Ангелов Илья: другие произведения.

Портрет художника. (сборник)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:

  ПОРТРЕТ ХУДОЖНИКА
  Рассказы 2005-2008 гг
   Алише посвящается
  
  
  Портрет художника в детстве.
  /Часть первая - Тетенькины рубины/
  
  
  
  С детства я отличался воображением и творческим подходом к окружающей действительности. Я смотрел на мир и видел его таким, каким мне хотелось его видеть, а не таким, каким он был. Где-то я читал, что желание выдавать выдуманное за реальное является болезнью, но принимая во внимание то, что подобными шалостями занимались во времена моего детства целые государства, мои поступки наверное можно оправдать и считать меня просто шалунишкой и фантазером.
  
  С детства я мечтал о приключениях. Я читал запоем толстые книжки и в мыслях видел себя пиратом, мушкетером, отпетым мошенником, хитрым торговцем, известным музыкантом. Я откапывал клады, сражался с бандитами и отбивал у них красивых девушек. Правда тогда я еще даже не докадывался о том, что можно с этими девушками делать...
  
  Я претворял свои детские фантазии в жизнь. Правда, родители и общество не всегда относились к этому с пониманием. Вот некоторые из моих проказ.
  
  "Тетенькины рубины."
  
  У меня есть тетя Катя. Она очень меня любит, а когда я был маленьким, она вообще души во мне не чаяла. Баловала меня, привозила из Москвы подарки - разные конструкторы, солдатиков, самые новые книжки с картинками и всякие лакомства. И я очень любил свою тетю. Однажды тетя купила себе золотые сережки с настоящими рубинами. Невероятно дорогие! И пришла к нам в гости.
  
  Мне тогда было 5 лет и сережки эти мне очень понравились - рубины были большими, со множеством граней, они загадочно поблескивали и напоминали мне о сокровищах Али- бабы, которые я видел в кино. И мне очень захотелось иметь такие сережки!
  
  На следующее утро я не удивился, увидев сережки на подоконнике в спальне. Рассеянная тетя просто их забыла. Я их взял и ушел в детский сад.
  
  Среди моих друзей в детском саду сережки произвели настоящий фурор. Никто не видел подобной красоты! Потом кто-то предложил: а давайте вынем камешки! Сказано-сделано. Мы нашли кусок кирпича и начали выбивать рубины из оправы, время от времени помогая себе ржавым гвоздем.
  
  А потом нам это надоело. Одну сережку я выменял на жевачку, другую отдал кому-то и благополучно о них забыл. Вечером я вернулся домой и взошел на свою Голгофу...
  
  Меня встретили разъяренные родители и расплаканная тетя. Они почему-то сразу догадались, куда делись сережки. Меня допрашивали, били, обзывали придурком, идиотом, бандитом и преступником, а я не мог понять, зачем столько шуму из-за каких-то там сережек и поэтому ревел непереставая.
  
  На следующий день родители отправились к директору детского сада. Туда же приехала и милиция. Начался допрос моих соучастников...
  
  Постепенно милиционеры проследили цепочку, по которой уплыла одна из сережек. Ее нашли - полностью изуродованную, сплющенную и исцарапанную. И никуда негодную. Вторая пропала без вести.
  
  Милиционеры и директор детсада с уважением сказали, что меня ждет большое будущее, раз я проворачиваю такие дела уже в пятилетнем возрасте. Дома меня опять избили, в очередной раз обозвав уродом.
  
  А самое интересное это то, что моя тетя, когда я, поняв тяжесть своих деяний попросил прощения, ПРОСТИЛА меня ! Вот что значит ЛЮБОВЬ!
  
  Прощенный, я поклался, что когда вырасту, обязательно куплю ей новые сережки с большими рубинами. Она поцеловала меня и сделала вид, что поверила.
  
  Это обещание я не выполнил до сих пор.
  
  
  
  Портрет художника в детстве.
  ЧАСТЬ ВТОРАЯ - ПАЛАЧ
  
  Во втором классе я открыл для себя Р.Л. Стивенсона и В. Скотта. И еще Ходжу Насреддина. Была такая интересная книжка у писателя Соловьева...
  
  Героев этих писателей объединяло то, что все они были искателями приключений, работать не хотели, скитались по разным странам, дрались, бухали, мстили гадам и постоянно находили сокровища. Но не только это мне понравилось. Была еще почти во всех приключенческих книжках о старых временах таинственная фигура палача..
  
  Он был неумолим. Он был неотвратим. Он был молчаливым исполнителем приговора Судьбы /суда, короля, шаха, князя, народа/
  
  У палача были топор, виселица, меч - в зависимости от национальных особенностей страны. А еще - у палача был ЧЕРНыЙ КОЛПАК с дырками для глаз и рта! Чтоб его никто не узнал! И это мне тоже очень понравилось!
  
  За две недели до Нового года учительница сказала нам, что в школе будет бал-маскарад. И что всем нам надо выдумать себе интересный костюм. Я даже не задумывался над тем, кем я буду, потому что знал - я буду ПАЛАЧЕМ!
  
  Бухарский халат и пояс у меня были. Отец привез из командировки в Узбекистан. А вот где взять колпак??????
  
  Не долго думая, я решил сам его сшить, тем более, что на уроках труда нас обучили некоторым навыкам кройки и шитья.
  
  В поисках подходящего черного материала я залез в гардероб и, перерыв его, нашел на самом дне пару великолепных кусков черного бархата странной формы. Вверху они были сантиметров 30 в ширину, а далее плавно расширялись книзу.Именно то, что мне было надо!
  
  Я взялся за ножницы и начал кроить колпак. Потом сшил оба куска, проделал спереди три дырки, надел колпак на голову и глянул на себя в зеркало. На меня смотрел настоящий ужасный ПАЛАЧ!
  
  31 декабря а сложил костюм в огромную сумку и отправился на бал. Вы не можете себе представить, с каким восторгом встретили мой костюм одноклассники-мальчишки. Странной однако была реакция девчонок и учительниц. Когда я, напялив колпак вышел в зал, ожидая аплодисментов, девчонки заохали, а классная подскочила ко мне, больно сжала за руку и утащила в сторону.
  
  Она сорвала с меня колпак и зашипела: Кто? Кто тебя подучил, придурок? Ну кто тебя надоумил такое учудить? А ведь ты из хорошей семьи. Отец - иностранец, физик....
  
  Потом меня отпустили восвояси. Побоялись трогать сына иностранного подданного.
  
  Я сразу же потерял интерес к благородному искусству палачества и забросил колпак обратно в гардероб. А через пару месяцев его нашли....
  
  Оказалось, что черные прекрасные куски бархата странной формы были расшитой юбкой моей мамы. Пару лет назад она купила себе эту юбку, поносила немного, потом решила сменить ей кройку, расшила ее, а потом дела, дела... И вот теперь мама вспомнила о ней и, .......порывшись в гардеробе, нашла мой колпак....
  
  Меня опять били. И ремнем, и руками, и веником. И опять обзывали придурком, идиотом, ненормальным, извращенцем /я тогда даже не подозревал, что это такое/ и всякими другими обидными словами. А я плакал и никак не мог понять, как можно такое учинить над ребенком из-за каких-то кусков материала?
  
  Чтобы спастись от физического уничтожения я убежал к бабушке, которая жила в двадцати минутах ходьбы от нас. Убежал под ее защиту. Бабушка провела тяжелый разговор с моей мамой по телефону и в конце концов меня оставили в покое...
  
  Прошло несколько месяцев. Вы думаете, что я потерял интерес к шитью? Ошибаетесь...
  
  Портрет художника в детстве.
  /Часть третья, последняя - ЗАЩИТНИК ОТЕЧЕСТВА - ДЕСАНТНИК! /
  
  Родные поняли, что чтение мною иностранной литературы может привести к далеко идущим последствиям. И за мое воспитание взялся дед - подполковник запаса, ветеран ВОВ, кавалер пяти боевых орденов и множества медалей.
  
  Он отнял у меня Дюма и Стивенсона и заставил читать книжки про войну. И мне понравилось! Я прочел сотни книг про то как наши били фашистов на суше, на море и воздухе и решил стать военным.
  
  Когда я не читал, то рисовал сражения. Танки, самолеты, сотни солдат, взрывы, взрывы, взрывы и разлетающиеся куски трупов фашистов!!! Из родов войск мне больше всего нравились парашутисты-десантники. Они захватывали плацдармы, мосты, вокзалы и удерживали их до подхода армии. Я очень хотел стать десантником! И прыгать с парашютом! Как сделать парашют?
  
  Проведя ревизию в квартире я установил, что материала для шитья парашюта дома нет. Пришлось оставить эту идею. Но тут в наш город привезли детские комплекты - пласмассовый пистолетик, который выстреливает маленьким парашютистиком в воздух. Парашют раскрывается и десантник плавно опускается на землю! Я решил, что у меня обязательно будет такая игрушка, но пока я цыганил деньги у родителей, парашютистики кончились!
  
  И тогда я решил сам сделать себе десантника с парашютом, вспомнив, что в гардеробе имеются заманчивые отрезы какого-то коричневого материала в рубчик....
  
  Я взялся за ножницы и приступил к делу...
  
  Первый и второй парашюты вышли какими-то куцыми, кривыми - они не хотели летать! Я не отчаивался и отрезал от материала кусок за куском. И все равно ничего не получалось. Проанализировав ситуацию и проведя сотни опытов я пришел к выводу, что материал, из которого я делал парашюты - слишком тяжелый. Да..........видно не судьба......Не будет у меня десантника-парашютиста, а видно и сам я никогда таким не стану - каким-то шестым чувством понял я и потерял всякий интерес к войне.
  
  Прошло два месяца.
  
  - Ублюдок!!!!!!! Ну сколько можно??? Ну сколько можно терпеть такое????????? - ревела моя мать и била меня ремнем. Оказалось, что для шитья парашютиков я использовал почти полностью отрез вельвета, который отец привез себе из ГДР, чтобы сшить костюм...
  
  И опять я сбежал к бабушке. И она опять меня спасла.
  
  А я, наревевшись вволю, дал ей обещание - никогда в жизни не прикасаться к ниткам и игле и не становиться портным.
  
  Это обещание я честно выполинл.
  
  Правда, в последние несколько месяцев я только и занимаюсь, что редактирую журналы "Вышивка крестом" и "Креативное рукоделие".
  
  Может быть, меня опять ждет что-то интересное и страшное?
  
  ПОРТРЕТ ХУДОЖНИКА В ЮНОСТИ - Дети шпионов. Друг Ромка.
  
  
  
  Несколько лет назад мне в руки попал болгарский журнал "Параллели". Была там интересная статья про советского шпиона-предателя Ветрова, выдавшего множество секретов французским спецслужбам. О Ветрове вы можете прочитать, набрав его имя в Яндексе, но не о нем сегодня речь. Дело в том, что к статье имелись фотки - копии некоторых документов, которые передал врагам Ветров. Особо меня заинтересовал один снимок - список домашних адресов нескольких десятков советских разведчиков. Заинтересовал, потому что увидел я там знакомую фамилию и московский адрес.
  
  Ну, здравствуйте, Алексей Иванович! Помню я и вас, и сына вашего Ромку. Друга моего... Как вы там? Живы-здоровы? Вспоминаете ли Болгарию?
  
  А начиналось все так...
  
  Когда-то я учился в Школе при Посольстве СССР в НРБ. Это была престижная школа и попал я туда совершенно случайно. В школе учились дети посольских работников, советских специалистов, помогавших Болгарии строить светлое будущее, отпрыски некоторых болгарских партийных бонз и, что называется, для полноты букета, - несколько детей болгаро-советской дружбы, т.е. от смешанных браков. Я относился к числу последних.
  
  Так как среди учащихся школы негласно бытовало кастовое разделение - посольские, торгпредские, дети специалистов, дети обслуживающего персонала, болгарские "сынки" и просто "болгары", а я кастовости на дух не переношу - само собой получилось, что моими друзьями стали прежде всего отбросы школьных сообществ - маргиналы и разные странные птицы, никуда не вписывающиеся или отказывающиеся присоединиться к какой-либо из групп. Одним из таких моих друзей, самым искренним и преданным стал Ромка по прозвищу Чук.
  
  Ромкин папаша - Алексей Иванович, был консулом, точнее шпионом. Пожилой такой хваткий мужик с лицом барбоса и полковничьими погонами. Всю свою жизнь он провел в борьбе с врагами на невидимом фронте, поэтому на Ромку времени у него все не оставалось. Наставниками Ромки стали дворовая шпана и урки - в результате этого к 15 годам мой друг на полном серьезе стал считать, что настоящим мужчиной является лишь тот, кто отбыл срок и не скурвился, и кому по жизни иметь дело с властями - западло! Следуя этой нехитрой философии, Ромка готовил себя к Зоне - отказался вступать в комсомол, курил, бухал, с презрением смотрел на баб и мечтал, когда подрастет, стать вором в законе. Слушал он только блатные песни - Аркадия Северного, Шифутинского, Вили Токарева, а курил исключительно "Беломор", который специально привозил из России. При всей этой приблатнености он очень много читал - в основном книжки про шпионов, и самое странное - хорошо знал математику, но очень стеснялся этого.
  
  Познакомились мы с Ромкой в коридоре перед кабинетом директора. Нас вызвали к нему на ковер за прогулы - Ромка бегал со всех уроков подряд, а я - с геометрии, химии и физкультуры.
  
  Когда нас основательно пропесочили и отослали восвояси, Ромка с интересом спросил:
  
  - Егорыч, а ты бухаешь?
  
  - Конечно бухаю! - важно ответил я, хотя алкоголь к тому времени пробовал лишь пару раз в жизни.
  
  - А хочешь мы сегодня с тобой бухнем?
  
  - Давай. А когда?
  
  - А хошь вечером пойдем в парк за посольством и напьемся?
  
  - Хочу. А во сколько?
  
  - Давай у ворот в 5 часов встретимся. У меня "Слынчев бряг" есть.
  
  Я тут же согласился. У меня в школе еще не было друзей и тем более мне никогда еще вот так запросто не предлагали - "а пойдем бухать!"
  
  А вечером мы бухнули. От коньяка мне стало плохо и меня стошнило. Ромка бегал в посольство за кофе, приводил меня в чувство, а потом провожал до остановки автобуса. Так мы стали друзьями.
  
  Ромка очень любил пакостить. Он объяснял это тем, что готовит себя к взрослой жизни - ведь в Большом мире надо обязательно показать всем, что тебе похую и что ты кладешь хуй на всех.
  
  - Егорыч, вот ты на зону попадешь и люди тебя спросят: как ты жил? Ты что ответишь? - любил спрашивать Ромка.
  
  - Да ну тебя нахуй, Чук! Какая в пизду зона! Не хочу я туда попадать! - отвечал я.
  
  А потом мне становилось интересно и я в свою очередь спрашивал:
  
  - А ты что ответишь?
  
  - Советской жизни мешал! Вот что отвечу! - с достоинством говорил Ромка.
  
  - Ну и как ты, мудак, мешал советской жизни?
  
  - Пойдем, покажу, - с готовностью вскакивал Ромка и мы шли в посольство.
  
  При посольстве был огромный актовый зал, выполнявший также роль кинотеатра. Три раза в неделю в нем показывали советские и зарубежные фильмы и стоили билеты до смешного дешево - какие-то копейки. А еще при кинотеатре были роскошные туалеты - все в кафельной плитке, с зеркалами, цветной туалетной бумагой, мылом и щетками для чистки толчка.
  
  - Стой на стреме, - говорил Ромка и исчезал в кабинках. Через пару минут он вылетал оттуда, а карманы его странно оттопыривались. Мы убегали.
  
  А делал Ромка вот что. Вначале он просто воровал со всех туалетов мыло и туалетную бумагу и уносил домой. Добычу он прятал под кроватью в картонной коробке. Чтоб любоваться ею в свободное время. Но однажды на коробку наткнулась его мать.
  
  - Рома! Откуда взялось это мыло? - с удивлением спросила она.
  
  - Это заначка, - таинственно ответил Ромка.
  
  - Какая такая заначка? Мыла в доме достаточно, а войны вроде не ожидается. Ты чего темнишь?- растревожилась мать.
  
  - Это заначка. На зону. Я со своим мылом и бумагой туда пойду, - тоном бывалого уголовника ответил Роман.
  
  - Какая зона??? Ты чего натворил??? - всполошилась мать.
  
  - А вот если я убью кого и меня посадят - тут мыло и пригодится. И в КПЗ лучше со своим мылом и бумагой будет.
  
  - Ну урод! И в кого ж ты такой уродился! - заревела бедная женщина, а довольный Ромка убежал на улицу. К сожалению, в шутках он порой переходил всякую границу.
  
  Потом Ромка пристрастился воровать из туалетов щетки. Сворует, сломает и выбросит в парке. Завхоз посольства исправно покупал новые, а в конце недели они также исправно исчезали. Но и этого Роману показалось мало.
  
  Он начал выбрасывать мыло в толчки. А затем забивать их туалетной бумагой, проталкивая ее вглубь коленца щеткой так, чтобы бумаги не было видно! Он ухитрялся делать это за полчаса до киносеанса и потом мы с интересом наблюдали, как из двери туалета выскакивали ошарашенные посольские работники, на ходу поправляя штаны. А из-под двери нехотя растекалась желтоватая лужица....
  
  - Кто это сделал??? Уроды! Ой, не могу, УРОДы!!!!!!!! - бегал, схватившись за голову, посольский завхоз. Убью, поймаю - обязательно убью!!!!!!!!!!
  
  А мы стояли рядом и сочувственно кивали головами.
  
  И все же Ромку вычислили.
  
  Однажды мы сидели в кафешке при посольстве и пили кока-колу с вафельками - совсем как примерные школьники. В кафе больше никого не было. И тут дверь открылась и вошел Лис - так мы прозвали за глаза третьего секретаря посольства - тоже шпиона. Он подошел к нам и очень проникновенно сказал:
  
  - Рома! Я знаю, что это ты! Если ты еще раз такое сотворишь, я вначале насру в толчок, а потом тебя туда рожей ткну и воду спущу - чтоб тебе бошку аккурат с ушами залило. Понял?
  
  - Дядя Юра! Да что вы говорите? - начал было тупить Ромка.
  
  - Рома! Я тебя предупредил. Или ты обратно в Москву хочешь? - уже совсем ласково спросил Лис.
  
  В Москву Ромка не хотел и поэтому забивать унитазы бумагой прекратил. Он решил стать мотогонщиком и купил у какого-то алкаша немецкий, времен Второй мировой войны огромный мотоцикл с литой свастикой на раме . На самом мотоцикле почему-то было выведено белой краской ЯМАХА.
  
  ...Учебный год подходил к концу и мне предстояло сдавать экзамены. Потом я поступал в универ, а Ромка на каникулы уехал в Москву. Мы увиделись лишь осенью. Купили пива и сели в парке за посольством.
  
  - Егорыч, я мотоцикл отладил, хочешь прокачу? - спросил Ромка, когда первые восторги от встречи утихли.
  
  - Конечно хочу! - ответил я. - А пиво куда девать?
  
  - А счас выпьем и пойдем кататься!
  
  Мы выпили по три бутылки пива, отлили и пошли в посольский гараж. Там Ромка держал свое чудо.
  
  - Слушай, Ромка, а у тебя права есть? - с опаской спросил я. - А если нас менты.....?
  
  - Какие в пизду менты, Егорыч? - удивился Роман. Мы ж русские, с посольства! Садись за спину!
  
  Я сел и Ромка выжал газ. И мы рванули!
  
  В те годы русским в Болгарии всюду было уважение и почет. А посольским - тем более. Все постовые около посольства нас знали, поэтому никому и в голову не пришло нас остановить. И мы гоняли вокруг посольства как угорелые.
  
  - Ромка, а сложно мотоциклом управлять? Можно мне попробовать? - спросил я.
  
  - Бля, Егорыч, это как два пальца обоссать! - компетентно высказался мой друг. - Крути вот эту ручку и жми сюда. А остальное - как на велосипеде!
  
  Я с опаской сел на мотоцикл, покрутил ручки, нажал, выжал..........И о чудо!!! Он завелся!!! И покатил!
  Мои волосы развевались на ветру, душа ликовала, руки крепко сжимали руль и я с победным кличем летел и летел вперед! Как это было прекрасно!!!
  
  Так мы катались недели две, но потом Ромке надоело.
  
  - Бля, Егорыч, надо поинтереснее чего придумать, - чесал он голову. - Сейчас у многих мотоциклы есть. И чего? Все катаются.
  
  И он придумал.
  
  Однажды он притащил из дома противогаз и черный длинный отцовский плащ. Закутался в него, обвязался веревочками, чтоб плащ не затянуло в колеса, надел противогаз и вечерком выехал за ворота посольства...
  Я забыл упомянуть о том, что глушителя на мотоцикле не было. Поэтому каждая поездка на нем напоминала явление с небес пикирующего бомбардировщика, который с диким ревом вот-вот свалится вам на бошку. Обычно люди, мимо которых мы проносились на мотоцикле, реагировали на наше появление очень эмоционально - оборачивались и крутили пальцами у виска - одним словом безразличных не было.
  
  А теперь представьте себе шок советского посла, вышедшего вечерком погулять по дорожке около посольства, когда мимо него на мотоцикле несколько раз с грохотом пронеслось лупоглазое, зеленоголовое, лысое чудовище в черном блестящем плаще! А потом заехало в посольский гараж!
  
  ...На этот раз Роме крепко попало и мотоцикл был конфискован. Ромка орал на отца, требуя чтобы ему вернули его законную собственность, за которую он уплатил 100 рублей кровных денег, но отец был непреклонен. Мотоцикл закрыли на ключ в одной из подсобок гаража, а сверху еще повесили цепь. Одним словом - накрылся пиздою железный конь.
  
  - Ну, суки, я вам покажу! Ну, бляди, я вас достану!!! - кипятился Ромка, когда мы на следующий день после инцидента пили в парке пиво.- Егорыч! Я им сотворю шутку! Вот увидишь! Вот увидишь! Бля, советская власть плюс электрофикация! Заебали!!! - как заведенный повторял он.
  
  ..Увиделись мы через несколько дней. Под левым глазом у Ромки светился фингал, а губы распухли. Но выглядел он счастливым. Мы пошли в парк пить пиво. И Ромка рассказал....
  
  ...Не мудрствуя лукаво, он опять надел отцовский плащ, взял в руку дипломат, нацепил противогаз, а сверху широкополую черную шляпу. И в таком виде встал под камеру у главных ворот посольства. О том, какое впечатление это произвело, ему впоследствие рассказали шофера дипмашин, которые частенько в ожидании своих дипломатов коротали время в приемной посольства, беседуя с охраной...
  
  ...В тот день дежурным на пульте видеонаблюдения был молодой паренек, недавно приехавший в Болгарию. Больше всего на свете он боялся ИНЦИДЕНТА. Точнее того, что ИНЦИДЕНТ может произойти в его дежурство и это поломает ему карьеру.
  
  Дежурный сразу же заметил на экране монитора странную фигуру в шляпе, которая вынырнула откуда-то из-за камеры. Это Ромочка подобрался к камере сзади. Фигура постояла пару минут и дежурный почуял неладное. Он напрягся, подобрался, но фигура убралась. Парень вздохнул и расслабился, и тут фигура вынырнула снова! Теперь на ней не было шляпы и взору охранника предстала странная, поблескивающая, отвратительно лысая башка! А лица не было!
  
  Посольские шофера - люди бывалые. Они все про всех знают и сразу же поняли, кто стоит под камерой. Но им было скучно и они решили попугать новичка-дежурного, подыграв по мере возможности Роману, которого любили и уважали.
  
  Лысый стал ходить взад-вперед перед камерой, старательно отворачивая лицо.. В руке у него был портфель, которым он размахивал и поведение его показалось дежурному угрожающим. Нет, формально все было чисто - Лысый не ломился в ворота посольства, не бушевал, не звонил, даже не дотрагивался до ограды, которая уже являлась диптерриторией. Просто ходил.
  
  - Ребят! Смотрите! Что это за лысый? Ребят! Что это такое? Что он там делает??? - запаниковал охранник.
  
  - Лысый! Бля! Лысый под камерой! Что за хуета? - наперебой заговорили шофера, столпившись у монитора.. - Андрюха! Сделай что-нибудь! Давай, Андрюха! Ведь Лысый-то убежит! Смотри, у него глаз нет! Андрюх, что будет-то?
  
  И тут нервы охранника не выдержали. ИНЦИДЕНТ, которого он больше всего на свете боялся, произошел! И дежурный не знал, что делать! С ним случилась истерика.
  
  - Уберите Лысого из камеры! Уберите Лысого из камеры!!! - орал дежурный и трясся, тыкая пальцами в экран монитора.
  
  Поняв, что с парнем плохо, шофера бросились его успокаивать:
  
  - Да бля, Андрюх, это же Ромка - консула сын! Это же шутка!!! Ты чего, Андрюх? Ромка это! Ты что - Ромку не знаешь???
  
  Об инциденте доложили послу, а тот вызвал консула на ковер. Вернувшись домой в состоянии, близком к инфаркту, полковник КГБ, матерый шпион Алексей Иванович хлобыстнул стакан коньяку и взялся за ремень.
  ...Несмотря на побои, Ромка был доволен.
  
  А здорово я им-сукам вставил! - улыбался он распухшими губами, а глаза его горели огнем победы. - Вот попаду на зону, будет что людям рассказать!
  
  Тут я был с ним полностью согласен.
  
  
  "Портрет художника в юности". Дети шпионов. Часть вторая - Кирюша-зайчик..
  
  
  Каждый раз, когда я прохожу по длинной, узкой улице имени генерала Гурко в центре Софии, мой взгляд невольно останавливается на невзрачном светлокоричневом доме Љ....Чем примечателен этот дом? На нем нет ни мемореальных досок, ни светящихся реклам...В сущности, это даже не дом, а просто подъезд, мимо которого ежедневно проходят тысячи людей.
  Что вы знаете, мудаки? Что вы знаете...? А было время, когда дипломаты западных стран обходили этот дом стороной и его адрес был известен всем серьезным разведкам мира. Вы удивлены? Не удивляйтесь! Просто здесь проживали советники КГБ, присланные на помощь братской Болгарии, а также высшие чины некоторых местных спецслужб. Вот такой интересный домик...
  Я останавливаюсь у обшарпанной деревянной двери подъезда. Она закрыта, но я почему-то упорно смотрю на нее и мне кажется, что она вот-вот откроется и оттуда выйдет мой друг школьных лет Кирилл, по прозвищу Кирюша-зайчик.
  ..............................................................................................
  80-е годы были царством хард-рока и "металла". Как ярый поклонник этих видов музыки, я мечтал создать свою рок-группу. Вернувшись из школы, я наскоро делал уроки, брал гитару и часами подбирал песни "Deep purple", "Motorhead" и "Scorpions". В СССР полным ходом шла перестройка и одноклассники стали привозить в Болгарию пластинки, от которых просто сносило крышу - "Круиз", "Ария", "Мастер"...Поэтому надо было играть, играть и играть!
  Моим единомышленником стал парень по имени Игорь. Он был на год младше меня, слушал АСДС, играл на басу и мы начали репетировать вдвоем у него дома. Гитары мы подключали к магнитофону и радио, врубали их на полную катушку и..."High way to hell! Та-та-та-та-та-та! High way to hell!". Выходило здорово. Но у нас не было барабанщика.
  В середине учебного года Игорь подошел ко мне на большой перемене и сказал:
  - Егорыч! Новость! К нам в класс новенький пришел - выебистый пацан, но говорит, что играет на барабанах. Зовем?
  - Бля, Игорь! Конечно зовем! Тащи его сюда!
  На следующей перемене Игорь привел новичка. Боже ты мой.......
  - Привет, я Кирилл! - сказал новичок и протянул мне руку. Я ответил на рукопожатие и невольно загляделся на парня
  Высокий, светленький, симпатичный, с улыбкой кинозвезды... Да-а-а, пацан явно пользовался невероятным успехом у баб. Единственное, что его малость портило - так это немного торчащие передние верхние зубы, благодаря которым он походил на зайца. Или на зайчика. Впоследствие оказалось, что бабы так и звали его ласково - Кирюша-зайчик.
  Кирюша сказал, что всю жизнь мечтал играть на ударных и несколько месяцев барабанил в одном школьном ансамбле.
  - А ты металл стучишь? - недоверчиво спросил Игорь.
  - Как не стучать? Конечно стучу! - самоуверенно ответил новичок.
  - А АСДС слушаешь? - не унимался Игорь. Он уже видно заподозрил что-то неладное.
  - А как же? И АСДС слушаю, - охотно согласился Кирилл и широко улыбнулся. - Но вообще-то, я больше "Машину времени" люблю.
  Мы переглянулись. Между АСДС и "Машиной времени" была пропасть минимум в сто световых лет, но.....альтернативы у нас не было и мы пригласили Кирюшу на репетицию. Изредка учитель пения пускал нас в подсобку кабинета музыки, где хранилась допотопная аппаратура - мы пошли к нему на поклон, упросили, и он позволил нам побренчать пару часов в тот же день.
  Мы с Игорем пришли пораньше - расставили аппаратуру, настроились, поиграли-подготовились... А вот и Кирюша заявился. Палочки барабанные принес. Мы решили начать с блюза АСДС "She,s got the jack". Есть такая простенькая песня, играется всего на трех аккордах.. Та-та-ТА-та-ТА-та-ТА" вступили мы с Игорем и... ба-бах! - врезали не в такт барабаны. А потом пошло-покуролесило... Мы остановились.
  - Бля, ты чего, Кирилл? - спросил Игорь.
  - А я этой вещи не знаю, - не смутившись заявил Кира и лучезарно улыбнулся.
  - Ладно, смотри, будешь стучать так и так, а здесь сделаешь переход - вот так! - Игорь сел за барабаны и очень сносно отстучал музыкальную фразу.
  - Понял?
  - А как же?
  Мы заиграли и опять рвануло - ба-баххххх! Тряс-тряс- тряс!
  И опять мы остановились, на этот раз окончательно поняв, в чем дело. Кирюша в жизни не садился за ударные! Все байки об игре в группе были пиздежом.
  - Бля, Кира, ну чего ты сразу не сказал, что не умеешь играть? - рассердились мы.
  - Мужики! Йопт, я честно говорю - стучал я на ударных! - деланно возмущался Кирилл.Я очень хочу стать ударником! Я научусь! Я каждый день буду репетировать!
  Он говорил так искренно и так широко раскрывал глаза, что мы решили - чорт с ним! Будем обучать!
  Прошло несколько недель. Мы собирались, играли, но хотя Кирилл и делал некоторые успехи, мы начали понимать, что ударником ему никогда не стать. Не было у него к этому таланта. Не говоря уже о слухе...
  Вскоре кто-то пожаловался учителю музыки, что мы поднимаем страшный шум своим хэви-метлом и нашу горе-группу разогнали. Однако репетиции сблизили нас и мы стали настоящими друзьями.
  ...........................................................................................................................
  На следующий день после злополучной репетиции мы стояли за оградой школы и курили болгарские сигареты. Кира тоже закурил. И закашлялся.
  - Бля, а вот в Японии сигареты лучше! - небрежно бросил он.
  - А ты откуда знаешь? Ты там был?
  - Я там несколько лет прожил, - с гордостью ответил Кирилл.
  Мы удивились. В Школе при Посольстве СССР большинство детей побывали с родителями за границей, и то, не в одной стране. Но чтобы в Японии...
  - А кем твой отец работает? - спросил я. - Дипломат что ли?
  - Журналист, - лучезарно улыбнувшись выдал Кирюша. А я засмеялся. Так нелепо прозвучало это из его уст.
  - Гы-ы-ы! Журналист? Из "тех" журналистов?
  Тут и Кирилл засмеялся.
  - Из "тех"...
  А потом он удивился: - А ты откуда знаешь?
  - А ты думаешь, я книжки про шпионов не читаю? И не знаю какое у них прикрытие? Русский в Японии...У тебя отец в КГБ работает?
  - В КГБ,- важно ответил Кирилл - В Болгарии мы уже не журналисты, а вроде как дипломаты-советники, хоть и не живем в посольстве.
  Мне стало страшно интересно и я продолжил расспросы.
  - Ну и как там в Японии?
  - Круто конечно. Но скучно, - сплюнул Кирилл. - Мы с братом почти все время дома сидели, на улицу нас не выпускали. Не то что здесь...Нам еще год оставался, но тут какой-то козел из наших пошел сдаваться в американское посольство и... Пришлось в 24 часа съебать. Ну а потом нас сюда перевели...
  Кирилл жил н центре города и мы стали часто встречаться - ходили по кафе, магазинам, в кино. Однажды он пригласил меня в гости, тогда-то я и посетил впервые невзрачный подъезд на улице Гурко...
  Я позвонил и дверь мне открыл...Джеймс Бонд! Передо мной стоял настоящий разведчик из западных фильмов! До сих пор я видел только шпионов из посольства, т.е. официальных дипломатов. Несмотря на их дорогие костюмы, лоск, знание языков - почти у всех у них на рожах красовалась неистребимая печать - я русский, я из СССР! И это было видно за версту.
  Сейчас же я увидел ЗАПАДНОГО человека. Такого, который в любой капиталистической стране сойдет за своего. В нем были и самоуверенность, и внутреннее спокойствие, и свобода, и напористость, и наглость, и очарование типичного Дон Жуана...И еще в нем были властность, сила и чуточку похуизма. Чего я не видел ни в одном советском дипломате.
  - К Кириллу? - спросил Бонд. - Проходи. - Одним взглядом он "сфотографировал" меня и прочел у меня на лице всю мою биографию. Потом Кирилл, смеясь, рассказывал, как отозвался обо мне его папа: "Егорыч такой же распиздяй как ты, только может немного поумней". Я вначале было обиделся, а потом подумал, - а ведь правда, очень точная характеристика.
  У Кирилла было ко мне дело. В те времена невероятной популярностью пользовались светлоголубые вареные джинсы. Достать их можно было только на толкучке или в валютном магазине. Толкучка находилась в пригороде Софии, работала лишь по воскресеньям и милиция часто проводила там облавы. А вот валютные магазины располагались в центре - заходи-не хочу.
  Кирилл выбил у родителей на штаны 80 левов, по черному курсу - 20 долларов. Я ему требовался в качестве переводчика, чтобы купить валюту.
  - Поможешь, Егорыч? - спросил Кира. - Я по-болгарски понимаю, только сказать ничего не могу.
  - О чем тут речь? Пошли! - ответил я.
  Перед валютным магазином всегда шатались менялы. Мы постояли, озираясь, минут пять, и тут к нам подошел молодой парень.
  - О, ребята, вы русские? Валюта нужна? - спросил он.
  - Нужна, - по-болгарски ответил я. - Нам 20 надо, на штаны.
  - Да вы и по-нашему говорите? - удивился парень. - Молодцы! Сразу видно, клевые ребята. Есть у меня 20 долларов. Хотите продам?
  - Хотим, - с радостью ответили мы. Как все быстро улаживалось!
  Парень достал из кармана смятую зеленую двадцатку, показал нам и сказал:
  - Тут такое дело. За продажу валюты меня могут замести. Поэтому сделаем так. Я сейчас сложу бумажку в маленький квадратик, положу ее в пачку из-под сигарет и протяну ее вам, чтоб не было видно, что я передаю вам валюту. Вы мне даете деньги и я тут же ухожу. Согласны?
  - Согласны, - кивнули мы.
  Парень быстро и аккуратно сделал из долларов квадратик, запихнул его в пачку, сунул ее Кириллу, взял деньги, буркнул - "Все! Пока" - и исчез. Кирилл открыл пачку, вытянул бумажку, развернул ее, разтрясся, покрылся красными пятнами и показал мне - это был 1 доллар. Мы нарвались на кидалу и нас наебали классической "куклой".
  На злополучный доллар Кирилл купил две баночки кока-колы и мы, вздыхая, выпили их на лавочке. По тем временам 80 левов были большими деньгами. На них можно было прожить полмесяца.
  - Ни хуя! Выдумаю, что-нибудь, - сказал, кусая губы, Кирилл. Сын разведчика должен находить выход из любой ситуации!
  Через пару дней мы опять встретились. Кирилл был радостен и возбужден.
  - Егорыч, ты знаешь, где можно в Софии продать рыжье?
  - Ты это о золоте, что ли?
  - О нем самом, - сказал Кирилл и вытащил из кармана потертое золотое колечко с камушком.
  - А откуда у тебя это кольцо?
  - Заначка. Я его на улице как-то нашел. Все берег, берег...
  - В принципе золото покупают как лом, но за это колечко в госскупке тебе дадут одну десятую его стоимости.
  - А если продать барыгам?
  - Наверное больше дадут. Давай попробуем поискать этих барыг.
  И мы отправились к магазину госскупки золота.
  Почти сразу же к нам подошел солидный дядька.
  - Что, мальчики, продаете? - спросил он. - Или может ищите чего?
  - Да вот, хотим колечко продать, - ответил я. - Только чтоб без кидалова.
  - Да ну, пацаны, вы что? - обиделся дядька. - Я тут каждый день стою и меня все знают. У меня без кидалова. Пойдемте в магазин, взвесим колечко. У меня там все схвачено.
  С опаской мы зашли в госскупку. Дядька пошептался с закупщиком, тот взял колечко, положил на электронные весы, взвесил, проверил и протянул нам. Мы вышли во двор.
  - В колечке пять граммов. Это значит 150 левов. Я вам дам 75. Идет? - спросил дядька.
  Я посмотрел на Кирилла. Он кивнул.
  Дядька быстро отсчитал нужную сумму, протянул нам. Мы пересчитали деньги. Все было точно. Дали ему кольцо.
  - Ну вот видите, а вы боялись! - улыбнулся он. - Пацаны, я ж не кидала, а барыга, у нас все по-честному. Так что знайте - если появится чего-нибудь еще - сразу приходите, куплю.
  20 долларов мы раздобыли у одного одноклассника - венгра. Кирилл купил штаны и превратился в первого парня на деревне - девчонки просто сходили по нему с ума.
  А через неделю он нашел меня и сказал.
  - Егорыч, пошли опять к барыге. У меня еще одно колечко есть.
  Тут уж я понял, где он "находит" эти кольца и мне сделалось не на шутку страшно.
  - Мудак! Ты что, у родителей золото пиздишь???
  - Да ладно тебе, Егорыч! У матери этого дерьма полная шкатулка. Подумаешь, на два кольца меньше стало! Я с самого низу кольца поплоше взял. Они же со времен царя Гороха! Щас и мода-то совсем другая!
  - Да ты чего, Кира, охуел? Ведь за воровство до 5 лет могут дать. Тебя-то родители отмажут, а меня?
  - Егорыч! Ну ты и впрямь мудак! Как говорят разведчики - рассуждай логически! Что мы имеем?
  - Мы имеем два списженных кольца, вор - сын советского дипломата, полковника КГБ, соучастник - сын болгарского профессора физики, человека без иммунитета и связей. Сынка кэгэбэшника вышлют, все свалят на сына профессора и он сядет! - сказал я.
  - А вот и нет! Плохо рассуждаешь, поэтому и не выйдет из тебя разведчика! - покровительственно заявил Кирилл.
  - Во-первых, я тебя не сдам- продолжил он. - Потому что, если я это сделаю, твои родители подымут шум и неизвестно, чем все кончится. Ведь перестройка на дворе... Во-вторых, отец не дурак. Он же понимает, что на одной чаше весов два каких-то лимитных колечка, а на другой - его карьера. Поэтому, даже если мать установит пропажу, он меня отпиздит, но никогда никуда не заявит. Ему же хуже будет. Ну, понял теперь?
  Пришлось согласиться, логика в его словах была. И мы пошли продавать второе кольцо. За него барыга дал Кириллу 70 левов. Кира купил себе настоящий адидасовский футбольный мяч, а остальные деньги мы пропили.
  Очень легко гулять на чужие деньги. Однако такое нахальное воровство заставило меня призадуматься и я решил - нахуй! - такие приключения не для меня!
  Наши отношения охладели. Я все силы бросил на музыку, а Кирилл - на баб. Очень любили девушки Кирюшу-зайчика...
  Прошло несколько месяцев. Я стал студентом, изредка ходил на лекции. Купил усилитель, новую гитару и играл, играл, играл. А Кирюша перешел в десятый класс.
  И так получилось, что мы снова стали сближаться. На этот раз уже по-настоящему на теме музыки. Дело в том, что Кирилл и пара его одноклассников сумели создать свою рок-группу. Но не в школе, а при посольстве, где была классая немецкая аппаратура. Порепетировав несколько раз, они поняли, что им необходим человек знающий, превосходящий их и как музыкант, и как генератор идей. И поэтому они пригласили меня своим руководителем и гитаристом. Я был польщен и благодарен. Мы стали репетировать по три часа в день три раза в неделю и очень скоро наша музыка зазвучала совсем неплохо.
  После репетиций мы ходили пить пиво, а так как отец Кирилла нередко бывал в разьездах, а мать и брат - на служебной даче, мы частенько бухали у него дома. Да-да, в том самом набитом кэгэбэшниками доме на Гурко.
  ..........................................................................................
  ....На улице стояла весна, светило солнце. Я сбежал с лекций и позвонил Кириллу. Он опять был один и пригласил меня домой. Я купил пива и позвонил в знакомую неприметную дверь подъезда. Кирилл встретил меня в отличном настроении.
  - Бля, Егорыч, это пиво на потом! Сейчас будем пить вот это!!!
  Я присмотрелся. На столе стояло несколько бутылок дорогого болгарского пива, производимого почти исключительно на экспорт. В магазинах оно появлялось редко и стоило в два раза больше обыкновенного.
  - Йоклмн, Кира! Откуда такое? - несказанно удивился я.
  - Поручик, вы пьете пиво из стратегических запасов КГБ, - напыщенно произнес Кирилл. - Цените!
  - Отцовские запасы уничтожаем? - спросил я. И тут Кирилл поведал мне гостайну...
  Дело в том, что в те годы Сухой закон существовал не только в СССР. Верный вассал Союза, Тодор Живков, следуя новым веяниям в советской политике тоже ввел в Болгарии некое подобие Сухого закона. Крепкие алкогольные напитки стали исчезать из магазинов, количество точек, торгующих алкоголем, сократилось, в некоторых районах даже стали искоренять виноградники. Пиво и вино были. Но ведь иногда хочется выпить и чего-нибудь покрепче...
  У гэбистов и местных начальников спецслужб, проживавших на Гурко был ненормированный рабочий день. А согласитесь, после тяжелого дня, порой очень хочется выпить. Но не пойдет же глава контрразведки в десять вечера бродить по магазинам в поисках бутылки? Не солидно как-то...
  Поэтому на первом этаже кирюшиного дома в одной из квартир оборудовали закрытый буфет. В любое время суток посвященные люди могли получить в нем сколько угодно самого лучшего болгарского пива или вина. И еще. Они могли получить его В КРЕДИТ!!! А такого в Болгарии при социализме не было нигде!!!
  Кирилл быстро просек, откуда вечерами его отец приносит заветные пузыри и вот сейчас, когда его родители и брат уехали на весенние каникулы в СССР, по нахалке заявился в буфет и взял в кредит на отцовский счет несколько бутылок пива.
  ...Стаканы наши быстро пустели, настроение улучшалось. Кирилл спустился на первый этаж и взял пару бутылок невероятно вкусного белого вина. Мы сидели и кайфовали. Хорошо иметь отношение к спецслужбам!
  - Как дела в универе? - спросил Кирилл. - Грызем гранит науки?
  Я стал рассказывать о новостях студенческой жизни. О том, что студентам-руссистам уже официально преподают эмигрантскую литературу - дело немыслимое всего пару лет назад!
  - Да ну их, этих эмигрантов! - сказал Кирилл. Я пару книжек прочел - полная хуйня!
  - Ну и где ты их достал? - удивился я. Подобную литературу еще только начали издавать в СССР.
  - Гы-ы-ы! Из шкафа достал! - ухмыльнулся Кирилл. - Смотри, Егорыч! Только никому!
  Он открыл гардероб и вытащил со дна обыкновенную коробку из-под обуви. Открыл ее и... ! Чего там только не было! Сборнички религиозных стихов, номера запрещенного эмигрантского журнала "Посев", какие-то книжечки, отпечатанные на тонкой рисовой бумаге...
  - Откуда это у тебя? - спросил я.
  - Так это конфискованное. Отец с работы иногда приносит. Берет для ознакомления. Ведь надо знать, о чем враг пишет. Вот, смотри: "Просуществует ли СССР до 1984года?". Слышал о такой книжке?
  - Нет! - несказанно удивился я. - Не слышал.
  - Ну вот! А какой сейчас у нас год? Сбылось предсказание этого мудака? - спросил Кирилл.
  - Видно не сбылось.
  - Вот видишь! Поэтому я и говорю, что пишут эти эмигранты одну хуйню. - назидательно произнес Кирилл. - А Сахарова ты видел? Слышал про такого? Вот посмотри на его фоту - какой ублюдок!
  От своего отца, профессора физики, я слышал о Сахарове. По словам отца, это был гений науки, человек, благодаря которому СССР превратился в могучую ядерную державу. Но как и многие великие люди, Сахаров стал жертвой пронырливой, хитрой, беспринципной бабы - в случае - Елены Боннэр, которая подтолкнула его к занятию политикой. На чем он и погорел.
  С обложки журнала "Посев" на меня смотрел академик Сахаров - в те годы "узник совести". Чем-то он напоминал Кису Воробьянинова. Не понравилось мне это лицо. Умное и интеллигентное, но такое наивное и жалкое... Спустя несколько лет, когда Сахарова вернули из ссылки и он стал депутатом парламента, я слушал его речи и пытался побороть в себе неприязнь к этому человеку. Да, он говорил правильные, нужные слова о свободе, правах человека, но.... так нелепо и оторванно от жизни все это выглядело... В дальнейшем, размышляя о Сахарове и ему подобных, я пришел к выводу - дай им власть, они из лучших побуждений, во имя "великих идей гуманизма и человечности" угробят Россию, доведут ее до гражданской войны и сократят до границ Московского княжества 14 века, лишив всех средств защиты и превратив ее жителей в покорных, слабых рабов, соблюдающих чужие, но никак не свои права и интересы...
  ...Дойдя до дна коробки я похолодел. Там лежала тоненькая пачечка листочков, отпечатанных на машинке. На первом листочке простенько так стояло:
  Совершенно секретно
  Сводка об обстановке в Юго-Восточной Европе с 22.03.8* по 30.03.8*
  
  - Бля!!! Мудак!!! Что ты мне показываешь??? - заорал я. Кира, ты что, совсем охуел??? Ведь это же секретные документы! Нас упекут в тюрягу лет на 10!!!
  - Гы-ы-ы! - от души засмеялся Кирилл. - Не ссы!!! Это еженедельные оперативные сводки. Если бы они были особо секретными, отец никогда б их домой не принес. Он частенько вечерами над ними работает!
  - Нет, блядь, ну ты точно мудак! И ты чего, читаешь их?
  - А чего бы и не почитать? Читаю иногда...
  У меня весь хмель вылетел из головы.Я допил стакан и поспешил уйти домой.
  ................................................................................................
  Мы ругались, ссорились, а потом мирились.. И я ему многое прощал. И он мне многое прощал. И мы вместе играли. И я часто ловил себя на мысли о том, что именно искреннее желание Кирюши стать ударником и участвовать в создании нового, прекрасного, гармоничного и волнующего - музыки, - именно это, а не совместные попойки и проказы - делает нас друзьями.
  Кирилл часто врал и преувеличивал. Но делал это не с умыслом - просто характер у него был таким. Ему хотелось внимания, восторгов, интереса к своей персоне. Он мог не прийти на встречу, порой даже на репетицию, особенно если ему подворачивалась интересная баба. Но ради друга он мог забросить все свои дела, вытащить из кармана последние деньги и идти с тобой до конца. А такое может только настоящий друг.
  ......................................................................................................................
  Несколько дней спустя я зашел в дом на Гурко. Кирилл выглядел подавленным, унылым. На столе опять стояло пиво в экспортном исполнении, Кирилл был здорово под градусом.
  - Чего случилось-то? - спросил я. - Пиздец? Посадят нас?
  - Ты это о чем? - не понял Кирилл. - Насчет документов что ли? Не ссы! Я и думать о них забыл. Тут другое дело. Меня Машка бросила.
  - А-а-а-а......., - у меня отлегло от сердца. - А чего бросила-то?
  - Да кто-то ей накапал, что я Ирочку трахнул. Ну и пошло-поехало. Начала права качать, а я со злости ей выдал: Ирка-то мне дает, а ты - нет! Она и послала меня. Вот такие дела....
  Я сочувственно кивнул головой. Вот уже два месяца Кирюша безуспешно охмурял Машу Малышеву - симпатичную девочку из 10А класса. Маше ухаживания Кирилла нравились, она позволяла себя целовать, даже тискать, но больше - ни-ни! Только после свадьбы!
  Конечно, ни о какой свадьбе Кирилл и не помышлял. Просто для него было вопросом чести трахнуть девчонку, которой он благоволил оказать внимание. Одноклассники успокаивали Кирилла - послала, ну и что с того? Баб много. Но они не знали того, что знал я...
  Дело в том, что у Маши была мама - школьный врач Настасья Григорьевна - полная веселая хохлушка. С тех пор как Кирюша стал проявлять к Маше внимание, у него исчезли все проблемы с получением больничных. Он же был сыном разведчика - наш Кирюша! И он знал, что баб можно не только ебать, но и использовать! Настасья Григорьевна полюбила Кирюшу как будущего зятя и стоило только Кириллу появиться в кабинете врача, держась за живот или голову, как она тут же отправляла его домой. И вот сейчас всей этой красивой жизни предстояло кончиться!
  - Слушай, Егорыч, помоги! - взмолился Кирилл.
  - Кира, ну чем я тебе могу помочь? - удивился я.
  - Бля, ты же филолог, литературу изучаешь, тексты песен пишешь! Напиши от моего имени Машке покаянное письмо!
  - Да ну тебя! Что я ей напишу-то?
  - Выдумай что-нибудь! Типа, я очень сожалею о случившемся, больше никогда такого не будет и т.д. и т.п. Как друга прошу - помоги!
  Такой просьбе я не мог отказать. Ведь и в самом деле - надо друга спасать! Я выпил пива, почесал голову, потом опять выпил. Ну чего писать? Никогда таких писем не писал.
  - Слушай, Кира, а у тебя нет чего-нибудь покрепче пива? Для вдохновения.
  - Сейчас, Егорыч, сейчас будет!!! - Кирилл бросился на первый этаж, в заветный буфет. Он приволок пару бутылок белого вина, мы выпили и посмотрели друг на друга.
  - Давай бумагу и ручку, буду писать, - сказал я.
  Я представил себе Машу Малышеву - беленькое личико, пшеничного цвета волосы....ну не нравилась мне она, нет, ни капли....А потом вдруг ее место заняла моя мечта - прекрасная девятиклассница Оленька с небесноголубыми глазами и огненнорыжими волосами. Я пытался подъехать к Оленьке и так, и эдак, но она терпеть меня не могла. А я страдал. И вообще - в моей личной жизни было пусто - никого, ни постоянных подруг, ни случайных. Одна гитара да бутылки... И мне стало так грустно и жалко себя, что в глазах моих появились слезы и одна из них капнула на листок бумаги. Я был пьян.
  "...Слеза упала на листок бумаги. Я пьян. Я очень пьян и потому не стесняюсь своих слез. Они - о тебе, моя любимая..." - на меня вдруг нашло и я писал и писал, как заведенный. Кира помалкивал в уголке со стаканом. Понимал, нельзя мне сейчас мешать.
  А я писал не Маше, а своей Оленьке, про которую знал, что никогда она не будет моей. Видно не судьба. И так я написал полторы страницы прочувственной, пьяной романтической чуши, которой сегодня не постыдился бы любой латиноамериканский сериал.
  - Кира, принеси воды! Вот сюда и сюда брызнешь немного, только не переборщи - потом подсушишь феном - это будут твои слезы! - сказал я.
  А потом мы напились.
  Прошло несколько дней. Я сидел на лекции по фольклору, когда дверь в аудиторию приоткрылась и в нее заглянул....Кирилл! Он стал делать мне бешеные знаки руками - мол, выйди! Я извинился и вышел.
  - Егорыч! Его-о-орыч!!! Егорыч, она простила! И дала!!!!!!!!!! Егорыч, я ее вчера ебал! Егорыч, я ебал Машку!!! - орал Кирилл, обнимая меня.
  - Ну, рад за тебя, - искренне сказал я. А потом мне сделалось очень грустно. Мы пошли к Кириллу и опять напились отборным вином из запасов КГБ.
  После этого случая я часто стал думать о творческой силе Слова. Что же получается? Выходит, что слова и мысли, написанные на бумаге, могут обрести плоть? И они могут перейти из мира идей в мир реальный?
  Силой фантазии и вдохновения я изменил ход событий, околдовав своими видениями бедную Машу и, быть может, поломав ее жизнь...Я сделал друга счастливым, пусть даже на миг.....А я? Что же происходит со мной? Почему я - художник, создавший эту реальность, не могу быть счастливым? Почему я не могу наколдовать счастья самому себе?
  Ответа на эти вопросы я искал долгие годы. Кирилл тем временем закончил школу и уехал домой... Там его забрали в армию, потом СССР распался....
  А я остался в Болгарии. И живу здесь до сих пор.
  Я уже знаю ответ на интересовавшие меня вопросы.
  А вы знаете?
  
  "ПОРТРЕТ ХУДОЖНИКА В ЮНОСТИ". "ДЕТИ ШПИОНОВ". Боровок.
  Давно я не писал ничего шпионского. Решил вот тряхнуть стариной и рассказать вам, как сын-хвастун засветил прикрытие своего отца. А дело было так...
  
  Те, кто читает мой дневник, знают, что юность моя прошла в школе при посольстве СССР в Болгарии, где моими знакомыми, друзьями и одноклассниками были дети посольских и торгпредских работников, а также дети шпионов и всяких других разведчиков.
  
  Как известно, дети очень любят хвастаться. Нарабатывают себе авторитет. Кто-то хвастается должностью отца, кто-то - крутой родительской тачкой, новым магнитофоном, джинсами или странами, в которых довелось побывать.
  
  Мне хвастаться было нечем, потому что папаша мой - простой болгарский профессор физики. Не было у нас ни машины, ни валюты, ни дачи под Москвой или Софией...Поэтому я зарабатывал себе авторитет тем, что каждый день до безумия дрочил струны гитары, вырабатывая скоростную технику игры в стиле хеви-метал. Также я создал вначале при школе, а потом и в самом советском посольстве хевиметал-группу и мы три раза в неделю доводили до умопомрачения сотрудников посольского ДК, репетируя песни про кладбища, мертвецов и загробную жизнь. Удивляетесь, как нам позволяли такое вытворять? Ларчик открывается просто - у второго гитариста папа был из ГРУ, у барабанщика - из КГБ, а несколько месяцев нашим ударником был сын самого посла СССР в РБ. Вот такие дела...
  
  Так получилось, что в продолжении нескольких лет я почти каждый день проводил в посольстве или в его окрестностях - ведь там жили большинство моих друзей-знакомых. Когда репетиций не было, мы ходили в посольский ДК в кино или бухали пиво и другие хорошие напитки.
  
  Советское /ныне русское/ посольство расположено в очень стратегическом месте. Тихий дипломатический район, никаких скандалов, бомжей, пьяни, драк...
  
  С одной стороны к посольству примыкает огромный лесопарк, а с другой - уютный скверик, где похоронен виднейший болгарский оккультист первой половины 20 века Петър Дънов.
  Деревья, кустики,полянки, лавочки - невероятные места для бухания /и отливания/...
  
  На нас - участников группы, пацаны помоложе, т.е. 15-16 лет смотрели с интересом и некоторым из них очень хотелось попасть в нашу компанию.
  Ну а как пацан может привлечь к себе внимание взрослых парней?
  
  Очень просто - или если он бухает наравне со старшими, или если может рассказывать разные занимательные истории, или просто, если у него есть деньги и он не жмотится угощать компанию.
  
  Был среди наших юных друзей один паренек из девятого класса по кличке Боровок.
  Он был высокий, толстый, дородный, с русыми бакенбардами. Чуть туповатый, но добрый и отзывчивый. Почему все его звали Боровок, а не Боров, к примеру?
  
  Да потому что Боровом мы за глаза прозвали его отца - тоже высокого, дородного, с туповато-хитрым взглядом и русыми бакенбардами до середины щек. Дядя Боров работал шофером в посольстве и возил какого-то советника посла.
  
  Частенько сидя в скверике и попивая пиво мы видели, как Боров выводит за ворота посольства начищенный автомобиль. Выходит из него - огромный, в сером отглаженном костюме, с аккуратно заправленным в брюки чревом, достает из кабины бархотку и в последний раз с любовью, старательно протирает переднее стекло машины - готовит ее к выезду на какой-нибудь прием...
  
  В советском посольстве, как и в посольствах большинства других стран, очень сильна была кастовость. Дипломаты общались с дипломатами, шофера и обслуживающий персонал - только друг с другом.
  
  Дети тоже с детства запоминают на всю жизнь - сочетай подобное с подобным! Гусь свинье не товарищ!
  
  Как я уже говорил, в моей рок-группе подобрались в основном все дети разведчиков или дипломатов высшего ранга. И они тоже несколько свысока смотрели на детей плебеев - шоферов, дворников, разных там механиков из гаража...
  
  Конечно все мы - музыканты, были исключительно демократическими людьми, но все же... От одноклассников я иногда узнавал, что и обо мне мои коллеги порою высказывались довольно-таки пренебрежительно - типа, подумаешь, руководитель нашей группы - какой-то полуболгарин- полуэмигрант со стороны...У него отец даже в партии не состоит! Фи....
  Я, узнавая о таких разговорчиках, конечно обижался, но только сжимал зубы и начинал все более усиленно заниматься гитарой - а что мне оставалось делать?
  
  Может быть вам показалось длинным и растянутым столь пространное предисловие к нынешней истории, но оно просто необходимо для того, чтобы вы поняли, каким закономерным событием было то, что произошло в дальнейшем...
  
  Однажды после репетиции мы компанией в 6-7 человек направились в парк бухать. Набрали пива, друг Ромка /которому посвящен один из рассказов из цикла "Портрет художника в юности"/ припер связку настоящей русской воблы...Мы расселись на уютной полянке и открыли бутылки...
  
  С нами увязался и Боровок, который не играл в группе, но был ее страстным фанатом.
  Прошел час, полтора...Мы бухали и веселились, рассказывая разные смешные истории. Кто-то стал хвастаться прежними загранкомандировками родителей, всякими экзотическими странами, где довелось побывать, новой родительской машиной, приобретенной за чеки в "Березке"...
  Боровку тоже очень хотелось внимания.
  
  Он крепился, крепился...и...вдруг...после второй бутылки пива встрял в беседу:
  - А вот мы, когда жили в Финляндии...
  - Да пошел ты нахуй со своей Финляндией! - грубо перебил его кто-то из детей дипломатов. - Ну кем твой папа был там? Простой шоферюга!
  Конечно подобная грубость покоробила большинство из нас, но тут...
  
  Тут Боровок густо покраснел и заявил:
  - И никакой мой папа не шоферюга! Он полковник! Полковник КГБ! Понятно???
  
  -Ха-ха-ха-ха! - мы все чуть не попадали на спину. Ну какой в пизду полковник КГБ толстый дядька Боров? Да он же тупой, как валенок и постоянно стоит в сторонке, общаясь с одними лишь шоферами...
  - А вы знаете, какой у нас в Финляндии был дом? - продолжал распаляясь Боровок. - Два этажа! На берегу озера! И моторная лодка! И "шевроле"! Американский! Вы хоть когда-нибудь видели "шевроле", козлы???
  
  Отдышавшись, один из компании сквозь слезы спросил:
  - Ну а чем ты докажешь, мудак?
  -Чем докажу? А вот я вам завтра принесу альбом с фотками из Финляндии. Там и дом, и машина, и моторка, и мы с папкой в ней сидим! Тогда поверите?
  -Ну тогда поверим, - снисходительно согласились мы. Всем стало интересно...
  
  На следующий день Боровок запыхавшись прибежал в парк. Брюхо у него тряслось, а на рубашке выступил пот.
  - Вот! Смотрите! - выдохнул он и победоносно обвел нас взглядом. И бросил на колени одному из компании толстый кожаный альбом с фотками.
  Мы открыли его и ахнули...
  
  Никто из нас никогда не видел такой прекрасной природы. Леса, реки, бесчисленные прозрачнейшие озера...опрятные улицы и магазины с вывесками на незнакомом языке...
  Дом...Двухэтажный.
  - Ой! А ведь это и вправду тетя Люда, его мамка! - почему-то испуганно проговорил один из пацанов, тыча в фотку миловидной блондинки, стоящей во дворе двухэтажного дома.
  - А это Михал Михалыч! - ойкнул другой из компании, указывая на дядю Борова, сидящего в моторке...
  -Ну что? Теперь поверили? - заорал надувшийся от гордости, как индюк, Боровок. - Разве простые посольские шофера живут ТАК в Финляндии???
  - Чего вы там делали-то? - спросил кто-то.
  - Да я и сам не знаю точно, - признался Боровок. - Папка там был кем-то то ли при посольстве, то ли при торгпредстве. Такое типа прикрытие. Мы там пару лет прожили, но финны папку раскусили и нас в 24 часа выслали...
  
  - А чего это твой папка сейчас простой шофер? Понизили в должности? - спросил я.
  - Да нет! - принялся снисходительно объяснять Боровок. - Это прикрытие такое. Пусть все думают, что он шофер, а он в это время совсем другой работой занимается! Вам, мудакам, разве не приходило в голову, что если бы папка был простым шоферишкой, мы бы ЖИЛИ НА ТЕРРИТОРИИ ПОСОЛЬСТВА! Чтобы всегда быть под рукой! А мы же живем совсем в другом месте! В дипломатическом доме в десяти минутах ходьбы отсюда! Ну? Сечете? Это ведь для свободы передвижения! За посольскими воротами еще неизвестно кто и откуда может следить, особенно вечером. Попробуй выйти незамеченным из посольства ! Другое дело - наш огромный дипломатический дом с подземным гаражом. Поди пойми, кто кого из подвала в багажнике вывезет и где оставит... Ясно теперь???
  
  -Гыыыыы! - загоготал вдруг один пацан, отец которого был "официальным" кэгэбистом. - Чего ты нам заливаешь? Если твоего папку выслали из Финляндии, т.е. с Запада, значит его фотка наверняка есть и у цэрэушников, и у натовцев. Стоит кому-либо из западного посольства его сфотографировать и послать запрос в архив и пиздец! Накрылось прикрытие!!!
  
  -Бля, ну вы мудаки! - покачал головой Боровок. - Во-первых, папаша не работает против дипломатов и они его вообще не видят, он ведь шофер и общается только с шоферами и обслуживающим персоналом. Когда где прием - он отвозит советника, а потом тусуется с шоферами дипломатов из других стран в специальном помещении, ждет вызова, чтоб везти шефа обратно.
  
  Во-вторых, Болгария - это не Запад! Здесь, даже если засветишься, никуда не вышлют, все ведь свои, социалистические! Союзники! Работай, сколько хочешь!
  
  - И еще, - продолжил он. - Кто сказал, что папка обязательно должен работать против западных? Ведь тут дофига других посольств! Африканских, латиноамериканских, арабских, азиатских! И большинство из этих стран и слышать не хочет о ЦРУ, наоборот, они цэрэушников и вообще, американцев, ненавидят! И откуда им знать, что мой папка не простой шофер? Бля, ведь в нашем доме кто только не живет! И индусы, и арабы, и чехи, и китайцы, и чилийцы! И все они работают при каких-либо посольствах! С ними и в лифте можно познакомиться , и в магазине у дома, и на этаже. Поди уследи за такими контактами...
  -Вы, пидарасы хуевы, настолько тупы, что небось и книг про разведчиков не читаете! Даром, что кое у кого из вас отцы - разведчики!- опять не на шутку разошелся Боровок, которому пиво окончательно вставило в бошку.
  
  - Неужели вы думаете, что всегда обязательно надо вербовать дипломата? Ведь дипломатов оберегают свои собственные разведчики! А вот простого шофера или секретутку какую завербовать гораздо легче! Шоферу микрофон в машину шефа сунуть - пара секунд дела! Записку забросить о том, куда вчера своего дипломата возил или куда завтра повезешь - тоже как два пальца обоссать! Просекли, уебки?
  
  Да...Тут возразить было нечего...Всех уделал наш Боровок...
  
  Уже потом, спустя годы, я задумался: Йопт! Каким великолепным, гениальным разведчиком и актером надо быть, чтобы так убедительно создать образ тупого, хитроватого, но недалекого шоферюги, у которого единственная забота - как бы поднакопить чеков и повыгоднее купить машину или квартиру в Москве...
  
  Однако, как говорил киногерой из "17 мгновений весны" Папаша Мюллер: Если о чем-то знают двое, значит знает и свинья...
  
  Не ясно как, но слух о настоящей профессии папаши Боровка тихо-тихо пополз среди детей посольской школы...
  Ну и что? Чего было бояться? Ведь мы жили в социалистической Болгарии, вернейшем сателлите СССР, где русских считали старшими братьями и самыми желаными гостями...
  
  Правда, в посольской школе кроме советских детей учились также дети болгарских партийных бонз и дипломатов из других соц- или развивающихся стран...
  
  Пару лет спустя, незадолго до падения социализма, командировка папы-Борова в Болгарию завершилась и он с семьей вернулся на Родину.
  А потом в Болгарии произошла революция и страна резко повернулась спиной к СССР, заняв прозападную, проамериканскую и пронатовскую позицию...
  
  А еще через пару лет, во время одного из визитов в Москву я совсем случайно натолкнулся на Боровка. Растолствешего и уже один в один похожего на папу-Борова.
  Мы пошли бухать в какую-то пивную...
  
  Боровок быстро захмелел. Мы пили пиво, как тогда, в юности, и закусывали его волжской воблой, икали, смеялись, матерились.
  - А вы больше не собираетесь к нам? - спросил я. - Ведь нынче многих дипломатов, уже работавших у нас, опять посылают в Болгарию - времена-то новые, знатоки местной обстановки в цене...
  
  И тут Боровок замолчал и посерел лицом. Он изменился прямо на глазах...
  
  - Хуй собачий. Вот нам вместо Болгарии! - процедил он.
  - А чего так? - удивился я.
  
  И тут Боровок выдал:
  - Помнишь,я когда-то вам рассказал, кем работает отец?
  - Ну помню, - ответил я. И чего?
  - А то - слушок-то по школе пошел...
  - Ну и хуй с ним, со слушком. Ведь это когда было...
  
  - Ох, Егорыч, каким же мудаком я был тогда, - вдруг всхлипнул Боровок. - Не надо было ничего вам рассказывать! Слово - не воробей: вылетит - не поймаешь!
  
  Слезы потекли у него из глаз.
  - Ты знаешь, Егорыч, ведь в прошлом году, после вашей революции, папашу вновь хотели отправить в Болгарию в посольство. Шофером! И ваши ебаные власти отклонили его кандидатуру!!!
  Они знали, КТО ОН!!!! ОТКУДА???????? Блять, ну откуда???!!!!!!!!
  
  - Наверное ты помнишь, что в школе с нами учились не только дети из СССР, - дипломатично сказал я.
  - В том числе и ты! - вдруг окрысился на меня Боровок.
  
  Вначале я хотел дать ему по морде, но потом сдержал себя. Мне просто стало противно...
  
  - Да, в том числе и я, - ответил я и встал.
  - Бывай здоров, Боровок, долгих лет тебе жизни. Сиди, пей, а мне, пожалуй, пора, - сказал я и бросил смятую пачку денег на стол. - Вот, расплатись за нас обоих.
  Боровок ничего не ответил. Он сидел, подперев голову рукой и бессмысленно смотрел в потолок.
  
  Я не стал протягивать ему руки.
  
  И просто тихонько вышел из пивной.
  
  "ПОРТРЕТ ХУДОЖНИКА В ЗРЕЛОСТИ". Жемчужинка.
  
  
  Все началось 12 августа 2000г, когда в далеком Баренцовом море затонула российская подлодка "Курск".
  В то время я уже несколько лет работал редактором в Русской редакции Болгарского национального радио. Работа моя была интересной и очень мне нравилась - ведь редактор на Иновещании это одновременно и переводчик, и диктор, и журналист, и актер - много чего надо уметь - и я это умел. Не стесняясь скажу - множество слушателей считали меня одним из самых интересных и ярких представителей зарубежных радиостанций, вещавших на русском языке.
  Очень скоро я постиг все премудрости редакторской работы и понял - я хочу большего и я могу сделать так, чтобы передачи стали интереснее! Я начал сам подбирать к ним музыку, часами просиживая в фонотеке, потом я сам стал писать пьесы, для того чтобы озвучивать свои материалы... Затем я попробовал создать несколько собственных радиопостановок и слушатели назвали их лучшими передачами за год.
  Начальство поощряло мои творческие поиски, но до определенного момента. Почему? Да потому что Иновещание, да и вообще национальное радио, существует для обслуживания целей государства, а не журналиста, каким бы талантливым он не был. Так что руководители мои были правы. А я? Я явно вырос из "редакторского костюма", но что мне было делать? Я не знал...
  Я постоянно размышлял над создавшейся ситуацией. Уйти из радио? С госработы, гарантирующей доход, пенсию, мед. обеспечение и пр.? Куда? Кому в Болгарии нужен узкий специалист по русскому языку? Да никому. Болгарским я не владел в достаточной степени для того, чтобы поступить работать в какую-нибудь газету, да и не ждал там меня никто...
  Все чаще и чаще меня стали мучать депрессии, которые я по старой русской и вообще, журналистической, традиции, топил в алкоголе.
  Для того чтобы иметь отдушину, я стал делать еженедельные радиопередачи для Трансмирового радио - есть такая самая большая в мире христианская радиостанция, вещающая на 160 языках. Казалось бы вот он - выход - развивайся вне редакции, работай себе спокойно... Но не тут то было.
  Дело в том, что душу мою стали терзать противоречия и они углублялись с каждым днем.
  Что представляет собой Иновещание в любой стране? Для тех, кто не знает, объясняю: это отдел идеологической пропаганды, цель которого - создание положительного образа страны за рубежом. Как отмыть образ страны, где средняя зарплата составляет 150 евро и столько же стоит паровое отопление двухкомнатной квартиры? Где средняя пенсия - 50 евро, коррупцией пропитано все и вся, нет ни одного осужденного мафиози, где уровень эмиграции и самоубийств один из самых высоких в мире? Ответ очень прост - путем ежедневного повторения слушателям мантры о том, что жизнь становится все лучше и лучше, а еще лучше она станет, когда нас примут в Европейский союз. Этим-то и занимаются день за днем все 10 редакций болгарского Иновещания. Я тоже этим занимался.
  И в то же время, каждую неделю по Трансмировому радио я рассказывал радиослушателям о Боге, морали, христианских ценностях, любви,честности, почтенности...
  Казалось бы, что тут такого? Мои коллеги спокойно воспринимали подобную ситуацию - читаешь в эфир очередную байку про Евросоюз, а потом идешь в подвал радио, где находится кафе, заказываешь водки и начинаешь ругать этот самый Союз. Нормальная ситуация.
  Но я почему-то не считал это нормальным. Я всегда гордился тем, что имею собственное мнение, что не боюсь его высказывать; я всегда стремился в своих материалах показывать жизнь такой, какой я ее вижу, а не такой, какой ее ТРЕБУЕТСЯ видеть. Однако я с тревогой стал замечать, что все чаще и чаще я начинаю говорить и рассуждать именно в стиле той пропаганды, которой я занимался. Постепенно я сам поддавался ей. И я опять искал утешения в алкоголе, впрочем как и большинство журналистов национального радио.
  И вот наступило 12 августа...
  Поверьте, я не вру, когда говорю, что болгарский народ принял исключительно близко к сердцу трагедию "Курска". В те дни все люди, затаив дыхание, следили за борьбой по спасению экипажа подлодки. Все выпуски новостей начинались с одного - "Курск", "Курск", "Курск"... Мы - журналисты, почти круглосуточно держали включенными телевизоры, радио, интернет - ждали, когда сообщат - есть спасенные! А их все не было и не было...
  Так прошло несколько дней. Я был дома, когда по телевизору передали, что надежды на спасение экипажа больше нет и что завтра в России объявлен День национального траура.
  Я сидел и пил пиво. Передо мной стоял синтезатор, на котором я безуспешно вот уже несколько дней пытался сочинить какую-то пьеску для очередной радиопередачи, а мелодия не шла и не шла. И тут вдруг на меня накатило. Сознание мое оказалось на дне моря, в бездонной черной глубине, я видел лежащего рядом огромного, молчаливого, поверженного Левиафана, внутри которого умирали 118 человек. Бездна воды давила на меня, душила, мне не чем было дышать и я умирал. В темноте и одиночестве. Вода залила меня и мерцающий огонь моего сознания потух. Я умер.
  Не знаю, что со мной произошло, но меня просто бросило к синтезатору и буквально за 20 минут я написал инструментальную пьесу-реквием в память погибших моряков "Курска" и так и назвал ее "In memoriam". Это был "сырой" вариант, с небольшими огрехами, над ним надо было еще работать, но я тут же перебросил его из памяти синтезатора на мини-диск и на следующий день отнес на радио.
  Было 11 утра. По первой кнопке Национального радио - программе "Горизонт" шла какая-то передача. Я отправился в святая-святых - студию прямого эфира и попросил, чтобы вызвали редактора. Вышла какая-то женщина, которую я не знал, представилась - я редактор. Вначале она с недоверием слушала меня, явно принимая за ненормального, но потом я пустил ей пьесу и она буквально вырвала мини-диск из моих рук!
  - Да! Это оно! Это оно! Пойдет! - сказала редактор и убежала.
  В 12 дня начался главный получасовой выпуск новостей дня. В нем обычно сообщаются акценты дня, дается основная информация о жизни в стране, этот выпуск слушают и записывают в редакциях всех газет - ведь он станет костяком номеров, выходящих на следующий день.
  Выпуск новостей завершился, а затем...
  - Сегодня в России объявлен День траура, в память о погибших моряках подлодки "Курск". Мы, работники Болгарского национального радио выражаем наше искреннее соболезнование родственникам погибших и всем россиянам. Сейчас вы услышите пьесу "In memoriam", которую написал в память ушедших наш коллега...
  И пьеса зазвучала...
  Прошел час. Я сидел и бешено стучал по клавиатуре компьютера, переводя какой-то материал - предстояла запись. В комнате было шумно, все мы работали. Вдруг зазвонил телефон. Кто-то поднял трубку и почему-то сказал Ой!
  - Тебя!
  Звонили из одной центральной газеты, второй в Болгарии по тиражам, просили об интервью. И я впервые в жизни дал интервью, да еще по телефону.
  А на следующий день на Радио я сделался событием дня. Обо мне говорили, показывали на меня пальцем. Мне было так приятно...
  Вечером того же дня пьесу попросили коллеги из других редакций - немецкой, английской, греческой... Она прозвучала и в их выпусках новостей.
  - Когда вы запишите и издадите пьесу? - спрашивали меня. И я вдруг задумался - а когда? И следует ли?
  
  И я понял - не следует! Прикоснувшись каким-то невероятным, духовным образом к трагедии "Курска", я получил откровение, благодаря которому написал "In memoriam". Я оплакал погибших, но настоящий художник НЕ ИМЕЕТ ПРАВА делать себе имя и славу на чужом горе, на трагедии других людей. И поэтому мне следовало умолкнуть, ничего не издавать и больше никогда не возвращаться к этой теме. "Если у меня есть талант, то я обязательно проявлю его, - сказал я себе. - Я буду писать пьесы, которые будут радовать людей, у меня еще все впереди, а "In memoriam" - он стал надгробным словом, а надгробные слова не повторяют по нескольку раз. Все, точка".
  Прошел почти год. Он был тяжелым. Я все больше и больше осознавал себя чужим человеком на радио, пил почти каждый день, пришлось обращаться к психологу, психоаналитику, месяцами глотать антидепрессанты.
  В середине июня, пару дней спустя после моего дня рожденья, меня вызвал к себе начальник.
  - Благодари! - сказал он. - Поедешь на море. В командировку. Это, так сказать, подарок к прошедшему дню рождения!
  - Ой, спасибо! - я был ошеломлен. Ведь меня никогда еще не посылали в командировки, да еще летом на море. - А что за командировка такая?
  - Благотворительный фонд жены премьер-министра и мэрия одного курортного городка пригласили родственников погибших на "Курске" моряков провести каникулы на море. Конечно бесплатно. Нам позвонили из...Намекнули, надо отразить... Слушатели знают, что ты у нас видный "специалист" по "Курску", так что едешь...Твоя задача - взять у родственников интервью. Ну и конечно же у мэра городка. Отправляем тебя на 2 дня, но можешь остаться и на субботу-воскресенье. Одним словом - радуйся и веселись! - сказал начальник.
  Я поблагодарил его и пошел получать командировочные. Мне было радостно, по постепенно в душу закралось сомнение, что-то я сделал не так...
  ...В маленький тихий городок на южном побережье Черного моря я прибыл где-то около пяти утра. Автобус остановился на центральной площади, прямо у гостиницы. Мне дали двухместный номер, так как одноместных не было. Пришлось доплачивать из своего кармана, но это не имело особого значения - вы будете смеяться, но я впервые в жизни поселился на море в отеле! И это при цене ночевки всего 10 евро. Вот и представьте себе, сколько получает журналист на госрадио...
  Поспав пару часов, я принял душ, побрился и отправился в мэрию. Было около 9 утра, в здании мэрии уже вовсю кипела жизнь.
  Представившись секретарше мэра, я попросил аудиенции.
  - Ой! Вы из Софии? По поводу русских? - удивилась секретарша, а потом воодушевилась:
  - Конечно же мэр вас примет и все расскажет. Всем, чем надо - мы вам поможем! Только вы уж извините, у него сейчас важная встреча с местными бизнесменами, так что приходите через пару часов. Если хотите, я вам объясню как пройти к пансионату, в котором живут русские, они после завтрака сразу же на море уходят, но вы еще можете их застать. Возьмете интервью, а потом сразу к нам!
  Я поблагодарил ее, взял адрес пансионата и отправился на его поиски. Ярко светило солнце, на небе не было ни облачка, день обещал быть жарким и уже через пять минут ходьбы рубашка у меня намокла от пота.
  Я строил оптимистические планы: по-быстрому знакомлюсь с "объектами", ведь я легко схожусь с людьми, уже с утра беру пару интервью, потом к мэру, потом обед, посплю, а вечерком опять сюда. И еще несколько интервью. Таким образом у меня останется три свободных дня. Буду купаться, загорать, может завяжу какую-нибудь любовную интрижку...
  А вот и пансионат. Верный своей привычке вначале оглядеть место работы, а потом уже действовать, я сел в тенек на лавочку напротив пансионата и закурил.
  В дверях пансионата показались люди. Сумки, надувные матрасы... - Они, точно они! - понял я. - Но нельзя сразу же вскакивать. Посиди, осмотрись, - успокаивал себя я.
  Люди, точнее две пожилые женщины с детьми, прошли мимо меня, направляясь в сторону пляжа. И тут вышла ОНА.
  Это была женщина лет тридцати пяти, совсем обыкновенная, некрасивая, с коротко стриженными русыми волосами, в очках с толстыми линзами и шортах. Белые ноги, чуть покрасневшие от загара, сутулая спина... Она мельком взглянула на меня и тоже пошла к пляжу. Медленно, как бы принуждая себя.
  - Люд! Ну ты чего? Давай быстрей иди! - прокричал чей-то голос.
  - Иду! - ответила женщина. Именно ответила, а не крикнула. Потом она вдруг оглянулась на меня, будто бы что-то вспоминая и вгляделась близорукими глазами. Я тоже посмотрел ей в глаза и оцепенел. Они были серые, точно подернутые пеплом и в них была боль. И походили эти глаза цветом на надгробную плиту. Женщина тряхнула головой, как бы отгоняя какое-то воспоминание и двинулась дальше.
  А я остался сидеть.
  Знаете, бывает смотришь кино и бац! Перескок кадра. Наверное что-то подобное произошло и со мной. Казалось бы, прошло мгновение, а женщина была уже в 10 метрах от меня. Ноги мои почему-то стали ватными и тут я услышал голос.
  - Не надо было приезжать! - тихо сказал он.
  Я оглянулся. Вокруг никого не было.
  - Ты где? - спросил я.
  - А ты не знаешь? - послышалось в ответ.
  - Зачем ты приехал?
  - Как зачем? Мне же надо взять интерью!
  - Тебе нельзя было приезжать...
  - Почему?
  - Ты дал обещание. Неужели ты забыл? Ты обещал никогда больше не возвращаться к этой теме. Ты оплакал погибших, я помню твои слезы, когда ты писал ту пьесу. А теперь ты здесь и как стервятник собираешься разворошить их останки, чтобы полакомиться мертвечиной.
  - Но почему? Ведь я журналист! У меня работа такая! Писать, брать интервью, отражать разные события. Все журналисты этим занимаются, почему тогда мне нельзя?
  - Ты прав. Всем журналистам можно было бы приехать сюда, потому что такая у них работа. Но ТЕБЕ нельзя было приезжать. Потому что для тебя это дело стало ЛИЧНыМ. И ты дал обещание. Даже по радио это сделал. Или нет? Не давал такого обещания?
  - Давал. Но это было год назад. Кто теперь помнит?
  - Я помню, - сказал голос. - И ты тоже помнишь.
  А потом голос добавил опять также тихо:
  - Беги!
  - Куда бежать? Зачем?
  - Беги! Потому что это твой последний шанс уцелеть и сохранить свой талант. Посмотри на себя - во что ты превращаешься? Ты даешь обещания и забываешь о них. Ты устанавливаешь для себя моральные нормы и с невероятной легкостью меняешь их, когда тебе это выгодно. Пять дней в неделю ты выворачиваешь язык и несешь чушь в мировой эфир, причем находятся люди, которые верят тебе. А на шестой день ты идешь на христианскую радиостанцию и вдруг начинаешь говорить совсем другое. Разве это не так?
  - Так, - вынужден был признать я.
  - Подумай о своем будущем, - продолжал голос. - Что станет с тобой к сорока годам? Ты сопьешься. Как спилось множество других журналистов, у которых оставалась хоть капелька совести. Неужели ты хочешь быть как журналист В. с "первой кнопки" радио, ведущий воскресную обзорную политическую передачу, которую слушает вся страна, но только вы, его коллеги, знаете, как он напивается почти каждый день, как буянит, и как его заснувшим и обоссавшимся привозят домой таксисты. Ты таким хочешь быть? Или может быть тебя прельщает судьба И. со "второй кнопки"? Он известный поэт и лучший в Болгарии специалист по современной поэзии. От пьянства у него выпала половина зубов и у него нет денег вставить новые. Он пьет в самой редакции, в туалете, в подвальном кафе, он засыпает в лифте. Его жалеют и покрывают все его выходки. Хочешь стать таким как он?
  - Не хочу.
  - Даже если ты очень будешь стараться, целовать подметки начальству, угодничать и играть в закулисные игры, лет через пять ты станешь главным редактором. И все. Это 30 евро прибавка к твоей нынешней зарплате. Ты будешь жить, постояно занимая деньги, потому что зарплаты вам, журналистам на госслужбе никогда не повысят, чтобы вы не стали слишком самостоятельными! Ты не партийный, значит выше тебе никогда не вырасти!
  И ты никогда не станешь настоящим художником, потому что им может стать лишь тот, кто честен в своем творчестве! Тот, кто не идет на компромисс со своей совестью! Тот, кто описывает мир таким, каков он есть, а не таким, каким его НАДО видеть! Куда исчезает твоя искренность? Помнишь, ты получил письмо из Северодвинска? Майор российской армии, коллега погибших, услышал твою пьесу и написал тебе письмо благодарности. Он, абсолютно незнакомый тебе человек, понял искренность твоих чувств. Где она сейчас?
  Вспомни Югославскую войну! Как вы ее называли? Косовский кризис. Вам запретили употреблять слово "война". Вспомни, как ты кривился, читая в эфир жалостливые истории из лагерей албанских террористов, которых вам приказали называть бежанцами. Ты и твои коллеги хотели рассказать о разрушенных бомбардировками НАТО сербских городах и селах, но вам запретили это делать. И вы молчали. Вспомни, как снимали с эфира твои передачи, потому что начальству они показались недостаточно пронатовскими! Или не было такого?
  - Было.
  - А ты заметил, что в последнее время у тебя нет вдохновения? Оно куда-то исчезло и ты стал паниковать?
  - Заметил.
  - Поэтому я говорю тебе - беги! Если ты останешься, ты сделаешь еще много интересных передач, тебя будут ценить и хвалить, как ценят ручного сокола, приносящего добычу. Но ты никогда по-настоящему не взлетишь в небо свободно! И в мыслях своих, и в делах, ты навсегда останешься слугой. Беги!
  - Я слаб!
  - Я знаю, что ты слаб и именно поэтому говорю - беги, а не говорю - борись! Сегодня ты слаб, но я дам тебе силу и ты выстоишь! Ты вынесешь все испытания, которые тебе предстоят! И ты будешь сильным!
  - Я слаб!!!
  - Я изъявляю себя не через сильных и смелых, про которых все знают, что они сильные и смелые, а через слабых и немощных, - сказал голос. - И именно это - вы, люди, называете ЧУДОМ! Я буду с тобой! А теперь - БЕГИ!!!
  - Нет! - сказал я. - Я боюсь!
  Голос исчез. Я сидел вспотевший, вокруг было пусто и тихо.
  На негнущихся ногах я отправился в сторону мэрии. Я чувствовал себя как во сне - звуки внешнего мира доходили до меня с опозданием, как сквозь вату.
  - Куда же вы делись? - с укоризной в голосе спросила меня секретарша. - Встреча завершилась, мэр вас ждал, ждал, а потом уехал в окружной центр, вернется только к вечеру.
  Я посмотрел на часы. Они почему-то показывали 12.00, а ведь полчаса назад было 9.00! Что произошло???
  И тогда я понял: свершилось! То, что должно было вскоре произойти, испугало меня, но оно должно было произойти! И я сказал себе: чтож, Я ГОТОВ!
  В ужасе от того, что мне предстоит сделать я направился в первый попавшийся магазин и купил бутылку дорогой ракии. Ведь на поминки люди выставляют самое лучшее, что у них есть...
  Я вернулся в гостиницу и открыл бутылку. Свершилось...
  ...Я пил пять дней. Выходил из гостиницы лишь поздно вечером, затаривался алкоголем и снова запирался в комнате. На шестой день администратор сказала, что начинается активный сезон и мне следует сдать ключи, так как в обед прибудет группа немецких туристов, которые забронировали всю гостиницу.
  Я вышел на улицу с багажом. Деньги у меня все еще были, так как на море я взял все свои небольшие сбережения - около 100 евро. Так, на всякий случай. На улицах городка кишмя кишел народ - и вправду, туристический сезон начался. То и дело было слышно: нигде нет свободных мест! Мест нет! Мест нет! Однако я знал, что вот сейчас, сразу же, я найду место.
  Я просто подошел к одному домику, перед которым сидела какая-то старушка и спросил: бабушка, вы не знаете, где можно найти тихую комнату на пару дней? Почему я выбрал именно этот домик и эту бабушку - не знаю. Просто чувствовал, что так надо!
  - Нет, миленький, занято все, - ответила старушка.
  - Ну и ладно! До свидания, бабушка, - сказал я и пошел было дальше. Но тут раздался визг тормозов и за спиной у меня кто-то заорал: Эй, парень! Иди сюда!
  Я повернулся и увидел здорового такого толстяка с бородой. Старушка что-то ему объясняла. Подошел. Оказалось, что толстяк достраивает маленький туристический поселок в паре километров от городка и один домик уже готов. Я сел в машину и мы поехали.
  Домик находился в лесу, а в нескольких стах метрах от него слышно было как колышится море. Новое обиталище мне понравилось - большая комната с тремя кроватями, душ, туалет... Правда пришлось платить за все три места - что-то около 8 евро в день. Я заплатил и хозяин ушел.
  В этом домике в лесу я провел следующие пять дней. Я простился со старой жизнью, с надеждами, мечтами, я воскресил в памяти все прекрасные моменты, которые дало мне радио и которых уже никогда не будет, и заново пережил их, я справил по себе поминки и оплакал себя.
  На 11-ый день деньги кончились. Рано утром я собрал багаж и вышел из домика. Меня трясло, знобило...Даже самому лютому врагу я не пожелаю почувствовать себя так, как чувствовал себя я после десятидневного запоя.
  Я отправился в сторону шоссе. Прошел через какую-то деревеньку, на последние деньги купил три бутылки пива и сел у дороги. Я не знал, что буду делать. В метре от меня пролетали машины, а я сидел и пил пиво, а потом просто сидел.
  Тут меня и нашел спустя несколько часов полицейский патруль. Меня отвезли в участок и начальник полиции вызвал меня на допрос.
  - Ты знаешь, парень, что тебя объявили в розыск по всей стране? - участливо спросил он меня. - Что случилось? Где ты был?
  - У меня не выдержали нервы. Был запой, - ответил я. Но начальник не хотел в это поверить. Таким диким показалось ему мое объяснение.
  - Слушай, у журналистов часто бывают проблемы с мафией. Иногда людей похищают, запугивают, держат взаперти, избивают. Не бойся, скажи, что с тобой было! Ты в безопасности, - увещал меня полицейский. Я понял, что он мне не верит. И тогда я решил рассказать ему всю правду.
  Я поведал ему о своей жизни, о сомнениях, о той пропаганде, которой я занимаюсь в эфире и о том, насколько она не соответствует действительности и тем более моим убеждениям, рассказал о своих творческих поисках, об искренности и честности, которые необходимы любому творцу и которые почему-то исчезли из моей жизни, о музыке, о пьесе, об интерьвю, которые должен был взять. Объяснил ему про женщину и горе в ее глазах, и почему, по-моему мнению, мне нельзя было сюда приезжать...
  И вдруг он ПОНЯЛ. Понял меня не как полицейский, а как человек. Я увидел это по его глазам.
  - Тебе будет очень трудно, - сказал начальник. - Очень трудно.
  - Вот я каждый день просматриваю газеты, - продолжил он. - Иногда вы, журналисты, пишете интересно, а иногда несете полную хуйню! - Он начал постепенно заводиться. - А иногда я вообще думаю, что вы- журналюги, безпринципнее даже нас - полицейских. Мы, полицейские стремимся поддерживать хоть какой-нибудь, но порядок! Он- наша ценность. А вы? Вы продаетесь направо и налево, только бы надыбать сенсацию! Вы живете не по понятиям и большинство из вас врет и меняет свои убеждения, лишь бы угодить сильному и получить свой кусочек славы. Разве не так?
  - Так, - ответил я. - Журналисты часто так поступают.
  - А ты значит хочешь жить по понятиям? - не унимался он.
  - Да. Я хочу жить по понятиям. И описывать мир таким, каким его вижу я, а не таким, каким нас ЗАСТАВЛЯЮТ его видеть.
  И тут полицейский начальник успокоился. И опять сказал: - Трудно, ох трудно тебе придется в жизни, парень!
  - Ладно, иди спать! - добавил он. - Утро вечера мудренее.
  Ночь я провел в КПЗ, правда не под замком. Ведь преступником я не был. Дверь в камеру прикрыли, а рядом с ней сел на стульчике полицейский.
  Утром начальник полиции сообщил мне, что из Софии поступил приказ - отпустить меня восвояси. Начальник довел меня до ворот участка и протянул руку:
  - Раз решил жить по-новому - живи! И живи так, чтоб они поняли, что ты - другой!
  Потом он улыбнулся широкой доброй улыбкой.
  - И смотри, журналист, не доводи дело больше до таких страстей. Чтоб мы тебя больше не искали по кустам и завалам. Бывай!
  Через несколько дней я добрался до Софии. Мне предстояло до конца пройти тот путь, который я выбрал.
  В Радио мое появление вызвало шок. Большинство коллег считали меня мертвым. А ведь в сущности они были правы - для госрадио я уже стал таким. Начальство долго обсуждало, что со мной делать. Следует признать, что в конце концов со мной поступили исключительно благородно, а такое очень, очень редко случается в современной Болгарии. Я уволился "по собственному желанию", а ведь мне могли прописать такой волчий билет, что меня вообще бы никуда до конца жизни не взяли на работу. Все-таки мои работодатели не забыли, сколько всего сделал я для Русской редакции...
  Мой домашний телефон замолк. Все коллеги, все друзья, как один, перестали звонить. Я превратился в персону нон грата и общение со мной стало "чревато последствиями". Но надо было жить дальше...
  Я отправился к своему начальнику на Трансмировом радио. С* был христианином и первым в Болгарии человеком, поставившим начало христианским радио- и телепередачам. Выслушав меня, он предложил мне место репортера в телевизионной передаче "Христианство сегодня". В то же время я продолжил делать радиопередачи для Трансмирового радио. На вопрос о том, существует ли в телепередаче цензура, С.* ответил:
  - Все мы, те - кто делает эту передачу - христиане. Мы принадлежим к различным конфессиям - среди нас есть православные, католики, протестанты...Но все мы верим в одного Бога и все мы считаем, что наш главный и единственный цензор - ОН. Поверь, Бог знает, что в твоем сердце, Он всегда с тобой и если ты обратишься к Нему с просьбой о совете - Он никогда не откажет тебе. Послушай Бога в своем сердце и ты поймешь, что можно писать, что - нет...
  Так и произошло. Я работал тележурналистом около двух лет. И в своих материалах я всегда писал и говорил только то, о чем я думал. Никто никогда меня не цензурировал...Со съемочной группой я объездил множество церквей, монастырей, взял десятки интервью у священников, монахов, религиозных деятелей, видных политиков, разделяющих христианские ценности. Я увидел сотни простых людей - верующих, христиан, чью жизнь изменил Бог. И я понял - да, тогда, на море, я сделал правильный выбор.
  И еще - со мной случилось нечто странное и необъяснимое с человеческой точки зрения. Я полностью потерял желание пить. И перестал пить. Без лекарств, психологов, психоаналитиков и психотерапий. Как будто кто-то стер эту зависимость из моего мозга. И депрессии тоже исчезли. Я выбросил все антидепрессанты и прочие лекарства. ОН выполнял свое обещание...
  Полтора года спустя после памятных событий я зашел в какое-то кафе. И тут меня окликнули. За одним из столиков сидела компания звукооператоров из Радио. Это были молодые умные парни и с ними я всегда находил общий язык. Они пригласили меня за свой столик, правда, очень удивились, узнав, что я не пью. С ними сидел один пожилой человек - легенда Радио - один из основоположников современной болгарской радиожурналистики. Прошел час или два, мы с парнями смеялись, вспоминая разные интересные события, они мне рассказывали последние сплетни из радиожизни... И тут Ш /так звали пожилого/ вдруг обратился ко мне:
  - Слушай, парень, а ты не хотел бы вернуться на Радио?
  - А в чем дело? - честно говоря, я похолодел, услышав этот вопрос.
  - Нам сейчас нужен еще один диктор новостей на "первой кнопке". Я считаю, что ты подходишь. Хочешь, я завтра поговорю с начальством?
  - Вы наверное знаете, кто я такой. Меня никогда не возьмут на Радио.
  - Люди забывчивы. Что было - быльем поросло. Хочешь ко мне - на первую кнопку?
  Я закрыл глаза. И тут в памяти моей всплыли уютные коридоры радио. Я вспомнил тот непередаваемый трепет, когда садишься к микрофону. Я вспомнил лица знакомых, лица любимых...И еще я подумал - ведь "первая кнопка" - это самое престижное, о чем я мог бы мечтать. Куда до нее Иновещанию. Вот классно будет, когда я столкнусь лицом к лицу с бывшими коллегами из редакциии и они офигеют, узнав, кем я теперь работаю...
  Я помолчал, а потом сказал:
  - Спасибо! Большое вам спасибо за это предложение, но я не хочу возвращаться.
  - Ты чего, парень? - не мог поверить Ш. - Ты понял вообще-то, что я тебе предлагаю?
  - Прекрасно понял. И поэтому говорю - огромное вам спасибо, но я думаю, мне не стоит возвращаться.
  - Ну как знаешь, - обидился Ш. - Имей ввиду, второй раз я такое предложение тебе не сделаю. Желающих на это место много...
  
  Тем временем телеканал, на котором выходила передача "Христианство" стал испытывать трудности с финансированием. Начальник собрал нас и сказал:
  - Ребята, дела плохи. Я веду переговоры о переходе нашей передачи на другой канал, но я не знаю, когда и как они завершатся. Поэтому я честно говорю вам - если вам кто-то предлагает работу - принимайте предложение. Я не обижусь.
  Идти мне было некуда. Но тут ОН опять позаботился обо мне. Буквально через пару дней мне позвонила одна знакомая, которой я не видел уже много времени и спросила:
  - Слушай, тут одно итальянское издательство объявило конкурс на должность редактора с русским языком. Тебя не интересует это предложение?
  Я явился на конкурс, выдержал экзамен и стал редактором. Сегодня журналы, которые я редактирую выходят в странах бывшего СССР тиражами в сотни тысяч экземпляров...
  Весной прошлого года в моей квартире зазвонил телефон.
  - Привет! Как дела? - услышал я знакомый голос. Звонил мой бывший коллега с Радио, ныне - начальник Русской редакции.
  - Да вроде живой я.
  - А чем занимаешься?
  - Работаю, музыку пишу, перевожу... А чего случилось-то?
  - Тут такое дело...Завтра исполняется 10 лет нашей редакции. Событие, широко отражается в радиоэфире....Будет сабантуй, танцы-манцы, шведский стол... Сверху сказали - пригласить всех бывших коллег.
  - Слушай, ты ведь знаешь, что на Радио, а тем более в редакции, я - персона нон грата, - сказал я.
  - Да ну тебя, - преувеличенно убедительно обиделся коллега. - Все о тебе спрашивают, вспоминаем тебя часто. Хотим тебя увидеть. Начальство сказало - пригласить...
  - Да уж ладно, давай по-честному, ведь когда я уволился, что-то мне 5 лет никто не звонил...
  - Ну ты наверное понимаешь......., - замялся коллега. - Но это давно было! Приходи давай! Мы всех бывших в эфир пускаем, уже объявили об этом в анонсе, запишешь материал, а то слушатели-то о тебе спрашивают...Помнят!
  Я не хотел идти, но потом сказал себе - пойду! Не ради вас, а ради тех слушателей, кто и спустя 5 лет вспоминает обо мне!
  И я пришел.
  Странно было входить в здание Радио. Такое до боли дорогое, и в то же время - уже далекое и чужое. В редакции все было по-старому: те же облезлые обои, те же старые компьютеры, всюду валялись материалы, распечатки... И почему-то пахло кислой капустой. Тихий, спокойный мирок...
  Мне сразу же стало душно. Бывшие коллеги рассматривали меня с интересом, улыбались. Но ситуация была очень двусмысленная. Я сразу понял - никогда мы уже не будем близки. Никогда. Все осталось в прошлом.
  В одних глазах я видел радость, в других - удивление, в третьих - затаенный страх. Почему? Им наверное лучше знать..
  Меня наперебой расспрашивали - кем работаю, где, как, чего? Дипломатично поинтересовались - а примерно сколько получает человек за подобную работу? Я тоже очень дипломатично и туманнно намекнул - и увидел, как лица их вытянулись. Видно получал я теперь гораздо больше их...
  Затем мне дали в руки какой-то юмористический текст - его я должен был прочитать в студии. Я внутренне подобрался - решил - вот я вам сейчас покажу, в лепешку расшибусь, а сходу его все прочитаю, без ошибок. Увидите, что такое настоящий радиожурналист... В студии было человек пять - все из редакции. Читать надо было на пару с одной коллегой. Мы разбили текст на блоки, вздохнули...Запись! И все вышло именно так, как я хотел. Нате вам! Ни разу я не ошибся, все интонации были правильными, все ударения. Учитесь, коллеги, у дяденьки!
  А потом был банкет-сабантуй. В зале собралось около ста человек - сотрудники всех десяти редакций Иновещания. После торжественной речи мои бывшие коллеги набросились на еду-питье. Чего зря речи болтать, переливать из пустого в порожнее? Бутылки быстро пустели. Ох и пьют же журналисты...
  Я стоял в стороне... Видно ни я, ни мои бывшие коллеги по редакции не испытывали особого желания к общению. Мы улыбались друг другу, но все было так фальшиво.
  Я в основном общался с людьми из других редакций. Они и в самом деле были мне рады. Узнавал новости: кто-то родил, кто-то женился, кто-то ушел, кто-то спился. Кстати, спились и двое молодых звукооператоров из компании, которая пригласила меня пару лет назад за свой стол в одном кафе. Помните? Это когда я получил предложение поступить на "первую кнопку"...
  - Здорово, парень! А ты жив! - кто-то хлопнул меня по плечу. Я обернулся и увидел коллегу, уже не помню из какой редакции. Мы с ним почти не были знакомы - так, раскланивались-здоровались и все.. Он был здорово пьян, пошатывался и причмокивал губами. Но в глазах его я видел искреннюю радость от встречи.
  - А ведь живой, а? - повторил он, улыбаясь. - Ты на них посмотри, надулись как сурки...- он кивнул в сторону моих коллег из русской редакции.
  - Я-то часто в подвале пью, они за соседнем столиком сидят...Наслушался про тебя... Они и вправду часто тебя вспоминают. Говорят - небось спился или в психушке сидит. Или газеты продает, стоит трясется на морозе. А ты им сегодня такую свечку в жопу вставил.... Выжил ты, а? Не сломался!
  - Да, я выжил. И не сломался, - ответил я.
  Я посидел еще полчаса, а потом тихонько ушел не попрощавшись.
  Выйдя на улицу я понял, что победил. Окончательно. Да, это была победа, к которой я шел много лет. Я победил, но не их, моих бывших коллег или систему, помилуйте, они-то тут причем? Я победил себя. Я сохранил в себе художника и талант мой давал обильные плоды
  За годы, прошедшие с того памятного дня на море, я изменился. Я всерьез занялся музыкой. Пьесы свои я выкладывал на два интернет-портала, так как денег на запись в профессиональной студии у меня не было. Большинство из моих вещей занимали первые места в разных интернет-парадах. Пара вещей держались на первом месте по 2-3 месяца. Я стал лауреатом ежегодного музыкального конкурса, проводимого одним русским порталом независимой музыки...
  Я перевел книгу, написал множество радиопередач на христианскую тематику, снял десятки репортажей, сделал документальный фильм о современной христианской музыке...И я всегда имел возможность показывать мир таким, каким его видел я, а не таким, каким его требовалось видеть...
  В конце прошлого года я почувствовал, что в моей жизни чего-то не хватает. Во мне созрело желание писать - не передачи, репортажи или статьи, а прозу. Признаюсь честно, я и раньше пробовал делать это, но результаты не удовлетворяли меня и я уничтожал написанное. Я написал несколько рассказов и выложил их на один блог. Мои тексты вызвали интерес и я решил - будь что будет! Я буду писать!
  Как-то я прочитал о том, как рождаются жемчужины. В глубинах океана обитают небольшие раковины- моллюски. Иногда в раковину каким-то образом попадает песчинка. Чаще же их вкладывают туда люди. Песчинка причиняет моллюску невероятную боль. Пытаясь погасить ее, он выделяет какое-то вещество, которое обволакивает песчинку, заключая ее в своеобразную оболочку. Боль не проходит, ведь песчинка-то остается. Снова и снова, год за годом бедный моллюск пытается справиться с песчинкой. Оболочка на ней растет и растет. Это и есть будущая жемчужина... Приходит момент, когда человек раскрывает створки раковины и вытаскивает ее драгоценное содержимое. А моллюск умирает.
  Есть люди, которые с детства блестят талантом как самоцветы. Такими были Пушкин, Моцарт, Эдисон. А есть и такие, чей талант напоминает песчинку, попавшую в раковину. Наверное, я отношусь к их числу...
  Долгие годы росла песчинка, которую ОН вложил в меня. Она причиняла мне боль и я гасил ее алкоголем. Я всячески пытался избавиться от нее, хотел передать ее другим, вырвать ее с мясом и забыть о ней. Но в момент, когда боль стала нетерпимой и я уже не мог больше жить, ОН раскрыл створки моей раковины и освободил мой талант, оставив его мне.
  Я не умер. Умерло мое прежнее "я". Это произошло там, в маленьком городке на побережье Черного моря. Случилось это тогда, когда я послушал ЕГО и не пошел на сделку со своей совестью.
  Я не строю иллюзий относительно размеров моей жемчужинки. Да, она маленькая, очень маленькая. Ну и что? Мне она приносит радость, ей радуются и другие люди и я чувствую себя счастливее многих преуспевших людей и разных великих талантов.
  Наверное это и есть портрет художника в зрелости.
  
  "ЗИМА В D***"
  
   Часть первая. "Январь" - Маринка и Новый год
  Чуть больше месяца осталось до Нового года, а до Рождества всего лишь 26 дней. В магазинах начитаются праздничные распродажи, в витринах выставляются огромные плакаты "Скидка 30%", а кое-где уже мигают разноцветными огоньками искусственные елочки... "Где отмечаешь? С кем отмечаешь? Куда поедете?" - только и слышно в офисе. Я пока еще не решил - куда, как, на что? Но все эти разговоры о предстоящем празднике напомнили мне о самом интересном и счастливом Новом годе в моей жизни. Событие, о котором я расскажу, произошло 1 января 2001г. Да, именно это уточнение необходимо сделать перед началом рассказа - я хочу поведать не о новогодней ночи, а о том, что произошло со мной в первый день Нового года в одном небольшом подмосковном городке. А дело было так...
  
  2000год выдался для меня исключительно гадким. Это был год успехов и поражений, признания и огромных разочарований. И по общему счету, гадости и боли было в нем столько, что к ноябрю я впал в дикую депрессию, а день и ночь свелись в одну непрекращающуюся пьянку. В результате всего этого я потерял престижную работу, остался без денег и без друзей. И перспектив по жизни у меня не было никаких. И тогда я принял решение сменить обстановку и уехал на несколько месяцев в Россию - страну, где я родился и где не был долгих 10 лет.
  
  Поселился я у родителей, которые были в долгосрочной командировке в одном подмосковном городке. Длу того, чтобы чем-то занять свой мозг и иметь доход, я нашел работу по одному проекту - делал, сидя дома мультимедийный диск к юбилею института, в котором работали родители. Работа была легкая, интересная, непыльная, а и деньги шли хорошие... На дворе стоял декабрь...
  
  Вечерами я ходил в небольшой, дешевый и сравнительно спокойный пивбар "Лига чемпионов", что находился в 15 минутах ходьбы от дома. Посещала его в основном молодежь, но попадались и посетители среднего возраста. Братков, блядей, шелупони и красных пиджаков не было - слава Богу! Поэтому место и в самом деле было хорошим. Садился я всегда за столик, у стойки не сидел, выпивал от трех до пяти кружек пива, а потом шел домой. Постепенно у меня появились знакомые, некоторые даже впоследствии стали друзьями, но это произошло потом. А сейчас я рассказываю о декабре...
  
  30 декабря я как обычно сел за столик с кружкой любимого "Клинского" в руке. Бар заполнялся и очень скоро свободных столиков не было. Я потягивал пиво, курил и думал о жизни. Вдруг около моего столика остановилась девушка, которую я в этом баре раньше никогда не видел. "У вас свободно?" - спросила она. Я машинально кивнул и пригласил ее за столик. "Имейте ввиду, я не одна, у нас встреча одноклассников и сейчас сюда подойдет еще человек 5-6. Не помешаем?" - добавила девушка. "Да пожалуйста, садитесь, я буду только рад компании", - ответил я. И только теперь внимательно посмотрел на нее.
  
  Передо мной стояла настоящая красавица. Высокая, с длинными сильными ногами, небольшой крепкой грудью, кудрявыми каштановыми волосами и почти черными глазами. Губы у нее были сочными, пухлыми, носик чуть вздернут, а уверенный взгляд говорил о том, что девушка - человек с характером.
  
  Постепенно мы разговорились. Оказалось, что ей 21 год, уже побывала замужем, разведена, детей нет, живет и работает на Украине, менеджером в немецкой фирме, а сюда приехала к родителям на Новый год. Созвонилась с одноклассниками и договорились о встрече здесь, в "Лиге чемпионов", так как не видели друг-друга 3 или 4 года.
  
  Наконец подошли и одноклассники, человек 6 или 7, парни, девчонки...И как-то так само-собой оказалось, что я стал кавалером Маринки /так звали мою новую знакомую/ и всем, в том числе и ей, это казалось само собой разумеющимся. Мы пили, шутили, смеялись, потом стали фотографироваться и нас с Маринкой сняли вдвоем, крепко обнявшихся, как настоящую пару.
  
  Ее волосы щекотали мне ухо, я повернул голову и спросил: "Хочешь спать со мной?". Маринка не задумываясь ответила: "Хочу. Очень" и мы поцеловались. А потом мы опять пили, веселились и так было до 2 часов ночи, пока вдруг в бар не пришел ОН - Маринкина любовь школьных лет. Я уже был порядком пьян, а так как по природе своей я кавалер и имею свой моральный кодекс, я просто потихоньку ушел домой. Грустный и в подавленном настроении.
  
  На следующий день было 31 декабря. Чтобы отвлечься я ходил с родителями по магазинам, чистил картошку, пек мясо, делал салаты...Одним словом, принимал посильное участие в приготовлении новогодней трапезы. А мысли мои были с Маринкой. Я забыл сказать, что взял у нее номер телефона и весь день я только и размышлял о том: позвонить или нет? В конце-концов я решил - позвоню. Надо. Пусть даже меня пошлют нахуй. Все равно позвоню!
  
  Из дома этого сделать было нельзя и поэтому полдвенадцатого ночи я вышел на улицу к автомату и бросил в щель жетончик. Сердце так бешено стучало, что я вообще хотел тут же после первого гудка бросить трубку и убежать домой. Но пересилил себя. В трубке послышался незнакомый голос и я попросил Марину. А она очень обрадовалась, когда услышала меня. Я поздравил ее с наступающим Новым годом и спросил: хочет ли она со мной увидеться завтра? Она ответила:"Да. С удовольствием". - "А ты хочешь сделать то, о чем мы с тобой говорили вчера?"- както совсем по-наглому спросил я. - Да!-не задумываясь ответила Марина. И мы договорились встретиться 1 января в 12 дня на центральной площади городка...
  
  Новый год прошел для меня как в тумане. Родители веселились, мы смотрели какую-то праздничную передачу, ели......а я все думал: придет или нет?... Она пришла...
  
  Наверное у всех из вас, друзья, бывал такой момент - хотите трахнуться, есть с кем, а вот нет где? И для меня пришел этот момент. Дома невозможно. Родители. У нее тоже. У ее друзей тоже. Ведь 1 января! Все дома сидят! В городе всего одна гостиница, мне с иностранным паспортом туда ход заказан - во-первых, супердорого, во-вторых, самое важное - фамилия у меня редкая, отца в городе прекрасно знают и КГБ не спит. Сразу будет компромат. А этого допустить нельзя. Тем более, что прецеденты "сладкой ловушки" в нашем городке случались. И тогда я решился...
  
  Был у меня со школьных лет один друг. Назову его Леней. Вместе мы учились в музшколе, вместе несколько раз ездили в пионерлагеря. Вместе слушали западную музыку... Приезжая в Россию я всегда звонил Лене и мы встречались. Вернувшись в родной город я и на этот раз тут же позвонил ему, мы набухались, а по ходу дела я узнал ужасную вещь. Леня признался, что после долгих лет нормального существования и житья с бабами, он после одного житейского кризиса сменил резьбу - т.е. стал вначале бисексуалом, а потом и вообще почти 100% голубым. Хорошо хоть, что не пассивным, а так - 50х50. Это меня дико потрясло, но для меня он все равно остался другом. И я об этом сразу же ему сказал. И мы опять напились, а потом и еще, и опять...
  
  Сам я -грубый, не поддающийся новым модерновым сексуальным влияниям гетеросексуал,страшный любитель женщин, о чем я не преминул заявить Лене. Он ответил, что прекрасно меня понимает и что всякой хуйни конечно предлагать мне не будет. Ведь мы друзья. Я тоже со своей стороны никогда его не обидил ни одним словом или намеком на его ориентацию, наоборот, всячески пытался пробудить в нем интерес к бабам. Жалко, что не удалось....
  
  Так вот, единственным, к кому я мог привести Маринку был Леня. Жил он в двухкомнатной квартире вместе с братом Шурой - добрейшим и тишайшим существом, ведущим исключительно ночной образ жизни. Шура ночью программировал, гулял и питался, а днем спал. И голубым, кстати, не был...
  
  1 января 2001года в 12 часов дня я стоял на центральной площади города и поглядывал на часы. Но Маринки не было....Появилась она в 12.20, бабы, что с них возьмешь, я еще никогда не видел такую, которая вовремя приходила бы на встречу. А ведь что интересно - дом Маринки окнами выходил на площадь... Видно помучить хотела...
  
  И вот она появилась. Это было интересно наблюдать - как медленно, можно сказать царственно она приближалась ко мне - высокая, красивая, в роскошной шубе почти до пят, и снежинки опускались ей на кудри. И походила она на хищное животное, вышедшее на охоту - настоящая тигрица.
  
  Я объяснил ей, куда мы идем и возражений не встретил. С собой у меня были водка и шампанское - не появляться же с пустыми руками...
  
  Леня встретил нас в состоянии похмелья. Нормально - ведь Новый год! Шурик спал, мы уселись на кухне, открыли водку и выпили за все хорошее в жизни. Друг вел себя очень тактично, я позвонил ему еще в 10 утра и объяснил в чем дело. Он обхохотался и сказал: "Ну-ну, интересно с тобой жить!" Через полчаса, когда у Лени новая водка крепко легла на вчерашнюю, мы с Маринкой перешли в гостиную, а он остался на кухне наедине с бутылкой. Знаете, я никогда еще не действовал так нахально - напросился в гости, да еще с поебкой. Е-к-л-м-н! Что за новые пространства открылись в моем мозгу?
  
  Мы с Маринкой целовались, а по ходу дела я раздел ее и перенес на диван. Какое сладкое у нее было тело! И с какой радостью встречало оно мои ласки и поцелуи! Как тянулось к ним с жадностью, как отвечало всем моим желаниям, как восторгалось вместе со мной!
  
  У нас обоих уже несколько месяцев не было партнеров и поэтому мы рванулись в секс по-звериному, с остервенением, как бы зная, что все, что мы можем дать друг другу и взять друг у друга, будет только сейчас и второго такого случая никогда не будет!
  
  Минут через 20, когда мы сменили уже пару поз и я поставил Маринку раком, лицом к двери в коридор, дверь эта открылась и вошел Леня. Он бросил на нас пьяный взгляд и прошествовал в сторону ванной.
  
  Маринка вопросительно повернула ко мне голову, но я только пожал плечами: -"Мне похую, а тебе?" - И мне похую, - со смехом ответила она и приглашающе вильнула аппетитной попой. И мы продолжили.
  
  Минут через пять Леня вышел из ванной и смиренно спросил: " А можно я тут посижу? Одиноко на кухне очень!" -Да садись, конечно" - ответил я. Маринка опять вопросительно посмотрела на меня, но видно ей и в самом деле было все похую.
  
  Знаете, и тут-то и началось самое интересное. Потому что вдруг меня охватило невероятное чувство СВОБОДы. Исчезло все вокруг. Были только я и Маринка. И мне наплевать было на Леньку, наоборот, мне хотелось, чтобы в комнате были и другие зрители, чтобы они смотрели на нас, ловили каждый наш вздох, следили за любым нашим движением...Чтобы они были сопричастны к тому непередаваемому словами восторгу, который овладел нами. "Я обязательно когда нибудь приму участие в порнофильме! Обязательно!" - подумал я.
  Маринкой явно владели те же чувства. Никогда еще я видел настолько свободной и раскованной женщины. Она выполняла все, о чем я просил, только не захотела анального секса - сказала, что пробовала, но ей он никак не понравился. Да я и не особо настаивал - и так понимал, что получил гораздо больше, чем мог рассчитывать -:)
  
  Ленька мирно посидел минут десять, а потом...заснул. Бедный милый друг! Как угораздило его стать голубым! Как я ненавижу всех ублюдков, называющих себя геями и отвращающих свой взор от прекрасного создания - женщины! Будь прокляты те, кто воспользовался минутами твоей слабости и депрессии и сделал тебя голубым, Ленька!
  
  Я не помню, сколько раз кончала подо мной Маринка. Мне просто было хорошо. Как и ей. Утомившись, мы выпили немного водки, уложили спящего Леньку на кровать и вышли на лестничную клетку покурить. Маринка только надела сапоги и прямо на голое тело накинула шубу! И вышла на лестницу нимало не смущаясь! Классная была баба!
  
  Потом мы опять выпивали и разговаривали о жизни. Не как дети и мечтатели, а как вполне взрослые люди. Нам нравилось быть вместе, заниматься абсолютно разнузданным сексом, пробовать новое и новое.....В то же время мы ощущали, что связывает нас не только секс, а некая духовная связь. Именно та необъяснимая связь, благодаря которой существуют счастливые браки, длящиеся много-много лет. И которая гораздо важнее и значимее секса. И в то же время мы понимали, что нам никогда не жить вместе. Потому что у нее были одни планы на будущее, у меня другие...И мы знали, что сегодня наверное последний день нашей встречи. А другого не будет никогда...
  
  И мы опять занялись любовью. Я уселся в кресло, Маринка на меня. Если б вы знали, ЧТО можно вытворять на обыкновенном кресле!!! И что мы вытворяли... А рядом на кровати кротко сопел мой друг Ленька...
  
  Когда я выпью водки, то не кончаю очень долго. Так было и в этот раз. Маринка устала, но она очень хотела сделать мне приятное - такой завершающий мажорный акорд нашей прекрасной совместной симфонии. Она встала на колени, взяла мой хуй в рот и так заработала языком, горлом и руками, что через несколько минут я выбросил ей в рот настоящий фонтан спермы. Она проглотила ее без остатка, даже не поперхнувшись и лишь оглянулась на стол в поисках , чем бы запить эту "сладкую наливку". Так как стаканы были пусты, она пошла на кухню, а я последовал за ней. Горло пересохло.
  
  И тут случилось самое смешное событие дня! Увидев на столе стеклянную бутылочку с чем-то красным, похожим на кетчуп, Маринка схватила ее и сделала солидный глоток. Вдруг лицо ее покраснело, глаза полезли из орбит, а из горла стали вырываться перхающие звуки. Она замахала руками, показывая, что ей мигом нужна вода! Я перепугался и налил ей из под крана полный стакан. А потом еще один. Отдышавшись, Маринка принялась разглядывать бутылочку. А потом заматерилась.....Не понимая, в чем дело, я взял бутылочку и прочитал: "Аджика". Рядом с надписью на русском шел какой-то текст на грузинском.....Для тех, кто не знает, объясняю - Аджика - это острейшая грузинская приправа из помидоров, черного перца и трав, которую чуть ли не по капельке добавляют в жаркое...Бедная Маринка...К чести ее однако следует сказать, что поняв, в чем дело, она засмеялась. А с ней и я... Мы стояли обнявшись на кухне и долго смеялись и целовались...
  
  А затем мы гуляли по набережной. Волга была покрыта льдом, тихо кружились снежинки, солнце медленно скрывалось за горизонтом. Я проводил Маринку до дома и мы простились. Вот так закончился для меня это волшебный праздник - 1 января 2001г.
  
  А на следующий день Маринка уехала обратно на Украину. Пару раз мы говорили по телефону, но никогда больше не увиделись...
  
   "ЗИМА В D***". Часть вторая. "ФЕВРАЛЬ" - Нинка-изменщица
  
  
   Это было несколько лет тому назад. Я тогда работал в небольшом подмосковном городке, единственными достопримечательностями которого были Международный ядерный институт, какой-то левый Университет, имени которого я так и не запомнил, и небольшой приятный пивной бар под названием "Пивной клуб "Лига чемпионов"". Не то чтобы в городе не было других баров, ресторанов и пивных. Просто "Лига" привлекала меня тем, что в ней можно было в нормальной обстановке в окружении сравнительно интеллигентных людей попить дешевого пива, послушать музыку и при этом не получить по морде. Потому что в пивных всякое бывает...
  
  Обычно я приходил в "Лигу" к 8 вечера, садился за столик на четверых, выпивал несколько кружек любимого "Клинского", глазел на баб, бывало знакомился с компаниями, присаживающимися за мой столик, а к 12 вечера шел домой спать. Вот так и проходили мои вечера. Конечно, целью моей было знакомство с какой-нибудь симпатичной девушкой, что и случалось иногда, но кроме пары-тройки раз дело никогда не доходило до серьезного - до секса, просто бабы сразу меня раскусывали - посидев со мной за одним столом пару часов, они каким-то звериным чутьем понимали, что я - человек неперспективный - без машины, без квартиры, престижной работы и денег в банке- одним словом - напрасная трата времени. Я не обижался. Жениться я ни на ком не собирался и интересовала меня... вы уже догадались? -лишь поебка без всяких там ангажиментов...
  
  В этот вечер я опять сидел за столиком и одиноко пил пиво.
  
  -Ангелочек! Опять один? Ну мы к тебе подсядем! - раздалось за спиной. Я обернулся и увидел подходящую к моему столику компанию из четырех человек. Двоих из них я знал. Это были худющий Антошка-рокер в своей вечной кожаной косухе, которую он не снимал даже в самые лютые морозы, его подруга - 70-килограммовая Люська.....а вот остальные....
  
  Как оказалось, белесого парня с короткой стрижкой и в очках звали Дима. Я сразу его окрестил Дима-ассистент. Он работал на какой-то непыльной должности в универе и имел вид человека, который очень давно не ебался и у него прямо-таки все чешется - так хочется кому-нибудь всунуть! Девушку с ним звали Нина, но было видно, что хотя Дима и ухаживает за ней во всю - ее он не ебал и шансов на это не имеет никаких.
  
  Я люблю высоких статных женщин. Наверное и Нинка бы мне понравилась, потому что в ней было почти 180см роста, но вот посмотрел я ей в глаза и понял...нет - не то! Очень уж хитро она смотрела...Знаете, есть такой тип женщин - симпатичные, бойкие, по-крестьянски цепкие, одаренные природной интеллигентностью, иногда знают и по два языка, но все равно - лимита! Сразу видно - лимита! И хитрость у них примитивная, крестьянская. Цап! Хвать! Уцепила мужика и все - он уже не мужик, а муж! Ох, не люблю я таких баб...
  
  Лицо Нинки показалось мне смутно знакомым и пока компания ожидала пива и перекидывалась ничего не значащими словами, я попытался вспомнить - где же я ее видел? И вспомнил...
  
  Здесь я ее видел, в Лиге. И была она с одним.......Назову его Илюша-теленок.
  
  Представьте себе здоровенного блондина. Интеллигентного, в детстве игравшего на пианино. Любимца бабушек, дедушек и тетек, примерного мальчика, чистого, опрятного, свысока смотрящего на окружающих - ибо все они для него быдло. Глаза у Илюшеньки голубые-голубые, выпуклые, надменные, а губы пухлые-пухлые. Посмотрит паренек на народ, пошлепает-почмокает губами, промелькнет откуда ни возьмись в его глазах странная глупинка - ну чем не теленок!
  
  Любил Илюшенька баб! Женился он рано, заимел ребенка, развелся, погоревал немножко и решил жить плейбоем. С полного одобрения многочисленной родни, которая жалела Илюшеньку и ненавидела "подлую бабу", которая "обманула" их мальчика.
  
  Работал Илюшенька в престижной компании, получал очень хорошие деньги, имел собственную квартиру, а все свободное время посвящал поиску телок для поебки. Но телки - они не дуры. Видят - что к чему, поэтому приходилось Илюшеньке довольствоваться первокурсницами из универа - в основном именно лимитой, надеявшейся охмурить видного городского парнишу с собственными апартаментами. Так и попал он на Нинку.
  Я на Илюшу обратил внимание совсем случайно. Просто сел он как-то со своей компанией за соседний столик, все пиво заказывают, по-нормальному, по-человечески, ведь в пивном баре сидят, а наш герой громко так заявляет, чтоб всем вокруг было слышно: А я - коктейль! "Кампари" буду пить!
  
  Скажите, какой мужик, придя в пивной бар заказывает коктейль, который к тому же стоит в 4 раза дороже, чем кружка обыкновенного пива? Сказать вам кто? Пидор или полный придурок. Вот вам и портретик Илюшеньки-теленка. А его Нинка сейчас сидела передо мной. Поссорились они что ли?
  
  В принципе, я совсем не собирался кадрить Нинку. Нахуй мне она? Не в моем вкусе, хоть и симпатичная, груди круглые, ноги стройные, длинные, бывшая волейболистка...
  
  Я сидел и пил себе "Клинское" по 18 руб. за кружку, смеялся, когда Антошка рассказывал анекдоты, умно поддакивал Люське, когда та пересказывала содержание последней прочитанной книжки, кивал Димычу в знак того, что мол - да! хорошая вещь американский Пентиум, и старался не обращать на Нинку особого внимания. Но не тут то было.
  
  Узнав, что я не местный, проживаю за рубежом и что здесь я временно, Нинка кинулась в атаку....
  
  Я вначале отшучивался, даже не мог понять - серьезно это она или нет, но потом понял - баба пытается меня снять. Чтож... Пива я к тому времени выпил уже достаточно и мне было довольно-таки похую, поэтому я включился в игру... Нинка училась на факультете английской филологии, подрабатывала уроками и как-то очень быстро и ненавязчиво всучила мне свой адрес в общаге, намекнув при этом, что она уже свободная баба. Договорились мы о том, что во вторник вечером я приду к ней в гости. Гы-ы-ы.... Изучать английский -:)
  
  Был конец февраля, сессия закончилась, общага пустовала, так как ее обитатели разъехались на каникулы. В огромной комнате с шестью кроватями Нинка была одна. Я привез с собой бутылку шампанского, мы пили, болтали, причем Нинка постоянно пыталась меня подъебнуть по любому поводу, шутница, блядь... Наконец я перешел к действиям - обнял Нинку и начал ее целовать. Она тяжело задышала, сама повалила меня на кровать, накрыла собой и прижала к подушке. Минут пять мы целовались, исследовали друг друга языками, а потом она села сверху и насмешливо глядя мне в глаза заявила:
  
  - Хи-хи, дядя, я молодая, сильная - я тебя сейчас так заебу, что мало не покажется! Сейчас узнаешь, как Нинка ебется...
  
  Знаете, может для кого-нибудь подобные слова - вершина эротики, но только не для меня. Очень я не люблю баб, которые о себе чересчур высокого мнения. Очень не люблю...
  
  Вообще-то, существует три вида баб. Первые - пассивные. В сексе они позволяют парню "вести партию", подчинаются ему и делают все, что он хочет. Бабы второго вида принимают мужчину как равноправного партнера, с которым предстоит делать общее приятное дело. Такие бабы - лучше всех! А есть еще одна категория - самые противные - они все норовят взять над тобой верх , так сказать, сесть тебе на башку, чтобы все обязательно было по-ихнему, а не по-твоему. Именно такой и была Нинка.
  
  "Ох, ты у меня сейчас увидишь, девонька, кто кого заебет" , - подумал я и решил: так ее оттрахаю - по-злому, - что мало не покажется!
  
  Я в принципе в сексе придерживаюсь следующих правил - если ты ценишь партнершу, всегда прежде всего делай то, что ЕЙ, а не тебе нравится. И в обиде не останешься. Потому что довольная женщина отблагодарит тебя за все сторицей. Поверьте, проверено...
  
  С Нинкой надо было действовать по-хитрому, поэтому я расслабился и довольно застонал, когда она расстегнула мне джинсы и вцепилась в хуй. А потом взяла его в рот и начала сосать, правда не совсем умело - видно плохим учителем был Илюшенька...Нинка вовсю старалась, раскраснелась, а потом вдруг быстро отодвинулась и выдохнула: "Все! Хватит пока! Давай раздень меня!"
  
  Я медленно, с поцелуями снял с нее рубашку, лифчик, джинсы, трусики...Ох, и длинная же была баба - сразу видно - волейболистка.
  
  - Смотри! - гордо раздвинула ноги Нинка. - Как тебе?
  
  Я посмотрел непонимая.
  
  - Видал, как у меня? Нравится?
  
  Я опять посмотрел. Передо мной была обыкновенная пизда, уже довольно-таки мокрая, а над ней - не совсем четко оформленная полоска волос.
  
  - И чего? - спросил я.
  
  - Разве тебе не нравится, как у меня выбрито? - на лице Нинки читалось разочарование.
  
  - А.....это.....Так все современные бабы так бреют. Называется "бразильская дорожка", - ответил я обыденным тоном. Ага! Первая победа!
  
  В принципе я очень люблю целовать и ласкать партнерш языком там - внизу. Люблю чувствовать трепет каждой складочки, дрожь, восторг, стоны, люблю доводить до оргазма таким способом. Но не на этот раз!
  "Не будет тебе лизанья, сучка, ох я тебе сейчас вправлю" - подумал я. Но пока еще рано было приступать к серьезным действиям. И я продолжил целовать нинкины груди, живот, потом повернул ее лицом вниз и начал проводить языком по позвоночнику - вверх-вниз, вверх-вниз.
  
  Нинка не на шутку возбудилась.
  
  - Возьми меня за груди! Погладь их! Пожалуйста, продолжай целовать спину! Ох! Сожми их! Ох! Ох! ОХХХХХХХ!
  Она вдруг затряслась, потом еще и еще. Оргазм. Никогда еще не видел бабы, которая получала бы оргазм только от целования ее спины и лапанья грудей. Да-а-а, век живи, век учись...
  
  Нинка обмякла и тут уж я взялся за дело. Повернул ее лицом к себе, раздвинул безвольные, расслабленные после оргазма ноги и вошел в нее. Сразу.
  
  И тут началось.
  
  Вначале Нинка, следуя своей стратегии еще пыталась как-то мною командовать, направлять. Но очень скоро отказалась. Потому что я не позволил. И потому что ей стало хорошо. Просто лежать и подчиняться, просто быть ебаной и ловить от этого кайф.
  
  Не помню, сколько времени я был сверху, - я просто ебал ее по-крутому, пока у меня не затекли мышцы рук. Потом я поставил ее раком, чему она подчинилась беспрекословно, и опять вошел грубо - прямо как в порнофильмах - чистый хард.
  
  Ебать раком - это я люблю больше всего. В такие моменты я чувствую себя машинистом, который управляет поездом, наездником - оседлавшим буйного норовистого коня....Ты задаешь ритм, регулируешь глубину проникновения, темп, частоту....Раз, два, три, ЧЕТыРЕ! Раз, два, три, ЧЕТыРЕ! И так - раз десять, а потом: раз, два, три, четыре, пять, шесть, СЕМЬ, ВОСЕМЬ, ДЕВЯТЬ, ДЕСЯТЬ! - последние четыре толчка совершаются мощно, до упора в глубину. А потом, когда чувствуешь, что баба уже почти словила оргазм, вдруг сбавляешь темп: раз, два, три, четыре....тихо, тихо, тихо, пока у нее не пройдет. И потом опять: РРРРАЗ!
  
  Нет, сразу было видно, что не знала Нинка такой ебли...Не знала, а и не ведала, что так можно...Она всхлипывала, стонала, выла, кричала, а по спине у нее бежали струйки пота, смешиваясь с теми, что стекали у меня с груди.
  
  Так мы еблись минут сорок. И опять она в который раз затряслась, оргазмы следовали один за другим, а потом она вскрикнула и повалилась на постель. "Ох, оставь, заебал, просто заебал меня, в доску заебал" - счастливо всхлипывала она. А потом повернулась ко мне лицом и я увидел, что исчезла из ее глаз вся хитрость, лукавство, желание доминировать, подъебывать, насмехаться. И лежала передо мной просто тихая, довольная баба с простыми бесхитростными глазами.
  
  А я так и не кончил - вот чертов алкоголь...
  
  Прошло минут десять. Нинка постепенно пришла в себя. И на лице у нее заиграла торжествующая улыбка.
  
  - Вот я и изменила! В первый раз! Выебла тебя!
  
  - Как же изменила-то? Ведь сама сказала, что все - кончено у вас с Илюшенькой, - непонимающе спросил я, хотя уже начинал понимать...
  
  - А вот ничего и не кончено! Не бросала я его! И вообще - я его люблю! Но он гад - свысока на меня смотрит, покровительственно, любит ввернуть, типа - ты лимита, радуйся что тебя интеллигентный обеспеченный человек взял! - начала заводиться Нинка. - А я не лимита! И город наш поболе вашего будет! И нахуй мне его деньги, у меня папа - полковник авиации - деньги и у нас есть. И еще, с какой стати это он будет на других баб смотреть, а мне на мужиков нельзя? Вот и решила изменить! С тобой!
  
  - А почему именно со мной? - заинтересовался я. - Мужиков-то вокруг много. И поумнее меня есть, и покрасивее, и побогаче, и с хуями всякими огроменными...Почему со мной-то?
  
  - А потому! - Глаза у Нинки стали вдруг мечтательными, затуманенными. - Я давно думала - вот зайдет в кабак симпатичный парень, я познакомлюсь с ним и наставлю Илюше рога! И тут ты в Лигу заходишь! Я сразу тебя заприметила, ведь часто тут бываю, а тебя раньше здесь никогда не было...Начала о тебе расспрашивать тех знакомых, с которыми ты бывает сидишь. Узнала, что ты скоро уезжаешь, так это даже лучше. А потом напросилась в компанию к Антошке с Люськой - вот и познакомились!
  
  Я конечно был польщен. Потому что считаю себя самым что ни на есть обыкновенным и непримечательным парнем. Ну интеллигентный я, ну интересный собеседник. И чего еще? И все... А тут такие латиноамериканские страсти, прямо роман пиши или сериал ставь....
  
  Было уже 11 вечера и я засобирался домой.
  
  - А хочешь, я еще к тебе приду? - спросил я.
  
  - Ладно. Давай в следующую среду к трем часам, - ответила Нинка, потягиваясь.
  
  Я ушел.
  
  В среду я напрасно стучал в дверь нинкиной комнаты. Никто мне не открыл. Мимо по коридору проходили начавшие возвращаться с каникул студенты и пялились на меня. Что делать? А чего тут сделаешь? Ушел домой...
  
  Прошла еще неделя. Я опять сидел в Лиге и пил пиво. Через несколько столиков от меня сидел Илюша-теленок с Нинкой и компанией. Они опять пили что-то неподходящее для Лиги - то ли "кампари", то ли дорогой коньяк...
  
  В какой-то момент я пошел отлить. И в туалете столкнулся с Нинкой.
  
  - Привет! Я к тебе приходил.....- сказал я.
  
  - Хи-хи. А я знаю!
  
  - Откуда знаешь-то?
  
  - А мы с Илюшей в это время в кровати лежали. Когда ты стучал.
  
  - Ну-ну, - мне стало обидно, но я попытался не показать виду. - Чтож, если больше не хочешь - окей! Мне с тобой было хорошо и на том спасибо, Нина! - сказал я проникновенным голосом любовника из латиносериала. Подействовало.
  
  - Чего? И это все? А ты что, больше не хочешь со мной? - она явно была удивлена и оскорблена.
  
  - Почему не хочу? Хочу... Но не имею права влезать в твою жизнь, ведь вы любите друг-друга! - совсем по-киношному прочувственно добавил я.
  
  Нинка разочарованно посмотрела на меня. Явно ожидала большего - признаний в любви и хватания за ручку.
  
  - Ладно, пока!
  
  - Ну пока!
  
  Прошла еще неделя. И опять я пил пиво в Лиге. А за соседним столом, лицом ко мне сидели Илюшенька, Нинка и компания. Здорово под градусом.
  
  Я цедил пиво и не обращал ни на кого внимания. Это-то видимо и взбесило Нинку.
  
  Я почувствовал, что она пристально смотрит на меня.
  
  - Смотри, Илюшенька, какой парень сидит! - вдруг пьяным голосом сказала она. - Я бы ему дала!
  
  За соседними столами стали оборачиваться. Я поднял голову и посмотрел Нинке в глаза. В ответ она.......чмокнула воздух и провела языком по губам! - Я вас люблю! Я вас хочу! - и пьяно захихикала.
  Все за столом Илюшеньки прямо-таки охуели, а сам он непонимающим взором уставился на меня.
  
  - Илюша, я его хочу! Смотри, какой па-а-рень!- продолжала дурачиться Нинка. - Дядя, давайте познакомимся!
  
  Я молча смотрел на нее.
  
  И тут в Илюшеньке проснулся мужчина. Он грозно расправил плечи, губы у него надулись, щеки покраснели и взгляд его сделался бесмысленно тупым - ну совсем теленок во гневу. "Забодаю, затопчу! Кто ты такой??? Как ты смеешь на нее смотреть!!! И при этом молчать!!!" - разъяренно вопрошали илюшенькины глаза.
  
  Тогда я перевел взгляд на Илюшу. Молча. Я видел, что еще чуть-чуть и он встанет. И парни из его компании тоже встанут. И направятся ко мне. И будет пизделовка.
  
  Я знал, что Илюша сильнее меня. И даже в одиночку, хоть и с трудом, но он меня одолеет. Здоровый был гад.
  
  Но знал я и еще кое-что.
  
  Слаб был душонкой Илюшенька. Хотел он выглядеть страшным перед Нинкой и друзьями, но не мог меня испугать. Не боюсь я тех, кто в пивбаре пьет "кампари". Гы-ы-ы!
  
  И я продолжал смотреть ему прямо в глаза. Не мигая. Пристально. Вопрошающе - типа, хуйли ты от меня хочешь, телок? А был во взгляде моем и еще и подтекст: Ну давай, теленок, вставай! Иди сюда, падла! Убью! Что с того, что ты сильней, что вас много? Давай иди - замочу тебя вот этой пивной кружкой! Прямо по твоей тупой бессмысленной харе врежу! Хоть одного из вас, но замочу, прежде чем вы меня замесите!
  
  Ничего я не сказал. Только смотрел.И кружка с пивом была у меня в правой руке. На столе стояла. Все тихо-мирно. И понял мой взгляд Илюшенька. Не встал. Не подошел.
  
  Вздохнул лишь, осел на стуле и с лицемерной такой заботливой улыбочкой повернулся к Нинке: - Нинок! Ты чего? Напилась уже? Ну че с тобой, повело? Ладно, пошли домой!
  
  И они ушли. А у меня руки задрожали и я взял пятьдесят водки. Блядь, ведь еще чуток и было бы месилово.
  
  Прошло еще несколько дней и я снова оказался в "Лиге". Пил пиво. Сидел, задумавшись, и вдруг за столик ко мне подсела Нинка.
  
  - Привет! - как ни в чем не бывало сказала она.
  
  - Привет! - ответил я.
  
  - Ну как у тебя дела?
  
  - Да вроде живой, пиво пью.
  
  - А Илюшка тогда долго злился, все не мог понять, что со мной случилось, - ухмыльнулась Нинка.
  
  - Ох ты и дура же ты, Нинка! Ведь мы же чуть не подрались, ты этого что ли добивалась? - в сердцах сказал я.
  
  - А ты чего на меня внимания не обращал?
  
  - Да какое в пизду внимание? Ты ж не одна, а с френдом! - уже не на шутку разозлился я.
  
  - А знаешь, он зассал. И я поняла, что теперь точно опять ему изменю! - выдала Нинка.
  
  - Дело твое, как знаешь...
  
  - Слушай, хочу тебя спросить, только ответь честно! Ответишь?
  
  - Отвечу.
  
  - Ангелочек, неужели ты меня совсем не любишь? - тихо, но с какой-то отчаянной надеждой спросила она.
  
  И я ответил. Честно.
  
  - Знаешь, Нина, ты хотела изменить. Изменила, получила свое. Я был для тебя лишь орудием мести. И даже не догадывался об этом. Подумай сама, о какой любви может идти речь?
  
  - Ну что же. Это честный ответ. Спасибо. - Нина вздохнула и встала.
  
  - Прощай!
  
  - Прощай!
  
  На том и расстались...
  
   "ЗИМА В D***" Часть третья - "Март". Пианистка Юленька
  Те, кто читал мой рассказ про Маринку и Новый год, наверное помнят пидарасика Леньку. Несмотря на то что он такой, я все равно считаю его своим другом и надеюсь, что когда-нибудь врачи всерьез возьмутся за него и поставят на путь истинный. Но сегодня речь не о Леньке. А о Юленьке.С ней я познакомился именно у Лени дома.
  
  Однажды мы с Леней сидели и бухали. На кухне варилась огромная кастрюля борща, а в холодильнике сгрудилось бутылок 30 пива - ожидались гости. Мы смотрели один из любимейших ленькиных фильмов - про другого пидараса - Оскара Уайльда и рьяно клеймили знаменитого английского драматурга и сказочника за его мягкотелость и безхарактерность. И вдруг в дверь позвонили. Ленька пошел открывать, а я тянул пиво и почесывал свежевыбритую башку. Впервые в жизни решил ее выбрить и посмотреть, на кого буду похож. Честно говоря - страшная картина получилась!
  
  Тем временем Ленька вернулся в комнату. Не один. Была с ним красивая девочка в темносиней лыжной шапочке, коротенькой курточке и обтягивающих стройные ножки джинсах. Юленька. Именно такой я увидел ее впервые.
  
  Юленьке было 15 лет и музыкальные педагоги единодушно считали, что в будущем она станет одной из лучших пианисток России. Это я серьезно говорю, без пизды. Юленька входила в тройку призеров нескольких фортепианных конкурсов, была лауреатом, обладателем грамот, дипломов, наград... Она уже преподавала в музыкальной школе - и это в 15-летнем возрасте! И вот теперь эта девочка стояла передо мной...
  
  Глаза у нее были серые, честные, умные. Сразу было видно, что у девочки недюжинный интеллект...Хотя девочка...сильно сказано. Скорее всего Лолита. Да, именно Лолита, потому что иногда слишком уж честными становись эти глаза...
  
  Юленька принесла Лене партитуры нот Скрябина, которые он ей дал почитать. Я забыл сказать, что сам Ленька - по образованию скрипач и недоучившийся дирижер, а на жизнь зарабатывает настройкой пианино и реставрацией инструментов. И зарабатывает очень даже неплохо. Ленька и познакомился с Юленькой, когда настраивал ее фортепьяно...
  
  Мы были представлены друг другу и минут 15 девочка обсуждала с Леонидом какие-то тонкости исполнения этюдов. Потом она целомудренно выпила стакан сока и ушла.
  
  Я был очарован новой знакомой и сразу же насел на Леньку, чтоб он рассказал мне о ней побольше. И Леня рассказал...
  
  Оказывается, предположения мои оправдались. Юленька давно уже не была девочкой, потому что трахалась напропалую с 13-летнего возраста. И лишь острый ум и незаурядные актерские способности помогали ей играть роль милой, честной девочки-пианистки перед родителями и знакомыми родителей...Она и к Леньке клеилась, несмотря на его репутацию активного пидора. Любила Юленька взрослых мужчин.
  
  В школу Юленька не ходила. Врачи нашли у нее какую-то разновидность астмы и девочку перевели на свободное обучение, а экзамены она сдавала экстерном. Кстати, к моменту нашего знакомства она уже более шести месяцев трахалась со своим преподавателем, женатым парнем 27 лет, о котором отзывалась довольно-таки с пренебрежением. Оказывается, парень в нее влюбился и постоянно ныл, что не может бросить жену и т.д. и т.п. А что самое интересное - Юльке и в голову не приходило требовать от него этого! Ей просто нравилось дразнить дядьку... И притворяться перед ним ребенком с разбитым сердцем и растоптанными чувствами. Ну и актриса была моя маленькая Лолитка! Обо всем этом она любила рассказывать Леньке, которого за неимением другого просто взяла в друзья-товарищи...
  
  Вот и представьте себе мое удивление и нарастающее возбуждение, когда я слушал рассказ Леонида о моей новой знакомой! Е-к-л-м-н! Я так захотел ее, что прямо сказал другу:
  
  - Ленька, ты должен мне помочь! Я знаю, что я мудак и маргинал, и что денег у меня сейчас мало, и что голова бритая и вообще - похож я на репу! Но, Ленька, я хочу эту девочку! Ленька, я обязательно должен затрахать ее! Ленька, у нее такая нежная кожа, такие тонкие пальчики! Ленька, у нее такая симпатичная попа и ножки. И грудки! Ленька, я просто не вынесу, если не трахну эту девочку! Какой ты, бля, мудак!!!! Как же ты можешь смотреть только на мальчиков, когда такая прекрасная девочка сама себя тебе предлагает, сукин ты сын, хуев ПИДОР!
  
  Вот так примерно я высказался. Хотя нет, может чуть помягче.
  
  Ленька хохотал, слушая мою тираду и хлопал ладошками по коленкам: "Ну, Ангелочек!/ Это моя детская кличка/ Ну учудил! И чего же ты хочешь, чтобы я сделал? Ключ от квартиры тебе дать? Чтоб ты малолетку у меня трахал? А может тебе еще шелковую простынку купить? Или новое кресло поставить?! Братец Шурик и так спрашивал, кто это кресло на Новый год разъебал?"
  
  На меня если накатит, то меня уже не остановить, я даже не пойму, откуда порой во мне берется столько нахальства и наглости. И я с новыми силами насел на Леньку.
  
  - Леня! Ну я тебя очень прошу! Не надо мне ключа от квартиры, ты только позвони Юленьке и скажи, что я ХОРОШИЙ!Скажи ей, что я журналист, что я талантливый и что она меня просто сразила своей красотой и интеллектом! А я уже найду, где ее трахнуть! Я к ней домой приду!
  
  - Да, интересно с тобой жить, Ангелочек! С тобой не соскучишься...Глянь, какие балканские страсти. Я прям хуею от твоего темперамента, - отдышавшись и отхлебнув хороший глоток пива произнес Ленька. - Ладно, если Юленька мне позвонит, я за тебя замолвлю словечко!" На том и порешили.
  
  На следующий день с утра я позвонил Леониду.
  
  -Ну что? Разговаривали?
  
  - Разговаривали.
  
  - Сказал про меня?
  
  -Сказал.
  
  - А она чего?
  
  - Смеялась. Говорит, смешной дядька!
  
  - И все? И это все?
  
  - Все.
  
  - Ну ладно. Ты мне ее телефон тогда дай, я дальше сам действовать буду.
  
  Ленька дал мне телефон Юленьки и я позвонил.
  
  - Здравствуй, Юленька!
  
  - Привет, дядька.
  
  - А ты знаешь, кто с тобой говорит?
  
  -Да уж догадалась. И чего?
  
  - Да ничего. Понравилась ты мне очень. Хочу послушать, как ты играешь.
  
  Минут десять я уламывал девочку, пустив в ход лесть, комплименты, весь свой запас юмора...Одним словом, выложился полностью. И тут она мне выдала:
  
  - Что-то ты мне, дядя, лапшу на уши вешаешь!
  
  -Ну почему лапшу, Юленька? Я тебя увидеть хочу!
  
  - Ой, дядька, темнишь!
  
  - Что ты, Юленька? Не темню, а очень даже ты мне нравишься. Поиграй мне Скрябина!
  
  В конце-концов Юленька согласилась и сказала:
  
  -Приходи вечером в музыкальную школу, я там репетирую. Поиграю тебе Скрябина. - И хмыкнула.
  
  В семь вечера я уже был в музшколе. Но вот незадача! Я забыл спросить, на каком этаже репетирует Юля! Подошел к сторожу, осведомился: Здравствуйте! Не подскажете, где здесь Юля **** занимается?
  Сторож направил меня на третий этаж. По пути я засветился перед десятком детишек и парой учительниц, которые с удивлением оглядели меня, но ни о чем не спросили. Видно побоялись, потому что видок у меня был несколько зловещий - парень 90кг, кожаная куртка, бритая башка и щетина на роже.
  
  - Глянь, кто к нам явился? Да это Дядька собственной персоной заявился послушать бедную пианисточку!- такими насмешливыми словами встретила меня Юленька. Но было видно, что она польщена. - Ну чего тебе сыграть? Скрябина? Садись вот сюда...
  
  Я сел на продавленный стульчик и сделал умильные глаза: "Поиграйте дяденьке, девушка! Позвольте прикоснуться в мировой музыкальной культуре!"
  
  И тут она заиграла.
  
  Господи! Это и в самом деле надо было слышать, потому что подобное трудно описать. Меня опрокинула лавина гневных звуков, закрутила, понесла! Это был невероятный вихрь, пучина, ураган нот и эмоций. Рояль смеялся, плакал, жаловался, затихал и взрывался, и казалось, что все существа во вселенной, весь космос, все миры и галактики остановились и затаив дыхание слушают Юленьку. Вот так она играла!
  
  ...А потом наступила тишина. Я сглотнул и подошел к роялю. Обнял тоненькие плечики Юленьки и поцеловал ее в щеку. Она не противилась.
  
  - Знаешь, Юля, я ничего не буду тебе говорить, - прошептал я. - Я просто сейчас уйду, чтобы волшебство не окончилось. - А завтра я тебе позвоню.
  
  И я ушел.
  
  А на следующее утро я по нахалке заявился прямо к ней домой.
  
  Юля открыла мне дверь и насмешливо протянула:
  
  - О-о-о, Дядька явился! Чего, еще музыки захотел?
  
  - Ну конечно, Юленька! Я всю ночь не спал, только о тебе и думал!
  
  - Ну ладно, заходи!
  
  Одета была Юленька совсем по-домашнему: черные плотные колготы и рубашечка. И все. Я прошел в гостиную и огляделся. Пианино, рядом большой синтезатор и наушники, чтобы можно было заниматься и ночью, не мешая родителям и соседям. Диван, телевизор, полки с книгами...
  
  - Ну чего тебе сыграть, дядька? - спросила меня Юля.
  
  - А давай Баха. Давненько я его не слушал. Знаешь "Хорошо темперированный клавир"?
  
  - Да слышала краем уха. - подхватила мой шутливый тон девочка. - Ладно, садись слушай.
  
  И она опять играла для меня.
  
  А потом я усадил ее к себе на колени и принялся целовать.
  
  - Ты особо руки-то не распускай, дядька! - деланно отбивалась Юля.
  
  -А чего я делаю? Ну подумаешь, обнял...
  
  - А я еще маленькая. Мне нельзя целоваться со взрослыми. Ты того глядишь, мне в трусы залезешь! - строила из себя ребенка Юленька.
  
  - Ой, Юля Поганкина! Да я же знаю, что ты давно уже не девочка и ебешься! Ладно уж, чего дядьке мозги пудрить!- возражал я. - Юль, ты ж совсем взрослая. Слушай, ты небось и в попу даешь? - совсем наобум спросил я. И чуть не упал, услышав: - Даю.
  
  - А в рот?
  
  - А вот в рот не беру!
  
  -Почему? В попу даешь, а в рот не берешь?
  
  - А потому что в рот только проститутки берут! - ответила по детски убежденно Юленька. Ну и скала ценностей была у ребенка!
  
  Я поднял Юленьку и понес на кровать. Она вяло отбивалась.
  
  - Ой, дядька! А чего это ты задумал? Я ж совсем еще ребенок! Ты это прекрати, сейчас брат может из Москвы приедет. Он вроде обещал!
  
  ...От Леньки я знал, что старший брат Юли учится в военном училище в Москве.
  
  Тем временем я раздел девочку. Тело у нее было как у настоящей Лолиты. Полудетское, полувзрослое. Но абсолютно развитое. Видно было, что тело это привыкло, чтобы его раздевали, любило поцелуи, ласки...Взрослое тело...Но в то же время волоски на лобке были по-детски нежными, вьющимися, неподстриженными, без оформленного треугольника или дорожки... И внизу на ножках у Юленьки были волоски. Тоненькие, реденькие. Как у ребенка, который еще никогда в жизни не сбривал их и не делал эпиляцию.
  
  - Ой, дядька, ну пусти ребенка! - притворно хныкала она. Но не особо сопротивлялась. Так, играла... Я же возился над ней, задрав ее плотно сжатые ноги.
  
  И тут я опомнился. И подумал, что же будет? Ведь достаточно Юле закричать или, не дай Бог, накатать на меня заяву... И не спасет меня ни иностранный паспорт, ни деньги, которых нет, ни посольство...И проведу я ближайшие 8-10 лет в местах, сугубо удаленных как от солнечной Болгарии, так и от запорошенной снегом Москвы...
  
  Я опустил ноги Юли и сказал:
  
  - Извини, Юленька! Сорвался. Если ты против, я просто сейчас встану и уйду. И никогда тебя больше не потревожу. Извини, пожалуйста!
  
  Юля лежала и смотрела на меня широкораскрытыми серыми глазами. И вдруг усмехнулась лукаво и бесстыдно раздвинула ноги со словами: - "Ну, дядька, давай заходи!"
  
  Я посмотрел вниз и ...Е-к-л-м-н! Пизда у Юленьки была набухшей, мокрой и из нее сочился сок...Ну и ребеночек!!!
  
  Я осторожно вошел в нее и мы закачались. Юленька закрыла глаза, щечки у нее сразу порозовели, как у наркомана, только что принявшего дозу. Или нет, она вдруг стала похожа на ребенка, которому родители запрещают есть сладкое, а он тайком раздобыл шоколадку, спрятался в уголке и тихомолком откусывает от нее кусочек за кусочком - ловит кайф...
  
  Она тяжело задышала. Видно было, что несмотря на свой почти двухлетний сексуальный опыт, кончает она быстро. Не научилась еще всем тонкостям сексуальной игры, не стала еще "долгоиграющей"...И так мы качались минуты три, постепенно убыстряя темп.
  
  И ТУТ ЗАЗВОНИЛ ТЕЛЕФОН!!!
  
  -Сережка! Это Сережка приехал из Москвы! Дядька, слезай! Он через две минуты здесь будет! - прямо таки подскочила подо мной Юленька.
  
  -Ало, Сережа! Здравствуй! Тут я, занимаюсь. Нет, ничего не покупай, есть дома хлеб. Мама специально для тебя еще утром щи приготовила! - видно и в самом деле звонил брат...
  
  Мы в темпе оделись, я поцеловал Юлю и выскочил за дверь. Скатился вниз и вдруг остановился. Ой, а не развела ли Юленька дядьку? Ведь девочка с юмором. От нее всего можно было ожидать. А сейчас небось сидит, смеется...
  
  И все же - безопасность превыше всего!
  
  Я отошел от подъезда, принял скучающий вид и достал из пачки сигарету. И тут из-за угла дома вышел парень лет двадцати. Был он коротко стрижен, в шинели, с большим дорожным баулом. Честное, открытое лицо, очень-очень кого-то напоминающее..... Парень бросил на меня короткий взгляд, но не остановился, ни о чем не спросил, просто зашел в Юлькин подъезд и потопал наверх. Я подскочил к двери подъезда и прислушался. Почти сразу же зазвенел звонок, открылась дверь....Так и есть. Не соврала Юленька. Это и был братец Сереженька из Москвы...
  
  Через два часа я позвонил Юле и осведомился:
  
  - Ну как?
  
  - Она хмыкнула: - А чего - как?
  
  -Ну как тебе - понравилось?
  
  - А чего мы делали?
  
  -Ну как чего?
  
  - Ой, дяденька, чего это вы темните так, издеваетесь над бедной девочкой! - притворно заобижалась Юленька.
  
  - Слушай, Юль, давай еще раз встретимся и трахнемся по-настоящему. Хочешь?
  
  - А у меня завтра репетиция.
  
  -Ну послезавтра.
  
  - А послезавтра у меня концерт!
  
  - Ну тогда в четверг! Юлька, я же в пятницу улетаю!!!
  
  - Ну ладно, ты мне позвони в четверг с утра, я наверное дома буду...
  
  В среду я давал друзьям отвальную. Наверное не стоит вам объяснять, что это такое. Прощальный сабантуй. Пиво, водка, поцелуи, слезы и прочая хуйня...
  
  Так как моя любимая пивная "Лига чемпионов" была закрыта на санитарный день,мы пошли в армянское кафе у городского стадиона, где продавали отличные шашлыки, и загудели.
  
  Вначале мы пили дорогое пиво и ели. Потом постепенно перешли на пиво более дешевое, так как финансы почему-то очень уж быстро таяли, и наконец, часам к 12 ночи перескочили на водку. Как говорится, чтобы совсем добить гада...
  
  К двум часам ночи всей компанией меня провожали до дому, мы пели песни, прыгали, кидались снежками. А потом я уснул.
  
  Проснулся я в четверг с абсолютно разбитой башкой. Не в буквальном, конечно, смысле, а в переносном. Давно у меня не было такого похмелья. даже с кровати встать было трудно. Проблевался, принял душ и выпросил у брата взаймы 50 рублей на пиво, так как у меня уже ни копейки не было ни русских, ни американских денег. ПУСТО!
  
  Я купил большой пластмассовый пузырь пива и лег на кровать. И так лежал до обеда. Конечно я знал, что может быть Юлька сидит и ждет моего звонка. И что на этот раз мы могли бы выполнить с ней в кровати всю программу, оторваться по полной, без спешки. Ну не по полной, пардон, ведь в рот берут одни лишь проститутки...
  
  А я ничего не мог с собой сделать!!! Лежал абсолютно разбитый и пил пиво. И я не позвонил Юльке. А после обеда поплелся к другу Лене в гости. Леня сидел со стаканом водки, тоже с похмелья и смотрел какую-то голубую порнуху. Он налил и мне стакан и вот так мы и сидели с ним перед телевизором, почти не переговариваясь, до 7 вечера. Только подливали в стаканы.
  
  А потом обнялись и распрощались.
  
  А на следующий день в пять утра за мной пришла машина и я отбыл в Москву, в Шереметево, откуда улетел обратно в Болгарию.
  
  Вот такая история. Ждала ли меня тогда Юленька? Не знаю. Может и ждала, а может и нет. Скорее всего нет. Ведь у нее была музыка. Цели в жизни. Было стремленье стать лучшей пианисткой России, а затем, чем черт не шутит, может и всего мира. И таких дядек как я она могла иметь хуеву кучу. Даже больше, чем хуеву кучу. А самое интересное - я каким-то шестым чувством понял, что секс для нее это просто интересная, пока еще запретная игра. Но не более того.
  
  Иногда, когда мне становится совсем скучно, я захожу в Яндекс и набираю в Поиске фамилию Юли. Сразу открывается страница со множеством ссылок и число их постоянно растет.
  
  Ох, Юленька, милая! Как я рад за тебя! Я верю, что мечты твои сбудутся и когда-нибудь ты и в самом деле завоюешь все мыслимые и немыслимые награды на всех фортепьянных конкурсах. И кто знает? Может быть лет через десять-пятнадцать, где-нибудь в Нью-Йорке или Вашнгтоне, Лондоне или Париже, я - тот самый бритоголовый смешной дядька с иррациональным взглядом - теперь уже поседевший и состарившийся - попаду на твой концерт, в самом лучшем и престижном зале - а ты выйдешь на сцену и заиграешь то самое произведеиие Скрябина, которое когда-то играла мне в музыкальной школе в маленьком подмосковном городке.
  
  
  " Последний день в D*** " (Пять лет спустя).
  
  Вот думал я, чем бы начать свой отчет о пребывании в России?
  Вначале сидел и описывал полет самолетом, трудности с получением отпуска, с деньгами и пр. А потом плюнул и решил - нахуй это нужно? Так все путешественники свои рассказы начинают. Ну а какой из меня путешественник? Да никакой! Подумаешь, выехал раз в 5 лет за границу и начал философию разводить...Пейсатель...
  Поэтому я сразу решил взять быка за рога и написать о самом интересном. Но не случившемся.
  О том, как я чуть было не стал оператором голубого домашнего порно.
  
  Сразу по приезде в D* пришел я в гости к другу Леньке (имя изменено). Он голубой, но все-таки друг. Хотя мы на тему педерастии постоянно с ним ругаемся. Ленька себя с гордостью называет бисексуалом, а я его - жалеючи - педиком. Но он не особо обижается.
  Так вот, прихожу я к Леньке, а он с утра водку пьет. Анисовую в треугольной бутылке, по 110 рубликов за пузырь.
  Обрадовался мне Ленька несказанно. - Выпьем, - говорит, - за встречу!
  А я не пью. Завязал. Но друга уважить надо. Сходил, взял себе безалкогольного пива.
  Сидим, пьем.
  Грустный какой-то Ленька.
  - В чем дело? - спрашиваю. А он молчит и стакан посасывает.
  - Ну чего ты, мудак, такой грустный? Надоело небось пидором быть?
  Ленька матерится-ругается, слюной брызжет, но не особо сердится. Знает, это я его так любя зову.
  -Ну так в чем проблема у тебя? Может влюбился? - не отстаю я.
  Ленька вздыхает и решается...
  -Ангелочек! Ты знаешь, я - тайный эксгибиционист!
  - Ну а чего такого-то? - удивляюсь я. - Я ведь тоже трахался с бабой, когда ты в комнату как-то зашел, и ничего...Мне лично понравилось.
  -Понравилось? - светлеет лицом Ленька. - А ведь я пьяным тогда был и почти ничего не помню!
  -Понравилось, конечно, - уверяю его я. - Нас с Маринкой от того, что на нас кто-то смотрел так перло, будто мы кокаина нанюхались.
  -Слушай тогда.... - мрачнеет Ленька. - Я давно задумал с "мальчиком" потрахаться и чтобы это кто-нибудь на камеру снял.
  - Так в чем проблема-то?- спрашиваю я. - Ебитесь да снимайтесь себе на здоровье.
  - Проблема в том, что я всех местных операторов обошел и никто не соглашается заснять нас на камеру! - жалуется друг. - Боятся все! Статьи боятся!
  - А разве есть такая статья? - удивляюсь я. - Вы ведь дома снимаетесь, для личного архива, не на продажу...
  - А черт ее знает, есть она или нет? - апатично бросает Ленька. - Факт тот, что никто нас ебущихся снимать не хочет!
  
  Во мне пробуждается любопытство.
  - Ленька! А хочешь, я вас сниму? Как вы трахаетесь! Только вот я камеры никогда в руках не держал, но для тебя-то уж постараюсь...
  Ленька ошеломлен.
  - А ты не боишься? Ты серьезно говоришь? Ты точно нас снимешь? Как я его пялю в жопу, а потом он меня?
  - Да какая тут проблема? Конечно сниму. Ты мне только объясни, как камеру держать-вертеть и на какие хитрые кнопочки нажимать.
  - Ангелооочек! Спаситель! Друуг! Вот что значит - настоящий друг! - пускает слезу Ленька. Он уже здорово пьян.
  И тут я ставлю условие:
  - Ленька! Я вас сниму, но ты мне материал откопируешь и часть фоток я засажу в свой электронный журнал. А кроме того - напишу об этом рассказ!
  Ленька в шоке.
  -Что??? Ты об этом напишешь??? И моя голая жопа будет красоваться у тебя в дневнике??? И все ее увидят???
  Смотрю своими честными синими глазами на друга и заявляю:
  - Не будет фоток - не будет и съемки! Ты ведь хочешь сняться? И небось друзьям будешь эту порнуху показывать? Я тоже хочу! Решай!
  -Ну ладно, нехотя соглашается Леня. - Только чур! Лица фотошопом смажешь!
  - Окей! Договорились! - покладисто отвечаю я. - Только вот согласится ли твой "мальчик"?
  Леня неуверенно чешет щетину.
  - Я с ним пока еще на тему съемок не говорил...
  -Ну так чего же ты ждешь? Звони! Я ведь в России совсем недолго буду!
  -Ладно! Я с ним вечером перетру, - задумчиво говорит Леня и успокаивается. - Ну вот - хоть кто-то меня понимает!
  Пьем.
  -Ты камеру-то мне покажи, я ведь в жизни такого чуда в руках не держал, - беспокоюсь я.
  - А у меня камеры нет! - беспечно роняет Ленька.
  - Как так нет??? Чем же я вас снимать буду? - моему удивлению нет границ.
  - У меня две мобилы с камерами! Ими и поработаешь!
  - Какие в пизду мобилы??? У них же памяти мало!
  - Да есть у них память! Я сегодня пойду еще новую прикуплю! Так что на пару палок хватит! - убеждает меня Леонид.
  - Лады! Только ты давай поторапливайся! А то может еще дубли придется делать, монтировать...Надо чтобы все как у людей вышло! Настоящий порнофильм! - мечтательно говорю я. - Вот, может это мое будущее? Оператор и режиссер порнухи! Новый Тинто Брас?
  Проходит неделя.
  Звоню.
  - Привет, алкоголик! Когда будем делать кино?
  В ответ вздох.
  - Не хочет! Не хочет, сука! Боится!
  - Чего не хочет? Зассал мальчик?
  - Боится, что фотки в Интернет попадут.
  Делаю королевское предложение:
  - Ленька! Скажи ему, что я соглашусь вас снять просто так! Никаких копий мне не надо!
  Ленька веселеет.
  - Ладно! Я ему попозже позвоню. Объясню.
  Проходит еще пара дней.
  Опять набираю ленькин телефон.
  -Але! Это бар "Голубая устрица"? Вам звонит оператор с вопросом - когда будем снимать ваши голые задницы?
  Ленька матерится.
  -Ангелочек!!! Он зассал! Он ссыт, этот хуев пидор!
  Злюсь. Я уже настроился снимать кино.
  - Ленька, мудак! Звони другим своим "мальчикам"! Хоть кто-то должен ведь согласиться!
  Еще день.
  Два.
  Звоню.
  -Нашел "мальчика"?
  -Нет! Все ссут!
  -Ищи, козел!
  -Ищу!!!
  Время бежит со страшной скоростью. Всю последнюю неделю болею, сижу дома, глотаю таблетки и схожу с ума со скуки. Хочу снимать кино!
  Хуюшки!
  Обвал!
  Облом!
  Ленька в запое, обзванивает партнеров, но услышав, о чем идет речь, "мальчики" прячутся по щелям, как тараканы. Боятся!
  Последний день в D*.
  Прихожу к Леньке домой. Он уже выпил 4 бутылки шампанского, ходит по квартире в одних трусах, небритый и взъерошенный.
  - Привет, алкаш! Я завтра съебываю. Будем снимать кино-то в конце-концов?
  Ленька в отчаянии машет руками.
  -Нет! Ангелочек! Нет! Они не хотят, чтоб их ебли перед камерой! Они даже не хотят ЕБАТЬ перед камерой!!! Что за суки???
  Ленька наливает себе шампанского, я опять пью безалкогольное пиво.
  Мне обидно! До слез обидно!!! Моя карьера порнооператора провалилась! А в голову за последние дни пришло столько новых идей! Для голубого порно. Для настоящего порно! С бабами!
  Значит что? Ничего не выйдет? И я так и останусь обыкновенным среднестатистическим сморчком-редактором тупеньких журнальчиков для чайников? И никогда не сниму кино???
  
  Леньке шампанское уже порядочно вставило.
  Вдруг он ложится на кровать, поворачивается ко мне жопой и стягивает трусы.
  - Ангелочек! Ну раз не будет порно, тогда ты меня снимай! Возьми вон тот телефон и снимай мою голую жопу!
  - Ах ты, сука!!! - свирепею я. Немедленно натяни трусы, пидарюга!!! Убью гада!!!
  Ленька не реагирует, застыв на постели. На меня пялится его голая задница с редкими волосиками.
  -Мудак!!! Надень трусы и встань!!! Иначе я сейчас тебе врежу ремнем по жопе!!! - ору я.
  В ответ Ленька кокетливо приподнимает задницу и томно говорит: - Ну давай, врежь!
  И тогда я встаю.
  Вытягиваю из его валяющихся штанов ремень.
  Широкий.
  Черный.
  С металлическим наконечником.
  Подхожу к Леньке.
  Примериваюсь и...
  ПИЗДыК!!!
  - Ай!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
  Ленька подскакивает на полметра!
  - Ты что, сдурел??? Ты совсем охуел??? Что ты сделал??? Ангелочек!!!
  Но я суров, зол и неумолим.
  - Вставай, пидарюга! Надевай штаны и садись!!! ПЕЙ!!!
  Я наливаю Леньке огромный стакан шампанского.
  Вид у меня настолько зловещий и серьезный, что Ленька не смеет протестовать. Он испуганно натягивает штаны и садится на кровать, потирая жопу.
  - Пей до дна, мудак!!!
  Ленька со вздохом отчаяния выпивает.
  И отрубается.
  Сижу в кресле минут пять. Допиваю пиво, укутываю его одеялом и ухожу.
  Жалко мне его. Он совсем уже спился. Наверное скоро сойдет с ума или помрет...
  
  Так я и не стал порнооператором. Но может еще не все потеряно? И я сумею реализовать свои таланты?
  Пытаюсь смотреть на жизнь оптимистически...Вот взял, накатал пару страниц...
  
  
  Маленькое кисо. Часть первая. Степка-наркоман.
  
  
  
  На блогах сейчас очень популярным стало слово "киса". Так называют новичков интернет-общения. Кис банят, игнорят, им предлагают выпить яду, убить себя об стену... В общем, все правильно. Дрессируют их. Кто сильный - выдержит и станет настоящей бойцовской кошкой или котом, ну а кто слабый - сольется. Но я сегодня не об этих кисах хочу рассказать. А о животных - тех самых, у кого четыре лапы, хвост трубой и усы топорщатся.
  
  Меня в детстве бабушка воспитывала. Папаша физикой занимался, мамаша - собой, ну а меня, чтоб не мешал, еще совсем маленьким бабушке слили. Дескать - вот вам ребенок - растите из него человека. Ну меня и растили...
  
  Бабушка жила с дедушкой и своей младшей дочерью - тетей Катей. Меня они очень любили и души во мне не чаяли. И я уже с детства знал, что первый внук - самый лучший, самый талантливый, самый многообещающий! Он - гордость семьи и обязательно ee прославит. Может ученым станет или пианистом каким, ну а может вообще по партийной линии пойдет и всем нос утрет. Хорошо быть первым внуком! Так я и рос, окруженный любовью и заботами, в ожидании великих дел, которые мне предстояло совершить...
  
  А еще у бабушки были коты. Кошек она не любила, а вот котов уважала. Ветеран войны, причем воевавший не в тылу, а на передовой, бабушка всегда испытывала симпатию к смелым бойцам, бесстрашно нападающим на врага и дерущимся не на жизнь, а на смерть. Именно такими, кроме фронтовиков, в ее представлении были разные барсики и мурзики. Поэтому, сколько я себя помню, на кухне у бабушки всегда в уголке стояла мисочка, возле которой три раза в день появлялся пушистый котя. Первым котом, которого я хорошо запомнил, был Степка...
  
  СТЕПКА-НАРКОМАН.
  
  - Миау! Миау! Мия-я-я-яу! - жалобно мяукал маленький серый котик. Я сидел на скамеечке около ванны и наблюдал, как тетя моет его шампунем.
  - Миаууу! Миаууууу!
  Котика нашли на улице и решили взять в дом вместо недавно убитого мальчишками кота Пушка. Назвали котенка Степкой, потому что он походил на беспризорного пацана из фильмов 30-х годов. Имя это ему очень шло. Представьте себе эдакого Степку - худенького уличного мальчишку - кожа да кости, быстрые вороватые движения, независимость, агрессия...И в тоже время типичное для беспризорного умение разжалобить и "развести"...Наш новый котик был именно таким.
  
  -Мияу!!!! Мияу!!! - трясся в ванне мокрый Степка. - Не топите меня, не надо меня водой! Мияу!!!!
  Глядя как мучается бедное животное, мне самому хотелось заплакать и я умолял тетю:
  - Тетя Катя! Ну пожалуйста! Ну тетя Катя!!! Пустите Степку! Ему больно!!!
  Котик, будто чувствуя с моей стороны поддержку начинал еще сильнее трястись и мяукать: Мяуууу! Мяууу! Пустите меня, гады!
  
  Тетя была человеком нордического характера. Таких трудно разжалобить, но видно и на нее произвели впечатление страдания Степки.
  
  - Ладно, все, сейчас мы его высушим и пусть себе бежит! - сказала она, укутывая котика махровым вьетнамским полотенцем.
  Котик затих, как-то очень быстро перестал дрожать, а потом - цап! - молниеносным движением лапы полоснул тетю по руке и прыг! - убежал! На руке тети проступила кровь. Вот тебе и несчастный котя...
  - Никому нельзя верить! - в сердцах сказала тетя и со значением посмотрела на меня. Я со страхом рассматривал капельки крови.
  - Тетя, а вы не умрете? Это больно? - спросил я, приготовившись заплакать.
  - Рано ты меня хоронишь, племянничек,- усмехнулась тетя и добавила:. - А сцену эту ты запомни! Так ведь и с людьми бывает - делаешь ему добро, нянчишься, а он тебя вот так - в кровь, - она вдруг замолчала, а около ее губ появились горькие складки. Мы пошли на кухню, достали йод, вату и начали бинтовать тетину руку. А котик исчез.
  Я долго бродил по квартире, заглядывал под кровати, открывал шкафы, шуровал шваброй под диваном и звал: "Степка! Степка! Выходи!" Но Степки нигде не было.
  Появился он через пару часов. Мы обедали. Степка вдруг нарисовался на кухне, внимательно осмотрел все вокруг и просительно уставился на бабушку.
  - Мяууууу! Мяяяу! Дайте пожрать!
  Бабушка налила ему в блюдечко молока и котик принялся с аппетитом его лакать. А потом подошел и потерся о бабушкину ногу.
  -Мяу! А мяса не дадите, что ли? Мяса хочу!
  Бабушка налила ему в мисочку немного супа, бросила кусок мяса. Котик, глядя на нее аж приплясывал от радости. Наглым оказался, гад...
  Поев, он торжественно прошествовал в спальню, забрался на дедушкину кровать, свернулся калачиком и заснул. А меня тоже положили спать...
  
  Время шло, котик рос. Спустя несколько месяцев он превратился в здорового дымчато-серого котяру с крепкой жилистой шеей, хитрым взглядом и отличной реакцией. Слушался он только бабушку, да и не удивительно - ведь она варила ему его любимую рыбу минтай. С остальными Степка был на ножах. Деду он драл брюки, мне руки, а тетю считал врагом номер 1. Угадайте, за что? Из-за купанья...
  Кошки не любят, чтобы их купали. Они могут часами сидеть на солнце или у батареи и методично вылизывать все закоулки своего тела до которых может добраться их язык. Но чтобы тебя мыли в воде??? НИКОГДА!
  Готовясь купать Степку тетя надевала плотную кофту с длинными рукавами, выкладывала на стол йод, бинт, проверяла, все ли двери закрыты... Дедушку отправляли на улицу, а бабушка запиралась на кухне. А потом начиналась настоящая война. Тетя гонялась за котом, он прыгал со стула на шкаф, оттуда на занавеску, затем совершал перелет на диван, используя его как трамплин для прыжка на стол. Время от времени он шипел или орал: "Мяяяяяу!!!! Мяууууу! Не дамся! Убью, гады!!!!" Я бегал по квартире за теткой, тоже прыгал и орал: "Степка! Степка! Сдавайся!"
  Наконец тетя отлавливала кота, сажала его в ванную, включала душ и он и вправду сдавался.
  - Мяууууууу! Мяу!!!!!!!! Мяаааоау! - начинал тихо подвывать Степка, оплакивая свою участь. Глядя на его слипшуюся шерсть и дрожащие бока я опять исполнялся жалостью и начинал просить тетю: " Тетя Катя! Ну пустите его! Ну тетя!!! Он ведь захлебнется!" Но тетя молчала и методично намыливала Степку.
  - Ничего, не захлебнется, переживет...Зато как опять мне руки расцарапал! - добавляла она в сердцах, вытирая Степку его личным вьетнамским полотенцем...
  
  Когда Степка достаточно подрос мы стали выпускать его на улицу. Вначале он боялся и жался к тетиной ноге. Но потом ему понравилось и он стал целыми днями пропадать во дворе. Любимым его развлечением стала драка с другими котами, а потом,подравшись, они сообща гоняли по подвалам и чердакам кошек.Иногда Степка возвращался домой через пару дней - похудевший, со свалявшейся шерстью, голодный, а порою и раненый. Первым делом он бежал на кухню к бабушке и требовательно орал - МЯЯЯЯЯУУ! УАУ-МЯУ!!!!! Бабушка, дай пожрать!!!
  Бабушка наливала ему супу, давала рыбы и конечно же его любимое лакомство - сырое куриное яйцо.
  Некоторые степкины раны бывали серьезными - располосованный бок, надорванное ухо...Они болели и кот часами не находил себе места, крутясь по квартире. Чтобы облегчить ему боль, бабушка по доброте душевной начала давать Степке валериановые капли.. Так он и стал наркоманом.
  
  Валериан - мощнейший кошачий наркотик. Учуяв его запах, кошки впадают в состояние возбуждения. Отведав заветных капель они ведут себя как алкоголики - кто-то мяучет, завывает, кто-то ложится на пол и тихо ловит кайф, кто-то начинает бегать по комнате, совершая странные прыжки и движения...Запах валериана становится самым желанным ароматом для кота. Он заслоняет собой все другие чувства, стремления, волнения - всего двадцать капель в рюмочку - и коту больше ничего не нужно. Он счастлив.
  
  Степка подсел на валериан не сразу. Вначале бабушка давала ему его очень редко, лишь после эпических битв, когда Степка возвращался домой с глубокими ранами. Кот с благодарностью высасывал дозу и засыпал. Непоправимое случилось, когда Степка однажды едва приполз домой с огромной раной на левом боку и порванным, как листик салата, ухом. Тетя отнесла его к ветеринару. Степку пришлось зашивать, колоть уколы... Каждый вечер бабушка доставала из аптечки заветный пузырек и капала капли прямо Степке в раздвинутую пасть. Так он "подсел".
  
  Спустя несколько недель раны зажили и кот стал выходить на улицу. Но теперь, вернувшись домой и поевши, он уже не засыпал, а продолжал требовательно мяукать: "Мяу!Мяу! Дай дозу! Давай дозу, бабка! Мяу!!!"
  Бабушка задумалась, а потом поделилась впечатлениями с тетей. Обдумав ситуацию, они решили перестать давать Степке валериан. Но не тут-то было...
  Кот стал агрессивным. Он шипел, нервничал, лез драться, потом вдруг впадал в депрессию и часами лежал на коврике у батареи. Одним словом - типичное поведение алкоголика при абстинентном синдроме.
  Доброе сердце бабушки не выдержало и она снова тихомолком начала давать Степке валерианку. И кот повеселел.
  
  Кошки - очень умные животные. Они - как бойцы-разведчики - если у них есть цель, они начинают действовать и не останавливаются, пока не достигнут ее. А Степка был типичным бойцом. Поняв, что увеличения дозы или частоты ее употребления ему не добиться, он решил сам добыть себе заветные капли. И не только капли...Дело в том, что в одном из ящиков кухонного шкафа у бабушки хранились валериановые корни. Так, на всякий случай, если капли, которые они пили вместе с дедушкой, кончатся...
  
  Однажды зайдя на кухню бабушка застала там следующую картину: ящик шкафа был выдвинут наполовину, из него свисали бинты, образуя невообразимые узлы, а в них на полу бился Степка. Рядом валялись корни валериана.
  Бабушка вышвырнула кота из кухни, спрятала корни в другое, на этот раз недоступное место и успокоилась. Но не тут то было...
  Через несколько дней она застала на кухне настоящий разгром - разбитые тарелки, опрокинутую солонку, сброшенные полотенца...Степка сидел в ящике, где раньше хранились корни и грыз "Книгу о вкусной и здоровой пище". Раньше корни лежали под ней и книга пропиталась неистребимым запахом валерианки...
  
  И опять кот был выброшен из кухни. С тех пор бабушка принялась плотно закрывать дверь, ведущую туда. От Степки однако пришлось откупаться ежедневной дозой капель. Чтобы не буйствовал.
  
  Кот сильно изменился. Он похудел, с неохотой выходил на улицу, в глазах у него появился масляный блеск, который с течением времени потускнел. Видимо жизненные силы Степки начали иссякать.
  
  Однажды он ушел и больше уже не вернулся. Мы ждали несколько дней, а потом пошли его искать. Поиски не увенчались успехом. А еще через несколько дней к нам зашел сосед. Он о чем-то пошептался с бабушкой, которая накинула на плечи платок и вышла с ним на улицу. Вернулась через полчаса молчаливая и расстроенная. Подошла к шкафу, открыла его, достала пузырек валерианки и накапала себе тридцать капель. Воздух наполнился пряным ароматом...
  - Убили Степку, - вздохнула бабушка. - Сосед по грибы ходил, зашел в лесок по ту сторону дороги, а там Степка лежит...Он один у нас такой в округе - дымчато-серый - ни с каким другим котом не спутать...
  
  Я заплакал, а бабушка начала гладить меня по голове. Глаза у нее были сухими, потому что она - ветеран войны - знала: погибших друзей нельзя оплакивать прилюдно. Слезы будут потом - в подушку...
  
  А через несколько месяцев у нас появился новый кот. Звали его Барсик.
  
  "Маленькое кисо". Часть вторая. БАРСИК - БАБУШКИН ЗАЩИТНИК.
  
  
  Прошло полгода со смерти Степки. Какой пустой казалась теперь бабушкина квартира! Осиротело блюдечко в углу на кухне, одиноко пылился у батареи коврик , на котором так любил спать наш незабвенный кот. При каждой уборке из небытия возникали клоки серой кошачьей шерсти, увидев которые бабушка хмурилась и застывала на несколько секунд, что-то вспоминая ... Грустно, очень грустно жилось нам в эти месяцы. Но жизнь продолжалась. И вот однажды...
  
  ....- Дзынь! Дзынь-дзынь! - надрывался дверной звонок. Наверное это тетя Катя вернулась с работы. Но почему она звонит, когда у нее есть ключ? Или это кто-то другой?
  Я открыл дверь. На пороге и вправду стояла улыбающаяся тетя Катя, в руках у нее была картонная коробка из-под обуви, а в ней.....КОТИК!!!
  КО-О-О-О-О-ТИК!!!
  -Тетя Катя!!! - заорал я в восторге. - Тетя котика принесла!!!
  -Тише, племяш, ну чего ты орешь-то? - спросила меня тетя. Но было видно, что она тоже очень рада.
  - Дайте, дайте сюда! - я принялся вырывать коробку из тетиных рук. Так мне хотелось увидеть нового котика.
  - Ох, нетерпеливый......держи! Хоть в коридор-то меня впусти! - рассердилась тетя. Я схватил коробку и побежал в гостиную.
  А котик спал. Он был совсем маленьким, пушистеньким, с диковинными черно-желтыми пятнами. Как барс.
  
  - Барсик! - вырвалось у меня. - Барсик!!! Тетя, давайте его Барсиком назовем!!!
  Тетя тем временем уже зашла в комнату, из кухни прибежала бабушка, даже дедушка, услышав переполох, появился в дверях - он был уже стареньким и редко вставал с кровати. Дедушка медленно подошел к коробке и уставился на котенка. А потом осторожно погладил его по шерстке указательным пальцем.
  - Барсик? - переспросил дедушка, с любопытством разглядывая странную окраску коти. - Барсик и есть! Пусть будет Барсиком!
  - Имя-то какое не наше...- попробовала было возмутиться бабушка, но встретив пристальный взгляд тети смутилась. - Ладно, Барсик так Барсик, лишь бы занавески не драл...
  Я тут же бросился к телефону - звонить родителям, а котик, вызвавший такой ураган эмоций и чувств, продолжал крепко спать. Так у нас появился Барсик.
  
  ...Мы поселили котика в огромной коробке из-под проигрывателя - чтобы не вылезал оттуда и не шастал по квартире почем зря. Использовав навыки кройки и шитья, полученные на уроках труда, я сшил котику из кусков старых рубашек множество маленьких мягких подушечек и цветастое лоскутное одеяло - укрывать его, чтоб ему не было холодно. Но Барсик почему-то категорически отказывался лежать на подушечках как примерный кот. Он кусал их, драл, а одеяльце исполосовал до такой степени, что его пришлось выкинуть на помойку.
  Целыми днями котик настойчиво, час за часом штурмовал гладкие стены коробки, пытаясь из нее вылезти. Я хватал его, укладывал на подушки, укрывал одеяльцем, но он тут же сбрасывал его и как заправский десантник-штурмовик снова пер на стены.
  - Мяу, мяу! Выпустите, гады! Выпустите меня! Не хочу сидеть в коробке! - гневно мяукал котик. Устав, он садился на подушки, тяжело вздыхал, чесался, а потом начинал штурм сначала. Через несколько недель "крепость" пала и котик, задрав хвост, с победным мяуканьем бросился исследовать новые территории.
  
  Международное положение было тревожным. Из рассказов бабушки я знал, что предстоит воевать с китайцами, которые совершали провокации на нашей границе. По телевизору показывали Америку - гонка вооружений, безработица, инфляция - американцы накапливали ракеты, готовясь напасть на Советский Союз. Сотни фашистских молодчиков-реваншистов маршировали по улицам Мюнхена, Чили стонало под гнетом Пиночета, народы Африки боролись против колониализма...
  По телевизору постоянно показывали фильмы о войне. Всюду продавались книги о войне.. В школе мы писали сочинения о войне. Вся страна жила предчувствиями будущей войны. Мы, дети, считали это совсем нормальным и тоже целыми днями играли в войну. А придя домой, я начинал воевать с Барсиком.
  
  Барсик тоже был непрочь подраться. Мы садились друг против друга и я начинал водить рукой у него перед глазами. Барсик внимательно следил за мной, уши его поджимались, а потом он стремительно бросался на мою руку, крепко обхватывал ее передними лапами, валился на землю и пускал в ход задние. Царап! Царап! Царап! Страшное оружие, я вам скажу, задние лапы кота...
  Я вырывал руку и, не на шутку разозлившись, начинал короткими несильными ударами бить Барсика по башке. Кот свирепел и отбивался, молниеносно пуская в ход передние лапы. Левой-правой, левой-правой, левой- правой, прыг - обхват руки, падение на землю - цап-царап задними! Вот такая у него была тактика самообороны без оружия...
  Дети - злые существа. В силу своей физической слабости и зависимости от родителей они развивают в себе лицемерие, способность врать не краснея, изворотливость, желание применить насилие по отношению к более слабым...
  Я не составлял исключения. И, пользуясь своим физическим и умственным превосходством, издевался над Барсиком...
  Я бил его, не давал драпануть с поля боя, дергал за усы, выворачивал ему лапы, отпуская лишь тогда, когда кот начинал орать.
  От боли и унижения Барсик убегал, прятался под диван, а потом у него случалось расстройство желудка. Да, именно там, под кроватью.
  Я уходил в другую комнату, а Барсик продолжал сидеть под диваном.
  Через некоторое время в комнату заходила бабушка. Она принюхивалась.
  - Ой, что такое? Никак Барсик под кроватью насрал? - удивлялась она.
  - Ты чего ж это делаешь, зараза? - начинала ругать кота бабушка, вытаскивая его за ухо из-под кровати .
  - Тебе ж специально в туалете ящик поставили! С песком! С газетами! - совестила она Барсика. - А ты? Опять отметился?
  
  Бедный кот...Если бы он мог говорить...Что бы он рассказал бабушке про ее любимого внука...?
  
  Однажды я задумался... В школе мы часто собирали игрушки для детей-сирот из Вьетнама, Кампучии... В Англию игрушки посылали - детям бастовавших шахтеров. Нас учили защищать слабых, угнетенных, отверженных...А Барсик ведь тоже сирота..Только бабушка о нем заботится. А я, который ему вроде хозяина - мучаю его. Совсем как при царизме людей мучили...
  Открытие это шокировало меня и я почувствовал, что уши мои краснеют...Мне стало стыдно и я почему-то выбежал на улицу. Придя домой поздно вечером я решил - никогда больше не буду бить котика! Да и вообще, с тех пор я переосмыслил свое поведение и понял - ничего путного в жизни мучительством других существ не добьешься. Будут только горе и ненависть. А радости не будет совсем...
  А тем временем мы оба подросли.
  
  Закаленный в жестоких домашних битвах кот вышел на улицу. И начал войну против всех котов во дворе.
  Если бы Барсик был человеком, он обязательно бы стал рэкетером в тренировочном костюме, с тяжелой золотой цепью и подержанной бээмвухой...
  - Ну что, браток? Непорядок! Делиться надо! - говорил бы Барсик владельцам торговых точек, рынков и ресторанов. Те бы униженно извинялись и отстегивали за крышу...
  
  -МАААААУУУУУУУУУУУ! - свирепо рычал Барсик, увидев незнакомого кота. Уши его поджимались, мускулы напрягались, диковинные черно-рыжие пятна на шерсти начинали агрессивно подрагивать.
  -МАУУУУУУУУУУУУУУУУ! Сука-падла! Иди сюда, дохлый, убью гада!!! - входил в исступление наш котя.
  В большинстве случаев соседские коты позорно убегали, а те, кто пытался оказать сопротивление, получали такую трепку, что больше уже никогда не осмеливались находиться поблизости от Барсика.
  
  Ловкость и хитрость барса кот стал проявлять и дома. В гостиной у бабушки на окнах висели красивые гэдээровские занавески. Барсик полюбил взбираться на них и висеть, качаясь как маятник. Иногда его когти запутывались в петлях ткани, кот дергался, крутился, а бабушка, ругаясь, залезала на стул и снимала горе-альпиниста. Сбылись ее самые мрачные прогнозы - ткань занавесок усиленно редела...
  Бывало кот залезал на буфет и когда дедушка заходил в комнату, прыгал ему на спину. Дед стоически терпел...
  Однако именно любовь к прыжкам однажды спасла Барсику жизнь. А может и не только ему...
  
  
  
  Как все пожилые люди бабушка и дедушка любили сидеть во дворе. Иногда, на удивление всем соседям, к лавочке подходил Барсик, коротко здоровался: "Мяу! Привет!" и запрыгивал бабушке на колени. Так они и сидели ... Я играл с другими детьми, бабушка с дедушкой разговаривали, а кот лежал и бдительно оглядывал окрестности - охранял своих хозяев. Он всем своим видом как бы показывал - эти - со мной! Я - их защитник! С лавочки он спрыгивал только тогда, когда видел поблизости кого-нибудь из дворовых котов - слезал и шел его прогонять.А потом опять возвращался к бабушке. Очень уж он ее любил и всячески ей это показывал.
  Как-то раз дедушка пошел спать, а мы втроем остались на лавочке. И вдруг откуда ни возьмись из-за угла во двор влетел огромный английский дог...
  Англичане - мудаки. Это всем известно. И собаки у них тоже мудаки. Потому что живут по каким-то своим непонятным английским собачьим правилам всюду, куда бы их ни занесло. А местных обычаев не признают...
  У нас во дворе собаки были нормальные - русские. Правильные собаки - с кодексом чести. Они ненавидели котов и стремились их поймать и сожрать. Но завидев очередную жертву, они честно предупреждали ее лаем: "Гав-гав! Гав-гав, сука-кот! Я сейчас тебя поймаю и порву, гнусный козел! Гав-гав! Уебывай, пока не поздно!" И только после этих "слов" собаки бросались в атаку.
  
  
  ...Влетев во двор, дог в мгновение ока зафиксировал Барсика и ринулся к лавочке. Молча, делово, без всяких там "Гав! Гав! Иду на вы!". Казалось бы - все, конец! Сейчас кот будет разорван и проглочен, но..
  
  ...Буквально за миг до столкновения с догом Барсик вдруг взмыл вертикально вверх! На метр, а может и на все полтора! Как настоящий мастер кунг-фу, фильмы о которых появились в СССР лишь несколько лет спустя после описываемых событий.
  А дог со всей силы впечатался в лавочку. Да так, что было слышно как екнули его внутренности. Лавочка вздрогнула, мы с бабушкой чуть не свалились на землю, а Барсик....Барсик приземлился догу на спину, полоснул его всеми четырьмя конечностями, оттолкнулся и прыгнул вперед!
  Дог взвыл, попытался вывернуться и укусить Барсика, но не тут то было! С воплем ярости пришедшая в себя бабушка обрушила на голову собаке хозяйственную сумку с картошкой.
  -Получай, фашист! - заорала она и опять влепила догу по хребту. Посыпалась картошка. Дог взвизгнул, мотнул головой, как боксер, получивший хороший удар, и в свою очередь клацнул зубами, пытаясь укусить бабушку в руку. Другая женщина наверняка бы испугалась и убежала со страху. Но только не моя бабушка.
  Роста в бабушке было метр шестьдесят. Но она с фашистами воевала. Сержантом гвардии была, по передовой боеприпасы на полуторке развозила и за ее грузовиком "мессеры" охотились. У бабушки медаль "За боевые заслуги" - фронтовая, а не юбилейная...И чтобы бабушка перед какой-то собакой дрогнула? Да никогда!
  -Беги, родной! - крикнула она мне и поудобней перехватила авоську.- Ну давай, сука, прыгай! - заорала бабушка догу.
  Дог подобрался, изготовился....
  -РМАЯУУУУУ!
  ....Прыжок! И в загривок догу вцепился Барсик!
  Нет, наш кот не сбежал от собаки куда глаза глядят, спасая свою жизнь. Он всего лишь отскочил на безопасное расстояние. Увидев, что его любимой хозяйке грозит опасность, Барсик повернул назад и ринулся на ее защиту, наверняка прекрасно понимая, что шансов выжить у него нет никаких. И все равно кот рванулся в бой.
  -РГАВ-АУ-МАУЮ-Р-Р-РРРРРРРРР!!! - дог вертелся юлой, Барсик драл ему башку и загривок, а бабушка прыгала вокруг сражающихся животных и молотила собаку сумкой по оскаленной морде. Собака принялась кататься по земле, вздыбив тучу пыли. Сколько удастся удержаться отважному коту на спине английского гада?
  Со всего двора нам на помощь неслись люди. Впереди всех - сосед дядя Костя с лопатой наперевес. Видно возвращался с огорода. Вот и будет сейчас пиздец догу!
  
  
  - Остановитесь! Что вы делаете!??? Джек! Джек! - к лавочке бежал, смешно подергивая ногами, парень лет тридцати в коротких клетчатых штанах, очках и с бороденкой как у козла. Ясное дело - ученый. Разве нормальный взрослый человек будет гулять по улице в таких штанцах? Только физик или иностранец. А у нас в городе ведь Международный ядерный центр...
  - За что вы его бьете??? - кричал парень. - Джек! Джек! Иди сюда! К ноге!
  Услышав голос хозяина, дог бросился к его ногам, Барсик свалился с его спины и на этот раз убежал, оставляя за собой кровавый след - задел его все-таки английский убийца...
  Люди окружили парня с собакой. Он испуганно оглядывался, а в руках его дрожал отстегнутый поводок...
  
  - Ах ты сука бородатая! - закричала бабушка. Я в жизни не слышал, чтобы она использовала такие слова.
  - Ты, урод, разве не знаешь, что собак в наморднике водят! Совсем охренел у себя в институте???
  -Да как вы смеете мне такое говорить??? - возмутился парень. -Я в милицию на вас заявлю!!! Вы лучше бы своего кота попридержали. Посмотрите, что он с Джеком сделал! А ведь Джек еще совсем ребенок!!!
  Порядком изодранный дог жался к его ногам. Теперь было видно, что собака еще совсем молодая, не нюхавшая крови...
  - Слушай, ты, падла очкастая! - дядя Костя шагнул вперед. Физик испуганно отскочил.
  -Слушай, ты.....продолжил дядя Костя. - Если ты еще раз мимо нашего двора со своим псом пройдешь, я его вот этой лопатой на куски порублю! И плевать мне на все! Я человек контуженный! И ничего мне за это не будет! Так что пиздуй отсюда подобру-поздорову, потому что если ты сейчас отсюда не уебешь, я тебя заодно с догом в землю закопаю. Я в штыковую в 41-ом ходил на немецкие пулеметы, а ты меня милицией пугать собрался?
  -Не-не-ненормальные вы все!!! Господи, да что за ненормальные-то??? - запричитал парень, но видно было, что угроза на него подействовала. Дрожащими руками горе-ученый посадил собаку на поводок и рысцой побежал со двора, Дети пальцами показывали на его коротенькие штанишки и смеялись...
  
  ...Барсик приковылял домой поздней ночью. Бабушка не спала - лежала и чутко прислушивалась ко всем звукам. В какой-то момент за дверью послышалось слабенькое "Мяу! Мяу!" и поскрипывание - это кот царапал дверь - просил, чтобы его впустили.
  Барсик был плох - свалявшаясь шерсть, раны...Он тяжело дышал, а ребра у него так болели, что когда бабушка взяла его на руки, он тихо, измученно промяукал: "Мяуу! Мяу! Больно мне, бабушка! Видать не выживу, вот - пришел домой повидать тебя перед смертью..."
  - Не помрешь, Барсик, милый ты мой защитник, я тебя спасу, - ответила бабушка и в ее глазах загорелся тот упрямый, яростный огонь, с которым она наверное гоняла полуторку с боеприпасами по передовой, уворачиваясь от пулеметных очередей налетающих мессеров....
  Две недели бабушка ухаживала за котом. Она носила его на перевязку ветеринару, поила рыбным и куриным бульоном, давала сырые яйца....И спасла...
  
  Прошло несколько лет.
  Барсик оправился. Он потолстел, заматерел, стал спокойнее и больше не взбирался на занавеску, чтобы покачаться. Яркая окраска его боков потускнела. Нет - он все еще напоминал барса, но уже барса старого - заслуженного ветерана многих битв, вышедшего на покой.
  Дедушка и бабушка тоже постарели, а вот тетя Катя счастливо вышла замуж. Она ходила располневшая, беременная и кот, гревшийся у батареи, часто с интересом поглядывал на ее живот...
  ... В связи с прибавлением семьи бабушкину двухкомнатную и тетиного мужа однокомнатную квартиры поменяли на трехкомнатную. Все радовались, мечтали, строили планы на будущее - только Барсик пока еще ничего не знал и ничего не понимал...
  ...В день переезда квартира наполнилась крикливыми грузчиками. Они с грохотом волокли по полу тетино пианино, матерились, стаскивая с третьего этажа многопудовый, дореволюционной выработки, дедушкин сундук, мебель, посуду, десятки коробок с книгами. Барсик, увидев пришельцев, сразу же убежал на улицу и появился дома только вечером. Бабушка терпеливо ждала его. Она посадила кота в большую корзинку и кряхтя понесла на новую квартиру, благо та была в пяти минутах ходьбы от старой.
  ...Барсик с интересом осмотрел новое жилье: обошел все комнаты, обнюхал углы, осторожно выглянул на балкон...На кухне его ожидало полное блюдечко молока, вареное мясо, рыба. Кот медленно, с неохотой поел и...
  ...и направился к двери.
  Встал у нее и посмотрел долгим взглядом на бабушку.
  - Мяу! Бабушка! Пусти меня! Хочу домой!
  Бабушка все поняла. Она открыла дверь, выпустила кота, вернулась на кухню и заплакала.
  Барсик вернулся жить на старое место. Он спал на лестничной площадке перед квартирой, в которой прожил всю свою жизнь. Мяукал у двери, царапал ее...Потерянно ходил по двору, где столько лет его боялись и уважали все коты...
  Бабушка еще пару раз относила его в корзине на новое место, но кот всегда убегал обратно. Сердобольные соседи подкармливали Барсика, бабушка тоже носила ему еду...Кот смотрел на бабушку пристальным грустным взглядом, как бы спрашивая: "Мяу! Бабушка! Ну почему ты так со мной? Возвращайся! Давай и дальше здесь жить! Это же я - Барсик! Я тебе всю жизнь предан был, защищал тебя, а ты...А ты меня предала!"
  
  Несколько месяцев спустя бабушке позвонили ее бывшие соседи и сообщили, что лестничная площадка перед квартирой пуста уже несколько дней. Барсик исчез...
  
  ...Через дорогу за старым бабушкиным домом начинается густой, безбрежный лес. С детства бабушка водила меня туда по грибы. Туда же ходят местные коты - искать заветные целебные травы. Вы знаете, что кошки тоже болеют? И когда им очень плохо, они сами лечатся - жуют одним им известные цветы, листья, траву,...
  В бескрайний лес за дорогой коты также уходят помирать. Тогда, когда раны, полученные в бою, слишком глубоки, или когда животное почувствует себя совсем немощным и старым...
  
  Знаете, в чем главная разница между человеком и котом?
  
  Люди больше всего на свете боятся умереть в одиночестве.
  
  Коты - наоборот - умирая, ищут его...
  
  Цикл "Маленькое кисо" остался незавершенным. Возможно предстоит еще одна, последняя часть.
  
   ЦИКЛ "Болгарские страницы"
  
  Черешня, бля...
  Всюду продается черешня. Сорта разные. Есть красновато-розовая, есть красная, еще - с фиолетовым оттенком. Где- то уже можно купить самую лучшую - крупную фиолетовую. Цены нормальные - в среднем 0.8 евро за кило. Люди покупают. А я нет. И не собираюсь. Черешню я не ем. А почему?
  
  Когда я приехал в Болгарию, черешню, впрочем как и остальные фрукты, я ел непереставая. Ведь в подмосковье на огороде у бабушки росли только яблоки осенних сортов. Зимой в "Столе заказов" для иностранцев изредка бывали мандарины, апельсины, летом на рынок привозили астраханские арбузы, таджикские дыни и от случая к случаю - узбекский виноград. И все...
  
  Так вот, приехали мы в Болгарию, а здесь чего только нет!!! И огромные желтые яблоки сорта "Золотая превосходная", и медовой сладости груши, и божественные иссиня-черные сливы, и гигантская клубника, и персики, и нектарины, и абрикосы, и вишня, и множество сортов невероятно вкусного винограда! Ох, как я им до тошноты объедался! Ну и черешней тоже.
  
  И вот однажды какие-то дальние родственники отца пригласили нас вдвоем к себе в гости - собирать черешню. Жили они в деревне Камена около города Петрич, в двух километрах от стыка болгарской, греческой и югославской границ, в области, которую в основном населяют македонцы. Папаша пошел в МВД и мне выписали т.н. "открытый лист" - право на пребывание в пограничной зоне. В те годы с этим было строго - желающих драпануть из приграничной зоны в Грецию находилось достаточно. Паспорт у меня забрали для проверки и изучения, да и самого папашу прорентгенили - кто знает? Может этот гад-ядерный физик собрался бежать на Запад, а заодно и меня с собой прихватить?
  
  И вот мы поехали...
  
  Жара стояла страшная, нам предстояло трястись на поезде четыре часа. Солнце нещадно палило в окно купе, папаша потел и курил, а я читал "Графа Монте-Кристо". В Петриче нас встретили на машине, отвезли в Камена. Там у родственников был огромный двухэтажный дом с гигантским садом. И в нем - десятки деревьев, сгибавшихся под тяжестью черешни. Я просто офигел от такой картины.
  
  Пока на дворе раскочегаривали мангал, на котором должны были печь котлеты и мясо, мы с папашей взяли по корзинке и пошли в сад.
  
  - Вот твое дерево! - сказал на невообразимом диалекте хозяин дома, дед, бывший партизан по имени Аристотель. Он был из греческих македонцев и на Родине его заочно приговорили к смертной казни за коммунизм.
  
  - Залезай и особо не старайся собирать, ЕШЬ! ЕШЬ, сколько душе угодно! Если сможешь - всю съешь! - гостеприимно предложил дед Аристотель. Он очень любил русских, потому что с некоторыми из них еще во Вторую мировую сражался в партизанском отряде против греческих фашистов.
  
  Я поблагодарил его и полез на дерево. Конечно будучи культурным мальчиком я не только ел черешню, но и наполнял ею корзинку, но все равно, жадность ребенка, впервые дорвавшегося до возможности наесться вволю, брала свое и я пихал, пихал и пихал черешню в рот... Бля...
  
  Где-то через час корзинка была полна. О моем животе и говорить не стоит. Ел, объелся, переел. Одним словом, ужрался черешней прямо до тошноты.
  
  Но все равно хотелось есть еще.
  
  Сытый человек становится привередливым - я начал внимательно оглядовать черешины, перед тем как сунуть их в рот. И с удивлением заметил, что бочка некоторых из них - мягкие. Точнее, с таким мааааленьким, но очень мягким пятнышком.
  
  Я укрепил корзину на развилке веток и разломил одну из черешен. Внутри...уютно сидел белый червячок.
  Я сплюнул от отвращения, выбросил черешину и разломил другую. И там извивался маленький гаденыш.
  Тут я стал разламывать одну черешину за другой: крепкие, зрелые, полузрелые, недозрелые, совсем белые...И почти в каждой ютились червячки - некоторые совсем манюсенькие, зачаточные, не более одного-двух миллиметров в длину. И что самое интересное - черешины внутри были не сгнившие, а целые!!!! Вот этого я уже не мог понять!!!
  
  Нечеловеческим усилием воли я сдержал рвоту. БЛЯ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!Сколько же я их сожрал!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! БЛЯ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! Почему в ядреной, без дырочек и вмятин черешне сидят червяки????????????????????СУКИ!!!!!!!!!
  
  Я слез с дерева и потащился с корзиной в дом. Там уже накрыли стол, гости и родственники пили апперетив - ледяную домашнюю анисовую, закусывали салатом из помидоров....Женщины внесли огромные блюда с котлетами-кюфтетами, кебапом, мясом...Аромат заполнил комнату...
  
  А я смотрел осоловелыми от черешни глазами на это великолепие и еле-еле сдерживал рвоту.
  Подошел к отцу, пожаловался:
  
  - Пап, а у них черешня вся с червяками! Я сейчас блевать пойду!
  
  - Отец ухмыльнулся в бороду, затем, к моему ужасу и возмущению, махнул рукой и заявил:
  
  - Ну и чего такого? Раз червяки, значит черешня росла без химикатов. Это хорошо! Вот ты теперь и фруктов покушал и мяса наелся, нам больше котлет останется!
  
  Я чуть не заревел от возмущения, услышав такие слова.
  
  Родственники заинтересовались, в чем дело? Папаша им объяснил.
  
  Они удивились: - А вы что, там в СССР только химическую черешню едите? Ну то есть обработанную? Без червяков?
  
  Мы с отцом переглянулись. А кто знает, какую мы черешню ели в России? Ее было так мало , что внутрь никогда не заглядывал...
  
  Дед Аристотель похлопал меня по плечу и на чудном македонском диалекте, которого я почти не понимал, улыбаясь сказал :
  - Пацан!!! Я эту черешню сорок лет ем! Видишь, какой я здоровый? - и он ударил себя кулаками по волосатой груди. Грудь загудела, а меня опять потянуло на рвоту.
  
  - Не бойся, пацан! Ничего тебе не будет от червяков! - продолжил дед Аристотель. - Это капиталисты и фашисты едят овощи и фрукты, взращенные при помощи химикатов. - Ни мой дед, ни мой отец, ни я, ни мои дети - никогда такой гадости не использовали и использовать не будем! И каждый из нас проживет до ста лет! И я верю, что еще смогу увидеть светлый коммунизм, за который мы сражались в далеком 1944году!
  
  Родственники одобрительно загудели, захлопали, как по команде вверх взметнулось множество рук со стаканами.
  
  - За гостей!За Македонию! За СССР! Смерть греческим фашистам и сербским ревизионистам!!! За коммунизм! - заорали македонцы. И выпили до дна.
  
  Началось веселье, а я ушел спать, так и не поужинав. Спал я плохо и всю ночь мне снились кошмары...
  
  С тех пор вот уже много лет я не могу смотреть на черешню. Вспоминаю гостеприимное село Камена и маленьких беленьких червячков, которые извивались в черешинах, издевательски задирая хвосты.
  
  Бля, жрите сами эту черешню.
  
  Может доживете до победы коммунизма...
  
  "Рождество"
  
  Это случилось много лет назад под Рождество. В те годы у меня шла сплошная полоса невезенья и я вел исключительно маргинальную жизнь. Перебивался случайными заработками, работал продавцом,, сторожем, бухал каждый день, носил длинные волосы и бывало даже воровал алкоголь. Такая интересная была у меня молодость-:)
  Жил я тогда у моего деда, которому было 80 лет. И я по мере сил приглядывал за ним. Родительская квартира стояла пустая. Родители уехали в командировку, отключили батареи, горячую воду и зимой там жить было нельзя - холодно. В родительской квартире я изредка, в основном летом, устраивал пьянки с друзьями, а иногда, когда на душе становилось совсем плохо - наезжал туда бухать в одиночку - на несколько дней.
  Не знаю, доводилось лы вам испытывать когда-нибудь подобное ощущение - абсолютной изолированности от всего мира? Изолированности добровольной, по собственному желанию. Там, в мире за окном что-то случается, кто-то куда-то спешит, ездят машины, происходят какие-то события - но тебя это ничуть не волнует и не касается. Ты полностью отгорожен ото всего и единственное желание, которое владеет тобой - это желание пить, читать книги и слушать тишину.
  Первым делом, когда я приходил в родительскую квартиру, я проверял - плотно ли задернуты шторы на окне в детской комнате - я не мог терпеть дневного света. Телефона тогда у нас не было, телевизор и радио стояли запакованными в коробки. Детская была самой маленькой и уютной из комнат - я брал какую-нибудь книжку из покрытых пылью шкафов, ложился на кровать, укрывался двумя-тремя одеялами, включал торшер и открывал бутылку водки.
  Такое состояние было у меня и на этот раз. В подвальном магазинчике в соседнем подъезде было пусто - ни вина, ни водки, ни пива - поэтому я взял бутылку питьевого спирта - продавались когда-то, на заре демократии у нас и такие напитки. Я почти никогда не брал больше одной бутылки крепкого алкоголя за раз. Просто надеялся, что вторая мне не понадобится. Но этого никогда не случалось.....
  Режим мой был исключительно прост - я пил несколько часов, читал книжку, а потом засыпал. Просыпался, если в бутылке что-нибудь оставалось - допивал, если нет - в муках ждал утра - открытия магазина. И нетвердой походкой спускался в заветный подвальчик за новой порцией выпивки. И опять ложился на кровать.
  Ночами панельный дом тих. Все спят, даже машин на улице не слышно. Но слух человека на кровати обострен, он слышит, как где-то двумя- тремя этажами над ним кто-то пускает воду в туалете, ощущает тихое поскрипывание перекрытий, движение тока по проводам, гул насосов парового отопления в подвале дома.....
  В полной темноте тоже можно пить. Нащупываешь бутылку, стоящую у кровати, делаешь глоток и разведенный спирт горячей волной бежит по пищеводу, спускается в желудок и там разливается блаженное тепло. Спустя некоторое время ты засыпаешь. Но сон почти никогда не не бывает спокойным, потому что выпивший и ослабший духом человек - легкая добыча демонов. Они нападают на тебя, мучают и ты почти не в состоянии им сопротивляться.....
  На четвертый день деньги у меня кончились. Я лежал на кровати, меня трясло, несмотря на холод с меня ручьями лился пот. Страшно болела голова, а во всех бутылках не было ни одной капельки...
  Сочельник - вспомнилось мне странное подзабытое слово. Да, сегодя Сочельник - канун Рождества, 24 декабря... На улице слышны были веселые возбужденные крики детей, они наверное играли в снежки. По лестнице время от времени медленно поднимались нагруженные покупками соседи. Сегодня все будут праздновать. Кроме меня....
  И тогда я взмолился. наверное впервые в жизни: "Господи! Если ты есть! Помоги мне, измени мою жизнь, сделай так, чтобы наконец-то и мне было хорошо! Изгони демонов из моей души, очисти меня! Пусть уйдет это похмелье, пусть наступит новая полоса в моей жизни. Пусть будет больше радости, счастья! Не дай мне уйти вот так - как брошенной, никому не нужной собаке!"
  Но ничего не случилось. И так я лежал еще два или три часа. А потом впал в забытье...
  Очнулся я около семи вечера. Мне стало чуть полегче и тут я всполнил, что дома у деда у меня есть заначка - чуть больше полбутылки водки. Но до деда надо было добираться минимум час, так как он жил на другом конце города. И все же я решил ехать.
  К девяти часам вечера я вышел на улицу. Мела метель, дороги и тропинки занесло и пробираясь через сугробы к остановке автобуса я здорово набрал снега в ботинки. На остановке никого не было. Автобусы ходили исключительно редко и я приготовился к ожиданию...
  Минут через пять я заметил сквозь пелену снега тонкую фигурку, которая отважно прокладывала себе дорогу к остановке. Когда она подошла поближе я увидел, что это небольшого роста девушка, в короткой шубке и брючном костюмчике, а шапочки у нее не было - ветер трепал волосы на голове. Девушка встала петрах в пяти от меня, но через пару минут подошла и спросила: "Скажите, а вы давно автобуса ждете? И вообще, здесь можно поймать такси ?"
  - Да нет, я здесь стою минут десять,- ответил я. - Насчет автобуса вы не беспокойтесь, он обязательно придет, а вот такси......такси вряд ли......Кто сюда в такую погоду попрется на такси?
  - Ну, раз вы обещаете автобус, тогда будем ждать вместе, - улыбнулась девушка.
  - Вы видно нездешняя, - вдруг расхрабрившись произнес я. - Как вас сюда занесло?
  - Шеф мой здесь живет, - ответила девушка. - Он сегодня для компаньонов устроил домашнее парти, я у него секретарша - вот и пришлось помогать. Разведенный он, мужикам трудно в такой ситуации...
  - А чего вы на парти не остались? - уже совсем по-нахальному спросил я.
  - Ждут меня дома. Обещала я.....- смущенно произнесла девушка. - Да и кто я такая у него? Секретарша...
  Наконец подошел автобус. Он был пустым, мы вошли в него и сели поотдаль друг от друга. И тут на меня накатила дурнота. Какая-то пелена тумана, а в ней - клубились неясные черные тени. Я отчаянно рванулся от них и встал с сиденья.
  - Девушка, извините.....можно я рядом с вами с сяду. На немного. Пока до моей остановки доеду. Мне....очень плохо.....Одиноко - с каким-то отчаянием произнес я.
  Девушка внимательно посмотрела на меня и сказала: Садись! Что с тобой?
  - Плохо мне. Очень. Одиноко, - как в забытьи повторил я....
  Автобус медленно тащился от остановки к остановке, пробивая себе дорогу сквозь пургу, а мы разговаривали. Оказалось, что несмотря на свой юный вид, моей попутчице 31 год. Она разведена, а домой спешит, потому что у нее там маленький сын - пятилетний Сереженька, который вместе с бабушкой и дедушкой украсил елку, покушал, а теперь не ложится спать, сидит, ждет маму, когда она вернется...Это он ей по телефону сказал.... И кроме Сереженьки и родителей никого близкого больше у нее нет...
  - А шеф? Разве ты с ним не.....? - спросил я.
  - Да, мы с ним спим иногда, - не смутившись ответила она. - Но нам обоим ясно, что для него я просто секретарша. И все......
  Приближалась моя остановка. Здесь я должен был сойти и ждать другого автобуса. На меня опять накатило. И опять в глазах заклубились какие-то черные тени, они вихлялись и кружились и делали мне знаки.
  И тогда я схватил попутчицу за руку и в полубезумье зашептал: - Поедем ко мне! Ну пожалуйста, поедем ко мне! Давай возьмем такси! Я тебя очень прошу - поедем ко мне!..
  Девушку затрясло и она вжалась в сиденье. Никогда я наверное не видел таких испуганных широкораскрытых глаз. Она пыталась что-то ответить, но у нее ничего не выходило. А я продолжал умолять: -Поедем! Ну пожалуйста!.
  И вот последние метры до остановки. Еще миг и двери автобуса откроются. Я отпустил ее руку и встал. И вдруг она тоже встала. И глядя мне прямо в глаза сказала:- "Поедем!"
  В такси мы молчали. А ее трясло. Мелко-мелко. Я держал ее за руку и рука была холодная-холодная.
  Дом встретил нас тишиной и теплом. Дед спал в своей комнате. На кухне на столе стояли аккуратно накрытые блюда с разной снедью. Сегодня поздравить деда с наступающим Рождеством приходили его дочери - мои тетки.
  Я провел спутницу в свою комнату и зажег свет. Грустной была моя комната - старые, зеленоватые, местами отклеившиеся обои, шкаф с книгами, кровать, в углу пылился усилитель "Маршал" с колонкой, гитара, пустые бутылки....Я усадил гостью в кресло и достал заначку.
  -Выпьем! Я сейчас приведу себя в порядок и вернусь! - сказал я. Мы чокнулись, она чуть-чуть пригубила стакан, а махнул свой и побежал бриться и под душ.
  Когда через 15 минут я вернулся, моя гостья все также сидела в кресле в накинутой на плечи шубке и со стаканом в руке. Правда уже не дрожала. Я встал перед ней на колени и стал медленно снимать с ее ног сапожки. Она не сопротивлялась. И так я раздел ее полностью и перенес на кровать, покрывая поцелуями.
  Тело у нее было худенькое, нежное, с небольшими грудями. Никогда в жизни я бы не поверил, что передо мной женщина 31 года, имеющая пятилетнего ребенка, если бы она мне сама об этом не сказала...
  Мои губы исследовали каждую клеточку ее тела - живот, груди, плавные контуры икр, бедер, горячую, быстро налившуюся влагой пизду... Потом я вторгся в нее, она застонала, а затем выгнулась дугой. А спустя несколько мгновений уже бросила свое тело навстречу...И так мы трахались - отчаянно, со всдохами и всхлипами, которые временами переходили в крик. Она кончила несколько раз и наконец, изможденные, мы упали на подушку. Она прижалась ко мне и расплакалась. А я заснул.....
  Когда я проснулся на следующее утро, ее рядом не было. Подушка пахла странным, чуть горьковатым ароматом ее духов. Я лежал с закрытыми глазами и жадно вдыхал его, пытаясь запомнить.
  Метель утихла и сквозь облака наало проглядывать солнце. Я всполнил, что сегодня - Рождество. Голова не болела. Тело тоже. Я чувствовал себя гораздо лучше. Мир вокруг стал странно хрустальным- прозрачным, чистым. И пить мне больше не хотелось.
  Я вспомнил, что так и не удосужился узнать имя моей знакомой. Но имело ли это сейчас какое-либо значение? Вряд ли. Потому что было ясно, что я никогда уже больше ее не увижу.Так и должно было быть.......
  Странно, но постепенно жизнь моя стала налаживаться. На смену зиме пришла весна. Не только в буквальном, но и переносном смысле слова. Но стоит ли сейчас об этом рассказывать? Это уже другая история. Сейчас я лишь упомяну о том, что годы спустя в одной старинном апокрифе, написанном каким-то монахом свыше полуторатысячи лет назад я прочитал следующие строки:
  "...Горд и безумен человек. Жалка его жизнь - соткана она из вожделенья и страстей, и безуспешна его борьба с демонами - потому что один он в своей борьбе. Всегда один. Но если в тяжелую минуту призовет он на помощь ЕГО, то откликнется ОН и пошлет на помощь страждающему ангела. И ангел вырвет его из рук демонов, вынесет с поля боя и омоет своими слезами его раны. И снова будет жизнь....."
  
  "Блядь и брынза"
  
  Вчера я ходил затариваться продуктами в немецкий гипермаркет "Хит". Знаете, как выглядят подобные магазины - огромный светлый ангар и в нем десятки тысяч всяких товаров - жрачка, бухалово, сковородки, шильца-мыльца и прочая хуйня.
  Особо я не задерживался и минут за двадцать набросал в тележку всего, что надо. И вот, когда я собрался было уходить, мой взгляд наткнулся на громадный, ярко освещенный стеллаж, на котором ровными кубами лежали десятки аккуратных кусков белой, чистой брынзы. И тут я вспомнил..........
  Когда-то, давным-давно был у меня в жизни период, когда я два месеца работал продавцом в круглосуточном магазинчике на станции Обеля, в пригороде Софии. В те годы Обеля была все еще деревней - несколько сотен кирпичных домов, курицы, свиньи, козы блеяли по утрам. А напротив деревни строительные войска возводили новый ЖК- панели, панели и еще раз панели.
  Магазинов в деревне почти не было, поэтому появление нашего круглосуточного "маркета" вызвало настоящий фурор - хотя и представлял он собой обыкновенный металлический барак 5х4м с прилавком из жести и печкой буржуйкой. Типичное сельпо, где рядками стоят бутылки водки, вина, лежит разная колбаса, сыр, мыло и пакеты стирального порошка от неизвестного производителя.
  Работал я в ночную смену - с 19.00 до 07.00, две ночи труда, потом два дня отдыха. На дворе стоял декабрь, мороз, и ночами я только и делал, что топил печку всем, что попадалось под руку. Ровный налет сажи садился на стены и стеллажи, но в общем-то, всем было по хую. Настоящий Дикий Запад.....
  После 10 вечера работы почти не было - так, зайдет изредка какой-нибудь алкоголик за бутылкой и все. Я сидел обычно в толстом полушубке, шерстяной повязке на голове и ночи напролет слушал радио. Холод, скука...Дверь я закрывал изнутри на амбарный замок и открывал только, когда появлялись клиенты.
  И вот однажды где-то в 2 часа ночи, когда я в упоении слушал концерт Дип пэрпл, в витрину постучали. Я подошел к стеклу и увидел дрожащего, пьяного полураздетого парнишку с залитым кровью лицом. - Друган! Пусти, ради Бога, погреться до утра! Пусти, а то замерзну совсем! - взмолился парнишка. -Грех оставить человека на улице в таком виде и в такую погоду, - подумал я и открыл дверь.
  На вид парнишке было лет 16. Пока он смывал холодной водой/а другой в бараке и не было/ кровь с лица, он успел поведать мне свою историю. Парень был из соседнего села, но почти каждый день приезжал на нашу станцию к друзьям - бухать, кадрить баб. На этот раз он засиделся у знакомых до полуночи, а когда побежал на последнюю электричку - нарвался на банду местных, подрался, уходил огородами и два часа прятался как партизан в каких-то хлевах, сараях и канавах...
  Видя, что парнишка замерзает, я заставил его раздеться до пояса, открыл бутылку ракии и растер его докрасна. Затем мы добили бутылку под вой ветра, Дип пэрпл и клятвенные обещания пацана поймать обидчиков и порезать в капусту. Под утро, когда начали ходить первые электрички, парнишка ушел, обняв меня и пообещав, что никогда моей доброты не забудет и что мы обязательно бухнем, когда он оклемается....
  Обещания пацана я пропустил мимо ушей, так как на своем веку наслушался вот таких пьяных обещаний сполна. Да и, честно говоря, неужели можно допустить, чтоб у тебя перед порогом вот так просто замерз и погиб человек?!
  Прошла неделя. Я и думать забыл о пареньке, как вдруг дверь магазина открылась и в нее гуськом прошли четыре пацана. А впереди - мой знакомый. - Вот! Вот он - мой спаситель! - торжественно произнес он и достал из-за пазухи литровую бутыль крепчайшей самогонки. - Это тебе! - Потом паренек обернулся к остальным и добавил: Если узнаю, что кто его забижает - урою!!! Это мой друг!...
  Поговорив с парнем минут пять я узнал, что тогда он нормально добрался до дома, даже не простыл, отлежался, а теперь вот приехал на станцию отлавливать обидчиков и учить их уму-разуму. Я пожелал ему успеха и парни покинули магазин...
  Прошло еще несколько дней. Самогонка давно уже была выпита, новых приключений не предвиделось и я скучал. Была суббота, в деревню привезли новое кино и из соседних поселков в Обелю стала подтягиваться молодежь.
  Магазин постепенно заполнялся, появился и мой новый знакомый. Но держался он странно - в очередь не вставал, делал мне таинственные гримасы и всем видом показывал, что хочет мне что-то сообщить наедине. Подождав, когда последний клиент уйдет, я усадил парня на стул и спросил: " Ну, как дела у неуловимых мстителей?" Парень сразу же перешел к делу: "Тут такое дело, друган. Есть у нас в компании пацан, так ему никогда еще не делали минет. Не хотят наши девчонки-суки на такое идти. Так вот, сегодня я договорился с одной здешней проституткой, она за полтинник отсосет пацану во время кино. Но вот в чем дело - можешь ты мне поменять наши деньги на одну банкноту в 50 левов? Негоже к бляди с такими бабками соваться. Стыдно!" - и парень показал мне смятую в руке пачечку засаленных мелких банкнот и горстку мелочи.
  В те годы в оборот как раз была запущена самая крупная по тем временам болгарская банкнота - 50 левов /ок. 10долл/. У меня в кассе как раз была одна такая. Новенькая, но с небольшим изъяном - нарисованной кем-то химическим карандашом звездочкой и оторванным уголком. "Окей, давай сюда свои бабки", -сказал я и вручил парню банкноту. Он с чувством поблагодарил меня и убежал.
  Магазин опять заполнился и мне сразу же стало не до чьих-то минетов и блядей. Прошло еще пару часов.
  И вдруг, в одиннадцатом часу вечера в магазин вплыло чудное виденье. Высокая, красивая, румяная, кровь с молоком, краля лет двадцати, в белой пушистой шубке нараспашку, красной короткой юбке и черных чулках и сапогах. Таких баб я в деревне ни разу еще не видел, да и по жизни почти не встречал.
  -"Привет", - по-свойски обратилась ко мне она.- Интересный магазин. Ого, чего здесь только нет! Взвесь-ка мне, дружок кило брынзы, дай вон тот кусок салями, шоколадку, конфет....."
  Я паковал товары не глядя, потому что во все глаза смотрел на покупательницу. И про себя удивлялся - как-то не вязалась с этой красивой, возбуждающей подчеркнуто изысканной бабой такая простонародная и грубая вещь как брынза! Тем временем краля достала из кармана шубки кошелек и вынула оттуда.............я чуть не упал! Мою бумажку в 50 левов! Да, это была именно она - с фиолетовой нарисованной химическим карандашом звездочкой и оторванным уголком! Вот тебе и сюрприз!
  Распрощавшись в изысканным выражениях с покупательницей до новых встреч, я долго смеялся. А потом мне стало грусто и обидно. Что вот такая красивая, волнующая деваха, с которой любой нормальный мужик почтет за счастье не только выйти на люди, но и лечь в постель, сосет у грязных, немытых пацанов 15-16-ти лет от роду....Грустно мне было. Очень. Я открыл бутылку ракии и налил себе полный стакан.Выпил. Постепенно грусть прошла, а бабы той больше я не видел. В конце января я со скандалом уволился из магазина и для меня началась новая жизнь.....
  Конечно, лица проститутки той я не запомнил, но изредка, когда я вижу в магазинах снежнобелые,аккуратные и чистые параллелепипеды болгарской брынзы - я вспоминаю эту историю - про блядь и брынзу.
  
  
  "ЛОРИ"
  
  ...Вот уже второй вечер я сижу в интернет, в болгарском сайте знакомств. Кто-то ищет здесь свою любовь, кто-то - собеседника, ну а кто-то, такой как я - партнера или партнершу для секса.
  
  Облом следует за обломом. Так как мне за тридцать, двадцатилетние бегут от меня как от огня. Те, кому около или чуть больше тридцати, хотят замуж... Остаются....лишь 32-38-летние, семейные, по каким-то причинам желающие завести постоянного или временного любовника... Но их мало. Очень мало... и я уже второй вечер ничего не могу найти...
  
  Вы наверное спросите: "А почему ты не ищешь свою Любовь? Может тебе стоит искать ЕЕ, а не просто секс?"
  
  "Нет!- отвечу я. - У меня есть МОЯ ЛЮБОВЬ. Она живет далеко-далеко, в заснеженном уральском городе, окруженном множеством озер. Она замужем и у нее своя жизнь...И все равно - она - МОЯ ЛЮБОВЬ. Поэтому здесь я могу искать только секс. Нет, скорее секс, симпатию и духовную близость. Но не больше."
  
  Щелкаю мышью по инфо тех, кто сейчас он-лайн.
  Не то, не то, не то...
  Ухожу на балкон покурить, возвращаюсь и опять щелкаю и щелкаю...
  
  "Одинокая"
  "Венера"
  "Мария Л."
  "Арвен"
  "Зимняя сказка"
  "Лори".
  Стоп! Лори! Кто эта Лори? Новенькая или старожилка под новым ником?
  
  "Настоящий мужчина должен быть умным, внимательным и настроенным френдли... Он слушает Дебюсси, а не поп-фольк. Он делает то, что считает нужным, а не то, что делают все..."
  Это ее инфо. 29 лет, брюнетка...Замужем? Разведенная? Не указано...
  
  Пишу:
  "Здравствуй, Лори! Я не люблю Дебюсси. Предпочитаю Франка Заппу. И в музыке, и в жизни Заппа всегда следовал своим чувствам, а не моде... Подойдет Заппа? Если не тайна - что ты здесь ищешь ? Собеседника, брак или что-нибудь для разнообразия?"
  
  Проходит десять минут. Я уже начинаю забывать о Лори и рассматриваю другие инфо, когда приходит ответ:
  " Заппа тоже подойдет. Нет, я не хочу замуж. :-)"
  
  Клюнуло? Посмотрим...Пишу в открытую:
  
  "Не люблю недоразумений, поэтому скажу честно: я ищу интеллигентную, симпатичную партнершу, с которой мог бы время от времени встречаться... Без финансовых условий, без обязательств...Меня не интересует просто секс. Я нуждаюсь и в духовной близости.. Если у тебя другие планы, не отвечай на это письмо".
  
  Ответ, однако, приходит.
  "Я тоже считаю этот вариант наилучшим для себя."
  Вот и завязался разговор...
  
  "У тебя есть фотка?"
  "Есть. Но я предпочитаю встречаться вживую, а не посылать всем подряд свои фотографии".
  "Ты замужем?"
  "Нет."
  "Ты новенькая? Или это очередная реинкарнация?"
  "Новенькая".
  "Наверное тебя уже засыпали предложениями о встрече?"
  "Есть такое...Но я очень разборчива. Пока осматриваюсь".
  "Расскажи что-нибудь о себе. Кем ты работаешь, чем занимаешься?"
  
  Следует пауза. Проходит еще десять минут. Появляется сообщение о письме. Спешу открыть. Читаю:
  "Я безработная."
  
  Во мне просыпается жалость. Ведь я знаю, что такое безработица... Как-то сразу забываю о сексе и пишу:
  
  "Не надо расстраиваться, Лори! Я сам был безработным, причем не один год. Только не сдавайся! Ты обязательно найдешь работу!"
  "Я имела работу 10 лет. И вдруг меня сократили. Два месяца назад. Чувствую себя так странно..."
  "Лори! Ты с родителями живешь или снимаешь квартиру?"
  "Снимаю".
  
  А ведь это сколько денег-то каждый месяц? - думаю я...
  
  "А кем ты работала?"
  "У меня была очень специфическая работа. Не стоит об этом..."
  "И все же? Может быть я смогу помочь?"
  "10 лет я была радиоведущей."
  "О-о-о, коллега! Я тоже несколько лет работал редактором в Национальном радио."
  
  Следует пауза. Испугалась? Может быть мы знакомы с ней по той, другой жизни? И не раз видели друг-друга? Может быть мы сталкивались в коридорах Радио, стояли в одной очереди в столовой, сидели за одним столиком в подвальном кафе?
  
  Пока я размышляю, на экране загораются один за другим три красных конвертика писем. Они мигают резко и требовательно. Вам письмо! Вам письмо! Вам письмо!!!
  
  "ПОМОГИ МНЕ НАЙТИ РАБОТУ! Ты ОСТАНЕШЬСЯ ДОВОЛЕН!"
  ПОМОГИ МНЕ НАЙТИ РАБОТУ! Ты ОСТАНЕШЬСЯ ДОВОЛЕН!"
  ПОМОГИ МНЕ НАЙТИ РАБОТУ! Ты ОСТАНЕШЬСЯ ДОВОЛЕН!"
  
  Я ошарашен. Если я правильно понял...
  
  "Лори! Я позвоню кое-кому из бывших коллег и спрошу насчет работы. Ты мне ничего не будешь должна. И никакой "благодарности" мне не надо. "
  
  Ответ приходит молниеносно.
  
  " Если я не найду работу, я помру с голоду. Помоги мне! Я не люблю посылать фотки, но знай - я красивая. И я очень классно ебусь! Тебе понравится."
  
  А вот этого не надо было писать. Меня охватывает такой гнев и разочарование, что я готов поймать Лори и надавать ей оплеух, от которых голова у нее будет мотаться во все стороны, а щеки покраснеют и раздуются как вареная свекла. "Один, два, три, четыре..", - считаю я вслух...Успокаиваюсь и мне становится жалко эту женщину. Неужели вот так - совсем спокойно -она готова заплатить своим телом абсолютно незнакомому человеку за возможность получить работу?
  
  Я знаю, что такое быть без денег. Я знаю, что такое считать копейки до конца месяца. Я знаю, что такое сидеть дома в полной депрессии, без надежд, перспектив, с пустым холодильником и пачкой просроченных счетов за воду, отопление, телефон... И понимать, что и завтра, и послезавтра в кошельке будет пусто и денег ожидать НЕОТКУДА.
  Но это состояние приходит не сразу. Должно пройти полгода, год, полтора... А она ведь без работы всего два месяца...
  
  У меня сразу же пропадает желание с ней увидеться. Нельзя пользоваться человеческой бедой. Радость секса можно иметь только с равным...
  Но я решаю помочь Лори - как друг.
  
  "Напиши мне, на каком радио ты работала. Какое у тебя образование? Какие языки ты знаешь? Какой тип передач вела? Я позвоню бывшим коллегам из Национального..."
  
  Отправляю письмо и иду курить.
  Возвращаюсь. И вижу ответ.
  
  " Я работала на V***. Национальное? Ха-ха! Я хоть сейчас могу туда устроиться. Не хочу! И на B*** (самое известное частное радио) меня в любой момент возьмут! Не имею желания! Я хочу чего-нибудь другого".
  
  Так хочет она работать или нет???
  
  " Ты мне не ответила - иностранные языки знаешь? Какая передача была у тебя?"
  "Язык? Конечно знаю. Английский. Кто теперь его не знает? Я вела музыкальную передачу."
  "Кем бы ты хотела работать, раз не хочешь на радио?"
  "Не знаю. Я устала. Мне просто надо себя содержать. Хочешь завтра увидимся?"
  
  Сижу, перечитываю...Чего она хочет? Кем она хочет работать? Как она оплачивает аренду квартиры вот уже два месяца?
  Вспоминаю об одном знакомом, работающем на телевидении. Решаю ему позвонить, но ведь он спросит - как она выглядит?
  
  "Лори, пришли, пожалуйста, свою фотку. Не для меня - для работодателей."
  "Ладно, так уж и быть, я совсем пьяная. Смотри почту".
  
  Открываю. Фоток несколько. Я с волнением рассматриваю их...
  И понимаю все...
  
  Я не знаком с ней. Но я видел подобные лица...
  
  Лица самовлюбленных журналисток, ведущих, моих коллег. Симпатичные лица людей, готовых предать, продать, продаться, лишь бы остаться на вершине, там, на Олимпе. Остаться в лучах славы, внимания, обожания и поклонения. Они упиваются своей известностью, положением, статусом. Они свысока смотрят на остальных - простых людей, обычных "слушателей", "зрителей", не имеющих ничего общего с ВЕЛИКОЙ ЖУРНАЛИСТИКОЙ. И если вдруг происходит падение с Олимпа, наступает крах - они не могут представить себя "обыкновенными" людьми, теми, чей голос не слышит вся страна и чей образ не показывают каждый день по телевизору...И они ломаются...Или, спустя время, приспосабливаются к жизни на "низшем уровне", оставаясь прежними проститутками.
  
  "А ведь я сам когда-то был похож на Лори", - приходит в голову мысль. - Да, все это было. Давным-давно, но было... К счастью, это осталось в далеком прошлом... Я смог уйти..."
  
  Пока я размышляю, приходит еще одно письмо.
  
  "Эй, коллега, ты заснул? Как тебе фотки? Я сегодня много пила, так что пойду спать. . Ты симпатичный. Давай я стану твоей любовницей? Я без комплексов и тебе со мной будет хорошо. У меня проблемы с арендой квартиры. Или может у тебя есть друг, которому нужна симпатичная женщина? Посылаю еще фотки. Напиши мне завтра, договоримся о встрече. Целую. Лори".
  
  Фотки и в самом деле красивые. У Лори пышная грудь, сочные, чувственные губы, плоский накачанный живот, крепкие плечи - сразу видны сотни часов тренировок в фитнес-зале. Наверняка она вытворяет невероятные вещи в кровати и попробовав с ней секса один раз, захочешь, чтобы это никогда не кончалось...
  
  Спешу с ответом:
  "Ты такая красивая, Лори! Насчет любовницы...это было бы прекрасно...давай поговорим об этом, когда увидимся. Ты мне другое скажи - искать тебе работу? Сейчас позвоню одному парню с телевидения."
  
  "А ну ее на хуй, работу. Забей. Ладно, пошла спать. Напиши мне завтра", - выскакивает ответ.
  Иду курить. И пока стою на балконе и жадно затягиваюсь сигаретой, решение приходит само собой.
  
  "Лори, я не могу с тобой встретиться. Ведь ты - проститутка. По характеру проститутка. И по делам. Я никогда в жизни не ходил к проституткам. И ни разу не платил за секс. Потому что настоящий секс - это искренний взаимный подарок! Я никогда не спал с женщинами, для которых собственная жопа - товар или средство оплаты счетов. Лори! Тело - это богатство, сокровище, ты можешь его дарить, делиться им, но продавать его нельзя!
  
  Да, на тебя найдется много покупателей. Десятки, сотни желающих. Ты умна, талантлива, красива, но...Лори, я плюю на таких как ты! Вначале я хотел увидеть тебя, целовать тебя, спать с тобой, драть тебя так, чтоб у тебя потекло изо всех дыр. Затем, узнав о твоей беде, я хотел помочь от чистого сердца, просто по-дружески, но зачем ты предлагаешь мне свою жопу как средство ВЗАИМОРАСЧЕТА? Иди НАХУЙ, продажная тварь, журналистическая блядь, новоявленная содержанка и эскортница, потерявшая последние остатки достоинства!"
  
  Конечно ничего этого я не пишу. Нет-нет! Нельзя обижать женщин, даже если они тебе противны. Вообще, людей нельзя обижать. Каждый таков, каков он есть. Я не судья Лори. Нет, я не судья...
  
  Поэтому я пишу последнее письмо. В стиле "наивный и тупой".
  
  "Спокойной ночи, Лори! Желаю тебе приятных снов! Завтра я обзвоню всех своих знакомых и узнаю, не ищет ли кто специалиста твоей квалификации. Хорошие журналисты всегда в цене, поэтому я верю, что даже если ничем не смогу помочь, ты сама в считанные дни найдешь отличную работу! Будут серьезные предложения - я сразу напишу тебе и мы договоримся о встрече. Целую."
  
  Читаю написанное. Йопт! Как двусмысленно все звучит...Ну и хуй с ним.
  Отправляю письмо. Вздыхаю, выкуриваю еще одну сигарету и иду спать...
  
  "Происшествие в автобусе"
  
  Возвращаюсь домой на автобусе. Народу не особо много, но все равно приходится стоять. Ну да ладно. Зато стою не зря.
  
  В метре от меня сидит офигительно красивая блондинка лет двадцати со зверски высветленными длинными прямыми волосами, прихваченными назад заколкой. Она в белой аккуратной короткой шубке и светло-голубых фирменных джинсах, плотно обтягивающих ее длинные-длинные стройные ноги.
  
  Блондинка явно знает, что полавтобуса смотрит на нее , поэтому она небрежно вытянула правую ногу в блестящем черном сапоге и слегка отвела ее вправо. Типа: любуйся, народ! Мне не жалко!
  
  Но не только из-за красоты народ пялится на блондинку. Обеими руками она прижимает к себе невероятно красивого маленького щеночка. Темно-серого. С блестящей пушистой шерсткой. И голубыми глазами!
  
  Блондинка сидит с внешней стороны ряда. На внутреннем сиденье расположился ее друг. Здоровенный бритоголовый лоб в распахнутой кожаной куртке. Он всем своим видом выражает самодовольство, приправленное легкой агрессией. Будто хочет сказать: Смотрите, смотрите, да не засматривайтесь, козлы, бля! Это моя баба!
  
  Блондинка постоянно тискает щенка и целует в мордочку.
  - Ой ты мой хорошенький! Сладкий ты мой!
  
  Щенок счастливо смотрит на блондинку и лижет ее языком. Изредка (чтобы все видели его голубые глаза!) блондинка, как бы невзначай, поворачивает щенка мордочкой к людям и утыкается носом ему в затылок. Она счастлива.
  
  Рядом с блондинкой стоит тетка из тех, что являются обязательной принадлежностью любого автобуса. Она готова завязать разговор с каждым и на любую тему. Лишь бы был слушатель.
  Тетка не выдерживает и тоже начинает умильно сюсюкать щенку:
  
  -Ой какой ты хорошенький! Ой какой ты миленький! Ой какой ты маленький! Ой! Вы сейчас его купили?
  -Блондинка с готовностью, гордо поглядывая на остальных пассажиров, вступает в диалог:
  
  -ДА-А-А-А-А! Мы сейчас за ним ездили!
  - А какая это порода?
  
  Блондинка озадаченно морщит лоб и вопросительно смотрит на своего кавалера...
  Тот спохватывается, напрягается и виновато пожимает плечами. Забыли спросить. Но главное - щенок очень, очень дорогой...
  
  Я вслушиваюсь в речь блондинки...И чуть не падаю со смеху.
  Йопт!!! Ясно все.
  
  Это же очередная мелкая хищница-пергидролька из провинции. Диалект-то какой? А судя по словарному запасу, она из тех, кто осознав свою красоту, сразу же понял, что это единственное и самое действенное оружие! Поэтому тратить время на такие глупости как образование совсем не требуется!
  
  Такие блондинки табунами сбегаются в столицу. Их программа-максимум - футболист национальной сборной или крупный мафиози, пардон, бизнесмен.
  
  Программа-минимум - просто футболист столичного клуба или бык с большим джипом.
  
  Большинство пергидролек осиливают программу-минимум. И только. Футболистов-националов и мафиози съедают по-настоящему умные и хитрые блондинки. С образованием и интеллектом.
  
  Таких как моя попутчица можно встретить десятками в любой дискотеке или ночном клубе, где исполняется поп-фольк и тусуются представители подземного мира.
  
  Пока я размышляю об этом, бабы продолжают свой разговор и вдруг...
  
  - Ай! Ай-йййй! Й-и-и-и-и! - блондинка в ужасе взвизгивает и беспомощно вздевает перед собой руки со щенком.
  
  Щенку надоело это тисканье, а может блондинка ему куда-нибудь не туда нажала и он начал ССАТЬ. Тоненькая струйка брызгает бабе на белоснежную шубку, светлоголубые дорогие джинсы и руки.
  
  - Й-и-и-и!- коротким движением блондинка вдруг бросает ссущего щенка на колени "лбу" и вскакивает с места. Руки ее залиты мочой и она не смеет ни вытереть их об шубку, ни об штаны, ни просто залезть ими в сумочку и вынуть оттуда салфетку.
  
  - Ты чего, охуела, ПИЗДА??? - орет лоб, которому испуганный щенок тоже ссыт на джинсы.
  
  Лоб пытается спихнуть щенка с колен, но колени у него упираются в переднее сиденье. Щенок визжит и бьется от страха, пока не падает в дырку между коленями парня на пол и тут же заползает под сиденье.
  
  - Урод! Ну уро-о-о-од!!! - не остается в долгу блондинка. - Что ты сделал со щенком? Ты его убии-и-и-ил!!!
  
  Она забывает об обоссанных тонких холеных ручках и сжимает их в кулачки. И тут же с испугом разжимает их, опять почувствовав на ладонях теплоту щенячьей мочи.
  
  Лоб тоже вскакивает. Он в бешенстве. Ведь его никто, никогда, нигде, вот так прилюдно не обсывал!
  Лицо его краснеет. Жилы на шее напрягаются. И он, заикаясь, орет на весь автобус:
  
  - Да я твоего щенка.... Да я твоего щенка...
  
  ЕБАЛ!!!!!!!!!!
  
  И тут весь автобус грохает смехом.
  Смеются все. И я, и болтушка тетка, и мужики, и бабы, и дети...
  
  Псссс-ст! Двери автобуса открываются.
  Ой! Моя остановка! Чуть не забыл!
  Скатываюсь по ступенькам автобуса и, выскочив наружу, продолжаю хохотать.
  
  Что там будет дальше? Подерутся ли лоб и блондинка? Ссадят ли их на следующей остановке или весь автобус будет сообща искать под сиденьями щенка?
  
  А нужно ли мне это знать??? Да пошли они НАХУЙ!!!!!!!
  
  У меня впереди длинный вечер. Я поем, сварю кофе покрепче и напишу обо всем рассказ...
  
  "Как ракия спасла жизнь человека..."
  
  Ракия, также как и водка - не просто сильный алкогольный напиток.
  
  Это философская категория. Вселенная. Необузданная таинственная космическая сила, которая в состоянии менять судьбы людей, возвышая одних и низвергая других.
  
  Чаще всего ракия губит человека. Уничтожает его, стирая в пыль. Но есть случаи, правда, очень редкие, когда она спасает человеку жизнь, давая ему еще один шанс в этом сволочном и в то же время прекрасном мире...
  Именно о таком случае я и хочу сейчас рассказать.
  
  Мой болгарский дед всю свою жизнь проработал железнодорожником. Начинал он с самых низших должностей - был путевым обходчиком, стрелочником, и так - много лет, пока не выбился в начальники станции.
  
  В начале 40-х годов 20 века деда назначили "станционным смотрителем" маленького городка Сливница в 35-ти км от Софии. Проживало в ту пору в Сливнице несколько тысяч человек, можно сказать, большая такая деревня, но имелась у станции одна особенность - она была единственным железнодорожным узлом между Софией и болгаро-сербской границей, до которой оставалось еще каких-то 30 км.
  
  Вместе с женой - моей будущей бабушкой и тремя детьми дед ютился в служебной комнате, которая находилась на втором этаже вокзала. В те годы начальники железнодорожных станций обязаны были проживать на самих станциях - чтобы и в снег, и в дождь, и в стужу, и в зной - 24 часа в сутки исполнять свои обязанности. И жили железнодорожные служащие очень, очень бедно...
  
  ...Шла война. Каждый день в сторону Югославии шли эшелоны с танками, орудиями, солдатами. В обратную сторону - груды разбитой техники, трофеи, санитарные поезда, под завязку набитые ранеными немецкими военнослужащими. Порой всю ночь деду приходилось простаивать на перроне, принимая и отправляя железнодорожные составы...
  
  Иногда он с испугом посматривал в сторону Софии. В ночном небе над столицей Болгарии все чаще и чаще пылало зарево и метались прожектора. Десятки английских бомбардировщиков бомбили город...
  
  Но вот пришло 9 сентября 1944г. В стране произошла революция, силы Отечественного фронта свергли монархо-фашистское правительство и установили народную власть. Болгария вышла из гитлеровской коалиции и объявила войну фашистской Германии. В страну вступили советские войска. Народ встречал советскую армию цветами, а ее солдаты были в шоке - еще ни разу за всю войну они не видели, чтобы чужой народ с такой радостью реагировал на их появление...
  
  Через несколько дней советские войска вошли в Софию. Так как кратчайший путь в Югославию проходил через Сливницу, требовалось срочно наладить безперебойное движение эшелонов в этом направлении.
  
  Охрану вокзала и железнодорожного узла Сливницы взяли под контроль местные партизаны и коммунисты, вышедшие из подполья. Им на подмогу из Софии прибыли советские солдаты - они-то и должны были принять на себя руководство станцией. Приняли...
  
  
  ...Где-то через час после сигнала из Софии в Сливницу стали прибывать первые эшелоны с советскими войсками. Отстраненный от должности, дед стоял на перроне. В дежурную комнату его не пускали, но и уйти домой не позволяли. Рядом с ним постоянно находились двое сопровождающих - местные партизаны. Они курили, смеялись и время от времени называли деда фашистом, пугая его расстрелом, хотя один из партизанов, сам родом из Сливницы, прекрасно знал, что никаким фашистом дед не был, а был он одним из самых бедных в городке. Даже без собственного угла...
  Спустя некоторое время один партизан спросил другого:
  - Слушай! А с какой стати мы держим этого фашиста на перроне? Ведь он всю технику пересчитает, а потом передаст эти сведения врагу!
  - Верно!- ошеломленно ответил другой.- Потащили его в наверх - в его комнату!
  И они увели деда в его служебный кабинет.
  
  ...Так и осталось невыясненным, что же произошло на путях, кто за какие рукоятки дергал, какие стрелки переводил, какие команды отдавал...
  но...
  
  ...через час в комнату, где сидели дед и охранники ворвались с десяток советских офицеров в сопровождении нескольких болгар из Софии.
  -Этот? - заорал один из военных, указывая на деда. На плечах у него были генеральские погоны.
  - Он самый - начальник станции! - угодливо подтвердили откуда-то из-за спины спрашивающего.
  - Ты чего, сука, натворил? - сурово спросил генерал. - Ну-ка, подойди к окну! Вредишь, падла?
  Дед, испугавшись, бросился к окну. И окаменел...
  
  Вся станция, все пути были забиты поездами. Они стояли. Въезд на станцию со стороны югославской границы перекрывал какой-то странно скособоченный товарняк. Его паровоз сошел с рельсов. Впритык к паровозу стоял передовой советский эшелон. Что же произошло?
  Железнодорожники, охрана, партизаны и советские солдаты, которые должны были обеспечить бесперебойное движение в сторону границы бегали по путям, ругались и бестолково махали руками. А со стороны Софии слышалось далекое пыхтенье и гудки...
  
  - Вывести на перрон и расстрелять гада! - отрубил военный.
  
  И тут дед понял, что это говорят про него...
  
  ...Как он потом рассказывал, первое, что пришло ему в голову было совсем не то, что он невинен. Нет! Прежде всего он подумал о том, что у него трое детей, младшему из которых еще нет и 4-х лет. И еще - что без него все они - и жена, и дети - погибнут. Наверное это и помогло ему буквально за мгновенье принять решение...
  
  Нет, он не стал оправдываться и сваливать вину на других. Он просто напряг все свои познания в русском языке и закричал:
  
  - Другарю, товарисч генерал! Один час! Один час! Через час я расчишу движений и поезд, все поезд пойдут! Толко один час! Один час!
  - Расстрелять суку! - повторил генерал и отвернулся.
  Но дед не сдавался. Потому что его единственному сыну, моему будущему отцу, нужен был живой отец. И жизнь.
  
  - Товарисч генерал! Толко час! Один час, а потом стрелят!
  
  ...И тут тенерал задумался. Он прекрасно видел, что тут ошиблись свои - ведь пути были под их полным контролем. Он знал, что ошибку можно свалить на начальника станции и расстрелять его - никто придираться не будет. Но еще он понимал, что что там, наверху, в штабе, никого не интересует, почему график движения поездов сорван - если эшелоны не пойдут - отвечать придется ему. А свои по головке не погладят...
  
  - Видя задумчивость, отразившуюся на генеральском лице, дед сказал:
  -Товарисч генерал! Сидите тут! Один час. Я принесу ракия. Домашний, старий. Вы тут пить. Если через час поезды не поедет - тогда стрелят!
  Услышав про ракию, свита генерала заулыбалась. И сам генерал усмехнулся. Советские солдаты и офицеры уже прекрасно знали, что означает слово "ракия"...
  
  - Ладно! Тащи сюда свою ракию и помни, что у тебя ОДИН ЧАС! Потом сам тебя застрелю, суку! - сказал генерал и сел на стул. - Присаживайтесь, товарищи, - пригласил он офицеров и остальных.
  
  Дед бросился в свою комнату. К семье. Бабушка сидела на кровати, обняв всех троих детей.
  - Быстро! Старую! Давай ракию, которую мы припасли к свадьбе старшей!- крикнул дед. - И закуску!
  
  ...Здесь стоит сделать небольшое отступление и рассказать о старинном болгарском обычае.
  Когда рождается ребенок, родители закапывают в землю несколько бутылок вина и ракии. И так они лежат в земле 20-25 лет, пока не придет момент выдавать замуж дочку или женить сына. Ракия и вино торжественно выкапываются и подаются на стол. Вкус у них - невероятный! За 20 лет вино густеет, приобретает нежный, чувственный аромат и вкус ликера. Ракия становится тягучей и тяжелой, крепкой и жгучей. От нее отнимаются ноги - стоит выпить лишь 150-200 грамм. Правда, никто и никогда столько не пьет - нет-нет! По маленькой рюмочке - один-два раза...
  
  У деда не было своего виноградника. И ракию он не варил. Да и почти не пил - попробуй-ка попей при его работе!
  Зато у него всегда был запас бутылок с этой огненной жидкостью. Дарили коллеги, друзья, подчиненные. Все знали - нелегко быть начальником станции! Проверки, ревизии, высочайщие визиты начальства из Софии...И всех надо встретить, напоить, угостить... Попробуй-ка при такой зарплате...
  
  А еще у деда была заветная 5-литровая бутыль десятилетней ракии. Подарок кума. Ее он берег на свадьбу старшей дочери. Берег, как зеницу ока. Бутыль эта стояла под замком в старом дедушкином сундуке...
  
  - Быстро! Доставай десятилетнюю! Ту самую! - закричал дед.
  Бабушка моя была очень мудрым человеком. Она сразу все поняла и ни о чем не спрашивала. Бутыль обтерли тряпочкой и дед понес ее русским. Бабушку к ним он не пустил. Только вернулся за брынзой, которую она по-быстрому нарезала на закуску, и за глиняными винными стаканами - дед знал, что русские из традиционных 25-граммовых болгарских стаканчиков не пьют...
  
  ...Появление огромной бутыли было встречено с молчаливым одобрением. Дед налил грамм по сто в десяток стаканов и пригласил:
  - Заповядайте! Пожалста, ракия!
  Генерал, а затем и остальные потянулись к стаканам, но вдруг их остановил окрик:
  - Стой! Не пейте!
  Это кричал болгарин-переводчик, коммунист из Софии, всюду сопровождавший генерала.
  - Товарищ генерал! Пусть он первым пьет! Может она, как это по-русски...отравленная!
  Генерал побледнел и протянул деду стакан:
  - Давай! Пей, начальничек! А мы за тобой!
  Сто грамм десятилетней ракии залпом... Дед прекрасно понимал, что это такое...
  Он поднял стакан, обвел взглядом офицеров и сказал:
  -Наздраве! За здорове вас! - и выпил ракию до дна.
  
  - Ну что ж, мужики, давайте и мы что ль! - усмехнулся генерал. Кто-то быстро наполнил ему другой стакан и поднес.
  - Ладно! Иди, начальник. У тебя час. Не расчистишь пути - расстреляем!- приказал генерал и дед выскочил на перрон.
  
  ...Следующий час прошел для деда как в тумане. Голова его горела, ноги обрели какую-то непонятную легкость...Неведомая, мощная, животная сила перла изнутри, но мозги были ясными-ясными. И команды выскакивали сами собой...
  Дед расчистил пути. Что точно он делал, как действовал, какие слова и на каком языке говорил, он в дальнейшем не помнил...
  
  ...Через час он поднялся к себе в комнату. Офицеры пили, дымили болгарскими сигаретами, хохотали, многие расстегнули гимнастерки и лица и грудь у них были красными. Бутыль стояла почти пустая.
  
  - Товарисч генерал! Станция расчищен, поезд идет! - отрапортовал дед.
  -О-о-о-о, явился! - засмеялся генерал. - А ну, товарищи, давайте посмотрим...
  Все подошли к окну.
  
  Эшелоны двигались вперед. В сторону сербской границы.
  
  - Ну что...Молодец! - довольно хохотнул генерал. - А ну-ка, налейте ему нашу, русскую...Один из офицеров встряхнул бутыль и налил деду полный стакан ракии. 200 грамм.
  - Живи, мужик! Пей! Справился ты, молодец! - сказал генерал.
  Дед поднял стакан и медленно выпил его до дна.
  - Пойдемте, товарищи! Пора! - позвал генерал.
  Офицеры вскочили и, застегиваясь, повалили из комнаты. Последним вышел переводчик. Он улыбнулся деду, будто хотел что-то сказать, но......промолчал и только подмигнул.
  - Спасибо! До свидания! - сказал дед переводчику и повалился на стул. И заснул...
  
  ...Прошло много-много лет. Дед так и остался начальником станции. Каждый день он встречал и провожал десятки поездов. Дочери его вышли замуж, появились внуки, сын, которому в далеком 44-ом не было еще и четырех лет, стал студентом...
  
  Однажды, когда дед стоял на перроне, к нему подошел пожилой человек.
  -Не узнаете? - спросил он.
  Дед внимательно посмотрел на него и...узнал. Переводчик! Тот самый переводчик, который сопровождал советского генерала!
  
  - Здравствуйте! - сказал дед. - Я еще раз хочу вам сказать - огромное спасибо за то, что я остался в живых!
  Дед почему-то все эти годы думал, что переводчик замолвил за него слово генералу.
  
  - Эх, другарю...товарищ...не знаю, как вас по имени, - засмеялся переводчик. - Если бы вы знали...
  
  - Пока вы расчищали пути, генерал и офицеры решили все равно вас расстрелять. В назидание. И своим, и нам - болгарам. Чтобы такие случаи не повторялись. Но потом... потом они выпили еще по одной... И еще... И вдруг генерал сказал: Оставим в живых мужика, если справится! Человек, который угостил нас такой ракией, зная, что через час мы можем его расстрелять, вряд ли плохой человек!
  
  - ...И поэтому вы живы... Не меня благодарите! Благодарите свою ракию! А она и в самом деле была великолепной! Я тогда хотел вам это сказать, но...почему-то не сказал...
  
  Вот так однажды ракия спасла жизнь человеку, который потом стал моим дедушкой...
  
  "Вера и Валя..."
  
  Бродил тут по Интернет и попал на какие-то голые жопы...
  
  ...Рядом со мной в офисе сидит верстальщик 25-ти лет. Он похож на обезьяну и не моется неделями. Полтора года он не ебался и все мысли у него только об этом. Целыми днями, когда выдается свободная минутка, он роется в болгарских молодежных сайтах, выискивает инфо девчонок, которые постят своими сиськами или жопами и пишет им разные гадости.
  
  ...По офису идет любовница шефа, назовем ее Вера. Шеф ебет ее, когда приезжает в Болгарию. Ей 27 лет и она абсолютно тупая, но по-сельски приветливая и лучезарная. 8 классов образования и зарплата вдвое или втрое выше наших.
  
  Офигевший от сисег и жоп верстальщик трубным ревом встречает Веру.
  -Вера-а-а-а! Вера-а-а-а!
  Вера оборачивается на зов питекантропа.
  - Ну чего тебе, Валя?
  - Вера-а-а-а! Я хочу, чтоб ты мне голой жопой на лицо села! - орет на весь офис питекантроп.
  
  Лично у меня любовница шефа вызывает уважение именно тем, что подобные "предложения" она просто встречает улыбкой. Они пролетают мимо нее и уносятся куда-то в космос. Девушка на работе.
  
  -Валя! Да найди ты себе бабу и пусть она тебе жопой на лицо садится! - отвечает питекантропу-верстальщику Вера.
  - Не-е-е-ет! Ве-е-е-е-ра! Я хочу, чтобы Ты мне голой жопой на лицо се-ла-а-а-а!-надсаживается ревом парень.
  
  Знаете, что самое интересное? Никто не в шоке и никто не злится!
  Все мы понимаем, что верстальщик совсем свихнулся от ежедневного, в продолжение полутора лет шкуркогонства.
  Поэтому все смеются.
  И верстальщик смеется.
  И Вера смеется...
  
  Проходит пару дней. Вера заходит в нашу комнату - приносит какие-то материалы другому моему соседу - дизайнеру. Ее аппетитная узкобедрая попа в полуметре от нас. Попа накачанная, крепкая.
  Но...не для каждого. Только дня тех, у кого много-много денег и кто захочет жениться на Вере.
  
  -Вера-а-а-а!- просыпается питекантроп. - Хочу тебя спроси-и-и-и-ить!
  Любовница шефа оборачивается с улыбкой. Она уже все забыла и ничего не подозревает.
  - Ну чего тебе, Валя? Спрашивай!
  - Вера-а-а-а! Ты хочешь мне сесть голой жопой на лицо? - вопрошает гнусавым, липким от желания голосом питекантроп. Он прямо-таки пожирает Веру глазами.
  
  -Фу! Валя! Ну сколько же можно! -и возмущается, и смеется Вера. Она непробиваема.
  
  -Иди подрачи! Ты сегодня еще не драчил?
  - Вера-а-а! Ну сядь мне голой жопой на лицо!!!
  - Прекрати! Иди и ищи себе подругу, пусть она тебе садится хоть по пять раз в день жопой на лицо!
  - А я хочу, чтобы ты мне садила-а-а-ась!
  Вера пожимает плечами и уходит.
  
  А верстальщик начинает бешено рыться в сайтах и разглядывать сиськи и попы.
  Спустя некоторое время он уходит в туалет...
  
  К чести Веры надо сказать - стоит ей только позвонить шефу и верстальщик вылетит с работы через пять минут.
  Однажды, несколько лет назад один новичок пробовал было к ней подкатить и именно так и вылетел.
  
  Вера знает свою силу. Знает свои возможности. И поэтому она не пускает их в действие.
  Ей, как и остальным в офисе, просто жалко Валю.
  
  Он полтора года не ебался. И поэтому такой.
  
  "Освобождение"...
  
  Вот уже полгода я работал редактором в журнале "N***" Зарплата не радовала, но и трудиться за нее особо не приходилось, поэтому день за днем уходили серой чередой, я редактировал статьи, в обеденный перерыв кормил хлебом птиц у подвального окошка, за которым помещалась наша редакция, а вечером одиноко сидел дома перед телевизором, изредка попивая пиво...
  
  
  Почти все коллеги в редакции были младше меня на десять-пятнадцать лет. Они вместе обедали, ходили в кино, кабаки, клубы...
  Пару раз они приглашали с собой и меня , но я... благодарил и отказывался, потому что чувствовал огромную пропасть между нами. Другая культура, воспитание, возраст...Нет, это ни в коем случае не было попыткой возвысить себя над ними! Наоборот - это была боязнь помешать чужому общению, веселью, гармонии, которые порождается в компании одногодков...
  
  Каждый день из своего подвального окна я наблюдал за тем, как у офиса останавливалась черная, верткая "Мазда". Дверца открывалась и из нее показывались невероятной длины тонкие, прекрасные, сильные ноги - на работу приезжала пиар нашего журнала - двадцатипятилетняя красавица Александра. Ебать ее мечтала вся мужская часть офиса, но Александра была недоступна. Полгода назад она вышла замуж за богатого симпатичного бизнесмена с огромным домом и собственным бассейном. Александра была...наверное она была счастлива? Не знаю...Во всяком случае, ни на кого из нас, своих коллег, она не обращала никакого внимания...
  Иногда я ловил на себе взгляд ее загадочных, табачного цвета глаз. В них читалось...скорее всего это было презрение или удивление. Видимо в ее представлении я был полным нулем - странный, вечно одинокий мужчина с седыми висками - без машины, денег, квартиры и жены...
  
  ...- Шампанское! - у двери моего кабинета стояла, улыбаясь, толстушка Албена - веселый репортер, отвечающий за "социальную сферу".
  - У меня сегодня день рождения! Пошли в соседнюю комнату, там торт и бутылки...
  Я поднялся со стула. За стеной, в огромной комнате графических дизайнеров посредине стоял стол с выпивкой и закусками. Вокруг со стаканчиками стояли сотрудники редакции...
  - Хэппи бефдей ту ю! Хэппи бефдей ту ю! Хэппи бефдей, диа Албена, хэпппи бефдей ту ю! - пели коллеги. Мне тоже налили и я выпил.
  
  Коллеги веселились, играла музыка, а Албена с гордостью показывала полученный в подарок фотоаппарат "Канон".
  - В середину! Становитесь рядом! Фотографируемся! - кричала она, раскрасневшись от выпитого.
  Мы, со стаканчиками в руках выстроились в ряд и она, счастливая и гордая, начала нас фотографировать...
  
  ...Александра стояла метрах в трех от меня. Она выпила пару стаканчиков шампанского - сквозь тонкую белую кожу проступал румянец и казалось, что он жил своей жизнью, подсвечивая таинственными огоньками нежные щеки нашей красавицы.
  
  ...И тут...Тут стены офиса стали съезжаться вокруг меня, опускаться на голову и я почувствовал такое дикое одиночество, что поставил стакан на стол и подошел к Александре.
  - Можно я сфотографируюсь с тобой? - спросил я.
  - Что? - удивилась девушка.
  - Я обещал прислать друзьям в России свои фотографии, но меня некому сфотографировать. Хочу, чтобы это были прикольные, с юмором фотографии. Можно я тебя попрошу - снимись со мной, а?
  Александра хмыкнула.
  - Когда?
  - Хочешь, сейчас? Пока все пьют, зайдем в мою комнату и Албена нас снимет.
  - Ну и что ты предлагаешь мне сделать?
  - Знаешь, как в старые времена делались семейные фотки? Мужчина сидел, гордо выпятив грудь, а рядом с ним стояла, потупившись, его жена. Мужчина был хозяином, самцом, владельцем семьи, а жена...она была его украшением и гордостью. Вот такую фотку я хочу сделать для прикола - я сижу на стуле, а ты стоишь рядом...
  - Пошли! - раскрасневшаяся Александра взяла меня под руку и толкнула к выходу. В этот миг...
  ... Я почувствовал...я почувствовал, как меня пронизывает ток, удар, все вокруг начинает качаться и есть только эта нежная, тонкая, длинная рука, которая почему-то трясется, а ее владелица смотрит на меня огромными глазами и тоже качается, пораженная неведомой силой...
  
  - ...Я сяду так, а ты, пожалуйста, встань вот здесь! - сказал я Александре.
  Албена переминалась с ноги на ногу, поигрывая фотоаппаратом. За стеной продолжала играть музыка и слышались веселые возгласы коллег...
  
  Щелк! Вспышка...
  
  Я попытался представить себе фотографию, которая получилась.
  Хмурый мужчина в джинсах и рубашке в полоску, а рядом с ним высоченная, длинноногая красавица...Неужели...неужели все кончится сейчас? И эта фотка...она останется единственным воспоминанием...?
  
  - Можно я попрошу тебя сесть мне на колени? Или не надо? Ведь ты замужняя...
  - А почему бы и нет! - Александра залихватски дунула на прядь рыжых волос, упавшую ей на лицо. - Давай!
  И она села мне на колени, обняв и положив голову на плечо.
  
  Щелк! Вспышка!
  
  Какая она легкая и...и сильная - как шпага - острая и гибкая! Я нежно и внимательно обнимал ее тело.
  - Хочешь...Хочешь почувствовать Освобождение? - прошептал я в ухо девушке.
  - Освобождение? Это как? - хмыкнула она.
  - Сними брюки. Прямо сейчас. Ты же в колготках. Пожалуйста! Сними брюки, сядь мне на колени и обними меня!
  Александра встрепенулась и уставилась на меня.
  - Ты что, чокнутый?
  - Нет! Нет! - повторял я. - Попробуй! Ты никогда такого не испытывала и не испытаешь! Сними брюки! Чего ты боишься? Ведь все мы летом видели твои ноги, когда ты ходила в мини. Пожалуйста!!!
  Я смотрел в глаза Александры.
  И она пристально смотрела на меня.
  Вдруг зрачки ее стали расширяться, расширяться, расширяться...Таинственные, табачного цвета, они заполнили все пространство ее глаз и подернулись безумием...
  - Думаешь, мне слабо? Смотри...
  
  Она встала и...тонкие черные брюки шелестя упали на пол.
  
  Мы услышали всхлип.
  Албена смотрела на нас, а руки ее, вертящие фотоаппарат, тряслись...
  - Значит, слабО? - и Александра опустилась мне на колени.
  - Снимай!
  Щелк! Вспышка.
  
  - Ты этого хотел?
  - Давай поменяем позу? Сядь вот так...
  - Ммм, хочешь, попробуем вот так - тоже интересно...
  - Вытяни ногу, согни ее. Чтобы выглядело совсем по-бляцки...
  - Подожди, я откинусь и положу правую ногу тебе на плечо. Нравится?
  - Держу, держу тебя - обвей меня ногами и запрокинь голову назад...
  - О-о-о, котик, хочешь, я почешу тебе ушко кончиками пальцев левой ноги?...
  
  Щелк! Вспышка. Щелк! Вспышка...
  
  ...И опять я смотрел на Александру. И чувствовал, что...
  - Пожалуйста, сними. Все сними. Ты поймешь, КАК ЭТО НЕВЕРОЯТНО! Сними с себя ВСЕ!!!
  
  Она встала, стянула чулки...За ними на пол полетела белая тонкая рубашка, лифчик и...
  ...Прекрасное белое тело стояло передо мной, прикрытое лишь узеньким треугольником стрингов.
  
  Албена снова всхлипнула.
  
  - Садись.
  Александра села, но не на мои колени, а на краешек стула передо мной. Она смело смотрела в объектив. Потом она прижалась ко мне, почувствов при этом попой мою набухшую плоть, слегка вильнула ягодицами, а затем бесстыдным движением раздвинула свои длинные ноги и нежно, тонким средним пальчиком правой руки отвела в сторону трусики и откинула голову назад, мне на плечо. Тело ее выгнулось и водопад рыжих волос рухнул мне на спину...
  Всхлип Албены.
  Щелк! Вспышка!
  
  Александра встала, пошатнулась и упала на колени.
  - Урод! Что ты ей сделал! - крикнула Албена и мы вдвоем бросились поднимать девушку. Наскоро одев ее, мы отвели Александру в туалет...
  
  Через полчаса меня вызвали наверх, к ней в кабинет.
  Александра сидела бледная, тщательно загримированная и холодная...
  
  - Мы не можем больше работать вместе. Ты должен уволиться. Сейчас же. Ты это понимаешь?
  - Хорошо, я уйду.
  - Я не блядь! Ты понимаешь, Я НЕ БЛЯДЬ!!! У меня есть муж, работа, будущее. Я...я не могу и не хочу спать с тобой!!!
  Я молчал.
  - Что это было? Потому что я...в тот миг я почувствовала....я почувствовала себя именно блядью. Я помню как твой член упирался мне в зад, я помню, как ты гладил мои ноги. Еще немного и я...я хотела встать на колени и взять у тебя в рот. Лизать твои яйца, ласкать тебя языком и позволить, чтобы ты вошел в мое горло глубоко-глубоко. И..и...и...я представляла, как сзади меня берет еще один мужчина. И вы ебете меня как шлюху - сильно, зло...Вдвоем. Мне хотелось.этого! Кончать, кончать, кончать - много раз - двадцать, тридцать...Чтобы все мое лицо было забрызгано спермой, пизда была полна ею и семя выливалось оттуда, как из переполненного сосуда...ЧТО ЭТО БыЛО???
  
  - Это было Освобождение, - сказал я.
  - Что такое Освобождение?
  - Это...
  ...Иногда совсем незнакомые люди чувствуют, как между ними проскакивает Искра. Это не Любовь, нет, скорее, это чувство Близости и Сопричастности. Когда все запреты, табу, комплексы - исчезают. И ...партнеры... полностью вверяют себя друг-другу. Они вместе исследуют глубины секса, удовольствия, наслаждения. Им плевать на мнение окружающих...Они...они могут творить невероятные вещи и позволять друг-другу то, что другие пары никогда себе не позволят. Это происходит потому, что люди, познавшие Освобождение, сливаются в одно и Счастье и Удовольствие партнера - выше и ценнее, чем собственное счастье и удовольствие...
  
  - Дурак! Ты просто дурак! Может, через несколько лет я и возьму любовника, но он никогда не будет таким как ты!
  Я молчал.
  - Албена стерла все фотографии. У тебя есть полчаса, чтобы написать заявление об увольнении.
  - Хорошо, - ответил я.
  Услышав это, Александра смягчилась и в глазах ее появилась жалость.
  - Настоящий дурак! Ведь ты красивый мужик, неглупый, в другое время ...я бы точно тебе дала. Ну почему ты такой? Неужели не надоело вечно сидеть в лузерах? Чем ты теперь займешься?
  - Не знаю... Я буду искать ту, с которой...с которой можно почувствовать себя так, как я почувствовал себя с тобой, когда мы фотографировались. Я ищу ее уже много лет, но почему-то все никак не выходит...
  - Ладно. Иди. А если честно...мне никогда не было так странно и хорошо, как сегодня...
  
  Я ушел. Через пару дней курьер привез мне домой документы об увольнении и причитавшиеся деньги. Их должно было хватить на две недели жизни...
  Я... я купил водки. А потом еще. И еще...
  Но жизнь продолжается и я знаю, что Искра...да-да! Надо искать эту Искру! Для того чтобы быть по-настоящему счастливым, надо знать, что человек, который рядом с тобой - неразрывная твоя часть. Без которой ты не можешь и не хочешь жить...Такого человека я и ищу...
  Так что еще не все потеряно. И...да-да...я знаю, что где-то сейчас бродит девушка, которая захочет, чтобы мы вместе пережили Освобождение.
  
  "Рижский бальзам"...
  
  Поздний вечер, желтый свет настольной лампы и старый, пожелтевший том Чехова. "Драма на охоте".
  
  "...а перед диваном на круглом столе я увидел стакан с несколькими каплями жидкости, распространявшей запах крепкого рижского бальзама..."
  
  Какое знакомое слово - "рижский бальзам"! Как давно я его не слышал...
  Неужели эту настойку пили еще в те далекие времена?
  
  Становится интересно и лезу в Интернет. Оказывается, бальзам изобрел в середине 18 века рижский аптекарь Абрахам Кунце, предложивший его в 1789 г. в качестве лекарства императрице Екатерине II. Напиток был настолько вкусен и приятен, что Кунце получил исключительные права на его поставку в Россию. Крепость первого бальзама составляла 16%, а уже потом, много десятилетий спустя, ее довели до приемленых сорока пяти...
  
  - А помнишь, как ты сам делал этот бальзам? - спрашивает голос за кадром.
  - Как же! Помню...
  
  
  ...Мне было 12 лет, когда я с отцом приехал жить в Болгарию. Мать с моим братом должна была присоединиться к нам спустя несколько месяцев.
  
  Было начало лета. Языка я почти не знал и поэтому все дни проводил дома,читая книжки. Отец пропадал на работе и возвращался поздно вечером.
  
  Чтобы скрасить мое одиночество, родственники стали приводить к нам в гости моих многочисленных двоюродных и троюродных братьев и сестер. Так я познакомился с Мишей.
  
  Троюродный брат Миша был старше меня на год. В тринадцать лет он уже прославился как гроза квартала - крепкий, приземистый, широколицый красавчик итальянского типа. Он пил, курил и зажимал девчонок. С уроков Миша сбегал, предпочитая проводить время за бутылкой и картами в окрестных скверах и подвалах.
  
  Бабушка и дедушка - родители отца, у которых мы жили, завели Мишу в комнату и оставили нас одних.
  
  Я поставил какую-то пластинку и мы завязали разговор, с интересом приглядываясь друг к другу. Я, запинаясь и подыскивая болгарские слова, рассказывал о музыкальной школе и детском вокально-инструментальном ансамбле, в котором играл на йонике, а Миша хвастался драками, из которых, по его словам, он всегда выходил победителем, разбивая противникам морды и головы. Прошло минут десять.
  
  Вдруг Миша прервал меня на полуслове и спросил:
  - Слушай,брат, а у тебя есть что-нибудь выпить? Неужели мы не выпьем за встречу?
  - Ой! - несказанно удивился я, так как мне было всего лишь двенадцать лет. Я рос честным советским пионером, не пил, не курил и не занимался никакими антиобщественными делами.
  - Выпить? Я не пью, ты что? Но если хочешь, я принесу тебе бабушкиной наливки!
  - Наливки-и-и-и? - тоже несказанно удивился Миша. - Какой наливки? Да разве настоящие мужчины пьют наливку? - в его вопросе было столько презрения, что я смутился.
  - Ладно, ты не ссы! - покровительственно сказал Миша и похлопал меня по плечу. - Вы же с России приехали! Неужели не привезли водки?
  В отцовском баре стояла початая бутылка "Столичной". Я сбегал за стаканом и щедро наполнил его до половины.
  - О-о-о! Вот это я понимаю! - обрадовался брат. - Это уже по-русски!
  
  Он взял стакан, запрокинул голову и...опс!- выжрал его как старые алкаши, которых я не раз видел пьющими у нас за домом в Подмосковье.
  
  Миша закрыл глаза и блаженно замер. Прошло минут пять.
  
  - Знаешь, брат! Ты - настоящий друг! - Миша открыл глаза и опять хлопнул меня по плечу. - Ну ладно, я пойду, но...я буду тебя навещать. Раз ты увлекаешься музыкой, я принесу тебе крутейшие пластинки! Бывай!
  
  И Миша ушел.
  А я остался сидеть радостный. Вот это брат!
  
  Однако радоваться мне пришлось недолго. Вечером с работы вернулся отец, а чуть позже пожаловали в гости какие-то родственники. Отец открыл бар, достал "столичную",...потом посмотрел на меня...
  
  Когда гости ушли, он спросил:
  - Это ты пил водку?
  - Нет, откуда?
  - А кто тогда?
  Я честно рассказал ему про то, что угостил водкой Мишу.
  Отец крякнул и почесал бороду...
  
  - Ладно. Угостил, так угостил. Но имей ввиду - Мише 13 лет. Я не хочу, чтобы пошли слухи о том, что мы его спаиваем. Понятно? Ни капли алкоголя! И не вздумай, даже если он о-о-о-очень-очень попросит, давать ему водку! В крайнем случае, предложи наливки.
  - Он не пьет наливку! - наивно признался я.
  - Не пье-е-ет? - протянул отец. - Ну тогда только посмей налить ему хоть каплю спиртного! Я и тебе уши надеру, и ему! Понял?
  - Понял, папа! - ответил я и расстроился. Как же быть? Ведь брат...брат не захочет со мной дружить! Что же делать?
  
  На мое счастье Миша не появлялся недели три. Каждый день я думал о том, где же достать водки? Может, у бабушки с дедушкой есть?
  
  Я провел тщательную инспекцию огромного бабушкиного буфета. Один из нижних шкафчиков был заполнен домашними ликерами и наливками - розовыми, малиновыми, желтоватыми... Позади них я заметил несколько бутылок ракии.
  
  И тут...
  
  И тут меня осенило!
  
  Дело в том, что в баре у отца стояла пустая керамическая бутыль из-под рижского бальзама, который кто-то подарил ему перед отъездом из России. Рижский бальзам - таинственная, темнокоричневая, пахучая настойка на множестве трав, обладающая целебными свойствами,- был в те годы невероятным дефицитом в нашем бедном подмосковном городе...
  Бальзам пили из маленьких глиняных стаканчиков, но никогда больше двух-трех рюмок.
  
  Я приготовлю Мише рижский бальзам!!!
  
  Конечно, я и понятия не имел о том, что нужно для приготовления бальзама. Но меня это не интересовало,потому что от обеих бабушек - русской и болгарской, я знал, как делаются наливки.
  
  А еще я не раз видел, как мой болгарский дед готовит "греяна ракия". Берет турку, насыпает туда сахару, добавляет немного воды, ракии, корицы и, помешивая, дожидается, когда смесь почти закипит.
  Вот! Я сделаю бальзам подобным образом - из ракии, сахара и...и...и чего-нибудь коричневого, чтобы придать ему аутентичный вид!
  
  Улучив момент, когда дома никого не было, я принялся за дело. Вы можете спросить - а почему я сразу решил не предлагать брату Мише ракию? Дело в том, что мне было стыдно! Ракия есть в каждой болгарской семье. Ею никого не удивишь. А мне очень хотелось понравиться брату и стать его другом...
  
  Взяв кастрюлю, я вылил туда поллитра ракии, положил два полных стакана сахару, пару ложек измельченной корицы и несколько ложек какао. Затем я порылся в бабушкином ящичке с приправами и добавил в "бальзам" кориандр, индийский орешек, гвоздику и черный перец. Я всыпывал в зловещую смесь все приправы, которые только имели коричневый цвет. Постепенно дикое пойло с неаппетитно плавающими на поверхности комками какао и сучками корицы стало нагреваться...
  
  -Только бы бабушка с дедушкой не вернулись! - панически думал я, непрерывно помешивая "рижский бальзам".
  
  Кухню стал заполнять терпкий, сладковатый аромат приправ и спиртного. Я открыл окна и продолжил свой алхимический опыт.
  
  ...Ракия начала закипать и я снял кастрюлю с плиты, чтобы из смеси не выкипел алкоголь. Потом процедил ее через марлю в другую кастрюлю, а из нее - через воронку - в бутылку из-под бальзама. Остудив, я закрыл ее пробкой и спрятал в шкаф...
  Не удержавшись, перед этим я попробовал творенье своих рук. И удивился. А что - пить можно! Забористо и, главное, воняет приправами. Чем не рижский бальзам?
  
  Брат Миша появился через неделю. За это время я несколько раз открывал бутылку и отливал из нее чуть-чуть, чтобы убедиться, что какао не осело вниз и жидкость осталась коричневая. Потом забивал бутылку пробкой и встряхивал несколько раз...
  
  - Ну что, брат, здравствуй! - радостно поприветствовал меня Миша. - А я вот сеструху старшую привел, Жасмину. Помнишь ее? Или нет?
  
  Жасмина...Если вы смотрите итальянские фильмы, то вы поймете, о чем я говорю. Рядом с Мишей стояла статная, смуглая, крутобедрая девушка в короткой юбке, слегка полная, но со стройными ногами и...и...огромными сочными сиськами!
  
  Жасмина посмотрела на меня карими, чуть волоокими глазами и сказала: Привет, братик! С приездом!
  
  И поцеловала в щеку! Меня как кипятком ошпарило - я покраснел и смутился...
  
  Усадив гостей на диван, я побежал на кухню за угощением - печеньем, солетти, лимонадом...
  
  - Слушай, брат! - сразу же взял быка за рога Миша. - Ну что ты все с этим печеньем? Давай-ка лучше...вашей русской водочки. Пусть сеструха попробует! Русская водка лучше болгарской!
  
  - Водки нет! - я с сожалением развел руки. - Всю выпили. Но есть самая изысканная выпивка, которую употребляют в России - настоящий рижский бальзам! Хотите?
  
  - Бальзаа-а-ам? - разочарованно протянула Жасмина. - А виски у вас случайно нет? - подумав чуть-чуть, с надеждой спросила она.
  - Нет! И виски нет! Хочешь бабушкину наливку?
  - Фи! - скривилась троюродная сестра. - Свари-ка мне лучше кофе. - Курить можно? - Можно, - ответил я и Жасмина достала пеструю пачку западных сигарет.
  
  Я сварил кофе,пустил музыку и уселся на стул напротив родственников.
  
  - Слышь, брат, ну нехорошо это! - обиженно заметил Миша.
  - Где же этот твой...как его... бальзам? Он хоть крепкий?
  - Крепкий, очень крепкий! - обрадованно подтвердил я. - И душистый!
  - Ну ладно, налей, что ли, чуток, - снисходительно позволил Миша.
  
  Помня о том, что "бальзам" может быть мутным, я принес не прозрачную рюмку, а пузатый глиняный стакан и налил туда грамм сто.
  
  - Имей ввиду! Это не водка, а особый латышский напиток из трав на спирту. Помогает против всех болезней! Однако...цвет у него...он на ликер больше похож. Но крепкий. Ты не бойся.
  
  Миша с некоторым сомненьем посмотрел на странную коричневую жидкость в стакане, осторожно понюхал, хмыкнул, запрокинул голову и...опс! - выпил до дна.
  
  -У-у-у-ух! У-ухухуххуууу! Хорошо! - вдруг радостно возвестил Миша, покрутив головой. - Хороший бальзам! Точно, у него вкус лекарства! Но...шибает, да, хорошо пошло!
  
  По комнате поплыл забористый алкогольно-гвоздичный дух. Жасмина с презрением посмотрела на брата и отодвинулась в сторону.
  - Фу, алкаш!
  - А ты дура!
  - А я вот родителям скажу, как ты сегодня пьянствовал!
  - Ну а я скажу, что ты с соседским Георгием ебешься! Ему двадцать пять, а тебе только пятнадцать!
  - Козел!
  - Блядина!
  - Да ты сам ебешься, подонок!
  Перепалка между братом и сестрой закончилась так же резко, как и вспыхнула.
  
  Я сидел в шоке. Неужели родные люди могут так обзывать друг-друга?
  Жасмина заметила мое состояние и нежно, прямо по-матерински улыбнулась.
  - Не удивляйся! Мы ругаемся, а потом миримся. Просто кровь у нас горячая, южная. Мы по-иному не можем.
  Миша тоже улыбнулся и ущипнул сестру за аппетитную ляжку.
  
  - Братан, ты не ссы! Привыкнешь! И сам как мы станешь! Кстати, плесни-ка еще стаканчик...
  
  Я перевел дух и щедрой рукой сразу ливанул грамм сто пятьдесят.
  
  - Вот это я понимаю! Брат! Ты настоящий брат!
  Мише начало потихоньку вставлять.
  Но он твердой рукой принял стакан и ухнул его до дна.
  -Круто! Ох круто! Хороший бальзам делают эти...риги! - и Миша громко рыгнул. Его начало развозить.
  
  Жасмина мгновенно поняла состояние брата и подхватила его под локоть.
  
  -Пойдем, Миш! Давай домой, поспишь чуток и придешь в себя. Она встала, короткая юбка задралась, обнажив еще больше гладкие, загорелые ноги.
  Я не отрываясь смотрел на них и на ее огромные сиськи.
  Жасмина перехватила мой взгляд и подмигнула.
  - Ну все, мы пошли! Спасибо за угощенье! Ты очень хороший, хоть еще и совсем мальчик!
  
  Выпроводив гостей, я от греха подальше вылил остатки "бальзама" в унитаз, проветрил комнату и облегченно вздохнул.
  Удалось! Да-да! Удалось! Я не разочаровал брата! Да-да! Он доволен и теперь мы точно станем настоящими друзьями!
  
  ...Прошло несколько недель, но брат Миша больше не заходил. Потом приехали мать с моим братом, началась учеба. Я постепенно стал забывать Мишу. Еще через некоторое время мы переехали в противоположный район города, я стал увлекаться игрой на гитаре и зажил совсем другой жизнью.
  Правда, о Жасмине я вспоминал не раз и сердце мое охватывало волненье, а плоть яростно набухала...
  
  Прошло несколько лет. Я закончил школу, стал студентом... Однажды в центре города я встретил одного из своих многочисленных троюродных братьев. Мы взяли по паре пива и сели на лавочку. Выпили, вспомнили детство, игры и шалости...
  Я спросил его:
  - А ты случайно не знаешь, как там брат Миша? Что поделывает?
  - Ну-у-у? Ты че, старик? Серьезно, ничего не знаешь?
  - Откуда? Мы не поддерживаем с ними отношений много лет...
  - Миша в тюрьме. Уже полтора года. Разбой, бандитизм, драки...
  - А Жасмина?
  - О-о-о? Ты тоже не можешь забыть ее сладкие сиськи? - рассмеялся родственник.
  - В шестнадцать лет Жасмина выскочила замуж за соседского Георгия, родила, а в восемнадцать бросила мужа и сына и сбежала с каким-то арабом в Эмираты. Танцует там по барам танец живота. Так-то!
  
  Мы допили пиво и разошлись. И с тех пор больше не виделись. Зачем?
  
  ...На этом поток сознания делает резкий поворот и я возвращаюсь...
  
  Поздний вечер, желтый свет настольной лампы и старый, пожелтевший том Чехова."Драма на охоте".
  
  "...а перед диваном на круглом столе я увидел стакан с несколькими каплями жидкости, распространявшей запах крепкого рижского бальзама..."
  
  Интересно, а каков он на вкус - настоящий рижский бальзам? Ведь я так никогда его и не попробовал...
  
  "Гизму и Клизму..."
  
  Однажды я на неделю сделался владельцем пары котов-сиамцев.
  Окончив универ, работы я найти не смог и поэтому меня взял к себе продавцом мой дядя. У него был маленький бакалейный магазин в одном из крайних кварталов Софии.
  
  Как-то утром в магазинчик зашел типичный русский субъект и попросил пива. Я открыл бутылку и сказал по-русски: "Пожалуйста".
  
  
  Дядька удивился, что я сразу распознал в нем соотечественника и рассказал свою историю. Оказывается, он был из Киева, женился на болгарке и приехал в Софию. Знал три языка - шведский, датский и английский, но так как пьянствовал, когда дети подросли, жена развелась с ним, выбросила на улицу, а сама с детьми уехала на дипработу в Англию.
  
  С дядей Васей, как звали мужика, мы не раз потом бухали. Он, как и я, был маргинальным элементом - то работал сторожем, то грузчиком, то вдруг его переводы со шведского появлялись в центральных газетах. Одним словом - андерграунд...
  
  Однажды вечером дядя Вася пришел ко мне домой в гости. Уже выпимши. Достал бутылку ракии и...многократно извиняясь, попросил, чтобы я ее вымыл.
  Бутылка...была перемазана кошачьим говном. Дядя Вася сказал, что к нему в сумку дома забралась кошка и насрала туда.
  Я, отплевываясь, пошел в ванную мыть бутылку. Потом мы сели и начали пить.
  Вдруг послышался шорох...
  И из-под дивана, на котором сидел дядя Вася показалась...кошачья голова!
  Вначале я подумал, что у меня глюки, но тут сообразил - вот кто обосрал ракию!
  Сиамский котик!
  И тут...
  Тут опять послышался шорох и рядом с первым котиком показался второй! Тоже сиамец!
  
  Оказывается у дяди Васи было два сиамских котенка приблизительно 3-4-х месячного возраста.
  Так как его в очередной раз прогнал хозяин очередной квартиры, дядя Вася решил оставить котят мне.
  
  Конечно я был против.
  Не то что я не люблю котят.
  Причина была другая.
  На следующий день ко мне должны были приехать из России родители.
  А мать моя терпеть не может кошек!
  
  Сколько я ни упрашивал дядю Васю, тот отказывался повременить с передачей котят.
  - Забирай сейчас! Ну пожалуйста! Я ведь все равно их выкину! Пусть у тебя поживут как люди!
  
  В конце-концов я согласился.
  Всю ночь котята бегали, прыгали и исследовали квартиру.
  А утром угомонились.
  
  Я рассматривал их спящих и думал: ну раз подруги у меня нет, может с котятами жизнь станет веселее? Все-таки живые существа...
  
  Я решил назвать сиамцев Гизму и Клизму.
  Гизму - был такой герой из комиксов. У одного знакомого как раз имелся сиамский кот с этим именем.
  Ну а Клизму...это я выдумал для рифмы. Чтобы котики, услышав общее окончание "у" понимали, что я их считаю на самом деле братьями, типа сопричастными один к другому...
  
  Котики были настоящими породистыми сиамцами. С пронзительно-синими глазами, белой короткой шерстью и небольшим серым пушком на загривках. Характер у них был исключительно злой и игривый. С пола они могли вдруг прыгнуть тебе на живот и начать драть его когтями. Пока не дашь по ушам и не скинешь их вниз...
  
  Вечером приехали родители.
  И тут началось...
  
  Гизму и Клизму за день освоились на новом месте и им совсем не понравилось появление новых людей.
  Вначале они спрятались под диван, а потом...потом атаковали мамашу, прыгнув ей на ноги.
  
  - Ой! Уроды! Почему ты взял ДВУХ КОТОВ??? - орала мамаша. - Зачем они тебе??? Да еще сиамцы!!!
  
  Я объяснил родителям, что никаких котов брать не хотел, но так получилось...
  
  Ободрав мамаше ноги и получив пинков, котики опять спрятались под диван и злобно шипели оттуда, видимо обещая родителям скорую расплату.
  На ночь мне пришлось вынести их на балкон и они всю ночь злобно царапали дверь и выли "нечеловеческими голосами".
  
  Днем котиков впускали обратно в квартиру и они принимались за драку. Бегали, прыгали, пиздились, потомо обнимались и засыпали вместе.
  А когда просыпались - залезали срать под диван, а потом набрасывались на мамашу.
  Так прошла неделя.
  - Все! Я больше не выдержу! - заявила мамаша.
  - Ну и что ты предлагаешь мне сделать? - спросил я. - Выбросить их на улицу?
  - Нет! Отдай их тетке! У нее есть дом со двором. Пусть коты живут там.
  
  Я задумался...Как я уже упоминал, я совсем не был очарован тем, что у меня появится два кота сразу. К тому же, я вел достаточно маргинальную жизнь и порой по два-три дня не возвращался домой.
  Смогу ли я на самом деле заботиться о двух животных, к тому же сиамцах с капризным характером?
  
  Вечером мы посоветовались с теткой и она согласилась взять котиков к себе, благо у нее их и так уже обитало ОДИННАДЦАТЬ штук. Плюс три собаки.
  
  Я посадил Гизму и Клизму в сумку и отнес тетке.
  Котики шуршали и шипели, а когда мы дошли до теткиного дома и выпустили их во двор, сумка оказалось обоссанной...
  
  Гизму и Клизму прожили у тетки около месяца.
  Они не смогли поладить с другими котами и собаками.
  Питались отдельно, играли отдельно, изредка дрались, но было видно, что чувствуют они себя среди кошачье-собачьего интернационала совсем чужими "людьми".
  
  Через месяц Гизму умер от какой-то кошачьей болезни.
  Клизму прожил у тетки после смерти брата еще пару недель.
  Последний раз я видел его сидящим на каменном заборе и грызущим...зеленый болгарский перец!
  А потом он исчез.
  Наверное ушел искать свое кошачье счастье. Или себе подобных? Сиамцев?
  
  Родители в тот раз пробыли в Болгарии несколько месяцев. Потом они уехали и я опять остался один.
  Вначале я подумывал взять кота или кошку, но потом понял - нет - это не для меня.
  Слишком большая ответственность.
  Видимо вначале надо заводить семью, а потом уже домашних любимцев.
  Кто знает..?
  
  А дядя Вася окончательно спился и умер от цирроза через год. Об этом я узнал совсем случайно пару лет спустя...
  
  "Дядя Петя или...о страхе... "
  
  Спички! Ну где же эти чертовы спички!
  Я перерыл полквартиры, но спичек не было.
  Страшно хотелось курить.
  "Не может быть, чтобы в доме не осталось хотя бы одной спичинки!" - подумал я и полез в ящик стола, где отец держит свои документы.
  Среди развала бумаг рука нащупала что-то бархатистое, мягкое. Я потянул непонятный предмет и выудил...кисет. Кожаный, светлокоричневый с красными завязочками.
  Дядя Петя...
  
  
  Телефонный звонок и удивленный голос отца, разговаривающего на болгарском.
  - Петя? Петя, это и в самом деле ты? В Москве? Что? Конечно приезжай! Да, мы встретим тебя на вокзале!
  Мать удивленно смотрела на отца.
  - Кто это?
  - Это Петя! Ну помнишь, я тебе рассказывал. Это мой двоюродный брат. Его направили на обучение в Высшую партийную школу в Москве. Он учится там уже полгода и завтра приедет к нам в гости. Вот чудак...Чего же он раньше-то не звонил...
  Приезд родственника из Болгарии был важным событием и мы с мамой двинулись по магазинам. Мясо, зелень, фрукты...Рынок, спецмагазин для иностранцев, шипящие сковородки, распространяющие острые, незнакомые ароматы болгарской пищи, которую в семье почти никогда не готовили...
  
  Вокзал. Мама держала меня за руку и мы ждали прибытия поезда. А когда он наконец подошел и с лязгом распахнул двери, оттуда вышел...
  
  Высокий, статный человек тридцати с небольшим лет. С густой черной шевелюрой и сталинскими усами. Человек струился силой, мощью и заграницей. Востоком. Балканами. Он тут же увидел нас и раскрыл объятья отцу.
  - Познакомься. Это дядя Петя.
  Я застенчиво протянул ручонку, но прекрасный незнакомец вдруг схватил меня, поднял и расцеловал.
  - Юнак! Хубаво момче си ти! ( Герой! Красавец-парень!)
  Потом он поставил меня на землю, взял за руку и мы вчетвером отправились домой.
  
  Дядя Петя пробыл у нас два дня. На вопрос отца о том, почему он не позвонил сразу по приезду в Москву, дядя Петя ответил, что дисциплина в школе серьезная и на первое время их вообще не выпускали бродить по городу, не говоря уже о поездах в провинцию.
  
  Мясо в жгучем соусе, сыры и помидоры. Ледяная водка и белое грузинское вино. Прогулки с дядей Петей по улицам города и набережной Волги. Огромная сильная рука, сжимающая трубку с табаком. Дым, вьющийся над рекой. Первый человек, которого я увидел курящим трубку.
  
  Силу, исходящую из дяди Пети, видимо чувствовал не только я. Когда мы шли по улицам, люди оборачивались и провожали взглядами красавца-иностранца, а девушки так и впивались глазами в его лицо. Таким я запомнил дядю Петю.
  
  "Вот человек, который никогда ничего не испугается!" - думал я...
  
  Было лишь нечто, что уже тогда произвело на меня впечатление. Несмотря на всю свою привлекательность, силу и веселость, дядя Петя вел себя с нами как-то надменно, свысока, покровительственно. Да...будучи совсем маленьким я все-таки это почувствовал...
  
  Обучение в Партийной школе продолжалось два года. Дядя Петя приезжал к нам еще пару раз. По болгарской традиции, в гости обычно ездят с подарками. Особенно, если в семье, к которой едешь, имеются дети. Странно, но дядя Петя никогда ничего не привозил.
  Мать удивлялась, а отец смущенно оправдывал дядю, объясняя, что тот экономит и посылает почти все деньги семье в Болгарию, ведь у него у самого там двое детей...
  
  Очевидно дяде Пете было все-таки стыдно, поэтому в последний свой приезд перед возвращением в Болгарию он подарил отцу свою самую любимую вещь, с которой никогда не расставался - ту самую трубку, которой он всегда дымил, с пачкой табака "Золотое руно" и кожаным кисетом с настоящим кресалом, кремнями и трутом из какого-то гриба.
  
  Отец курил сигареты, поэтому он убрал подарок в шкаф и больше о нем не вспоминал.
  
  Проходили годы. Я пошел в школу, а через несколько лет попробовал курить. Вот тогда-то я и вспомнил о дядином подарке. Сигареты детям не продавали, воровать у отца мне не особо хотелось, поэтому я достал кисет, выдохшуюся пачку "Золотого руна", трут, кресало, кремень, набил трубку и принялся как настоящий индеец высекать огонь.
  Бац! Бац! Бац! Сколько я ни мучился, ничего не выходило. Трут, положенный сверху на табак, никак не хотел зажигаться.
  Тогда я бросил эту затею и достал спички.
  До того момента я никогда не курил трубку...
  
  Я сделал десяток затяжек и...
  
  Хорошо, что туалет находился рядом...
  
  После неудачного опыта с курением трубки я позабыл о табаке на несколько лет. Как и дяде Пете.
  А потом командировка отца закончилась и мы переехали жить в Болгарию.
  
  Квартиры в Софии у отца не было и мы вынуждены были поселиться с дедушкой и бабушкой в их двухкомнатной квартирке на окраине столицы. Я спал в комнате дедушки и бабушки, родители с братом - во второй комнате.
  
  Всю жизнь в СССР мы жили в служебных квартирах для иностранцев. Приехал ученый работать в страну - ему дают отдельную комнату в общежитии или гостинице. Женился - тут же предоставляется квартира. Родился ребенок - дают двухкомнатную. Второй - трехкомнатную. Все эти блага полагаются тебе, пока ты в командировке. Но вот когда ты возвращаешься на родину...
  ...там ты уже никому не нужен.
  
  Да, во времена социализма и Болгария, и Россия заботились о своих ученых. Даже Россия заботилась гораздо больше, чем Болгария...
  
  Одним словом, вернувшись на родину отца мы очутились вшестером в двухкомнатной квартире. Мать впала в шок...
  
  Родители встали в очередь на жилье, но, как им объяснили, ждать его придется лет десять. Но вот если вы хотите купить квартиру, можно получить на это право и через пять лет, только выплачивать ее надо лет двадцать...
  
  В отличие от родителей, меня эти вопросы тогда не интересовали. Я познавал новую культуру, учил язык, пытался заводить друзей.
  В гости каждую неделю стали приходить многочисленные родственники - дяди, тети, сестры, двоюродные, троюродные братья отца.
  
  Одной из первых появилась бабушка Бонка, сестра моей бабушки, вдова, мать дяди Пети.
  
  Когда-то, примерно сто лет назад, наши предки по бабушкиной линии поселились в далеком рабочем квартале Софии. В те времена у каждого болгарина было по трое-пятеро детей. Дети росли, создавали семьи, старались селиться рядом с родителями. С течением времени оказалось, что чуть ли не половина рода проживает в 10-15 минутах ходьбы друг от друга.
  
  Бабушка Бонка осталась вдовой за несколько лет до описываемых событий. В жизни она никогда не работала и поэтому всю свою энергию посвящала обходу родственников и сбору и распространению сплетен. Ее никто не любил, но...бабушка Бонка была матерью дяди Пети...
  
  ...Цзинь-цзинь!
  В дверях стояла маленькая старушка в черной одежде и черном платке. На меня уставились пытливые глаза.
  - Внук! Русский внук! Здравствуй!
  Старушка поцеловала меня и на радостях ущипнула за щеку.
  - Приехали значит? Ну-ну... Веди в дом...
  
  Я провел ее в комнату к бабушке и вышел за дверь. Мне ни капли не понравилась эта старуха...
  
  Вечером отец вернулся с работы. Бабушка позвала его к себе и торжественно сказала:
  - Ники, Петя зовет тебя с женой в гости. Заходила Бонка и передала приглашение. Только Ники...пожалуйста, осторожно! Не забывай о том, где он работает...
  - А где он работает? - удивился отец.
  - Петя работает в нашем КГБ. На очень серьезной должности, - ответила бабушка...
  
  Как оказалось, Высшая партийная школа в Москве была не единственной, которую закончил дядя Петя. Точнее, Партийная школа была просто прикрытием.
  
  Так кем же все-таки был дядя Петя?
  
  Выходец из беднейшей семьи, а такими были все в нашем роду, дядя Петя ушел в армию в 18 лет. Середина 60-х годов застала его младшим офицером в забытом Богом гарнизоне на турецкой границе - в маленькой комнатке с женой и ребенком на руках. Именно тогда дядя Петя принял решение - пойти по партийной линии во имя будущего семьи.
  Решение оказалось правильным, но не совсем таким, каким представлял его себе дядя. На политически грамотного и подкованного младшего офицера обратили внимание спецслужбы и сделали ему заманчивое предложение. Дядя с радостью принял его и началась совсем другая жизнь...
  
  В середине 70-х дядя Петя окончил Высшую школу КГБ в Москве и попал на высшие этажи разведки.
  Этот человек приглашал сейчас отца в гости...
  
  Отец с матерью вернулись от дяди Пети поздно. Они были какими-то притихшими и подавленными. А потом был скандал.
  
  - Ну почему? - кричала мать. - Ну почему есть люди, которые так живут, а у нас ничего нет??? Когда я тебе еще говорила - вступай в партию! Почему ты не вступил?
  - Ты же знаешь, что для меня есть только наука! - оправдывался отец. - Неужели ты не знала, когда за меня выходила?
  - Наука-наукой! Каждый нормальный ученый вступает в партию! Как же ты думаешь жить дальше? Без квартиры? Разве ты не видишь, как живут люди? Посмотри, какой смелый и успешный человек твой двоюродный брат Петя!
  
  ...Я заснул, а на следующий день родители рассказали про свой вчерашний визит...
  
  Оказывается дядя Петя стал генералом болгарского КГБ. Он жил в фешенебельном квартале, в дипломатическом доме с охраной. В...семикомнатной квартире...
  
  Через неделю в гости опять заявилась бабушка Бонка.
  Она прошла в комнату к моей бабушке и просидела там полчаса.
  
  Я обедал на кухне и читал книгу. Дверь на балкон была открыта и я услышал их разговор.
  - Посидели. Очень хорошо посидели и Петя страшно рад, что наконец-то снова встретился с Ники! - говорила Бонка. - Но! Лучше будет, если Ники больше не будет ходить в гости к моему сыну. Ты, сестра, знаешь, какая у Пети работа. Ответственная. Ему не рекомендуется приглашать в гости беспартийных. Пусть даже они и его двоюродные братья. Не забывай, что за всеми действиями Пети следят. Моему сыну неприятности не нужны!
  
  Вечером бабушка вызвала отца к себе в комнату и передала ему слова Бонки...
  
  Квартира...Квартира...
  
  Собрав самые разные справки и документы, отец ходил по инстанциям. Жэки, Академия наук, министерство науки и культуры...Где он только не побывал...
  
  Профессор, доктор физико-математических наук, один из немногочисленных специалистов по ядерной физике, почти пятнадцать лет проработавший в одном из самых известных мировых институтов, куда его послало в командировку родное государство, был вынужден ютиться в маленькой комнате со своей семьей...
  - Сходи в Общество болгаро-советской дружбы! - убеждала его мать. - Неужели они не смогут нам помочь?
  
  В те времена, когда Болгария была самым преданным сателлитом СССР, Общество болгаро-советской дружбы, находящееся под прямым руководством и защитой государства имело огромную власть. Его филиалы находились во многих городах страны и быть его членом считалось очень престижным, не говоря уже о благах, которые имели функционеры организации...
  
  ...Отец вернулся со встречи с председателем Общества в прединфарктном состоянии.
  Толстый, наглый боров, партийный функционер вел себя с ученым как с последним преступником.
  - Квартиру? Чтобы мы дали вам рекомендацию для мэрии на получение квартиры? Не смешите людей! Мы такими вещами не занимаемся! - орал на отца чиновник.
  А в то же время прекрасно было известно, как многие "деятели" болгаро-советской дружбы получали квартиры именно при содействии данной организации буквально за считанные дни...
  
  С тех пор я ненавижу все общества болгаро-русской дружбы и никогда не имел и не собираюсь иметь с ними дела. Я убедился на примере семьи, что они из себя представляют. Кстати, с приходом демократии и спадом статуса данной организации ничего не изменилось. Она продолжает оставаться обществом коммунистическо-гэбистско-номенклатурной мафии, обслуживающей лишь интересы высшего своего круга...
  
  Надежды на получение квартиры не было. И денег не было. И жизнь семьи становилась все хуже и хуже...
  
  - Ну попроси Петю о помощи! - умоляла мать. - Неужели он откажет нам?
  - Ты разве не слышала, что сказала Бонка? - отвечал отец. - Нам нельзя беспокоить Петю.
  - И что? Он живет в семикомнатной квартире, которую получил благодаря тому, что СССР обучило его и подготовило к такому посту, а я, гражданка СССР и мои дети, тоже граждане СССР - должны ютиться в конуре? - кричала мать.
  - Не говори так! Я ученый! Все в этой стране равны! И никакой гэбист не может быть выше другого человека в социалистическом обществе! - пытался оправдаться отец. - Я никогда не пойду на поклон к Пете!
  - Почему ты не такой? Смотри, какой он сильный, мужественный и бесстрашный! Он устроил свою жизнь! А ты со своей наукой...
  
  Прошло два года...
  
  В конце-концов отец смирил свою гордость и несмотря на запрет Бонки позвонил дяде Пете, прося его принять...
  
  - Петя подумал и ответил, что позвонит, - это было все, что сказал отец, вернувшись со встречи.
  
  Через несколько дней отца вызвали в мэрию.
  
  - Здравствуйте! - лицо чиновника переливалось радостью и участием. - У нас сейчас сдаются в эксплуатацию два дома. Какую квартиру вы хотите? Двухкомнатную в вашем районе или трехкомнатную в новых кварталах? Наше государство всегда заботилось об ученых, поэтому мы предлагаем вам жилье вне очереди как особо ценному и перспективному кадру!
  
  Мы выбрали трешку...
  
  На следующий день бабушка Бонка опять заявилась в гости.
  - Все! - сурово сказала она. - Это был последний случай, когда вы смогли побеспокоить Петю. Никогда больше не звоните ему, не встречайтесь и не просите ни о чем! Понятно? Вы - никто, даже не партийные, а Петя такой ответственный работник...
  - Понятно! - ответила мать и губы у нее задрожали...
  
  Время шло, квартиру мы получили, обжили, родители снова уехали в командировку в СССР, а я остался доучиваться в Болгарии и жил с дедом. Бабушка к тому времени уже умерла, но старуха Бонка продолжала захаживать к нам, чтобы посплетничать и запастись новостями, которые потом можно будет пересказать другим родственникам...
  
  Однажды мы с коллегами по университету засиделись в одном из кабаков в центре города, неподалеку от министерства внутренних дел. Кабак закрывался, поэтому последние бутылки мы взяли с собой и пошли по улице, нагло попивая пиво прямо из горлышка. Тут у ярко освещенного входа местного МВД остановилась машина и из нее вышел...дядя Петя!
  
  Он был таким же - высоким, статным, сильным и мощным, только вот черная шевелюра волос чуток поредела и усы поседели. Он бросил на нас неприязненный взгляд и зашел в подъезд.
  "Эх, - подумал я. - Какой человек! Ну почему я не такой? Вот смотришь на него и видишь - смелый, боевой, преуспевший. В нем нет ни капельки страха ни перед чем!"
  
  Наступил 1989г. И грянула "Нежная революция"...
  
  Несколько месяцев спустя к нам с дедом в гости снова пришла бабушка Бонка.
  Для своих семидесяти пяти лет она выглядела довольно-таки бодро, но тоже сдала. Пытливые, острые глаза потускнели, в движениям появилась неуверенность.
  
  Дед подогрел турку с ракией, поставил на стол печенье и мы втроем сели за стол. Я уже был взрослым и меня допускали к "семейным разговорам"...
  
  - Ну как поживаете? - спросила Бонка. Вопрос был каким-то автоматическим. У меня появилось чувство, что ответа Бонка совсем не ждет...
  - Да так, живем помаленьку... - сказал дед.
  - И как вам эта революция? Довольны? - в вопросе Бонки появилось прежнее ехидство, с каким она любила разговаривать в былые годы.
  - Что Тодора Живкова сняли, я одобряю, - заметил дед, сам коммунист с сорокалетним стажем. - А вот что беспредел в стране творится - как же он может мне быть по душе?
  
  От двух глиняных маленьких стаканчиков ракии бабушка Бонка раскраснелась. И постарела еще больше.
  
  - Ну а вы как живете? - в свою очередь спросил дед. Как Петя?
  
  И тут бабушка Бонка расплакалась.
  
  - Плохо с Петей! Очень плохо!
  
  - Да что такое? - удивились мы. - Ведь он же генерал! Человек с таким положением, такими связями, возможностями! Чего ему бояться? Ведь службы-то при любой власти остаются службами!
  
  - Как только случилась революция, Петя бросил дом и уехал в деревню. - ответила Бонка. - Нет! Он не развелся. Он просто все оставил и поселился высоко в горах, в заброшенном доме моего отца в труднодоступном селе, где всего-то проживает человек 30 глубоких стариков. Он почти не выходит на улицу, ни с кем не встречается, не смотрит телевизор. Только пьет и перечитывает старые книги.
  - Да в чем же дело? - ошеломленно спросил дед.
  - Он боится! Он невероятно испуган.
  - Петя? Дядя Петя чего-то боится? - не выдержал и встрял в разговор я. Это было невероятно. Такой сильный и преуспевший человек. Мужчина, которому я тайно завидовал - боялся?
  - Чего же он боится? - закричал дед. - Кого он боится?
  
  Бабушка Бонка опять всхлипнула.
  - Он не НАШИХ боится. Он ИХ боится...
  - Кого? Почему???
  - Кровь на нем. Много крови, - завыла опьяневшая старуха...
  
  ....Звезда дяди Пети в 80-е годы неуклонно подымалась вверх. Оказывается, он был не просто высшим сотрудником спецслужб. Дядя Петя работал в отделе, который занимался силовым решением некоторых проблем. Вначале в Болгарии, а потом за рубежом.
  Незадолго до Нежной революции в одной из западных стран погиб в автокатастрофе военный атташе Болгарии. Дядю Петю решили направить на его место. И тут он отказался. Потому что не верил, что атташе погиб случайно. А еще, потому что знал, что ему нельзя появляться на Западе и что дипломатическое поручение - это желание его местных врагов подставить его западным спецслужбам, у которых к нему имелись старые счеты...
  
  В Болгарии дядя Петя чувствовал себя в безопасности. За ним все-таки стояло государство и он выполнял его задачи. Какие операции проводились под руководством дяди - этого мы никогда не узнаем. Фактом остается лишь то, что со свержением старого режима родственник лишился крыши. А новая власть, поддерживаемая Западом, по его мнению, обязательно в какой-то момент решит его сдать. Поэтому он уехал в деревню, туда, где его никто не знал и о которой никто из его бывших коллег не подозревал...
  
  ...В первые дни после Нежной революции болгарские спецслужбы сожгли большую часть своих архивов. Несколько генералов застрелилось. Кое-кто был уволен, кто-то подался в политику или частный бизнес и очень в нем преуспел...
  
  ...Дядя Петя умер от сердечного приступа полгода спустя после революции. Один, в далеком селе, где прятался от возмездия. Умер от страха.
  Нет, никакие западные спецслужбы его не приканчивали. У них другие методы. Они предпочитают покупать информацию, щедро ее оплачивая. Что с того, что ты бывший враг? Раз у тебя нет крыши, раз уже вся страна наша, ты не представляешь опасности. Так зачем тебя убивать или сажать?
  
  Ни один болгарский сотрудник социалистических спецслужб не попал в тюрьму. Все живы и здоровы. Кроме парочки самоубийц, завершивших жизнь в собственных кабинетах.
  И дяди Пети.
  
  Односельчане рассказывали потом бабушке Бонке, что дядя постоянно ждал, что за ним кто-то придет. Он часто стоял на дороге перед домом и вглядывался вдаль.
  Но никто не шел.
  И дядя Петя возвращался в ночь к своим кошмарам и бутылке.
  Может он вспоминал лица жертв, которых отправили на тот свет по его приказу?
  И ждал, что они, их родственники или западные спецслужбы потребуют его жизни?
  Кто знает...
  
  ...Семикомнатная квартира дяди Пети осталась жене и детям. Они приватизировали ее и один из сыновей проживает там до сих пор. Кстати, еще при социализме дядя пристроил одного сына на таможню в одном пограничном пункте, а второго - офицером внутренней безопасности в аэропорту.
  Теперь один сын - адвокат, а другой бизнесмен, кроме отцовской квартиры у них еще много других собственных квартир.
  
  По словам родственников, могила дяди Пети заросла бурьяном. Сыновья редко приезжают туда. Стыдятся? Вряд ли. Просто они занятые люди.
  Вдова дяди, пожилая тяжелобольная женщина, появляется на могиле мужа пару раз в год.
  Коллеги дяди Пети заседают в парламенте или раскатывают на длинных черных лимузинах.
  Вспоминают ли они его?
  Не верится...
  Люди не любят тех, кто поддался страху. Как и тех, чьи преступления настолько велики, что даже страх за содеянное может их убить...
  
  Ну а я смотрю на кисет и вспоминаю сильного мужественного человека, несмотря ни на что, все же сделавшего одно доброе дело и благодаря звонку которого я сейчас написал этот текст в нашей трехкомнатной квартире...
  
  "Воспоминания несбывшегося фарцовщика..."
  
  Мне было 17 лет, когда я познакомился с одним парнем, тоже наполовину русским. Назову его Додик. Додику был 21 год. На жизнь он зарабатывал фарцовкой, но деньги не копил, а спускал по кабакам до последней копейки. Додик чувствовал себя одиноким в чужой стране и стал всюду таскать меня с собой.
  
  
  А мне было страшно интересно! Купил у греков доллары по 4.00, через полчаса сдал их у кафе, где каждый день собираются валютчики, по 4.15. Сто долларов - 15 левов прибыли. На них можно отлично посидеть вечером в ресторане или купить проездной на 3 месяца. А обед в студенческой столовой тогда стоил 0.50 лв...
  
  Под руководством Додика я научился покупать валюту и продавать ее проверенным людям. Но...сама фарцовка как средство добывания капитала меня никогда не привлекала. Скорее это было увлечение, желание пощекотать нервы, попробовать что-то новое.
  Да и денег у меня особо не имелось. Так, развлекался мелкими суммами.
  Больше мне нравилась возможность бывать в хороших кабаках или использовать деньги на приобретение музыкальной аппаратуры для группы, где я играл.
  
  Однажды Додик купил валюту и мы пошли ее сдавать. Деньги принадлежали Додику, не мне, сумма крупная, и друг, видимо желая уберечь меня от возможных неприятностей с милицией, если нас заметут, сказал:
  - Посиди вот здесь и не подходи!
  Я купил стаканчик кофе и сел за столик, стоящий на тротуаре, а Додик отошел в сторону, туда, где стояло несколько человек фарцы.
  
  И тут вдруг к Додику, который был хоть и мелким, но жилистым, к тому же каратистом, подвалили трое здоровых парней. Из валютной тусовки. Двое схватили его за руки, а третий не ударил, просто дал пощечину и сказал: "Ах ты, сука русская! Не лезь не в свой бизнес! (Как я узнал потом, речь шла о каких-то сделках, которые мне были неизвестны). Затем парень сунул руки в карманы Додику, вытащил оттуда все деньги, еще раз ударил его по лицу и троица ушла. А Додик стоял красный, дрожащий и утирал сопли. Остальные фарцовщики отошли в сторону, потому что в этом бизнесе каждый сам за себя и в чужие дела не лезет.
  
  Я сидел потрясенный, так как впервые за свою жизнь увидел "наезд". Прямо в центре города. Причем такой грубый и наглый.
  
  Додик стремительно подошел ко мне и сказал:
  - Вставай! Сейчас я им сотворю шуточку! Пошли!
  
  Я удивился.
  - Куда? Ты чего?
  - Пошли, пошли! - ответил Додик.
  
  И мы куда-то направились.
  
  Шли мы дворами минут двадцать. Я все пытался узнать, куда мы двигаем, но Додик огрызался и только курил сигарету за сигаретой.
  
  Наконец мы пришли. Перед нами находилось одно из Районных управлений местного МВД.
  
  - Ты чего??? - ошарашенно спросил я. - Будешь жаловаться???
  
  - Да! Буду!
  - Так тебя же повяжут за спекуляцию валютой!!!
  
  - Вот мудак! Никто меня не повяжет! Я к майору Стойчеву иду!
  - А что за майор такой??? - удивился я.
  
  - Это...знакомый один..., - ответил Додик. - Я ему иногда скидываю информацию. Ну и, сам понимаешь, он тоже обо мне заботится, когда надо. Ладно, жди здесь, я пошел.
  
  Я сел на лавочку в сквере перед управлением и задумался.
  Знаете, в 17 лет люди еще так наивны и доверчивы. Я считал, что фарцовка это опасное приключение, а оказалось...оказалось, что это действие, производимое под контролем властей.
  
  И твой друг, которому ты веришь и доверяешь, в сущности сбрасывает информацию милиции по первому ее требованию или вот так - добровольно, когда припечет.
  
  Для меня это открытие стало шоком, ибо я верил в какие-то принципы. А оказалось, что их не существует.
  
  И мне окончательно стало ясно - нет! - это дело не для меня.
  
  Задумайтесь. Каждый день в центре города у одного и того же кафе собирается фарца. Причем эти люди знают, что за фарцовку сразу дают от пяти лет. Но мужики стоят и не боятся, покупают-продают доллары, марки и разные там гульдены.
  Почему они не боятся? Да потому что у каждого свой куратор, каждый на крючке и "поет".
  
  Можно ли доверять таким людям? Дружить с ними? Расчитывать на них?
  
  Ведь тот же самый друг Додик наверняка давным-давно обстоятельно рассказал куратору о том, кто я, что я и т.д. и т.п...
  
  ...Троицу арестовали через пару недель, взяв с поличным при очередном акте продажи валюты. И посадили. Конечно, кому надо, поняли, о чем речь. И одобрили. Потому что беспредельщиков никто не любит...
  
  А я все реже стал встречаться с Додиком. Ведь дружба всегда строится на доверии, а о каком тут доверии может идти речь...
  
  В валютной тусовке был один парень лет 30-ти. Жора. Низенький, черненький, заросший щетиной. Ему Додик иногда продавал валюту.
  
  Однажды я бродил по городу и очутился в совсем незнакомом районе. Стал искать остановку автобуса. Побрел по какой-то улице и вышел к зданию, на котором мудрилась вывеска "N...управление МВД". В момент, когда я подходил к подъезду, оттуда деловито вышел...Жора!
  
  - Жора! Привет! Тебя что, вызывали? - спросил я.
  
  Жора слегка дернулся, увидев меня, а потом пытливо посмотрел мне в глаза и сказал:
  - Тебе куда? Садись, подвезу, - и указал мне на "Ладу", стоящую на противоположной стороне улицы.
  
  Я сел и мы поехали.
  - Так чего, менты что ли вызывали? - опять спросил я.
  
  Жора проехал несколько сот метров, потом аккуратно припарковался и снова посмотрел мне в глаза.
  
  - Нет. Я здесь работаю.
  Я чуть не упал.
  
  - Ты??? Мент???
  - Да, мент. Офицер под прикрытием.
  - Охуеть! И что, ты теперь меня посадишь?
  
  И тогда Жора мне ответил:
  
  - Слушай, чувак. Ты же умный, интеллигентный парень. Учишься в универе, играешь на гитаре в группе. Чего общего у тебя с фарцой?
  Да, я вот тебе честно говорю - я работаю в МВД. Да, я под прикрытием и всю вашу тусовку знаю как облупленную.
  Неужели ты не понимаешь - это не твое место! Ты с советским паспортом, забрать мы тебя так просто не можем. Но если надо - заберем.
  Но - кому это надо?
  Сажать тебя за перепродажу сотни долларов? Или двух сотен?
  Да, когда надо, мы и таких сажаем.
  Я вот давно к тебе присматриваюсь. Конечно тебе хочется и кабаков, и хорошей жизни, и выигрыша...
  Знаешь, в чем будет твой самый большой выигрыш?
  Если ты бросишь пить и прожигать жизнь с такими как Додик.
  Занимайся тем, к чему у тебя есть талант: пиши, играй музыку.
  У тебя вся жизнь впереди.
  Неужели ты хочешь как Додик - постоянно быть на крючке и дрожать за свою шкуру?
  Ведь если захотим - мы его в минуту сдадим и его порежут...
  Так что, чувак, кончай страдать хуйней. Твоя среда, твои мысли, твое будущее - в другом месте! Иди туда и тебя ждет нормальная, интересная жизнь! Жизнь, которой ты сам будешь владеть и управлять!
  
  Вот это сказал мне Жора.
  Потом он довез меня до центра и пожал руку.
  - Счастливо!
  
  А с моих глаз окончательно спала пелена. И я понял - да, это не для меня.
  
  Ведь что из себя представляет фарца?
  Это вечно дрожащие за себя посредники между двумя реальностями - покупателей и продавцов. Посредники, неплохо устраивающие свою жизнь, но в душе своей вечно остающиеся слугами. Их реальность существует лишь пока того хотят их повелители. Те, кто держит их на крючке.
  
  Так не лучше ли быть тем, кем я являюсь? Человеком с душой и мыслями художника. Творцом, САМИМ ПО СВОЕМУ СОБСТВЕННОМУ ЖЕЛАНИЮ создающим и определяющим бытие? А не живущим в соответствии с приказами людей, которые могут уничтожить меня в любой момент?
  Так я и поступил.
  
  И в последствии ни разу не жалел о своем выборе.
  
  Мне довелось и голодать, и нищенствовать, и чистить туалеты, и сидеть на пособие для безработных. Быть журналистом, репортером, редактором и диктором на национальных медиа. Автором сотен радиопередач и нескольких радиопостановок. Участвовать в создании журналов, которые и до сих пор выходят на пространстве СНГ тиражом в сотни тысяч экземпляров. Переводить министрам, политикам. Принимать участие в формировании за рубежом образа страны, где я живу...
  
  Интересная жизнь. Гораздо интересней той, какую бы я имел, став фарцовщиком.
  А главное - свободная. Потому что жить независимо и поступать по своей воле - радость, которую не каждый может себе позволить...
  
  "Сэломайт или параллельные вселенные..."
  
  Вот я написал предыдущий пост на тему Африки и задумался. Вспомнил.
  Когда я впервые увидел параллельные вселенные...
  
  Учился я в Болгарии в Школе при Посольстве СССР. Дети там были разные. Советские, болгарские, из соцлагеря, даже негры имелись - с Кубы и из Африки...
  
  Была в школе и настоящая эфиопка.Черная-черная - как сапог. Солнце прямо-таки отражалось от ее кожи. Красивая была однако. И тело - словно с каплей черного металла произошло завихрение и оно вытянулось в совершенную человеческую форму. Без изъяна.
  
  
  Звали ту эфиопку библейским именем Сэломайт, по-русски Суламифь. Если не знаете - Эфиопия - самая древняя африканская христианская страна, где люди верили в Иисуса еще тогда, когда не существовало нынешней Европы, а русичей не было и в помине...
  
  Папа у Сэломайт - посол в Болгарии. Коммунист. Верный ленинец. Брат папы - посол Эфиопии...скажем, в Италии. Тоже коммунист. И еще более верный ленинец.
  
  А на дворе середина 80-х. По телевизору показывают страшные вещи.
  Эфиопия. Засуха.
  Страшная, небывалая засуха.
  Тысячи, десятки тысяч людей умирают от жажды.
  Смотрим телевизор.
  Высушенные черные скелетики без губ, без мускулов.
  Неурожай.
  Воды! Дайте воды!
  ООН и все соцстраны спешат на помощь. Запад спешит.
  Потому что не по-людски позволять, чтобы люди мерли без капли воды...
  
  А у нас жара. Арбузы по болгарской традиции остужаем не в холодильнике, а под струей воды.
  Кладешь арбуз в таз, ставишь под кран и тихонько пускаешь воду, чтобы выстуживала его часами тонкой струйкой...
  
  От зрелища по телевизору, да и от политинформаций об Эфиопии в школе нам стало как-то не по себе.
  Но интересно.
  А почему бы не узнать, как оно там? На самом деле?
  Ведь есть же у нас живая эфиопка! Надо спросить - она часто на родину ездит! Папа посол, билеты бесплатные...
  
  Пошли мы несколько человек к Сэломайт. Она нас на пару лет младше была.
  Стесняемся. Неудобно. Ведь в стране у человека такое ужасное горе, а мы с вопросами...
  
  А Сэломайт удивляется, польщена, смущена - такая делегация старших пацанов пожаловала...
  
  Извиняемся. Спрашиваем.
  - Слушай, Сэломайт, как оно у вас там в Эфиопии?
  
  Сэломайт опять удивляется.
  - А что - как? Нормально!
  
  - Так по телеку показывали - у вас голод и засуха! Люди тысячами мрут!
  
  Сэломайт еще больше удивляется.
  - Какая засуха? Какие люди мрут? Нормально живем. И еда есть, и вода.
  - Ну а остальные как живут?
  - Все знакомые нормально живут.
  - А где вы живете-то?
  - В нашем квартале в столице. Хороший квартал, правительственный. И зелень у каждого дома.
  - Какая зелень? Мы в телеке засохших людей видели. Погибли без воды!
  - Да это вы что-то не поняли! Или это не из Эфиопии. У нас перед домом как работал большой фонтан, так и сейчас работает. Я в субботу с бабушкой по телефону разговаривала!
  
  Вот тогда-то мы все и прихуели. Тихо так прихуели... Потому что впервые увидели человека, живущего в собственной стране, но в параллельной вселенной.
  
  Среди нас были дети советников, была внучка члена Верховного совета СССР, дети дипработников, жившие в самых невероятных странах мира. Они много чего повидали и за рубежом, и у себя на родине. Но такое?
  
  Никто из нас никогда с подобным не встречался...
  
  Могут ли существовать параллельные вселенные в одном государстве? Конечно могут. Но сколько лет, как, до каких пор?
  
  Залог жизни и успешная модель западного общества состоит в том, что вселенные одного государства диссоциируют, переливаются одна в другую. Бедный имеет шанс выбиться, стать богатым. Богатый может опуститься, обеднеть. Не существует твердого рубежа, на котором отсекают одних, чтобы те не стали другими.
  
  Но когда в государстве царит голод, засуха и миллионы людей обречены на смерть...
  ...эти миллионы могут в конце-концов захотеть выбрать жизнь. Иную жизнь.
  Ценой уничтожения тех, других, тысяч своих сограждан из параллельной вселенной, которым наплевать на свой собственный народ.
  
  После Великого голода середины 80-х социалистическая Эфиопия просуществовала еще несколько лет. В мае 1991г. повстанческие войска свергли коммунистический режим Менгисту Хайле Мариама и вырезали его приспешников. Кто мог - сбежал в соседние страны, СССР, а самые богатые - в Европу.
  
  Как я узнал впоследствии, Сэломайт и уцелевшие члены ее семьи теперь в Италии. У них и сейчас есть особняк, так как прозорливые братья коммунисты сумели перевести на Запад некое количество денег.
  Может и фонтан у Сэломайт перед домом есть.
  
  Но живет ли она и ныне в параллельной вселенной, не соприкасаясь с другим миром? Или повзрослела и поняла кое что? Или быть может новое общество указало ей ее место?
  
  Не знаю...
  
  "Диана и демоны"...
  
  
  ...Раз! Два! Три!
  Я лежу на полу комнаты и поднимаю штангу.
  Десять! Пятнадцать! Двадцать три!
  Кисти рук наливаются кровью, но я тягаю и тягаю проклятое железо.
  Сорок пять. Пятьдесят. Шестьдесят один...
  Вены набухли и на руках резко выступили тонкие белые черточки забытых шрамов.
  Шестьдесят четыре. Шестьдесят шесть...
  Там, где начинается кисть левой руки, кровавым бугром вздувается семисантиметровая неровная полоса - вечное напоминание...
  Диана и демоны...
  Семьдесят! Стоп!
  .....................................
  
  На дворе стояла зима, мрачная зима моего последнего университетского года. Денег не было, желания ходить на лекции тоже, поэтому толстый весельчак армянин Ашот - друг и коллега по универу - устроил меня ночным продавцом в магазин на полустанке неподалеку от Софии.
  Днем я спал, читал книги, а к вечеру надевал толстый, старый дедовский полушубок, оставшийся у него со времен работы на железной дороге и брел на электричку - на работу...
  Смена начиналась в семь вечера и заканчивалась в семь утра. Работа была не тяжкая, но унылая. После полуночи клиенты почти не появлялись, однако и дверь магазина запирать запрещалось. Я пристраивался к буржуйке и топил ее досками и углем. Одиноко...
  В жизни моей тогда ничего не существовало кроме одиночества . Сколько я ни пытался найти себе ту, которую можно было бы назвать любимой, ничего не выходило. Незримая стена.
  Редкий секс, случайный, всегда по пьянке, не мог заполнить пустоты сердца. На следующий день хотелось блевать, а потом опять пить, пить и пить...
  ...........................................
  
  ...- Ай! Опять грустишь? Чего задумался? Сколько тебе еще работать осталось до конца смены?
  Я встрепенулся. Передо мной стоят толстенький Ашот и улыбался.
  - Еще пять часов. А что - проблемы?
  В тот день я заступил в первую смену, дневную, замещал заболевшего коллегу.
  - Хватит грустить! Что ты сегодня вечером будешь делать? Опять напьешься? - не унимался Ашот. Он давно видел, что в жизни у меня какие-то провалы и поэтому благородно взял надо мной шефство. Ашот был человеком с огромным сердцем и всегда помогал попавшим в беду.
  - Наверное напьюсь, - признался я.
  - А какой сегодня день ты не часом не помнишь? - вопросы Ашота становились подозрительными, но он не злился, наоборот, веселился.
  - Двадцатое. А что? - ответил я.
  - Ай! А еще друг! - всплеснул пухлыми ручками Ашот.
  И тут до меня дошло.
  - День рождения! У тебя же сегодня день рожденья! - и я бросился обнимать именинника.
  - Ну вот и разобрались! - Ашот выпустил меня из объятий и не терпящим возражения тоном заявил:
  - Значит так! Сегодня после работы ты идешь ко мне. Никаких подарков, ничего не надо. Бутылок тоже не надо - все есть. Будут друзья, наши друзья, мои друзья, коллеги будут. По-простому. По-нашему, по-студенчески.
  - Но я же... - и я указал на свою одежду - клетчатую затасканную рубашку, воротник которой вылезал из старого со отвисшими рукавами свитера. На работе мы не церемонились и одевались как жители самой деревни - по-деревенски.
  - Ни-ни! И не думай! Все знают, что ты с работы! Одним словом, жду! Пока!
  И Ашот вышел из магазина.
  
  Мне было стыдно за свой внешний вид и я все оставшееся время размышлял - пойти или не пойти? Ашот жил в получасе ходьбы от моего дома, а до нашего района приходилось добираться с работы почти час. Или может заехать помыться, сбрить щетину? Так ведь вся одежда лежит нестиранной. Эх...
  
  В семь вечера пришел сменщик. Тоже наш с Ашотом коллега и друг.
  - Знаю! Знаю все! - грустно ответил он. - И меня пригласили, но...замену на вечер найти не смог.
  Он почесал черную густую щетину и снял со стеллажа бутылку ракии.
  - Давай по капельке, пока клиентов нет!
  Мы откупорили бутылку, достали пару пластмассовых стаканчиков и выпили за здоровье Ашота.
  На улице мела метель. Никуда не хотелось выходить, а до поезда было еще 50 минут.
  - Еще по одной?
  - Наливай!
  
  ...Часам к десяти вечера мы прикончили бутылку. Я вспомнил, что изредка из деревни в Софию ходит автобус и, попрощавшись, вышел на темную улицу. Метель не унималась и за двадцать минут на остановке я порядочно продрог.
  Около одиннадцати я вылез из холодного пустого автобуса на конечной остановке в городе. До дома надо было идти минут сорок.
  Я шел, шел, а ветер со снегом бил мне в лицо. Улицы были пустынны.
  И вот наконец развилка - если идти налево, через двадцать минут будет дом Ашота. Направо - опять через двадцать минут- мой дом.
  "Что делать? - подумал я. Мне так не хотелось возвращаться в пустую квартиру. - Идти или нет?"
  Тогда я достал из кармана монетку и загадал: выпадет решкой - пойду домой. Орлом - к Ашоту.
  Выпал орел...
  
  ...Дверь в квартиру Ашота оказалась незапертой. За нею гремела музыка и слышались веселые голоса. Я зашел, снял полушубок и вошел в комнату.
  - А-а-а-а! Пришел!!! Пришел, бродяга! Я знал, что ты придешь! - и под радостные крики гостей Ашот сдавил меня в объятьях.
  - Пей! Что хочешь пей! Наливай, закусывай! - он гордо обвел руками стол, который ломился от разных тарелочек, мисочек, бутылок и стаканов.
  Я налил себе ракии и сел за стол
  Гости уже были порядком навеселе. Кто-то танцевал, кто-то оживленно разговаривал, махал руками. А напротив меня сидела парочка. Светловолосый парень с жестким, волевым лицом и...
  ...Длинные рыжие волосы спускались ей на плечи. Они отливали медью, золотом, переливаясь в свете ламп. Девушка примостилась на колени к светловолосому и обнимала его. Парочка счастливо целовалась, а я смотрел на лицо девушки, которое она изредка поворачивала к столу. Красавица. С огромными серыми глазами, большой грудью и сильными ногами в обтянутых джинсах...
  - Кто это? - тихо спросил я Ашота.
  - Что? Неужели не знакомы? - удивился тот. - Это Диана. Из нашей с тобой бывшей школы, только на пару лет помладше. А-а-а, и ты на ноги смотришь? Смотри, облизывайся. Она - тренер по каланетике, поэтому и ноги загляденье!
  
  Несколько раз за вечер я украдкой бросал на Диану взгляд, но та была занята своим парнем и ни на кого не обращала внимания. Во всяком случае, мне так тогда показалось...
  Я взгрустнул, однако новые дозы алкоголя придали мне бодрости и я просидел у гостеприимного Ашота почти до утра...
  
  Через месяц я поругался с хозяином магазина, отказавшимся повысить мне зарплату и ушел с работы.
  Несколько раз я вспоминал Диану, но отгонял все мысли о ней. Зачем травить душу?
  Потом я вспомнил об учебе и взялся за заброшенный диплом. Через несколько месяцев предстояла защита.
  И опять я изредка пытался познакомиться с теми девчонками, что мне нравились. И снова между нами вставала незримая стена. Я пил, слушал музыку и не встречался ни с кем из друзей...
  
  Алкоголь все больше и больше затягивал меня. Сильный молодой организм все еще успешно боролся с ним, бешенно выкидывая токсины, но в душе была пустота и я снова и снова наполнял ракией стакан...
  
  ...........................................
  
  Однажды в пьяном виде я зацепился где-то за гвоздь и порвал рубашку. Установив это утром, я решил не откладывать дело на потом и зашить дыру сейчас. Я сидел в майке у окна, поближе к свету. С горем пополам выполнив задачу, я потянулся за бритвой, чтобы аккуратно отрезать нитку. И тут вгляделся в нее.
  Это была старая бритва, зазубренная в нескольких местах - я использовал ее и для резанья проволоки, и для зачистки проводов...
  Я внимательно осмотрел бритву. И тут почему-то в голову пришла Диана.
  Нет, я ни в коем случае не хотел кончать жизнь самоубийством. Ни из-за Дианы, ни из-за кого-либо другого. Нет-нет!
  Потом я с удивлением посмотрел на свою левую руку. Волосики с внешней стороны, чистая, гладкая, белая кожа - с внутренней...
  Мне не понравилась эта гладкость и я медленно, с совсем легким нажимом провел бритвой по руке.
  Вначале появилась неуловимая белая полоска. А потом на поверхности кожи показались капельки крови.
  Я сидел и не отрываясь смотрел на руку. Капельки замерли.
  Тогда я провел бритвой еще одну полоску, чуть в стороне. И опять стал наблюдать за тем, что произойдет.
  ...Когда я очнулся спустя десять-пятнадцать минут, на руке беспорядочно алели и кровоточили пять-семь тоненьких полосок. Я выругался и побежал мыть руку, а потом смазал ее водкой.
  "Прямо жертвоприношение устроил, алкоголик! - яростно повторял я. - Ты псих! Еще немного и ты располосовал бы всего себя, ублюдок! Даже если бы ты помер - кто бы вспомнил и пожалел о тебе? Не смей больше!"
  Тут мне показалось, что откуда-то из глубин вселенной за мной пристально наблюдают чьи-то глаза. Мне стало не по себе и я ахнул полстакана водки...
  
  ..................................................
  
  ...Это произошло спустя несколько дней. Как всегда я крепко выпил и заснул, но почему-то проснулся глубокой ночью. В комнате что-то было не так. Я присел на кровати и внимательно огляделся, не включая свет. Напротив, чуть под углом стоял мой огромный усилитель "Маршалл" с колонкой. Старая, потертая надежная машина, которую выбирают тысячи музыкантов по всему миру Усилитель с серыми закругленными лампами, которые можно увидеть через сеточку сверху.
  
  Со стороны усилителя еле-еле мерцал красноватый свет. Я протер глаза, но свет не исчезал, несмотря на то, что усилитель был выключен.
  Я глотнул водки из бутылки и осторожно поднялся с кровати. Подошел к усилителю и заглянул внутрь.
  
  Они сидели там. Тихие, серые, молчаливые. Сидели среди потухших ламп "Маршалла", сами похожие на лампы. Я почему-то потрогал сетку рукой. Она была холодная. Лишь "они" чуть-чуть светились...Демоны.
  Я сразу понял, кто это.
  Но страха не было - лишь бесконечное удивление и страшное предчувствие чего-то свершившегося, неотвратимого.
  Я сел на стул у усилителя с бутылкой в руках и тоже затаился.
  
  И они молчали. А потом по комнате как бы прошелестело:
  "Мы довольны жертвой и выполним то, о чем ты просишь!"
  
  Я ничего не понял, но меня вдруг потянуло в сон. Добравшись до кровати, я отрубился....
  
  ...................................................
  
  На следующий день я внимательно осмотрел усилитель. Нет, все было в порядке. Лампы на месте, лишних нет. Про белую горячку мне не раз доводилось читать и я знал, что допившийся до нее впадает в дикое возбужденье, ему являются черти, черные котики и прочая нечисть. Он орет, отбивается, беснуется...
  Но ведь со мной ничего такого не произошло!
  Я задумался и в конце-концов решил, что все было сном. Ночным кошмаром.
  
  ..............................................................
  
  Прошло три месяца. Я продолжал пить, но никакие видения меня больше не посещали. Жизнь продолжала оставаться одинокой, несмотря на все попытки изменить ее. Диплом постепенно рос, на дворе стояла весна...
  
  Я сидел и пил, когда под окном раздалось нестройное многоголосое пение.
  "Опять подростки балуются, - подумал я и глотнул водки. - Вот ведь нечего делать людям!"
  Однако пение продолжалось и пару минут спустя я ошеломленно услышал в словах песни свое имя!
  Тут я выскочил на балкон и увидел Ашота, нескольких девчонок и одного коллегу!
  - Ну что? Ты откроешь нам дверь или нет? - смеясь крикнул Ашот.
  Я бросился в коридор жать на кнопки.
  
  Спустя пару минут комната наполнилась весельем. Оказывается, знакомые ходили в какой-то кабак, а потом кто-то вспомнил обо мне и компания решила заглянуть на огонек.
  И среди компании была...Диана!!!
  
  Да! Рыжеволосая красавица с чудесными ногами и грудью стояла и весело смотрела на меня! Одна! Без своего волевого блондинчика!
  Я рассадил гостей по стульям и диванам и мы выпили. А потом еще и еще. Я пустил им привезенный из России альбом "Круиза" и очень скоро компания уже пыталась на плохом русском подпевать Валерию Гаине - "Иди же с нами, пилигрим!"
  Диана пила наравне с мужчинами, больше молчала, изредка улыбалась и в глазах ее проскакивало...что-то странное, чего я не мог понять.
  Часов в двенадцать ночи мы распрощались и я лег спать.
  
  Вечером два дня спустя раздался звонок в дверь. Я никого не ждал, сидел пил и читал книгу. Открыв дверь, я оторопел. Передо мной стояла Диана!
  - Привет! - сказал я и почему-то добавил: - А их здесь нет! Они сегодня не приходили!
  - Привет! - ответила Диана и опять как-то странно посмотрела на меня. - А я не к ним. Я к тебе...
  
  Я пригласил ее в комнату и смущенно по-быстрому прибрался.
  - Будешь водку с тоником?
  - Буду! - ответила она.
  
  Мы выпили и я, чтобы скрыть смущение, спросил:
  - Ты что-то хотела?
  Диана сама налила себе немного водки, выпила и вдруг, глядя мне прямо в глаза заявила:
  - Я люблю тебя. Поэтому и пришла. Ты мне еще тогда понравился - на дне рождения Ашота. Я все эти месяцы думала, что со мной, но никак не могла понять. А недавно как будто пелена спала с глаз и чей-то голос сказал: Иди к нему! Он тоже тебя любит и хочет! И вот я здесь!
  
  Услышав такое, я чуть не упал со стула. Нет, ну вы можете себе представить? Сидишь пьешь, а тут к тебе приходит женщина, которая и видела-то тебя всего один раз и заявляет о своей любви!
  
  Я не поверил. Чтобы эта красавица? Диана? Меня?
  А затем в голову стукнуло: может она разыгрывает меня? Издевается? На пари?
  
  -Я...ты мне тоже очень нравишься, - пробормотал я. - Но...скажу честно, я что-то в это не верю. Ты просто стебешься надо мной!
  И я выпил махом еще полстакана водки, забыв предложить Диане.
  Она сама взяла бутылку, налила себе немного и глотнула.
  - И когда ты в это поверишь? - усмехнулась она.
  
  Тут мне в голову взбрела ненормальная пьяная мысль.
  - Поверю? Сделай мне сейчас минет! Вот тогда поверю!
  
  Диану почему-то совсем не шокировало подобное предложение.
  
  - Думаешь, мне слабо? - спросила она и встала. - Сиди, сейчас увидишь!
  И она подошла ко мне и опустилась на колени, взявшись тонкими пальчиками за ширинку моих джинсов.
  Я был настолько возбужден, что как только Диана расстегнула ширинку и оттянула резинку трусов, мой член выскочил оттуда как ракета и уперся ей в губы. Диана схватила его и начала сосать.
  
  Я сидел, гладил ее по рыжым волосам и не мог поверить в происходящее. Однако я очень много пил и несмотря на то, что Диана всячески старалась, так и не смог кончить. Минут через десять она вынула головку члена изо рта и смущенно сказала:
  - Не могу больше, мне плохо. Ну...ты веришь теперь?
  Я обхватил ее руками, поднял и целуя перенес на кровать.
  - Милая! Конечно верю! Я столько тебя ждал! Давай! - и я попытался расстегнуть теперь ее джинсы, но тут Диана уже смутилась и, покраснев, прошептала:
  - Я не могу сегодня! У меня еще...
  Услышав это, я ни капельки не разочаровался, потому что и так, подарок, сделанный мне сегодня, превосходил все ожидаемое.
  Мы улеглись на кровать, обнялись и просто лежали и целовались. А в перерывах между поцелуями рассказывали друг-другу о себе...
  Поздно ночью я проводил ее домой и заснул счастливейшим человеком на свете.
  
  .................................................................................
  
  Однако на следующий день какая-то неясная тревога охватила мое сознание. Я никак не мог понять, в чем дело? Меня тянуло к Диане, я хотел ее, но...что-то происходило вокруг и порою голову окутывали мрак, наваждение, я слышал чей-то шепот и шелестение неясных голосов.
  
  Диана прибежала через два дня.
  - Что с тобой? - удивленно спросила она. - Неужели ты меня не любишь? Или доказательств было мало? Хочешь доказательство сейчас?
  Тут меня обуял ужас и я почувствовал, что самое последнее, чего я хочу в этот момент, это секс с Дианой!
  
  Она стояла передо мной, гордо подняв голову и выпятив прекрасную грудь. Диана была в суперкороткой юбке и черных блестящих колготках, подчеркивающих силу, стройность и красоту ее ног.
  - Я...я не могу так! - пробормотал я. - Я...я тебя люблю, но я тебя совсем не знаю! Я могу лечь с тобой только тогда, когда почувствую, что готов к этому!
  Я сам не знал, что говорю, но душа моя была охвачена смятением. Нет! Это не был страх перед женщиной, перед конкретной Дианой! Ведь мог же я без всяческого неудобства еще в первый вечер засунуть ей в рот свой член.
  Было что-то другое.
  Наваждение? Морок?
  
  Мы опять обнялись и провели весь вечер вместе.
  
  Прошло около месяца, прежде чем мы стали близки.
  Наступил мой день рожденья. Денег у меня не было и мы решили отметить его лишь вдвоем. Диана предложила поехать на квартиру ее деда, отбывшего в деревню. Я с радостью согласился.
  Мы пили джин с тоником, закусывали, смотрели телевизор и целовались. А когда я закрывал глаза, на меня опять волнами накатывало что-то черное.
  А потом мы разделись и легли.
  В первый раз я увидел столько нежности и любви. Мне предлагали все и говорили - возьми, до конца!
  Диана лежала на кровати, бесстыдно раскинув ноги. Я вошел в нее и она тут же стала влажной. Влажной до такой степени, что из нее прямо текло. Я входил в нее как в масло, а ее серые глаза смотрели на меня с невыразимой любовью.
  Но...
  
  Что-то происходило. Я не понимал - что. Иногда мне казалось, что передо мной не прекрасная, раскованная девушка, любящая меня, а ...кто-то другой. А потом на меня накатывала чернота и я чувствовал, что это не я, а какая-то иная сила, управляющая мной согласно своим желаниям, которые почему-то резко расходились с моими.
  Мы любили друг-друга с перерывами несколько часов, потом я кончил и Диана заснула, благодарно сжимая меня в своих объятьях.
  Я закрыл глаза и тоже попытался заснуть.
  И тут почувствовал...
  Нехотя приоткрыв глаза, я увидел в дальнем конце комнаты неяркий красный свет. Там, вдали, у книжного шкафа. На полу...
  Я осторожно высвободился из рук Дианы и встал.
  
  Они сидели там. Маленькие, тихие, серые, молчаливые. Похожие на лампы "Маршалла". Демоны.
  Я стоял и смотрел на них.
  - Чего вы хотите?
  
  Прошло несколько минут.
  - Хе-хе! - прошелестело по комнате. - Хе-хе! Мы ждем...
  
  Я добрался до кровати и заснул.
  ....................................................................
  
  Несколько дней после этого мы с Дианой не виделись. Она была занята, да и я вновь взялся за диплом. Однако...
  Я продолжал думать над этим "мы ждем"...
  Неужели...надо опять? И кровь это...плата за Диану? За любовь? За счастье? Что ж...Я заплачУ...
  
  Вечером я выпил, а потом достал бритву. Снял рубашку и посмотрел на правую руку. Пальцы погладили мягкую, чистую кожу. Я взял бритву и провел по внутренней стороне руки небольшую полоску. Выступила кровь.
  Я ничего не почувствовал. Была лишь эта полоска и пустота.
  Тогда я сделал еще один разрез, сантиметров на пять, поглубже. А затем еще и еще.
  Я хочу любви и я хочу счастья! Я не упущу тебя, любовь моя, Диана!
  Я перехватил бритву в правую руку и...
  ...полоснул по левой кисти, не по вене, а под наклоном, там где рука переходит в кисть.
  Пляс!
  Фонтан крови рухнул на пол. Нет, это были не хаотические брызги. Я видел ручей, падающий вниз. Хе-хе!
  
  Я пришел себя и бросился в ванную, зажимая рану, оставляя на полу обильные капли крови. Промыв рану, я залил ее водкой, замотал полотенцем и меня охватила усталость. Я повалился на кровать и забылся...
  
  .........................................................................
  
  На следующий день я пришел к Диане. Она с ужасом уставилась на мою левую руку, неумело перевязанную бинтом.
  - Что с тобой? - спросила она. - Почему ты пропал?
  - Был морок, - честно ответил я. - Не знаю, что на меня накатило. Я люблю тебя, поэтому разрезал руку бритвой.
  Диана побелела и отвела меня на кухню.
  - Покажи!
  Я снял бинты и она, закусив губы промыла и обработала рану.
  - Оставайся у меня! Родители уезжают на несколько дней в деревню. Квартира пустая.
  И я остался.
  
  Диана тоже готовилась к экзаменам. Целыми днями она читала учебники, делала выписки. Я готовил еду, смотрел телевизор, а вечерами мы ложились в кровать и пробовали любить друг-друга. Но мало что выходило. Я жаждал ее. И она хотела меня. И опять Диана исходила соками и ее серые глаза светились любовью, когда я входил в нее.
  И опять спустя несколько минут меня охватывал ужас. Не от того, что не могу кончить, а от того, что передо мной не она, и я не я перед ней.
  ...............................................
  
  Через три недели все кончилось. Диана исчезла. Сдав экзамены, она уехала в деревню. Не предупредив, не оставив письма. Я почти каждый день заходил к ее родителям и спрашивал о новостях. Они смущенно пожимали плечами.
  
  Диана вернулась домой в конце лета. Я прибежал к ней, но...
  - Я не могу больше быть с тобой, - ответила она, глядя мне в глаза. - Я тебя боюсь. Иногда это ты, иногда...я вижу черное облако, силуэты...и мне...мне очень страшно!
  
  Так мы и расстались, хотя несколько раз я приходил к ней и униженно просил вернуться.
  
  Лето прошло. И осень прошла. И вновь наступила зима...
  
  Я получил диплом, искал работу, пил.
  Иногда вечерами я спрашивал, глядя на "Маршал":
  - Почему вы не выполнили своего обещания, а, демоны?
  Но демоны молчали...
  
  Наступил декабрь. На улице рано темнело, я сидел в кресле, пил и читал. Потом шел спать.
  И вот однажды...
  Я проснулся от неясного присутствия в комнате.
  Медленно повернул голову и посмотрел на "Маршал". Опять откуда-то из глубин усилителя шел неяркий красный свет.
  Я встал, взял бутылку и уселся на стул перед колонкой.
  Прошло несколько минут.
  - Хе-хе! - прошелестел тоненький смешок. - Еще! Если хочешь, ты должен еще....еще...еще...
  Голосок постепенно затих, я глотнул водки и ответил.
  - Хорошо. Я согласен. Я люблю Диану и будет вам еще...
  ...............................................................................................
  
  И опять на улице мела метель, как тогда, в прошлом году. В душе было пусто и я решил - будь, что будет!
  Я разрежу старую рану и проведу бритвой дальше - до вены и по ней. Если смогу остановить кровь, может я вновь получу Диану. Ну а не смогу...черт с ним, так мне и надо...
  
  Я пошел в магазин и купил две бутылки виски "Грантс", моего любимого.
  А потом заперся в комнате и стал пить его.
  К полуночи я почти осушил первую бутылку и на донышке оставалось совсем немного.
  Я лежал на кровати, рядом горела настольная лампа. Бритва тоже лежала рядом, на тумбочке.
  Контакт, в который была включена лампа шатался и она иногда гасла. Я встал, принес удлиннитель, поставил его у кровати и всунул штеккер лампы туда. Все наладилось.
  
  Почти полночь. Диана, где ты? Увидимся ли мы вновь или это конец - и затем следует мрак, полный мрак?
  Из глаз у меня потекли слезы, но я вытер их и взял бритву правой рукой.
  Последний глоток?
  Я вылил остатки виски в стакан и приподнялся, чтобы удобней схватить его, однако координация моих движений уже была нарушена и, наклоняясь, я задел стакан, он...
  ...в замедленном движении стал падать...
  ...струя виски хлынула вниз...
  ...я наклонился и...
  Раздался бесшумный взрыв и столб огня ударил мне в лицо!
  Виски вылилось на контакты удлинителя.
  С опаленными бровями и обожженным лицом я упал на кровать.
  Квартира погрузилась во тьму...
  ......................................................................
  
  И еще несколько месяцев прошло.
  Демонов больше не было. Исчезли. Да и я почему-то о них не вспоминал.
  Старые раны на руках заросли. Даже та, огромная, на левой, зарубцевалась.
  
  Колодец моей души был пуст. Исчерпан до дна. А на дне виднелся засохший песок.
  Но...каким-то неизвестным доселе и непонятным чувством я чувствовал, что...
  ...это не конец!
  Нет!
  Это...скорее это новое начало!
  Пусть душа одинока и несчастна. Но это...это не навсегда!
  И еще будет...обязательно будет любовь!
  И колодец снова наполнится до краев, и воды его будут благодатно переливаться через край, орошая засохшую землю вокруг!
  Это обязательно случится!
  ...........................................................
  Неподалеку от моего дома стояла древняя, с облупившейся штукатуркой церковь.
  Иногда я прогуливался мимо и видел, как на лавочке перед церковью сидит старый-престарый священник.
  Однажды я собрал смелость и подошел к нему.
  - Здравствуйте! Извините... - я смутился. - Можно я вас спрошу?
  Священник посмотрел на меня выцвевшими от старости глазами и кивнул.
  - Спрашивай! Я ведь давно тебя заметил, как ты ходишь мимо и все на церковь оглядываешься...
  - Скажите, а вот демоны...они...они исполняют то, что обещали человеку?
  Священник долго смотрел на меня, а потом ответил:
  - Демоны могут исполнить множество желаний. Самых заманчивых, самых невероятных! Но...демоны никогда не выпустят из рук того, кто вступил с ними в контакт. Они обведут его вокруг пальца и затянут в свои сети, в ад - навечно! Так они обманывали ВСЕГДА. ВСЕХ! Это их природа - ЛОЖЬ! Почему ты об этом спрашиваешь?
  
  Тогда я присел на лавочку и рассказал старику свою историю.
  Он посмотрел на мои руки, а потом надолго замолчал...
  
  Затем он встал.
  - Мальчик! Душа человека - самое ценное в этом мире. Душа - бессмертна. И борьба за нее - смысл существования всех сил в этом мире - и добрых, и злых.
  Я тебе больше ничего не скажу, одно лишь запомни: - Бог - ОГОНЬ ОЧИЩАЮЩИЙ! Подумай над этим и ты все поймешь.
  И священник не попрощавшись ушел к себе в церковь.
  
  ...................................................................
  
  И снова наступило лето.
  Я уже работал в одном из первых издательств, что довелось мне повидать за свою жизнь. И в жизни...как сказать...
  ...я боюсь произнести это вслух, но...
  ...как будто появилось...появилась...
  ...появилась любовь?
  ...Наверное любовь, потому что когда сердце твое бьется при виде человека, который...которая...тоже краснеет, когда ты на нее взглянешь...
  ...это наверное и есть любовь?
  
  Однажды в центре города я увидел знакомое лицо. Диана. Располневшая, с огромным животом, беременная. Рядом с ней шел высокий, крепкий парень с волевым лицом. Он внимательно поддерживал Диану за руку. А она...я...казалось, что...она...не была рада этому...
  
  От друзей я потом узнал , что Диана "залетела". Случайно и не по любви. Мужчина, ставший отцом ребенка, боготворил ее, но для нее...для нее он был только отцом ребенка. Что случилось дальше, мне неизвестно, потому что следы Дианы стерлись из моей жизни.
  Остались лишь белые ниточки шрамов и большой рубец на левой руке...
  
  Такова история про Диану и демонов...
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Лерой "Птица счастья завтрашнего дня"(Киберпанк) А.Климова "Заложники"(Боевик) Т.Серганова "Танец с демоном. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) В.Коновалов "Чернокнижник-3. Ключ от преисподней"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"