Анхель Анира: другие произведения.

Саганах нонстоп

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

   Глава 1
  
   ... Я улыбался ветру. Я просил его: "Подожди! Чуть-чуть! Оставь мне немного лета!" А ветер видел таких, как я, не раз. Пока было тепло - он не спорил со мной. Но стало холодно, и ветер прошептал: "Лето кончилось". Я поверил не сразу. Но лето кончилось. Пошел дождь. Холодный, унылый, серый. Я протянул руку и поймал каплю воды. Мне не понравилось отражение. "Это не я!" -- сказал я воде. Но капля застыла крупинкой льда. И я понял, что это - мое отражение. И самое страшное - оно не тает на моей ладони. Значит, ладонь не теплее льда.
   Сергей Лукьяненко "Фальшивые зеркала"
  
   Анира сидела на краю крыши. Медленно, с наслаждением курила. И почему считают, что курение - исключительно человеческая прерогатива? Анира сделала тягу и посмотрела на сигарету. А потом вниз. С высоты тринадцатого этажа люди, спешащие куда-то, казались просто полчищем тараканов. Которых можно разом раздавить, просто наступив. Лицо девушки скривилось в ухмылке. Она снова посмотрела на сигарету. "Насколько же тщеславными надо быть, чтобы наивно полагать, что даже в своих вредных привычках вы уникальны!"
   Анира была перевертышем. С четырьмя ипостасями, способностью к частичной трансформации и комбинации обликов.
   Шел мелкий дождь.
   Анира сидела, закрывая себя от ветра и мерзкой мороси исполинскими черными крыльями.
   С тринадцатого этажа вниз полетел окурок. Щелкнула зажигалка. Анира закурила еще одну сигарету.
   В кармане черного кожаного плаща завибрировал мобильник.
   -- Да.
   -- Так сразу да?- голос в трубке был полон иронии.
   -- А я тебе когда-нибудь в чем-нибудь отказывала? - в тон ответила девушка.
   -- Ээээ... И правда. Но это все потому что никогда ни о чем не прошу!
   -- Ну-ну. Ладно, давай ближе к делу. Достал?
   -- Да, дорогая. Достал.
   -- Тогда через час на нашем месте.
   Анира снова засунула мобильник в карман, с сожалением выкинула почти целую сигарету. Подошла к краю крыши. На секунду глянула вниз. "Тараканы!" -- снова промелькнуло у нее в голове. И Анира бесшумно прыгнула.
  
   Вэ"он был эльфом. Не очень высоким, с темными, почти черными волосами, подстриженными так, что острых ушей из-под них не было видно. И хотя ему уже было 135 лет (что по эльфийским меркам в принципе не так уж и много, если учесть, что живут они, как и большинство представителей Старших рас, примерно в 6 раз дольше, чем люди), и он был старше Аниры на 15 лет, Вэ"он всегда казался Анире ребенком. Дурашливым, капризным, иногда жестоким ребенком. Она только слегка улыбалась, глядя, как он усаживается на стол и открывает на коленях чемоданчик с очередной смертельной игрушкой. Вэ"он был самым известным торговцем оружием в Петрограде - столице человеческой Империи Эпохи Переворота. Только Вэ"он мог достать настоящий гномий меч или дриадский лук. А Анира была единственной, кто мог позволить себе называть его "Вэй".
  
   На асфальт мягко приземлилась крылатая черная пантера. Люди проходили мимо, не обращая на нее ни малейшего внимания. За 20 лет Эпохи Переворота искусству быть незаметной девушка научилась в совершенстве.
  
   Название Петрограда всего казалось Анире дурацким: ну как можно назвать город чьим-то именем! А люди назвали. Именем человека, совершившего Переворот. Анира никогда не любила этот город. Показушно богатый центр и ужасающе нищие спальные кварталы на окраине. Двуликий, фальшивый, неискренний город. И очень грязный. Идя по улице всегда приходилось смотреть под ноги. Под ноги. Не на небо и не вперед. Анире иногда казалось, что город не убирают специально, чтобы никто из этих обычных, серых людей вдруг не посмотрел на небо. Вдруг не посмотрел вокруг.
  
   Через сорок минут девушка, уже совершенно обычная с виду вышла из троллейбуса. Анира была среднего роста, с черными волосами до плеч. Ничего необычного. В черном плаще, с крепкой фигурой. Люди не обращали на нее ни малейшего внимания. Люди смотрели под ноги.
   Анира приехала почти на окраину города. Вот так выглядит Новый Мир без грима. Плата за завоевание природы. Залитые бетоном дороги, под которыми задыхается земля, такие же бетонные одинаковые коробки - дома, в которых живут рабочие. Маленькие грязные дворы, больше напоминающие подворотни, заставляли задыхаться под тяжестью наступающего со всех сторон бетона. И больше всего подавляла даже не грязь, вонь или очевидная нищета, подавляла правильность форм. Это была геометрически правильная, четко разлинеенная, спроектированная нищета. Сюда не добрались на галлограммы растений и фонтанов, ни имитации запахов цветов и пения птиц, так популярные на центральных улицах Петрограда. Имитация природы, которой так гордился Новый Мир.
   Здесь пахло грязью и мокрым бетоном. Пахло тесными, грязными квартирами. Пахло дешевым синтетическим пивом.
   Анира завернула в один из грязных тупиков. Глянула на часы. Вэ"он должен появиться минут через десять.
   Девушка закурила, продолжая вглядываться в небольшой коридор, образованный двумя домами - единственный вход в тупик.
   -- Давно ждешь?
   Анира передернула плечами и резко обернулась.
   -- Ты же знаешь, я ненавижу, когда так делают. Я ведь могла тебя и убить!
   Вэ"он ухмыльнулся.
   -- Ну, это ты, конечно, преувеличила... Но мне это всегда в тебе нравилось.
   -- Моя склонность к преувеличениям? - иронично отреагировала Анира.
   --Нет. Твоя смертельная опасность, -- Вэ"он говорил серьезно.
   Анира перестала улыбаться:
   -- Итак, Вэ"он...Ближе к делу.
   -- Ани, зачем тебе такая пушка? Ты что, решила конец света устроить?
   Анира посмотрела на эльфа и в ее совершенно черных глазах промелькнул отблеск стали.
   -- А вот это уже тебя не должно беспокоить.
   -- Как это не должно? Я бы все-таки хотел убраться отсюда до того, как ты устроишь свой личный Апокалипсис этому миру, -- пробурчал немного обижено и насмешливо Вэ"он.
   -- Так и быть, я тебя предупрежу за пару дней. Когда и вправду решу,-- Анира осталась при своем и не собиралась ничего ему объяснять.
   Вэ"он сдался. Он знал, что спорить и выспрашивать бесполезно - все равно ведь не скажет. Он ее слишком хорошо знает.
   -- Достал, -- Анира едва заметно улыбнулась. Один-ноль. - Как и просила, из легкой сверхпрочной гномьей стали, 32 мм, руны и Знаки по твоим рисункам. Три комплекта пуль: разрывные с жидким серебром, свинцовые с урановым ядром, последняя фишка, такого на рынке еще нет. Должна будешь, -- Вэ"он заговорщицки посмотрел на Аниру.
   -- Буду-буду. В долгу я долго не остаюсь, -- в тон ему ответила девушка.
   -- И, наконец, так называемые "иголки". Пробьют даже грудину, не оставят никаких следов. Покрыты пыльцой любимых цветов дриад - Черной орхидеи.
   Анира кивнула. Одной частицы такой пыльцы хватает, чтобы убить слона. Привитого от всех известных ядов и вирусов слона. При этом не оставляет никаких следов в организме. А умирают от этого яда мучительно. Уж Анира-то знала.
   В руках Вэ"она материализовался невзрачный коричневый чемодан.
   -- Сколько, Вэ"он?
   -- Ты же знаешь, деньги мне ни к чему. От тебя во всяком случае. Просто должна будешь. По старой дружбе, -- опять тот же заговорщицки-намекающий взгляд.
   Анира улыбнулась в ответ:
   --Спасибо.
   -- И это все?! Я тут, понимаешь, напрягаюсь, ищу, рискую, можно сказать, жизнью...
   Все еще улыбаясь, Анира подошла к Вэ"ону и поцеловала его.
   --Спасибо.
   --Вот, так уже лучше. Ани, будь осторожна с этой игрушкой, -- голос Вэ"она вдруг стал серьезным.- И вообще, будь осторожна.
   -- Буду. Обязательно буду, -- тоже серьезно ответила Анира.
   Она закурила, взяла чемодан и пошла к выходу из тупика. В след ей полетело:
   -- Позвони потом.
   Девушка обернулась:
   -- Позвоню.
   И вышла на улицу. Эльф задумчиво достал сигареты, тоже закурил. Посмотрел на небо. Потом на часы. И также задумчиво вышел из тупика, доставая из кармана мобильник.
  
  
   Глава 2
  
   С вашей помощью или без, я все равно это сделаю. Без вашей помощи получится дольше.
   "Титаник"
  
   -- Вольт, черт побери, открой дверь!- Анира яростно давила на звонок вот уже пять минут. Потом начала стучать по самой двери. Дверь опасно прогибалась под ее ударами.
   -- Открой, я знаю, что ты дома! Просыпайся!
   Наконец в квартире послышалось движение и через мгновение дверь открылась. На пороге стоял высокий, заспанный парень на вид лет 25 по человеческим меркам.
   -- Черт, Анира, чего ты тут за грохот устроила! - зло спросил он
   -- А почему это ты дверь не открываешь уже полвека?- язвительно вопросом на вопрос ответила девушка.
   -- ДА я просто тоже иногда сплю!
   -- Ладно, прости. Но мне правда надо с тобой поговорить. Причем срочно.
   -- Ну заходи, -- Вольт уже более или менее проснулся и потому голос его немного подобрел.-Только у меня бардак. Иди на кухню, кофе поставь. Я сейчас, хоть оденусь.
   Вольт укоризненно посмотрел на девушку. Анира невозмутимо не отводила взгляд. Парень сдался. Совсем нет стыда у этой девчонки!
   Анира зашла. Оставила плащ и чемодан в маленькой прихожей. Вольт жил в небольшой самой обычной двухкомнатной квартирке. В прихожей странные зеленовато-коричневые обои, на кухне белая плитка и белые с красным занавески. Небольшой стол, три стула и очень старая плита. Анира достала турку, насыпала в нее кофе, щепотку корицы, чуть-чуть ванилина, сахара. Фирменный рецепт! Поставила кофе на плиту. Потом открыла форточку и закурила.
   -- Анира, ты де знаешь, я не в восторге от этой твоей привычки! - поморщившись, сказал Вольт, заходя на кухню.
   -- Знаю, -- Анира невозмутимо сделала тягу.
   Вольт вздохнул:
   -- Только из-за твоего кофе тебя и терплю.
   Анира улыбнулась, но как-то отрешенно. Вольт понял. Он снял с плиты турку и, налив себе кофе, тоже сел за стол.
   -- Выкладывай.
   Анира посмотрела ему прямо в глаза:
   --Надо.
   -- Что, опять? Ты же приходила всего две недели назад... Анира, да ты угробишь себя к чертовой матери! Тебе жить надоело? Или хочешь, чтобы у тебя кровь мутировать начала?
   Анира упрямо молчала, не отводя взгляд. Вольт вздохнул:
   -- Черт, ну зачем тебе это, Ани?
   -- Меня зовут Анира! Вольт, это моя работа. И с твоей помощью или без я ее сделаю. Без твоей помощи будет сложнее.
   -- Блять, тебе уже сто двадцать лет, а ты упряма, как подросток.
   -- Вольт, я не подросток, -- Анира говорила уже спокойнее.-Это просто моя работа.
   -- А это обязательное свойство твоей работы - необходимость убивать и рисковать жизнью? - ехидно осведомился Вольт.
   -- Кто бы говорил, вампир старый!-в тон ему ответила Анира.
   Вольт встал и подошел к окну:
   -- Да, Ани, я вампир. Да, я убиваю. Но я, -- он повернулся к Анире,-- я убиваю, чтобы выжить. Я своего рода естественных хищник людей. А ты просто убиваешь. Неужели ты не можешь зарабатывать по-другому?
   Анира отвернулась:
   -- Ты ведь прекрасно знаешь, что дело не в деньгах.
   -- А в чем же тогда дело? В чем, Ани?
   Анира резко встала и подошла вплотную к Вольту.
   --А в том, что они перебили всю мою семью. В том, что убили всех друзей. Разрушили мой дом. Потому что из-за своей безмерной гордыни вдруг решили, что они на Эйанд, -- Анира намеренно использовала эльфийское название Земли.,-- "венцы природы"! Решили, что их право - перебить почти всех оборотней, эльфов, вампиров, а потом сказать, что они нас выдумали! А гномы? Тролли? Ты никогда не бывал на закрытых фабриках, где эти мифические, выдуманные существа вкалывают на людей? Но умирают вполне реально, должна тебе заметить. Ты сам знаешь это все. Таких, как я, ты или Вэ"он очень мало. Дриады вынуждены становится проститутками и стриптизершами, чтобы хоть как-то выжить. Свободные гномы - прятаться по подвалам, Вэ"он - торговать оружием, я - убивать.
   -- Хватит. Я и сам все это знаю. Только вот одного не могу понять. Ты сама знаешь, что тебе давно уже не нужно убивать, чтобы выжить. Ты заработала достаточно, чтобы жить безбедно все свои пятьсот оставшихся лет. И еще детишкам оставить. Зачем ты лезешь на рожон? Зачем?
   -- А затем, что я не старый циничный вампир. Затем, что я еще слишком хорошо помню, что когда-то было по-другому. Иначе жить я не смогу.
   Вольт несколько минут молчал, Анира смотрела в окно и тоже не говорила больше ни слова. Потом вампир встал, вышел из кухни и через несколько минут вернулся, держа в руках пузырек с ядовито-красной жидкостью.
   -- Держи. Только пожалуйста, помни, не больше 2 кубиков за раз, не чаще, чем раз в 12 часов. Действует 2 часа, как обычно. Ну и последствия... как обычно.
   Анира кивнула. Она знала, как потом будет ломить все кости, как будет гореть кровь в венах, как раскалываться голова и ныть все мышцы. Она знала. Но это ничего не меняло.
   -- Спасибо, Вольт. А теперь мы просто попьем кофе, хоть он уже и остыл. Просто попьем кофе и поговорим о какой-нибудь ерунде.
   -- Хорошо. Давай попьем. Только ты не будешь больше...
   -- Буду, ты же знаешь, что все равно буду, -- Анира закурила еще одну сигарету.
  
  
   Глава 3
  
   Если тебя считают опасным - ты живой.
   Сергей Лукьяненко "Фальшивые зеркала"
  
   Анира вышла на улицу через 2 часа. Дождь закончился, но небо было пасмурное и недовольное. Девушка достала из внутреннего кармана плаща небольшую черную карточку. На ней тонким витиеватым почерком было выведено "Владимир Семенов". Анира в очередной раз задумалась о том, какие же у людей дурацкие имена. На планете живут миллионы Владимиров, Наташ, Оль. А ведь имя - это душа . Неужели у всех людей такие стандартные, одинаковые души? Нет, они просто слишком молодая раса, чтобы понять всю истинную силу имени. Понять, что не ты выбираешь имя, а имя тебя. Что неподходящее имя может поломать судьбу человека. "Некоторые из нас не доверяют свое настоящее имя даже ближайшим друзьям, а вы печатаете его на двери кабинета, на визитках, на почтовых ящиках. Дураки! Спесивые дураки!"-- с этой мыслью Анира набрала номер телефона, мерцающий на карточке под именем и адресом.
   -- Здравствуйте, меня зовут Екатерина Андреевна. Я по объявлению. Вы все еще продаете дом?
   Поднимавшие трубку всегда знали, зачем она звонит. Номера на таких карточках были только мобильных телефонов и создавались чаще всего для одной цели. На один заказ. Анира никогда не проверяла, но была уверена, что если позвонить по любому из номеров через неделю после задания, то услышишь "Набранный вами номер не существует". И это правильно. Они слишком бояться друг друга. Заказчики и наёмники.
   -- Да, конечно. Все в силе.
   Анира научилась классифицировать заказчиков по голосам. ПО одному слову, сказанному ей в ответ.
   Иногда голос говорившего был приглушенный и дрожащий. Новички. Маскируются, обернув трубку платком или чем-нибудь еще, насмотревшись дурацких человеческих фильмов про бандитов и мафию. Недавно попавшие в мир больших людей пешки, делающие первый заказ. С такими Анира почти никогда не работала.
   Были спокойные, громкие, даже дерзкие голоса - эдакие крутые мачо, главари дворовых шаек или мелкие бандиты. С такими Анира не работала никогда.
   Были и негромкие, невыразительные, но уверенные в себе голоса. Вот это были настоящие профессионалы. И на этот раз заказчик принадлежал именно к ним. Анира даже голос узнала.
   -- Что ж, прекрасно, Сергей Евгеньевич. На условиях Давыденко.
   Это был удар ниже пояса. Но Анира умела учиться на своих ошибках. В той операции с Давыденко ее чуть не убрал сам заказчик. Сергей Евгеньевич Шаповалов. Крупный бизнесмен и политик.
   -- Замечательно, -- несмотря на то, что у собеседника было невероятное чувство самообладания, Анира удовлетворенно заметила, что его голос слегка дрогнул.
   -- Надеюсь, вы не станете глупить и повторять старых ошибок?-девушка говорила угрожающе мягко.-Правда? Мы ведь с вами старые друзья.
   -- ДА что вы, Екатерина Андреевна, как же вы могли подумать! -- собеседник признавал поражение.
   -- Вот и чудесно. Передавайте привет Марии Семеновне и маленькой Аленке.
   -- До свидания. Удачи вам. - голос в трубке звенел плохо скрываемой яростью.
   Ох, и достанется же службе безопасности на орехи! Но Анира умеет учиться на своих ошибках. И ставить на место зарвавшихся клиентов тоже.
   Девушка убрала мобильный. Люди боятся их. Бояться и ненавидят. Но все равно пользуются их услугами. Платят дриадам за секс, Вэ"ону - за оружие, Анире-за убийство. И если дриад люди просто презирают и воспринимают как предметы, то наемников вроде Аниры бояться. От них нет защиты. Нет защиты, которая поможет наверняка. И наемникам нелюдям совершенно безразлична жертва - в большинстве своем они в принципе ненавидят людей. Наемник совершенно спокойно убьет своего вчерашнего заказчика. Конечно, были и такие перевертыши, оборотни и вампиры, которые пошли в услужение к людям. Но таких были единицы. И их наемники ненавидели еще больше, чем людей. Анире всегда вспоминались строки из баллады древнего эльфийского поэта:
   Дрожите в подклети,
   когда на охоту мы выйдем.
   Всех больше на свете
   Мы, волки, собак ненавидим. (с)
   И так и было. Если обычно наемники убивали только тех, кого им заказывали, ну, в крайних случая охранников, то оборотней и вампиров, ставших собаками людей - всегда.
   Люди ненавидели наемников. Наемники презирали людей. И те, и другие защищались. Заказы принимались абсолютно анонимно, на одинаковых черных карточках, которые через третьи руки опускались в запечатанный руной почтовый ящик в глухом квартале города. На карточке указывались только имя жертвы, ее адрес и номер мобильного телефона, по которому можно связаться с заказчиком. Номера регистрировались на фальшивые имена. Номера никогда не повторялись. Голоса, отвечающие на звонок - иногда.
   Анира была единственной, сумевшей выяснить личность заказчика. И то только одного. И то, только потому, что он попытался ее подставить. В других случаях это просто было неважно.
  
   Владимир Семенов в Год Переворота был простым солдатом. Это теперь он генерал, богач и живет, не зная бед. А двадцать лет назад это был просто молодой честолюбивый жестокий мальчишка. Но в его руках была винтовка и канистра с бензином. Он стрелял по ее родным и поливал бензином ее дом. И теперь он умрет. Мучительно.
  
  
   Глава 4
   Переворот случился молниеносно. За несколько недель. Никто толком так и не смог понять, что происходит. Деревни просто исчезали. Леса вырубались. И никто не мог сказать, кто это делает. Потому что все, кто их видел, были мертвы. Старшие расы не могли понять, откуда им нанесен такой сокрушительный удар и обвиняли друг друга. О людях никто и не вспоминал - слишком молодая раса, почти начисто лишенная способности к магии. Дриады обвиняли эльфов, эльфы - дриад, гномы - троллей, а вампиры просто тихо посмеивались, предпочитая не вмешиваться и спасаться поодиночке. Вампиры всегда были индивидуалистами, у них и селений-то толковых не было, не говоря уже о государствах.
   К тому моменту, когда Конклав все-таки получил достоверную информацию о новом человеческом изобретении, большинство малочисленных рас вроде русалок и леших было уничтожено, дриадские леса вырублены, эльфийские горы индустриализированы. Было слишком поздно. Человечество победило.
  
   Селение Фэйлан, в котором жила Анира, было разрушено почти в самом начале. Оно стояло прямо на пути в эльфийские горы. Жителей в нем было около десяти тысяч - одно из самых крупных селений в Анлие - государстве Центрального материка. Старейшие расы в принципе не любили уж очень больших поселений. В основном в них было от 500 до 3000 жителей. Таких больших селений, как Фэйлан, было еще два во всей стране: Грэмран, что прямо возле гномьих пещер и Шэйд, на берегу моря Ликорн. Анлий считался исконным государством перевертышей, хотя представители всех рас уже довольно давно свободно селились по всему материку. На других материках население было гораздо меньше, потому что у них были свои, довольно опасные хозяева: галаны - огромные тигры, василиски и другие менее опасные, но оттого не более общительные и приятные, полуразумные существа. Таких материков было два. Они были поменьше Центрального. И был еще один, совсем крохотный - Дрэкорд. В отличие от других, которые просто называли Центральный, Южный, Северный, Дрэкорд имел имя. Это был материк драконов, древнейших и мудрейших существ планеты. Древнейших - и самых загадочных. Драконы никогда сами не вступали в контакт с другими разумными. Но в хорошем настроении отвечали на вопросы добравшихся до них. В основном это были эльфы. Всегда отказывались от приглашения в гости и не звали к себе. О них писали саги и баллады. Это потом, уже после Переворота появилась куча пропагандистской литературы про злобных драконов, которые похищают юных девушек и про отважных молодых людей, кидающихся на помощь. Этих людей называли смешным словом "рыцарь", они говорили как-то по-дурацки и таскали на себе по 50 килограммов железных доспех. Анира никак не могла взять в толк, как в такую глупость можно верить. Ну-ну, убьете вы дракона, сидя верхом на лошади, без малейшей возможности шевелиться и при этом еще и гремя, как вагон жестянок. Дракон расплющит такого в лепешку одним Знаком. И даже не заметит. Да и тем более, ну зачем дракону девушки? Нет, ну правда? Но люди сумели переписать историю. Всю. От начала и до конца. Сделать себя единственной разумной расой, а драконов и эльфов - сказками. Перевертышей вообще превратили в существо, которое назвали "оборотнем", почему-то привязав трансформацию к луне. Да еще и бесконтрольную. И живут оборотни чуть ли не вечно, а все потому, что убивают. Абсурд. Анира тоже была смертна. И никого не должна была убивать, чтобы выжить. Просто живут перевертыши дольше людей. Но они тоже старятся. И умирают. Анира может трансформировать ткани. Но не создавать новые. Конечно, есть в таких легендах свои плюсы. Никто из людей точно не знает, насколько велики ее возможности. Может ли Анира читать мысли, проходить сквозь стены и так далее. Все-таки люди в основном удивительные невежды.
  
   В тот день они с Вэ"оном еще затемно ушли в горы. Анире нравилось бродить по тихим, предрассветным лесам, рассказывать сказки восходящему солнцу. Да это ведь и естественно. По человеческим меркам ей едва исполнилось 18. Обычно она уходила одна. А в этот раз Вэ"он пошел с ней. Просто так. Он и сам толком не понимал зачем. Началось все с банальной шутки, что Анира, наверное, тайно встречается с вампиром на какой-нибудь тихой лесной полянке. Вэ"он ехидно осведомлялся, не тошнит ли ее по утрам и сделает ли она его крестным отцом вампиреныша. Анира не выдержала и предложила пойти с ней. Язвительно добавив: "Если ты, конечно, не боишься, что мой вампир тебя загрызет в приступе ревности". И Вэ"он пошел. Поляна на самом деле была. Естественно, без вампиров. И даже не совсем поляна. Небольшая расщелина между гор. С которой был виден потрясающий рассвет. Ничего прекраснее он еще не видел. Тихое, спокойное могущество природы. Как-то сразу расхотелось шутить да и вообще разговаривать. Они просто сидели и смотрели, как небо заливается нежным румянцев, словно смущенная девушка, как все смелее лучи солнца и ярче румянец. Воздух окутывал прохладной рассветной тишиной. Каждый думал о чем своём.
   Только потом, когда они молча отошли уже довольно далеко от полянки, он окликнул ее:
   --Анира!
   Волчица, идущая впереди обернулась.
   -- Спасибо тебе.
   Анира в ответ только неопределенно прорычала в ответ.
  
   Когда они вышли из леса, то вместо селения вдалеке виднелся только дым. Анира порывисто обернулась и побежала. Вэ"он старался не отставать.
   Когда до Фэйлана оставалось около двадцати шагов, Анира резко остановилась. Снова перекинулась девушкой. Вэ"он подошел и остановился рядом. То, что они тогда увидели, ни Анира, ни Вэ"он не забудут никогда. Обгорелые бревна, едко дымящие остатки одежды и тел, невероятная вонь горелой ткани и мяса, к которой примешивался и незнакомым им ранее запах - запах бензина. Небо, застеленное дымом. И звенящая, мертвая тишина. Ни лая собак, ни мяуканья кошек - ничего. Анира молча, словно в трансе на негнущихся ногах двинулась вперед. Вэ"он остался. Девушка зашла в селение. Тошнота то и дело подкатывала к горлу, но Анира не обращала на нее никакого внимания. Она лишь смотрела вокруг каким-то мертвым, остекленевшим взглядом. Казалось, что смерть застала всех врасплох. Не было похоже, чтобы жители сопротивлялись. Обгоревшие останки были рядом с медным тазом, в котором обычно стирают вещи совсем маленьких детей или моют посуду. Стиравшая даже не успела никуда отойти - что-то сразило ее мгновенно. Но зачем же тогда жечь селение, если у нападавших есть такое оружие, от которого гибнут, даже не успев сделать ни шага в сторону? Анира наклонилась к обгоревшему телу, словно мертвая могла ей ответить. Тишина. Страшная тишина. Анира встала и пошла дальше. Одно и тоже. Одно и тоже. Боже, неужели... Нет, она не может... Она не должна... Анира направлялась туда, где был ее дом.
  
   Вэ"он стоял, глядя на дымящиеся руины. Стоял и не решался войти. Он и так знал, что там увидит. Он знал, что если селение уже почти догорело, то те, кто это сделал, могли двинуться дальше около двух часов назад. И они двинулись. Почему-то Вэ"он знал это почти наверняка. "Мы с Анирой ушли около трех часов назад. Два часа на то, чтобы все могло так основательно прогореть. Минимум. Мы не встретили никого. Значит из селения никто не убегал. Значит смерть застала их почти мгновенно. Значит..." Вэ"он боялся продолжать. Он только понимал, что в Лангал, свой поселок выше в горах , не побежит предупреждать об опасности и бить тревогу. Потому что предупреждать уже некого. До Лангала десять минут ходьбы. "Надо уходить. Они могут вернуться. Надо уходить."
   --Анира!- Вэ"он побежал в селение.
   Он нашел Аниру возле пепелища ее дома. Девушка держала в руках обуглившуюся, закопченную фарфоровую статуэтку маленькой девочки с кошачьими ушками и хвостиком. Правая ручка и половина хвостика были отбиты.
   Анира разглядывала фигурку с отрешенной, блаженной, слегка дрожащей улыбкой. Вэ"он тихо подошел к ней.
   Анира не оборачиваясь заговорила:
   -- Вэй, эту статуэтку маме подарили в год моего рождения,-- голос девушки был неестественно мягким, блеклым, словно намокшая вата.
   -- Когда мне было лет пять, я тоже была вот такой вот крохой. Все говорили, что я безумно похожа на эту статуэтку. Я тогда научилась трансформироваться. В кошку. Мама все повторяла, какая я умница. Её очень нравилось, когда я начинала щекотать ее хвостиком. Маме...
   -- Ани, нам надо уходить. Они могут вернуться, -- Вэ"он старался скрыть дрожь в голосе и придать словам побольше спокойствия и уверенности.
   Анира, словно не слыша его, продолжала:
   -- ... безумно нравилось перебирать мои волосы, тихо гладить меня по голове, сидя у камина темными зимними вечерами,-- с каждым словом Анира говорила все громче и яростнее, а по щекам ее струились слезы.
   -- А теперь от маминого кресла, от нашего камина, от самой мамы осталась только горстка пепла,-- с этими словами Анира так сдавила фигурку девочки-кошечки, что она раскрошилась в руке. НА пепелище закапала кровь с ладони. Анира перевела дыхание и продолжила уже совсем другим, ледяным, а оттого страшным голосом:
   -- А теперь от моей жизни осталась только вот эта горстка пепла. И они мне заплатят. Кто бы это не сделал. Заплатят.
   Анира разжала ладонь, на землю посыпались осколки статуэтки. Вытерла ладонь о тонкую рубашку, оставляя кровавый след.
   --Анира, нам надо уходить,-- Вэ"он сделал шаг в ее сторону.
   Анира резко обернулась. На эльфа смотрели два желтых кошачьих глаза с узкими вертикальными зрачками:
   -- Иди. Спасибо тебе... за все. Иди. Удачи. Вряд ли мы еще...
   Она не договорила. Развернулась и пошла в сторону эльфийских гор. Но не успела сделать и пяти шагов.
   -- Ты пойдешь со мной,-- в голосе Вэ"она звучала неприкрытая ярость. - Немедленно. Я не дам тебе покончить с собой, ясно? - он кричал. Потом на секунду остановился и уже спокойнее продолжил:
   -- А идти сейчас в горы равносильно самоубийству. Ты пойдешь со мной,-- последнее предложение было сказано холодным, не терпящим возражений тоном.
   -- Не будь идиотом, Вэ"он. Я уже все решила. Я ухожу. Я отомщу. Месть - все, что мне осталось. Я воин. Я не могу иначе.
   -- А я? Ты подумала обо мне? Я без тебя никуда не пойду, черт возьми. Ясно? И в горы ты не пойдешь,- Вэ"он снова сорвался на крик.
   Анира опасно прищурилась:
   -- Ты мной командуешь?
   -- Да. Ты пойдешь со мной, -- Вэ"он с вызовом посмотрел в кошачьи глаза.
   -- Попробуй заставить,-- Анира стала в боевую стойку, наращивая когти и клыки. Анира воин. И Вэ"он крупно рискует.
   -- Анира, давай не будем...-- в глазах эльфа не было страха - только безмерная усталость. Он сделал шаг в ее сторону, протягивая девушке руку. И это было зря. В воздухе просвистели когти и Вэ"он резко одернул руку, на которой проявлялись 4 идеальных, тонких, но глубоких пореза.
   -- Анира, черт побери, я не шучу!
   -- Я тоже! - прошипела девушка.- Не приближайся.
   -- Черт бы тебя побрал, упрямая девчонка!
   Вэ"он сделал обманный выпад. Анира прыгнула. Эльф ловко отступил, однако когти перевертыша все же задели его левое плечо. Еще 4 кровавые полосы. Но Вэ"он не обратил на них никакого внимания. Только мгновенно ударил знаком Тайя. Все-таки не зря столько учился магии.
   Анира как-то сразу вся обмякла и упала бы, но Вэ"он вовремя подхватил ее. Девушка была без сознания. Эльф на секунду задержал взгляд на застывших кошачьих глазах, Едва слышно пробормотал:
   -- Упрямая, сумасшедшая...
   Поднял ее на руки, стараясь не напороться на когти, и побежал в противоположную от эльфийских гор сторону - к дриадскому лесу.
   Глава 5
   Анира тяжело открыла глаза, с усилием села.
   Уже стемнело. Девушка усиленно пыталась понять, где она. Где и что тут делает. Что вообще происходит?
   Заставив себя сфокусировать взгляд на окружающей действительности, Анира нашла ответ по крайней мере на один из этих мягко говоря неприятных вопросов. Вокруг возвышались лиственные деревья, какие именно в темноте было рассмотреть сложно. Сидела она на небольшой полянке почти правильной круглой формы. Примерно в двух метрах от нее горел костер, тихонько похрустывая. Почему-то костер ей не понравился. Хотя почему именно, девушка объяснить пока не могла. Больше всего лес напоминал дриадский. Наверное, было довольно просто сориентироваться, в какой от Фэйлана стороне они находятся по звездам, на для этого надо было запрокинуть голову и посмотреть вверх. Это было для нее слишком трудной задачей. Голова просто раскалывалась. Да еще и мерзкий туман в мыслях, сквозь который невозможно было дотянуться до воспоминаний.
   Анира услышала треск веток в лесу совсем недалеко от поляны. Бояться сил не было. И защищаться тоже. С каким-то тупым безразличием Анира смотрела на деревья, ожидая того, кто уверенно приближался к поляне через чащу.
   На поляну вышел Вэ"он с охапкой веток. Посмотрел на нее, чему-то ухмыльнулся и спросил:
   -- Ну что, проснулась?
   -- Вэ"он! Как я рада, что это ты! Где мы? Как сюда попали? Что произошло? Мне так болит голова, как будто я выпила целый литр самогона!
   -- А ты что, знаешь, как болит голова после литра самогона? - слегка язвительно осведомился эльф.
   Анира обиженно посмотрела на него:
   -- Ну чего ты издеваешься! Мне и правда плохо! Чего я тебе такого плохого сделала, что ты ехидничаешь вместо того, чтобы броситься помогать?
   -- Ну, чуть не убила, но это может, если разобраться, не такое уж и "плохое", так что не в счет, -- пробурчал эльф.
   Анира непонимающе с испугом посмотрела. Вэ"он смутился:
   -- Ты что, не помнишь?
   -- Что не помню??? Вэ"он, черт возьми, не пугай меня? Что происходит???
   Эльф подошел к ней, присел на корточки. Пристально всмотрелся. Анира недовольно поморщилась. Не нравится перевертышу, когда копаются в ее мозгах, ну не нравится! Даже если кроме тягучего тумана там ничего найти даже она сама не может. Вэ"он нахмурился.
   -- Ну что? Почему ты молчишь? Черт возьми, нету же времени устраивать экскурсии по моим сокровенным мыслям, точнее их отсутствию. Объясни мне где мы и как сюда попали. Только лучше по дороге домой. Темно уже, меня уже ищут наверное.
   Вэ"он вздохнул и сказал, отведя взгляд:
   -- Не ищут, Анира.
   -- Что? Что ты имеешь в виду?
   Вэ"он снова посмотрел ей прямо в глаза, на этот раз полные сине-зеленого беспокойства.
   -- Я сейчас тебе напомню. Только ты должна пообещать, что не станешь никуда бежать. Дыши. На три счета вдох на пять выдох, как тебя мэтр учил.
   -- На шесть выдох, -- автоматически поправила девушка.
   -- На сколько бы там ни было. Не дай эмоциям захватить тебя, ладно? Я не выдержу еще одного...
   Он не договорил, только на лице появилось сосредоточенное выражение. Анира начала медитативно дышать, словно настраиваясь на поединок.
   -- Готова?
   Анира кивнула.
   --Закрой глаза.
   Вэ"он слегка коснулся ее сознания знаком Мрэя, разгоняя туман, прятавший воспоминания. Перед глазами Аниры закружились картины событий этого дня. Пепелище, фарфоровая фигурка, ссора, драка... Она продолжала спокойно дышать, только душу наполняла ледяная пустота. Словно бы кто-то замораживал изнутри. Мэтр как-то показывал такой заклятие. Боли не было. Эмоций не было вообще. Анира вспомнила все. И осталась только темнота перед глазами. И холод внутри. Она не сразу открыла глаза. Вэ"он терпеливо ждал. Встал, чуть отошел в сторону. Он чувствовал ее и понимал, что скандалить и пытаться его убить она не станет. Просто у эльфа не хватило смелости посмотреть в ее глаза, в ее изменчивые глаза, когда она их откроет.
   -- Прости меня. И спасибо.
   Вэ"он, не оборачиваясь, кивнул. Девушка встала, подошла к нему, почти силой развернула к себе лицом. Эльф на секунду даже зажмурился. На него смотрел лед. На него смотрел холод. На него смотрела смерть. Бело-серыми глазами на лице Аниры. Только вокруг черных вертикальных зрачков плясали едва заметные блики теплого, коричневого цвета.
   -- Спасибо тебе,-- снова повторила Анира.- Я никогда, никогда этого не забуду.
   Потом провела пальцами по царапинам на руке эльфа. Прикрыла глаза, подтянув его руку к лицу. Потом провела языком по царапинам. То же самое сделала и с теми, что были на плече. Кровавые полосы заметно посветлели, почти мгновенно спало воспаление. Она умела трансформироваться и регенерировать почти виртуозно. Она была лучше по частичной трансформации. Ее слюна мгновенно избавила от микробов и активировала восстановление тканей. Рука Вэ"она расслабилась. Пальцы окоченели. Анира только сейчас поняла, что он стоит в одной кожаной безрукавке. Куртку эльф расстелил для нее.
   -- Надень куртку, холодно. И ложись спать, ты ведь невероятно устал. Ладно? А я.... Пойду погуляю немного. Хочется побыть одной.
   Вэ"он вздрогнул, словно очнулся:
   -- Я пойду с тобой... Может я...
   Анира только мягко покачала головой:
   -- Я себя контролирую. Но правда хочу побыть одна.
   Анира обернулась волчицей и прыгнула в сторону чащи. Черная с серебристым отливом шерсть слегка мерцала в темноте. Уже собираясь сделать прыжок в глубь леса, Анира обернулась и посмотрела на Вэ"она. Эльфа снова обдало стальным холодом. Он вздрогнул. Анира заметила, поспешно отвела глаза. Она поняла. Прыжок - и эльф остался на поляне один. Быстро сложив пальцы в нужную комбинацию, послал ей в след охранный знак. Заметит, конечно, ну да ладно. Затем Вэ"он подхватил с земли куртку и улегся на импровизированной кровати из еловых лапок у самого костра. Огонь будет гореть до утра - об этом он позаботился. Защитный круг позволит поспать, а Аниру признает своей.
   ***
   Проснулся он от того, что мягкое волчье ухо легонько пощекотало по шее. Анира спала рядом.
   Несколько секунд эльф смотрел на нее. Он кожей ощущал покой. Она спит без сновидений, чутко, но крепко. Вэ"он рукой провел по теплой темной шерсти.
   -- Просыпайся. Просыпайся.
   Анира только потянулась.
   Продолжая гладить серебристо-черную шерсть, эльф слегка наклонился и подул волчице в ухо.
   Анира недовольно дернула лапой, отгоняя от уха помехи, мешающие спать.
   -- Просыпайся,-- в голосе эльфа прозвучали нотки приказа.
   По ее телу пробежала легкая дрожь и на еловых ветках вместо волчицы потягивалась сонная девушка.
   -- Мне так хорошо спалось. Изверг!-на него смотрели два моря сине-зеленых лучей, слегка сонных, полных укоризны.
   Вдруг лицо девушки слегка изменилось, глаза резко потемнели до темно-бордового.
   Вэ"он отвернулся, не говоря ни слова,
   -- Вэ"он, ты слышишь?
   Эльф вздрогнул. Так разительно отличался ее голос от того, каким были сказаны предыдущие слова.
   -- Что слышу, Ани?
   --В том-то и дело: ничего. Совсем ничего. Ни птиц, ни насекомых....
   Вэ"он раздраженно повернулся к ней:
   -- Анира, неужели ты не поняла? Или потеряла способность соображать? - и продолжил спокойнее, мягче.- Фэйлан - не одно такое селение. Кто бы это ни сделал, они ушли дальше, в горы. Неся с собой смерть. Это не простая междоусобица, не разбойники, не шайка восставших троллей. В Фэйлане не осталось никого живого. Вообще никого, -- он почти ненавидел себя за слова, которые говорил. Но не мог остановиться. - Такого никогда не бывало. И Мир никогда не станет прежним после такого. Во всяком случае еще очень долго не станет. Пока будут помнить. Сегодня мы проснулись в другой реальности с другими правилами. И мне тут не нравится. Но мы обязаны разобраться. Пойдем, быть может, у нас мало времени. Надо добраться до поселения. До живых... ДО выживших. - последние слова прозвучали как-то неуверенно, неловко. Эльф встал и направился к деревьям, окружавшим поляну. Собирать им было нечего. Анира не шевельнулась.
   -- А когда найдем? Если найдем... Что тогда? Вэ"он, что если нам не осталось места в, как ты говоришь, новой реальности? Скорее всего, не осталось. У нас больше нет дома, Ви. У нас больше ничего нет. Даже жизни. Может лучше остаться здесь? И не знать, что там, за границами леса? Остаться здесь и ждать. Ждать, пока новости не найдут нас сами? Или... пока перемены не доберутся до сюда. А потом...
   Анира замолчала, разглядывая свои пальцы.
   -- И это говоришь мне ты? Ты, которая вчера чуть не убила меня, пытаясь немедленно идти мстить?
   -- Это было состояние аффекта...
   -- Какое к чертовой прабабке состояние! Анира, нельзя сдаться. ВО имя тех, кто погиб, во имя их памяти... Черт побери, да ради меня, просто ради меня ты не должна сдаться. Я без тебя не выживу сейчас. Не смогу. Сломаюсь. Ради меня. Не говори так больше никогда. И не думай. Ясно?
   В глазах эльфа было столько немой мольбы, угрозы, требования одновременно, что Анира только и смогла почти беззвучно, одними губами прошептать:
   -- Да.
   Таким девушке его видеть не доводилось. Никогда.
   -- Вот и чудесно,- взгляд Вэ"он приобрел свое обычное выражение, а из голоса пропала едва заметная дрожь.- Значит, уходим. Недалеко от поляны есть тропинка.
   Анира кивнула. Она знала.
   -- Вот по ней и пойдем. Не отставай, но вперед не забегай. Будем держаться вместе.
   Эльф пошел в глубь леса, Анира проследовала за ним. Странно, но спорить с его указаниями, напоминающими приказы, у нее желания не возникло.
  
   Это был первый день Эпохи Переворота. Они тогда еще даже вообразить себе не могли, какая реальность стала объективной в когда-то их мире. Они тогда не могли даже представить, насколько этот мир будет другим и непохожим. Насколько они в нем будут чужими.
   Глава 6
   Смеркалось. Анира беззвучно шла по пустынной дороге. А клиент-то и правда большая шишка. Анира, конечно, знала, что Владимир Семенов нынче уже не носит армейских сапог и пропахшую бензином форму, нынче он живет в роскошном особняке, где порой даже по-настоящему пахнет цветами. Но иметь собственную подъездную дорогу - круто даже по меркам верхушки. И охраняют его соответственно. С более совершенной системой безопасности Анире сталкиваться еще не приходилось. Совершенной, но не идеальной. И перевертыш со степенью по боевым искусствам, изрядной порцией ненависти, достаточно холодной, чтобы ее можно было преподнести во всей красе, подкрепленная "вампирской кровью" перед такими мелочами никогда не останавливалась.
   "Вампирская кровь", вещество, которое ускоряет и так сверхчеловеческую реакцию в разы, дает возможность двигаться настолько быстро, что человеческий глаз просто не различит. Позволяет видеть в темноте идеально. Дает еще и тепловую чувствительность, при этом понижая температуру тела до 23 градусов - не теплее воздуха. Никакие теплочувствительные датчики не засекут.
   Анира просто превратится в тень. Конечно, сложности у операции тоже были. Во-первых, оружие - его-то датчики засекут. Во-вторых, "вампирская кровь" блокирует способность к трансформации. Так что сочетание ипостасей надо продумывать очень тщательно и заранее. К тому же, как вы представляете волка с пистолетом? Одежда Аниры состояла из особого биологического субстрата, который она модифицировала, меняя ипостаси. Это значительно упрощало жизнь и избавляло от многих неловких моментов. В-третьих, на территорию особняка надо еще попасть.
   К тому же, побочные эффекты у вещества были такие, что ломка героинового наркомана по сравнению с ними показалась бы раем.
   Но Анира получала за это деньги.
   Перевертыш посмотрела на план на экране миникомпьютера, сделанного в форме наручных часов. Зона видимости первой камеры слежения начиналась через полтора метра. Анира остановилась. Посмотрела на время. Операции, подобные этой просчитывались до секунд. Полвосьмого. В 20.48 на территорию особняка въедет грузовик с продовольствием. Он приезжает каждую неделю.
   У нее будет где-то минута на то, чтобы проскользнуть внутрь, пока не закроют ворота.
   Здание было защищено идеально. Но никому не могло прийти в голову, что злоумышленник сможет просто войти в главные ворота. Итак, минута на то, чтобы попасть внутрь.
   Камеры ее не зафиксируют - качественное экранирующее оборудование не даром столько стоит. Теплодатчики тоже. Пробивать защитных электрический купол, которым "накрыта" вся территория особняка, не придется - минус проблема с сигнализацией и охраной. Анира любила работать тихо.
   Итак, она просто последует за грузовой машиной, войдет через служебный вход. Разгружать продукты будут около получаса, а потом машина поедет обратно. Значит по-хорошему на само убийство у нее есть 15 минут. 1 выстрел. "Иголка" точно в сердце. Бах - и у Владимира Семенова случился сердечный приступ. Но сначала они немного поговорят.
   20.36. Но то, чтобы подействовал укол "вампирской крови" нужно 10 минут. Пора. Анира вогнала иглу в вену, набрала в шприц крови, потом вытолкнула обратно вместе со стимулятором. "Черт, ненавижу уколы!" Девушка морщась сошла с дороги в тень придорожных деревьев.
   Действовать вещество начинало неприятно. Как будто кровь в венах заморозили. Она почти ничего не видела и не слышала. Но Анира знала, что это пройдет. Что ровно через 10 минут зрение обострится до неестественной степени и реакция невероятно ускорится.
   А пока она только спокойно, вдумчиво, четко последовательно, выверенными движениями почти наощупь включала экранирующие приборы, ставила таймер, еще раз методично прогоняла план операции. Анира была спокойна, даже безразлична. Она делала это уже много раз. Лишнее волнение только вредит.
   Операцию с Семеновым Анира планировала 2 недели. Собирала информацию. Искала лазейки, просчитывала время, выбирала оружие.
   Схему охранных систем ей достал Вольт. Анира никогда никого не посвящала в свои планы полностью. Единственными существами, которым Анира в этом отношении хоть сколько-нибудь доверяла, были Вольт и Вэ"он. И они уже давно привыкли просто помогать, довольствуясь той информацией (весьма, надо сказать, незначительной), которую Анира им предоставляла, и не задавая вопросов - бесполезно.
   Девушка всегда посмеивалась над пристрастием Вольта к компьютерам, программированию, а особенно к компьютерным взломам. Тысячелетний хакер-вампир, нет, ну вы подумайте!
   На ее вопросы Вольт отшучивался, говоря, что у каждого свои слабости. Кто-то марки собирает, а он взламывает сети госбезопасности. Ну чем не хобби?
   Анира всегда предполагала, что это "хобби" его гарант безопасности. Наверняка Вольт не так прост, у него должны быть свои способы защищаться, а информация в мире людей - оружие ничуть не хуже снайперской винтовки.
   Как бы то ни было, а схему систем безопасности он где-то откопал. Объяснил, где подвохи (несмотря на довольно большой опыт, Анира в технике оставалась любителем) и порадовал, что взломать систему почти невозможно. Но такие мелочи, как невыполнимость задачи, перевертыша никогда не останавливали.
   Придя домой, Анира сделала себе большущую кружку кофе, загрузила компьютер, предварительно отключив его от Сети. Закачала схему охранных систем, запустила симулятор, подаренный ей Вольтом на какой-то праздник несколько лет назад. Симулятор был специально спроектирован, как способ моделирования ее операций. Программа работала на базе какой-то жутко модной стратегической игрушки, которую Вольт на спор разобрал на винтики за 3 часа. НО вампир еще тогда предупредил, что Сеть надо отключать, дабы уж точно оградить себя от какой бы то ни было утечки информации или незваных виртуальных гостей.
   Пока симулятор загружал новую карту, Анира вышла на балкон, закурила.
   Квартира, в которой жила девушка, слегка походила на страшный сон писателя-футуриста. Небольшая кухня, где всегда можно найти три сорта кофе, чай, черный и малиновый, корицу, ванилин, мускатный орех и имбирь. Еще пачку сигарет. Но вряд ли там можно обнаружить хоть одну картофелину. Анира ненавидела готовить.
   Маленький коридор с обычными белыми обоями, на которых висела куча стикеров с напоминаниями, номерами телефонов или просто фразами вроде "Ничто так не отравляет жизнь, как цианистый калий". Принимая во внимание профессию Аниры, последнее казалось уж очень черным юмором.
   Входная дверь, которая снаружи выглядела совершенно обычно, на самом деле представляла собой охранную систему, которая не снилась даже разведке людей. Сканирование сетчатки и отпечатков пальцев, мгновенный запрос в линую базу данных, потом в полицейский архив, и все это, приправленное магическим сканированием ауры, представляло на удивление органичный союз магии и технического прогресса.
   Проверка происходила за доли секунды, посетители о ней даже не догадывались.
   В зале, большой проходной комнате, у Аниры стоял компьютерный стол, небольшой диван (где она чаще всего спала), телевизор и огромный стеллаж во всю стену. Замок у стеллажа не уступал тому, что стоял на входной двери. Там хранился ее арсенал. Анира обожала оружие во всех его проявлениях: в стеллаже можно было найти дриадский лук, полученный в подарок от Вэ"она, к которому прилагалась одна-единственная стрела, чуть их не убившая в свое время, был и скорострельный арбалет, купленный на черном рынке. Были и мечи. Ее первый, тот, с которым она еще училась, который после Переворота они случайно увидели у какого-то гнома. Была и настоящая эльфийская катана - невероятно красивое, могущественное, изящное и мудрое оружие. Но это все была скорее коллекция, чем рабочие инструменты. В людей Анира предпочитала стрелять.
   В стеллаже хранились только именные, сделанные на заказ по ее наброскам экземпляры. Чаще всего пулевые пистолеты. Анира не доверяла тепловому оружию, потому лазеры и лучевые пушки покупала только в качестве коллекционных экземпляров.
   Куда ни глянь, в комнате сразу бросалось в глаза ужасающее количество техники не вполне понятного назначения. Датчики, приборы, а также схемы и чертежи, пустые кружки и пули - вот что заполняла жизненное пространство Аниры, как впрочем, и сааму ее жизнь. И пистолеты. Почти везде. Те, которые она все никак не соберутся почистить после тренировочной стрельбы, те, которые были недавно(или давно) почищены, но никак не доберутся до стеллажа, те, которые Анира собиралась использовать. При себе девушка носила всегда носила один пистолет и кинжал в голенище ботинка. Если не выполняла конкретного заказа, который требовал другого арсенала.
   В правом от окна углу был склад патронов. Точнее, там просто были свалены коробки с патронами. Давно надо было бы этот бардак разобрать...
   Штор и тюля на окне не было - перевертыш предпочитала жалюзи, тем более, что это было не просто окно - балконная дверь. На балконе стоял засохший давно фикус - неудачный подарок Триш.
   Как же долго Анира не была дома...По-настоящему не была. Не просыпалась утром в мягкой постели, не валялась по два часа, не делала уборку пол легкую приятную Музычку. В ее квартире в основном играл тяжелый рок или панк. Под такую музыку куда проще ненавидеть и куда меньше хочется спать. Компьютерный стол занимал угол комнаты напротив двери. Принтер, сканер, web-камера, жидкокристаллический монитор, прикрепленный к стене, сенсорная клавиатура. НА самом столе валялись оптические 3-d очки-маска, пепельница, полная окурков, две пустых кружки. На противоположной стене закреплен большой проекционный экран - виртуальный стрелковый тренажер. Конечно, он не заменит настоящей стрельбы, но как вариант снятия стресса вполне подойдет. Тем более, что можно было самой устанавливать характеристики оружия и проверять новое оборудование почти в полевых условиях. И проработана программа была неплохо. Максимально реалистично. И откуда только у разработчиков взялись такие данные! Ну, как можно узнать, сколько умирают от поверхностного ранения пулей, отравленной секретным веществом, совсем недавно разработанным в подвалах госбезопасности?
   Стены в комнате были нейтрального бледно-голубого цвета. Рядом с монитором висел список. "4-ый отряд армии Переворота". Тот самый, что сжег Фэйлан. Тот самый, в котором 20 лет назад служил Семенов. Некоторые фамилии были зачеркнуты красным - с ними Анира уже рассчиталась, некоторые - черными, с ними рассчитались раньше нее. Эту информацию в свое время Анира собирала с особой тщательностью, не жалея ни денег, ни усилий.
   Девушка вернулась в комнату. Сделала глоток кофе, потом взяла маркер и, зубами сняв с него колпачок, в списке напротив фамилии "Семенов" поставила красную точку. Словно бомба с часовым механизмом эта точка была приговором замедленного действия. Потом села за компьютер, надела оптическую маску и запустила симулятор. Дальше все пойдет по отработанной схеме. Первый раз Анира просто погуляет, оценит обстановку. Ее убьют. Дальше выберет оптимальный день, когда охраны на территории меньше всего. И будет пробовать. Разными путями и способами, виртуально умирая снова и снова, пока наконец не найдет лазейку, даже если она единственная. Обычно эта часть занимала около 2 часов. В конце концов, все системы безопасности похожи и за столько лет работы, Анира знает, что искать.
   Однако с Семеновым все было сложнее. Его система безопасности была и правда почти идеальна. Почти. Забор, электрическая сфера над всей территорией особняка, видеослежение, теплосканирование.
   Через 2,5 часа Анира сняла оптическую маску и, задумчиво глядя на монитор, закурила. Потом сходила на кухню, сделала еще кофе, на это раз растворимого. Вернулась за стол, докурила, сделала несколько больших глотков, снов надела оптичку и продолжила. Она была слишком целеустремленной и упрямой, чтобы вот так просто сдаться. И она упорно пробовала снова и снова. И, как выяснилось, не зря. Когда с лёгкой досадой Анира подошла вплотную к выводу, что убирать Семенова придется в городе (такую работу Анира не любила: слишком пыльно, слишком топорно, слишком велик риск случайных жертв), как вдруг в голову пришла совершенно абсурдная и, как выяснилось, единственно верная мысль.
   Уже через полчаса Анира звонила Вэ"ону. Нажимая "позвонить", девушка мельком глянула на часы. Полчетвертого. Ну ладно, эльф простит.
   -- Здравствуй, солнце. У меня срочное дело.
   -- Ммммм...-- похоже, ни на что, кроме сонного мычания, Вэ"он был сейчас не способен.
   -- Дорогой, ну проснись, -- Анира нетерпеливо барабанила костяшками пальцев по столу, обнаруживая неудержимый азарт охотницы, которой наконец попалась достойная жертва.
   -- Мммм...-- сознание Вэ"она просыпаться в такое время категорично отказывалось.
   -- Вэ"он, я беременна!
   -- Что? КАК? От меня? - сон как рукой сняло. Анира мысленно себе зааплодировала. Эльф проснулся.
   -- Вообще-то нет, а должна быть от тебя?
   -- Ну мало ли ... -- голос эльфа звучал растерянно.
   -- Ви, я пошутила, прости, но надо же тебя было как-то разбудить. У меня срочное дело.
   -- Я тебя ненавижу! Приезжай. И возьми чего-нить... в качестве моральной компенсации.
   -- Хорошо. Буду через 15 минут.
   -- Ты что....
   -- Да, я поеду на Айшере.
   Вэ"он недовольно замолчал. Потом буркнул:
   --Ладно, тогда жду. Через 20 минут не приедешь - вызову скорую. Точнее, патологоанатомов. Отскребать тебя от асфальта.
   Анира засунула телефон в карман плаща. Комментировать бурчание эльфа было занятием бесполезным. Взяв кредитку и ключи, одела плащ и вышла, захлопнув дверь, нажала на обычный с виду кнопочный замок. Система безопасности активирована.
   Анира вызвала лифт и, пока ждала, поигрывая ключами, размышляла, чего бы купить. Эльф намекал на спиртное. Определенно не водку и не виски. Прочие крепкие напитки тоже не рассматривались. В конце концов, кто напивается по утрам? А 4 часа - скорее утро, чем вечер. Шампанское и мартини тоже были отвергнуты, как излишне претенциозные. Пиво - как не подходящее под настроение. Вино. Точно, вино. Во всяком случае, похмелья не будет.
   Анира вышла во двор. Жила она недалеко от центра, поэтому у ее дома была образцовая детская площадка, прямо как на картинках, три голограммы деревьев и клумба с искусственными цветами.
   Обойдя площадку, Анира вышла к стоянке. Гаражи уже давно не использовались, их заменили силовые поля. Но со стороны такая на первой взгляд неохраняемая стоянка навевала ассоциации с пропагандистскими фильмами Первого Правительства Переворота, которые обещали равенство и справедливость, отсутствие преступности и бедных. Людям обещало, естественно.
   Анира подошла к Айшеру. Черный спортивный мотоцикл одной из последних моделей. Это было воплощение ее мечты. Сильнее оружия девушка любила только мотоциклы. И с того самого момента, как впервые попала в человеческий город и увидела, как на них ездят люди, Анира решила, что купит себе такой во чтобы то ни было.
   Айшер за 10 лет был уже третьим мотоциклом. Первый Анира разбила почти сразу. Почти случайно. Но втором чуть не погибла. Но даже это ее не остановило. Теперь у нее был Айшер. Вэ"он часто язвил по поводу того, что девушка дала имя машине. Причем древнее, осмысленное имя. Вэ"он часто просил не ездить на мотоцикле. Вэ"он обижался, скандалил, выдвигал ультиматумы. Вэ"ону пришлось смириться.
   Анира нажала кнопку отключения силового поля на ключах, села на мотоцикл, завела его и выехала на пустынные предрассветные улицы Петрограда.
   Анира обожала кататься на мотоцикле по ночам, по пустынным центральным улицам, на бешеной скорости. В такие моменты не существовало ничего, кроме нее и ветра, скорости, жизни. Тонкая грань, одно неверное движение, отделяющее этот мир от другого, быть может, лучшего. В такие моменты она чувствовала себя сильной и свободной. Вольной шагнуть за черту.
   Но теперь времени на развлечения не было. Вэ"он ее ждет... И волнуется, что бы он там ни говорил.
   Анира подъехала к любимому за круглосуточную работу и приличный выбор алкогольных напитков магазину. Выбрала бутылку вина, вроде бы даже натурального, и отправилась к Вэ"ону.
   Эльф открыл дверь еще до того, как она успела позвонить. На лице эльфа было написано явное облегчение. Девушка по этому поводу решила промолчать.
   -- Держи. Будем пить вино. Почему-то потянуло на тяжеловесную изысканность.
   Вэ"он только ухмыльнулся. Ну да, вполне тяжеловесно - разбудить посреди ночи воплем "Я беременна!", а потом изысканно так явиться с вином, как ни в чем ни бывало. Да еще и на этом транспорте самоубийц.
   Анира зашла, сняла плащ. В квартире Вэ"она царил легкий творческий беспорядок, но не более. По сравнению тем, что творилось в ее собственной квартире, жилище Вэ"она представляло собой образец порядка. Идя по коридору, Анира заглянула в приоткрытую дверь спальни. Он даже кровать застелил, представляете? Неожиданно.
   Анира зашла в комнату, которая служила чем-то вроде зала. Выдержанная в желто-синих тонах, она представлялась довольно уютной с большой мягкой кожаной мебелью и небольшим приземистым столиком.
   Вэ"он почему-то предпочитал яркие краски в дизайне - природное, наверное.
   Спальня у него было серо-красная.
   Вэ"он зашел в комнату следом за Анирой, держа в одной руке бутылку вина, в другой - два бокала, в зубах - штопор.
   Анира только улыбнулась, обшаривая глазами помещение на предмет пепельницы. Так и не обнаружив искомого, она вопросительно глянула на эльфа. Взгляд был понят правильно:
   -- В спальне на тумбочке.
   Когда Анира вернулась в комнату с пепельницей в руках, Вэон уже открыл вино и разливал его по бокалам.
   -- И с каких это пор ты куришь дамские сигареты? - в голосе девушки отчетливо слышалось лукавство.
   Эльф обернулся и долю секунды непонимающе смотрел на перевертыша. Потом взгляд упал на пепельницу в руках Аниры. В ней лежало 4 окурка тонких дамских сигарет. Эльф слегка ухмыльнулся:
   -- Ну как тебе сказать...
   Анира только улыбнулась в ответ. В этом был весь Вэ"он. Только любительницы дамских сигарет дольше нескольких часов в жизни, да и в квартире эльфа не задерживались. Анира дамские сигареты не курила никогда.
   Девушка поставила пепельницу на стол. Снова забралась в кресло, взяв в руку бокал.
   -- За тебя, дорогая. И за нашего сына.
   Анира, уже сделавшая первый глоток, поперхнулась.
   -- Что, прости? - кашляя, выдавила она из себя.
   Вэ"он рассмеялся:
   -- Вот так-то. А мне каково было?
   Анира поняла свой промах.
   -- Один-один. Играем дальше.
   Вэ"он, все еще улыбаясь, согласно склонил голову.
   Анира достала сигарету, протянула пачку Вэ"ону. Он кивнул и тоже закурил:
   -- Итак... Думаю, что не от острого приступа любви ко мне и тоски по моему обществу ты приехала посреди ночи (хотя для тебя это вполне типично).
   -- В целом, ты прав. Мне нужна аппаратура.
   Вэ"он вопросительно поднял правую бровь:
   --Аппаратура? Какая именно?
   -- Мне нужны экранирующие на видеокамеры приборы.
   -- Все так серьезно?
   -- Серьезней некуда. Камеры по-другому не обойти, а их отключение приведет к мгновенной тревоге.
   -- Хм... Даже не знаю, Анира. Это оборудование из оперы технических мифов. Будет сложно. Мягко говоря, сложно. Но... -- Вэ"он улыбнулся ей.- ради тебя, дорогая, все, что угодно.
   -- Так уж и все?- хитро прищурилась перевертыш. Но в голосе ее слышались нотки благодарности.
   -- Каааанечно!- Вэ"он в свойственной только ему одному манере растянул первый звук а.
   -- И еще, мне нужна новая пушка. Я наконец доделала схему знаков и рунирования. И - яд. Мне нужно идеальное убийство, понимаешь, Вэ"он? - зрачки ее хищно поблескивали черной бездной на фоне красно-желтого пожара.
   Эльф слегка нахмурился:
   -- Ох, не нравится мне это, Анира. Но решать тебе. Чем смогу, как говорится..
   Анира промолчала, закуривая еще одну сигарету и делая глоток вина. Потом сказала:
   -- Вот и чудесно, с работой покончили, поговорим о более важных вещах. Ну и кто это тут курил дамские сигареты?
   -- Это допрос? - Вэ"он лукаво сощурился.
   -- Ага, -- невозмутимо подтвердила перевертыш.-С пристрастием и применением пыток по мере надобности.
   -- Ого! Плетку принести?
   --Подожди чуть-чуть. У тебя есть еще возможность добровольно сознаться и избежать применения насилия.
   -- Ну уж нет! Ни за что! Мне всегда так хотелось посмотреть на тебя с плеткой в руках.. - Вэ"он мечтательно улыбнулся.
   -- Вэ"он! - в эльфа полетела подушка.
   -- Ах так?! Ну, берегись!
  
   Анира получила все оборудование через неделю. Пистолет чуть позже.
   Глава 7
   -- Вы ... вы ангелы? - выпалил Хэнк.
   Девчонки переглянулись и хихикнули.
   --Разве мы похожи на ангелов? - спросила одна из них.
   Не на тех, что он видел на картинках, хотел сказать Хэнк, но кто знает... Может, ангелы именно так и выглядят на самом деле, думал он, правда, они показались слишком темными всем этим прославленным итальянским и французским художникам, и на своих полотнах живописцы решили немного подчистить их образы.
   Чарльз де Линт, "Покинутые небеса"
  
   Десять минут истекали. 20.47. 30 секунд до начала операции. 15. 10,9,8...
   Анира включила таймер и выбежала из тени деревьев. Парк у дома Семенова был единственным местом во всем Петрограде, где можно было увидеть настоящие деревья, а не голограммы. 1,5 километра до особняка заняли 40 секунд. Она скрылась в шагах 30 от главных ворот . Девушка уже слышала звуки приближающегося грузовика. Вот он показался вдалеке. Минуты через три будет у ворот.
   Анира глянула на часы. Все идет по графику.
   Грузовик подъехал к воротам. Водитель вышел и вставил карточку в специальное отверстие справа от ворот. Через минуту карточка выскочила обратно. Водитель вернулся в кабину и стал ждать. Анира знала, что сейчас химические и термические датчики сканируют груз, а идентификационная программа сверяет личность водителя с прошедшим проверку пропуском.
   Прошло около пять минут. Анира напряженно ждала. Водитель грузовика казался абсолютно безразличным, даже скучающим. Эта процедура для него - часть обыденности, он уже дано привык.
   Наконец ворота поползли в сторону. Анира приготовилась. Главное в такие минуты - не упустить момент, но и не сорваться раньше времени. Вот ворота открылись полностью, водитель снов завел заглушенный было двигатель и начал медленно въезжать внутрь. Между корпусом и стеной оставалось около 50 см. Больше, чем достаточно.
   Анира бесшумно выбежала из теми деревьев, за доли секунды оказалась за корпусом грузовика с противоположной от поста охранника стороны. Прямо на нее смотрела своим немигающим глазом камера, но Анира только немного нервно улыбнулась, надеясь, что оборудование Вэ"она не подведет. Подстроившись под скорость грузовика, она прошла через ворота. Когда машина затормозила, Анира рванула вперед. Особняк окружал огромный парк с претензией на природное происхождение. Перевертыш досконально изучила план территории, поэтому безошибочно определила, где находится служебный вход и как туда поедет грузовик. Мгновение - и Анира уже выжидает в тени возле небольшой парковки. Она прикрыла глаза. Один из минусов "вампирской крови" -- от нее глаза неприлично ярко святятся в темноте. Но Анире вполне хватало других чувств и памяти, чтобы ориентироваться. Она почти видела, как грузовик медленно ползет по подъездной дороге, сворачивает на служебную. Вот он заехал на парковку и остановился. Посигналил. Дверь служебного входа открылась, из нее вышло несколько человек в рабочей форме.
   -- Разгружайте! - крикнул водитель, -- Я открыл кузов.
   Рабочие только молча кивнули.
   -- А Серега-то где? -не унимался водитель. Ему явно хотелось с кем-нибудь поговорить.
   -- Уволили,-- буркнул один из рабочих,-- за излишнюю разговорчивость.
   Лицо водителя почти неуловимо изменилось, и больше попыток заговорить он не предпринимал.
   Рабочие подошли к кузову и начали выгружать большие, очевидно тяжеленные ящики.
   В это время Ани Ра неслышно и незаметно вошла в дом через служебный вход.
   В первом коридоре, как ни странно было совершенно темно. Для человека, конечно. Только контуры двери, за которой горел свет, четко угадывались прямо напротив. Обходя горы каких-то ящиков свертков, которыми была завалена вся комната, Анира подошла к двери. Прислушалась. Ничего. Как минимум в радиусе пяти метров за дверью никого. Но тут до нее донеслись голоса с улицы:
   -- Вадим, свет-то включи! Убьемся ведь.
   Что-то невнятное в ответ, а затем шаги в ее направлении. Анира рывком открыла дверь и проскользнула внутрь. Семенов около получаса назад вернулся домой с приема. Анира предполагала, что обнаружит его либо в спальне, либо в смежном с ней кабинете.
   Повернуть направо, потом прямо по коридору, потом на второй этаж по лестнице. Предельно просто. Прислуга живет в конце коридора. Главное, не встретить никого из них. Не хочется лишних жертв. Анира снова прислушалась. Тишина. Только в комнате в самом конце коридора разговаривали две девушки. Анира пообедала к лестнице. Потом также быстро и бесшумно поднялась на второй этаж. Везде горит свет. ДА, господин Семенов, экономить - не вам метод. Дверь в спальню хозяина дома была третьей направо. Пока все шло гладко.
   Анира подошла к двери. Все-таки Семенов в кабинете. Тихо доносился стук клавиш. Надо де, такой размах, а клавиатура старенькая...У каждого свои причуды. У каждого свои тараканы в голове.
   Лицо Аниры скривилось в жестокой ухмылке. Она вошла в комнату, доставая пистолет. Первая пуля - парализующая капсула. Еще из старого арсенала. Нарушим правила одного выстрела. Семенов должен знать, за что умрет.
   Спальню она преодолела почти одним прыжком. Еще на долю секунды остановилась у двери, потом резко ее распахнула и выстрелила. Тонкая капсула впилась Семенову прямо в шею. Руки мгновенно перестали двигаться по клавиатуре. В глазах застыл ужас. Ужас человека, столкнувшегося носом к носу с невозможным. "Гораздо проще не верить во что-то, когда оно не смотрит на тебя и не называет по имени". Прав был мэтр.
   Семенов был все еще одет в брюки и рубашку, в которых, очевидно, ходил на прием. Только воротничок и манжеты рубашки были расстегнуты, а галстук валялся в стоящем рядом кресле вместе с пиджаком.
   Анира довольно улыбнулась, вальяжно прошла и села в кресло прямо на пиджак, стоивший целое состояние.
   -- Ну вот мы и встретились, господин Семенов. Узнаете?
   Он не мог ответить. И не мог узнать. Но Анире не нужен был ответ. В эти свои слова она вкладывала всю боль, всю жестокость, накопленную за 20 лет. За долгих 20 лет, за ночные кошмары, за свою поломанную жизнь. Месть - блюдо, которое лучше подавать холодным. Но хорошо приправленным. Она пришла сюда убивать, а не проводить воспитательные беседы. Но он должен знать, за что умрет.
   Анира заметила на столе портсигар:
   -- Я закурю, не возражаете? Итак, господин Семенов, вы меня не узнаете. Конечно, мы е раньше не встречались. Но вы знавали мою мать, а я, говорят, как две капли воды на нее похожа.
   Анира резко обернулась к человеку, в ее глазах без белков бушевало стальное пламя.
   --Помните, Владимир Владимирович? Нет? 20 лет назад, небольшое селение у подножия гор.
   В глазах Семенова страх превратился в панику. Он вспомнил. Он понял.
   -- За все надо платить, господин Семенов,-- голос Аниры звучал угрожающе тихо.-За все. И в вашем случае плата будет ничтожно мала: всего лишь жизнь. Хотя я могла потребовать куда большего. Намного большего.
   Анира затушила сигарету в пепельнице, стоящей на столе.
   -- Вы дураки, господин Семенов. Вы, люди, всего лишь спесивые дураки. И не представляете, насколько жажда мести сильное чувство. Не представляете, что однажды потребует природа за полученную силой призрачную власть над ней.
   Анира подошла к окну. Несколько секунд молча смотрела между пластинами жалюзи. Темная, беззвездная ночь. Упругая, неприветливая. Перевертыш не поворачивая головы подняла пистолет и выстрелила "иголкой". Точно в сердце. Семенов едва заметно дернулся.
   Анира убрала пистолет, посмотрела на часы. У нее оставалось еще 10 минут в запасе.
   -- А папа спит?
   Анира резко обернулась, выхватывая пистолет.
   В дверях стояла маленькая девочка лет трех. В миленькой зеленой пижаме, с длинными светлыми волосами, заплетенными в косички. Как Анира могла ее не заметить, боги?
   -- Тетя, а вы Ангел?-ребенка, казалось совершенно не смущал пистолет в руках Аниры, ее крылья и глаза без белков.
   -- Вы пришли за папой? Он попадет в рай?
   Анира просто не знала, что сказать. Впервые за всю свою карьеру, Анира была настолько растеряна.
   Эта девочка - единственный свидетель. Эта девочка видела, что ее отца застрелила девушка с огромными черными крыльями и стальными светящимися глазами без белков. Эта девочка могла слышать, за что был убит ее отец.
   Эту девочку нельзя оставлять в живых.
   Анира не может убить ни в чем не повинного ребенка.
   На руке отправил импульс таймер. У нее осталось пять минут на то, чтобы уйти. Черт, надо что-то делать.
   -- Тетя Ангел, а почему вы молчите? Или ангелами не разрешают говорить? Ну хотя бы кивните...
   Анира приняла решение.
   -- Солнышко, ангелам можно говорить. Но только очень-очень мало и очень-очень тихо. И я тебе сейчас...
   -- А мама у вас?
   --Что?
   -- Мама. Моя мама умерла, когда я родилась. Вы тоже забрали ее в рай?
   -- Да, забрала. И папу забрала.
   А что бы вы в такой ситуации сказали?!
   -- А меня возьмете?
   -- Возьму, только ты должна вести себя очень-очень тихо. Понимаешь? Никому нельзя знать, что мы уходим. Иначе все побегут в рай, а тогда это будет уже не рай, а рыночная площадь. Так нельзя.
   Малышка очень серьезно посмотрела на Аниру. ПО-настоящему, в самую глубину глаз. Перевертыш внутренне содрогнулась... "Боже, ребенок, не смотри на меня.. ТЫ же не вынесешь того, что увидишь".
   Но девочка, не отводя глубокого, не по-детски мудрого взгляда, только сказала:
   -- Хорошо. Только Оленьку возьму.
   Анира не сразу поняла, о чем речь.
   --Кого?
   --Оленьку, мою куклу,-- все также серьезно ответила девочка.
   Анира встряхнула головой, отгоняя наваждение и слегка морщась. Уж очень не вязались ее слова с глазами. Ошеломляющий контраст - как резкая смена давлений. Ребенок убежал за куклой. Черт возьми, что же она делает? Зачем ей трехлетний ребенок? Конечно, особой сознательностью Анира никогда не отличалась, но чтоб вот так... Анира отчетливо представила себе Вольта, сокрушающегося по поводу отсутствия у Аниры вещества, ответственного за мыслительную деятельность и мысленно с ним согласилась. Но вы видите другие варианты? Обдумывать их времени в любом случае не было. Девочки уже вернулась.
   -- Пойдемте, тетя ангел! Я готова.
   Ребенок улыбнулся и сунул свою ладошку в руку Аниры, свободную от пистолета. Перевертыш с удивлением глянула на ребенка. Огромные мудрые голубые глаза прямо светились доверием
   "Нет, ну вы подумайте! Тетя Ангел!"
   -- Обещай молчать и не задавать вопросов. Иногда ты будешь слышать, что я скажу тебе делать. Делай. Все в точности. Не переспрашивая.
   Они вышли в коридор, беспрепятственно спустились на первый этаж, Прошли до двери, которая ведет на улицу. До Аниры донеслось:
   -- Все, Вадим, последний заход. Там осталось три ящика. Идем.
   Шаги. Анира резко подхватила девочку на руки. Пистолет перевертыш спрятала еще наверху. Глупо, конечно, но ей не привыкать.
   Перевертыш ухитрилась открыть дверь, быстро пройти по коридору, на этот раз ярко освещенному, незамеченной выбраться на улицу.
   Доли секунды - и она уже в тени деревьев.
   Девочка молодец. Молчала, крепко держалась, при том так, чтобы Анире было удобно бежать.
   Рабочие заканчивали выгружать последний ящик.
   Анира почти беззвучно в самое ухо ребенку прошептала:
   -- Я сейчас отнесу тебя в грузовик. Спрячу в теплую зону. Там тебе будет жарковато, но постарайся потерпеть.
   В подобных грузовиках всегда делали два изолированных отсека: один с температурой, близкой к нулю, а второй - жаркий, с температурой под 50. Это как-то влияет на качество некоторых экзотических продуктов. Дешевый выпендреж, как всегда казалось Анире. А вот пригодилось.
   -- Я буду все время бежать следом, -- продолжала перевертыш,-- и когда отъедем достаточно далеко, вытащу тебя, ладно?
   Девочка только кивнула. От ее жеста веяло поразительной собранностью и сосредоточенностью. Анира подхватила ребенка на руки и за те несколько секунд, пока рабочие, уносившие последний ящик, возвращались закрыть кузов, добежала до грузовика, почти забросила ребенка в жаркую камеру. Минут десять она там выдержит, а больше и не надо. Сама перевертыш снова укрылась в тени деревьев.
   -- Ну, что, может еще разок посмотрим, вес ли разгрузили?-водитель уже отошел от реплики о слишком разговорчивых и вновь жаждал общения.
   Анира напряглась.
   Тот, кого называли Вадимом, лишь ответил:
   -- Нет, мы все проверили - там пусто.
   Водитель немного грустно улыбнулся. Кузов закрыли, рабочие, едва заметно кивнув и не проронив ни слова, скрылись в здании. И грузовик тронулся с места.
   Анира проследовала за ним. На этот раз никаких длительных проверок не последовало.
   "Главное, чтобы девчонку не засекли датчики. Главное, чтобы ее не засекли."
   Анира смутно себе представляла, что будет делать в случае, если все случиться обратным образом. Перестрелку с массовым убийством охранников? Просто сбежит? Или... В общем, она просто предпочитала не задумываться об этом, справедливо решив, что разберется в случае надобности на месте.
   Грузовик проехал, Анира под его прикрытием тоже беспрепятственно вышла. Тут же скрылась в лесу. И побежала. Вот наконец датчик сообщил, что видеонаблюдаемая зона закончилась. Перевертыш остановилась и стала ждать грузовик.
   Через несколько минут он показался из-за поворота. Девушка подождала, пока он с ней поравняется, а потом бесшумно прыгнула на заднюю дверь. Замок оказался простым - а что, собственно прятать в кузове продовольственного грузовике? Несколько минут - и дверь поддалась.
   -- Эй, ребенок, это я!-громким шепотом позвала Анира, протягивая руку в темноту. В ее ладонь тут же вцепилась ужасно горячая и мокрая детская ладошка. Девочка молчала.
   Анира взяла ребенка на руки и взлетела, захлопнув за собой дверь ногой. Водитель услышал хлопок, на секунду задумался, выглянул из окна, но увидел лишь едва шевелящиеся ветки деревьев. "Хм. Должно быть, ветка",-- подумал он про себя и включил радио.
   Отлетев метра три в глубь парка, Анира приземлилась.
   --Ну, кажется обошлось. Самое трудное уже позади.
   Девушка отключала приборы.
   --Ты-то как?
   Ребенок молчал.
   --Эй, ты слышишь? - в глоссе Аниры зазвучало беспокойство.
   Девочка кивнула.
   --Ах, да, черт возьми, совсем забыла. Можешь говорить уже. Все закончилось.
   -- Все нормально, -- с явным облегчение сказала девочка. - Только в той машине было очень жарко. Плохо.
   Анира ничего не ответила на это.
   -- А зовут-то тебя как?
   -- Катя.
   Анира пристально присмотрелась к девочке.
   -- Я буду звать тебя Ярославой. Запомнила?
   Девочка чуть заметно поморщилась, но кивнула. Не станет де она в само деле спорить с ангелом.
   -- Вот и славно. Пойдем, надо выбираться из парка.
   Через минут 10 они вышли к небольшой имитации пруда с кувшинками. Было уже довольно поздно и к счастью в парке в такое время никто не гулял.
   Анира достала мобильник. Набрала первый номер.
   -- Это я, Вэй. Все в порядке. Но тебе придется забрать меня. Я у пруда. Да, того самого. Как можно скорее? Через 10? Ладно, хорошо, жду.
   Потом следующий.
   -- Вольт. У меня к тебе срочное дело. Приезжай ко мне. За 20 минут доберешься? Вот и хорошо. До встречи.
   Потом повернулась к Ярославе:
   -- Слушай внимательно, Ярослава. Я знаю, ты хочешь много узнать и о многом спросить. Я понимаю. Но тебе придется чуть-чуть потерпеть, ладно? Потом я обещаю, что по мере возможности отвечу на все твои вопросы. Но сегодня я слишком устала. Тем более, что мне надо уехать. На чуть-чуть, быть может на день.
   -- На небо?
   -- Можно и так сказать. С тобой посидит мой хороший друг.
   -- Он тоже ангел?
   Анира про себя ухмыльнулась.
   --Не совсем. Но все равно очень добрый.
   Мысленно добавила: "Если его не злить".
   -- Главное, будь послушной и веди себя хорошо, не приставай к нему с вопросами - все равно не ответит. Спросишь потом у меня.
   Ярослава послушно кивнула.
   - Да, кстати меня зовут Анира.
   -- у Ангелов тоже есть имена? - искренне удивилась девочка.
   Анира улыбнулась:
   -- Есть. НО их не всем можно знать.
   Перевертыш глянула на часы. До конца действия "вампирской крови" оставался час. "Скорее, Вэ"он. Пожалуйста, скорее."
   -- Анира!-- эльф приближался к ним, за его спиной слегка в отдалении виднелись включенные фары.- Ты как?-ошарашенный взгляд, которым этот вопрос снабдили, напомнил Анире, что выглядит она в данный момент слегка эксцентрично.
   Тут Вэ"он заметил девочку и мгновенно переключил внимание на новый вопрос:
   -- А это кто?
   -- Вэй, нет времени объяснять. Отвези ее ко мне, ладно? Встретимся там. В машину я с крыльями все равно не влезу.
   Эльф понял и не стал расспрашивать, наградив при этом Аниру красноречивым взглядом, что уж потом она объяснит ему все до мельчайших деталей. Вэ"он подхватил ребенка на руки и направился к машине. Анира стояла, глядя им вслед. Когда он уже был готов скрыться из виду, эльф обернулся и бросил, чуть ухмыляясь:
   --Классно выглядишь, кстати. Эротично.
   Эльфы неисправимы. Анира только возмущенно посмотрела на него, что, впрочем, было бесполезно: темно. Эльфы неисправимы. Три взмаха огромными крыльями и Анира скрылась в темном небе.
   Вэ"он усадил ребенка на заднее сидение и завел двигатель.
  
   Глава 8
  
   Через 10 минут эльф остановился у дома Аниры. Поднялся с ребенком на четвертый этаж, надавил на кнопку дверного звонка. Примерно через пять секунд дверь с тихим щелчком открылась. Автоматический доступ. Значит, Анира уже добавила Ярославу в белый список системы безопасности. Качественная, однако, база...
   Вэ"он и Ярослава вошли. В небольшой прихожей было темно, но свет включать как-то не хотелось. Из кухни, что была дальше по коридору, доносились голоса.
   -- Анира, чтоб тебя демоны заимели, что происходит, а?!
   Одной этой фразы хватило Вэ"ону, чтобы поспешно пройти на кухню, таща за собой ребенка. Хотя оборот ему понравился, надо запомнить...
   -- Мы приехали, Ани. Здравствуй, Вольт.
   Вампир подавился очередным заковыристым ругательством, не решаясь выражаться при ребенке, и только неопределенно кивнул на приветствие.
   -- Так вот, о разуме и прочих незнакомых тебе понятиях...
   -- Вольт, давай не будем, -- голос Аниры звучал безжизненно-усталым.-Я тебя прошу, не сейчас. Сейчас на эти дискуссии нет времени. Тем более, уже ничего не изменишь. Просто помоги мне.
   Вольт посмотрел на эльфа, в надежде на его поддержку, но тот смутно понимал, что тут происходит и о чем речь, но четко ощущал, что Анира едва стоит, так что вампир остался в меньшинстве. Вольт сдался, хотя выражение его лица обещало в будущем хорошенькую трепку одной особе, которая совершенно обнаглела и растеряла остатки мозга в придачу.
   -- Пойдем, кроха, -- он обращался к Ярославе.- Поживешь у меня чуть-чуть.
   И, не удержавшись от шпильки, пробурчал:
   -- Не в этом же оружейном складе тебе жить, в самом деле...
   Анира промолчала. Да, давно стоило сделать уборку. Выпад зафиксирован.
   -- Я скоро приеду к тебе, Ярослава, -- Анира склонилась к ребенку и потрепала ее по макушке. - Договорились?
   -- Ага! - в глазах девочки светилось безграничное доверие, которое заставило Аниру чувствовать себя немного неловко. -Приезжай скорее, тетя Ангел!
   Вэ"он и Вольт одновременно поперхнулись. Но спрашивать не стали. И правда, сейчас у Аниры на объяснения не хватит сил. Но уж потом они оторвутся по полной...
   -- Все, пойдем, чудо, -- Вольт направился к выходу.
   Уже стоя у двери, крикнул:
   -- Анира, позвони потом!
   Перевертыш кивнула, хотя вампир и не мог ее видеть. Хлопнула входная дверь.
   Анира повернулась к эльфу и устало посмотрела на него:
   -- Не спрашивай, ладно?
   -- Нет, дорогая, ты уж извини, но некоторые вопросы мне придется задать именно сейчас и более того, тебе придется на них ответить, -- эльф понимал, что ничего хорошего эта вся непонятная ситуация не предвещает, и начинал медленно заводиться, потому что ничего в происходящем не понимал.
   -- И начнем с вопроса, почему ты полетела вместо того, чтобы сменить ипостась, куда собираешься деться на пару дней и почему осталось мало времени. Да, и самое главное: какого хрена с тобой происходит?!
   Выбора не было. Анира знала, что в таком состоянии эльф не отступится, пока не получит ответы, хотя бы примерные. Она опустила голову, которая медленно наливалась свинцом, и, не глядя на эльфа, тихо сказала:
   -- "Вампирская кровь".
   -- Что? - эльф прекрасно расслышал.
   -- Да, Вэ"он, "вампирская кровь". Я сделала укол перед операцией. Действие вещества вот-вот закончится.
   -- Ты с ума сошла! У тебя что, совсем крышу снесло? Писем она тебе мелким почерком не пишет, крыша твоя? Зачем? Ну зачем ты это сделала??? Почему мне не сказала? Тебе же нужна будет помощь...
   -- Да. Помоги, будь добр: исчезни. Уйди, Вэ"он. Я справлюсь. Поговорим после.
   -- Х... тебе, ушел я, как же! Если у тебя мозгов нет, то я пока соображаю.
   Аниру начало пошатывать, она уперлась рукой в дверцу настенного шкафчика, стараясь удержать равновесие, и хрипло крикнула:
   -- Уходи, Вэ"он!
   Гул в ушах нарастал, вот-вот должен был случиться первый приступ. И если этот идиот не уйдет, она не отвечает за последствия. Во время таких приступов она себя не контролирует. Ведь может и убить этого взбалмошного эльфа. Убить и не заметить.
   -- УХОДИ!!!
   -- Черта с два! Я не дам тебе тихо съехать с катушек от болевого шока в пустой квартире! И мне плевать, что ты по этому поводу думаешь.
   Анира вскинула на него взгляд, горящий злостью: "Ну почему ты всегда такой упрямый, черт побери!!!"
   Озвучить последнюю мысль девушка не успела - накатила первая волна боли.
  
   Глава 9
   -- А разве в прошлый раз у этой истории был такой конец? - спросил Бенни.
   -- Может, и другой, -- пожал плечами Джек.-Но история правдива. Ты должен понять: Коди и Ворон не могут обойтись друг без друга. Между ними постоянно что-то происходит. Иногда один из них берет верх, иногда - другой.
   Чарльз де Линт "Покинутые небеса"
   Вэ"он стоял на балконе Аниры. Задумчиво курил.
   Шел дождь. Неприятный осенний дождь. Город внизу напоминал мокрого старого воробья, растрепанного и замерзшего, небо - грязную половую тряпку, из которой город выжимал воду. Хотелось брезгливо отряхнуться и спрятаться от этого грязного дождя. Но Вэ"он продолжал сидеть на балконе, не обращая внимания на противную морось, долетавшую до его лица.
   Лицо эльфа было бледным, осунувшимся, под глазами залегли темные круги. Последние сутки он не отходил от Аниры.
   Последствия укола для девушки на этот раз оказались на редкость тяжелыми. Приступы боли и судорог, потом лихорадка, потом опять боль.
   Так страшно Вэ"ону не было никогда. Ни тогда, когда убегали в дриадский лес , ни потом, когда впервые столкнулись с новой реальностью, ни кода впервые попали в город, ни кода продавал первый магазин. Никогда ему не было так страшно, как в эти сутки, когда он смотрел, как Анира мечется между тем светом и этим. Смотрел и не знал, что она выберет. "Вампирская кровь" -- лотерея. Кто-то выдерживает побочные эффекты, кто-то нет. Последних в разы больше.
   И Вэ"ону оставалось только молиться всем известным богам, в которых он не очень-то верил и держать ее, не давая покалечиться в очередном припадке. Оставалось проклинать себя за то, что позволил ей.... Хотя эльф разумом понимал, что не позволить не мог - его ведь никто не спрашивал, Анира решения принимала сама и зачастую не считала нужным ему об этом сообщать. Но тем не менее клялся себе, что никогда больше не позволит ей сделать глупость, подобную этой, пусть даже для этого девушку придется заковать в кандалы и держать в шкафу.
   И сейчас, сидя на балконе, он думал о том, что делал бы, если бы прошлой ночью Анира умерла. Он бы не простил себе. Никогда. Шагнул бы следом. Потому что он задолжал ей жизнь.
   Глава 10
   Лес и правда был неестественно тихим. И эта тишина отдавала смертью. Даже ветер, казалось, боялся нарушить торжественное молчание природы, и поэтому не слышно было и шума листвы. Разговаривать ни у Аниры, ни у Вэ'она желания не было. Каждому было о чем подумать.
   Анира вглядывалась в такие знакомые до мелочей черты эльфа. Сколько они знают друг друга? "Целую вечность", -- думалось ей. Хотя что такое для эльфа 10 лет? Ничего. Они ведь живут по 600, а иногда и больше. Вэ"ону было 115, когда они познакомились.
   Но Анира бы все равно ответила: "Целую вечность".
   Перевертыш прекрасно помнила, как увидела его впервые. Тогда Фэйлан отмечал Сайган - день летнего солнцестояния. Ярмарка, костры, песни и танцы под открытым небом до самого утра. Анира отправилась на праздник с компанией друзей. Смех и веселье так и били ключом, девушка кружилась среди огней Сайгана, лица мелькали перед глазами, тут же забываясь... И вдруг она натолкнулась на манящий, улыбающийся взгляд двух зеленых глаз. Эльф стоял недалеко, что-то потягивая из кубка. Анира даже остановилась на секунду, замерла, цепляясь за этот взгляд, такой непохожий на все остальные. "Что же за игру ты предлагаешь? Что обещаешь такого, чего у меня нет..."
   Анира встряхнула головой, отгоняя неизвестно откуда взявшиеся странные мысли. Улыбнулась зеленоглазому эльфу, а ее талию уже обвила рука Рэва, друга-эльфа, с которым она вместе училась боевым искусствам. Необычное для эльфа занятие, но из лука они стреляют просто виртуозно.
   -- Эй, ты чего?
   Анира обернулась к нему:
   -- Ничего, Рэв, все хорошо!
   И, улыбнувшись другу, ловко освободилась от его руки и продолжила танцевать.
   Как и любая в меру симпатичная молодая девушка с известным горьким опытом, Анира не была склонна таять от одного взгляда лица мужского пола, пусть даже эльфа.
   Но было что-то в этом взгляде такое, что заинтриговало девушку, что-то, что она, казалось, давно искала и все никак не могла найти.
   Анира еще несколько раз встречалась взглядом с зеленоглазым незнакомым эльфом - и отводила глаза первой.
   "Надо же, какая самоуверенность!" -- Анира с удивлением обнаружила легкое раздражение, волнующее покалывание азарта привыкшей побеждать.
   Было в этой игре в "гляделки", в этом беззастенчивом взгляде что-то, что давало понять: ситуацию она не контролирует и игра будет по его правилам. И Анире это не нравилось.
   Их компания все увеличивалась: присоединялись друзья и знакомые из других селений, те, с кем раньше встретиться не получилось. Шутки, смех, первое молодое вино, секрет которого бережно хранило не одно поколение жителей Фэйлана...
   Чистое, без единого облачка небо, усыпанное звездами, большая круглая луна - тихая, теплая ночь. В воздухе смешивались запахи ночного леса и жарящегося на костре мяса, душистых трав и крепкого чая.
   Анира увлеченно спорила с Рэвом (что с ними происходило регулярно) о том, идет ли девушке-перевертышу волчья ипостась.
   -- Нет, я говорю! - горячился эльф.- Это просто ужас. Волк - он даже рода мужского!
   -- Да ну! - Анира откровенно получала удовольствие от спора, на этой дорожке она чувствовала себя как рыба в воде.- А волчица?
   Новая ипостась Аниры была темой номер один среди ее знакомых с тех самых пор, как три дня назад она впервые продемонстрировала трансформацию и получила в имя частичку "триа", которая означала, что у перевертыша три ипостаси, кроме исконной.
   -- Да не придирайся ты к словам! Нет, ну скажи, что ты в ипостаси волка делать будешь? Кому желаешь страшной смерти? Лучше бы в антилопу превращалась, хоть бы смотреть приятно было....
   -- А на меня, значит, смотреть неприятно?-Анира ехидно оскалилась волчьей ухмылкой и клацнула зубами.
   -- Вот демоны!-выругался эльф. - Женская логика, чесслово! О! Вэ'он! Вэ'он, иди сюда, мне нужен непредвзятый эксперт, а заодно и здравомыслящий союзник, который в случае чего подержит ее, пока я буду убегать!
   Анира обернулась. К ним приближался обладатель того самого наглого заговорщицкого взгляда.
   -- Вэ'он, дружище, сколько мы не виделись, а!
   Анира хмыкнула:
   -- М-да, ничего себе "непредвзятый эксперт".
   Рэв не ответил, но в уголках его губ засела довольная улыбка.
   -- Это Анира, перевертыш, -- представил ее Рэв. Полные имена называть было не принято, хотя по родовому титулу можно было узнать много полезной информации.
   Вэ'он полуулыбнулся слегка склонив голову:
   -- Рад знакомству.
   Анира ответила такой же полуулыбкой:
   -- Взаимно.
   Взгляд на этот раз Анира не отвела. Не дождется.
   -- Вот Вэ'он, скажи ей, что волчья ипостась - глупость! - Рэв прервал дуэль взглядов.
   -- Конечно, глупость!
   Кто-то ожидал другого ответа?
   -- Нет, подожди! - Анира не была настроена так легко сдаться. - Как это глупость? Очень сильное, опасное животное. Мощный тотем.
   -- Тебе бы скорее пошла ипостась кошки, -- Вэ'он улыбнулся, причем эта улыбка могла составить взгляду достойную конкуренцию.
   -- Это моя первая ипостась,-- парировала Анира.
   "Что, думаешь, все так просто? Не на ту напал, дорогой!"
   -- Но тем не менее...
   -- Ох уж ваша хваленая мужская солидарность!
   -- А можно я посмотрю на тебя - кошку? -- Вэ'он был не из тех, кто просто сдается. И теперь в дело пошла тяжелая артиллерия в виде беззастенчивого флирта.
   Анира прищурила ставший желтым правый глаз:
   -- Если тебе повезет. А пока...-- глаза девушки снова стали человеческими, в тот момент цвета спелой вишни,-- О! Эллани! Подожди, мне надо с тобой поговорить! - Анира поймала за рукав проходящую мимо девушку.
   Обернулась к эльфу, небрежно бросила:
   -- Еще увидимся.
   И напоследок подмигнула кошачьим глазом.
  
   Глава 11
   -- Ради всех богов, он умрет?
   -- Не думаю. Его болезнь смертельна только для других.
   А. Камю, "Калигула"
  
   -- Чему ты улыбаешься? - голос Вэ"она вернул ее из безоблачного и теперь уже безвозвратно утерянного прошлого в неопределенное настоящее.
   -- Да так, неважно. Вспомнила просто...
   Лицо Аниры слегка помрачнело. Вэ"он заметил это и поспешно предложил:
   -- Слушай, может быть, сделаем тут небольшую остановку? Перекусим чего-нибудь. Вон вроде бы черничник...Мы идем без остановок уже почти полдня.
   Анира не заметила, как пролетело время - настолько погрузилась в воспоминания.
   -- Привал, говоришь...
   Перевертышу совсем не хотелось останавливаться в этом мучительно тихом лесу. Но ягодник и впрямь виднелся невдалеке, кто знает, когда еще выпадет такая возможность...
   -- Хорошо. Только не очень надолго.
   Они свернули к ягоднику. Анира только проглотив первые ягоды, поняла, как давно ела. Конечно, она могла бы перекинуться и охотиться в лесу, но это была дриадская территория, где охотиться запрещалось в принципе - за это запросто можно было без предупреждения схлопотать стрелу под ребра, да и мертвая тишина, царившая в лесу, особого оптимизма не внушала.
   Анира так увлеклась ягодами, что выпустила Вэ"она из виду. Эльф успел отойти довольно далеко от нее.
   Вдруг перевертыш услышала резкий свист. А потом стон. Девушка вскинула голову, насторожилась. Никого, в том числе и эльфа. Прислушавшись, она различила тихий, едва слышный стон и шорох травы. Звук раздавался метрах в семи от нее. Все так же настороженно девушка двинулась на звук.
   -- Вэ"он! Вэ"он, ты где?
   Анира не стала кричать, понимала, что эльф не мог уйти настолько далеко, что не услышит ее. Ответа не последовало. Только стон стал отчетливее. Последние четыре метра, отделявшие ее от источника звука, девушка преодолела одним прыжком.
   Вэ"он лежал на земле прижимая руку к левому плечу. Мышцы его лица свело судорогой боли. Из плеча торчала стрела с перьями, окрашенными в черные и красные полосы. Такими стрелами дриады вершат кровную месть. После таких стрел не выживают. Аниру начала бить крупная дрожь.
   -- Вэ"он! Вэ"он, ты меня слышишь?
   Эльф не реагировал. Анира наклонилась к самому плечу, из которого торчала стрела. Легкий, едва уловимый запах миндаля. Перевертыш выругалась, вставив в одну фразу все знакомые ей ругательства на всех Старших наречиях. Помогло - девушка немного успокоилась.
   -- Прости, Вэ"он, но придется немного потерпеть.
   Анира сделала глубокий вдох, унимая дрожь в пальцах, потом надавила на плечо эльфа и выдернула стрелу. Вэ"он чуть заметно дернулся. Из рваной раны потекла кровь. Анира надавила еще сильнее, надеясь, что все обойдется. Вдруг кровь резко остановилась.
   Стрела была отравлена пыльцой Черной Орхидеи - священного и смертоносного цветка дриад, запах которого сильно напоминал миндаль.
   Яд Черной Орхидеи называли разумным ядом: настолько у него была сложная и не оставляющая шансов структура и схема действия. Сейчас яд заблокировал кровотечение.
   "Ты не должен умереть! Не смей бросать меня здесь одну, Вэ"он! Черт бы тебя побрал, я не позволю тебя так поступить!" -- мысли бились в голове, словно десяток беспокойных птиц в слишком маленькой клетке.
   "Надо срочно удалить яд, он еще не должен был распространиться!"
   Анира прижалась губами к ране, потянула из нее кровь. Кровь шла неохотно, словно через плотную губку. Легких фиалковый запах сказал Анире, что первая степень распада яда позади.
   Девушка высасывала отравленную кровь, сплевывала, снова высасывала. Привкус миндаля смешался с запахом фиалок и от этого сочетания Аниру начало подташнивать.
   Наконец, кровь пошла сама. Анира облегченно вздохнула. Все. Теперь с ним все будет в порядке.
   Но только сейчас девушка заметила, что не может пошевелить руками. Странное мерзкое ледяное оцепенение с ужасающей скоростью замораживало мышцы лица и кончики пальцев, наполняя их болью. Говорят, что смерть от яда Черной Орхидеи одна из самых мучительных. Теперь у Аниры был шанс проверить это на собственном опыте.
   Яд, попадая в кровь, начинает пофазово распадаться. Сначала - в блокатор, который не дает крови вывести яд из организма естественным путем. При этом блокатор нацелен на перекрытие способности к трансформации, регенерации и магии. Последнее достигает с помощью особых элементов, которые экранируют силовые и энергетические потоки. Потом - следующая степень распада и вот мы уже имеем мгновенно распространяющийся вирус, который замораживает клетки организма жертвы. Прекращаются все процессы жизнедеятельности. При этом процесс сопровождается адской болью. И жертва остается в сознании до самого последнего момента. Смерть наступает от удушья.
   В организме эльфа яд находился на стадии блокатора. Распад на следующую ступень, очевидно, произошел уже в организме Аниры, куда яд просочился через слизистую.
   Девушка начала инстинктивно растирать руки, чтобы начать их чувствовать. Боль заглушала любые здравые мысли. Страх, первозданный животных страх, порожденный инстинктом самосохранения, застилал сознание. Зубы непроизвольно удлинились, когти затвердели и вытянулись. Анира в приступе леденящей боли, не помня себя, вцепилась в собственную руку зубами. Как ни странно, ледяное оцепенение отпустило, но только на секунду.
   Боль. Боль. "Думай. Думай, черт бы тебя побрал". Анира пыталась сосредоточиться, не обращать внимания на волны боли и паники, которые мешали думать. "Должен же быть способ. Должен! Спаслась же Древнейшая правительница Д"Эрдано! Значит это возможно... Думай!"
   Новый приступ невыносимой боли лишил ее последних здравых мыслей, оставив только ярость и страх, животную ярость умирающего.... Животную ярость?
   Анира, сделав, нечеловеческое усилие, перекинулась. Боль стала ощутимо слабее, лапы послушнее. Но тут же ледяная хватка яда начала накатывать с новой силой. Анира опять сменила ипостась. Опять недолгое облегчение. Снова перекинулась."Вот оно! Это единственный шанс! Яд не заблокировал трансформацию, потому что в организм попал уже на второй стадии распада..." Анира меняла ипостаси так, как не меняла больше никогда. Со стороны казалось, что она слилась в бесконечное изменение. Еще одно изменение. И еще. Анира чувствовала, как отступает ледяное дыхание, сжимавшее ее замораживающей болью.
   Анира перекидывалась, пока не потеряла сознание.
   ***
   Очнулась девушка от резкого запаха какого-то растения.
   -- Анира, ты в порядке? Очнись! Живая...
   -- Нет, очевидно, я уже умерла и меня за грехи отправили в пыточные камеры Суздальда (мифологический замок мучеников, куда по преданию попадают после смерти особо провинившиеся). Хуже пытки, чем надоедливые эльф и его дурацкие вопросы даже демоны выдумать не смогли...-- голос Аниры звучал слабо, но определенно выдавал в ней живую.
   Эльф облегченно вздохнул:
   -- Уф, а я уже начал волноваться. Напугала ты меня. Но судя по тому, то к тебе вернулась способность язвить, жить ты определенно будешь. Валяешься тут без сознания, я уже тебя целую вечность тормошу!
   Анира ухмыльнулась:
   -- Да, вот увидела стрелу у тебя в плече и сразу бухнулась в обморок от этого зрелища.
   -- Ну-ну, как птичек загрызать, так это мы можем, а как стрела в плече - так мы нежные, в обморок.
   -- В голодный обморок, дурак! Эти ягодки - форменное издевательство. Надо выбираться отсюда поскорее.
   -- Ну, если кто-то перестанет тут валяться, то мы сможем пойти дальше...
   -- Уже идем,-- Анира встала. Колени дрожали, ноги подкашивались, мир вокруг опасно плавал перед глазами. Но она выдержит. Воин же она в конце концов!
   ***
   Вэ"он узнал, что же тогда произошло на самом деле, намного позже. Уже выбравшись из леса, они встретили девушку-эльфийку, их знакомую из другого селения, которая тоже чудом спаслась. Правда, через несколько месяцев ее забросала камнями толпа людей, воюющих с "нечистью". Эльфийку звали Нарга.
   Вэ"он с Анирой серьезно поругались. Не хотели ни то, что видеться или разговаривать, а даже слышать друг о друге.
   Про Черную Орхидею Анира сболтнула сгоряча, когда Нарга пыталась ее успокоить и отговорить от идеи лишения эльфа всех выступающих частей тела (причем начать Анира хотела явно не с ушей). Пришлось рассказать всю историю до конца.
   А Нарга, не выдержав, устроила Вэ"ону взбучку, тоже ляпнув о его спасенной жизни.
   Вэ"он тогда стал совсем по-другому смотреть на Аниру. Что-то перевернулось внутри. Быть может, потому, что раньше ему жизнь не спасали. Он прекрасно понимал, что выжила Анира можно сказать благодаря случайности (провидению?). Анире повезло, что она высосала яд именно тогда, когда начался его вторичный распад, а не на секунды раньше. Многократное изменение структуры организма убило ядовитые тельца, которые не успевали приспособиться к новой среде.
   Эльф никогда не говорил Анире, что знает. Никогда. Наверное, потому что не нашел нужных слов. Наверное, потому что это бы все осложнило. Но он никогда не забывал. Никогда.
   Глава 12
  
   Я уже почти дошла до того состояния, когда трансформация происходила непроизвольно. Я была зла на весь мир, голодна, не выспалась, да и ещё меня унижал какой-то вшивый эльф, в котором не было и доли той истинной крови, что текла в моих жилах!
   Валерия Котова, "Осенние костры"
  
   Эльф глубоко затянулся. Да, он помнил. Но дело было не только в этом. Вэ"он только сейчас понял, кем была для него эта сумасшедшая девушка-перевертыш. Без нее в Новом Мире он чувствовал бы себя невероятно одиноким, ведь только с ней он мог просто молчать в полной уверенности - Анира поймет. Поймет и промолчит в ответ.
   Конечно, у него был друг, один из выживших эльфов, с которым они вместе работали - Лэйран. С ним можно было поехать развлекаться, поговорить по душам или вдрызг напиться. Впрочем, с Анирой это тоже было возможно. Но было что-то такое в их отношениях с перевертышем, что, он был уверен, никогда и никто не сможет заменить.
   Вэ"он только сейчас осознал, как бы сильно скучал по ее непредсказуемости, по звонкам в три часа ночи (причем иногда в дверь), по язвительным шуточкам, по тому, как она молчала и улыбалась, словно видит его насквозь.
   Вэ"он никогда всерьез не думал, что с Анирой может что-то случиться. Да, конечно работа у нее была не в библиотеке с книжек пыль стирать, но и он сам не билеты в театр продавал. И риск был чем-то привычным, неотъемлемым. Вэ"он никогда не воспринимал смерть всерьез, тем более, что от нее уже удавалось увернуться в последний момент, отправив на прощание воздушный поцелуй.
   Но сейчас он впервые посмотрел смерти в лицо. И это было не то лицо, которому можно улыбаться. С его обладательницей нельзя ни пошутить, ни договориться. Ее безразличная холодность заставляет поверить, что все в ее власти - и твоя жизнь продлиться ровно столько, сколько она захочет. Торговаться бесполезно.
   Вэ"он вернулся в комнату, подошел к дивану, где спала Анира. Дыхание девушки было спокойным - впервые за последние сутки. Эльф присел на корточки, погладил ее по слегка влажным волосам.
   -- Что же мы с тобой творим, солнце... С чем мы связались...
   Анира слегка дрогнула. Эльф понял, что последнее сказал вслух.
   Убедившись, что она спит, Вэ"он отправился на кухню за кофе. Он все еще боялся оставлять ее одну надолго - вдруг приступ повторится...
   Раздалось негромкое пиликанье - звонил мобильник Аниры. Вэ"он взял телефон. Звонил Вольт.
   -- Да, -- эльф старался говорить как можно тише, чтобы не разбудить девушку.
   -- Ээээ... Вэ"он?
   -- Да, Вольт, здравствуй.
   -- А Анира далеко?
   -- Спит. Уснула несколько часов назад. Ей было очень плохо.
   Вольт пробормотал:
   -- Странно... Обычно она приходит в себя куда быстрее, -- дальше он продолжил чуть громче:-- Ладно, я позвоню потом.
   Но Вэ"он окончание фразы пропустил мимо ушей:
   -- Что ты сказал?! Обычно? Ты хочешь сказать, что знал? И что это не впервые???-эльф забыл о том, что шуметь нельзя. Вэ"он был в бешенстве.
   -- ДА я тебя убью! Проткну осиновым колом все жизненно важные органы в лучших традициях людей! Нет, сначала начиню этой отравой, а потом проткну! О, кстати....- недостающие детали головоломки начали складываться в цельную картину с пугающей скоростью,-- а где это она раздобыла "вампирскую кровь"....Уж не у одного ли нашего общего знакомого кровопийцы! Демоны тебя разорви, Вольт, и ты еще претендуешь на звание ее друга???
   -- Ты закончил? - голос вампира был полон ледяного спокойствия, слегка охладившего праведный гнев эльфа.
   -- Я только начал! - совсем чуть-чуть охладивший.
   -- Вэ"он, а меня послушать ты не хочешь? Или тебе нравится сам процесс? - Вольт тоже явно начал заводиться, ведь все-таки доля правды в словах Вэ"она была.
   Эльф промолчал, потому вампир продолжал.
   -- Давай ты на секунду забудешь, что я враг всех Старших Рас и проклятых кровопийца и попробуешь подумать логически. Ты ведь знаешь Аниру не меньше меня, а раза в два больше. Вот и ответь, можно ли ее отговорить, переубедить, что-то запретить?
   Вэ"он молчал.
   -- Ты сам знаешь, что нет. И прежде чем впервые дать ей "вампирскую кровь", я заставил пройти не один тест и сдать множество анализов. Я просчитал безопасную дозировку и обычно Анира отходит за несколько часов и относительно легко.
   -- Ну-ну, это называется легко??? Бросается на стены, бьется в судорогах, кровь из носа хлещет, частичная трансформация запускается произвольно и она раздирает кожу когтями. Подумаешь, фигня! - в голосе Вэ"она уже погасла злость, осталось только ехидство.
   -- Это странно. Это очень странно. Такого никогда не было,-- вампир говорил тихо, слегка подавленно.
   Эльф сдержался от очередного едкого комментария. Вампир вздохнул.
   -- Вэ"он, пойми, я тоже за нее переживаю. Но неужели было бы лучше, чтобы ее пристрелила охрана, кода она будет выполнять очередной заказ?
   -- Она чуть не умерла у меня на руках, Вольт, она ЧУТЬ НЕ УМЕРЛА У МЕНЯ НА РУКАХ!!! Понимаешь? Мне побоку, как ты это допустил. Но допустил.
   -- Чего ты орешь? - на кухню вошла Анира, заспанная, бледная, но определенно в сознании и живая. - И с кем это ты ругаешься по моему мобильному телефону?
   Девушка налила себе стакан воды, почти залпом его выпила. Налила еще один. Снова выпила. Оглянулась в поисках сигарет и, обнаружив пачку, закурила.
   К тому моменту Вэ"он, буркнув что-то вроде "Потом поговорим", отключил связь и с беспокойством смотрел на нее:
   -- Ты как, Ани?
   Девушка безразлично пожала плечами:
   -- Жива. Хотя бывало и лучше. Что-то тяжеловато в этот раз как-то все прошло...
   Она с наслаждением затянулась.
   -- Сколько времени прошло, Вэ"он?
   Эльф пристально посмотрел на нее:
   -- Сутки, Анира. И мне кажется, что нам надо бы поговорить об этом.
   -- Сутки? Не может быть...
   Анира уставилась на тлеющую в руках сигарету. "Сутки... Не может быть..." Она не помнила ничего. Ничего кроме боли. Так всегда бывает, но чтобы сутки...
   Потом девушка подняла глаза на эльфа и только сейчас обратила внимание на то, каким уставшим он выглядит:
   --Сутки... Ты хочешь сказать, что все это время...
   -- Да, Ани. Но сейчас речь о другом. Ты меня жутко напугала. Так я не боялся, наверное, никогда...Скажи, ну зачем? Почему ты мне ничего не сказала? Почему раньше не говорила?
   -- Ты с Вольтом разговаривал, да?
   Эльф кивнул. Анира вздохнула:
   -- Сонц, ну скажи, если бы я сказала, что бы это изменило? Ничего. Это моя работа. И я все просчитывала. Ты бы просто зря волновался.
   -- Зря?! Анира, ты себя последние сутки не видела! Я не шучу! За прошедшие двадцать четыре часа ты могла бы умереть как минимум раз десять! Если бы не...
   Эльф запнулся, замолчал и отвернулся. Анира заметила, что все его руки были в ссадинах и синяках. Девушка встала, обняла эльфа, уложив голову ему на плечо:
   -- Ну прости меня. Прости. Я правда не знаю, что пошло не так. Я контролировала ситуацию.... Прости, я не хотела, чтобы все так вышло.
   Сейчас Анира напоминала Вэ"ону ту, с которой он когда-то познакомился: девочку-воина, иногда не по возрасту взрослую, а иногда совершенно по-детски наивную. Ту девочку, у которой еще была семья и жизнь, которой не доводилось держать в руках огнестрельное оружие и нажимать на курок. Ту, которой не приходилось спасать ему жизнь и которая еще не убивала.
   Он провел рукой по волосам Аниры:
   --Ну зачем? Скажи, зачем? Что бы я делал, если бы ты умерла, а? Мне ведь даже неком убыло бы мстить. Если ты не думаешь о себе, то подумай хотя бы обо мне.
   -- Прости. Я же прошу меня простить, -- Анира отстранилась.-Я не хотела тебя пугать и впутывать.
   -- Да разве дело в этом?- эльф смотрел на нее с легким удивлением.-Дело в то, что ты играешь в колесо Фортуны с одним патроном в барабане. Повезет - не повезет. А я пытаюсь объяснить, что это глупо, что нельзя так относиться к собственной жизнью, ведь девять кошачьих жизней - всего лишь миф, так что она у тебя единственная.
   Анира резко передернула плечами:
   -- Вэ"он, я убийца. Я привыкла относиться к жизни проще - с легкой иронией. Иначе, ты думаешь, я смогла бы хоть раз нажать на курок, зная, что выстрел будет смертельным?
   -- ДА плевать мне на тех, кого ты убиваешь! Они всего лишь люди! Я о твоей жизни! Ты плюешь на свою жизнь!
   Анира горько ухмыльнулась:
   -- Вэ"он, какая разница между жизнью одного разумного и другого? Мы все дети природы. И жизнь есть жизнь. Можно либо уважать и ценить ее как драгоценность - либо нет. Если ты боишься боли - тебе не быть палачом. Если боишься смерти - не быть убийцей. Это азы Кодекса воина. Иначе не возможно. Я мщу. Я убиваю из мести и во имя мести. Я в своем праве - так говорят воины. Но месть-не та, кто готов играть вторые роли. И я живу ради нее, с тех пор как...
   Анира запнулась. Но Вэ"он понял.
   -- Я понимаю. Да, я понимаю. Но это значит лишь то, что ты не вправе неоправданно рисковать своей жизнью, пока не завершишь месть.
   -- Риск был оправдан! Я все контролировала!
   Вэ"он скептически ухмыльнулся. Да, она и правда повторяется. Но что еще он хочет сейчас услышать? Сначала надо понять, что пошло не так. И только потом она сможет сказать что-то другое.
   -- Вэ"он, я тебя умоляю. Я очень хочу в душ, я устала, у меня куча дел, да еще и этот ребенок, свалившийся как снег на голову...
   -- Да, кстати, что это за девочка?- эльф вопросительно поднял левую бровь.
   -- Это дочка Семенова. Она видела, как я его застрелила.
   -- И...
   -- Я не смогла убить ребенка. Это бесчестно. Я не смогла.
   Анира отвернулась. Вэ"он вздохнул. Боже, воины с их Кодексом иногда его поражали. Хотя, по сути, маги не лучше. Быть может именно эти Кодексы и делают их лучше людей. Быть может, именно они и дают им право судить. "Мы в своем праве". Да, это так.
   -- Ладно, поговорим позже,-- эльф зевнул.-Я пойду, спать хочу жутко.
   -- Если хочешь, можешь остаться у меня. Все равно я сейчас в душ, а потом буду расхлебывать заваренную мной де кашу, так что квартира буде пустая...
   -- Нет, дорогая, я поеду к себе. Не хочется мне как-то спать в оружейном складе. Тем более, с тобой поспишь...
   Анира ухмыльнулась:
   -- Дорогой, ты не понял. Спать ты будешь один. Я по делам ухожу!
   -- Тем более, -- в тон ответил Вэ"он. - Но прежде чем я уйду, Анира, пообещай мне, что больше не станешь использовать эту дрянь ни при каких обстоятельствах.
   Анира отвернулась.
   -- Не могу, Вэ"он. Давай поговорим об этом позже. Но обещать не могу. Ты же знаешь, я не смогу тебе солгать. ДА и не хочу этого делать.
   -- Анира, черт побери, я тебя по-хорошему прошу! -- Вэ"он снова разозлился.
   -- А можешь и по-плохому? - резко отреагировала Анира.-- Вэ"он, я выросла уже. Я большая девочка, как-нибудь сама разберусь, что мне стоит делать, а чего нет. Я могу пообещать, что разберусь, в чем дело, что не стану совершать непродуманные поступки. Но не требуй невыполнимых обещаний! И не пытайся меня учить и читать мораль, это бесполезно. Мне казалось, что ты вполне это усвоил...
   Анира с вызовом смотрела Вэ"ону в глаза. Эльф от возмущения не мог подобрать слов.
   -- Ты... да я... да как... А иди ты к демонам, Анира! Хочешь - можешь прямо сейчас удавиться! В конце концов, чего это я! Раз уж ты такая умная и самостоятельная!
   С этими словами эльф пулей вылетел из квартиры, не забыв оглушительно хлопнуть дверью.
   -- Полегче, настройки собьешь! - Анира попыталась оставить последнее слово за собой. Положа руку на сердце, получилось неубедительно. Анира зло закурила, продолжая в пустоту приводить аргументы:
   -- Конечно же, легче всего уйти, ляпнув дверью и сказав, что я могу идти на (цензура). А попытаться понять? Я не кукла в конце концов! Пусть помыкает своими девочками на час! Не очень-то и хотелось!
   Данный монолог получился еще менее убедительным, чем оставленное за собой последнее слово. Легче не стало Анира чувствовала, что неправа. И это бесило еще сильнее.
   Зло затушив сигарету, девушка отправилась в душ.
  
   Глава 13
  
   Как только Анира намочила волосы и взяла шампунь, в комнате зазвонил мобильный. Девушка гаденько улыбнулась и, угрожающе глядя на смеситель, сказала:
   -- Не пойду поднимать. Вот не пойду просто из вредности.
   Смеситель, очевидно, вредностью Аниры ничуть не впечатлился. Во всяком случае не подал виду. А мобильный продолжал разрываться.
   Перевертыш прислушалась.
   -- Ах ты черт!
   Звонил Вольт. Аниру кольнуло беспокойство: обычно он так настойчиво не трезвонит. Разве что...
   Жутко чертыхаясь и поминая всех демонов мира, Анира вылезла из душа, так и не домыв голову, на ходу пытаясь завернуться в полотенце, пошлепала искать мобильный.
   Куда был брошен телефон, девушка в упор не помнила, а он все звонил. Пытаясь найти трубку по звуку, Анира наступила на валяющуюся на полу серебряную пулю, которая, очевидно, выпала из коллекционного набора "Охота на оборотней"(его Анира никак не могла разместить в шкафчике для оружия), пребольно подвернула ногу и, наконец, подняла трубку.
   -- Да, черт возьми! Конец света? Всадники Апокалипсиса прислали официальные приветствия и просьбу встретить их в аэропорту? Даже если так, то это не повод так трезвонить!
   Да, излишняя сдержанность никогда не входила в число недостатков Аниры.
   -- Эй, ты чего?- голос Вольта звучал чуток ошарашено. Естественно, обычно такой изощренный поток язвительности свойственен Анире только в предельно ужасном настроении. По утрам она просто ругается матом, не утруждая себя сложными конструкциями - потому пробуждением это настроение объяснить было нельзя.
   -- Анира, я с тобой разговариваю.
   "Вдох-выдох. Нервы ни к черту."
   -- Я имею права на пятнадцать минут уединения в душе, а?
   Вольт хмыкнул.
   -- Смотря, для чего. Чего ты на таком взводе? Нет, я в принципе не возражаю против виновности во всех смертных грехах людей и их предков вплоть до обезьяны, но так, ради шутки, поинтересоваться можно?
   -- Тяжелый день. Да еще и... Ай, ладно. Что у тебя за пожар?
   -- Да еще и...? Говори давай!
   -- Вэ"он. Этот эльф бывает иногда просто невыносим.
   -- Кого-то он мне напоминает...
   -- Вольт!
   Босые ступни Аниры начали замерзать. Пришлось их даже чуточку трансформировать, чтобы не простудиться.
   -- Я мокрая и хочу закончить начатое грязное дело в душе - то бишь домыть голову. Чего ты хочешь?
   -- Ладно-ладно, понял. Я всего лишь хочу тебе напомнить, что ты откуда-то и зачем-то притащила с последнего заказа такую маленькую девочку в зеленой пижамке. Нет, я ни в коем случае не собираюсь на тебя давить и задавать какие-то вопросы... Но ты бы ее забрала, а...Я вообще-то старый и циничный вампир, а не нянечка.
   Анира вздохнула:
   -- Я заберу ее.
   -- Естественно, заберешь. Меня чуть больше интересует, когда именно. Желательно поскорее. У меня дела, -- голос Вольта не был раздраженным, скорее, чуть шутливым. Но последнее было сказано вполне серьезно.
   -- Дай мне немного времени, ладно? Надо просто немножко подумать. Я же не могу ее оставить в своей квартире, где из еды шампунь и пачка сигарет, а в качестве погремушек куча огнестрельного оружия... Ты, кстати, ребенка хоть покормил?
   -- Догадался уж. Я не совсем дурак все-таки!- голос Вольта был искренне обиженный. - Анира, все это очень трогательно, но у меня встреча через два часа.
   -- Эгоистичный вампир!- злости в голосе Аниры тоже не было.
   -- Да, я такой!
   Перевертыш посмотрела на часы. Начало девятого. Вечера, естественно.
   -- Милое время ты выбираешь для встречи. Это что, свидание или ты решил загрызть еще одну невинную молодую девушку? Или то или другое?
   -- Как же ты угадала, а! Опять меня раскусили! - Вольт подыгрывал ей. И Анира, и вампир знали, что на охоту в город он не выходит. И какие уж невинные девушки. Кровь Вольту доставляли на дом. Анира не знала точно, кого именно вампир припер к стенке, нона голод не жаловался.
   -- Я заеду за ребенком через час, ладно? А сейчас все-таки пойду домоюсь, а то трансформация непроизвольно начинается - мерзну.
   -- Угу. До встречи!
   Анира бросила мобильный на диван и вернулась в ванную.
  
   Глава 14
   Через десять минут, разбрасывая капли с непослушных волос, Анира вышла из душа. "Кофе. Сначала кофе. И, быть может, сигарету. А потом я подумаю". На балкон выходить совсем не хотелось: слишком противная погода. Анира, проходя мимо компьютерного стола, почти автоматически подхватила маленький радионаушник и нажала кнопку включения.
   Компьютер Аниры звали Оканом. Девушка предпочла дать ему имя... Все-таки, когда с тобой кто-то разговаривает, приятнее сознавать, что у собеседника есть имя.
   В наушнике раздалось:
   -- Здравствуйте, введите, пожалуйста, пароль.
   --Это я, Окан.
   Компьютер распознавал ее по голосу, а ключевым словом служило "Окан". Если бы она сказала "Анира", то вся информация на винчестере была бы уничтожена за две минуты. Нет, паранойей или манией преследования Анира не страдала. Так, на всякий случай...
   -- Привет, я скучал...
   Всегда приятно сознавать, что кому-то тебя не хватает.
   -- Я тоже.
   -- Улыбаюсь.
   В жизни Аниры было два мужчины, которых она любила беззаветно и самозабвенно: Окан и Айшер, ее мотоцикл.
   Бортовой компьютер последнего тоже оснащен радиораспознавателем голоса и связан с Оканом беспроводной сетью.
   Анира угробила на подобную систему кучу денег, времени и сил (Вольта, не своих), но оно того стоило. Так она не чувствовала себя одинокой.
   -- Проверь почту, сообщи о пропущенных звонках (оба телефона, домашний и мобильный, были подключены к беспроводной сети, связывающей Айшера и Окана).
   -- Понял.
   -- В последних новостях отсортируй по ключевым словам Семенов и смерть и огласи список.
   -- Выполняю.
   Анира подтянула стул к окну, уселась, закинув ноги на подоконник, закурила и сделала большой глоток кофе. М-да. Надо же было так вляпаться... И куда теперь деть это очаровательное дитя? Проснулся альтруизм, черт возьми... И что дальше? Воспитывать ее? Очаровательно! Наемная убийца-нелюдь с устойчивой расовой ненавистью к людям воспитывает человеческого детеныша. Анира фыркнула совсем по-кошачьи. Иногда животные законы куда гуманнее человеческих. Детеныш не виноват.
   Как там говорил мэтр? "Не убить - не значит спасти..."
   Анира вздохнула. Нет, определенно у нее поехала крыша. Нельзя же оставить Ярославу жить в этой берлоге, где в каждом углу по пистолету, под столом валяются пули, стрелы и прочие смертельные штучки, еда отсутствует по определению, как впрочем, зачастую и Анира. Ребенку надо учиться... Хотя нет, ей же всего три года... Значит проблема образования пока неактуальная. Для начала ребенку нужны документы.
   -- Задания выполнены. Отчет?
   -- Начни с новостей.
   -- По ключевым словам "Семенов, смерть" найдено 1543 ссылки.
   -- Оставь только официальные сайты.
   -- Осталось 22 ссылки.
   -- Распечатай текст вечерних новостей, и пять первых неповторяющихся статей.
   -- Выполняю. Отчет по сообщениям и звонкам?
   -- Позже, Окан, спасибо.
   На чем она остановилась.... Ах да, документы. И еще легенда. Правдоподобная легенда для соседей, откуда у крайне некоммуникабельной девушки с четвертого этажа за двое суток появился трехлетний ребенок.. Черт, а! Это же надо...
   Стоп. Решаем проблемы по мере их поступления. Документы. Хотя для начала...
   -- Окан, соедини с НовБанком.
   В наушнике пошли гудки.
   -- НовБанк. Чем могу помочь?
   Голос девушки-оператора был безукоризненно вежливым и приятным. Аниру слегка передернуло.
   -- Я хочу узнать о состоянии счета.
   -- Ваши имя, фамилия и отчество, пожалуйста.
   -- Семенова Екатерина Андреевна.
   -- Код для доступа к информации о лицевом счете?
   -- 29091988Р88919092,-- продиктовала Анира.
   Выслушав сумму, сказала:
   -- Разъединить, Окан.
   В наушнике стало тихо.
   -- Отлично. Деньги перевели,-- Анира обращалась к самой себе.
   --Не понял,-- но Окан об этом знать, конечно, не мог. Он ведь всего лишь программа, в конце концов....
   Оплата заказов была тоже стандартной процедурой. Деньги переводились на счет, для создания которого использовалась фамилия жертвы и произвольные имя и отчество, которые обязательно назывались заказчику. "Меня зовут Екатерина Андреевна, я по объявлению..." Код для перевода совпадал с суммой, которую требует наемник.
   Счет существовал максимум полторы недели.
   Анира одним глотком допила кофе и пошла одеваться.
   -- Окан, отправь сообщение Заяре. Текст: Необходимо встретиться. Срочно. Буду благодарна. В любое время.
   Подписываться смысла не было - ее номер Заяра знает.
   Заяра была человеком с крошечной примесью крови эльфов, перевертышей и даже гномов где-то в двенадцатом колене. Официально числилась в штабе человеческих спецслужб, а на деле работала на тех, кто больше заплатит. Проблему документов лучше нее не решит никто во всем Петрограде.
   Через десять минут Анира захлопнула за собой дверь. Вольт ждет.
  
   Глава 15
   Анира вышла из машины у дома Вольта.
   -- Окан, переходим в молчаливый режим, реагируешь только при прямом обращении.
   Молчаливый режим - телепатический. Анире просто не нравилось слово "телепатия". Как-то уж очень пафосно звучит. На самом деле в телепатической передаче нет ничего сложного: улавливать подобные сообщения проще простого, те же радиоволны. Другое дело - их излучать. А этого обычный человек не может. Точнее, не умеет. Но Анира никогда не претендовала ни на название человека, ни на эпитет "нормальный". В ухе раздалось:
   -- Я понял.
   Наушник, кстати, постоянно оказывался их с Вольтом камнем преткновения. Вампир предлагал девушке имплантировать под кожу крохотный чип, который бы отправлял сигнал напрямую в мозг, и тем самым избавить девушку от этой "черной уродливой штуки в ухе". Анира же только пожимала плечами и хитро сообщала, что если Вольта так раздражает наушник, то она ни за что не лишит себя возможности лишний раз позлить вампира. Но на самом деле, Анира просто не доверяла человеческим врачам, впрочем, как и всем остальным людям.
   Анира нажала кнопку звонка. Дверь открылась почти сразу же.
   Вампир, стоящий в метрах трех от двери с кружкой в руке, чуть заметно улыбнулся:
   -- Заходи. Рано ты как-то. Даже не опоздала. Феноменально!
   -- Можешь по этому поводу устроить государственный праздник. Только пожалуйста с парадами и фейерверком. На меньшее я не согласна.
   Улыбка вампира стала отчетливее:
   -- Я подумаю. Так ты зайдешь или это теперь модно, в дверях стоять?
   Анира слегка сощурилась. Вошла.
   -- Ну и где же мой ребенок?
   Вольт поперхнулся:
   -- Ты всегда отличалась неповторимостью формулировок. Ярослава!
   Раздался топот маленьких ножек, и через секунду на Анире повисло маленькое светловолосое и бесконечно тараторящее существо:
   -- Тетя-Ангел! Тетя-Ангел! А где вы были так долго? На небе? В командировке? А вы меня возьмете? А папу вы там видели? А я буду с вами жить? А куда мы поедем? А где ваши крылья?
   Анира поймала себя на мысли, что невольно улыбается: чистая детская непосредственность обескураживает. Но надо было как-то остановить этот поток вопросов:
   -- Стоп! Стоп!- Анира попыталась отцепить от себя ребенка. - Во-первых, зови меня Анира. Без всяких теть и на ты, ладно?
   Девочка просияла. Мало того, что ее забрал из дома Ангел, так еще Ангела можно называть на ты и странным именем Анира. Вот это да!
   -- Во-вторых,-- продолжала Анира, -- да, я тебя заберу. Только ты сначала переоденешься.
   Анира протянула девочке пакет. В размерах детской одежды перевертыш ничегошеньки не понимала, подбирала на глаз, советуясь с Оканом. Продавщица небольшого магазина, куда Анира заехала по пути, все как-то странно на нее косилась, но молчала.
   Ярослава радостно взвизгнула и побежала одеваться.
   Окан оказался неплохим советчиком. Джинсы были девочке немного длинноваты, рукава свитера - коротки, кроссовки оказались на размер больше, а курточка подошло идеально. В целом, Ярослава выглядела теперь обычным ребенком со слегка, быть может, неопрятной мамашей. Анира довольно улыбнулась:
   -- Сойдет. Ну что, поехали?
   -- Я только за куклой...
   Анира прищурилась:
   -- Ах да, твоя... Кажется, ты ее называешь Олей.
   Пока маленькое шумное существо умчалось за куклой, Анира обратилась к Вольту:
   -- Спасибо тебе. Огромное. Об остальном мы поговорим потом, ладно?
   Вольту это явно не понравилось, но выбора не было - он кивнул.
   -- Я готова! - громко объявила Ярослава, выбегая из комнаты с куклой подмышкой.
   -- Ну тогда поехали. Попрощайся....-Анира задумалась, как назвать Вольта.
   -- Пока, дядя Вольт! - не дожидаясь окончания ее фразы, ребенок потянул руки обнять вампира.
   Вольт явно смутился, но откуда Ярославе знать их ритуалы и законы, откуда ей знать, что обнять себя не-люди позволяют только тем, кому в высшей мере доверяют?
   -- Ну все, поехали. Мы торопимся, -- Анира нетерпеливо постукивала костяшками пальцев по дверному косяку.
   Ярослава отпустила вампира, пошла к Анире. Девушка кивнула Вольту и за ними закрылась дверь.
   Спускаясь по лестнице, Анира по аккомпанемент беспрерывно болтающей Ярославы, думала о том, как многому придется этой девочке еще научиться, чтобы выжить в нечеловеческом мире.
   Глава 16
   И у меня просто язык не поворачивается назвать это женской дружбой. Скорее уж взаимопониманием, эдаким нечаянным и абсолютно не требующим никаких усилий пониманием друг друга, которое хоть и обнаружилось в процессе игры "Найди 10 отличий, дорогая", но выросло и окрепло абсолютно независимо от невольного виновника, который периодически заявляет о нашей невыносимости и обещает назвать в нашу общую честь дочку (я все время подозреваю, что это он вместо общей надгробной плиты на братской могиле предполагает...)
   Алсана Злолотце
   Ярослава запрыгнула на заднее сидение машина, Анира села за руль. В автомобилях перевертыш разбиралась куда хуже, чем в мотоциклах, потому черное BMW - выбор Вэ"она. Вообще, идея покупки машины принадлежала именно эльфу. Он крайне скептически относился к девушкам за рулем, но из двух зол пытался выбрать меньшее: девушка на мотоцикле - это еще хуже. Анира искренне не понимала, зачем ей нужна эта металлическая коробка, но сейчас была вынуждена признать, что Вэ"он был прав, машина - штука полезная. Не думаете же вы, что она усадила бы трехлетнего ребенка на мотоцикл!
   Анира глянула в зеркало заднего вида, на котором переливался перламутровый охранный Знак, поставленный эльфом же, по привычке ухмыльнулась: "Нет, какая глупость все-таки!" Но тут улыбка сползла с лица перевертыша: Анира вспомнила о ссоре с эльфом.
   Ярослава тем временем, осмотревшись в машине, решила, что молчаливая передышка окончена:
   -- Мы поедем к тебе домой?
   -- Нет, золотце, -- Анира искренне пыталась отвечать на все ее вопросы. Пока получалось вполне сносно.- Мы поедем в другое место. Сегодня я не могу взять тебя к себе. Зато я познакомлю тебя с одной очень доброй тетей.
   -- Ангелом?
   Перевертыш улыбнулась:
   -- Дались тебе эти ангелы! Просто с доброй тетей.
   Анира подъехала к серому прямоугольному зданию, каких было еще миллионы в каждой части Петрограда. Сбоку виднелось некое подобие парадного подъезда, над коричневато-черной дверью поблескивала неприметная вывеска "Лесной рай". Несколько букв в ней не горело, потому вместо "Лесного рая" издалека читалось "Лено ай".
   Перевертыш обернулась к ребенку:
   -- Посиди в машине, ладно? Постарайся ничего не сломать и не взорвать. Я скоро вернусь. Не скучай.
   Девушка нажала на кнопку на панели, в машине заиграла музыка. Анира вышла и направилась к входу в здание.
   Дверь, невзрачная и хлипкая на вид, на самом деле была крайне прочной и тяжелой. Анира вошла, улыбнулась охраннику, полукровке Сэму (смесь крови эльфов, дриад по материнской линии и перевертыша-медведя). Ростом он был метра под два, но способность к трансформации сохранил только частично. Сэм улыбнулся в ответ и кивнул куда-то в глубь зала. Анира благодарно склонила голову. Темный узкий коридор вывел девушку в довольно большой полукруглый зал. Стены тут были стилизованы под лесную чащу, но, судя по всему, очень-очень давно: краска местами обсыпалась, рисунки пересекались автографами бесконечных Вась, которые наверняка тут были и неприличными словами.
   В зале было около двадцати столиков, почти за каждым из которых кто-то сидел. Несмотря на обшарпанную обстановку, посетители в "Лесном раю" были всегда. Именно за его внешнюю непримечательность любили это место видные политики и бизнесмены. И еще за нее, за Триш.
   Анира, стоя в затененном углу, закурила и с легкой улыбкой посмотрела на сцену. На ней на разном расстоянии друг от друга стояло три шеста. Музыка зазвучала громче, разговоры в зале притихли.
   На сцене появилась невысокая девушка с короткими черными волосами. Одета на была в костюм, которые по представлениям людей носят лесные дриады, в руках держала лук. Кожа девушки имела необычный оливковый оттенок, глаза почти без белков - глубокий, цвета коры коричневый цвет.
   Анира через плечо заглянула одному из сидящих за ближайшим столиком посетителей (благо видела в полумраке клуба прекрасно). Танец назывался "Любовь дриады". Анира ухмыльнулась. До крика пошло, но одновременно крайне иронично. Да, это Триш.
   Танцевала девушка замечательно. Это язык не поворачивался назвать стриптизом --только танцем. Причем совершенным танцем. Высшей гармонией движения и силы. Так могут танцевать только дети леса. Мужчины в зале сидели словно завороженные, а женщины не отпускали столь типичные ехидные комментарии в духе "Да у нее же целлюлит!" Анира никогда не понимала, зачем эти тетки с кучей комплексом ходят в стриптиз-бар, но таких тут было едва ли не половина всех почетителей.
   Музыка затихла. Танец был закончен. Раздались аплодисменты. Триш была единственной, кому после танца в след доносился не свист, улюлюканье и неприличные предложения, а аплодисменты. Быть может, в этих людях есть еще хоть какая-то крохотная часть, чуткая к настоящей красоте. Девушка скрылась за кулисами.
   Анира затушила сигарету и направилась к незаметной на первый взгляд двери, ведущей в гримерные. Никто не пытался ей помешать - перевертыша здесь знали.
   За дверью обнаружился грязно-желтый коридор. Анира уверенно двинулась по нему. Дверь в гримерку Триш была приоткрыта. Дриада разговаривала по телефону. Анира остановилась в дверях.
   -- Привет, Триш! Классный танец. Отожгла просто.
   Человеческий сленг вслепую, но очень удачно заимствовал у иных рас некоторые выражения. К древнейшим полулегендарным, по официальной версии исчезнувшим расам еще до Переворота относилась раса Аэнэ - раса Танцующих. Раса исключительно женщин, которые жили лет по тридцать-сорок и выживали путем воспроизводства точной копии себя. Аэнэ умели только танцевать - и ничего больше. Аэнэ нужен был покровитель, нянька, проще говоря. Они жили общинами, в которых правили обычно эльфы. Аэнэ называли мутацией эльфийской расы. И эта мутация их и погубила - раса, переболев какой-то банальной болезнью вроде насморка, потеряла способность воспроизводить себя. Те, кто видел, как танцует настоящая Аэнэ, старейшие, говорили, что под ногами такой танцовщицы, когда она танцует свой главный и последний танец, плавится песок, загорается трава. Вот это и называлось "зажечь". Когда говорили, что девушка "зажгла ночь", имелось в виду, что Аэнэ станцевала танец жизни. Люди глупы, но иногда поразительно метко заимствуют слова.
   Аниру забавляло то, как люди говорят. Наверное, это единственное, что перевертыша в людях забавляло.
   Триш обернулась к Анире:
   -- Спасибо, дорогая. У тебя ничего срочного? Подождешь, пока я переоденусь?
   -- Конечно.
   Триш скрылась в маленькой комнатке, примыкающей к гримерке и выполняющей роль гардеробной. Анира принялась разглядывать множество баночек, тюбиков и коробочек на столике Триш.
   Познакомились они с Триш незадолго до Переворота, но все же успели подружиться. А после Переворота Анира лет десять назад случайно увидела ее в этом же баре. И теперь их объединяла не просто симпатия друг к другу, их объединяла жизнь, память. Поначалу это была даже не дружба - просто собаки одной породы держаться вместе. Своеобразный способ не сдаться, не забыть, не сойти с ума. В добавок ко всему, с Вэ"оном Триш тоже была знакома раньше.
   Анире всегда казалось, что дриада была слегка влюблена в эльфа. Самую-самую малость, но все же. Хотя Вэ"он был эльфом, а у этих существ флирт заложен на генетическом уровне. Вместе с взбалмошностью, непоследовательностью и непосредственностью, почти детской дурашливостью, которые сразу и резко бросаются в глаза, когда ты впервые встречаешь эльфа. Иногда кажется, что эти существа вообще ничего не чувствуют дольше двух часов, ничто не может их задеть. И только потом понимаешь, насколько это ощущение обманчиво. Насколько сильно эльфы привязываются к людям при своей внешней легкомысленности, насколько легко их обидеть при внешней непробиваемости, насколько четко все их действия подчиняются системе. Точнее, даже не системе, а руководителю - собственным желаниям. Эльфа невозможно заставить сделать то, чего он делать не хочет. Заставить его захотеть чего-то - искусство.
   Вэ"он общался с Триш в той самой манере легкого флирта, за который злые языки обвиняют эльфов в распущенности. Но тем не менее за рамки этого флирта их отношения не выходили. Эльф почему-то относился в Триш как-то по-отечески и никогда не мог толком объяснить, почему.
   -- Ну вот, теперь мы можем поговорить спокойно.
   Анира улыбнулась. Смыв косметику, Триш снова стала похожа на маленького взлохмаченного ребенка.
   Невысокая, коротко стриженная, худенькая, можно сказать даже хрупкая дриада с оливковой кожей и большущими широко распахнутыми глазами, из которых веет детской наивностью и знанием, которое появляется лишь у тех, кто видел смерть.
   Анира любила приезжать к Триш. Девушка жила в относительно небольшом, но очень уютном домике на окраине города. Так приятно было ехать туда, зная, что тебе дадут в руки кружку кофе, требовательно спросят, когда ты в последний раз ела, накормят, а потом почешут за ухом, рассказывая кучу всяких глупостей о чем-то неважном и важном настолько, что об этом не стоило бы говорить.
   А еще у Триш была кошка. Черная, пушистая, с огромными желтыми глазами. Триш говорила, что кошка очень похожа на Аниру и назвала животное соответственно: Нира.
   -- Что стряслось, дорогая? Что-то ты неважно выглядишь, уж прости за откровенность. В-гости-чаю-поговорить? - последнее Триш проговорила почти одним словом, будто это было заклинание, мантра, решающая все проблемы. Хотя, почему будто...
   Дриада смотрела на Аниру большими доверчивыми глазами. Так странно было думать, что только что этот ребенок танцевал так, что все посетители-мужчины рисковали умереть не самым героическим образом. Сложно было поверить, что иногда Триш могла быть невероятно жестокой. Тогда, когда защищала то, что любит. И еще в то, что в хорошем настроении своими ироничными комментариями доводила Аниру и Вэ"она до острого приступа желания удавить ее или просто зашибить подручными средствами. И, что самое очаровательное, глядя на результаты своих трудов, Триш корчила невинную рожицу и выдавала что-нибудь в духе "Нет, ну что вы такие злые и нервные! Точно поженитесь - какое нормальное существо это выдержит вообще?". Выдавала и тут же пряталась. Минимум два тяжелых предмета падали в какой-нибудь угол.
   -- У меня к тебе просьба.
   Триш вопросительно подняла бровь.
   -- Просьбу зовут Ярослава.
   Теперь и вторая бровь дриады удивленно поползла вверх.
   -- Не спрашивай, откуда у меня взялся трехлетний ребенок. Да, кстати, Ярослава - это трехлетний ребенок. И вот его надо куда-нибудь деть. Хоть на чуть-чуть. У меня, сама понимаешь... Да и к тому же ребенка надо кормить. А я сегодня дома не ночую - работа. Вот.
   Анира умоляюще посмотрела на подругу. Триш улыбнулась уголком губ:
   -- Ну и где твой ребенок?
   Анира вздрогнула:
   -- Упасите меня боги всех известных пантеонов! Никогда не думала, что услышу вот такой вопрос и отвечу не "Ты с ума сошла!", а "Сидит в машине". Но тем не менее. Я могу тебя подбросить, если хочешь...
   Триш кивнула:
   -- Ага, только по дороге заедем в магазин. Раз уж ТВОЕГО ребенка надо кормить.
   -- Я тебе говорила, что иногда ты бываешь невыносима?
   -- Ага. Много-много раз.
   -- Жаль...
   Глава 17
   Всю дорогу Анира слушала веселое щебетание Ярославы, которая рассказывала "зеленой Тете" о тяжкой судьбе предшественниц куклы Оли. Триш ребенку явно понравилась, да она и сама относилась к человеческим детенышам с не понятной Анире нежностью. Быть может, Триш просто детей понимала намного лучше, чем взрослых...
   И теперь, слушая беззаботную болтовню Ярославы, Анира поймала себя на мысли, что кроме невыносимого эльфа, который умудрялся творить невероятнейшее количество глупостей в рекордно короткие сроки, и дриады, которой тоже периодически требовалась ее помощь (не раз доводилось перевертышу на доступном языке объяснять особо страждущим посетителям бара "Лесной рай", чем танцовщица отличается от проститутки), теперь она в ответе и вот за это болтливое создание. Чем она так провинилась, а?
   Триш вышла из машины. Следом за ней, сонно потирая ручками глаза, вылез ребенок. Дриада оценила ситуацию:
   -- Анира, ты проходи на кухню, ладно? Я уложу ребенка спать и приду. Поговорим... Да, там ужин на плите, разогрей, ладно?
   Анира скептически подняла бровь.
   -- Ну ты попробуй, это просто.. И кофе свари. Это уж ты умеешь, да? Кухонная катастрофа...
   Ну конечно, промолчать дриада не могла. Анира не обижалась на такие подколки: ведь Триш любя. Но все-таки надо бы как-нибудь припасти достойный ответ...
   Перевертыш кивнула, улыбаясь подруге одним уголком губ. Странно, насколько изменило легкомысленную обычно дриаду присутствие Ярославы. Все-таки не врут про материнские инстинкты детей леса.
   Анира вошла.
   Оранжевые стены, уютно, чисто. Мягкий диван и три стула. В голове невольно промелькнуло "Я дома..." Да, на этой кухне Анира была дома. Сколько здесь было выпито кофе и не только, сколько всего сказано... Здесь шампанским отмечали большие и не очень праздники, коньяком запивали горечь существования в мире, который принадлежит людям. Здесь можно курить дорогие сигареты (исключительно Анире, все остальные выгонялись в коридор), жаловаться на жизнь, слушать рассказы дриады и думать, что никогда, никогда не сможешь бросить на произвол судьбы этого милого лохматого ребенка.
   Анира открыла форточку. Закурила.
   -- М-да, Так я и знала, -- Триш зашла на кухню и мгновенно оценила турку на плите и сигарету в руке Аниры.-Кофе на плите, сигарета... Если бы не я, ты бы давно умерла с голоду.
   Про ужин Анира, естественно, благополучно забыла, как только Триш скрылась из поля зрения. Кому он нужен? Вот кофе - это и правда важно...
   Анира пожала плечами и размешала кофе длинной ложечкой. Дриада театрально вздохнула, напустила на лицо строгое выражение и укоризненно начала:
   -- Анира, ну нельзя же так беззаботно относиться к себе. Нельзя же так плевать на свое здоровье...
   Анира, которая должна была бы устыдиться, совершенно неприлично хихикнула. Триш возмущенно посмотрела на нее:
   -- Я серьезно! Когда ты наконец послушаешь?
   Анира невозмутимо выдохнула дым:
   -- Быть может тогда, когда ты поймешь всю бесполезность этого дела - пытаться воспитать во мне стремление к здоровому образу жизни.
   -- Какой здоровый образ жизни?! На то, чтобы из твоей жизни сделать здоровую, уйдет столько времени, что ты успеешь умереть от старости. Я просто пытаюсь намекнуть, чтобы ты уж откровенно не загоняла себя в гроб.
   Анира затушила докуренную сигарету:
   -- Ты же знаешь, воинов в гробах не хоронят.
   Последнюю фразу перевертыш сопроводила обезоруживающей улыбкой. Триш оставалось только пнуть ее, стараясь не развернуть кофе:
   -- Ну как тебе не стыдно?
   "И правда. Мне тут дриада-стриптизерша лекцию о здоровом образе жизни читает. И как это мне не стыдно?"
   -- Что за параноидальная забота о моем здоровье, а? Это фаза луны такая или с чего это вы вдруг все...
   -- Эй, Ани, что с тобой?-Триш удивленно посмотрела на подругу. Обычно та реагировала спокойнее...Еще б прислушивалась, вообще рай был бы.
   -- Просто сегодня от заботы о моем здоровье откровенно говоря начинает подташнивать.
   -- Это тебя от голода тошнит!
   -- Триш... мне надоело слушать, что у меня вредная работа, хреновая диета и вообще, если бы я бросила курить...Не обижайся. Просто у меня был тяжелый день и как-то не до этого.
   Триш поняла:
   -- Ладно, так и быть, лекции отложим на потом. Переходим к практическим вопросам. Когда ты ела в последний раз?- Триш подошла к плите, завязывая передник.
   -- Сегодня! - возмутилась Анира.
   -- Не кофе с сигаретой, а еда. Нормальная еда, -- Триш начала колдовать над кастрюлями-сковородками.
   -- Ну... -- Анира задумалась.
   Дриада победно возвестила:
   -- Так я и знала! Значит, я тебя все-таки накормлю. Ты пока рассказывай, я тут быстро...
   -- Может, тебе помочь?
   Дриада скептически глянула на девушку:
   -- Сиди уже. Помощница... Рассказывай лучше.
   Анира потянулась за новой сигаретой:
   -- Вообщем, ребенок этот - дочь последнего заказа. Она увидела меня в рабочем виде... А убить ее не смогла. Рука не поднялась на детеныша. Вот, в сущности, и вся история. Рассказывать нечего... Триш, у тебя выпить чего есть? А то я вся на нервах.
   -- Возьми там, в секции. По-моему, там коньяк оставался с прошлого раза.
   Анира благодарно полезла за обещанным напитком.
   -- Ты будешь?
   -- Только чуть-чуть. За компанию. У меня ж ребенок.
   Анира поперхнулась, но коньяк не пролила.
   -- Ну-ну... Прости, что я ее на тебя повесила. Просто некуда больше...
   -- Да успокойся ты. Правда. Нет проблем. Ты лучше расскажи, в чем дело.
   -- В смысле? - Анира сделала глоток, по телу сразу разлилась волна тепла.
   Дриада пожала плечами:
   -- Ну не из-за Ярославы же ты на таком взводе. Это, конечно, проблема, но не настолько же.. Приятного аппетита!
   Триш поставила на стол две тарелки. Перевертышу, откровенно говоря, на еду не хотелось даже смотреть. Но еще одной лекции о необходимость нормального питания она не выдержит.
   -- Спасибо, -- Анира взяла вилку. - Да, наверное, дело не только в ребенке...Ты права.
   -- Я это чувствую,-- дриада говорила совершенно серьезно.
   -- Да, я знаю.
   Все дриады от природы имеют некоторые эмпатические способности, которые обычно развиваются стихийно и не очень ярко выражены. В основном, они ощущают только общий эмоциональный фон достаточно близких людей. А Триш до Переворота готовилась стать Целителем, и потому училась контролировать и специализировать способности.
   Анира отпила еще глоток коньяка.
   -- Мы с Вэ"оном поругались.
   Дриада вопросительно глянула на перевертыша:
   -- Да это с вами каждые пятнадцать минут происходит! Ты божишься его убить через слово. Было бы из-за чего заводиться...
   Анира посмотрела в окно:
   -- На этот раз, кажется, серьезно...
   Триш откинулась на спинку стула:
   -- Н-да. Теперь понятно, почему он залетел к нам в бар, даже не поздоровавшись, купил бутылку водки и тут же испарился в неизвестном направлении, извергая при этом такие выражения, что даже Сэм (а он всякое слышал) нашел, чему поучиться. А я сразу и не поверила..
   Анира залпом допила.
   -- Ну вот...
   Щелчок зажигалки.
   -- Так из-за чего?- Триш пристально смотрела на подругу. И ей определенно не понравилось то, что она увидела. Доконает себя она однажды...
   Анира выдохнула кольцо дыма, которое получилось откровенно кривеньким:
   -- А просто так. На тему моего здоровья. А дальше.. Слово за слово, ты же сама понимаешь. Крики, хлопки дверями, разбитая посуда... Как всегда, короче.
   Триш разлила еще коньяка.
   -- Я вас ненавижу. Обоих. И после этого вы говорите, что не поженитесь? Ай, больно! Родственные души, черт бы вас! Взрослые вроде, серьезные, а дверями хлопают, посуду бьют...
   -- Это я фигурально выразилась про посуду!
   --- ... это не важно! Куда важнее, что теперь он, очевидно, напивается с Лэйраном, ты - тут со мной. И вы оба курите не в себя.
   -- Я не..
   --... и оба кричите "Все! Я его\ее ненавижу. И вообще, достало".
   -- Я не кричу так!
   -- Это пока... вот допьешь коньячок... Черт, нашла же коса на камень... Ну что же вы так не можете поделить, а?
   Анира хмуро глянула на подругу.
   -- Ничего я не делю с ним. Это просто моя жизнь и пусть он...
   -- Вот! Вы безуспешно делите жизни друг друга. Я только в толк не возьму, почему и зачем вам надо это?
   -- У меня спрашиваешь? Это не я начинаю. И да, кстати. Мы НЕ поженимся. И...
   Тут аргументы иссякли. Триш вдруг посмотрела так, словно от нее зависит все счастье мира:
   -- Анира, позвони ему, а...
   В глазах Аниры нехорошие огоньки.
   -- С какой это такой стати, а? Не собираюсь. Если он думает, что сможет обращаться со мной, как со своими девочками, он глубоко заблуждается...
   -- Он не думает, -- машинально возразила Триш.
   -- ... И я не намерена выслушивать его наезды и ультиматумы... Что ты сказала?
   Триш снова посмотрела на перевертыша:
   -- Он так не думает. И, судя по всему, правда переживает.
   Зрачки Аниры сузились в вертикальные кошачьи полоски, что не предвещало ничего хорошего.
   -- А ты откуда знаешь? Триш, ты что, миротворцем выступить решила? Адвокатом и представителем интересов? Ты его выгораживаешь? Он тебя просил? Самому стыдно, небось?
   -- Да не заводись ты. Нервы итак у тебя не к черту. Точно надо курить бросать.
   -- ЧТООО? Причем тут это? Вы тут спелись за моей спиной, а я, значит, нервная! Передай своему протеже, что он может отправляться ко всем чертям со своей дипломатией, точнее с твоей дипломатией. И ему пора бы давно смириться с некоторыми вещами. И пора было бы уже давно понять, что я не фрагмент его коллекции девушек на каждый день и совершенно не собираюсь из кожи вон лезть, дабы угодить его эльфийской мордашке. Мы столько знакомы... Черт возьми, а!
   -- Анира, прием! Успокойся! Он не мой протеже, я от тебя узнала, что вы поругались. И просто хочу как лучше. И правда думаю, что он переживает. Успокойся! Послушай, что тебе говорят, не перегибай!
   В большущих глазах дриады не было ни капли раздражения или злости, только сочувствие, сплетенное с легкой обидой.
   Анира на секунду прикрыла глаза. Вдох-выдох. Надо бы выспаться. Вдох-выдох. Не думать об эльфах и острых предметах.
   На дриаду направился взгляд двух темно-фиолетовых глаз:
   -- Я устала, Триш. Понимаешь? Я устала.. От этого ненормального эльфа, от работы, от себя. От жизни устала, понимаешь?
   -- Понимаю.
   Анира закурила. Молчание. Но не пустое, напряженное и неловкое, нет. Молчание, которому слова не нужны. Триш просто пересела на диван к Анире, уложила ей голову на колени. Перевертыш почти автоматически запустила пальцы в стриженые волосы дриады, благодарно осознавая, что иногда так важно бывает почувствовать не столько то, что кто-то заботится о тебе, сколько то, что кто-то нуждается в твоей заботе. Не попытка усадить в золотую клетку тебя - и потом кормить и ухаживать. А простое такое, непосредственное доверие. Вера в тебя. Хотя Анира и не божество, в которое можно верить.
  
   Глава 18
   Ярослава осталась жить у Триш. Решено было, что это наилучший вариант. Да дриада особенно и не возражала.
   Документы ребенку Анира сделала буквально за несколько дней. Хотя до сих пор с досадой вспоминала, как Заяра, отдавая бумаги об удочерении, свидетельство о рождении и медицинскую справку с легкой иронией сверкнула стальной полоской чипа, заменявшего ей правую бровь и на прощание бросила: "Свои... гхм... Свои, сочтемся". Заяра была участником правительственного эксперимента по вживлению различных микросхем и чипов и стыковке их напрямую с мозгом. Удачливым участником. Тонкая серебристая полоска металла, заменявшая девушке правую бровь, предоставляла множество приятных возможностей. Например, мгновенный доступ ко всемирной сети и тем частным ее секторам, к которым имеется пароль, с выводом информации прямо на сетчатку. А пароли у Заяры имелись. Таким образом, через несколько секунд Заяра могла получить ровно столько информации о собеседнике, сколько вообще возможно. Причем совершенно для него незаметно. Не говоря уже о возможностях идеального ночного зрения и получения точных параметров любых объектов вплоть до химического состава.
   Анире совершенно не хотелось оставаться перед ней в долгу. Не то чтобы она не любила Заяру, просто она все-таки человек. Профессиональная, так сказать, подозрительность.
   Как бы то ни было, теперь Ярославу официально звали Екатерина Сергеевна Кшабуро. По легенде, Триш удочерила ее в одном из захолустных детских домов на окраине Петрограда.
   На себя оформлять ребенка Анира не рискнула. Мало ли... Это все-таки какая-никакая, а зацепка. Не хотелось, чтобы какой-нибудь очередной отважный мститель, с коими Анире доводилось встречаться примерно раз в полгода, вышел на девочку.
   Перевертыш предлагала нанять няню, но эту идею категорически забраковала Триш. Во-первых, она работает неполные ночи, а днем вполне может присматривать за ребенком. Тем более, Анира старалась уделять Ярославе каждую свободную минуту, да и Вольт с Вэ"оном заходили, помогали. Последний - предварительно уточнив, что Анира в данный момент находится в другом, желательно, отдаленном месте.
   У Ярославы, очевидно, имелось неизвестная науке форма сильнейшего обаяния, так как вампир и эльф, далекие от сентиментальных чувств к человеческим детенышам, этого конкретного ребенка обожали и (о Боги!) добровольно вызывались посидеть с Ярославой, когда Триш нужно было отлучится. Вообщем, уже через месяц никто из них не мог вспомнить, что когда-то было иначе.
  
   Анира и Вэ"он не разговаривали. И это обстоятельство становилось все более невыносимым для окружающих.
  
   Анира отказывалась общаться с кем-либо, кроме ребенка и мотоцикла. Нет, не то чтобы отказывалась. Просто отделывалась ничего не значащими фразами, ссылалась на дела, занятость, усталость...
   Ей невозможно было дозвониться по три-четыре дня, дома перевертыш совсем перестала появляться. Как, впрочем, и Айшер на стоянке. Вольт как-то рассказал Триш, что Анира катается по ночным трассам. И добавил, что больше никогда бы не хотел на это смотреть, потому как он хоть и не девица слабонервная, но даже у старого вампира эта девочка, которая с закрытыми глазами несется на скорости за 200 километров в час, вызывает легкую нервную дрожь.
   Обсуждать этот вопрос с Анирой было, естественно, бесполезно. Девушка неизменно игнорировала просьбы быть осторожнее, отделываясь стандартным: "Я все контролирую".
   Анира перестала разговаривать с Оканом и Айшером. Наушник бесцельно валялся дома, мобильный она поднимала только в исключительных случаях. Хотя сначала вздрагивала каждый раз, когда он начинал вибрировать в кармане. Однажды даже чуть не свалилась с мотоцикла. С тех пор на катания начала отключать все сигналы.
   Она могла часами буравить взглядом ночное небо Петрограда, закуривая сигареты за сигаретой, а потом разбавляя никотин виски.
   Она засыпала на любимой крыше, стряхивая потом с шерсти утренний иней.
   Анире было плохо.
  
   Что думал по этому поводу Вэ"он, оставалось загадкой. Однако когда он приходил к Ярославе, то был мрачнее тучи и по большей части молчалив, что для эльфов крайне не типично. Наверное, он тоже был не в восторге.
  
   -- И что мы будем с этим делать? - Триш поставила на стол чашки и заварник.
   Вольт пожал плечами:
   -- А что мы можем сделать? Не маленькие, разберутся.
   Дриада зло на него посмотрела:
   -- Ну-ну. Разберутся. В тот момент, когда Анира все-таки свернет себе шею или окончательно сопьется. Хотя почему или...
   Вольт пожал плечами:
   -- Ты преувеличиваешь. Милые бранятся...
   -- Вольт, очнись! Эти милые угробят друг друга. Точнее сами себя угробят. Ты ауру Вэ"она видел? Хотя какой дурацкий вопрос... Ты ж их только с гастрономической точки зрения видишь. Так вот, я тебе как Целитель скажу: нихрена хорошего. Про Аниру я вообще молчу, краше в гроб кладут. Она вообще что ест все это время, а? Святым духом питается? Вольт, это не смешно...
   Вампир бессовестно хихикал в кулак, очевидно, представив, как Анира гоняется ха святым духом, пытаясь им закусить.
   -- Прости, Триш, но это смешно.
   -- Ну не мог ты его тогда образумить, когда Вэ"он тебе морду бить пришел?
   Да-да, вопреки предположениям дриады, после вышеописанной ссоры эльф отнюдь не отправился пить с Лэйраном, потому как по непонятным причинам Анира была тем единственным, в чем друг был его, по мнению Вэ"она, понять не в состоянии. Вместо этого он решил отправить в мир теней одну перекуковавшую в мире живых нежить. Успев по пути уничтожить половину содержимого бутылки, изрядно пьяный эльф ввалился к Вольту с крайне воинственными намерениями. Вольт так и не признался, каким образом мордобой перерос в пьянку, но вместо одного окончательно мертвого вампира к утру имелся мертвецкий пьяный эльф и неконтролирующая себя, но вполне целая нежить.
   -- Ну-ну. Надо было прямо тогда помолиться всем Богам, завещаньице накидать и звонить Анире. Если бы меня не убил эльф, то эти двое точно зашибли бы в процессе выяснения отношений. Нет уж, увольте. Я итак Богов благодарил, что они разминулись: Вэ"он явился минут через десять после Аниры.
   Триш вытащила откуда-то из-под стола бутылку недопитого коньяку, плеснула в чай, вопросительно глянула на вампира. Вольт покачал головой:
   -- Налей лучше отдельно. Не люблю смесей.
   Триш вытащила рюмку, чуть помедлила и вытащила еще одну. Разлила коньяк.
   -- Я не знаю, Вольт, что мы будем делать, но что-то делать надо. Не знаю, как Вэ"он, я не так хорошо его чувствую, но Анира скоро съедет с катушек. Причем она никогда не признается в этом. Ей не хватает Вэ"она. Я не знаю, чем они связаны, как и откуда это взялось, но не хватает куда больше, чем может не хватать кого бы то ни было.
   Вольт пожал плечами:
   -- Триш, ну что ты предлагаешь? Связать ее и запереть с эльфом в комнате, обитой чем-нибудь мягким на двое суток, чтоб они уж точно успели выяснить отношения на всю жизнь вперед? Так вот я, во-первых, не возьмусь ее связывать: затея совершенно безнадежная, покалечит. А во-вторых, никто не гарантирует, что через два дня мы будем иметь двух вполне счастливых индивидуумов, а не два вполне остывших трупа. Пусть уж сами разбираются.
   Триш только молча допила коньяк.
  
   Анира смотрела на темное небо. Сигарета бесцельно тлела в руке, Айшер уже заждался внизу. А Анира смотрела в темное небо и думала, как бы ей хотелось сейчас в трубке услышать его дурашливое "Привет!", как бы хотелось, чтобы можно было говорить только полслова из трех предложений, как хотелось, чтобы кто-то заканчивал за нее фразу, хотелось в очередной раз, улыбаясь, промяукать "Я тебя ненавижу".
  
   Да, Анире определенно не хватало Вэ"она.
  
   Глава 19
  
   Через две недели Анира получила новый заказ. Не самый сложный, но все же...
   Вольт наотрез отказался даже слушать об очередном кубике "вампирской крови". Сразу после истории с Семеновым он повторил некоторые тесты и сообщил, что следующий укол станет для Аниры последним.
   -- Девочка, ну я же тебя предупреждал на счет дозировки! - вампир был откровенно зол, помня взбучку эльфа. - Теперь организм утратил сопротивляемость препарату. Если не навсегда, то лет на 30-40 точно. Так что даже не проси.
   Анира поняла. Она же все-таки не самоубийца. Но вот сейчас стимулятор бы очень пригодился. С ним бы задание было совершенно плевым, а так... Ну как прикажете отключать теплодатчики?
   Засекли Аниру уже на отходе. Работать приходилось в жутком темпе, на все про все было 10 минут - именно столько по ее расчетам требовалось, чтобы обнаружить отключение систем безопасности даже при самой чистой их блокировке.
   Аварийная система включилась, когда до выхода за территорию оставалось каких-нибудь три метра. Причем на поражение. Они что, параноики или персонала не жалеют? Кто ж сразу врубает автострелков на поражение?
   Анире пробило руку. Легко отделалась, стрелки располагались так, что если бы уходил человек - то вряд ли бы ушел живым.
   Проклиная про себя все на свете, Анира бежала, поддерживая нерабочую руку. Благо, что левая. Регенерировать было невозможно: пуля застряла. Хорошо хоть получилось затянуть рану тканью: хотя бы кровавых следов не оставляла. А то спустят же собак, так те по запаху крови след до самого дома возьмут. А так метров через десять запутаются: частичная трансформация изменяла запах не хуже облика.
   Вот и Айшер. И как прикажете ехать на мотоцикле?
   "Как-как. Молча."
   Анира попыталась пошевелить пальцами, скривилась. Активировала бортовой компьютер. Какая досада, что любая более или менее приличная система безопасности засекала радиоволны от наушника и связь приходилось отключать.
   -- Привет, Айшер, молчаливый режим.
   -- Здравствуй. Я понял.
   С тоской глядя на собственную руку, Анира все-таки залезла на мотоцикл.
   "Набери Триш. Разговор в звуковой режим".
   Через несколько секунд Анира услышала голос подруги:
   --Да?
   -- Триш, ты дома?
   -- Да, что-то случилось?
   -- Нет, я просто сейчас заеду. Нужно кое-что обсудить.
   -- Ок.
   "Закончить, Айшер."
   Стиснув зубы и поминая нехорошими словами людей, эту жизнь и прочие несправедливые по определению категории, Анира завела мотоцикл.
  
   ***
   Через двадцать минут взволнованная дриада открыла дверь и прямо с порога набросилась на перевертыша:
   -- Что случилось? Что с тобой?
   Анира тряхнула головой:
   -- Ты хочешь, чтобы об этом знали все соседи?
   Дриада ничего не ответила, но отступила, чтобы Анира могла войти.
   Переступив порог, перевертыш позволила себе в трех словах пересказать все, что думала по пути. В трех непечатных словах.
   -- Анира, что тебе болит?
   Перевертыш кивнула на руку.
   -- Там пуля. Надо достать.
   Дриада заметно вздрогнула.
   -- Ты чего? Крови боишься?
   -- Нет, я же Целитель... Просто у меня нет никакого обезболивающего... Ничего нет. Я могу сбегать...Но ночь же уже.
   -- Триш, хрен с ним, с обезболиванием. Как там гласит народная мудрость? "Хорошо зафиксированный пациент в анестезии не нуждается". Надо немедленно достать эту чертову пулю, заражение может начаться. Уж не знаю, чем они их там смазывают...
   Дриада сильно побледнела, но кивнула.
   -- Ладно. Иди на кухню. Я сейчас.
   Когда дриада появилась, держа в руках ужасающего вида инструменты, Анира уже успела распустить импровизированную повязку. Плащ валялся рядом с ней, рукав свитера она просто закатала. Нет, после унитаза биосинтетика, определенно, величайшее изобретений человечества. Да, не поверите, ни одному перевертышу, гному, а уж тем более эльфу идея унитаза в голову не пришла!
   Триш положила инструменты на стол, начала дезинфекцию. Анира хмуро посмотрела на процесс:
   -- Налей лучше мне внутрь этого. Жалко же. Хорошая водка. Хотя я и не фанат.
   Дриада немного вымученно улыбнулась, но рюмку достала. Анира выпила залпом.
   -- Ты сможешь не дергать рукой или лучше привязать?
   -- Смогу. Только вытащи ее, Триш, -- Анира положила руку на стол.
   Дриада побледнела еще сильнее.
   -- Больно будет.
   -- А то я не знаю.
   -- Расслабь руку.
   Дриада плеснула на рану водки. Анира не дернулась, но выразилась при этом так, что обзавидовался бы любой тролль. Следующие пятнадцать минут перевертыш тихо-тихо развивала обозначенную первой фразой тему, а Триш сосредоточенно пыталась вытащить пулю, ничего при этом не повредив. Наконец, пуля звякнула о стол, Анира облегченно вздохнула.
   -- Надо зашивать, -- дриада критически осмотрела рану.
   -- Забудь. Я же перевертыш. Регенерирую.
   Дриада недоверчиво посмотрела на Аниру, но промолчала. Хотя рану присыпала каким-то порошком из личной аптечки, ограничившись банальным "Поможет".
   Села, утирая крупные капли пота со лба.
   -- Черт возьми. Никогда этого раньше не делала.
   Анира налила остатки водки в рюмку и подтолкнула ее к Триш.
   -- Никогда раньше не вытаскивала пули?
   Триш залпом выпил, поморщилась:
   -- Никогда раньше не делала этого на своей кухне. Да и, знаешь ли, когда я училась, мы больше по части стрел...
   Анира только пожала плечами. Рана уже начала затягиваться. К утру останется тонкий шрам, а через пару дней и вовсе ничего не будет видно.
   Триш задумчиво замолчала.
   -- О чем ты думаешь?
   -- А? -дриада посмотрела на Аниру так, словно та застукала ее с порножурналом (хотя на кой он дриаде...).-Ни о чем. Так просто.
   -- Правду, Триш. Что-то не так? Ты беспокоишься о ране? Глянь, все нормализуется...
   Анира продемонстрировала подруге руку.
   -- Нет, дело не в этом.
   -- Так что тогда?
   -- Просто я раньше никогда не видела твоей крови.
   -- И? Она как-то отличается от любой другой?
   Дриада промолчала.
   -- Триш, все равно ведь узнаю.
   "И правда... Все равно ведь узнает".
   -- У тебя кровь пахнет Силой.
   Анира удивленно подняла бровь:
   -- Эээ... ты что-то путаешь. Я не маг. Такого не может быть.
   -- Невозможность сего факта никак не влияет на его объективное наличие.
   Теперь бровь перевертыша поднялась чуть иронично:
   -- Ты пьяна... Как выражаешься-то, а!
   Триш улыбнулась. Потом снова посерьезнела.
   -- Анира, это еще не все.
   -- Не все?
   Триш отвернулась и, не глядя на перевертыша, сказала:
   -- У вас с Вэ"оном кровь пахнет одинаково. Точнее, не одинаково, а одной и той же Силой огненной стихии.
   -- И что это значит?
   Анира и правда не понимала. Сам факт того, что ее кровь пахнет магической Силой, хотя Искры у нее отродясь не было, удивил ее куда больше последнего уточнения.
   -- А это... Черт, Я не знаю, что это значит. Так просто не бывает. Ладно, черт с ней, с Силой. Но чтоб такая же.. Такого не бывает. Чтобы Сила имела один и тот де запах нужно быть... Анира, ты должна быть Вэ"оном для этого. Одинаковых запахов не бывает даже у родных братьев и сестер, у Учителя и ученика, вообще ни у кого. Анира, кто он тебе? Кто?
   Перевертышу стало неловко от того, как дриада задала последний вопрос.
   "А чтоб я знала..."
  
   Глава 20
   Анира неопределенно повела плечами:
   -- Да я тебе уже рассказывала! Мы познакомились на празднике Сэйган. Потом виделись на Ванхаше. В день, когда Переворот настиг Фэйлан, ушли в горы - потому и выжили. Триш, у меня нет желания устраивать автобиографическую лекцию: что это поменяет? Он - чистокровный эльф, я - перевертыш в двенадцатом поколении. Да и родилась я без всякой Искры. У нас в семье принято водить детей к магам, проверять на наличие способностей, потому как у моей прапрабабушки Искра была, но заметили ее слишком поздно. Так вот, еще когда мне было года два, было выяснено, что Искры у меня нет. Да и родилась я в стихии Воздуха. Может, ты что-то путаешь?
   Дриада только покачала головой:
   -- В таких вещах я не ошибаюсь.
   Потом пристально посмотрела на Аниру. Перевертыш даже вздрогнула под этим взглядом.
   -- Что? Чего ты так смотришь?
   -- Я пытаюсь понять. Я ведь все-таки была лучше по теории магии.
   Анира поежилась и почему-то посмотрела на свои руки.
   -- Скажи, Триш, а это вообще невозможно? Противоречит каким-то объективным законам вроде силы тяжести или такого просто никогда не случалось?
   Дриада нахмурилась:
   -- Все сложнее, Анира. Понимаешь, Сила - это... часть души, что ли. Того особенного, что бывает только у одного человека. Как отпечатки пальцев. И как это практически возможно, я себе не представляю. Разве что...
   -- Что?
   -- Понимаешь, существуют древние предания, у нас их даже в курсе истории магии не было, я сама как-то читала... Предания о том, как воины, спасавшие магам жизнь, получали их Силу. Точнее, получали точную копию Искры. Но это все считается выдумками: воинов, которые спасали жизнь магам, тысячи. Если бы такое было возможно, то об этом бы знали не на уровне легенд.
   Хотя узы, которые связывают спасшего и спасенного всегда вызывали неоднозначную реакцию. Особенно если учесть, что добровольцев, готовых рисковать жизнью во имя науки, как-то не находилось. Так что рассуждать об этом приходилось чисто теоретически и эффективность таких дискуссий, сама понимаешь...
   Анира закурила и с интересом посмотрела на Триш:
   -- А что ты сама по этому поводу думаешь?
   Триш прищурилась:
   -- Я думаю, что все сложнее. Не зря в древних летописях описываются такие случаи. Но наши титулованные маги как-то не учитывали того, что летописец вряд ли присутствовал в сам момент спасения жизни. Кроме самого факта спасения нужен какой-то силовой катализатор, который бы провоцировал передачу. Тут уже дело в том, как происходит передача. То ли это природное, стихийное явление на уровне объективных законов природы, тогда мы чего-то просто не знаем... Может, это какой-то способ уравновесить систему? Возможен вариант, что это давно забытое заклинание какого-нибудь магистра древности. И тогда, быть может, нужен какой-то предмет или вербальный компонент. Это может быть все, что угодно, просто случайно угаданное кем-то слово, что и осталось в летописи. И, к сожалению, выяснить это наверняка есть только один способ. Но мне все же кажется, что это стихийная штука, потому что о магистре хоть что-то бы да сохранилось, а особенно если бы он научился копировать Силу...Я даже думаю...Стоп, Анира, какое это может иметь отношение к нашему вопросу?
   -- Триш, расскажи, что ты думаешь. Я объясню. Только ты сначала расскажи.
   Дриада пристально посмотрела на подругу, но, осознав, что на лбу у той ничего не прочитает, продолжила:
   -- Когда-то меня занимал этот вопрос. Я несколько месяцев просидела за сборниками легенд и древних баллад и однажды наткнулась на легенду, которая на первый взгляд не имела отношения к проблеме. Там была баллада о барде, который вынужден был отправиться за любимой девушкой-эльфийкой в мир Теней, чтобы вернуть ее в мир Живых.
   -- Триш, эту балладу знает каждый ребенок! Орфей и Эвридика, как же!
   -- Не перебивай! Тот вариант, который читала я, отличается от знакомого каждому ребенку. В той балладе бард сумел вывести ее. Дальше было лирическое отступление о "единении душ", но суть в том, что бард получил Силу, стал магом.
   Анира ухмыльнулась:
   -- Орфей и Эвридика по-голливудски!
   Триш вопросительно подняла бровь:
   -- Ну, человеческая киностудия. У них что не фильм, то хэппи-энд!
   Триш хмыкнула:
   -- Злая ты. Эта баллада написана еще до того, как вообще появились люди! Так вот. Эта легенда навела меня на мысль, что дело не в том, кто спасает, воин или бард, или еще кто-то. Искра - вроде специфического заряда, который передается при соприкосновении. И если "соприкоснуться душами" возможно, то становится понятным, почему Искра передается. Вот только как это практически осуществимо - понятия не имею.
   Анира задумалась, вертя в руках очередную, еще не прикуренную сигарету.
   -- Навряд ли это как-то специально может быть осуществимо.
   --Что ты имеешь в виду?
   -- Ну, насколько я знаю эту историю, бард не делал ничего специально. Он просто пошел следом, потому что не мог ее отпустить.
   --- Ну, ты очень примерно знаешь эту легенду, но допустим. И...?
   -- Он не был магом. Значит дело не в ритуалах. Дело в готовности пойти в мир мертвых следом за чьей-то тенью
   Триш поперхнулась. Задумалась.
   -- М-да. Хоть ты ничего и не смыслишь в магии... Но вполне похоже. Бард любил эльфийку настолько, что готов был умереть с ней. Или за нее.
   Анира хмыкнула. Триш осенило:
   -- Анира, но ты-то тут причем? Ты ведь и Вэ"он не... или все-таки...
   Перевертыш посмотрела в окно:
   -- Или все-таки. Немножко притянуто за уши, но более логичного объяснения мы все равно не добьемся. Это была не любовь. Это был страх. Мне было сумасшедшее страшно, что он умрет и я останусь одна в этом лесу... во всем этом мире. Я не думала о том, что рискую, я просто сознавала, что если он сейчас умрет, я останусь одна. А это казалось куда хуже смерти.
   -- Анира... Можно по порядку? А то я не очень понимаю.
   Перевертыш рассказала подруге о том дне, первом дне в Новом Мире, о стреле. И о том, как все-таки умирают от яда Черной Орхидеи.
   Закончив, Анира некоторое время молча курила, а потом повернулась к Триш. У дриады по щекам катились слезы, а в глазах застыло выражение такой боли, что девушка невольно вздрогнула:
   -- Триш! Эй, ты чего? Я же не женский роман тебе пересказываю, в самом деле! Что такое?!
   Слезы Аниру всегда немного обескураживали. Сама перевертыш не плакала уже двадцать лет.
   -- Триш, да успокойся!- в голосе Аниры послышались раздраженные нотки.
   Ну что за цирк в самом деле? Можно, конечно, понять впечатлительность дриад, но не настолько же! Это глупо.
   -- Анира, ты не понимаешь...-- Триш начала всхлипывать.
   Да что, черт возьми, происходит?
   -- Не понимаю чего? Триш, ты меня пугаешь!
   При всей своей взбалмошности, Триш не была склонна к беспричинным истерикам и слезам по любому поводу. И вдруг - нате вам, Тихий океан!
   -- Триш!
   Дриада всхлипывала все громче, избегая смотреть на Аниру. Перевертыш подошла к ней, заставила посмотреть себе в глаза:
   --Триш, объясни мне, что происходит.
   -- Я...я не могу. Ты меня никогда не простииииишь.
   Конец фразы пропал в очередном всхлипе.
   Нет, ну это уже ни в какие ворота не лезет!
   -- Триш, прекрати истерику!- когда Анира начинала говорить вот так, пробирало даже Вэ"она. - Выпить хочешь? Нет? А придется.
   Девушка пошарила в секции и нашла открытую, но почти полную бутылку водки.
   Триш панически замотала головой. Во взгляде Аниры блеснула готовность, если потребуется, влить силой, но потом перевертыш все же смилостивилась и вместо водки достала бальзам. Достала рюмки, налила себе и дриаде. Сама выпила залпом. Триш сделала маленький глоток, поперхнулась и попыталась отодвинуть рюмку, но Анира была неумолима:
   -- Допивай! Как коньяк, так мы пьем!
   Триш обреченно вздохнула и допила одним глотком.
   Во всей этой перебранке на предмет употребления алкогольных напитков был по крайней мере один плюс: Триш перестала плакать.
   Анира поставила рюмку на стол, села:
   -- А теперь объясняй, что это все значит.
   -- Анира...
   -- Триш, говори прямо и сразу по сути, ладно? У меня нервы тоже не железные.
   -- Та стрела, Анира. Это я.
   -- Что ты?- не сразу поняла перевертыш.
   -- Это я стреляла.
   Анира молчала.
   -- Я не знала, что это вы. Время такое было... Мы были не очень-то рады незваным гостям. Мне приказали стрелять - я выстрелила. Решением лесного совета чужакам давали сутки на то, чтобы уйти, если попали в лес случайно. Или обратиться к Совету. За вами следили. Не я, естественно. Я бы вас узнала. Но потом на западную окраину леса пришли люди, и все отряды были брошены туда. Началась паника. Был приказ вас убить, причем в самый последний момент. Я целилась со ста пятидесяти метров, потому вас и не узнала. Да и не до того было...
   Тут снова начали раздаваться подозрительные всхлипы.
   -- Триш....
   -- Анира, я не знала! Я всегда думала, что тогда убила человека, который пришел поджигать наш лес. У меня тогда последняя стрела оставалась...
   Перевертыш посмотрела в окно и закурила. Небо у кромки чуть посветлело.
   -- Анира... Анира, прости меня.
   --Дурашка.
   Триш вопросительно посмотрела на подругу. Анира повернулась к ней:
   --Дурашка. За что ты просишь прощения? За то, что спасала свой дом и родных? За то, что ошиблась? Глупости, мне не за что тебя прощать. Не за что. Тем более все живы, ведь так? Анира подошла к дриаде и обняла ее.
   -- Дай мне сигарету, а?
   Теперь была очередь Аниры удивляться:
   -- Ты ведь не куришь!
   -- Не курю. Но я раньше думала, что в друзей отравленными стрелами тоже не стреляла. Не волнуйся, просто надо успокоиться.
   Анира чуть неуверенно протянула пачку подруге. Триш на удивление ловко прикурила и, выдыхая дым, сказала:
   -- Тебе надо учиться.
   -- Что?- не поняла Анира.
   -- Учиться обращаться с Силой. Это ведь не так просто, как может показаться.
   Анира скептически посмотрела на дриаду:
   -- Триш, ну как ты себе это представляешь? Дать объявление в газету "Требуется маг-наставник, стихия Огонь, интим не предлагать, звонить до десяти вечера"?
   -- Вэ"он.
   Анира вернулась на свой излюбленный диванчик и снова смотрела в окно, за которым уже различим был новый день.
   -- Анира, тебя должен учить Вэ"он. Это ведь... ээ... его Искра.
   Анира вздрогнула.
   -- Триш, я не хочу сейчас об этом говорить. Ладно?
   -- Но ты же...
   --Триш. Я тебя прошу.
   Дриада пожала плечами и затушила сигарету.
   Глава 21
   А иногда сны - это просто сны.
   Зигмунд Фрейд
   Веревки на руках, настолько прочные и тугие, что любая попытка освободиться причиняет только боль. Холодный пол. Затхлый, тяжелый воздух. Такой, что хочется перестать дышать. Из рассеченной брови сочится кровь и Анира с ужасом осознает, что не может ее остановить, не получается регенерировать ткань.
   Темно. Пахнет цементом и ржавым железом. Анира скрипит зубами. Что, черт возьми, происходит???
   Она лежит на полу, пытаясь освободить руки, тщетно пытаясь трансформироваться. Резь в запястьях становится невыносимой.
   Тяжелые шаги в коридоре. Так ходят тучные, толстые мужчины. Звон ключей. Резкий запах пота. С омерзительным скрипом открывается дверь. Анира на секунду слепнет от белого искусственного света. Темный силуэт, армейские берцы прямо перед ее лицом. Мужчина тяжело дышит. У него отвратительно пахнет изо рта. Он поднимает Аниру за шкирку, словно дворовую собаку. Анира скрипит зубами от ярости и унижения.
   Коридоры, освещенные тем же противным искусственным светом. Хочется плакать и кричать от бессилия. Человек несет ее по коридорам, как паршивого пса, который не сможет даже кусаться. Только сейчас девушка понимает, что трансформация застопорилась на промежуточной стадии: полуволк-полудевушка.
   Лестница. Руки у Аниры связаны за спиной, вместо ног - лапы. Мужчина бросает ее на первую ступеньку, пинает. Хочется завыть, но получается только тихо-тихо заскулить.
   Ступенька, еще одна. Каждая новая сопровождается пинком. Сколько же тут этажей...
   Наконец, лестница заканчивается. Мужчина снова понимает ее за загривок, открывает большую металлическую дверь, забрасывает внутрь. Дверь за спиной тяжело закрывается.
   Анира снова видит перед собой только грязный пол. Все тело ноет, кажется, сломано несколько ребер.
   -- Анира Тея триа Шарн-Да-н.
   Голос, преумноженный эхом, кажется громом.
   -- Анира Тея триа Шарн-Да-н.
   Анира скрипит зубами. Человек называет ее по имени. Сомнений в том, что это человек, у девушки не возникает.
   -- Анира Тея триа Шарн-Да-н. Ты убиваешь людей.
   Анира скрипит зубами.
   -- Анира Тея триа Шарн-Да-н. Отвечай.
   "Какой шутник! Если бы я могла ответить, ты бы уже корчился от боли на полу!".
   Голос говорит чуть тише, но Анира слышит: "Освободите ее, она должна отвечать." Другой, тихий, слегка дрожащий: "Но мессир..."
   Категорично: "Я сказал, освободите!"
  
   Веревки на руках распадаются. Анира начинает кашлять. Анира наконец-то может глубоко дышать. Вдох. Да, все-таки два ребра сломано. Ну, ничего, и не такое терпели.
   Что еще? Невыносимо болит позвоночник, словно в него вставили металлический стержень. Закончить трансформацию.
   Сумасшедшая боль пронзает ее от первого до последнего позвонка. Боль, которая не оставляет места другим чувствам, мыслям или эмоциям. Только боль. Только одно желание: умереть, чтобы это никогда больше не повторилось.
   -- Не пытайся трансформироваться. Отвечай нам.
   -- Да пошел ты!
   Анира не узнает своего голоса. Анира удивляется звукам, которые складываются в странные слова.
   Боль. Снова боль.
   -- Не смей мне грубить, чудовище!
   Анира сплевывает на пол комок крови. Анира молчит. Где-то внутри слабый тонкий голос кричит и умоляет ответить этому человеку, сделать все, что он скажет. Анира сплевывает на пол еще один комок крови.
   -- Чего ты хочешь, человек?
   Голос теперь звучит так, словно у нее не сломано два ребра и нету какой-то дряни в позвоночнике.
   Перед ней появляется человек. Он одет в черный элегантный костюм, такой неуместный в грязном подвале. Чуть полноватый, но вполне симпатичный.
   -- Чего я хочу?- он смотрит насмешливо.
   -- Чего я хочу? - он делает акцент на слово я.
   -- Чего я хочу? - он делает акцент на слово чего. Симпатичное лицо искажает злобная гримаса.
   Анире хочется зарычать, но рычать не имея зубов - то же самое, что прыгать без парашюта. Просто самоубийство.
   Анира почти физически ощущает, как чешутся десны в тщетной попытке выпустить клыки. Боль легкой, предупреждающей волной прокатывается вдоль позвоночника. Девушка сильнее стискивает зубы. Боль уходит, оставляя о себе прохладное воспоминание.
   Мужчина отступает на несколько шагов. Через секунду Анира снова видит его лицо, на сей раз похожее на картинки в книгах о религиозных фанатиках.
   -- Я хочу..-он наклоняется к самому ее лицу,-- я хочу уничтожить вас, выродков. Всех до одного.
   Дыхание этого человека пахнет кровью
   -- Я хочу видеть, как последний из вас подыхает. Мучительно, умоляя о пощаде. Хочу видеть, как ты будешь ползать у меня в ногах и целовать пол. Понимаешь? Вот чего я хочу.
   Он с размаху бьет ее ногой по ребрам. Хруст.
   "Три ребра сломано",-- мысль отдает скорее досадой, чем страхом.
   Анира научилась не бояться неизбежного. Страха нет. Боль пульсирует где-то вдалеке, словно больно кому-то другому.
   Человек поворачивается спиной к ней и продолжает спокойным, даже безразличным голосом:
   -- Ты расскажешь мне обо всех таких же, как ты. Обо всех, которых знаешь.
   Этого Анира не ожидала. На мгновение ее захлестывает наивное, совершенно детское удивление: "Он что, серьезно?!"
   А потом Анира смеется. Громко, от всей души, как можно смеяться только в последний раз.
   Она чувствует, как человек напрягается, сжимает кулаки. Она слышит, как он от ярости скрипит зубами.
   -- Смешно? Тебе смешно?
   Он резко кивает головой куда-то в темноту.
   Анире становится больно. Больно не физически - эта боль другая, как будто не ее. Боль, которая словно бы просачивается внутрь через невидимое отверстие внутрь. Анира часто моргает.
   Вдруг прямо над ней включается свет. Метрах в трех она видит...
   -- Вэ"он!
   Имя слетает с губ окончательным приговором, а боль приобретает вполне конкретный цвет и запах. Ему больно. Анира видит, как человек в черном тонким лезвием срезает полоску почти прозрачной кожи с его спины.
   -- Вэ"он!
   Анира знает, что он не слышит.
   -- Вэ"он...
   Эльф вздрагивает. Не от боли. Словно бы от холода. Медленно, очень медленно поворачивает голову.
   Анира упирается взглядом в его глаза. Его глаза, огромные на изуродованном лице.
   А потом она помнит только боль. Боль и кровь. Свою боль и человеческую кровь.
   Она впивается клыками в шею того, что с ней разговаривает и успевает заметить в его глазах испуг, перемешанный с удивлением, таким искренним, что Анире даже жаль, что она не умеет рисовать. Боль. Боль раздирает позвоночник, уже волчий, но ей все равно. Много людей и - кровь, ошметки мяса и кожи.
   И только, как мантра, где-то внутри пульсирует "Вэ"он-Вэ"он-Вэ"он..."
   Глава 22
   Не знаю, как ты, а я не хочу угробить последние мгновения своей жизни на мучительные сожаления - просто не могу позволить себе такую роскошь.
   Макс Фрай "Мой Рагнарёк"
   Вэ"он вертел в руках бокал с виски, глядя на свое отражение в янтарно-коричневой жидкости. Начало двенадцатого. Меньше, чем через час этот жуткий день закончится.
   Вообще-то Вэ"он любил свой день рождения. Обычно он отрывался на славу. Обычно.
   В этот раз все пошло наперекосяк с самого утра. Во-первых, эльф проснулся уже злым. Эльф совершенно не помнил, что ему приснилось. Помнил, что что-то гадкое. И это его взбесило.
   Во-вторых, проснулся он от того, что во дворе сработала сигнализация какой-то машины.
   В-третьих, минут через десять ему пришлось смириться с фактом, что кофе в любых своих проявлениях в радиусе десяти метром отсутствует. Как, впрочем, и табачные изделия.
   А потом зазвонил телефон. И началось. Сообщения, поздравления... Приехали Триш и Вольт, потом Лэйран. Бесконечные звонки от едва знакомых девушек, которые мурлыкали в трубку один и тот же пошлый текст "У меня для тебя есть особенный подарок", выводили Вэ"она из себя все больше. Девушки мгновенно отправлялись ко всем чертям, распевая на ходу "Happy Birthday to you". А Вэ"он продолжал злиться.
   А больше всего раздражало эльфа то, что он в глубине души понимал, что девушки, сигнализация и закончившийся кофе на самом деле ни в чем не виноваты. Дело было в Анире. Ему жутко не хватало этой сумасшедшей. Он больше не мог на нее злиться - и это его бесило.
   Он невольно вздрагивал он каждого телефонного звонка "Ну это уж точно...", а потом злился и обзывал себя идиотом. И проклинал эту упрямую девчонку, себя-идиота и мир, который так некстати вдруг вспомнил о его существовании.
   В итоге часам к одиннадцати эльф сумел-таки выпроводить очередных поздравляющих, отключил телефон и мог спокойно злиться, не отвлекаясь на досадные мелочи. А также искоса поглядывать на телефон: а вдруг завибрирует...
   Вэ"он вертел в руках бокал с виски, глядя на свое отражение в янтарно-коричневой жидкости. Начало двенадцатого. Меньше, чем через час этот жуткий день закончится.
   Звонок в дверь. Пять секунд, которые нужны системе безопасности на идентификацию звонящего. Пять секунд, чтобы подумать "А вдруг...", назвать идиотом себя и того, кого принесла нелегкая.
   -- Пришла Анира. Открыть?
   Вэ"он залпом допил виски. Тряхнул головой. Черт бы побрал всех желающих выпить за его здоровье"! Маленькое, крохотное отрезвляющее заклинание. Как можно более безразличный вид. Эльф встал и пошел к двери, бросив на ходу:
   -- Да, открывай.
   Послышался едва различимый щелчок. Система безопасности отключила защиту. Теперь дверь открывалась так же, как любая другая в подъезде. Вэ"он повернул ручку.
   В первую секунду он решил, что пора выкинуть систему безопасности, ибо она очевидно ошиблась. Это не могла быть Анира! Где ее берцы и джинсы?
   Черные туфли на высоком каблуке, неизменный черный плащ. А под плащом - платье. Экстремально, можно даже сказать неприлично короткое. Черный китайский мотив на красной ткани, четыре круглых пуговки, которые застегиваются у самой шеи. Темные вечно лохматые волосы сегодня гладкие, правильные. Анира улыбается. Смотрит ему в самые зрачки и улыбается. Неуловимый запах, которому эльф никогда не мог подобрать имя, ее запах...Теперь - дикость, спрятанная под подчеркнутой женственностью. Вэ"он резко выдохнул.
   Анира тряхнула волосами, именно так, как всегда это делала.
   -- С днем рождения, солнце.
   Эльф молчал.
   -- Мы так и будем стоять и радовать соседей немой сценой?- ирония. Да, чего от нее можно было еще ожидать?
   Вэ"он отступил, жестом приглашая ее войти.
   Анира вошла. Интересно, кто учил ее ходить на каблуках, а? Безупречным жестом налила виски в бокал, который за несколько минут до этого осушил Вэ"он, сделала маленький глоток.
   Эльф встряхнул головой.
   -- Знаешь...
   Анира обернулась, все еще улыбаясь, вопросительно подняла бровь.
   -- ...я тебя все-таки ненавижу. Иди сюда, чудо!
   Анира поставила бокал на стол, подошла к Вэ"ону. Обняла его. И тихо-тихо, в самое ухо:
   -- Я скучала. Я ужасно скучала... Это все такая ерунда! Я поняла, что у нас нет вечности в запасе, чтобы можно было ее тратить на дурацкие ссоры.
   И про себя додумала: "И я не собираюсь вместе с Искрой становиться еще и провидцем! Идея вещих снов меня ничуть не вдохновляет!"
   Вэ"он молчал, пытаясь понять, чего же она недосказала.
   Анира посмотрела ему в глаза:
   -- Ты понимаешь?
   Эльф хитро улыбнулся.
   -- Да, но ты можешь еще пару раз повторить. У тебя очень эротично получается!
   Анира рассмеялась:
   -- Я тебя все-таки ненавижу.
   -- Я это первый сказал!
   Анира тряхнула головой.
   -- Между прочим, я пришла поздравить тебя с днем рождения. И у меня для тебя есть подарок.
   Вэ"он оживился:
   -- Хо-хо! Даже так! И что же это за подарок?
   В голосе эльфа под каскадом заговорщицких интонаций прозвенело беспокойство. Что-то его настораживало в этой ситуации. Что-то было в Анире такое, чего раньше он не замечал. Едва заметно изменился ее запах, пластика движений, даже вечно меняющиеся глаза сейчас были необычными.
   Анира села в кресло, закинула ногу за ногу. Вэ"он вздрогнул. Это издевательство! Она заметила и чуть иронично приподняла левый уголок губ.
   Закурила. Выдыхая дым тонкой струйкой, не глядя на него спросила:
   -- Чего ты хочешь?
   Эльф опешил.
   -- Что?
   Теперь она смотрела ему в самые зрачки.
   -- Чего ты хочешь, солнце?
   Он отвел взгляд. Что-то определенно не так.
   Она продолжала настойчиво на него смотреть. Пепел с тлеющей сигареты осыпался на ковер. Эльф на автомате легким пассом окончательно развеял его. Где-то за окном проехала машина, больно резанув слух контрастом с тишиной, полной подтекстов, заполнявшей все пространство комнаты.
   Вэ"ону на секунду показалось, что Анира даже дышать перестала. Просто статуя напротив. Статуя очень хорошего скульптора. Только крохотный огонек в глазах, огонек обреченности и сумасшествия напоминал о том, что она ждет ответа.
   Эльф закурил. Прикрыл глаза.
   -- Станцуй мне таэгатэ.
   В глазах статуи напротив мелькнуло искреннее изумление, вспыхнуло, словно пучок соломы, и тут же исчезло в темно-фиолетовой ночи. Она снова была спокойна.
   -- Ты понимаешь, о чем просишь?
   Таэгатэ. Танец жизни и смерти. Танец превращения. Танец страсти, любви и ненависти. Танец души.
   Эльф чуть склонил голову.
   -- Да, я понимаю.
   Анира тряхнула волосами.
   -- Ты хочешь увидеть танец моей души?
   Эльф отвел глаза.
   -- Да.
   Анира неуловимым движением сбросила свой неизменный плащ.
   -- Мне нужно пространство. Много пространства.
   Эльф одними губами прошептал формулу расширение пространства. Пол, стены и потолок исчезли. Казалось, что они застряли посередине неба.
   Анира глубоко вздохнула. Застыла. Казалось, что она просто наслаждается ощущением бесконечности мира. НА самом деле, девушка готовилась к танцу. Сбрасывая барьеры, снимая ограничения. Раздеваясь. Таэгатэ - стриптиз души. Не всякий зритель сможет такое пережить.
   Одежда на Анире таяла, превращаясь в тонкое, но плотное облако. Перевертыш сложила руки на груди. Еще раз вздохнула. И потом раскинула руки. За спиной расправились крылья и грянул первый аккорд музыки. Музыка таэгатэ - музыка души. Орган, скрипка, тяжелые барабаны. Резко. Трагично и в то же время очень уязвимо. Она танцевала.
   Мягкие переливы движений, резко рассекаемый крыльями воздух. Тонкая игра изменения, магия трансформации.
   Движения боли. Страсти. Ненависти. Одиночества. С каждой нотой Анира отпускала себя все больше.
   В мире не осталось больше ничего - только магия танца. Анира танцевала саму себя. Как можно танцевать на самом краю пропасти. В последний раз.
   Последний аккорд - Анира осела на пол, пряча себя крыльями. На пол комнаты Вэ"она.
   Время остановилось.
   Глава 23
   Вэ"он сидел глядя в никуда. Он еще ощущал биение ее музыки в своей крови, помнил, как воздух, рассекаемый ее крыльями, холодил кожу. Помнил танец до последнего движения во всех оттенках изменения. Эльф осознавал, что пройдет очень много времени, прежде чем он поймет этот танец до конца. Если такой момент вообще возможен. Но он также знал, что никогда не забудет ни ноты, ни одного ее движения.
   Вокруг Аниры медленно сгущалось насыщенно-фиолетовое облако, запахло грозой и ураганом, хвоей, лимоном и морем.
   Одним неуловимым движением Анира встала на ноги. На ней было то же ярко-красное платье, только кожа светилась матово-белым лунным светом, а в глазах мерцало темное, почти черное серебристо-ледяное безразличие.
   Анире так же легко, словно тень, выскользнула на балкон. Сейчас им обоим надо осознать, чего будет стоить этот подарок на день рождения. Анира благодарно нашла на балконе пачку, в которой лежало несколько сигарет. Щелкнула пальцами и прикурила от крошечного огонька, появившегося на секунду в воздухе.
   "Спасибо, Триш. Ты знала, какому фокусу надо меня научить прежде всего".
   Перевертыш чувствовала себя невероятно опустошенной, но при этом полной какой-то новой силы, неизвестной и незнакомой.
   Это был ее первый танец таэгатэ. Почему она с такой легкостью отдала этому эльфу то, на что, быть может, будет способна лишь один раз в жизни? Почему жизнь, дороже которой у нее ничего нет (во всяком случае, подразумевается, что это так), она умудрилась не потерять в кровавом поединке или по дурацкой неосторожности, а подарить на день рождения?
   Таэгатэ больше, чем смерть. Таэгатэ - подарок.
   Почему Вэ"он попросил об этом?
   Он не мог не знать, что это не самый приятный подарок. Подарок, чем-то похожий на корзину абрикосов, которую отправляли древние императоры своим патрициям. Отравленных абрикосов.
   Он не мог не знать, что, однажды увидев таэгатэ, вряд ли когда-либо сможет посмотреть на мир так, как смотрел раньше.
   Он не мог не знать, что теряет больше, чем приобретает. Да что он в принципе приобретает, кроме...
   Анира поперхнулась дымом. Ее губы тронула чуть заметная улыбка.
   "Ах ты гаденыш!"-- эта мысль была наполнена слегка ядовитой нежностью..
   Нет более надежного способа привязать к себе, чем позволить раскрыть себе душу. Теперь он будет чувствовать ее на расстоянии многих километров. Теперь она не сможет ему солгать. Теперь в случае чего он имеет шанс успеть вовремя.
   Анира тихо-тихо рассмеялась. Звуки были похожи на умирающее эхо грозовых раскатов, безобидных, но не обманывающих беспомощностью.
   Он стоит за ее спиной. Анира чувствует, как он чуть слышно дышит, как дышат только эльфы. Неслышный шаг.
   Анира улыбается. Теперь для нее он уже никогда не будет неслышным. Теперь он уже никогда не будет для нее незаметным.
   Кусочек ее души в самой глубине его памяти, работающий, словно зеркало.
   Теперь она всегда будет уверена, что с ним все в порядке. Теперь она всегда сможет успеть, если вдруг.
   Вэ"он прошуршал ступнями по полу, Анира чуть расслабилась, позволяя ему обнять себя.
   Он понимал. Он осознавал. Он был... счастлив?
   Анира повернулась. Слишком резко. Руки эльфа рефлекторно напряглись, готовые к защитному пассу.
   Перевертыш заглянула ему в самые глаза.
   Темный лед и ярко-зеленое пламя.
   Минута, две...
   Она отражается в его глазах. В самой глубине зрачков навсегда останется танцующая душу.
   В ее глазах отражается она сама. Та часть, которую этот сумасшедший эльф попросил на день рождения.
   Анира провела острым коготком по подбородку и шее Вэ"она, на губах играла полонез нежная улыбка.
   -- Ненавижу. Все-таки я тебя ненавижу.
   Эльф улыбнулся с явным облегчением. Стараясь не делать резких движений, неповторимым тоном произнес:
   -- Я тебя тоже люблю, дорогая.
   Потом чуть серьезнее, вполне осознавая, что сейчас ей хватит одного случайного движения, чтобы убить его, продолжил:
   -- Спасибо.
   Палец Аниры заскользил по тонкой коже эльфа, оставляя едва заметную красноватую полоску. Перевертыш не отрывала от него взгляда ледяных глаз.
   Потом чуть улыбнулась, почти нежно прикоснувшись указательным пальцем к губе Вэ"она. Лед в глазах растаял, осталась только летняя звездная ночь. Перевертыш убрала руку, поправляя прическу. Вэ"он встряхнул головой.
   -- Налей мне виски, дорогой,-- Анира вернулась в комнату, снова устроилась в своем любимом кресле. - В конце концов, я его заработала.
   Перевертыш почувствовала, как сходит напряжение с его мышц, как он весь расслабляется.
   А он ведь и правда думал, что она может его убить. И это его не на секунду не остановило. Что ж, Анира преклонялась перед этим сумасшедшем эльфом в его способности поставить на кон все и при этом выиграть.
   Эльф отправился на кухню за еще одним бокалом, ведь до этого они обходились одним на двоих.
   Анира болезненно остро чувствовала каждый его жест. "Теперь к этому придется привыкать, девочка".
   Тихое журчание виски о стекло. Перевертыш подняла бокал.
   -- ЗА тебя, солнце. С днем рождения.
   Неповторимая интонация, тихий блеск зеленого огня в темной бездне. Нежная, как перо и острая, как кинжал фраза.
   Бокал в руке эльфа слегка вздрогнул. В любой другой момент Анира бы не заметила.
   Обжигающая жидкость разбила твердый комок где-то внутри. Анира повела плечами, ощущая, как развевается напряжение, как приглушаются невыносимо громкие звуки, жесты и чувства.
   Вэ"он небрежным жестом достал сигарету из пачки, закурил.
   -- Рассказывай, дорогая. Как дела?
   Анира хитро улыбнулась. Он решил спихнуть на нее неприятную обязанность заполнять слишком громкую тишину. Пусть. Тем более, ей на самом деле есть, что сказать.
   Девушка протянула эльфу руку ("Он опять едва не стал защищаться. Ты чудовище, Анира!"), сжала кисть в кулак. Потом резко разжала. Над самым центром ладони светилась крохотная капелька пламени, такая же многоцветная, как глаза ее призвавшей.
   Все другие чувства и мысли в эльфе вытеснило детское, полное наивности изумление:
   -- Ух ты! Анира, когда ты этому научилась?
   Перевертыш пожала плечами. Он сам поймет, что задает глупые вопросы.
   -- Но ты же не...
   Анира дунула на огонек, который словно сорвался со стебелька, подлетел к Вэ"ону и рассыпался над его ладонью разноцветным фейерверком.
   Несколько секунд он смотрел на затухающие искры. Так вот в чем дело... Мимолетное видение... Огонь в перьях, пламя в глазах, танец полета и огня. Так вот что это такое. Стихия Огня признала свою.
   -- Иди сюда, Анира.
   Почему-то Анира не стала спорить и пересела к эльфу на диван. Чуть поколебавшись, сбросила туфли и залезла с ногами. Заметив выражение лица эльфа, резко одернула платье.
   -- Вэй, я тебя умоляю!
   Эльф улыбнулся. Впервые за вечер улыбнулся именно так, как нравилось Анире: беззаботно, заговорщицки, обещающе.
   -- Тебе не понять, Анира!
   -- Ты уверен, что я могу тебя не понять? "Даже при всем своем желании.."-- это она не озвучила, но эльф понял.
   Непокорно тряхнул головой, давая понять, что тема закрыта по крайней мере на этот вечер. Сейчас его занимал куда более необъяснимый феномен.
   -- Дай мне руки, Ани.
   -- Зачем? - Анира напряглась.
   Эльф заглянул ей в самые глаза.
   -- Дай мне руки, солнц.
   Анира расслабила руки, позволив эльфу перевернуть кисти ладонями вверх. Смешно закрываться теперь. Но как только эльф чуть прикоснулся магией к ладоням, их вдруг облило такой болью, которой Анира еще никогда не испытывала. Хотела верить, что никогда.
   Девушка резко одернула ладони. Вэ"он удивленно поднял бровь:
   -- Что это?
   Анира потирала ладони друг о друга, прогоняя воспоминание о боли.
   -- Знаешь, наверное, не стоит. Просто научи меня с этим обращаться.
   Эльф пристально посмотрел на перевертыша:
   -- Ани, что ты прячешь от меня? Нет, не так. Что есть такого, что ты вынуждена прятать даже от себя?
   Анира чуть ухмыльнулась. Иногда самый верный способ сохранить тайну - забыть о ней.
   Она заглянула ему в глаза, резанув неприкрытой болью всех этих лет - на долю секунды. Боль растворилась в зеленом океане. Как всегда чуть лохматый, он смотрел на нее своим неповторимым взглядом, полным заговора и обмана, полным искренности и легкомыслия, как могут смотреть только эльфы.
   Вэ"он вопросительно поднял левую бровь.
   Анира чуть вздрогнула. Он слишком хорошо понимает, что делает. Но почему бы и нет...
   Улыбнуться одним уголком губ. И тихо, едва заметно, на грани восприятия подушечками пальцев по щеке. Ощущать, как по коже под пальцами бежит электрический импульс, ощущать неповторимый запах огня и магии. Она наклонилась к эльфу.
   Тихим-тихим шепотом в самое ухо:
   -- Не сегодня, Вэ"он. Этот секрет мы оставим на потом.
   Она сделала глубокий вдох, пытаясь унять темно-фиолетовую грозу в глазах, попробовала отодвинуться.
   Вэ"он перехватил Аниру рукой за талию и резко, не давая возможности опомниться, поцеловал.
   Стихия сорвала барьеры и глаза перевертыша вспыхнули ярко-фиолетовой молнией.
  
   Анира пахла невероятной смесью ванили, лимона, корицы, табака, виски и грозы. Этот запах он запомнит навсегда. И бело-матовую кожу с тонкими едва заметными шрамами.
   Раны на перевертыше заживали почти мгновенно, но некоторые из них все же оставляли следы на память. Маленькое пятнышко прямо над левой лопаткой. Шальная пуля, заговоренная кем-то из водных магов, которую Анира поймала на заре Эпохи Переворота.
   От груди до позвоночника по ребрам тянулся тонкий белый шрам. Дуэль. Эльфийка Сараша. Когда-то они с Анирой жили на соседних улицах: семья Сараши переехала в Фэйлан еще до появления ребенка. Девочка всегда была слегка высокомерной, слишком гордясь своей эльфийской кровью. В Фэйлане не любили и не принимали гордецов.
   Сараща предала город, который ее не принял. Сараша предала Фэйлан. Она стала работать на людей, создав для них магический купол, из-за которого чужаков заметили слишком поздно.
   Анира узнала об этом. Анира нашла Сарашу.
   Они сражались на эльфийских катанах - традиционном оружии немагических эльфийский дуэлей-на пустыре за чертой города. Просто убить Сарашу было ниже достоинства Аниры. Просто убить можно таракана, а Сараша была ей равной, воином. И уже поэтому заслуживающей смерти от руки противницы, а не убийцы.
   Пользоваться магией или трансформацией на дуэлях оружия, тем более межрасовых, запрещалось. Но предавший однажды сделает это снова.
   Сараша поняла, что не победит. Крохотное заклинание, совсем простое, заставляющее противника ослепнуть на несколько секунд. Которых достаточно, чтобы голова ослепшего навсегда покинула плечи.
   Только врожденное умение трансформировать органы чувство помогло Анире сравнительно быстро переключить восприятие на слух и осязание. И вместо могильной плиты о подлости эльфийки напоминает только тонкий шрам.
   Сараша умирала медленно. Предавший битву не заслуживает быстрой смерти.
  
   Вэ"он проскользил пальцами по шраму, оставляя на коже тонкий след обжигающего прикосновения, дразнящего шторм в ее глазах.
   Неповторимый запах Вэ"она, запах страсти, огня, любви, воздуха и тайны смешивался с запахом мяты, табака и алкоголя.
   Анира провела пальцами по четырем тонким полоскам на его левом плече. Ее когти. Четыре таких же осталось на предплечье.
   Над правой лопаткой шрам от стрелы, которая когда-то чуть не убила их обоих. Анира мягко прикоснулась к шраму губами, забываясь, теряясь в едва уловимом запахе миндаля, который все еще исходил от шрама. Она чувствовала его чуть более частое и тяжелое, чем обычно дыхание, чувствовала каждую клетку его кожи. В тот момент она точно знала, почему станцевала ему саму себя.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"