Анхель Виктория Игуасу: другие произведения.

Черновик. В работе

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa

  На дворе стояла ранняя осень. Уже сентябрь, а днем жарко, как в июле. Это ночами пронизывающий до костей холодный ветер заставляет покинувших дом путников кутаться в дорожные плащи в поисках тепла, а днем солнышко припекает совершенно по-летнему. Золото засеянных по весне полей сжато и зерно лежит в сухих амбарах с прочными стенами. Над деревнями плывет запах смолистого дыма, оставляя послевкусие то душистого, вяленого с травами мяса из коптилен, то сладковатой янтарной браги из винокурен. В городах уже открываются осенние ярмарки, собирающие людей со всей округи. Леса частью сменили убор и в изумрудных одеждах то тут, то там видны вкрапления золота и рубинов.
  Вот только эта пастораль частенько оказывается нарушена вмешательством людей.
  Анхель не любил людей. Особенно он не любил их сейчас, после финального разговора со своим куратором. Инквизиция - не та организация, из которой можно так уж запросто выйти. Не с его происхождением и направлением магии. Но... дальше работать вместе с идиотами, которые не доверяют единственному магу в отряде и при этом пытаются убиться позатейливей? Увольте. Что нового ему может сделать брат Тадео? Перед неофициальным главой Круга Магов инкогнито практически раскрыто без непосредственного участия - и желания - самого Анхеля, так что теперь от интереса еще и этой организации не избавиться. Местному настоятелю тоже наверняка донесли. Чернокнижников упустили. Зато чуть не сожгли королевский лес. И не устроили на этом коллективное аутодафе лишь попустительством Божьим и своевременным вмешательством самого Анхеля. Которого еще на подлете чуть сами же напарнички не расстреляли ненароком. Что может быть хуже? Да ничего, собственно. О чем Анхель и заявил брату Тадео прямо в лицо во время выматывающей, полной скрытых угроз торговли, замаскированной под непринужденный отчет об итогах следствия. И сейчас мысленно злорадно смаковал тот полный бессильной злости взгляд, которым куратор, вынужденный собственноручно подписать разрешение на одиночную практику "ввиду дальнейшей абсолюдной бесполезности для тайных расследований", провожал его в дорогу.
  Бывших напарников стоило поблагодарить, наверное: если бы не провал миссии и все их вопиющие промахи, то возможности вывернуться из-под плотной опеки и служения матери нашей Церкви у Анхеля не было бы. Вот только благодарить не хотелось. Точнее - хотелось, конечно, за все... "хорошее", но так, чтобы не все из них пережили эту "благодарность". А с этим можно было и подождать. Откровенно говоря, подождать было не можно, а нужно - порча на бывших соратниках пока они еще пишут объяснительные в стенах Ордена аукнется в первую очередь ему самому, но мысль была слишком соблазнительна и выстоять удавалось с трудом.
  Так что теперь Анхель в долгожданном и выстраданном полном одиночестве двигался вдоль дороги, присматривая в придорожном леске местечко для дневной стоянки: солнце припекало все сильнее, да и желание перекусить горячим становилось ощутимее. Пока что ничего интересного не попадалось, но он не унывал, с отстраненно-философским спокойствием продолжая поиски. Слегка раздражало то, что передвигаться приходилось пешком, но что поделать: то "чудесное" капище в лесу он покидал в серьезнейшей спешке, бросая лошадей и вытаскивая идиотов-соратников. Устраивать разборки с ними и бывшими покровителями опять же пришлось буквально на бегу, и возможности разжиться верховой животинкой приличного вида еще не представилось.
  Впереди послышались отзвуки какого-то то ли скоротечного боя, то ли просто невнятной возни чьей-то охраны. Они привлекли внимание парня, и тот, поддавшись любопытству, свернул чуть в сторону, собираясь присмотреться к источнику шума и, возможно, сбросить на невезучих преступниках, буде такие имеются, накопившуюся злость. А при большой удаче - обзавестись и лошадью или хотя бы местом в карете. Можно - в почтовой.
  Открывшаяся взгляду картина не поражала воображение - наглядное пособие по жизни в человеческом обществе, да и только.
  
  Кто сказал, что грабители должны быть обязательно этакими тупыми дуболомами, изъясняющимися при помощи только "гы-гы-гы" или "ну, эта, того"? Правда, никто не утверждает и обратного об их интеллектуальном уровне.
  Попавшийся Доминго на дороге грабитель был, по мнению парня, скорее промежуточным звеном между "Гы-гы-гы" и "Думаю, в стране надо поднять налоги на соль и воду". И еще - он напал из засады.
  На взгляд юноши, сам он не представлял никакого интереса для промышляющих разбоем: среднего роста, в чистой, но явно поношенной одежде, короткий меч в простых ножнах, выгоревшие практически до белезны волосы, серые глаза, лицо - одно из сотни, посмотришь и забудешь. Молодой парень каких много. Конечно, не могучий воин - гроза всего мира. Но и не беззащитный купец, с дуру решивший с мешком драгоценностей прогуляться по лесам в одиночку. Разве что возраст... Шестнадцать лет временами могут заменить мешок золота. Короче, или давно у разбойника не было заработка или все же "гы-гы-гы".
  Теперь незадачливый сборщик налогов с дорожной пыли стоял на коленях, жесткой хваткой за волосы голова была запрокинута назад, а к немытой шее приставлен кинжал. Ну, а что вы хотели? Чтобы Доминго со слезами радости отдал все свое относительно скудное имущество этому типу? Не дождетесь. Да и внутренний голос, с недавних пор так прочно обосновавшийся в голове парня, полностью одобрял происходящее.
  Со стороны дороги послышался шум и юноша, воспользовавшись волосами грабителя как рычагом, развернул всю их композицию по направлению к источнику, наблюдая, как появившийся из-за поворота рыжий парень, лет примерно восемнадцати, остановился и, опираясь на свой посох, холодно и высокомерно рассматривает открывшуюся его глазам картину. Вот он-то, на первый взгляд, был бы интереснее для разбойника: один, не особенно силен на вид, арбалет за спиной не снаряжен, пара-тройка каких-то колец на пальцах, и сам - высокий, стройный, рыжие волосы придерживает темная, вышитая рунами повязка, правильные черты лица, бледная кожа без веснушек, сине-зеленые глаза... Вот только всю его гипотетическую привлекательность сводила на нет темно-алая роба инквизитора, подпоясанная широким наборным поясом с кучей мешочков на нем.
  И тут дал знать о себе тот, о существовании кого Доминго рад был бы не знать никогда:
  *Ого! Инквизитор! И - один. Прекрасно. Отпусти меня, мальчик. Мы должны действовать, пока он один. Мы - отменно повеселимся, а он - уже никому не скажет ни о месте, где встретил тебя, ни о самой встрече. Пока еще не поздно...*
  Вкрадчивый голос убеждал и соблазнял, усыпляя и уговаривая. Будто сквозь дрему юноша почувствовал, как начали зудеть кончики пальцев, словно когти вот вот прорвут их, и рука станет лапой, как это случилось несколько дней назад. Запаниковав, он бросил быстрый взгляд вниз, но ногти оставались самыми обычными. Пока.
  *Ну, давай, ты же сам этого хочешь. Ты же помнишь как чудесно это было, верно? Сила. Свобода... - Тут вкрадчивый голос сорвался на рык, разрушая паутину соблазна. - Отпусти!*
  Доминго постарался быстро взять себя в руки. Бледность и чуть дрогнувший кинжал, из-под которого мгновенно закапала кровь, марая и без того грязную рубаху грабителя, не в счет. Зато страх прибавил нахальства:
  - Святой отец? Доброго вам дня. Не могли бы вы мне помочь разрешить некоторую проблему? Что, на ваш взгляд, лучше всего делать с пойманным разбойником?
  
  Высокоморальные дилеммы. Их так обожал отец Марк, наставник юных умов в Ордене, чтоб ему. Им обоим. Но вот столкнуться с этим в лесу после не самой простой ночи... Анхель был удивлен. Он присмотрелся к нервничающему парню, отметив и то, как умело он держит кинжал, и потрепанную одежку, и короткий меч в ножнах, и выгоревшие волосы, и загорелую практически до черноты кожу - мальчишка был совершенно обычным, но на крестьянина все же не походил. Случайность или подсадка?.. После всего произошедшего Анхель не стал бы исключать второе, как ни мала была вероятность. "Грабитель" тоже селянином не был. Отдуловатое пройдошливое лицо, дубленая куртка когда-то отменной выделки теперь была вся в пятнах от недавней попойки и систематических ночевок под забором, холщевые штаны, сапоги... то ли корабейник - но короба не видно, то ли неудачник из охраны какого-нибудь каравана - но тогда почему так легко попался какому-то сопляку?.. Однако, что-то же спросили и надо ответить. Что же там?.. Ах, да.
  - Доброго дня и тебе, путник. Церковь учит нас, что зло должно быть наказано. Так что, если ты уверен, что этот человек действительно разбойник, и готов отвечать за свои слова перед Богом, он должен быть осужден на смерть, - голос был тих, холоден и безэмоционален. Глядя на этого человека сложно было поверить, будто рыжие обладают взрывным огненным темпераментом, как считается в народе. Долгая муштра давала о себе знать.
  Высказавшись намеренно неопределенно, Анхель замолк, выжидая, какое же решение примет незнакомец. Не у всех простых людей поднималась рука на человека, не говоря уж о том, что не все были готовы отвечать за свои слова и поступки перед кем-то конкретным. Всевышний-то далеко, а вот инквизитор сейчас рядом и скорый суд может и не одобрить. С другой стороны, провожать грабителя в мэрию было долго и с гарантией сам Анхель уже уехал бы. Долго и неудобно, но правильно и по закону. Так подсадка или случайность?
  - Я полностью согласен с вами, святой отец, - кажется, невесть откуда взявшееся эхо повторило фразу мальчишки. Ни секунды не колеблясь, он вогнал нож в подставленное грабителем горло. Хладнокровно отстранился от хлынувшей крови... и побледнел, распахнув глаза и уставившись на дело рук своих. Рука с кинжалом дернулась вверх. Юнец тряхнул головой, судорожным движением вытер оружие и разжал пальцы, давая телу мешком осесть на дорогу. Однако, когда он обратился с просьбой, голос почти не дрожал:
  - Я даже не подозревал, святой отец, что на дорогах сейчас настолько неспокойно. Если вы не против, то я просил бы позволения проделать дальнейший путь или его часть вместе с вами, - тут он коротко поклонился и с надеждой взглянул на инквизитора.
  
  Анхель все так же задумчиво оценивал увиденное: парень-то каков! Резкий удар, фонтан крови - и рука не дрогнула. Вот только рукав все же забрызгал. Мужчина сглотнул: голод всколыхнулся с новой силой - сейчас пообедать бы. Со вчерашнего утра во рту маковой росинки не было.
  Ну, что, Кости, как тебе такой вот человечек в качестве сопровождающего? И, может, лучше уложить его рядышком с его жертвой, а не подпускать ближе, гадая, не засланный ли?.. С другой стороны - нового же пришлют, а с такими решениями одиночество будет слишком кратким, да и недолго действительно к папеньке угодить - вот уж чего за просто так не хотелось бы. И царапало что-то в поведении мальчишки. Четко не скажешь, но было же что-то такое... неопределенное, что заставляло насторожиться чутье следователя.
  Мужчина кивнул сразу и своим мыслям, и неожиданному попутчику: решено - берем с собой, а там посмотрим.
  - На дорогах вечно неспокойно, сын мой. Особенно, когда отрядов стражи нет поблизости. Присоединяйся - путь за беседой вдвое короче.
  - Благодарю вас, святой отец, - Доминго благодарно улыбнулся.
  - Куда направляешься? - поинтересовался Анхель, наблюдая, как профессиональным жестом кинжал отправлен в ножны в рукаве.
  Сам паренек, присев на корточки рядом с трупом стал не спеша и без тени смущения его обыскивать, краем глаза, тем не менее, продолжая наблюдать за округой.
  - Думаю дойти до столицы, святой отец. У меня сейчас есть время для путешествия. Хочется разные места посмотреть.
  Улов, насколько мог видеть Анхель, был мизерным: пара мелких монеток, не очень-то острый и, кажется, даже немного заржавленный нож. Если где и была котомка бандита, то явно не здесь. Оставив добычу лежать рядом с телом, парень поднялся, отряхивая одежду и раздосадованно поморщился, заметив алые брызги на рукаве.
  Тем временем голос в голове продолжал подзуживать:
  *Ты, конечно, не знаешь, но инквизиторы владеют особым умением. Сказать, каким?.. Ладно, просвещу, так и быть: они могут чувствовать нечеловеческую природу. Каково? Могу поспорить на что угодно, что, пока ты тут вежливо с ним раскланиваешься, он уже готов напасть на тебя. Ты для него - враг. Для меня ты тоже не друг, но мы пока союзники. Давай же! Помоги мне и я помогу тебе - мы разберемся с ним в два счета!".
  
  Сам Анхель продолжал размышлять: мальчишка не брезглив, достаточно вежлив, хорошо поставлена речь. Ножны в рукаве. Кинжал, вроде бы, тоже неплох. Зато худая сумка, которую он закинул на плечи, сродни ранцу под скаткой на спине у него самого, но при этом не содержит ни грана магии. Не слишком-то богатые пожитки. Так кто же ты, незнакомец?
  Будто в ответ на этот вопрос прозвучало:
  - Для меня честь быть вашим попутчиком. Позвольте представиться - Доминго Ренцо. Как вы хотите, чтобы я обращался к вам?
  - Зовите меня отцом Константином, - чуть наклонив голову представился своим церковным именем Анхель: пока он находился "при исполнении" такое именование было неизбежно, хоть и не слишком приятно напоминало о собственном подневольном положении. Сосредоточился, припоминая вдолбленную гувернером генеалогию:
  - Ренцо... Ренцо. Доминго. Из семейства Ренцо? Как поживают ваши благородные родители? - Тут он быстрым взглядом окинул руки Доминго в поисках не замеченного ранее дворянского кольца. Вот ведь задачка: что в такой глухомани делает сын семейства Ренцо? Один, в таком виде, в таком окружении - или, точнее, в его отсутствии? Хотя в любом случае кодекс предписывает оказать помощь собрату по несчастью... то есть благородному происхождению, разумеется. Во всяком случае, пока эта помощь ничего особо не стоит самому Анхелю.
  Голос мальчишки выдернул из раздумий:
  - Да, действительно. Вы абсолютно правильно помните, отец Константин. Я из семейства Ренцо.
  Доминго было приятно, что его семью вспомнили, не смотря на то, что они были не очень известны и держались в тени, но одновременно душу кольнула тревога: а вдруг инквизитор действительно уже все знает? Вдруг за их семьей давно наблюдают? Занервничав, паренек напрягся и допустил, по его мнению, еще один промах:
  - Из последнего письма... - тут Доминго запнулся: получалось, что он идет не из дома и давно дома не был. Как же нехорошо выходит! Но, может быть, инквизитор спишет это на то, что Доминго путешествует? И именно поэтому "из последнего письма"? Взяв себя в руки, он продолжил. - Из последнего письма я знаю, что мой отец и мать здоровы, сестра помолвлена в нашим соседом - сэром Бланка, в хозяйстве тоже все благополучно. А кроме того...
  Решив исправиться и похоронить промах под кучей подробностей он сделал вид, что увлекся рассказом про свою семью, как обычно делают все провинциалы, но тут "внезапно вспомнил", что рядом с ним не их "сосед, сэр Бланка".
  - Простите, отец Константин. Не думаю, что вам интересны все эти подробности... В отличие от меня, полагаю, вы вряд ли праздно путешествуете? Могу я узнать о том, куда вы идете?
  С точки зрения Анхеля попутчик снова задергался не по делу. Темнит что-то, нервничает... что же такое случилось, что паренек так реагирует на алую робу? Обычному человеку бояться инквизиции не стоит, так в чем дело? Маг? Или влип во что-то дурно пахнущее и с участием магии? А впрочем... ему-то самому сейчас какое дело? Он кто? Следователь при исполнении? Ничуть не бывало. И не ангел, чтобы спасать всех нуждающихся. Нужна будет сеньору Ренцо помощь, скажет - вот тогда и можно протянуть руку. Дела магов такое дело, от которого ему сейчас, пока все не успокоиться, точно стоит держаться подальше:
  - Верно, неинтересны, если вы не желаете о них говорить. Я, как ни странно, в данный момент как раз праздно путешествую, не имея особой цели. Разве что конкретно сейчас тоже направляюсь поближе к столице - прикупить кое-что для дальней дороги. Ну, а совсем в ближайшей перспективе - найти в округе местечко для стоянки и хорошенько перекусить. Желаете составить компанию?
  На подобное равнодушие паренек откровенно растерялся, не уверенный, как себя вести дальше. Продолжить разговор про семью или нет? Молчать или, наоборот, о чем-то спрашивать самому? Тряхнув головой он попытался успокоиться: да что он в самом деле? Словно преступник какой.
  Голос же откровенно глумился, подливая масла в огонь:
  *Ой, а память-то, память! Преступник. Конечно, преступник. Вот только что, пару минут назад, человека своими руками без суда зарезал. И уже не помнит. А у мужика, тем не менее, было трое по лавкам, да жена беременная. И кто их теперь кормить будет? Ты, что ли? Воздающий за зло по справедливости, ха! Я просто не нарадуюсь. Ты - лучший помощник, которого только можно желать. Три минуты, а сколько дел сотворил - и все меня порадовали*.
  Слушая это, Доминго с все возрастающим ужасом смотрел на мертвое тело, валяющееся в пыли, черной от вытекшей крови. От мертвеца попахивало и над ним уже кружился рой зеленоватых мух. С трудом отведя взгляд и несколько раз судорожно сглотнув парень, наконец, выдавил, постепенно возвращая себе нормальный цвет лица:
  - Да, я рад вашей компании. Вот только я здесь впервые и потому не знаю, где ближайшая стоянка на этой дороге. Но, думаю, что это не будет проблемой. Найдем.
  - Это у тебя первый раз? - заметив чувство на грани паники, с которым позеленевший Доминго вдруг начал смотреть на тело, Анхель задал единственный напрашивающийся в этой ситуации вопрос. Было не слишком на то похоже и картинка происходящего не складывалась - слишком профессиональными были действия. Но других объяснений пока не наблюдалось. Вообще слишком много непонятного, странного сочетал в себе невольный попутчик. Слишком дерганым был. Уверенность, что парень во что-то влип и теперь не знает, что делать, росла. Пока что сеньора Ренцо явно спасало его дворянское воспитание и привычка "держать лицо", но что дальше? Даже вбитые с детства рефлексы не всесильны и за ними не скроешься навечно. Да и что он хотел найти в столице? Какого рода помощь? Насколько Анхель помнил, Ренцо охраняли границы, при дворе появлялись нечасто и высоких покровителей не имели.
  Тем временем они выдвинулись, оставив тело на откуп лесному зверью и добрым людям, если, конечно, таковые найдутся среди прохожих. Анхель спохватился и, напоследок, скороговоркой выдал несколько коротких молитв за упокой для находящихся в пути. Настоящим священником, несмотря на все проведенные обряды, он себя не считал, но больше было некому - не оставлять же душу неупокоенной? Кто знает, что из этого может выйти... Заодно и от голода отвлекся.
  - Нет. Но я подумал... - в то же время начал отвечать Доминго, и тут его охватили странные чувства. То есть чувства были не странные сами по себе - удивление и настороженность, но, применительно к ситуации, не понятно откуда. Словно что-то произошло достаточно важное, а Доминго не заметил... Не от демона же внутри, в самом деле.
  - Ну, то есть мне пришло в голову, что я не подумал... Вдруг мои действия были слишком поспешны? И у этого человека есть семья, которая теперь лишилась кормильца. Хотя... кормить ее за счет моей смерти... - парень запнулся и снова зазвучало еле слышное эхо. - С другой стороны... щетина, драная куртка, наглость, минимум вещей с собой. Не думаю, что он был мирный селянин. Скорее - разбойник. Как бы то ни было, если так сложится, то я отвечу перед земным судом за него, а небесный суд и вообще все видит. Нет, я не жалею о том, что сделал. Случись еще раз, выбор будет таким же. - Доминго говорил негромко, словно сам с собой. Парень начинал сомневаться, где чьи слова и кто что на самом деле думает.
  
  - Я не успокою вас, Доминго, - для Анхеля это был еще один кусочек, выламывающийся из общей картины. Если задумываются о такой моральной дилемме, то еще в первый раз. Если же нет, то уже никогда, пока не заставит кто-то со стороны. Если допустить, что это был действительно не первый раз, то сам Анхель никого на подобные рассуждения не наталкивал, но и кого-то еще тут не было. Во всяком случае видимым. Неупокоенных тут не было тоже - Анхель чувствовал точно. Так что же это может быть? Если предположить, что в деле замешана магия, то с равной долей вероятности - проклятая вещь или одержимость, что, в общем, не сильно отличается одно от другого. Интересно. И опасно. Но может быть и полезно. Или мальчишка попросту врет и убийство на самом деле было первым. За подобными раздумьями инквизитор продолжал рассуждать вслух. - Иногда, если крестьянин по каким-то причинам теряет право на землю, он идет в разбойники. Такое случается. Впрочем, закон несовершенен, и в мэрии эти моменты обычно игнорируют тоже. Единственный выход, который мог бы успокоить вашу совесть, - взяв на себя ответственность за этого человека, дать ему возможность заняться каким-нибудь ремеслом. Но это требует времени и усилий, на которые мало кто способен. Убить проще, - сам Анхель о подобных нюансах задумался далеко не сразу и только с подачи отца Марка. Впрочем, для себя он решил раз и навсегда, что убить действительно проще. Брать на себя труд и ответственность, лично вмешиваясь в жизнь неблагодарных людишек, а потом контролируя и их будущее, он не желал.
  - Да, я согласен: убить действительно проще и честнее что ли. Даже не знаю, что на меня такое нашло, что я стал сомневаться в себе. И хоть вы меня не успокаивали, святой отец, ваше присутствие помогло мне обрести равновесие. Мой отец всегда говорил: "Даже находиться рядом с достойным и умным человеком уже полезно".
  В ответ на подобное соглашение с собственной совестью Анхель только хмыкнул, но промолчал: его мнения больше не требовалось, а считать, что такое честнее он не мог - проще, да, но и только.
  
  За подобными разговорами они шли все дальше, высматривая место для отдыха. Однако, если Доминго и надеялся, что присутствие инквизитора заставит Голос утихнуть, то эти надежды совершенно не оправдались, скорее наоборот - только в первый день их "знакомства" тот был столь разговорчив и активен. Да и вообще казалось, инквизитор действует на него как красная тряпка на быка. Парень усмехнулся такому практически буквальному сравнению. Настроение странным образом улучшилось. Доминго даже чуть слышно стал напевать колыбельную, что пела ему мать перед сном - это всегда помогало успокоиться:
  Баю-баю, детки,
  На одной спим ветке.
  Тронет ветер нашу ель
  И качнется колыбель,
  Но подует во весь дух -
  Колыбелька наземь бух.
  
  Сбоку от дороги была видна небольшая тропинка, а еще чуть дальше удобная поляна. Заприметивший ее первым, Доминго обратился к задумавшемуся о чем-то своем инквизитору:
  - Как вы думаете, отец Константин, подойдет ли нам это место для отдыха? А то, признаться, хочется не только отдохнуть, но и поесть что-то горячее.
  
  - Да, думаю, вполне, - Анхель стряхнул с себя дрему. - Я могу заняться огнем, а вы сходите за водой. Согласны?
  Доминго кивнул.
  Полянка, на которую свернули путники, была обжита и использовалась уже не первый раз: аккуратное кострище было окопано и по бокам от него стояли две покосившиеся рогульки, кажется, только и ожидающие перекладину с котелком. Неподалеку, ближе к деревьям, несколько длинных жердей подпирали сплетенный кем-то из веток навес, под которым хватило бы места с комфортом устроиться паре-тройке людей. Анхель не собирался останавливаться тут надолго, так что проследовал сразу к кострищу и, сбросив около него рюкзак, расстелил скатку и опустился рядом. Доминго тоже опустил сумку на землю и достал небольшой котелок:
  - Видно, что люди здесь часто останавливаются, значит и вода будет поблизости. Я сейчас вернусь.
  Посмотрев вслед Доминго, Анхель принялся собирать хворост, прикидывая, вернется мальчишка или решит, что одному все же безопаснее, чем с инквизитором. Набрав по окрестностям пару сучьев: здесь останавливались пусть и не слишком часто, но бывало, так что дров поблизости не наблюдалось, - он щелкнул пальцами, поджигая дерево небольшим сгустком огня. Потом, пробормотав что-то невнятное, снова воспользовался магией, очищая лицо и руки и привычно игнорируя дискомфорт от саднящего ощущения, будто прошедшейся по коже пемзы. После, покопавшись в тощем рюкзаке, достал оттуда крупу и вяленое мясо - основу для кулеша, причем, если судить по внешнему виду сумки, ни одно, ни другое там просто не уместилось бы...
  В общем, вернувшегося попутчика встретил уже неплохо организованный бивак и слова:
  - Вы не присмотрели по пути пару сучьев, Доминго? Этих надолго не хватит.
  - Немного видел, сейчас принесу, - он аккуратно поставил котелок с водой рядом с костром и достал из своей сумки завязанный в полотенце хлеб и небольшой мешочек. - Вот тут немного трав и кореньев. Они перетёрты в порошок. Если добавить пару щепоток - будет вкуснее. И соль. У вас есть?
  - Есть. И соль тоже. У вас, видимо, немалый опыт в лесном отдыхе? - Предложить менее формальное общение Анхель попросту не мог, хоть и желание было. Ладно, посмотрим, надолго ли хватит оставшегося официоза. Внешне-то они с этим сеньором не слишком различны годами.
  - Да и вы, отец Константин не первый раз в пути.
  - Верно, далеко не первый. Мой отец, правда, не одобрял подобного, но я неплохо учился, а на то, чтобы проследить за всеми моими занятиями, у него не хватало времени. А я придерживался идеи, что все не запрещенное - разрешено.
  На этом Доминго быстрым шагом удалился с поляны и... запропал где-то. Ни через пять, ни через десять минут парнишка не вернулся, так что огонь под котелком чуть не потух. Поняв, что так можно ждать кулеш еще очень долго, Анхель углубился в лес сам, быстро подбирая попавшийся на глаза мелкий хворост, стараясь скоростью возместить объем. Возвращаясь в очередной раз мужчина только вздохнул - сеньор Ренцо тащил из леса огромную охапку сучьев. Похоже, парень был из тех, для кого процесс порой важнее результата. Кивком одобрив запасы, Анхель подбросил в почти погасшее пламя дров, промолчав по поводу длительного отсутствия и заметив только:
  - Почти все готово. У вас ведь есть и ложка?
  - Да - и ложка, и миска, и даже нож, - в голосе против воли юноши прозвучала едва заметная смешинка. Ну как же можно выходить в путь не подготовившись? Даже в его случае, когда уходить пришлось более чем стремительно. - Отец любит уходить в лес надолго и меня всегда с собой брал. Ну, как стало понятно, что я не упаду в чью-нибудь нору и не сунусь в костер с головой, - Доминго вспомнил, как это было здорово, и почувствовал как расслабляются плечи, до этого, как оказалось, сильно напряженные. На лице появилась улыбка.
  - Замечательно. Значит, об этом можно не беспокоится, - слушая, Анхель отвлекся от огня, доставая и свои приборы, пластая ветчину и куски хлеба.
  - ...Убегает! - Каша с мясом сделала попытку улизнуть и Доминго бросился вперед. Пальцы левой руки свело судорогой, той самой руки, которой он...
  Окрик вызвал резкое, по-змеиному гибкое движение - отец Константин, вогнав броском нож рядом со своей скаткой, развернулся и подхватил горячую ручку, выскользнувшую из сведенных судорогой пальцев, размещая котелок рядом с костром. В свете огня сверкнул родовой перстень герцогов Эрия. Доминго не мог поверить своим глазам: Эрия? Инквизитор?.. Тем не менее тело жило своей жизнью: отпрыгнуть в сторону, встать в стойку, ладонь на рукояти меча, в левой руке кинжал:
  - Кто вы?!
  *Давай малыш, я на твоей стороне. В каше явно мяса не хватает! А если ты немного подвинешься, то святоша и минуты не продержится!*
  Обжигающе-огненная чужая ярость мешала думать, но все равно Доминго судорожно вспоминал, стараясь ее игнорировать. У герцога Эрия есть сын. Его зовут, опуская титулы, Анхель Гонсалес Антонио, и он не инквизитор. Предположить, что кто-то убил сына герцога и теперь разгуливает с его кольцом на пальце? А перед этим убил инквизитора? Или инквизитор.... Мысли кружились в голове смерчем, но это никак не отражалось на том внимании с которым Доминго следил за своим попутчиком.
  Мэтр Гелен считал его весьма посредственным учеником, да и отец говорил, что добрая сталь вернее колдовства. А что касается магии - достаточно управлять этой силой, чтобы не покалечить себя или других.
  Именно поэтому сейчас Доминго был готов обнажить меч, а не прибегнуть к немногим известным заклинаниям - что его и спасло.
  Ответом на резкое движение стала оборонительная стойка... и инквизитор медленно, напоказ расслабился, с холодным интересом рассматривая кинжал. Если бы Анхель услышал хоть полслова на Высоком наречии, увидел хоть отблеск магических сил, то убедить помочь юнцу не смогло бы ничто - связываться с незнакомым магом было слишком опасно. Сейчас же он перевел взгляд с оружия на самого Доминго, так же пристально осмотрев его. И, присев у котелка, принялся делить кулеш поровну, откладывая половину в свою миску.
  - Отложите в сторону свою зубочистку, Доминго, и присаживайтесь, а то все остынет. Ваше стремление видеть вокруг врагов все больше убеждает меня, что вы влипли в нехорошую историю и нуждаетесь в помощи. Что на этот раз так вас взбудоражило? Я не разбойник, убивать вас не собираюсь. Во всяком случае пока не нападете. Так что, может, скажете, в чем дело? - Мальчишку стоило разговорить хотя бы для того, чтобы понимать, стоит ли знакомство и возможная польза весьма реальных неудобств.
  - Кто вы? Отец Константин - инквизитор? Или наследник Эрия? Только вот среди Эрия нет инквизиторов. А может быть ни тот, ни другой?
  - Предположить, что и тот, и другой - невозможно? - Анхель цокнул языком: надо было вспомнить про кольцо и снова повернуть его камнем внутрь, но кто же знал? Да и случилось все слишком стремительно. Вот же глазастый...
  - И тот, и другой? Но среди Эрия нет инквизиторов! ...Или... уже есть? - Юноша опустил меч.
  - Вы слишком давно не бывали дома, Доминго. Уже есть, как видите. Неудачное стечение обстоятельств, - Анхель не собирался вдаваться в подробности, но и скрывать свое недовольство отдельными людьми и положением дел в целом не считал нужным. У этого сеньора, судя по поведению, и без того слишком много проблем с Церковью - не проболтается никому ненужному.
  - И вовсе я не стремлюсь видеть вокруг себя врагов... Можно подумать, что вы бы в такой ситуации сохраняли безмятежность и покой. Хотя... может и сохраняли бы, - он убрал ладонь с рукояти меча, а кинжал в ножны, уселся и, достав приборы, принялся за еду.
  - Разумное решение, - одобрил инквизитор. - Однако учтите, я не могу ничего сказать про свое отношение к ситуации, пока вы не решите ей поделиться.
  Доминго продолжил есть быстро, молча и сосредоточенно.
  *А давай ему все расскажем? Ну, чего ты мучаешься? Ты же понимаешь, что чем дольше ты хранишь мое наличие в секрете, тем больше ты становишься мною. Тебя же это пугает. Одно дело выпустить демона наружу и самому при этом перестать быть. И совсем другое - стать этим демоном. Осознавать все, что делаешь, получать от этого удовольствие. Я не понимаю, чего ты тянешь? Боишься, что инквизитор не справиться со мной? Конечно, не справится. Но ты-то исчезнешь. И риск стать демоном исчезнет. Он улетит вместе с твоей душой: пф-ф-ф-ф-ф - словно легкая птица. Не бойся - ты же никогда не был трусом*.
  Демону происходящее не доставляло особого удовольствия - он стремился захватить тело и отомстить потомкам когда-то помешавшего ему священника, истребив их до единого, а оказался сам заперт в человеческом теле и был вынужден действовать исподволь, уговаривая, искушая, действуя медленно, шаг за шагом... В общем, абсолютно для себя несвойственно - не его работа. Демон был разрушителем, а не искусителем: уничтожить город, вырезать армию, сровнять с землей гору, изменить русло реки - это было просто, но вот убеждать людишек... Тем не менее, человечек постепенно поддавался: соглашаясь с его мыслями, сомневаясь в собственный силах он постепенно открывал ему двери и недалек был тот день, когда сопротивление будет сломлено. Так почему бы не сейчас? Единственное, что смущало, - священник. Демон не мог понять, что с ним не так: от инквизитора не шло ощущения святости, но это еще ничего не значило, а вот то, что душа убитого разбойника просто... исчезла, не отправившись ни в одно из мест, как следовало бы по его вере - вот это действительно настораживало и раздражало. Тем не менее он был уверен, что, когда наконец-то обретет свободу, святоша не сможет ничего ему противопоставить.
  
  - Два года. Я не был дома два года, - паренек отложил пустую миску, снял флягу с пояса, отпил из нее и предложил Анхелю. - Хотите, отец Константин?
  - Благодарю, что там? - Анхель никуда не торопился. Любое принятое Доминго решение ни на что не влияло, как он считал пока. А вот желание перекусить было актуальнее. Еще поспать бы теперь - и будет совсем замечательно. Воду пить он не желал, так что отказался, предложив в ответ свою флягу, с "лягушатником" - красным вином, разведенным водой, но, тоже получив отказ, не стал настаивать.
  Мальчишка между тем задумчиво продолжал:
  - Пока я не решу поделиться своей ситуацией? А вам рассказать или показать ее? - голос парня был спокоен, он решился... или за него решили? Сейчас не было уверенности ни в одном из вариантов. Демон был прав - Доминго очень боялся начать делать то, что тот ему нашептывает, и получать от этого удовольствие.
  - Для начала расскажите. Показать успеете, я думаю? - показать, вот еще! Кем-кем, а дураком Анхель себя не считал. Только последний идиот согласился бы на демонстрацию неизвестно чего без подготовки или хотя бы информации о том, что предполагается увидеть. И не только увидеть - в худшем случае.
  - Как пожелаете, святой отец.
  Анхель с отстраненным интересом наблюдал, как паренек поднялся, очень медленно, явно напоказ, расстегнул перевязь с мечом, вытащил все пять кинжалов. Приблизившись, положил все оружие ему на скатку и снова отошел на пару шагов, присев и так неудобно скрючившись при этом, что мышцы должны были запротестовать мгновенно, а через пару минут вообще онеметь от подобных издевательств. Мальчишка явно делал все, чтобы стать как можно более безопасным. Это было... занятно. На всякий случай Анхель собрался: мало ли? Может, все действительно так серьезно, как он считает? Уже очень давно мужчина перестал думать, что проблемы у людей соответствуют их возрасту - иной раз у трехлетних детей находилось такое, что и отряду справиться было бы тяжело. Однако позу не смог не прокомментировать:
  - В случае любого рода одержимости отсутствие оружия у одержимого не помогает никому.
  *И не надейся, милый, ему это не поможет, тебе тоже.* в унисон со священником заявил демон.
  - Я начал учиться у метра Гелена около двух лет назад, - парень, проигнорировав оба комментария, начал свой рассказа без предисловия, скучным голосом, скрывавшим бурю внутри, - ничего особенного не происходило. Хороший наставник, разумный. Примерно две недели назад он позвал меня, попросив помочь в каком-то ритуале. Все что я помню потом - это его вскрик, отлетающую в сторону голову и мою руку, точнее уже не руку, а лапу с когтями, которая эту голову и оторвала. Когда я пришел в себя, то увидел только труп метра Гелена с оторванной головой, с моими руками все было в порядке, на полу символы и рисунки по которым я понял, что было какое-то обращение к демонам. А еще в моей голове звучал голос. Вероятно принадлежащий демону. Он был столь любезен, что сразу перешел к делу. Сообщил мне, что у меня не получится ему сопротивляться, что рано или поздно (скорее рано) он захватит меня целиком и полностью во мне воплотиться. В первый момент я подумал о самоубийстве. Эта идея привела демона в восторг. Он сказал, что даже и не рассчитывал, что со мной будет так легко договориться. Возможно я был не прав, поверив ему тогда, и моя смерть, напротив, отправила бы его назад, в его мир. Не знаю. Теперь я иду к столице в надежде, что или у магов, или у священников я смогу найти помощь. Но с каждым днем... С каждым днем я все больше не доверяю своим мыслям и желаниям. Я не всегда могу точно сказать - кто это делал или хотел. А еще я не верю, что наставник Гелен был настолько неразумен, что решил пойти с демонами на сделку. Если в результате помощи мне я останусь в живых, то я хотел бы разобраться и с этим вопросом.
  Выслушав, Анхель несколько секунд помолчал, раздумывая, и, барабаня по губе пальцем, начал:
  - Интересная история... и знаете, что меня интересует больше всего? Почему вы до сих пор в состоянии ее рассказывать? Что на самом деле мешает демону воплотиться в вас? Поверьте моему опыту - если бы у вас не было защиты, то на данный момент вы... вас как Доминго уже не существовало. Так что стоит для начала найти, что ему мешает, и попробовать усилить действие. Это не снимет проблему, но отложит ее, - вздохнул и продолжил, с интересом глядя на потенциального подопытного. - Изгнать из вас подселенца - задачка посложнее. Настоящих экзорцистов, спешу вас уверить, немного. Мало того, ваша проблема не в том, чтобы их найти, а в том, чтобы уговорить помочь вам, не вовлекая во все это вашу семью и не доставляя им долгосрочные неприятности. В общем, начать стоит с поисков того, что мешает вашему... хм... демону. Пока что я могу уверить вас только в одном - ваши мысли и действия все еще ваши целиком и полностью и постороннее влияние ограничивается доведением вас до перенапряжения. В целом, я могу оказать вам помощь, если пожелаете. ...Да, и что же в таком случае вы хотели мне показать? Воплощение демона?
  Действительно интересная ситуация. А какие перспективы она открывает! При должном везении можно попытаться поглотить этого демона самому, усилив свои способности. Что-то было такое в одной из тех книг, что их Пятерка находила в подвалах под разрушенной башней одного чернокнижника. Есть, разумеется, риск, что это все же испытание для него, подстроенное церковниками, но пока им не к чему придраться, а потом можно будет свалить все на издержки необычной реакции сеньора Ренцо - и пусть они доказывают королю, что это не так. Слово против слова.
  - Я не знаю, что удерживает демона во мне, не давая ему воплотиться, - будто гора с плеч упала у мальчишки, таким обнадеженным он выглядел. Или, скорее - переместилась на чужие, то есть его, Анхеля. - Можно, конечно, его спросить, он даже ответит, я уверен. Но вот что делать с его ответом потом я не знаю. Я приму от вас, отец Константин, любую помощь в чем бы она не выражалась, слово чести. И если вы можете обнаружить то, что мешает ему овладеть мной - делайте это. Я согласен, ни в чем вам не препятствую и более того, если могу быть полезен, то только скажите как, - обещание Доминго как нельзя лучше сочеталось с целями Анхеля и он довольно кивнул, принимая его. - И вы правы, мне бы хотелось, по возможности, оградить семью от последствий случившегося со мной. А показать я хотел не воплощение демона, а вот это, - парень посмотрел на свою левую руку с долей ужаса и Анхель смог наблюдать, как кисть трансформируется в чешуйчатую лапу с приличного размера когтями.
  Пожалуй, стоило все же изучить данный случай. И, наверное, начать следовало с обещаний:
  - Хорошо. Я обещаю в ответ, что сделаю все возможное, чтобы обезвредить вашего невольного соседа. И предупреждаю, что вам вряд ли стоит общаться еще с кем-то из церковников на эту тему - в лучшем случае это закончится вашей смертью. В худшем еще и ваша семья станет объектом для изучения. Хотя выбор, разумеется, за вами, - отхлебнув из своей фляги Анхель продолжил. - И, пожалуй, действительно спросите и что мешает, и как он выглядит - мне очень было бы интересно знать его ответ. И сядьте уже поудобнее, Доминго, я уверяю вас, вы не повредите мне - не сейчас, - сделав еще глоток и пошевелив ножом угли, он заметил. - Это, кстати, - ну, то, что вы продемонстрировали, - и есть воплощение. Только частичное. Если не желаете усилить вашего невольного соседа, вам не стоит злоупотреблять подобным. К сожалению, раз так, то я должен вас огорчить - теперь, даже если удастся изгнать демона, ваша связь с ним будет постоянной. Единственная альтернатива, которую я пока вижу, полное его уничтожение, что весьма сложно сделать, не повредив вам.
  Доминго с видимым облегчением вытянул ноги, а потом и поднялся, разминая их. За время недолгого их разговора успело предостаточно онеметь все тело и теперь его начало покалывать будто иголками. Спустя пару секунд это ощущение стало уходить и дальше парень, потягиваясь, испытывал яркое удовольствие.
  *А знаешь, как чудесно летать? Хочешь, покажу?*
  Голос демона вкрадчивым шепотом звучал в голове.
  "Так у тебя есть крылья?" - заинтересовался Доминго.
  *Хотите узнать, как я выгляжу? - вкрадчиво ответил вопросом на вопрос голос. - Нет ничего проще. Выпусти меня, выпусти полностью. Я даже дам тебе насладиться тем, как прекрасно быть демоном.*
  "И не надейся! Тебя изгонят из меня или убьют!"
  *Да почему?!* - раз за разом отказывающийся от весьма соблазнительных предложений человечек уже попросту бесил.
  "Именно потому, что ты сам жестокая и лживая тварь!"
  *Жестокая? Если я жесток, то и ты не ангел - ты только что убил человека. И ведь я даже не имел к этому отношения. Что касается лживости... Знаешь, это смешно, но я тебе еще ни разу не солгал.*
  "Не солгал? Значит, ты скажешь правду, если я тебя спрошу, что удерживает тебя во мне, не давая воплотиться?"
  Демон захохотал - так топорно у него не пытались что-то вызнать уже очень давно. Он делал это так заразительно, что на губах Доминго против его воли появилась ответная улыбка.
  *Твои прекрасные глаза! - смеялся демон. - Только ради них я еще вожусь с тобой вместо того, чтобы заняться делами. Что? Ответ не нравится? Тогда - твоя кровь. Я немедля воплощусь, если ты ее лишишься, человек.*
  Демон замолчал, и Доминго словно вынырнул из-под воды. Он услышал шум ветра, шелест листьев, щебет птиц, писк какого-то насекомого, почувствовал, как смешивается запах еды с ароматом трав и пыли. Парень потряс головой, пытаясь привести себя в норму, и, когда этого оказалось недостаточно, провел ладонями по лицу, как делал утром, если не мог сразу сбросить остатки сна. Это вернуло его к реальности - обе руки были нормальными, человеческими.
  Доминго быстро посмотрел на инквизитора, желая увидеть его реакцию, но не заметил ничего примечательного.
  - Повторюсь, я выполню все, как вы говорите, отец Константин, чем бы лично для меня это не закончилось. А демон сказал, что мы обойдемся без описания его прекрасной внешности, разве что захотим лицезреть полностью в этой реальности. На вопрос, что держит его внутри меня, он сначала ответил, что мои глаза, а потом - что кровь. В том и другом случае он предложил лишить меня или глаз, или крови и тогда он легко воплотиться. А еще он заметил, что ни разу не врал мне. Это все, святой отец. И если вы знаете, что с этой информацией делать и какой она имеет смысл, то я рад. Лично мне кажется, что он просто издевался.
  Анхель снова молча выслушал парня и задумался. Выданный карт-бланш был на руку - если Доминго решит выполнить свое обещание, разумеется. Слова же самого Анхеля явным образом успокоили сеньора Ренцо настолько, чтобы он прекратил дергаться. Это было и к лучшему - пока мальчишка спокоен, у Анхеля больше времени на исследования, а то еще спровоцирует случайно дальнейшее взаимопроникновение. Рука ожидаемо трансформировалась обратно и, похоже, Доминго не вполне управляет изменениями, раз так удивился. Это, в свою очередь, может значить то, что на ночь стоит озаботиться лишним уровнем личной защиты. Неприятно, но возможная выгода все еще перевешивает мелкие неудобства. С грустью взболтав флягу и оценив оставшийся уровень жидкости - нормальное вино кончилось еще этой ночью, а "лягушатник" призван был скорее утолить жажду, чем снять напряжение, - Анхель продолжил разговор, рассуждая уже вслух:
  - Что ж... Тогда можно предположить, что он из дьяволов. Впрочем, обычно и призывают именно их - так хоть какая-то гарантия, что договор будет исполнен. Демоны же не склонны выполнять обязательства или говорить правду, даже таким образом, который можно принять за издевательство. Глаза и кровь... Душа и наследие, возможно? Ну, душу я проверить не в состоянии - не сейчас, а вот наследие... Вы знаете о каких-то фамильных секретах, которые могли бы сработать подобным образом?
  Паренек снова сел и, бросив заинтересованный взгляд на пустой котелок огорченно вздохнул и ответил.
  - Ходили слухи о каких-то неверных женах, замурованных в стенах, а также отец хранит в тайне рецепт, как он называет - божественной настойки. Но мать не разделяет его верования и называет эту настойку дьявольской. О волшебных мечах, драконах или кольцах, дарующих своим владельцам бессмертие или неуязвимость, ничего не слышал. У нас в роду мужчины часто рождаются с магическими способностями. До уровня профессионально обученного мага никто не доучивается: нам и не надо - денег хватает... да и семья набожная, - добавил он после небольшой паузы на всякий случай, быстро взглянув на священника, - но управлять силой, чтобы не покалечить себя или других нас учат. Ну, или покалечить слегка, но со знанием дела. Больше, увы, ничем не могу вам помочь, отец Константин. Отправляться домой, чтобы расспросить отца мне бы не хотелось. В моем положении мне стоит держаться от дома подальше, - тут он посмотрел на небо и рассеянно заметил. - Гроза скоро будет.
  - Надеюсь, мы успеем добраться до города до того, как пойдет дождь, - Анхель поймал голодный взгляд спутника - на самом деле после трансформации это было ожидаемо - так что покопался в рюкзаке и передал ему еще одну полоску вяленого мяса. - Держите. И все же вы не дали себе труд подумать, Доминго. Попробуйте вспомнить что-то более подходящее, а не первое, что приходит в голову. А пока нам надо выдвигаться. Справитесь с котелком, пока я приберу тут и потушу костер?
  Доминго даже не подумал отказаться от предложенной еды. Он засунул полоску мяса целиком в рот - так руки не заняты. Кивнул на вопрос - не в первый раз иметь дело с котлом в походе. Подхватил его и, сорвав по дороге пучок травы, отправился уже знакомой дорогой к роднику.
  *Ну что ты радуешься? Думаешь, скоро от меня избавишься? А почему ты ему вообще веришь вот так, сразу? Знакомы всего ничего, а ты уже все про себя выложил. Хочет тебе помочь? Ну, предположим. И какую плату он с тебя за это возьмет? Ты сперва бы его об этом спросил. И вообще, что ты знаешь про инквизиторов? Доверять вот так первому встречному... Тебя как отец учил? Будь вежлив, но внимателен. Лучше бы мне поверил - я хотя бы честен с тобой.*
  "А действительно, почему я так сразу ему доверился? И чем придется платить?"
  *Наконец-то взялся за ум.*
  Вычистив котелок, Доминго вернулся на поляну.
  - Отец Константин, у меня к вам есть один вопрос... Вы пообещали постараться мне помочь, а какова будет моя плата за вашу помощь?
  Пока сеньор Ренцо занимался котелком, Анхель щелчком пальцев погасил огонь, вернул на место кусок дерна и уже некоторое время читал свою книгу заклинаний, чтобы иметь возможность проверить наличие магических артефактов у Доминго. Так что вопрос был услышан не сразу.
  - Поговорили со своим подселенцем, Доминго? - Анхель недобро усмехнулся на подобный запоздавший вопрос. - Попробуйте думать сами. И будьте уверены: он вам не лжет откровенно, но всегда - передергивает, так что в результате правда становится ложью, - сделав паузу для того, чтобы Доминго в полной мере осознал сказанное, он продолжил. - Касательно вашего вопроса: ответ интересен вам или все же ему?
  Услышав ответ, юноша задумался.
  - В настоящий момент у меня есть ваши слова и его. И никаких пока иных доказательств. Но вам я доверяю больше, поскольку он демон, ну или дьявол, как вы сказали. А вы - человек. И да, ответ нужен мне. Не смотря на то, что мысль подсказана им. Он просто немного опередил меня... До встречи с вами я полагал, что ценой за помощь будет моя жизнь, и принял этот вариант. Но сейчас мы говорим с вами один на один, так что, может, и оплата будет другой? - рассуждая подобным образом, он подошел к оставленному оружию и стал не спеша размещать на себе весь небольшой арсенал.
  Верить только из-за того, что человек? Анхель помрачнел, вспомнив момент своей инициации. Это было около четырех лет назад...
  Боль в избитом теле. Ноги подгибаются. Все плывет перед глазами. Но надо идти. Еще немного. Еще. И еще. Сцепив зубы. Держась за стену. Заставляя двигаться непослушное тело. Оставляя за собой широкий, темный, кровавый след на камнях. Позади - упокоенная толпа восставших мертвецов, собранная незаконченным ритуалом мертвого мага. Позади - сам ритуал, сломанный каким-то чудом, на остатках сил. Позади - Пятерка, от которой остался он один. Один из всех, кто вошел в этот холм, он выполз наверх, обратно, к людям, которые жили на этих землях - землях его отца и, в будущем, его самого. Теперь эти земли спасены.
  Вот и последний коридор подземелий - и выход. Красные отсветы заходящего солнца играют на металлических навершиях вил и лопат, мотыг и серпов, которые сжимают сумрачно-настороженные крестьяне. Похоже, тут собралась вся деревня. Рыжий, а сейчас - пегий от пепла и копоти паренек лет шестнадцати или даже меньше на вид, худой - просто кожа да кости, в рваных, окровавленных лохмотьях, оставшихся от добротной, дорогой одежды облегченно вздыхает - выбрался.
  - Я, наследник герц... - Тут на голову обрушивается крепкий кулак и он мешком падает на землю.
  Сил подняться не осталось и только слышится фоном, на периферии сознания:
  - Дьявольское отродье! - крепкий пинок под ребра приподнимает кажущееся беспамятным тело над землей.
  - Кажись, колдун. Гляньте-ка, а, братцы! - чьи-то руки бегло пробежали по телу, подергав зачем-то пальцы и воровато сдернув с пояса какой-то чудом уцелевший мешочек, осторожно коснулись волос и, после небольшого промедления, сжались и рванули вверх, поднимая голову, открывая залитое кровью лицо. Склеенные запекшейся кровью ресницы с трудом открылись, но увидеть парень так ничего и не успел:
  - Точно, колдун. Вона какой рыжий, - еще один пинок, послабее, перекатил тело мальчишки с бока на спину, заставив зажмуриться от боли. - Черный маг. Во.
  - Малой какой, - с задумчивым презрением и скрытым страхом прогудел чей-то бас из задних рядов. - Недопесок еще. Щенок.
  - Мелкий-мелкий, а печатку-то сковырнул, - дребезжащий тенор переполнял страх. - Теперича нам всем здесь жизни не будет, попомните мои слова! Как энтот... Черный Старик возвернется, не к ночи будь помянут, вот тогда зарыдаем, да поздно будет!..
  Повисшую паузу, полную возрастающей паники, разбило чье-то тихое предположение:
  - А может, энто он и есть, а? Ребятушки?.. Притворился токмо. Ну, чтоб нас-то в обман ввести?..
  - Притворился?..
  - А что? Он могет...
  - А если нет?..
  - Что нет-то?
  - Ежели не он?
  - Да что тут гадать?! Сжечь его - вот и вся недолга!
  - А что?..
  - Точно...
  - Правильно.
  - Дело говоришь!
  - Сжечь!
  - На костер!!!
  Собрать последние силы... и звонко, на всю округу:
  - Я - наследник герцога Эрия! Тронете меня - и... - и упасть в темноту от еще одного пинка, пришедшегося в сломанное ребро...
  Рассвет следующего дня - это был именно он, судя по состоянию тела, - пришел с болью, сверлом ввинчивающейся в висок, и звуками человеческой речи где-то в вышине над головой:
  - ...от он, святой отец, туточки! Вы ж это... сторожко, отче, - вдруг как прыгнет? - заискивающие нотки заставляли гадливо морщиться.
  Недолгое, задумчивое молчание и равнодушный голос молодого мужчины с нотками презрения уточняет, явно стремясь отвязаться от докуки:
  - Этот, что ли? - Еще один легкий пинок - и тело отзывается тупой болью в неизвестно когда переломанных предплечьях, заставив застонать. - Вряд ли.
  - Кто ж его знает... - бубнит первый голос. И снова громче. - Так как же, отче? Колдун же? Благословите?
  Затверженная скороговорка молитвы - и надежда, вспыхнувшая было в сердце, оборачивается ужасом и неверием.
  - Благословляю. А теперь - я спешу и...
  - Дык мы ж!.. - оживился голос, перебивая священника, - и мужик взвизгнул в ужасе, когда паренек попытался снова назваться. Пересохшее горло и пробитый язык заставили лишь глухо захрипеть, а еще один пинок, снова пришедшийся в сломанную кость, поверг в беспамятство, дав услышать напоследок, словно через толстый слой ваты, удаляющееся торжественное:
  - Не бойся, добрый человек! Мое благословение с вами! Колдун не сможет повредить тебе, если ты чтишь бога истинного!..
  В этот раз времени прошло немного - руки и ноги все еще шевелились с трудом и даже обычное для Кости восстановление, когда все заживало "будто на собаке, а то и быстрее", запаздывало. Мальчишка буквально висел на руках у двух дородных, мускулистых крестьян, едва перебирая ногами, пока его волокли куда-то по пропыленным деревенским улицам. Довольно быстро деревянные крестьянские башмаки застучали по камням главной площади, и поджидавшая здесь толпа встретила их враждебным гулом, свистом и плевками под ноги волокущим "колдуна" храбрецам. Деревянный, грубо оструганный столб дал поддержку измученному телу, и Кости наконец-то смог осмотреться сквозь склеенные кровью ресницы: море враждебных лиц сливалось в одно, а потрескивание смолы, нарастающий жар и запах дыма разбивали вдребезги последние иллюзии, подкармливая не только огонь, но и нарастающее бешенство.
  "Жарко. Как они могли?.. Как посмели?! Эти проклятые деревенщины обязаны ему больше, чем жизнью!!! Даль. Тень. Рух. Лес. Они умерли в этих сто раз проклятых катакомбах, а эти!.. эти... отродья дохлых слизней решили отплатить ему - так?! Да, еще же этот... церковник! Он - благословил!.. Горячо. Больно... Где родовой перстень? Как больно... Сейчас они пожалеют!" - Опухшие, с трудом срастающиеся пальцы почти потеряли чувствительность, но знакомой гладкости металла не нашлось, несмотря на все ухищрения, зато сломанные предплечья снова заболели немилосердно. - "...Что?.. Как. Они. Посмели?!!"
  Обжигающе холодное бешенство скручивалось в тугой ком внутри, заставляя рычать сквозь зубы, часто сглатывая кровь, снова сочащуюся из раны в языке. Рывок. Еще. Прилетевшее тухлое яйцо разбилось о плечо, обдав волной тошнотворного запаха. Пропитанные кровью веревки на скрученных запястьях не поддавались ни на дюйм. Всепрощение, да? Церковь не совершает ошибок?! Тухлый помидор не долетел до рвущегося из веревок тела, зашипев на горящих поленьях. Языки огня в первый раз, будто пробуя, дотронулись до бледной кожи, взбежали по лохмотьям - и мальчишка завыл, выгибаясь от новой боли. Секунды текли одна за другой, а боль все нарастала, не давая ни мгновенья передышки, и тут во все стороны от него рвануло что-то невидимое, плавя камень, корежа растения, заставляя рассыпаться в прах творения рук человеческих...
  - Люди бывают страшнее... - заметил Анхель после паузы. - Что ж, раз вы хотите определиться уже сейчас, то я вам могу сказать, что точную плату назвать не могу. Все зависит от того, сколько усилий придется предпринять и насколько успешным будет решение вашего вопроса. В любом случае платой с вашей стороны будет услуга. Насколько серьезная и будет ли это единственная ваша плата - будет понятно со временем.
  - Да, такой вариант мне подходит, - прикинул про себя цену парень. - Все, что пожелаете. С одним лишь ограничением - это не должно затрагивать чести моей семьи и причинять ей вред. Впрочем, - задумчиво размышлял мальчишка, кажется, даже не вполне понимая, насколько оскорбительно для дворянина то, что он говорит, - если все-таки будет опасность чести семьи, то я могу просто перестать быть Ренцо и уже после этого выполнить ваше поручение, - в совсем крайнем случае остается младший брат: отец не останется без наследника - Бенедикт вполне годится, чтобы стать им. - А теперь стоит поспешить - до грозы осталось часа два не больше.
  А вот Анхель вполне осознавал все. Слова попутчика и, в скором времени, должника настолько задевали честь и достоинство наследника рода Эрия, что он смерил Доминго ледяным взглядом, от которого, казалось, температура на поляне упала на пару градусов, и предупредил:
  - Вы забываетесь, сеньор Ренцо. Я тоже дворянин.
  - Прошу простить меня, сеньор Эрия, - спохватился парень. - Я позволил себе высказать неподобающие мысли в ваш адрес. Достаточно ли будет моих извинений или вы потребуете от меня иного удовлетворения? И согласны ли вы продолжить оказывать мне свою помощь?
  Анхель отвел глаза, задумчиво смерив взглядом дерево, слегка пожухшее от подобного внимания, и решил, что общая ситуация, юность и полученные извинения достойны того, чтобы проявить снисхождение, но счел нужным пояснить:
  - Достаточно извинений. И знайте: я спокойно восприму то, что вы можете сказать обо мне лично, но, задев честь наследника герцога Эрия, вы рискуете получить очень неприятное будущее. Убивать вас сейчас действительно небезопасно, но есть много вещей гораздо хуже смерти.
  *Спроси его! Спроси, что он имеет ввиду, говоря "хуже смерти"! - немедленно оживился демон, - я хочу сверить наши списки."
  Но Доминго, к огромному его сожалению, снова его проигнорировал:
  - Благодарю вас, сеньор Эрия, - и поклонился, продолжив. - Отец Константин, ваши вещи, я смотрю, уже собраны. Мои тоже. Мы можем идти? - Употребив два разных имени - мирское и орденское парнишка подчеркнул, что, раз тот неприятный инцидент исчерпан, то можно продолжить.
  Анхель вздохнул: подобное излишне легкое отношение казалось слишком... детским - и снова посмотрел на Доминго:
  - Если желаете, можете перейти на более неформальное общение, - все же предложил он. - И нет, еще не можем: я хотел бы знать, какие артефакты и амулеты вы при себе имеете: будет над чем подумать в дороге. Вы можете их перечислить?
  - С удовольствием, Анхель. Я уходил, как вы понимаете, весьма поспешно. Поэтому не взял никаких амулетов или прочих артефактов метра Гелена. Да и не соответствовало бы это моей легенде... Так что у меня при себе только оберег от матушки: она сказала, что он для зоркости глаза, чтобы дурных людей издалека видеть, - Доминго достал из-за пазухи, висящий на простом кожаном шнуре кусок вороньего глаза, выточенный в виде когтя.
  - Как понимаете, это не то. Так что, я думаю, вы не будете против, если я проверю вас на другие возможные магические артефакты? - Анхель понимающе кивнул и, не ожидая отказа и не дожидаясь согласия, прочитал заклинание определения магии, всматриваясь в свивающиеся над парнишкой магические потоки и пытаясь отделить последствия ритуала от других возможных заклинаний и артефактов.
  - Конечно отец Константин, делайте то, что посчитаете нужным, я вам доверяю, - Доминго прислушался к своим ощущениям. Иногда, когда наставник Гелен применял к нему какие-нибудь заклинания, то можно было почувствовать, как по телу скользят потоки воздуха или появляется покалывание. Временами это было довольно неприятно, но всегда терпимо. Особенно было интересно, когда метр Гелен испытывал на нем новые заклинания - тогда описание ощущений было обязательной процедурой и прислушиваться к себе приходилось гораздо внимательнее. Доминго вообще нравилось участвовать в опытах своего учителя, пусть даже в виде подопытного: маг никогда не делал ничего, что повредило бы парню, поэтому и в тот, последний день, когда его позвали в лабораторию, он пошел без тревоги и колебаний... Сейчас же перед глазами вспыхнули разноцветные искры.
  *Да не напрягайся ты так, дай посмотреть, что инквизитор делает.* - демон изо всех сил пытался понять, с кем судьба столкнула его "подопечного" на пути: слишком много этот краснорясый знал даже для священника. Но человечек теперь упорно, хоть и не всегда осознанно, сопротивлялся малейшим его попыткам, постепенно сводя на нет все, что удалось достигнуть ранее. Сейчас был подходящий случай и демон решил пойти от противного - посоветовать Доминго открыть глаза, хотя, чтобы считать магию, полагаться стоило исключительно на ощущения.
  "А не пойти ли тебе..." - предсказуемо отозвался парень.
  *Открой дверку, с радостью пойду.* - магия была странной. Вроде бы и обычной, но чувствовалось что-то такое... неуловимое. Вот только разобраться подробнее не удавалось - слишком слабы были отголоски. Демон был раздосадован.
  Анхель не делал, вроде бы, ничего особенного - стандартные тихие, рычащие слова заклинания на древнем языке, которым необходимо было владеть, чтобы использовать магию, прозвучали над поляной, да немного изменился взгляд, воспринимая теперь не столько реальные очертания предметов, сколько их ауры. Теперь он стоял и просто молча смотрел, разглядывая объект перед собой. Юноша буквально сиял, опутанный переплетением аур, центр, точка схождения которых находился на трансформирующейся руке. Но и другая рука тоже была окружена сиянием, как и медальон у шеи. Последний имел наиболее слабую ауру из трех и не заинтересовал мужчину, а вот то, что было на руке...
  - Скажите, Доминго, а ваш наставник проверял вас когда-нибудь на магию? Или просил снять что-нибудь во время уроков? Подойдите ближе, пожалуйста, - Возможно, именно артефакт на левой руке и есть искомая вещь, препятствовавшая одержимости. Но в таком случае придется научить Доминго заклятью идентификации, чтобы узнать о свойствах этого предмета. Или выкручиваться иначе, раз снять его с сеньора невозможно, во избежание проблем с высвободившимся демоном.
  - Я ничего не знаю о том, проверял или нет меня мой наставник на магию. Все мужчины рода Ренцо обучаются владеть силой именно у этой семьи магов. Это что-то вроде давнего негласного договора, ведь и магии в нас совсем немного... Так что скорее всего и не проверял. И он ничего не просил снимать во время уроков, даже когда пробовал на мне свои новые заклинания, - Доминго беспрекословно подошел и протянул руку.
  Ощупав нужную вещь Анхель сперва удивился, а после, осознав, что именно является искомым артефактом и припомнив герб рода Ренцо весело рассмеялся, сбрасывая заклинание.
  - Ваш подселенец сказал вам чистую правду, Доминго, вас спасла ваша кровь. Вам стоит вспомнить собственный герб и историю - именно эти легенды должны объяснить все.
  - Сказал правду? Но как... - растерялся юноша. - Наш герб и история? Все очень просто и там нет ничего, что могло бы объяснить... Один из Ренцо оказал какую-то важную услугу тогдашней правящей династии: то ли спас наследника во время охоты, то ли во время покушения, не знаю точно, но сам при этом погиб. В благодарность нам было даровано дворянство. А герб - разорванная книга и девиз "Ничто не поработит". Признаться, я себя чувствую очень глупо. Я совершенно не понимаю, как моя принадлежность к Ренцо, моя кровь запечатывает во мне демона. Отец Константин, вы можете это мне объяснить?
  Доминго показалось, что существо внутри него очень внимательно прислушивается к происходящему, а демон был раздосадован направлением, в котором повернулся разговор. Не ожидал он, что из его слов какой-то смертный сможет сделать подобные выводы, но и заставить его замолчать, к сожалению, не было сил. Оставалось слушать и лелеять планы кровавой мести.
  - Испытывать новые заклинания? На ученике?.. - спохватился Анхель и замолчал, оборвав смех, пристально осмотрел Доминго, и снова рассмеялся, но на этот раз в холодном смехе не было ни капли веселья. - И вас это никогда не удивляло? Да вы, оказывается, обладаете огромной склонностью к саморазрушению, Доминго. Или к беспредельному доверию? Бесподобно, - скорее - отвратительно. Подобрав рюкзак с притороченной заново скаткой, Анхель жестом предложил Доминго проследовать за ним. Юноша же в ответ просто пожал плечами и зашагал по дороге вслед за инквизитором. Мужчина же ответил и на следующий вопрос спутника, начав рассуждать вслух:
  - Во время покушения, наверняка... Подозреваю, что тогда эта семья магов знает о происхождении вашего рода гораздо больше вас, сеньор Ренцо. Видите ли, ваше родовое кольцо является сильным артефактом. И, могу только поздравить вас обоих, после долгих исследований ваш наставник сумел найти то заклинание, что пробило его защиту. Интересно было бы взглянуть на его исследовательские журналы... Вы очень везучий человек, Доминго, раз этого не случилось раньше, а в тот раз заклятью все же не хватило силы. Не будь у вас этого кольца, и я не гарантировал бы, что ваша голова и сознание до сих пор принадлежали бы вам.
  - Понимаете, Анхель, попытался обосновать свою доверчивость юноша, - наша семья вот уже много поколений общается с одними и теми же магами. И никогда, подчеркиваю, никогда наше доверие не было обмануто. Метр Гелен никогда не причинял мне вреда своими опытами. Таким образом, то, что случилось в последний раз, дает мне право думать, что он сам действовал, находясь под чьим-то влиянием. Но я не исключаю и того, что я ошибаюсь, и мой учитель по каким-то своим соображениям действительно сознательно хотел причинить мне вред. Что касается доверия... В чем-то вы правы. Поверив кому-то однажды мы, Ренцо, не меняем своего решения под влиянием минутной прихоти или чьих-то наветов. Но если человек потерял наше доверие, то это необратимо. Не обязательно это будет связано с местью или еще какими-то активными действиями. Нет. Мы просто больше не верим ему, - Доминго снова посмотрел на небо и понял, что до грозы они никак не успеют добраться до города. Ну, не страшно, не растают - нее сахарные. - Для меня удивительно то, что мое кольцо является артефактом. Получается, что и в этом демон не солгал - моя смерть освободит его рано или поздно: или если в результате разбойного нападения кольцо снимут, или если мое тело истлеет на столько, что кольцо покинет палец, но в любом случае он воплотиться здесь.
  - Ваше решение и ваше право, Доминго, - единственное, чем Анхель мог отреагировать на эти слова мальчишки. Он сам не обладал склонностью к подобной доверчивости - скорее даже наоборот, да и те крупицы, что были, жизнь из него выбила, оставив лишь кодекс чести, пусть и слегка своеобразный в результате влияния происхождения. Или же, напротив, благодаря ему? Не важно. Но тем не менее подобное казалось именно что самоубийственной глупостью.
  Вслед за спутником недовольно посмотрев на небо и оценив, что намокнуть предстоит неизбежно и, возможно, серьезно, Анхель помрачнел - никогда особо не любил дождь. Вода в целом - дело другое, но дождь... Грязь, в которой утопаешь по колено, мокрые, липнущие к телу одежды, а то и хлюпанье в прохудившейся не ко времени обуви... Раздосадовано фыркнув, он попробовал придумать выход, но, при наличии спутника, оного не находилось. Скривившись, Анхель продолжил:
  - Повторяю, это не демон, а дьявол. Не стоит путать - разница между на... ними огромна. И он не уточнил, в каком состоянии он освободиться в таком случае. Представьте, Доминго, вы - практически бессмертное существо, и вы заперты в мертвом, гниющем человеческом теле. Неподвижность. Темнота и тишина. Долгие-долгие годы. Десятки лет. Возможно - сотни, ведь кости тлеют медленно. И каково будет при этом состояние сознания? Нет, конечно, после он освободиться, но, если нормального тела не будет, то воплотиться будет не в состоянии и вынужденно вернется в свой мир. Причем, скорее всего, там его и убьют - никому не нужны безумцы. Так что он всеми правдами и неправдами будет подталкивать вас к желанию дать ему воплотиться сейчас, пока вы живы. На крайний случай - пока, хотя бы относительно, цело ваше тело. Так что, если все-таки будете соглашаться, не продешевите и не забудьте защитить собственное посмертие и душу, - тут Анхель криво усмехнулся, посмотрев на Доминго, оценивая, как на того подействовали эти слова. Он пошутил, но шутка была под стать настроению - довольно мрачному в предвкушении грядущего вынужденного душа.
  - Да, при таком раскладе, я даже испытываю некоторое сочувствие к попавшему в меня де.. дьяволу, - не обратил внимания на оговорку Доминго. - Десятки лет в гниющем теле. ...Вашу шутку, Анхель, относительно договора с дьяволом о его воплощении я считаю шуткой, которая мне не понятна.
  Демону... точнее - дьяволу - так же не заметившему оговорку, она была непонятна тем более: какие же цели преследует этот священник, что позволяет себе так откровенничать? Но упустить возможность и не попытаться воздействовать на свой сосуд снова он не мог, постаравшись напомнить о доме и этим склонить к договору.
  * Баю-баю, детки,
  На одной спим ветке.
  Тронет ветер нашу ель
  И качнется колыбель,
  Но подует во весь дух -
  Колыбелька наземь бух.
  Ведь они так и не знают, что ты стал убийцей и демонологом, а? А вдруг ими уже занялись собратья твоего спутника? Так что инквизитор дело говорит: давай так и сделаем, как он советует? Святой отец плохого не предложит. И о посмертии, и о душе договоримся... Ну, что? Начнем ритуал договора? Повторяй за мной: я, Доминго Ренцо.... Ну что же ты?*
  Дьявол был очень разговорчив, вот только все же немного ошибся - матушкина колыбельная только разозлила Доминго, и он спросил, желая заглушить слова ненавистного собеседника другим разговором:
  - Отец Константин, а чем демон от дьявола отличается, кроме того, что демона нельзя заставить служить? Если я правильно понял и помню то, что вы сказали.
  - Действительно, шутка получилась не смешная. Не люблю дождь - он него у меня всегда портиться настроение, - Анхель не собирался извиняться, и это было единственное объяснение, которое он мог и хотел предложить Доминго. - Сочувствие? Не стоит, право. Если только самую малость, и то только если вы можете это контролировать. Иначе однажды ваши чувства выйдут вам боком. А различие в самой сути: демона тоже можно заставить служить, но за ним придется неустанно наблюдать, чтобы не натворил чего-то лишнего. Дьявол же сам выполнит заключенный контракт от и до. Проблема только в том, что выполнять он будет не дух, а букву и, если вы что-то упустили, не предусмотрели, подразумевали, но не описали словами, то это целиком и полностью ваши проблемы - когда есть шанс извратить соглашение, дьявол им воспользуется, если ему это будет выгодно.
  - То есть за одним, даже при правильно составленном договоре, надо следить постоянно, а в случае с другим достаточно не оставить ему лазейки? Тогда, судя по ехидству и своеобразному чувству юмора, во мне и правда дьявол, а не демон. Не чувствуется мрачной фундаментальности, - весело хмыкнул парень. - А сложность изгнания имеет различия? - Тут впервые на небе сверкнула молния и грохнул гром. Доминго посмотрел вверх. - Ищем укрытие или смиренно мокнем?
  Анхель фыркнул в ответ:
  - При такой постановке вопроса поиск укрытия представляется делом более разумным. Но я не хочу встречать вторую ночь в лесу, так что мокнем, - и продолжил. - Не слишком понял по поводу фундаментальности, но суть вы уловили. Сложность изгнания имеет различия только исходя из силы подселенца, а не от его происхождения. Некоторых местных духов изгонять посложнее, чем большинство иномирцев.
  - Ну, фундаментальнее. То есть, я имел ввиду, что дьяволы должны быть изворотливее, а демоны - прямолинейнее, - уточнил Доминго.
  - Тогда вы почти правы. С основной массой и тех, и других дело обстоит действительно так.
  Развеивая подобным образом распространенные заблуждения Анхель и Доминго все ближе подходили к городу, уже показавшемуся вдали, у вершины холма.
  
  Глава 2
  Гроза начиналась как и положено: сначала первые крупные капли - для пристрелки, а потом, не размениваясь по мелочам, - полный залп. Доминго промок мгновенно, сразу. Даже если бы его окунули в воду, вряд ли парень стал бы более мокрым, и это его даже порадовало - теперь можно не бояться промокнуть еще сильнее. Потоки воды стекали по лицу, застилая глаза, и, чтобы видеть дорогу перед собой, пришлось нагнуться вперед, чуть опустить голову и даже прикрыться рукой.
  Хлещущая с неба вода была холодной и очень может быть, что где-то был град. Кажется, поминутно меняющий направление, ветер тоже не согревал. После жаркого дня такое могло даже показаться приятным... в первые несколько секунд. Но теперь хотелось лишь одного: достигнуть сухого теплого места.
  - Отличная погодка! Можно бы и не спешить - все равно уже мокрые, но лучше прибавить шагу - так больше гарантии не замерзнуть.
  Ответом на подобное заявление Доминго послужил лишь тихий, но прочувствованный рык - Анхель очень не любил дождь. Хотя, благодаря магии и не особенно мерз под потоками холодной воды. Так что оба прибавили шагу, направляясь в город.
  
  Дорогу изрядно развезло, так что, достигнув ворот столицы, путники были не только мокрые, но еще и грязные. И готовы отдать полцарства за бочку горячей воды и чистую, сухую одежду.
  Стражники у ворот прятались от льющихся с неба потоков воды под навесом и, слегка оживившись, смотрели на приближающиеся серые тени усталых путников. Однако, когда те приблизились достаточно, чтобы услышать красочные, смачные комментарии, красные одежды инквизитора не дали им возможности достойно встретить неудачников, оказавшихся в пути в такую погоду. Доминго старался держаться поближе к святому отцу, уповая на то, что так его не запомнят, да и плату за проход возьмут поменьше, и его надежды оправдались - денег действительно не взяли. Один из стражников даже попросил святого отца благословить его (взгляд остальных красноречиво показывал, что они его считают или дураком, или самоубийцей) и благочестиво поклонился, благословленный легким взмахом руки инквизитора.
  Только они вошли в город, как гроза закончилась, как всегда и бывает, и только мелкая морось напоминала о только что бушевавшей стихии.
  - Отец Константин, куда дальше?
  Они были недалеко от ворот, так что свой вопрос Доминго задал с максимальным почтением в голосе.
  С облегчением взглянув на небо, которое, все больше очищаясь, открывало алый круг садящегося солнца, священник ответил:
  - В гостиницу, разумеется. Не думаю, что вам хочется остаться одному, я прав? А ваше появление в церковных кельях может вызвать ненужный интерес и расспросы, - и споро зашагал куда-то в сторону от главной городской улицы.
  Петляя по узким улочкам, вдоль водопадов льющейся по стокам воды, Анхель пытался не только найти нужный дом, в котором не был уже несколько лет, но и запутать возможных соглядатаев, которые могли бы следовать за ними от городских ворот. Мужчина не считал, что подобная осторожность будет излишней - слишком много интереса проявили некромаги в покинутом им накануне городе к его скромной персоне.
  
  Пока ноги бездумно отсчитывали шаги, мужчина погрузился в невеселые воспоминания...
  - Святой отец, простите мою назойливость, но прошу вас, уделите мне толику своего драгоценного времени?.. - негромкий, благодушный, бархатный голос нарушил тишину, взрезав ее острым лезвием.
  Анхель вздрогнул от скрипа приоткрывшейся двери и с недовольством отложил в сторону массивный фолиант, взятый в местном скриптории. Пламя собственноручно зачарованного вечного факела, дрогнув под поднявшимся сквозняком, в подробностях освещало небольшую келью со скудной обстановкой: топчан, заваленный сейчас свитками пергамента, небольшой стол, полностью скрытый огромной книгой в темном переплете с металлическими уголками, табурет рядом, с которого сейчас и встал молодой мужчина, приветствуя появившегося незваного гостя.
  - Мэтр Аугусто? Не ждал вас... так поздно. Чем же вас заинтересовал скромный священник?
  - О, не стоит самоуничижения, прошу вас, друг мой. Это недостойно ни вас, ни вашего титула, ни знаний, которые, как мне поведали ваши... - тут посетитель сделал едва заметную паузу, - друзья, весьма обширны.
  Эти слова произнес полноватый, седой, невысокий человечек с тонущим в румяных щечках носиком на округлом лице, колобком вкатившись внутрь кельи и сложив руки на выступающем пузике, переплетая неожиданно длинные для подобного телосложения пальцы. На его губах играла располагающая улыбка и только небольшие выцветшие голубые глазки пронзали насквозь из-под полуопущенных век. Черная когда-то роба гостя выцвела и приобрела невнятный темно-серый цвет, а туфли, по-видимому, были зачарованы, раз не слышалось щелчков подошв по каменным плитам пола.
  Анхель в ответ только и смог, что тихо скрипнуть зубами. "Друзья". Недоумки! Кто их тянул за язык? Что еще они рассказали этому старому лису - главе местного ковена? И чем это грозит и ему самому, и их миссии? Да, ковену было невыгодно поддерживать черных магов, но это не значит, что сами некромаги в одночасье стали белыми и пушистыми или дали обет нести мир и добро...
  - Благодарю за столь высокую оценку, - молодой человек чуть поклонился, принимая ядовито-медоточивую похвалу, намекавшую на большую, чем хотелось бы, информированность мэтра, и поинтересовался снова. - И все же, могу ли я узнать, что же привело вас ко мне в такой час? Прошу прощения, но я немного занят одним исследованием... - Инквизитор не имел ни малейшего желания общаться с подобным гостем даже во временном своем жилище, так что даже не предложил ему присесть. Учитывая же, что никто из отряда все еще не вернулся из города, необходимость поддерживать разговор и вовсе становилась докучливой обязанностью - максимум через полчаса придется идти на поклон к местной страже, дабы они посодействовали в поисках: мало ли, что может случиться с отрядом Церкви в городе, где орудуют черные маги? А если он их потеряет... кто знает, что тогда могут решить церковники по его поводу и не хватит ли им наглости предположить, что будущий герцог, сдав их на шабаш, таким образом решил избавиться от своих ненавистных спутников?
  - О, всего лишь стариковское любопытство, не более. Заходил к своему другу, настоятелю Кристобалю, и вот, решил зайти, засвидетельствовать свое почтение молодому поколению. Признаться, давненько в наших краях не бывало никого новенького и столь... занятного. Не столица, мда... Но даже у нас...
  Анхеля внутренне перекосило от подобных намеков и формулировок. Поняв, что разговор затянется и собеседник упорно не собирается уходить, и одновременно вынужденно вспоминая этикет мужчина все же пригласил мэтра Аугусто присесть, выдвинув табурет к центру кельи, сам усаживаясь на кровать, сдвинув в сторону лежавшие на ней книги и пергаменты. Кивнув, некромаг принял приглашение и продолжил, уютно устроившись на скрипнувшем и, кажется, даже немного просевшем под его весом табурете.
  - Так вот, даже у нас есть свои плюсы - и предостаточно. Знаете, тут гораздо больше возможностей для вдумчивого познания. Юнцы, стремясь в столицу, не понимают, что только вдали от нее можно достигнуть истинных высот, не отвлекаясь на интриги и прочую мишуру этого мира. И каких высот! Власть - тайная, но от того не менее явственная для тех, что понимает, что к чему. Над людьми, над жизнью и смертью, над своей судьбой, в конце концов. Церковь не дает подобного пытливому уму - там надо верить и подчиняться, но вот тонкая наука арканных знаний - другое дело. Разумеется, не все направления открыты для изучения - и это правильно. Только истинный ученый может понять всю опасность некоторых знаний, открывающихся...
  К этому моменту Анхель уже четко осознал, что именно требуется от него мэтру Аугусто, но не мог сообразить, почему он пришел с этими предложениями именно сейчас? Для чего так явственно тянет время? Радовало хотя бы то, что, говоря о происхождении, маг явственно упускал из виду власть, олицетворяемую спрятанным сейчас на поясе родовым перстнем. Хоть об этом эти олухи не проболтались и подобное давало свободу маневра: то, что скажут безродному некромагу, того не предложат наследнику герцога, потому можно узнать, что же хотят получить на самом деле. Пока все выглядело довольно невинно: магистр ковена желает заполучить к себе перспективного новичка с необычными способностями.
  - Все эти рассуждения, безусловно, интересны для вдумчивого разговора у камина с бокалом вина длинными осенними вечерами, - выслушав, поинтересовался Анхель, - но я все же не понимаю, почему вы пожелали обсудить все это именно сейчас и именно со мной?
  - Ну, неужели вы думаете, молодой... человек, - еще одна говорящая пауза, - что вам действительно по пути с Церковью? Ваш пытливый ум и способности не могут получить должное развитие в этих стенах, что бы ни говорили вам ваши близкие.
  - Простите, мэтр, но я все еще не понимаю, о чем вы, - Анхель теперь и сам упорно отказывался понимать намеки - ведь, кроме голословных утверждений спутников отца Константина, у мэтра не было и не могло быть никаких доказательств. - У меня нет никаких особых способностей, развиваться которым помешала бы благостная рука Церкви. Боюсь, вы ошиблись, а мои... друзья просто довольно глупо подшутили, сочинив сказку о моем таинственном происхождении, - лучше уж так и потерять возможного союзника в лице этого довольно опасного мага, чем его дальнейшее "ненавязчивое" внимание и покровительство.
  - Ох, как жаль... Что ж, простите меня, отец Константин. Что поделать, есть у меня небольшая слабость - покровительствовать развитию науки в нашем несовершенном пока мире, - мэтр встал и неторопливо прошел к двери. Он казался искренне огорченным неудавшейся беседой, но его глаза остро сверкнули весельем, прежде, чем он, обернувшись в дверях, заметил. - Кстати, святой отец, у вас действительно заботливые друзья, раз решили не отрывать вас от ваших изысканий, отправившись на прогулку к капищу...
  Жить надо так, чтобы не соскучилось установленное за вами негласное наблюдение
  - Капищу? Возможно, вы ошиблись - они действительно отправлялись прогуляться за город и кое-что проверить... - Анхель не подал вида, но его желудок превратился в глыбу льда, а факел на стене полыхнул на мгновенье, что вряд ли укрылось от мэтра. С этих придурков сталось бы попереться ночью накануне новолуния на капище черных магов, а его - главную магическую поддержку - оставить под присмотром настоятеля.
  Глубокий смешок, идущий, кажется, из самых недр упитанного тела, прервал его неубедительные рассуждения:
  - Конечно, конечно, - покивал снисходительно мэтр Аугусто, весело сверкая глазками, - на прогулку. Ну, если вы вдруг тоже решите... прогуляться, то держите путь на запад, отец Константин. А пока - действительно, припозднился я что-то... Что ж, доброй вам ночи! - и некромаг в тишине, полной невысказанных, но глубоких чувств, выплыл за дверь.
  Когда закрылась дверь, Анхель со вкусом выругался, да так, что впору припортовому грузчику, а не священнику. Эти идиоты!.. Когда он видел их? Полчаса назад. До капища - минут сорок, да еще выехать из города. Осталось примерно с десять минут. Ну, еще пять-десять накинуть на блуждание по лесу, но... Все равно. Никак не успеть верхом, а на то, чтобы припомнить заклинание полета уйдет еще с полчаса. Да что б им!!! Сдохнут - пусть бы их, но ведь действительно церковники подумают, что это он им устроил! Проклятье! И ведь этот... лис недобитый знал же! Все знал - и молчал до последнего, чтобы у него не осталось выхода!
  Снова бессильно выругавшись, Анхель практически вылетел за дверь и помчался по коридорам на колокольню, оставляя за собой с гудением мечущееся на вершинах факелов пламя. На самый верх, ступенька за ступенькой, на ходу сдирая с себя рясу и затем - вниз с самой вершины, стараясь во что бы то ни стало успеть...
  Погрузившись в воспоминания, Анхель уже полностью перестал следить за окружающим - ноги сами несли его к цели, привычно поворачивая на нужных улочках. Вот мелькнула доска объявлений, на которой все так же, как годы назад, мокло воззвание Церкви о бдительности, наказаниях за нелегальную магию и расценки на регистрацию. Наверняка рядом была и парочка более интересных объявлений для наемников, но Пятерка осталась в далеком прошлом и Анхель даже не притормозил у потемневшего от времени и сырости дерева.
  Нужный дом, будто выросший перед глазами и вырвавший из таких ярких, недавних воспоминаний, преградил путь весьма неожиданно. Пара мгновений на осознание, и - дробный, условный стук в неприметную дверь без вывески.
  На стук открыли довольно споро и, судя по невнятным, но в разной степени эмоциональным восклицанием со стороны встречающих - это были портье, выбиравшийся из-за стойки пожилой, солидный мужчина необъятных размеров с изрытым оспинами лицом, и коридорный, смуглый, взъерошенный мальчишка лет пятнадцати, Анхеля тут знали. Доминго же почти не замечали, затерев в угол небольшой прихожей, и лишь изредка нейтрально косились.
  - Кости! Ты?! - Паренек просиял от радости и с разбегу уже почти повис на шее отца Константина, с успехом игнорируя алую рясу, но в последний момент явно вспомнил, что уже взрослый, и ограничился рукопожатием.
  - Привет, Фарт. Здравствуйте, дядюшка Бу, - Анхель попытался и тут ограничиться приветственным кивком, но не преуспел - и утонул в объятьях, больше напоминающих медвежьи.
  - Привет-привет, гулена. Давно не захаживал.
  - Как-то ко времени не пришлось.
  - Или от Инесс прятался?
  - Ничуть. Я...
  - Милый! - Это распахнула объятья, сразу будто бы заполнив собой весь небольшой коридор, появившаяся откуда-то из глубин дома хозяйка - румяная женщина средних лет (про таких говорят "в самом соку"). - Как ты мог нас вот так позабыть?!
  - Простите, сеньора Инесс, я... - но договорить ему снова не дали, вжав на мгновенье в пышную грудь и принявшись командовать.
  - Ничего не хочу слышать! Немедленно переодеваться и за стол! Я хочу знать все подробности!
  - сеньора, - все же привычно вклинился Анхель в безудержный поток красноречия, - позвольте представить вам моего спутника. Доминго. Мы ненадолго и нам бы комнату на двоих, ванну и ужин, - и, улучив момент, прошептал Доминго:
  - Я не подумал, что вас следовало предупредить раньше... Прошу учесть, что тут не знают моего настоящего имени и мне бы хотелось, чтобы так все и оставалось.
  - Фарти, проводи, - тем временем властным жестом отправила к гостям непроизвольно скривившегося мальчишку хозяйка, - Но ты, милый, - снова обратилась она к Анхелю, - идешь с нами. Столько лет не виделись! Ни весточки, ни словечка!
  - Только сумку брошу, сеньора, и переоденусь - и весь к вашим услугам.
  - Ладно уж, негодник. Но потом - прошу к нам! - погрозила пальцем дама.
  - Всенепременно, - вежливо улыбнулся Анхель. Под таким напором гостеприимства он всегда чувствовал себя немного неуютно и, теряясь, находил прибежище лишь в правилах этикета, чем всегда безмерно веселил Тень.
  "Номер на двоих" оказался довольно чистенькой и немного слишком просторной комнатой с двумя кроватями, табуретом, тумбочкой и лоскутным ковром, занимавшим все пустое пространство между кровтями и стеной. Узкие оконца с распахнутыми сейчас занавесками выходили куда-то на небольшой пятачок заднего двора - неподалеку начинались крыши то ли пристроек, то ли соседних зданий.
  Доминго за этот день уже устал, да и был новичком в столице, потому выбор гостиницы для ночлега полностью препоручил Анхелю. Все складывалось отлично, главное, чтобы была достигнут цель. Он тонко улыбнулся - и похолодел. Последняя мысль была чужой. Что бы ни говорил святой отец, пусть демон или кто там еще, дьявол его задери, не может управлять мыслями Доминго, но что-то такое есть. Слишком часто мысли оказываются общие и временами парень не узнавал сам себя. Погруженный в эти рзмышления и попытки отделить свои и не свои мысли, парень молчал и не вмешивался в общий разговор. Он кивнул на просьбу сеньора Эрия и лишь когда они остались наедине поинтересовался:
  - Как мне к вам обращаться здесь? И в городе?
  Анхель грустно улыбался, осматриваясь. Кажется, совсем недавно они останавливались здесь всей Пятеркой. Тень сразу же убегал помогать матери с постояльцами и разными делишками, в которые больше никто из отряд старался не лезть, и третировать младшего братца, Лес и Рух засиживались допоздна с дядюшкой Бу, приговаривая за свои посиделки пару бочонков пива, и лишь Даль, взявшись оказывать своеобразное покровительство еще совсем зеленому тогда Кости, оттаскивала его от любимых книжек и волокла шляться по борделям и прочим злачным местам города, называя это "необходимым этапом взросления". Как же тогда все было просто и весело. Услышав вопрос, он ответил после небольшой паузы, сфокусировав взгляд на собеседнике:
  - Здесь? Называйте "Кости" и на "ты", как и остальные. А в городе - как и прежде. Тут есть разный народ и не стоит давать некоторым знать больше, чем нужно. С другой стороны - здесь полностью безопасно. Когда-то мы с моим отрядом останавливались здесь... В целом, очень достойное место. Можете задать вопросы, если хотите. А пока... У вас есть, во что переодеться?
  - Договорились... Кости. Вопросов у меня к тебе довольно много, но сначала жизненно важное: вода и еда. У меня есть смена одежды, но уверен, что она пусть и не совсем промокла, но все же довольно сырая.
  Доминго шустро полез в свою сумку, доставая оттуда рубашку и еще одни штаны. Как он и думал, все проволгло и одевть такое не хотелось. Парень завертел головой, прикидывая, где бы просушиться, а то все на нем надо было сперва стирть. Ну что же, покрывало с кровати послужит мне вполне шикарной тогой если что...
  *Давай я тебя научу одной штуке? Щелкнешь пальцами и вся одежда вмиг просохла. Совершенно бескорыстно научу. Мне кажется твой учитель был бездарностью - ты мог бы гораздо больше, чем ты сейчас умеешь.*
  Анхель, казалось, услышал слова дьявола и воплотил то, что тот обещал - щелкнул пальцами, высушив сменную одежду. Жест получился чисто привычно, машинально - он просто не успел отследить, что и для кого делает, ведь ни в одном из отрядов таиться не приходилось. Осознав, он на секунду перестал стягивать робу, но потом пожал плечами - не стоило демонстрировать спутнику - обеим - свои умения, но что толку жалеть о пролитом молоке?
  - Бочку согреют через полчаса, а еду принесут уже довольно скоро, - постарался он не заострять внимание на инциденте. - Так что у тебя за вопросы?
  - Спасибо. Ты меня просто в очередной раз спасаешь, - в голосе Доминго звучала неподдельная радость. Немедленно переодевшись, он уселся на ковре и, разложив вокруг на полу весь свой арсенал, стал его осматривать, временами бросая взгляды на святого отца.
  - Кости, я тебе сразу задам все вопросы, которые у меня есть. Если какие-то покажутся тебе оскорбительными - значит я просто неудачно их сформулировал. Если на какие-то ты не захочешь отвечать - так и скажи. Договорились?
  *И не забудь спросить его откуда он такой умелый взялся на твоем пути,* - демона злила ограниченность доступных сил. Ни посмотреть самому, ни попробовать на зуб и коготь - только уговаривать человечка, чтобы тот хоть глазами не хлопал, когда вот такой странный священник рядом. Что-то в нем было... неправильное. Опасное для носителя. По правде сказать, сам демон решил бы эту проблему быстро и навсегда, но для этого нужна была хоть какая-то свобода, до чего было еще довольно далеко.
  "Отстань. Я все заметил"
  *Ого. Какой прогресс. Может, тогда и дверку откроешь - я быстро разберусь, в чем дело?*
  Но Доминго больше не собирался с ним разговаривать - и тут и без того не отличавшийся терпением дьявол сорвался.
  *Да сколько же можно! - не выдержал он и рванулся, снова пытясь полностью завладеть телом. - Дай мне самому посмотреть!*
  На мгновение Доминго показалось, что его ударили по голове. Мир потерял четкость очертаний, все поплыло. Он чуть покачнулся, упершись ладонями в пол, но все быстро вернулось в норму. Дьявол бессильно зарычал и затих, копя силы и продолжая исподволь подтачивать защиту.
  Тем временем вопросы из оправившегося от мгновения слабости Доминго посыпались как из прохудившегося мешка:
  - Кости, а как совмещается то, что ты инквизитор и то, что ты наследник рода? Ты инквизитор или маг? Или как ты мне недавно сказал - неужели трудно предположить и то и другое? Почему ты решил мне помочь? Причем именно как частное лицо? Что за отряд, с которым ты тут останавливался? Почему ты повел меня в место, где тебя знают и где у меня неизбежно появится больше вопросов о тебе? Ведь проще было бы пойти в любую обычную гостиницу. Я думаю, в отличие от меня, ты в городе их знаешь. И... пусть еще с моей стороны время платы не настало, но мне кажется... в общем, раз я все равно теперь не иду в поисках всесильных магов или инквизиторов, то могу ли я чем то тебе помочь? Мне кажется... это разумеется не мое дело... Но... я бы предпочел не просто идти теперь вместе с тобой, а быть полезным. И не только тем, что не мешать. И... - Хватит, - Анхель тихо хмыкнул, досадуя, что не смог остановиться вовремя - по крайней мере вопросов про магию так можно было бы избежать. Оставшись сам только в кожаных штанах, он разложил остальную одежду на кровати, приготовив ее на потом, и сел, подогнув под себя колено.

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"