Аниана Анэкен Лун: другие произведения.

Глава первая

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    у АЛЕКС НЕПРИЯТНОСТИ...


   Глава первая.
   АЛЕКСАНДРА
   Школа Магический Искусств
  
   Ярко солнышко выглянуло в окошко и ударило в глаз, причем весьма болезненно. И в который раз я мстительно подумала, что надо бы придумать средство, которое сможет закрыть его раз и навсегда, пусть это даже будет новый вид стекла. К несчастью, научной степенью я не располагала, да и с подходящими ресурсами для эксперимента тоже был напряг, по этому я страдала так каждое утро, ворча себе под нос всякие гадости в адрес нашей Звезды. Звезду это несколько не волновало, она, как светила, так и продолжала светить, не обращая ровным счетом никакого внимания на мои грубые выражения, и с каждым днем становилась все ярче и наглее. В последний раз, я чуть было не намотала лучики себе на руки и не дернула, но толи я была такая бестолковая, толи солнце настолько шустрое, в конечном итоге я оказалась висящей на балконе в одной сорочке и тапочках-зайчиках на всеобщее обозрение. Мальчишкам, постоянно гоняющим во дворе мяч, очень понравился бесплатный стриптиз, особенно если учесть, что сорочка была прозрачной, а под ней только шелковое белье. Мамаши мальчиков не одобрили моих действий и потом еще с час торчали у дверей моей квартиры, высказывая свое неодобрение в слух. Я коротко всем обрисовала ситуацию и выставила скандалисток за дверь, при этом, нарочито важно заявив, что буду делать так каждый день, ибо мне есть что показать. Дескать, фигуры я своей не стесняюсь...как же!
   Сегодняшнее утро принесло мне не только ослепляющий лучик в глаз, но и солнечный зайчик, от которого у меня после с четверть часа сходит покраснение. Толи у меня кожа такая нежная, толи уровень радиации на солнце повысился, но факт оставался фактом - краснота снова оккупировала глаз, а сон улетучился. Открыв правый глаз, я осторожно поманила сон пальцем, но он, как заправская кошка, повернулся ко мне задней своей частью и исчез в воздухе. Но это еще ничего, поскольку обычно он либо говорит мне что-нибудь чрезвычайно "ласковое", либо исчезает в будильнике, включая его на всю громкость. От скрипа, специально записанного после просмотра фильма "Проклятье", проснулся бы не только самый большой любитель понежится во сне, но и труп. Как-то, когда я брала это чудо техники в поход, то случайно, после пробуждения, застала около своего мешка три трупа, сидевших в унынии и ожидающих моего пробуждения. Естественно будильник в тот момент надрывался, и если бы не наушники, которые я забыла снять, ничего бы этого не произошло. Но одно дело, когда раздается этот душераздирающий скрип на небольшой частоте. А когда стоит полная громкость?! Вы только представьте, какого мнения были эти трупы о моих интеллектуальных способностях? Да там же и кукушка рухнула с дерева, оставив на обед голодным студентам три яичка. Может это и полезное изобретение, но чересчур хлопотное.
   Сегодня же, к моему большому удивлению, будильник не только молчал, как белый кролик на суде у Королевы, но и даже не тикал. Видно батарейка села в самый подходящий момент. Чтоб, тебе, сердешный всегда так! - ласково пожелала я, потягиваясь и прикидывая, сколько сейчас может быть времени.
   Других часов в комнате, помимо вставших, не было. Я взглянула в окно и даже сжала кулаки от такого безобразия... На небе не было ни единого облачка! Это солнце разогнало их, и в этом я была уверенная.
   Пообещав нашей звездочке, что это в первый и в последний раз, я встала и стала собирать вещи, которые вчера оставила на полу. Рядом с кроватью валялся дырявый носок, которым я еще позавчера вытирала воду под вазой, тут же расположилась майка с глубоким декольте, слегка выглядывая из-под груды колготок, выкинутых из шкафа. Шкаф решил эту проблему сам, и вместо того, чтобы поинтересоваться о нужности этого предмета туалета, просто повышвыривал и с глубоким вздохом захлопнулся.
   Запнувшись об тапки, которые торчали из этой груды сиротливыми хвостиками, я со злостью стала искать на близстоящем зеркале инструкцию по использованию сего предмета гардероба. Инструкция как назло не хотела находиться, а вместо нее попадались разные записки, которые по идее должны были висеть на зеркале, но почему-то опали как осенние листья. И вот искомая бумажка нашлась, только почему-то в самом ненадлежащем для этого месте - под большим черным котом с белоснежным пушистым хвостом. Кот оценивающе глянул на меня и тут же отвернулся, блаженно растягиваясь на солнышке. Чтобы хоть как-то возместить себе временной ущерб за поиски, я "случайно" наступила коту на хвост. Но кот и не думал возмущаться, он только протянул ко мне пушистую лапу и на моей ноге уже красовался красивый автограф, оставленный его острыми когтями. Ууу! Выдра хвостатая! Только кот больше не обращал на меня никакого внимания. Он блаженно зажмурился и снова ушел в дремоту.
   В инструкции было расписано, как пользоваться платяным шкафом, если возникли какие-то проблемы. Кто-то очень умный пунктом один указал вежливый стук и столько же вежливую просьбу об открытии. Я попробовала. В ответ шкаф демонстративно захрапел, даже не почесавшись приоткрыть мне дверцу. Я перешла к пункту N2, в котором говорилось о строгом приказе платяному шкафу. Ну, приказала. В ответ же он мне вытащил ящик и свалил его на ногу. И, в конце концов, пришлось применить пункт, который я теперь сама дорисовала внизу: пнуть шкаф ногой и завизжать, что есть силы. Толи мои вокальные способности так поразили шкаф, толи он решил не пачкать себя о мои ноги, и вскоре открылся, предоставляя мне возможность выбрать то, в чем я сегодня собиралась быть одета. Но при более пристальном осмотре вещей, я пришла не только в ужас, но и в негодование. Ее вчера вещи были в полном порядке, а сейчас часть из них отошла на обед сидевшей на перекладине толстенной моле, а другая часть отошла уже в лучший мир.
   - Что это такое?! - закричала я не своим голосом, указывая на остатки одежды. Шкаф только пожал дверцами, говоря о своей полной непричастности. Но меня этим уже не проведешь. Если только недель назад я была наивной новенькой, которой приходилось смеряться с тем, что шкафы тут могут сожрать твою одежду, а кофе иногда имеет свойство взрываться прямо у тебя перед носом, то теперь я была уже намудренной жизненным опытом, страшной ведьмой, с которой не только моли, но и коту не справиться. Только вот почему шкаф до сих пор надо мной издевается?
   Поняв, что никакой реакции от него не дождусь, я проскрежетала сквозь зубы, будто самой себе:
   - Блин, надо будет сказать Гусыне, чтобы списала его, или закрыла в нафталине, на вечное хранение.
   Шкаф, видимо услышав мои слова, которые я произнесла слишком громко, слегка затрясся и нехотя снова открыл дверцы, и теперь внутри уже красовалась моя одежда, но в прежнем виде, исключая только старые как мир джинсы и майку в бантиках. Если честно, то на месте бантиков раньше были дырки, но чтобы спрятать молинный банкет от чужих глаз, я и решила прикрепить к ним бантики. Однотруппники, в смысле одногруппники, восклицали, что это было смелое решение, но никто пока не заметил дырок. Это радовало.
   Натянув на себя майку и пресловутые джинсы и только тогда соизволила посмотреть на себя в зеркало. Зеркало, которое привыкло к моей внешности, на первых порах так и грозилось треснуть, но сегодня я его добила окончательно. Оно треснуло, и я наконец-то увидела свое отражение. Невысокая, с самой обычной фигурой, на которой красовались протертые и местами порванные джинсы, майка, которой кажется еще недавно вытирали пол. Но, несмотря на все недостатки одежды, она смотрелась как авторская задумка, по этому я не стала особенно париться на этот счет, но, подняв глаза на лицо, я тоже испытала легкий шок. Под глазом уже сходила краснота, оставленная ласковым солнцем, кожа выглядела несколько хуже, чем у трупов, с которыми работают некроманты в Темной Школе, а глаза чересчур лихорадочно блестят. И ее волосы, колтуном собравшиеся на затылке. Видимо я вчера позабыла убрать из них заколку. Сиреневые и вьющиеся, они представляли собой мою головную боль, которую я всегда закалывала гребнем. Гребень в волосах остался, а на него уже нацепились остальные пряди волос, образуя нерасчесываемые колтуны. Веснушки, благодаря чересчур нежному и заботливому солнышку расцвели во всей своей красе, сделав мой нос и щеки произведением авангардного искусства. Но это ее ничего, поскольку истинный ужас представляла собой размазанная косметика, которую я по усталости забыла вчера смыть. Туш осыпалась под глазами, помада размазалась, делая губы толще, а тени вообще превратились в рисунок, похожий на набросок неумелого художника.
   Бросив быстрый взгляд на стену прихожей, в которой как раз находились часы, я ужаснулась - осталось всего двадцать минут до начала лекции! Я бросилась в ванну и стала смывать с себя застаревшую косметику, решив по ходу не краситься. Все равно группа уже привыкла к моему внешнему виду, и возить с собой катафалк нет смысла. Веснушки от холодной воды стали еще краше и отчетливее видны на бледной коже, но меня это уже не волновало. Влезая в несколько тесные туфли, я схватила вязаный рюкзак, в который вмещается абсолютно все, и вылетела за дверь, по ходу дела приказав домашнему джину запереть дверь.
   Летя вниз по лестнице общежития, я не заметила, как снесла какую-то студентку, и, извинившись, снова бросилась бежать. Люди убегали с моего пути еще только заметив на горизонте. Они уже привыкли к вечно опаздывающим студентам, но это не значит, что нужно отпрыгивать от нас как только, так сразу.
   Завернув за угол здания нашей общаги, я услышала чей-то голос, который просил дорогу. Повернув голову, я увидела точно такую же, как и я, летящую навстречу девушку. Хотела было отскочить назад, но слишком поздно. Она буквально врезалась в меня, и сама упала на кирпичную дорожку вместе со свитками, книгами и прочей канцелярской мелочью.
   - Ты в порядке? - отряхнув джинсы, я бросилась ей помогать.
   - Смотреть надо, куда бежишь, сиреневая кудряшка! - бросила она через плечо, собирая с полу все разбросанные свитки и учебники, которые только имелись в арсенале Школы. Я, несколько ошарашенная таким количеством книг, быстро пришла в себя и рассердилась.
   - На себя бы посмотрела! - фыркнула я, отворачиваясь.
   Девушка видимо немного поостыла и сменила гнев на милость.
   - Ладно, извини, что назвала тебя "сиреневой кудряшкой". Просто с языка сорвалось... - примирительно улыбнулась она. - А ты никак новенькая. То-то я смотрю, что внешность мне не особо знакома. Да и волосы странного цвета...как у ночи...
   И тут у нее глаза полезли на лоб, когда она, да и я, внезапно вспомнили про время. Оно стремительно убегало от нас, несясь по кирпичной дорожке в сторону Школы. Я, не дожидаясь сбитой девушки, снова закинула рюкзак на плечо и бросилась вдогонку треклятому времени. Девушка, каким-то образом ухитрившаяся собрать все свои раскиданные вещи в одном мгновенье, и восклицанием "ой", кинулась в мою же сторону, тоже догоняя ускользающее время.
   Что говорить, на лекцию я опоздала. Вся группа была в сборе, за исключением только меня. Преподаватель чрезвычайно понятно постучал по часам, висевшим над круглой доской и, отвернувшись от нас, начал снова что-то чертить. Я-то думала, что он меня и на этот раз простил, но не тут-то было. Как только я стала тихо прокрадываться к своему месту в среднем ряду, его слегка насмешливый голос тут же пригвоздил меня на месте.
   - И какого же ваше мнение, ассе Мэл си Тайгер о вашем теперешнем опоздании? Вы можете объяснить, что на этот раз такого в сами произошло, что смогло задержать вас на целых десять минут?
   Я оставила попытки пробраться на место и теперь стояла, классная как мак по утру в чистом поле. Его вопрос не был из ряда "новых", но и несколько приемшим тоже, поскольку я всегда опаздывала и почему-то всегда у меня были на это причины. Но оставлять вопрос без ответа было как-то невежливо, по этому я смущенно сказала:
   - Я столкнулась с одной ученицей, когда бежала сюда.
   - И вы сталкивались целый десять минут? Сколько же раз это столкновение повторялось? - снова насмешливо спросил он, чем ввел меня в краску. Его тон не был оскорбительным, но за ним скрывалась неприкрытая ирония. Наш преподаватель любил подколоть ученика, особенно если тот смущен, как я.
   - Один раз.
   - Но я что-то не помню, чтобы вы могли останавливать время или замедлять его процесс. Значит все-таки было что-то, что еще задержало вас, по крайней мере, на семь минут. Итак, я прав?
   Я молчала. Да и что я могла добавить, что все эти семь минут думала, стоит ли идти на лекцию, раз уж опоздала? Он и так это знает и без меня. Не зря ведь преподаватели почти все имеют способности в телепатии, да и защититься от них - так еще задачка, практически невыполнимая по своей сути.
   Эссэль Дарк, который читал эту лекцию, тяжело вздохнул и разрешил мне занять свое место, пригрозив, что в следующий раз не впустит меня. Но я уже наперед знала, что впустит, пусть даже небеса упадут на землю, он все равно будет мне прощать постоянные опоздания, а вместе с ними и шокирующий внешний вид. Привык, наверное.
   Нельзя сказать, что его лекции были скучными, скорее наоборот. Но как может заинтересовать вводная в предмет лекция, растянутая на шесть академических часов? Если бы я училась в самой обычной школе своего мира, то, наверное, возмутилась бы по этому поводу, но я была в Школе Магических Искусств, готовящей будущих магов, и вводные лекции о магии и о том, чем мы будем заниматься в дальнейшем, были просто необходимы.
   Магов в этом мире почти не было, поскольку местное население почему-то перестало производить детей с магическими способностями. Оставшиеся маги приняли единственное правильное решение, чтобы кое-как можно было бы поддержать равновесие магических сил в мире - они стали брать детей с магическим даром из других миров. В общем-то, так я и попала сюда. И никто меня ни о чем не спрашивал.
   Он рассказывал нам о том, как тяжело нести на себе такую ношу, как магия и как сложно научиться управлять своим даром. Но мне до сих пор не было известноЈ как они, преподаватели, могут определить дар человека и тем самым отправить его в нужные ему специальный факультет. Возможно способности начинают проявлять себя постепенно, в зависимости от ситуации или еще при, только Богам известным, каким испытаниям жизни, но меня почему-то не оставляло смутное подозрение, что преподаватели видят нас насквозь. Особенно когда принимают в Школу.
  
   Я стояла на пороге большого здания, которое мне казалось бесконечным. Тяжелые дубовые двери были заперты, и оставались такими, даже когда я постучала. На улице, как из ведра лил дождь, не оставивший на мне ни одной сухой нитки, но это было еще ничего, поскольку я простояла в легкой кофточке с высоким воротом и шортах под таким дождем почти час, а результата так и не добилась. И когда, в очередной раз чихнув, я полезла в карман за платком, пусть и мокрым, дверь открылась. В проеме между косяком и самой дверью показалось упитанное лицо со свинячьими глазками, недобро уставившимися на меня. Голова оказалась женская, с копной прилизанных черных волос, и пронзительно тонким и высоким голосом. Этим самым голосом голоса осведомилась о цели моего визита.
   Я пожала продрогшими плечами и севшим голосом сказала:
   - Откуда мне знать?!
   Видимо женщину мой ответ нисколько не удивил, поскольку она что-то пробурчала себе под нос и распахнула двери. У нее оказалось столь же упитанное тело, как и лицо - маленькое и широкое. Движения абсолютно свободные, словно лишний жир ей нисколько не мешает, а наоборот, помогает быстрее двигаться и отрабатывать реакцию.
   - Иди за мной и не отставай. По сторонам тоже сильно не глазей. Челюсть придерживай на всякий случай рукой и не забудь помалкивать.
   Мне ничего было ответить на такую предупредительную фразу, по этому я снова пожала плечами и вошла внутрь, в абсолютную темноту. Потом что-то чиркнула, и свет ослепил меня на долю секунды. Оказывается, женщина просто зажгла факел, проведя им по стене. Как она это сделала, для меня осталось загадкой, но все-таки я старалась не отставать от нее, не смотря на то, что в коридоре было на что посмотреть. Он был несколько узок, но тут же переходил в огромный холл, с потолком, которого невозможно было рассмотреть в этой темноте. Возможно, он был слишком высок, по этому все мои попытки не увенчались успехами. Посреди этого великолепного зала расположилась изящная лестница, сделанная из неизвестного мне камня, тускло светящегося. Ступеньки, ничем не покрытые, поблескивали, когда я ступала по ним, и тут же темнели, стоило мне только убрать ногу. Перила, сделанные из того же камня, тоже слегка блестели при прикосновении с рукой, и гасли так же, как и ступеньки.
   Меня это все очень заинтересовало, и я уже было, хотела задать вопрос, но, вспомнив предостережение женщины, вовремя захлопнула рот, не успев издать ни звука. Подавив в себе желание что-либо еще сказать, я быстро поспешила за ней, чтобы ни дай кому-нибудь, не потеряться. Хотя сложно потеряться на лестнице, но в темноте вполне возможно.
   Когда, по моим подсчетам, мы достигли второго этажа, то женщина повернула вправо, а ее факел осветил стены коридора, намного более просторного, чем первый. Его стены были выложены из грубо отесанного камня, и выглядели несколько мрачновато, но эту мрачность компенсировали длинные гобелены ручной работы, красовавшиеся через каждые десять шагов. На одном из них был изображен стервятник, с ягненком в когтях; на другом - грешник, жарившийся на сковороде, окруженный десятком чертей с вилами. Черти так блаженно улыбались, что мне стало искренне жалко бедного грешника. Да и вообще, могли бы выбрать гобелены более приличные, а то они какие-то садистские...
   Женщина еще раз повернула и на этот раз в коридоре уже не было гобеленов, зато имелись окна, за стеклами которых шел дождь стеной, из-за которого ничего невозможно было рассмотреть. Я прибавила шагу и чуть не уткнулась носом в широкую спину женщины. Она остановилась и медленно повернулась к стене. Я в свою очередь тоже уставилась на стену и вовремя успела поймать падающую челюсть, поскольку стена стала преображаться и в ней появилась тяжелая дубовая дверь с золотистой ручкой.
   - Входи! - сказала женщина голосом, не терпящим возражений и подтолкнула меня в спину. Я робко постучалась и открыла дверь, применив все силы, которые только остались в моем распоряжении. Дверь поддалась и изнутри показался свет, не сильный и мерцающий, как пламя саламандры. В общем-то, я почти не ошиблась, поскольку в небольшой, но уютной комнате горел огонь в каменном камине с кованой решеткой. Комнатка была шагов тридцать в длину, все из того же необработанного камня, но уставленная куда большим количеством мебели, чем коридор и холл вместе взятые. Тут были и шкафы с огромным количеством книг, и корзина со свитками, невесть как втиснутыми в такое маленькое колечко, большой тяжелый письменный стол, украшенный резьбой с разными чертиками и дьяволами. По всей видимости, хозяин этой комнаты увлекался нечистью, в особенности чертями. У него на стене висели даже вилы, точно такие же, как и на гобелене, разве что вместо люстры со свечами не раскачивается стервятник с ягненком в когтях. В общем обстановка комнаты говорила, что ее хозяином является мужчина, что и подтвердила фигура, стоящая около единственного окна. А еще он, должно быть, был страшным противником чистоты и порядка, поскольку груда свитков, перьев, книг и чего-то мелкого оккупировала стол, и лежало в хаотичном беспорядке. Как ураган прошелся, но все остальное, зато было на своих местах и очень аккуратно сложено.
   Наконец я несколько освоилась и теперь стояла около двери уже более свободно, не скованная ни смущением по поводу проникновения в кабинет, ни обычно присущей мне робостью.
   Фигура соизволила оторваться от созерцания дождя за окном и выйти из тени на свет, так, чтобы я могла полностью подтвердить или опровергнуть свои рассуждения. Это действительно был человек, высокий, худощавый, что можно было бы узнать по его узким плечам, поскольку черный балахон скрывал фигуру. У него были короткие седые волосы, зачесанные назад, и серые глаза, почти бесцветные, но какие-то...нет, не высокомерные, а с высоким выражением, что ли. И еще у него были усы, пусть и редкие, но все же были. И морщины, достаточно глубокие, чтобы понять, что этот человек далеко не молод.
   Он решил начать разговор первым, прервав тем самым гнетущую тишину:
   - Да Вы промокли насквозь! Немедленно идите к камину и грейтесь!
   Я ничего не смогла ответить на такое заботливое предложение и решила просто делать то, о чем меня просят. Устроившись в кресле, сиротливо стоящем около камина, я поджала под себя ноги и вытянула руки, тяня их к теплу огня. Как ни странно, тепло окутало не только руки, но и все тело. Тем временем человек тоже подошел к камину и достал из воздуха еще одно кресло.
   Меня это почему-то нисколько не удивило, а наоборот, я даже обрадовалась, что сижу не одна и неловкость отошла на задний план. Он тоже устроился в кресле, но не тянул руки к огню, а сел несколько подальше. Его лицо, освещенное огнем, несколько сбавило года, но все-таки морщины оставались несмотря не на что, и даже это иллюзорное видение не могло их убрать.
   Но молчание не доставляло той неловкости, какую доставило мне кресло. Наоборот, казалось вполне нормально сидеть в необычной комнате с незнакомым человеком и даже уютно, по сравнению с дождем на улице.
   - Уже лучше? - поинтересовался он. Я кивнула в ответ и уткнулась в ворот кофты, чтобы приглушить очередной чих.
   - Спасибо! - тихо прошептала я из недр кофты. Стало сразу тепло и уютно.
   - Но все-таки вы должны были придти несколько раньше, Александра. По крайней мере, до дождя...
   - А вы знаете, как меня зовут? - удивилась я, откидывая мокрые пряди волос с лица назад.
   - Можете не удивляться, так же, как вас не удивила реакция женщины, что привела вас сюда. Я давно вас жду, с самого утра и вы знали, что должны придти сюда.
   - Смутно, - призналась я и снова чихнула. - Но мне почему-то казалось, что меня здесь ждут...
   Человек улыбнулся.
   - Вы знаете, зачем вы здесь?
   - Нет.
   Он снова улыбнулся в усы, и на этот раз улыбка была более заразительной. Я тоже улыбнулась в ответ, и снова согнулась в чихе. Нет, я точно простыла!
   - Я хотел показать вам одну вещь, - он встал и взял что-то со стола, а после вручил это мне. - Откройте и прочтите.
   Я открыла и застыла, забыв все на свете, поскольку мой взгляд был прикован к титульной странице, на которой золотыми буквами было выведено "Заклинания и обряды первых ведьм".
   - Где вы это взяли? - удивилась я, недоверчиво смотря на человека. - Эту книгу уничтожили еще в четырнадцатом веке...
   Его улыбка стала шире, а морщины отчетливее видны.
   - Я рад, что все-таки вы действительно та, кого я искал...
   - Какая? - переспросила я, не понимая, о чем шла речь.
   - Маг, - пояснил человек. - У вас есть способности, по этому вы и здесь. Вы будите обучаться здесь всему, чтобы развить свои способности.
   - Чему? - снова не поняла я, но, подозревая, что он чокнулся.
   - Многому. Ты - одна из немногих, кто обладает истинной магией и способен на большие чудеса, чем эльфы... На тебя указала пророчица, она сказала, что ты и немногие, кто обладает человеческой магией, смогут рано или поздно спасти человечество от гибели...
   Я заинтересованно попросила рассказать об этом поподробнее, но человек только ответил:
   - Все в свое время. Главное, чтобы ты смогла управлять своим даром, а там всему остальному научишься и все узнаешь!
   Так и началось мое обучение в Школе Магических Искусств, ставшее для меня чем-то вроде дома.
  
   Когда лекции закончилась, я вышла из кабинета и уже собиралась завернуть в другой коридор, как что-то сбило меня с ног. Второй раз за утро! Упав на пятую точку, я выругалась всеми непечатными словами, которые только знала и после этого соизволила поднять голову на предмет, сшибший меня с ног. Им оказалась утренняя знакомая, из-за которой я и опоздала на лекцию. Только на этот раз она уронила не книги и свитки, а какие-то бутылочки с яркими жидкостями.
   - Ой! - воскликнула она, смотря на разбившиеся баночки, а после переведя взгляд на парня, сидевшего в луже содержимого. Оказывается, мы не вдвоем встретились лоб в лоб, а втроем! Парень сидел и как-то блаженно улыбался, чем ввел меня в ступор. Я снова перевела взгляд на разбившиеся сосуды и подозрительно повела носом.
   - Что у тебя было в банках? - не менее подозрительно спросила я у девушки. Та подняла на меня растерянный взгляд и тихо прошептала:
   - Зелья.
   Вот тут уж мы вдвоем сразу пришли к логическому выводу, что бывает в случае, если зелья смешать. Ладно бы одно или два, но когда их четыре и все они в одной единой луже...это уже плохо.
   Ученик все еще сидел в этой пресловутой луже и улыбался, но с каждой минутой его улыбка все дурела и дурела, становилась настолько глупой, что кажется, мозгов у него уже не наблюдается. И, в конце концов, когда мы, наконец, поднялись и склонились над лужей, я решила спросить:
   - А какие зелья были?
   Девушка снова на меня взглянула, но теперь уже более сосредоточенно.
   - Приворотное, для приманки сов, летучее и для роста растений, - перечислила она по пальцем, снова переводя взгляд на ученика, с которым стали происходить непонятные метаморфозы. Уши стали удлиняться и розоветь на глазах, глаза округляться и приобретать форму золотой монетки, губы истончаться, а нос вообще превратился в черную точку на чуть вытянувшейся морде. И к тому же у его кожа покрылась серовато-серебристой шерстью, а два передних зуба выросли до размеров клыков.
   Я конечно ожидала скорый эффект от этих зелий, но не настолько же быстрый. Это говорит о том, насколько серьезная получилась метаморфоза и насколько сложно будет ее снять. А еще о том, что мы не сможем ее снять, пусть даже обе будем самыми сильными ведьмами.
   Человек-мышь, видимо поняв, что мы ничего не сможем ему сделать, покачиваясь встал на ноги и бросился в мою сторону. Я от неожиданности чуть не села на пол, но вовремя отскочила с дороги. Девушка же, уже оживившаяся после такого падения, с криком: "Держи его!" - бросилась за ним.
   Я присоединилась, только когда опомнилась.
  
   Сделав крутой поворот, когда мышь проскочила мимо нас, мы обе разогнались до скорости хорошей иномарки и впечатались в чью-то внушительную грудь.
   - Ой! - выдохнула я, потирая ушибленный нос, но скала, внезапно выросшая на дороге, не собиралась отступать и грозный голос человека, который зачислил меня сюда, осведомился:
   - И почему вы еще не на уроке?
   Мы сделали две глупенькие и невинные физиономии, дескать, не знаем. Но провести Господина Вилфора так же сложно, как пронести мимо гусыни чайный сервиз из общаги. Он сразу замечал детали, и для этого не требовалось ни умение читать мысли, ни особая интуиция.
   - А это что? - он скосил глаза на человека-мышь и оскалился, как делала всегда, когда ему что-то не нравилось. Морщинки наблу стали глубже, а глаза метали молнии. Мне захотелось быть подальше от сюда, а лучше вообще ретироваться куда-нибудь...Только кто бы позволил? Все магические входы и выходы он запечатал, а о телепортации можно было только мечтать, поскольку у меня была не подходящая степень.
   Всего лишь вторая и это не означало, что я могу пользоваться телепортирующим эффектом по своему усмотрению.
   - Так я вас спрашиваю, что это такое?
   - Мышь, - робко предположила я.
   Больше он ничего не сказал, а схватив нас за воротники, как нашкодивших котят, потащил в свой кабинет. Мышь же он усыпил магическим образом и повел на невидимой веревочке.
  
   Когда промывка мозгов закончилась и нас наконец отпустили, мы с моей теперешней головной болью, той девушкой, вышли за двери. Продолжалась промывка больше часу, за это время я успела съесть один ноготь и применить телепорт, но все оказалось безуспешным. Господин Вилфор наглухо запечатала все телепортационные входы и выходы и с ухмылкой удава смотрел, как я пытаюсь отсюда выбраться.
   Выйдя за двери, я вдохнула полной грудью. Слава Гекате, что учитель расколдовал этого горе-ученика в самый подходящий для этого момент. Он как раз уже собирался накинуться на меня с писком "цветочек!".
   - Эй, кудряшка, как тебя звать-то? - вывела из состояния аффекта новая знакомая.
   - Алекс. Александра мэл си Тайгер.
   Она удовлетворенно кивнула и протянула мне руку, попутно перекинув некоторые свитки в основную кучу книг, которую держала другой рукой.
   - Будем знакомы! Я - Катрин Делорт. Все-таки вместе влипли в это дело...А ты молодец, сумела нас выкрутить. Я уж думала, что все, пора собирать вещи и убираться восвояси...
   - Да ничего! - пожала плечами и только сейчас осознала, насколько этот час меня вымотал. Хотелось пить, горло пересохло.
   Новая знакомая, видимо угадала мое состояние, потому что предложила пропустить по стаканчику в каком-то не очень известном мне трактире, где по ее словам подают замечательный янтарный сторм и отличную закуску. А еще она бы хотела меня представить своему другу, который, по ее словам, "является очень влиятельной личностью в городе".
   Я не возражала, поскольку иметь хорошие связи не помешало бы даже мне, не говоря уже о известных и влиятельных личностях этого города, который назывался почему-то Виллов.
   Рядом с бакалейной лавкой находился магазинчик магических домашних животных, а дальше - кафе-бар "У старого магната". Справа располагались магазинчики братьев горцев с огромным ассортиментом мечей, посохов, кинжалов и другого холодного оружия. Но Катрин вела меня вовсе не туда, а в местечко рядом. Красивая вывеска золотыми буквами сама за себя говорила название трактира: "Две шпаги".
   Название просто замечательное, только раньше мне не приходилось его видеть, наверное потому, что я вообще редко ходила нормальным шагом, а скорее летала с одной улицы на другую, в надежде догнать ускользающее время. Но вот насчет содержания вывески я сомневалась, по этому пришлось поинтересоваться у подруги. На что Катрин ответила:
   - Тут предусмотрено всё на случай драки или дуэли. Знаешь ведь, обычное дело среди мужчин, особенно когда они пьяные или чрезмерно галантные.
   - Мужчин? Ты хочешь познакомить меня с мужчинами? - недоверчиво покосилась я на вывеску. Должна признаться, что люблю фехтовать, несмотря на замечания Вилфора о моих способностях, но сидеть в обществе подвыпивших фехтовальщиков даже мне не улыбалось. Тем более что я еще с детства слыла ярой феминисткой, считающей, что мужчины - букашки под ногами.
   Подругу моя реакция несколько развеселила, по этому она спросила:
   - А что тут такого?
   Пришлось ей объяснить, за что я так "люблю" противоположный пол, на что девушка рассмеялась, но совсем не обидно.
   - Ты не беспокойся так, тут не такие мужики как везде...скажем, это отдельный и редкий сорт.
   - И чем же они отличаются?
   - Разбойники они. Самые натуральные пираты, так что будешь среде них, как рыба в воде! - "подбодрила" Катрин и, открыв дверь, рывком втянула меня в темное помещение, освещаемое лишь факелами, парящими с помощью магии под потолком. Удивительно, как они не спалили заведение. Но это примерно как елка с противопожарными огнями - и дешево и мило.
   А в остальном, заведение пришлось мне по вкусу. Очень милое и...чересчур шумное.
   Комната, или точнее зал, где и располагался трактир, был не слишком большим, но при необходимости мог вместить в себя с пять сотен человек, только хорошо сжатых между собой и без вакуума в промежутках. Каменные стены, очень похожие на те, что были в Школе, только одно единственное отличие - они создавали уют, а не пустоту и холод. В каменные блоки вделаны подставки для факелов и свечей, перемежающих друг друга, а прямо над деревянной стойкой бара красовалась голова какого-то невероятного животного с двумя рогами и человеческим лицом. Я даже отпустила по этому поводу колкое замечание, дескать, это чей-то неверный муж после выемки его из чужой постели, но Катрин сказала, что это бывший хозяин трактира, а повесили его сюда за неуплату догов. Тело же его пришлось разрезать, так как у него совершенно не оказалось денег, и выкинуть свиньям. Причем в этот момент он все еще был жив! Каменный пол, выложенный из точно таких же блоков, как и стены, но более ровных и гладких, маленькое окошко в самом дальнем углу, завешенное темной шториной, похожей на половую тряпку, и, конечно же, столы, без которых не может обойтись не одно уважающее себя заведение. Они все оказались довольно массивными, дубовыми и тяжелыми, с набором из четырех стульев того же склада, со спинкой и всеми причиндалами. Честно говоря, я даже не ожидала подобной роскоши в таком не примечательном, с первого взгляда, месте.
   На каждом столе стояла подставка для свечки, в виде бронзового кувшинчика, которая к тому же и горела! А еще я заметила, что в этом заведении продавали интересные на вид напитки, у одного человека в кружке было что-то темное, наверняка зеленое, с пеной, которая постоянно норовила убежать через край и к тому же квакала. За другой столик принесли несколько кружек, и в одной из них находилась янтарная жидкость, внешне напоминающее пиво, но с запахом жареной колбаски, который разнесся по залу, не успел хозяин еще поставить кружку на стол. И все это можно было заказать у стойки или сидя за столиком - разницы особенной не было, если учесть, что на цену это нисколько не влияло.
   За этими самыми пресловутыми столиками сидели люди разных возрастов и рас. А я-то, наивная, полагала что в Виллове есть только люди! Ничего подобного, тут были и гномы, войны, Магистры, маги, воры и пираты, причем как человеческие так и Морские Волки, а еще здесь каким-то образом оказались две девушки-мстельи и одна фрия, мило беседующая с человеком в черном длинном плаще и французской бородкой. Под плащом я увидела эфес дорогущей шпаги, на которую я вряд ли накоплю достаточно денег когда-нибудь, но могу с уверенностью сказать, что его статус - Магистр. Уж слишком он спокойно смотрит на эту красавицу. А, как известно, ни один человек не может просто так беседовать с фрией, не будь он магом или обладающий какой-нибудь степенью боевой магии. Под столом, за которым сидела красавица, лежал большой серебристый барс, положивший красивую и изящную голову на передние вытянутые лапы.
   Фрийский барс! Единственное и пожалуй самое верное существо фрий, о котором ходят легенды. По этим самым легендам можно просечь, что барсы - это возлюбленные фрий, которые не добились первоначально расположения и взаимности, и от горя (наверно это слишком больно!), они уходили в горы, в царство фрий, где, испив из источника в сказочном городе, превращались в таких вот великолепных кошек, навеки подчиненных своей возлюбленной. Не знаю насколько это - правда или, по крайней мере, соответствует настоящему положению дел, но могу с уверенностью сказать, что в настоящей природе этих мест таких животных не бывает. Уж слишком они ручны и величественны, свободны одновременно.
   Люди в зале разговаривали и не было ни одного столика, за которым бы не шла дискуссия или оживленная беседа. Когда мы вошли, на нас даже внимания не обратили, кроме, пожалуй, фрии. Она, сидевшая к нам боком, повернула голову и буквально впилась в меня глазами. То, что она смотрит именно на меня, я знала в точности, хоть и не могла сказать, откуда. Ее глаза, как два драгоценных камня, блеснули в полутьме зала и изучающее уставились на меня, рассматривая каждую деталь одежды и каждую прядь волос, словно хотели запечатлеть меня навечно в таком состоянии. А я не могла пошевелиться под этим взглядом, чувствуя ее внезапную неуверенность. Странно, но несмотря на такое количество посетителей, я ощущала только ее, словно никого больше и не было. Только мы.
   Отвлек фрию ее же собеседник вежливым покашливанием. Изучающий взгляд пропал, и я снова смогла нормально двигаться и дышать, что не мало важно. Девушка повернулась к нему и одарила улыбкой, после чего продолжила беседовать, как не в чем не бывало.
   За столиком, который дальше всех находился от двери, сидела компания, ни в какую не ввязывающаяся в рамки приличий. Это были разбойники, и я могла бы за это даже палец отдать на отсечение. Они что-то бурно обсуждали, и один из них, без сомнений - лидер, размахивал руками как ветреная мельница, доказывая обратное. Случайно бросив взгляд на дверь, он перестал махать конечностями и встал как вкопанный. Потом внезапно пришел в себя и помахал рукой.
   Катрин помахала ему в ответ. Народ за столом дружно встал.
   Все разом замолчали и уставились так, будто перед ними стояли две недавно сожженные ведьмы, восставшие из могил и прибывшие по их души. Но это был только в первый мир, после же они разулыбались и слегка склонили головы. Их взгляды совершенно мне не понравились.
   - Можете сесть! - язвительно сказала я с ехидным поклоном, что не особенно свойственно мне. И куда девалась моя обычная робость?
   Катрин только кивнула, не обратив внимание на язвительность в моих словах.
   - Ладно, ребята, не смущайте её. Давайте, продолжайте разговаривать! - разрешила подруга, проходя мимо стола и направляясь к бару, где как раз было несколько свободных мест. Люди сели и снова принялись болтать о всякой чепухе, галантно перебивая друг друга и затыкая в самый неподходящий момент.
   Маневрируя между столиками, я последовала за Катрин, протискиваясь к бару. Стойку вытирал высокий "детина" с попугаем на плече. Его лысеющая голова, нет, скорее уже лысая, с несколькими клоками седых волос, блестела при свете факелов. Одежда пиратская, такая, какой ее описывают в книгах о морских приключениях, единственное что не сходится с его образом пирата, так это медальон, маленький и женский. Он был настолько хрупок, что тронь этот "детина" его пальцем, и он рассыплется. Нет, медальон определенно женский. И он ни как не вяжется с образом старого морского волка. А на плече него сидел большой цветастый попугай, глаз его закрыт повязкой, так же, как и у хозяина.
   - Два сторна, и без добавок, - попросила Катрин "детину", откидывая длинные белые пряди, упавшие на лицо, назад. Она вообще была очень красивой, невысокой, почти такой же, как и я, с узкими плечами и аристократическими кистями, длинными пальцами. А ее волосы цвета утреннего снега заставляли половину женского населения Школы вздыхать от зависти. Меня же ее внешность нисколько не трогала, поскольку эта часть человеческой сущности мало могла занять, кроме разнообразия в этом и без того ярком мире. Но как человек она мне нравилась, даже не смотря на злые языки одногруппников.
   Сторн спустя несколько секунд оказался перед нашими носами и когда я вдохнула его аромат, то почувствовала урчание в животе. Я не хотела есть, но пить оказалось хотела просто зверски. Поднеся кружку к губам, я снова вдохнула этот чарующий запах смеси лаванды и жасмина, смешенного с запахом иланг-иланга и сделала глоток.
   Я конечно раньше пила этот напиток, но здесь он был несколько особенным. Пена сразу таяла на языке, оставляя сладкий привкус, а сама жидкость имела довольно терпкое содержание, почти как пиво, но несколько крепче. Его нельзя было пить большими глотками, поскольку можно было бы без труда сжечь себе внутренности, ведь оно имело колоссальную температуру внутри жидкости. Снова сделав маленький глоток, я осмотрела помещение и осталась довольна: никто не обращал на двух одиноких дам внимания. Каждый был занят своим личным делом, и да нас никому ровным счетом не были и мысли. Но не долго длилось счастье. Когда нам принесли заказ на так называемую "закуску", двери трактира распахнулись, и в помещение зашел высокий брюнет, а может быть и рыжий, ведь в полутьме так сложно рассмотреть какие-то детали внешности! Он был красивым по обычным женским меркам, одетым в что-то черное, и единственное, что я смогла рассмотреть на почтительном расстоянии, так это шпагу на перевязи. Вид у него был вполне внушительный, поскольку все разбойники, недавно приветствующие нас, разом повскакивали со своих мест и торопливо стали кланяться в знак приветствия и безграничного уважения.
   Новая знакомая забыла о своем сторне приветливо помахала рукой пришедшему, словно и не нужно было никаких отдавать почестей. Человек, не обращая внимания на перешептывание уже усевшихся разбойников, двинулся в нашу сторону. И тут я заметила, что у него в левое ухо вдета очаровательная серёжка в виде креста и стрелы. Она каждый раз поблескивала, когда он делала шаг, словно живой маячок, призывающий подойти к нему. Засмотревшись на неё, я не заметила, что незнакомец уже вовсю меня разглядывает, словно перед ним не живой человек, а статуя Венеры Безрукой, сотворенная третьим курсом в честь одной очень вредной ведьмы. Руки, правда, не сами отвалились, а мы решили им помочь, но искусство оценила наши старания. Отсюда, в общем-то, и само название статуи.
   Голос этого человека заставил меня вздрогнуть, поскольку обладал какой-то способностью заставлять человека оторваться от ВСЕХ своих мыслей. Они все улетучились и я так и не смогла ни одной поймать, по этому рассержено стала сверлить взглядом виновника.
   - Катрин, почему я не знаком со столько очаровательной и сердитой особой? - поинтересовался он, переводя взгляд с меня на Катрин.
   - Потому, что очаровательная особа не хочет с вами знакомиться! - язвительно заметила я, снова удивив себя такой невежливостью Обычно я очень вежлива, когда знакомлюсь с новыми людьми, но сегодня на меня словно что-то напало...
   Но незнакомца моя язвительная реплика нисколько не смутило, а, наоборот, в глазах появился неподдельный интерес. За такой вот интерес у меня ноготки плачут выцарапать глазки.
   - И с чего у вас ко мне такая неприязнь? - насмешливо поинтересовался он, делая знак бармену и присаживаясь на стул возле нас.
   Возможно, я этого человека вижу в первый раз в жизни, и, скорее всего в последний, только мои чувства словно с цепи сорвались. Я чувствовала в этом человеке опасность, словно он был исчадьем Ада, или падшим ангелом на мою голову. В нем чувствовалась сила и решительность, но вместе с тем и сомнительная способность попадать в не менее сомнительные ситуации. Я бы даже сказала, что он обладает магическим даром, но скорее всего это лишь его темперамент, и интуиция, которая является почти даром ясновидения.
   Кинув быстрый взгляд на Катрин, я в очередной раз удивилась смене настроения подруги. Совсем недавно она веселилась и улыбалась, а теперь со скучающим видом рассматривала голову на стене. Словно её нисколько не интересовал наш разговор, да и вообще всё происходящее в зале.
   Набрав в легкие больше воздуху, я решила пойти в наступление, поскольку мне не нравилось ехидство в голосе собеседника и его чрезмерная веселость. Непонятно, чему тут можно веселиться...
   - Просто вид у Вас не слишком приличный...этакий пират без корабля!
   И он нисколько не оскорбился, а лишь ехидно усмехнулся и подмигнул бармену, который принес кружку с чем-то хлебным. По-видимому, пиво.
   - Правильно подметили мадмуазель! Только вот корабль тоже есть, но не буду же я его возить за собой на верёвочке? Верно? Даже команда есть. Если захотите, могу прокатить к берегам другого материка или одного уединенного островка. Когда долго здесь живешь, становится скучно... - И как бы, между прочим, он обратился к скучающей Катрин: - Так ты не сказала, как зовут твою знакомую.
   Девушка оторвалась от созерцания достопримечательностей помещения и, отпив немного из своей кружки, указала на меня:
   - Александра Мэл си Тайгер!
   Незнакомец хмыкнул и снова повернулся ко мне.
   - Значит Александра? Фамилия местная. Ты с другого мира или здешняя?
   Кивнула. Но разобрать ответ не смогла бы и сама. Я и забыла, прибыла ли я откуда, или всю жизнь провела здесь. Время словно остановилось, и видимо не только для меня.
   - Что ж, рад приветствовать вас в нашем... мм...светском обществе, мадмуазель! А раз уж на то пошло, то не могла бы ты, Катрин, меня представить для начала?
   - Алекс, это - Алвин, глава Воровской Гильдии Срединных Земель, - официально объявила подруга, пропустив мою язвительную шутку на тему маньяков на улицах. А что, этот паренек как раз мог бы быть потенциальным маньяком, или клиентом...с какой стороны смотреть.
   Алвин поклонился и, повернувшись к залу, громко объявил:
   - Предлагаю тост за нового человека в нашем "светском обществе"! За Алекс Мэл си Тайгер!
   Все посетители трактира слушали тост внимательно, а по окончанию слов Алвина, дружно подняли кружки и, произнеся моё имя, выпили всё залпом, и дружно засвистели, приветствуя.
   Необычная красавица, сидевшая в обществе такого эффектного молодого человека повернулась ко мне и смерила мою скромную особу взглядом. Не могу сказать, что мне это понравилось, но ничего враждебного не заметила, только странное мерцание ее глаз, когда она остановилась на моей шее. Видимо заметила выбившийся из под майки талисман. Его мне подарил Вилфор в первый день обучения в Школе. Он представлял собой деревянный круг с вырезанным внутри углублением, в котором застыла капля моей крови.
   Дружное принятие в круг душегубов заставило меня на мгновенье задуматься: "А правильно ли я делаю?" Но в следующую минуту мысли сами собой ушли, так и не оставив следа. Меня отвлекла суета. Пираты и разбойники, сидевшие за одним столиком, решили поиграть в одну игру под названием: "Бессмертный". Суть в том, что надо подбросить в воздух горсть мелких монет и прострелить каждую в момент их полёта. Задание, скажу вам, не самое лёгкое. Прострелить шесть монет за один бросок просто нереально. Но никого это не волновало. Они все встали в очередь, чтобы попробовать свои силы.
   Первым отважился выступить какой-то веселый малый в красной майке с яркой надписью: "Люблю идиотов!". Зарядил пистолет, нацелил его на руку бросающего. Монеты взлетели в воздух и грохот выстрела нарушил тишину. Одна монета упала мгновенно, две других были задеты в полете, а остальные, пули не достали. Следом пошел другой. И так продолжалось бы до бесконечности без определенного результата, пока Алвин не взял свой пистолет и не выстрелил.
   Повисла гробовая тишина. Все недоуменно переглядывались, но результат был очевиден - он прострелил все монеты, которые подкинули в воздух. Зрители, которых теперь был полный зал, стали как-то странно смотреть на меня, а после на Катрин. Я недоуменно повернулась к подруге и...
   Глаза Катрин блеснули серебристым светом. Она сделала несколько быстрых жестов и отпустила руки. Потом, видимо почувствовав мой испытывающий взгляд, обернулась ко мне:
   - Черт, а ведь он не использовал магию.
   Это был сказано с такой досадой, что я невольно пожалела об выигрыше Алвина. Возможно они и были друзьями, но почему-то не слишком хорошими, а может просто друг друга терпели. Или Катрин завидует Алвину. Но девушка, уловив ход моих мыслей, моментом прервала сладкую радость победы, от правильного решения:
   - Я ему не завидую. Просто не хочется делать из него идеал настоящего мужчины. Он не настолько хороший стрелок в Виллове, да и сравниться в мастерстве сможет, конечно, с Магистром Ван Хармлесом, но ведь это ничего не значит. Он не во всем так везуч. А эту игру может выиграть и дурак, если есть острый глаз и хорошая реакция! Вот на прошлой неделе он действительно облажался! Ты представляешь, напился до летающих поросят и, подарил всю месячную выручку Гильдии, продажной женщине! И какой он после этого вор?! А?!
   Её речь прервалась из-за того, что объект нашего обсуждения приближался к стойке бара. Лицо покрылось капельками пота, слегка покраснело от духоты, но все равно оставалось прекрасным, словно он сошел с полотна одного горного художника, нарисовавшего в момент купания эльфийского принца. Хотя возможно и у него есть свои эльфийские корни, ведь люди не могут рождаться настолько совершенными внешне, да еще и с мозгами в черепушке.... Махнув рукой, Алвин заказал еще кружку пива, убрал за пояс пистолет и обернулся ко мне:
   - Ну, как?
   - Недурно.
   - И это всё, что ты можешь мне сказать? - Правая бровь слегка приподнялась, он взял предложенную кружку и испытывающее уставился на меня, словно ждал похвалы и поклонений как божеству.
   Я пожала плечами. Говорить было нечего, да и хвалить как-то банально. Пришлось придерживаться молчания. Тем более он не заслужил аплодисментов в свой адрес, да и поцелуй в щечку тоже. Хотя хотелось бы...
   Тем временем зал уже разразился шквалом аплодисментов, адресованных самому меткому посетителю в трактире. Все выпили за его здоровье и успех в дальнейшем совершенстве подобных навыков. Глава Гильдии тоже поднял кружку и, сказав еще несколько тостов, залпом выпил всё содержимое.
   И он, забыв о нашем слаженном присутствии, присоединился к компании душегубов, бурно праздновавших его блестящую победу. Они оккупировали столик, оставив нас с Катрин у бара. Девушка, видимо плохо переносившая молчание в компании, повернулась ко мне и озорно улыбнулась:
   - Слушай, что скажешь, если мы вместе что-нибудь споём?
   - А это возможно? - я покосилась на молоденькую...девку, что совсем недавно завывала на стуле около бара, только я почему-то ее не замечала до того момента, как она закончила "петь". При мысли о подобном выступлении меня пробила дрожь.
   Катрин проследила мой взгляд и фыркнула:
   - Не обращай на неё внимание. Саша только и делает, что выпендривается. Она вообще в этих кругах как второй хвост у осла. Зачем её только приняли в Гильдию? - обратилась она неизвестно к кому, но тут же вспомнила о своём предложении: - Так как? Здесь нам за хорошее исполнение может работу какую дадут. У тебя с деньгами как?
   - В смысле? - не поняла я.
   - Деньги часто тебе поют романсы? - пояснила Катрин.
   - Да вроде бы нет. На жизнь хватает.... Но можно было бы и подзаработать...
   Пожав плечами, я посмотрела на маленький пяточек, видимо оставленный хозяином трактира для сцены, но никак не использующимся по назначению, и утвердительно кивнула.
   Так называемая "сцена" представляла собой небольшую хрупкую деревянную конструкцию, которая то и дело норовила опасть. Единственно, что ее удерживало в одном положении - пара коробок с бутылками. Дерево кое-где прогрызли термиты, а один брус даже дал листья! Просто невероятно, что на этом когда-то пели.
   Катрин что-то шепнула бармену на ухо и, подмигнув попугаю, встала. Попугай смерил ее взглядом и, по всей видимости представил своим маленьким умишкой ее вокальные данные, свалился с плеча хозяина.
   Я последовала примеру подруги, и через несколько секунд сильные руки бармена подсадили меня на сцену. Попросив минуточку внимания, он громко объявил наш номер без названия композиции.
   Оглядевшись, я поняла, что здесь нет ни музыкальных инструментов, ни чего-либо другого. Даже микрофон отсутствует. Но это моментально исправилось, стоило только бармену сказать несколько слов на непонятном языке. Музыка, казалось, звучала сама по себе, без всякого технического сопровождения. Перед нами появилось несколько переносных микрофонов без шнуров и яркое освещение. Его создавали летающие под потолком феи, привязанные нитками к гвоздикам.
   - И какую песню мы будем петь? - поинтересовалась я у Катрин, которая во всю проверяла звучание микрофона.
   - Давай что-нибудь из репертуара "Тату" или кинофильмов, - шепнула она мне на ухо. Неизвестно откуда она могла знать песни из далекой России совершенно другого пространства. Это оставалось загадкой до поры, до времени. Причем мы обе сошлись на мнение, что будем исполнять песню из кинофильма "31 июня". Этот фильм я очень любила в свое время...
   В этот самый момент при воспоминаниях слов песен, я вспомнила, что попала сюда именно из России, но откуда точно, так и не знала...
   Зазвучала знакомая мелодия, первые аккорды, проигрыш. И в один голос мы с Катрин запели.
   На секунду я застыла и прислушивалась. Неужели это мой голос? С детства я никогда не пела, кроме как в ванной, а тут не голос, а прямо чистый вокал!
  
   "Всегда быть рядом не могут люди,
   Всегда быть вместе не могут люди.
   Нельзя, любви - земной любви
   Пылать без конца.
  
   Скажи, зачем же тогда мы любим?
   Скажи, зачем мы друг друга любим,
   Считая дни, сжигая сердца?"
  
   Голос подруги прекрасно гармонировал с моим. Казалось, что поёт один человек, и интонации переливаются от нежного до резкого. Песня плыла, словно облако в небесном океане, медленно и очаровательно. Мы снова переглянулись и, замолчав, я услышала, как Катрин взяла низкий тон. Она продолжила петь одна, куплет как раз подходил под её манеру исполнения: грозную и воинственную.
  
   "Любви всё время мы ждем как чуда,
   Одной единственной ждем как чуда.
   Хотя должна, она должна
   Сгореть без следа.
  
   Скажи, узнать мы могли откуда,
   Узнать при встрече могли откуда,
   Что ты моя, а я твоя
   Любовь и судьба?"
  
   Проигрыш и теперь я взяла более низкую ноту. Катрин переводила дыхание, оглядывая застывший народ. Кто-то постукивал в такт ритму, а кто-то, кто знал эту песню, потихоньку её напевал.
  
   "Скажи, нам сколько пришлось скитаться,
   Среди туманных миров скитаться,
   Затем чтоб мы, с тобою мы
   Друг друга нашли?
  
   А вдруг прикажет судьба расстаться?
   Опять прикажет судьба расстаться,
   При свете звезд, на краю земли..."
  
   И снова два голоса слились воедино, переплетаясь как две змеи, дополняя и выделяя друг-друга.
   "Не счесть разлук во Вселенной этой,
   Не счесть потерь во Вселенной этой.
   Одной найти, любовь найти
   Всегда не легко.
  
   И вновь тебя я ищу по свету
   Опять тебя я ищу по свету,
   Ищу тебя, среди чужих
   Пространств и веков!
  
   Всегда быть рядом не могут люди,
   Всегда быть вместе не могут люди.
   Нельзя, любви, земной любви
   Пылать без конца.
  
   Скажи, узнать мы могли откуда,
   Узнать при встрече могли откуда,
   Что ты моя, а я твоя
   Любовь и судьба..."
  
   Шквал громких аплодисментов сотряс воздух. Все посетители встали со своих мест и аплодировали. Кто-то свистел и требовал бис, а кто-то подносил нам книжечки для автографов, выпрашивая оставить им несколько строчек на память и запечатлеть улыбку на долгие века. Не удержавшись, я раскланялась. Переведя взгляд туда, где видела красивую девушку, я поймала изучающий взгляд темно-синих глаз, почти таких же, как мои собственны. Она не хлопала, а сидела и смотрела, изредка зачем-то сгибая длинные пальцы.
   Спрыгнув со сцены, направилась к бару. Катрин последовала моему примеру и, раздавая улыбки направо-налево, двинулась через толпу.
   Бармен поставил нам две вазочки с кофейным мороженным и ягодой в качестве награды за успешное выступление. Мы вежливо приняли столько ценный дар. Детина даже несколько усомнился в ценности сего дара.
   - Обычное мороженное, - сказал он, вытирая столешницу.
   - Может для вас и обычное, но для нас это как маленький Рай! - подцепив очередной кусочек маленькой ложечкой и сунув его в рот, промямлила Катрин.
   Я утвердительно кивнула и тоже сунула в рот полную ложку, смакуя каждый кусочек этого удивительного мороженого, сделанного из кофе со сливками.
   Веселье продолжалось еще очень долго. За это время мы успели сыграть с разбойниками в карты на раздевание (причем в нижнем белье остались они!), сжечь несколько подаренных черных свечей и даже повызывать духов! Последние далеко не лестно отозвались о наших умах и мгновенно ретировались, оставив после себя облако вонючего газа. В общем, повеселились на славу! Но как положено после любого веселья всегда приходит логический конец.
   На улице начало смеркаться. Выйдя из трактира, я надела на шею шнурок с кристаллом, подаренным Алвином на прощанье. Мне почему-то почудилось, что это далеко не последняя встреча с этим удивительным человеком, а только начало чего-то большего.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) С.Бессараб "Не в добрый час: Книга Беглецов"(Антиутопия) В.Чернованова "Невеста Стального принца - 2"(Любовное фэнтези) Е.Кариди "Временная жена"(Любовное фэнтези) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Кутищев "Мультикласс "Слияние""(ЛитРПГ) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Д.Соул "Семь грехов лорда Кроули"(Любовное фэнтези) А.Ардова "Невеста снежного демона. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) А.Верт "Пекло 2"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"