Путешественница: другие произведения.

Бабочка 4

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ну вот, собственно, и добрались... Отсюда и начинается Бабочка, а с нею и то, что отличает это произведение от всего, что я читала в своей жизни. Правда, здесь оно описано довольно скомкано, дальше пойдёт лучше. А ещё здесь глобальная лекция Љ2 про нас и не только с точки зрения Дианы. Если что непонятно, спрашивайте. Кстати, в следующей части или через одну пойдут ответы на некоторые вопросы, возникшие у вас при чтении Возрождения.

  
  
  
  
  Я лежала в одежде на кровати, свернувшись клубком, балансируя где-то на грани между настороженной дремотой и полновесным сном. Тихо открылась дверь, и вспыхнул яркий свет. Нет, только не это! Я так хочу спать.
  - Катенька, ты спишь? - раздался мягкий незнакомый женский голос. - Ты просила тебя разбудить к ужину.
  Я, не открывая глаз, пробормотала:
  - Да, большое спасибо. Я сейчас приду.
  Дверь тихо закрылась. Я выпрямилась, перевернулась на спину и попыталась открыть глаза. Свет оказался слишком ярок, и пришлось вновь их закрыть, а для надёжности и рукой заслонить. Через пару минут я всё-таки встала. Огляделась вокруг и хмыкнула: опрятненько, аккуратненько везде. Всё на своих местах и ничего лишнего. Я улыбнулась про себя, сравнивая эту комнату со своей. В той, даже в лучшие времена наблюдался бардак: стол, заваленный книгами и распечатками, коробки и сумки по всем углам, фоторамки, открытки, побрякушки, подушки и игрушки на диване. Если всё это убрать, то комната будет казаться пустой и не моей. Может, это оттого, что она довольно большая?
  Здесь же мебели немного, мелочей и безделушек вообще нет, но комната ощущается жилой, живой. Я вновь обвела взглядом стены, обстановку, пол. Обои оранжево-золотистые, некрашеная дверь из ольхи напротив окна, справа от неё шкаф. Я бы даже сказала шкафчик: чуть выше меня и тоньше основной части шкафов, двухдверный. Я подошла к нему и открыла дверцы: полочки, ящички, а для того, чтобы вешать одежду совершенно не предназначен. На дверце с внутренней стороны зеркало во весь рост. Я быстро закрыла шкаф. Нет у меня пока настроения разговаривать с Дианой. Что это на меня тогда нашло?
  Я провела кончиками пальцев по лакированной поверхности дверцы. Она была тепловатая на ощупь. Дерево было окрашено в тёмно-бежевый цвет, кое-где виднелись мелкие трещинки и царапинки. Шкаф явно сделан ещё в СССРовские времена, но вряд ли у нас тогда изготовляли подобные вещи.
  Окно укрывают тяжёлые тёмно-золотые шторы. С одной стороны от него старенький пустой письменный стол, с другой - кровать, большая такая, мягкая, раскладная; рядом с ней тумбочка. Вот и всё. Ах, нет. Коврик на полу возле кровати и люстра с мраморными элементами на потолке. Я машинально отодвинулась от неё подальше: не дай бог упадёт. Всё выдержанно в светло-коричневых, золотистых тонах. Золотистая комната. И мне она очень нравится. Жаль, что я здесь лишь недолгая гостья.
  Вспомнились последние двое суток. Бог, похоже, помог мне. А, может, это Диана? Нет, первый вариант мне намного привлекательнее. Нервов я на эту поездку угробила раза в три больше, чем на всю прошлую сессию, а спала так же мало. Так что в зеркало я не хотела смотреться не только из-за Дианы.
  Диана. К ней у меня накопился уже порядочный список вопросов и претензий. И первый в этом листе начертан крупными буквами: она так и собирается всю жизнь в зеркале отражаться? Нет, это не проблема, когда мы наедине. Но когда я ненароком увидела себя, точнее её в витрине магазина... Она же во всех отражающихся поверхностях появляется! Как хорошо, что пока никто не заметил, что у меня отражение черноглазое.
  До Москвы я добралась относительно быстро и без особых проблем, хотя пришлось пережить пару неприятных мгновений из-за своей мини-юбки, которую под слишком большим для меня пиджаком и не видно даже. Когда я ловила попутку на окраине Минска, первой остановилась беленькая ауди. Меня приняли за шлюху, а потом не захотели верить, что я таковой не являюсь и попытались запихать внутрь машины. Всё могло закончиться плачевным образом, если бы откуда ни возьмись не появился невысокий мужичёк и не оправил одного из любителей повеселиться в нокаут. Второй оказался понятливым и без лишних вопросов отпустил меня.
  Мужик оказался дальнобойщиком и подвёз меня до самой границы. У него была дочь чуть младше меня, поэтому-то он и бросился меня выручать. Хотя потом больше часа лекцию читал о том, какая я такая-рассякая идиотка (а типа сама не знаю!) сорвалась на ночь глядя, к тому же в подобном виде. А ещё он меня накормил, отчего я ему сильно благодарна. Жалко было с ним расставаться на границе, но там очередь огромная, а ждать мне не хотелось. Так этот дядя Митя нашёл какого-то своего знакомого, который уже почти прошёл контроль, и передал меня ему на попечительство.
  Так что до Москвы я добралась быстро. Проблемы начались уже там. Первым делом я обменяла часть денег, купила себе штаны, кроссовки, гольф и переоделась в кабинке туалета. Неприятности же начались с того, что я не обнаружила в сумочке паспорта. Надеюсь, я его забыла дома, а не потеряла. Хотя от этого не легче. Из документов в сумочке оказался студенческий и банковские карточки. Подсчитав свою наличность, я несколько успокоилась: у меня осталось полторы тысячи русских рублей и почти две с половиной тысячи долларов. Чудесно, деньги у меня есть. А вот остановиться негде. Сомневаюсь, что даже в самой захудалой гостинице мне дадут номер без предъявления паспорта.
  Пришлось купить газету с объявлениями. Вот тут-то и появилась вторая проблема: я совершенно не знала этот город! Страницы буквально пестрели от предложений: сдам квартиру, сдам комнату, на выгодных условиях, дёшево... Но когда я позвонила по одному из объявлений из таксофона, то, во-первых, ошиблась номером. Женщина, поднявшая трубку, была явно не в настроении. Когда я спросила насчёт сдаваемой квартиры, то услышала такое, что сразу же пожалела, что взяла трубку в руки.
  - Если ты, сука, ещё раз позвонишь, я вычислю твой номер и...
  - Женщина, успокойтесь, - попыталась урезонить я её.
  - Ну уж нет! - взвизгнули в ответ и на том конце провода началась полноправная истерика. А я начала тормозить. Сильно. Вообще, не понимаю, почему я не положила трубку в самом начале? В результате меня конкретно смешали с грязью, где самыми мягкими эпитетами были шлюха и дрянь. Зато я наконец-то разобрала, что меня перепутали с любовницей мужа. М-да, утешающее. Женщина ещё что-то орала, но я, не слушая её боле, перебила:
  - Я и вправду ошиблась номером, - и положила трубку, только сейчас сообразив, что могла сделать это в самом начале.
  Перезванивать по тому объявлению я не осмелилась. Выбрала наугад другой номер. Попала я туда... Вот только куда именно? Квартира эта находилась то ли на Нижне-Первомайской, то ли на Ново-Первомайской, но как туда добраться я понятия не имела.
  - Квартира хорошая, просторная, недавно сделан ремонт в обоих комнатах, окна выходят на парк, - заливалась хозяйка. - И метро близко, и зелёная зона, и даже...
  - Э-э, простите, а как до вас добраться?
  - Остановка метро Первомайская. Если ехать от центра, то идти нужно к голове поезда. Выйдете из метро, проедите две остановки на трамвае и выйдете на тринадцатой парковой, потом чуть пойдёте вперёд, пересечёте перекрёсток и свернёте на Парковую четырнадцать. Идите по ней до... - Она объясняла что-то ещё, но я поняла, что подобный маршрут точно не запомню.
  - Спасибо, извините, но, по-моему, это не то, что мне надо.
  - Ну, знаете! - Похоже, хозяйка обиделась.
  - Да свидания.
  Я положила трубку. Фу-ух. Искать квартиру - это хорошо, но для начала лучше бы узнать, где я сейчас нахожусь. Где-то через час цепляния ко всем прохожим подряд я вышла к метро. Из них мне двадцать минут понадобилось, чтобы найти вход в него. Меня четыре раза отправляли туда-обратно, два раза мне чистосердечно признались, что понятия не имеют, где оно находится, а ещё шестеро с глубокомысленным видом указывали на разные стороны света. Многие отвечать вообще не захотели.
  Метро я нашла. Что я теперь имею? Станцию метро, от которой можно уехать (только вопрос куда), ноющие ноги, пустой желудок и заходящее солнце. Первым делом я нашла относительно недорогую (по сравнению с остальными) кафешку и поела. Куда деваться теперь? Хотелось спать, всё больше холодало. Зажигались фонари, а я бесприютным призраком шаталась по улицам. Ночь я провела в каком-то клубе, а поспать пару часов получилось на скамейке в парке.
  Наталья Иосифовна подобрала меня, как маленького брошенного котёнка. Ну да, я на него была весьма похожа. Встопорщённая, промокшая под резко хлынувшим дождём и дичащаяся людей я сидела, трясясь, на краю скамейки во дворе её дома. Узнав мою проблему, а также сильно подредактированную версию случившегося, эта добрейшая женщина предложила пожить пока у неё.
  И вот я в тёплой квартире, умытая и почти причёсаная. Я привела себя в порядок и открыла дверь. Та недовольно скрипнула. И как только у Натальи Иосифовны получается её тихо открывать? Я щелкнула выключателем, прикрыла дверь и направилась на кухню.
  Наталье Иосифовне на вид было около пятидесяти. Её светлые волосы были собраны в аккуратный хвост. На лице внимание приковывали глаза: карие, тёплые, добрые, полные неподдельного беспокойства. А вот губы были сжаты и напряжены, будто женщина была сильно недовольна. Ростом она была немного ниже меня. Одетая в светло-зелёное платье, она чётко выделялась на фоне бело-серых тонов кухни. Сейчас Наталья Иосифовна сидела за столом совершенно прямо и неподвижно, сложив руки на коленях.
  - Присаживайся, не стой в дверях, - сказала хозяйка мягким голосом.
  - Ой, мне так неудобно. Вы так много наготовили... - Это была чистейшая правда. На столе стояли тарелки с супом, хлеб, три разных вида салата, холодное мясо, а по кухне плавали упоительные ароматы, среди которых без труда вычленялся непередаваемый запах свежей выпечки.
  - Ничего-ничего, мне не сложно. Ты, главное, наедайся, деточка, а потом спать иди. - Наталья Иосифовна вновь недовольно поджала губы. - Хотя после еды лучше немного подвигаться, но тебе, маленькая, сон просто необходим. Да и питание нормальное тоже, а то скоро ветром уносить будет.
  - Не волнуйтесь, я себя уже хорошо чувствую. - успокоила я её. Я и вправду не чувствовала себя сильно усталой, только голодной. Я села за стол напротив хозяйки. - А вы одна живёте?
  - Сейчас да. Муж умер пять лет назад, сын... - она судорожно вздохнула, - тоже вскоре... Летом у меня жила племянница. Хотела поступить в университет, да подготовка не та. Не получилось, и она уехала домой. Я ей предлагала приехать в октябре, поступить на подготовительные курсы, чтобы в следующем году попробовать вновь, но она не захотела. Денег, говорит, мало. Ну что ж, против воли не заставишь. А ты учишься?
  - Да, на четвёртом курсе, на переводчика. Не знаю, найду ли работу по специальности. В крайнем случае просто полюбуюсь на город и вернусь домой.
  - А родители как? Не волнуются?
  - Они у меня понимающие. Я с ними завтра свяжусь.
  - Я бы на их месте ни за что не отпустила. Такую красивую дочку, в незнакомый город, одну. Нет, никогда. - 'А кто их спрашивал?' - У меня тоже сын был, красавец, умница, университет закончил с красным дипломом. На адвоката выучился, хотя я была категорически против: нечего ему в эту грязь лезть. Работу сразу нашёл. Ему так нравилось! Приходит домой и начинает рассказывать очередную историю, да так смешно, с юмором. Глаза блестят, улыбается, смеётся вместе со мной. Единственное, что просил никому не рассказывать. Я его прекрасно понимаю, так что это были наши маленькие тайны. Он ни одного дела не проиграл. - Наталья Иосифовна замолчала, погрузившись в воспоминания. Я тоже молчала, затем неожиданно для себя спросила:
  - А что с ним стало? Заболел?
  Женщина вздрогнула, а по лицу её прошла волна боли, будто я её ударила. Мне же захотелось прикусить язык за то, что ляпнул такое.
  - Простите, не отвечайте. Это я так просто. Не подумала.
  - Ничего. - Она вновь замолчала минуты на две. - Не заболел он. Его девушка бросила. А потом с ним стало что-то происходить. Врачи после смерти сказали, что он сошёл с ума, но это не так. Ты мне веришь?
  - Верю.
   В её глазах было столько боли и мольбы, что я не могла ответить по-другому. Наталья Иосифовна благодарно кивнула.
  - Он утверждал, будто слышал голос, который обещал вернуть ему его Кристину. Это было странно и так пугающе. Миша мог внезапно остановиться посреди комнаты или улицы и разговаривать с этим голосом, который слышал только он.
  У меня от этого рассказа начали медленно подниматься дыбом волосы и маршировать по спине муравьи.
  - Он буквально стал одержим идеей вернуть Кристину, говорил, что жить без неё не может, хотя сразу после их разрыва всё было нормально. Я пыталась сводить Мишу в церковь, но он только смеялся надо мной и моими страхами. Тогда я пригласила священника домой. Он освятил всю квартиру, но ничего не изменилось. Помню, Миша тогда сказал, что наша церковь - это глупости, и ничего она не может. А потом он начал каждый день рассказывать о своей Кристине. Я её не раз видела, когда они были вместе. Это девушка невысокая, рыжая, пухленькая, с веснусчатым носом. У неё плохое зрение, поэтому она всё время щурится, а ещё любит надувать губы. Честно говоря, ей это не шло. По Мишинным же рассказам выходило, что она высокая, стройная, длинноволосая и длинноногая, с большими тёмными глазами, тёмно-каштановыми или чёрными крупными локанами. Гордая, неприступная, чарующая. Да, именно эти слова он постоянно повторял. Но этот идеальный образ, который создал мой сын, не был реальной девушкой, но он слушать не хотел, упорно доказывая, что это именно Кристина. Потом Миша вдруг загорелся ехать то ли в Китай, то ли в Индию кого-то освобождать. А потом он встретился с Кристиной. Я не знаю, что у них там произошло. И... и...- Наталья Иосифовна всхлипнула, не в силах продолжить, но сразу же попыталась взять себя в руки. - ...и он сбросился с крыши двадтатиэтажки.
  - Извините. - Я себя чувствовала чуть ли не убийцей её сына, но женщина грустно улыбнулась.
  - Я тебя, наверно, утомила своими проблемами. Иди-ка ты лучше спать.
  - Спасибо, всё было очень вкусным, - сказала я, вставая из-за стола.
  Наталья Иосифовна улыбнулась.
  - Заметно.
  Я оглядела полностью пустые тарелки на столе и покраснела.
  - Ничего-ничего, вам, молодым, нужно много энергии. Иди спать, посуду я сама помою.
  - Но...
  - Иди-иди. Набирайся сил.
  - Спасибо вам. Спокойной ночи.
  
  
  ХХХ
  
  
  На следующий день я проснулась после полудня. Натальи Иосифовны дома не было. И слава богу. После вчерашнего рассказа, мне совершенно не хотелось, чтобы эта милая женщина подумала, что над её домом повисло своебразное проклятие... Или как это она будет называть, если услышит, что я разговариваю 'сама с собой' ?
  В рассказ я верила, потому что у самой творилось непонятно что в жизни. Но главный вопрос 'Что делать?' висел надо мной домокловым мечом. Так что с Дианой придётся общаться в любом случае. Я открыла шкаф так, чтобы зеркало смотрело на постель, вернулась к кровати и легла на живот лицом к своему отражению. К Диане.
  - Ну что ж, поговорим?
  - Поговорим, - безропотно согласилась она.
  - Ответь мне для начала на пару общих вопросов, а потом подберёмся к сути того, что я здесь делаю.
  - Ну, давай.
  - Во-первых, у меня так и будут постоянно черноглазые отражения?
  - Без понятия.
  - Да? И что мне делать?
  - Купи солнечные очки, - совершенно серьёзно предложила она.
  - Очень умно, - надулась я. Не буду же я по вечерам ходить в солнцезащитных очках.
  - Зато практично.
  Я тяжело вздохнула. Мне вспомнился наш вчерашний разговор на кухне, точнее исповедь Натальи Иосифовны, и я, не удержавшись, поинтересовалась:
  - Послушай... а начёт церкви... Вообще, бог существует?
  - Да. И не бог, а боги. Я, например, могу стать одним из них, а вот ты пока не можешь.
  - Почему? - поинтересовалась я столь странной градацией.
  - Слаба. И вообще богом не может стать равный среди равных. Бог - это высшее существо для кого-то. Таких богов, как ваш, мы называем Созерцающими, редко Создателями.
  - А почему? - сразу же заинтересовалась я.
  - А потому, что они создают новых существ и любуются, как те набивают шишки в своём развитии.
  - И помогают?
  - Очень редко и в основном на первых этапах. Это пассивные боги.
  - То есть бог создал народ и теперь что? Ничего?
  - Созерцающие предпочитают просто наблюдать, чтобы понять, где они совершили ошибку, и потом, если их 'творение' будет уничтожено или откажется от своего создателя, они учтут все неточности и сотворят существ более идеальных.
  - Идеальных... А зачем тогда они вообще создают?
  - Ничего ты не понимаешь! Создание - это величайшее благо, вот я не умею создавать, только разрушать. К тому же то, что Созерцающие могут творить новую жизнь, является показателем их силы, которую они применяют очень осторожно. Они никогда не уничтожают сами. - Диана саркастически усмехнулась и язвительно добавила: - Предпочитают, чтобы это делали за них другие.
  - Не понимаю.
  - Что ты не понимаешь? Вот смотри, в чём-то вы очень близки к вашему богу. Например, вы строите дома, или сажаете цветы, или, что очень важно, рожаете детей.
  - То есть ты хочешь сказать, что такие боги создают своих детей и спокойно наблюдают, как те гибнут?
  - По твоим словам, собственно говоря, правильно, но это не так. Такие боги дают своим 'детям' довольно сильную защиту. У вас это вера: в бога и в свои собственные силы. Именно учитывая эти два аспекта, вы можете защищаться и создавать.
  - А пользы!
  - Созерцающие творят не для войн или уничтожения, а ради мира и счастья, - наставительно произнесла Диана.
  - Что-то непохоже.
  - Идеала не бывает. Хотя бы потому, что кроме этого маленького светлого, счастливого маленького мирка, что создают Созерцающие, существует большой сложный мир, который так или иначе влияет на маленький мирок, уничтожая его хрупкое равновесие.
  - То есть ты пришёл из того, большого мира?
  - Можно сказать и так. - Диана странно улыбнулась, будя во мне неясные тревоги.
  - И много вас тут таких?
  - Кто знает.
  Мне этот ответ понравился ещё меньше.
  - А бога можно убить?
  - Можно.
  - Любого?
  -Любого. Но далеко не всем это под силу. Например, Созерцающие считаются бессмертными, но и их можно уничтожить. Боги, в большинстве своём, питаются верой. Чем больше в них верят, тем они сильнее. Может, именно поэтому они помогают своим созданиям вначале, когда вера в них сильна. Но чем меньше веры, тем они слабее. И если погибнет народ, а следующих детей Творец не сможет или не успеет создать, то он умрёт. Растворится в мироздании.
  - М-да, грустновато как-то выходит. А тебя, например, можно убить?
  - Что это за живодёрские мысли?
  - Это я так, обогащаюсь информацией, - смутилась я.
  - Ну-ну, - Диана умудрилась голосом выразить столько скепсиса, что в нём можно было утонуть, но я решила не обращать на это внимания.
  - Так что?
  - Обойдёшься!
  - Ладно, - я горько, показано вздохнула, но сделала ещё одну попытку выпытать интересующий меня ответ: - Точно-точно?
  - Да отстань ты от меня. Кстати, тот парень в гостинице, как его там...
  Ну вот и добрались.
  - Кирилл?
  - Да. Ты его давно знаешь?
  - Больше полугода, - я невольно вздохнула, вспомнив про последние события.
  - Он и раньше называл тебя 'моя кто-то то там'?
  - В том-то и дело, что нет! Я вообще не знаю, что с ним произошло. Раньше он был совершенно другой.
  - Хреново.
  - Почему? - Но отражение и не подумало отвечать. Я начала злиться: она меня сюда затащила, а теперь молчит! - Ди-а-на! Или ты мне всё рассказываешь, или я возвращаюсь домой сегодня же.
  - Нет!
  - Так объясни: ПОЧЕМУ?
  - Он от тебя не отстанет.
  - Уже отстал. У меня, между прочим, родители волнуются.
  - Вот именно поэтому тебе не стоит светиться. Пока. Родителям пошли электронное письмо, как будто из Киева, что задержишься ещё на неделю, но ни в коем случае не звони им. Тебя легко тогда найдут, а если это тот, кто я думаю, он от тебя ни за что не отстанет.
  - Так кто это, объясни!
  - Если моя догадка верна, то это один из стражей. Весьма живучее и неприятное существо. И очень сильное... - отражение замолкло, задумавшись, но я не собираюсь ждать, пока она там будет сверлить взглядом пустоту!
  - Эй, Диана, не спи! - позвала я. - Что за страж такой?
  - Стражи... Давным-давно Созерцающим надоело, что их творения так быстро погибают, просуществовав от силы десять-двадцать тысяч лет, под влиянием, так сказать, внешних факторов.
  - То бишь вас, - догадалась я.
  - То бишь нас, - покладисто согласилась Диана. - Поэтому Созерцающие договорились с некоторыми Драконами и создали первую Грань, очертив кусок Вселенной, чтобы жить в мире и спокойствии. Это изначально было лишь прекрасной утопией.
  - Почему? - удивилась я. - Звучит довольно рационально.
  - Потому что Мирозданию требуется своеобразное равновесие. Что есть чёрное и белое? Название цвета. А свои характеристики оно проявляет лишь в столкновении. А теперь представь себе черту, по одну сторону от которой типа чёрное, а по другую - белое. И что тогда получится?
  - Не знаю, - растерялась я.
  - Ничего не получится. Абсолютного зла не бывает, как и абсолютного добра. Но нам нужно присутствие рядом этого 'добра'. Пока среди нас жили Творцы, мы на это не обращали внимания, воспринимая, как должное, и поняли всё лишь после установления Границы. Вот мы и начали это исправлять. В ответ на что, эти уникумы провозгласили весь мир вокруг своего клочка Вселенной Хаосом, а себя последователями Порядка.
  - А на каком основании?
  - Без понятия. Может, оттого, что у них норм больше. Хотя если вспомнить про Лабораторию, начинаешь в этом сильно сомневаться. - Перехватив мой недоумённый взгляд, Диана пояснила: - Дело в том, что большинство созданий Созерцающих не приспособлено к войне. А так как Грань рушилась, то один из высших Драконов предложил создать воинов. Не знаю почему, но Созерцающие уступили. И была создана Лаборатория, где путём 'проб и ошибок' погибло несметное количество существ во имя воссоздания 'идеального воина'. В расчёт бралось то, что создания Хаоса сильны, но неконтролируемы, поэтому на их основе и пытались создать свою очередную утопию Драконы. Мне известно про создание давиэлей. Они обладали огромными способностями. Поговаривали, что их разум может переходить из одной оболочки в другую на всех уровнях, подчиняя себе других существ... Жуткие твари, говорили. Но я их не видел. Они ополчились против своих создателей. Тогда многие Драконы порядка были уничтожены, а они очень сильны. Были когда-то.
  Именно после этого случая и начались попытки создать контролируемого воина. Тогда-то и были созданы стражи. Для их контроля используют некоторые ограничения. Чтобы войти в полную силу, страж должен выбрать себе хозяина, которого и будет слушать беспрекословно. Звучит красиво, но хозяином не мог стать Дракон или Созерцающий, ну и некоторые из созданий 'Хаоса', а творения Созерцающих на деле оказались довольно простоватыми, и в результате не они руководили стражами, а наоборот. Я считал, что все стражи уничтожены, а глядишь ты... Кстати, венцом творения оказалась Триада, которая изначально была идеальным выходом. Но потом этот народ что-то не поделил со своими создателями и отказался участвовать в важной битве. Битва всё-таки состоялась, но без ударных сил со стороны Порядка. Это была точка, когда Граница была фактически уничтожена и почти все Драконы Порядка были перебиты. Тогда-то и объявились Миротворцы. Интересно, что именно тогда народ Триады бесследно исчез. А ведь Миротворцы были очень похожи на них, но эта структурная единица была всё же слабее, в основном из-за наложенного ограничения на убийства.
  - Ограничения?
  - Ага, за всё время своего существования они не убили ни одного живого существа.
  - То есть ты был пойман Миротворцами, - догадалась я.
  - Угу-м. Я один, а до меня были побеждены тысячи существ, в том числе подчищены неудачные проекты Лаборатории. Кстати, Лабораторию уничтожили те же Триадцы, видно им сильно что-то там не понравилось. Но вопрос не в этом, а в том, куда Миротворцы девали своих побеждённых врагов?
  - Ну-у, наверное, как и тебя...
  - Как и меня - это последнее средство, так как при уничтожении соединённых и противоречивых субстанций получится глобальный выброс энергии на нескольких уровнях.
  - А по-русски? - непроизвольно вытаращилась я на неё.
  - В лучшем случае разнесёт четверть вашей планетки. Так что подобное средство использовали лишь в крайних случаях. Я полагаю, что была создана своеобразная тюрьма. И если то, с чем мы столкнулись, имеет отношение к стражу, то... - Диана вновь погрузилась в себя, и пришлось её подталкивать. Мне же интересно, чего она там не договаривает.
  - То что?
  - То возникает вопрос, на какой мине мы сидим, и как скоро она рванёт.
  - А рванёт? - засомневалась я.
  - Рано или поздно, но обязательно.
  - Но это может произойти не скоро.
  - Скоро, очень скоро. Слишком быстро начал меняться ваш мир, и не в лучшую сторону.
  - И что тогда делать?
  - Что? Ничего. Пока. А потом посмотрим. Быть может, я и не прав. Но если мои догадки верны и этот человек контролируется стражем, то лучше держаться от него подальше. Он уже показал, на что способен. Следующими могут оказаться твои друзья и близкие. Для него нет ничего святого, ведь он уже пытался тебя подчинить.
  - Как?!?
  - А ты думаешь, он просто так тебя спаивал? Да ещё так настойчиво, что по его глазам было видно, что он готов влить эту жидкость в тебя насильно.
  - А что это было? Я думала, обыкновенное шампанское. Он же при мне бутылку открывал.
  - Шампанское, но могу спорить, что он там чего-то намешал. Например, любовное зелье.
  - Бред. Зачем ему это?
  - Он же тебе сам сказал: чтобы ты была с ним всегда.
  - Он не посмеет. Ты сам говорил, что стражи созданы, чтобы служить, значит...
  - Значит, он будет тебя шантажировать, чтобы ты отдавала ему те приказы, которые он сам захочет услышать.
  - Тогда зачем вообще служить тому, кто тебе не нравится? Я не понимаю!
  - Они созданы для этого! У них просто-напросто нет другого выбора. Вот ты захочешь выполнять прихоти кого-то там только потому, что тебя создали специально для этого? А вот если бы ты в него влюбилась, или он имел возможность тебя контролировать другим способом, это совершенно меняет его приоритеты и возможности.
  - Но почему именно я?!
  - Не знаю. Но всё равно советую не общаться напрямую с родственниками. Поддерживай только одностороннюю связь через интернет.
  - Но почему?
  - Если ты не будешь знать, что с твоими родителями что-то плохое, значит, с ними всё хорошо.
  - Он не посмеет, - мрачно процедила я.
  - Ты такая наивная, - вздохнула Диана. - Как хорошо, что у тебя есть я, а то бы давно влипла в какую-нибудь историю. Так что никаких звонков и пояснений, где ты находишься, понятно?
  Я убито кивнула. Не хочу я, чтобы из-за меня пострадали другие, особенно близкие мне люди. Уж лучше пусть волнуются, зато живы будут.
  - А сейчас наболевший вопрос: 'Что делать дальше?'. Я прав?
  - Да. К тому же ты обещал, что эта пакость исчезнет! - раздраженно выкрикнула я. Разговаривать больше не хотелось: настроение испортилось и мне приходилось буквально заставлять себя не думать о том, каково будет моим родителям. Блин, они же с ума сойдут от волнения! Чёрт! Не думать об этом. Просто не думать.
  - Я полагал, что эта способность исчезнет, - покаянно выдала тем временем Диана. - Но это даже лучше!
  Я посмотрела на него, как на психа, но отражение проигнорировало мою реакцию и продолжило:
  - Я знаю, как её применить. Пакость! Если правильно всё обставить, то на этом можно зарабатывать хорошие деньги. Вот что ты умеешь делать хорошо, и плюс к этому такое, чтобы тебе самой нравилось?
  Этот вопрос сбил меня с толку, заставив отвлечься от мрачных дум. С одной стороны хорошо, с другой, чтобы нравилось... Довольно проблематично. Ничего в голову не приходит. Хотя...
  - Крестиком неплохо вышиваю, когда настроение есть.
  - Издеваешься? - уставилась на меня Диана. Я невольно поёжилась. А что я такого сказала? - Кому это нужно?
  - Ну, ты спросила, я и ответила, - надулась я.
  - Хм, ты петь умеешь?
  - Нет! - в панике воскликнула я. Ещё чего не хватало: петь! Не-е-е, не с моими вокальными данными.
  - Ну, значит будешь танцевать, - 'обрадовала' Диана и, сделав лёгкую гримасу, добавила: - Правда, не скажу, что очень хорошо, но должно прокатить.
  - М-да? И как ты себе это представляешь? - я нахмурилась вновь. Что она там придумала?
  - Очень просто. У тебя идёт чрезмерное накопление энергии, которая тебе пока не нужна. Вот она, так сказать, и проливается спонтанно наружу, окрашенная желанием. Но это энергия. Её накопление можно замедлить, но не остановить. А можно и ускорить её выработку или выброс. Например, при сильных переживаниях ты почти себя не контролируешь, и твоя сила этим пользуется.
  - Ну и как ты предлагаешь ЭТО применять?
  - Выступай на публике: скидывай на других энергию и быстро смывайся, пока никто не успеет очухаться.
  - Шутишь? Во-первых, я умею танцевать в основном бальные танцы, типа вальса. В современных у меня практики полтора месяца.
  - Зато пластика есть.
  - А во-вторых, я на публике боюсь выступать!
  - Никогда не поздно победить свой страх, - оптимистично заявила Диана, заставив меня недовольно фыркнуть. - Если не получится, всегда можно попробовать что-нибудь другое.
  - А с чего ты решила, что подобная афера пройдёт? Ну, облажаюсь я раз, относительно нормально станцую во второй, но по сравнению с...
  - Малышка, ты не так мыслишь, - покровительственно глянула Диана. - На твои выступления будут приходить не для того, чтобы оценить твоё никудышное мастерство танца, - я невольно надулась от такой характеристики. Не так уж плохо я танцую, - а для того, чтобы любоваться тобой и вновь пережить нечто такое, чему они не смогут дать объяснения. Как-никак сила в чём-то сродни наркотику: попробовав её однажды, многие будут искать её вновь и вновь. А эту силу можешь дать им только ты и никто другой.
  - Красиво поёшь, но не слишком понятно. - В отличие от Дианы я была настроена скорее пессимистически. - Что, если я не смогу вовремя 'сбросить', как ты говоришь, эту энергию?
  - Не бойся, я с тобой. А значит, смогу помочь. Ну так что, согласна?
  - Не знаю, - вздохнула я. Не нравится мне это всё. Во что меня собирается втянуть Диана? - А другого варианта нет? - на всякий случай спросила я.
  - Пока нет.
  - А если подумать хорошенько?
  - Тоже нет.
  - Ладно, тогда попробую, - сдалась я.
  - Ура и ах! Неужто ты согласилась? - ухмыльнулась Диана так хищно, что мне захотелось забрать свои слова назад. - Теперь расписание действий на ближайшие два-три дня: отправь родителям письмо, подыщи учителя по танцам и найди ночной клуб, где бы тебя взяли без предварительного просмотра.
  - А почему именно без?
  - Потому что тебя вряд ли куда-нибудь возьмут с ним!
  
  
  ХХХ
  
  
  - Диана, мне страшно.
  Я сидела одна в гримёрке ночного стрип-клуба 'Брейк-Данс', одетая в костюм для выступления, и меня нещадно колотило от страха.
  Это был то ли семнадцатый, то ли девятнадцатый клуб, куда я пришла на собеседование. И первый, где мне не предложили показать то, что я умею. И то, полагаю, только потому, что директор был очень занят и на моё счастье (или несчастье) одна из танцовщиц внезапно заболела, а замены не было. Я даже предложила не платить мне, если не понравится моё выступление. Девушка-менеджер от такого даже слова вымолвить не могла минуты две. Зато когда она очнулась, оказалось, что я принята.
  И вот сейчас мне оставалось минут двадцать до выступления, а моим самым большим желанием было сбежать. Куда-нибудь и подальше.
  - Спокойно, - повторяла в который раз Диана. - Главное расслабься и попробуй танцевать только для себя. Представь, что никого в зале нет.
  - Тебе легко говорить, а они все на меня смотреть будут!
  - Забей. Не съедят они тебя. Все инструкции помнишь?
  - Да, - горько вздохнула я и в который раз вопросила себя: - И зачем только я на это согласилась?
  Костюм для выступления был шит не на меня, и потому было слегка неловко двигаться. Ещё большее неудобство состояло в том, что я должна в этом танцевать перед публикой. Костюм состоял из жёсткой мини-юбки с разрезами до середины бедра, стрингов под ней и узорчатым лифчиком - всё кожаное, поскрипывающее и при резких движениях впивающееся в тело. Плюс колготки-сеточка и сапоги до колена, слава богу, на не слишком высоком каблуке: сантиметров пять-шесть. Всё черное. И только яркий макияж резко выделяется на лице. У меня мой вид ассоциировался с проституткой.
  Заглянула менеджер. Я быстро отвернулась от зеркала и выдала слегка подрагивающую улыбку. Девушка изучила мой внешний вид и, в целом, осталась довольна.
  - Всё нормально? - поинтересовалась она.
  Нет! Я на сцену идти боюсь!!
  - Вроде да.
  - Сейчас твой выход. Кстати, как тебя представить-то?
  - Меня? - Я на пару секунд растерялась, а потом пожала плечами. - Бабочкой.
  Менеджер улыбнулась.
  - Ну, Бабочкой, так Бабочкой. Иди уже к сцене. - И она скрылась за дверью.
  - Ну что ж, удачи, тебя всё получится, - подбодрила из зеркала Диана.
  Надеюсь. Я на негнущихся ногах отправилась к сцене. Как же я танцевать-то буду? А там уже объявляли мой номер. Боже, дай мне силы это пережить, а ещё уверенности в себе и спокойствия. Я глубоко вздохнула, выдохнула, пытаясь успокоиться, и вышла на сцену с высоко поднятой головой и подрагивающими коленями.
  Зазвучала музыка, и я начала танцевать. Не знаю, как со стороны, но мне казалось, что двигаюсь я ужасно, и к тому же совершенно не в такт. Неловко сделав шаг, я чуть не упала, неуклюже взмахнула руками и увидела своё перекошенное лицо в зеркале на стене. И вдруг мне стало совершенно всё равно, что думают те, кто на меня смотрят. Я не собираюсь танцевать для них, я сделаю это для Дианы. Я остановилась, откинула голову и беззвучно рассмеялась. Не знаю почему, но мне вдруг стало так весело и легко. Я встряхнула головой, отбрасывая волосы и вновь начала танцевать, но не для кого-то из этой похотливой публики, а для себя, для Дианы. С каждым движением во мне нарастала какая-то эйфория, мир вокруг двигался всё медленнее, а я закрыла глаза и продолжала танцевать, купаясь в новых, непонятных, но таких приятных ощущениях. Музыка уже закончилась, а я всё ещё наслаждалась самозабвенным танцем в полной тишине. Наконец я остановилась, склонив голову, прислушиваясь к себе. В висках стучала кровь, вокруг не слышно ни звука. И вдруг, как гром, прозвучал голос:
  - Уходи, быстрее!
  Зачем? Я непонимающее смотрела в одну точку, пытаясь осмыслить прозвучавшие слова.
  - Быстрее!!!
  Это же Диана. Я вздрогнула и осмотрелась. Люди вокруг застыли, как будто кто-то нажал стоп-кадр. Точно, нужно уходить. Я подорвалась с места и поспешила к гримёрке. Там сидела девчонка, которой на вид было лет шестнадцать, но, должно быть, она старше, раз выступает здесь, и торопливо накладывала макияж.
  - Там ещё следующий номер не объявляли? - поинтересовалась она, на секунду отвлекаясь от своего занятия.
  - Нет, - отрывисто бросила я. - Но скоро будут.
  Я схватила сумку с вещами, накинула плащ и бросилась со всех ног на улицу. То, как я ловила такси и ехала домой, я помню весьма смутно. Всё было как в тумане. Постепенно опьянение начало сходить и навалилась непреодолимая усталость. Я с трудом добралась до постели, рухнула прямо в одежде и моментально провалилась в сон.
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"