Путешественница: другие произведения.

Бабочка 6

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Обещала - выкладываю. Надеюсь, теперь вам будет понятно, откуда в конце "Возрождения" появилась Лоалэн и почему она страдала...


   Сегодня моё второе выступление. Я вновь сижу в гримёрке "Брейк-Данса", но как моё внутреннее состояние отличается от того, что я испытывала в первый раз. Меня охватывало нетерпение, желание побыстрее выйти на сцену и вновь испытать ЭТО, вновь почувствовать то же, что и в прошлый раз. Хотелось смеяться, кружиться, танцевать. И только в самом дальнем уголке души попискивал страх: "А вдруг не получится?". Всё получится, я уверенна.
   Сегодня на мне новый костюм. Я специально обшарила больше пятидесяти магазинов, прежде чем нашла то, что меня устраивает. Одежда вновь была кожаной, но мягкой и очень удобной: мини-юбка, больше похожая на широкий пояс, но по ней шла бахрома, как у платка, повязанного наискосок, чёрная, с золотистыми нитями. Верхняя часть состояла из прекрасно облегающего корсета со шнуровкой спереди сверху донизу, что подчёркивал все изгибы и оставлял руки и плечи совершенно открытыми. На ногах были чёрные закрытые туфли и телесные, почти прозрачные колготки. Волосы я завязала в высокий хвост так, чтобы они покрывалом спускались не только сзади, но и по бокам головы. Яркая косметика, чёрный лак на ногтях - и из зеркала на меня смотрела эффектная незнакомка. Кстати, Диане этот наряд тоже очень понравился.
   - Синди, твой номер, - раздалось из-за двери.
   - Иду.
   Я вскочила со стула, улыбнулась Диане и поспешила на сцену. По дороге мне встретился одетый в деловой костюм отдуловатый мужчина. Он улыбнулся, прохаживаясь раздевающим взглядом по моей фигуре, и сказал:
   - Прекрасно выглядишь.
   Это наш директор. Мужичок лет сорока пяти с залысиной, брюшком и обручальным кольцом на пальце. Не понимаю, почему женатые мужчины так цепляются со всякими предложениями к девушкам, которые им в дочери годятся? Или это только мне так везёт?
   - Спасибо, - не удержалась я от слегка пренебрежительного хмыканья. - Будете смотреть выступление?
   - Да, посмотрю.
   Я как могла беззаботнее улыбнулась, с лёгкой тревогой отмечая, что здесь узкие коридоры. Будем надеяться, что наблюдать он будет из зала, а не стоя в проходе.
   Я выпорхнула на сцену и замерла, привыкая к яркому свету: прожекторы били, казалось, прямо в глаза, публика же купалась в полумраке. Ну и отлично, хотя бы их предвкушающие лица не видны. Не хотела я видеть, как смотрят на меня из зала сейчас и как будут смотреть потом.
   Зазвучала музыка. Я стояла, не двигаясь, впитывая её в себя, привыкая к незнакомому ритму. Нужно начинать самой подбирать мелодию для танца, а не импровизировать. Наконец, я сделала шаг, другой, поворот, взмах руки, наклон... и растворилась в танце, в музыке, в потоках, окутывающих меня, волнами накатывающих и отходящих. В них тоже была музыка, своя музыка: еле уловимая, непонятная, незнакомая, но завораживающая. Я подхватила новый ритм и стала танцевать под него. Музыка становилась громче. При каждом движении я чувствовала, что меня всё больше охватывают, окутывают эти эфемерные волны, мягкие и тёплые, как нежнейший мех. Пушистые, ласковые, любящие, только мои. И вдруг волны схлынули, кругами расходясь от меня, и я вместе с ними чувствовала то или тех, кого они касались. На какой-то миг мне показалось, что я смогу управлять ими, но нет. Сила схлынула, но ощущение второй кожи, обволакивающей меня, осталось. Музыка растворилась в бешенном пульсе, скачущем на языке. Я сделала последний поворот, открыла глаза и очутилась на сцене клуба напротив публики. Громко говорить я была сейчас не в состоянии, поэтому прошептала:
   - Спасибо всем. До встречи.
   У меня было ощущение, что шёпот дошёл до самых отдалённых уголков зала. Я прощально махнула рукой и поспешила за своими вещами. В коридоре стоял директор. Он сделал шаг ко мне и протянул руку, но так медленно, что я легко увернулась и через пару секунд очутилась в гримёрке. За столиком сидела давешняя девчонка и красилась, но как-то так неспешно, заторможено, будто в замедленной съёмке.
   Я подхватила свою сумку, накинула плащ и поспешила к выходу. Пролетев по коридору до чёрного входа, я открыла дверь... Опа! А меня, оказывается, здесь уже ждут: двое амбалов прямо перед дверью и чёрная машина у обочины. Мужчины двинулись ко мне, но опять же всё было, как в замедленной съёмке, почему-то, кроме меня. Я скользнула вдоль стенки, оперлась рукою о перила и перемахнула через них, не задумываясь, пролетела метра два и довольно удачно приземлилась на каблуки. Я даже не упала и не запуталась в плаще! Переулок, по которому я бежала, поражал своей пустотой, что было довольно странным. Ведь не самая окраина Москвы!
   Я выскочила на оживлённую улицу и подняла руку, ловя такси. И тут меня прямо-таки оглушило светом и шумом вокруг. Всё вернулось к нормальному темпу, кроме меня. Я задыхалась и хватала воздух, будто вытащенная на берег рыба. Пришла я в себя перед открытой дверцей такси. Водитель сказал:
   - Так ты садишься или как? - причём таким тоном, будто повторял эту фразу по крайней мере раз в пятый. Я скользнула в машину и назвала адрес, потом откинулась на спинку и закрыла глаза, купаясь в отголосках силы и музыки, движения и счастья. И улыбалась неизвестно чему. Зазвонил сотовый. И почему я его не отключила перед выступлением?
   - Да?
   - Синди, ты куда так скоро сбежала? - услышала я голос менеджера. Кстати, всё-таки Инна её зовут. - С тобой тут куча народу хотела бы побеседовать.
   - Не сомневаюсь.
   Я вспомнила встречающих возле заднего выхода.
   - А ещё тут целая гора подарков и визиток. Они больше частью и прошлого раза остались.
   М-да? А чего это она только сейчас об этом вспомнила? Могла бы перед выступлением сказать. Всё равно я сейчас не вернусь. Деньги я уже забрала за прошлое и это выступление, так что делать мне сейчас там нечего. Определённо.
   - Я в следующий раз всё заберу.
   - И цветы?
   Цветы? Привлекательно, но недостаточно.
   - И цветы, - уверила я Инну.
   - Но...
   - До свидания. Я сама позвоню насчёт следующего выступления.
   Я закрыла телефон и с наслаждением потянулась, потом подумала и отключила звук. Когда я добралась домой, такой усталости, как в первый раз не было, но я всё равно пошла в душ и сразу же спать.
  

ХХХ

  
   Проснулась я на закате. Шторы не были задёрнуты, и я любовалась золотисто-красным отсветом обоев напротив окна и наслаждалась тишиной. Звонок в дверь больно резанул по ушам. Вот тебе и тишина! Звучал он долго и упоённо. Блин, ну сколько можно звонить? Я медленно встала, натянула шорты и майку и направилась к двери. И всё это под непрерывную трель звонка. За это время вполне можно было бы понять, что то ли дома никого нет, то ли открывать не собираются. Хотя при таком факторе хочешь не хочешь, а откроешь. Щёлкнул замок, и я распахнула дверь. Она выходила прямо на площадку, так что я чуть не сбила звонившего. А жаль.
   - Ну? Чего надо? - Дружелюбия во мне не было ни на грамм.
   На площадке стоял незнакомый мужчина неопределённого возраста, ухоженный, тёмные волосы коротко подстрижены, одет в тёмный костюм и белую рубашку. Он даже повязал темно-синий полосатый галстук. На ногах глянцево блестели чёрные туфли. В руках он держал букет орхидей.
   - Так чего надо? - повторила я вопрос, дабы вывести мужика из состояния внимательного изучения меня, можно сказать полуголой, в придачу растрёпанной. Наконец, мужчина поднял взгляд к моему лицу и спокойно и, как мне показалось, с оттенком какого-то презрения произнёс:
   - Я хотел бы видеть Бабочку.
   Бабочку? Размечтался!
   Я широко улыбнулась.
   - А она отсутствует.
   Я не соврала. Бабочка появится не раньше, чем я выйду на сцену.
   Мужчина едва заметно недовольно скривился.
   - Она скоро будет?
   - Вряд ли. Она, так сказать, в загул ушла.
   Кажется, мне удалось его ошарашить.
   - А с чего вы решили, что она здесь живёт? - поинтересовалась я.
   - В клубе сказали.
   Сволочи! Полные. И когда только успели проследить?
   - А что у вас за дело к Бабочке? - поинтересовалась я, улыбаясь как можно радушнее. - Можете мне сказать, я передам.
   Меня опять смерили взглядом с ног до головы, презрительно поджали губы и высокомерно произнесли:
   - У меня к ней конфиденциальный разговор.
   - М-да? - протянула я со всем скепсисом, на который только была способна. - А поточнее?
   - У меня есть предложение, от которого Бабочка вряд ли откажется.
   Меня начал разбирать смех. Держи карман шире!
   Мужчина не спеша достал визитку и положил её в букет.
   - Передайте Бабочке от... от страстного поклонника.
   Я сделала серьёзное лицо, молясь про себя, как бы не рассмеяться прямо в эту самодовольную рожу, но всё-таки не выдержала и ухмыльнулась, беря букет.
   - Ну что ж, передам, но сомневаюсь, что она вам позвонит.
   - А вы кто такая? - соизволил поинтересоваться моей особой мужчина.
   Я? Я...
   - Я, так сказать её вторая половинка...
   Мужик резко побледнел и отшатнулся.
   - Ты, ты...
   - Ну, я, я. Передам, но ничего не обещаю. Прощайте!
   Я закрыла дверь и сползла по ней, всхлипывая от смеха и вспоминая выражение лица "страстного поклонника". Вообще-то, я ничего такого не имела в виду. Кто ж знал, что он такой извращенец? Я только сейчас осознала, что сморозила, и согнулась в новом приступе смеха. М-да, ляпнула. Успокоила я только минут через пять, стерла выступившие слёзы и пошла на кухню искать вазу и что-нибудь поесть, но по дороге меня окликнула из зеркала Диана:
   - Погоди, правда, что ты сказала, что ты вторая половина Бабочки?
   - Ага.
   - И какая реакция была у того чудика, что ты пятнадцать минут каталась по полу от смеха?
   - Я не каталась! А реакция была, как у рыбы, вытащенной из воды.
   Диана улыбнулась, видимо представляя себе такую картинку, но внезапно стала серьёзной.
   - Откуда он узнал, где ты живёшь?
   - В клубе отследили. Кстати, когда я в этот раз возвращалась домой, меня, похоже, собирались похитить.
   - Похитить? - изумилась Диана.
   - Представь себе. Но они двигались так медленно и неловко, что уйти не представляло проблемы.
   - Это не они двигались медленно, а ты быстро, - поправила меня Диана.
   - То есть?
   - Так и есть. Ты двигалась в пять раз быстрее, чем обычно.
   Ничего себе! А я-то думала, что это мир начал притормаживать.
   - Но из-за чего?
   - Может, способности пробуждаются? - невинно глянула она на меня.
   - Способности?! Ты же сказала, что больше ничего сверхъестественного появляться не будет, или у меня уже глюки?
   Диана смешалась.
   - Э-э, понимаешь... это... так сказать...
   - Так и скажи: откуда?
   Я строго посмотрела на Диану, и у меня появилось чувство, что больше всего той хочется провалиться под землю.
   - Ну, выкладывай!
   Я сделала шаг к зеркалу. Диана опустила глаза и пробормотала:
   - От меня.
   - Что от тебя?
   - Способность эта!
   - Так ты что у нас, такая шустрая?
   - Я могу передвигаться очень быстро, если нужно, подтвердила Диана.
   - Ничего себе. И каких ещё сюрпризов мне от тебя ожидать? Скоро из зеркала вылезать начнёшь? - сказано это было скорее в шутку, но, уловив взгляд Дианы, я подумала, что это вполне может оказаться правдой. Та поняла, что я заметила что-то не то, и поспешила отвести глаза.
   - Сюрпризов? Не знаю. Поделиться я могу лишь тем, что сам имею, так что, вроде, ничего страшного не будет... Хм, наверно.
   - Наверно?! А поточнее нельзя? - возмутилась я. - А ещё лучше перечисли всё, что я могу заполучить. И верни мне тогда то, что забрала!
   - Я ничего не забирал! - рявкнуло отражение, но тут же смешалось, выдавив: - А... а вернуть я не смогу.
   - Почему?
   - Не умею, и, вообще, отстань от меня.
   - Что, кишка тонка? - начала я подначивать Диану. Она была такой смешной, когда бесилась.
   - Ну, тонка, и что? - нервно огрызнулась она.
   Что? Не знаю. Вообще-то я ожидала другого ответа. Вот уж не думала, что она так легко сдастся.
   - Тогда скажи, чего мне ждать от тебя, - решила вернуться я к нашим баранам.
   - Чего? Ничего.
   Диана бросила на меня ангельски недоумённый взгляд. Нет, она определённо начинает меня доставать со своими ужимками и тайнами.
   - Перечисли способности, которые у меня могут поя... - терпеливо начала я, но договорить не успела, так как раздался опротивевший звонок в дверь. Кого там ещё принесло? Я мрачно глянула в зеркало и процедила:
   - Потом договорим.
   Диана облегчённо вздохнула. Или мне только показалось? Я положила букет на тумбочку и рывком толкнула дверь со всей силы. Она обо что-то ударилась. Раздался грохот. Похоже, на этот раз там кто-то менее везучий. А вдруг это соседи? Я поспешно выглянула из-за двери. Взгляд натолкнулся на огромную корзину для цветов, точнее на её жалкие искорёженные остатки. Не соседи, слава Богу. Сами же цветы живописным ковром покрывали пол площадки, а посреди желтого хризантемного хаоса сидел парень лет семнадцати, одной рукой схватившийся за лоб, а в другой держащий пустую корзину.
   - Ой, извините, - смутилась я. - С вами всё в порядке?
   Парень осторожно ощупал лоб и кивнул, попытался встать, но поскользнулся на цветах и вновь упал. Я подошла к нему и помогла подняться. Немного приведя себя в порядок, парень посмотрел на жалкие остатки корзины, которую всё ещё держал в руках, на цветы вокруг, охнул и начал их собирать. Я сочувственно смотрела, как он безуспешно пытается запихать наполовину помятые, потоптанные цветы в это жалкое подобие сплюснутого блина, который напоминала некогда большая и красивая корзина. Ну что ж, не дано. Полюбовавшись с минуту на мучения парнишки, я взяла охапку цветов.
   - Это для Бабочки?
   - Ага, - испуганно кивнул парень.
   - Спасибо, я думаю, ей больше понравится так.
   - Да? Заказчик будет недоволен.
   - А кто ему скажет? - я весело подмигнула, изучая физиономию цветочника-разносчика. Он облегчённо вздохнул.
   - Ну тогда хорошо. Тут ещё была визитка и, по-моему, подарок.
   Первая нашлась у меня под ногой, а второй на дне корзины. Тепло попрощавшись с жертвой моего плохого настроения, у которой стремительно набухала на лбу шишка, но от льда парень отказался, и пообещав, что этот инцидент останется между нами, я облегчённо скрылась в квартире, пошла в комнату и сгрузила эту охапку прямо на кровать. Ну что ж, пошли искать вазы.
   Ваз обнаружилось целых три штуки, но все цветы всё равно там не поместились. Ну и ладно, постоят в банках. Разобравшись с цветами, я обратила внимание на подарок. Это была коробочка с мою ладонь, обтянутая тёмно-зелёным бархатом снаружи и чёрным внутри. А на бархате... Набор из розового золота. Красивый такой насыщенный цвет, который смотрится намного шикарнее обычного жёлтого золота. Набор состоял из цепочки, кольца и серёжек в виде ажурных бабочек. Если подобрать одежду, то можно носить, но стоит ли? Я взяла визитку. Осин Валерий Георгиевич, телефон и всё. Похоже, не одна я хочу сохранить своё инкогнито.
   Если я надену набор куда-нибудь, это может показаться этому Валерию Георгиевичу поощрением к более активным действиям. Отправить обратно? Для этого нужно звонить ему, к тому же неохота расставаться с такой красотой. Вывод - спрятать до поры до времени. Да, я плюшкин! Ну и что? Могут быть у девушки маленькие слабости? Так что я примерила подарок, покрутилась у зеркала, послушала ураган колкостей от Дианы, которая раскритиковала и набор, и меня в пух и прах, а в конце надулась, как мышь на крупу. Что это с ней? Я аккуратно сложила всё в футляр и спрятала в тумбочку подальше.
   Так, а теперь что? Кушать? Кушать! На кухне я обнаружила не замеченную ранее записку. Наталья Иосифовна предупреждала, что уехала к подруге, будет только завтра вечером. Ничего себе доверие к людям! Оставить чужого человека у себя на квартире, а самой уехать. Да, я на такое вряд ли способна. Удивительный всё-таки человек моя хозяйка.
   На сегодня больше гостей не было, да и куда уже? Ночь на дворе. Так что я спокойно провозилась на кухне до полуночи. Диана меня откровенно бойкотировала, исправно молча и повторяя все мои движения. Может, она так спасается от моих расспросов?
  
  

ХХХ

  
  
   На следующий день я обнаружила, что денег мне платят всё-таки мало. Особенно, если мне самой придётся покупать костюмы для выступлений. Не буду же я танцевать в одном и том же. Или попробовать? Нет, ещё хотя бы один-два нужно купить. Сколько я за прошлый отдала? Пятьсот долларов? Как оказалось, это не предел.
   В результате день был потрачен на магазины и на частные уроки танцев. Кстати, учителя (двое: один по стрип-пластике, другой по хореографии) в один голос утверждают, что я всё схватываю буквально налету. Очень надеюсь, что это и вправду так, а не простое желание польстить.
   Вечером я возвращалась усталая и довольная горой покупок. Двери лифта неспешно открываются. Обана. Меня, похоже, ждут. На ступеньках лестницы сидел парень, окружённый коробками, букетами и корзинами. Настроение поползло вниз. Я угрюмо изучала рыжеволосого, скорее даже красноволосого парня, а он мне лучезарно улыбнулся, показывая ровные белые зубы, легко и грациозно поднялся, не задев ничего из стоящего вокруг, и оказался немного выше моего роста, с большими тёмно-серыми глазами и тонкими чертами лица. Одет он был в красную майку и чёрные джинсы. Стройный, худоват, но чувствуется сила. Я ещё раз окинула горку, громоздящуюся у его ног, и нахмурилась:
   - Это что?
   Парень выставил руки перед собой, как бы защищаясь от моего плохого настроения, и весело сказал:
   - Это не моё. Меня просто попросили передать.
   - Кто?
   - Те, кто их приносил. Давай войдём и поговорим. Кстати, меня Кира зовут.
   Я невольно рассмеялась. Вспомнилась аниме "Тетрадь смерти", там тоже был Кира - сокращённо от киллер.
   - Ты чего? - удивился парень.
   - Ничего, просто ассоциации интересные.
   Кира пожал плечами, показывая, что ему всё равно, какие у меня там ассоциации в отношении его имени.
   - У меня к тебе предложение. Надеюсь, мы придём к консенсусу.
   - Предложение? - ещё больше помрачнела я. - Вряд ли.
   - Ты даже не хочешь выслушать?
   - Ну, если ты скажешь что-нибудь новенькое...
   - Скажу-скажу, - уверил меня парень.
   - Тогда ладно. Подержи. - Я сгрузила Кире пакеты и достала ключи, повернула в замке, картинно распахнула дверь и сделала приглашающий жест.
   - Заноси. Заодно и то, что на площадке.
   Кира зашёл, с интересом оглядываясь по сторонам.
   - Куда нести?
   - На кухню. Хотя подожди. - Парень послушно остановился, и я выудила пакет с одеждой. - Теперь на кухню.
   - А то, что на площадке?
   - В комнату. Чай будешь?
   - Буду.
   Я бросила пакет с новой одеждой на кровать и пошла на кухню ставить чайник и разбирать продукты. Вскоре появился Кира. Я едва глянула в его сторону.
   - Дверь закрыл?
   - Да.
   - Фрукты будешь?
   - Да.
   - А ещё что-нибудь?
   - Тоже.
   - Всё равно что?
   - Всё равно.
   - Какой ты покладистый, - хмыкнула я. - Тогда расставь тарелки и помой фрукты, а я сделаю бутерброды. Заодно достань из чёрного пакета печенье и вафли.
   Через пять минут мы сидели друг напротив друга и пили чай.
   - Так что ты хотел мне предложить?
   - Насколько я понимаю, ты работаешь одна.
   - Да. Хочешь напроситься в напарники?
   - Точнее, стать твоим продюсером. Устраивать твои концерты, турне...
   - Хм, звучит заманчиво. А у тебя опыт есть?
   - Будет.
   - Что ж так?
   - Почему-то многие считают, что молодой и неопытный - значит плохой работник.
   Я невольно смутилась. Я ведь тоже полный профан в танцах. И мне тоже было сложно найти клуб.
   - А ты уверен, что справишься?
   - Я очень постараюсь, - серьёзно посмотрел мне в глаза Кира, - ведь это один шанс на миллион.
   - Даже так? По-моему, ты меня переоцениваешь. И сколько ты хочешь?
   - Для начала один к десяти.
   - В чью сторону? - напряглась я.
   - Конечно, в твою. А потом, смотря по доходам, буду снижать свой процент.
   - Давай попробуем. Вдруг что и получится?
   - Получится, обязательно. Когда ты в следующий раз собираешься выступать?
   - Интересный вопрос. Дня через три, не раньше.
   - Отлично. За это время я успею подыскать тебе нормальный клуб.
  
  

ХХХ

  
   Нормальный клуб. И это у него называется нормальный? Да я в жизни подобного не видела! Даже по телевизору. Мы стояли посреди полуосвещённого зала. На стенках горели светильники, имитирующие факелы. Приблизившись к одному из них, я поняла, что это лоскутки ткани весьма реалистично изображают игру пламени. Нижние части стен обшиты деревянными панелями, на которых изображены мелкие лианы на тёмно-коричневом фоне. Верхняя часть стен оклеена текстильными обоями и увита живыми растениями. Они шли, будто каждый по своей горизонтальной дорожке, не прямой, конечно, линией, но не выходя за определённые границы и лишь изредка пересекаясь друг с другом. Зал был большим, здесь свободно помещалось пятьдесят столиков, которые стояли не теснясь. Столики, круглые, небольшие, из лакированного дерева, составляли ансамбль со стульями, у которых посреди спинки шла довольно широкая полоса набивной ткани сверху вниз. Мягкие удобные сиденья тоже были обиты тканью кофейного цвета. Напротив той стены, где была я, находилась барная стойка, а справа - сцена. Окон не было видно.
   Вдруг сцена ярко осветилась, и я смогла рассмотреть её подробно. Полукруглая, она поднималась больше чем на метр от пола зала и была где-то метров тринадцать-пятнадцать в ширину, от переднего края шла дорожка метра два шириной и четыре-пять длинной, которая полого спускалась вниз. По боку сцена была обита такими же деревянными панелями, как и стены. Деревянный лакированный пол (надеюсь, статистика падений танцоров у них небольшая), два шеста, симметричные друг другу, задняя стенка завешена декорациями из разноцветной ткани.
   - Ну, как? - раздалось прямо у меня над ухом. От неожиданности я подскочила и резко обернулась. Рядом стоял Кира.
   - Не пугай меня больше так. Я и без того нервная.
   Парень широко улыбнулся.
   - Хорошо, постараюсь. Нравится?
   - Очень. Даже как-то страшновато здесь выступать. Как ты смог так быстро найти это чудо и договориться с владельцем?
   - Владелец - один из моих знакомых, так что проблем не возникло. Кстати, здесь ещё второй этаж есть, - Кира указал на галерею. Там тоже виднелись столики. - Второй этаж предназначен для людей, любящих большее уединение.
   За спиной парня раздались приближающиеся шаги.
   - А вот и владелец, - улыбнулся Кира и обернулся. - Его зовут Игорь.
   Молодой человек, стоящий напротив меня, в возрасте где-то под тридцать, был довольно высоким, где-то метр семьдесят пять, с тёмными коротко стриженными волосами, серыми цепкими глазами на квадратном лице. Нос был какой-то неправильный, будто его когда-то сломали, и он неправильно сросся. Фигура по очертаниям напоминала шкафчик. У меня возникло впечатление, что Игорь занимается какой-то борьбой, возможно боксом. Под дорогим костюмом накачанные мышцы были почти незаметны, но они были, как и ощущение силы вокруг него. Одет он был в светло серый костюм без единой складочки, белую рубашку, галстук на пару тонов темнее костюма и тёмно серые ботинки. На указательном пальце поблескивало массивное золотое кольцо. Всё это создавало впечатление успешного, уверенного в себе человека, весьма привлекательного, но было в нём что-то, что мне не нравилось.
   - Добрый день. Меня зовут Игорь Николаевич. Я владелец этого клуба.
   Он широко улыбнулся и протянул руку ладонью вверх.
   - Синди.
   Я подала в ответ свою. Игорь аккуратно подхватил её и, наклонившись, поцеловал. Я вздрогнула. Почему-то он стал мне нравиться ещё меньше.
   - Так вы и есть путеводная звезда Киры?
   - Путеводная звезда?
   Я недоумённо оглянулась на своего продюсера. Тот мягко улыбнулся в ответ.
   - А что, не похожа?
   - Нет, почему же. - Игорь Николаевич вымученно улыбнулся. - Просто я ожидал, что вы... окажетесь несколько постарше. Но, с другой стороны, молодые и неизвестные таланты вовсю сейчас завоёвывают сцены, так что на сегодняшний вечер эта будет вашей.
   - Ровно в полночь пойдёт? - спросил меня Кира.
   - В полночь? Хорошо, пускай будет в двенадцать.
   Игорь Николаевич подхватил меня под руку и направился к левому краю сцены.
   - Сейчас мы подберём вам одежду и музыку, а потом, если захотите, можете отрепетировать номер. До открытия всё равно ещё пять часов.
   Значит, мне больше не придётся покупать одежду? Отлично.
   Прямо возле сцены оказалась незаметная дверца, которая вела через коридор шагов в десять к новой двери с надписью "Гардеробная". Игорь Николаевич открыл дверь и галантно пропустил меня вперёд в небольшую, ярко освещённую комнату, тонущую в нарядах всех цветов и оттенков. Справа и слева шли огромные зеркала от пола до потолка. Я моментально уткнулась взглядом в пол, точнее в коробки и разнообразные модели обуви, которые там находились.
   - Ну что ж, давайте попробуем подобрать вам что-нибудь подходящее. Какого типа наряд вы бы хотели? - сразу же приступил к делу Игорь Николаевич.
   Я сделала несколько шагов вперёд, старательно глядя себе под ноги, и только выйдя из зеркального коридора, осторожно огляделась. Чего тут только не было! Шёлк, бархат, лён, вискоза, хлопок, кожа, атлас, шерсть, меха, шифон... А вон то чудо, по-моему, вообще из тонких металлических нитей.
   Глаза разбегались, хотелось перемерить всё. Вообще-то я уже купила костюм на сегодня, но если на халяву... Среди всего этого великолепия вполне можно что-нибудь подобрать, но... Но только подобрать. Во время примерки и любования собой в зеркале тут никого не должно быть, иначе... Да, Диана, умеешь ты подпортить жизнь.
   - Попробуем, - выдавила я из себя.
   - Вы какую роль предпочитаете играть: легкомысленной девочки, соблазнительницы, а, может, слегка скромной школьницы? Или...
   - Нет, насколько я понял по выступлению Синди, это смесь тайны, страсти, счастья с нотками агрессии и доминанты, - вклинился в самозабвенное вещание Игоря Николаевича Кира и обернулся ко мне. - Я угадал?
   - Ну, вообще-то не совсем, но... тайна и страсть там точно есть. Счастье? Счастье, наверно, тоже. А вот насчёт агрессии и доминантности не уверена.
   - Хм, Кира сказал, что вы не танцуете классический стриптиз, так?
   Я кивнула. Игорь Николаевич задумался, скользя взглядом по нарядам и изредка посматривая в мою сторону. Кира, аккуратно обходя обувь и переступая через коробки, подошёл к одному из зеркал и выудил из висящего на стене цветастого ковра один из костюмов, потом обернулся ко мне.
   - А этот как, нравится?
   Наряд был сделан из джинсовой ткани светло-голубого цвета, с голубой и тёмно-красной вышивкой и джинсовой бахромой. Состоял он из шортов (по мне, так слишком коротких) с тёмно-красным переливающимся поясом. Верхняя часть состояла из джинсового расшитого бюстгальтера, поверх него мягкая красная полупрозрачная рубашка, завязывающаяся спереди узлом, из тонкого джинсового платка на шею и шляпки на ковбойский манер.
   - К костюму есть сапоги и украшения, но, по-моему, это не твой стиль, - недовольно покачал головой Игорь Николаевич, - и размер.
   Меня же костюм очень заинтересовал, и я загорелась во что бы то ни стало его померить.
   - Сейчас посмотрим. Не могли бы вы выйти? - обратилась я к своим спутникам.
   Игорь Николаевич бросил на меня удивлённый взгляд, но подчинился, Кира последовал за ним. Оставшись одна, я облегчённо выдохнула и начала переодеваться, крикнув:
   - Пока не позову, не входите!
   Костюм мне понравился: мягкий, удобный, единственное, что весьма открытый, но ничего, переживу. А вот размер оказался и вправду не тот. Обидно. В дверь постучали, и послышался голос Киры:
   - Заходить уже можно?
   - Можно, только смотреть всё равно не на что.
   - Почему? - Кира вошёл первым, окинул меня взглядом и констатировал: - Теперь понятно.
   - Так что можете снова выходить, - подвела я итог.
   - Вам понравился этот костюм?
   Это уже Игорь Николаевич подал голос.
   - Да, очень.
   - Если хотите, я могу заказать. Сошьют точно такой же по вашему размеру.
   И во сколько это мне выльется? Вся вышивка ручной работы плюс индивидуальный заказ... Я вопросительно посмотрела на Киру. Он понял мои подозрения и улыбнулся.
   - Игорь Николаевич имел в виду, что это будет скромный подарок от него, и я думаю, что он очень обидится, если ты откажешься. Я правильно вас понял, Игорь Николаевич?
   - Абсолютно правильно, - с несколько натянутой улыбкой уверил меня владелец клуба.
   - Спасибо, но к сегодняшнему выступлению он всё равно готов не будет, так что попрошу всех снова выйти.
   - И долго нам так ходить? - не выдержал Игорь Николаевич.
   Я широко улыбнулась и с ехидцей ответила:
   - Пока не надоест, а я здесь надолго.
   От такой наглости он опешил, что позволило Кире буквально вытолкать его за дверь. Больше они не заглядывали. И слава Богу.
   Костюм я нашла себе через час, ещё полтора часа ушло на подбор мелодии, точнее мелодий. Чтобы не возиться потом, я подобрала сразу четыре песни совершенно разные по жанру и характеру, но они мне нравились. Репетировать на сцене я отказалась (к заметному огорчению Игоря Николаевича), вместо этого я созвонилась с Зоей (моему репетитору по стрип-пластике) и договорилась на двойное занятие. В остальные дни у меня по два часа пластики и хореографии, а в день выступления только один час стрип, но так как времени у меня ещё много, я решила провести его с пользой. Кира вызвался меня подбросить. У него оказался новенький БМВ тёмно-синего цвета. Весьма удобный, надо сказать.
   - А откуда у бедного студента такая машина? - не удержалась я от подколки.
   - С чего ты решила, что я студент, к тому же ещё и бедный? - изумился Кира
   - Ну, не знаю... Ты не мог найти работу, вот я и подумала...
   - Работу я мог найти, но далеко не столь прибыльную и соответствующую моему характеру. Кстати, за сегодняшнее выступление ты получишь тысячу долларов. Если номер будет успешным, а он таковым будет обязательно, то в следующий раз гонорар составит тысячу триста.
   - Как ты смог так быстро договориться?
   - Игорь Николаевич, - мне показалось, что в его голосе скользнула издевка, - мой знакомый, к тому же он задолжал мне кое-что. С ним проблем не будет, а вот публика, которая посещает его заведения, мне не нравится. Как бы проблем с ними не было.
   - В каком смысле?
   - Понимаешь, у него работают очень дорогие девушки, которые исполняют почти любое желание клиента, главное сойтись в цене. Некоторые посетители могут настаивать на расширении спектра твоих услуг.
   - Обойдутся!
   - Так что придётся присматривать за твоим работодателем и зрителями. Да, ещё, не удивляйся тому, что увидишь в зале.
   - А что там такое будет?
   - Увидишь, поймёшь. Ввиду всего этого (и не только) я побуду некоторое время твоим личным шофером. Надеюсь, ты не против?
   - Нет, так даже лучше. Вот и нужный мне дом. Спасибо, что подбросил.
   - Могу даже подождать, - предложил Кира.
   - Не надо. Сама до дома доберусь. До вечера.
  
  

ХХХ

  
  
   Мне выделили личную гримёрку. Обалдеть. И везде зеркала, зеркала, зеркала... Аж глаза девать некуда. Стены, свободные от зеркал, закрыты драпировками. Вся обстановка состоит из мягкого бледно-голубого диванчика, двухдверного шкафа, туалетного столика и низкого пуфика, собственно, больше здесь и не нужно - комнатка-то маленькая. Единственное, что мне здесь не нравится - отсутствие на двери внутреннего замка или защёлки.
   До выступления больше часа, так что можно не торопиться. Я скинула плащ прямо на диванчик (диваном это широкое кресло язык не поворачивается назвать) и выудила из шкафа приготовленный на сегодня костюм: больше всего он походил на купальник с парео, завязанным спереди, тёмно-красный, с чёрными разводами, обшитый чёрными и бронзовыми блёстками. В комплект входили также тёмно-бордовые полусапожки на высоком каблуке и парочка браслетов. Я заплела две тонкие косички на висках, вплетая в них бронзовые нити, и скрепила их вместе на затылке, остальные волосы оставила распущенными. Теперь косметика, лак... Я повертелась перед зеркалом. Нигде ничего не сковывало и не давило. Диана хотела что-то сказать, но в дверь постучали. Какие культурные! Это оказался владелец клуба. Он здесь что, сутками сидит?
   - Синди, я хотел с вами поговорить.
   - Конечно, походите.
   - Вы прекрасно выглядите, - сделал он комплимент, пристально оглядывая меня с ног до головы. Я только хмыкнула: он меня ещё на сцене не видел.
   - Синди, я весьма уважаю Кирилла Александровича, - "Так вот как Киру на самом деле зовут!" - мелькнула у меня мысль, - но считаю, что он не понимает реальной обстановки дел: я не смогу вам платить такую сумму за одно выступление. Вы умная девушка и прекрасно понимаете, что это просто-напросто нереально. Но... - он внимательно посмотрел на меня и встретился с моим скучающим взглядом, - но я могу предложить вам полторы тысячи за вечер, с некоторыми условиями, естественно.
   - Давайте обсудим это после выступления. Скорее всего вы измените своё мнение. Я... - в это мгновение я почувствовала нарастающее и расходящееся по всему телу тепло. - Оставьте меня, пожалуйста, одну до выступления.
   - Но...
   - Пожалуйста, - с силой сказала я и, отвернувшись, начала собирать в сумку одежду, в которой приехала сюда. Стоило двери закрыться, как я вытянулась, как струна, прикрыла глаза и прислушалась к себе. Подобного ощущения я ещё не испытывала. То, что я окрестила силой, разошлось по всему телу, а теперь растекалось по коже. Но в прошлый раз ощущения отличались. Сегодня сила какая-то ленивая, да и вкус у неё другой. Я протянула руку вперёд и посмотрела на неё. Ничего не видно. Но я же чувствую, как из каждой клеточки истекает этот осязаемый поток. Я резко встряхнула запястьем и ощутила, как несколько тяжёлых капель оторвались от кончиков пальцев, но их место сразу же заняли другие.
   Я вновь закрыла глаза, прислушиваясь к себе, и в какой-то миг поняла, что чувствую присутствие десятков людей вокруг, их эмоции, желания. А ведь я могу ими управлять! Мысль появилась внезапно, а вслед за ней и уверенность, что это так. Эта ночь даёт мне власть, о которой ни один человек не может и мечтать. Я могу заставить этих людей полюбить, возненавидеть, убить, превратить их в вечных рабов, а могу поделиться властью и могуществом, имеющимися у меня. О, да! Я дам им то, о чём они и мечтать не могут. Я поднимусь вместе с ними на самую вершину той горы, что зовётся властью, и раскрою перед ними новый мир.
   Я крутанулась на каблуке и открыла глаза: окружающее пространство было невероятно чётким, полным доселе невиданными и незамечаемыми оттенками, а также невероятной глубиной. Я быстро направилась к двери. Вялая, ленивая сила, что обволакивала меня, не выдержала такой подлянки и растянулась небольшим шлейфом за спиной.
   В коридоре мне встретилась экзотичная полуодетая девушка, но я только мазнула по ней взглядом и прошла мимо. Сила нарастала, и я каждой клеточкой чувствовала последние секунды, приближающие меня к полуночи.
   Только что закончился предыдущий номер. Я задержалась на пару мгновений и вышла на сцену, нечаянно задев плечом уходящую оттуда танцовщицу. Девушка вздрогнула, и я почувствовала, как по её телу пробежала волна жара, вызвавшая у меня лишь самодовольную улыбку. На середине сцены я остановилась и окинула взглядом зал. Публика была двух типов: весьма представительные, хорошо одетые мужчины, часто в масках на лицах и молодые полуобнажённые или не слишком одетые девушки и девочки, которые сидели не только на стульях, но и на полу. Так вот что имел в виду Кира. Ну-ну, Игорь Николаевич, держите карман шире.
   - Добрый вечер. - Сила сдавила горло, и мой голос был слегка хрипловатый, но прекрасно слышный в наступившей тишине. - Сегодня прекрасная ночь, вы чувствуете? Она дарит нам незабываемые ощущения и уносит в сказку. Но она так далека и нереальна, ведь Владыка-Ночь не любит делиться тем, что ей принадлежит. В лучшем случае она позволит смотреть на свои богатства и чудеса издалека, но, поверьте мне, она никогда не разрешит вам прикоснуться к ним. Я хочу открыть для вас сказку и позволить пережить то, о чём вы не имели ни малейшего представления, хотя думали, что прекрасно знаете это, - я говорила всё громче, но внезапно прошептала последнюю фразу: - Вы прикоснётесь к сказке и не забудете её никогда, - и протянула руку в приглашающем жесте.
   Да, это они не забудут никогда. Такое не забывается. Сила пьянила лучше крепкого вина на пустой желудок, снимая оковы с тела и раскрывая разум навстречу себе. Зазвучали первые аккорды, и я растворилась в танце, в потоках силы, в оживающих вокруг меня картинах. Я была поглощена своим миром, но одновременно чувствовала пульс аудитории, их возрастающее желание и эйфорию. И тут я услышала "свою" мелодию и с радостью окунулась в неё. Мне казалось, что за спиной у меня выросли крылья. Хотелось взлететь в небеса, а оттуда камнем упасть вниз, в бесконечном и таком коротком полёте. Хотелось ощущать бьющий тугими струями навстречу ветер, прорываться сквозь пушистые, влажные, нежные облака, замерзать и быть полной негасимого огня, быть всем и раствориться в природе, стать её мельчайшей частицей. И лететь.
   Сила схлынула, кругами расходясь в стороны, но не вся... Я рухнула на колени, придавленная к полу неведомым грузом. Перед глазами то темнело, то всё окрашивалось в невыносимо белый цвет, в голове непрестанно стучали молоточки, а к горлу подкатывала лёгкая тошнота.
   Нужно уходить. Я попыталась встать и чуть не упала. Голова кружилась, как после бешеного хоровода, ноги-руки подрагивали, тело сотрясала непрерывная дрожь. Мощными волнами начал накатывать холод. Я с усилием сделала шаг, второй. Надеюсь, я иду в нужную сторону? Я повернула голову, оглядывая расплывчатую темноту. Кто-то подхватил меня на руки, и всё утонуло в кромешном мраке.
  
  

ХХХ

  
  
   Дыхание сбивается, силы для заклятий выкачиваются прямо из защитных оболочек организма, но и те уже на пределе. И самой обидное, что нет совершенно никакой надежды. Краем глаза видны взмахи меча и белоснежных крыльев, заляпанных кровью и противной вонючей бесцветной слизью, которые всё замедляют движение, открывая всё больше дыр в обороне Виктора.
   - Справа!
   Тело реагирует само, неподвластное боле уставшему от крови, отупевшему от постоянных нападений мозгу. Вспышка света, и меня обляпывает прозрачной слизью и ещё чем-то. Перед глазами расплываются сплошные чёрные круги. Резкая боль в правом предплечье (левая рука уже давно висит беспомощной плетью). Крик, застрявший в горле. Ноги, отказывающиеся держать. И чья-то когтистая лапа, со всей силы полоснувшая по спине. Ещё бы чуть силы лишь для того, чтобы унести с собой ещё одну тварь. Но сил нет. Резкая боль в боку, но это не моя рана, а Виктора, хотя и ощущается почти как собственная. Ещё один удар по спине когтями. Я падаю, зная, что больше уже не встану. Только бы побыстрее наступила темнота. Самая последняя и самая желанная в этой жизни.
   - НЕТ!!!
   Анжелик вскочил, ударился лбом обо что-то холодное, тяжёлое и твёрдое, издавшее мелодичный звон, и с тихим стоном упал обратно на спину. Демон открыл глаза и с недоумением уставился на странный предмет, похожий на миску, только с ручкой, качающийся из стороны в сторону над его кроватью. "Ниэли, достал ты уже со своим мелким пакостничеством!" Анжелик осторожно ощупал лоб на наличие деформаций и пришёл к выводу, что если он немедленно что-нибудь не предпримет, то будет щеголять со здоровой шишкой. Демон растянулся на кровати и сконцентрировался на пострадавшей части головы, усиливая регенерацию.
   "Может, это даже лучше? В противном случае, я бы не смог так быстро избавиться от последствий кошмара".
   Но неумолимые образы вновь захлестнули его, заставляя раз за разом вспоминать в мельчайших подробностях тот день. Эти воспоминания были его благословением и проклятием.
   Демоны не способны любить, как не способны творить. В отличие от ангелов. На этом и спекулировал посланник драконов, когда предлагал эту безумную сделку: демоны получают величайший дар - любовь, но взамен они должны стать защитниками Грани. Это было основным положением договора, и было очень притягательным для существ, которые могли бы жить вечность. Но в этих строчках умалчивалось о том, что ты влюбляешься в одну-единственную девушку на всю оставшуюся жизнь. Увы, как оказалось, очень короткую.
   Моровинду было не более ста пятидесяти лет, когда он почувствовал ЭТО. Казалось, обжигающий вихрь ворвался в его тело, в сознание, всколыхнул бурю эмоций, зажёг пламенным цветом глаза и толкнул в пропасть. Моровинд был лучшим среди сверстников, обогнав их по знаниям и умениям на добрый десяток лет, и, конечно же, он понял, что ЭТО такое. Ему выпало величайшее счастье, он полюбил, даже не пройдя инициацию. В своей эйфории он совершенно не обращал внимания на то, что взрослые недовольны его избранием в качестве хранителя, но тогда демон полагал, что ему просто-напросто завидуют. Он с новыми силами принялся за учёбу и через год потребовал инициации. Ему отказали.
   Моровинд обозлился и решил самостоятельно попасть в Империи. Хоть ненадолго, хоть на пару часов, но он должен её увидеть, дотронуться до неё, быть рядом с ней, защищать её. А это можно сделать и без инициации. Раньше так делали, а потом спокойно возвращались и доучивались. Чем он хуже других? Он всё знает, правда, только в теории, но столь ли это важно? Ведь сопротивляться пожару, бушующему внутри намного сложнее, чем попробовать применить свои знания на практике.
   Он всё сделал правильно, но вместо того, чтобы очутиться рядом с Наташей, он сам загнал себя в ловушку, откуда не было выхода. Это была бесплотная тюрьма, где демоны были вынуждены оставаться до конца жизни. Очутившись здесь, он осознал, для чего стравили ангелов и демонов между собой, для чего их отделили от остального мира. А всё для того, чтобы демоны не узнали, что хитрые драконы смогли найти брешь в договоре и превратить одних из сильнейших хранителей в беспомощных марионеток: словить и заточить в переходном пространстве, вывести из игры, не упуская при этом ни крупицы драгоценной силы. А всё из-за того, что демоны не хотели погибать в войнах, ведомые драконами на заклание. Они мечтали о счастливой жизни, а не о том, чтобы видеть, как ломается психика их возлюбленных под сильнейшим впечатлением от резни, крови и смерти. Как потом узнал Моровинд, инициатором идеи преобразования триады в миротворцев выступил тот же дракон, который был посредником при переговорах между драконами и существами будущей триады. Джерал. Джер.
   Моровинд провёл в заточении тринадцать лет. Тринадцать долгих лет всеобъемлющей, всепожирающей любви, надежд и разочарований, а в конце была смерть. Тогда он чувствовал себя почти единым целым с Наташей и Виктором. Но время полного слияния не наступило, и это ПОЧТИ спасло ему жизнь. А зачем? Затем, чтобы чувствовать себя ползучей тварью, неспособной поднять голову к небесам? К тем небесам, которые когда-то принадлежали ему, и он купался в лучах солнца, в потоках ветра, в просторах, летя на собственных крыльях любви, пусть даже и мучимый разлукой, способный лишь безмолвно наблюдать.
   Сейчас от неё остался лишь пепел горечи, боли и разочарования. Неужели нужно страдать миллионы лет ради коротких мгновений счастья? Ведь не любовь преследует его ночами в кошмарных снах. Нет, не любовь, а лишь её последствия и ужасное знание, неизвестное никому из живущих: каково это - быть съеденным заживо. И вот, у него появился второй шанс. Хочет ли он вернуть его себе, вновь почувствовать всю гамму недоступных эмоций, и, скорее всего, расплатиться за это своей жизнью? Наверно, нет. С другой стороны он живёт почти шесть миллионов лет, и эта бесполезная жизнь начинает его тяготить. Моровинд видел только два выхода из сложившейся ситуации: вновь уйти путешествовать по бескрайним дорогам миров, в очередной раз бросив всё, или связать себя с этой смертной до конца жизни. И, честно говоря, он не знал, что выбрать.
   Дверь распахнулась от сильного толчка, ударилась о стену и поспешила в обратном направлении так быстро, что Ниэли едва успел подставить ногу, чтобы не получить удар по лбу. Выглядел ангел выспавшимся и весёлым.
   - Доброе утро.
   - У кого-то оно сейчас станет недобрым, - пригрозил демон.
   - Я вижу, что ты сегодня отлично спал, а ещё лучше просыпался, но ты обещал сводить меня сегодня в главную библиотеку канцелярии.
   - Да, я обещал сводить сегодня, но я нигде не указывал, что это будет утром, так что до обеда свободен.
   - Но... - от подобной подлости веселье сползло с лица Ниэли. - Я только из-за этого согласился побывать в Инферно!
   - Враньё, - отозвался демон. - Тебе было интересно посмотреть на наш главный город. В противном случае тебе пришлось бы ждать лет пятьдесят до посвящения, и не факт, что ты получил бы разрешение на посещение сией достопримечательности. Так что до обеда свободен! - припечатал Анжелик и перевёл взгляд на потолок.
   От двери послышалось возмущённое шипенье и шарканье ногой. Анжелик сделал вид, что ничего не слышит. Шипение перешло в пыхтение закипающего чайника, и демон напрягся, готовый в любую минуту смыться с линии возможного огня. Но вспышки гнева со стороны Ниэли не последовало, а то, что последовало, было гораздо хуже. Ангел тихо признался:
   - Мне запретили одному выходить из дома.
   - Это почему? - с умеренным интересом спросил Анжелик.
   - Я... я подкоптил демонессу.
   - Ты ЧТО сделал?!?
   - А нечего было меня лапать! - вспылил Ниэли. - Я предупреждал.
   Анжелик замер, пытаясь сообразить, что ему делать в данной ситуации. Идея взять Ниэли в Инферно, чтобы тот привык к демонам, которая ещё неделю назад казалась ему гениальной, уже обернулась для него тремя десятками выговоров и бесконечными жалобами. Анжелик в который раз проклял тот день, когда сия светлая мысль посетила его непутёвую голову. За пять дней Ниэли умудрился настроить против себя почти всех жителей Инферно. А всего-то и нужно было, что "нечаянно" разрушить два здания, ранить с десяток демонов, перепугать до икоты городскую стражу и беспрестанно изощряться в придумывании очередных пакостей. А все шишки и упрёки достаются Анжелику, как ответственному за это ходячее недоразумение.
   - Так ты со мной идёшь? - мило поинтересовался ангел и пригрозил: - Или я пойду один, но тогда за последствия я не ручаюсь.
   - Пойду, но ответь мне на два вопроса. Почему ты, потомок уважаемого рода, ведёшь себя, как мелкий бес?
   - Как хочу, так и поступаю. И не тебе мне указывать. Давай второй вопрос.
   - Второй... - Анжелик вскочил с кровати, создавая иллюзию одежды, и внимательно посмотрел в недовольные глаза ангела. - Только ответь честно. - Демон дождался утвердительного кивка и продолжил: - Ты хотел бы стать хранителем?
   Ниэли недоумённо-снисходительно посмотрел на него и пафосно произнёс:
   - Это долг любого ангела.
   - Я не говорю про долг. Я спрашиваю: хотел бы ты?
   Ниэли задумался. Похоже, этот вопрос у него раньше не возникал. Наконец, он ответил:
   - Не знаю. Наверно, - но тут же ехидно улыбнулся и добавил: - Но тогда придётся общаться с извращенцем-демоном...
   - Почему сразу извращенцем? - невольно оскорбился Анжелик.
   - А они все, кроме тебя, извращенцы.
   - Просто они другие, а ты не хочешь этого понять.
   Ниэли недоумённо-презрительно пожал плечами.
   - Это они не хотят меня понимать.
   - Всё с тобой ясно. Только обещай мне не поджигать книгохранилище, когда увидишь трактовку исторических фактов демонами.
   - Обещаю, если мы сейчас же пойдём в библиотеку, - воодушевился ангел.
   - Хорошо. Но запомни, ты обещал.
   - А она, что, сильно отличается?
   - Ага, координально. И до вечера я тебя из библиотеки не выпущу. Всё, пошли.
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"