Путешественница: другие произведения.

Бабочка 8

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  
  
  
  За следующие три недели ничего экстраординарного не произошло. Я сдержала слово и повесила в каждой комнате по одному-два зеркала. В спальне так вообще приказала оборудовать зеркальную стенку, а одно очень большое и красивое зеркало в бронзовой раме с завитушками повесила под углом напротив моей королевской кровати. Кстати, в номере пять комнат, а не четыре. Последнюю я не сразу заметила. Она была не полностью обставлена и заполнена цветами и подарками. Я полдня просидела здесь, с удовольствием изучая их.
  С Кирой мы ни словом не обмолвились о том случае, но видимся сейчас реже и на 'нейтральной территории', по-моему, он просто боится заходить ко мне в номер, а я не хочу, чтобы он узнал о Диане, а с таким количеством зеркал скрывать её было бы очень сложно. Диана чудит: может ни с того, ни с сего начать на меня злиться или отказывается разговаривать. Хотя когда она в хорошем настроении, то с ней весело и интересно. Тогда она рассказывает всякие истории из жизни моих предков, даёт дельные советы о том, как управлять теперь уже не исчезающей энергией. Что касается последней, то она порождает ряд неприятностей. На меня часто оглядывается на улице прохожие и подходят знакомиться, хотя я ничего не делаю. Просто эта энергия построена на желании, сексуальности и, как обтекаемо выразилась Диана, 'люди меня видят не совсем такой, какая я есть на самом деле'. Интересно было бы взглянуть на себя глазами других.
  Сейчас я стараюсь заниматься по-максимому, всё равно делать больше нечего, а танцуя, я получаю своеобразный кайф, поэтому в нагрузку к своим двум репетиторам я пошла ещё к одному по восточным танцам, итого у меня получается по шесть-семь часов тренировок в день. Думала, что буду уставать, но ничего подобного, поэтому я часто ещё по пару часов танцую в зале своего номера. Чтобы репетиторы не узнали про Диану, приходится постоянно носить тёмные очки, хотя это не слишком удобно. Сплю я теперь намного меньше обычного. После выступлений хватает шестнадцать-тридцать часов отдыха, а в обычные дни около пяти.
  Выступления успешны. Зал переполнен. Я каждый раз, когда выхожу на сцену, не знаю до самого последнего момента, какими эмоциями окрашена сила, но, похоже, она решила вести себя поспокойнее, во всяком случае последними были нежность, утешение и чувство защищённости. Так странно, я получаю в эти вечера намного больше, чем даю другим, хотя они этого не понимают. Меня буквально заваливают цветами, подарками и визитками... и уже второй раз пытались похитить.
  Единственное, о чём следовало бы упомянуть поподробнее, так это разговор с Кирой, оставивший во мне противоречивые чувства. Тогда мы сидели в ресторане в отдельной комнатке и ужинали. В последнее время мы пересекались в основном во время еды, тогда же обсуждали важные и не очень вопросы.
  - Синди, я давно хотел поинтересоваться: ты в Москве легально? Ну-у, это я на случай, чтобы не пришлось тебя чуть что из СИЗО вытягивать.
  И что на такое можно ответить? Не посвящать же незнакомого человека в подобные проблемы. С другой стороны, он мне сильно помог и в подобных делах разбирается получше моего. Поэтому после недолгого колебания я решила ему рассказать. Не всё, конечно.
  - Понимаешь, у меня на родине возникли большие проблемы, из-за этого у меня теперь нет никаких документов с собой, и я не могу вернуться домой.
  - А по какой причине?
  - Ну-у, это из-за моей способности внушать другим эмоции... Теперь меня преследует один богатый человек. Я не могу даже с родителями связаться - боюсь, что он станет шантажировать.
  - Хм, богатый и преследует? А почему я не замечал ничего подобного? Ведь нельзя преследовать, находясь на расстоянии, а твоя известность всё растёт. Ты уверена, что он тебя преследует?
  - Э-э... - Честно сказать, до этого момента была абсолютна уверена в этом, но Кира тоже прав.
  - К тому же у тебя сейчас есть деньги. Я же со своей стороны сделаю всё возможное, чтобы этот человек тебе не докучал. Говоришь, это из-за твоей способности?
  - В какой-то мере да, но когда я его видела в последний раз, он говорил такие странные вещи... По-моему, он был не в себе.
  - А что именно он говорил? - заинтересовался Кира и даже слегка поддался вперёд, будто боялся пропустить хоть слово.
  - Ну-у, что я буду принадлежать только ему, что он сделает для меня всё и ещё какой-то бред. Но важно не это. Во время нашей последней встречи он показал мне кассету, где избивали моего парня и сказал, что если я ещё раз попробую увидеть Стаса, то его убьют. После этого я и испугалась, что этот человек может пойти ещё дальше и навредить моим родственникам.
  - Хочешь, я наведу справки о твоём друге?
  - Было бы хорошо. Но я боюсь, этот человек опасен.
  - Глупости. Каким бы изворотливым психом не был этот тип, ему до тебя не добраться. Если так волнуешься о своих родителях, то я могу присмотреть за ними.
  - Понимаешь, я подозреваю, что... что это не человек, во всяком случае не обычный человек.
  - С чего ты решила? - Кира сцепил руки под подбородком и не спускал сменяя глаз, отчего я чувствовала себя немного неуютно.
  - То, что он говорил, как вёл себя, смотрел. К тому же он достал какие-то странные свечки с ненормальным огнём. И если он будет меня шантажировать...
  - Кто тебе вбил такую дурь в голову?
  Я насупилась. Конечно, он мне не верит. Да и кто бы на его месте поверил?
  - Синди, - Кира откинулся на спинку кресла, его голос стал мягче и проникновеннее, - кто тебе навязал такой, извини за выражение, бред?
  - Никто. - Я уткнулась в тарелку, сосредоточенно ковыряя вилкой в давно остывшем куске мяса.
  - Тогда откуда у тебя появилась эта навязчивая идея?
  - А вдруг?
  - Синди, я тебе обещаю, что никто не тронет твоих родственников.
  - А ты откуда знаешь? - моментально вскинулась я.
  - Поверь мне, я об этом позабочусь.
  - Хорошо, но я всё равно не хочу, чтобы люди знали, кто я на самом деле. Теперь у меня новое имя и новая жизнь. Реально сделать документы, которые были бы как настоящие?
  Кира весело усмехнулся.
  - Деньги есть, а хакеры найдутся. Будут у тебя и новые документы, и новая жизнь.
  - Спасибо.
  Я облегчённо вздохнула и потянулась, чувствуя себя намного лучше.
  - И советую позвонить родителям. Уверен, что они волнуются.
  - Хорошо. И ещё раз спасибо.
  Я встала из-за стола и направилась в номер. Сегодня же позвоню домой. Чувствую, что это будет тяжёлый разговор, но Кира прав, чем дольше я тяну, тем больше они волнуются.
  В номере Диана из первого же зеркала вынесла вердикт по поводу Киры:
  - Он мне не нравится.
  - А мне наоборот. К тому же он говорит дельные вещи, в отличие от тебя.
  - Ну знаешь! - обиделось отражение, но мне сейчас было не до её оскорбленных чувств, так я сама была на взводе.
  - Представь себе, теперь знаю.
  - А тебе не показалось, что этот парень располагает большей информацией, чем должен в обыкновенных обстоятельствах? А то, как он выпытывал, откуда ты узнала про то, что Кирилл тебя преследует.
  - Нет, не показалось. Кира - отличный парень. Не представляю, что бы я без него делала.
  - И там Кирилл, и тут Кирилл... тенденция, однако. Послушай, а...
  - Помолчи ты со своими предположениями! Мне нужно обдумать, что говорить родителям, - вспылила я и быстрым шагом направилась в спальню. Тоже мне, сравнила Киру с этим... даже представить противно.
  
  
  ХХХ
  
  
  Я, конечно, понимала, что это будет тяжело, но не представляла, что настолько: я дважды почти до конца набирала номер и клала трубку; но, наконец, решилась. Послышались длинные гудки. Странно, никто не берёт телефон. Может, никого нет? Я почувствовала облегчение и устыдилась его. Это мои родители. Чего я боюсь? Я уже собиралась положить трубку, когда на другом конце провода ответили:
  - Алло.
  Чей это слегка дрожащий, надтреснутый, сорванный женский голос? Я, наверно, ошиблась номером.
  - Алло, я вас слушаю, говорите.
  Мама. Сердце ухнуло в пятки, а по спине пробежала волна дрожи. Нет, это просто не может быть она! Это...
  - Не молчите, что вы хотите?
  - Мама, - я выдохнула это слово, в котором смешались вопрос, утверждение, недоверие и испуг.
  - Катя, это ты? - с удивлением и затаённой надеждой прошептали на том конце провода.
  - Да, я. Что случи...?
  - Ты где? - нервно перебила меня мама.
  - Я не в Минске. Со мной всё хорошо. Извини, что раньше не звонила. Что у вас произошло?
  - Тебе не дают приехать? Скажи, где ты, мы тебя заберём. - У меня возникло такое чувство, что она меня, то ли не слушает, то ли не слышит.
  - Мам, не надо меня ни откуда забирать, - как можно мягче и спокойнее произнесла я. - Что вы себе там понапридумывали?
  - А что мы могли подумать? - мама, похоже, медленно приближалась к истерике. - Сначала эти странные письма неизвестно откуда, потом короткое 'Со мной всё в порядке, не беспокойтесь' по интернету, а позавчера эта телеграмма, вот мы и решили, что тебя... даже боюсь представить! - Мамин голос ещё сильнее задрожал, она тихо всхлипнула и пробормотала что-то непонятное.
  - Какая телеграмма? - напряглась я, почему-то напрочь игнорируя её тревогу.
  - Там сказано, что с нашей дочерью, то есть с тобой, всё в порядке, что ты устроилась на хорошую работу, волнуешься о нас, но позвонить не решаешься.
  Я растерялась. Кто мог такое прислать? И, главное, откуда он всё это узнал?
  - А ещё номер банковского счёта, открытый на имя твоего отца, где лежит сумма в сто тысяч долларов. Что мы после такого могли подумать? - мама практически выкрикнула последние слова, что заставило меня поморщиться и отстранить трубку от уха. Кто же это мог сделать? Ну, если только...
  - Кира?!?
  У меня в голове не умещалось, как это так. Откуда он узнал? Но больше некому. Мне стало стыдно: я не то что деньги не подумала отослать, хотя в заначке лежит уже четыре тысячи, даже обыкновенное письмо за последние три недели не удосужилась написать. Я будто жила в каком-то другом мире, где просто не было моих родителей. Я про них просто-напросто ни разу не вспомнила. Я покраснела от стыда и прикусила губу. Почему чужой человек больше заботится о моих родных, чем я сама? Разве так правильно?
  - Какой Кира? - Я вздрогнула от неожиданности, услышав полный подозрения голос матери на другом конце провода. Так, похоже, я слишком сильно отвлеклась.
  - Кирилл, мой друг.
  - Только не говори, что ты спишь с ним из-за денег! - возмущению мамы не было предела.
  - Нет, конечно, - Я усмехнулась, представив себе подобную картинку. - Бред какой.
  - Тогда зачем ему посылать такую сумму неизвестным людям?
  Честно? Не знаю. Но нам с Кирой предстоит весьма серьёзный разговор на тему, почему он это сделал без моего ведома. Вслух же я произнесла совсем другое:
  - Значит, он достаточно богат, чтобы позволять себе такое. Я поговорю с ним.
  - Катя, это большая сумма! Вряд ли кто расстанется с ней просто так.
  - Значит, для него это в пределах нормы, - сказала я чуть раздраженно. Ну зачем мама лезет не в свои дела? Я сама буду разбираться с неадекватным поведением своего продюсера или кто он ещё мне там.
  - Я хочу вернуть ему эти деньги, - безапелляционно заявила мама, я только тяжело вздохнула, но осталась при своём мнении:
  - Если человеку нравится разбрасываться деньгами направо и налево, это его проб... желание. Я с ним поговорю по этому поводу.
  - Когда ты вернёшься домой? - внезапно сменила тему мама.
  Упс, об этом я не думала, но навестить родителей надо обязательно. Так, через два дня выступление, сутки на сон, сборы, дорога...
  - Могу приехать на выходные, - решила я, закончив подсчёты. Придётся отменят занятия. Плохо.
  - Но почему?
  - Мам, извини, но я и вправду нашла хорошую работу. Так что успокой отца, что я скоро буду. Целую. Не волнуйтесь обо мне.
  - Но, Катя, послушай!
  - Если это опять касается денег или моей личной жизни, то поговорим об этом дома. Всё, мам, пока.
  - Нет, послушай, где ты сейчас живёшь?
  - В Москве. Моей зарплаты вполне хватает на то, чтобы снять квартиру, к тому же мне помогает Кира, - решила не скрывать я. Всё равно в этом больше нету смысла.
  - Квартиру. В Москве. И кем, позволь узнать, ты там работаешь? - с холодком поинтересовалась мама.
  Интересно, если я скажу правду, то она меня правильно поймёт? Собственно говоря, у меня нет никакой профессиональной подготовки для выступлений на публике. Мало ли что мама может подумать. Но и нагло врать тоже не хочется. Поэтому я как можно небрежнее ответила:
  - Давай я тебе расскажу всё, когда приеду. Просто у меня завтра тяжёлый день, и я хотела бы хорошенько отдохнуть. Обещаю, что отвечу на все ваши вопросы по приезду домой, идёт?
  - Честно говоря, не совсем. Я не понимаю, что ты от меня скрываешь. Ведь всегда проще разделить свои проблемы с близким тебе человеком.
  Я не могла не рассмеяться:
  - Мама, какие проблемы? У меня всё прекрасно складывается. У меня появилась обожаемая работа и есть те, кто всегда готов поддержать меня.
  - Так этот Кира всё-таки твой парень?
  - Нет. Он просто друг. Очень хороший друг, - я тепло улыбнулась, вспомнив лицо своего продюсера, и про себя добавила: 'А, быть может, и много больше'.
  - Не понимаю я ваших отношений, - вздохнула мама.
  - И не надо, - уверила я её. - Я сама со всем разберусь. Прости, но сейчас уже довольно поздно. Вы, главное, не волнуйтесь обо мне.
  - Хорошо. - Мама ещё раз тяжело вздохнула и прошептала: - Береги себя.
  Я положила трубку, чувствуя себя донельзя противно. А всё это из-за меня, хотя... Я подняла взгляд от телефонного аппарата и немигающее уставилась на своё отражение.
  - А я здесь при чём? Я с самого начала предлагал с кем-нибудь договориться, чтобы отсылали почтой переданные тобой электронные письма из другой страны. Так что нечего меня испепелять своими злыми глазками.
  А ведь он прав. Вот, чёрт! Получается, только я во всём виновата. Осталось проверить последнюю неясность. Я набрала номер Киры.
  - Абонент недоступен или находится вне зоны действия сети.
  Чёрт, он, что, специально? На телефонного оператора что ли наорать? Хотя нет, это не поможет. Может, пойти потанцевать? Не, это тоже не выход, настроение не то. Ничего не хочу. Ничего!
  Я пошла в спальню, залезла с ногами на кровать и притянула к себе подушку. С меня будто схлынула та пелена апатии, в которой я находилась, разговаривая с мамой. Диана благоразумно помалкивала. Пару минут я тупо созерцала стену перед собой, не думая ни о чём, потом бросила в неё подушкой, притянула к себе другую и стала со всей силы её бить. А поганое чувство вины и обиды на душе всё росло, а в противовес им я накручивала себя, вызывая злость: на Диану, на свой дар, на Киру, на всех. Но самым противным было осознание того, что кругом и всюду виновата только я. Я одна и никто больше. Я поверила Диане и бросила семью, почти не посылала им писем, оправдывая себя глупыми догадками моего отражения, а потом я настолько увлеклась своей жизнью в Москве, что позабыла о родителях, о лучшей подруге, о Стасе. Стас. Его избили из-за меня, а я за всё время ни разу о нём не вспомнила. Да, звонить было опасно, но думать-то никто не запрещал! Я, что, такая эгоистичная стерва? Стас, прости. Я тешила себя иллюзией, что люблю. Я...
  Я уткнулась в подушку и разрыдалась и, обессиленная, не заметила, как заснула.
  
  
  ХХХ
  
  
  Утро принесло яркий свет в комнату и относительное успокоение, но, несмотря на это, неприятный осадок в душе остался. Перевернувшись на спину, я долго изучала мелкие пылинки, танцующие в лучах солнца, потом перевела взгляд на потолок и нахмурилась: что-то здесь не так. Оглядевшись по сторонам, я поняла, что нахожусь не в спальне, а в гостиной. Лунатею? Я? Бр-р! В упор не помню, как здесь оказалась, но Диана должна знать. Я попыталась встать и тут же упала обратно: тело, до этого не высказывавшее даже лёгкой усталости, внезапно заныло всеми мышцами сразу. Не поняла. Я аккуратненько сползла с дивана и направилась в ванну, но по дороге остановилась возле одного из зеркал. Моё отражение в виде Дианы предстало во всём великолепии: на голове полный бардак, припухшие веки, красные натруженные руки, пару синяков на локтях и предплечьях...
  - Глаза тоже красные? - убито поинтересовалась я.
  - Ага.
  - Вот чёрт. - Я запустила руку в волосы, пытаясь сообразить, отчего мне в придачу ко всему начинает болеть голова. - Что вчера было?
  - А ты не помнишь? - изумилась Диана. - Ну ты даёшь! Я думал, ты уже заснула, а ты внезапно подрываешься и чуть ли не бежишь в танцевальный зал, включаешь на всю громкость музыку (удивляюсь, что никто не пришёл ругаться на этот жуткий грохот) и начинаешь такие па выделывать, в том числе и на шестах, что у меня дар речи пропал. А под утро совершенно никакущая пришла в гостиную и, не раздеваясь, заснула.
  - Но я ничего не помню!!!
  - Сочувствую. Это, наверно, и называется девичья память.
  - Но раньше у меня ничего подобного не было!
  - Надеюсь, что впредь тоже не будет. А то бегать за отцом твоего ребёнка, которого ты в упор не помнишь, меня не прельщает.
  - Меня тоже. - Я встряхнула волосами и отбросила очередную проблему в кучу таких же под названием 'если руки дойдут, то подумаю'. Правда, обычно до этой кучи руки не доходят... - Так, расписание на день: душ, косметический салон, танцы. Если успею, пройдусь по магазинам, в противном случае отложим на завтра. Возражений нет?
  - А типа ты их когда-либо слушала, - проворчала Диана, но было видно, что она тоже решила не заморачиваться над моим странным поведением.
  - Значит нет. Отлично.
  Настроение быстро пошло вверх. Если удастся по-максимому убрать последствия этой ночи и выбрать подарки, то будет вообще супер.
  
  
  ХХХ
  
  
  - Ты бы ещё шкаф купила!
  - А чем тебе не нравится постельный набор? - изумилась я внезапной агрессии Дианы.
  - Да потому что это два огроменных чемодана и саквояжик в придачу.
  Я пожала плечами. Почему это её вдруг стало так заботить? Всё равно не я их носить буду.
  - Не понимаю, чего ты разоралась?
  - Зелёный мне понравился больше!
  - Только не говори, что обиделась из-за того, что я с тобой не посоветовалась.
  - Не правда. Но зелёный всё-таки был красивее. - Диана посмотрела на меня глазами, полными обиды... и отвернулась, отчего я впала в полный ступор. Я уже настолько свыклась с тем фактом, что Диана - просто моё отражение, разумное, конечно, но чтобы двигаться, пренебрегая основными законами физики и природы... Но результат был на лицо: я стояла, тупо смотрела на спину собственного отражения и пыталась понять, как такое возможно. Внезапно меня осенила догадка, которая наполнила меня очень нехорошими подозрениям. Я медленно, заранее боясь того, что, возможно, увижу в другом зеркале, повернула голову и в полном офигении начала рассматривать отражение моей комнаты, где меня не было!
  - Вот чёрт!
  - Что такое?
  На пустой за секунду до этого поверхности ковра отразилась я, смотрящая на меня реальную чёрными глазами Дианы, в которых плескалась тревога.
  - Что произошло?
  - Похоже, ты вселяешься в моё отражение, - выдавила я, пытаясь понять, как такое вообще возможно.
  - Да? А я не чувствую.
  - Зато я вижу. Это же... настоящая катастрофа.
  - Не понимаю, о чём ты, - на удивление спокойно поинтересовалась Диана.
  - Я в зеркалах перестаю отражаться!
  - Не правда. Вон, отражаешься.
  Я повернула голову обратно и наткнулась на собственное отражение. Но я уверена в том, что видела. Тогда как это объяснить?
  - Не знаю, что тебе там померещилось, но... - Диана запнулась, прислушалась и с лёгкой поспешностью закончила: - У тебя телефон звонит.
  Я вздрогнула, отрываясь от тяжких дум, и недоумённо посмотрела на неё. Видя мою растерянность, Диана пояснила:
  - Ты его на вибро поставила.
  - Да, точно. Спасибо.
  Я нащупала сотовый в сумочке. На дисплее высветился пропущенный вызов. Кира. Интересно, что он от меня хочет? Сегодня утром я подловила парня за завтраком и популярно объяснила, что не надо больше делать ничего, что касается меня лично, не согласовав заранее со мной возможные последствия подобного альтруизма. Кира спокойно выслушал всё, что я говорила, и, пожав плечами, бросил: 'Как скажешь'. Мне почему-то показалось, что он обиделся. Я вздрогнула, когда телефон в руке вновь завибрировал.
  - Да?
  - Добрый вечер, Синди. Не желаешь спуститься поужинать? - голос Киры был как обычно мягкий и приветливый. - Заодно кое с кем познакомишься.
  - С кем это? Новый работодатель?
  - Нет.
  - Поклонник?
  - Можешь даже не гадать. Слишком это необычная личность.
  - Хорошо, ты меня заинтересовал. Сейчас спущусь.
  Я одела уже порядком надоевшие тёмные очки, обулась, подхватила сумочку и вышла из номера. Хорошо, что Диана отвлекла меня разговором, и я не успела переодеться. Мы всегда встречались с Кирой в одной и той же комнатке позади ресторана. По дороге туда я здоровалась с теми людьми из обслуживающего персонала, кого сегодня ещё не видела. Всех служащих Кира отбирал лично. В результате, здесь работали честные, трудолюбивые, преданные своему делу и моему продюсеру люди (или же они стали таковыми за подобную зарплату).
  Кира очень хороший делец. Сейчас почти все номера в отеле заняты. Кафе и ресторан тоже никогда не пустовали, а по вечерам, чтобы попасть сюда, нужно заранее бронировать столики. Хотя это и понятно: еда здесь очень разнообразна и может удовлетворить самый взыскательный вкус, к этому стоит добавить живую музыку, уютный интерьер и множество порой незаметных, но очень важных мелочей.
  В комнатку, где мы с Кирой обычно ужинали, а иногда и завтракали вместе, можно было попасть двумя путями: собственно через ресторан или по небольшому коридорчику через полускрытую дверцу прямо из отеля. Я предпочитала второй вариант.
  Комната была выдержана в тёмно-зелёном цвете. Светильники, налокотники на креслах и диванах, подсвечник на пять свечей на столе были выполнены из бронзы, потемневшей от времени или специфической обработки. Все элементы были выдержаны в едином стиле, причём таким образом, что довольно тяжеловесные изделия вызывали иллюзию хрупкости. К моему приходу на столе уже стояли приборы, вино, коньяк и фрукты.
  Кира слегка небрежно развалился в одном из кресел и внимательно наблюдал за перекатывающейся по дну бокала янтарной жидкостью. При моём появлении он тепло улыбнулся, встал, приблизился и легонько прикоснулся губами к кончикам моих пальцев. Я усмехнулась в ответ и сняла очки. По моему настоянию здесь не было зеркал или тёмных отражающих поверхностей.
  Кира был одет в свои любимые чёрные штаны и рубашку навыпуск тёмных тонов, сегодня это был тёмно бордовый, отчего его цвет нереально красных волос казался ещё насыщеннее.
   - Прекрасно выглядишь. Впрочем, как всегда. Позволь представить тебе Игоря Денисовича Волкова. - Кира сделал театральный жест в сторону гостя. Тот вскочил, коротко кивнул и вновь сел в кресло. Я с любопытством рассматривала нового знакомого, гадая, кем бы он мог оказаться. Игорь Денисович был высок, худ, но жилист, движения у него резки и экономичны. На вид ему было лет сорок пять-пятьдесят. Короткие волосы стояли ёжиком, маленькие тёмные усики, выпяченный вперёд подбородок, что немного портил его довольно правильное лицо, но в первую очередь обращаешь внимание на глубоко посаженные глаза серого цвета под густыми бровями. Лично у меня этот человек ассоциировался с вышедшей на охоту гадюкой, и совершенно мне не понравился. Кто же это может быть?
  Кира отодвинул мне кресло, предлагая сесть. В эту минуту принесли горячие и холодные закуски. Пока официантка сервировала стол, Кира развлекал нас пустыми фразами, но стоило девушке выйти, как он сразу же поинтересовался:
  - Синди, ты не замечала ничего необычного в последнее время?
  - Необычного? - нахмурилась я, пытаясь вспомнить хоть какое-то из последних событий, подходящее под эту характеристику. - Нет, ничего такого.
  - Конечно, - слегка самодовольно произнёс Игорь Денисович. - Наши люди - специалисты. Девочка просто не могла их увидеть.
  - Ничуть в этом не сомневался, - вежливо откликнулся Кира и повернулся ко мне. - Синди, ты должна прекрасно осознавать, что твои необычные выступления не могли не вызвать излишнего интереса, в том числе в государственных структурах.
  Я опустила глаза и стала сосредоточенно колупать вилкой в салате. Если честно, то я ни о чём подобном даже не думала, хотя, следуя здравому смыслу, должна была. Но в последнее время я всё больше уверяюсь, что я и здравый смысл несколько не сочетаются. А Кира тем временем продолжил:
  - И именно поэтому у тебя вот уже неделю есть незапланированные сопровождающие.
  Я изумленно посмотрела на своего продюсера, перевела взгляд на Игоря Денисовича, потом вновь на Киру и произнесла:
  - Я думала, что ты выделил мне телохранителей, как намеревался.
  Диана сообщила мне про 'хвост' шесть дней назад, но эти люди просто присматривали за мной, и я решила, что так и надо, хотя и была удивлена, что Кира меня не предупредил. Ну что ж, могу поздравить себя с тем, что смогла удивить их обоих.
  - Похоже, ваши люди не такие уж специалисты, раз их заметила обыкновенная девушка, - тонко улыбнулся Кира, явно наслаждаясь замешательством собеседника. Тот откашлялся и глухо произнёс:
  - Насчёт обыкновенности... это ещё спорный вопрос.
  - Ну вот мы и перешли к главной части нашего разговора, - враз подобрался мой продюсер. - Синди, что бы ты предпочла: пройти некоторые тесты (как меня уверяют, это не займёт много времени) по собственному, так сказать, желанию, или проходить их же принудительно, да ещё быть запертой в четырёх стенах всё это время.
  - Если так ставить вопрос, то, конечно, первое. Но предпочитаю их вообще не проходить, - недовольно пробормотала я, пытаясь сообразить, во что же я на этот раз влипла.
  - Почему-то я так и подумал, - радостно улыбнулся Кира, совершенно игнорируя мою мрачную физиономию. - Поэтому предлагаю назначить ближайший день, когда ты будешь достаточно свободна для этого. Если тесты ничего не покажут, то твоё общение с этими в высшей степени обаятельными людьми не затянется надолго. А если Игорю Денисовичу что-либо не понравится, то нам вновь предстоит с ним пообщаться.
  Мужчина слегка нервно вздрогнул, но выдавил улыбку и попросил:
  - Синди, назовите, пожалуйста, день, когда мы сможем с вами встретиться.
  А если я не хочу тебя и твои тесты в принципе видеть? Но, похоже, у меня нет выбора. Кира сегодня отказался от своей привычной прямолинейности, и, несмотря на то, что чувствует себя довольно уверенно, ему это всё тоже не нравится, значит, переубедить этого Игоря Денисовича он не смог. Плохо.
  - А что искать-то будут? - вяло поинтересовалась я, не слишком рассчитывая на честный ответ.
  - Ну-у, отклонения всякие, - осторожно ответил наш гость, что вызвало во мне вспышку раздражения:
  - Угу, а я, типа, псих.
  Игорь Денисович натянуто улыбнулся и поспешил меня 'успокоить':
  - Нет, конечно. Но в случае, если вы обладаете сверхъестественными способностями, этот феномен необходимо изучить с точки зрения современной науки. Мы используем новейшие технологии, и, полагаю, они помогу разобраться, что с вами произошло.
  Я едва заставила себя не отшатнуться от алчно загоревшихся глаз Игоря Денисовича. Мне показалось, что ещё чуть-чуть, и он потрёт руки от предвкушения. Я представила, как меня запирают в одиночную камеру и растаскивают на кровь и другие анализы, и мне стало совсем нехорошо, но всё же я смогла не показать внешне, насколько меня не прельщает подобная перспектива. Когда я заговорила, у меня, на удивление, даже голос оказался спокойно-безмятежным:
  - Боюсь, что в ближайшие пару дней это невозможно. Вы не против, если я поднимусь в номер и сверюсь со своим расписанием? Обещаю, что это займёт буквально пару минут.
  Кира слегка удивлённо посмотрел на меня, Волков не возражал, во всяком случае, вслух. В номер я поднялась чуть ли не бегом. Почему я выбрала именно номер, а не туалет или карманное зеркальце? Просто я поняла, что в моей спальне начинают барахлить всякие подслушивающие устройства и другая мелкая техника типа мобильного, а про Диану никто не должен знать, особенно теперь. Стоило мне вопросительно глянуть на отражение, как я получила чёткий ответ:
  - Завтра.
  - Ты уверенна?
  - Да. Тебя не выпустят из страны, пока не пройдёшь эти самые тесты.
  - Меня и так не выпустят, - скисла я. Честно говоря, я хотела как можно дальше оттянуть эту неприятную встречу, но Диана выглядела очень уверенной.
  - Посмотрим. Тебе сейчас главное - это отменить на завтра танцы и повыспрашивать, что именно от тебя требуется.
  - Хорошо, - убито кивнула я и неспешно пошла назад к ресторану, гадая, что же Диана задумала и как можно обмануть машину. Когда я вернулась, мужчины спокойно сидели, потягивая коньяк, и мирно беседовали о ценах на продукты, но сама атмосфера сильно изменилась, будто только что они очень сильно повздорили. При моём появлении оба выжидающе посмотрели в мою сторону. Я ослепительно улыбнулась, села за стол и попросила Волкова объяснить, что именно меня ждёт и сколько это займёт времени. Игорь Денисович слегка замялся и сказал, что точно сказать весьма сложно, но на первый раз понадобится около пяти-шести часов.
  - Но если всё будет в порядке, я полагаю, что это окажется последним разом,- мило поинтересовалась я. Волков неискренне улыбнулся и отрицательно покачал головой:
  - Я очень сожалею, но нет.
  - Почему?
  - За один раз мы не сможем собрать все данные, которые нас интересуют.
  - Но вы сами сказали, что имеете новейшие технологии...- слегка насмешливо протянула я.
  - Даже с их помощью мы не можем всё и сразу, - Волков хотел остаться учтивым, но я почувствовала, что моя шпилька сильно его задела. - Так когда вы свободны?
  - Я могу встретиться с вами завтра с трёх до девяти, но сюда входит время на дорогу.
  - Отлично. Мы с Кириллом Александровичем уже обсудили нюансы. - Волков поспешно встал и протянул мне руку. - Было очень приятно познакомиться, но мне, увы, пора уходить. До скорой встречи.
  - До встречи. - Я протянула руку для пожатия, но не сделала даже попытки на него ответить. Кира проводил Волкова до двери, а я осталась сидеть в кресле: со всеми этими играми мне нормально поесть не дали. Подождав, пока мой продюсер сядет на место, я поинтересовалась: - Кто этот хмырь?
  - Хмырь? - усмехнулся Кира и поспешил меня заверить: - Игорь Денисович очень обаятельный и многоуважаемый человек.
  - Не заметила, - недовольно проворчала я, накладывая себе побольше салата и грибов.
  - Просто мы слишком сильно истрепали друг другу нервы до твоего прихода.
  - Так кто это?
  - Руководитель отдела исследований паранормальных явлений. В его подчинении находится, среди всего прочего, специальная лаборатория по выявлению этих ненормальных: колдунов, гипнотизёров, молнией пришибленных и других им подобных.
  - А как он здесь очутился? Не верю, что он лично пришёл меня просить посетить это знаменательное место.
  - О-о! Это целая эпопея. Я заметил твоих 'охранников' шесть дней назад и очень сильно ими заинтересовался, но мальчики по-хорошему разговаривать не захотели, пришлось действовать более... невежливо. Ты не поверишь, один из 'охранников' оказался сыном этого Волкова. Пришлось, конечно, помучаться, но Игорь Денисович приехал за своим чадом и согласился сотрудничать с нами.
  - Прям так быстро и просто? - не поверила я.
  - Ну-у, это было не быстро и совсем уж не просто, но я упрямее. Мы уже четыре дня общаемся, и старик потихоньку теряет спесь и самоуверенность.
  - А я о нём узнаю только сейчас, - слегка недовольно отметила я.
  - Раньше тебе с ним встречаться нельзя было. Несмотря на довольно заурядную внешность, этот человек опасен.
  - Это я заметила. И что теперь делать?
  - Поедем в лабораторию. Я полагаю, что всё обойдётся как нельзя лучше. Но если после своих тестов Волков не отстанет, то придётся подёргать за некоторые верёвочки. В общем, разберусь. Меня сейчас другое интересует: ты ни с кем в последнее время не ссорилась?
  - Да вроде нет.
  - Точно? - подался вперёд Кира, внимательно вглядываясь в мои глаза, Я потупилась от столь настойчивого внимания, но твёрдо ответила:
  - Да, точно.
  - Странно... Ты не против съездить к одной девушке?
  - Зачем? - тут же напряглась я.
  - На всякий случай. Заодно проконсультируешься, как себя вести при очередной встрече с Волковым и его подопечными, если хочешь.
  - Ну, хорошо. - Я была совершенно сбита с толку. Обычно Кира сразу говорил, что у него на уме. Во всяком случае в том, что касается меня. - Надеюсь, это не далеко?
  - Нет, это довольно близко. Кстати, чуть не забыл. Вот твои новые документы. Я малость пошалил над именем и фамилией, но надеюсь, что ты не против.
  Я открыла последнюю страницу паспорта, прочитала: 'СИНДИАНА АНШАНТРЕС', и меня начал душить смех. Нет, я, конечно, понимаю, что вполне в репертуаре Киры - придумать столь говорящую фамилию. Для тех, кто изучает французский несложно найти расшифровку. Но так подгадать с именем - это нужно было умудриться. Хотя мне нравится. Синдиана Чародейка... Красиво, но как-то пафосно, к тому же на определённые размышления наводит.
  - А изменить фамилию уже нельзя? - поинтересовалась я, пролистывая паспорт и с удивлением обнаруживая там заграничные штампы и визы.
  - Нет, извини. Такая фамилия существует на самом деле, так что по этому поводу можешь не волноваться. Вот твоё генеалогическое древо до восьмого колена, а здесь остальные документы.
  Кира протянул мне пачку бумаг. И когда только успел? Неужели...
  - Ты подготовил всё заранее, - скорее утвердительно, чем вопросительно сказала я.
  - Прости, виноват, - слегка покаянно усмехнулся парень.
  - А если узнают, что документы поддельные?
  - Ты так уверенна? Твоя мать, французская эмигрантка, родила девочку в первой городской больнице в Витебске. Имя отца неизвестно. Через пару недель будет доделана документация, касающаяся твоей жизни в этом славном городе.
  - Я даже не представляла, что такое возможно, - растерянно пробормотала я, перебирая бумаги и невидяще скользя взглядом по записям.
  - Можно всё, - уверил меня парень и встал, слегка потянувшись. - Пошли, уже поздно, а день выдался не из лёгких.
  - Кира, а что будет, если меня узнает кто-нибудь из знакомых? - обеспокоенно поинтересовалась я, вставая и направляясь следом за ним к выходу.
  - Не узнает, - беззаботно отмахнулся парень.
  - Узнает. Через два дня я возвращаюсь в Минск. Во всяком случае собиралась, - нахмурилась я и глянула на него: - Как ты думаешь, меня выпустят из страны?
  - Конечно.
  - Ты считаешь, что они дадут мне полную свободу передвижения?
  - Пусть попробуют не дать, - с едва заметной угрозой произнёс Кира. Он такой самоуверенный. Не может быть, чтобы эта уверенность ни на чём не строилась. А ведь я о нём почти ничего не знаю. Я набрала побольше воздуха в грудь и твёрдым голосом попросила:
  - Кира, обещай честно ответить на мой следующий вопрос.
  - Постараюсь.
  - Кто ты?
  - Извини, но этого я пока не могу тебе сказать. С другой стороны я ведь не спрашиваю, кто ТЫ.
  - Потому что и без меня прекрасно это знаешь, - пробурчала я, стараясь скрыть охватившее меня разочарование. Кира усмехнулся и отрицательно покачал головой.
  - Не знаю, во всяком случае точно.
  - А если бы знал?
  - Я думаю, что ничего бы не изменилось.
  - Но зачем ты со мной возишься? Ведь это доставляет тебе столько хлопот.
  - Вожусь? Нет, ты не права. Мне нравится заботиться о тебе. Меня воспитывали в своеобразных традициях матриархата. Когда-то очень давно одна девушка спасла наш народ от вымирания. С тех пор некоторые наши представители почитают женщин чуть ли не полубогами, но это ещё и потому, что именно женщины дают новую жизнь, а ребёнок - это священно, так как не многие из нас могут иметь детей. Так что по мне любая девушка достойна поклонения.
  -А-а, именно поэтому ты всегда так вежлив, внимателен и обходителен со слабым полом, - осенило меня.
  - Не уверен, что он слабый. Особенно у вас. Например, та девушка, с которой ты познакомишься через пару минут, очень сильна. В духовном плане я имею в виду.
  Машина остановилась возле одного из подъездов старой пятиэтажки. Мы поднялись на третий этаж, и Кира позвонил в одну из выходящих на коридор дверей, по мне так ничем не примечательную. Минуты две мы терпеливо ждали, пока нас услышат. Когда дверь, наконец, открылась, я была сильно удивлена, увидев на пороге молодую монахиню. Она была немногим старше меня, невысокая, худенькая и болезненная. Но Кира прав, эта девушка очень сильна, и эта сила отражалась в глазах, в которых не было ни капли покорности, кроткости, но в то же время там не заметно было и тени сильных эмоций: в глубинах плескались лишь знание и спокойствие. Окинув нас быстрым взглядом, монахиня жестом предложила пройти в слабоосвещённую скуднообставленную прихожую. Кира подтолкнул меня чуть вперёд и представил:
  - Это Синди. Я хотел, чтобы ты её осмотрела. Надеюсь, ты не занята?
  - Нет, для вас я всегда буду свободна.
  Монахиня протянула мне руку и представилась:
  - Алёна.
  После короткого рукопожатия девушка уверенно выдала:
  - Вас прокляли.
  Я чуть не подавилась воздухом. Кто?
  - Проклятие сильное, но грубое. Одноразовое подчинение. Думаю, что в моих силах его снять, но толку от этого никакого: оно уже сделало то, что должно было.
  - Что это за подчинение? - глухо поинтересовалась я, опуская глаза в пол. Мне почему-то вдруг стало тяжело выдерживать взгляд этой девушки.
  - Вы должны были совершить действие, указанное проклявшим, а затем забыть о нём.
  Я сжала руки в кулаки, начиная беситься. Она ещё и подтрунивала надо мной! Девичья память! Вернусь в номер, я ей всё выскажу.
  - Спасибо, Алёна, - поблагодарил Кира. Я вздрогнула, почувствовав его ладонь у себя на плече. - Сними, пожалуйста, эту гадость и, если можно, дай какой-нибудь защитный амулет из ваших.
  - Хорошо. Идёмте, Синди. А вас, Кира, попрошу подождать здесь. Это не займёт много времени.
  Мы прошли через слабоосвещённый совершенно пустой коридор, который заканчивался тремя дверями, и вошли в правую из них. Щёлкнул выключатель, и яркий свет залил помещение. Посреди комнаты стоял стол и два стула с высокими спинками, у занавешенного серыми шторами окна приютился шкаф, на одной из выбеленных стен висело большое деревянное распятие, а светло-серой линолеум, на мой взгляд, не мешало бы разбавить хоть небольшим ковром. В общем, мне здесь было крайне неуютно.
  - Садитесь, пожалуйста. - Алёна указала на один из стульев, а сама устроилась напротив. - Для начала ответьте на вопрос: вы следуете пути Божьему?
  - Вряд ли.
  - А верите в Его силу?
  - Какую именно? - Я старалась быть максимально серьёзной, несмотря на то, что постоянно приходилось подавлять усмешку, так и наравившую проявиться на лице. - Что он даёт вечную жизнь после смерти?
  - Нет, Он даёт защиту от злых сил.
  - Ну, не знаю. Я и в Бога, и в его силы верю, но... Как бы вам объяснить. Бог, конечно, существует, но он один, а нас много, так что...
  - А вы Его просили?
  - Э-э, нет, - смешалась я и попыталась пояснить свою позицию: - Обычно к религии обращаются в час сильных потрясений, если рядом никто помочь не может. У меня такой необходимости пока не возникало.
  - Веруйте во Всевышнего и в себя, и иной защиты вам не понадобится.
  Так я и знала, что она скажет что-нибудь в этом роде. Алёна грустно вздохнула и проницательно посмотрела на меня.
  - Зря вы мне не верите. Вы попробуйте сами.
  - И как вы предлагаете это сделать? - слегка раздражённо дёрнула плечом я.
  - Обращайтесь к Нему, делитесь с Ним вашим горем, одиночеством, радостью. И будьте уверенны, что Он вас услышит и обязательно разделит ваши горести и радости. Обращайтесь к Нему за советом, но не докучайте глупыми просьбами. Он не сделает мир вокруг вас лучше, но Он поможет измениться вам.
  Не думаю, что Диана будет в восторге, хотя с какой это радости я буду спрашивать её мнения? Особенно после сегодняшнего.
  - Хорошо, я попробую, - решительно кивнула я, скорее в ответ своим мыслям.
  Алёна улыбнулась тёплой и чуть грустной улыбкой, встала, подошла ко мне и положила прохладные руки на виски.
  - А теперь закройте глаза, расслабьтесь и постарайтесь ни о чём не думать.
  Я покорно выполнила её приказание, хотя сложно ни о чём не думать, тем более по заказу. Я ждала, но ничего не происходило. Наконец Алёна убрала руки, после чего я сразу же открыла глаза. Девушка была бледноватой, но больше в ней ничего не изменилось. Я удивлённо поинтересовалась:
  - Всё?
  - Да. Идёмте, я провожу вас.
  До самого порога девушка не произнесла больше ни слова, лишь на прощание перекрестила нас и тихо сказала:
  - Да прибудет с вами Бог.
  
  
  ХХХ
  
  
  По дороге в отель я узнала, что Кира два месяца назад спас брата Алёны, оплатив очень дорогостоящую операцию, и распознал в девушке этот дар, который сама она считала тяжким грехом. Сейчас Алёна сама старается его развить, чтобы иметь возможность помогать людям.
  А вот с Дианой начались проблемы. Она просто-напросто не захотела со мной разговаривать! Напрочь игнорировала, даже не показывалась в зеркале, что окончательно убедило меня в её вине. Иначе зачем сбегать без объяснений?
   В расстроенных чувствах я пошла в танцзал, включила музыку и принялась продумывать завтрашнее выступление. Что бы Диана ни говорила, но мне хочется танцевать красиво, нравится двигаться грациозно. Пусть не для других, но для себя. К тому же занятия хорошо отвлекают от грустных мыслей. И вправду: после первых звуков я почувствовала, как уходит всё плохое, омываемое волнами музыки, а тело и мысли заполняет успокаивающая сила. Какой ты будешь завтра? Молчишь? Ну молчи, я всё равно скоро узнаю.
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"