Путешественница: другие произведения.

Бабочка 9

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


   - Проклятье! Здесь же ничего не видно. Уй!
   - Это был стеллаж, - предупредил Моровинд, прислушиваясь к раздававшимся сбоку звукам.
   - Заметил! - раздражённо огрызнулся ангел. - Как ты предлагаешь здесь что-нибудь искать?
   - А по тебе, так лучше включить центральное освещение? - поддел демон, не останавливаясь.
   - Но как ты предлагаешь найти нужную нам книгу?
   - На ощупь.
   - Как?!?
   - Осторожно прикасайся к корешку книги и спрашивай то, что нас интересует.
   - Каждую?!? - в полный голос взвыл Ниэли, совсем забыв про конспирацию. Моровинд моментально оказался рядом с незадачливым ангелом и отвесил ему довольно болезненный подзатыльник, потом спокойно ответил:
   - Да.
   - Если нам повезёт, то мы выберемся отсюда через год, - убито произнёс Ниэли, держась за пострадавшую часть тела, - а если нет?
   - Через тридцать два года пять месяцев и тринадцать дней по человеческому исчислению, - без запинки выдал Моровинд.
   - Откуда такая точность? - подозрительно поинтересовался Ниэли, от удивления он даже умудрился не вписаться в следующий стеллаж.
   "Потому что мне однажды не повезло, - подумал про себя демон, - нужной мне книги здесь не было", - а вслух он произнёс:
   - Не мы первые, не мы последние.
   - А-а, ну да, ну да, - с умным видом покивал Ниэли и замолчал буквально на пару минут, потом поинтересовался: - А что у вас за книги такие здесь?
   - Не помню. Направили куда-нибудь?
   - Угум, отправили. Уже два раза.
   - Ничего, переживёшь. Это была твоя идея: попробовать создать зеркало. И вообще, ангелы не должны по природе своей вести себя, как заправские воришки. Это, вроде, противоречит вашим основным постулатам... или уже нет?
   - Я предлагал попросить, - злобно процедил в ответ Ниэли.
   - Да уж. Дать книгу из закрытого фонда с высшими кругами силы? К тому же ангелу, который откровенно страдает расизмом? Ты шутишь.
   - Ну, знаешь!
   Моровинд углубился в лабиринт стеллажей, прикасаясь то к одной, то к другой книге. Идея была, конечно, безумной. Но ему тоже было интересно увидеть свою подопечную, разобраться, что там происходит, посмотреть на мир людей... Нет, это слишком притягательно для него, чтобы остаться в стороне.
  
  

ХХХ

  
  
   Я откинулась на спинку дивана и прикрыла глаза, вспоминая события прошедшего дня. А вспомнить было что! Я долго не забуду разъярённое лицо Волкова-старшего, когда под Кириным натиском ему пришлось признаться, что у меня не нашли совершенно никаких отклонений. Я тихонько рассмеялась, потом открыла глаза и помрачнела: в зеркале напротив не было Дианы. Где она шляется? Неужели считает, что я на неё всё ещё злюсь? Без неё всё не так, даже радостью не с кем поделиться. Этот большой, шумный, красочный город остаётся для меня чужим, ведь у меня до сих пор нет здесь ни одного друга.
   Что касается Дианы, то я бы сказала, что она ближе к старшей сестре, чем к подруге. К тому же я о ней практически ничего не знаю. Собственно говоря, такая же ситуация прослеживается и в отношении Киры, хотя с ним ещё менее понятно. А вот друзей у меня здесь нет.
   Перед глазами всплыл образ Лены. Мы знакомы больше десяти лет. В школе мы всё время были вместе: на переменах, на экскурсиях, на прогулках; потом поступили в один и тот же университет, но на разные факультеты. Я была довольна таким раскладом и чувствовала себя абсолютно счастливой. А потом Лена влюбилась и стала отдаляться от меня. Что тогда со мной было! Злость, ревность, обида, раздражение - это далеко не полный список эмоций, которые накатывали волнами, стоило подумать о той, которая была когда-то лучшей подругой. Я не видела её целыми днями. По правде сказать, я думаю меня больше всего тогда уязвляло то, что она такая счастливая, а я как бы осталась за бортом. А потом я привыкла, успокоилась, осознавая, что ничего не могу изменить. Но даже теперь Лена понимает меня лучше остальных, несмотря на то, что мы так сильно отдалились друг от друга.
   Что же касается моей личной жизни... Я с четырнадцати лет гуляла с парнями, но ни один из них меня не устраивал по-настоящему. Может, это потому, что я ни разу не влюблялась? А может, потому что требовала от них слишком многого. Хотя... Разве понимание и по-настоящему общие увлечения - это много? Стас лучше остальных понимал меня, но и этого мне было недостаточно. Другой вопрос: понимала ли я сама себя? Полагаю, что нет.
   Мне вспомнилась ночь в полнолуние, проведённая на крыше. Тогда я сильно поругалась с очередным парнем по поводу расхождения во взглядах. Домой возвращаться не хотелось, не хотелось никого видеть или слышать. Поэтому я забралась на двадцатиэтажку и любовалась луной и ночным слабоосвещённым городом, который казался мне в эту ночь загадочным и волшебным.
   Я прекрасно помню, как стояла на краю крыши, раскинув руки. Ветер бил по лицу, играл с волосами, а я представляла, что я ночная птица, парящая в небе, и злость уходила, сменяясь счастьем и уверенность в себе. Подумать только, я тогда чуть не бросилась с крыши, искренне убеждённая, что ветер подхватит меня и не даст разбиться.
   Вот и сейчас мне захотелось сбежать с выступления, залезть на какую-нибудь высотку и провести ночь на крыше, наедине с ветром и луной. Ведь они понимают без слов всё то, что ты долго и многословно пытаешься объяснить людям. Может, я ближе к природе, чем к её детям? Нет, вряд ли.
   - Бабочка, твоё выступление через пять минут, - голос Киры вывел меня из раздумий, напоминая, что сейчас не самое подходящее время, чтобы отрешиться от реальности.
   - Хорошо, спасибо.
   Дверь тихо затворилась. Я открыла глаза и потянулась. К чему мечтать и бежать от этой жизни? Всё равно из неё не вырваться, как не избежать законов, созданных людьми для себя и от других. Проще к ним подстроиться, но если ты жаждешь свободы, то они постоянно будут давить на тебя. В этом обществе нельзя быть свободным. Но ведь сейчас я буду не в обществе. И не найдётся таких цепей, чтобы сковать меня в эти краткие мгновения.
   Я встала и направилась к сцене. Зал был заполнен до отказа. С моего первого выступления здесь прибавилось как столиков, так и людей. И последние, затаив дыхание, ждут моего появления. Я лёгким шагом направилась к язычку сцены, спросив себя, что же ждёт нас сегодня. Сила как будто специально ждала моего вопроса. Она волной ударилась о кожу, растеклась по всему телу и стала окутывать меня снаружи. Голова закружилась от пьянящего ощущения неимоверной лёгкости и нереальности. Я поняла, что меня ждёт, и мне захотелось смеяться, кружиться от счастья и прыгать, как маленький ребёнок при виде вожделенной игрушки. Я замерла на мгновение, отдаваясь во власть силы, растворяясь в ней, потом тряхнула волосами и обратилась к публике:
   - Приветствую вас этой ночью. Сегодня я хочу спросить: знаете ли вы, что такое настоящая свобода? Свобода, не скованная условностями, обязанностями, нормами, телом, привычками? Свобода ветра, свобода освобождения ото всех оков; свобода, которой мы, увы, добиться не можем, но о которой мечтаем все до единого; свобода, дурманящая и бесконечная, где каждый звук воспринимается по-иному. Будьте сегодня со мной и пронесите эти воспоминания через всю жизнь.
   Я отступила и опустила голову, прислушиваясь к себе. Водопад волос скользнул вниз, закрывая от меня людей, сидящих в зале. Первые аккорды. Неподвижное ожидание. Рвущаяся наружу сила. Мне казалось, что я попала в сильнейший водоворот, но куда он меня увлекает: вниз или вверх? Сила неистовала в теле. Никогда ещё она не была столь мощной, Но она не пугает, а пьянит. Я на миг растворилась в этом безумстве стихии, а когда пришла в себя, то поняла, что танцую. По залу прошёл ветер и взметнул мои волосы. Всё вокруг постепенно темнело, и вот я уже танцую не на сцене, а на серебристо-чёрной поверхности озера, залитого лунным сиянием. Вокруг всё сильнее бушует прохладный ветер, но он мне совершенно не мешает. Скорее он подобен умелому партнёру, предугадывающему все твои движения. В то же время он слегка охлаждает разгорячённую кожу. Я с удивлением посмотрела на свои руки, покрытые серебром, и бросила короткий взгляд вниз - так и есть: всё тело залито серебром лунного света. При очередном повороте я поняла, что оно ещё и осыпается с кожи, но так даже красивее. Я закружилась, прогнулась назад и почувствовала, как за спиной всё увеличиваются крылья. Да! В небо! К луне! Навстречу неистовому ветру и бесконечному простору!
   Прыжок, взмах крыльями, второй... и вот я танцую над водой. Здесь нет опоры, но в то же время я от чего-то отталкиваюсь, как будто в нужный момент появляется маленькая прозрачная ступенька прямо под ногой. Резкий поворот, сложить крылья - и вот я камнем лечу к серебряной поверхности озера. Взмах, второй, третий - и я стрелой взмываю вверх, всё выше и выше. На секунду замираю, вновь складываю крылья, откидываюсь назад и падаю. Как я мечтала об этом на крыше двадцатиэтажки! Переворачиваюсь лицом вниз, расправляю крылья - и несусь в нескольких сантиметрах над поверхностью воды. Я вытянула вперёд руку и ладонью провела по серебру озера. В лицо брызнули холодные капли, отрезвляя и в то же время увеличивая чувство нереальности происходящего. Я вновь взмыла вверх и замерла всего на мгновение с запрокинутой головой, но тут почувствовала, что стою на носках на твёрдой поверхности. Грустно вздохнув, я открыла глаза: сказка кончилась, а реальность осталась. Быстро поклонившись замершим в оцепенении людям, я побежала в гримёрку.
  
  

ХХХ

  
   Достало! Всё достало. Хочу обратно в Москву, а то здесь у меня от всего тихо крыша едет. У меня появляется навязчивое чувство, что я превращаюсь в призрака. Где это видано, чтобы родители, ещё неделю назад с ума сходившие от беспокойства, теперь совершенно не обращали внимания на единственную дочь, как будто я даже меньше, чем предмет интерьера. И с друзьями та же проблема... Ничего не понимаю.
   День, проведённый в Минске превратился в одну сплошную пытку. Слава богу, со мной поехал Кира. Не представляю, чтобы я без него делала. Он, прекрасно поняв моё состояние, взял на сегодня билеты в Москву, хотя изначально я планировала побыть здесь подольше, но больше не могу это вытерпеть. До отлёта остаётся три часа, а мне ещё нужно сделать одну очень важную вещь. Пожалуй, самую важную. Я взяла трубку и набрала номер по памяти. Два длинных гудка и такой знакомый голос произносит:
   - Алло.
   - Стас, это я, Катя. - Собственное имя неприятно резануло ухо. Похоже, я совершенно от него отвыкла.
   - Какая Катя? - не понял парень.
   Я застыла, не в силах пошевелиться, произнести хоть слово, связно подумать. Он меня не узнал, не вспомнил... Рука, что держала трубку, безвольно упала, но я расслышала следующие слова Стаса:
   - Вам мама нужна? Она на дежурстве сегодня.
   Я нажала на красную кнопку, завершая разговор, и тупо посмотрела перед собой. Что это? Мир вокруг сходит с ума? Или окружающее пространство осталось тем же, а я тихо шизею? Диана... Разве такое может быть в реальности? Стас, Лена, родители, знакомые - меня будто вычеркнули из их жизни. Они все живут, а меня как будто нет. Как холодно. Я обхватила себя руками, но холод шёл изнутри, а от него так просто не избавиться.
   Я сидела и смотрела в окно, апатичная ко всему. Сколько я была в этом состоянии? Минуту? Десять? Двадцать? Не думаю, что дольше. Очнулась от чьего-то прикосновения к щеке, повернула голову - Кира. Парень скользнул вниз, вставая на колени, чтобы наши глаза оказались на одном уровне. Зрачки его при таком плохом освещении казались огромными и бездонными, а лицо грустным и понимающим.
   - Уже собираться? - вяло поинтересовалась я.
   - Скоро. Но я о другом хотел поговорить. Помнишь, ты как-то сказала, что хочешь начать жизнь с начала, с чистого листа?
   - Да, тогда я очень сильно этого желала. Но неужели ты хочешь сказать, что...
   - Мой тебе совет: будь осторожна со своими желаниями. Некоторые из них имеют тенденцию сбываться.
   - И... - Я судорожно вздохнула, боясь произнести это вслух, но всё же спросила: - И я тоже забуду их всех?
   - Не знаю. Но тебе некуда уже будет возвращаться. И нечего будет возвращать. А ведь иногда это намного сложнее, чем кажется.
   - Но почему так произошло?
   Кира слегка небрежно пожал плечами.
   - То, чего человек страстно желает, вполне может произойти. Но чаще всего вы сами не понимаете, ЧЕГО вы хотите и к результату оказываетесь совершенно не готовы. Мир слишком сложная вещь, чтобы понять, и слишком хрупкая, чтобы пытаться изменить, не получив ряд непредвиденных результатов. Раз уж так получилось, не сожалей. Да, всё могло быть по-другому, но кто с уверенностью может сказать, что по-другому - это лучше? Запомни лишь одну вещь: в этом мире ты не одна.
   - Спасибо.
   Я через силу улыбнулась, но всё же не выдержала, уткнулась Кире в шею и разрыдалась.
  
  

ХХХ

  
  
   Ещё в самолёте я поняла, что не выдержу одиночества этой ночью. К тому же Кира красивый. Другой вопрос: нравлюсь ли я ему? Ну что ж, сегодня узнаю точно, но это потом, в менее оживлённой обстановке, то есть в номере. А пока, несмотря на все попытки Киры расшевелить меня, я медленно скатывалась в бездну уныния и навязчивых воспоминаний.
   Я уже давно отметила, что если чего-то очень-очень хочешь, то оно часто сбывается... но не совсем так, как нужно. До тринадцати лет я мечтала о собаке, а потом папе предложили купить щенка бульдога. Дали его нам на недельный срок, чтобы мы подумали, а щен привык к новой обстановке. Через пять дней отец вернул щенка владельцу, все мы облегчённо вздохнули, я вновь стала ходить, как нормальный человек, по полу, а не по мебели, и поняла, что собаку я уже не хочу.
   Но кто же знал, что глупое детское желание начать жизнь сначала будет воспринято так... дословно, что ли. Да, я хотела начать всё с чистого листа, отбросив всё, что было раньше, но не так! Неужели мы настолько сильны, что способны одной лишь силой мысли так влиять на окружающий мир? И если да, то сколько воспоминаний стерлось с лица Земли? И сколько людей стал и жертвами собственных желаний? Может, так сильно подействовало то, что я отличаюсь от обычных людей... Внезапно мне в голову пришла мысль, заставившая меня невольно улыбнуться: если я захочу стать вампиром, то я им стану?
  
  

ХХХ

  
  
   Кира легонько провёл кончиками пальцев по моей щеке и с мягкой улыбкой произнёс:
   - До завтра. И поверь мне, не стоит убиваться ради того, что нельзя изменить.
   - А если очень-очень захотеть?
   Кира лишь горько улыбнулся. Я нервно потеребила длинный конец пояса и посмотрела парню в глаза:
   - Не мог бы ты зайти? Я хочу кое о чём спросить. Поверь, для меня это очень важно.
   Кира замешкался на мгновение, но всё-таки кивнул. Я открыла дверь и прошла прямо в спальню. Кира покорно шёл следом. Бросив на кресло куртку и сумочку, я обернулась к парню и уставилась ему в рубашку. У меня смелости не хватало поднять глаза выше.
   - Кира, а... а я тебе нравлюсь?
   - Да, очень, - сказано это было очень просто. Обыкновенная констатация факта.
   - Так... Знаю, это глупо прозвучит, но... Ты не мог бы остаться со мной сегодня?
   Я с надеждой взглянула на парня, но он попятился и выдал кривоватую улыбку.
   - Извини. Ты мне очень нравишься, но... мы просто не можем быть вместе.
   - Я не прошу жениться на мне! - возмутилась я, сама не понимая почему. - Или становиться моим парнем. Я прошу лишь одну ночь!
   - Извини, я обещал.
   Волна обиды, разочарования и почему-то боли нахлынула на меня, мешая мыслить. Кира уставился в пол. Похоже, теперь уже ему было стыдно смотреть мне в глаза.
   - Прости, - прошептал он и повернулся, чтобы уйти... сбежать.
   Злость захлестнула, прогоняя все остальные эмоции. Да как он смеет? Думает, что я какая-то проститутка, готовая спать с первым попавшимся? Да он хоть знает, чего мне стоили эти слова?
   - Стой.
   Слово хлестнуло невидимым кнутом. Кира, уже сделавший шаг к выходу, вздрогнул как от удара и остановился. Я была в диком бешенстве. Он смеет мне отказывать? Он меня просто не знает, я от своего не отступлюсь, чего бы мне это не стоило.
   Я выкинула вперёд руку, уверенная в результате. И вправду от пальцев отделилась сила. Кира вновь вздрогнул, когда она прикоснулась к нему. Медленно, будто против воли, он повернулся. При виде меня его глаза расширились от изумления и, как мне показалось, от страха. Почему-то мне доставила удовольствие мысль, что он может меня бояться.
   - Синди, не делай этого, - пробормотал он, пытаясь отступить назад.
   Я улыбнулась хищной улыбкой, чувствуя, что сила затопила меня и голодным зверем рванулась к Кире. Пару мгновений он сопротивлялся, но потом уступил огромному напору. Его губы нежно накрыли мои. Когда он успел преодолеть расстояние, разделяющее нас, я не заметила. Я запустила руки парню в волосы и ответила на поцелуй. Казалось, во мне одновременно жили два человека: бесчувственная стерва и эмоциональная, покинутая всеми девчонка. Мне почудился жестокий смех первой, но он оборвался, и я перестала адекватно воспринимать реальность под умелыми руками и губами Киры. Это было похоже на сон в том смысле, что пока ты не сообразишь, что спишь, не можешь его контролировать. Более-менее я очнулась уже на кровати, когда мы оба безуспешно пытались справиться с пуговицами моей блузки. Наконец, у Киры кончилось терпение, и он разорвал ткань, как бумагу. Потом он уткнулся мне в шею и постепенно, целуя и покусывая, спускался вниз. Я со стоном выгнулась, теряя остатки разума. Кажется, я умоляла его остановиться... или наоборот?
   Я вновь ощутила его губы на своих и попыталась дрожащими пальцами расстегнуть его рубашку. Мне не пришло в голову, что она не заправлена в штаны и можно просто запустить руки под неё. Одна пуговица прямо посередине планки поддалась, и я запустила под рубашку руку, проводя по голой груди. У Киры в соске было кольцо, и я легонько потянула его на себя. Парень тихо застонал. Я выудила руку и с силой рванула полы рубащки в стороны - пуговицы брызнули дождём, а я двумя ладонями провела по плоскому загорелому животу, заводя за спину.
   - Чёрт! - резкая боль моментально меня отрезвила.
   - Джер!
   Ясно, почему он любит тёмные рубашки навыпуск! У Киры по бокам было прикреплено по кинжалу, и я умудрилась порезаться сразу об оба. У Киры тоже был вид, будто на него спросонья вылили ведро ледяной воды: в его глазах были злость, бешенство, совершенно ясный ум и ни следа от сжигающего ещё секунду назад желания. Парень резко оглянулся, оттолкнулся от кровати и выскочил за дверь. Я же осталась лежать, тупо смотря, как из небольших, но довольно глубоких порезов медленно течёт кровь.
   Желание схлынуло, руки заболели намного сильнее, а мне стало донельзя обидно и одиноко. И почему мне так не везёт с парнями? Почему-то среди общей неуравновешенности и неустроенности моего личного мира, меня сейчас беспокоила только эта проблема. Сначала Андрей и Стас, теперь Кира. Ну почему мне так не везёт?! Я смотрела в стену, не видя её, и размышляла, чем я так провинилась перед небесами, что стоит мне начать более-менее сближаться с по-настоящему понравившимся мне парнем, как меня ждёт огромный облом на тему "мы не можем быть вместе". Это, что, рок?
   - Синди, у тебя кровь идёт. - Я даже не удивилась внезапному появлению Дианы после долгого исчезновения.
   - Ну и что?
   - Иди перевяжи, - настаивало моё черноглазое отражение явно беспокоящимся тоном.
   - Диан, почему он со мной так?
   - А типа ты с ним лучше! - не выдержав, огрызнулась она.
   - Ты чего? - от изумления я перевела взгляд на зеркало и с удивлением отметила, что моё отражение было в бешенстве, но мне было всё равно, что её так разозлило. Диана тихо, неестественно спокойно произнесла:
   - Разберись с порезами, потом поговорим. - Подобный тон у людей появляется, когда они очень хотят заорать.
   - Они неглубокие, - отмахнулась я, отстранённо гадая, что же её могло так взбесить.
   - Тем более. И побыстрее.
   Я тяжело вздохнула, встала и пошла заниматься своими руками. Перевязывать их не слишком удобно, но я справилась довольно быстро. Осмотрев полученный результат, утешила себя тем, что бинты хотя бы не сваливаются, и побрела обратно в спальню.
   - А ты не слишком-то расстроена.
   - Было бы из-за чего расстраиваться. Подумаешь, с парнем не переспала. - Диана успела взять себя в руки и была теперь скорее спокойно-сосредоточенной.
   - Я... я не хотела оставаться сегодня одна, - прозвучало жалко и эгоистично, но это была, по крайней мере, правда.
   - Ага, именно поэтому ты грубо забрала у него право выбора! - вновь начала заводиться Диана.
   - Ничего я у него не забирала. - Мой голос прозвучал нерешительно. Я плохо помнила наш разговор, но до этого момента была уверена, что он сам согласился... Получается, что нет?
   - А насчёт одна... - в её голосе послышалась лёгкая горечь, - ты по-прежнему отождествляешь меня с призраком-всезнайкой, к которому можно обращаться только за советом? А ведь твой Кира русским языком сказал, что кому-то обещал не спать с тобой.
   - Тогда почему он согласился? - непонимающе глянула я в зеркало, в ответ на что Диана посмотрела на меня, как на идиотку, и, отделяя каждое слово, произнесла:
   - Потому что ты его заставила. Кстати, если ты меня очень хорошо попросишь, я могу поискать, где твой Кира, и даже показать, чем он на данный момент занимается.
   - А мне это нужно? - спросила я скорее себя, чем её.
   - Ну-у... может, он точно так же страдает от того, что дал это глупое обещание.
   - Давай.
   Мысль, что Кира тоже может страдать, принесла некоторое, пусть эгоистичное и жестокое, но облегчение.
   - Что "давай"? - не поняло моё отражение, на что я пояснила:
   - Ищи.
   - Я тебе здесь что, собака? Я русским языком сказал и не поленюсь повторить: "если ты меня ОЧЕНЬ хорошо попросишь", а "давай" сюда никак не подходит.
   Я подняла на отражение покрасневшие от сдерживаемых слёз глаза. Диана была очень зла. Похоже, ей доставляло удовольствие меня мучить. Не выдержав укоризненного взгляда, она отвернулась, но не отступила:
   - Я жду.
   - Диана, пожалуйста.
   - Недостаточно.
   - Тебе нравится надо мною издеваться, да?
   - Нет.
   - А, по-моему, да.
   - Нет, но я не позволю вить из себя верёвки. - Диана вновь зло посмотрела на меня, если раньше целью её злости было что-то другое, то теперь ею стала исключительно я. Но чём причина этого изменения? На этот вопрос у меня не было ответа, да он меня и не интересовал. Я хотела сейчас просто увидеть Киру, полюбоваться его красивым, чуть жёстким лицом. Подобное выражение у него появляется, когда он сильно о чём-либо задумывается. Мне нужно было увидеть его ненатурально красные волосы. Да, просто увидеть, что с ним всё в порядке. В отличие от меня. Я умоляюще посмотрела на Диану и попросила, вложив все свои эмоции:
   - Найди его, пожалуйста.
   Она пару секунд колебалась, но, наконец, решилась, и, одарив меня очередной порцией злобы... исчезла. А говорила, что не может.
   Но на странностях Дианы я задержалась недолго. Мысли вновь скатились на Киру. Неужели я и вправду его заставила? Но как? И почему он будто "протрезвел" потом? Кира, ну почему ты ушёл? Мне так хочется, чтобы кто-нибудь меня обнял, утешил, сказал, что всё хорошо и жизнь прекрасна, что я в ней не одна. На смену унынию пришла короткая вспышка злости. Мне захотелось, чтобы Кире было так же плохо, как и мне сейчас, но я тут же спохватилась, отгоняя подобные желания. Его поведению скорее всего есть простое объяснение. Например, он пообещал своей девушке... Хм, а почему я её ни разу не видела? А, не важно!.. Так вот Кира пообещал не изменять любимой девушке. Наверно, она осталась где-то далеко и ждёт его, заранее вытряся из любимого обещание. Тогда сейчас Кира вспоминает об этой девушке. Наверно, она всё-таки лучше меня: красивее, добрее. И из-за меня Кира ей чуть не изменил. Какая же я тогда... эгоистка. Пытаться совратить чужого парня. Мне б такого: красивого, обаятельного, верного... М-да.
   В эту секунду в зеркале появилось изображение, и я, как зачарованная, уставилась на него. Сначала я тупо смотрела на происходящее. Первой мыслью было: неужели эта мелюзга и есть его девчонка? Да ей от силы лет шестнадцать! Потом она слегка повернула голову, и я узнала одну из девушек из зала в клубе.
   - Убери это!
   Подушка ударилась в зеркало, отчего оно опасно закачалось. Чужая спальня исчезла, вместо неё на туманном фоне появилась Диана.
   - Ты специально, да?
   - А что там такое было? - непонимающе посмотрела она на меня
   - Ты специально создала это, чтобы меня позлить!
   - Синди, я вообще не видел, что там происходило. Там было что-то, что тебя расстроило?
   - Уйди!
   - Обещаю, я не...
   Я закрыла уши руками, прикрыла глаза и быстро замотала головой из стороны в сторону, повторяя:
   - Уйди. Не хочу слышать. Ничего не хочу.
   Из глаз брызнула слёзы. Я бросилась на кровать и накрыла голову подушкой. Кира - двуличная свинья, Диана - бездушная сволочь. И никто меня не лю-ю-юбит!
   Я услышала слова, произнесённые извиняющимся тоном, но до сознания они не дошли:
   - Извини, я и вправду думал, что так будет лучше.
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"