Путешественница: другие произведения.

Чёрная невеста12

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


   Мышцы вновь скрутило судорогой. Я упал на колени и обхватил себя руками, пережидая очередной припадок. А ведь уже завтра экзамен по боевым искусствам. Что я могу в подобном состоянии противопоставить Дарку? Она же меня по полу размажет, особенно после того, что я натворил не так давно. А кажется, что прошла уже вечность.
   Похоже, у меня от зелья Гроссера тогда мозги переклинило. Хотя нет, последние отказали мне ещё две с половиной луны назад, когда я начал всерьёз обдумывать идею украсть у сарса зелье и ненароком наткнулся на точно такое же, но запрятанное подальше от посторонних глаз. В тот шкафчик Гроссер сам очень редко лазил, и мне подумалось, что наставник не заметит, если я отопью буквально чуть-чуть.
   Быть может, я так и не рискнул бы заделаться вором, не начни тёмная насмехаться. Помнится, в тот злополучный вечер она пренебрежительно бросила: "Тебе ничего не светит". Это прозвучало, как окончательный приговор. Тогда я всерьёз испугался, что потеряю Дарка навсегда. Я ведь ей не нужен. Она постоянно ведёт себя так, будто я только мешаюсь под ногами, говорю и делаю совершенно не то, что нужно. Я же просто не могу представить себе дальнейшую жизнь без тёмной. Смотреть на неё украдкой, не смея подойти - это же настоящая пытка, причём из самых жестоких. А если так будет продолжаться постоянно...
   В общем, я пришёл к выводу, что гнев Гроссера я как-нибудь переживу... если он вообще заметит пропажу. И только я успел сделать небольшой глоток этой вязкой массы, по несуразности отнесённой к зельям, как меня скрутило. Бутылочка с оставшимся зельем выскользнула из рук и разбилась, а окружающий мир исчез за пологом боли. У меня появилось ощущение, будто чьи-то невидимые руки мнут меня и выкручивают, чтобы получше отжать, как ту мокрую тряпку перед просушкой. Я просто орал от боли и катался по полу, совершенно не контролируя себя. А после того, как всё закончилось, ещё со стигну лежал, подспудно ожидая повторения. Однако боль больше не возвращалась.
   Открыв глаза, я долго осматривал окружающие меня предметы, видя их в совершенно ином свете, чем раньше. Брат рассказывал, что он по-новому взглянул на мир, впервые сознательно слившись с фениксом. Мне посчастливилось наблюдать это ещё до слияния: каждая вещь, казалось, светилась внутренним светом, отражающим ауру. И на всех предметах без исключения лежали "отпечатки" Гроссера.
   Кстати, о сарсе. Нужно побыстрее уходить отсюда, пока он меня не увидел. И прибрать за собой тоже не помешает. Слава богам, что бутылочка была запрятана так далеко. Вряд ли наставник сразу заметит её исчезновение.
   И тут я впервые глянул на свои руки. И обмер. Пошевелился, не в силах поверить, что эта когтистая огромная полулапа, покрытая мелкой серебристой чешуёй действительно принадлежит мне. Но к моему ужасу, она покорно двигалась, пальцы сгибались и разгибались, как я того хотел... но ведь ЭТО просто не может быть моей рукой!
   Рывком вскочив на ноги, я едва удержал равновесие с непривычки. Окружающий мир приблизился и как-то уменьшился. Что за Джер тут вытворяет? Это тело, сплошь покрытое чешуёй, покорно следует за разумом, но движения выходят неловкими, будто мышцы разучились правильно работать.
   Кое-как, едва не падая на каждом шагу, я доковылял до зеркала, висящего на внутренней стороне шкафа в соседней комнате. Из овала отражающей поверхности на меня смотрело... неведомое существо. Выше меня головы на полторы, с выгоревшими почти до белизны глазами, более грубыми чертами лица, растрёпанными жёсткими противно-бесцветными волосами, сплошь покрытое странной рельефной чешуёй, которую я не замедлил подковырнуть ногтём... хотя, скорее уж когтём. Чешуйка не поддалась, и ничего, кроме лёгкой чесотки я не ощутил. Ступни и ладони были более широкими, пальцы заканчивались странными серебристыми когтями. Всё тело стало более массивным, ширококостным, а за спиной колыхалось странное полупрозрачное марево. Оно, что, тоже прилагается к комплекту?!
   И это я? Во что я превратился? Может, есть какой-то способ всё обратить назад? Наверняка есть!
   Мой взгляд пойманным зверем заметался по комнате и уловил лёгкое движение в зеркале. Резко повернувшись, я увидел замершего в дверном проёме сарса. Гроссер, судя по растерянному виду, никак не ожидал увидеть нечто подобное мне в своих комнатах. Вот Дже-ер! И как ему теперь объяснить то, что он видит?
   - Наставник... - пролепетал я, гадая, как он отреагирует на просьбу вернуть мне нормальный внешний вид.
   - Ты какое з-селье выпил, парш-шивец?!? - зашипел, отмерший Гроссер.
   Судя по виду сарса, ему бы самому не помешало чего-нибудь выпить. Успокаивающего. Причём, побольше.
   - Я...
   - Ты где его вз-сял?!
   - В среднем шкафу в той комнате, - слегка струхнув, промямлил я. Гроссер пошёл странными бледными пятнами, и мне совершенно не улыбалось его откачивать. - Послушайте, наставник...
   Но Гроссер уже спешил в кабинет. Я неуверенно поплёлся за ним. Внимательно изучив остатки жидкости на полу, сарс вновь накинулся на меня:
   - Какого дракона ты вз-сдумал лаз-сить по моим ш-шкафам? Да ты предс-ставить с-себе не мож-шеш-шь, с-сколько я над ним работал! А некоторые компоненты, входящ-шие в его с-сос-став, уж-ше невоз-смож-шно добыть!!
   Он орал на меня больше стигны, а я всё яснее осознавал, что сарсу абсолютно наплевать на то, что стало со мной, и как я буду выкручиваться из сложившейся ситуации. Так вот почему я иногда чувствовал некую ложь в его обращении со мной. С другой стороны, Гроссер никогда и не отрицал, что я ему важен, в первую очередь, для уборки помещений и сортировки зелий с компонентами.
   Но чем сильнее сарс разорялся, тем труднее мне становилось сдерживаться. Так и хотелось ударить его растопыренной пятернёй, чтобы в жизни больше не слышать этого режущего уши шипения. Но нельзя. Уже хотя бы потому, что один Гроссер знает, что именно он напихал в своё "чудотворное" зелье. Наверняка, лишь он сможет создать качественный антидот. Впрочем, сарс вскоре выдохся окончательно, и я смог задать животрепещущий вопрос:
   - Наставник, вы сможете создать зелье обратного действия?
   Он исподлобья глянул на меня и злобно процедил:
   - Попробую.
   Всё то время, пока сарс возился с антидотом, я просидел, запертый в каморке, откуда Гроссер на всякий случай вынес не только хранимые здесь ингредиенты, но и все более-менее крупные и бьющиеся вещи. Он, что, думает, что я решу покончить с жизнью... или с ним?
   Я провёл там почти сутки. Один, без еды, питья и света, с обострённым чувством времени. Но это меня ничуть не беспокоило. Я многое обдумал за время ожидания: своё нынешнее положение, ещё раз переосмыслил отношение к Дарку, одногруппникам, наставникам.
   От Гроссера, после того, как я понял его натуру, буду держаться как можно дальше. От одногруппников, наоборот, я чересчур отдалился, в результате чего, единственным близким существом в Академии для меня стала тёмная. А ведь это неправильно. Совершенно неправильно. Завязанный на ней одной, я слишком близко воспринимаю наши разлады и даже излить душу никому я не могу. Но так ли это? Наставники в курсе истинного пола Дарка. Но после Гроссера решусь ли я открыться кому-либо из них? Не Варану, конечно. Быть может, Дэривану или тому же Ариону. Они неплохо знают тёмную, да и сами кажутся... Ага, Гроссер тоже принимал внимательный вид, и только теперь я понял, что он меня просто-напросто использовал. Причём, какое-то внутреннее чувство мне подсказывает, что я ему нужен был не только в качестве помощника по зельям.
   И, наконец, Дарк. Похоже, я в корне веду себя неправильно по отношению к ней. Тёмной нужно, чтобы рядом был кто-то сильный. Она девчонка, как-никак, и ей нужна защита. Я же, находясь рядом с ней, буквально раскисаю и ничего не делаю, чтобы хоть как-то измениться. А ведь ей нужен кто-то сильный. В данном случае, речь идёт, похоже, не только и не столько о физическом превосходстве, как я полагал до этого, сколько о том моральном стержне, на котором держится вся личность феникса и которую брат как-то охарактеризовал понятием "несгибаемая воля". Не я должен ожидать от Дарка поддержки, а она от меня. Я ведь парень, а получается, что выставляю себя слабее девчонки. Да пусть она хоть двадцать раз прошла инициацию и может победить даже наставников, в душе тёмная всё та же слабая девчонка, спрашивающая окружающий безжалостный мир с полными слёз глазами: "За что?"
   И я должен стать её стеной. Заново сблизиться с ней, наново создать наши отношения, коренным образом поменяв установленные роли. В последний сиан Дарк казался мне сильнее и мужественнее, чем я. И лишь потом я узнал, что это просто девчонка, которую слишком сильно било Мироздание. Это помогло тёмной сформировать характер, но и сделало чересчур недоверчивой и подозрительной. Теперь моя очередь становиться сильнее. Прежде всего, по отношению к Дарку... и требовательнее к себе.
   Вспомнилась песня, которую тёмная исполнила, когда мы собрались с ребятами. Капкан. Вот уж поистине один на всех. И не побоялась же спеть от имени девушки.
   Припомнив мотив и слова, я запел, заново переосмысливая чуждую логику. А чем Академия отличается от неизвестно каменной печи, в которой мы все плавимся на медленном огне?
   - У нас один капкан!
   - Я виж-шу, ч-што ты неплохо ос-своился. Даж-ше поёш-шь.
   Я мигом вскочил на ноги, с некоторым беспокойством вглядываясь в неподвижное лицо Гроссера. Он ещё больше посерел за эти сутки, но выглядел довольно-таки воодушевлённым. Значит, шанс стать нормальным у меня всё же есть.
   - Боюсь, что в данной ситуации от меня ничего не зависит, - осторожно отозвался я, надеясь, что во взгляде не проскользнула просьба и затаённое ожидание.
   - Это точ-шно. Вс-сё, ч-што от тебя могло з-савис-сеть, ты уж-ше с-сделал! Это ж-ше надо было додуматьс-ся, воровать у нас-ставника неиз-свес-стное з-селье!!
   - Я не воровал, - отозвался я, понимая, что Гроссер, в общем-то, прав. Изначально предприятие задумывалось именно как воровство. Что то сарс потребует в качестве компенсации за подобный поступок? Даже думать об этом не хочется.
   Гроссер смерил меня уничижительным взглядом, но не стал больше затрагивать эту болезненную для нас обоих тему. Вместо ожидаемых мною нотаций, наставник просто достал из кармана непрозрачный пузырёк и протянул мне.
   - Многие компоненты приш-шлось з-саменять, так что окончательный рез-сультат даж-ше не реш-шаюс-сь предс-ставить.
   Я с подозрением оглядел бутылёк. Интересно, а хуже, чем сейчас, от налитого в него стать может? Ну что ж, придётся проверять. Причём на собственной шкуре. Всё равно иного выхода я не вижу. Не идти же к другим наставникам объясняться, что я всего лишь хотел стать сильнее.
   Выхватив пузырёк, я щелчком откупорил его и выпил. Противная жидкость прошлась по горлу в желудок. Я же замер, прислушиваясь к своим ощущениям. И никаких изменений не замечал. Я уже хотел было сообщить Гроссеру, что его зелье не подействовало, когда боль жадными клыками вгрызлась в живот и постепенно расползлась по всему телу. Обратный процесс мутации проходил медленнее, и за счёт этого как-то не так болезненно. Или привык уже? Во всяком случае, на этот раз я почти не кричал, зато умудрился под конец потерять сознание.
   Когда очнулся, сарса рядом не было видно, зато появилось непреодолимое желание поговорить с Дарком. Даже не удосужившись глянуть в зеркало, чтобы удостовериться, что с внешностью всё в порядке, я попёрся в комнату к тёмной. Как я себя с ней вёл! До сих пор уши краснеют. И что тогда на меня нашло? Самое странное, что стоило тёмной дать мне более-менее чувствительную затрещину, я будто протрезвел. Но извиняться было уже поздно. Дарк отгородилась своей злостью и не хотела ничего слушать.
   А на следующий день я обнаружил, что дверь её комнаты заперта. До обеда я не решался приближаться к тёмной, прекрасно осознавая, что она не постесняется высказать мне своё нелестное мнение при свидетелях, а потом Дарк стала поистине неуловимой. Да и тренировки забрасывать было нельзя.
   Гроссер молчал, ни жестом не напоминая о произошедшем. Я же чувствовал, что стал другим. Не в смысле физических показателей, которые пришли обратно в норму. Мне стала доступна сила. К какому направлению она относилась и как ею овладеть, я даже представить не мог. Ни с чем подобным я раньше не сталкивался. Вроде как я её ощущаю, но воспользоваться совершенно не в состоянии.
   А вскоре начала накатывать волнами боль. Каждый раз приливы становились сильнее и продолжительнее. Идти к Гроссеру и объяснять, что его зелье не слишком-то и подействовало, желания пока не возникало. Но, похоже, у меня просто не осталось выбора. Постепенно, раз за разом, моё тело и восприятие изменяются. И вскоре я вновь стану чешуйчатым когтистым непонятно кем. Удручающая перспектива. А ведь прошло немногим меньше луны. Хорошо хоть наставники не особо обращают внимание на то, что со мной происходит. На занятиях я не смог бы сейчас скрывать изменений в скорости и реакции. Так что можно только благодарить богов, что начались экзамены. Если бы ещё не эти столь несвоевременные приступы...
   Наблюдая на экзамене по рукопашке за боями одногруппников, я мечтал лишь об одной вещи... нет, о двух: чтобы меня не скрутило у всех на глазах, и чтобы я смог победить Дарка. Тогда у меня будет шанс объяснить ей всё, извиниться, наконец. Да мало ли ещё для чего. У нас ведь будет целый вечер впереди. И, конечно же, простив меня, тёмная не откажет мне в одном-двух танцах...
   Первых два боя прошли успешно. В способностях тёмной я тем более не сомневался. И вот мы с Дарком стоим друг напротив друга. Она опять надела свою нелепую защиту. Неужели считает, что эти громоздкие браслеты смогут компенсировать ей сильную потерю в скорости? В начале боя я даже не напрягался, подстраиваясь под замедленный темп тёмной, но девчонка умудрилась, невесть как изогнувшись, уйти из моего захвата.
   Ладно, шутки кончились. Дарк, похоже, пришла к аналогичным выводам, так как я едва смог увернуться в пущенного в мою сторону... браслета?!?
   Отвлёкшись буквально на миг, я уже не обнаружил одногруппницу на прежнем месте. И лишь обострённые инстинкты пробуждающегося не-феникса помогли мне избежать удара. Джер! Девчонка двигается ещё быстрее, чем в последнюю нашу встречу. Мы закружили по очерченному полю, выкладываясь по-полной. Не знаю, как Дарк, а я с каждым мигом всё сильнее упивался боем, используя весь арсенал доступных мне знаний и раз за разом проводя рискованные атаки. Тёмная слегка выигрывала в скорости, но я держался настороже, не позволяя сократить дистанцию и блокируя любые попытки добраться до важных болевых точек. Для этого мотылька они не столь уж многочисленны, как для других учеников, имеющих возможность ударить со всей силы.
   - Ну малышня даёт! - раздался неподалёку восхищенный возглас, но я его проигнорировал. Сейчас мир сузился только до кружащихся на очерченном пяточке существ, Дарка и меня. Предвкушающе улыбнувшись, я сорвался с места...
   Вязкую, как густой кисель, тишину, прорезал тонкий крик боли. Я с недоумением сфокусировал взгляд на стоящей передо мной на коленях Дарке и поспешно отшатнулся, выпуская её из захвата. Довольная улыбка вмиг сползла с моего лица. Джер! Как я умудрился сломать тёмной руку? Но самое страшное то, что я напрочь не помню отрезка времени, предшествовавшего этому событию.
   Я бросился обратно к тёмной, лепеча:
   - Дарк, прости. Я не хотел. Не знаю, что на меня нашло.
   Девочка лишь отшатнулась от меня, буравя полным боли и ненависти взглядом. Потом вокруг как-то сразу вокруг появилось много ребят и наставник сказал увести тёмную. Я же остался, не в силах сдвинуться с места. Она меня ненавидит? Нет, мне показалось. Просто показалось.
   - Не ожидал от тебя такого, - раздался рядом голос Хисорена. Я перевёл на него растерянный взгляд. - От Дарка мог ожидать, но от тебя ни в коей мере. Что на тебя нашло? Вы поссорились?
   - Нет, - убито отозвался я. Не объяснять же ему всё.
   - Он ведь тебя возненавидит за такое.
   - Не правда!
   - Правда, - жёстко отрезал Хисорен. - Иди к Карелу, сделай полную проверку.
   - Зачем? - тупо спросил я, внутренне холодея. Если они поймут...
   - На зелья, - жёстко бросил Хисорен, отворачиваясь и переключая внимание на других ребят. Он понял? Неужели?
   Я бросился со всех ног, но не к Карелу, а к Гроссеру. Слава богам, у сарса уже закончился экзамен и он был у себя. Внимательно выслушав моё сбивчивое объяснение, наставник принёс небольшую бутылочку цветного стекла и отмерил с десяток капель, после чего разбавил водой и протянул мне со словами:
   - Выпей, и в ближайшие сутки никто ничего не увидит даже на самых прогрессивных компьютерах.
   - А потом? - поинтересовался я, отстранённо рассматривая бесцветную жидкость в стакане, потом вздохнул и залпом выпил, тут же скривившись, настолько кислым оказалось зелье. Неужели Гроссер не может сделать что-нибудь с более-менее нормальным вкусом?
   - Ночевать придёшь ко мне, - тем временем наставлял меня сарс. - Только не раньше, чем все лягут. Тебя никто не должен видеть. Может, ничего и не будет, но я предпочитаю перестраховаться. С тобой неизвестно чего ожидать в следующий миг.
   - То есть, я никогда уже не стану обратно нор... фениксом?
   - В борьбе всегда побеждает сильнейший. Рано или поздно. Похоже, гены феникса в данном случае оказались слабее.
   - Но я не хочу всю жизнь сидеть на зельях! - отчаянно взвыл я, на миг представив себе подобную перспективу.
   - У тебя есть альтернатива? - холодно поинтересовался сарс, отворачиваясь и возвращая бутылочку на место в стройные ряды ей подобных. - Иди быстро к Карелу, пока не возникло лишних вопросов.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"