Путешественница: другие произведения.

Чёрная невеста 22

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Если бы брат не отключил интернет, выложила бы вчера...


   Ответ лежал прямо на поверхности. Он был невообразимо прост для понимания, но в то же время невероятно сложен для выполнения. Мне всего-то и нужно было, что представить, что я теперешний - это я прошлый. Представить, вообразить в реальности, увериться в непреложности того, что я уже добился нужного эффекта и вести себя соответствующим образом.
   Но у меня ничего не получалось!
   Как я могу смотреть на эту серебристую лапу и представлять загорелую кожу и нормальные пальцы?!
   Нет, у меня уже пару раз что-то похожее выходило, однако этот процесс требовал неимоверного напряжения и диких усилий. Стоило лишь чуть ослабить концентрацию, как приобретённый эффект моментально терялся. А ведь прошло уже три луны. Ребята успели вернуться с полигонов и принялись за учёбу. И только я день за днём с упорством, достойным лучшего применения, занимаюсь неизвестно чем.
   "Да потому что бездарь! Полный", - взбешенной змеюкой зашипел Амореонэ. В последнее время мы с ним даже нормально не общались, буквально с первой же фразы начиная грызню. Да уж, ещё пару лун в его обществе, и я рискую превратиться в настоящего горгона: всем недовольного и готового превратить в камень первого попавшегося на глаза.
   Амореонэ не мог проникнуться моим положением и не хотел понимать, почему столь лёгкие вещи вызывают во мне полное отторжение и "надуманные" проблемы на пути к реализации. Я же никак не мог сообразить, как все его наставления воплотить в реальность.
   Отвлёкшись от нежелающей решаться проблемы, я мысленно перенёсся в не столь отдалённое прошлое: в тот день, когда состоялась моя встреча с отцом. Наставник Карел всё же смог наложить на меня нечто на подобии иллюзии, дабы скрыть истинный облик. Отец вроде как ничего не заметил, но разговор всё равно оставил неприятный осадок на душе. Папа и вправду был сильно обеспокоен моим состоянием, но ещё больше непонятками, из-за которых его потревожили в разгар деловой поездки на Халабос. Не знаю, что придумывал наставник Карел, чтобы замять инцидент, но было сразу видно: отец не слишком верил сказанному, так как постоянно возвращал разговор на эту тему, пытался подловить нас на лжи и требовал тщательного расследования произошедшего, упорно не желая верить, что со мной всё в порядке.
   "Хватит отвлекаться. Так ты точно с места не сдвинешься", - прикрикнул Амореонэ.
   Ну, хорошо. Попробую ещё раз, - убито вздохнул я, нехотя отвлекаясь от воспоминаний.
   - Если ты не перестанешь так гротескно морщиться, то через десяток сианов твоё лицо грозит превратиться в подошву старого изношенного сапога.
   Я чуть нервно вскинул голову, абсолютно не ожидая увидеть ещё кого-либо в выделенной мне комнате. Я точно помню, что закрывал дверь, однако на кровати напротив, как будто так и надо, сидел Люцифэ. Хотя он, вроде как, и участвовал в моём спасении, особой благодарности к парню я не испытывал. А видеть здесь и сейчас тем более не хотел, поэтому недружелюбно бросил:
   - Проваливай, а? Пока силой не выставил.
   - В подобные моменты всякий альтруизм давится в зародыше и начинаешь всерьёз задумываться над вопросом: а стоит ли кому-либо вообще помогать?
   Люцифэ встал и направился к двери, неспешно, будто в раздумье, потянул ручку вниз и, замерев на пороге, обернулся.
   - Можешь не возвращать. Только наставникам не показывай.
   Лишь отменная реакция спасла мою физиономию от болезненной встречи к довольно увесистой книгой, с силой брошенной в меня дружком Дарк. Когда я перевёл взгляд обратно на дверь, Люцифэ уже не было. Зря я с ним так. Нужно было поинтересоваться, как там тёмная, раз выдалась такая возможность. Хотя с чего это ему мне докладывать о ней?
   Криво усмехнувшись, я посмотрел на книгу. Старая потрёпанная обложка свидетельствовала скорее о плохом качестве сырья, из которого была сделана, и несоответствующих условиях хранения, чем о частом хождении по рукам. Ни автора, ни названия, ни каких-либо других пометок не было.
   Открыв форзац, я первым делом отметил небрежный почерк переписчика и негодные, местами потёкшие и поблёкшие чернила. Первая часть рукописи была вообще небрежно вырвана. Пролистав книгу до конца, я понял, что экзекуции подвергалась часть листов в середине и значительный кусок окончания. И к чему мне этот обгрызыш?
   Перелистнув на начало, я пробежал глазами с полстраницы и замер, прикипев взглядом к очередной фразе: "Неужели он думал, что своим хвастливым заявлением, будто я высший морф, он осчастливит меня?"
   Высший морф. Как я?
   Дальше я читал медленно и вдумчиво, старательно разбирая забористый почерк неизвестного, зачастую перечитывал очередную фразу или абзац раза по три-четыре, чтобы получше понять и запомнить. Скорее всего, книга представляла собой перевод более древнего текста, причём не слишком удачный, так как рассказчик периодически сбивался, ведя повествование то от мужского лица, то от женского, то вообще от какого-то неизвестного третьего. Некоторые слова были устаревшими, другие, так и вовсе неизвестными, однако общий смысл был прозрачен, как весенний ручей.
   Кто-то подобно мне, приобрёл возможности высшего морфа в сознательном возрасте и подробно описывал свои успехи и неудачи овладевания этой поистине многогранной способностью, поражая доступностью объяснений и обширным кругозором.
   Больше всего бесили вырванные страницы. Казалось, что именно там должно быть самое важное. Тем не менее, узнал я тоже не мало. И в частности пришёл к пониманию, что в ближайшее время придётся довольно активно сотрудничать с наставником Карелом. Чтобы правильно перестроить своё тело, нужно прекрасно представлять себе конечный результат, которого стремишься достигнуть, а также то состояние, в котором ты находишься изначально: внутреннюю и внешнюю структуры тела, энергетические оболочки, астральные, ментальные уровни... и ещё много того, чего мы пока не проходили. Но, как выразился автор этой книги: "Комедиант может на время вжиться в определённую роль и ему этого достаточно. Я же должен полностью отринуть себя и стать абсолютно другим существом с его желаниями, мыслями, чувствами, восприятием мира и своего места в нём".
   - Вот оно!
   "Я тебе говорил то же самое".
   Может, и то же, но не так, - возразил я.
   Воодушёвлённый, я спрятал книгу и поспешил в лабораторию, жаждя немедленно приступить к осуществлению намеченной цели.
  
   ХХХ
  
   Дверь без стука распахнулась и в комнату, чётко печатая шаг, вошёл Гроссер. Арион на миг оторвался от набросков, над которыми корпел, то охваченный очередным приливом энтузиазма, а по временам на чистом упрямстве (сколько сил уже вложено - не бросать же недоделанным) с момента прихода в Академию на должность простым наставником. Судя по невыразительному лицу и неестественно прямой напряжённой спине, сарс зол аки мракобес из Бездны. Придя к такому выводу, страж тёмного факультета небрежно сгрёб наброски, постучал листиками о столешницу, выравнивая стопочку, и бросил в верхний ящик. Похоже, сегодня вернуться к их осмыслению и обработке времени не представится.
   - Чем обязан незапланированному визиту? - с подчёркнутой сухостью поинтересовался Арион. Сарс ему не нравился, хотя и не давал ни единого прямого повода к нареканию. Но феникс уже давно привык прислушиваться к голосу своих инстинктов. Тем не менее, страж тёмного факультета допускал, что на его отношение к новому наставнику может влиять не столько выработанное сианами чутьё, сколько странная полуосознанная ревность, появляющаяся к каждому, кто мог пытаться манипулировать Дарком или просто сближался с ребёнком. С одной стороны, сам Арион прекрасно понимал, что испытывать подобные эмоции по крайней мере глупо, но с другой феникса серьёзно задевало, что другим удаётся то, над чем он столько бьётся. Причём без видимого положительного результата, вопреки затраченным усилиям.
   - Зачем вы рассказали о моих предположениях Дарку? - сразу же перешёл в наступление сарс, но наткнулся на холодный взгляд без единого проблеска любопытства или удивления.
   - Не понимаю, о чём вы, Гроссер.
   - Сегодня на занятии Дарк и Люцифэ вели себя отвратительнейшим образом, и я не вижу иной причины подобного поведения, кроме...
   - Зато я прекрасно вижу, - перебил возмущённого сарса спокойный голос Дива. - Привыкайте к этому, либо сразу принимайте позицию неприятия подобного на своих занятиях. Некоторые так и поступают. Впрочем, через пару-тройку лун ребята обычно сами успокаиваются и перестают активно будоражить Академию своими нелепыми выходками.
   - Не понимаю, - нахмурился сарс, переводя взгляд с Ариона на Диванира.
   - У четвёртого курса начались первые занятия по маскировке, - пояснил страж тёмного факультета. - Ребята частенько учатся вживаться в роли, перенося стиль поведения выбранного персонажа на повседневную жизнь, иногда даже на время других занятий. Такое происходит каждый сиан, и могу вас уверить, что выказанное к вам отношение связано именно с озвученной причиной и ничем иным. Также смею надеяться, что хвалёная выдержка и хладнокровие представителей вашей расы являются чем-то большим, нежели просто словами.
   Арион чувствовал, что поставил Гроссера в неловкое положение, но даже не помыслил злорадствовать на этот счёт. Всё они допускали ошибки, на которые остальные наставники снисходительно закрывали глаза. Здесь прощают друг другу многие прегрешения... если они не слишком вредят ученикам. Но что же заставило в принципе уравновешенного сарса забеспокоиться?
   После ухода Гроссера Арион неспешно обошёл стол и сел на край девственно чистой столешницы. Феникс не терпел лишних предметов на своём рабочем месте, считая, что они отвлекают от главного.
   - И с чего бы сарсу беспокоиться? - спросил у пустоты Диванир. Эта привычка осталась у них с Арионом ещё со времён общей работы в команде, когда они просто произносили вопрос вслух, а потом выслушивали мнения тех, кто хотел и мог на него ответить. Арион не решил ещё для себя эту задачу, поэтому не отозвался. Страж тёмного факультета просто смотрел перед собой, размышляя, вспоминая события и реакции сарса в той или иной ситуации. Порой странные реакции.
   - Но ведь ты рассказал девочке, так? - не угомонился Диванир.
   - Да.
   - Следовательно, я могу быть неправ в своих доводах.
   - Да.
   - Он тебе не нравится, - пришёл к выводу Див.
   - И в этом ты тоже прав, - всё тем же отстранённым тоном отозвался Арион.
   - Но тебе также не нравится Люцифэ.
   - И здесь ты тоже не ошибся.
   - А этот мальчишка феноменально силён для своего возраста.
   - И это странно.
   - К тому же у него специализация - работа с пространством - редкая и медленно развивающаяся способность, блистающая отработанными гранями.
   - Тебе виднее. Но в каталоге Карела указано, что Люцифэ - ничем не выделяющийся середнячок. Точь-в-точь, как Демион, проходивший за дюжину фениксов до него.
   - Подделка? - загорелся Див. Феникс даже вперёд поддался от предвкушения возможных интересных фактов.
   - Склоняюсь к этому варианту, - коротко отозвался Арион, не спеша вдаваться в подробности. Однако Див не отставал:
   - Займёшься этим?
   - Скорее всего, но уж больно наверчено здесь всё.
   - Представляю, как будет зол Варан, когда узнает, что нас посмели водить по иллюзорным тропам. Как поведёт себя Карел, даже предположить не берусь.
   - Не знаю, стоит ли торопить события. На следующем курсе Карел всё равно будет обновлять данные. Тогда и посмотрим, - отозвался Арион, погружённый в свои мысли. Див не выдержал и тихо спросил:
   - Почему ты не хочешь бросить всё это? Я же вижу, что ты не меньше моего устал от удавки Академии и возни с мелкими. Давай вернёмся...
   - Куда? - скривил губы в подобие улыбки Арион. - От Ночных Волков не осталось даже воспоминаний.
   - Мы можем создать новую команду.
   - А смысл? - Арион, наконец, перевёл взгляд на друга и соратника, с которым был вместе со времён обучения в этих самых стенах. - Мы были одиночками и сбились в кольцо лишь по прихоти властей.
   - Ребята тебя слушались. Ты держал всех в каменном кулаке.
   - И каждый раз по возвращении из очередной поездки сталкивался с их скрытым ворчанием. А когда я ушёл на более долгий срок, то Зак связался со всякой шушерой. Ты вовремя сбежал оттуда, мне даже не выдали материалов по их последнему делу. Так и знал, что Зака когда-нибудь потянет в грязную политику. Он никогда не чурался нечистот ради наживы. И за ним пошли остальные Волки. А теперь я почти каждый день смотрю в глаза Каридену, вспоминаю Маорэ и думаю: а не закончит ли этот мальчишка также, как и его брат, неизвестно где и от чьей руки. Даже тела для прощания родственников не был представлено. Нет, Диванир, если я и уйду из Академии, то сразу же на заслуженный отдых. Займусь на этой практике документами для Дарка, а после следующего курса заберу девочку и уеду куда-нибудь. Ей не место в Академии. И даже в Городе.
   - Девчонку тебе нормальную надо, а не эту мелкую. И собственный выводок детей. А то с Дарком всё никак поладить не можешь. У того же сарса и Люцифэ получается намного лучше.
   - У Гроссера уже нет. Люцифэ же во мне вызывает всё больше беспокойства. Почему-то мне кажется, что он связан с этим неуловимым Марианной и теми, кто стоит за ним.
   - Тогда почему ты тянешь с ответными действиями?
   - Я просто заберу Дарка и исчезну. Пусть ищут. Я же буду подготовлен ко всему. Связываться с этой кликой на территории Города мне кажется не лучшей идеей. А вот попробовать выковырять их и разобраться поодиночке вполне выполнимо.
   - Но мы ведь даже не представляем себе, что такое Дарк на самом деле. В отличие от того же Люцифэ.
   - Почему же, Див. Кажется, я начинаю понимать. И если хотя бы треть моих предположений окажется правдой, девочке в дальнейшем придётся ой как не сладко в Городе. Но это пока не так актуально. - Арион помолчал, потом перехватил испытующий взгляд друга и попросил: - У меня к тебе личная просьба. Дэривана отстраняют от кураторства на практике. Не мог бы ты взять курс Дарка под свою опеку? Меня коробит уже одна мысль, что за девочку и Дариона во время практики будет отвечать Гроссер или, что ещё хуже, Канорен.
   - Но отчего ты сам этим не займёшься?
   - Слишком сложный объект поручил Варан. Кроме меня он по силам Рэгану, Бариону или тому же Бэтхэру, у остальных или курс не подходящий или специфика. А у этой тройки тоже авральные участки.
   - Ещё неизвестно, куда нас пошлют, - пожал плечами Див.
   - Вот-вот, а я хочу, чтобы эта тройка была под присмотром. И на кой ляд Варан поставил Дэривана главным группы? Знал же, что лекарь не страдает избытком ответственности. А этого Канорена нужно будет гнать отсюда взашей. Ничего не понимает в наших порядках, только баламутит всех почём зря.
   - Не многие соглашаются идти наставниками в Академию. Слишком тяжёлая ноша. Мы сами, когда пришли сюда, были не лучше того же Канорена. Порою даже хуже. Сколько раз Варан грозился тебя выгнать за придирчивость и негуманное отношение к ученикам? Вот-вот. Так что не нам его судить.
   - Ты прав. Кстати, что сказал Карел о нынешнем состоянии Дариона? - поспешил перевести тему Арион, не слишком жаждя вспоминать свои промахи. К чему разговаривать о том, чего не в силах изменить?
   - Только руками разводит. Вроде мальчишка и не морф. По данным анализа он вообще никакими силами не обладает, но уже может проводить кратковременную частичную трансформацию. Кстати, Карел тебе говорил насчёт того, второго...
   - Да, он мне скинул данные и изложил свою версию в подробном отчёте.
   - И каковы выводы?
   - Кого, Карела?
   - И его, и твои.
   - Карел не знает, что это такое. Слишком мало информации.
   Видя, что друг не собирается продолжать, Див решил сам подтолкнуть, прекрасно зная, что на прямой вопрос Арион уж точно ответит. Не с первого, так с шестого раза. Главное, не дать сбить себя с темы.
   - А каково твоё мнение по этому делу?
   - Если оно живое, а оно несомненно должно быть таковым, то я хочу увидеть это существо собственными глазами. Обидно, конечно, что Дарк и Люцифэ упорно не хотят ничего о нём рассказывать, а Дарион не помнит... или делает вид, что не помнит. Так или иначе, но вокруг девочки собирается чересчур много тайн и загадок, а также необычных существ и событий, и это меня не может не настораживать.
   - Если бы только тебя, - вздохнул Див. Фениксу из Города уезжать абсолютно не хотелось, но если ситуация и вправду настолько серьёзная и иного выхода пока нет, то он безропотно последует за другом хоть к Грани, хоть к Бездне. Арион прекрасный аналитик и среди ищеек Города ему нет равных, но к простой жизни он мало приспособлен. Ему нужно спокойную доверчивую покорную девчонку, а не эту своенравную егозу, которую по какому-то ему одному понятному порыву Арион берётся опекать, абсолютно ничего не смысля в этом.
  
   ХХХ
  
   С первого же дня возобновления занятий в Академии я поняла, что моя жизнь изменилась. До этого занятия я даже не знала, что можно так упиваться тем, что сознательно треплешь нервы окружающим. И иметь для этого благовидный предлог!
   Занятия по маскировке проводились каждый день, даже в выходные, и были вынесены из общей сетки расписания в первую половину дня. На светлом факультете я привыкла, что занятия проводятся до обеда, а потом можно распределять время по собственному усмотрению. Поэтому для меня перестраиваться на вторую смену оказалось сложновато. Не будь рядом Люцифэ, я бы постоянно куда-нибудь опаздывала или что-нибудь забывала.
   На первом же занятии мастер Хаоки монотонным нудным голосом перечислил нам пунктов пятьдесят своих требований и предупредил, что он не потерпит какого бы то ни было неповиновения. После этого нам были розданы небольшие чистые листочки, в которые наставник предложил вписать любой персонаж, или как он выразился, "маску", которая должна сопровождаться короткими пояснениями по требуемой теме. Дав время на размышление, мастер Хаоки собрал листики, перемешал и вновь раздал.
   - Завтра вам нужно будет надеть доставшуюся вам маску, однако хочу напомнить, что без детального знания характеристик выпавшей вам расы ничего толкового не выйдет. Поэтому предлагаю всем сейчас направиться прямиком в библиотеку, обновить определённые знания по расоведению. И учтите, я не люблю, когда ограничиваются основными чертами, имея лишь поверхностное знание о представителе доставшегося вам народа. Свободны.
   Роли всем достались самые разные. В принципе, если рассуждать трезво, то скопировать повадки и манеры представителя определённой расы не является большой сложностью. Не зря же нам вдалбливали эти знания на протяжении полутора сианов (а остальным ученикам и того больше). В теории мы всех их изучали более чем подробно, в том числе в плане поведения и мировоззрения.
   Вот только почему я должна изображать орка?!? Почему мне не достался, например, полуночный эльф или тот же хорс, на худой конец? А ещё лучше взять тех же нимф или лапифов или онаров - вполне приятные незаморочные личности с достаточным уровнем интеллекта и манерами.
   - Пошли? - предложил Люцифэ. Я невесело поплелась следом за другом, раздумывая над своей невезучестью. Хватило меня на половину пути до библиотеки, после чего я мрачно пожаловалась:
   - Люцифэ, почему я должен изображать именно это жвачное животное поперёк себя шире с повадками уголовника, этого орка? Разве я на него похож?
   - Не похож, - покладисто согласился Часовщик. - Но я думаю, это ещё не худшее из возможного. Мне досталась так вообще непонятная роль. Ты где-нибудь встречал злобствующего дракона?
   Я покраснела и пролепетала, пытаясь оправдаться:
   - Я совершенно не знал, что писать. Вот, первое, что в голову пришло...
   - Но почему именно злобствующий?! Я даже понятия не имею, что это за эмоция такая! Злой понимаю, обозлившийся, недовольный, обиженный на судьбу... но злобствующий - это как может быть?
   Непрестанное бурчание Люцифэ заставило меня задуматься. До этого момента я не относилась к заданию серьёзно, впрочем, как и многие другие. В отличие от Часовщика.
   - Ты и вправду хочешь изобразить дракона?
   - Конечно. Мне и самому интересно, смогу ли я влезть в шкуру дракона. Злобствующего. Это трудная задача. Драконы не та раса, которая выказывает эмоции окружающим.
   - А если бы тебе досталась роль шута, то ты его тоже всерьёз пытался бы изобразить? - с подозрением уточнила я.
   - Без малейшего сомнения. По-моему, ты просто не понимаешь смысла нашего задания. Ты должен не просто выступить на потеху кому-нибудь. Тебе нужно научиться становиться кем-либо другим, менять не только внешность и движения, но, в первую очередь, эмоции и мировоззрение. Нет ничего унизительного, чтобы на время стать шутом или безумцем, пока это тебя не оскорбляет. Если же ты отрицаешь навязанную тебе роль, маску, то обязательно будешь выглядеть неправдоподобно и нелепо, а чувствовать себя ещё хуже. Научись получать удовольствие даже от неприятной тебе работы или хотя бы от осознания, что ты смог её сделать. К тому же я считаю, что маскировка - это очень интересно. А в перспективе ещё и крайне полезно. Нам частенько придётся надевать ту или иную маску, когда мы будем работать в кольце. Как минимум раз в сиан нам будет доставаться задание на территориях самых отдалённых уголков Империй. С помощью этих занятий ты сможешь не только выполнять так называемые "непрямые поручения", но и лучше понимать представителей расы, среди которых тебе придётся жить, быть может, на протяжении долгих лун, скрывая свои истинные эмоции.
   Энтузиазм Люцифэ так и бил через край, что я просто не могла не заразиться его отголосками, а затем постепенно понять и принять позицию Часовщика. Это и вправду оказалось весело. Из Люцифэ получился убойный дракон. Все окружающие поначалу ругались и не понимали, с чего это спокойный уравновешенный Часовщик внезапно превратился в высокомерное, придирчивого, крайне въедливого и непрестанно всем недовольное существо, считающее своё мнение единственно верным. Я потешалась от всей души, глядя на недоумевающих наставников и ребят. Однако после ужина мне самой стало не до смеха: Люцифэ, не снимая маски "злобствующего дракона", добрался до меня.
   - И это всё, на что ты способен? - скучающим тоном поинтересовался Часовщик, доведя меня до состояния полного изнеможения уже через бой совместных тренировок.
   - Я вскоре вновь приду в норму, - тяжело дыша отозвалась я, отворачиваясь, чтобы скрыть застилающие глаза слёзы. Я не ожидала от всегда понимающего Люцифэ такой жесткости и не могла скрыть своей обиды, хоть и пыталась со всех сил.
   - Твой уровень неприемлем. Вставай.
   - Люцифэ, я...
   - Вставай.
   - Послушай, Люцифэ, я серьёзно.
   - Я тоже. Подымайся.
   - Люцифэ, я не могу.
   - Глупый самообман, который мешает тебе двигаться дальше.
   Часовщик заставил меня подняться и продолжить тренировки, но вскоре я не выдержала и разрыдалась. От его завышенных требований, обиды и больно жалящих слов. Я ему доверилась, расслабилась...
   - Зачем ты надо мной издеваешься?
   Люцифэ присел рядом и легонько поцеловал кончики пальцев, но когда заговорил, голос его был холодным и отстранённым.
   - Не я мучаю. Проблема в тебе. Ты просто поставила себе глупые ограничители, мешающие дальнейшему развитию. Равианикиэль никогда не интересовался боевыми искусствами, тем не менее, он положит на лопатки абсолютно любого феникса буквально за считанные мгновения. Ты же занимаешься уже полтора сиана и достигла столь посредственных результатов за это время. И проблема не в том, что тебя плохо обучают. Повторяю: проблема в тебе. Ты возомнила, что слаба и мешаешь себе становиться сильнее. В тебе сокрыты огромные силы, но ты не хочешь впустить их на свободу.
   - Не правда!
   - Может, тебе вообще не стоит бороться против себя и продолжать обучение?
   - Нет, стоит! - я уже справилась с наплывом нежелательных эмоций, с вызовом глянула на Люцифэ и вывала руку. - Не хочешь со мной возиться - не надо, но не оскорбляй меня необоснованными обвинениями.
   Часовщик провёл растопыренной ладонью по лицу. Когда он отнял руку, то посмотрел на меня со смешанным чувством нежности и боли.
   - Дарк, я не пытаюсь тебя оскорбить. Ты просто не осознаёшь своей силы и от этого бьёшься головой о стены маленькой коробки, вместо того, чтобы оглядеться в поисках двери в огромный мир. Я посмотрю литературу в библиотеке... надеюсь, она там есть. Однако уже сейчас могу с уверенностью сказать тебе: забудь слова "не могу" и "устал", они заточают тебя в клетку слабости и жалости к себе. И давай ты отныне не будешь пререкаться на тренировках.
   - Что с тобой случилось? Раньше ты не был столь требователен и жесток ко мне, - растерянно пробормотала я, оторопевшая от пространной проповеди Люцифэ. Подобные нравоучения скорее в духе моей шизы, у Часовщика же до сегодняшнего дня был совершенно другой подход и отношение.
   - Мне помимо воли приходится быть жестоким. Я просто боюсь, что с тобой может случиться что-нибудь, стоит мне отлучиться пусть даже ненадолго. После стычек с тенями меня постоянно терзает подсознательный т за тебя. Что, если меня не окажется рядом в очередной момент опасности? Если с тобой случится несчастье, то я непрестанно буду винить себя за мягкотелость и снисхождение. Теперь я понимаю, отчего мой наставник гонял меня до кровавого пота. Я тогда готов был его возненавидеть, а теперь благодарен и полностью солидарен с его позицией. Поэтому я намереваюсь заняться твоей подготовкой всерьёз.
   Люцифэ сдержал слово. Так меня только Марианна с Риокой гоняли, но с одной существенной разницей: сейчас я не пила стимуляторов. Было невообразимо сложно. Угодить Часовщику оказывалось почти невозможно, зато если мне удавалось, то друг превращал эти моменты в настоящий праздник. Нет, Люцифэ не ограничивался одной физической подготовкой, он был требователен во всём: продумывал моё расписание, мы вместе готовили уроки и задумывали разные каверзы для наставников и одногруппников, отбывали за это наказания. И тем не менее, именно Часовщик смог первым показать мне, что значит жить полноценной жизнью, упиваясь каждым её мгновением.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"