Путешественница: другие произведения.

Падение

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 8.05*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Эта история насчитывает миллионы лет, но именно она превратила наш мир в то, чем он является сегодня. Для этого так мало понадобилось: всего лишь пару слов...

  
  
   Я хочу описать здесь предысторию второго нашествия, рожденного в недрах Империй и приведшего к новому повороту на дороге истории. Второе нашествие - война, пошатнувшая самые основания Грани, установленной древними предками, дабы оградить кусочек мира от вселенского зла. Но существует ли зло? И если да, то может быть, оно скрывается совершенно не там, где мы его ищем?
   С воздвижением Грани существа, жившие в Империях были признаны как существа порядка, все остальные были названы порождениями Хаоса.
   Первое нашествие навсегда изменило судьбу Империй и в каком-то смысле породило расу людей. Первое нашествие - это борьба существ Хаоса против установления Грани. Тогда Драконы Порядка уговорили одного из Творцов создать расу, которая была бы способна, при воздействии на неё чужеродной магии, полностью изменяться. Путем договоров и испытаний, на основе людей, ангелов и демонов, были созданы защитники Грани и установленного в Империях миропорядка. У каждого человека с самого рождения существовало два предназначенных ему хранителя.
   Второе нашествие сделало из нас тех, кем мы являемся сейчас: проклятый народ, забывший себя и отрёкшийся от своего создателя.
  
  
  
  
  
   Он стоял на вершине горы и гадал, сколько ещё смогут продержаться эти глупцы-рейнджеры.
  "Одну луну, может две... Идиоты! Всё равно это бесполезно. У них нет никого, кто мог бы противостоять силе наших Богов".
   Он посмотрел вниз, на то, что ещё утром было процветающим городом, одной из столиц Ниары. Там всё ещё пылали многочисленные пожары, и возникало ощущение, что дым пытается скрыть от глаз неба эту ужасную картину разрушений.
  "А, может быть, и вправду пытается. Наверно, их Боги-Созерцающие просто-напросто не хотят видеть своих детей поверженными. - Он хмыкнул. - Но на то они и Созерцающие, что бы ни Джера не делать. Даже если их народу грозит полное уничтожение".
   Сзади неслышно подошел молодой феникс и склонил голову, ожидая, пока предводитель обратит на него внимание. Лайл не оборачиваясь, спросил:
   - Всё готово?
   - Да, Повелитель. Две тысячи девушек, как Вы приказали. - Темноволосая голова склонилась ещё ниже. - Раненых добили, остальных переправили на Рынок.
   - Каковы наши потери?
   - Шестеро фениксов убиты, семеро тяжело ранены.
   - Хм-м... - Лайл нахмурился, он рассчитывал на меньшее. - Их отправили в Альдос?
   - Да, Повелитель.
   - Как продвигаются дела с храмом?
   - Скоро переправят, Повелитель. Правда, Пророк не доволен...
   - Перебьётся, я не собираюсь бегать к нему, пересекая каждый раз полвселенной, чтобы услышать очередную нотацию. - Повелитель Тьмы резко обернулся и внимательно посмотрел на склоненную перед ним фигуру. Молодой, феникс дал бы ему не более шестидесяти сианов*, с длинными, неровно обрезанными, иссиня-чёрными волосами, узкими плечами и хрупким телосложением - его легко можно было принять за девушку. Однако в этом возрасте это нормальное явление... сианов через тридцать-сорок эта хрупкость исчезнет, женственность пропадёт. Хотя есть и исключения.
  Повелитель Тьмы молниеносно сделал два шага, с силой схватил парнишку за подбородок и поднял его голову.
  "Губы мягкие и податливые, в глазах вызов, но где-то в глубине ещё сущёствует намек на страх, ресницы длинные и пушистые... М-да".
  Лайл отпустил подбородок мальчишки, и голова вновь опустилась, длинная челка скрыла странный блеск глаз. В голосе Повелителя прозвучала едва уловимая насмешка:
  - Ты со мной не согласен?
   - Я готов пойти за вами на смерть, Повелитель... Но не уважать Пророка?..
   "Интересно... высоко целишься, малыш. В нашу команду просто так не попадают... тем более в столь юном возрасте".
   - Я не говорю, что я его не уважаю. - Лайл прищурился. - Кстати, сколько тебе сианов?
   Каел от удивления даже поднял голову и ошарашено посмотрел на Повелителя.
   - Шестьдесят три.
   " Мальчишка! - мысленно взорвался Лайл. - И какого демона их отправляют на войну? И потом из-за таких вот недоучек всё идёт вкривь и вкось, хотя данный случай может быть редким исключением".
   - Как тебя зовут?
   - Каел, Повелитель.
   - Где тот, за кем ты пошёл сюда?
   Каел едва заметно вздрогнул, но ровным тоном произнёс:
   - Его сегодня убили.
   "Его любовника сегодня убили... Он мог бы отправиться с ранеными домой, но не захотел. Ну что ж, значит это твои проблемы, малыш".
   - Завтра будешь присутствовать в храме во время жертвоприношения, - ровным голосом произнёс Лайл, а про себя добавил: - "Посмотрим, сможешь ли ты выдержать такое?"
   - Как скажете, Повелитель.
   - Пришли ко мне Огонька, а сам свободен.
   Каел поклонился, Лайл вновь вернулся к созерцанию уничтоженного города и своим размышлениям.
  "Если мы будем такими темпами продвигаться вглубь страны, то через несколько лун подойдём к Мире - второй столице Ниары. Там может быть портал к Долине Миротворцев. Тогда, чтобы добраться до цели, понадобиться не более двух лунных фаз... Знать бы ещё, как эти рейнджеры умудрились уничтожить команду Князя. Войны и Учёные, которых мы опрашивали, не знали ответа на этот вопрос... или не помнили. Так что же случилось в этой долине? Ещё и название такое бредовое дали - Долина Миротворцев..."
   - Лайл. Ла-йл!
   - А может быть по тому и назвали, что...
   - Л-а-й-л!!! Чтоб тебя! - рявкнул кто-то сзади.
   - Да слышу я. Ты что не можешь тихо постоять в сторонке? - не оборачиваясь, поинтересовался тёмный феникс.
   - И не мечтай. Я не собираюсь торчать здесь весь день, ожидая, что ты соизволишь обратить на меня внимание.
   - И с чего ты взял, что тебе придется ждать моего внимания весь день? - со странной интонацией спросил Лайл.
   - Потому, что ты опять начал рассуждать о своем брате, - буркнул друг.
   - Почему ты так решил?
   - Да хотя бы потому, - огрызнулся Ивен, - что когда ты начинаешь думать о Долине, у тебя появляется этакое отрешённо-дебильное выражение лица, как у влюбленного пацанёнка.
   - На се...
   - А самое опасное то, что ты ничего не видишь и не слышишь! - злобно закончил Огненный Вихрь.
   - Чья бы псина рычала, - протянул Лайл. - Ты бы хоть когда-нибудь в воду посмотрелся, когда считаешь, что тебя никто не видит.
   - Вообще-то у меня зеркало есть. И никого дебильного я там не лицезрел. Конечно, если тебя в комнате не было!
   В тёмных глазах Лайла появился странный блеск.
   - Вот как... Всплывают новые факты, - издевательски произнес он. - И с какой это радости ты начал прихорашиваться перед зеркалом?
   - Ну знаешь! - вспыхнул Ивен, и, понимая, что переспорить друга он всё равно не сможет, изменил тему: - Зачем ты хотел меня видеть?
   Лайл победно хмыкнул.
   - Выбери ребят для жертвоприношения и просвети Каела насчет его роли: он будет приносить главную жертву Пророку. - Губы Повелителя Тьмы скривила нехорошая улыбка.
   - Какого Каела? - не понял Ивен.
   - Тот парнишка, с которым ты разговаривал.
   - Он ещё ребенок! - попытался возразить Огненный Вихрь.
   - Это его проблемы, - жестко ответил Лайл. - Сотню девчонок отдай парням - пусть развлекутся. Алтари для Жнеца и Оружейника готовы?
   - Почти.
   - Хорошо. До меня дошли слухи, что среди пленных есть рейнджер, который знает быструю дорогу к Долине. Это так?
   - Да, - с лёгким неудовольствием вздохнул Ивен и, не удержавшись, пожаловался: - Но он молчит о том, где именно она находится.
   - Разговори его. И побыстрее.
   - Как прикажете, ПОВЕЛИТЕЛЬ.
   - Тебе-то что не нравится? - внимательно глянул на друга Лайл, не понимая, откуда подобный сарказм.
   - Пророк недоволен.
   - И ты туда же? С Пророком я сам буду разбираться.
   - Или, точнее, он с тобой...
   - Встретимся вечером у алтарей. - Лайл вновь посмотрел на покоренный город, но не его он видел перед собой. Взгляд феникса рассредоточился, а навязчивые мысли не желали давать ни стигны покоя. - Что с ними могло произойти?
  
  
  ХХХ
  
   Восемь фигур, укрытых черными плащами, неподвижно застыли полукругом перед залитым ещё теплой кровью алтарем, на котором лежала связанная девушка. C другой стороны на возвышении стоял резной деревянный трон, потемневший от времени и обилия попавшей на него и въевшейся за сианы крови. Насколько знал Лайл, для того, чтобы увидеть будущее достаточно одной-единственной девушки. Но Пророк любил помпезность и многочисленные жертвы, большую часть из которых убивал собственноручно. Чаще всего фениксы загоняли очередную партию девушек в храм, а сами старались побыстрее оказаться как можно дальше. Одно дело сражаться с противником или устраивать резню сопротивляющихся, и совершенно другое слышать эти непрекращающиеся жуткие вопли беспомощных девушек.
   Девятая фигура склонилась над алтарём. Каел. Ему предстоит достать ещё бьющееся сердце и поднести его в дар Пророку. Пока феникс держится неплохо, но самое противное впереди. Повелитель Тьмы почувствовал слабые угрызения совести, но быстро заглушил их. Мальчишка мог поступиться своей гордостью и отказаться. Никто бы его не порицал: Пророка уважали и побаивались, но добровольно участвовать в обрядах жертвоприношения вряд ли кто вызовется. Девушка закричала, Каел содрогнулся. Остальные не шелохнулись, прикрываясь масками безразличия.
   - Вы долго собираетесь возиться? - недовольный голос Пророка заставил мальчишку вздрогнуть. Божество восседало на троне, хотя секунду назад его нигде не было видно.
   - Простите. - Каел громко сглотнул и, пробив рёбра, вырвал голой рукой сердце из груди жертвы, девушка захлебнулась криком и обмякла.
   - Придурок, - взвыл Пророк. - Она не должна была умереть так быстро! Кто этого недомерка пустил проводить церемонию?!
   - Я. - Повелитель Тьмы смело встретил взгляд взбешенного Кровавого Пророка.
   - Пшёл вон отсюда!
   - Как скажешь, - пожал плечами Лайл.
   - Да не ты, балда, - раздражённо поморщился Пророк. - Мальчишка. Ничего не умеете.
   - Тело остывает, - напомнил Повелитель Тьмы, которому, несмотря на сианы, проведённые вблизи божества, совершенно не нравились пристрастия последнего.
   - Ничего, девчонок ещё много.
   - А времени у нас - нет.
   -Ты смеешь перечить мне?! - вспыхнул Пророк, но тут же успокоился: - Ладно.
   Божество соскочило с трона, подошло к алтарю и запустило руки в ещё теплое тело девушки. Послышался неприятный чавкающий звук извлекаемых внутренностей. Лайл смотрел на пустой трон, не желая видеть ужасную картину у его подножья. Хотя что нового он там может увидеть?
   Пророк склонил голову, всматриваясь в одному ему видимые знаки, и торжественно произнес:
   - Я вижу... - он замолк, все благоговейно внимали наступившей тишине, и вдруг Пророк зло рявкнул: - Я ни тени не вижу! - Все присутствующие удивленно на него воззрились. Божество же всё сильнее разъярялось: - А всё потому, что некоторые меня не желают слушать! Зачем было переносить храм? Ах да, до него же добираться на трех порталах, а тут прямо под боком. А о том, что там и земля подходящая, и аура лучше думать, конечно же, не стоит! - Пророк внезапно полностью успокоился и сказал, обращаясь к замершим фигурам в плащах:
   - Передайте мой... гм... моё слово всем воинам. Немедленно переправляйте храм обратно и возвращаетесь на Альбиос!
   Повелитель Тьмы опешил:
   - Так ты же ничего не увидел!?
   - Пророк сказал, - последовал сухой ответ. - Все свободны.
   - Но...
   - А ты останься, Повелитель Тьмы. - Кровавый Пророк повернулся к остальным участникам обряда. - Передайте мои слова, а так же приказ собираться.
   - Но Про...
   - Молчать! - Рявкнуло божество, пригвождая Лайла к земле своим тяжелым взглядом и не давая тем самым возможности пошевелиться, пока остальные не удалились.
   Лайла всегда поражала сила, спрятанная в глубинах этого детского тела. Пророк древен, но он ни то чтобы не старился, он даже не взрослел.
   - Садись, - Пророк указал Лайлу на подлокотник своего кресла. - Я понимаю, что для тебя значил брат, но... - он поднял руку, не давая перебить себя, - дальше продолжать завоевания, не зная, что ждёт тебя впереди глупо... И дело даже не в недостатке жертв, этого хватило бы, особенно если учесть, что вы установили храм на место только что погибшего города. Я подозреваю вмешательство третьих сил.
  Пророк рассеянно посмотрел в никуда, мыслями он был далеко отсюда.
   - Есть существа, которые сами создают нить своей судьбы, а потому к ним не подходит ни один из всевозможных видов предсказаний. Плохо не то, что они существуют сами по себе, а то, что взаимодействуя с окружающим их миром, они вносят сумятицу и изменяют линии судьбы всего, с чем соприкасаются.
   - Хм, а я думал, что ты на то и великий пророк, что бы всё знать о будущем... Правда, вытянуть из тебя эти сведения весьма проблематично... - Лайл соскочил с подлокотника и направился к выходу. - Если проблема только в том, что нам предстоит встретиться с тем "кто свою судьбу строит сам", то я не думаю...
   - А ты не думай! - грубо оборвал его Пророк. - Сядь на место! И внимательно выслушай, что говорят старшие... Неужто ты меня считаешь настолько старым и осторожным?
   "Хм, насчёт нестарого - если учесть, что ему почти полмиллиона сианов - я мог бы и поспорить, а вот что он решил перестраховаться, это да!" - подумал про себя Лайл, но вслух на эту тему высказываться поостерёгся.
   Пророк тем временем продолжал:
   - Проблема в том, что "сами строящие свою жизнь" не являются детьми этого мира. Они созданы искусственно, вне картины бытия на основе других существ. И Мироздание не воспринимает их. Насколько я помню, ты никогда особо не усердствовал в тех предметах, которые напрямую не относились к твоим способностям, - Лайл скривился, как будто съел гиану*. - Так вот, хочу тебе преподать небольшой урок истории.
   Послышался показной горестный вздох. Тёмный феникс не любил, когда ему указывали на собственное несовершенство. Но слушать рассказы Пророка было довольно интересно, так что приходилось терпеть.
   - Ты помнишь, когда была воздвигнута Грань?
   - Э... десять миллионов сианов назад, - осторожно предположил Лайл, чувствуя себя снова маленьким, изучающим в Академии древнюю историю, и сразу получил по шее, как и в те давние времена.
   - Нет, кретинизм, похоже, не излечим, во всяком случае, на данном примере. Специально для любителя спать на уроках истории объясняю, что от сиана воздвижения Грани мы и ведём новый отсчёт времени. А значит прошло семь миллионов пятьсот сорок семь тысяч восемьсот двадцать шесть сианов.
   Лайл начал внимательно изучать потрескавшийся потолок. Пророк удручённо покачал головой.
   - Так вот, Грань была воздвигнута, чтобы создать часть пространства во Вселенной, где царит Порядок. - Пророк подозрительно покосился на "ученичка", который с неослабевающим вниманием изучал слабозаметный рисунок трещин над головой.
   - Надеюсь, ты не проспал ещё и тот минимум лекций, которые отводились на основные положения Порядка? - Лайл, не отрываясь от созерцания, начал тихонечко насвистывать мотив одной из весёлых песенок, всем своим видом показывая, что он тут ну совершенно ни при чём и с большой радостью согласился бы сойти за предмет интерьера. Пророк горестно вдохнул и внезапно рявкнул так, что фениксу пришлось задействовать всё своё самообладание, чтобы не подскочить и не кинуться прочь с такого "урока":
   - Да какого демона вы вообще учитесь! Убрать весь курс истории и мировидения, так вы только рады будете! Всё равно ничего не знаете!
  "Вот-вот, - мысленно поддакнул Лайл, - а ещё риторику, политику, этику, эстетическое воспитание, манеры и ещё с десяток никому ненужных предметов".
  - Вам бы только мечами махать с утра до ночи, - продолжал разоряться Пророк.
  "Вообще-то лучше заклинаниями - эффективней".
  - А вот что вы будете делать, если придётся драться против демонов или, скажем, проклятых?
   Лайл опустил голову, скрывая за упавшими волосами промелькнувшее в глазах раздражение, но ответил максимально вежливо и терпеливо:
   - Мы проходим общую демонологию, а также сравнительный анализ существ, которых можно встретить по нашу сторону Грани.
   - Да? ... - Голос Пророка стал сладким настолько, что захотелось отплеваться. - В вашу программу, я полагаю, до сих пор входят такие существа как ангелы, некроманты, наги, список продолжать?
   - У нас таких не водится, - неуверенно буркнул Лайл, не понимая, зачем Пророк вообще завёл этот разговор.
   - Не водится, но периодически они откуда-то появляются. И почти все они, между прочим, являются так называемыми порождениями Хаоса. И в данной ситуации у тебя неплохой шанс с кем ни будь из них встретиться. А, между прочим, в библиотеке есть книги, чуть ли не по всем видам существ.
   - Угу-м, на древних языках, - не удержавшись, язвительно вставил Лайл.
   - Только не говори что у тебя ещё и с языками проблемы, - с ехидцей протянул Пророк, с презрением поглядывая на молодого феникса.
   "Вот уел, так уел!" - Повелителю Тьмы захотелось провалиться сквозь пол или переместиться куда подальше, пусть даже в самый центр вражеского лагеря. Лишь бы не видеть уничижительного презрения в глазах мальчика-божества.
   - Дед, ну может, хватит, а? - чуть ли не взмолился Лайл, которому надоело, что его раз за разом тыкают носом в собственное незнание.
   - Ну ладно, - смилостивился самоназванный предок. - Хватит, так хватит. На чём это мы остановились? Ах да, на Порядке. Отсюда и продолжим... Порядок существует в тесной связи с Хаосом, можно даже сказать зависит от него.
   - Это как? - изумился Лайл. - Эти силы ведь борются друг против друга.
   - Борются. Но при исчезновении хаоса исчезнет и порядок. Ведь правила не существуют сами по себе, они созданы, чтобы избегать чего-либо, запрещать что-нибудь. Зачем существовать закону, который невозможно обойти?
   - Это по принципу: зачем запрещать змее летать?
   -Так, здесь понял. Далее начинается самое интересное. Порядок сам по себе слабее хаоса, ведь он ограничен жесткими правилами, но именно они дают ему силу к сопротивлению. Сейчас эти правила всё больше стираются, но изначально они были возведены в абсолют. И вот те, кто захотел установить Порядок, столкнулся с большой проблемой: им нужно было защищать свою идею, но как победить противника, превосходящего тебя по силам? Алакосты, так звался этот народ, из-за своих правил, не могли уничтожать... своими руками. Но мораль у них была довольно подвижна, поэтому они начали свои эксперименты по созданию орудий борьбы с Хаосом, через... Хаос.
  Пророк поймал недоуменный взгляд Лайла и улыбнулся.
   - Они начали создавать идеальных воинов, способных изгнать существ Хаоса за границу определённой территории. Но подопытными выступали реальные существа: проклятые, химеры, фениксы, демоны, ифриты... В ходе экспериментов получались отличные воины, но Алакосты были недовольны. Я подозреваю, из-за того, что не имели достаточной власти над этими созданиями. Вершиной развития являлись так называемые Триадцы и Миротворцы. Триада являла собой фактически непобедимое трио - увы, я не знаю, из кого оно состояло, - которое очень быстро очистило территорию Империй. Триадцы также помогали укреплять Грань и изгонять прорывающихся существ Хаоса. Потом, похоже, появились разногласия между Триадой и Алакостами, и Триадцы были уничтожены (правда, не представляю, как это сподобились сделать), а их обязанности взяли на себя Миротворцы - боевая единица из девушки-воина и ангела. Их преимущество состояло в том, что они были связаны жесткими правилами, основополагающим из которых - не убий!
   Лайл ошарашено уставился на своего наставника:
   - Ка-как не убий? А... как они тогда могли драться, защищать Империи?
   - Мне тоже очень интересно, куда они дели своих противников. Особенно, если учесть, какие у них были противники.
   Лайл несколько мгновений сидел молча, потом сказал:
   - Спасибо за урок, но каким боком это относится ко мне?
   Пророк окинул его цепким взглядом и прикрыл глаза:
   - Ты прав, к тебе это не относится... к одному тебе, но вас здесь много, и крови, и разрушений вы принесли тоже немало. Так что, продолжая путь, особенно к их долине, вы рискуете встретить весьма недружелюбный приём.
   - Но... я думал, что этого народа уже давно нет!
   Пророк горько улыбнулся и покачал головой:
   - Если ты о чём-то не слышал, то это не значит, что этого не существует.
   - А фениксы... если они, то есть мы - зло, то почему мы живём здесь, в Империях, а не изгнаны за Грань?
   - Почему? Растёшь малыш, - похвалил Пророк, отчего Лайл скривился. Он терпеть не мог, когда его так называли и столь пренебрежительно относились.
   - Да потому, что все истинные фениксы либо давно уничтожены, либо за Гранью... Сами по себе вы существа порядка, созданные Алакостами. А в обиду своих детей они не дают, даже если те, по их мнению, неразумны, но и вмешиваться, чтобы исправить ошибки, не хотят. Вот и получилось, что с некоторых пор раса фениксов является симбиозом, существами, принадлежащими к Порядку и Хаосу. Но, по мнению Алакостов, мы не настолько опасны, чтобы применять крайние меры.
   - Не понимаю. Мы ведь гроза Империй.
   - А что здесь понимать? На что направлена большая часть обучения в Академии?
   - На подавление эмоций, на полный самоконтроль.
   - Так, а это зачем?
   - А-а... э-э... Чтобы стать хорошим воином? - осторожно предположил Лайл, чувствуя подвох, но, не понимая, в чём он заключён.
   - Воином, - хмыкнул Пророк, потом посмотрел вперёд, как будто сквозь стену, - не для этого, а чтобы остаться самим собой, не сойти с ума. Фениксы не могут проникать сквозь Грань самостоятельно, впрочем, как и большинство остальных существ... Но могут сделать это по приглашению, вызову. Например, чтобы вызвать проклятого много не нужно, но проблемно его контролировать, а тем более отправить обратно за Грань, когда отпадёт в нём нужда.
   - И как это относится к фениксам?
   - А ещё для этого нужно тело, в которое вселяется проклятый, выжигая разум, и которое является довольно сильным ограничителем его действий... - невозмутимо продолжил Пророк.
   - Точно, мост! - хлопнул кулаком по ладони Лайл, сообразив, к чему вело божество.
   - Мост, - согласился Пророк, - но на мосту существуют определённые правила. Феникс Хаоса может проникнуть в Империи единственным способом - вселиться в того, кто его победил...
   - А если не захочет?
   Пророк поморщился:
   - Повторяю: на мосту вступают в действие свои незыблемые законы. Я тебе рассказываю сильно упрощённый вариант.
   - А если специально проиграть?
   - Слава Созерцающим, они этого не умеют.
   - Ты молишься Созерцающим? - поддел Лайл.
   - Ты знаешь, что нет, но они высшие из Богов в Империях...
   - Да?.. А почему они тогда ничего не делают?
   - Зря ты так думаешь, - улыбнулся Пророк, - ведь Созерцающие и есть Алакосты.
   - Но ведь Алакосты - Творящие?!? - совершенно запутался тёмный феникс.
   - Ну да, но не всё же время творить? Они создали новые народы, а теперь присматривают за ними. Самое главное их назначение сейчас - сбор информации, которую они могут впоследствии либо передать достойным, либо использовать в своих новых творениях.
   - Так вот, - вернулся к прежней теме Пророк, - в случае победы феникса Хаоса он получает своего противника, хм... для развлечений что ли?... М-да, весьма своеобразных и жестоких развлечений.
   - А зачем это всё?.. Ну, уметь контролировать себя?
   -Не себя, его. Ведь на мосту ты получаешь не просто магическую силу. В тебя вселяется иное, чужеродное существо, со своими желаниями, мыслями, памятью. И ты думаешь, что ему так уж и нравится, что его просто-напросто используют? Нет, борьба идёт не только на мосту, она продолжается всю жизнь. В чём она заключается? Хочешь, сравним тебя, как больше феникса Порядка, и меня, где ведущим является феникс Хаоса? Вот пример: что ты чувствуешь, убивая невинных, беспомощных?
   Взгляд Лайла стал вдруг холодным и пустым, впрочем, как и голос, которым он произнёс это слово:
   - Ничего.
   - Вот видишь? А мне это нравится, я упиваюсь каждым мгновением их мучений, страха, боли. Мы более жестоки и прагматичны. А вот существа, созданные Алакостами, чаще руководствуются чувствами, мимолётными желаниями. Вот еще различия: большинство существ Хаоса не умеют ничего создавать и не способны на любовь.
   - Мы тоже на это не способны.
   - Ошибаешься мальчик, сильно ошибаешься, - слегка снисходительно покачал головой Пророк. - Просто фениксы - однолюбы. Поэтому и влюбляться боитесь. Интуитивно.
   - Было бы в кого! Спасибо, дед, за лекцию и предостережение, но я не отступлюсь от своего.
   - Вот и лезь в пасть к химере, но остальные здесь причем? - вызверился Кровавый Пророк, поняв, что только зря потратил время, пытаясь образумить этого упрямца. - Если собираешься сгинуть, то иди один, нечего будоражить парней.
   - Хорошо, я так и сделаю. Прощай, дед.
   Повелитель Тьмы встал и направился к выходу. За дверью в храм нетерпеливо переминался с ноги на ногу Огненный Вихрь.
   - Пророк сказал возвращаться, да? - спросил он, стоило Лайлу закрыть за собой дверь.
   - Да.
   - И мы вернемся? - пытливо глядя в глаза предводителю, потребовал огненный феникс
   - Вы - да. А я продолжаю путь.
   - Но...
   - Лагерь почти собрали. Поспеши. И дай мне пройти, - холодно перебил друга Повелитель Тьмы, который, осмыслив сказанное Пророком, решил, что путь ему и вправду лучше продолжить в одиночестве. Но Огненный Вихрь заступил дорогу и схватил командира за предплечья.
   - Лайл! Для начала выслушай меня. Во-первых, если ты думаешь, что я отпущу тебя одного, проклятый знает куда только из-за того, что Пророк сыграл на твоем самолюбии, то ты очень сильно ошибаешься. Не перебивай меня! Во-вторых, рейнджер раскололся: он рассказал, как быстро добраться до Долины.
   - Где он? - тут же подобрался тёмный феникс, как цербер, взявший след.
   - Не выдержал и отправился к праотцам. Так что теперь только я знаю эту дорогу.
   - Выкладывай! - потребовал Повелитель Тьмы.
   - Ща-аз! Размечтался. Я иду с тобой, и точка.
   Лайл удивленно посмотрел на друга. Раньше тот никогда не смел ему перечить или активно отстаивать свою точку зрения. Что на него нашло?
   - Ивен, это предприятие слишком опасное и, скорее всего провальное. Ты слишком молод чтобы...
   - А ты, типа, такой дряхлый старик! - не выдержал Огненный Вихрь. - И жить тебе больше незачем, кроме твоего брата.
   - Ладно, поступай, как хочешь, - сдался Лайл.
   - Отлично. Пошли к костру, там команда ждет.
   - Ты и их подбил на это предприятие?!
   - Обижаешь! - расплылся в улыбке Ивен. - Они сами возвращаться не хотят. А главным подбивальщиком был не я, а Джей.
   В дальнем конце лагеря собралась вся команда. Фениксы спокойно разговаривали и пили зелёный мираил*, не обращая внимания на суету вокруг и, похоже, никуда возвращаться не собирались. Лайла встретили подначки и подколы.
   - О! Наш герой объявился. Взбудоражил фениксов, а теперь за это по шее получил.
   - Небось, Пророк тебе косточки перемывал за прошлое подделанное предсказание? Нет? Странно.
   - Внимание, внимание, только сегодня мы имеем счастье лицезреть феникса, который наперекор здравому смыслу и предостережениям богов решил положить свою голову на алтарь памяти любимого брата. И ради этого сей идиот...
   - Все, прекратили! - Лайл недовольно насупился, столкнувшись в очередной раз с полным неуважением команды к своей особе. - Похоже, вы не сомневались в итоге нашей беседы.
   - Конечно. Если тебе что-то нужно, то ты становишься настырней мартинхора.
   - Ладно, я - идиот. А вы куда собрались?
   - Понимаешь, - откровенно поведал Джэй. - Идиотизм - это очень заразная болезнь.
   - Да ну?
   - Которая распространяется от командира к команде. Причем исключительно на его команду.
   - Фениксы не болеют, - попытался отшутиться Повелитель Тьмы.
   - Неправда! Любовь - это тоже болезнь, влез обычно молчавший Ролал.
   - Хи-хи. Заразная... - поддакнул Грин.
   - Насчет того, что заразная, не знаю. Но когда видишь влюбленного полудурка, сразу возникает желание его прибить, - предельно серьёзно пояснил Ролал.
   - Чтоб не мучился! - радостно подхватил Джэй.
   - То есть возвращаться вы не собираетесь? - ещё раз, на всякий случай, уточнил Лайл.
   - Не-а, - в унисон ответило сразу несколько голосов, после чего грянул дружный хохот.
   - А-а... это опасно.
   - Смеёшься? После Академии, прогулки на утес Драконов, охоты на Сирен... продолжать? Пойми, балда, ты от нас не отделаешься. Особенно, если впереди нас ждёт знатная заварушка, - мечтательно улыбнулся Ивен.
   - Хорошо-хорошо. Только учтите: вы меня уже достали, - стараясь выглядеть раздражённым, процедил командир .
   - Кто бы сомневался. Ты один, а нас десять.
   - На рассвете выступаем. Кто проспит, может даже не стараться догнать остальных.
   - Идёт!
   - Как скажешь, предводитель.
   - Слушаемся и повинуемся.
   Лайл только вздохнул: цирк на выезде. Нет, всё-таки хорошая команда у него собралась. Ребята верные и проверенные. Вот только пожёстче с ними надо, а то совсем распоясались.
  
   ХХХ
  
   Тихонько сбежать посреди ночи не удалось. Заботливые фениксы опутали своего непоседливого предводителя таким количеством различных заклинаний, что на их снятие времени уйдет до следующего вечера, а если грубо порвать хитроумную многослойную сеть, то большую часть команды будут собирать долго и упорно. Если будут...
   Лайл лежал, боясь пошевелиться, и вспоминал вчерашний день: разговор с дедом, с Пламенеющим Закатом. И тот туда же: нельзя искать Долину, особенно ему, Лайлу. Но почему? Может быть, Лотос еще жив? От рейнджеров он слышал, что в Долине есть оракул, который может указать истинный путь. Правда, непонятно, что представляет собой этот истинный путь и куда он приведет, но усидеть на месте Лайл не сможет. Эта скучная, однообразная жизнь у него уже в горле сидит: небольшие молниеносные набеги и немедленное отступление в Альдос. Скучно и монотонно. Он большие надежды возлагал на этот поход, но Пророк резко и категорично воспротивился.
   Когда-то фениксы были ужасом Империй, проводя всю жизнь в сражениях. Их имена до сих пор помнят и чтят. А что сейчас? Если бы их народ захотел, то поставил бы Империи на колени. А потом прорвался бы в Запретные Земли. Туда, за Грань. О существах, что там живут, ходят многочисленные легенды, но никто давно уже их не видел. Так что скорее всего это все преувеличенные, раздутые домыслы. Но где тогда правда? Их так долго обучают, чтобы сделать воинов, а потом заставляют маяться бездельем. Зачем? Зачем обучение в Академии и все те ужасы, через которые они проходят, если всё это ни для чего не служиат?
   После Академии он радовался свободе и жизни. Позади остались почти сто сианов, наполненных ожившими кошмарами и черными мрачными стенами. Радости и потери обучения, испытания, после которых превращаешься в бесчувственного голема.
  Академия. В её стенах погибает больше фениксов, чем во внешних войнах. Она выжимает из сердца каплю за каплей эмоции, перекручивает на жерновах душу и калечит тело. Не существует феникса, у которого не было бы шрамов. Фениксы ненавидят себя за свою обезображенную внешность - однако никто больше не подозревает об этой ненависти - и ненавидят от этого других. Это просто зависть. Никто по доброй воле не захочет разделить постель с фениксом. Они не помнят своих матерей. У них давно уже нет девушек, есть лишь игрушки и рабыни.
  Перед глазами встала живая картина одного из налетов на приграничные земли ниров. Лайла тогда отправили в разведку. Недалеко от деревни он наткнулся на влюблённую парочку. Они целовались и щебетали друг другу глупости, а он смотрел, отчего-то не в силах уйти. С одной стороны он совершенно не понимал, как можно в здравом рассудке нести такую чушь, с другой стороны ему безумно хотелось, чтобы кто-нибудь на него смотрел с таким обожанием и нежностью. А когда они упали на траву, он будто взбесился. И вместо своего любимого нира-девчонка получила в любовники безжалостного феникса.
   У феникса не может быть девушки ещё и потому, что большинство детей рождается от набегов, когда добыча идет по рукам. Лайл как-то интересовался у деда об этом. Тот туманно и запутанно объяснил, что у фениксов слишком сложная структура организма. Девушек-фениксов не бывает, и наследственный код полностью идет от парня. Теоретически могут быть фениксы-полукровки, но тогда кровь второго существа должна быть сильнее крови фениксов, а таких в Империях больше не встретишь. За исключением, наверно, драконов. Но род фениксов тоже идет от драконов, что те, само собой, категорически отрицают. Ведь эти ящеры считают себя божественными существами, у которых нет ничего общего с этими 'низкими, подлыми убийцами'. Алакосты совершенно забывают, что когда-то лично унизились и просили помощи.
  Но природа не выносит однообразия, поэтому для рождения истинно новой жизни нужен не один феникс. Как цинично заметил Пророк: чем больше, тем лучше. Кстати, Пророк, скорее всего ему никакой не дед, просто опекает с середины обучения в Академии. А ещё эта зараза постоянно требует, чтобы именно он, Лайл, проводил обряды жертвоприношения. Гадость. Хотя нет. Это ещё не гадость. Гадость, когда Пророк заставляет его присутствовать во время своих развлечений...
   Мысли подобно потоку, пробивающему себе русло, изменяли направление, увлекая Лайла совершенно в другую сторону. Отряд... ему было сто пятьдесят шесть сианов, когда он попал сюда. За двадцать семь сианов добился места третьего, ещё через тридцать стал предводителем и начал на костяке старой строить себе команду по своему усмотрению, за что теперь приходится дорого платить. Их отряд считают одним из сильнейших. Лучшим. Он не только прекрасно сбалансирован, как боевая единица, у них практически не возникает ссор, нет борьбы за власть. Немыслимое дело в среде властолюбивых, приверженных к строгой иерархии фениксов. Отрицательное в этом то, что ребята совершенно не подчиняются ему как предводителю, когда он пытается навязать им, по их мнению, очередное сумасбродство. Но это в обыкновенных обстоятельствах. В бою фениксы прекрасно понимают любой намёк на движение, и следуют малейшим приказам своего командира. Уж там-то никакой самодеятельности быть не может. Лишь там он - признанный предводитель. В остальном он один среди равных, что иногда сильно бесит.
   Небо по краю все больше серебрилось, возвещая скорый приход дневного светила. Дни и ночи здесь, в Ниаре, теплые, не то, что на Альдосе. Но это не имеет значения: фениксов с самого рождения приучают спать на вершинах вечно заснеженных гор и выживать в бесплодных пустынях, одновременно доводя до предела всякую чувствительность. Этакая извращённая пытка. Впрочем, как и всё обучение в Академии. Вскоре привыкаешь. Ко всему. Ведь только тогда у тебя есть шанс покинуть стены Академии. Живым.
   - Подъем! - Лайлу надоело лежать пластом. К тому же дневное светило вот-вот взойдёт.
   - Что, предводитель, спинка затекла? - тут же отозвался справа Ивен.
   - Снимайте с меня всю вашу гадость.
   - А может, мы того, пойдем, а ты нас здесь подождешь? Позагораешь, - стараясь говорить серьёзным тоном, поддел Джэй.
   - Кто-то давно по шее не получал?
   - Ты не в том состоянии.
   - Если я разорву сеть, то тогда ты будешь не в том состоянии.
   - Зато по шее не получу, - небрежно пожал плечами Джэй, то ли уверенный, что командир не станет так поступать, то ли совершенно не заботящийся о своей смерти.
   Призрак и Марево быстро и слаженно распутали цепь заклятий. После чего все приступили к завтраку и обсуждению предстоящего похода. Остальные фениксы вернулись в Альдос и огромное поле, с истоптанной травой и черными кострищами, казалось пустым и заброшенным. Обсуждения, впрочем, как и завтрак, не затянулись. Путь к порталу лежал в сторону восходящего светила, в далекие Призрачные горы. А там придется помучиться в поисках нужного портала. Вся его проблема в том, что он бродячий, но, слава богам, единственный у подножья гор.
   - Диго объявился. Похоже, он собирается с нами, - негромко поведал Эльф.
   - Ещё чего - нахмурился Лайл, пытаясь понять, где сейчас находится названный феникс.
   Диго раньше был в команде Князя Тьмы, но незадолго до её исчезновения разругался с Лотосом и остался в Альдосе. Лайл подозревал, что у него с Князем была стычка за власть. Вряд ли Диго просто так поллуны не показывался: скорее всего, раны зализывал. А теперь, якобы, возжелал найти исчезнувшую команду. Лайлу он не нравился: смутьян, за языком и руками не следит, гордости неумеренно, вечно злой, но силен. Он был вторым после Князя. Теперь как акула кружит вокруг команды Повелителя Тьмы. Да, у них не хватает двенадцатого. Но для команды нужен был оборотень, а никак не этот последователь Хаоса. Диго с радостью бы приняли в любом другом кольце: слишком сильны и нестандартны были его возможности. Но управлять им немыслимо, а работать совместно он совершенно не умеет. Феникс-одиночка. За что и получил свое второе имя - Дикий.
   - Я пойду с вами, - вынырнул будто из ниоткуда Дикий.
   - На кой ты нам нужен? - тут же ощетинился Ивен.
   - Моя сила пригодится, спокойно пояснил Диго, игнорируя направленные на него недружелюбные взгляды.
   - Особенно если сцепится с силой Эльфа, - поддакнул Карел. - Насколько я помню, настоятельно не рекомендуют иметь в команде природных и хаотических фениксов одновременно.
   - Но с Призраком твой Эльф уживается!
   - Они давно работают вместе и прекрасно соображают, что и когда можно применять. В отличие от тебя. Я не собираюсь идти в поход несбалансированной командой, - спокойно пояснил Повелитель Тьмы.
   Дикий одарил Лайла злобным взглядом, но всё же отступил. Сделав вид, что не его только что прогнали, Дикий с независимым видом направился к виднеющейся в полушарине роще.
   - Пошли. К вечеру мы должны найти этот портал, - отряхнувшись, первым встал Лайл.
  Жаркий огонь пробежал по его крови, по телу со скоростью пожара расходилась аура феникса. Это было больно, но к этой боли он уже давно привык. Наложение чужого сознания стало уже практически незаметным. Еще мгновение и невероятная черная гигантская птица взмыла в воздух. За ней последовали другие: белая, огненная, пепельно-серая... Первичная магия окрашивала ауру в свой цвет, который воспринимался только снаружи. Эта аура очень подвижна. Она может принимать любую форму, не обязательно с крыльями. Но Лайлу всегда нравилось это фантастическое обличие наподобие птицы-феникса, которого он когда-то видел. Джей совершенно не заботился о своем внешнем виде и напоминал летящую хвостатую комету. Миракл и Грин внешне похожи на пушистые шарики, сквозь которые проступают очертания тел внутри. Но большинство, как Лайл, предпочитали подобие птиц с крыльями и хвостами. Если научишься хорошо владеть внешней аурой, ими можно даже махать. Хотя толку от этого чуть. Одна показуха. Единственное, что высоту и направление можно чуть быстрее изменять.
   Аура фениксов прочнее любых заговоренных доспехов и позволяет пересекать совершенно непригодные для жизни пространства, например космос. Однако она требует на поддержание очень много энергии и порядочной концентрации, пока не привыкнешь. Сейчас аура обхватывает тело, как толстый кокон, если её сделать тоньше, тогда можно чувствовать свой полет: ветер, мокрые облака, лучи солнца на коже, но тогда уменьшится скорость, а до гор нужно добраться как можно быстрее. Нетерпение подгоняет не хуже добротного бича.
   Далеко внизу убегают назад обширные леса и луга. Реки, серебристыми росчерками мелькающие внизу, даруют богатство и плодородность раскинувшимся полям. Там с восхода до заката гнут спину землепашцы, после сбора урожая к ним приезжают сборщики от высокорожденных, но, в сущности, точно таких же мироков, забирают их урожай и уезжают, а землепашцы вновь с восхода до заката гнут спину. Тупые покорные слепые скоты, приученные тянуть от рождения до смерти единственную известную им лямку.
   Те же рейнджеры могут быть по рождению воинами, ученными и властителями. Они не могут и не хотят избирать другие пути жизни. Фениксы - воины. По рождению и призванию.
  А если я хочу, например, дома строить? Нет, не хочу. И спину гнуть не собираюсь. Так значит у каждого свое призвание, данное от рождения? И нет желания или возможности его изменить? Или есть? Тогда что заставляет, ломать себя? Должно быть что-то другое, ведь существует закон доброй воли (прямая насмешка над теми же землепашцами), по коему свой путь любое существо избирает самостоятельно. Но проблема в том, что самого выбора нет! Или есть? Нет, он был бы, если бы было желание хоть что-то изменить, но нет самого желания. Значит, нет выбора. Тьфу, демоны. Тогда зачем закон?
   Стремительно приближающиеся горы отвлекли Лайла от размышлений. Он начал постепенно снижаться. За ним последовала вся команда. Теперь самое сложное и опасное - найти портал. Сложное - потому что, если у тебя нет предрасположенности видеть и создавать эти дырки, то ты напоминаешь слепого, ищущего в огромной комнате единственный стул. Хорошо, хоть комната пустая. По-другому портал определить невозможно, а странников в отряде нет. А опасное оно тем, что портал перемещается неизвестно с какой скоростью. Каждая его точка здесь связана с определенной точкой там. Если он будет скакать, как пьяный кузнечик, то велика вероятность, что придется обшаривать всю комнату, чтобы собрать отряд вместе. И про планету-выход ничего не известно, кроме того, что это пустыня. В общем, весело.
   Лишь когда дневное светило наполовину скрылось с глаз, команда собралась у подножья горы на небольшой отдых и ужин. Не успели фениксы приняться за еду, как портал, будто в насмешку, открылся почти у них над головами. Моментально убрав ужин, фениксы вновь взмыли в воздух, в портал.
  Короткая вспышка ярчайшего света, несколько мгновений невесомости - и перед глазами встает совершенно другой пейзаж: внизу, насколько хватает глаз, безжизненная желто-серая равнина, вверху раскаленное белое небо. Лайл нахмурился, пытаясь понять, что это за ощущение, так не понравившееся ему. Будто сотни невидимых щупалец впиваются во внешнюю ауру и начинают её поглощать настолько быстро что...
   - Что за?.. - раздался за спиной голос Грома.
   - Черти, что происходит? - непонимающе воскликнул Дик, но до Лайла уже дошла вся опасность сложившейся ситуации. Командир, не медля ни мгновения, приказал:
   - Немедленно вбирайте внешнюю ауру!
   Плюх! Грох! Бум!
   Лайл почти успел сгруппироваться, но на него упал Ивен, сбив с ног, после чего на него же благополучно приземлилась почти вся команда.
   - Слезьте с меня! - Лайл с трудом отплевывался от забивавшегося в рот и нос песка, больше похожего на крупную пыль.
   - Так-то ты заботишься о своей команде? - стараясь говорить обиженно, попенял сверху Джэй.
   - Я забочусь, но если вы с меня сейчас же не слезете, то заботиться будет некому. - С него все быстренько послазили, а Ивен дольно грубо потянул за руку, помогая предводителю встать.
   - Здесь блокируется всякая магия, - ошарашено произнёс Крид.
   - Она не блокируется, а поглощается этой ненасытной пустыней, впрочем, как и наши ноги. Так что нам придется всё время идти. Только бы знать в какую сторону? - задумчиво протянул Лайл.
   - Ивен? - все глянули в сторону Огненного Вихря.
   - Рейнджер сказал, что заходящее дневное светило должно быть по правую руку.
   - А если оно в зените? - запрокинув голову, спросил Крид.
   - Похоже, придется ждать, когда оно оттуда уйдет. Теперь я понимаю, почему рейнджер так странно смеялся, когда рассказывал мне путь.
   - А по-моему, у него к тому времени уже крыша поехала. Так что его смех был вполне объясним, а вот само описание пути вызывает определённые подозрения. Если это ловушка, то я его с того света достану, - пробормотал Призрак.
   Лайл запрокинул голову и, в свою очередь, всмотрелся в яркое слепящее светило.
   - Он смеялся не поэтому, а от того, что у данной планеты как минимум два светила. Насколько я понимаю, это всегда будет в зените, так что ждать бесполезно.
   - Портал исчез. Причем в тот момент, когда я подумал, что быстрее было бы вернуться и идти через Ниару, - сообщил Марево.
   - Похоже, над нами решили поиздеваться. Куда пойдем?
   - Туда. Я там что-то видел, но не пойму что, - махнул рукой Кин.
   - Хорошо, - решил Лайл и приказал: - Построение овалом на расстоянии, чтобы каждый мог моментально дотянуться до соседа. Есть придется, судя по всему, на ходу. Сон пока отменяется. Завернитесь в снежную ткань, так будет меньше жарить.
   Отряд двинулся в путь, изредка перебрасываясь репликами. В этой пустыне нельзя было замирать ни на секунду: ноги начинали быстро погружаться в песок. Не было ни малейшего признака жизни. И так на протяжении многих шаринов*. Однообразие утомляло и рассеивало внимание. Невозможно сказать, сколько прошло времени после перехода. Светило, как прибитое, застыло в зените. И оно было пока единственным.
   - За нами кто-то следует. Под землей, - негромко сообщил Эльф.
   - Весело, - отозвался Кин. - Его видно?
   - Ага. Серебристые молнии по песку, - пояснил Эльф. - Исчезли. Похоже, сейчас будет нападение.
   Враг появился в центре построения, забросав при своем выходе на поверхность всё окружающее пространство песком локтей не пятьдесят. Будь его жертвы менее быстрыми и ловкими, у него был бы хороший обед. Но команда была готова к любым неожиданностям. Пусть даже эту неожиданность они видели впервые в жизни. Спустя мгновение нападающий превратился в жертву.
   - Уже не рыпается. Давайте на нем отдохнём, - предложил Призрак.
   - А что, идея, - загорелся Эльф.
   - А если он ядовитый? - не уверенный в идее Крида, Марево пнул пару раз распластанную тушу.
   - Конечно ядовитый. Видишь жало на хвосте. А спина-то у него нормальная.
   - Никогда не видел ничего подобного: похож на помесь сплюснутого таракана и огромного скального скорпиона, - оглядывая так и эдак пробормотал будто про себя Огненный Вихрь. Лайл молчал, давая возможность ребятам выговориться и снять накопившееся напряжение. Сам же командир всё своё внимание направил на окружающую их пустыню, чтобы не пропустить новое нападение. Заметив состояние Повелителя Тьмы, Сирен приблизился к нему.
   - Вроде он был один. Хотя кто знает, что здесь за твари здесь обретаются. Тем не менее я считаю, что стоит отдохнуть, пока есть такая возможность.
  Лайл молча кивнул, соглашаясь.
   Фениксы лежали на спине огромного существа и наслаждались коротким отдыхом.
   - Быстро уходит под землю - поспать не удастся, - с некоторой обидой поделился наблюдением Эльф.
   - Нам бы таких побольше. Тогда можно сложить кучей и поспать, - лениво откликнулся Марево, явно собираясь слегка покимарить.
   Опять наступило молчание. Кое-кто успел задремать, когда послышался приказ предводителя:
   - Подъем.
   И вновь долгая и однообразная ходьба. Глаза скользят по безжизненной поверхности в поисках скрытой опасности. В такой ситуации раздумывать или вспоминать небезопасно. Вновь потерялся счет пройденным шаринам, когда далеко впереди что-то замаячило. Утес, скала или огромный обломок, который не смогла поглотить пустыня. Непонятное что-то медленно приближалось. Странное дело - раньше оно напоминало небольшой тёмный холм, чем ближе подходили фениксы, тем больше становилась громада. Наконец, можно было с уверенностью сказать, что это развалины какого-то большого здания.
   Долгое время беспрерывной ходьбы накладывало свой неумолимый отпечаток на путников: шаг не отличался прежней легкостью, черты лиц заострились. Ещё дважды на них нападали странные обитатели этой пустыни. Второй почти умудрился подкрасться незаметно. Дик оказался легко ранен. Но в этом месте даже раны заживали медленно. И даже зелья мало помогали, не говоря уже об амулетах.
   Шаринов за пятьдесят от развалин последовали одно за другим нападения огромных червей. Но странное дело, стоило минуть первый камень развалин, как атаки прекратились. Камни были черные, гладкие, с намеком на зеркальную поверхность и горячие на столько, что лучше к ним не прикасаться. Команда рассредоточилась в поисках входа. Наконец Ивен подал знак: вход найден. Вскоре весь отряд стоял возле черного провала внутрь, который напоминал беззубый рот, застывший в бесконечном крике. Даже Лайлу, у которого, по словам Пророка, интуиция отсутствовала напрочь, совершенно не хотелось туда идти. Но выбор невелик. Вполне возможно там есть нужный для них портал.
   Лайл оглянулся на безбрежную пустыню. Там можно ходить сианами, а обследовать здание много времени не понадобится. К тому же внутри можно отдохнуть. Феникс уже сделал шаг к входу, как...
   - Стойте, не идите туда!
   Справа от входа была незаметная расщелина с навесом из покосившейся, частично обвалившейся стены и чего-то, бывшего ранее, скорее всего, пристройкой. Оттуда-то и вынырнула хрупкая взлохмаченная, худая и израненная фигура. Повелитель Тьмы не мог поверить своим глазам.
   - Каел?! Что ты здесь делаешь?
   - е стоит здесь шуметь. Идите сюда.
   Он вновь нырнул в расщелину. Повелитель Тьмы, поколебавшись, двинулся следом. В расщелине было душно, жарко и темно. Через тридцать шагов узкий проход вывел на небольшое открытое пространство. Здесь было довольно прохладно. Каел уже стоял на коленях возле кого-то лежащего. Он оглянулся на Лайла и тихой скороговоркой поговорил:
   - Здесь нельзя оставаться. Эти камни вытягивают жизненную силу.
   - Что ты здесь делаешь? - потребовал Повелитель Тьмы.
   - Решил последовать за вами. А он увязался за мной, - кивнул на лежащего мальчик.
   - Кто это? - покосился на распластанную фигуру Лайл.
   - Дикий.
   - Вот Джер! - Повелитель Тьмы пристально всмотрелся в осунувшегося феникса, большая часть тела которого была покрыта странными ожогами, отливающими просинью.
   - Его ранила одна из тварей. Похоже, она была ядовитой, - перехватив его взгляд, пояснил Каел, но Повелителя Тьмы интересовало другое:
   - Как вы здесь очутились?
   - Я странник, - просто и без всякого бахвальства сказал мальчик. - Нужно поскорее уходить отсюда.
   - Зачем? Здесь можно отдохнуть. - Лайл чувствовал себя усталым и раздражённым. Хотелось лечь прямо на камнях и забыться коротким сном.
   - Очнись ты. Иначе останешься здесь навсегда. - Вскочив, Каел подбежал к Лайлу и дёрнул его за руку. - Помогите мне его поднять.
   Повелитель Тьмы и Огненный Вихрь покорно подхватили бесчувственное тело, тридцать кратких шагов - и они вновь очутились под безжалостно палящим солнцем. Лайл будто очнулся от своей апатии. Передёрнув плечами, он обратился к Каелу:
   - Что в развалинах?
   - Бывшая лаборатория. Нам там делать нечего.
   - Там точно нет портала?
   Мальчик замялся, решая, стоит ли говорить правду, но всё же не посмел лгать:
   - Вообще-то есть. Стационарный. Но он очень глубоко. Мы не дойдем.
   В ответ на недоверчивый взгляд Грина он пояснил:
   - В самом здании очень странная давящая атмосфера и люк вниз, а под поверхностью настоящие катакомбы, наполненные кошмарнейшими тварями. Идем, я по дороге всё вам расскажу.
   - Другой вопрос куда идти, - пристально глянул на Каела Повелитель Тьмы..
   - Туда, куда шли до этого, - пожал плечами мальчик. Видимо, он не чувствовал рядом других порталов либо ещё не совсем освоился со своим даром. - Дикого я перевязал, предварительно очистил раны... Вас было одиннадцать. Где ещё один?
   - Крид сказал, что он заглянет внутрь, - пояснил Грин.
   - Чтоб его химеры побрали! На кой он туда поперся? - вспыхнул Лайл. Его вновь стало всё жутко раздражать.
   - Вон он идёт, - указал Грин, облегчённо переводя дух. Повелитель Тьмы редко бывал не в настроении, но в эти стигны к нему лучше не приближаться. Проклянёт ещё ненароком на чистых эмоциях, а потом мучайся до самой смерти.
   К ним с легкой улыбкой быстро приближался Крид. Предупреждая всякие вопросы, он заговорил первым:
   - Нет там ничего интересного. Только вой и странные голоса из-под пола.
   Он скользнул взглядом по бесчувственному телу Дикого, но не сказал ни слова. Команда продолжила свой монотонный путь. Каел негромким голосом рассказывал, что с ними произошло.
   До портала они добрались позже команды Повелителя Тьмы, но нашли намного быстрее. Выкинуло их недалеко от этих развалин прямо в песчаную воронку, которая скинула, в свою очередь, в какой-то проход. Каел сразу почувствовал, что недалеко стационарный телепорт и сумел убедить Дикого, что это именно то, что им нужно. Вдвоем, они пошли искать дорогу вниз. Но ничего подобного не было: коридор петлял, извивался, расходился ответвлениями, но ничуть не думал спускаться вниз. Наконец усталый мальчик оперся локтём о стену и задел невидимый механизм. Что-то тихонько зашуршало, и Каел осознал, что у него больше нет опоры под ногами. Коротко вскрикнув, он полетел вниз, Дикий последовал за ним.
   Они пролетели, как потом понял Каел, сразу с десяток этажей и очутились в очередном коридоре. Этот сильно отличался от предыдущего. В первом изредка попадался свет, слышались постоянные шорохи и иные звуки, попадались кошмарные на вид, но, в общем-то, слабые монстрики. Здесь же царила тьма и темнота, наполненная давящей энергией. Возникало чувство, что кто-то неотрывно наблюдает за каждым движением фениксов. А вскоре они встретились с одним из обитателей коридора. Слабый огонек в руках Каела погас, а в следующее мгновение он понял, что впереди кто-то есть. Почему-то у мальчика возникла уверенность, что их оружие здесь не справится. А потом от этого существа в сторону фениксов пошла волна парализующего ужаса. Дикий застыл, а Каел со всей силы дернул его за рукав и побежал, не в силах совладать с собой. Так быстро он не бегал даже на соревнованиях в Альдосе. А потом начался беспросветный кошмар: их гоняли по коридорам как зайцев, играли с их сознанием как с диковинной игрушкой. Потом они каким-то чудом смогли найти лестницу наверх, на один этаж выше. И вновь блуждания по кругам бездны в поисках выхода.
   - Мы прошли четырнадцать уровней. Не знаю, сколько их всего, но портал ощущался намного ниже. Каждый уровень - отдельный лабиринт. Чем ниже спускаешься, тем хуже то, с чем ты столкнешься.
   Крид презрительно хмыкнул и бросил:
   - Что еще взять с недоучившегося мальчишки?
   - Дикого ранили на двенадцатом уровне. С восьмого пришлось волочить его на себе. С тех пор он не приходил в сознание.
  Каел едва успел выбраться и найти ту расщелину, как осознал ужасное свойство камней, окружающих его. Выглянул из расщелины и увидел команду Повелителя Тьмы, стоящую у входа.
   - А что с вами произошло? - поинтересовался в свою очередь мальчишка. Лайл пожал плечами и холодно бросил:
   - Ничего.
   Унылый однообразный путь в неизвестность продолжился. Все угрюмо молчали, лишь Каел постоянно о чем-нибудь спрашивал. Этакое ходячие пособие "А что, а как, а почему?" Казалось, на него совсем не влияли изнуряющая жара и непрекращающийся мерный шаг. Вскоре Лайл начал уже раздражатся от этого непрерывного, бьющего ключом, энтузиазма.
   Наконец, впереди обозначалось нечто, которое постепенно перерастало в горы. Но до них ещё так далеко! Запасы еды истощались. Лайл прикинул, что они уже в пути около трех лун. Дикий за это время ни разу не пришел в себя. Внимание постоянно рассеивалось, и Лайл всё чаще ловил себя на воспоминаниях и размышлениях. Одергивал себя, концентрировался на окружающем однообразии и вновь отвлекался. Повелитель Тьмы подозревал, что не у него одного такие проблемы. Благо, больше нападений не было.
   Мысли то и дело возвращались к брату. Пророк его недолюбливал, а Лайл обожал. Лотос всегда был для него примером. И совершенно игнорировал своего младшего брата. Какова была радость последнего, когда он понял, что у них с братом похожие магические способности, а второй раз - когда он получил своё боевое имя: Повелитель Тьмы, оно ведь так похоже на имя Лотоса. Но это было практически единственное, что связывало их. Князь Тьмы на сорок восемь сианов старше, холодный, гордый, неприступный, расчетливый. Он с призрением относился к беспутному мальчишке, который так хотел быть похожим на него. На этот идеал во плоти. Единственное, что Лайл осуждал в брате - его ярую приверженность к иерархии и к праву сильного.
   Он всё делал, чтобы стать таким как старший брат, а результат получился почти диаметрально противоположным. Лайла не интересовали политические игры, власть, рабыни. Он стал предводителем в команде лишь потому, что не терпел, чтобы ему указывали, что и как делать. За семьдесят сианов подчиненного положения в команде он достаточно натерпелся издевательств над гордостью и телом. Поэтому и строил своё кольцо совершенно по иным стандартам. Никакой иерархии, где вышестоящий может приказать низшему всё, что заблагорассудится. А самый слабый - чаще всего самый молодой - извечный мальчик для битья.
   Вновь накатило желание что-либо изменить в своей жизни. Хотя, что сейчас изменишь? Только и остается, что тупо шагать вперед. Но иногда всё-таки проскальзывало это нечто, похожее на далекий зов. Лайл как-то спросил про этот феномен у Пророка и получил лаконичный и недвусмысленный ответ: "Не майся дурью". А чем тогда маяться? Почему всех вокруг устраивало сложившиеся положение дел и лишь его одного нет?
   В это время вновь заговорил Каел, и Лайл прислушался.
   - Крид, ты знаешь, что это было за здание?
   - Лаборатория.
   "Но с чего он так решил?" - подумал Лайл, не задававшийся ранее этим вопросом.
   - Ну, хорошо, лаборатория. А зачем? - не отставал мальчишка.
   Крид тяжело вздохнул и начал объяснение издалека:
   - Существует два типа Богов: Творящие и Приходящие. Творящие создают новые расы и народы. И не обязательно это будут идеальные народы, стремящиеся к гармонии внутренней и внешней. Многие были созданы ошибочно или неумело, к тому же у каждого Творящего свой идеал народа и красоты, и те из них, что выжили, доказали, что они нужны этому миру. Ибо Мироздание любит разнообразие. Творящие тесно связаны с судьбой своего народа, во всяком случае, в начале, когда крепка и нерушима вера. Чем сильнее вера в бога и себя, тем сильнее народ. Но по многим причинам связи ослабевают, рвутся...
   Если Творящий покинул свой народ, его место может занять бог Приходящий. Часто у него есть определенная связь с этим народом на биологическом или духовном уровне. Приходящие боги берут на себя обязанности по защите народа. Приходящие боги чаще всего появляются в тяжелый для народа период. Как и Творящие, они питаются тончайшими энергиями, но более широким их спектром: сюда может входить не только вера, любовь, но и различные иные чувства: обожание, страх, например. Плюс к этому Приходящие боги требуют себе определенных привилегий: жертвы, идольничество, власть - это самые распространенные из них. Но Приходящие боги в любую секунду вольны покинуть взятый на попечение народ. К тому же они более уязвимы: их можно свергнуть или убить.
   Но существует ещё один тип так называемых богов: Самоназванные боги. Существа, вздумавшие посягать на устройство мироздания. Они не могут создать новую расу, как Творцы, у них нет привязанности к определенному народу или ответственности за судьбу других, как у Приходящих богов. Ослепленные собственной гордостью они лезут туда, где ничего не смыслят. Они создают лаборатории и проводят опыты над иными существами, иногда над себе подобными, чтобы, как они говорят, творить. Но истинный акт творения - это величайшее счастье. Лаборатории же - это миллионы загубленных и покалеченных жизней. Большинство из подопытных настолько ужасны или неадекватны, что выпустить их во внешний мир нет никакой возможности: они разрушат само основание Мироздания и совершенно не известно к чему это приведет. Таким образом, эти умникусы дали начало тюрьмам.
   - То есть эта лаборатория не единственная? - впитывая информацию, как губку, выпытывал Каел.
   - Нет. Лаборатории как минимум две. А тюрем... кто знает?
   - А как эти существа могут разрушить основы мироздания? - всё не отставал мальчик.
   - Не знаю. Наверное, есть определенные точки, лежащие в основе всех плоскостей. Установив Грань, материальную плоскость отделили от остальных, оградив её большим промежуточным пространством. Именно поэтому многие создания Порядка никогда не видят своих Творцов. Возведение Грани породило сумятицу. Ради блага своих детей некоторые Творцы согласились заточить их на материальном уровне. До Грани же все уровни были тесно связаны. Да, это было опаснее, но лишь тогда можно было реализовать себя полностью. Заключённые лишь в материальной оболочке, так называемые существа Порядка, не воспринимают и не понимают простейших связей, делают грубейшие ошибки на пустом месте. К тому же эмоциональная сфера не относится изначально к материальной плоскости. Вполне возможно, что со временем их эмоции обеднеют, обмельчают, а потом и вовсе исчезнут.
   - Может быть. Но зачем им разрушать основы Мироздания? - вцепился мальчик в Крида, как настоящий цербер.
   - У каждого существа, созданного Творцами, есть своя идеальная половинка. Те же, кто вышел из лаборатории, обречены навеки искать свою половинку, так как её не существует в Мироздании. Они находятся в постоянном поиске: находят очередную игрушку, идеализируют её, разочаровываются, ломают и вновь ищут. Замкнутый круг, из которого нет выхода. Быть может, лишь для этого они будут стремиться изменить или уничтожить мир вокруг. В конце концов, каждый из нас ищет свою толику счастья.
   Крид замолчал. Каел, к удивлению окружающих, больше ничего не спрашивал, и Лайл не выдержал:
   - Откуда ты всё это знаешь?
   - Отовсюду: интуиция, знание, логика... В Академии очень богатая библиотека... для тех, кто умеет читать.
   Лайл насупился и больше не касался этой проблемы. Почему-то раньше ему не приходило в голову, что Крид может увлекаться этими нудными древними рукописями. Вскоре неугомонный Каел прицепился уже к командиру кольца:
   - Повелитель Тьмы, а что будет, если мы не найдём вашего брата?
   - Отстань.
   - А если найдем?
   - Отвали от меня со своими глупыми вопросами, а то доведешь - прокляну, пригрозил Лайл.
   - Каел, отойди от него, Повелитель Тьмы не в настроении. Иначе перепадёт хуже, чем от проклятого.
   - Куда уж хуже?
   - Лучше тебе этого не знать.
   Беседа вновь прервалась. Вскоре Повелитель Тьмы опять ушел в воспоминания.
   Лайл никогда не ладил с наставником проклятий. Его слова совершенно не имели силы. Потом он познакомился и подружился с Ивеном. Это было уже после инициации, когда он точно знал сферы приложения своих магических способностей. Проклятия туда не входили. Но в ту ночь, когда на них напали несколько старших учеников Академии, он даже не вспомнил о магии Тьмы, которую тогда не слишком-то и знал. Смотря, как избивают его лучшего друга, он произнес слова проклятья, которые сам в последствии не мог вспомнить. Нападающие сначала испугались, но потом увидели, что ничего не произошло, и подняли его на смех.
   А потом случилось то, что в Академии никогда не случалось: во время простой тренировки погибла большая часть курса - восемнадцать фениксов, в числе которых были нападающие. С тех пор он только однажды воспользовался своим "даром", а увидев последствия навсегда зарекся будить его. Но свидетели остались, и тёмная слава часто шла впереди его.
   До горной гряды оставалось не так далеко, когда Дик предупредил:
   - Предводитель, похоже, у нас будут проблемы. Посмотрите туда. - Он указал куда-то за спину Лайла.
   Все обернулись назад, всматриваясь в горизонт.
   - Точно не поручусь, но, похоже, это песчаная буря, - сделал вывод Повелитель Тьмы.
   - Мне она тоже не нравится, - кивнул Дик, высказывая всеобщее мнение.
   - Снимаем плащи и бегом, - приказал Лайл. - Если это и вправду буря, то нужно обязательно достигнуть горных склонов. Там можно поискать укрытие, но главное то, что там не будет уходить почва из-под ног.
   До гор оставалось всего ничего, когда налетел первый порыв ветра. В то же мгновение Повелитель Тьмы понял, что чтобы это ни было, оно живое, и, похоже, расценивает их как ускользающую добычу.
   - Ни в коем случае не останавливайтесь! Быстрее, - поторопил Лалй ребят.
   Ветер хлестал всё сильнее, норовя сбить с ног. Повелитель Тьмы приотстал, пропуская всех вперед. С песком невозможно бороться мечом, а сила в этой пустыне исчезает быстрее, чем успеваешь её призвать. Каждое движение даётся с трудом, отряд исчез за пеленой песка, все силы и мысли сконцентрированы на том, чтобы сделать очередной шаг. Не нужно было всё-таки втягивать команду в эту авантюру. Ещё шаг, ещё...
   Вспышка, ощущение падения, нога за что-то цепляется... теперь точно падение. И предупреждающий вскрик откуда-то снизу:
   - Только не надо на меня приземляться!
   В последнюю секунду Лайл выставил вперед руки. Проморгался. На серых камнях под ним лежал никакущий Ивен.
   - Мы добрались, - выдавил измученную улыбку Огонёк.
   - А буря?
   Ответил Каел, лежащий неподалеку с раскинутыми в стороны руками:
   - Мы прошли через портал. Сейчас мы на другой планете.
   - Но...
   - Порталы идут вдоль всего подножья гор и все ведут сюда.
   Лайл оглянулся. Сзади раскинулась бескрайняя пустыня, освещенная заходящим дневным светилом. Неужели конец этого кошмара? Он вновь посмотрел на Ивена. Тот уже спал. Бессонница, истощение и непрекращающееся ни на минуту долгое путешествие вкупе с причудливыми тенями от заходящего светила сделали из этого близкого и дорогого, такого знакомого лица маску чужака. Лайл крепко обнял друга и тоже заснул - впервые почти за шесть лун. Организм, даже поддерживаемый зельями, был слишком изнурён.
   Когда Повелитель Тьмы проснулся, дневное светило вновь уходило за горизонт. Тело ныло и болело, и требовало еды. Ивена рядом не было. Вскоре над головой раздался его голос:
   - Дикий исчез. Кто его последним видел?
   - Я его нёс остаток пути, - отозвался Крид.
   - Я шел рядом с тобой. Его не было, когда ты выходил из портала, - подошёл стоящий в стороне Грин.
   - Я оставил его там, чтобы Лайл успел уйти, - спокойно ответил на обвинение Крид.
   - Ты ЧТО сделал? - подскочили на ноги остальные фениксы
   - Успокойтесь. Возле портала к нам начали возвращаться силы. Дикий выглядел как, живой, но ощущался как мертвый. Давно и безнадёжно мёртвый.
   - Всё равно, не нужно было его бросать! - вспылил Кин.
   - Тогда бы Лайл не успел добраться до портала, холодно глянул на него Призрак.
   - Откуда ты знаешь?
   - Знаю, - припечатал Крид, встал и пошел куда-то за камни. - И не вздумайте возвращаться за ним. Это мало того, что бесполезно, но и опасно.
   Дик поводил взглядом его фигуру и потянул:
   - Н-да. Не ожидал от него такого.
   - Я не узнаю его, - покачал головой Кин.
   - С другой стороны мы не можем его обвинять, - встал на защиту Крида Миракл. - Он знает о смерти побольше нашего. Может, мы взаправду тащили всю дорогу мертвеца?
   - Тогда бы хоть похоронили по традиции, а не бросили, как ненужную кость, - проворчал Грин.
   - А мне кажется, что тут дело в другом. Крид как-то рассказывал про это, - непрошено влез в разговор Каел. - Он говорил, что за Гранью есть существа, которые могут подменять души умерших, превращая их в своих слуг.
   - И где только он этого набрался? - в который раз задался вопросом Лайл, который не замечал что-то у Призрака любви к сидению за книгами.
   - Я тоже читал по них, - похвастался мальчик. - Их называли... сейчас... не... некроманты, вот. Они тоже владеют силами смерти, но специфическими. Вполне возможно, что в переходах под лабораторией был кто-то из них.
   - Да? Тогда как ты оттуда выбрался? - не смог удержаться от язвительности Кин.
   - Я? Я везучий. Очень везучий.
   До восхода решили отдохнуть, а с первыми лучами отправиться дальше. Если питаться раз в день, то запасов хватит больше, чем на луну. Однако здесь всё так же не было полноценной возможности пользоваться аурой. Силы очень сильно рассеивались, но уже не полностью, что оставляло некоторую надежду на благоприятный исход.
   Проблемы начались вскоре после восхода дневного светила. Оказывается, изначально команде очень повезло: над тем местом, куда их выбросил портал, нависал огромный камень, и тогда фениксы не чувствовали той жары, с которой пришлось столкнуться сейчас. Неимоверный жар от светила раскалял камни настолько, что сапоги из кожи саламандры начинали прогорать. Ближе к полудню жар вокруг стал невыносим, и Повелитель Тьмы скомандовал искать укрытие и ждать там до вечера. Все моментально провалились в сон, оставив двух сторожевых. В путь двинулись ближе к ночи. На очередной привал остановились, когда вновь стало слишком жарко. К шестому дню все стали какими-то раздражительными, Крид над всеми подтрунивал, Каела вообще затыкали, стоило ему открыть рот для очередного вопроса. На седьмой день они наконец-то достигли вершины и тут...
   - Чтоб меня демоны побрали! Откуда? - выдавил Кин, идущий первым.
   - Вот...
   - Да чтоб я ослеп! Глазам не верю!
   - Как это невозможно!? - выдохнул Грин.
   Лайл оперся спиной об огромный булыжник, мрачно оглядывая раскинувшуюся перед ними долину.
   - Что будем делать, П Р Е Д В О Д И Т Е Л Ь? Может, еще прикажешь обойти её? Вокруг? - Крид выжидающе и в то же время с едва заметной издевкой посмотрел на Повелителя Тьмы, но Лайл не обратил на него внимания, он сам был не меньше других ошарашен и раздражен.
  " Что за ерунда? И они называют ЭТО Священной Долиной??? Или мы упорно шли не к той цели?"
   Последним взобрался Каел, оглядел открывшийся перед ним ландшафт и, обернувшись к Лайлу, удивлённо спросил:
   - А в чём собственно проблема?
   Всё, за исключением Повелителя Тьмы, обернулись к мальчику. Каел с непониманием оглядывал изумленные, раздраженные и усталые лица.
   - Так что произошло?
   Кин хмыкнул.
   - Ничего не произошло, а проблема собственно в этом! - он указал вниз, на долину.
   - Ну и что? Болото как болото... Я десятки таких видел... - всё так же недоумевал Каел. - Ну, может не таких, а меньше...
   - Я... а... ты... - Грин никак не мог придти в себя. - Да ты хоть понимаешь, что мы здесь до конца жизни бродить будем!
   - Но не возвращаться же назад, - пожал плечами Каел.
   - Да ты хоть представляешь себе, что это за болото?!!!! - рявкнул на него взвинченный Дик.
   Мальчик только открыл рот, чтобы что-нибудь сказать, как Лайл обернулся и спокойно произнёс:
   - Нет, не представляет. Он не прошёл полный курс в Академии, значит, не сдавал тот ЭКЗАМЕН. - Лайл посмотрел на Каела и объяснил. - В одном из выпускных экзаменов нужно пересечь болото...
   - Да, я про это слышал. На этом экзамене отсеивается пять из шести испытуемых.
   У Кина вырвался истеричный смешок:
   - Малыш, они не отсеиваются, они там остаются... Навсегда.
   - А-а-а... А кто там? - В голубых глазах мальчика не было ничего, кроме искреннего интереса.
   - КТО? - Едва заметно улыбнулся Лайл. - Представь себе, никого!
   - Так в чем проблема? - спросил сбитый с толку Каел, теперь он решительно ничего не понимал.
   - В той демоновой луже!! Она проклята! - буркнул Кин.
   - И она точно такая же, как эта, - выдохнул Дик.
   - Что будем делать? Может, и вправду лучше в обход? - произнес Каел, недоверчиво оглядывая обширное пространство, скрытое зеленоватым туманом.
   - Ничего не понимаю, - протянул Лайл, задумавшийся о своём. - Не могут же миротворцы жить в подобном месте... Ладно, привал. Мы с Громом спустимся вниз, может, что толковое найдем. Остальные отдыхайте.
   Повернувшись к долине, Лайл начал быстро спускаться по довольно крутому склону, Гром последовал за ним.
   Фениксы опустились на землю, кое-кто сразу же заснул. Крид обошел стоянку, устанавливая защитный круг, после чего сел на прохладные камни, привалившись спиной к куску скалы, и закрыл глаза. Каел быстренько устроился рядом, но только он открыл рот, как Крид не открывая глаз, процедил:
   - Если это очередная глупость - получишь по шее.
   Каел нахохлился, как маленькая мокрая пичуга, которую умудрились облить помоями. Сходство дополнялось грязным, встрепанным видом, синяками и царапинами, а так же кое-где порванной одеждой. Остаётся прибавить к этому голодный и заморенный ходячий скелет, обтянутый кожей. Однако всё это так и не смогло затушить огонек вечного интереса ко всему, что находится вокруг.
   Вскоре вернулся Повелитель Тьмы с Маревом. Лайл сел недалеко от Крида и неспешно поведал результаты осмотра:
   - Сходство поражает. Почва сильно заболочена, из-за тумана видимость очень низкая. Что самое неприятное, так это то, что как и пустыне нельзя оставаться на месте, иначе очень быстро начинаешь погружаться в почву. Ваши предложения?
   - Какие здесь предложения? Выбираться отсюда надо. Придётся идти, - первым откликнулся Миракл.
   - Немного отдохнём и опять в неизвестность, - поддержал его Кин.
  Будь у них выбор, то ребята предпочли бы другой вариант, но в данном случае оставалось лишь запихнуть эмоции подальше и не давать им возобладать над разумом.
   - Если мы выживем, то нога моя не ступит ни на одну пустыню или болото, - поклялся Миракл.
   - Ясно. Значит, отдыхаем. - Лайл устало привалился спиной к большому камню и посмотрел на Кина.
   - Охранка?
   - Не надо. Я начертил круг, он нас предупредит. Хотя если учесть, что за все время проведенное здесь мы никого не встретили... - ответил за него Крид.
   - Всё равно, круг лишним не будет, - упрямо мотнул головой Лайл..
   Вот уже восьмой день они брели по Долине. Подавленные, злые и молчаливые, они казались призраками этого болота. Семь дней почти безостановочной ходьбы, хлюпающей под ногами грязи, однообразного бесконечного пейзажа и полной тишины. За время, проведенное здесь, фениксы не услышали ни единого крика птицы, не увидели ни одного животного. Даже вездесущие насекомые, казалось, повымирали. Единственная радость - изнуряющая жара пустыни и гор осталась позади. Но от однообразия пейзажа хотелось взвыть, отсутствие живности нервировало, а постоянное чувство наблюдения, заставляющее всё время быть начеку, подтачивало моральные и физические силы. Здесь не было ни клочка земли, где можно было бы передохнуть. После привала у края Долины, им так и не удалось найти место для отдыха. Даже есть приходилось на ходу, или ненадолго останавливаясь. Но даже после короткой остановки ноги уходили в трясину больше чем по щиколотку.
   Каково же было изумление фениксов, когда они услышали негромкий девичий голосок, мурлыкающий песню на неизвестном языке, а шагов через пятнадцать увидели его обладательницу. Как ни в чем не бывало, девушка сидела в ворохе своих юбок и перебирала цветы, разложенные на коленях. Рядом стояла её корзинка... Но откуда здесь могла взяться девушка, сидящая непонятно на чём и перебирающая неизвестно откуда принесённые цветы? Лайлу показалось, что от голода и усталости у него начались видения. Похоже, девушка что-то почувствовала, так как подняла глаза и посмотрела на фениксов, стоящих в десятке шагов от неё.
   'Какие у нее странные глаза, - подумалось Лайлу. - В середине черный кружок, обведенный светло-карим кольцом радужки с вкраплением золотистых бликов, остальная часть глаза полностью белая'.
   Повелитель Тьмы никогда не видел таких глаз. У фениксов глаза преимущественно одного цвета, темнеющего к центру. В боевой форме в глубинах вспыхивают постоянно меняющие своё место звёзды. Правда, когда перед тобой феникс в боевой форме, времени рассматривать его глаза просто-напросто не остаётся.
   - Ой! А вы что здесь делаете? - И, не дав ответить, девушка сама предположила: - Вы, наверное, заблудились, да? В эту часть Долины мало кто заходит.
   Она быстро и в то же время аккуратно собрала с колен цветы и встала, оправляя юбки.
   - Идёмте. Я вас провожу к селению. Как вы могли заблудиться?
   Девушка подхватила корзинку и пошла так легко, будто не касалась поверхности. Команда недоумённо переглянулась и потянулась следом. С первых шагов фениксы поняли, что идут намного медленнее своей провожатой. Создалось впечатление, что болото их удерживает, не хочет выпускать топчущие его ноги. Каждый шаг давался много тяжелее, чем раньше.
   Но кто признается в своей слабости девчонке? Она же шла легко и свободно, не замолкая ни на мгновение:
   - В Долину часто приходят чужестранцы, но мало кому разрешают по ней путешествовать... судя по внешнему виду, вы проделали долгий путь. Да?
   - Да.
   - А меня никуда не пускают. Говорят, нужно учиться. Нет, я ничего не имею против, мне это очень нравится. У нас очень хорошие, умные учителя. Но я всегда мечтала путешествовать. Увидеть мир вокруг. Познакомиться с другими народами. Посетить столицы больших империй... Но нельзя, пока не закончу обучение. А вы откуда? - она оглянулась. На хорошеньком личике появилось сострадание. - Вы, наверное, очень сильно устали, да?
   - Нет! - раздраженно рявкнули в полном единодушии фениксы.
   В этих странных глазах заблестели слезы, на лице появились обиженность и непонимание.
   - Я вас чем-то рассердила, да? Я не хотела. Правда. Просто... За что вы на меня сердитесь?
   Лайл не смог выдержать взгляда этих невинных добрых глаз и отвернулся. Против воли он произнес:
   - Мы не на тебя сердимся. Просто мы... устали. А еще это демоново болото!
   - Какое болото? Вы обиделись на какое-то болото, да?
   - Ни на что мы не обиделись! - рявкнул раздосадованный мимолётной слабостью командира Кин. У девушки в глазах вновь появились слезы.
   "Если она разревется, я сбегу", - мрачно подумал Лайл.
   - Но я не понимаю, при чем здесь я. Почему вы направляете на меня свои негативные эмоции, если они предназначены чему-то другому? - Лайл ошарашено посмотрел на девушку, не понимая, откуда она это взяла. - Вы не правы. Нельзя ни на кого злиться. Иначе ему от этого будет плохо. Нельзя злиться даже на болото. Ему тоже может быть плохо.
   Фениксу начало казаться, что у него не все в порядке с головой. Откуда вообще взялась эта ненормальная? И как БОЛОТУ может быть плохо, если на него злиться?
   - И вам потом тоже будет плохо. Потому что негативные эмоции проникают в вашу энергетику и затем не дают в полной мере наслаждаться жизнью вокруг. Если оно вам чем-то навредило, простите его. Оно, скорее всего, не хотело. И попросите у него прощения за то, что злились на него. Вы должны быть в гармонии со всем, что окружает вас. Это помогает достичь гармонии в себе. Ну? Попросите прощения. И я уверена, что это болото не будет держать на вас обиды. Произнесите: 'Я прошу у вас прощения'. Это ведь так просто.
   Девушка подошла к Лайлу, встала на носочки, но все равно оказалась ниже феникса, и взволновано заглянула ему в глаза, слегка прикусив нижнюю губу, похоже от сильного наплыва эмоций. В этих глазах была такая настоятельная мольба, что Повелитель Тьмы, чувствуя себя последним идиотом, сказал:
   - Я прошу у вас прощения.
   Девушка нахмурилась.
   - Ты не у меня должен просить прощения. И вы должны искренне раскаяться в своих словах и мыслях.
   Лайл, уже какое-то время стоял на месте и, ощущя, что медленно и упорно погружается вниз, в сердцах бросил:
   - Я попрошу у тебя чистосердечного прощения, как только ты меня выпустишь из своих цепких объятий!
   В то же мгновение пейзаж вокруг изменился. Теперь феникс стоял посреди луга, ярко освещенного тёплым солнцем. Легкий ветерок побежал по низкой траве и Лайл почувствовал его!
   - Не понял.
   До девушки, похоже, тоже что-то дошло, потому что она удивленно спросила:
   - Так вы сейчас на болоте?
   Лайл кивнул и без сил опустился на мягкую траву.
   - Наверное, это защитное поле Долины. Оно реагирует на эмоции, настроения и намерения. Вы ему просто не понравились. Хотя всех чужестранцев знакомят с Долиной, прежде чем впустить в неё и объясняют её характер. Странно... Подумайте о том, какая она добрая и хорошая, и искренне извинитесь за то, что давили на неё своим плохим настроением.
   Фениксы недоверчиво переглянулись, но послушались. Похоже, получилось у всех, правда, не сразу. Один за другим они оглядывались вокруг и опускались на траву. Кин осторожно потрогал стебельки и опасливо спросил:
   - А это всё настоящее?
   - Долина многолика и разумна. Как вы сюда попали, если не знаете самого основного о ней?
   - Пришли оттуда. - Каел махнул рукой в направлении, откуда они подошли. Девушка недоуменно посмотрела в ту сторону. Лайл тоже оглянулся. На расстоянии тысячи шагов высился лес. Гор видно не было.
   - Но там нет поселений, и оттуда никто не приходит, - удивлённо пробормотала девушка.
   - Неудивительно. Скорее всего, несчастные путники просто не доходят. Там огромная пустыня, - пояснил Ивен. Он лежал с закрытыми глазами и рассеянно водил рукой по траве, будто боялся, что она исчезнет.
   - Бедные вы.
   - Никакие мы не бедные. Перестань нас жалеть, - поморщился Лайл.
   - Почему?
   - Это неприятно.
   - Да? А, знаю! У вас, наверное, энергетическое поле сбилось, поэтому вы все воспринимаете неадекватно, да? Чего вы на меня так смотрите? Я не права, да?.. Вы не хотите отвечать? Надеюсь, я вас ни чем не обидела, нет?
   Повелитель Тьмы никак не мог разобраться, чего ему хочется больше: рассердиться на эту странную девчонку или рассмеяться.
   - Нет. Как тебя зовут?
   - Ой, простите. Я не представилась. Я Алисия, а...
   - А народ ваш как зовут?
   - Мы люди.
   - А долина ваша как называется?
   - Зеленая долина. Что-то не так, да?
   - Похоже, мы не туда попали.
   - Вы искали что-то другое, да? Не волнуйтесь. Вы спросите и вам ответят. К нам приходит много чужестранцев, и все они находят здесь ответы. А теперь вы представьтесь.
   Лайл встал и с легкой издевкой поклонился:
   - Повелитель Тьмы.
   Следующим был Ивен.
   - Огненный Вихрь.
   Затем Крид:
   - Призрак.
   - А... подождите, не надо прятаться за масками. У нас вам никто не собирается причинять вреда!
   - Масками? Это наши вторые имена.
   - Это маски, которые вас защищают. Наверное, у вас очень злой мир, раз приходится прятаться.
   - Первое имя знают единицы: близкие, друзья, - нахмурился Повелитель Тьмы. Ему не слишком хотелось откровенничать с этой незнакомкой.
   - Бедные. Неужели вы настолько не доверяете друг другу?
   - Мы не бедные, - почти по слогам, будто разговаривая с недалёким существом, произнёс феникс. - Я Лайл. Он Ивен. Крид, Мирэк, Джей, Кин, Дик, Грин, Ролал, Миракл и Карел. Ах, да и Каел. - Фениксы, которых называл Лайл, по очереди вставали, затем вновь садились на траву. - Теперь довольна?
   - Вы опять злитесь, почему?
   Крид опередил Лайла и спокойно объяснил.
   - Просто мы другие, у нас другие обычаи и понимание мира. Вы ведь ни с кем не воюете?
   - А что это такое?
   Фениксы пораженно посмотрели на Алисию, не в силах вымолвить ни слова. Как можно не знать, что такое война? Это же практически единственный смысл этой жизни. Крид попытался объяснить, после чего все ошарашено смотрели на него:
   - Э... понимаешь, это такой специфический способ регулировать количество населения. Если его много, а места мало, то народ начинает войну, после чего места обычно хватает всем... А чем занимаются люди? - поспешил он увести разговор в другое русло.
   - Земледелием, науками, строительством. Но самое важное, это найти свою вторую половинку. Тот, ради которого ты появился на свет. Это так чудесно!.. Что здесь смешного?
   - И долго ищете?
   - Иногда слишком долго. Но тогда ты можешь вернуться сюда в следующей жизни, чтобы продолжить поиски.
   - А если найдешь, то куда?
   - Что куда?
   - Если не найдешь, то перерождаешься, а если найдешь, то что дальше?
   - А-а... Не знаю. Наверное, тогда они живут вечно.
   - Вечно?! Какой кошмар!
   - Так это же скучно! - ужаснулись фениксы.
   - Неправда! Я видела тех, кто нашел свою половинку. Они ничуть не скучают. Возле них так хорошо находиться. Они всегда улыбаются, и ты не можешь смотреть на них без улыбки.
   - Ага, где... - Ивен хотел что-то сказать, но Крид закрыл ему рот ладонью и с глубокомысленным видом произнес:
   - Да. На это вряд ли можно смотреть без улыбки. Хотя бы потому, что каждый раз, когда ты радостно улыбаешься, всем вокруг тоже хочется улыбнуться. Наверное, энергетика такая.
   - Правда? Тогда я буду улыбаться часто-часто! Ой, я вас, наверное, совсем заболтала. Но до селения совсем недалеко. Там вы найдёте еду и кров.
   Алисия не замолкала ни на мгновение. Она, было, начала выспрашивать фениксов про их жизнь, но Крид быстро перевел разговор на людей, задавал всё новые и новые вопросы. Лайл шел молча, прислушиваясь к разговору и пытаясь понять: почему Алисия его не раздражает. Он терпеть не может легкомысленных, болтливых, эмоциональных девчонок. И не сказать, чтобы она была так уж феноменально красива. Так, миленькая. Но в Альдосе есть рабыни намного лучше. А эта непосредственная радость и доверчивость ко всему? Лайл был уверен, что встреть он кого-либо другого раньше, быстро стер бы улыбку с его лица, потому что, чем она может быть у других, как не насмешкой? Но не у Алисии. Ещё одна странность: девушка не испугалась их, не ужаснулась шрамов на лице, хотя прекрасно их видела, но продолжала общаться непосредственно, и открыто. Лайл вспомнил лицо Алисии почти напротив его. Она прекрасно видела этот шрам, начинающийся почти от середины правой щеки и идущий вверх. Заканчивается он над бровью. Она всё отлично видела и не отвела взгляда, и в этих озерах не было отвращения и испуга, только мольба и сосредоточенное внимание.
   В этот момент Крид спросил Алисию о том, что делают люди, когда находят свою половинку.
   - Вступают в брак, конечно.
   - А как?
   Алисия принялась расписывать игрища и торжества, происходящие в день бракосочетания.
   - Это всё лишь для того, чтобы повеселиться?
   - Конечно, нет! Они служат для многого: засвидетельствовать этот союз на земле и на небесах, получить благословение и напутствие, и многое другое. И все это в веселой, радостной атмосфере.
   - А потом?
   - А потом они живут долго и счастливо. А вы как вступаете в брак?
   - У нас ничего подобного нет.
   - То есть как?
   - А так. Насколько я понял, эта парочка остается вдвоем до конца жизни?
   - Да.
   - Значит, у нас такого нет. Конечно, иногда феникс может выбрать себе девушку... но у нас нет пожизненных союзов.
   - Зато у нас есть кое-что получше, - влез в разговор Ивен, - могу показать, если хочешь.
   - Да? Конечно, хочу! Это должно быть очень интересно, правда?
   - Нет, - отрезал Лайл. - Он тебе ничего показывать не будет. Потому что это не интересно и тебе не понравится.
   - Но почему?
   Лайл сделал вид, что не услышал вопроса и поспешил перевести тему в более безопасное русло. Он злился на Ивена за эту глупую шутку (а шутку ли?), красочно представляя себе, что станет с этой доверчивой девушкой, если Огонек говорил всерьез. По древней традиции существовал специфический способ отличать свою игрушку. Игрушка - это больше, чем девушка. К девушке феникс может не испытывать совершенно никаких эмоций, он может просто давать ей защиту своим именем, чаще всего по политическим мотивам. К игрушке эмоции есть всегда, другое дело какие. Но в любом случае, если ты избираешь игрушку, то её нужно защищать. Поэтому чаще выбирают игрушку для команды. Чем игрушка отличается от простой девчонки? Чужие не понимают различия, но фениксы с первого взгляда могут сказать, чья эта игрушка, стоит им посмотреть на магический рисунок на её спине. Поэтому спина должна быть всегда открытой, выставляя на показ мужскую и женскую фигуры: самой игрушки и её владельца с кольцом на пальце. Потому как после инициации каждый феникс создаёт с помощью Оружейника и специалиста по времени и пространству свое кольцо, на котором запечатлевается символ его рода и какая-то частица себя. Наверно именно она позволяет с одного взгляда точно сказать - кому принадлежит данное кольцо. Все бы ничего, но рисунок делается с помощью специального ритуального ножа и заклинания на всю спину. Лайл пару раз видел эту процедуру. После неё игрушка поллуны не может ходить, а то и двигаться... Что на Ивена такое нашло?
   - Это ваше селение? Какое-то маленькое, - отвлёк Лайла от размышлений голос Миракла.
   С десяток похожих друг на друга опрятных домиков не вызывали подозрений, радуя глаз приятными расцветками.
   - Нет. Здесь живут ученики. И я в их числе. Селение дальше. Мы вас накормим и где-нибудь расположим на отдых. Когда вы выспитесь, познакомим со всеми.
   - Мы лучше здесь отдохнем, под открытым небом, - попытался откреститься от нежелательного гостеприимства Лайл. Если у них с хозяевами возникнут разногласия, то лучше провести разграничительную линию сейчас. Ведь прими фениксы приглашение, то потом они будут сильно связаны в своих действиях.
   - Гости не должны спать у порога дома! - возмутилась девушка.
   - Мы не у порога, а на расстоянии полета стрелы.
   - Нет!
   - Мы там не поместимся, - попытался зайти с другой стороны Лайл.
   - Поместитесь. А если вы откажетесь, то... то Долина подумает, что у вас остались какие-то плохие мысли, раз вы не хотите принимать наше гостеприимство.
   - Вот Джер!
   Вновь общаться с капризным местечком ни у кого желания не возникло, поэтому Повелитель Тьмы нехотя улыбнулся и вежливо произнёс:
   - Убедила. Веди.
   Честно говоря, если бы это произнесла не открытая доброжелательная Алисия, феникс решил бы, что им угрожают. Но эта девчонка, наверно, даже такого слова не знала.
   Так названые ученики, точнее ученицы, были похожи на Алисию и в плане поведения - такие же добрые, доверчивые, очень гостеприимные и болтливые - и внешне. Домики изнутри оказались довольно просторными и чистыми, наполненные светом и страной атмосферой умиротворенности и покоя.
   Лайл никак не мог разобраться в своем отношении к этому месту и странному народу. С одной стороны его удивляла их безграничная доброта и простодушие. Их ничего не стоило обмануть, но такого желания даже не возникало. Это всё было настолько чуждо фениксам, что часто смущало. Но с другой стороны Лайл наслаждался чувством покоя и защищенности, разлитым вокруг, радостью и доверчивостью этих существ, которые не имели представления, что такое насилие или война. Он удивлялся: как люди смогли сохранить чистоту и безграничную веру в светлое будущее посреди хаоса и жестокостей внешнего мира? Но вскоре он получил ответ на этот вопрос.
   На третий день фениксы уже освоились среди людских девушек и, хотя Лайл строго настрого запретил команде причинять кому-либо вред, он прекрасно осознавал, что парни долго не выдержат в этом цветнике. Первый тревожный звонок поступил от Ивена. Тот предложил вдвоем развлечься с Алисией.
   - Нет.
   - Да ладно тебе. Я прекрасно вижу, как ты на неё смотришь, - криво усмехнулся друг, слегка ревнуя.
   - Нормально я на неё смотрю. Повторяю ещё раз: не смей никого трогать. Тем более Алисию.
   - Что на тебя нашло? Ты никогда не был поборником чистоты и аскетичности. А сейчас даже на меня не хочешь смотреть.
   - Пойми, ты, Ивен. Они совершенно другие, чем мы. Они... лучше нас, а ты собираешься сделать их такими, как все.
   Огонек опешил:
   - Что с тобой? Я понимаю, конечно, Алисия тебе нравится, но рассуждения типа, такие как все, не такие как все... ты случайно ничего не подхватил в этом болоте?
   - Кстати о болоте. Если мы причиним вред людям, Долина может опять изменить к нам свое отношение.
   - Ой, ну подумаешь!
   - Так вот подумай на досуге. Благо, теперь его у нас на всю жизнь хватит..
   В дом вбежала раскрасневшаяся Алисия.
   - Лайл, Ивен, я хочу вам кое-что показать, пойдем быстрее!
   "Кое-что" оказалось распускающимся цветком. Другой вопрос: почему посреди дня? Лайл был уверен, что все цветы распускаются с восходом дневного или ночного светила (солнца и луны, как называли люди), а этот какой-то странный.
   - Правда, прелесть? Он такой красивый!
   - Ну... - протянул Лайл, не понимая, что такого прелестного в обыкновенном невзрачном растении.
   - Ну и что... - похоже, Ивен собирался озвучить мысли Лайла, но тот сильно наступил ему на ногу и попытался подкорректировать грубость друга:
   - А что это за растение?
   - Золотой ландыш. Он редко встречается в Долине.
   - А... - попытался что-то сказать Ивен, но Лайл не дал ему произнести ни слова:
   - Ага, понятно. Красиво.
   - Хотите, я его вам подарю?
   - Не-эт, - побледнел Лайл, представив град насмешек, который на него может обрушиться, увидь ребята его таскающим цветы.
   Алисия прислушалась к чему-то своему и пробормотала:
   - Ой, простите, я совсем забыла, что его нельзя дарить.
   - Почему? - заинтересовался Лайл.
   Девушка покраснела и объяснила:
   - Если я его вам подарю, то вы в меня влюбитесь. Но Любовь приходит к каждому сама. Если навязывать её искусственно, будет потом очень плохо. Но я не хотела для вас ничего плохого, я просто забыла про это. Простите. Хотите, я завтра вас возьму с собой смотреть на восход солнца? - оживилась она. - Я каждое утро его встречаю.
   - Нет!! - Двойной вопль ужаса слился в один. Цветок распускается довольно быстро, но солнце у них восходит не в пример медленнее.
   - Вы чего?
   - Ни-ничего. Просто... э-э... мы не очень любим, смотреть восход солнца и слушать пение просыпающихся птиц.
   - А вы его когда-нибудь видели? - подозрительно осведомилась девушка.
   - Тысячи раз, - уверил её Лайл.
   - Наверно, вы на него просто не так смотрели. Наблюдать рождение дня так восхитительно.
   "Нет, это нудно, скучно и однообразно", подумал Повелитель Тьмы, вслух же сказал:
   - Вряд ли. Пошли отсюда. Лучше расскажи нам про людских богов.
   - Богов? Но существует только один бог! - неимоверно удивилась Алисия.
   - Откуда ты знаешь? Ты его видела?
   - Нет. Его никто не видел. Но с Ним можно общаться. Мне говорили, что некоторые слышали Его голос. Но ко мне ответы приходят всегда беззвучные: я просто понимаю, как мне нужно поступить в той или иной ситуации или успокаиваюсь, если я слишком взволнована.
   - А я слышал, что Алакостов много...
   - Алакостов? Это же вид драконов. Они не боги, просто они были очень мудрые. А Творец - это совершенно... не знаю, как сказать. Но он ни в коем случае не Алакост! Творец создал нас по образу и подобию своему, заложив в нас основы к созиданию и воссозданию. Но этого мало. Величайшее благо, что он нам дал, возможность создавать что-то новое и бесконечно самосовершенствоваться, чтобы, в конце концов, стать равными ему, а может, в чем-то и превзойти. Мы все его дети, и он счастлив, когда мы стремимся к чему-то новому.
   Вместе с частицей себя он передал нам величайший дар в мире - способность любить и быть любимыми. Но нужно быть осторожным с этим даром: Любовь не терпит, когда ею пренебрегают или распыляют впустую. Но в то же время Любовь даёт нам крылья, коих мы лишены. Она даёт огромный толчок к самосовершенствованию и самореализации. Увы, я до сих пор не познала это чувство, хотя мне уже двадцать четыре года. Но я верю и надеюсь.
   - А год - это сколько? - поинтересовался Ивен, чтобы хоть как-то показать, что он не умирает со скуки в кампании этой болтливой девчонки. Огненный Вихрь совершенно не понимал, что в ней нашёл его друг.
   - Год? Четыреста тридцать два дня.
   - А сколько лет вы живете? - спросил Лайл, мысленно сравнивая протяжённость года и сиана.
   - Лет под триста. Иногда больше.
   "Фениксы доживают до шестисот сианов, но могли бы и больше, если бы не постоянные внешние войны и внутренние дрязги. Никто не умирает своей смертью. Следовательно, мы живём раза в два-три дольше. И кто там говорил про вечность?"
   - Отчего вы умираете? - поинтересовался феникс.
   - Умираем? Мы не умираем. Мы уходим с Земли, чтобы вновь сюда вернуться. Некоторые уходят, потому что желают пройти очищение. Другие понимают, что их жизненный круг кончается, и они переходят на другой.
   - И как это происходит? Просто захотел и всё?
   - Ну, почти. Тогда человек говорит о своём решении другим. Прощается с остальными людьми, а затем душа уходит, а тело мы отправляем по рекам вниз в специальной лодке.
   - Всё равно не понимаю. - Такая жизненная позиция была совершенно чужда фениксам. После смерти они растворялись в Мироздании, теряя память либо перерождаясь с частичными воспоминаниями о прошлых жизнях. Но прото так 'уходить'? Зачем?
   - Вы ведь тоже не стареете? - вновь влез в разговор Ивен.
   - А что это такое?
   - Понятно. Так, ничего.
   - Вы одни живете на этой планете?
   -Нет, конечно. На Земле живет пять различных рас: лемурейцы, атланты и ... а-а, не помню. Но если вы интересуетесь, могу спросить.
   - А про мир...
   - Ты как-то упоминала гмурлей? Кто это такие? - вновь подал голос Ивен. Лайлу захотелось отправить его подальше, чтобы не мешался.
   - Один из подземных народов. Гмурли невысокого роста с большими глазами. Они очень искусны в обработке скальных пород. Гмурли редко выходят на поверхность. Их потомки, что привыкли к темноте, иногда выходят на свет, но из-за солнца они начинают жмуриться и хмуриться, поэтому некоторые называют их хмырями... Что я смешного сказала?
   - Ничего. Ивен, помолчи. Алисия, ты слышала когда-нибудь про мирот...
   Они уже подходили к выделенному для них домику, когда заметили фигуру в белоснежных одеяниях. Беловолосый, высокий, самоуверенный и гордый, с совершенно другим типом красоты, чем девушка. Поза расслабившегося хищника, скорее всего он нелюдь. Лайл сразу почувствовал, что перед ним настоящий воин. Но совершенно не такой как они.
   Алисия подорвалась с места, не давая Лайлу возможности закончить фразу, и радостно смеясь, поспешила навстречу беловолосому. Когда она подбежала, оказалось что девушка на голову ниже этого чужака.
   - Дядя Михаил, дядя Михаил! А я узнала, что такое война!
   Дядя Михаил, который что-то в этот момент жевал, подавился и закашлялся. А Алисия похлопала его по спине и прощебетала:
   - Мне эти чужестранцы рассказали! Это способ, чтобы всем хватало земли. Правда, интересно?
   Светловолосый "дядя" смерил фениксов далеким от любви и всепрощения взглядом и произнес:
   - Да. Это очень... странная вещь. Поводишь меня к Ольге? А чужестранцам нужно отдохнуть. Они устало выглядят.
   - Ты не хочешь с ними познакомиться?
   - Я обязательно познакомлюсь с ними, - беловолосый опять смерил Лайла и Ивена холодным взглядом, - но чуть позже.
   - А, ну хорошо. До встречи.
   Стоило друзьям зайти в дом, как Огонёк прислонился спиной к двери и понизил голос:
   - Теперь понятно, кто охраняет этот рассадник доброты, чистоты и гармонии. М-да... у меня до сих пор пробирает от его взгляда. Похоже в бою он более чем достойный противник.
   - Ты вроде бы недавно заявлял, что тебе нужен кто-нибудь для тренировки? Теперь будешь знать, к кому обращаться. Пошли, соберём команду, пока чего не случилось.
   -Да, и то верно. Кстати, я давно не видел Крида и Каела...
   - Хм... я тоже. Сейчас найдутся, никуда не денутся.
   Они так и не нашлись. Ближе к вечеру Лайл ни на шутку разволновался: команда обшарила поселок и окрестности, расспрашивала девушек. Однако никто высокого феникса с пепельными волосами и подвижного зеленоглазого подростка не видел. Люди были уверены, что в команде всего десять фениксов. Вечером объявился беловолосый воин. Предложил прогуляться к роднику и там поговорить. Возражений со стороны подавленных фениксов не последовало.
   Рассевшись на траве полукругом, команда напряженно ждала, что скажет этот странный воин, а он не спешил начинать. Когда он заговорил, Лайл понял, что их собеседник осведомлен о последних событиях.
   - Что Повелителю Тьмы и его команде понадобилось в нашей Долине?
   - Случайно забрели. - Лайл выжидательно посмотрел в спокойные серые глаза, похожие на людские.
   - Сюда никто не забредает случайно. В Долину можно попасть, лишь следуя провидению.
   - Проведению! - фыркнул Дик.
   - Значит, ваше провидение любит окольные пути. А ты сам кто такой? - спросил в свою очередь Лайл.
   - Не думаю, что мое имя вам что-либо скажет.
   - А раса?
   - Ну что ж. Алисия все равно не станет скрывать. Ангел.
   - Ангел?!
   - Вот тебе и не существует!
   "Прав был дед. Просто они живут, Джер знает где, вот про них и забыли".
   - Да. Ангел Михаил. Вы вели себя очень корректно по отношению к людям, чего я совершенно не ожидал от вашего народа. За это я буду с вами честен и откровенен. Но сначала ответьте на вопрос: зачем вы пришли в Долину?
   - Я ищу своего брата.
   - Брата? Да, это достаточно веская причина. Советую вам посоветоваться с камнями предков. Они направляют на поиски истинного пути этой жизни. Может и в этом случае помогут. Вы можете оставаться в Долине сколько пожелаете, но вам нечего делать среди людей. Ваша натура им слишком чужда. Будете жить среди нас.
   - Хорошо, - не стал спорить Лайл. Так и ребят контролировать будет легче, и понять, что из себя представляет раса ангелов.
   - У меня еще вопрос: с вами был феникс с чёрно-красными волосами до пояса и...
   - Да, с нами. Мы думали, он погиб.
   - Погиб. Мы провели обряд очищения. Завтра на рассвете будет погребение. Если хотите, можете с ним проститься.
   - Вы нашли тело? - удивился Дик.
   - Само пришло. Поэтому я очень удивлен, что вы все живы и здоровы.
   - Как это само пришло?
   - Так. Неупокоенная игрушка, ведомая чьей-то злой волей. Оно проделало очень долгий путь, в надежде настигнуть вас. Но Долина не позволила и мы ей все за это благодарны... Идите, собирайте вещи и попрощайтесь с ученицами. Я вас провожу в наше селение.
   - А что за оно? - спросил, на всякий случай, Лайл.
   - Селение? Миротворцев.
   Ангел поднялся и зашагал навстречу сгущающимся сумеркам.
   Миротворцы. Лайл застыл поражённый. Так значит, они попали именно туда, куда так стремились. Но ангел не ответил, что случилось с Князем Тьмы. Быть может, он не знает? И что случилось с Диким? Ангел сказал, что он не воспринимал Дикого, как живого феникса. Крид говорил об этом же. Но куда подевался последний? И Каел? Вопросы, одни вопросы. Но где найти на них ответы?
   Погруженный в свои мысли феникс шёл, куда несли ноги. Из задумчивости его вывел звонкий голосок Алисии:
   - Добрый вечер. А ты что здесь делаешь?
   Лайл оглянулся и понял, что он никогда не был в этом месте. Впереди десяток каменных ступеней вели вверх. На первой стояла Алисия, тепло ему улыбаясь. Феникс невольно улыбнулся в ответ, но тут же нахмурился. Его беспокоила собственная реакция на эту девушку: желание сделать ей приятное, защитить, потребность (он только сейчас осознал это) видеть её и слышать как можно чаще. Алисия была как луч света в темноте. И вот сегодня, сейчас нужно с ней попрощаться и, быть может, никогда больше её не увидеть. Эта мысль заставила феникса вздрогнуть. Неужели он умудрился привязаться к этой девчонке? И когда только успел? Нет, лучше держаться от неё подальше.
   - Я хочу попрощаться.
   - Уже? Я думала, что вам у нас нравится.
   - Мы будем жить в селении Миротворцев, пока не придет время покинуть Долину. Михаил посоветовал также пообщаться с камнями предков. Ты знаешь, где они?
   - Да вот, наверху. Но... но я не хочу, чтобы ты уходил. С тобой так хорошо и интересно. Со всеми вами.
   "Но почему, стоит ей посмотреть мне в глаза, как я готов исполнить любое ее желание?"
   - Быть может, мы встретимся. И не раз, попытался успокоить девушку Лайл.
   - Не встретимся. Нам нельзя ходить в селения Миротворцев, а их гости никогда не приходят к нам. Подозреваю, что им это просто-напросто не разрешают. И тебе не разрешат! Пусти!
   Алисия оттолкнула его и побежала в темноту. Неужели она тоже расстроилась, что приходится расстраиваться? Но лучше это сделать сейчас. Тогда у девушки будет шанс встретить в этой жизни свою заветную половинку, о которой она так мечтала. А он сам ведет себя в последнее время не как воин и командир, а как сентиментальная размазня. Все равно у них нет ничего общего... Знать бы ещё, какой его путь в этом мире?
   "Ты сам выбираешь свою дорогу".
   Мысль была внезапной и чужой, следом за ней хлынула сила. Его собственная сила. Но она казалась непривычной после столь долгого отсутствия и в первые секунды ошеломила и оглушила своим напором. Как будто убрали камень, преграждающий русло реки. В следующее мгновение в феникса что-то ударилось. Тонкие руки сплелись за спиной, прижимая его к хрупкому существу и волшебный, неповторимый голос пошептал, прерываясь на всхлипы:
   - Не уходи... прошу... пожалуйста.
   Накатило полуневедомое, полузабытое чувство под названием нежность. И мгновение поколебавшись, Лайл обнял девушку, враз осознавая две простые истины: Триадцы никуда не исчезли, их просто разлучили с демонами, поставив непреодолимую для них преграду и превратив в Миротворцев. А демоны... демоны, оказывается, тоже способны любить.
   - Да. Извилисты пути у Проведения, - пробормотал ошеломлённый Лайл.
   Перед ним открывался новый мир, наполняющий темноту ночи неведомыми оттенками и красками.
   - Ты ведь не уйдешь? Правда? - с мольбой попросила девушка.
   - Правда.
   Она в последний раз всхлипнула... и тихо скользнула вниз, безвольно разжимая руки. Так и не созданный сказочный мир начал рушиться. Доли мгновения Лайл не мог понять, что к чему, потом рука наткнулась на рукоятку кинжала и теплую кровь на спине Алисии. А прямо перед ним стоял Крид и безучастно смотрел на своего бывшего командира. Но в то же время, это был уже не Призрак, а кто-то другой, под такой знакомой оболочкой.
   - Что ты такое?
   - Я? Мое имя тебе ничего не скажет, но если хочешь - Дэвиэль.
   - Зачем? Зачем ты это сделал?!
   Крид посмотрел на него чужими, незнакомыми, почти белесыми глазами и спокойно произнес:
   - Быть может это и есть та самая точка, из-за которой изменится Мироздание?
   - Но она всего лишь человек, одна из тысячи. Как это может что-то изменить? За что?
   Из темных уголков сердца Лайла поднималось что-то злобное, застилало глаза и расползалось по всему телу. Он, как будто сквозь туман, слышал следующие слова существа, бывшего когда-то Кридом.
   - А ты всего лишь полуфеникс, но если подумать, то именно такие, как ты, могут изменить облик мира.
   - Не-ет! - беззвучный крик поднимался откуда-то из самой середины сущности полудемона.
   - А еще потому, что не существует никаких созданий Порядка и Хаоса. Невозможно между ними провести черту, отделяя одного от другого. Потому что они не могут существовать отдельно друг от друга. Граница не отделяет Добро от Зла, возведенных в абсолют. Существуете только вы, порождения Мироздания, и мы искорёженные дети Лаборатории. Она лишь ломает, искажает устройство мира... И, в конце концов, потому, что я не хотел, чтобы девушка досталась тебе, а это было неизбежно.
   Лайл чувствовал всё, что происходит вокруг, хотя ничего не видел. Он знал, что к ним бегут миротворцы и кое-кто из команды. Быть может, они убьют Крида, но никто не сможет вернуть ему Алисию. Полудемон упал на колени, уткнулся лицом в шею девушки и пробормотал:
   - Будь оно всё проклято.
   - Ты что-то сказал?
   - Да. - Лайл поднял к небу невидящие глаза и закричал. - Будь всё проклято!
   Чей-то голос внутри его с издевкой спросил:
   - Всё?
   - Да. Всё! - В следующую секунду губы будто занемели, подчиняясь кому-то другому, и произнесли: - Властью, данной мне, потомку проклятых драконов и высших демонов, наполняю эти слова своей силой: да не будет существа, коего не коснулось бы это проклятие.
   Так далеко и в то же время так близко послышался голос Крида:
   - Мир изменится. Быть может, на его осколках ты встретишь новую любовь.
   Затем всё погрузилось в бесконечную темноту.
  
   ХХХ
  
   Событие, запечатленное, в истории как Великое проклятие покачнуло устои самого Мироздания. Оно волной прокатилось по Вселенной, сводя с ума, разрушая целые цивилизации. Империи погрузились в хаос безумия и тьму. Многие достижения были уничтожены, многие знания потеряны, а народы отброшены в своем развитии за грань варварства. И даже временные потоки были нарушены, столь сильным оказалось слово.
   Именно тогда произошло Второе Нашествие. Времена смуты, когда обезумевшие фениксы косили народы, топя всё в ненасытной жажде крови.
   С тех пор не осталось в Империях известных преданий про Триадцев и бездны космоса поглотили Землю, родину людей. Окончательно забыты лаборатории и тюрьмы. Ушли в мифы миротворцы и драконы. А десятки, сотни, тысячи существ пробуждались ото сна, сходного со смертью и пытались пробить себе путь на волю. Но защита, пусть поломанная и покореженная, ещё долгое время удерживала их в заточении...
   До недавнего времени.
  
  Сиан - один год и десять месяцев.
  Гиана - очень полезный фрукт, сок из которого используется в многочисленных лекарствах, в основном тонизирующих и обезболивающих, сам по себе весьма редко употребляем по причине того, что он очень кислый.
  Мираил - аналог нашего вина.
  Шарин - 10000 шагов.
Оценка: 8.05*6  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"