Путешественница: другие произведения.

Возрождение. Найденная принцесса.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 7.22*10  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Оказывается, ангелы совсем не такие возвышенные создания, как о них толкуют, а с Богом можно даже пообщаться лично. Ага, и он тебя нагрузит великой миссией по спасению целой нации. Вот только забудет указать, что именно надо делать.

  Закутанная в темный плащ фигура соскользнула со стройного ареонского черного жеребца. Таких очень любили в империях за скорость, неприхотливость и выносливость. Но эта порода была редкой и дорогой. И использовали таких коней в основном в тех случаях, когда надо было быстро доставить послание в отдаленные места.
  Фигура неслышным шагом подошла к двери и легонько постучала молоточком по медной табличке, прикрепленной к стене. Та отозвалась на удивление звонко, извещая хозяев о прибытии гостя. Через пару мгновений в двери открылось окошко и негромкий, с хрипотцой, голос спросил.
  - Чего тебе надобно, странник? - звуки, что произносил привратник, выходили слегка шипящими.
  Фигура протянула к окошку свиток, продетый в черный перстень с темно-красным, почти черным, камнем, и промолвила:
  - Повелитель Гиперии, Харолан Део Алис, прозванный Карающим, повелел мне передать принцессе Елизавете Анионе Феликиане, временно находящейся на попечении монастыря Аэдас, послание. Часть послания велено передать в словах и лично принцессе. Наедине.
  Окошко закрылось, зато с натужным скрипом открылась дверь. В узком проходе стоял сарс.
  - Входи, но знай, что ты находишься в священном месте.
  Фигура низко поклонилась и последовала за привратником, с интересом изучая всё вокруг. А посмотреть было на что. Монастыри Правильного Пути не предназначались для посторонних. Туда отправляли девушек из благородных семей для должной подготовки к браку. И то далеко не всех, а лишь тех, чьи родители обладали достаточным состоянием, чтобы оплачивать недешёвые услуги Монастыря. Для служителей монастыря все расы были равны, но только фениксы отправляли в Монастыри Правильного Пути своих дочерей с бурным прошлым. И если для остальных рас фраза: 'Она прошла обучение в одном из Монастырей Правильного Пути' - это высокая похвала, то для фениксов это чуть ли не ругательство.
  Монастыри не принадлежали никому и являлись неприкосновенными. Но и в случае вторжения послушники-сарсы могут оказать достойное сопротивление. Это малоизвестная древняя и почти исчезнувшая раса змеелюдей, владеющая смертельной магией. Даже если кто-то посмеет ворваться в каменную цитадель, вряд ли он сможет тягаться с древнейшими знаниями и силами служителей.
  Монастырь снаружи окружен высокой и крепкой базальтовой стеной без окон и с единственной дверью. Внутри же раскинулся сад, полный неизвестных растений. И змей. На одну из них посланец чуть не наступил, залюбовавшись окружающим пейзажем. Змеюка недовольно зашипела на него и поползла дальше. Посланец нечего не сказал, но наблюдал теперь не только за экзотическими деревьями и цветами. Посреди сада высилось мрачное трехэтажное здание с четырьмя башнями. Окошки - высокие, но узкие - давали мало света.
  'А я все удивлялся, почему у этих невест такой вид, будто их из склепа выпустили'.
  Провожатый подошел к монолитной стене здания - двери нигде не было видно - и нажал на определенный выступ в кладке. Потом толкнул стену впереди себя, и она бесшумно отворилась на манер двери. Войдя следом, посланец очутился в небольшой комнатушке с единственным окном почти у стены. Сарс сделал знак ждать его здесь, подошел к стене напротив входа и точно таким же образом открыл проход там. Входная дверь бесшумно затворилась, и посланец остался в полумраке. Свет из окна был крайне скудным, да и освещать практически нечего: две скамьи вдоль стен и голые камни. Время текло медленно, лениво. Вокруг не было слышно ни звука. Посланец, замерший посреди комнаты, не двигался. Наконец, внутренняя дверь открылась и другой сарс повелел посланцу следовать за ним. И они пошли. Через комнаты, коридоры, лестницы, многие из которых вообще не освещались. Наконец, на третьем этаже они вышли на галерею с внутренней стороны здания - внизу, в полностью изолированном от внешнего мира дворике, был небольшой садик со скамейками и фонтаном, где несколько девушек разных рас занимались рисованием и вышивкой.
  Сарс открыл очередную дверь в стене, и они вошли в комнату с тремя окнами, шагов сорок в длину и тридцать в ширину. Обстановка довольно аскетична: небольшой шкафчик, узкая кровать, возле одного окошка столик, стул и два мягких кресла, возле кровати пушистый коврик. Все выдержано в черных и светло-голубых тонах.
  'Интересный контраст, что-то в нём есть', - невольно отметил про себя посланец.
  На кровати неестественно прямо застыла девушка. Первое, что притягивало внимание в хрупком создании - огромные черные глаза, густые брови и ресницы, а также голубоватого отлива волосы, крупными локонами спускающиеся на постель. Тонкое, бледное, чуть удлиненное лицо, где ярким пятном выделялись алые губы. Легкое, но полностью закрытое платье светло-зеленого цвета до пола с длинными рукавами. Ни вышивки, ни украшений. На вид ей сианов 35, но посланник знал, что ей 48. Принцесса Елизавета.
  Посланник посмотрел ей в глаза и, наткнувшись на пустой взгляд бездушной куклы, вздрогнул. Повернувшись к сарсу, он тихо произнес:
  - Не могли бы вы оставить нас наедине.
  Тот отрицательно покачал головой и отступил к стене. Посланец чуть слышно вздохнул и приблизился к принцессе. Встав перед ней на одно колено, он склонил голову и протянул девушке свиток. Та не пошевелилась. Все в той же позе, не поднимая головы, посланец произнес:
  - Ваш отец велел передать вам свою волю в свитке и в словах.
  В ответ ни звука, ни движения.
  'Ну, скажи же что-нибудь!'
  - Через две лунные фазы за вами, принцесса, приедет эскорт, дабы проводить вас домой.
  Никакой реакции.
  - Сразу по прибытии в Креолу состоится ваше бракосочетание с принцем из светлых. Имя его пока не названо.
  Девушка не шевелилась. Зато сарс, стоявший возле двери, с едва уловимым недовольством произнёс:
  - Ее обучение еще не закончено.
  'По-моему, дольше уже некуда, она и так скорее эльфийская статуя, чем живой феникс, хотя у тех и того больше жизни в камне, чем здесь'.
  - Вам заплатят за весь период обучения, но заберут принцессу немного раньше назначенного срока, - ответил посланец, оборачиваясь к сарсу, потом опять повернулся к девушке. Та бездумно смотрела в одну точку перед собой.
  - Ещё владыка просил передать, что только после этого окончательно простит вас. - Посланец поклонился и положил свиток на колени девушке, тот был уже без кольца. Поднявшись, феникс вновь поклонился принцессе и направился к выходу. У самой двери его догнал тихий голос, шелестящий как сухие листья на ветру:
  - Я выполню ЕГО волю.
  Посланец кивнул и вышел, сарс последовал за ним. Оставшись в одиночестве, Елизавета все так же смотрела в одну точку. Наконец она чуть слышно произнесла:
  - И с радостью приму смерть от твоей руки. Мне давно уже незачем жить.
  Никто никогда не знал, что боль, горе и отчаяние развили в ней страшный дар. Дар предвиденья.
  
  ХХХ
  
  - Проклятые на тебя, Ривен, где ты достал эту джерову краску? Она же не смывается!
  - Где достал, там достал. Сирин, ты закончил обработку этих гоблинов?
  - Конечно, осталось указать им место и они сделают все, чтобы добраться до артефакта, да и камешками не побрезгуют.
  - Прекрасно, вот план монастыря.
  - Боги, Кевин, ты план составлял или художественным рисованием занимался?
  - Ну, уж извини, для меня никто специальную экскурсию не устраивал. В общем, сделаем так...
  
  ХХХ
  
  Тьма вокруг кромешная. Позади едва слышен лязг оружия, проклятия и вопли. Эти стены хорошо поглощают звуки. Вот и галерея. Двадцать три шага и справа должна быть комната принцессы. Да, вот и она. Кевин бросил зажигательную смесь в дворик и толкнул дверь. В комнате слабо горела единственная свеча. Принцесса Елизавета, 18 дочь повелителя Гиперии, одетая, стояла возле стола.
  - Что это значит? - высокомерно спросила она, брезгливо окидывая взглядом фениксов, ворвавшихся к ней.
  - Спасать тебя пришли, - насмешливо протянул Сирин. - А нам тут не рады.
  Елизавета презрительно поджала губы и произнесла визгливым голосом:
  - Как вы смеете врываться в священное место? Охрана! Наставник! - Кевин метнулся к принцессе и зажал ей рот рукой.
  - Они все заняты, а мы тихонько уйдем, так что никто ничего не заметит.
  Елизавета начала царапаться и вырываться, но безуспешно. Кевин ловко перехватил её и понес к выходу. Принцесса, как могла, мешала продвижению вперед. Феникс все больше злился. Наконец они с трудом добрались до леса и вскочили на лошадей. Кевин придерживал одной рукой поводья, а другой обезумевшую девушку. Увы, рот заткнуть ей было уже нечем.
  - Скользкий червь, да как ты смеешь лапать меня своими гадкими руками! Да ты хоть знаешь, кто я?
  - Помолчи.
  - Да мой отец прикажет вас всех обезглавить, на рудники отправит!
  - Замолкни!
  - И как вы, глупцы, осмелились на это? Да вас будут пытать, покуда сами смерти не будете молить!
  - Заткнись!! - рявкнул Кевин.
  - И ты, какой-то недостойный бастард, смеешь на меня кричать? На меня, на...
  Кевин резко остановил коня, отчего тот поднялся на дыбы, и принцесса чуть не упала на землю.
  - Ты кого бастардом обозвала? - шипящим от сдерживаемых эмоций голосом спросил Кевин.
  - Тебя, - усмехнулась принцесса. - Полукровка.
  - На себя посмотри. Все знают, что твоя мать...
  - Кевин, успокойся!
  - Да и ты сама вряд ли просто так здесь очутилась!
  - Кевин.
  - Проваливай, я дарую тебе жизнь, но с условием, что ты некогда не вернешься домой.
  - Меня все равно быстро найдут. Неужто ты думаешь, что я буду прозябать в этой глуши?
  - И кто же тебя найдет? - Кевин спрыгнул коня и медленно, как хищник перед броском, направился к принцессе.
  - Ты недооцениваешь сарсов. Они найдут меня еще до зари.
  - Им будет не до того. - Кевин зашел Елизавете за спину, склонился и прошептал ей на ухо: - Ты знаешь место, где тебя никто не найдет. Воспользуйся им, пока не поздно.
  - Нет, я слишком важна для отца, чтобы...
  Боли не было. Скорее это похоже на внезапный обморок - резкое головокружение и темнота. Навсегда.
  - Прости, принцесса, я не хотел, чтобы все получилось именно так, но ты не оставила мне выбора. Пошли! Нужно подкинуть тело на пути у отступающих гоблинов.
  
  ХХХ
  
  Лет в 12 я мечтала встретить прекрасного принца на белом коне, в 15 на мерседесе. В 18 поняла, что принцев мало, и на меня их скорее всего не хватит (а если и хватит, то, наверное, лучше бы и не хватало). А в 19 я его встретила.... Точнее, их.
  Позвольте представиться, меня зовут Елена. Родилась, выросла и до недавних пор жила в Саратове. Не скажу, что красавица, но довольно милая (каштановые волосы до лопаток, карие глаза и неплохая фигура). Выросла на исторических романах и фэнтези. Школу закончила хорошо, сейчас учусь... хм, училась в МГУ на заочном на истфаке, работала. В общем, обыкновенная русская девушка, вроде бы ничем особенно не примечательная.
  В Бога не верила. До недавнего времени.
  С чего бы начать мою непутевую и довольно безумную историю?
  Хм... ну что ж, начну, пожалуй, с довольно примечательного, но пренеприятного вечера, когда... я в очередной раз поругалась со своим очередным парнем. Ну что я могу поделать, если я слишком серьезно отношусь к слишком близким отношениям, и что срок знакомства, в целых полтора месяца для меня совершенно неубедительный довод? Так вот, разругавшись в пух и прах с Вадиком, я медленно шла домой, бедная и несчастная. Наверно, я бы так и дошла домой, где, уткнувшись в подушку, прорыдала бы полночи, жалея себя, бедную и непутевую, если бы не наткнулась на Юльку с компанией.
  Юля, одна из моих лучших подруг, резко отличается от меня крайне веселым и беззаботным характером, кстати, это она познакомила меня с Вадиком (впрочем, как и с большей частью моих других бывших парней). Так вот, когда я увидела Юлю, ей было уже очень хорошо от выпитого вина, а, может, чего и посильнее. А когда этой девушке хорошо, то ей обязательно нужно сделать так, чтобы и другим было тоже хорошо (по ее меркам). Вот и теперь, увидев меня, она радостно завизжала, слезла-соскользнула с колен своего парня и метнулась ко мне, чуть не сбив с ног и повиснув камнем на шее.
  - Ленка! Как я рада тебя видеть! Мы сегодня гуляем. Пошли с нами! У нас вино еще осталось, и закусь...вроде бы. - потом, прижавшись губами к моему уху, громко прошептала: - А еще Дима травку достал. Классная!
  Я подумала полминуты, потом пожала плечами и выдала кривую улыбку:
  - Хорошо, пошли.
  Юля, еще раз радостно взвизгнув, отцепилась от моей шеи, схватила за руку и потянула к компании.
  Вообще-то я галлюциногены не очень уважаю: в компаниях они достаются в небольших количествах и особого действия не вызывают, но сегодня, может, хоть расслабиться помогут.
  Не успела я поздороваться, как Юля взяла дело в свои руки:
  - Ребята, это Лена. Она сегодня с нами погуляет. Сергей, поухаживай за девушкой и избавь ее побыстрее от хандры! - Я мысленно застонала: 'Опять! За что?'. Парень, к которому она обращалась, весело улыбнулся (надо сказать, довольно красивый, высокий, темноволосый - может, все-таки ничего?) и принялся меня методично спаивать.
  Остаток вечера-ночи я помню весьма смутно. Траву мы все-таки у кого-то покурили, а потом я быстро отключилась, уж больно напряжённый выдался день.
  
  
  ХХХ
  
  
  Очнулась я в совершенно другом помещении, светлом, свежем, залитым солнцем, лежа на довольно жесткой кровати. Потолок был не просто высокий, а очень высокий, с узором. Я повернула голову направо - там большое окно во всю стену и видны верхушки деревьев. Посмотрела налево, а там... Нет, я, конечно, знаю, что от передозировки и глюки бывают, и умирают, но не настолько же, чтобы очутиться в Раю, да еще и рядом с ангелом! Я видела ангелов на фресках, иконах и так далее и тому подобное - с людей списаны, людей и напоминали. Но это... От него взгляда невозможно оторвать! Кожа с золотым загаром, такое чувство, что даже слегка светится, темно-золотые локоны чуть ниже плеч (у людей я такого цвета волос в жизни не видела), аккуратные ногти, ухоженные руки (он что, в салон красоты каждую неделю ходит?), и шикарнейшие белые крылья за спиной. Он сидел в кресле боком ко мне и, похоже, что-то читал, или спал - лицо скрывали волосы, так что точно сказать я не могла. Будто почувствовав, что его рассматривают, ангел повернулся ко мне. Ох, и зря он это сделал! Потому что я теперь на парней точно смотреть не захочу. Овальное лицо, губы ближе к тонким, большие серые глаза, золотые брови, высокий лоб - совершенство в деле, на которое хотелось смотреть вечность. Ну почему я не художник?!
  - Очнулась? - голос оказался красивым, но вполне человеческим.
  - Вроде бы, а ты кто?
  - Хм, зови меня... Алаареном.
  - Ала... как? А покороче нельзя?
  - Алаарен, я для тебя и так имя сократил, - буркнул он (вау, ангелы и такое умеют) - переоденься, - кивок на изголовье кровати. - Приведи себя в порядок. Ванная вон там. Я за дверью подожду. - И вышел.
  Кстати, одежда на нем была вполне нормальная: светлые штаны и белая рубашка, а не тога - может, он не ангел никакой? Хотя крылья вроде настоящие. В результате все время, пока я 'приводила себя в порядок', гаденький внутренний голосочек упорно убеждал меня, что я или сошла с ума, или попала туда, куда дорога мне давно заказана (хотя бы за атеизм), так что напрашивается вывод - я сошла с ума. М-да, не слишком успокаивающе.
  То, что Ала... Алаа... тьфу ты, в общем, Ал, назвал ванной, оказалось шикарным помещением с небольшим умывальником, столиком, на котором лежало пушистейшее полотенце и гребень (фу, какая гадость) и мини-бассейном. Пол и стены покрывала плитка - я сразу же захотела её себе домой - простая серебристо-белая и...теплая. Похоже, даже ангелы не чураются своеобразного комфорта.
  Выделенная одежка оказалась платьем, простым и очень удобным, правда, на мой взгляд, слегка коротковатым (ладно, если по лестнице будем подниматься - Ала, вперед пропущу).
  Ал ждал, как и обещал, за дверью, в пустынном коридоре, прекрасно освещенном солнцем и полностью (кроме потолка) выложенным этой светлой плиткой (теплота!). Быстро окинув меня взглядом, он повернулся и рукой показал следовать за ним. Я нагнала его и только открыла рот, чтобы задать первый вопрос, как Ал, не оборачиваясь, сказал:
  - Сейчас все поймешь. Только постарайся обойтись без глупых вопросов и лишних реплик.
  Я недоуменно закрыла рот, открыла снова, подумала и вновь закрыла. Тем временем мы дошли до конца коридора и начали спускаться вниз по лестнице. И в течение следующего получаса мы проходили по коридорам, залам, спускались и понимались по лестницам... и не встретили ни души. Странно. Наконец, Ал остановился перед небольшой дверцей в конце очередного коридора и открыл ее, пропуская меня вперед. Мы очутились в каком-то закутке библиотеки. Передо мной высился стеллаж с книгами, точнее со старинными рукописями, обтянутыми кожей. Я запрокинула голову. Ого! Стеллаж возвышался почти до потолка, а это не меньше пяти метров. Ал легонько подтолкнул меня рукой, и я пошла по проходу между стеллажами впереди его. Потом мы двинулись направо, вперед, снова направо, потом налево... Ну и катакомбы! И везде книги, книги, книги. Я успела окончательно заблудиться, когда после очередного поворота мы вышли к окну, возле которого было относительно много свободного от стеллажей места. Его занимали три кресла и небольшой столик, два из них были свободны, а в третьем сидел, забравшись в него с ногами, красивый мальчик лет 6-7 и читал книгу. Волосы его были серебряными, кожа золотистой, крыльев не видно (может, они потом появляются?). Я приблизилась к нему, пытаясь получше рассмотреть. Тут он поднял голову от книги и посмотрел мне в глаза, пригвоздив взглядом к полу.
  Я, конечно, слышала выражение 'старые мудрые глаза', но это... Они были не просто старыми, а древними, и, казалось, впитали в себя знания тысяч, миллионов, миллиардов лет, и тяжесть этого взгляда, казалось, невозможно было вынести. Тем не менее, я не могла отвести глаз.
  - Садитесь, - он не шевельнул губами, но я услышала, поняла, что он сказал, но не смогла пошевелиться, пока он не опустил глаза к книге, и лишь потом начала ощущать, что я могу и умею двигаться. Так я познакомилась с Творцом.
  Когда мы сели, Творец опять заговорил.
  - У тебя возникает множество вопросов, но на большую часть из них я сейчас ответить не могу. - А когда? - Зато расскажу тебе, то что действительно нужно в данной ситуации... Честно говоря, я не думал, что ты откликнешься на призыв.
  - Так вот... - Творец задумчиво почесал подбородок, - с недавнего, хм, для меня, времени - это значит приблизительно 25 тысяч лет назад - начал стремительно развиваться один из воинственных народов - эндационы. После великого Проклятия и последовавшего за ним Смутного периода, защита вокруг Земли начала ослабевать. В последнее время у меня есть веские основания считать, что в самом ближайшем будущем она окончательно исчезнет.
  - Извините, если я что-нибудь из этого поняла...
  - А это для тебя не столь важно. Важно другое. А именно то, что с падением защиты Земля появится на экранах многих радаров и ей не замедлят заинтересоваться. А так как ближайшие наши соседи - эндационы, то скорее всего они и будут первыми, кто прибудет на вашу планету. И, вполнее возможно, последними. К тому же эта раса появилась не так давно, поэтому я не уверен, что она может дать толчок к слиянию. На ваш народ возложена великая миссия защитников, и если вас разбросают по Вселенной, то это не улучшит сложившуюся ситуацию...
  - Э-э... уважаемый, знаете, спасение планет несколько не в моей компетенции. - Я решила не заморачиваться на частностях, в которых ничего не понимала. - По-моему, вы просто-напросто ошиблись, решив возложить столь ответственную миссию на такого безответственного человека, как я. Так что я, пожалуй, пойду, - я поднялась, чтобы уйти (правда довольно смутно представляя, куда именно).
  - Сядь! Тебе и не придется ничего спасать. - Да? А с ваших слов не похоже. - Тебе нужно будет немного подкорректировать историю, направив ее в иное русло. - Что? Да я лучше Землю спасать буду, чем историю изменять. Себе дороже. - Тебе нужно попробовать сделать так, чтобы возродилось былое величие фениксов.
  - Да ну. И как мне это прикажете сделать? - эти слова я произнесла уже вслух.
  - На месте разберешься.
  Я хотела, что-то еще сказать, но этот... Творец хлопнул в ладоши и... исчез. Нет, ну вы видели хама? Кто-то положил мне руку на плечо, отчего я подскочила и резко развернулась. Это был Ал.
  - Пошли, нам еще нужно подготовиться к ритуалу.
  - Какому еще ритуалу?
  - Вы это называете телепортацией, пошли.
  Ангел развернулся и направился к проходу в стеллажах. Мне пришлось спешно идти за ним, ведь если я потеряюсь здесь, то буду блуждать до конца жизни, если меня никто ненароком не найдёт. Больше ни одного слова из ангела выбить не удалось. Уж больно мрачный он какой-то.
  Ал проводил меня до комнаты и предложил (правда, ледяным тоном) подождать, а заодно ознакомиться с кое-какой информацией, после чего закрыл дверь и ушел. Информации же оказалось с пяток толщенных папок.
  М-да, и за сколько, они предполагают, я их прочитаю? В лучшем случае за неделю, - вздохнула я, садясь и пододвигая к себе верхнюю папку.
  Прогноз оказался несколько пессимистичным, так как сведения были интересными и доступными в изложении. Наконец, потерев уже слезящиеся от долгого чтения глаза, я откинулась на спинку кресла. За окном все так же светило солнце, но, скорее всего, прошло более 12 часов, а сюда никто так и не заглянул. Про меня что, все забыли?
  Я потянулась, встала, прошлась по комнате. Скучно. Спать не хотелось, есть, как ни странно, тоже. Наконец, дверь отварилась, и вошел Ал. Я уже хотела сказать ему что-нибудь язвительное, но, присмотревшись, передумала. Он был весь бледный и какой-то осунувшийся. Такое чувство, что мы не виделись не полдня, а, по крайней мере, полнедели, во время которой он усердно постился и избегал солнечного света.
  - Все прочитала? - спросил он, подходя ко мне.
  - Да, а... - закончить я не успела, так как Ал положил мне два пальца на лоб и я отключилась, то ли услышав, то ли почувствовав его 'прости'.
  
  
  ХХХ
  
  
  В комнате было темно, лишь одинокая свеча на столе давала немного света. В креслах у стола сидели двое и неспешно пили вино. Индинга, полуэльф, небрежно развалился, закинув ногу за ногу, и наблюдал за своим напарником, который о чем-то размышлял. Искорки, плясавшие в голубых глазах, и постоянная полуулыбка на губах создавали впечатление весёлого и ветреного молодого эльфа, для поддержки этого же заблуждения он часто надевал дорогие наряды и побрякушки вроде колец и браслетиков. И лишь манера держаться, ленивые, но точные жесты, да длинные волосы, заплетенные в косички особым образом, и указывали на эльфа, который совсем не безопасен, но об этом мало кто знал. Наконец, Индинга отставил бокал с вином, усмехнулся и произнес, обращаясь к своему напарнику:
  - Может, хватит витать в Эндских садах? Мы ведь ее даже не нашли, а ты уже о делёжке думаешь!
  Напарник перестал смотреть сквозь бокал с бледно-розовым вином и бросил слегка недовольный взгляд на эльфа:
  - Не нашли... но найдем. Ирид знает свое дело.
  - Ирид! - невольно скривился Индинга. - Он только хвастаться умеет, а девчонку найти вот уже третью луну не может! Я бы на твоём месте...
  - Не стоит нападать на Ирида. У него и вправду сложная задача.
  - Как же, сложная! Только и дел, что найти пропавшую принцессу, имея при себе кровь её ближайших родственников.
  - Принцессу? Нет, скорее всего, это будет обычная девчонка.
  - То есть как? - неподдельно изумился Индинга, - разве он ищет не Елизавету?
  - Елизавету? Да она давно мертва, - недовольно отмахнулся его собеседник. - Нет, Ирид ищет девчонку, подходящую по...
  В этот момент дверь открылась, и на пороге показался дух. От сильного волнения он потерял четкие очертания и теперь больше всего походил на темную тучу человекоподобной формы с горящими от восторга глазами.
  - Я ее нашел! - Воскликнул Ирид, с триумфальным видом переводя взгляд с Индинга на Кела. - Она подходит почти по всем параметрам.
  - Где она? - спросил Кела, моментально вскакивая на ноги.
  - Ну-у, -сразу же пошёл на попятный дух, - это довольно сложный вопрос...
  - Ты нашел девчонку, но не знаешь где? - не поверил услышанному Индинга.
  - Вообще-то знаю, но не точно, ее планета находится за Сизой туманностью.
  - Что?! - взвыли Индинга и Кела в один голос.
  - А ты у наисов искать не пробовал? - ласково спросил Индинга, - их тоже не очень трудно найти, всего лишь пересечь пару границ и Мертвые просторы...
  - Я не сказал, что она из наисов. А координаты у меня есть, более-менее точные... - слегка замявшись, пробормотал дух.
  - Ага, всего лишь пару галактик прочесать! - съязвил эльф.
  - Успокойся Индинга! - рявкнул Кела, - по-моему, проблема не в этом.
  - Да не в этом, - вздохнул Ирид. - Мы должны будем найти ее на планете, и она должна согласиться пойти с нами по своей собственной воле, иначе никак. - Развел он туманообразными руками.
  - То есть без ее согласия мы не сможем ее забрать? - уточнил Кела.
  - Боюсь что так. И еще одна проблема: там есть какие-то силы, которые могут нам помешать, но я не понял, что это.
  - Не вопрос, - встрял Индинга, - главное ее найти, а уговорить и увезти в целости и сохранности я сумею!
  - Ты уверен? - испытывающее глянул на него Кела.
  - Конечно! - ухмыльнулся эльф.
  
  
  ХХХ
  
  
  - Дурында криворукая!
  Служанка от удара отлетела к стене и тоненько заскулила от ужаса. Лоалэн недовольно осмотрела своё отражение в зеркале. Крылья раздраженно взметнулись за спиной и опали. Как она покажется на вечернем празднестве с этим убожеством на голове? Демонесса резко развернулась к провинившейся служанке. Как ей не хватало Илии, этой эльфийки, которая так чудесно могла уложить волосы в сложнейшие причёски, которые теперь никто не может повторить! А её умение накладывать макияж, составлять мази и притирания! А всё из-за этого жалкого инкуба. И как она не досмотрела, что её служанка начала по ночам гулять неизвестно где?
  Нужно было просто сказать отцу, чтобы отправил этого безродного хиляка на войну с ангелами, а там бы он тихо-мирно пропал без вести. Но нет, Лоалэн настолько разозлилась, когда эльфийка призналась, что хотела бы выйти замуж за это ничтожество, что в самых грубых выражениях высказалась о том, что Илия принадлежит только ей с потрохами. Ей. И больше никому. А эта чувствительная эльфийка закололась от отчаяния, стоило её госпоже в раздражении выйти из комнаты.
  И вот уже больше года демонесса безуспешно пытается найти замену Илии. И вряд ли уже найдёт. Эльфов удавалось заполучить исключительно редко, а остальные им в подметки не годятся. А с Илией можно было даже поговорить, когда находило такое настроение. Лоалэн к ней уже привыкла, и вот - нате!
  - Пошла вон!
  Служанка моментально выскочила за дверь, в которую секунду спустя ударилась эрийская расписная ваза, брызнув в стороны хрупкими осколками. Следом полетело зеркало и пуфик.
  Владыка демонов тратил бешеные деньги на убранство комнаты единственной дочери: у той была плохая привычка устраивать погромы, если ей что-либо не нравилось. Девушка даже не услышала деликатного стука в дверь, поэтому спокойный голос отца, прозвучавший за спиной, стал для неё неожиданностью.
  - Лоалэн, успокойся. Мне нужно с тобой поговорить. Во-первых, что произошло?
  - Да ты посмотри на мою причёску! - демонесса вскинула руки, едва не рыдая от досады. - Что это за убожество? Как я могу показаться перед гостями в этом?!?
  - Попроси Вэну навести иллюзию, - мягко предложил Маргаст.
  - Иллюзия - это не то, я хочу настоящее! И именно такое, как делала Илия!!
  Владыка демонов только вздохнул. У его дочки был на редкость тяжёлый и взрывной характер. Именно поэтому Маргаст до последнего момента малодушно откладывал этот разговор, но больше тянуть уже нельзя. Сегодня вечером Лоалэн должна будет сделать свой выбор. Владыка демонов горько вздохнул: он желает только добра своей дочери и не хочет видеть её засидевшейся в старых девах.
  - Лоалэн, послушай меня, тебе сегодня исполняется сто пятьдесят лет.
  - А типа я не знаю, - огрызнулась демонесса. - У меня сегодня такой праздник, а я буду выглядеть, как чучело, а всё из-за...
  - Ты девушка красивая, - как ни в чём не бывало продолжал Маргаст, - видная, обладающая завидным положением и состоянием.
  Лоалэн так мрачно посмотрела на своего отца, что тот невольно закашлялся, а потом слегка неуверенно предложил:
  - Пошли в сад, прогуляемся.
  По дороге они не обменялись ни словом. Владыка демонов с горькой иронией думал о том, что он запросто справляется с делами государственными вот уже четыре сотни лет, он прекрасный дипломат, идеальный воин, у него трое сыновей, которыми он гордится, вот только он не смог должным образом воспитать свою дочь и до сих пор не может ей ни в чём отказать, а сама мысль причинить ей боль хоть ненароком повергает его в тихую панику.
  - Давай сядем здесь, - предложил Маргаст, указывая на резную скамью, когда они углубились в сад достаточно, чтобы их не было видно и, как он надеялся, слышно от дворца.
  Лоалэн чинно села. Она неотрывно смотрела в лицо отца, понимая, что тот собирается сказать что-то важное, иначе бы не намекал на её статус в иерархии демонов.
  - Дочь, ты уже вошла в тот возраст, когда большинство демонесс из благородных родов уже вышли замуж...
  - Отец, - взмолилась девушка, - только не надо начинать вновь! Я чётко сказала: я выйду замуж ТОЛЬКО по любви. Иные варианты даже не рассматриваются.
  - Но демоны неспособны любить! - взвыл Маргаст. - Эта эльфийка наплела тебе глупостей!
  - Я сказала: нет. И разговаривать нам не о чем, - холодно ответила Лоалэн и встала, чтобы уйти.
  - Я тебе хотел предложить выбор, - вспылил Владыка демонов, в очередной раз натолкнувшись на стену железобетонных, но, увы, эфемерных, суждений дочери. - Но ты сама от него отказываешься. Сегодня вечером я сам объявлю твоего избранника.
  - Ты не посмеешь, - застыла девушка.
  - Ты не оставляешь мне выбора, - покачал головой Маргаст и быстрым шагом удалился по направлению к дворцу. Лоалэн казалось, что мир начал медленно рушиться. Нет, отец не посмеет так поступить с ней! Любовь существует, неправда! И Лоалэн просто обязана её найти, ведь это то, ради чего умерла Илия, а уж эльфийка-то знала толк в чувствах. Она должна догнать отца и серьёзно поговорить с ним. Он её знает, он поймёт, что это не простая блажь девчонки. Ей бы только ощутить, кто её избранник, а расстояние не имеет значения: она давно нашла заклинание, которое перенесёт её к тому, кого она полюбит. А то, что она полюбит, в этом нет сомнения. Ритуал кровавых костей очень сложен и отбирает до десяти лет жизни, но он всегда безошибочно точен, ибо ответ на заданный вопрос даёт одна из прядильщиц.
  Демонесса дёрнулась вслед уходящему владыке, но застыла от неожиданности. Дыхание перехватило, сердце пропустило удар, а затем забилось, как бешенное. По телу пробежала волна жара и разделилась на две части: одна свернулась внизу живота, другая бросилась в голову, заставив запылать щёки, а мир вокруг мягко всколыхнуться, затем неспешно перетекла к сердцу.
  Голова шла кругом, перед глазами плыло, ноги не держали. Лоалэн буквально упала на скамью, смежила веки и сжала пальцами виски, прислушиваясь к себе. Когда она вновь открыла глаза, мир вокруг показался невероятно чётким, ярким, чарующим. Хотелось петь, плясать, расправить крылья и лететь навстречу этой новой реальности. Нет, навстречу маленькой фигурке, с которой связало её Мироздание до конца жизни. И это подлинное счастье, ощущать эту незримую связь. И это радость: знать, что где-то есть существо, которому ты хочешь посвятить каждое твоё дыхание, малейшее движение.
  Так вот какая она... ЛЮБОВЬ.
  
  
  ХХХ
  
  
  Тронный зал казался пустым и заброшенным. Сквозь высокие узкие окна вливались потоки света, вырисовывая продолговатые прямоугольники на полу. Сейчас здесь тихо и пустынно, совсем не похоже, что вчера играла музыка и некуда было ступить из-за многочисленных гостей, собравшихся во дворце в день поклонения Пророку. Сейчас же уже нет ни столиков, ни инструментов, ни пышных ковров, ни знамен, спускающихся с потолка, отчего зал казался огромным и давил своей обширностью на редких неофициальных посетителей. Но Кевину было все равно. Он был зол, что его оторвали от тренировки, да еще и всего лишь для какого-то 'важного' разговора с отцом. Да что у того может быть важного? Неужто нужно вновь нанести визит вежливости какому-нибудь неугомонному соседу? Или всплыла его последняя проделка? Да нет, вряд ли.
  Он быстро и совершенно бесшумно двигался по направлению к трону, где величественно-прямо застыла фигура в белоснежных одеяниях. Пол приятно холодил ноги. Из-за того, что ему передали прибыть немедленно, феникс даже не успел переодеться. Единственное, что он позволил себе - это ополоснуться и сменить штаны на более 'презентабельные'. Рубашки и обуви нигде видно не было, а заставлять отца ждать - это не самая лучшая идея, так что пришлось идти в одних штанах и с мокрыми волосами.
  Кевин достиг ступеней перед троном, опустился, на одно колено и склонил голову, потом быстро поднялся и посмотрел на отца. У того были длинные серебряные волосы до пояса, свободно спускавшиеся поверх роскошных белых, с серебром, одеяний, что скрывали очертания тела.
  'И как он в этой хламиде не путается?'
  Кевин, беззаветно преданный тренировкам и удобной одежде, искренне презирал всё, что хоть чуть-чуть могло мешать или стеснять движения.
  Холодное жесткое властное лицо отца казалось застывшей маской. Лоб пересекал тонкий обруч с камнем в виде треугольника острым краем вниз. Камень постоянно менял цвет, переходя от белого к тёмно-серому оттенку.
  - О чём ты хотел поговорить, отец?
  Феникс на троне слегка нахмурился, но пропустил грубость мимо ушей. Пока. Помолчав минуту, он спокойно сказал:
  - Обнаружилась твоя нареченная.
  - Что, опять?!? Да сколько уже можно? - взвыл Кевин.
  Повелитель светлых фениксов недовольно посмотрел на своего непокорного сына и продолжил:
  - На Альнабине.
  - Так почему сразу не за Гранью? - огрызнулся раздосадованный потомок.
  - Чтобы удостовериться в подлинности найденной принцессы нужно провести обряд на крови, но Харолан не может покидать столицу на столь долгий срок. Посему мы пришли к соглашению, что ты будешь сопровождать принцессу до дома, гарантируя ее безопасность.
  - Почему именно я? - спросил Кевин глухим сдавленным голосом, смотря себе под ноги.
  - Ты один из лучших. Выбери ещё шесть фениксов для сопровождения. После полудня отправитесь в путь. С вами будут также двое темных, они к вам присоединяться в Ириле. Я всё сказал. Можешь идти.
  Принц, не поклонившись, развернулся и направился к себе.
  
  
  ХХХ
  
  
  Кевин загнанным зверем метался по комнате, не в силах успокоиться.
  - Тварь, Хмырь. Чтоб тебе с проклятым встретиться, чтоб ты в горгону влюбился, чтоб... У-у, демоны. А эта очередная найденная принцесса! Какая уже по счету? - глянул он на своего друга.
  - Третья.
  - Третья! - не смог сдержать презрительного фырканья принц. - Чтоб она с лестницы упала да шею свернула... И всё же так обставил, что ни к чему не придерешься! - Мысли раздосадованного феникса скакали, как блохи, но его друг прекрасно понимал, о ком идёт речь.
  - Да ладно, Кевин, мы же прекрасно знаем, что эта девица не принцесса.
  - Но провожать-то мне её всё равно придется, со всеми её выбриками типа 'Ой, я ноготь сломала. Ой, я платочек потеряла...'. Помнишь, как себя вела прошлая?
  - Ну, прошлую мы увидели только перед церемонией, которую она, кстати, с треском провалила, - улыбнулся Сирин.
  - Но я прекрасно помню рассказы сопровождавших её фениксов. А теперь роль нянек придется играть нам, да ещё вместе с тёмными! А всё из-за какого-то недобитого провидца. Знал бы, так собственноручно придушил перед тем, как он рот успел открыть.
  - Кевин, ну что ты так метусишься? Всего-то две луны, а испытание она всё равно не пройдёт.
  - Харолан очень хочет этого союза, причем, я подозреваю, лишь для того, чтобы посеять ещё большую ненависть между светлыми и темными фениксами, - скривился Кевин, подходя к окну и опираясь обеими руками на подоконник.
  - Куда уж больше?
  - Не знаю, но мне думается, что он постарается обойти обряд.
  - Но это невозможно, - уверенно сказал его друг.
   - Возможно всё, главное знать как.
  Сирин рассмеялся:
  - И ты в это веришь?
  - В то, что он найдет средство? Нет. Но если эта девица пройдет испытание, мне придется с ней обручаться, - мрачным голосом произнёс Кевин, всё ещё не оборачиваясь.
  - Если пройдет испытание, то она не жилец на этом свете. Хотя кто знает, может, она тебе понравится?
  - Смеешься?
  - Нет. А то, что отец выбрал тебя в провожатые, доказывает...
  - Что он меня ненавидит, с рождения. Чтоб ему всю жизнь с василиском целоваться. Две лунные фазы охранять эту... эту... эту... Если она будет такой же заносчивой, как и оригинал, то... То пускай отец сам с ней обручается. Тоже мне, нашел жертвенного единорога. Ну, зачем нам и тёмным объединяться, Сирин, ну зачем?
  - Незачем, и всё это полные глупости.
  Сирин соскользнул с кровати и обнял друга.
  - Ищи во всём хорошее. Нам целых четыре луны не придется присутствовать на этих скучнейших праздниках и баллах, - попытался он утешить Кевина. Тот улыбнулся, а затем рассмеялся. Его настроение стремительно улучшалось.
  - В этом ты прав. А ещё он не будет доставать меня бесконечными придирками. Ладно, давай собираться в дорогу.
  
  
  ХХХ
  
  
  'Нет, я точно сошла с ума!' - девушка нервно шагала по комнате из угла в угол, изредка бросая взгляд в окно. Она была довольно миловидной, зелёно-коричневые глаза, светло-каштановые волосы, уложенные в сложную прическу из косичек и завитков, которые взметались при каждом резком повороте. Тонко выщипанные брови, немного макияжа, но ни аристократических черт, ни поведения, подобающего принцессе, ни осиной талии, ни точеных ножек не наблюдалось. В общем, довольно милая обыкновенная девушка, бледная и взволнованная.
  'Ну, зачем я согласилась на эту аферу? Из меня принцесса как из слона балерина! Что, если они поймут? А ведь поймут же, на первом балу и поймут!' - она бросила взгляд в угол, на кожаные туфельки на высоких каблуках и вновь заметалась по комнате. - 'Как себя вести, что делать? Я же ничего не помню! Все эти этикеты, манеры.... Нет, я точно сошла с ума'.
  В этот момент дверь открылась, и в комнату вошли эльф и служанка. Последняя в ужасе всплеснула руками, когда увидела свою подопечную.
  - Немедленно прекрати метаться! У тебя вся прическа растрепалась! О мрак, ну почему мне попалась такая непоседа?.. И платье волочится по полу... - удивленно пробормотала она и, заметив туфли, со священным ужасом воззрилась на девушку, - Принцесса, немедленно обуйтесь, девушки из благородных родов никогда, повторяю, никогда не ходят босиком, как какие-то нищенки!
  Служанка кинулась к 'принцессе' поправлять платье и причёску.
  - Когда закончите, спустись вниз, Елизавета. Нам нужно поговорить, - сказал Индинга и вышел. Казалось, его совершенно не удивила сцена, свидетелем которой он стал.
  Минут через десять я осторожно спускалась по лестнице, одной рукой вцепившись в перила, другой придерживая платье, чтобы ненароком на него не наступить. Индинга ожидал меня в своей комнате, отвернувшись к окну. При моем появлении он даже не удосужился обернуться, а еще пишут, что у эльфов хорошие манеры. Незаметно.
  - Скоро за тобой прибудет охрана и сопроводит домой. Но пока ещё есть время, постарайся как можно больше усвоить. Я попрошу Сериану уделять тебе больше внимания. Пока всё. Пошли в обеденный зал.
  Он приблизился и галантно подал мне руку, мне ничего не оставалось кроме как вложить в его ладонь свою. Я слегка улыбнулась и направилась с Индинга в обеденный зал, кривясь и ругаясь про себя, что я лучше есть вообще не буду, лишь бы не видеть этого обилия тарелочек, ножичков и вилок. Все-таки идиотка я, что согласилась, но что мне ещё оставалось?
  Я очутилась одна-одинёшенька в незнакомом лесу, в незнакомом мире рядом с какой-то захолустной деревенькой, где пришлось прожить недели три, работая чуть ли не с утра до вечера. И тогда появился Индинга. Когда он предложил мне эту аферу, я была готова на всё, лишь бы смыться из этих варварских условий эксплуатации. Но сейчас я очень сильно сожалею, что даже не подумала, а нужно ли мне это вообще и не сбежала по дороге сюда, прихватив попутно кошелек с деньгами эльфа.
  
  
  ХХХ
  
  
  - Елизавета, не вертитесь. Еще немного - и я закончу. - Я послушно застыла статуей. Ну, зачем придумывают платья, которые нужно полчаса надевать, полчаса снимать, а в перерыве невозможно в нем ни нагнуться, ни присесть? И если это платье на каждый день, то, какое же тогда парадное?
  - Ну вот и всё. По-моему, вы выглядите великолепно.
  Я с кислой миной обозрела в зеркале вышеуказанное великолепие. Розовое воздушное платье не давало возможности приблизиться ко мне ближе, чем на полметра. Кожаные розовые туфли с бантиками и десятисантиметровыми шпильками лично у меня вызывали откровенный ужас, а то, что творилось у меня на голове, я не смогу расчесать и за две недели. Плюс ко всему меня размалевали, как куклу. Да я и чувствовала себя куклой, которую переставляют с места на место, одевают, кормят...
  - Ну что ж, принцесса, пойдёмте на прогулку.
  Я кивнула и аккуратно сошла с помоста, где меня наряжали. Сама возможность прогулки впервые за неизвестно сколько времени энтузиазма уже не вызывала. Да и какая может быть прогулка в этом!? Я осторожно направилась к двери, и вдруг услышала какой-то шум под окнами. Неужели?.. Я быстро метнулась к окну и, заметив во дворе всадников, мгновенно отшатнулась. Уже?! Мне стало страшно, мысль, которую я давно отгоняла, противно вылезла на первый план: 'Они всё поймут'. Сериана подбежала в свою очередь к окну, всплеснула руками и, попросив меня никуда не выходить, выскочила из комнаты. А я и не хотела никуда уходить. Мне... мне было страшно. Появилось чувство, что я совершенно ничего не помню из того, чему меня учили на протяжении почти трёх месяцев. И эта мысль птицей билась в прутья сознания: 'Я ничего не помню. Я ничего не помню. Я ничего не помню. Я... А может и вправду? Ведь так проще всего: сказать, что я ничего не помню. И притворяться особо не надо будет... Индинга я ничего не рассказывала о своем прошлом. Решено, у меня случилась амнезия'.
  В этот момент резко распахнулась дверь и в комнату вбежала встревоженная Сериана, от волнения став ярко-зеленого цвета (в обычном виде она бледно-зеленая). Из открытой двери раздавался шум голосов. Быстро осмотрев меня снизу доверху и обратно, она пробормотала:
  - Это ваша охрана. Вас просят спуститься вниз, и побыстрее.
  Я едва заметно кивнула и медленно поплыла к выходу из комнаты. Как-никак такие платья не предназначены для быстрой ходьбы. Наверху лестницы я остановилась, изумленно изучая свою охрану. Я ожидала увидеть заросших мужиков в кольчугах со щитами и мечами, но вместо этого я узрела девять молодых людей и эльфа, яростно спорящего с одним из них, черноволосым. Хотя как раз этот, наверное, был немолодой. Весь в черных одеждах: довольно облегающие штаны, простая плотная рубашка со шнуровкой до середины груди, плащ складками, перчатки, маска, закрывающая всё лицо, и широкополая шляпа, на ногах сапоги до колен. И ему не жарко? Остальные были одеты намного проще: темные штаны, сапоги до середины икры и светлые лёгкие рубашки с разной длиной рукавов и покроя. И ни у одного не было меча. Семь светловолосых и один рыжий. Зато какие! Да я таких красивых парней у нас на Земле в жизни не видела: правильно сложенные, стройные, высокие. Рост их был примерно одинаков, колеблясь от 180 до 190 сантиметров. Ни животиков, ни перекачанных мышц и в помине не было. Культ тела процветает. Особенно красив вон тот золотоволосый с шрамом в виде молнии, пересекающем правый глаз, который ближе всех к лестнице. В это мгновение я посмотрела в глаза парня и поняла две вещи. Во-первых, глаза у него были стальные, холодные и, похоже, без белков. А во-вторых - меня тоже рассматривают, причем с каким-то мрачным интересом. С каждым мгновением интереса во взгляде становилось все меньше, зато лицо, наоборот, все больше мрачнело. Я досадливо поджала губы (ну не красавица, сама знаю), вскинула голову и стала спускаться по лестнице.
  Под ноги не смотреть. Под ноги не смотреть. Под ноги не смотреть. Голову высоко. Плечи расслаблены. Лицо кирпичом. Блин, ну чего они все на меня уставились? Может, у меня что-то не то с одеждой? Да нет, вроде бы всё в по.... А-а!
  Оступившись, я взмахнула руками и полетела. Плечом задела перила ('Черт, больно!') и благополучно об кого-то ударилась. Меня сразу же подхватили, не давая возможности сползти на пол.
  - Упала, - раздался слева прибалдевший голос, но никто не засмеялся. Слава Богу! Хотя, в данном случае, наверное, всё-таки богам. Но я всё равно начала стремительно краснеть. Так обложаться в первую же минуту. Нет, я точно не выдержу.
  - Поставь меня на землю, - сдавлено пробормотала я в плечо меня держащего.
  - Куда? - не понял он. Я закатила глаза, осознавая, что в очередной раз столкнулась с неприятным различием в языках. Ну почему они не додумались до таких понятий, как 'сутки', 'месяц', 'земля' и иже с ними?
  - На пол, - скорректировала я своё желание. Меня начали ставить, и тут раздался треск. Парень застыл, так и не утвердив меня окончательно на ровную поверхность. Я недоуменно прислушалась. А это что такое? Я опустила взгляд вниз, откуда послышался звук, и обнаружила там только ворох ткани моей юбки. Хана платью! Не зря я утверждала, что в этой разновидности пытки нельзя ни сидеть, ни подойти к кому-нибудь - юбка в виде колокола поддерживалась слабогнущимися обручами и, похоже, один из них только что сломали. И что мне теперь прикажите делать?
  - Это у тебя? - раздался неуверенный голос над ухом.
  - У меня. Отпусти, - сказала я слегка раздраженно.
  Меня поставили на пол, на этот раз окончательно. Я нервно пригладила юбку рукой и посмотрела в лицо своего спасителя. Это был золотоволосый красавец с глазами, будто залитыми жидким серебром слегка неоднородного цвета и без белков. Феникс. Было большое желание опустить взгляд, но нельзя. Ведь это некультурно!
  - Спасибо, что помогли мне.
  - С вами всё в порядке?
  - Да, всё нормально, - уверила я собеседника, а про себя добавила:
  Если не считать того, что я ушибла плечо и хочу оказаться где-нибудь подальше отсюда.
  - А что тогда хрустело? - раздался голос за спиной золотоволосого. Я едва заметно скривилась, но ответила честно:
  - Платье.
  - Платье? - на этот раз голосов было то ли четыре, то ли пять.
  - Да. И теперь мне нужно переодеться. - Я повернулась к лестнице, но меня бесцеремонно схватил за руку золотоволосый.
  - Нам некогда. Мы сейчас же выезжаем.
  - Тогда мне тем более нужно подобрать другую одежду! - в моем голосе проскользнула легкая паника. Мне ехать в ЭТОМ? Да ни за что в жизни!
  - Нам некогда, - отрубил золотоволосый, затем уточнил (небось, чтобы не тратить драгоценное время на возвращение в случае чего): - Ты ведь принцесса Елизавета, так?
  - Так мне говорят.
  - Что значит: 'Так мне говорят'? - напрягся золотоволосый.
  - Потому что я не помню ни кто я, ни откуда. И отпусти мою руку. Мне больно. - Парень перестал с силой сжимать моё предплечье, но отпускать не спешил.
  - Странные дела творятся. Ладно, в Гиперии разберемся, - это сказал, по-моему, черноволосый, но я не уверена. Он направился к выходу, остальные, чуть помешкав, последовали за ним.
  - Пойдем, - золотоволосый потянул меня за руку, но я взбунтовалась.
  - Я никуда не пойду, пока не переоденусь!
  В ту же секунду меня оторвали от земли и понесли на руках. Нет, я, конечно, не против, чтобы меня носили на руках, но не в этом же! Обручи, поддерживающие юбку, открывали прекрасный вид на полное отсутствие белья, которое здесь почему-то изобрести не удосужились. И когда этот парень вынесет меня на улицу, то там... (если в дверь, конечно, пронесёт). Нет, такое я точно не переживу.
  - Отпусти меня немедленно! - яростно зашипела я.
  - Нет.
  - Ах, значит, нет?! - взвизгнула я и со всей силы дала ему оплеуху. Он застыл от неожиданности, и я смогла соскользнуть на пол. Подхватив спереди платье, чтобы ненароком не наступить, я поспешила к себе в комнату.
  - Немедленно вернись, - послышалось мне вслед. Вернуться? В этом позорище? Ни за что! Я птицей взлетела по ступеням и силой закрыла за собой дверь.
  - Сериана, помоги мне снять эту гадость. Быстро.
  - Но...
  - Я сказала: быстро! - я уже почти рычала. Ещё чуть-чуть и что-нибудь в кого-нибудь полетит. Сериана споро расшнуровала мой корсет, причем это получилось намного быстрее, чем когда она его зашнуровывала. И именно в тот момент, когда с меня соскользнуло неподдерживаемое шнуровками платье, дверь резко отворилась, и за ней вырисовался этот золотоволосый хам.
  - Елизавета, ты...
  Если хотите сделать из спокойной девушки фурию, то поставьте её в сильно неловкое положение, а если она ещё и в плохом настроении...
  - Идиот! - взвизгнула я, стоящая аки Венера в розовых туфельках посреди комнаты.
  - Вообще-то меня зовут Молния, - сказал парень, не отрывая от меня взгляда и, похоже, впав в своеобразный ступор.
  - Закрой дверь, придурок!
  - Я не придурок, меня...
  - Да мне чхать, как тебя зовут, закрой эту чёртову дверь!! - Я стянула с ноги туфлю и со всей силы запустила её по направлению к двери. Молния исчез буквально за мгновение до того, как туда долетела туфелька, и дверь закрылась. Взбешенная, я обернулась к Сериане и отрывисто приказала:
  - Дай штаны и рубашку.
  - Но мэрил, - проблеяла она, - у вас в гардеробе ничего подобного нет.
  - Как нет? А моя одежда? - Та, в которой я очутилась в лесу.
  - Мэрид Идинга приказал её выбросить.
  - Козел! Тогда дай мне что-нибудь самое простое и обувь без каблуков.
  Я резко отвернулась, сбросила вторую туфлю и направилась к мини-бочонку с водой. Через пару минут я более-менее смыла с себя тонны косметики, которые на меня наложили не скупясь. Сериана уже ждала с простым тонким платьем тёмно-зеленого цвета с вышивкой по вороту. Оно совершенно не было похоже на то, во что меня наряжали до этого. Вот и отлично. Платье одевалось через голову и неплохо тянулось при надобности. Повернувшись к зеркалу, я обнаружила, что оно прекрасно облегает фигуру.
  - Чудесно. Обувь?
  Предоставленные мне туфли были на пару тонов темнее платья, на небольшой платформе, но очень удобные. Я взяла со столика гребень и вышла из комнаты. За дверью меня поджидал Молния. Бросив на него мрачный взгляд, я сунула ему в руки гребень и сказала:
  - Теперь пошли.
  Несмотря на своё ужасное настроение, я не могла не радоваться тому, что на мне наконец-то нормальная одежда, не сковывающая движений и не заставляющая держать спину неестественно прямо. Я быстро сбежала по лестнице, десяток шагов - и я уже на улице перед моей охраной и их... хм... средствами передвижения. И эти 'средства' заставили меня резко затормозить. От страха. Представьте себе коня цвета большой грозовой тучи с фиолетовым, красным, синим или черным отблеском раза в полтора-два больше нашей среднестатистической лошадки, с гривой и хвостом такого же цвета, сделанные то ли из тумана, то ли из огня, или вообще из чего-то полуживого и постоянно двигающегося. Ушки. Рожки - слегка неровные и черные. Глазки - злые и голодные. Мощные копыта. Вывод:
  - Кошмар!
  - Рад, что ты знакома с ними, - раздался голос из-за плеча. Кстати, без каблуков я была ниже Молнии. Может, это не так уж плохо - чувствовать себя на равных? Хотя бы по росту. Хотя нет, лучше я буду ниже, зато двигаться смогу естественно. - Многие при виде кошмаров падают в обморок, - лицо феникса оставалось совершенно спокойным, но в голосе проскользнуло удивление. Или мне показалось?
  - Хорошие лошадки, - ближайший кошмар покосился на меня и выдохнул из ноздрей дым. По-моему, всё-таки нехорошие. Во всяком случае, не для меня. - Надеюсь, я поеду в карете?
  - Нет, ты поедешь со мной, - разбил мои надежды Молния.
  - Но я не умею на этом ездить! - Да и взобраться вряд ли смогу.
  - Ничего, это не проблема. - И он потянул меня к красногривому кошмару. Как хорошо, что я так вовремя избавилась от этого идиотского платья. Кстати, эти коняги ведь неоседланные и уздечек нет. Как на них ездить? Мы подошли к кошмару, и Молния с места запрыгнул тому на спину. Акробат блин. А я?
  Потом феникс склонился и, легко подхватив меня с земли, усадил боком перед собой. Быстро он. Я что, такая невесомая? Да нет, вряд ли. Значит, он такой сильный? Что-то не верится. Тем временем Молния слегка сдавил коленями бока кошмара и тот поскакал, всё увеличивая скорость. Кстати, ездить на нем довольно удобно: почти не ощущаешь толчков. Почти.
  Молния поддерживал меня одной рукой, но вообще старался держаться подальше. Ну и ладно. Я попыталась рассмотреть растительность, мимо которой мы проезжали, но скорость была слишком велика. Если я сейчас умудрюсь упасть с кошмара, то от меня мало что останется. Особенно если попаду под копыта лошадей едущих сзади всадников.
   Я невольно оглянулась и присвистнула про себя: охрана работает на славу. Оказывается, остальные члены отряда окружили нас со всех сторон: по два всадника с каждой. Я, от нечего делать, стала изучать свой эскорт. Первым был чёрный всадник. Следом за ним парень с волосами цвета молока длиной где-то до плеч. Слева от нас, то есть прямо напротив меня, оказался платиновый блондин. Примерно моего возраста, тонкие губы... Интересно, а какие у него глаза? Отсюда даже черты как следует не рассмотреть. Примечательно, что ни у кого лишней растительности на лице нет. Они что, такие скрупулезные в смысле гигиены? Я попыталась повернуться и рассмотреть, кто скачет по другую сторону, но нарвалась на довольно грубое 'Сиди спокойно' от Молнии. Пришлось успокоиться, а заодно вернуться к грустным мыслям на тему: 'Что делать дальше?'. Особенно, если они скажут, что я не принцесса. Ну что ж, придется тогда заняться умственным или физическим трудом. В общем, не неженка - работу найду. А пока загадывать не стоит. Лучше... Я обернулась к Молнии и спросила:
  - Сколько нам ехать?
  - Долго.
  - А можно точнее?
  - Две луны. - А-а... а это сколько? Индинга мне ничего не говорил про такое времяисчисление. Правда, я и не расспрашивала особо, довольствуясь одним отрезком времени под названием диарх, что составляет одиннадцать месяцев по нашему исчислению.
  Часа через два мне уже достало изучать окрестности и получать на все свои вопросы односложные ответы типа 'да/нет', а то и вообще ничего не получать. Я начала скучать. Ещё через час захотелось пить и размять затёкшие мышцы, но гордость не позволяла попросить остановиться. Я попыталась отвлечь себя мыслями о том, что сейчас делают родители. Надеюсь, они не сильно переживают. А Юлька? И остальные тоже. Я так внезапно исчезла. Что они могут об этом подумать? В результате, вместо того, чтобы отвлечься, пришлось прогонять грустные мысли и подступившие слезы, а это моральной стойкости не добавляло. Наконец, я не выдержала и, наплевав на гордость, спросила:
  - Скоро привал?
  - Привал? - похоже, лексика всё-таки сильно отличается, хоть и говорим мы на одном языке.
  - Отдых.
  - А нужно? - вежливо поинтересовался Молния.
  - Нужно. Я хочу пить и немного пройтись, - как можно спокойнее пояснила я.
  - Пройтись, зачем?
  - Размяться.
  Молния вскинул руку и кошмары стали плавно замедлять ход. Наконец, они совсем остановились. Молния соскользнул на землю и помог спуститься мне. Остальные сопровождающие не торопились спешиваться.
  - Что ты пить хочешь?
  Ух ты, какой сервис: даже выбор предлагают!
  - А что есть?
  - Вино, - в глазах феникса заплясали чертята.
  - И..?
  - И всё.
  Зачем тогда спрашивать? Я посмотрела на солнце - до вечера ещё ехать и ехать. А если меня развезёт от вина или поплохеет в дороге? Не-е, меня такая перспектива не вдохновляет.
  - Вода есть? - поинтересовалась я.
  - Вода?
  - Есть. - К нам подъехал черноволосый и протянул мне кожаную флягу, уже открытую. Я с удовольствием сделала глоток. Вода была теплой, но это всё равно лучше вина и намного вкуснее нашей альтернативы из-под крана. Вокруг повисло гробовое молчание. Я недоуменно оглянулась.
  - Чего вы на меня все смотрите?
  - Ничего, - небрежно пожал плечами платиновый.
  - Если ничего, так и нечего смотреть, - резко ответила я, начиная нервничать.
  Странный народ, право слово. И объяснять ничего не хотят.
  Я направилась к лесу, ощущая небольшую боль и покалывание в мышцах. Отойдя метров на пятьдесят, я сделала ещё пару глотков из фляги и с удовольствием потянулась. Нет, хорошо всё-таки в этих лесах. Окружающее пространство наполнено жизнью, красотой и движением. Я сделала ещё пару шагов и грустно вздохнула: нужно возвращаться, а то неженкой обзовут. Я резко развернулась и вздрогнула, оказавшись нос к носу с Молнией. Он что, был у меня прямо за спиной, а я не заметила?
  - Что ты здесь делаешь? - как можно спокойнее произнесла я.
  - Я ответственен за то, чтобы доставить тебя во дворец в целости и сохранности. И я не допущу, чтобы по дороге с тобой что-нибудь произошло. - Я всмотрелась в эти странные серебряные глаза. Он обо мне заботится? Как мило. Было бы лучше, чтобы он: раз - был не таким красивым и два - не заглядывал тогда в комнату. Интересно, он командир отряда? Полагаю, да. Я с усилием отвела взгляд, обошла феникса и направилась обратно к дороге. Не стоит их задерживать, а то ещё злиться начнут.
  Когда я вышла из леса, на меня уставились восемь пар глаз. И чего они постоянно смотрят? Я отдала почти пустую флягу черноволосому и подошла к 'своему' кошмару. Сзади раздался слегка удивленный голос Молнии:
  - Можно ехать дальше?
  Интересно, чему он так удивляется?
  - Ну, да. Есть проблемы?
  Молния только неопределённо пожал плечами, вскочил на кошмара и поднял меня к себе. Мы снова двинулись в путь. Странные они какие-то: не переговариваются, не пьют, не едят. И отдых им, что ли, не нужен? Ведь насколько я поняла, они приехали к Индинга, забрали меня и сразу же отправились в обратный путь. Они хоть на ночь останавливаться собираются?
  Мы всё так же бесшумно и безмолвно продвигались вперед, и через некоторое время я начала клевать носом. Ну что ж, попробую поспать, если больше делать нечего. Я попыталась слегка опереться о феникса. Тот отодвинулся. Я повторила попытку. Он вновь отдвинулся. Пробормотав что-то вроде 'Будешь продолжать такими темпами - свалишься с кошмара', я вновь пододвинулась к теоретической опоре. На этот раз мой охранник остался на месте. Немного поёрзав, устраиваясь поудобнее, я положила ему голову на грудь и моментально заснула.
  
  
  ХХХ
  
  
  Когда я проснулась, вокруг было темно. Совершенная темень. В результате я не сразу сообразила, где нахожусь и тихо вскрикнула, когда меня потянули вниз. Через мгновение я оказалась на земле. Что?.. Ах, да. Меня же провожают 'домой'. А придерживает меня сейчас, скорее всего, мой доблестный охранник.
  - Молния, это ты?
  - Я, - раздался над ухом его голос.
  - Мы на ночлег остановились? - Я зевнула, прикрывая рот ладошкой.
  - Да. Пошли.
  - Куда? Я ничего не вижу.
  Сделав два неуверенных шага, я зацепилась за что-то и чуть не упала. Молния подхватил меня на руки и понёс. Недалеко. Поставил на землю и отступил на шаг.
  - Огонь разжигать будете? - поинтересовалась я, заранее догадываясь об ответе.
  - Нет. Его могут заметить.
  - А кормить здесь собираются?
  - Держи. - Феникс сунул мне в руки что-то круглое и гладкое. Надеюсь, что не орех. Это оказался какой-то незнакомый фрукт, по вкусу напоминающий жареный гриб зонтик. Ничего, вполне съедобно. Фрукт умещался у меня в ладони, но съев всего лишь половину, я с удивлением осознала, что наелась.
  - Попить что-нибудь найдется? - поинтересовалась я, гадая, что будет выглядеть культурнее: если я выброшу полусъеденный фрукт или если верну его Молнии?
  - Воды?
  - Можно вино. - Я решила всё-таки выбросить фрукт, но чуть попозже и так, чтобы Молния не заметил, а то ещё обидится.
  До руки дотронулось что-то пушистое. Фляга. Я сделала пару глотков и вернула её владельцу. Вино было похоже на сок, только с небольшим градусом. Вкуснотень.
  - Спасибо. А где все?
  - Скоро вернутся.
  - Откуда? С охоты?
  - Нет, от озера.
  - От озера?! - я чуть не подскочила от радости. - Пошли, я тоже на озеро хочу.
  - Но...
  - Пошли-пошли. - Я проворно вскочила, нашла в темноте его руку и потянула за собой.
  - Нам не в эту сторону, - страдальчески вздохнул феникс.
  - Да? Ну, пошли в другую. - И направилась в противоположную.
  - Нам не туда.
  - Ну так веди, раз знаешь.
  И Молния повел. Двигался он настолько бесшумно, что, если бы не его рука, зажатая в моей, то я подумала бы, что никого рядом нет. Зато я шумела за десятерых. В лесу чуть посветлело: луна выглянула из-за туч, но я всё равно мало что различала в окружающем пространстве. Недоеденный фрукт я благополучно потеряла: он выскользнул, когда я замахала рукой, пытаясь в очередной раз удержать равновесие, зацепившись за какую-то корягу. Наконец, впереди показался просвет. Но когда мы почти вышли из-за деревьев, я резко затормозила. Озерцо и впрямь было занято моей охраной. Придётся подождать. А так хочется окунуться, смыть с себя всю грязь и пот. Ладно, потерплю, у парней желания, небось, те же. Я отвернулась от поблескивающей в лунном свете манящей воды, оперлась о дерево и закрыла глаза.
  - Что же ты не идешь? - раздался слегка насмешливый голос Молнии.
  - Подожду, пока озеро освободят.
  Феникс ничего не ответил. Кстати, нужно будут поинтересоваться, как остальных зовут. Да и странное у него имя - Молния. Интересно, отчего ему такое дали? Из-за шрама или он и впрямь молниями швыряется под горячую руку? В этот момент я услышала его голос на берегу, подгоняющий мою охрану. Весьма действенно подгоняющий.
  - Озеро свободно, - сообщил феникс через пару минут.
  - Быстро. Благодарю, но, право, не стоило так спешить.
  Я с лёгкой неохотой оторвалась от дерева и направилась к воде. Озеро было создано искусственно, причём довольно давно. Вдоль воды были выложены обтесанные булыжники, многие из которых уже успели обрасти мхом, так что двигаться придется аккуратно. Я сбросила туфли и взобралась на один из камней высотой чуть ниже колена. Как раз рядом с ним был булыжник раза в два выше, куда я с удовольствием присела и, осторожно придерживая платье, опустила ноги в воду. Водичка оказалась - чудо! Теплая, ласковая, так и манит к себе. Я обернулась к своему охраннику.
  - Молния, прогуляйся немного.
  - Зачем?
  Неужто непонятно - купаться я хочу!
  - Хочу побыть немного в одиночестве, - терпеливо пояснила я вслух.
  - Я за тебя ответственнен и не могу допустить, чтобы с тобой что-нибудь произошло.
  - Ничего со мной не случится. Вокруг в дне пути днем с огнем никого не сыщешь. Ну?
  - Нет.
  Он что, совсем не понимает?
  - Молния, я хочу искупаться, - решила сказать я истинную причину.
  - Купайся, - индифферентно пожал плечами охранничек.
  - Так прямо при тебе?
  - А что?
   Хам. А ещё изображает полное непонимание.
  - А если я стесняюсь? - прошипела я сквозь зубы, глядя ему прямо в глаза.
  - Ничем не могу помочь. - Он ещё и улыбнулся! Блин, ну ни стыда, ни совести.
  Я надулась и, гордо отвернувшись, попыталась придумать, как от него избавиться. Как назло, умные идеи мою светлую голову посещать отказались наотрез, а идиотских поступков у меня и без того хватает. Грустно вздохнув, я удовольствовалась тем, что ополоснула лицо и руки до локтей. Но как я хочу искупаться!
  - Пошли, - не глядя на наглеца, бросила я и направилась к стоянке. К слову сказать, чувство направления у меня хорошее, во всяком случае, я ещё ни разу нигде не терялась. Молния бесшумно следовал позади.
  Привал сделали на пятачке свободного от деревьев пространства. И, насколько я поняла по светлым волосам, переливавшимся в лунном свете, моих темных охранников-фениксов здесь не было. Остальные кто сидел, а кто и лежал прямо на земле. Нет, не на земле. На плащах. Уже радует.
  - А где ещё двое? - поинтересовалась я у охраны и очень удивилась, получив в ответ безразличное:
  - Не знаем. Объявятся. - Странные у них отношения. По-моему, на озере рыжего и черного тоже не было.
  - Я бы хотела узнать ваши имена, - попросила я. - А то как-то ненормально получается.
  - Почему ненормально? Обыкновенно, - пожал плечами платиновый.
  - И всё-таки. Я прошу.
  Да-а, похоже, с ними надо иметь крепкую нервную систему и ангельское терпение. Немного помешкав, ребята всё же решили уважить мою просьбу. Первым встал платиновый блондин, слегка склонил голову и представился:
  - Серебряный Дождь.
  И сразу же сел на своё место. Следующим был молочноволосый.
  - Туман.
  Потом парень с волосами, отливающими голубизной. Странный цвет, но ему шел:
  - Морок.
  Следующий, по-моему, был просто русым:
  - Ветер.
  Последними оказались если не близнецы, то очень похожие братья с пепельными волосами.
  - Острый Клинок.
  - Серый Орел.
  Я кивала с легкой улыбкой, стараясь запомнить с первого раза. Странные имена. Как... Так это ж фениксы! В памяти всплыла одна из подсунутых Алом папок. Там говорилось, что у феникса два имени. Первое дается при рождении и расшифровку его нужно искать в древних языках. Второе - при инициации в соответствии с магическими способностями. Та-ак, а что там ещё было написано? Фениксы - нация воинов, и ремеслу убивать и выживать их учат с рождения. Тогда зачем мне такая многочисленная охрана? Ага, Творец сказал, что эта нация сейчас в упадке. И... Постойте-ка, мне что, их нужно будет возрождать? И каким образом? Так-с, вспоминаем, что там ещё было. Неуживчивы, молчаливы. Заметно. С рождения обладают небольшими магическими способностями. После инициации становятся более агрессивными (хотя это несложно списать на условия воспитания) и могут...
  - Что-то не так? - раздался голос прямо над ухом.
  - Почему? Всё нормально.
  - Тогда чего ты хмуришься?
  - Вспоминаю. Правда, не слишком удачно.
  ...И могут летать. Не похоже. Хотя хотелось бы посмотреть.
  - Идите отдыхать, принцесса. Завтра рано в путь.
  - Хорошо. А куда мне?.. - я слегка замялась, пытаясь сформулировать вопрос, но меня и так прекрасно поняли.
  - Для вас мы приготовили мягкое ложе. - Они ещё и язвят. Что я им такого сделала?
  Туман указал на мини-горку посреди плащей. Чего это они туда набросали? Лапника что ли? Но хвойных деревьев в округе нет. Я подошла и осторожно пнула туфелькой 'ложе'. Мягко. И в чём прикол? Импровизация сказки 'Принцесса на горошине'?
  - А зачем мне такая большая... м-м... кровать?
  - Чтобы удобно и тепло было.
  Я с подозрением оглядела спокойные, ничего не выражающие лица охранников и мне совершенно расхотелось взбираться на эту гору неизвестно чего. Я сдернула сверху чей-то плащ. Под ним оказался точно такой же. Я стянула и его. Ещё один. Откуда у них столько? Но здесь явно кроется какой-то подвох. От одних плащей такой мягкости не добьешься. Лучше я посплю на земле, как и собиралась, чем облажаюсь у них у всех на глазах и буду до конца поездки выслушивать их подначки по этому поводу.
  Подхватив два плаща, я отнесла их к ближайшему дереву. Один аккуратно расстелила, а второй бросила рядом: будет одеялом. Надеюсь, что к утру не окоченею. И всё это под пристальным наблюдением семи пар глаз и в полном молчании. Ну и чхать, буду я каждый раз на них оглядываться. Ни на кого не обращая внимания, я, не раздеваясь, легла на плащ и накрылась вторым с головой.
  Волосы... ладно, завтра расчешу.
  Устроившись поудобнее, я попыталась уснуть, но никак не получалось. Так что я тихо лежала, стараясь особо не шевелиться. Через какое-то время стали слышны тихие голоса. Мальчики разговаривают. Интересно, о чём? Я аккуратно стянула плащ с головы. Моя охрана полусидела-полулежала кружком в паре метров от меня. По-моему, голос принадлежал Молнии. Я прислушалась, стараясь разобрать отдельные слова.
  - Поднялся по лестнице, открываю дверь, а она там посреди комнаты стоит. В это мгновение платье соскальзывает и...
  Покраснев до кончиков ушей, я напряженно спросила:
  - А ничего, что я всё слышу?
  - И что с того? - обернулся ко мне Молния.
  Что? Вот скотина!
  - И я бы попросила об этом не распространяться. Тем более в моем присутствии. - Мой голос звучал сдавленно от желания заорать. Нецензурно.
  - А что в этом такого? - наивно поинтересовался Туман.
  - Сплетничаете как... бабы базарные!
  Слева послышался приглушенный смех. Я обернулась, но там никого видно не было. И хоть бы кто за меня заступился! Мне что, подобное отношение до конца поездки придется ощущать? Типа одна против всех и все против одной. Я укоризненно посмотрела на Молнию. Тот досадливо отвернулся и лёг, закинув руки за голову. Кто-то что-то сказал, но так тихо, что я не разобрала. Пришлось в духе оскорбленной невинности натянуть плащ на голову и повернуться к ним спиной. Обидно как-никак. Какое же у них обо мне мнение сложилось? Наверно, сожалеют, что им приказали сопровождать такую вздорную девицу: нервную, орущую и разбрасывающуюся туфлями.
  Хотя они должны быть ко всему подготовленные. Интересно, из-за чего их народ в упадке? Может, тривиально вырождаются? Тогда это не ко мне. Ну, Творец, удружил. Хотя бы объяснил, что да как. А то устроил мне ситуацию типа 'инструкции по пользованию спасательными жилетами на том берегу'. И об Але больше ничего не слышно. Чего он там застрял на своих небесах? Он же мой ангел-хранитель. Как он может меня охранять на расстоянии? Вопросы, одни вопросы. А ответы где искать?
  Придут со временем. Мысль была вроде бы моя и в то же время чужая. И вдруг я ясно осознала, что сейчас мне не нужны эти сведения, но скоро могут понадобиться, тогда я всё сама пойму и узнаю. Скоро. Я тихо вздохнула и попыталась подумать о чём-то хорошем. Может, так быстрее усну. Но заснуть всё не выходило.
  Я лежала, стараясь поменьше ворочаться. Моей охране тоже нужен отдых. Наконец, уразумев, что организм спать не собирается, я осторожно выглянула из-под импровизированного одеяла. Похоже, все спят. Я тихонько встала и, прихватив верхний плащ, направилась к озеру. Отойдя на десяток шагов, оглянулась. Спят. Отлично!
  Озеро нашлось на удивление легко. Быстро скинув одежду на камни, я скользнула в воду. Глубоко. Зато водичка - кайф! И поплескаться можно вволю.
  
  ХХХ
  
  - Туман, да не толкайся ты.
  - Мне видно плохо!
  - Зато мне хорошо.
  - Смотри, раздевается.
  - А фигурка у девицы ничего.
  - Худовата.
  - Конечно, если есть раз в день.
  - Вообще-то, за купанием принцессы подглядывать низко.
  - Так не смотри! Никто ж не заставляет.
  - Где она? Утопла?
  - Нет, вон лежит на воде.
  - Она там хоть живая?
  - Да вроде дышит.
  - Волосы у нее ничего, только жаль, что короткие.
  - Да ну, они жесткие как пересушенная солома.
  - И глаза какие-то странные.
  - Я такие видел пару раз.
  - Нос длинноват.
  - А мне нравится, - раздался заинтересованный голос справа от компании светлых фениксов.
  - А тебя никто и не спрашивает. И вообще, нечего за собственными сестрами подглядывать.
  - Нужно же за ней присматривать, а то случится что... - начал оправдываться тот же голос.
  - Как вы думаете, что будет, если мы сейчас на берегу объявимся?
  - Швыряться чем-нибудь начнет. Возможно, камнями.
  - Нет там мелких камней, а эти булыжники она не поднимет.
  - Такая найдет.
  - М-да, как игрушка она была бы ничего, но как девушка...
  - Да, странная какая-то принцесса. Нестандартная.
  - Я тоже ожидал, что придется ехать под бесконечные истерики и нытьё, а тут...
  - Зато быстрее дома будем.
  - Интересно, её на пебрано будут проверять?
  - Да как ты...!
  - Я серьёзно. Видел, как она к Молнии жалась?
  - Зато на вас купающихся смотреть не захотела.
  - Скромная? Что-то не верится.
  - А мне такая принцесса даже нравится. Как-никак разнообразие.
  - Лично я сомневаюсь, что она такой и останется. Как только почувствует власть, сразу начнется: то не хочу, это не буду. И пошло-поехало.
  - Для этого нужно пройти обряд. Тогда и узнаем: принцесса ли это вообще.
  - О, она, похоже, выходит.
  - Ничего девица, но волосы всё равно короткие.
  - Что это с ней, танцевать, что ли собралась?
  - На натянутую тетиву похожа.
  - Прислушивается. Неужто услышала?
  - Нас - нет.
  - Успокоилась, к одежде идет. Морок, проводишь её до стоянки. Пошли.
  
  
  ХХХ
  
  
  Вода была настолько хороша, что мне пришлось выгонять себя оттуда пинками. Кстати, в одном месте оказались ступеньки из озера, каменные и очень удобные. Так что даже не пришлось гадать, как выбираться на берег. Я направилась к одежде, но вдруг как будто что-то услышала. Почудилось? По-моему, да. Быстро одевшись, я тихо направилась обратно. Парни спали беспробудным сном. Я хмыкнула про себя: какая же это охрана?
  У меня было такое чувство, что я только-только заснула, как меня принялись будить. Вокруг было довольно холодно, и вылезать из-под плаща не хотелось, но пришлось, так как плащ с меня нагло сдёрнули. Я недовольно открыла глаза. Ё-моё, так ещё же ночь на дворе!
  Поёжилась от холода, одернула платье, задравшееся до колен, и поняла, что после ночи, проведённой почти на голой земле, остались весьма неприятные последствия: тело затекло и начинало ныть при малейшем движении. Кое-как встав, я отошла от своей охраны метров на тридцать и начала активно растирать ноги, руки и шею. Нет, похоже, спартанские условия существования не для меня. Более-менее размяв мышцы и замерзнув до лязганья зубов, я поспешила вернуться на стоянку. Там уже всё было убрано (интересно, куда) и ожидали только мою особу. Молния окинул меня быстрым взглядом и поинтересовался:
  - Отправляемся?
  Я отрицательно замотала головой.
  - М-мне ну-нужен плащ, - выдавила я, обхватив себя руками в попытке унять дрожь, - и рас-рас-счёска.
   На меня посмотрели с нескрываемым интересом, но плащ всё же подали. Правда, откуда он взялся, я так и не заметила. Я в него моментально завернулась в тщетных попытках быстро согреться. Более-менее оттаяв, я смогла нормально говорить. Молния подал мой гребень. Я благодарно кивнула и направилась обратно в лес. Где-то здесь был пенек. А вот и он. Минут десять понадобилось, чтобы расчесать то, что получилось у меня на голове из некогда шикарной прически, да ещё после самовольного купания и сна с мокрыми волосами. В результате, я вернулась на стоянку с сильно распушившейся шевелюрой и красными искусанными губами. Охранники молча стояли на тех же местах и ждали. Раздражает меня это. Ну что они смотрят постоянно, но ничего не говорят? Протянув гребень Молнии, я сказала:
  - Сейчас я позавтракаю, и поедем, идёт? И нечего на меня так смотреть. Ещё день толком не начался, времени достаточно.
  Феникс едва заметно кивнул и указал на землю возле дерева. Там оказалась плоская дощечка. На ней три золотисто-розовых фрукта размером с мандарины и кубок с чем-то прозрачным голубого цвета. Может, они всё-таки не такие плохие? Я улыбнулась.
  - Благодарю.
   Перекусив (бледно-голубое нечто оказалось тем самым вкуснющим вином), мы тронулись в путь. Ехать с Молнией я отказалась, и меня взял к себе черноволосый. Кстати, его зовут Странник, Темный Странник. А рыжего - Бес. Я смеялась так, что чуть не свалилась с кошмара, а все на меня смотрели с недоуменными физиономиями. Рыжий так вообще здорово обиделся. Я у него попросила прощения, но он всё равно сидел надутый как мышь на крупу.
  
  
  ХХХ
  
  
  Скучно. Едем в полной тишине уже часов шесть (по моим ощущениям, так как по солнцу определять время я не умею, да и день здесь намного длиннее земного). Моя охрана за это время даже словом не перемолвилась. Странника что ли разговорить? Ну что ж, попробую. Обернувшись к парню, я состроила умильную рожицу и спросила первое, что в голову пришло:
  - Странник, а мы так всю дорогу будем на кошмарах передвигаться?
  - Почти.
  - А в города или деревни заезжать будем? - планомерно начала подступать я к своей глобальной цели: узнать побольше об этом мире.
  - Может быть.
  Я не хочу больше ночевать на земле. Я хочу нормальную посте-ель!
  - И долго мы будем по этому лесу ехать?
  - Нет.
  Черт, ну как его разговорить?
  - А...
  - Привал. Иди, прогуляйся. - Странник спустил меня на землю и спрыгнул сам. Я сделала несколько шагов и обернулась: за мной никто не пошел. Мне дают глотнуть свободы? Отлично.
   По возвращении с короткой прогулки своего сопровождающего я не обнаружила. Не поняла.
  - А где Странник?
  - Вперед поехал. Ветер, возьми принцессу к себе, - приказал Молния.
  Ветер покорно исполнил приказ. Кстати, он был не русым, хотя близко к тому. Цвет его волос неуловимо менялся, играл на солнце. А ещё у этого феникса были самые коротко стриженные волосы из всей компании. Они только наполовину закрывали уши и имели такой вид, будто их 'ровняли' ножом.
  Долго молчать я не смогла, поэтому обернулась к Ветру и попросила:
  - Расскажи что-нибудь.
  - Что?
  - Ну, из истории или байку какую. Мне всё равно.
  Он задумался, собрался с мыслями и начал:
  - Некогда фениксы были единым народом. - О, история! Обожаю исторические события, к тому же это поможет разобраться в сложившейся ситуации. Феникс тем временем продолжил: - Но потом они разделились и стали враждовать. Так произошел подел на светлых и тёмных фениксов.
  - Почему они начали враждовать друг с другом? - сразу же заинтересовалась я.
  Ветер бросил на меня раздражённый взгляд.
  - Это уже не важно.
  - Почему не важно? - заперечила я. - Нужно знать исток проблемы, чтобы была потом возможность её решить максимально эффективно.
  Меня нагло проигнорировали и продолжили рассказ:
  - С тех пор на протяжении многих сианов шла практически беспрерывная борьба. Переломным моментом явилась Адаосская битва, когда наши предки почти уничтожили друг друга. Это было около семисот сианов назад. В той битве никто не победил. С тех пор мы меньше воюем, но вражда никуда не ушла. Но вот два сиана назад появился какой-то проходимец, который утверждал, что впереди народ фениксов ожидает сложный выбор, что у нас есть общий враг и что светлые и тёмные должны объединиться посредством брака.
  - Но вы всё так же ненавидите друг друга, - задумчиво произнесла я, гадая, что могло породить столь страшный раскол, длящийся тысячелетиями.
   - Да, - непререкаемым тоном подтвердил Ветер.
  - Союз уже заключён?
  - Союз?
  - Ну, брак между тёмными и светлыми?
  - Нет. - Парень даже головой замотал от полноты чувств.
  - А выбрали несчастных, которые должны принести мир?
  - Да. - Феникс бросил это слово нейтрально, будто речь шла не о живых существах, а о каких-то неодушевлённых предметах. Меня такое отношение сильно задело.
  - Сочувствую им. Подумать только, жить до конца жизни с существом, против которого тебя настраивали с детства. Испытывать подобный прессинг нелегко. Послушай, а что случится, если кто-нибудь из брачующихся не выдержит и сбежит?
  - Его найдут. Наши правители отличаются крайним упорством.
  - Ну а если не смогут найти? - допытывалась я.
  - Выберут других или оставят эту затею. Лучше, конечно, второй вариант, мы сами прекрасно со всем справимся.
  - Ветер, а мы успеем на празднества?
  Мне захотелось во что бы то ни стало увидеть эту парочку. Феникс как-то странно хмыкнул и поспешил меня успокоить:
  - Успеем-успеем.
  У меня начала зарождаться неясная тревога.
  - И как зовут этих несчастных?
  - Имён не называли, но список претендентов не слишком длинный. - Ветер криво усмехнулся и отвёл глаза.
  - Бедная девушка. Ей придется идти против воли неизвестно за кого, в придачу...
  - А парню что, легче? - не выдержал Молния.
  - Парням всегда легче, - философски заметила я и замолчала, пытаясь разобраться в себе. Почему меня эта ситуация сильно настораживает? А потому что: раз - я принцесса (или должна её заменять), а в браки ради заключения мира вступают династические потомки; два - настоящая принцесса до своего исчезновения находилась в глуши в чём-то наподобие нашего монастыря; три - меня сопровождают двое тёмных фениксов и семь светлых, и это несмотря на то, что я вроде как тёмная принцесса; четыре - охрана знает больше, чем хочет сказать. И мне это однозначно не нравится.
  - Сколько сейчас у меня братьев и сестёр?
  Ветер молча проигнорировал мой вопрос, вместо него ответил Бес:
  - Много.
  - А поточнее? - не отставала я. Нужно же мне знать свои приблизительные шансы.
  - Очень много.
  - А в цифрах?
  - Никогда не считал.
  Я вновь задумалась. Шанс, что я окажусь невестой, довольно велик. Но, насколько я поняла, я не являюсь законнорожденной дочерью Харолана (тьфу ты, не я, а эта Елизавета - похоже, вхожу в роль). Это уменьшает вероятность. Остаётся вопрос: зачем чудом найденную незаконнорожденную дочь везти через полимперий со столь усиленной охраной?
  Но я уверена, что свадьба эта не состоится. Слишком многие будут против. Отсюда вывод: возможны покушения. А если не знают точно, кого убивать, то 'чудом найденная принцесса', отправляющаяся домой с усиленным сопровождением, обязательно привлечёт внимание. Похоже, мне моя охрана уже не кажется столь внушительной. И меня уже совершенно не тянет ни 'домой', ни в ту сторону в принципе. Куда я влипла?
  
  
  ХХХ
  
  
  После очередной короткой прогулки ко мне подъехал Бес и усадил перед собой. По-моему, он был самым молодым в отряде, больше 23 лет я бы ему не дала. Мы двинулись в путь всё в той же тишине. Не, народ, молчать я больше не намерена.
  - Бес, расскажи мне что-нибудь про то место, куда мы едем, про новости во дворце, а то я совершенно не ориентируюсь в этом.
  - Что именно? - слегка напряжённо поинтересовался парень.
  - Что меня ожидает по прибытию?
  - Ну, вскоре после того, как мы приедем, тебе нужно будет пройти обряд, который подтвердит истинность твоего происхождения.
  Вот влипла!
  - А в чём его суть? - с замиранием сердца, но как можно небрежнее спросила я.
  - На специальный камень капают кровью и по цвету определяют узы родства.
  - А что если не пройду? - Сердце билось уже в горле, а голос слегка дрогнул.
  Чёрт, нужно взять себя в руки и выглядеть беззаботной.
  - Не знаю. Там решат.
  - Ну а если пройду?
  - Будет бал в твою честь, а потом и...
  - Бес, - с некоторой угрозой сказал Серебряный Дождь.
  - Что и...? - обернулась я к замолкшему рыжему.
  - Там решат.
  - Ясно, - протянула я, гадая, что они там скрывают. Но их секреты волнуют меня сейчас не в той степени, как необходимость побольше узнать о судьбоносном обряде. Я повернулась обратно к Бесу боком и продолжила расспрашивать: - А откуда пошел этот обряд?
  - Не знаю.
  - А часто этим способом проверки пользуются?
  - Нет.
  - А обряд проверяет узы по отцовской или материнской линии?
  - Отцовской, а что?
  - А при рождении этот обряд проводят? - с лёгким ехидством поинтересовалась я.
  - Нет.
  - Чудесненько, - хмыкнула я и тут же перепрыгнула на вторую интересующую меня проблему, стараясь внезапностью сбить парня с толку и заставить проговориться. - Так что же будет после бала в мою честь?
  - Бала? Бра...
  - Бес!
  - Что?
  - Давай её сюда. - К нам подъехал Серебряный Дождь. Я мысленно застонала. Парень почти проболтался! Серебряный Дождь протянул мне руки, чтобы пересадить к себе. Могу поспорить, что от этого светлого ни слова не удастся добиться.
  - Эй, я вам тут не мешок с зерном, - возмущённо-оскорблено отстранилась я от протянутых рук, - нечего со мной так бесцеремонно обращаться!
  - Ну что вы, принцесса, - расплылся в приторной улыбке феникс. - Разве вы не желаете проехаться в моей скромной компании? И я вам отвечу на все вопросы.
  - Нет, не желаю, - надулась я. - Что вы от меня скрываете?
  - Ничего.
  - Так я и поверила.
  Меня на время оставили в покое. Оставить-то оставили, но мне же интересно, чего они там не договаривают. Ладно, потом попробую, а пока...
  - Бес, расскажи какую-нибудь историю.
  - Историю? - он с непониманием посмотрел на меня. Я кивнула.
  - Можно из жизни или придуманную.
  Бес как-то нехорошо улыбнулся и начал:
  - Жила во дворце одна принцесса, не скажу, чтобы очень красивая, но так, ничего.
  - Бес, - мягким голосом прервала я. - Если будешь давать такие характеристики девушкам при девушках, будешь ходить с расцарапанной ро... хм, лицом.
  - Из-за чего?
  - Из-за женской солидарности. Так что с этой принцессой?
  - Ещё она была очень заносчивой, ни с кем не говорила, держалась обычно особняком. И вот однажды она влюбилась. В конюха.
  Я хмыкнула.
  - Об этом узнали и мальчишку убили, а принцессу отправили в монастырь, на перевоспитание.
  Бес замолчал, я тоже ничего не могла выдавить из себя. И всё? Ну и история.
  - Э-э, Бес, ты, конечно, не обижайся, но рассказчик из тебя никудышный. Мой совет, в менестрели тебе идти не стоит. Как я понимаю, это реальная история?
  - Да.
  - Жестоко.
  - Такова жизнь, - пожал плечами феникс. Он вообще знает про такое понятие, как сочувствие?
  - Не нравится мне эта история. Она давно произошла?
  - Нет, но меня тогда во дворце не было.
  - Попробуем разобраться, - с энтузиазмом решила я.
  - В чём? - со смехом спросил Ветер.
  - Не состыковка получается. С одной стороны заносчивая и высокомерная, а с другой - в конюха. Сколько ей тогда было?
  - Не помню. Сианов двадцать пять.
  - двадцать три, ребёнок совсем, - поправил ехавший чуть позади Странник.
  А это что ещё такое? И сколько на наши? - растерялась я и с надеждой спросила:
  - А конюху?
  - Тоже где-то столько, может даже меньше.
  - Ну, если ребенок, то, может, они просто дружили? Хотя тоже что-то не то получается. Может, принцессе просто одиноко было, или скучно, а ровесники сами не хотели с ней общаться, и дело может быть совсем не в заносчивости. В результате она нашла себе друга из простых, - произнесла я задумчиво, вспоминая подобные случаи из нашей истории. Принцессы что-то не припоминались, а вот принцы - пожалуйста. - Ведь простым детям дана такая радость, как быть самим собой и наслаждаться детством. Я считаю, что это всё глупо и надуманно.
  - Надуманно? Но есть свидетели.
  - Хотела бы я посмотреть на этих свидетелей и на то, что они видели. Не будем о грустном.- Я задумчиво покусала губы и вновь вернулась к волновавшей меня теме: - А зачем такая большая охрана для кандидатки в принцессы?
  - Чтобы ничего в дороге не случилось.
  - А может? - сразу же напряглась я.
  - Это дикие земли, здесь всё возможно.
  - Я слышала в Гиперии тоже не всё гладко, - бросила я пробный камень, искоса поглядывая на своего спутника.
  - Ну да, светлые постоянно лезут, куда их не просят.
  - А вы, значит, никуда не лезете? - огрызнулся Туман.
  - Так зачем тогда выделять охрану, которая, мягко говоря, не уживается между собой? Я ведь темная принцесса, почему большинство охранников из светлых?
  Повисла тягостная пауза, наполненная едва уловимыми переглядываниями охраны.
  - Если мы тебя сопровождаем, - сказал наконец Молния, - то отряд не тронут ни темные, ни светлые.
  - И как вас уговорили меня сопровождать?
  - Э-э. понимаешь... - смешался феникс, и я, со смехом глядя на него, подсказала:
  - Что, политика иногда весьма странная вещь?
  - Да, странная, - облегченно произнес Молния.
  - Понятно. Бес, а расскажи мне про...
  - А-а, заберите её кто-нибудь от меня!
  В ответ послышались только ехидные смешки. Странник отстал, а остальные, похоже, только радовались страданиям бедняги. Но я его даже ещё не начинала мучить своим неуемным любопытством, от которого шугались мои преподы в школе и универе. Когда начну, он сразу это поймёт.
  К вечеру я уже более-менее ориентировалась в 'своей' родословной (той, что смог припомнить Бес); вспомнила, как надо приветствовать родителей, братьев, сестёр, остальных родственников, правителей других держав и т.д.; узнала, какие праздники намечаются в ближайшее время... В общем, выпытала кучу полезной информации и гору дополнительной. Зато к моменту, когда мы остановились на ночлег, у парня были такие глаза, будто он хотел меня собственноручно прибить. И с чего это он?
  Спустив меня на землю, Бес подозвал всех кошмаров и поспешил ретировался с ними. Заботу о моей скромной особе взял на себя Молния. Проводил меня к речушке, выдал поесть и четыре плаща по моей просьбе. Надеюсь, так будет мягче и теплее. И вправду мягче, но не намного. Удивительно, но заснула я почти моментально, проснулась же посреди ночи от того, что начала замерзать. А раз уж я проснулась, то почему бы не искупаться? Я тихо встала и, осторожно обходя спавших вокруг охранников, направилась к реке.
  Вода была... холодная, а течение весьма быстрым. Так что далеко я побоялась заходить - поди потом выплыви. И так мне было по шею. Немного поплескавшись, я выскочила на берег и укуталась в плащ. Ну и что, что он будет мокрый, зато я быстро согреюсь. Немного походив по берегу, я села на камень и стала любоваться звездами. Ночные светила у них красивые, а некоторые мерцают так близко. Похоже, я начинаю верить, что наша Земля у чёрта на куличках: отсюда до некоторых звезд, кажется, рукой подать. Особенно вон та, золотистая, как будто мне подмигивает. Я вздохнула и откинула голову, чтобы видеть лишь небо. Хорошо здесь. Спокойно, тишина вокруг, а вдалеке как будто кто-то зовёт чуть слышно. Зовёт? Я прислушалась, и ощущение исчезло. Странно.
  Что-то я засиделась тут. Нужно одеваться и к парням, а то проснётся ещё кто... Я быстро натянула порядком запылившееся платье и наклонилась, чтобы подобрать плащ, а когда подняла глаза, увидела Ала. Он стоял в метрах 10 и смотрел в мою сторону. Я улыбнулась и направилась к нему, но Ал развернулся и пошёл вдоль реки, удаляясь от меня. Не поняла. Я прибавила шаг, чтобы нагнать ангела, и он тоже стал двигаться быстрее. Это что ещё за шутки? Потом хранитель свернул в лес. Я туда не пойду. Чего Алу от меня нужно? Я резко затормозила, ангел тоже остановился и стал поджидать меня. С одной стороны, это же мой ангел-хранитель, а с другой, что-то он мне не нравится. Ненатуральный он какой-то. К тому же там лес, темно. А вдруг это ловушка?
  Тут я услышала то ли тихий плач, то ли поскуливание с той стороны и решительно направилась вслед за ангелом. Лес не густой, луна даёт достаточно света, чтобы не упасть, споткнувшись о первый же корень. А впереди там кому-то нужна помощь. Я вновь услышала тот звук, а через пару шагов Ал исчез.
  Впереди на небольшом открытом пространстве между деревьев я увидела зверька, ярко освещённого луной. Он был небольшим, где-то полметра в холке, с пушистой шкуркой красноватого отлива. Малыш метался возле поваленного дерева, но как-то странно. Подойдя поближе, я поняла, что он защемил лапку.
  - Бедненький, я сейчас тебе помогу, - шептала я, приближаясь к нему. Зверёк перестал метаться и выщерил на меня зубы, которым по остроте и количеству позавидует и овчарка. Он был похож на лиса, но только с гривой от головы к пушистому хвосту, которая сейчас встала дыбом.
  - Тихо, маленький, я только помочь хочу, - бормотала я, медленно приближаясь к зверьку. Тот не спускал с меня глаз и зубов не прятал. - Всё хорошо, ещё два шага и... а-а-а!
  Я птицей взмыла вверх, вскрикнув от неожиданности, и замерла вниз головой где-то на высоте человеческого роста. Всё-таки это ловушка. Зверёк грустно посмотрел на меня и заскулил. Я попыталась дотянуться до верёвки, опутывающей мои лодыжки, но это было бесполезно. Зато я кое-как смогла обвязать платье вокруг ног, дабы не шокировать народ, который придёт меня выпутывать. Позвать что ли на помощь? А что если придут не мои охранники, а охотники, которые поставили эту ловушку? Вот чёрт.
  Повисев ещё пару минут вниз головой, я вновь предприняла попытку освободиться, а когда обратно разогнулась, то уткнулась в серебристые глаза-озёра. Серебряный Дождь стоял прямо передо мной и просто смотрел. Чего он ждёт? Чтобы я попросила о помощи? Ну, хорошо, попрошу, не рассыплюсь.
  - Серебряный Дождь, не мог бы ты...
  Он вдруг резко подался вперед и поцеловал меня. От неожиданности я перестала соображать и ответила на поцелуй, хотя это и было несколько неудобно: раньше я не целовалась, вися вниз головой. Никогда не думала, что чьи-либо губы могут быть такими вкусными. В этот момент я почувствовала, что падаю. Серебряный Дождь поймал меня, поставил на землю и быстро освободил от пут. После чего развернулся и собрался уходить.
  - Подожди.
  - Да? - он замер, не оборачиваясь.
  - Помоги мне его освободить, - указала я на съёжившегося на земле зверька.
  Это и вправду оказался лис. Лисёнок. Многохвостый. Освобожденный, он, хромая, пошёл за нами. Когда я взяла малыша на руки, он не сопротивлялся. А вдруг он захочет остаться? Будет у меня собственный лис. Я провела ладонью по мягкой шёрстке и мечтательно улыбнулась.
  Я шла за Серебряным Дождём, не в силах избавиться от слабого привкуса кокоса на губах и воспоминаний о мгновениях поцелуя. И зачем он это сделал?
  В лагере никто не спал. Нас встретили дружным напряженным молчанием. Я уставилась себе под ноги, чувствуя вину от того, что подняла всех и заставила волноваться. Устроившись на своём месте, я ещё долго не могла заснуть, слушая едва уловимое мерное дыхание лисёнка под боком.
  
  
  ХХХ
  
  
  - Ал, что делать будем?
  - Ты о чём?
  - О Елизавете этой. - Райан умудрился выразить голосом всё то отвращение и неприязнь, что он испытывал к девице, которую им надлежало сопровождать. Видя полное безразличие на лице Алекса, он пояснил: - По-моему, Дождь её уже того, оприходовал.
  - Оприходовал. - В голосе Алекса появилась улыбка. - Ну и Джер с ней. Всё равно эта девица на принцессу Елизавету ни капельки не похожа. Интересно, о чём думал этот эльф, когда всучивал нам её?
  - Не похожа? То есть как? - изумился Райан.
  - Ты разве её не помнишь?
  - Не-а, я же тогда обучение проходил.
  - А, да... Принцесса Елизавета была тонкой в кости, бледной, с черными фениксовыми глазами и длинными волосами. А ещё она была блондинкой.
  - Но это же...
  - Поговаривали, что она не дочь Харолана. А эта девица... Кого же она мне напоминает?
  Алекс замолчал, Райан бросал плоские камешки так, что они отскакивали от поверхности воды, и считал по тихим шлепкам, как далеко те долетали. Луна скрылась за облаками, так что почти ничего вокруг не было видно. Наконец, Райан запустил последний камушек и тихо спросил:
  - Ал, если Елизавета была светловолосой, то, как звали ту... м-м... принцессу с мерцающими как угли глазами, которая была доступна всем?
  - Точно. Дочь Урсулы, Елена. А ведь её отправили в тот же монастырь... Держись-ка лучше от неё подальше.
  
  
  ХХХ
  
  
  Сирин сидел, прислонясь к стволу дерева, и ласково перебирал волосы Кевина, голова которого лежала у него на коленях.
  - Может, тебе косички заплести? - невинно поинтересовался Сирин у друга.
  - Не надо. Они мне не идут. Я и так собираюсь волосы обрезать, а то эта девчонка сегодня ляпнула, что я со спины на девушку похож.
  - А знаешь, и вправду что-то есть, - задумчиво-глубокомысленно покивал Сирин.
  - Да ладно тебе.
  - Нет, я серьёзно.
  - Прекрати, - нахмурился Кевин.
  - Нет, ну только представь: ты - девушка.
  - Только в самом страшном сне.
  - А давай тебе платье подыщем: что-нибудь из гардероба принцессы тебе обязательно подойдёт.
  - Прекрати.
  - А ещё...
  Кевин пружинисто вскочил и бросился на друга. Тот увернулся, одновременно пытаясь задеть противника локтем. Удар прошел мимо, и тут же Сирину пришлось спешно вскакивать на ноги и отступать под бешеным натиском. Выйдя на более-менее открытое место, противники разошлись по полной, обмениваясь быстрыми ударами, за которыми нетренированный глаз вообще не мог уследить...
  Они лежали на траве совсем рядом, слегка побитые, взмокшие, но довольные. Как это часто у них случалось, никто так и не смог взять верх. Кевин был сильнее. Зато Сирин более ловок. Они оба обожали эти полусерьёзные бои. Каждый знал другого как себя, но они никогда не скучали вместе. А эти боевые тренировки служили стимулом для самосовершенствования. Ещё с детского возраста они пытались научиться новым техникам, ударам, обманным маневрам, чтобы было чем похвастаться во время очередной стычки или тренировки. Сыновья двух братьев, которые люто ненавидели друг друга, они стали больше, чем братьями и ближе, чем друзьями. Настолько, что по глазам легко отгадывали, о чём думает другой.
  - Странная всё-таки эта девчонка. Интересно будет посмотреть на реакцию Харолана, когда он увидит свою так называемую дочь.
  - Да, это будет весьма занимательное зрелище. И зачем только эльф нам её всучил? Хотя с Повелителя тёмных вполне станется объявить её какой-нибудь 'потерявшейся дочкой'. Кстати, зачем ты играешь с огнём, она ведь не в твоём вкусе?
  - Хоть какое развлечение. Она уже два раза отказалась.
  - Что-то не верится. С твоим-то умением обольщать...
  - А в последний сказала, что мне 'по служебному положению не положено'. Правда, смешная?
  - Ещё какая. С одной стороны сама лезет, а с другой - не положено. Что ты собираешься делать, когда она сдастся?
  - Я... - он мечтательно улыбнулся. - Хочу, чтобы она сама об этом просила. Но пользоваться ею не собираюсь.
  - Почему?
  - Оно мне надо? Вдруг Харолан и вправду объявит её своей дочерью. Мне что тогда, обручаться с ней? Ну уж нет.
  - Не понимаю я её. Чувствуется, что с нами она легко общается, но в то же время разыгрывает из себя неприступность. Может, хочет продержаться до обряда, а там...
  - Не знаю. Порой, она ведет себя как ребенок, но все знают, что в Креоле к двадцати пяти сианам даже невиннейшие дети приобретают ТАКОЙ опыт. Я предполагаю, что она очень ловко притворяется.
  - Ты прав. По глазам сама невинность, но целуется... Пошли купаться.
  
  
  ХХХ
  
  
  Два дня прошло после того случая. Мы всё так же продолжали путь. Так же, за исключением двух вещей: лисёнок остался со мной (как мне скупо объяснили - это пятихвостый лис, до настоящего момента считавшийся вымершим, я переименовала его во Всполоха, так как его пушистая шубка напоминала всполохи огня в темноте ночи), а вся команда меня бойкотировала. На все вопросы мне отвечали одно и то же: 'Приедешь во дворец, там всё объяснят'.
  Бес меня упорно избегал, а он, по-моему, единственный, кого можно было бы разговорить. Один раз на очередном привале ко мне пристал Серебряный Дождь, да так, что пришлось напоминать ему о его правах и обязанностях, в частности в отношении меня. Остальные делали вид, что ничего не видят и не слышат.
  После очередной обеденной прогулки я оказалась рядом с Серебряным Дождём. Конечно, не лучший сосед, но, может, хотя бы он не будет отмалчиваться? Ну что ж попробую. И я произнесла сакральную фразу, после которой меня обычно старались сплавить куда подальше:
  - Серебряный Дождь, расскажи что-нибудь, - и посмотрела на него умоляющим взглядом.
  И он рассказал! Сначала я недоуменно уставилась на парня, потом пожала плечами и постаралась извлечь для себя как можно больше полезного из трехчасовой лекции о... метательных ножах: о различных видах изготовления, о расшифровках насечек, о том, как определить по виду, где было произведено данное оружие, о... В общем, загрузил он меня по полной. Лекция бы ещё продолжалась, но Странник её прервал буквально на полуслове:
  - Всё, останавливаемся.
  - Уже? - я оглянулась. Оказывается, я не заметила, как лес закончился (заметишь тут, когда сидишь с закрытыми глазами для лучшего представления всех этих рисунков и клинков), и мы ехали по бескрайнему полю с травой по колено. Впереди далеко-далеко маячили горы. Справа километрах в двух возвышался холм. Но самое интересное, что до вечера ещё вагон времени.
  - Почему так рано? - задала я резонный вопрос.
  - Ждите меня здесь, - бросил вместо ответа Странник, соскакивая со своего кошмара и направляясь в сторону этого холма.
  Я быстро обернулась к Серебряному Дождю.
  - У меня к тебе два вопроса, точнее, один вопрос и одна просьба.
  - Спрашивай.
  Я молча завела ему руку за спину и провела по волосам - ничего. Неужели я ошиблась? Провела рукой по спине под волосами сверху вниз, потом обратно. Ай! Нет, всё-таки не ошиблась. Я отдернула руку и оглядела ладонь. Это всего лишь маленький порез - переживу.
  - Надеюсь, ножи в волосах не отравлены?
  - Нет. Откуда ты узнала про ножи?
  - Честно? Только ты не обижайся. С чисто женской точки зрения тебе косички не идут. А что касается моего вопроса... Скажи, метательные ножи - твоё любимое оружие?
  - Да, угадала.
  - А можно посмотреть, как ты тренируешься?
  Он пожал плечами, что могло в равной степени означать и 'да', и 'нет'.
  На привал мы расположились недалеко от дороги. Поев вместе с охраной (оказывается, они питаются совсем не воздухом), я с грустью обозрела своё платье. Нет, оно, без сомнения, удобное, но за время поездки стало грязным и начало кое-где рваться. А у парней одежда чистая. Откуда же они её берут? Я выгляжу как замарашка на фоне прекрасных принцев. Я огляделась. Отлично, Бес устроился отдельно от остальных. Он самый низкорослый в компании, приблизительно моего роста.
  Я немного порассуждала, этично ли просить у собственного охранника одежду, а потом щеголять в штанах на размер или два больше,.. зато в чистой!
  При моём приближении парень перестал жевать и, как мне показалось, слегка насторожился. Я лучезарно ему улыбнулась.
  - Приятного аппетита, Бес. У меня к тебе небольшая просьба. - Схватив парня за руку, я потянула его подальше от остальных. - Пошли, поговорим. У тебя запасная одежда есть?
  - Твои платья у Молнии, - недовольно буркнул феникс, правильно истолковав мой алчущий взгляд.
  У Молнии мои платья? Почему мне никто ничего не сказал раньше?
  - Мне не нужны платья. Можешь одолжить штаны и рубашку? Прошу.
  Он уставился на меня, как баран на новые ворота.
  - Зачем?
  - Так намного удобнее.
  - Моя одежда будет тебе велика.
  - Ну и что. Всё равно это лучше, чем пышный ворох юбок. - Я умоляюще глянула на него. - Прошу тебя.
  - Ну-у, если тебе так нужно.
  - Нужно-нужно, - закивала я, как китайский болванчик.
  Бес пару раз нажал на камень кольца и прямо из воздуха выудил мне чистый комплект рубашка - штаны.
  - Благодарю, а ножницы есть? - А тяжеловаты вещи. Вроде как не мокрые. Что ж это за ткань такая?
  - Есть нож, а зачем? - удивлённо глянул на меня парень.
  - Хотела малость подровнять.
  Бес усмехнулся.
  - Даже не пытайся. Материя не та. Она специально создана, чтобы защищать от стрел, кинжалов и другого оружия. Ударов десять выдерживает, только синяки остаются. Так что ты её не разрежешь.
  - Спа... благодарю. Попробую так примерить.
  М-да, видон как у Арлекино в мультике о Буратино, правда, у того штаны были хотя бы нормального размера. Чего не скажешь обо мне... Мало того, что у Беса руки-ноги длиннее, так он ещё шире в плечах и в талии. Особенно это заметно по спадающим штанам (слава Богу, спадают они только до бедер). И рубашка так и норовит сползти на одно плечо. Зато в груди не жмет. Повертевшись, я пришла к выводу, что это всяко лучше, чем мои платья (особенно, если учесть тот факт, что они все на шнуровке).
  Реакция на мой новый наряд была неоднозначной: Серебряный Дождь, Туман и Молния похоже от души веселились, Ветер недовольно кривился, лица братьев выражали легкое неодобрение, Бес передёрнул плечами и отвернулся. Что думал Морок, для меня так и осталось загадкой. Странник же, когда вернулся, предложил мне переодеться обратно, потому что повелитель Гиперии, увидь меня в таком виде, раз и навсегда заречётся терять своих дочерей.
  - Будем подъезжать домой, тогда и переоденусь. Специально для него, - пообещала я.
  Когда солнце коснулось далеких гор, мы взошли на холм. На вершине Странник вскочил на своего кошмара и остался стоять на месте. Остальные последовали его примеру. Я оказалась с Мороком. Вокруг - как будто тёмно-зелёное море с пятнами бирюзового, синего и оранжевого. Оно лёгкими волнами непрерывно движется, а мы стоим.
  - Чего ждем?
  - Тихо.
  Тихо, так тихо.
  Медленно заходило солнце. Лениво волнами колыхалось бесконечное поле. Иногда налетал более сильный порыв ветра, но не холодный, а теплый и ласковый. Травы чуть слышно шелестели. Мы ждали. Медленно заходило солнце. Очень медленно. Слишком медленно. Я прикрыла глаза и начала проваливаться в забытьё, в пустоту без сновидений. И лишь чей-то голос на грани сознания скользнул очередным порывом ветра и исчез.
  
  
  ХХХ
  
  
  Х-х-холодно.
  Я открыла глаза. Мы неслись по равнине по направлению к лесу. Чуть справа монолитом возвышалась огромная гора. Заходило солнце...
  Я что, проспала целые сутки? Бред. Да и пейзаж не тот. Где это мы очутились?
  - Морок, где мы?
  - На Агаре.
  - А что это за гора?
  - Сенай.
  Сенай? Священная гора фениксов?
  - Получается, я так долго спала? Мы ведь уже в Гиперии. Так быстро.
  Морок рассмеялся.
  - Нет, конечно. До Гиперии ещё далеко.
  - Но Сенай... Я думала, что она во владениях фениксов...
  - Нет, с чего бы?
  Но если гора так далеко, то...
  - Я слышала легенды про эту гору. Когда-то там инициировались.
  Морок только неопределённо пожал плечами.
  ...то фениксы фактически не владеют магией и более чем наполовину слабы. Теперь понятненько. А ещё я замерзаю!
  - Морок, а почему так холодно?
  Я непроизвольно прижалась к парню и попыталась поджать ноги. Тот, полюбовавшись на синеющую меня, выудил из кольца плащ и укутал в него.
  - Благодарю. - Мне стало немного теплее. - Так почему здесь так холодно?
  - Мы переместились на другую планету.
  - Каким образом?
  - Это сложно понять.
  Я что, по-вашему, совсем тупая? - обижено подумала я.
  Солнце зашло. На небе блестели звезды и спутник, Элаон, по-моему. А мы всё продолжали путь. Я тихо дулась на Морока до самой стоянки. Как только я очутилась на земле, то подбежала к Серебряному Дождю, дабы выпытать, как мы здесь очутились. Тот отправил меня к Страннику. Ну, я и пошла.
  - Странник, объясни мне, как получилось, что мы очутились в другом месте?
  - Это слишком сложно, - отмахнулся он от меня.
  - Даже у самого сложного явления есть нормальное доступное объяснение.
  Черноволосый горько вздохнул и коротко спросил:
  - Ты ведь не отстанешь?
  - Не-а! - широко улыбнулась я.
  - Ты когда-нибудь слышала про технологию малой дороги?
  - Технологию малой дороги? - нахмурилась я. - А почему малой?
  - В мире существуют места, из которых, при определенных обстоятельствах, можно быстро попасть в другую точку Вселенной. Но для этого нужны чёткие условия: определенный угол наклона к светилу и спутникам...
  - Ничего не понимаю, - перебила я его, - это полный бред. - Стоявший рядом Серый Орёл улыбнулся краем губ, а я продолжила: - Для пользования технологией туманных дорог нужна только предрасположенность, сила и практика. Туманные дороги существуют везде. Выходами на туманную дорогу или, как её ещё называют, Тропу, являются своеобразные истончения и узлы в плетении Мироздания, а туманные дороги позволяют из любой точки Вселенной попасть в иную нужную тебе точку. Любую. Но они часто идут по кайме Грани, причём иногда со стороны иной реальности. Это очень опасная технология, так как приходится передвигаться по чужому миру, полному выходов в другие реальности и подуровни Мироздания... Кстати, туманные дороги были созданы вроде как дополнительная защита вместе с Гранью.
  В ответ не было сказано ни слова. Я оглянулась и, заметив на лицах своих провожатых удивление, изумление, недоверие, внутренне улыбнулась.
  - Откуда ты это узнала? - глухим голосом спросил Странник.
  - Попросила у Индинга воспользоваться его библиотекой, - ангельски улыбнулась я. Доступ-то я выпросила, и даже нашла кое-какую интересную информацию. Но про туманные дороги и Грань я читала в подсунутых мне Алом материалах. Интересно, что сейчас делает Ал? Небось, наблюдает и противно хихикает. Хотя нет, он же ангел. Ему по статусу не положено. - Но там ни слова нет про технологию малых дорог. Может, это просто...
  - Нет, у нас это называется малыми дорогами, - упрямо повторил Странник. - В развитых империях полно активных порталов, но на отдаленные планеты типа этой можно добраться только таким образом. - Он на пару минут замолк, а потом спросил: - Ты что-нибудь ещё знаешь про туманные дороги?
  - Да я фактически ничего про них не знаю. Но ты можешь попробовать поинтересоваться у кого-нибудь из проклятых. Они в этом спецы. - Странник чуть заметно передернул плечами. - Хотя они вряд ли будут настроены на конструктивный разговор.
  Мой собеседник явно был разочарован подобным ответом и попытался скомкать разговор.
  - Пошли. Морок уже костёр разжёг.
  Костер. Жаркий и большой. А вокруг него лежат брёвна.
  - А это откуда?
  - Мы здесь останавливались, когда за тобой ехали, - пояснил Ветер.
  После ужина я нежилась у огня, завернувшись в плащ. Идти спать не хотелось. Парни тоже не торопились укладываться. Сейчас бы шашлычка и гитару... Кстати, насчёт гитары.
  - Серебряный Дождь, у вас с собой гитара есть?
  - Есть.
  - Спой что-нибудь.
  - Лучше к Молнии обратись. У него голос хороший, - открестился от такой чести парень.
  - Молния, пожалуйста, - с мольбой глянула я на указанного феникса.
  Он недоумённо нахмурился.
  - Что значит 'пожалуйста'?
  - То же самое, что и 'прошу', только менее официальное. А вместо благодарю можно говорить спасибо.
  Все удивлённо переглянулись, а я только пожала плечами.
  - Многие так говорят. Молния, прошу, сыграй.
  Тот с ничего не выражающим лицом выудил какой-то инструмент, похожий на гитару несколько странной формы, но из-за плохого освещения я его не смогла толком рассмотреть; пару минут просто перебирал струны, а потом запел. О Боже, я в жизни не слышала такого голоса: нежный, бархатистый, завораживающий и зовущий вдаль. Молния пел на незнакомом языке, но я прекрасно понимала смысл слов, и баллада во всей своей красе разворачивалась перед моими глазами настолько реалистично, будто я сама была участником этих событий.
  Двое уверяют друг друга в великой и бесконечной любви. Молодой феникс должен отправляться в поход. Он небогат, он незнатен, но он преданно любит свою избранницу и умоляет дождаться его. Она, дочь влиятельного человека, рыдает у парня на плече и обещает быть верной до гроба. Он уезжает. Проходит три долгих сиана, и он возвращается, овеянный славой и богатый. Парень узнаёт, что его нежная возлюбленная давно обручена. И не просто давно. Обряд прошел через три дня после их последней встречи. Тёмной ночью парень пробирается в комнату бывшей возлюбленной и разыгрывает целую сцену: он такой бедный-несчастный, удача отвернулась от него в походе, его бросила та, ради которой он жил! Неужто возлюбленная совсем забыла свои клятвы? Она прогнала парня со словами, что такая прекрасная девушка, как она, не обещала до старости дожидаться нищего оборванца. Парень ушел. Но вскоре они встретились на одном из балов у правителя, и девчонка узнала в новом богатом вельможе, обсуждаемом всем высшим светом, своего бывшего возлюбленного. Ночью она пришла его соблазнить, а он её прогнал.
  И правильно сделал, - решила я, - хотя парня жалко. Музыка, голос, подбор слов и выражений лично меня заставили почувствовать себя главными героями, а сама история очень сильно взволновала. Звук этого инструмента напоминает нашу гитару, только звучание более бархатистое и спектр нот шире: как минимум на две октавы больше, чем в обычной шестиструнной. Одновременно встречались тона-полутона, которые на наших гитарах при всем желании не воспроизвести. А ещё у меня было чувство, что я слышу не один инструмент, а больше. В общем, это было прекрасно.
  Молния немного поперебирал струны и вновь запел.
  Феникс прощается с девушкой, отправляясь на задание, откуда, скорее всего, не вернётся. Девушка плачет, умоляет не бросать её одну, остаться с ней. Но это невозможно. Мне стало невыносимо грустно. Я совершенно не замечала слёз, катящихся по щекам. Музыка и голос, казалось, выворачивали душу наизнанку. Девушка бросается фениксу на грудь, обещая, что никогда не забудет его; даже если он не вернётся, она будет ждать. Тот странно улыбнулся и тихо произнёс, осторожно гладя девушку по спине: 'Конечно, не забудешь. И будешь ждать...всегда!' После чего резко вонзил ей узкий кинжал за ухо и, глядя в затухающие глаза, повторил: 'Всегда. И только меня, любимая'.
  Когда стихли последние аккорды, я сидела в прострации. Было ощущение, что душу вывернули наизнанку и вытерли об неё ноги, потом небрежным жестом бросили обратно. А в голове бился единственный вопрос: 'За что?'
  А Молния вновь начал какую-то грустную балладу.
  - Прекрати! - крикнула я, вскакивая на ноги, и бросилась прочь. Нет, я не могу это слушать! Это... это... это просто ужасно. Я бежала, не видя дороги, потом прислонилась к дереву и разрыдалась. Сзади кто-то подошёл и, как мне показалось, протянул руку, чтобы утешить меня; но я, не оборачиваясь, отмахнулась и вправду попала по руке, отбивая её. Я не желала никого видеть и тем более ни с кем разговаривать.
  - Уйди!
  Вместо ответа меня грубо схватили за плечо.
  - Чего тебе надо? Я же сказала... - резко начала я, оборачиваясь, и замолкла. За мной стоял кто-то низкий и непропорциональный, больше всего смахивающий на небольшую горку с длинными волосатыми руками. Это явно не мой охранник.
  Я ошарашено глядела на это нечто, по инерции всхлипнув от рыданий, от которых меня так грубо оторвали. Гора ухмыльнулась, и я чуть не задохнулась от вони. Похоже у него в лучшем случае несварение желудка. Набрав побольше воздуха (ничего, что гадкий - жизнь дороже), я со всех сил завизжала, но меня бесцеремонно прервали ударом руки (хотя скорее лапы) по лицу, потом вскинули как куль на плечо и поволокли в неизвестном направлении.
  В голове звенело, перед глазами расплывались разноцветные круги, во рту появился солоноватый привкус крови. Не помню, сколько времени прошло, кажется, я отключилась. Наконец, меня сбросили с плеча, и я сжалась, предчувствуя, что сейчас больно ударюсь о землю, но... Я падала, а земли всё не было. Пришлось заставить себя перебороть страх и открыть глаза: совсем рядом уходила вверх неровная стена. Что за?.. В этот момент я со всей силы, ударилась плечом. Тело взорвалось болью. Послышался хруст, и всё кануло в беспросветную тьму.
  Очнулась я от дикой боли. Чёрт, да я такого в жизни не чувствовала: тело словно плавилось в огне. Правая рука по ощущениям отсутствовала в принципе, а вокруг было жутко холодно и дул непрерывный ветер. С трудом разлепив залитые кровью веки, я приподняла голову. Ё-моё, да я вся в крови. Земля вокруг усеяна красными пятнами. Правая рука не двигалась, но в наличии имелась. Нужно встать и идти, иначе я здесь замерзну насмерть или окончательно истеку кровью.
  Встать удалось попытки с десятой. С завидным постоянством накатывала тошнота, перед глазами всё покачивалось и периодически темнело, ноги дрожали и с трудом передвигались. Несмотря на ветер, вокруг плавал туман. Вскоре я наткнулась на чёрный камень: то ли алтарь, то ли нечто подобное. А ещё он двоится. Вот чёрт! А вон дорога... дороги. Я помотала головой, но стало только хуже: предметы поплыли, а я всерьёз испугалась, что вновь упаду. Спокойно, нужно подумать логически. У меня вроде двоилось в глазах? Значит, мостов всё-таки три. Я медленно направилась к среднему, чертыхаясь и умоляя организм двигаться вперед. Я не хочу здесь умирать! Шла я очень медленно и, похоже, отнюдь не прямо, так как очутилась не перед средним мостом, а перед левым. Хотя какая разница? Главное, что дошла. Хватаясь за перила, я упорно двигалась вперед. Вокруг плавал туман настолько густой, что можно ложкой зачёрпывать. Обо что-то споткнувшись, я упала на колени, вцепившись в перила, и взвыла от боли и отчаяния.
  Незнакомый голос, казалось, раздался прямо в голове:
  - Чего тебе надо? - ни жалости, ни презрения, ни удивления - ничего.
  Чего мне надо? - отрешенно повторила я, и сознание затопили чужие мысли: власти, богатства, мести...
  - Защиты, - пробормотала я синеющими губами, чувствуя, что вновь уплываю в небытие.
  - Защиты? - голос был удивлён и задумчив. - Ну, хорошо, буду защищать, если выживешь.
  Кто ты? - мысль билась птицей в клетке, но произнести эти слова я уже была не в силах.
  - Зови меня... Дефансер, - в голосе незнакомца прозвучала насмешка.
  Что-то изменилось вокруг. Меня бросило в жар и в океан боли, по сравнению с которой моё прежнее состояние показалось сказкой. Я кричала, мечтая потерять сознание, да хоть умереть, лишь бы больше не чувствовать ЭТОГО. Боль, казалось, проникла в каждую клеточку, вулканом взорвалась в мозгу. И я, наконец, потеряла сознание.
  
  
  ХХХ
  
  
  Свет, боль, жара, пить... Где я? Свет такой яркий, что невозможно открыть глаза. Что прои... О, нет!
  Я застонала от боли во всём теле. Рядом послышались смутно знакомые голоса.
  - Врач утверждал, что серьёзных повреждений нет. Так почему она до сих пор не приходит в себя? Вот уже десятый день лежит.
  - Вполне возможно, что девчонка отравилась... или её отравили.
  - Яд? Зачем?
  - Нет, не яд. Я полагаю...
  С трудом разлепив губы, я чуть слышно прохрипела:
  - Пить.
  Меня услышали. Осторожно приподняли голову, и к губам прикоснулась холодная кружка. Я приоткрыла рот, и вода потекла тонкой струйкой. Поспешно глотнув, я закашлялась.
  - Медленно, малышка. Пей медленно.
  В рот вновь полилась вода, и я начала медленно проглатывать её по чуть-чуть. Вскоре кружка опустела, потом исчезло ощущение чужого присутствия совсем рядом. Кто эти люди? Я их знаю? Думать не хотелось, вспоминать тем более, заснуть не получалось. Я лежала на грани яви, покачиваясь на тихих волнах слов, смысла которых я не понимала.
  Когда я вновь пришла в себя, была ночь. Вокруг тихо, как в гробу, и так же темно. Чувствовала я себя лучше, чем в прошлое пробуждение, но всё равно чертовски хреново. Пить хочется жутко: полжизни за кружку воды! Но разве получится дозваться хоть кого посреди ночи? С усилием повернув голову, отчего в затылке проснулась пульсирующая боль, я попыталась понять, где нахожусь. Ничего не видно. Хотя нет, тут совсем рядом столик или тумба. И на нем что-то стоит. Главное достать. Я приподняла руку. Возникло чувство, что она весит, по крайней мере, центнер. Нет, я не смогу. Рука упала обратно. Рядом почудилось лёгкое движение.
  - Пить хочешь? - голос был тихий, с легкой хрипотцой спросонья.
  - Да.
  Меня вновь напоили. Голос показался знакомым, но кто это может быть?
  - Кто ты?
  - Молния.
  Молния. Что-то знакомое. Где и когда я слышала это странное имя?
  - А ты помнишь, как тебя зовут?
  Меня? Я нахмурилась в тщетной попытке вспомнить.
  - Это так важно?
  - Да. Очень.
  Я задумалась. Молния тоже молчал. Мысли как назло разбежались и попрятались подальше. Наконец, нужное слово пришло легко и незаметно. Неужто так просто?
  - Лена. Меня зовут Елена.
  Молния застыл. Мне на мгновение показалось, что он улыбнулся, вот только как-то зловеще.
  - А что ты ещё о себе помнишь?
  Разрозненные образы и отрывки воспоминаний хороводом проносились перед внутренним зрением, но хоть что-то вычленить оттуда было совершенно невозможно.
  - Не помню. Ничего не помню.
  - А из того, что с тобой недавно произошло?
  Со мной что-то произошло?
  И вновь каскад образов и картинок. Я нахмурила лоб, но всё равно ничего не могла понять.
  - Я... нет, ничего.
  Он продолжал стоять, слегка склонившись надо мной, и мне пришлось закрыть глаза, чтобы, не отвлекаясь, попытаться разобраться в этих картинках. Незаметно для себя я заснула. Хотя был ли это сон? Если да, то это самый страшный кошмар в моей жизни.
  В следующий раз я очнулась с гудящей головой и в преужасном настроении. Что же мне снилось-то? Кровь, вино, трупы, огни пылающих зданий, азарт, эйфория, жестокая радость, убийства; красноволосый феникс, которого называли богом, и ещё двое 'богов'; битва, гулянка, девушка, красивая настолько, что дух захватывало; и вновь кровь, смерть, боль... Нет, хватит. Всё. Достаточно. Я прижала руки к вискам и открыла глаза. Какой ужасный сон. Неужели у меня настолько кошмарное воображение?
  - Очнулась, наконец. Пить хочешь? - раздался рядом знакомый голос.
  Знакомый-то знакомый, вот только чей?
  'Туман'.
  Туман? И тут я вспомнила. Я ехала с охраной, выдавая себя за какую-то принцессу. Меня похитили и хотели убить, сбросив со скалы или чего-то подобного, но я выжила.
  'Весьма удачно попала в блуждающий портал '.
  И очутилась в каком-то месте, где познакомилась с... кажется, он назвался Дефансером.
  'Браво! Вспомнила. А ты сильнее, чем я ожидал'.
  Ожидал? Так ты... ты и есть этот Дефансер? А что ты делаешь в моей голове?
  Послышался ехидный смешок.
  'Обживаюсь'.
  Не поняла. Каким образом ты здесь обживаешься? Ведь это моя голова! И ты меня, по-идее, защищать должен?
  'А ты дальше вспомни'.
  Я искренне попыталась. Помню, что упала в обморок от боли, а потом... потом... я... Я вспомнила и застонала. Нет, этого не может быть! Я не... я не могу быть...
  - Елизавета, с тобой всё в порядке?
  - Уйди, - мрачно сказала я, отворачиваясь к стене, - уйдите все. Оставьте меня одну.
  - Но...
  - Я сказала: вон отсюда! - рявкнула я что было силы, и, как только почувствовала, что в комнате никого не осталось, сжалась под одеялом с единственной мыслью в мозгу.
  - Этого не может быть, этого не может быть.
  Я не убийца!
  После разговора с Дефансером вспоминались только отрывочные фрагменты, но этого было вполне достаточно.
  Вот я, отупелая как зомби, иду к реке, скидываю с себя остатки одежды с ленивой мыслью, что если бы не она, то едва бы я выжила. Плечо было раздробленно. Я не видела, не чувствовала, но знала, что спина - один сплошной синяк. Мизинец на левой руке сломан (это-то я как умудрилась?). Я смываю с себя кровь, ложусь на песок и медленно начинаю восстанавливать плечо. Конечно, это делала не я, а Дефансер. Точно так же до этого он остановил кровь, чуть подлечил и поставил блокировку на чувствительность. Он и сейчас её поддерживал. Слава Богу.
  Ночь, я куда-то иду. Меня быстро (как им кажется) окружают орги. Я с одним таким уже встречалась. Сейчас они больше походили на кубики на ножках, а сверху ещё один кубик с рогами, типа голова в шлеме. Я их лениво разглядываю. Всего лишь шесть? Какое убожество. Да за кого они меня принимают?
  Сам бой я не помню. Следующий фрагмент показывает валяющихся вокруг мертвых противников. В лунном свете (вообще-то он не лунный, но так привычнее) у них на телах не видно ни одного повреждения, только лица-морды навсегда застыли с выражением смертельного ужаса. А я... А мне плохо, холодно, я очень сильно устала, но необходимо уходить отсюда, нужно найти что-нибудь поесть...
  Дверь резко отварилась, послышались шаги и голос Молнии совсем рядом.
  - Что случилось?
  - Ничего, - процедила я сквозь зубы, и внезапно разрыдалась. Усталость, напряжение, страх превратились в поток слёз. Похоже, эта вспышка очень удивила Молнию, так как он присел на край кровати и стянул одеяло с моей головы.
  - Так что произошло? - повторил он свой вопрос.
  Мне стало так одиноко и больно, захотелось, чтобы кто-нибудь погладил по головке и сказал, что всё произошедшее не более, чем обыкновенный кошмар. Я резко повернулась к Молнии и повисла у него на шее, уткнувшись в грудь, орошая что-то мягкое и пушистое слезами. Феникс напряженно застыл, потом неловко обнял меня, но ничего так и не сказал. Да я, скорее всего, ничего бы не расслышала, так как полностью ушла в себя, ещё раз переживая недавние события.
  Не знаю, сколько времени я так провела, но, судя по лицу Молнии, долго. В последний раз, шмыгнув носом, я тихо выдавила из себя:
  - Спасибо.
  - За что?
  За то, что позволил использовать тебя в качестве непромокаемой плакательной жилетки.
  - За то, что ты есть.
  Я слегка отстранилась и поймала его недоумённый взгляд, но ничего пояснять не стала, зато отметила неприятную вещь: раздеть-то меня раздели, а вот ночную рубашку или хотя бы майку одеть почему-то забыли. Слегка покраснев от такого открытия, я быстро завернулась в одеяло. И только теперь заметила, что Молния тоже не совсем одет. Точнее, он был только в штанах, а то мягкое и пушистое, во что я так самозабвенно рыдала, оказалось полотенцем. Волосы феникса были ещё влажные. Похоже, его вытащили прямо из ванной.
  Я быстро перевела взгляд на голую стену и обнаружила, что едва обретенное хрупкое самообладание вот-вот рухнет, и я опять погружусь в воспоминания. Нет, надо немедленно отвлечься. Я вновь посмотрела на Молнию и только сейчас заметила, что на груди у него нет волос, зато есть пару небольших шрамов.
  Интересно, а там у него есть волосы? - спросила я себя, борясь с искушением опустить взгляд ниже.
  'Мысли у тебя'.
  М-да, ты прав. Нужно думать явно не об этом.
  В этот момент Молния наклонился и поставил мне на одеяло Всполоха. Точнее не совсем поставил, а продолжал держать его за загривок в паре сантиметров над поверхностью. Лисёнку, похоже, такое обращение совершенно не нравилось.
  - Иди сюда, малыш.
  Я высвободила руки и притянула зверька к себе. Тот с воодушевлением обнюхал моё лицо и лизнул нос. Такой забавный! Я не могла не рассмеяться. Сильно прижав к себе лисёнка, я бормотала:
  - Маленький, хорошенький, пушистенький. Скучал по мне? Да? Обещаю, что больше тебя не оставлю. Тебя, малыша, без меня не обижали, нет?
  - Такого обидишь, - недовольно сказал Молния, осматривая и ощупывая свою голень. - Я закажу еды в комнату.
  - Я в состоянии встать... - попыталась я спорить, но тут мир качнулся, и я добавила: - Наверное.
  - Сомневаюсь. - Феникс выпрямился и посмотрел мне в глаза. - Ты провела в постели 13 дней, десять из них не приходя в сознание.
  13 дней? Не хило. Интересно, чего ж так долго-то?
  'А ты что думала? Радуйся, что живая осталась'.
  Может, лучше бы я умерла?
  'Эй-эй! Что это за мысли такие пессимистичные?'
  Если бы я умерла, тогда бы остались жить эти существа, орги.
  'Ага, и до конца своей жизни убили бы не один десяток бедненьких, беззащитненьких, быть может, невинненьких существ. Ты знаешь, что орги зарабатывают себе на жизнь убийствами и грабежами? Так что это даже хорошо, что они умерли. Мир стал чище'.
  Да, но...
  'Я прав. И точка. Тоже мне самокопание развела, замешаное на слезах. А знаешь, что в результате получится?'
  И что же?
  'Болото! Топь, в которую ты будешь погружаться всё глубже. Так что забудь. Что было, то прошло, и остаётся только радоваться жизни'.
  Не могу. Это у тебя, как посмотрю, мораль излишне гибкая.
  'Иначе меня бы в этом мире давным-давно не было. Да, на заметку из личного опыта: чем больше ты о чём-либо думаешь и коришь себя, тем хуже тебе становится'.
  Из личного опыта? Что ж такое феноменальное у тебя случилось?
  'Многое, слишком многое, чтобы рассказывать. И слишком ужасное, чтобы вспоминать. Так что просто-напросто не думай об этом'.
  Не могу. Оно само всплывает в памяти, - мрачно выдавила я, невольно ёжась.
  'Ну, уж... Поговори на отвлечённую тему. А можно и...'
  Раздался, робкий стук в дверь, и в комнату заглянула девчонка лет 13-14 с двумя худенькими косичками и огромными испуганными серыми глазами, похожими на человеческие, только без радужки.
  - Мэрил, можно войти?
  Мэрил? Ах да, госпожа.
  - Да, конечно.
  Девочка бочком проскользнула в дверь, неся огромный поднос, заставленный всякой всячиной. Он же тяжелый, как она его несёт? Девочка была худа и угловата. Одежда непонятного цвета не раз и не десять успела побывать в стирке, и была размера на два больше.
  Я попыталась принять сидячее положение, но Всполох, задремавший у меня на груди, был активно против того, чтобы покинуть налёжанное место. Он уцепился всеми лапами за одеяло и зевнул, демонстрируя острые клыки. Девочка ойкнула и стала пятиться с подносом обратно к двери.
  Наконец, мне удалось спихнуть лисёнка на ноги. Но тут возникла новая проблема: я же в полном неглиже, а в комнате ничего из одежки нет. Нужна хотя бы ночная рубашка. Подойдёт даже из моего гардероба. Помнится, кто-то говорил, что моя одежда... да, точно, у Молнии. Только не дай Бог, мальчики увидят меня в этих дизайнерски продырявленных тряпках.
  - Поставь поднос на пол и позови Молнию, - обратилась я к служанке.
  Девочка мелко задрожала и бухнулась на колени, чуть не опрокинув всю еду.
  - Мэрил, простите. Я не думала, я не хотела, только не подумайте, я всё сделаю, я... - залепетала она. Я недоуменно посмотрела на девочку.
  - Ты чего? Я просто хочу поговорить с одним из моих охранников. Ты ведь Молнию знаешь?
  Девчонка испуганно закивала, брякнула поднос на пол и выскочила из комнаты. Почти сразу же на пороге вырисовался Молния.
  - Что произошло?
  - Ничего экстраординарного. У тебя моя одежда?
  - Да.
  - Мне она нужна.
  - Что именно?
  - Дай кольцо и объясни, как с ним работать, - потребовала я.
  Молния достал из кармана небольшое колечко с серебристым ободком и изумрудом в виде ромба и начал объяснять, как им пользоваться. А это сложно! Во-первых, нужна хорошая память, чтобы вспомнить, что в каком отделе хранится и каким по порядку идёт нужный тебе отдел. Во-вторых, нужно хорошее воображение, чтобы чётко представить необходимую для извлечения вещь. Есть ещё один вариант, на мой взгляд, самый простой: выложить всё содержимое одного отдела или всего кольца.
  - О, это мне подойдёт! - повеселела я, так как свои наряды помнила весьма смутно.
  - Только не вздумай полностью опорожнять кольцо, там столько всего, что не поместиться в этой комнате.
  - Хорошо, спасибо.
  Спровадив феникса, я обратилась к девчушке:
  - Как тебя зовут?
  - Ки-Киира, мэрил.
  - Киира?
  - Да, мэрил.
  - Хорошо, Киира. Отнеси поднос вон в тот угол. А теперь...
  Я провернула кольцо вокруг пальца три раза и нажала на изумруд. Технология, конечно, классная, но всё равно каменный век. Вуаля! Полкомнаты засыпано ворохом платьев, чулок, туфель, шляпок, заколок, шпилек... Какой кошмар. Я не полезу разгребать эту кучу! Киира, судя по восторженному возгласу, была со мной в корне не согласна. Ну что ж, отлично. Есть на кого спихнуть эту работёнку.
  - Киира, не могла бы ты посмотреть, нет ли в этом ворохе ночной рубашки и подать её мне? - Девочка в ответ радостно кивнула и поспешила к разноцветной горе. - Только будь осторожна, там могут быть острые предметы, - предупредила я.
  Киира обошла груду одежды два раза и доложила:
  - Там ничего подобного нет, мэрил.
  - Как так нет? Может быть внизу, под платьями?
  Перебирать всю эту кучу ради какой-то рубашки не хотелось, к тому же голод проснулся. Решив разобраться с этим тряпьём попозже, я поудобнее устроилась на постели и завернулась в одеяло. Киира пристроила поднос мне на ноги и перечислила названия блюд.
  'Мясо можешь даже не пробовать, - проснулся мой охранничек, - а вот это блюдо было бы интересно отведать. Как там гиел сказала, салат с буэли?'
  Так ты у нас, оказывается, гурман? А почему мясо нельзя есть?
  'Толку от него никакого'.
  Это ещё почему? Оно очень питательно, там много белков...
  'Для меня мясные и рыбные блюда совершенно бесполезны. Вся энергия пойдет на твоё тело, а мне, между прочим, тоже жить на что-то надо'.
  Понятно, - с грустью подумала я, отодвигая мясо на противоположный край подноса. С другой стороны всегда мечтала стать вегетарианкой, да силы воли не хватало. Теперь появился реальный шанс. - А кто такая гиел?
  'Э-э, девчонка'.
  М-да? Значит и мне можно так её называть? - подколола я. Не слишком люблю, когда от меня что-либо скрывают.
  'Не стоит'.
  Тогда, что значит это слово?
  'Ну ты и достача. После обеда скажу, а не то всё окончательно остынет'.
  Мне осталось только вздохнуть и приняться за салат с буэли. Буэли - это грибы такие. По виду. А по вкусу - м-м-м, пальчики оближешь!
  'Эй, я тоже хочу!'
  Чего? - Я чуть не подавилась от такого заявления. - Но ты нематериален! Как ты сможешь...
  'Запросто. Нужно лишь твоё согласие'.
  Согласие на что?
  'Не будь такой подозрительной. Ты даже не почувствуешь никаких изменений, а я смогу ощущать всё то, что и ты'.
  Ну, хорошо. Я согласна, если это ненадолго.
  Ничего особо не изменилось, вот только все чувства обострились до предела. Я смаковала каждый кусочек, будто и вправду была заядлым гурманом. Я настолько погрузилась в этот процесс, что вернулась к реальности только тогда, когда весь салат был съеден, и обнаружила: во-первых, лисью мордочку в тарелке с мясом, и, во-вторых, голоднющие глаза Кииры, направленные на еду.
  Её, что, не кормят? А не всё ли равно? Хотя... Лучше попробовать во-он то блюдо, оно так аппетитно выглядит. И всё-таки. И Всполох прямо с подноса ест. Подумаешь, всё равно я мясо есть не собиралась.
  Я перевела взгляд на блюдо со странным названием слан и вновь забыла обо всём. Опомнилась, когда поняла, что поднос опустел: мы со Всполохом по-дружески разделили трапезу. Киира с обреченным видом топталась рядом. Лисенок разлегся у меня на ногах и вылизывал передние лапки. А я блаженно улыбалась, довольная собой и миром, чувствуя, что в меня больше ничего не влезет. Захотелось спать.
  - Унеси поднос, - приказала я девочке.
  Киира перевела взгляд с пустых тарелок на меня и попятилась. Я недовольно нахмурилась.
  - Ты не расслышала? Я сказала унести поднос.
  - Ваши глаза, мэрил...
  - Что с ними не так?
  - Они... они страшные. Были, - слегка удивленно добавила она, но быстро справилась с собой, подхватила поднос и направилась к двери. Такая худая, голодная... Это, что, совесть проснулась? Как вовремя. Но всё же...
  - Киира, - окликнула я девочку, когда та была уже в дверях, - принеси чего-нибудь ещё. На твой вкус.
  - Да, мэрил.
  Дверь закрылась, оставляя меня наедине с недоуменными мыслями. Что это на меня нашло? Объедаться, когда рядом стоит голодный человек? Пусть даже не человек. Всё равно на меня это совершенно непохоже. Неужели я настолько проголодалась? Но даже это не отговорка.
  Вскоре появилась Киира, неся поднос поменьше. Я молча указала на столик рядом с кроватью и, дождавшись, когда девочка его туда поставит, спокойно промолвила:
  - Ешь сколько захочешь.
  В ответ меня одарили взглядом, полным подозрительности и удивления, лишь где-то там, в глубине, едва теплился огонек слабой надежды.
  - Ешь-ешь, не бойся. - Мне её ещё уговаривать придется?
  Киира сделала шаг к столику, вопросительно посмотрела на меня и только после утвердительного кивка осторожно принялась за еду.
  - Может, ты сядешь? Кушать стоя неудобно.
  Девочка медленно опустилась на стул, не спуская с меня глаз. Я же выбралась из-под Всполоха, выдернула из-под него же одеяло и направилась к одежде. Должно же там быть хоть что-то толковое! Выхватив из кучи всего белое платье, я разочарованно вздохнула и отправила его в полёт в дальний угол комнаты. Это не то.
  'Ты... ты... ты чего? Я его рассмотреть толком не успел!' - возмущенно возопил Дефансер.
  А что там смотреть? Одно убожество.
  'Ка-как это?!? Это же... Оно же красивое! Такой чистый цвет. А эти украшения в виде странных цветов и...'
  Тебе такое нравится? - Я впала в тихий ступор. До сих пор мне не встречались парни, которым нравилось разглядывать женские платья, во всяком случае, с такой странной точки зрения.
  'К тому же оно тебе очень идёт'.
  Идёт? Ты понятия не имеешь, как в этом пыточном инструменте можно передвигаться!
  'Оно красивое!' - взвыл феникс.
  Зато непрактичное.
  'Дай хотя бы полюбоваться. Это целое произведение искусства!'
  Налюбуешься ещё. Здесь целая груда подобного тряпья, - отмахнулась я от энтузиазма феникса.
  'То есть ты хочешь сказать, что не собираешься одевать ни одно из этих прелестных платьев?'
  Прелестных! - хмыкнула я. - Ты ещё скажи, что штаны для женщины - это нонсенс.
  'И скажу! - взвился Дефансер. - Ты же девушка, создание хрупкое и воздушное, нежное. Прямо как эти платья. Девушки по природе своей созданы, чтобы их одевали, украшали, любовались...'
  Ага, ставили на полку и стирали пыль раз в месяц, чтобы полюбоваться в очередной раз. А что касается хрупкости, воздушности и нежности, то тут ты абсолютно прав. Я лишь одного не понимаю: почему руки этого сказочного создания должны быть по локоть обагрены в крови? Зачем ты из меня сделал убийцу?!?
  'Никого я из тебя не делал', - обиженно выдал феникс и замолк.
  Я выудила очередное платье, на этот раз бледно-зеленое, но подобного на первое покроя и с такой же юбкой-колоколом. Через мгновение этот 'шедевр' присоединился к лежащему в углу.
  Моментально успокоившись и забыв все обиды и разногласия, Дефансер восторженно комментировал каждую новую вещь, указывая то на необычный покрой, то на мягкость ткани, то на разнообразные узоры. Настоящий ребенок, право слово. В результате через полчаса у меня было два желания: прибить этого неумолкающего советника и выкинуть весь свой гардероб на свалку. Ну ладно, почти весь. Потому что я всё-таки нашла полностью облегающее платье, которое почти не стесняло движений. Натянув его, я заметила (только сейчас!) Кииру. Девочка собрала уже почти все заколки и булавки с пола.
  - Благодарю вас, мэрил.
  - Не за что. Только убери это всё отсюда, - указала я на свой гардероб.
  Девочка удивлённо захлопала глазами:
  - Куда?
  - Да хоть себе забирай, только что бы у меня в комнате этого не было...
  - Мэрил, что вы говорите?
  'Ты что, сдурела?!' - одновременно с ней заорал Дефансер.
  - Я собираюсь обновить гардероб... по моему вкусу. - К тому же я сильно похудела, и они будут на мне как на вешалке висеть. Нужно завтра же устроить поход по магазинам. Надеюсь, что выдержу эту пытку. А сейчас не помешает небольшая прогулка по свежему воздуху.
  В комнате, примыкавшей к моей, Морок, Ветер и Серый Орёл играли в местный аналог карт. При моём появлении они дружно обернулись.
  - Я на прогулку, - отчиталась я и направилась к двери, что была напротив моей комнаты и, по-видимому, выходила в коридор. За мной последовали Серый Орёл и Морок.
  'Охраннички', - хихикнул Дефансер. Я его проигнорировала, впрочем, как и своих провожатых. Похоже, мы остановились в средневековой гостинице, где комнаты для ночлега находятся на втором этаже. А вот и лестница, которая спускается в большой зал, где едят. Причём весьма некультурно. Пришлось внимательно смотреть под ноги, чтобы ненароком не наступить на обглоданные кости или подозрительные пятна. Во дворе меня нагнал Морок и предложил взять кошмаров. Я отказалась, о чём вскоре сильно пожалела.
  Город напоминал большую деревню. Самые высокие здания были в три этажа, каменные вообще можно по пальцам пересчитать. Грязно, однообразно, шумно. Я очень быстро устала. А тут ещё голова начала кружиться. В общем, я стала столбом посреди улицы, не зная, что делать дальше. И тут что-то уткнулось мне в ноги. Я посмотрела вниз. Это оказался Всполох. Лисёнок схватил подол платья и потянул за собой вправо.
  - Хорошо. Иду-иду, только отпусти моё платье. - Оно у меня пока единственное и неповторимое.
  Всполох выпустил подол и побежал по направлению к какой-то подворотне. Я вздохнула и направилась следом, хотя идея мне не нравилась. И, похоже, не только мне.
  - Мэрил, вам не стоит туда идти, - раздался за спиной голос одного из охранников.
  Сама знаю. Но вдруг там что-то важное? К тому же я не одна. Я только собиралась высказать всё это своей охране, как заметила Странника на кошмаре. Он нас тоже увидел.
  - Мэрил, что вы здесь делаете?
  - Гуляю, - с вызовом глянула я на него.
  Странник перевёл взгляд с меня на Морока. Тот только плечами пожал.
  - Возвращайтесь на постоялый двор, - сказал им тёмный феникс, потом обратился ко мне: - Мэрил, позвольте.
  Он легко подхватил меня и усадил на кошмара. Всполох разбежался и вспрыгнул мне на колени.
  - Но...
  - Если вам так интересно, я покажу город, - он понизил голос. - Но на будущее запомни: принцессы по городу пешком не ходят.
  Дефансер заржал.
  Упс, прокол.
  'Какой по счёту?'
  Отвали.
  - Я хотела бы завтра обновить гардероб. - Я злилась на Дефансера, отчего в голосе прозвучали раздражение и вызов, которых я от себя не ожидала.
  - Не уверен, что мэрил найдёт здесь что-нибудь достойное, но с удовольствием буду сопровождать вас. Кстати, это главная площадь и дом совета. Больше смотреть здесь не на что, поэтому предлагаю вернуться.
  'А неплохой домик. Такая красивая, необычная отделка...'
  Я только вздохнула. Феникс воспринял это как согласие, но я его разочаровала.
  - Странник, а здесь продают лошадей? Я не могу всё время ездить с вами, это выглядит...
  'Нескромно?'
  Заткнись.
   - По-моему, это не слишком соответствует моему статусу.
  'Ты хоть лошадью управлять умеешь?' - не прекращала изгаляться моя внутренняя язва.
  Ты умеешь. А я научусь.
  'А когда ты ласточкой слетишь в грязь, это будет соответствовать твоему статусу?' - Дефансер насмешливо протянул последнее слово.
  Вредина.
  - Мы подберём вам что-нибудь в Лекке, - после недолгого молчания промолвил Странник.
  - А почему не здесь?
  - Здесь нет ничего достойного вас.
  - Ты так уверен? Всё равно, я хочу посмотреть сама, - уперлась я. Ещё неизвестно сколько придётся ехать до этой самой Лекки.
  - Как пожелаете, мэрил.
  Рынок находился в десяти минутах езды от площади и был огромен. Я считала, что на улицах шумно и многолюдно, но здесь... крики зазывал и торговцев, лай и грызня собак, музыка, смех, разговоры, брань... Одним словом, балаган. Кошмар застрял в людском потоке и продвигался не быстрее улитки. Правда, недолго. Странник направил его влево и вскоре мы выбрались из толчеи.
  - Здесь всегда так?
  - Нет, пару раз в сиан: приезжают перекупщики от эльфов, гномы, магоги и ещё кое-кто. Но лошадей толковых здесь нет.
  И правда. Выбирать было не из чего. Мы провели на рынке более получаса, но ничего толкового не увидели. Обидно. А в гостинице нас поджидал недовольный Молния. Чего это он?
  - Где вы были? - голосом ревнивого мужа потребовал отчёта светлый феникс.
  - Лошадь мне искали.
  - Здесь нет хороших лошадей, - безапелляционно заявил Молния.
  - Я это уже поняла. Где Киира?
  - Она... занята.
  - Значит, ужинать придётся в общем зале? - огорчилась я.
  - Нет, еду принесут в вашу комнату, мэрил.
  Чего это они все? Молния меня с утра на 'ты' назвал, а теперь...
  Феникс быстро поклонился мне и направился в общий зал на первом этаже, а я в свою комнату. Кстати, платьев там больше не было. Слава Богу. Я поставила Всполоха на пол и с удовольствием растянулась на кровати. Как я устала! Лисёнок свернулся под боком и заразительно зевнул. Отчего сразу захотелось спать. Ужина я так и не дождалась.
  
  
  ХХХ
  
  
  Мы провели в этом городе ещё неделю, пока я окончательно не поправилась, а новая одежда не была готова. Парни в осадок выпали, когда я заказала четыре брючных костюма и ни одного платья. Но возмущаться не стали. Кстати, я добралась до заинтересовавшей моего лисёнка подворотни. Там оказался магазин магических принадлежностей, где я прикупила красивое колечко для вещей. Дефансер гаденько похихикал, но ничего не сказал. Охранники стали ко мне относиться по-другому. Они ничего мне не запрещали, но и разговаривать со мной не желали, прикидываясь глухонемыми или до ужаса занятыми.
  За день до отъезда я наконец-то увидела Кииру. Я её сразу не узнала. Если раньше она была просто очень худая, то сейчас больше напоминала призрака. И то рваньё, что она носит... Я же отдала ей столько красивых вещей! Девочка тихо проскользнула мимо меня на кухню. Не поняла. Я пошла за служанкой и с удивлением узрела расфуфыренную девицу раза в полтора шире меня, одетую в нечто лёгкое, пышное, красивое, совершенно не подходящей ни ей, ни окружающей обстановке. И эта фифа отчитывала Кииру, причём совершенно не стесняясь в выражениях. Девочка испуганно жалась к стенке, стараясь стать ещё меньше и незаметнее. Услышанный разговор окончательно поверг меня в шок.
  - Мэрид торговец был очень тобой недоволен. Ничего не можешь сделать, как надо. Вечером пойдешь к нему просить прощения.
  - Нет, пожалуйста! - взмолилась девочка.
  - Молчи, мразь. И как мэрид тебя терпит? Даже мужика ублажить толком не можешь. Ну, чего стоишь? Иди посуду мыть, лентяйка, или думаешь, что всё само сделается?
  - Киира, - негромко позвала я девочку.
  Она вздрогнула и обернулась ко мне. Под скулой служанки переливался оттенками желто-фиолетового цвета огромный синяк. Я начала беситься.
  - Кто эта женщина? - я небрежно кивнула на девицу в моём платье.
  - Мэрил Идариа. Главная рабыня мэрида, - пискнула девочка, втягивая голову в плечи.
  Рабы? Здесь? Откуда?
  - А ты тогда кто?
  - Я...
  - Молчать! Иди, работай! - визгливо оборвала девочку главная рабыня.
  - Нет, подожди меня в зале. Я хочу побеседовать с этой женщиной. Хотя нет, постой. Я давала эту одежду тебе, почему её носит она?
  - Я сама отдала её мэрил Идариа.
  Киира склонила голову, пряча глаза. У неё слегка дрожал голос, но от чего именно: напряжения или сдерживаемых слёз, я так и не поняла.
  - Чудесно. А теперь я хочу её обратно. Всю. Теперь можешь идти.
  - Но мэрил...
  - Иди, - с нажимом повторила я, легонько подталкивая девочку к выходу. И только удостоверившись, что мы остались наедине, обратилась к Идарии: - Теперь вы, малоуважаемая. Как я могу выкупить эту девочку?
  Девица побледнела и, запинаясь, произнесла:
  - Вы не можете. Она дочь мэрида.
  - Прекрасно.
  Я спокойно развернулась и направилась в комнату Странника. В момент моего прихода он что-то втолковывал Бесу. Я была совершенно не в настроении извиняться и ждать под дверью, поэтому с порога взяла быка за рога.
  - Странник, у меня к тебе просьба: поговори с хозяином этого двора. Я хочу забрать Кииру.
  - Елена, это не умно.
  - А мне плевать. Она уедет с нами, иначе... - я обвела обоих злым взглядом и вышла.
  'Тебя вроде Елизавета называли, или уже как?'
  Елизавета... Вот черт, откуда? Неужели я проболталась? Но когда?
  'Чего ты нервничаешь? Я ведь с тобой. Вдвоём не пропадем'.
  Утешил. Но что можно сделать, чтобы помочь девочке?
  'Нужна она тебе. Отдай в хорошие руки и все проблемы!'
  Отдать? Точно. Дефансер, ты гений.
  'Приятно, когда тебя ценят'.
  Я быстренько сбежала вниз. Мне повезло сразу же наткнуться на одного из мальчишек-конюших.
  - Послушай, парень, ты многих в городе знаешь?
  - Да почитай половину горожан по именам перечислить могу, - напыжился он.
  - Превосходно. А ты знаешь какую-нибудь трудолюбивую, бедную, бездетную семью?
  - Конечно, знаю. Ариэл вон с женой или...
  - А из тех, которые не против удочерить девочку? - жадно спросила я, не дослушав.
  Парнишка почесал затылок.
  - Ну-у, мэрил, это тяжелее. Её же кормить надо. Да ещё мужа подыскивать потом, приданное собирать... А, знаю. Дериши!
  Последующие полчаса я дотошно выспрашивала у мальчишки про эту семью и осталась довольна. Теперь главное, чтобы были довольны все остальные.
  К вечеру всё уладилось наилучшим образом. Дериши, которые сиан назад потеряли единственную дочь, были не против взять на воспитание девочку, к тому же такую умелицу и трудягу как Киира. Та была вне себя от счастья, что, наконец, свободна от отца и Идарии. Я незаметно сунула в её вещи мешочек с деньгами и запиской и во всеуслышание пообещала, что приеду проверить, всё ли с ней в порядке. Сомневаюсь, что после такого девочке посмеют назолять.
  А вот охранники были мною недовольны, впрочем, они, как всегда, ничего не сказали. Зато Дефансер язвил вовсю. Ну и что, главное, что с Киирой всё нормально будет.
  
  
  ХХХ
  
  
  На следующее утро наша компания отправилась дальше. Не успели мы выехать из города, как я опять влипла в историю. Посреди улицы разыгрывалась целая драма. Полный лысоватый мужик тянул за собой упирающегося мальчонку. Тот наступил на что-то, поскользнулся и упал. Мужик развернулся к нему и ударил сапогом по ребрам, но ребенок не проронил ни звука. Мужик бил вновь и вновь, ругаясь, на чём свет стоит. Моя индифферентная охрана собиралась, как ни в чём не бывало, объехать возникшее препятствие и продолжить путь, но я не могла это так оставить.
  - Пусти, - я толкнула локтем Беса, соскользнула с кошмара и направилась к парочке. Вокруг стремительно собирались зеваки.
  - Уважаемый, в чём дело? - обратилась я к мужику, стараясь говорить как можно спокойнее. Тот не обратил на меня внимания и занёс ногу для нового удара. Пришлось со всей злости рявкнуть: - Прекратить!
   Мужик замер и удивленно посмотрел на меня.
  - Что здесь происходит? Чем провинился этот ребенок? - уже более спокойным тоном поинтересовалась я.
  - Вали отсюда, девка малоканская!
  В следующую секунду мужик взвыл и схватился за правое предплечье.
  - Извинись за свои слова перед высокородной мэрил. - Серебряный Дождь говорил невыразительным спокойным голосом, небрежно поигрывая маленьким метательным ножом. Мужик побледнел, осознав, что окружающие нас войны - это моя охрана, и бухнулся на колени. Из предплечья текла светло-красная кровь.
  - Простите, мэрил, не признал.
  Серебряный Дождь подошел к пострадавшему, хладнокровно вытянул из его руки нож и, не особо заморачиваясь, вытер лезвие о рукав своей жертвы. Та даже пикнуть не посмела.
  - Мэрил желает знать, что здесь произошло. Только чётко и по делу, - пояснил светлый феникс.
  - Он хотел меня обокрасть.
  Воровство здесь очень не любят. Я перевела взгляд на мальчика и наткнулась на глаза загнанного хищника.
  'Феникс. С хорошим потенциалом', - задумчиво протянул Дефансер.
  Вижу. И гордый к тому же. Теперь понятно, почему он не кричал. Я вновь посмотрела на мужчину. Судя по одежде, вряд ли у него можно уворовать что-либо стоящее.
  - Что он украл?
  - Серебряник.
  Пять обедов в харчевне. Не густо.
  - Что ты собирался с ним сделать?
  - Продать в Энос. Оттуда не сбежит. - У мужика появилась самодовольная улыбка на лице и какая-то мечтательность в глазах.
  У меня вытянулось лицо. У них развита работорговля? Плохо. Но с другой стороны...
  - Сколько ты за него хочешь?
  - Так он тебя обворовал или сбежал? - Я недовольно посмотрела на Серебряного Дождя, который меня перебил.
  - Он хотел сбежать с платой.
  Светлый феникс скривился и повернулся ко мне.
  - Идемте, мэрил. Это нас не касается.
  - Нет, касается, - уперлась я. - Сколько?
  Мужик заюлил, как уж на сковородке, начал ссылаться на свою бедность, тяжелую жизнь, потом стал расхваливать мальчонку, уверяя, что тот сильный, красивый, умелый, обученный... Дефансер заливался хохотом, а я пыталась выискать хоть что-то из вышеперечисленного в сидящем на земле подростке, но видела только худого, грязного, избитого и озлобившегося на весь мир мальчика.
  Я повернулась к Серебряному дождю и протянула руку, тот скривил едва уловимую гримасу, но выудил небольшой мешочек и вложил мне в ладонь. Я, не открывая, бросила мешочек к ногам мужика и обратилась к мальчику:
  - Пошли. Ты сможешь сам встать?
  Тот неуверенно кивнул, зыркая по сторонам исподлобья. Я подошла к Страннику, и он усадил меня перед собой.
  - Бес, возьми к себе мальчика.
  Я была зла: на этот жестокий мир, который позволяет мучить детей. На людей, которые делаю это. На собственных охранников, которые опять чем-то недовольны. На себя, на Дефансера, на всё и вся вместе взятое.
  'Что ты собираешься делать с мальчишкой?'
  В первую очередь отмыть и поговорить. Там посмотрим, может, толк выйдет.
  'Куда выйдет?' - хмыкнул Дефансер.
  Туда и выйдет. Сделаю нормального феникса.
  'А, ну да, ну да. Ты их хотя бы раз собственными глазами видела, нормальных?'
  Значит, сделаю из него человека, - отрезала я. - Кстати, почему они не проходят инициацию?
  'Не знаю, - мне показалось, что в его голосе проскользнула грусть. - У нас давно этих чудиков не видели. Ослабели они, хилыми стали. В таком виде инициацию проходить бесполезно. Это всё равно, что идти на заклание'.
  Но я прошла.
  'Звучит смешно, но ты сильнее и устойчивее. В определённом смысле. К тому же мы с тобой не сражались'.
  Не понимаю.
  'И не нужно. До поры, до времени'.
  Ехали мы почти без остановок и под вечер оказались в очередном городе. В гостинице первым делом я заказала бадью горячей воды к себе в комнату и вторую в соседнюю - для мальчишки.
  Пока воду готовили, мы поужинали внизу в полном молчанье. А потом я блаженствовала в горячей мини-ванне, медленно смывая с себя всю грязь и пыль дороги. Из соседней комнаты послышался шум и плеск воды. Он там что, решил устроить показательные прыжки в бадью со стула, но не рассчитал, и стул опрокинулся? Ладно, пора вылазить. Неохота-то как! Завернувшись в огромное полотенце, я выглянула из комнаты. В пяти шагах скучал, прислонившись к стене, Бес.
  - Передашь мальчику, чтобы потом зашёл ко мне.
  Феникс презрительно усмехнулся, но кивнул. Не понимаю я их.
  'Скоро поймешь'.
  Ты уверен?
  'Абсолютно'.
  Ну что ж, посмотрим.
  'Ты бы оделась, что ли'.
  Что, нормы не позволяют разговаривать с ребенком, укутавшись от подбородка до пяток в полотенце? - съязвила я.
  'А если выйти понадобится?'
  Потом надо раздеваться. К тому же я относительно одета.
  Портной очень удивился необычному заказу, но сшил для меня десяток комплектов белья из слегка растягивающейся ткани, чем я была безумно довольна.
  'Вы называете это одеждой?'
  Ты наших купальников не видел! - обиделась я.
  'Покажешь?' - моментально заинтересовался феникс, на что я презрительно фыркнула и отрезала:
  Размечтался.
  'Он здесь'.
  Я недоумённо оглянулась. Парниша стоял посреди комнаты, одетый только в свои грязные рваные штаны. В вымытом виде он казался немного старше, сейчас ему можно было дать лет 13-14. Волосы больше не напоминали свалявшуюся паклю. Чёрные с темно-красными прядями, они доходили до лопаток. Глаза темные, чуть раскосые, большие. Волевой подбородок, полноватые губы. Худющий настолько, что может подрабатывать ходячим пособием по анатомии. И больше десятка синяков разной давности расцветали по всему телу. Шикарно.
  Одежду ему нужно, мазь от синяков и нормальное питание.
  Я оперлась о жалкое подобие подоконника (не то, что в нашем универе, на таком не посидишь) и кивнула на стул.
  - Садись. Как тебя зовут?
  - Денис. - Мальчик проигнорировал моё предложение и остался стоять, с вызовом глядя на меня.
  - Денис?
  У них бывают нормальные русские имена?
  - Тебе не нравится моё имя?
  - Нет, совсем нет. Имя хорошее, просто не ожидала услышать подобное. Где твои родители?
  - Их нет.
  - Быть может, ты знаешь о них какую-либо информацию?
  - Нет.
  - Понятно, а кто тогда тебя воспитывал?
  - Никто. До пятнадцати сианов бродяжничал, а потом оказался у Ирка, - небрежно бросил мальчик, но я заметила, как нервно дёрнулся уголок его рта. Да, похоже, этого Ирка он не забудет до конца жизни.
  - А сейчас тебе сколько?
  - 28.
  Значит, 28 сианов - это лет 12-14, на большее он точно не тянет.
  - Послушай, а у тебя есть мечта? - Денис недоумённо посмотрел на меня, пришлось пояснить: - Кем бы ты хотел стать?
  - Кем? - вопрос, похоже, сбил мальчика с толку. - А у меня есть выбор?
  - Выбор есть всегда.
  Я отвернулась к окну и посмотрела на заходящее солнце. А у меня был выбор? А сейчас он есть?
  Денис не произносил ни слова, я тоже молчала, погруженная в себя. Рычание Всполоха у моих ног заставило вздрогнуть от неожиданности и оглянуться. Денис стоял в паре шагов от меня и зло смотрел на лиса.
  - Всполох, успокойся. Это друг, - урезонила я малыша.
  Мальчик очень тихо передвигается.
  'Ага. И быстро'.
  - Зачем ты со мной играешь? - Денис сделал ещё шаг вперёд, глядя прямо мне в глаза.
  - Играю? Что за бред? Всполох, перестань на него рычать. - Я подхватила лисенка на руки, отчего полотенце начало медленно сползать.
  - Ты ведь не для этого меня купила. Тогда зачем все эти разговоры?
  - Потому что мне это важно.
  - Кем я хочу стать?
  - Да.
  Денис злобно усмехнулся и сделал шаг вперед, оказавшись на расстоянии вытянутой руки.
  - Я стану величайшим воином, и такие высокородные девицы, как ты, будут лежать в ногах, умоляя, чтобы я посмотрел в их сторону.
  Я удивленно взглянула на него, пораженная этой вспышкой, но потом захохотала. Этого ребёнка не смогли сломить и не согнули. Хоть и болезненное, но самоуважение у него осталось. Ничего, это воспитывается.
  - Что смешного?
  Я перестала смеяться, чтобы не обижать мальчика ещё больше. Но всё равно не могла без улыбки взглянуть на этого нахохлившегося воробья.
  - Я сделаю из тебя воина, но для начала, я научу уважать слабый пол. Да не злись ты. Чего ты на меня так взъелся? Из-за того, что рассмеялась? Ты бы сам развеселился, увидев себя со стороны... У меня ещё несколько вопросов. Ты читать и писать умеешь?
  - А кто меня учил?
  - Плохо. Но поправимо. А научиться хочешь?
  - Чему?
  - Всему.
  - Если это сделает меня воином, то да, - без раздумий ответил Денис. Интересно, у него шея ещё не болит, так долго стоять с запрокинутой головой.
  - Сделает, и не только им, - уверенно сказала я, мягко улыбаясь, и направилась к кровати, чтобы между нами оставалось побольше расстояния.
  - Не понимаю.
  - Что именно?
  - Ты надо мной вновь смеешься?
  - Нет, с чего бы. И научись обращаться к старшим на 'вы', впрочем, как и ко всем незнакомым и малознакомым людям.
  Я села на кровать и принялась почёсывать лисёнка за ухом, второй рукой стараясь незаметно поправить полотенце.
  - Что тебе от меня надо?
  - Обучение началось. Учись уважать собеседника. Ну, я жду.
  - Что. Вам. От. Меня. Надо? Вы меня ведь не хотите, так?
  - А что, должна? - офигела я.
  'Гы-гы-гы. Доходит', - подала голос моя личная язва.
  - Значит, я должен спать с охраной?
  Теперь дошло. Вот блин.
  'Ага. Как до жирафа'.
  - Послушай, Денис, никому ты ничего не должен.
  Подросток скептически посмотрел на меня.
  - Тогда зачем тебе со мной возиться?
  - У тебя хороший потен... хорошие способности.
  - Как вы можете о них судить, если ничего не видели? - он нагло посмотрел мне в глаза таким взрослым взглядом, что я невольно залилась краской.
  Идиот! Ну как ему объяснить?
  - Я собираюсь сделать из тебя нормального че... феникса. Просто так, из обыкновенного чувства доброты. Что касается охранников, если ты к ним сам не полезешь, то они тебя не тронут.
  'Ты так в этом уверена?'
  Да.
  - Уже тронули.
  - Что? - не сразу сообразила я.
  - А ещё он сказал, чтобы я сделал всё, как ты... вы скажете, и передал ему.
  Та-ак. Вот значит, какого они обо мне мнения? Считают, что я способна на подобную низость?
  'А кто тебя знает. Вы, девушки, существа совершенно непредсказуемые и безбашенные'.
  И ты туда же?!?
  - Кто это был? - прорычала я.
  - Не знаю.
  Мальчик вздрогнул и попятился.
  - Как выглядел?
  - Не помню.
  - Врешь!
  Денис побледнел и начал стратегическое отступление к двери.
  - Оставайся в комнате, - приказала я, поставила лисёнка на пол и дала ему инструкции: - Проследи, чтобы он не вышел отсюда.
  Дверь от удара о косяк пошла трещинами. Хлипкая у них какая-то гостиница. В коридоре на удивление никого не было, но я не особо обратила на это внимания, ослеплённая злостью. Похоже, у меня с охраной возникают крупные разногласия. Я им всё выскажу.
  'Но для начала успокойся и оденься'. - Спокойный голос Дефансера моментально отрезвил меня.
  Блин.
  Пришлось спешно возвращаться в комнату. Денис с разнесчастным видом сидел на полу, а вокруг наматывал круги Всполох.
  - Отвернись, - приказала я и стала быстро одеваться.
  Я была стопроцентно уверенна, что это затея светлых. Ну что ж, сейчас проверю свою догадку. Вся честная компания светлых обреталась в комнате у Молнии и была весьма удивлена моим громким появлением.
  - Если кто-нибудь хоть раз тронет мальчишку...
  - ...То, что ты нам сделаешь? - похоже, Серый Орёл решил меня окончательно взбесить.
  'Ничего', - подал реплику Дефансер.
  Заткнись.
  - Придумаю. Например, скажу, что из вас получились никудышные охранники. Девять парней не смогли усмотреть за одной-единственной принцессой. - Я уже почти шипела от охватившего меня бешенства.
  - Ты не скажешь, - усмехнулся Молния.
  - Посмотрим. Я предупредила.
  Я вышла, громко хлопнув дверью.
  А теперь что делать? Не доверяю я им. В следующий раз Денис ничего мне не скажет о возникших проблемах. М-да, задачка.
  'Кстати, о птичках. Помнится, ты мне когда-то обещала одну ночь в пол-луны...' - мягко произнес Дефансер.
  Не помню я такого, - поспешила откреститься я от подобного обещания.
  'Вспоминай. Уговор строился на том, что я имею право распоряжаться твоим телом, как своим, раз в 14 дней'.
  Ой!
  'Ура. Я счастлив, что склероз ещё не полностью поразил твою девичью память'.
  Кончай ерничать и не говори, что тебе это нужно позарез как раз сегодня. У меня без твоих запросов проблем выше крыши.
  'Да ну? Я ей предлагаю простое решение, а она его не хочет замечать. Смотри, если ты исчезнешь, то охраннички делом будут заняты, а мальчишка спокойно выспится в твоей комнате под неусыпным надзором лиса'.
  Ты уверен, что они вообще заметят моё исчезновение? - усомнилась я.
  'Обязательно. Не такие уж они простофили, вот только найти тебя всё равно не смогут. Так что сама видишь выгоды: и охрана при делах, и мальчик в безопасности, и отличная возможность развеяться для меня лично'.
  Ну, хорошо. Только ты там будь поосторожнее. И никуда не влипай, слышишь?
  'Я не ты'.
  Угу, ты много хуже. Ладно, ты будешь развлекаться, а мне что в это время делать?
  'Спать'.
  
  
  ХХХ
  
  
  Как всё болит! Чем я вчера занималась?
  'Бегом по пересечённой местности', - радостно пояснил Дефансер.
  Я застонала. Внизу справа послышалось шуршание, и надо мной склонился взлохмаченный Денис.
  - С вами всё в порядке? Вас искали.
  - Пускай ищут. Им для профилактики полезно, - похрипела я. - Выступать теперь меньше будут. Принеси, пожалуйста, воды и закажи завтрак в номер.
  Я прикрыла глаза, жалея себя, бедную и несчастную, и костеря на все лады Дефансера. Стоило мальчику выйти, как у меня появился новый посетитель. Судя по голосу, это был взбешенный Молния.
  - Ты где была?
  - На кудыкиной горе.
  - Где-э-э?!? - Голос стеганул по ушам ультразвуком, заставив поморщиться и попытаться натянуть на голову одеяло. Так мне это и позволили...
  - Отчитываться я ещё тебе буду, - недовольно буркнула я, пытаясь закопаться под подушку. Её безжалостно отобрали.
  - Ты хоть понимаешь, что мы должны обеспечивать твою безопасность!?
  - Ну вот и обеспечивайте, если сможете. Но, в принципе, мне это уже не нужно.
  - Ещё один выбрик, и окончание пути проведешь связанная по рукам и ногам.
  - Рискни нервной системой, - огрызнулась я, начиная раздражаться. - И уменьши громкость.
  Я, наконец, соизволила открыть правый глаз. М-да, бессонная ночь ему не пошла впрок. Хотя мне какая разница? Феникс наклонился, судя по выражению глаз, с намерением лично меня придушить и не мучиться больше поисками в случае чего. Всполох, лежащий у меня в ногах, тоже воспринял это как угрозу: он вспрыгнул мне на живот и зарычал. Я застонала от боли.
  - Молния, уйди отсюда. Всполох, слезь с меня, у меня и так места живого не осталось.
  На удивление оба незамедлительно послушались. Прогресс, однако.
  Завтракала я в своей комнате в компании Дениса. Мальчик с явным злорадством описывал ночную беготню моих стражников, а также всё то, что они мне обещали на будущее. Честно говоря, если бы я не была столь вымотана, искренне присоединилась бы к его подколкам.
  В этот день мы выехали после обеда, хотя для меня он был завтраком. Охранники всё время одаривали меня злобными взглядами, не сулящими ничего хорошего. Ну и пусть. Раз из меня толковой принцессы не получается, хотя бы повеселюсь от души.
  На сегодня моим соседом стал Странник. Денис примостился на кошмаре Беса. Все мышцы ныли и болели, причём с каждым часом всё сильнее, но я старалась не показывать, насколько мне худо. Часа через два Дефансер сказал остановиться.
  Зачем? - вяло поинтересовалась я, совершенно не горя желанием менять положение тела.
  'Увидишь. Обещаю, тебе понравится'.
  - Странник, останови, пожалуйста, кошмара.
  Тот удостоил меня мрачным взглядом, но послушался.
  'Прогуляйся вправо'.
  И за что ты меня так любишь?
  Я горестно вздохнула и последовала совету-приказу. Странник и Молния, не отставая, шли следом, но в то же время старались держаться друг от друга подальше.
  'Так, а теперь остановись. Расслабься и позови'.
  Кого? Как?
  'Про себя. Как хочешь. А кто ответит - увидишь'.
  Я мрачно окинула взглядом безбрежное поле вокруг. Кто мне ответит в такой глуши? И совершенно не надеясь на успех, я произнесла первое, что пришло в голову. А именно, знаменитые строки из всем известной детской сказки: 'Сивка-Бурка, Вещая Каурка, встань передо мной как лист перед травой'.
   Эффект получился ошеломляющим. Прямо передо мной из ничего материализовалась кобыла. И какая! Серебристо-белая, невысокая и хрупкая, с шикарной гривой и хвостом, кольцами спускавшимися до колен. Все волоски сияли и переливались. Создавалось впечатление, что её только что трудолюбиво и старательно расчёсывали. Она посмотрела на меня серебристыми с золотым отливом озёрами глаз и тихонько заржала.
  'Это лунный пегас. Они могут бежать по лунным дорожкам, как по земле. Ну, что стоишь? Покорми её. И дай имя', - вывел меня из ступора Дефансер, иначе бы я, наверно, до вечера вот так стояла и любовалась этим чудом природы.
  Я достала из кармана прихваченные по настоянию феникса кусочки застывшего сладкого сока и сделала неуверенный шаг к кобыле, протягивая угощение. Та подозрительно обнюхала мои ладони, но схрумкала всё подчистую. Потом подошла и начала меня обнюхивать. Я, в свою очередь, запустила руки в мягкую гриву. Как же мне её назвать? Была у нас одна богиня...
  - Будешь зваться Селеной, идёт? - негромко спросила я. Кобыла тряхнула гривой. Похоже, она не против.
  Спасибо.
  'Не за что. Считай это моим подарком. Вы ведь любите подарки'.
  - Откуда она у тебя? - отмерли от изумления мои охранники.
  - Один поклонник подарил, - хмыкнула я. И про себя добавила:
   В качестве компенсации за моральный и материальный ущерб.
  'Дари тебе что-нибудь после этого', - насупился Дефансер.
  - Странник, помоги мне, пожалуйста. - Я просительно посмотрела на феникса. В таком состоянии я точно сама на нее не взберусь. С другой стороны, мне начинает надоедать роль малого ребенка, которого старшие сажают на лошадь и снимают с нее. Буду учиться делать это самостоятельно, тем более, что моя кобыла пониже их кошмаров будет. Но это в следующий раз.
  - Тебе не опасно ехать отдельно? - с сомнением оглядел меня, потом пегаса Странник.
  - Нет, кобыла смирная и, главное, будет слушаться только меня.
  - Не скажу, что мне это нравится.
  А кто тебя спрашивать будет? Главное, что это нравится МНЕ.
  Лунная пегаса оказалась превосходным средством передвижения: не ощущалось ни костей под пятой точкой, ни тряски. Такое чувство, что она отталкивается не от земли, а от воздуха. К тому же Селена запросто поддерживала темп отряда.
  Где ты такое чудо достал?
  'Тебе сказать. Ещё полезешь. Я лучше тебе объясню, как за ней ухаживать. А это проще простого: кормить-поить и чистить не надо, каждый вечер или когда не нуждаешься в ней, то отпускаешь на все четыре стороны. Когда понадобится - позовешь, можно просто по имени, а не формулами призыва. Можешь подкармливать сладостями, но не перекармливать. Купать и расчесывать, тоже не возбраняется'.
  Знаешь, временами ты просто чудо!
  'Знаю'.
  
  
  ХХХ
  
  
  - Серебряный Дождь, ты обещал.
  - Когда такое было?
  - Перед первым городом.
  - У меня с памятью всё в порядке, но я не помню, чтобы давал слово возиться с этим...
  - Тебе что, жалко?
  - Я не собираюсь унижаться до никчемного гиела!
  - Кто такой гиел? - Знакомое слово, где-то я его уже слышала.
  - Никто, - отвернулся феникс, внезапно заинтересовавшись темнотой леса, где в принципе нельзя было ничего рассмотреть; но ведь у меня есть другой источник информации.
  Дефансер, ты мне обещал объяснить значение этого слова.
  'Достала'.
  Ещё больше достану.
  'Ну, который для всех. Подстилка, в общем'.
  Что-о?! Это он про Дениса так? Всё, достали. Я буду мстить, и мстя моя будет страшна.
  Я резко развернулась и, кипя праведным негодованием, вернулась к сидящим у костра фениксам.
  - Карты есть?
  - Зачем? - лениво спросил Морок. В его руках, как по волшебству, появилась колода карт.
  - За забором. Дай сюда.
  - Держи.
  Он небрежно бросил мне стопку, которая и не подумала разлетаться в разные стороны. Я едва её успела поймать. Карты были перевязаны прозрачной нитью. Ага, а вот и завязки, понятненько. Вид карт поверг меня в очередной ступор.
  - Это что, карты? М-да... А это что за крокозябла? - продемонстрировала я честной компании странный рисунок на одной из них.
  - Дракон.
  - Да? А я подумала, что приплюснутая гусеница. А это тогда что за пародия на летучую мышь с синдромом хронического недосыпания?
  - Это демон!
  - Какое издевательство. Видели бы они подобное, руки бы художнику пообрывали. А это тогда что за порнография?
  - Это амазонка... Дай сюда. - Морок не выдержал первым и попытался забрать у меня разнесчастные карты. Я резво шарахнулась в сторону.
  - Размечтался. Сколько карт в колоде?
  - 69.
  - А что так криво? В общем, объясните мне, как в это недоразумение играют?
  Объяснили. Чтобы в это играть, нужно быть как минимум гением, а как максимум психом. Но если рационально подумать, то...
  Минут через десять я переделала заумную непонятную многоступенчатую игру в аналог простого дурака, правда, с некоторыми особенностями. Мастей получилось пять. Ещё нужно было запомнить, кто кого бьет. Техника новой игры до парней дошла быстро, и им не терпелось испытать её в деле.
  - На что играть будем?
  - На желания. Шутливые. Ничего серьёзного не загадывать, невыполнимого тем более. Можно три раза отказаться. В случае отказа придумывают новое желание. Всё понятно?
  - Конечно.
  - Да.
  - Запросто.
  Ну-ну. Понадеялись на легкую победу. Смотрите, мальчики, не обломитесь. Дефансер, поможешь чуть что?
  'С какой это радости?'
  Ну и ладно, без тебя обойдусь.
  Война началась. Скоро у парней посползали с лиц ехидные улыбки, зато количество отказов резко пошло вверх. А я ведь только начала. Не ожидала от них такой щепетильности. Даже от извечного дерева с салом отказались. Светлые светлым, темные друг другу загадывали что-нибудь смехотворное типа подбросить в костер полено или сбегать за водой к ручью. Зато между собой они отрывались по-полной, а вот от моих желаний шугались все. Я изощрялась, как могла. Хуже других пришлось Серому Орлу. Один отказ у него забрал Бес, а два оставшихся я. Страсти нарастали, и в этот момент принесла нелегкая Дениса: он захотел присоединиться. Я была категорически против, но оказалась в меньшинстве. Чёрт. Хотя, может, всё не так плохо?
  - Красный дракон.
  - Оруженосец, козырь.
  - Демоны, откуда ты их берешь?
  - Везёт, наверное, - невинно улыбнулась я.
  - Ангел-защитник.
  - Черный дракон. Ты опять проиграл. - Я с наслаждением потянулась и окинула Серого Орла задушевным взглядом. Какую бы ему подлянку устроить? О! Придумала.
  - Желаю, чтобы ты завтра устроил показательную стирку штанов. А мы все полюбуемся.
  Я с удовольствием наблюдала за вытянувшимся лицом феникса. Ничего, ему полезно. Нечего было меня бесить. Судя по брошенному на меня взгляду, он это запомнит. И припомнит.
  Следующий 'дурак' достался мне. От Серебряного Дождя. И он с гаденькой улыбкой пожелал:
  - Поцелуй мальчишку.
  - Да запросто!
  Чтобы выбить мой отказ нужно что-то большее, чем простой поцелуй. Я наклонилась к Денису и чмокнула его в щеку.
  - Что это было? - не понял Серебряный Дождь.
  - Поцелуй. - Я недоуменно пожала плечами и разъяснила: - В щечку.
  - Так не целуют.
  - Ещё как целуют. Ты ведь не уточнял, куда его надо целовать.
  - Но... - на Серебряного Дождя стало жалко смотреть, настолько он выглядел растерянным.
  - Но?
  - Так нечестно.
  - Я выполнила твоё желание. Чего тебе ещё надо?
  Серебряный Дождь сжал зубы и принялся быстро тасовать карты. Похоже, я его сильно обломала.
  Через пару партий мне опять выпала невесёлая доля. И вновь от Серебряного Дождя. Что-то невезучей я стала, или, что более вероятно, кто-то начал мухлевать.
  - Поцелуй мальчишку в губы. Как меня.
  Я вспыхнула как маков цвет. Вот хамло! Мало того, что добился своего, так ещё и рассказал всем о том глупом поцелуе. Но делать нечего: остальные выжидающе смотрят. Ну почему у парней мысли направлены не туда, куда нужно? Я медленно повернулась к Денису. Ну, если закрыть глаза, то... я склонилась над слегка приоткрытыми губами мальчика, чувствуя его лёгкое дыхание. Нужно всего лишь поцеловать. Так просто. С языком. Нет, не могу.
  Я поспешно отстранилась и обернулась к выжидающе замершей кампании:
  - Отказываюсь.
  - Я тебе не нравлюсь, да?
  У Дениса был взгляд побитой собачонки. Ну не могу я совращать малолетку. Пусть даже он намного совращеннее меня. Но объяснить всё-таки придется.
  - Я не отношусь к категории любителей детей.
  Серебряный Дождь некоторое время молча меня изучал, потом слегка пренебрежительно хмыкнул и отредактировал своё желание:
  - Тогда поцелуй Молнию. В губы, как...
  - Да поняла я.
  Это проще, хотя неприятно, когда они все неотрывно смотрят. Но придется. Кто знает, куда их может занести в своих желаниях?
  Лицо Молнии ничего не выражало. Совершенно непонятно, каково его отношение к поступку друга. Пустое и застывшее, как маска. И только шрам в виде молнии в неверном свете костра, казалось, нервно подрагивал.
  При моём приближении Молния даже не шелохнулся, не говоря уже о том, чтобы встать. Пришлось садиться рядом с ним на бревно. Глаза неподвижные и будто смотрят сквозь тебя. Но целовался он очень хорошо и долго. Когда я отстранилась от его губ и заглянула в глаза, то вновь наткнулась на сплошную стену. Странный он. Но красивый.
  - На сегодня достаточно. Завтра рано в дорогу. - Молния обвел всех мрачным взглядом, и ропот недовольных моментально утих.
  
  
  ХХХ
  
  
  - Похоже, она решила объявить нам войну. - Сирин потянулся и тряхнул головой. Брызги от мокрых волос попали на Кевина, заставив того недовольно поморщиться.
  - Посмотрим, кто её выиграет, - отозвался он.
  - У тебя есть какие-то сомнения?
  - Нет, единственное, что нам нужно, так это не подпускать её к раздаче колоды. А с этим я что-нибудь придумаю.
  
  
  ХХХ
  
  
  Проснулась я посреди ночи от того, что меня колотило от холода. И покушать тоже не помешает. Чего это у них ночи такие холодные? Завернувшись в плащ и тихо лязгая зубами, я направилась к костру. Темень полная. Почему, когда нужна луна, её постоянно нет? Через пару шагов я за что-то зацепилась и на кого-то грохнулась.
  - Принцесса, чего тебе не спится? - слегка хрипловатый тихий голос без труда помог опознать своего обладателя. Странник.
  - У тебя поесть чего-нибудь не найдется? - жалобным голосом, но в то же время как можно тише, спросила я.
  - А до утра подождать никак не сможешь?
  - Нет.
  - А колотит тебя от чего?
  - Холодно. В остальном всё в порядке.
  - Бес, разожги костер, - негромко обратился Странник в сторону, не делая попыток высвободиться из-под меня.
  - Не надо, разбудишь всех.
  'Ты надеешься, что они окончательно оглохли? От такого грохота даже мертвые проснутся'.
  Странник резко сел и помог мне укутаться в его плащ. Сунул мне в руку фрукт и провел кончиками пальцев по лбу.
  - Ты холодная, как лёд.
  Я передернула плечами и обратилась к Дефансеру, быть может, он знает, что со мной происходит? Феникс не замедлил поделиться умными мыслями:
  'Тебя прокляли'.
  И что мне теперь делать? - помрачнела я.
  'Ничего. Проклятие я снял, но это потребовало слишком много энергии. Тебе остается только хорошо есть и не переохлаждаться в ближайшую неделю-две'.
  - Принцесса! - легонько потряс меня за плечо Странник.
  - А?
  - С тобой всё в порядке?
  - Вроде ничего страшного, только согреться надо.
  Странник заботливо укутал меня в теплое пушистое одеяло. Оказывается, у них есть не только плащи. Я поблагодарила и вернулась к прерванному разговору с Дефансером.
  Почему ты меня сразу не предупредил?
  'Я не ожидал, что ты настолько подвержена проклятиям. Ты в курсе, что у тебя вся аура в дырах?'
  Откуда? Тоже мне нашёл специалиста по аурам.
  Дефансер, не обратив внимания на мою скептическую реплику, с энтузиазмом продолжил:
  'Я подобное видел. Остаточный след от сильного проклятия. Чуть ли не смертельного. Похоже, кому-то ты сильно не по душе пришлась. Или даже не ты... Рисунок очень сложен, что говорит о силе и мастерстве наложившего проклятие. Но я не вижу ни начала, ни конца, а это весьма странно'.
  И что всё это значит? - угрюмо поинтересовалась я, ожидая нового потока полупонятных объяснений.
  'Только то, что тебе нужен очень сильный защитный амулет. Поищем в первом же городе лавку магических принадлежностей'.
  Хорошо. А что это было за проклятье?
  'Тебе лучше не знать'. - Судя по голосу, Дефансер совершенно не хотел отвечать на этот вопрос, но ведь на кону моя жизнь. Так что я тоже сдаваться не собиралась, к тому же начинала сильно злиться от всех его увёрток и недомолвок.
  Хватит увиливать! Если это так важно...
  'Сама захотела. - Дефансер был крайне недоволен и постарался, чтобы об этом узнали окружающие, то бишь я. - Проклятия - это очень сложный тип воздействия на различных существ и поэтому...'
  Мне не нужны сейчас лекции. Я задала конкретный вопрос.
  Я тоже была не в лучшем настроении, и, похоже, феникс это осознал, так как дал чёткий, лаконичный ответ:
  'Изначально это была наведенная любовная магия, которая тебя почему-то чуть не убила. А теперь спи. Я тем временем подготовлюсь к лекции на завтра'.
  Злюка... Но временами хороший.
  
  
  ХХХ
  
  
  - Гм!
  - М-м-м?
  - Подъём.
  - Уже? - Я, не открывая глаз, поглубже зарылась во что-то теплое и сказала наобум: - Ещё темно совсем.
  - А ты из-под плаща вылези, - ехидно просветили меня.
  Я откинула с головы плащ и обнаружила сразу две вещи: уже давно рассвело и то теплое и мягкое, на чем я практически лежала, оказалось Денисом.
  - Что ты здесь делаешь?
  - Ты ночью замерзать начала. И вот.
  - Гр-р!
  - Это была не моя идея! - он попытался выставить руки в защитном жесте, но для начала их нужно было высвободить из-под моих 55 килограмм. А это не так просто.
  Я подняла голову. Надо мной с нагленькой улыбочкой стоял Серый Орёл. Похоже, наша взаимная неприязнь всё больше набирает обороты.
  - Твоя идея? - в лоб спросила я его.
  - Не-а, он придумал, - Серый Орёл кивнул в сторону Странника.
  Они меня что, совсем не уважают? Я окончательно разобиделась на свою охрану и решила устроить им до вечера бойкот. Молчанием. Хотя, подозреваю, они будут этому только рады. Ничего, у меня есть очень интересный собеседник, который не даст мне заскучать.
  'Это я что ли?'
  Ты, ты.
  'Неправда. Я глухонемой старый амнезийный маразматик'.
  Это тебя всё равно не спасёт. Сегодня по плану у нас день вопросов и ответов. К тому же ты мне обещал целую лекцию.
  
  
  ХХХ
  
  
  День прошел очень познавательно. Настроение у меня было хорошее, несмотря на то, что после обеда Дефансер съехал с лекторского тона на откровенно рычаще-огрызающийся. Оказывается, вчера я впервые столкнулась с дистанционной любовной магией и даже не заметила этого. Проблема в том, что она настолько чужеродна и неадекватна для меня, что обернулась аналогом проклятия. А Дефансер, ничего не говоря, попробовал его снять. У него, конечно, получилось, но какой ценой! После некоторых дебатов мы сошлись на мнении, что пора мне учиться защищаться самостоятельно. А для этого необходимо уметь видеть потоки энергии, ауру, заодно попытаться её подлатать.
  И вот, начиная с обеда, я делала титанические попытки медитации на местный лад. Но совершенно не могла вникнуть в то, что казалось фениксу элементарным. Для начала нужно расслабиться, закрыть глаза и ни о чём не думать. Следует бездумно вслушиваться в звуки вокруг, вбирать их в себя и растворяться в них. Находясь в этом состоянии, следует попытаться увидеть потоки энергии в природе окружающей или в себе. Но у меня не получается! Я не могу ни о чём не думать больше 30 секунд, не говоря уже об остальном, а Дефансер не хочет этого понять и обзывает меня лентяйкой.
  В общем, вечерний привал я встретила усталая и злая. И тут произошло превеликое чудо: Серебряный Дождь пригласил меня на свою тренировку, даже пообещал показать кое-какие приёмы, но с условием, что я буду без Дениса. Ну, хотя бы что-то.
  Через час мне не хотелось уже ничего. Судя по репликам моих учителей, я тупая, кривая и, вообще, ходячий тормоз. Если Серебряный Дождь говорил это в мягкой завуалированной форме и не часто, то обличительный фонтан Дефансера не затыкался ни на минуту.
  'Ты как замахиваешься? Тебе же сказано: лёгким движением кисти, аккуратно, почти незаметно... Ты кого убить хочешь: противника или себя? Ах, противника?! А я-то грешным делом подумал, что у тебя лишних конечностей много... Ты вообще видишь, где находится дерево? Ах, ты туда и метила... Ну что ж, поздравляю: у тебя великий талант! Только тебе обязательно нужно больше одного противника. Теперь бедный парень будет думать, что ты его от большой любви прибить решила. Так сказать, месть за вчерашнее. Как ты ему ещё сможешь объяснить, что целилась в дерево, которое стояло от него в двадцати шагах?'
  И далее в том же духе. Наконец, я не выдержала и, буркнув 'Всё, спасибо', поплелась к костру. Там меня поджидал весёлый Денис.
  - Мэрил, а вас почему не было? - с детской непосредственностью спросил он и добавил: - Серый Орёл так интересно стиркой занимался.
  Вот, чёрт! Это они нарочно.
  Я оглянулась на Серебряного Дождя и поняла: время для тренировки было выбрано специально. Я надулась. Никто меня не любит, не уважает и вообще. С другой стороны не стоит им сейчас показывать, насколько это меня задело. Раз уж битва началась, то не высказывай свои слабости перед врагом. Поэтому я улыбнулась как можно веселее и беззаботнее и спросила у Дениса:
  - И как, постирал?
  - Не-а, утопил. Потом очень долго вылавливал.
  Я посмотрела на слегка мокрого и взъерошенного Серого Орла. Похоже, это было очень интересно. И прошло без меня. Вредины. Ну, вы у меня дождётесь!
  ...М-да, с такими темпами точно не дождутся. Светлые сыгрались в сплоченную команду, направив основной удар против меня и Дениса. Тёмные составляли независимую оппозицию и старались меня не садить. Я пыталась защитить мальчишку и, в результате, все шишки перепадали на мою долю. Охранники решили припомнить мне все мои вчерашние желания. Первым был Морок. Он выдал мне бронзовый поднос полметра в диаметре и пожелал:
  - Иди к тому дереву. Тряси и кричи: 'Чего сало не падает?'
  Злопамятные они, оказывается. Плюс к этому мне выпала нелестная роль шута. Я вяло спросила:
  - А поднос зачем?
  - Ловить.
  - Что?!
  - Сало.
  М-да... Мне его что, зубами держать? Дерево-то не маленькое. Такое не потрясёшь. Хотя... Я покрепче схватила поднос обеими руками и со всей силы ударила днищем по дереву. Ё-моё. Оглохнуть можно. Меня затрясло от вибрации подноса, руки резко заболели, но я его не выпустила. Набрав в лёгкие побольше воздуха, я заорала:
  - Почему са...
  Прямо передо мной на землю свалилось что-то большое и злобно на меня зарычало.
  - Это не сало, - сориентировалась я. - Это мясо! - и со всего страху ударила животину по голове, а сама со всех ног кинулась к парням. Животное взвыло дурным голосом и бросилось в противоположную сторону. Больше меня никуда посылать не решились.
  Потом эти нехорошие нелюди пожелали, чтобы я просила у них прощения на коленях. Затем заставили прыгать через костёр. После съеденной гианы я озверела окончательно и небрежно спросила, стараясь не морщиться от гадкого послевкусия, сводившего челюсти:
  - У вас что-нибудь кроме фруктов поесть найдется? Желательно не кислое.
  - Нет, но завтра вечером будем в следующем городе. Уже проголодалась? Или...
  Дефансер, конфетку хочешь?
  'Чего?' - не понял тот.
  Предлагаю сделку. Ты мне сегодня помогаешь в игре, а завтра вечером будем вместе есть ужин. Идёт?
  'Но...'
  Всё что захочешь, по твоему выбору.
  'Ну, ладно-ладно. Закрой глаза'.
  Когда я открыла глаза, ничего особенно не изменилось, кроме...
  - Туман, у тебя карты в рукаве... Острый Клинок, не подмигивай Ветру, он сам справится... Молния, перетасуй колоду ещё раз, пожалуйста...
  Парни быстро погрустнели. На результаты повлияло также то, что Дефансер намного лучше моего играет в карты и читает по лицам. Поэтому нечего удивляться тому, что я умудрилась добиться, чтобы Странник, Ветер и Молния обучали Дениса разным техникам боя, выиграла у Серебряного Дождя гитару. И не только это...
  Укладываясь спать на жесткой постели, я благодарно пробормотала:
   - Спасибо.
  'Ты обещала'.
  Я помню.
  
  
  ХХХ
  
  
  Утром я проснулась сама... от странного запаха. Недоуменно оглядевшись по сторонам, я нашла его источник: Бес с Мороком на пару готовили. На темного феникса была возложена великая ответственность по варке супа, а на светлого - нелегкая доля кашевара. Судя по виду (да и по аромату) каша удавалась лучше. Остальные с мученическим видом наблюдали за процессом готовки. Ещё бы, им это есть придется! Я весело улыбнулась и пошла умываться. За мной даже хвост не отправили. Прогресс.
  Моё возвращение встретили дружное укоризненное молчание и гадкий запах горелого.
  - Мэрил, может не надо? - неуверенно обратился ко мне Денис.
  - Нечего было надо мной издеваться!
  - Но мы здесь при чём?! - в два голоса взвыли Странник и Денис.
  - За компанию. Дайте полюбоваться на ваши кулинарные шедевры. Тэкс. - Я потыкала ножом в то, что в идеале должно быть супом, а не киселём, поддела нечто вроде замахрившейся тряпки и стала гадать, чем же это было раньше. - Ма-аленький вопросик. А из чего, собственно, суп?
  - Из рыбы. - Процедил горе-повар.
  - Да-а?! - ну, при большой доли воображения... Хотя... Вот плавники вроде. А это хвост. - Ты её чистил?
  - А надо?
  Если они это попробуют, то сопровождать меня будет некому.
  - Знаешь, Бес, выкинь-ка ты это куда подальше. Вечером расспросишь кухарку на постоялом дворе, как правильно готовить уху. - Фениксы с нескрываемым облегчением вздохнули. Морок меня сильно удивил: на вид каша выглядела страшненько, но была съедобна.
  - Ты когда-либо раньше готовил? - поинтересовалась я, осторожно пробуя этот 'шедевр'.
  - Приходилось.
  - Ребят, каша нормальная, так что придется есть. Заодно узнаете рецепт. Кстати, из чего она?
  - Лучше тебе не знать. Почему-то у всех сразу исчезает аппетит.
  И я это попробовала. Кошмар.
  
  
  ХХХ
  
  
  Мягкая постель и ванна. Какое наслаждение.
  'И ужин'.
  Да, и ужин...
  'Чего задумалась?'
  А? - Я вздрогнула, не сразу сообразив, что вопрос задал Дефансер. - Нет, просто... У тебя никогда не возникает чувства, что тебя зовут?
  'Возникает. Если меня зовут'.
  Может, мне это кажется. Просто иногда звучит голос на грани слышимости. Даже не голос, а... В общем, не знаю. Может, это Ал? Он давно не появлялся.
  Дефансер ничего не ответил, а я впервые серьёзно задумалась о своём ангеле-хранителе. По-идее, я должна его чувствовать: улавливать мысли, настроение, отблески эмоций, ощущать его приближение. В конце концов, ему ещё меня учить, а он по-наглому отлынивает! Неужели мне попался недобросовестный ангел, который со мной даже заниматься не хочет? Вот обижусь на него и, когда он придет, разговаривать не стану. Будет знать, как забрасывать свою подопечную... И всё же мне его не хватает. Именно сейчас. Вдруг стало так одиноко и грустно.
  Ал, приди. Скажи, что ты про меня помнишь и ни на что не обижаешься.
  'Не обижаюсь'.
  Я вздрогнула и очнулась. Неужели я заснула? Но голос показался таким реальным... Ангел был здесь? И просто так ушёл, не разбудив меня?
  Нет, Ал, погоди. Я хотела поговорить с тобой. У меня накопилось так много вопросов! Вернись, ну пожалуйста!
  И оно вернулось. Нет, это был не Ал. Это было Знание. Его Знание и его память: о нём, обо мне, о друзьях и о мире... Час за часом я проживала новую жизнь - его жизнь. Игры, учёба, война, горе потерь, радость приобретений. Мир. Пустота. Ответственность и грусть. Одиночество и друзья. Моё рождение. Он очень внимательно следил за моей жизнью с самого начала, ограждая от многих неприятностей и разочарований. Первый призыв Творца. Безграничная усталость в его глазах. Посланница не смогла пройти сквозь щит. Второй призыв. Опять надежда. Но нет, она погибает почти сразу после прохождения щита. Третья попытка. И снова неудача. Каждая смерть болью отзывается в сердце. Остался последний шанс, но почему у него такие плохие предчувствия? Отозвалась я. Но почему? Так мало времени... Я даже не узнаю его поближе. Пускай. Только бы я выжила и нашла своё счастье. Я буду не одна. У меня останется демон-хранитель. Он обо мне позаботится. Обязательно. Ведь ты обязательно будешь заботлив с тем, кого любишь. Восхищение в моих глазах. Нет, он это не вынесет. Лучше вообще не разговаривать без надобности. Люди слишком быстро привязываются. У него совсем нет времени. Последние часы. Он должен сконцентрироваться, как следует, но он вспоминает меня. Улыбка, полная света, радости и доверия. Лучистые глаза, на дне которых вспыхивает удивление. Прости. Первый и последний поцелуй в теплую щеку. Прощай...
  - Нет. Нет! Нет!!! Ты не должен умирать ради меня! Даже ради их всех: людей и фениксов. Как ты мог оставить меня здесь, одну? Ты, который так хотел, чтобы рядом был тот, кто тебя понимает?! Кто поддержит? Кто поможет! Не хочу! За что?!?
  И только сейчас я в полной мере осознала свою потерю. Я рыдала, молила, грозила и заклинала, но всё без толку. Зачем я его встретила? Зачем узнала? Зачем он отдал мне свои знания теперь, когда он мертв?
  Не хочу. Ничего не хочу от этой жизни. Я тоже должна умереть...
  Буря эмоций прошла, оставив меня покачиваться на волнах отупения. Казалось, я ничего больше не могу чувствовать, но это не так. Ощущение чужого присутствия помогло скинуть это странное оцепенение.
  - Кто здесь?
  - Я.
  Всего одно слово таким знакомым голосом. Однажды услышав, ты запомнишь его на всю жизнь.
  - Созерцающий?!
  - Созерцающий? - слегка удивился Творец, но спорить не стал. - Хорошо, пусть будет так.
  - Зачем ты пришел? - Получилось грубо, но мне сейчас не до сантиментов.
  - Меня призвала твоя боль. Быть может, я смогу её уменьшить. И хочу напомнить про моё обещание.
  - Обещание? - Я недоуменно наморщила лоб и внезапно вспомнила: - Исполнить одно желание?
  - Да.
  - Тогда... тогда... я хочу забыть Ала.
  - Забыть?
  - Да. Ты не понимаешь, как тяжело знать, что ради тебя умерло самое близкое существо. Это как... я чувствую себя убийцей.
  Творец грустно улыбнулся.
  - Забыть. Забыть всё то, ради чего он жил. Выкинуть его подарок на помойку и вычеркнуть память о нём из анналов Мироздания... Неужто помнить - это так для тебя больно?
  - Да. Неужели ты не понимаешь?
  - Почему же, понимаю. Ещё как понимаю. И что значит, чувствовать себя убийцей прекрасно испытал на себе.
  - Да ну? - не поверила я, хотя прекрасно слышала грусть и усталость в его голосе.
  - Ты никогда не задумывалась о том, каково это - быть Богом? Истинным Богом, не пришедшим, а создавшим своих собственных детей?
  - Нет.
  - Знаешь, что в этом самое тяжелое?
  Творцу незачем было всё это рассказывать мне, но я почувствовала, что ему тоже нужно хоть раз выговориться, выплеснуть всю ту боль, что он копил в себе.
  - Тоже нет.
  - Самое тяжелое - это видеть, как они страдают, умирают. Самое счастливое - любоваться их искренней радостью. Представь себе ребенка, прекрасную белокурую девочку. Ты знаешь, что через час она попадет под машину, но ты ничего не можешь сделать.
  - Почему?
  - Во-первых, если всех спасать, то через 30 лет человечество просто-напросто не поместится на одной планете. Но самое главное, что я не могу столь радикально вмешиваться в вашу жизнь. Подобные действия нарушат хрупкие весы мирового равновесия. Спасти одну единственную жизнь - это значит убрать один-единственный камешек из-под булыжника на вершине горы. Булыжник, может, и не сдвинется, но что-то обязательно произойдет. Быть может, намного быстрее упадет камешек рядом лежащий.
  Так что я прекрасно знаю, что значит быть палачом, и тоже о многом хотел бы забыть. Но я помню. Помню всех моих детей. И это не только люди. А на Земле ведь есть ещё животные и растения. Мне больно видеть, как человек уничтожает всё вокруг вместо того, чтобы создавать. Я не могу помочь той девочке. Она в меня не верит. Многие миллионы людей перестают верить в меня и мою силу, в то, что я могу им помочь. И как ни грустно - я не могу, ведь между нами огромная пропасть.
  - Но если человек верит? Ты ведь всё равно не в праве вмешаться.
  - Напрямую нет. Но я могу направить к нему кроху своей силы. Такие люди становятся продолжением меня. Но и их я не в силах спасти. У Мироздания свои законы, но многое зависит от самих людей, от того, как они смогут распорядиться данной силой.
  - То есть, ты не можешь никого спасти, но сам человек в состоянии это сделать? - подвела я итог сказанного.
  - Да.
  - Каким образом?
  - Смотря по тому, как он распорядится силой. Здесь слишком много связей, и, дергая за одну ниточку, невозможно, чтобы не задрожали другие. Но дать силу - значит просто упрочить эту ниточку изнутри, не трогая узор.
  - И почему всё так сложно? - спросила я скорее себя, чем собеседника, но Творец всё же ответил:
  - Так было, так есть и, может, так будет всегда. Быть может, все мы дети или игрушки более высшего существа, имя которому Мироздание. Кто знает. Ведь были в своё время намечены рамки бытия, установлены критерии возможного, сделаны наброски существующих порядков. Мы можем пытаться их изменить, но никто не знает, к чему это приведет. - Создатель улыбнулся и глянул, как мне показалось, прямо в душу. - Так ты всё ещё хочешь забыть?
  - Нет, я поняла. Спасибо тебе. Но у меня возник вопрос: исполняя моё желание, ты заденешь человеческие жизни, я правильно поняла?
  - И да, и нет. Если бы ты осталась на Земле, то да. Но ты нить, вытянутая из узора. Узор не распадется, конечно, но слегка изменится. Моё вмешательство минимально и проведено через более близкое тебе существо. Теперь твоя нить вплетена в новую канву. Тебе здесь не место, но ты появилась и своим существованием изменяешь узор. Так что, помогая тебе, я не влияю на других людей. Ты же, вплетаясь в канву иной жизни, как бы создаешь сама окружающее пространство. У тебя нет столь ограниченных рамок, и твоя жизнь имеет только начальную точку. Всё остальное зависит лишь от тебя самой.
  - От меня, - эхом повторила я, раздумывая над сказанным. Вдруг мне показалось, что я поняла, что хотел донести до меня Творец. - А что, если ту девочку спасёт человек, которому ты дал силу?
  - Что-то изменится, но не столь значительно. И запомни, чем больше в человеке моей силы, тем тяжелее ему жить среди людей. Ибо они чувствуют в нем чужеродность. Путь избранного становится хрупче, ибо на него возлагается больше ответственности. С другой стороны, его жизнь становится легче, ведь он видит чёткую цель и та позволяет ему преодолевать препятствия. К тому же добродетели этих людей помогают им жить в гармонии с миром, самим собой и притягивают других людей, как свет бабочек. Тёплый, мягкий, дарующий защиту свет. Главное, его увидеть.
  - Как-то всё слишком запутанно.
  - Нет, здесь всё просто. Сложным оно становится, когда переносится в реальность бытия. Я рад, что ты пытаешься меня понять, а теперь - до встречи.
  - Ты уже уходишь?
  - Да, время. Надеюсь, тебе понравился мой подарок?
  - Какой подарок? - удивилась я.
  - Не поняла ещё. Ничего, со временем осознаешь.
  Я смотрела в потолок и ничего не чувствовала. Да, ты помог мне. Спасибо, Создатель. Это уже не разрывающая на куски дикая боль, а тихая грусть. Спасибо, Ал, что со мной останется частица тебя. Извини, что сразу не поняла этого. Да, ты исчез. Мироздание забрало тебя, чтобы растворить в себе. Ты возродишься вновь, но в то же время останешься со мной. Спасибо. Я выживу, ведь ты погиб ради этого. И я обязательно сделаю всё, чтобы спасти фениксов и людей.
  Я вздрогнула, когда осознала последнюю фразу. Спасти других. У меня будет реальная возможность это сделать. Стоит только попросить. Да, это и будет моим желанием: предвидеть, чтобы быть готовой это встретить и изменить, раз у меня имеется подобная возможность. Остальное у меня уже есть. Всё, кроме Ала.
  В памяти всплывали незнакомые мелодии. Я взяла гитару и начала тихо перебирать струны. А ещё я теперь умею рисовать...
  
  
  ХХХ
  
  
  - Мэрил, вставайте, - раздался от двери голос Дениса.
  - Зачем? - Я перекатила голову по подушке, чтобы видеть мальчика, и зевнула, прикрывая рот ладонью.
  - Все уже готовы. Ждём только вас.
  - Еще подождут. Мы сегодня остаёмся в городе, - безапелляционно выдала я и вновь отвернулась к стене.
  - Но...
  - Так и передай. И оставь меня в покое.
  Денис ушел, но через минуту, громко хлопнув дверью, ворвался Молния.
  - Ты что себе позволяешь?
  Я зарылась поглубже в подушки.
  - Отстань.
  - Так мы до Гиперии в жизни не доберемся!
  - Доберетесь, куда вы денетесь? А сегодня у вас выходной. Так что радуйтесь и наслаждайтесь моментом. Всё, свободен.
  Вновь громкий хлопок двери и благословенная тишина. Совсем не бережет чужое добро. Я ещё минут десять провалялась в кровати, но нужно вставать: у меня на сегодня запланирован большой поход по магазинам, и не только он.
  Три унылых сонных охранника маячили за спиной, как вечный укор мне и всем моим идеям. Не понимаю, я-то в чём виновата? Если не выспались, то могли со мной в город не идти. Во всяком случае, столь большим составом. Мне развеяться хочется, а не любоваться на их кислые рожи. В результате пятичасового похода по лавкам и палаткам я купила здоровенную гору книг, сладости для пегаса и неплохой защитный браслет. Осталось ещё кое-что. я обвела взглядом охрану и не терпящим возражения голосом сказала:
  - Я на прогулку. Меня будет сопровождать Странник.
  - Почему только он? - тут же подобрался Молния.
  Потому что он выглядит самым выспавшимся, - подумала я, но вслух произнесла другое:
  - Хочешь составить нам компанию? Я не против.
  Молния от подобного предложения шарахнулся в сторону в прямом смысле слова. Чего это он? В результате со мной отправили только Странника, как я и хотела. Денёк выдался жаркий, полдень, самый солнцепёк, а он во всём чёрном плюс извечная маска. Расспросить что ли, почему он постоянно так одевается? Всё равно делать больше нечего. Времени много: пока из города выберемся, пока до леса доедем - можно всю историю жизни рассказать, не спеша и со вкусом.
  - Странник, почему ты никогда не снимаешь маску? Тебе это не доставляет неудобств?
  - Нет.
  - И всё? Так не интересно.
  - Это личное.
  Ладно, заткнусь. Судя по голосу, это ему неприятно. Подойдём с другого бока.
  - У тебя девушка есть?
  - Нет.
  'Опять не в тему. Ты можешь хоть слово сказать, чтобы не обидеть парня?' - накинулся на меня Дефансер.
  А что я такого спросила? Ну, хорошо-хорошо, только отстань.
  'Не отстану. Никакого уважения к чужим эмоциям! А ещё девушка'.
  Мои бы кто уважил, - огрызнулась я и вновь подумала об Але.
  'Эй-эй, только не надо опять съезжать к самосожалению. Лучше расспроси его, как он учился пользоваться Тропой. Это должно быть интересно'.
  С чего ты так решил?
  'Без казусов ни у кого не выходило. За это я тебе ручаюсь'.
  Ну я и спросила. Это было и вправду занимательно. Умение пользоваться Тропой открывается много позже, чем остальные. Родители думали уже, что у него нет способностей к магии, а глядишь ты, как повернулось. Ему было тогда 45 сианов. А перенесло его не куда-нибудь, а прямо во дворец светлых.
  - М-да, повезло, ничего не скажешь. А выбирался ты оттуда каким образом?
  - Эрина помогла.
  - А кто?..
  - Мы уже достаточно углубились в лес. Что ты хотела найти? - резко оборвал мой вопрос Странник.
  - Я ещё сама толком не определилась.
  'Больше не расспрашивай парня, а то у него сплошные негативные воспоминания идут'.
  Понятно. По принципу: куда ни кинь - везде клин.
  Я соскользнула с кошмара (Селену мы решили в город не брать) и пошла обследовать землю под ближайшим деревом. Мне нужен корешок, напоминающий крестик, или просто толстый, но с ним возни будет больше. Странник прислонился спиной к дереву и наблюдал, а я всё больше углублялась в лес.
  После встречи с Творцом (в библиотеке Индинго я наткнулась на другое название таких богов - Созерцающие) я решила, что сделаю себе крестик. Своими собственными руками. Другое дело, что помучиться придется изрядно. Как назло, ничего похожего не находилось, и. я всё дальше уходила от дороги, не замечая ничего вокруг. Наконец, я нашла то, что надо.
  Стоило мне склониться над прельстившим сухим корешком, как в меня ударилось что-то тяжелое, сбило с ног и увлекло на землю. В придачу, оно упало сверху, не давая возможности подняться. С трудом подняв голову, я поняла, что это Странник, и попыталась его столкнуть.
  'Тише, - зашипел на меня Дефансер, - не видишь, он ранен'.
  Где? - Я моментально прекратила попытки столкнуть с себя парня и замерла.
  Странник дернулся и съехал вправо. Я попыталась встать, но почувствовала боль в висках.
  'Не сопротивляйся, не то опять завтра голова болеть будет'.
  Подожди, может, мы с ними договориться сможем.
  'Если только о месте похорон'.
  Меня рывком поставили на ноги. Нападающих оказалось пятеро.
  'Их восемь, но от этого не легче. Наемники. Ни одного чистокровного. Мелочёвка'.
  Прямо передо мной стоял эльф, о чем свидетельствовали тонкие черты лица и длинные заостренные уши. Он внимательно осмотрел меня сверху вниз и направился к Страннику. Последовавшие затем звуки мне совершенно не понравились.
  'Стрелы достает', - проинформировал Дефансер.
  Странник выживет?
  'Если долго возиться не будем, то да'.
  - Это принцесса Елизавета? - сухо спросил эльф.
  - Нет, - прохрипел Странник и закашлялся.
  - Тогда зачем ты её охраняешь?
  - От полноты чувств.
  Послышался звук удара.
  'Будешь колебаться, спасать будет некого', - предупредил Дефансер. Я прикусила губу. Как я не хочу это делать, но другого выхода я не вижу.
  Давай.
  Я закрыла глаза. Мир вокруг стремительно менялся, наливаясь красками. Нет, это я изменилась. Я чувствовала, как трава пригибается под лёгкими шагами эльфа, как тяжело, с хрипами дышит тёмный феникс, как нетерпеливо переминается с ноги на ногу один из наёмников. Эльф взял меня за подбородок и приподнял голову, рассматривая со всех сторон, но глаза я не открыла.
  - Ты принцесса Елизавета?
  - Да, я принцесса фениксов. Вы меня за это убьете?
  - Нам заплатили.
  - А если я заплачу больше? - тихо поинтересовалась я.
  - Нельзя оставлять свидетелей. - Эльф отпустил меня и повернулся, чтобы отойти.
  Правильно: свидетелей оставлять нельзя.
  - Хорошо. Один вопрос: не желаете ли развлечь меня? В последний раз.
  - Нет.
  - Кэп, отдайте нам. Мы её развлечем, а потом можно и...
  Эльф заколебался, но общими усилиями команда его уломала.
  - А он, - я, всё так же, не открывая глаз, кивнула в сторону Странника, - пускай смотрит и жалеет, что в своё время отказался. Всё равно он уже ни на что не годен.
  Мою идею восприняли с энтузиазмом. Глупые.
  - Отпусти меня, у меня нет оружия, а я слишком много умею, чтобы быть пассивной в этой игре.
  Я прогнулась и скользнула губами по шее бугая, что меня держал. Он разжал руки, и я потерлась щекой о его бороду, концентрируясь на месторасположении своих противников, потом скользнула танцующей походкой по направлении к главному, на ходу снимая одежду и отбрасывая как можно дальше. Забрызгаю ещё. С сапогами и штанами пришлось повозиться, но я с этим справилась, не слишком замедляя движение.
  Сейчас я в центре круга из восьми фигур. Только полуэльф держит кинжал, остальные стоят и пускают слюни. Отлично. С главаря начну, остальные даже ничего понять не успеют. Я предвкушающее улыбнулась и открыла глаза. Игра началась...
  
  
  ХХХ
  
  
  Солнце мирно освещало жуткую картину, а посреди, заляпанная кровью с ног до головы, рыдает хрупкая девушка... До сих пор не могу поверить своим глазам. Всего одно мгновение - и обыкновенная девчонка превратилась в идеальную машину для убийства. Это не её нужно защищать от внешнего мира, а весь остальной мир от нее. Демоны! Больно. Будет мне наука на будущее, как отвлекаться во время задания. Каждый шаг болью отзывается во всём теле, но здесь оставаться нельзя. Почему она плачет, неужели её смогли ранить? Ещё пару шагов и... Девушка резко оборачивается и вскакивает на ноги. Чтоб меня проклятые взяли! Эти глаза... глаза полночного неба, из которых выглядывает сама смерть. Она делает шаг вперед, впившись своим страшным немигающим взглядом.
  - Ты всё видел, да?
  - Да. - Вот демоны! Неужели она собирается меня убить?
  Принцесса подалась вперед и уткнулась лицом мне в грудь. Я тихо охнул от боли.
  - Ты никому не расскажешь о том, что сегодня произошло?
  Сомневаюсь, что ты оставишь мне выбор.
  - Нет.
  - Я тебе верю, но... - она посмотрела на меня своими постоянно меняющимися глазами, переходящими от цвета ночного неба с далёкими звёздами к их обычному оттенку, - но я должна быть уверенна.
  Она приподнялась на носки и накрыла мой рот поцелуем. Я окаменел, пораженный. Честно говоря, ожидал всего, но не этого. В губы впились тысячи холодных иголочек, но через мгновение всё исчезло. Девушка со вздохом отстранилась.
  - Это поможет тебе сдержать слово. Тут недалеко река. Нам нужно помыться.
  Она тяжело вздохнула и посмотрела на меня. Глаза её стали обычными, наполненными болью и грустью.
  Река и вправду оказалась совсем близко. По дороге туда девушка не замолкала ни на секунду, будто нуждалась в звуке чьего-либо голоса, пусть даже своего собственного.
  - Я не хочу никого убивать, но это уже третье покушение. Я никому не желаю зла, они первые начинают, и он не оставляет мне выбора. Послушай, Странник, что если я просто-напросто не доеду до Гиперии? Инсценирую похищение или нечто подобное, и никто меня больше не увидит?
  - Не надо. Это будет означать, что мы не справились с приказом Повелителя.
  - Лучше быть обесславленным, чем убитым, - безразлично пожала плечами девушка. Я в очередной раз отвёл глаза. Интересно, она так и дальше собирается ходить почти голой?
  - Уверена? Меня отец не станет сильно наказывать, остаётся Бес. Харолан его не любит. Из светлых наказания сможет избежать только Серебряный Дождь. И то не факт.
  - Каким образом их накажут? Это ведь родная кровь, я не думаю...
  - Когда дело касается государственных интересов, понятие 'родная кровь' уже не актуально, так что всех провинившихся ожидают пытки.
  Я специально нагнетал атмосферу, так как с этой девчонки вполне станется сбежать, а мы и не заметим. Беса, конечно, пытать не будут, но позора не оберёмся.
  - Понятно, значит, придется ехать до конца.
   Вопрос долго вертелся на языке и, наконец, я спросил. Чем я рискую? В худшем случае она просто не ответит.
  - Кто ты?
  - Я? Если бы я сама знала. Ал...
  - Что? - не понял я последнее слово.
  - Если бы он был здесь, со мной, то всё было бы намного проще. Ну вот, пришли. Давай, помогу тебе раздеться. - Она помогла мне освободится от куртки, одновременно продолжая рассказывать: - Мы только познакомились с Алом, как он ушёл.
  - Зачем ты мне это всё говоришь?
  - Ты никому не сможешь рассказать о сегодняшнем дне, а мне просто надо выговориться. Прости.
  Девушка невесело улыбнулась и потянулась к завязками на горловине рубашки, но я перехватил её руки.
  - Дальше я сам.
  - Ты не сможешь, у тебя вся рубашка в крови.
  - Не впервые. Иди купаться.
  - Почему ты прячешься ото всех, неужели считаешь себя настолько уродливым?
  - Да, уйди! - Её навязчивость начинала сильно раздражать.
  - А с ранами ты что делать будешь? Их нужно обработать, а они как-никак на спине, - не сдавалась девушка.
  - Справлюсь.
  - Хватит придуриваться! Сомневаюсь, что у тебя что-либо похуже того, что я видела. Обещаю, что моё отношение к тебе не изменится в любом случае, и никто никогда от меня не узнает о твоём секрете.
  - Секрет! Ну, смотри, если вытерпишь.
  Я рванул рубашку, не отрывая взгляда от её лица. Она не отвернулась, не вздрогнула, только удивлённо расширились глаза.
  - Кто это тебя так?
  - Это мои дела.
  - Всё остальное тоже такое?
  - Почти.
  - Ничего, - преувеличено бодро утешила она меня, - мужчину шрамы украшают.
  Я через силу улыбнулся.
  - Значит, я одно сплошное украшение.
  - Вот-вот, и нечего себя стыдиться.
  Она помогла мне смыть кровь, обработала раны, а потом мы сидели на берегу реки и рассказывали: она об Але, я про Эрину.
  Всё-таки её зовут Елена, и она совершенно не такая, как мы.
  
  
  ХХХ
  
  
  Не успели мы проехать по дороге и ста метров, как наткнулись на взбешенного Молнию. Какой-то он в последнее время нервный.
  - Где вы так долго были?
  - Гуляли. Ты с нами сам не захотел, так чего сейчас возмущаешься? - как можно небрежнее ответила я, стараясь не мрачнеть от одного воспоминания о нашей 'прогулке'.
  Светлый феникс только глянул исподлобья и пристроил своего кошмара бок о бок с моим и по другую сторону от Странника. Я же вновь погрузилась в свои невеселые думы. Дефансер постепенно подчиняет меня себе. Если так пойдёт и дальше, то я стану похожей на тех самых наёмников, которые без сожаления готовы убивать направо и налево. Поэтому нужно с этим бороться. Другое дело, каким образом?
  Когда он перехватывает инициативу над моим телом, я чувствую себя сторонним наблюдателем и ни в силах пошевелить даже пальцем. Правда, я не особо пыталась, но в следующий раз попробую. Далее. Он легко читает мои мысли. Нужно научиться ставить ментальные блоки. Затем...
  'Лена, не майся дурью', - влез в мои рассуждения феникс.
  Что значит, не майся? Я могу выучить заклинания обездвиживания, потери памяти и тому подобного, и не будет больше необходимости убивать.
  'Выучить-то ты выучишь. С твоим упрямством я в этом не сомневаюсь. Вот только применять не сможешь. Насколько я знаю, они все энергоемкие, длительные в произношении и требуют не один сиан предварительного обучения. Но самое главное, для них требуются способности, которыми ты не обладаешь'.
  Должен быть выход! - упрямо настаивала я на своём, уверенная, что Дефансер просто подыскивает повод, чтобы убить побольше народа.
  'Ищи, если хочешь, но будет ли толк?'
  Молния с видом грозовой тучи проводил меня до комнаты и на прощание издевательски спросил:
   - Соизволит ли мэрил продолжить путь завтра с утра?
  - Соизволит. - Я по-королевски кивнула и захлопнула дверь у него перед носом. Язва ходячая. Вот возьму и не соизволю, что он тогда делать будет?
  Лисенок вертелся у меня возле ног, напрашиваясь на ласку. Я почесала его за ушком и внимательно посмотрела на Дениса. Нужно начинать заниматься с ним грамотой. Правильно, сразу после ужина, а перед сном можно будет немного порисовать Ала.
  
  
  ХХХ
  
  
  Меня разбудил настойчивый стук в дверь. Да, точно. Я её вчера на засов закрыла. Похоже, я настолько увлеклась художеством, что не осталось сил раздеться и залезть под одеяло.
  - Мэрил, собирайтесь. Уже утро, - раздался из-за двери голос Дениса.
  - Слышу, - прохрипела я. - Скоро выйду.
  Что с моим голосом? Вроде не простудилась и воды холодной не пила. Горло не болит. Тогда почему вместо нормальных звуков выходит одно сплошное карканье?
  Я начала собирать разбросанные по всей кровати рисунки и замерла. Вчера я рисовала только Ала. На одном листе. Но тогда почему кровать усыпана набросками? Я всмотрелась в один. Сначала ничего не было понятно, потом я разобрала, что это мы на кошмарах, но... Я схватила другой листок, третий, четвёртый... Всего семь набросков: засада и смерть моих сопровождающих. Я всматривалась в рисунки, пытаясь сообразить, что бы это значило.
  'Предсказание'.
  А если нет?
  'Посмотри на второй, пятый и шестой рисунки. Кое-что из намеченного пейзажа можно использовать в качестве ориентиров. Позови Странника, может, он их признает. Если это предсказание, то оно может случиться не сегодня, а завтра или через неделю'.
  А может вообще не произойти.
  Я вихрем ворвалась в комнату тёмных фениксов. Слава богу, Странник был там. Судя по движениям, вчерашние раны не доставляли ему особого беспокойства.
  - Мне нужно с тобой срочно поговорить. Пошли.
  - Куда? - опешил феникс.
  - Ко мне.
  Когда мы оказались в моей комнате, я вновь закрыла засов и показала отмеченные Дефансером наброски.
  - Эти места тебе ничего не напоминают?
  - Напоминают, - кивнул Странник. - Мы сегодня там проезжать будем.
  - Значит, уже не будем. У тебя есть карта?
  Феникс без лишних вопросов достал и разложил полотняную карту, затем начал объяснять:
  - Мы сейчас вот здесь, в Ринеме. Если не ошибаюсь, то указанное на рисунке место находится вот здесь. - Палец Странника уткнулся в тонкую полоску, пробегающую между неровных линий с подписью 'Заболотное ущелье'.
  - Удобное место для засады, - пробормотала я, внимательно изучая разложенную передо мной карту. - Обойти нельзя. Впрочем, незаметно подобраться тоже. Это единственный путь?
  - Да.
  - По какой дороге мы ехали вчера?
  - Вот по этой. Нас там тоже, похоже, нас ждали. Вполне возможно, что они перекрыли все пути из города.
  - А, может, и нет. Какие есть предложения?
  - Есть одно, но... - Странник замялся. Судя по всему, версия была не из лучших, но выбора-то нет.
  - Но?.. - подтолкнула я его.
  - По той дороге, что мы ехали вчера, можно добраться до Велисы, маленького приграничного государства, а оттуда есть переход до Гиперии.
  - Это же чудесно! Тогда в чём загвоздка?
  - В том, что светлые об этом портале не знают - это раз, и туда очень сложно добраться - это два.
  - С другой стороны, никто не ожидает, что мы поедем этой дорогой, - загорелась я, внимательно смотря на убегающую вверх карты змейку дороги. Вокруг неё постоянно будет лес, потом пойдут горы. Вероятность засады есть, но если знать, где она находится, то вполне возможно её избежать.
  - Но нас там поджидали, - резонно возразил Странник.
  - Будем надеяться, что больше не будут, - пожала плечами я.
  - Ты уверенна насчёт рисунков?
  - Нет. У меня такое в первый раз, но я не хочу рисковать.
  - Этот путь может оказаться непосильным для тебя и кошмаров.
  - Для меня - вряд ли. С другой стороны, я не вижу иного решения. У тебя есть другие идеи? Нет? Тогда пошли, обрадуем Молнию. Только не говори ему ничего о рисунках.
  - Но как ты объяснишь изменение маршрута?
  - Предчувствием.
  
  
  ХХХ
  
  
  - Вы издеваетесь? Зачем нам возвращаться обратно?
  - Я видела плохой сон.
  - Это не повод. К тому же, это единственная дорога в Гиперию, - упрямился парень.
  - Молния, ответь мне откровенно. У кого-нибудь есть резон, чтобы я не вернулась ко двору? Только честно.
  - Да. - Слово, тяжёлое как камень, слетело с его губ. Смертельный приговор, озвученный лично для меня. Но у меня остались ещё вопросы.
  - У многих?
  - Не знаю. - Молния не смотрел на меня. Похоже, он что-то скрывает.
  - Эти фениксы способны на всё, вплоть до убийства?
  - Не знаю.
  - Молния, послушай. Меня уже пытались убить, но в тот раз я списала всё на простых грабителей. Тогда я выжила благодаря чистой случайности. То нападение я тоже считала случайным. Но если меня намерены убить, то они не остановятся до самого конца пути. Многие знают маршрут нашего возвращения?
  - Единицы. Но кое-кто мог догадаться самостоятельно.
  - Ты считаешь, что путь через ущелье единственно возможный?
  - Да. - Он ответил, не колеблясь ни секунды. Я глянула на Странника и решительно произнесла:
  - Значит, мы спутаем им все карты.
  - Каким образом?
  - С нами ведь Странник.
  - Он не всесилен.
  Молния исподлобья метнул взгляд в сторону Странника. Было видно, что перспектива довериться тёмному фениксу его, мягко говоря, не радует.
  - Но он может многое.
  - Нет, - отрезал Молния и отвернулся к окну.
  - Опять двадцать пять...
  
  
  ХХХ
  
  
  Третий день почти беспрерывной скачки ознаменовался моим обмороком. Слава Богу, Странник успел меня подхватить. По сравнению с тем, какой темп Молния задал сейчас, всё, что было до этого, можно назвать лёгкой воскресной прогулкой. Спали мы исключительно мало. Но если охрана это переносила нормально, то мы с Денисом валились с ног от бессонницы и усталости. Но мальчику проще, ведь он едет с Бесом, а вот мне... В конце концов пришлось плюнуть на гордость, отпустить Селену и продолжить путь на кошмаре Странника. Так хотя бы можно было урывками поспать, не боясь каждую секунду свалиться на землю.
  Я смогу её призвать, когда буду в Гиперии? - спросила я у Дефансера про своего пегаса.
  'Ты сможешь призвать её везде, где восходит ночное светило', - успокоил он меня.
  - Хорошо, - пробормотала я и погрузилась в дремоту.
  В этот день на ночлег мы остановились ещё до захода солнца. Я почти сразу уснула. Весёлое настроение парней, проявившееся пару дней назад, безвозвратно улетучилось. Теперь всё напоминало начало нашего пути с той разницей, что даже мне не хотелось ничего спрашивать. Этим фактом моя охрана, небось, безгранично довольна.
  Подскочила я посреди ночи, а потом долго лежала на земле и пыталась понять, что же меня разбудило. Нахлынула грусть, захотелось взять гитару и сыграть. Главное, тихонько встать, никого не разбудив.
  'Издеваешься? Ты и тихо - вещи несовместимые'.
  Указчик нашелся! - огрызнулась я и осторожно встала, но стоило мне сделать шаг, как...
  - Куда уже? - негромко спросил Странник чуть справа.
  Вот чёрт. Раньше они не просыпались!
  'Или делали вид, что спят. А теперь им твои прогулки боком вылазят'.
  - Прогуляться хочу.
  - Спи, - отозвался Морок слева.
  - Я ненадолго.
  Прямо передо мной материализовался Молния.
  - Что за полуночный демон в тебя вселился? Куда тебя постоянно тянет?
  Демон. Точно. У меня должен быть демон-хранитель, но я его ни разу не видела. Может, и с ним что-нибудь нехорошее произошло?
  Я горько вздохнула и упрямо мотнула головой, отгоняя навязчивые мысли.
  - Пусти. Со мной будет всё в порядке.
  Рядом раздался голос Странника:
  - Я её провожу.
  Мы шли довольно долго, наконец, вышли на небольшую прогалину. Светила луна, шелестели листья, окружающее пространство было наполнено тишиной и покоем. Я обратилась к 'своему' фениксу:
  Дефансер, в округе никаких наёмников нет?
  'Нет'.
  Спасибо.
  Странник неподвижно стоял у меня за спиной. Я обернулась к нему и попросила:
  - Сыграй что-нибудь. Не беспокойся, сегодня нападать не будут. Что-нибудь медленное и грустное, можно без слов.
  Он немного поколебался, но достал гитару и начал перебирать струны. Я села прямо на землю, подтянула колени, обхватила их руками и, закрыв глаза, слушала, вспоминала, любовалась природой вокруг себя, освещенной странным светом.
  'А говорила: не могу! Ленивая ты просто'.
  Я вздрогнула от неожиданности, не сообразив, чей это голос, потом поняла и спросила:
  Что не я могу?
  'Ауру видеть'.
  Так это была аура? А как я это сделала? - растерялась я и вмиг утратила то состояние растворённости в природе, когда могла видеть окружающий мир с закрытыми глазами.
  'Очень просто. Ты расслабилась и ни о чем не думала'.
  Да-а? А она красивая, природа, я имею в виду.
  Я вновь ушла в себя, отдаваясь музыке, и незаметно уснула.
  
  
  ХХХ
  
  
  Следующие четыре дня были как две капли похожи на предыдущие, единственное, что поспать давали больше. Я как-то незаметно привыкла к Страннику, воспринимая его в качестве старшего брата. Правда, остальные косились на нас странно, но, как обычно, ничего не говорили. Ну и пошли они со своими догадками. Зато от Странника я узнала много нового и полезного.
  Последний привал мы устроили у самого подножья гор. Не удивлюсь, если завтра придётся идти пешком. Горы огромные и с виду совершенно неприступные. Тонкая, как нить, тропа в них терялась уже через пару сотен метров.
  За ужином парни сидели мрачные и неразговорчивые. Как бы их расшевелить, а то совсем скисли. Вариант первый: спросить в лоб, что произошло. Вариант второй, более длинный: расспросить окольными путями. Вариант последний: предложить сыграть во что-нибудь.
  - Ребят, как насчёт творческого вечера?
  - Завтра трудный день. Нужно отдохнуть.
  Молния в своём репертуаре.
  - А остальные что по этому поводу думают? - решила проигнорировать нашего мрачного и неразговорчивого феникса. И как только с ним другие уживаются?
  - Что ты предлагаешь? - прищурился Серебряный Дождь.
  - Каждый по-порядку рассказывает историю, поёт, можно ещё что придумать, только без обид. Загадывает право-сидящий, идёт?
  - Завтра...
  - Да ладно тебе, Молния. Ещё солнце не село. Можно попробовать. Вы как, согласны?
  Остальные были единодушно 'за'.
  Сказители из них, честно скажу, не очень, а вот поют и играют они классно. Я упивалась этим вечером, пока очередь не дошла до меня. Денис попросил меня станцевать. У меня всё внутри похолодело.
  - Э-э... но я не очень хорошо танцую, - попыталась выкрутиться я. Когда я жила у Индинго, то училась танцевать, но толку от этого было чуть.
  - Но ты же девушка! - удивился Денис.
  - Ну и что? К тому же все придворные танцы проходят в парах и под определённую музыку. Вряд ли вы сможете в такой глуши достать целый оркестр, - извернулась я. Фениксы, слава Богу, согласились с моей позицией.
  - Тогда спой.
  - Может, я историю расскажу? У меня это лучше получается.
  - Зачем тогда загадывать, если ты сама выбираешь? - возмутился мальчик.
  Петь я умею, но из русских знаю только песни из репертуара 'Арии', ну и ещё парочку. Но если я это спою, то парни неизвестно что обо мне подумают. Тем временем мне всучили в руки гитару. Почему когда не нужно, попса всплывает сама собой, а потом полдня не отцепиться от заевшего мотивчика, а когда надо, то ничего в голову не приходит? Я тихо перебирала струны. Внезапно в мозгу всплыла песня, но я могла поклясться, что её в жизни не слышала. Но она об Але.
  Я закрыла глаза, чтобы скрыть заблестевшие в глубинах слёзы, откинула голову и прошептала про себя: 'В память о тебе'. Потом откинула за спину волосы и запела:
  
  Ангелы здесь больше не живут,
  Ангелы...
  
  Не успели замереть последние звуки, как меня окатила волна тревоги и чей-то голос шепнул: 'Опаздываешь'. Всё вокруг дышало умиротворенностью, но тревога нарастала. Я вскочила на ноги.
  - Собираемся, быстро.
  Никто не стал перечить, даже Молния. Наверно, видон у меня был ещё тот. Быстро свернув лагерь, мы направились вверх по тропе. Теперь всех подгоняла уже я, но вскоре пришлось замедлить ход: тропа стала узкой и обрывистой. Мы давно уже слезли с кошмаров и вели их на поводу. К полудню следующего дня я механически переставляла ноги и уже не смотрела по сторонам. Ночью я выжила благодаря способностям феникса, а также непрерывной опеке моих охранников. Моё мнение об их профессионализме за эту ночь значительно повысилось.
  Тревога с наступлением утра развеялась, как дым, и я ругала себя за спешку. Скорее всего, это не пророчество. Дефансер не чувствовал абсолютно никакой угрозы или следов магии. Но откуда тогда взялось ощущение надвигающейся опасности, огромной и быстрой, как снежная лавина? Я резко остановилась. Лавина. Как будто прочитав мои мысли, далеко впереди послышался грохот.
  'Обвал. Я не страдаю даром предсказания, но абсолютно уверен, что путь перекрыт'.
  Я обернулась. Остальные тоже не двигались, вслушиваясь в эхо.
  'Это только начало', - раздался в голове голос, совершенно не похожий на интонации феникса.
  Дефансер, это ты? - уточнила я.
  'Нет, - буркнул феникс, - я вообще не понял, откуда пришел посыл'.
  Вот чёрт.
  Я оглянулась и обратилась к Бесу, идущему в десяти шагах от меня:
  - Бес, мы давно проходили пещеру, где ты советовал остановиться и перекусить?
  - Полшарина назад.
  - Быстро возвращаемся туда.
  Я обернулась к Серебряному Дождю, идущему передо мной, и скомандовала:
  - Передай, чтобы поворачивали назад. - Я, конечно, не поняла, что такое шарин, но это было не столь важно.
  Тяжелее всего было развернуть кошмаров, поэтому часть пути мы продвигались, заставляя их идти хвостом вперед. Потом на небольшом уступе они разворачивались один за другим. Сначала было подозрительно тихо, будто горы замерли в преддверии приближающейся катастрофы. Потом вдалеке за нашими спинами что-то заухало, загрохотало. Поднялся ветер, с каждым порывом набирая сил. Мы прибавили шагу, насколько это было возможно. Теперь все чувствовали за спинами что-то нехорошее, злое.
  Ветер крепчал. Пошел мелкий колючий снег. Вскоре пробираться пришлось практически на ощупь. Начиналась буря. Я не представляла, что какое-либо безумство погоды сможет меня так напугать. Ветер налетал со всех сторон, отдирал окоченевшие, вцепившиеся в скалу пальцы. Каждый шаг давался всё тяжелее. Если бы меня не поддерживал Серебряный Дождь, я просто-напросто улетела бы вниз, сорванная взбесившейся стихией. Я даже представить боялась, как там остальные удерживают нервничающих кошмаров. В какой-то момент у меня под руками не оказалось твердой опоры. Я не успела даже испугаться, как меня втянули в темноту, относительно защищенную от ветра. Пещера, наконец-то!
  Пещера оказалась очень удобной. Сначала шел извилистый коридор, заканчивающийся гротом. Два прохода вели в глубину горы. Мы не рискнули зажечь костер, подавленные близким присутствием неведомого, но тем не менее нехорошего, соседства. Я прижалась к Страннику, трясясь от холода, и притянула к себе Дениса и лисёнка. Феникс укрыл нас меховым одеялом, отчего сразу стало теплее.
  - Странник, тем порталом пользовались? - задала я давно мучавший меня вопрос.
  - Насколько я знаю, в последний раз это было сианов двести назад, а то и больше.
  - Кто тебе о нём рассказал?
  - Маг отца.
  - Незадолго до отъезда, я права?
  - Да.
  - Он знал, что здесь невозможно пройти, - подвела я грустный итог и судорожно сжала лисёнка, но тут же заставила себя расслабиться. Всполох поспешил выскользнуть из-под одеяла. На всякий случай.
  - И посоветовал воспользоваться этой дорогой, - с едва заметной горечью добавил Странник.
  - А чтобы быть уверенным, что мы не доберемся, поставил на дороге засаду, - предположила я. Феникс ничего не ответил. Пару минут прошло в молчании, наконец я поинтересовалась, стараясь говорить как можно тише:
  - Ты знаешь, что это было?
  Я имела в виду странную бурю, и феникс меня прекрасно понял.
  - Нет, но он не захочет отпускать непрошенных гостей.
  - Да, похоже, мы здорово влипли. Как ты думаешь, через эти проходы можно куда-либо выйти?
  - Сомневаюсь.
  - Я тоже.
  Я поплотнее завернулась в одеяло, спасаясь от внезапно пробравшего озноба.
  'Нас ждут снаружи', - предупредил Дефансер.
  Откуда ты знаешь?
  'Стало холоднее, ветер долетает даже сюда'.
  Всполох, приютившийся у меня в ногах, зарычал. Я высвободила руку из-под одеяла и успокаивающе потрепала его по шерстке, а сама обратилась к Дефансеру:
  Как ты думаешь, у нас есть шанс договориться мирным путем?
  'Вряд ли. Его сила давит на меня, как пресс. Нам просто-напросто нечего ему противопоставить'.
  Ты уверен, что он там один?
  'Хм, если я ошибся, то это ещё хуже. Хотя куда уж хуже?'
  - Холодает, - негромко заметил Денис, я лишь согласно кивнула. Долго мы так не выдержим.
  'Они нас просто-напросто заморозят! - возмутился Дефансер. - Предлагаю дать бой'.
  Кому? Ветру и снегу? И почему уже 'они'?
  'Потому что ОНИ'.
  Весело.
  - Может, спросить, чего им надо? - обернулась я к Молнии, сидевшему неподалёку прямо на голом полу пещеры.
  - Какую мы можем предложить альтернативу?
  - Ну-у... Вдруг им достаточно будет одной жертвы, а остальных они согласятся отпустить?
  - А что, идея! - заинтересовался Молния. - В кои-то веки от мальчишки будет толк.
  - Ещё одно подобное предложение - и пойдешь сам. Всё равно кому-то надо вести переговоры, - огрызнулась я, покрепче прижимая к себе Дениса.
  - Хорошо, я пойду. - Странник резко встал и направился к выходу.
  - Стой! - я вскочила и протянула руку, чтобы его задержать, и замерла, не в силах пошевелиться. По пещере пронёсся смех.
  'Доболтались', - констатировал Дефансер.
  - Ф-феникс-сы. Во что же вы превратились?
  Чужой язык резанул по ушам обилием шипяще-свистящих звуков, но был понятен. Во всяком случае для меня.
  'Дракон! - прибалдел Дефансер. - Нам точно крышка. Они никогда нас не любили'.
  Но фениксы ведь тоже драконы!
  'Попробуй им это объяснить. А я полюбуюсь'.
  Я с трудом разлепила онемевшие губы и прошептала:
  - Мы просим прощения за вторжение, - далекий забытый язык вспоминался легко и просто. - Мы не знали, что здесь вход в ваши земли, повелители.
  Фигура в длинном белом балахоне, которая будто плыла над полом, удивленно замерла, потом очутилась прямо передо мной. В темноте вспыхнули белые со спиралями глаза.
  Снежный дракон, - мелькнула мысль, но тут же чужой голос, прозвучавший прямо в мозгу, поправил меня: 'Звёздный'.
  Алакост внимательно осмотрел меня и выдохнул:
  - Триадка.
  Дракон дотронулся до моей щеки кончиками пальцев, и я потерлась о них, как кошка о руку обожаемого хозяина. Мне нужно было его касаться, ощущать его присутствие рядом с собой. Ощущение его так близко лишало разума. Исполнить любое его желание. Умереть за него, для него. Ему стоит только приказать. Я его люблю, обожаю и чувствую себя рядом с ним всесильной.
  'Что с тобой?' - переполошился Дефансер.
  Создатель.
  'Какой создатель?' - не понял феникс.
  Мой создатель. Он один из тех, кто создал триадцев, дал нам частицу своей крови и силы.
  Я подняла на Алакоста глаза, полные обожания, и столкнулась с его задумчивым взглядом.
  - Вот значит как? Странные дела творятся в этом обезумевшем мире.
  Он обернулся и приказал:
  - Охранять, но не трогать.
  Ответом ему было завывание ветра по углам. Снежные гончие.
  - Полетаешь со мной? - обратился ко мне дракон.
  - Да, конечно.
  Мы вышли из пещеры прямо в сердце бури. Темень непроглядная. Неужели я так и не увижу, как он выглядит? Дракон начал трансформацию, принимая истинную форму. Его тело подёрнулось дымкой, сквозь которую были заметны лишь едва уловимые очертания. Я буду лететь рядом с ним. Сердце пело от счастья, хотелось смеяться и кричать от переполнявшей меня радости.
  У меня не было крыльев, но я умела пользоваться крыльями феникса. Откуда? Я не задумывалась об этом. Момент слияния сознаний, но на этот раз контролирую тело я. Жар пробежал по венам и крылья феникса вновь раскрылись в этом мире, по эту сторону Грани. Впервые за два миллиона лет. Крылья феникса не материальны, это сильнейшая аура, окрашенная на материальном уровне преобладающей магией. Она может принимать любой вид, не только крыльев.
  'Полетели?' - повернул четырёхметровый белоснежный дракон ко мне свою огромную голову. В истинном обличье эти создания общаются только телепатически.
  Да.
  Я оторвалась от земли и взмыла вверх за огромным драконом. Часы проносились как минуты, а мы всё не спускались на землю, предаваясь экстазу полета, вновь и вновь взмывая ввысь и камнем падая вниз, выписывая диковинные фигуры, танцуя над горами. Я никогда раньше не была так счастлива. Не знаю, сколько времени мы танцевали, но прекращать полёт мне совершенно не хотелось.
  Когда мы спустились на тот же утёс, ярко сияло солнце, а окружающее пространство переливалось белизной и солнечными зайчиками. Алакоста, после принятия человеческого обличья, я видела всего лишь пару мгновений, потом он закрылся своей аурой, своим белым плащом, с головы до пят.
  Возраст его определить невозможно: выглядит он лет на 25, но некоторые морщинки на его лице проявляются у людей не раньше 35-40 лет. Чуть слишком длинные для человека пальцы, ноги коротковаты, удлиненная шея, нет ушей. Но, несмотря на это и тысячи других мелких деталей, всё его тело дышало гармонией. Дракон тепло улыбнулся мне. Я скорее это почувствовала, чем увидела.
  - Спасибо. Я провожу до портала.
  - Благодарю, - я с радостью вернула ему улыбку.
  Я, сияющая от счастья, следовала за Алакостом. Но при входе в пещеру, споткнулась на ровном месте от увиденного. Вид парней поверг меня в шок. Меня переполняли силы, а они напоминали замороженных дистрофиков. Сколько мы летали? Бедный Всполох чуть дышал. Я подбежала к нему и прижала к груди. Он совсем замёрз!
  - Позволь мне.
  Алакост забрал у меня лисёнка, поставил его на пол и начал водить над ним руками, не прикасаясь к шёрстке. Малышу на глазах становилось лучше. Я благодарно улыбнулась дракону и обратилась к фениксам:
  - Что произошло? Вы выглядите, как я не знаю кто.
  Серебряный Дождь отвернулся и хрипло прокаркал:
  - Запасы продовольствия кончились.
  - Сколько меня не было?
  - Слишком долго.
  Я обернулась к Алакосту, тот улыбнулся и пожал плечами.
  - Время так мимолётно. Пошли.
  Я помогла парням встать. Хуже всех выглядел Денис, его шатало от голода. Даже кошмары едва передвигали ноги. Все избегали смотреть мне в глаза, предпочитая изучать пол под ногами или стены, хотя при столь тусклом освещении глядеть там было не на что.
  - Пошли.
  Алакост предложил мне руку, и я не могла устоять, чтобы не принять её. Мы молча пошли в один из проходов. Я прижималась к дракону, предчувствуя близкое расставание. Шагов через пятьсот впереди забрезжил свет. Портал. Я сильнее сжала руку Алакоста.
  Портал представлял собой арку, полыхающую всеми цветами вселенной. Большую часть из них я в жизни не видела. Дракон подошёл к арке и стал настраивать невидимый нам механизм. Потом вернулся ко мне и предложил:
  - Оставайся.
  Я чуть было не согласилась, но резкая боль в висках слегка отрезвила меня. Я отрицательно покачала головой, не в силах поднять на него взгляд.
  - Я хочу, мечтаю остаться, но я обещала. Я не могу, прости.
  Мы долго стояли, не произнося ни слова. Потом дракон протянул мне извлечённый из-под плаща браслет.
  - Замени свой. Этот сильнее и лучше.
  - Спасибо.
  - Я тебя буду ждать. Возвращайся. И мы вновь полетаем вместе.
  - Да, - эхом отозвалась я и тихо пожаловалась: - Как не хочется уходить.
  - Но нужно. - Алакост наклонился и поцеловал меня в лоб. - Не борись с собой и найди себя. До встречи.
  Я обернулась к парням с застывшей на губах блаженной улыбкой, но тут же нахмурилась.
  - Не смотрите на меня так осуждающе.
  Я прикрыла глаза, вспоминая небо, целиком и полностью принадлежащее нам, и пробормотала:
  - Это было прекрасно.
  Грустный вздох сорвался с губ, но я сразу же оживилась, вспомнив кое о чём.
  - Кстати, у меня есть пожевать, - я достала пару фруктов и протянула ближайшему фениксу: - Молния, держи.
  - Не буду.
  - Это что за закидоны? Едва на ногах стоишь и 'Не буду'! Вдруг мы окажемся посреди бесплодной пустыни? Так что кончай разыгрывать из себя благородного мученика... Ладно, прошу прощения за то, что вот так вас бросила, но я не ожидала, что пройдёт так много времени. Всё, не надо на меня обижаться. Бери, ешь.
  - Не буду! - упрямо отвернулся Молния. А глаза голодные-голодные!
  - Да ну на тебя! - обиделась я. - Серебряный Дождь?
  - Давай.
  От меня Серебряный Дождь получил пару фруктов, а от Молнии - злобный взгляд. Чего он надулся, будто ему в суп плюнули? Остальные тоже не стали отказываться. Всучив Мороку порцию для Молнии, я направилась к порталу. Прикрыла глаза и попыталась прочитать его ауру. Не могу. Обидно. Ко мне подошёл Странник и поинтересовался:
  - Где мы окажемся?
  - Без понятия. Он лучше знает, куда нам надо, - я оглянулась на своих сопровождающих. - Готовы? Тогда пошли.
  Я без колебаний шагнула в портал. Вспыхнувший яркий свет сменился на солнечный. Пели птицы, в двадцати шагах протекала небольшая речка, вокруг зеленел лес.
  Я оглянулась: светлые стояли, ощетинившись оружием, а тёмные были на удивление спокойны. Бес позвал кошмаров за собой к речке.
  - Мы в Гиперии, в семи днях пути от Креолы, - пояснил Странник.
  Светлые попрятали оружие, но оставались настороже. Молния сделал шаг к нам и сказал:
  - Нам нужно как можно быстрее добраться до столицы.
  - В таком виде? - поморщилась я.
  - Ну и что.
  - Кошмарам нужен отдых, нам тоже. Здесь недалеко глухая деревушка есть, можно туда отправиться за едой. Деньги, в отличие от продовольствия, остались, - встал на мою сторону Странник.
  Все светлые дружно посмотрели на меня. Я от такого прибалдела.
  - А я здесь причём?
  - Хм, и то, правда. Значит, мальчишка, - вынес вердикт Молния.
  - С ним пойдёт Бес. Я слишком заметен, - нахмурился Странник.
  - Похоже, вы без меня прекрасно всё решаете. Так что я купаться. И не подглядывать!
  
  
  ХХХ
  
  
  Стоило Елене отойти достаточно далеко, как Серебряный Дождь весело улыбнулся и подмигнул остальным:
  - Пойду, присмотрю, чтоб чего не случилось.
  Мало ему пережитых неприятностей?
  Я небрежно пожал плечами, стараясь не показать, как меня задевает это непоследовательное поведение, отвернулся и углубился в лес. Мне нужно переодеться и многое обдумать, хотя покупаться бы тоже не помешало, но не буду же я мешать другу. С другой стороны я совершенно не понимаю, отчего вдруг он начал вести себя столь неадекватно. Ему, что, совершенно всё равно, что эта девица бросила нас умирать, пока сама развлекалась в компании этого монстра? Ещё бы пару дней и... На месте Серебряного Дождя я её скорее бы прибил, чем лез целоваться.
  
  
  ХХХ
  
  
  Я только сейчас заметила, что вся грязная. Где только умудрилась? Я внимательно осмотрела себя. Одежда висит, как мешок. Она и раньше была свободной, но не до такой же степени! Волосы отрасли ниже пятой точки и в данный момент напоминали давно нечесаное грязное нечто.
  Я быстро скинула вещички и вошла в воду. Холодная! Где-то у меня было мыло. Вот и оно. Вода кажется уже теплее, чем вначале. Интересно, это грудь стала больше или по сравнению с остальным суповым набором так выделяется? И волосы стали вроде гуще. Сколько же мы с Алакостом провели времени?
  Я почти вышла из воды и стала отжимать волосы. Нет, ну вправду намного гуще, чем были! Я встряхнула головой, отбрасывая шевелюру за спину, и удивленно замерла. Передо мной стоял Серебряный Дождь.
  - А ты что здесь делаешь?
  - Любуюсь! - он медленно прошёлся глазами по моей фигуре. - И честно сказать, есть на что.
  - Налюбовался? - я уже более-менее пришла в себя и была готова в случае чего дать отпор. - Тогда пусти на берег.
  - А заплатить? - глянул на меня феникс наивными большими глазами, которым совершенно не соответствовала его похабная усмешка.
  - Ах, заплатить?!
  Дефансер, поможешь?
  'С радостью'.
  По моим губам зазмеилась стервозная улыбка.
  - Ну, если ты так хочешь... - я сделала два шага вперёд, притянула его голову и поцеловала в губы. Серебряный Дождь расслабился и поддался вперед. Теперь поворот, одновременно тяну на себя его руку, сейчас посильнее толкнуть в спину...
  Плюх! Красиво.
  Я выбежала из воды и завернулась в большое полотенце.
  - Это тебе плата за твои нехорошие желания и за то, что рассказал, что не нужно.
  Феникс рассмеялся.
  - Твоя взяла, но я ещё отыграюсь.
  Серебряный Дождь вылез из воды, начал стягивать одежду и снимать оружие. Я боязливо попятилась, но он подхватил моё мыло и пошел обратно в реку.
  - Полотенце оставь.
  Приколист.
  
  
  ХХХ
  
  
  - Зачем ты к ней лезешь?
  - Весело с ней.
  Серебряный Дождь растянулся на траве, с видимым удовольствием подставляя полуобнажённое тело тёплому и ласковому дневному светилу.
  - Особенно в пещере, - поддакнул друг. - Весело было до умопомрачения!
  - Не будь таким злопамятным. Выжили - и хорошо. Что касается Елены, то она мне нравится. С ней просто и весело. Как оденет свою хламиду, так вообще за парня принять можно... было.
  - Да, девчонка похорошела. - Молния вытянулся рядом на животе, положив подбородок на скрещенные руки.
  - И сильно. Надеюсь, она не пройдёт обряд.
  - Почему? - изумился такой логике Молния.
  - Тогда я её украду и отвезу подальше от Креолы. Куда-нибудь в глушь. Во дворце её быстро испортят.
  - Она тебе житья не даст.
  - Я ей тоже. В конце концов она сложит оружие. Неужели эта девчонка тебе совершенно не нравится?
  - Ну почему же, нравится. Внешне. Но характер...
  - Зато не скучно. Помнишь, мы ужасались, что придётся возиться с этакой фифой? - Серебряный Дождь улыбнулся и выставил вперёд руку с растопыренными пальцами, по его лицу пробежали тени и замерли.
  - Она в сто раз хуже неженки: лезет куда не надо, пререкается и поступает наперекор, - недовольно пробурчал Молния и перекатился на спину, поморщился от слишком яркого света, бьющего прямо в ставшие слишком чувствительными глаза, и повернулся обратно на живот.
  - Можно подумать её поведение сильно отличается от твоего! Ты просто слишком серьёзно относишься к своим обязанностям. Расслабься и наслаждайся жизнью.
  - С такой расслабишься. Сразу на колени поставит и условия диктовать начнёт.
  - Ага. Харолану проклятый другом покажется. Особенно если она притащит с собой этого Дениса. И ведь притащит! В общем, это надо будет видеть своими глазами.
  - Мы ещё не добрались до Креолы. Будет обидно, если мы не уследим за ней сейчас.
  - Ничего с такой не случится. - Серебряный Дождь повернулся на бок лицом к другу и весело произнёс: - Чувствую, если её умудрятся похитить, то через день приползут на коленях и будут умолять забрать её обратно.
  - Или тихо и быстро прирежут, - вздохнул Молния, не разделяя его беспричинного веселья.
  - Опять ты за своё? Спорим, что она целой и невредимой доедет до дворца! Я беру на себя всю ответственность, если с ней что-нибудь произойдёт. А ты до конца поездки просто-напросто расслабься и радуйся жизни.
  - Посмотрим, вот сдам на руки тёмным, тогда и будем расслабляться.
  - Тогда давай, кто быстрее её завоюет? - Серебряный Дождь протянул Молнии руку, как он всегда делал, когда хотел на что-то поспорить, но друг только отвернулся и пробормотал:
  - Посмотрим.
  - Проверим, - эхом откликнулся Серебряный Дождь и резко притянул к себе того, кого привык называть братом.
  
  
  ХХХ
  
  
  Похоже, Молния и Серебряный Дождь решили ни на минуту не спускать с меня глаз. Куда ни пойду, обязательно на кого-нибудь из них наткнусь. Они даже взялись меня обучать: Серебряный Дождь обращению с кинжалами и метательными ножами, Молния рукопашному бою. Дениса, того вообще мучают с утра до вечера, но ничего, не жалуется. Правда, когда его оставляют в покое, до него добираюсь я с книгами.
  По вечерам играем в карты, в слова, поём. Молния и Странник учат меня играть на гитаре. Странные у них отношения: ни разу за всё время поездки словом не перекинулись, смотрят друг на друга исподлобья. Сейчас это стало более заметно, чем раньше, хотя не скажу, что уж прямо бросается в глаза.
  Молния меня очень сильно удивил: из вечно занудствующего и правильного он превратился в кампанейского весёлого парня. Шутки у него иногда похлеще, чем у Серебряного Дождя. Например, игра в карты на вещи была его идеей. Она похожа на наш аналог на раздевание, но снимается не только одежда. В конце за каждую вещь исполняешь желание. Можно, конечно, не исполнять, но победитель забирает всё выигранное добро себе. Кстати, самые жаркие битвы и извращенные желания шли не за штаны, с которыми парни расставались легче, чем с иным оружием, а за кольца и амулеты.
  Во время этой игры я чувствовала себя самой неодетой. Эти уникумы под одеждой таскали целые арсеналы, при этом умудрялись двигаться легко, быстро и совершенно бесшумно. Больше всего ругались на Серого Орла и Серебряного Дождя. Мы выбили из них 68 метательных ножей, игл и кинжалов, а они так и не начали раздеваться.
  Я узнала ещё кое-что интересное: почти у каждого было любимое оружие - древнее, магическое, смертоносное. Странник рассказывал, что такому оружию давали имя, делились кровью и в самых сложных ситуациях полагались только на него. Многие из этих клинков имели свою душу и могли помочь своему хозяину в сражении, если он им нравился. Мне продемонстрировали такие клинки, но потрогать не позволили со словами 'Убьешься ещё'.
  Я боялась, что, как только мы тронемся в путь, Молния вновь станет нервным и неразговорчивым, а остальные просто буками, но ничего подобного не произошло. Через три дня мы достигли Блэра - небольшого городка близ Креолы. Странник связался с самим повелителем Гиперии и после продолжительного разговора 'обрадовал' меня официозом первой встречи. Это значит, что мне предстоит не ударить в грязь лицом и предстать при полном параде, то есть в платье, макияже, с причёской и на каблуках. Какой ужас. А ещё больший ужас в том, что мне будут помогать приводить себя в порядок, а это значит постоянно указывать, что надо и не надо делать. Сразу же захотелось уехать обратно в глушь, где не нужно будет следовать придворному этикету, посещать скучнейшие балы и видеть опротивевшие лица. Но самое страшное то, что больше не будет посиделок под луной, весёлых историй и подколок, песен, фляги с вином, идущей по кругу. Не будет. Останутся лишь льстивые улыбочки да перешептывания по углам. Не хо-чу. Но надо. Хотя бы ради парней и Дениса.
  Четыре дня, оставшихся до приезда сопровождающих, я не выходила из постоялого двора: зарылась с головой в купленные книги по магии и читала, медитировала, вспоминала и пыталась применить знания на практике. Правда, без особого успеха.
  И вот они приехали. Восемнадцать охранников, куча служанок и худощавая чопорная дама, которая назвалась моей родственницей. Стоило ей войти в мою комнату, как я мигом осознала, какое 'счастье' мне привалило. Она уставилась на меня, сидящую в брючном костюме на полу в позе лотоса, как прилежная хозяйка на таракана.
  - Куда вы дели её высокородие?
  Молния заглянул через её плечо в комнату, удостоверился, что я на месте, и спокойно произнёс:
  - Да вот она сидит.
  - Это?! - возмутилась родственница.
  Я, не открывая глаз, произнесла, наблюдая её размытую, бледно-зелёно-серую ауру:
  - Я не это. И попрошу сбавить громкость.
  - Что? Во что вы превратили бедную невинную девушку? - накинулась она на Молнию.
  Ветер рассмеялся и сладким голоском протянул:
  - Бедная!
  - Невинная! - хмыкнул Серый Орёл.
  - Что за намёки? Мне теперь не меньше луны придётся приводить её в порядок! - возмутилась родственница.
  - Так. Всё. Хватит! - разозлилась я. Будут мне тут всякие указывать. - Брысь из моей комнаты. Все.
  - Ваше высокородие, как вы разговариваете?!
  Я встала, потянулась и осмотрела худую и подвижную, как выдру, фигуру. Если в ней и остались крохи крови фениксов, то это совершенно не ощущается. Родственница подскочила ко мне, стала осматривать со всех сторон и охать:
  - Во что эти изверги вас превратили! Одна кожа да кости. А ногти-то, ногти! Кожа грубая. На лице только глаза остались. И волосы, небось, заставили остричь.
  - Никто меня ничего не заставлял, - раздражённо огрызнулась я, стянула шапку и тряхнула своей тяжёлой гривой.
  Со времени начала путешествия волосы потемнели и приобрели непонятный оттенок. Иногда я могла ручаться, что это тёмно-каштановый, порой чёрный, временами видела там синеву, а на солнце по ним пробегали тёмно-золотые и тёмно-красные отблески. Вот и гадай об их истинном цвете.
  От двери послышался слаженный восхищённый вздох. Я посмотрела в ту сторону. Кроме Молнии, Серого Орла, Ветра и Беса там были ещё четыре тёмных незнакомых феникса.
  - Молния, будь добр, закрой дверь. Со стороны коридора, - на всякий случай добавила я.
  Феникс послушался, и я осталась наедине с выдрой. Целый день она издевалась над моим бедным бренным телом. Сначала полуторачасовое оттирание жёсткими мочалками в бадье, потом больнющий массаж, мази, крема, возня с ногтями и расчёсывание волос. Она хотела сегодня же сделать мне 'пристойную' причёску, но я смогла отбрыкаться. Правда, скольких нервов мне это стоило!
  Больше всего выдра негодовала, когда видела мой загар. По её субъективному мнению, я должна была провести весь путь в парандже и перчатках. Разбежалась! Потом был лёгкий обед, откуда я ушла откровенно голодная, и бесконечное стояние вкупе с перебранками по поводу моего будущего гардероба. Она умудрилась достать даже Дефансера. А он меня. И всё со своими 'Ну, посмотри, какое чудо. Небось мягкое, как пух!' или 'Полюбуйся, какие оттенки и переливы'. Тьфу, чёрт. Достали.
  
  
  ХХХ
  
  
  Крик с другого конца постоялого двора напоминал вой противопожарной сирены. Молния зарылся поглубже в подушку. Не помогло. Тогда он сунул голову под неё. Без толку. Шум и крики нарастали. Рядом зашевелился Серебряный Дождь.
  - Что там такое произошло? - вяло спросил он, сцеживая зевок в кулак.
  - Здесь ещё есть варианты? - голос Молнии из-под подушки звучал приглушенно.
  Дверь распахнулась, в проёме замаячила фигура одного из тёмных.
  - Всеобщая тревога. Принцесса исчезла!
  - Я же говорил! - пробурчал Молния из-под подушки. Потом всё же изволил поднять её, чтобы темный четко расслышал: - Это ваша принцесса, вот вы и занимайтесь её поисками. С нас достаточно того, что мы её досюда довезли.
  Подушка вернулась на место, а Серебряный Дождь посоветовал:
  - У Странника посмотрите. Или у мальчишки. Если там нет, то искать бесполезно.
  - Но...
  - Если завтра не объявится, то можно будет бить тревогу. А сейчас дайте поспать в кои-то веки.
  Из коридора явственно доносились женские рыдания, чёткие приказы, топот ног. Серебряный Дождь, наконец, не выдержал и рявкнул:
  - Да закрой ты дверь! Ответственный - Мрак, вот пусть и разбирается.
  Дверь закрылась, но спать под такое сопровождение было невозможно.
  
  
  ХХХ
  
  
  - Ничего не понимаю, - феникс с темно-синими почти до черноты волосами нервно мерил шагами комнату. - Под окнами дежурили трое фениксов, возле двери двое и ещё двое на крыше. Не могла она попросту испариться! - он раздраженно поморщился на особенно жалостливом всхлипе, раздавшемся из коридора, и приказал: - Заткните эту дуру. И остальных сгоните в одну комнату, желательно, куда подальше. И так всех перебудили. Что говорят те, кто её сопровождал?
  - Чтобы дали им поспать. Утром будут разбираться.
  - Что они себе думают?
  - В один голос твердят, что вы ответственный, так что это ваши проблемы.
  - Сейчас это будут их проблемы!
  
  
  ХХХ
  
  
  Я поплотнее закуталась в плащ и спрыгнула с повозки.
  - Благодарю вас, уважаемый. Вы мне очень помогли.
  Я в очередной раз посмотрела на солнце и зябко повела плечами. Полдень. А намеревалась вернуться к рассвету. М-да, будет форменный ор. Ну и ладно. Зато это было классно. И от настроения плохого избавилась.
  'Если бы некоторые не потеряли счёт времени, то всё было бы в порядке. И наш маленький секретик остался бы в тайне', - подал голос странно молчаливый с утра Дефансер.
  Ну кто бы говорил, - скорее по привычке огрызнулась я.
  Я осторожно проскользнула во двор. Никого. Дальше дело пошло хуже. Стоило мне зайти в здание, как я увидела своих охранников в полном составе, мрачно сидящих за одним из столов в компании незнакомого тёмного. Меня тоже заметили, но на удивление не стали ругать и отчитывать.
  'Ещё бы! Небось раз двадцать похоронить успели'.
  - Явилась! - указал на меня Бес, второй рукой прикрывая зевок.
  - Я же говорил, что вернётся, - едва удостоил меня взглядом Молния.
  - Мы уже не надеялись, - судя по ноткам, проскользнувшим в голосе Серого Орла, они рьяно мечтали меня вообще не увидеть.
  - Мэрил, с вами всё в порядке!
  Я шарахнулась от подбежавшего Дениса.
  - Я в порядке, в порядке! Только не надо меня на радостях обнимать.
  Парнишка окинул меня проницательным взглядом и хмыкнул:
  - Мэрил, вам одежду одолжить?
  - Своей хватает, - слегка сварливо отозвалась я и направилась к лестнице на второй этаж, ругая себя за вспыхнувшие ярким румянцем щёки.
  - Мэрил, не советую вам туда идти, - очень серьёзно предупредил меня Денис. - Там Винда рыдает.
  - Кто? - не сразу сообразила я.
  - Ваша родственница.
  - Отчего?
  - От великой потери. То бишь вас.
  - Эта потеря восполнима. Просто нечего было меня доводить вчера до белого каления.
  Пока мы разговаривали, подошёл незнакомый тёмный.
  - Мэрил, где вы были?
  - Стресс снимала. А вы кто такой?
  - Простите. Меня зовут Чёрт. Мы с Мраком отвечаем за вашу безопасность, поэтому попрошу впредь...
  - Простите, кто?
  Я подавила глупый смешок и окинула тёмного быстрым взглядом. Высокий, впрочем, как и остальные. Черные, слегка вьющиеся волосы до плеч, бородка клином, тонкие губы, густые брови и красные зрачки глаз.
  - Чёрт, - он недоумённо посмотрел на меня. - А что?
  - Ничего.
  Я взбежала по лестнице на второй этаж и звонко рассмеялась. Какой сегодня чудесный день! Даже с самим Чёртом познакомилась! Правда на этом веселье быстро закончилось. Мою комнату оккупировали десяток девиц, причитавших на все лады. Похоже, по мне уже поминки справляют. Догулялась. Меня заметили, и тут же поднялся жуткий визг и переполох. Парочка служанок даже грохнулась в обморок. Ко мне подскочила выдра. Как её там, Винда или Ванда?
  - Это что за рваньё?
  Я обиделась. Своим плащом я заслуженно гордилась. Он стал следствием пробуждения весьма необычных способностей. На рассвете, когда я сообразила, что в город вернуться на крыльях я не могу, а обнаженку показывать неохота (вся одежда осталась в комнате), я, видимо от страха, умудрилась завернуться в тень, и она стала похожей на плащ. Ну и что, что у него вид обгрызенный и неровный? Зато такого ни у кого больше ничего подобного нет.
  - Подумаешь, - поджала я губы и не удержалась от подколки: - У тебя и такого нет! Выйдете все и дайте мне одеться.
  Ох, зря я это сказала, потому что дамочка всерьёз завелась. Она мне слово не давала вставить, зато как много нелестного я о себе узнала! М-да. Прямо уши вянут. Откуда только такой лексикон?
  Но даже это не смогло испортить моего хорошего настроения.
  
  
  ХХХ
  
  
  После очередной тренировки ко мне в комнату зашёл Серебряный Дождь, всучил два странных овальных камня и приказал положить их в разные карманы, а потом отправил к принцессе спросить, как зовут её любовника. Так она и скажет!
  - Может, вы сами? - вяло попытался отвертеться я. Светлые славятся своим упорством, так что вряд ли удастся его переубедить, но попробовать никто не мешает.
  - Давай-давай, тебе она доверяет.
  Серебряный Дождь проводил меня прямо до двери принцессы и остался стоять в паре шагов от неё. Сбежать при таком раскладе не получится. Я немного потоптался перед дверью и неуверенно постучал. Принцесса была одна. Она оглядела меня с ног до головы и сделала приглашающий жест. Пришлось с тяжёлым вздохом последовать за ней.
  В комнате я долго мялся и пристально изучал обстановку. Как-то не по себе спрашивать такое. Что если это ловушка? Могу ручаться, что это она и есть. Наконец, принцесса не выдержала и спросила:
  - Денис, ты что-то хотел сказать?
  - Да нет, ничего. Я...
  - Понятно, кто-то замыслил против тебя очередную гадость, - решила мэрил и потребовала: - Выкладывай!
  - Не против меня. Против вас, - я уставился в пол, собрался духом и выпалил:
  - Меня попросили спросить, есть ли у вас любовник.
  Елена недоуменно посмотрела на меня, потом задорно усмехнулась и ответила:
  - Есть. Целых два! - она обхватила себя руками, на губах появилась мечтательная улыбка. У меня отвисла челюсть. А Елена тем временем продолжила: - Один огромен и необъятен, в те краткие часы он только мой. Второй изменчив, капризен и коварен: иногда он нежен и лёгок, иногда свиреп и страшен. Мы любим играть наперегонки... Пускай отгадают эту загадку. Кстати, придёт время, и ты встретишься с ними. Тогда ты поймёшь, что лучше этого в мире ничего не может быть.
  Непослушными губами, будто против своей воли, я спросил:
  - Кто они?
  - Придёт время - узнаешь.
  Я похолодел от ужаса, если кто-нибудь это услышит... Дрожащими руками достал камни и протянул их принцессе. Долго я после этого не проживу, но с ней всё будет в порядке. Елена посмотрела на камни и улыбнулась.
  - Чья затея?
  - Серебряного Дождя. Ему нельзя это слышать.
  - Почему же? Это будет интересно. Дай сюда и... спасибо, - она легонько прикоснулась губами к моей щеке, отчего у меня перехватило дыхание, а на губах появилась глупая улыбка. Она меня поцеловала, пусть даже в щёку. И это было не на спор.
  
  
  ХХХ
  
  
  Я уверила Дениса, что со мной и с ним всё будет в порядке и направилась искать Серебряного Дождя. Я узнала две очень хорошие вещи: первая - Серебряный Дождь не хочет прекращать нашу игру, вторая - Денис намного лучше, чем о нём думают остальные. Нужный мне феникс был в своей комнате. С Молнией. Вот уж парочка не разлей вода! Я прикрыла за собой дверь и прислонилась к ней спиной.
  - Интересная идея. Кому она пришла в голову? - безмятежно улыбнулась я, уверенная, что эта парочка не будет втягивать остальных в наши игры.
  - Молнии, - кивнул в сторону золотоволосого Серебряный Дождь.
  - Чудесно. Который из камней записал наш разговор?
  - Зелёный.
  - А красный для чего?
  - Чтобы произносилась только правда.
  Я радостно рассмеялась.
  - О, да! Я говорила истинную правду.
  Молния ловко подхватил брошенный ему зелёный камень. Красный, пожалуй, я оставлю себе. Вдруг пригодится?
  - Если кто отгадает мою загадку, того поцелую. Пока!
  Я вышла из комнаты крайне довольная собой и окружающим миром. И столкнулась с Виндой. Она посмотрела на меня как на вавилонскую блудницу и вновь завелась. Я же слушала её с отсутствующим взглядом и лёгкой улыбкой, что бесило выдру ещё больше. Сегодня я её истерики выдержу. Завтра, может, тоже. Но моё хорошее настроение не безлимитное. Ещё пяток таких сцен и случится что-нибудь плохое. Впрочем, посмотрим. Мне ещё девять дней её постоянного соседства здесь и четыре дня пути. А там увидим, кто кого доведёт до белого каления. Со своей стороны ручаюсь выполнять ВСЕ её указания, другой вопрос как. Я даже мурлыкнула от удовольствия, вызвав новый поток причитаний на свою многострадальную голову.
  Моё путешествие подходит к концу. Я перелистну эту страницу жизни, чтобы на следующей начать писать новую историю. И я очень постараюсь, чтобы она была нескучной.
  
  
  Сиан - один год и десять месяцев
  Гиана - весьма полезный фрукт, сок из которого используется в многочисленных лекарствах, в основном тонизирующих и обезболивающих, сам по себе весьма редко употребляем по причине того, что он очень кислый.
  Шарин - 10000 шагов.
  Диарх - полсиана.
  Мэрил - госпожа, мэрид - господин.
  Пебрано - первая брачная ночь.
  
Оценка: 7.22*10  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"