Путешественница: другие произведения.

Возрождение. Забытые боги.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 8.25*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Закончено

  
  По дворцу давно ходили слухи, но поначалу мало кто в них верил. Поговаривали, будто принцесса Елизавета выжила, но кто поверит подобным байкам? Тем не менее по углам всё больше шептались об этом, особенно после исчезновения Странника и Беса. С другой стороны, ходила молва о приближающейся войне со светлыми. Исчезли трое светлых принцев, а обвиняют, знамо дело, нас. Было время, что разговоры обо всём этом поутихли, но сейчас вспыхнули с новой силой.
  Дворец зашевелился, как потревоженный муравейник. Все забегали, наводя лоск и красоту. Ждут высоких гостей. Вроде бы сами светлые едут с посланием для повелителя. Но что они принесут - войну или мир - неизвестно. Делегация должна была приехать завтра, но гонец на взмыленном коне доложил, что они прибудут уже сегодня после полудня. Что после этого началось! Неужели из-за каких-то светлых нужно устраивать подобную беготню? Меня тоже включили в число встречающих. Подозреваю, что такие, как я, нужны только для массовости. Пришлось спешно одеваться. До чего я не люблю всю эту официозность.
  К моменту встречи на женской половине происходили массовые истерики: праздничные платья не готовы, причёски не сделаны и далее в том же духе. Так что встречали мы слегка урезанным составом. Мне удалось пробиться во второй ряд, и я ничуть не пожалел, что присутствовал на этом представлении.
  Три кареты со знаками Повелителя Гиперии были окружены плотным кольцом охраны: лучшие наши воины, которых будто бы отправили на учения, и среди них Странник и Бес, а также семеро светлых, едущих особняком. Если светлые на кошмарах, то кто в карете? Вон той, первой, самой красивой и охраняемой. Рядом с ней ещё какой-то мальчишка неизвестный, но, судя по всему, из наших.
  Двое светлых, золотоволосый и платиновый, спрыгнули с кошмаров и направились к Повелителю Харолану. Неужели Серебряный Дождь собственной персоной? Тогда второй, должно быть, Молния. Не дойдя шагов десять до ступеней, они остановились и слегка склонили головы, что граничило с дерзостью.
  - Ваше желание выполнено, Повелитель Гиперии Харолан Део Алис. Принцесса прибыла в целости и сохранности, - голос феникса был преисполнен насмешки.
  Шёпот прошёлся по рядам придворных. Как?! Елизавету всё-таки нашли? Светлые сошли с дорожки, устланной дорогими тканями, и посмотрели на первую карету. Остальная охрана уже спустилась с кошмаров. Неизвестный мальчишка приблизился к карете и открыл дверь. Он резко побледнел, отшатнулся и что-то спросил, но в поднявшемся шуме невозможно было разобрать ни слова. Из кареты показалась голая женская нога, красивая, надо признать, обутая в туфельку тёмно-синего цвета. Я застыл, как громом поражённый. Это что за такое?! В следующее мгновение из недр кареты появилась обладательница точёной ножки, и длинное платье в тон туфельке скрыло конфуз. Совсем рядом Серебряный Дождь прокомментировал:
  - Принцесса прибыла в Гиперию.
  - Да, и теперь отсюда сбегут остальные фениксы, - в тон ему откликнулся Молния.
  Девушка гордо направилась к малому трону, на котором восседал Повелитель. Она была очень эффектна. Черные волосы отливали на солнце то огнём, то синевой. Хрупкая фигура представляла собой воплощение грации и благородства. На лице застыла маска высокомерия. Она остановилась возле светлых, сделала короткий реверанс и встала с гордо поднятой головой. Неужели она совершенно не знает этикета?
  Властитель смерил девушку тяжёлым взглядом, но не стал указывать на оплошность. Она же почтительно склонила голову и заговорила:
  - Приветствую вас, Повелитель Гиперии Харолан Део Алис, прозванный Карающим. Рада видеть вас и вашу свиту, - она обвела стоящих возле трона пронзительным взглядом и на её губах заиграла улыбка, от которой бросало в дрожь, - в добром здравии.
  Повелитель кивнул, принимая приветствие, и дал знак слуге с большой золотой чашей, наполненной ритуальным вином. Если судить по слегка поджатым губам, наш правитель крайне недоволен этой слишком короткой речью. Неужели девчонка намеренно пытается его оскорбить?
  - По традиции мы должны разделить первую чашу вина, что символизирует чистоту наших помыслов по отношению друг к другу.
  Девушка взяла преподнесённую чашу двумя руками, поднесла к лицу, прикрыла глаза и вдохнула аромат. Она замерла на несколько мгновений, наслаждаясь запахом, потом слегка откинула голову, сморщила свой хорошенький носик и...
  - Апчхи!
  Чаша выскользнула из рук и с громким стуком опрокинулась на дорожку, выливая вино на красивое тёмно-синее платье, дорогой зелёный ковёр и стоящих рядом придворных. Наступила мёртвая тишина. А так званая принцесса уткнулась лицом в ладошки и, не переставая, чихала.
  Повелитель медленно встал, лишь по потемневшим глазам можно было судить, в каком он находился бешенстве. Ещё бы, разлить ритуальную чашу с вином! Девушка попыталась замять конфуз:
  - Простите, Повелитель, апчхи... просто у меня ал... апчхи!.. аллергия на... апчхи!
  - На некоторые виды вина, - пришёл ей на помощь один из светлых.
  - Неправда, пчхи! У меня не на вино аллергия. Апчхи! Простите, повелитель, собеседник из меня сейчас совершенно... пчхи!.. никакой. Позвольте мне пройти в мою комнату. Пчхи! Ещё раз прошу прощения, что сорвала приветственную речь. Пчхи!
  - Хорошо, проводите её. - Слова, тяжёлые как камни, совершенно не произвели на девчонку впечатления.
  - Благодарю. Молния, поможешь мне дойти?
  Все застыли, поражённые. Золотоволосый слегка удивленно пожал плечами, но предложил руку и проводил девушку в отведённые покои.
  
  ХХХ
  
  Я сидела на кровати в привычных для меня штанах и рубашке, уткнувшись Денису в шею, и наслаждалась запахом его кожи. Бедный подросток стоически переносил все мытарства, что я над ним учиняла. Впрочем, он был не один такой несчастный. Я считала, что с честью справилась с возложенным на меня заданием по выживанию и отвлечению своей персоной от настоящих действующих лиц этой драмы воссоединения народа. И потому мне позволены некоторые поблажки, которыми я начала активно пользоваться последние две недели путешествия. В результате, я умудрилась переругаться с половиной своей охраны и безумно развеселить вторую.
  Самое интересное состояло в том, что ни разу дело не дошло до рукоприкладства или иного применения силы. Как мне пафосно объяснил Дефансер, фениксы никогда не бьют девушек, считая ниже достоинства воина поднять руку на заведомо слабого противника. Я его даже зауважала за это. Правда, продлилось это уважение лишь до следующей фразы, где он пояснил, что любоваться разукрашенным синяками лицом или телом лично его совершенно не прельщает. Если девушка совершает очень серьёзный проступок, то её можно убить, в иных случаях есть множество способов добиться послушания, не причиняя внешнего вреда. Тоже мне, любитель красоты нашёлся.
  В последнее время я даже не пыталась поддерживать личину принцессы, ведя себя естественно и непринуждённо. Денису доставалось больше всех. Он у меня начал стойко ассоциироваться с большим игрушечным медведем, вот я и обращалась с ним соответственно. Нет, я его, конечно, не бросала и не игралась и ним, но на каждом привале любила притянуть к себе и положить голову ему на плечо, макушку или зарыться лицом в густые волосы. И мне было совершенно всё равно, что обо мне думают окружающие. Вот и сейчас я полностью игнорировала негодующий взгляд и челночные снования Странника и тихо кайфовала.
  - Странник, успокойся. Ну, подумаешь, немного шуму подняла, - наконец заметила я, устав наблюдать, как он ходит из угла в угол, прямо как раздражённый тигр в клетке.
  - Ты хоть представляешь масштабы того, что ты наделала? - моментально вскинулся феникс.
  - А что такого? Расшевелила малость народ и внесла немного разнообразия в скучную повседневность, - непонимающе пожала я плечами, гадая, неужели его настолько впечатлил фасон моего платья.
  - Неужто ты не осознаешь, что нанесла смертельное оскорбление Повелителю, выставила его на всеобщее посмешище?
  - Чем это? - нахмурилась я, пытаясь понять, как можно оскорбить невинной шуткой.
  - Неужели обязательно было разыгрывать этот дурацкий спектакль с аллергией? Я уже это слово выучил.
  - По-твоему, я должна была эту гадость пить?! - возмутилась я, сообразив наконец, что именно не понравилось фениксу.
  - Выпила бы, ничего с тобой не случится.
  - Со мной, быть может, и не случится. А вот с повелителем... - Я легонько оттолкнула Дениса и в свою очередь начала нервно мерить шагами комнату. -Они всё хорошо обставили - отказаться было невозможно.
  - Ну выпила бы полглотка.
  - Ты не понимаешь, у меня и вправду аллергия, но не вино, а на...
  - Золото? - ехидно прищурился Странник, хватая меня за руку и поднимая её вверх, чтобы продемонстрировать браслет, подаренный Алакостом.
  - Какое, к чертям, золото? - возмутилась я, вырывая руку и возобновляя нервное хождение по комнате. - И вообще, какой идиот додумался загасить туда лошадиную дозу пыльцы махаора? - я замолчала, пытаясь успокоиться, а потом ровным тоном продолжила: - У меня на яды аллергия. На любые, - честно говоря, аллергия не у меня, а у Дефансера, о чём он мне не преминул пожаловаться во время церемонии. - А теперь представь себе картину: я при всём дворе объявляю, что вино отравлено. Ты можешь предугадать реакцию Повелителя на это заявление? По-идее, вино должно быть проверено и перепроверено раз пять.
  - Я понял. - Странник слегка нахмурился и поспешил переменить тему: - Что стало с Виндой после твоей последней выходки?
  - Похоже, у неё инфаркт, - довольно отозвалась я.
  - Что?
  - Ей стало о-очень нехорошо, но она оклемается.
  Странник направился к выходу, но я его окликнула, потом обратилась к Денису:
  - Выйди, нам нужно поговорить наедине.
  - Говорите, - пожал плечами подросток, - я всё равно никому не скажу.
  - Денис, брысь! - я мягко, но настойчиво подтолкнула его к двери. - И не смей подслушивать.
  Парниша слегка помедлил, но подчинился. Я встала и подошла к одной из картин, изображающей какое-то мрачное здание на удручающем сером фоне. Не оборачиваясь к Страннику, я постаралась придать голосу лёгкую беззаботность и скуку.
  - Когда обряд?
  - Скорее всего его проведут в ближайшие дни.
  - Когда уедут светлые?
  - Вполне возможно, что Повелитель Гиперии будет настаивать, чтобы они остались в качестве почётных гостей.
  'Уж скорее пленников', - хмыкнул Дефансер.
  Согласна. Вполне возможно, что Повелитель захочет подстраховаться, чтобы кое-кто настырный из светлых не задумал очередного покушения. Кстати, о птичках.
  - Странник, ты помнишь, кто стоял возле трона Повелителя во время встречи? Во втором ряду справа, щупленький такой, с короткими тёмно-пепельными волосами.
  - Нет, но могу выяснить, если это вас интересует, принцесса.
  - Не стоит, спасибо. Как насчёт ужина?
  - Если желаете, я могу приказать принести еду вам в комнату. Нет? Тогда с последним ударом вечернего колокола, незадолго до захода дневного светила, вас будут ждать в малой трапезной.
  - Благодарю. - Надеюсь, мне подскажут дорогу в эту малую трапезную?
  До ужина я успела обследовать свою комнату и примыкавшую к ней небольшую 'ванну', в результате чего нечаянно наткнулась на секретную дверцу, но дальнейшие исследования решила отложить на потом. Ближе к вечеру пришли две девушки-служанки, дабы облачить меня к 'семейному ужину', сделать причёску и наложить макияж. Последним пришлось заняться самостоятельно, иначе я напоминала бы ярко раскрашенную куклу (загар у них не в моде). Я попыталась расспросить служанок про Винду, но они не знали о ней ничего. Похоже, с Выдрой я уже не встречусь. И хорошо. Мы достаточно потрепали нервы друг другу за время поездки.
  Ужин вышел весёлым и познавательным. Нет, не так. Он был ужасным. Меня как-то забыли предупредить, что женская половина трапезничает отдельно. Но это ничуть не мешает дамам щеголять друг перед другом шикарными нарядами, дорогими украшениями и сложными причёсками. Моё бледно-зелёное платье с кучей тонких юбок из переливающихся прозрачных тканей и корсетом, расшитым жемчугом, смотрелось бедновато, а простая нитка белого жемчуга на шее вызывала презрительные улыбки.
  Зато заставить замолкнуть Дефансера оказалось невозможно: он громко и на все лады воспевал эти увешенные игрушками новогодние ёлки. Правда, без критики тоже не обошлось, так что вскоре мне пришлось признать, что у моего феникса своеобразный, но хороший вкус.
  Обитательницы дворца (похоже, к семейному ужину допускались только представительницы самых высокородных семейств, но и тех было около трех десятков) встретили меня не слишком любезно. Лишь некоторые разглядывали с любопытством, остальные - с подчёркнутым высокомерием. И никто не попытался заговорить со мной. Ну и ладно, не хотят - не надо.
  Во время ужина над столом витали перешушукивание и перемигивание, но в основном - обычные сплетни. Честно говоря, меня надолго не хватило: после четвёртой смены блюд я встала и удалилась с гордо поднятой головой, приказав одной из служанок принести ко мне в комнату вазу с фруктами. За подобное отхождение от этикета я получила неодобрительные взгляды от почтенных матрон и массу удовольствия от осознания, что больше не задыхаюсь в этой атмосфере чванливости и презрения. И как эти дамочки выдерживают подобное каждый день?
  Перед сном я заглянула к Денису узнать, как его устроили. Никак. На меня напало бешенство. Несмотря на мои чёткие указания, парнишку отправили к слугам, но когда я потребовала привести мальчика, его не нашли. Я послала разыскать Беса или Странника. Они оказались заняты. Не знаю чем, но думаю, не столь важным, чем пропажа Дениса. Я вновь отправила слугу передать моё предупреждение, что если они немедленно не явятся пред мои светлые очи, то я приду сама. Угроза подействовала, правда, не так, как я ожидала: слуга привёл Дениса. Оказывается, Странник взял на себя заботы о нём. Я немного успокоилась, загрузила мальчика ворохом заданий и упражнений и отправилась спать. Как я потом поняла, это была практически единственная ночь, когда я спала в своей комнате. И та оказалась неспокойной.
  
  ХХХ
  
  Проснулась я с бьющимся у горла сердцем и чувством холодящего ужаса. Небо за окном постепенно серело, но до восхода солнца было ещё долго. Что же мне такое снилось? Какие-то неясные образы, отрывочные видения и гнетущее чувство опасности. Выскользнув из-под одеяла, я натянула свои любимые штаны и белую рубашку, взяла несколько чистых листов бумаги, местный вариант карандаша, сосредоточилась на обрывках сна и выпала из действительности. Когда я вновь пришла в себя, на столе лежали готовые наброски. Светлые фениксы вскоре попадут в ловушку. Плохо.
  Я вновь глянула в окно - уже светает. Прикинув так и этак, я пришла к выводу, что лучше предупредить сейчас. После недолгого колебания, я тенью скользнула в коридор и как можно бесшумнее поспешила в другое крыло замка, где, по моим сведениям, должны были расположить гостей. Слегка запыхавшаяся, я стояла перед резной дверью и гадала: та или не та? Потом, успокоив себя мыслью, что я просто тихонечко загляну внутрь. Вряд ли кто проснётся от звука тихо открывающейся двери. Если я ошиблась, то попробую следующую.
  'И перебудишь весь дворец'.
  Попытка не пытка. Дверь предательски скрипнула, я осторожно заглянула в комнату и тихо пискнула, когда меня бесцеремонно втащили внутрь. Дверь немелодично проскрипела в обратном направлении, я же осталась стоять в полной темноте. Вспыхнул огонёк, освещая настороженные лица. Комната оказалась очень даже та: я попала прямо в центр картины 'В засаде'. Похоже, парни лучше моего понимают всю серьезность положения.
  - Чего тебе надо? - голос Молнии был угрюмым с примесью ещё чего-то.
  - Вам следует поскорее покинуть пределы Гиперии, - выпалила я.
  - Да ну? - к угрюмости добавился ядовитый сарказм.
  - Вы сами осознаёте, что здесь оставаться опасно.
  - Мы пробудем здесь столько, сколько захочет наш правитель, - упрямо мотнул головой Молния.
  - Надавите на него. Зачем вам оставаться? В вашу задачу входила моя охрана во время путешествия. Сейчас вам лучше отправиться домой.
  - Не указывай нам, что делать, - процедил феникс, начиная злиться.
  - Ты что-нибудь знаешь? - влез Серебряный Дождь.
  - Есть подозрения, но ничего конкретного, - вздохнула я. Неизвестно, когда произойдут события, которые я видела. И произойдут ли теперь, после того, как я предупредила светлых, вообще.
  - То есть это не из области твоих... - Серебряный Дождь покрутил пальцем в воздухе, подбирая нужное слово, - видений?
  - Не знаю, - буркнула я, недовольная тем, что они просчитали ситуацию.
  - На обряде мы будем присутствовать, - припечатал Молния, отворачиваясь.
  - Хорошо, но уезжайте сразу после него, - настаивала я, умоляюще глядя на Серебряного Дождя, - никому ничего не говоря и не объясняя.
  - Откуда такая забота? Ты ведь должна воспринимать нас, как врагов, - поддел Серый Орёл. Похоже, его отношение ко мне ничуть не изменилось.
  - Я не хочу, чтобы из-за меня кто-либо погиб. Хватит уже. До встречи.
  Я выскочила в коридор, осознавая простую истину: я сказала не всю правду. Да, я не хочу, чтобы из-за меня кто-то умирал, но верно и то, что я привязалась к этим фениксам, они мне дороги, и я совершенно не желаю их терять или подставлять под удар, даже Серого Орла. Попробовать оттянуть на себя внимание, чтобы о светлых на время позабыли? А что, может получиться.
  Полностью погружённая в свои мысли, я направилась к себе, но недалеко от моей комнаты меня перехватил Странник и сказал следовать за ним. Интересно, чего ему понадобилось в такую рань? Буквально через десять минут блуждания по, казалось, бесконечным коридорам мы попали, пройдя сквозь небольшую совершенно пустую комнатку (если не считать увешанных коврами стен), прямо в спальню Повелителя.
  Сам он сидел за небольшим столом, полностью одетый и что-то писал, но стоило нам войти, как Харолан оторвался от своего занятия и повернулся в нашу сторону, жестом предложив устраиваться в мягком кресле в трёх шагах от него. Я удивлённо оглянулась на Странника, гадая, как нам вдвоём там поместиться, но моего провожатого уже не было. Сделав почтительный реверанс Повелителю, я села. Феникс пару минут молча рассматривал меня, потом тихо заговорил:
  - Я рад, что ты вернулась в целости и сохранности.
  - Я не вернулась, - глядя прямо ему в глаза, произнесла я. Харолан помрачнел, и у меня невольно дёрнулся уголок губ, показывая, насколько я нервничаю, тем не менее я как можно более спокойным тоном продолжила: - Я приехала. И вы это прекрасно знаете.
  - Знаю, - Повелитель криво усмехнулся и перешёл на более деловой тон: - Елизавета, ты хоть представляешь всю сложность возникшей ситуации?.. Или мне лучше называть тебя Елена?
  Я пожала плечами, ничуть не удивлённая его осведомлённостью, и вежливо ответила:
  - Елена меня устраивает намного больше. С другой стороны, многие считают меня пропавшей принцессой Елизаветой. Честно говоря, мне бы не хотелось объяснять, почему я отзываюсь на другое имя.
  - Значит, всё-таки Елена, - побарабанил пальцами по столешнице Харолан, пребывая в глубокой задумчивости. - С дугой стороны, я ни разу напрямую не обмолвился, что ищу именно свою дочь Елизавету, а ведь в том монастыре находилась не одна она, вот только мало кто об этом знал. Хорошо же, девочка, двору ты будешь представлена под именем Елены Арионы Дирана. Запомни хорошенько это имя, а также... - Повелитель щёлкнул пальцами, и передо мной появилась иллюзорная картинка красивой темноволосой женщины, - ...свою мать, Урсулу. И знаешь, ты на неё чем-то похожа. На том и порешим.
  Я кивнула, внимательно вглядываясь в тонкие черты лица незнакомой женщины. Ну что ж, с большой натяжкой её можно было бы назвать моей матерью. Повелитель тем временем предупредил:
  - Надеюсь, в дальнейшем я буду избавлен от твоего провокационного поведения.
  Я широко улыбнулась и искренне ответила:
  - Я тоже на это сильно надеюсь, - имея в виду, что не собираюсь здесь задерживать слишком долго.
  
  ХХХ
  
  Обряд назначили на завтра. Сегодня вечером бал. Завтра тоже. Какой ужас. Весь день я провела, пытаясь создать вечерний наряд из подручных материалов как то солнечный свет, ветер, вода. За время путешествия я добилась некоторых результатов в обращении со своим странным даром, чему сильно способствовала помощь Дефансера.
  Он тоже искренне наслаждался этими минутами, ведь вместе со мной он создавал прекраснейшие ткани, рисунки, украшения практически из воздуха! Впрочем, это не мешало ему от души критиковать все мои действия. Но, несмотря на это, учитель из него отличный: когда нужно - он может объяснить доступно и легко.
  К вечеру я стала обладательницей шикарного платья, состоящего из мириадов оттенков красного. Полностью оголенные руки и плечи покрывала тончайшая прозрачная накидка с едва заметным намёком на светло-серую голубизну. По лифу шёл узор из неизвестных мне растений (феникс постарался), состоящих из застывших мельчайших капелек, напоминающих далёкие звёзды. Но звёзды не ловят и не дробят в себе свет, разбивая его на весь спектр цветов. Юбка расширялась от бедра и волнами спускалась до пола, прикрывая туфли под цвет платья без каблуков. Они получились простыми и очень тонкими. Такое чувство, что я хожу босиком. Но, на удивление, и платье, и туфли сохранили тепло уходящего солнца.
  Завтра я вновь с удовольствием влезу в штаны, но сегодня я хочу блистать яркою звездой на балу. Жаль, что у меня нет украшений, кроме подаренного Алакостом браслета. Но, по-моему, я и без них затмлю многих. Ведь даже Дефансер расщедрился на комплимент.
  Когда я уже в сумерках подходила к ярко освещённому дворцу, меня перехватил феникс из личной охраны Повелителя (меня, оказывается, уже долго и упорно ищут. Ну-ну) и проводил в бальную залу через терассу прямо из сада. На несколько мгновений я ослепла и оглохла, привыкая к царящей здесь атмосфере. Звуки начали удаляться и исчезли почти полностью. Я недоуменно открыла глаза, пытаясь сообразить, что со мной, и наткнулась на восхищённый взгляд молодого феникса, который стоял в нескольких шагах от меня.
  Быстро оббежав глазами толпу, я с удовольствием отметила, что моё появление вызвало реакцию сродни взорвавшейся бомбы. Я стояла на возвышении, что выставляло меня на всеобщее обозрение. Это нервировало, но не настолько, чтобы начать дрожать от страха или развернуться и сбежать.
  Заметив в толпе знакомое лицо одного из охранников, я было устремилась в ту сторону, но на предпоследней ступени вспомнила об этикете. Этикет. Какое кошмарное слово. Увидев в дальнем конце залы на возвышении Повелителя Гиперии, я степенным шагом направилась к нему, на ходу вспоминая правила, вдалбливаемые в мою непутёвую голову на протяжении нескольких месяцев и благополучно забытые во время путешествия.
  Подспудно я наблюдала за дамами вокруг и заметила интересную особенность: вся женская половина делилась на три группы. Первая и самая многочисленная щеголяла в открытых до неприличия платьях, увешенная с ног до головы драгоценностями, притягивая взгляд ярким макияжем. Вторая группа была скорее сродни монашкам в чопорных закрытых платьях, и драгоценностей у них было значительно меньше. Третья группа, самая молодая и малочисленная, могла быть отнесена к бедным родственницам: красивые, но простые платья, тонкие цепочки, минимум косметики, место дислокации - кружками возле стенки.
  Вскоре я узнала ответ на заинтересовавший меня феномен. Лучше всего фениксы наряжали своих любовниц и игрушек, как-то попрохладней они относились к своим законным супругам и совсем уже обижали дочек и сестричек (подарки им могли дарить лишь родственницы женского пола либо отцы). Дефансер с таким распределением был категорически не согласен, утверждая, что если уж взял на себя ответственность жениться, то будь добр сделать так, чтобы тебе все завидовали. Странное у него отношение к слабому полу: с одной стороны он ценит девушек, как самую большую драгоценность, с другой - в грош не ставит, совершенно не считаясь с их желаниями, но внимательно их выслушивает.
  А в общем, вечер получился скучным. По этикету мне запрещалось разговаривать с противоположным полом, первой заговаривать со старшими и отходить от 'маменьки' на время официального представления мне всей этой толпы, что грозило затянуться до утра. Единственным потрясением для меня было то, кем оказалась моя бывшая охрана. Странник оказался моим старшим 'братишкой', Бес, по-нашему, кузеном; Молния, Серебряный Дождь и Туман - светлыми принцами прямой ветви, остальные светлые тоже относились к известным родам. Как я впоследствии узнала, реальными представителями народа считались лишь потомки благородных семей. Теперь мне стало понятно столь негативное отношение к безродному Денису.
  Во время представления мне светлых я пыталась найти общность черт, характера или внешности между ними и, в конце концов, пришла к мнению, что между мной и Странником сходства и то больше, чем между Молнией и Серебряным Дождём, а, по-идее, как-никак родные братья. Дела-а.
  К счастью, мой пессимистичный прогноз не оправдался. Сбежать я смогла вскоре после полуночи. Жутко голодная и уставшая, я пробралась на кухню, где тихонечко постаскивала на поднос всё, что попалось под руку. Но до комнаты мне добраться не дали. В коридоре меня перехватил один из братишек и проводил в 'отцовский' кабинет.
  Повелитель Гиперии сидел за массивным чёрным столом и читал какие-то бумаги, с головой уйдя в это занятие. Я тихонько изучала обстановку кабинета. Комната не была просторной: больше в длину, чем в ширину. За спиной повелителя окно, застеклённое цветным витражом, как подсказал Дефансер, магического происхождения и свойств. Узкий шкаф, черное зеркало у одной из стен и гобелен, увековечивший чьи-то великие деяния, на противоположной. Шоколадного цвета небольшой ковёр убегал под стол, напоминая высунутый язык. Всё это освещалось неярким настольным магическим светильником. А Повелитель по-прежнему не обращал на меня внимания. Если он решил, что я буду из-за него голодать, то он крупно ошибается. Уж кто-кто, а Харолан лучше иных знает, что я не его дочь. Значит, терять мне нечего.
  Я сгрузила поднос с едой застывшему за спиной братишке, и начала бесшумно, но методично поглощать запасы стянутой провизии. Негодующий взгляд молодого феникса я нагло игнорировала, впрочем, как и нытьё Дефансера. Повелителя хватило ненадолго. Он чем-то громко грохнул об стол (у него бумага килограммовая, что ли?), что заставило моего провожатого подскочить на месте и спешно ретироваться. Я едва успела выхватить поднос обратно.
  - Что ты себе позволяешь? - голос Повелителя был тихим и напряжённым.
  - Пока совсем немного, - уверила я его, судорожно соображая, не случиться ли у моего названного отца приступ, если я поставлю еду на его стол.
  - Твоё поведение ужасно и не вписывается ни в какие рамки. - Ну вот, пошли морали. Наверно, хуже уже не будет. Харолан презрительно посмотрел на приютившийся на краю его стола поднос и продолжил, стараясь поймать мой взгляд: - Или ты полная дура, или слишком умная интриганка.
  - Интриганка? Нет, просто я рассчитывала, что раз я живой добралась до Креолы, то от меня больше ничего требовать не будут. Обряд я пройду, а вы тем временем заключите свой союз. Или я ошибаюсь?
  - Возможно, - Повелитель задумчиво почесал подбородок. - Но твои выходки... Послушай, мне нужен этот договор, и я его заключу не смотря ни на что.
  - Заключайте. В чём проблема? Пожертвуйте парочкой рудников, снизьте ввозные пошлины и предложите девицу посговорчивее. Моя скромная роль сводится к тому, чтобы уберечь вас от войны, вызванной убийством девушки из правящего рода. Но предупреждаю: замуж я в ближайшее время не собираюсь, так и знайте!
  - Ты слишком умна для девчонки, слишком прямолинейна и нагла для принцессы, но если ты пройдёшь обряд, я на многое закрою глаза. В вине и вправду была пыльца махаора. Я... Это дело расследуют. Алекс сказал мне, что тебя вообще сложно убить.
  А кто такой Алекс? - подумалось мне, но вслух я произнесла другое, стараясь, чтобы мой голос звучал как можно небрежнее:
  - Ага, вы от меня в ближайшее время не отделаетесь.
  - Не спеши, подождём завтрашнего обряда. Повторяю: если ты его пройдёшь, я на многое закрою глаза. Но не на всё. Так что постарайся вести себя соответственно... с титулом принцессы. Можешь идти. Я поставил у твоей двери охрану.
  Вот и всё. Похоже, при удачном раскладе, меня оставят в покое. Что ж, мне это только на руку. Во время сегодняшнего представления я заметила несколько довольно сильных тёмных фениксов. Можно будет попробовать начать с них, если мне никто не помешает.
  Охране, выделенной отцом, я решила не доверять блюсти свой хрупкий сон. Во многом этому поспособствовал Дефансер, которому они не понравились. Поэтому я наскоро доужинала, переоделась и пробралась через заброшенные со второго нашествия секретные коридоры в библиотеку, где вскоре заснула над одним из исторических фолиантов. Кстати, в этих коридорах помимо пыли, грязи и паутины имелись некоторые полезные особенности: они были относительно светлыми, пронизывали весь дворец и уходили куда-то вниз, имели глазки почти в каждой комнате и до меня ими о-очень давно не пользовались.
  
  ХХХ
  
  Странная девчонка. Кажется, уже разгадал её, понял, что ею руководит, как следующий её ход совершенно не вписывается в сложившуюся картину. Она слишком изменчива и непостоянна. Чего стоит её предупреждение, вызвавшее столько споров! Кевин уверен, что это ловушка тёмных: они хотят выпроводить нас подальше, чтобы быть в случае чего вне подозрений. Но мне кажется, что Елена была искренна. И эта её фраза, что кто-то из-за неё уже погиб...
  Но на обряде мы должны присутствовать. Мы обязаны убедиться, что Харолан не подтасует результатов. Даже совершенно постороннему фениксу понятно, что это не его ребёнок. Но как он хорошо выкрутился: Елена, дочь Урсулы! Таким поворотом событий были ошарашены все. Морок пособирал сплетни, ходящие про эту самую Елену Ариону, так у нас волосы дыбом встали. Судя по этой информации, более развращённого и лицемерного существа не найти во всей Гиперии. Бр-р, надеюсь, эти слухи к нашей девчонке не имеют никакого отношения. Было бы не слишком приятно осознать, что она нас давно и с поразительной ловкостью водит за нос.
  Но эта ложь Повелителя тёмных никоим образом не сможет повлиять на камень: так что на обряде мы сможем выяснить правду... или почувствовать, что нас в очередной раз хотят обмануть. С другой стороны, если эта девчонка каким-то немыслимым образом сможет умудриться пройти обряд... Ведь от нее можно ждать чего угодно. И она совершенно не вписывается в такие привычные рамки поведения фениксов.
  Трудно признаться даже себе, но я не хочу, чтобы Елена оставалась здесь. Я уверен, что, несмотря на все свои поступки, она довольно наивна и никоим образом не соответствует этой Арионе, а дворец её испортит. Хотя... Судя по поведению девчонки, она сама намерена диктовать законы, а не подчиняться сложившимся порядкам. Чего стоят её постоянные исчезновения! Вчера полдворца находилось в состоянии шока. Как же так, не успела приехать, как пропала в неизвестном направлении! Мы-то привыкли, но остальным это в диковинку.
  А это платье непонятного цвета и текстуры, которое превратило её из девчонки-сорванца в повелительницу бала! Писаные красотки чуть от зависти не полопались. С другой стороны отношение девчонки к парням более чем странное. Елена запросто шутит на темы, о которых порядочные девушки даже заикаться боятся, она с удовольствием приняла мой вызов и включила в нашу игру Кевина, но всегда старается держаться в строго очерченных рамках. Это странно и совершенно не согласуется с описанием характера дочери Урсулы. В то же время не следует забывать происшествие в горах. Этот дракон, несомненно, стал её любовником. Обожание девчонки было видно невооружённым глазом, но стоило нам уйти из гор, как Елена вновь стала обычной, привычной девчонкой-сорванцом. Может, у неё просто извращённые предпочтения? Вон над мальчишкой издевается. Видит же, что он её обожает и играет с ним, то приближая и давая надежду, то отталкивая в очередной раз. А тот смотрит преданным взглядом и тихо страдает.
  А эта странная реакция во время вчерашнего бала на некоторых фениксов. Я несколько раз подмечал интерес в её глазах во время представления, сразу после которого она так мастерски сбежала. Кто они для неё? Бывшие любовники, с которыми она не прочь возобновить связь? Новые игрушки? Или кто-то ещё?
  Я всё больше мрачнел, пытаясь отгадать эту очередную загадку, и не сразу обратил внимание на поднявшийся шум в коридоре. Или мне уже чудится от постоянного недосыпания? Внимательно прислушался. Нет, и вправду шумят.
  Я только успел взяться за ручку двери, как в комнату без стука ворвался Чёрный Дракон, старший сын Харолана, его любимец. Он обвёл нас злобным взглядом и процедил сквозь зубы:
  - Где девчонка?
  - Явно не здесь, - пожал плечами Туман, небрежно развалившийся в кресле. И не скажешь, что всего пару секунд назад дремал, свернувшись клубком, пытаясь немного отдохнуть в не слишком удобном положении. Ну да, кровать не настолько большая, чтобы там могли поместиться все.
  Я невольно улыбнулся. Похоже, Елена решила устраивать обитателям тёмного дворца постоянные встряски. Хлопанье дверей и крики не стихали до полудня. Я уже начал подозревать, что девица просто-напросто сбежала, но потом её выловили на кухне, где она запросто ела за столом для слуг и болтала с кухаркой!
  Боги, я к вам нечасто обращаюсь, но сделайте так, чтобы она не прошла обряд.
  
  ХХХ
  
  Я стояла посреди храма, окружённая таким количеством охраны, что невольно возникал вопрос: они здесь для того, чтобы меня охранять или не дать сбежать в самый ответственный момент? Буквально в двух шагах стоял Странник, чуть поодаль безмолвными статуями застыли светлые. Я не слишком волновалась. Дефансер, узнав, каким образом меня будут проверять, похмыкал и предложил успокоиться: подобные камни реагируют на любого феникса. А у меня есть он, чистокровный, единственный и неповторимый.
  Храм мне откровенно не нравился, несмотря на внешнюю бутафорию, он был слишком мрачным.
  'Конечно, мрачный, - поддел Дефансер. - Он предназначался для проведения обрядов, посвященных одному из древних богов. Скорее всего его уже нет в живых, иначе он бы не допустил подобное осквернение своего обиталища: украшения, яркие цвета, женщины - раньше и подумать никто не мог нанести подобное оскорбление богу'.
  Яркие цвета и украшения - это понятно, но каким боком ему женщины не угодили?
  'Елена, пойми, что мы другие. Отношение к иным расам у нас сильно отличается от привычного тебе. Учти лишь одно: все особы женского пола, которые переступали пороги храмов фениксов, веками были обречены на смерть'.
  Меня передёрнуло от подобной перспективы, потом я заметила в толпе других женщин, и мне полегчало: я не единственная здесь девушка, а, значит, ничего страшного мне не грозит. Тем не менее я решила окончательно в этом удостовериться.
  Почему ты считаешь, что бога больше нет? - продолжила я расспрашивать, подспудно изучая внутреннее убранство здания и заполнивших его фениксов.
  'В каждом храме присутствует частица бога, чтобы он слышал обращенные к нему просьбы и мог, при желании, на них ответить. Но это место давным-давно покинуто. К кому бы ни обращались здесь слова, они попусту сотрясают воздух'.
  За объяснениями Дефансера я пропустила официальное 'сотрясание воздуха' и пришла в себя только тогда, когда меня легонько подтолкнули к помосту, где на постаменте лежал тёмно-зелёный, с прожилками, булыжник неправильной формы весом килограммов в шесть. Дефансер шепнул:
  'Этот камень реагирует на правду. Что-то вроде вашего детектора лжи. Советую придерживаться истины, иначе будет больно'.
  Вот чёрт!
  Я внешне покорно подошла к постаменту. С другой стороны стоял одетый в чёрную хламиду некто, похоже, главный жрец. Он громко обратился ко мне:
  - Отвечай только правду на все вопросы, которые тебе будут задавать.
  - А что делать, если я чего-либо не знаю или не помню? - поинтересовалась я, с опаской косясь на местный детектор лжи.
  - Так и говори.
  Я пожала плечами. Ладно, правда, она всякая бывает.
  - Положи руку на камень, - громко и пафосно, явно играя на публику, сказал жрец. На меня он даже не посмотрел, уверенный, что любое его повеление будет беспрекословно выполнено. Я же не спешила следовать его указаниям и слегка боязно уточнила:
  - А больно не будет? - Мало ли что они хотят мне подсунуть.
  - Не будет, не будет. Ложи, - позволил себе скупую улыбку жрец, бросив на меня мимолётный взгляд.
  Камень оказался холодным, в ладонь впились маленькие укольчики тока.
  - Ты готова?
  - Да, - я постаралась, чтобы голос был ровным и спокойным.
  - Ты истинный феникс?
  - Да. - Уколы в ладонь стали сильнее и я попыталась подкорректировать шаткую версию моего происхождения: - На половину. Меньшую.
  Дефансер не замедлил подать голос:
  ' А разве есть неравные половины?'
  Отстань, сейчас главное не злить эту каменюку, - цыкнула я на него.
  В зале послышались смешки, удары тока уменьшили силу.
  - Нас не интересуют такие подробности, - слегка поморщился жрец.
  Меня, вообще-то, тоже.
  - Ты утверждаешь, что ты Елена Ариона Дирана из рода...
  - Нет, потому что я не помню этого.
  Ток хлыстом впился в кожу и чуть не заставил закричать: он был намного сильнее предыдущих.
  'Не отдёргивай руку ни в коем случае!' - предупредил Дефансер, стараясь повысить порог моей чувствительности, но для этого нужно слияние, а пугать народ 'страшными' глазками меня не прельщает. Я сжала зубы. Следующий удар был не такой сильный, но всё равно больно.
  Что мне делать? - обратилась я к фениксу.
  'Скажи: я помню, что меня называли Елена'.
  Я послушно повторила фразу. Удары тока стали едва ощутимыми. В зале зашумели, но жрец поднял руку, и разговоры стихли.
  - Но ты утверждаешь, что происходишь из властвующего рода.
  Дефансер? - я запаниковала. У меня все известные родственники простые потомственные труженики.
  'Да запросто. Я отношусь к высшим 'королевским' фениксам'.
  - Да, - сказала я громко и добавила про себя, обращаясь к камню:
  Во всяком случае я наполовину высший феникс.
  - Всё, что ты говоришь, правда. Но обратимся к Пророку за подтверждением, - провозгласил жрец, повернулся к зрителям спиной и вскинул руки к потолку, так что было непонятно, то ли он обращается к каменному истукану перед собой, то ли к вышним сферам.
  Я незаметно перевела дух. Прокатило.
  - О, великий Пророк, позволь нам принять правильное решение и укажи истину!
  Жрец склонился в глубоком поклоне, подошел к статуе, что находилась в пяти шагах от постамента, и взял у неё с колен черную коробочку. Я её раньше не заметила. Когда феникс повернулся к аудитории, коробка была уже открыта, а в ней на мягкой ткани лежал огромный, с мой кулак, рубин. Жрец поднял коробку, чтобы все видели её содержимое и трубно провозгласил:
  - Это око пророка, - Фу, какая гадость! - едва удержалась я от брезгливой гримасы, подозревая, что мне придётся до этого дотрагиваться. - Оно укажет нам истину. Мэрид, приблизьтесь и положите руку на око. - Мой так называемый отец повиновался. Когда он отнял руку, в камне пульсировал свет. Жрец обратился ко мне: - А теперь вы, Елена. Если вы его дочь то камень станет голубым, в противном случае он так и останется красным.
  Я сделала шаг вперёд и поняла, что камень не изменит цвет. Это не око пророка, а так называемый артефакт приобщения, который распыляет сущность. И его только что активировали. Кому я настолько мешаю? И что мне теперь делать?
  'Иди. Дотронься до него', - подтолкнул меня Дефансер.
  Чего? Размечтался! Я ещё как минимум лет тридцать прожить хочу!
  'Ты у меня просила защиты, и я выполню своё обещание. Как ты смеешь сомневаться в моих словах?' - вспылил феникс.
  Я вздрогнула. Похоже, я умудрилась вывести из себя своего личного защитника.
  - Ну же, мы ждём, - поторопил жрец, за что получил от меня полный злобы взгляд.
  Неужели я так долго раздумывала или им не терпится отправить меня на тот свет? Я глубоко вздохнула, медленно выдохнула и попыталась успокоиться. Будь что будет. Я подошла к жрецу и, зажмурив глаза, медленно опустила руку на камень. Что-то гадкое и противное моментально начало подниматься вверх по конечности. Я уже хотела отдёрнуть руку, когда меня заполнило спокойствие. В ту же минуту 'око пророка' взорвалось, брызнув осколками в разные стороны.
  Вокруг творилось чёрт знает что, а я стояла посреди этого невообразимого хаоса и пыталась загнать разбушевавшегося Дефансера обратно. Тот уходить категорически не желал, мотивируя это тем, что мне ещё может угрожать опасность. Вдруг, будто издалека раздался знакомый голос:
  - Елена, с вами всё в порядке?
  И мы с Дефансером ответили почти одновременно:
  - Да.
  - Нет.
  - Отстань, тебя не спрашивают! - брякнула я от неожиданности вслух.
  Так, нужно как можно быстрее загнать Дефансера подальше, а не то я так и продолжу отвечать в два голоса. Я представила себе Ала и потянулась к нему, чувствуя, что становлюсь увереннее и сильнее. Наконец, ругающийся на непонятном языке феникс отступил. Я улыбнулась своему ангелу и, прошептав 'спасибо', открыла глаза.
  Я полулежала на каменном полу, обвиснув на руках Серебряного Дождя, а надо мной склонилась чёрная маска Странника.
  - Елена?
  Рука вспыхнула болью. Я тихо застонала и попробовала ею пошевелить. Бесполезно. Страх дрожью пробежался по всему телу и свернулся комочком внизу живота. А вдруг мне руку парализовало?
  'Тогда бы ты ничего не чувствовала', - огрызнулся Дефансер, но тут же поспешил меня успокоить, что скоро всё вернётся в норму. Я чуть кивнула и переключилась на взволнованные глаза Странника.
  - Меня в очередной раз пытались убрать, - голос был тихий и апатичный. Краем глаза я заметила Повелителя, направляющегося ко мне. Пришлось закатить глаза и ещё больше обвиснуть на руках у феникса, имитируя обморок. Вокруг возникла какая-то возня, в результате которой меня чуть не уронили. Потом меня подхватили на руки и понесли, а минут через десять уложили на кровать.
  Мысли метались в голове, как перепуганные птицы в клетке. И над всем этим властвовал страх, мешая сосредоточиться и обдумать сложившуюся ситуацию. Они ни перед чем не останавливаются, хотя мой статус принцессы даже не подтверждён.
  Тем временем Странник выставил всех лишних (то есть всех, кроме себя) за дверь и склонился надо мной.
  - Елена, что произошло? Не притворяйся, я вижу, что ты в сознании.
  Я недовольно вздохнула, но глаза открыла.
  - Мне подсунули артефакт приобщения. Чудо, что я выжила. Странник, кто может меня настолько ненавидеть, чтобы облечь на столь мучительную смерть?
  - Некоторые на многое пойдут, лишь бы возобновить свару между нашими народами, - чистосердечно признался феникс и нахмурился. - Откуда ты знаешь, что это за артефакт?
  - Просто знаю. Закатай мне, пожалуйста, рукав, хочу посмотреть, что случилось с рукой.
  Странник выполнил просьбу. Кожа сильно покраснела. Конечность болела и отказывалась двигаться, но Дефансер утверждал, что всё будет в порядке. Я вынудила себя ему поверить, так как бессмысленная паника ни к чему бы не привела.
  Странник ушёл, а я лежала, бездумно глядя на лепной потолок. Боль накатывала тихими волнами. Потом пришёл отец с многочисленной свитой, и меня всё-таки заставили закончить обряд на настоящем 'оке пророка'. Он и вправду стал голубым. Так значит, я уже считаюсь полноправным фениксом?
  От бала я смогла отвертеться, упирая на своё пострадавшее здоровье, на что Молния презрительно усмехнулся, а Серебряный Дождь ободряюще улыбнулся, хотя было видно, что он сильно чем-то расстроен. Вскоре все ушли.
  За окном темнело, а боль всё усиливалась. Наконец, я не смогла больше терпеть. Нужно попробовать позвать Алакоста, он в артефактах должен хорошо разбираться. Дракон как-никак. Буду надеяться, что он отзовётся. Боль стала уже непрерывной, зато рука снова свободно мне подчинялась. Я мысленно позвала дракона. Ничего. Тогда я взяла браслет и сконцентрировалась на образе Алакоста. Боль чуть отступила, но ответа, по-прежнему, не было. Мне стало грустно и одиноко, захотелось очутиться поближе к звёздам и бескрайнему небу. Появилось ощущение, что я кому-то очень сильно нужна. Может, Алакост всё же услышал мой зов? Я прихватила гитару и направилась через секретную дверь и пыльные ходы на крышу.
  
  ХХХ
  
  Она и вправду его дочь. Вот демоны! Я не собираюсь жениться на этой бешеной сумасбродке. Это не моя обязанность. Пускай ищут другого придурка! Нет, она просто не может быть его дочерью. Харолан, скорее всего, умудрился подменить камень. В возникшей неразберихе это было несложно. Но как она хорошо симулировала:
  'О, нет, отец. Мне так плохо... Я не смогу, я так устала...'
  В глазах страдание и чуть страха. Да, она потрясающая артистка.
  Нужно было убираться отсюда сразу после обряда. Я, что, прислушиваюсь к её коварным советам? Чтоб её проклятые взяли, смогла-таки повлиять на меня своей магией! Но теперь приходится скитаться по этому балу с приклеенной к губам улыбкой и отвечать на глупые вопросы.
  Эта демоница околдовала Сирина и теперь подбирается ко мне. Но как она умудрилась? Сирин, которому я доверял, как себе, поддержал её идею уехать сразу после обряда, но после взрыва камня он и думать об этом забыл. 'Пока я лично не удостоверюсь, что она и вправду принцесса, никуда не уеду!' И это сказал мой лучший друг! Она его точно околдовала, иначе зачем ему врать? Сирину нужно было убедиться, что с девчонкой всё в порядке. Ветер и Морок тоже как-то странно реагировали на её мнимую болезнь. Нет, нужно прогуляться, иначе ничего толкового не придумается. Весь этот переполох, что поднялся после обряда... Он меня сбивает с толку и выводит из себя.
  Кевин окинул взглядом толпу и с удивлением отметил, что больше никого из светлых на балу нет. Где они пропадают? Точно пора на свежий воздух, решил феникс. И желательно подальше от любопытных глаз и лишних ушей.
  
  ХХХ
  
  Сирин медленно шёл между деревьями, погружённый в свои мысли. Только что он заглянул в комнату к принцессе Елене, никого там не обнаружил и теперь пытался понять: огорчило его это обстоятельство или обрадовало. А если огорчило, то почему. Пожалуй, потому что вчера на балу и сегодня в своей комнате она была такой... женственной, что ли. Ранимой, хрупкой. Её хотелось обнять и защитить. Пока он нёс эту бездарную симулянтку, то удивлялся беззащитности, написанной на этом хрупком личике. Раньше ему не нравилось таскать девиц, а Елену не хотелось выпускать из рук. А ещё он чётко ощущал боль девушки, которую та всеми силами старалась скрыть от окружающих, и пытался понять, что же произошло в храме на самом деле. Истинное 'око пророка' не могло взорваться, его ничего не берёт. Сирин сам в своё время экспериментировал.
  Жаль, что девчонка всё-таки прошла обряд. Больше не придётся слышать её шуточек и смеяться над шпильками в адрес других. Как было хорошо, пока они сюда не приехали. Почему это путешествие не длилось вечность? Или хотя бы сиан.
  Сирин вновь ощутил поцелуй на губах, следом вспомнились слова, сказанные Еленой сегодня: 'Меня в очередной раз пытались убрать', отчего феникс в очередной раз нахмурился. Неужели её и вправду пытались убить при таком количестве народа? Нет, не может этого быть. Просто девчонка придумала себе невесть что. А 'око'... может, оно какое дефектное было? Второе же не взорвалось. Но теперь Елену и вправду будут подстерегать убийцы. Слишком многим она будет мешать. Да, проживет наша новоявленная принцесса в лучшем случае луну. Может, всё-таки стоит её похитить? Но куда тогда её деть? Добраться с похищенной принцессой до границы нам просто не позволят. Тут самим нужно выбираться из этого змеиного логова. Особенно теперь, когда светлые ожидают нашего исчезновения и будут к нему готовы. Да, в подобной ситуации нужно самим выбираться, а не тянуть с собой столь несговорчивый груз.
  Сирин резко остановился, отвлекаясь от своих мыслей, и прислушался. Где-то справа звучали струны гитары, сплетаясь в красивую незнакомую мелодию, затрагивающую, казалось, саму душу... Неужели у тёмных тоже есть те, кто предпочитает ночное небо и тишину режущему глаза блеску бала? Сирин подобрался и осторожно направился на звуки гитары. Кто бы ни был этот тёмный, он будет не в восторге, узнав, что за ним подсматривают. Сирин словил себя на том, что невольно нахмурился в ответ на грусть, звучащую в музыке. Интересно, кто там играет так, что за душу берёт?
  
  ХХХ
  
  Я стоял рядом с отцом, поигрывая хрупким бокалом, на дне которого ещё плескались остатки изумрудного вина, и смотрел на веселящуюся толпу. На этом балу все выглядели до противности беззаботными и радостными. Он же меня бесил, этот нелепый праздник в честь чужачки, которая посмела назваться моей сестрой и умудриться пройти обряд. Но как она это сделала? Неужели маг всё-таки обманул с артефактом? Но он до самого последнего момента уверял, что этот камень способен убить почти мгновенно. Так нет же, девчонка выжила. И выглядит так, что многие позавидовать могут. Эта Елена вообще невероятно везучая, но если раньше это можно было спихнуть на качественную охрану, то в храме она справилась в одиночестве. Хотя нет, не так. Чужое присутствие было, но что это, никто так и не смог толком понять. Не Пророк же в самом деле вмешался!
  На отца повлиять тоже не получилось. Мало того, что он церберовской хваткой вцепился в идею воссоединения фениксов, так ещё, похоже, попал под чары этой Елены. Что они все в ней находят? Ну, красива, согласен. Но это не повод, чтобы ходить перед ней на задних лапках. Честно говоря, от отца я подобного не ожидал. И светлые туда же! Я ещё могу понять, что Алекс и Райан готовы головы положить, защищая эту чужачку, но сцена, свидетелями которой мы стали в храме, многих, подозреваю, ввела в ступор. Ещё бы! Алекс чуть не подрался с Серебряным Дождём за право нести эту полуобморочную девицу. Остальные светлые тоже смотрели так, будто они её личная охрана. Ничего не понимаю. Но так или иначе, нужно как можно скорее избавиться от этой избалованной самовольной девицы и светлых. Причём, ещё вопрос, с кем возни будет больше. Эти светлые - лучшие войны в Андаре и довольно легко уходят от слежки. А Елена эта так вообще... найди её попробуй!
  Я слегка вздрогнул, ощутив совсем рядом присутствие Ларэна, и тут же отругал себя за беспечность. Это ж надо было настолько уйти в себя, чтобы не засечь чужое приближение. Кузен вежливо поклонился отцу и подал неприметный знак, понятный лишь избранным. Я с трудом удержался, чтобы не сжать ножку бокала. Светлые улизнули из-под наблюдения. Улыбнувшись Ларэну и ответив на его приветственный кивок, я пригубил вино, слегка отставив в сторону мизинец на ножке бокала. Кузен чуть прикрыл глаза, соглашаясь. Погоня и засады будут организованы в ближайшее же время. Светлые не должны покинуть пределов Гиперии. Во всяком случае, в полном составе. Я удивлённо покосился на Ларэна, когда он подошёл совсем близко, чтобы чуть слышно шепнуть:
  - Принцесса опять исчезла.
  Ножка бокала всё-таки хрустнула, разламываясь надвое, но я продолжил держать его как ни в чём не бывало, даже умудрился криво усмехнуться и небрежно бросить:
  - И чего ей на месте не сидится? Мало проблем сваливается на её... голову?
  - Отправлять парней на поиски? - вопросительно глянул Ларэн, намекая, что после этих поисков девчонку уже не найдут.
  - Пятерых, не больше. Не стоит в очередной раз волновать челядь и придворных, - тихо ответил я и покосился на отца, который сделал вид, что не слышал об исчезновении девчонки. Интересно, он долго собирается терпеть выбрики своей 'дочери'? Ничего, ему недолго осталось мириться с присутствием этого позорища.
  
  ХХХ
  
  Кевин тихо скользил по ночному саду, радуясь недолговечной иллюзии свободы. Ему дико надоело это постоянное наблюдение, необходимость день и ночь быть начеку, следить за каждым своим жестом и словом. Даже в Рикасе у него было больше свободы, несмотря на все попытки отца спеленать его цепями условностей и этикета. Кевин невесело рассмеялся. Надо же, так долго избегать этой ответственности - быть принцем из правящего рода со всеми вытекающими последствиями - чтобы по собственной воле в конце концов возложить её на себя. Слава богам, что это не надолго, а то рехнуться можно. И как только Сирин всё это терпит? Ничего, скоро всё закончится. Завтра, в крайнем случае послезавтра, они покинут этот опостылевший дворец, где почти каждый, натянуто улыбаясь при встрече, невольно хватается за оружие.
  Улыбки, улыбки, улыбки... А холодные глаза так и вопят: 'Мы враги и останемся ими до конца наших дней!' Да, мы враги, и этого не изменить никаким династическим браком. Тем более с подобной... Да я скорее одену браслет на руку демона, чем этой гулящей девице. Вот где она пропадает целыми ночами? Именно, никто этого не знает: ни где, ни с кем. И, главное, все это терпят, совершенно не обращают внимания, будто так и надо.
  Убить её тоже не получается. Пока избавишься от 'хвоста', так этой принцессы и след простыл, а амулеты поиска на неё просто-напросто не реагируют.
  Кевин прислонился к стволу одного из старых деревьев и прикрыл глаза, пытаясь успокоиться и хоть ненадолго расслабиться. Вокруг разливалась ночная тишина, изредка теснимая тихим шелестом листьев под едва уловимым дуновением ветерка. И в эту тишину, сначала едва слышно, а затем всё громче, начала вплетаться незнакомая мелодия, хотя, скорее, это были лишь её отрывки.
  Откуда эта музыка? Незнакомая и грустная. Сверху? Кевин откинул голову и понял, что находится возле одного из флигелей дворца. Все окна слепыми провалами пялились в сад, не видно было ни одного огонька. Как странно, он и не заметил, как его сюда занесло. Феникс подпрыгнул, схватился за нижнюю ветку дерева и подтянулся, тихо ругнулся оттого, что всё равно ничего не видно и полез выше. Наконец, Кевин увидел силуэт. Кого это понесло играть на крышу во время бала? Парень сидел к нему спиной, и было совершенно непонятно, кто это, но все же что-то неуловимо знакомое было в этой фигуре, казалось, ещё мгновение - и ты поймёшь, кто это. Феникс встряхнул волосами и пообещал себе, что он просто взглянет. Осторожно, конечно, его не должны заметить.
   Быстро спустившись вниз и приблизившись вплотную к зданию, Кевин потрогал оплетающий стены плющ. Растенье за долгие сианы намертво въелось в каменную кладку, так что этот путь довольно быстр и безопасен. К тому же в здании всего два этажа. Вскоре феникс понял, что здесь взбираться сложнее, чем во дворце в Рикасе. Чуть ниже второго этажа плющ стал тонким, его молодые побеги уже не так уверенно держались за стену. А это значит, что импровизированная лестница в любой момент может оторваться под весом феникса. Но слава богам, пронесло. Вот и крыша. Елена?! Кевин замер, не в силах пошевелиться от изумления. Так вот где шляется эта неуловимая девчонка, но что она здесь делает? В жизни не поверю, что она просто пришла полюбоваться ночным светилом. Да и с чего бы ей грустить?
  Зато это прекрасный шанс, чтобы... Кевин нехорошо улыбнулся и достал один из кинжалов. Похоже, придётся уходить уже сегодня. Внезапно воздух рядом с девичьей фигуркой заколебался, и на крыше появилось ещё одно существо, тщательно закутанное в серебристый плащ. Пару мгновений Кевин ошарашено смотрел на него, пытаясь сообразить, кто это, а потом его охватила бешенная злоба. Дракон! Тот самый, который их чуть не убил в горах. А девчонка сразу вскочила и бросилась к нему на шею. Едва гитару не разбила. Надо же, сюда своего любовника позвала. Сквозь застилающее сознание дымку бешенства, промелькнула довольно нелепая мысль: 'Неужели не могла выбрать кого покрасивее?'
  Кевин цыкнул на себя и стал внимательно наблюдать, что будет дальше. Отлепившись, наконец, от этой твари, девчонка немедля начала раздеваться, дракон же просто стоял, как столб. Да, стыда в ней ни на грош. Похоже, пора уходить. Ничего интересного здесь уже не будет. Убить девчонку в присутствии этого даже мечтать нечего. На что угодно можно спорить, что дракон уже засёк его присутствие и не показывает этого только потому, что Кевин тихо сидит... как жалкая крыса в норе! Он тихо скрипнул зубами, осознавая собственное бессилие и прекрасно осознавая, что любая агрессия с его стороны станет в данном случае последней в его жизни.
  Спрятав кинжал, феникс быстро и почти бесшумно спустился вниз. Но кто будет обращать внимание на едва уловимые звуки? Сейчас этой парочке не до того.
  
  ХХХ
  
  Забравшись на крышу одной из пристроек дворца, я тихо перебирала струны, пытаясь вспомнить что-нибудь соответствующее моему настроению. С Дефансером мы поругались. Он утверждал, что нужно немедленно заняться всеми подозрительными личностями во дворце, чтобы подобное не повторилось. Когда же феникс наткнулся на моё решительное 'нет', то стал утверждать, что сегодняшняя ночь принадлежит ему, в подтверждение чего Дефансер приводил хлипкие доводы и заумные подсчёты. А по-моему выходило, что ждать ему ещё ночи две, а то и три. В придачу ко всему Алакост фениксу не нравится, поэтому мне лучше с ним не видеться. Всё равно ничего хорошего из этой встречи не получится. А я вообще не знаю, будет ли встреча.
  Будто в ответ на свои мысли я почувствовала его присутствие. Оглянулась - и сердце забилось в горле, а по телу прошла волна чистого незамутнённого счастья. Моментально подхватившись, я бросилась дракону на шею, совсем забыв про гитару. Пришлось срочно прятать её в кольцо. Не уверена, что светлые были бы в восторге, если бы я её ненароком разбила. Особенно, если учесть их крайне трепетное отношение к этим инструментам.
  - Я тоже рад тебя видеть, - тепло улыбнулся Алакост, - Что случилось?
  Я отступила на шаг и заглянула в его задумчивые глаза. Губы сами по себе расплылись в блаженной улыбке.
  - Обязательно должно было что-то случиться?
  - В других случаях вы не имеете привычки вспоминать своих создателей, - невесело усмехнулся Алакост.
  - Неправда!
  - Так что произошло? - будто не заметив моего возмущения поинтересовался он.
  - Может и ничего, просто... Сейчас покажу.
  Слегка дрожащими пальцами, я начала расстёгивать ворот блузки, чтобы высвободить руку из одёжки. Не получилось. Быстрее её полностью снять. Дракон удивленно наблюдал за моей вознёй, потом рассмеялся и протянул мне руку.
  - Полши подыщем более уединённое место. Здесь слишком много ненужных глаз.
  Когда белёсое облачко расселось, на опустевшее место скользнула фигура. Лицо искривилось маской злобы, руки сжались в кулаки, а ветер, играясь, пробежался по серебру волос и вновь успокоился, будто испугавшись гнева, с которым только что столкнулся.
  
  ХХХ
  
  - Всполох! Ты где пропадал? Я так волновалась.
  Лисёнок вспрыгнул мне на колени, потоптался, выбирая место поудобнее и пачкая своими грязными лапками новое платье, но, наконец, улёгся. Он исчез где-то две недели назад, ещё до нашего приезда в Креолу. Я всех на уши поставила, но так и не нашла малыша. Естественно, я решила, что он вернулся к вольной жизни. Кто мог подумать, что лисёнок сможет разыскать меня совершенно в другом месте? Я легонько провела по пушистой, слегка запылившейся шёрстке.
  - Ты подрос. Ты знаешь это?
  Всполох заразительно зевнул и вновь положил мордочку мне на колени.
  - А ещё тебе нужно помыться. Да-да, и не смотри на меня так.
  Я ещё раз пробежалась кончиками пальцев по шёрстке и вернулась к прерванной картине. Повелитель захотел, чтобы я занялась делом, приличествующем высокородной мэрил. Он решил засадить меня за шитьё! Но я оказалась упрямее. В результате мне выделили всё необходимое для рисования.
  Своей работой я заслуженно гордилась. За пять часов непрерывного труда я тщательно вырисовала основную фигуру на полотне. И без ложной скромности могла сказать, что картина выходила красивой. По правде, меня саму это удивляло: раньше я не занималась художеством, а тут внезапно проявился талант. После ночи воспоминаний Ала я стала делать неплохие наброски, но картины... Может, это из-за заклятия, которое наложил Алакост?
  Я легонько пошевелила рукой - и колечко на пальце заискрилось под солнечными лучами. Простенький тёмно-зелёный ободок из неизвестного камня или металла, украшенный россыпью тёмно-тёмно-зелёных, почти до черноты, маленьких камушков. Дракон собственноручно надел кольцо на безымянный палец и приказал ни в коем случае не снимать, а руку занять чем-нибудь полезным: шитьём (и этот туда же) или ещё чем. Для чего именно это нужно, Алакост пояснять не стал. Трезво рассудив, я пришла к выводу, что живопись подходит как нельзя лучше. Тем более, что рука-то правая.
  - А это что за белобрысый красавчик?
  Я вздрогнула от неожиданности, а Всполох недовольно зашипел. Князь Сумрака относился к длинному списку моих сводных 'братьев'. Один из старших сыновей Харолана, он был высоким, не больно раздавшимся в плечах и гибким парнем. На наш возраст ему было около 25 лет. Закопавшись в исторические фолианты, я долго разбиралась с возрастом фениксов и пришла к неутешительному выводу, что раньше они жили раз в пять-семь дольше, зато и взрослели намного медленнее. Инициацию они проходили в возрасте сорока-пятидесяти сианов, что в нашем понимании соответствует тринадцати-пятнадцати годам. Тогда же, после удачного прохождения мостов, давалось второе имя, чаще всего в соответствии с магическими способностями. Сейчас же второе имя получали по достижении тридцати пяти сианов, что было скорее данью традиции, так как магических способностей у фениксов сейчас раз-два и обчёлся. Да и те остаются в зародышевом состоянии.
  Я уже поняла, что фениксы любят длинные волосы, но Князь Сумрака был редким исключением: его темно-красные волосы были коротко острижены и великолепно уложены. Тёмно-серые глаза неотрывно изучали мой шедевр, а губы, которые, судя по всему, не знали такой мимики, как улыбка, вытянулись в тонкую осуждающую линию.
  Я окинула излучающего негодование феникса беглым взглядом, раздраженно выдохнула и вновь вернулась к прерванному занятию, параллельно почёсывая лисёнка за ухом, чтобы тот быстрее успокоился. Не дождавшись ответа на мой вопрос, братец абсолютно серьёзным тоном отпустил шпильку в мой адрес и смылся. Я было вздохнула с облегчением, но вскоре появился слуга и фанфарно-пафосно провозгласил:
  - Мэрил ожидают к обеду.
  - Перебьются, - отрезала я, не в силах бросить наполовину завершённое полотно. Слуга стушевался, но не отступил.
  - Мэрид желает, чтобы вы поели. Вы с утра ничего не...
  - Отстань от меня! - Я раздраженно выдохнула и показательно возвела очи к потолку в тщетной надежде, что меня услышат (не на потолке, конечно, на небесах) и оставят в покое. Но потолок безмолвствовал. Ни одна трещинка не сдвинулась в ответ на мою недостойную просьбу. Ну и ладно, своими силами обойдусь.
  К тому же слуга подозрительно долго молчит. Может, ушёл? Я быстренько обратила пышущий надеждой взгляд обратно к земле и глупо уставилась на распластавшегося по паркету мужчину. Тот лежал, не шевелясь и, кажется, не дыша. Я об этом не просила! Похоже, слуга почувствовал на себе моё сосредоточенное внимание, он поднял голову и горестно пробормотал:
  - Мэрил, Повелитель Гиперии Харолан Део Алис очень желает, чтобы вы потрапезничали.
  - А если я не хочу?!
  Слуга пополз ко мне на коленях с таким странным выражение на лице, что я начала пятиться в другой конец комнаты вместе со стулом.
  - Мэрил, прошу вас. Меня накажут! - Ей Богу, он чуть не плакал. Я опешила:
  - Ты тут причём?
  - Мэрид всегда требует быстрого и чёткого исполнения своих повелений.
  - Встань, - поморщилась я, но всё же сдалась. - Он хотел, чтобы я спустилась вниз или просто поела?
  - Второе, - коротко выдохнул слуга.
  - Ну что ж, тогда принеси сюда... - короткий взмах в сторону маленького столика, - вазу с фруктами. И передай, чтобы меня больше не беспокоили со всякой чепухой.
  Обрадованный слуга быстро закивал и поспешил исполнить моё желание.
  Ближе к вечеру портные принесли моё новое платье на сегодняшний бал. К этому времени я почти закончила картину и была довольна собой, жизнью и даже неудобным платьем с ворохом тонких юбок. Создать своё сегодня я уже не успею, а сохранять свои шедевры дольше нескольких дней я пока не получается, так что придётся сегодня немного помучаться. Ведь правилами этикета возбраняется появляться два вечера подряд в одном и том же одеянии!
  
  ХХХ
  
  - Опять не то!
  Странник отбросил в сторону очередную книгу, примкнувшую к возвышающейся на полу стопке таких же отвергнутых собратьев. Флегматичный джин принёс очередной талмуд и бережно положил его на стол перед принцем. От предыдущих его отличала старая кожаная слегка потёртая обложка и древняя руническая вязь на месте названия.
  - Вот книга, которую принцесса читала накануне, - промолвил джин, чуть отплывая от стола.
  -Чего ты мне раньше не сказал? - бешеный рык благополучно миновал полуматериальное тело и затерялся в недрах библиотеки. Странник схватил вожделенную книгу и начал быстро пролистывать. Наконец, захлопнул и посмотрел на зависшего напротив джина. Тот всё правильно понял и скривил губы в улыбке: секрет прежнего рунического письма фениксов благополучно сгинул в бездне веков. Поговаривают, что им пользовались вплоть до второго нашествия, но сейчас никто не может расшифровать древние манускрипты, содержащие бесценные знания.
  Джин пожал плечами и поплыл расставлять книги и свитки по местам, а Странник опёрся подбородком о кулак и нервно забарабанил пальцами второй руки по столешнице.
  - Алекс? - Феникс вздрогнул и оглянулся.
  - Привет, Браен.
  - О чём думаешь?
  Странник слегка нервно рассмеялся.
  - Ты не поверишь. О богах.
  - Да ладно тебе. Ты же в них не веришь, - изумился его брат.
  - Это так. Меня Елена заинтересовала, - видя полное непонимание на лице собеседника, Алекс пояснил: - Рисунком своим. Тем, над которым она целый день корпит.
  - Тот беленький мальчик? - насмешливо прищурился Браен.
  - Альбинос, - машинально поправил Странник.
  - Кто?
  - Ну, белый. Полностью. И глаза, и волосы. В общем, всё. Елена сказала, что это Жнец.
  - Это тот, которому храм недавно подновляли? Так он, вроде, старше выглядит.
  - Не знаю. - Алекс положил руки на столешницу, опёрся о кулаки подбородком и прикрыл глаза. Браен сел прямо на стол и подцепил ногтём переплёт лежащей перед братом книги, потом скривился, увидев древние руны, и слегка оттолкнул фолиант подальше. Он до сих пор с отвращением вспоминал годы своего обучения.
  - Я-то думал, всё намного прозаичнее.
  - Я тоже. Елена утверждает, что Жнец не выдумка, а реально существовавший бог.
  - Да ну? - скептически хмыкнул Браен.
  - По её словам, он погиб во время второго нашествия. Я перебрал исторические источники. В некоторых упоминаются боги, но не как реальные участники исторических событий. Нигде нет ни описания внешности, ни времени смерти, что очень странно. И это не первый факт, который меня настораживает в нашей 'чудом найденной принцессе'.
  - Вполне возможно, - поддакнул Браен. - Но если ты немедля не пойдёшь готовиться к балу, то получишь от отца по ушам за опоздание. Заодно и мне перепадёт. За то, что не проследил за тобой, оболтусом.
  
  ХХХ
  
  До бала оставалось ещё где-то полтора часа времени. Вскоре меня придут наряжать и делать причёску. Но это чуть позже, а сейчас... Я подошла к кровати и с удовольствием плюхнулась на неё прямо в одежде. Чуть подумав, стянула полусапожки, свернулась клубком, притянув подушку под голову, и с блаженным вздохом прикрыла глаза.
  Я прилегла буквально на минуту и провалилась в очередной кошмар. Дар предвиденья не желал оставлять меня в покое, а судьба дарить простую и счастливую жизнь. Картины безумным калейдоскопом сменяли друг друга и вычленить хоть что-то из этой чехарды было чрезвычайно сложно. Необычайно ярко чувствовались эмоции, но они настолько переплелись между собой, что разобрать, что кому принадлежит, было практически невозможно.
  Резко очнувшись, я ещё несколько минут лежала, стараясь успокоить забравшееся в горло сердце и придти в себя, потом раз за разом напрягала память, пытаясь вычленить отдельные элементы из этого безумного сна, состоящего из темноты, теней и эмоций. Насколько я поняла, на этот раз проблемы были у Странника. Похоже, из-за меня. Неужели эти разнесчастные убийцы так и не успокоятся? При чём здесь остальные, если покушаться должны на меня?! Или они просто злятся, что не в состоянии меня найти? Но так или иначе, нужно что-то предпринять, причём сегодня же, а то потом может быть уже поздно. Странника терять мне не хотелось, но и оставаться больше ему нельзя. Этот феникс был как глоток живой воды посреди всей этой пустыни лжи и недомолвок. Со мной он всегда был честен и прямолинеен. К тому же Странник был единственным, к кому можно было обратиться с абсолютно любой проблемой и знать, что он постарается её решить.
   Я улыбнулась, вспомнив, что именно он занялся Денисом в день нашего приезда, а потом я сама попросила приглядывать за мальчиком. Знаю, Странник был далеко как не рад, но пообещал сделать всё от него зависящее, чтобы ребёнка не обижали.
  Хотя бы из-за этого я должна попробовать ему помочь. Правда, полагаю, что от моей помощи феникс будет не в восторге. Ничего, жизнь стоит дороже всех обид вместе взятых. Однако Дефансер был со мною в корне не согласен, утверждая, что он бы на месте Странника прибил меня за подобную шутку.
  
  ХХХ
  
  Я с самого начала не ожидала от этого вечера ничего хорошего хотя бы потому, что на меня, в отличие от других, подобные мероприятия навевали скуку. А все эти условности, которые запрещали делать то, что я хочу, дико бесили. Поэтому я при первой же возможности забилась подальше и с постной миной ожидала, когда же можно будет сбежать, не слишком грубо нарушая этикет. А сей знаменательный момент настанет сразу после хода отца. Уйти раньше мне просто-напросто не позволят (каюсь, уже пыталась): кто-нибудь из братишек обязательно перехватит возле дверей и с вежливой улыбочкой препроводит к 'матери'. Сегодня же отец, похоже, заметил, что мне скучно и решил развлечь. На свой манер. Иначе как ещё объяснить действия моих братьев?
  Я стою в сторонке, никого не трогаю. Чего они все ко мне лезут? В мою сторону направлялась очередная фигура в традиционной чёрной одежде. Я мысленно застонала. Они издеваются, да? Чёрный Дракон, которому на время пришлось оставить свою фаворитку в одиночестве, тоже не выглядел счастливым. Тем не менее он церемонно мне поклонился и пригласил на танец. Я мученически улыбнулась и как можно вежливее выдавила:
  - Я с удовольствием потанцую с вами в другой раз. Сейчас я неважно себя чувствую.
  Не успел Чёрный Дракон отойти на достаточное расстояние, как я заметила целенаправленно пробирающегося ко мне Странника. О, нет! И он туда же? Я уже приготовилась выдать жалобную мину и донельзя усталый глосс, но, слава Богу, всё оказалось намного прозаичнее. Феникса интересовали боги. Пришлось пытаться объяснить, откуда я взяла сюжет для картины.
  - Понимаешь, в последнее время предо мной часто предстают образы, навеянные событиями из книг. И именно таким я видела Жнеца во сне.
  - Ясно, - задумчиво протянул феникс, этак оценивающе смотря на меня, и внезапно сменил тему: - Кстати, отец попросил меня об одной услуге. Не желаешь ли стать моей партнёршей в танце?
  Я воззрилась на него со священным ужасом и попыталась корректно сбежать. Не позволил. Единственное, чего я смогла добиться, это утянуть феникса на балкон, подальше от лишних ушей. Там я, наконец, сдалась.
  - Странник, я тебе доверяю больше, чем другим. - От подобного начала в глазах моего собеседника появилось изумление. - Поклянись, что никому не расскажешь о моём маленьком секрете.
  Феникс насторожился, слегка замялся, но кивнул, прекрасно осознавая, что у меня есть другие, более эффективные, способы заставить его молчать
  - Я не умею танцевать! - с трагическим надрывом выдала я, на всякий случай прикрыв глаза. Пару секунд ничего не происходило, а затем послышался тихий смех. Я обиженно уставилась на феникса. Тот с улыбкой покачал головой и пообещал, что никому не скажет об этом. Я вздохнула с облегчением и тут же задала давно интересовавший меня вопрос:
  - Странник, я хотела бы с тобой посоветоваться. - Я подтащила парня к тяжёлым портьерам и, приподняв их, указала на одного из фениксов. - Как тебе вон тот черноволосый красавчик, что стоит возле отца?
  - Князь Сумрака? - коротко глянул на меня Странник.
  - Наверно. Интересный, правда? И сильный...
  - Ну если ты так считаешь, - замялся феникс, явно не зная, как реагировать на подобное.
  - Как ты думаешь, можно его попросить обучить Дениса некоторым искусствам боя?
  - Нет! - сказано это было жестким, но в то же время облегчённым тоном.
  - Точно?
  - Он не станет возиться с мальчишкой.
  - Ну, тогда вон тот молодой, с вьющимися волосами, что стоит чуть правее. Дьявол, вроде, или Демон?
  - Дьявол. Демон в центре зала танцует с...
  - Угу, вижу. Не понимаю, чего вас так тянет на излишнюю патетику? Дьявол, Демон, Князи всякие. Неужели нельзя нормальные имена давать?
  - Нормальные имена, - пожал плечами Странник, явно не понимая, что меня может не устраивать.
  - Ладно, - сдалась я, - а Дьявол этот возьмётся обучать Дениса?
  - Нет.
  - Ну, хотя бы Чёрт! - чуть ли не взмолилась я. - Он, конечно, намного слабее, но на крайний случай...
  - Елена, никто не будет возиться с безродным мальчишкой.
  - Но почему?!
  - Да потому что это ниже их достоинства: обучать искусству боя мальчишку низших кровей!
  - Да его кровь получше всей вашей вместе взятой будет! - взвилась я и так резко развернулась на каблуках, что юбка встала колоколом. - До встречи. Очень неприятно было с тобой сегодня общаться.
  Я решила, что хватит уже мытарств на этот вечер для моей бедной психики и, осторожно лавируя между различных групп приглашённых, направилась к выходу, надеясь, что хоть сегодня меня оставят в покое. Где-то на середине зала меня перехватил Денис и сунул в руку клочок бумаги, а сам быстро растворился в толпе. Я, не подумав о последствиях, развернула его и прочла: 'Мы уезжаем. Прощай'.
  Мир тихонько покачнулся перед глазами, рука судорожно сжала злополучный клочок, на глаза навернулись непрошенные слёзы. Они уезжают. Прошлые нити обрываются. Больше не будет весёлых посиделок у костра, пошлых шуток, песен и игр на желание. Конечно, я прекрасно понимала, что их так и так не будет, но пока во дворце оставались светлые, надежда ещё как-то теплилась в душе. А теперь...
  'Так лучше для них', - мягко сказал Дефансер, правильно оценив моё состояние.
  Да, ты прав. Для них так будет лучше. Но я успела привязаться к этой весёлой компании.
  'Ну да, ну да. Не рыдать тебе больше на широкой груди Молнии, вгоняя парня в краску'.
  Я грустно улыбнулась, вспомнив эту сцену, и заметила прямо перед собой Мрака. Он протянул руку и вежливо попросил:
  - Отдай.
  Всполох зашевелился под юбкой, ощущая направленную на меня агрессию. Я скорчила недоумённую рожицу и невинно спросила, комкая пальцами листочек:
  - Что отдать?
  - Записку. Ту, что в левой руке.
  - Извини, Мрак, но её содержание тебя не касается. Не тебя приглашают на свидание.
   Я лучезарно улыбнулась, чем окончательно вывела феникса из себя. Он рванулся вперёд, в надежде забрать записку силой, но пальчики разжались и комочек бумаги полетел на пол. Впрочем, пола он не достиг, подхваченный выскочившим из-под юбки лисёнком. Несколько ленивых движений челюстями, глотательное движение - и Мрак окаменел от бессильной ярости. Я одарила незадачливого феникса насмешливым взглядом. Всполох юркнул в своё надёжное укрытие, а я направилась к выходу из залы, но шагов через двадцать застыла, вслушиваясь в красивую и мелодичную незнакомую речь. Незнакомую ли? Это было похоже на книги, которые я читала: сначала не понимаешь ничего, но вдруг осознаёшь, что все слова тебе знакомы, просто... забылись. Первые минут десять двадцать ещё сложно вникать в смысл фраз, но постепенно понимать становится всё легче. Так и здесь. Я заслушалась нежным журчанием голоса, но вскоре уже прекрасно разбирала, о чём идёт речь.
  Один из собеседников слегка раздраженно обратился ко мне, застывшей аки верстовой столб рядом с ним, но не переходя на язык тёмных фениксов, я ответила (причём неожиданно даже для себя). Раздражение на лице мужчины (кажется, это был семиец) уступило место изумлению, а потом мы вообще разговорились за милую душу. Семийцы оказались интересными собеседниками. Они тоже не воспринимали фениксовый придворный этикет, как нечто должное. Ещё бы! Так ограничивать в своих действиях девушек. Особенно, если учесть, что у семийцев матриархат. Настроение испортил феникс с красивым именем Закат (интересно, а у светлых Рассвет есть?), который вежливо, но непреклонно увлёк меня в центр зала к родительнице. Я обиделась, как ребенок, у которого отобрали новую игрушку, но пришлось присоединяться к матушке и выслушивать её лекции о моём неподобающем поведении.
  
  ХХХ
  
  Открыв дверь своей комнаты, я застыл статуей на пороге, соображая, то ли я ошибся коридором и вышел на женскую половину, то ли это и вправду Елена собственной персоной по-хозяйски развалилась на моей кровати. На меня девушка не обратила ровным счётом никакого внимания, полностью поглощённая изучением мягко светящегося шара чуть больше моего кулака.
  - Не комната, а проходной двор. О! Вон ещё один, - возмущённо прокомментировала она.
  - Что ты здесь делаешь?
  Елена, не оборачиваясь, сделала знак приблизиться. Я подошёл и посмотрел на шар, от которого она не отрывала взгляда. В его светящейся глубине отражалась её комната.
  - Вы ещё подеритесь за обладание моей неубитой тушкой... Не подрались, а жаль. О, и Молния сюда же. Или он мимо проходил и решил проверить всё ли в порядке? Тогда почему не через дверь? Вот прикажу заколотить окно, что они тогда делать будут? И вообще, что он здесь делает? Ну вот, сбежал. Так, ещё и служанка сюда же. Я вроде чётко приказывала: по ночам ко мне в комнату не соваться. Ну и вокал у девицы. Оглохнуть можно! Всё, спектакль окончен.
  Шар медленно погас, и Елена с удовольствием растянулась на моей кровати, сминая взбитые подушки. Красивое бальное платье уступило место слегка потрепанному брючному костюму. На остальной части ложа возлежал красный демон. Оставалось только удивляться, как этот не такой уж большой зверёк может занимать так много места? Составить ему соседство желания не было, поэтому я устроился в кресле, откинулся на спинку и поинтересовался не без сарказма:
  - Чему обязан лицезреть тебя в своей скромной обители?
  - Мне нужно найти учителей для Дениса, и я надеюсь, что ты мне поможешь.
  - Елена, я тебе уже объяснял, что фениксы за это не возьмутся. Зазорно такого обучать благородному искусству боя.
  - Благородному! - презрительно хмыкнула девушка. - Видела я ваши уловки. Благородными и честными их никак не назовёшь. Значит, ты мне не хочешь помогать?
  - Не могу.
  - Ну что ж, обидно. Честно говоря, я надеялась на другой ответ.
  Елена потянулась на постели, зажав в кулачках покрывало, потом грациозно встала и пошла по направлению к двери в коридор. И, прежде чем я понял её намерения, открыла её и обернулась с лёгкой улыбкой на губах:
  - Приятно с тобой иметь дело.
  Я прирос к креслу. Если меня раньше просто подозревали в связи с принцессой, то после такой подставы... Но зачем ей это нужно?!
  
  ХХХ
  
  Какой ужасный день! Какой кошмарный пень... Хм, это не из этой оперы. Но день и вправду ужасный. Всю ночь мне снились сны про Землю, про семью и друзей, про каких-то странных существ явно нечеловеческого происхождения, которые запросто разгуливали по мегаполисам, привыкая к чуждой для них жизни. Будем надеяться, что это простые кошмары, а не пророчества или ещё что. Странника ещё с утра с позором (то есть тихо и под видом важного поручения, но слухи обошли уже весь дворец) сбагрили куда-то на границу. Попутно выяснилось, что светлые тихо сбежали вчера под вечер, а то и раньше (но тогда что Молния делал в моей комнате ночью?). Всполох кого-то уже покусал и теперь с энтузиазмом убегал от покусанного по всему дворцу (это судя по звуковому сопровождению). А я битый час искала Дениса, методично обшаривая все закоулки и донимая расспросами прислугу.
  - Принцесса Елена, ваш отец желает, чтобы вы занялись подобающим мэрил занятием, - хмуро сообщил Демон, перехватив меня в одном из коридоров. - Следуйте за мной.
  Похоже, Повелитель решил больше не посылать ко мне с поручениями слуг. Мальчиками на побегушках стали мои братья. И радости в глазах Демона от взваленной на него миссии я не заметила. Впрочем, он в моих тоже. Конечной точкой нашего следования стала небольшая пустая зала с существом непонятной антропоморфной расы посредине. Ниже меня на полголовы, совершенно лысый, лупоглазый, безгубый и желтокожий - он производил удручающее впечатление, которое усиливалось непропорционально длинными ногами, худыми как у цапли. И это оказался мой учитель по танцам! Я непроизвольно попятилась от подобной перспективы и мысленно 'поблагодарила' Странника. Похоже, он нашёл-таки способ отплатить за вчерашнее. Но он же дал слово!
  Через часа полтора (по солнцу, а по ощущениям, так через двое суток) я буквально выползла на дрожащих от непривычного напряжения ногах из зала 'пыток', 'обнадеженная' напоследок известием, что завтра занятие будет здесь же в это самое время.
  Костеря на все лады Странника и отмахиваясь от подначек Дефансера, я абсолютно случайно наткнулась на спешащего куда-то Дениса. Этот шанс я упустить не могла. Как оказалось, мальчик прекрасно справлялся с тренировками почти самостоятельно. Правда, он занимался усвоением техник боя скорее в теоретическом плане, подглядывая за тёмными из укромного местечка, а потом отрабатывал новые удары в гордом одиночестве.
  Ну что ж, малоэффективно, но всё же лучше, чем ничего, - вынуждена была признать я.
  
  ХХХ
  
  В очередной раз возникло противное чувство слежки. И вновь я не мог установить её источник. Вот уже несколько дней кто-то упорно наблюдает за нашими тренировками. Конечно, это может оказаться кто-либо из слуг, действующий по приказу отца. Но тогда можно было бы отследить, где он находится. А с этим не получается. Отвлёкшись, я слишком сильно замахнулся, давая противнику мгновение форы, и тот не преминул им воспользоваться. Проклятие.
  - Посмотрите, какие у нас гости!
  Я обернулся на голос Мрака. Тот стоял на крыше одного из складов и держал за шкирки две фигуры, которые имели вид нашкодивших щенков. Теперь понятно, почему я не смог их заметить раньше: забор на пол-локтя выше крыш, а деревья дают дополнительную защиту.
  Вот только щенками эта парочка не была. Вздорная девчонка, стоящая как кость поперёк горла, выдающая себя за принцессу, и мальчишка, которого она приволокла с собой. Елене мы сейчас ничего сделать не сможем - отец не позволит, а вот этого щенка-недомерка проучить давно пора. Может, воспитание подействует, и они уберутся подобру-поздорову. Я нехорошо улыбнулся, предвкушая дивное зрелище, и кивнул Мраку. Тот, не выпуская своих пленников, перепрыгнул через забор и направился к нам. Он с удовольствием поучаствует в предстоящем действе, уж больно сильно допекла его эта Елена за время поездки. Поставленный на ноги мальчишка даже не сделал попытки сбежать, но струхнул сильно.
  - Ты хотел посмотреть на наши тренировки? - Я сделал шаг по направлению к нему, не отрывая взгляд от побелевшего лица.
  - Д-да.
  - Ну так вот, - хищно улыбнулся я и выдержал паузу, заставляя мальчишку ещё больше нервничать. - Сейчас ты в них поучаствуешь.
  Князь Сумрака направился ко мне. Неужели он хочет защитить этого гиела? Ну уж нет, я не позволю, чтобы он испортил мне праздник. Удара без предупреждения мальчишка явно не ожидал, однако он пытался блокировать следующие. Но это было бесполезно: в жестокую игру включились почти все.
  Реакция девчонки меня разочаровала и изумила. Она не пыталась лезть спасать мальчонку, что было бы совершенно бесполезно, не заламывала в бессилии руки и не рыдала, но её комментарии и поведение были более чем странными. Елена старалась стоять спокойно, хотя было видно, как она сильно напряжена, и комментировала, смотря себе под ноги. Таким образом она не могла видеть, что происходит, но по её словам так не скажешь.
  - Поосторожнее, не мешок с песком. Эй, в голову не бейте! А поаккуратнее можно? Или хотя бы не так сильно. Я же сказала: голову не трогать! И шею тоже. Эй-эй, только без ног. Ногами не бейте, он же ребёнок ещё! Прекратить!!! - последнюю фразу девчонка рявкнула командорским тоном и так сильно, что все поневоле послушались. - Он всё понял. Отойдите от него.
  Я не поверил своим ушам, но Елена, не ожидая нашей дальнейшей реакции, пробилась сквозь живую стенку и склонилась над мальчишкой. Тот был ещё в сознании. Помахав у него перед лицом рукой, девчонка спросила:
  - Сколько пальцев?
  - Много.
  Елена осмотрела руку со всех сторон и слегка напряжённым голосом уточнила:
  - А много - это сколько?
  - Не помню, - вяло отозвался мальчишка, пытаясь отвернуться.
  Она тихо, но с чувством сказала:
  - Вот черти. Чего смотрите? Проваливайте отсюда, вредители. - Это было уже к нам, но никто не сдвинулся с места.
  - Пять, - тихо произнес мальчишка.
  - Что пять? - не поняла Елена.
  - Пальцев.
  Девушка задорно улыбнулась и провела кончиками пальцев по щеке мальчишки.
  - Ну и чудненько. Ну что ж, с боевым крещением тебя.
  Она попыталась поднять мальчишку, но он был слишком тяжелый. Его подхватил Бес и быстрым шагом направился к дворцу. А ведь он не участвовал в избиении... Как и Князь Сумрака. Честно говоря, не ожидал от последнего такой щепетильности. С другой стороны, он же друг Странника, а того девчонка буквально околдовала. Но Алекса выслали, и Браен не может не знать, по чьей именно прихоти это произошло. Теперь ещё, небось, отцу расскажет про мальчишку, тогда к этой парочке вообще будет не подобраться. Вот Джер! Развернувшись, я направился к озеру. Улучшившееся было настроение стремительно падало вниз.
  
  ХХХ
  
  Самолечение, лечение незначительных ран... Долго его ещё ждать нужно? Будто не лекарь, а пуп Земли. Так, нужно успокоиться. Что у нас там дальше? Отращивание конечностей. Какой кошмар. О, исцеление больших участков внешних повреждений. Как тебе это?
  'У тебя силёнок не хватит даже царапину залечить', - слегка пренебрежительно отозвался Дефансер.
  Я скрипнула зубами в бессильной злобе и продолжила просмотр книги.
  Исцеление внутренних повреждений. Удаление внутренних частей. Страница, две, три, пять, десять... Когда это удаление закончится? А, вот. Что?! Поднятие мёртвого тела?! Ну у вас и мышление. Излечить не получилось, так хоть позабавимся, что ли? Садисты.
  'Прагматики'.
  Короткий стук в дверь дал повод отложить книгу подальше. Лекарь, судя по виду, не принадлежал к расе фениксов, но оказался столь же непрошибаем.
  - Что значит, вы не возьмётесь его лечить? - рявкнула я, моментально выходя из себя.
  - Я подчиняюсь приказам Повелителя Гиперии Харолана...
  - Я знаю, как его зовут!
  - И он запретил исцелять вашего мальчика, - мягко-увещевательно, будто разговаривая с умалишённой, ответил лекарь.
  - Но почему?!?
  - Мысли Повелителя мне неведомы и остаётся лишь смиренно следовать его словам, - с видом полной покорности пробормотал мужчина, в этот момент донельзя походивший на святошу, но тут же твёрдо добавил: - Я сомневаюсь, что кто-либо возьмётся исцелять этого молодого феникса.
  - Но посмотрите же на него! - Я силой поволокла мужчину к кровати, надеясь, что у того осталась хоть капля жалости. - В ваших силах уменьшить его боль.
  - Простите, мэрил.
  Я зло глянула на лекаря в упор и медленно и чётко произнесла:
  - Или вы его исцеляете, или будете искать другую работу.
  Он испуганно отшатнулся, вмиг растеряв тонкий налёт внешней доброжелательности, но остался непреклонен, и убедить его я так и не смогла. После ухода целителя я нервно заметалась по комнате, не зная, что предпринять. Остановить озлобленных фениксов тогда на поляне у меня не было возможности, но я как могла пыталась ограничить ущерб, наносимый Денису. Ведь не окажись меня там, его бы не заметили... А, может, заметили бы и убили.
  Но так или иначе, мальчику досталось намного больше, чем я ожидала. Лечить его никто не хочет... Едва заметное движение на кровати заставило меня вмиг оказаться у изголовья. Но нет, это Всполох устраивался поудобнее. Денис тихо спал, напичканный обезболивающим. Я вновь бросилась к книге в поисках спасения. Действие лекарства закончится часа через три, а повторная доза может оказаться смертельной.
  Должно быть в этой чёртовой книге хоть что-нибудь толковое! Ну хоть один-единственный, но действенный способ. Не то, не то, не...
  'Тоже не то. Давай дальше', неприязненно отозвался Дефансер.
  Но почему? Ускоренная регенерация. Ты уверен?
  'Абсолютно', припечатал феникс.
  Пролистав книгу до конца я поняла, что этот способ и есть единственный. Пробежала глазами объяснения. Вроде реально осуществимо: переломов и вывихов нет, зафиксировать в неподвижном состоянии на жёсткой поверхности реально, от меня особых усилий и умений не требуется. Но должен быть здесь какой-то подвох, иначе феникс не выступал бы столь явно против этого способа лечения.
  Почему тебе не нравится?
   'Я искренне не советую испытывать это на мальчике'.
  Но тогда он быстро вылечится! Это ведь регенерация, к тому же ускоренная.
  'Как хочешь. Ты же у нас великий воспитатель воинов', не без сарказма выдал Дефансер и отказался что-либо пояснять.
  Я ещё раз внимательно перечитала объяснения. Вроде ничего страшного случиться не должно. Или у них в заклинаниях тоже побочные эффекты есть, как в наших лекарствах?
  Так в чём проблема? - вновь пристала я к фениксу.
  'Ни в чём. Просто я за то, чтобы мальчик выздоравливал медленно и без постороннего вмешательства'.
  Зато я против!
  Приготовления не заняли много времени. С кругом на полу пришлось, конечно, повозиться, но я начертила-таки точное соответствие рисунку в книге. Сложнее было перенести Дениса в центр моего художества, но и с этим я благополучно справилась. Ещё раз перепроверив, всё ли правильно сделала, я отложила книгу и попыталась успокоиться. Теперь осталось произнести слова и капнуть немного крови, наполненной силой, чтобы активировать круг.
  
  ХХХ
  
  Я сидел за столом и разбирался с очередной порцией бумаг, подсунутых отцом. Вот только мысли то и дело уходили от важных государственных вопросов к произошедшему сегодня во время тренировки.
  Встряхнув головой, я вновь, уже в пятый раз, принялся за чтение приветственного письма от урмудов, но через пару строк перед глазами был уже не тонкий лист велена, а сцена избиения мальчишки. Если бы я тогда не заколебался, то этого можно было бы избежать. Зачем Карену понадобился этот злосчастный мальчишка? Братец вспыльчивый, конечно, но не до такой же степени, чтобы избить ребёнка... или же его настоящей целью была Елена? Ведь все знают, как эта девушка носится с найдёнышем. Выдвигаются самые невероятные гипотезы подобной доброты, вплоть до измышлений, что мальчишка - её сын. Бред, конечно, но Елена и вправду сильно дорожит этим Денисом. И сцена на тренировочной площадке... Могу поклясться, что девушке было очень больно видеть подобное, хотя внешне она вела себя очень достойно. Но после этого Елена прогнала охрану, поставленную отцом к дверям её комнаты, ругаясь так, что мне постеснялись цитировать. А уж с каким лицом от неё выскочил Симеон, отцовский целитель!
  Лично я считаю, что отец не должен был запрещать лечить мальчика. Как странно, Повелитель хорошо относится к Елене и совершенно не переносит Дениса. Подозреваю, что последнее решение отца было продиктовано исключительно эмоциями, иначе бы он сообразил, что своим приказом заставляет девушку страдать. А во власти сильных эмоций она вообще неконтролируема.
  Алекс перед отъездом попросил присматривать за девчонкой, вскользь обронив, что та совершенно непредсказуема и запросто может выкинуть всё, что угодно. Даже сбежать. Но без мальчишки она этого не сделает, вот почему нельзя спускать с него глаз. А ведь сейчас они вместе... Я прикусил губу и невольно сжал в кулаке послание. Захотелось вскочить и лично проверить, на месте ли Елена и всё ли с ней в порядке.
  Вопль, внезапно прокатившийся по коридору, наводил на мысль об особо жестоких пытках. Моментально подхватившись, я выскочил за дверь, полный самых мрачных предчувствий, и стал прислушиваться. Крик оборвался так же резко, как и начался. Неужели недосмотрели? Перед комнатой Елены я замер, боясь, что всплывшая в сознании картина окажется реальной, но тут же устыдился собственной слабости. Если дверь и была заперта, я этого не заметил. Представшая перед глазами картина была намного кошмарнее самого страшного предположения.
  Голое тело на полу в красном светящемся круге бешено извивалось, а Елена с посеревшим лицом полулежала недалеко, будто отброшенная невидимой силой. Вот она вскочила на ноги и метнулась к лежащей возле круга книге. Принцесса принялась перелистывать страницы, бормоча: 'Боже, как это остановить?'. Книга полетела на кровать, а девушка бросилась внутрь круга, но не смогла пересечь слабосветящуюся границу. Отброшенная, Елена вновь оказалась на полу. Красная линия мигнула и медленно погасла. Мальчишка дёрнулся в последний раз и перестал шевелиться.
  
  ХХХ
  
  Я поднялась и подбежала к Денису, забыв про боль в обожжённых руках. Мальчик бледной изломанной куклой застыл на каменном полу. Неужели я его убила? Нет, дышит. Слава Богу. Я прижала к себе худенькое тельце, которое, казалось, ещё больше истончилось, и мальчик тихо застонал. Наверно, я ему только добавляю боли. Я прикусила губу, изо всех сил стараясь не разрыдаться, и чуть отодвинулась. В ушах стучала кровь, перед глазами всё покачивалось. Подхватив Дениса на руки, я осторожно уложила его на постель и прикрыла одеялом.
  Неужели ты не мог объяснить, что это такое? - зло набросилась я на Дефансера, чтобы хоть как-то отвлечься.
  'Ты хотела, чтобы мальчик выздоровел как можно быстрее', - безмятежно отозвался феникс.
  Но не таким образом!
  'Зато теперь ты знаешь, что такое ускоренная регенерация', - хмыкнул Дефансер. Похоже, он совершенно не сожалел о произошедшем.
  Ты...ты...ты...безжалостная тварь!
  'Да пожалуйста. Главное, чтобы ты всякую ерунду на себе не испытывала'.
  Я не выдержала и всё-таки разрыдалась.
  
  ХХХ
  
  Она сгорбившись сидела на кровати, не видя вокруг никого и ничего, и почти беззвучно плакала, а мы стояли, как каменные статуи, в дверях. Не знаю, как остальным, а мне было откровенно не по себе не только от сцены, свидетелями которой мы стали, но ещё и от того, что у мальчишки на теле больше не было ни одного синяка или ссадины. Хотя все видели, во что его превратил утром Чёрный Дракон с друзьями. Такие повреждения не сойдут и за луну.
  Наконец, Елена более-менее успокоилась, склонилась над смягчившимся в забытьи лицом мальчонки и осторожно отвела с глаз прядь волос. Да, она действительно им сильно дорожит. Принцесса едва слышно всхлипнула и направилась к выходу, понуро опустив плечи. И только сейчас девушка заметила нас.
  - А вам что здесь надо? Убирайтесь немедленно.
  Тихий спокойный шёпот никак не гармонировал с заплаканными, наполненными болью и одновременно злостью глазами.
  - Нечего вам здесь делать. Не в цирк пришли, чтобы на представление глазеть. Я сказала: вон! - в тихом голосе прозвучала сталь, а в глубине глаз появилось что-то пугающее и властное. Все подчинились. Лично мне на мгновение стало страшно. Никогда не думал, что эта смешливая оторва может смотреть так, что любой василиск удавится от зависти. С другой стороны, не зря же Алекс относился к девушке с опаской. Что же он нам ещё не рассказал о нашей необычной 'сестре'? Принцесса вышла следом за нами. Кто-то удивлённо произнёс:
  - Мэрил, ваши руки! Вам нужно немедленно к целителю.
  Она вызверилась так, что я предпочёл бы оказаться один на один со взбешенным отцом, чем с ней.
  - Да пошли вы со своим целителем! Отвалите от меня!!
  - Куда? - не понял Девил. Я невольно хмыкнул. И то правда, набралась из библиотечных книг непонятных выражений, а ты сиди и думай, что они означают.
  Она проигнорировала вопрос и ушла, высоко подняв голову, отдав напоследок приказ, чтобы присмотрели за мальчишкой. Причём сказано это было таким тоном, что я не сомневался: выбранные служанки скорее умрут, чем решатся навлечь на себя гнев мэрил.
  
  ХХХ
  
  Остаток дня я провела за рисованием. Это хоть как-то успокаивало. Стоило мне хоть на минуту отложить карандаш, как начиналась очередная истерика. Возле Дениса сейчас дежурят две служанки, готовые исполнить малейшее его желание, и Всполох, присматривающий за всеми троими. Но принесённую боль мне уже не забрать обратно. Как я теперь ему в глаза посмотрю? Правильно, никак. Вряд ли он меня простит. И уж во всяком случае я себя точно не прощу. За стенкой в моей комнате в очередной раз поднялся гвалт и беготня. Как хорошо, что меня там нет, иначе что-нибудь в кого-нибудь обязательно бы полетело.
  Здорово всё-таки, что я нашла эту потайную комнату. Здесь я могу спокойно рисовать, читать и даже переночевать при необходимости. Единственный огромный недостаток (в то же время он является в определённом смысле преимуществом) - это отсутствие окон.
  Вот и сижу я, забившись, как медведь в берлогу, пожизненная одиночка. Все, кто хоть сколько-нибудь дорог мне, уходят сами или из-за сложившихся обстоятельств. Сначала ты, Ал. Потом Молния, Серебряный Дождь, Ветер, Туман,... Следом Странник. И вот теперь я теряю по собственной глупости и из-за эгоизма Дениса. Моего демона-хранителя всё нет и не понятно уже, появится ли он вообще. Тёмные меня тихо ненавидят, считая недостойной чужачкой. Только Всполох со мной остался.
  'Эй, а я?' - удивился Дефансер.
  А тебе никто права вякать не давал. Ты меньше, чем пустое место! - моментально вскинулась я.
  'Неудивительно, что от тебя все уходят. Ты их совершенно не ценишь. Вот я с тобой остался и что я слышу?' - Похоже, феникс ни на шутку обиделся, но если бы он рассказал всё с самого начала, то ничего бы не произошло.
  Замолчи!.. - Да, ничего бы не произошло, и Денис так и остался страдать от побоев. Так что бы я выбрала, если бы знала всё заранее? Смогла ли тогда удержаться и не попробовать регенерацию? Ответа я не знала, но почувствовала себя виноватой за грубость перед своим фениксом. Немного помолчав, я всё же добавила: - Пожалуйста.
  Я чувствовала себя совершенно разбитой и подавленной. Почему здесь нет магнитофонов? Хотя с их придворной музыкой магнитофоны понадобятся только в качестве снотворного. А мне хотелось настоящей музыки, волнующей, затрагивающей саму душу и позволяющей забыться хоть ненадолго.
  
  ХХХ
  
  Принцесса Елена исчезла бесследно. Мы перевернули вверх дном весь дворец и окрестности, но она будто за Грань провалилась. Мало ли что у девчонки на уме? Может, она от горя топиться пошла? Хотя какое у неё горе? Мальчишку вылечила по какой-то древней книге, в которой вроде и знакомые письмена, но никто ничего не понимает; зато у самой руки были сильно обожжены. Наверно, и себя уже вылечила.
  Повелитель пригрозил, что если с ней что случится, то он найдет нас даже за Гранью. Так что лучше нам самим на себя руки наложить. Позора меньше будет. Странно, что до сегодняшнего дня ему было всё равно, что с ней станет. А теперь - нате! Да если с ней... да если она... да если её... Тьфу ты, демоны! И на бал не появилась. Отец тоже рвёт и мечет. Ещё бы, он главный ответственный за охрану во дворце. Пока главный ответственный, но, с такими темпами, Повелитель передаст его полномочия своему сыну Карену. Так, похоже, отец смотрит в мою сторону. Пора драпать, мало ли что у него на уме. Я стал осторожно пробираться а балконам, надеясь там переждать приступ отцовской ярости, но буквально через десяток шагов меня перехватил Девил и потянул за собой в сторону одного из выходов.
  - Джин, пошли.
  - Куда?
  - Девчонка нашлась. Наши тут недалеко собираются.
  - Зачем? - не понял я. Если Елену нашли, то можно, наоборот, вздохнуть спокойно.
  - Судя по лицам - душить её будут, - без тени иронии бросил Девил.
  - Да ладно тебе.
  - Я серьёзно. Она даже Карена до бешенства довела, что никому ещё не удавалось. Он пообещал, что обязательно найдёт девчонку, но только для того, чтобы собственноручно её убить. И чхать ему, что потом с ним отец за это сделает.
  Я только недоверчиво покачал головой. Идти против воли повелителя не самая удачная идея. Что же такого сделала девчонка, что Карен согласился навлечь на себя гнев отца? размышляя над этим, я не обратил внимания, что мы вышли на террасу и всё больше удаляемся от дворца. лишь когда света стало мало и нас начали обступать деревья, я очнулся.
  - Она, что, в парке?
  - Да, забралась подальше и на гитаре тренькает, - недовольно дёрнул плечом Девил.
  - Ага, слышу. - И вправду откуда-то спереди раздавались звуки гитары и женский голос. Я невольно скривился, попытавшись понять, о чём песня. - Опять поёт на каком-то непонятном языке. Откуда она только такая умная нам на голову свалилась?
  - И живучая, - пробормотал Девил будто про себя.
  Чем ближе слышалась песня, тем осторожнее вёл себя Девил. Наконец, мы добрались до небольшой полянки, купавшейся в серебре ночного светила. Елена сидела на небольшом бревне, полускрытом в высокой траве. Залитая неестественно ярким светом, она казалась нереальной и... красивой. Мысль, о том, что она красива пришла в голову в первый раз после приезда найденной принцессы. Песня закончилась. Надо признать, голос у девушки поставлен неплохо. Елена напряглась, будто услышала наши движения. Я настолько удивился, что задержал дыхание. Понемногу напряжение покидало хрупкую фигурку, но мы всё ещё не рисковали шевелиться. Наконец, в тишину леса вплелись тихие аккорды.
  
  'Снова полночь. Слышу чей-то голос.
  Шепчет имя, манит и зовёт меня...' (Ария 'Кто ты?')
  
  Песня была настолько неженственна и правдоподобна, да и голос как будто стал ниже и грубее, и слова составлены для мужского исполнения, что я прирос к стволу дерева. Потом песни следовали одна за другой: мягкие, военные, победные... Подборка была такова, что никакая девушка не рискнула бы их исполнить. А Елена вкладывала в музыку, в слова все свои эмоции, всю страсть, будто и впрямь хотела оторваться от обыденной суеты, раскинуть крылья и улететь в бескрайнее небо, вслед за солнцем.
  Но это были чужие песни. Да, они исполняются на нашем языке, но они чужие. Красивые, смелые и непонятные. К тому же эта странная техника игры, этот чёткий ритм, несвойственный нашей музыке и не слишком подходящий (как мне до этого казалось) для гитарного исполнения. Но больше всего меня удивляли слова, встречающиеся в текстах: душа, демоны, ангелы, люди, черти... Похоже, она вкладывает в них совсем иной смысл. То-то она едва удерживалась, чтобы не расхохотаться над нашими именами во время представления её двору.
  Малолетний полукровка в сопровождении полудикого питомца попытался неслышно подойти к принцессе со спины. Не дойдя пару шагов, он остановился, удивлённый, что-то сказал, а потом бросился Елене на шею. Ей пришлось буквально отдирать мальчишку от себя. Потом что-то случилось, и полукровка испуганно вскочил, будто увидел вместо принцессы горгону. Последовал короткий разговор, и он пристроился у Елены в ногах, рядом со зверёнышем. Девушка вновь запела, но на этот раз в песнях была лишь тихая грусть. Опять появились слова на незнакомых языках.
  Они ушли за полночь, вместе. В сторону, противоположную дворцу. А мы с Девилом всё так же неподвижно стояли, будто под действием неизвестной магии. Как потом выяснилось, мы были не одни такие. Карен с Лареном и Филиппом ещё долго ходили задумчивые, периодически напевая себе под нос одну из Елененых мелодий или отстукивая на стенах и столешницах чёткий ритм.
  
  ХХХ
  
  Дефансер выбил-таки себе эту ночь. Честно говоря, я не слишком сопротивлялась. Хотелось немного развеяться. На этот раз слияние сознаний прошло быстро и практически незаметно. Я думала, мы, как обычно, отправимся куда-нибудь подальше и порезвимся в безбрежных просторах ночного неба. Но сейчас наши желания совпали в другом. Дефансеру хотелось вспомнить прошлое, почувствовать под пальцами струны гитары, а мне (или нам обоим?) нужна была нормальная музыка. Знакомые и незнакомые песни сами всплывали в памяти. Мозг легко и быстро подбирал нужные аккорды. А потом... потом был зов. Это напоминало лёгкий северный ветерок; скользнул по коже и исчез, а ты гадаешь: был он на самом деле или это твоя безудержная фантазия.
  Зов исчез, а я всё сидела, пытаясь скинуть с себя наваждение, потом, внезапно для себя, настроилась на совершенно иной лад, будто и вправду могла получить ответ, облекая свои мысли и сомнения в слова. За мною следили, но мне было всё равно. Вряд ли они хоть что-нибудь поймут из того, что я хочу сказать этими песнями.
  Кто-то тихо (как ему казалось) решил подобраться ко мне со спины. Денис. Только у него такая необычная аура. И Всполох рядом. Его аура сильнее, но он умеет её скрывать. Это так просто, а ведь я в своё время столько мучилась.
  Чего Денису не спиться? Может, что-то произошло? Что с ним может произойти? Скучно, небось, стало.
  Мои мысли и эмоции настолько тесно переплелись с восприятием мира Дефансером, что было крайне сложно понять, что думаю и ощущаю именно я.
  - Прости меня.
  - Что? - Денис замер, не веря своим ушам.
  - Прости меня за то, что причинила тебе боль. Я не... - Неправда, я знала, одёрнула я себя и поспешила подкорректировать фразу, - ...не хотела.
  Феникс прижался к моей спине и обхватил шею руками.
  - Спасибо.
  - За что? - на этот раз пришла моя очередь удивляться.
  - За то, что... не хотела. - Он тихо рассмеялся. - И за то, что волновалась. Обо мне никто никогда не заботился.
  Я так и знал, что с ним всё в порядке.
  Всполох попытался забраться ко мне на колени, упорно игнорируя устроившуюся там гитару. Пришлось указать ему место в ногах. Лисёнок недовольно потоптался по моим ступням, но в конце концов смирился с моим авторитетом.
  - Ты всё ещё хочешь стать великим воином? - тихо поинтересовалась я у Дениса, внутренне замерев. Ни дай Бог я ошиблась в его характере.
  - Больше, чем когда-либо, - уверил меня мальчик, заставив улыбнуться энтузиазму, прозвучавшему в его голосе.
  - Ну что ж, придётся лично заняться твоими тренировками.
  - Ты?! - изумлённо выдохнул мальчик.
  - А что? - я повернула голову и встретилась со взглядом изумленных чёрных глаз. Денис резво отскочил, испуганный и ошарашенный.
  - Кто ты такой? Что ты с ней сделал? - зашипел подросток, не отрывая взгляда от моего лица.
  - ?!? - пришел мой черёд изумляться. - Денис, ты чего?
  - Твои глаза...
  - Что с ними не то? - забеспокоилась я.
  - Они... страшные!
  - Ну уж, - всерьёз обиделась я. - Твои, по-моему не лучше.
  - Ты вправду Елена слегка боязливо поинтересовался подросток, за что удостоился обиженно-злого взгляда. Потом он заметил лисёнка, льнувшего ко мне, и успокоился: пристроился рядом прямо на траве. А меня вновь потянуло на песни.
  
  ХХХ
  
  Следующие две недели прошли на удивление спокойно и благополучно. В том смысле, что меня больше не пытались убить. То ли не могли найти, то ли забросили это провальное предприятие. На почти каждодневных балах я если и появлялась, то совсем ненадолго. Основную часть времени приходилось разделять между библиотекой, обучением Дениса и картинами. Ах, да. И танцами.
  Во дворце, похоже, ко мне уже привыкли (точнее, к моему постоянному отсутствию). Отец больше не отправлял никого на мои поиски и не пытался повлиять авторитетом, чтобы я изменила своё поведение на более благопристойное. Я благополучно подружилась с поварами. А началось всё с того, что я, не стесняясь, хвалила приготовленную ими еду. Готовят здесь изумительно, так что я ничуть не кривила душой. Теперь в любое время дня и ночи на кухне меня ждёт что-нибудь вкусненькое.
  Неделя омрачилась одной крупной ссорой: я заступилась за безвинно наказанную служанку и дала одной из своих 'сестёр' пощёчину, после чего та завыла, как противопожарная сирена. Правда, ровно до того момента, как встретилась со мной взглядом, после этого моя 'родственница' побелела, посерела и выскочила из комнаты, разом забыв про все обиды. Неужели я такая страшная?
  После этого наши милые дамы, все без исключения, называли меня за глаза не иначе, как ведьма, правда, старались, чтобы поблизости не было отца, и держались от меня на расстоянии.
  А потом начался форменный бардак, как будто у всех сразу посносило крышу.
  Надо сказать, что я довольно долго присматривалась к фениксам, пытаясь выбрать из них достаточно сильного, но такого, которого можно более-менее контролировать. То, что я вожусь с Денисом - это хорошо, но одного мальчика для восстановления могущества целого народа мало. Нужно привлекать к этому делу других фениксов. Причём с одной стороны выбрать нужно достаточно сильного, чтобы гарантированно прошёл инициацию, с другой, он должен уметь держать язык за зубами, ведь я не хочу, чтобы про меня начали ходить дикие слухи. Плюс к этому остаётся ещё одна важная проблема - сделать так, чтобы избранный феникс беспрекословно меня слушался.
  После долгих размышлений я остановила свой выбор на парне по имени Дьявол. У него очень хороший потенциал, но он слабо развит. К тому же этот феникс достаточно молод и пластичен, чтобы начать учиться заново, и достаточно честолюбив, чтобы ввязаться в эту авантюру, весьма притягательную, надо сказать, особенно, если правильно расставить акценты.
  Так что в этот вечер я появилась на балу исключительно для того, чтобы передать записку Дьяволу, а потом сразу отправиться готовиться к предстоящей встрече. Но как я ни высматривала, нужного феникса нигде не было видно. Полностью погружённая в мысли, куда он мог запропаститься именно тогда, когда нужен, я пробиралась к выходу. Раздавшийся прямо над ухом голос, заставил меня вздрогнуть и резко остановиться.
  - Елена, я хотел бы с вами поговорить.
   Я чуть не выронила приготовленную для Дьявола записку, но быстро справилась с собой и обернулась с лёгкой улыбкой на губах.
  - Конечно.
  Передо мной стоял Джин. По виду, он года на три-четыре старше меня. Жёсткие медные волосы были собраны в короткий хвостик. Невысокий, широкоплечий и постоянно какой-то неуверенный в себе. Серые глаза, прорезанные вертикальными зрачками цвета охры, в данный момент были устремлены в мозаичный рисунок пола. Губы плотно сжаты, а рукам явно не хватало привычных карманов в брюках. Обычно он так не нервничает. Кстати, Джин - это его первое и единственное имя. То ли он не захотел брать второе после совершеннолетия, то ли...
  '...он слишком слаб, чтобы его получить, - закончил за меня Дефансер и добавил: - Я придерживаюсь второго варианта'.
  - О чём вы хотели поговорить? - я вежливо улыбнулась. Увы и ах, времени у меня не настолько много, чтобы тратить его на пустые разговоры. Скоро начнутся танцы. К тому времени мне нужно успеть отсюда сбежать.
  Джин посмотрел мне в глаза и сделал театральный жест рукой в сторону одного из балконов, что был поближе к нам.
  - Надеюсь, уважаемая мэрил не сильно занята и уделит мне пару мгновений своего драгоценного времени?
  Интересно, мне послышалось, или в его голосе и вправду прозвучала скрытая насмешка? Лично я предпочту первый вариант. Может, его отец послал. Кивнув, с лёгкой улыбкой на губах я последовала за фениксом. На балкончике никого не было, портьеры мягко опустились, отрезая нас от гула, царящего в зале.
  Джин остановился в нескольких шагах от меня и долго всматривался в моё лицо, потом весело спросил:
  - Как насчёт того, чтобы стать моей любовницей?
  Я умудрилась подавиться воздухом и закашлялась. Наконец, я смогла выдавить:
  - Что, прямо так сразу?
  - А в чём проблема? - не понял феникс. Интересно, у них подобная наглость в порядке вещей? Хотя вполне возможно, особенно если учесть, что с наступлением ночи я стараюсь пользоваться только секретными коридорами, чтобы не травмировать свою нежную психику видом отнюдь не скромно целующихся парочек по углам. Проучить его что ли? А что, отличная идея! Развлекусь и парня к делу пристрою.
  - Проблема во мне... Или в тебе. - Я уже достаточно пришла в норму и позволила себе лёгкую улыбку. - Сначала докажи, что я и вправду нужна тебе, а не просто так... - я сделала неопределённый жест рукой, подбирая нужное слово, - ...девочка на одну ночь.
  - Каким образом? - опешил парень.
  - Как хочешь, но я должна убедиться, что ты серьёзно к этому относишься. Я ведь тебе не игрушка какая-то и не служанка.
  По мере того, как вытягивалось лицо Джина моя улыбка становилась всё злораднее. Посмотрим, кто над кем смеяться будет.
  Попрощавшись небрежным кивком, я скользнула обратно в танцевальную залу и, к своей радости, сразу же заметила скучающего неподалёку Дьявола. Мазнув по нему взглядом, я направилась к одному из выходов, но, проходя мимо феникса, будто нечаянно оступилась, закономерно ожидая, что парень меня поддержит, и незаметно сунула ему в руку записку. Затем слегка сконфуженно извинилась за свою неловкость и поспешила дальше не оглядываясь.
  
  ХХХ
  
  Стоило принцессе отойти от балкона, как к нему, независимо друг от друга, направилось сразу трое фениксов. Карен, плотно прикрыв за спиной портьеры, внимательно окинул взглядом недовольного Джина, устроившегося на перилах, и поинтересовался, стараясь, чтобы его голос звучал как можно беззаботнее:
  - Ну что, получилось?
  - Наполовину, - убито буркнул Джин.
  - Ну давай, не тяни. Что она сказала? - Филипп не отрывал взгляда от лица приятеля, будто пытался прочесть на нём ответ.
  - Предложила за ней поухаживать, чтобы убедиться, что я к этому серьёзно отношусь.
  Джин резко откинулся и тут же зашипел, ударившись головой о стену.
  - Ну что ж, удачи. - Карен утешающее похлопал приятеля по плечу и поспешил обратно в зал. Настроение его стремительно улучшалось. Феникс даже начал мурлыкать от удовольствия памятный мотив. Ещё бы, отказавшись от бесплотных попыток незаметно убрать принцессу, он решил поразвлечься за её счёт. Сильно поразвлечься, не оставив от её репутации мокрого места. А тут получается, что его противница тоже не прочь поиграть. Карен предвкушающее улыбнулся. Да, это будет интересно.
  
  ХХХ
  
  Стоять на каблуках пусть даже на твердой подставке, а не на мягкой почве, было крайне неудобно и утомительно. Хорошо, хоть этот Дьявол не заставил себя долго ждать. Поигрывая запиской в руке, он спросил:
  - Чего тебе нужно?
  - Поговорить, - голос получился тихим и предательски задрожал. Так, нужно срочно собраться.
  - О чём это? - хищно сощурился феникс.
  - О нас с тобой, - Что за ерунду я горожу? Нужно было сказать совсем другое! - ошарашено подумала девушка.
  - Да ну? - хмыкнул Дьявол и акулой начал кружить возле стоящей, как столб, фигуры. Наконец, он остановился за спиной девушки, та, было, дёрнулась повернуться, но, почему-то, внезапно передумала и тихо залепетала:
  - Ты больше других внушаешь мне доверие... - голос подрагивал, выдавая охватившее её напряжение. - Я подумала, что... В общем, как ты смотришь на то, чтобы...
  - Какие у тебя худые и напряжённые плечи.
  - Ты что делаешь?!?
  - Расслабься, - посоветовал феникс ласковым голосом. - Извини, конечно. Ты красивая девчонка, но ты нам ме...
  Девушка поспешно высвободилась из слабеющих рук и попыталась отскочить, но зацепилась за юбку и упала на траву. Над лежащим парнем, появившись словно из ниоткуда, склонилась женская фигура и философски спросила, ни к кому конкретно не обращаясь:
  - Почему мне так не везёт?
  - Это тебе не везёт? - яростно зашипела упавшая девушка, не прекращая безуспешных попыток подняться на ноги. Наконец она яростно стянула туфельки на каблуках и запустила ими в собеседницу. Та спокойно их поймала и продолжила:
  - Мне. Убивать-то собирались меня. Что мне с ним теперь прикажешь делать? У меня была надежда, что он достаточно властолюбив, чтобы договориться, а теперь... М-да.
  - Я в жизни больше в твоих дурацких аферах участвовать не буду! - Девушка ухитрилась-таки подняться на ноги, дёрнула за роскошные волосы, и они послушно соскользнули на плечо. - Я готов был в бездну провалиться от стыда.
  - Судя по выражениям, которые ты употреблял, тебе было чего стыдиться. Лично у меня создалось впечатление, что ты ему в любви собираешься признаваться.
  - Да ты!.. Это ведь ты сама подстроила!!
  - Поможешь мне его оттянуть подальше? - не обращая внимания на вопли, спокойно поинтересовалась её собеседница. - Нужно придумать, что теперь с ним делать.
  - Он мёртв?
  - Нет, конечно.
  - Так убей, спихнут на светлых, - раздражённо брякнула девушка, вставая, наконец, на ноги.
  - Спасибо, ты сама доброта, - съязвила её собеседница. - Но у меня есть идейка получше. Надеюсь, он не будет излишне громко греметь цепями?
  Я окинула взглядом Дениса и хмыкнула: косметика на лице размазалась, платье, грязное и кое-где порванное, перекосилось, отчего накладная грудь стала похожа не на часть нормального тела, а на дикую мутацию. В данный момент мальчик был занят исключительно тем, что с тихими ругательствами стягивал перчатки до локтей с набивной подкладкой. Я его прекрасно понимала: носить подобное в такую жару - это настоящая пытка, но другого выхода у нас не было.
  Я вспомнила, каких трудов мне стоило уговорить мальчика поучаствовать в этой афере, и невольно улыбнулась. Четыре часа назад я завалилась в комнату Дениса и умоляющим тоном попросила помочь.
  - Денис, ну пожалуйста! Я не хочу упускать такую возможность, - вот уже десять минут упрашивала я упрямого мальчишку.
  - Нет.
  - Ну ради меня.
  - Нет.
  - Только раз.
  - Ни. За. Что.
  - Никто ничего не заметит.
  - И не мечтай.
  - Обучать перестану, - попыталась я перейти к угрозам, но и это не подействовало.
  - Сам буду учиться.
  - Неужели это так страшно?
  - Страшно.
  - Ты мужчина или тряпка? - разозлилась, наконец, я.
  - Согласен даже на тряпку, только отцепись от меня, - буркнул мальчик, на всякий случай отступая от меня на шаг.
  - Гр-р... Я нормально хожу в мужской одежде, почему ты не можешь...
  - Это другое, понимаешь, совсем другое! - взвыл Денис, незаметно оглядываясь, куда бы сбежать. - А то, что от твоего поведения половина Гиперии в шоке, никто и не пытается скрыть.
  Я пригорюнилась, но ненадолго. Через минуту я радостно щёлкнула пальцами и предложила:
  - А если услуга за услугу?
  - Нет.
  - Не отказывайся. Мало ли какие обстоятельства будут... - пыталась прельстить я упрямого феникса и тут же пригрозила: - Иначе Всполоха натравлю!
  То ли угроза подействовала, то ли моё предложение оказалось заманчивым, но Денис с задумчивым видом остановился, не пытаясь больше пятиться в сторону двери, и поинтересовался:
  - Услуга говоришь?
  - Ага!
  - Любая?
  - Ну-у, в рамках дозволенного, - заподозрив подвох, пошла я на попятный.
  - Так не интересно, - разом погруснел феникс.
  - А что ты хочешь?
  - Если мне понадобится совет или наставление - поможешь мне?
  - Согласна! - возрадовалась я. Собственно, в последнее время я только и делаю, что советую и наставляю мальчика, так что с этим проблем не будет.
  Денис так нехорошо, но в то же время мечтательно улыбнулся, что у меня возникло подозрение, что зря я столь быстро согласилась. Но отказываться от своих слов уже поздно...
  Следующая сложность возникла, когда я начала его наряжать. Уже через час мы оба были на взводе, грызясь по поводу каждой мелочи.
  - Не вертись ты. Стой прямо, - рявкнула я в очередной раз, пытаясь с помощью платья и подкладок превратить очертания тела Дениса в похожие на мои.
  - Не могу! - взвыл мальчик. - Как вы это носите? Это же издевательство!
  - Терпи. В этой жизни надо попробовать всё. Даже муки, доставляемые корсетом, - менторским тоном процедила я сквозь зубы.
  - Я дышать нормально не могу, - пожаловался Денис, всё ещё пытаясь докричаться до остатков моей совести.
  - А ты глубоко не вдыхай.
  - Я упаду через два шага, - горестно всхлипнул мальчик, уже не надеясь на моё сострадание.
  - Тебе никуда идти не надо будет, - обнадёжила я его и посоветовала: - Ты главное прямо стой и из тени не высовывайся... Теперь повернись чуть вправо. Так, а сейчас влево. Голову выше. Ну вот, по-моему, довольно сносно получилось. Ты только не горбись и говори потише. Сейчас перчатки наденем, и попробую заняться твоим лицом.
  Денис скорбно вздохнул, заставив меня на миг почувствовать себя живодёркой, но я тут же загнала все эмоции подальше, так как время сильно поджимало.
  
  ХХХ
  
  Тело затекло в неудобной позе, но стоило слегка пошевелить рукой, как послышался недовольный звяк. Сон моментально и позорно ретировался, оставив ясной голову, а также ощущение тихой паники, которую пришлось немедленно подавлять. Настоящий воин ничего не боится. Взять того же Карена. Он никогда не показывает страха. Чем я хуже?
  Лежать на холодных камнях было неуютно. Но всё же не стоит лишне двигаться, пока не узнаю, где я и почему здесь оказался.
  - Очнулся? - мягкий, такой знакомый женский голос заставил меня приоткрыть глаза. Но через секунду они распахнулись широко и недоумённо, когда я понял, кто является его обладательницей. У-у, ведьма!
  Так называемая сестричка сидела напротив меня на мягкой подушке и рисовала. У её ног примостилась эта непонятная зверюга, которая только делала вид, что спит. Кончик кисти трепетал в воздухе, как щенячий хвост. 'Сестрёнка' нахмурила брови, что-то подсчитывая. Я окинул взглядом окружающее пространство и не обнаружил ничего утешительного. Мы находились в небольшой слабоосвещенной комнатушке с голыми каменными стенами. И всё. Ни мебели, ни ковров. Лишь внушительный слой пыли на полу. И на мне. Я вновь перевел взгляд на примостившуюся напротив девушку. Она опять была одета, как неизвестно кто. И после этого она смеет причислять себя к благородному роду фениксов? Позорище!
  Я попытался вскочить на ноги, но цепи оказались слишком короткими. Пришлось вновь опускаться на пол, причём весьма неизящно и постоянно чихая от пыли. Я выжидающе уставился на эту Елену. Она молчала, совершенно меня игнорируя. Наконец, я не выдержал.
  - Кто тебе помогает?
  - Никто. Не шевелись, пожалуйста. Так. Теперь голову чуть вправо, - спокойно произнесла Елена, всё так же не глядя в мою сторону.
  - Меня будут искать.
  - Пусть ищут. Уверена, это затянется надолго.
  - Где мы? - голос слегка дрогнул. Чуть-чуть. Но это уже проявление слабости, а я не должен её показывать. Тем более перед девчонкой.
  - Во дворце.
  - Не правда! - Я едва сдержался, чтобы не выкрикнуть эту фразу. Мы просто не могли быть во дворце, ведь я в нём знаю каждый уголок.
  - Правда-правда. - Она ни разу не посмотрела прямо в мою сторону, довольствуясь быстрыми косыми взглядами. Наконец, кончик кисти вновь замер и Елена спросила:
  - Вот ты скажи, зачем тебе меня убивать?
  - Ты не дочь нашего правителя. За свою ложь ты не достойна жить.
  - Как пафосно. Сам придумал или кто-то внушил? - с ехидцей посмотрела на меня эта ведьма.
  - Сам.
  - Угум. - Она нервно начала грызть кончик кисти, опять уткнувшись в свой рисунок. - В начальной версии фигурировало почему-то местоимение 'нам'. Или у тебя мания величия?
  - Ты всё равно умрешь, - сказал я уже не так уверенно.
  - Не дождётесь. - Кисть вновь запорхала над листом бумаги. - А что случится, если я умру?
  - Не будет этого глупого мира со светлыми.
  Осознав, что ведьма не собирается меня освобождать, я попытался переменить позу на более удобную. Цепи глухо звякнули, и я едва смог сдержать раздражённый порыв и не рвануть их со всей силы, пытаясь освободиться. Было бы унизительным показать девчонке свою слабость.
  - Глупого? По-моему, глупее вашей 'войны', которая началась неизвестно отчего и продолжается неизвестно сколько, ничего не может быть. Но сейчас я не об этом. Я с тобой тогда встретилась, потому что хотела предложить сотрудничать. При условии, конечно, что ты никому не расскажешь о том, что произошло. И не смотри не меня, как благородная дама на блоху. Я могла бы стать для тебя ключом к силе и власти.
  - От меня что тебе нужно? - Я едва сдержался, чтобы не высказать отвращения, охватившего меня. Неужели она думает, что я паду так низко, лишь бы сохранить свою жизнь?
  - Разумное послушание.
  - Чтобы я подчинялся какой-то девчонке?! За кого ты меня принимаешь?
  - Быть может, ты ещё передумаешь. Времени достаточно. До встречи. Да, кстати, кричать и буянить бесполезно, пытаться освободиться тоже. Вечером я принесу тебе еду и кое-какие книги. Хотя, надеюсь, что ты до этого времени образумишься.
  Она неспешно встала, подошла к стене и нажала на один из камней. Часть кладки в прямом смысле исчезла, открыв вид на узкий коридор, заканчивающийся ступенями, ведущими наверх. Красношерстная зверюга скользнула вслед за хозяйкой и стена вновь стала монолитной.
  Меня охватила бессильная злость, которая потихоньку уступала место тихой панике, которую, в свою очередь, я старательно подавлял. Это ж нужно было так оплошаться! Следовало сразу прирезать эту ведьму, а не отвлекаться на разговор. Карен бы никогда не попался в подобную ловушку. А теперь приходится сидеть на цепи, словно бешеный пес, и принимать подачки из её грязных рук, понимая, что сам ты выбраться отсюда не можешь.
   Меня должны найти. Я не могу здесь сидеть до конца жизни! Ну почему я не сказал никому куда и зачем отправляюсь? Наивный, самоуверенный дурак, который не мог просчитать, что девчонка действует не одна. Так глупо попасться. Оружие она всё нашла и забрала, впрочем, как и кольцо. Цепи слишком прочные, голыми руками с ними не совладать. Так противно здесь сидеть, словно пес, надеясь, что тебя спасут другие. Представлять пренебрежение на их лицах, когда они увидят, в каком унизительном положении я оказался!
  Ну уж нет, не дождутся. Я сделаю всё возможное, чтобы самому освободиться. Ведьма не могла предусмотреть всего, значит, должен быть выход из этой клетки. И я его найду во что бы то ни стало.
  
  ХХХ
  
  К моему удивлению, совет Денису понадобился уже через два дня. Честно говоря, не ожидала от него такой резвости. А вот суть проблемы меня заинтересовала весьма и весьма. Я, конечно, не собиралась становиться растлительницей малолеток, но если у него всё так серьёзно, то почему бы не попытаться помочь?
  - Она хоть нормальная?
  - В смысле? - не понял Денис.
  - В смысле возраста и моральных качеств, - пояснила я.
  - Ну-у, она старше меня. По виду. Хорошенькая. - Парень потупился и нервно поддел носком сапога край ковра возле кровати, где он сидел.
  - А по душевным качествам?
  - Добрая, вроде.
  - Ты ей нравишься?
  - Не знаю, - растерялся парнишка и глянул на меня умоляющим взглядом.
  - А, может, тебе ещё рано по девушкам бегать? И не изображай из себя оскорбленную невинность.
  - Не рано! К тому же ты обещала помочь.
  - Ладно-ладно, - попыталась я успокоить вспылившего парнишку. - Только не надо мне напоминать о моих обещаниях. Сразу предупреждаю: меня эта идея не вдохновляет.
  Я нахмурилась и побарабанила пальцами по подлокотнику кресла, на котором сидела.
  - А, может, я её люблю! - набычился Денис, глядя на меня исподлобья.
   - Любовь? Великая и единственная? - не удержавшись, хмыкнула я. - В твоём-то возрасте?
  - А, что, я, по-твоему, даже любить не способен?
  - Хорошо-хорошо, замолкаю. - Я ненадолго задумалась. Может, он не так уж не прав. В жизни всё пригодится. И в первую очередь умение обращаться со слабым полом. Поэтому я, взвесив все 'за' и 'против', преувеличенно радостно объявила:
  - Ну что ж, будем вводить у вас куртуазные манеры. А то дожились: мужская половина благополучно пропускает период ухаживаний, а женская не имеет понятия, что такой в принципе существует. Или барокко вспомнить?
  - А это что за оно? - изумлённо вытаращился на меня парень.
  - Исторический период был такой, когда народ проповедовал экзальтированность и пессимизм. М-да, очень интересный тип взаимоотношений: он за ней ухаживает, а она ему отказывает. В результате он прилюдно страдает от неразделенной любви и ищет (но так, чтобы никто не заметил) утешения в более пылких объятиях.
  - А если она согласится? - поинтересовался ошарашенный Денис.
  - Тогда это уже не барокко. Чего поскучнел, не нравится? - ухмыльнулась я, видя вытянувшееся лицо подростка.
  - Э-э, ну как сказать. В принципе - не очень.
  - Если серьёзно, то для начала я хотела бы увидеть твою пассию, а потом уже разрабатывать стратегию. В принципе, всем девушкам нравится повышенное внимание: цветы там, комплименты, мелкие и не очень подарки. Но у каждой свой вкус. К тому же у вас делать подарки как-то сложно. Постоянно оказываешься на виду в самый неудачный момент. Да и вопросы могут ей начать задавать.
  Я перевела взгляд с лица Дениса на подаренный Алакостом браслет. Одна его сторона оплавилась и деформировалась. Видно, это случилось, когда я пыталась пробиться к мальчику через круг силы. Тем не менее браслет прекрасно справлялся с лечением бытовых (и не очень) травм своей хозяйки. Денис тоже посмотрел на мои руки, мрачно изучил их, но ничего не сказал. Я продолжила 'лекцию':
  - То, как ты выказываешь своё отношение к ней тоже очень важно. Она тебе сильно нравится?
  - Очень, - выдохнул парнишка.
  - Обращает на тебя внимание?
  - Не больше, чем на придорожный камень.
  - Тогда труднее. Дай ей почувствовать, что она для тебя центр вселенной: сочини для неё стихи и песни, где прославляешь её красоту и моральные качества (на крайний случай перепиши из книги, если ничего путного у самого не получается). Можешь пару раз оставить цветы на окне. Потом посмотрим на её реакцию... Денис, с тобой всё в порядке? - забеспокоилась я, встретившись с его стекленеющим взглядом.
  - Д-да.
  - Точно? Ну, ладно. Потом можно предложить куда-нибудь прогуляться. Ищи общие темы для разговоров. В худшем случае, станешь прекрасно разбираться в женских нарядах и причёсках. Но всё же, надеюсь, она увлекается хоть чем-нибудь серьёзным. Всё понял?
  - Угу.
  - Чего так безрадостно?
  - А чему здесь радоваться? - вяло огрызнулся парень, совершенно растеряв весь свой энтузиазм.
  - Расценивай это в крайнем случае как битву, - посоветовала я, надеясь, что подобная тактика ему поможет не бросить всё при первой же неудаче. - Неужели ты не хочешь выйти из неё победителем?
  - Хотеть-то я хочу, вот только сильно сомневаюсь в её исходе. С такими-то запросами.
  - Это что за пораженческое настроение? Так ты точно ничего не добьешься. Изначально настраивайся на победу.
  На лице Дениса появилась тихая паника. Он пробормотал:
  - Наверно, лучше я сам попробую.
  - Почему? - удивилась я.
  - Это будет намного проще и быстрее.
  - Ну, знаешь, - надулась я, - ты попросил тебе помочь, а теперь недоволен. Но на полдороги я это оставлять не собираюсь, раз уж взялась.
  Он убито кивнул и направился в свою комнату, угрюмый и подавленный. И чего это он?
  'Елена, у тебя всё строится на неверных принципах. Здесь нет такого понятия, как 'с милым рай и в шалаше'. Девчонки вокруг избалованные, жаждут денег и завистливых взглядов. Что им может предложить бедный безродный мальчишка? Букет полевых цветов? Его ждёт однозначный провал'.
  Это мы ещё посмотрим. - Мне стало обидно за своего воспитанника, и я почувствовала себя чуть ли не обязанной помочь ему.
  'Похоже, он уже не рад твоему альтруизму', - не удержался от подколки Дефансер.
  Ничего, переживёт. К тому же им и вправду полезно поучиться нормальному обхождению с девушками. И не только этому.
  
  ХХХ
  
  Я с удовольствием нежился в мягкой постели после долгих ночей, проведённых под открытым небом. Прошло не меньше луны, прежде чем мы добрались до дома. Дорога была нелёгкой, но показалась скучной и однообразной. Тёмные до самой границы висели на хвосте, и только чудом наш отряд добрался до Андары в полном составе. И дома всё так же, как и до нашего отъезда. Будто не было этой поездки, длящейся больше пяти лун. Всё осталось таким же обыденным. Скучным. Елену бы сюда. Она быстро расшевелит это застоявшееся болото. Похоже, она единственная девчонка, которую я немного... уважаю? Бред. Общение с тёмными на меня плохо повлияло. И не только на меня. Кевин стал более замкнутым, неразговорчивым. Мираэль периодически начинает цепляться с предложением: 'А давайте в карты'. Гарен так вообще как-то ляпнул: 'Не все тёмные плохие'.
  - Ты меня слушаешь? - пробился в мои мысли капризный голосок.
  - Да, конечно. - Я с лёгким раздражением посмотрел на это красивое пустое личико. Как она мне могла нравиться раньше? Прав был Кевин, когда утверждал, что кроме красивой обертки должна быть хоть капля мозгов... или отсутствие языка.
  Свист за окном был тихий, на грани слышимости. Лёгок на помине. Высвободившись из не слишком страстных объятий Леры, я поспешно оделся.
  - Ты куда? А как же я? - надула губки девушка.
  - Подождёшь. - Получилось неожиданно грубо. От Кевина, наверно, набрался. Но девушка не обратила внимания, занятая единственной мыслью:
  - А платье?
  - Тем более. - Я отвернулся, заметив заблестевшие в её глазах слёзы. Почему девчонки сразу начинают плакать, стоит отказать им в чём-нибудь? Я обратил внимание, что после общения с Еленой, меня начали сильно раздражать другие девушки. Конечно, тёмная принцесса не далеко от них ушла, но она хотя бы не пыталась давить на нас и требовать постоянных уступок, как остальные. Да и плакала она всего однажды. А потом вела себя так, будто ей стыдно за произошедшее. Хорошо, хоть тот срыв принцессы выпал не на мою долю. Кевин рассказывал, что просто сидел, не зная, что ему делать, пока девчонка, наконец, не успокоилась.
  Красавица Елена. Мягкая, как воск и твёрдая, как камень, такая открытая и весёлая... Но воспоминание о происшествии на крыше накануне нашего отъезда заставило меня нахмуриться и выбросить девчонку из головы. Она отдаётся другому, а, значит, мне такая совершенно ни к чему.
  Кевин ждал под старым раскидистым вяром, прислонившись спиной к потрескавшейся шершавой коре. Одет он был в старые полинявшие штаны и некрашеную рубашку. Сношенные сапоги и спутанная шевелюра вкупе с темно-фиолетовыми кругами под глазами довершали картину сбежавшего с рудников каторжного.
  - На тренировку идёшь? - не здороваясь, спросил он.
  - Я надеялся, что ты пару дней отдохнёшь. И другим позволишь, - преувеличенно громко вздохнул я.
  - Не хочешь, как хочешь, - грубо отозвался друг, не поняв, что я шучу.
  - Да ладно тебе. Когда это я от тренировки отказывался?
  Кевин рассеянно кивнул и направился к тренировочной поляне. Но, похоже, сегодня мне потренироваться была не судьба. Возле поляны нас перехватил слуга и передал пожелание отца видеть меня немедля. Кевин только безразлично пожал плечами, что сильно мне не понравилось. Обычно мой друг не страдал подобной апатией. Или всё-таки дорога вымотала его сильнее, чем он хотел показать? Нет, дело здесь явно в другом. Ведь раньше он, наоборот, предпочитал самые опасные авантюры и возвращался из них радостным и будто обновлённым. Сейчас же Кевин замкнутый и молчаливый, что с ним бывает крайне редко, и причины подобного настроения он ни разу не объяснял.
  Отец ожидал меня в своей любимой южной полукруглой комнате. Правда, до этого я ни разу не видел его там на рассвете. Неслышно проскользнув внутрь, я поклонился и тихо произнёс:
  - Вы желали меня видеть, отец?
  - Да, Сирин, проходи.
  Повелитель Иригас стоял у окна и смотрел на восход дневного светила. Хотя скорее делал вид, что смотрит. Судя по слегка напряжённым плечам и руке, нервно барабанящей по подлокотнику кресла, у Повелителя были более насущные проблемы. Иригас неспешно повернулся и посмотрел на меня.
  - Расскажи мне про принцессу, сын мой.
  'Ему давным-давно всё доложили соглядатые, и знает он побольше моего, что ему ещё нужно?' - мелькнула недовольная мысль, но всё же я покорно спросил:
  - Что именно вы желаете знать, отец?
  - Эта Елена и вправду пропавшая дочь Харолана?
  - Он так утверждает, Повелитель. Но ведь эта девушка не нареченная Молнии.
  - Это сейчас не важно, - отмахнулся Иригас. - Вы её сопровождали от самого форта на Альнабине и знаете лучше других. До меня дошли слухи о её неподобающем поведении. Я хочу знать, правда ли услышанное мною и достойна ли эта девица стать женой одного из моих сыновей.
  - Кевина? - уточнил я, надеясь, что отец всё же изменил своё мнение.
  - Да, Кевина.
  Я посмотрел отцу в глаза, но увидел там лишь озабоченность и внимание. Так значит, он всё ещё настаивает на кандидатуре моего брата, несмотря на то, что невеста уже другая. А вдруг отец передумает? Я отвёл взгляд и представил себе стоящих рядом Кевина и Елену. Они не пара. Слишком разные. Кевин обожает приключения, поездки, драки, опасности. Он серьёзный и ответственный, но слегка вспыльчивый. А она... Бесшабашная, гулящая и какая-то наивная. Казалось, она ничего не воспринимает всерьёз и считается только со своими желаниями. К тому же она выставляет напоказ своих любовников и ведёт себя хуже дворцовых девок. Кевин презирает девчонок. И правильно делает.
  - Он недостоин её. - Слова, сорвавшиеся с губ, потрясли меня самого. Разве я это собирался сказать? Вот демоны. Ну что ж, придётся всё выворачивать наизнанку. - Елена слишком хороша для него. Слишком красива. Все сплетни, что про неё ходят - ложь чистой воды. Да, она ведёт себя странно, но никто ни разу не видел то, в чём её обвиняют. Она намного умнее, чем хочет казаться. И сильнее. - Только произнося эти слова, я понял, что и вправду так думаю. Неужели Елена меня и вправду заколдовала, как предположил Кевин?
  Отец не высказал ни малейшего удивления, будто ожидал чего-то подобного.
  - Так ты считаешь, что твой брат недостоин этой принцессы. Тогда кто, по-твоему, лучше подойдёт на эту роль?
  Я колебался всего мгновение, а потом твёрдо произнёс:
  - Я.
  По пути к тренировочной поляне я пытался найти логичное объяснение своему странному поведению и даже смог убедить себя, что хотел помочь другу. Только и всего.
  
  ХХХ
  
  - Зачем ты меня позвал?
  Повелитель Андары медленно оглядел Кевина с ног до головы и недовольно нахмурился. Молодой феникс никогда больше не встречал существо, которое могло высказывать своё презрение или неодобрение даже мельчайшими жестами и мимикой. 'Какое ему дело до того, как я одет? Или он специально срывает меня с тренировок, чтобы корчить неодобрительные гримасы? И обязательно вызывает в какую-нибудь залу для официальных церемоний, где от входа до трона шагов двести-пятьсот'.
   - Я хотел известить тебя кое о чём. Во-первых, я завтра начну переговоры насчёт твоего брака с принцессой тёмных Еленой, - неспешно произнёс Повелитель, глядя поверх головы стоящего перед ним феникса.
  - Меня с этой нирой? Решил опозорить и себя заодно? - зашипел взбешенный Кевин. - Все знают, что она спит с каждым встречным!
  - Это необходимо в политических целях. К тому же не все столь нелестного мнения о найденной принцессе тёмных
  - Вот и женись на ней, если так нужно, а я скорее придушу, чем позволю одеть браслет на руку!
  - Мои решения не подлежат обсуждению, - в голосе Повелителя появилась сталь. Он глянул в глаза того, кого вынужден был называть своим сыном, и попытался взглядом заставить того подчиниться. Видя бесплодность этой попытки, Иригас слегка откинулся на спинку стула и недовольно продолжил: - Однако Сирин очень хорошо отзывался об этой девушке. Сказал, что ты её недостоин.
  Кевин почувствовал себя преданным. И он называет себя лучшим другом? Тот, кому Кевин доверял как себе? Нужны такие друзья!
  - Вот пускай сам на ней и женится, - в сердцах бросил раздосадованный парень.
  - Он предлагал. Но я не думаю, что это было всерьёз. Так что моё пожелание остаётся в силе. Нужно лишь назначить дату.
  Кевин развернулся и бросился вон из зала, кипя от негодования и детской обиды, повторяя: 'Как он мог со мной так поступить?!'
  Иригас проводил убегающую фигуру мрачным взглядом и довольно усмехнулся. В этот раз он смог-таки задеть мальчишку. Подумать только, когда-то Кевин был его любимым сыном. Но Повелителю нельзя показывать свою привязанность слишком откровенно, поэтому про его особое отношение к мальчишке почти никто не знал.
  Кевин. Единственный сын обожаемой Сианы. Иригас никого больше не любил ни до, ни после. С рождением мальчика он перенёс часть своей любви на него. А потом Сиана умерла. Что это было - болезнь или яд - никто не знает. Девушка медленно угасала, и ни один целитель не в силах был ей помочь. В последнюю ночь она рассказала ему всё: о том, как страдала от его холодности, от одиночества, когда Повелитель был занят делами или другими женщинами, от их завистливых или пренебрежительных взглядов. Иригас до сих пор помнит, что Сиана надолго замолчала. Просто лежала с закрытыми глазами чуть дыша. А потом заставила его пообещать, что он будет заботиться о Кевине, пока тот не вступит в брак. О том самом некогда любимом Кевине. О мальчике, который стал плодом женской мести. О сыне его брата.
  И Иригас заботился. Ненавидел всей душой, но, стиснув зубы, вынужден был день за днём видеть этого мальчишку, так похожего на свою мать. Кевин получил лучшее образование. Он единственный из правящего рода обучался искусству боя в Цитадели. Честно говоря, Иригас в тайне надеялся, что мальчишка оттуда уже не вернётся. Но нет, приехал. И даже в здравом рассудке. И вновь сблизился с Сирином.
  Собственно, из-за этой дружбы Кевин и был отправлен в Цитадель. Иригас с раннего детства готовил Сирина в свои приемники. Тому легко давались разные науки, но с началом дружбы с Кевином мальчик постепенно стал охладевать к дипломатии и искусству управления государством, всё больше заражаясь идеей стать лучшим мечником Андары. Не получилось. Лучшим стал Кевин, но это ничуть не уязвило его друга. Они самостоятельно смогли создать органичную боевую пару. Мальчики прекрасно друг друга понимали и ни разу всерьёз не ссорились. До появления Елены.
  Иригас хотел унизить Молнию, выставить его на посмешище, что и получилось бы, женись тот на Елизавете. Но невеста исчезла, проще сказать, умерла. И Иригас подозревал, что его нелюбимый пасынок приложил к этому свою руку, но доказательств не было. А найденная принцесса оказалась другой. Сирин правду сказал: ни один из ходящих о ней слухов до конца не подтверждён. Но ведь слухи ходят, а это главное.
  Осталось женить Кевина на этой сумасбродной девице. Кевина, который люто ненавидит всех девчонок без разбора (что случилось, конечно, не без помощи его отчима), Кевина, который так сильно дорожит своей свободой и независимостью... О да, это чудесная идея. А если Молния с Сирином всерьёз рассорятся, так это даже к лучшему. Чем больнее мальчишке, тем приятнее на него смотреть
  Да, чтобы избавиться от своего обещания, осталось позаботиться о Кевине в последний раз и устроить этот ненавистный брак. А потом, когда Иригас наиграется и сполна увидит мучения мальчишки, то можно будет, наконец, убить его.
  
  ХХХ
  
  Я лежал на траве, пытаясь более-менее упорядочить мысли и успокоиться. Что со мной происходит? Я вру на каждом шагу: отцу, лучшему другу... и даже себе. В чём бы я ни убеждал себя, я не хочу убивать эту девушку. Но Кевин увидел цель и подобно дракону пойдет к ней, сметая все преграды на пути. Даже дружба перед этим не устоит. Неужели я так дорожу этой безалаберной девицей?
  Я вспоминал её весёлый смех, мягкий голос, безумные идеи, бездонные глаза, податливые губы... Елена, конечно, не стоит потери лучшего друга, но я готов пожертвовать многим, лишь бы девчонка осталась в живых. Но как уговорить Кевина на тривиальное похищение? А потом это самое совершить? Он слушать меня не хочет. Поставил ультиматум: или мы остаёмся друзьями и вместе разбираемся с его невестой, или он поедет один, но тогда нашей дружбе придёт конец. Кевин, конечно, не так грубо высказался, но подтекст был кристально ясен. Никогда не видел его в таком бешенстве. С ним сейчас разговаривать невозможно, не то что попытаться переубедить. Может, потом? Ведь можно инсценировать весьма достоверное убийство. Например, рваные остатки окровавленной одежды на берегу и цепочка следов, уходящих в портал. Девчонка исчезнет, и никто из тёмных фениксов её больше не увидит.
  Я невесело улыбнулся: опять пытаюсь обмануть себя, строю несбыточные планы. Этот дракон не даст нам даже пальцем тронуть Елену, а я тут размышляю о том, чтобы её похитить.
  Я ударил кулаком по мягкой почве и сжал зубы. Даже Кевин не сможет с ним тягаться. А пока рядом с девчонкой отшивается её покровитель, мы бессильны. Перед глазами встала лунная ночь накануне нашего отъезда. На меня Елена так никогда не посмотрит, так зачем тешить себя иллюзиями?
  - Пошли, - раздался резкий голос Кевина над головой. Я открыл глаза и непонимающе уставился на друга. - Я уже всё приготовил. Пошли.
  - Это бесполезно, - я отвернулся, но в голосе прозвучала безнадёжность.
  - Что бесполезно? - подозрительно уточнил Кевин.
  - Сядь, - похлопал я рукой по траве, не оборачиваясь к другу. Тот поколебался, но всё же сел рядом. Я долго молчал, пытаясь успокоиться, наконец тихо заговорил:
  - Я не могу вынести мысли, что Елена умрёт. В то же время знать, что она целиком принадлежит другому - это больно. Сначала я рассчитывал похитить нашу принцессу, но теперь понял, что это бесполезно. Что бы я ни сделал, она не будет принадлежать мне.
  - Девчонка тебя околдовала, - хмуро бросил друг.
  - Пусть так, - покладисто согласился я. - Но сейчас уже слишком поздно, чтобы что-то менять.
  - Но ты же сам хотел уехать оттуда и никогда больше её не вспоминать.
  - Хотел. Мне больно было видеть счастье в её глазах, когда рядом появился этот... белый.
  - Так, значит, ты тоже был тогда на крыше, - задумчиво протянул Кевин. - И не ненавидишь её после этого?
  - Я... я просто не могу. Пытаюсь - и не могу. Это сильнее меня. Намного сильнее.
  Кевин долго молчал. Я повернул голову и посмотрел на него, пытаясь понять, о чём он думает. Друг неотрывно смотрел в одну точку и нервно поигрывал метательным ножом, не опасаясь порезаться. Наконец, он заговорил, всё так же не глядя на меня:
  - Девчонка чужая нам. И мы во многом не понимаем её поступков и слов, но Елена никогда нам не лгала. Если не хотела говорить, то просто отмалчивалась, но не опускалась до лжи. А дракон... Что мы знаем об их отношениях? Что мы вообще знаем об этой древней расе, на языке которой свободно общается Елена? У нас остались лишь обросшие пылью легенды, где невозможно понять, когда заканчивается правда и начинается вымысел, да взлелеянная многими поколениями беспричинная ненависть к крылатым. Мы ничего не спрашивали, раз и навсегда навесив ярлык на принцессу. Знаешь, я думаю, тебе стоит с ней поговорить. Просто поговорить. Расспросить обо всём лично. Пошли, до Креолы путь неблизкий, пусть даже с порталами.
  Кевин вскочил на ноги и протянул мне руку, помогая встать. Я улыбнулся и принял помощь, с радостью отметив, что лёд, казалось, навечно поселившийся в глазах друга, начал стремительно таять.
  
  ХХХ
  
  Елена, поигрывая карандашом, зажатым между пальцев, склонилась над очередным рисунком. Голубое платье ей прекрасно подходило, даже эти глупые пушистые юбки, что заняли всю скамеечку, смотрятся очень... подходяще, вписываются в общий сюжет картины. Демоны, неужели она успела заразить меня своим художеством? Бр-р. Я невольно передёрнул плечами и вновь стал смотреть на принцессу.
  Такая воздушная и хрупкая, как фея. Если бы она ещё вела себя соответственно, а не заставляла меня щеголять всё увеличивающимся набором синяков и ссадин, цены бы ей не было. В одном я теперь точно уверен: драки - не женское занятие. Хотя бы потому, что обидно чувствовать себя неповоротливым и беспомощным во время ночных тренировок; видеть скрытую насмешку в этих странных глазах каждый раз, когда вновь оказываешься на траве. Самое обидное, что она мне нравится. И считает меня ребенком, которому после особо жесткой тренировки можно рассказать сказочку на ночь и по-матерински поцеловать в щёку перед уходом.
  Я просто хотел привлечь её внимание. Проводить с ней чуть больше времени. И вот, расплачиваюсь. Теперь придётся придумывать себе гипотетическую возлюбленную. Потом, что намного хуже, ухаживать за ней. Ухаживать. Какое страшное слово. Никому ведь больше это не нужно, почему я как левый?
  Елена будто почувствовала мой взгляд и подняла голову от рисунка. Сосредоточенная задумчивость в глазах моментально сменилась радостной улыбкой.
  - Что надулся, как мышь на крупу?
  - Ты о чём? - вяло спросил я, даже не пытаясь понять, кто такие мышь и крупа.
  - Ни о чём. Смотри, какое чудо! Красотень, правда? - воодушевлённо выдала Елена.
  На рисунке, благополучно подсунутом мне прямо под нос, был изображён кулон в виде крадущегося мифического существа мирайи. Настороженные глаза, казалось, пронзали насквозь в поисках самых сокровенных мыслей и физически давили.
  'Если это рисунок, то какой же тогда оригинал?' - мысленно поёжился я, поспешно отводя взгляд, а вслух осторожно произнёс:
  - Своеобразная вещь.
  - А мне нравится. Ладно, пошли полюбуемся на твою кралю.
  Елена аккуратно свернула лист с рисунком и спрятала в неприметный кармашек в юбках, затем сделала знак следовать за ней. Чем ближе звучал щебет женских голосов, тем сильнее меня охватывала неуверенность. А мне это надо? С Елены станется довести дело до печального финала. С её-то настырностью.
  Наконец, в просвете между деревьями показалась стайка принцесс и иных высокородных и не слишком девиц в разноцветных платьях. В то мгновение, когда мы их увидели, они весело рассмеялись над чьей-то шуткой.
  - Она здесь? - тихо поинтересовалась Елена, внимательно изучая девушек.
  - Э-э... - окончательно растерялся я, не зная, что сказать.
  - Да или нет? Не хочу, чтобы они заметили, как мы за ними подглядываем, - чуть раздражённо промолвила принцесса.
  - Здесь, - обречённо выдохнул я, понимая, что долго стоять здесь опасно, а идти на очередной бал или ещё куда-нибудь, чтобы найти 'ту', мне не хотелось.
  - Которая?
  Я быстро осматривал девушек. Многих из них я часто видел, другие были мне почти незнакомы. Но вон ту, невысокую, с бледной, почти прозрачной кожей и голубоватыми волосами, заплетенными в сложную причёску, никогда не встречал раньше. Можно попробовать. Вдруг повезёт?
  - Худенькая, справа. В бледно-золотом платье. Почти без украшений.
  Елена горестно вздохнула и увлекла меня обратно на дорожку. Некоторое время мы шли молча, затем она остановилась в нескольких шагах от ажурного мостика и смерила меня тяжёлым взглядом.
  - Ты хоть знаешь, кто она такая?
  - Нет. Это так важно?
  - Ещё бы. Это Эстафа, младшая дочь главного советника отца и любовница Чёрного Дракона.
  Вот Джер! Более неподходящей кандидатуры мне не найти. Проблема даже не в том, что сей 'добрый и обворожительный' феникс без малейших сожалений свернёт мне шею, стоит только посмотреть в сторону его любовницы, а в том, какие слухи ходят о её жестокости и тщеславии. А по виду - скромная и простая девушка немногим старше меня.
  - Я всё понимаю, но ты не мог влюбиться в кого-нибудь получше?
  'Это была дурацкая идея и сам я круглый дурак', - отчитал я себя. Так опозориться в глазах Елены! Это ж нужно было так умудриться.
  Принцесса тем временем недовольно продолжила:
  - Ладно уж, постараюсь придумать что-нибудь.
  'Нет, не дурак. Идиот. Полный'. - Мне захотелось схватиться за голову и взвыть дурным голосом. Она же теперь не отступится от этой идеи, не доведя её до своего логического конца.
  - Не надо мне помогать. Я... я не знал, кто она такая.
  - Что, разонравилась? Прям так сразу? - слегка удивилась Елена.
  - Не сразу, но...
  Я пристыжено замолк, услышав приближающиеся шаги. К нам направлялась группа фениксов с Джином во главе. Судя по его выражению лица, он явно жаждал очутиться где-нибудь подальше. За ним пристроились Чёрный Дракон, Чёрт, Ликон и Князь Сумрака. Непонятно было: то ли они собрались в качестве поддержки, то ли для того чтобы помешать Джину сбежать. Хотя вполне возможно, что для первого и второго одновременно. Они остановились в нескольких шагах от нас. Джин подошёл и стал прямо перед принцессой. Он смотрел на неё, не произнося ни слова, явно ожидая, что девушка заговорит первой.
  - Ты хотел что-то сказать?
  Судя по голосу, Елена представляла собой воплощённую доброжелательность, вот только к улыбке никакой эпитет, кроме как 'гаденькая' не подобрать. Джин сжал губы и окатил нас ледяным взглядом. Не понял, а я здесь причём?
  - Что ты хочешь, чтобы я сделал?
  - У меня всего три желания. - Никогда не думал, что голос Елены может быть настолько мягким, нежным и бархатистым. - Но если ты откажешься, то уверяю, что никто не посмеет тебя винить. - Джин и компания молча ждали продолжения. Принцесса подначивая их молча провела кончиком языка по нижней губе. - Если ты достанешь для меня красную розу и преподнесёшь её как джентльмен, то я тебя поцелую. - От мурлыканья в её голосе у меня дрожь прошла по коже, но в следующее же мгновение Елена холодно бросила: - Интересующую информацию можешь найти в библиотеке. - Она развернулась и по-повелительски гордо и величаво поплыла к дворцу.
  Я направился следом за ней, гадая о возможных последствиях этой встречи. Погружённый в свои раздумья, я не сразу заметил, что принцесса остановилась. Что это с ней? Осторожно обойдя замершую статуей фигуру, я наткнулся на бездумный взгляд, устремлённый в пустоту.
  - Что с ней происходит?
  Я подскочил от неожиданности. В паре шагов за мной стоял Князь Сумрака. Вот Джер! Я его совершенно не заметил. В этот момент Елена задорно улыбнулась и пробормотала:
  - У нас будут гости. - Её глаза сфокусировались на мне и она добавила: - А над твоей проблемой я подумаю.
  - Какие гости? - подозрительный голос Князя Сумрака звучал напряжённо.
  - Ты о чём? - невинно поинтересовалась у него Елена и, глянув в мою сторону, приказала: - Денис, иди разбираться с домашним заданием
  - Ты говорила про каких-то гостей, - напомнил феникс.
  - Про гостей? Каких гостей? Я ничего такого не припоминаю. - Она широко распахнула свои наивные глаза и недоумённо смотрела на Князя Сумрака. Он ничего от неё не добьется. Тот, похоже, пришёл к такому же выводу, потому что пробормотал нечто невнятное и быстрым шагом направился прочь. Елена проводила его задумчивым взглядом и спросила меня:
  - Я что-то говорила?
  - Да, что у нас будут гости.
  - Сранно. Спасибо, учту.
  Иногда я совершенно не понимаю девушек. Или она одна такая?
  
  ХХХ
  
  - Повелитель. - Я тихо вошёл в рабочий кабинет отца и коротко поклонился.
  - Браен, что случилось? - поднял Харолан голову от бумаг, где делал какие-то пометки. Знаю, отвлекать отца от его дел не самая лучшая идея, но мне казалось важным обсудить всё именно сейчас.
  - Отец, я хотел бы поговорить с вами о Елене.
  - И ты туда же, - вздохнул Харолан и указал на кресло возле своего стола. - Садись. Знаю-знаю. Ею многие недовольны. Но я поостерегусь на этот раз принимать необдуманные решения. Не смотри на меня так. Сегодня утром со мной связывался правитель Андары. Я ему предложил любую из моих дочерей, только не Елену, а он взбесился. Похоже, вскоре к нам прибудет посольство для переговоров.
  - Гости... Но почему ты отказался от первоначального плана?
  - Несмотря на все слухи, я не разу не заметил чего-либо предрассудительного. Ты же знаешь, после того случая я не доверяю неподтверждённым словам. Да, Елена любит навести шороха, но никто не словил её за руку хоть в одном из приписываемых ей распутств. Она странная, но она умна. К тому же я не думаю, что отправить её ко двору светлых будет хорошей идеей. В смысле нашей репутации.
  - Умна? Я скорее согласен с Алексом: она просто настолько чужая, что мы никак не можем понять ход её мыслей, - невольно хмыкнул я.
  - Быть может, быть может.
  - Отец, ты знаешь, что она владеет древними забытыми языками? - Я даже подался вперёд, стараясь уловить реакцию Повелителя, но тот отнёсся к моим словам на удивление холодно.
  - Думаю, ты преувеличиваешь. Да, я слышал, что она разговаривает на нескольких современных, но древние...
  - Я почти каждый день просматриваю книги, которые она читает. Отец, ты в курсе, что она уже перебрала почти четверть нашей библиотеки? Подозреваю, что у неё есть определённая цель. И после того, как она найдёт то, что её интересует, то просто сбежит. Именно поэтому ей всё равно, что о ней думают другие. Я разговаривал с Бесом, Чёртом и другими сопровождающими эту ветреную особу сюда. Они все утверждали, что она запросто исчезала из прекрасно охраняемой комнаты. Да, ты это знаешь. А обратил ли ты внимание на то, что она могла внезапно изменить маршрут передвижения, выйти из города на день раньше или позже запланированного? Кроме того, Алекс утверждал, что по дороге на неё было совершено несколько неудачных покушений, - всё больше распалялся я, видя, что отец никак не реагирует на мои слова.
  - Браен, я это уже слышал. И повторяю: она просто умнее, чем кажется.
  - Может быть, но дело не в этом. Сегодня я стал свидетелем интересной картины, которая заставила сопоставить некоторые факты. Отец, она провидца. Не знаю, насколько сильная, но я своими ушами слышал, что к нам прибудут гости. Посольство. Елена уже знает о нём.
  - Предсказательница? Я подумаю над твоими словами. Если это и вправду так, то девушка может оказаться полезной. Во всяком случае я правильно сделал, изменив решение о браке. Спасибо, Браен. Ты хотел сказать что-то ещё? - холодно сказал отец, опуская глаза к разложенным на столе документам и тем самым давая понять, что я и так надолго отвлёк его. Но я сделал вид, что не понял намёк.
  - Да, отец. Призовите обратно Алекса. Подозреваю, он знает намного больше нашего, но не хочет говорить по каким-то своим причинам. Именно поэтому Елена решила убрать его подальше.
  - Я подумаю над этим, - чуть раздражённо бросил отец. - Но он всё равно ничего больше не скажет. Я и так убил на него достаточно много времени.
  Встав с кресла и коротко поклонившись, я поспешил покинуть недовольного Повелителя. Что с ним такое? Раньше он прислушивался к моему мнению, а не отмахивался, как от надоедливой мошки.
  Тем не менее я считаю, что я на верном пути. Эта девушка нам нужна, но как за ней уследить? Лучшие воины и следопыты Гиперии бессильны объяснить пути её исчезновения. Она столь мастерски уходит от слежки, что я начинаю склоняться к мысли, что эта девушка более чем достойный противник, который прячет в рукаве не один стилет.
  Интересно, почему Алекс так упорно молчал? Он знает много больше нашего, но отказывается об этом рассказывать. А что, если попробовать сблизиться с этой девушкой? Но не стану ли я тогда таким же молчаливым, как брат? Тогда толку от этого будет чуть. Да уж, проблемка. И единственный выход из неё - это надавить на отца как следует, чтобы призвал Алекса обратно в Креолу. А ещё следует в ближайшее время проверить одну теорию. Весьма интересную теорию.
  
  ХХХ
  
  Деф, хватит меня пилить. Достал уже. Они сами хотели увлекательного зрелища. Они его получили. Пускай теперь ходят и облизываются, - вяло огрызалась я, поражаясь упорству феникса. Долбит и долбит... как дятел!
  'Наедине с Джином ты могла позволить себе подобную вольность. Но не при свидетелях!' - возмущался Дефансер.
  Мне было интересно посмотреть на их реакцию.
  'Между прочим, у Ликона девушка есть', - ворчливо заметил феникс, похоже, начиная выдыхаться.
  Переживут, - отмахнулась я.
  'Сама их провоцируешь, а мне потом расхлёбывай проблемы, как с этим мальчишкой. Его нужно обезвредить!' - внезапно вспылил Дефансер.
  От столь резкого перехода я не сразу сообразила, о ком идёт речь, но когда поняла, то жестко отрубила:
  Я его и так обезвредила.
  'Убить его нужно, убить! Иначе...'
  Нет. Я не собираюсь никого убивать, - безапелляционно заявила я, всей душой мечтая, чтобы феникс оставил, наконец, эту тему. - И уж тем более не осознающего свои действия подростка. Он выглядит лет на шестнадцать - по-нашему, ещё ребенок.
  'Это для твоего же блага. К тому же этот 'ребёнок' старше тебя раза в два, а то и в три'.
  Отстань от меня со своим 'благом'. И давай закроем эту тему. Я никого больше не лишу жизни, ведь они все достойны её больше, чем я.
  'Ты намного выше их', - проворчал феникс. Я только убито вздохнула и выдавила:
  Неправда, я просто ужаснее.
  'Они-то не переживают из-за того, что творят'.
  Вот и отлично. Спокойней спят. У меня, например, бессонница из-за твоих воспоминаний, но я тебе не надоедаю с моралями на тему 'откажись от своего грешного прошлого', - огрызнулась я, доведённая его упорством в этом вопросе.
  'Да запросто. Отказываюсь. А теперь пошли разбираться с этим Дьяволом'.
   У меня вырвался мученический вздох. Это был далеко не первый спор на подобную тему, и боюсь, что не последний. Особенно сейчас, когда возникла проблема с Дьяволом. Дефансер настолько озаботился моей безопасностью, что готов сделать вокруг меня бесплодную выжженную пустыню, лишь бы мне ничего не угрожало. Параноик. С ним невозможно стало общаться. А просить о чём-либо тем более. Но придётся. Я должна проверить, куда отправляю Джина.
  По описаниям в книгах это магический сад, который разросся на одном из ученических полигонов фениксов. Авторы в восхищенных тонах описывали ограду и обретающуюся за ней флору. В том числе и прекраснейшие розы различных цветов. Проблема в том, что книжечке по крайней мере тысяча лет. Просить Дефансера не хотелось, но...
  'Это опасно'.
  Он и так прекрасно всё слышал. Почему он постоянно читает мои мысли?
  'Ты очень громко и эмоционально думаешь. А в сад ты не пойдёшь. Он создан с помощью магии хаоса, а значит опасен', - отрезал Дефансер.
  После обряда ты стал жутким перестраховщиком. Я хочу просто посмотреть, что он из себя представляет. Ты будешь со мной и сможешь меня защищать сколько душе угодно. Я, честно говоря, не понимаю, в чём проблема. Ты у нас прекрасный воин и сможешь справиться с любой опасностью, - решила подольститься я. А вдруг такая тактика поможет?
  'Хорошо, но тогда с тебя ночь'.
  Это что за ультиматум? - опешила я.
  'Я тоже много чего хочу посмотреть. И мне надоело, что мы всё время сидим в библиотеке и разбираем никому не нужную макулатуру', - ворчливо пожаловался феникс.
  Неправда. Ты сам говорил, что большинство книг практической направленности и очень полезны.
  'Полезны! Если бы ты по ним занималась, а не просматривала по диагонали, тогда они были бы полезны. Ты же всё время сидишь в историческом архиве или в отделе чуждых рас'.
  Хорошо, убедил. Сегодня мы посещаем этот сад, а послезавтра ты делаешь всё, что хочешь, - покладисто согласилась я, готовая почти на всё, лишь бы попасть в заинтересовавшее меня место.
  'Почему не завтра?' - как-то по-детски обиженно спросил феникс. Пришлось пояснить:
  На завтра у меня запланировано ещё несколько килограммов макулатуры.
  'Так уж и быть'.
  Он так быстро сдался, что я невольно насторожилась:
  Ты согласился совсем без пререканий? Дефансер, точно никакого подвоха не будет?
  'Нет!!!'
  Я всего лишь спросила. Незачем так орать, - невольно поморщилась я от его мысленного возмущения.
  Подозрительно это. Уж больно рьяно он возмущается. Но об этом можно поразмышлять попозже. А сейчас главное незаметно покинуть дворец и затеряться в огромном почти диком лесу, который здесь почему-то именуется парком. Там в нескольких километрах, если идти на запад, есть небольшая скала и озеро внизу, которые служат прекрасным ориентиром, когда я возвращаюсь с очередного полёта. После того случая в Блэре, когда я не смогла найти свою одежду, я решила оставлять её только в примечательных местах, несмотря на то, что могу теперь за двадцать минут сделать ничуть не хуже.
  Добравшись до озера и скинув одежду, я несколько мгновений просто стояла, раскинув руки в стороны, прежде чем открыть свой разум навстречу Дефансеру. Жар волной прошёлся по всему телу, заставляя невольно вздрогнуть от боли. Насколько я поняла смысл этого феномена, боль возникает из-за чужеродности ауры феникса и постепенно исчезает по мере того, как моё тело адаптируется к ней, как привыкало бы к новой, поначалу стесняющей и неудобной, одежде.
  Нужно торопиться. Даже пользуясь почти никому не известными порталами, дорога в одну сторону займёт порядка шести-семи часов. А моё долгое отсутствие может взволновать Повелителя. Не то, чтобы меня это так беспокоило, но его внезапная опека надо мной была бы довольно утомительной по сравнению с дарованной мне сейчас свободой. Я взмахнула огромными крыльями и взмыла вверх, радуясь бескрайнему небу и ветру, бьющему в лицо.
  
  ХХХ
  
  Маленький хорошенький садик. При одном воспоминании у меня скрутило живот болезненной судорогой. Он был чудесен: незабываемая феерия цветов, форм, запахов. Эдем в реальности. Был бы. Но магия хаоса настолько пропитала каждую клеточку живущих там растений (и не только растений), что приближаться к этому Раю стало опасно для жизни. Но какие там красивые розы! Огромные бутоны, больше, чем мой кулак, на ощупь оказались нежней тумана. А аромат, который способен свести с ума!? И металлический, пропитанный ядом стебель с ломкими шипами в придачу.
  Я передёрнула плечами и скользнула взглядом по затянутой в перчатку руке. Не люблю перчатки. Даже из самой тонкой ткани. Но они смогли более-менее скрыть повязки на ладонях: почти полдня пришлось потратить, чтобы достать все осколки шипов. Никогда не думала, что металл может быть таким хрупким. А ещё у меня от яда пошла аллергия, и теперь все руки в красных пятнах.
  Я настолько погрузилась в себя, что вздрогнула от деликатного покашливания напротив. Князь Сумрака. Как это я его не заметила раньше?
  - Что у тебя с руками?- даже не пытаясь казаться вежливым, поинтересовался он.
  Увидел же.
  Я едва удержалась от недовольной гримасы. Не стоит показывать, насколько мне неприятна эта тема.
  'А ты на что-то надеялась?' - поддел Дефансер. Он любит по всякому поводу показать, пусть иногда иллюзорное, превосходство расы фениксов над другими.
  - Ничего серьёзного.
  - Как знаешь, - небрежно пожал плечами Князь Сумрака, видимо, не желая пререкаться у всех на виду. Он помолчал несколько мгновений, потом скучающим тоном заметил: - Джин довольно близко принял к сердцу твои обещания и уже собирается в этот сад. В гордом одиночестве.
  - Что?! Идиот!!! - Вся гамма недоверия и ужаса отразилась на моём лице по мере того, как я осознавала смысл сказанного фениксом.
  Я подхватила юбки и, не обращая на окружающих внимания, поспешила туда, где по моему мнению, должна находиться комната Джина. Собственно, она там и находилась, а внутри обретался её хозяин. Парень поднял голову от книги и удивлённо посмотрел в мою сторону, даже не пытаясь встать из-за стола. Меня это должно было насторожить, но я была слишком взволнованна.
  - Куда это ты собрался?
  - Куда отправила, туда и собираюсь, - на диво неприветливо отозвался Джин.
  'Елена, только не надо говорить парню, что он слабак и ты не хочешь продолжать эту игру, - посоветовал Дефансер. - Не унижай его ещё больше'.
  Посмотрим, - отрезала я. С одной стороны я прекрасно понимаю, что Дефансер прав, но отпускать Джина одного в сад теперь, когда я поняла, что последний из себя представляет, не хотелось. Это всё равно, что отправить парня на верную смерть.
  - Что, прямо сейчас поедешь?
  - Нет, конечно, - неподдельно изумился парень. - Туда не один день пути.
  - Но Князь Сумрака мне сказал... - пробормотала я, совершенно сбитая с толку. - Вот сволочь!
  До меня дошло, что названный феникс нагло соврал, причём сделал это с определённой целью. Но какой именно, оставалось лишь догадываться, и догадки эти меня не радовали.
  Я резко развернулась лицом к двери и как можно более небрежно бросила через плечо:
  - Только не воображай себе, что это будет детская прогулка. Отнесись к заданию серьёзно.
  А теперь нужно найти этого лгунишку. Не знаю, зачем он это сделал, но надеюсь, что причину он мне раскроет.
  Нехорошо усмехнувшись, я отправилась на поиски Князя Сумрака. Потратив пару часов и перевернув весь дворец, я, наконец, отказалась от своей идеи. Феникса не было даже в его любимом кабинете. Отложив подальше кровожадные мысли о мести, я засела в библиотеке. Нужно было ещё многое успеть, а я и так кучу времени потратила на бесплодные поиски.
  
  ХХХ
  
  После ухода Елены Джин ещё долго сидел не двигаясь, невидяще смотря в книгу. В мозгу раз за разом проносилась фраза, брошенная ею перед уходом: 'Только не воображай себе, что это будет детская прогулка!'
  Куда же эта ведьма хочет его отправить? И что ей такого сказал Князь Сумрака, что она вдруг занервничала? Такая не станет волноваться на пустом месте. Какую же гадость она для него приготовила?
  Резко оттолкнув от себя книгу, Джин встал. Елена ему ничего объяснять не будет. Остаётся Князь Сумрака. Теперь главное его найти, что всегда являлось нелёгкой задачей. Довольно долго поблуждав по переходам дворца, Джин, наконец, перехватил искомого феникса в одном из коридоров. Судя по напряжённо поджатым губам и отсутствующему взору, тот шёл от Повелителя, полностью погружённый в себя. Но это совершенно не значит, что Браен не замечает ничего вокруг. Он всё видит и слышит, и именно поэтому вот уже четыре сиана занимает должность главного помощника при своём отце. Вот и сейчас Князь Сумрака первым окликнул своего троюродного брата:
  - Меня ищешь?
  - Да, - Джин приблизился к Браену и потянул его в один из слабоосвещённых закоулков. - Послушай, что ты сказал этой девчонке, что она прибежала через полдворца лишь бы удостовериться, что я на месте?
  - Да так, проверял одну теорию, - невесело улыбнулся Князь Сумрака.
  - Удачно?
  - Как тебе сказать... Есть у меня такое подозрение, что это её задание или невыполнимо, или...
  - Или?.. - подтолкнул его Джин, видя, что Князь Сумрака замолк и нахмурился.
  - Тс-с... Слышишь?
  - Что? - не понял феникс. Вокруг не было ни души.
  - Голоса в библиотеке, - шикнул Князь Сумрака. - Пошли послушаем. Только не шуми.
  - Браен, ты уверен? - засомневался Джин, которого не тянуло вляпаться в какой-нибудь очередной заговор или интригу, которыми буквально насквозь пропитался дворец. Феникс до сих пор с содроганием вспоминал, как ему 'посчастливилось' попасться на глаза Чёрному Дракону, когда тому пришла в голову идея спровоцировать крупный скандал вокруг Елены. А теперь Карен умыл руки, а ему, Джину, всё это расхлёбывать надо.
  - Абсолютно, пробормотал Князь Сумрака. - В библиотеке по ночам только Елена и обретается. И, оказывается, делает это не в гордом одиночестве, как мы все полагали.
  
  ХХХ
  
  Я откинула на край стола очередную рукопись и запустила руки в то, что осталось от вечерней причёски. Только не паниковать. Не может быть, чтобы в такой обширной библиотеке не оказалось ничего про демонов. Но, похоже, это было так. В иных древних рукописях упоминался некий город Тарида, где хранились многочисленные знания из самых разнообразных областей. Но как его найти? Теперь, после того, как прошли тысячелетия и многие знания утрачены. Ответ напрашивается сам собой.
  - Мне нужен Странник, - вздохнула я и побарабанила пальцами по столешнице.
  Денис вздрогнул и поднял на меня полные недоумения глаза.
  - Зачем?
  - За надом. Боюсь, мне придётся ненадолго отлучиться, - бросила я, гадая, как бы так умудриться подтолкнуть Повелителя, чтобы тот вернул Странника из почётной ссылки, в которую феникс отправился по моей вине. К тому же мне следует посетить в ближайшее время ещё одно место. Вполне возможно, что там я найду ответы на многие вопросы. Очень многие.
  - А как же я? - обиженно поинтересовался Денис.
  - Не беспокойся. Для тебя я тоже подобрала развлечение. Тебе следует всеми правдами и неправдами набиться в компанию к Джину и с кем он там ещё будет.
  - Я? К нему?! За что?!? - искренне возмутился парень.
  - Считай это одним из аспектов тренировки, который будет состоять из трех частей: планирование, работа в команде и бег по пересечённой местности.
  - Это как? - не понял Денис.
  - На месте разберёшься, - хмыкнула я, не желая раскрывать все карты, так как всё ещё надеялась поразвлечься за счёт участвующих в этом походе фениксов. Каково будет жертвам моей шутки, я старалась не слишком задумываться. Главное, чтобы Джин не отправился за этими розами в одиночестве. Ведь в этом случае придётся что-нибудь срочно придумать, чтобы вернуть его обратно, а второй раз он может не захотеть идти.
  - Он меня ни за что с собой не возьмёт, - пробурчал молодой феникс.
  - Вот это и называется планированием ситуации. Убеди его, что ты прямо-таки необходим во время этого путешествия. А теперь хватит отлынивать. Тебе в ближайшее время нужно закончить эту книгу.
  - Зачем мне тратить время на этот бред? - умоляюще глянул на меня парень. - Я ведь не собираюсь становиться великим полководцем. К тому же я едва понимаю это наречие.
  - Это тактики боя, - сухо проинформировала я, - если ты ещё не заметил. Или ты считаешь, что если умеешь не пораниться собственным мечом, то можешь уже считаться воином? Ты знаешь, скольким дисциплинам обучались твои предки до второго нашествия? На полное обучение уходило около ста сианов. Тогда фениксы в совершенстве владели не только различными боевыми искусствами. Ими в первую очередь. В программе обязательно были также география, тактика военных действий, стратегия группового боя, изучение характеристик разных рас, различные аспекты магии, политическое положение в мире и многое другое. Я уже не говорю о десяти обязательных древних языках и как минимум пяти современных! И это при том, что основная часть времени была посвящена работе над телом, а не над умом и памятью, - всё больше распалялась я, вспомнив их теперешние донельзя убогие требования к обучению. Не удивительно, что теперь фениксам до своих предков, как до луны.
  - Ладно-ладно, я понял, - пошел на попятный Денис, ошарашенный моей вспышкой. - Только не заводись вновь.
  Я передёрнула плечами и откинулась на кресле, не в силах отогнать нахлынувшие мысли. Уныние наводил ещё и другой факт: мне, что, придётся возиться с Денисом до самой старости? Набросав объем необходимых для получения им знаний и затраченное на это время, по моим самым скромным подсчётам выходило, что инициацию парень сможет пройти минимум через двадцать-двадцать пять лет. И это самый радужный прогноз. А ведь именно после инициации начинается более проблемный и ответственный этап обучения: слияние с фениксом и овладение магией.
  К тому же мне нужно задействовать не только Дениса, но и других. Прогулка в сад за розами, имеющая своей изначальной целью отвязаться от Джина, не говоря ему напрямую 'нет', могла бы стать хорошим средством для повышения уровня боевых навыков фениксов. Другой вопрос, как бы так изящно и ненавязчиво подсунуть им эту идею. М-да, проблемка.
  Ещё и этот Дьявол упрямится. С этим парнем изначально всё пошло не так, как я предполагала, и теперь я даже не знаю, что мне делать. Отпустить его я не могу, ведь тогда придётся уходить отсюда. За похищение сына советника Повелителя меня оправдывать не станут. Дьявол молчать тоже не собирается. Сейчас же он отказывается от еды и питья с упорством фанатика и смотрит на меня, как на змею подколодную, совершенно не желая слушать. Нужно его каким-то образом убрать подальше от дворца. Не может же он как зверь сидеть в темнице на цепи. Блин! И почему эта идея показалась мне тогда рациональной и даже забавной? Теперь я в тупике и не вижу удобного для себя выхода. Отпустить просто так парня я не могу. Чтобы убрать на какую планету подальше, нужна помощь Дефансера, а тот при одном воспоминании имени Дьявола слетает с катушек и твердит, что нужно того убить.
  Оторвавшись от своих размышлений, я коротко глянула на надутого Дениса, пытающегося осилить стратегии боя, и сказала, поднимаясь:
  - Я отлучусь на некоторое время, потом займёмся практикой.
  Денис облегчённо вздохнул, надеясь, что сегодня можно учить не слишком старательно, но я поспешила рассеять эту иллюзию, добавив:
  - Конечно, после того, как обсудим прочитанное тобой сегодня.
  Заметив погасший в глазах мальчика огонь радости, я тихо хмыкнула и вышла из библиотеки. Побродив по безлюдным коридорам и заглянув на кухню за едой, я воспользовалась одной из секретных дверей и направилась в комнату, где вот уже почти неделю сидел тёмный феникс.
  Сначала я пыталась найти с ним общий язык, потом, видя его упорство, стала просто тихо приносить еду, надеясь, что парень одумается. Но нет. Это и вправду тупик.
  Когда я вошла, феникс спал, замерев в неудобном положении. Факела в комнате давно уже не было. С тех самых пор, как Дьявол захотел с его помощью попытаться освободиться и подпалил себе кожу и волосы. Он мне так и не позволил обработать свои ожоги. Сейчас, в кромешной темноте, я ориентировалась исключительно по аурам предметов, что позволяло двигаться не хуже, чем при дневном свете.
  Поставив на пол, прихваченную с собой еду и питьё, я присела рядом с парнем. Что же я с ним делаю-то? Феникс ощущался таким беззащитным и ранимым. Я легонько провела ладонью над его лбом, отводя в сторону прядь волос, раздумывая, не махнуть ли на всё рукой и не освободить ли его. Да, придётся исчезнуть сегодня же, но хотя бы не буду ощущать себя бессердечной изуверкой. Я только протянула руку, чтобы открыть хитрый замок цепей, как парень напрягся и сквозь сжатые зубы пробормотал:
  - Убить, убить эту ведьму надо. Другого она не заслуживает.
  Я отдёрнула руку и поспешно вскочила на ноги, внезапно разозлившись. Ведьмой он называет исключительно меня. С какой это радости я должна с ним церемониться и жалеть? На моём месте, феникс без раздумий свернул бы мне шею. Почему же я колеблюсь и уверяю себя, что его отношение ко мне может измениться?
  Резко развернувшись, я покинула комнату и пошла по переходам, чтобы попасть прямо в парк. Сначала я старалась не спешить, идти степенно, но всё ускоряла шаг, пока, наконец, не побежала. От себя, от своих проблем, от проснувшейся во мне жестокости, от этого противного голоса, нашептывающего, что следовало бы убить мальчишку и не мучиться больше сомнениями на его счёт.
  Привалившись, совершенно обессилевшая, к стволу одного из вяров, что были, пожалуй, самыми частыми деревьями в тёмнофениксовом парке, я пыталась успокоить мысли и душу. Что я вытворяю? Почему я так поступаю? Не лучше ли оставить всё, как есть? Эта просьба Творца мне совершенно не по силам. Я лишь тешу себя иллюзиями. На самом деле я маленькая, уставшая и слегка напуганная девочка, оказавшаяся далеко от дома.
  Что-то мягкое потёрлось о тыльную сторону ладони. Я, не открывая глаз, провела рукой по меху Всполоха и стала гладить лиса по голове, потом бессильно сползла по шершавой поверхности коры и уткнулась лицом в пушистую шёрстку животного, притягивая его к себе. Не знаю, сколько провела времени в таком положении. Наверно, я просто заснула. Очнулась же от голоса Дениса, прозвучавшего надо мной:
  - Елена, что случилось?
  Я подняла голову и ощутила, как затекло тело, пробывшее довольно продолжительное время в неудобной позе. Представляю, каково же было лису. Я тихо поблагодарила Всполоха и выпустила его из объятий. Странно, я полностью успокоилась. Ну и хорошо. Завтра подумаю над всеми проблемами.
  - Я просто заснула, - ласково улыбнулась я мальчику. - Похоже, сегодня времени на книги уже нет. Но не думай, что я оставлю этот раздел непроверенным. А сейчас пошли немного позанимаемся.
  Встав и потянувшись, я, к своему удивлению, почувствовала чужое присутствие рядом. Кто здесь может быть в такое время? До рассвета ещё два часа. Как раз тот самый период, когда никого в парке не встретишь. А тут на тебе, целых двое. И чего им не спится?
  Пройдя вглубь леса, я поняла, что эта парочка наблюдает за мной и Денисом. Плохо. При чужих тренировки как таковой не получится. Ну что ж, можно попробовать кое-что другое. Подозвав к себе мальчика, я оторвала нижнюю часть своей рубашки, завязала фениксу глаза и спросила на древнем наречии, который заставляла Дениса усиленно осваивать.
  - Помнишь, я учила тебя видеть ауру предметов?
  - Да, но у меня ещё не очень получается.
  - Вот и потренируешься. Тебе нужно до меня дотронуться, ориентируясь лишь на звуки и движения. И постарайся не врезаться в ближайшие деревья.
  Он старался. Честно старался. Но выходило не очень. При первых признаках рассвета я, наконец, отстала от бедного парнишки и отправила его отдыхать. Сопровождающие следили за мной до самой двери моей комнаты, что меня немного раздражало. Надеюсь, что завтра мы сможем нормально позаниматься, а не играться напоказ, как сегодня.
  Немного поспав, я засела в библиотеке. Сегодняшняя ночь принадлежит Дефансеру, поэтому нужно за день прочесть всё, что я запланировала и успеть к назначенному часу на урок танцев. Угу, а ещё сделать наряд и поприсутствовать на обеде или ужине. Последнее было личной 'просьбой' Повелителя и обсуждению не подлежало: мне ежедневно следовало хотя бы на час появляться на глаза обитателей дворца, в противном случае ко мне приставят компаньонку. Причём отец, уловив мою ухмылку, тихо и с угрозой предупредил, что если я и от неё сбегу, то моими сиделками станут Чёрный Дракон и Демон. Перед этой угрозой я спасовала. Насколько я поняла характер первого сына Повелителя, то он скорее в лепёшку расшибётся, чем позволит взять над собой верх. Так что я с милой улыбкой и внутренним содроганием пообещала ежедневно появляться на каком-либо массовом мероприятии, хотя это и отнимало много времени.
  Естественно, вечер застал меня не успевшей прочитать и половину запланированного. Услышав колокол 'вечерней зари', я отложила книгу и откинулась на спинку стула. Глаза уже несколько минут скользили по строкам, но смысл прочитанного не мог пробиться через плотную завесу непонятно откуда взявшегося чувства настороженности. Сегодня обычный день, заканчивающийся неспешным отходом дневного светила ко сну. Откуда это непонятное чувство? Я попробовала настроиться на образы будущего, но они ускользали как песчинки из судорожно сжатого кулака. Дефансер не раз предупреждал, что невозможно увидеть судьбу по заказу, ведь она слишком изменчива и непостоянна. Ею невозможно управлять, лишь иногда корректировать. Что же сегодня должно произойти? И почему меня это так беспокоит?
  'Солнце зашло, - напомнил о себе Дефансер. - Обещание'.
  Да-да, помню. Ты поосторожнее там, хорошо? А то у меня нехорошее предчувствие.
  'Сама осторожность и благоразумие', - тихо рассмеялся феникс, заставляя моё сознание моментально уснуть.
  
  ХХХ
  
  Девил тихо скатывался в царство отчаяния. В его темнице не было времени, не было света. Он чувствовал себя отрезанным от всего живого. Эта девчонка держит его на цепи, словно собаку. Есть он отказывается сам, считая унизительным брать её подачки. Эта змеюка всегда приходит в полной темноте, и он часто даже не слышит её, а узнаёт об очередном посещении, когда задевает в темноте посуду, которой раньше не было на этом месте. Раньше ведьма оставляла факел и книги, которые он даже ни разу не открыл, но после его неудачной попытки освободиться, свет больше не приносила и почти не разговаривала с ним. И эта тишина давила. Подавляла. Сминала волю. Вот уже несколько раз у него появлялось постыдное желание пообещать ведьме всё, что она захочет, лишь бы выбраться отсюда. И с каждым разом всё сложнее отгонять эту мысль. Но нет, он скорее умрёт, чем опустится до подобной низости. Подчиниться ведьме - значит предать себя и весь свой род. После этого и жить-то незачем.
  Сколько времени прошло с тех пор, как он очутился здесь? Ищут ли его? Конечно, ищут. Но не найдут. Никто не найдёт. Если до сих пор не отыскали, то теперь и подавно надеяться не на что. Нечего рассчитывать на других, ведь они даже не подозревают, насколько опасна эта змея. Нужно попытаться избавить от неё мир самостоятельно. В последнее время Девил лелеял надежду подловить эту самозваную принцессу, когда она наклоняется, чтобы поставить возле него еду, и ударить со всей силы цепью, зажатой в кулаке. Он вряд ли тогда выберется, но она тоже умрёт. Это будет единственным его утешением.
  Эта надежда поддерживала, но как он ни напрягал слух, ни разу не услышал бесшумных шагов или шелеста одежды этой ведьмы. Ничего. Для этого убийства нужны сила, внимание и постоянная концентрация. Но откуда им взяться, если у него уже сознание мутится от голода? В то же время заставить себя проглотить хоть кусочек еды, принесённой ею, он не мог, сравнивая это с предательством. Как хорошо, что то, что приносила эта змеюка, не имело запаха, иначе ему было бы намного сложнее выдержать эту пытку. А так ничего, теперь даже не хочется есть. Он больше не отдёргивает руку, почти невольно тянущуюся к пище. Стыдно признаться даже себе, но раньше он не трогал принесённое этой ведьмой не от того, что у него такая сильная воля, а из страха, что змеюка внезапно придёт и увидит, как он ест. Такого позора он бы точно не пережил. Это было бы его окончательное поражение в их противостоянии. А теперь уже не надо бороться с собой, раз за разом отводя взгляд от того места, где стоят тарелки.
  Девил сел, опираясь спиной о холодный камень стены. Цепи глухо звякнули, вызывая очередную волну раздражения. На себя, на Елену, на предков, что умудрились построить тайные комнаты, а потом благополучно о них позабыть.
  Он даже ничего не понял, но внезапно чувство опасности сдавило горло, а следом холодный металл надавил на мягкую кожу, не давая возможности дышать. Горячая струйка потекла вниз из ещё неглубокого пореза. Лезвие надавило чуть сильнее, затем отодвинулось. Неужели всё закончится так глупо? Он так и умрёт, как канэк под кухарским ножом, связанный и беспомощный. Дико захотелось жить, увидеть ещё раз Лиру, Карена, Филиппа, отца, но не умирать вот так в темноте от руки неизвестно кого! Полоска металла тихонько задрожала, легонько прикасаясь к коже, затем послышался свист рассекаемого воздуха, звонкий удар клинка о стену и его подскоки по полу. И удаляющийся топот лёгких ножек. Елена. Она пыталась его убить. Видимо, ведьма подумала, что бесполезно дальше с ним церемониться, и решила тихонько прирезать, но то ли почувствовала угрызения совести, то ли её кто-то спугнул. Так или иначе, она оставила клинок. Только бы он лежал достаточно близко. Только бы можно было до него дотянуться. Боги, если вы и вправду существуете, помогите!
  
  ХХХ
  
  Безумное чувство опасности разорвало в клочки сон, наведённый Дефансером. В первое мгновение я не поняла, где нахожусь и что делаю... и почему моя рука держит обнажённый клинок. Тихий звяк и вспышка чужого страха внезапно всё прояснила. Огромным усилием воли я смогла перехватить контроль над своим телом у феникса, который, словно маньяк, повторял: 'Убей мальчишку. Или дай мне с ним разобраться'. Но я не могла позволить сделать это. Короткая внутренняя борьба заставила Дефансера ненадолго отступить. Для чего именно - чтобы собраться с силами или же он признал своё поражение и пытался успокоиться? - я не знала. Так или иначе, отбросив короткий меч, я, сломя голову бросилась подальше.
  Я бежала вперёд, не разбирая дороги, на грани истерики, думая лишь об одном: Дефансер хотел убить Дьявола.
  'Для твоего же блага', - раздражённо отозвался феникс. Похоже, он более-менее пришёл в себя и мог контролировать поведение и эмоции, уже не опаляя своим безумным бешенством, которое может напугать до заикания.
  Но он хотел убить беззащитного парня, у которого вся жизнь впереди, который просто не может быть опасен в подобном положении, который уже почти сдался.
  'Он сам намеревался тебя убить, и, следовательно, он опасен для тебя'.
  Это ты опасен! И в первую очередь для меня, - чуть ли не в истерике закричала я на феникса. Тот отнёсся к моей вспышке на редкость флегматично, буркнув что-то вроде:
  'Поверь мне, я лучше знаю, что для тебя лучше'.
  Я прислонилась лбом к холодной стене, пытаясь успокоиться и отдышаться. Из груди вырвался всхлип, потом другой.
  Я тебе доверяла, - безжизненным, полностью опустошенным голосом пробормотала я. Феникс упрямо молчал.
  Простояв так с минуту и собрав остатки стойкости, я попыталась надавить на Дефансера:
  Обещай, что больше не сделаешь попытки его убить. - Феникс не произнёс в ответ ни слова, тогда я попыталась выложить свой последний козырь перед ним: - Мне не нужен такой защитник. Я хочу расторгнуть нашу сделку.
  'Ты не можешь. Мы расстанемся только с твоей смертью'.
  Слёзы горячими ручьями побежали по щекам, так как я была уже не в силах их сдерживать, а темнота вокруг начала давить. Тишина наполнилась криками агонии. Я зажала уши руками и медленно сползла вниз по стене, но крики не замолкали, а, наоборот, нарастали, как громыхание приближающейся грозы. Перед глазами вспыхнули огни, фигуры, искаженные ужасом лица... Нет, я не хочу этого слышать! Не хочу. Не хочу. Не хочу! Дефансер, перестань мучить меня своим прошлым!
  Темнота нахлынула, унося взбудораженное сознание прочь и давая желанное успокоение. И в самый последний момент я услышала-почувствовала его слова:
  'Я не трону твоего феникса. Сегодня'.
  
  ХХХ
  
  - Ты сегодня поздно.
  Елена вышла из тени дерева прямо рядом со мной. Когда она так прячется, даже звери не чувствуют её присутствия, что уж говорить обо мне. Тем не менее, это сильно раздражает и заставляет огрызаться, лишь бы не оправдываться.
  - Так ты сегодня большой кусок книги задала.
  - Судя по затраченному времени, ты его усиленно штудировал. Ну что ж, проверим, - предвкушающее протянула принцесса и начала засыпать меня вопросами. У меня уже не в первый раз возникла мысль, что эта девушка каким-то образом знает, чему я уделил минимум внимания, полагая, что эта часть лёгкая или не слишком важная. Вскоре я почувствовал, что вообще ничего не знаю и не помню, а вместо нормальных слов могу только мямлить. Наконец, я не выдержал и попытался возмутиться:
  - Я не понимаю, зачем ты заставляешь меня штудировать эту глупую историю. Лучше бы то время, что приходится просиживать в библиотеке, потратить на обучение настоящему искусству.
  Еленины глаза нехорошо сверкнули, а тихий голос, казалось, вызывал на откровенность.
  - Ты считаешь, что я тебя плохо обучаю?
  - Нет! Я уже хорошо владею метательными ножами, неплохо кинжалом, но книги... Это же пустая трата времени! - взмолился я, надеясь достучаться до здравого смысла принцессы. Бесконечная муштра по дисциплинам, которые мне, скорее всего, не понадобятся в будущем, тихо бесила. По мне это была прорва потраченных зря усилий и времени.
  - Хорошо. Неплохо, - в её голосе зазвучала издевка. - И ты считаешь, что уже добился чего-то стоящего?
  - Да. Я уже могу постоять за себя, - убеждённо ответил я, сравнивая то, что умел и мог до встречи с принцессой со своими теперешними возможностями.
  - Сопляк! - Елена заговорила тихо, как-то шипяще. - Я преподам тебе урок, который научит тебя следить за собственным языком, если не хочешь его лишиться.
  Вот она стоит в десяти шагах от меня. Мгновение - и хрупкая ладонь врезается в мою грудь, выбивая воздух. Удивление. Сильный удар спиной и головой. Боль. Ещё один удар, на этот раз в челюсть. Я даже не успеваю рассмотреть смазанные движения, не то что поставить блок. Град ударов обрушивается со всех сторон. Мелькнула удивленная мысль: 'За что?', затем глаза медленно заслала бордовая пелена, а в ушах отдавался лишь грохот крови. Темнота оказалась желанным избавлением от жестокого кошмара. Именно кошмара, так как в реальности Елена бы так никогда со мной не поступила. Должно быть, её просто подменили, а я, глупый слепец, этого не заметил.
  
  ХХХ
  
  Князь Сумрака ворвался в малую гостиную для приёмов, где Повелитель встречался с теми редкими представителями соседних земель, к которым чувствовал откровенную приязнь, и, не обращая внимания на присутствие посла из Арабии и его племянника, выдохнул:
  - Отец!
  - Браен, когда ты научишься следовать... - недовольно нахмурил брови Повелитель, но Князь Сумрака не обратил внимания на это сдержанное проявление недовольства, взволнованно сообщив:
  - С Еленой что-то случилось. Похоже на отравление.
  Повелитель Гиперии резко побледнел, неспешно встал и знаком приказал сыну выйти, затем извинился перед гостями и направился к двери. Ему хотелось бежать, чтобы побыстрее лично удостовериться в словах сына, но он не мог себе подобного позволить. Повелители не бегают, как какие-то расшалившиеся мальчишки. У комнаты Елены толпились слуги, напрочь забыв о своих обязанностях. Правда, появление Повелителя заставило их враз вспомнить о делах насущных и немедленно исчезнуть, бросившись в разные стороны, как мыши от кота. Но Харолан был уверен, что стоит двери комнаты закрыться за его спиной, как в коридоре опять начнётся столпотворение. Эта девушка за столь короткое время умудрилась расположить к себе почти всю дворцовую прислугу.
  Елену трясло. Температура тела была неимоверна высока, а с губ слетали то стоны, то бессвязный бред на нескольких языках одновременно. Принцесса металась на постели, сбрасывала одеяло и порывалась бежать или сворачивалась клубком и плакала.
  Герасий, тщательно осмотрев девушку, не нашёл ничего, что могло бы стать причиной столь внезапной болезни. Криверед со своей стороны подтвердил, что не было никакого внешнего вреда: ни магического, ни телесного. Харолан только кивнул, услышав их отчёты, не высказывая вслух недовольства, а про себя в первый раз усомнился, так ли компетентны эти фениксы, как он до этого полагал, и не стоит ли начать искать им если не замену, то помощников.
  А между тем девушка сгорала, как свеча. С каждым разом Харолан получал всё менее утешительные известия. С заходом дневного светила он вновь направился в комнаты принцессы. Она лежала на огромной кровати, неподвижная и безжизненная. Губы посерели, под глазами пролегли черные тени, а тело ещё больше истончилось, не реагируя больше ни на что.
  Харолан терялся в догадках, что могло быть причиной этой странной и страшной болезни. Ему не хотелось терять эту весёлую жизнерадостную девушку, которую он назвал своим ребёнком и которая нравилась ему больше всех остальных его дочерей.
  Слуга бесшумно приблизился и низко поклонился Повелителю, доложив:
  - Найдено тело мальчишки, мэрид.
  - Ты о чём? - не понял Харолан, занятый исключительно решением дилеммы: стоит ли высказать прямое неуважение и недоверие главному магу и лекарю, состоящим при дворе, и призвать других целителей в надежде, что они смогут что-либо сделать в данной ситуации.
  - Тот мальчик, что приехал с мэрил Еленой. Он сейчас при смерти.
  Харолана прошиб пот от ужаса, заставив моментально отбросить все прочие мысли. На ум пришла древняя легенда о связанных судьбах. Если погибает один, то умирает и другой. Быть может, это единственный шанс в данной ситуации.
  Призвав мага и лекаря, Повелитель приказал:
  - Герасий, Криверед, идите к... - Харолан запнулся, но всё же вспомнил имя мальчика, - к Денису. Вылечите его во что бы то ни стало. И надеюсь, я больше не услышу бессвязного лепета или замудрёных высказываний, смысл которых сводится к фразе: 'Я не знаю, что это такое и как с ним бороться'.
  
  ХХХ
  
  Мальчик выжил, хотя по словам Герасия, это было невероятно. На ребёнке не было живого места: всё тело представляло собой один сплошной кровавый синяк, абсолютно все внутренние органы были сильно повреждены. Но он выжил. И принцесса Елена тоже. Невероятно. Неужели эта мистическая связь существует на самом деле? Иначе как объяснить это чудо? Да, точно чудо. Отец себе места не находил, переполошил весь дворец в тщетных поисках виновного. Он ни за кого так не волновался, ни на кого не смотрел с подобным выражением нежности и тщательно скрываемого волнения.
  Отец...
  Браен усилием воли отогнал яркий образ, стоящий перед глазами, и попытался настроиться на более деловой лад. Поиски Девила пока не дли результатов. Да, его отец не даёт возможности полномасштабно развернуться, но должны же быть хоть какие следы! Не мог взрослый ответственный феникс просто-напросто сбежать неизвестно куда. Или мог?
  Дверь за спиной тихо скрипнула, впуская струйку холодного воздуха.
  - Привет, Браен. Ну и погодка у вас здесь! - раздался с порога комнаты чуть усталый хрипловатый голос.
  - Ал? - изумился Князь Сумрака, поспешно оборачиваясь. - Не ожидал тебя так быстро.
  Алекс скинул промокший плащ и встряхнул его, не обращая внимания на то, что брызги попали на его друга и лежащие перед ним документы.
  - Я уже не в опале?
  - Нет, - рассмеялся Браен. - Ты там никогда и не был. Отец просто играл на публику. Пойми, не мог же он всё это так оставить.
  - У него получилось весьма убедительно. Даже я поверил. Но что заставило Повелителя так быстро изменить решение?
  - Причина всё та же: новоявленная принцесса. Нам нужно её понять. А ты знаешь о девчонке намного больше, чем хочешь сказать.
  Алекс медленно отрицательно покачал головой.
  - Чем могу сказать. Что случилось на этот раз?
  - Она заболела. Непонятно от чего. Мы уже думали, что она не выкарабкается.
  У Алекса слегка нервно дёрнулся уголок губ, когда феникс со скрытой неприязнью пробормотал:
  - Поверь мне, она нас всех переживёт.
  - Не знаю. Мальчишка тоже был при смерти, - задумчиво протянул Князь Сумрака, внимательно вглядываясь в лицо брата, а затем небрежно спросил: - Как ты думаешь, их судьбы, случайно, не связаны?
  - Одна смерть на двоих? Это же детская сказка! К тому же Денис - простой ребёнок, с которым Елена возится от нечего делать. Она же нашла его уже при нас.
  - Кто знает. В последнее время я во многом начал сомневаться, - Брайан потянулся в кресле, разминая затёкшие мышцы, и указал на удобный набивной стул рядом со столом. - Садись, рассказывай. У нас есть немного времени, прежде чем отец позовёт тебя.
  - Что рассказывать? - пожал плечами Алекс, небрежно бросая плащ на спинку и садясь на предложенное место. - Скучно там. На границе тихо, как в склепе. Бриайцы на удивление мирные и пугливые соседи. Сидят в своих норах, и Джер их оттуда выманишь даже на переговоры по экономическим вопросам. У вас-то, небось, много интересного произошло.
  - Да как сказать. Не жалуемся. Принцесса Елена временами развлекает. Недавно Джина по полу раскатала: сказала, что если он хочет видеть её своей любовницей, то должен достать какую-то там розу, и отправила просиживать штаны в библиотеку. А потом нешуточно разнервничалась из-за того, что он принялся за дело всерьёз... Ал?
  - Да? - Алекс вздрогнул, выплывая из задумчивости.
  - Елена провидца?
  - С чего ты взял? - несколько фальшиво изумился Странник.
  - Сопоставил некоторые факты, - произнёс Брайан, не сводя глаз с лица брата. Раньше они во всём друг другу доверяли. До приезда Елены.
  - Я её знаю не намного лучше остальных, - отмахнулся Странник. Было видно, что этот разговор его тяготит. Резко поднявшись, Алекс бросил, даже не оглянувшись на брата: - Встретимся позже, мне нужно поспешить к отцу.
  Браен проводил тяжёлым взглядом фигуру друга. Он был уверен, что тот многое знает, но не говорит. Почему? Почему, как только появилась эта девчонка, жизнь во дворце заметно усложнилась? Но в то же время стала более интересной. Так. Всё. Нужно заниматься поисками Девила, а не отвлекаться по пустякам, - одёрнул себя Князь Сумрака, отметив, что Алекс забыл на спинке стула свой плащ.
  
  ХХХ
  
  Елена была скорее похожа на труп, а не на живое существо. Белая, как велен, тощая и безжизненная, она буквально терялась на огромном пространстве гигантского ложа. Волосы спутались и разметались вокруг, слегка оживляя картину и подчёркивая тонкую, казалось, чуть светящуюся в неровном свете кожу. Зачем они постелили светлые простыни? Девушка буквально сливается с ними.
  Странник тихо направился к изголовью кровати. Но отсюда всё равно было далеко до тела девушки. Придётся садиться прямо на светлые покрывала. Стоило Страннику исполнить своё намерение, как к нему метнулся красный шар из другого конца комнаты, клацнул зубами прямо перед носом, потоптался по ногам и свернулся клубком, не давая возможности встать.
  - Ничего себе приветствие у зверушки, - пробормотал феникс, приходя в себя от неожиданности.
  Вблизи Елена выглядела ещё более бледной и осунувшейся. Причудливые тени от свечей ежесекундно меняли выражение на этом усталом заострившемся лице. Сейчас она выглядела беззащитной и на удивление спокойной. В сознании она никогда не была такой... одухотворённой, что ли.
  Глаза открылись внезапно, и безжизненный взгляд впился в балдахин. Странник неуверенно позвал девушку:
  - Елена.
  Ни один мускул не дрогнул на застывшем восковой маской лице. Странник слегка наклонился и легонько потряс девушку за плечо. Потухшие глаза метнулись к нему, и феникс вздрогнул: ни тени эмоций или узнавания не проскользнуло в этом пустом взгляде. Такое чувство, что хозяйка ушла, оставив ненужную оболочку, а та почему-то продолжала существовать. Странник ни на шутку испугался и залепил девушке пощечину, как сделал бы с любым парнем, дабы привести его в сознание. Голова дёрнулась, глаза мазнули по фигуре феникса, но остались такими же пустыми и безжизненными.
  'Что с ней, проклятый побери, случилось?'
  Губы Елены слегка приоткрылись и глухой, шелестящий, как осенние листья, голос произнёс:
  - Я хотела убить Дениса.
  Странник впал в ступор. Как? Она? Та, которая готова ради этого мальчишки поссориться со всем остальным миром? У неё бред.
  Странник положил руку на лоб девушки и с заметным облегчением выдохнул. У Елены и вправду был жар, который многое объяснял.
  - С ним всё в порядке, - попытался утешить девушку феникс.
  - Я монстр, - в голосе слышался всё тот же шелест сухих листьев. - Он монстр и превращает в монстра меня.
  - О чём ты говоришь? - Странник не мог скрыть напряжение, звенящее в голосе. Бред обычно сопровождается неосмысленными бессвязными фразами. А этот отсутствующий взгляд и абсолютная уверенность в голосе... здесь что-то другое.
  - Он хочет крови, убийств. И толкает меня к этому. Он прав, я слаба. Я не могу противостоять ему.
  - Нет, можешь. - Феникс старался говорить уверенно, не допуская мысли, что принцесса сошла с ума. Ведь если она и вправду напала на мальчика, на существо, которым дорожила в этом мире больше всего, то она становится слишком опасна для общества. Алекс предпочёл отбросить эти мысли подальше и продолжить: - Денис ведь выжил. - Странник произнёс эти слова с жаром, которого не ожидал от себя. - Раньше же ты могла сопротивляться. И теперь тоже сможешь.
  - До этого не было такого прессинга. Он будто взбесился. И бьёт в первую очередь по тому, что мне дорого.
  В глазах Елены начал разгораться нездоровый блеск. Странник наклонился над лежащей девушкой и сильно встряхнул её за плечи. Она слегка удивлённо посмотрела на него, потом с неожиданной силой притянула к себе и разрыдалась. Феникс выругался про себя и попытался принять более удобное положение. Всполох в ответ на это недовольно зашевелился и выпустил когти. Странник едва удержался от вскрика, подхватил хрупкую фигурку и подтянул поближе к себе вместе с тяжёлыми одеялами.
  Елена поглубже зарылась ему в плечо и не собиралась успокаиваться. Именно этот неподходящий момент Карен выбрал для несвоевременного визита. Он внимательно осмотрел представшую перед ним картину, широко ухмыльнулся и тихо прикрыл дверь, выскользнув обратно в коридор.
  'Вот влип, - обречённо подумал Странник, красочно представляя себе будущие перспективы: - Теперь отец обратно на границу отправит. В бессрочную опалу'.
  Елена не успокаивалась долго. Феникс уже успел перечислить все известные ему ругательства, придумать пяток новых и раз десять обыграть сцену оправдания перед отцом. Хотя что тут проигрывать? И так всё ясно. Карен, язва такая, язык за зубами держать не будет. Придётся вновь ехать с важной миссией куда подальше. Да уж, любопытство и забота о ближнем наказуемы.
  Более-менее успокоившись, Елена ещё немного пошмыгала носом, но отстраняться не спешила. Поэтому голос её стал ещё глуше.
  - Странник, исполни, пожалуйста, одну просьбу. - Феникс напрягся, уже зная, в чём будет заключаться эта просьба. Если сейчас ещё кто-нибудь сюда зайдёт, то от бессрочной высылки точно не отделаться. - Увези кое-кого подальше отсюда. Быстро и незаметно. И никому об этом не говори. Он не должен пока возвращаться. Всполох тебя проводит.
  Ослабевшие руки разжались и Елена упала на кровать. Странник в полной прострации смотрел на спящую девушку. Не-ет, женщин невозможно понять в принципе. Феникс спихнул с колен наглую животину, которая недовольно выскалилась в его сторону и направилась к стене, где и замерла у огромного искусственного камина в мрачном ожидании. Что этот демон там забыл? Стоило Страннику приблизиться, как лисёнок встал на задние лапы, а передние положил на один из камней кладки на уровне пояса. Ничего не произошло. Всполох оглянулся на феникса. Тот, чувствуя себя донельзя глупо, надавил на приглянувшийся зверушке камень, и в следующее мгновение часть стены бесшумно сдвинулась в стороны.
  - Ну вот, а я не верил Елене, что эта зверюга умнее нас всех вместе взятых.
  Лис весьма правдоподобно хмыкнул. Или чихнул странно. Странник предпочёл думать, что второе, иначе так недолго и с ума сойти.
  Коридор петлял. Света было не много, но достаточно, чтобы собрать не всю грязь и паутину с этих заброшенных ходов, а только половину. Постепенно становилось темнее. Едва не слетев с незаметных в темноте ступеней, Странник про себя прошёлся по родословной Елены и её зверюги.
  Коридор резко свернул вправо и начал медленно спускаться вниз. Последние остатки освещения остались позади, и феникс ругал на этот раз уже себя, что не догадался прихватить факел. Заблудиться в этих переходах можно на раз: после лестницы только справа шесть раз были ответвления. Наконец, они дошли. После очередной лестницы лис прижался к ногам Странника и отступил, оставив того посреди ожившего царства тьмы. И что прикажете теперь делать? Не за факелом же возвращаться.
  Феникс осторожно сделал шаг, потом второй, поскользнулся на чём-то, взмахнул руками в тщетной попытке сохранить равновесие и, уже падая, услышал звук рассекаемого воздуха и шипение:
  - Сдохни, тварь!
  Меч срезал прядь волос, но большего ущерба не причинил. Странник попытался ударить ногой в то место, где должен находиться противник. Правда, во время падения это сделать сложновато. Но ему удалось. Получилось также извернуться и не приложиться головой о каменные плиты. Меч, выбитый из ослабевшей руки, звонко звякнул где-то справа. Теперь Странник чётко ощущал местонахождение противника, хотя до этого не чувствовал его. 'Старею, наверно. Или давно забросил ежедневные тренировки, что более вероятно'. Однако попытка заломить руки невидимого противника вышла не слишком удачной: помешали короткие цепи. Над кем это Елена решила поиздеваться?
  - Чтоб ты померла, мразь, - прохрипели фениксу прямо в лицо слабым, но донельзя знакомым голосом.
  Девил?! От неожиданности Странник ослабил хватку, чем не замедлил воспользоваться его противник, с чувством приложив феникса кандалом по лбу.
  - Девил, успокойся. Это я, Алекс.
  - Издеваешься, да?
  Следующий удар почти достиг цели, но Странник смог увернуться. Он попытался вновь успокоить разбушевавшегося Девила.
  - Я тебя вывести отсюда хочу, так что хватит пытаться меня убить.
  - Тебя эта послала? - прошипел парнишка, ненадолго замирая.
  - Успокоился? Сейчас найдём ключи от этих побрякушек.
  - Нет их здесь, - облегчённо-устало проинформировал Девил.
  Что-то металлическое ударилось о пол рядом с ногами Странника. Он наклонился и нашарил искомый ключ.
  - Так. Ключ у меня. Теперь я подхожу, а ты меня не бьёшь, договорились?
  - Где все остальные? - напрягся парень, не зная, верить ли своему нежданному спасителю или это очередная ловушка.
  - Я тебе всё объясню, только не шевелись. В темноте не так легко искать замочные скважины.
  Когда последняя цепь с недовольным щелчком выпустила свою жертву, фениксы вздохнули с облегчением.
  - Теперь нужно выбираться отсюда. Где эта красная зверюга? - оглянулся Странник, прекрасно понимая, что в такой темноте Джер что разглядишь.
  - Так ты всё-таки с ней? - напрягся Девил.
  - Не совсем. Я только приехал, и Елена попросила меня выполнить одно поручение, но в подробности не вдавалась. Я и подумать не мог, что она на такое способна. Объясни, как ты здесь оказался.
  Лис вновь очутился возле ног Странника, выпустил на лапках коготки и с тихим цоканьем направился обратно. Девила слегка пошатывало, но за Алекса он зацепиться не пытался. Гордый.
  - Что с тобой произошло? - повторил свой вопрос Странник.
  - Попытался напасть на эту полоумную. В результате очутился в этом подвале.
  - Радуйся, что жив остался. Видел я, что она делает с теми, кто на неё пытается напасть. - В губы ощутимо кольнуло холодом, но магия не воспрепятствовала произнести фразу.
  - Она и собиралась. Позже. Только испугалась и убежала.
  - Испугалась? Убежала?
  'Похоже, всё намного серьёзнее, чем я себе представлял. Девила и вправду нужно отправить куда подальше. А вот Елену стоит расспросить поподробнее. Про попытку убийства Дьявола она не упоминала. Или пыталась убить не сама Елена, а некто, кто ответственен и за состояние Дениса? Интересно, у девчонки и раньше было раздвоение личности или это последствие тяжёлой болезни?'
  - Э-э...понимаешь, у неё сейчас временное помутнение рассудка, поэтому тебе лучше держаться от неё подальше, - попытался всё же вступиться за девушку Странник, полагая, что рано делать однозначные выводы. И тем более озвучивать те, к которым он пришёл.
  - А ты откуда знаешь?
  - Оттуда. Елена сейчас тяжело больна и попросила позаботиться о тебе.
  - Позаботиться?! - Девил отскочил вбок, но не рассчитал ширину прохода и сильно ударился плечом о стену.
  - Цитирую: 'Увезти кое-кого подальше отсюда. Быстро и незаметно'. Так что незачем от меня шарахаться. А вот если ты останешься во дворце, то она вполне может повторить свою попытку.
  - Но она же больна, - не слишком уверенно возразил Девил.
  - Одно другому не мешает. Пошли.
  Через пару сотен шагов они достигли скудно освещённого помещения, единственной меблировкой которого была большая серая плита, чуть возвышающаяся над полом. И лежащая рядом на рельефном постаменте книга. Странник недоумённо оглянулся на Девила и только сейчас увидел, насколько тот исхудал. Руки непроизвольно сжались в кулаки: да как она могла так с ним обращаться? Пусть Девил не принадлежит к семье правителя, тем не менее он сын одного из советников отца.
  Лис со всей силы потянул Странника за штанину по направлению к плите. Ну что ж, можно и подойти. Книга оказалась написанной древней рунической вязью. Что она здесь делает? Вон, запылилась вся. Как ещё в прах не рассыпалась за столько времени? А лис тем временем продолжал тянуть штанину к плите. Одёжка протестующее затрещала. Странник поспешил подчиниться требованиям настырной зверушки. Ему не слишком улыбалось щеголять в рваных штанах. Особенно, если учесть, что эту ткань не каждый клинок сможет столь быстро разрезать...
  - Ну хорошо, хорошо. Встал я сюда - и что?
  Зверь метнулся к замершему Девилу и оскалился, перекрывая единственный выход из комнаты. Феникс дёрнулся, но остался стоять на месте, подавляя желание броситься на животное с кулаками.
  - Девил, - позвал Странник, - иди сюда. Посмотрим, что случится.
  - Ничего, - упрямо мотнул головой феникс, не желая идти на поводу у красношерстного демона.
  - Тогда отгоним эту зверюгу подальше и уйдём. - Страннику и самому было интересно, что может произойти, если они вдвоём станут на эту плиту. Не зря же лис столь настырно их туда загоняет. То, что это может быть опасно, Странник не задумался даже, полностью поглощённый любопытством. - Ну же. Ты что, боишься?
  - Конечно, нет.
  Стоило Девилу ступить на плиту, как Странник почувствовал сильное головокружение, а потом вспыхнули разноцветные искры, и всё погрузилось во тьму.
  
  ХХХ
  
  Карен, недовольный, возвращался с заседания малого совета. Он ничуть не интересовался политикой и экономикой, и эти однообразные заседания наводили на него жуткую скуку. Вот и сегодня пришлось сидеть, выслушивая нудный бубнёж советников чуть ли не с утра почти до самого обеденного колокола. А всё от того, что Повелитель решил начать привлекать своего старшего сына к так называемой 'ответственности за будущее Гиперии'. Нет бы Браена выбрал. Тому нравится сидеть посреди вороха бумаг днями и ночами, изучая отчёты и различные донесения, и периодически носиться с безумными проектами 'по усовершенствованию' в разных областях экономики.
  Единственное, что толкового услышал Карен на заседании, так это то, что завтра пребывает посольство от светлых. И надо же такому случиться, что эти чудики пожелали, чтобы принцесса Елена присутствовала на церемонии приветствия. Ах, они желают?! Вот пускай сами её туда и тащат! Девчонка стала совершенно неконтролируемой. К ней теперь никто без особой причины не сунется. Всем жить охота. У этой припадочной настроение меняется по пятьдесят раз за день, запросто переходя от безумного хохота к неконтролируемой ярости, когда в окружающих летят все попадающиеся под руку предметы. Даже её мальчишка старается держаться на расстоянии. За это время он полностью оклемался, но старался быть тихим и незаметным. Карен надеялся, что отец перестанет упрямиться и упрячет спятившую девчонку с её протеже куда подальше, чтобы не позориться с такой дочкой, которая только и делает, что целыми днями рисует и бегает босиком под дождём. А ведь прошла уже почти луна с тех пор, как Елена начала вставать.
  А ещё эти бесконечные дожди! В Креоле почти не бывает дождей. Тем более таких затяжных. И вот уже луну с погодой твориться невесть что, а маги только руками разводят: мол, это выше наших сил. А все солнца хотят. Праздников, в связи с безумием Елены, не устраивают, на охоту при такой погоде не съездишь, тренироваться по колено в грязи тоже желания не возникает, Девил, а затем и Алекс как в бездну провалились, а отцу нужны результаты. Результаты! Если бы они были. Браен после исчезновения Алекса сам потерянный ходит, от него теперь толку чуть, так что всё свалилось на него, Карена. И никто не соизволил поинтересоваться, нужна ли ему эта будущая власть со всеми прилагающимися к ней атрибутами и горой ответственности.
  Карен досадливо махнул рукой. Джер, нужно отвлечься. Эстафу, что ли, навестить? С ней тоже в последнее время что-то твориться стало. Такая милая и приветливая раньше, сейчас она стала замкнутой и неразговорчивой. И постоянно: то голова у неё болит, и нельзя ли навестить её в другой раз; то ещё какая хворь. Даже на подарок едва взглянула, грустно улыбнулась и спрятала подальше. А ведь раньше это её хоть немного развлекало.
  В библиотечном коридоре на него налетел Еленин мальчишка. Денис резко, но недостаточно быстро затормозил, а Карен, задумавшись, даже не соизволил посторониться, и взволнованно выдал:
  - Посольство приехало.
  - Они завтра будут, - отмахнулся Чёрный Дракон, почему-то даже не разозлившись на беспрецедентную наглость мальчишки.
  Денис раздражённо мотнул головой.
  - Я видел Молнию и Серебряного Дождя. Похоже, они ищут Елену.
  - Ну и что? - раздражённо поинтересовался Карен. Его так и подмывало ляпнуть: 'А мне какое дело до этой полоумной?'
  - Это может быть опасно, - терпеливо пояснил Денис.
  - Для кого, скажи на милость? - уже не скрывая сарказма, вопросил Чёрный Дракон.
  - Для всех. Нужно увести её подальше, иначе...
  Последние слова заглушил раскат грома. Карен с тоской посмотрел в ближайшее забранное тонким хрусталём окно. Так, ещё полноценной грозы не хватает для полного и бесконтрольного счастья.
  - Послушай, я никого не собираюсь искать по такому дождю. Если этим умникам нравится хлюпать по колено в грязи, это их право. По мне, девчонка совершенно для нас бесполезна. Впрочем, как и ты.
  Карен развернулся, оставив стоять посреди коридора удивлённого мальчишку, и направился к комнатам в западном крыле дворца.
  Денис мрачно смотрел вслед удаляющемуся фениксу, потом улыбнулся и заспешил в противоположную сторону. На мгновение его фигура потеряла чёткие очертания, но при неровном свете это казалось обманом зрения.
  
  ХХХ
  
  Я стояла на вершине утёса, обнаженная, с раскинутыми в стороны руками, и пела. Слова, срывающиеся с губ, мгновенно смывались низвергающимися потоками воды. Прохладные ручейки скользили по разгорячённой коже, но я этого не замечала, будто не присутствовала в этом мире. Я подняла лицо навстречу упругим струям и замолчала...
  Я чувствовала себя счастливой. Маленькой и огромной одновременно. Беспомощной и всемогущей. Человеком и стихией. Я видела со стороны себя, леса, планеты, миры одновременно, будто разбиваясь на мириады частиц. Я разговаривала на разных языках, я пела, я танцевала я упивалась своей властью, заставляя ветер нападать на ничего не подозревающих путников или молнии рассекать пушистые гривы облаков. Я падала на землю вместе с дождём, я стремилась к небу вместе с травинкой, я взмывала под облака пенными шапками волн, играя с игрушечными корабликами. Я была вселенной и вселенная сконцентрировалась во мне. Вся вселенная. Моя вселенная, наполненная мельчайшими букашками и невероятными гигантами, рабами и господами, свободой и радостью, безграничными возможностями.
  Я откинула голову назад и рассмеялась, давясь дождевыми каплями. Но это и вправду было смешно. Безграничная, всеобъемлющая радость разливалась по телу горячим огнём, готовая в любой момент вознести меня ввысь, туда, где бушуют стихии воды и ветра.
  В этот раз он не обжигал и не приносил боль. Я наслаждалась безграничным единением, как с окружающим миром, так и с собой. Я была пьяна, бесконечно пьяна своей свободой и властью, своей вселенной, которую остальные не могли ни увидеть, ни понять. Да, им нужно понять. Пропустить через себя, корчась от боли, чтобы потом стать не мельчайшей частицей, но всем. Я пыталась сражаться с необузданной стихией. Глупышка. Нельзя ей противостоять, нужно ей подчиниться, вобрать в себя. Лишь после этого можно повелевать ею.
  Чьи-то руки обхватили меня в тот момент, когда я готова была оторваться от земли. Я обернулась. Странник. Улыбка снова озарила моё лицо. Он вернулся. Друзья возвращаются. Я вновь рассмеялась.
  - Странник, сейчас мы будем путешествовать. Вместе.
  И, совершенно игнорируя его злобные глаза, извернулась в кольце рук, схватила его и взмыла навстречу очищающим слезам неба, вновь растворяясь в своей безграничной радости, в бешенном танце стихии.
  
  ХХХ
  
  - Нет, отец. Я считаю, что это не...
  Стук в дверь прервал Браена на середине фразы. Он недовольно покосился на отца, но Харолан спокойно приказал:
  - Войдите.
  В проёме вырисовался Кэрион, один из советников Повелителя, занимающийся вопросами безопасности. Благодаря созданной им развитой шпионской сети, он почти всегда всё узнавал первым. Вот и сегодня, низко поклонившись, советник доложил:
  - Повелитель, Странник вернулся.
  - Зови его немедленно.
  Внешнее спокойствие на миг исчезло. Повелитель облегчённо улыбнулся.
  - Отец, мне уйти? - осторожно поинтересовался Браен, прекрасно осознавая, что Повелитель предпочитает общаться наедине. Но, может, хоть сегодня он изменит этому правилу?
  - Да, я тебя вскоре позову. Мы ещё не закончили обсуждение этого вопроса.
  Браен поклонился и направился к выходу, стараясь не показать, что ответ отца его расстроил.
  Стоило Князю Сумрака дойти до двери, как в проёме показался Странник. Братья кивнули друг другу и едва заметно улыбнулись. Браен поспешил уйти. Он ещё успеет обо всём расспросить Алекса... если тот опять куда-нибудь не исчезнет.
  - Отец, - коротко поклонился Повелителю Странник.
  - Что произошло? Я никогда не видел тебя столь... удивлённым.
  - С Еленой встретился, - признался отпрыск. - Вы не знаете, что с ней случилось?
  - Ах, Елена. Не знаю. Никто не знает. - Повелитель горько вздохнул. - Будем надеяться, что временное помешательство вскоре пройдёт.
  - Временное помешательство? Она не показалась мне безумной. Просто... - Странник замялся и поспешил перевести разговор в более безопасное русло: - А что с её подопечным?
  - Он старается держаться подальше от своей мэрил. Впрочем, как и мы все.
  - Понятно, - протянул феникс, хотя по виду было однозначно видно, что ему ничего не понятно. Но выспрашивать детали у отца Странник не осмелился. Тот поспешил перехватить инициативу в свои руки.
  - Где ты был?
  - Ты не поверишь: неконтролируемо переместился незнамо куда, а потом долго выбирался оттуда. - Странник смолчал, что выбирался не один, а 'неконтролируемое перемещение' совершилось посредством древних врат. Но о Девиле лучше пока никому не говорить. О ходах в замке - тем более. Елена в гневе страшна и опасна. И неизвестно, как она отреагирует на то, что Странник разболтал её секрет отцу.
  Повелитель Гиперии выразительно посмотрел на своего отпрыска, но смолчал. Все были уверены, что период прыжков неизвестно куда закончился сианов пятнадцать назад. И теперь этот случай.
  - Завтра приезжает посольство от светлых, - осторожно намекнул Повелитель, зорко наблюдая за реакцией сына, но тот закрылся маской безразличия. Поэтому Повелитель пустил ещё один пробный камень: - Они будут договариваться об условиях бракосочетания, дабы скрепить недавно установленный мир между нашими землями.
  - Ты всё ещё хочешь отдать им Елену? - спокойно поинтересовался Странник.
  - Я думаю над этим.
  - Отец, это не самая хорошая идея. Со всеми её странностями, эта девушка может быть очень полезной. Она... она очень много знает из недоступного нам. К тому же отдавать её светлым сейчас, когда у неё период, хм, кризиса, не самый идеальный вариант.
  - Кризиса, говоришь? И как долго, по-твоему, она будет в нём находиться?
  - Пока не разберётся в себе. Но я думаю, ей не помешает дружеская поддержка и помощь.
  'А потом можно будет со спокойным сердцем на неё наорать. Так сказать, отвести душу за всё 'хорошее', что она сделала', - добавил про себя Странник.
  - М-да? И кого ты можешь предложить для этой роли?
  - Всех скопом. Чем больше шума и суматохи вокруг, тем лучше. - Странник хищно улыбнулся, размышляя о чём-то своём. Потом слегка встряхнул головой, отгоняя навязчивые образы, и спокойно встретился взглядом с сосредоточенными глазами отца. - Простите, Повелитель. Я проделал долгий путь и мечтаю об отдыхе.
  - Конечно, можешь идти, - отпустил его Харолан.
  Стоило Повелителю остаться одному, как он нервно забарабанил пальцами по подлокотнику кресла. Всё идёт вкривь и вкось. Алекс скрытничает и начинает врать в глаза. Харолан был уверен, что его сын будет против брака Елены с одним из светлых, а тут непонятно даже.
  Мальчик вырос, начал контролировать свои эмоции. Раньше он бы уже метался по отцовскому кабинету, сметая все попадающиеся под руку предметы, сейчас у него даже голос не дрогнул.
  Но то, что Елена ему нравится - это однозначно. Правда, понял ли это сам Алекс или его, как обычно, нужно подталкивать к правильной мысли? Ничего, можно и подтолкнуть. Главное, чтобы больше не видеть потерянную фигуру сына посреди общего веселья. Алекс не виноват, что его искалечили, но только Елена это осознала. Ещё и поэтому Харолану нравилась эта девочка, которая смотрела не только на оболочку, но и вглубь, стараясь понять саму душу.
  
  ХХХ
  
  Я сидела на огромной кровати, поджав под себя ноги, и сосредоточенно перебирала побрякушки, пытаясь понять, какая из них помогла мне справиться с прессом неконтролируемой силы. Последний месяц практически выпал из моей жизни. Почему-то в моём случае плохие события имеют накопительный эффект.
  Мало того, что феникс посчитал меня слабачкой и попытался на свой манер решить мои проблемы, а потом прямым текстом начал меня терроризировать и унижать, утверждая, что я мягкотелое аморфное ничтожество, которое неспособно здраво мыслить и поднять руку на другого, а значит, недостойно быть главным и мешаться под ногами. Фактически, он вознамерился присвоить себе моё тело, превратив меня в пассивного наблюдателя, а то и вовсе уничтожив.
  Но нет, судьбе показалось этого мало, и она решила одновременно подложить мне два подарка в год свиньи. Во-первых, у меня начался резкий скачок развития дара виденья, и на это наложился дар повеления стихиями. Меня буквально спрессовало нахлынувшей силой, а несчастный неподготовленный разум разрывался от тысяч одновременных видений, не имея возможности справиться с таким потоком информации. Только теперь я понимаю, почему прорицатели называют свой дар проклятием. Видеть такое... Ты или научишься быть бессердечной или потеряешь разум. Мне повезло, ибо ни одна из этих участей меня не успела постичь.
  И не к кому было обратиться за помощью. Во всяком случае я так думала. Хотя думала ли я это время? Не знаю. Тонкой тропинкой из страны безумия оказалась вера. В Бога и в себя. Это помогло мне в краткий миг просветления позвать Алакоста. Но тот держался отчуждённо и холодно. Дракон заявил, что я стала больше фениксом, чем его творением. Он бросил меня, и это ощущалось хуже, чем предательство. Как будто горячо любимый отец отверг своё дитя, для которого был одной из основных точек опоры в хаосе жизни. Это было очень тяжело и оставило свой рубец на окровавленном сердце. Это память до последнего вздоха, до конечного мига моего существования. Ну что ж, я познала горечь отвергнутой любви. Любовь, которая смогла бы изменить лик мира, оказалась выброшенной на помойку, будто старая тряпка.
  Но дракон оставил последний совет, который помог мне вновь осознать себя, а также понять другие вещи. Алакосты слишком прагматичны. В них нет всеобъемлющей любви к своим творениям. У них есть лишь радость созерцания того, что они создали. И желание повелевать. Я была его радостью, пока не превратилась в мерзкого феникса. Я поступала вопреки его надеждам, и он отверг меня. Может, именно поэтому наши предки восстали против могущества Алакостов, своих создателей?
  А ведь все должны быть равными, у всех должно быть право на ошибку. Другое дело, что последствия этой ошибки остаются с нами. Быть может, поэтому мы вернулись к нашему истинному Создателю, который, конечно, не всепрощающ, но понимает и принимает право каждого на выбор и ответственность за него. Кто знает, быть может и он страдает от того, что лишил нас когда-то этого права. Но только сейчас я поняла величие и любовь, скрывающиеся в детском теле со старческими глазами. Да, ошибки наказуемы. Но это, по-моему, единственный путь к бессмертию души, к пониманию мира и себя. Я на правильном пути. В том смысле, что этот путь мой.
  Я нежно погладила жёсткую шерсть неизвестного мне животного, из которого сделали переплёт для книги, что сейчас держала в руках. Осторожно, будто самую хрупкую, самую драгоценную вещь в мире. Палец скользнул по древним письменам, не имеющим ничего общего ни с рунами, ни с иероглифами. Первозданный язык. Язык творения и разрушения. Письмо, состоящее из ломаных линий, в которых нету смысла. Смысл в самой книге. В книге, где от силы сотня страниц, заложены знания, собираемые миллиарды лет. Ну и что, что меня чуть не убили из-за этого? Теперь это сокровище у меня. И не только оно.
  Рука скользнула к кулону, висящему на шее, пальцы осторожно гладили фигурку, казавшуюся живой. Мирайя. Мифическое животное. Символ стремления к заветной цели. Он способен помочь достигнуть желаемого, если ты искренне стремишься к этому и отдаёшь все силы. Но Мирайя не любит лентяев. Это не волшебная щука, готовая исполнить любое желание, пока ты сидишь на печи. Нет, Мирайя сурово карает лежебок и тех, кто распыляет себя понапрасну. Но он помогает собрать свои силы, волю, направляя их на достижение главной цели.
  Мне будет довольно сложно, ведь мои желания и желания Дефансера не совпадают. Да и цель у меня не одна. Пока их две, но самые-самые важные для меня. Оценит ли их Мирайя? Сочтёт ли достойными, чтобы беспокоить его? Но другого выхода, кроме как просить его о помощи, я пока не вижу.
  Я ещё раз погладила переплёт древней книги и спрятала её в один из своих тайников. У меня был тяжёлый, изматывающий период, но он закончился. Не без потерь, конечно. Я нащупала под тонкой рубашкой рубец шрама на предплечье. Да, он останется, как память, как вечное напоминание. Этот шрам никогда не заживёт, ведь почти ничто не может залечить раны, нанесённые оружием настолько пропитанным магией. Браслет Алакоста мог бы, но я его выкинула, так как не могла больше видеть и раз за разом вспоминать.
  Сейчас я хочу покоя и расслабленности, а потом... Да, потом я начну действовать. И, надеюсь, Мирайя поможет мне в достижении моих целей.
  Инструмент, напоминающий клавесин шестнадцатого века прикорнул в одной из отдалённых комнат, давно пустой и заброшенной. Сюда заглядывали разве что слуги, чтобы протереть пыль. Клавесин стоял на возвышении посреди комнатки, завешенный со всех сторон бежевыми тканями, мягкими и тяжёлыми на ощупь. Следом за мной сквозь занавеси пробрался любопытствующий лучик солнца и выбил из лакированного дерева радугу оттенков. Ткани недовольно зашуршали, не желая отодвигаться. Темнота поспешила затеряться в складках материи, а передо мной стоял светлый, почти белый инструмент, омытый солнцем. Потревоженная пыль плясала в воздухе. Похоже, здесь убирают не так часто, как я ожидала.
  Я никогда не играла на пианино, но я ЗНАЮ, как это делается, и я знаю, ЧТО хочу сыграть. Крышка мягко скрипнула, откидываясь. Клавиши были прохладными и маленькими, меньше, чем я себе представляла. А звук оказался глубоким, но нежным и чистым. Музыка так похожа, но в то же время сильно отличается от той, что знакома с детства. Не знаю, в чём различие. Это очень сложно описать.
  Первые ноты вышли неуверенными и дрожащими. Инструменту будто передалась моя осторожность и неловкость в обращении с ним, затем он обиженно звякнул и замолк. И вправду. Чего я так волнуюсь? Право, как студентка перед первым экзаменом.
  Я вновь опустила пальцы на клавиши. В этот раз боязни не было, и музыка полилась легко и свободно, вырываясь в пространство комнаты и устремляясь на волю, к пробивающимся из-за облаков лучам солнца. Звуки омывали меня, наполняя силой, спокойствием и уверенностью. Время, казалось, замерло, растянувшись до бесконечности, оставляя в застывшем мире лишь движения моих рук и сменяющиеся плавные аккорды.
  Последние звуки ещё дрожали, тихо ускользая в прошлое. Время возвращалось в привычную колею, а у меня уже был намеченный план действий и уверенность в своих силах.
  Тихо прикрыв крышку, я встала и только теперь заметила, что у меня есть слушатели: Странник и Князь Сумрака стояли, подпирая косяк двери; Денис со Всполохом пристроились недалеко от них возле стенки; на подоконнике сидел Демон, а внизу Чёрт и Бес. Я обвела их недоумённым взглядом.
  - По поводу чего собрание?
  - Просто слушали, - с улыбкой ответил Князь Сумрака.
  Я слегка смутилась и не сразу заметила метнувшегося ко мне Дениса. Он обнял меня и, преданно заглядывая в глаза, спросил:
  - С тобой уже всё в порядке?
  Столько надежды, радости и доверия было в его голосе, что у меня перехватило горло и навернулись неуместные слёзы. Я легонько обняла его за плечи, невольно отметив, что мальчик подрос - теперь его макушка была вровень с кончиком моего носа, и подтвердила:
  - Да, в порядке. Не стоит за меня волноваться.
  Я слегка отстранила Дениса и направилась к Страннику. Время действовать, я и так слишком много его упустила. Как говорила Коко Шанель: 'Всё в наших руках, поэтому нельзя их опускать'.
  - Странник, можно тебя на пару... - Прикинув, что за пару минут не уложусь, я поправилась: - ненадолго.
  - Пошли.
  Он посторонился, пропуская меня вперёд, и пристроился чуть позади. У меня намечается слишком приватный разговор. Не стоит, чтобы его кто-либо услышал. Поэтому я вскоре свернула в один из секретных ходов. Вскоре мы были в моей комнате. Моей настоящей комнате. Очень надеюсь, что Странник не проболтается о ней. Удивлённый вздох за спиной не стал для меня неожиданностью. У меня специфичная комната: большая кровать из созданных мною тканей тёмно-синего и тёмно-зелёного оттенков (я-таки научилась делать так, чтобы они не исчезали через некоторое время): небольшой столик, заваленный книгами, картами и набросками. И картины на стенах. Моя гордость. Лучшие из созданных мною. Часто выше меня ростом, полные пространства и насыщенных цветов. Фигуры на них, казалось, готовы в любой момент начать двигаться.
  - Кто это?
  Я проследила за взглядом потрясённого феникса и усмехнулась:
  - Не знаю. Вижу её иногда. Красивая, правда?
  - Очень. А-а... познакомишь?
  - Нет, - я весело рассмеялась над логикой парня. - Я даже не знаю, из прошлого она или из будущего. Но эта девушка очень сильна. И в чём-то похожа на меня. У неё непросто сложится судьба, будет очень много ошибок, но она сильная. Она должна справиться.
  Я солгала. Я знала, что эта девушка из будущего, но она являлась отражением прошлого. И этого я себе объяснить не могла.
  Я вгляделась в чёрные омуты бездонных глаз, узкое, мраморно-бесчувственное лицо. Вьющиеся чёрные волосы до пят с золотыми и серебряными прядями. Золотые, по локоть руки. Хрупкая, прекрасная, опасная и бессердечная, как сама смерть. Её ждёт множество испытаний. Ей дадут тысячи имён, но история сохранит лишь одно: Принцесса.
  Я не знала, что с ней случится. Я видела лишь, что эта девушка будет так же стремиться к тьме, как я к свету. И тьма эта навсегда оставит след в её душе и в судьбах многих тысяч существ. Ну что ж, я тоже хочу оставить свой след: добра и созидания. Жаль, что моя миссия слегка иного характера. Мне нужно сделать из остатков некогда былого великого народа воинов. Во всяком случае, я постараюсь сделать из них воинов, а не убийц.
  - Странник, мне нужна твоя помощь, - обратилась я к фениксу. Если его так оставить, то мы здесь заночуем.
  Феникс с явным неудовольствием оторвался от созерцания картины и исподлобья глянул на меня.
  - Для начала ты ответишь на мой вопрос.
  - Хорошо.
  - Зачем ты пыталась убить Девила?
  - Девила? Дьявола? - не сразу сообразила я. Странник утвердительно кивнул, подтверждая мою догадку. Как можно небрежнее пожав плечами, я отвернулась. Не стоит Страннику знать, насколько противоречивы у меня чувства по отношению к этому Девилу. Он может сделать для себя неверные выводы. - Это не я. Это Дефансер. Не будем об этом. Парень далеко - и слава Богу. Так что такого больше не повториться.
  - Он здесь, - Странник жёстко посмотрел на меня.
  - Что?!
  - Он здесь. Я не мог его там бросить.
  - Где 'там'? - в ступоре спросила я.
  - Там, куда нас забросило древними вратами.
  - Вратами? Куда вы уже полезли? - охнула я, соображая, где эти уникумы нашли портал.
  - Твой лис нас отвёл. В комнате был квадрат на полу, а когда мы ступили на него, нас отправило на другую планету.
  - Всполох вас водил к древнему порталу? Он же глючит! - Я чуть за голову не схватилась, представив, что их могло просто-напросто раздавить по дороге или выбросить на Грань. - Слава Богу, вы живы. Всполох, - я обернулась к замершему неподалёку лису. Теперь он достигал сантиметров шестьдесят в холке и выглядел весьма устрашающе, когда скалился, но, заметив направленный на него яростный взгляд, съёжился и начал пятиться к выходу, виновато елозя хвостами по полу. - Как ты мог так с ними поступить? - возопила я, наступая на провинившегося зверя. Тот преданно посмотрел на меня, понял, что уловка не действует, опустил взгляд в пол и завертел хвостами ещё интенсивнее, подметая пыль и грязь с плит.
  - Теперь я действительно верю, что это настоящий демон, - с плохо скрытым отвращением произнёс Странник, который тоже внимательно наблюдал за лисом. Я покосилась на феникса и недовольно фыркнула: понапридумывали себе фольклора.
  - Просто он очень умный.
  - Слишком умный.
  Всполох заметил изменение в моём настроении и начал умильно заглядывать мне в глаза, выпрашивая поблажку. Ну как на такого сердиться? Но оставить без наказания тоже нельзя.
  - Я на тебя зла. Не думала, что ты способен на такую подлость. И не смей в ближайшее время ластиться или пытаться улечься у меня в ногах. Иди в угол!
  Всполох обрадовано выщерился и поспешил в мягкий угол кровати. Вообще-то я другой угол имела в виду, но прогонять лиса злости не хватило. Я вновь обратилась к Страннику:
  - Простите за случившееся. Надеюсь, всё в порядке?
  - В общем, да. Но тебе стоит поговорить с Девилом.
  У меня на скулах заходили жевалки, руки сжались в кулаки, а глаза недобро вспыхнули. Мелькнула мысль, что на этот раз можно довести дело до конца. Я вздрогнула, когда с ужасом осознала, что мысль и реакция были не Дефансера, а будто бы моими собственными. Нет, я не хочу смерти этого парня. Он мне ничего не сможет сделать. Особенно теперь.
  'Но ведь лучше перестраховаться'.
  Да, лучше перестраховаться, но не так, как ты думаешь, - с вызовом отозвалась я.
  Дефансер мою реплику проигнорировал. В последнее время у нас сильно испортились отношения.
  Странник упорно настаивал, чтобы я увиделась с Девилом прямо сейчас. Я сопротивлялась этому предложению вплоть до последней угрозы феникса: в противном случае он пообещал всё рассказать отцу. Зато за Девила он ручался, что тот будет нем, как камень. В конце концов я сдалась.
  Настроение было испорчено. Спешно выпроводив Странника и условившись, где мы встретимся, я упала на кровать, раздумывая и пытаясь успокоиться. Кстати, я так и не поговорила с ним о том, для чего, собственно, и пригласила. М-да, здорово этот феникс выбил меня из колеи.
  Закинув руки за голову, я лежала, смотря в теряющийся в тенях потолок. А, может, всё не так уж и плохо? Нужно просто поговорить с Девилом, просто объясниться. Да уж, сомневаюсь, что это будет так просто. А если он не захочет конструктивно уладить наши разногласия? На его месте, я бы без колебаний кинулась на того, от чьей руки так много претерпела. А если учесть, что этот парень меня изначально убить хотел... Ладно, посмотрим.
  Я попыталась отбросить эти мрачные мысли, так как они взвинчивали меня всё больше, а реакцию Девила я всё равно однозначно не могла предугадать. Так что и терять время на всё это незачем.
  Вскочив, я быстрым шагом направилась в сад. Туда, где должен состояться разговор с Девилом. Но чем ближе я подходила к этому месту, тем кровожаднее становились мои мысли, которые, в общем-то, сводились к одному: нанести удар первой, не ожидая, пока парень сам бросится на меня.
  Странник и Девил были уже на месте. Я тихо подошла и остановилась невдалеке от них, стараясь смотреть куда угодно, лишь бы не на эту парочку.
  Я стояла в тени деревьев и по крохам собирала самообладание, убеждая себя, что я не брошусь на Дьявола, стоит мне очутиться в нескольких шагах от него. Получалось не очень. Я никогда не чувствовала подобной неуверенности. Странник с Девилом тихо переругивались в нескольких десятках шагов от меня, но прислушиваться не хотелось. Все силы были обращены на самоубеждение. Я смогу. Мне просто нужно поговорить с этим парнем. Я достаточно сильна, чтобы удержать себя в узде. Но ничего не помогало. Никакое самовнушение не могло тягаться с уверенностью, что малейшая агрессия со стороны Дьявола станет для него последней.
  Чёрт! Неужели я и вправду превратилась в соплячку, неспособную контролировать собственные эмоции? Не дождёшься, Дефансер.
  Я сделала неосмысленный жест, будто отбрасывала от себя что-то невидимое, и направилась к шипящей, как дикие коты, парочке.
  - Я...
  Дьявол, услышав за спиной печально знакомый голос, подскочил, как ужаленный. Но последовавшая затем реакция меня сильно удивила. Он резво хлопнулся на колени и скороговоркой отбарабанил, уставясь на носки моих сапог:
  - Мэрил Елена, прошу прощения за своё недостойное поведение. Я был неправ в своей нена... в своём желании... ну, в общем... - парень окончательно запутался и замолк. Я стояла ошарашенная, не в силах поверить в свою (или его) удачу. Дьявол, обеспокоенный моим долгим молчанием, осмелился приподнять голову и искоса бросить взгляд на моё лицо, потом залился краской, светя слегка островатыми кончиками ушей, что для фениксов, в общем-то, нехарактерно, и вновь уткнулся взглядом в мою обувь. Вот уж не ожидала, что он при своей смуглой коже сможет столь явственно краснеть.
  - Спасибо, Девил. Встань, пожалуйста. - Он недоумённо посмотрел на меня, но с колен поднялся, пытаясь по ходу дела их незаметно отряхнуть. - Я и вправду рада, что ты изменил своё отношение ко мне. Со своей стороны прошу прощения за то, что тебе пришлось вытерпеть по моей вине. У меня единственная просьба. Не стоит волноваться, она довольно легко осуществима. Обещай, что никому не расскажешь, о том...недоразумении, что с тобой произошло.
  - Обещаю, - с готовностью согласился парень.
  - Спасибо, - облегчённо выдохнула я. - Закрой, пожалуйста, глаза.
  - Зачем?
  Я рассмеялась: столько недоверия было в его голосе.
  - Это совершенно не больно и поможет тебе сдержать своё слово.
  - А... м-м!.. м-м?
  - Ещё раз спасибо, - с улыбкой повторила я, отстраняясь.
  - А мне поцелуя не достанется? - влез молчавший до этого Странник. - Девил, закрой рот, ворон залетит.
  Феникс с лязгом сжал челюсти. Ошарашенное выражение лица сменила неуверенная ещё, мечтательная, улыбка.
  - Не стоит так переживать об этом. Здесь тоже есть свои побочные эффекты. Если ты не заметил, то поцелуй молчания притупляет яркие воспоминания, иногда они стираются полностью. - Перехватив остекленевший взгляд феникса, я не на шутку встревожилась. - Странник, что с тобой? Стра-анник!
  - Ничего, - вздрогнув, отмер парень и поспешил уверить меня: - Нет, всё отлично, спасибо.
  Я лишь недоумённо пожала плечами. Интересно, что я уже утварила?
  - Если ты сегодня такой добрый, то у меня просьба. Кстати, Девил, тебя это тоже касается. Как вы относитесь к тому, чтобы заняться флористикой?
  - Чем?!? - уставились на меня оба феникса с одинаковым непониманием.
  - Расширить знания в области обращения с дикими растениями. Обещаю, это будет занимательно. И не надо на меня смотреть, как на сумасшедшую. Лучше вспомните, как меч в руках держать. Девил, поищи, пожалуйста, Джина, и настрой его, что вскоре мы отправимся за злополучными розами. А с тобой, Странник, мне нужно много чего обсудить, но это ближе к вечеру. До этого мне следует подыскать подходящую литературу и показаться пред светлыми очами отца.
  - У Повелителя глаза тёмные, - поправил меня Странник.
  - Я знаю. Но разговора с ним избежать не удастся в любом случае. Встретимся после захода солнца в библиотеке.
  Загрузив парней ворохом просьб и заданий, я отправилась к отцу. К моему удивлению, он особо ни о чём не спрашивал и выпроводил меня на диво быстро. Ну и ладно, больше времени на запланированные дела будет.
  Я намеревалась пойти в библиотеку, чтобы поискать литературу для Странника, но потом решила сначала немного порисовать, а уже потом разгребать залежи пудовых фолиантов с мыслями: 'Где-то здесь я как-то наткнулась на то, что мне нужно'.
  Моя комната была залита солнцем. Рядом с открытым окном стоял мольберт, стул с лавочкой для ног и стол с вазой, наполненной фруктами. Я улыбнулась, гадая, откуда Хаэла, моя служанка, узнала, что я могу захотеть порисовать. Или она так на всякий случай расстаралась? Но так или иначе, подобная забота была приятна.
  Перекусив, я принялась за очередной рисунок, полностью уйдя в образы, витающие перед глазами и создающуюся на белом холсте картину.
  - Привет.
  Я оторвалась от своего занятия и подняла голову к незваному гостю. Передо мной стоял Серебряный Дождь собственной персоной. Я и забыла, как ой он красивый. А ещё нахальный и ехидный.
  - Что ты здесь делаешь?
  - Мне не рады? Я так спешил тебя увидеть, а тут такой холодный приём.
  - Предлагаешь кинуться к тебе на шею с воплями безграничной радости? - усмехнулась я.
  Честно говоря, я была рада его видеть, но это ему знать не обязательно.
  - Буду не против.
  Феникс устроился в мягком кресле, напротив моего мольберта, и наблюдал за мной сквозь занавес опущенных ресниц. Какой-то он напряжённый. С другой стороны, здесь никто не может гарантировать его полной безопасности, так что лишняя осторожность не помешает.
  - А Молния где?
  - Я не маленький, чтобы постоянно тягать его с собой, - довольно резко отозвался парень.
  Грубовато. Неужели они поссорились? В это сложно проверить. Я закрыла глаза, пытаясь считать ауру сидящего напротив меня Серебряного Дождя. Вроде всё нормально. Но феникс уже не сидел. Я едва успела увернуться от метящей мне в горло когтистой руки. Однако это было недостаточно быстро: когти мазнули по амулету, высекая искры, и по моей коже. Ощущения не из приятных. Под второй удар попала моя рука. Нет, я, конечно, понимаю, что блокировать эти кинжальчики голой рукой не самая феноменальная идея, но в голову больше ничего не пришло. Пострадавшая конечность почти сразу же онемела.
  Затем меня больно бросили в стену, отчего перед глазами всё поплыло. Кажется, я даже сознание потеряла на несколько секунд. Когда открыла глаза, в плавающей комнате мельтешили два пятна: одно поменьше - красное, второе - чёрное. В своём маленьком защитнике я довольно быстро признала лиса. Чёрное создание, в которое превратился вроде бы такой знакомый Серебряный Дождь, опознанию не поддавалось.
  Ноги подкашивались. Руки дрожали, но я каким-то образом смогла заключить нежданного гостя в аркан повиновения. Упс. Я чуть не схватилась за голову, сообразив, что умудрилась промазать. Всполох повизгивал, пытаясь освободиться от наложенных чар, а я осталась один на один с озверевшим метаморфом.
  Создание, покрытое чёрной свалявшейся шерстью, радостно улыбнулось и бросилось в атаку. А мне больше ничего в голову не пришло, кроме как грохнуться на колени на каменный пол (как назло, с этой стороны ковёр не доходил до конца комнаты) и начать молиться. Хотя молитвой этот набор слов и обещаний назвать сложно. Но самым удивительным было то, что обращение услышали: в голове прояснилось, перед глазами появилась прежняя чёткость, в добавок к этому меня наградили ощутимым подзатыльником. Поблагодарить Творца как следует я не успела, ограничившись коротким 'Спасибо'.
  Метаморф неспешно приближался, а я судорожно искала выход из сложившейся ситуации, попутно отползая к окну. Благожелательный выход не находился. Тем более не придумывался. Внезапно моя побитая личность перестала интересовать монстра, представляющего собой нечто среднее между неандертальцем и диким орком с красными злыми глазами. Я даже удивилась, когда это существо дёрнуло головой, найдя что-то поинтереснее моей полуживой тушки.
  Справа скользнул росчерк серебристого металла, создание взвыло и бросилось к окну, чуть не наступив на бедную меня, так не вовремя запутавшуюся в юбке. Если выживу - платья в жизни носить не буду.
  За моей спиной послышалась возня и сдавленные ругательства. Удивительно знакомые. Не веря в свою удачу, я обернулась. С метаморфом сражался Серебряный Дождь. Этот был на пару с Молнией. Значит, этот настоящий. У них была прекрасно сработанная парная техника боя, но для победы над подобным созданием этого недостаточно. Я сконцентрировалась на уничтожении аркана. Немного усилий - и Всполох включился в борьбу. Метаморфу приходилось несладко, но он прекрасно держался. Казалось, раны не доставляли ему никакого неудобства. После очередной удачной атаки лиса монстр зарычал, его очертания слегка поплыли и начали вновь меняться.
  Мысль, пронзившая мою многострадальную голову, была ясной и приводящей в дрожь. Никакой это не метаморф. Это один из стражей гробницы, которую я недавно не то чтобы расхитила, но кое-что оттуда взяла. Он меня выследил и пришёл по мою душу буквально за пару дней. Быстро. Слишком быстро для обычного стража. Мне стало совсем нехорошо. Как я могла не заметить хранителя книги?!
  Тем временем тёмная фигура всё увеличивалась в размерах, совершенно игнорирую направленные на него удары. Редко какое оружие способно справиться с действующим хранителем. Что же делать? А что, если...
  Совершенно не веря в успех предприятия, я поднялась, выпутавшись из юбки, подбежала к зеркалу и, встав сбоку от него, стала шептать слова привязки. Как победить хранителя я не знала, зато как-то прочла про негативное отношение последних к своим прямым обязанностям. Я попытаюсь освободить его от привязки к вещи. В крайнем случае он застрянет в зеркале, но лучше, конечно, если я его освобожу и больше не увижу.
  Я выдохнула последние звуки и тут же поморщилась. Что у меня за день такой? Я попятилась от зеркала в полный рост, где метался и бесновался заключённый хранитель. Интересно, а звук у него выключить можно? От очередного вопля-воя по зеркалу пробежала трещина. Хранитель удивлённо замолк, поражённый подобным эффектом. Увы, ненадолго.
  Ничего не объясняя, я выпихала своих спасителей, за исключением Всполоха, конечно, обратно в окно, набросила на зеркало покрывало и с книгой в руке сбежала в тихое место, сопровождаемая какофонией нечленораздельных воплей. За углом, не успев затормозить, я налетела на удивлённого встречей Чёрного Дракона и тут же предупредила, даже не извинившись:
  - Скажи, чтобы в мою комнату никто не входил.
  - Я думал, это ты там бесишься, - честно признался феникс.
  - Хорошего же вы обо мне мнения.
  Чёрный Дракон слегка пожал плечами, не оспаривая моего заявления, и уступил дорогу.
  До своей комнаты я добралась в кратчайшие сроки, но стоило мне перевязать рану (порез оказался небольшим, но онемение проходило только сейчас), устроиться на мягких тканях и погрузиться в поиски интересующей меня информации, как из-за плеча раздался весёлый голос:
  - Могу помочь.
  От неожиданности я подскочила и с разворота ударила ценнейшим раритетом... в пустоту. В комнате кроме меня никого не было! Галлюцинации? Такие реальные. Окружающее пространство под моим настороженным взглядом насмешливо безмолвствовало. Стоило мне расслабиться и вновь погрузиться в чтение, как то же голос, но уже из другого угла, начал уверять меня, что он может оказать неоценимейшую услугу многим обитателям этого дворца и мне в частности. Нужно всёго лишь его попросить.
  - Хорошо. Прошу тебя помочь мне убрать этого хранителя подальше, - чуть раздражённо повторила я, не понимая, на что подписываюсь..
  'Ну и дура', - констатировал Дефансер.
  - А что мне за это будет? - голос наполнился живейшим интересом.
  - По шее не получишь, - мрачно пообещала я.
  - Где ты видишь у меня шею? - заинтересовался невидимый собеседник.
  - А я на ощупь.
  - Между прочим, хранитель скоро вырвется на свободу. А я знаю чудесный заговор на силе крови девственницы, - продолжал соблазнять меня невидимка. Вот только я, услышав о главном ингредиенте, моментально растеряла весь свой энтузиазм.
  - А больше ты ничего придумать не смог?
  - Это самая действенная вещь из всех, что я знаю. Если хранитель желает избавиться от своих обязательств (а этим страдают почти все хранители, особенно древние), то его связь с предметом мгновенно оборвётся. Всё легко и просто.
  - И что он потом делать будет? - подозрительно уточнила я, гадая, нет ли и здесь какого подвоха.
  - Уйдёт за Грань в свой мир, ведь у него не будет больше материальной привязки.
  - Сколько крови нужно? - осторожно перешла я к самому интересующему меня вопросу.
  - Чем больше, тем лучше. Твоей вполне достаточно будет.
  - Размечтался! - возмутилась я. Меня не прельщало стать великим посмертным донором-спасителем этого самого хранителя. Должны быть другие варианты.
  - Осталось не так много времени.
  - Тогда не отвлекай.
  - Он пробьёт себе путь из зеркала и начнёт уничтожать всё, что находиться рядом. А потом он найдёт тебя и...
  - И я буду рыдать над очередным трупом, - раздражённо отозвалась я, с ужасом понимая, что книга молчит.
  - Конечно, - тут же с энтузиазмом подхватил невидимка. - Привидения - они очень чувствительны. Они даже с анекдотов плачут.
  - Что-то в тебе особой чувствительности не заметно, - буркнула я, закрывая бесполезную в данном случае книгу.
  - Так я не привидение. А для заговора вполне достаточно нескольких капель, если ты такая жадная.
  - А ты какую пользу будешь иметь?
  - Одно желание, - без раздумий отозвался невидимка.
  - Какое ещё желание? - тут же напряглась я, едва успев более-менее расслабиться после того, как услышала, что можно отделаться малой кровью.
  - Я ещё не придумал, но как придумаю - обязательно скажу, - радостно известил меня собеседник.
  В это мгновение жуткий рёв потряс основы дворца. Времени размышлять уже не было.
  - Хорошо, я согласна.
  'Нет, не дура. Круглая простодушная идиотка', - прокомментировал Дефансер.
  В углу материализовался парень непонятной расы и возраста. Кончики острых ушей выглядывали из безумного беспорядка изумрудных волос, сбегавших за спину. Широко расставленные кошачьи глаза лучились весельем и извечной насмешкой ко всему миру. Миру, который просто не может устоять против его воли. Прямой веснушчатый нос, который бывает обычно у рыжих, весьма своеобразно смотрелся в сочетании с зелёными волосами. Тонкие губы расплылись в улыбке, обнажая остренькие зубки. Запястья у парня были тонкие, даже хрупкие. А кожа со слабым зеленоватым отливом казалась мерцающей. Серая хламида, укрывающая большую часть тела, описанию не поддавалась, до того она была замахрившаяся и грязная. Парень сделал шаг ко мне и оказался совсем рядом, схватил за руку и потянул за собой, бросив:
  - Пошли.
  Я шагнула за ним, точнее за своей рукой, и испытала невероятное ощущение полёта-падения с безумным калейдоскопом разнообразных форм, цветов и звуков. Мгновение - и мы стоим в моей комнате прямо напротив взбешенного существа. Пока я ошарашено переглядывалась с хранителем книги, зеленоволосый парень без объяснений и предупреждений располосовал мою руку резко удлинившимися ногтями-когтями и прижал её к книжному переплёту. Я и не заметила, что он прихватил её с собой. Перед глазами всё поплыло. Парень заговорил. Поднялся ветер, бросивший мне в лицо непонятно откуда взявшуюся влагу, следом нахлынула темнота.
  Но полежать в блаженном забытье мне так и не дали. В комнату натолкалось, наверно, полдворца. Разговоры, приказы, вздохи-ахи, всхлипы - всё сливалось в навязчивый монотонный гул, который мешал думать. Но одну мысль я осознала очень чётко: книга. Её могут отобрать. Я поводила рукой, пытаясь нащупать шерстистую обложку, но везде был лишь холодный камень пола, залитый то ли водой, то ли ещё чем. Меня подхватили на руки и куда-то понесли.
  Я не хочу никуда! Мне нужна книга. А вдруг этот хранитель её с собой унёс? Глаза открываться не желали, в висках застучали молоточки, а мысли стали утрачивать чёткость, разбегаясь белёсыми облаками по небу и затягивая дымкой сопротивляющееся сознание.
  Я всё слышала, но словно сквозь вату. Слова скользили пустым набором звуков. Тишина - и вновь слова. Далеко внизу ощущение холода. Или тепла. Но это однозначно приятно. Потом все звуки стали затихать и, наконец, совсем исчезли.
  
  ХХХ
  
  Сирин метался из стороны в сторону и, несмотря на все слова друга, никак не желал успокаиваться:
  - Нет, ну это полная наглость: пытаться убить её, прикрываясь моей личиной! И нашли же для этого подобную... - феникс с отвращением передёрнул плечами, на миг останавливаясь, - ...тварь. Я об неё один из кинжалов сломал, а ей хоть бы хны. А Елена, вместо того, чтобы обратиться за помощью к кому-нибудь, чуть не истекла кровью, пытаясь изгнать эту гадину.
  - Может, она сама её вызвала?
  - Шутишь?!
  - Ну... нечаянно, - тут же пошёл на попятный Кевин, заметив, как напрягся его друг. - Ты же знаешь, как оно обычно бывает: вместо ожидаемого пришло нечто незапланированное.
  - Она не могла заниматься подобной гадостью! - безапелляционно заявил Сирин. Кевин только поморщился. Когда речь заходила о Елене, его друг становился несколько неадекватным, упорно идеализируя тёмную принцессу и не желая принимать во внимание, что она обычная девчонка, каких сотни тысяч. И своих капризов и тараканов у неё тоже хватает.
  - Признай, тебя просто задело то, что Елена так холодно отнеслась как к появлению этого существа с твоей личиной, так и к нашей помощи.
  - Не правда! Глупости это. Я даже ни о чём подобном и не...
  - Сирин, успокойся. Ты просто устал и перенервничал.
  - Я?!? - феникс уставился на друга, как гном на говорящую бутылку самогона.
  - Сегодня прибывает посольство. Постараемся к нему присоединиться. С этими 'короткими путями' мы потеряли несколько драгоценных дней.
  - Зачем нам открыто появляться при дворе? - чуть ли не с ужасом вопросил Сирин.
  - Хотя бы потому, что нам так будет проще поговорить с Еленой. К тому же, пока ты страдал, метался и придумывал глупые причины неадекватного поведения принцессы, я разузнал обстановку и могу с уверенностью сказать, что Харолан ни за что не расстанется со своей новоприобретённой дочуркой, пусть даже она и спятила.
  - Неправда, с ней всё в порядке. Ну, почти. - Из-за раскидистого тепута вышел Денис, но приближаться благоразумно не стал. - В ближайшее время весело будет. Если хотите, можете даже поучаствовать в предстоящем состязании.
  - В каком ещё состязании? - не понял Сирин.
  - Кто исполнит три желания принцессы Елены, тот станет её любовником. Первое - достать розу из поющего Сада. Подумайте над этим.
  - Почему мы должны тебе верить? - процедил Кевин, подозрительно осматривая подростка.
  - Я не принуждаю и не обязываю. Это личный выбор каждого: как ему поступить в той или иной ситуации. Я просто подвожу вас к этому выбору. До встречи.
  Мальчишка будто растворился в густой тени деревьев. Бросившийся следом Сирин так и не смог его найти.
  - Странный он какой-то... Что будем делать?
  - Присоединимся к посольству. Если хочешь, можешь разузнать, правду ли сказал этот Денис, и в случае чего заполучишь новую любовницу. Ты ведь этого хотел?
  - Да, но подозрительно это как-то. Мальчишка обожает Елену, готов её на руках носить, и вдруг это предложение, что идёт вразрез с его обычным поведением.
  - Мы можем всё проверить сами, - пожал плечами Кевин.
  
  ХХХ
  
  Очнувшись на мягких простынях, я долго не могла сообразить, где я нахожусь и что здесь, собственно, делаю. Чуть приоткрыв глаза, я обозрела вроде как незнакомую комнату и Странника сидящего на краю кровати. Удивиться, что он здесь делает, я не успела, так как меня накрыло запоздавшей волной слабости и зверского голода.
  - Странник.
  - А? - Парень был твёрдо уверен, что я сплю, а посему мои резко открывшиеся глаза стали для него неожиданностью.
  - Принеси мне, пожалуйста, поесть чего-нибудь сладкого. И побольше.
  А ещё желательно побыстрее, - добавила я про себя, сглатывая набежавшую слюну.
  - Сейчас позову слуг, - отозвался феникс. Он встал и направился к двери, чтобы так и сделать, но я поспешно остановила его:
  - Не надо никого сюда звать. Сходи, пожалуйста, сам. Я с тобой поговорить хочу.
  Минут через десять моё желание было исполнено, и я с энтузиазмом принялась за оч-чень поздний ужин. В глазах у Странника прыгали чертята, но от комментариев он пока воздерживался.
  Сладости действовали безотказно: лёгкое головокружение и подташнивание исчезли, а в голове значительно прояснилось. С грустным вздохом я отодвинула полупустой поднос. Хотелось съесть всё, но тогда, скорее всего, станет клонить ко сну, а спать мне сейчас нельзя.
  - Послушай, отчего это Девил внезапно воспылал ко мне если не великой любовью, то во всяком случае всепрощением и терпимостью?
  - Ну-у, - Странник немного замялся. - Я ему доходчиво объяснил, что лучше с тобой не связываться. Правда, на это ушло очень много времени... Зачем ты мучила парня?
  - Просто не знала, что мне с ним делать. Я хотела с ним попробовать сотрудничать, а он на меня напал, ну вот и оказался в подвале. А потом... мы оба пошли на принцип, что было глупейшим делом... Ладно, давай закроем эту тему. У меня есть другая, намного интереснее этой. Ты знаешь, что в вашей библиотеке содержатся весьма занимательные труды?
  - Там много чего пылится, - осторожно отозвался парень, гадая, куда я клоню.
  - Вот именно, что пылится, - не удержалась я от фырканья. - Мне совершенно не нравится, что ценные знания пропадают почём зря. Поэтому у меня есть предложение: я обучаю тебя основам древней рунической вязи, а также помогаю развить кое-какие умения; ты, в свою очередь, поможешь мне посетить некоторые, иногда весьма отдаленные, места. По рукам?
  - Ты мне предлагаешь намного больше, чем хочешь взять, - настороженно произнёс феникс.
  - Конечно, иначе брать будет нечего. И насчет того, что я беру меньше, я с тобой совершенно не согласна. Но это всё потом. Девил разговаривал с Джином?
  - Да, они беседовали.
  - И..?
  - Джин не горит желанием ехать неизвестно сколько, неизвестно куда и неизвестно зачем. Тем более хм... В общем, он не хочет продолжать эту затею.
  - Это мы ещё посмотрим. Спроси у Ареба... - я поймала недоумённый взгляд Странника и пояснила: - Это библиотечный джин. Так вот попроси у него рукописи по путешествиям. Две или три полегче. И передай, что это просьба от меня. Кстати, о книгах, - спохватилась я, вспомнив самое главное. - В моей комнате нигде не лежала такая толстая в меховом переплёте серого цвета?
  - Нет, вроде.
  - Хорошо. То есть плохо.
  - Правда, там ещё не до конца убрали, - эдак многозначительно протянул Странник.
  - А что там такое? - удивилась я.
  - Вообще-то, этот вопрос мы должны задавать тебе. И я ничуть не сомневаюсь, что отец в ближайшее же время захочет получить вменяемый обстоятельный ответ.
  - Но я ничего особого не сделала! - возмутилась я.
  Я ведь самостоятельно и весьма успешно справилась с хранителем. Ну, почти сама. А они теперь ещё и претензии мне будут выставлять. С другой стороны они все подвергались серьёзной опасности. Если бы я не справилась с этим существом...
  - Елена, - ворвался в мои сумбурные мысли голос Странника, - ты хоть знаешь, что на территории Гиперии под страхом смертной казни запрещены какие бы то ни было вызовы. А призвать существо из-за Грани - это... Ты понимаешь, чем тебе это грозит?
  Я, ошарашенная, прослушала отповедь Странника. Они думают, что я специально ЭТО вызвала? Бр-р, даже думать противно о подобном.
  - Никого я не призывала. Эта тварь сама за мной пришла.
  Феникс так странно посмотрел на меня, что захотелось прикусить язык. Но я, сразу же разозлившись, огрызнулась:
  - Нечего на меня смотреть, будто это был мой родственник!
  Сейчас он неизвестно что про меня думать будет, а мне нужно доверие этого парня. Это значит, что придётся хотя бы частично объяснять, откуда подобное могло выкопаться.
  - Я недавно побывала в одном месте... ну... и взяла без спроса одну вещь. Она оказалась магической, да ещё и с хранителем в придачу. Я сама была не в восторге, когда это нарисовалось у меня в комнате и без объяснений попыталось убить.
  - Хранитель, говоришь, - в голосе Странника прозвучало явное облегчение. Похоже, он имел весьма слабое представление о том, кто это такие. Иначе бы не радовался так. Феникс кивнул мне на грудь, прикрытую тонкой ночной рубашкой, под которой чётко вырисовывался кулон с изображением Мирайи. - Вот этого украшения что ли?
  - Да, - я тихо перевела дух. Как всё хорошо сложилось. Объяснять про книгу у меня не было никакого желания.
  Мягко улыбнувшись, я попросила:
  - Сходи сейчас к Аребу и принеси мне, пожалуйста, нормальную одежду. А то нас могут неизвестно в чём заподозрить.
  Странник ухмыльнулся и весело сообщил:
  - А, знаешь, я буду не против. Правда, заподозрить нас уже ни в чём не могут по той простой причине, что все и так уверенны, что...
  - Иди за книгами! - возмутилась я, запуская в феникса первым попавшимся под руку фруктом. Парень ловко перехватил его, подмигнул мне, впился зубами в бархатистую поверхность плода и выскользнул за дверь. И только тогда я вспомнила, что сама могу создать себе одежду.
  С этой ночи я занялась обучением Странника технологии дороги. Это выглядело бы смешно, если бы не было столь грустно. Начну с того, что все типы магических сил фениксов развивались сейчас почти чисто на интуитивной основе методом проб и ошибок. Понятно, что высокой степени мастерства при таком подходе не достигнешь.
  Моя позиция была ещё более шаткой. Мне достались теоретические знания с довольно расплывчатыми формулировками и сносками на личностное восприятие. Таким образом, перед нами открылась широкая дорога усовершенствованных проб и ошибок, где я развернулась со щедрой душой. В результате чего в первый раз обратно во дворец мы вернулись мокрые, замёрзшие, злые и щедро искусанные мошкарой неизвестного типа. Главное, что не ядовитой. Зато в общем и целом мы были довольны достигнутыми результатами. Хотя до настоящего мастерства учиться Страннику ещё долго и упорно. Для начала исключительно для того, чтобы не прыгать из одного болота в другое.
  Посольство светлых фениксов недавно прибыло, что позволило нам беспрепятственно добраться до комнаты Странника. Потом была мягкая кровать и сладкий крепкий сон, который не спугнула даже мокрая вонючая одежда.
  
  ХХХ
  
  Мэрил Елена стояла на мостике, легонько опираясь на перила, и отчаянно завала. Выглядела она сонной, усталой, недовольной и слегка взъерошенной. Платье насыщенного голубого цвета было очень красивым, хотя и простым, но в то же время каким-то неопрятным. Почему создавалось такое впечатление, сказать было сложно.
  Я остановился невдалеке, чтобы иметь возможность немного понаблюдать за принцессой и, чего уж таить, полюбоваться. Несмотря на то, что она как-то чуть ли не до смерти избила меня, а также на то, что в последнее время я всерьёз увлёкся Эстафой, мне всё равно нравилась мэрил Елена. Но я для неё всего лишь ребёнок. А подобное отношение сильно задевает.
  Посольство прибыло ещё позавчера, но только сейчас принцесса Елена соизволила показаться им на глаза. До этого найти её не представлялось возможным, хотя послы упорно настаивали на том, чтобы девушка присутствовала на переговорах. Она даже тренировкам со мной уделяла минимум времени, спихнув внезапно объявившемуся незнамо откуда Дьяволу. Тот был, конечно, недоволен, но спорить поостерёгся.
  Мэрид Харолан чего-то там юлит во время переговоров, в результате чего главный посол светлых ходит угрюмее горгоны. Напряжение во дворце нарастает с каждым днём, и никто не может объяснить: почему.
  В конце дорожки показалось посольство почти полным составом в сопровождении нескольких весело щебечущих девиц. Светлые стараются по одному не ходить, разговаривать с ними желают не многие, за исключением таких вот личностей. Может, поэтому они такие неулыбчивые?
  Недалеко тихо переговаривались кучной компанией только что подошедшие тёмные. У Странника был такой вид, будто он вчера слишком хорошо погулял, и теперь он страдает от всего, начиная с головной боли и заканчивая громкими звуками и дневным светом. Джин с мрачным недовольством слушал доводы Дьявола и отрицательно качал головой, не произнося ни слова. Остальные обсуждали что-то своё.
  Посольство светлых тем временем поравнялось с мэрил Еленой. Главный посол, Вихрь вроде, поприветствовал принцессу и получил в ответ вялый кивок. Это было грубо. Мэрил могла быть более любезной. Судя по застывшему лицу феникса, он тоже так считал. Не удостаивая более принцессу своего внимания, светлый уставился в пространство перед собой и поспешил дальше. Остальные двинулись следом, распространяя вокруг себя ауру напряжённости. Принцесса прикрыла глаза и подняла руку, будто ей разболелась голова.
  'Может, с ней опять что-то случилось?' - мелькнула паническая мысль.
  Мэрил сильно изменилась за последнее время. У неё появились внезапные вспышки раздражения и агрессии. Правда, они быстро проходили, и Елена всегда извинялась, если в порыве говорила или делала что-то обидное для других. Но я, честно говоря, побаивался её вспышек, вспоминая, как едва не отправился к праотцам в результате одной из них. Все остальные списывают эту агрессивность на последствия болезни, но я-то знаю, что появилось раньше.
  Одна из проходящих мимо девиц воспользовалась тем, что принцесса отвлеклась, и сильно толкнула Елену. Та покачнулась, схватилась за прогибающиеся под её весом ажурные перила и с громким всплеском упала в озерцо. Я на секунду замер. О, нет! Если она начнёт злиться... Я даже не сообразил, как очутился почти по пояс в воде рядом с Еленой, и застыл, увидев застилающую её глаза тьму.
  - Мэрил Елена, не стоит злиться, пожалуйста. - Мой голос дрожал от напряжения, сжимавшего мышцы не хуже судороги. Елена моргнула, фокусируя на мне взгляд. Злость и тьма проходили, оставляя после себя лишь шлейф раздражения.
  - У тебя одежда промокла, - голос принцессы был пуст и спокоен. Она протянула мне руку, чтобы я помог ей подняться. Облив виновницу своего падения бочкой презрения, Елена по-королевски гордо, неспешно и грациозно вышла на берег. Я же остался в воде, онемев от удивления: одежда принцессы была совершенно сухой! Мэрил ещё раз окинула взглядом застывших фениксов и направилась вглубь парка, сделав мне знак следовать за ней. Такое чувство, что Елене всё равно, что о ней подумают остальные.
  Я оглянулся на удивлённо-ошарашенные лица, машинально отметил про себя, что Странник оказался намного ближе, чем был изначально и, в свою очередь, поспешил на берег. Как у Елены получалось идти по бедра в воде аки посуху? Мало того, что эта холодная жидкость мешает нормально передвигаться, так ещё и водные растения в ногах путаются. Когда я достиг берега, то напоминал себе скорее мокрого щенка. В таком виде перед Еленой я показываться не собираюсь. Так или иначе, у меня тоже есть чувство собственного достоинства и гордость. Да и мэрил не раз напоминала, что я постоянно должен следить за своими манерами и внешностью.
  
  ХХХ
  
  - Спасибо тебе. - Я сидела на небольшом утёсе, наблюдая парение хирати в небе. Птица неспешно кружила, высматривая в гуще зелени свой ужин. Я была уверена, что Денис меня найдёт, как бы далеко я ни забралась. Как-никак я не пряталась, а мальчик уже достаточно освоил, чтобы справиться с подобной задачей.
  - Не за что.
  - Мы завтра утром собираемся на прогулку. Присоединишься?
  - Конечно, - тут же загорелся подросток. - Куда пойдём?
  - Осваивать технику спринтерского бега, - усмехнулась я и поддела: - Остаётся только это, так как планирование и работу в команде ты благополучно провалил.
  - Не правда, я разговаривал с Джином на эту тему. Никуда он не собирался.
  - Куда он денется? Мигом соберётся, когда как следует надавят.
  Денис некоторое время молчал, сев на камни рядом со мной, потом тихо позвал:
  - Елена.
  - Да?
  - Почему ты в последнее время не обра... почему ты перестала заниматься со мной? Это из-за того случая, когда ты разозлилась и избила меня?
  Я напряглась. Мне очень хотелось избежать этого разговора. Но, судя по настороженному ожиданию, тщательно скрываемому Денисом, он этот вопрос не собирается оставлять без ответа. Даже если я сейчас уклонюсь от темы, мальчик вскоре заведёт тот же разговор. Поэтому я ответила достаточно честно:
  - Да, частично поэтому.
  - Послушай, я сам виноват в том, что произошло. Не стоило мне тебя провоцировать своими капризами.
  Я с горечью улыбнулась и отрицательно покачала головой. Он не понимает и вряд ли поймёт. Как я могу ему объяснить, что боюсь себя, точнее, Дефансера, от которого неизвестно чего сейчас ожидать. Денис уже просил пару раз возобновить тренировки, но я остерегалась своего феникса, который вполне может снизойти до убийства ребёнка, лишь бы доставить мне побольше боли. Чего именно добивается Дефансер, я так и не поняла. Сломить меня, подчинить? Ну что ж, в какой-то степени это ему удаётся. Но я не собираюсь сдаваться без борьбы и не собираюсь идти на поводу у его кровавых инстинктов и неизлечимой паранойи. Нет, Денис мне слишком дорог, чтобы подвергать его подобной опасности. Нам даже разговаривать наедине не стоило.
  - Почему ещё?
  Я вздрогнула от звука его голоса и нервно пробежалась пальцами по шёрстке Всполоха, свернувшегося рядом. Похоже, я слишком ушла в себя.
  - Мне нужно было кое-что объяснить Страннику, а это заняло немного больше времени, чем я ожидала.
  - Хорошо, а как же данное мне обещание? - голос Дениса наполнился непонятной мне враждебностью, но я не обратила на это внимания, поражённая своей забывчивостью. Все эти события совершенно выбили меня из колеи. И как я могла забыть про свои порывы сделать из Дениса толкового ухажёра? Невероятно.
  - Прости, у меня совершенно вылетело из головы, - виновато произнесла я. - Завтра этим займёмся, хорошо? Ты всё ещё мечтаешь об этой девушке?
  - Она хорошая. Совершенно не такая, как о ней думают остальные. И, между прочим, я её почти отбил у Карена, - не без гордости заявил Денис, но тут же сдула и, как мне показалось, несколько застенчиво продолжил: - Правда, он об этом ещё не знает. Но мне всё равно нужна твоя помощь.
  - Конечно. Завтра вечером начнём. Один вопросик: кто такой Карен?
  - Это основное имя Чёрного Дракона.
  - Понятно. Сейчас тебе следует найти Девила, чтобы пораньше освободиться от занятий и лечь спать. Завтра на рассвете сбор на нашей поляне. - Предвкушающая улыбка расплылась по моему лицу. Мысленно я была уже на завтрашнем представлении. Самое весёлое в том, что ребята не подозревают, какую крупную свинью я собираюсь им подложить.
  Проводив удаляющегося Дениса долгим взглядом, я вновь погрузилась в бездумное созерцание природы. Не знаю, сколько времени я так провела. Должно быть, долго. Когда я очнулась, солнце уже наполовину спряталось в зелёном ковре леса. Я неспешно встала, потянулась и зевнула. Похоже, мне тоже не помешает выспаться как следует. Всполох лениво встал и начал потягиваться. Его тоже соблазняла идея поспать на мягкой кровати.
  В тайной комнате меня поджидало зеленоволосое чудо. Причём он ничуть не смутился от того, что занял мою кровать, закинув ноги, обутые в сапоги, на подушки. Одет он был уже получше: в коричневые штаны и светлую плотной ткани рубашку. Всполох зашипел на незваного гостя, но нападать не спешил. Интересно, с чего бы у моего малыша пробудилась подобная толерантность к неизвестным гостям?
  - Что ты здесь делаешь? - сухо поинтересовалась я, окидывая уничижительным взглядом фигуру парня. Он, даже не пошевелившись, лениво выдал:.
  - Тебя жду.
  - Книга у тебя?
  - На столе лежит. - Я удивилась той лёгкости, с которой он расставался со столь бесценным богатством, и глянула направо. Книга и вправду лежала на совершенно пустой столешнице неизвестно откуда взявшегося здесь круглого столика на витой расширяющейся к низу ножке.
  - Благодарю, - я выжидательно замолкла, надеясь, что незнакомец поймёт свою бестактность и уйдёт подобру-поздорову.
  - Можешь называть меня Кот, - будто прочитав мои мысли, протянул парень и как-то странно выгнулся в спине.
  - Хорошо. Надеюсь, это всё, что ты хотел сказать? - решила подтолкнуть я его. Не до утра же мне с ним расшаркиваться. К тому же нужно будет создать новые подушки, а то спать на потоптанных меня как-то не прельщает.
  - Хм, в общем, да. - Кот даже не пошевелился. Он явно не собирался уходить в ближайшее время. Придётся помочь. Для начала попробую это сделать как можно более корректно.
  - Извините, молодой...
  - Хранитель, - подсказал Кот. Я помрачнела от такого известия. - И вовсе не такой молодой, как тебе представляется.
  - Ладно, чего тебе надо?
  Кот, чуть повернувшись вбок, ленивым жестом указал на мой кулон, а потом опять развалился на спине.
  - Размечтался. Не отдам!
  - Я не собираюсь его забирать. Меня вполне устраивает его местонахождение, и я не против поменяться с ним местами.
  - Так, значит, он тебе не нужен, и ты можешь уйти? - с плохо скрываемой надеждой поинтересовалась я.
  - Я такого не говорил. Я всегда нахожусь рядом с кулоном и заберу его, когда придёт время.
  Я посмотрела на изображенного на кулоне зверя, потом на развалившегося в сапогах Кота. Определённое сходство имеется. Может, это Мирайя собственной персоной?
  - К тому же ты мне желание задолжала, - зевнул парень.
  - Хорошо. Отлично, - мрачно процедила я. Вот уж чего я слышать не желаю, так это постоянных напоминаний о моём долге. - Я всё поняла, а теперь уйди, пожалуйста. Я спать хочу.
  - Спи, - ничуть не смутился хранитель. Он выпростал руку из-под головы и похлопал по одеялу рядом с собой. - Вон сколько свободного места. Идти мне некуда, так что я с удовольствием переночую здесь.
  Я сжала зубы, чтобы не высказать ему всё, что о нём думаю, и направилась в свою обычную комнату. Там как-нибудь переночую, небось не впервой. Правда, запах от хранителя книги ещё не выветрился полностью, а вот стены и пол слуги смогли-таки отдраить от противной тёмной маслянистой субстанции, заменявшей созданию из-за грани материальное тело.
  Стоило мне раздраженно скинуть одежду, как из-за спины послышался довольный хмык. Я подскочила, прикрываясь ночной рубашкой, лежащей на краю кровати, и развернулась к источнику звука. Кот по-хозяйски развалился в кресле и, похоже, наблюдал весь процесс стриптиза. На мою злость он ответил безмятежной улыбкой и предупреждением:
  - Тебе всё равно от меня не избавиться.
  - Вон!
  В обнаглевшего Кота полетела расчёска, которую тот ловко перехватил.
  - Подарок? Мне? Спасибо.
  Я скрипнула зубами от досады, понимая, что одна я его за дверь не выставлю. Привлекать кого-нибудь из фениксов даже думать нечего. Может, Всполоха на него науськать? Но лис уже спал, вытянувшись поперёк кровати. Предатель. Кипя от негодования, я под пристальным взглядом Кота забралась под одело и попыталась заснуть. Получилось на удивление быстро.
  
  ХХХ
  
  Мы буквально вывалились из созданного Странником портала (он смог-таки овладеть за несколько дней некоторыми технологиями перемещения по Вселенной. Во всяком случае, в сад мы попали с первого раза и практически не промазав). Я всё ещё сгибалась почти пополам от хохота. Как они удирали из сада! А за ними дюжина мраморных горгулий, которых не берёт обыкновенное, немагическое, оружие. Мальчики не смогли достигнуть даже внутренней стены, где начиналось самое интересное. С другой стороны из них четверых только Странник и Дьявол были относительно неплохими бойцами. Денис и Джин даже мечами толком махать не умеют (правда, лучше в лицо им об этом не говорить, а то ещё обидятся, особенно Денис). Ну ничего, я всё равно славно повеселилась, наблюдая за их реакцией.
  В резко наступившей тишине (которую я изначально проигнорировала и даже не удосужилась осмотреться, где мы очутились), недовольно-обеспокоенный голос отца показался мне слишком громким.
  - Принцесса Елена, с тобой всё в порядке?
  Я похлопала по груди, изгоняя остатки смеха, второй рукой поспешно утерла выступившие на глазах слёзы, и, наконец, узрела то место, куда нас притащил Странник. М-да, похоже, следует с ним ещё немного поработать над конечными точками. Мы оказались посреди зала для церемоний как раз во время очередного официального разговора отца со светлыми послами. Да уж, когда я уверенна, что ниже мне в чужих глазах уже не упасть, судьба с радостью доказывает мне обратное. Сделав серьёзное лицо, я, как могла спокойнее, ответила:
  - Да, Повелитель Харолан. С нами всё в порядке.
  Я оглянулась на избитых и исцарапанных фениксов, которые смотрели на меня так, будто я корень всех их проблем, и невольно поёжилась. Неправда, они сами захотели, а теперь меня крайней хотят выставить.
  Я натянула маску спокойного благородства, стараясь спрятать всё ещё плясавших в глазах чертенят, и поспешила извиниться за возникшую неловкость:
  - Простите, Повелитель, что прервали вашу аудиенцию. Позвольте нам удалиться.
  Повелитель важно кивнул.
  - Позволяю.
  - Благодарю.
  Уходя из зала, я лопатками чувствовала направленные на меня взгляды светлых и тёмных фениксов: заинтересованные, злобные, непонимающие. Но лишь один меня беспокоил больше всего. Отец не спрашивал нас ни о чём при чужих. Но это совершенно не значит, что он не постарается разобраться во всей этой ситуации лично с присущей ему дотошностью. Поэтому ближе к ночи я была совершенно не удивлена, когда один из братьев передал желание Повелителя видеть меня.
  Поспешно переодевшись в платье и сделав некое подобие причёски, я направилась к нему в кабинет. В отличие от многих других фениксов, Харолан мне нравился. Он хороший Повелитель и смог за это довольно короткое время завоевать моё уважение и относительное доверие. Немало этому поспособствовало то, что именно благодаря ему спасли Дениса.
  Честно говоря, я рада, что мне приходится называть отцом именно его. В отличие от моего настоящего родителя, Повелитель тёмных фениксов умеет выслушать проблемы своих детей, а не отмахивается от тебя, стоит только открыть рот. С другой стороны, я заметила, что Харолан неодинаково относится к своим отпрыскам. Некоторых он на дух не переносит (большинство из них я тоже стараюсь избегать, так как такой характер и врагу не пожелаешь). Это не значит, что он с ними не разговаривает, но стоит услышать, каким тоном он это делает, как сразу отпадает желание оказаться на месте несчастливчика.
  Из дочерей же он чаще всего общается со мной, и то, наверно, потому, что я доставляю ему кучу неприятностей. Тем не менее он обо мне по-своему заботится, и это приятно.
  Я тихонько постучала в дверь личного кабинета Харолана, отметив отсутствие охраны. Такое было впервые на моей памяти. Обычно в коридоре стояли каменными истуканами один-два безучастных феникса, которые ни разу ничего у меня не спросили и не мешали войти внутрь. Вот и сейчас, не дождавшись ответа, я приоткрыла дверь и проскользнула без приглашения.
  Повелитель сидел за столом, погружённый в чтение бумаг. Комнату освещали три магических шарика с мой кулак, приютившихся на концах стола и посреди комнаты под потолком, которые давали мягкий золотистый свет. Как Харолан при таком плохом освещении ещё зрение не посадил, постоянно занимаясь разбором многочисленной корреспонденции и указов, так и осталось загадкой за семью печатями.
  На моё появление Повелитель никак не отреагировал, пришлось напомнить о себе, тихо кашлянув, а то так можно простоять не один час, дожидаясь его внимания. Харолан будто не слышал постороннего звука, разорвавшего тишину кабинета. Ну нет, так не пойдёт.
  Подойдя вплотную к столу, я громко произнесла:
  - Добрый вечер, отец. Вы желали видеть меня.
  Повелитель поднял голову, и стало заметно, что выглядел он откровенно уставшим. Я почувствовала слабые угрызения совести. Он мог пойти отдыхать, а не разбираться с моим 'хорошим' поведением. А разговор, как я верно угадала, касался именно его.
  - ...Елена, я многое понимаю и многое могу тебе простить, но ещё одна подобная шутка - и ты отправишься в Рикас в качестве наречённой Молнии, как того желает Иригас, - пояснил отец в конце пространственной отповеди. - Твоё поведение становится слишком вызывающим. Мне едва удаётся сдерживать слухи и напор светлых.
  Я потупилась, хотя до этого на протяжении всей 'лекции' стояла с безмятежно-каменным лицом.
  - Хорошо, отец. Я постараюсь. Простите меня за столь недостойное поведение.
  - До меня дошла молва о вашем... споре с Джином, впрочем, как и то, что его место может занять любой другой.
  Я безразлично пожала плечами и бросила:
  - Пусть пробуют. Это не так легко, как может показаться вначале.
  - Многие это уже поняли. Но зачем тебе это?
  Я внимательно изучала свои ногти, пытаясь попутно придумать нормальный ответ. Зачем? Чтобы выполнить свою миссию и не быть им ничем обязанной. Но Повелителю это знать незачем. Зато я могу вполне откровенно высказать свою позицию по другому вопросу.
  - Понимаешь, отец, я не такая, как остальные девушки, и меня коробит столь наглое обращение, которое вы считаете нормой. А задания... Честно говоря, я уверенна, что их никто не в силах выполнить. Во всяком случае сейчас. Я просто сделала вывод, что отказывать бесполезно. Но видя подобные задания, ко мне не будут лезть с глупыми и хамливыми предложениями.
  Повелитель весело рассмеялся, ударив ладонями по коленям. Похоже, подобна точка зрения ему пришлась по нраву.
  - Думаешь, они отступятся?
  - Джин - наверняка. Могу я идти, отец?
  - Хорошо. Иди, девочка.
  Он мягко улыбался, с нежностью смотря на меня. У меня защемило в груди при мысли о возможной разлуке. Не только я привязалась к Повелителю тёмных фениксов. Похоже, ему тоже доставляло истинное удовольствие называть меня своей дочерью и наблюдать, тихо посмеиваясь, как я строю окружающих.
  
  ХХХ
  
  Кевин сидел на стуле, оседлав его задом наперёд, и наблюдал за нервными движениями расчёски, которая сегодня так и норовила запутаться в шикарных волосах Сирина. Информация, сообщённая Денисом, оказалась верна. А вот то, чему они сегодня стали свидетелями, наводит на не слишком весёлые размышления. Хотя такое вполне в духе Елены: ставить других в неловкое положение, а самой развлекаться за их счёт. Самое обидное, что все четверо фениксов, что побывали в саду, никому не заикнулись о том, что они там видели. Их удручающий вид несколько охладил пыл Сирина, зато подстегнул его друга, который немедля начал разрабатывать план похода в это странное место. И чем оно опаснее, тем лучше.
  Кевин уже давно не сталкивался с настоящим противником. Недавний Еленин посетитель не считается. Они не успели даже как следует прощупать друг друга, как девчонка заточила странное создание в зеркало. И вот сейчас появляется возможность по-настоящему развлечься. Такой шанс нельзя упускать.
  - Мы подловим Странника и заставим переправить нас в этот сад, а обратно отправимся порталом.
  - Он у настолько один, - глянул на друга Сирин, отбрасывая расчёску и принимаясь заплетать волосы в косу. - Ты уверен?
  - Другого выхода я не вижу. Не будет же он нас ждать, а тем более переносить обратно.
  - Кевин, а может, да ну его, этот сад? Зачем тебе вообще в это ввязываться?
  - Испугался? - поддел Кевин, прищурившись. Что-то его друг в последнее время часто юлит и недоговаривает. Неужто собирается отправиться туда в одиночку?
  - Нет, конечно. Но с чего ты внезапно загорелся этой идеей?
  - Ты не понял? - удивился феникс недогадливости друга. - Какой-то безродный сопляк бросил мне вызов. Я просто не могу его не принять. К тому же это должно быть по-настоящему весело.
  - По-моему, в зале он готов был взять свои слова обратно. С таким-то видом.
  - Зато я - нет, - отрезал Кевин, нахмурившись. Почему Сирин с таким жаром отговаривает его от этой затеи?
  - Угу. Осталась самая малость: найти Странника и убедить его отправить нас именно в сад, а не в бездну. С его отношением к нам, он с удовольствием пожертвует своей шкурой лишь бы знать, что мы также не вернёмся в мир живых.
  - Ну уж убедить-то мы его сумеем. - Кевин хищно улыбнулся, поглаживая рукоять любимого клинка. - И это мне доставит дополнительное удовольствие.
  
  ХХХ
  
  - Денис, ты чего? С дуба ляснулся?
  Елена не верила своим ушам и внимательно разглядывала своего подопечного, надеясь, что это просто шутка. Парень упрямо мотнул головой и процедил сквозь зубы:
  - Ты обещала.
  - Но не подобное! - чуть не взвыла девушка.
  Денис, как заведённый, повторил:
  - Ты обещала.
  - Что ты заладил, как попугай?
  - Потому что ты обещала, а слово нужно держать.
  Денис исподлобья посмотрел на Елену, не собираясь отступать. Девушка буквально взбесилась. Она вскочила с кресла и сжала руки в кулаки, едва удерживаясь, чтобы не надавать мальчишке заслуженных оплеух. Предложить ей такое! Да он вообще обнаглел от вседозволенности! Неимоверным усилием воли Елена взяла себя в руки и процедила:
  - Хорошо, через два часа в моей комнате. - Она выскочила, громко хлопнув дверью, преисполненная мыслями о мести. Хорошо же. Она придумает что-нибудь и исполнит своё обещание, но после этого Денис оч-чень сильно пожалеет, что даже заикнулся о подобном.
  Подросток, оставшись один в комнате, подошёл к кровати и завалился на неё, не снимая обуви, переплёл руки за головой и задумчиво начал изучать узоры на потолке. На его губах появилась предвкушающая улыбка. Давно он так не веселился. Эта девчонка такая смешная и непосредственная. Впрочем, остальные тоже ничего. Особенно, если их периодически подталкивать в правильном направлении.
  'Так, хватит разлёживаться', - строго сказал он себе через какое-то время. У него осталось ещё много дел на сегодня. Да, о делах никак нельзя забывать. Но ведь и развлекаться тоже нужно. Денис, не вставая с кровати, щёлкнул пальцами и исчез. Чуть примятое покрывало разгладилось и приняло свой первоначальный нетронутый вид.
  
  ХХХ
  
  Ну и хам! Вот уж от кого не ожидала. Подложить мне такую подлянку! Ну, я ему устрою, вот только придумаю, что именно, - то и дело костерила я на все лады Дениса.
  Почти всё отведённое время я провела в библиотеке в поисках выхода из тупиковой ситуации. Естественно, ничего толкового не нашла. Когда я соглашалась помочь Денису, я и подумать не могла, что ему может понадобиться объяснять и показывать ЭТО. Для меня ситуация Дениса была вроде как игры. И вот теперь нате! Доигралась.
  Оставшееся у меня время неумолимо истекало. Так и не найдя достойного выхода, удовлетворившего бы обе стороны, я решила ещё раз, причём весьма серьёзно, переговорить с Денисом. Ну как я могу научить его вести себя в постели? Да мальчишка знает и умеет в десять раз больше моего!
  Возвращаясь в свою комнату, я случайно натолкнулась на Князя Сумрака. Мигом припомнилась его давняя шуточка, когда я ради Джина пробежала полдворца. Возникшая идея мести была безумной, но посреди свалившегося на меня в последнее время, она выглядела весьма и весьма привлекательной. Прикинув так и этак, я злорадно усмехнулась. Обломлю всем сразу малину.
  Я подхватила под локоть феникса и потянула его за собой, радостно сообщив:
  - Ты-то мне как раз и нужен. Пошли в мою комнату, необходимо поговорить.
  Почувствовав, что он не сопротивляется, я выпустила руку Князя Сумрака и проскользнула дальше по коридору, не удостоившись подождать ответа. Будем надеяться, что он идёт позади.
  
  ХХХ
  
  Я лишь недоумённо смотрел вслед уходящей фигуре. Что ей могло от меня понадобиться? Может, что дельное? С другой стороны меня Ал ждёт. Ладно, буду надеяться, что разговор с Еленой не затянется.
  Войдя в комнату девушки, я застыл у двери, едва не забыв прикрыть её за собой. Елена стояла у окна и нервно обрывала лепестки розы. Я моргнул, не веря своим глазам. Это была чёрная роза! Я таких нигде не видел. И только лишь по рассказу Алекса...
  - Откуда?! - едва слышно выдохнул я.
  - Не знаю. На подоконнике лежала, - пожала плечами Елена. В отличие от меня, она, похоже, ничуть не была удивлена.
  - Так значит...
  - Посмотрим, - довольно резко отозвалась девушка. Она бросила осиротевший стебель в окно и нервно огладила юбку платья, стряхивая часть лепестков на пол, потом обернулась ко мне и, вызывающе глядя в глаза, произнесла: - Это ещё ничего не значит. Князь Сумрака, я давно хотела кое-что сделать.
  Елена стряхнула с платья оставшиеся лепестки и направилась ко мне, схватила за руку и потянула к прикроватной тумбочке. Я, полный недоуменья, подчинился. Возле тумбочки принцесса повернулась ко мне, схватила руками за голову, притянула к себе и страстно поцеловала. Я застыл в полном изумлении. Руки будто против воли обняли узкую талию. Её пальчики начали расстёгивать пуговицы рубашки. Резкий поворот, толчок - и я оказался лежащим на кровати. Елена не замедлила последовать за мной. 'Что она делает?' - изумлённо спрашивал я себя. Следующая мысль меня немного отрезвила: 'Елена ведь нравится Алексу. Я не могу...'
  - Послушай, может?..
  - Не может! - жёстко отрубила девушка, прижав меня бёдрами к кровати и нависнув сверху, для чего ей пришлось опираться вытянутыми руками по обе стороны от меня.
  - Ты уверенна? - всё же сделал я попытку воззвать к её благоразумию. Но сегодня оно, похоже, у принцессы отсутствовало начисто.
  - Более чем.
  Её ласки напоминали бешеную бурю. С другой стороны это было так... непривычно. До сих пор мне попадались довольно пассивные любовницы. Вскоре я включился в эту игру. Принцесса стянула с меня рубашку и нежно провела пальцем по давнему шраму на груди, лизнула его, потом начала целовать и легонько покусывать кожу вокруг. Елена позволяла моим рукам свободно бродить по её телу, но стоило мне потянуть за застёжку её платья, как я получил по пальцам и строгий выговор в придачу:
  - Не торопись. Не стометровку сдаёшь.
  Я послушался. Всё-таки не каждый день девушки берут инициативу в свои руки. И это было приятно, Джер побери!
  
  ХХХ
  
  В тот момент, когда с меня соскользнуло-таки усилиями Князя Сумрака платье, я резко отодвинулась от него и перекатилась на другой край кровати. Феникс проводил меня затуманенными глазами, не совсем адекватно воспринимая окружающую действительность.
  - Всё, представление окончено.
  Я быстро натянула заготовленные заранее штаны.
  - Елена, ты чего? - не понял Князь Сумрака, более-менее начиная приходить в себя.
  - Урок окончен и повтора не будет, - отрубила я, чувствуя, что Денис находится где-то в комнате. Но он хорошо спрятался. Надо же какой догадливый!
  Я выскочила в коридор, на ходу натягивая и застёгивая рубашку. Если Денис в следующий раз даже заикнётся о чём-либо подобном - просто уши надеру. Причём сделаю это с преогромным удовольствием.
  Каково же было моё изумление, когда мальчик нашёл меня часа через два в самом закутке библиотеки и возмущённо спросил:
  - Елена, я многое от тебя видел, но зачем ты устроила то представление?
  - Ах, зачем?! Ты же сам просил! - вспыхнула я, как сухой хворост.
  - Я?!? Когда? - Денис в полном недоумении смотрел на меня, ещё больше зля своим наивным видом. Ещё и отпираться он будет!
  - И не цепляйся больше ко мне со своими дурацкими просьбами, - рявкнула я, вскочив из-за стола.
  - Но я ничего подобного... - начал было лепетать подросток, явно сбитый с толку.
  Не дослушав объяснений Дениса, я ушла из библиотеки. Сначала сам загнал в угол своими просьбами и напоминаниями, а потом 'ничего подобного'!
  
  ХХХ
  
  Теперь понятно, почему этот хмырь сразу же согласился отправить нас в этот демонов сад. - Кевин с раздражением вытащил из руки очередной осколок шипа и бросил его в кучу таких же обломков. - Он явно мечтал, что мы оттуда не вернёмся.
  Сирин молчал, обрабатывая рану на плече друга, оставленную когтями горгулии. Он до сих пор считал чудом то, что они уцелели. Правда, это может оказаться ненадолго. Феникс с беспокойством наблюдал, как небольшая, уже обработанная, царапина на плече Кевина потихоньку начинает гноиться. Его друг этого пока не заметил, занятый извлечением осколков металлических шипов из ладоней. Сирин покосился на своё запястье и ещё больше помрачнел. Без яда тут не обошлось. Вот только где здесь, в самом сердце враждебной страны, найти хорошего мага-лекаря, который бы взялся нейтрализовать неизвестный яд?
  Принцесса Елена без стука вошла в комнату и остановилась в нескольких шагах от кровати, осторожно играя обломанной розой. Как она умудрялась не сломать хрупкий стебель, оставалось загадкой.
   - Спасибо, не ожидала от вас такой отваги, - негромко произнесла девушка, внимательно оглядывая израненных, исцарапанных и не совсем одетых фениксов.
  - Как ты узнала, что это мы положили розу на подоконник? - удивился Сирин. Он, как только принцесса показалась в дверях, перекинул распущенные волосы вперёд и теперь чувствовал себя не столь стеснённо, как застывший статуей Кевин. Тот вообще терпеть не мог, когда чужие пялились на его шрамы.
  Елена неоднозначно пожала плечами, не отвечая на вопрос, достала из кармана брюк маленькую баночку и поставила на подушку рядом с рукой Кевина. Тот хотел было отдёрнуть руку, но тут же устыдился высказывать подобную слабость и просто сидел, напряжённый, как перетянутая струна.
  - В стеблях и шипах содержится яд. Причём у каждого вида роз свой особый. Надеюсь, вы дотрагивались только до чёрных? - мигом посерьёзнела девушка. Сирин не совсем уверенно кивнул. В возникшей тогда ситуации они как-то не слишком присматривались, по чём пришлось потоптаться, отбиваясь от горгулий. - Хорошо. Чёрные розы самые опасные. Их яд смертелен. Это противоядие от него. Его нужно мазать на раны. И в другой раз советую быть осторожнее. Кстати, ваше следующее задание - принести колье Маморы, которое находится в одной из гробниц Хаджихабара. Желаю удачи.
  Видя, что принцесса собирается уходить, Серебряный Дождь, который уже более-менее пришёл в себя после известия о смертельном яде, внешне небрежно спросил:
  - Эй, а как же обещанный поцелуй?
  - Как-нибудь потом.
  - Наглость! - возмутился Сирин вслед закрывающейся двери.
  - Наглость, - согласился Кевин, облегчённо вздохнув и понемногу расслабляясь. - Особенно если учесть, что мы оставили в комнате принцессы Елены только головку розы, чтобы твоя зазноба не дай боги не поцарапалась и не отказалась из-за этого тебя целовать. Возникает вопрос: откуда она взяла этот цветок?
  - Да ещё и противоядие, - задумчиво протянул Сирин, также сбитый с толку.
  - Главное, чтобы оно подействовало, а то потом долг с Елены будет некому требовать, - преувеличенно жизнерадостно отозвался Кевин.
  
  ХХХ
  
  Следующие три недели прошли относительно мирно и спокойно. Князь Сумрака молчал в тряпочку о произошедшем. Вряд ли ему хочется выслушать град насмешек лишь бы подмочить мою и без того насквозь промокшую репутацию.
  За это время у меня появилось четыре новых розы, одна из которых тёмно-бордовая. Но счастливчики не спешили называться. Зато я могла гордиться своими успехами: за столь короткий период я умудрилась выжить из дворца главного лекаря, двух не нравящихся мне магов, а также ту девицу, что столкнула меня в воду. Злопамятная я стала.
  Днём я обычно пропадала в саду или каталась на Селене. Судя по всему, пегас не слишком обиделся на моё долгое отсутствие. Ночами же я пробовала свои силы в области стихий. Дворец периодически заливало, налетали внезапные ураганы, а иногда по утрам можно было заметить лёгкую изморозь на траве. Все удивлялись непривычной погоде и осторожно шептались, что это всё из-за неугодного богам союза со светлыми.
  Периодически я путешествовала со Странником. Кстати, его Алекс зовут, а коротко - Ал. Совсем, как мой ангел-хранитель... Феникс оказался интересным собеседником, прилежным учеником. И древними языками он овладевает с поразительной быстротой.
  В тот день мы как раз прибыли из очередной межпланетной прогулки и собирались отдохнуть, как меня перехватили по пути в мою комнату и отконвваировали к отцу в кабинет. К моему вящему изумлению тот на месте отсутствовал. От нечего делать, я взяла со стола один из листов и начала читать. Деликатное покашливание над ухом заставило меня вздрогнуть и положить приглашение на место.
  - О чём вы хотели поговорить, отец? - обернулась я к Повелителю Гиперии.
  - Собственно говоря, об этом и хотел. - Харолан кивнул на листок, который я только что прочла. - Я желал бы знать содержание этого письма.
  - Семийцы приглашают вас, Повелитель, вместе со свитой на дни священных праздников в свою просвещённую столицу Агерию.
  - М-да? А они не могли прислать приглашение на понятном языке?
  Я невольно покосилась на письмо. Там и без того куча ошибок, во что бы оно превратилось, попытайся семийцы перевести его на язык фениксов? Даже представить страшно. Неужели у них не нашлось ни одного грамотного писца?
  - А когда эти самые праздники начинаются, и сколько они будут длиться? - поинтересовался Харолан. По Повелителю было непонятно, заинтересовало его это приглашение или нет.
  Я повертела листок в руках и ещё раз пробежала глазами текст. О сроках не было сказано ни слова. Похоже, незнакомый писец был свято уверен, что народы всех стран знают, когда в Агерии начинаются те или иные празднества.
  - Если не ошибаюсь, через полторы луны. Это будет череда празднеств на протяжении шести дней и семи ночей. - Меня уже туда приглашал один мой знакомый семиец, так что информацией я более-менее владела. Отец кивнул, отпуская меня, а сам принялся составлять пространный ответ на языке тёмных фениксов. Видимо, в отместку.
  
  ХХХ
  
  В путь мы выступили через две недели. Отец ехал в сопровождении сыновей, братьев и племянников. Не всех, конечно. Но и так набралось двадцать три феникса. Плюс я в качестве единственного и неповторимого переводчика, а также Денис со Всполохом в виде моего личного хвостика. Я предупредила отца, что в приглашении строго оговорено, чтобы особ женского пола в числе прибывших не было, на что он пожал плечами и сказал, что семийцы переживут одну лишнюю гостью, а искать в незнакомом городе на протяжении всех празднеств толкового переводчика или общаться исключительно знаками он не намерен. Посольство светлых после очередной беседы с Повелителем просто тихо-мирно свернулось и уехало, так ничего и не добившись.
   Вначале тёмные фениксы ещё как-то пытались сохранить дистанцию между собой и единственной особой женского пола, но уже к середине путешествия мы благополучно резались в карты, часто вместе с отцом, устраивали гонки на кошмарах и пегасе, распевали весёлые, а иногда и откровенно фривольные, песни. Харолан меня вообще удивил: он отбросил личину гордого правителя и развлекался наравне с остальными.
  Мы были уже тринадцать дней в пути, и ничего до сих пор не омрачало нашей поездки, чему я была весьма рада. Если в начале путешествия с меня глаз не спускали, что довольно сильно раздражало, то теперь все расслабились и снизили бдительность, во всяком случае, при наблюдении за мной.
  Во время очередного дневного привала я сидела на стволе поваленного дерева и делала набросок природы, а точнее резвящегося на фоне вяра Всполоха. Вдруг перед глазами всё поплыло и вырисовалась совершенно иная картинка: светловолосые мужчины неспешно едут по смутно знакомой местности. Вон и приглянувшиеся мне цветы, усыпавшие ствол дерева. Светлые фениксы едут по нашим следам! И явно наступают нам на пятки.
  Чего им нужно в этой стороне? Кроме портала на Аобану, родину семийцев, здесь ничего примечательного нет... Кроме малой горстки тёмных фениксов с Повелителем во главе.
  Я задумалась: можно ли избежать стычки, если наши отряды встретятся? Политика и мирное соглашение - это, конечно, хорошо, но они не избавляют от взаимной нелюбви. Каковы же намерения светлых непонятно. Быть может, их тоже пригласили в Агерию. А если нет? Отряд побольше нашего будет, и воины там, судя по всему, не из худших собрались.
  Ко мне подошёл Странник, видимо заметив что-то не то в моём поведении.
  - Что-то случилось?
  - Да, Ал. Передай отцу, что я прошу его двинуться в путь немедля.
  Повелитель не стал спорить и задавать глупые вопросы. Никто ничего не спрашивал, но я заметила несколько странных взглядов, брошенных в мою сторону.
  Мы быстро продвигались вперёд, и местность вокруг мне всё больше не нравилась. Нас окружали всё те же леса и луга, но что-то неуловимо менялось в природе. Моя тревога всё больше усиливалась, и рационального объяснения ей я найти не могла. Отец приказал остановиться на ночлег. Я поравнялась с его кошмаром.
  - Не стоит здесь останавливаться.
  - Почему?
  - Не нравится мне здесь.
  - Всего лишь? - мягко улыбнулся Повелитель, полагая, что это всего лишь очередная причуда девчонки, желающей привлечь к себе внимание. Но я не собиралась сдаваться.
  - Отец, прошу тебя. Это нехорошее место. Я привыкла доверять своей интуиции. Кошмары выносливы, давайте совершим сегодня более долгий переход, тем более, что до захода дневного светила ещё далеко.
  Харолан поколебался, но согласился продолжать путь.
  Кошмары стрелами летели вперёд, но тревога не уменьшалась. Наконец, мы выехали на небольшую поляну, посреди которой высился толщенный вяр, из-под корней которого выбегал маленький ручеёк с прозрачной водой.
  - Остановимся здесь, - постановил Повелитель, беглым взглядом окинув местность.
  - Нет! Поехали дальше, - заупрямилась я. Несмотря на то, что окружающая природа буквально лучилась умиротворённостью, чувство опасности не исчезало.
  - Здесь отличное место для отдыха, и вода есть, - нахмурился Харолан.
  - Отец, послушайте...
  - Спешиваемся.
  - Отец! - воскликнула я, пытаясь привлечь его внимание.
  - Малышка, хватит нервничать. Кто посмеет напасть на две дюжины прекрасно вооружённых фениксов? Это чистое безумие!
  - Не всё подвластно острому клинку, - буркнула я и направила пегаса к вяру, раздумывая, как бы уговорить отца ехать дальше. Ну не нравится мне это место! А почему, я объяснить не могу.
  Ручеёк поражал кристально-чистой водой, на дне которого лежала пара странных белых камней. Я, не спешиваясь, наклонилась, чтобы рассмотреть их повнимательнее. О-опаньки! Не-ет, я отсюда пить не буду. С другой стороны, что делают эти черепа в воде, и где остальные кости?
  Я слегка сжала коленями бока Селены, и та послушно обогнула широченный ствол вяра, позволив мне обозреть то, чего не было видно от нашей стоянки. Я в такой компании ночевать не намерена! Брезгливо передёрнув плечами, я спрыгнула с пегаса, и ноги ушли в рыхлую, будто только вспаханную землю, по щиколотку. Скелеты, прикорнувшие в зарослях корней, ещё сохраняли остатки одежды: изорванной, изрезанной и выпачканной в крови. Что же здесь произошло? Эти существа отошли в мир иной явно не по своей воле.
  Неслышно подошедший Всполох толкнул меня мордочкой в ноги, и я едва удержала равновесие, схватившись за один из массивных корней. Прошлое накатило огромной волной, унося за собой...
  До Селены я добралась пошатывающейся походкой. Руки дрожали даже сильнее, чем ноги. Поэтому я не попыталась сразу взобраться на спину пегаса. Просто стояла несколько минут, приходя в себя и успокаиваясь, отрешаясь от увиденного.
  Парни споро обустраивали стоянку. При виде меня большинство приостановило свою бурную деятельность. Пегас в полной тишине приблизился к замершему Харолану.
  - Отец, уходим отсюда. Быстро.
  - Что, соседи не впечатляют? - поддел Демон, который был главным ответственным за запасы воды.
  - Не впечатляют. Отец, это проклятые земли и лучше нам побыстрее отсюда убраться. - Я прикусила губу от волнения до крови, видя, что Повелитель недовольно хмурится. - Отец, давай уедем отсюда. Умоляю.
  Харолан наградил меня мрачным взглядом, чуть поколебался, но всё же дал приказ сворачиваться. Я с самого начала задала бешенный темп, не обращая внимания на отставших спутников. Стоило нижнему краю местного солнца коснуться горизонта, как я почувствовала, что проклятые земли остались позади, как будто пересекла чёткую, но незримую границу. Я придержала Селену и соскользнула на землю, почти обессилев от внутреннего напряжения, не оставлявшего меня до этого ни на секунду. Вскоре подтянулись остальные.
  - Ну всё, успокоилась? - строго спросил отец, останавливаясь рядом.
  Я кивнула и прижалась лбом к прохладному боку пегаса. Селена совершенно не выглядела уставшей. В отличие от меня.
  - Елена, может, объяснишь? - поинтересовался Странник.
  Несмотря на бешенную скачку на протяжении многих часов, ни кошмары, ни их хозяева не выглядели особо уставшими.
  - Может, и объясню.
   Я неохотно отодвинулась от Селены и повернулась лицом к фениксам. И едва удержалась на ногах. Звон оружия, противное постукивание и шелест, приказы погребальными колоколами зазвучали в ушах, а перед глазами развернулась сцена боя. Вот падает молодой парень, его меч выбивают из ослабевших рук. Круг сужается под неумолимым напором. Защищающихся всё меньше, а нападающие подобны бесконечным волнам океана. Отшатывается назад Туман, хватается за бок Молния...
  Наваждение схлынуло так же резко, как и накатило, появилась злость.
  - Чёрт! - Я должна что-то предпринять.
  - Чего тебе надо? - недружелюбно отозвался феникс, подумав, что я его зову.
  - Я не про тебя.
  'Ты должна выжить сама', - предупредил Дефансер.
  Выживу.
  'Ты туда не пойдёшь', - нахохлился он.
  Пойду. Я спасу всех и выживу сама, - отмахнулась я от феникса, как от назойливой мошки.
  'Ты не успеешь в любом случае'.
  Если не будешь отвлекать - успею.
  'Не говори глупостей. Всех в этом мире спасти невозможно!' - разозлился Дефансер.
  Но по крайней мере нужно попытаться.
  Я тоже была зла. Сильно зла. Как он смеет меня задерживать в подобной ситуации?
  Я попыталась вскочить на Селену и с ужасом осознала, что не могу пошевелиться.
  Дефансер, отпусти меня! Я должна их спасти.
  'Я пообещал защищать тебя. Пусть даже от твоей собственной глупости'.
  Они погибнут!.. Защитник Джеров, - огрызнулась я, стараясь пошевелить хоть пальцем.
  'Зато ты выживешь'.
  Нет, я... я не позволю им вот так умирать. Фениксов и так слишком мало. Я обязана помочь этому народу, защитить их. Мирайя, ты слышишь меня? Неужто ты считаешь мою цель недостойной твоей помощи?
  Перед глазами вновь пронеслась сцена смерти Молнии и гнев на Дефансера начал быстро разгораться, укрепляя волю и давая новые силы.
  - Странник, пошли.
  Я вскочила на пегаса, хотя всё ещё чувствовала сопротивление феникса внутри меня, и кивнула себе за спину. Стоило Страннику без лишних вопросов вскочить позади меня, как Селена сорвалась с места.
  - Мы скоро вернёмся. Не следуйте за нами, - крикнула я напоследок не оборачиваясь.
  
  ХХХ
  
  - И что это было? - поинтересовался Линаел, ни к кому конкретно не обращаясь.
  Я же проводил взглядом парочку, ошарашенный не менее других. Не ожидал такого от девчонки. Похоже, я её сильно недооценивал. Когда нужно, она может быть выносливой, смелой и сильной. А ещё упорной и решительной. Единицы осмелятся оспаривать приказы отца, а уж пререкаться с ним, не выдвигая ни одного обоснованного доказательства своей правоты, может позволить себе лишь самоубийца. Или девчонка, которой Повелитель сильно дорожит.
  Но чему только что мы стали свидетелями? Я думаю, что предположение Браена насчёт прорицательских способностей Елены всё-таки имеет под собой основу. И это, похоже, не эпизодический неподконтрольный дар, как у других. Но что она увидела и почему колебалась? Почему ничего не сказала, а потом вот так сбежала? И, главное, куда? Вопросы, одни вопросы.
  - Отец?.. Отец, я думаю нам стоит остаться здесь, ведь Странник единственный, кто умеет перемещаться в пространстве. Я думаю, они вскоре вернутся, - обратился к Повелителю Линаел.
  - Умные все? - глянул на него исподлобья отец, кольнув холодным взглядом. Брат невольно поёжился и отступил. - Так и быть, ждём до полной темноты. Если они до этого времени не вернутся, то начнём поиски.
  Когда отец проходил мимо меня, я услышал, как он тихо бормотал:
  - И куда её понесло на ночь глядя? Вернётся - точно выпорю. Собственноручно.
  Костёр тихо потрескивал, еда вставала поперёк горла, а разговоры пресекались в зародыше. Все время от времени поглядывали на темнеющее небо. Отец всё больше нервничал, а Елена с Алексом не появлялись.
  Браен, то ли в шутку, то ли всерьёз, говорил, что эта девчонка намного опаснее, чем кажется. Алекс, так тот её вообще боится, но в то же время всегда рядом с ней. И, похоже, я начинаю понимать, почему. Она завораживает своей открытостью и непосредственностью, но одновременно чувствуется в ней что-то чужое. Опасное. Быть может, даже смертельное. Редко, очень редко, но тем не менее она становится похожей на убийцу, а не на весёлую девчонку.
  Я оставил попытки избавиться от неё уже давно, но это не значит, что я не хочу получить ответы на некоторые вопросы. И главный из них: могла ли Елена в одиночку уничтожить наёмных убийц ещё тогда, до приезда в Гиперию? Ведь тогда погибло два отряда, и никто не знает, кто это сделал и каким образом. Нет, это невозможно. Слишком Елена хрупка и женственна. Слишком у тех много опыта, чтобы поддаваться на глупые женские уловки. С другой стороны эти резко появляющиеся разнообразные способности и умения, которыми 'сестрёнка' не перестаёт удивлять окружающих. Ей подчиняется этот красношерстный демон. Многие утверждают, что от её взгляда пробирает дрожь. Может, это и не преувеличение. Ещё и этот дар виденья. Или же Елена просто прекрасная актриса и пытается добиться каких-то своих, неизвестных нам, целей?
  - Карен, Линаел, Браен, Демирен! Запрягайте кошмаров, - не выдержал ожидания отец. Дневное светило уже полностью скрылось, не оставив после себя даже прощального багрянца на горизонте.
  Стоило нам отъехать от лагеря буквально на четверть шарина, как кошмары заволновались. Они задирали головы, хрипели и порывались встать на дыбы. Что за Джер?!
  - Отец, посмотрите на почву. Она будто оживает! - воскликнул Браен.
  Я тоже посмотрел вниз. Было похоже, что по траве идёт лёгкая рябь. Видимо, из-за этого кошмары нервничают. Но что это может быть?
  - Все назад, быстро! - резко приказал Повелитель.
  - Отец, ты чего? - не понял я, вырвавшись вперёд. Мне удавалось не давать кошмару развернуться.
  - Карен, я же сказал: назад! - с нажимом повторил отец.
  Браен удивленно вскрикнул. Я мгновенно обернулся к нему. Прямо сквозь траву вылезали какие-то существа. Мой кошмар захрипел, замотал головой и прянул в сторону, потом резко взвился на дыбы, развернулся и понёсся к лагерю. Вскоре я смог его остановить. Огляделся. Рядом был отец и братья. Позади в траве исчезали голые черепа в шлемах и костяные руки, держащие проржавевшее насквозь оружие.
  - Проклятая земля. Так вот что она имела в виду! - скрипнул зубами Правитель. - И мы чуть не заночевали там.
  - Мы чуть не остались, а Елена с Алексом сейчас посреди этих земель! - с горечью воскликнул Браен. - Если они выживут... Да нет, как можно после такого выжить? Это было чистейшей воды безумие: возвращаться туда на ночь глядя. Что она там забыла?
  - С ней Алекс, - неуверенно отозвался Демирен.
  - Будто мне от этого легче, - огрызнулся отец, не отрывая взгляда от темнеющего бескрайнего поля, где не было ни малейшего движения. Даже ветер не колыхал высокую траву.
  - Идёмте к костру. Они вернутся, - послышался тихий голос мальчишки у нас за спинами.
  - С чего ты так уверен в этом? - холодно глянул на него отец.
  - Она обещала. Елена всегда сдерживает обещания, - мальчик встретил тяжёлый взгляд Повелителя и не отвёл глаза. Он был свято уверен в своих словах.
  - Она просто сказала, - недовольно буркнул Демирен.
  - Елена вернётся, - упрямо повторил мальчишка и направился к лагерю.
  - Вдвоём на одной кобыле. У них нет шансов.
  Мне захотелось прибить Линаела за его пессимизм.
  Мы только-только успокоили кошмаров, как что-то сверкнуло в нескольких десятках шагов слева, и послышалась ругань в таком знакомом исполнении. Я не верил своим ушам. Неужели выжили?
  - Идиоты! Придурки!! Недоразвитые антропоморфные создания!!! Вы же светлые фениксы, вы должны ощущать присутствие магии смерти и хаоса! Вас чему в школах учат? Инфузория туфелька рядом с вами образец гениальности! Блин, собралось сборище остолопов и...
  - Успокойся! - холодный, властный и такой спокойный голос перебил гневные вопли Елены.
  - Не успокоюсь! - Ещё громче рявкнула девушка, которой, по-видимому, нужно было срочно выплеснуть накопившееся напряжение. - Ежели вам жить надоело, то существует намного более приятные способы отойти в мир иной. Убожества ходячие, ничто... Эй, Ал! - резко переключилась Елена на моего брата. В её голосе наравне с раздражением появилась неподдельная тревога. - Не смей грохаться в обморок. Денис! Быстро воды, чистых тряпок и огня.
  Похоже этой девице небо по плечу. Орать на Повелителя светлых, как на какого-то слугу. Это ж надо додуматься!
  
  ХХХ
  
  За то время, пока я, при активной помощи Браена и мельтешении на заднем фоне Дениса, возилась с раной Алекса, фениксы не подрались. Уже прогресс. Мы со Странником успели как раз вовремя. Раненные есть, но, слава Богу, все живы.
  Честно говоря, после этой ночи могу с уверенностью утверждать, что у меня появилась новая вариация ночных кошмаров: бесконечные полки скелетов вокруг, которые тянут ко мне иссохшие, пожелтевшие руки. Бр-р, мерзость какая!
  Слава Богу, Селена, в отличие от меня, не шарахалась от проклятых мертвецов, иначе к бесчисленному воинству прибавилось бы три десятка фениксов, человек и лунный пегас. Самым противным и неожиданным оказалась реакция Дефансера, который пальцем не пошевелил, чтобы меня защитить даже тогда, когда один из скелетов почти стащил меня на землю. Мне повезло, что Молния и Серебряный Дождь были рядом и смогли пробиться ко мне. До этого момента я могла ожидать от Дефансера всего, но никак не отказа от данного обещания. Теперь же я не представляю, как себя с ним вести! Это... подобное поведение не поддаётся никакой логике!
  Стоило мне приблизиться к костру, как меня встретило на диво солидарное неодобрительное молчание тёмных и светлых фениксов. И эти спелись! Ну и чёрт с ними. Это уже их проблемы. Мне бы только поесть и СПАТЬ. А с Дефансером я потом разбираться буду. Если буду, конечно. Ведь если он захочет, то так и дальше будет вытворять, что ему вздумается, совершенно не обращая на меня внимания. А я... а я даже сделать ничего с этим не смогу.
  
  ХХХ
  
  - Харолан, может, объяснишь, что это за нервная особа? - неодобрительно кивнул в сторону девушки Иригас. Похоже, подобное отношение к своей особе Повелителю светлых фениксов сильно не понравилось.
  - Это моя дочь Елена, и попрошу извиниться за свои оскорбительные слова, раз не хочешь её благодарить за спасение, - гневно сверкнул глазами Харолан.
  - Это и есть Елена? - изумился Повелитель светлых фениксов, но тут же взял себя в руки. - Прошу прощения. Я и подумать не мог, что эта девица может оказаться твоей дочерью. Гм, весьма необычная девушка. Но что она делала вдвоём со... со своим братом?
  - Вас спасала. Есть ещё умные вопросы? - подколол Повелитель тёмных.
  - Но зачем ей это было нужно? Она вообще не могла знать, что мы также направляемся в Агерию
  - Сиё мне неведомо, но я обязательно спрошу, - сухо отрезал Харолан. Он не хотел больше продолжать этот разговор, предпочитая вернуться к нему позже, когда успокоится и соберёт достаточно информации, чтобы отвечать на вопросы Иригаса, а, главное, правильно задавать свои.
  На его счастье, как раз в этот момент Елена приблизилась к костру, и разговор прервался. Насколько смог рассмотреть Повелитель тёмных фениксов, его дочь не получила ни единой царапины. Невероятно. И это притом, что больше никто подобным везением не отличился. Зато устала она очень сильно. Подобные нагрузки и переживания не для девушек. Едва на ногах держится и тем не менее сама ухаживала за Алексом, а потом обошла всех тяжело раненых. Сколько же силы природа скрывает в этом хрупком теле? Ну вот, заснула прямо над едой. Харолан мягко улыбнулся, подхватил на руки лёгкое тело дочери и понёс укладывать спать, сопровождаемый задумчивыми взглядами.
  
  ХХХ
  
  Когда я проснулась, солнце было уже в зените. Тело слегка возмущалось после вчерашнего издевательства над ним, но двигаться, в принципе, можно. Если осторожно. И желательно не охая, как столетняя бабка с ревматизмом после прополки огорода.
  - Проснулась? - спросил сидящий рядом с моей 'кроватью' светлый. - Может, всё-таки объяснишь, зачем полезла нас спасать?
  - А что, зря? - зевнула я. Говорить было лень. Тем более на подобную тему.
  - Зря.
  - Молния, - задушевно обратилась я к опешившему парню, - если в следующий раз захочешь закончить жизнь форменным самоубийством - позови меня. Я с огромным удовольствием поспособствую этому процессу.
  - Не сомневаюсь, - буркнул феникс и поспешил ретироваться.
  Весь этот день мы отдыхали и набирались сил. Было у меня подозрение, что отец это сделал специально для меня, но вывести его на чистую воду можно даже не пытаться. Всё равно не ответит. Повелители спелись и теперь разговаривали если не как старинные друзья, то вполне миролюбиво.
  Поев и ещё раз обойдя раненых, я утроилась на нагретом камне шагах в тридцати от лагеря, нежась в тёплых, но не обжигающих лучах солнца.
  - Елена.
  - Да? - я с лёгкой неохотой повернулась к подошедшему Серебряному Дождю.
  - Ты мне кое-что обещала. И Молнии тоже.
  - Да ну? - изумилась я, порывшись в памяти. - Наверно, у меня глобальный склероз: не помню я ничего подобного.
  - Напомнить? - подозрительно ласково поинтересовался феникс.
  - Ну напоминай, коли так.
  Я села на камне, обхватив колени руками, и внимательно разглядывала парня.
  - Ты обещала поцелуй.
  - В упор не помню, - уставилась я на него.
  - За розу, - пояснил Серебряный Дождь.
  Они успели побывать в саду? Когда только умудрились?
  - Неужели не припоминаешь? - напирал парень, видя мои ставшие квадратными от непонимания глаза. - Ты ещё противоядие приносила и новое задание сказала. Тогда же пообещала, что поцелуй будет позже при встрече.
  Я смотрела на феникса, как баран на новые ворота. Противоядие? Я?! Когда?!? У меня его в жизни не было. Ещё и задание...
  - А не напомнишь мне сути второго задания? - ласково поинтересовалась я, полагая, что Серебряный Дождь просто-напросто морочит мне голову.
  - Украсть какое-то ожерелье из чьей-то гробницы.
  У меня едва челюсть не отвисла от удивления.
  Откуда? Об этом никто не знал! Но сейчас это не важно. Феникс ждёт моего ответа. Не знаю, кто к нему приходил и зачем он это сделал, но непоняток между мной и парнями быть не должно.
  - Гм, Серебряный Дождь, мне очень неприятно тебя огорчать, но это была не я.
  - Не пытайся отвертеться, - нахмурился феникс, прекрасно разобравшись, куда я клоню.
  - Но я серьёзно!
  - Елена, - Серебряный Дождь мрачно смотрел на меня, не собираясь отступать.
  - Я клянусь, что Я вам ничего такого не говорила.
  В общем, разругались вдрызг. Причём каждый остался при своём мнении и горой недовольства собеседником. Я не собираюсь их целовать здесь, при всём честном и не очень народе. Хотя признаю, что они вполне могли быть в числе тех, кто принёс мне эти треклятые розы, красиво так оставив их на подоконнике и даже не назвавшись.
  Кипя от негодования и не обращая внимания на окрики, я направилась подальше от лагеря, достала гитару и выпала из реальности.
  'Не ведьма, не колдунья
  ко мне явилась в дом...' (Ария 'Там высоко')
  
  ХХХ
  
  Вскоре мы прибыли в Агерию. Дефансер упорно меня игнорировал, не издавая ни звука на все мои вопросы и угрозы. У меня даже возникло такое подозрение, что он каким-то образом смог отказаться от своего слова защищать меня и ушёл, так сказать не прощаясь. С другой стороны, я смогла без проблем вызвать 'крылья', следовательно, феникс есть, просто он меня бойкотирует.
  Празднества начнутся через шесть дней, а пока нам предложили располагаться, осматривать достопримечательности и ждать аудиенции у правителя, которая состоится завтра. Нам ещё раз ненавязчиво напомнили, что девушек во время встречи с правителем Ариды быть не должно, но отец не обратил внимания на это предупреждение.
  Честно говоря, знала бы, чем закончится эта самая аудиенция - в жизни бы туда не пошла. Правитель семийцев был... специфичен. Я невольно уставилась на это чудо природы, совсем забыв о манерах, подобающих принцессе. А посмотреть было на что: столько тонн косметики я даже на наших аристократках не видела. Яркие режущие глаз свободные одежды, кольца, серьги, браслеты, цепочки, амулетики блестят, звенят и переливаются. А венчает это недоразумение ворох диких косичек, переплетённых разноцветными лентами.
  Это чудо в перьях вперило в меня тяжёлый взгляд, на скулах его заходили жевалки. Не понимая в чём дело, я проигнорировала прямую угрозу со стороны правителя Ариды, подумав, что мне и вправду не стоило сюда идти. Тем временем отец высказал приветствие. Я перевела. Правитель подозвал семийца, что стоял по правую руку от трона, и что-то шепнул ему. Семиец кивнул и обратился к отцу на языке фениксов. Я сразу узнала этот голос: мы как-то разговаривали на балу в Креоле.
  - Уважаемый, что делает здесь эта женщина? Правитель Ариды в своём послании упоминал, что женщин не должно быть в числе послов.
  - Моя дочь единственная из народа тёмных фениксов, кто владеет семийским языком. Так как письмо было написано на семийском, то я предположил, что у правителя Ариды просто-напросто нет переводчика, чтобы мы имели возможность нормально общаться, - с чувством собственного достоинства и лёгким показным недоумением ответил отец.
  - Знаете ли вы, фениксы, что присутствием этой женщины жестоко оскорбляете моего правителя?
  - Отец, мне уйти? - прошептала я, но Харолан уже начал злиться. Такого хамского отношения к себе или членам своей семьи он стерпеть не мог.
  - Каким образом присутствие моей дочери может оскорбить правителя Ариды? Особенно, если учесть, что я общаюсь не с ним, а с одним из его людей, что является явным неуважением ко мне, как высокородному гостю.
  Правитель Ариды потребовал, чтобы ему объяснили, о чём идёт речь. Узнав содержание разговора, он вскочил, разорался и вызвал МЕНЯ на поединок! Я стояла и хлопала на него глазами. А я здесь каким боком?
  - Принимаете ли вы вызов, принцесса фениксов Елена? - спросил семиец на своём языке.
  - А с какой радости я должна с ним драться? - окинула я недовольным взглядом психанутого правителя Ариды.
  - Своим присутствием в свите иностранного гостя вы бросаете вызов власти моего правителя.
  - Что будет, если я откажусь? Я не собиралась наносить оскорбление правителю Ариды. Это простое недоразумение. Мы можем принести извинения.
  Этот крайне неудачный момент отец выбрал, чтобы подойти ко мне и положить руку на плечо, успокаивая. Странный тип на троне воспринял этот жест совершенно иначе. Он вновь разорался.
  - Отказ неприемлем, - подкорректировал версию его ора семиец. - Оружие любое. Расчистить середину зала! - обратился он к присутствующим.
  Когда отец узнал суть проблемы, то орать начал уже он. Но безрезультатно. В зал хлынуло такое количество охраны, что даже я поняла, насколько бесполезно сопротивление. Шёпнув Харолану, что всё будет хорошо, я оставила его на попечение Странника и Князя Сумерек, а сама направилась к оскорбленному правителю Ариды. Охранники потихоньку оттеснили всех к стенам, плотным кольцом отгородив поединщиков.
  В итоге, в центре зала осталась я в тяжёлом шикарном платье (специально убила на него кучу времени, стараясь произвести на окружающих ошеломляющий эффект), медлительная и неповоротливая, и нервный правитель Ариды. Он сразу же бросился на меня, размахивая длинным кинжалом, и тут же вскрикнул: заострённый стебель красной розы оставил глубокую царапину у него на виске. Цветок запутался в чехарде косичек, больно дёрнув волосы правителя. Мужчина с недоверием приложил руку к ране, увидел кровь на ладони, зарычал и вновь бросился на меня, растеряв остатки аристократизма.
  Следующий цветок попал в запястье. Стебель ударил в кость и сломался. Да, доставать это придётся долго и упорно. После того, как следующий стебель попал правителю Ариды в ногу, тот по-бабьи завизжал и принялся кататься по полу, хватаясь то за руку, то за ногу. Не знаю, как у остальных, а у меня подобное поведение ничего, кроме отвращения, не вызывало.
  Развернувшись к нему спиной, я неспешно вышла из зала. Кто таких нервных только к трону допускает? Ошарашенные подобным поворотом гости и хозяева так и остались на своих местах, не пытаясь ни помочь правителю, ни задержать меня.
  Знакомый семиец догнал меня уже в коридоре. От него-то я и узнала смысл оскорбления, нанесённого нами правителю. Всё было просто, но в то же время оказалось весьма проблематичным. В Ариде испокон веков правили женщины. Риганул, нынешний правитель, узурпировал трон после смерти своей матери. При моём появлении в свите тёмных фениксов во время аудиенции он испугался, что мой отец приехал лишь для того, чтобы свергнуть его и посадить на трон меня. Но Риганул понадеялся, что выиграет поединок. Я победила, и теперь трон по закону Ариды принадлежит мне. У меня был только один вопрос: как ТАКОЕ вообще смогло стать узурпатором и тем более править вот уже три года?
  - Я отказываюсь, - обдумав всё сказанное, безапелляционно заявила я. - Выберите себе правительницу самостоятельно. Можете даже путём народного голосования.
  - Начнётся резня, - предупредил семиец. - Слишком многие будут претендовать на трон.
  - Тогда пускай остаётся этот Риганул, если поклянётся не мстить мне и моему народу, - предложила я другой вариант, который, как оказалось, оскорбил семийца ещё больше, нежели первый:
  - Мы не позволим властвовать опозоренному правителю!
  - Ну тогда не знаю, чем вам помочь. Я не собираюсь становиться вашей правительницей. Делать мне больше нечего. У меня и так нерешённых проблем хватает.
  - Может, ты всё-таки передумаешь?
  - Нет, - отрицательно покачала я головой и предупредила, заметив, что он собирается сказать что-то ещё: - И не уговаривай даже.
  - Я не смею настаивать, - как-то сразу похолодел собеседник и церемонно предложил: - Сегодня будет вечер в вашу честь. Вас туда проводят посланцы, так как это место не во дворце.
  - Спасибо, но до празднеств ли вам? Начнутся беспорядки, когда узнают об инциденте.
  - Не начнутся. Временно власть возьмет в руки старший советник. Такое уже случалось.
  - А это кто такой?
  - Я. Прошу позволения откланяться. Встретимся вечером.
  - Встретимся, - эхом отозвалась я, погруженная в свои мысли. Ну и как произошедшее объяснять отцу? Ведь у него обязательно возникнут вопросы не только по поводу источника недоразумения, но и относительно моего оружия. Про розы из поющего сада наслышан весь дворец.
  Да, задачка. И главное, что времени на её решение не так уж и много.
  
  ХХХ
  
  Я стояла у окна и слушала пение неизвестных птиц. На душе было неспокойно. Отцу я объяснила произошедший поединок тем, что была настолько поражена внешностью правителя, что забыла поклониться, а тот воспринял это, как личное оскорбление. Потом пришлось долго и упорно отговаривать Харолана от глупой идеи пойти и прибить несчастного семийца. Про розы Повелитель даже не заикнулся. Ну и хорошо.
  Кто-то тихо вошёл в комнату и прикрыл за собой дверь. Всполох не зарычал: значит, это Алекс или Денис. Я не спешила оборачиваться, наоборот, поддалась вперёд и обеими руками уперлась в подоконник. Разговаривать ни о чём не хотелось. Ни с кем. Но, похоже, подобное состояние одолевало только меня.
  - Елена, я хотел поговорить о том, что произошло днём. - Всё-таки Алекс. И он туда же? - Я долго размышлял над тем, что ты сказала... Ты и вправду так считаешь?
  - О чём ты говоришь? - не поняла я, даже не обернувшись.
  - Ну... о том, что ты сказала мне, - неуверенно повторил парень.
  - И что именно я тебе сказала? - поинтересовалась я, пытаясь вспомнить, когда это мы успели с ним сегодня поговорить.
  - Насчёт того... что я тебе нравлюсь, - тихо и даже как-то боязливо пояснил феникс.
  - А-а? Когда я такое говорила?! - Я резво обернулась к Страннику, пытаясь по глазам понять, не разыгрывает ли он меня, но увидела там только неуверенность и ранимость.
  - Прости, это было глупо, - глухо пробормотал он, развернулся и направился к двери.
  - Нет, постой. Когда я тебе такое говорила? - бросилась я за ним, из-за спешки произнеся фразу более грубо, чем хотела.
  - Забудь. И я забуду.
  - Э-э, не. Погоди. - Я загородила собой выход. - Алекс, я с тобой сегодня не разговаривала, а, значит, просто-напросто не могла сказать подобного! Похоже, надо мной кто-то издевается. Ты не первый, кто объявляет мне, что я с ним разговаривала, хотя в это время я была совершенно в другом месте!
  Странник сжал руки в кулаки и опустил голову. Голос его зазвучал сдавленно.
  - Всё равно. Позволь мне уйти.
  - Ты расстроен? Из-за чего? - не поняла я.
  Это уж скорее я должна расстраиваться, ведь кто-то постоянно подставляет меня, прикрываясь личиной, а потом ко мне приходят со всякими претензиями.
  - Из-за того, что я круглый дурак. - Алекс грубо отпихнул меня и выскочил в коридор. Что же ему наговорили такого? Найду шутника - мало ему не покажется!
  Я вновь вернулась к окну. Настроение скатывалось к нижней отметке. Идти уже никуда не хотелось. Платье, на которое я в своё время потратила почти целый день, уже не казалось таким красивым. В это неудачное время раздался осторожный стук в дверь.
  - Войдите.
  На пороге вырисовался нарядный Молния. В жизни его таким разодетым не видела. Даже на балах в Креоле сей феникс одевался подчёркнуто просто и непритязательно. Интересно, с чего это он так вырядился?
  - Принцесса Елена, позволите ли вы сопроводить вас на бал? - церемонно поклонился он. Причём в голосе светлого не было слышно ни капли насмешки.
  Я уставилась на феникса во все глаза. У Молнии появились манеры? С какой это радости? Я неоднозначно пожала плечами. С одной стороны, появиться в обществе Молнии будет вызывающим. Но с другой - ко мне уже давно привыкли, и подобное вряд ли кого удивит. К тому же со спутником будет меньший шанс навернуться на этих треклятых каблуках, без которых платье теряло половину эффектности, блуждая по каменистым дорожкам в саду.
  - Ну что ж, пошли.
  Я оправила юбку и подала светлому фениксу руку. Он галантно поцеловал кончики пальцев и с солнечной улыбкой сказал:
  - Ты сегодня неотразима. Чудесное платье. Такого же необычного оттенка, как и твои волосы.
  - Спасибо.
  Молния расщедрился на комплимент? В лесу случился пожар или мор, не иначе. Но об этом ему лучше не говорить: или обидится, или не поймёт.
  Весь путь до большого одноэтажного здания в глубине сада светлый феникс весело болтал. Оказывается, он успел наслушаться местных легенд и теперь с чувством расписывал мне. Я не уставала удивляться этой разительно перемене. Наконец, мы подошли к ярко освещенному квадратному сооружению, увенчанному куполом. Стоило нам войти внутрь, как я поняла свою ошибку: здание было прямоугольным с небольшим возвышением в задней части, где гордо высилось старинное разное кресло, на данный момент пустующее. Молния проводил меня к отцу, откланялся и мгновенно затерялся среди приглашённых.
  Я оглядела гостей: кроме светлых и тёмных фениксов здесь были также представители высшей семийской знати. Но самым настораживающим было то, что я была единственной представительницей слабого пола на этом вечере. Вообще, странный у них праздник: нет ни музыкантов, ни столов с питьём и закусками. Что же они собрались весь вечер делать? Разговаривать? Не так я себе всё это представляла. С другой стороны, стоило не лениться и расспросить про местные обычаи.
  На протяжении этих долгих тягостных часов на меня косились все, но подойти осмелились лишь несколько семийцев. Сказывалось присутствие хмуро наблюдавшего за мной отца. Причём, стоило кому-нибудь из семийцев заговорить со мной, как рядом вырисовывался один из братишек и нагло влезал в беседу. А так, как я не могла разговаривать на две различные темы на двух языках одновременно, семийцы благополучно от меня отходили буквально через пару минут. А вскоре сбегали и фениксы, убедившись, что мне больше ничего не грозит.
  Вскоре мне это надоело, и я выскользнула в сад. Блаженно замерла на пороге, вдыхая полной грудью. Наконец-то свежий прохладный воздух. В этом здании совершенно нет окон и одна-единственная дверь. Не успела я затеряться между деревьев, как из темноты, аки чёрт из табакерки, выскочил Серебряный Дождь.
  - Что, тоже заскучала? - усмехнулся он, правильно истолковав моё присутствие здесь.
  - Ага, - вздохнула я.
  - И это хвалёное семийское радушие! Интересно, а поток празднеств тоже будет в подобном ключе проходить? Если да, то стоит уговорить отца смыться отсюда побыстрее. Меня не тянет умирать со скуки здесь ещё пол-луны.
  - Может, ты и прав.
  - Хотя... - он ехидно покосился на меня, - кое-кто вполне в состоянии скрасить моё пребывание здесь.
  - Да ты!..
  - Успокойся, - рассмеялся Серебряный Дождь. - Я в том смысле, что рядом с тобой ну никак скучать не получается. Даже если очень захотеть.
  Я сразу же помрачнела, вспомнив о сегодняшней аудиенции. Да уж, люблю я находить себе неприятности на пятую точку.
  - Какая-то ты сегодня вялая. Это из-за драки во время аудиенции?
  - Всё-то ты знаешь, - невесело улыбнулась я. Подобная 'известность' не слишком льстила.
  - Об этом уже все знают, - 'успокоил' меня Серебряный Дождь. - И многих заинтересовал выбор твоего оружия: красные такие розочки с металлическим стеблем. Уж не в саду ли ты их взяла?
  - Где взяла, там больше нету, - слегка нервно огрызнулась я, но тут же взяла себя в руки и слегка насмешливо продолжила: - Тут, оказывается, целая борьба началась за мою руку и тело.
  - Кстати, - сразу же оживился феникс. Зря я его навела на эту мысль. - Могу я всё-таки получить свой приз или ты окончательно отказываешься от своих слов?
  - По-моему, уговор на поцелуй был только с Джином. И уславливались мы на том, что он преподнесёт мне цветок, как настоящий джентльмен, а не бросит на подоконнике, чтобы я гадала, чья это роза.
  - У меня другая информация. Неужели ты не сдержишь своего обещания? Ты же знаешь, что когда надо, у меня могут быть прекрасные манеры.
  - А ты знаешь, что напоминать девушкам об их обещаниях неприлично?
  - Разве я когда-либо был приличным? - чопорно ответил Серебряный Дождь, но тут же расплылся в озорной улыбке.
  Я лишь рассмеялась в ответ, осознав, что этот парень смог так быстро вернуть мне хорошее настроение. Пожалуй, он заслужил поцелуй.
  Через час я медленно шла к крылу дворца, где находились мои комнаты. Серебряный Дождь вызвался меня проводить, но я отказалась. Хотелось побыть одной. Как будто мне это когда-либо удавалось!
  - Привет, Елена. - Зеленоволосый хранитель кулона появился рядом со мной словно из ниоткуда.
  - А ты здесь что делаешь, Кот?
  - Мне уже не рады? А ведь я только поздоровался.
  - Просто не ожидала тебя здесь увидеть, - немного смутилась я. И вправду, он не виноват в том, что на меня сегодня так много свалилось.
  - Ясненько. Ты мне исполнение одного желания задолжала. Так вот, я придумал, что я хочу. - Кот выдержал драматическую паузу.
  - Я рада, что ты ещё чего-то хочешь в этой жизни, - кислым голосом уверила я его, гадая, какая пакость финальным аккордом завершит этот насыщенный день.
  - Ух ты, не знает, чего я хочу, а уже радуется! - изумился Кот и пафосно продолжил: - Так вот, моё желание обрадует тебя ещё больше. Ты должна выйти замуж за Кевина или Сирина. По твоему выбору. Ну, там, по психологической совместимости посмотришь, по знакам зодиака...
  - Ты что с дуба ляснулся? Вершины векового. Да ещё и головой об асфальт. Я не собираюсь ни за кого выходить замуж. Кто это вообще такие?
  - Ты не можешь отказаться. Ваши судьбы слишком тесно связаны.
  - Не смей устраивать мою личную жизнь!
  - Иначе они погибнут, - попытался надавить на жалость хранитель, но встретил резкий отпор с моей стороны.
  - А мне какое дело?
  - Не ложи жизни ни в чём неповинных парней на алтарь собственного эгоизма. Или ты согласишься по доброй воле, или мне придётся применить силу.
  - Ах, силу! - В Кота полетела чёрная роза. Хранитель едва успел увернуться.
  - И это твоя благодарность за мою помощь? - Кот отбил один цветок, уклонился от второго. - Ты сама себе делаешь хуже. Как хочешь! - Хранитель кулона исчез, оставляя меня наедине с моей злостью. На него и на себя. Тоже мне помощник выискался! Альтруист недоделанный. Вот уж правда, долг платежом красен. Но это ж надо было до такого додуматься! И что мне теперь прикажите делать? Покорно идти под венец неизвестно с кем и для чего? Мало ли что там может быть связано, всегда найдётся тот, кто сможет развязать или распутать.
  Но этот Кот вряд ли отступится от запланированного. Хотя, интересно, с чего это на него такая блажь нашла: устраивать чужую судьбу. Ладно, вопрос не в этом, а в том, чтобы избавиться от навязываемого хранителем брака. Тогда уж проще избавиться от самого Кота... А что, идея. Быть может это не совсем честно по отношению к нему и ломает многие мои планы, но он ведь сам виноват в этом. Нечего было пытаться закабалить меня до конца жизни.
  И я даже знаю, кому можно сплавить неуемного хранителя. Главное, чтобы этот Кот не успел мне помешать. А потом у него уже будут руки коротки заниматься обустройством моего будущего.
  
  ХХХ
  
  - Молния.
  - Да? - Я оторвался от книги, посвящённой быту семийцев, которую читал с неподдельным интересом, и с удивлением посмотрел в сторону двери, где стояла Елена. Не ожидал её увидеть в своей комнате, тем более на ночь глядя. Хотя такой что ночь, что раннее утро - всё едино.
  Она была в том же шикарном платье, в котором блистала на балу. Иногда мне кажется, я знаю, что в ней нашёл Сирин. Елена тщательно прикрыла за собой дверь, оперлась о неё и только после этого заговорила:
  - Насколько я поняла, розу с Серебряным Дождём вы доставали на пару.
  - Ну, предположим, - безмятежно глянул я на девушку. Врать я не собирался, но и разговаривать об этом после столь странной реакции на напоминание Сирина не было никакого желания.
  - Так значит, я и тебе задолжала поцелуй, - невинно поинтересовалась Елена. Меня так и подмывало ответить чем-то вроде: 'Ты с Сирином сначала расплатись'. Но я сдержался.
  - Мне? С какой это радости? Я в этот сад только из-за друга отправился.
  Это была, конечно, не вся правда, но объяснять всё я не собирался. Елену это мало касается.
  - Но ведь отправился же. Рискуя своей жизнью. И это не может... - нежно проворковала девушка, но я не дал ей закончить, перебив на полуслове:
  - Если ты так настаиваешь, то в качестве оплаты вполне можешь объяснить мне одну вещь. Уверяю, это будет равноценная замена.
  Елена разом поскучнела, но тут же улыбнулась, стараясь скрыть задетое самолюбие, оттолкнулась от двери и направилась ко мне. Что ещё задумала эта девчонка? Я вскочил с кровати, готовый к чему угодно, только не к тому, что она предложила:
  - Давай заключим маленький бартер: вместо информации ты получишь один очень полезный кулон. Он помогает в достижении намеченной цели, - нежно пропела она и, не давая мне возможности придти в себя, всучила кулон и чмокнула в щёчку. - Спасибо. Рада, что нам удалось так быстро договориться.
  Пока я, ошарашенный, не мог издать ни звука, Елена выскочила из комнаты. Даже не оглянулась. Я перевёл взгляд на подаренное украшение. Дивное животное выглядело донельзя реалистично, будто живое. Ну и что мне теперь с ним делать? Кулон-то женский. Я подбросил украшение в руке. Уж лучше бы она меня поцеловала, раз ей так не хотелось объясняться. И как только этих девчонок прикажешь понимать? Пожав плечами, я сунул кулон в карман и вновь углубился в чтение книги. Прошло совсем немного времени, как от двери раздалось:
  - Молния!
  От этого радостно-беззаботного голоса разом заныли все зубы. На этот раз Елена явилась в своих любимых штанах. И когда только успела переодеться?
  - Я передумала. Отдай мне кулон.
  - Не дождёшься, - отрезал я. Что с ней такое: сначала отдаёт, потом хочет забрать обратно, причём просто так и буквально сразу же после того, как дала.
  - А я тебя поцелую. - Елена будто прочитала мои мысли. В её голосе появились воркующие нотки. Тут было и обещание, и намёк на нечто большее, чем простой поцелуй. - Ты его в жизни не забудешь. К тому же у меня есть ещё кое-что весьма интересное для тебя.
  - Да не нужен мне твой поцелуй, - враждебно отозвался я, но Елена вмиг оказалась рядом и накрыла мои губы своими. Я ничего даже толком сообразить не смог, чего раньше со мной не случалось, как девушка отпрянула.
  Хлопнула входная дверь, а я всё так же сидел, глупо смотря на зажатые в кулаке листы. Очнувшись от этого странного оцепенения, я потянулся к карману, куда засунул кулон. Украшения не было. Достала-таки! И когда только успела?
  
  ХХХ
  
  Я долго блуждала по дорожкам сада, пока не вышла к знакомому зданию, где давали вечер в нашу честь. Сейчас оно утопало в темноте и тишине. Зато здесь есть шанс ни на кого не наткнуться. Внутри - хоть глаз выколи. Я неуверенно потопталась на пороге, но всё-таки сделала шаг вперёд. Тихий шелест платья, казалось, эхом отдавался от стен.
  Как-то здесь неуютно. Лучше я ещё по саду поброжу, - решила я, останавливаясь. Это было обыкновенное пустое здание, но мне, почему-то, стало страшно.
  Справа на стене ярко вспыхнул факел, огонь змейкой скользнул по остальным. Дверь со скрипом затворилась. Я удивлённо-испуганно огляделась. А туда ли я попала? Это больше напоминает заброшенный храм: голые стены, потолок и пол непонятного цвета. Передо мной шагах в трёх возвышался жертвенник, дальше несколько ступеней и пустующий трон.
  А кресло-то, похоже на то, что пустовало весь вечер, - мелькнула мысль.
  Но сейчас меня заинтересовало другое. Сколько же нужно не убирать здесь, чтобы пол стал настолько грязным? Я потыкала носком туфельки в странное чёрное пятно. Да-а, храмик запустили основательно.
  Факелы вспыхнули ярче, давая возможность рассмотреть, какая именно грязь служила внутренним убранством. У меня волосы на голове зашевелились. Ещё бы! Такое даже по телевизору страшно смотреть, а тут в реальности. Все стены обагрены застывшей почерневшей кровью. Что-то капнуло мне на плечо. Теплое и мокрое. А застывшей ли?
  Туфли начали пропитываться влагой. Одного взгляда на пол хватило, чтобы отбить всякое желание глядеть туда. Впрочем, как и на жертвенник, откуда невидяще смотрела оторванная женская голова. Я запустила ногти в ладони, чтобы не заорать. Взгляд заметался по храму, пытаясь отыскать хоть один реальный предмет в этом воплощении кошмара. И нашёл. Я не могла поверить своим глазам: на троне сидел мальчик лет семи-восьми и немигающее смотрел на меня. Красные волосы напоминали скорее кровавый поток, находящийся в непрерывном движении. Неестественная бледность и худоба только подчёркивали бездонные провалы огненных глаз, цвет которых менялся от бледно-синего до тёмно-красного.
  - Сама пришла... - прошелестел тот, - ответить за ошибки предков.
  Мир покачнулся, потерял чёткие очертания и замедлил своё движение.
  
  ХХХ
  
  - Фе-фе-фе, какая гадость! Я целовался с парнем!! - Мирайя тыльной стороной ладони вытер губы и скривился. Он, конечно, мог бы побеседовать с этим светлым, но времени просто-напросто не было.
  'Узнает кто - засмеют, - мрачно подумал он, но тут же одёрнул себя: - Ладно, не время себя жалеть. Пусть мне досталась сумасбродная девица, готовая отказаться от своих слов, но я-то начатого дела никогда не бросаю. Ей ещё своего демона вызволять предстоит, а для этого девушке нужно выжить. Да и за демона, чувствую, она мне скажет отдельное спасибо. Ничего, я тоже могу быть злопамятным, так что из кожи вон вылезу, но вытяну её хранителя... хе, хранительницу из межмирья. К тому же, спасая Елену, я смогу насолить этому красноволосому извергу, а ради этого я готов стерпеть характер девчонки и простить её последний выбрик. Ага, а вот и комната Алекса'.
  Мирайя сконцентрировался, меняя облик, и быстро оглядел себя со всех сторон. Вроде, всё в порядке.
  Феникс лежал на кровати, закинув руки за голову, и бездумно смотрел в потолок. При появлении Мирайи в облике Дениса он поспешно сел. Не давая ему раскрыть рта, мальчик протянул Алексу кулон, как можно небрежнее сказав:
  - Странник, меня Елена просила передать эту штуку тебе.
  - Это разве не её украшение? - удивился Странник, повертев украшение в руках.
  - Её, но она попросила, чтобы оно некоторое время побыло у тебя. Э-э, не, не в кольце. Ты должен носить его при себе. В кармане, там, но лучше на шее.
  - А почему она сама мне его не отдала? - недовольно поинтересовался феникс.
  - Ей принесли какую-то записку, и она, взволнованная, поспешила в тот храм, где мы были вечером.
  - Записку, говоришь? - Странник ещё больше помрачнел.
  - Да, но её поведение было странным. Будто там что-то нехорошее сообщалось. Может, сходим, проверим?
  - И помешаем её свиданию? Ну уж нет. - Феникс небрежно запихнул кулон в карман штанов, отчего Мирайю слегка перекосило, и собрался вновь лечь, но хранитель схватил его за рукав и умоляюще заглянул в глаза.
  - С таким выражением лица на свидания не ходят. Ну пошли, чего тебе стоит? А вдруг Елена в опасности? Вот только не надо говорить, что она сильная и сама со всем разберётся, - быстро продолжил Мирайя, видя, что Странник собирается спорить. - Это просто хрупкая девушка, которая, в придачу, запуталась в себе.
  
  ХХХ
  
  Удар обжёг руку, и что-то с дробным стуком поскакало по полу. Я стояла в кромешной тьме и силилась хоть что-нибудь понять. Где я? И почему здесь так темно?
  - Что это на тебя нашло? - раздался над ухом обеспокоенно-раздражённый голос Странника. - Решила спровоцировать политический скандал, а то и войну? Пошли отсюда.
  Алекс подхватил меня на руки и вынес из кромешной темноты. Только когда он оказался снаружи, я вспомнила, что произошло. Этот красноволосый псих чуть не убил меня! А Дефансер даже не попытался ему помешать, хотя вполне мог... Я всхлипнула и прижалась к Алексу, ища защиты и утешения, но вскоре отодвинулась и попросила:
  - Поставь меня, пожалуйста.
  - Зачем?
  - Нельзя это чудовище оставлять здесь.
  Я достала розу, нашпилила на неё лоскуток ткани и подожгла. Мини-комета прорезала темноту помещения и ушла в стену. Как и во время праздничного вечера, все поверхности были покрыты мягкими коврами и тяжёлыми драпировками. Сухими и легко воспламеняющимися.
  - Зачем ты это сделала? - недоумённо поинтересовался парень.
  Я прижалась к Алексу, почувствовав, что меня сотрясает мелкая дрожь, и неотрывно смотрела в провал входа. Прожорливый огонь моментально разбегался во все стороны. Но достаточно ли одного пламени, чтобы очистить это место от столь жуткого создания? Будто в ответ на мои мысли, изнутри раздался леденящий кровь крик.
  - Что это? - вздрогнул Алекс. - Там же никого, кроме тебя, не было.
  Похоже, огня будет достаточно, - решила я, после чего схватила феникса за руку и потянула его за собой, прочь от этого страшного места.
  - Пошли отсюда, это призраки прошлого. Пошли-пошли. Нас по головке не погладят, если узнают, что мы учинили пожар.
  
  ХХХ
  
  Известие о пожаре распространилось быстро и вызвало настоящую панику среди семийцев. Похоже, это здание было у них чем-то вроде культового места. Правда, для чего оно служило, я так и не добился. И, подозреваю, хозяева сами имели об этом весьма смутное представление. Пожар потушили за полночь. Причём потушили - это громко сказано. Скорее, там уже нечему было гореть - здание-то каменное - и огонь сам постепенно сошёл на нет.
  Когда суматоха немного утишилась, я решил заглянуть к Елене, проверить, всё ли с ней в порядке, а то мало ли что. Заодно хотелось выпытать: зачем она учинила пожар, и кто же там всё-таки сгорел. Каково же было моё удивление, когда я застал девушку в походной одежде, собранную и сосредоточенную. Она стояла посреди комнаты и что-то вспоминала или над чем-то глубоко задумалась. Меня она даже не заметила.
  - Елена, что случилось?
  Девушка вздрогнула.
  - Алекс, ты меня напугал. Ничего... - перехватив мой скептический взгляд, она пошла на попятную. - Ладно-ладно. Только не надо на меня смотреть, как будто мне пора в психушку. Всё просто и тривиально: я ухожу.
  - Куда? - растерялся я. У неё ведь нет дома, и семья Повелителя является самыми близкими существами в этом мире.
  - Не знаю. Присмотри за Денисом, ладно? - Елена просительно глянула мне в глаза.
  - Но почему? - никак не мог прийти я в себя.
  - Столкнулась кое с кем. И больше видеть его не желаю. - Елена с омерзением передёрнула плечами. Она старалась казаться сильной и уверенной, но в её взгляде слишком часто мелькала растерянность. Поэтому я, даже не задумываясь о последствиях, сказал:
  - Я пойду с тобой.
  - Алекс, не глупи. Зачем тебе бадяться неизвестно где и непонятно зачем?
  - А тебе? - поинтересовался я. - ведь остальной мир для тебя тоже чужой.
  - Мне? - задумчиво протянула девушка, то ли не зная, как ответить, то ли не желая говорить правду. - Интересный вопрос. Я пойду искать свою судьбу, тем более, что я давно уже слышу её зов.
  - Так значит слышишь?
  - Да, слышу, - как-то враждебно отозвалась Елена.
  Мне очень не хотелось вновь оказаться в глупом положении, но терять эту девушку мне не хотелось ещё больше, поэтому я шагнул к ней, прижал это хрупкое тело и выдохнул, стараясь не думать о реакции Елены:
  - А я, похоже, свою судьбу уже нашёл.
  
  ХХХ
  
  Помощник жреца в храме Пророка стёр со стоящей в углу статуи пыль, окинул взглядом помещение, проверяя, всё ли в порядке, и тихо вздохнул. Совсем забыли фениксы своего бога. Вот уже несколько сианов храм посещают только по большим праздникам. Бог молчит, и о нём постепенно забывают. А ведь летописи рассказывают, что раньше ни одно крупное решение не обходилось без согласия Пророка. Сейчас в храме лишь жрец да его помощник, причём первый явно не дружит с головой, если осмелился подобным образом воссоздать убранство некогда кровавого бога. Вот и он. Лёгок на помине. Помощник жреца поморщился и поспешил к выходу. Этот каждодневный ор ему уже набил оскомину. Неужели нельзя понять, что бог может услышать слова, обращённые шёпотом или даже про себя. Совершенно незачем орать так, что слышно за полшарина.
  - О, великий Пророк! Услышь мольбы детей твоих!
  Помощник жреца был уже в дверях, когда раздался звон бьющегося стекла и недовольный вопль:
  - А это что здесь делает?
  Жрец и его помощник поспешно обернулись на голос и увидели худого, неимоверно грязного, взлохмаченного тёмно-рыжего мальчишку. Тот оглядел вопрошающего с ног до головы и ворчливо спросил:
  - И ты смеешь относить себя к числу моих детей? Ты на феникса похож, как я на гнома!
  - А ты что здесь делаешь? Не достигшим тридцати сианов не позволено входить в священные стены храма, - возопил жрец, в то время как его помощник от изумления не мог вымолвить не слова.
  - Что-о-о?!? А ну вон отсюда! И эту гадость с собой забери. Я покуда Кровавый Пророк, а не гнилой... или гниющий? - Мальчишка брезгливо поддел лежащие на пьедестале фрукты, сбросил их на пол и пнул ногой по направлению к выходу. - Ты, что, не слышал, что я тебе сказал? Пшёл вон!
  Спешно уходя, жрец и его помощник слышали недовольное ворчание странного мальчишки:
  - Света напустили, ковры порастелили, стены размазюкали. Разве в подобном месте можно жить?
  В тот же вечер Повелитель Андары, находясь всё ещё в Агерии, получил магическое послание, из которого ничего не понял, кроме восклицательных знаков и того, что его присутствие немедленно требуется в столице. Воспользовавшись дорогостоящим одноразовым порталом, Иригас уже на следующий день прибыл в Рикас в сопровождении некоторых своих сыновей. Остальные будут добираться своим ходом.
  - Повелитель, я не знаю, что это за демон. Он учинил погром в храме, убил вашу подданную, которая неизвестно каким образом очутилась внутри, приказал заложить окна и принести ему жертвы, - отчитывался жрец храма Пророка, не переставая кланяться Повелителю, а потому едва поспевая за его быстрым шагом.
  - Так значит, он утверждает, что является Кровавым Пророком? Сейчас проверим. Сирин, Бакара, идём со мной. Остальным оставаться здесь.
  Внутри храма было темно. По сравнению с ярким днём снаружи, это напоминало то ли склеп, то ли магически созданное царство тьмы. Сирин остановился, ожидая, пока глаза привыкнут к освещению, точнее, полному его отсутствию. Через дверной проём не проникало ни единого луча, хотя полуденное светило на улице слепило глаза. Отец двинулся вперёд. Сирин и Бакара последовали за ним. Под ногой что-то противно чвякнуло.
  - Чего надо? А-а, ясно. Пшли вон все трое. Мне не о чем с вами разговаривать, - раздался насупленный голос из темноты.
  - Но если ты и вправду Кровавый Пророк...
  - Вон я сказал!!
  Бакара попытался высечь огонь. Второй раз. Третий. В конце концов пришлось обследовать храм практически на ощупь. Никого! Если не считать изуродованного тела девушки у подножья трона.
  - Шляются тут всякие, - грустно вздохнули из центра храма. Фениксы поспешили туда. - Дожился! Сначала убить пытаются, потом не верят. Куда катится этот проклятый мир? Ладно, выкладывайте, если что кому надо, и убирайтесь.
  По всему храму вспыхнули магические огоньки, освещая фигуру красноволосого подростка сианов двадцати, сидящего на троне, мрачно подперев голову кулаком. В глазах безбрежная тоска, сам весь худой и неопрятный.
  - Пророк? - пробормотал будто про себя Повелитель. Мальчишка начисто его проигнорировал. Он смотрел поверх головы Сирина, но тому казалось, что взгляд устремлён прямо ему в душу.
  - Без понятия, где она. Вам надо - вы и ищите, - неприязненно выдал красноволосый. - Если найдёте, приволоките сюда. Я тоже с удовольствием с ней побеседую. А ещё с большим - придушу эту гадавку.
  - Так значит, вы вернулись, Пророк? - облегчённо выдохнул Повелитель. - Мы устроим праздник в вашу честь. Жертвы... - Он перевёл взгляд на изуродованный труп у ног новоприобретённого божества, и твёрдо продолжил: - Будут жертвы.
  - Да на кой мне эти жертвы теперь? - Взвыл Пророк, хватаясь за голову. - Теперь, когда я не получаю совершенно НИКАКОГО наслаждения от убийства? - Мальчик внезапно успокоился, будто не было и намёка на истерику. - Когда в последний раз фениксы проходили инициацию?
  - Каждый сиан во время весеннего равноденствия, - пробормотал Повелитель, совершенно сбитый с толку неадекватным поведением бога.
  Пророк недобро сощурил свои холодные глаза и процедил:
  - А когда последний феникс проходил настоящую инициацию? - и, видя недоумение собеседников, обреченно возопил: - Неужели среди вас не ни одного настоящего феникса? Так, понятно. Во что вы превратились за это время? И это народ элитных бойцов! Стыд и срам. Полигоны на Альдосе ещё действуют? Как это вы не знаете? Дожились! Принесите мне быстро всевидящее око Пророка. Нет, это не красный камень, а белый шар. Что? И этого нет? Дожился.
  В конце концов всевидящее око Пророка нашли. Правда, сам Пророк от такого ока скривился, как от зубной боли. Повинуясь едва заметному движению пальца, шар выскользнул из рук Бакары и поплыл к ступеням, ведущим к трону. Шар засиял неярким светом, и в глубине его отразился странный пейзаж.
  - А мы там были, - признал памятный сад Сирин.
  - И что, позволь узнать, вы там делали? - Пророк не отрывал взгляда от шара, где отражался сад под разными ракурсами.
  - Ну-у...
  - Ну?
  - За цветами ходили.
  - А что, немагические и нехищные уже не в моде? - слегка ехидно поинтересовалось божество.
  - Девушка захотела, - пожал плечами Сирин и едва слышно выдохнул, гадая, где эту самую девушку искать.
  - Тэкс. - Картинка в шаре замерла, а Пророк внимательно посмотрел на феникса. - Ты там один был?
  - Нет, почему же. С Кевином.
  - Всем остальным уйти. Пришлите сюда этого Кевина.
  Чем дольше Пророк слушал рассказ фениксов, тем больше не понимал: эта миротворщица, взявшаяся неизвестно откуда, зачем-то пыталась восстановить былую силу его народа. Или её остатки. Неумело, конечно, порой нелепо. Тем не менее, она старалась. Но зачем ей воссоздавать утраченную мощь своих злейших врагов? Глупо. Но факт остаётся фактом. Плюс к этому, девчонка знает слишком много о них. Чересчур много для стороннего наблюдателя. Может, она последняя из своего народа? Тогда почему она ушла? И почему рядом с ней не было ангела-хранителя?
  - С ней пошёл кто-либо из фениксов?
  - Да, Странник и мальчишка.
  - Странник - это феникс в чёрной маске?
  - Да. Вы его знаете?
  - Похоже, он помог мне не совершить один необдуманный поступок. Кто его так разукрасил, что он прячет даже лицо?
  - Мы, - неприязненно отозвался Сирин. - За дело. - И, видя, что Пророк ждёт дальнейших объяснений, он пояснил: - Этот тёмный соблазнил невесту Кевина.
  - Ну-ну, - хмыкнул Пророк и посмотрел на шар. Картинка помутнела и затуманилась. Когда всё прояснилось, в глубине отражались две фигуры, смотрящие вдаль. Девушка прижималась спиной к груди парня и рассеянно играла прядью его волос. Тот аккуратно, будто побаиваясь, обнимал её за талию. Елена посмотрела на покрытое шрамами лицо, что-то сказала, извернулась в кольце рук и осторожно поцеловала Странника в уголок губ. - Везёт тебе на невест, - бросил Пророк, не отрываясь от шара. Вдруг откуда ни возьмись рядом с парочкой появился странный зеленоволосый парень. Картинка потеряла очертания и исчезла. Последнее, что можно было разглядеть, это то, что он достал из кармана Странника печально знакомый Кевину кулон. Пророк злобно зашипел сквозь зубы и грязно выругался.
  - Мирайя! Божок недоделанный! Джер тебя побери. Я думал, ты навсегда похоронен в этой проклятой гробнице. Теперь понятно, почему я не смог помешать этому парнишке забрать у меня законную добычу!
  - Это тот самый кулон, который дала мне Елена, - мрачно сказал Кевин, - но потом забрала его обратно.
  - Ну что ж, видно он умудрился достать даже её.
  - Она мне дала также странный рисунок с надписями, но не объяснила, что это такое. Вроде как древний язык, - продолжил Кевин, одновременно гадая, зачем он это рассказывает.
  - А мне-то какое дело? Хотя нет, дай сюда. Это была её личная вещь? Постой, это же... - Пророк ошарашено разглядывал чёрно-белый набросок, точнее, наброски. Лист был поделён на три части: в левой был изображён портрет Кевина, в правой - нечто малооформленное, напоминающее алиментал, а в нижней - истинный феникс после удачной инициации, похожий и одновременно непохожий на Кевина. - Идеальная совместимость. Нереально. Это ведь невозможно просчитать! Сильные и слабые стороны, расчёты... Не-воз-мож-но. Говоришь, Елена дала?
  - Да.
  - Созовите фениксов. Передадите, чтобы отправлялись на поиски девчонки. А как встретят - на коленях умоляли вернуться сюда.
  - Умолять ещё! Схватить, мешок на голову и никаких проблем, - неприязненно отозвался Кевин, искоса поглядывая на друга, выглядевшего каким-то потерянным. Феникс сжал руки в кулаки. Нужно было не церемониться и сразу убить этого тёмного.
  - Вы ей не соперники. И даже близко не стояли. И нечего строить столь скептические рожи. Или думаете, что задания она вам с неба брала? Она успела побывать и в саду, и в этой демоновой гробнице! А вас там по стенкам размажет через десять шагов. Девчонка же выжила. Одна! Она сильна, что превосходит даже мои ожидания. Женить её что ли на ком-либо? - резко сменил тему Пророк. Фениксам оставалось только удивляться, какими непроторенными тропами ходит его логика. - А что, дельная мысль. Остаётся тогда сущая малость: найти девчонку и воспитать подходящую кандидатуру на роль жениха, чтобы она не смогла его прибить в первую же брачную ночь.
  - Пророк, позвольте один вопрос? - выжидающе склонил голову Сирин, уже более-менее справившись с собой. Внешне он был абсолютно спокоен и даже безмятежен.
  - Давай, только быстро.
  - Елена как-то задала загадку про своих любовников. - Кевин скривился и едва удержался, чтобы не сплюнуть на пол храма. - Она сказала, что у неё только два любовника: один огромен и необъятен, в те краткие часы он только её. Второй изменчив, капризен и коварен: иногда он нежен и лёгок, иногда свиреп и страшен. Они любят играть наперегонки...
  - Небо и ветер, - мечтательно улыбнулся Пророк. - Да, давненько я не летал. Может, вспомнить былые времена, раз больше ничего не остаётся? Ничего, скоро фениксы снова будут полноправными правителями небес, а Империи вновь вспомнят, что нужно бояться при упоминании одного этого слова: 'феникс'.
  
  
  Эпилог.
  
  - Похоже, мы застряли в этом джеровом городе надолго.
  - У тебя есть предложения получше?
  - Ага. Бросить эту дурацкую идею. Почти двадцать сианов прошло. Мы её уже не найдём. Между прочим, завтра праздник в честь воссоединения светлых и тёмных. Небось состязания и игрища устроят, а нам нужно торчать в этой демоновой дыре по указке Пророка.
  - Успокойся. - Платиновый блондин с удовольствием потянулся, снял сапоги и растянулся поверх покрывала на постели, закинул руки за голову и прикрыл глаза. - К тому же сейчас твоя очередь патрулировать город. Это поисковое заклинание слишком энергоёмкое для меня, ты это отлично знаешь и тем не менее уговорил идти с собой.
  - Ну уж извини, - буркнул Кевин и хотел что-то добавить, но глянул на заснувшего друга и тихо вышел на улицу. Предстоит до заката праздно слоняться по этому воняющему, как огромная помойка, городку, одновременно поддерживая поисковую сеть. Для Кевина это занятие было не столь утомительным, сколь удручающим своим однообразием.
  Вот уже двадцать сианов прошло с тех пор, как сбежала Елена. Пару раз на неё выходили, но словить никак не удавалось. Честно говоря, Кевин уже давно забросил бы эту идею, но Пророк имел маниакальное упорство. Пророк... Кевин улыбнулся, вспомнив нахохлившегося мальчишку, сидящего на слишком большом для него троне. Бог немного повзрослел внешне, но всё равно выглядит, как ребёнок.
  За двадцать сианов Пророк сделал невозможное. Он начал восстанавливать фениксов из настоящего отребья. Оглядываясь назад, Кевин с грустной улыбкой вспоминал, что когда-то считал себя одним из лучших воинов своего народа. А ведь тогда он был ничем. Но за это время он добился многого. Он одним из первых прошёл инициацию. Пророк тогда бесился и ругался, упирая на то, что Кевин не готов. Но они с Сирином сбежали, уверенные в своих силах. Сирин тогда едва не погиб. Да и Кевину досталось так, что луну двигаться нормально не мог. И почему этим фениксам Хаоса так нравится увечить своё будущее материальное тело? После схватки у Кевина осталось восемнадцать неизлечимых шрамов по всему телу. Кто же знал, что инициация - это только начало пути? Пути по познанию себя.
  Всего лишь двадцать сианов. Целых двадцать сианов. Кевин видел, как погибают, сжигаемые своими фениксами знакомые, как они теряют рассудок, не в силах совладать с сильным даром или разбуженными инстинктами.
  Хорошо, когда рядом есть Пророк, который многое может объяснить. Нужно лишь уметь слушать и слышать. Кевин научился. Именно поэтому у него быстрее и легче проходит период адаптации. Фениксы Хаоса идеально подходят фениксам Порядка. Идеально, но это совсем не значит, что они идентичны. Это скорее напоминает кусочки мозаики, где изображён единый сюжет. Причём этот сюжет оказывается чаще всего неожиданным и трудно понятным, но не невозможным для восприятия.
  Двадцать восемь фениксов прошли инициацию. Ещё четверо погибли во время неё или после. Никто не подозревает, но Кевин как-то увидел, насколько близко воспринимает эти смерти Пророк. Но их бог никогда не покажет своих слабостей другим. Ведь на него ровняются. Не во всём, конечно, но во многом.
  Лично его, Кевина, посещала иногда крамольная мысль, что бог, пришедший к ним спустя тысячи сианов, ненастоящий. Уж слишком его поведение отличалось от того, что написано в книгах, по которым выходило, что это безумное кровавое порождение Хаоса, живущее ради своих прихотей и способное утопить мир в крови своих жертв.
  Их Пророк был другим: понимающим (но это не значит, что прощающим), по-своему заботящимся о них и помогающим. Он всеми силами старается искоренить вражду между светлыми и тёмными фениксами (хотя та настолько въелась в кровь, что уничтожаться не собирается). По всем империям ищут потомков фениксов достаточно сильных, чтобы пройти инициацию. Минусом в этой чрезмерной заботе является то, что бог подрядился подбирать по своему вкусу невест. Фе-е, какая гадость. Хорошо, хоть ему с Сирином он предоставил право выбора: или они ищут Елену, или Пророк сам подберёт для них девушек. Услышав эту угрозу, Кевин, до этого весьма скептически относившийся к идее поиска Елены, сразу же и с завидным энтузиазмом согласился искать девушку хоть до конца жизни. Ему хватило примера отца, точнее, отчима, который не знает, что ему делать с навязанной Пророком девушкой. Мегера мегерой. Только у Пророка могло хватить фантазии предназначить Иригасу в невесты горгону.
  А вот ему с Сирином предстоит найти неуловимую Елену. С одной стороны бесит, что она умудряется столько времени скрываться. С другой, может, это и к лучшему. Иметь девушку, которая наполовину феникс - это весьма сомнительное счастье. К тому же придётся делить это 'счастье' с другим, пусть даже и лучшим другом. Кевин представил, как они спихивают друг другу чудесно найденную невесту, и невесело улыбнулся. Сирин, наверняка был бы не против забрать миротворщицу себе, но тогда Кевину придётся искать девушку по указке Пророка. Феникс не мог понять, как Сирин так легко смог смириться, что им придётся всю жизнь провести с этой гулящей миротворщицей. С другой стороны, она всё же лучше, чем горгона.
  Правда, иногда Кевину становилось завидно. Ведь он, в отличие от Сирина, никогда не мог мечтательно улыбаться, вспоминая эту девушку. А Сирин... тот готов был простить Елене всё, лишь бы она была рядом. И это больно задевало его друга.
  - Простите, быть может, вы встречали здесь...
  Кевин недовольно посмотрел на посмевшую отвлечь его особу и замер, поражённый. Как-то вскоре после возвращения Пророка была найдена в обоих дворцах сеть секретных дверей, переходов и комнат. Во дворце тёмных одна из таких комнатушек была сплошь увешана картинами, исполненными с поразительным мастерством. Большая часть из них вскоре исчезла в неизвестном направлении. Хотя почему сразу в неизвестном? Елена тогда отправилась в Агас, где и растворилась, благополучно запутав свой 'хвост'. Но некоторые картины удалось спрятать (точнее их втихомолку от тёмных переправили во дворец светлых). Например Сирин стянул портрет, как он подозревал, самой Елены, и часами мог смотреть на него с мечтательной улыбкой, не реагируя на внешние раздражители. Вот только портрет почему-то сильно отличался от оригинала.
  И теперь перед Кевином стоит мужской вариант портрета. Или не мужской? Как Елена могла обмануть поисковую сеть? И неужели она считает, что сможет его провести с помощью какого-то морока? Кевин сузил глаза от бешенства и выкинул вперёд руку, защелкивая рабский браслет на тонком запястье.
  
  ХХХ
  
  Всё завертелось, как в калейдоскопе. Я только хотела задать вопрос этому парню, как он ни с того, ни с сего взбесился, схватил меня и мгновенным одноразовым порталом перенёсся в странное мрачное плохо освещённое помещение. Я начала злиться: да как он смеет так со мной обращаться? Сразу же на меня навалилось несколько существ, старясь обездвижить. Так я им и дамся!
  Я попыталась создать защитную сферу, но магия, почему-то, не подействовала. Я начала тихо паниковать...
  - Пророк, мы её нашли, - пропыхтел золотоволосый, старательно заламывая мне руки за спину.
  - Отпустите меня, идиоты. Я не...
  - Молчи! - золотоволосый отвесил мне подзатыльник. Из ненароком прокушенной губы потекла кровь.
  - Молния, ты уверен в своём решении? - задумчиво спросил красноволосый подросток, не решаясь ко мне приблизиться. Правильно, в гневе я страшна. Но для начала стоило бы объясниться. Убить я всегда успею... если магия вновь меня не подведёт.
  - Повторяю, вы ошиблись. Я вас всех в первый раз вижу. - Золотоволосый феникс закрыл мне рот ладонью и тут же отдёрнул прокушенную конечность, но сразу же заткнул мне рот какой-то тряпкой. Что им от меня нужно?
  - Да, уверен.
  - А как же Серебряный Дождь? - спросил мальчик, совершенно игнорируя моё возмущенное мычание и попытки освободиться. - Вы же оба отправлялись...
  - С ним я потом поговорю, не то она опять сбежит, - мотнул головой золотоволосый.
  - Ну что ж, может, это и к лучшему, - с каким-то странным выражением лица пробормотал мальчик. Я рванулась изо всех сил, но так и не смогла освободиться. Ребёнок поспешно приказал: - Держите сильнее девчонку. Мне мой храм ещё дорог. Кевин, стань справа от неё. Где браслеты? - Один из парней подскочил к мальчишке с чёрной коробочкой в руках. Красноволосй откинул крышку и достал два тонких переливающихся сине-зелёным цветом браслета.
  Это же... Нет!
  Я в панике забилась в руках у своих мучителей, пытаясь вырваться и сбежать. Красноволосый неспешно приблизился, держа уже раскрытые браслеты.
  - Силами порядка...
  Нет, это ошибка!
  - И властью слова Дарела...
  Освободите меня, я не хочу!
  - Заклятьем, заключённым в этих браслетах...
  Я сделаю всё, что захотите, только не это!!
  - Я заключаю нерушимый брак между этими двумя существами. Дайте руки.
  Не-е-ет!!!
  Золотоволосый схватил меня за руку и вытянул её вперёд. Тонкий браслет защелкнулся на предплечье, и я вдруг оказалась свободна. Но зачем мне теперь эта иллюзорная свобода, если я до конца жизни связана с этим чокнутым золотоволосым незнакомцем? Куда бы я не попыталась сбежала, он везде меня найдёт.
  Ноги не держали, и я упала на колени, закрыла лицо руками и зарыдала, не видя и не слыша ничего вокруг.
  
  ХХХ
  
  Я холодно посмотрел на теперь уже свою девушку. Я же предупреждал, что от меня не сбежишь. С другой стороны, я без зазрения совести предал собственного друга. Обряд проведён, и Елена теперь никогда не будет принадлежать Сирину, как он мечтал. Как ни странно, от этой мелькнувшей мысли, я почувствовал не угрызения совести, а какое-то мрачное удовлетворение. Сирин никогда теперь не будет смотреть на меня с этакой сочувственно-снисходительной улыбкой.
  - Кевин, ты поосторожнее с ней там, - пробился сквозь мои мысли голос Пророка. - Ну-у, сам понял, не маленький. Учти, девушку сам выбирал. Никто не заставлял и не подталкивал. Я чуть что обряд отправления в последний путь проводить не собираюсь.
  - На ней же браслеты, - слегка удивлённо глянул я на бога.
  - А они на демонов слабо действуют! Только не говори, что ты не заметил, - с деланным сочувствием спросил Пророк, отодвигая прядь волос Лжеелены и выставляя на всеобщее обозрение маленький рог. Я ошарашено разглядывал бесспорный демонический атрибут. У настоящей Елены таких рогов точно не было. Вот Джер! А ведь Пророк это знал, с самого начала знал! - Сейчас она придёт в себя и начнёт буянить, так что забирай её скорее из моего храма. Надеюсь, ты внимательно читал подсунутую мной литературу?
  Я сильно побледнел и отступил на шаг. Вот Джер и бездна! Только сейчас до меня окончательно дошло, что меня угораздило наткнуться на самую настоящую демоницу! Судя по всему, хранительницу Елены. Дайте мне того, кто утверждал, что все хранители - мужчины!!
  
  ХХХ
  
  Дворец поражал неестественной тишиной. Ни движения, ни шороха. Как будто всё вымерло. Нет даже лёгкого ветерка, колышущего занавески на окнах. Я тихо шёл, отмечая про себя, что расположение коридоров светлых фениксов сильно напоминает мне полузабытый дворец в Креоле. Ого! А здесь как будто тайфун прошёл: двери выбиты, осколки мебели устилают полы, в воздухе пляшет лёгкий пух, искромсанные куски ткани то тут, то там невероятным образом держатся на стенах. И неподвижный монстр, печальной статуей застывший посреди всего этого разгрома.
  - Лоалэн, что произошло?
  Фигура вздрогнула, огромные кожистые крылья взлетели и опали. В глазах потемнело, следом что-то тяжёлое ударило в грудь. Тонкие пальчики впились в кожу.
  'Когти бы ей остричь. Опять придётся одежду менять. Как хорошо, что у Эстафы мягкий характер и нет длинных ногтей', - промелькнуло в голове. Я даже не попытался вырваться из лап демона, по опыту зная, что это бесполезно. Не впервые с ней сталкиваюсь и каждый раз надеюсь, что больше никогда не увижу.
  - Где она? - встряхнула меня Лоалэн, требовательно заглядывая в глаза. Честно говоря, я до сих пор так и не привык к тому, что эта демонесса столь сильно похожа на Елену. Внешне. Характер же у неё... Н-да, мир был бы значительно лучше без её присутствия здесь.
  - Елены здесь нет.
  - Но... почему? Мне так плохо, а её нет рядом! - всхлипнула демонесса. Казалось, она вот-вот заплачет.
  - Ты сама прекрасно знаешь причину. И отцепись от меня, всю одежду изорвала. - Лолаэн недовольно разжала когтистые руки, но даже не подумала отступить. Пришлось это делать мне. Не люблю, когда она так близко стоит. Уж больно эта демонесса нервная и непредсказуемая. - По поводу чего очередная истерика?
  - Меня обручили с фениксом!
  - Слава Мирозданию, - не смог я удержаться от облегчённого вздоха. - Надеюсь, хоть он тебя успокоит.
  - Меня никто не лю-юбит! - вновь начала причитать демонесса. - Я страдаю, а вам всё равно!
  - Быть может, если бы ты изменила своё поведение и следила за языком, это бы всё изменило? - огрызнулся я, ничуть не сочувствуя её горю и не пытаясь успокоить. Уж больно она меня достала за время нашего общения своим высокомерием и капризами.
  - Но почему она не пришла? - совершенно не слушая меня, повторяла Лоалэн. - Почему она не хочет меня видеть? Я её так люблю...
  - Ах, почему? - вспылил я. Я не в силах был больше сдерживаться, несмотря на то, что Елена попросила быть корректным с хранительницей. Но эта избалованная девчонка у меня уже в печёнках сидела. - Да потому что ты её зашугала настолько, что при одном упоминании твоего имени она готова удирать за Грань! А всё со своей любовью. Если бы ты по-настоящему её любила, то перестала бы преследовать и доводить со своей нелепой ревностью, со своими мольбами и признаниями. Ты ей жить мешаешь.
  - Но я люблю её! - со слезами на глазах выкрикнула Лоалэн. Выглядела она совершенно подавленной и потрясённой, но жалости у меня на неё просто-напросто уже не было.
  - Значит, недостаточно любишь, если не в силах сделать её счастливой. Да что я говорю, ты ей даже нормально жить не даёшь, изводя своими просьбами и придирками.
  - Я... я постараюсь, - пробормотала демонесса, кроша в руках неизвестно откуда взявшийся голубоватый полупрозрачный камень. - Только пусть она не отталкивает меня вновь.
  Я покрутил пальцем у виска и подошёл к окну, вспрыгнул на подоконник и обернулся, предупреждая:
  - Ты не увидишь её, пока не осознаешь всего зла, что причинила, и не научишься контролировать себя.
  Отвернувшись, я шагнул вперёд, вызывая крылья, и тут же взмахнул ими. Мне не хотелось видеть эту неприступную, гордую красавицу в подобном виде. Она сама отталкивает других, а потом хочет, чтобы её ценили и берегли.
  За спиной послышался горестный вопль Лоалэн:
  - Нет, Ворон, не уходи. Я поняла! Забери меня отсюда. Денис, пожалуйста!!!
  Я даже не обернулся, прекрасно зная, что эта девушка вмиг забудет обо всех данных ею обещаниях, стоит исполнить её желание. Елена уже достаточно настрадалась от неё. И, как это ни страшно, продолжает страдать. Наверно, Мироздание просто сыграло злую шутку, когда создавало триаду. Ведь как ещё можно назвать то, что ты чувствуешь эмоции другого существа, как свои собственные? И теперь Елене приходится постоянно страдать из-за испорченного характера своей хранительницы, которая, в придачу, ещё и влюблена в неё чуть ли не до безумия.
  
  ХХХ
  
  Слёзы медленно текли по лицу. Забери меня отсюда, Лена, пожалуйста. Лена, я люблю тебя больше своей жизни и ничего не могу с этим поделать. Может, прав Ворон, и я недостойна тебя? Нет! Это все остальные недостойны даже смотреть в твою сторону. Но почему тогда ты улыбаешься им, смеёшься над их шутками, но стоит мне приблизиться, как ты замыкаешься, прячешься от меня, становишься холодной и жестокой? Я знаю, это твой шрамастый феникс во всем виноват. Он настраивает тебя против меня. Ты не пришла даже сейчас. Ты оставила меня одну. За что? Я подняла тебя до себя, а ты отвергаешь меня ради какого-то урода. Ты отвергаешь меня, дочь правителя демонов! Как здесь холодно. Так холодно.
  Я обхватила себя руками, но дрожь лишь усилилась. Холод шёл не снаружи, а изнутри, и от него не было спасения.
  - А ты не хочешь ей отомстить?
  Сильные руки обняли меня сзади за талию и поставили на ноги. Феникс. Как его, Молния, кажется? Похоже, мне достался муж, который владеет ментальными способностями. Какой кошмар!
  - Нет.
  Я попыталась отодвинуться, но парень держал крепко и, похоже, отпускать не собирался.
  - Она ведь принесла тебе столько страданий, отвергла тебя. Так почему бы и нет? Совсем маленькая месть, но она с лихвой окупит все те страдания, что тебе пришлось вынести. После этого, со временем, вы сможете вновь сблизиться. И Елена больше никуда от тебя не сможет деться. Подумай, вы будете рядом. Тебе не придётся тратить время на бесплодные поиски.
  - Послушай, феникс. Искуситель из тебя никудышный, - резко отозвалась я, но тут же отметила, что невольно думаю над его словами. Возможность сблизиться и никогда больше не отпускать, никому не отдавать...
  - Ты так уверена? Но ведь она отвергла твою любовь, - продолжал уговаривать золотоволосый. - Жестоко, не правда ли? Любовь нельзя предавать и отвергать. Впрочем, как и дружбу. За это слишком дорого приходится расплачиваться впоследствии. Но эта маленькая месть поможет вам вновь сблизиться.
  - И в чём состоит твоя идея? - невольно заинтересовалась я. сблизиться. Быть рядом с Еленой... Похоже, из этого феникса получился бы весьма неплохой инкуб.
  - Для начала нужно добыть кое-какие ингредиенты.
  - Для чего? Я не собираюсь её убивать! - тут же возмутилась я и вновь безуспешно попыталась вырваться.
  - Никто ничего подобного не будет делать. Мы с Сирином собираемся в небольшой поход. У тебя есть выбор: идти с нами или скучать в этой комнате вплоть до нашего возвращения. А это значит где-то луну-полторы. Выбирай.
  - Предупреждаю, если ты меня хоть пальцем тронешь, я тебе всю ро...
  - Я ни о чём подобном и не думал, - сухо проинформировал феникс, отступая на шаг и наконец-то отпуская меня.
  
  ХХХ
  
  - Фе, какая гадость! - Демонесса с отвращением потрогала кончиком ногтя бурую массу, которую нужно было перетирать вручную, смешивая её с толчёными травами.
  - Давай-давай. Ты ведь хочешь вернуть себе Елену? - Молния раздражённо глянул в сторону своей девушки, которая на протяжении вот уже половины луны отравляла его существование своими непрерывными капризами и истериками.
  - Но она воняет! - скривилась Лоалэн и демонстративно зажала нос двумя пальцами.
  - Не дыши, - спокойно посоветовал Серебряный Дождь.
  Он к Елениной хранительнице относился намного терпимее Молнии. Быть может, это потому, что демонесса внешне сильно напоминала саму Елену. А вот с Молнией его отношения после бракосочетания сильно испортились. Он так до конца и не простил другу произошедшее. Иногда Молния задумывался, как бы повёл себя Сирин, попади тогда в его руки настоящая Елена. В эти мгновения Кевину казалось, что всё не так уж плохо сложилось. Демонессу можно как-то перевоспитать, а вот утраченную дружбу вернуть намного сложнее. Но сейчас это ещё можно сделать. А вот если бы на месте Лоалэн оказалась Елена... Кевин боялся об этом даже думать и проклинал себя, что поддался тогда мгновенному порыву чувств.
  - А ещё печётся и руки красит, - продолжала возмущаться демонесса.
  - Отмоешь.
  - Почему нельзя было дать эту траву знахарке, чтобы она приготовила то, что вам нужно?
  - Зелье готовится своими руками, - терпеливо пояснил Серебряный Дождь. Но Кевин почувствовал в его голосе едва заметную нотку раздражения и невесело улыбнулся. Похоже, даже терпение Сирина имеет пределы. - Это обязательное условие.
  - Гадость какая! Вы не могли выбрать что-нибудь поприятнее?
  - Туда нужно будет добавить ещё свою кровь, - злорадно сообщил Молния, сверившись с исписанным мелким почерком листом бумаги.
  - Что?! Я не буду этого делать! - мигом отдёрнула руки демонесса, быть может, подумав, что кровь нужна прямо сейчас.
  - А куда ты денешься? - пробурчал Кевин, искоса поглядывая на сосредоточенного друга. Тот, казалось, полностью ушёл в процесс приготовления зелья и совершенно не обращал внимания на возмущение Лоалэн.
  
  ХХХ
  
  - М-да, тяжёлая девица, - вздохнул Сирин, вытягиваясь на траве. Кевин присел рядом, тихо радуясь. Это был первый раз после бракосочетания с Лоалэн, когда Сирин первым заговорил с ним. Значит, всё ещё можно исправить. - Не удивляюсь, что от неё Елена сбежала.
  - Помолчи, пожалуйста, а то я тоже скоро сбегу. От вас обоих. Вот уж точно: злые помыслы наказуемы.
  - Ты о чём? - не понял Сирин.
  - Так, ни о чём. Просто все девчонки - зло, - невесело подвёл итог Кевин.
  - Скажешь тоже. Они просто другие.
  И скажу. Елена разрушила нашу дружбу, забрала тебя. В отместку я захотел забрать её. Ну что ж, получил по-полной. Не представляю, с какого боку к этой демонице подступиться. Ощетинилась, как дикобраз.
  А ещё и эта идея с зельем влечения. Не знаю даже, как она пришла мне в голову. Просто подумалось, что если я смогу вернуть Сирину Елену, то он простит меня. С другой стороны, если чары зелья перестанут действовать, Елена, скорее всего, возненавидит нас всех троих. Но я думаю, это того стоит. Особенно я хочу увидеть лицо демоницы, когда та поймет, с кем ей придётся делить свою сбежавшую любовь. М-да, это будет очень весело, а уж от скуки я буду избавлен вплоть до следующего перерождения. А Сирин... Надеюсь, что сумею искупить своё предательство по отношению к нему и перед ним, и перед собой. И для меня уже не важно, какой ценой.
  
  2005-09.2008
Оценка: 8.25*6  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"