Путешественница: другие произведения.

Сердце Города

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


   - Глянь-ка кто к нам пожаловал. Стрекач собственной персоной! Чего же ты забыл на нашей улице?
   Приземистая массивная фигура Лохана лениво отлепилась от стены. В слабом лунном свете загадочно переблёскивались многочисленные цепочки и полоски металла, опоясывающие руки и широкую грудь полугхэранда.
   Рэвик напряжённо застыл, просчитывая возможные варианты отступления. И с чего это ему сегодня стукнуло возвращаться именно этой дорогой? Против Лохана у него не было шансов в принципе. Пусть Манил сколько угодно утверждает, что Рэвик выше этой туши на полголовы. Это ничего не меняет с учётом того, что он уже в плечах раз в пять. Да, Лохан довольно медлителен. Но что от этого толку, если гхэранд почти не ощущает наносимых ему ударов. А если учесть, что здесь собралась, судя по всему, вся их шайка... то самое время драпать. И чхать, что завтра будут говорить в школе. Жизнь одна, а к оскорблениям он уже привык.
   Но убежать ему не дали. В банде Лохана не все под стать своему вожаку, встречаются и более ловкие личности.
   - Брезгуешь нашим обществом?
   Широкая ладонь гхэранда зачерпнула в горсть отросшие до лопаток волосы и дёрнула вверх и назад, заставляя смотреть в лицо её обладателю. Рэвик едва удержался от брезгливой гримасы и инстинктивно подался назад, боясь задохнуться от вони. Последовал ещё один болезненный рывок за волосы - то ли в наказание за жест, то ли от чистого садизма.
   - Принёс то, что я сказал?
   - У меня нет таких денег, - стараясь поменьше вдыхать, выдавил Рэвик.
   - Врёшь. Гимл видел тебя возле цивильного малинника. Значит, деньги есть.
   - Вряд ли это был я, - как можно спокойнее произнёс феникс, прикидывая, как его могли заметить.
   - Врёшь, не обманешь. - Пудовый кулак врезался в живот, выбивая воздух. Тело начало инстинктивно сгибаться, но хватка на волосах была стальной и слишком болезненной. - Гони деньги, а не то...
   - Превратим в коврик прямо посреди улицы, - хихикнул голос за спиной.
   - Нету... денег... тихо выдохнул Рэвик и тут же пожалел, что не солгал. На этот раз удар пришёлся в правую скулу. Тонкие цепочки разорвали щёку и по коже потекли первые струйки крови. А потом Рэвик думал об одной-единственной вещи: только бы не заорать. И чёрное забытьё, пришёдшее, казалось, через вечность, стало истинным блаженством.
  

ХХХ

  
   Первое ощущение после пробуждения было крайне приятным. Он лежал на чём-то мягком и удобном. Настолько, что невольно провёл рукой по этой неведомой поверхности, пытаясь осознать реальность происходящего. Рука подтвердила ощущения тела. Внезапная мысль молнией скользнула в мозгу: его избили, но почему ничего не болит? Рэвик напряг поочерёдно мышцы рук, ног, живота. Всё в порядке.
   Тогда что с ним произошло? Вокруг было совершенно темно и абсолютно тихо. Никогда он не сталкивался с подобным. Даже дома сквозь тонкие перегородки, которые по недоразумению назывались стенами, ни на мгновение не смолкает шум и шорох соседей, слышны звуки улицы.
   И темнота эта странная. Рэвик с рождения жил под покровом ночи, никогда не видя естественного дневного светила. Но ни разу в Ночном Городе не было настолько темно. Тогда что это за место?
   Парень подхватился с твёрдым намерением выяснить, где он очутился и тут же услышал спокойный голос со странным акцентом:
   - Лежи спокойно. Я не сделаю тебе ничего плохого.
   - Кто?.. - горло сдавил сильный спазм, не давая возможности вымолвить ни звука.
   - Не надо нервничать и шуметь. Мы вполне можем общаться через мыслефон. Насчёт голоса не волнуйся: просто успокойся и не пытайся больше разговаривать вслух. Я не люблю шума.
   Рэвик буквально рухнул обратно на кровать, судорожно ощупывая своё горло. Он чувствовал себя совершенно беспомощным, что случалось с ним не так-то уж и часто. И беспомощность эта порождала иррациональный ужас и желание бежать, не разбирая дороги.
   - Я же сказал: успокойся. Просто успокойся. Ведь успокоиться - это так легко. Подумай об этом... - голос завораживал подобно флейте пустынника. Вскоре Рэвик воспринимал лишь пустой набор звуков, не осознавая смысла слов, которые произносил собеседник.
   - Вообще-то, если до некоторых ещё не дошло, я тебя спасал с риском для собственного существования вовсе не потому, что мечтаю попрактиковаться в направленном гипнозе. - Недовольный голос разбил завесу отрешённости, и Рэвик только сейчас понял, что его собеседник "говорит" прямо у него в голове, отчего появилось недоумение, но страха больше не было.
   - Кто ты такой?
   Горло не слушалось, поэтому пришлось спрашивать про себя и будто у себя самого, что было непривычно и как-то глупо.
   - Это не важно, - откликнулся его собеседник. - Другой вопрос: кто ты такой?
   - Я? Я Рэвик.
   - Исчерпывающая информация. А я тогда Шаракан. Если ты не хочешь рассказывать о себе самостоятельно, то я могу начать задавать наводящие вопросы.
   - Зачем? Я ведь ничего полезного и секретного не знаю. Я обыкновенный, ничем не примечательный житель Ночного Города.
   - Ты примечателен уже тем, что я тебя нашёл. А теперь давай рассказывай про жизнь наверху! - потребовал странный собеседник.
   - То есть как наверху? - не понял Рэвик. С учётом того, что сам он жил на первом уровне под поверхностью, про "жизнь наверху" он мог рассказать лишь то, что сам когда-либо слышал от других, более удачливых (либо неудачливых) соседей. Самому Рэвику удалось побывать на поверхности лишь трижды, и воспоминания у него остались довольно сумбурные и не слишком приятные.
   - Здесь я задаю вопросы!! - вызверился Шаракан. - Сколько тебе лет?
   - Сианов? Двадцать восемь.
   - Врешь, - недоверчиво протянул его собеседник, умудряясь передать каким-то образом широкий спектр эмоций одним-единственным словом.
   - Ну почти, - стушевался Рэвик. - Честное слово.
   - Ты живёшь один?
   - Нет, конечно. С матерью и братом. Он младше меня на двенадцать сианов. Полагаю, они будут волноваться, если я поскорее не вернусь. Так что спасибо за помощь, но мне нужно идти.
   Рэвик ногой нащупал пол и слез с высокой кровати. В их коморке все всегда спали на кучах старого тряпья и ощущение удалённости от пола слегка нервировало.
   - Стоять! Никуда ты не пойдёшь, пока я не разрешу. А моё позволение будет напрямую зависеть от скорости и интересности твоего рассказа. Так что или лезь обратно на постель, или рассказывай стоя.
   Рэвик дёрнулся сбежать и чуть не взвыл от отчаяния: тело отказывалось сделать хоть маленький шаг вперёд. Феникс тихонько вздохнул и залез обратно на мягкую кровать. Тут, почему-то, никаких препятствий не возникло.
   Что интересного он мог рассказать незнакомцу, Рэвик и сам не понимал. Вряд ли кого могла заинтересовать его жалкая история: пресная, как каждодневная каша, и ущербная в своей беспросветности. Подобных ему миллионы. Они рождаются, влачат жалкое существование в поисках еды и денег и умирают, чаще всего не успев достигнуть пятидесяти сианов. А ведь говорят, что там, "наверху", живут по сотням сианов, а то и по тысячам... Уж им-то всяко не приходится воровать копейки у зазевавшегося прохожего и продавать себя, как мать, чтобы позволить семье прожить ещё хотя бы одну ночь.
   Так вот, по мнению Рэвика, в его жизни было совершенно не о чем рассказывать. Тем более, что мысленно это получалось из рук вон плохо: постоянно выплывали неприятные воспоминания, от которых было сложно отделаться. В результате его рассказ больше походил на бессюжетный полубред с мучительными "паузами" для подбора слов. Рэвику даже стыдно стало: он никогда не думал, что выражать свои мысли так сложно.
   К концу повествования голова была тяжёлой и сильно болела.
   - А я думал, что все фениксы учатся в Академии, - вынес вердикт молчавший до этого Шаракан.
   - Фьють! Ты знаешь, сколько там стоит обучение?! Да я за десять жизней и на первый курс не наскребу!
   - Да-а, мир меняется. А мы стоим на месте. Обидно. Застряли в стазисе, как мухи во льду, вот так и существуем.
   Рэвик ничего не понял, но решил не спрашивать, не то голова вообще лопнет от напряжения. Вместо этого он слегка нервно поинтересовался:
   - Я тебе всё рассказал. Теперь ты меня отпустишь?
   - Не-а, - этак ехидно-презрительно ответил его собеседник, но тут же погрустнел: - Когда я ещё смогу пообщаться нормально?
   - Да хоть завтра, - в сердцах пообещал Рэвик, у которого от перспективы застрять здесь неизвестно насколько, заныло под ложечкой. - Мне нужно присматривать за братом, пока мать работает.
   - А ты уже взро-ослый, - со странной интонацией протянул Шаракан. - Кстати, если ты имел в виду то завтра, которое должно было наступить после того, как я нашёл тебя, то могу только посочувствовать, столь сильно огорчая тебя.
   - Чем? - спросил Рэвик, пытаясь вникнуть в смысл только что сказанной фразы, но не мог.
   - Ели считать с того момента, как я тебя нашёл, то сейчас не завтра и даже не послезавтра... Хотя время здесь ве-есьма относительно.
   - То есть как?
   - То есть так.
   - Мне домой надо, - заволновался Рэвик.
   - Успеешь. Поверь мне, здесь не намного хуже чем то, что ты описывал. Просто скучно и до ужаса однообразно.
   - Это уж я сам решу, - нервно огрызнулся Рэвик.
   - Ну что ж, решай. Вот только вначале я тебе покажу кое-что, а потом сделаешь свой выбор. Самостоятельно.
   Ему показалось или Шаракан усмехнулся, произнося последнее слово?
   Сильная рука схватила Рэвика за запястье и потянула за собой. Сопротивляться подобному натиску было просто бессмысленно. Выбор состоял лишь в том: идти своими ногами или волочиться по полу, как мешок. Рэвик предпочёл первое.
   Они всё шли и шли. Вперёд и вперёд. Вниз и вперёд. А вокруг была мёртвенная тишина и беспросветная темнота. И это было похоже на нескончаемый кошмар.
   Чем ниже они спускались, тем труднее было Рэвику двигаться. Казалось, сам воздух давил неимоверным грузом и ощущался, как нечто живое и невероятно чуждое.
   Наконец, впереди показался едва различимый зеленоватый свет. Но им пришлось ещё долго идти, чтобы достигнуть источника. Когда стало более-менее светло, Рэвик безуспешно пытался рассмотреть своего спутника, но его окружала будто какая-то непонятная завеса тьмы, смывающая очертания фигуры. А потом фениксу стало просто не до этого.
   Они вынырнули из узкого коридора в мягко освещённую зелёным сиянием комнату. Она была огромна и стены её скрывались в подвижных тенях. Зелёный свет исходил из громадного шара, внутри которого висела непонятно на чём прекраснейшая девушка, которую когда-либо видело Мироздание. Густые зелёные волосы легонько покачивались. Отдельные пряди скрывали склонённое лицо. Она была совершенна, идеально сложена. Ни малейшего изъяна не было в этом хрупком, светящимся зеленоватым светом теле.
   Сколько он стоял здесь, замерев без движения, боясь даже дышать, Рэвик и сам не знал. Он мог всю оставшуюся жизнь любоваться этим созданием, спустившимся с небес.
   - Это Шаккада Арихэна. Несущая Забвение.
   Рэвик вздрогнул, с трудом оторвался от созерцания девушки в шаре и посмотрел на своего спутника. Тот был всё также окружён тёмной дымкой, и феникс вновь переключился на источник странного света, выдохнув:
   - Она прекрасна.
   - Угу, - подтвердил Шаракан. - Значит, Мироздатель, по законам порядка и равновесия должен быть страшен, как я не знаю кто.
   - Почему её сюда заточили? Её можно освободить?
   Шаракан весело рассмеялся.
   - Нельзя. Она позволяет существовать этой мёртвой планете и всем нам.
   - Она покровительница Города? - с внутренним трепетом выдохнул Рэвик.
   - Не бредь. Могу ручаться, ты никогда не задумывался, откуда берётся вся эта энергия на освещение, отопление, охрану и ещё Джер знает что для Города. Её выкачивают из этой хрупкой девчонки.
   - И она до сих пор жива? - не поверил Рэвик.
   - Она бессмертна. Воистину бессмертна и её жизненные ресурсы бесконечны. Странно устроено Мироздание, позволяющее существовать столь причудливым творениям. Шаккада - мощнейший неиссякаемый источник, дающий нам всем жизнь. Не знаю, как её поймали и заточили сюда, но факт остаётся фактом: существо, которое могло нести лишь погибель, поддерживает миллиарды жизней.
   - А... она нас слышит?
   - Слышит. Но ей всё равно. Ей не доступны эмоции. Это разум в чистом виде. А теперь я тебя выведу поближе к твоему дому.
   - Вот так просто? Ты не собираешься меня здесь удерживать? Угрожать? Брать клятву, что я вернусь сюда? - изумился Рэвик настолько, что даже отвернулся от шара с заключённой в нём красавицей, чтобы глянуть на Шаракана.
   - Зачем? Я и без того знаю, что вернёшься. Потом. А я с удовольствием послушаю твой рассказ. Жаль, что я не могу пойти с тобой.
   - Почему?
   - Слаб ты для меня. Слишком слаб... а жаль.
   Дорога к дому была долгой и сложной. Только теперь Рэвик понял, куда его занесло благодаря странной прихоти судьбы. Самая запретная и неизведанная часть Города - её катакомбы, о которых ходит столько слухов. Места, куда боялись ходить поодиночке и откуда слишком часто не возвращались. Рэвику эти слухи показались преувеличенными: ну да, темно и тихо, да, есть температурные перепады. Но им ни разу не встретился ни один кровожадный монстр, которые должны заполнять каждый уровень катакомб. Они поднялись на два уровня, петляя по коридорам и взбираясь по узким лестницам, и абсолютно никого не встретили.
   Потом они остановились возле узкого лаза в стене, и Шаракан вкратце объяснил возможность быстрого и относительно безопасного прохождения через уровни. Оказывается, эти катакомбы полны ловушек и "чёрных ходов". Главное, уметь их увидеть и понять назначение предупреждающих знаков...
   А дальше был долгий подъём по узкому почти вертикальному лазу. Если бы не язвительные подколки Шаракана, постоянно раздающиеся в голове, Рэвик никогда бы не выбрался наверх. Наконец, измученный, он буквально выполз на горизонтальную поверхность и вытянулся, наслаждаясь заслуженным отдыхом. И не важно, что он лежит в грязи, в вонючем тёмном закоулке.
   - Я добрался.
   Слова слетели с губ и резанули по ушам. Он вновь говорит! Феникс широко улыбнулся: он опять может говорить.
   - Слышь, Шаракан, я смог. Я сделал это, а ты сомневался!.. Шаракан?
   Рэвик подхватился, пытаясь понять, куда делся его спутник. Он же всё время был рядом с ним, ни на секунду не давая остановиться и передохнуть.
   "Шаракан!!!"
  

ХХХ

  
   Жизнь потекла своим привычным ходом, и Рэвику уже не верилось, что он был гостем Городских катакомб и смог вернуться оттуда живым. Всё это напоминало давний полузабытый сон и лишь незабвенный образ прекрасной Шаккады, живого Сердца города, будто звал к себе, не давая покоя. Рэвик уже не раз порывался спуститься по известному ему одному лазу и тихонько пробраться в тот зал с заточённой сферой, но всё время останавливался, в последний миг не поддаваясь наваждению.
   А тем временем колесо жизни катилось вперёд. Однажды мать не вернулась в их маленькую комнатушку, и Рэвик никогда её больше не видел. Теперь ответственность за младшего брата полностью легла на его плечи. Но как обеспечить себя и Родэна достаточным пропитанием Рэвик не знал. Вначале.
   После исчезновения матери, Рэвику пришлось окончательно бросить школу. Всё время забирала работа, за которую он получал сущие гроши. Но в Ночном Городе почти невозможно заработать деньги честным трудом.
   И вот однажды судьба свела феникса с шайкой Рикарда-ловкача. Так Рэвик вступил на скользкий путь воров и грабителей, откинув все сомнения и угрызения совести.
   В тот день было его первое самостоятельное дело. В этот раз он не отвлекал внимания, не путался под ногами, мешая догнать настоящего вора. Нет, теперь он должен сам украсть кошелёк...
   - Держи их!
   - Ускользают, гэнны.
   - Мрак с остальными! Лови того, что кошель стянул!!
   Рэвик бежал изо всех сил, перепрыгивая через кучи мусора и скользя на незасыхающей грязи. Дёрнул же их Джер натолкнуться на этих двух отморозков. Теперь проблем не оберёшься. Заметив возле стены люк, ведущий на нижние этажи, феникс без раздумий сиганул в темноту узкого пространства. Катакомбы Города извилисты, аки переплетение змей - быть может, удастся ускользнуть. Правда, поговаривают, здешние обитатели оживились в последнее время. Но чем судьба не шутит? Прядильщицам нравятся смелые существа. А другого пути просто нет. Лучше натолкнуться на неизвестных монстров, чем метаться в тупике, как крыса в западне.
   Преследователи приотстали, давая лишнюю возможность затеряться среди множества коридоров. Тяжёлые шаги слышались всё дальше, и Рэвик уже ликовал в душе, что так легко оторвался, когда за следующим поворотом налетел на коргхэна: полуразумное существо в два локтя ростом, покрытое свалявшейся шерстью и оснащённое острыми когтями и зубами. Этакий шарик на тринадцати тонких лапках с ярко выраженным охотничьим инстинктом.
   Рэвик шарахнулся в сторону, но когти всё-таки задели правое предплечье, заставив поморщиться от боли. Феникс медленно отступал вдоль стены, боясь повернуться к коргхэну спиной. Тогда у него точно не будет шансов выбраться отсюда живым. Как на зло, сзади послышались грузные приближающиеся шаги. Преследователи на этот раз попались умелые и на редкость упрямые.
   Пальцы, скользящие по стене, внезапно нащупали едва заметный выступ. Рэвик поспешно провёл рукой по тому месту и тихо выдохнул от облегчения. Кажется, у него появился шанс выбраться из этой передряги относительно целым. Судя по указателю, отсюда можно попасть на двадцать девятый уровень лабиринта. Правда, потом обратно лезть придётся. Но это самая лучшая альтернатива из имеющихся.
   Феникс кулаком ударил по кнопке-указателю и, увидев краем глаза движение в стене, без колебаний сиганул туда.
   Летел он долго, с ужасом понимая, что то, что от него останется после соприкосновения с твёрдой поверхностью, обратно уже выбраться никак не сможет. Но к удивлению феникса, приземлился он не твёрдый каменный пол, а на что-то мягкое. Рэвик только собирался вздохнуть с облегчением, как раздался сухой щелчок и падение продолжилось. Правда, на этот раз оно быстро закончилось. Приземление получилось лучше ожидаемого. Во-первых, Рэвик смог хоть как-то сгруппироваться. Во-вторых, упал он на что-то мягче каменного пола.
   - Прибью, - тихо, но с откровенной угрозой послышалось в его голове.
   - Не надо! Я нечаянно.
   Внизу прошла волна. Феникса обхватило нечто вроде большого гладкого щупальца и с силой бросило. Прямо в стену.
   - Считай, что я тоже. Нечаянно.
   Голос в голове ушёл в небытие вместе с другими ощущениями.
   Очнувшись, Рэвик понял, что так паршиво он себя никогда ни чувствовал. Тело ныло и болело. Мозг от полноты ощущений задумался: а не лучше ли было быть просто съеденным, чем полоурасплющенным о стенку, и теперь лежать в ожидании неведомой судьбы.
   В ушах непрерывно звенело, а перед глазами было всё так же темно: хоть закрывай их, хоть открывай - всё равно никакого различия. И в этой кромешной темноте совершенно отсутствовало понятие времени и пространства. Иногда Рэвику казалось, что он слышит едва различимые голоса, порою чудилось, что его тело, совершенно невесомое, уносится куда-то в неизвестность. Время от времени появлялось ощущение полной свободы. В эти моменты боль совершенно не донимала феникса. Ему сдавалось даже, что он парит над собственным телом.
   Однажды померещилось знакомое присутствие Шаракана, но это, скорее всего, была лишь очередная галлюцинация. С другой стороны, вскоре после этого Рэвик очнулся окончательно. Голова болела, тело ныло, но по сравнению с предыдущим самочувствием, это состояние можно было относительно игнорировать.
   - Очнулся? - спросил в голове такой знакомый "голос".
   "Шаракан?" - неверяще подумал Рэвик.
   - А кто ж ещё тебя, дурака, спасать повторно будет? - как-то невесело отозвался знакомый.
   - Но как? - мысленно вопросил феникс.
   - Как я тебя нашёл? Довольно просто. Вот только, боюсь, что слишком поздно. Ты уже не станешь прежним.
   - Прежним? Что ты хочешь сказать? Я буду калекой?
   - Нет. - Рэвику показалось, что в "голосе" собеседника промелькнуло сочувствие. - Ты изменился внутренне. Не знаю, сможешь ли ты теперь жить на поверхности. Но это сейчас не важно. Расскажи, что с тобой за это время произошло. Расскажи всё, а я, так уж и быть, повторно помогу тебе выбраться на поверхность.
   - Но почему ты тогда остался здесь? Почему ты не хочешь сам увидеть то, чем так интересуешься? - недоумевал феникс.
   - Просто не могу. И не задавай мне больше этот вопрос. Это слишком личное, чтобы его обсуждать.
   "А моя жизнь для меня не слишком личная?" - мрачно подумал Рэвик, но всё же начал рассказ. Наверху остался брат, который не выживет самостоятельно.
   Как он выбирался из бесконечных коридоров, следуя указаниям Шаракана, феникс запомнил очень смутно. Он сильно ослаб и чем выше поднимался, тем меньше сил у него оставалось. К тому же голова периодически раскалывалась от нескончаемой ноющей боли в затылке.
   Тем не менее факт остался фактом: феникс умудрился добраться до первого подземного уровня, а там и до дома. Луны полторы он лежал пластом, не воспринимая окружающую действительность, мучимый телесными и головными болями, прерываемыми жуткими снами-явями, которые были много хуже реальности.
   Родэн, его младший брат, который всё это время ухаживал за ним, рассказывал, что Рэвик постоянно порывался куда-то идти, кричал и выл так, что волосы вставали дыбом.
   Выздоравливал феникс медленно. Приступы мигрени никуда не исчезли, впрочем, как и кошмары. Но постепенно они притуплялись, что не могло не радовать феникса. В придачу к этому, Рэвик получил в катакомбах два новых приобретения. Во-первых, он поседел. Широкая полоса седых волос шла через всю голову. Естественный, золотисто-рыжий цвет остался только по бокам головы. Второй неожиданность оказались чёрные перчатки из великолепно выделанной кожи с рисунком из мелких камешков, изображающих неведомую зверюшку, не похожую ни на что, ранее виденное Рэвиком. Где он подобрал эти перчатки, феникс так и не смог вспомнить. Одно было хорошо: кошель, засунутый в подкладку, никуда не исчез.
   Рэвик сначала думал продать перчатки. Качество отменное, камешки неизвестные, но вряд ли из дешёвых. Если поискать подходящего торговца, то можно выручить неплохую сумму. Но было в этих перчатках что-то очаровывающее, и у феникса рука не поднялась показать этот шедевр кожевенного дела знакомому скупщику. К тому же однажды примерив перчатки, Рэвик понял, что они ему в пору. Расстаться с ними после этого стало ещё сложнее.
   Феникс подумывал вернуться в шайку Рикарда, но приступы боли никуда не делись. Напарники, увидя его состояние, вряд ли захотят выходить с ним на дело. Да и деньги из кошелька почти закончились, а ведь он не поделился выручкой, хотя и должен был отдать почти всю Рикарду.
   Вместо возвращения с повинной в голове всё чаще зарождались мысли работать самому. Навязчивая идея появилась ещё во время выздоровления и упорно не хотела прислушиваться к доводам разума, пуская обильные корни. Спорить самому с собой оказалось на удивление сложно. Даже внезапные приступы как довод совершенно не действовали. И вот, вскоре после того, как Рэвик более-менее оправился, он отправился на одиночный промысел.
   Феникс надолго запомнил тот случай. Сердце билось где-то у горла, страх мешал рационально мыслить, а руки-ноги дрожали не только от излишней слабости. Рэвик с пятой попытки попал самодельным "ключом" в замочную скважину. Через пару мгновений замок торжественно-громко щёлкнул и дверь неохотно поддалась, протяжно скрипнув напоследок. На складе было темно, но после катакомб Рэвик легко ориентировался даже в кромешной темноте.
   "Как бы не оставить следов на ящиках, - слегка нервно думал феникс. - Вряд ли будут искать по отпечаткам, но и всё же... А, может, и вправду попробовать сделать это в перчатках? Может, они удачу приносят? А если наоборот? Ладно, хватит стоять, как столб. Этим явно делу не поможешь, да и отступать уже поздно".
   Перчатки укрыли руки, как вторая кожа: тонкая, чувствительная, незаметная. Сразу же пришло спокойствие и осознание правильности. Правильности поступка, ситуации, жизни.
   Рейд оказался успешным: Рэвик по наитию вскрывал то один, то второй ящик и забирал приглянувшиеся вещи, действуя споро и ловко, будто только этим и занимался всю жизнь. Когда он покидал склад, то фениксу показалось, что его засёк хозяин. Рэвик замер ненадолго, прислушиваясь. Но нет, всё было тихо и на удивление спокойно.
   На вырученные деньги можно было прожить вдвоём припеваючи лун пять, а то и больше. Но Рэвик, захваченный азартом, не мог усидеть на месте. Ему нравилось тенью скользить по лезвию ножа, вскрывая сложные замки, избегая охраны и ускользая от погони. Ему доставлял удовольствие сам процесс и всё усложняющиеся задачи, которые он перед собой ставил.
   Боли, столь сильно донимающие Рэвика после возвращения из лабиринтов под Городом, сейчас почти не появлялись. На их место пришла ноющая пустота и чувство утраты. Рэвик не раз ловил себя на том, что он хочет вернуться туда, вниз, отчего-то зная, что именно там он найдёт успокоение. Но он боялся. Боялся, что никогда уже не вернётся на поверхность после этого.
   Рэвик не раз спускался на нижние уровни, стараясь не идти дальше десятого. Как-то он попал на двенадцатый и понял, что больше не появится там. И не только потому, что едва жив остался. Тогда он ходил, будто опьянённый: воздухом, темнотой, тишиной. Ему хотелось рвануть вниз, но, вместо этого, феникс, превозмогая себя, поспешил к дому. А потом ещё четверть луны не вставал с постели. Опять обострились головные боли, а непонятная тоска, казалось, разрывала на части. Родэну даже пришлось привязывать его, чтобы не дать убежать. С тех пор Рэвик стал предельно осторожен в своих путешествиях по катакомбам, осознав, что главная опасность для него кроится не в обитателях, а в самой атмосфере силы, разлитой там.
   Постепенно они с братом перебрались в более перспективный район Города. Теперь Роден мог спокойно ходить в школу, а после её окончания, с чем боги не шутят, сможет получить нормальную работу. Сам же Рэвик не видел иного смысла в своей жизни, кроме вот таких вот игр на ловкость и смекалку, доставляющих истинное наслаждение.
   Очень скоро феникс отказался от заурядных краж. В поисках новых ощущений он ставил перед собой всё более сложные задачи, чем доводил до бешенства Городскую стражу и до дрожи самых известных богачей. Ещё бы! Совершить дерзкое ограбление дома самого бургомистра из Красного Округа, что находится в Заходящем Городе. А беспрецедентное похищение сирифийской короны с общегородской выставки, что проходила в Дневном Городе? Что же говорить про подмену артефакта Молний из храма хорсов!
   Фениксы из стражи Города только зубами скрипели от досады и грозились спустить шкуру с наглеца, но раз за разом оставались с носом. Рэвику доставляло истинное удовольствие позлить их в очередной раз. Ещё бы! Что бы ни говорили после очередного громкого ограбления эти заплывшие жиром и деньгами министры-бургомистры, а Городские стражи - достойный противник. Правда, не такой удачливый, но от этого не менее опасный и интересный.
  

ХХХ

  
   - Ты уходишь?
   - Да, Роден, хочу прогуляться немного. Ты же знаешь, у меня часто бывает бессонница.
   - Рэвик, это не моё дело, конечно. Но, может, оставишь эти опасные мероприятия? И не надо меня опять обманывать. Я уже давно понял, что у тебя не бывает "просто прогулок перед сном". Мы достаточно богаты. А то, что ты делаешь... это ведь сплошная показуха. Подобные вещи всё равно не продашь незаметно.
   - Ошибаешься, малыш. В Городе можно продать всё. Но не в этом дело. Мне просто нравится этим заниматься.
   - Почему бы тебе не закончить учёбу и не заняться чем-нибудь не столь опасным? Денег у нас достаточно. Даже с избытком.
   - И кем я стану? Охранником склада или служащим? Не хочу. Это не моё. Слишком скучно и однообразно. И дело здесь совершенно не в деньгах.
   - Рэвик, ты прямо-таки нарываешься на неприятности. Судьба не будет вечно милостива к тебе. Она добра до поры до времени.
   - Не мрачней, со мной всё будет в порядке. Обещаю.
   - С каких это пор ты даёшь обещания от имени Судьбы?
   - С тех самых. Иди спать. Тебе завтра рано вставать в школу.
   - Да-да, конечно. Опять школа... - насупился Родэн, потом исподлобья глянул на старшего брата и попросил: - Рэвик, свози меня посмотреть на полуденное светило. Хотя бы раз!
   - Хорошо. Завтра свожу. Сразу после школы, идёт?
   - Отлично! - Родэн враз забыл про беспокойство и вприпрыжку направился в свою комнату, но на пороге обернулся к старшему брату и серьёзно произнёс: - Пусть удача всегда будет с тобой.
   - Всегда, - эхом отозвался Рэвик.
   Феникс грустно усмехнулся. Маленький братишка пытается о нём позаботиться. Но так или иначе, а в школе Рэвику делать нечего. У него хватило проблем во время перевода Родэна в муниципальную школу. Разность программ была слишком ощутима, и малышу полсиана пришлось заниматься исключительно учёбой под беспрерывным надзором преподавателей. Но он смог-таки догнать своих одноклассников. Ему, Рэвику, в этом случае было бы намного сложнее. Хотя бы потому, что по возрасту он тянет на выпускной класс, а по знаниям... Нет, читать и считать он научился самостоятельно. Это случилось где-то сиан назад, когда Рэвик узнал, что отдал одному торговцу редчайший артефакт за бесценок. М-да-а, тогда он изрядно попотел, пытаясь познать премудрости чтения и счёта. До этого он мог считать лишь на пальцах, да и половину букв уже забыл. Сколько раз порывался бросить начатое дело - не счесть. Зато с тех пор его ни разу не смогли обвести вокруг пальца. А в книгах, доступ к информации которых он теперь получил, были бесценнейшие знания. Так что Рэвик уже давно для себя решил, что школа для него - это закрытая тема. За ненадобностью.
   Ещё немного поразмышляв над своей судьбой, Рэвик спустился в гараж. Там он быстро переоделся в свой любимый чёрно-серый костюм. В своё время он выложил за эту вещицу порядочную сумму, но ни разу с тех пор не пожалел. Костюм был пропитан различными составами и заговорен на совесть: помимо удобства и прочности он прекрасно помогал сливаться с любым фоном и растворяться в тени, не пачкался, не промокал, не разъедался под воздействием кислот, мог выдержать до двух десятков магических и обыкновенных ударов. К тому же, благодаря специальной пропитке, мог стишивать боль и залечивать мелкие раны.
   Но полагаться только на одежду глупо. Будь она хоть трижды расчудесной, но без различных артефактов и амулетов на подобные дела идти бесполезно. Одев и прикрепив всё необходимое, Рэвик тщательно проверил и перепроверил свой арсенал. Ещё бы! Ведь идти придётся не абы-куда, а в сам Центр Управления Города. Так сказать, в сердце Городской стражи. Поговаривают, там проводятся опыты над Кристаллом Забытья. Подобный артефакт сам по себе притягателен, но то, что он находится в подобном месте, увеличивает его привлекательность в сотни раз.
   В качестве последнего элемента Рэвик неспешно одел перчатки (у него вошло в привычку одевать их ещё дома, считая чем-то вроде личного счастливого амулета), мысленно прокрутил в который раз план предстоящего мероприятия. И в очередной раз нашёл его безупречным. Нет, элемент неожиданности всегда есть, но он сведён к минимуму и подстрахован различными артефактами. Феникс улыбнулся: он всё больше времени проводит, планируя очередную операцию... и всё меньше, реализуя её.
   Вот и сейчас подготовка и планирование заняли у него две с половиной луны. За это время он не раз наведывался в Центр Управления и изучил там все ходы и возможные пути отступления, если пойдёт не так, как нужно. Вернётся же он с кристаллом ещё до того, как Родэн проснётся. И это при том, что большая часть времени уйдёт на дорогу через первый подземный уровень Городских катакомб. Такой путь Рэвику не слишком нравился, но в данном случае это единственный способ для него попасть в лабораторию Центра. Так что в путь!
   Городские катакомбы - это сложнейшая сеть ходов и лазов, позволяющая попасть в любую точку планеты. Они, посредством канализации, вентиляции и просто давно забытых тайных ходов, соединяются со всеми зданиями Города. В своё время, Рэвик долго не мог примириться с мыслью, что Город НАСТОЛЬКО стар. Здания в Городе уже тысячи сианов не разрушаются, а реконструируются, обновляются, пристраиваются. А некто неизвестный скрупулёзно делает к ним незаметные и грамотные ходы. Сам Рэвик уже трижды закладывал один подозрительный тайный проход в подвале собственного дома, а на следующий день находил его в изначальном состоянии, и, наконец, забросил эту идею. Всё равно бесполезно.
   Фениксу частенько приходилось пользоваться катакомбами первого и второго уровня, и он неплохо изучил не только ходы, но и обретающуюся здесь живность. На первом уровне она почти не встречается. Так, по мелочи. Такие вылазят, нападают группами и скрываются на более низких этажах. На втором же этаже проходят рубежи Городской цивилизации и встреча с обитателями катакомб там не редкость
   Во время периодических рейдов (где-то раза три в сиан) Городские стражи очищают три верхних уровня, почти никогда не спускаясь ниже. А там, как понял Рэвик, как раз-таки и начинается самое интересное: чем глубже спускаешься, тем серьёзнее обитатели, тем молчаливее и мрачнее атмосфера, тем больше силы разлито вокруг... и тем сильнее не хочется возвращаться на поверхность. Есть здесь что-то родное, чему Рэвик не мог подобрать ни описания, ни названия. После одиннадцатого уровня можно натолкнуться на настоящих монстров, потребляющих неимоверное количество энергии. И только поэтому они никогда не выбираются на поверхность, которую многие называют "мёртвой зоной". Теперь Рэвик знал, что имел в виду Шаракан, утверждая, что он не может подняться на поверхность. Здесь сам воздух, почва, стены впитывают любые нематериальные силы. Если ты не умеешь закрываться, то очень быстро погибнешь. Именно поэтому во всём Городе (за исключением специально создаваемых помещений, потребляющих уйму энергии на защиту) невозможно применить даже простейшее заклинание, а действие артефактов и амулетов сильно ослаблено. Да, поверхность - это полный контраст нижним этажам катакомб, где сила разлита в воздухе и буквально искрится, переполняя его.
   Рэвику придётся спускаться на второй этаж. Так быстрее, но не всегда проще. В принципе, он нередко там появляется и знает уже, как избежать ненужных встреч.
   Верхние этажи катакомб, как всегда были полны звуков, незаметных для многих, из тех, что ощущаются на грани слышимости, но почти беспрерывных. Ловко лавируя в хитросплетениях коридоров, Рэвик полностью отдался инстинктам, став частью окружающего мира. Одновременно он просчитывал возможные варианты событий. Ведь именно в подобные моменты, когда он уже идёт к цели, появляются почему-то незамеченные ранее сильные и слабые места уже разработанного плана.
   Наконец, он достиг нужного прохода, который для непосвящённых заканчивался тривиальным тупиком. Но для Рэвика дорога только начинается: ещё бы, проползти пять шаринов по узкому коридору не самое приятное занятие, но другого пути нет. Этот вентиляционный проход выводил одним из своих ответвлений прямо в нужную комнату Центра. Тонкая решётка, почти сплошная со стороны здания, давала фениксу неплохой обзор.
   Внимательно оглядев комнату, Рэвик с удовольствием констатировал: его здесь явно не ждали. Артефакт всё так же находился в паутине всевозможных проводов и был настоящим. В этот час в этом отделе Центра находятся только наблюдатели, а они не успеют среагировать достаточно быстро.
   Два крошечных жучка устремились к скрытым камерам. Силы в них мало, хватит на минуту-полторы, не больше. Времени впритык. Не дожидаясь, пока жучки достигнут положенного места, Рэвик занялся решёткой. Пытаться её снять, а потом поставить на место за такой короткий промежуток времени бесполезно. Поэтому лучше пристроить на эту тонкую преграду одну игрушку, купленную по случаю у знакомого торговца. Играть с пространством, конечно, рискованно, но это много лучше шумной альтернативы.
   Всё прошло тихо, мирно и очень быстро. Пространственный проход сработал идеально. Небольшой скачок напряжения, и артефакт заменён на высококачественную подделку. Даже немного скучно получилось. Рэвик победно улыбнулся и поспешил убраться подальше.
   Проходы, переходы, лестницы... обратный путь всегда казался более близким. Вот и дом. Главное, не забыть разбудить Родэна в школу, а то опять проспит. Стена бесшумно отъехала в сторону, и мечтательная улыбка сползла с лица феникса, услышавшего чужой голос:
   - Стой смирно.
   Рэвик застыл, не в силах пошевелиться. И даже не от страха при виде полудюжины Городских стражей, поджидающих его с той стороны стены, и не от вида испуганного братишки, к горлу которого приставили клинок. Заклинание обездвиживания джеровски противная вещь. К тому же демонически редкая и дорогая. Рэвик внутренне усмехнулся: и не поскупились же! Вот только как его смогли засечь? Он ведь всё просчитал, предусмотрел...
   - Заставил ты нас побегать, мальчишка.
   Обладателя голоса Рэвик уже не видел. Его повернули лицом к стене и быстро обыскали. Щёлкнули, закрываясь, наручники, отсекая последнюю иллюзорную надежду к бегству и прежней свободной жизни. Тот же голос, слегка хриплый и низкий, продолжил:
   - Мы вполне можем договориться миром. Мы даже предоставим тебе полноценный выбор. Вариант первый: ты, по обвинению в многочисленных кражах, завтра же распрощаешься с головой на Закатной площади. Всё твоё имущество, добытое с помощью воровства, отходит в казну Города. Твой брат, как пособник, оканчивает свою жизнь в пустынных завалах. Вариант второй: ты подписываешь контракт с Академией на сто пятьдесят сианов...
   - Джера с два! - не выдержал Рэвик.
   - ...проходишь обучение, - не обратил внимания на его вспышку голос, - после чего становишься стражем Города. Дом и деньги остаются неприкосновенными. Братишка продолжает учиться, как ни в чём не бывало. Все твои предыдущие прегрешения аккуратненько замнутся. Важные артефакты, конечно, придётся отдать, но это ничто по сравнению с тем, что ты можешь потерять. Выбор за тобой.
   Рэвик подавленно молчал. Выбора не было. Он не посмеет отправить брата умирать в пустынных завалах. За свои ошибки расплачиваться он должен самостоятельно, никого не втягивая. Заклинание больше не действовало, но Рэвику с трудом удалось выдавить из себя вопрос:
   - Как меня вычислили?
   - Смешно рассказывать, - хмыкнул неизвестный собеседник. - Один студент Академии, находясь на стажировке в Центре, несанкционированно запустил новую разработку охранной системы. Именно сегодня. Везение, так сказать. Итак, твой выбор?
   Рэвик скрипнул зубами. Везение, Джер!
   - Контракт. С условием, что вы ничего плохого не сделаете брату.
   - Поверь мне, твой брат нас совершенно не интересует. В отличие от тебя.
  
   Десять лун спустя.
  
   - Где этот Джеров нилэн с его загребущими ручками?
   - Он опять что-то украл?
   - Да! Горгона ему в печёнку! Да я ему собственноручно пальцы повыдёргиваю!
   - Обязательно. Вот только согласуй это сначала с Вараном. Это ведь его протеже.
   - Да плевать я хотел, чей это протеже! Страж я Академии или нет?
   - Страж, страж. Уверяю, что в ближайшие сианов сорок-пятьдесят тебе этого не дадут забыть.
   - Боги, ну за что?!
  

1.05.2009


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"