Аникеева Ника: другие произведения.

Таро Немезиды

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Депрессивный психопат, стремящийся завладеть властью, сомневающийся служитель древнего культа, бессмертный жрец, который считает, что он смертен и очаровательный демон, которого все считают монахом-отшельником. И все они пытаются заполучить древний артефакт - колоду карт Таро Немезиды.


   Таро Немезиды
  
   Все встречающие в истории совпадения с реальными событиями прошлого или настоящего случайны. Имена, фамилии, географические названия являются исключительно вымыслом автора. Все персонажи являются вымышленными и любое совпадение с реально живущими или когда-либо жившими людьми случайно. Все в этой истории вымысел.
  
   Глава 1, в которой магистр Ордена хранителей Баланса узнает, что из хранилища пропал опасный артефакт
  
   Магистр никак не мог уснуть. Он встал, оделся и тихо вышел из своей спальни. Темный и пустой коридор вел его все дальше и дальше. Тяжелая дверь в конце коридора выпустила его на лестницу, ведущую в подземный Храм.
   Тишина. Никого. Лишь догорали свечи, зажженные во время вечернего поклонения Балансу. Магистр подошел к Книге Баланса и раскрыл ее наугад: "Сохранять Баланс может лишь тот, кто верен себе и своему пути. Идущий путем Баланса всегда помнит о своем предназначении...".
   Магистр закрыл книгу и присел на холодную каменную скамью. Он не хотел никуда идти путем Баланса. Он хотел, чтобы его все оставили в покое. И больше всего ему хотелось вернуться в Эльфер. Побродить по узким улочкам, погостить у Мануэлы. Погостить просто так, как обыкновенный путник, а не как великий магистр Ордена. Он мечтал быть ее наставником. Но она не согласилась. Магистр не понимал почему, но знал, что она никогда не согласится стать хранительницей. Это была ее судьба, но не ее выбор. Она предпочла остаться в Эльфере. Если бы он решился использовать Таро Немезиды, то все было бы иначе.
   Мысль возникла внезапно и удивила Рейнгольда: "Почему бы не использовать Таро Немезиды и не изменить судьбу?" И как это ему раньше не пришло в голову? Только было одно "но". Если он использует артефакт, то станет отступником, которого изгонят из Ордена. И не просто за пределы Авенарада, а за Черный Предел. Потому что, одно дело нарушать Кодекс и совсем другое пошатнуть Равновесие и изменить Судьбу. Впрочем, это тоже можно было изменить при помощи Таро Немезиды.
   Рейнгольд закрыл глаза. Темнота. И вдруг в нее ворвались образы.
   Пустыня миражей. Лабиринт сновидений. Холодные стены, искрящиеся под лунным светом. Зыбкие очертания Сумеречного города где-то вдали и тихая песня ветра. Песня, которую ветер поет уже тысячи лет и будет петь еще столько же. А потом возник образ Тьмы и стражей, сопровождавших ее повсюду. И она. Далеко от него, в другой жизни. И тут же в памяти возник еще один образ -- отшельника, жившего за Черным Пределом. Он открыл Рейнгольду главную тайну. Все еще можно изменить.
   Он открыл глаза и встал. Выбор был. И Рейнгольд его сделал.
   Он прошел к дальней стене храма и остановился перед дверью, ведущей в хранилище артефактов. Дверь была украшена замысловатым узором, над которым основательно потрудились мастера Авенарада. Рейнгольд достал ключ, висевший на серебряной цепочке. Это был крест хранителя. Оставалось только вложить крест в узор в нужном месте и дверь откроется.
   Рейнгольд не заглядывал в хранилище несколько лет. Вообще в хранилище редко заглядывали. К чему лишний раз тревожить древние артефакты?
   Дверь распахнулась. И магистр шагнул в прохладу и темноту хранилища. Он был слишком сосредоточен на своем желании и забыл взять свечи. Пришлось прибегнуть к магии. Он щелкнул пальцами и комната озарилась неровным голубым светом, проникавшим из ниоткуда. Магистр быстро оглядел хранилище. Ага. Вот он, кованый ларец, в котором хранилась колода. Ключ был один, но при желании можно было попробовать открыть дверь в хранилище магическим путем. Но просто так добыть колоду из магического сундука было невозможно. Охранное заклинание магистр создавал сам, и оно было настолько сильным, что даже ему пришлось немало напрячься, чтобы наконец-то замки шкатулки открылись с легким звоном. Рейнгольд поднял крышку.
   Ящик был пуст.
   Рейнгольд не верил своим глазам. Такого просто не могло быть!
   Однако было. Карт не было. Ящик был пуст. Таро Немезиды исчезло.
   "Но ведь я лично создавал защитное заклинание, его никто не знает. И никто не мог проникнуть в хранилище, кроме меня! Ведь ключ только один! И вряд ли кто-то осмелился бы использовать магию в храме Ордена. Нормальный человек точно бы не стал. Разве что, какой-то безумец. Но безумные теряют магическую силу, или нет?" - в мыслях магистра царил хаос.
   Случилось невероятное, невозможное событие. И это была настоящая катастрофа. Сильный артефакт оказался в чьих-то руках. И только одним богам известно, как пожелает его использовать похититель.
   Рейнгольд выбрался из хранилища. Ноги не слушались. Он опустился на пол и прислонился спиной к холодной стене. Мыслей не было вообще. Никаких. Ему не было страшно, ему было тоскливо. Столько лет он не решался использовать артефакт, чтобы стать счастливым, боялся нарушить Баланс. И что? Для чего? Для того чтобы кто-то однажды ночью, или днем, похитил Таро Немезиды и теперь творил свою судьбу, изменял ее по своему желанию?
   "Что ж, придется теперь собирать совет старейшин", - подумал Рейнгольд. Хотя он прекрасно знал, что скажут старейшины. Кто-то отправиться на поиски колоды. Найдут колоду или нет, но Рейнгольд прекрасно понимал, что очень скоро в Ордене будет новый магистр. Старейшины не потерпят, чтобы ими управлял хранитель, который не смог уберечь такой ценный артефакт.
   Магистр поднялся. Закрыл дверь хранилища. И поспешил их Храма.
  
   Глава 2, рассказывающая об Ордене хранителей Баланса
  
   Пожалуй, нам следует на некоторое время оставить магистра с его грустными мыслями, чтобы немного рассказать об Ордене хранителей Баланса.
   Начнем с того, что город, где обосновался орден, Авенарад не был столицей Летанарии, но ничуть не уступал ей по значимости. Мало кто знал, что именно происходило в этом городе, но то, что с давних пор в Авенараде существовал Орден хранителей Баланса, знали не только в Летанарии, но и за её пределами.
   Никто не знал, когда в мир пришли первые Хранители. Считалось, что они появились в тот момент, когда единая сила явила свои крайности. С тех самых пор главной задачей Хранителей было сохранение Равновесия. В других городах и странах их боялись и называли инквизиторами. Сначала это возмущало Хранителей, но потом они и сами все чаще стали называть себя инквизиторами. Они преследовали всех, кто своими мыслями или действиями нарушал равновесие сил. Орден хранителей Баланса жил по строгим правилам. Каждый шаг служителей Баланса и воспитанников Ордена строго регламентировался.
   Об Ордене хранителей Баланса ходили самые невероятные слухи. Люди шёпотом пересказывали друг другу полные отчаяния и ужаса легенды о хранителях. Поговаривали, что многие из хранителей обладают такими магическими способностями, которые не снились даже самым сильным магам. Еще говорили, что они не просто умеют предсказывать будущее или открывать прошлое, но и что многие из них могут читать мысли и чувства людей как открытые книги. Мало кто из простых смертных по доброй воле приходил в Авенарад. А в Орден мог вступить лишь тот, кому это было предначертано судьбой. Предсказатели в разных городах внимательно следили за тем, чтобы знаки судьбы не остались незамеченными. По обычаю Летанарии в день рождения ребенка родители обязаны были обратиться к предсказателю. Он составлял гороскоп и совершал несколько гадательных ритуалов, чтобы узнать, не является ли новорожденный будущим хранителем Баланса. А вот в Пустыне Миражей это было необязательно. Родители могли не обращаться к предсказателю и это им ничем не грозило. Пустыня Миражей - огромная далёкая страна, и в ней были совершенно иные законы, хотя Баланс почитали не меньше, а порой даже и больше, чем в Летанарии. Так что в Орден в основном попадали дети, родившиеся в Летанарии.
   Если гороскоп и гадание указывали, что ребёнок должен стать хранителем Баланса, то в трёхлетнем возрасте его отдавали на воспитание в Орден. Ребенок получал новое имя и больше родные его никогда не видели. Когда хранитель покидал Орден, то ему запрещалось появляться в родном городе. Хранители знали из кого города они родом, но не помнили ничего о своей семье. Этот запрет решал серьезную проблему. Избегая родного города и встречи с родными, хранитель избегал необходимости жестокого выбора, если кто-то из его близких нарушил Баланс.
   Когда-то давно судьба часто выбирала наследников Баланса. Но в последние сто лет все реже рождались дети предназначенные Балансу. Это огорчало служителей Ордена, но безмерно радовало жителей Летанарии.
   Порядки в Ордене были строгие. Обучение длилось двадцать два года. Будущих хранителей обучали самым разным вещам. Сначала, как и всех обычных детей, их учили читать, писать и считать на родном языке, языке Пустыни Миражей и на леменском наречии. Затем их посвящали в тайны религиозных и мистических учений. После всего этого ученики приступали к изучению заклинаний, колдовских зелий и гадательных практик. К тому же их обучали боевым искусствам. К двадцати пяти годам хранители отлично управлялись с оружием, могли творить сложные заклинания, владели редкими магическими формулами и знали наизусть бессчетное количество молитв на все случаи жизни, могли говорить не только на языке Летанарии, но и на леменском наречии и языке Пустыни Миражей. Многие из хранителей умели предсказывать будущие и раскрывать прошлое. Часть хранителей становились целителями и предсказателями. А некоторые обладали редкими магическими способностями, такими как, умение воплощать ментальное в материальное, путешествовать сквозь время, понимать истинную сущность людей и вещей одним лишь прикосновением. Но таких было мало. Впрочем, встречались и полные бездари. Это не беспокоило главу и старейшин Ордена. Они знали, что только лучшие могут пройти обряд инициации. Те, кто не получал звание хранителя оставались в Авенараде и занимались различными ремеслами. К тому же многие воспитанники Ордена обнаруживали таланты в музыке, поэзии, живописи. Встречались способные к различным ремеслам. Так в городе-крепости появились свои мастерские, что сделало город независимым и тем более опасным. А ведь еще несколько сотен лет назад Авенарад был самым маленьким городом Летанарии. Но теперь, когда Орден стал могущественным, и магистр Ордена хранителей являлся и главой города, Авенарад мог бы быть столицей
   Магистра выбирал совет старейшин. Вначале выбирали несколько кандидатов, потом долго обсуждали их достоинства и недостатки, гадали и обращались к астрологическим расчетам, чтобы не допустить ошибки и выбрать наиболее достойного. Чаще всего магистром становился кто-то из старейшин. И так было до недавнего времени.
   Пять лет назад в Ордене случилось событие, полностью изменившее его уклад. Магистр сам назначил своего приемника. Им стал молодой, недавно достигший тридцатилетия, хранитель Рейнгольд. Мало того, что он был молод, о нем никто толком ничего и не знал. Он прибыл из Пустыни миражей. И по слухам он не просто прошел Лабиринт сновидений, а совершил путешествие в Область Тьмы за Черным Пределом. А через некоторое время в Орден попала и колода странных карт - Таро Немезиды. Смутное было время. А каких только чудес не происходит во времена перемен.
   Впрочем, недовольные, конечно, были. Но какие бы мрачные мысли не высказывали старейшины, как бы не ворчали и не противились назначению нового магистра, все необходимые формальности были пройдены и Рейнгольд стал главой Ордена. А через некоторое время даже самые ворчливые пессимисты не отрицали, что перемены, происходящие в Ордене, действительно к лучшему.
   При новом магистре Авенарад стал процветающим городом, в который теперь стремились попасть, а Орден стал не просто тайным сообществом, а могущественной организацией. И все шло прекрасно. До пропажи Таро Немезиды.
  
   Глава 3, из которой мы узнаем о том, что решил совет старейшин
  
   Магистр стоял около окна. Серое утро приближающегося дня зимнего солнцестояния не обещало ничего хорошего. В окно был виден величественный Храм Баланса, большая часть замка Ордена и далекие горы. Глава думал о предстоящем дне и обряде инициации. В день этого зимнего солнцестояния одному из лучших учеников исполнилось двадцать пять лет. И в этом году он был единственным.
   "Да, - подумал Рейнгольд, - как быстро летит время. Сегодня я прощусь со своим лучшим учеником за все время, что я возглавляю Орден. Я думал, что он отправится в бесконечное путешествие хранителя Баланса и, вернувшись, станет моим преемником. А теперь я вынужден отправить его на бессмысленные поиски Таро Немезиды. И кто знает, вернется ли он? И даже если вернется, откуда мне знать, как пойдут дела в Ордене. Возможно, что он отыщет колоду, но я уже буду далеко отсюда, а Орден возглавит кто-то другой".
   Вообще-то многие в Ордене считали, что если Карел пройдёт обряд инициации, то именно он станет преемником Рейнгольда. Однако сам Рейнгольд так и раньше не думал, а теперь и вовсе сомневался. Он любил своего воспитанника, но чувствовал, что ему не суждено стать главой Ордена. Если бы Рейнгольда спросили почему, то он ответил бы так: "Это не его судьба". С первого дня эта мысль не покидала верховного магистра. И чем больше он общался с Карелом, тем сильнее становилось это чувство. Карел был лучшим учеником, но он не был безупречен. А теперь еще и эта история с Таро Немезиды.
   Рейнгольд услышал шум за дверью кабинета. "Так, собрались, - подумал он, - сидят под дверью, точно, вот даже можно не смотреть, и все бояться войти. Фантазируют, зачем это всех собрал магистр в такую рань. И ведь одна другой идея занятнее. Какое счастье, что я не умею читать мысли". Рейнгольд усмехнулся. Все в Ордене были уверены, что магистр читает мысли, даже самые потаенные.
   Он не торопился. Возня за дверью стала громче. Рейнгольд ждал. Ему было очень интересно, кто первый осмелится войти.
   Ждать пришлось недолго. Дверь отворилась и на пороге возник Ивор:
   - Позволите, мастер?
   - Все в сборе? - рыкнул Рейнгольд и нахмурился. Его смешило все это, но старейшины привыкли к подобному обращению, так что приходилось устраивать театральное представление в одно лицо.
   - Да, да, магистр, - затораторил Ивор, стараясь всем своим видом показать, готовность выполнить любое приказание.
   "Видимость, - подумал магистр, - одна только видимость. Ивор спит и видит, что произойдет что-то такое, что позволит ему стать магистром. Похоже, что он дождался своего часа".
   - Идите в зал собраний.
   - Конечно, конечно.
   Ивор скрылся. Магистр улыбнулся. Сейчас начнется незабываемое представление. Возможно, для него оно будет последним. Но зато каким!
   Рейнгольд выждал некоторое время и отправился в зал собраний.
   Старейшины сидели каждый на своем месте и переговаривались. Они пыталась догадаться, зачем их срочно собрал магистр. Некоторые предполагали, что все дело в том, что сегодня должна состояться инициация одного из лучших учеников Ордена. Но, возражали другие, это ежегодное дело, и никогда магистр прежде никого не собирал. Кто-то предполагал, что магистр решил объявить, что Карел останется в Ордене и встанет его преемником. Но нашлись те, кто возражал, что это противоречило традиции: Карел обязан отправиться в путешествие хранителя. У каждого находилось что сказать, только вот никто даже близко не догадался, что скажет магистр.
   Рейнгольд вошел в зал собраний и остановился перед старейшинами.
   Стало тихо.
   - Приветствую совет старейшин. Сегодня в Ордене большой день, мы должны будем оценить одного из лучших учеников. И это праздник и для нас и для него.
   Рейнгольд помолчал.
   - Праздник омрачает лишь одно.
   Некоторые из старейшин не удержались, и по залу прокатилось нестройное: "Что? Что?"
   - Мы лишились Таро Немезиды.
   Тишина.
   Рейнгольд стоял и ждал. Старейшины молчали.
   Через некоторое время поднялся хранитель библиотеки.
   - Думаю, что ничего страшного не произошло...
   Собрание заволновалось.
   - Я повторю: ничего страшного не случилось. Таро Немезиды сильный артефакт, но мало кому под силу его использовать. Я знаю лишь шесть человек, кто мог бы быть способен на это. И то, я очень в этом сомневаюсь. Я давно уже не покидаю библиотеку, но книги многое могут рассказать. Так что, не думаю, что у Ордена есть повод для волнений.
   Послышались вопросы, недоуменные высказывания и ропот. Старейшины хотели, чтобы библиотекарь назвал имена.
   - Сейчас не важно, кто эти люди. Нам надо решить, что делать дальше. Я ведь прав, магистр?
   - Вы совершенно правы, уважаемый Вильгельм. Нам нужно решение, которое сохранит Баланс.
   - Тогда я предлагаю, чтобы лучший, а Карел, и, правда, лучший из всех хранителей, отправился на поиски Таро Немезиды.
   Наступило молчание. Карел еще не был хранителем. Но многие были уверены, что это так и будет. А Вильгельм, славившийся свободными взглядами, вообще считал обряд пустой формальностью. И некоторые из старейшин были недовольны, что хранитель библиотеки допускает такие вольности в толковании Кодекса.
   Рейнгольд вглядывался в лицо каждого из старейшин, пытаясь уловить их мысли. Почувствовав, что сейчас разгорится спор, магистр поспешил высказаться.
   - Прекрасная идея, Вильгельм. Мне она по душе. Уверен, что Карел сегодня докажет свое право именоваться хранителем, и мы сможем отправить его на поиски Таро Немезиды. Я бы хотел сказать, что я не сомневаюсь, что он найдет колоду, но пока не буду торопиться с предположениями. Так что, предлагаю голосование. Вы можете написать имя любого, кого считаете достойным выполнить это задание. Затем вы просто отпустите записку в шкатулку, а после обряда инициации я скажу, что решил совет.
   Старейшины кивали, соглашаясь. Большая часть радовалась, что им не пришлось ничего придумывать, и что магистр взял на себя ответственность принятия решения.
   - Что ж, если все согласны, то прошу выразить свое мнение. Рейнгольд первым подошел к шкатулке, взял лежащий рядом листочек, что-то написал на нем и положил в шкатулку.
   После этого он отошел, уступая место следующему хранителю. Каждый старейшина написав свое мнение и опустив его в шкатулку, удалялся из зала.
   Через полчаса в зале остался только Рейнгольд, Ивор и Вильгельм. Магистр запечатал шкатулку.
   - Теперь только после обряда я открою ее, и мы узнаем, что решил совет.
   Вильгельм и Ивор кивнули и удалились.
   Рейнгольд подошел к окну. Серое утро превратилось в серый день, и скоро должен был начаться обряд инициации. "Наверное, Карел в храме, - подумал магистр, - надо пойти за ним".
  
   Глава 4, в которой мы присутствуем при инициации Карела
  
   Как уже знаете, стать хранителем мог лишь избранный судьбой и самим Балансом человек. Хотя, были такие, кто отказывался от своей судьбы, но в Летанарии каждому новорожденному составляли гороскоп, в котором искали знаки судьбы. Если предсказатель видел указания звёзд на исключительную судьбу, то он проводил несколько сложных гадательных ритуалов. И только полностью убедившись в своей правоте, предсказатель сообщал счастливую новость родителям, а затем отправлялся в Авенарад, чтобы рассказать об этом в Ордене хранителей Баланса. Чтобы избежать ошибки в первый день пребывания в Ордене будущий хранитель проходил через обряд посвящения. Он был простым, но пройти его мог только тот, кто действительно принадлежал Балансу. Те, кто проваливал его, отправлялись назад. Счастливчики же оставались в Ордене и упорно учились. После одиннадцати лет обучения ученики сдавали первые экзамены.
   И многие из воспитанников после первого экзамена выбирали несколько иной путь. Нет, они не могли отказаться от служения Балансу. Но если они заваливали свой первый экзамен, последующие одиннадцать лет их обучали совершенно иначе. Те, чье сердце не принадлежало Балансу, становились предсказателями, астрологами, гадателями, осваивали ремесла и искусства. И лишь немногие продолжали своё обучение как будущие инквизиторы
   Через одиннадцать лет их ожидал новый обряд. Те, кто проходил его, становились полноправными хранителями Баланса. Они получали знаки отличия: кольцо и крест инквизитора. У них появлялась возможность выбирать свой дальнейший путь. Многие покидали Авенарад. И мало кто возвращался. Последний экзамен был не просто обрядом. Это был настоящий праздник. И порой строгие наставники переживали больше, чем их воспитанники. В этот раз перед советом старейшин Ордена должен был предстать только один воспитанник.
   Карел проснулся рано. Серый рассвет. Солнце ещё не поднялось. Он лежал в постели с закрытыми глазами. Карел всеми силами пытался припомнить свой сон. Но как они ни старался, вспомнить весь сон целиком не удавалось. Долгое путешествие по лабиринту обрывалось непроницаемой тьмой. Только что-то странное, какое-то неуловимое ощущение говорило, что сон был очень важным. Жаль, что он мог его вспомнить.
   Так прошло около получаса. На северной башне часы пробили шесть. До начала обряда посвящения оставалось ещё пять часов.
   Карел прислушался. Тишина. Лишь ветер за окном нарушал непроницаемое молчание утра. Он встал. Завернулся в одеяло и подошёл к окну. Во дворе не было ни души. Это было обычно. В Ордене не любили бесцельной суеты. Поэтому в любое время суток казалось, что замок Ордена пуст. Карел прислонился лбом к стеклу. В голове не было мыслей. Он лишь чувствовал, что сегодня он получит долгожданную иллюзию выбора. Он сможет направиться в любой город Летанарии, Пустыни Миражей или ещё дальше. Его ждут интересные встречи, опасные приключения и служение Балансу.
   Карел поёжился. Но не от холода, а от мысли о служении Балансу. Последнее время он всё чаще и чаще размышлял об этом. Но, если после первого экзамена он был горд и счастлив, то теперь он испытывал двойственные чувства.
   Служение. Сохранение Равновесия. Самопожертвование и одиночество. Порой Карелу казалось, что если это и есть цена сохранения Баланса, то само служение по своей сути бессмысленно и разрушительно. Он никогда и ни с кем на обсуждал эти вопросы. Он знал, что если он выскажет свои сомнения, его наверняка не допустят к обряду инициации. И он никогда не попадет в Область Тьмы, где хранятся ответы на эти вопросы. К тому же подобные мысли посчитали бы за преступление. А сам он стал бы отступником. Скорее всего его бы убили, но могли и просто изгнать. Всё зависело бы от решения главы Ордена. Возможно, что магистр Рейнгольд сохранил бы ему жизнь. Карел доверял в Ордене только ему. Но не решился обсудить эти мысли с наставником. В Ордене поговаривали, что Рейнгольд читает мысли людей легче, чем открытые книги.
   Однако Карел знал, что глава Ордена не умеет читать чужие мысли. У Карела была уникальная способность проникать в суть вещей и познавать сущность людей в момент прикосновения. В Ордене знали, что Карел в момент прикосновения к какому-либо предмету мгновенно постигает его глубинную сущность, но никто даже не догадывался, что он также получает знания и о людях. Когда это особенность проявилась, то обучением Карела занялся сам Рейнгольд. Он подробно разъяснил ученику, что лежит в основе дара и как его контролировать. Первое время Карелу это удавалось с большим трудом, но постепенно он научился контролировать свою способность.
   Карел и сам узнал это случайно. Он зашёл к магистру Рейнгольду, чтоб задать ему несколько вопросов о создании сложных заклинаний, воздействующих на животных. Рейнгольд подробно ответил ему на все вопросы. Когда Карел собирался уже покинуть кабинет магистра, Рейнгольд подошёл к книжным полкам и достал небольшую книгу "О странных и таинственных существах". Магистр протянул книгу воспитаннику, и когда Карел брал её, то их пальцы соприкоснулись. В этот момент перед внутренним взором Карела промелькнула вся жизнь Рейнгольда. Это не удивило и не испугало Карела. Он спокойно взял книгу. Поблагодарил Рейнгольда и вернулся в свою комнату, не рассказав магистру о том, что случилось. Карел настолько хорошо владел собой, что даже проницательный Рейнгольд ничего не заметил. Так Карел узнал о своей новой способности. Карел был далек от мысли использовать новую способность кому-то во вред, он вообще старался как можно реже ею пользоваться. Он не желал знать чужие тайны. Но с этого дня для него всё изменилось. Карел перестал бояться, что его мысли станут известны кому-то. В Ордене никто, кроме него не обладал такой способностью. Жизнь его изменилась, но он по-прежнему мечтал о том, что после обряда инициации он сможет покинуть Орден. И возможно, никогда не вернется в Авенарад.
   Последний экзамен приближался. И вот наступил долгожданный день. Уже вечером после завершения обряда инициации он будет свободен.
   Часы на башне пробили семь. Карел так глубоко погрузился в мысли, что даже не заметил, как прошёл целый час. Время последнего испытания приближалось. Он отошёл от окна. Сел на край кровати. Вновь попытался вспомнить сон. Опять ничего, кроме тьмы. Он вздохнул. Нужно было подготовиться к обряду. Карел умылся холодной водой, и окончательно вернулся в реальность.
   Для инициации уже была приготовлена соответствующая одежда. Карел надел широкие серые брюки и свободную рубашку тоже серого цвета. Он надел мягкие сапоги из тонкой светло-серой кожи и пояс. Темно-серый плащ с капюшоном он надевать не стал. Карел знал, что сможет его носить только став хранителем Баланса.
   Одевшись, Карел собрал оставшиеся вещи в дорожный мешок. Что бы не произошло во время обряда, он в любом случае сегодня же вечером покинет Орден. Если не получится сегодня, то тогда рано утром, ещё до рассвета. И никогда больше не вернётся ни в Авенарад, ни в Летанарию. Он отправится в Область Тьмы. Рейнгольд рассказывал ему об удивительных вещах, которые происходили в Области Тьмы. Магистр часто говорил: "Тот кто побывал в Области Тьмы, никогда уже не будет прежним. Он осознает Баланс всем своим существом". А Карел потом найдет тихий город и останется в нем жить. Может быть, это будет Эльфер или Наруд, или как его еще называли Лунный город. Пока он еще не решил. Да и чтобы решить, в каком городе остаться навсегда, для начала хорошо было бы увидеть разные города, а ведь пока Карел нигде не бывал.
   Время в ожидании всегда тянется. Карел решил спуститься в святилище. Возможно, вечером ему будет не до этого.
   В холодном сумраке храма мерцали догорающие свечи. Карел вошёл и осмотрелся. Никого.
   "Все уже заняты подготовкой к обряду", - подумал он. Карел подошёл к алтарю и опустился на колени, закрыл глаза и начал молиться.
   Карел потерял счет времени.
   - Вставай, Карел, пора, - Рейнгольд коснулся его плеча.
   Карел открыл глаза и спокойно поднялся.
   - Я готов, магистр.
   Они шли в молчании. Карел не удивился, что сам глава Ордена пришёл за ним. Он знал, что Рейнгольд беспокоиться о нём. Но узнать причину беспокойства Карел не торопился. Он шёл за магистром Рейнгольдом, стараясь не отставать. Они прошли по нескольким длинным коридорам, спускаясь и поднимаясь по винтовым лестницам. Карел знал, что обряд состоится в Северной башне.
   Наконец-то они вошли в большой зал пятиугольной формы. Старейшины уже ждали. Глава Ордена занял своё место среди старейшин. Рейнгольд оглядел присутствующих и заговорил. Его голос звучал холодно и серьёзно.
   - Назови своё имя, искатель.
   - Я - Карел из Ниерада, - и немного подумав, он добавил, - из рода Анлауда.
   -Это невозможно, - прошептали некоторые старейшины от неожиданности.
   Откуда бы ни был искатель, к какому бы роду он не принадлежал, он не должен был знать об этом. С первого дня пребывания в Ордене воспитанникам внушали, что их родной город Авенарад. Карел знал это, но он не желал мириться с этим. Он из рода Анлауда из Ниерада
   - Ты знаешь, зачем ты здесь? - спросил Рейнгольд. Магистр сделал вид, что не услышал, что Карел назвал свой род и город. По сравнению с пропажей Таро Немезиды - это просто детская шалость.
   - Да, пришло время последнего экзамена, уважаемый магистр и старейшины.
   - Готов ли ты?
   - Да.
   - Скажи нам, Карел, в чём суть учения Баланса?
   - В сохранении равновесия между различными проявлениями единой силы. Хранитель всегда следит за сохранением Равновесия, где бы он ни был, и его сердце до конца жизни принадлежит только Балансу.
   Старейшины одобрительно закивали. "Что ж, - думали они, - порой можно простить мальчишескую выходку одаренного ученика". Рейнгольд продолжал.
   - Чем является Единая сила?
   - Ничем иным, только собой.
   - Зло и Добро. Расскажи нам о них.
   - Нет Зла и Добра, есть лишь нарушение Баланса проявления Единой силы. И то, что люди привыкли называть добром, и то, что они называют злом, одинаково нарушает Равновесие. Только следование срединным путем Баланса достойно.
   - В чём суть служения, хранитель Баланса?
   - Сохранение Равновесия.
   Карел посмотрел на Ивора и Вильгельма. Они были напряжены и сидели как иголках. Карел перевёл взгляд на главу Ордена. Рейнгольд был спокоен. Он, казалось, не сомневался в том, что Карел правильно ответит на все вопросы и докажет, что он вправе носить знаки отличия хранителя Баланса.
   - Каким путём?
   - Хранитель Баланса должен постоянно следить за равновесием сил. Если необходимо, то он, не задумываясь, должен совершить действие, которое восстановит Баланс. Он вправе преследовать и карать тех, кто нарушил Равновесие. Хранитель Баланса руководствуется лишь Кодексом Ордена. Ему чужда субъективность и какие-либо личные привязанности. Им не движет любовь или ненависть. Он нейтрален. И безупречен. Он всегда готов к самопожертвованию во имя Баланса.
   Голос Карела звучал спокойно и свободно. Он прекрасно знал, что от него требуется. И без труда это демонстрировал. "Скоро я буду далеко от Авенарада, - думал он, - и я никогда не вернусь. Никогда. Я уйду так далеко, что никто и никогда не найдет меня".
   Вопросы, ответы, снова вопросы, ответы. Карел устал. Он уже не смотрел ни на кого. Он просто твердил урок, заученный на "отлично".
   - Кого мы признаем отступниками?
   - Тех, кто забыл, что его жизнь навсегда подчинена служению. Тот, кто позволят чувствам руководить его мыслями, отступник. Отказавшийся следовать предначертанному ему путём то же отступник. Тот, кто ослушается верховного магистра, когда будет призван, тот тоже отступник. И тот, кто позволил себе даже мысли о простой человеческой жизни, нарушает Кодекс Ордена хранителей Баланса.
   Карел замолчал.
   - Это всё?
   Голос Рейнгольда прозвучал жёстко.
   - Нет, глава. Отступником становится инквизитор, который попытается помочь любому, кто нарушил Баланс.
   При слове "инквизитор" по зале пронёсся гул неодобрения. Рейнгольд сдвинул брови и поджал губы.
   - Что ожидает отступника, хранитель? - продолжил глава Ордена.
   Обряд почти завершился. Назвав Карела хранителем, Рейнгольд дал всем понять, что у Карела есть все шансы успешно завершить обряд посвящения.
   - Его лишают звания хранителя, а затем его ожидает длительное заключение или смерть.
   "Уж лучше смерть, чем жизнь в заключении. А еще можно покинуть пределы Летанарии и поселиться где-то далеко, там, где никто даже не слышал об Ордене", - подумал Карел.
   "Да, изгнание, - подумал Рейнгольд, - ученики годами затверживают как молитву, что отступник должен умереть, но ведь чаще всего просто выгоняют".- Ты верно ответил на все вопросы, хранитель Баланса. Подойди ко мне.
   Карел приблизился к Рейнгольду. Один из старейшин встал со своего места и поднёс черную шкатулку. Поклонившись, он передал её главе Ордена.
   - Теперь ты можешь забрать твои знаки отличия, Карел хранитель Баланса. Отныне и до конца твоего служения ты будешь носить их. Теперь ты вправе покинуть Авенарад. Ты можешь выбрать любой путь. Но что бы ты ни выбрал, тебя будет направлять предназначение. Помни, Карел, хранитель должен быть безупречным. И еще, если когда-нибудь Орден призовет тебя для какой-то миссии, ты должен подчиниться безоговорочно. Так повелевает Баланс.
   С этими словами Рейнгольд передал Карелу шкатулку.
   Когда Карел уже прикоснулся к шкатулке, Рейнгольд ещё чуть удержал её. Это длилось буквально секунду, но Карел ощутил неприятный холодок страха.
   - До конца своей жизни я буду безупречно служить Балансу, - произнёс Карел и низко склонил голову.
   - Да хранит тебя Баланс.
   Инициация завершилась. Карел думал, что вот теперь он мог отправляться куда угодно.
   Но оказалось, что это не так.- Обряд закончен, но у нас есть незавершенное дело, - сурово произнес Рейнгольд.
   - Ты прекрасно знаешь, Карел, обычаи Ордена. Традиция требует, чтобы ты совершил путешествие хранителя. Да, я говорил, что ты можешь выбрать любой путь. Да, это так. Но ты один из лучших хранителей Ордена, и тебе мы можем доверить судьбу Равновесия. Сегодня утром произошло событие, которое может изменить будущее. И только ты можешь предотвратить катастрофу.
   Старейшины затихли.
   - Сегодня совет старейшин решил, что твое путешествие будет иметь значимую для Ордена цель.
   Вздох облегчения пробежал по залу. Старейшины были просто счастливы, что наконец-то выбор сделан, проблема решится (как - это было не так и важно) и им больше ничего не надо делать.
   - Какова же цель?
   - Это мы обсудим в моем кабинете. Вечером. А сейчас достаточно. Всем надо отдохнуть, а тебе собраться в дорогу. Ты уходишь из Авенарада завтра.
  
   Глава 5, повествующая о тайной беседе магистра и предсказателя Ицения
  
   Дверь кабинета бесшумно открылась. На пороге стоял Ивор - один из старейшин Ордена. В Ордене не приято было стучаться. Поэтому Ивор ничем не нарушил Устав. Если бы он толкнул дверь и почувствовал, что она заперта, то просто бы ушёл. Но дверь поддалась, и это означало, что верховный магистр не занят ничем серьёзным, и с ним можно поговорить. Ивор всегда был правой рукой предыдущего магистра. А вот Рейнгольд постарался отдалить Ивора от дел. Впрочем, теперь Рейнгольд не сомневался, что Ивор постарается прибрать власть к рукам, как только идея с поисками Таро Немезиды провалится и Рейнгольд будет изгнан. Впрочем, до этого пока еще было далеко, так что магистр старательно держал Ивора подальше от власти.
   - Входи, Ивор. Что произошло? - спросил Рейнгольд, увидев озабоченное выражение лица старейшины.
   Ивор отвёл взгляд и проговорил:
   - Пришёл предсказатель из Ниерада.
   - Откуда?
   - Из Ниерада, - ещё тише повторил Ивор.
   Рейнгольд сразу понял о ком идёт речь. А мысли потекли рекой: "Ниерад - город, в котором родился один из лучших хранителей Баланса, Карел из клана Анлауда. Предсказатель из Ниерада. Зачем же он здесь? Впрочем, я догадываюсь. Не думал, что он явится так скоро".
   - Пусть войдёт.
   - Хорошо.
   Ивор почтительно поклонился и вышел. Рейнгольду показалось, что в комнате исчез свет и воздух. Он подошёл к креслу, стоящему около огромного стола и сел. Казалось, что время остановилось.
   "Ну, где же он там?" - подумал Рейнгольд, барабаня пальцами по столу. Он нервничал. И это его удивляло и раздражало. Как сообщение о приезде какого-то предсказателя могло так сильно подействовать на верховного магистра Ордена хранителей Баланса? К тому же Рейнгольд всегда отличался выдержкой и нечеловеческой способностью сохранять спокойствие и равновесие в любых ситуациях. Но не сейчас. Сейчас он нервничал. Рейнгольд знал, что в этот раз предсказатель явился с плохими новостями. И почему-то он был уверен, что всё это каким-то образом связано с Карелом. Вообще началась какая-то черная полоса.
   Десять минут в ожидании показались магистру вечностью. Дверь наконец-то открылась, и на пороге появился Ивор. За ним следом в кабинет вошёл невысокий и худой человек в бесформенном длинном сером плаще с глубоким капюшоном. Это и был предсказатель из Ниерада. Войдя, предсказатель откинул капюшон и поклонился.
   - Приветствую тебя, магистр Рейнгольд, глава Ордена хранителей Баланса. Пусть на твоём пути никогда не будет преград. И пусть боги даруют здоровье врагам твоих врагов!
   - Приветствую тебя, Ицений, предсказатель из Ниерада. Ты проделал непростой путь. Присядь, - вежливо приветствовал гостя Рейнгольд, а сам подумал: "Он одет так, как пристало одеваться лишь хранителям. Но он - предсказатель. Странно"
   Гость осмотрелся и выбрал одно из двух кресел, которое стояло ближе к столу магистра. Ицений покосился на Ивора, стоявшего в тёмном углу комнаты.
   - Желаешь вина, Ицений? Красное вино отлично согревает в холодный зимний вечер.
   - Не откажусь, магистр.
   - Ивор, принесите нам кувшин вина, хлеб и сыр.
   Ивор удалился. Ицений обратился к Рейнгольду:
   - Я пришёл, чтобы рассказать тебе нечто важное, и я бы хотел поговорить об этом без свидетелей. Поверь, это серьезно.
   Рейнгольд кивнул.
   - Не торопись, - громко произнёс Рейнгольд, - нам некуда торопиться. Я успею выслушать твою историю, Ицений. Расскажи мне сначала, каким был твой путь до Авенарада.
   Ицений давно не бывал в Авенараде. Очень давно. Он отвык от манеры магистра общаться. Да и сама новость, которую он принес в Орден, могла стоить ему жизни. Но и умолчание того, о чём он узнал, было смертельно опасно. Ицений не сомневался в том, что рано или поздно Хранители узнают это сами, но тогда у него будет ни единого шанса на спасение. К тому же второй раз ему уже не избежать наказания.
   Через некоторое время вернулся Ивор. Он принёс кувшин вина, два бокала, сыр и хлеб. Всё это он поставил на стол.
   - Спасибо, Ивор.
   Рейнгольд посмотрел на старейшину. Ивор ответил ему таким же долгим и напряженным взглядом. Рейнгольд чуть прикрыл глаза. Ивор молча вышел из комнаты. Магистр молча наполнил бокалы вином и протянул один из них предсказателю. Ицений осторожно взял тяжёлый бокал из рук главного инквизитора Летанарии и Пустыни Миражей. Ицений с опаской отпил из бокала. Он прекрасно знал о мастерстве инквизиторов приготавливать яды. А ещё он слышал, что хранители Баланса могли легко узнавать помысли любого человека. А его мысли сейчас были прямой дорогой в ад.
   - Мне не нужна твоя смерть, Ицений. Предсказатель вздрогнул.
   - Я...
   - Мне известны твои мысли.
   Ицений посмотрел на магистра. "Когда-то этим даром владел лишь один из хранителей, но это было давно. Неужели Рейнгольд наследовал не только должность магистра, но и дар? Такого не бывает", - подумал Ицений. Магистр усмехнулся.
   - Нет. Я не умею читать мысли. Ты так осторожно пробовал вино, а на твоём лице явно читался страх, будто ты побоялся, что вино отравлено. Ты думаешь, что здесь найдешь смерть?
   - Да, магистр.
   - Ты прав, всё может быть. Но к чему отказывать себе в удовольствии выпить хорошего вина и закусить?
   Рейнгольд отпил из своего бокала и посмотрел на Ицения. - Я пришёл, чтобы рассказать тебе нечто важное об одном из учеников Ордена.
   Рейнгольд приподнял брови, старательно изображая удивление. Хотя, почему это его не удивляло.
   - Много лет назад, - продолжил Ицений, - я предсказывал судьбу мальчику из Ниерада.
   Рейнгольд не сводил с Ицения глаз. Ицению показалось, что магистр испепелит его взглядом.
   - О ком ты говоришь, предсказатель? У нас несколько воспитанников из Ниерада.
   - Он из клана Анлауда.
   - Да, в этом роду много славных людей, и их судьба, так или иначе, связана со служением Балансу. Так о ком ты говоришь?
   - Я говорю о Кареле из рода Анлауда. Сегодня состоялась его инициация.
   Ицений замолчал.
   - А...Карел, - небрежно проговорил Рейнгольд, стараясь скрыть свои чувства, и подумал: "Интересно, что он пришёл мне рассказать? Я с самого начала чувствовал, что с Карелом не всё так просто. Он почти идеален. Почти безупречен. Только в нём есть что-то такое, что скрыто столь глубоко, что почти незаметно, но делает его иным. Что же это такое?"
   - Так что же ты пришёл мне рассказать о Кареле из клана Анлауда?
   - Я даже не знаю с чем мне начать...
   - Начни с начала, Ицений.
   Ивор затаил дыхание. Он подслушивал у двери и боялся, что любое его движение, даже громкое дыхание может его выдать. Ивор старательно напрягал слух, но из кабинета верховного магистра Ордена не доносилось ни звука. Похоже, что магистр прибегнул к сильному защитному заклинанию. "Да, - подумал Ивор, - видимо и правда важные новости принес предсказатель". И вдруг Ивор понял: "Заклинание! Конечно же! Рейнгольд использовал магию". Верховный магистр в совершенстве владел магическим искусством. И ему не составило труда скрыть свой разговор с Ицением от слишком любопытных ушей. Рейнгольд ни мало не сомневался, что найдутся желающие подслушать разговор главы Ордена с предсказателем из Ниерада, и что Ивор будет первым в их числе.
   Ивор, как он ни старался, ничего не мог поделать. А использовать магию, чтобы разрушить заклятие, означало раскрыть себя, да и вряд ли бы у него получилось. Ивор был сильным магом и опытным хранителем, но Рейнгольд бы силен, так что он не смог узнать, о чём рассказал магистру таинственный гость. А догадаться было невозможно.
   Ближе к полуночи Рейнгольд позвал Ивора.
   - Проводи гостя, Ивор, в любую свободную комнату на первом этаже. И позаботься, чтобы наш гость чувствовал себя как дома.
   Ивор поклонился магистру и сделал знак Ицению, чтобы тот следовал за ним. Они вышли.
   Рейнгольд подошёл к окну и раскрыл его. Морозный воздух ворвался в покои магистра. Горящие свечи затрепетали, готовы вот-вот погаснуть. Рейнгольд смотрел на ночное небо. Он думал о Кареле. Разговор с Ицением вновь заставил его размышлять о том, что Карел единственный из всех его учеников за последние годы обладает уникальным даром. Карел, прикоснувшись к какой-нибудь вещи, мгновенно познавал их истинную сущность. Но не об этом говорил Ицений. Он утверждал, что Карел способен не просто видеть пророческие сны, но и создавать сновидения, как когда-то это могли делать жрецы Сумеречного города и маги Города Призраков. И кроме этого Ицений увидел знаки, говорящие о том, что именно Карел в будущем станет главным хранителем. Такова его судьба. И произойдет это очень скоро.
  
   Глава 6, в Рейнгольд рассказывает Карелу о цели его путешествия хранителя
  
   Рейнгольд подошёл к книжным полкам, тянувшимся вдоль правой стены комнаты. Среди множества книг он нашёл нужную. Взяв книгу, магистр сел в кресло, стоящее около камина. Открыл её и погрузился в чтение. Рейнгольд не один раз читал эту книгу, но теперь слова приобретали иной смысл. Похоже, что фантазия оказалась реальностью. То, что раньше казалось вымыслом неизвестного автора, превратилось в правдивое свидетельство истины.
   Рейнгольд закрыл глаза. "Это - катастрофа", - подумал он. Мысль была чёткой и лишённой каких бы то ни было эмоций. Когда-то он уже испытал это чувство. Это было давно, когда он впервые ступил на скользкий тайных путь служения Тьме. Ему вспомнилось, как он впервые встретился с Тьмой. Он прошёл долгий путь от Авенарада через земли кочевников в Леменской степи до Чёрного Предела, лежащего на границе Пустыни Миражей. Он побывал в Эльфере, Городе Призраков и в Наруде, который когда-то называли Лунным Городом. Рейнгольд останавливался в Сумеречном городе. Там он видел величественный Храм Баланса и Лабиринт сновидений. После нескольких недель пути он достиг Пограничного Предела. Он провёл в этом городе несколько дней и только после того, как почувствовал, что готов, отправился за Черный Предел в Область Тьмы. Там же впервые он встретился с отшельником.
   Казалось, что он обладал всей мудростью этого и запредельного мира. Рейнгольд готов был слушать его часами. Он и Санг, а именно так и называл себя монах-отшельник, говорили часами. Порой Санг задавал вопросы, от которых Рейнгольду становилось жутко. Казалось, что монах прожил не одну, а тысячи человеческих жизней. Он был безупречен, ни словом, ни делом не нарушал Равновесие, но обладал такой силой, о которой даже страшно было подумать.
   И вот именно тогда Рейнгольд впервые понял, что является самым главным в его служении Балансу. Тьма была ослепительно прекрасна и соблазнительна. Рейнгольд ощутил силу её притягательности и познал всю глубину учения о Балансе. В Области Тьмы он провёл достаточно времени. И только погрузившись на самое дно, он смог вернуться за Чёрный Предел в Пустыню Миражей совершенно иным человеком.
   Тьма не убила его, а раскрыла ему многие тайны. Рейнгольд обрёл способность слышать её голос. Он знал, что теперь Тьма будет с ним до его последнего дня. И её присутствие позволяло ему безупречно служить Балансу. Он стал верховным магистром Ордена, когда ему было немногим более тридцати.
   Но сейчас Тьма молчала. Рейнгольд вернулся к чтению книги. "Возможно, всё ещё не так плохо, - думал он. - Раз Карел способен к созданию сновидений, то и путешествовать по ним сможет. Тогда даже если в своем долгом путешествии он не найдет Таро Немезиды, то в Лабиринте Сновидений он сможет получить ответы на все вопросы".
   Дверь открылась. Рейнгольд оторвался от книги. На пороге стоял Карел. Он был озадачен.
   - Входи, Карел.
   - Спасибо, магистр.
   Карел вошёл и прикрыл за собой дверь, но так и стоял около неё.
   - У тебя возникли вопросы?
   - Да.
   - Проходи, присядь. Серьёзные вопросы лучше обсуждать не торопясь. Я должен объяснить цель твоего путешествия.
   Карел подошёл и сел в кресло напротив Рейнгольда. Карел молчал, Рейнгольд тоже не торопился начинать разговор. Он решил не торопить Карела. Магистр прекрасно понимал, что его воспитанника беспокоит обряд инициации, и что если его поторопить, то он скорее всего замкнётся в себе и уйдёт, не получив ответов на мучающие его вопросы.
   Рейнгольд видел, что ученик собирается с мыслями. И на мгновение Рейнгольду показалось, что он знает, что хочет спросить Карел. Неприятный холодок пробежал вдоль позвоночника. Рейнгольд взглянул на Карела, надеясь, что тот начнёт говорить.
   - Я хотел спросить вас, магистр Рейнгольд...
   - Конечно, спрашивай, о чём хочешь.
   - Могу ли я отправиться за Чёрный Предел? Я понимаю, что должен искать Таро Немезиды, но мне бы хотелось...
   Вопрос оказался совершенно другим, чем думал Рейнгольд. И на границе сознания он уловил слабый голос Тьмы: "Пусть идёт, если хочет".
   - Да, можешь. Я сам когда-то прошёл этот путь. Я побывал в разных городах Летанарии, Пустыни Миражей и даже в Леменском оазисе. Я видел огромное озеро Лемен и величественный Храм Баланса в Сумеречном городе. А потом я пересёк Чёрный Предел и углубился в Область Тьмы.
   Рейнгольд помолчал, подбирая слова, и продолжил.
   - В этом путешествии я обрёл истинное понимание Баланса. Я встретил очень мудрого человека, монаха-отшельника. Он дал мне ответы на многие вопросы. Когда я вернулся, то меня избрали Верховным магистром Ордена. Так что не буду препятствовать твоим планам. Только ты должен помнить, что хранители всегда соблюдают кодекс Ордена и требования верховного магистра. Вначале ты отправишься на поиски Таро Немезиды. На самом деле в этом нет ничего сложного. Ты можешь идти тем путем, который тебе понравится, думаю, что ты ведь уже спланировал путешествие?
   Карел кивнул. Магистр продолжил:
   - Просто у твоего путешествия, в отличие от моего, будет более конкретная цель. Я просто следовал голосу Баланса, а ты выполняешь важную миссию, от успешности которой зависит судьба Ордена.
   Рейнгольд внимательно смотрел на Карела. На лице его ученика не отразилось никаких эмоций. Карел посмотрел на главу Ордена долгим тяжёлым взглядом. Рейнгольд ощутил силу, которой не чувствовал в своём ученике раньше. "Он готов к этому путешествию,- подумал Рейнгольд. - И чтобы там не говорил Ицений, Карел - лучший. Когда-нибудь он станет безупречным хранителем Баланса".
   - Благодарю за ответ, уважаемый Рейнгольд.
   - Хочешь спросить о чём-нибудь ещё?
   Карел подумал было спросить о своих снах, но не решился.
   - Нет.
   Возникла неловкая пауза.
   - Позвольте мне покинуть вас, Рейнгольд.
   Магистра неприятно поразило, что Карел обратился к нему как к равному, но Рейнгольд решил, что ученик допустил эту ошибку от волнения.
   - Да, Карел, конечно. Вначале я хотел детально обсудить с тобой предстоящее путешествие, но теперь вижу, что это излишне. Ты справишься. Я уверен.
   Карел усмехнулся, но ничего не сказал. Он встал. Поклонился Рейнгольду и быстро вышел.
   Закрыв за собой дверь, Карел задумался. Ему на мгновение показалось, что глава что-то хотел ему сказать, а он слишком быстро ушёл. Возвращаться ему не хотелось, и он пошёл в свою комнату.
   Коридоры замка Ордена были пусты. Полночь. Время, когда все давно уже спали. Завтра он покинет Орден. Пройдя до конца коридора, Карел вышел на лестницу, ведущую вниз, туда, где находились комнаты воспитанников. Войдя в свою небольшую, но уютную комнату, Карел закрыл дверь и запер её на ключ. Спать не хотелось. Вернее, не хотелось вновь видеть сны.
   Последнее время он видел странные сны. Каменные коридоры лабиринта. Он видел их всё чаще и чаще. Он видел, как лунный свет порождает в этом лабиринте призраков. Тени сгущались и становились похожи на огромных лохматых псов. В каждом следующем сне возникали новые детали, но сам лабиринт оставался неизменным.
   Карел знал, что и сегодня он увидит этот сон. Хотелось ему этого или нет. Он медленно разделся. Аккуратно сложил свои вещи на стоявший в углу комнаты стул. Лёг в постель, закрыл глаза и мгновенно провалился в сон.
   Серебристо-голубой лунный свет играл на белых камнях стен лабиринта. Дневная жара сменилась ночной прохладой. Воздух чуть заметно колебался. Карел застыл на месте. Что-то было не так. Лабиринт был прежним. Дорога к нему такой же. Но что-то едва уловимо изменилось. Ему показалось, что лабиринт окружён плотной невидимой стеной. И ещё он почувствовал чужое присутствие. Карел знал, что спит. И ничего не боялся. Он подошёл к лабиринту и вошёл.
   На холодных плитах пыль и песок. Он шёл и оставлял следов. Но на полу явно отпечатались чьи-то следы. Карел продолжил свой путь по лабиринту сна. Бесконечные коридоры, как он догадался, вели в центр. Карел не знал, что там находится, но чувствовал, что сегодня непременно узнает. Карел почувствовал колебание воздуха и обернулся.
   Привычные тени сумеречных псов следовали за ним. Когда он увидел их в одном из сновидений, то испугался. Он называл их сумеречными псами. И даже не догадывался, что так их называли уже тысячи лет.
   Псы никогда не вели себя агрессивно. Они просто следовали за ним. Они стали частью его сна, и со временем Карел привык к ним. Серые тени бесшумно скользили, не причиняя ему беспокойства или вреда. Они, как и Карел, не оставляли следов на пыльном полу лабиринта.
   Он шёл вперед. С низких сводов потолка местами свисали тонкие серые нити. Они напоминали паутину. Но может быть, это был просто пыль.
   Услышав какой-то непонятный звук Карел прислушался. Откуда-то доносились размеренные звуки, похоже на удары уставшего сердца. Слишком глухие и медленные, чтобы быть звуками его собственного сердца.
   Карел стоял на развилке. Два коридора: прямо и направо. Он повернул. Ещё раз. Звуки стали тише. "Это из центра лабиринта!" - мелькнула мысль. Карел вернулся к развилке. Остановился. Прямо или налево? Пути направо больше не было. Он долго вслушивался в слабые звуки сердцебиения. Звуки пропадали и вновь появлялись. Карел не понимал, куда надо идти. Серые тени сумеречных псов скользнули вперед. Карел, не сомневаясь, пошёл следом. Они вели его. Он лишь покорно следовал за бесшумными тенями. Если бы это происходило не во сне, то он задал бы себе вопрос: "Куда же ведут меня эти твари? А вдруг они заманивают меня в ловушку?" Но происходящее было сном. И Карел спокойно следовал за тенями. Звук ударов невидимого сердца становился всё громче. Карел поспешил. В коридоре стало светлее. Ему показалось, что стены начали светиться серебристо-голубым светом. На полу почти не было песка и пыли. И совершенно никаких следов. Псы-призраки исчезли. Теперь Карел шёл по лабиринту один.
   Он вновь повернул. Свечение стен, пола и потолка исчезло. Карел стоял в полной темноте посреди большой залы. Это был центр лабиринта. У Карела возникло ощущение, что стены исчезли. Вокруг него простиралась пустыня, тьма, а над головой беззвёздное небо. Он осмотрелся. Тьма накрывала пустынный пейзаж. Никого. Но все равно Карела не покидало чувство, что за ним кто-то наблюдает. Он попытался оглянуться, но сон рассыпался.
   Карел открыл глаза. Утро. Сегодня он покидает Авенарад. И отправляется на поиски древнего и опасного артефакта.
   Он сел на кровати. В голове не было ни одной мысли. Он ощутил пустоту, а вслед за ней и тревогу. Все эти двадцать два года ему не нужно было принимать самостоятельных решений. Достаточно было строго следовать установленному порядку и всё. Как и многих молодых людей его это в целом устраивало, и лишь порой нестерпимо раздражало. Последние десять лет он каждый день мечтал о том, как покинет замок. Он постоянно думал о том моменте, когда он обретёт свободу. Свободу он получил. Но к ней добавлялась ответственность. Как-то раньше он об этом не задумывался.
   "Хранитель Баланса должен быть безупречен".
   Карел отлично знал, что это означало. Но теория и практика всегда далеки друг от друга. Впрочем, за годы практики он научился просто воспринимать мир. Карел не испытывал страха, его не мучило болезненное самолюбие. Он готов бы принимать решения и действовать, но порой где-то в глубине души всё же возникали сомнения. Отказ от эмоций освобождал разум, но лишал сердце радости.
   Нет, в Кодексе хранителей Баланса ничего подобного не говорилось. Никто не запрещал ему испытывать чувства. Но Карел понимал, что равновесие не достижимо без отказа от эмоций. И порой его удивляло, что магистр настолько эмоционален, что даже вынужден это скрывать. Карел отмахнулся от этой мысли. У него ещё будет время подумать об этом.
   Карел начал собираться в путь. Вещей у него было немного, да и большую часть он собрал еще вчера. Обычно хранители носили серые или чёрные одежды. Никогда ещё Карел не видел, чтобы кто-то из инквизиторов надел одежду какого-то другого цвета. Он быстро уложил вещи. Потом осторожно взял в руки шкатулку со знаками отличия. Он должен был надеть их, но не торопился. Карел открыл шкатулку. На фоне чёрного бархата тускло блеснуло серебро.
   Кольцо из девяти сплетённых между собой трилистников и равносторонний крест, так же украшенный трилистником. Этот символ использовался давно, и не только в Ордене хранителей Баланса. Но его значение в Ордене трактовалось несколько иначе, чем было принято. Карел всегда задавал себе вопрос, почему сохраняя Баланс двух сил, хранители используют знак триединства.
   Он вспомнил, как ещё в начале обучения он спросил об этом одного из старейшин.
   - Уважаемый Ивор, скажите, почему мы использует трилистник и крест, а не знак двойственности?
   - Видишь ли, Карел, значение символа всегда глубже, чем мы можем понять. Когда мы соединяем трилистник и крест, мы связываем выражение единой силы, и её проявления в мире явно и скрытом.
   Из этого объяснения Карел тогда ничего не понял, но расспрашивать учителя дальше не стал. Он догадывался, что Ивор и сам плохо понимает значение символов. Так что ничего другого не оставалось, как просто принять существующее положение вещей.
   Баланс есть. Его надо охранять. И это первейшая задача любого хранителя Баланса. А раз речь шла о сохранении равновесия, то и символы равновесия - трилистник и крест были вполне подходящими знаками отличия.
   Карел закрыл глаза и прикоснулся к кольцу. Тишина. Кольцо молчало. Каким-то образом ювелир создал вещь, которая ещё не несла в себе никакой информации. Карел прикоснулся к кресту. То же ощущение пустоты. Со временем они станут сильными артефактами, если он сможет вложить в них часть своей силы. Теперь ежедневно он будет становиться к ним всё ближе и ближе. И наступит момент, когда кольцо и крест смогут защитить его. А когда-нибудь они настолько сблизятся, что почти любой маг безошибочно восстановит историю его жизни по тем отпечаткам силы, что сохранятся на кольце и кресте.
   "Все палки о двух концах, - подумал Карел, закрывая шкатулку, - со временем эти вещи могут и защитить меня, и погубить. Если только я не найду способ наполнить их силой, не оставляя следов".
   Шкатулка отправилась в дорожный мешок. Он не хотел надевать ни кольцо, ни крест. Не важно, что подумают или скажут наставники. Теперь у него свой путь.
   Карел достал карты Летанарии и Пустыни Миражей. Надо было продумать свой путь.
   "Тебя направит предопределение".
   "Ага, направит, - хмыкнул Карел, - вопрос только куда. Так что, пожалуй, будет лучше, если я сам продумаю маршрут путешествия. А еще это Таро Немезиды, вот ведь повезло так повезло".
   Карел сосредоточился на картах. Понятно, что карта никогда в точности не отражает территорию. Так что маршрут получался весьма приблизительный. Карел решил, что в Летанарии ему точно делать нечего. Вряд ли таинственная колода осталась в пределах страны. А вот огромная Пустыня Миражей вполне подходила, чтобы где-то в одном из ее городов спрятать сильный артефакт. Почти о каждом городе Пустыни Миражей ходили невероятные слухи.
   Если верить картам, то через несколько дней Карел сможет добраться до Города Призраков. Он слышал, что в этом городе призраков столько же, сколько и живых людей. И ещё поговаривали, что многих живых не отличить от призраков. А призраки так долго обитают в этом городе, что давно стали подобны людям. Ещё Карел слышал, что в Городе Призраков живут сильные маги. Как утверждали очевидцы, им ничего не стоило изменить или создать любую энергетическую или материальную форму. И не один из них ни разу не нарушил Баланс. Как такое было возможно, Карел не понимал. Что ж, у него будет возможность увидеть всё собственными глазами. Таким магам ничего не стоило выкрасть колоду и спрятать где-нибудь.
   "А если окажется, что всё это выдумки? - Подумал он. - Не страшно, тогда я отправлюсь в Эльфер или Лунный город". Пока Карел не мог точно сказать в какой из двух городов. Эльфер славился лучшими в Пустыне Миражей сказочниками, ювелирами и кружевницами. Ничего особо загадочного в этом городе не происходило. Среди жителей редко попадались маги, колдуны и прорицатели. Это был обычный торговый город, в котором можно было найти почти любой товар. Карел думал, что инквизитору в этом городе делать нечего.
   Конечно, порой именно в таких городах и происходят события, серьёзно нарушающие Равновесие. Так что Карел решил, заглянуть в этот городок, но не задерживаться в нём слишком долго. Колода вряд ли могла обнаружится в Эльфере.
   А вот в Наруде, или как его ещё называли Лунном городе, он планировал задержаться. В Наруде была огромная библиотека, в которой хранились тысячи книг. Не многим разрешалось к ним прикасаться. Но Карел был хранителем Баланса. Он знал, что для него не существует закрытых дверей. И как бы ни охраняли древние книги от посторонних глаз, отказать инквизитору служители библиотеки не могли.
   Карел много слышал о библиотеке Наруда. Говорили, что среди книг есть единственные уцелевшие экземпляры таких редких книг, как "Легенды Сумеречного города", "Сказание о Черном Пределе", "Голоса Тьмы" и ещё других не менее интересных и опасных рукописей. Уже само их существование могло серьёзно нарушить Баланс. Именно поэтому большая часть из книг была уничтожена. Уцелевшие экземпляры были спрятаны в глубоких подвалах библиотеки Лунного города. Карел хотел увидеть и почитать эти редкие книги. Кто знает, вдруг старейшины Ордена решат их уничтожить.
   "Неужели гибель книг не нарушит Баланс? Странно. Порой действия хранителей близки к тому, чтобы нарушить и без того хрупкое равновесие сил, - подумал Карел. - Ведь они тоже люди. И могут ошибаться. Неужели они сами этого не понимают?" И Карел знал ответ на этот вопрос.
   Вздохнув, он вернулся к карте. Да, в Лунном городе вполне могли жить сильные маги, способные использовать Таро Немезиды. Ходили слухи, что один из магов Наруда на самом деле хранитель-отступник, которому, неизвестно почему, сохранили жизнь. . Что ж, Карел все выяснит. Может быть, именно там ему посчастливится найти колоду карт, или уж по крайней мере, отыскать ответы на многие вопросы. А из Наруда Карел решил отправиться в столицу Пустыни Миражей. Сумеречный город был одним из самых красивых и величественных городов не только Пустыни Миражей, но и всех Северных Земель.
   Карел хотел какое-то время пожить в Сумеречном городе. Он слышал, что именно там жрецы владеют редким искусством создания сновидений. Поговаривали, что многих из них не только умеют создавать сновидения, но путешествовать по ним. Карел надеялся узнать как можно больше о сновидениях. Он видел странные сны, и порой реальность сна поражала. Только в возможности путешествовать по снам он сомневался. Наверняка жрецы обманывали доверчивых жителей города, чтобы укрепить свою власть. Настоящих странников по сновидениям было мало, и о них ходили невероятные слухи. Он пытался спрашивать своих наставников, но они избегали разговоров о сновидениях. Еще поговаривали, что жрецы поклоняются не только Балансу, но и Золотому Стражу, который на самом деле - демон. Но об этом не любили говорить в Ордене. Даже Рейнгольд избегал эту тему. Так что Карел хотел сам во всём разобраться. А для этого надо было добраться до Сумеречного города, а затем отправиться в Лабиринт сновидений. Уж там он точно должен найти ответы на все вопросы. А может быть, найдет подсказки, как ему найти Таро Немезиды.
   Карел еще раз посмотрел на карты. Что ж, маршрут более-менее ясен. Теперь можно было отправляться в путь. Сначала он хотел зайти попрощаться с Рейнгольдом, но теперь передумал. Карел взял свои вещи и тихо вышел из комнаты. Он прошел по коридорам никем не замеченный и тихо покинул замок Ордена. Впереди его ждал долгий путь.
  
   Глава 7, в которой рассказывается о том, что происходило в Городе Призраков.
  
   Город Призраков появился в Пустыне Миражей раньше других городов. Но столицей он так и не стал. Город Призраков полностью оправдывал своё название. На разных картах у него было разное расположение, а на некоторых картах его и вовсе не было. Большая часть домов была построена из серых камней, что делало их похожими. Улицы Города Призраков были тихими и изломанными. Фасады домов, выходивших на улицу, были одинаковыми. Но все знали, что дома разные, а за высокими стенами, окружающими дворы, происходит много загадочного.
   О жителях города говорили разное. Но больше всего удивительных, порой фантастических, историй, рассказывали о городских магах и прорицателях. Внешне они старались ничем не выделяться, так что, разговаривая с кем-то, нельзя было наверняка сказать маг это или простой горожанин. Магам приписывали самые разные качества и способности. Говорили, что они могут превращаться в любых животных или даже в других людей. Ещё говорили, что они с лёгкостью читают мысли любого человека, могут создавать различные зелья и творить сложнейшие заклинания. И ещё говорили, что они могут изменить какую им вздумается энергетическую или материальную форму, не прилагая особых усилий. Так ли это было на самом деле, никто не знал, но слухи о городских магах распространялись далеко за пределы Пустыни Миражей. И в Авенараде были серьезно озабочены тем, что происходило в Городе Призраков.
   О городе тоже болтали разное. Поговаривали, что город на самом деле полон призраков. Только они ничем не отличаются от людей. И если вы не сильный маг, то вам никогда этого не понять.
   А уж заблудиться в хитросплетении узких улочек было вообще плевым делом. Порой даже горожане не сразу находили нужное место. Заблудившемуся оставалось только надеяться на удачу, что он найдет дорогу. Горожане были молчаливы. Они казались замкнутыми и угрюмыми. Но, однако, любили гостей и охотно устраивали шумные праздники за закрытыми дверями, только мало кто из чужестранцев знал об этом.
   Инквизиторы не раз появлялись в Городе Призраков, желая поймать городских магов на каком-нибудь действии, нарушающем Баланс. Но за несколько сотен лет им это так и не удалось. Так что постепенно хранители Баланса всё реже появлялись в Городе Призраков.
   Карел вошёл в город через Северные ворота. Стражники впустили его без вопросов. А какие вопросы можно вообще задать инквизитору? Кто ты? Зачем пришёл? Так это было и так ясно. А другие вопросы задавать было опасно. Среди хранителей Баланса встречались разные люди.
   Карел шёл по улочкам Города Призраков. Он хотел запомнить каждую мелочь, каждую деталь нового для него мира. Он был молод, хоть и был строгим хранителем Баланса.
   Улицы Города Призраков были пусты. Карел понял, что это обманчивое впечатление. Несколько раз он видел, как завидевшие его горожане прятались в маленьких переулках, чтобы не попасться ему на глаза. А те, кто был дома, рассматривали его через окна, стараясь быть незамеченными.
   Карел подумал, что ему следовало поговорить со стражниками у Северных ворот. Он объяснил бы им, что просто путешествует. К тому же он решил главную цель держать в тайне. Но даже если бы он это сказал, ему вряд ли поверили бы. Он всегда будет хранителем Баланса и его будут бояться, а многие и ненавидеть. И всегда будут подозревать, что явился он с какой-то конкретной целью. Карел всегда считал, что это несправедливо. Но такое отношение к инквизиторам сложилось давно. И вряд ли могло измениться в одну секунду.
   Карел плохо представлял, куда он идёт. Он запутался в лабиринте улиц. И просто блуждал по Городу Призраков. Он пытался найти Храм или хотя бы дом местного прорицателя. По идее, ему нужно было попасть в центр города. Но куда идти он не знал. Карел повернул на какую-то узкую улочку. Дома стояли так близко друг к другу, что свободно по улице могли пройти только два человека. Как и во всём Городе Призраков фасады домов были одинаково серыми. Карел не заметил никого. Как будто в этой части городе и людей-то не было вовсе. "Интересно, - подумал Карел, - может быть на этой улице как раз и живут призраки? Или же сильные маги, создавшие иллюзии пустоты?" Он попытался почувствовать, что скрывается за серыми фасадами. Но как он не старался, он ощущал всё ту же пустоту.
   "Призраки, - вздохнул он, - лабиринт и призраки. И ничего больше". Вдруг за спиной он услышал лёгкие шаги. Карел напрягся. Он ждал.
   - Добро пожаловать в наш город, хранитель Баланса.
   Голос был тихий и приятно низкий. Говоривший видимо был стар. Карел медленно развернулся. Перед ним стоял невысокий мужчина. Ему было явно за шестьдесят. Он был полноват, но хорошо сложен. Было ясно, что в молодости у него была отличная фигура. Густые седые волосы были аккуратно подстрижены. Черты лица были неправильными. Нос был слишком узкий, а глаза большие и глубоко посаженые. Тонкие губы, гладко выбритые щёки и широкий подбородок придавали лицу суровое выражение. На старике были темно-синие брюки и широкая рубашка. Поверх был накинут плащ с капюшоном почти чёрного цвета. В руках у него была книга.
   - Добрый день. Я, кажется, заблудился. Город Призраков больше похож на лабиринт, чем на обычный город.
   Карел вспомнил, что забыл представиться. А это была серьёзная ошибка для хранителя.
   - Я Карел из Авенарада, хранитель Баланса.
   - Рад видеть тебя, Карел. Я городской прорицатель. Меня все называют Страат. Если хочешь, то будь моим гостем.
   Карел задумался: "Гостем? Разве такое возможно для инквизитора?" Но он никак не мог вспомнить, что говорилось по этому поводу в Кодексе хранителей Баланса. Вполне возможно, что быть гостем ничего серьёзного не требовало.
   - Что ж, принимаю твоё приглашение Страат, но оно не налагает на меня никаких обязательств, не освобождает меня от каких-либо обязанностей хранителя, и не дает тебе никак преимуществ в том случае, если ты вольно или невольно нарушил, нарушаешь или нарушишь Баланс, - Карел проговорил это спокойно и уверенно, будто делал это ежедневно.
   "Баланс всегда будет направлять тебя. Следуй зову Равновесия и слушай его подсказки", - припомнил Карел, что говорил Рейнгольд.
   Да, именно так и было сейчас. Слова пришли сами, Карел лишь произнёс их вслух.
   Страат улыбнулся, но серые глаза оставались холодными, а взгляд внимательным и напряжённым. В нем чувствовалась сила, почти такая же как в магистре. Это немного удивило Карела.
   - Хорошо. Пойдём. Я немного покажу тебе город.
   Они пошли дальше. На улицах по-прежнему никого не было.
   - Ты, верно, думаешь, что это район призраков?
   Карел не ответил.
   - Это не так. Здесь живут самые обыкновенные люди. Но горожане замкнуты, необщительны и бывают подозрительны. И уж не обижайся, но они побаиваются инквизиторов. Думаю, что тебя это не удивляет.
   Карел кивнул. Это действительно не удивляло.
   Повернув, они вышли на перекрёсток. Страат остановился.
   - Вот там, - махнул он рукой направо, - наш городской Храм. А в противоположной стороне - городская библиотека, а недалеко от неё мой дом.
   - Эта книга из городской библиотеки? - спросил Карел, указав на книгу в руках Страата.
   - Да. Хочешь взглянуть?
   - Если ты не возражаешь.
   - Конечно, нет.
   Страат протянул Карелу небольшую книгу в тёмно-красном кожаном переплёте. В момент, когда Карел брал книгу, он лёгко прикоснулся к руке Страата, тот даже не заметил этого. Карел посмотрел на название. "Солнечные и лунные затмения и их влияние на судьбу человека". Он наугад открыл книгу и прочитал несколько строк. Типичный астрологический трактат, ничего особенного. Впрочем, книга его не интересовала. Его интересовал Страат.
   - Спасибо, - сказал Карел, возвращая книгу. - Скажи, а где же собираются ваши маги?
   - Маги?
   Страат закусил нижнюю губу, нахмурился.
   - Маги собираются где хотят, инквизитор. У них нет какого-то определенного места собраний. Они маги, им не пристало устраивать шабаши в определенные дни. Это дело ведьм. Стараниями инквизиторов у нас в городе, кажется, не осталось ни одной ведьмы, так что и шабаши отошли в прошлое. Да и магов тоже немного. Если уж говорить о сильных магах, то таких вообще мало, всего несколько человек. Остальные городские маги молоды, многие из них бездарны, так что, инквизитор, не думаю, что наши городские маги могут быть тебе интересны. Наш город вообще мало чем может заинтересовать хранителя Баланса.
   Карел сделал вид, что не услышал последней фразы. Он напряженно думал. Он чувствовал, что в Городе Призраков не все так, как описывает Страат. И возможно старик знает, где искать Таро Немезиды. Вот только возникал вопрос: "А знает ли он о Таро Немезиды вообще? Вдруг своими расспросами Карел лишь пробудит интерес к древнему артефакту у сильного мага, и вместо союзника у него появиться враг?"
   - Правда ли, что ваши маги умеют изменять материальные и энергетические формы?
   - Я бы так не сказал. Да, некоторые наши маги умеют многое, но чтобы изменять реальность. Нет, пожалуй, это всего лишь слухи. Неужели ты веришь слухам, инквизитор?
   Страат замолчал. Карел не отвечал. Он был уверен, что Страат и сам сильный маг, пусть и старается это скрыть. Конечно, он легко мог обмануть простого человека, но не хранителя Баланса. Карел был молод, Страат принял его за неопытного юнца только что вырвавшегося из Ордена. Конечно, так и было. Только вряд ли прорицатель мог узнать, с кем точно имеет дело.
   - Так куда ты хочешь пойти, хранитель?
   - Я, пожалуй, осмотрюсь в городе, погуляю немного. Спасибо тебе, Страат, я пойду к Храму, а потом загляну к тебе. Благодарю, что ты показал мне дорогу, но я не хочу больше отвлекать тебя от важных дел. Встретимся вечером.
   Страат открыл было рот, но тут же закрыл и молча кивнул.
   Карел пошёл по направлению к Храму. Он знал, что Страат по-прежнему стоит на перекрёстке и смотрит ему вслед. Страат действительно не торопился. Он не ожидал такого поворота событий. Самоуверенность молодого инквизитора вначале озадачила, а потом рассмешила мага.
   "Не хочу больше отвлекать... какие мы важные, - пробурчал Страат, - думает, что если на нём балахон и крест с трилистником, то он уже знает, всё и обо всём. Да, а крест-то был на нём? А кольцо? Что-то я не заметил. Еще лучше! Сомневающийся хранитель. Вот только его нам тут и не хватало. Пожалуй, надо пойти к Лилиане. Пусть она сама разбирается с этим хранителем. Вот не сидится этим умникам в Авенараде. Значит у них что-то приключилось. Не иначе. С чего бы они отправили этого юнца, несколько дней назад прошедшего инициацию в путешествие? Ладно. Раз уж так, то пойду я по своим важным делам".
  
   Глава 8, рассказывающая о том, что произошло с Карелом в Городе Призраков
  
   Карел чувствовал, что где-то недалеко происходит нечто странное. Возможно, что кто-то из городских магов создавал заклинание. И оно вплеталось в происходящие события, ничем не нарушая Равновесие.
   Страат ещё некоторое время смотрел Карелу вслед. Но стоять и смотреть, ничего не предпринимая, было глупо. Страат развернулся и поспешил. Через некоторое время он уже стоял около двухэтажного дома. Этот дом был построен так же, как и другие дома в Городе Призраков, но всё равно отличался. Серые камни, из которых он был построен, были более гладкие, в окнах стояли не простые, а узорчатые стекла, а крыша дома была покрыта темно-синей черепицей. Едва Страат поднял руку, чтобы постучать, дверь открылась. На пороге стояла молодая женщина. На вид ей было чуть больше двадцати, но самом деле она была старше. На ней было темно-серое платье, а светлые волосы были аккуратно собраны.
   - Входи, Страат.
   - Доброе утро, Лилиана.
   Хозяйка пропустила гостя в дом и закрыла за ним дверь.
   - Доброе? По тебе этого не скажешь. Ты чем-то озадачен?
   - Да, Лилиана, и серьезно.
   - Тогда не будем обсуждать это, стоя в темном коридоре. Пойдем в гостиную. Я как раз сварила кофе. Хочешь?
   - Не откажусь.
   Они прошли в гостиную. Страат сел в большое кресло, стоящее около окна. Лилиана вышла на кухню, и через несколько минут вернулась с двумя чашками кофе.
   Страат поблагодарил Лилиану и взял чашку.
   - Так что же случилось?
   - Лилиана, сегодня в нашем городе появился хранитель Баланса.
   - Откуда он взялся?
   Страат пожал плечами:
   - Из Авенарада.
   - Они все из Авенарада. Ты, что думаешь, я этого не знаю?
   Страат видел, что Лилиана начинает злиться, но скрывает это за иронией.
   - Я не расспрашивал его, поэтому ничего толком не могу тебе рассказать. Я решил, что нам надо сначала обсудить план действий.
   - Интересно, как мы можем что-то обсуждать, если ничего не знаем?
   Страат пожал плечами. Лилиана усмехнулась.
   - Что ж, давай обсудим. Что он уже успел узнать?
   - Полагаю, что ничего. Он даже заблудился в городе.
   Лилиана улыбнулась.
   - Улицы были пусты, так что вряд ли кто-то мог ему что-то разболтать. Да, и не многие об этом знают. А он молод, и думаю, что крайне неопытен.
   - Страат, он все равно инквизитор. И внешность может быть обманчивой, как и возраст. Откуда у тебя такая уверенность? Разве не ты когда-то чуть не погиб от руки молодого, и как тебе показалось, неопытного инквизитора?
   Страат нахмурился.
   - Это все в далеком прошлом. Давай вернемся к настоящему.
   Лилиана усмехнулась.
   - А ты не любишь вспоминать старые добрые времена, как я смотрю. А ведь было весело! Только вспомни: четверо хранителей в поисках истины.
   - Слишком много ошибок, Лилиана, слишком много. Кому как тебе не знать об этом.
   - Хорошо, оставим это. Что ты предлагаешь?
   - Я пригласил его остановиться у меня. Правда, он захотел прежде побывать в городском храме.
   - Ты сказал ему, что храм давно заброшен?
   - Сам увидит. Так вот. Он вечером будет у меня. Он интересовался магами и тем, что они умеют. Я сказал ему, что большая часть слухов о наших магах - ложь. Но он хочет убедиться сам.
   - На то он и инквизитор.
   - Еще он спрашивал, где собираются наши маги, но ведь у нас нет постоянного места для собраний, ведь так?
   - Так, Страат, так. Ты все правильно ему сказал. Спрашивал ли он еще о чем-нибудь? Ну, например, об артефактах?
   - Нет. Почему-то нет. Знаешь, я не думаю, что он ищет что-то конкретное. И уже тем более, не их. Ведь, к нашему сожалению, они давно покоятся в кованом ларце инквизиторов.
   - Я бы этого не говорила. Все может быть, все. Но я знаю одно, мы должны приложить все усилия, чтобы сохранить нашу тайну. Ты ведь понимаешь, что если он узнает, то сообщит в Авенарад. Не думаю, что у тебя есть желание общаться с магистром Рейнгольдом.
   При упоминании о магистре Ордена Страат помрачнел.
   - Ты права. А давай вечером просто расскажем ему каких-нибудь магических небылиц, покажем пару-тройку фокусов, а завтра утром с честью проводим к городским воротам. Пусть отправляется в Эльфер или Наруд. Пусть там ищет, что хочет, а нас оставит в покое.
   Лилиана задумалась. Идея Страата была вполне подходящей. Но нельзя было недооценивать этого молодого инквизитора. Он вполне мог оказаться весьма опытным и безжалостным. "А если ему станет известна наша тайна, - подумала Лилиана, - то просто так мы от него не отделаемся. Все это может закончится трагично. И ведь всегда прошлое вмешивается в настоящее".
   - Знаешь, Страат, у меня есть другая идея.
   - И какая же?
   - Сейчас узнаешь. Подожди немного.
   Сказав это, Лилиана вышла из комнаты. Страат услышал, как она поднимается на второй этаж. "Интересно, что она задумала? - размышлял Страат. - Неужели, она в очередной раз затеяла какую-то интригу? Впрочем, в прошлый раз только благодаря ей удалось сохранить нашу тайну и жизнь. А ведь если Карел отправится в Эльфер или Наруд, то это тоже может все усложнить. Надо будет предупредить Бихейма и Нирена".
   Ждать пришлось недолго. Через несколько минут Лилиана вернулась в гостиную. Теперь на ней было темно-синее платье с кружевной отделкой. Страат сразу понял, что это знаменитое эльферское кружево. Он вспомнил, что Лилиана заказывала это кружево у Данары - самой известной эльферской кружевницы. И она сплела не просто определенный узор, а создала непревзойденный артефакт. На шее у Лилианы на тонкой цепочке красовался кулон в форме звезды с небольшим топазом. Страат знал, что это не простая безделушка, а сильный амулет, в который Лилиана вложила огромное количество силы. На левой руке Лилианы он заметил тонкий браслет. Это даже был не браслет, а длинная цепочка, которую она несколько раз обернула вокруг запястья. Эта цепочка была не менее опасна по своим магическим свойствам, чем кулон.
   "Да, - подумал Страат, - она настроена более чем серьезно".
   - Ты словно на войну собралась. Что это ты затеяла?
   - Ничего страшного. Впрочем, с того момента, когда Таро Немезиды оказалось в Авенараде я чувствую себя как на войне.
   Страат недоверчиво посмотрел на цепочку. Лилиана поймала его взгляд и засмеялась.
   - Я не собираюсь никому причинять вреда. И тем более молодому инквизитору. Цепочка просто на всякий случай. Мало ли что, сам знаешь, инквизиторам сложно доверять.
   - Так что ты затеяла?
   - Я? Я соблазню его.
   - Что?
   - Я соблазню его.
   - Ты с ума сошла!
   - Отнюдь.
   - Но зачем?
   - Все просто, Страат. Если инквизитор допустит ошибку, то мы сможем им управлять.
   Во взгляде Страата читались недоверие и страх.
   - Если он поддастся на мою провокацию, то он уже не будет столь безупречен. Его репутация будет подмочена. И даже если он узнает наш с тобой секрет, он вынужден будет считаться с нами. Вот и все.
   Теперь Страат все понял. План Лилианы был опасен. В случае, если все произойдет так, как она задумала, они, и правда, смогут оказать на хранителя давление.
   - Я надеюсь, ты знаешь, что делаешь.
   - Не сомневайся. Говоришь, он отправился в храм?
   - Да, я видел, как он пошел туда.
   - Тогда мне пора. Отправляйся домой и жди меня с хорошими новостями.
   Страат встал и пошел следом за Лилианой. Они вышли из дома. Страат отправился к своему дома, а Лилиана поспешила в заброшенный храм.
   Расставшись со Страатом, Карел поспешил к храму. Он быстро добрался до весьма скромного по своим размерам городскому храму.
   В Пустыне Миражей, так же как и в Летанарии, почитали Баланс, но несколько иначе. Жрецы Баланса в Пустыне Миражей никогда не скрывали, что допускают некоторые вольности и изменения в ритуалах. Обычно они находили для себя приемлемые оправдания, так что проблем с инквизиторами не возникало. Но, похоже, что в Городе Призраков жрецы слишком вольно трактовали обычаи.
   Карел стоял перед храмом. Это было невысокое здание, сильно напоминавшее древние храмы. Только вот архитектор не удержался и добавил несколько модных деталей. Хранитель подошел к двери. Прислушался. В храме было тихо. Карел толкнул дверь. Она бесшумно открылась. Внутри храма было сумрачно и прохладно. Карел осторожно перешагнул через порог. Он не почувствовал ничего необычного. Хаотично расставленные свечи не горели. К чему их жечь, когда не совершаются обряды? Возможно, именно так и решили местные жрецы. Это было неправильно. Карел поморщился. Ему не понравились пустынные улицы-лабиринты Города Призраков. Ему было неуютно в заброшенном храме. И Карел чувствовал, что городской прорицатель Страат явно что-то не договаривал. В храме никого не было. И даже не были зажжены свечи, как того требовал обычай.
   "Интересно, - подумал Карел, - а куда же подевались жрецы?" Он прошел вглубь храма. На алтаре лежала Книга Баланса. Но судя по слою пыли к ней давно никто не прикасался. Это ещё больше удивляло. Карел заметил в правом углу широкую каменную скамью. Он подошел, бросил около ней дорожный мешок, снял плащ и присел. Он прислонился спиной к стене. Полированный камень приятно холодил спину. Карел закрыл глаза. Он устал. И понял это только сейчас. Путь был долгим и сложным. А сам город оказался мрачным и негостеприимным.
   "Твое предназначение укажет тебе путь. Следуй голосу Баланса, что звучит в твоем сердце. И вскоре тебе откроется путь".
   Только почему-то Карел не слышал этого голоса. А уж где искать Таро Немезиды вообще понятия не имел. Только странные сны видел все чаще. Сновидения были похожи на чьи-то фантазии, к которым он случайно прикоснулся. Карел подумал о своей способности получать знания о предметах и людях легким прикосновением.
   Вот, например, книга Страата была обычной. В ней не было ничего такого, что могло бы привлечь внимание инквизитора. Тогда как даже легкое прикосновение к руке Страата открыло перед мысленным взором Карела удивительную картину. Страат был не просто прорицателем, он был сновидящим и сильным магом. Он был настолько силен, что мог создать практически любое заклинание или артефакт. И что-то подобное он уже создал. Карел почувствовал это, и знал, что действие Страата не нарушило Баланс, хотя и заинтересовало хранителей. С тех пор Страат скрывал свою силу. И сегодня он сделал это не из страха, а по привычке. Но не Страат был главным городским магом. И Карел знал, что сейчас, пока он сидит в пустом храме, кто-то пытается создать для него ловушку. И все это связано с той тайной, которую хранил в своем сердце Страат. Возможно, что сейчас Страат рассказывал кому-то из городских магов о своей встрече с инквизитором.
   Карел представил, как Страат с улыбкой произносит: "Он еще молод. И можете мне поверить, он даже не почувствовал моей силы. Думаю, что он недавно покинул стены Ордена. Это точно. Так что успокойтесь. Нам совершенно нечего бояться".
   Хранитель улыбнулся: "Пусть так". Он не хотел никого подозревать и преследовать, только потому, что он хранитель Баланса и это его дело. Сейчас Карел хотел понять, что происходит в Городе Призраков. Почему улицы безлюдны, а храм пуст? И какую тайну скрывает Страат? И где искать Таро Немезиды? Вдруг Страат знает об этом?
   Карел услышал легкие шаги и открыл глаза. В храм вошла молодая женщина. В одной руке она несла свечу, прикрывая пламя другой, чтобы оно не погасло при движении.
   Она, казалось, не заметила Карела. Но это было не так. Женщина осторожно зажигала свечи одну за другой. И вот через несколько минут мерцающий свет наполнил Храм. Карел посмотрел на незнакомку. Она улыбнулась и подошла к нему ближе. Это была невысокая молодая женщина, чуть старше Карела. Одета она была дорого и со вкусом. На ней было длинное тёмно-синее платье из плотной матовой ткани. Её наряд удивительно подходил к таинственной обстановке Храма. Украшений на ней почти не было. На тонкой цепочке висел маленький кулон, а на левой руке был тонкий браслет, или цепочка. Светлые вьющиеся волосы были аккуратно собраны. Черты лица были приятные. У неё был высокий лоб, красиво изогнутые брови, большие серые глаза, аккуратный маленький нос и красивые чувственные губы. Когда она улыбнулась, Карел показалось, что перед ним не женщина, а земное воплощение прекрасной древней богини.
   - Добро пожаловать, странник, - сказала она.
   Голос был тихий и мягкий, но в нём сквозила сила и уверенность. Она не была похожа на жрицу, и без сомнения она была магом. Не ведьмой, а именно магом. Карел остался сидеть на скамье, но слегка поклонился. Он должен был представиться первым, так требовал обычай.
   - Я Карел из Авенарада, хранитель Баланса.
   - Моё имя Лилиана. Я обычно зажигаю свечи в Храме.
   - Ты жрица?
   - Разве я так себя называла? И разве я похожа на жрицу?
   Карел покачал головой, но не ответил. Он почувствовал, что с Лилианой нужно быть осторожным. Она была не только красива, но и опасна.
   - А где же жрецы? Почему храм пуст?
   Лилиана не торопилась отвечать. Она подошла к Карелу совсем близко, так, что он мог ощутить тепло её тела и легкий аромат вереска и вербены. Лилиана пыталась очаровать его. Он улыбнулся. Она села рядом с ним на скамью. Их тела легко соприкасались. Карел знал, что она может не просто очаровать его, а с лёгкостью подчинить его своей воле. Она прикоснулась к его руке. Ощущение было приятным и волнующим. Лилиана приблизила губы к самому уху Карела и прошептала:
   - В это время Храм всегда пуст, поэтому я люблю приходить сюда. Я зажигаю свечи. Смотрю на их неровный мерцающий свет...и предаюсь фантазиям.
   Её пальцы скользнули по его руке. Карел не пошевелился. Лилиана осторожно прикоснулась к его щеке. Её рука лёгко скользнула по его шее и остановилась на груди.
   Карел ждал.
   - Хочешь, я расскажу тебе, о чём я думаю? Думаю, тебе понравятся мои фантазии.
   Она прижалась к нему. Карел ощутил жар её тела, и силу её желания обладать им. Он молчал.
   - Или может быть, ты поделишься со мной своими мыслями?
   Лилиана расстегивала пуговицы его рубашки. Карел не сопротивлялся.
   - Ведь ты так много видел, хранитель, и так долго был в пути...Тебе не было грустно в одиночестве?
   Карел чувствовал, что больше сдерживаться не в силах.
   - О чём ты мечтал долгими холодными ночами?
   Она расстегнула почти все пуговицы на его рубашке. И его тело отзывалось на каждое прикосновение её рук. Её губы лёгко коснулись его щеки. И затем чуть ниже. Карел прикрыл глаза. Он ждал.
   - О чём ты думал? Что привело тебя сюда, - шептала Лилиана.
   Больше Карел ждать не мог. Он схватил Лилиану за руки.
   - Остановись.
   Лилиана резко дернулась, пытаясь освободить руки.
   - Пусти.
   - А как же твои фантазии? А?
   - Отпусти, я сказала!
   - Разве ты не этого хотела?
   Карел притянул её к себе, но в его движении не было желания. Лилиана посмотрела на него с нескрываемой злобой. Она раскраснелась, глаза горели и сейчас она больше походила на адскую кошку, чем на ангела, каким казалась ещё несколько секунд назад. Лилиана дёрнулась снова, но Карел держал её крепко.
   - Давай так, Лилиана. Я тебя отпущу, но ты останешься здесь, со мной.
   Она попыталась вырваться. Карел быстро сжал её руки одной рукой, а втором крепко ухватил за талию. Теперь дёргаться было бесполезно.
   Карел наклонился к самому уху Лилианы и проговорил:
   - Я же сказал, что отпущу тебя, только если ты останешься и спокойно сядешь рядом. Хочешь, я расскажу тебе, что я обо всём этом думаю?
   Лилиана издала угрожающее шипение, точь-в-точь как дикая кошка. Карел усмехнулся.
   - Пожалуй, я не буду утомлять тебя подробностями, так что наша беседа будет краткой. И мне, конечно, было бы проще с тобой говорить, если бы ты перестала дёргаться. Но я не уверен, что ты будешь спокойно меня слушать, если я тебя отпущу. Так что, тебе придётся потерпеть мою близость. Ведь совсем недавно ты её так добивалась.
   Карел помолчал.
   - Твоя сила велика, Лилиана. Я пока еще не встречал магов такого уровня. Твоих знаний было достаточно, чтобы превратить безделушку в сильнейший амулет, а серебряную цепочку в опаснейшее оружие. Но я - хранитель Баланса. И пусть я не могу создать ничего подобного, я могу это увидеть. Ты пришла, чтобы соблазнить меня, а затем скомпрометировать. Зачем?
   Лилиана не ответила. Она размышляла, как бы избежать серьезных обвинений и наказания.
   - Я поддалась эмоциям, ты так молод и красив, что я не смогла удержаться. А вообще-то я просто хотела увидеть тебя, хранитель. Вот и все. Я любопытна.
   "Ага, и еще хитра, лжива и коварна", - подумал Карел.
   - Хочешь, я покажу тебе город и расскажу городские легенды?
   - Я хотел бы увидеть городскую библиотеку. И еще раз поговорить со Страатом, прежде, чем я покину Город Призраков.
   - Тогда позволь мне показать тебе дорогу.
   Ситуация изменилась в мгновение. Казалось, что кто-то просто перелистнул книгу жизни, пропуская несколько страниц.
   Лилиана поднялась со скамьи, и направилась к выходу. Карел застегнул рубашку, накинул плащ, взял дорожный мешок и пошел за Лилианой.
   Лилиана не проронила ни одного слова с того момента, как они с Карелом вышли из Храма Баланса. Карел тоже молчал. И это молчание было пустым и тягостным. Происходящее напоминало странную сказку без начала и конца. Карелу вспомнились холодные зимние ночи в Авенараде. Порой, вместо того, чтобы учить очередной урок из толстой книги, он часами сидел и смотрел в темноту за окном. Он мечтал тогда уйти из Авенарада. Куда угодно. А теперь, оказавшись в сумрачном Городе Призраков, он ощущал гнетущее чувство пустоты, той самой, которая когда-то в Авенараде заставляла его мечтать о других городах. А может быть, все дело было в его снах? Из-за них он стремился покинуть Орден. Странные фантастические образы звали его за собой куда-то за Черный Предел в Область Тьмы. И повинуясь этому настойчивому зову, он отправился в путь. Но почему он оказался именно здесь? Он мог начать поиск Таро Немезиды в любом месте, но его потянуло в Город Призраков.
   "Зачем ты здесь?" - легкое дуновение ветра.
   Карел оглянулся. Никого. Он замедлил шаг и прислушался. Тишина. Лишь звук шагов. Его и Лилианы. Было около полудня. Небо плотно затянуто облаками, и день казался сумерками.
   Лилиана почувствовала, что он отстал, и обернулась.
   - Идем же, инквизитор.
   Ее голос разрушил волшебство мгновения. Карел пошел быстрее, стараясь заглушить тихий и настойчивый голос сердца. Он чувствовал, что рядом нечто, что может помочь ему в его поисках, оставалось только найти это. А для начала хорошо бы понять, что именно ему поможет. Через несколько минут они подошли к невысокому серому зданию. Оно почти ничем не отличалось от других домов.
   - Ну, вот мы и пришли, инквизитор.
   Ему не нравилось, что она к нему так обращается. Хотя, как ещё ей к нему обращаться?
   - Благодарю тебя, Лилиана. Я могу войти?
   - Да, и даже посмотреть книги. Любые, какие захочешь.
   - Спасибо.
   Карел подошел к массивной двери. Осторожно прикоснулся. Он не ощутил ничего необычного. Он мысленно обратился к Балансу с просьбой о помощи и защите. Толкнул дверь, которая легко и бесшумно открылась. Карел вошел в библиотеку.
   Он оказался в большой круглой зале с высоким потолком. Семь дверей вели в другие комнаты. Карел понял, что именно в них и хранятся книги. Для него не составило труда выбрать дверь, которую он должен открыть первой. Достаточно было лишь выйти в центр комнаты, закрыть глаза, сосредоточиться и прислушаться к голосу Баланса. Он решил обратиться к древнему способу поиска нужного места. Его мало кто использовал в последнее время. Как рассказывал ему Рейнгольд, этот способ предпочитали маги древности, постигавшие тайны магии за Черным Пределом. А они знали, что такое равновесие сил. Они слышали голос Баланса, и всегда помнили, что храниться в Области Тьмы.
   "Всегда слушай голос Баланса, что звучит у тебя в сердце".
   Как только Карел встал в центр залы, он ощутил мощный энергетический поток. "Да, - подумал он, - древние маги знали, что делали".
   Он закрыл глаза. Поначалу непроницаемая тьма окружила его. Он слышал лишь удары собственного сердца.
   Вдох - выдох.
   Пауза.
   Вновь выдох - вдох.
   Пауза.
   Карел ждал. Постепенно перед ним начала проступать очертания комнаты. Они вполне совпадали с реальными. Восемь дверей были расположены строго по сторонам света. В библиотеку он вошел через дверь, расположенную на востоке. "Неужели то, что я ищу прямо передо мной? Запад? Нет, такого не может быть. Я чувствую, что здесь хранится нечто большее, чем простая легенда", - подумал Карел.
   Вдох. Выдох. Пауза. И снова смена картинки. Все ярче и четче он видел очертания главного зала библиотеки. Все семь дверей обрели яркие цвета. Его влекла серебристо-зеленая дымка восточной двери, но Карел чувствовал, что это не та дверь. Он ощутил легкий энергетический поток. Что-то звало его. Тянуло, просило найти.
   Выдох. Вдох. Пауза.
   Молчание разума. Замедленные удары сердца.
   Вдох. Пауза. Выход. Пауза.
   Он ощутил легкий энергетический поток, зовущий за собой. Было похоже на то, что он нашел нечто, позвавшее его в Город Призраков. Только пока он не был уверен. Карел погружался ещё глубже в созерцание образа. На мгновение краски вспыхнули ярче. Вот она - черная дверь на севере. Сила севера - сила стихии земли. Сила Тьмы.
   "Слушай сердце, хранитель. В нем всегда звучит голос Баланса".
   И сейчас он слышал этот голос. Пока ещё слабый, но с каждой секундой все более точно различимый в неуправляемом потоке ощущений. Карел чувствовал, что он действительно прав, но глаза открывать не торопился.
   Вдох. Выдох. Без паузы. Вдох.
   Карел осторожно развел руки в стороны, держа их ладонями вверх. Как и раньше он ощутил холодок, пробежавший вдоль позвоночника. Да, точно, северная дверь. Её холодная поверхность излучала тепло. А зов зазвучал в полную силу. Карел не был уверен, что слышал голос Баланса. Но голос, который он слышал, обращался только к нему. Он звал его за собой. Теперь Карел не сомневался. Он открыл глаза. Яркий свет больно ударил по глазам. Но это было сейчас не важно. Карел приблизился к черной двери. Прикоснулся к ее холодной поверхности. Тишина. Он не ощутил ничего. Странное и до этого момента незнакомое чувство. Он не торопился открывать дверь. Но и избежать этого не мог.
   Дверь легко поддалась. Карел вошел.
   Огромная комната и множество книжных шкафов. Все книги были аккуратно расставлены по полкам. Каждая полка подписана, чтобы быстрее найти нужную книгу. Но Карелу это было не нужно. Он шел вдоль книжных шкафов и порой прикасался к корешкам некоторых книг. Иногда он останавливался и ждал. Ждал, что услышит подсказку, идущую из глубины сердца. Порой ему казалось, что он уже нашел то, что необходимо. Но это было не так. Он остановился и вновь закрыл глаза. Магический образ комнаты возник мгновенно. Только не было ярких цветов, способных подсказать ему, где прячется та книга, за которой он пришел. Не важно, что там говорили Страат и Лилиана. Они лишь старались скрыть дела городских магов.
   "Слушай голос Баланса, что звучит в твоем сердце. Он поможет найти верный путь".
   Вот теперь Карел слышал этот голос. И именно поэтому он и стоял здесь, в городской библиотеке. Он чувствовал, что совсем близко хранится опасная тайна, способная не просто нарушить Баланс, а полностью его уничтожить. Может быть, именно здесь спрятано Таро Немезиды?
   "Странно, - подумал Карел, - я уверен, что открыл нужную дверь. Только я не чувствую эту книгу. И карт то же. Но что-то определенно здесь ждет меня".
   Он открыл глаза и двинулся вдоль книжных полок. Он легко касался рукой переплетов книг. Но пока так и не ощутил тепла или холода в кончиках пальцев. Среди книг были поистине редкие и ценные, но ничего опасного. Через пару часов Карел устал. И в изнеможении опустился на пол около стены. Он прикрыл глаза.
   И вдруг послышалась странная песня. Карел хорошо различал слова, но песня была на старолеменском наречии, которое теперь уже мало кто использовал. Он плохо знал это наречение и почти не мог разобрать слова. Мелодия была грустная и тревожная. Карел ощутил всю безграничность своего одиночества. Служение Балансу делало его жизнь похожей на бесконечное путешествие в мире чужих ошибок. За годы обучения в Ордене он привык к этому, и даже не обращал внимания. Но звуки странной песни на мертвом языке разбудили забытые мечты и надежды. Он готов был уйти из Города Призраков прямо сейчас. Просто бросить все и уйти. Не важно куда. Хоть за Черный Предел в Область Тьмы. А невидимый голос пел. И вдруг Карел осознал, что понимает слова.
   Он больше не хотел оставаться в этом мрачном месте. Карел не желал исправлять чужие ошибки. Он не мог мириться с требованиями Кодекса хранителей. Он хотел быть свободным. А голос пел все громче и громче. О далеких любимых, покинутых всеми. О красивых мечтах, погребенных под пеплом фантазий. И о бесконечной дороге. Карел слышал напоминание о снах, рожденных в ночи полной луны. Он вспомнил, какие это были удивительные сны. Он готов был погрузиться в их сумеречный мир навсегда. Карел готов был заплакать. Он хотел быть свободным, а не следовать указаниям Ордена.
   Вдруг песня оборвалась. В звенящей тишине ему почудился легкий звон оборвавшихся струн. Сердце бешено колотилось.
   Вдох. Выдох. Гулкие удары. Вдох. Выдох. Пауза.
   Реальность. Ничего больше. Никаких странных песен. Никаких фантазий и грез. Только теперь Карел знал, где находится книга, которую он так долго искал. Он поднялся с пола и уверенно подошел к одному из книжных шкафов. Неприметный серый переплет. Карел прикоснулся к книге. Да, это была она. Она взял её в руки. Небольшой сборник разных историй. Карел открыл книгу наугад.
   Да, это была именно она. Заголовок на странице гласил: "Карты Судьбы, или Таро Немезиды, - инструмент мага". Карел углубился в чтение. Автор, называвший себя Ангелус, утверждал, что судьбу человека можно изменить. Надо взять Таро Немезиды и сначала сделать обычный расклад, проясняющий предначертанное. А вот затем следовало изменить ключевые карты. И все. Судьба человека должна была измениться так, как указывал новый расклад. Ангелус утверждал, что в Городе Призраков всегда были маги, способные изменить судьбу любого человека. Еще автор предупреждал, что это действие может серьезно пошатнуть Равновесие сил. И если это произойдет, то изменяется судьба не одного человека, а и самого мага, делающего расклад.
   "Что ж, - проговорил Карел, - похоже я знаю, что пытаются скрыть от меня Страат и Лилиана. Неужели все так просто? Похоже теперь самое время переговорить со старым магом".
   Карел аккуратно поставил книгу на место. Он поторопился к выходу. Выйдя из библиотеки, он огляделся. Понятно, что Лилианы нигде не было видно.
   Еще утром Страат показал, где находится его дом, так что Карел и без помощи Лилианы мог до него добраться. Он уверено зашагал к дому Страата.
   По дороге он встретил несколько человек. Они с любопытством смотрели на него. Но как только понимали, что перед ними хранитель Баланса, то торопливо отводили взгляд и ускоряли шаг. Никто из них не пытался заговорить с ним. И Карел чувствовал, что они боятся его. "Что ж, - подумал он, - страх со временем проходит, а вот ненависть не исчезает никогда".
   Карел шел быстро и вот уже стоял перед домом Страата. Карел постучал. Дверь открылась сразу. Можно было подумать, что Страат ждал его прихода, стоя у двери.
   - Проходи, хранитель Баланса, будь гостем в моем доме.
   - Благодарю тебя, Страат. Я не отниму у тебя много времени. Мне нужно задать тебе лишь несколько вопросов.
   Страат посторонился, пропуская Карела. Закрыл дверь.
   - Пойдем в гостиную, там нам будет спокойнее.
   Карел кивнул, и последовал за Страатом. Прорицатель указал на кресло, стоящее ближе к окну. Карел подумал и выбрал другое, стоящее около камина. Страат пожал плечами, но ничего не сказал.
   - Скажи мне, Страат, что тебе известно о Картах Судьбы?
   Возможно, вопрос был неожиданным, но Страат ни единым движением не выдал эмоций.
   - Таро Немезиды? Ведь тебя интересует эта колода?
   - Да, именно они. Что тебе известно об этой колоде?
   Страат нахмурился и потер лоб рукой.
   - Пожалуй то же, что и многим другим. Существует древняя легенда, в которой говорится о Картах Судьбы, или Таро Немезиды. Это особенная колода. В ней только Старшие Арканы. Так что в колоде всего лишь двадцать три карты.
   Карел с удивлением посмотрел на Страата.
   - Пустая карта. Почему-то о ней все забывают.
   Прорицатель помолчал, а затем продолжил.
   - Так вот, в этой колоде двадцать три карты, - повторил он, - но главное не это. Считается, что Таро Немезиды можно использовать не только для предсказаний.
   Страат замолчал. Карел тоже молчал. Возможно, прорицатель ожидал вопроса, но его не последовало. Внутренний голос настойчиво советовал рассказать инквизитору все, что Страату было известно о Таро Немезиды. Но когда-то он принял слова демона за собственные мысли, так что Страат решил не торопиться и рассказать о Таро Немезиды только то, что могло бы быть принято за полную правду, и умолчав лишь о том, кто ее создал. "Когда-нибудь сам докопается, - подумал Страат, - но, возможно, этого и не произойдет никогда. А вообще-то странно, почему он расспрашивает об этом? Ведь колода должна храниться в Ордене. Возможно, Лилиана права, и нашелся тот, кто похитил Таро Немезиды. Только это невозможно!"
   Прорицатель глубоко вздохнул и продолжил.
   - Сила Таро Немезиды заключается не столько в точности предсказаний, сколько в том влиянии, которое оно оказывает на реальность.
   - И в чем заключается это влияние?
   - Карты могут ее изменять.
   Страат сказал это так, будто сообщал Карелу о том, какая сегодня погода.
   - Ты хочешь сказать, Страат, что человек, в руки которого попадет эта колода, может вмешиваться в ход истории?
   - Не совсем так.
   - Тогда как?
   - Этот человек может изменить Судьбу.
   - Чью? Свою?
   - Кого угодно.
   - Как это происходит?
   - Необходимо сделать расклад, соответствующий цели, а затем изменить ключевые карты или порядок их следования. Тогда реальность перестраивается и судьба изменяется.
   - Так просто?
   - Конечно, нет. Это может сделать только тот, кто достиг высокого магического уровня.
   - Например, такого, как ты или Лилиана?
   Страат внутренне напрягся. Да, разговор принимал несколько иной тон. Теперь главным был Карел. Да и вообще беседа стала больше походить на допрос.
   - Нет, - произнес Страат, - ни я, ни она никогда бы этого не смогли сделать. Да, Лилиана сильна в магическом искусстве, она даже сильнее меня. Но и для неё подобное взаимодействие с Таро Немезиды невозможно. Впрочем, как и для меня. Только тот, кто в полной мере познал Равновесие может изменить ход судьбы. Думаю, что не так много людей, кто может это сделать. Когда-то я слышал, что таких всего-то человек пять в этом мире.
   - Ты видел эту колоду?
   Страат пропустил вопрос мимо ушей и продолжил.
   - Насколько мне известно, колода уже давно храниться в Авенараде.
   - Возможно ли сделать копию?
   - Да, я слышал, что были такие желающие. Но сам подумай, копия этой колоды никогда не будет иметь силы оригинала. Я бы сказал, что это просто невозможно.
   - Ты видел Таро Немезиды? - повторил свой вопрос Карел.
   - Да, только это было давно, хранитель, - вздохнул Страат, - Очень давно...Я порой даже думаю, что это был только сон.
   - А копии ты видел? Если они и, правда, существуют, возможно, ты видел их?
   - Нет, не видел. Я же сказал тебе, что вряд ли возможно сделать копию Таро Немезиды. Думаю, что если кто-то и преуспел в создании копии, то это даже не копия, а самостоятельная, правда, точная и опасная колода.
   Страат помолчал.
   - Я слышал, что подобная колода карт хранится у предсказателя Бихейма в Эльфере. Может быть, это и есть попытка сделать копию Таро Немезиды. А вероятно, что ее у него уже нет. Ты знаешь, Таро сами выбирают человека. Да и были ли это Таро Немезиды, кто знает?
   Карел задумался. Похоже, что Страат говорил правду, и Таро Немезиды не было в Городе Призраков. В Эльфере его, возможно, тоже ждала неудача, но он должен был пойти туда. Даже если он не ничего найдет, он расспросит прорицателя из Эльфера о Таро Немезиды.
   - Спасибо тебе, Страат.
   - Ты останешься?
   - Нет, я должен идти дальше.
   - Думаешь отправиться в Эльфер?
   - Да.
   - Что ж, удачи тебе, хранитель. Пусть твое путешествие будет удачным.
   - Спасибо, Страат. Прощай.
   - До свидания, хранитель.
   Карел поднялся и вышел. Страат остался сидеть в кресле. Он слышал, как за Карелом захлопнулась дверь. На Страата нахлынули воспоминания. Много лет назад в дверь его дома постучал Винсент Фаар. Судьба. Винсент стал одним из лучших учеников Страата. Это было хорошее время. А потом Винсент покинул Город Призраков.
   В гостиную вошла Лилиана. Она двигалась так тихо, что Страат не заметил ее, пока она не заговорила.
   - Наш гость покинул нас. Почему так быстро?
   - Что? - спросил Страат. Он не сразу понял, что она спрашивает.
   - Инквизитор ушел?
   - Да, он отправился дальше.
   - Почему так быстро?
   - Мы не интересны ему.
   - Что же, это и к лучшему.
  
   - Он ищет Таро Немезиды. Кстати, он нашел эту книгу. Хорошая была мысль подсунуть ему писанину Ангелуса.
   Страат помолчал и вдруг спросил:- Лилиана, а почему ты думаешь, что Таро Немезиды уже не в Авенараде?
   - Неужели ты думаешь, что я настолько безумна, что решилась ее похитить?
   Страат вздрогнул от ее смеха. Когда Лилиана перестала смеяться и с трудом успокоилась, она все еще улыбаясь сказала:
   - Нет. Я не причастна к этому.
   - То есть ты уверена, что кто-то похитил колоду из Ордена?
   - Конечно. С чего бы это Рейнгольду отправлять своего лучшего ученика расспрашивать нас о Таро Немезиды. Думаю, что не ошибусь, если предположу, что дальше он отправиться в Эльфер или Наруд. И будет расспрашивать Бихейма и Нирена о Таро Немезиды. Только это бессмысленно. Никто из нас не похищал колоду. И мы знаем почти столько же, сколько и этот инквизитор.
   - Да. Знаю.
   Страат замолчал, давая этим понять, что разговор окончен.
   Лилиана, не прощаясь, покинула его дом.
  
   Глава 9, из которой мы могли бы узнать кое-что о древнем демоне, но эта часть рукописи была уничтожена хранителями Баланса, потому что есть тайны, которые должны оставаться тайнами
  
  
   Глава 10, повествующая о жителях Эльфера и их тайнах
  
   Пустыня Миражей была настолько велика, что даже большие города терялись в ней как песчинки. Многие путешественники пытались создать подробные карты На картах было точно отражено местоположение столицы - Сумеречного города, границы с Летанарией и Черный Предел, за которым располагалась Область Тьмы. В остальном карты порой сильно отличались друг от друга. На каких-то картах отсутствовал Город Призраков, а кто-то из путешественников почему-то не отмечал Лунный город. И главное - мало кто наносил на карту Лабиринт сновидений.
   Небольшой город Эльфер располагался на севере страны. Эльфер славился своими сказочниками, ювелирами и кружевницами.
   Нигде и никогда больше вы не услышите таких удивительных и захватывающих историй, как в Эльфере. В этом городе почти каждый житель обладал чудесным даром рассказывать сказки и правдивые истории. Некоторые даже зарабатывали себе этим на жизнь, но таких было немного. Сказки в Эльфере никогда не записывались, поэтому у одной истории существовало бесконечное множество вариантов. Даже правдивые истории о том, что происходило когда-то в Эльфере или в каком-нибудь другом городе, серьёзно отличались одна от другой. Конечно, в городе был летописец, но он был тоже натурой увлеченной, так что порой из-под его пера реальные события выбирались преображенными.
   Некоторые сказочники путешествовали из города в город. Когда кто-то из них оказывался в Наруде, то истории записывались. Так появились "Легенды Эльфера и Сумеречного города". Из путешествий сказочники приносили новые истории, порой настолько неправдоподобные, что слушатели просили повторять по нескольку раз. И каждый раз удивлялись.
   Многие приходили в Эльфер не за историями, а чтобы купить украшения или кружева. Эльферские ювелиры создавали украшения редкостной красоты и никогда не создавали двух одинаковых вещей. Даже кружевницы никогда не повторяли один и тот же узор дважды. Качество работы было таким, что носить кружева не стыдно было бы и правителям. А вот цена была вполне умеренной, так что носить их могли и простые люди.
   Если бы не сказочники, ювелиры и кружевницы, то Эльфер был бы совсем непримечатльным городком, затерявшемся среди песков Пустыни Миражей. Ведь больше в Эльфере ничего особенного не было. Улочки города были узкие, а дома - маленькие. Жители Эльфера не гнались за роскошью. Они предпочитали покой и комфорт. Горожане были приветливы и гостеприимны. Они отличались хорошими манерами, тактом и чувством юмора. Возможно, поэтому в Эльфере редко происходило что-то неприятное. На севере города стоял небольшой Храм, в котором лениво скучали два жреца Баланса. Не далеко от Храма жил местный прорицатель Бихейм. Сам он был родом из другого города, но откуда он прибыл в Эльфер никто не знал. К тому же это было давно, и многие даже не знали, что Бихейм родился в чужих краях. К нему часто обращались родители новорожденных за советом или предсказанием. Бихейм старательно изучал гороскоп ребенка и делал предсказание. Но в Эльфере редко рождались дети, отмеченные знаками судьбы. Бихейм любил уединение, и горожане старались не беспокоить его лишний раз. Как и положено прорицателю и магу у него порой появлялись ученики, но это бывало редко. Казалось, Бихейм старательно оберегал от слишком любопытных какую-то тайну.
   Так что, Карела в Эльфере не ждало ничего особенного. Правда вот дорога от Города Призраков до Эльфера оказалась не такой простой, как он представлял в начале.
  
   Глава 11 рассказывает о том, как молодой инквизитор добрался до Эльфера
  
   Когда Карел покинул Город Призраков, он думал, что до Эльфера он доберется куда как быстрое. Однако первую ночь он провел под открытым небом. Другого варианта не было. Когда было так темно, что он просто не видел куда шел, Карел решил заночевать в нескольких метрах от дороги. Он заметил несколько больших камней и расположился около них. Костер развести было не из чего. Карел достал из дорожного мешка еду. Ужин получился скромный, но могло не быть и этого. Ночи в Пустыне Миражей и летом были холодными, а сейчас была ранняя весна. Карел достал второй плащ и плотнее закутался в него. Засыпая, он надеялся, что завтра он сможет добраться до какой-нибудь деревни. И ему не придется вновь ночевать под звездным небом. Красиво, конечно, но неудобно. Да, и после ночи в поле вряд ли он будет выглядеть грозным хранителем Баланса, скорее всего, он будет больше похож на скитальца по Пустыне.
   Проснулся Карел от холода ещё до рассвета. Он сел и поежился. Даже второй плащ не спас его холода ночи. Есть не хотелось, да и все равно еды было мало. Так пара кусков сыра, хлеб, вода и немного вина. Карел так торопился покинуть Город Призраков, что не успел пополнить свои запасы провизии. Да и не подумал об этом. Это было настолько глупо, что он даже не мог злиться на себя. Впереди его ожидало почти три дня пути. Карел надеялся, что вдоль дороги будет какая-нибудь деревенька или хотя бы чей-нибудь дом. Правда, от таких одиноких домов и полузаброшенных деревень ничего хорошего ожидать не приходилось. В них можно было встретить не только людей, но всякую нечисть. Так что, никакой романтики в путешествии не было, а проблемы могли вот-вот начаться. В Ордене не было ни одного ученика, который не мечтал о путешествиях. Все они рисовали в воображении удивительные романтичные картины дальних странствий. Они видели себя непреклонными хранителями Баланса, спешащими из города в город, чтобы восстановить нарушенное Равновесие. Так было и с Карелом. Он тоже мечтал о чужих странах и городах.
   Но бывали дни, когда он испытывал сомнения. То, что творили некоторые хранители пугало его. А некоторые аспекты служения Балансу то удивляли, то вызывали резкое неприятие. И больше всего ему не нравилось, что от хранителя Баланса требовалось полное отречение от себя, от своих чувств и желаний. Это было чуждо его натуре, но Карел быстро понял, что чувства можно скрывать, и не обязательно от них отказываться. Последние несколько лет место романтических фантазий о далеких странствиях заняли мысли о том, что цена сохранения Баланса слишком высока. Одиночество, самопожертвование и самоотречение казались Карелу разрушительными для его личности. И эти мысли всегда появлялись следом за странными снами, о которых он не рассказывал никому. Да и сам старался думать о них как можно реже.
   Чем чаще он попадал в странный мир сновидений, тем сильнее было желание познать эту новую для него реальность. Он желал понять этот мир, в котором была гармония. Чем чаще появлялись сны, тем сильнее Карел сомневался в правильности своего пути, но покинуть Орден он мог лишь став хранителем Баланса. И он приложил все силы, чтобы подготовиться к последнему экзамену.
   Карел вспомнил, как магистр Рейнгольд часто называл его своим лучшим учеником. И многие из старейшин считали, что именно Карел со временем станет магистром Ордена. Но это было невозможно. Это знал Рейнгольд, это знал и Карел. Рейнгольд, правда, не знал, почему это так, а Карел догадывался, что все дело в его странных снах и сомнениях, которые надежно поселились в душе.
   Этой ночью ему ничего не приснилось. Карел промерз, но все равно убрал серый плащ в дорожный мешок. Серый цвет нравился ему больше, но черный больше подходил для долго путешествия. Вообще-то Карел предпочел бы носить темно-зеленые или серо-голубые одежды, но это было не принято. Никто не запрещал, но и не поощрял выбор хранителем других цветов, кроме черного и темно-серого.
   Карел поднял дорожный мешок и вернулся на дорогу. Идти предстояло целый день. И чем больше он сможет пройти до наступления темноты, тем скорее окажется в Эльфере.
   Карту он смотреть не стал. Как он понял ещё в первые недели путешествия, что любая карта сильно отличается от местности. Оставалось надеяться, что голос Баланса подскажет ему правильный путь, если он вообще существовал в этой пустынной местности.
   Когда солнце было в зените, Карел все еще шел. Он шел уже около шести часов, и за все это время никого не встретил. Не было людей, не видно было и домов, даже брошенных. Зато местность начала изменяться. Вместо унылой степи все чаще попадались островки зелени. Пустыня Миражей давно уже не была пустыней. Пески уцелели лишь на востоке и юго-востоке страны. А вот северные части постепенно становились зелеными. Говорили, что все дело в Северном море. Но, возможно, что дело было в том, что когда-то Пустыня Миражей вообще имела другие границы.
   Карел видел разные карты. На некоторых из них границы были изображены совершенно иначе. Да и городов было намного больше. Только это было очень давно. Гораздо раньше, чем появился Орден хранителей Баланса. А он, казалось, существовал всегда. Даже если не всегда, то уже последние две тысячи лет точно. Неизменно на всех картах были отмечены Сумеречный город, Черный предел и Область Тьмы.
   Карел знал, что Рейнгольд побывал за Черным Пределом. И он не раз задавал учителю вопросы об Области Тьмы. Но вот только ответы были туманными и не удовлетворяли любопытства Карела. И он начинал искать ответы на вопросы сам. Но чем больше он читал, тем сильнее понимал, насколько тщательно скрывается тайна. Однажды он набрался смелости и спросил Рейнгольда, кто имеет право посетить Черный Предел и Область Тьмы. И Рейнгольд ответил, что как только Карел станет полноправным хранителем Баланса, он сможет отправиться туда сам. И если бы не история с Таро Немезиды, то Карел шел бы сейчас совсем другим путем. Правда, магистр всегда подчеркивал, что попасть в Область Тьмы может только тот, кто в совершенстве познал Равновесие.
   После полудня Карел решил, что пора бы и отдохнуть. Он приметил впереди несколько высоких деревьев. Они казались вполне подходящим укрытием от жаркого весеннего солнца. Через некоторое время Карел сидел в тени деревьев. Нехитрый обед из сыра и хлеба, немного воды. И вдруг он понял, как же он устал! Устал от всего. На него вновь нахлынули сомнения. Он прикрыл глаза.
   "Слушай голос Баланса, что всегда звучит в твоем сердце. Он укажет тебе путь".
   Но Карел ничего не слышал, или не хотел слышать? Каждый раз все начиналось именно с этих вопросов. А затем возникали другие вопросы, на которые он не мог ответить. Была лишь одна мысль: "Это не мой путь. Я не хочу никуда идти. И мне безразлично сейчас нарушит кто-то Равновесие или нет. Тогда кто же я? Отступник?" Но и на этот вопрос ответа у него не было.
   "Чей же тогда голос звучал в моем сердце, когда я пришел в Город Призраков? Если это был не голос Баланса, то чей?" - спрашивал себя Карел, пытаясь заглушить сомнения. И как обычно это ему удалось.
   "Не важно, - сказал он себе, - ничего не имеет значения, кроме цели моего путешествия. И я не остановлюсь, пока не найду эту колоду карт. И не успокоюсь, пока не узнаю, кто их создатель, и кто хранит секрет создания. И пусть это будет долгий путь, но я пройду его до конца".
   Карел не заметил, как уснул. Когда он открыл глаза, солнце уже клонилось к закату. Он быстро встал и собрал вещи в мешок. Надо было продолжать путь. "Ничего, - подумал Карел, - до того, как окончательно стемнеет, я, наверняка, успею пройти еще не мало".
   Надежда найти нормальный ночлег была убита. Так что теперь он просто шел вперед. Карел знал, что где-то там впереди его ждет разгадка удивительной тайны Таро Немезиды, способного изменять судьбы людей.
   Дорога по-прежнему была пустынной. Через несколько часов Карел остановился, чтобы все-таки взглянуть на карту. Когда он покидал Авенарад, Рейнгольд подарил ему карту, сказав при этом, что она лучшая в Авенараде. Карта была сделана на красивой плотной бумаге. Нарисована она была с мельчайшими подробностями, если сравнивать ее с большинством карт Летанарии и Пустыни Миражей. На этой карте был отмечен Леменский оазис и Серый Предел. А на востоке от Сумеречного города располагалось какое-то место, но названия возле обозначения не было. Как понял Карел, эту пометку на карте оставил магистр. Видимо, что это было какое-то магическое место, показавшееся Рейнгольду важным. "Может быть, - подумал Карел, смотря на неизвестную точку, - я когда-нибудь узнаю, что именно там находится".
   Он сосредоточился на дороге, ведущей из Города Призраков в Эльфер. Если верить карте, то до Эльфера было около трех дней пути, а может быть и меньше. Вдоль дороги на карте не было отмечено ни одного поселка или городка. Так что можно было смело располагаться на ночлег около дороги. Карел решил, что в этот раз он позаботится о дровах для костра. Мерзнуть снова не хотелось.
   Карел шел еще пару часов, и наконец-то увидел то, что хотел. Несколько невысоких деревьев. Он поспешил. Хворост для костра надо было собрать, пока еще хоть что-то было видно. Костер горел не ярко, но это было лучше, чем полная тьма. Карел доел сыр, а вот хлеб оставил на завтра. Вина осталось лишь пара глотков, зато воды было много.
   После ужина Карел достал из дорожного мешка свою шкатулку, в которой хранились кольцо и крест хранителя Баланса. Покидая Авенарад, он не был готов их одеть. Теперь Карел чувствовал, что время пришло. Он взял крест, висевший на тяжелой цепочке. Серебро приятно блеснуло. Не сомневаясь, Карел надел его на шею. Он никогда не думал, что украшение могло быть таким тяжелым. Он прикрыл глаза и обратился к Балансу. Он просил лишь одного: научить его слышать голос Баланса в своем сердце. Большего он просить не хотел, да и не мог. Когда Карел ощутил взаимосвязь с крестом в полной мере, он открыл глаза. Кольцо поблескивало в шкатулке. Прикасаться к кольцу Карел не спешил. Он вспомнил, как мечтал об этом дне. Но в мечтах все было совершенно иначе. Карел аккуратно взял кольцо. Семь сплетенных между собой трилистников. Вязь линий, плавно переходивших из одной в другую, завораживала. Карелу показалось, что в лунном свете кольцо поблескивает голубыми искрами. "Что ж, - произнес он, - пусть теперь не будет иного пути, кроме пути Баланса". Он надел кольцо на безымянный палец левой руки.
   Теперь эти вещи должны стать частью его самого. Они теперь были знаками для других и напоминанием для него. Карел понимал, что у него нет иного пути, кроме как отдать всю свою жизнь на служение Балансу. Но он не выбирал этот путь. Это была судьба. Его судьба...И он почти верил в это.
   Вот только когда он видел странные сны, ощущение неправильности происходящего возвращалось. Просыпаясь, он вновь сомневался. Карел надеялся, что теперь, когда он наконец-то решился носить крест и кольцо хранителя Баланса, все изменится. Сновидения исчезнут, или станут обычными ничего не означающими снами.
   "Я следую срединным путем, в движении сохраняя Баланс. Чтобы ни случилось, я всегда приму лишь единственное верное решение, сохраняющее Равновесие. Я отказываюсь от оценок и ожиданий. Я следую срединным путем, в движении сохраняя Баланс".
   Короткая молитва, от которой ему стало легче. Карел закрыл глаза и еще несколько раз повторил молитву. А затем спокойно уснул.
  
   Карел проснулся еще до восхода солнца. Лежать было неудобно. Затекла шея. Он поднялся. Осторожно потянулся. Боль в шее немного отпустила. "Да, только этого мне сейчас и не хватало", - подумал он. Костер догорел давно, но пара угольков все же краснела среди золы и пепла. Он подбросил несколько сухих веток. Воды осталось много, а на дне мешка он обнаружил маленький мешочек с чаем из Леменского оазиса. "А я думал, что чай закончился. Что ж, - подумал Карел, - это уже лучше, чем ничего". В небольшой жестяной кружке он вскипятил воду и бросил в нее щепотку чая. Достал хлеб. Вот и весь скромный завтрак. Впрочем, Карел это не беспокоило. Он легко мог обходиться без еды, а воду, наверняка, где-то удастся раздобыть. Да и завтра утром он уже будет Эльфере. Он этих мыслей даже стало как-то теплее. Закончив завтракать, Карел быстро собрал вещи. Затушил костер и вышел на дорогу. Солнце показалось над горизонтом. Он поспешил. Карел хотел пройти до обеда как можно больше.
   Вдалеке виднелись деревья. Вполне возможно, что там была какая-нибудь деревенька. А даже если и не было, то уж родник должен быть.
   Карел шел и ни о чем не думал. Дорога была такой же пустынной, как и накануне. "Что ж, в Пустыне Миражей, говорят, не так и много жителей. Да и чего им без особой нужды отправляться в путь ранней весной, когда еще слишком холодно ночью, и порой целый день идет дождь", - подумал Карел.
   Он шел без остановки где-то до двух часов. Обедать было нечем, он не устал, но все равно решил передохнуть. Карел присел на небольшой валун около дороги. Камень был теплым. Карел заглянул в сумку. "Да, - мелькнула мысль, - сложить бы вещи аккуратно не помешало бы". Чем он и занялся. Вещей было мало, так что через полчаса он уже продолжал путь. И вот он уже отлично видел небольшую рощу. Издалека ему показалось, что это невысокие деревья, но когда он подошел ближе, увидел, это был самый настоящий густой лес. А дорога уходила в самую гущу деревьев. Карелу это не нравилось, но другого пути не было. Особо бояться ему было нечего. Разбойники? Так они никогда не сунутся к хранителю Баланса. Звери? Их Карел не боялся. Другое дело, что в таких местах вполне могла водиться разная нечисть. Только и она особой опасности не представляла. Но все равно было как-то неприятно. Возможно, сказывалась усталость. Через полчаса дорога превратилась в узкую извилистую тропинку. А ещё через пару часов Карел оказался на небольшой поляне.
   Скромно притаившись между деревьями, на самом конце поляны виднелся маленький домик. Света в окнах не было, а ведь солнце почти село. Похоже, что дом был пуст. Карел замедлил шаг, но ничего особенного не ощутил. Самый обыкновенный лес, поляна. Ничего таинственного. Даже следов магии не было. Он приблизился к дому. Да, дом был давно заброшен. В отделенных уголках Пустыни Миражей таких домов было много. Карел подошел к двери дома. Прикоснулся к ручке. Ничего. Пустота. Лет десять никто не прикасался к ней. Но он все равно постучал. Ответа не было. Карел открыл дверь.
   Дом был пуст. Это был маленький дом с двумя комнатами. В первой был огромный очаг, стол, две лавки и небольшой шкаф для посуды и припасов. Одна лавка стояла около стены, другая - около стола. Вторая комната оказалась уютной спальней. В ней не было ничего, кроме кровати, комода и небольшого зеркала.
   Судя по толстому слою пыли, дом покинули давно, и никто в него не заходил с тех пор. Что ж, это было не так и плохо. На западню дом не был похож. Карел, не снимая сумку с плеча, подошел к очагу. Дров не было, зато на столе нашлась толстая свеча в медном подсвечнике. Карел зажег ее. Стало как-то спокойнее. Он вышел из дома. Обошел его. За домом обнаружился колодец, и небольшой навес, под которым валялось несколько поленьев. Карел собрал их и вернулся в дом. Огонь он развел быстро. Вытащил из сумки одну из старых рубашек, которую решил превратить в тряпку. Он вытер пыль со стола и лавки. Потом вышел к колодцу. Около него он нашел небольшое ведро и наполнил его водой. Вернувшись в дом, он согрел воду прямо в ведре. И только теперь понял, что устал, и голоден. Но еды не было. Был чай и кусок хлеба. Но все равно Карел был доволен. Сегодня он будет спать под крышей и на кровати. А еще он умоется теплой водой, а утром будет на пути в Эльфер.
   Когда вода нагрелась, Карел первым делом умылся. Он достал из сумки свежую рубашку. Завтра он еще продолжит свой путь в черных одеждах, а перед входом в Эльфер сменит их на серые. В Эльфере он обязательно найдет для себя другую одежду. Карелу нравился черный цвет, но он думал, что именно это отталкивает людей.
   Черный и серый были основными цветами. И никто из хранителей не носил одежды других цветов. Это не было запрещено, но Карел знал, что если он будет носить светло-серые или светло-синие одежды на него будут смотреть косо. И в первую очередь сами хранители. "А может быть, и не будут, зато, возможно, люди не так будут реагировать, ведь одно дело черный цвет, а другое - светлые цвета. И почему хранители об этом не думают? Ведь Баланс, Равновесие - это всегда светлая сторона, а мы носим одежды, будто все принадлежим Тьме" - подумал он.
   Карел заварил чай. Аромат чая смешивался с дымом очага. Карел отхлебнул горячий и терпкий напиток. Мыслями он вновь вернулся к событиям в Городе Призраков. Что-то было не так, но что именно он никак не мог уловить. Страат явно что-то не договаривал. "Похоже, он отлично знает, у кого эти карты сейчас, только не захотел мне об этом рассказать, - думал Карел. - Ну, ладно, я и сам все узнаю. Сейчас мне ясно только то, что эти карты просто необходимо найти. Кто знает, что новый владелец уже успел натворить с их помощью".
   Еще он подумал, что с удовольствием бы задержался в этом домике на несколько дней, если бы была еда. Еды не было. Охотится? Но у него нет оружия. Карел отказался брать его с собой в дорогу. Может быть, оно и пригодилось бы сейчас. Карел допил чай. Сначала хотел заварить еще кружку, но передумал. Спать хотелось больше, чем пить или есть. Он подбросил дров в очаг, хотелось выспаться в тепле.
   Карел взял свечу и пошел во вторую комнатку. Он снял сапоги, плащ положил на постель, сумку положил под голову и а второй плащ использовал как одеяло. Задул свечу, устроился поудобнее, закрыл глаза и сразу уснул.
   Темная пелена сна постепенно стала рассеиваться. Он видел один из своих странных снов. Лабиринт. Да, это был именно он. Карел стоял перед входом. За спиной он услышал легкое движение. Он хотел оглянуться, но сдержался. Он знал, что это стражи лабиринта. Они вновь будут сопровождать его. Карел спокойно вошел. В этот раз все было иначе. Крест на шее стал тяжелее. Карел удивился. Ощущения больше напоминали не сон, а реальность. Он медленно продвигался по лабиринту. Голубое свечение стен стало неровным. Карел прислушался. Песня. Кто-то пел. Голос был низкий, но, кажется, что пела женщина. Голос был тихий, слов почти не разобрать. Он слышал удивительно красивую мелодию и шел на ее зов. Картина дрогнула. Крест стал невыносимо тяжелым. Дышать было трудно. И вдруг все исчезло. Темнота. Карел не сразу понял, что он смотрит в потолок небольшой комнатушки в заброшенном лесном доме.
   "Сон... только лишь сон", - проговорил он и, закрыв глаза, вновь уснул на этот раз без сновидений.
   Карел проснулся, когда солнце уже взошло. Он чувствовал себя прекрасно, и не сомневался, что уже к обеду будет в Эльфере, если карта не врет. Он спокойно разжег огонь в очаге, принес воды, согрел ее и умылся. Потом заварил чай. Торопиться было некуда. Карел как мог навел в доме порядок. Произнес благодарственную молитву Балансу. Еще раз осмотрев дом, взял свои вещи и вышел. Возможно, что он когда-нибудь вернется сюда.
   Вначале он шел через лес, но где-то через час лес закончился. Тропинка постепенно переходила в широкую дорогу. "Интересно, а как же купцы ездят? Такая тропинка совсем не годится для обозов. Но, возможно, что это не единственная дорога", - думал Карел. На горизонте виднелись очертания городских стен Эльфера. Дорога по-прежнему была безлюдна. Возможно, что ей, правда, мало кто пользовался. Очень скоро эта мысль подтвердилась. Карел дошел до развилки, где встречались две дороги, сливаясь в одну, ведущую в Эльфер.
   Эльфер был уже близко. Прежнее желание поменять черные одежды на серые улетучилось. Карел чувствовал, что лучше, если он будет выглядеть как самый обыкновенный путешествующий хранитель Баланса. "Еще придет время для светлых одежд", - подсказывал ему внутренний голос. Чем ближе Карел подходил к Эльферу, тем чаще попадались путники. Почти все сначала с любопытством смотрели на незнакомца, но как только понимали, что перед ними инквизитор, тут же отводили взгляд и старались идти быстрее. Карел уже не удивлялся этому, но такое отношение было ему неприятно. Он совершенно не желал, чтобы его боялись и уж тем более ненавидели. Но, увы, многие хранители Баланса порой вели себя как настоящие монстры, так что и удивляться было нечему.
  
   Глава12, рассказывающая о том, что произошло в Эльфере
  
   Когда Карел подошел к Западным воротам Эльфера, стражники, ничего не спросив, пропустили его. И мгновенно исчезли. "Что ж, - подумал Карел, - по крайней мере, никакого назойливого внимания". Он решил, что первым делом найдет постоялый двор, а может быть, и гостиницу. И уж потом кинется на поиски артефакта, который, по словам Страата, мог находиться в Эльфере.
   В Эльфере был и постоялый двор и гостиница. Был ещё трактир, хозяин которого сдавал две небольшие комнатки на втором этаже. Правда, он заламывал такую цену, что за эти же деньги можно было неделю жить в большом номере городской гостиницы "Жемчужина Эльфера".
   Карел с удовольствием остановился бы в маленькой комнате над трактиром, но денег было мало. Хотелось тишины и покоя, так что Карел решил остановиться в гостинице, на постоялом дворе было слишком многолюдно. Спрашивать дорогу Карел не стал. У него была карта города. Ее он получил вместе с картой Пустыни Миражей. Карел помнил, что согласно карте гостиница находится в северном районе города. Туда он и пошел.
   В отличие от Города Призраков улицы Эльфера были многолюдны. Жители и гости Эльфера спешили по делам и не обращали внимания на Карела.
   Через несколько кварталов от Западных ворот Карел вышел на огромный эльферский рынок. "Загляну сюда обязательно. Нигде не шьют такую одежду, как в Эльфере. А чудесные кружева не просто украшение, а магическое искусство", - подумал Карел. Он решил, что обязательно сходит в Северный квартал города, где, как говорили, жили лучшие кружевницы Эльфера. Но это все потом. Первым дело надо вымыться, поесть и отдохнуть. И чем быстрее, тем лучше.
   Обдумывая свои планы, Карел не заметил, как оказался у Храма Баланса. Храм в Эльфере был большой. И жители частенько его посещали. Карл вошел. Горело множество свечей. Сейчас в храме было немноголюдно. Две девушки под присмотром пожилой и строгой старухи, мать с двумя маленькими детьми и мужчина лет пятидесяти, а может быть, и старше, очень похожий на прорицателя. На Карела никто не обратил внимания. Он подошел к жрецам. Они читали Книгу Баланса. При виде хранителя они оба встали и поклонились. Карел склонил голову в знак приветствия и так же молча отошел от них. Он еще успеет зайти в храм и поговорить со служителями.
   Карел пробыл в храме недолго. Он торопился в гостиницу. Ее он нашел очень быстро. Это было весьма оригинальное здание. Построена гостиница была давно. И сначала это был небольшой дом в три этажа. Через некоторое время его решили перестроить: добавили пару этажей и немного изменили планировку. Теперь "Жемчужина Эльфера" напоминала замок с башенками. Карел улыбнулся, читая название гостиницы. Больше всего "Жемчужина" походила на грозную крепость в уменьшенном размере.
   Карел вошел внутрь. В просторной комнате было прохладно и безлюдно. Он огляделся. "Да, и, правда, красиво", - подумал он. Бледно-голубые стены, тяжелые портьеры, дубовые двери и лестница. В центре комнаты стоял стол, на котором лежала огромная книга, видимо для записи имен постояльцев. На столе также стоял тяжелый серебряный подсвечник на пять свечей.
   Карел подошел к столу, надеясь, что к нему кто-то все же выйдет. Он услышал шаги. Через несколько секунд на лестнице появилась женщина. Она была высокой и статной. Роскошные рыжие волосы были собраны в прическу. Открытое лицо с правильными чертами, большие зеленые глаза, черные узкие брови, несколько заостренный нос и тонкие губы придавали лицу выражение строгости и холодной красоты. На ней было темно-бордовое платье с кружевной отделкой. Карел был уверен, что кружево эльферской работы и, наверняка, самое дорогое.
   Она подошла к столу. Внимательно посмотрела на Карела и улыбнулась.
   - Добрый день, уважаемый хранитель. Я хозяйка "Жемчужины Эльфера". Мое имя Мануэла Граат.
   - Добрый день, госпожа Граат.
   Карел легко поклонился. Она ему понравилась, и как ему показалось, он ей тоже.
   - Я хотел остановиться у вас.
   - Конечно, любой номер.
   - Мне нужен простой, но тихий.
   Она понимающе улыбнулась.
   - Мне нужно знать ваше имя, хранитель, таков порядок.
   - О, я забыл представиться, простите. Мое имя Карел. Я хранитель Баланса, и прибыл из Авенарада.
   Мануэла раскрыла книгу, взяла ручку и вписала его имя. Пока она писала, Карел смотрел на ее руки. На среднем пальце левой руки Мануэлы красовался перстень с большим рубином. Похоже, что перед ним была не простая женщина, а весьма одаренная ведьма, а может быть и маг. Карел пока не понял.
   Когда Мануэла вписала его имя в книгу, из ящика стола она достала маленький ключ.
   - Пойдемте, Карел, я провожу вас.
   Она пошла к лестнице, Карел пошел следом. Двигалась Мануэла быстро и грациозно. Ее движения напоминали движения хищника. Только Карел не чувствовал в ней опасности. Возможно, что он вновь ошибался. Лилиана тоже не казалась опасной.
   Они поднялись на третий этаж. Широкий коридор. Дверей не так много. Номеров на дверях не было, вместо цифр использовались различные символы.
   Мануэла подошла к двери в конце коридора. На ней не было никакого символа.
   - Я очень редко сдаю эту комнату, - сказала она, открывая замок, - проходите, Карел. Думаю, вам эта комната придется по душе.
   Карел вошел. Это была огромная комната с большим окном. Мягкий ковер, большая кровать, шкаф, камин и кресло. Слева от входа - дверь.
   - Куда ведет эта дверь?
   - Ванная комната.
   Карел кивнул, осматривая комнату. Да, это было то, что надо.
   - Спасибо, Мануэла. Простите мою забывчивость, но я не спросил цену комнаты.
   - Всего три серебряных в день.
   Цена была достаточно высокой, но хороший отдых стоил того. Карел достал из кармана несколько золотых монет и отдал Мануэле.
   Она посмотрела на него.
   - Я собираюсь задержаться в Эльфере.
   - Думаю, что вам у нас понравится. Если что-то понадобится, обращайтесь. Моя комната на первом этаже слева от выхода.
   Мануэла вновь улыбнулась, но больше ничего не сказала и оставила Карела одного. Он закрыл за ней дверь. Усталость навалилась мгновенно. Спать, правда, не хотелось. Он пододвинул кресло ближе к окну и сел. Прикрыл глаза.
   "Эльфер... Неужели карты все же здесь? - Подумал он. - Но, я ничего не ощутил, входя в город. Как все странно".
   Вопросов было все больше, а ответов все меньше. "Наверное, - думал Карел, - стоит все же написать Рейнгольду. У меня есть время подождать его ответ".
   Карел задремал, сидя в кресле. И не сразу услышал тихий стук в дверь. Он открыл глаза и прислушался. Да, точно, кто-то опять постучал в дверь. Он поднялся и подошел к двери, открыл ее.
   На пороге стояла Мануэла с подносом в руках. Она принесла большой кусок сыра, хлеб, несколько кусков жареного мяса и кувшин с водой.
   - Я думаю, что вы проголодались, - сказала она, улыбаясь.
   Карел посторонился, и Мануэла вошла в комнату.
   - Да, только я бы поел в городе, ни к чему было утруждать себя.
   Мануэла поставила поднос на стол.
   - Это не так сложно, мне приятно что-то сделать для вас, Карел.
   Она улыбнулась.
   - Спасибо, Мануэла.
   - Если что-то еще понадобится, то спросите меня или Камилу, - сказала Мануэла и добавила, - Камила - наша горничная.
   - Хорошо, конечно. Но сейчас я просто хочу отдохнуть. И мне бы хотелось, чтоб меня не беспокоили.
   Мануэла кивнула и вышла. Карел вновь остался один. Есть не хотелось. Он выпил воды.
   Карел пошел в ванную комнату. Вода была, правда, только холодная. Спускаться и спрашивать, где взять горячую воду, он не хотел. Пришлось мыться холодной водой. А потом он улегся на постель. Через несколько минут крепко спал на удобной кровати под легким и теплым эльферским одеялом.
   Проснулся Карел на закате. Он отдохнул. Карел решил, что самое время пройтись по городу. Он надел серые одежды и спустился вниз. В холле никого не было. Он вышел из "Жемчужины Эльфера" и отправился к храму. На городских улицах и вечером было многолюдно. "Совсем не так, как в Городе Призраков", - подумал Карел. Он шел к храму Баланса. Теперь Карел начал понимать, что означало "слушать голос Баланса, звучащий в сердце". Карел шел медленно. Горожане, попадавшиеся ему навстречу, рассматривали его с любопытством и страхом. Карел старался ни на кого не смотреть.
   Скоро он уже стоял перед храмом Баланса. Произнеся короткую молитву-приветствие, он вошел в храм.
   Горели свечи, но никого не было видно. "Наверное, вечером мало кто ходит в храм, - подумал Карел, - впрочем, и утром народа было немного". Он прошел к дальней стене, где располагался алтарь. Как и положено, на алтаре лежала Книга Баланса. Он подошел к ней. Вновь произнес короткую молитву.
   Карел наугад открыл Книгу Баланса и начал читать. Ему нравилось искать ответы на вопросы, полагаясь на судьбу. Еще в Авенараде он часто открывал Книгу Баланса наугад, стараясь уловить глубинный смысл. Бывало, что он не совсем понимал, что говорила ему Книга Баланса, но все равно доверял её мудрости. Так и сейчас, чем дальше он читал, тем сильнее становилась его уверенность, что он на правильном пути. Он прочитал несколько глав и закрыл Книгу. Мир вновь говорил с ним загадками. Ему казалось, что прочитанное никак не связано с происходящим, но где-то в глубине души он верил, что Баланс подскажет ему верный путь.
   Да, он должен разобраться в этой истории. И отправной точкой станет Эльфер. Карел сел на скамью у стены. Он начал молиться. В памяти возник образ храма в Городе Призраков. Заброшенный пустой храм. Лилиана. Страат. Запутанная история Таро Немезиды. И еще неизвестно у кого она находится. И есть ли копии? Если верить Страату, то никто точно не знает. Все было так сложно. И долгая дорога из Города Призраков в Эльфер порядком вымотала его. За несколько дней произошло слишком много событий. И не все, что случилось, Карел понимал. Возможно, он найдет ответы на свои вопросы здесь, в Эльфере. Но для начала он отдохнет несколько дней. Осмотрит город, и возможно, заглянет к городскому прорицателю, а может быть, прорицательнице. Карел, правда, еще ни разу не встречал женщину-прорицательницу.
   Он знал только одну гадалку из Авенарада. "Странно, - подумал Карел, - что ей разрешили не только жить в Авенараде, но и гадать всем желающим". Он и сам побывал у нее однажды. Гадалка оказалась пожилой и привлекательной женщиной. После беседы с ней Карел понял, почему хранители разрешили ей жить в Авенараде. Она не столько обращалась к гаданиям, сколько обстоятельно расспрашивала и внимательно слушала своего посетителя, тем самым помогая ему разобраться со своими проблемами. А многим было нужно именно это. Карел почему-то никак не мог вспомнить ее имя, но разговор с ней мог повторить почти слово в слово. Был март. До последнего экзамена и обряда инициации оставалось девять месяцев. Именно в то время он все больше сомневался в себе, своей судьбе и правильности ее предсказания. Он не хотел обсуждать это с наставниками или магистром Ордена. Карел знал, что подобные сомнения не понравятся им. И чего доброго его посчитают отступником. Но он не был отступником. Он лишь искал истинный путь. И именно тогда он решился пойти к гадалке. Магистру Рейнгольду он объяснил свое желание простым любопытством. Ничего необычного в подобном желании не было, так что Рейнгольд позволили Карелу пойти.
   Карел вспомнил, как он вошел в ее дом. Она провела его в полутемную комнату. Горели свечи. Комната была заполнена разными магическими инструментами. Гадалка указала ему на массивный стул, стоявший около огромного стола, накрытого черной скатертью. Карел сел. Гадалка уселась напротив него.
   - Что привело тебя, искатель?
   - Я не знаю, но точно, что не простое любопытство.
   - Ты будущий хранитель Баланса, - заявила гадалка, - ты стараешься это скрыть. Но дело не в одежде, дело в твоей сущности. Ее скрыть не возможно.
   - Я сомневаюсь.
   Гадалка молчала, ожидая продолжения.
   - Порой мне кажется, что я не смогу стать хранителем Баланса. Временами я чувствую, что это не моя судьба.
   Карел замолчал.
   - Что привело тебя к этим мыслям? - спросила она.
   - Сны.
   - Расскажи мне о них.
   И Карел впервые за долгие годы рассказал о своих снах. Он говорил долго, а гадалка слушала. Она не перебивала его. Порой кивала, но молчала. И все это время она тасовала старые карты.
   Когда Карел замолчал, она принялась раскладывать карты. Карел следил за ее руками. Наконец карты разложены. И она начала говорить. Никогда еще Карел не слышал таких простых и мудрых слов.
   Когда гадалка закончила толковать то, что говорили ей карты, она спросила:
   - Есть ли у тебя еще вопросы, искатель?
   - Нет. Я все понял. Спасибо тебе.
   Воспоминание ускользнуло. Карел открыл глаза. В храме по-прежнему было пусто. Многие свечи догорели. А служителей не было видно. Карел вновь задумался о Таро Немезиды. Пока он не представлял, как найти след колоды в Эльфере. Но уже не сомневался, что он на правильном пути. Карел еще немного побыл в храме. Тишина успокаивала. Карел поднялся со скамьи и направился к выходу. В этот момент показался служитель храма. Он почтительно поклонился карелу. Это был мужчина лет сорока.
   - Приветствую тебя, хранитель. Мое имя Марк и я служу в этом храме уже более десяти лет.
   - Приветствую тебя, Марк. Я - Карел из Авенарада. В Эльфере я пробуду достаточно долго, так что мы еще не раз увидимся. Думаю, что у тебя найдется время, чтобы поговорить со мной.
   - Конечно, уважаемый хранитель, конечно. Приходи, когда сочтешь нужным.
   Карел кивнул.
   - Может быть, тебе что-то требуется?
   - Нет, пожалуй, ничего. Я путешествую без особой цели.
   - Понимаю, но если что, то в храме тебе всегда будут рады помочь. Или я, или другие жрецы.
   - Хорошо, я понял тебя. Но сейчас мне, правда, ничего не нужно.
   - Что ж, тогда до встречи, хранитель.
   - До встречи, Марк.
   Карел покинул храм и отправился гулять по городу. Многие жители Эльфера вставали очень рано, поэтому и ложились спать пораньше. Улицы опустели. Но все равно в Эльфере чувствовалась жизнь по сравнению с Городом Призраков. Когда совсем стемнело, Карел пошел в гостиницу. Он тихо открыл дверь и вошел. В холле горели свечи. За столом сидела Мануэла и пила чай. Книга записи гостей была закрыта и лежала на краю стола. Мануэла улыбнулась. Карел подумал, что она ждала его. Это ему не понравилось.
   - Добрый вечер, Мануэла.
   - Добрый. Не желаете выпить вместе со мной чашечку чаю?
   Карел не торопился отвечать. Он не понимал истиной причины интереса Мануэлы к себе, он ведь был простым хранителем Баланса. Он вспомнил Лилиану. Женщина-маг пыталась его соблазнить. И Карел прекрасно понимал с какой целью. Она хотела получить над ним определенную власть. Карел допускал, что он просто понравится Мануэле. Он был молод, хорошо воспитан и по-своему красив. Но он был хранителем Баланса. Он не принадлежал себе. Он не мог жить обычной жизнью. К тому же Мануэла была красива и умна, а такие женщины нравятся мужчинам. Так почему же он так заинтересовал Мануэлу? Неужели она готова была на опасную связь? Карел не знал.
   - Пожалуй, я составлю вам компанию, Мануэла.
   - Присаживайтесь, Карел, к столу, - она указала на стул, - я сейчас принесу чай.
   Мануэла ушла. Карел присел к столу и стал рассматривать комнату. Ничего лишнего не было, но чувствовалось, что каждая деталь обстановки продумана до мелочей. Голубые и жемчужные цвета оформления прекрасно сочетались с красно-коричневым деревом. Большие окна и мягкий ковер с густым ворсом. "Тяжело, наверное, наводить здесь порядок", - подумал Карел, вспоминая хрупкую молоденькую горничную Камилу. И похоже, что кроме Мануэлы и Камилы в гостинице никого больше не было, ну, может быть, еще кухарка или повар, но Мануэла ничего о них не говорила.
   Мануэла вернулась. В одной руке она держала темно-коричневую с позолотой чашку для Карела, а в другой небольшую тарелку с орехами и сушеными фруктами.
   Карел взял чашку из ее рук. Их пальцы соприкоснулись, но сейчас он не хотел ничего знать, поэтому это было лишь прикосновение. Когда-нибудь потом он воспользуется своим даром. Он просто хотел выпить чашку чая и поговорить с гостеприимной хозяйкой гостиницы.
   - Вам понравился Эльфер?
   - Я не успел много увидеть, - признался карел, - я долго пробыл в храме Баланса. Потом уже стемнело. Но, как я уже говорил, я хочу пробыть в Эльфере не менее недели.
   Мануэла улыбнулась. В неровном блеске свечей ее улыбка была загадочной и многообещающей. Карел улыбнулся в ответ. Он попробовал чай. Напиток был горячий и пряный на вкус. Похоже, что Мануэла добавила специи.
   - Вы прекрасно завариваете чай, Мануэла.
   - Я научилась этому искусству еще в детстве и с тех пор совершенствуюсь. Мой отец держал чайную лавку при гостинице. И он торговал не только чаем, но и всевозможными специями. Искусству заваривать чай я научилась у него. Он знал множество старинных рецептов. Отец говорил, что многие из них он узнал далеко за пределами Эльфера. Когда отец умер, лавку пришлось закрыть, у меня нет возможности надолго оставлять гостиницу без присмотра, а доверить выбор чая кому-то я не могу.
   - А я ничего не знаю о моей семье, - сказал Карел и подумал: "А где ее мать? Жива или нет? Почему-то она не говорит ни о ком, кроме отца".
   Во взгляде Мануэлы мелькнуло удивление, но она ничего не спросила.
   - Так принято. Ребенка, судьба которого быть хранителем Баланса, в трехлетнем возрасте забирают в Орден Хранителей. И долгие двадцать два года он живет в Авенараде.
   - А.... а как же...
   - Родители? Для них я умер, а они для меня не существуют, ведь я ничего не знаю о своих родных.
   Карел замолчал. Выпил несколько глотков чая и посмотрел на Мануэлу. Она была удивительно красива и безумно одинока. Он знал это. А еще она была женщиной - магом. Именно магом, а не ведьмой. Она владела древними тайнами и обладала силой. Ее перстень с рубином был не просто украшением, а сильным артефактом, созданным специально для нее. Сила, заключенная в камне была, как подумалось Карелу, нейтральной. Но он не был уверен.
   - Вам понравился чай? - спросила Мануэла, чтобы сменить тему.
   Ее испугала откровенность хранителя. Карел ей нравился, и, похоже, что и она ему тоже. Мануэла прекрасно знала, что это опасные чувства, и поспешила погасить слабый огонек, вспыхнувший в сердце. "Лучше остановиться сейчас, - сказала она себе, - чем поплатиться за мимолетное безумие страсти жизнью. Я - маг, а он - инквизитор. И если я нарушу Баланс, его ничто не остановит. Но он такой притягательный! Как же все сложно!"
   Но не только страх требовал от Мануэлы остановиться. Глубоко спрятанное чувство к другому мужчине не давало ей покоя.
   - Мне нравится, только я не могу точно понять, какие специи ты добавила в него. Надеюсь, что это не приворотное зелье? - спросил Карел и улыбнулся.
   От тона, каким Карел это произнес, Мануэла ощутила, как по спине пробежал холодок. Она с трудом сдержалась, чтобы не передернуть плечами.
   - Нет, это всего лишь чай с вереском и вербеной, их привозят к нам из дальних стран, лежащих за Безымянным морем. Я даже не знаю точно откуда. А еще я добавила пару ложек меда и лист мяты. Ничего больше. Я надеялась, что вам понравится.
   Карел посмотрел на нее. Он ожидал, что она тоже перейдет на "ты", но ошибся. Похоже, что он неверно истолковал ее поведение. Ее чашка стояла на столе, и она крепко сжимала ее обеими руками. Карел поставил свою чашку на стол и, коснувшись ее руки, произнес:
   - Прекрасный рецепт, Мануэла. Спасибо вам. Но, пожалуй, я поднимусь в свою комнату. Путь в Эльфер был непростым. Спасибо вам еще раз.
   Мануэла кивнула, но ничего не сказала. Он не знала, что сказать. Карел поднялся и пошел к лестнице, ведущей наверх.
   Ванна оказалась наполнена теплой водой. Карел улыбнулся: "Мануэла и это предусмотрела. Что ж, спасибо". Он погрузился в приятно-теплую воду. "Главное - не заснуть в ванне, ведь меня ждет мягкая постель и сны", - подумал он. Мысль о сновидениях удивила его, ведь он не скучал по своим фантастическим снам.
   Карел проснулся рано. Он ночных переживаний остался лишь легкий след. Он с удовольствием умылся холодной водой. Затем надел серую рубашку и черные брюки. Внимательно посмотрел на себя в зеркало. Так никто из хранителей одежды не носил. Но никаких особых пунктов в кодексе на этот счет не было, так что Карел решил, что ничего предосудительного в этом нет. Он прихватил серый плащ и вышел из комнаты.
   Мануэла встала рано. Из кухни доносился аромат кофе и свежеиспеченного хлеба. Когда Карел спустился вниз, Мануэла поджидала его, стоя в дверях коридора, ведущего в кухню.
   - Доброе утро, Карел.
   - Доброе утро, Мануэла.
   Она улыбнулась, и он ответил ей улыбкой.
   - Чашку кофе, странник?
   Карел удивился такому обращению.
   - Да, с удовольствием.
   - Пойдем на кухню.
   Манула направилась вглубь коридора, Карелу ничего больше не оставалось, как последовать за ней.
   - Садись, - указала Мануэла на широкую скамью, стоящую около громадного кухонного стола.
   Карел сел, аккуратно положив плащ рядом с собой. Мануэла поставила на стол большую тарелку с кусками холодного вареного мяса, и тарелку, на которой лежал хлеб и сыр.
   - Я не знала, что приготовить тебе на завтрак, но мясо, сыр и хлеб, думаю, вполне подойдут.
   Она так легко обращалась к нему, будет Карел был простым путешественником, а не грозным хранителем Баланса. "А может быть, она права? - мелькнула мысль. - Я совершенно не похож на мрачного инквизитора, каким должен быть хранитель Баланса. Но как легко она перешла на "ты". А ведь еще вчера она обращалась ко мне иначе. Вчера она не решилась обращаться ко мне на "ты". Интересно, что же произошло?"
   Мануэла поставила на стол медный кофейник и две небольшие чашки. Карел взял пару кусочков мяса, положил их на хлеб и откусил. Мясо было сочным, пусть и холодным, а хрустящая корочка свежего хлеба напомнила ему об Авенараде и размеренной жизни в ордене. Мануэла налила кофе ему и себе, села напротив. Она молчала, пила кофе и смотрела на Карела. Он взял чашку и отпил кофе.
   - Ты прекрасно варишь кофе, Мануэла.
   Она покраснела и улыбнулась.
   - Спасибо, я многое делаю хорошо.
   Тон ее голоса заставил Карела посмотреть на нее. Она улыбалась. Ее улыбка вызывала у Карела вполне определенные мысли. Мануэла смотрела ему прямо в глаза. Он не выдержал ее взгляда, и отвел глаза. "Впервые, - подумал Карел, - я впервые не выдержал чужого взгляда. Но какие у нее глаза! Такое чувство, что она читает мои мысли. А если это так?" Он посмотрел на Мануэлу. Она по-прежнему не сводила с него глаз.
   - Что ты собираешься делать сегодня?
   Карел поразился ее вопросу. Никто и никогда не спрашивал у него этого. Задать подобный вопрос хранителю Баланса было просто немыслимо. Но, видимо, не для Мануэлы.
   - Ничего особенного, - ответил Карел, - я осмотрю город. Я никогда не бывал в Эльфере, но много о нем слышал.
   - Хочешь, я покажу тебе город?
   На секунду в сознании Карела вспыхнуло и погасло воспоминание. Город Призраков. Лилиана.
   - Нет.
   - Как хочешь.
   Мануэла постаралась, чтобы это прозвучало как можно более равнодушно, но Карел уловил в ее голосе разочарование. Он побыстрее допил кофе.
   - Спасибо, Мануэла.
   - Приятной тебе прогулки, хранитель.
   Она произнесла "хранитель" жестко, словно желала этим обидеть Карела. Что ж, это было обычным. Он улыбнулся, взял свой плащ и вышел.
  
   Глава 13, в которой мы узнаем, чем занимался Карел в Эльфере
  
   На улице было тепло, но плащ Карел все равно накинул. Не хотелось таскать его в руках. Он решил вначале побывать на городской площади и в мастерских кружевниц, чтобы увидеть, как создаются знаменитые эльферские кружева. Правда, Карел боялся смутить мастериц своим появлением. Поговаривали, что это они делают не совсем обыкновенные кружева. И еще ходили слухи, что некоторые кружевницы владеют древними заклинаниями и порой вплетают их в хитрые узоры своих кружев. Это была не обычная узелковая магия, знакомая любому начинающему магу или гадалке. Это была высшая и древняя магия, а потому весьма опасная. Но даже если это было так, то никогда еще ни один хранитель Баланса не обвинил никого из кружевниц в нарушении Равновесия. Карел не собирался никого обвинять. Он просто хотел увидеть знаменитые эльферские кружева и узнать, как они создаются. Он вспомнил кружевную отделку платья Лилианы. И то ощущение, которое он испытал, когда прикоснулся к кружевам. В них, несомненно, была магия. Очень сильное защитное заклинание. Но ничего запрещенного.
   Чем ближе он подходил к центральной площади, тем оживленнее становилось на улицах. Горожане спешили по делам, и мало кто обращал внимание на незнакомого человека в сером плаще. Карел спрятал крест под рубашкой, а кольцо было не очень заметным, так что он был похож на обыкновенного путника.
   На рынке было шумно. Торговцы наперебой зазывали к себе покупателей. Чего только не было на прилавках! "Бери что хочешь, были бы деньги", - подумал Карел. Деньги у него были. С этим вообще не было никаких проблем. Любой странствующий хранитель Баланса мог получить все необходимое у жрецов храма Баланса в любом городе. Так что Карел мог выбрать для себя все, что угодно. Он решил, что купит несколько новых рубашек и еще одни брюки. Карел уже присмотрел несколько белых рубашек и одну небесно-голубого цвета. Цена, которую назвала торговка, была высокой, но за такую красоту было не жалко и заплатить. Карел решил, что на обратном пути он их обязательно купит. Пройдя через бурлящий рынок, Карел наконец-то оказался на огромной центральной площади. Слева находились здание городской мэрии и дома богатых горожан. Он двинулся дальше в Южный квартал города. По пути стали чаще попадаться бедные домики и небольшие мастерские. И вот он уже находился в Среднем квартале. Карел остановился и осмотрелся. Неширокие улицы, добротные, но недорогие, дома. Теперь было ясно, почему юго-восточный квартал Эльфера называли Средним. По уровню дохода его жителей.
   Через несколько минут Карел нашел одну из кружевных мастерских. Это был довольно большой двухэтажный дом из желтого камня. Крыша была покрыта ярко-коричневой черепицей. В больших окнах за чистыми и прозрачными стеклами были выложены образцы кружев, а над дверью красовалась вывеска: "Мастерская Данары. Лучшие кружева Эльфера". Карел подошел к двери и легко ее толкнул. Дверь распахнулась, и он услышал звон колокольчика. Первый этаж мастерской занимал магазин. В небольших витринах были выставлены образцы кружев. За широким прилавком стояла миловидная женщина в сером платье с кружевной отделкой. Ей было около сорока, но она казалась моложе.
   - Проходи чужеземец. Я - Данара, и в моей мастерской ты найдешь лучшие в Эльфере кружева.
   - Доброго тебе дня, Данара.
   - Ищешь что-то конкретное?
   - Не знаю, - признался Карел.
   Данара начала раскладывать на прилавке образцы цветных кружев.
   - Какого цвета?
   - Белого или черного.
   - Хозяин - барин, - сказала она и убрала цветные кружева.
   На прилавке появились черные и белые.
   Карел приблизился. Все кружева были потрясающей красоты. Никогда прежде он не видел ничего подобного.
   - Это кружева для отделки: узкие, широкие, фигурные и простые, есть кружева с вплетенными бусинами. Показать?
   И не дожидаясь ответа, она достала еще несколько образцов.
   - Есть и другие, я могу выложить и их.
   Карел покачал головой.
   - Я возьму посмотреть?
   - Конечно, бери, смотри.
   Карел взял в руки белое кружево со сложным узором и вплетенными прозрачными бусинами. Прикосновение мгновенно напомнило его разум образами. Да, это было непростое кружево. Данара прекрасно разбиралась не только в кружевоплетении, но и в магическом искусстве. Карел уловил что-то древнее и сильное. Он положил кружево на прилавок и взял в руки точно такое же по узору, только черного цвета. Пальцы обожгло. Кольцо на его левой руке блеснуло голубыми искрами.
   - Хранитель? - спросила Данара, инстинктивно делая шаг назад.
   Карел видел ее страх, но молчал. Он ждал.
   - Я... это... всего лишь кружева, - пробормотала Данара.
   Она как-то мгновенно сжалась. Уверенности в ее голосе не было, да и гордости за отличную работу тоже.
   - Я пришел к вам как покупатель, Данара. И не собираюсь сейчас выяснять, что за заклинания вплетены в узоры.
   Данара вздохнула и немного расслабилась.
   - Это простые защитные заклинания, хранитель, они лишь защищают владельца от зла, - объяснила она, - и ничего больше, только защита. Я плела их без особой цели. То если не для кого-то конкретного, я просто хотела, чтобы они защищали.
   Говорила она быстро, повторяя слова и сбиваясь.
   Карел смотрел на нее и молчал. Данара замолкла. Она попыталась оправдаться и очень надеялась, что ей это удалось.
   - А скажите, Данара, ведь можно сплести кружева, вложив в узор определенное заклинание?
   Вопрос был серьезный. Данара понимала, что ответ может стоить ей жизни, поэтому не торопилась. Каким бы молодым не был этот человек, он был хранителем. И раз он мгновенно почувствовал древнюю магию, то он был весьма силен. Ведь он легко уловил то, что было под силу только очень опытным инквизиторам.
   "Да, внешность порой обманчива, - подумала Данара, - но что ему нужно?"
   - Возможно, но это не так просто.
   - И вы можете это?
   - Не все заклинания, но некоторые вплести могу, хранитель.
   Карел кивнул. Он вновь стал разглядывать образцы кружева, которые лежали на прилавке. Данара терялась в догадках. У нее не укладывалось в голове, почему хранитель не придал значения тому, что узнал. Это было странно. Через несколько минут Карел, посмотрев на Данару, сказал:
   - Возможно, я еще загляну к вам, Данара.
   - Конечно, приходите, хранитель. Это будет большая честь для меня.
   Сейчас она хотела только одного, чтобы он поскорее ушел. И он ушел. Вновь мелодично звякнул дверной колокольчик, когда за Карелом закрылась дверь. Данара была напугана. Но на смену страху пришло любопытство. "Неужели он хочет заказать у меня кружева?" - подумала Данара.
   Выйдя из мастерской Данары, Карел пошел дальше. По пути он видел еще несколько мастерских, но ничего подобного тому, что она ощутил, проходя мимо мастерской Данары, он не испытал.
   Ближе к обеду он решил, что пора выбираться из Среднего квартала. Карел собирался где-нибудь пообедать, прежде чем вернуться в гостиницу. Хотя, возвращаться ему не хотелось. Не хотелось общаться с Мануэлой. Она ему нравилась, но ее внимание к нему тяготило. Около городского рынка он заметил небольшую харчевню. Народу в ней было мало. Карел вошел и сел за свободный столик. Тут же появилась улыбчивая пухленькая официантка.
   - Что желает господин?
   - Пожалуй, что-нибудь попроще.
   - Тогда куриный суп в горшочке, мясо и печеный картофель.
   - Супа будет вполне достаточно.
   - Вино или пиво?
   - Принесите немного вина и холодной воды.
   Официантка улыбнулась и исчезла. Через несколько минут она вернулась с едой. Получив плату, она снова улыбнулась и убежала на кухню.
   Суп был вкусным, хлеб свежим, а вино легким и приятным на вкус. Карел спокойно обедал, сознательно избегая любых мыслей. После обеда он решил, что надо все же зайти на рынок и купить те рубашки, которые он присмотрел утром.
   Увидев его, торговка заулыбалась.
   - Вернулись?
   - Да, - улыбнулся Карел.
   - Возьмете те, которые выбрали утром?
   - Да, белые и небесно-голубую.
   - Возьмите еще и новые темно-синие штаны. Они отлично подойдут к новеньким рубашкам.
   Подумав, Карел кивну и протянул ей деньги. Торговка бережно сложила вещи и протянула их Карелу.
   - Носите с удовольствием, и приходите еще.
   - Спасибо, - сказал Карел, забирая покупки.
   - А еще зайдите в мастерскую Данары, она находится в Среднем квартале. Она сплетет для вас чудесные кружева. У нее дорогие кружева, но поверьте, они стоят своих денег.
   - Обязательно загляну.
   Он попрощался и пошел дальше. Выйдя с рынка, Карел остановился у мастерских художников, чтобы посмотреть картины. В причудливых сочетаниях красок и образов была удивительная гармония.
   - Прекрасные картины, - раздался за спиной чей-то голос.
   Карел обернулся. Перед ним стоял невысокий пожилой мужчина в темных одеждах. Он был полным, но крепким. Круглое лицо, большие черные внимательные глаза, широкий нос. Незнакомец улыбнулся.
   - Добро пожаловать в Эльфер, хранитель.
   Увидев удивление на лице Карела, мужчина поспешил добавить:- Мое имя - Бихейм Санрит. Я городской прорицатель. - Карел из Авенарада, и ты прав, я хранитель Баланса.
   - Что привело тебя в Эльфер, хранитель?
   - Это долгая история, Бихейм.
   Карел всматривался в нового знакомого. На первый взгляд в нем не было ничего необычного. Но Карел чувствовал, что за простой внешностью и хорошими манерами скрывается некто больший, чем простой городской прорицатель.
   - Могу ли я пригласить тебя в мой дом, хранитель?
   Вновь в памяти вспыхнуло воспоминание. Казалось бы случайная встреча со Страатом. На мгновение Карелу показалось, что них есть что-то общее, что-то неуловимое, но такое яркое, что просто невозможно не заметить. Карел не был подозрительным, но подобные совпадения заставляли задуматься. Похоже, история повторялась, но в несколько измененной версии. "Кажется, я на верном пути", - подумал Карел.
   - Думаю, что нам есть о чем поговорить, уважаемый Бихейм.
   - Тогда пойдем, хранитель, мой дом недалеко. За городским храмом Баланса огромный сад, а сразу за ним мой дом. Я живу один, - продолжал говорить Бихейм, - и сейчас у меня даже нет учеников, так что нам никто не помешает говорить.
   Карел ничего не ответил. Он вообще был немногословен, а события последней недели и вовсе привели его к мысли, что лучше говорить как можно меньше.
   - Думаю, что у тебя есть ко мне вопросы.
   - Да, есть, - согласился Карел, - пойдем.
   Бихейм не обманул, и они быстро пришли к его небольшому дому. Видно было, что хозяин не стремился продемонстрировать свою значимость и достаток, а просто хотел, чтобы дом был уютным и удобным.
   - Вот мы и пришли.
   - Красивый у тебя дом, Бихейм.
   - Да, это точно. Но главное, что он прочный и просторный. Его построили давно и не для меня. Поговаривали, что его строили для городского мага, но он исчез еще до окончания строительства. Я был молод и только приехал в Эльфер. Этот дом пустовал, и с разрешения старейшины, я поселился в нем. Давно это было, лет тридцать назад. Я был молод, но уже был магом. Входи.
   Карел так заслушался, что даже не заметил, когда Бихейм успел открыть дверь.
   - Спасибо, Бихейм, мир твоему дому.
   Карел прошел. Внутри было прохладно и тихо.
   - Проходи в гостиную, Карел. Это прямо.
   Карел, повинуясь голосу Бихейма, прошел в большую светлую комнату. Половину стены напротив окна занимал огромный камин. Рядом с ним стояли два старых кресла и столик, на котором стояло несколько чашек, подсвечник, лежала какая-то книга. В одном углу помещался небольшой диван. Рядом с ним стоял большой буфет, а на противоположной стене располагался огромный книжный шкаф. Стены были светло-зелеными, тяжелые коричнево-золотые шторы на окнах, а на креслах и диване были темно-коричневые с черным узором накидки. На полу лежал темно-зеленый ковер с каким-то фантастическим рисунком. Карел сел в кресло и стал ждать.
   Через несколько минут появился Бихейм.
   - Хочешь чашку чая или кофе, хранитель?
   Карел подумал, что Бихейм сознательно избегает обращаться к нему по имени.
   - Нет, но не откажусь от стакана воды.
   Бихейм вышел и вернулся со стаканом воды для Карела и большой чашкой ароматного чая для себя.
   - Я ждал тебя.
   Карел посмотрел на Бихейма.
   - Ждал, что ты придешь в наш город.
   Повисло молчание. Карел смотрел на Бихейма и молчал. Он просто не знал, что сказать. Бихейм отпил чая и продолжил.
   - Ты ведь что-то ищешь?
   Карел кивнул.
   - И путь тебе подсказал магистр ордена. Иначе бы ты никогда не пришел в Эльфер. Ты уже побывал в Городе Признаков. И Страат сказал тебе, что в Эльфере происходит много всего интересного.
   - Да, он так и сказал.
   - Чтобы не тратить попусту время, скажи мне, что ты ищешь?
   Карел задумался. Похоже, что весть о том, что Таро Немезиды похитили быстро разлетелась за пределами Авенарада.
   - Я ищу Таро Немезиды или Карты Судьбы.
   - Но ведь ты знаешь, что Карты Судьбы и Таро Немезиды это две разные колоды?
   - Да, Страат что-то об этом говорил. Но в одной из легенд сказано, что Таро Немезиды и есть Карты Судьбы.
   - Нет, Карел, все это совсем не так. Карты Судьбы -- это попытка сделать копию Таро Немезиды. Это, и, правда, точная колода, но не такая могущественная.
   - Так это не копия Таро Немезиды?
   - Нет. Это другая колода. В ней много общего с Таро Немезиды. И теперь уже не так важно как она ко мне попала. Впрочем, я хотел рассказать тебе не об этом. Я хотел рассказать о картах Немезиды. Уникальность Таро Немезиды в том, что с их помощью можно не просто предсказать, а изменить судьбу.
   - Изменить? - Карел слышал об этом от Страата, но ему по-прежнему в это не верилось. - Неужели какая-то колода карт может изменить судьбу?
   - Я бы не называл Таро Немезиды "какой-то колодой карт". Но и не сказал бы, что с их помощью можно изменить судьбу. Ритуал с картами позволяет немного исправить линии судьбы. И сделать это можно только при помощи колоды Таро Немезиды. При помощи Карт Судьбы изменить ничего нельзя, они лишь точнейший инструмент предсказаний.
   Бихейм замолчал. Карел чувствовал, что это только начало истории, и торопить Бихейма не хотел. Но Бихейм после небольшой паузы спроил:
   - Ты ищешь Таро Немезиды, хранитель?
   Карел кивнул.
   - Думаю, что ты их найдешь, но зачем? Что ты собираешься с ними сделать? Использовать? Отнести в Авенарад к магистру Рейнгольду? И что? Он похоронит их в хранилище, а может быть, будет настаивать на том, чтобы их уничтожили. Так зачем ты отправился на их поиски? Скажи мне, хранитель.
   - Эта колода - сильный артефакт, его использование может серьезно нарушить Равновесие. Что я буду делать, когда найду колоду? Пока не знаю. Я должен для начала увидеть ее. А потом я подумаю, что с ней делать. Но и позволить кому-то вершить судьбу я не могу. Это нарушит Равновесие, надеюсь, что ты это понимаешь, прорицатель.
   - Конечно, Карел, понимаю. Это твое путешествие хранителя. Задание. Они просто не оставили тебе выбора.
   Карелу напрягся.
   - Колода у тебя?
   - Нет, ее у меня нет, и никогда не было. У меня была колода Карт Судьбы, но теперь и ее у меня нет. Я отдал ее своему ученику Винсенту. А он отправился вместе с ней в Наруд, или как вы его называете в Ордене, Лунный город.
   "Я зря шел сюда?", - подумал Карел и посмотрел на Бихейма, надеясь, что прорицатель скажет что-то еще.
   - А как к тебе попали Карты Судьбы?
   - Пожалуй, именно эта история привела меня в Эльфер, - сказал Бихейм и широко улыбнулся. - Ты хочешь, чтобы я тебе ее рассказал?
   - Да.
   - Что ж, думаю, что тебе это будет интересно. Только я не знаю с чего и начать.
   - Просто расскажи, как к тебе попали эти карты, и все.
   - Карты Судьбы - это необычные карты, это точно, но и судьбу с их помощью не изменить, - проговорил Бихейм и задумался.
   "Интересно, что он уже знает? Рассказал ли ему Страат все, или только часть? И если часть, то какую? Упоминал ли он что я и сам являюсь хранителем? Впрочем, думаю, что Страат не говорил ему об этом, - думал Бихейм, - скорее всего, Карел натолкнулся на книгу Ангелуса "Карты Судьбы, или Таро Немезиды, - инструмент мага". Другого варианта нет. И ведь из-за книги этого бездаря все искренне считают, что Таро Немезиды и Карты Судьбы -- это одна колода, или, по крайней мере, копии друг друга. Да, путаница с ними, уж лучше бы этих карт никогда и не было. И вот что мне ему рассказать?"
   - Это было давно. Ко мне попала колода Карты Судьбы. Но это лишь точный инструмент для предсказаний. Они ничего не могут изменить. Ты читал книгу Ангелуса?
   - Только просмотрел.
   - И не услышал голос Баланса... - пробормотал Бихейм.
   - Что?
   - Ничего, ничего... Просмотрел... Вот именно, говорю, просмотрел. В книге лишь обычная магическая ерунда. Она годится только для домохозяек и девчонок-подростков, начинающих ведьм. В этой книге почти ни одного слова правды нет. Если бы тебе Страат не сказал, что Таро Немезиды и Карты Судьбы -- разные колоды, то прочитав книгу Ангелуса, ты бы думал, что это одно и то же. Хотя, пишет Ангелус красиво. Писатель,- пренебрежительно хмыкнул Бихейм.
   - Почему тогда Страат так забеспокоился, когда я нашел эту книгу?
   - Страат всегда был таким, - усмехнулся Бихейм и пояснил, - я знаю его давно. Он сильный маг и сновидящий, но для него столкновение с хранителем - тревожный знак. Да и вообще он часто тревожится по поводу и без.
   - Если он не делал ничего, нарушающего Равновесие, то чего ему бояться?
   Бихейм не торопился с ответом. Он пил чай и думал. Карел нравился ему. Он был совершенно не похож на тех хранителей, с которыми Бихейм когда-то сталкивался. Они были холодными, расчетливыми и никогда не отступали от Кодекса хранителей. Они были наделены нечеловеческой интуицией и многие из них были начисто лишены эмоций. Карел показался ему другим. Интуиция в сочетании с сильными эмоциями, которые он старался скрывать, острый ум, дополненный наблюдательностью, делали Карела одним из лучших. "Другое дело, - подумал Бихейм, - что он ходит по краю. И может сорваться. Если он и правда такой, каким он мне кажется, то он может стать как лучшим хранителем, так и отступником. Думаю, что он достоин того, чтобы узнать правду".
  
   Когда Бихейм завершил свой рассказ, наступил вечер.
   - Вот такая грустная история, - сказал Бихейм.
   - Да, невеселая, - вздохнул Карел.
   История Бихейма о том, как создавался Орден хранителей поразила Карела. У него вновь возникли сомнения, но он отмахнулся от них. Он научился гнать прочь эти мысли. Но сейчас это получалось плохо.
   - Может быть, чашку чая?
   - Нет, спасибо. Я, пожалуй, пойду. Мне надо все хорошенько обдумать.
   Бихейм внимательно посмотрел на Карела. "Похоже, молодой хранитель вновь начал сомневаться, - подумал Бихейм, - жаль, что я ничему не могу ему помочь. Он должен разобраться во всем сам".
   - Заходи в любое время, Карел, я буду рад тебя видеть. Нам надо еще многое обсудить.
   - Я зайду, обязательно.
   Карел поднялся с кресла.
   - До встречи, Бихейм.
   Карел направился к выходу. Бихейм не торопился его провожать. Он не хотел мешать. Карел вышел на улицу и с наслаждением вдохнул прохладный вечерний воздух. Он шел медленно. Дорогу Карел запомнил хорошо, так что заблудиться он не боялся. Просто не хотелось сразу возвращаться в гостиницу. Наверняка Мануэла будет приставать с расспросами. А ему нужно было побыть в одиночестве, чтобы во всем разобраться. Карел шел к храму Баланса. Улицы опустели. Дверь храма была прикрыта, но не заперта. Карел прикоснулся к двери. Тишина. Никаких ощущений. Он открыл дверь и зашел. Тишина была осязаемой. Свечи горели, но в храме никого не было. Карел подошел к дальней стене и сел на холодную каменную скамью. В голове не было ни единой мысли. Он пытался себя заставить думать, но ничего не получалось. Странная тяжелая пустота.
   Тьма.
   Вдруг сознание наполнилось образами. Будто в одну секунду прорвалась невидимая пелена, скрывающая истину. Карела вновь захлестнули сомнения. Он и раньше чувствовал, что движется по краю. Но сейчас он все сильнее готов был покинуть Орден хранителей Баланса. Чудовищная в своей простоте и ясности история, рассказанная Бихеймом, окончательно лишила Карела уверенности в том, что его путь правильный. Карел как никогда раньше сомневался, что он прирожденный хранитель Баланса. Он чувствовал, что должен идти иным путем. И если его путь отличается от того, что требует от него Орден, то это еще вопрос, кто отступник. Он, или создатели Ордена, редактирующие чужие судьбы, прикрываясь благими целями. Постепенно хаос в душе и разуме сменился хрупким равновесием. Карел начал молиться. И когда он совершенно успокоился, то открыл глаза. Свечи почти догорали. Похоже, что он сидел в храме долго. Он встал и пошел к выходу.
   На улице его встретила серая предрассветная дымка. Вот-вот должно было взойти солнце. Карел решил не торопиться. Ему не хотелось разбудить Мануэлу. Он думал, что понимал, ее чувства к нему, и боялся этого. Он не мог сейчас ответить на ее чувства. Она понравилась ему, но он не принадлежал себе, он не мог остаться с ней в Эльфере, или должен был стать отступником.
   Как Карел не старался, он пришел к гостинице быстро. Он осторожно толкнул дверь, и она открылась. Холл был пуст. Дверь, ведущая в комнату Мануэлы, была приоткрыта. Возможно, что она уже не спала. Чтобы не беспокоить ее и избежать лишних расспросов, Карел осторожно прошел к лестнице и, стараясь не шуметь, поднялся к себе в комнату. Запер дверь. Снял сапоги, и после этого упал на постель, не раздеваясь. Он мгновенно провалился в тревожный сон, наполненный безумными образами.
   Настойчивый стук в дверь разбудил Карела. Он сел на кровати и потер глаза. Шторы не были закрыты, яркий свет заливал комнату. Был полдень.
   Карел встал, потянулся и пошел к двери. Стук повторился. Он отпер дверь и широко распахнул. На пороге стояла Мануэла. Ее лицо выражало беспокойство.
   - Я никогда бы не решилась помешать тебе, хранитель, но для тебя пришло письмо из Авенарада. Я думаю, что это важно.
   Она протянула Карелу небольшой конверт из плотной светло-коричневой бумаги. Карел взял конверт и сразу узнал почерк Рейнгольда.
   - Спасибо, Мануэла. И я бы не отказался от чашечки горячего кофе.
   Мануэла улыбнулась.
   - Спускайся вниз, Карел. Я как раз приготовила кофе.
   Она ушла. Карел повертел конверт в руках. Вскрывать его он не торопился. Он уже знал, что в письме. Приказ отправиться дальше. И, конечно, Рейнгольд даже написал куда именно и зачем. Карел знал, что порой хранители получают конкретные указания от главы Ордена. Но бывало это редко. Так что, он решил пока отложить письмо. Для начала он выпьет кофе, а все остальное - позже. В любом случае, прежде чем покинуть Эльфер, он должен еще раз встретиться с Бихеймом. Карел положил письмо в шкатулку, в которой до этого лежали кольцо и крест. Убрал шкатулку в дорожный мешок. Закрыл дверь и спустился вниз.
   Запах кофе был восхитительным. Когда Карел вошел в кухню, Мануэла уже сидела за столом и пила кофе. На столе стоял кофейник, на темно-коричневой тарелке лежал хлеб, сыр и ветчина. Карел вдруг понял, что он ужасно голоден. Он не ел со вчерашнего дня. Он так был озадачен встречей с Бихеймом, его так потряс его рассказ, что о еде Карел забыл.
   Он сел за стол. Мануэла взяла кофейник и налила Карелу кофе. Ее кружка была уже наполовину пуста. Она почти ничего не ела, и заботливо пододвинула к Карелу тарелки с сыром и ветчиной.
   Мануэла ни о чем его не спрашивала. И Карел был благодарен ей за это. Ему не хотелось ничего рассказывать. Мануэла говорила о городских новостях и сплетнях, так будто Карел всегда жил в Эльфере. Она называла какие-то имена, пересказывала занятные истории. Пару раз она упомянула Бихейма, а Карел сделал вид, что персона городского мага и предсказателя его мало интересует. Чтобы как-то поддержать разговор, он начал расспрашивать Мануэлу об эльферских кружевах. Она заметно оживилась.
   - Скажи, кто может сделать кружева на заказ?
   - Знаешь, любая кружевница в Эльфере с радостью выполнит твой заказ, хранитель.
   - Но, может быть, ты подскажешь к кому лучше обратиться? Мне нужны особые кружева
   Карел постарался, чтобы его вопрос прозвучал как можно более естественно, но слово "особые" он выделил таким тоном, чтобы Мануэла точно поняла, о чем идет речь.
   Мануэла задумалась. Карел пил кофе и молчал. Он чувствовал, что она прекрасно его поняла. И поэтому-то и не торопится с ответом.
   - Зайди в мастерскую Данары, - посоветовала она, - Данара одна из лучших мастериц в Эльфере. Я сама покупаю кружева только у нее.
   Карел улыбнулся. "Да уж, видел я эти кружева, - подумал он, - да, и как иначе, ты ведь ведунья, маг, ну, или кто ты там. Ладно. Сейчас твоя магическая жизнь меня не волнует. Пока не волнует. А там видно будет".
   - И чем же ее кружева отличаются от других?
   - Она знает это искусство лучше всех в городе. Данара владеет древними секретами кружевоплетения, которые знают лишь несколько человек. И главное, что она готова передать их достойнейшим, но образцы старинного кружева настолько сложны, что пока еще не нашлось учениц, способных овладеть древним искусством. Я и сама когда-то училась плести кружева. Только у меня почти ничего не получалось.
   Она вздохнула, всем своим видом стараясь показать, что это ее сильно огорчает.
   - Я тоже не умею плести кружева, - сообщил Карел с обреченным видом и тяжело вздохнул, подражая Мануэле.
   Она посмотрела на него и рассмеялась. Засмеялся и Карел.
   Когда они наконец-то успокоились, то невидимая граница между ними, казалось, исчезла.
   - Никогда не думала, что буду вот так смеяться, сидя за одним столом с хранителем Баланса.
   - Я и сам не мог себе представить ничего подобного, - сообщил Карел и легко прикоснулся к ее руке.
   Его дар не подвел. Карел предполагал, что Мануэла наделена магическими способностями, но только сейчас он понял, насколько они уникальны. Она могла намного больше, чем сама представляла. Скрытая в ней сила была тяжелой и опасной, но, похоже, что она пока не осознала ее. К тому же она была наделена способностью к ясновидению и неплохо могла бы управлять силами стихий. "Интересно, ее обучали магии или нет? Если да, то, похоже, она легко может скрывать свою структуру. Если это так, то я должен с этим разобраться, - подумал Карел, - разумеется, после того, как я найду эти карты, и хорошо бы найти и Таро Немезиды, и Карты Судьбы".
   - Спасибо, Мануэла. Завтрак был отличный, - сказал Карел, поднимаясь из-за стола, - с твоего позволения, я покину тебя. Мне надо заняться делами.
   - Ах, да... письмо.
   - Да, оно. И я попрошу меня не беспокоить до вечера.
   - Конечно.
   - Да, и еще раз спасибо.
   Карел направился в свою комнату. Запер дверь. Подошел к окну и закрыл шторы. После этого он разделся и забрался в постель. Письмо никуда не убежит, а спать хотелось. Нужно было, как следует отдохнуть, прежде чем отправляться дальше.
   Как только Карел закрыл глаза, он тут же уснул.
  
   Глава 14, из которой мы узнаем, почему Винсент и Анхана покинули Эльфер.
  
   Тем временем через Южные ворота Эльфера в город вошёл чужестранец. Когда на входе в город его остановили стражники, то путник спокойно ответил на все вопросы. Ничего подозрительного в нём не было, и стражники позволили ему пройти в город. Минут через пятнадцать он уже брёл по направлению к городской площади.
   Это был высокий мужчина. Больше всего своей внешностью он походил на фермера. Суровое лицо, строгие и неправильные черты лица, сеть морщинок в уголках глаз, как бывает у людей, которые часто и от души смеются. Глаза у него были тёмно-карие, так что сразу прочитать их выражение было достаточно сложно. На нём была простая дорожная одежда. Вместо привычного для странников плаща на нём была теплая куртка. Она была темно-коричневого цвета в большими карманами, точь-в-точь такая как носят фермеры среднего достатка. Тёплые штаны из грубой шерсти были аккуратно заправлены в высокие сапоги. Сходство с фермером довершала вязаная шапка. Удивительно, но он производил приятное впечатление. В нём было что-то такое, что привлекало. Может быть, всё дело было в ощущении силы и покоя, исходящих от него?
   Пока он шёл по улицам на него никто не обращал внимания. Он как-то мгновенно растворился в толпе. И если бы вы не видели, как он входил в город, то вам бы и в голову не пришло, что он чужестранец.
   Винсент давно не был в Эльфере. И теперь с любопытством разглядывал улицы, новые дома. Улыбался симпатичным девушкам и женщинам, встречавшимся ему на пути.
   "Двадцать лет, - подумал Винсент, - я не видел их целых двадцать лет. Магнус небось стал толстым и важным, а Эвела превратилась в почтенную мать семейства. Интересно сколько у них детей? Не меньше трёх, я думаю. И девчонки, наверняка, красавицы, как и их мать, а мальчики - сильны и упрямы, как их отец. Как давно я их не видел! Как долго мне пришлось бродить".
   Винсент улыбнулся. Он представлял, как удивится Магнус, и как обрадуется Эвела.
   А потом мелькнула тревожная мысль: "Что если они уехали из города?" Как бы то ни было, пока он не доберётся до дома Магнуса, он ничего не узнает. А если Магнус уехал из города, то наверняка Бихейм точно знает, где его можно найти.
   Так кем же был таинственный странник, спешивший в гости в Магнусу? Винсент Фаар был одним из лучших сновидящих во всей Пустыне Миражей, а вот предсказателем он был средним. Бывало, что он обращался к гадательным ритуалам, но всё равно больше полагался на информацию, полученную в снах.
   Магнус был его лучшим другом, и к тому же дальним родственником по отцовской линии. Когда-то Винсент и Магнус вместе учились в школе, затем у местного лекаря. Магнус демонстрировал явную склонность к врачеванию, тогда как успехи Винсента были намного скромнее. Единственное, в чём Винсент превосходил Магнуса, так это в физической силе и ловкости.
   Когда обучение завершилось, Магнус отлично выдержал экзамен и был признан лекарем. Их учитель был стар, и Магнус должен был вскоре занять его место. Винсент сдал экзамен с большим трудом. Но лекарем быть не захотел, он понимал, что это не его дело. Винсент вспомнил, как был рад Магнус. Ведь успех для него так много значил. Да и отец Эвелы был не против, что его зятем станет городской лекарь, а не кто-то другой. Винсент радовался за друга, но понимал, что постепенно они будут всё больше отдаляться. И это расстраивало ещё больше, чем постыдная неудача на экзамене.
   Через неделю после того, как Магнус стал городским лекарем, он женился на Эвеле. А Винсент отправился в Город Призраков, чтобы обучаться магии у городских магов. Именно там Винсент Фаар впервые увидел странный сон. Необычное сновидение так поразило его, что проснувшись, он тут же направился к городском прорицателю. Винсент сбивчиво объяснил городскому магу Страату, зачем он к нему пришёл в столь ранний час. Внимательно выслушав Винсента, Страат удовлетворённо кивнул.
   - Скажи мне, Винсент, а раньше тебе не снилось ничего подобного?
   Винсент озадаченно посмотрел на Страата.
   - Бывали ли у тебя сны, в которых всё происходило как в реальности?
   Винсент задумался.
   - Так сразу и не вспомнишь, - пробормотал он.
   Страат не торопил Винсента. Винсент напряжённо думал. Он старательно копался в воспоминаниях. Но, ничего такого особенного вспомнить не мог.
   - Нет, не припоминаю. Пожалуй, это случилось впервые.
   - Что ж, так бывает. Наши способности порой проявляются неожиданно. И судя по всему, ты можешь стать сновидящим.
   - Кем?
   - Человеком, которые умеет создавать сновидения и путешествовать по ним.
   - И что мне это даст?
   Страат пожал плечами.
   - Я не знаю, но возможно, это твоя судьба.
   - Как не знаешь? Ты ведь провидец!
   - Прорицатель.
   - Какая разница! Наверняка ты можешь рассказать мне, к чему всё это приведёт.
   - Только в общих чертах, Винсент, только в общих чертах. Никто не знает, куда ведут дороги Судьбы.
   Винсент нахмурился. От встречи с прорицателем он ожидал чего-то другого. Прорицатель должен был, как думал Винсент, не только выслушать его, но и совершить гадательный ритуал. А ещё лучше не один, а несколько.
   Страат просто выслушал Винсента, и, судя по всему, гадать не собирался.
   - И ты даже не будешь обращаться к гаданию?
   Страат рассмеялся.
   - Нет. Это совершенно ни к чему. Ты можешь стать сновидящим. Это ясно и так. Но никто не знает, что ждёт тебя впереди. Даже самый лучший предсказатель всего лишь играет в карты Судьбы.
   Винсент думал. Он не знал, что ему делать. А оставить всё так, как есть не хотел. Страат понимал его чувства. Прорицатель знал, что ожидал от него Винсент. Но обращаться к гаданиям было бессмысленно. "Что ж, - подумал Страат, - кто-то должен взять на себя ответственность".
   - Я могу помочь тебе, Винсент.
   Винсент недоверчиво покосился на Страата. Сейчас он был похож на ребенка, который боится, что его могут обмануть.
   - Я могу рассказать тебе всё, что знаю о сновидениях, - предложил Страат, - я научу тебе некоторым простым действиям и ритуалам. И даже научу гадать на картах судьбы. Ты что-нибудь слышал о Таро Немезиды?
   Винсент покачал головой.
   - Это уникальная колода Таро. Я точно не знаю, кто и когда её создал, но могу сказать, что она существует уже давно. Еще я слышал, что некоторые пытались создать ее копии, но я в это не верю. Это не возможно. Даже если кто-то и попытался создать копии Таро Немезиды, вряд ли это у него получилось. Ведь тогда это не столько копии первой колоды, сколько самостоятельные колоды Таро. Эта колода карт уникальна. В отличие от многих других колод Таро в Таро Немезиды только старшие арканы. Но не это главное.
   Винсент смотрел на Страата и слушал, стараясь не пропустить ни одного слова. Рассказ о Таро Немезиды заинтересовал его, Винсент даже забыл, что он обижен и рассержен.
   - Уникальность этой колоды в том, что она не просто раскрывает прошлое и предсказывает будущее, она позволяет изменять их.
   Винсент подумал, что ослышался. Винсент был знаком с Таро, и умел делать простые расклады. Но он никогда не слышал, что при помощи карт можно изменять судьбу. Предсказывать - да, но чтобы изменять... Это было уж слишком! Зато как заманчиво.
   - Неужели колода Таро Немезиды может изменять судьбы людей?
   Страат понял, что нашёл слабое место Винсента, и решил воспользоваться этим.
   - Она для этого и создавалась.
   - А кто ее создал? И кто пытался делать копии?
   Страат пожал плечами.
   - Я уже сказал, что не знаю, кто ее создал. А копии, возможно, пытались делать для того, чтобы никто не мог точно сказать, какая колода действительно изменяет судьбу. Впрочем, забудь про копии, я их не видел, может быть, их и не существует. Достаточно того, что существует Таро Немезиды. Это сильный и опасный артефакт. И хранится он в Ордене хранителей Баланса. Ты слышал о таком?
   Винсент кивнул.
   - И о них я тоже тебе расскажу, как никак, но инквизиторы правят нашим миром магии. Впрочем, я знаю, как создавать все что угодно при помощи заклинаний и при этом не нарушать Баланс. И если ты останешься, то я расскажу тебе и об этом.
   - Да, я остаюсь.
   - Вот и отлично. Сегодня же к вечеру переезжай ко мне.
   Так лекарь Винсент стал учеником мага и прорицателя Страата. Через несколько лет Винсент стал сильным сновидящим и прорицателем. Когда обучение подошло к концу, то по совету Страата из Города Призраков Винсент направился в Наруд. Он шёл в него с единственной целью. В библиотеке Наруда хранилось множество книг о сновидениях.
   Часами Винсент сидел в тихих залах библиотеки Наруда. Книга за книгой он продвигался по новым для него знаниям. Он понял, что в его жизни теперь будет гораздо больше вопросов, чем ответов. И неизвестно, чем закончится его путешествие.
   Чем больше Винсент узнавал о сновидениях, тем лучше понимал, почему в своё время Страат отказался говорить что-то конкретное. Сновидения были призрачными отражениями реальности и были самой реальностью. Поначалу это его серьёзно сбивало с толку, но постепенно Винсент сжился с этим противоречием.
   Однажды совершенно случайно он натолкнулся на легенду, в которой рассказывалось о Лабиринте сновидений и о живущем в нем Золотом страже, способном даровать бессмертие. Винсент наугад взял с полки небольшую книжечку. Она называлась "Легенды Сумеречного города". За последние недели Винсент прочитал не одну книгу с подобным названием. Да и порой книги различались лишь незначительными деталями. Винсент бегло просмотрел книжечку. И уже собирался отправить её назад на полку, как его внимание привлекло название одной из историй "Легенда о Лабиринте сновидений и Золотом страже". Не отходя от книжной полки, Винсент начал читать. Впервые за последние несколько месяцев он нашёл то, что давно искал.
   "Легенда о Лабиринте сновидений" была правдой, а не выдумкой, он чувствовал это. Лабиринт сновидений существовал. И возможно, в Сумеречном городе знали, как в него пробраться. Не может такого быть, чтобы в нём никто никогда не побывал.
   Когда Винсент дочитал "Легенду о Лабиринте сновидений", он точно знал, что ему следует делать дальше. На следующий день Винсент Фаар отправился в Сумеречный город.
   Винсент так был увлечен своими воспоминаниями, что не заметил, как оказался перед домом Магнуса.
   "Надо же, - подумал он, - я и не заметил, как пришёл". Винсент стоял перед домом Магнуса. И почему-то не решался постучать. Шутка ли, не видеть друга столько лет. А за двадцать два года много воды утекло. И Винсент изменился, и Магнус теперь уже совершенно другой человек. "А вдруг он не рад меня видеть? Все же столько времени прошло", - подумал Винсент. Однако, стоять перед дверью смысла не было. Винсент постучал. Послышались легкие шаги. "Эвела?" - подумал Винсент.
   Дверь распахнулась. На пороге стояла красивая девушка. На вид ей было около двадцати лет. Она была высокой и худой, у нее была светлая кожа и черные волосы. Большие темные глаза и изогнутые брови придавали ее лицу выражение внимательной сосредоточенности. Возможно, тонкий нос был немного длинноват, но это её совершенно не портило. Девушка была похожа на Эвелу, разве что была более худой.
   - Добрый день. Я - Винсент Фаар. Я друг Магнуса и его дальний родственник. Я не был в Эльфере более двадцати лет. Скажи, а Магнус дома? Ты ведь его дочь, верно?
   - Да. Мое имя Анхана, - она улыбнулась, - проходите, я позову отца.
   Анхана убежала в дом. А Винсент ещё немного постоял на пороге. Он не решался войти. "А где же Эвела? Неужели с ней что-то случилось?", - подумал он.
   Появился Магнус. Он широко улыбался, видно было, что рад видеть друга.
   - Винсент!
   - Магнус!
   Друзья обнялись.
   - Что ж ты стоишь в дверях? Проходи, проходи в дом. Думаю, ты устал с дальней дороги? Пойдем, посидим, пообедаем и поговорим.
   - Да, я не хотел беспокоить...
   - Беспокоить? Да я все эти годы ждал тебя. Анхана, - позвал Магнус, - поставь на плиту чайник, и разогрей обед. И принеси, пожалуй, нам немного вина.
   - Да, я не голоден, Магнус.
   - Успокойся. Давай мы с тобой сядем, пообедаем. Да и поговорим. Ты к нам надолго? - и не дав Винсенту ответить, Магнус предположил, - я надеюсь, что надолго и остановишься у нас.
   - Если ты не против, то я бы погостил у вас несколько дней.
   - Вот и хорошо.
   Винсент боялся спрашивать об Эвеле, он не хотел, чтобы вопрос причинил Магнусу боль.
   - Да, Винсент, долго ты где-то бродил. Эх, как же все давно было. А ведь совсем недавно мы с тобой вместе бегали на городскую площадь, чтобы послушать легенды и истории из далекого прошлого.
   - Да, Магнус, давно это было.
   Они помолчали.
   - Эвела умерла много лет назад.
   - Мне жаль.
   Винсент не знал, что ещё сказать.
   - Я уже привык. Да и с Анханой не соскучишься.
   - Она похожа на Эвелу.
   - И не только внешне, у неё такой же характер. Порой даже я не знаю, что мне с ней делать.
   - Да... А я вот так и не женился... и детей у меня нет...
   Появилась Анхана.
   - Отец, все готово. Пойдемте дядя Винсент. Вы еще успеете наговориться. Вы же надолго, а мясо остынет.
   - Вот видишь, Винсент, у Анханы все строго, - улыбнулся Магнус, - прямо инквизиция.
   Анхана нахмурилась. Магнус это заметил, но ничего не сказал.
   - Так уж и строго, - улыбнулся Винсент, - но, ты пожалуй, права. Наговориться мы еще успеем.
   Они прошли в кухню, где на столе уже стояли тарелки с мясом, овощами и сыром, бутылка вина и бокалы.
   Некоторое время они молча ели. Когда тарелки опустели, Магнус налил вина себе и Винсенту и попросил его:
   - Расскажи нам, Винсент, о своих путешествиях. Ведь ты покинул Эльфер более двадцати лет назад и, наверное, побывал в самых разных странах и городах. Я то никогда дальше Элфера не выбирался.
   Винсент ответил не сразу.
   - Я обошел всю Пустыню Миражей, побывал в Леменском оазисе, и даже посетил Летанарию.
   - Ты ходил в Авенарад?
   - Да, было дело...
   На мгновение Магнусу показалось, что Винсенту неприятно вспоминать об этом.
   Анхана оживилась. Она раскраснелась, а чтобы скрыть эмоции, начала убирать со стола пустые тарелки.
   - И знаешь, вроде бы много чего происходило, но, если подумать, то я даже не знаю, о чем рассказывать.
   - Тогда расскажи, чем ты занимаешься.
   - Я - сновидящий.
   Магнус промолчал, а Анхана спросила:
   - Вы создаете сны, так?
   - Можно сказать и так, Анхана. Порой я создаю сны, иногда путешествую по ним, а бывает так, что и то, и другое вместе.
   - А где вы этому научились?
   - Анхана, - попытался остановить ее Магнус.
   - Пусть спрашивает, Магнус, я отвечу, так мне даже проще о себе что-то рассказать.
   Винсент помолчал и продолжил:
   - Когда-то я собирался стать лекарем, как и твой отец, но звезды распорядились иначе. Я долго учился, но, увы, экзамен я почти завалил. Меня, конечно, признали лекарем, но я-то знал, что лекарь из меня никудышный. Вот Магнус - он отличный лекарь. И я решил, что мне надо попытать счастья в других науках. Так что сразу после экзамена я ушел из города.
   - Но вы сказали, что я похожа на мою мать, вы знали ее?
   - Конечно. Я ведь не мог не остаться на свадьбу моего родственника и лучшего друга. Да и с Эвелой мы знакомы с детства. Она была замечательной...
   Винсент вздохнул.
   - Я покинул Эльфер и отправился на поиски своего пути. Да, я понимаю, что это звучит слишком торжественно, но так оно и было. Я знал, что я обязательно найду свой путь. И я нашел...
   - А разве наш путь не предопределен судьбой?
   - Не знаю, Анхана... Я с детства мечтал быть лекарем. А мои родители не обращались к предсказателю, так что я не знаю, что было мне предначертано звездами. Я просто слушал свое сердце.
   - Но разве не лучше узнать свою судьбу и следовать предначертанному?
   Винсент посмотрел на Анхану. Нервный румянец, горящие глаза, руки переплетены так крепко, что побелели костяшки пальцев. "Интересно, почему она так волнуется? - подумал Винсент. - Наверняка Магнус обратился к предсказателю, но из этого похоже, ничего хорошего не вышло". Он улыбнулся, и Анхана попыталась ответить улыбкой.
   - Кому как, кому как... Возможно, что мне судьбой было предначертано искать свой путь самостоятельно. А может быть, это чистая случайность.
   - А как же вы тогда нашли свой путь? - не унималась Анхана. Ответ Винсента ее озадачил, но сдаваться она не собиралась.
   - Я просто сделал первый шаг. Знаешь, главное сделать первый шаг. Я отправился в Город Призраков. Мне говорили, что в нем живут лучшие маги Пустыни Миражей. А так как лекарь из меня не получился, я решил стать магом. Несколько дней я бродил по городу, пытаясь найти хоть кого-то, кто сможет мне помочь. Но, представляешь, я вообще никого не встречал. Улицы Города Призраков были пусты. И вот в одну из ночей, которые я проводил на постоялом дворе, мне приснился странный сон. Мне и раньше снились удивительные сны, но этот не был похож ни на один из них. Утром я расспросил хозяина гостиницы, как мне найти городского прорицателя. Я подумал, что он уж точно мне поможет.
   Винсент помолчал. Он вновь переживал те же чувства, что и в тот день, когда впервые встретился со Страатом.
   - Но прорицатель всего лишь выслушал меня.
   - И не стал гадать?
   - Нет. Он сказал мне, что и так все ясно. И гадать совершенно не о чем. Он просто сказал мне, что возможно создавать сновидения и путешествовать по ним - это и есть моя судьба. Он предложил мне стать его учеником.
   - И вы согласились, - закончила за него Анхана.
   - Да. Он научил меня всему, что сам знал о сновидениях. А когда ему больше нечего было мне рассказать, он посоветовал мне отправиться на поиски знаний. Так я попал в Наруд. В нем большая библиотека. Рекомендательное письмо Страата, так звали моего учителя, открыло передо мной все двери библиотеки. Я днями напролет читал, читал, читал...Я искал ответы на вопросы. Только вместо ответов я находил еще больше вопросов.
   - И что? - встревожилась Анхана.
   Винсент вновь улыбнулся. Анхане понравилась его улыбка. Когда она увидела Винсента на пороге дома, то сразу почувствовала к нему безграничное доверие, а теперь была готова идти за ним хоть на край света.
   - Когда я совсем уже отчаялся, я наткнулся на небольшую книжечку. Возможно, я видел ее несколько раз, но почему-то не обращал внимания. Наверное, так было задумано самой судьбой.
   "Не знаю, какой там из Винсента сновидящий, - подумал Магнус, - но рассказчик он замечательный. И если он останется в Эльфере, то за ним будут ходить толпы. Что ж, это хорошо, в нашем городе давно не появлялись хорошие рассказчики".
   - И что это была за книга?
   - Совсем небольшая, она называлась "Легенды Сумеречного города". И среди известных историй в ней мне попалась одна странная легенда. Она больше походила на правду, чем на вымысел.
   - Вы расскажите мне эту историю, Винсент?
   - Анхана, - вмешался Магнус, - ты совсем замучила дядю Винсента...
   - Но, папа...
   Винсент почувствовал беспокойство Магнуса.
   - Твой отец прав, Анхана. Я устал. А рассказывать легенды надо не торопясь. Так что отложим сказки на завтра. Мы с твоим отцом не виделись давно, нам есть о чем поговорить. А завтра...
   - Но вы еще не рассказали мне о своих путешествиях, - перебила Анхана.
   - Анхана, - Магнус повысил голос.
   Анхана замолкла. Она встала и, поблагодарив за обед, начала мыть тарелки.
   - Пойдем, Винсент, в мой кабинет.
   Они поднялись из-за стола и пошли в кабинет Магнуса. Через несколько минут Анхана услышала, как закрылась дверь кабинета. Она заплакала.
   - Почему ее так интересуют предсказания и пророчества? - спросил Винсент, когда они с Магнусом вошли в кабинет.
   - Это долгая история, Винс, и именно её я и хочу тебе рассказать. Пожалуй, ты единственный, с кем я могу поговорить об этом.
   - А если бы я не вернулся в Эльфер?
   Магнус пожал плечами.
   - Но ведь ты сейчас здесь. И это самое главное.
   Магнус замолчал. Винсент чувствовал, что его друг сильно обеспокоен. Магнус не знал с чего ему начать. Винсент решил не торопить его. Он ждал.
   - Когда она родилась, я обратился к прорицателю Бихейму. Ты должно быть его хорошо помнишь, ведь ты всегда был его любимым учеником.
   Винсент кивнул.
   - Бихейм предсказал Анхане, что она может стать хранительницей Баланса. Представляешь? Эвела чуть с ума не сошла от такой новости. Ты же знаешь, что бывает с теми детьми, которые рождены для Баланса. Но Бихейм в чем-то сомневался. Он сказал, что ему нужно время... И вот через несколько дней он пришел к нам и сказал, что ошибся. Оказалось, что Анхане не суждено стать хранительницей Баланса.
   - Это и к лучшему, она осталась с тобой в Эльфере. А если бы она действительно оказалась хранительницей Баланса, ты потерял бы ее навсегда.
   - Да... только она недавно пришла ко мне и заявила, что должна была стать хранительницей Баланса...
   - То есть, она обвинила тебя в том, что она ей не стала?
   - Не совсем так, но что-то в этом роде. Я сразу вообще не понял, с чего она вдруг так решила. Потом подумал, что Бихейм рассказал ей, как когда-то делал для нее предсказание.
   - А ты рассказал ей, почему она не стала хранительницей Баланса?
   - Да и Бихейм, кстати, подтвердил мои слова.
   - Так что же тебя беспокоит?
   - Ее судьба, Винсент...
   Винсент не отвечал. Он не знал, как тяжело сейчас Магнусу, но мог себе представить. Анхана была необыкновенной девушкой. Но для Магнуса она была в первую очередь любимой дочерью. И к тому же единственной. Возможно, он просто боялся за нее и не хотел никуда отпускать.
   - Я чувствую, что она скоро покинет родной дом. Когда сегодня утром рассказала мне, что о тебе говорит весь город, я разозлился. Почему-то я решил, что она захочет уйти с тобой. И знаешь, она так смотрит на тебя, когда слушает, что теперь я не сомневаюсь, что она уже решила уйти с тобой на поиск приключений.
   - Обо мне говорит весь город? Я только утром пришел!
   - Ты забыл, что в Эльфере все новости разлетаются быстро?
   Винсент молчал.
   - Ты ведь не просто сновидящий, так?
   Винсент кивнул.
   - Что ты видел?
   - Я не пытался...
   - Почему? Если не пытался, тогда зачем пришел?
   - Не знаю... в какой-то момент я понял, что должен вернуться в Эльфер, но так и не знаю зачем.
   - А ты пробовал увидеть?
   - Я же говорил, что даже не пытался.
   - Так сделай это сейчас. Если ты учился в Городе Призраков, то, наверняка, знаешь многие тайные вещи. И почему бы тебе не воспользоваться своими знаниями?
   Винсент задумался. Он боялся, что если он попытается увидеть происходящее, ему придется принимать серьезные решения. Но Винсент чувствовал, что иного пути нет.
   - Что ж, Магнус, я могу это сделать. Но ты точно этого хочешь?
   - Да. Думаю, что так и должно быть.
   Винсент прикрыл глаза. Он вслушивался в потоки мира и ловил каждое слово. Он начал говорить так тихо, что Магнусу пришлось напрягаться, чтобы услышать, что говорит его друг.
   - Что? Что ты сказал?
   Винсент выглядел озадаченным. Он не знал, что делать.
   - Повтори!
   - Она может стать лучшей сновидящей в Пустыне Миражей, а это куда как больше, чем быть хранительницей.
   - Я знал, - Магнус закрыл глаза, - знал, что ты не просто так вернулся в Эльфер. Ты вернулся, чтобы увести ее с собой. Ты ведь это знал?
   - Этого никто не знал.
   "Вот так изменилась жизнь, - думал Магнус, - за несколько минут. Скоро она уйдет от меня. И возможно, что я больше ее никогда не увижу, как и Эвелу. Какая же странная судьба".
   Магнус открыл глаза и посмотрел на Винсента.
   - Раз она должна уйти, то пусть уходит.
   - Ты не сможешь ее заставить.
   - Предложим ей самой принять решение. Вот увидишь, она согласится.
   Винсент усмехнулся.
   - Это не известно.
   - Поверь мне, как только Анхана узнает, что ее судьба приготовила такой подарок, ее никто и ничто не сможет удержать. Когда ты ей расскажешь?
   - Что именно?
   - То, что тебе показал мир.
   - Никогда. Я не хочу вмешиваться. Я могу лишь ответить ей на некоторые вопросы. И не больше.
   - Почему?
   - Она не просила меня о предсказании.
   Они помолчали.
   - Я не знал этого раньше, - сказал Винсент.
   - А если бы знал, то явился бы сюда раньше? - усмехнулся Магнус.
   - Не знаю, может быть, вообще никогда бы не вернулся в Эльфер. Впрочем, никто не знает, что было бы. Давай поступим так. Я завтра равно утром уйду и больше вас не побеспокою. Ты сам решишь рассказывать ей о нашем разговоре или нет. Но, думаю, что тебе не следует этого делать.
   - Нет. Я хочу, чтобы ты остался.
   Винсент молчал.
   - Так останешься?
   - Хорошо. Пусть будет так.
   Магнус встал и подошел к окну. Сомнений не было. Винсент говорил правду. Но сдаваться Магнус не собирался.
   Анхана сидела в своей комнате. Она давно успокоилась. И даже не могла понять, из-за чего она так расстроилась. Ведь Винсент пообещал, что завтра он ей все расскажет. Осталось только дождаться завтра.
   Анхана ждала, когда же отец и Винсент наговорятся, и тогда уже будет пора ужинать. А после ужина она попытается упросить Винсента, чтобы он рассказал ей какую-нибудь историю. Любую! Она готова была слушать его часами. Но время шло, а они все так и сидели в кабинете отца. Анхана взяла свою любимую книжку и, забравшись с ногами на кровать, начала читать. Она не заметила, как заснула. Ей снился странный сон. Казалось, что она просто наблюдает за происходящим со стороны. Она видела какой-то незнакомый город, серые улицы которого напоминали лабиринт. Она брела по ним, прикасаясь порой к теплым стенам. Камни были сухими и гладким на ощупь. И вдруг она увидела впереди себя человека. Он торопился, следуя за кем-то, кого Анхана не видела.
   Когда Анхана открыла глаза, было уже светло. Она встала. Книга лежала на полу. Она выронила ее, когда заснула. Анхана подняла ее и положила на небольшой столик, стоящий у окна. Анхана быстро умылась и переоделась. Она поспешила вниз. На кухне уже раздавались голоса отца и Винсента. Они говорили тихо.
   - Доброе утро.
   - Доброе, - Винсент обернулся и улыбнулся.
   - Мы не стали тебя рано будить, - сказал Магнус, - надеюсь, что ты хорошо спала?
   - Да, только мне приснился необычный сон.
   Магнус и Винсент переглянулись.
   - Не хочешь нам его рассказать? - спросил Магнус. - Винсент поможет тебе его растолковать и понять.
   Анхана посмотрела на отца, а затем на Винсента. Она чувствовала, что что-то изменилось. Вчера они разговаривали с ней совершенно иначе. Вчера отец был ей недоволен и запрещал лезть к Винсенту с расспросами, а теперь сам предлагал ей рассказать Винсенту сон. Возможно, что причина скрывалась в его долгом разговоре с Винсентом. Анхана не сомневалась, что они проговорили почти всю ночь. От этих мыслей ей почему-то стало не по себе.
   - Я не знаю, как начать...Я почти ничего не запомнила. Я лишь помню ощущение, оставшееся от этого сна. У меня так бывает: сон забывается, а чувства остаются.
   - Начни с того, что тебе больше запомнилось, - посоветовал Винсент, - а потом детали всплывут сами собой. Главное, успокойся и следуй чувствам.
   Анхана кивнула. Ей нужно было сосредоточиться. Она подошла к плите, взяла чайник и налила чай в свою любимую керамическую кружку с узором из ярко-зеленых листьев и фиолетовых цветов. Она присела за стол. Отпила несколько глотков чая.
   Магнус и Винсент молчали, боясь прервать ход ее мыслей.
   Анхана была права в своих догадках. Они приговорили всю ночь. Сначала Магнус и слышать ничего не хотел. Но потом он так же внезапно передумал. Гадание Винсента смогло его убедить. Тогда как сам Винсент, вначале решил тихо покинуть Эльфер, но Магнус настаивал на своем. И постепенно Винсент перестал сопротивляться, и начал прислушиваться к тому, что говорил его друг. За ночь Винсент рассказал почти всю историю своих путешествий. Магнус слушал. И чем больше Винсент говорил, тем больше Магнус задумывался. И уже далеко за полночь они наконец-то пришли к решению, которое им обоим казалось правильным. Теперь они оба ждали, когда Анхана расскажет свой сон.
   - Я вчера так хотела услышать ваши истории, Винсент, но вы с отцом все говорили и говорили. Я подумала, что когда вы закончите свою беседу, то спуститесь вниз. Но вы все не спускались. Я тогда поднялась в свою комнату.
   Она улыбнулась.
   - Сначала я хотела подслушать, о чем вы говорите, но не решилась. Я сидела в своей комнате и читала. Как уснула, я не заметила. И вот потом я увидела странный город. Он совсем не такой, как Эльфер. В нем были извилистые узкие улицы, похожие на лабиринт. Да. Точно. Лабиринт улиц. Мне казалось, что я смотрю на все это... что я на самом деле в этом странном городе... Потом я увидела человека...
   Анхана замолчала. На щеках появился румянец.
   - Это был мужчина, - сказала она тихо, - и ... он был молод. Да, точно. Но почему-то я знала, что он чем-то обеспокоен. Его сердце было полно горечи и тревоги, как у старика. И мне показалось, что он не по своей воле шел, а следовал чьему-то приказу.
   Винсент не выдержал.
   - В нем было что-то необычное?
   Анхана задумалась: "Да, было... Я что-то почувствовала. Кажется, он шел не своим путем... а чьим? Я не понимаю... но он не похож на обычного человека. Я не видела его глаза. Жаль. Но видела...что? Я не могу вспомнить" И вдруг образ незнакомца из сна ярко вспыхнул в ее сознании. Она не сомневалась, что узнала бы его, если бы встретилась с ним на улице. Но он шел по улицам другого города.
   - Нет, кажется нет. Я не знаю... Он шел за кем-то. Но я не знаю за кем и куда. Этот кто-то не был похож на обычного человека. Но он был как человек. Совсем не запоминающаяся внешность. Но вот голос и такие странные глаза. И тот другой, который шел за ним, он ... он не знал, что это ловушка. Потом сон оборвался. Потом снилось что-то еще... но я не могу вспомнить.
   Она замолчала. Винсент и Магнус тоже ничего не говорили. Все трое пили чай. И вот Винсент отставил чашку и обратился к Анхане.
   - Скажи, Анхана, ты бы хотела узнать больше о сновидениях?
   Она посмотрела на отца, и потом на Винсента. Он улыбнулся.
   - Да, - ответила она и вновь посмотрела на отца.
   - Ведь ты помнишь, что я сновидящий?
   Анхана кивнула.
   - Я многое знаю о сновидениях. Не все, конечно, но многое. И я должен передать кому-то мои знания. А передать их я могу только тому, кто может стать сновидящим.
   Анхана посмотрела на Винсента, тот продолжил.
   - Сновидящим может стать только тот, у кого есть предрасположенность скользить по волнам сновидений. В общем, я бы мог сказать, что это определяет судьба.
   Анхана вздрогнула.
   - Тебе не суждено стать хранительницей Баланса, но ты можешь стать сновидящей.
   - Откуда вы это знаете?
   Винсент вздохнул.
   - Вчера я попросил Винсента погадать, - вмешался Магнус.
   - Сделать предсказание, - поправил его Винсент.
   - А если вы ошибаетесь?
   - Нет, не ошибаюсь, - сказал Винсент, - я сновидящий и могу видеть реальность.
   Анхана недоверчиво покосилась на Винсента.
   - Я понимаю тебя, - проговори Винснт, - но все же подумай. Я какое-то время пробуду в Эльфере. А потом я отправлюсь дальше. И если ты захочешь, то сможешь пойти со мной.
   - Да, Анхана, - подтвердил отец, - если ты решишь изучать искусство создания сновидений, то тебе придется уйти с Винсентом.
   - Навсегда?
   Магнус и Винсент рассмеялись.
   - Нет, конечно, нет, - заверил ее Винсент, - ты в любое время сможешь вернуться в Эльфер.
   Анхана почувствовала себя немного увереннее и спокойнее.
   "Раз можно будет вернуться, - подумала она, - почему бы и не попробовать? Возможно, что это моя судьба".
   - Ты отпустишь меня? - обратилась она к отцу.
   - Да, Анхана, я же сказал, если захочешь, то можешь идти.
   - Спасибо. Только мне все равно надо подумать, Винсент.
   - Да, конечно, - согласился Винсент Фаар.
   Разговор перешел на другую тему. Винсент и Магнус вспомнили свои юношеские годы. Анхана слушала и не могла не удивляться. Оказывается, она много не знала о своем отце.
   Когда они наконец-то закончили поздний и долгий завтрак, то отец и их гость отправились навестить Бихейма, а Анхана осталась дома. Обычно, она всегда ходила вместе с отцом, если тот направлялся к Бихейму. Но сегодня ей хотелось побыть одной и как следует все обдумать.
   Анхана не могла понять, чего она больше боится: новых знаний или покинуть родной дом. Внезапное предложение Винсента Фаара удивило ее, а готовность отца отпустить испугала. "Сновидения, - думала Анхана, - что толку в том, что я научусь их создавать? Я бы хотела быть хранительницей Баланса, но судьба, похоже, распорядилась иначе". Анхана навела порядок на кухне. И затем вышла во внутренний дворик, уселась на любимую скамейку под тенью большого дуба и задумалась. За несколько минут привычный мир изменился. Она чувствовала это. И чем больше она размышляла о предложении Винсента Фаара, тем сильнее становилась ее тревога. И опять вспомнился сон. Анхана даже пожалела, что рядом нет отца и Винсента. Она боялась, что к их возвращению она забудет детали. Ей казалось, что она понимает, кто этот странный мужчина из ее сна. Он так же как Винсент Фаар, похоже, был сновидящим. И этот человек искал обладателя уникальной колоды карт. Винсент не все рассказал ей об этих картах. И она знала это. Анхана не могла объяснить откуда у нее появилась такая уверенность, но, похоже, что все это как-то было связано с ее сном.
   Время шло. Анхана вернулась в дом. Но отец и Винсент еще не вернулись. Она посмотрела на часы: почти пять. "А ведь ушли они еще утром! - подумала она, - интересно, что их задержало? А может быть, они просто дают мне время все обдумать?"
   Но больше думать она не могла. Она вообще ничего не могла делать. Сначала она попробовала читать, но сосредоточиться не получалось. Она не понимала смысла слов и отложила книгу. Анхана любила вязать, но сегодня нитки путались, она сбивалась со счета, так что и вязание пришлось отложить. И теперь она сидела в гостиной и смотрела на часы. Минутная стрелка лениво совершала круг. Шесть. Новый круг. Анхана услышала, как открылась входная дверь. О чем-то оживленно беседуя, в дом вошли отец и Магнус. Анхана осталась сидеть в кресле, хотя ей хотелось побежать к ним навстречу. Она прислушалась, надеясь разобрать, о чем они говорили.
   - Да, да, - говорил отец, - ты прав. Абсолютно прав.
   - Конечно, - ответил Винсент, - я прав. И Бихейм это прекрасно понял. Если бы это было не так, то он ни за что бы с нами не согласился.
   - Думаешь? Ты был настойчив.
   - Я уверен. Бихейм не их тех, кого можно напугать или заставить. И ты это отлично знаешь...
   Они вошли в комнату, где сидела Анхана.
   - Мы что-то засиделись у Бихейма, - произнес Магнус.
   - Да, я уже думала, не пора ли вам вернуться.
   - Ты хотела сказать, что уже готова была идти за нами? - уточнил Винсент Фаар.
   Анхана смутилась, но промолчала.
   - Надеюсь, что ты не скучала? - спросил отец.
   - Нет.
   - Вот и отлично.
   Анхана кивнула. "Почему они не заговаривают о самом главном?" - подумала она.
   - Анхана завари нам чай, а ещё лучше свари кофе, - попросил отец.
   Анхана поднялась и пошла на кухню. Винсент и Магнус расположились в креслах около камина. Весна была теплой, так что камин разжигали все реже.
   - Может быть, растопим камин? Разговор предстоит долгий и непростой, - спросил Винсент.
   - Да, пожалуй, ты прав. Серьезные беседы куда как лучше вести не торопливо и ни на что не отвлекаться. А вечер обещает быть прохладным.
   Магнус поднялся, и, взяв с каминной полки спички, принялся разжигать огонь. Как только огонь разгорелся, Магнус сел в кресло. Через несколько минут в комнату вошла Анхана с двумя чашками кофе на подносе.
   - Кофе Анхана варит просто замечательно, - сказал Магнус, беря свою чашку.
   - Не сомневаюсь, - сказал Винсент, беря свою.
   - Анхана принеси кофе и себе. Садись рядом с нами. Мы должны поговорить, - сказал отец.
   Анхана убежала на кухню и быстро вернулась. Этого разговора она ждала с самого утра.
   Без лишних слов Магнус сразу перешел к главному вопросу.
   - Что ты решила? Ты остаешься в Эльфере или послезавтра уходишь с Винсентом Фааром?
   Анхана целый день ждала этого момента, но теперь растерялась.
   - Я решила изучать искусство создания сновидений, отец, - Анхана произнесла это на одном дыхании.
   Магнус потер подбородок.
   - Что ж, это, пожалуй, правильное решение. Как я уже говорил, я не буду препятствовать. Я уважаю твой выбор.
   Магнус замолчал и посмотрел на Винсента. Винсент отпил кофе и начал говорить. Разговор закончился далеко за полночь. Анхана не сомневалась в том, что поступает правильно. Завтра она уйдет вместе с Винсентом Фааром на поиск новых знаний. Было решено отправиться для начала в Наруд, а приближающийся день посвятить сборам.
  
   Глава 15, в которой мы знакомимся с древним демоном
  
   В Пустыне Миражей рассказывали удивительные истории о золотом страже. Как он появился и откуда никто, даже жрецы, не знал. Но чего только о нем не говорили. Чаще всего Золотого стража называли демоном. Надо сказать, что демон обосновался в Лабиринте давно, но первое время сидел тихо, и о нем никто даже не знал. И, конечно, это ему быстро наскучило. Представьте себе огромный каменный лабиринт и ни души кругом. Пустыня! И однажды демон решил, что пора явиться местным жрецам. Он предстал перед ними, как говорили многие, и как было записано в летописях, в своем истинном облике, но почему-то особого впечатления на них не произвел. Это не просто удивило демона, это его озадачило. И к тому же жрецы не особо обращали внимания на последующие выходки демона. А уж чего только он не придумывал. И создавал миражи в пустыне, и творил чудеса, и даже являлся жителям города в снах и в сумерках
   А вот внимания на него мало кто обращал. И, может быть, все было бы хорошо, только вот демон с каждым разом придумывал все более изощренные способы привлечения к себе внимания. И вот верховный жрец Кенх в один из дней отправился в Лабиринт сновидений, чтобы разобраться с демоном. Как стало известно, он пробыл в Лабиринте несколько дней, и когда вернулся в Сумеречный город, то объявил в храме Баланса, что в Лабиринте сновидений появился золотой страж снов, которому отныне будут поклоняться в Сумеречном городе наравне с Балансом. Большинство служителей храма были недовольны этой новостью. Однако Кенх был настойчив, так что жрецам пришлось согласиться. Особо недовольные служители храма поворчали-поворчали, да и смирились. Так в Сумеречном городе появилось новое божество - Золотой страж Лабиринта сновидений. Впрочем, для Сумеречного города это было вполне нормально. В Пустыне Миражей не так трепетно следили за сохранением культа Равновесия, как в Летанарии. Ничего удивительного в том, что никто не придал особого значения этому событию, не было. Никто не стал писать в Авенарад, чтобы сообщить о проделках демона. А сами хранители редко добирались до Сумеречного города, поэтому не сразу узнали о происходящем. Ничего особенного не происходило, и Равновесие сил оставалось прежним.
   Офертоон Сангвинаар опять скучал. И это его страшно раздражало. Как же сложно быть бессмертным демоном. И не просто быть, а еще и испытывать сильнейшие эмоции. Да, так уж получилось, что грозному демону были свойственны обычные человеческие эмоции. Таким уж он пришел в этот мир. Офертоон Сангвинаар был впечатлителен, сентиментален, страшен в гневе и до ужаса любопытен. Ко всему прочему он обладал крайне сильным и изощренным умом, безграничной фантазией и, по истине, демоническим чувством юмора. Любимым занятием Офертоона было придумывать запутанные сценарии, которые он пытался воплощать во всех доступных ему мирах. Но самой интересной сценой был для него мир людей. И чего он только не придумывал! Правда, как только он вмешивался в чью-либо жизнь, мир несчастного превращался в сущий кошмар с элементами ужаса. На самом деле Офертоон никому не желал зла, но он был начисто лишен морали, так что его желание посмотреть, как его задумки воплощаются в реальность оборачивались трагедиями, над которыми впечатлительный демон рыдал, как ребенок. Бывали исключения, но очень редко.
   В своём истинном облике Офертоон Сангвинаар был грозен. Массивное тело, сильные лапы с длинными и острыми когтями, хвост, огромные крылья и вытянутая морда с большими глазами и пастью, полной острых зубов делали его похожим на дракона. Золотистая шерсть делала это сходство ещё более полным, но всё дело портили небольшие ушки с кисточками на концах. Когда Офертоон впервые увидел своё отражение в огромном горном озере, то недовольно фыркнул: "Глупость какая-то. Кисточки!". Время шло, его облик порой случайно изменялся, а потом Офертоон научился принимать любой облик. Но какой бы облик он не принял, когда он волновался или злился, то мгновенно возвращался к первоначальному образу.
   Еще одним любимым делом Офертоона Сангвинаара было незаметно проникать в разум человека, наделяя его разными особенными способностями. Мало кто из жертв понимал, что одержим демоном. Лишь некоторые начинали слышать какой-то странный голос, слишком коварный, чтобы быть их собственным внутренним голосом. Одержимость давала людям сверхъестественные способности. Некоторые начинали видеть прошлое и предвидеть будущее, другие становились колдунами или магами. Несколько раз он превращал людей в жестоких оборотней, но последствия этого совершенно не понравились чувствительному Офертоону, так что он отказался от этой затеи. И он решил, что если он и будет кого-то из людей обращать в неживых, то он сотворит вампира, ну, или вампиршу. В конце концов, сколько можно было блуждать по мирам одному? Хотя? Одному было тоже неплохо.
   Но больше всего Офертоон мечтал испытать настоящую любовь. Такую, которая делает мир лучше, а жизнь - ярче. Он постоянно искал человека, достойного разделить его бессмертную жизнь и способного принять этот дар, не потеряв разум. Офертоон бывал в разных странах, жил в разных городах. Чаще всего он принимал облик человека, ведь так было проще найти подходящую жертву. Его человеческий облик был настолько невзрачный, что мало кто угадывал за невыразительной внешностью демоническую силу. Он был среднего роста, не худой и не толстый, черты лица были обычными, и если бы не яркие, горящие глаза, то вы никогда бы не запомнили это лицо. На вид ему было лет тридцать, а может быть и сорок, или даже пятьдесят. В общем, в образе человека, Санг, именно так он представлялся, был самым обыкновенным странником. Но почему-то ему никак не везло. В большинстве своем люди, которые ему встречались, были недостойны не только бессмертия, но и обычной человеческой жизни. Впрочем, он не осуждал их, это было не его делом. Он продолжал искать. Однако за тысячелетия общения с людьми Офертоон подрастратил запасы оптимизма, но мечта оставалась мечтой. И ещё он очень хотел попасть в Лабиринт сновидений Сумеречного города. Зачем он и сам не знал, но что-то в этой идее было успокаивающее.
   Когда Офертоон Сангвинаар появился в окрестностях Сумеречного города, то по городу поползли слухи об ужасе, пришедшем из-за Черного Предела. Появление Офертоона испугало не только людей, живших поблизости к Лабиринту сновидений, но и большую часть сущностей, обитавших в пределах Сумеречного города. Офертоон поселился в Лабиринте сновидений. В нем обитала стая псов-стражей, но они ничего не имели против того, что в Лабиринте появился демон, а он просто игнорировал их. Люди и раньше не часто забредали в эти края, а теперь и вовсе перестали приходить. Покой демона никто не тревожил, и он скучал. Он много раз являлся жрецам Сумеречного города в своем истинном облике. И надо сказать, что первое время он вообще не обратили на появление демона никакого внимания, так что Сангвинаару пришлось изрядно потрудиться, чтобы жрецы приняли его за божество и стали поклоняться ему. За это надо было благодарить Кенха. Его удалось не просто убедить, его удалось очаровать и обратить. А потом жрецам ничего не оставалось, как последовать примеру верховного жреца. Они приносили обильные жертвы, которые, правда, мало интересовали Офертоона, но восхищение и страх жрецов ему нравились. Демон обожал наблюдать за Кенхом. Верховный жрец так трепетно относился к своим обязанностям, что демон просто не мог оставить его без внимания.
   Но все равно Офертоону было скучно. За ним никто не охотился, никто не пытался его изгнать. Да и найти подходящую жертву для очередного эксперимента никак не удавалось. "Ну, разве это жизнь? - сокрушался Офертоон. - Даже хранителям Баланса на меня наплевать. Неужели я так и буду сидеть в Лабиринте и ждать, когда что-то произойдет?"
   И демон решился на отчаянный шаг.
  
   Глава16, из которой становится известно, что магистр решает сам отправиться на поиски Таро Немезиды
  
   Демон решил отправиться в Сумеречный город и выкинуть очередную злую шутку. У него был замечательный план. Правда, с тех пор, как Кенх получил бессмертие и открыто поклонялся не только Балансу, но и золотому стражу Лабиринта сновидений, жрецы вообще, казалось, перестали замечать выходки Офертоона Сангвинаара. Псы-стражи следовали за демоном как послушные домашние собачки.
   "Да, скучненько тут у них, - размышлял демон, - ни тебе войн, ни смертей, ни голода. Обычный город, ленивые жрецы, трусливые жители, и какие же они скучные! И как так? Никакого разврата! И даже городские маги уже не обращают на меня внимания! И никто не суется в Лабиринт сновидений, что странно. Неужели я даже инквизиторам не интересен? А было бы славно, если бы кто-нибудь из них решился поохотиться за мной. Вот была бы потеха! А может быть, написать в Авенарад еще одно письмо? Похоже, что они не поняли, где находится то, что они ищут всем Орденом. Хотя судя по тому, что никто до сих пор не пришел в Сумеречный город, не очень-то они и торопятся. А вдруг у них новый магистр? Э, нет, это вряд ли. Впрочем, история с Таро Немезиды может стоить Рейнгольду места. Но это ни к чему. Пожалуй, надо ему помочь. Странно, неужели он не понял, куда подевалась колода?" У Офертоона Сангвинаара был план. И он решил, что пора действовать.
   Он принял свой любимый облик - обычного человека. Высокий крепкий, но уже немолодой мужчина. Серые пустые глаза, лицо с довольно правильными, но резкими чертами: прямой нос, чувственные губы, на которых порой появлялась ироничная усмешка, черные длинные волосы. В облике человека Офертоон Сангвинаар носил простую одежду: темно-серые штаны, такого же цвета рубашку, и темный, почти черный, плащ с капюшоном. Он не желал выделяться из толпы. Обычно он представлялся как Санг. Ему нравилось это простое имя. Впрочем, если бы он называл и свое полное имя, то никто не удивился. В Пустыне Миражей жили самые разные люди, и у многих были очень странные имена. Если его спрашивали, откуда он родом, то Офертоон Сангвинаар обычно неопределенно хмыкал, и говорил, что родины и семьи не помнит, и что сам он - странствующий книжник. Больше можно было ничего не говорить. Людям все равно было не интересно, и спрашивали они в основном так, по привычке.
   Офертоон Сангвинаар покинул Лабиринт и направился в Сумеречный город. Когда он вошел в Храм, на него опять никто не обратил внимания. "А вот появись я в своем истинном облике, вот было бы шуму! Жрецы бы забегали, засуетились, запричитали бы! Ах, явился, ах появился! Ах, ах, ах... Золотой страж! Ах, хвала Балансу! Тьфу! Вот угораздило меня с ними связаться. Вообще-то можно перебраться в какой-нибудь другой город, только уж больно Лабиринт хорош, да и как я брошу своих псов-стражей? Пропадут, без меня точно пропадут, и их вожак Фрей будет по мне скучать, а взять его с собой я не могу", - подумал Офертоон Сангвинаар.
   Офертоон подошел к жрецу. Тот был так увлечен чтением Книги Баланса, что не заметил Сангвинаара. Санг вежливо кашлянул и подумал, что может быть, еще попрыгать на месте? Но решил, что для начала достаточно. Жрец посмотрел на него, и вновь уткнулся в Книгу. Сангвинаар заговорил.
   - Доброго, тебе, дня, служитель Баланса, - голос демона был прекрасен, в нем звучала тайна и манила за собой.
   - И тебе, - жрец всем своим видом желал показать непрошенному гостю, что тот мешает ему служить Балансу.
   - Я бы хотел отправить письмо в Авенарад.
   Жрец уставился на Офертоона. Тот спокойно смотрел на него серыми холодными глазами.
   - Подожди, я сейчас принесу тебе бумагу и конверт, - жрец развернулся и направился вглубь Храма.
   - И не забудь перо и чернила, - крикнул ему вслед Офертоон.
   Демон подошел поближе к Книге Баланса и начала читать. "Ничего особенного, - хмыкнул он, - очередная претензия на истину. Так сейчас начнется типичная религиозная ерунда". Он пробежал глазами страницу, перевернул и замер.
   "Хранитель, достигший состояния Равновесия способен изменить настоящее, равно как прошлое и будущее. И подобное действие не затронет Баланс, если хранитель готов к нему. Бывает так, что некоторые люди от природы наделены подобной силой, и даже не будучи хранителями, могут изменять течение событий".
   Офертоон зажмурился, вновь открыл глаза. Текст остался неизменным. "Вот это да! Открыто написать, что хранитель может влиять на реальность? - удивился демон. - И после этого они пишут, что охраняют Баланс? Да они просто провоцируют на проявление силы... Точно! И потом находят тех, кто неосторожно раскрылся. Возможно, что кого-то уговаривают вступить в Орден, а у остальных просто отбирают способности. Хитры, ну, прямо, как демоны Черного Предела".
   Почувствовал приближение жреца, Офертоон обернулся.
   - Вот бумага, конверт и перо. В углу, - жрец неопределенно махнул рукой, - столик, на нем чернильница. Пиши. А потом можешь оставить письмо мне. Я отправлю его в Авенарад.
   - Спасибо, - улыбнулся Офертоон и отошел в дальний угол Храма.
   Он присел на широкую каменную скамью. Сангвиннар прислонился спиной к холодной стене. Прикрыл глаза. Да, ему определенно нравилось быть в облике человека.
   "А ведь я мог бы не только блуждать так по Сумеречному миру, но и побывать в других мирах. Может быть, это было бы интересно? Иные миры, другие страны и города... Эх... правда, люди везде, пожалуй, одинаковы...Люди они и есть люди. Но может быть, есть в них что-то еще такое, чего я пока не знаю. Наверное, надо отправиться в путь, и познакомиться с ними поближе. Вдруг в других мирах мне будет не так скучно, как здесь, с этими унылыми жрецами, только и думающими, как всех заставить соблюдать их правила".
   Офертоон Сангвинаар сосредоточился на содержании письма. Он давно собирался написать магистру Рейнгольду, но каждый раз что-то мешало: то, бумаги не было, то чернил. Впрочем, Офертоон Сангвинаар мог обойтись и без них, но просто признаться, что он не может подобрать нужные слова, у него не хватало духу. Да, он был демоном, но демоном впечатлительным. Так и сейчас слова возникали неохотно, но чем больше Офертоона захватывала фантазия, тем ярче проявлялись буквы на бумаге, а перо и чернильницу он сразу отставил в сторону. Конечно, он мог бы написать письмо, как это делали люди, но храм был пуст, и демон решил, что не будет ничего дурного в том, если он поступит так, как привык.
   Через полчаса в руках Офертоона Сангвинаара было несколько листов бумаги, исписанных красивым округлым, но мелким почерком. В письме не было ни одной ошибки, а заглавные буквы были украшены замысловатыми завитушками. Подписывать письмо Офертоон не стал. "Пусть ищут автора, а я хоть развлекусь. Заодно и узнаю, насколько они умны, впрочем, Рейнгольд не глуп, правда, не слишком талантлив", - усмехнулся он и вложил листы в плотный светло-коричневый конверт. Довольный собой Офертоон подошел к жрецу.
   - Пожалуйста, хранитель, отправь это письмо магистру Ордена как можно скорее.
   Жрец взял конверт. Нахмурился. Возможно, он ощутил магию, исходящую от письма, а может быть, причиной его недовольства было то, что Офертоон Сангвинаар не надписал конверт.
   - Спасибо тебе, хранитель, спасибо, - Офертоон Сангвинаар вежливо поклонился и поспешил покинуть храм. Он был так взволнован, что боялся потерять человеческий облик. Он знал, что теперь наконец-то в Ордене обратят на него внимание.
   Как только демон оказался на улице, он поспешил прочь из города. Пройдя несколько улиц, и видя, что они пусты, он вернулся к своему истинному облику, бесшумно развернул крылья и улетел к Лабиринту.
   После ухода Офертоона Сангвинаара жрец некоторое время задумчиво вертел конверт в руках. Он что-то почувствовал в тот момент, когда незнакомец протянул ему письмо, но так и не понял что именно. Жрец вздохнул и аккуратно надписал конверт. Через несколько дней письмо будет в Авенараде. И пусть магистр и старейшины сами разбираются с письмом и таинственным отправителем. Жрец был уверен, что автор пожелал остаться неизвестным, но разве что-то можно было укрыть от хранителей Баланса?
   Письмо пришло в Авенарад через несколько дней. Первым, кто взял его в руки был Ивор. Он как обычно разбирал почту. И вот среди прочих писем он натолкнулся на письмо Сангвинаара. Увесистый светло-коричневый конверт на имя магистра Рейнгольда.
   Ивор покрутил письмо в руках. Если бы конверт не был адресован магистру лично, то он бы прочитал его. А так придется отдать письмо Рейнгольду.
   После того, как неизвестный проник в хранилище и похитил Таро Немезиды в Ордене царил Хаос. А тут еще этот адресованный магистру. Вообще-то многие старейшины уже начинали поговаривать о том, что Ордену нужен новый магистр, но открыто пока этого не заявляли. Ивор знал, что если старейшины решатся на выборы нового магистра, то его кандидатура будет первой. Потом, на втором месте будет Карел, если сможет найти Таро Немезиды, а вот за Рейнгольда вряд ли кто будет голосовать. И тем интереснее было сейчас это письмо. Ивор попробовал осторожно открыть конверт. Но печать храма стояла так, что вскрыть незаметно письмо не удастся. Жаль. Придется отдать конверт. "Можно, конечно, - подумал Ивор, - "потерять" письмо, но это опасно". Неизвестно сколько бы еще он сидел над этим письмом, если бы в комнату не вошел Рейнгольд.
   - Вам письмо, магистр, - Ивор протянул конверт.
   Рейнгольд не торопился его брать. Магия, исходящая от конверта была ощутима на расстоянии. "Неужели! Это ведь древняя магия Черного Предела!" - удивился магистр.
   - Откуда прибыло письмо?
   - Из Сумеречного города, а что?
   - Древняя и опасная магия. Ты разве не ощутил?
   Ивор напрягся, но опять ничего не почувствовал. Письмо было тяжелым, конверт пухлым, но никакой магии Ивор не ощущал.
   - Магия Черного Предела, - пояснил Рейнгольд и взял конверт, - что-то еще есть лично для меня?
   - Нет. Больше ничего.
   - Еще что-то важное?
   - Нет, - ответил Ивор с непроницаемым спокойствием.
   - Хорошо, - магистр вышел из комнаты.
   Он прекрасно понимал, что очень скоро он сможет отправиться куда угодно. Он будет свободен. Если повезет, то Карел принесет в Авенарад Таро Немезиды, а через некоторое время станет новым магистром. Если нет, то это место займет Ивор. И все вернется на круги своя. Рейнгольду скорее всего придется покинуть Авенарад. Он решил, что если так, то он отправится путешествовать.
   Рейнгольд направился в храм. Он прекрасно знал, что там ему никто не помешает читать загадочное магическое письмо. Похоже, письмо это от его старого знакомого. Что ж, это меняло все.
   В храме Рейнгольд присел на каменную скамью, вскрыл конверт и достал письмо.
   Несколько страниц, написанных красивым мелким почерком. "Так, так, писать тебе было лениво, мой друг, и ты прибег к магии. Но конверт подписал не ты, потому-то Ивор и не ощутил магию. Ясно. Хитрец. Что ж, посмотрим, что за штучки ты приготовил на этот раз", - подумал магистр и углубился в чтение. И чем дальше он читал, тем сильнее хмурился. Похоже, что ситуация была непростой, она больше походила на катастрофу. Рейнгольд понимал, что Карел весьма рискует, преследуя похитителя Таро Немезиды. К тому же, пока еще магистр не был уверен в том, что Карел понял, где искать колоду. Вероятнее всего, что он сейчас в Эльфере. И если он остановился у Мануэлы, то задержится в этом городе надолго. К тому же не ясно, что ему расскажет Бихейм, и что уже рассказал Страат. Вряд ли они поделятся с ним всеми тайнами. Может быть, они и раскроют что-то из своего прошлого, но предостерегать Карела от встречи с демоном явно не будут. Им это ни к чему. А автором письма, несомненно, был Офертоон Сангвинаар. В этом Рейнгольд не сомневался. Карел никогда не справится с Офертооном Сангвинааром. Да и сам магистр понимал, что и его сил недостаточно, чтобы бороться с демоном. Много лет назад он впервые столкнулся с ним. И даже не понял, что перед ним не монах-отшельник, а опасный демон. И как много дней он слушал истории Офертоона Сангвинаара, которые казались ему сокровищницей мудрости. И только несколько лет назад Рейнгольд узнал, что за Черным Пределом никогда не жили люди.
   Рейнгольд дочитал письмо. Аккуратно сложил листы и вложил их в конверт. "Пожалуй, мне пора. Я засиделся в Авенараде, - подумал магистр, - сегодня же побеседую с Ицением, отдам нужные распоряжения и в путь!"
   Уже через полчаса магистр закончил беседу с Ивором. На время отсутствия магистра Ивор становился главой ордена. Рейнгольд даже поразился, насколько Ивор был рад этому. Собирать совет старейшин Рейнгольду не хотелось. Что они скажут? Ничего нового, ничего умного, ничего полезного. Ивор давно рвался к власти, а большая часть совета его готова была поддержать. "Что ж, - подумал магистр, - все довольны. Ивор у власти, Ицений уйдет из Авенарада, а я отправляюсь в большое путешествие".
   Ицений, казалось, ждал, что Рейнгольд зайдет к нему. Предсказатель ходил по комнате, изредка останавливаясь перед окном.
   - Ты, похоже, ждешь меня? - спросил Рейнгольд, входя в комнату.
   - Да, точно. Жду.
   - Почему? - магистр ждал подобного ответа, но все равно удивился.
   - Я все думал, когда же ты вспомнишь, кто ты на самом деле, когда в тебе проснется странник.
   - Странник. Как давно меня так не называли.
   - Потому что ты решил, что власть куда как заманчивее огромного мира за стенами Ордена. Когда ты уходишь?
   - Хотел сегодня, но лучше уйти на рассвете.
   - Мудрое решение, магистр. Ты, я так понимаю, отправляешься в Сумеречный город?
   - Для начала я навещу городского прорицателя и поговорю с магами.
   Ицений засмеялся.
   - Сама мысль, что магистр Ордена отправляется подобно отступнику, чтобы просить совета у прорицателя Города Призраков уже настоящее приключение, а уж что тебя ждет впереди остается только догадываться.
   Рейнгольд улыбнулся.
   - Да, Ицений, это смешно, но ты понимаешь, что с пропажей Таро Немезиды я могу легко превратиться в отступника.
   - Да, я слышал, что говорят старейшины об этой истории. Они ждут, не дождутся, когда ты покинешь Авенарад, чтобы все вернулось на круги своя.
   Магистр, нахмурившись, буркнул:
   - Знаю. Они всегда об этом мечтали. Вот пусть теперь и развлекаются. И молятся Балансу, чтобы демон не решил их навестить.
   - Думаешь, он на это решиться?
   - Почти не сомневаюсь, но не уверен. Демон хитер и коварен, любопытен и слишком эмоционален. Кто ж знает, что придет ему в голову? Он ведь демон! Он прислал мне второе письмо. В первом он просто писал о том, что происходит в Сумеречном городе, наверное, он пытался привлечь к себе внимание. Но второе письмо он написал явно желая выманить меня из Авенарада, Ему нужен или я, или Карел Хотя, может быть, ты?
   Ицений посмотрел на него и усмехнулся.
   - Нет, не может быть. Вряд ли демону Черного Предела интересен старый предсказатель с потрепанной колодой карт.
   - А может быть, пойдешь со мной, Ицений?
   - Пожалуй, я тоже давно не бродил по Пустыне Миражей.
   - Ты хочешь идти в Сумеречный город?
   - Я хочу навестить моих друзей.
   - Хорошо. Завтра мы отправляемся в путь.
   - Я буду готов, магистр.
   Рейнгольд кивнул и вышел из комнаты Ицения. Он пошел к себе, чтобы собрать вещи. Сборы заняли немного времени. Но все равно Рейнгольд устал. Он мечтал только об одном - лечь спать. А утром уйти из Авенарада. Но оставалось еще одно дело.
   Он подошел к окну. Сумерки опустились на Авенарад. И ночь вот-вот должна была вступить в свои права. Рейнгольд прислонился лбом к окну.
   Иногда Рейнгольд ловил себя на мысли, что больше всего он желает как можно быстрее покинуть Авенарад и никогда не возвращаться в Орден. Никогда.
   "А может быть, правда, уйти и никогда не возвращаться? - подумал Рейнгольд, - купить несколько лет свободы ценой собственной жизни? Быть может, это будут лучшие годы. Но нет, лучше того времени, что я провел в путешествиях не будет уже никогда".
   Сумеречный город, Город Призраков, Серый Предел, Эльфер.
   Как бы он хотел вернуться в Эльфер, вновь увидеться с Мануэлой, ведь они о многом не договорили тогда. Увы, время и события все больше разделяли их. И как Рейнгольд не уговаривал ее отправиться с ним в Авенарад, она не согласилась. Впрочем, он еще не терял надежды, что ему удастся уговорить ее. А если она согласится, то дело останется за малым - доказать Совету Ордена, что Мануэла прирожденная хранительница. Только пропажа Таро Немезиды изменила все. Рейнгольд прекрасно знал, что мало кто может обращаться с этой колодой, а точнее сказать, никто. Но старейшины настаивали на том, что колоду срочно надо найти и в этот раз уничтожить. И еще это письмо из Сумеречного города, написанное древним демоном, с требованиями, которые Рейнгольд не мог выполнить
   "Ох, все бы им уничтожать, да прятать, - подумал Рейнгольд, - нет, чтобы изучать и сохранять. Но ведь самое смешное, что даже я, магистр, и то не могу принимать решения, не посоветовавшись со старейшинами. Хорошо хоть мне удалось уговорить их отправить за картами Карела. Он уж точно не уничтожит подобный артефакт сразу. Думаю, что он сейчас как раз в Эльфере, и мое письмо обязательно его найдет. А еще это письмо из Сумеречного города. Может быть, его написал Кенх? Но нет, он не владеет магией Черного Предела. Впрочем, все могло измениться".
   Магистр должен бы написать письмо Карелу и сообщить новые подробности относительно Таро Немезиды. Рейнгольд сел за стол, достал бумагу и ручку и принялся за письмо. Конечно, он обязан был написать официальное письмо, но не хотелось. Карел был его лучшим учеником и другом, поэтому и письмо было личным. Да и написать его требовалось так, чтобы любому, кто его решиться прочитать стало ясно: Рейнгольд настаивает на том, что Карел как можно быстрее должен найти Таро Немезиды и вернуться с ним в Авенарад, где возможно, его ждет место главного хранителя.
   Письмо получилось длинным. Рейнгольд перечитал его несколько раз. Результатом он остался доволен. Рейнгольд надеялся, что Карел сможет понять, что именно он должен делать. Рейнгольд вложил письмо в конверт и надписал его. Рано утром письмо отправится в Эльфер, а Рейнгольд и Ицений - в Город Призраков.
  
   Глава 17, рассказывающая о встрече Винсента, Анханы и Нирена
  
   Путешествие оказалось совсем не таким, как представляла себе Анхана. Каждый день приходилось очень много идти, к тому же в Пустыне Миражей было очень мало деревушек и маленьких городов. Пару раз им даже приходилось ночевать под открытым небом.
   И когда позади было несколько дней пути, Винсент наконец-то обрадовал Анхану, сказав, что скоро уже они будут в Наруде.
   К Наруду они подошли к вечеру, но солнце еще было высоко. И белые городские стены отражали его лучи. Анхане они в первый момент показались золотистыми, а не белыми. Город был красив. И на какой-то момент она позабыла о своих страхах и сомнениях. Анхана не верила своим глазам. Наконец-то! Долгий путь завершен и уже завтра она увидит главное сокровище Наруда - библиотеку.
   Они подошли к массивным городским воротам. До захода солнца они были открыты для всех путников. Стражники, стоящие у ворот, почти не смотрели на входящих. Все знали, что войти и выйти через городские ворота непросто. И дело было не в стражах, а древних заклинаниях, которые использовали маги, построившие город. Никто точно не знал, какие заклинания они использовали и насколько они опасны. Маги сумели создать круг защиты невиданной силы. Зло не могло проникнуть в Наруд. И входящий с темными мыслями серьезно рисковал.
   - Красиво-то как, - прошептала Анхана, смотря на деревянные ворота, украшенные резьбой.
   - Да, - согласился Винсент, - это большие Северные ворота Наруда.
   Анхана уже собралась пройти сквозь ворота, но Винсент придержал ее за локоть.
   - Подожди, я должен тебе еще кое о чем предупредить.
   Анхана вновь ощутила сильное беспокойство.
   - В город может войти только тот, у кого в мыслях нет зла. Древние маги использовали особые заклинания, когда строили городские стены. Ты готова?
   - Да, я готова. Пойдем.
   Анхана спокойно прошла через ворота. Ничего особенного, однако, она не почувствовала.
   Никогда прежде Анхана не видела ничего подобного. Широкие улицы, высокие дома из белого камня. На солнце они казались золотыми. Анхана не могла найти подходящих слов. В реальности все оказалось в несколько раз красивее, чем она себе представляла по рассказам Винсента и по книгам. И в этом прекрасном городе ей предстояло провести несколько недель, а может быть, и месяцев.
   - Пойдем, - позвал ее Винсент.
   Анхана пошла за ним. Они прошли по нескольким улицам и остановились около постоялого двора.
   - Мы остановимся здесь?
   - Пока не знаю, Анхана. Но, что здесь мы пообедаем, это точно. Я думаю, что мы остановимся для начала в гостинице. Но не в той, что напротив, а в южной части города.
   - Как скажешь, Винсент.
   Винсент пожал плечами. Анхана все чаще отвечала ему так, и это ему не нравилось. Похоже, что она что-то задумала, но Винсент не мог понять, что именно. Он направился к постоялому двору. Это было большое двухэтажное здание. Как и другие дома в Наруде постоялый двор был построен из белых камней. На первом этаже располагались комнаты хозяина и слуг, а также огромная харчевня. На втором этаже были комнаты для путников.
   Они вошли в большую залу. Крепкие деревянные столы и скамьи стояли ровно и сверкали чистотой, впрочем, как и вся комната. Ее убранство было скромным, но чувствовалось, что хозяин следит за тем, чтобы краска на стенах, подсвечники, мебель и утварь всегда были в полном порядке. В зале было почти пусто. Лишь пара мужчин что-то обсуждала за столом в углу. Они походили на серьезных купцов, обсуждающих торговые дела. Винсент и Анхана еще не успели толком осмотреться, а им навстречу уже спешил хозяин.
   Это был невысокий и полный мужчина, недавно отметивший пятидесятилетие. Круглое лицо, широкая улыбка, маленькие быстрые глазки и курносый нос придавали ему определенное сходство с поросенком. А коричневые штаны и жилет такого же цвета вместе с блекло-розовой рубахой довершали образ.
   - Добро пожаловать, добро пожаловать. Проходите. Выбирайте любой столик. Вы хотите только перекусить или плотно пообедать? Желаете снять комнату? Или могу подсказать надежного человека в городе.
   Голос у него был приятный, но говорил он слишком быстро.
   - Ах, простите. Я забыл представиться. Я - Луд, я хозяин этого постоялого двора, и я всегда рад гостям, так что подумайте, может быть, вы остановитесь у меня.
   Винсент улыбнулся, но Анхане его улыбка показалась натянутой. Луд, похоже, этого не заметил. Он уже начал было перечислять меню, но Винсент его остановил.
   - Мы сядем вот за тот столик в левом углу, Луд. Принеси нам мясо, если есть овощи, большой кувшин с водой, а после хлеб, сыр и кофе. У вас тут есть кофе?
   - Есть, господин, кофе, чай, и даже вино. Может быть, вина?
   - Спасибо, нет. Сварите лучше хорошего кофе. И если есть фрукты, то принесите их для моей спутницы.
   - Сию минуту, сию минуту, - Луд уже бежал в сторону кухни, - Лия! Марта! Мясо и овощи, хлеб, сыр, кувшин воды, живо! Шум, поднятый Лудом, отвлек купцов от беседы. Они покосились в сторону Винсента и Анханы. Но, видимо, ничего интересного в них не нашли, и вернулись к обильной трапезе и разговору.
   - Даже не верится, что мы наконец-то в Наруде.
   Винсент грустно улыбнулся.
   - Ты, к сожалению, скоро привыкнешь к путешествиям. И такого восторга уже испытывать не будешь. Хотя, как знать. Может быть, у тебя все будет иначе.
   - Ты не рад?
   - Рад, просто я слишком часто видел разные города. Мне сложно удивляться. Мы добрались сюда быстро и без неприятностей, и теперь можем на некоторое время забыть о неудобствах.
   - Да, так хочется принять ванну и лечь спать в постель.
   - Сейчас пообедаем, и отправимся в гостиницу. Думаю, что сегодня мы никуда больше не пойдем. Пару дней мы вообще ничего серьезного предпринимать не будем.
   - Почему?
   Винсент не ответил, а выразительно посмотрел на Анхану. Она покраснела. "Как же я могла забыть! Ведь Винсент говорил об этом несколько дней назад", - подумала она.
   - Я чуть-чуть забыла, но уже вспомнила, - оправдывалась Анхана, - я помню, что перед новолунием, в последние дни лунного месяца надо оканчивать дела. И лучше не начинать ничего нового и серьезного. В эти дни требуется уединение.
   - В следующий раз, Анхана, не оправдывайся. Учись принимать поражение так же свободно, как и успех. Ты сейчас справилась с ответом, но тебе в первую очередь надо учиться владеть собой. Я уже говорил об этом.
   Анхана кивнула.
   - Я уверен, что ты сможешь стать сновидящей и предсказательницей.
   Анхана удивилась такой резкой смене темы разговора. Но не нашла, что сказать. В этот момент к столу подошел Луд с подносом, на котором громоздились тарелки и тарелочки.
   - Вот, все, что вы просили, - затараторил Луд, - мясо, овощи, печеный картофель, гренки, сыр, хлеб. Вот вода. А кофе, наверное, принести попозже?
   - Да, Луд, если несложно.
   Луд всплеснул руками.
   - Да как же я мог забыть! Фрукты, вы просили фрукты для вашей спутницы.
   И не дожидаясь замечаний Винсента, Луд унесся на кухню. Винсент улыбнулся.
   - А представляешь, Анхана, как он суетиться, когда приезжают богатые купцы?
   - Да, могу себе представить.
   Еда была вкусной. Через некоторое время вновь появился Луд. На этот раз он принес большой медный кофейник, две тяжелые керамические кружки и большую тарелку со свежими фруктами. Он поставил все это на стол, затем собрал грязную посуду и поспешил на кухню.
   Винсент разлил кофе по чашкам. Анхана попробовала кофе, опасаясь, что это будет какая-нибудь бурда. Дома отец всегда покупал лучший кофе. Но Анхана догадывалась, что кофе бывает разным. Однако напиток оказался крепким и вкусным.
   - Что ж, - сказал Винсент, - пожалуй, мы можем отправляться дальше.
   Он встал и направился на кухню, чтобы расплатиться с Лудом. Через пару минут он вернулся, неся в руках завернутую в холст круглую головку сыра.
   - Я решил прикупить местного сыра, он мне понравился, - сказал он, кивая на сверток. - Давай положим его в твою дорожную сумку.
   - Давай.
   Они собрали вещи и двинулись к выходу. На улице заметно потемнело.
   - А вроде мы недолго сидели у Луда, - удивилась Анхана.
   - Весна только начинается, и темнеет рано, да и пришли мы с тобой в Наруд уже после обеда.
   Они шли по тихим улицам Наруда. Анхана заметила, что они более пустынны, чем в Эльфере. Наруд показался ей загадочным. Возможно потому, что он был построен совсем не так как Эльфер. Часть улиц разбегалась лучами от центра города, а другие формировали кольца. Наруд чем-то напоминал лабиринт. Анхане начало казаться, что они заблудились. Но Винсент шел быстро, похоже, что он отлично знал дорогу.
   Через некоторое время они оказались около большого трехэтажного дома. Он был, как и все другие дома, из белого камня. Чем-то он напоминал старинный особняк, какие Анхана видела в книжках на картинках. Ей всегда хотелось пожить в таком доме. По первому этажу дом окружала открытая веранда. Высокие окна с матовыми стеклами, массивная входная дверь с причудливой ручкой, два огромных фонаря по бокам от двери. В некоторых окнах горел свет. Он пробивался сквозь плотные шторы. В воображении Анхана уже начала рисовать картины внутреннего убранства.
   - Анхана, пойдем, - позвал Винсент.
   Она так замечталась, что не замечала ничего вокруг. Анхана подошла к Винсенту, который уже стоял около двери. Винсент легко толкнул дверь. Она открылась, и они вошли.
   Внутри все оказалось в несколько раз красивее, чем Анхана могла подумать. Белые стены, на окнах тяжелые шторы молочного цвета. Светлая мебель, красивые светильники, а на полу лежал светлый ковер ручной работы с редким рисунком. Похоже, что владелец гостиницы обладал отменным вкусом. На второй и третий этажи вели две лестницы.
   - Красиво, - выдохнула Анхана.
   - Да, надо бы найти кого-нибудь. Странно, что никого нет.
   Тут послышались шаги и из коридора, уходившего куда-то в глубь дома, появился мужчина средних лет.
   - Наконец-то! Винсент! Я уж и не знал, когда снова увижу тебя, мой друг!
   - Давно не виделись, Нирен.
   Винсент подошел к хозяину дома и крепко его обнял.
   - Я тебя так давно не видел, думал, ты позабыл дорогу в Наруд, - повторил Нирен, - а это кто с тобой?
   - Это моя ученица. Анхана, подойди поближе, я хочу представить тебя моему другу.
   Анхана подошла. Она немного смущалась, сама не понимая почему.
   - Нирен, это Анхана, она дочь Магнуса. Ты помнишь, я тебе рассказывал о нем?
   - Да, я помню. Очень приятно познакомиться, Анхана. Я - Нирен, когда-то я был магом и предсказателем, а теперь я хозяин этой гостиницы.
   - Она весьма талантлива в предсказаниях и магии, но карты указали на судьбу сновидящей, - сообщил Винсент.
   Анхана взглянула на Нирена. В его больших серых глазах застыло неуловимое выражение. Казалось, что мыслями он был где-то далеко. Нирен вздохнул и заставил себя улыбнуться. Выражение его глаз осталось прежним.
   - Надолго вы в Наруд?
   - Пока точно не знаю, Нирен, но на пару-тройку недель задержимся точно. А может быть, пробудем гораздо дольше. Сейчас сложно сказать. И, пожалуй, мы остановимся у тебя. Найдется пара комнат?
   - Конечно. Ты же не думаешь, что в Наруд каждый день толпами приходят странники?
   - Разве нет?
   - Нет. В Наруд приходят немногие. И сейчас кроме вас у меня никого нет. Так что выбирайте любые комнаты. И живите, сколько надумаете. Лучше, чем здесь, вам нигде не будет.
   Винсент задумался.
   - Тогда мы займем две комнаты на втором этаже в восточном крыле дома. Те, что соединяются общей гостиной с огромным камином.
   Нирен кивнул. Достал из кармана связку ключей. Выбрал два нужных. Один вручил Винсенту, а второй - Анхане.
   - Располагайтесь.
   Винсент подхватил вещи и пошел к лестнице. Анхана на секунду задержалась, поймав на себе задумчивый взгляд Нирена. Ей стало тревожно. Она поспешила вслед за Винсентом.
   Они прошли по широкому коридору и остановились перед дверями в свои комнаты. И вот Анхана вошла в свою комнату. Прямо напротив двери было окно, слева большой шкаф и дверь в гостиную. Справа кровать и дверь в ванную комнату. Стены в комнате были песочного цвета, на полу лежал темно-коричневый ковер с высоким густым ворсом. На окне висели шторы в тон ковру. Покрывало на кровати было золотисто-коричневым. Анхана сняла сапоги прошлась по комнате, прикасаясь к мебели. Комната ей нравилась. Анхана захотела остаться здесь надолго. Она прошла в ванную комнату. В ней все сверкало чистотой. И только сейчас Анхана поняла, как она устала.
   В дверь постучали. Она открыла. На пороге стоял Винсент.
   - Думаю, что пару часов тебе хватит, чтобы привести себя в порядок?
   - Да.
   - Вот и отлично. Через два часа мы спустимся вниз, чтобы поговорить с Ниреном.
   Анхана нахмурилась. Нирен ей не понравился. Винсент заметил ее недовольство.
   - Так, - произнес он, входя в ее комнату и закрывая за собой дверь, - в чем дело? Что случилось?
   - Это обязательно?
   - Да. Нирен, чтобы он там не говорил, один из лучших магов в Наруде. Он входит в Совет Магов. Без его разрешения мы ничего не сможем сделать в Наруде, и нам придется покинуть город, если он так решит.
   - Но, я его боюсь! Он мрачный и странный.
   Винсент вздохнул. Он не хотел рассказывать Анхане историю Нирена. Это мог сделать только он сам.
   - Не в моих правилах выдавать чужие секреты, - начал Винсент, - и я не нарушу их. Поверь мне на слово, Нирен - удивительный человек. Он заслуживает уважения. И ты изменишь свое мнение, если пообщаешься с ним.
   - Но я боюсь!
   - Тебе нечего бояться. Нирен ни за что не причинит тебе вреда. Скажу больше, я бы хотел, чтобы он учил тебя.
   Винсент хотел что-то еще добавить, но замолчал. Анхана перестала хмуриться. "Раз Винсент так говорит, значит, у него есть основания. Возможно, что зря так думаю о человеке, которого я увидела первый раз", - подумала Анхана. Она решила, что справится со своим страхом. В этот момент у нее мелькнула мысль: "Я, кажется, видела его в одном из своих снов. Только он был моложе".
   - Хорошо, через два часа я буду готова.
   - Я не сомневаюсь. Вот увидишь, Нирен тебе понравится. Так что у тебя два часа, - повторил Винсент и ушел.
   Анхана осталась одна Она закрыла дверь. Села на край кровати. Ей так хотелось заплакать. Только слезами она ничего не могла изменить. "Согласилась, принимай правила игры", - сказала она себе и поплелась в ванную.
   Вода была теплая, но Анхану это устраивало. Она смотрела, как наполняется огромная ванна. Никакой магии. В каждом доме Наруда был водопровод, а и в некоторых даже большой котел, чтобы греть воду. Анхана опустилась в ванну. Вода была приятно прохладной. И вскоре она уже позабыла о своих огорчениях.
   Вылезать из ванны не хотелось, но и заставлять Винсента ждать тоже. Анхана выбралась из ванны, завернулась в огромное махровое полотенце, заботливо приготовленное для горничной и до этого висевшее на крючке.
   "А может быть, я совершенно зря так думаю о Нирене? Ведь он не сделал мне ничего плохого. Он был вежлив. Да он и внимания на меня особого-то и не обратил, - размышляла Анхана, - так может быть, это меня и задело? Нет, не это. В нем есть что-то странное. Только я не могу понять, что именно". Сколь бы она не размышляла, надо было одеться и причесаться. Часов в комнате не было. И Анхана не знала, торопиться или нет. Она начала искать в дорожной сумке подходящую одежду. Особо нарядного ничего с собой не было. Она, правда, не знала, что следует надеть. Выбор, впрочем, был не велик. Анхана надела темно-серое платье с отделкой из эльферских кружев. Волосы она заплела. Украшений у нее не было, если не считать тонкой серебряной цепочки и кольца, которые ей подарил отец на совершеннолетие. Она не любила украшения. Она даже не носила никогда никаких ни амулетов, ни талисманов. Многие считали, что это неправильно, но Бихейм говорил, что все эти побрякушки лишь для самоуспокоения, и все дело в истинной силе.
   Анхана присмотрелась к своему отражению в зеркале. И осталась довольна. Потом она подошла к двери, ведущей в общую гостиную и прислушалась. Анхана толкнула дверь, и она тихо открылась. В гостиной было пусто. Это была небольшая комната с огромным камином и большим окном. Стены в ней так же были песочного цвета. А вот ковер был почти черный с замысловатым золотым узором. Тяжелые шторы были золотисто-коричневые и плотные. Огонь в камине не горел, но дрова были готовы. Анхана представила, как здорово будет вечером сидеть в большом уютном кресле и смотреть на огонь. "Почти как дома", - подумала Анхана. Она вспомнила, как холодными зимними вечерами она сидела у камина. "Интересно, как там отец? Завтра сяду и напишу ему письмо", - решила она.
   В ее комнате хлопнула дверь. Анхана вздрогнула от неожиданности.
   - Винсент?
   Она поспешила в комнату. Никого не было. "Странно", - подумала Анхана. Она на цыпочках подошла к двери и прислушалась. В коридоре было тихо. Она открыла дверь, вышла. Подошла к двери Винсента и постучала. Она испугалась, только не могла понять чего. Ей овладела непонятная тревога.
   - Винсент! Винсент! - она постучала несколько раз.
   Он распахнул дверь.
   - Что случилось?
   - Ничего. Я подумала, что слишком долго возилась, и ты ушел без меня.
   Ее губы дрогнули. Винсент покачал головой и улыбнулся.
   - Я бы не ушел без тебя, моя дорогая.
   Он подошел к ней и обнял.
   - Я не могу оставить тебя одну. Пойдем, я думаю, что Нирен не будет против, если мы появимся несколько раньше. А тебе не помешает чашка горячего чая.
   Он разомкнул объятия.
   - Пойдем, - согласилась Анхана.
   Винсент закрыл свою дверь.
   - Ой, я, кажется, потеряла ключ.
   Она побежала в свою комнату.
   - Анхана, нам не надо закрывать дверь на ключ.
   - Я не могу его найти, - донесся ее голос из комнаты.
   Винсент вошел и сразу увидел ключ, лежавший на кровати.
   - Так вот он! На кровати.
   - Его только что нигде не было.
   - Я же говорил тебе, что Наруд - город иллюзий. Это еще мелочи. Через некоторое время ты привыкнешь. Просто будь внимательна.
   Анхана схватила ключ и улыбнулась.
   - Хорошо, я постараюсь.
   Они вышли из комнаты. И Анхана все-таки заперла дверь на ключ.
   Нирен сидел за столом в большой кухне и размышлял. Перед ним стояла чашка с чаем, но он не отпил из нее ни глотка. "Интересно, Винсент Фаар уже рассказал своей ученице о Наруде, или это предстоит делать мне? - думал Нирен. - Судя по всему, она почти ничего не знает о нашем городе. Но чувствуется, что девочка она толковая. Да, и если верить Винсенту, у ее отца тоже немало талантов. Наверняка она получила отличное образование. Только вот она своевольна и упряма. Если бы не это было не так, то ее отец давно бы выдал ее замуж, а не отпустил в рискованное путешествие. Или у нее какая-то особенная судьба? Не иначе. А то разве бы ей позволили покинуть отчий дом, в который она, возможно, уже никогда не вернется. Если бы я мог, то..."
   - Нирен, - прервал ход его мыслей Винсент, - угостишь чаем?
   - Присаживайтесь, друзья.
   - Садись, Анхана, - Винсент подтолкнул ее к столу.
   Нирену одного взгляда было достаточно, чтобы понять ее состояние. Она боялась, но подчинилась требованиям Винсента. Нирен достал из буфета чашки, блюдца и поставил на стол. Затем он взял чайник, стоявший на плите и разлил чай. Некоторое время все молчали. Анхана смотрела в чашку, будто хотела увидеть на дне подсказку, как себя вести. Винсент с удовольствием пил чай, а Нирен сидел и смотрел на них.
   - Думаю, что лучше, чем ты, никто не заваривает чай, - сказал Винсент.
   Нирен усмехнулся. Анхана взглянула на него и вновь уставилась в чашку. Она держала ее так крепко, что пальцы побелели.
   - Анхана, чай - вкусный, попробуй, - сказал Винсент.
   Она осторожно поднесла чашку к губам и сделала маленький глоток. Чай оказался приятным на вкус и не очень горячим. Она немного расслабилась. Нирен почувствовал, что самое время начать говорить о делах.
   - Долго пробудешь в Наруде на этот раз?
   - Я же говорил уже, что пока не знаю.
   - Я помню, но хотелось бы знать точно. И что привело тебя в Наруд?
   Винсент знал, что Нирен не просто так спрашивает о его планах. Но не понимал, почему он так навязчиво игнорирует Анхану, разговаривая с ним так, будто ее и вовсе не было.
   - Мы хотели бы посетить библиотеку Наруда, - Винсент сделал ударение на слове "мы".
   - Этого хотят многие. А что еще?
   Нирен смотрел Винсенту прямо в глаза. Анхана посмотрела на Нирена и побледнела. Она быстро отвела взгляд и сделала пару глотков чая. Когда она ставила чашку на стол, ее руки дрогнули.
   - Я хотел попросить тебя об одной услуге, Нирен.
   - О какой?
   - Ты бы мог дать Анхане несколько уроков магии? Я сильный сновидящий, но не маг.
   - Разве ее никто не обучал?
   - В Эльфере ее обучал Бихейм.
   Винсент посмотрел на Нирена. Выражение его лица не изменилось, но при упоминании Бихейма он напрягся. Это было мимолетно, но слишком заметно. Однако Нирен ничего не сказал. Винсент продолжил.
   - Бихейм отличный учитель. Я знаком с ним давно. И не раз убеждался в том, что он один из лучших предсказателей. Он сильный маг, хотя я и не видел его в деле.
   - Твое счастье, - буркнул Нирен.
   - Что?
   - Ничего, так, мысли вслух. Продолжай.
   - Так вот, я думаю, что Бихейм многому обучил Анхану. Но знаешь, прежде чем обучать ее искусству сновидений, я хотел бы, чтобы ты дал ей несколько уроков магии защиты и нападения. Думаю, что это будет ей полезно.
   Нирен молчал. Он был силен в магии и предсказаниях, к тому же Нирен владел искусством создания сновидений, о чем почти никто не знал. А те, кто знали, не считали нужным об этом говорить. Просьба Винсента не удивила. Но в Анхане было что-то такое, что заставляло его задуматься.
   - Почему ты обратился именно ко мне, Винсент Фаар?
   - Ты - лучший, - Винсент сделал вид, что не заметил жесткого тона Нирена. - Анхана, возможно, станет сильной сновидящей. По-крайней мере, если верить ее гороскопу и предсказаниям.
   Нирен хмыкнул.
   - Гороскоп и карты - это лишь попытка взглянуть на планы Судьбы, Винсент. И ты знаешь это не хуже меня. Толкование гороскопа может быть неточным, а предсказание - ошибочным.
   Анхана слушала с все большим интересом. Ее не обижало то, что они обсуждали ее так, будто ее с ними не было. То, что сказал сейчас Нирен, заставило ее задуматься.
   "Толкование гороскопа может быть неточным, а предсказание - ошибочным? Что же тогда получается, что это совершенно бесполезные занятия? Судьба предопределена, но закрыта от человека? А вдруг судьбы вообще нет? И человек волен сам выбирать, как ему строить свою жизнь?"
   - При желании можешь сам перепроверить, - буркнул Винсент. Он вообще-то ожидал, что Нирен согласится без лишних расспросов.
   "Я ведь не прошу о чем-то сверхъестественном, - подумал Винсент, - я только прошу дать Анхане пару уроков, и все".
   - Я уверен, что ты уже перепроверил не раз, - сказал Нирен, - я просто к любым предсказаниям отношусь скептически.
   Анхана не удержалась и спросила:
   - Но, как же вы тогда делаете предсказания? Если вы не верите в них?
   - Анхана, - начал было Винсент, но осекся под взглядом Нирена.
   - Я не сказал, что не верю, Анхана. Я лишь хорошо понимаю, что в любом предсказании есть элемент хаоса. Так что, порой они оказываются не такими точными, как бы нам хотелось.
   Говорил Нирен тихо. Анхане показалось, что слова даются ему с трудом.
   - Слепая вера в предсказания и пророчество разрушает настоящее и убивает будущее.
   Он замолчал. Посмотрел на Винсента. Тот тоже молчал. Анхана почувствовала, что за словами Нирена скрывалась какая-то тайна, она вдруг поняла, что Винсент знал о ней, но не все, а лишь какую-то часть.
   - Зачем тогда люди обращаются к предсказателям?
   Нирен пожал плечами.
   - По разным причинам. Чаще всего людям нужны предсказания, чтобы не бояться будущего. Ведь оно скрыто от нас, и поэтому частенько пугает, а если у тебя есть предсказание, то тебе уже не так и страшно, ведь ты знаешь, что тебя ждет, а значит, сможешь к этому подготовиться. Но знаешь, магия куда как интереснее, чем предсказания. Магия дает реальную власть, а предсказания - иллюзорную. Хотя, предсказания не обходятся без магии. Просто это самая простая, я бы сказал, примитивная магия. И я думаю, что после наших уроков, ты несколько иначе будешь относиться к гаданиям. Завтра вечером мы поговорим с тобой. А на сегодня хватит о делах.
   - Спасибо, Нирен, - сказал Винсент, - что я могу сделать для тебя?
   - Ничего. Просто будь моим гостем.
  
   Глава 18, которая рассказывает о встрече магистра и Страата
  
   Магистр и Ицений покинули Авенарад на рассвете. Они торопились, и уже через пару дней они были в Городе Призраков.
   Как и всех чужаков город встретил их тишиной и пустыми улицами. Рейнгольду казалось, что с того времени, как он последний раз побывал в Городе Призраков, он стал еще менее осязаемым, казалось, что сама земля становилась призрачной, истончалась, исчезала, словно весь город исчезал в песках времени, таял и растворялся в пространстве. Они стояли на главной площади города около храма Баланса.
   - Давно я тут не был, - сказал Рейнгольд и спросил, - а ты?
   - Тоже. Уже несколько лет не выбирался никуда за пределы моего городка. Да и к чему ворошить прошлое.
   - Я и сам так думал, а вот видишь, как складывается.
   - Никак не складывается, - буркнул Ицений.
   - Ты ожидал чего-то другого, когда пришел в Авенарад?
   - Нет, но не ожидал, что кто-то сможет похитить Таро Немезиды. И я не представляю кому и зачем это сейчас нужно. Все равно никто и никогда не сможет изменить судьбу.
   Рейнгольда удивил тон Ицения, его уверенность и разочарование, звучавшие одновременно.
   - Ладно, - сказал Ицений, - тут я тебя покину. У нас с тобой разные пути, инквизитор.
   - Прощай, Ицений.
   - Прощай.
   Ицений поспешил прочь.
   Рейнгольд остался один. Он вошел в храм. Пусто. Темно. Кое-где горели свечи. В глубине храма мелькнула тень. Это была молодая женщина в темном платье. Она зажигала свечи одну за другой. Она была так увлечена, что не заметила, как Рейнгольд подошел к ней.
   - Добрый день.
   - Добрый день, хранитель.
   "Неужели это так заметно?" - подумал магистр и спросил:
   - А почему здесь никого нет?
   - Здесь всегда так, - пожала плечами незнакомка, - я прихожу порой, чтобы зажечь свечи, как того требует обычай.
   - А люди?
   - Это Город Призраков, хранитель. Здесь все иначе, чем в других городах. Мы и сами порой чувствуем себя призраками.
   - Я магистр Ордена хранителей Баланса. Мое имя Рейнгольд. Я бы хотел поговорить с городскими магами.
   - Нас немного, и мы редко собираемся вместе. Но ты можешь заглянуть к Страату. Он городской предсказатель и, наверное, сможет помочь тебе.
   - А ты?
   - Я? Мое имя Лилиана. Я всего лишь поклоняюсь Балансу, как того требует обычай и слежу за порядком в городской библиотеке, правда, в нее вообще редко кто-то заглядывает.
   - А как мне найти дом Страата?
   - Это недалеко. Я провожу тебя. Идем.
   Лилиана пошла к выходу, и даже не посмотрела, следует ли за ней хранитель. Рейнгольд поспешил следом.
   Они вышли из храма и пошли по узким улочкам города. И вот они уже стояли около дома Страата.
   Лилиана постучала в дверь. Тишина.
   - Возможно, что его нет дома?
   - Нет, Страат все реже выходит из дома, он любит покой, а не призрачные лабиринты улиц. Подожди.
   И вот дверь открылась. На пороге стоял невысокий пожилой мужчина. Аккуратная стрижка, седые волосы. Не совсем правильные черты лица, узкий нос и большие серые глаза. Страат внимательно посмотрел на гостей. Тонкие губ сжались. Видно, что он не ждал гостей. И уже тем более, не ждал хранителя.
   - Это магистр Рейнгольд.
   - Проходите, - сказал Страат и открыл дверь шире. Он прекрасно знал, кто перед ним. И его только удивило, что Рейнгольд его не узнал. А ведь они встречались. Правда, это было давно.
   Страат развернулся и пошел в дом. Лилина и Рейнгольд вошли.
   - Проходите в гостиную, я принесу чай.
   - Не беспокойся, Страат. Я сделаю чай, - сказала Лилиана и улыбнулась.
   Пока Лилиана колдовала над чаем. Страат и Рейнгольд прошли в гостиную и уселись в мягкие кресла.
   - Что привело тебя в наш город, инквизитор?
   - Таро Немезиды, - Рейнгольд не видел смысла скрывать зачем он пришел в Город Призраков.
   Страат уже все знал. Он лишь удивился, что Рейнгольд пришел вместе с Ицением.
   - Видимо, эта история никогда не закончится.
   - Что ты хочешь этим сказать?
   - Неужели ты сам не знаешь? Разве не ты принес Таро Немезиды в Авенарад?
   - Я. Но не я создал их, и поэтому не знаю, кто и как их может использовать.
   - Никто и никак. Большего я не знаю.
   "Ицений говорил тоже самое. Как будто они сговорились! Никто и никак. Но монах-отшельник говорил, что эти карты могут изменить судьбу", - подумал Рейнгольд.
   - Демон обманул тебя, инквизитор.
   - Демон? - Рейнгольд изобразил удивление.
   - Да, ты ведь и сам знаешь, что за Черным Пределом никогда не жили люди. Тот, кого ты считал монахом-отшельником, демоном. Офертоон Сангвинаар его полное имя. Но и знание его имени не позволит тебе ни заключить с ним сделку, ни заставить его подчиняться. Это не под силу ни одному человеку, даже такому сильному магу как ты, даже всем хранителям Ордена это никогда не удастся. Он дитя Тьмы. Он всегда будет свободен.
   - И что теперь?
   - Возвращайся в Авенарад. Управляй Орденом. Что еще? Живи.
   Рейнгольд молчал. Почему-то он ждал от Страата чего-то другого. Но чувствовал, что Страат прав.
   Рейнгольд достал письмо и протянул его Страату. Тот взглянул на конверт, но не спешил его взять.
   - Это письмо, - начал Рейнгольд.
   - Я знаю, это его письмо. Магию Черного Предела сложно скрыть. Но в этом письме нет ни слова правды. Он лишь хотел выманить тебя из Авенарада. Он скучает, жаждет внимания, вот и написал тебе письмо.
   - Но тут сказано, что есть люди, которым под силу изменить судьбу при помощи Таро Немезиды.
   - Ложь. Не больше. Неужели ты думаешь, что если бы это было возможно, то никогда и никогда не попробовал бы? - Усмехнулся Страат. Ты не первый маг, который держал эти карты в руках. И дело не в том, что ты избежал соблазна, и не нарушил Баланс. Нет. Поверь, изменить судьбу никому не под силу. Ни тебе, ни мне, никому.
   Вошла Лилиана. Она принесла поднос с чашками и чайником. Поставила их на столик и обратившись к Страату и Рейнгольду, сказала:
   - Угощайтесь. А я покину вас, чтобы не мешать.
   Она ушла. А Страат и Рейнгольд по прежнему сидели и молчали.
   Рейнгольд обдумывал слова Страата и вспоминал, что написано в письме. И опять получалось, что Страат был прав. Монах-отшельник говорил, что карты попали к нему от других магов, которые когда-то пытались изменить свою судьбу, используя Таро Немезиды. Да, думал магистр, если бы и правда, у кого-то получилось изменить судьбу, то это узнали бы хранители, ведь такое действие непременно нарушило бы Баланс. Это невозможно было скрыть.
   - Так что же мне делать? - нарушил молчание магистр.
   - Я уже сказал тебе. Возвращайся в Авенарад, магистр. Оставь демона в покое.
   - Но...
   - Я знаю, Карел идет по его следу. И рано или поздно они встретятся. И возможно, демон отдаст ему колоду. Карел вернется с ней в Авенарад. Но и это ничего не изменит. Ты по-прежнему будешь магистром. Колода будет лежать в хранилище Ордена. И все будет как прежде. Или я ошибаюсь? И причина того, что ты отправил Карела на поиски Таро Немезиды кроется в чем-то другом? Ты заключил сделку с демоном?
   Рейнгольд почувствовал себя неуютно. Ему казалось, что Страат знает куда больше, чем говорит. А может быть, это были просто догадки. И тут же вспомнил слова, сказанные Ицением: "Никак не складывается". Теперь они приобретали иной смысл. Вернее, получалось, что смысла не было. Ни в путешествии Карела, ни в его собственном. "Неужели я зря покинул Авенарад? Неужели Страат прав, и демон просто выманил меня из Ордена. Только для того, чтобы посеять хаос и смуту?" - думал магистр, и на эти вопросы у него не было ответа.
   Страат поднялся и разлил чай по чашкам. Одну взял сам, а вторую предложил магистру. Рейнгольд взял чашку и поблагодарил Страата. Они сидели и пили чай. Каждый думал о чем-то своем.
   А тем временем Лилиана и Ицений искали в библиотеке то, что так и не удалось найти Карелу. Книгу, которая подробно рассказывала о том, как можно при помощи Таро Немезиды изменить судьбу.
  
   Глава 19, рассказывающая о хитростях демона и почему Винсент уходит из Лунного города, а Анхана остается с Ниреном
  
   Погода была так себе. Было серо, и накрапывал дождь. Анхана даже удивилась этому, почему-то ей казалось, что в волшебном лунном городе не должно быть дождей и всегда должна быть хорошая погода. Впрочем, в гостинице было тепло и уютно. Винсент ушел сразу после завтрака. Он очень торопливо объяснил ей, что у него важные дела и что он должен уйти из Наруда на несколько дней, а она тем временем будет жить у Нирена и сможет учиться у него магии. Нравилась ей эта или идея или нет, у нее не было иного выхода, кроме как согласиться.
   Вчерашний разговор с Ниреном не давал ей покоя. Его неверие в предсказание судьбы удивило Анхану. И чем больше она размышляла над словами Нирена, тем больше тревожилась. Ей начало казаться, что почва уходит из-под ног. Еще вчера она полностью была уверена в том, что предсказание судьбы является очень важным, и вдруг все оказалось иначе. Нирен произвел на нее сильное впечатление. Она боялась его и в то же время чувствовала, что может ему доверять, в нем чувствовалась сила и спокойствие. За один день ее мир изменился. И вот теперь она бродила по гостинице и ждала вечернего урока с Ниреном.
   Она добралась до библиотеки. Еще вчера Нирен показал, где она находится, и разрешил брать и читать любые книги. Не зная, чем еще себя занять, Анхана пришла в библиотеку и стала перебирать книги. Никогда еще она не видела такой большой библиотеки. У ее отца было много книг, но чтобы столько! И если в их домашней библиотеки в основном были медицинские книги, то у Нирена каких только книг не было: магия, мистические трактаты, медицинские и алхимические книги, книги о других странах, мифы, легенды, сказки, книги с рецептами самых разных блюд, и даже книги о книгах. Книги были не только на языке Пустыни Миражей, но и на летанарском языке, леменском наречии и еще на других языках, которых Анхана не знала. Она стояла и смотрела на книги, даже не зная, что выбрать. И вдруг на глаза ей попалась маленькая книжечка "Легенды Сумеречного города". Когда-то Винсент говорил, что именно эта книга изменила его жизнь. Анхана взяла книжку, уселась в глубокое кресло, стоявшее около окна, и погрузилась в чтение.
   "На границе двух миров когда-то возник Сумеречный город. Кто его создал? Это оставалось тайной, следы которой терялись в прошлом. Возможно, что он просто возник из тонкой ткани сумеречной тьмы, разделяющей день и ночь. Поэтому его так и называли - Сумеречный город. В нем все было как в сновидении: реальность и вымысел тесно переплетались друг с другом. Сумеречный город всегда оставался странным и недоступным. И лишь избранные могли проникнуть за его ворота. Когда-то давно, теперь уже никто не помнит, когда это было, к стенам Сумеречного города подступила Тьма. И Тьма накрыла Сумеречный город. Все изменилось в одно мгновение. Жители не узнавали друг друга, забывали себя и видели странные сны. Так продолжалось несколько месяцев. И когда казалось, что все вот-вот будут готовы умереть, лишь бы не сходить с ума, Тьма отступила и оставила город в покое. А жители Сумеречного города вернулись к своей обычной жизни как будто ничего и не происходило. Именно тогда в Сумеречный город пришел человек, который и стал верховным жрецом храма Баланса..."
   Анхана задумалась. Легенда, рассказывающая о создании Сумеречного города, ничего о городе не рассказывала. Когда-то она читала книжку о хранителях Баланса, и в ней истории были написаны подобным языком, словно автор желал что-то рассказать, и боялся это сделать. Приходилось читать между строк, но и это мало помогало. Анхана посмотрела в окно. Серое небо становилось все темнее. "Наверное уже около трех часов, - подумала Анхана. - А Нирен так и не появился. Интересно, куда ушел Винсент? А может быть, Нирен ушел вслед за ним? Хотя нет, Винсент сказал, что я остаюсь с Ниреном, к тому же он обещал меня учить. Странно все как-то". Анхана вздохнула и вернулась к книге.
   "Кенх был не таким как другие жрецы, когда-либо жившие в Сумеречном городе. Он строго соблюдал заповеди Книги Баланса, почти все время проводил в храме и иногда покидал город, чтобы уединиться в пустыне. Поговаривали, что когда-то он побывал за Черным Пределом в Области Тьмы, где получил тайные знания и власть над миром Тьмы за пределами Сумеречного города. Еще говорили, что он умеет восстанавливать нарушенное Равновесие, а его в сердце всегда звучит голос Баланса. И никто не мог сказать, сколько ему лет. Кенх выглядел старым, но годами он не менялся. Годы шли, а Кенх оставался по-прежнему старым, но не дряхлел, и казалось, что сама смерть забыла внести его в свою книгу. Сначала жители Сумеречного города удивлялись, но постепенно привыкли к этому, и стали считать, что его долгая жизнь - дар за неотступное служение Балансу. Да и у людей было много других дел, так что горожане просто приняли долгую жизнь Кенха как данность. Сумеречный город был сердцем Пустыни Миражей. И все чаще в город стали приходить чужеземцы. Так однажды в городе появились хранители Баланса. Никогда прежде никто из Авенарада не приходил в Сумеречный город..."
   "Странно, - подумала Анхана, - хранители Баланса основали Сумеречный город, или нет? Или я чего-то не поняла? Вроде было написано в начале". Она перечитала начало легенды. Да, похоже, что она ошиблась. Хранители лишь построили храм Баланса. Или нет? "Если в легенде написано, что никогда прежде в Сумеречном городе не появлялись хранители Баланса, то кто же построил храм? Что за путаница? Ничего не понимаю, - думала Анхана. Она чувствовала, что запуталась, - да, надо взять книгу с собой и попросить Нирена объяснить мне эту легенду".
   Анхана собралась читать дальше, но вдруг дверь открылась, и в библиотеку вошел Нирен. Анхана вздрогнула и вжалась в кресло.
   - Я так и знал, что ты здесь.
   - Я не знала чем себя занять. Винсент ушел. Вас не было. Я решила прийти сюда.
   Нирен подошел к ней и взглянул на книжку.
   - Удивительные истории, правда? - спросил он, садясь в кресло, стоящее напротив.
   Анхана вздохнула. Она только сейчас поняла, что когда Нирен подошел к ней, она перестала дышать.
   - Да, только я еще мало прочитала, - оживилась Анхана. Ее страх перед Ниреном немного отступил, сейчас она дышала спокойнее, - я ничего не понимаю. Я запуталась.
   - Думаю, что я смогу теперь помочь. Я знаю "Легенды Сумеречного города" наизусть, и с удовольствием объясню тебе любую из них, или расскажу тебе и другие истории, если захочешь.
   - А вы ведь бывали в Сумеречном городе?
   - Когда-то очень давно. Я даже жил там некоторое время. Мне он нравится больше, чем Наруд. Но знаешь, Анхана, в Сумеречном городе слишком много темных тайн.
   - Как это, темных?
   - Тайн, познание которых ведет в самое сердце Тьмы.
   Нирен помолчал.
   - Магия, Анхана, это не просто заклинания, зелья и предсказания. Это тяжелая жизнь и постоянная ответственность. Если наши обычные дела изменяют течение жизни, то магические могут исказить прошлое, настоящее и будущее. Я буду тебя учить, но лишь некоторым видам магии. А точнее - магии стихий. Ты с легкостью освоишь заклинания стихий, я в этом уверен. А там видно будет.
   - И как вы будете меня учить?
   - Я расскажу тебе все, что нужно. Объясню некоторые заклинания, а какие-то даже покажу. А потом ты будешь практиковаться.
   - И все?
   - А ты ожидала чего-то другого? Сложных уроков, зубрежки заклинаний и пафосных слов? Этого не будет. Мы не в Авенараде. Ты должна будешь уяснить некоторые аспекты магии стихий и ежедневно в течение нескольких недель постоянно практиковаться. Вот и все.
   Анхана молчала и хмурилась.
   - Извини, что я разрушаю твои иллюзии, но они тебе не нужны. Может быть, ты расскажешь мне, что уже знаешь о стихиях?
   Анхана забеспокоилась, ведь вроде речь шла об уроках, а не о проверке ее магических познаний.
   - Я не собираюсь оценивать тебя, я просто хочу понять, о чем мне надо тебе рассказать, а что тебе уже рассказал Бихейм.
   Анхана кивнула.
   - Маг может использовать четыре стихии: воду, ветер, землю и огонь. Какие-то магические заклинания обращаются к одной стихии, а какие-то к нескольким сразу. Стихиальный маг всегда должен чувствовать, что духи стихии благосклонны к нему. Если это не так, что может ничего не получиться, или сила обернется против мага.
   Нирен ничего не сказал. Он смотрел на Анхану. Казалось, он ждал, что она продолжит. Только почему-то больше она ничего не могла припомнить.
   - Я больше ничего не помню...
   - Этого достаточно. Ты выполняла какие-то заклинания связанные с силами стихий? Или может быть делала что-то подобное?
   - Нет, Бихейм показывал мне эти заклинания, но я не использовала их. Но я знаю, как обратиться к духам стихии, и как толковать их ответ. Немного умею изменять погоду.
   - Тогда ты легко сможешь научиться необходимым тебе заклинаниям.
   Нирен встал и подошел к книжному шкафу, взял книгу и протянул ее Анхане.
   - Думаю, что для начала тебе поможет вот эта книга.
   - "Заклинания стихий"? Мне просто прочитать эту книгу? А разве вы сами не будете меня учить?
   - Буду. Но я хочу, чтобы сначала ты прочитала некоторые книги. Возможно, что у тебя появятся вопросы. Так что, не буду тебе мешать. Если захочешь есть, то на кухне полно еды. Выбирай, что захочешь. И если что-то понадобиться, то спрашивай. Я буду в своей комнате.
   И с этими словами Нирен оставил Анхану одну. А ей ничего не оставалось, как сидеть в библиотеке и читать.
   Тем временем Винсент уже был далеко от Наруда. Об Анхане он не беспокоился. В доме Нирена ей ничего не угрожает. И раз уж она так хотела учиться, то пусть для начала читает книжки. "Так что, - подумал Винсент, - у меня есть время, чтобы сделать то, что я задумал". Недавно он увидел сон, в котором ему явился золотой страж Лабиринта сновидений. В сновидении Винсент долго блуждал по каменным коридорам лабиринта, и никак не мог из него выбраться. Но вдруг Винсент увидел себя, стоящим в огромной круглой зале. Призрачный лунный свет, казалось, проникал сквозь стены лабиринта. Холодные плиты искрились, а шелест ветра напоминал о далеком Северном море. И в самом сердце Лабиринта сновидений Винсент встретился с золотым стражем. Да, именно с ним. Раньше он только слышал о нем, но теперь увидел его собственными глазами. Конечно, он мог отправиться на поиски золотого стража вместе с Анханой, только вот почему-то не хотелось раскрывать ей все тайны мира сновидений. По крайней мере, не сейчас.
   Решение отправиться к Лабиринту сновидений пришло внезапно, когда утром Винсент и Нирен пили кофе. Анхана еще спала, а они обсуждали магическую силу сновидений. И вдруг Винсент услышал слабый голосок, звучавший на границе сознания. Тихий, но настойчивый голос звал его, и Винсент не мог противостоять. Он просто сказал Нирену, что ему надо уйти на несколько дней, и попросил его присмотреть за Анханой. Нирен не стал задавать лишних вопросов и согласился. Он сказал: "Ты ведь и сам просил, чтобы я учил ее, так что иди по зову своего сердца, а мы пока будем изучать магию стихий". Винсент, правда, сомневался, что это был зов его сердца. Он очень быстро собрался в путь. Потом разбудил Анхану и сбивчиво объяснил ей, что несколько дней его не будет, а раз она остается под присмотром Нирена, то самое время ей поучиться у него магии.
   Винсент шел без отдыха до самого вечера, и лишь когда стемнело настолько, что не было видно дороги, он остановился на ночлег. Он спокойно лег спать недалеко от дороги. Винсент прекрасно знал, что ему ничто не угрожает. Он надеялся, что вновь увидит во сне золотого стража. И может быть, сможет с ним поговорить.
   Демон ждал. Он чувствовал, что наконец-то к нему спешил человек, с которым Офертоон сможет сыграть в свою любимую игру. Винсент даже не подозревал, насколько опасен золотой страж, явившийся ему в одном из сновидений. Винсент лишь слышал его тихий зов. Он отправился в путь, не размышляя, не беспокоясь и совершенно не представляя последствий этого шага. И вот Винсент стоял перед Лабиринтом сновидений.
   Холодные белые камни искрились в лунном свете. Очертания Лабиринта казались неровными, и Винсенту показалось, что они дрожат. Но это была лишь иллюзия. Он прикрыл глаза и потянулся всем своим существом к сущности, обитающей в самом сердце Лабиринта. Тишина. Никакого ответа. Он посмотрел в темноту входа в Лабиринт. Пустота. Винсент подошел ближе. И мгновенно ощутил невидимую преграду. Магическая защита надежно запечатывала проход в Лабиринт. Винсент попытался сломать заклинание, но ничего не получилось. Острая боль пронзила тело. Похоже, что пускать его внутрь не собирались. Он вновь попытался, но получилось еще хуже. Удар невидимой силы был силен, и боль на несколько мгновений лишила его возможности дышать.
   Офертоон сидел на своем любимом выступе стены и наблюдал. Да, пришедший был не просто сновидящим, он был сильным магом. Это хорошо. Вот только сможет ли он проникнуть в Лабиринт - это вопрос. Если сможет, то это будет просто прекрасно, это значит, что он тот, кто нужен Офертоону. "Хотя? - подумал демон, - войти-то он, может быть, и войдет, только возможно, он не тот, кого я жду, ведь сколько раз я уже в этом убеждался".
   Стены Лабиринта вздрогнули, когда-то очерченный магический круг вспыхнул голубым огнем. Похоже, что маг пытался сломать защитное заклинание Лабиринта. "Глупец, - подумал Офертоон, - ну, как же так можно! Надо ведь просто было обратиться к сущности Лабиринта с просьбой открыть путь. Какие все же люди бывают странные, вместо того, чтобы спокойно попросить, они пытаются решить дело силой. Эх... неужели ничего не получится?" Офертоон так распереживался, что чуть было не свалился со стены, но удержался сильнее вонзив острые когти в камень, отчего вниз по стене посыпались мелкие камешки и песок. "Неужели до него не доходит? Ну, почему мне так не везет! И куда пропали эти чертовы стражи? Могли бы и помочь, тоже мне, соседи", - ворчал Офертоон.
   Винсент сделал шаг назад. Он не почувствовал, как дрогнули стены Лабиринта и не видел огненного кольца защиты. Но подойти к Лабиринту не мог. Он напряженно думал. Получалось так, что силой сломать заклинание нельзя. Винсент решил обратиться к сущности Лабиринта. Он призвал всю свою силу и мастерство.
   - Обращаюсь к тебе, незримая сущность. Позволь мне подойти и прикоснуться к тайне Лабиринта сновидений. Разреши мне увидеть твои сны и открыть тебе свои. Дай мне силу пройти по Лабиринту и достичь его центра. Впусти меня!
   Офертоон Сангвинаар довольно улыбнулся. Наконец-то до мага дошло, что грубая сила ничего не даст.
   Винсент почувствовал изменение. Невидимая преграда исчезла. Он осторожно сделал несколько шагов вперед. Ничего не произошло. Он подошел к входу и остановился. Винсент пытался сосредоточиться, но мысли путались. Он вновь слышал этот странный голос, позвавший его в путь. Теперь голос звучал громче. Винсент глубоко вздохнул и вошел в Лабиринт.
   Демон взмахнул крыльями и опустился на песок перед входом. Оставалось лишь принять какой-нибудь другой облик, чтобы побеседовать с этим человеком. Офертоон был счастлив. Наконец-то ему будет, чем заняться. Совсем скоро у него будут актеры для его нового сценария жизни.
   Винсент медленно шел по широкому коридору Лабиринта. Стены искрились. Винсент посмотрел под ноги. Белые плиты, кое-где песок, но все равно белый. И вдруг он заметил следы. Кажется, что до него кто-то уже проходил здесь. Возможно, что совершенно недавно. Винсент поспешил. Возможно, что он встретится с каким-нибудь хранителем Лабиринта или сновидящим, и сможет с ним поговорить. Он обязательно расспросит его о золотом страже. Винсент так замечтался, что не заметил, что стоит в большой круглой зале. Он был в центре Лабиринта сновидений.
   - Что же ты остановился, Винсент, ты испугался?
   В сумеречном свете Винсент с трудом различил стоящего в центре залы человека. Это был высокий и крепкий мужчина средних лет. На нем был темно-серый плащ, подобно таким, как носят хранители Баланса, капюшон был накинут, так что лица было не видно.
   - Кто ты?
   - Я - сновидец, маг и создатель историй, мое имя - Санг. И я давно жду тебя здесь. Я знаю о Лабиринте сновидений все. Ты ведь пришел за этим?
   Удивительный голос. Винсент готов был слушать его и слушать и слушать, слушать часами и делать все, что он ему прикажет. Винсент чувствовал, что Санг понимает его как никто другой, и что ему можно доверять, и...
   - Так зачем ты пришел, Винсент?
   - Я пришел увидеть золотого стража Лабиринта сновидений, Санг.
   - И только? Неужели это единственное, что привело тебя сюда? Ради того, чтобы увидеть стража, ты бросил свою ученицу с малознакомым человеком?
   - Нирен мой давний знакомый и отличный маг, он сможет кое-чему научить Анхану.
   Санг передернул плечами.
   - Лучше бы ты привел ее сюда. Ведь она желает стать хранительницей Баланса?
   - Нет, она станет лучшей сновидящей Пустыни Миражей.
   - Ты уверен?
   Винсент уловил в голосе Санга иронию.
   - Да.
   - А мне кажется, что ты не веришь в это. И никогда не верил. Никогда. И вообще тебе наплевать, кем она станет - сновидящей или хранительницей, или вообще решит вернуться в Эльфер.
   - Ты ошибаешься, Санг, - начал было Винсент, но вдруг понял, что в чем-то Санг прав и осекся.
   - Ладно, оставим это, - сказал Санг. - Сейчас это не самое важное. Я хочу предложить тебе кое-что...
   - Что именно?
   Санг озадаченно почесал переносицу.
   - Лабиринт не лучшее место для беседы. Я приглашаю тебя в мой дом. Иди за мной и ничего не бойся.
   Санг повернулся и пошел по длинному темному коридору Лабиринта. Винсент поторопился вслед за ним. Казалось, что они шли очень долго. Винсент начал было думать, что они заблудились. Но он повернули и оказались перед выходом из Лабиринта. Санг углубился в пустыню, а Винсент поспешил следом за ним. Он не знал, куда ведет его странный сновидец, но чувствовал к нему безграничное доверие.
   Холодная дымка застилала пространство. Он никак не мог понять, где он находится. Незнакомое место, а впереди шел странный человек, называвший себя магом. Винсент поторопился. Он боялся отстать, а Санг шел очень быстро. Но вдруг он остановился и повернулся к Винсенту.
   - Мы пришли, - заявил он.
   Винсент осмотрелся. Они стояли посреди пустыни. Было темно, и почти ничего не видно, но вблизи не было даже очертаний какого-либо дома.
   - Мой дом недалеко, Винсент.
   - Я ничего не вижу.
   - Ты просто не привык к сумеркам в пустыне, - усмехнулся Санг.
   Винсент хотело было возразить, что он бывал в разных местах, и не раз бывал в пустыне, и что он просто ничего видит, как вдруг в темноте он смог различить небольшой дом. Они подошли к нему.
   - Входи, и будь моим гостем, Винсент, - Санг открыл дверь.
   Дом оказался небольшим. Дверь была крепкой и надежной. "Интересно, - подумал Винсент, - от кого прятаться за такой дверью в пустыне? От демонов? Так им все равно, какие двери в вашем доме. Они спокойно проберутся даже сквозь закрытые двери и окна. А больше тут некому блуждать. Надо быть безумным, чтобы забрести в самое сердце пустыни". Он прошел в просторную гостиную. На противоположной от входа стене было три двери. В самой гостиной был огромный камин, около которого стояли два кресла. Слева от входа стоял огромный буфет, а ближе к камину - большой круглый стол.
   - Располагайся, - вежливо предложил Санг, зажигая свечи в тяжелом медном подсвечнике, стоящем на столе, - желаешь вина?
   - Пожалуй, - согласился Винсент.
   Санг открыл одну из дверей и исчез в темной комнате. "Надо же, как Санг ориентируется в темноте, я сам почти ничего не вижу, впрочем, он видимо сильный маг", - подумал Винсент.
   Через несколько минут Санг вернулся и подал Винсенту большой медный кубок до краев наполненный ароматным красным вином. Себе Санг вина не налил. Он уселся в другое кресло и стал рассматривать Винсента.
   - Расскажи мне, Винсент, что ты ищешь в Лабиринте сновидений? Ты ведь не просто так пришел в Сумеречный город?
   - Я - сновидящий, и мне давно хотелось побывать в Лабиринте. Я много путешествовал, но в Лабиринте не бывал никогда.
   - Да, сны... да, да... но что еще, кроме снов, заставило тебя покинуть Наруд и к тому же оставить свою ученицу с сильным и возможно опасным для нее магом?
   Винсент не удивился. Если он мог знать какие-то вещи, то почему таинственный Санг не мог? Но почему он считает Нирена опасным? Винсент очень давно знал его, и чувствовал, что с Ниреном Анхана в большей безопасности, чем даже с ним самим и уж тем более здесь, в незнаком доме. Но спорить с Сангом не стал.
   - Я услышал голос...
   Сказав это, Винсент почувствовал себя неуютно. А Санг прищурился и улыбнулся.
   - Ты последовал зову? Надо же, никогда бы не подумал, что такой как ты сильный маг и сновидящий, отправиться по первому зову неизвестно кого. Как такое может быть?
   Винсенту показалось, что Санг не просто удивлен, но разочарован.
   - Ты знаешь, чей зов ты слышал?
   - Нет. Я проснулся и не мог отделаться от мысли, что мне надо отправиться в Лабиринт сновидений.
   - Скажи мне, а что ты знаешь о Бессмертных?
   Винсент усмехнулся.
   - О Бессмертных рассказывают ужасные легенды, но это не более чем сказки.
   Санг рассмеялся. От его смеха Винсенту стало не по себе.
   - Дорогой мой, Винсент, ты ведь не все знаешь о Бессмертных.
   Винсент пожал плечами.
   - Я всегда больше интересовался сновидениями, а не тайнами вымышленных существ.
   - А знаешь ли ты, Винсент, что Бессмертным нет равных в искусстве создания сновидений и путешествия по ним?
   - Но как же жажда крови и полное пренебрежение к законам магического мира?
   - О, не все так примитивно, мой друг, не все. Дело в том, что Бессмертные живут не так, как привыкли люди или маги. Понимаешь? Они другие. И живут иначе.
   Винсент кивнул, хотя ровным счетом ничего не понимал. Он никак не мог понять, к чему клонит странный маг Санг. Да и в том, что Санг - маг, Винсент начал сомневаться, равно как и в том, что его собеседник является человеком.
   - А ты хотел бы обрести бессмертие?
   Теперь рассмеялся Винсент.
   - Неужели это так просто?
   - Конечно, просто, друг мой. Очень просто.
   Санг встал и подошел к камину. Через мгновение в нем запылал огонь.
   - Да, я могу дать тебе это, так же легко, как я заставил вспыхнуть огонь. Но хочешь ли ты стать одним из Бессмертных?
   Винсент молчал. Он начал понимать, что Санг никакой не маг и даже не человек. "И что же теперь?" - подумал Винсент.
   - Теперь? Если ты согласишься принять дар бессмертия, то для начала вернешься к Анхане Ты приведешь ее к Лабиринту сновидений. Вот и все. Ты получишь свое, я - свое. Согласен?
   - Зачем она тебе?
   - Анхана? Это уже не твое дело. Так ты согласен?
   Винсент молчал.
   - Ей ничто не угрожает. Ты прекрасно это знаешь. Судьба - есть судьба, а ей суждено жить долго и счастливо. Ну, или, по крайней мере, долго. Сейчас ее судьба не самое главное. Главное - согласен ты или нет.
   - Да. Я согласен.
   - Вот и прекрасно. Тогда я расскажу тебе мою историю, но для начала позволь мне налить тебе еще вина.
   - Это вино помнит все о тех временах, когда Бессмертные были детьми, - сказал Санг наполняя кубок.
   Теперь вино стало другим. "Странно, - подумал Винсент, - как такое могло быть?" Винсент еще никогда не пил ничего подобного. Он сделал несколько глотков и его разум затуманился. Он почти ничего не видел и не слышал. Винсенту показалось, что его сердце перестало биться, руки и ноги стали ледяными, а дышать было трудно. Образы хлынули в его сознание подобно водопаду. Тысячи лет назад, холодные песни и разгоряченные камни, и один единственный путник, идущий по пустыне. Путник шел очень медленно. Каждый шаг отнимал у него не только силы, каждый шаг отнимал у него жизнь. Солнце клонилось к закату, и тени легли на лицо путника, но он продолжал свой путь. Он казался молодым, но сколько ему было лет на самом деле никто не знал. В его жизни было так много всего, что хватило бы на десятерых. В его памяти хранилось слишком много, а сердце устало от чувств. В его прозрачных бесцветных глазах вспыхивали порой красные искры крови, протестующей против долгой столь жизни. Странник мечтал лишь об одном: забыть свое прошлое и никогда не совершать этого путешествия за Черный Предел. А потом Винсент увидел другую картину. Странное создание, золотой страж, демон, кружащийся над Лабиринтом сновидений. Скучающий и жаждущий приключений пленник вечности. Офертоон Сангвинаар уселся на выступ стены и сложил крылья. Он вновь скучал. И это его раздражало. Он мечтал, что когда-нибудь у него будет совершенно иная жизнь. Офертоон Сангвинаар так хотел узнать, что же такое настоящая любовь, только для этого нужно было быть человеком, а он всего лишь любопытный бессмертный демон. Картинка дрогнула и рассеялась.
   Тяжелые сумерки сгустились над пустынным Лабиринтом сновидений. Ночь. Винсент стоял на пороге. Казалось, что время вновь вернулось в ту точку, с которой он начал свое путешествие. Он вошел в Лабиринт. Его шаги эхом отдавались под сводами пустых коридоров. Винсента не отпускало чувство, что за ним кто-то наблюдает, но как он ни старался, он не мог уловить чужого присутствия. У него не было выбора. Он должен вернуться в Наруд и привести Анахану к Лабиринту.
   Несколько дней, пока Винсента не было Анхана читала книги, которые ей дал Нирен. А вечерами Нирен учил ее основным правилам магии и самым необходимым заклинаниям. Теперь Анхана прекрасно знала, как распознать обычную вещь и магический артефакт, как создать самое простое заклинание на любой случай, и конечно, Нирен учил ее магии защиты и нападения. Когда он впервые заговорил об этом, то Анхана была удивлена. Она редко задумывалась на эту тему. Они сидели на кухне за большим деревянным столом. Анхана принесла книги, которые дал ей Нирен и несколько своих амулетов.
   - Я научу тебя нескольким защитным заклинаниям.
   - Зачем?
   - Как это, зачем? Любой маг должен знать защитные заклинания. Мало ли...Магический мир не такой уж безопасный, как может показаться на первый взгляд. Конечно, одно дело маг-предсказатель, который редко нуждается в подобных заклинаниях, а другое дело - маг-воин, но все равно, каждый маг должен владеть магией защиты и нападения.
   - Но я собираюсь быть сновидящей!
   - Тем более, Анхана. Сновидящие часто путешествуют, и если мужчина, например, такой крепкий и сильный как Винсент может особо не опасаться за свою жизнь, то такая хрупкая девушка, как ты, обязана владеть магией защиты и нападения. Ты ведь не собираешься всю жизнь быть ученицей Винсента и ходить следом за ним, как послушный ребенок за строгим родителем?
   Анхана насупилась. Нирен не обратил на это внимания.
   - Вот поэтому я и хочу показать тебе несколько полезных и в то же время очень простых заклинаний. Первое, что ты должна понять, это то, что творить заклинание - естественная способность человека.
   - Но...но ведь не все становятся магами.
   - Да, потому что не каждый человек может научиться управлять своим разумом. Это не такая уж простая задача, Анхана.
   - И все?
   - В большинстве случаев - да. Бывают исключения, но очень и очень редко. Просто так уж принято, что магией занимаются не все, а лишь те, кто решается связать с ней свою судьбу. Порой магам приходится многое отдавать, чтобы получить магические знания. Я почти всю жизнь провел вдали от родного дома, Винсент, кстати, тоже не часто бывает в Эльфере, да и вряд ли скоро туда вернется. Ты ведь и сама покинула родной дом. Так что, видишь, не все готовы отправиться за своей мечтой. Так вот, чтобы создать самое простое защитное заклинение тебе достаточно призвать на помощь духов какой-либо стихии: воздуха, воды, огня или земли.
   - А, как я узнаю, к какому духу мне надо обратиться?
   - Это решается по ситуации, твоя интуиция подскажет тебе.
   - А если не подскажет?
   - Тогда ты рискуешь умереть.
   Анхана покосилась на Нирена. Он был серьезен, а в его серых глазах не было даже намека на шутку.
   - И еще, когда ты обращаешься к духам какой-либо стихии, то должна знать, чем ты будешь платить за их помощь.
   - Платить?
   - Да, да, платить. Ты разве об этом не знаешь? У любого, даже самого незначительного, магического действия есть своя цена, которую платит маг. Если ты совершаешь простенькое гадание, то и цена, которую могут попросить помогающие тебе силы, невысока, но если ты пытаешься серьезно влиять на реальность, то цена может быть огромной, а порой и невозможной.
   Анхана задумалась. Что-то подобное когда-то говорил и Бихейм, но она не обратила внимания на его слова. "А зря, - подумала она, - ой, чувствую я, что много еще меня ожидает сюрпризов. И если так обстоит с простыми магами, то что же тогда ожидает меня в Авенараде?"
   - А как я узнаю, какова цена?
   - Тебе это подскажет твое сердце.
   - Сердце?
   - Хранители бы сказали, что тебе это подскажет Баланс, - усмехнулся Нирен, - но все ответы в твоем сердце, Анхана. Каждый раз, когда ты решишь что-либо изменить при помощи магии, то подумай, к чему это приведет. Даже предсказание может серьезно изменить жизнь и судьбу человека.
   - Но ведь вы не верите в предсказания, Нирен, разве не так?
   - Я не сказал, что я в них не верю. Я просто редко обращаюсь к ним, вот и все. Когда-то мне была предсказана судьба, но мало кто мог предположить, что я распоряжусь ей именно так, а не иначе. Часть из предсказанного мне сбылась, а в определенный момент, я просто изменил предсказание.
   Анхана не верила своим ушам, Судьбу можно изменить? Она ждала, что Нирен расскажет ей свою историю, ведь когда-то Винсент рассказал ей свою.
   - Так что, предсказание - это лишь вероятность, и не более того.
   - Но ведь судьба - это... - Анхана запнулась, она не знала, что же такое "судьба" на самом деле. А если ее и вовсе нет?
   - Судьба - это тоже лишь вероятность. Вот скажи, если бы в день твоего рождения тебе было предсказано стать хранительницей Баланса, то что происходило бы в твоей жизни дальше?
   Анхана промолчала, а Нирен продолжил.
   - В три года тебя бы отправили в Авенарад, и начали бы учить. Через двадцать два года, если бы ты прилежно училась, то ты сдала бы экзамен, стала бы хранительницей Баланса, и с гордостью нацепив крест и кольцо, отправилась бы сохранять Равновесие. Ты ничего бы не знала о своей семье, ты была бы для них мертва. И еще, ты никогда бы не вернулась в Эльфер. Хранителям Баланса запрещено возвращаться в родной город. А если бы в день твоего рождения тебе предсказали иную судьбу, как думаешь?
   Нирен замолчал.
   - Неужели вы говорите о ...
   Раздался стук в дверь, Анхана замолчала, не закончив вопрос. Нирен вздохнул и пошел открывать. Анхана задумалась: "Как-то странно ответил мне Нирен, похоже, что он когда-то сталкивался с хранителями, или кто-то из его родных и знакомых. А может быть, его собственный сын или дочь стали хранителями?" В кухню вошли Нирен и Винсент.
   - Добрый вечер, Анхана, смотрю, ты успешно осваиваешь новые магические знания? - Винсент посмотрел на книги, лежащие на столе.
   - Я так рада видеть тебя, Винсент. Да, Нирен рассказал мне много интересного. Я даже пробовала сама создавать заклинания, у меня, правда, пока не все получается. Но, Нирен говорит, что если я буду практиковаться, то у меня все получится.
   Анхана хотела спросить, где побывал Винсент, но не решилась. Она уже поняла, что если это нужно, то учитель и сам все ей расскажет.
   - Думаю, ты голоден?
   - Да, я бы не отказался от хорошего ужина, - сказал Винсент, садясь к столу.
   Анхана быстро собрала со стола свои книги.
   - Я сейчас вернусь, я только отнесу книги, - сказала она вышла. Нирен поставил перед Винсентом тарелку с тушеным мясом и овощами, внимательно посмотрел на него и спросил:
   - Что произошло с тобой в путешествии?
   Винсент поморщился, словно от боли.
   - Ничего особенного. Я просто устал, - сказал он и начал есть.
   Нирен кивнул, понимая, что раз уж его друг не хочет об этом говорить, то настаивать совершенно бесполезно. Возможно, что позже Винсент и сам расскажет, что произошло с ним в путешествии. Вернулась Анхана и села за стол рядом с Винсентом. Нирен видел, что она умирает от любопытства. Он подумал: "Если она начнет расспрашивать Винсента, он расскажет ей правду?" Некоторое время они сидели молча. Но вот Винсент отставил тарелку, а Нирен поставил на стол кружки и разлил чай.
   - Ты давно был в Сумеречном городе, Нирен?
   - Да, пожалуй, лет пять назад. А что?
   - А в Лабиринте?
   - Ты встретился с золотым стражем сновидений?
   Винсент удивленно посмотрел на Нирена. Тот пожал плечами.
   - Так о нем все знают еще с тех пор, как Кенх начал ему поклоняться, а было это уже давно. Кенх, главный жрец храма Баланса, когда-то побывал в Лабиринте сновидений. И было это более сотни лет назад. Чего его туда понесло неизвестно, но говорят, что он любил там проводить по несколько дней в уединении. И однажды вернувшись в Сумеречный город, объявил, что познал истину служения Балансу. И с тех пор в Сумеречном городе поклоняются золотому стражу Лабиринта сновидений. Были, конечно, недовольные жрецы, но Кенх их убедил. Кстати, этого золотого стража видел не только Кенх, но и другие жрецы и даже некоторые из городских магов. Всем он являлся в совершенно разных обличьях. Говорят, что золотой страж сновидений - демон. Но, я слышал, что он не опасен, и не интересен даже инквизиторам из Авенарада.
   - Вот оно что...демон.
   - Может быть, не самый простой, и возможно, обладающий каким-то особым даром, если так вообще можно сказать о демоне.
   - А почему этот демон не интересен хранителям? - спросила Анхана.
   - Он, похоже, ни разу не нарушал Баланс, но я в этом не уверен, просто Сумеречный город находится далеко от Авенарада. И к тому же сохранять Равновесие и служить Балансу совершенно разные вещи, - сказал Нирен и улыбнулся.
   - Так получается, что я отправился в путь по зову демона?
   - Похоже, что да. Ты услышал зов во сне?
   - Нет.
   - И ты слышал его всю дорогу?
   - Да...
   - Что ж, Винсент, похоже, что ты и, правда, пошел на зов демона. Он обещал тебе золотые горы?
   - Нет, всего лишь бессмертие.
   - И цена бессмертия - жизнь другого человека, так?
   Винсент посмотрел на Нирена так, будто увидел его впервые.
   - Ты видел его?
   - Когда-то давно, порой мне кажется, что это происходило в какой-то другой жизни, - Нирен на минуту задумался, а потом добавил, - Впрочем, довольно об этом. Слишком много чести для демона.
   Анхана была разочарована, она ожидала, что Нирен поведает им эту историю. Винсент по тону Нирена понял, что расспрашивать бесполезно.
   - Вот только одно мне не ясно, - начал Винсент, не обращая внимания на недовольство темой разговора, которое Нирен выражал всем своим видом, - чего хочет этот демон?
   - Этого никто не знает, - усмехнулся Нирен, - демон - есть демон. Нам не понять, что им движет. Возможно, что простое любопытство. Или природная тяга к разрушению, которая так свойственна демонам. Но, скорее всего, он и, правда, не опасен, раз им не интересуются хранители Баланса.
   Разговор оборвался. Некоторое время они пили чай. Похоже, что все трое чувствовали себя неуютно. Нирен, чтобы хоть как-то продолжить разговор, сказал:
   - Анхана делает серьезные успехи в магии. Конечно, у нас было не так много времени, чтобы изучить много заклинаний, но кое-чему она научилась. И если она будет практиковаться и уделит еще немного времени теории, то вскоре сможет самостоятельно создавать сильные заклинания.
   - Это хорошо, - согласился Винсент, - я как раз думал, что мы с ней вместе отправимся в Сумеречный город.
   Казалось, что в комнате похолодало и стало темнее.
   - И я увижу Лабиринт сновидений?
   - Конечно, - ответил Винсент.
   Нирен посмотрел на него и задумался. "Неужели демон смог его очаровать? Да еще и настолько, что он готов привести ее к нему прямо в Лабиринт?", - подумал он и вспомнил, как когда-то давно четверо хранителей впервые встретились с демоном. Они стояли перед Лабиринтом. Четыре хранителя - четыре создателя Таро Немезиды. Только пока они об этом ничего не знали. Эту идею Офертоон подарит им позже вместе с желанием найти ответы на многие вопросы. Вообще-то Офертоон считал, что сделка была вполне честной, с его точки зрения, разумеется. А что? Демон получил право спокойно бродить по Пустыне Миражей и даже покидать пределы Сумеречного мира, а хранители - колоду Таро Немезиды, при помощи которой можно было изменить судьбу. Другое дело, что он не сказал им, что в руках обычного человека колода не имеет силы. Впрочем, даже в руках опытного мага это была всего лишь колода, которая позволяла делать очень точные предсказания. Повлиять на судьбу мог лишь бессмертный, да и то не всякий, кто наделен даром бессмертия.
   Нирен вспомнил, как они создавали эту колоду, в надежде, что смогут изменить мир. Однако, у них получилась лишь точная колода карт для предсказаний. Никому еще не удавалось изменить судьбу при помощи Таро Немезиды. "Возможно, что это никому и никогда не удастся", - мелькнула у него мысль.
   - Пожалуй, поздно. Ты наверняка устал в дороге, так что думаю, нам всем пора спать.
   - Да, - согласился Винсент, поднимаясь из-за стола, - поговорим завтра. Пойдем, Анхана.
   Винсент вышел из кухни, Анхана поспешила вслед за ним, а Нирен убрал посуду, погасил свечи и еще долго сидел в темноте и думал. История, которая, казалось, была уже завершена, обретала новую жизнь. После возвращения Винсент все реже и реже что-то рассказывал Анхане. Казалось, что он вовсе потерял к ней интерес. Винсент все чаще уходил в библиотеку и просил его не беспокоить. Он часами копался в книгах, что-то выписывал, бормоча себе под нос. Анхана вынуждена была общаться с Ниреном. Боялась она его уже меньше, но все равно чувствовала себя неловко. Нирен понимал ее и старался не торопить. Она не могла мешать Винсенту, а Нирену порой требовалась помощь, так что Анхана помогала ему.
   Когда вечером Винсент опять заперся в библиотеке, Анхана осталась в своей комнате. Она попыталась читать, но слова путались в голове, она перечитывала по несколько раз один и тот же абзац. Анхана закрыла книгу и отложила ее. Тихо вышла из комнаты и спустилась на кухню. Нирена не было. Она взяла яблоко из корзины, стоявшей на столе, и уже собралась уйти, как неожиданно и бесшумно в кухне появился Нирен.
   - Хочешь чашку чая?
   - Да, - она невольно сделала шаг назад.
   Нирен ухмыльнулся, но ничего не сказал. Когда чай был готов, Нирен разлил его по чашкам и пододвинул одну к Анхане.
   Вначале они молча пили чай. А потом Анхана все же решилась спросить:
   - Скажите, почему Винсент так изменился после путешествия?
   Нирен не торопился с ответом. Он налил себе еще чаю, сделал несколько глотков. Он посмотрел на Анхану так, что ей стало не по себе. У Нирена был тяжелый взгляд.
   - Боюсь, что я не могу тебе рассказать.
   - Но, вы знаете, ведь так?
   Нирен вздохнул.
   - Да. И понимаю, что произошло в Лабиринте Сновидений намного лучше, чем Винсент. И если он решит вернуться в Лабиринт, это может быть, его последним путешествием.
   Анхана расстроилась. Она поняла, что Нирен ничего ей рассказывать не собирается, и даже если она будет умолять, он ничего не скажет. Нирен понимал, что она чувствует.
   - Не отчаивайся. Это слишком тяжелая и опасная история. Я не хочу подвергать тебя опасности.
   - Но, оставаясь в неведении я ведь все равно не смогу этого избежать? Так?
   - Да.
   - Тогда расскажите мне!
   - Не сегодня, - согласился Нирен, - но я расскажу. Я должен хорошенько все обдумать.
   Анхана кивнула. Настаивать было бессмысленно.
   В кухню вошел Винсент. На нем была дорожная одежда, а в руках он держал свои сумки. Нирен и Анхана уставились на него.
   - Я ухожу, а ты, Анхана, останешься у Нирена.
   - Но, - начала было Анхана.
   - Ты уходишь один? - спросил Нирен.
   - А как же... - вновь попыталась протестовать Анхана, - ты ведь обещал, что мы уйдем вместе!
   - Подожди, - перебил ее Винсент, - я помню, что обещал взять тебя с собой в Сумеречный город. Но, ты не готова. Так что, ты останешься здесь с Ниреном. К тому же так будет лучше для всех. Это опасное путешествие. Особенно сейчас.
   Анхана разозлилась.
   - А как я буду готова, если ты уходишь, не завершив мое обучение? Я никогда не буду готова. И что теперь? Мне возвращаться в Эльфер? - она чуть было не плакала от досады.
   - Теперь тебя учить буду я, - тихо сказал Нирен.
   - А как же сновидения?
   - Скажи ей, - сказал Винсент.
   Нирен помрачнел и пробурчал.
   - Я - хранитель Баланса, , сновидящий и тот, кого совет старейшин назвал отступником, и теперь я буду твоим наставником.
   Анхана посмотрела на Винсента, затем на Нирена. "Отступник? Сновидящий? Хранитель Баланса? Но как же? Неужели отступников оставляют в живых? Что теперь делать? В Эльфер точно нельзя возвращаться, - пыталась собрать мысли Анхана. -Похоже, что теперь вообще все бессмысленно".
   - Я согласна, - прошептала она.
   Нирен закрыл глаза, а Винсент ахнул. Они оба ожидали, что она будет спорить, как-то сопротивляться, но только не так быстро согласится.
   - Я остаюсь. И как только буду готова, я отправлюсь к Лабиринту Сновидений, - она улыбнулась, - похоже, что карты иногда ошибаются.
  
   Глава 20, в которой Карел узнает историю создания Таро Немезиды
  
   Карел проснулся он на закате с тем же тягостным чувством бессилия. Казалось, что силы покидали его, а он даже не знал почему. "Письмо! - мелькнула мысль. - Надо было сразу его прочитать, ведь наверняка там что-то важно". Но он сомневался.
   Он поднялся с кровати. Достал письмо. Плотная светло-коричневая бумага была приятной на ощупь. Красивый почерк Рейнгольда. "Надо же, он прекрасно знает где я нахожусь, - подумал Карел. - Удивительно. Хотя для такого сильного мага как Рейнгольд это пара пустяков. Не удивлюсь, если он знает еще больше. Ведь он постиг древние тайны в Области Тьмы". Карел не торопился вскрывать конверт. Он пытался понять, о чем написал ему магистр Ордена. Но почему-то ничего не получалось. Наверняка письмо было защищено каким-нибудь редким и сильным заклинанием. Только Карел не ощущал магии. Он присел на край кровати. Закрыл глаза. Сосредоточился. Но привычных образов, рассказывающих о предмете, не возникло. Только темнота. Обычная глухая темнота. Карел открыл глаза. Неудача не расстроила его. Так бывало и раньше. Он аккуратно вскрыл конверт и вынул письмо. Оно было написано на обычной бумаге. Это было странно. Магистр Рейнгольд всегда писал письма на особых листах с гербом ордена. Почерк, несомненно, принадлежал магистру. Карел начал читать. Письмо точно написал Рейнгольд. Карел узнал его манеру писать с первых строк.
   Чем дальше Карел читал, тем больше удивлялся. Рейнгольд обращался к нему не как глава Ордена, а как хранитель Баланса и учитель. Он не требовал, не приказывал. Рейнгольд просто просил и предостерегал. Карел дочитал письмо. Аккуратно сложил его и вложил обратно в конверт. Письмо Рейнгольда рушило все его планы. Он хотел пожить в Эльфере, пообщаться с Бихеймом и заказать у Данары кружева. А теперь надо было покидать гостеприимную Мануэлу, и отправляться в Сумеречный город. А, возможно, и дальше. "А почему бы не задержаться на недельку еще? - Подумал Карел. - Ведь Рейнгольд не написал мне, что я должен прямо сейчас отправляться в Сумеречный город. Так что, я, пожалуй, обдумаю все, посоветуюсь с Бихеймом. И потом продолжу путешествие. Только надо ответить на письмо".
   Немного успокоившись, Карел спустился вниз. Мануэлы не было видно. Дел у нее было много, и он не хотел ее отвлекать, а уж если честно, то просто не хотел ей попадаться на глаза. Карел выскользнул из гостиницы и пошел к городскому Храму.
   "Что-то я зачастил", - усмехнулся он, подходя к храму Баланса. Карел толкнул тяжелую дверь. Она бесшумно открылась, и он вошел. Внутри было тихо. В просторном храме была лишь одна пожилая женщина. Она сидела на скамье в дальнем углу. Она молилась, перебирая в руках четки. Навстречу Карелу вышел Марк.
   - Добрый вечер, хранитель.
   - Добрый вечер, Марк. Мне нужно отправить письмо в Авенарад.
   - Магистру Рейнгольду?
   - Да, я сегодня получил от него письмо. Хотелось бы написать хоть пару строк в ответ.
   - Пойдем со мной.
   Карел повиновался. Иногда ему нравилось следовать чужим указаниям. Это было так легко и просто, что доставляло удовольствие. Главное было - не думать.
   Служитель провел его к небольшой двери и открыл ее.
   - Проходи. На столе бумага, конверты, руки, чернила. Пиши, я не буду тебе мешать. Когда закончишь, оставь письмо на столе. Я отправлю его в Авенарад.
   - Спасибо.
   Карел вошел. Комната была небольшая. Стол, кресло, огромный книжный шкаф. Окно давало достаточно света, но было темновато. Карел подумал, что зря не попросил свечу или лампу, но лишний раз беспокоить Марка не хотел. Он сел за стол. Взял из стопки бумаги пару листов и положил перед собой. Карел взял первую попавшуюся ручку, открыл чернильницу, обмакнул перо и задумался. Он не знал, как начать писать.
   "Уважаемый магистр Рейнгольд..." Но что писать дальше, Карел не знал. Он никогда еще не писал писем. Он вспомнил письмо Рейнгольда. Когда Карел читал его, ему казалось, что он слышит, как учитель обращается к нему. Карел хотел написать что-то подобное. Но ничего не мог придумать.
   "...я получил Ваше письмо. Удивительно, как оно нашло меня в Эльфере..." Карел задумался. Получалось как-то коряво. Нужны были другие, простые слова. Зачеркнуть? Начать сначала? "Я внимательно прочитал Ваше письмо. Некоторое время назад я и сам хотел просить у Вас совета, но не знал, как это сделать..."
   "Нет, не то", - Карел скомкал лист и задумался. Что он хотел сказать? Рейнгольд мог прислать ему официальное письмо с четкой инструкцией, но вместо этого написал как учитель, как старший друг. Рейнгольд обращался к нему как к равному. И, похоже, ждал, что Карел вернется в Авенарад, и возможно, останется в Ордене. Карел вздохнул. Он пытался найти другие слова. Но чем больше он напрягался, чем хуже получалось. Карел закрыл глаза и начал молиться.
   "Я следую срединным путем, в движении я сохраняю Баланс. Чтобы не случилось, я всегда приму лишь единственно верное решение, оно поможет мне сохранить Равновесие. Я не следую ожиданиям, я отказываюсь от оценок. Я слышу голос Баланса, звучащий в моем сердце. Я следую срединным путем, в движении сохраняя Баланс". Он повторил молитву несколько раз. Постепенно он успокоился. И понял, что точно знает, о чем напишет Рейнгольду. Карел взял чистый лист и начал писать. Слова возникали легко. Через несколько минут Карел закончил письмо. Перечитывать не стал, а аккуратно сложил лист и вложил в конверт и надписал его. Карел оставил письмо на столе, как ему сказал Марк. Все. Теперь можно было задержаться в Эльфере еще на какое-то время. Карел вышел из комнаты и прикрыл дверь. В храме никого не было. Странный долгий день еще не закончился, но особо важных дел больше не было. Карел вернулся в гостиницу.
   Мануэла ждала его.
   - Разогреть ужин, Карел?
   - Нет. Я не голоден. Не беспокойся.
   Она нахмурилась. Карел чувствовал, что ей хотелось поговорить с ним. Он знал, что нравится ей, как и она ему. Карел прошел мимо нее и отправился к лестнице. От ее взгляда жгло, но оборачиваться он не стал. Через несколько секунд он услышал, как хлопнула дверь в комнату Мануэлы.
   Тишина. Карел вздохнул. Мануэла хотела от него того, чего он не мог ей дать. Мануэла не злилась. Она была в бешенстве. Как она не старалась, хранитель не обращал на нее никакого внимания. Она понимала, почему так происходит, но все равно злилась. Теперь она хотела, чтобы он убрался из ее гостиницы как можно скорее. И никогда бы не возвращался.
   Карел проснулся рано. Снов не помнил. Или ему ничего не снилось. Он сидел на краю кровати и думал. Он решил уйти из Эльфера через пару дней. За это время он еще раз встретится с Бихеймом. Не успеет, правда, заказать кружева у Данары, но это не так и важно. Он вспомнил вчерашний вечер. Мануэла разозлилась на него. Но ведь он ничего плохого не сделал! Он устал и безумно хотел спать. Он понимал, что очень понравился Мануэле, чувствовал, что она, кажется, влюблена в него. И вчера она ждала его к ужину, наверное, мечтала о том, чтобы поговорить с ним в тишине при свечах. А может быть, она надеялась на что-то большее. Только Карел не собирался отвечать на ее чувства. Он не мог, да и не хотел. Она понравилась ему, но не больше. Не хотел ее обманывать.
   Карел посмотрел в окно. Было раннее утро. Спать не хотелось. Но так рано идти к Бихейму было невежливо. Сидеть в гостинице не хотелось. Карел встал и пошел в ванную. Умылся и оделся. Он взял плащ и тихо вышел из комнаты. Карел спускался очень аккуратно и старался не шуметь. Он не хотел разбудить Мануэлу.
   Внизу никого не было. Он выскользнул из гостиницы и направился в центр города. На пути ему попадались лавочники и уличные торговцы. На него никто не обращал внимания. Карел не знал, куда именно он идет. Он не смотрел на названия улиц, он шел по зову сердца. Рынок остался в стороне. Карел шел дальше. Он не заметил, как оказался недалеко от постоялого двора, и раз уж он тут оказался, то решил позавтракать.
   Даже в такой ранний час на постоялом дворе было шумно и многолюдно. Он вошел и сразу же к нему подбежал хозяин.
   - Доброго тебе утра и хорошего дня, хранитель.
   - И тебе, хозяин, хорошего дня.
   - Решили у нас остановиться?
   - Нет, я хочу позавтракать.
   - Садитесь, садитесь, - хозяин подвел его к небольшому столу в дальнем конце просторной залы.
   - Есть каша, вчерашнее мясо, овощи, пироги, кофе, чай. Что подать?
   - Немного мясо, сыр, и леменский чай, если есть.
   - Для дорогого гостя найдем, - сказал хозяин и отправился на кухню.
   Через несколько минут он вернулся с подносом.
   - Ешьте на здоровье, хранитель, - сказал он, выставляя тарелки на стол.
   - Спасибо.
   В зал входило трое купцов и хозяин, извинившись, поспешил им навстречу.
   Карел ел не спеша. Он старался не обращать внимания на суету вокруг.
   - Карел, - раздался над ухом голос Бихейма.
   - Здравствуй, Бихейм. Присаживайся.
   - Я зашел в гостиницу, но тебя так не было. Мануэлу я ни о чем спрашивать не стал. Она была какая-то злая. Бихейм посмотрел Карелу прямо в глаза.
   - Ты ее чем-то расстроил?
   - Думаю да, но, к сожалению, ничего исправить не могу. Совершенно.
   Бихейм вздохнул и переменил тему разговора.
   - Как долго ты еще пробудешь в Эльфере?
   - Недолго, - уклончиво ответил Карел.
   Он еще не решил насколько он мог доверять Бихейму.
   - Нам надо обсудить кое-что, - начал Бихейм, - скажем так, некоторые детали твоего путешествия.
   - Ты говоришь загадками.
   Бихейм пожал плечами.
   - Ты сам уклоняешься от точных ответов, так как не решил еще, можно ли мне доверять.
   Карел вздохнул. "Ну почему все так сложно? - подумал он. - Неужели нельзя обойтись без этих тайн и загадок?"
   - Я не знаю, как долго пробуду в Эльфере, это не зависит от моего желания. Что ты хочешь мне рассказать?
   - Ты получил письмо из Авенарада. И в нем сообщается об удивительных событиях, происходящих в Сумеречном городе. Ты решил отправиться в путь. И возможно, думаешь, что именно там ты и найдешь Таро Немезиды. - Удивлен?
   - Да, - признался Карел, - откуда ты это знаешь?
   - Сумеречный город - город, в котором когда-то создали Таро Немезиды. И я думаю, что магистр знает об этом. Поэтому он и торопит тебе. Нет смысла задерживаться в Эльфере. - Ты ведь не читал письма, откуда ты можешь знать?
   Бихейм не торопился отвечать. Он не знал, как объяснить Карелу то, что он чувствовал. "Пожалуй, придется ему рассказать все", - подумал Бихейм.
   - Трактир не лучшее место для беседы, но...ладно, пусть так...
   Бихейм помолчал.
   - Когда-то я принял непростое решение. Оно было верным, я это чувствовал. И я прекрасно знал, чем мне придется заплатить за свой выбор. Ответь, кто я, по-твоему?
   - Ты? Бихейм, предсказатель. Так?
   - Теперь так. Помнишь, я говорил тебе, что Таро Немезиды было создано четырьмя хранителями Баланса.
   Карел кивнул.
   - Мы решили, что Таро Немезиды сможет послужить благим целям. И знаешь, только один из нас мог наверняка определить всю силу Таро Немезиды. Мы не боялись, что Таро Немезиды нарушит Баланс. Это в принципе невозможно. Боюсь, что вообще мало кто может что-то изменить при помощи этих карт. Разве что тот, кто постигнет всю силу Равновесия. Но совет Ордена посчитал Таро Немезиды опасным артефактом, который надо уничтожить. Нас объявили отступниками, но сохранили жизни.
   Карел не верил своим ушам. Получалось, что перед ним не простой городской предсказатель, а сильный маг и хранитель-отступник. Может быть, так оно и было, но Карел в это не верил.
   - Ты мне не веришь, - сказал Бихейм.
   Карел молчал. Бихейм расстегнул ворот рубашки. На широкой серебряной цепочке висел крест с трилистниками и кольцо из девяти соединенных между собой точно таких же трилистников.
   - Невозможно, - пробормотал Карел. - Кольцо и крест хранителя Баланса.
   Больше он ничего не мог сказать.
   - Теперь ты не веришь мне еще больше, - усмехнулся Бихейм, - я, как и ты, учился в Авенараде. Лучше всего мне удавались предсказания и изменение судьбы. Я не только предвидел будущее, но мог сказать, как именно изменит Равновесие то, или иное действие. Я знал, что Таро Немезиды - опасная колода, но я так же знаю, что именно Таро Немезиды сыграет свою роль в сохранении Баланса. И еще я знаю, что никому из смертных не по силам изменить при помощи этих карт судьбу. Но, когда мы создавали эту колоду, мы этого не знали. Колода оказалась в руках того, кто помог нам ее создавать. Но тот, кого мы считали монахом-отшельником, оказался демоном. Сильным и опасным. И никому из смертных не под силу противостоять ему.
   И магистр знал об этом с самого начала? - Он и сам только недавно понял, с кем встретился за Черным Пределом.
   - Но почему он отправил меня на поиски этой колоды?
   - Рейнгольд не зря считал и, думаю, до сих пор считает тебя лучшим. Он уверен, что именно ты должен найти Таро Немезиды. Возможно, он считает, что тебе под силу его использовать. Или что ты сможешь связать демона.
   - Но ты же сам сказал, что это невозможно, как и изменить судьбу при помощи Таро Немезиды!
   - Я не уверен. Я уже ни в чем не уверен. А может быть, когда-то Рейнгольд заключил с демоном сделку.
   Карел озадачился. Получалось что-то невообразимое. "Четыре хранителя Баланса, обладающие огромной магической силой, создают бесполезный, но очень сильный и опасный, артефакт? И только один из них знает всю силу Таро Немезиды. Быть такого не может! Безумие! Самое настоящее! Похоже, что кто-то очень сильно врет, только кто? Страат? Бихейм? Или Рейнгольд? Или они все врут?" - думал Карел.
   - Возможно, что карты сами решат, кто способен на это, а может быть, демону просто нужно, чтобы ты и Рейнгольд пришли в Сумеречный город.
   - Но зачем?
   - Кто ж знает, что опять придумал демон. Когда-то он помог нам создать эту колоду, но так ничего и не объяснил. Он даже не сказал, какова цена нашего взаимодействия. Мы создали колоду в обмен на знания. Но оказалось, что покинуть Лабиринт сновидений мы сможем только после того, как отдадим колоду демону. Но тогда мы не знали, кто он. И мы отдали ему колоду. И спустя много лет в его ловушку угодил Рейнгольд. Я знаю, что он принес колоду в Авенарад, но не знаю, какую цену он заплатил.
   Карел ничего не понимал. Получалась бессмыслица. Четверо хранителей создают колоду. Отдают ее магу за возможность вернуться в Авенарад, где их объявляют отступниками и изгоняют. Они уходят в разные города, где и живут с тех пор, очень редко встречаясь. Но какой был в этом смысл? Впрочем, колода попадает в лапы демона. А потом он просто отдает ее Рейнгольду, и тот приносит ее в Авенарад. И вот спустя много лет колода пропадает. И похоже, что только демон мог ее похитить. Но зачем?. История окончательно запуталась.
   - Лучше, если ты найдешь эту колоду, хранитель.
   - Почему?
   - Так будет лучше для всех.
   - Но если она у демона, он не отдаст мне ее просто так.
   - Да, он предложит тебе сделку.
   - И что тогда?
   - Ты примешь верное решение, хранитель.
   - Я постараюсь найти этот артефакт, хранитель.
   Бихейм улыбнулся.
   "Какая у него светлая улыбка", - подумал Карел.
   - Я - нарушил кодекс Ордена, но я не предавал Баланс.
   - Я знаю, - сказал Карел и коснулся руки Бихейма.
   В секунду сознание Карела заполнили образы прошлого.
   - Теперь ты все знаешь, - сказал Бихейм.
   - Да, теперь все, - ответил Карел и улыбнулся.
   Карел положил на стол несколько монет и поднялся. Бихейм тоже встал. Подбежал хозяин.
   - Заходите еще, мы всегда рады гостям.
   Карел кивнул и поспешил на улицу. Бихейм вышел следом за ним. Пока они шли к городской площади, они не сказали друг другу не слова.
   На прощание Карел сказал:
   - Наверное, я уйду сегодня.
   - Ты вернешься?
   - Не знаю.
  
   Глава 21, в которой Карел отправляется в Сумеречный город и встречается с Кенхом
  
   Распрощавшись с Бихеймом, Карел поспешил в гостиницу. Он хотел было сначала поговорить с Мануэлой, а потом уже собирать вещи. Но не нашел ее. Он даже постучал в ее комнату, но Мануэлы не было. Он заглянул на кухню, но там тоже никого не было. Так что Карел поднялся в свою комнату и стал собирать вещи. "Жаль, конечно, что я не успел заказать у Данары кружева. Когда я еще попаду в Эльфер? А ведь я столько еще не увидел и не узнал в Эльфере. И встречусь ли я когда-нибудь с Мануэлой? Она наверняка расстроится, что я так быстро покидаю Эльфер, - думал Карел, складывая вещи в дорожный мешок. Он все еще сомневался в словах Бихейма. Впрочем, не верить ему он тоже не мог. Никто и никогда не мог просто так получить кольцо и крест хранителя Баланса. Конечно, то, что у их не отобрали у отступника, было странно, но ведь Бихейм объяснил, почему так получилось.
   Покидать Эльфер Карел не хотел. Но что он мог поделать, когда магистр Ордена просил его отправиться в путь? Карел собирал вещи и чувствовал, что делает все слишком медленно, так будто пытается оттянуть время. Карел взял свою шкатулку, в которой хранились крест и кольцо. Вчера вечером он снял их. Почему? Неужели он думал, что это позволит ему хоть немного побыть обыкновенным человеком? Смешно было так думать, просто смешно. Но, тем не менее, это было так. Он присел на кровать и задумался. Он все еще никак не мог привыкнуть к тому, что кольцо и крест надо носить все время. Он надел кольцо, а затем и крест. Они показались ему слишком тяжелыми. Казалось, что это не серебро, а свинец.
   Карел все еще не готов был отправиться в путь, но дольше задерживаться не мог. Он взял свои вещи и спустился вниз.
   Мануэлы не было. Что делать? Уйти, не прощаясь, он не мог. Мануэла понравилась ему, в ее гостинице ему было спокойно и хорошо. Карел в нерешительности остановился около стола в зале.
   - Уходишь, - раздался голос Мануэлы.
   Карел обернулся. Она спускалась с лестницы. На ней было темно-синее, почти черное платье. Волосы были распущены. Она была бледной и выглядела усталой.
   - Да.
   Он улыбнулся, но улыбка получилась невеселой.
   - Вернешься? - спросила она, подходя к нему.
   - Я не знаю, Мануэла, не знаю. Я бы хотел остаться, но не могу.
   - Не обманывай себя, Карел. Ты не хочешь здесь оставаться. Ты хранитель Баланса, и спокойная жизнь не для тебя. Ведь так?
   - Я ... да... наверное, ты права...
   Карел подошел к ней и обнял. Мануэла вздрогнула. Ему показалось, что она даже перестала дышать. Он слышал, как тяжело и сильно бьется ее сердце. И на мгновение ему показалось, что его сердце остановилось.
   - Когда-нибудь мы увидимся снова.
   - Я не буду ждать, давай не будем обманывать друг друга. У нас разные пути.
   Карел вздохнул. Как она была права. Он не мог ей ничего обещать, как и она ему. Но что-то их связывало прочнее, чем ненависть или любовь. Что-то сильнее судьбы и даже самой смерти.
   - Мне пора, - он отстранился от нее.
   - Конечно. Удачи тебе, Карел.
   - Спасибо, Мануэла. Прощай.
   Он поспешил покинуть гостиницу. Мануэла закрыла за ним дверь и тяжело вздохнула. Она прекрасно понимала, что он все равно бы ушел. Не сегодня, так завтра. Но почему же ей было так грустно? Неужели она влюбилась в человека, о котором совершенно ничего не знала? "Быть такого не может, - ответила Мануэла на свой вопрос, - это ведь глупо. Просто глупо. Сердца хранителей принадлежат Балансу. Даже если бы я попыталась его удержать, то из этого ничего бы не вышло. Никогда. Только он уходил не по своей воле. Все дело в этом злополучном письме. И почему Рейнгольд всегда вмешивается? Неужели ему недостаточно той власти, которая у него есть? Или дело в чем-то другом? Только в чем? Эх, задать бы все эти вопросы самому магистру, но вряд ли у него есть время и желание путешествовать дальше окрестностей Авенарада".
   Чтобы отвлечься от грустных мыслей, Мануэла поднялась в комнату Карела, чтобы навести порядок. Постепенно она успокоилась. Она пойдет к Бихейму, и возможно, он поможет ей понять, что происходит, и какую роль во всей этой истории играет магистр Рейнгольд.
   Как только Карел выбрался за ворота Эльфера, он стал обдумывать план действий. В письме Рейнгольд сообщал ему о появлении сильного и опасного демона в Лабиринте сновидений и о многих удивительных и странных событиях, которые начали происходить в Сумеречном городе. Демон обосновался в Лабиринте давно, но первое время сидел тихо, и о нем никто не знал. Но вот однажды демон явился местным жрецам. Он предстал перед ними, как писал Рейнгольд, в своем истинном облике, но почему-то особого впечатления на них не произвел. Видимо поэтому, жрецы не особо обращали внимания на последующие выходки демона. И все было бы хорошо, только вот демон с каждым разом придумывал все более изощренные способы привлечения к себе внимания. И вот верховный жрец Кенх в один из дней отправился в Лабиринт сновидений, чтобы разобраться с демоном. Как известно, он пробыл в Лабиринте несколько дней, и когда вернулся в Сумеречный город, то объявил в храме Баланса, что в Лабиринте сновидений появился золотой страж снов, которому отныне будут поклоняться в Сумеречном городе. Большинство служителей храма были недовольны этой новостью. Однако Кенх был настойчив и убедителен, так что жрецам пришлось согласиться. Особо недовольные служители храма поворчали-поворчали, но противостоять верховному жрецу не решились. Так в Сумеречном городе появилось новое божество - золотой страж Лабиринта сновидений. Впрочем, для Сумеречного города это было нормально. В Пустыне Миражей не так трепетно следили за сохранением культа Баланса, как в Летанарии. Ничего удивительного в том, что никто не придал особого значения этому событию, не было. Никто не стал писать в Авенарад, чтобы сообщить о проделках демона. А сами хранители редко добирались до Сумеречного города, поэтому не сразу узнали о происходящем. Как написал Рейнгольд, ничего особенного не происходило, и Равновесие сил оставалось прежним, но Карел должен был отправиться в Сумеречный город и сам в этом убедиться.
   "Странно как-то получается. Ничего серьезного, но в то же время Рейнгольд просит меня отправиться в Сумеречный город как можно скорее, - думал Карел, - если этот демон никому особо не мешает, Баланс не нарушает, то к чему мне за ним охотится? Что недоговаривает Рейнгольд? И неужели какой-то демон, задуривший головы жрецам, ко всему прочему похитил Таро Немезиды? Зачем?" Ответов на эти вопросы у Карела не было.
   Он шел почти весь день, и остановился передохнуть лишь ближе к вечеру. Карел расположился недалеко от дороги, развел костер и достал карту Пустыни Миражей. Проще всего было сразу отправиться к Лабиринту сновидений, чтобы встретиться с демоном. Но магистр Рейнгольд писал, что Карелу надо вначале поговорить с Кенхом. "Эх, а ведь куда как проще было бы поговорить с Кенхом на обратном пути, - думал Карел, - а если мне действительно пойти вначале к Лабиринту, а затем уже в Сумеречный город? Ведь Рейнгольд просит, а не приказывает, так что, в этом не будет ничего страшного. А может быть, Кенх что-то знает и о Таро Немезиды? Тогда поговорить с ним и, правда, было бы полезно". Карел никак не мог принять решение. Вообще вся эта история с демоном казалась ему какой-то надуманной, не стоящей его внимания инквизитора. Но и ослушаться совета магистра он не мог. Поэтому Карел решил прибегнуть к проверенному способу. Он ляжет спать, а утром проснется и будет точно знать, как действовать дальше. Раньше это всегда помогало.
   Карел не стал гасить огонь. Он завернулся в одеяло и улегся прямо на земле. Заснул он мгновенно.
   Дорога до Сумеречного города заняла несколько дней. Когда Карел подошел к городу, он настолько устал, что у него не осталось сил на то, чтобы восхищаться. А Сумеречный город стоил того. Как гласили легенды, Сумеречный город возник когда-то на границе двух миров. Большая часть домов была построена из серого камня, который в лунные ночи казался призрачно-голубым. Широкие и узкие улицы напоминали лабиринт, но подчиненные внутренней логике всегда приводили в центр города на огромную восьмиугольную площадь. Величественный храм Баланса стоял с северной стороны площади. Храм стремился ввысь, и резной камень напоминал изысканное эльферское кружево.
   Карел приблизился к храму. Он ощутил дыхание камней, почувствовал напряжение. Невидимое сердце отсчитывало время. Карел подошел к двери. Она открылась легко, и он вошел в храм. Горели свечи, но никого не было. Карел подошел к алтарю. На нем лежала раскрытая Книга Баланса. Карел начал читать: "Равновесие между Светом и Тьмой должно охраняться, но не ценой жизни или смерти. Никому их хранителей не дана власть лишать кого-либо жизни или вырывать из лап смерти. Баланс сил всегда хрупок, но все происходящее подчиняется единому порядку вещей. Поспешные выводы ведут хранителя к заблуждениям и ошибкам. Хранитель должен помнить об этом. Избегай суеты, и ты обретешь Равновесие..."
   Карел услышал шаги и обернулся. К нему приближался жрец. Это был пожилой, но все еще полный сил мужчина. Он был высоким и худым. Заостренные черты лица делали его похожим на хищную птицу. Он был медлителен и спокоен, но Карел почувствовал, что это обманчивое впечатление.
   - Карел?
   - Да, - инквизитор ничуть не удивился тому, что жрец назвал его по имени, - Верховный жрец? Кенх?
   Кенх склонил голову и слегка улыбнулся. От этой улыбки Карелу стало не по себе, он сделал шаг назад.
   Улыбка Кенха стала шире.
   - Рад тебя видеть в Сумеречном городе.
   Карел попытался улыбнуться, но улыбка получилась неестественной. Ему не нравился Кенх. В нем было что-то странное и пугающее. Кенх снова улыбнулся.
   - Ты устал?
   - Да, Кенх.
   - Если хочешь, то можешь остановиться у меня. Я живу один, дом большой. Так что я даже буду рад такому гостю как ты.
   Карел нехотя согласился. "Может это к лучшему?" - подумал он.
   - Пойдем, в храме все равно нам делать нечего. Я немного покажу тебе город, мы пообедаем, а потом ты расскажешь мне, что тебя привело в Сумеречный город.
   Карел кивнул и последовал за Кенхом.
   К дому Кенха они шли в молчании. Карел с трудом поспевал за жрецом. Когда они подошли к дому Кенха, Карел мечтал об одном - отдохнуть, а вот Кенх похоже, не сильно устал.
   - Проходи, Карел, - Кенх распахнул перед ним дверь.
   В доме Кенха царили полумрак и прохлада. Карел замер на пороге. Какое-то странное чувство, но он никак не мог его назвать. Страх? Нет. Это был не страх. Что-то иное. Казалось, что он перешагнул порог между мирами.
   - Ну, что же ты? Проходи, не стесняйся.
   Кенх снова улыбнулся. От этой улыбки по спине Карела пробежал холодок. Ему показалось, что он услышал шелест крыльев тьмы, готовой поглотить его сознание.
   Карел заставил себя перешагнуть через порог.
   - Проходи в гостиную, - Кенх махнул рукой вглубь темного коридора, - вина?
   - Воды.
   - Как хочешь.
   Пройдя по коридору, Карел остановился на пороге огромной комнаты. "Будто тут вообще никто не живет", - подумал Карел. Легкий слой пыли, никаких следов.
   - Вода, как ты и просил, - раздался за спиной голос Кенха. Карел вздрогнул, он не слышал, как жрец подошел. Когда Карел брал стакан, то его пальцы слегка коснулись руки Кенха. Ничего. Никаких образов. Карелу показалось, что Кенх усмехнулся. Инквизитор оглядел комнату, выбирая место, куда сесть. Он выбрал низкое кресло, стоящее около окна. Кенх сел напротив.
   - Я знаю, что тебя привело в Сумеречный город.
   Карел посмотрел на жреца.
   - Магистр Рейнгольд прислал письмо. А ты подумал, что я читаю мысли, вижу прошлое, настоящее и будущее?
   Кенх улыбнулся, обнажив острые белые клыки. "Или мне это показалось?" - спросил себя Карел.
   - Что ж, не буду тянуть время, и расскажу тебе о нашем демоне Офертооне Сангвинааре.
   Карела поразило то, с какой интонацией Кенх упомянул имя демона, словно говорил о любимом домашнем животном.
   - Я надеюсь, что ты поможешь мне отыскать его.
   - Я тебе расскажу, что знаю, а поможет тебе это или нет, мне не известно. Ты ведь сам должен найти его, так?
   Карел кивнул.
   - Так, с чего бы начать? Думаю, что Рейнгольд написал тебе хоть что-то об Офертооне Сангвинааре?
   - Ничего особенного, - Карел не знал насколько можно доверять Кенху. - Магистр написал мне, что в Сумеречном городе появился демон, способный проникать в сознание людей. И вот я здесь, что разобраться с этим.
   - Ты убьешь его?
   Карел улыбнулся.
   - Я ведь его еще даже не видел! Как я могу знать? Возможно, что он не опасен, к чему тогда его убивать? Я просто хочу найти его.
   - Думаю, что он тоже этого хочет.
   Карел внезапно ощутил дурноту, но постарался скрыть это.
   - Почему ты так думаешь?
   - Офертоон Сангвинаар - непростой демон. Он не тупая сила природы, он существо с изощренным умом и чувством юмора. Офертоон наделен не только разумом, но и чувствами.
   - Ты хочешь сказать, что он...
   - Нет, он не похож на человека, - перебил его Кенх, - он - демон. Хитрый и коварный, сентиментальный и ранимый, но все равно - демон. Он следует лишь своим страстям. Единственное, что его беспокоит - удовлетворение его собственных желаний.
   - Это свойственно всем демонам. Но лишь Офертоон Сангвинаар может путешествовать между прошлым, настоящим и будущим, он может перемещаться между мирами. Он обожает вмешиваться в жизни людей, и наблюдать за тем, что он натворил. Порой он пропадает, но всегда возвращается в Лабиринт Сновидений.
   Кенх помолчал.
   - Офертоон не сделал ничего, нарушившего Баланс. Зачем он тебе, инквизитор?
   Карел не знал, что ответить. И правда, зачем ему демон? Этого он не понимал. Письмо Рейнгольда? И что? В чем смысл преследовать демона, если он не нарушал Баланс? Никакого. Но и ослушаться Карел не мог. Оставалось лишь одно - следовать за демоном и самому во всем разобраться.
   - Скажи, почему демон так полюбил Сумеречный город? В Пустыне миражей много городов, но он выбрал ваш.
   - Возможно, что ему просто понравился Лабиринт Сновидений.
   - Лабиринт Сновидений?
   - О, хранитель, не делай вид, что ничего не знаешь о Лабиринте и сновидениях. Я никогда тебе не поверю.
   - Но почему сновидения?
   - Это единственное, что было до некоторых пор неподвластно демону. Ты ведь знаешь, что искусством создания сновидений может овладеть лишь человек. И никто из сновидящих никогда не будет открывать дверь в сновидения для демона.
   - Подожди, Кенх, ведь ты сказал, что искусство сновидений было неподвластно для демона раньше, ты хочешь сказать, что теперь он владеет им? И к тому же он поселился в Лабиринте сновидений. Как же так? Как стражи Лабиринта допустили это? И кто раскрыл перед ним двери?
   Кенх пожал плечами.
   - В Сумеречном городе много загадок.
   Карел чувствовал, что Кенх не желает ему ничего объяснять, и настаивать бессмысленно.
   - Пожалуй, мне пора.
   - Куда ты пойдешь?
   - Не знаю, надо найти гостиницу или что-то в этом роде.
   Кенх пристально посмотрел на Карела.
   - Оставайся у меня. Будь моим гостем. Я еще многое хочу тебе рассказать, а в моей библиотеке ты найдешь редкие и интересные книги.
   - Что ж, благодарю тебя за приглашение, Кенх, я с удовольствием останусь.
  
   Глава 22, рассказывающая о возвращении Винсента в Сумеречный город
  
   Винсент уходил все дальше и дальше от Наруда. Теперь он точно знал, что ему делать. Он вернется в Лабиринт сновидений. Несколько дней пути прошли как в тумане. Он просто шел, старясь не думать, что будет дальше. Он знал, что никогда больше не увидит Анхану, не вернется в Эльфер и не встретится ни с Магнусом, ни с Бихеймом, ни с Ниреном. Это было его последнее путешествие.
   И вот он вновь стоял перед входом в Лабиринт.
   Тишина. Он не почувствовал той невидимой преграды, с которой столкнулся в первый раз. Винсент вошел в Лабиринт. Никого. Даже серых призрачных псов не видно.
   - Санг? Я вернулся. Где ты?
   Тишина в ответ.
   Винсент шел по Лабиринту, стараясь почувствовать хоть что-то. Но ничего не ощущал. Казалось, что Лабиринт пуст. Наконец-то он добрался до центра Лабиринта. Остановился и снова позвал:
   - Санг! Я здесь. Я вернулся, как и обещал.
   Несколько минут тянулись как часы. И вот Винсент уловил шелест ветра.
   - Ты пришел один, я разочарован.
   - Я отказываюсь от твоего предложения, демон.
   Офертоон Сангвинаар помолчал.
   - Догадался. Я знал, что ты догадаешься.
   - Я не желаю бессмертия.
   - Тогда зачем ты вернулся?
   - Я обещал.
   Офертоон Сангвинаар рассмеялся.
   Когда он успокоился, то спросил:
   - Ты решил выполнить обещание, данное демону?
   - Я всегда выполняю свои обещания.
   - Глупо.
   - Может быть, но все равно я здесь. Зачем тебе была Анхна?
   - Я не собираюсь тебе это объяснять, человек. Какая тебе разница? Ты отказался от моего предложения, тебе не нужно бессмертие. Уходи.
   Винсент покачал головой. Ничего не сказал.
   - Ни твоя жизнь, ни ее мне не нужна. Ты, видимо, решил, что должен будешь принести ее в жертву, но это не так. Теперь нам больше не о чем разговаривать. Уходи, пока я тебя позволяю.
   Винсент не двигался.
   - Чего ты хочешь?
   - Правды, демон, правды.
   - Ты требуешь от демона, чтобы он сказал тебе правду? Не смеши меня, смертный. Просто уходи и все. Забудь. Продолжай бродить по сновидениям, делай предсказания, вернись в Эльфер, да мало ли что!
   - Зачем тебе Анхана?
   Офертоону надоели вопросы Винсента.
   - Убирайся, - рявкнул он, теряя терпение и облик человека.
   Перед Винсентом был грозный золотой страж. Винсент невольно попятился.
   - Ты это хотел увидеть? - прорычал зверь, - ну, так смотри!
   Яркая вспышка озарила Лабиринт. Невыносимая боль разрывала тело Винсента, и угасающим сознанием он уловил то, зачем приходил в Лабиринт. Его ждало последнее путешествие по сновидениям за границы Черного Предела. И он отправился в него, чтобы обрести новую жизнь в Области Тьмы, бродя по ней сумеречным псом Вечности.
   Демон взмахнул крыльями и Лабиринт погрузился во тьму.
   Винсент открыл глаза, он стоял на границе сна и реальности. Рядом скользили серые тени. Он был за Черным Пределом. Наконец-то он пришел туда, куда его всегда тянуло. Он мечтал познать все тайны мира сновидений. И теперь у него впереди была вечность.
   Офертоон Сангвинаар устроился на выступе стены. Сложил крылья. Все повторилось. Еще один смертный пытался выведать его тайны, пытался обмануть его и проникнуть туда, куда могут попасть лишь бессмертные. Еще один смертный не сдержал обещания. Почему? Сейчас это было неважно. Офертоон Сангвинаар прикрыл глаза. Прислушался к голосам пустыни. Ветер принес ему новые истории и торопился рассказать. Офертоон Сангвинаар задремал. Он видел разные сны. Его сознание скользило по их поверхности не оставляя следов. Демон ждал. Он знал, что скоро история завершится. Эта история. И начнется другая, возможно, в каком-то из новых миров.
  
   Глава 23, в которой магистр встречается с Мануэлой
  
   После разговора со Страатом магистр покинул Город Призраков. Он торопился. Похоже, что демон опять перехитрил его. Как когда-то, когда представился ему монахом-отшельником. Все чаще Рейнгольд вспоминал, как впервые увидел его. Невзрачный мужчина лет сорока. Среднего роста, не худой и не толстый, черты лица были обычными, и если бы не яркие, горящие глаза, то вы никогда бы не запомнили это лицо. Не помнил его и Рейнгольд. Но помнил силу, которая скрывалась за скромным образом отшельника.
   Черный Предел отделял Пустыню Миражей от Области Тьмы. Сумерки. Пустые земли. Ни людей, ни зверей. И вдруг он заметил небольшой домик. Почему-то это не удивило Рейнгольда. Он поспешил к дому. Постучал, а дверь бесшумно открылась.
   - Входи, - раздался голос хозяина, которого пока Рейнгольд не видел.
   - Добрый вечер, я странствую в поисках мудрости.
   - Входи, хранитель, входи, - произнес хозяин, выходя навстречу гостю.
   - Но, откуда...
   - Откуда мне известно, что ты хранитель? Только хранители заходят так далеко в поисках мудрости, - улыбнулся хозяин. В его улыбке было что-то угрожающее, но и манящее одновременно. - Давно у меня не было гостей. Жизнь монаха-отшельника порой скучна. И я рад тебе, гость. Ты можешь оставаться так долго, как только захочешь.
   И Рейнгольд остался. Он провел в доме гостеприимного Санга несколько недель. Санг много рассказал тогда молодому хранителю, не требуя ничего взамен. Просто делился тем, что знал. И вот в последний вечере, перед тем, как Рейнгольд собрался покинуть дом Санга, они долго говорили о Балансе. И в конце разговора Санг предложил Рейнгольду сделку. Нет, тогда он так это не называл. Он просто попросил, обещая, что научит Рейнгольда магии Черного Предела, если тот когда-нибудь вернется. И вернется не один, а с человеком, обладающим способностью путешествовать по сновидениям.
   И вот теперь, когда Рейнгольд знал, что встретился за Черным Пределом с демоном, он пытался понять, для чего демону человек, умеющий бродить по сновидениям.
   Рейнгольд не заметил, как подошел к гостинице Мануэлы. Он остановился около двери.
   Как она встретит его?
   Он открыл дверь и вошел. В холле никого не было. С кухни доносились приглушенные голоса и аромат кофе. Он пошел по коридору к кухне и.ю уже подходя, услышал обрывок разговора. Он остановился.
   - Так должно было случится. Так говорится в древнем пророчестве.
   - Но я все равно не понимаю, Бихейм. Не понимаю! Почему именно так? Зачем?
   - Кто знает, дорогая, кто знает. Если бы мы все могли предвидеть, все бы было иначе.
   - Хватит говорить, как хранитель! Мне надоели все эти "потому что так угодно Балансу!" и "каждый следует своей судьбе!" Хватит! Пора уже рассказать правду!
   - Правду? - засмеялся Бихейм. - Хорошо. Правда в том, что когда-то ты влюбилась не в того мужчину. И не потому, что он хранитель, нет. Потому что он - трус. Он им всегда был, даже тогда, когда отправился за Черный Предел. И только потому что он трус, демон одурачил его. И я не сомневаюсь, что потребовал от него выполнения определенных условий за право владеть Таро Немезиды. И когда-нибудь он оступится. И тогда он столкнется с теми, о ком даже в Ордене говорят шопотом, и никогда не называют их имен. И вот что я тебе еще скажу, раз ты хочешь услышать правду, прекрати жить прошлым! Даже если он придет сюда, то не потому, что решил вернуться к тебе. Нет. Потому что или он вернется в Орден с Таро Немезиды, или его лишат звания магистра и вышлют из Авенарада. А Карел - лишь пешка в его игре. Он использует его и разменяет как ненужную фигуру. Тебе ли этого не знать? И правда еще в том, что ты могла бы уйти в Авенарад, но почему-то осталась здесь.
   Рейнгольд не двигался. Он не знал, что делать - войти в кухню или потихоньку уйти.
   - И знаешь еще что? С меня тоже хватит! Я годами помогал тебе и оберегал от всего, от чего только мог. Но видимо это не то, что тебе нужно. Я не позволил тебе быть самостоятельной. Я не заметил, что моя ученица переросла своего учителя. Я ухожу. И слышать ничего не хочу больше об этом ничтожестве. Прощай.
   Звук отодвигаемого стула. Шаги. Мимо Рейнгольда, даже не взглянув в его сторону, прошел Бихейм.
   - Бихейм! Подожди! - крикнула Мануэла, но он ее уже не слышал.
   Она выбежала в коридор и заметила Рейнгольда. Он увидел промелькнувший в ее глазах ужас, сменившийся ледяным безразличием.
   - Приветствую тебя, магистр Рейнгольд. Давно ты не появлялся в наших краях.
   Она произнесла это так, будто они только вчера расстались. И все было как всегда.
   - Добрый день, Мануэла. Да, давно.
   - Проходи, как раз есть кофе.
   - Не откажусь.
   Он прошел следом за ней на кухню. Здесь все было как раньше. Уютно и спокойно. Он сел к столу, Мануэла поставила перед ним чашку с кофе и придвинула тарелку со сладостями.
   - Спасибо.
   - Зачем ты пришел?
   - Ты ведь знаешь, почему спрашиваешь?
   - Я знаю только то, что мне сказал Бихейм. А я хочу услышать, что скажешь ты.
   - Мануэла, я очень прошу тебя, отправиться со мной в Авенарад.
   - Ты прекрасно знаешь, магистр, что это невозможно.
   - Почему нет? Только скажи почему, и все изменится!
   - Ты прекрасно знаешь почему. Орден хранителей не для меня. Я никогда не смогу принять ваши правила и никогда не смогу убить свои чувства. Я видела, во что превратился Карел. Я не знала его раньше, но я чувствовала, что Орден сломал его.
   - Служение Балансу не требует такой жертвы. Никто не заставляет нас убивать свои чувства. Просто мы умеем жить иной жизнью. Наша жизнь наполнена смыслом. Если бы ты пришла в Орден, то многое бы в твоей жизни изменилось.
   - Что? Ты бы научился любить? Или же я разучилась бы?
   Рейнгольд молчал. Мануэла смотрела на него.
   - Ответь, инквизитор. Что бы изменилось?
   Он подошел к ней близко. Так близко, что слышал биение ее сердца. Она не отстранилась. Она ждала, что он обнимет ее, скажет какие-то важные слова. Но он просто стоял рядом и молчал
   - Трус! Бихейм прав. Уходи! - не выдержала Мануэла. - Ты не способен любить, ты можешь только манипулировать. Я верила тебе когда-то, но теперь понимаю, насколько это было глупо. И я ждала, что ты когда-нибудь вернешься. И ты вернулся. Но не ко мне. Нет. Я тебе не нужна.
   Повисла неловкая пауза.
   Рейнгольд посмотрел на Мануэлу. Она злилась, она ненавидела его.
   - Я устал и запутался. Помоги мне!
   Мануэла усмехнулась.
   - Нет. Я ничем не могу тебе помочь, магистр. Когда-то ты сказал, что не можешь остаться, потому что ты - хранитель. Ты звал меня в Авенарад, убеждал, требовал, говорил, что наша встреча предрешена Балансом, что ты увидел знаки Судьбы. Но когда я сказала, что ваш Орден это лишь сборище лицемеров и лжецов, что вы стремитесь к тому, чтобы убить в себе все человеческое, что вы просто прячетесь от жизни и боитесь ответственности, ты показал свое истинное лицо. Тебе не нужна была я, тебе нужна была моя сила. Ты не просто ушел, ты сбежал. Ты сказал, что я тяну тебя за собой на путь отступничества. Но ты не можешь стать отступником! Но знаешь что? Ты никогда не был настоящим хранителем. Ты лишь манипулировал и стремился к власти. Бихейм прав. И всегда был прав, а я была слишком глупа и не слушала его. Но теперь поздно об этом говорить. Прошлое не вернуть. Историю не переписать. Судьбу не изменить.
   - Нет, послушай! Мануэла, прошу послушай меня!
   Она вздохнула и посмотрела ему прямо в глаза.
   - Если я обрету Таро Немезиды, то мы все можем изменить! Помоги мне! Пожалуйста. Вот увидишь, все будет по другому!
   - Ключ от твоей комнаты в ящике стола, - сказала Мануэла и вышла из кухни.
   Рейнгольд остался один.
  
   Глава 24, рассказывающая о том, что решили Страат, Ицений и Лилиана
  
   - Страат, послушай, дело не в Таро Немезиды. Я понял!
   - А в чем? В чем, если не в этой проклятой колоде? Ицений, неужели ты до сих пор не понимаешь, что на самом деле происходит?
   Ицений не торопился отвечать. Они стояли в тайной комнате библиотеки, где хранились летописи Города Призраков. Последние несколько дней Ицений, Страат и Лилиана искали в старинных книгах ответы на вопросы. Но ответов не было, а вопросов становилось все больше и больше.
   - Я не понимаю. И если ты знаешь, что происходит, то объясни мне, Страат Санрит хранитель из Авенарада.
   Лилиана посмотрела на Ицения. Потом на Страата. Страат уставился на Ицения. Впервые за долгие годы Ицений обратился к нему как подобало обращаться к хранителю. Что он хотел сказать эти? Неужели он злился? Или что-то в этом роде? Страат не понимал. "Наверное, я начинаю стареть, если чего-то не понимаю в поведении моего друга", - подумал он.
   - К чему так официально, мой друг?
   - Мы третий день сидим здесь над книгами, и вопросов только больше, а ты говоришь загадками, как и все эти лицемерные тупицы из Ордена! Неужели нельзя просто сказать? Просто! Обычными словами, без тайн и намеков! Возможно у нас вообще нет времени на все эти загадки. Ты не подумал об этом? Мы здесь не для того, чтобы ходить вокруг да около, мы здесь, чтобы предотвратить неизбежное.
   Лилиана передернула плечами и уткнулась в книгу. "Предотвратить неизбежное! - подумала она, - что они все, сговорились что ли? Наверное, они просто устали. А ведь самый очевидный вариант - всем отправится сначала к Нирену, а потом уже вчетвером войти в Лабиринт сновидений и встретиться с демоном". Но она пока не вмешивалась. Ждала.
   - Прости. Я, наверное, устал. Прости. Смотри, вот здесь, в летописи: "Четыре хранителя при помощи темной силы создали Таро Немезиды, позволяющее изменить Судьбу. Только колода, созданная за Черным Пределом не подвластна никому живущему в Пустыне Миражей". Видишь! Мы всегда это пропускали. Колода бессмысленна в этом мире. Что-то изменить с ее помощью можно только за Черным Пределом. А теперь подумай, если это так, то зачем колода Рейнгольду? Правильно. Она не нужна ему. И он отправил Карела на ее поиски с другой целью.
   - Вот видишь! Об этом я тебе и говорю, Страат. Не в колоде дело, не в ней! Дело в демоне. И даже не в нем. Нет.
   - А в чем тогда, Ицений?
   - Это я и начал тебе объяснять. Смотри, что написано в другом месте: "Магистр Ордена совершил путешествие хранителя и побывал за Черным Пределом. Там же он обрел колоду Таро Немезиды и принес ее, будучи простым хранителем, в Орден. Он рассказал, что встретился за Черным Пределом с монахом-отшельником, познавшим истинное служение Балансу". Вот! Только ты и сам знаешь, кто был этим монахом-отшельником. Это наш демон, Офертоон Сангвинаар. И я не сомневаюсь, что он заключил с Рейнгольдом сделку. Только вот демон знает об этом, а магистр, похоже, до конца и не понял, что произошло.
   - И что теперь?
   - А теперь мы отправляемся в Наруд. Я уже отправил письмо Бихейму, чтобы он тоже поторопился.
   - Он придет один или с Мануэлой? - спросил Страат.
   - Не думаю, что она пойдет с ним. Особенно, если они с Рейнгольдом встретятся. Я в этом уверен. У них свои счеты. И на какое-то время Рейнгольд задержится в Эльфере.
   - Да, и пообещает Мануэле, что все можно изменить при помощи Таро Немезиды, - вмешалась Лилиана.
   - Откуда ты знаешь?
   Лилиана улыбнулась, но промолчала.
   - Хорошо, - сказал Страат, - мы отправляемся в Наруд завтра. Думаю, что Нирен нас ждет. А возможно, Бихейм уже там.
   - Стойте, а что дальше? - спросила Лилиана. - Мы все соберемся в Наруде. Что дальше?
   - Мы отправимся к Лабиринту сновидений, а ты останешься в Наруде или вернешься домой.
   - Но, тогда зачем мне идти туда с вами?
   Ицений и Страат переглянулись. Ицений кивнул. И Страат объяснил:
   - Возможно, что это будет наше последнее путешествие. Поэтому ты завершишь обучение Анханы, которую сейчас обучает Нирен.
   - Это та сновидящая, о которой говорил когда-то Бихейм?
   - Да, - кивнул Ицений. - Так редко появляются люди, наделенные этим даром. Когда-то я тоже встретил одного такого.
   - Карел? - удивилась Лилиана.
   - Да, он обладает уникальной способностью узнавать сущность вещей и людей только прикоснувшись к ним. И более того, он может путешествовать по миру сновидений, создавать их и проникать за границы миров, - объяснил Ицений. И тут он догадался, какую сделку заключил демон с магистром. Но Ицений решил пока ничего не говорить. "Будет время сказать об этом, и лучше, если я скажу это, когда мы все будем в сборе, да и вдруг я ошибаюсь? Лучше потом все расскажу", - подумал Ицений.
   - Что ж, сейчас это не так важно, - сказал Ицений. - Давайте собираться в путь. Завтра как можно раньше мы покинем город.
   Они разошлись, чтобы собраться в дорогу.
   Когда вещи были собраны, Ицений, лежа в постели, долго не мог уснуть. Он вспоминал, как они создавали Таро Немезиды, как потом они узнали, кто помогал им и какова цена. И теперь, чем больше он обдумывал их путешествие, тем больше он был уверен, что оно будет последним.
  
   Глава 25, в которой магистр отправляется в Сумеречный город, чтобы получить колоду
  
   После разговора с Мануэлой Рейнгольд решил на следующий же день отправиться в Сумеречный город. Он думал, что именно там он найдет Таро Немезиды. Письмо, написанное Офертооном, пришло из Сумеречного города. Скорее всего, Офертоон Сангвинаар до сих пор был в Сумеречном городе. В том, что Таро Немезиды у него Рейнгольд уже не сомневался. Все прояснилось. Когда-то он думал, что Таро Немезиды досталось ему от монаха-отшельника, постигшего Баланс. Но монах оказался не человеком, а демоном, коварным и хитрым. Они заключили сделку, правда, это магистр понял слишком поздно. Но теперь это было неважно. Рейнгольду нужна была эта колода. Он решил, что с ее помощью он все изменит. И все будет иначе. Так, как ему хотелось, так как когда-то мечтал.
   Ранним утром, не прощаясь с Мануэлой, Рейнгольд покинул Эльфер. Он спешил. Магистр чувствовал, что время на исходе . Если он не поторопится, то произойдет нечто такое, что уже никогда нельзя будет изменить, и будет неважно в чьих руках окажется Таро Немезиды.
   Чем дальше уходил он от Эльфера, тем меньше он сомневался в правильности своих действий. Впереди его ждал непростой путь к Сумеречному городу, Таро Немезиды и новая судьба.
   Мануэла не спала всю ночь. Она попыталась заснуть, но сон не шел. Она расстроилась после разговора с Бихеймом и неожиданной встречи с Рейнгольдом. Еще недавно ей казалось, что в ее мире все хорошо, все гармонично, и так будет всегда. Но судьба любит пошутить. И чувство юмора у нее своеобразное.
   Мануэла слышала, как Рейнгольд покинул гостиницу. Сначала она хотела спуститься вниз, чтобы проводить его, но решила, не вмешиваться. Сейчас она все равно ничего не могла изменить.
   Она старалась думать о чем-то другом, но мысли продолжали крутиться вокруг вчерашнего разговора с Бихеймом. И то, что вчера казалось невозможным, сегодня было реальным. Она и сама знала, что Рейнгольд слаб и никогда не достигнет состояния равновесия. Он был таким всегда, таким и останется. Но он любила его, или ей казалось, что любила? Когда он сказал: "Я вернусь с Таро Немезиды, и все будет иначе", она поверила ему, потому что хотела верить. Наконец Мануэла спустила в кухню, чтобы сварить кофе.
   Она услышала, как открылась входная дверь. И вот на пороге кухни стоял Бихейм. В руках он держал письмо. Мануэла молчала, она ждала, что скажет Бихейм.
   - Я пришел проститься, - сказал Бихейм. - Я ухожу. Возможно, что это будет мое последнее путешествие.
   - Но если ты когда-нибудь вернешься, то я буду рада видеть тебя.
   Мануэла все еще злилась на Бихейма за вчерашний разговор, но не хотела об этом говорить. "Возможно, - подумала она, - он и сам догадался, а если нет, то какая разница?"
   - Я вчера высказался резко, но мое мнение не изменилось. Я должен был все это сказать. Прости. И прощай.
   - От кого письмо? - она вдруг захотела, чтобы он никогда не уходил, остался с ней в Эльфере.
   - От Страата. Он и Ицений будут ждать меня и Нирена в Сумеречном городе, чтобы отправится в Лабиринт сновидений.
   Бихейм усмехнулся.
   - Не думал, что все закончится именно так.
   - Что-то закончится, что-то начнется, даже если тебе кажется, что это не так.
   Она помолчала и добавила:
   - Рейнгольд отправился за Таро Немезиды. Возможно, это и правда, что-то изменит.
   И помолчав еще, добавила:
   - Мне жаль, что ты уходишь с тяжелым сердцем.
   - Мне тоже. Но подумай, стоит ли он того, чтобы его ждать?
   Мануэла пожала плечами.
   - Мне хочется в это верить, Бихейм. Каждому из нас порой нужно во что-то верить.
   - Что ж, прощай, Мануэла.
   - Удачи тебе, Бихейм.
   Она подошла к нему и обняла.
   - Я благодарна тебе за все то, чему ты меня научил. Спасибо тебе, учитель.
   Бихейм улыбнулся, но ничего не сказал. Он освободился из ее объятий и вышел из кухни.
   Мануэла слышала, как за ним закрылась дверь. Она осталась одна со своими мыслями. Противный голосок сомнений звучал все громче. Она старалась не слушать его, но он все повторял и повторял слова Бихейма. Настойчивый голос убеждал ее, что никто и никогда не сможет изменить судьбу. Что лучше следовать ей, чем идти наперекор. Но она не хотела сдаваться. Она не привыкла к этому.
  
   Глава 26, которая рассказывает о встрече четырех хранителей
  
   Нирен мерил гостиную шагами. Время было на исходе. Он ждал. Тем темнее становилась ночь за окном, тем больше он нервничал. И удивлялся этому. Неприятный холодок страха не отпускал его уже несколько дней. Когда Винсент ушел и больше не вернулся, Нирен понял, что события уже не остановить. Скоро все закончится. Когда-то они создали удивительную колоду, думая, что смогут что-то изменить. Но никому из смертных не под силу изменить судьбу.
   В гостиную вошла Анхана. Нирен остановился и посмотрел на нее.
   - Ты тоже уйдешь?
   - Да. Скоро должны прибыть Ицений, Страат и Бихейм. Все вместе мы отправимся в Лабиринт сновидений, туда, где все началось.
   - Что именно началось? Расскажи мне.
   - Бихейи ничего тебе не рассказал о Таро Немезиды?
   - Только лишь, что известно всем. С помощью этой колоды можно изменить судьбу.
   Нирен сел в кресло и жестом указал Анхане на другое.
   - Это долгая история, присядь.
   Анхана села в кресло. Нирен помолчал. На его лбу пульсировала жилка, а упрямая складка на переносице казалось застыла в напряжении. Нирен вздохнул.
   - Что ж, кому-то следует знать всю правду. Ведь кто знает, может быть, так и должно было быть с самого начала.
   - Почему?
   - Помнишь, ты спрашивала меня о судьбе? Так вот, ее нельзя изменить.
   Анхана промолчала.
   - У каждого из нас свой путь. И каждый должен сделать свой выбор. Каждый день мы выбираем между Равновесием и Хаосом, каждую минуту мы решаем каким путем идти, что умножать в этом мире - добро или зло. Мой путь был и всегда будет - путь хранителя.
   - Хранителя?
   - Да, нас было четверо. Мы были молоды и беспечны. Да, да. беспечны. Мы отправились на поиски мудрости, как и требовал обычай Ордена. Наши поиски привели нас в Лабиринт сновидений. Там мы повстречались с Офертооном Сангвинааром.
   Нирен усмехнулся. Это сейчас я знаю его имя, но тогда пред нами стоял монах-отшельник. Я помню, как мы стояли перед Лабиринтом сновидений. О нем ходили самые разные легенды, реальные истории обрастали слухами и превращались в фантастические истории. И вот из Лабиринта к нам вышел вышел человек. Он был среднего роста, не худой и не толстый, черты лица были обычными, но его глаза я не збуду никогда. В них горел огонь. На вид ему было лет тридцать, а может быть и сорок, но могло быть так же и пятьдесят. Казалось, что у него вообще нет возраста. И вот он заговорил. Его голос проникл в самле сердце, не отпускал и звал за собой. Он сказал, что он хранитель Лабиринта, и его обычно называют Санг. Думаю, он прекрасно знал, кто перед ним, но он играл с нами. Спросил кто мы и откуда, что ищем. И Страат рассказал ему, что мы ищем знание и мудрость. Он позвал нас за собой. Я помню, как мы шли по Лабиринту сновидений, не думая, не осознавая себя. Минуты превратились в часы. А он все говорил, говорил, говорил. Помню, что мы сидели на полу в самом центре Лабиринта, а он продолжал рассказывать нам удивительные вещи.
   Нирен замолчал. Он смотрел куда-то вдаль, погруженный в воспоминания.
   - И что потом? Что было потом?
   - Он рассказал, что владеет древним секретом, который хочет передать нам. И он не просил ничего взамен, только разрешение бродить по всей Пустыне Миражей беспрепятственно. Мы пробыли в Лабиринте сновидений несколько дней, и создали удивительную колоду карт. Как говорил Санг, с ее помощью можно изменить судьбу. Мы назвали ее Таро Немезиды.
   - Но как же! Ведь вы - хранители! А изменение судьбы - это нарушение Баланса! Как вы вообще могли на это согласиться.
   Нирен рассмеялся.
   - Ты просто еще не сталкивалась с Орфетооном. Ему ничего не стоило нас одурачить и убедить, что наше действие не нарушает Баланс. Тем более, что колода должна была храниться в Лабиринте сновидений. И только в нем можно было ее использовать для изменения судьбы.
   - Но что теперь? Почему вы хотите пойти в Лабиринт?
   - Мы должны завершить все это.
   - Вы хотите уничтожить колоду?
   - Думаю, что ...
   Стук в дверь не дал ему договорить.
   - Наверное, это наши гости.
   Нирен пошел открывать дверь. И через несколько минут вернулся со Страатом и Ицением.
   - Это Анхана, ученица Винсента, - сказал Нирен, - а это мои друзья Ицений и Страат.
   - Бихейм еще в пути? - спросил Страат.
   - Как видишь, но думаю, скоро и он появится. Располагайтесь.
   Гости расселись. И Ицений спросил:
   - А Винсент?
   - Он ушел.
   Ицений посмотрел на Нирена, перевел взгляд на Страат и мельком взглянул на Анхану.
   - Он уже не вернется, - вдруг скзала Анхана, - никогда.
   - Почему? - спросили Страат и Нирен.
   - Сон. Я видела сегодня сон.
   - Она сновидящая, - пояснил Нирен.
   - Что было в твоем сне, - спросил Страат.
   Анхана посмотрела на Нирена.
   - Страат лучший сновидящий в Пустыне Миражей. И он учитель Винсента. Расскажи нам свой сон.
   - Я видела Винсента в Лабиринте сновидений. Он был с кем-то. Я не поняла с кем. Это был, - Анхана замолчала и посмотрела на Нирена.
   - Это был Офертоон Сангвинаар. Ты видела его.
   Анхана кивнула.
   - Я видела, как Винсент вошел в Лабиринт. И потом появился этот человек. И тот, тот человек сказал ему, что ждал. Он сказал, что ждал нас обоих. И Винсент, он сказал, он, он сказал, что ...
   - Что сказал? - не выдержал Страат.
   Ахана нахмурилась, словно от резкой головой боли. Она сцепила руки, так, что побелели костяшки пальцев. Она напряглась и подалась вперед.
   - Что он выполнил свое обещание. И в этот момент вспышка. Я видела вспышку. Яркий свет. Боль. И все. Темнота. Но я поняла, что Винсент мертв.
   В комнате воцарилась тишина. За окном шумел ветер, поющий песни пустыни.
  
   Глава 27, в которой все изменяется снова
  
   Карел пробыл в Сумеречном городе несколько дней. Ему понравился Кенх. Несколько вечеров они провели в неспешных беседах. О чем они только не говорили, но Карел чувствовал, время уходит. Пора было отправляться в Лабиринт сновидений.
   Утро было серым. Карел проснулся с чувством неясного беспокойства. Ему снился странный сон. Он видел Лабиринт сновидений, сумеречную стаю и странного человека с глазами, на дне которых вспыхивали красные искры. Он стоял в центре Лабиринта и манил Карела. И Карел чувствовал силу этого зова, которому невозомжно было сопротивляться.
   Он уже вышел из дома Кенха, когда тот бесшумно появился на пороге. Карел почувствовал взгляд Кенха и обернулся.
   - Удачи тебе, хранитель. Помни, что я говорил тебе.
   - Спасибо тебе, Кенх. Я помню.
   Карел торопился. Песочные часы времени были почти пусты. Последние песчинки готовы были вот-вот сорваться в бездонную пропасть вечности.
   Бихейм появился рано утром. Он застал Ицения, Нирена, Страата и Анхану на кухне. Они молча пили кофе. Войдя, Бихейм ощутил волну страха и напряжения.
   - У нас слишком мало времени, - сказал Нирен вместо приветствия.
   - Тогда не будем терять его, отправимся в путь.
   И через час четверо хранителей и сновидящая уже спешили к Лабиринту сновидений.
   Сумеречная дымка скрывала очертания Лабиринта сновидений. Офертоон ждал. Он чувствовал, как невидимая ткань матрицы событий уплотняется, обретая законченную форму. Он прислушался. Ветер пел песни пустыни. "Я чувствую, что они рядом, - думал Офертоон, - все будет так, как должно быть. Глупцы. Они думали перехитрить меня. Неужели они так ничего и не поняли? Похоже, что нет".
   Он стоял в центре Лабиринта. На нем были темные одежды. "Что ж, можно приступать", - подумал Офертоон Сангвинаар. Он начал произносить слова, которые помнил всю свою жизнь.
   - Единственный путь, которым я следую, путь Баланса. Никогда я не позволю страху, любви или ненависти завладеть моим сердцем. Я всегда буду следовать этим путем, путем Баланса. Где бы я ни был, куда бы не стремлся, куда бы не вела меня судьба, я всегда буду слышать голос Баланса, чтобы сохранить хрупкое Равновесие между силами, чтобы оградить Равновесие между мирами. Нет Зла и Добра, есть лишь нарушение Баланса проявления Единой силы. И то, что люди привыкли называть добром, и то, что они называют злом, одинаково нарушают Равновесие. Только следование срединным путем Баланса достойно истинного хранителя. Хранитель Баланса должен постоянно следить за равновесием сил. Если необходимо, то он, не задумываясь, должен совершить действие, которое восстановит Баланс. Истинный хранитель вправе преследовать и карать тех, кто нарушил Равновесие. Хранителю чужда субъективность и какие-либо личные привязанности. Им не движет любовь или ненависть. Он нейтрален. И безупречен. Он всегда готов к самопожертвованию во имя Баланса. Единственный путь, которым я следую, путь Баланса. Никогда я не позволю страху, любви или ненависти завладеть моим сердцем. Я всегда буду следовать этим путем, путем Баланса.
   Офертоон Сангвинаар закрыл глаза. Тьма молчала. Он чувствовал, что все в сборе.
   Сумеречные псы стояли на страже. Они почувствовали приближение людей. И готовы были охранять Лабиринт даже ценой своей жизни. Вожак стаи встал перед входом. Серая шерсть на загривке встала дыбом. Он втгивал ноздрями воздух, и его тело напряглось. Он готов был броситься на любого, кто посмеет войти в Лабиринт.
   Они приближались с разных сторон. Четверо хранителей, сновидящая, магистр и его ученик. Сумеречная дымка начала рассеиваться и они оказались перед входом. Напряжение достигло предела. Стены Лабиринта мерцали неровным голубым светом. Сотни невидимых струн пронизывали воздух напряжением. Казалось, что они вот-вот лопнут. Сила. Древняя и опасная, таившаяся в самом сердце Лабиринта готова была поглотить пришедших.
   Офертоон Сангвинаар чувствовал их присуствие. Знал, что они стоят перед входом в Лабиринт сновидений. Он слышал мысли Карела, полные сомнений, уловил чувство обреченности, захватившее Ицения и Бихейма, ощущал горечь, наполнившую разум Страата и чувство неотвратимости судьбы, завладевшее Ниреном. Офертоон Сангвинаар чувствовал досаду и раздражение, переполнявшие Рейнгольда, но он не слышал мыслей Анханы, не улавливал ее эмоций. "Что ж, - подумал Офертоон Сангвинаар, - все так и должно быть". Он направился к выходу из Лабиринта.
   Сгушавшаяся дымка сумерек рассеялась и стоявшие перед Лабиринтом увидели человека, вышедшего из Лабиринта сновидений. Он был в черных одеждах и темном плаще, вышедшего из Лабиринта. Холодные глаза с красными искрами на дне и ощущение безграничной силы.
   - Мне нужны только эти двое, - человек указал на Карела и Анхану.
   - Ты не посмеешь! - крикнул Нирен и вышел вперед, заслоняя Анхану.
   Человек рассмеялся.
   - Нирен, Нирен, кто бы сомневался! Но, увы, они нужны мне. А вы - нет.
   - Ты слишком много берешь на себя, демон.
   - Демон? Я всего лишь хранитель Лабиринта, Страат. Уж тебе ли этого не знать? Я думал, что уж ты-то точно все понял. Но, похоже, я ошибся.
   - Это неважно, ты не получишь их! - выкрикнул Ицений и с кончиков его пальцев сорвался огненный шар.
   Стены Лабиринта вспыхнули ярким голубым светом, наполняя пространство силой.
   Огненный шар рассыпался, ударившись в невидимую стену, отделявшую пришедших от Лабиринта сновидений. Офертоон пожал плечами и хмыкнул. Он посмотрел на Рейнгольда.
   - А ты? Зачем ты здесь? Ты мне больше не нужен. Ты выполнил то, что должен. Ты зря пришел. Впрочем, мне все равно. Можешь посмотреть, какая сила скрывается в Таро Немезиды.
   С этими словами Офертоон Сангвинаар вынул из кармана плаща колоду карт.
   - Ты хотел их получить? Но в твоих руках они не более, чем колода карт. Впрочем, как и в руках этих четверых, которые ее создали. Каждый из вас желал изменить судьбу. Но удел смертных смириться с судьбой. Мне жаль. Но это так.
   Ицений, Страат, Бихейм и Нирен начали произносить заклинание, способное связать самого сильного демона. Рейнгольд чувствовал, как сила заклинания ломает пространство. Он видел капельки пота, выступившие на их лбах от напряжения, чувтвовал, что они на пределе своих сил. Яркая вспышка озарила пространство. Четверо хранителей упали на землю, отброшенные силой заклинания, защишавшего Лабиринт сновидений. Карел бросился вперед. Рейнгольд не успел его остановить. Офертоон Сангвинаар позволил молодому хранителю приблизиться и резким ударом в грудь отбросил его к лежавшим на земле хранителям.
   - Мне становится скучно, - произнес Офертоон, - пожалуй, начнем.Он указал сумеречным псах на лежаших в пыли, стражи Лабиринта окружили их плотных кольцом, не позволяя совершить ни одного движения.
   - Я никогда не желал никому из вас зла, - произнес Офертоон, - я лишь дал каждому то, о чем он просил. Но вы не смогли использовать дар. Вы растратили его. А ведь все могло быть иначе. Ведь так, Рейнгольд? Ты жаждал заполучить колоду, но ты слишком слаб, чтобы ей владеть. Твое место в Леменском оазисе, среди черных магов, дни которых сочтены. Ты думал, что это никому не известно? Ошибаешься, это был лишь вопрос времени. Ты сделал свой выбор, когда связался с ними. С этого дня тебе не будет покоя, ведь ты не отступник, нет. Ты - предатель. Ты предал Орден, предал Баланс, и готов был отправить на верную смерть своего лучшего ученика. Но я восстановлю Равновесие.
   С этими словами Офертоон вынул из колоды одну карту и показал ее Рейнгольду.
   - Видишь? Башня. Ты ведь знаешь, что это означает? Уверен, что знаешь. Гончие псы Ордена уже взяли твой след, так что тебе лучше поторопиться, и направится прямяком в Леменский оазис, к тем, кто обещаел тебе все, но единственное, что они дали тебе - это боль и горчь одиночества. Большего ты не заслуживаешь. Ты слишком слаб, чтобы быть хранителем. И слишком труслив, чтобы тебя любили. Мне жаль, что Мануэла тебя не дождется. Но ты все равно не любил ее, и я не хочу, чтобы она страдала. А эта карта, - Офертоон достал следующий аркан и показал его хранителям, - ваша судьба. Равновесие. Вы вернетесь к служению Балансу. Каждый из вас отправится в свой город и до конца своих дней будет хранить Равновесие. Вы всегда были истинными хранителями, пусть вас и посчитали отступниками. Но все изменится, и вы вновь обреете мир и покой в служении.
   Офертоон приблизился к Карелу, склонился над ним и прошептал:
   - Влюбленные, вот твой аркан из Таро Немезиды. Тебя ждут непростые испытания и сложный выбор. Но впереди у тебя долгая жизнь, и ты пройдешь по ней, следуя путем Баланса. Ты станешь новым магистром Ордена. Ты оказался здесь, потому что вначале я хотел использовать силу двух сновидящих, чтобы отправиться за пределы Сумеречного мира. Впрочем, я могу обойтись и без вашей помощи. А что касается тебя, Анхана, то ты единственная, кому я оставляю право выбора своей судьбы. Мой дар для тебя - бессмертие, ведь только бессмертый может использовать Таро Немезиды.
   Офертоон Сангвинаар подошел к Анхане и протянул ей колоду. Она острожно взяла ее.
  
  
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  И.Смирнова "Проклятие мёртвого короля" (Приключенческое фэнтези) | | И.Зимина "Айтлин. Лабиринты судьбы" (Молодежная мистика) | | Д.Коуст "Золушка в поисках доминанта. Остаться собой" (Романтическая проза) | | А.Оболенская "С Новым годом, вы уволены!" (Современный любовный роман) | | В.Мельникова "Избранная Иштар" (Любовное фэнтези) | | Е.Ночь "Умница для авантюриста" (Приключенческое фэнтези) | | О.Обская "Невеста на неделю, или Моя навеки" (Попаданцы в другие миры) | | О.Алексеева "Принеси-ка мне удачу" (Современный любовный роман) | | Т.Тур "Женить принца" (Любовное фэнтези) | | V.Aka "Девочка. Вторая Книга" (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"