Аникина Елена: другие произведения.

Наследники

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это произошло в те далекие времена, когда на земле жили добрые и злые волшебники, лунными ночами в зеленых чащобах танцевали дивные эльфы, в глубоких пещерах стучали молоточками трудолюбивые гномы, а на людские селения порой налетали ужасные драконы. Это история о том, чем могут обернуться совершенные однажды ошибки и как трудно порою бывает их исправить. Но...если очень постараться, то всё возможно!


НАСЛЕДНИКИ

ЧАСТЬ 1

   Это произошло в те далекие времена, когда на земле жили добрые и злые волшебники, лунными ночами в зеленых чащобах танцевали дивные эльфы, в глубоких пещерах стучали молоточками трудолюбивые гномы, а на людские селения порой налетали ужасные драконы.
  

* * *

  
   Жил на свете князь Владо-Аррэй - молодой и горячий. Любимыми его развлечениями были охота и танцы. Каждую неделю в замке Владо гремели балы и маскарады. Князь считался завидным женихом, и все окрестные мамаши старались сосватать своих дочек за молодого властителя. Но куда там! Владо лишь смеялся, да кружил в танце то одну, то другую хорошенькую барышню, ни одной не отдавая предпочтения.
  
   Как-то раз по осени Владо-Аррэй вместе с тремя веселыми друзьями отправился в дальний Восточный предел своего княжества. Нелегко было карабкаться по крутым горным тропкам, и княжеский конь захромал.
   - Не беда, - сказал один из ординарцев Владо, - я знаю эти места. У подножия горы стоит маленькая деревушка. Там живет отличный кузнец, хромой старик Маркел.
   - Так идем туда, - воскликнул князь, спешившись. Он очень любил своего коня Белогрива - последний подарок недавно погибшего отца.
   Товарищи, последовали его примеру. Довольно скоро все трое оказались у околицы. В деревне им мигом указали крохотную избушку - немудреное жилище кузнеца, а рядом была и кузня.
   Владо стукнул в оконце:
   - Эй, хозяева! Есть кто-нибудь дома?
   Заскрипела тяжелая дверь, и на пороге возникла девушка.
   Князь глянул на нее и охнул. Никогда он такой красоты не видывал: высокая, стройная, словно березка, льняные косы ниже пояса, а глаза... Взглянула и навеки обожгла сердце Владо. Он будто окунулся в бездонные озера.
   - Что случилось? Вам нужна помощь? - зазвенел ее голос.
   - Конь мой захромал, видно потерял подкову, - едва вымолвил князь.
   - Это не беда. Мой отец подкует твоего коня.
   - Кто ты, девица?
   Она рассмеялась в ответ:
   - Я дочь кузнеца, Милена. Проходи в дом. Я сейчас кликну отца.
   И упорхнула.
  
   Охота уж князю не в радость.
   - Не позволишь ли мне погостить в твоем доме дня три? - спросил он старого Маркела.
   Тот, как отказать господину, согласился.
   Князь отослал своих ординарцев, и все дни проводил с Миленой. А когда пришла пора уезжать, сказал:
   - Милена, я жить без тебя не могу. Будь моей женой и хозяйкой в моем доме.
   Но девушка в ответ лишь покачала головой:
   - Какой ты быстрый, Владо. Поезжай сейчас в свой замок, и, если не забудешь меня, через год я буду ждать тебя на этом месте.
   Загрустил князь, но, делать нечего, подчинился и отправился домой.
  
   Целый год Владо-Аррэй жил в своем замке, не устраивал балов и маскарадов, не встречался с хорошенькими барышнями, почти забыл своих приятелей - охотников и, чтоб заглушить тоску по прекрасной дочери кузнеца, с головой окунулся в государственные дела. Лишь иногда в глубокой грусти садился верхом на Белогрива и путешествовал по окрестностям, да издали украдкой наблюдал за домом Милены.
   А время, между тем, как ни медленно, но все-таки шло. Так, день за днем, миновал целый год. Владо вскочил на коня и стрелой помчался в Восточный предел.
   С колотящимся сердцем подъехал он к кузнице. Милена уж стояла на пороге.
   - Владо, как я рада, что ты не забыл меня!
  
   Свадьбу сыграли через три дня. Об этом торжестве долго потом говорили не только в княжестве Олтей, но и соседних государствах. На свадьбу пригласили всех окрестных королей, герцогов и князей. Вино лилось рекой, от всевозможных изысканных яств ломились столы, дамы и кавалеры щеголяли в самых дорогих нарядах. Только Владо-Аррэю до этого не было никакого дела. Он смотрел только на свою Милену и видел лишь ее.
  
   С тех пор Владо будто подменили. Куда пропал легкомысленный весельчак, на уме у которого были лишь развлечения? Правитель всерьез взялся за свое государство.
   После смерти старого князя Богумила миновало уже несколько лет, Владо совсем не занимался делами, и жизнь в княжестве становилась все хуже. Теперь же он словно проснулся: прогнал советников - казнокрадов, приструнил разбойников на дорогах, отменил многие несправедливые поборы.
   Простой народ буквально боготворил молодую княгиню, ведь именно с ее появлением люди связывали улучшение жизни.
  
   Через год у счастливых супругов родилась дочь, потом еще одна. Но не долго радовались Милена и Владо. Напала на княжество Олтей страшная болезнь - черная немочь. Забралась она и в княжеский дом - обеих дочерей забрала.
   Князь был безутешен, Милена постарела от горя на десять лет.
   Время шло, но боль не утихла и не забылась. Беда, казалось, не хотела оставлять княжеский дом: не было больше детишек у Владо и Милены. Что только не делали князь и княгиня, каким только богам не молились - все напрасно.

* * *

   Однажды, чтоб немного отвлечься, не видеть несчастных глаз жены, князь Владо оседлал своего любимого коня и отправился на охоту.
   Князь ехал по лесу, но не смотрел по сторонам. По ветвям елей скакали шустрые белки, в траве прятались зайцы. Прямо перед носом коня, словно тень, пролетела быстроногая лань. Владо лишь скользил по ним взглядом и бесцельно ехал вперед, все дальше забираясь в чащу.
   Он не заметил, как оказался в глухом черном лесу. Все вокруг стихло, лишь сухие замшелые деревья скрипели и протягивали к Владо мертвые ветви, как - будто пытались задушить его. Белогрива била крупная дрожь, он испуганно прял ушами и беспокойно оглядывался. Владо-Аррэй нервно дернул себя за ус, поворотил коня и поехал обратно. Но напрасно пытался князь вырваться на свет. Мертвый лес не пускал его, и скоро Владо увидел, что вернулся на то же место.
   Внезапно вокруг страшно захохотала, завыла и заухала лесная нечисть. Белогрив прыгнул в сторону и понес. Владо едва сумел совладать с ним. Когда конь, наконец, остановился, князь огляделся кругом. Что-то изменилось. Лес по-прежнему стоял черный и мрачный, но ощущение явной угрозы пропало. Владо спешился и прошел немного вперед, ведя коня в поводу. Тот внезапно остановился и тихонько заржал. Владо прислушался. Он ощутил странную тревогу и какое-то неясное предчувствие. Из-под ног его, петляя, убегала тропинка.
   - Мы выберемся, друг мой, выберемся, - ободрился князь и зашагал по тропе.
   Кругом было тихо, слышался лишь хруст веток, да приглушенный топот коня. Владо успокоился и уверенно шел вперед. Но вдруг остановился внезапно - за очередным поворотом он увидел человека. Сгорбленная, в грязных лохмотьях старуха, тяжело опершись на клюку, сидела на трухлявом пне, уронив голову. Князь, бросив поводья, подбежал к ней:
   - Кто ты, бабушка? Что с тобою?
   Старуха подняла голову и взглянула на него водянистыми глазами:
   - Помоги мне, добрый человек. Ноги меня уж более не носят, с голоду я помираю, нет сил идти.
   - У меня только хлеб, да головка сыра. Угощайся.
   Владо-Аррэй разложил перед нею свои запасы. Та вмиг уничтожила еду.
   - Благодарствую. Подвези теперь меня до дому. Я не доберусь сама.
   Владо легко поднял сухонькое тело и усадил ее верхом. Белогрив недовольно зафыркал и заплясал, но князь цыкнул не него, и конь успокоился.
   - Не знаешь ли, бабушка, куда ведет эта тропа?
   - А ты иди, иди, милок, и придешь, туда, куда желал, - загадочно проговорила старуха.
   "Не иначе это чародейка какая-нибудь", - смекнул Владо и не спрашивал уж более ни о чем.
   Спустя некоторое время еле видная тропка превратилась в лесную дорогу.
   - Стой, - сказала вдруг старуха, - Я почти дома.
   Князь осторожно снял ее с коня.
   - Я хочу подарить тебе, князь Владо-Аррэй, одну вещицу, - проговорила колдунья, достала что-то из складок своего плаща и вложила в ладонь князя.
   Он разжал пальцы и увидел кольцо, такое крохотное, что Милена его не смогла бы и на мизинец одеть.
   - Благодарю тебя, государыня, я навеки твой должник. Но к чему мне такое маленькое колечко?
   - Узнаешь, князь, узнаешь... - колдунья загадочно ухмыльнулась, - Запомни только одно, ни на минуту не забывай свое счастье. И помни обещание, я еще потребую долг в свое время!
   Старуха расхохоталась и исчезла, как и не было ее. Владо стало не по себе: "Уж не лесная ли нечисть вновь меня водила?" - со страхом подумал он, но глянул на колечко, и надежда яркой искрой зажглась в сердце.
   Князь вскочил верхом и, через несколько минут, выехал на опушку леса. Вечернее солнце брызнуло в лицо. Владо зажмурился, а когда открыл глаза, увидел на вершине холма свой замок.
  
   О том, что случилось с ним в лесу, князь ни словом не обмолвился с Миленой, а колечко спрятал подальше.

* * *

  
   Вскоре он должен был уехать. Дела в княжестве после нашествия черной немочи шли неважно. Требовалось личное присутствие князя в каждом городе, каждой деревне. Люди видели своего властителя, говорили с ним, и слова его вселяли надежду и уверенность в их сердца.
   Наконец, объехав все княжество, Владо возвратился домой.
   - Где же Милена, почему она меня не встречает? - с тревогой спросил князь советника Гольдия, когда въехал во двор замка и не увидел жены.
   - Княгиня в саду, княже.
   Владо бросил поводья и бросился в сад. Он увидел Милену и не узнал. Глаза ее сияли от счастья, на когда-то бледных щеках расцвели розочки:
   - Скоро я подарю тебе наследника, - выдохнула княгиня.
  
   Прошло положенное время, и в княжеской семье родилась дочурка. Мать, отец и всякий, кто хотя бы раз ее видел, души в ней не чаяли и неизменно восклицали:
   - Это чудесный ребенок!
   Маленькую княжну нарекли Росинкой. В день ее рождения почти каждый житель княжества Олтей преподнес девочке подарок.
   - И у меня есть для тебя сюрприз, доченька, - сказал Владо, наклонившись над колыбелью, и одел ей на шею на тонкой цепочке серебряное колечко - подарок лесной колдуньи. Оно было еще великовато девочке.
   - Знаешь, Владо, на нашем языке ее имя звучит еще красивее - Иолика, сказала Милена.
   - На вашем языке?.. - князь удивленно глянул на жену.
   - Да, я не говорила тебе. Я родилась не здесь. Моя родина - Гондолин. У нас была большая семья - кроме меня еще шесть братьев, - У Милены намокли ресницы, - Но однажды на наш хутор напали тороки... Уцелели только я и отец. В той схватке он едва не потерял ногу и навсегда остался хромым. После этого мы решили переехать в Восточный предел княжества Олтей.
   - Больше этого не случится, - Владо обнял ее за плечи, - я очень боюсь потерять вас: тебя и нашу дочь...
  

* * *

  
   С тех пор миновало почти четыре года. Девочка росла на удивление милой и доброй, словно маленький ангел. Такая же стройная, с нежным личиком как мать, с темными кудряшками, доставшимися ей от отца. А ее удивительные глаза завораживали каждого, кто видел маленькую княжну. Огромные, удивленно распахнутые навстречу миру, они сияли чистой темной синевой, как два бездонных омута.
   Владо-Аррэй обожал дочь и все свободное время проводил с нею.
   - Папа, как ты можешь убивать ради забавы! - воскликнула однажды Росинка, когда отец вернулся с охоты и хвастался богатой добычей. Улыбка тот час сбежала с его лица:
   - Этого больше не будет, сокровище мое, - промолвил князь и ни разу после этого не нарушил обещание.
   Милена нарадоваться не могла на мужа и дочурку, и каждый день ходила счастливая. Но как-то ночью она проснулась среди ночи с бешено колотящимся сердцем.
   - Владо, Владо! - испуганно позвала мужа.
   - Что, мое солнышко, смутный сон напугал тебя?
   - Мне почудилось, что я потеряла вас, что все кругом чужое, пустота...
   - Не бойся, это только сон...
  
  
   Однажды Милена и Владо вместе с Росинкой отправились на прогулку. Они решили навестить старого кузнеца Маркела. Уже много месяцев тот не видел ни дочери, ни внучки. Они путешествовали втроем верхами. Росинка ехала на седле то с отцом, то с мамой.
   - Смотри, Владо, какая красота. Быть может, мы пройдемся немного пешком? И наши кони отдохнут, - предложила Милена.
   Вокруг, правда, было чудесно. Они остановились на берегу тихой лесной речки, которая несла свои светлые воды к зеркальному озеру. Печальные ивы купали гибкие ветви в прозрачных струях. Землю устилал мягкий мох. Там и тут в нем мелькали красно-белые шарики каких-то лесных ягод. Деревья стояли редко как в парке, лишь кое-где меж ними попадались низенькие кустики, сплошь усыпанные цветами.
   Владо спешился и помог опуститься на землю Милене.
   - Смотри, какое вокруг умиротворение, - проговорил Владо, - У меня такое ощущение, что все это будет длиться вечно.
   Милена же грустно покачала головой и подхватила на руки Росинку. Князя вдруг пронзила страшная мысль, что они сейчас просто исчезнут. Владо невольно ухватил жену за руку. Она будто угадала его мысли:
   - Все какое-то призрачное кругом. Словно напоминание, - тихо проговорила она.
   Владо стало не по себе, и он попросил Милену поскорей покинуть такое прекрасное, но отчего-то очень грустное место.
   А в гостях у дедушки Маркела все печали показались минутными и не настоящими.
  

* * *

  
   Прошло около года. Владо-Аррэй был счастлив. Вот-вот молодая княгиня должна была подарить ему еще одно дитя. Росинка тоже с нетерпением ждала появления на свет братика или сестричку. И сейчас, гуляя по саду, отец и дочь беседовали о том, как будут жить вчетвером. Но внезапно...
   - Княже, княгине очень плохо! - перед Владо как из-под земли вырос запыхавшийся паж.
   Князь побелел и, выпустив ручонку дочери, бросился в замок.
   - Папа, подожди! - услышал он жалобный зов, но не остановился. Лишь рукой махнул пажу:
   - Присмотри за нею!
   Владо вихрем взорвался в замок, прыгая через три ступеньки, взлетел наверх, где находилась спальня жены.
   Но здесь стеной на его пути встала нянюшка Дора.
   - Нельзя-нельзя, княже, - строго прикрикнула она и указала на диванчик у стены. Владо без сил рухнул на подушки. Время словно перестало для него существовать, и очнулся, только услышав из-за двери крик ребенка.
   - Ребенок, откуда? - не сразу понял князь. Он осторожно отворил дверь и увидел счастливое лицо жены.
   - У нас сын, Владо, мальчик, - промолвила она.
   Ее слова перебил страшный грохот. Владо взглянул в окно. Погода словно взбесилась. Молнии поминутно озаряли все вокруг мертвенным светом, гром не утихал ни на минуту, казалось, небеса разверзлись, и на земле вновь начался всемирный потоп.
   - Владо, а где наша дочь?
   Князь застыл в столбняке, повернул побледневшее лицо к жене... Перед глазами мелькнула страшная картина.
   Не сказав ни слова, он бросился вон из комнаты. Владо внезапно понял, что не помнит в лицо пажа, который принес ему дурную весть. Ни разу не видел его... Ужасная догадка подтвердилась: Росинки не было в замке. Схватившись за голову, князь кинулся во двор и в сад. Там царил настоящий хаос. Потоки воды ледяным водопадом низвергались вниз, ветки хлестали по лицу и хватали за одежду. Могучие деревья, вырванные с корнем ураганом, несколько раз едва не придавили Владо. Поскользнувшись, он растянулся в жидкой грязи, поднял голову и замер. Перед ним стояла давняя знакомая - колдунья, которая встретилась когда-то на лесной тропе.
   - Я предупреждала тебя, князь Владо-Аррэй, не забывай свое счастье. Теперь ищи ее, если сможешь! - прокаркала ведьма и расхохоталась, но оборвала себя и тихо добавила, - Только ты не найдешь дочь никогда. И не смей даже пытаться. Довольствуйся тем, что у тебя теперь сын есть. Счастья ты недостоин!
   Проговорила это и исчезла. Тот час упала тишина, пронзительная - до звона в ушах.
  
   В замке его встретила заплаканная нянюшка Дора.
   - Княже, княгинюшки нашей больше нет. Пропала!
   Владо оттолкнул старушку и вбежал в спальню. Окно распахнуто и по пустой комнате гуляет ветер. Только в колыбели надрывался от крика маленький мальчик, в одночасье лишившийся и матери и сестры.
   Князь прижал сына к груди и глухо застонал.
  
  
  

ЧАСТЬ 2

   День за днем с той страшной ночи прошло девять лет. Князь Владо-Аррэй как - будто примирился с потерей и отдался воспитанию сына. Но ничто не напоминало прежние времена. Даже в яркий полдень замок, казалось, был погружен в сумерки, а Владо совсем разучился улыбаться. Порой он вглядывался в лицо сына, пытаясь отыскать в нем знакомые черты. Но в маленьком Владо не было ничего от его матери, он был вылитой копией своей бабушки - старой княгини Вары. Те же густые, неподдающиеся завивке, черные волосы, матово смуглое лицо и чуть раскосые зеленые глаза. Княжич Владо был хорошеньким, умненьким мальчиком, с которым не было особых хлопот. Но и радости он отцу не доставлял. Князь скоро пришел к выводу, что его сын трус. Тот боялся темноты, боялся огромных собак, которые охраняли замок, боялся один ходить по гулким коридорам и многого другого. Невольно Владо сравнивал сына с пропавшей дочерью, и сравнение было не в его пользу.
   Однажды, когда князь в глубокой скорби сидел один в Большом каминном зале, к нему явился советник Гольдий. Потоптался и робко сказал:
   - Княже, не сочти меня корыстолюбцем, и изволь выслушать...
   - Говори.
   - У меня подрастает дочь, у тебя есть сын. Наши дети дружат почти с младенчества... Ты не будешь против их обручения?
   - Гольдий, зачем? Они еще слишком малы. Твоей дочери, Каллинке, нет и восьми лет.
   - Я все продумал, княже! Этот союз добавит стабильности княжеству, и оградит его от посягательств соседей. Кроме того...
   Владо недовольно поморщился:
   - Делай, как знаешь, Гольдий.
   - Повинуюсь, мой князь.
   Советник с поклоном удалился.
  

* * *

  
   Завертелась предсвадебная кутерьма, от которой Владо полностью отстранился. За эти несколько недель он стал еще угрюмее и часто, оседлав Белогрива, в одиночестве путешествовал по окрестностям княжества.
   В замке всеми приготовлениями к свадьбе руководила старая княгиня Вара - со стороны юного жениха и советник Гольдий - со стороны невесты.
   В княжестве Олтей существовал древний обычай. Чтобы молодые были счастливы и богаты, свадебный букет им должна вручить нищенка, и непременно юная и красивая. Поэтому гарнизон замка и добровольцы из окрестных городков и деревень отправились в разные стороны княжества в поисках претендентки на роль Дарительницы.
   Чрез несколько дней во дворе замка собралось около сотни молоденьких нищенок и не только нищенок. Многие родители (бедные крестьяне и горожане, ремесленники, мастера, даже зажиточные купцы) обряжали своих дочерей в лохмотья и приводили к княжеским палатам. Избранницу ждала счастливая судьба. После того, как девушка исполнит роль Дарительницы, ее зачислят в свиту маленькой княжны на правах наперсницы, и она будет жить, не зная горя. Но и остальные претендентки не останутся обиженными. Каждую из них князь Владо распорядился наградить деньгами и новым платьем.
   Выбирала Дарительницу сама княгиня Вара. Она долго ходила вдоль выстроившихся в длинную шеренгу, девушек и внимательно вглядывалась каждой из них в лицо. Никто не мог выдержать пронзительный острый взгляд. Только одна не опустила глаз. Безмолвная дуэль продолжалась несколько секунд. Наконец, княгиня обернулась к свите и сказала:
   - Я выбираю эту дерзкую девчонку.
   К маленькой нищенке подошла нянюшка Дора и ласково сказала:
   - Идем, дитя мое. Теперь судьба твоя переменится, и ты больше не узнаешь, что такое голод и холод.
   Девочка доверчиво протянула старушке руку и чуть - чуть улыбнулась.
  

* * *

  
   Маленькая нищенка поступила в полное распоряжение нянюшки Доры. Та проводила ее в верхние покои, осмотрела со всех сторон и сказала:
   - Что ж, душа моя, прежде всего тебя следует выкупать.
   Когда с девочки сошло несколько черных, потом серых, мутно-белых и, наконец, прозрачных потоков воды, старая Дора так и ахнула:
   - Да ты просто красавица!
   Девочка улыбнулась:
   - Вы мне льстите, нянюшка. Если б Вы видели мою матушку, то никогда бы не назвали меня красавицей.
   - О, где ты научилась так учтиво говорить, дитя мое? - удивилась старушка, - Верно, твои родители какие-нибудь богатые купцы или ремесленники? Признайся, я никому не скажу, - она хитро подмигнула и погрозила девочке пальцем.
   Та лишь печально покачала головой и вздохнула:
   - Вовсе нет, милая нянюшка. Я жила с мамой и братом в маленьком хуторе на опушке Великого леса. Мы хорошо жили, не очень богато, но никогда не голодали и не ссорились с соседями. Но однажды к нам пришли тороки, - девочка вздрогнула и подняла на Дору огромные темно-синие глаза, - С тех пор я не видела своих родных. Тех, кого не убили на месте, тороки забрали с собой, чтоб продать как рабов в южных странах. По дороге я сумела убежать, и все это время скиталась по дорогам. Я хотела добраться до родных краев.
   - Бедное мое дитя, - прошептала старушка, утирая слезы. Она погладила девочку по голове и твердо сказала: - Теперь все будет по-другому. Я обязательно скажу князю о том, что творится на окраинах и он-то уж придумает, как обуздать этих разбойников!
   - Спасибо, милая нянюшка, только тороки не нападают на Олтей. Мы жили в Гондолине.
   - Это все равно, - не унималась старушка, - где ж это видано, чтоб на мирных людей нападали разные бандиты. У нас тоже когда-то разбойники водились, но Владо сумел с ними справиться, значит и Гондолину надо помочь!
   Девочка только грустно улыбнулась ее словам. А нянюшка вдруг спохватилась:
   - Вот, старая перечница, ведь я даже не спросила, как тебя зовут, малышка?
   - Иолика.
  

* * *

  
   Наступил, наконец, день обручения. Все это время князь Владо просидел в мрачной апатии, запершись в библиотеке. Порой он страдальчески морщился, услыхав доносившийся из-за дверей веселый шум приготовлений.
   Рано утром слуга сообщил князю, что к свадьбе все готово и ждут только его.
   Владо вышел в залу и невольно зажмурился. В распахнутые окна бил яркий солнечный свет, всюду были цветы, рубинами сверкали гроздья ягод, гирлянды изумрудной листвы были похожи на тонкое кружево. Даже старинная позолота словно помолодела.
   Владо невольно представил себя со стороны: как нелепо он смотрится на этом празднике юности со своим похоронно-бледным лицом.
   А княгиня Вара постаралась на славу. На свадьбу юного княжича были приглашены все. Лучшие повара с утра до ночи старались, готовили самые изысканные яства, лучшие портные шили наряды гостям и хозяевам, садовники украшали цветами дом и сад. Работа кипела вовсю. А в замок каждую минуту съезжались новые гости.
   Иолика все эти дни в замке находилась в каком-то странном оцепенении. Она бродила по разным залам и коридорам, останавливалась перед картинами и долго изучала их, гуляла по парку, иногда по долгу замирала на одном месте. Нянюшка Дора везде неотступно следовала за нею. Старушке казалось, что девочка просто ошеломлена и не может поверить в свалившееся на нее счастье. Но накануне церемонии перед сном Иолика задумчиво сказала:
   - Знаете, милая нянюшка, у меня такое чувство, словно все это я уже видела когда-то. Только давно, в другой жизни.
  
   Утром нянюшка Дора разбудила Иолику на рассвете. Она снова выкупала девочку, натерла ее душистыми маслами и принесла одежду для церемонии: короткий зеленый хитон с длинными рукавами, такого же цвета трико и темный плащ. Единственными украшениями были тканый серебром пояс и узенький серебряный обруч на голове.
   Княгиня Вара сама пришла посмотреть, как облачают Дарительницу. Она окинула девочку скептическим взглядом, поправила ее волосы и вынесла вердикт:
   - Хороша, - помолчала немного и добавила, - Только колечко это лишнее, не по обычаю. Кроме короны Дарительницы у тебя не должно быть никаких украшений.
   Иолика сильно побледнела и невольно закрыла кольцо ладонью.
   - Простите меня, государыня, я не могу с ним расстаться. Это подарок моего батюшки и я ношу его всегда.
   - Упрямица! - гневно воскликнула княгиня. Она хотела вырвать у непокорной нищенки колечко, но тут к ней подбежала нянюшка Дора и что-то прошептала на ухо. Княгиня переменилась в лице и уже по-другому, ласково посмотрела на девочку.
   - Хорошо, дитя мое, я не стану более настаивать. Носи его на здоровье.
  

* * *

  
   Церемония Вручения Даров молодым супругам проходила на центральной аллее Замкового парка.
   Княжич Владо и княжна Каллина Гольдий были похожи на маленьких ангелов. Портные и цирюльники недаром получили богатые подарки. Владо сшили серебристо-белый, расшитый жемчугом и золотой тесьмой атласный костюмчик с большим отложным воротником. Угольно-черные волосы красиво оттеняла светлая шляпа. Довершала весь наряд маленькая шпага. Эфес ее украшали рубины и изумруды, а на широкой перевязи сверкали крошечные бриллианты. Каллинка выглядела еще эффектнее. Ее белоснежное кружевное плате на первый взгляд создавало впечатление довольно простенького, на самом деле было целиком выткано из тончайшего шелка с вплетенными в ткань сапфирами и чистейшей воды бриллиантами. Голову ее украшала золотая диадема. При каждом шаге юной пары в разные стороны разлетались радужные искры. Вслед за ними шел угрюмый и мрачный князь Владо-Аррэй. Даже сейчас он не делал попыток улыбнуться.
   В двух шагах позади чинно вышагивали княгиня Вара и советник Гольдий безумно гордые своими детьми. Княгиня Вара считала, что свадьба ее единственного внука должна быть самой роскошной и соседи-короли должны просто лопнуть от зависти. Гольдий же был просто счастлив оттого, что ему удалось провернуть такую хитрую интригу. Следом шествовали гости.
   В конце аллеи из столетних лип и дубов скромно стояла Дарительница с огромным букетом алых и белых роз. Дети остановились в трех шагах от нее. Гости окружили их широким полукругом. Иолика, как и требовалось по обычаю, с улыбкой вручила свадебный букет невесте, поцеловала в обе щеки жениха и, когда уже раскрыла рот, чтобы произнести слова приветствия и пожелания, на пальце ее ярко сверкнуло колечко.
   Владо будто током ударило.
   - Остановись! - он подскочил к девочке и ухватил ее за руку.
   Гости и хозяева смешались, не понимая в чем дело.
   - Пустите, мне больно!
   - Не бойся. Скажи мне только одно, откуда у тебя это кольцо? - задыхаясь прошептал князь.
   - Это подарок батюшки. Оно всегда было у меня.
   - Как твое имя, дитя?
   - Все называют меня Иоликой.
   - О, боги, Росинка!
   Князь невольно отступил на шаг. Теперь он видел: этот тонкий, гибкий стан, милое личико и глаза - все это напомнило его Милену.
   - Доченька, - неслышно прошептал Владо и тут же отшатнулся от ударившего в лицо темного вихря. Рядом с девочкой выросла огромная страшная фигура в черном балахоне, обхватила ее поперек туловища тонким, длинным хлыстом и дико захохотала.
   - Рано ты обрадовался, князь Владо-Аррэй! Неужели ты думаешь, что я верну тебе дочь? Ты не забыл о своем долге?
   - Что ты хочешь? - глухо спросил князь.
   - Ты должен исполнить свое обещание... - старуха не успела договорить. Из толпы выскочил невысокий белоголовый мальчик и яростно крикнул:
   - Отпусти ее, ведьма!
   - Иоль, братик, - это Иолика.
   - Глупый мальчишка, с кем ты вздумал тягаться! - грозный окрик и взмах хлыста бросил мальчика на землю, - Если ты забыл, князь, - снова заговорила колдунья, - то я напомню. Ты должен мне сына.
   Владо отшатнулся.
   - Не эту разряженную куклу, а первенца. Если отыщешь его и отдашь мне, я верну тебе дочь.
   Иоль с трудом поднялся.
   - Отпусти мою сестру, - упрямо проговорил он.
   Ведьма вновь расхохоталась:
   - Глупец, угомонись или я тебя в порошок сотру, - взмахнула черными рукавами как крыльями и исчезла, а вместе с нею и Росинка.
   Владо едва успел подхватить Иоля. Князь обернулся к толпе. Если сказать, что люди были испуганы, значит, ничего не сказать. На побелевших, перекошенных лицах застыл дикий ужас. Дамы и половина кавалеров были в обмороке. Княгиня Вара застыла в шоке и не смела отвести взгляд от того места, где только что была колдунья, советник Гольдий завалился в жасминовый куст и скулил как побитый щенок. И только маленький княжич Владо, заслонив собою Каллинку, выставил перед собой бесполезную игрушечную шпажонку. Но в расширенных от страха глазах, тем не менее, читалась решимость до конца защищать свою подружку.
  

* * *

  
   Вечером в Большом каминном зале был собран Малый совет княжества Олтей. Князь Владо мрачно и решительно объявил о своем намерении отправиться на поиски пропавшей дочери.
   - Сегодня я получил хороший урок и немедленно желаю исправить непростительную ошибку, которую допустил много лет назад. Я обязан был искать их еще тогда, девять лет назад. Времени не вернуть, однако я надеюсь, что можно еще что-то исправить. Я уеду завтра утром.
   - Отец, я с тобою! - воскликнул княжич.
   Владо обнял сына за плечи:
   - Нет, мой мальчик.
   - Но почему же? - голос княжича предательски зазвенел.
   - Подумай, Владо. Ведь ты - мой наследник. Кто-то должен остаться и править государством иначе оно распадется, и враги затопят пределы его, - князь помолчал и продолжил другим тоном, - Сын мой, Владо, с этого дня я передаю тебе данную мне предками власть и права. Отныне ты - правитель нашей земли. Однако, - он возвысил голос, - до совершеннолетия моего сына его регентом я назначаю мою мать - княгиню Вару. Свадьбу княжича с Каллиной Гольдий считать отложенной до полного взросления обоих и укрепления их чувств.
   При этих словах советник Гольдий заметно скривился, а Владо продолжал:
   - Верховные права управления с сегодняшнего дня принадлежат Большому совету княжества Олтей. Я уже подписал указ.
   С этими словами князь поднялся и вышел из зала, оставив всех в полной растерянности и недоумении. На пороге он обернулся и бросил начальнику стражи:
   - Пригласи ко мне мальчика, я буду в библиотеке.
  

* * *

  
   Иоля после ужасного случая в парке унесли в одну из комнат замка, где он, благодаря стараниям нянюшки Доры, скоро пришел в себя.
  
   - Княже, я привел его, - доложил капитан и легонько подтолкнул Иоля в спину.
   Владо поднял голову и кивнул.
   - Ты свободен, Корнелий.
   Капитан поклонился и закрыл дверь.
   - Проходи, - это уже Иолю.
   Мальчик несмело приблизился к князю. Владо окинул его долгим, изучающим взглядом. Он был совсем не похож на героя: невысокий щуплый подросток с выбеленными солнцем волосами и резкой синью в глазах из-подлобья глянул на князя.
   - Я хочу поговорить с тобою. Присядь, - сказал Владо как можно ласковей, - как твое имя?
   - Меня зовут Иоль... Иолл-Эдар.
   - А эта девочка?..
   - Иолика? Она моя названная сестра, - и, отвечая на немой вопрос князя, Иоль продолжал, - Мы, я и мама, жили вдвоем на маленьком хуторе в Гондолине. Я очень хорошо помню тот день, когда мама вернулась из леса и принесла на руках девочку в нарядном платьице. Когда мама спросила, как ее зовут, она ответила Росинка, по-нашему - Иолика. С тех пор мы были неразлучны. Я люблю ее как родную сестру, а матушка как свою дочь. Правда, Иолика никогда и не думала, что она нам не родная. С первых минут она назвала мою матушку мамой. Только сначала она очень грустила по отцу, часто плакала по ночам и звала его... то есть Вас.
   Иоль помолчал.
   - А потом на нас напали тороки. Те, кто не успел убежать в лес, погибли или были уведены в рабство...
   - Это у тебя с тех пор? - перебил его князь и указал на тонкий шрам поперек лба. Тот молча кивнул и продолжал:
   - Мама и я тогда уцелели. Мы не могли поверить, что Иолики больше нет, и однажды ночью я увидел странный сон. Мне привиделась каменная пустыня, посреди которой возвышался черный мрачный замок. Он излучал угрозу. Но сейчас не это было главным. Я сидел, прислонившись к скале, а вокруг меня были люди и среди них сестра. Она плакала и что-то говорила мне, но слова стерлись из памяти. Я знал и чувствовал только одно: я почти умер, но она, Иолика, жива и ей больше ничего не угрожает. Я проснулся с ясным ощущением того, что должен искать сестру и что непременно найду ее. Долгие месяцы я скитался по дорогам и не мог напасть на ее след, но однажды меня словно что-то толкнуло, и я понял, где Иолика. Я словно увидел ее и не ошибся, только опоздал... - добавил он уже шепотом.
   После короткого молчания князь Владо сказал:
   - Ты ведь не оставил надежду.
   - Да, конечно! Я буду очень рад, если Вы возьмете меня с собою. Но даже, если не возьмете, я не оставлю своих попыток разыскать сестру.
   - Не волнуйся, ты едешь со мною, Иоль. И прошу тебя, будем на ты. У нас, в княжестве Олтей так принято.
  

* * *

  
   На рассвете Владо и Иоль отправились в путь. Путешествие по княжеству было похоже на легкую прогулку. Они достигли границы к вечеру четвертого дня. По обоюдному желанию решили двигаться на юго-восток, миновав Гондолин и, перевалив через Синие Горы, углубиться в землю Ати. Там, в каменных пустынях, а может быть даже на побережье океана искать Иолику.
  
   В тот день они довольно поздно выехали из кабачка на границе Гондолина. Целую ночь и утро, не переставая, лил дождь. Сельский проселок превратился в грязное месиво, окрестные кусты и чахлые деревца были похожи на съежившихся мокрых куриц, низкие свинцово-серые тучи цепляли верхушки деревьев, ветер заунывно свистел в трубе - самая отвратительная погода.
   После полудня дождь прекратился, небо чуть-чуть посветлело, и князь принял решение двигаться дальше.
   - Может быть, мы подождем, пока дорога подсохнет? - предложил, было Иоль, но Владо так глянул на него, что тот молча начал собирать свой мешок.
   Вначале дорога была еще довольно сносной. Ветер порой бросал в лицо брызги, но тучи поредели еще больше и по мокрым ветвям то и дело пробегали солнечные отблески. Внезапно резкий порыв ветра едва не сбросил Иоля на землю, быстро стемнело. Небо налилось фиолетово-черной тьмой, где-то еще довольно далеко заурчали первые раскаты грома. Лес вокруг путников недобро зашумел.
   - Нам нужно вернуться, - прокричал князь.
   - Не стоит. Я знаю эти места. Не далеко от сюда должна быть деревушка, - крикнул в ответ Иоль и невольно пригнулся от страшного грохота.
   Им показалось, что небеса раскололись. Молнии белыми змеями чиркнули по небу, на секунду озарив все мертвенным светом. Лошади испуганно заржали и, увязая копытами в жиже, кинулись вперед. Но буря только напугала их, едва задев краем. Зато зарядил не сильный, но како-то нудный и беспросветный дождь. На путниках в пять минут не осталось сухой нитки. Какое-то время они ехали в полной тишине и темноте, только дождь шуршал по одежде и листьям, да чавкали копыта лошадей.
   Лес кончился как-то незаметно и сразу. Им открылся простор. Светлее, правда, не стало, но зато в центре долины, лигах в пяти или шести впереди, призывно светилось одинокое окно.
   - Иоль, видишь этот приют! Он специально для нас, - ободрился князь, - Вперед!
   Даже ехать стало легче. Цок-цок, слышалось из-под копыт. Они ступили на мощеную дорогу. Довольно скоро Владо и Иоль достигли жилища, и невольно остановились. Перед ними возвышалась башня, древняя даже с виду. Кое-где огромные валуны, из которых она была сложена, уже начали крошиться в песок, подъемный мост на тяжелых цепях был навеки опущен, одна створка окованных железом ворот оказалась сорвана, другая заунывно скрипела на ржавых петлях.
   - Не очень гостеприимное с виду жилище, - протянул разочарованно князь.
   - Все-таки окно светится, значит, кто-то здесь живет. Я предлагаю войти, может быть, мы найдем приют в этой башне, - возразил Иоль и первым ступил за ворота. Владо с сомнением покачал головой, но двинулся следом.
   Они оказались во внутреннем дворе, и оба разом ахнули. Здесь было сухо. В двух шагах за распахнутыми воротами шумел дождь, а здесь тихонько поскрипывал под ногами песок, горели ровным светом факелы, а в вышине, как в узком колодце, мерцали далекие звезды.
   - Смотри, княже, что там, - Иоль указал на открытые двери в глубине двора.
   - Это конюшня. Довольно приличные стойла и даже ячмень засыпан в ясли, - удивился Владо.
   Путники расседлали коней и вошли под гулкие своды башни - замка. Внутри было тихо и пыльно, хотя везде пылали факелы. В конце длинного и прямого, как стрела, коридора находился большой зал. В лучшие времена он, несомненно, назывался тронным и оглашался радостными криками и шумом пиров. Сейчас здесь царил мрак и запустение, даже помост, на котором когда-то стоял княжеский или королевский трон, провалился.
   "Неужели такая судьба ждет и мое государство?" - не весело подумал князь.
   Из тронного зала вел еще один коридор, короткий и узкий, с неровными стенами и очень высоким потолком. За поворотом пряталась крепкая дубовая дверь.
   - Здесь, наверное, и живет хозяин, - с этими словами Владо взялся за медное кольцо и постучал.
   - Проходите, - услышали они, и дверь сама собой отворилась.
   Их глазам открылась крошечная комнатка, посреди которой светились красным светом угли отрытого очага. Рядом с ним в высоком кресле восседал древний старец.
   - Приветствую тебя, князь Владо-Аррэй, здравствуй, Иолл-Эдар.
   - Будь здрав и ты, отче. Кто ты и как узнал наши имена? - слегка растерялся князь.
   Старик улыбнулся.
   - Все вопросы позже. Ваши кони уже сыты, а вы еще голодны. Прошу вас разделить со мною мою скромную трапезу, - промолвил он, указывая на грубый деревянный стол с немудреной едой: высокий глиняный кувшин с молоком, большая миска, полная ароматной густой похлебки, горшок жирной каши и каравай хлеба. Пока гости не насытились, хозяин не дал им и рта раскрыть.
   - И все же, кто ты? - спросил снова Владо.
   Старец поднялся с кресла, расправил плечи и произнес:
   - Мое имя - Гор, - помолчал и тихо добавил, - Вы найдете ее, Владо, не теряйте надежду.
   Услышав эти слова, оба встрепенулись.
   - Я вижу, ты все знаешь, - проговорил Владо, и голос его невольно дрогнул, - скажи, за что мне это? Почему?
   - Только вопросы... Неужели ты разучился слышать и слушать, князь?
   - Да, я помню. В тот день колдунья произнесла странные слова, о том, что я должен ей сына. Но как же так? - почти крикнул он, - Ведь Владо, маленький Владо - мой единственный сын, первый и последний. До него были только дочери...
   - Присядь и послушай. Когда-то, много лет назад ты встретился на лесной тропинке с могущественной колдуньей Глорфекой. Встреча эта была не случайна и рассчитана Глорфекой за много столетий до твоего рождения. Она уже стара и ей нужна смена...
   - Это Росинка, моя дочь?! - в ужасе воскликнул князь.
   - Нет. Росита, Иолика не смогла бы стать новой ведьмой, даже если бы Глорфека обучила ее. Она слишком чиста. Все ее колдовство употребилось бы во благо, а сама молодая колдунья погибла. Наследником должен был стать твой сын, Владо. Он другой...
   - О, боги, неужели он рожден злодеем и у него черная душа?
   - Умей слушать, князь, - повторил Гор, - Он не злодей. Здесь дело в другом. Этот мальчик, Радомир, с момента своего рождения балансирует на грани.
   - Но его нет, Гор! Мы с Миленой хотели сына, даже имя ему заранее выбрали - Радомир, но у нас родилась дочь.
   - Их было двое, Владо, - совсем тихо сказал старик, - сначала мальчик, потом девочка. То колечко, которое тебе подарила Глорфека, натолкнуло меня на мысль. Чтобы спасти мальчика, нужно было сделать так, чтоб о нем никто не знал и я забрал его в тот миг, когда он появился на свет.
   - Что? Как ты посмел распоряжаться моей семьей! Неужели я не смог бы защитить своего ребенка?
   - Но разве ты сумел защитить Росинку?
   Владо только опустил голову.
   - Скажи, где сейчас мой сын?
   Гор как-то сгорбился, по-старчески пожевал губами и продолжил:
   - Я виноват перед тобою, Владо. Понимаешь, маленький ребенок не может жить без матери. Я не подумал о тебе, я думал только о ребенке и перенес твою жену к сыну.
   - Милена исчезла почти через пять лет после рождения Росинки, - медленно произнес князь, - и без матери остался другой мальчик...
   - У него был отец.
   - И все же, где они сейчас, Милена и ... мой сын.
   - Я не знаю. В тот миг, когда я перенес княгиню Милену на пять лет назад, я потерял их. У меня просто не осталось сил. До сих пор я не отыскал их след, но знаю, что сейчас они должны быть в безопасности. Глорфека их тоже не нашла. Я еще раз прошу прощения и постараюсь сделать все, чтоб их найти. А теперь послушай меня очень внимательно. Вдвоем вы не сможете справить с Глорфекой. Кто бы ни попросил у вас помощи, никому не отказывайте. Эта помощь вернется вам сторицей.
  

* * *

  
   Огонь погасили. Старец Гор указал путникам на две узкие скамьи, покрытые ковром, те с удовольствием на них растянулись. Владо провалился в сон еще до того, как его голова коснулась подушки. Иоль, несмотря на то, что безмерно устал сегодня, понял, что не уснет. Он долго крутился, пока не упал с лавки, вздохнул и подошел к очагу.
   "Вот странно, - подумал мальчик, - Старик ни разу не подбросил дров, а угли также горячи". Он опустился на маленькую скамеечку перед очагом и замер. Никаких мыслей не было, только безотчетная тревога и ощущение того, что старик скрыл от них что-то очень важное. Иоль даже головы не повернул, когда на его плечо опустилась тяжелая ладонь.
   - Что с тобою, малыш? Тебе не спиться? - тихо спросил старец Гор
   - Отче, ты ведь не все рассказал об Иолике. Что с нею? Я чувствую, что должно случиться что-то очень плохое. Что ты молчишь, отвечай! - он почти закричал.
   - Мальчик мой, ответить на твой вопрос совсем не просто, - медленно проговорил стпрец.
   - Расскажи мне все, - потребовал Иоль.
   - Хорошо, Иолл-Эдар. Я расскажу, только рассказ мой тебе не понравится, - неожиданно резко сказал Гор, - Глорфека с момента встречи с Владо в лесу не оставляла своим вниманием Олтей. Она зорко следила за каждым шагом князя и княгини. В тот день, когда у них родилась дочь, только одна ведьма знает, какое разочарование она испытала. Здесь что-то не так, - решила Глорфека. Ведь в древних книгах она ясно видела, что ее наследником должен был стать мальчик. Она ждала и наблюдала, уверенная, что Владо спрятал сына и рано или поздно она его найдет. Но ничего не происходило. Наконец, колдунья узнала, что в княжеской семье снова ждут ребенка. Глорфека кинулась книгам. Может быть этот? Но нет, манускрипты ясно указывали на другого. "Если нет сына, значит я неверно поняла смысл древних текстов. Это их дочь - Росита", - решила колдунья и в тот же миг послала своего слугу выкрасть девочку. Я, каюсь, пропустил этот момент, потому, что всецело был занят судьбой Радомира. Мне и в голову не могло прийти, что Иолике угрожает какая-то опасность. Я забрал из замка княгиню Милену и перенес ее на пять лет назад, воссоединив с сыном. Она, к сожалению, позабыла свою прошлую жизнь. Правда, если очень захочет, то непременно все вспомнит.
   - А Иолика, что же с нею стало? - нетерпеливо воскликнул Иоль. Его мало занимала судьба мальчика Радомира и его матери, которых он никогда не видел, тем более что оба, судя по всему, были в безопасности.
   - Терпение, мой друг. Глорфека заполучила Росинку, но одного взгляда ей хватило, чтоб понять - это не тот ребенок. Несчастного слугу, который выкрал девочку, она обратила в мышь. Но вспышка ее гнева была недолгой. Что делать с девочкой? О том, чтобы вернуть ее отцу и речи не было. Глорфека решила забросить малышку подальше от замка ее отца и предоставить на милость судьбе. Так она оказалась в Гондолине, где ее подобрала твоя матушка. У меня в тот момент просто не было сил проследить за ее судьбой, и я много лет пытался ее отыскать. Наконец, мне это удалось. Но в тот момент, когда я нашел ее, на ваш хутор напали злобные твари - тороки. Иолика вновь оказалась одна. Не скрою - я направлял ее, и довольно скоро Росинка оказалась там, где и должна была - в доме своего отца. Но с тех пор прошло слишком много лет, Владо был слишком занят своими переживаниями и, в конце концов, мы все опоздали. Он поздно узнал дочь, а ведь стоило ему только сорвать с руки дочери кольцо, Иолика стала бы свободна.
   Старец замолчал. Иоль нетерпеливо завозился на стуле.
   - Что же дальше?
   - Ты сам там был, Иолл-Эдар. Глорфека опередила нас всех. Теперь она знает, что Радомир существует. Все эти годы она не уставала искать, и уверена, что рано или поздно почует его. Но если не сможет, то это должен сделать его отец.
   - А Иолика?
   - Глорфека забрала ее с собой. Но это не все. Колдунья очень сильно разозлилась на князя и на тебя, Иоль. Вы ее найдете, без сомнения. Ваша любовь приведет вас к ней, но этим вы ее погубите, - очень тихо сказал Гор.
   - Как же так, отче?
   - Ведьма наложила на Росинку проклятие. В тот миг, когда отец прикоснется к дочери, она погибнет.
   Иоль был так поражен, что несколько минут не мог вымолвить ни слова, только пожирал старца глазами.
   - Это проклятие можно снять? - наконец, выдавил он.
   Гор лишь покачал головой.
   - Что же делать?
   Старик помолчал, потом, будто в раздумье, говорить или нет, сказал:
   - Проклятье может снять только сама колдунья, но она этого никогда не сделает. Однако его может взять на себя другой человек.
   Старик посмотрел Иолю в глаза, тот невольно потупился и прошептал:
   - Вот, значит, как, - а через секунду вскинул голову и отчетливо произнес, - Я беру на себя проклятье, наложенное на сестру мою Иолику ведьмой Глорфекой.
   Стало очень тихо. Даже угли замерли в очаге.
   - Иолл-Эдар, ты понял, что только что произнес слова своего приговора? - сурово спросил Гор,- Теперь ты обречен. Но еще можно все исправить.
   - Нет, я не хочу ничего менять, - испуганно крикнул мальчик, - я все понимаю. Ведь другого выхода нет. В конце концов, я ее брат и я сам волен выбирать свою судьбу, - добавил он спокойно.
   Старик обнял его за плечи и пробормотал:
   - Ну что ж, пусть будет так. Я обязательно постараюсь помочь тебе, малыш.
  

* * *

  
   С рассветом путешественники двинулись дальше. Старец Гор подтвердил их догадку:
   - Все верно. Мрачный замок колдуньи стоит посреди Большой пустыни в землях Ати. Путь туда будет трудным, но еще сложнее будет вызволить Иолику.
   Набив седельные сумки провизией, которую Гор почти насильно заставил их взять с собой, Владо и Иоль простились с хозяином. Старец долго еще стоял на верхней площадке башни и смотрел им в след.
   - Я хочу надеяться, что еще увижу вас. Не только князя и его дочь, но и тебя, храбрый мальчик. Увы, это сокрыто от меня, - прошептал Гор, когда путники скрылись из виду.
  
  
   Владо и Иоль уже несколько часов ехали по прекрасной местности. Это была довольно широкая холмистая долина. Дорога ныряла вверх и вниз, а порою петляла между высоких холмов, покрытых изумрудной травой. Иногда попадались перелески и редкие рощицы. Везде пестрели цветы, медвяный аромат кружил голову. Хотелось, забыв все тревоги и заботы, предаваться безудержному веселью. Да и погода была подстать пейзажу. От вчерашней бури не осталось и следа. Небо сияло первозданной, чистой синевой, брызгая горячими солнечными лучами. Но жара и духоты не было. Легкий западный ветер навевал прохладу. В воздухе с гудением проносились шмели и пчелы, в траве на все лады стрекотали кузнечики и цикадки, а в рощах не умолкал птичий щебет.
   - Чудное место, не правда ли, Иоль.
   - Да, князь. Это моя родина. Мы вступили в пределы Гондолина. Вон там, на горизонте виднеется кромка Великих Лесов, - мальчик указал на темную щеточку деревьев за дальними холмами, - Нам нужно пересечь их. Дедушка Доал, самый старый житель нашего хутора рассказывал, что в Великих лесах до сих пор живут эльфы во главе со своею Владычицей. Доал говорил, что деревья и источники на самом деле живые и просто спят. Когда он был молодым, чуть постарше меня, то сам видел эльфов, - Иоль вздохнул, - Только это было очень давно, много лет назад. Кто знает, где они сейчас, быть может, давно покинули пределы Гондолина. А иначе разве допустили бы они, чтоб тороки распоряжались здесь как у себя дома?
   Владо невольно отвел глаза, словно был в чем-то виноват. Что он мог ответить? В Олтее об эльфах ходили лишь смутные слухи, сам же князь считал их просто красивой легендой. О тороках вообще мало то слышал. Стража на границах княжества зорко охраняла покой страны, пресекая любые попытки вторжения. В Гондолине же государства не существовало. Это были прекрасные, но почти пустые земли, большую часть которых покрывали Великие леса. Люди жили здесь отдельными самостоятельными общинами, не подчиняясь никому. Завоевать их никто не пытался. Олтей был миролюбив, да и народ Гондолина родственен Олтейцам. От южных соседей закрывали неприступные горы и пустыня за ними. Только злобные тороки совершали свои молниеносные дикие набеги, не пытаясь здесь закрепиться. Кочевники - степняки не видели пользы и разума в лесах.
  
   К вечеру путешественники достигли Великих лесов. Не рискнув в темноте углубиться в чащу, Владо и Иоль заночевали на опушке. Уютно потрескивал маленький костерок, казавшиеся единственным источником жизни и тепла в обступившей со всех сторон мохнатой тьме. Из леса доносились странные и не очень приятные звуки. Где-то, сначала далеко, потом все ближе раздалось жуткое уханье. В ответ застонали, заскрипели, о чем-то тревожно зашумели вековые деревья. Путешественники невольно ближе пододвинулись к огню.
   - Здесь не очень-то приветливо, - сказал, озираясь, князь.
   - Мне кажется, они нас проверяют. А шум...так это ветер в кронах играет, - успокоил его Иоль, - Я, во всяком случае, не слышал, чтоб в Великих лесах с кем-нибудь, кто не замышляет зла, стряслась беда.
   - Будем надеяться, что они не вообразят, что мы враги. Все-таки мы с тобою оба при оружии. Наверное, нужно сказать, что мы просто хотим пройти и не собираемся рубить деревья, - сказал Владо и вдруг рассмеялся, - Иоль, мальчик мой, но кому же мы это скажем?
   - Ему, Великому Лесу, - очень серьезно возразил Иоль, - Я ведь уже говорил - он живой.
   А потом, возвысив голос, крикнул:
   - Господин мой и кормилец! Мы чисты перед тобою и не хотим вреда никому. Дозволь нам беспрепятственно пересечь твои пределы.
   Лес зашумел еще сильнее, но это был одобрительный шум. Князь мог поклясться, что разобрал слова:
   - Повелеваю пропустить... Да будет дорога ваша счастлива...
   Утро наступило просто чудесное. Заря пламенела в пол неба. Далекие холмы окрасились всеми оттенками розового. Капли росы в траве и на листьях деревьев сверкали крошечными бриллиантами. А когда из-за кромки леса показался огромный, ослепительный золотисто-белый диск солнца, разноголосый птичий хор воспел торжественный и радостный гимн. Владо и Иоль как будто вдохнули эту радость, стали строже и, одновременно сердца их наполнила веселая смелость. Оба поверили, что достигнут всего, что было задумано и ничего плохого ни с ними, ни с Росинкой не случится.
   Наскоро перекусив, они ступили под своды Великого леса. Вечернее распоряжение неведомого Хозяина, казалось, начало воплощаться. Почти сразу путешественники отыскали тропу, совсем не похожую на те неверные тропинки, которые во множестве встречаются в старых непроходимых лесах. Это была хотя и довольно узкая, но торная дорожка, которая ни на секунду не пропадала и, петляя, убегала из-под копыт лошадей все дальше к юго-востоку.
  

* * *

  
   Внезапно что-то изменилось. Путники вначале не поняли, что. Лес был по-прежнему дружелюбным, тропинка, вот она, никуда не исчезла, птичий щебет так же беззаботно звенел со всех сторон. Но и Владо, и Иоль ясно ощутили чей-то страх и боль.
   - Что это, ты слышишь Иоль? - воскликнул князь.
   Кони пряли ушами и беспокойно плясали на месте.
   - Я слышу плачь, княже, но не могу сообразить откуда... Постой, вон там, в стороне!
   Владо спешился и бросился на зов о помощи. Иоль последовал за ним. Плачь слышался все громче, стало понятно, что это плачет ребенок. Путешественники, продравшись сквозь густой подлесок, выскочили на полянку. Здесь им открылась страшная картина. Маленькая девочка громко плакала, запутавшись в силках, а рядом с нею бился и скулил огненно-рыжий лисенок.
   - О, небо, как это тебя угораздило, малышка, - воскликнул князь, бросившись к ребенку. Но малютка внезапно крикнула,
   - Назад!
   Князь и мальчик замерли на месте как вкопанные.
   - Кто бы вы ни были, не подходите, - проговорила она, всхлипнув, - Это заколдованные тенета, сплетенные Черными альвами. Всякий, кто приблизится к ним, будет пленен. Мой Рыжик и я так попались.
   Князь покачал головой. Странно было слышать такие речи из уст пятилетнего ребенка.
   - Что делать? Как помочь тебе?
   Огромные, темно-серые глаза девочки наполнились слезами. "Что за глазищи, таких не бывает! Только звезды могут так чудно сиять", - невольно подумал князь.
   - Мы обречены. В ночь, когда тень поглотит Луну, сюда придут Черные альвы и заберут меня и моего лисенка.
   Владо содрогнулся от безысходной тоски, которой веяло от слов девочки.
   - Это чушь, никаких Черных альвов нет, а если они и существуют, то нам не страшны. За мной, Иоль!
   И, обнажив меч, князь обрушил его на силки. Мальчик не отставал и разрубал путы длинным кинжалом, который служил ему мечем. Капкан оказался, в самом деле, не прост, но не смог устоять перед дружным напором. Правда, Владо и Иоль едва не рухнули с ног, когда, подхватив на руки обессилевшую девочку и ее лисенка, очутились около своих коней. Их оружие так затупилось и зазубрилось, словно они непрерывно рубились в жестокой битве много дней.
  
   Владо усадил девочку впереди себя на Белогрива, а Иоль сунул за пазуху Рыжика.
   - Итак, малышка, куда мы едем? Где твоя мама? - спросил князь.
   Девочка, все еще не веря в спасение, прошептала:
   - Это трудно сказать. Очень далеко и очень близко. Нам нужно ехать в чащу Великого Леса прямо на восток. К рассвету вы вступите в Чертоги моей матери. Только нельзя останавливаться.
   Внезапная догадка пронзила Иоля: эти дивные звездные очи, излучавшие свет, струящиеся шелковые локоны, непрерывно и почти незаметно для глаз менявшие цвет от серебристо-белого, до темно-золотого. Наконец, ее необыкновенная, завораживающая красота и несвойственная ребенку ее лет правильность речи...
   - Ты не человек, ты маленький эльф! - воскликнул мальчик.
   - Люди зовут нас так, - тихо ответила она.
   - Значит правда, эльфы существуют, - Владо воззрился на девочку как на чудо, как будто только что не спасал ее от гибели и не нес на руках.
   После замешательства, длившегося несколько минут, Иоль осторожно спросил:
   - Ты сказала, что мы попадем во владения эльфов только к рассвету. Быть может нам лучше переждать и отправиться в путь утром?
   - Нет. Мы уже в пути. Если сейчас остановимся, то достигнем Чертогов лишь через день. А следующей ночью будет новолуние, - голос малютки заметно дрогнул.
   Не возражая больше, путники тронули коней. Но, проделав несколько шагов, они должны были спешиться. Тропинка осталась в стороне, а лес превратился в чащобу. Владо подумал даже, не пустить ли им в ход меч, но девочка - эльф предостерегла его:
   - Не стоит этого делать. Великий Лес живой и ему не понравиться, если ты будешь убивать его детей.
  

* * *

  
   К вечеру путешественники почти выбились из сил, перелезая через упавшие замшелые стволы, далеко обходя завалы сушняка. Гнилые пни и толстые, змеевидные корни то и дело возникали у них под ногами. Острые сучья лезли в глаза и хватали за одежду. Иоль и Владо несколько раз проваливались в заполненные водой ямы и чьи-то норы. И только их спутница шла спокойно и уверенно. Деревья просто расступались перед нею.
   - Малютка, не могла бы ты попросить, чтоб Великий Лес немного смилостивился над нами. Кто знает, сколько нам еще шагать. Боюсь, что наши кони совсем обессилели, - задыхаясь проговорил князь.
   - Только кони? - спросила девочка.
   - Только кони, - подтвердил Иоль, вытирая лоб.
   - Хорошо, я попрошу.
   Но не успела она и рта раскрыть, как что-то изменилось. На мгновение упала полная тьма, а когда вновь посветлело, путникам показалось, что сменились декорации. Старый непроходимый лес куда-то исчез. Вместо этого они шли по светлой роще. Под ногами легко пружинил серебристый мох, деревья (стройные и высокие, а не корявые и суковатые как раньше) стояли редко как в парке. Где-то чивкнула одинокая птица.
   - Чудеса, - развел руками князь.
   Девочка рассмеялась серебряным смехом.
   - Видите, моя помощь не потребовалась. Великий Лес сам услышал твою просьбу.
   Владо от чего-то смутился, не зная, что сказать в ответ.
   - Спасибо, господине, - крикнул тогда Иоль и поклонился до земли.
   Дальнейшее их путешествие было похоже на легкую, приятную прогулку. Незаметно спустились сумерки. Небо потемнело, зажглись первые звезды. Вскоре над головой сияли мириады переливчатых бриллиантов. Иоль тихонько сказал шагавшей рядом девочке:
   - Знаешь, мне кажется, ночное небо навсегда отразилось в твоих глазах.
   - Это правда, - также тихо ответила она, - Меня нарекли в честь Предвечных звезд.
   - Ты разрешишь, если я буду звать тебя именем Звездинка?
   - Да.
   Луны почти не было - узкий серпик едва виднелся среди россыпи звезд. Но лунный свет был и не нужен. Звезды настолько ярко сверкали, что путешественники даже не зажигали фонарей. Много часов прошло в молчании. Потом край неба посветлел, стал сиреневым, бледно-желтым, розово-алым. По верхушкам деревьев пробежал шаловливый ветерок, казалось, он окунул кончики ветвей в золотую краску. И, вдруг, мгновенно захлестнув все кругом, в лицо нашим героям брызнули горячие солнечные лучи. А еще чрез мгновение они увидели перед собою высокую зеленую стену с распахнутыми настежь воротами. Два воина в золотисто-зеленых плащах с луками и колчанами, полными стрел, охраняли их. Звездинка вышла вперед, вскинула в приветствии руку и звонко сказала:
   - Это друзья!
   Стража безмолвно расступилась. Владо и Иоль вступили в Чертоги Владычицы эльфов.
   Внутри, за стеной они ожидали увидать город или дворец, но здесь был сад. Прекрасный сад со множеством деревьев и кустарников, покрытых цветами и сочными спелыми плодами. Цветы были здесь везде: разноцветным ковром они устилали землю, гирляндами свисали с ветвей, выглядывали из-за каждого листочка. Воздух был напоен чудесным ароматом. Птичьи трели не смолкали ни на минуту.
   - Это край вечной молодости! - воскликнул Владо.
   К путешественникам приблизился высокий человек в светлых одеждах.
   - Будьте нашими гостями, - с поклоном обратился он к мальчику и князю, - Я провожу вас туда, где вы сможете отдохнуть и подкрепиться, ожидая приема Владычицы. Дитя, Владычица очень беспокоилась о тебе, - это уже Звездинке.
   Та покраснела и, извинившись, стремглав помчалась по дорожке в глубь сада.
   - Мое имя Славур, - сказал встретивший их вельможа.
   - Верховный князь Олтея Владо-Аррэй, Иолл-Эдар, - представились в свою очередь путники.
   Некоторое время они шли молча по песчаной дорожке. Коней своих Владо и Иоль оставили у входа в дивный сад. Славур пообещал, что о них позаботятся. Наконец, Иоль несмело спросил:
   - Славур, позволь мне задать один вопрос.
   - Конечно, мальчик. Если смогу, то с удовольствием отвечу на него.
   - Я прожил в этих местах, в Гондолине, всю жизнь, но ни разу не встречал эльфов. Лишь один старик видел вас, когда был почти ребенком. Почему вы не хотите, чтоб о вас узнали? Вы боитесь людей? - и, поняв, что сказал, что-то не то, смутился и сильно покраснел. Но Славур не обиделся.
   - Это сложный вопрос, Иолл-Эдар. Во-первых, ответь, кого видел в молодости твой старец - эльфов или нас?
   - Но я думал, что вы и есть эльфы? Звездинка, то есть царевна, которую мы выручили, сказала, что люди называют вас эльфами...- он запутался и еще больше смутился.
   - Эльфы - наши младшие братья. Они любят сумерки, песни и танцы под луною. Иногда они шутят и пугают людей, хотя никогда не причиняют им зла. Они лишь забавляются, веселятся. Другое дело Черные альвы.
   - Мы слышали это имя от царевны. Кто они? В Олтее о Черных альвах ничего не известно.
   - О, это наши страшные враги. Черные альвы готовы уничтожить нас навсегда, они похищают наших детей и обращают их ко злу. Ваши дети, маленькие люди, им тоже нужны. Хотя у людей почти нет Дара, но зато из них получаются самые лучшие солдаты и сильные, выносливые рабы.
   - Кто же вы, тогда?
   - Мы, Альвы Тэлери. Мы жили на Земле задолго до того, как здесь появились люди. Черные альвы когда-то давно тоже были одними из нас, но их обуяла гордыня. Когда кто-то желает возвыситься над другими, то непременно катиться в бездну зла. В то время, на заре времен, между Тэлери и Черными альвами разразилась кровопролитная война, в которой никто не сумел одержать победу. Нас почти не осталось, но и они должны были уйти, спрятаться в горных пещерах, в северных снегах или пустынях Ати. Тэлери было слишком мало, чтоб заселить весь Гондолин - нашу исконную землю. Нам пришлось отступить в глубь Великого Леса, нашего защитника. Братья - эльфы беспечно резвились в цветущих долинах Гондолина, пока туда не пришли люди, - Славур печально вздохнул, - Я знаю, война когда-нибудь вновь начнется. Черные альвы набирают силу, а мы еще слишком слабы, у нас нет союзников.
   - Отчего же вам не опереться на людей? - спросил Иоль.
   - Прости, но я никогда не считал людей надежными друзьями. Мне кажется, что они похожи на малышей - эльфов, ведь они проснулись еще позже...
   - Ты напрасно так думаешь, Славур, - довольно резко сказал князь, - Поверь, мы в силах отличить добро от зла, и встать на сторону Света повелевает нам сама наша природа. Быть может, не все люди так хороши, но, во всяком случае, большинство из них.
   - Прости, друг мой, если я задел тебя своими словами. Я, может быть, действительно мало интересовался судьбой людей. Сегодня на Совете я поставлю этот вопрос, и я почти уверен, что ты, Владо-Аррэй, будешь туда приглашен.
   - Скажи мне, Славур, Черные альвы - это тороки? - неожиданно перебил их Иоль.
   - Нет, мальчик. Тороки, просто свора, хотя не скрою, довольно опасная. Черные альвы часто нанимают тороков, чтоб те сделали для них всю грязную работу.
   Они подошли к высокому шатру из ярко-зеленого атласа с золотыми шнурами. Полог был откинут.
   - Здесь вы сможете отдохнуть. Теперь позвольте вас оставить, - Тэлери кивнул головой и удалился.
   Внутри путники нашли роскошные яства, каких не бывало на княжеском пиру и в самые лучшие времена: разнообразные фрукты и овощи (даже такие, которые Владо, а, тем более Иоль, видели впервые), холодные и горячие закуски, густое терпкое вино в серебряном кувшине с высоким горлышком. Самое удивительное, что на столе вообще не было животной пищи (мяса, птицы, или рыбы) только дары природы.
   - Ну что, Иоль. Теперь можно подкрепиться и передохнуть. Смотри, какие прекрасные вересковые ложа, - повеселел князь.
  

* * *

  
   К вечеру, когда оба насытились и отдохнули, как следует, к ним пришел Славур.
   - Владычица Эя приглашает вас на аудиенцию.
   Сейчас сад Тэлери выглядел еще прекрасней, чем днем, но им некогда было любоваться чудесным видом. Обоих волновала встреча с Владычицей, поэтому они только мельком глянули на разноцветные фонарики и гирлянды огней, которые начали зажигаться то там, то тут. А Иоль то и дело порывался спросить, где Звездинка, но почему-то не решился. Они прошли совсем недалеко и скоро достигли центра сада. Здесь росло огромно дерево с гладкой корой. В закатных лучах она отливала золотом. Крона вздымалась на невообразимую высоту. Ветер чуть шевелил серебристо-зеленую листву, поэтому было ощущение, что ясень светиться изнутри. Рядом с исполином, чуть в стороне был маленький водоем. Высокими краями он напоминал чашу. Вокруг поляны собралась пестрая толпа Тэлери. Прямо перед великаном был установлен золотой трон, на котором восседала сама Владычица Тэлери. Владо и Иоль сделали несколько шагов и невольно опустились перед нею на колени. Владычица Эя была прекрасна и величественна, но дивный взор ее не был ни грозным, горделивым. Струящиеся светлые волосы тяжелыми волнами падали на грудь, скрывая узор длинного белоснежного платья, на голове сверкала золотом кружевная диадема, украшенная изумрудами и сапфирами.
   Владычица Тэлери, едва увидев гостей, встала им навстречу.
   - Поднимитесь, друзья, - прозвучал мелодичный голос, - Это я должна преклонить перед вами колени. Вы спасли мою отраду, мою единственную дочь.
   По рядам Тэлери, собравшимся на поляне, пробежал шум: никто не знал о том, почему этих двух людей принимают так торжественно. Эя возвысила голос:
   - Да, люди, к которым мы относились высокомерно и считали, что у них нет Дара, сумели освободить Этиль от пут Черных альвов. Примите мою искреннюю благодарность, князь Владо-Аррэй и ты, Иолл-Эдар, - с этими словами Владычица до земли поклонилась опешившим людям.
   - Этиль, наша звездочка, - прокатилось по рядам, Тэлери расступились. К ясеню, немного смущаясь, вышла девочка-подросток в длинном серебристом платье с голубыми волнами.
   - Ой, - растерянно воскликнул Иоль.
   Но Этиль посмотрела ему прямо в глаза, и мальчик понял - это она. "Но как это вышло? Почему за несколько часов Звездинка повзрослела почти на десять лет?"
   - Ты удивлен, Иолл-Эдар? - весело спросила Этиль, - Но это я. Дело в том, что мы, Тэлери, растем и мужаем не так как вы - люди. Пока я не пройду сквозь Возрастание, когда детство покинет меня навсегда, я могу сама выбирать тот возраст, в котором хочу быть. Там в лесу я испугалась. Мне захотелось стать маленькой и незаметной.
   Владо удивился, как легко и честно девочка призналась в своей слабости.
   - Что же здесь удивительного? - Звездинка словно прочитала его мысли, - Никто не будет спорить о том, что моя жизнь висела на волоске, и если б не вы, меня сегодня уже не было б на свете.
   - Это так, - тихо проговорила Владычица Эя, - Черные альвы наши заклятые враги. Я хочу предупредить вас, освободив Этиль, вы навеки навлекли на себя их гнев! Я думала, чем же смогу отблагодарить вас и решила. Как только вы покинете наши Чертоги, ваша жизнь будет в опасности, поэтому мой дар будет вам очень кстати, - между пальцев Владычицы сверкнула ослепительная молния, - Этот Серебряный рожок наше величайшее сокровище. Где бы ты ни был, Владо, стоит тебе поднести его к губам и протрубить, к тебе придет помощь. Любой Тэлери услышит звук Серебряного рога и не оставит зовущего в беде.
   Владычица с поклоном протянула Владо подарок. Князь опустился на одно колено и торжественно принял его. Рог был великолепен: отлитый из белого нетускнеющего серебра с выгравированными ярко-синими цветами и таинственными письменами.
   - Благодарю, тебя Владычица за бесценное сокровище. Ты можешь не сомневаться, Рог никогда не употребиться во зло.
   Эя улыбнулась:
   - Я не сомневаюсь, мой князь. В знак доверия и дружбы я приглашаю тебя на Совет, который состоится здесь и сейчас.
   Иоль растерялся. Он не знал как себя вести. После слов Владычицы многие Тэлери, не участвовавшие в Совете стали покидать поляну. "Как же быть мне, ведь я тоже не приглашен". Его выручила Этиль. Девочка ухватила Иоля за руку и потащила вглубь сада.
   - Что ты растерялся, Иолл-Эдар. Идем.
   - Я думал, что ты тоже будешь там...
   - С чего ты взял?
   - Ведь ты царевна, дочь Владычицы.
   - Что с того. Я не имею права быть на Совете. Я ничем не заслужила права быть там и решать судьбу народа, кроме того, я еще ребенок. У взрослых свои дела, у нас свои. Идем, - повторила царевна и потянула его за руку.
   Они прошли несколько шагов, пока поляна Совета не скрылась из виду, и не стихли голоса. Этиль внезапно остановилась. Сумерки окутали дивный сад. Деревья и цветы приобрели облик фантастических существ - добрых и веселых, а не грозных и страшных как на опушке Великого Леса. Небосвод проткнули первые иглы звезд. Царевна повернула к Иолю внезапно посерьезневшее лицо. Тот потупился - в ее прекрасных очах блеснули слезы. Мальчик взял ее похолодевшие пальцы в свои ладони.
   - Что ты, Звездинка. Все уже позади.
   - Я не знаю, Иоль, но у меня тяжело на сердце. Мне кажется, что ты задумал что-то плохое...
   Он встрепенулся.
   - Нет, не зло против других. Но... скажи, неужели эта жертва нужна? Ведь должен быть другой выход.
   - Я не понимаю, о чем ты говоришь, - глухо вымолвил Иоль.
   - Ты знаешь, и я знаю,- печально возразила она.
   - А если так, то ты должна понять, что иного пути нет. Иолику по-другому не спасти. Я хотя бы буду знать, что она жива и счастлива.
   - Счастлива?
   - Но что же ты предлагаешь, царевна? - воскликнул Иоль зазвеневшим голосом.
   Этиль опустила голову и вместо ответа спросила:
   - А князь знает о твоем решении?
   - Нет, это ни к чему. Он не знает ничего о проклятии и не должен знать.
   - Иоль, ты не можешь решать за него.
   - Я могу решать за себя. Тем более, что уже ничего нельзя изменить. Это пустой разговор, к чему ты завела его?
   - Я хотела... Я думала...
   - Нет! - Иоль резко оборвал ее и почти с ужасом отпрянул. Ему показалось, что царевна Тэлери сейчас переведет на себя проклятие, которое он добровольно взял, - Я запрещаю! Ты ничего не сможешь сделать.
   Этиль покусала губы.
   - Хорошо, оставим это. Я не стану тебя принуждать против воли, но я прошу принять от меня один маленький подарок. Нет-нет, - остановила она его протестующий жест, - Дар Владычицы князю, безусловно, бесценен. Я же хочу подарить тебе, Иолл-Эдар, мой талисман.
   На груди Этиль блеснул лазурью чистейшей воды сапфир в тонкой серебряной оправе. Каждая грань камня отражала свет. Иоль наклонил голову и принял дар царевны.
   - Это не простой самоцвет, Иоль. С его помощью ты всегда, когда захочешь, сможешь поговорить со мной. Стоит лишь прикоснуться к нему и позвать меня, я везде услышу тебя.
   - Благодарю тебя, Звезда Тэлери.
   Некоторое время они в молчании шли по тропинке, наслаждаясь красотой и прохладой ночи. Дорожка вывела их на берег озера. Здесь, в величественной тишине они увидели чудо. По темной зеркальной глади озера пробежал ветер, рождая маленькие волны. Неподвижная поверхность всколыхнулась, осветилась серебряным светом, поднялась гигантским куполом и разбилась мириадами сверкающих капель. Взорам детей открылась прекрасная и величественная ослепительно-белая лилия - царица цветов.
   Иоль застыл в восхищении, ожидая, что будет дальше, и не сразу почувствовал, как Этиль тронула его за рукав.
   - Иоль, позволь мне рассказать обо всем маме. Быть может, на Совете найдут правильное решение и смогут помочь.
   - Нет, Звездинка. Проклятие может снять только колдунья. Иного пути нет, - повторил мальчик.
   Этиль съежилась и отвернулась, а потом проговорила, глядя на озеро:
   - Тэлери не принимали людей всерьез, считая, что у них нет Дара. И это так. Князь Владо не справился бы с путами Черных альвов без тебя. Ты другой. Я не понимаю, почему, но чувствую это. Мне очень жаль, что ты не хочешь принять помощь. Совет принял бы разумное решение. Приносить себя в жертву - это глупо!
   - Ты напрасно стараешься, Звездинка. Я сам волен распоряжаться своей судьбой и спокоен, когда знаю, что, по крайней мере, такая гибель сестре не грозит. Иначе все наше путешествие потеряло бы всякий смысл. Но... я не понимаю, царевна, как ты узнала о проклятии?
   - Я просто почувствовала.
   - А другие Тэлери?
   - Они, наверное, нет. Даже мама.
   Они помолчали, потом Иоль задумчиво сказал:
   - Звездинка, не думай, пожалуйста, что я стремлюсь свести счеты с жизнью, или, что я великий герой, которого не страшит гибель. Я, как и ты, надеюсь на лучшее. Поверь мне, я уверен, что пока мое решение - единственно верное. Одни боги знают, что ждет нас впереди. Может быть, я еще пожалею об этом, но не сейчас. Старец Гор все ясно растолковал мне и я думаю, что наступит день, когда все переменится. Ведь есть еще надежда. Иногда я вижу какие-то картины, которые говорят мне о будущем. Теперь мне кажется, что и тебя я видел когда-то...
   - Я тоже видела тебя в Зеркале Мира, - как эхо откликнулась Этиль, - Пусть все идет своим чередом, и не будем больше возвращаться к этому разговору. Но мы непременно еще встретимся, ведь так?
   Иоль вдруг рассмеялся:
   - Звездинка, мы же не сейчас расстаемся.
   - Да-да, конечно! Сегодня забудем все плохое, идем, - Этиль потянула Иоля за руку, и они скрылись в глубине сада.
  
   Иоль возвратился в шатер, который Тэлери определили им для жизни здесь, поздно ночью. Мальчик старался ступать неслышно, чтоб не разбудить князя. Он был уверен, что Совет закончился давным-давно и Владо уже спит. Но это было не так. Едва Иоль поднял полог и, нагнувшись, зашел в шатер, как услышал недовольное ворчание:
   - Где ты был. Я уже хотел идти тебя искать.
   - Прости, княже, - мальчик виновато опустил голову, не смея взглянуть в лицо рассерженного князя, - Мы просто заигрались с Этиль.
   - Заигрались! - Владо вскочил и нервно начал мерить шагами пространство шатра, - Ты сведешь меня с ума, Иоль. Как можно быть таким беспечным. Мы в чужой стране, где все время нужно держать ухо востро, пойми!
   - Княже, как ты можешь так говорить, - Иоль ошарашено глядел на побледневшее гневное лицо князя, - Где, как не в Чертогах Тэлери мы можем чувствовать себя в безопасности. Это последний приют перед открытой опасностью. Почему бы нам ни воспользоваться отдыхом.
   Владо улыбнулся и положил руку ему на плечо:
   - Конечно, мой мальчик. Я просто волновался за тебя. Уже поздно, давай спать.
   Иоль пожал плечами и почти без сил рухнул на ложе. Сказалась бессонная ночь и тревоги дня. Уснул он мгновенно. Владо же не спалось. Он беспокойно ворочался и вздыхал. Потом сел, прислонился к мягкой стенке шатра и, обхватив голову руками, задумался. Когда в откинутый полог шатра заполз предрассветный холод и серый дрожащий свет, князь поднялся и подошел к Иолю. Он долго изучал раскрасневшееся во сне лицо, и все качал головой. Он покусал губы и пробормотал:
   - Невозможно, этого не может быть.
   Мальчик повозился на постели и съежился. Владо секунду постоял, потом, будто опомнившись, скинул с плеч плащ и накрыл им Иоля. Он опустил полог, вздохнул, бросился на кровать, поглубже зарывшись в вереск, и смежил веки. Но и во сне тяжелые мысли не покидали его. Владо вновь увидел Владычицу Эю. После Совета она остановила его и сказала:
   - Скажи мне, князь, ты полностью уверен в своем спутнике?
   - Да, конечно. Но, что ты имеешь в виду?
   - Видишь ли, Владо, я не сомневаюсь, что мальчик Иолл-Эдар честный и добрый, но будь осторожен с ним.
   - Я не понимаю тебя, Владычица! - резко сказал он.
   - Я должна предостеречь тебя. Будь с ним очень осторожен, смотри за ним. В критический момент Иоль может сорваться.
   - Я... Мне не нравятся твои загадки, Владычица. Если ты хочешь, чтоб я поверил тебе, говори яснее.
   Эя помолчала в раздумье и печально опустила голову.
   - Хорошо, я отвечу. Дело в том, что в жилах этого мальчика течет кровь Черных альвов.
   Владо отшатнулся.
   - Это ложь, он человек!
   - Это правда. Я не отрицаю, он человек, но в нем есть кровь Черных альвов, - повторила Эя, - поверь, я это чувствую.
  

* * *

  
   Путешественники тронулись в дорогу следующим утром. Сама Владычица приглашала их погостить у Тэлери до Весеннего праздника, красивого и очень важного в жизни Тэлеи, но Владо отклонил приглашение.
   - Прости, светлая Владычица, но мы не можем задерживаться. Я понимаю, какая огромная честь оказана нам, и все же мы должны ехать. Каждая минута нашего промедления оборачивается новыми муками для моей дочери, - сказал князь с поклоном, когда вдвоем с Эей медленно шли по тропинке Дивного сада.
   - Ну что ж, - она со вздохом развела руками, - я отпускаю тебя. Знай, ты всегда желанный гость в Чертогах Тэлери и помни, если ты будешь смотреть в глаза смерти, протруби в Рог и помощь непременно придет. Только запомни - воспользоваться помощью Серебряного рога можно лишь раз, поэтому используй его в крайнем случае.
   - Я понял тебя, Владычица, - проговорил князь, заметно помрачнев. "Как же я мог упустить из виду. Конечно, такой ценный подарок не дарят просто так. Обязательно должен быть како-то подвох!" Но, встретив печальный взгляд Владычицы, князь оборвал себя. Эя положила руку ему на плечо и сказала,
   - Такие дары, Владо, не могут быть иными, а вас ничто не убережет от опасности в пути, даже целая армия Тэлери. Все, что должно произойти, исполнится.
   Князь встрепенулся.
   - Так, ты знаешь будущее. Эя, открой, что меня ждет. Сумею ли я спасти дочь?
   По лицу Владычицы пробежала легкая тень, но она ответила:
   - Будущее темно. Чаша весов колеблется, и выбор еще не сделан, Владо. Мальчик, Иолл-Эдар должен решить, кому он принадлежит, Свету или Тьме.
   - Причем здесь Иоль? Росинка - моя дочь, я совершил когда-то страшную ошибку и я должен ее исправить.
   - Я ничего другого не могу тебе сказать. Тем более, что ты и так узнал слишком много, - Эя нахмурилась, - Тэлери еще никогда ни одному человеку не оказывали такой чести.
   - Прости меня, я не сдержался.
   - Прощай, - Владычица отвернулась и скрылась в глубине сада.
   Владо, растерянный и ошеломленный, остался стоять на аллее и ругал себя:
   - Надо же быть таким ослом - поссориться с Тэлери.
   Но изменить ничего было уже нельзя. Владычица Эя не приняла его извинений. Он вздохнул и поплелся к шатру, где нашел Иоля, уже готового к походу и Этиль. Дети стояли на пороге шатра и молча смотрели друг другу в глаза. Князь их окликнул. Встрепенувшись, Иоль протянул царевне руку и прошептал:
   - До свидания.
   - Удачи, - так же тихо откликнулась девочка и крепко стиснула его ладонь.
  
   Князь и мальчик пересекли Сад Тэлери в полном одиночестве. Ни один Альв не встретился им на пути.
   - Странно, княже, Тэлери так хорошо к нам отнеслись, так радушно принимали... И вдруг даже проводить не пришли, - с недоумением сказал Иоль.
   - Я тоже удивлен, - сказал князь, а про себя подумал, что слукавил. Их не провожают, наверное, потому что так распорядилась Владычица. Он оскорбил ее недоверием. Хорошо, если Рог не исчезнет, когда они выйдут за пределы Чертогов. "Да, нет, не может быть! Тэлери не могут быть коварными", - оборвал он себя. Обоим было очень грустно. Они шли, не любуясь дивной красотой, не обращая внимания на птичьи трели и рулады.
   "Вот сейчас, за следующим поворотом мы увидим зеленую ограду, выйдем за ворота и больше никогда не попадем в чудесный сад, не увидим Альвов", - думал князь.
   - Смотри, княже! - вскрикнул Иоль и остановился. Около Золотых ворот, которые охраняли два Альва - лучника стояла Владычица Эя, а рядом с нею Этиль и Славур. Эя сделала шаг на всречу и сказала:
   - Друзья, князь Владо, Иолл-Эдар, не в наших правилах провожать гостей, но мы хотим это сделать. Именно здесь - у Зеленой стены - нашей границы я желаю вам доброго пути и надеюсь, что это пожелание оградит вас от напрасных трудностей и случайных бед.
   - Наши судьбы навсегда связаны и не исключено, что мы еще встретимся, - проговорил Славур.
   - Даже раньше, чем вы думаете, - вставила Этиль, но так тихо, что услышал один Иоль, - Счасливо! - добавила она громче и по человеческому обычаю махнула рукой.
   Путешественники помахали в ответ, вскочили на коней, которые нетерпеливо били копытами.
   - Помните, помощь придет, где бы вы ни были, - услышали они голос Владычицы.
   Владо обернулся, чтоб еще раз посмотреть на нее, но ничего не увидел. Чертоги Тэлери скрылись в зеленой дымке. Кругом был только лес. Тропинка, уверенно петлявшая между деревьями, скоро вывела их на опушку. Великий лес остался позади. Путники ступили на первые отроги гор.
  

* * *

  
   - Ну вот, Иоль, и закончились гостеприимные земли Гондолина. Я не припомню, чтоб так далеко на восток забирались даже торговцы. Все наши друзья живут на севере и западе от Олтея, за исключением твоих соплеменников. За Синими Горами побывали лишь немногие неутомимые путешественники, смысл жизни которых составляет дорога, - задумчиво проговорил князь.
   Мальчик согласно кивнул:
   - Старик Доал, помнишь, я рассказывал про него, из таких. Когда я решил идти искать сестру, он предупредил, что если я пойду в Синие Горы, то должен быть осторожен. Здесь также живут тороки, правда немного другие, чем на востоке Гондолина. Эти горные тороки не кочевники. Доал говорил, что они называют себя Пещерным народом. Он несколько лет был у них в плену и насмотрелся всего. Доал всегда рассказывал какие-нибудь жуткие истории, особенно по вечерам. Он сказал, что примерно в этом районе есть перевал, на который должна указать тройная вершина в виде короны: два коротких зубца, а между ними острый пик. Левее Короны должен быть перевал. Вот, он даже попытался нарисовать этот путь.
   Мальчик вытащил из-за пазухи смятый листок бумаги на котором было изображено что-то наподобие карты.
   - Твой старик просто кладезь мудрости! - воскликнул Владо, рассматривая импровизированную карту.
   - Да. В молодости он много бродил по свету. Он все искал кого-то. Только нам не рассказывал кого.
   - Нашел?
   - Нет. Он отчаялся и вернулся домой. Годы подточили его, и теперь он только рассказывает о своих скитаниях.
   Так, беседуя, путники поднимались все выше по горным уступам.
   - Смотри, княже, я вижу корону. Вон там, в стороне.
   Владо вскинул голову. Трезубая вершина ослепительно сияла в солнечных лучах. Правда, чуть ниже, там, где с гор срывался бурный поток водопада, начали сгущаться тучи, похожие на обрывки тумана. Но седловина перевала и горная тропинка, ведущая к ней, просматривались еще хорошо.
   Князь посмотрел на солнце, которое уже начало клониться к закату, на облако над перевалом и покачал головой.
   - Погода в горах - шутка капризная. Я думаю, что нам не стоит штурмовать горы сегодня. Не нравятся мне эти тучки. Будет лучше, если мы отыщем какую-нибудь просторную сухую пещеру и переночуем там, а утром двинемся дальше.
   Пещеры, однако, они не нашли, зато чуть выше увидели отличное убежище, словно кто-то специально для них постарался. Чуть в стороне от тропинки огромный валун примыкал к гладкой отвесной скале, получился небольшой закуток. Достаточно просторный, однако, чтоб здесь могли уместиться два человека. А обломок скалы, вероятно, занесенный сюда оползнем, образовал навес.
   - Смотри, Иоль, какие хоромы, - сказал князь, радостно потирая руки.
   - Нам даже за дровами далеко ходить не нужно, - согласился мальчик. Рядом рос колючий кустарник, отлично подошедший для костра. Лошадей они привязали тут же.
   После полуночи Владо, который дежурил первым, разбудил Иоля.
   - Я посплю часа три и сменю тебя, - сонно пробормотал он и тут же проварился в сон.
   Иоль поежился, подсел поближе к костру и запахнулся в плащ. В огне потрескивали сучья, дым ел глаза, лошади иногда всхрапывали рядом и переступали копытами. Чтоб не заснуть, мальчик бросил в костер несколько веток и сделал три круга вокруг их навеса, держа его все время в поле зрения, но скоро утомился и вновь привалился спиной к камню. Тот уже успел остыть за ночь и неприятно холодил затылок и спину, зато помогал бороться со сном.
   Вдруг что-то изменилось. Стена, до этого момента неподвижная и неприступная, начала съезжать в сторону. Иоль испугался, что заснул и с силой тряхнул головой. Но это был не сон. Вместо монолитной скалы теперь зиял черной пастью огромный провал. А через секунду от туда выбрались двое. Сон мигом слетел с мальчика. Он выхватил меч и прыгнул вперед, загородив собой еще не проснувшегося князя.
   - Кто вы?! - крикнул Иоль, невольно зазвеневшим голосом.
   Пришельцы попятились было, но тут же вышли на свет. Оба были невысокого роста (чуть ниже Иоля), но широкогрудые и коренастые. Старший, выше и плотнее, с длинной пегой бордой, заправленной за кушак, в низко надвинутом капюшоне, из-под которого торчал длинный крючковатый нос, да сверкали цепкие, похожие на два буравчика угольные глазки грозно нахмурился и вытащил из-за пояса топор. Второй, маленький и более грацильный, сделал шаг вперед. Слишком просторный капюшон упал, открыв довольно приветливое безбородое лицо. Незнакомец откинул со лба темные волосы и улыбнулся.
   - Мы - Стражи пещер, а кто вы такие? Что вы делаете в наших владениях и почему обнажаете против нас оружие? - спросил он гортанным голосом.
   - Прости его, господин, - раздался голос за спиной Иоля. Тот опустил меч, а князь вышел вперед, - Мальчик лишь берег мой сон.
   Незнакомец молча наклонил голову.
   - Мое имя, Владо-Аррэй, я верховный князь княжества Олтей, - продолжал он, - Это мой спутник, Иолл-Эдар, его родина Гондолин. Мы не желаем вам зла. Наш путь лежит в землю Ати и единственная дорога проходит через ваши земли и Коронный перевал. Если срочные дела не зовут вас к службе, я предлагаю разделить с нами нашу скромную трапезу.
   С этими словами князь сделал приглашающий жест.
   - Я принимаю предложение,- сказал незнакомец и, обернувшись к своему спутнику, добавил, - ты можешь идти, Гордин.
   Бородач, не проронивший до этого ни слова, так же молча поклонился и скрылся в проеме. Вслед за этим скальная стена заняла свое прежнее место, скрыв всякие следы прохода.
   "Вот странно, - подумал Иоль, - по виду этот маленький человечек совсем мальчишка, а между тем тот, второй, послушался его беспрекословно. Не иначе, как это какой-нибудь здешний наследный принц, а то и сам правитель". Эти размышления, однако, не помешали ему проворно извлечь из дорожных сумок запасы, которыми снабдили их в Чертогах Тэлери: сушеные овощи, курагу и финики, какие-то удивительные, таявшие во рту и прекрасно утолявшие голод галеты и флягу с вином.
   - Я - Эрин, Третий Страж Пещер, - наконец, представился незнакомец, - Я рад приветствовать вас в Синих Горах. Люди редкие гости в этих местах. Ведь вы, без сомнения, люди? - спросил он, немного смутившись.
   Князь кивнул:
   - Это так. А ваш народ?
   - Мы - Стражи Пещер, гномы Синих Гор, - ответил Эрин.
   - Все же, какие дела завели вас в наши края, - после недолгого молчания спросил гном, - если это, конечно, не секрет.
   - Это не секрет, но довольно длинная и грустная история.
   - Отлично, я люблю длинные истории, - Эрин повозился, устраиваясь поудобнее, и приготовился слушать.
   Владо немного удивился, но все же рассказал ему почти все, опуская некоторые детали. Но он ни словом не обмолвился о Чертогах Тэлери. Глаза гнома широко раскрылись, а приоткрытый рот сделал его похожим на ребенка. Признаться, он совсем не умел слушать и перебивал князя самым невежливым образом.
   - Значит, у вас водятся тороки? Эти злобные твари очень докучают нам. Даже наши (он сделал ударение на этом слове) наши воины не всегда могут обуздать их. Где уж людям справиться с тороками... А этот старик, Гор, весьма умен. Уж не течет ли в его жилах кровь гномов?
   - Я, право, не расспрашивал его об этом, - ответил князь, слегка обескураженный поведением Эрина.
   Иоль по-настоящему веселился. Ему стоило большого труда спрятать улыбку. Этот смешной маленький гномик, который воображал себя высокой фигурой, напомнил ему беззаботного дружка с хутора. "Хотя все это может быть коварной ловушкой. Доал говорил, что был в рабстве у пещерного народа, а этот называет себя Стражем Пещер", - вдруг подумал Иоль и нахмурился. А Эрин, между тем, с большим удовольствием уплетал галеты и фрукты, не мало не смущаясь, пока не уничтожил почти все их запасы. Костер прогорал быстро, и Иоль уже несколько раз должен был выйти наружу, чтоб нарубить сушняка. К утру упала роса, и ветки шипели в огне и стреляли искрами в разные стороны. Одна из них клюнула Эрина в ладонь, когда тот потянулся за очередной галетой. Гном ойкнул и удивленно посмотрел на костер, потом на князя и сказал:
   - Если вы желаете, я мог бы предложить вам свою помощь и проводить через горы. Перевал несколько дней назад заняли тороки, но я знаю тропу, по которой можно добраться до противоположного склона Синих Гор и спуститься в долину.
   Иоль и Владо переглянулись. Все это очень странно.
   - А наши кони? - мальчик впервые за всю ночь нарушил молчание. Гном глянул на него и опустил глаза.
   - Кони должны остаться здесь. По тропе им не пройти.
   Князь резко выпрямился и, глядя сверху вниз на Эрина, отчетливо сказал:
   - Тогда мы пойдем через Коронный перевал. Иоль, залей костер, - кивнул он спутнику, - Уже светает и нам пора в путь.
   - Но там тороки! - в отчаянии вскрикнул гном, вскакивая на ноги.
   Владо бросил на него гневный взгляд и молча начал собирать сумки.
   - Я не пущу вас, - Эрин одним прыжком оказался в проеме навеса, загораживая выход.
   - Что! - князь бросил сумку на землю и выхватил меч. Он готов был уже кинуться на этого страшно назойливого гостя, когда Иоль сжал его руку протестующим жестом.
   - Подожди, княже, - и, повернувшись к гному, спросил, - Почему мы должны тебе верить? Мы ничего не знаем ни о тебе, ни о твоем народе, а ты ничего не знаешь о нас. Почему ты решил помочь нам, даже показать тайную тропу? Может быть это подвох и ты просто хочешь заманить нас в ловушку?
   - Нет-нет! - Эрин закрутил головой так сильно, что она чуть не отвалилась, - Я понимаю, не легко поверить первому встречному. Но я не желаю вам зла. Это правда. Люди так редко появляются в наших краях. Я никогда еще не видел людей. Моя бабушка говорит, что они честнее и лучше гномов. И вы, вот, тоже хотите помочь человеку... Тороки тоже нападают на вас... А меня всегда учили, что враги наших врагов - наши друзья, - Эрин замолчал, а потом добавил очень тихо, - Я знаю, это очень больно, когда теряешь родных. А у вас есть надежда ее спасти.
   Владо мягче посмотрел на гномика. "Он выглядит вполне искренним", - подумал князь, а вслух спросил
   - А что будет с нашими конями?
   - Гордин позаботится о них. А когда вы будете возвращаться, то найдете лошадей в целости и сохранности, - сказал гном. И в подтверждение его слов половина скальная дверь вновь отъехала в сторону, и из нее появился хмурый гном с пегой бородой, как будто он стоял за дверью и только ждал момента, когда его позовут. А может быть, так оно и было. Владо поколебался еще намного и решил. Он подошел к Белогриву. Погладил по холке, зарывшись лицом в густую гриву, что-то быстро зашептал. Умное животное, склонив гордую голову, внимательно слушало хозяина. Иолю показалось, что конь несколько раз кивнул, соглашаясь с князем. Мальчик тоже простился со своим конем. Когда Владо, наконец, сумел оторваться от Белогрива, мальчик заметил, глаза князя неестественно блестят. Он поморгал несколько раз, будто смахивая соринку, и глухо сказал:
   - Я доверяю вам свою жизнь, но не могу доверить жизнь своего друга. Я решил, пусть наши кони идут обратно. Они смогут найти дорогу домой.
   Эрин только развел руками. Гордин отвесил поклон, бросив хмурый взгляд на путешественников, и молча удалился. Иоль и Владо расседлали коней и спрятали упряжь у навеса.
   - Иди, друг, не бойся, - князь еще раз ласково обнял Белогрива и слегка хлопнул его по крупу.
   Иоль сжал в ладони талисман - подарок Этиль и прошептал едва слышно:
   - Звездинка, позаботься о наших конях.
   - В путь, - скомандовал Владо. И маленький отряд начал карабкаться в горы.
  

* * *

  
   Вначале путешественники поднимались широкой торной дорогой, ведущей прямиком к перевалу. Князь начал беспокоиться и тревожно оглядывался по сторонам. Иоль стиснул рукоять меча и цепко следил за гномом. Тот, казалось, не замечал, что происходит со спутниками, и спокойно шел вперед, тихонько насвистывая какую-то песенку. Внезапно Эрин остановился, покрутил головой, что-то ища. Вдруг прыгнул в сторону и исчез
   - Эй, - растерянно крикнул князь и выхватил меч, прижавшись к скале. Иоль был уже рядом. Но над ними раздался веселый смешок:
   - Здорово я вас провел? - Эрин высунул голову из узкой щели, уходящей резко влево от дороги на перевал.
   - Ловко, - князь рассмеялся.
   - Идите сюда. Вот она, тропа. Не бойтесь, здесь достаточно широко.
   Князь, а следом за ним Иоль протиснулись в расселину. Здесь было неуютно. Казалось, что скалы сейчас упадут, раздавят их своей мощью. Владо присвистнул:
   - Ничего себе. Идем?
   Эрин кивнул.
   - Но прежде нужно обвязаться веревкой. Скоро мы выйдем к обрыву. Без страховки там очень опасно.
   Гном извлек из складок плаща довольно большой моток веревки и ловко соорудил три широкие петли. Прежде, чем они двинулись в путь, он несколько раз дернул веревку - проверил, хорошо ли держат узлы. Убедившись, что все в порядке, Эрин двинулся вперед. За ним гуськом шли князь и мальчик.
   Несмотря на то, что тропинка довольно круто забирала вверх, прорубленные в скале ступеньки облегчали путь. Стены немного расступились, и это радовало. Но Эрин оказался прав. Очень скоро опоры справа не стало. Скала оборвалась так внезапно, что у Владо закружилась голова. Они оказались на краю бездонной пропасти. Слева возвышалась неприступная, совершенно гладкая, отливающая черным перламутром стена, а справа в полуметре зиял обрыв в пропасть. Узкая, неровная полоска земли выглядела ниткой, готовой порваться каждое мгновение.
   - Впечатляет, - медленно проговорил князь.
   - Вы не передумали? - спросил Эрин.
   - А разве у нас есть другой путь? Ты же сам нас уверял, что перевал занят тороками.
   - Тогда идем. Ступайте за мной и не смотрите вниз.
   Эрин тронулся в путь, но почти сразу остановился и удивленно глянул через плечо, когда почувствовал, что веревка, туго завязанная на поясе, натянулась. Владо стоял на краю обрыва, боясь оторвать руки от скалы. Трудно было решиться сделать первый шаг. Да еще эта стена нестерпимо сверкала на солнце, отражая свет глянцевой поверхностью.
   - Княже, нужно идти, - мягко, но настойчиво сказал Иоль.
   - Да, да.
   Владо зажмурился и шагнул, как шагают в пропасть. Но ничего не случилось. Под ногами по-прежнему была твердая земля, а слева надежная, как вечность скала. Князь вздохнул, и маленький отряд двинулся дальше.
  
   Они шли уже довольно долго, все выше забираясь в горы. Заметно похолодало, а в воздухе стало меньше кислорода. Каждый вздох теперь давался с трудом. Эрин, наверное, для того, чтобы успокоить своих спутников, постоянно развлекал их разговорами.
   - Это ничего, - весело говорил гном, - К горам быстро привыкают и даже жить без них не могут. Научиться балансировать на краю бездны не такая уж трудная штука. А какие в горах пещеры - просто чудо! Где уж равнинам сравниться с ними красотой. Видели бы вы наши прекрасные каменные сады, россыпи драгоценных камней, золотые и серебряные жилы, которые сверкают в свете факелов ярче солнца. Ярче сияют лишь горные пики, покрытые льдом. Правда, я больше люблю любоваться ими снизу, со склонов. Лед, ветер и острый, игольчатый воздух - не очень приятные вещи. Кстати, когда мы поднимемся еще выше, вы сможете их по достоинству оценить.
   - Что, пики или лед и ветер? - прервал его князь. По его мнению воздух и так уже достаточно сильно похолодел, а ветер буквально сбивал с ног. Приходилось прижиматься к самой скале, чтоб сохранить равновесие.
   - И то, и другое, - рассмеялся Эрин. Он оценил шутку.
   Иоль не участвовал в беседе. Он с трудом мог расслышать, о чем говорят его спутники, и ничего не видел впереди из-за широкой спины князя. Зато все чувства его были обострены до предела. "Что-то не так. Это слишком легко", - подумал он. Внезапная тревога резанула по сердцу и, прежде чем он сумел сообразить, в чем дело и крикнуть:
   - Берегись! - инстинктивно падая назад, раздался короткий придушенный крик, и... тропинка под ними исчезла.
  

* * *

  
   Эрин и Владо висели над бездной, тщетно силясь за что-нибудь уцепиться. Иоль сумел сохранить равновесие и начал медленно пятиться назад. Он знал, что от того, насколько крепка веревка, зависит их спасение. Вдруг черный вихрь хлестнул его по лицу. В ту же секунду перед ним возникла фигура в длинном темном плаще. Иоль даже успел разглядеть очень белое, с неестественно правильными чертами, но искаженное гримасой, лицо. Он в ужасе отшатнулся. Но незнакомец лишь дико расхохотался ему в лицо, взмахнул полами плаща, как крыльями и исчез.
   - Что за... - начал было Иоль, когда почувствовал, что его уже ничего не тянет вниз, к обрыву. Узел каким-то образом развязался, и веревка змеей заскользила в пропасть. Он успел поймать ее и обмотать вокруг кистей, уцепился ногами за камни и уперся в стену. Кажется, движение вниз прекратилось. Секунду все было тихо и неподвижно.
   -Иоль! - донеслось снизу.
   - Вы живы?
   -Ты крепко привязал?
   - Я держу... - это уже сквозь зубы.
   - Иоль, отойди от обрыва и не шевелись, мы попытаемся сами выбраться, - видимо князь не расслышал слова мальчика.
   - Да, - а про себя подумал: "Хорошая идея, мне бы еще суметь удержаться..."
   Веревка задергалась и заелозила у него в руках как живая, врезаясь в ладони. От дикой боли слезы сами собой брызнули из глаз. Хуже всего было то, что он медленно, сантиметр за сантиметром, сползал к обрыву.
   - Я должен, должен удержать, - твердил он, а чей-то голос сладко и настойчиво пел ему в уши:
   - Отпусти, ты не удержишь. Вы все погибнете, так нелепо. Иолику тогда никто не спасет. А ты сможешь. Только отпусти веревку.
   - Нет.
   - Тебе больно. Отпусти и все пройдет. Ты спустишься вниз и будешь в безопасности.
   - Нет! Нет! Нет!
   Он знал, что не должен поддаваться искушению, но боль все нестерпимее и край пропасти все ближе... Едкий пот заливает лицо, и ослабевшие руки уже не держат веревку.
   Внезапно навалилась тьма.
  

* * *

  
   Так хорошо и спокойно лежать. "Неужели я умер? Нет, не надо меня толкать. Оставьте меня".
   - Иоль, Иоль! - кто-то настойчиво тормошил его и поливал сверху водой.
   Он нехотя открыл глаза и увидел склонившееся над ним встревоженное лицо князя.
   - Великие боги! Как ты меня напугал, мальчик.
   - Мы живы? - не то спросил, не то просто прошептал Иоль.
   Владо улыбнулся.
   - Как видишь.
   Иоль оперся на землю, чтоб подняться и сморщился. Он скосил глаза и увидел свои ладони, перевязанные тряпицами. Сквозь белую ткань проступили красные пятна. Владо помог ему подняться. Они все еще были на тропе, только теперь перед ними зиял огромный провал в несколько метров шириной, преодолеть который не было никакой возможности. Князь ласково обнял его за плечи.
   - Иоль, мальчик мой, ты держал нас обоих! Я просто не представляю, как ты нас вытащил.
   Иоль оглянулся. Эрин стоял поодаль и виновато сопел. Он вскинул глаза и тут же снова понурился.
   - Я не понимаю, почему развязался узел. Я проверял... Я всегда побеждал в соревнованиях, мои узлы никто никогда не мог развязать, кроме меня. А тут...
   Иоль положил руку ему на плечо:
   - Ты не виноват, Эрин. Веревка тут не причем, - и в двух словах рассказал о своем видении, - Разве вы не слышали жуткого смеха?
   - Нет, - князь и Эрин разом покачали головой.
   - Странно. Как же вы выбрались, ведь я упустил веревку?
   - Упустил? - Владо удивленно воззрился на него, - ничего подобного. Разве ты не слышал, что я говорил: пока ты держал нас обоих, Эрин вскарабкался по веревке как кошка. Ты помог забраться наверх ему, а потом вы вдвоем вытащили меня. И, только когда я был уже наверху, ты вдруг упал и потерял сознание.
   - Я не помню этого, - растерянно проговорил Иоль. О странном голосе, искушавшем его и уговаривавшем бросить друзей, он даже не упомянул. К действительности его вернул голос Владо.
   - Так что же мы будем теперь делать?
   - Наверное, придется спуститься и... - Эрин не договорил и резко развернулся, вытаскивая из-за пояса тесак.
   - Та-ак, - протянул Владо, обнажая меч.
   Из расселины на краю обрыва с диким воплем и визгом вывалилось около десятка тороков: приземистых и косматых с плоскими приплюснутыми лицами. Все были в железных шишаках, в обшитых металлическими пластинами куртках и с увесистыми топорами.
   - Стоило ли так далеко забираться, - сквозь зубы бросил Иоль. Меч было неудобно держать забинтованной рукой и головокружение не совсем прошло, но это было уже не важно.
   Они стояли втроем на узенькой тропе на краю пропасти против десятка свирепых солдат и понимали, это конец. Сколько минут они продержаться?
   - Может быть сразу в пропасть, чтоб не мучиться? - невесело пошутил Владо.
   - Нет, смотри, что сейчас будет, - неожиданно бросил Эрин, прыгнул в сторону, прямо в скалу и... пропал.
   Владо еще не понял, что случилось, когда почувствовал сильный рывок и полетел следом. Удара не было. Они оказались в просторной и довольно светлой пещере. Мимо них в полном молчании пробегали гномы и прыгали сквозь стену наружу.
   - Эй, где мы? - князь покрутил головой. Ему никто не ответил, но к ним подошел какой-то гном в богатых одеждах и роскошном, шитом золотом поясе.
   - Третий Страж Эрин, Дан Орин приказал тебе явиться в Верхний Зал, - сурово проговорил тот, - Князь Владо-Аррэй, Иолл-Эдар, будьте нашими гостями. Дан Орин примет вас в Верхнем Зале. Следуйте за мной,- с поклоном обратился он к путешественникам.
   Иоль и Владо переглянулись - это был Гордин. Они с трудом узнали пегобородого спутника Эрина. Владо поклонился в ответ и учтиво ответил:
   - Буду рад принять приглашение.
   - А как же тороки? - не удержался Иоль.
   - О, пусть они тебя не волнуют. Стражи Пещер заставят Горных людей навсегда забыть путь к тайной тропе гномов. Поторопись! - бросил он Эрину.
   Тот дрожащими руками развязывал узлы на веревке, освобождая своих спутников.
   "Вот странно. Роли как будто поменялись. Будем надеяться, что скоро все прояснится", - подумал Иоль.
  

* * *

  
   Наши герои долго шли по широкому, полго поднимавшемуся вверх, коридору. Гордин важно шествовал впереди, указывая путь, и временами бросал короткие реплики:
   - Нам сюда... От развилки следует свернуть вправо. Осторожнее, господа, здесь ступеньки.
   Эрин плелся позади. Маленький гном совсем сник, но Владо и Иоль не замечали того. Они во все глаза смотрели на страну гномов, дивясь их искусству. По сторонам коридора то и дело попадались освещенные ниши, в которых специально, на показ были выставлены шедевры: каменные чаши и кубки с тончайшей резьбой, искусно сотворенные из золота и серебра и украшенные драгоценными камнями цветы и деревья. Иногда встречалось оружие и тонкой работы украшения. Один раз князь даже вскрикнул от неожиданности. На него совсем живыми глазами глянул ребенок - человек, а не гном. Он даже подошел потрогать и убедиться, что это статуя. Мальчик был прелестный: лет семи, большеглазый и хрупкий, а его улыбка озаряла подземелье подобно солнцу.
   - Кто это, Гордин? - спросил Владо, не в силах отделаться от мысли, что ребенок сейчас оживет.
   - Это дитя - Дан, - почему-то очень печально казал гном.
   - Дан Орин?
   - Нет. Дан Орин его правнук. Это Дан, да хранят боги его душу. Идем! - и быстрым шагом пошел прочь.
   - Постой, Гордин, - Владо едва догнал его, - Кто он? Он выглядит совсем как человек, или может быть, ваши дети выглядят точно также как наши и только потом меняются?
   - Сколько вопросов, - остановил его гном, - Прости, князь, я не могу удовлетворить твое любопытство. Дан Орин, если захочет, просветит тебя, а от меня этого не требуй, - и, помолчав немного, добавил, - Твой спутник, Иолл-Эдар, похож на Дана: у него такие же светлые волосы и синие глаза.
   А через минуту, пробормотал едва слышно:
   - И улыбается он точно также как Дан...
   Пройдя еще немного, путники оказались перед высокими деревьями, украшенными очень тонкими металлическим кружевом. Они приблизились к воротам, и те немедленно распахнулись. Гордин с поклоном пропустил гостей вперед. Все трое (Эрин все так же, чуть позади) вошли в Верхний Зал.
   Иоль в восхищении завертел головой, признаться и князь едва сдержался, чтоб самым невежливым образом не начать оглядываться по сторонам. Назвать Зал просто большим - мало, он был огромным и полон гномов в роскошных одеждах. Стены и потолок терялись где-то вдали. В центре зала на небольшом возвышении стоял золотой трон, на котором восседал Дан Орин (без сомнения это был он).
   - Приблизьтесь, - его голос эхом раскатился по залу.
   Путешественники остановились в десяти шагах и поклонились. Дан поднялся им навстречу. Иоль вскинул голову и встретился с повелителем гномов взглядом. Тот был необычайно высок и статен для гнома, почти одного роста с Владо. Обрамленное короткой, темно-русой бородой крючконосое лицо было серьезно, но пристальные серые глаза улыбались.
   - Я рад приветствовать вас во владениях Стражей Пещер. Будьте нашими гостями, сколько Вам угодно. Вы ни в чем не будете нуждаться. Если же срочные дела заставят Вас покинуть эти стены, мои воины с радостью проводят Вас туда, куда Вы пожелаете.
   Владо с удивлением взглянул на гнома.
   - Я очень тронут, Дан Орин. Но позволь спросить тебя, отчего ты проявляешь такое великодушие? Чем мы заслужили его?
   - Сегодня вы спасли жизнь Третьего Стража Эрина.
   - Это сделал Иолл-Эдар, - сурово проговорил князь.
   - Да, я знаю, - Дан Орин все еще стоял перед ними. Чуть тише он добавил, - Я опасался, что он не сможет удержать вас, пока мои люди делали проход. Но он справился.
   Гном пристально посмотрел в глаза Иоля. От этого взгляда мальчик невольно поежился. "Он чего-то не договаривает", - подумал Иоль и вздрогнул, услышав слова Дана Орина:
   - Третий Страж Эрин, подойди ближе, - повелитель гномов возвысил голос и сурово произнес, - Эрин, Третий Страж Пещер во второй раз нарушил закон. Он подверг опасности наших гостей. За это преступление я приговариваю его к изгнанию на один час Звездных Часов.
   По залу пробежал тихий ропот.
   - Нет! Десять лет, - простонал гномик, смертельно побледнев.
   Словно не замечая этого, Орин продолжал:
   - Ты можешь оставаться в пределах Синих Гор лишь до того момента, покуда наши гости не покинут нас.
   Обернувшись к Владо, гном добавил:
   - Вы можете отдыхать. Гордин вас проводит.
   Он наклонил голову, показывая, что аудиенция закончена. Иоль несколько мгновений вглядывался в лицо Дана Орина, не в силах поверить в жестокость того, к кому с первого взгляда испытал безотчетную симпатию.
  

* * *

  
   - Это немыслимо! Я не могу поверить!
   Мальчик бегал по комнате, возбужденно жестикулируя.
   - Княже, что ты молчишь?!
   - А что я могу тебе сказать? У каждого народа свои законы, - Владо устало откинулся в кресле.
   Апартаменты, которые им отвели, были роскошны: очень высокая, освещенная мягким светом пещера с удобной мебелью, стенами, задрапированными дорогой тканью и мягким пушистым ковром на полу, правда, без окон. Но к этому они быстро привыкли. Обед тоже был великолепен. Хотя Иоль почти не притронулся к еде. Он лишь выпил ледяной горной воды из кувшина.
   - Напрасно ты не хочешь поесть, - заметил князь, налегая на нежное жаркое.
   - Я не намерен есть пищу в доме человека, которого презираю, - мрачно бросил мальчик.
   - Ну, во-первых, Дан Орин не человек, а гном, а во-вторых, это не только его дом... - пробовал, было увещевать его князь.
   Иоль только дернул плечом и отвернулся. Так же непреклонно он отверг помощь гнома - целителя, который спустя короткое время постучал в дверь.
   Гном, увешанный мешочками и крошечными сосудиками с какими-то настоями и мазями, настойчиво уговаривал:
   - Позволь мне помочь, Иолл-Эдар. Может начаться заражение, и тебя сразит лихорадка.
   - Спасибо, я не нуждаюсь.
   Гном покачал головой и вздохнул:
   - Как угодно. Я всегда к твоим услугам, лишь позови.
   - Зачем ты отмахнулся от него? - спросил князь, когда дверь за целителем закрылась.
   - Я не хочу ничего принимать от них и не хочу понимать их жестоких законов. Давай сейчас же уедем отсюда.
   Владо поразился его неестественно блестевшим глазам.
   - Сейчас поздно, Иоль. Мы уедем утром, - как можно мягче сказал князь. Он озабоченно тронул лоб мальчика и вскрикнул, - Ты весь горишь!
   Иоль резко отстранился от князя и рассмеялся:
   - Я чувствую себя прекрасно!
   - Только хочу спать, - добавил он устало, и рухнул на кровать, тут же забывшись.
   Владо заботливо укрыл своего спутника и хмуро покачал головой.
   "Все это мне не нравиться".
   Его опасения подтвердились. Скоро жар усилился, и лихорадка накинулась на свою жертву. Тело мальчика сотрясал озноб, липкий пот заливал лицо, дыхание с трудом вырывалось из груди. Князь в испуге выскочил за дверь и, поймав первого попавшегося гнома, велел немедленно позвать целителя. Через минуту в комнату постучали. Владо распахнул дверь и увидел на пороге маленькую сморщенную старушку.
   - Кто ты?
   - Не беспокойся Владо-Аррэй, я помогу ему лучше, чем тот, кто был здесь раньше, - вместо ответа проговорила она. Голос у нее был гортанный и немного хриплый, как у всех гномов.
   Старуха осмотрела мальчика и размотала повязки на его руках. Владо подошел посмотреть и ужаснулся: рубцы на ладонях вспухли и кровоточили, а руки, выше запястья, были покрыты странными красными паутинками, которые на глазах ползли вверх.
   - Что с ним? Он поправиться? - дрогнувшим голосом спросил князь.
   - Конечно. Это лишь небольшая лихорадка и больше ничего, - сказала целительница каким-то слишком спокойным голосом, - Если ты не будешь мне мешать и перестанешь охать, я справлюсь быстрее.
   Владо покорно ушел в другой конец комнаты. Он не успел опуститься в кресло, как дверь отворилась, и на пороге возник Гордин. Он низко поклонился, но не князю, а старухе:
   - Приветствую тебя, госпожа моя, Амара, - и, повернувшись к Владо, - Князь, Дан Орин желает говорить с тобой.
   - Да, идем.
   Он бросил беспокойный взгляд на метавшегося в бреду мальчика, но Амара кивнула ему с ободряющей улыбкой, и Владо неожиданно успокоился.
   - Я готов следовать за тобою, Гордин.
   Тот неожиданно улыбнулся и сказал:
   - Не беспокойся за мальчика, Владо, бабушка Амара очень сильная чародейка и если Иоль не умер до ее прихода, значит, будет жить.
  
   Они прошли узеньким коридором и остановились около каменной двери. Гордин три раза стукнул висевшим на цепи молоточком.
   - Войдите, раздалось изнутри.
   Гном отворил дверь и пропустил Владо. Князю пришлось нагнуться, чтоб войти. Он поднял голову и огляделся - это была библиотека. Владо никогда еще не видел столько книг: все четыре стены занимали стеллажи, высотой с трехэтажный дом. Каких только книг здесь не было: и огромные фолианты в кожаных, окованных бронзой обложках, и крошечные томики, которые легко умещались на ладони, и длинные свитки, перетянутые красными лентами, и глиняные таблички, испещренные непонятными письменами. Посреди библиотеки возвышалась каменная стела, покрытая иероглифами и странными узорами. Среди всего этого великолепия Владо не сразу заметил хозяина. Дан Орин стоял возле одного из стеллажей и перебирал свитки. Завидев гостя, он приветливо улыбнулся и сделал несколько шагов навстречу.
   - Я рад приветствовать тебя, князь Владо-Аррэй.
   - Взаимно. Чем могу служить, Дан Орин?
   Орин покусал губы, будто не решаясь казать, потом вскинул глаза и отчетливо произнес:
   - Я хочу попросить тебя, князь, позаботиться об Эрине.
   - Что? - опешил Владо.
   Гном нервно зашагал по комнате.
   - Я понимаю, тебя должно быть очень удивило мое поведение. Выгнав нарушившего закон Стража, я тут же прошу защитить его.
   - Согласись, Великий Дан, это действительно странно.
   - Видишь ли... Но нет, присядь. Это будет длинный разговор.
   Владо послушно опустился в кресло и приготовился слушать.
   - Эрин, мой племянник и законный наследник, - тихо сказал Дан Орин. Владо удивленно поднял бровь, - Он - сын моего старшего брата и изгнание - единственный шанс спасти его жизнь.
  
   - Эрин появился на свет три с половиной Звездных Часа назад. В то время Даном был мой брат и его отец Эр...
   - Прости, что перебиваю тебя, Дан Орин, что такое Звездный Час?
   - Звездный Час составляет около десяти лет. Жизнь гнома обычно продолжается одни Звездные Сутки, но может быть и больше. По прошествии семи звездных Часов гном становиться взрослым. С этого времени он может заботиться о себе и о других.
   - Значит, Эрин еще ребенок?
   - Да, и очень беспокойный, - Дан улыбнулся, как улыбаются, когда говорят о любимых детях.
   - Орин, разве это не жестоко, изгонять ребенка, как бы сильно он ни провинился?
   - Я понимаю, в это трудно поверить, но в Синих Горах, под моим присмотром он в смертельной опасности. Прежде, чем я расскажу тебе, в чем дело, пообещай, что об этом не узнает ни одна живая душа, тем более Эрин.
   - Я клянусь.
   - Это было давно. Мой брат, Дан Эр, вместе с женой и маленьким сыном, в сопровождении небольшого эскорта путешествовали по горам, когда тороки вероломно нарушили перемирие и напали на них. Помощь пришла, но было уже слишком поздно. Никто не уцелел, кроме Эрина. Фригль спрятала его в камнях. В тот же день бабушка Амара (она ведунья) посмотрела его Звездную карту и сказал, что по прошествии третьего Звездного Часа в течение десяти лет Эрин непременно погибнет, если останется в Синих Горах. Я не хотел в это верить, ведь боги спасли его от гибели. Но последнее время ее слова начали сбываться. Несколько месяцев назад Эрин угодил в камнепад. Гордин тогда едва успел его вытащить. Теперь этот обвал. Мне страшно подумать, чем бы это закончилось, если бы не Иолл-Эдар... Прости, Владо, в своем страхе за племянника я забыл законы гостеприимства. Как себя чувствует мальчик? Я слышал, ему нехорошо?
   Владо сразу помрачнел:
   - Я оставил его на попечение целительницы. Гордин назвал ее Амарой. Но я не понимаю, почему у Иоля началась горячка? Неужели лихорадка сразила его из-за порезов?
   Орин задумчиво посмотрел на князя и вместо ответа спросил:
   - Кто он, твой спутник?
   - То есть... - не понял Владо, - Человек, конечно. А что ты имеешь в виду?
   - Просто Иолл-Эдар очень похож на Дана.
   - Да. Гордин мне уже говорил об этом. Пожалуйста, расскажи. Кто такой Дан? Ведь он же человек, а не гном. Я прав?
   - Он человек, - медленно проговорил повелитель гномов, с сомнением глядя на князя, - Но могу ли я доверить тебе наше сокровенное предание? Впрочем, я собираюсь доверить тебе нашего наследника. Думаю, ты вправе знать, - казалось, Орин разговаривает сам с собой.
   - Это было очень давно, много Звездных Суток назад. Гномы в то время жили по-другому. Все вопросы они решали сообща, но все же с трудом приходили к одному мнению. Однажды один из них, Юргин, работал в глубоком ущелье, когда услышал отчаянный крик: "Нет! Дан!" А потом сверху упал светловолосый мальчик. Юргин подумал, что ребенок разбился, но это было не так. Никто не знает, почему Дан остался жив, упав с огромной высоты: он пролетел почти четверть лиги. Он не вернулся домой, потому что не помнил ничего о своем доме. Даже имени своего он не помнил. Гномы дали ему имя Дан, потому что Юргин услышал его. Хотя Дан всегда знал, что у него есть друг по имени Эр. Видимо они были очень близки, что странно. Раньше гномы почти не знали, что такое дружба. Именно Дан научил их держаться друг друга. Прошли годы. Дан вырос. Он сумел сплотить гномов против их извечных врагов - тороков. Скоро его стали слушаться беспрекословно. Потом у него родилась дочь - моя прабабушка Амара. Так же как и Дан, она обладает даром предвидения. Стражи Пещер со временем укрепились в Синих Горах, построили этот подземный город - крепкую защиту от тороков. Тогда Дан ушел. Это произошло, когда мой дед доказал, что достоин носить звание Дана.
   - Дан умер?
   - Нет, он покинул Синие Горы, хотя на прощание сказал, что сердце его навсегда останется здесь.
   - Орин, почему ты спросил про Иоля?
   - Видишь ли, Владо, у Дана был амулет - лазоревый камень, с которым он никогда не расставался. Когда Дан ребенком упал со скалы, амулет уже был на нем. Иолл-Эдар носит этот талисман.
   - Может быть похожий?
   - Нет, тот же самый.
   Владо невольно с облегчением улыбнулся:
   - Ты напугал меня, Дан Орин. Этот сапфир - подарок. Царевна Тэлери преподнесла ему этот дар. А насчет внешнего сходства, так ведь и среди гномов встречаются похожие друг на друга. Иоль родился в Гондолине, наверное и Дан от туда родом.
   - Может быть, - пробормотал Орин, и, вскинув на Владо глаза, сказал, - Но люди и гномы не могут быть похожи друг на друга как две капли воды, если они не братья или отец и сын.
  

* * *

   "Дела! Сначала Владычица Тэлери заявляет мне, что Иоль наполовину Альв, теперь Дан Орин говорит, что возможно его предками были гномы или этот таинственный Дан. Я не удивлюсь, если кто-то еще захочет признать в нем свое дитя", - так думал князь, шагая по коридору.
   Встреча была окончена. Владо обещал заботиться об Эрине, пока срок его ссылки не кончится. Он, правда, предупредил, что их путешествие - не увеселительная прогулка. Но Орин заверил его, что если будет нужна помощь, они всегда могут рассчитывать на стражей Пещер.
   - Мы не замедлим. Где бы вы ни были, я узнаю, что вы в беде.
   - Как же?
   - Не пытайся это выяснит, Владо. Верь мне.
   - Хорошо, - князь пожал плечами. Но, тем не менее, он сам себе признался, что после обещания Дана Орина, почувствовал себя очень спокойным.
  
   Внезапно его пронзил страх: что с Иолем?! Владо стремглав бросился к дверям их комнаты и, влетев внутрь, в ужасе застыл. Амара еже ушла. Мальчик лежал на кровати, и бледное лицо его было очень спокойным, мокрые кудряшки прилипли ко лбу и только резко синели распахнутые глаза.
   - Иоль, - сдавленно крикнул князь.
   Иолл-Эдар глянул на него и слабо улыбнулся.
   - Я жив, княже. Амара сказала, что лихорадка больше не вернется.
   Владо со стоном упал рядом с кроватью:
   - Больше никогда так не пугай меня, мальчик.
   - Я постараюсь.
  
   Князь пробудился со смутной тревогой, ожидая найти своего спутника бледного и обессилевшего, с мрачной решимостью в глазах и желанием немедленно покинуть Пещеры Синих Гор. Но, открыв глаза, увидел совершенно иную картину. Иоль, веселый и довольный сидел за столом и за обе щеки уплетал какое-то варево из огромной глиняной миски.
   - С добрым утром, княже, - с набитым ртом провозгласил мальчик и в знак приветствия поднял бокал.
   Владо улыбнулся.
   - Я очень рад видеть тебя здоровым. Ты решил перекусить? - он хитро подмигнул Иолю.
   Тот поперхнулся, но тут же совладал с собой и серьезно сказал:
   - Да. Я изменил свое мнение. Вчера я, вероятно, был, в самом деле, нездоров и в голову лезла какая-то чушь. В конце концов, это их законы. Мы не знаем, что натворил Эрин до того, как встретил нас. И сейчас тоже... Мы чуть не погибли...
   - Иоль, теперь ты впал в другую крайность. Неужели маленький гном тебе не понравился? - протестующее воскликнул князь.
   - Нет, я не думаю, что Эрин виновен. Если честно, он мне сразу понравился, княже, - Иоль умоляюще глянул на Владо, - Наше путешествие опасно, но не могли бы мы взять его с собою. Это лучше, чем скитаться в одиночку.
   - Конечно, тебе незачем просить меня о том, что я сам уже давно решил. Только, - Владо помедлил и крепко сжал руку Иоля, - мальчик мой, Эрин пойдет со мной.
   - Да, мы возьмем его.
   - Ты не понял. Иоль, я хочу попросить Дана Орина, чтобы он разрешил тебе остаться в Пещерах, пока я не вернусь.
   - Что!
   - Не кричи и послушай меня. Вчера ты был на краю гибели. Я видел это.
   Иоль отдернул руку и отпрянул, потемневшие глаза сверкнули синими молниями.
   - Ты так решил!? - голос его дрогнул от ярости. Он глубоко вздохнул и, взяв себя в руки, медленно сказал, - Я благодарю тебя, княже, за трогательную заботу. Только для себя я все уже давно решил. Помнишь, когда мы только встретились у тебя в замке, я сказал, что пойду искать Иолику и без твоего согласия. Я и теперь то же повторю тебе. Если ты считаешь меня беспомощным ребенком, что ж! Я не буду тебе больше обузой. Ты иди своей дорогой, а я - своей! И я клянусь, что отыщу сестру, чего бы это мне не стоило!
   - Иоль, что ты говоришь, - жалобно воскликнул Владо, он попытался обнять мальчика за плечи, тот сердито рассердился, - Я очень испугался за тебя. Я и так уже слишком много потерял и не хочу потерять еще и тебя. Ты дорог мне как сын. Иоль, - князь все же развернул его к себе и заставил посмотреть в глаза, - Я всегда мечтал иметь сына...
   - У тебя есть сын, - глухо проговорил мальчик.
   - Владо, да, сын. Но ты, другой. Вот здесь и сейчас я хочу сказать тебе Иолл-Эдар, что ты стал для меня сыном. И когда все закончится, и мы останемся живы, я хочу спросить тебя, согласен ли ты стать моим сыном?
   Иоль невесело усмехнулся.
   - Если останемся живы, - прошептал он почти неслышно.
   Владо не понял горькой иронии.
   - Иоль?
   Мальчик вскинул глаза, и неожиданная улыбка осветила его побледневшее лицо:
   - Да, княже, я согласен называться и быть твоим сыном. Это честь для меня. Я обещаю, что тебе не придется краснеть за меня. Только, пожалуйста, не отсылай меня. Мы найдем и спасем Росинку вместе. А если что-то случиться, то у тебя ведь есть Рог Владычицы Эи.
   Владо рассмеялся и хлопнул себя по лбу:
   - Правда. И как я мог забыть? Если б я вспомнил о нем вчера, тебе бы не пришлось так мучиться.
   - О, нет, княже. Рог может пригодиться нам в более трудной, безвыходной ситуации, а вчера все обошлось и без помощи Тэлери.
   - Ты прав, мой мальчик, - посерьезнел князь,- Только прошу тебя, называй меня отец.
   - Отец, это трудно сказать... У меня никогда не было отца, и я не думал никогда, что когда-нибудь произнесу это слово.
  

* * *

  
   В пещерах Синих Гор путешественники задержались неожиданно долго. Орин попросил их об этом: Эрин должен был привыкнуть к мысли, что десять лет не увидит родину.
   Около полудня маленький гном постучал к путникам и предложил:
   - Не желаете ли осмотреть наши Каменные сады. Ведь на обратном пути у вас вряд ли будет такая возможность.
   Владо с улыбкой согласился.
  
   Князь, Иоль и Эрин шли несколько минут по широкому тоннелю с ровными стенами. В нишах, освещенных масляными светильниками, по-прежнему были выставлены шедевры, но путники уже мало обращали на них внимание. Они находились в предвкушении чудной красоты, которую им обещали гномы.
   Маленький гном свернул в боковой коридор, и наши герои невольно остановились. Здесь, в мерцании редких факелов, петляя, уходил в даль неровный ход. Красновато-коричневые мрачные стены, покрытые капельками воды и странными натеками, причудливо изгибались.
   - Идемте. Нам сюда, - позвал Эрин и объяснил, - Сейчас мы пройдем Красную галерею и войдем в Зал цветов, за ним будет Жемчужный зал, дальше Дикий мост и, наконец, Озерки.
   Они петляли по галерее уже несколько минут, когда внезапно посреди тропинки выросло странное сооружение: будто гном в широкополой остроухой шляпе присел на корточки и о чем-то задумался. На большом носу и ручках, сложенных на круглом как бочка животе, блестела влага.
   - Здорово! - воскликнул Иоль и несколько раз обошел вокруг него, чтоб лучше рассмотреть.
   - Его кто-то заколдовал?
   - Нет, - рассмеялся Эрин, - Это природа сама создала. Мы зовем его Первым Гномом или Каменным Стражем, потому что он охраняет нашу красоту. Идемте дальше.
   Еще один поворот и...
   - Вот. Перед вами Зал цветов, - торжественно произнес проводник.
   Люди застыли в немом изумлении. Им открылась небольшая, но очень высокая пещера. В свете факелов нереальным фосфорическим светом сияли десятки причудливых форм спускавшихся с потолка сталактитов и росших им навстречу сталагмитов. Некоторые из них соединялись в огромные фантастические столбы.
   Эрин разрешил путникам недолго полюбоваться в тишине, затем начал рассказ.
   - Каждая фигура имеет свое имя и историю. Этот Зал открыли давным-давно. Вот, смотрите. Видите этот большой сталагмит. Смотрите, какие затейливые башенки, мостики и галереи, а посредине высокий шпиль. Это Дворец Сола. А вот, дальше, круглый песочного цвета Колокол с гладкой поверхностью, а рядом Трубы Органа. Когда весной по ним бежит вода, они поют как настоящий орган. Вон там, в дальнем конце зала Слоновья семья: папа-слон, мама-слониха и маленький слоненок. Видите, он уцепился хоботом за хвостик отца.
   - А где же цветы? Ведь этот зал назван Залом цветов, - удивился князь.
   - Подойдите сюда. Видите? Это карролиты.
   Эрин устремился к стене пещеры и поднял факел над головой. И тогда они увидели. Это были в самом деле цветы. Прозрачные кристаллы самых разных размеров: от крошечных, почти неразличимых, до довольно внушительных, достигавших длины человеческого мизинца, росли в разные стороны, образуя дивный рисунок. Особую прелесть им придавали переливы цветов: от нежно-розового, до изумрудно-зеленого, от ярко-вишневого, до пронзительного ультрамарина.
   - Красиво, - выдохнул Иоль.
   - Идем дальше, - позвал Эрин.
   Они вновь вышли в короткую галерею, теперь, однако, цвета сменились. Вместо буро-красного, стены сияли мягким золотистым цветом.
   Следующий зал переливался всеми оттенками перламутра. Как будто путешественники очутились внутри огромной морской раковины. Здесь не было такого нагромождения сталактитов, как в Зале цветов. Со стен сбегали потоки воды, маленькими водопадами вырывались из круглых сифонов под потолком. Капли разбивались на тысячи осколков. Многократно отраженное от стен и усиленнее эхом журчание оглушало.
   А Эрин вел их дальше. Шум воды с каждой секундой все возрастал. Создалось ощущение, что барабанные перепонки не выдержат грохота, когда наши герои вышли на край обрыва. Пропасть была шириной метров пять, с перекинутым на другой берег узеньким каменным мостиком без перил. Таким тоненьким посредине, что казалось, он не выдержит и ребенка. А на дне бесновался яростный горный поток. Темная вода кружила в водоворотах, перекатывалась через огромные валуны и разбивалась об утесы.
   - Не бойтесь! Идите за мной, - Эрин постарался перекричать шум воды, и первый ступил на мост.
   К удивлению людей мост даже не прогнулся. Владо и Иоль почти без опаски последовали за гномом.
   Еще несколько шагов, три поворота, и они попали в другое царство. Грохот подземной реки стих. Людям открылась высокая горка с террасами. Каждая терраса была вогнута внутрь, словно ванночка с острыми краями. Из круглого отверстия под потолком сочилась вода, наполняя верхнее озерко, и каскадом падала вниз. Но ручеек был так слаб и незаметен, что поверхность озер оставалась почти неподвижной и только слегка подрагивала, решая, остаться ли ей в своем сосуде или бежать дальше. Рядом с горкой рос с потолка причудливый сталактит, похожий на юную девушку. Она вытянула руки навстречу стройному сталагмиту, стремящемуся ввысь.
   - Это Влюбленные, - сказал Эрин.
   - Они когда-нибудь соединяться?
   - Да, только еще очень не скоро. Ведь сталактиты растут очень медленно. Вода капает вниз, оставляя кусочки породы. За всю жизнь, что я смотрю на наши сады, я не заметил особой разницы. А бабушка Амара говорит, что Влюбленные стали ближе друг к другу со времен ее молодости, и каменный страж немного подрос.
   Иолл-Эдар и Владо еще долго любовались Садами, гуляя по пещерам, восхищались творениями природы. Но праздник не вечен, и они должны были возвратиться к себе.
  
   -Это просто чудо! - воскликнул Владо, когда они потушили свет и забрались в постели.
   - Да, княже, - согласился мальчик.
   - Иоль, я же просил! - неожиданно резко вскрикнул князь.
   - Прости, - смутился Иоль, - Но мне так трудно произнести слово, которого Я никогда не говорил, - и одними губами добавил, - папа.
  

* * *

   Иоль проснулся от ощущения, что на него кто-то пристально смотрит. Он распахнул глаза и резко вскинулся, но тут же облегченно протянул:
   - Это ты, госпожа Амара, а я уже испугался.
   На краю его постели сидела чародейка.
   - Прости, что я разбудила тебя среди ночи, Иолл-Эдар, но сейчас самый подходящий момент. Мне нужна твоя помощь.
   - Я к твоим услугам, госпожа, - Иоль совсем проснулся и сел на краю кровати, подтянув колени к подбородку.
   - Видишь ли, мальчик, это касается твоего талисмана...
   - Дан Орин говорил князю, что он принадлежал когда-то Дану. Но я не смогу ничего тебе о нем рассказать, госпожа Амара. Это подарок.
   - Не перебивай меня, пожалуйста, - старуха сердито зыркнула на него, - Мой внук ошибался. Камень, который носил Дан, и теперь у него, а этот когда-то принадлежал его другу Эру. Они потеряли друг друга много лет назад, а с твоей помощью можно открыть эту тайну. Я смотрела звездную карту. Сегодня, один из дней, когда сапфир сам сможет рассказать свою историю. Теперь он принадлежит тебе, Иоль, и только ты сможешь увидеть то, что происходило с камнем на протяжении веков.
   - Конечно, госпожа. Но как я смогу это сделать?
   - Я помогу тебе. Идем.
   Мальчик накинул рубашку и последовал за Амарой. Они шли не долго и вскоре очутились в крохотной пещерке, посреди которой возвышалась большая плита, испещренная странными письменами. Амара указала ему на алтарь и коротко сказала:
   - Садись.
   Когда Иоль подчинился, она опустилась рядом на колени и обхватила его виски холодными, сухими ладонями.
   - Возьми камень в руки, сожми покрепче. Закрой глаза и повторяй за мной: "Древний сапфир тайну открой. Прежних владельцев жизнь покажи. Я не для зла желаю узнать - чтобы помочь и разыскать друга старинного. Свет пропусти!"
   Иоль произнес последние слова, и все исчезло: и тесная комната, и алтарь, и старуха.
  
   Он стоял на зеленом лугу и смотрел на себя, только маленького. Нет, все-таки это был не он, а просто очень похожий на него мальчик лет восьми: светловолосый, в коротеньком хитоне. На черном шнурке висел сапфир в тонкой серебряной оправе. Мальчик спроси:
   - Эр, где ты был? Я ждал тебя целый день.
   - Прости, Дан. У меня были дела, - это ответил Иоль... или не Иоль?
   Какое странное чувство: он ощущал себя одновременно мальчиком Эром, стоящим на лугу и собой, который наблюдает за всем со стороны.
   - Идем к нашему роднику, - Дан ухватил его за руку и потащил за собой.
   Они проши совсем недалеко и остановились около низкой скалы из дикого серого камня. У ее подножия, прячась в траве, бил ключик. В крошечном прудике вода казалась черной, но, приглядевшись, Иоль увидел, что она чиста как слеза.
   - Помнишь, здесь мы нашли наш камень, - сказал Дан.
   Но Иоль не слушал его, наклонившись над зеркалом воды, он старался рассмотреть Эра. На него посмотрел темноволосый синеглазый мальчуган, выше и крепче Дана, необыкновенно правильные черты лица и золотистая кожа выдавали в нем Тэлери.
   - Эр, ты меня совсем не слушаешь.
   - Прости, - Иоль с трудом заставил себя раствориться в чужом сознании, оставив свому "я" лишь небольшой уголок. Он должен был только наблюдать.
  
   Внезапно упала тьма и в тот же миг рассеялась. Они стояли на узенькой горной тропинке и отчаянно спорили.
   - Ты такой же, как все! Тебе все равно, что с ними со всеми будет. Уходи, я не хочу тебя видеть! - кричал Эр, чувствуя, что от ярости у него кружится голова.
   - Это мне все равно? - сузив глаза, выкрикнул Дан, но вдруг, словно опомнившись, - Эр, послушай..
   - Отойди от меня! - Эр обеими руками толкнул его в грудь.
   Дан вскинул руки, нелепо балансируя на краю пропасти... На побелевшем лице только расширенные от ужаса глаза... Детские пальцы не смогли удержать летящего в бездну друга.
   - Нет!!! Дан!!!
   Но криком не поможешь... Навалилось глухое отчаяние без мыслей, без просвета.
  
   Еще одна картина.
   Ласковые нежные руки гладят его по голове, прижимая к себе вздрагивающего от рыданий мальчика.
   - Мама, что мне делать? Я убил его. Как это пережить? Я тоже пойду туда...
   Строгий и ласковый мамин голос:
   - Андор, мальчик мой, ты совершил роковую ошибку. Я не стану тебя утешать и говорить, что это был несчастный случай. Дангора погубил твой гнев, вырвавшаяся на свободу дикая ярость. Это тяжелая утрата, Эр, но ты не должен отчаиваться. Живи и всегда помни своего друга. Пока ты его помнишь, Дан будет жить в твоем сердце, - мама помолчала и неожиданно добавила, - Посмотри сюда, в Зеркало Мира.
   Размазывая по щекам слезы, Эр наклонился над чашей. Водная поверхность дрогнула, осветилась изнутри ярким светом, и он увидел неясные картины: какие-то люди что-то делали и о чем-то говорили. А потом, очень ясно увидел себя и Дана на скале, только они были уже не одни. Рядом стояли еще какие-то люди, один из них вскинул руки, словно защищая себя и остальных от Черного альва.
   - Что это, мама?
   - Зеркало Мира показывает прошлое, настоящее и будущее, которое может быть и которое будет. Ты видел, что может быть вы еще встретитесь с Даном.
   Ее слова дарили надежду, слабую, готовую потухнуть каждую секунду, но все-таки надежду.
   - Когда же, мама?
   - Очень еще не скоро. Будущее темно. Ты и другие люди должны будут сделать выбор, иногда очень трудный, но единственно верный.
  
   Иоль прерывисто выдохнул и открыл глаза, в недоумении огляделся, не понимая, где он находится.
   - Что случилось? - прошелестел голос за плечом.
   - Амара, я в начале пути. Разреши мне не идти дальше, - его голос невольно дрогнул, - Я видел только что, как твой отец попал в Синие Горы и не понимаю, почему он остался жив. Мне страшно, я не хочу ничего больше знать. Это было слишком давно и... - он осекся, встретившись с печальными глазами чародейки.
   - Хорошо, Иолл-Эдар. Я не стану тебя принуждать. Ты только заглянул в бездну. И если ты уже сейчас понял, что у тебя не хватит сил, я освобожу тебя.
   От этих слов Иоль опускал голову все ниже. Так легко - Амара скажет слово, и он свободен от проклятия. Он уже заглянул в глаза смерти, и червячок сомнения беспокойно ворочался в душе.
   - А Иолика? - одними губами спросил Иоль. Но ответа ему не требовалось, он и так знал его.
   - Так что ты решил? - после недолгого молчания спросила Амара.
   Мальчик вперил в нее, сверкнувший резкой синевой, взгляд:
   - Чтоб как-то бороться с Глорфекой, я должен узнать о ней как можно больше. Я чувствую, что жизнь Эра была связана с колдуньей, поэтому испугался. Моя судьба как-то связана с его судьбой, ведь не даром его камень оказался у меня, - он тяжело вздохнул, - Поехали дальше.
   Холодные пальцы вновь стиснули его виски. Мир поплыл вокруг, завертелся с бешеной скоростью, взорвавшись неожиданно яркой вспышкой.
  
   Иоль... нет Андор, нареченный Владыка Тэлери, стоял посреди круглой поляны под Священным ясенем, мрачно хмуря брови. Это был уже не ребенок, а почти взрослый юноша. Иоль (краешек сознания которого присутствовал в этом призрачном мире) понял, что Эр недавно прошел Возрастание и возвращение в детство для него уже было невозможно. Но что здесь происходит. Иоль прислушался к памяти и инстинктам другого человека (вернее Альва Тэлери).
   Совсем недавно Андор стал взрослым и был выбран будущим Владыкой. Но радости ему это не доставляло. Все было очень плохо.
   Худенькая девочка с огромными серыми глазами и тяжелыми белокурыми косами тронула его за плечо.
   - Эр, перестань винить себя. Ты все равно не мог ничего сделать.
   Он обернулся:
   - Эя, ведь я бросил их. Ты и сама понимаешь, что я предал.
   Девочка резко отстранилась и холодно отчеканила:
   - Брат, не говори глупости. Если б ты остался с родителями, то погиб точно также как они. Твоя смерть никому бы не принесла пользы. Не забывай, что ты вытащил малышей. Славур и Ола без тебя были бы мертвы, или еще хуже, - Эя содрогнулась, - Черные альвы забрали бы их с собою и превратили в свое подобие. Их хозяйка, Глорфека, только этого и добивается, чтоб кто-то из нас попал к ней в руки. Андор, - девочка сжала его ладони, - Ты же сам знаешь, наш Дар больше, чем у других Тэлери. Если б ты не забрал брата и сестру, Глорфека нашла бы способ пленить вас. Ваши силы обратились бы во зло.
   Андор поднял голову:
   - Умом я все понимаю, сестричка. Но что же делать, если сердце говорит мне, что я совершил ошибку. Как тогда, когда толкнул Дана... Если б все было правильно, разве Славур смотрел бы на меня так, словно я виновен.
   - Он еще ребенок, он поймет позже.
   - Он никогда не прости мне то, что я вернулся слишком поздно и не помог маме и отцу.
   - Перестань! Ты не мог утащить с собою целое войско. Не забывай, что тогда ты еще не прошел Возрастание, твоих сил было не достаточно для того, чтоб совершить мгновенный прыжок сквозь пространство, но ты сделал это и даже сумел вернуться туда вместе с тремя воинами. Аднор, соберись, ты не можешь распускать себя. Ты наш будущий Владыка и должен держать себя в руках. Тэлери и так осталось слишком мало. Ты - наша надежда, никто не обладает большей силой, нежели ты. Андор, мы должны найти способ справиться с колдуньей, от этого зависит наше будущее.
   Эр чуть-чуть улыбнулся и притянул к себе сестру.
   - Как ты похожа на маму, Эя, как и она, всегда умеешь найти самые правильные слова. Я думаю, что твоя мудрость поможет нам больше, чем моя сила. Спасибо, сестренка.
  
   Мигнул свет, и новая картина.
   Маленькие ручки обнимают его за шею, и детский голосок жалобно шепчет:
   - Андор, ну пожалуйста. Почему мне нельзя выходить за пределы Чертогов? Я соскучилась по лесу. Братик, я буду очень осторожна. Ведь ты же знаешь, мне нужно побывать на лунной поляне. Андор, разреши...
   - Нет, Ола, - он старался говорить ласково, - Потерпи немного. Сейчас в лесу очень опасно. Черные альвы не дремлют. Когда мы найдем способ справиться с ними, тогда я разрешу тебе гулять, где вздумается.
   - А Эе почему можно уже сейчас гулять, где вздумается?
   - Она старше тебя и может себя защитить.
   - А Славур? Он же нисколько не старше, а ты между тем разрешаешь ему ходить там, где он хочет, - в голосе девочки зазвенела обида.
   Что он мог ответить на это? Андор и сам не знал, почему не отпускает сестренку за пределы Золотых Ворот. Все уже успокоилось. О Черных альвах несколько лет ничего не слышно, Глорфека умчалась куда-то на юг, оставив, наконец, в покое Гондолин. Разведчики несколько раз обшаривали Великий Лес в поисках колдовских сетей, но их не было. Но он все же не пускал Олу. Неясное предчувствие не давало покоя, и Эя была солидарна с братом.
   Однако подобные разговоры младшая сестренка заводила все чаще.
   - Андор, как ты не понимаешь! Там, в чаще Великого Леса, мои звери, мои подопечные и они ждут меня, - со слезами в голосе кричала девочка.
   Но брат говорил свое неизменное "Нет!". Он не мог забыть, как много лет назад Ола первая запуталась в тенетах Черных альвов и отец, ценою своей жизни вытащил ее. Эр боялся, что это может повториться снова. Эя во всем поддерживала брата и как могла, старалась уговорить малышку. Но в отличие от Андора, на Олу разумные речи сестры не имели влияния.
   Время шло. В Гондолине поселились люди, о Черных альвах никто из них даже не слышал. А Ола тихо угасала, не в силах вытерпеть неволю, даже в родных Чертогах с любимыми братьями и сестрой. Жить и не иметь возможности сделать шага за их пределы она уже не могла. Тогда Андор решился.
   - Ола, подойди.
   Девочка покорно приблизилась.
   - Малышка, я хочу сделать тебе подарок. Посмотри, - на раскрытой ладони лежал сапфир. Ола вскинула на брата непонимающие глаза.
   - Носи всегда этот камень. Если тебе понадобиться помощь, сожми его в руке и позови меня. Я услышу тебя, где бы ты ни была. Отныне я разрешаю тебе выходить за пределы Чертогов.
   - Правда! - ее лицо осветила счастливая улыбка, брат невольно улыбнулся в ответ.
  
   ... Упала тьма. Иоль встрепенулся и закусил губу.
   - Я, наверное, знаю, что будет дальше, и не хочу этого видеть, - сказал он тусклым голосом.
   - Тогда мы прекратим. Ты измучился.
   Мальчик только покачал головой.
   - Нет, я должен знать, как справиться с колдуньей. Четверо Тэлери, объединив свои силы, смогли бы победить ее. Но их осталось только двое: Эя и Славур. Если Глорфека не забрала силы Эра и Олы, то есть еще надежда.
   Чародейка как-то странно посмотрела на него и сказала:
   - Хорошо, тогда снова сожми камень в ладони.
  
   Это произошло на Совете. Андор уже открыл рот, чтоб начать речь, когда мир взорвался от крика:
   - Брат, помоги!
   Он на секунду встретился взглядом с Эей, увидел ее побелевшее от ужаса лицо и нырнул в пустоту.
   Эр приземлился в пяти шагах от сестры. Ола билась в сетях, а со всех сторон, сжимая круг, на них наступали Черны альвы. Они были почти не отличимы от Тэлери, только бледные лица и горящие адским пламенем глаза выдавали их.
   Андор успел бы раскромсать тенета, будь у него хоть чуточку больше времени...
  
   ... Иоль сжался в комок и зажмурился. Он не хотел этого видеть. Но убежать и спрятаться было нельзя...
  
   Старуха наклонилась над Эром, высохшей рукой повернула его голову к себе и сказала шипящим голосом:
   - Покорись. Твоя сила нужна нам. Ты не будешь знать горя и боли. Тебя ждет могущество, Андор. Та доля, которую я предлагаю тебе - великая честь.
   - Отпусти сестру!
   - Ты же любишь ее, Андор. Согласись и ей не будет больше больно.
   - Не смей ее трогать, ведьма! - его лицо исказилось от ярости.
   - Так - так. Это хорошо. В твоем сердце закипает гнев и злоба. Дай им выход, Андор, и ты наш. Это же так просто: не нужно усилий, просто открой душу для тьмы. Твоя сестра все равно умрет, и от тебя будет зависеть, как скоро это произойдет, - голос ведьмы, зловеще-ласковый приводил Андорра в бешенство. Он уже чувствовал, как кружится голова, еще немного и он потеряет над собой контроль. Тогда - конец.
   - Нет! - крикнул он в лицо колдунье.
   Та сморщилась в гримасе злобной улыбки:
   - У тебя нет выбора. Ты уже не Тэлери. Ярость и тьма завоевали твое сердце, а Зеркало Мира покажет Эе твое предательство.
   Глорфека неожиданно протянула ему тонкий кинжал из вороненой стали.
   - Возьми его и прекрати страдания своей сестры.
   Андор отшатнулся, но его пальцы против воли сжали холодную рукоять. Он сделал несколько нетвердых шагов.
   - Проклятье вечной муки нельзя снять. Избавь ее от боли, - прокаркала колдунья.
   Эр размахнулся. Его глаза встретились с почерневшими, распахнутыми глазами скорчившейся на полу сестренки.
   Он не успел осознать, что делает. Молниеносное движение - кинжал летит в сторону ведьмы, его пальцы сжали ледяную ладошку Олы, изматывающий душу свист, и яркое солнце брызнуло в глаза.
  
   Он промахнулся. Это был не Гондолин, а Синие Горы. Силы кончились. Андор рухнул на колени, прижимая к груди дрожащее тельце сестры.
   - Ола, - позвал он.
   Девочка с трудом разлепила ресницы. Ее лицо уже залила смертельная бледность.
   - Отпусти меня, Эр, - голос почти не повиновался.
   - Я вытащу тебя, сестричка. Мама учила, что нужно делать. Потерпи немного, я сейчас вспомню, - сквозь шум в ушах он пытался припомнить нужные слова.
   - Андор, не мучь меня...
   - Сейчас, Ола.
   Он взял ее голову в свои ладони и прошептал только одно слово, и едва не задохнулся от боли, ударившей в позвоночник, проткнувшей мозг. Когда рассеялся багровый туман перед глазами, он со страхом глянул в лицо сестренки.
   - Андор, это... не поможет, - прошептала Ола, - Отпусти... меня...
   - Нет! - рявкнул он.
   - Только обещай мне одно... - не слушая брата, продолжала девочка, - Не мсти за меня... ведьме. Она только этого и ждет... Ты и так был на краю. Обещай, Андор.
   - Я не пущу тебя!
   - Обещай, - жили уже только глаза.
   Собрав все силы в тугой комок, он старался вдохнуть в сестру жизнь. Ее тело стало вдруг прозрачным, пространство дрогнуло...
   - Обещай! - зазвенел голос царевны.
   - Клянусь, - но его еже никто не услышал. Только синий камень остался в ладони, неподвижный и холодный.
  
   Сам Андор будто окаменел. Остановившимся взглядом он смотрел на сапфир, но ничего не видел вокруг. Время проносилось мимо, не задевая его своим крылом.
  
   ... Иоль прерывисто всхлипнул и пошатнулся.
   - Ты устал, Иолл-Эдар. Отдохни.
   - Ты сама просила меня об этом, Амара. Дан давно ищет своего друга. Сапфир до сих пор у Эра, а я еще не узнал, как справиться с Глорфекой. Жизнь Андора не закончилась. Помоги мне увидеть, что было дальше.
  
   ...Он, наконец, очнулся и, тяжело опираясь о стену, поднялся на ноги. Сколько времени прошло с тех пор, как он забылся в безысходности горя: месяцы, годы, века? Сил почти не было, и перенести себя к воротам Чертогов Эр не мог. Оставалось только одно - идти пешком. Там, в родном доме он сможет найти помощь.
   До Чертогов оставалось совсем немного - скоро рассвет и он придет.
   - Ни с места! - грозный окрик заставил его замереть на краю залитой лунным светом поляны.
   Из-за деревьев выступил человек. Не опуская натянутого лука, он так же резко приказал:
   - Отойди в центр. Дальше.
   Что-то в голосе лучника показалось Андору знакомым.
   - Славур! - внезапно понял он.
   - Не подходи! Что тебе здесь нужно?
   - Брат, ты не узнаешь меня?
   - Я прекрасно узнал тебя, Черный альв, и не смей называть меня братом.
   - Славур, - Эр сделал шаг навстречу.
   - Назад! - наконечник стрелы был направлен ему в сердце, - Ты пришел за новой жертвой? Знай, этого не будет. Как ты мог, Андор, - в голосе Тэлери прорвалась неожиданная боль, - Ведь я уже почти поверил Эе, что ты сделал когда-то все возможное, чтобы спасти наших родителей. И все верили тебе. Но теперь то я точно уверен в том, что твое перерождение началось давно, в тот миг, когда ты своими руками убил лучшего друга.
   От этих слов Андор поник и съежился, ведь брат был прав.
   - Но я не понимаю, чем колдунья прельстила тебя, что ты решил убить свою сестру и так жестоко?
   Эр отшатнулся:
   - Я не делал этого!
   Славур криво усмехнулся:
   - Я видел все своими глазам в Зеркале Мира. И твою сделку с Глорфекой, и то, что ты сделал с Олой. Меня удивляет только, что ты не шел слишком долго. Ты развлекался в чужих краях? Сколько жизней на твоей совести? Но теперь ты уже не сможешь никому причинить зла. Теперь все. Сейчас я тебя убью.
   Андор почувствовал ужасную усталость. Колдунья была права - его считали предателем. "Странно, каким образом Глорфеке удалось затуманить Зекало Мира?" - подумал он, но как-то отрешенно, словно это уже не имело значения. Сейчас брат выстрелит - и конец. Что ж, так будет даже лучше. Все кончится, и он избавиться от изматывающей душу тоски.
   - Стреляй, братик, - Эр даже руки раскинул.
   Славур сузил глаза и прицелился. Он не сомневался в том, что сейчас уничтожит зло.
   Тишину леса разорвал крик:
   - Нет!
   Эя ухватила брата за руки и заставила опустить лук.
   - Не смей этого делать, Славур.
   - Он - зло.
   - Он - твой брат.
   - Он - Черный альв!
   - Он твой брат, Славур. Пойми, ведьма ждет этого. Стоит только открыть душу тьме, и она заполнит тебя без остатка, - и, повернувшись к старшему брату, горько сказала,- Уходи, Андор. Если в тебе осталась хоть капелька от Тэлери, уходи. Не провоцируй его. Неужели тебе было мало Олы?
   - Эя, выслушай меня!
   - Нет, нам не о чем говорить. Уходи. Я все знаю без твоих слов. Зеркало Мира никогда не лжет. Андор, пожалуйста...
   Он обхватил голову руками и, пошатываясь, побрел прочь.
  
   Андор стал жить среди людей, обосновавшись в маленькой деревушке в Гондолине. Он жил в небольшом домике на окраине, а рядом была его кузня. Эр прослыл лучшим кузнецом в округе, и даже из дальних городов люди тянулись к нему с заказами. Бесконечной работой он старался заглушить боль.
   Пребывание у колдуньи, ступор в течение долгих лет не прошел для него даром. Он изменился до неузнаваемости, и никто не смог бы уже принять его за Тэлери. Исчезла легкость походки, он ссутулился, кожа утратила золотистый оттенок, а волосы совсем почернели. Только лицо оставалось по-прежнему молодым.
  
   Несколько мгновенных, почти неуловимых картин промелькнули перед взором Иоля. Но следующая была более реальной.
  
   Андор проснулся от странного звука. Он замер и прислушался. Кто-то тихонько скребся в двери. Альв в два прыжка оказался на пороге и распахнул створки.
   Кто-то пискнул и кубарем скатился с крыльца. Эр метнулся следом и остановился, будто натолкнувшись на стену. На него испуганно таращились два темно-карих глаза, а еще через мгновение он разглядел их обладательницу - маленькую растрепанную девчушку в лохмотьях вместо платьица.
   - Не бойся меня, малютка. Кто ты? - осторожно, чтоб не напугать ребенка, он взял ее за локти и придвинул к себе.
   - Талина.
   - А откуда ты взялась здесь?
   - Мы ехали куда-то, а потом злой дядька ссадил меня с телеги и сказал, что б дальше я шла одна, - пролепетала девочка.
   - Не бойся, здесь тебя никто не обидит.
   Эр поднял ее на руки. Маленькие ручки намертво вцепились в него.
  
   ...Это подкидыш, понял Иоль. На их хуторе тоже жил такой мальчишка - всеобщий любимец и его товарищ по играм.
  
   Снова пронеслось время. Талина выросла, а Андор словно скинул с плеч непомерную тяжесть. Он был почти счастлив.
   Однажды он решил поговорить со своей приемной дочерью:
   - Талина, почему ты ни на кого не смотришь? Вокруг так много молодых ребят. Вот, например, соседский мальчишка бегает за тобой как привязанный.
   Она рассмеялась, а потом, неожиданно посерьезнев, сказала:
   - Мне никто не нужен, Андор. Есть только ты.
  
   Иоль залился краской и зажмурился. Он не хотел встревать в чужие личные отношения. Сапфир будто уловил это. Пространство сместилось...
  
   -Андор, что произошло? - Талина с беспокойством заглянула в его побледневшее, усталое лицо.
   - Я потерял талисман, - глухо обронил Эр.
  
   ...От неожиданности Иоль выпал из этого мира и, не понимая, воззрился на Амару.
   - У него нет камня, а я все-таки его вижу. Почему?
   Чародейка постаралась скрыть замешательство и успокоила его:
   - Нужно посмотреть, что будет дальше.
   - Да - да, конечно, - пробормотал мальчик и вновь сжал в ладони сапфир.
  
   ...- Я должен его отыскать. Наверное, я зацепился за что-то в лесу и порвал цепочку.
   - Эр, подожди. Я с тобой.
   Девушка накинула плащ и выскочила следом.
   Андор шел по лесу, как по широкой дороге. Талину всегда удивляло то, как легко он ориентируется в чаще. Но сейчас она увидела, что деревья сами расступаются перед ним, и отчего-то очень этого испугалась, но не убежала. (Иоль вдруг понял, что теперь он слышит чувства не только Эра, но и девушки).
   Эр будто забыл о ее существовании, неведомое чутье вело его в глубь Великого Леса. Он все ускорял шаги, и Талине пришлось бежать, чтоб успеть за ним.
   Внезапно он замер как вкопанный. Впереди, чуть правее, слышался заливистый смех. Он сделал несколько нетвердых шагов и раздвинул ветви. Дыхание остановилось, и сердце перестукнуло не в такт.
   На берегу реки игра маленькая девочка. Она чему-то рассмеялась и нагнулась к воде.
   - Смотри, какой красивый камень я нашла, - между пальцев сверкнул лазурью сапфир.
   - Ола, - сипло прошептал Андор и вышел на берег.
   Девочка обернулась и удивленно глянула на него. Эр сделал еще шаг, но резкий окрик заставил его отпрянуть:
   - Не подходи к ней!
   Славур в три прыжка оказался перед ним, загородив собою ребенка.
   - Я же предупреждал тебя о том, чтобы ты не смел показываться в окрестностях Чертогов. И теперь Эя не остановит меня - я защищаю царевну.
   - Славур, это Ола? - уже понимая, что он ошибается, все-таки прошептал Андор.
   Брат зло рассмеялся в ответ.
   - Я и не знал, что у Черных альвов могут быть угрызения совести. Она часто является к тебе? - и, обернувшись к девочке, мягко сказал, - Ступай, Этиль. Тебе не нужно видеть того, что здесь сейчас будет.
   - Нет! Славур, ты с ума сошел? Не отпускай ее одну! Не ужели тебе мало гибели сестры?
   Лицо Тэлери исказила гримаса боли.
   - Замолчи! Как ты смеешь говорить о сестре. Убирайся от сюда и не смей больше показываться мне на глаза. Я за себя не ручаюсь.
   Андор отступил на шаг. Девочка выглянула из-за спины Славура, и Эр встретился с ней взглядом. В ее глазах, таких же ясных и лучистых как у матери он прочитал недетскую печаль, словно увидел Эю.
   - Я благословляю тебя, Звезда Тэлери. Пусть камень Олы принесет тебе счастье, - и, обращаясь к брату, добавил,- Славур, я клянусь тебе, что найду способ уничтожить Глорфеку.
   Тот лишь скривился в ответ.
   - Это колдунья научила тебя бросаться лживыми клятвами?
   Его слова были как пощечина. Эр стал белее полотна и, не ответив, бросился прочь.
   Талина, которая все это время пряталась за деревьями, боясь шелохнуться, едва догнала его.
   - Андор, что все это значит? Кто эти люди? Объясни мне.
   Он незнакомо глянул на девушку и уронил:
   - Я клятвопреступник и должен буду нарушить одно из двух, данных мною обещаний. Все кончено, Талина. Я произнес свой приговор. Я только что дал клятву во гневе. Тьма смыкается... Ты не должна больше находиться рядом со мной, иначе будешь в опасности.
   - Андор, тебе плохо? Ты бредишь, - заплакала Талина.
   - К сожалению, это не бред. Не плачь, я отнесу тебя домой.
   ...Мир стремительно рванулся навстречу.
  

* * *

  
   Иоль, тяжело дыша, упал на колени. Камень как живой пульсировал в руке. Откуда-то пробивался очень яркий свет, резавший глаза.
   - Потерпи, малыш, сейчас я помогу тебе.
   Амара неожиданно легко подняла его на руки и отнесла в постель.
   - Вот, выпей это.
   Густое сладкое питье обожгло горло. Иоль закашлялся, но действительно почувствовал облегчение. Шум в ушах и головная боль исчезли без следа. Осталась только слабость.
   Амара присела на краешек кровати и требовательно посмотрела на него.
   - Расскажи, что ты видел.
   Морщась, боясь вновь пережить ужас, он все же пересказал все увиденное.
   - Жаль, что я не узнал, что произошло с Андором, где он сейчас. Я понял, что сапфир оказался у Звездинки давным-давно.
   - Ты хотя бы понял, как победить колдунью?
   Иоль покачал головой.
   - Нет. Но это знает Андор. Если он жив, его нужно разыскать. Но на это, к сожалению, нет времени. Я чувствую, Иолике сейчас очень плохо, и мы должны спешить.
   - Не беспокойся, гномы не оставят вас в беде.
   Мальчик невесело усмехнулся.
   - Владычица Тэлери тоже обещала помощь. Но я еще не знаю, как быть. Для меня самое главное - спасти сестру, и я не хочу повторить судьбу Эра. Ведь я тоже поклялся, что освобожу ее во что бы то ни стало.
   Амара наклонилась над ним:
   - Мальчик мой, твои порывы замечательны, но не пренебрегай помощью. Ты уже почувствовал в себе силы, но ведь и Андор обладал большой силой.
   - Зато у меня есть теперь и его опыт. Я постараюсь не повторить его ошибок.
   - Будь осторожен, Иолл-Эдар. Это очень трудно. Еще немного, и у тебя не будет шанса к отступлению.
  
   Князь беспокойно заворочался на своей кровати. Чародейка замолчала и, прикоснувшись ко лбу мальчика, сказала только одно слово:
   - Спи.
  
   Наутро Иоль с трудом открыл глаза. Все пережитое ночью казалось кошмарным бредом, и только взглянув на камень, он понял, что все было на самом деле. В глубине сапфира плясало крошечное пламя. Он сжал в талисман в кулаке и почувствовал, как тот еле заметно пульсирует в такт его сердца.
   - Проснулся, наконец, соня, - князь весело хлопнул его по плечу, - Я уже успел встретиться с Даном Орином и осмотреть Алмазную шахту, а ты все спишь.
   - Извини, папа, я вчера видимо утомился, путешествуя по каменным садам.
   Владо нахмурился.
   - Ты здоров? Ты очень бледен сегодня. Уж не возвратилась ли вновь лихорадка?
   - Не беспокойся, я здоров. Просто... не слишком ли долго мы задержались у Стражей Пещер? Иолика нас ждет.
   Князь совсем посерьезнел.
   - Ты прав, мой мальчик, загостились мы. Я думаю, Эрин уже привык к мысли о долгой разлуке с родными.
   - Здравствуйте, я не помешал? - в дверь просунулась улыбающаяся физиономия маленького гнома.
   - Легок на помине. Заходи, конечно, что томишься на пороге?
   Эрин виновато посопел.
   - Я знаю, вы торопитесь и задержались только потому, что дядя попросил вас об этом. В общем, я уже готов и последую за вами в любую минуту.
   Владо мягко улыбнулся и взял его за плечи.
   - Это хорошо, Эрин. Тогда мы отправимся в путь завтра, а сегодня попрощайся со всеми, кто тебе дорог. Ты их долго не увидишь.
  
   - Я сожалею, что вам пришлось задержаться у нас. Но можете не беспокоится, уже к вечеру выбудете стоять на краю пустынной земли Ати, - это говорил Гордин, когда князь Владо, Иоль и Эрин готовые к походу, остановились в Главной галерее.
   - Неужели мы воспользуемся Ниткой? - воскликнул маленький гном.
   Гордин согласно качнул головой.
   - Что такое Нитка? - настороженно спросил Владо.
   Гномы только загадочно улыбнулись в ответ.
   - Сейчас мы поднимемся в Большую верхнюю галерею, а от туда уже прямая дорога.
   Очень долго путешественники поднимались по крутым лестницам и пандусам.
   - Скоро таким образом мы достигнем вершины горы, - тяжело дыша, проговорил князь.
   - Ты прав,- согласился Гордин.
   Еще один поворот, почти отвесная лестница с резными перилами и...
   - Мы на месте.
  
   Они стояли на небольшой квадратной площадке, огороженной с трех сторон заборчиком. А дальше была пропасть...
   Рядом с площадкой, казалось в пустоте, висела маленькая тележка с мягкими сиденьями и откидной крышей.
   - Это и есть наша Нитка, - не без гордости сказал Гордин.
   - И на этом (!) мы поедем?! - Владо показалось, что сердце ухнуло куда-то вниз и не хочет возвращаться на прежнее место, - У этой... этого сооружения есть крылья? - выдавил он.
   - Нет, - усмехнулся гном, - Тележка поедет по стальному брусу. Видите, - Гордин подошел к краю площадки. Иоль и Владо последовали за ним и увидели, что фургончик действительно стоит на тонкой металлической балке, полого уходящей вниз.
   - Не бойтесь, это не опасно. Мы всегда путешествуем по Нитке на далекие расстояния, - утешил Эрин.
   Гордин распахнул резные воротца и сделал приглашающий жест. Маленький гном первым вошел в фургон и уселся на кожаную скамейку. Князь втиснулся следом. Тележка слегка качнулась, и Владо с трудом подавил в себе желание немедленно выскочить отсюда. Он почти физически ощутил жуткую бездонность пропасти.
   Гордин задвинул за Иолем засов и пожелал счастливого пути.
   - Внизу вас встретит наш патруль и откроет внешние ворота. Желаю вам вернуться живыми.
   Гном в прощальном приветствии поднял руку, и тележка сначала медленно, потом все быстрее, тронулась в путь.
   Страх скоро отпустил Владо и он взглянул на мальчишек. Эрин съежился на скамейке. Владо грустно, вздохнул. Еще бы! Как не заплакать, когда только несколько часов назад прощался с родными на долгих десять лет. Дан Орин обнял племянника и долго не хотел отпускать, а бабушка Амара что-то тихонько прошептала ему на ухо. Видимо что-то хорошее, потому что маленький гном даже улыбнулся чуть-чуть.
   А потом чародейка поманила Иоля, сжала в своих руках его похолодевшие пальцы, долго смотрела на него и спросила.
   - Ты не передумал?
   Тот отрицательно качнул головой:
   - Я все обдумал, госпожа. Прости, - и резко отстранился.
   Сейчас он выглядел очень бледным и повзрослевшим.
   - Иоль, - позвал князь, но тот не услышал.
  
   Владо оглянулся по сторонам и замер в восхищении. Свистящий полет захватывал дух. Мимо проносились освещенные чудным светом скальные узоры, золотые и серебряные жилы, мелькали сталактиты. Порой прямо перед ними возникали и тут же уносились в даль натеки причудливой формы и разных цветов. Их путь пролегал не по прямой, и на поворотах тележка пружинила и слегка покачивалась. У князя сладко замирала душа - он снова чувствовал себя мальчишкой. Ему хотелось громко хохотать и кричать от восторга, и если бы не кислый вид его товарищей, Владо непременно это бы сделал.
   Гордин оказался прав: не прошло и трех часов, как тележка начала тормозить, а потом и вовсе остановилась около такой же, как наверху, площадки. Тут же подбежал гном в надвинутом на глаза капюшоне и распахнул перед ними дверцу.
   - Приветствую вас на седьмом пограничном посту! - прокричал он резким гортанным голосом.
   - Здравствуй, Корки. А я, вот, уезжаю,- чуть слышно прошептал Эрин.
   - Приветствую тебя, Третий Страж, - учтиво поклонился гном, - пусть изгнание твое промчится так же быстро, как вода в горном потоке.
   - Спасибо,- маленький гном незаметно смахнул слезинку.
   - Идемте, господа, я провожу вас до ворот.
   Но идти никуда не пришлось. Корки подошел к стене и нажал на неприметный камешек. Тотчас огромный валун бесшумно отъехал в сторону, и открылась узкая, похожая на кроличью нору, щель.
   - Идите и через несколько шагов будете в земле Ати.
   - А почему там темно?
   - Потому что снаружи ночь, это во-первых, а во-вторых, эта калитка ведет в пещеру, так что даже днем через нее не увидеть солнечный свет, - терпеливо объяснил гном.
   - Ну что ж, вперед, - скомандовал князь и первым протиснулся в дыру.
   - Удачи! - донесся сзади хриплый голос гнома.
  
   Владо двигался вперед, держась за стену. Шаг, еще шаг... Неожиданно его руки ощутили пустоту, повеяло холодом. Князь остановился, щурясь и стараясь хоть что-то рассмотреть в полной тьме. Сзади доносилось сопение. Кто-то взял его за руку маленькими твердыми пальцами.
   - Мы в пещере, - сказал Эрин, - я вижу выход и кусты перед ним.
   - Как? По-моему тут темно, как в погребе, - удивился князь.
   - Ну и что. Ведь мы, гномы, привыкли жить во тьме, внутри гор.
   - Наверное, нам стоит развести огонь и дождаться рассвета, - вдруг подал голос Иоль.
   Владо даже вздрогнул. С самого утра мальчик не проронил ни звука и его слова, сказанные на прощанье Амаре, были единственными.
   - Это было бы хорошо, только как мы в темноте найдем дрова?
   Эрин тихонько засмеялся.
   - Здесь не так уж темно. А дрова искать не надо. Вот, прямо перед нами куча хвороста. Наверное, Стражи Ворот позаботились об этом.
   Он опустился на колени, достал трут и кресало и ударил несколько раз. Во все стороны полетели яркие икры, и тут же вспыхнул веселый огонек. А еще через минуту ярко пылал костер.
   - Ну вот, и свет, и тепло, - радостно потирая руки, сказал Владо, - Сейчас перекусим и на боковую. А утром двинемся в путь.
   Они подкрепились запасами, которыми их щедро снабдили гномы и растянулись у костра, подстелив плащи.
   - Вы спите, а я подежурю, - сказал Иоль.
  
   Он завернулся в плащ и прислонился к холодной стене. Спать совсем не хотелось. Иоль ломал сухие веточки и смотрел на огонь, но видел не его, а морщинистое лицо старой чародейки.
   Амара разбудила его сегодня утром и велела следовать за собой. Они вновь пришли в маленькую комнатку с алтарем.
   - Присядь, Иолл-Эдар. Я должна поговорить с тобой.
   - Я слушаю, госпожа.
   - Иоль, слышал ли ты когда-нибудь о наследнике колдуньи Глорфеки?
   - Да, слышал. Но я не понимаю...
   Амара остановила его взглядом и тихо произнесла:
   - Это ты.
   Иоль резко изменился в лице и отшатнулся.
   - Нет! Это не правда! - но это был крик не протеста, а отчаяния. Он сразу поверил чародейке и понял, что на самом деле всегда это знал. Хотя крошечная надежда, что все это ошибка, оставалась, и он жалобно прошептал - Амара, это не может быть правдой. Старец Гор сказал, что это сын князя Владо и что он этого мальчика, Радомира, так надежно спрятал, что сам не может до сих пор найти... И княгиню к нему перенес... Амара, послушай, я же не князь никакой, а моя мама не княгиня. И Росинка... случайно к нам... попала... - последние слова он произнес чуть слышным голосом, обреченно глядя на Амару.
   - Но ты-то как узнала? Ведь старец Гор сказал, что никто, кроме него не знает об этом?..
   Амара лишь молча смотрела на него. Иоль переглотнул и медленно опустился на алтарь (других сидений здесь не было). Глазищи распахнулись в пол лица, и он выдавил:
   - Я знаю. Старец Гор - твой отец, владыка гномов - Дан. Его имя - Дангор и, уйдя к людям, он взял его вторую часть.
   - Ты все сам понял, Иолл-Эдар.
   - Нет! - яростные слезы брызнули из глаз, - не понял! Почему он сразу не сказал об этом, когда мы были у него в башне? Почему, Амара?
   Чародейка обняла его и как маленького погладила по голове.
   - Он не знал этого, Иоль. Вчера, когда ты разбудил талисман, отец, наконец, услышал тебя и понял, кто ты такой. Он очень испугался за тебя, Иолл-Эдар. Твое имя на всех языках значит "Надежда Мира". Отец понял, что своими руками толкнул эту надежду к гибели. Ведь Глорфеке нужен именно ты, твоя сила.
   - У меня нет никакой силы, я обыкновенный человек, - Иоль всхлипнул еще раз.
   - Нет, не обыковенный. В твоих жилах течет кровь Альвов, людей и... повелителя гномов - Дана. Я не знаю, как это вышло, но чувствую, что это так.
   Иоль молчал несколько минут, стараясь постичь смысл этих слов.
   - Что же мне теперь делать, госпожа?
   - Ты не должен идти дальше.
   Иоль резко отстранился, отчужденно глянул на Амару и глухо спросил:
   - А как же Иолика? Колдунья убьет ее. Но я думаю, что отец найдет ее раньше, и тогда... Ты ведь знаешь о проклятии, - он не спрашивал, а утверждал.
   - Да, знаю.
   - Значит, ты знаешь, что снять его нельзя. Я все равно обречен.
   - Его добровольно может взять на себя другой, - начала Амара.
   - Вот я и взял, - сумрачно подытожил Иоль.
   Он помолчал и спросил:
   - Скажи, госпожа, я обречен стать наследником колдуньи, или у меня есть выбор?
   Чародейка посмотрела на него и вдруг сгорбилась и будто разом постарела:
   - Выбор есть всегда, мой мальчик, - наконец промолвила она, - Только с каждым разом его все труднее будет делать. Ты видел, Андор выбрал смерть, а не служение злу...
   - Но Андор не умер!
   - Я не буду с тобой спорить. Послушай меня, Иоль. Сейчас ты еще слишком мал. У тебя не хватит сил справиться с Глорфекой, - продолжала Амара, будто не слыша его крика, - Еще труднее будет не поддаться искушению. Если ты сломаешься, ничто не спасет наш мир, и тьма затопит его пределы. Подумай, ты сможешь стать могущественным колдуном и страшным правителем, но тебя может ждать и смерть. Это очень трудный выбор, Иолл-Эдар. Я еще раз предлагаю тебе отказаться от него. Я смогу тебе помочь.
   - Амара, что ты говоришь! Этиль, царевна Тэлери уже предлагала мне подобную помощь, и я отказался. Если сейчас я поверну назад, я нарушу клятву. Я предам не только сестру и отца. Звездинка, она же... - Иоль вдруг осекся.
   Амара снова тяжело вздохнула.
   - Я боюсь за тебя, Иоль.
   Он грустно усмехнулся:
   - Другого выхода нет, госпожа. Дорогу осилит идущий, так, кажется, говорил какой-то мудрец, - он помолчал и добавил, - Амара, ведь ты же провидица. Ты видишь, что меня ждет?
   Она покачала головой.
   - Будущее темно как никогда.
   - Ну вот, - с деланной веселостью проговорил Иоль, - Ты не видишь моей смерти, значит, я не умру.
   - Главное, чтоб не погибла твоя душа, - пробормотала чародейка очень тихо, но Иоль услышал ее и помрачнел.
   - Я пойду, мне надо подумать.
   И уже на пороге обернулся:
   - Только прошу тебя, госпожа, не говори князю ни о чем. Не надо ему знать, а свою судьбу я волен решать сам.
  
   ...Внезапный порыв ветра бросил в лицо столб дыма. Иоль закашлялся и очнулся. Спохватившись, он кинул в догорающий костер охапку хвороста и оглянулся на своих спутников. Владо и Эрин спали рядом, укрывшись одним плащом. Маленький гном, видимо, замерз во сне и подкатился к князю.
   Иоль вздохнул и медленно, еще не совсем осознавая, что он делает, развязал свой мешок и вытащил запасную нижнюю рубашку. Мальчик оторвал от нее широкую полосу, разворошил костер и выхватил длинную обугленную палку. Он разложил свой импровизированный пергамент на полу и в неверном свете костра старательно вывел послание:
   "Отец, Эрин!
   Я прошу у вас прощения, но не могу поступить иначе. Вместе нам ни за что не проникнуть в замок Глорфеки. Мы даже не доберемся до него. Я принял решение пойти один. Я прошу вас только подстраховать меня и двигаться к одинокой скале в центре земли Ати. Но не пытайтесь меня догнать. Встретьте Росинку и не дайте ей погибнуть в пустыне.

Иолл-Эдар"

   Потом он подумал немного и приписал:
   "Отец, не осуждай меня. Ты поклялся Дану Орину, что позаботишься об Эрине, а Иолике нужен живой отец.
   Передайте старцу Гору (или Амаре), что он не сделал ошибки, это судьба. И пусть он не отчаивается и ищет Андора. Я чувствую, что он жив. Ты передай ему это обязательно, он поймет.
   Скажи Звездинке, что я всегда буду помнить ее. И позаботься о моей маме.

Прощай.

Твой названный сын, Иоль"

   Мальчик разложил свое послание так, чтобы проснувшись, они его сразу заметили, потоптался на пороге, бросил прощальный взгляд на спутников и нырнул во тьму ночи.
   Впрочем, полной темноты не было. Небо проткнули крупные звезды, а огромная луна белым фонарем освещала все вокруг ярким, мертвенным светом. Каменная пустыня в этом призрачном сиянии казалась поверхностью моря, застывшей в момент яростного шторма. Иоль глянул еще раз на огонь костра, поправил за плечами мешок и зашагал по тропинке, петлявшей между камней.
  

* * *

   Князь пробудился как от толчка. Вскинул голову и несколько секунд ошалело глядел по сторонам, не в силах припомнить, где он находится. Серый утренний свет пробивался в широкий вход пещеры. Костер давно прогорел. Снаружи уныло шумел нудный, частый дождь. Владо передернул плечами и вскочил на ноги. "Где же Иоль? Вот мальчишка, заснул и совсем забыл, что нужно караулить".
   Князь огляделся, ожидая увидеть спящего светловолосого мальчика, но его нигде не было. Зато посреди пещеры был аккуратно расстелен лоскут белой материи. Владо с нехорошим предчувствием пробежал глазами неровные строчки, дрожащими руками поднес письмо к лицу и, не в силах поверить в случившееся, в десятый раз перечитал. Он вздрогнул, услышав веселый голос:
   - Уже утро? - улыбка медленно сползла с губ Эрина, когда тот увидел помертвевшее лицо князя, - Что случилось, Владо?!
  
   Он шел, сгибаясь от ветра. Дождь заливал глаза и противными, холодными струйками стекал за воротник. Земля превратилась в мешанину из глины и камней, в которой увязали ноги. "Вот странно, я никогда не думал, что в южной пустыне так сыро и холодно, - подумал Иоль с мрачной усмешкой, когда очередной раз растянулся в грязи, - Я не удивлюсь, если сейчас в меня ударит молния..."
   Грозы не было, но ливень обрушился с новой силой. Иоль крутил головой, в поисках хоть какого-нибудь укрытия, но перед ним в беспорядке громоздились только камни. Он решил, что двигаться вперед будет все-таки лучше, чем оставаться на месте. Он уже продрог до костей и, казалось, что если остановится, то превратится в глыбу льда.
   Иоль не знал, какое расстояние преодолел к тому времени, когда дождь, наконец, начал стихать. Зато стало еще холоднее. Мальчику было так тоскливо, что он готов был пустить слезу. Ему до нервной дрожи захотелось оказаться сейчас рядом с мамой в их маленьком домике, чтоб весело потрескивали поленья в печи, а Иолика бы, как всегда, пела какую-нибудь песенку.
   Видение прервал внезапный окрик:
   - Стой! Кто ты такой? Что тебе нужно?
   Иоль вздрогнул и остановился. Перед ним, словно из-под земли, выросли пятеро тороков, огромных и косматых, с одинаковыми лицами. У каждого в руках был топор с двумя лезвиями. У одного, видимо, старшего, поверх меховой безрукавки был накинут короткий черный плащ, который не закрывал волосатых колен.
   - Что тебе нужно? - снова повторил главарь.
   Мальчик низко поклонился и ответил:
   - Я должен видеть госпожу. У меня очень важные новости для нее.
   - Вздор! У таких жалких замухрышек не может быть никаких важных вестей. Ты, наверное, гномий шпион, и сейчас мы тебя... - вожак растянул губы в гнусной ухмылке и поднял топор.
   Иоль отступил на шаг, еще, зацепился ногой за камень и грохнулся на землю. Он хотел зажмуриться от страха, но глаза против воли "растопырились".
   - Что здесь происходит? - внезапно раздался звучный голос.
   Тороки как по команде вытянулись в струнку.
   - Господин, мы поймали гномьего шпиона,- пролепетал вожак, стоя навытяжку перед высоким темноволосым человеком.
   Тот чуть заметно дернул плечом и, не удостоив торока ответом, повернулся к Иолю. Бледное, с безупречно-правильными чертами, лицо выражало презрительное высокомерие, а в серо-голубых глазах застыл лед.
   - Кто ты? - спросил он ровным голосом.
   Иоль очень медленно поднялся на ноги, посмотрел в холодные зрачки собеседника и опустил голову. Надежды больше не было. Он согнулся от внезапной боли, как будто в сердце вонзили длинную иглу, в мозгу билась лихорадочная мысль: "Ты ошиблась Амара, ошиблась, а Славур был прав..."
   Невероятным усилием воли он заставил себя придти в себя.
   - Меня зовут Иоль. Я должен видеть госпожу Глорфеку, чтоб передать ей очень важное известие, - он удивился, как хрипло прозвучал его голос.
   - Я сам провожу тебя. Ступай за мной, - незнакомец, не оглядываясь, зашагал вперед. Мальчик, опустив плечи, поплелся следом.
   Иоль уже потерял счет времени и только механически передвигал ноги, когда его проводник внезапно остановившись, обернулся. Иоль невольно попятился. Его спутник изменился до неузнаваемости: высокомерие и холодность исчезли без следа, а во взгляде были только боль и сострадание.
   - Глупый малыш, ты понимаешь, что идешь навстречу смерти.
   - Я не понимаю тебя... Я должен видеть госпожу.
   - Иоль, поверь мне. Я только хочу тебе помочь. Ты погибнешь, если пойдешь дальше. Я чувствую, твоя душа еще не замутнена. Я не знаю, что тебя заставило это сделать, но ты должен вернуться.
   - Нет. Я не могу. Моя сестра в ее руках, и я поклялся, что спасу ее. Ты же знаешь, что значит эта клятва, Андор!
   Незнакомец отшатнулся.
   - Ты знаешь, кто я. Откуда?
   Иоль колебался всего секунду. Он уже знал, чувствовал, что первое впечатление было обманчиво. Андор не тот, за кого выдавал себя торокам. От него не веяло злом, как от Черного альва. Притвориться добрым было нельзя. Иоль каким-то иным чувством ощущал вокруг Эра тот мерцающий свет, который излучали все Тэлери. Но сейчас свечение было очень - очень слабым. И он почему-то знал, никто кроме него этот свет не увидит. Мальчик расстегнул рубашку и вынул сапфир.
   - Узнаешь? Это твой камень.
   Андор дрожащими пальцами коснулся талисмана и ощутил чуть заметную пульсацию.
   - Да, он был когда-то моим. Кто ты, малыш? Я чувствую в тебе Дар, но ты не Тэлери, - Андор тронул его лоб, - Твоя сила велика, очень велика. Ты сам еще не знаешь ее, - он вдруг крепко сжал его ладонь, - Я не пущу тебя! Колдунья поработит твою душу.
   Иоль рванулся, что было сил:
   - Андор, не смей! Я должен спасти Иолику! Как ты не понимаешь? Я не хочу твоей судьбы. Ты до сих пор казнишь себя за то, что не уберег Олу, а мне не даешь даже шанса!
   Тэлери от неожиданности разжал пальцы, пошатнулся и рухнул на колени.
   - Прости, прости меня. Я не хотел. Андор, я... - Иоль не договорил. Внезапная волна чей-то боли и отчаяния накрыла его с головой. Он очнулся от того, что кто-то тряс его за плечи.
   - Андор, помоги ей. Звездинка... - прошептал мальчик.
   - Что? Я не понял.
   Иоль, наконец, взял себя в руки:
   - Этиль, Звезда Тэлери в беде. Я не знаю, что случилось, но чувствую, что ей очень плохо. Смотри, - он дернул цепочку. Внутри сапфира раненой птицей билось пламя.
   - Дай руку, мальчик.
   - Я останусь. Лети же, а у меня свой путь.
   Иоль зажмурился от ударившего в лицо вихря, а когда через мгновение открыл глаза, увидел, что Эр исчез.
  
   Царевна Телери склонилась к самой чаше Зеркала Мира и нервно кусала губы.
   -Покажи мне Иоля, - в который раз просила Этиль, но все безуспешно. Поверхность воды оставалась гадкой и прозрачной как стекло. С досады девочка ударила Зеркало кулаком, словно хотела разбить, но только ледяные брызги полетели в разные стороны. Этиль отскочила в сторону и испуганно оглянулась: не видел ли кто ее. Оскорбить Зеркало Мира - это был серьезный проступок.
   - Почему ты не хочешь выполнить мою просьбу!? - она готова была расплакаться, но холодная вода оставалась прозрачной и недвижной. Словно говорила, ты стараешься напрасно, твои усилия тщетны.
   Этиль же с каждой секундой чуствовала, что вот-вот должно случится что-то ужасное. Казалось, в воздухе дрожали мириды тревожных струн, и это дрожание оглушало.
   - Иоль, Иоль, где же ты? Что ты опять задумал? Я должна немедленно оказаться рядом с тобою. Я чуствую, что тебе нужна помощь...
   Этиль даже совета попросить было не у кого. Как нарочно Владычица Эя и Савур на несколько дней покинули Чертоги. Поступило известие, что в Великом Лесу снова появились Черные альвы. На этот раз видели не только их сети. Двое Тэлери пали их жертвой и на Совете было принято решение о немедленных ответных действиях.
   Эя сторого-настрого запретиа дочери покидать пределы Чертогов, и, тем не менее, царевна уже приняла решение. Осушаться маму было страшно, но Этиль чуствовала, что над Иолем нависла угроза. И она должна, просто обязана попытаться ему помочь. Конечно, надо было дождаться маму и дядю. Они взросые и мудрые, они примут правильное решение, но промедление... Ведь ожидая, можно навсегда опоздать.
   Так думала Этиль, а ноги сами уже несли ее к выходу. У Золотых Ворот ее попыталиь было остановить. Царевна лишь повелительно вскинула руку и, не слушая более старжу, бросилась в Лес.
  
   ...Как глупо она снова попалась! Зацепиась краем паща за невидимые сети и увязла как пойманная птичка. Тенета врезались в кожу обжигающе-ледяными нитями, и никто, никто уже не поможет! Плакать и биться бесполезно, она тем быстрее слабела, чем яростней старалась разорвать путы. Перед глазами словно серую пелену натянули...
   - Мама, мамочка, помогите! - вместо крика только сабый шепот...
   Этиль с усилием разепила веки и поняла - вот он - конец. Со всех сторон как страшные призраки наступали Черные альвы с качающимися сетями в руках. Их гримасы и ухмыки сливались в одну отвратительную рожу.
   - Мамочка, Иоль, простите меня...
   ...И вдруг... Этиль сначала ничего не поняла. Откуда-то сверху, как будто с самого неба ударили ослепительно-яркие золотые лучи. Сети Черных альвов в одночасье испепелились, а враги с жутким уханьем и вопями откатись прочь. Но почти сразу же пришли в себя и кинулись в атаку. Перед царевной прямо из ниоткуда вырос высокий Альв. Он яростно выкинул руки и из ладоней широким веером ударил Изначальный Свет. Тенета, которые опутали Этиль с ног до головы, испарились в одно мгновение, и девочка без сил рухнуа на землю. А врагов отнесло еще дальше. Черные альвы остановились в раздумье, нападать ли снова. Ясно, что с этим Альвом им просто так не справиться. Он сишком силен.
   - Кто ты? - изумленно прошептала царевна.
   Он резко обернуся, наклонился к ней и протянул руку:
   - Не бойся меня, Звезда Тэлери. Я твой друг, я пришел спасти тебя. Дай мне руку.
   Этиль, не сомневаясь ни секунды, протянула ладошку.
   ...Земля стремительно рванулась назад, от свистящего вихря заложило уши. Этиль зажмурилась, а когда открыла глаза, увидела, что они оказались на вершине скалы. Было очень холодно, и сверкающий на солнце лед нестерпимо резал глаза. Но она все же сумела рассмотреть своего спасителя.
   - Почему мы оказались в горах?
   Альв устало опустился прямо на снег и проговорил:
   - У меня кончились силы. Я слишком много потратил на этих тварей. Надо передохнуть, иначе мы не сможем добраться.
   - Куда добраться? Кто ты? - Этиль испуганно отшатнуась. Уж не попала ли она из огня да в полымя.
   - Не бойся, я твой друг, - повторил он, - Меня зовут Андор.
   -Андор! О боги, предатель! - выкрикнула царевна презрительно и с ужасом отпрянула прочь
   - Нет, постой, выслушай меня! - он бросился следом, но не удержался на ногах и со всего размаха грянуся об лед.
   Этиль отскочила к самому краю обрыва, но вдруг остановилась и обернуась. Ее спаситель приподняся на локтях и беспомощно смотрел на нее, словно хотел что-то сказать, и боялся, что она ему не поверит.
   - Ты не Черный альв,- задумчиво проговориа девочка, - Я видела Изначальный Свет, который дарован каждому Тэлери с рождения. Но почему все, и даже мама называют тебя падшим? Почему Зеркало Мира показало, твое предательство?
   Андор медленно поднялся, подошел к Этиль и взял ее за руку:
   - Отойдем от края. Здесь не безопасно.
   Она послушалась.
   - А это я тебе сейчас постараюсь объяснить...
  
   Была середина ночи, когда он, наконец, оказался на пороге черного замка колдуньи. Мальчик и сам до конца не понял, каким образом сумел миновать другие посты тороков и Черных альвов.
   Ворота никто не охранял. Глорфека была уверена в своей полной безопасности.
   Иоль секунду постоял на пороге, набрал в грудь побольше воздуха и шагнул в багровую тьму как в омут. Тот час сердце, словно в тисках, сжалось от холода и ужаса, который веял от самых стен замка. Ему захотелось сейчас же кинуться прочь из этого места далеко - далеко и никогда не возвращаться. Он подышал, загоняя внутрь липкий, лишающий сил страх, и, стараясь ступать как можно тверже, двинулся по коридору. На всякий случай Иоль вытащил меч, а другой рукой крепко сжимал сапфир. Талисман, словно живой, тихонько толкнулся в ладони, прогоняя холод и вселяя в душу уверенность.
   В замке было очень тихо и пусто. Он слышал лишь собственное шаги и неровное дыхание. Лестницы, переходы, галереи путались в голове. Иоль уже не был уверен, найдет ли он обратный выход. Длинный, прямой как стрела и, казавшийся бесконечным, коридор уперся в окованные вороненым железом ворота. Мальчик постоял в нерешительности и надавил на створки. Те неожиданно легко распахнулись. Он думал, что за дверями будет огромный зал, с троном, узорчатым полом и гобеленами, а увидел довольно маленькую комнату. Три стены ее были заняты полками и стеллажами с разными баночками, бутылочками, мензурками. В некоторых из них что-то бурлило, шевелилось, другие густо заросли пылью и паутиной. На цепи качалась подвешенная к потолку деревянная клетка, в которой сидела нахохлившаяся зеленая птичка. Посреди комнаты стояло кресло с высокой резной спинкой. В распахнутые окна лился тяжелый ртутный свет луны.
   Иоль сделал два шага, дверь бесшумно закрылась, а в кресле кто-то зашевелился. Мальчик в ужасе отшатнулся, но было уже поздно. Перед ним стояла сама Черная госпожа - колдунья Глорфека.
   - Кто ты? Как посмел потревожить меня в моих покоях? - прогрохотала она и угрожающе подняла свой страшный хлыст.
   - Я пришел за сестрой, - собрав все свое мужество, невольно дрогнувшим голосом сказал Иоль.
   - Что я слышу, безумец! - колдунья дико расхохоталась, а Иоль вдруг понял, что страх его пропал. Он выпрямился и твердо сказал:
   - Мне помнится, ты поклялась князю Владо-Аррэю, что вернешь ему дочь, если тот приведет к тебе сына.
   - И где же его сын?
   - Перед тобой. Я - Радомир и твой наследник. Я пришел за сестрой Иоликой.
   Их взгляды скрестились, синий и желтый. Иоль выдержал полный ненависти взгляд колдуньи и заставил ее опустить глаза.
   - Подойди ко мне, - шелестящий голос принудил его сделать шаг навстречу.
   Ледяные костлявые пальцы обхватили и до боли сжали запястье. Колдунья прикрыла глаза и несколько секунд раскачивалась как в трансе. Потом отвратительная ухмылка обезобразила ее и без того уродливое лицо.
   - Да, это ты. Ты сам, по своей воле, пришел ко мне...
   - Я пришел за сестрой! Где она?
   Иоль старался вырваться из цепких пальцев колдуньи. Ее объятия лишали сил, в голове плавал похожий на липкую вату холодный туман. Еще немного и он уже не сможет бороться.
   Внезапно Глорфека отпустила его.
   - Нет, - протянула она, - Ты должен стать моим учеником, а не рабом. Рабов мне и без тебя достаточно. Ты должен сам, слышишь, сам принести клятву верности своей госпоже.
   - Я хочу видеть сестру.
   - Ты увидишь ее. Но сначала я покажу тебе, мой будущий ученик Сарт-Мортэл, что тебя ждет, когда ты принесешь клятву.
   Колдунья подняла руки, и что-то произнесла в пол голоса.
   Воздух стал вязким и плотным. Иоль прищурился. В неверном свете луны он различил фигуру могущественного чародея и воина и понял, что это он. У его ног лежали тысячи стран, по мановению его руки послушные слуги исполняли его волю. Владычица Эя склонилась перед ним в земном поклоне: Тэлери больше не существовало, зато к его услугам была целая армия Черных альвов во главе со Славуром. Синие Горы его, Сарта-Мортела, личное владение, о гномах стерты даже воспоминания. А потом он очень близко увидел свое лицо: властное и высокомерное, в ледяном взгляде нет даже ненависти, лишь полное сознание собственного могущества.
   Видение исчезло. Иоль передохнул, сердце бешено колотилось, а на лбу выступил холодный пот.
   - Понравилось?
   Он подавил в себе готовый вырваться крик "да!" и вместо этого спросил:
   - А что будет в противном случае?
   Лицо Глорфеки потемнело:
   - Упрямец, сейчас ты узнаешь, что с тобой будет, если ты не согласишься! - короткий взмах рукой...
   Иоль задохнулся, упал на колени, отчаянно пытаясь поймать хоть глоток воздуха разрывающимися легкими
   - Хватит, - едва сумел выдавить он.
   Колдунья сморщилась в гримасе ухмылки:
   - Выбирай, кто ты: мой наследник или мертвец.
   Мальчик отдышался и поднялся на ноги. Он молчал очень долго, целую вечность, и, наконец, выдавил:
   - Я выбрал.
  

* * *

   Князь сквозь зубы чертыхался, с трудом вытаскивая ноги из жидкой грязи.
   - Славно. Как я понимаю, это мало похоже на выжженную солнцем безводную землю Ати.
   Рядом пыхтел маленький гном.
   - Владо, ты думаешь о том же, о чем и я? - искоса взглянув на своего спутника, спросил Эрин.
   - Я думаю, что этот несносный мальчишка получит от меня хорошую взбучку, когда мы его догоним, - пробурчал князь, - если догоним, - добавил он чуть слышно.
   Нехорошее предчувствие скребло душу и попытки избавиться от него, только усиливали беспокойство. Внезапно в памяти всплыло лицо мальчика и его слова, сказанные при их первой встрече "Я видел странный сон... Я почти умер, но Иолика была жива и в безопасности". Потом он вспомнил Владычицу Тэлери: "Мальчик Иолл-Эдар смелый и добрый, но будь с ним осторожен. В его жилах течет кровь Черных альвов". И почему-то припомнился глуховатый голос старца Гора: "А мальчик, он другой. С рождения Радомир балансирует на грани". Владо вздрогнул. При чем тут это воспоминание? Иоль лишь названный сын его, он не может быть Радомиром.
   Из раздумий его вывел крик Эрина:
   - Тороки!
   Князь встрепенулся, выхватил меч и прижался спиной к огромному валуну. Маленький гном обнажил топор и встал рядом. Сведенные брови, цепкий взгляд и напружиненное, готовое к броску тело - это был воин, а не ребенок, - отметил мимоходом Владо и сосредоточил все свое внимание на противнике. На них медленно наступало человек (человек ли?) пятнадцать тороков.
   - Я должен защищать маленького Дана Эрина, - подумал князь и изготовился к битве.
   Тороки с жуткими воплями и свистом бросились на двух сумасшедших, осмелившихся противостоять им. Закипела схватка. Меч Владо превратился в стальной вихрь: он стремительно наносил удары и ставил непробиваемые блоки. Пятеро волосатых разбойников уже бездыханными валялись в грязи, еще трое, постанывая, откатились в сторону. Князь слышал рядом старательное сопение Эрина и короткий свист, рассекающего воздух топора. Через пару минут все было кончено. Несколько уцелевших тороков, подвывая, удирали прочь. Владо вытер тыльной стороной ладони пот со лба.
   - А ты хорошо дерешься, - улыбнулся Эрин, но тут же помрачнел, - Здесь что-то не так. Это было слишком легко.
   - Да, ты прав. Смотри! - со всех сторон на них наступали черные орды.
   - Мы погибли, - уверенно проговорил маленький гном.
   - Ну это вряд ли, - зло усмехнулся князь и рванул завязки плаща, чтоб не мешал.
   "Дзинь!" - на цепочке закачался, словно напоминая о себе, серебряный рожок. Владо, опомнившись, поднял к губам подарок Владычицы Эи.
  
  
  
   - Ты должен совершить обряд до восхода солнца, мой будущий ученик. Уже светает, - прошелестел за спиной бесплотный голос.
   Иоль чуть заметно дернул плечом и поморщился. Он стоял все в той же комнате, лицом к окну. (Луны уже не было, и сквозь распахнутые створки, вместо алой зари сочился неверный серенький свет). В одной руке мальчик сжимал черный, почему-то очень холодный нож, а в другой билась маленькая зеленая птичка.
   - Кровь жертвы до рассвета должна обагрить алтарь, - снова произнесла колдунья.
   - Я понял, госпожа, - не оборачиваясь, сказал Иоль, - Час истины наступил. Пусть сверится судьба.
   - Да будет так.
   Иоль поднял нож. Птичка, казалось, поняла, покорилась и успокоилась. Только маленькое сердце отчаянно колотилось под перьями.
   - Сейчас... - беззвучно прошептали его губы. Кровь стучала в висках, - сейчас...
   ...Тишину разорвал высокий чистый звук - короткий зовущий сигнал. Солнечный луч на миг озарил его лицо
   Молниеносное движение...
   - Лети!
   Дикий вой за спиной... Главное, запрыгнуть на подоконник...
   Он все же оглянулся, увидел искаженное гневом и ненавистью лицо колдуньи, поднятые к потолку скрюченные руки, свистящий удар хлыста, пламя, опалившее ресницы... А в следующий миг Иоль шагнул вниз. Успел подумать "Иолика", и... неведомая сила подхватила его, сделала тело невесомым и швырнула прочь от замка.
  
   - Мы здесь, князь. Держитесь! - гортанный хриплый голос звучал как Аллилуйя.
   - Дядя Гордин! - радостно вскрикнул Эрин.
   Гномы со всех сторон окружили Владо и Эрина и волны тороков разбились о неприступное каре Стражей Пещер.
   Закипел бой. Главное - не нарушать строй, не дать врагам пробить оборону. Четкие приказы Гордина исполнялись с молниеносной быстротой. Князь невольно подчинился командиру гномов и так же как остальные, безукоризненно выполнял команды, стараясь при этом быть поближе к Эрину, который без устали махал топором направо и налево. Владо видел только врагов. Меч превратился в продолжение его руки. Упиваясь боем, он даже забыл на миг, зачем они здесь. Это была просто драка: тороки как снопы валились в грязь. Дикие вопли, крики, рычание, бряцание оружия, звон мечей... Владо полностью захватил азарт битвы. "Вот настоящая жизнь! Рядом боевые друзья, на другой стороне - жалкие противники и скорая победа. Еще немного..."
   Вдруг рядом тоненько вскрикнул и упал на колени, зажимая рану, маленький гном. Владо очнулся. Едва не вывихнув запястье, все же отбил очередную атаку. Озверелый торок страшно оскалился и поднял топор, готовясь нанести Эрину последний удар. Гордин и Владо одновременно оказались около мальчишки. Князь вонзил меч в грудь верзилы, гном с размаху опустил тесак, разрубив пополам его шлем.
   - Малыш, ты живой? - Владо подхватил падающего Эрина.
   - Да, живой. Это так... царапина, - попытался улыбнуться гномик.
   - Стажи, щит! - крикнул Грдин.
   Тотчас вокруг образовалась непробиваемая стена гномов.
   - Защити его князь, - почти с угрозой приказал командир и вновь нырнул в гущу боя.
   К счастью, рана оказалась неглубокой. Владо довольно быстро удалось остановить кровь, и на побледневшие щеки Эрина начал возвращаться румянец. Придя в себя, он вновь стал рваться в бой.
   - Ты уже отвоевался, - строго сказал князь
   - А ты?
   - А я должен защищать тебя.
   - А Иоль? - почему-то спросил Эрин.
   - Перестань! - крикнул Владо. - Не береди мне душу. Все равно сейчас мы ничем ему не можем помочь. Если с ним что-то случилось, я никогда себе этого не прощу.
   - Ты же не виноват, Владо...
   - Глупый гномик. Конечно, я виноват. Иоль - ребенок, как и ты, между прочем, и я отвечаю за него.
   - Перед кем?
   - Перед своей совестью, черт возьми.
   - Извини, Владо, я не хотел тебя обидеть, - Эрин смущенно потупился.
  
   Иоль наслаждался полетом. Неужели это возможно: легко, как птица, парить по небу? Внизу с невероятной скоростью уносились назад серо-коричневая поверхность пустыни. Неровный, изломанный рельеф: камни, крошечные, острые как акульи зубы, скалы, рваные края обрывов - мальчик порадовался тому, что скользит по воздуху, а не тащится по земле.
   - Но куда же я лечу? Где Иолика? - эта мысль не успела зародиться в мозгу, как он увидел маленькую скорченную фигурку.
   Иоль камнем рухнул вниз, затормозив у самой земли.
   - Иолика! - бросился к сестре. Она съежилась, прислонилась спиной к камню и испуганно озиралась вокруг.
   - Ты как здесь оказалась?
   Девочка подняла на брата заплаканные глаза, вздрогнул, схватила его за руки, не веря.
   - Иоль! Я думала, что она тебя убила. Ты живой, целый и невредимый. Ведь это ты, правда? - смеясь и плача, лепетала Иолика.
   - Конечно, я. Кто же еще? Но ты то как здесь очутилась?
   - Так ты ведь сам меня выпустил. Глорфека оборотила меня в птичку и посадила в клетку. Помнишь, когда она сказала, что ты должен совершить обряд и просто птицу принести в жертву.
   Иоль побледнел и едва выговорил:
   - Я так и думал, что здесь какой-то подвох. Когда-то давно она пыталась переманить на свою сторону Андора и тоже заставляла его убить сестру.
   - Андор?.. А кто это?
   - Это Альв. Я еще не понял точно, кто он такой, и как мы связаны с ним. Но ты не бойся, мы спросим у него об этом сами. А теперь нам нужно к папе. Он уже очень волнуется.
   - Иоль, мы не знаем, где он находится, а где мы. Как же мы доберемся до него?
   - Я думаю, у нас получится. Давай руку. Главное, точно пожелать, куда мы хотим попасть.
   ...Внезапный удар дикой, нестерпимой боли бросил его на землю. Потемнело в глазах, и сотни острых молоточков застучали в мозгу.
   - Иоль, батик, что с тобой?! - Росинка испуганно теребила его за плечи и невольно отшатнулась, увидев побелевшее, искаженное болью лицо. Тоненькая ниточка крови стекала из уголка губ.
   - Иоль!
   - Я н-не знаю... - наконец, выдавил он, - Ты должна добраться до отца. У тебя получится... Ты представь, что снова птичка...
   - Перестань! Я тебя не оставлю.
   - Представь как следует, что тебе надо к папе, - не слушая сестру, продолжал Иоль.
   - Молчи. Я останусь с тобой, или мы вместе выберемся... Ой, кто там?
   Иолика вскинула голову и замерла в ужасе: со всех сторон на них наступали высокие черные люди с прекрасными, но искаженными злобой и мукой лицами с холодными гримасами вместо улыбок. В руках Черных альвов колыхалась тонкая серая паутина сети. Они наступали со всех сторон молча и очень медленно как в ночном кошмаре. Иоль приподнялся на локтях и тоже их увидел. Глаза его округлились от страха.
   - Убирайся от сюда, Иолика! - рявкнул мальчик, - Ты сможешь.
   - Да-да, я смогу, - она, словно во сне, не отрывая взгляда от сетей, наклонилась к брату, подхватила его под руки и, как натянутая до предела тетива, рванулась ввысь.
   Ветер ударил в лицо, вышиб из глаз слезы. Иолика не успела опомниться, как была уже далеко от этого места, и только жуткий вой разочарования настиг их.
  

* * *

   - Князь, осторожнее, - Эрин дернул Владо за рукав.
   В ту же секунду прямо с неба, едва не зацепив их, упали двое. У Иолики не получилось затормозить так виртуозно, как у брата.
   - Братик. Ты как? - она испуганно посмотрела в бело лицо мальчика, затеребила его за плечи и исступленно закричала, - Иоль!!!
   Владо стоял в растерянности всего секунду. Он подхватил Иоля на руки и уложил на плащ, заботливо расстеленный Эрином.
   - Что с ним? - его даже не обрадовало появление дочери.
   - Я не знаю. Ему вдруг стало плохо. А тут еще страшные Черные альвы поползли со всех сторон. Я испугалась, что не смогу подняться, - пролепетала Иолика довольно бессвязно, но тут же постаралась взять себя в руки, - Вероятно, это колдунья что-то сделала. Она пригрозила ему смертью, если Иоль не подчинится.
   Владо со страхом наклонился над мальчиком. Тот пошевелился, открыл затуманенные болью глаза и попытался улыбнуться, но получилась только кривая гримаса.
   - Вот, папа, Иолика нашлась. Обними же ее.
   - Глупенький, зачем ты это сделал? Не бойся, теперь я никуда тебя не отпущу... Вас обоих, - он глянул на дочь и чуть - чуть улыбнулся ей.
   - Конечно. А бабушка Амара тебя вылечит. Ведь она волшебница, - вставил Эрин.
   - Папа, обними же ее, - с усилием произнес Иоль.
   - Если ты хочешь, - Владо потянулся к дочери, но, вздрогнув, отпрянул, услышав отчаянный крик:
   - Нет!
   Через мгновение рядом стояли еще двое.
   - Не смей к ней прикасаться! - с угрозой крикнула Этиль и прыгнула между Иоликой и Владо.
   - Зачем... - простонал Иоль.
   - Сумасшедший, ты решил счеты с жизнью свести?! - яростные слезы брызнули из глаз царевны, - Я не позволю!
   - Зачем ты меня мучаешь? - его голос звучал уже чуть слышно.
   - Что происходит? Этиль, объяснись, - нахмурился князь.
   - Глорфека прокляла твою дочь, а он, - царевна кивнула в сторону Иоля, - взял проклятье на себя. Если ты прикоснешься к Иолике, он умрет.
   Владо переменился в лице:
   - Что?...
   - Подожди-ка, - Андор отодвинул пылавшую гневом царевну, наклонился над мальчиком и легонько сжал ладонями его виски.
   - Бесполезно, ты уже пробовал однажды, - Иоль скорчился от новой вспышки боли.
   Андор, не слушая его, что-то тихо прошептал. Поднял на князя посеревшее лицо.
   - О, боги! - только и смог вымолвить Тэлери.
   - Что?! - выкрикнул князь
   - Этого быть не может. Чудовищно, - пробормотал Эр вместо ответа.
   Иолика с трудом пришла в себя от шока. Ее брат, которого она любила больше жизни, был на краю могилы, а она ничего не могла для него сделать.
   Мальчик нервно дернулся, распахнул глаза и прохрипел.
   - Кольцо... Немедленно сними кольцо.
   И без сил откинулся на землю. Андор сам едва не потерял сознание, до тошноты закружилась голова.
   - Да, старец Гор говорил, что кольцо - это ловушка, - испуганно воскликнул Владо и кинулся к дочери, но вовремя остановился, - Сними и выброси его сейчас же, Росинка.
   Иолика попыталась стащить перстенек с пальца, но без успешно, он словно врос в кожу.
   - Не получается!
   Этиль тут же бросилась на помощь, но кольцо даже не пошевелилось.
   - Если мы не снимем кольцо, колдунья может появиться тут в любую минуту, - мрачно сказал князь, невольно вспомнив, какой ужас навело появление Глорфеки на его подданных.
   - Можно я попробую, - подал голос маленький гном. Он взял маленькую ручку Иолики в свои ладони,- Не смотри...
   Низко наклонился, как будто хотел поцеловать дрожащие пальчики, и вдруг сильно дернул. Девочка вскрикнула.
   - Вот оно, - радостно возвестил Эрин, повертел в пальцах тускло блеснувшее колечко, сильно размахнулся и швырнул его прочь.
   - Спасибо, - улыбнулась Иолика сквозь слезы (все-таки было немножко больно) и звонко чмокнула маленького гнома в щеку. Тот неожиданно сильно покраснел, отвернулся и громко засопел. Все, кроме Андора и Иоля невольно улыбнулись.
   Мальчику было совсем плохо. Кожа посерела, стала холодной и липкой. Тело сотрясал озноб, и только глаза лихорадочно блестели.
   - Эр, отпусти... меня...
   От этих слов Андор побледнел еще больше (хотя это казалось уже невозможно). Много лет назад о том же просила его сестра.
   - Я не позволю, - стеклянным голосом произнес Тэлери, а потом медленно, нараспев вымолвил какое-то незнакомое слово.
   Иоль дернулся и затих, лицо его странно успокоилось.
   - Что ты сделал! - не своим голосом крикнул князь.
   - Я... только отключил... его сознание, - с трудом выговорил Андор, - Так ему лучше. Он ничего не чувствует.
   - Но он жив?
   - Да.
  
   Несколько томительных минут прошло в молчании.
   "Что делать? - думал князь. Мысли прыгали беспорядочной чехардой, - Гордин делает все возможное, чтобы сдержать орды тороков. Этот Альв... Кажется Иоль его знает, а почему я его не видел?.. Он даже с места сдвинуться не может, иначе мальчик погибнет. А где же Тэлери, ведь я давно протрубил в рог. Неужели все-таки Владычица не простила меня, и помощь не придет? Если колдунья сейчас появится здесь, мы все будем обречены...". Из тяжелых раздумий его вывел голос Эрина:
   - Мы должны что-то придумать. Нельзя же сидеть и ждать не известно чего.
   - Андор, может быть, ты сможешь перекинуть нас куда-нибудь? - робко спросила Этиль.
   Но тот только покачал головой.
   - У меня не хватит на это сил. Я не могу оставить Иоля.
   - Я попробую, - не унималась царевна, - Ты скажи, какие слова произнести...
   - Ты не справишься, - оборвал ее Эр.
   В этот момент все вокруг озарилось серебряным светом, и появились Тэлери. Много, кажется несколько десятков.
   -Ты звал нас, князь? - Владычица Эя выступила вперед, - Мы пришли быстро, как только смогли. От Гондолина через горы путь не близкий.
   - Приветствую тебя, Владычица Тэлери, - Владо склонил голову в поклоне, - Да, нам нужна ваша помощь.
   - Этиль! - Эя встретилась глазами с дочерью, - Как ты здесь оказалась?
   Царевна покраснела и потупилась:
   - Мама, - начала было девочка, но ее прервали.
   - Ты! Опять! Как ты посмел приблизиться к царевне?! - гневно выкрикнул Славур и, сжав кулаки, навис над Андором.
   Тот ничего не ответил, лишь поднял на брата глаза.
   - Он спас мне жизнь! - крикнула Этиль, но Славур уже сам понял ошибку. Он переменился в лице и наклонился над бесчувственным мальчиком.
   - Что с ним? - в один голос спросили брат и сестра.
   Ответ придавил всех, точно камень:
   - Это проклятие вечной муки.
   Славур отшатнулся, Эя, не говоря ни слова, опустилась на камни и простерла над Иолем руки. Из ладоней заструился неяркий золотой свет.
   - Тебе лучше, брат?
   - Теперь да, но на долго нас не хватит.
   Эя удивленно глядя на Иоля, спросила:
   - Эр, я не понимаю, он же человек. Проклятье не может действовать на него с такой силой. Люди почти не подвластны ему, только Тэлери.
   Андор чуть заметно качнул головой.
   - Эя, разве ты не чувствуешь его огромного Дара? Никто из нас не обладает такой силой.
   - Сейчас чувствую. Но эту силу кто-то разбудил в нем совсем недавно. Когда он был в Чертогах, я видела лишь, что кто-то из его предков был Альвом. Падшим Альвом, - и добавила, немного помолчав, - но такая сила может быть только у одного...
   - У наследника Глорфеки, - закончил за нее Эр.
   - Но Иоль и есть наследник колдуньи, - вдруг подал голос Эрин.
   - Что?
   Все уставились на маленького гнома, а князь подскочил к нему и схватил за грудки:
   - Что ты сказал?
   - Отпусти меня, Владо. Разве ты не знал? И вы все?.. А еще провидцы - Тэлери, - Эрин дернул уголком рта.
   - Да с чего ты взял? - не унимался князь.
   - В ночь перед нашим уходом из Синих Гор бабушка Амара сказала об этом Иолю. Но вы не подумайте, я не подслушивал. Просто случайно услышал. Я хотел попрощаться с домом, ходил по пещерам и услышал их разговор. А бабушка Амара все знает.
   - Нет, это не возможно! - Владо потерянно смотрел на Эрина.
   - Это правда, папа, - Иолика подняла на отца печальные глаза, - Сама колдунья Глорфека признала в нем наследника. Я видела, как она показала брату будущее, которое его ждет, если он станет ее учеником, и что с ним будет, если он откажется, - добавила девочка чуть слышно.
   - Мой сын, - простонал князь.
   Это был страшный удар: знать, что сам, своими руками подтолкнул к гибели собственного ребенка, сына, которого успел полюбить.
   - Он был у Глорфеки и устоял перед искушением?.. - недоверчиво пробормотал Славур.
   Его прервал крик:
   - Нас теснят!
   Альв сориентировался мгновенно:
   - Тэлери! Пятеро остаются здесь, на защиту, остальные за мной!
   И бросился в гущу боя: на помощь торокам пришли Черные альвы. С ними могли справиться лишь Тэлери, у гномов не было шансов против их сетей.
  
   Этиль обняла убитого горем князя.
   - Его спасут, надейся на это. Мама, Андор ведь должен быть какой-то выход. Что же вы молчите?
   Андор уронил голову:
   - Когда-то я пытался спасти Олу, но не смог.
   Эя отстранилась:
   - Значит нашу сестру...
   - Глорфека наложила на нее проклятие вечной муки, а у меня не хватило сил добраться до Чертогов, - глухо проговорил Эр, - А сейчас у нас нет времени вообще. Его Дар обернулся против него, и пожирает его очень быстро.
   Владычица задумалась. Секунды складывались в минуты и почти ощутимо уносились прочь.
   - Мама! - не выдержала Этиль.
   - Нам нужен Круг, - наконец произнесла Эя.
   - Нет, - Андор покачал головой, - если князь и его дочь соединят руки, мальчик погибнет.
   - Разве ты забыл, что сила Круга снимает все заклятия?
   Андор внезапно почувствовал ужасную слабость, покачнулся и едва не упал.
   - Тебе плохо? - испугалась Эя.
   - Я... нормально. Сестренка, как мы создадим Круг, я уже не смогу перенести сюда его мать, у меня просто нет сил.
   И тогда Иолика, нервно переглотнув, сказала:
   - Может быть я смогу?
   - Ты?
   - Да, мне кажется, что я умею летать как птица.
   Андор и Эя переглянулись. Девочка одернула тунику, встала поровнее, глубоко вздохнула и...поднялась над землей. Но совсем не высоко, на несколько сантиметров.
   - Я не могу одна, - она чуть не заплакала, - с Иолем у меня получилось
   - Не волнуйся, Иолика. Попробуй еще раз. Главное, пожелать, куда ты хочешь попасть, - утешила ее Владычица.
   - Нет, нужно, чтоб кто-нибудь взял меня за руку.
   - Если ты не сможешь подняться сама, тебе не поднять другого, - это Андор.
   - Нет, я знаю, я смогу полететь. Только мне нужна помощь.
   - Давай руку, - Этиль быстро вскочила и сама сжала ее пальцы.
   Девочки переглянулись.
   - Ну же.
   - Нам надо к маме!
   Вихрь растрепал волосы оставшихся на земле, а когда они проморгались, то увидели, что Иолика и Звездинка исчезли.
  
   Иоль вдруг пошевелился и распахнул глаза. В остекленевшем взгляде была отчаянная мольба.
   - Эр, - хрипло позвал он.
   - Я здесь, малыш, - Адор наклонился над мальчиком, чтоб тот видел его лицо.
   - Эр, ей плохо. Ей нужна помощь, а я не могу дотянуться... Эр, помоги, - голос упал до бессвязного шепота.
   - Иоль, кто просит о помощи? - Эя наклонилась ниже, но так и не разобрала слов.
   Владо отвернулся и сжался в комок. Он был сильным и видел смерть на поле боя, но смотреть на страдания сына было выше его сил. "Неужели никто ничего не может ничего сделать? Андор сказал, что он ничего не чувствует. Как он мог солгать?"
   - Это бред, - пробормотала Владычица, - Но как он смог пробить блокаду?
   - Эр, помоги...
   - Не бойся, мы спасем тебя, Иоль.
   - Не я... - снова шепот, а потом очень чисто и ясно он сказал, - Ола!
   У Андорра потемнело в глазах. Невероятным усилием воли он удержался на краешке сознания.
   - Ола мертва.
   - Мы не чувствуем ее, Иоль, - это Владычица.
   - Но я же чувствую, я вижу ее, - с усилием проговорил мальчик, - Поверьте... - он не договорил. Вместо слов с его уст сорвались стоны. Брату и сестре пришлось применить все свое умение, чтоб заблокировать очередную вспышку боли.
   - Эя, что он сказал? - жалобно прошептал Эр. Сейчас он был меньше всего похож на могучего воина, нареченного Владыку Тэлери.
   - Это бред, отраженная память. Он просто воспринял ее боль, растворенную в пространстве. Иолл-Эдар еще слишком юн и неопытен, чтобы отличить образы от реальности.
   - Эя, ты сама веришь в то, что говоришь?
   Она вскинула на брата глаза:
   - А может быть он прав? Ты ее чувствуешь, Эр. Хоть что-нибудь, хотя бы отголосок?
   Андор замер на несколько секунд, потом глухо уронил:
   - Только пустоту и холод.
  

* * *

   Иолика и Этиль опустились на маленькой пыльной площади посреди хутора. Вернее это была деревня, в которой все жили одной большой семьей. На этот раз у Иолики почти получилось затормозить, они даже устояли на ногах.
   При появлении девочек люди, находившиеся в это время на площади, кинулись в разные стороны. Какая-то старуха истошно закричала от страха.
   - Мы на месте. А где же мама? - Росинка удивленно огляделась по сторонам.
   - Вы здесь жили?
   - Да, в этих краях. Но, кажется, это другой хутор или здесь все так изменилось со времени нападения тороков?
   - Что же мы стоим? Надо немедленно найти твою маму, - царевна потянула подругу за руку.
   - Подожди, Этиль, мы сейчас спросим, не видели ли они маму.
   Девочки подошли к столпившимся на краю площади, людям. Женщины и несколько чумазых ребятишек смотрели на низ с испуганным любопытством.
   - Скажите, вы не видели мою маму?
   Нерешительный шепот пробежал по толпе, потом одна из женщин, почтительно кланяясь, сказала:
   - Простите нас. Но мы не смеем говорить с ангелами. Мы проводим вас к кудеснику. Он, наверное, поможет вам.
   Девочки оторопели.
   - Что вы! Мы не боги. Моя мама, брат и я жили здесь до того, как хутор разорили тороки, - воскликнула Иолика, но ей никто не поверил. Все люди вокруг были незнакомые, ни одного родного лица.
   - Я не могла ошибиться! Что нам делать? - в отчаянии сказала Росинка.
   Этиль только хмурилась и кусала губы. Она никогда не сталкивалась с людьми, но, веря рассказам матери и дяди Славура, никогда не воспринимала их в серьез. Только Владо и Иоль поколебали ее уверенность. Теперь же она подумала, что они скорее исключение, чем правило.
   - Люди во всем полагаются только на богов и безоговорочно верят в то, что скажут от имени богов жрецы и кудесники. Ведь так? - сказала царевна.
   - Нет, ты не права, - начала было Иолика...
   - Что тут случилось, - раздался за спиной скрипучий старческий голос.
   Иолика даже подпрыгнула от неожиданности. Она порывисто обернулась, радостно вскрикнула и бросилась на шею косматому старику:
   - Дедушка Доал!
   - Иоличка! Живая и здоровая. Откуда ты?
   - С неба упали, - девочка засмеялась, - Познакомься, это Этиль.
   Старик внимательно посмотрел на Звездинку, пожевал беззубым ртом и низко поклонился.
   - Приветствую тебя, царевна.
   Этиль оторопела:
   - С чего ты взял, что я царевна?
   Доал хитро прищурился.
   - Ты царевна Тэлери, меня не обманешь. Вот только я не знаю, зачем ты пришла к нам с неба, как юная богиня?
   Но Этиль не ответила. Она резко побледнела и с ужасом глянула на Иолику, у той тоже глаза распахнулись в пол лица.
   - Ты чувствуешь то же, что и я? - пролепетала царевна.
   - Ему совсем плохо... Где мама?! - яростно крикнула Иолика.
   Старик растерялся:
   - Успокойся Иоличка. С твоей мамой все в порядке. Она с утра в город уехала...
   - О, нет! - в один голос воскликнули обе девочки, а Росинка вдруг покачнулась.
   - Да что случилось?
   - Он умирает, - слезы сами собой потекли по щекам.
   - Нет! Очнись, Иолика! Там же мама и Андор. Они не дадут ему погибнуть, - Этиль встряхнула подругу за плечи, - Постарайся почувствовать, где твоя мама. Мы успеем.
   Девочки уже не обращали внимания на старика и не видели, как тот изменился в лице, услышав имя Андора.
   - Да, конечно, - Иолика поспешно утерлась, прикрыла глаза, будто прислушиваясь к чему-то, и вдруг закричала, - Мама! - и бросилась в дальний конец деревенской площади.
   Им навстречу поспешно шла молодая красивая женщина. "Они так похожи, - невольно подумала царевна, - Только мама у них светленькая, как Иоль". Тревога за друга кольнула ее с новой силой.
   Иолика летела навстречу матери, раскинув руки, как птица (в буквальном смысле: ноги ее не касались земли). Женщина всплеснула руками, выронила тяжелую корзину и бросилась к дочери.
   Но долго обниматься им не пришлось.
   - Иолика, скорее, - Этиль довольно резко прервала их объятия.
   - Мама, Иолю очень плохо. Нам немедленно нужно к нему.
   Милена побледнела:
   - Где он?
   - Сейчас... Дай руку...
   - Стойте, - старик Доал запыхался и потерял палку, - Я с вами.
   - Это еще почему? - нахмурилась царевна.
   - Я должен видеть Андора. Я слишком долго и безрезультатно искал его, чтоб теперь упустить.
   - Андора? - она смерила старика холодным взглядом, - Зачем он тебе понадобился?
   - Этиль, пожалуйста, не будем выяснять это теперь. Нам дорога каждая минута, - взмолилась Иолика.
   - А ты сможешь поднять четверых?
   - Конечно, я только одна не могу взлететь. Дедушка, дай руку маме и держись крепче.
   Рывок, и земля умчалась в даль. Было только небо и облака, просвеченные солнцем.
  
   Маленький гном съежился около огромного камня и бросал испуганные, умоляющие взгляды то на неподвижных Стражей Пещер и Тэлери (похожих на светящиеся статуи с натянутыми луками), которые оцепили кольцом маленькую площадку, то на мечущегося, словно лев в клетке, князя, то на Владычицу и Андорра, склонившихся над распростертым на земле мальчиком. Сестра и брат только изредка обменивались репликами, которые с каждой минутой становились все тревожнее. Владо что-то неразборчиво бормотал, порой хватаясь за меч и порываясь умчаться и окунуться с головой в битву.
   Шум сражения был очень хорошо слышен, то удаляясь, то вновь приближаясь, но воюющих было не видно из-за маленьких острых скал. И только по диким крикам и звону мечей можно было понять, что бой кипит и не ясно еще, на чьей стороне будет победа. Изредка кто-нибудь из Тэлери пускал стрелу, или один из Стражей поднимал тяжелый щит, защищая от летящих стрел и камней.
   "Нам не выбраться отсюда", - подумал Эрин, вскинул голову и замер...
  
   По обрыву беспрепятственно миновав сражавшихся, даже не обратив на них внимания, шли двое. В маленькой, сухонькой старушке Эрин узнал бабушку Амару, а рядом с нею, опираясь на суковатую палку и чуть сутулясь, шел...
   - Великий Дан! - удивленно-радостный шепот маленького гнома прозвучал как гром. Он с трудом подавил в себе желание сейчас же броситься навстречу и только восторженно улыбался и приплясывал на месте как нетерпеливый жеребенок.
   Князь Владо вперил на вновь прибывших, яростный взгляд. За короткие мгновения в голове промелькнули тысячи упреков, которые он приготовился бросить в лицо старой чародейке и этому таинственному гномьему царю, в котором вдруг узнал старца из башни.
   Андор поднял глаза на гостей и закаменел. Сердце сдавило ледяным обручем, земля ушла из-под ног, и сбилось дыхание. Воздух сначала весь куда-то исчез, а потом хлынул в легкие, не давая вздохнуть. "Не возможно! Этого не может быть!" - боясь поверить в чудо, беззвучно кричал Тэлери.
   - Это ты во всем виноват, старик, - сжав кулаки, еле вымолвил князь.
   Дангор печально качнул головой:
   - Прости меня. Ты почти прав, Владо. Я слишком много решал сам, пытаясь уберечь твоего сына от испытаний. Но, видимо, это судьба - то, что должно было случиться, произошло. Я прошу у тебя прощения еще и за то, что невольно вычеркнул девять лет из твоей жизни...
   Владо хотел было перебить, но старик остановил его жестом:
   - Я виноват и не отрицаю. Но позволь мне помочь ему сейчас.
   Князь молча отступил. Дангор сделал два шага и наткнулся взглядом на замершего в восхищении Эрина. Дан невольно улыбнулся в ответ.
   - Здравствуй, малыш.
   - Здравствуй и ты, Великий Дан. Я так рад видеть тебя. Никогда не думал, что буду говорить с тобой. Ты пришел, чтоб спасти моего друга?
   - Да, Эрин.
  
   ...Дангор шел очень медленно, расталкивая грудью неподатливый воздух, увязая в нем как в киселе. Никого кругом не было, только бесконечно-родные, распахнутые синие глаза. Мучительно хотелось, чтоб несбыточная мечта оказалась правдой.
   - Эр, это ты!? - выдохнул он почти неслышно.
   Андор дернулся навстречу:
   - Ты живой, Дан!
  
   ...Он разжал пальцы лишь на секунду...

* * *

  
   ...Иоль висел над огненной бездной, пытаясь удержаться, ухватившись за край пропасти. Тело сводило судорогой, багровый туман застилал глаза, но он чувствовал чье-то незримое присутствие и понимал, что только благодаря этой невидимой помощи он еще не упал в обжигающе-ледяную лаву, которая кипела и бурлила далеко внизу, поминутно выстреливая длинными протуберанцами. Когда какой-то из них касался мальчика, тот корчился от боли. "Неужели это никогда не кончится?" Он пытался подтянуться и выбраться на карниз, но не хватало сил.
   Вдруг что-то (или кто-то) резко дернул его вверх, едва не вывихнув руки. Закружилась голова. Когда Иоль пришел в себя, то увидел, что находится на маленькой каменной площадке. Он всхлипнул и отдышался. "Это уже лучше. Во всяком случае, я на твердой земле".
   Долго - долго ничего не происходило. Лава внизу также плевалась огненными языками, но до его убежища не доставала. А потом мальчик услышал жалобный голос. Иоль оглянулся, в поисках того, кто просит о помощи, и увидел маленькую заплаканную девочку. Она стояла, прижавшись к скале совсем недалеко, казалось, протяни руку и достанешь до нее. Но между ними бушевало ледяное пламя, приблизится к которому, было совершенно невозможно.
   Он сразу узнал ее.
   - Ола! Ты откуда здесь?
   - Я не знаю. Я уже так давно не видела солнца. Эр обещал спасти меня, почему он не приходит?
   - Он думает, что тебя уже нет, что ты умерла.
   - Но ведь это не так!
   - Почему же ты не зовешь его? Он не знает, что ты жива.
   - Я пыталась, только Эр не слышит меня. Никто не слышит и не услышит, - добавила она безнадежно.
   Иоль попробовал еще раз дотянуться до царевны, но должен был отступить.
   - Не стоит даже пытаться, - печально сказала девочка.
   - Нет, стоит! Нельзя же сдаваться, Ола, - и, собрав все силы, он прыгнул вверх. Было очень страшно - он знал, что все равно не вырвется из плена огненной бездны и потом будет плохо, но зато Андор услышит его. Он должен услышать и поверить, что Ола жива, что он может еще помочь сестренке. Он должен поверит, что его отчаянное желание много лет назад спасло ей жизнь, и он может вытащить ее отсюда.
   ...Но Эр не поверил...
   Иоль долго приходил в себя, скорчившись на каменном уступе, куда Тэлери совместными усилиями выдернули его. Зато теперь он оказался ближе к царевне, и у него появился план.
   - Ола, наберись храбрости и прыгни мне навстречу, а я к тебе. Не бойся. Я поймаю тебя, а твои брат и сестра вытащат нас обратно, хотя бы на скалу. Тогда мы будем вместе и сможем выбраться в любом случае.
   Девочка испугано посмотрела на него.
   - Нет, это безумие. Мы упадем в огонь и будем плавиться там до скончания века.
   - Эя и Андор не дадут нам погибнуть.
   - Мне страшно, - жалобно прошептала Ола.
   - Мне тоже. Но как же иначе? Другого пути к спасению нет, - Иоль старался убедить не только ее, но и себя.
   - Хорошо, - наконец решилась царевна, - Нет, подожди. Я даже не знаю твоего имени. Ведь я должна знать, кого мне благодарить за спасение, если мы выберемся.
   Мальчик смутился и покраснел.
   - Меня зовут Иоль.
   - А полностью?
   - Иолл-Эдар.
   - Иолл-Эдар? Это значит Надежда Мира, - она помолчала, - Давным-давно, в другой жизни, я видела тебя в Зеркале Мира. Только там ты был другим.
   - Каким же? - Иоль почему-то осип.
   Ола улыбнулась впервые за долгое время, и мрачная бездна озарилась серебряным светом.
   - Другим, не таким маленьким и испуганным, как сейчас. Прыгаем! - и первая, вытянувшись в струнку, рванулась вверх.
   Иоль поймал в воздухе тонкие запястья, даже почувствовал, как под кожей бьется жилка. И все завертелось. Они падали одновременно вниз и вверх. Обжигающе-ледяное пламя охватило их тела, заставив корчиться от боли, но даже тогда они не отпустили рук. Это кружение было бесконечным.
   И вдруг все кончилось.
   Вокруг была только невыносимо-прекрасная тишина и прохлада, мягкий свет смешался с тенью, не давая рассмотреть место, где они оказались. Иоль все еще сжимал горячие детские ладошки и видел огромные, сияющие от счастья глаза.
  
   Внезапный порыв ветра хлестнул по лицо, заставил зажмуриться и закрыть ладонями глаза...
   И все. Пустота. Царевна исчезла. Иоль потерянно огляделся: где Ола, где он находится?
   - Ола!
   Нет ответа.
   - Ола!
   Вдруг поток света залил его, отключил сознание, но лишь на миг.
   Иоль распахнул глаза... и увидел маму.
  
   Мама улыбалась и гладила его по голове, а по ее лицу текли слезы, только она их не замечала.
   - Мама, почему ты плачешь? - Иолю показалось, что он спросил очень громко, но на самом деле, только невнятно пошевелил губами.
   Почему-то было очень тихо. Он медленно повернул голову. Вокруг стояли напряженные незнакомые, но кого-то смутно напоминающие люди. Сестра... ее почему-то обнимает высокий человек с седыми висками в закопченной одежде и рваном плаще.
   - Иолика! - дрогнули его губы, но голоса снова не было.
   - Иоль, мальчик мой, ты меня слышишь? Не молчи, скажи что-нибудь, - мама легонько тряхнула его за плечи.
   "Я пытаюсь, но вы не слышите"...
   - Что это? Заклинание не сработало? - мама в отчаянии заломила руки.
   - Этого не может быть, - очень красивая женщина склонила над ним озабоченное лицо, - Я не понимаю, Эр, в чем дело?
   - Подожди, сестренка...
   Иоль почувствовал, что его виски слегка сжали чьи-то излучавшие тепло, жесткие ладони. Это прикосновение было как напоминание. Мальчик зажмурился, пытаясь припомнить что-то очень важное, перед глазами с бешенной скоростью прыгали неясные образы. Он снова открыл глаза и оглядел всех собравшихся. Зачем они здесь, кто это? Почему он оказался в этом странном месте: каменные стены вокруг, а над головой мчаться серые облака, в разрывах туч мелькает синева.
   "Я, наверное, заснул и мне снится один из рассказов дедушки Доала. Да вот же он сам".
   За спинами окружавших его незнакомцев Иоль разглядел сморщенного старика. Он тяжело опирался на палку, с испугом глядя на происходящее.
   Мальчик дернулся и неожиданно звонким голосом спросил:
   - Дедушка Доал, где мы?
  
   Все собравшиеся здесь люди разом зашевелились, заговорили, послышались радостные вздохи. А потом тот, кто все еще сжимал его виски, спросил:
   - Кто ты, отче?
   Доал мелко засеменил к ним, замешкался, уронил палку, но быстро взял себя в руки, выпрямился, расправил плечи и даже как будто помолодел.
   - Приветствую всю честную компанию... Здравствуй, Андор. Я давно тебя искал, кузнец, да только сейчас судьба привела встретиться.
  
   Эр нахмурился, отпустил мальчика, которому уже не нужна была его помощь, и подошел к старику.
   - Кто ты такой?
   Доал пожевал беззубым ртом:
   - Ты не помнишь меня, кузнец? Я сильно изменился. Да, много годков прошло с тех пор, как мы виделись в последний раз. Я, вот видишь, совсем постарел, а ты нисколько не изменился.
   Андор молчал, вглядываясь в лицо старика. Тот, не дожидаясь ответа, передернул плечами и зло бросил:
   - Ты не вспомнил. Значит, зря она тебя защищала! Ты же другой, не такой как мы. Вот и время мимо тебя пробежало. Зачем тебе мы, жалкие людишки...
   - Что ты говоришь, отче? Чем я заслужил твои упреки? - Андор оторопел
   - Я искал тебя всю жизнь, чтоб выполнить ее последнюю просьбу, да видимо напрасно. Ты все равно забыл Талину.
   Старик резко повернулся и, стуча палкой, заковылял прочь. Лишь одно мгновение Эр был в замешательстве.
   - Доал! Постой. Где она? Где Талина?
   Старик только молча посмотрел на Андора.
   - Я вспомнил тебя. Когда мы расстались, ты был почти ребенком, а сейчас... Что с Талиной? Где она?
   Доал опустил голову и тихо промолвил:
   - Ее нет, кузнец. Ее нет уже давно.
   Эр отшатнулся.
   - Я здесь, чтоб выполнить ее последнюю волю... Знаешь, когда ты исчез тогда, Талина все не хотела верить, что ты не вернешься. Всем на хуторе она говорила, что ты в опасности, поэтому должен был уйти, но скоро все образуется, и ты вернешься. Над нею смеялись, говорили, что ты просто испугался ответственности и никогда не придешь. Талина сначала не верила... Вообще-то она так никогда и не смирилась с тем, что ты ее бросил. Время шло, ты не возвращался. Она вбила себе в голову, что о тебе должны знать те странные люди, которых вы встретили в лесу накануне твоего исчезновения, что ты их чем-то обидел, но если она попросит у них прощения за тебя, ты вернешься...
   Эр и все остальные слушали молча и только с каждым словом все больше хмурились, а Доал продолжал:
   - Талина стала ходить в лес почти каждый день. Глупая, она думала, что найдет эту таинственную маленькую царевну и ее стража...
   ...Славур встретился взглядом с братом и опустил глаза...
   - Только однажды она не вернулась к вечеру домой. Ее искали три дня всем поселком, но без успешно. А потом она нашлась. Когда все перестали надеяться, Талина пришла сама, только на руках у нее были обрывки сетей. Знаешь, кузнец, таких тонких, похожих на серую паутину, сетей...
   Андор сильно побледнел.
   - И что же?.. - едва вымолвил он.
   - Ничего, - продолжал старик бесцветным голосом, - Талина жила после этого еще долго, целых два дня...
   - Нет! Этого не может быть! Я оставил ее, чтоб защитить... Это надо мной висел приговор данной во гневе клятвы. За что же ее?.. - простонал Эр.
   - Я не закончил, - так же бесстрастно продолжал старик, - Ее последней просьбой было разыскать тебя и позаботиться о дочери.
   - О дочери? Чьей дочери?..
   - Ее... и твоей.
   - Не-ет. Доал, ты ошибешься. У нас не было ребенка.
   Старик усмехнулся:
   - Я допускаю мысль, что ты не знал о том, что ребенок будет, поэтому и оставил ее, то есть их.
   Тэлери потерянно смотрел на стоящего перед ним человека:
   - А где теперь моя дочь, - прошептал Эр.
   Доал рассмеялся, закашлялся, а когда успокоился, сказал:
   - Да вот же она, перед тобой. Это Милена.
  
   Все невольно посмотрели в ее сторону. Владо недоверчиво покачал головой, у самой Милены глаза распахнулись в пол лица.
   - Так вот в чем дело... - пробормотала Амара.
  
   ... Андор, казалось, окаменел, а потом начал медленно пятиться назад.
   - Это все из-за меня...Я виноват, я несу одни несчастья. Ола... Талина - я погубил их. Этих детей едва вытащили с того света... Я сломал жизнь своей дочери. Я не должен здесь оставаться. Я проклят.
   Сейчас Владыка Тэлери был больше похож на безумца. Дангор отбросил свой посох и почти бегом кинулся вслед за другом.
   - Эр, подожди! Куда ты?
  
   - Дан, ты такой же, как они. Уходи. Я не должен тебя видеть. Так много лет прошло... Представь, что меня нет и тебе все равно...
   - Это мне все равно? - сузив глаза, очень тихо сказал Дан, и вдруг, будто опомнившись, - Эр послушай...
  
   ... Они стояли друг против друга в десяти шагах от всех, но как будто в другом мире. Нереальность происходящего усилилась, когда пространство внезапно сместилось, воздух дрогнул, а очертания двух друзей стали размытыми. Стало очень тихо, до звона в ушах.
  
   ...Тишину разорвал звонкий мальчишеский дискант:
   - Отойди от меня!
  
   ...Иоль очнулся и понял, что со всех ног мчится к воронке в другой мир, он не видел, но чувствовал, что следом бежит еще кто-то.
   Во время рассказа Доала он почти пришел в себя. Воспоминания захлестывали его как океанские волны, кружилась голова, и он порой на миг терял сознание. Иоль почти не слышал рассказа, но каким-то иным чувством уловил его смысл.
   ...Иоль успел оттолкнуть от края пропасти Эра и перехватить тонкое запястье Дана. Башмаки заскользили по камням, но дружеские руки схватили его и цеплявшихся за него малышей за руки, за одежду и выдернули наверх.
   Иолика, Звездинка и Эрин оттолкнули мальчиков (Эра и Дана) к каменной стене.
   - Вы кто? - очень тоненько спросил маленький Тэлери.
   (Иоль про себя отметил, что оба малыша такие же, какими он запомнил их в своем видении).
   - Ты понимаешь, что только что едва не убил своего друга? - вместо ответа спросила Этиль, строго глядя на мальчика.
   Эр сильно побледнел (это было заметно даже сквозь золотистый загар), а Дан испуганно хлопнул ресницами.
   - Этиль, подожди, - Иолика оглянулась вокруг, - А мы-то где оказались? Это прошлое, или Андор и Дан снова стали детьми? Только место другое совсем...
   - Это Синие Горы, северный склон, - подал голос Эрин.
   - И как мы будем выбираться? Что будем делать? Иоль, а вдруг мы изменили прошлое?
   - Я н-не знаю, - Иолю стало вдруг по-настоящему, до озноба, страшно.
   - Да кто же вы такие? - в один голов крикнули малыши.
   - Мы... как бы вам объяснить... В общем, мы - ваши родственники, потомки, - попыталась было объяснить Этиль.
   - Как это, потомки? Вы из будущего что ли?
   - Ну, да.
   - А почему среди вас гном? - прищурился Дан, - Эр - Тэлери, а я - человек.
   - Ну, видишь ли... - начала снова Этиль, но не нашла слов и оглянулась на друзей, - Эрин, объясни же им!
   - А это тоже наш потомок? - вдруг спросил Андор.
   Иоль резко обернулся и отшатнулся в ужасе.
   Перед ними в двух шагах стоял и мерзко ухмылялся тот же Черный альв, который когда-то совращал его на обрыве.
   - Вот вы и попались, птенчики. Какой улов! Госпожа будет довольна, - он взмахнул рукавами и развернул тонкую серую паутину сети.
   - Цып-цып, пташки...
   Дети пятились, не в силах оторвать взгляда от тенет, как завороженные, когда маленький гном тряхнул головой, отгоняя лишающий сил, липкий страх и вытащил из-за пояса топор.
   - Только подойди! - с угрозой проговорил Эрин, заслоняя собою остальных.
   Черный альв только скривился в гримасе.
   Но ребята уже очнулись от наваждения.
   - Смотрите! - Иолика и Этиль одновременно заметили светящийся диск метрового диаметра: горизонтальную воронку, уходящую в никуда. Она висела над пропастью в трех шагах от обрыва.
   - Девочки, прыгайте вместе с малышами. Мы его задержим! - крикнул Иоль.
   А потом его как будто что-то толкнуло. Он вскинул руки, словно защищаясь, и из ладоней ударил ослепительно-яркий луч света. Их противник завертелся на месте, страшно взвыл и отступил на несколько шагов. Сеть в его руках съежилась и обуглилась.
   Удивляться было некогда. Этиль сгребла в охапку Эра, зажмурилась и прыгнул в воронку, Иолика в обнимку с Даном - следом за нею.
   - Эрин, уходи!
   - Я с тобой.
   - Ты не сможешь ничем помочь Быстрее! У меня почти не осталось сил, я не смогу его долго сдерживать.
   Маленький гном все медлил, оглянулся несколько раз. Иоль согнулся, словно сражаясь с ураганом, и медленно отступал. Черный альв надвигался на него, подняв меч.
   - Ты не уйдешь, змееныш... - шипел враг.
   - Быстрее, Эрин!
   Гномик ухнул в воронку головой вниз. Иоль тотчас сжал кулаки, погасив луч, и прыгнул следом. Он, правда, успел заметить, как Черный альв, не рассчитав инерции, обрушил огромный меч на горную тропинку. Раздался оглушительный звон, и сразу упала тишина.
  

* * *

   - Иоль, ты живой! - сразу несколько рук схватили его, едва не повалив на землю.
   Тот ошалело огляделся вокруг и увидел встревоженные и радостные лица, у сестры и Звездинки были красные глаза и мокрые полоски на щеках. Отец пытался казаться спокойным, но не мог сдержать бешеной радости. Эрин от переизбытка чувств изобразил в воздухе какой-то немыслимый пируэт. А малыши были на удивление спокойны и только радостно улыбались. "Неужели они так быстро примирились с этой странной ситуацией?" - растерянно подумал мальчик.
   - Да что тут происходит? Вы, что, с ума сошли? Я прыгнул сразу вслед за Эрином...
   - Когда здесь появился Эрин, портал тут же захлопнулся, - сказала Милена. Она держала сына за руку, словно боялась, что он опять пропадет, - Владычица Эя, бабушка Амара и Славур три дня пытались снова его открыть. Ведь теперь Андор и Дан им не помощники. Они снова стали детьми.
   Иоль оторопел.
   - Я не понимаю...
   - Не бойся, теперь все хорошо
   - Подождите, как же так. Объясните мне все! Мама, почему они снова стали детьми? Если мы изменили прошлое, то почему сами не исчезли? Откуда взялся там, в прошлом, этот Черный альв, которого я видел несколько всего дней назад, и он меня узнал? - Иолю показалось, что еще немного и у него просто голова лопнет.
   - Успокойся, сыночек.
   - Иоль, я сейчас тебе все объясню, - тихий голос Владычицы сразу вселил уверенность, - Видишь ли, то что случилось с моим братом и Даном - чудо. Я и Амара пришли к выводу, что это второй шанс для них, попытка исправить роковую ошибку, совершенную когда-то очень давно. То есть в прошлое вернулись только они, двое. Все, что было ими совершено, вся их прошлая жизнь никуда не исчезли. Более того, когда придет время, то они вспомнят все, что с ними происходило на протяжении веков, припомнят все свои ошибки и попытаются их исправить. Им суждено было прожить жизнь бок о бок. То, что произошло тогда на скале в Синих Горах, не должно было случиться. Знаешь, мальчик, я не удивлюсь, если узнаю, что Глорфека приложила к этому руку.
   - Прости, Владычица, что я перебиваю тебя, но это не возможно, - Иоль недоверчиво посмотрел на Эю, - Я видел все своими глазами, вернее глазами Эра, но все равно, как своими собственными. Я чувствовал то же, что и Андор. Колдунья тут не причем. Эр просто не мог справиться со своим гневом. Это был урок, путь жестокий, но необходимый.
   - Может быть ты и прав, Иолл-Эдар, - задумчиво произнесла Владычица Тэлери, - Но сейчас Глорфека действительно едва не погубила малышей. Не стоит ее недооценивать, Иоль. Она очень сильна и хитра и сумела предугадать то, о чем мы даже не догадывались. Если б вы не успели вовремя, Дан был бы мертв, а мой брат пленен ее слугою. Теперь, когда Андор вновь стал ребенком, его можно склонить ко злу.
   - Ты же говорила, что он уже пал, что он перестал быть Тэлери, - внезапно перебил ее Владо.
   Эя посмотрела на князя и опустила голову:
   - Я ошибалась. Я усомнилась в брате, и это едва не погубило Эра. Но данная во гневе клятва, все же разрушала его, свет почти погас в нем...
   - Но ты обманула меня тогда, в Чертогах. Ты сказала, что в жилах моего сына течет кровь Черных альвов, - не унимался князь.
   - Я и теперь вижу на его лице тень сумрака.
   - Что!?
   - Но он устоял перед искушением и победил, - сказала Амара.
   - Госпожа, ты же сама видишь - чаша весов еще колеблется, - возразила Эя.
   - Владычица Тэлери, я уважаю тебя и бесконечно благодарен за спасение моих детей, но твои загадки мне не нравятся, - безуспешно попытался скрыть раздражение князь.
   - Эя, быть может, ты объяснишь все, - попросила Милена.
   - Не будем спорить, - примирительно сказала Владычица, - Сейчас еще ничего не решено. Я надеюсь, что в свое время мы все примем единственно правильное решение, а теперь мы победили. Тороки разбиты, Черные альвы рассеялись как туман. Иолл-Эдар жив, а значит, жива надежда.
   - Но колдунья тоже жива, - робко сказала Иолика.
   - Да, и по-прежнему очень сильна, - и, обернувшись к мальчику, Эя строго произнесла, - Иоль, послушай меня и запомни мои слова на всю жизнь. То, что ты сделал, когда защищал мальчиков, было полным безрассудством. Ты использовал прямую силу Света, а этого категорически нельзя делать.
   - Почему, Владычица?
   - Мы же сами видели свет, льющийся из твоих ладоней, - вставил Эрин.
   Она посмотрела на маленького гнома и нахмурилась:
   - Прилагать силу Дара можно лишь в исключительных, безнадежных ситуациях, когда иного пути к спасению нет. Изначальный Свет - это Дар, который может вдохнуть жизнь в уже угасшее тело, но может и отнять ее, - и, обращаясь снова к Иолю, добавила, - Используя дарованный тебе Изначальный Свет, ты растрачиваешь самого себя. Если ты не сможешь вовремя остановиться, то просто исчезнешь, растворишься в пространстве, и никто не в силах будет тебе помочь. Иоль, пообещай мне больше никогда так не делать.
   Мальчик упрямо посмотрел не нее и тихо сказал:
   - Я обещаю, Светлая Владычица, никогда не использовать свой Дар во зло, - помолчал немного и добавил, - Я надеюсь, эта клятва качнет весы Судьбы в сторону света.
   Славур невесело усмехнулся на его слова, Амара только покачала головой, а Эя тяжело вздохнула.
   Иолика и Этиль подскочили к нему с двух сторон и обе разом яростно закричали:
   - Не сошел ли ты с ума! Или тебе было мало того, что уже почти побывал на том свете? Если ты вообразил себя великим волшебником, который может все, и не думаешь о себе, подумай хотя бы о других! - они невольно переглянулись, - Эр теперь стал ребенком и уже не сможет тебя вытаскивать каждый раз, - крикнула царевна. Иолика первая пришла в себя и уже спокойнее добавила, - Братик, пообещай больше не рисковать без нужды.
   Иоль невольно оторопел от такого натиска и пробормотал:
   - Без нужды я никогда не рискую... Да, я обещаю.
  
  
  

ЧАСТЬ 3

   Первые солнечные лучи забрызгали золотом верхушки деревьев, когда усталые путники увидели, наконец, зеленую стену и высокие резные ворота Чертогов Тэлери.
  
   Обратный путь показался всем легкой и довольно радостной прогулкой. Князь Владо всю дорогу не отходил от жены и детей. Иногда он вскакивал по ночам, не в силах поверить, что это не сон - они снова вместе.
   Малыши, Эр с Даном, были неразлучны. Старшие решили, что не стоит им рассказывать о том, что происходило с ними когда-то в прошлом, незамутненным детским душам было трудно понять и принять те поступки, которые совершали взрослые.
   - Когда придет время, они сами все вспомнят, и будут поступать так, как считают нужным. А сейчас не стоит их лишать детства, которое они потеряли когда-то и теперь обрели вновь, - сказала Владычица Эя.
   На большом Совете, который состоялся в земле Ати, прямо на месте бывшего сражения и на который были приглашены Дан Орин и Гордин, решили, что маленькому Дану будет лучше жить в Чертогах. Амара отправилась с ним, потому что мальчик мгновенно привязался к чародейке и называл ее не иначе как любимая бабушка.
   - Я так рад, бабуля, что ты тоже здесь оказалась. Ты даже представить себе не можешь, - говорил малыш.
   Осторожными расспросами, Амара выяснила, что Дан даже не помнил своих родителей, а жил у бабушки и дедушки вместе со своей сестрой.
  
   Только Иоль почему-то грустил. Он все никак не мог забыть слова Владычицы о том, его судьба еще не решена. "Почему она сказал, что видит тень сумрака? Ведь я же поддался на уговоры и угрозы Глорфеки. Ведь все уже позади", - думал он.
   Однажды, когда они остановились ночевать в отрогах Синих Гор на границе Гондолина, Иолю не спалось. Он сидел у костра и ворошил длинной палкой угли, когда к нему подошел Андор.
   - Тебе не спиться? - спросил малыш.
   - А тебе?
   - Знаешь, Иоль, у меня какое-то странное чувство, как будто я забыл что-то очень важное. Сначала я думал, что это связано с Даником, но он тоже ничего не знает. Если бы мама была здесь, то она бы обязательно помогла мне разобраться, в чем дело.
   - Эр, а ты не пробовал спросить об этом у Владычицы?
   - У Эи?
   - Конечно.
   - Вот этого я вообще никак не могу понять. Моя младшая сестренка, которую я еще несколько дней назад видел в колыбели, стала Владычицей нашего народа. Все говорят, что Славур тоже мой брат, но я почему-то его вообще не помню.
   - Наверно, потому что его еще не было в тот момент, когда вы с Даном перенеслись сюда.
   - Иоль, ты ведь знаешь что-то. Скажи мне, в чем моя вина, - Эр требовательно посмотрел на Иоля, и тот невольно опустил глаза.
   - Я не знаю, Эр. У меня иногда возникает такое же чувство, что я должен что-то сделать, но когда я пытаюсь вспомнить, то вижу только тьму. Я уже спрашивал Владычицу, что это такое. Она мне ответила, что это отраженная память, отголоски бреда, - казалось, он разговаривает не с маленьким мальчиком, а сам с собой, - Когда был создан Круг, чтоб избавить меня от проклятия, я почти исчез, растворился. Владычица сказала мне, что я мог слышать голоса тех, кто уже давно переступил порог жизни. Но мне кажется, это не так.
   - И что нам делать?
   - Все говорят, что со временем вы все вспомните, и примите нужное решение...
   - А почему нельзя рассказать об этом теперь? - перебил его Эр.
   - Потому что все, что было совершено в прошлом, сделано не тобой и не Даном, а другими людьми. Сейчас тебе только девять лет, и никакой вины на тебе нет.
   - Но я же...
   - Нет. Это шанс все исправить. Ты ни в чем не виноват, Эр. Живи и радуйся жизни, и не думай об этом, - говоря это, Иоль пытался убедить и себя.
   - А если кому-то нужна помощь именно сейчас? - не унимался Андор.
   Иолю вдруг пришла в голову блестящая мысль:
   - Я знаю, что делать. Скоро мы достигнем Чертогов Тэлери и посмотрим в Зеркало Мира.
   - Мама говорила, что оно показывает прошлое, настоящее и будущее, которое будет и которое может быть, - как эхо откликнулся Эр.
  
   Сейчас, стоя на пороге Чертогов, мальчики невольно переглянулись: скоро, уже сегодня вечером они, наверное, узнают, что за неясное предчувствие не дает им обоим покоя.
  
   Едва путешественники вступили за ворота, их окружила пестрая толпа Тэлери. Альвы шумели и радовались как дети возвращению своей Владычицы.
   Путешественники не успели оглянуться, как очутились на Праздничной поляне. Прямо на траве стояли дубовые столы, покрытые разноцветными шелковыми скатертями, которые ломились от всевозможной снеди. Чего здесь только не было: тонкие и огромные как простыни лепешки, и пышные румяные пирожки, множество горшочков с чудесно благоухающими яствами и многое другое. Разнообразные фрукты: груши и яблоки, апельсины и персики, финики и абрикосы, сливы и айва, дыни и арбузы. Россыпи ягод не помещались на блюдах. Прямо на столах лежали горы клубники и вишни, малины и ежевики, черешни и смородины. Были здесь и лесная черника, и похожая на капельки солнца морошка, и голубика, и брусника, и терновник. Вино, фруктовый и ягодный сок лились рекой.
   Прямо над головой раскинулся кружевной шатер виноградных листьев. Просвеченные солнцем, крупные янтарные гроздья винограда, казалось, свисали с самого неба. Со всех сторон Праздничную поляну окружали цветы. Их аромат смешивался с ароматом кушаний и кружил голову. Всюду пламенели ярко-алые мальвы, золотился львиный зев, склоняли тяжелые головы благородные пионы (темно-бордовые и снежно-белые, нежно-розовые и золотисто-желтые), лилии раскрывали ладони навстречу солнцу, хрупкие хризантемы и дерзкие астры цвели бок о бок, в траве мелькали разноцветные маргаритки, голубые колокольчики и незабудки, анютины глазки, фиалки и застенчивые ландыши скромно прятались среди листвы. Белоснежные соцветия таволги были похожи на сугробы, аромат жасмина наполнял воздух очарованием. И, конечно, кругом были царственные розы: алые, чайные, желтые, темно-красные, светло-розовые, пурпурные.
   Откуда-то слышалась чудесная музыка, от которой хотелось одновременно смеяться и плакать, пуститься в пляс и заснуть, она была удивительно знакомой и в то же время неизвестной.
   Путешественники просто оторопели от такого приема. Скоро усталость и печаль были забыты без следа. Наши герои веселились до вечера.
   Когда на столах уже ничего не осталось, вперед выступил Тэлери в длинном белом плаще с лирой в руках и запел прекрасную легенду о царевне Элимитиэль и храбром Ольдере.
   Самое приятное в этом застолье было то, что ни кого не прогоняли спать, не надо было собирать и мыть посуду, никто не расходился. Когда сумерки начали сгущаться над Чертогами, веселье начало утихать. Маленький гном, свернувшись калачиком, уткнулся в колени Владо. Малыши, Эр с Даном, старательно таращили сонные глазенки. Иолика и Этиль, обнявшись, спали на плече Иоля, даже Милена и князь устало уронили головы.
  
   Иоль открыл глаза и обнаружил, что лежит на вересковом ложе в большом шатре, а рядом спят его отец, мама, сестра и малыши. Эрин закатился к стенке и мальчик его даже не сразу заметил. Он поднялся и, зевая, вышел из шатра. Было еще очень рано. Заря только - только окрасила краешек неба розовым. В саду царствовала тишина. Иоль медленно брел по дорожке, наслаждаясь прохладой утра. Вдруг он услышал торопливые шаги, обернулся и увидел, что его догоняет Эр.
   - Я разбудил тебя, Андор?
   - Нет, - малыш раскраснелся и немного запыхался, - Я уже давно проснулся и ждал, когда ты встанешь. Ты не забыл? Мы хотели посмотреть в Зеркало Мира.
   Иоль встрепенулся:
   - Да, конечно, Эр.
   - Идем, я знаю короткую дорогу, - Андор потянул Иоля за руку в глубь сада.
   Они шли по узенькой тропинке, по неволе все убыстряя шаги. Обоим не терпелось поскорее открыть тайну и понять, что же все-таки не дает им обоим покоя. Мальчики разом остановились, когда путь им внезапно преградил розовый куст. На полураспустившихся жемчужно-белых бутонах дрожали капельки росы, листочки трепетали от легкого ветра, тонкий аромат плыл в воздухе.
   - Иоль, мне кажется... - прошептал Эр.
   - Андор, я... - Иоль облизал пересохшие губы.
   Они посмотрели друг на друга и разом воскликнули:
   - Ола!
  
   Мальчик-Тэлери побледнел, сгорбился как старичок и зарыдал:
   - Иоль, я преступник. Как я мог об этом забыть. Мне нет прощения - я убил ее...
   - Перестань и успокойся, - Иоль встряхнул малыша за плечи, - Эр, ты меня слышишь. Ты ни в чем не виноват. Я уже говорил тебе об этом - твоя вина состоит лишь в том, что ты не смог сдержать свой гнев там, на скале в Синих горах. Но роковая цепь событий была прервана. Ты не столкнул своего друга в пропасть, значит, не совершил и других непоправимых ошибок...
   - Не утешай меня, Иолл-Эдар. Ты не прав, - всхлипывая, прошептал малыш, - Ола мертва, ее уже не вернуть, - слезы полились с новой силой.
   - Эр, послушай меня. Она не умерла. Ола жива. Слышишь, жива! Я пытался сказать вам об этом, но ни Эя, ни ты меня не услышали. Вернее, не ты, а тот, взрослый Андор.
   - Это правда?
   - Конечно! - Иоль тут же рассказал маленькому Тэлери обо всем, что ему пришлось пережить, когда над ним тяготело проклятие Глорфеки.
   Слушая его, Эр совсем успокоился, в его сердце вспыхнула надежда:
   - Как ты думаешь, куда она пропала?
   - Не знаю, Андор, - медленно проговорил мальчик, - Но мне кажется, что ее похитила колдунья.
   Эр отшатнулся:
   - Как же так.
   - Я не знаю, как... Я думаю, что мы должны посоветоваться с Владычицей Эей и госпожой Амарой.
   - Да, конечно, они, наверное, найдут решение, как выручить сестренку.
   - Лишь бы они нам поверили...
   - Они поверят, Иоль. Они должны поверить. Ведь Ола правда жива? - сам еще не в силах до конца поверить, спроси Эр.
   Иоль на минуту задумался, сжал сапфир. Талисман потеплел в ладони, несмело толкнулся в такт сердца, сбился и ровно запульсировал.
   - Она жива, Эр, - уверенно сказал мальчик.
  
   Через несколько часов, когда Чертоги наполнились шумом голосов и Тэлери занялись своими привычными делами, мальчики разыскали Владычицу. Когда Иоль повторил ей свой рассказ, Эя задумалась.
   - Я верю тебе, Иолл-Эдар. Идем со мною. Зеркало Мира покажет истину.
  
   Зеркало Мира было в самом сердце Чертогов, рядом с исполинским ясенем, который испокон века считался хранителем сада Тэлери.
   - Подойдите, Иоль, брат, - Владычица простерла руку над чашей водоема.
   Мальчики несмело приблизились и заглянули внутрь. Целую секунду ничего не происходило. Они видели свое отражение в темной воде, потом поверхность Зеркала Мира подернулась рябью, забурлила сотней маленьких водоворотов и в тот же миг успокоилась, став ровной и неподвижной. В глубине они различили какие-то неясные фигуры. Изображение встало в фокус. Мальчик и девочка парили в воздухе, держась за руки. Он улыбался, на ее лице было написано счастье. Где-то далеко внизу можно было различить державшихся за руки людей, образовавших Круг для спасения жизни. Вдруг дохнуло резким холодом, вода в Зеркале Мира подернулась ледком, но они все же различили гнусную ухмылку Глорфеки, когда она обвила своим хлыстом Олу и исчезла вместе с ней.
  
   - Борьба еще не окончена. Ола в руках колдуньи, и мы должны что-то делать, чтоб выручить ее, - сказал Иоль.
   - Конечно, - поддержал сына князь Владо.
   Но Эя покачала головой.
   - Вы и так уже слишком много перенесли. Я знаю, человеческие силы не беспредельны. Вы, может быть, еще сами не чувствуете, но я вижу, что вы устали, вам всем нужен отдых. Ола, наша сестра, царевна Тэлери, и мы найдем способ ее спасти. И, кроме того, Владо, ты обещал Орину заботиться о его племяннике.
   Маленький гном вспыхнул и невежливо перебил Владычицу:
   - Я никогда ничего не боялся! И если будет нужна моя помощь, я готов сейчас же выступить в поход.
   - Эрин, я не хотела тебя обидеть. Но поверьте, это наше дело, - лицо Владычицы Эи потемнело, - моя ошибка и неверие в свои силы когда-то едва не стоили жизни брату и сестре и обрекли их на долгие годы страданий. Я благодарна вам за желание помочь, но сейчас ваша жертва будет бессмысленна. Глорфека давно покинула свой черный замок и где-то затаилась. Я думаю, что потребуется много усилий с моей стороны и со стороны госпожи Амары, чтобы ее разыскать.
   - Я полностью согласна с этим, - поддержала ее чародейка, - Я чувствую так же, что царевне сейчас не грозит гибель. Глорфека уже очень стара, ей нужна новая сила. И, как мне удалось узнать, она может взять эту силу только у двоих - у Иоля или Андора.
   - Значит, мой сын в опасности? - воскликнула Милена дрогнувшим голосом и, невольно обняла Иоля за плечи.
   - Нет, еще нет, - успокоила ее Амара, - Колдунья осталась одна. Ее армия рассеяна, она не готова к нападению и будет ждать удобного момента.
   - Но этот удобный момент может наступить в любую минуту, - сказал Владо.
   - Нет. Амара и я пришли к выводу, что раньше, чем через один Звездный Час Глорфека не будет готова к новому нападению. За это время мы найдем способ вызволить Олу, - Эя помолчала, и совсем другим голосом добавила, - Владо, Милена, я хочу просить вас оставить в Чертогах вашу дочь.
   - Что?!
   - Иолику?!
   - Нет - нет, вы не поняли. Не навсегда, только погостить.
   - Мама, папа, - девочка умоляюще посмотрела на родителей, - я хочу погостить у Тэлери. Через месяц, когда придет настоящая весна, сад расцветет по-настоящему. Звездинка пригласила меня полюбоваться этим чудом. Разрешите, ведь мы расстанемся совсем не на долго...
   Милена и Владо переглянулись, и князь хмуро сказал Владычице:
   - Это предлог. Если ты хочешь, чтоб мы разрешили Иолике остаться в Чертогах, назови настоящую причину.
   Эя молча поманила их к Зеркалу Мира.
   Через несколько минут родители согласились на то, что б Иолика осталась погостить у Тэлери до весны.
   - А что вы увидели? - спросила девочка.
   - Мы видели, что тебе очень понравиться праздник, доченька, - улыбнулась Милена, - было бы несправедливо лишать тебя удовольствия.
   - А после весеннего праздника, мы приглашаем Этиль к нам, в Олтей, - добавил Владо.
  
   Иоль и Эрин обиделись на то, что их Тэлери не пригласили на свой праздник, но оба были слишком горды, чтоб это показать. И поэтому, когда девочки подошли к ним с виноватым видом, они улыбнулись и оба разом сказали, что очень рады за Иолику.
  
   Иоль и сам толком не понял, зачем его занесло в самую глубь чудного сада. Уже наступил вечер, а утром они должны были покинуть Чертоги. Ему было немного грустно, от того, они едут без сестры. Но Иоль старался утешить себя тем, что не пройдет и трех месяцев, как они вновь увидятся, и теперь уже никакие опасности их не разлучат. Он шагал по тропинке, рассуждая сам с собою, и не заметил, как ноги привели его к белоснежному розовому кусту, который напомнил ему и Андору о царевне. Он невольно остановился и тут увидел двух маленьких друзей. Эр и Дан о чем-то шептались, и даже подпрыгнули от неожиданности, когда заметили его.
   - Как ты нас напугал, - вскрикнул Дан.
   - Извини, я не хотел, - улыбнулся Иоль.
   - А почему ты гуляешь один? Тебе грустно? - Эр заглянул ему в глаза.
   - Нет, почему ты так решил. Просто захотелось побыть одному, вот и все. Ведь вы тоже гуляете в одиночестве.
   - Но нас двое, - возразил Дан.
   - Вот, что, - Иоль внезапно вспомнил одну вещь и снял с шеи серебряную цепочку, - вообще-то я искал вас. Этот сапфир твой Эр, и должен принадлежать тебе. Возьми его.
   - Ты что? - малыш округлили глаза, - С чего ты взял, что он мой.
   - Но он - часть камня, который вы с Даном нашли когда-то в роднике. Дан, скажи ему. Ведь вторая половина талисмана до сих пор у тебя.
   - Ну и что? - возразил Дангор, - Сапфир нужен был нам сначала, чтоб научиться слышать друг друга, где бы мы ни были.
   - Ты же знаешь, он не очень помог нам, когда... - Эр запнулся, - в общем, когда я тебя едва не погубил.
   - А может быть, так было нужно, что не помог? - прошептал Дан.
   - Может быть. Во всяком случае, Иоль, теперь мы все равно, что один человек, и сапфир нам не нужен. А, кроме того, он же сам пришел к тебе, значит он твой. Наверное, и мы его когда-то нашли, чтоб теперь он оказался у тебя... Ты чего, Дан? - Эр обернулся, почувствовав, что друг дергает его за рукав, и увидел, что к ним идет Этиль, - Извини, Иоль, нам надо идти.
   - Да, у нас еще дел много, - подтвердил Дан, и, мальчишки, засмеявшись, юркнули в кусты.
  
   - Здравствуй, Звезда Тэлери, - Иоль поклонился, приветствуя царевну.
   - Иоль, ты обиделся на меня?
   - Вовсе нет, я утром тебе уже говорил об этом.
   - И все-таки мне кажется, что ты сердишься.
   - Ты искала меня затем, чтоб сказать об этом? Извини, я хотел побыть один.
   - И вовсе я тебя не искала, просто случайно оказалась в этом месте, - начала сердиться Этиль, - Иоль, что с тобой случилось, в самом деле? Если тебе не приятно, что я пригласила твою сестру погостить у нас до Весеннего праздника, так и скажи. Но если ты не хочешь меня больше видеть, я уйду.
   Царевна гордо вскинула голову и развернулась, чтоб уйти.
   - Подожди, Звездинка, - он схватил ее за руку, - Прости меня, я дурак. Я совсем не это хотел сказать, и, правда, нисколько не обижаюсь, что Иолика побудет у вас в гостях. В коне концов это даже лучше, что она будет здесь...
   Этиль испуганно сжала его ладонь:
   - Иоль, что ты опять задумал?!
   - Ты что Звездинка, - оторопел мальчик, - Ничего я не задумал.
   - Мне показалось, - девочка невольно опустила голову.
   - Мы столько уже пережили, что немудрено видеть опасность за каждым кустом. Просто... Ведь у нас с сестрой есть еще младший брат. Я знаю, отец его любит, но не так сильно, как Иолику...
   - Или тебя, - вставила Этиль.
   - Нет, ее все-таки сильнее. И это, наверное, правильно. Но Владо, наш братик, он же не виноват, что когда-то не смог заменить отцу пропавшую дочь. А мама его вообще не помнит. Вот я и подумал. Когда они вернуться, то, наверное, смогут полюбить Владо гораздо сильнее, чем теперь, пока Иолика гостит у вас. Княжич и так все детство был сиротой при живом отце, а теперь, я надеюсь, все измениться. И, знаешь что Этиль, ты не отказывайся, пожалуйста, от приглашения и приезжай после праздника в гости в Олтей.
   - Хочешь, я попрошу маму, чтоб она пригласила и тебя на Весенний праздник.
   - Я побываю на нем в следующий раз, хорошо?
   - Но следующий будет только через пять лет, - слегка обескуражено возразила Звездинка.
   - Ну что ж, через пять лет я стану гораздо серьезнее, чем теперь.
   - По-моему, ты и сейчас достаточно серьезен.
   - А Эрин, ведь его-то никто не пригласит погостить в Чертогах?.. Вот, что, Этиль, мне как-то неудобно просить об этом, но не могла бы ты поговорить с Владычицей, о том, чтоб она разрешила побыть здесь дедушке Доалу. Он то, уж точно заслужил отдых.
   - Тебе не зачем просить меня об этом. Мама уже давно пригласила его остаться в Чертогах столько времени, сколько он сам пожелает.
  

* * *

  
   На следующий день не утром, как рассчитывали путешественники, а после обеда они двинулись в путь. На этот раз чуть не половина всех Тэлери пришли к Западным воротам, чтоб проводить их. Здесь были и маленький Дан, и чародейка Амара, и дедушка Доал.
   - А вот и ваши кони, - Славур сам вел их под уздцы.
   - Белогрив! - князь радостно обхватил своего любимца за шею и зарылся лицом в густую гриву. Конь повернул голову и тихонько заржал. Он тоже был очень рад снова встретиться со своим другом.
   - Мы подобрали еще двух лошадей для Милены и Эрина, - сказал Славур
   - Спасибо, спасибо, друзья мои. Я очень благодарен вам зато, что вы позаботились о наших друзьях, - внезапно осипшим голосом проговорил Владо.
   Князь подсадил жену и подошел к маленькому гному. Тот с некоторой опаской обошел вокруг лошади, недоверчиво покачал головой.
   - Ну же Эрин, не бойся, - князь подхватил его на руки и закинул в седло, - А теперь выпрямись и сожми коленями бока лошади. Если и упадешь разок - другой, не страшно. Зато научишься скакать верхом.
   - И зачем мне это нужно в горах. Там все равно лошадям не пройти, - недовольно пробурчал гномик, покачнулся и испуганно ухватился обеими руками за лошадиную гриву.
   - Но ведь ты целых десять лет будешь жить на равнине, - возразил ему Иоль. Сам он птицей взлетел в седло и чувствовал себя единым целым с конем.
   Князь невольно залюбовался выправкой сына и гордо взглянул на Тэлери. "Каков, а? Мой наследник!" - говорил его взгляд.
   Милена наклонилась с седла и обняла Иолику.
   - Мы будем скучать доченька. Не задерживайся в гостях.
   - Мама, мне уже не хочется оставаться. Может быть, я поеду сейчас с вами?
   - Ты будешь об этом жалеть, Иолика, - сказала Милена
   - Да Росинка, никто из людей раньше не удостаивался такой чести. Поверь мне, что уже вечером ты забудешь о грусти, - неожиданно поддержал ее князь.
  
   Даже отъехав достаточно далеко, путешественники все оглядывались и махали руками, стоявшим в воротах людям и Тэлери, пока те не скрылись в дымке зеленоватого тумана.
   Великий лес услужливо предоставил им одну из своих многочисленных тропинок. Она была достаточно широка, чтобы по ней могли пройти в ряд две лошади. Князь и Милена ехали впереди, мальчики - чуть поодаль. Владо наклонился к жене и что-то тихонько рассказывал, а она порой заливисто смеялась его словам. Они совсем не смотрели по сторонам и не любовались заповедным лесом, который словно хотел показать им свои самые укромные уголки.
   Они ехали через пронизанные солнцем бугры, испещренные цветами и земляникой. Эрин не удержался, спрыгнул вниз и ползал по траве до тех пор, пока его спутники не скрылись из виду. Когда гномик их догнал, его лукавая физиономия просто светилась от счастья и земляничного сока. Он радостно улыбнулся и протянул Иолю горсть слипшихся, перемешанных с листвой ягод, которые выглядели ужасно, но пахли так восхитительно, что у Иоля побежали слюнки. Он сунул в рот мятый, красно-зеленый сладкий комочек и расплылся в блаженной улыбке. Оба были совершенно счастливы и жмурились как довольные котята.
   Порой ветви деревьев нависали над головой так густо, что образовывали арки. Солнечный свет, проникая сквозь листву, окрашивал все вокруг во все оттенки зеленого: от светло-травяного до темно-изумрудного. Длинные бороды седого мха приходилось раздвигать как роскошные занавесы, чтоб не запутаться в них. Внезапно Владо натянул поводья и велел спешиться. Остальные подошли к нему, посмотреть, что случилось. Тропинка нырнула вниз и бежала дальше по дну довольно глубокого оврага по берегу говорливого шумного ручья.
   - Придется спуститься, - сказала Милена.
   - Да, я тоже так думаю. Скорее всего, эта дорога только немного отклоняется в сторону. По-моему я вижу, что дальше овраг изгибается к западу. За мной, - и князь первым ступил на тропу.
   В овраге они нашли все, что душе угодно: маленькие водопады, серебряные каскады, огромные, позеленевшие от тины, валуны, небольшие перелески, и совсем ровные каменистые площадки. Порой ручей разливался, образуя тихие заводи, где вода доходила коням выше колен. Тогда Милена подбирала плащ, чтоб не замочить подол. Но большую часть пути они шли пешком, ведя коней в поводу. Овраг, в самом деле, вскоре повернул на запад, и путешественники только радовались тому, что идут здесь, внизу. Над кромкой балки нависали длинные, беспорядочно переплетенные змеевидные корни, и острые зубцы маленьких скал.
   К вечеру, когда солнце стало клониться к закату, а тени удлинились и из голубых стали темно-фиолетовыми, Эрин первым увидел еле заметную тропинку на другой стороне оврага.
   - Смотрите, - маленький гном указал не нее своим спутникам, - И еще я вижу, что лес там поредел. Не пора ли нам подняться?
   Остальные согласно кивнули, а Иоль добавил, что наверху гораздо быстрее можно найти сушняк для костра и ночью там будет намного теплей, чем у ручья.
  
   - Папа, я вот думаю, почему тогда Глорфека сказала, что ты должен ей первенца, ведь до того, как я появился на свет, у вас с мамой уже родились две дочери, - задумчиво глядя в огонь костра, сказал Иоль. Он прислонился спиной к отцу и шевелил угли. Эрин и Милена спали, а отец и сын стерегли их покой.
   Князь ответил не сразу:
   - Видишь ли, мой мальчик, дело в том, что ты действительно наш первенец. Тех девочек, про которых ты говоришь, их никогда не существовало. Это был морок. Колдунья заставила нас поверить в то, что они родились и умерли, чтоб заманить меня в лес и всучить перстенек-ловушку.
   - Тебе Эя об этом сказала?
   - Да, Владычица поведала об этом нам с Миленой, и мы видели это в Зеркале Мира...
   - Но Зеркало Мира однажды ошиблось. Я знаю, что оно показало то, чего не было на самом деле и заставило поверить в то, что Андор - предатель, - возразил мальчик.
   - Я не знаю, Иоль, может быть и так. Только мне очень хочется поверить, что слова Эи - правда. Ведь отчасти это подтвердила и сама колдунья... А сейчас я жалею только о том, что практически не обращал внимания на маленького Владо. Я надеюсь, что еще не поздно все исправить, и он простит меня.
   - Интересно, как он там сейчас поживает?
   - Мы с Миленой видели сына в Зеркале, у него все хорошо. В Олтее тишина и спокойствие, и моя мама никому не позволит обидеть своего любимого внука.
   - Это хорошо, - сонно пробормотал мальчик, - Он мне очень понравился, папа. Я надеюсь, что и он будет не против иметь меня своим братом.
   - Я тоже на это надеюсь, Иоль, - прошептал князь, и потрепал сына по волосам. Но тот уже не ответил. Уронив голову на колени отца, Иоль спал.
  
   Маленький княжич проснулся на рассвете с ощущением того, что скоро должно произойти что-то очень хорошее. Сквозь тяжелые шторы било яркое солнце. Владо, не медля ни секунды, соскочил с постели и распахнул окно. В лицо ударил свежий, промытый ночным ливнем запах листвы. Белые гроздья рябины закачались у самого лица. Мальчика переполняла безотчетная радость. Он забрался на подоконник, оттолкнулся и прыгнул вперед, поймал шершавую ветку и, словно приклеившись к стволу, начал карабкаться вниз. Он долго бегал по парку, пока совсем не запыхался. Владо подбежал к озеру, скинул башмаки и осторожно тронул кончиками пальцев воду. По сравнению с довольно прохладным воздухом, вода была похожа на парное молоко. Не раздумывая больше, княжич скинул рубашку и нырнул в озеро. Когда, наплававшись вволю, мальчик, наконец, выбрался на берег, он встретился глазами с грозным взглядом бабушки. Княгиня Вара возвышалась над ним и хмурила брови:
   - Что ты себе позволяешь, Владо! На кого ты похож? Ты забыл, что отец доверил тебе княжество, а ты ведешь себя как уличный мальчишка, скачешь по парку, купаешься в одиночестве. А если с тобой что-нибудь случиться?
   Владо опустил голову и теребил мокрые штанишки: "Хорошо, что бабушка не знает, как я покинул замок", - невольно подумал мальчик.
   - Что ты молчишь? Я требую объяснений, - голос княгини был совершенно спокоен.
   Княжич вскинул голову и отчеканил:
   - Бабушка, просто сегодня с утра у меня очень хорошее настроение. Папа скоро вернется, он в пути и уже, наверное, пересек границы Олтея.
   Княгиня Вара невольно побледнела:
   - Откуда тебе это стало известно, Влади?
   Мальчик пожал плечами:
   - Не знаю, бабушка, я просто это чувствую. И, знаешь что, я думаю, не приказать ли нам оседлать лошадей, чтоб отправиться ему навстречу.
   - Влади, ты действительно так считаешь?
   - Да. Ты согласна со мною?
   - Нет. Если твой отец действительно должен скоро вернуться домой, мы должны как следует к этому подготовиться. Кто же кроме тебя и меня будет отдавать распоряжения и следить, чтоб все было исполнено должным образом? - княгиня Вара старалась говорить как можно мягче. Ее сильно обеспокоили слова внука. Она уже не раз замечала, что мальчик очень соскучился по отцу, но сегодняшняя его выходка выходила за все рамки. Уж не повредился ли Владо умом? Дело в том, что Вара не раз уже посылала гонцов во все концы страны и за ее пределы, но все они возвращались ни с чем. О князе Владо не было ни слуху, ни духу. Как будто он сквозь землю провалился.
   - Хорошо, бабушка, - сказал мальчик, - Но все-таки, мне бы очень хотелось поехать им навстречу.
   - А почему ты говоришь об отце во множественном числе?
   - Но ведь он приедет не один...
  

* * *

  
   Чем ближе к дому они подъезжали, тем нетерпеливее становился князь. Ему казалось, что они едут слишком медленно. Вот-вот они пересекут границу Олтея.
   Однажды после полудня, когда путешественники были на ногах с самого утра, они заметили чуть в стороне от тракта двухэтажный дом придорожной корчмы.
   - Папа, скоро стемнеет. Может быть, мы остановимся здесь и переночуем, - предложил Иоль.
   - Что ты, сынок, еще вовсю светит солнце. До вечера мы успеем проехать не одну лигу, - возразил Владо.
   - Но тогда нам придется ночевать в поле, а Милена, наверное, уже устала спать на голой земле. Неужели тебе ее не жаль? - сказал Эрин и невинно поморгал ресницами.
   Владо невольно устыдился, даже, несмотря на то, что Милена уверяла, что ей не в тягость спать на земле.
  
   Путешественники спешились, отдали поводья коней тут же подбежавшему к ним слуге и вошли в полутемный зал корчмы. Невзирая на то, что за окнами был яркий день, здесь уже горели светильники. В корчме было малолюдно: за дальним столиком сидели двое бродяг в надвинутых на глаза капюшонах, у самой двери обедал почтенный господин с окладистой бородой, да у очага, на котором жарился окорок, возилась пухленькая длинноволосая девушка, наверное, дочка хозяина. Она подняла глаза на вновь прибывших и крикнула отца. Тот не замедлил появиться.
   - Что желают господа? - с улыбкой осведомился маленький круглый человек, вытирая о засаленный фартук руки.
   - Нам нужны две комнаты на ночь и обед сейчас, - сказал Владо.
   - Не извольте беспокоиться, - хозяин снова поклонился, указал на большой стол у стены и поманил дочку, чтоб та приняла у новых постояльцев заказ.
   Князь сбросил плащ и с наслаждением вытянул ноги. Он признался себе, что уже порядком устал и невольно покосился на спутников. Милена прислонилась к стене и утомленно прикрыла глаза. Владо обругал себя и обнял жену за плечи.
   Маленький гном был как всегда весел и беспечен.
   - Ты, наверное, двужильный, Эрин, меня всегда удивляла твоя выносливость.
   - Нет, я обыкновенный. Просто мы, гномы, крепче людей. Чтоб по-настоящему устать, мне нужно без передышки карабкаться по горам дня три, - приосанился гномик.
   Его спутники засмеялись.
   - Ну, уж, так и три. Признайся, что ты прихвастнул, - Милена ласково потрепала Эрина по волосам.
   - А вот и нет, - он хотел было обидеться, но передумал и улыбнулся, - Может быть только чуть-чуть преувеличил. Иоль, а ты чего такой невеселый? - маленький гном поспешил перевести разговор на другое.
   - Правда, с тех пор как мы покинули Чертоги, ты мрачнее тучи.
   - Что-нибудь случилось, Иоль?
   Родители с тревогой посмотрели на сына. Тот заставил себя улыбнуться и бодро ответил:
   - Все нормально, не беспокойтесь. Просто мне немного грустно оттого, что Иолика сейчас далеко от нас... - не договорив, Иоль вдруг вскочил и схватился за меч. Еще не понимая в чем дело, Владо и Эрин, мгновенно среагировали и выхватили оружие.
   - Что? - вскрикнул князь.
   - Подожди, папа - отрешенно промолвил мальчик и вышел из-за стола.
   Он подошел к высокому человеку, в длинном черном плаще, который только что появился в зале корчмы. Увидев незнакомца, Эрин побледнел и вжался в стену, у Владо задрожали руки, и только Милена бросилась вслед за сыном и крикнула:
   - Иоль, не смей!
   Но тот, казалось ее не расслышал и медленно подошел к Черному альву.
   В зале все изменилось. Толстый купец, увидев Черного альва сполз со стула и забился под стол, испуганно поскуливая. Двое бродяг застыли с поднятыми ко рту пивными кружками. Хозяин юркнул за дощатую перегородку и затих.
   - Что ты хочешь? - глухо вымолвил Иоль.
   - Госпожа дает тебе последний шанс. Она знает, что ты принял правильное решение, но сигнал Рога Тэлери подорвал твою волю, - прошелестел тусклый голос.
   Мальчик не оглядывался назад, он и так знал, что сейчас написано на лицах его родителей и маленького гнома.
   - Что я должен делать? - безучастно спросил Иоль.
   - Ты знаешь сам.
   Не говоря больше ни слова, Иоль попятился прочь от Черного альва. Оказавшись в центре зала, он упал на колени, воздел к небу руки и крикнул:
   - Госпожа моя, я призываю тебя! Ответь своему наследнику и ученику! - он повторил это несколько раз.
   Услышав эти слова, Владо глухо застонал, Милена закрыла лицо руками и зарыдала. Эрин, кусая губы, старался вытащить из-за пояса тесак, но почему-то это у него не получалось.
  
   - Госпожа, я призываю тебя! - снова произнес Иоль.
   Раздался свист, мигнули светильники, пламя в очаге взметнулось и вновь опало, черный вихрь хлестнул по лицу, и перед стоящим на коленях мальчиком выросла огромная страшная фигура колдуньи.
   Она рассмеялась жутким смехом и прокаркала:
   - Я была уверена, что тебе понравиться будущее, которое ты видел в моем замке и навсегда запомнил урок. Всякий, кто не подчиняется мне, должен понести наказание. Я надеюсь, что ты больше не захочешь испытывать мое терпение?
   - Я повинуюсь тебе, госпожа, - глядя в глаза Глорфеке, выдавил Иоль.
   - Ты готов сейчас принести клятву?
   - Да.
   Колдунья окинула взглядом зал корчмы, прищурившись, глянула на замерших родителей Иоля, гневно щелкнула об пол хлыстом и крикнула:
   - Ты решил посмеяться надо мной, глупый мальчишка?!
   - Что ты, госпожа, я не понимаю, чем заслужил твой гнев.
   - Где твоя сестра? - прогремела колдунья.
   - Она... Владычица Тэлери пригласила Иолику погостить в Чертогах, - по-прежнему стоя на коленях, сказал Иоль.
   - Ты должен немедленно позвать ее сюда.
   - Но как я это сделаю?
   - Тебе было мало одного наказания? Ты решил вновь обмануть меня? - зловеще прошелестел голос колдуньи.
   Иоль вздрогнул.
   - Нет, госпожа, я не думал тебя обманывать.
   - Позови ее. Я знаю о связи между вами. Твоя сестра услышит тебя, где бы она ни была и тот час примчится. Скажи, чтоб она немедленно была здесь.
   - А если Владычица захочет посмотреть в Зеркало Мира?..
   - Это не твоя забота!
   Мальчик, наконец, поднялся с колен и сказал:
   - Хорошо, я позову ее. Только...
   - Что, ты вздумал со мной торговаться?
   Он позволил себе криво усмехнуться:
   - А как же иначе? Ведь я - твой наследник, а не твой раб. Тебе нужна моя сила и сила моей сестры Иолики, но мне тоже нужна сила, и эта сила есть у тебя.
   - У меня? Что это за сила?
   - Мне нужна царевна, госпожа. Я чувствую, что она у тебя. Отдай мне царевну, а я отдам тебе сестру, - из-подлобья глядя на колдунью, сказал Иоль.
   - А ты умен, - засмеялась Глорфека, и, обращаясь к своему слуге, добавила, - Учись, Хорсет. Он не соглашается сразу на все условия, а старается выторговать себе что-то лучшее. Хотя, ты никогда не будешь таким, как мой наследник. Твой удел - служить, а его - повелевать.
   - Я согласна обменять одну девчонку на другую, - прокаркала колдунья, - Зови же ее.
   - Сначала ты.
   - Не зарывайся, мальчик. Пока ты не произнес клятву верности, ты - никто.
   - Прости, госпожа, ты права, - он склонил голову и сжал в кулаке талисман.
   - Иоль, не смей, - услышал он жалобный мамин голос и невольно оглянулся. Милена, ломая руки, умоляюще смотрела на сына, по щекам текли слезы, только она их не замечала. Владо обнял жену и отчужденно смотрел на мальчика. Тот невольно передернул плечами: во взгляде отца был только лед и презрение. Эрин безвольно опустил руки и потеряно хлопал ресницами. Глядя в глаза отцу, Иоль отчетливо произнес:
   - Иолика. Ты нужна мне! Приди ко мне, ты очень мне нужна, сестренка.
   Услышав эти слова, Владо скривился как от удара:
   - Она тебя не услышит, - выдохнул князь.
   - Услышит, папа. Я надеюсь, что она услышит и поймет все так, как нужно.
   - Ты молодец, будущий ученик, - Глорфека одобрительно покивала.
   Иоль резко повернулся в ее сторону и требовательно сказал:
   - Теперь твоя очредь, госпожа. Мне нужна царевна, - он даже руку протянул.
   - Я отдам ее после того, как ты принесешь клятву.
   Мальчик неволньно отшатнулся, но тут же взял себя в руки:
   - Нет. Мне она нужна сейчас. Я потратил слишком много сил, что б задержать твоего слугу там, в Синих горах. Без нее я не смогу принести жертву и совершить переход. Отдай мне царевну! - в его глазах помимо воли заорелись красные огоньки.
   Колдунья удовлетворенно покивала и взмахнула хлыстом. Мигнул свет, и перед ними появилась маленькая девочка. Глорфека скривилась в гримасе, такая же гримаса отразилась в лице Иоля.
   - Вот она.
   - Наконец-то, - его голос предательски дрогнул, - Подойди ко мне, - сказал мальчик и раскрыл ладонь.
   Малышка несмело потопталась и сделала шаг навстречу.
   - Не бойся, Ола, - прошептал Иоль, сжал ее дрожащие пальчики и вздрогнул, услышав крик отца:
   - Иолика, назад!
   - Братик, ты звал меня? - сестра, запыхавшись, вбежала в двери корчмы.
  
   А дальше произошло все очень быстро.
  
   Князь, Эрин и Хорсет, слуга колдуньи, одновременно бросились к девочке. Маленький гном споткнулся и нелепо растянулся на полу.
   В то же мгновение Иоль оттолкнул царевну, которая упала бы, ели б Милена не успела ее подхватить, и раскинул в стороны руки. Из обеих ладоней вырвались золотые молнии. Одна ударила в Черного альва, другая - в колдунью.
   - Ты хотела мою силу, так получай же ее! - крикнул мальчик и рассмеялся.
   Глорфека дико взвыла и обрушила на него страшный удар. Иоль покачнулся, но не упал. Хорсет сумел развернуть сеть, но она сгорела в одно мгновение. Завывая, как и его госпожа, он выхватил из-за пояса кинжал из вороненой стали и метнул в своего противника. Но Эрин, все еще распластавшиь на полу, сумел вытащить дротик и сбил летящий в Иоля нож, тот слабо звякнул об пол.
   У Иоля не было шансов одному выстоять против Глорфеки и Черного альва, но в тот момент, когда, колдунья нанесла еще один удар, и свет, бьющий из его ладоней начал тускнеть, пришла помощь. Яркие золотистые лучи дивного Света пронзили врагов со всех сторон. Владычица Эя и Славур встали рядом с Иолем, Иолика, Этиль и маленький Андор - напротив. Колдунья, страшно крича, воя и ухая пыталась разорвать огненное кольцо.
   - Вам не удасться меня победить! А ты, грязный обманщик, еще будешь жалеть, что не умер от моей руки тогда, в парке. Я сильнее вас всегда была и буду! - она снова ударила, метя в Иоля.
   - Это вряд ли, - неожиданно прозвучал тихий детский голосок, и Ола, царевна Тэлери, вскинула ладошки.
   На секунду всех ослепила яркая белая вспышка...
  
   ...О когда-то всемогущей колдунье напоминал только валявшийся на полу хлыст, похожий на длинную толстую змею...
  
   - Уже все кончилось? - Эрин первым нарушил молчание. Эти слова как будто послужили сигналом. Все разом заговрили, облегченно и радостно засмелялись, бросились обниматься.
  
   - Ола! - Эя и оба ее брата обступили девочку.
   Та лишь застенчиво улыбалась.
   - Ола, Ола, неужели это ты сестричка, - Эр радостно засмеялся и стиснул ее в объятиях.
   - Я так соскучилась по вам! - пролепетала девочка, смеясь и плача одновременно.
  
   - Я знал, что ты поймешь все, как нужно, - прошептал Иоль сестренке.
   - Сынок, прости меня, сынок, - Владо обнял его за плечи.
   - Это ничего папа, я бы тоже на твоем месте так подумал.
   - Но ты ведь знал все заранее, правда? - маленький гном лукаво подмигнул своему другу.
   - Я надеялся, что Этиль и Владычица Эя поймут, меня, даже если Глорфека снова замутит Зеркало Мира.
   - Ты не ошибся, братик. Правда, они все-таки сначала не хотели меня отпусать. Но ведь я не могу подняться в воздух одна...
   - И тогда мы поняли, что ты задумал, - добавила Звездинка.
  
   - Иоль, что с тобой? Тебе плохо? Колдунья ранила тебя? - воскликнула вдруг Милена, когда мальчик внезапно сильно побледнел и начал сползать на пол.
   - Я не знаю, что со мной. Только вот... - едва слышно прошептал он и разжал кулак. С ладони сорвалась тяжелая золотая капля и разбилась на тысячу осколков.
   - Что это?!
   - Расступитесь, - властно сказала Эя и склонилась над Иолем. Только секунду она вглядывалась в его лицо и резко отстранилась.
   - Что?! - снова выкрикнул князь.
   Влядычица Тэлери обвела всех суровым взглядом и тихо сказала:
   - Я предупреждала тебя, Иоль, чтоб ты не использовал прямую силу Света...
   - Ты сказала, что можно в случае крайней нужды...
   - Мы должны помочь ему, мама! Давайте снова создадим Круг, - воскликнула Этиль.
   - В этом случае Круг не поможет, - возразила Эя так же тихо.
   - Неужели вы ничего не можете сделать?! - Владо не сдержался и схватил Владычицу за руки.
  
   ...С ладоней мальчика медленно падали тяжелые капли света, и с каждой каплей уходила его жизнь...
  
   - Не молчи, Эя. Неужели нельзя его спасти!
   Владычиа покачала головой и проговорила очень ровным голосом, словно читала давно заученный урок:
   - Если Тэлери, используя напрямую дарованный ему Изначальный Свет, уронит золотые капли, помочь ему будет почти невозможно. Если Дар Тэлери невелик, более сильный собрат может поделиться с ним Изначальным Светом, разделив с ним жизнь. Но никогда не пытайтесь помочь, если знаете, что ваши силы малы: тогда оба растворитесь в пространстве без следа, - и другим тоном добавила, - Иолл-Эдар изначально обладал большим Даром, чем любой из нас...
   - Я не верю тебе! Ты просто боишься разделить с ним частицу своего бессмертия! - гневно крикнул князь, - Ведь, в конце-концов, он должен был занять твое место. Ты заранее это знала и сейчас, наверное, радуешься такому обороту дела!
   - Владо, перестань! Ты не справедлив и потом сам будешь жалеть о своих словах, - сказала Милена.
   Князь словно очнулся:
   - Прости меня, Светлая Владычица, я сам не ведаю, что говорю, - он помолчал немного и жалобно прошептал, - Значит, нет никакой надежды?
   Эя хотела было что-то сказать, но ее перебила младшая сестра:
   - Разрешите мне...
  
   Ола опустилась на колени перед мальчиком и протянула раскрытые ладони.
   - Дай руку. Не бойся, Иоль.
   Он с трудом приподнялся и вложил свои ставшие уже полупрозрачными ладони в ее маленькие ручки.
  
   - Ола! - крикнул Славур, но Эя остановила его жестом.
  
   - Я хочу вернуть тебе долг, Иолл-Эдар, - сказала царевна и ободряюще улыбнулась.
  
   Серебряный свет заструился из ее рук и смешался с злотым, капающим с его ладоней.
   Стало очень тихо.
   Свет становился все ярче и ярче, вспыхнул белой бесшумной звездой и медленно угас.
  
   Ола держала Иоля за руки и улыбалась ему, а он улыбался ей в ответ.
  
   - Ты ошиблась, Владычица, видишь, Иоль жив.
   - Нет, это непреложное правило. Спасти его мог лишь тот, кто обдадает большим, чем он Даром.
  
  

КОНЕЦ

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   50
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Воронова "Апокалиптические рассказы"(Антиутопия) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) М.Орехова "Бегущая во сне"(Научная фантастика) И.Блейкстар "Космос инфимума. Грани касания"(Антиутопия) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) Т.Рем "Искушение карателя"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"