Аникина Елена: другие произведения.

Обогнать время, часть 1

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ася родилась на другой планете и вернулась туда спустя десять лет. А потом и вовсе её и её друзей угораздило провалиться в прошлое...


ОБОГНАТЬ ВРЕМЯ

ЧАСТЬ I

АСЯ

  

Глава 1

   Ася плакала, уткнувшись носом в подушку. Ну почему все так несправедливо! Почему одни получают от жизни только подарки, а другие - лишь тычки? Она прерывисто всхлипнула, села на диване и, в который уже раз, попыталась расшевелить лисенка, но тот по-прежнему, оставался неподвижен и нем. Зеленые глазки закатились, а огненная шерсть свалялась.
   - Цуль, - Ася тряхнула любимца и зарыдала с новой силой.
   - Это что тут за потоп такой?
   Максим появился на пороге комнаты так внезапно, что девочка подпрыгнула.
   - Аська, ты, что такая зареванная? Что случилось?
   Вместо ответа девочка сунула ему недвижного лисенка. Максим осторожно принял его на руки и присел на краешек дивана. Повертел, приподнял веки, даже заглянул в рот.
   - Ну, стоит ли по этому поводу обливаться слезами! Лучше возьми платок, а то скоро всю комнату зальешь. Вдруг соседи прибегут и начнут жаловаться, - сказал он весело.
   - А как я теперь без Цу-уля? - протянула Ася и снова всхлипнула.
   - Не плачь. Я снова починю его.
   - Правда, Макс?
   - Глупая. Разве стоило из-за этого плакать? Я же сам настраивал твоего лисенка, и уже завтра к вечеру принесу его тебе в целости и сохранности.
   - Ты постарайся, Максик, пожалуйста. А то, как же я без него.
   Ася размазала по лицу слезы. Максим поморщился, отобрал у нее платок и сам вытер ее лицо.
   - Ты прямо как маленькая.
   Ася надула губы, отвернулась и проворчала:
   - Ну и маленькая, ну и что...
   Уронила голову и вдруг зарыдала с новой силой. Максим по-настоящему испугался. Такого еще не было, чтоб племянница вот так заходилась плачем без всякого повода. Он обнял девочку за плечи, притянул к себе.
   - Асенька, что случилось?
   - Ничего... Папа через месяц уезжает, - едва слышно прошептала она, - и ты...
   Максим покусал губы: сказать или нет? Наконец, медленно проговорил:
   - Ты с нами полетишь. Слышишь, Ася?
   До нее не сразу дошел смысл сказанных слов. Девочка вскинула голову и с отчаянной надеждой впилась взглядом в Максима.
   - Ты ведь не пошутил, Макс!
   - Нет, это правда. Сегодня утром Данила выхлопотал для тебя разрешение. Только ты не признавайся ему, что я тебе сказал! Когда он тебе сам скажет эту новость, сделай вид, что слышишь первый раз и очень рада. Поняла?
   Ася быстро-быстро закивала головой.
   - А теперь дай сюда Цуля. Посмотрю, что такое с ним случилось.
   - Спасибо, дядя Макс! - Ася кинулась ему на шею.
   - Издеваешься, да! - проворчал Максим. - Какой я тебе дядя?
   Ася рассмеялась и чмокнула его в щеку:
   - Как какой? Самый настоящий! Я же не виновата, что ты всего на четыре года меня старше. Раз дядя, значит дядя.
   - Вижу, ты успокоилась. Тогда пойду, чинить лисенка.
   - Нет, подожди! - девочка ухватила его за рукав и потребовала. - Рассказывай, как папа добился того, что мне разрешили лететь на Колартэну?
   Максим замялся
   - Давай ты сама у отца спросишь. Он всё тебе расскажет, я лучше Цуля твоего пойду ремонтировать. А ты пока как следует подумай, что тебе надо взять с собою в путешествие. Наша экспедиция планируется не меньше, чем на два года.
   - У-у, - протянула девочка. - Я на такой срок не смогу ничего спланировать. Не бойся, я найду себе занятие.
   Когда Максим ушел, Ася достала с полки семейный альбом и принялась рассматривать фотографии. Она всегда так делала, когда ей было очень грустно и хотелось поговорить с мамой. Только так, рассматривая объемные стереоснимки, она могла снова побыть с нею.
   Ася медленно перелистывала страницы. Худенькая, глазастая девочка в шортах сосредоточенно сметает кисточкой пыль столетий с какого-то древнего черепка - мама. Вот она же рядом с нескладным угловатым мальчишкой, который исподлобья смотрит в камеру, а девочка заливисто смеется - мама и папа. Они совсем недавно познакомились - и им двенадцать. Уже в то время мама занималась в кружке юных археологов, а папа как-то приехал к ним на раскопки со своими родителями. Один из руководителей экспедиции был хорошим другом Кинтеров. Даньке так понравилось на раскопках, что он уговорил родителей оставить его в лагере до конца экспедиции. Через неделю те укатили, а Даня остался...навсегда. Он всей душой прикипел к археологии и, повзрослев, поступил в Университет и стал настоящим археологом. Мама тоже училась вместе с ним. Сначала они копали только на Земле... На следующем снимке молодая девушка протягивает на ладошке бронзовую подвеску-бубенчик. Вот они снова вдвоем, на этот раз на развалинах какого-то старинного города, а вот в степи, под жутким ветром, почти ураганом пытаются спасти разлетающиеся находки. А на этом снимке серьезный толстый малыш пытается поднять слишком тяжелую для него лопату.
   - Какой же ты смешной был, Макс, - невольно улыбнулась Ася. - А это я.
   На следующем снимке они были изображены втроем, уже на Колартэне. Ася там и родилась. И там же, на Колартэне, пришла беда...
   Ася помотала головой. Нет-нет! Даже думать об этом не хочется.
   Вдруг она подняла голову, прислушалась... Не услышала, а скорее угадала знакомые шаги за дверью - папа! Бросив альбом на кровать, Ася выбежала из комнаты и повисла у отца на шее.
   - Ну что ты, Асёныш. - Даниил Александрович ласково потрепал дочь по голове.
   - Соскучилась, - и уткнулась ему в грудь, но тут же встрепенулась. - Ты голодный? Идем ужинать.
  
   После ужина отец притянул ее к себе и тихонько сказал:
   - Знаешь, Асенька, мне удалось договориться о том, чтоб тебя тоже взяли в экспедицию. Ты летишь с нами.
   - Ура! - шепотом возликовала Ася, и глаза ее засветились. - Расскажи, как удалось.
   Отец только улыбнулся.
   - На самом деле это было не очень трудно. Я сказал, что не смогу без тебя ни работать, ни просто жить. И ты, тут оставшись, тоже зачахнешь. Академики подумали, подумали и согласились, что если на Колартэне я как следует буду смотреть за тобою... и не только я, а ты дашь слово быть всегда и во всем осторожной, то можешь лететь.
   Ася немного надулась.
   - Папа, я все же не понимаю! Ведь там есть школа, даже туристы туда летают, а меня с таким трудом пустили на эту планету.
   - Видишь ли, в чем дело, - медленно проговорил отец, - Ты родилась на Колартэне, а все, кто туда приезжает, взрослые и дети, нет.
   - Ну и что!
   - Когда десять лет назад случилась эта трагедия, никто не понял, почему ты заболела.
   - Папа, но я же поправилась, это, во-первых, а во-вторых, раз я уже перенесла Лихорадку Тойлери, то уже не заболею ею вновь. У меня же иммунитет.
   Отец снова вздохнул и обнял ее за плечи. Они замолчали, и какое-то время провели вот так, обнявшись. Ася теребила подол толстовки, а потом внезапно спросила:
   - Папа, а вдруг мама все-таки найдется? Ведь никто не видел ее... неживой, - она оживилась, вскочила. - А, правда, папа. Вдруг мы прилетим на Колартэну и найдем маму!
   Даниил ничего не ответил, только голову опустил. Перед глазами как в кино промелькнули события десятилетней давности.
  
   Они вели на Колартэне раскопки давно погибшего города третий сезон подряд. Здесь же родилась их с Марией дочь, Александра. Однажды в двенадцати километрах от города был обнаружен странный храм, состоящий из девяноста девяти, хаотично стоящих на каменном плато, колонн. Колонны эти были вырублены из полупрозрачно зеленого камня и украшены дивной резьбой и загадочными, еще не расшифрованными письменами. Все они были разными и по высоте (самая крошечная - два, самая высокая триста восемнадцать метров), и по диаметру (от нескольких сантиметров, до четырех метров в поперечнике). Одни были круглые, другие квадратные, были и эллипсовидные, и многогранные колонны. Маша вместе с тремя специалистами отправилась на Храмовую Площадку (как окрестили это место ученые), чтоб изучить колонны. И... пропала. Что там произошло тогда так никто и не смог объяснить. Ее спутники даже не видели, что случилось. Они разошлись по площадке, чтоб зафиксировать положение отдельных колонн, когда вдруг услышали слабый крик, оглянулись, прибежали туда, где была Мария Кинтер, но ее не нашли. Маша исчезла бесследно вместе с оборудованием, которое было при ней. Поиски не дали никаких результатов. А вечером того же дня заболела двухлетняя Ася. Сразу и очень тяжело. Вот только что она смеялась и играла и вдруг побледнела и потеряла сознание. Ее спасли чудом. Даниил думал тогда, что просто сойдет с ума. И только ради дочери он стал жить. Храмовую Площадку закрыли даже для исследования. Установили вокруг защитное поле, чтоб с кем-нибудь не случилось подобного несчастья снова, а саму экспедицию быстренько свернули.
   Хотя в другие места планеты летали даже туристские лайнеры, и работала постоянная миссия, но Колартэна все равно считалась неблагополучной планетой.
  
   И вот теперь, спустя десять лет, исследование Колартэны возобновляется. И одним из ведущих археологов сюда снова назначен Даниил Александрович Кинтер.
  

Глава 2

   Весь месяц пролетел как одно мгновение. Нужно было переделать уйму дел. Взять Асю из школы, выписать ей досрочно аттестат, закачать на бук уроки, которые она не успела пройти. До конца учебного года оставался целый триместр. И самое главное - нужно было собрать экспедицию. Это только кажется, что всего два слова "собрать экспедицию". На самом деле - настоящая головная боль: ничего не забыть, все предусмотреть от нивелиров, теодолитов, металлоискателей и компьютеров до элементарных кисточек, реек и лопат. Даже на другой планете труд археолога - ручная, кропотливая работа. Кроме всего прочего, нужно было рассчитать, сколько потребуется людей на раскопках, заранее определить место лагеря, наметить объекты, решить уйму финансовых вопросов... Да чего только не нужно было сделать за короткие четыре недели перед вылетом! И все это легло на плечи Даниила Кинтера как главного начальника экспедиции. Конечно, он занимался этим не один, и все же сам должен был проверить каждую мелочь. Не шутка лететь за миллиарды километров от дома, да еще так надолго. Если сейчас что-то упустить из виду, потом придется горько пожалеть об этом.
  
   Ася все это время жила как в лихорадке. Она помогала папе по мере сил, десять раз перепроверила список того, что нужно было взять с собою, навестила всех подруг и друзей, даже успела съездить на любимое озеро на полдня. Лучше было бы вместе с папой, но он никак не мог вырваться.
   Ася бродила по сосновому бору пиная упавшие шишки, ноги утопали в мягком мхе. Это был очень тихий весенний день. Небо, словно затянутое легкой кисеей, сквозь которую неярко сияло холодное солнце. Иногда дымка будто разрывалась на несколько минут, солнце, спохватившись, тут же очень теплыми ладошками гладило ее щеки, а она улыбалась и жмурилась как довольный котенок. Ася спустилась к воде. Озеро было гладким как зеркало: опрокинутый в облака лес чуть подрагивал в темной глубине. Она зачерпнула пригоршню ледяной воды и плеснула в лицо. Капли заискрились на ресницах мириадами крошечных радуг. Интересно, на Колартэне есть такие места? Фотографии говорили ей, что там тоже очень красиво, но все же не так, как тут.
   - До свидания. Через два года, когда мы снова встретимся, все уже будет по-другому. Я не знаю как: лучше или хуже... Только такого дня уже не будет.
   Ей стало грустно. Но только на минуту. Все же Ася очень хотела лететь. Очень боялась и очень хотела. При мысли о Колартэне ее охватывал нервная дрожь, такая же, как накануне важного экзамена. Она глубоко-глубоко вдохнула хрустально-чистый воздух, напоенный запахом только что начавшей пробуждаться жизни, и еще раз прошептала:
   - До встречи!
   И не оглядываясь быстро, почти бегом, зашагала по тропинке к станции. Через полчаса электричка унесла ее обратно в город.
  
   Космодром. Их лайнер серо-стальной громадой высился посредине взлётного поля. Ася дрожащими пальчиками ухватила отца за руку и перегнулась через подлокотник. Через пять минут они будут у трапа.
   - Папа...
   - Что? - Даниил ласково пригладил непослушные вихры дочери.
   - Нет, ничего. Так... - она помолчала, - Все-таки не верится, что мы улетаем так далеко и так надолго.
   - Брось, Аська! Время промчится незаметно, - улыбающаяся физиономия Макса возникла между спинками кресел.
   - Ну, да! Мы лететь будем только два с повинной месяца! - возразила племянница.
   - Ну и что? За это время ты успеешь познакомиться с историей Колартэны и, если захочешь, даже сможешь выучить один из местных диалектов, - возразил отец.
   - Да, да, - кивнул головой Максим. - И я с тобою вместе попрактикуюсь. Жаль только, что древний язык почти полностью пришлось восстанавливать по письменным источникам, поэтому нет уверенности, что звучал он именно так. Но семантика языка горит о том, что...
   - Макс! Ты сейчас с кем разговариваешь? - прервала его Ася.
   Молоденький дядя невольно засмеялся. Ему удалось развеселить племянницу:
   - Зато ты уже не похожа синего, трясущегося ежа.
   - Это кто ёж?!
   Но тут автобус их остановился, и пассажиры, не теряя времени, ступили на трап, который в минуту вознес их на двадцатиметровую высоту. У Аси даже дух перехватило.
   - Цуль, смотри как высоко! - она расстегнула сумку и оттуда немедленно высунулась рыжая любопытная мордочка. Лисенок сморщил остренький влажный нос, чихнул и согласно закивал: дескать, да, он никогда такой высоты не видывал.
   - Ася, не задерживайся, - поторопил папа, - через полчаса стартуем. Ты должна занять свое кресло и приготовиться к полету.
  
   Ася пристегнулась в кресле, прерывисто вздохнула, глянула на отца и покрепче прижала к груди лисенка. Под полом раздался глухой шум, корабль мелко задрожал, пространство качнулось, упругая сила вдавила девочку в мягкую спинку, заложило уши. Отрыв. Лайнер, стремительно набирая скорость, рванулся в небо. Еще несколько минут, перегрузка упала, и тревожные лампочки погасли. Через восемь часов короткая остановка на Луне и "Кондор" уйдет в долгий полет.
  
   Максим появился через несколько минут.
   - Идём, не стесняйся, - кивнул он кому-то. В каюту шагнул мальчик лет пятнадцати в синей форме курсантов Академии Космоса. Он щёлкнул пятками и склонил голову в уставном поклоне.
   - Честь имею, кадет Рэйнберри.
   Даниил поклонился в ответ, Ася почему-то также коротко кивнула.
   - Начальник археологической экспедиции Дании Кинтер, моя дочь - Ася.
   - Очень рад.
   - Бросьте, вы же не в казарме, - воскликнул Макс, - Ричи, расслабься.
   Рэйнберри тряхнул головой, застенчиво улыбнулся и сразу превратился из сурового вояки в симпатичного мальчишку.
   - Рихард проходит здесь практику, и все время полета мы будем жить с ним в одной каюте - отрекомендовал его Максим.
   - Да, это так. И во время полета буду исполнять обязанности второго штурмана. Но на Колартэне "Кондор" простоит не менее пяти месяцев, поэтому, Даниил Александрович, не могли ли Вы зачислить меня в состав экспедиции на этот срок? Я уверен, что сумею справиться как со своими непосредственными обязанностями на лайнере, так и в лагере.
   Даниил улыбнулся и протянул руку кадету
   - Хорошо, Ричард, я думаю, что смогу удовлетворить Вашу просьбу. Я переговорю по этому поводу с капитаном.
   Молоденький кадетик просиял.
   - Благодарю! Только, вы ошиблись. Меня зовут Рихард.
   - Да, я понял, простите, Рихард.
   Тот снова улыбнулся и вдруг предложил:
   - Даниил, Александрович, Ася, может быть, вы желаете осмотреть корабль?
   Даниил вежливо отказался, сославшись на то, что уже вдоволь насмотрелся на него за время сборов, а Ася с радостью согласилась пойти с мальчиками.
   Рихард оказался отличным экскурсоводом и показал им самые потаенные уголки корабля. Они побывали даже в машинном отделении и перебросились парой слов с инженерами. Только на мостик не удалось попасть.
   - Это епархия капитана. Он будет недоволен, если там будут находиться посторонние, - сказал Рихард, помолчал и добавил, - А штурман Каневский еще больше. Он вообще не любит, когда кто-то без дела слоняется.
   - Это не беда. Мы и так много всего интересно видели, правда, Ася!
   Девочка согласно закивала в ответ.
  

Глава 3

  
   Остановка на Луне была короткой. Корабль приготовили к межпространственному прыжку и уже через пять часов все пассажиры вновь заняли свои места. Максим на этот раз был вместе с Кинтерами. Рихард в течение двенадцати часов нёс вахту на мостике.
   А потом потянулись долгие недели полета. Ася с мальчишками уже не один раз облазили весь корабль и изучили все его потайные уголки. Они побывали даже на мостике, полюбовались на огромный экран, утыканный россыпью звёзд, восхитились приборам, даже послушали коротенькую подпространсвенную передачу.
   Но всё чаще Ася и Максим оставались в библиотеке. Да и отец сказал, что ей будет полезно узнать побольше о Колартэне. Хотя не все ещё было известно, но то, что удалось раскопать десять лет назад и дальнейшие периодические исследования позволили в общих чертах восстановить историю Планеты.
  
   Когда пятьдесят лет назад на Колартэну прилетели первые исследователи, они нашли почти пустую планету с брошенными городами и развалинами храмов. Всё население - несколько сотен тысяч человек - обосновалось в северном полушарии, объединившись в крошечные поселки, разбросанными вокруг огромного заброшенного города. Их уклад и образ жизни был примитивен. Ни полиции, ни армии, ни дружин, ни какого либо другого намека на вооруженные силы. Как не было и оружия. Хотя люди знали железо и соблюдали законы. Эти законы и обычаи в неприкосновенности сохраняли старейшины. Основной Завет колартэнян гласил "Нет насилию, нет войне и распрям. Любой спор решается только миром". Раз в несколько лет старейшины всех поселений в округе собирались на главной площади заброшенного города и торжественно повторяли древний Завет и историю гибели цивилизации Колартэны. После схода они возвращались в родные селения и повторяли эти заповедные Сказания людям в назидание. Чтоб история не повторилась и те, кто живет сейчас, не погибли, также как их предки.
  
   Ася, уткнувшись в компьютер, читала историю Колартэны как увлекательный и страшный роман. Планета развивалась точно также как и сотни других. На Колартэне существовало много маленьких и больших государств, которые время от времени воевали друг с другом, потом мирились и строили козни другим странам. Цари и князья сменяли друг друга где-то чаще, где-то реже. Пока однажды, примерно за полторы тысячи лет до настоящего времени, в одной из стран не появился правитель, который захотел завоевать весь мир.
   - Как это похоже! - с горечью воскликнула девочка.
   - На что похоже? - Максим поднял голову.
   - Всё это отвратительно, и похоже на то, что происходило везде и всюду. Почему всегда появляется тиран, которому мало своей страны, которому нужна власть, ещё и ещё. Неужели потребность наслаждаться чужими страданиями заложена в человеческой природе?
   Дядюшка покачал головой.
   - Я не знаю, Ася. Ведь, в конце концов, сейчас на Колартэне мир. Люди даже не знают оружия...
   - Но оно было, и они помнят об этом!
   - Потому и помнят, чтоб подобного больше не произошло. Даниил говорил, что до сих пор у них большим авторитетов пользуется Первый Старейшина - Хранитель их традиций. А он пацифист. Когда мы прилетим, обязательно съедим к нему. Твой папа хотел с ним встретиться, да и мне и тебе будет интересно с ним побеседовать. Даниил говорит, что он очень стар...
   - Макс, я не о том... Да ладно, - Ася махнула рукой, - Я не хочу больше читать. Здесь все слишком натуралистично описано. Расскажи мне сам вкратце, что у них произошло.
   - Хорошо. Где ты остановилась? А, да, вижу. Так вот, этот тиран, Корша Маа-Тарелл, собственно говоря, не был царем. Он возвысился при царе Тариссы (это страна такая на Колартэне была) Шареле Третьем и, после его смерти стал регентом при его малолетнем сыне. Как звали царевича я, честно говоря, уже не помню. Потому что царевич оставался живым совсем недолго.
   ...Ася передернула плечами...
   - Ну да. Этот Корша уничтожил всю царскую семью и, понятное дело, сам стал царем. В Сказании говориться, что у тирана появилось какое-то ужасное оружие, и он быстро завладел всеми окрестными странами. Его экспансию никто не мог остановить. И он, скорее всего, завоевал бы всю планету, если бы не эпидемия лихорадки Тойлери. Скорее всего, царь Шарела умер от нее. Хотя здесь и сказано, что его отравил Корша. Но, в конце концов, это неважно...
   - А ты циник, - поморщилась племянница.
   - Не придирайся. Ну да, циник, ну и что. Важен сам факт того, что эпидемия началась ещё до того, как тиран завоевал половину планеты. Кстати, возможно, что именно болезнь спасла Колартэну от полного уничтожения. Корша Маа-Тарелл, видимо тоже заразился лихорадкой и отбросил коньки. А потом война и болезнь сделали своё дело. Уцелеть удалось только горстке повстанцев, потомки которых и встретили наших исследователей. Кстати, в Сказании у них есть интересный сюжет. Тариссинцы считали свою царицу богиней.
   - Какую царицу?
   - Жену царя Шарелы.
   - Мать убитого царевича?
   - Не мать, а мачеху. У них до сих пор сохранился её культ. Даниил рассказывал мне, что колартэняне до сих пор верят, что их богиня, Маа Анана, вернется и возродит их цивилизацию.
   - Такой мотив есть у многих народов.
   Ася и Макс даже подскочили от неожиданности.
   - Папа! Как ты нас напугал!
   - Прости, Асёныш, - Даниил обнял дочь за плечи, - Я вижу, вы время не теряете.
   - Да, по твоему совету изучаем историю Колартэны. Только какая-то она слишком страшная.
   - У всех погибших цивилизаций невеселые истории. Что же делать. Мы для того и летим туда, чтоб узнать, что там произошло на самом деле. Как и чем люди жили тысячи лет назад.
   - Папа, а что это за богиня?
   - История богов или богинь свойственна многим народам. И колартэнянам в том числе. Богиня Маа Анана пришла с неба. Она, как истинная богиня была очень добра к людям Тариссы. В ее честь возвели Храм... - Даниил покусал губы и тихо добавил, - Тот самый.
   И Ася и Максим поняли, о каком храме говорит отец.
   - Царь Шарела пленился ее красотой и взял в жены, - продолжал Даниил, - Через несколько лет у Шарелы родился сын...
   - Вот! А Макс сказал, что она была его мачехой!
   - Дело в том, что у царя была еще одна жена, мать царевича. А потом появился Корша Маа-Тарелл и совершил в Тариссе переворот... Вот такая история. Но, не будем больше о грустном, - оборвал себя Даниил, и другим тоном спросил. - А как у вас продвигаются дела с языком?
   - В?Агеро каа, ороо, иха! - проговорила Ася и сделала изящный поклон
   - Да пребудет с тобой мир, отец, радуйся! - улыбнулся Даниил, - Что ж, не плохо. Правда, немного старомодно, но, в общем, понятно.
  
   Дни проходили за днями, и Ася уже торопила время. Скорей бы ступить на твердую землю. Ей понравилось изучать незнакомый язык и, чтоб попрактиковаться, она иногда нарочно разговаривала с Максом по тариссински.
   - Макс, а где Рихард? Я его не видела уже несколько дней? Неужели у него вахты так долго тянуться?
   Дядюшка пожал плечами:
   - Ты странная, Аська. Это мы с тобою пассажиры, а Ричи, между прочем, на работе. Если ты забыла, он на практике, и никто его не освобождал от обязанностей. Кроме того, если он хорошо себя зарекомендует сейчас, то после окончания Академии его могут пригласить на "Кондор" в качестве настоящего штурмана.
   Ася фыркнула:
   - Между прочем, ему учиться нужно ещё шесть лет. А он сразу после первого курса такие грандиозные планы строит?
   Макс покраснел и оборвал ее:
   - Ты сама его об этом спроси, а я с тобою сплетничать не собираюсь.
   - Ты сам этот разговор начал, - обиделась Ася и отвернулась.
   Максим взял ее за плечи и притянул к себе:
   - Ну вот, мы уже почти поссорились. Не дуйся, Ася. Рихард, правда, сейчас очень занят. Он каждый вечер приползает в каюту заполночь и сразу падает в койку. А иногда даже сутками дежурит.
   - Но мы ведь висим в субпространстве! Я не понимаю, зачем нужны эти изнурительные вахты, когда компьютер ведёт корабль по заданному курсу, и мы должны будем выпрыгнуть в нужной точке пространства.
   - Откуда ты это знаешь? - раздался удивленный голос.
   Рихард стоял в дверях и, когда собеседники к нему обернулись, сделал привычный уставной поклон.
   - Ричи, ты всегда так неожиданно появляешься! А рассказал мне это штурман Каневский. Ежи Маркович, к твоему сведению, очень милый и приветливый человек. И он ни сколько не рассердился, когда я пришла к нему в рубку. Он даже показал мне приборы и рассказал о полёте.
   Рихард виновато посопел:
   - Значит это он только с курсантами такой суровый... Наш полет скоро закончится, и нужно подготовить корабль к посадке. Все системы должны работать идеально, поэтому экипаж и дежурит дни и ночи, - объяснил курсант.
   - Мы тоже готовимся к посадке. Только по-своему. Я вместе с Максом практикуюсь в изучении одного из Колартэнских языков, а заодно истории и легенд, - похвасталась Ася.
   Она искоса глянула на кадетика, смерив его взглядом от рыжеватого ёжика волос с забавной выгоревшей челкой до начищенных до блеска ботинок. При каждой встрече с нею уши Ричи наливались помидорным соком, круто загнутые, как у девочки, ресницы начинали почему-то часто-часто моргать, а в орехово-карих глазах загорались янтарные искорки. Ася покусала губы, чтоб сдержать улыбку.
  
   ...Вчера она случайно услышала, как Рихард говорил Максиму:
   - Ты знаешь, Макс, мне очень нравится твоя сестра.
   - Племянница, - машинально ответил тогда дядюшка. Он, как и Ася, немного ошалел от услышанного.
   - Да, извини. Ася очень красивая.
   - Аська? Не смеши меня! - прыснул Макс.
   Ася сначала жутко обиделась на него, но потом словно увидела себя со стороны: маленькая и щуплая, угловатая, словно мальчишка; непослушные вихры в разные стороны, вздернутый носик с редкими веснушками на треугольном лице и слишком большой пухлогубый рот (как у лягушки!). Только глаза хороши. Мамины. Опушенные длинными ресницами, чуть поднятые к вискам цвета зеленого чая глазищи. "Зеленоглазая царевна" - так звал ее иногда папа.
   - Да, Ася! - Рихард нахмурился, - Она твоя племянница, поэтому ты не видишь. Она как фея из сказки.
   - Ага, фея... Растрепа она, а не фея...
   Рихард что-то ответил Максу в её защиту, но Ася уже не слушала. Она тихонько отошла от двери, даже не вспомнив, зачем приходила к дядюшке.
   ...Такое внимание со стороны курсанта Академии, конечно, было лестно. Ещё ни один мальчик не говорил, что она ему нравится, а тут не просто мальчик, а будущий покоритель звездных пространств. В том, как она сама относится к Рихарду, Ася пока не разобралась.
  

Глава 4

   Перед тем, как опуститься на Колартэну весь экипаж "Кондора" держал вахту практически без перерыва. Рихард несколько дней пропадал в рубке. Для того, чтоб посадка прошла без сучка и задоринки, штурманы несколько раз сверяли курс, запрашивали у диспетчеров планеты множество данных, инженеры десять раз перепроверили все системы корабля. Даниил Кинтер тоже был занят. Как только лайнер вынырнул из субпростанства, начальник археологической экспедиции связался со специалистами Колартэны. Он должен был выяснить, готовы ли на планете принять экспедицию, не будет ли каких-нибудь накладок и неожиданностей, есть ли жильё для археологов, подготовлена ли техника, есть ли необходимые запасы продовольствия для людей и множество других вопросов.
   Предпосадочная лихорадка невольно передалась и пассажирам. Ася несколько раз бегала на смотровую площадку лайнера, где на огромных экранах наблюдала, как с каждым часом приближается планета. Сначала она была совсем маленьким мутным светлячком, потом голубоватым мячиком, а скоро превратилась в гигантский разноцветный шар. Из космоса Колартэна немного походила на Землю. Здесь тоже было много океанов, но на их поверхности виднелись только два материка и несколько очень крупных островов, иногда поверхность планеты подёргивалась дымкой облачного покрова, а в южном полушарии Ася разглядела настоящий ураган. Тёмный вихрь закрутил спиралью и подсвечивался гигантскими молниями, а в центре зловеще сиял красноватым светом огромный глаз. Девочка передёрнула плечами и отвела взгляд от страшной картины. На Севере, там, где они должны были приземлиться, сиял чистой синевой океан, зеленели бескрайные леса материка, ослепительно сверкали белоснежные шапки гор.
   Когда лайнер оказался на орбите, на смотровой площадке собралась половина пассажиров "Кондора".
   - Смотри, Ася, сейчас уже можно разглядеть космодром. Видишь вон то серое бетонное поле. Даже здание космопорта различимо.
   - Где, Макс, я не вижу - Ася старательно вглядывалась в экран, пытаясь рассмотреть место их посадки, - Зато я вижу развалины! - радостно вскрикнула она, - Смотри какие огромные колонны. Ух, ты! Даже с орбиты видать!
   - Не "видать", а "видно", - проворчал дядюшка, - Не коверкай, пожалуйста, слова. Это Храмовая Площадка. А рядом, видишь? Это столица Тариссы. Самый большой город Колартэны. Мы туда обязательно съездим. Сейчас там туристический центр.
   - А где живет Первый Старейшина?
   - Он живет рядом в поселке Ойра?иха. Его не видно отсюда, - Даниил обнял дочь за плечи.
   Ася потерлась о его рукав как котенок и вдруг прошептала тихо - тихо:
   - Папа, знаешь, а мне все-таки кажется, что мы найдем маму.
   Даниил закаменел. Дочь уже не раз настойчиво повторяла свою мысль, а его каждый раз пронзал страх... нет ужас при мысли, что Ася может так же внезапно исчезнуть, как и ее мать. Вот и сейчас. Кинтер сжал ее ладошку и деревянными шагами устремился в каюту. Ни к чему свидетели при их разговоре. Когда закрылась дверь, Ася опешила: отец рухнул перед нею на колени:
   - Асенька, пообещай мне никогда, слышишь, никогда не пытаться разыскать маму!
   - Папа!..
   - Ася, пообещай. Нет, поклянись мне, что выбросишь эту мысль из головы, и НИКОГДА не будешь пытаться разыскать маму на Колартэне.
   Ася невольно отшатнулась. Глаза распахнулись в пол лица.
   - Папа, да что с тобою?! - она дрожащими ладошками схватила похолодевшие руки отца.
   Даниил глубоко вздохнул, неловко поднялся с колен и медленно сказал:
   - Я очень боюсь тебя потерять. И уже жалею, что взял тебя на эту планету. Сейчас, когда мы почти прилетели, меня не оставляет дурное предчувствие. Ася, поклянись.
   Она всё ещё дрожа, кивнула и порывисто выдохнула:
   - Да-да, папа, я обещаю. Я обещаю тебе, что никогда сама не стану искать маму, что не ввяжусь ни в какую опасную авантюру, что буду очень осторожной, что...без твоего ведома, не отойду от тебя ни на шаг.
   - Не паясничай, пожалуйста, - Даниил укоризненно покачал головой.
   - Что ты, папочка! Я серьезно. Правда. Не расстраивайся. Ничего со мною не случится.
   Её прервал стук в дверь, а через секунду на пороге возник встревоженный Максим:
   - Что у вас тут произошло?
   - Ничего, Макс, все в порядке, - Даниил вымучено улыбнулся, Ася закивала в ответ.
   "И всё-таки, папа, маму мы найдем".
  
   Уже сидя в кресле и готовясь к посадке, Ася размышляла над странным поведением отца. Она никогда не видела его таким расстроенным. И все-таки интересно, куда пропала мама. Совершенно без следа.
   Следующие полдня Ася запомнила плохо. Нарастающий шум тормозных двигателей, дрожание лайнера, резкая перегрузка, разноцветье мигающих лампочек и надпись "пристегните ремни". Потом был автобус до космопорта. Ася, как маленькая, не отпускала руку отца и крутила головой в разные стороны.
   По первому впечатлению, Колартэна ничем не отличалась от Земли. Та же ровная поверхность взлетного поля, та же громадина космопорта, те же терминалы и даже таможенники были похожи на своих земных коллег.
   - Даниир Арександрович! - на выходе из терминала в них практически врезался невысокий толстенький человек, папин помощник, Токеши Танада, вездесущий и незаменимый. Асю всегда смешила забавная особенность его речи: господин Танада не выговаривал букву Л.
   - Как вы доретери? Успешно? Я уже опредерирся с местом дря рагеря. Ваш домик тоже готов к вашему приезду. Я поговорир с ректором шкоры в Миссии. Господин Вахура уже записар Асю. Занятия там начнутся через три цикра.
   Макс рассмеялся и погладил племянницу по головке:
   - Бедненькая.
   - Ну и язва же ты, дядюшка! Зато целых три месяца я буду все время на раскопе тебе надоедать!
   - Три цикра, а не месяца - поправил педантичный господин Танада.
   Ася сморщилась. Ну вот, опять учёба. А она-то надеялась, что ей удастся увильнуть от регулярного посещения школы, что больше времени окажется на раскопки. А тут уже господин Танада подсуетился. Правда, Цикл на Колартэне длился 38 местных суток. Здесь год был чуть длиннее, чем на Земле. Колонисты с Земли не стали вводить три лишних месяца. Просто добавили к каждому по неделе и приспособили земной календарь к местным условиям.
   Между тем, они подошли к стоянке летательных аппаратов. Господин Танада протянул руку, пискнула сигнализация. Макс первым прыгнул в машину. Ася вздохнула, забралась на заднее сидение аэра и снова пристала с расспросами к отцу и Танада. Тот занял место пилота и уверенно вёл машину к месту будущих раскопок.
   - А Миссия далеко от лагеря?
   - Нет, не очень. Окоро 475 кирометров.
   - Здесь расстояния тоже в километрах измеряют?
   - А почему нет? Для земрян привычнее наша система мер и весов. Корартэняне, конечно, пользуются своими системами.
   - Но четыреста семьдесят пять километров - это очень далеко! - Ася обернулась к отцу и скорчила умильную рожицу.
   - Не расстраивайся, Асенька. Конечно, тебе придется в течение недели жить в Миссии, зато на выходные мы с Максимом будем забирать тебя в лагерь. А на каникулах ты будешь все время проводить с нами, - утешил её папа.
   Макс согласно закивал:
   - Да и потом, до учебы ещё далеко. До начала раскопок мы успеем с тобою съездить на экскурсию по Колартэне. Если Данила отпустит, конечно.
   - Да уж, что с вами поделать. Придется отпустить, - усмехнулся отец, - Сейчас, пока есть время. Я буду занят разными организационными вопросами, вы несколько дней будете свободны. Господин Танада, Вы поможете детям с маршрутом?
   - Конечно, Даниир Арексанрович. Я могу даже договориться с экскурсоводом, для господина Макса и госпожи Аси проведут экскрюзивную экскурсию...
   - Такеши, это уже перебор!
   - Я пошутир, - засмеялся японец, - Дня через два - три можно будет взять аэр и самостоятерьно посмотреть самые красивые и значимые места пранеты. Обязатерьно побывайте в сторице Тариссы. Там очень красиво. У меня есть отричная интерактивная карта, и с ней совершенно невозможно забрудиться. Если в компьютер аэра закачать маршрут, можно будет не отврекаться на вождение и порюбоваться прекрасными видами.
   - Это очень хорошая идея, дядя Такеши! - Максим радостно потер руки, предвкушая отличную поездку.
   - А Рихарда мы позовем с собой?
   - Конечно, как же без него!
   Даниил беспокойно заворочался, повернулся к дочери и очень серьезно сказал:
   - Ася, ты помнишь, что обещала мне?
   - Конечно, папочка. Не беспокойся. Мы просто посмотрим сверху на планету и будем спускаться только в туристических центрах.
  
  

Глава 5

   - Рихард, куда ты пропал? - Ася приникла к экрану видеофона. Уже вторые сутки Кинтеры жили на Базе. Даниил с утра отправился на службу. Максим и Ася распаковали вещи, привели в порядок их новый дом, прогулялись по территории лагеря, перекинулись парой слов с соседями и даже успели пообедать, а кадет Рейнберри до сих пор не появился. Сейчас он виновато хлопал ресницами и извинялся с экрана монитора.
   - Я занят на "Кондоре" еще три с половиной часа. А после того, как штурман и капитан подпишут мою увольнительную, я буду полностью в вашем распоряжении.
   - Прости, Ричи. Я думала, что раз мы уже приземлились, то ты свободен. Поскорее приезжай. Мы с Максом решили немного прокатиться по Колартэне, пока раскопки не начались. Ты едешь с нами? Дядя Такеши обещал отдать в наше распоряжение аэр на целый день. Соглашайся, Рихард. Ты же пилот.
   - Аська, не подлизывайся - прошипел за её плечом Максим.
   - Конечно, я полечу с вами, - просиял кадетик. Даже экран, кажется, засветился ярче. - Как только освобожусь, сразу приеду.
   - Ты не заблудишься. Наш дом легко найти. Рядом с лабораторией, недалеко от камералки.
   - А что такое камералка? - растерялся Рихард.
   - Не слушай её, Ричи. Мы встретим тебя на площадке. Только звякни, когда будешь подлетать.
   - Хорошо.
   - Так мы тебя ждём, Рихард.
   Когда связь прервалась, Максим, неожиданно посерьёзнев, повернулся к племяннице:
   - Зачем ты дразнишь его, Ася. Он нормальный парень и не надо помыкать им.
   - Я и не помыкаю, - буркнула девочка. - Это само как-то получается. Я больше не буду. А Рихард, правда, обижается на меня?
   - Ты ему нравишься...
   - Я знаю.
   - Тогда не подкалывай его. Он и так каждый раз краснеет как девчонка.
   - Я постараюсь, Максик, - она чмокнула дядюшку в щёку и рассмеялась.
  
   Вечером пришёл отец и принёс с собой четыре небольших баллона, похожих на термосы на длинных ремешках.
   - Что это, папа?
   - Этот спрей "Алатиум" - сильнодействующее средство против лихорадки Тойлери.
   - Но зачем, папа? У меня иммунитет, а вы не можете заразиться. Вы родились на Земле. Ты сам говорил...
   - Асенька, это необходимые меры безопасности. Эта болезнь когда-то едва не погубила всю планету. Теперь никто не рискует. Каждый человек, находящийся на Колартэне более одного дня обязан иметь при себе лекарство. "Алатиум" - панацея от лихорадки Тойлери и вылечивает её в ста процентах случаев. И ты, и я, и Максим всегда должны носить его при себе и пользоваться им при малейшем недомогании. Не волнуйся, лекарство не вызывает никаких побочных эффектов.
   - А четвертый баллончик для кого?
   - Это для Рихарда, - вместо Даниила ответил Макс. - Он скоро приедет, и будет жить с нами.
  
   Рихард Рейнберри появился на Базе только поздно ночью, когда Ася уже спала. Он по привычке поприветствовал всех уставным поклоном и извинился за задержку.
   - Ну что ты, Ричи. Ты же не на гулянке пропадал. Будешь ужинать? - Ласково проговорил Даниил.
   - Не откажусь, - улыбнулся Рихард.
   Молоденький кадетик очень нравился Кинтеру. От штурмана Каневского он узнал, что Рихард - сирота. Его родители погиби в автокатастрофе, когда мальчику не было и трех. Лет до восьми он жил в приёмной семье, но из-за какого-то конфликта с приемными родителями оказался в приюте. Через полгода его взяли в новую семью пожилые супруги, дети которых давно выросли. Год назад, когда в Академии Космоса объявили о наборе на экспериментальный курс, Рихард Рейнберри набрал почти абсолютную сумму балов. И учился не в пример прилежней, чем многие его сверстники. За успехи он и попал на практику на межзвёздный лайнер. Его старенькие родители несколько раз приезжали в Академию навестить приёмного сына, и Рихард трогательно заботился о них. И на "Кондоре" при любой возможности слал письма на Землю. Рейнберри, в отличие от других кадетов, никогда не говорил о том, кем он хочет стать в будущем. Однажды только обмолвился о том, что сделает всё, чтоб родители гордились им.
  
   Утром следующего дня Максим растолкал Асю.
   - Вставай, соня. Всё на свете проспишь. Не забыла, что мы собирались на экскурсию? Рихард, к твоему сведению, уже готов завтракать, а лёг спать гораздо позже тебя.
   - Ой, Макс, что ж ты так поздно меня разбудил! - девочка как ошпаренная спрыгнула с кровати.
   Через десять минут она уже сидела за столом, умытая и причесанная.
   - Вы решили, куда направитесь? - поинтересовался Даниил.
   - Да. Дядя Такеши составил для нас маршрут и рассказал, куда лучше всего податься, чтоб увидеть настоящие красоты.
   - Но сначала полетим в Столицу, - встряла в разговор девочка.
   Макс усмехнулся:
   - Да, конечно, в Столицу. Мы сводим тебя в лавки, в магазинчики. Ты прибарахлишься, будешь модная-модная, как прынцесса... Ой, Аська, я же пошутил! - Максим со смехом скатился со стула и увернулся от ложки, которую запустила в него племянница.
   - Как дети малые. Правда, Рихард?
   Тот только улыбнулся в ответ.
   - Вы по дороге только не подеритесь. Максим, тебе сколько лет? Пять?
   - Три! - выкрикнула Ася, силясь дотянуться до дядюшки, тот со смехом увернулся.
   Даниил бросил салфетку и поднялся из-за стола.
   - Я буду ждать вас к вечеру. Особенно не задерживайтесь. Макс, ты понадобишься мне завтра с утра.
   - Слушаюсь, шеф. Я буду как штык на работе в восемь.
   - Не дурачься.
   - Не беспокойся, Данила. Мы возвратимся не позже одиннадцати.
  
   Пристегиваясь в кресле аэра, Ася скорчила гримасу. Баллончик с "Алатиумом" всё время мешался, и ей постоянно приходилось поправлять ремешок.
   - И зачем только папа заставляет его везде с собою таскать, - недовольно пробормотала девочка. - Мы даже из машины почти не будем выходить.
   - Не ворчи. Ты похожа на старую бабусю, - Макс опустился в кресло рядом с племянницей.
   Рихард занял место пилота. Хотя господин Танада предлагал включить автопилот с закачанным в память компьютера маршрутом, ребята отказались. Макс и Ася недовольно поморщились и сказали, что не хотят ни в чём зависеть от машины:
   - Незачем это. Вдруг нам захочется где-то подольше задержаться, а что-то наоборот побыстрее проскочить, а куда-нибудь мы не захотим лететь.
   - Да, к тому же мне полезно будет попрактиковаться в пилотировании, - поддержал их Рихард. - Не беспокойтесь, мы будем точно следовать маршруту, просто автопилот пусть останется запасным вариантом.
   Он очень серьёзно посмотрел на Даниила.
   - Ну, что с вами делать. Только не забывайте через каждые три часа сообщать на Базу о вашем местонахождении, - согласился он.
   Кинтера с утра не покидало какое-то тревожное предчувствие, но он всячески отгонял от себя тревожные мысли. Что может случиться с дочерью в обществе двоих, пусть и очень юных, мужчин, которые души в ней не чают. Да к тому же маршрут Такеши разработал таким образом, что никакие опасности, даже гипотетические, им не могли грозить.
   Аэр, мягко вздрогнув, бесшумно поднялся в воздух и скоро скрылся из вида. А Даниил еще долго стоял, вскинув голову к небу, и смотрел ему вслед. Вдруг, словно очнувшись, он почти бегом бросился в диспетчерскую.
   - Сергей, будь добр, включи постоянный маяк на аэре, - попросил он.
   Молодой человек в форме гражданской авиации согласно кивнул и нажал сенсор. Тотчас на экране монитора появилась зеленая точка и пунктирная линия намеченного маршрута. Огонек маяка как муравей полз по нитке.
   - Ну вот, Даниил Александрович, видите? Это их машина. Я буду постоянно держать её в поле зрения, - ободряюще улыбнулся диспетчер.
  
   - Ребята, смотрите какая красота!
   Ася восхищенно крутила головой во все стороны, стараясь не упустить ни одной детали, то и дело, нажимая на кнопку фотоаппарата.
   Под ними расстилались изрезанные глубокими каньонами и испещренные каплями озёр горы. Здесь, недалеко от Базы они были ещё не очень высокие, сплошь покрытые лесом, а дальше по направлению их пути, за Столицей виднелись острые белоснежные пики. Они уже различали крохотные башни и домики города, и стены, с высоты похожие на песочный городок.
   - Макс, а почему город называется просто Столица? - просил Рихард, не отрывая взгляда от приборов.
   - Правда, почему?
   Максим пожал плечами
   - Я не знаю. Наверняка в древности она носила какое-нибудь красивое имя, но потом оно стёрлось из памяти. Город забросили более тысячи лет назад. Помните, я рассказывал вам о том, что примерно полторы тысячи лет назад, когда Тарисса была огромной мощной империей, она подверглась нападению и была завоевана, правящая династия уничтожена, и у власти воцарился узурпатор Корша Маа-Тарел. Ни ранее, ни позже в Сказаниях Колартэны никогда не упоминалось название города - Столица вот и всё. И непременно с большой буквы. Скорей всего название это было священным, и знали его только посвящённые. Ну, знаете, как бывает тайное имя у человека, что б его не сглазили, душу его не забрали злые духи. Такой мотив особенно характерен для первобытных народов. Так и здесь. Только священным было не имя отдельного человека, а название целого города. Правда эти предосторожности мало помогли и самой Тариссе и её столице. К тому же именно в этом государстве началась эпидемия лихорадки Тойлери и с началом завоевательных походов Коршы охватила половину планеты. Правление тирана продолжалось совсем недолго. Менее одиннадцати циклов. То есть, он не продержался у власти и года. Источники разнятся в описании тех событий. Точно неизвестно и то, каким образом погиб узурпатор. После его смерти война продолжалась ещё какое-то время, но болезнь со страшной силой косила ряды всех противников, и боевые действия довольно скоро прекратились. Я читал, что инициатором начала мирных переговоров был именно Первый Старейшина Тариссы. Он взял инициативу в свои руки и очень быстро вчерашние противники стали лучшими друзьями. Более того, каким-то образом Коларэртянам удалось победить болезнь. Может быть, иммунитет сам собою выработался у некоторых людей. Но все-таки былое могущество Тарисса потеряла, а её столицу и вовсе оставили вскоре после установления мира. До сих пор, правда, именно на главной площади Столицы собираются Старейшины всех родов Колартэны и произносят Клятву Мира, для того, чтоб не забывать страшных последствий, которые принесла им война. И Первый Старейшина до сих пор стоит во главе всего немногочисленного народа Колартэны. Даниил говорил мне, что нынешний Первый Старейшина, его зовут Ллидд, уже много десятилетий негласно возглавляет обитаемую половину планеты. Хотя, я слышал, что ни несколько десятилетий, а несколько столетий...
   - Ну, это ты загнул! - невежливо перебила его Ася. - Несколько столетий! Человек и прожить-то столько не может.
   - Что ты, Ася, может быть здесь другая продолжительность жизни. А Первый Старейшина - священная фигура. Кто знает, быть может, у него есть свои секреты поддержания сил, - возразил Рихард. Он на секунду оторвался от экрана монитора, быстро глянул на девочку и ответ глаза.
   Ася только фыркнула.
   - Ага, ты ещё скажи, что ему несколько тысяч лет, и он пережил переворот.
   - Не паясничай, - строго оборвал ее Макс, - Ллидд очень уважаемый человек и очень мудрый.
   - Максим, не обижайся, я же пошутила. Тем более, что это имя я тоже встречала в Хрониках, когда читала историю Колартэны.
   - Ничего удивительного. Скорее всего, здесь принято сохранять имя Первого Старейшины как какую-нибудь священную реликвию, и все последующие преемники Первого Старейшины носят имя Ллидд. Даниил обещал, что мы познакомимся с ним лично. Ты сама его увидишь, и, надеюсь, перестанешь делать дурацкие выводы.
   Ася внезапно надулась, сердито дёрнула плечом и уставилась в иллюминатор. Она терпеть не могла, когда её начинали публично отчитывать. Особенно неприятно это было слышать от любимого дядюшки, да ещё в присутствии Рихарда.
   Ричи затылком почувствовал, что что-то неладно и встревожено обернулся
   - Брось, Ася, не дуйся, - Макс тронул её за рукав.
   - Мы скоро прилетим в Столицу, - поддержал его кадетик. - Ася, хочешь, зайдём в сувенирную лавку. Выберешь себе что-нибудь. Даже можно, наверное, купить наряд.
   - Правда, Аська, давай купим тебе местное платье. Будешь как принцесса Тариссы.
   Ася вытащили из сумки Цуля, потеребила его между ушей и пожаловалась:
   - Цуль, подумай, какие они дураки. Хотят меня тряпками задобрить. Как будто я только и мечтаю о том, чтоб стать принцессой Тариссы! Только ты один меня понимаешь.
   Лисенок согласно закивал и ткнулся влажным носом ей в ладонь. Девочка хитро посмотрела на товарищей, и вдруг рассмеялась:
   - Поверили! Поверили! Смотри, Цуль, они поверили, что я на них разозлилась. Ну что, Макс, мир? - и протянула раскрытую ладошку.
   Дядюшка усмехнулся и с размаху хлопнул по ней.
   - Рихард?
   Пилот чуть-чуть улыбнулся и некрепко сжал тонкие пальчики.
   - Мир.
  
   Город вырос внезапно, как по волшебству. Вот только что Столица была похожа на игрушечный городок и, вдруг - мощные стены, высокие башни и дома со стреловидными крышами взметнулись к небу. Рихард осторожно вёл аэр по выделенному им маршруту.
   Столица древней Тариссы слыла туристической Меккой Колартэны. Летательных аппаратов разных конструкций и разновидностей здесь было едва ли не больше, чем в космопорте. Все туристические лайнеры, которые летали на планету, обязательно снаряжали свои экскурсионные кораблики в Столицу. Здесь постоянно кипела жизнь. На больших площадях и узких улочках Столицы, как в муравейнике, кишел народ.
   Рихард опустил аэр на парковочной площадке, включил сигнальные огни и откинул купол.
   - Выходите, ребята.
   Макс первым спрыгнул на землю и тотчас дёрнул застежку куртки. Несмотря на то, что Столица находилась в окружении гор, здесь было непривычно жарко. База, где жили археологи, располагалась в умеренных широтах, и ребята не ожидали такой жары.
   - На улице, наверное, градусов тридцать пять, а то и больше, - Рихард утер пот со лба и расстегнул воротник форменной курточки.
   - Здесь можно целый день провести, - сказал он, оглядываясь по сторонам.
   - Макс, - протянула Ася. - Давай не будем сегодня здесь долго. Мы ещё успеем нагуляться по городу, пока будем на Планете. А сегодня быстренько посмотрим Главную площадь и полетим дальше.
   - Конечно, как пожелаете, принцесса. - Дядюшка совершил комичный поклон.
   Ася хотела было снова обидеться, но увидела, что Рихард тоже скорчил недовольную гримасу, и рассмеялась:
   - Дядя Макс, ты просто язва! И раз я принцесса, мое высочество желает: во-первых, осмотреть главные достопримечательности города, во-вторых, приобрести приличный наряд. Не ходить же в лохмотьях... - Ася оттянула двумя пальчиками ворот курточки и высокомерно задрала нос. - И, в-третьих, ммм... чтоб еще такого пожелать...
   - Может быть, Ваше высочество желает, чтоб мы её на руках носили? - включился в игру Рихард.
   - Я думаю, это излишне. Достаточно, если вы меня будете сопровождать как почетный эскорт.
   Так, дурачась, они шагали по улицам, и смотрели во все глаза.
   - Ой, а я думала, что колартэняне похожи на людей как две капли воды, а оказывается, нет, - громким шёпотом сказала Ася.
   Жители Колартэны, в самом деле, с первого взгляда ничем не отличались от землян. Однако, если присмотреться, различия были налицо. Колартэняне в большинстве своем были выше и тоньше, вернее, как-то грацильнее людей, с удлиненными конечностями и вытянутыми к вискам глазами. Кожа их отливала молочной белизной. Но главной отличительной особенностью их были уши - чуть изогнутые и заостренные.
   - Так вот какие они, эльфы, - прыснула девочка.
   - Перестань, ты ведешь себя как маленькая, - снова одёрнул её Максим.
   - Извини, я не хотела никого обидеть, - сразу посерьёзнела Ася.
   - Я слышал, что колартэняне очень умны и обладают какими-то сверх способностями, - поддержал Макса Рихард.
   - Да, обладают, я не помню, говорил вам это или нет, но не все. Они, как и люди, бывают разные. Их уровень интеллекта и способностей у каждого свой. Даниил говорил мне, что Первый Старейшина недаром самый уважаемый человек на планете. Он очень умен, прекрасный дипломат, я бы даже сказал, что он мудрец. А, кроме того, я слышал, что Ллидд обладает телепатическими способностями и особым даром убеждения. Кстати, мы уже вышли на главную улицу. Дай мне и Рихарду руку, а то потеряешься.
   Количество народа, в самом деле, выросло в разы. Пёстрая толпа бурлила и шумела, словно гигантский муравейник. Смешение рас, нарядов и стилей кружило голову. Мальчики крепко ухватили Асю с двух сторон за руки и нырнули в этот круговорот.
   - О, смотрите, сувенирная лавка. Идем сюда, - Максим первый толкнул дверь.
  
   Здесь, в тесной полутёмной лавочке они попали, как будто, в другой мир. В магазинчике почему-то было пусто. За цветными витражными стеклами остались жара и шум улицы. В полутьме таинственно поблёскивали драгоценности, сияли мягким светом какие-то непонятные граненые сферы. В отдельной витрине были выставлены образцы колартэнянской одежды: узкие женские и мужские брюки, рубашки с широкими рукавами, расшитые драгоценными камнями и жемчугом, длинные накидки богатых горожан, светлые балахоны Старейшин, детские платьица из полупрозрачной материи...
   - Смотри, Ася, какой славный наряд, - Макс указал на странное одеяние, похожее одновременно на коротенькое платьице и плащ - накидку.
   - Ты хочешь мне его подарить?
   - Ты же принцесса.
   - Вы что-то желаете приобрести? - раздался у них за спиной шелестящий голос.
   Все трое одновременно обернулись.
   - Здравствуйте, - высокий старик в традиционной колартэнской одежде дружелюбно улыбался ребятам. Безусловно, это был старик. Хотя он отличался стройным телосложением, лицо почти без морщин, но в темных волосах искрилась седина, да резкие продольные складки от крыльев носа к уголкам губ выдавали его возраст. Зато удивительные темно-фиолетовые глаза под нависшими бровями сияли мудростью и добротой. Он поднял тонкую сухую ладонь в приветствии.
   Ребята нестройно ответили.
   - Что привело вас в моё уединенное жилище? - спросил колартэнянин.
   - Мы бы хотели приобрести что-нибудь для Аси. В Столице у вас очень жарко. А мы, видите, оделись не по сезону.
   - Вот оно что, маленькой принцессе нужен новый наряд, - улыбнулся продавец. - Что ж, здесь вы найдете, все, что пожелаете. Подождите несколько минут.
   Старик слегка склонил голову и скрылся за перегородкой.
   - Макс, ты что! Я думала, что вы шутите. Мне не нужна одежда. В конце концов, я могу снять куртку.
   - Брось, Ася. Что ты, в самом деле? Мы просто хотим сделать тебе приятное. А из-за жары никакого удовольствия от осмотра достопримечательностей города не получишь. Тем более, что мы полетим ещё дальше к югу. Там может быть ещё жарче, - возразил Рихард.
   - Уговорили...
   В этот момент появился продавец.
   - Вот, взгляните, - он встряхнул в руках струящуюся ткань. - Примерь, принцесса. Этот наряд будет тебе к лицу, я уверен. Ширма здесь.
   Ася неловко улыбнулась и нырнула за занавесь. Повозившись там какое-то время, наконец, появилась. Максим невольно улыбнулся, Рихард бросил на нее быстрый взгляд и опустил ресницы. Короткий зеленоватый балахон с традиционно-широкими полупрозрачными рукавами и накинутой сверху крылаткой очень шел к её зелёным глазам. Наряд дополняли зеленые короткие штанишки до колена и плетёные сандалии. Ася поправила на боку баллончик с "Алатиумом" и тряхнула головой, откидывая волосы со лба.
   - Теперь ты настоящая принцесса, Алесси, - сказал продавец с улыбкой.
   Ася вздрогнула:
   - Откуда вы знаете мое имя?
   - Твои друзья сами назвали его только что. Может быть, вы желаете ещё что-нибудь?
   - Да нет, спасибо, нам больше ничего не нужно. Мы хотели только порадовать Асю. Правда, Макс?
   Рихард уже развернулся, чтоб идти, но старик его вдруг остановил:
   - Подождите, молодой человек. Я думаю, что у меня есть то, что нужно именно Вам.
   Ричи удивленно поднял брови. Продавец порылся в складках своего балахона и выудил какую-то странную коробочку с торчащими в разные стороны прозрачными шипами, углублениями и разноцветными индикаторами.
   - Но ведь это же... Скажите откуда у вас темпоральный преобразователь? - У Рихарда даже руки задрожали.
   - Позвольте мне умолчать об этом, - продавец загадочно улыбнулся. - Я не ошибся. Вы давно желали увидеть его вживую.
   - Но, темпоральнй преобразователь существует только в экспериментальной модели, Это тема моей будущей дипломной работы... - растерянно пробормотал мальчик.
   - Ты узнал его, возьми.
   - Но, у нас больше нет денег. Простите.
   - Это мой подарок, возьми его.
   - Я не могу...
   - Мальчик, - продавец сжал его ладони и очень серьёзно посмотрел в глаза. - Возьми этот прибор и не расставайся с ним до того момента, пока он не пригодится тебе. Поверь мне, Рихард. Ты ОБЯЗАН его взять.
   Кадет молча кивнул и спрятал коробочку в карман. Старик обернулся к замершим в недоумении ребятам:
   - Вы удивлены, но поверьте, всё именно так, как должно быть. Принцесса, прими этот наряд в качестве моей благодарности. Макс, и ты запомни: Лорию нельзя оставлять. Вы должны взять его с собою.
   - Но...
   - Прощайте, вам пора в путь, - прервал его странный продавец. - Ещё увидимся.
  
  
   - Брр, у меня мороз по коже от этого продавца! - невольно воскликнул Максим.
   Все трое в каком-то полусне вышли из лавки, и пришли в себя только на соседней улице. Всё произошедшее с ними могло показаться странным сном, гипнозом, если б не новое платье Аси. Рихард всё ещё задумчиво крутил в руках прибор, который дал ему старик.
   - Ричи, а что это такое?
   Мальчик вздрогнул, поднял голову и недоуменно глянул на Асю.
   - Это? Это темпоральный преобразователь, и я не понимаю, каким образом он мог оказаться на здесь, в сувенирной лавке в руках старика, который, по всей видимости, никогда не поднимался выше стратосферы...
   - Я не понимаю, Рихард, ЧТО это за прибор?
   - Как бы тебе подоходчивей объяснить. В общем, это экспериментальная модель. Вернее, даже еще не реальная, а созданная на компьютере, виртуальная модель прибора, способного при скорости корабля, близкой к скорости света преобразовать искривление пространства в искривление времени. Другими словами, это машина времени.
   - Ух, ты! - девочка даже подпрыгнула на месте, а Максим только недоверчиво глянул на кадета.
   - Разве это возможно, Рихард?
   - Теоретически, да. Но практически этого ещё никто не делал. Как я уже сказал, темпоральный преобразователь существует только в зачаточном состоянии в виде расчетов и компьютерных моделей.
   - Но ты его сразу узнал...
   - Да, узнал, потому что предполагал, что именно так он и должен выглядеть. И я не понимаю, откуда у продавца сувенирной лавки оказался прибор, которого просто не существует в природе. Почему он отдал его именно мне? Почему сказал, что он нам обязательно пригодится?.. Ребята, давайте вернемся туда и расспросим его как следует обо всём.
   - Я согласен!
   - Я тоже. Только... знаете, мальчики, мне почему-то кажется, что мы этого старика ни о чём не сможем спросить.
   - Это ещё почему?
   Оба мальчика уставились на неё с недоумением.
   - Очень просто. Мы сейчас, наверное, даже лавку ту не сможем отыскать. По закону жанра...
   - Да ну тебя, Аська. Вечно ты начитаешься каких-нибудь авантюрных романов и придумываешь невесть что.
   - Увидим, - только и сказала девочка.
   - Спорим?
   - Спорим!
   Они ударили по рукам.
  
   Ребята повернули назад и довольно скоро вновь оказались на оживленной торговой улице. И сувенирную лавку, как ни странно, отыскали довольно быстро. Удивительное дело, но дверь оказалась по-прежнему открыта.
   - Ну, что, ты готова признать поражение?- Спросил Макс, взявшись за ручку.
   Ася покусала губы, но всё-таки сказала:
   - Ничего ещё не решено, Максик.
   - А ты, Ричи, как считаешь, кто прав? На кого из нас ставишь?
   Рихард покачал головой:
   - Макс, боюсь, что Ася права. Сейчас мы не услышим объяснений.
   - По закону жанра, - усмехнулся Максим.
   - Именно, - серьёзно кивнул Рихар.
  
   Макс потянул ручку двери. Знакомо дохнуло прохладой и горьковатым запахом какой-то травы. Ребята ступили в полумрак магазинчика. Тотчас им навстречу выкатился невысокий кругленький человечек с острыми ушами. Удивительно было видеть колартэнянина таким пухлым и маленьким. Макс растерянно заморгал.
   - Простите...
   - Чем могу помочь? - тут же подскочил человечек. - Вас что-то интересует, или вы что-то ищите?
   - Да, ищем, но не что-то, а кого-то. Вот здесь, на этом самом месте, несколько минут назад мы видели... Мы беседовали с человеком. Высоким, пожилым господином. Вы не скажете, где мы можем его увидеть?
   Продавец в недоумении воззрился на Максима.
   - Простите, как вы сказали? Несколько минут назад? Но это никак не возможно. Я открыл магазин буквально только что. Утром здесь случилась небольшая авария, пришлось спешно закрыться и произвести ремонт. Здесь не могло быть никакого пожилого господина, потому что, во-первых, здесь только что была ремонтная бригада, во-вторых, все они молодые колартэняне, и, в-третьих, магазин вообще был закрыт.
   - Но мы только что здесь купили наряд. Вот, посмотрите. Он сейчас надет на девочке.
   Продавец внимательно осмотрел Асю, обошёл её кругом, двумя пальчиками поднял широкий рукав, даже понюхал и, кажется, лизнул. Потом покачал головой, поцокал языком и сказал:
   - Да, прекрасная работа. Я вижу. Я разбираюсь в старинных нарядах, и поверьте мне, такое изумительное платье никогда не могло продаваться в моей лавке по той простой причине, что я никогда не торгую подлинно старинными вещами. Позвольте, - продавец вновь приподнял рукав Асиного платья. - Ну да, я так и думал. Материя изготовлена еще до Падения. Фасон, цвет, всё соответствует той эпохе. Поздравляю Вас, сударыня. На Вас чудесное платье, которое, несомненно, принадлежало в своё время знатной госпоже Тариссы.
   - Вы хотите сказать, что это платье сшито полторы тысячи лет назад? - недоверчиво воскликнула девочка.
   - Несомненно. Уж поверьте мне, я люблю историю моды и знаю её.
   - Спасибо за исчерпывающий комментарий, - растерянно сказал Макс. Кивнул остальным, и ребята поспешили уйти.
  
   Они остановились в шумном потоке людей в двух шагах от лавки, всё ещё в недоумении. Ася торжествующе глянула на Макса и воскликнула:
   - Ну, что я тебе говорила!
   - Теперь я вообще ничего не понимаю. А ты, Рихард?
   - Я тоже. И мне это совсем не нравиться. Вот, что, ребята, может быть, нам стоит улететь отсюда?
   - Ричи, но мы ничего не успели посмотреть.
   - Ты сама просила не задерживаться в Столице. Не расстраивайся, у нас ещё будет время как следует осмотреть город. В конце концов, мы здесь надолго и сегодняшняя экскурсия только первый этап, - утешил её дядюшка.
   - Да, кстати, куда мы теперь: возвращаемся на Базу или летим дальше? - спросил Рихард, когда они подошли к аэру.
   - Конечно, дальше! Неужели этот чудной старик напугал вас? - уверенно проговорила Ася, устраиваясь в кресле. Макс согласно кивнул.
   Несомненно, разумней было бы повернуть домой, но кто откажет себе в удовольствии пощекотать нервы какой-нибудь тайной, пусть даже не очень страшной с виду, но жутко непонятной. К тому же, всем показалось, что если сейчас они повернут назад, пропустят что-то очень важное. Быть может от их решения будет зависеть чья-то жизнь.
   Рихард ещё раз проверил, хорошо ли прикрепил к поясу прибор, ослабил ремни безопасности и положил руки на пульт.
   - Ну что, стартуем?
   - Ага.
  

*** *** ***

   Уже несколько минут ребята летели в полном молчании. Столица, древний странный город, до сих пор виднелся на горизонте, стоило лишь повернуть голову. Под аэром расстилались горы, гораздо более высокие и крутые, чем на подлёте к нему. Рихард сделал маневр, чтоб обогнуть одну из вершин.
   - Ася, что ж ты перестала фотографировать? - не оборачиваясь, спросил он.
   Девочка вздрогнула, словно очнувшись.
   - Ах, да, правда. Это происшествие, наверное, выбило меня из колеи. Странный человек, странная лавка, странные слова... Макс, ты что молчишь?
   - Я думаю. И мне всё меньше нравится эта история. Такое ощущение, что этот загадочный старик заранее знал, что мы туда придём, что он специально нам всучил твой наряд, Ася, твой прибор, Ричи и дал непонятно поручение мне. Как он сказал, кого мы должны взять с собою?
   - Какую-то Лорию. Если это, конечно, женское имя, - пожала плечами девочка.
   - Не какую-то, а какого-то. Подобная семантика характерна как раз для мужских имен. Только вот куда взять?
   - Скорее, когда, - бросил через плечо Рихард. - Особенно, если учесть темпоральный преобразователь. Я не склонен думать, что подобные подарки вручаются просто так. И, знаете что, ребята, может быть, бросим думать об этом. В конце концов, давно известно, всё, что должно произойти, исполнится. Давайте просто насладимся красотами Колартэны, как хотели.
   Макс невесело усмехнулся:
   - Давно ли Вы стали фаталистом, Рихард Рейнберри?
   - С тех пор как погибли мои родители, - очень серьезно откликнулся кадет.
   Повисла неловкая пауза.
   - Извини, Ричи, - наконец, выдавил Макс, - Я не хотел.
   Рихард не ответил, только дернул плечом. Ася беспокойно заёрзала в кресле. Нелепая ссора друзей почему-то напугала ее.
   - Мальчики, может быть, мы отлетим от гор. Как-то тут мрачно становится. Смотрите, вроде бы на горизонте какие-то тучки появились, а, Ричи?
   Тот быстро обернулся:
   - Тебе не нравятся горы? Ну, если немного отклониться от курса, мы сможем миновать этот массив и полетим над холмами. Это мало исследованный район.
   - Давай.
   - Да-да, Ричи, правда. Ничего страшного не будет, если мы чуть изменим маршрут, зато увидим девственные леса Колартэны - Заповедный Край. На них только сверху можно посмотреть. Даниил мне говорил, что здесь, - Максим ткнул пальцем в карту. - Закрытые районы. Туристов сюда не пускают, только патрульные катера курсируют.
   - Почему?
   - Видишь ли, Ася. Тут... В общем, тут в нескольких местах на довольно небольшом расстоянии друг от друга были замечены колонны. Скопления и отдельно стоящие столбы.
   - Такие же, как те, на Храмовой площадке? - тихо спросила девочка.
   Дядюшка молча кивнул.
   - А папе мы не будем говорить, что изменили курс?
   - Конечно, я уведомлю диспетчера. Это непреложное правило. Не бойся, мы всё время находимся на радаре, и если что-то случится, помощь придет в течение нескольких минут.
   - Что случится, Ричи? Что ты говоришь!
   - Это я так, чтоб тебя успокоить. Аэр очень надёжная машина. Ничего с нами не случиться.
   - Ты меня ОЧЕНЬ успокоил, Рихард. Ничего не скажешь!
   - Ася, перестань дуться. Он не это хотел сказать.
   - Я знаю, что он хотел сказать: "всё, что должно случиться - исполнится", - Ася скрестила руки на груди и отвернулась.
   Рихард перевёл ручку автопилота в режим "включено" и обернулся к пассажирам.
   - Ну вот, мы поссорились. Асенька, прости, если я что-то не так сказал. Правда, я не хотел тебя напугать.
   - Я и не боюсь, - буркнула девочка.
   - В самом деле, если теперь эта экскурсия не в радость, может быть лучше вернуться на Базу?
   - Нет, что ты Ричи. Завтра начинаются работы. Кто знает, когда ещё у нас будет настоящий выходной, и сможем ли мы посмотреть планету так долго, как сегодня. Давайте забудем все, что мы друг другу наговорили и полетим дальше.
   - Курс прежний: Заповедный Край? - улыбнулся Рихард.
   - Курс прежний, - ответил улыбкой Максим.
  

Глава 6

   - Смотрите, как здесь красиво! - Ася перегнулась через подлокотник кресла и повисла над прозрачным куполом.
   Внизу расстилалась прекрасная картина. Пологие, покрытые лесом холмы, речушки, петлявшие между них, озёра, то и дело попадавшиеся на пути. В одном месте ребята заметили даже небольшой водопад. А у самого горизонта простилались огромные пустоши. Высокая, серебристая трава которых, издали походила на морские волны. Иногда ребята видели высокие колонны, вырезанные из зеленого камня. Под солнцем они отливали всеми оттенками изумруда.
   - Максим, а что это за камень? - Ася кивнула с сторону столбов.
   Макс пожал плечами.
   - После несчастного случая десять лет назад их исследование было остановлено. Но первоначальные сведения позволяют судить, что колонны изготовлены в незапамятные времена из очень редкого материала, почти не встречающего на планете. По своим свойствам он чуть-чуть сходен с нефритом, такой же вязкий и плотный по структуре. Но, вероятно, он имеет ещё какие-то особенности. Колартэняне называют его беллум. И скорей всего, практически все запасы беллума были израсходованы на строительство этих стел.
   Они решили облететь Заповедный край по широкой дуге и вернуться на прежний курс. Рихард хотел добраться до экватора и возвратиться на Базу, сделав большую петлю.
   Внезапно что-то изменилось. Кадет уловил какой-то посторонний звук и встревожено обернулся к приборам. Пробежал глазами показания и резко изменился в лице.
   - Ричи, что произошло?
   - Я не совсем уверен, но, по-моему, сбой в навигационном оборудовании. Отказали рули высоты, и мы теряем скорость.
   - Ты же говорил, что аэр очень надежная машина! - дернулась Ася.
   - Да, надежная, - Рихард даже не обернулся, приковав взгляд к приборам. - Не волнуйтесь, я перешёл на ручное. Сейчас выровняемся.
   - Тебе чем-нибудь помочь? -Макс заглянул ему через плечо.
   Кадет только мотнул головой. Ася вцепилась в подлокотники кресла, так что костяшки пальцев побелели. И самое странное, что ей совсем не было страшно. Наоборот, адреналин хлынул в кровь со страшной силой, ей захотелось смеяться в голос, кричать и прыгать. Она едва сдерживала улыбку на лице. Но девочка тут же оборвала себя. "Наверное, это истерика. Мы можем разбиться, а мне весело", - подумала она с отвращением. Аэр вздрагивал, клевал носом и все больше кренился в сторону. Рихард колдовал над приборами, стараясь выровнять машину. Но аэр решительно отказывался слушаться руля. Вдруг машина рыскнула и упала сразу на десяток метров вниз. У Аси перехватило дыхание. Она увидела, как закаменела спина кадета. Макс вжался в спинку кресла и расширенными глазами следил за действиями друга.
   - Ну, что? - спросила она неожиданно хриплым голосом.
   - Я не могу выровнять машину. Сейчас выберу площадку поровнее, и приземлимся. Другого выхода нет. Я уже включил аварийный маяк. Нас должны скоро найти. Приготовьтесь, - Рихар старался говорить спокойно, но не мог скрыть дрожи в голосе.
   Аэр задрожал сильнее, снова рухнул на несколько метров вниз и, вдруг ушёл в крутое пике. У Аси от ужаса "растопырились" глаза. Она подумала, что сейчас оглушит своим криком мальчишек, но не смогла издать ни звука. Рихард закусил губу и отчаянно потянул ручку управления на себя. Навалилась перегрузка. Нос аэра задрался кверху, машина чиркнула по верхушкам деревьев, спружинила, снова почти завязла в кроне и, обломав несколько веток крайних деревьев, ткнулась носом в траву на краю большой поляны.
   Несколько секунд было очень тихо.
   - Все живы? - наконец выдавил Рихард.
   - Кажется, - прокряхтел Макс. - Ася, ты как?
   - Я нормально,- девочка покрутила головой, ощупала себя с ног до головы. - Вроде всё цело. Ричи, ты просто ас!
   Рихард неожиданно прерывисто выдохнул и закрыл лицо руками.
   - Тебе что, плохо? - в один голос вскрикнули его друзья.
   Рихард обернулся к ребятам, и те увидели, как сильно он побледнел.
   "Какое белое у него лицо и почти черные глаза", - машинально подумала Ася.
   - Да нет, всё в порядке. Я просто испугался, что не смогу посадить машину.
   - Да, заметно. На тебе лица нет, - усмехнулся Макс.- Давайте выберемся наружу.
   - Да, что-то тут душно. Я уже включил аварийный маяк, - повторил Рихард.
   Он нажал кнопку, купол аэра отъехал в сторону, и ребята выпрыгнули на траву, с удовольствием разминая ноги.
   - Кто хотел приключений? - усмехнулся Макс.
   Теперь, когда опасность миновала, всем неожиданно стало весело. Ася и Рихард рассмеялись в ответ. Они огляделись. Вокруг простилалась довольно большое открытое пространство, окруженное девственным лесом, слишком большое для поляны и слишком маленькое для поля. Кристально чистый воздух, от которого ребята отвыкли на Земле и которого не чувствовали в столице, хлынул в легкие. Ася внезапно покачнулась и едва не упала. Мальчики разом подхватили ее за руки.
   - Ася, ты что? Тебе нехорошо?
   Девочка вымученно улыбнулась, провела дрожащей рукой по мокрому лбу.
   - Нет-нет. Просто голова закружилась. Ничего. Сейчас все пройдет.
   Она прислонилась спиной к машине и отдышалась. Рихард тут же бросился в кабину и скоро возвратился с маленькой фляжкой.
   - Вот, попей.
   - Что это?
   - Просто чай со льдом. Твой папа дал в дорогу. Разве забыла?
   - Ах, да.
   Девочка отхлебнула глоток, посидела немного, приходя в себя, и вдруг рассмеялась:
   - Ничего себе! Я даже не ожидала, что меня укачает.
   - Вовсе нет. Ты много раз летела, - возразил Макс. - Просто ты отвыкла от настоящего чистого воздуха. Вот что значит "Заповедный Край".
   - Всё, спасибо. Мне уже лучше.
   Девочка поднялась на ноги. Ей стало очень неловко за свою слабость. Пытаясь скрыть смущение, она порылась в сумке и вытащила Цуля, своего неизменного спутника. Лисенок покрутил головой, влажный нос беспокойно тыкался во все стороны. Он заскрёб лапками, и тоненько заскулил, просясь на землю. Ася с улыбкой спустила своего дружка. Стоило ему только оказаться на земле, зверёк принялся носиться вокруг ребят, радостно потявкивая.
   - Ты и его с собою взяла?
   - А как же, пусть Цуль тоже посмотрит на Колартэну. Думаешь, ему неинтересно?
   - Ася, он же только биоробот...
   - Макс, ты все умеешь испортить! - девочка тут же надулась.
   Лисенок бегал вокруг них, словно щенок, и даже помахивал хвостом от избытка чувств. Вдруг, наверное, почуяв что-то, Цуль вытянулся в струнку, бросился в сторону, и усиленно заработал лапами. Принялся рыть ямку. Максим и Рихард невольно улыбнулись.
   - Не кипятись, я пошутил.
   - Ребята, может быть, прогуляемся вокруг? Спасательный катер прилетит минут через пятнадцать. За это время можно осмотреться. Ведь здесь ещё никто никогда не был, - предложил Рихард.
   Он уже пришел в себя и, как настоящий исследователь, не прочь был с толком использовать выпавшую возможность. Друзья с радостью согласились. Кадет кивнул, чтоб его немного подождали, и снова нырнул в аэр. Через несколько секунд он появился вновь, прилаживая к поясу пистолет с длинным стволом, перекинул через сумку Асину курточку, и сообщил, что готов.
   - А это что такое?
   - Ракетница. Ими оснащены все системы безопасности летательных аппаратов.
   - Но мы только недалеко в сторону отклонимся...
   - По инструкции положено: если экипаж покидает судно, капитан обязан взять средства связи и аварийного оповещения на случай опасности, - очень серьезно возразил Рихард. - Кроме того, мы совершенно не знаем, что здесь за местность.
   - А куртка?..
   - Вдруг ты замерзнешь.
   Ася пожала плечами:
   - Ричи, ты перестраховщик. Ты б ещё с собою трехдневный запас еды взял.
   - А я и взял. Всё, что у нас с собою есть. И ещё "Алатиум".
   Максим хлопнул друга по плечу:
   - Пойдем, запасливый ты наш.
  

*** *** ***

   Диспетчер пил кофе и лишь изредка лениво поглядывал на экран монитора, наблюдая за зеленым огоньком, который, как и было положено, послушно полз по пунктиру маршрута. Медленно текли часы. Здесь, на Базе, давно уже ничего не происходило. Сергей порою недоумевал, почему Колартэна занесена в разряд опасных планет. Здесь такой замечательный климат, приветливое, миролюбивое население, неописуемо красивые пейзажи - просто рай для туризма. Но из-за непонятного запрета всё это пропадает почем зря. Туристы сюда едут, но редко и очень мало.
   "Эх, сколько народу могло бы получить море положительных эмоций и заряд бодрости на несколько лет вперед, если б не этот глупый запрет", - в который раз подумал молодой диспетчер.
   Внезапно что-то изменилось. Сергей скосил глаза на карту и выпрыгнул из кресла. Аэр, за которым он наблюдал, отклонился от маршрута, тревожно мигая жёлтым огоньком. А через минуту взорвался красным сигналом бедствия. Рубиновая точка на карте набухла, затрепетала как попавший в сети мотылек и вдруг исчезла. У диспетчера глаза вылезли из орбит, он буквально впился глазами в карту. Сергей на полном автоматизме нажал кнопку общей тревоги. Взвыл изматывающий душу сигнал.
   - Диспетчер, доложите, что происходит, - тут же раздалось из динамика.
   - Тревога! Я потерял аэр!
   Повисла пауза.
   - То есть... Повторите.
   - Капитан, я потерял аэр, который вёл на маршруте. Сработал маяк. Они отклонились от курса на два градуса одиннадцать минут. Затем... Затем был послан сигнал бедствия, и машина пропала с радара. Они просто растворились!
   Снова пауза.
   - Через две минуты экстренное совещание в конференц-зале. Будьте готовы доложить.
   - Вас понял.
  
   В зале собрался весь командный состав во главе с Георгом Бауэром - начальником Базы.
   - Каленко, доложите о происшествии.
   Диспетчер повторил всё, что произошло во время его дежурства.
   - Что вы об этом думаете?
   - А что тут думать! Немедленно нужно поднимать в воздух спасательные катера! - вскричал Сергей.
   - Каленко, держите себя в руках. Старковский, дайте, пожалуйста, на экран район, где произошла авария.
   Бауэр вгляделся в карту.
   - Увеличение.
   - Георг, смотрите! - Анжей Старковский ткнул лазерной указкой в странное скопление на экране.
   - Оператор, увеличение!
   Изображение подпрыгнуло, словно его дернули за веревочки. Все находящиеся в зале уставились на экран. Там, среди девственной растительности высились три, стоящие рядом, резные колонны. Все присутствовавшие застыли в немом изумлении. Да, этот район уже входил в Заповедный Край. Но здесь был самый край Зоны отчуждения. Никаких колонн при определении её границ ранее обнаружено не было! Зона отчуждения была создана десять лет назад именно по той причине, что в центре лесного массива размещались несколько стел, аналогичных тем, которые стояли на Храмовой Площадке.
   - Аналитический отдел, предварительные данные, - хриплым голосом выговорил Бауэр в динамик.
   Через несколько томительных секунд последовал ответ:
   - Спутник регистрирует мощное поле неизвестной природы, исходящее от обнаруженного скопления колонн. Поле расходится широким веером радиусом четыреста пятьдесят метров и рассеивается на высоте около ста двадцати километров. Анализируя маршрут аэра, можно сделать вывод, что машина попала в эпицентр силового выброса. Что произошло, сейчас невозможно определить. Однако предварительные данные говорят о том, что любой объект, попавший в зону действия поля, ждёт тот же итог, что и пропавший аэр... - в динамике что-то невнятно сказали, потом тот же голос отчетливо доложил. - Только что это предположение подтвердили данные со спутника. Сенсоры зафиксировали живой объект, птицу, оказавшуюся в пределах радиуса действия поля... Она исчезла. Георг, точно так же как аэр...
   - Что тут происходит?
   - Даниил... - Георг Бауэр подскочил к Кинтеру.
   Тот очень бледный стоял на пороге конференц-зала, держась за косяки, чтоб не упасть.
  

*** *** ***

   - Ну и где же твоя хвалёная помощь?!
   Рихард опустил голову.
   - Я не понимаю, ребята, - прошептал он.
   С момента крушения прошла уже пара часов. Они осмотрели окрестности, насладились прекрасными видами, Ася сделала много чудесных снимков. В один момент все испугались, что забыли о времени, и сломя голову бросились обратно к машине. Но ничего не произошло. Аэр по-прежнему стоял на месте, и никакого движения вокруг не было заметно.
   Рихард несколько раз пытался связаться с диспетчером, всё безрезультатно. Коммуникатор оставался глух и нем. Никаких сигналов, даже треска не доносилось.
   - Ричи, а ты уверен, что маяк, по крайней мере, работает? - спросил Максим.
   - Конечно! Если происходит какая-то внештатная ситуация маяк включается автоматически. Знаете, я вот что вам скажу, на самом деле маяк включился ещё в тот момент, когда мы отклонились от заранее намеченного курса. Наш маршрут был введён в компьютер и проецировался на экран радара Базы. Нас должны были засечь в ту же минуту, когда мы потерпели крушение. И я не понимаю, что произошло.
   - А мы можем снова взлететь? - спросила Ася.
   Ей не было по-настоящему страшно. Трудно представить, что на планете с развитой системой коммуникации с ними может произойти что-то из ряда вон выходящее. В конце концов, эта задержка несущественна.
   "А мама? - неожиданно пришло ей в голову, - Она, наверно тоже думала, что с нею на Колартэне ничего не может случиться".
   - Нет, - покачал головой Рихард. - Мы не можем подняться. Навигационная система полностью выведена из строя.
   - А разве ты не можешь вести машину так, просто смотря на экран.
   Кадет невесело усмехнулся:
   - Конечно, нет, Асенька. Автоматика не позволит даже двигатели завести. Кстати, я не уверен, что они в порядке. После такой болтанки можно ожидать всего, что угодно.
   - Рихард, как ты думаешь, что все-таки произошло?
   - Не знаю, Макс. Хотя, если подумать, - Ричи дернул себя за челку. - Я могу предположить, что мы попал в какое-то магнитное возмущение, которое вызвало сбой навигационных приборов и всей системы управления. Если такое магнитное возмущение было достаточно сильным, а об этом можно почти с уверенностью говорить, я не удивлен, что наши коммуникаторы молчат. Вероятно, вся электроника вышла из строя.
   - Бедный папа! - воскликнула Ася, горестно заломив брови.
   - Рихард, то есть ты думаешь, что нас вообще могут не найти? - Макс задал вопрос, который у всех крутился на языке.
   Кадет только молча наклонил голову.
   - Скорее всего, так и есть, - медленно продолжал Максим. - Мы попали в какой-то магнитный шторм. Все приборы, вся связь вышла из строя. У нас даже нет уверенности, что работает маяк... Иначе, нас давным-давно бы засекли... Ну что ж, остается одно, пойти навстречу поисковой партии пешком.
   Макс оттолкнулся от стенки аэра и вскочил на ноги. Рихард разумно предложил попытаться попробовать оживить приборы и если это удастся, то хотя бы предварительно установить их место нахождения и сориентироваться в направлении. Макс кивнул. Пока Ричи колдовал над приборами, Максим вспоминал географию Колартэны.
   - Насколько я помню карту, ближайший населенный пункт должен быть километрах в ста пятидесяти от столицы. Жалко, что придется карабкаться по горам...
   - По-моему, недалеко от Заповедного Края, того места, где мы отклонились, был перевал, - откликнулся Рихард.
   - Да, я видела. Я же фотографировала весь путь, который мы проделали. Ричи, как твои успехи?
   - Никак, - буркнул кадетик, но в ту же секунду какая-то мысль пришла ему в голову. - Постой, Ася. Ты сказала, что фотографировала весь маршрут...
   - Да, и потом, когда мы упали... Ой, - у девочки от страха глаза распахнулись в пол лица. - Мальчики! А почему все коммуникаторы от магнитной бури вырубились, а фотоаппарат - нет. Это тоже электронный прибор. Ричи, что происходит?
   - Дай-ка мне его, - Рихард осторожно, как хрупкого зверька взял из её рук фотоаппарат. Быстро пролистал на экранчике последние снимки. Максим и Ася повисли у него над плечом.
   - Вот здесь, видите? Я сделала эти кадры как раз перед тем, как нас начало трясти.
   Рихард медленно листал снимки, подолгу вглядываясь в каждый.
   - Смотрите, - внезапно крикнул он и нажал кнопку зумма. Изображение стремительно увеличилось, заполонив весь экран.
   - Где, где? Я ничего не вижу?
   - Вот, Макс, ты видишь? Ну, вот же, здесь. Мы пролетели прямо над зелеными столбами. Это последний кадр. А дальше уже идут те, которые ты сделала на земле.
   - Что ты этим хочешь сказать? - Макс резко побледнел.
   Ася схватила его за руку и сжала до боли.
   - Пока не знаю, - задумчиво протянул Рихард. - Только это мне совсем не нравится. С одной стороны, каменные колонны не могут вызывать возмущения магнитного поля такой силы, что сбили нас с курса и вывели из строя машину, с другой - мы здесь уже несколько часов, и никто нас не нашёл.
   - Ты хочешь сказать, что эти колонны - какой-то генератор силового поля?
   - Не знаю. Но я твердо знаю одно. Сидеть здесь далее - бессмысленно. Если это поле блокирует все сигналы, нас никогда не найдут, если мы сами не сделаем попыток найтись. Я предлагаю собрать вещи и идти к ближайшему посёлку пешком.
   - Я тоже так считаю, - поддержал его Макс. - И лучше нам не задерживаться. Уже далеко перевалило за полдень. Если мы тронемся в путь немедленно, до вечера можно прошагать километров тридцать - тридцать пять. Насколько я помню, тот поселок был недалеко от границы Заповедного Края, в горах.
   Рихард покачал головой:
   - Тридцать пять километров - это ты погорячился. По незнакомой, пересеченной местности, от силы двадцать одолеем. Да и то при самом благоприятном раскладе. Но я согласен с тобой. Идти лучше сейчас, даже несмотря на то, что придется ночевать в лесу. Здесь нет хищников?
   - Нет. Раньше водились, но теперь все вымерли. Существует мнение, что лихорадка Тойлери поражает не только человека.
   - Ну и хорошо. Значит, боятся нам нечего.
  
   Не теряя больше времени на разговоры, ребята собрали все свои скудные припасы, убрали в сумки бесполезные коммуникаторы, закрыли, как следует машину, и двинулись в путь. Домой.
  

Глава 7

   Они шли уже несколько часов к ряду. Сначала довольно бодро, но чем дальше ребята углублялись в лес, тем медленней становился их шаг. Городские подростки не привыкли к трудностям пешего перехода, за исключением Рихарда. В Академии физическая подготовка была обязательной дисциплиной, а кадет Рейнберри часто занимал призовые места во время кросса.
   Хотя кругом было чудесно. Ребята наслаждались девственной красотой природы. Строевой лес взметнулся к самому небу, а землю устилал белый мох, кое-где мелькали невысокие кустики, похожие на папоротник или крошечный можжевельник. Иногда лес расступался, открывая глазу пронизанные солнцем поляны с изумрудной травой или устланные таким же белым мхом. Порой на пути ребят возникали прозрачные ручьи. Пару раз им пришлось обходить маленькие лесные озера с чистейшей, незамутнённой водой - голубой, синевато-серой, даже почти чёрной. Но маленький сенсор неизменно показывал, что её смело можно пить.
   Рихард то и дело сверялся с картой, не сбились ли они с пути.
   Наконец, они решили сделать привал. Ребята упали прямо на траву. Ася привалилась к дереву и утомленно прикрыла глаза. Мальчики одновременно посмотрели на неё и покачали головой - совсем загнали девчонку.
   - Эти места напоминают мне северную Канаду, - проговорил Рихард, расстегивая сумку и доставая бутерброды.
   - А мне - Карелию, - тут же откликнулся Макс.
   Они посмотрели друг на друга и рассмеялись.
   - Ася, ты не устала?
   Девочка отрицательно помотала головой.
   - Знаете, я подумала, что папа очень рассердится на нас и, наверное, больше не отпустит никуда одних, - задумчиво сказала она. - Хотя такое приключение - это здорово... Особенно потом, когда мы доберемся домой будет здорово его вспоминать. - Ася невесело усмехнулась.
   - Брось, Аська, ну что ты скисла. Вот, съешь лучше апельсин. Он повышает настроение и придает сил, - сказал Максим тоном заботливого дядюшки.
   Девочка только отмахнулась от него.
   - Ричи, дай мне, пожалуйста, попить.
   Кадетик быстро протянул ей фляжку.
   - Далеко нам ещё?
   - Сейчас, - Рихард склонился над картой. - Мы были здесь, а сейчас... примерно... вот тут. Ну, да, мы прошли около семнадцати километров. Но нам пришлось немного отклониться в сторону, чтоб обойти вот это озерко. Если мы сегодня пройдем ещё километров семь, и завтра всё пойдет нормально, то к вечеру мы должны достичь поселка Т'Хау.
   Максим покачал головой.
   - Всё-таки это очень далеко.
   - Ну, тут уж ничего не поделаешь. Ну что, отдохнули? Тогда в путь.
   Ребята нехотя поднялись и последовали за кадетом. Они шли гуськом. Рихард впереди, за ним Ася, Максим замыкал группу.
  
   Макс смотрел в затылок друга и недовольно морщился. В их маленьком отряде Рихард как-то незаметно стал командиром. Макс покачал головой. Как и почему он начал подчиняться этому мальчишке. Ведь Ричи на полтора года младше. Макс вздохнул. Наверное, потому, что ему пришлось принимать решения, потому, что он лучше разбирается в топографии, в конце концов, он лучше знает дорогу и гораздо предусмотрительней его, Максима. Макс тряхнул головой: "Ну и пусть Рихард наслаждается командованием, оттачивает своё мастерство. Я, во всяком случае, не обязан подчиняться его приказам, если решу, что в данном случае поступать нужно так, а не иначе. Пусть красуется перед Асей. Он будущий командир, вот и пусть думает, что командует". Макс удовлетворенно хмыкнул.
  
   Рихард молча шёл впереди и думал о том, что с ними будет. Его одолевало смутное тревожное предчувствие. Хотя, если рассуждать здраво, то, что могло с ними случиться? Ему, к счастью, удалось посадить машину, все они целы и невредимы. Судя по карте, они с каждым шагом приближаются к поселку, к людям. Значит, скоро их эпопея закончится. И всё-таки на душе неспокойно. Рихард попытался разобрать в себе. Может быть, его тревожит головомойка от начальства, которая непременно его ждёт? Да, но было что-то ещё. Он побледнел. Наверняка Даниил Кинтер сочтёт его, пилота, виновным в аварии. Ведь это именно он, Рихард Рейнберри, предложил отклониться от маршрута и пролететь над Зоной отчуждения. Приключений захотелось - вот и получил приключения! Теперь его не зачислят в состав экспедиции. В этом можно быть уверенным на сто десять процентов. Он никогда не узнает, что такое романтика раскопок, и самое главное, Даниил наверняка запретит Асе общаться с таким... он даже слова не мог подобрать, чтоб как следует обругать себя. Рихард вздохнул. Так тебе и надо, пижон! И всё-таки, что произошло? Почему так резко вырубилась связь? Почему коммуникаторы до сих пор молчат? Во время привала он проверил свой - с тем же успехом можно было пытаться настроить деревяшку. Но самое главное, нельзя показывать ребятам, как он на самом деле напуган этим, какие сомнения его одолевают. Он должен быть сильным. И Максим, и Ася должны быть уверены в нём, в том, что он знает что происходит, знает куда идти и как вести себя в экстремальной ситуации.
  
   Ася ни о чём таком не думала. Её не терзали сомнения по поводу того, кто будет командиром, или куда идти. Она просто доверилась мальчикам и была полностью уверена, что всё с ними будет в порядке. Вот только бы ноги так сильно не болели, да голова не кружилась иногда. А в остальном всё было хорошо. Правда сумка, в которой сидел Цуль, и баллончик с "Алатиумом" всё сильнее оттягивали плечо. Но это были в сущности мелочи.
   - Ричи, скоро будет привал?
   - Ты устала? - Рихард немедленно повернулся к ней.
   - Ну, - Ася покраснела, - ну да, немного.
   Рихард улыбнулся:
   - Я тоже устал. Давай отдохнём.
   - И я утомился, - буркнул Максим, уязвлённый тем, что племянница тоже выбрала командиром Рихарда и слушается его во всём, а на него, родного дядю, даже внимания не обращает. Хотя раньше, чуть что не так, сразу бежала к нему: "Макс, помоги!".
  
   Короткий привал, растянулся на очень долгое время. Ася сама не заметила, как уснула. Вот только что она что-то невпопад отвечала Максу, а через минуту уже мирно сопела.
   - Ася, - позвал ее дядюшка, но Рихард остановил его.
   - Не стоит, Макс. Она очень устала, пусть поспит.
   Максим, задетый тем, что Ричи оказывается заботится о девочке больше его, хотел было возразить, но только махнул рукой.
   - Наверное, ты прав. Пусть спит. В конце концов, еды у нас достаточно, а ручьи здесь попадаются на каждом шагу, и воду можно смело пить. Я предлагаю сегодня никуда больше не идти, а оборудовать лагерь здесь.
   Рихард с сомнением покачал головой.
   - Можно, конечно и здесь... А может быть я схожу присмотрю более удобное место? А ты с нею побудешь.
   - И чем тебе не нравится здесь? - неожиданная волна раздражения накрыла Макса.
   - Не нравится. Здесь неудобная позиция. Мало ли что может случиться.
   И, не говоря больше ни слова, Рихард зашагал вглубь леса.
   Он разозлился. Как Макс не понимает, что в походе у отряда автоматически должен быть командир. И если Макс не захотел взять командование на себя, это должен был сделать Рихард. В конце концов, это просто смешно! Ведь Рихард больше подходит на эту роль по всем законам. Он учится быть командиром, и в будущем им станет. Мальчик вздохнул. Никому-никому он не открывал своей тайной мечты. Но твердо верил, что она исполнится. Он хотел летать к звездам. И не просто к звездам на пассажирском лайнере. Он хотел быть капитаном звездолёта. Огромного научно-исследовательского корабля, который летает в самые дальние уголки галактики. Открывает новые планеты, вступает в первые контакты с новыми цивилизациями, первым прикасается к неизведанному!
   - И я стану капитаном! Даже, может быть, впервые полечу в другую галактику!
   Он на миг забыл, зачем убежал от ребят.
   Его привел в себя дикий крик ужаса и мерзкое рычание.
   - Ася!
   Рихард смертельно побледнел и кинулся назад. Что там произошло, кто на них напал? Он на ходу вытащил ракетницу. Никакого оружия на аэре не было. Только ракетница с несколькими сигнальными ракетами.
   Рихард ломился назад напрямик сквозь заросли, неудачно перепрыгнул через ручей и растянулся в полный рост в ледяной воде. Тут же вскочил на ноги и вновь услышал вопль. Ещё пара секунд и...
  
   Рихард выскочил на поляну и на секунду остолбенел. Ася прижималась к стволу дерева, пытаясь безуспешно отскочить назад, а прямо перед нею катался клубок тел. Мальчик разглядел тёмную голову Макса. На него навалилось какое-то огромное животное. Не медля больше и почти не целясь, кадет выпустил в спину зверя заряд ракетницы, потом ещё и ещё. Животное взвыло от боли, повернуло в сторону Рихарда оскаленную морду, измазанную чем-то красным... Кровь - понял Рихард и выстрелил снова. Прямо в злобные поросячьи глазки. Чудовище покачнулось и рухнуло на землю.
   - Макс, Макс! - Рихард бросился к другу.
   Тяжелая грязно-белая туша почти погребла под собой мальчишку.
   - Ася, помоги.
   Девочка на ватных ногах приблизилась, и вдвоём они сумели вытянуть Максима.
   - Ричи, он... живой?.. - голос её сорвался.
   Макс выглядел ужасно. Измазанный кровью, в растерзанной куртке, казалось на нём не осталось живого места. Рихард приник к груди, замер и уловил слабые толчки. Сердце бьется! Он быстро ощупал пострадавшего - руки и ноги целы, рёбра чуть поддались под ладонью. Наверное, одно или два сломаны. На груди несколько глубоких царапин. И это всё. Кадетик дрожащей рукой вытер лоб.
   - Не бойся, Асенька, с ним всё будет хорошо. Дай воды.
   Он плеснул Максу в лицо, легонько хлопнул его по щекам.
   - Макс, Максим, очнись.
   Тот судорожно вздохнул и открыл глаза, сморщился и тихонько застонал.
   - Макс, ты как?
   - Рихард, ты здесь?.. - голос почему-то звучал очень слабо.
   - Конечно. Ты можешь шевелиться? Болит что-нибудь?
   Взгляд Максима стал осмысленным. Он попытался приподняться, снова сморщился, согнул несколько раз руки и ноги.
   - Да, вроде все нормально, - медленно проговорил он. - Только дышать чуть-чуть больно.
   Рихард покивал.
   - Наверное, ребро сломано, да?
   - Может быть, - Макс попытался вздохнуть и вдруг закашлялся. Схватился за грудь, закусил губу.
   Рихард бросил взгляд на Асю. Девочка была очень бледной, в глазах застыли слезы.
   "Плохо дело. У неё шок", - понял кадет.
   - Что произошло? Ася?
   - А? - она вздрогнула. - Что, Ричи? Что произошло? Я... не совсем поняла... Я проснулась от какой-то вони. Увидела это... - Девочка содрогнулась. - Оно нависло надо мной, я испугалась и закричала. А Макс тут же прыгнул на чудище и они схватились. Страшно! Я думала, оно его сожрёт!.. А потом появился ты.
   Макс кивнул в ответ.
   - Так всё и было, - он скривился от отвращения. - Я не знаю, откуда взялось животное. Такое ощущение, что оно возникло прямо из воздуха. Я только отвернулся и оно - тут как тут. Потом я прыгнул, чтоб защитить Асю. Потом... не помню...
   Рихард закусил губу. "Идиот! - обругал он себя. - Захотел покомандовать, поискать лучшее место для ночёвки! И вот результат. А если б Макс не успел. Или животное его сожрало? Я ведь даже ракетницу им не оставил". Он застонал.
   - Ричи, ты что?! - вскрикнула Ася.
   Он слабо улыбнулся:
   - Ничего, Асенька. Все нормально. Макс, потерпи, я сейчас принесу воду. Надо твои раны промыть и перевязать.
   Рихард схватил фляжку и вскочил на ноги.
   - Раны! - фыркнул Максим. - Это просто царапины, Ричи.
   Он уже взял себя в руки и попытался подняться. Рихард тут же протянул ему руку.
   - Не беспокойся, я сам могу, - отмахнулся было Макс, но встретился с виноватым обеспокоенным взглядом и устыдился. Сжал протянутую руку и почти без труда поднялся на ноги.
   Втроем они добрались до ручья. Максим, морщась, принялся оттирать кровь. К их удивлению, царапины на груди оказались не очень глубокими, даже не требовали перевязки. Но Рихард настоял на ней.
   - Если у тебя перелом ребер, нужно сделать тугую повязку, чтоб избежать смещения.
   - Это разумно? - усмехнулся Макс.
   - Да, разумно. А ты против разумности? - с вызовом бросил Рихард.
   - Мальчики, вы что? Нас чудовище едва не сожрало, а вы опять начинаете ссориться по пустякам!
   Оба как по команде опустили головы и виновато засопели как первоклассники, переглянулись, неожиданно фыркнули и вдруг рассмеялись. И смеялись все сильней и неудержимей, пока Макс не согнулся от вспышки боли. Но и тогда не перестал улыбаться. Нервное напряжение требовало выхода.
   - Ася, отчитала нас как малышей, - вытирая слезы выдавил Макс.
   - Ага, - закивал в ответ Рихард.
   - Вы и есть малыши! - сквозь смех еле вымолвила девочка.
   Когда все пришли в себя, то решили переместиться подальше от негостеприимной полянки. Пока Рихард и Ася собирали вещи, Макс несколько раз щелкнул кнопкой фотоаппарата, запечатлел мертвое животное со всех сторон. Он озабоченно покачал головой и перекинул ремешок камеры через плечо.
   "Странно, откуда взялось это чудовище? Я совсем не помню такого животного".
  
  

Глава 8

   Они прошагали еще несколько километров, и, когда начало темнеть, устроились на ночлег. Ребята нашли довольно уютное местечко. Небольшая круглая полянка, с одной стороны её высился строевой лес, рядом пробегал ручей, так что воды было вдоволь, а с запада поляну подковой огибала маленькая скала из дикого камня.
   - Смотрите, как здорово! - воскликнула Ася.
   - Точно,- в один голос согласились мальчики.
   Перед скалой они развели большой костер. Теперь, хотя им и придется спать под открытым небом, у них есть укрытие от ветра и возможных хищников. С одной стороны их защищал камень, с другой - огонь.
   - Макс, надо установить дежурство. Будем сменять друг друга через два часа.
   - Да, конечно, ты первый спать ложись, а через два часа я тебя разбужу.
   Ася удивленно глянула на мальчиков.
   - Не поняла!
   - Что не поняла?
   - А меня вы в расчет не принимаете? Я, по-вашему, не член отряда?
   Она обиженно засопела.
   - То есть... Что ты хочешь сказать? - Рихард казался ещё более озадаченным, чем Ася. - Ты же девочка!
   Зато Макс отлично понял племянницу. Ася никогда и ни в чём старалась не уступать мальчишкам. Её всегда очень задевало, если с нею начинали сюсюкаться, не принимали всерьез.
   - Ну и что? Ну и что, что девочка! Я что, по-вашему - не человек? Я тоже имею право дежурить! Или, может быть, ты думаешь, что я усну посреди вахты? А я, к твоему сведению, Рихард, занималась в туристическом кружке. И в походы мы ходили, и ночные вахты я тоже стояла!
   Рихард опешил от такой атаки. Он даже не нашелся что сказать.
   - Но, я думал...
   - Что ты думал!? Что я кисейная барышня? Что я рафинированная девочка, которая ничего кроме своего благоустроенного дома и городских удобств не видела? Конечно, это только ты у нас покоритель звёздных пространств, исследователь новых планет, великий Рихард Рейнеберри!...
   - Ася! Перестань нападать на Рихарда! - оборвал её Макс, - Мы все устали, а Ричи просто хотел позаботиться о тебе. Но, если тебе так приспичило, хорошо. Ты тоже будешь дежурить ночью. Ты - первая, потом разбудишь меня. Поддерживай огонь на этом уровне. И старайся, чтоб костёр не очень сильно разгорался, чтоб посреди ночи не пришлось идти за дровами.
   - Я умею следить за костром, - буркнула Ася и отвернулась.
   Ей было стыдно за то, что она накричала на кадета, но даже себе она не признаваться, что неправа.
   "Нечего было меня дразнить! Ведь знает же, что я терпеть не могу, когда мне указывают, что делать, а чего не делать".
   Она уселась около костра и уставилась на огонь.
   - Ричи, идём спать, - Макс тронул друга за плечо.
   Они расстелили куртки и улеглись прямо на земле.
  
   Рихард проснулся как от толчка. И не сразу понял, где находится. Он огляделся. Костер почти прогорел. Только угли слабо тлели в темноте. Ася, видимо замёрзла во сне и подкатилась совсем близко, уткнувшись головой ему в грудь. Мальчика окатила горячая волна. "Почему Макс меня не разбудил?" Осторожно, стараясь не разбудить девочку, он поднялся на ноги.
   Но где же Максим? Кадет оглянулся ещё раз и едва не вскрикнул. Макс почти упал в костёр. Его голова покоилась в нескольких сантиметрах от язычков пламени.
   - Макс, что же ты! Заснул незаметно и...
   Рихард подхватил друга за плечи и рывком поднял. Но Максим не проснулся. Голова упала на грудь, он тихонько застонал. Рихард похолодел, тронул его лоб и едва не отдернул руку. Он пылал!
   - Макс... - тихонько позвал Ричи, но безуспешно, - Проклятье!
   Мальчик оттащил друга подальше от костра, подкинул дров. Пламя жадно охватило сушняк. Сразу стало намного светлей. Рихард осмотрел Максима и понял, что дело плохо. Его друга сотрясала лихорадка. Видимо температура подскочила до критических пределов, а руки до локтей совсем заледенели. Рихард дрожащими руками снял повязку и отшатнулся. Царапины превратились в отвратительные вздувшиеся рубцы, сочившиеся кровью. Мальчик подавил приступ тошноты.
   - Наверное, этот зверь был ядовитым, - понял Рихард.
   А они даже не знают, что это за животное, не говоря уж о том, чтоб найти противоядие.
   "Что же делать? Что делать?" - лихорадочно думал Рихард. Ни какого антидота, как назло нет под рукой. В аэре, конечно, была аптечка, и Рихард, естественно, прихватил её с собою. Он начал лихорадочно рыться в чемоданчике. "Так, что тут есть?" Самое обычное обезболивающее, активированный уголь, антисептик, перевязочный материал, ещё какие-то лекарства, но ничего, что могло бы послужить противоядием, не было. Алатиум! Это, конечно, не антидот, но чем чёрт не шутит. В конце концов, другого выхода нет. Если в рану попал яд, неизвестно как быстро он действует, и тем более, неизвестно, как он действует на человеческий организм. Судя по состоянию Максима, яд сильный и очень быстрый.
   Не медля больше ни секунды, Рихард вытащил свой баллончик и распылил содержимое над раной. Сбоку баллончика был прикреплен инъектор. В маленьком шприце находилась ударная доза лекарства на случай, если аэрозоль уже не мог помочь. Инъекцию следовало сделать через полтора часа.
   Рихард с тревогой вглядывался в лицо друга. Оно посерело и осунулось в считанные минуты, на лбу выступил холодный липкий пот. Дыхание с трудом вырывалось из груди.
   - Ричи, что случилось? - он даже подскочил от неожиданности.
   - Ася? Ты проснулась...
   - Да... Ой, Макс! Что с ним?
   - Тише, успокойся. С ним всё будет хорошо.
   - Хорошо? Ты говоришь, хорошо?! Да он же...
   - Не кричи. Скорей всего его рана инфицировалась, и теперь ему плохо, но я уже ввел лекарство. И надеюсь, что оно поможет.
   - Какое лекарство, Ричи? У нас нет никакого лекарства! - в зазвеневшем голосе явственно послышались слёзы.
   Рихард нахмурился. Вот только истерики здесь ещё не хватало. Но, девочка уже взяла себя в руки. Он только всхлипнула и уже спокойно спросила:
   - Значит, этот зверь был ядовитым и в рану попал яд?
   - Да. Я дал ему Алатиум. Яд - это не лихорадка Тойлери, но, может быть, Алатиум задержит его распространение.
   - Тогда нам нужно скорее идти, - девочка вскочила на ноги и кинулась собирать вещи.
   Но Рихард только головой покачал.
   - Асенька, теперь нам в любом случае нужно ждать. Во-первых, мы не можем никуда идти в темноте, во-вторых, нам нужно дождаться, когда лекарство начнёт действовать, и, в-третьих, Макса пока всё равно никуда нельзя двигать с места.
   - А если ему станет ещё хуже? - против воли её голос задрожал.
   - Тогда через полтора часа я сделаю инъекцию Алатиума Плюс. Он то - уж точно затормозит распространение яда.
   - А если не поможет? И почему через полтора часа, почему не сейчас?
   - Сейчас нельзя. По инструкции положено ждать час тридцать минут, - терпеливо проговорил Рихард. - Ася, мы двинемся в путь с рассветом. Ты посиди с ним пока, а я пойду, поищу из чего бы можно было сделать волокушу, - он старался говорить уверенно и спокойно, хотя не чувствовал ни того, ни другого. Но Ася не должна знать, что ему самому страшно до озноба.
   Он мужчина и он сильный, он должен защитить Асю и беспомощного Максима. Рихард поднялся, отстегнул фонарик и направился в лес.
   - Рихард!
   - Да?
   - Будь осторожен.
   Он серьёзно кивнул:
   -Буду.
  
   Ася поёжилась, скинула куртку и укрыла ею Макса. Нежно, как маленького, погладила его по голове и прошептала:
   - Не бойся, Максик, ты поправишься. Скоро мы придем в селение колартэнян. Тебя посадят в аэр и доставят в больницу. Уже завтра, а может быть послезавтра ты будешь совсем здоров.
  
   Рихард шагал, продираясь сквозь густой подлесок, и выискивал взглядом деревца поровней и потолще. Он лихорадочно размышлял из чего можно сделать настил волокуши. Будь у него побольше времени, волокушу можно было бы элементарно сплести из ветвей. В Академии уже на первом курсе были занятия по выживанию в экстремальных условиях, но времени не было. Он довольно быстро отыскал несколько длинных тонких жердей. Оставался один вопрос: чем же их связать. Рихард внезапно хлопнул себя по лбу.
   - Вот идиот!
   Как он мог забыть. Ведь сам как следует проверил аэр перед их уходом и нашёл в бардачке тонкий прочный трос. Дальше дела пошли быстрей, и уверенности Рихарду прибавилось. Он несколько раз возвращался со своей ношей к костру. И каждый раз спрашивал Асю как Макс. Когда он спросил в третий раз, девочка не выдержала:
   - Ты что, издеваешься?! Плохо, Макс! Видишь, он без сознания, - голос ее предательски зазвенел.
   Рихард бросил вырезанные жерди на землю и присел рядом.
   - Асенька, я тоже очень волнуюсь за Макса. Давай не будем ссориться. Помоги мне, пожалуйста, сейчас мастерить носилки. Нужно придержать ветки, пока я буду связывать их. Чем быстрей мы закончим, тем быстрей двинемся в путь.
   Максим второй час был без сознания. Даже инъекция не помогла. Ребятам показалось, что после укола он придёт в себя, но это чувство было обманчивым. Макс только головой помотал, застонал и снова затих.
   Рихард подавил укол мгновенного страха. По позвоночнику стекла струйка холодного пота. Мальчик передохнул и постарался успокоиться. Он ободряюще глянул на Асю и вымученно улыбнулся. Бледная улыбка был ему ответом.
   Они работали до самого рассвета. Наконец, примитивная повозка без колёс была готова. Расстелили на ветвях куртки, Рихард приподнял друга и с Асиной помощью переместил его на волокушу.
   - А он тяжелый.
   Рихард впрягся в повозку, и только со второго раза, и то с помощью Аси, ему удалось сдвинуться с места.
  
   Сколько часов они уже тащились по этому бесконечному лесу? Солнце начало клониться к закату. Наверное, скоро вечер. Едкий пот заливал глаза, верёвка немилосердно впивалась в грудь, дыхание с трудом вырывалось из груди. Ася несколько раз предлагала ему остановиться и отдохнуть, но он только отрицательно мотал головой. На разговор не хватало дыхания. Но девочка и сама понимала, что если Рихард остановится, то вполне возможно, он просто не сможет сдвинуться с места. Она попыталась было пристроиться рядом, чтоб вместе тянуть полозья, но в лесу это было слишком неудобно. Постоянно приходилось огибать деревья. И все-таки девочка помогала, как могла.
   - Рихард, как ты думаешь, долго нам ещё идти?
   - Я... не... знаю... - всё-таки выдохнул мальчик, - помоги...
   Девочка наклонилась и принялась подталкивать их импровизированные сани. Сейчас путь вёл в гору, и Рихард совсем выбился из сил. Волокуша застряла в какой-то небольшой ямке. Ни туда, ни сюда. Голова Максима беспомощно болталась из стороны в сторону.
   "Жив ли он?" - внезапный страх пронзил девочку. Но она тут же прогнала эту мысль.
   - Ну же, ещё немного. Ричи, ещё чуть-чуть...
   Рихард захрипел, рванулся вперёд... и вдруг растянулся на земле, ткнувшись головой во влажный мох.
   Ася на миг остолбенела, но тут же кинулась к мальчику и затормошила его:
   - Ричи, Ричи! Что же ты? Тебе плохо? Рихард, поднимайся!
   Она освободила его от верёвки и осторожно перевернула на спину. Сердце ёкнуло и перестукнуло не в такт. Лицо её друга, совершенно белое и осунувшееся за несколько часов, блестело от пота. Щеки и подбородок измазаны красным: от перенапряжения у него пошла носом кровь. Ася невольно поразилась, какой неестественно красной была кровь на белом лице. Под глазами залегли синие тени. Ася всхлипнула, она выдернула несколько пригоршней мха и утёрла его лицо.
   Поднялась на ноги, бросила взгляд на бесчувственные тела друзей и решительно тряхнула головой.
   - Держитесь, Рихард, Макс, я знаю, что делать.
   Он щелчком открыла коммуникатор, вызвала из памяти прибора карту, секунду изучала её и бросилась вперёд. По её подсчётам до ближайшего селения оставалось не так много. Чуть больше девяти километров. Как оно называется? А, Т'Хау, вспомнила Ася.
  
  
   Рихард приподнял голову и огляделся. И тут же понял, что напрасно так резко вскинулся. В глазах потемнело, подкатила тошнота, но он взял себя в руки и попытался сесть. И это ему успешно удалось.
   - Ася?..
   Но девочка не отозвалась. Рихард вскочил на ноги. Тревога и страх укололи сердце.
   - Ася, где ты?!
   Молчание в ответ. Кадет склонился над Максимом и уловил едва слышное дыхание. Слава Богу, жив. Он снова огляделся и заметил следы. Мальчик понял, что Ася скорей всего ушла за помощью. У неё с собою навигатор, значит, девочка не заблудится. Рихард вздохнул и размял мышцы. Сколько он был без сознания? Час, два, или больше? Нет, не больше. В лесу ещё светло. Он снова впрягся в лямку, напрягся... На этот раз ему удалось сдвинуть волокушу с места. И, налегая на веревку изо всех сил, он потащился следом за Асей.
  
   Ася легко шла по лесу, время от времени сверяясь с навигатором. Усталости она практически не ощущала. Её заглушила всепоглощающая тревога за друзей. Девочке казалось, что у неё открылось второе дыхание. В конце концов, пять с половиной километров - не такой далекий путь. Часа два и она на месте, а там - люди и помощь. Ася уже просто видела, как поднимается в небо аэр, подбирает мальчишек и летит в цивилизацию. Эх, папа просто снесёт им всем голову. И, наверняка Максиму достанется больше всех. А Рихард? Ася внутренне содрогнулась, когда представила, что ждёт юного кадета. И решила, что нужно будет сделать всё возможное, чтоб отвести от него беду. Она ни перед чем не остановится. Уговорит папу пойти к командиру Рихарда и защищать его. Хотя, Ричи вряд ли согласится принять помощь. Наверняка, будет говорить, что он один во всем виноват. "Ничего, ты и не узнаешь ни о чём", - про себя подумала Ася.
   Сколько времени прошло? Она снова сверилась с навигатором. Уже совсем близко. Каких-нибудь пара километров...
   Но что-то было не так. Девочка даже не сразу поняла, что её тревожит. А вот оно что! Если посёлок так близко, почему нет никаких признаков этого? Ася проглотила холодный комок. Нет-нет. Всё будет в порядке. Просто колартэняне ценят природу, живут с нею в гармонии. На планете очень небольшое население и практически нет наземных коммуникаций.
   Вдруг что-то изменилось. Ася прищурилась и чуть не засмеялась от облегчения. Она увидела дорогу. Не тропинку, а настоящую лесную дорогу, довольно широкую и торную. Дорога чуть отклонялась от того направления, которое указывал навигатор, но девочка не раздумывая ни секунды, шагнула на твердую почву.
  
   Ася уже больше часа шагала по лесной дороге. И чувствовала себя всё уверенней с каждым шагом. Несколько минут назад она увидела у края дороги обширно поле, засеянное какими-то местными растениями. Она так и не вспомнила, что это за трава. Но зато настроение взлетело на несколько пунктов вверх. Значит поселок Т'Хау совсем близко. Дорога внезапно сделала крутой поворот, и Ася замерла на миг, а потом бросилась бежать со всех ног. Там, внизу под холмом раскинулась деревня. Почти такая, как на картинке в энциклопедии. Полукруглые домики, построенные тремя ровными концентрическими кругами, в центре - небольшая площадь и какое-то прямоугольное строение, отличающееся по архитектуре от остальных домов. Ася знала, что это дом коора - правителя деревни. Коор - совмещал в себе функции власти в селении, верховного жреца и главного целителя. К нему обращались со всеми вопросами. Должность коора не наследовалась. После того, как коор слагал с себя полномочия по какой-либо причине - старость, недуг, либо просто невозможность управлять селением, - колартэняне собирали верховное собрание, куда входили все совершеннолетние члены деревни, избирали выборщиков, которые в свою очередь выбирали кандидатов на должность коора. Затем избранные кандидаты в течение девяти дней (священного для колартэнян отрезка времени) избирали из своей среды коора.
   Всё это девочка вспомнила мимоходом, как хорошо заученный урок, пока ноги сами собою несли её в Т'Хау.
   Она обратилась с просьбой к первому же попавшемуся на глаза человеку. Но колартэнянин, казалось, не понял её, и вместо ответа принялся разглядывать как какого-то экзотического зверька округлившимися от изумления глазами.
   - Помогите же мне! Мои друзья погибают! - в отчаянии воскликнула девочка.
   Человек словно очнулся и сказал в ответ несколько непонятных слов. Нет! Понятных! "Он говорит по тариссински", - поняла девочка и быстро перешла на этот вымерший язык. Она сбивчиво и эмоционально, более полагаясь на жестикуляцию, чем на слова, рассказал, что произошло. Тот сразу понял, что случилось. Ни слова не говоря, он схватил девочку за руку и потащил в дом коора. Коор, не старый ещё человек с угловатым, будто вырубленным из камня лицом, молча выслушал её короткий рассказ и отдал приказ.
   Ася и глазом не успела моргнуть, как оказалась в седле впереди молодого колартэнянина верхом на каком-то четвероногом животном, слегка смахивающем на гигантскую рогатую кошку, которая мчалась в составе ещё четверых спутников по лесной дороге, по которой она устало шагала несколько часов подряд.
  
   Рихард тащился по следам девочки. Короткий отдых, когда он был то ли в обмороке, то ли просто провалился в глубокий сон, помог. Мальчик уже не чувствовал себя бесконечно вымотанным. Но его ноша не стала легче. Иногда он останавливался и с тревогой вглядывался в лицо Макса, прислушивался к его дыханию. И с каждым разом хмурился всё больше. Рихард очень мало знал о медицине. Знания об оказании первой помощи отложились в его голове, но в этом случае они мало помогали. По виду Макс находился в неизменном состоянии уже несколько часов, но Ричи знал, что на самом деле это может быть обманчивая стабильность. Кто знает, задержал ли Алатиум распространение яда в организме, смертельный это яд, или нет? Ещё тысяча вопросов роилась в голове мальчика.
   Он потерял счёт времени, и когда в очередной раз поднял голову, замер на месте. Навстречу им неслась странная кавалькада. Пятеро всадников на странных кошкоподобных рогатых животных. Рихард невольно усмехнулся - очень смешно было видеть над кошачьими мордами короткие острые рожки. Он увидел Асю и с облегчением улыбнулся.
   - Рихард! С тобой все в порядке?!
   - Со мной - да, а вот Макс...
   Улыбка мгновенно исчезла с лица девочки. Колартэняне соскочили со своих странных ездовых животных, обменялись короткими репликами. Двое подхватили бесчувственного мальчика и усадили на гигантскую кошку впереди всадника.
   - Это гииры, - пояснила Ася.
   Один из всадников жестом пригласил Рихарда. Кадетик ухватил его за плечи и вскочил на спину (или круп?) гиира.
   Командир их маленького отряда отрывисто крикнул, и кошки (гииры, поправил себя Рихард) рванули с места в стремительный галоп.
  
   Всадники мчались напрямик через деревню. Гииры просто перепрыгивали через маленькие домики. У Аси каждый раз перехватывало дыхание. Они были на месте менее чем через полчаса. Несколько бешеных скачков по селению, и животные как вкопанные остановились около дома коора. Коор, будто ждал их, тут же появился в дверях. Двое мужчин осторожно сняли Максима и внесли его в дом. Асе и Рихарду сделали знак следовать за ними.
   - Кто они такие? - тихонько спросил мальчик.
   Ася только плечами пожала:
   - Я не знаю. Они говорят по тариссински, но на таком архаичном диалекте, что я едва понимаю. А Стандарта они, похоже, вообще не знают. И, знаешь что ещё, Рихард. Эти странные кошки - гииры. Я вообще не помню на планете таких зверей...
   - Да, я их тоже не видел, - кивнул головой мальчик. - Правда, я что-то припоминаю...
   Он дёрнул чёлку. Ася заметила такую привычку за Рихардом. Он всегда дёргал себя за чёлку, если искал решение какой-то трудной задачи.
   - Да, точно! Я видел в энциклопедии. Такие животные - гииры и то чудовище, которое напало на Максима, - обитали на Колартэне в период до планетарной войны, уничтожившей почти всю цивилизацию...
   Его пронзила страшная догадка. Он бросил быстрый взгляд на девочку и опустил ресницы. Не хватало только Асю напугать. К счастью разговор прервался сам собой.
   Они оказались в довольно большой круглой комнате, посреди которой стояла внушительная кровать. Мужчины положили на неё Максима и отступили. Коор тут же склонился над мальчиком. Осмотрел его, удручённо покачал головой и произнёс несколько отрывистых фраз.
   - Что он говорит, ты понимаешь? - прошептал Рихард.
   - Ммм... С трудом. В общем, он очень удивился красной крови и необычной форме ушей. О! Это божественные признаки. Ничего себе, Ричи! Коор приказывает принести ему инструменты. Подожди...
   И, перейдя на тариссинский:
   - Простите, что вы сказали? Повторите, пожалуйста, я не очень хорошо знаю язык.
   - Что случилось с человеком? - раздельно повторил коор.
   Девочка в двух словах описала ситуацию. Ей пришлось несколько раз повторить отдельные фразы из-за существенной разницы между языком, который выучила Ася, и тем языком, которым пользовался коор. Наконец, тот всё-таки понял.
   - Его укусил гарамаа'хаа'ш. Очень плохо. Времени много прошло. Я буду работать, - мрачно изрек коор, и, повернувшись к ребятам, добавил. - Вы гости. Люди Т'Хау окажут вам гостеприимство.
   Он кивнул, всё еще стоящим посреди комнаты, колартэнянам. Один из них обратился к Асе и Рихарду.
   - Следуйте за мной.
   Ребята, как по команде оглянулись на Макса, и вышли следом за провожатыми.
   Их проводили в соседнюю комнату и затворили тяжёлую дверь. Им предложили умыться и указали на стол. У обоих слюнки потекли сами собой. Сколько времени они уже нормально не ели? Двое суток или больше? Асе показалось, что с того момента, как они отправились на экскурсию прошла целая вечность. Умывшись, ребята уселись за стол и принялись усиленно поглощать разнообразные яства, расставленные на столе.
   - Здорово! Правда, Ричи? И очень вкусно, - сказала Ася с набитым ртом.
   Мальчик только кивнул и улыбнулся в ответ. Хотя на душе у него было неспокойно, Асе незачем знать о его подозрениях. А Ася, казалось, поверила, что теперь-то все их приключения позади. Коор сейчас поможет Максу, потом свяжется с Базой, и они, наконец, попадут домой. Когда с ужином (или обедом?) было покончено, девочка совсем осоловела. Один из тех, кто помог им добраться до деревни, указал на соседнюю дверь.
   - Здесь вы можете отдохнуть, - сказал молодой человек.
   Ребята без разговоров последовали его совету. Это оказалась небольшая совершенно пустая комнатка. Весь пол устилали шкуры.
   - Я так понимаю, что здесь можно поспать, - пробормотала Ася сонным голосом.
   - Да. Разувайся и ложись. Здесь так много шкур, что можно одной из них укрыться.
   - Жарко.
   Девочка скинула сандалии и с размаху бросилась в самый центр комнаты.
   - Ух, ты! Как здорово! Они не только с виду мягкие, но и на самом деле такие. Рихард, иди сюда.
   Кадет невольно заколебался и покраснел до корней волос. Хорошо хоть Ася не заметила. Он стащил ботинки и растянулся рядом.
   Несколько секунд Ася дышала ровно и глубоко, словно мгновенно провалилась в сон. Потом внезапно подняла голову и позвала:
   - Рихард, ты не спишь?
   - Нет.
   - Знаешь, всё так странно. Эти странные животные, которые должны были исчезнуть много веков назад, деревня, сами жители. Их язык очень архаичный, а выглядят они так, как будто сошли со страниц учебника по истории Тариссы.
   - Да, я заметил, - глухо откликнулся мальчик.
   "Значит, она сама догадалась", - мрачно подумал он.
   И, приподнявшись на локтях, заглянул ей в лицо:
   - Ася, ты знаешь, давай не будем думать об этом теперь. Сегодня мы слишком устали. На сегодня все наши проблемы решены. Мы нашли людей, Максима вылечит коор, у нас есть крыша над головой, еда и ночлег. Я думаю, что надо как следует отдохнуть и выспаться. А завтра мы придумаем, что делать. Как связаться с Базой, как вернуться домой. Не беспокойся, я решу эти вопросы.
   Девочка слабо улыбнулась в ответ.
   - Я знаю, Рихард. Ты всегда найдешь выход.
   И через несколько секунд она уже крепко спала.
  
   А Рихард никак не мог заснуть. В голове роились тысячи мыслей. Он сопоставил несколько фактов и пришёл к неутешительному выводу. Хотя это было невероятно, но скорей всего, то магнитное поле, под действие которого они попали, было хронополем. Теоретически существование такого поля допускалось. Рихард читал работы по теоретической физике, которые доказывали вероятность существования подобного феномена. В том числе его будущий дипломный проект был связан с возможностью путешествий во времени. Правда, он больше был склонен придерживаться другого принципа подобных путешествий. Мальчик вытащил из-за пояса небольшую коробочку. Как сказал тот старик? Темпоральный преобразователь? Рихард усмехнулся. Он вспомнил как часто спорил на факультативе по экспериментальной физике с преподавателем, который доказывал возможность существования статичного хронополя, а Рихард возражал ему, доказывая, что перемещение во времени можно достичь лишь путём достижения максимально-возможной скорости в космосе, когда пространство-время сворачивается в бесконечную тугую спираль и при достижении определенных условий появляется возможность пронзить эту пространственно-временную спираль в любом направлении.
   Выходит, профессор Гольдберг был прав, а он, кадет Рейдерри ошибался. Существование статично хронополя не просто возможно. Они сами - доказательство существования такого хронополя. Оставался только один вопрос: как вернуться назад.
   Рихард прикрыл глаза и постарался сосредоточиться. Он что-то упустил, что-то очень важное. Он покусал губы. Должен быть выход. Мальчик задумчиво вертел в руках темпоральный преобразователь.
   Рихард выдохнул и резко сел. Вспомнил! Тот странный старик, которого они встретили в столице. Ведь это именно он всучил ему прибор, Асе её тариссинский наряд, а Максу дал какое-то поручение. Да, правильно.
   - Значит, темпоральный преобразователь должен нам понадобиться, а с собою нам необходимо будет взять какого-то Лорию, - пробормотал Рихард.
   Он поднялся и тихонько, чтоб не разбудить Асю, вышел из комнаты. Сам он спать уже совершенно не хотел, и чувствовал себя бодрым и готовым к сражению. Скорей всего коор уже закончил с Максом, и Рихард вознамерился как можно подробней расспросить правителя деревни. Он, конечно, не знал тариссинский язык так хорошо, как Ася или Макс, тем более, что Асе его знание мало помогло. Но кадет тоже немного учил язык. И некоторые слова понимал. А, помогая себе жестами, он надеялся узнать, верна ли его догадка.
  

Глава 9

  
   Рихард открыл дверь в большую комнату, где они оставили Максима, и замер на пороге. Кроме коора и распростертого на кровати Макса, здесь был ещё один человек - подросток. Услышав, что кто-то вошёл, они разом повернулись к двери. Рихард смерил мальчика взглядом. Без сомнения, тот был какой-то важной персоной. "Может быть даже принц", - усмехнулся про себя Рихард. - "Инфанта узнают даже в лохмотьях". А этот был отнюдь не в лохмотьях. Мальчик кутался в чёрно-белый длинный плащ с высоким воротником и держался не по-детски прямо. Матово-бледное очень серьёзное, даже мрачное лицо, тёмная косая челка над сумрачными глазами. Хотя у всех колартенян была белая кожа, незнакомца словно окунули в сметану. Немая дуэль продолжалась не больше секунды, но Рихард почувствовал, как будто кто-то зашуршал у него в мозгах. Кадет вскинул руку, защищаясь от пронзительного взгляда, и неприятное чувство тут же исчезло. Он вновь встретился взглядом с колартэнянином и заметил тень сожаления в индиговых, почти чёрных глазах и невольно подумал: "Вылитый эльф". Хрупким телосложением незнакомец, в самом деле, напоминал эльфа.
   - Кто ты? - неожиданно спросил гость звонким голосом.
   И Рихард, к своему удивлению, понял его. Мальчик говорил на том варианте языка Тариссы, который был занесён в память корабельного компьютера, и который учили ребята. Языка Столицы. В ТЄХау говорили на диалекте.
   - Я - его друг, - Рихард кивнул на Макса и тут же спросил. - Как он?
   Коор что ответил. Ричи не понял слов, но по выражению его лица догадался, что дело плохо.
   - Твой друг умирает, - подтвердил мальчик.
   Рихард отшатнулся:
   - Нет!
   Мальчик сделал несколько быстрых шагов и сжал его ладони неожиданно сильными пальцами.
   - Я могу помочь. Ты хочешь, чтоб он жил?
   - Да! - выкрикнул кадет. - Да. Помоги ему! Кто бы ты ни был, - добавил он на Стандарте.
   Колартэнянин сдвинул тонкие брови и внезапно попросил:
   - Позволь?
   Рихард не сразу понял, для чего он прости разрешения, но всё-таки кивнул. Незнакомец опустил ресницы и вновь распахнул глаза. Он несколько мгновений напряжённо вглядывался в лицо кадета. Рихарду показалось, что в его мозгу копошатся раскаленные муравьи. Он скривился и вырвал руки из горячих ладоней мальчика. Тот отступил на шаг и опустил глаза:
   - Ты почти не понимаешь наш язык, - медленно проговорил он, - но можешь постигнуть. Я сам помочь не могу. Он - твой друг. Ты должен позвать его.
   - Позвать? Как? Я не понимаю.
   - Я не могу позвать, - повторил колартэнянин. - Ты можешь. Он - твой друг. Я помогу тебе, если ты согласишься.
   Рихард отстранился и переглотнул. Этот странный мальчишка и неприятные ощущения, которые он испытал, когда мальчик прикоснулся к нему. И потом о колартэнянах ходят такие странные слухи... Рихард колебался всего мгновение.
   - Что нужно делать? - он с вызовом глянул на подростка.
   Тот снова взял его за руку и подвел к постели. Рихард бросил только один взгляд на Макса и понял, что дело совсем плохо. Его друг по-прежнему был в коме. Кожа приобрела сероватый оттенок, глаза глубоко запали, бескровные губы сжаты в тоненькую ниточку, а дыхания почти не слышно.
   - Возьми его за руку, другую - на лоб. Ты будешь звать. Я не могу. Меня он не услышит. Ты - его друг, - повторил мальчик. - Наши сущности соединятся...
   - Сущности? - не понял Рихард
   - Да, Сущности. Я усилю тебя. Мы с тобою станем одним целым. Это... неприятно. Но выхода нет, - Мальчик старательно и медленно выговаривал слова, зная, что Рихард понимает его очень плохо. - Твой друг умирает. Ты готов?
   Кадет молча кивнул.
   Облизал губы, глубоко вздохнул и сжал холодную руку Макса. Он вздрогнул. Показалось, что прикасается к трупу. Но Макс еще жив!
   Колартэнянин неслышными шагами приблизился сзади и стиснул его виски. Сначала Рихард ничего не почувствовал, а через секунду его пронзила дикая боль. Словно в мозг вонзились тысячи раскаленных игл. Тотчас пальцы, сжимавшие виски заледенели, боль исчезла, а вместе с ней исчезло всё: и комната, и странный мальчик, и даже Макс...
   Рихард увидел вокруг себя голубоватый туман. И ещё он понял, что не один здесь. Рядом находился другой. Он сам был другим. Они словно слились воедино. В один короткий миг Рихард ощутил чувства, эмоции, знания загадочного помощника и понял, что тот точно также узнал о Рихарде всё то, что сам Рихард знал о себе. Это было... нет, неприятно, не то слово, отвратительно, гадко, обидно. Словно тебя вывернули наизнанку. Другой совсем незнакомый человек узнал все его тайны, всего потаенные мысли и желания. Но Рихард, в свою очередь, узнал все мысли и желания другого. Хотя, почему он называет его другой. У него есть имя - Ллидд Маа-Шарелл. Вот как - успел удивиться кадет. Ллидд - будущий Первый Старейшина. Соединившись, таким образом с Ллиддом, он мгновенно получил подтверждение своей догадки. Они перенеслись назад во времени на полторы тысячи лет. Правитель Тариссы Шарела недавно погиб и во главе государства стоял малолетний сын Шарелы - Лория. Реальная же власть принадлежала Корше Маа-Тарелу...
   - Рихард, торопись. Ищи и зови своего друга. Скоро будет поздно. Мы не сможем его вытащить, - услышал он взволнованный голос, прямо в своем мозгу.
   Рихард словно очнулся.
   - Ллидд, помоги мне. Я никогда никого не звал подобным образом. Я не могу его услышать.
   - Просто постарайся почувствовать его. Сейчас наши Сущности соединены, ты сможешь услышать, если захочешь. Но он уже далеко. Соберись. Ищи его!
   Рихард глубоко вздохнул, хотел закрыть глаза, но мерцающий слабым светом туман проникал и сквозь закрытые веки. Он вздохнул ещё раз и крикнул:
   - Макс! Где ты? Отзовись!
   Голос потонул, словно в мокрой вате. Так не получится. Рихард постарался сосредоточиться. В реальном мире он держит Макса за руку. Ллидд дал ему свои способности, используя его как проводник. Он сможет, он должен услышать Максима.
   - Макс! - снова крикнул Рихард в пространство.
   Тишина, только эхо в ответ. Эхо?.. Нет, это слабый голос. Рихард двинулся в сторону, откуда слышался голос. Туман забивал легкие, мешая дышать, сковывал конечности. Внезапно он превратился в колючую вату, набитую миллионом острых мелких иголочек, которые впивались в кожу и причиняли не воображаемую, а реальную боль.
   - Макс, отзовись! - снова крикнул Рихард.
   - Ричи... - теперь не эхо, а слабый голос в ответ.
   И Рихард понял, что, наконец, дотянулся сознанием до гаснущего сознания друга.
   - Макс, тебе здесь не место. Ты должен вернуться.
   - Рихард, я не могу. Нет сил. Я не знаю, где выход.
   - Я помогу тебе. Идем, Макс.
   - Видишь, Рихард. Там, внизу. Такая спокойная гладь воды. Как зеркало. А наверху огонь. Больно.
   - Нет. Нет, Макс. Это не вода. Это вечный покой. Иди за мной. Там свет, там жизнь. Вот моя рука. Держись крепче, я провожу тебя.
   - Там огонь, там боль...
   - Там нет боли. Там жизнь. Ася! Ты не забыл о ней? Ты не можешь её бросить одну.
   - Ты сможешь позаботиться об Асе...
   - Макс, не дури! Мы оказались в прошлом, а если ещё ты не выкарабкаешься, как она сможет пережить это?
   - В прошлом? Что ты говоришь, Рихард.
   - Да! В прошлом. Ты же историк, Макс. Неужели ты упустишь шанс посмотреть на историю Колартэны. И нам ещё нужно придумать, как выбраться отсюда. Вернуться домой.
   - Рихард, мне больно...
   - Нет никакой боли, Макс! Коор вылечил тебя. Ты просто боишься! - Рихард рассердился не на шутку. Внезапно ему в голову пришла еще одна мысль. - Макс, а если здесь твоя сестра? Если она так же как мы попала в эпицентр действия хронополя? И мы сможем её найти. И вернуться все вместе. Макс!
   - Да. Маша. Если она жива... Ричи, помоги мне!
   - Вот моя рука. Идем. Возвращайся!
   Так они и пробирались вдвоем сквозь непроглядный туман, который словно раздирал их на части.
   - Ричи, я не могу...
   - Можешь. Я с тобой, - повторял он раз за разом.
   Путешествие, казалось, будет бесконечным. Рихард настойчиво тащил Максима за собой. Он понимал, что стоит только на миг поддаться слабости, и он потеряет Макса навсегда. А ещё Рихард чувствовал рядом постоянную молчаливую поддержку Ллидда. Ричи знал, что Макс не поверит Ллидду, поэтому тот держался в тени, на самом краешке сознания Рихарда.
   Постепенно туман рассеивался. Уже можно вздохнуть. Рихард судорожно хватанул ртом воздух, задохнулся от избытка кислорода, хлынувшего в лёгкие, подавил головокружение. Зрение прояснилось, он проморгался и вытер дрожащей рукой лоб. С тревогой глянул в лицо друга. Максим уже не был таким мертвенно бледным как покойник. "Интересно, сколько времени прошло?" Рихарду показалось, что целая вечность. Но мысль об этом тут же улетучилась, как только он заметил, что ресницы Максима затрепетали, а в следующую секунду он открыл глаза.
   - С возвращением, - улыбнулся Рихард и удивился, как хрипло звучит его голос.
   Максим вернул слабое подобие улыбки и прошептал:
   - Спасибо.
   Он снова закрыл глаза, но Рихард уже не боялся.
   - Он спит? - спросил кадет, оглянувшись.
   Ллидд все ещё стоял за его спиной. Он чуть-чуть улыбнулся и кивнул в ответ. Коор тут же склонился над раненым. Осмотрел и удовлетворенно покивал головой.
   - Твой друг выздоравливает. У тебя сильный разум и сильная воля. И ты смелый. Священный человек был уже очень далеко. Не каждый осмелился бы последовать так далеко и не каждый смог бы дозваться из таких глубин.
   Рихард с удивлением воззрился на коора. До него не совсем дошёл смысл сказанных слов, но он вдруг осознал, что понимает коора. Каждое слово. Так же хорошо, как если б коор говорил на Стандарте. Кадет развернулся к Ллидду.
   - Ллидд, я что-то упустил?
   Мальчик удивленно приподнял бровь.
   - Что тебя волнует, Рихард? Твой друг спасён. Теперь, когда он проснётся, будет совершенно здоров. Правда, некоторое время он будет слаб, но силы вернутся.
   - Нет, не в этом дело. Я понял коора. В точности. Хотя несколько минут назад, едва понимал тебя.
   - Минут? Что такое минута?
   Рихард растерялся. Разве можно не знать, что такое минута? Но тут же сообразил, колартэнане пользуются другими временными единицами.
   - Минута - это отрезок времени. Довольно небольшой. Если медленно сосчитать до шестидесяти, то пройдет минута, - объяснил он.
   Ллидд кивнул.
   - Ты ошибаешься, Рихард. Мы находились здесь гораздо дольше. Скоро рассвет. Когда коор позвал меня помочь твоему другу, Светило ещё не опустилось за горизонт. А на твой вопрос легко найти ответ. Когда наши Сущности соединились, соединились и наши разумы. Наше сознание стало одним целым. Ты узнал меня, я узнал тебя. Ты воспринял мои знания, я - твои.
   - Понятно, - медленно протянул Рихард, - а я подумал, что это обманчивое чувство, будто ты ко мне в душу залез.
   Ллидд опусти глаза.
   - Прости. Я стараюсь никогда такого не делать. Это очень неприятно и опасно. Но сейчас не было другого выхода. Твой друг умирал. Ты дозвался его. Но во всякое другое время я защищаюсь. Ставлю барьеры. И ты можешь быть спокоен. Перед тем, как прервать контакт, я постарался стереть почти все результаты взаимного влияния. Я оставил тебе знание языка Тариссы. Это важно. Не зная наречия, ты не сможешь общаться.
   Рихард сузил глаза и подавил готовый сорваться с языка вопрос: "А какие знания обо мне ты оставил для себя?". Но это была грубость. Тем более, что Ллидд спас Макса и сам признал, что вступать в ментальный контакт ему всегда неприятно. Вместо этого, Рихард сказал:
   - Спасибо, Ллидд за жизнь моего друга. И, надеюсь, что когда-нибудь смогу вернуть долг.
   Мальчик в ответ наклонил голову.
   - Жизнь решит сама. Рад был помочь. Прощайте. Я должен торопиться. Охрана заждалась меня. Коор, да продлятся твои дни. Рихард, мира и долгой жизни.
   - До свидания Ллидд, - Ричи неловко махнул в ответ.
   Коор склонил голову, подражая Лиду, и проговорил:
   - Живи долго, Предстоящий.
   Мальчик развернулся и стремительно вышел из комнаты. В то же мгновение Рихард услышал резкий гортанный крик. Потом все стихло.
   - Предстоящий отбыл, - тихонько проговорил коор и вновь склонился над Максом.
   - Предстоящий?
   - Да. Это был Предстоящий, - торжественно возвестил коор.
   Удовлетворившись осмотром раненого и, не желая больше ничего объяснять, коор вышел из комнаты.
   Рихард подошел к постели Максима. Послушал ровное дыхание, тронул лоб. Не следа жара. Макс спал мирно как младенец, словно и не был несколько часов назад на пороге жизни.
   Рихард разогнулся и внезапно понял, что смертельно устал. Он, едва волоча ноги, поплелся в комнату, которую им отвели для сна, скинул ботинки, и, его голова не успела ещё коснуться мягких шкур, а мальчик уже спал.
  

Глава 10

   Рихард разлепил ресницы и огляделся. Почему-то ужасно болела голова. Он попытался сконцентрироваться и понять, где находится. Небольшая комната без мебели, пол устилали мягкие шкуры, солнечный свет едва пробивался сквозь плотные занавеси. А ещё тишина, очень-очень тихо. Странно. Рихард сел и протёр глаза. А потом всё вспомнил: вчерашний странный гость - Предстоящий Ллидд Маа-Шарелл и его совершенно невероятные способности. И то, как он звал Максима. Макс! Рихард вскочил на ноги и, не обувшись, высочил из комнаты. Там, где он прошлой ночью оставил своего друга, было пусто. У него сложилось впечатление, что в доме вообще никого нет. Где Макс и Ася? Мальчик возвратился в спальню, натянул ботинки и выскочил на улицу. Он зажмурился и прикрыл лицо руками. После полумрака солнечный свет ослеплял. Он проморгался и огляделся кругом. Деревня жила обычной жизнью. Люди, верней колартэняне, спешили по своим делам, дети играли в какую-то игру, слышались голоса. Мимо Рихарда прошел высокий парень, который вёл в поводу пару гииров.
   И куда же могли запропаститься друзья?
   Рихард медленно шёл по улице, выглядывая, кого бы можно было спросить о ребятах. Как назло, все словно куда-то растворились. Только маленькие дети возились у дверей. Мальчик колебался не больше секунды, и направился к центру селения, к дому коора. Если они и могли быть где-нибудь, то только там, решил Рихард.
   Через несколько минут он оказался на главной площади. Его увидели ещё издалека, и молодой воин, стоящий на страже у дверей дома коора качнул в его сторону тяжелым копьем, приглашая приблизиться.
   - Приветствую тебя, чужой человек, - сказал стражник, когда Рихард подошел поближе. - Твои друзья беседуют с коором. Тебя приказано пропустить, когда ты появишься.
   Рихард молча склонил голову и вошёл в дом. Он оказался в просторной зале, где за длинным столом сидели его друзья и коор и, видимо, завтракали.
   - Рихард, ты проснулся! - радостно вскрикнула Ася.
   Мальчик улыбнулся и бросил настороженный взгляд на Максима:
   - Как ты, Макс? Я смотрю, ты держишься молодцом.
   - Мне уже гораздо лучше. Только слабость небольшая, а в остальном произошло чудесное выздоровление. - Макс широко улыбнулся.
   - Прошу тебя присоединиться к нам, - кивнул коор, и обернулся к Максиму. - Ты должен благодарить своего друга. Если б он не дозвался тебя, я ничем не смог бы тебе помочь.
   - Да, я знаю, - прошептал Макс.
   - Что значит, дозваться? Объясните, - потребовала Ася.
   - Мы потом тебе всё расскажем, - начал было Рихард, но коор перебил его.
   - Ваш друг очень смелый человек. Твой брат...
   - Дядя, - автоматически поправила Ася
   - Дядя. Твой дядя почти ушёл. Никто не рискнул пытаться звать его. Даже Предстоящий. Но твой друг не колебался.
   Рихард поймал на себе восхищённый взгляд и некстати почувствовал, как вспыхнули щёки. Чтоб поскорей прекратить неприятный разговор он спросил:
   - Великий коор, прошу тебя объяснить, кто такой Предстоящий?
   Теперь уже оба, и Ася и Макс воззрились на него с нескрываемым изумлением.
   - Рихард, ты говоришь на их диалекте, словно это твой родной язык!
   Мальчик пожал плечами:
   - Это побочный эффект, я объясню потом. Коор, прошу вас, - повторил он.
  
   Коор прикрыл глаза и начал свой рассказ, словно заученный урок, который повторял уже не раз:
   - Предстоящий появляется на нашей земле только тогда, когда ей грозит опасность. Наша планета сама знает, когда должен придти Спаситель. Один раз в несколько десятков поколений нашей Земле грозит беда. Это происходит нерегулярно. Прошлый раз Предстоящий приходил двадцать поколений назад. Перед глобальным катаклизмом на свет появляется человек, обладающий многими талантами. Его узнают почти с рождения, потому что он отличатся от других детей. Но Предстоящий - это ещё не Спаситель. Его цель - найти и воспитать Спасителя - Избранного. Никто не знает где и когда родится Избранный, которому суждено будет спасти цивилизацию. Предстоящий, достигнув зрелости, должен почуять его, отыскать и помочь выполнить своё предназначение. Предстоящий - наставник Избранного. От того, как воспитают самого Предстоящего, что вложат в его наставники, зависит будущее всей нашей Земли. Когда родился царевич Ллидд Маа-Шарелл, и его по обычаю отнесли в Храм Столбов, все поняли, что он - Предстоящий... - коор внезапно замолчал и посмотрел долгим взглядом на своих гостей.
   - И каким же образом это поняли? - спросил Максим.
   - О, произошло великое чудо. На том месте, где лежал младенец, внезапно сгустился туман, а через мгновение, когда он рассеялся, все увидели молодую женщину, пришедшую из ниоткуда странного вида в странном одеянии. Она подняла царевича и вышла к людям...
   Услышав эти слова, Ася прерывисто выдохнула и до боли сжала руку Макса. Тот только обнял её за плечи и покачал головой. Рихард впился взглядом в коора, но тот, казалось, ничего не заметил и продолжал:
   - Царь Шарела и все присутствующие поняли, что перед ними священная женщина - богиня. И она подняла на руки царевича. Это был знак, что в мир пришёл Предстоящий. Прошло совсем немного времени - Светило всего лишь девять раз миновало точку наивысшего стояния...
   Ребята быстро прикинули, что прошло чуть больше двенадцати земных лет.
   - ...и пришла беда. Тариссу атаковали враги. Наш государь - Шарела Третий погиб, и во главе страны встал его малолетний сын - царевич Лория...
   - Лория? А почему не Ллидд? - не удержалась Ася.
   - Ася, не перебивай, пожалуйста! - одернул её дядя.
   - Простите.
   - Как же Предстоящий может стать во главе государства? - коор удивленно воззрился на ребят. - У него другая цель. Он должен отыскать и воспитать Избранного. Но царевич Лория очень мал. Поэтому за него страной управляют Священная Маа Анана и Главный советник Корша Маа-Тарелл. Главный советник ведает всеми внешними делами Тариссы и отвечает за то, чтоб отвратить от наших границ врагов, а Священная Маа Анана за то, что происходит внутри государства.
   - Понятно, а Ллидд?
   - Ллидд - Предстоящий. Он живёт в Столице и иногда объезжает всю Тариссу. Хотя он ещё не достиг зрелости, но всё же уже начал искать Избранного. Никто не знает, когда он придёт, кем он будет.
   - Обладает ли кто-нибудь ещё из тариссинцев теми же способностями, что и Ллидд? - неожиданно спросил Рихард.
   - Ты имеешь в виду, сможет ли ещё кто-нибудь из людей позвать умирающего?
   - Ну да, например.
   - Да, но очень немногие. Это чрезвычайно редкий дар. Я не наделен таким даром. Вам невероятно повезло, что Предстоящий проезжал Т?Хау. Я смог исцелить твоё тело, - кивнул он Максу, - но только твой друг при помощи Предстоящего смог дозваться тебя из глубин небытия. Теперь Предстоящий отбыл, а ты совершенно здоров, - он снова помолчал и вдруг спросил. - Могу я поинтересоваться вашими дальнейшими планами?
   - Да, - в один голос воскликнули Макс и Рихард и невольно переглянулись.
   - Мы хотели...
   - Мы рассчитываем...
   - Говори ты.
   - Прости, продолжай.
   И оба замолчали, уставившись друг на друга. Всех выручила Ася.
   - Мы желаем добраться до Столицы, - сказала девочка. - Уважаемый коор, не могли бы вы оказать нам помощь - выделить какой-нибудь транспорт, чтоб мы смогли попасть в Столицу.
   - Да, конечно, юная госпожа. Я могу дать вам гииров. Но, к сожалению, не смогу выделить никого из людей. Простите, но все они должны оставаться в Т?Хау. Хотя наше селение далеко от границы, но враги не дремлют. Потеря даже двоих может ослабить нас.
   - Мы понимаем, - опять в один голос сказали мальчики и снова глянули друг на друга.
   - Уважаемый коор, - сказал Макс, - скажите, не замечали ли вы в последнее время появления какой-либо новой болезни?
   - Болезни? - встрепенулся коор. - Нет, слава богам. Но о какой болезни ты говоришь? Неужели беда так близко подобралась к нам?
   Макс покусал губы, поняв, что сморозил глупость:
   - Простите, что напугал вас. Я просто... Когда вы сказали, что Предстоящий приходит перед какими-либо несчастьями...
   - Я понял тебя. Нет. Тариссе угрожают только враги.
   - Скажите ещё коор, - неожиданно спросил Рихард, - существует ли в Тариссе институт Старейшин?
   - Институт?
   - То есть, вы сказали, что Ллидда принесли в Храм Столбов. Кто же проводил церемонию?
   - Сам государь Шарела, - удивленно ответил коор. - Но кто такие Старейшины?
   - Это самые уважаемые старцы, которые советуют государю как нужно и как не нужно поступать в том или ином случае, - объяснил Макс.
   - О, нет. В Совете Тариссы заседают отнюдь не только старцы. И они не носят имени Старейшин. Главный советник Корша Маа-Тарелл стоит во главе Совета.
   - Значит, и Первого Старейшины у них нет. Интересно, - пробормотал Макс на Стандарте.
   - Нам нужно всё выяснить, - кивнул Рихард, и, обернувшись к коору, проговорил. - Мы благодарим вас, коор за помощь и с радостью примем гииров, которых вы нам предлагали.
   - Еще одно, - коор поднял руку, - я надеюсь, что вы не собираетесь покидать нас уже сегодня. Я полагаю, что Максиму нужно как следует отдохнуть, а вам всем необходимо познакомиться с вашими гиирами.
   - Да, вы правы.

*** *** ***

   Они задержались в Т?Хау ещё на два дня. Макс за это время совсем пришёл в себя и окреп. А гииры, которых им выделили в качестве транспорта, привыкли к ребятам и научились им доверять. Те, в свою очередь, тоже освоились, научились держаться в седле. И лучше всех это получилось у Аси. Стоило ей оказаться на спине у гиира, она почти сразу послала его в галоп.
   - Ты как будто родилась в седле, - с завистью говорил Максим.
   Сам он несколько раз падал на землю, прежде чем ему удалось приноровиться.
   - Конечно, - засмеялась девочка. - А я ведь звала тебя, Максик, с собой заниматься в конной секции, только тебе всё время некогда.
   - Ага, если учесть, что гииры больше похожи на кошек, чем на лошадей, то конная секция мне бы очень помогла, - проворчал в ответ Макс и опять неловко покачнулся в седле, нелепо взмахнув руками.
   Ася и Рихард разразились смехом. Кадетик ездил верхом почти также хорошо, как Ася. И объяснил, что у них в Академии верховую езду преподавали факультативно, и он брал несколько уроков.
   - Не знаю, как я смогу завтра ехать, - снова заворчал Макс. - Я, наверное, и с кровати не смогу подняться.
   - Ну, если учесть, что в комнате, которую нам выделили, вообще нет кроватей, то да, ты не сможешь с неё подняться, - очень серьезным тоном сказал Рихард.
   - Очень остроумно! - буркнул Макс и в очередной раз забрался в седло.
  
   Коор приказал своим людям собрать для гостей припасы и подробно объяснил, как добраться до Столицы. Ехать нужно довольно далеко и не всегда по дороге. Местность была изрезана оврагами, и кое-где, как объяснил коор, можно было полагаться только на гииров и их невероятную прыгучесть.
   - Живите долго, - по обычаю сказал на прощанье коор.
   Как только закончилась аудиенция у коора, мальчики объявили Асе что они, как бы невероятно это не казалось, переместились во времени примерно на полторы тысячи лет назад. И для того, что б попасть домой, им просто необходимо попасть в Столицу, чтоб выяснить обстановку...
   - Да, я уже поняла, - нетерпеливо перебила Ася. - Где бы мы ни оказались... верней, когда, здесь живёт мама. И я не собираюсь никуда отсюда уходить, пока её не увижу. Так что сначала приедем в столицу, а там сориентируемся, что нам делать. Да, ещё, Рихард, а как насчет того приборчика, который тебе подарил тот подозрительный старик? Как его? Какой-то там преобразователь...
   - Темпоральный преобразователь. И, знаете что, я думаю, что это был сам Первый Старейшина - Ллидд.
   - Первый Старейшина? Но зачем ему это понадобилось? Такое ощущение, что он заранее знал, что мы попадем сюда, - задумчиво проговорил Макс.
   - Вот именно. Я бы тоже очень хотел это знать. Нужно будет об этом поговорить с Ллиддом - не Первым Старейшиной, а Предстоящим. Хотя он только мальчишка, но мне кажется, что кое-что он должен знать. Во всяком случае, нужно будет найти способ поближе с ним познакомиться. Неспроста Первого Старейшину зовут также точно как Предстоящего...
   - Ты думаешь, что это одно и то же лицо? - спросил Максим.
   - Не знаю, - задумчиво протянул Рихард. - Ты историк. Ты лучше знаешь эту планету. Я, во всяком случае, не слышал, чтоб колартэняне жили несколько тысячелетий.
   - Мальчики, слушайте, а разве мы не можем использовать темпоральный преобразователь? - неожиданно перебила их Ася. - В конце концов, какая разница, кем был тот старик - Первым Старейшиной или нет. Факт в том, что он вручил нам шанс к спасению. Мы доберемся до Столицы, найдём маму, заберем Лорию, которого нам велели взять с собой, и вернемся к аэру. Рихард, ты ведь сможешь его завести? И не говори, что не сможешь! Поставим этот преобразователь, взлетим и... окажемся дома!
   Девочка широко улыбнулась, уже представив, как всё легко получится. Но улыбка почти тот час же погасла, когда она увидела, как помрачнел Макс, а Рихард опустил глаза и развел руками.
   - Асенька, если б всё было так просто. И дело даже не в том, что я не смогу починить аэр. Я уже смотрел. Хронополе вывело его из строя и нам не отремонтировать машину подручными средствами. Самое главное, даже если б это было возможно, аэр вообще не предназначен для полетов в космосе. Он просто не сможет достичь необходимой скорости для того чтоб темпоральный преобразователь начал работать... - и, видя, что Ася совсем сникла, поспешно добавил. - Не расстраивайся. Наверняка, как только мы окажемся в Столице всё разъясниться, и мы сможем вернуться домой.
  
   А на следующее утро они тронулись в путь.
  

Глава 11

   Они ехали целый день практически без остановок. Гииры - очень умные животные - сами выбирали удобную дорогу, а мелкие ручейки и овраги просто перепрыгивали, словно не замечая. За весь день только раз или два ребята спешивались и вели своих импровизированных коней в поводу. На гиирах путешествовать было гораздо приятней и быстрей, чем пешком. Правда, к вечеру всё же все трое устали снепривычки. Хотя, как сказал коор, сами гииры могли двигаться без остановки несколько дней.
   - Если вы очень торопитесь, то можете оказаться в Столице уже спустя дня три, - сказал им на прощанье коор.
   - Мы, я думаю, не такие железные, как гииры и не сможем ехать без остановок, - улыбнулся в ответ Рихард.
   Теперь, когда он лучше других стал понимать местную речь, то вёл почти все переговоры. Макс только покивал в ответ.
   Гииры обладали отличным чутьем, поэтому, когда они вечером устроились на ночлег, решили не выставлять дозор. Ребята расстелили пледы, которыми их тоже снабдили в Т?Хау, и улеглись прямо на земле, а гииры окружили их плотным кольцом. Коор объяснил, что в дальних переходах они всегда так поступают. Гииры были отличными сторожами и любую опасность чуяли заранее. Когда Максим поинтересовался, будут ли гииры и их охранять также хорошо, как своих настоящих хозяев, коор заверил его, что животные к ним уже привыкли и считают своими, а значит и заботиться будут о них как о своих.
   - Только не разводите костёр, - предупредил их коор. - Гииры очень чувствительны и не переносят рядом с собою открытого огня и дыма.
   Устраиваясь на ночлег, мальчики волновались, чтоб Ася не замёрзла. Все-таки ночи, несмотря на жару днем, были довольно прохладными, поэтому оба наперебой стали предлагать ей свои куртки, чтоб укрыться. Но опасались мальчишки напрасно. Как только они перестали возиться и улеглись, большие кошки подошли неслышными шагами и опустились рядом, почти прижавшись к ребятам тёплыми спинами. А страшные лапы с острыми когтями и немаленькие клыки обратили наружу.
   - По-моему, у нас сегодня будет самая надёжная стража, - уже засыпая, пробормотала Ася.
  
   На следующее утро ребята поднялись необычно рано, наскоро перекусили и вновь оседлали гииров. И целых полдня двигались с максимально возможной скоростью. Гииры выбрались из леса и теперь гигантскими скачками прыгали по холмам.
   А потом случилось то, что спутало все планы...
  
   Всё произошло очень быстро, почти молниеносно. Ася, как заправский наездник неслась на своем скакуне, далеко обогнав мальчишек, когда гиир вдруг резко остановился. Девочка не успела сориентироваться и, не удержавшись в седле, перелетела через голову гиира. Она покатилась по склону, пытаясь ухватиться за траву и маленькие кустики, чтоб замедлить падение. Гииры мальчишек в то же мгновение замерли, подобно своему собрату превратившись в изваяния, и попытка сдвинуть их с места окончилась провалом - с таким же успехом можно было посылать в галоп статуи. И Максим, и Рихард, одновременно, соскочили на землю и бросились на помощь Асе. Но кадет почти тот час же прыгнул на плечи Макса и повалил его на землю.
   - Молчи! - прошептал он ему прямо в ухо, когда Максим дернулся, чтоб вскочить.
  
   Гииры, освободившись от всадников, тут же отступили за край холма и оказались вне зоны видимости.
   - Что такое? Ты спятил?! - прошипел Макс. - Ася!..
   - Успокойся, с ней всё в порядке. Она не разбилась. Тише. Там. Смотри, - и кивнул в сторону.
   Макс поднял голову и увидел то, что показывал ему друг.
  
   Буквально в нескольких шагах, прямо на их глазах совершалось преступление. Другого слова Макс не смог подобрать. На земле распростерлись три неподвижных человеческих тела и два гиира, валялись обломки какого-то подобия повозки. А рядом стояли пятеро колартэнян и о чём-то громко спорили.
   - Сматываемся? - прошептал Макс.
   Но Рихард покачал головой.
   - Нет. Видишь, там связанный человек. Это... Чёрт! Это Ллидд!
   Максим, наконец, различил, что в обломках повозки неловко подогнув колени, полулежал человек - мальчишка. Руки стянуты за спиной, когда-то белая, а теперь замызганная рубашка порвана, лицо измазано чем-то синим. Макс не сразу сообразил, что это кровь. "У колартэнян голубая кровь", - автоматически подумал он. Прислушался. Бандиты говорили на каком-то почти незнакомом наречии, но всё было понятно: они решали, как поступить с пленником.
   - Что делать будем? - почти неслышно выдохнул он.
   - Выручать, - также тихо ответил Рихард. - Они сейчас решают, как лучше его убить, чтоб списать на врагов. Сволочи! Это же его собственная охрана. Жаль, что у нас только одна ракетница... - Рихард покусал губы и добавил. - Я проберусь с другой стороны, а ты постарайся заставить гииров двигаться. Кричи погромче. Главное - эффект внезапности. Пусть они думают, что это враги. Даже лучше, если ты будешь кричать на Стандарте.
   - А ты?
   - А я угощу их из ракетницы, - сузив глаза, так же тихо прошептал Рихард. Еще раз кивнув Максиму, он по-пластунски двинулся в обход холма. Макс развернулся и через несколько секунд оказался рядом с гиирами.
   "Легко сказать - заставь их двигаться! А как? Если они встали как вкопанные и ни туда, ни сюда!". Макс приподнял голову и огляделся. Гииры, все трое, стояли на склоне холма и, немигая, пялились на него круглыми янтарными глазами.
   - Кис-кис... - несмело позвал он. Никакого эффекта. Максим в отчаянии взмахнул руками - Чёрт! Чёрт! Как же вы не понимаете, что если вы сейчас не сдвинетесь с места, то парня просто убьют!
   Гииры одновременно склонили головы на бок, потом на другой, словно раздумывая, прислушаться к его словам или нет, и вдруг одним огромным прыжком сиганули вперед. Один из них обвил Максима хвостом поперек талии и закинул себе на спину. Макс едва не задохнулся от неожиданности и ужаса. Но почти тотчас пришёл в себя. Он постарался выровняться в седле, ухватился прямо за холку гиира и отчаянно завопил. Два других гиира мчались рядом, как тройка пристяжных. Вдруг все трое раскрыли пасти и издали низкий рёв, больше смахивающий на рёв водопада. Почти в тот же миг Рихард с другой стороны вскочил на ноги и несколько раз выстрелил, целясь поверх голов. Ракеты взорвались яркими звездами. Бандиты заметались в разные стороны, не в силах сообразить, что происходит и кинулись врассыпную.
   А потом произошло что-то странное. Преступники вдруг споткнулись и закувыркались по склону как бумажные куклы. Рихард не стал разбираться, что случилось. Не медля ни секунды, он подскочил к мальчику и тут же упал на него сверху. Над головой свистнуло. В стенку повозки, как раз там, где только что была его голова, ударился камень. В лицо брызнули обломки щебня. Снова взревели гииры, а потом всё стихло.
  
   Рихард приподнялся и огляделся кругом. Врагов как ветром сдуло. Рядом осторожно переступали лапами огромные кошки и тихонько тыкали носом в неподвижные тела своих сородичей. Макс неловко сполз со спины гиира.
   - Как ты? Жив? - Ричи посмотрел на Ллидда.
   - Благодарю, - едва слышно прошептал он в ответ.
   Оба, и Рихард, и Макс разом наклонились над мальчиком, приподняли его за плечи и попытались распутать веревку. Но безуспешно.
   - Смотри-ка, они бросили нож, - радостно воскликнул Макс, заметив в траве короткий клинок.
   Пара взмахов - и Ллидд свободен. Мальчик сморщился и растер затекшие запястья.
   - Спасибо, - еще раз повторил он. - Вы спасли мне жизнь.
   - Мы просто возвратили долг, - улыбнулся Рихард.
   - А где Ася? - Макс нервно оглянулся.
   - Я здесь. Мы уже идём, - услышали они.
   - Мы?..
   А через секунду из-за холма появилась Ася и ещё один человек. Верней колартэнянин.
   - Та-ак, - в один голос протянули мальчики.
  
   Перед ними стоял их загадочный знакомец из сувенирной лавки - Первый Старейшина Ллидд - в том же самом традиционном колартэнянском наряде, в котором они видели его несколько дней назад, ничуть не изменившийся.
  

*** *** ***

   - Здравствуйте, господин Ллидд, - ядовитым голосом проговорил Максим. - Рады вас видеть.
   Рихард ничего не сказал. Но его взгляд был красноречивее слов. Маленький Ллидд изумленно поднял брови и в недоумении уставился на вновь прибывших и тоже ждал объяснений.
   - Мальчики, Старейшина Ллидд, между прочем, не дал мне разбиться. Можно сказать, он спас мне жизнь!
   - Не преувеличивай, Алесси, - улыбнулся старик. - Ты просто получила бы чуть больше шишек и ссадин, если б я тебя не поймал. Не смотрите на меня с таким осуждением. Я всё вам объясню. Только немного позже. Давайте уйдем отсюда. Эти преступники могут вернуться, тогда мы не сможем от них отбиться.
   - Но вы же их скинули с холма. Я сама видела! Вы взмахнули рукой, и они полетели вниз как игрушки, - воскликнула Ася.
   Мальчики совсем потеряли дар речи от удивления. Они, конечно, слышали, что Первый Старейшина отличается многими талантами. Но это было просто на уровне фантастики.
   - А я думал, что маги живут только в сказках, - пробормотал Макс.
   - Это не магия, - возразил Старейшина, - а преобразование ментальной энергии в кинетическую. Я объясню всё позже. Идем, - повторил он.
   Ребята как заколдованные двинулись, было, за стариком, когда их остановил резкий голос:
   - Нет, - Предстоящий Ллидд с каменным лицом мерил взглядом своего тёзку, всем своим видом показывая, что он не сдвинется с места, пока его не выслушают.
   - Эти люди, - мальчик кивнул на тела, - защищали меня ценой своей жизни, также как и гииры. Мы не можем их так просто здесь оставить. Необходимо совершить обряд. Вы, как я вижу, облечены властью. Прошу вас исполнить Долг, - Ллидд склонил голову в ритуальном поклоне.
   Старик смерил мальчика долгим взглядом. Потом проговорил:
   - Да будет так, Предстоящий. Обряд совершится здесь и сейчас.
   Он развернулся в сторону гииров и крикнул несколько отрывистых слов. Кошки дёрнули ушами, расширили и без того круглые глаза и, вдруг сорвавшись с места, в одно мгновение скрылись из глаз.
   - Помогите мне, - Старейшина наклонился и приподнял за руки одного из колартэнян.
   Ллидд ухватил его за ноги.
   - Стойте! Вы уверены, что они неживы? - вскрикнула Ася.
   - Они мертвы, Алесси, - печально сказал старик.
   - Всё равно нужно проверить, - поддержал девочку Рихард.
   Оба, и старик, и мальчик вздохнули и наклонились над телами. Ллидд стиснул ладони, подышал на них и коснулся кончиками пальцев виска одной из жертв. Он прикрыл глаза и замер на несколько секунд. Внезапно лицо его исказилось, словно от боли, и он отдернул руку. Не разгибаясь, он проделал те же манипуляции с другим, с третьим, с гиирами.
   - Нет. Здесь никого нет, - прошептал он тусклым голосом.
   - Извини, - так же тихо прошептал Рихард. Он понял, что сейчас чувствовал Ллидд и искренне жалел, что заставил его через это пройти.
   Ася и Максим только переглянулись и опустили глаза.
  
   А потом появились гииры. Их гииры. В пасти и в закрученных бубликом хвостах они притащили сушняк. Когда свалили всё это в одну кучу, оказалась огромная вязанка хвороста высотой почти с Асю.
   Подготовку к печальной церемонии провели в полном молчании. Тела сложили поровней и окружили со всех сторон хворостом. Гииры, как по команде, отступили на несколько шагов. Мальчики и Ася последовали их примеру и встали рядом. Первый Старейшина вытащил из складок своего балахона зажигалку и замер, склонив голову. У Аси комок подступил к горлу. Она совсем не знала этих людей и животных, но сейчас ей хотелось зарыдать в голос. Она бросила взгляд на мальчиков. Сквозь радужный туман различила мрачное лицо Макса, стиснутые губы Рихарда и яростные глаза Ллидда. Вспыхнул синеватый огонек, Первый Старейшина наклонился, и полыхнуло пламя, мгновенно охватив тела. Пронзительно взвыли гииры и стало совсем невмоготу. Но тут Старейшина Ллидд повернулся к ним и махнул рукой. Они оседлали гииров. Те, прямо с места, сделав невероятный прыжок, пустились в галоп. А за их спиной полыхал огромный костер, и языки пламени, казалось, достигали неба.
  

Глава 12

   Они мчались и мчались на своих гиирах уже несколько часов к ряду. Ася чувствовала сильные руки Первого Старейшины, крепко державшие ее поперек талии, и совсем не боялась. Иногда она кидала быстрые взгляды назад и видела Рихарда вместе с Ллиддом на одном гиире и Макса - на другом. Максим удивительно хорошо держался в седле. Казалось, за столь короткое время он сумел приноровиться к своему скакуну и слится с ним в единое целое. Когда, перекрикивая шум ветра, девочка спросила у старика, как такое возможно, что дядя только вчера едва не падал, а сегодня чувствует себя верхом, как заправский наездник, Старейшина объяснил, что это вовсе не заслуга Макса. Просто гиир привык к своему всаднику, почувствовал его характер и приноровился к его манере. Теперь он ни за что не позволит человеку упасть.
   - Кроме того, не забывай, Алесси, они вместе участвовали в битве, обратив общий гнев против общих врагов. Гиир верит Максу, и Макс поверил в гиира. Такое взаимное доверие - самое главное, за что тариссинцы ценят гииров, так же как гииры ценят тариссинцев.
   - Вы говорите так, как будто гииры разумные существа, - удивилась девочка.
   - Это правда. Нет на земле Тариссы более умного, доброго и преданного существа, чем гииры. И если они исчезнут когда-нибудь с лица планеты - это будет величайшим несчастьем, - сказал очень печально старик.
   Ася опустила голову, неожиданно почувствовав укол вины, словно именно она была виновата в том, что в её время на Колартэне не осталось ни одного гиира. Она даже не помнила толком, почему вымерли эти удивительные животные. Скорей всего, гииры погибли во время планетарной войны - Падения - как называли эту трагедию сами колартэняне.
  
   Когда Светило опустилось почти до горизонта, а горы, окружавшие Столицу, придвинулись совсем близко, всадники решили остановиться. Они спешились и начали устраиваться на ночлег. Гииры снова окружили людей плотным кольцом.
   Первый Старейшина наклонился было к седельным сумкам, чтоб достать припасы, но неожиданно застыл, почувствовав, что на него, не мигая уставились четыре пары глаз.
   - А теперь, господин Ллидд, может быть, вы объясните нам, что тут вообще происходит. Каким образом вы оказались здесь, словно знали, что именно там и в тот момент будет покушение на Предстоящего? - начал Максим.
   - И каким образом вы заранее знали, что мы попадем под действие хронополя и окажемся тут, в этом времени. И скорей всего, вы знаете, каким образом мы можем вернуться домой, не имея ни космического корабля, который может преодолеть временной барьер, и не зная всех свойств хронополя, чтоб в противном случае использовать его для возвращения, - поддержал друга Рихард.
   - Я думаю, прежде всего, вы должны нам рассказать кто вы вообще такой. Каково ваше предназначение, - добавил Ллидд.
   Старик обвёл взглядом стоящих плечом к плечу ребят, требовательно взиравших на него и ждущих объяснений. Он вздохнул и пробормотал:
   - Как же вы всё-таки похожи друг на друга... Что ж, могу сказать, что я здесь за тем, чтоб исправить одну свою давнюю ошибку. И надеюсь, что это мне удастся.
   - Это не ответ! - неожиданно резко выкрикнул Рихард.
   Старейшина только устало покачал головой.
   - Поверь мне, друг мой, вы всё узнаете и очень скоро.
   - Когда же? - в один голос воскликнули Рихард и Ллидд. Макс только сжал кулаки, но его взгляд был красноречивее слов. Ася во все глаза глядела то на мальчиков, то на старика, и ей казалось, что ещё чуть-чуть, и она поймет. Но ответ неуловимо ускользал от неё.
   - Скоро, но не сейчас - повторил Старейшина. - Я сам ещё не разобрался во всём и не понял, как правильно нужно поступить, чтоб всё исправить... Малыш, не пытайся. Мои ментальные барьеры крепче твоих. Ты не сможешь за них проникнуть, - неожиданно добавил он.
   Щеки Ллидда залила краска, и он с вызовом бросил:
   - Почему вы защищаетесь. Если вам нечего скрывать, зачем ставить барьеры?
   Старейшина прислонился к тёплой спине гиира и устало прикрыл глаза:
   - Мальчик мой, я не сказал, что мне нечего скрывать. Но вам не нужно меня бояться. Я ваш друг и пришёл сюда, чтоб вам помочь. Смотри Ллидд, я открываюсь. Ты должен чувствовать, что я говорю правду.
   Мальчик пристально взглянул на старика. Глаза на бледном лице расширились и стали совершенно чёрными, как два омута.
   - Да, я вижу, - проговорил он, спустя несколько секунд, но потом покачал головой и добавил. - Вы сняли барьеры, но я прочитал вас лишь на эмпатическом уровне. Всё же вы сами сказали, что сильней меня. Значит, можете обмануть.
   - Нет Ллидд, твои ментальные способности не слабее моих. У меня лишь больше опыта, чем у тебя, но сейчас я раскрылся перед тобою. Я говорю правду - я ваш друг и буду помогать вам во всём.
   Мальчик опустил глаза и начал устраиваться на земле, словно старик вовсе перестал его интересовать. Макс и Рихард переглянулись и тоже принялись за обустройство ночлега.
   - Может быть, будем ужинать? - попыталась разрядить обстановку Ася.
   Ей никто не ответил. Каждый чувствовал неловкость из-за недосказанности и неожиданных тайн Первого Старейшины.
   Костёр опять не разводили, чтоб не волновать гииров. Поужинали всухомятку припасами, которые захватили из Т?Хау, напились воды прямо из ручья и так же в тишине улеглись спать. Разговаривать никому не хотелось. О дозоре беспокоиться было не нужно - их охраняли гииры. И скоро только слабый свет звёзд освещал спящих. Иногда один из гииров поднимал голову, чутко вслушиваясь в ночную тишину, и тут же опускал её снова.
  
   Ася проснулась как от толчка. Она распахнула глаза и со страхом огляделась по сторонам. Довольно скоро глаза привыкли к темноте, и она разглядела какое-то шевеление.
   - Рихард, что случилось? - стараясь никого не разбудить, прошептала девочка, поднимаясь на ноги.
   Кадет склонился над маленьким колартэнянином и щупал лоб. Он поднял голову, и Ася поняла, что что-то случилось, что-то очень плохое.
   - Я не совсем уверен, но... - мальчик беспомощно развел руками.
   Ася подобралась поближе и бросила только один взгляд на Ллидда. Его лицо резко белело в темноте, черты заострились, даже ресницы слиплись тонкими стрелочками. На щеках расплылись два темно-синих пятна, и каждый вздох давался с трудом - он дышал хрипло и надрывно. Девочка резко побледнела и отпрянула в сторону:
   - Господи!
   - Я не ошибся, - мрачно кивнул Рихард. - Это лихорадка Тойлери.
   - Что... что случилось? Почему вы не спите? - протирая сонные глаза, пробормотал Максим.
   - Макс, скорей, помоги!
   - У нас должен остаться Алатиум, - Ася принялась лихорадочно рыться в сумке.
   Первый Старейшина был уже на ногах и разводил костер. Гииры одновременно подпрыгнули и исчезли в темноте. Они вернулись через несколько секунд с сухими ветками в зубах, и молча сложили свою добычу перед старым Ллиддом.
   - Вот умницы, - похвалил старик.
   Откуда-то взялся котелок, и скоро уже закипела вода.
   - Ребята, укройте его пледами. Главное, его нужно согреть.
   - Ася, ну же!.. - торопил девочку Макс. - Чёрт, это же не иголка!
   - Да-да... А, вот он! - она, наконец, вытащила баллончик. - Держите, мальчики.
   Рихард выхватил у неё изе рук лекарство и наклонился на Ллиддом.
   - Придержите голову, вот так.
   Он перестал нажимать на кнопку, только когда баллончик беспомощно зашипел, и выплюнул последние капли аэрозоля.
   - И что теперь?..
   - Остается только ждать, - тихо проговорил Старейшина.
   Рихар вскинул голову и в упор воззрился на него:
   - Вы всё знали! Вы знали, что он болен и поэтому явились сюда, так ведь?
   К его удивлению старик как-то растерянно покачал головой, переводя взгляд с распростертого на земле мальчика на троих требовавших от него ответа. Он потёр подбородок и наклонился к огню, чтоб помешать какое-то варево, бурлившее в котелке. Наконец, медленно проговорил:
   - Нет, Рихард, ты ошибаешься. Я не предполагал, что это будет лихорадка Тойлери. Его хотели отравить. Яд по своей природе схож с ядом гарамаа'хаа'ша и действует очень быстро. Здесь, в котелке, противоядие.
   - Но если он был уже болен, значит все, кто находился с ним в контакте, тоже заражены! - воскликнул Максим.
   - Видимо это так, - кивнул старик. - Это значит, что все мы больны, или, по крайней мере, являемся носителями вируса.
   - А я - нет, - перебила его девочка, - я уже болела когда-то и у меня иммунитет.
   - У вас есть ещё лекарство?
   Рихард и Макс одновременно кивнули:
   - Остался ещё один баллончик и два инъектора с "Алитумом Форте".
   - Одна доза на пятерых - это всё же лучше, чем ничего.
   - Но Ллидд уже получил лекарство.
   - Я говорю не о нём. Алатиум примите вы двое и гииры.
   - А вы?
   - Я... я уже перенёс когда-то эту болезнь. Мне она не страшна, так же как и Алесси. А гииры, скорей всего, также подвержены заражению, как люди...
   - Поэтому они и вымерли, - едва слышно прошептала Ася.
   - А как же жители Т?Хау? - неожиданно спросил Рихард.
   - Ричи, мы все равно ничего не сможем сделать, - проговорил Макс.
   - Это так, - поддержал его старик, - пока у нас не будет лекарства, мы никому не сможем помочь. Если мы сейчас не воспользуемся лекарством, то путь в город нам будет закрыт. А нам нужно обязательно попасть в Столицу. Там есть лаборатории, в которых можно воссоздать эликсир.
   - А вы уверены, что сможете создать лекарство здесь? - не унимался Рихард
   - Да, друг мой. Я помню формулу. Доставайте Алатиум.
   Рихард бросил косой взгляд на старика и наклонился над Асиной сумкой. "Что-то недоговаривает этот старик, что он скрывает?"
   Они распылили последний оставшийся у них баллончик. Каждому, в том числе и гиирам, досталось совсем по чуть-чуть. Но это было лучше, чем ничего. Несколько капель досталось и Асе с Первым Старейшиной.
   После того, как Рихард ввёл лекарство, Ллидд затих, темно-синий румянец постепенно погас, и лицо стало совершенно белым. Дыхания почти не было слышно, а пульс прощупывался едва-едва. Через положенные полтора часа они сделали инъекцию "Алитиума Форте" и стали ждать.
   - Больше ничего нельзя сделать... Но он справиться! Так ведь, господин Ллидд?! - Рихард с вызовом глянул на старика. Тот лишь опустил глаза и вздохнул.
   - Я надеюсь, Ричи.
  
   Наступило утро, но ничего не изменилось. Ллидд по-прежнему был без сознания.
   - Я не понимаю! Алатиум уже должен был подействовать! - воскликнула Ася.
   - А может быть, он подействовал, только мы этого не поняли? - неожиданно сказал кадет.
   - То есть? Объясни, - потребовал Макс.
   - Всё просто. Когда тебя укусила та тварь, коор тоже сказал, что вылечил твоё тело. Но ты, тем не менее, не приходил в себя. И тогда пришел Ллидд и позвал обратно. Ты вернулся и выздоровел, - мальчик развернулся к Старейшине. - Так ведь, господин Ллидд? Вы сами сказали, что обладаете сильными ментальными способностями. Вы должны его позвать.
   К его удивлению, старик открыто посмотрел на него и кивнул:
   - Ты прав, мой друг. И опередил мое предложение. Только звать его будешь ты.
   - То есть, как это я, - опешил мальчик. - Я не смогу.
   - Сможешь. Я его не дозовусь, а ты сможешь.
   - И почему вы так считаете?
   - Во-первых, ты уже звал умирающего и дозвался...
   - Но...
   - Не перебивай, пожалуйста. Во-вторых, вы уже соединялись разумами с Ллиддом. Он знает тебя. И, наконец, он доверяет тебе, а мне - нет. Ты - единственный человек, который сможет дозваться его сейчас. Не бойся, я помогу тебе. Укажу путь. Ты согласен?
   Рихард усмехнулся и пожал плечами:
   - А разве у меня есть выбор?
  
   Мальчик сжал ледяную ладонь Ллидда, закрыл глаза и вновь ощутил уже знакомое чувство - потери и неопределенности. А потом его окружил голубоватый туман. Чужой разум мягко коснулся его и отступил на краешек сознания. И в одно мгновение он всё понял. И почувствовал острое сожаление, что когда всё закончится, он не вспомнит ничего из того, что сейчас узнал.
   - Не задерживайся, Рихард. Он уже далеко...
  
   В этот раз ему понадобилось гораздо больше времени, чтоб отыскать среди хаоса и боли живую душу. Ллидд казался здесь таким маленьким и беззащитным. Он сжался в комок и смотрел на спасителя исподлобья. Рихард протянул руку.
   - Идём, Ллидд. Идём. Ты почти поправился, и лихорадка отступила.
   - Я не пойду, - отрезал мальчик.
   Рихард опешил:
   - Почему? Если ты боишься боли, то её нет...
   - Я ничего не боюсь! Я не пойду, потому что не хочу снова пережить предательство. Не хочу, чтоб кто-то снова погиб, - мальчик горько усмехнулся. - Люди, которые поклялись защищать меня, оказались моими убийцами. И главное, я не смог распознать, не смог почувствовать, что они замыслили. Когда я понял, то было уже слишком поздно - погибли невинные. Из-за меня! Если я не вернусь, больше никто не погибнет.
   - Но это не так! - Рихард растерянно оглянулся.
   "Как убедить его? Где найти нужные слова? Я совсем не знаю его, не знаю, чем можно повлиять на него..."
   - Видишь, ты напрасно пришёл за мной, - снова печально улыбнулся Ллидд. - Я слышу твои мысли. И не пойду, как бы ты не старался.
   Рихард пожал плечами:
   - Ну что ж. Я остаюсь с тобой, пока ты не передумаешь.
   - Я не передумаю! - яростно крикнул Ллидд, - а ты не останешься! Если не прервешь контакт, я нечаянно утяну тебя следом.
   - Я не уйду, - так же упрямо возразил Рихард.
  
   Секунды складывались в минуты, минуты - в часы, а Первый Старейшина и Рихард оставались неподвижны. Уже давно перевалило за полдень, но ничего не менялось: Ллидд по-прежнему лежал в коме, Ричи держал его за руку и невидящим взглядом смотрел в пространство, старик Ллидд едва прикасался к его вискам и казался скорей восковой фигурой, чем живым человеком.
   - Макс, как ты думаешь, они скоро очнуться? - прошептала Ася.
   Она почему-то боялась громко говорить, словно неосторожным словом могла всё испортить.
   - Я не знаю, - так же тихо ответил Максим, - И мне всё это не нравится.
  
   - Ты долго собираешься здесь сидеть? - Ллидд искоса глянул на своего неожиданного компаньона.
   - Пока ты не передумаешь, - ответил Рихард и закашлялся.
   С каждым мгновением ему становилось всё хуже. Синий туман стал больше похож на стекловату, забивал легкие, мешал дышать. Мальчик уже почти ничего не видел и совсем потерял ориентацию. Он совершенно потерял ориентацию и уже не мог сообразить, в какую сторону им нужно будет идти, чтоб выбраться из этого бреда.
   - Ты можешь погибнуть...
   - Могу...
   - Ты дурак, если думаешь, что сможешь переубедить меня! - взорвался Ллидд и вдруг заплакал, взахлёб. Вскочил и, схватив кадета за руку, потащил его куда-то.
   Рихард почти ничего не понимал, в голове мутилось, и он боялся, что сейчас просто отключится в этом нереальном мире, но постепенно зрение прояснилось Туман начал редеть и он, наконец, смог вздохнуть.
   - Вот выход. Убирайся! - выкрикнул Ллидд и с силой толкнул его в грудь.
   Рихард нелепо замахал руками, но удержался на ногах. А потом, неожиданно пришли нужные слова.
   - Разве истерика не унижает Предстоящего? - очень тихо спросил он. - Или ты забыл своё предназначение, Ллидд? Ты должен отыскать Избранника и воспитать его. Ты подумал о том, что грозит сейчас твоей Земле? В конце концов, у тебя есть брат, о котором не кому позаботиться, кроме тебя.
   Ллидд замер, уставился на него расширенными глазами и уронил руки.
   - Госпожа Маа Анана позаботится о нём, - растерянно пробормотал мальчик.
   - Маа Анана ему не мать. И потом, у нее другой путь. Ася - её дочь и давным-давно ищет свою маму. А Лория - твой брат. Ты уверен, что сейчас он в безопасности? Что если ты решишь не возвращаться, он останется в безопасности?
   - Нет, не уверен, - прошептал Ллидд.
   - Идём, - настойчиво повторил Рихард и снова протянул руку.
   Ллидд сжал его ладонь твердыми пальцами и первым шагнул вперёд.
  
   Ася вздрогнула и схватила Макса за руку:
   - Смотри!
   Старейшина Ллидд медленно опустил руки и распрямился. Рихард вытер мокрый лоб, с удивлением посмотрел на свои дрожащие пальцы, перевёл взгляд на Ллидда и чуть-чуть улыбнулся:
   - С возвращением...
   Тот вернул ему бледное подобие улыбки и прошептал:
   - Спасибо, Эн'Л, - он приподнялся на локтях, облизал пересохшие губы и попросил. - Дайте попить.
   Ася метнулась, было к ручью, но Старейшина остановил её и поднес к губам мальчика котелок с отваром. Ллидд жадными глотками опорожнил половину котелка, вновь откинулся на землю и закрыл глаза.
   Рихард напился прямо из ручья. Он покусал губы, глянул на Ллидда, на Старейшину и, наконец, спросил:
   - Господин Ллидд, я не понял, как он меня назвал?
   - Эн'Л. Это значит друг и брат. Побратим.
   - Но, почему?
   Маленький Ллидд открыл глаза, и посмотрел на Рихарда:
   - Ты спас мне жизнь. Даже больше - ты указал мне путь... - он помолчал и добавил. - Когда-нибудь я верну долг.
   А в следующее мгновение Предстоящий спал.
  
   Ася проснулась посреди ночи, словно и не спала. Чужие звёзды крупными гроздьями свисали с неба и медленно вращались перед глазами. Девочка чуть приподняла голову и огляделась. Всё спокойно. Чуткие гииры охраняют их от любых врагов. Все спят. Нет! Не все. Первый Старейшина сидел, прислонившись к спине гиира, и безотрывно смотрел на Рихарда и почти беззвучно шевелил губами. Но Ася все равно разобрала слова:
   - Я нарушил обещание, Эн'Л... Но теперь он подарил мне шанс. Шанс всё исправить.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   55
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"