Анмут Вера: другие произведения.

Liebesgeschichte

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Светлая история о любви

  Она снова сидела одна на полу в своей квартире, и с тоской перебирала беспорядочно рассыпанную перед ней кучу фотографий. Из музыкального центра по воздуху расплывался нежный голос певца, поющего о любви. Она шёпотом повторяла слова признаний, горячих клятв, светлых обещаний и постепенно удалялась в глубины своей памяти.
  Всё это было. Всё, о чём слагала песня, у неё было. Вот, это первая фотография, которая появилась у неё. Здесь он такой серьёзный. Но, Боже, как хорош. Они познакомились на домашней вечеринке у почти незнакомых людей. Подружка пригласила её к своим сокурсникам развеяться. А его прихватил с собой друг. И он, и она мало кого знали в той компании и чувствовали себя чужими. Должно быть, это обстоятельство и сблизило их, и они провели весь вечер в компании друг друга. Ей сразу приглянулся высокий стройный симпатичный брюнет. Это потом она станет восхищаться Сергеем, как настоящим красавцем, а тогда она просто подумала: "Какой хорошенький...". Хотя его глаза сразу поражали выразительностью, они были, как сказала её подруга, "красивыми не по-мужски". Но главным их достоинством был необычный цвет. Она не знала, как он назывался на языке художников, но в народе его называли "цвет морской волны". Таких глаз ей ещё не доводилось встречать.
  И зачем они вообще встретились!
  Вот, одна из её любимых фотографий. С гитарой в руках. Здесь Сергей такой радостный, можно сказать, счастливый. Это он возле института культуры после выпускных экзаменов. Он закончил класс вокала и теперь строил самые смелые планы на будущее. Ох, Серёженька. У него не возникало ни малейшего сомнения, что эти планы могут не сбыться.
  Москва. Лето, но июнь выдался таким холодным. Вот они на Красной площади. Ветер тогда был очень сильным, её волосы растрепались и тёмными полосами покрыли лицо. Сергею хорошо, у него короткая стрижка. Зато нос предательски покраснел от холода. Неудачный снимок. Сколько они уже знакомы? Год? Да, почти год. Любовь в самом разгаре. Его любовь. Её любовь не знала периодов. Она как вспыхнула, так и горела до сих пор.
  Сергей приехал в Москву на конкурс молодых талантов. Он мечтал выйти на большую сцену, стать знаменитым, вписать своё имя в историю отечественной эстрады. Он взял её с собой, сказав: "Мне нужна твоя поддержка". В те дни она получила выгодное предложение работать в лучшем ресторане города; большие перспективы, высокая зарплата. Но ради этой поездки, ради него она отказалась. Как тогда её мама ругала, называла дурой. И ведь была права.
  С ними на конкурс поехали ещё парень и девушка. Девушка не нравилась Сергею, он считал, что у неё отвратительный голос, что она каркает, как ворона. Однако эта ворона прошла на второй отборочный тур, а парням вежливо пожелали дальнейших успехов и указали на дверь. Как Сергей расстроился! А она его утешала, находила для него самые нежные слова, самые горячие поцелуи. А он говорил ей, что она самая лучшая на свете. Она до сих пор не понимала, как могли такому голосу отказать, сказать такому таланту, что он не оригинален, что таких много?
  Но Сергей молодец. Он воскресил свои мечты о сцене, гордо заявив: "Обойдусь и без Москвы!". Здесь, в родном городе он и четверо его друзей-сокурсников организовали квинтет с многообещающим названием "На высоте". Высоты ребята действительно достигли довольно быстро. Их песни включали на местном радио, их приглашали на различные празднества, дискотеки, вечеринки. Появились хорошие гонорары, молодые поклонницы и... и холод в его чувствах. Встречи стали реже, звонки короче, поцелуи исчезли совсем.
  Хотя, когда умерла его мама, он прибежал за утешением именно к ней. Просил прощения, клялся, что любит её по-прежнему, что его просто захлестнула звёздная болезнь. Но отныне они будут вместе, больше он её не оставит никогда, ни за что. Она его простила, поверила. А он подарил ей целый месяц счастья. Но, увы. Видимо, поклонницы оказались всё же лучше неё. Ей на глаза попалась фотография, на которой Сергей целует её в щёку. Какая у неё здесь счастливая улыбка. Ну чем она хуже всех тех девчонок, которые вешались ему на шею? Он же сам называл её красавицей. Да, если честно, и не только он. Она знала, что нравится мужчинам, и ей стоило только захотеть... Но она не хотела. Она любила лишь его одного. Она ещё надеялась вернуть его.
  Вот он держит в руках диск. Первый альбом группы "На высоте". Ансамбль выпустил его на свои деньги, так как не смогли найти спонсора. Красивый альбом получился, интересный. Но главное голос. С этим голосом все песни кажутся великолепными. Она включает диск каждый день и слушает его, слушает, измываясь над своим израненным сердцем. Сергей стал рассылать своё творение по всем продюсерским центрам, по звукозаписывающим компаниям. И вот однажды ему пришло предложение о работе в Америке. Очень выгодный контракт на год. Конечно, ребята согласились.
  Перед отъездом Сергей зашёл к ней буквально на пару минут, чтобы попрощаться.
  "Если всё будет удачно, - сказал он, - если там моя жизнь устроится, то я останусь в Америке навсегда".
  "А как же я?"
  "Прости. Ты очень хорошая девчонка... И я тебе за всё благодарен, но... Но в мою будущую жизнь ты всё-таки не вписываешься".
  "Не вписываешься"! Мало того, что отверг, так ещё и унизил. Отбросил, как надоевшую собачонку. Мерзавец! Едва сдерживая слёзы, она медленно, но уверенно начала рвать держащую в руках фотографию, будто пыталась отгородиться от обидчика, забыть о нём, уничтожить. Да только разве это возможно? Она так поступала всегда, как только её память доходила до того прощального момента, до тех грубых слов. Это немного помогало, её сердце остывало. Но лишь ненадолго.
  Сколько фотографий она уже так испортила и выкинула за эти два года. Но их вон ещё сколько. Ещё ни на один год хватит. Два года Сергей в Америке. И за это время ни разу не прислал ей письма, ни разу не позвонил. Лишь однажды в прошлом году он передал через знакомых для неё подарок - новый альбом группы "На высоте" с песнями на английском языке. К диску прилагалась крошечная записка: "Я счастлив". Он счастлив далеко за океаном и без неё. Как быстро умерла в нём любовь. Как быстро умерла она в его сердце.
  Она встала и резким щелчком выключила диск. "Дура! Когда же ты наконец выкинешь его из головы, из души! Ради кого ты мучаешь себя? Он не достоин твоих слёз. Не достоин!" Она ругала себя каждый раз, каждый день, она понимала, что любить его глупо и бессмысленно. Но всё же продолжала любить. Любить и ждать. Она уже не умела жить иначе.
  
  
  Нужно было торопиться. Конечно, если она немножко опоздает на работу, её никто ругать не будет, и всё же не стоило опаздывать. Обязанность, есть обязанность. Она ещё раз критично оглядела себя в зеркале, поправила воротничок платья, снова попробовала приструнить непослушную чёлку, но, осознав, что это бесполезно, махнула на неё рукой и, прихватив сумочку, выбежала из квартиры.
  Нестроение у неё было хорошим. Сегодня ночью ей приснился Сергей. Она, правда, не помнила, о чём был сон, но это и не важно. Главное, что в нём был он, и он ей улыбался. Наверно, это её крест, всю жизнь любить его. Неизлечимая болезнь.
  Она вдруг вспомнила своё посещение психолога. Мама долго, но тщетно уговаривала её посетить врача, пока наконец не топнула ногой и не приказала идти. Психолог, полный пожилой бородатый мужчина, долго беседовал с ней наедине, внимательно слушал её, давал какие-то советы. Но что может знать мужчина о страданиях женского сердца? Разве сможет он дать стоящий совет? Выйдя из кабинета, психолог развёл руками и сообщил её маме свои выводы:
  - Ваша дочь, очень романтичная и впечатлительная девушка. Ей необходимы новые чувства, новая сильная любовь, которая смогла бы заменить собой предыдущую. Или остаётся надеяться, что время залечит её рану, и она успокоится.
  Маме не понравился его пассивный совет. Она решила плюнуть на психологов и действовать сама. За этот год она чуть ли не каждый месяц знакомила дочь с холостыми сыновьями своих многочисленных друзей и знакомых. Да только всё впустую. Никто из них не смог даже сравниться с Сергеем, не то что уж превзойти его.
  Подошедший к остановке автобус прервал её воспоминания. Она вошла в салон и огляделась. Как хорошо, что сегодня суббота - народа в транспорте мало, свободных мест много. Она прошла и заняла одинарное кресло. Автобус тронулся.
  В кресле напротив, прямо перед ней, сидел молодой человек. Вернее даже сказать не сидел, а полулежал. Он спал и, кажется, довольно крепко. Серая бейсболка на его откинутой на спинку кресла голове сползла на лоб и своим большим козырьком закрывала почти всё лицо. Можно было разглядеть только гладко выбритый округлый подбородок, щёку и рот. Руки покоились на животе, подол синей футболки неряшливо вылез из пояса голубых джинсов и задрался, нескромно приоткрыв часть тела. Под вытянутыми ногами, обутыми в видавшие виды кроссовки, стояла большая дорожная сумка. Девушка сначала взглянула на спящего с удивлением, а потом, оценив позу и внешний вид, с лёгким осуждением. Решив не обращать на него внимания, она по обыкновению уставилась в окно. Мимо проносился до надоедливости знакомый пейзаж, который Елена видела почти ежедневно и к которому уже давно потеряла интерес. Она вновь взглянула на молодого человека. А у него красивый цвет кожи, слегка смугловатый. Как же такой цвет назывался? Обычно у болгар такой, у греков. Оливковый? Да, кажется так. А что это у него на плече? Будто волосы. Действительно, длинный локон чёрных волос. Это девушку подивило. В нынешнее время мужчины с длинными волосами почти перевелись.
  Она снова отвернулась к окну. Ей нравились смуглые брюнеты. У Сергея кожа была белой, не пригодной даже для самого лёгкого загара. Но ведь это и не важно. Он всё равно для неё являлся самым лучшим мужчиной на свете. Перед глазами девушки на стенах пробегающих мимо домов возник родной образ возлюбленного: его милое лицо, красивые глаза потрясающего цвета морской волны, его нежные, горячие губы...
  Девушка резко повернулась к спящему мужчине. Да, сомнений не было, это те же самые губы, та же форма подбородка и... и фигура похожа на Серёжину! "Дура! - отругала она себя, отвернувшись от незнакомца. - Как смогла ты сравнить принца с этим?... Это, поди, какой-нибудь гастарбайтр со стройки. Ну, губы чуть похожи, да и то... всего лишь показалось. А если кепку снять, так наверняка откроется огромный грузинский нос или узкие узбекские глазки..." Девушке даже неуютно стало; этот попутчик вызывал в ней неприятные мысли и ненужные сравнения. Она оглядела салон автобуса в поисках свободного кресла, желая поскорее отсесть от странного субъекта. Но все сиденья оказались заняты, и ей пришлась остаться на месте. Тогда она уткнула нос в окно и пообещала себе больше не смотреть в сторону спящего. Так она проехала несколько остановок, довольно быстро растворившись в своих мечтаниях.
  Вдруг автобус резко затормозил и остановился. Как и остальные пассажиры, девушка не ожидала толчка и едва не упала вперёд. Чтобы как-то сохранить равновесие и удержаться, ей пришлось вытянуть руку и опереться на... на колено сидящего перед ней молодого человека. То ли от внезапной остановки автобуса, то ли от прикосновения к своей ноге, мужчина проснулся, резко выпрямился и, сорвав с головы бейсболку, стал озираться вокруг, непонимающе хлопая глазами.
  "Что случилось?" - переполошились пассажиры и повытягивали шеи, пытаясь что-то рассмотреть в лобовое окно. И кто-то из впереди сидящих им ответил, объяснил ситуацию. Но девушка не слышала их и не видела ничего. Поражённая, она уставилась на лицо проснувшегося молодого человека, не в силах оторвать взгляда от его глаз. Это были глаза Сергея. Конечно, цвет их не аквамарин, а чёрный, но их разрез, длинные ресницы, чётко очерченные брови... "Красивы не по-мужски", - всплыли в голове слова подруги. Это просто невероятно! А молодой человек, выслушав объяснения по поводу вынужденной остановки, проверил, всё ли в порядке с его дорожной сумкой, и, выпрямившись, вдруг перехватил пристальный взгляд сидящей напротив него девушки. Почему она так смотрела? Разве они могли быть знакомы? Может, с ним что-то не так? Он скоро осмотрел себя и обнаружил выбившийся из брюк подол футболки. Действительно, в глазах интеллигентной девушки подобная неряшливость достойна осуждения. Парень, стеснительно опустив глаза, стал потихоньку, как можно менее заметно, заправлять подол в брюки. Его суета вывела девушку из оцепенения. Она вдруг осознала, что неприлично пялится на совершенно незнакомого ей мужчину. Девушка смутилась, даже слегка покраснела и отвернулась к окну.
  Тем временем на дороге, видимо, проблема разрешилась, и автобус тронулся. Нелегко было смотреть в окно, любопытство буквально обжигало. Девушка вновь покосилась на молодого человека. Тот уже откуда-то достал барсетку и что-то сосредоточенно искал в ней. Девушка вглядывалась в лицо незнакомца. Нос у Сергея был другой формы, тоже прямой, но с широкими крыльями, а у этого мужчины нос острый, как птичий клюв. Но глаза...
  Боясь, что её внимание снова будет замечено, девушка перевела его на мелькающий пейзаж за окном. Но боковое зрение всё же осталось с объектом наблюдения. Вот молодой человек достал расчёску, пригладил свои длинные по плечо волосы, собрал их в хвостик и перевязал тонкой чёрной резинкой. Красивые у него волосы: мягкие густые волнистые. Про них тоже можно сказать: "Красивы не по-мужски". Такая причёска шла этому парню, создавала ему некий романтический образ. Сергей не был таким жгучим брюнетом, его прямые и короткие волосы имели скорее тёмно-каштановый цвет.
  Молодой человек взглянул на девушку, но та, казалось, совершенно не обращала на него внимания. Тогда он вгляделся в город за окном, покрутил головой налево, направо, задумчиво потёр подбородок. На очередной остановке он прислушался, но название, которое объявил водитель, видимо, ни о чём ему не сказало. "Должно быть, он не здешний", - догадалась девушка. А молодой человек надел бейсболку и снова обратился к своей барсетке. Достал из неё небольшой блокнот, шариковую авторучку и стал что-то писать. Тряска едущего автобуса мешала ему, но он справился.
  Любопытство девушки не угасало, она и не заметила, как уже не искоса, а прямо смотрела на странного попутчика. Он ей явно приглянулся, казался простым, естественным и... и таким привлекательным. Удивительно, но этот мужчина сумел пробудить в ней интерес. Ей даже вдруг захотелось, чтобы его голос оказался таким же мягким и нежным, как у Сергея.
  Молодой человек поднял голову и, поймав взгляд попутчицы, вдруг протянул ей свой блокнот. Девушка удивлённо приподняла брови. "Он уже предлагает номер его телефона? Или сразу адрес?" Она взяла блокнот и взглянула в него. Там мелким ровным аккуратным подчерком было написано: "Извините, что тревожу Вас. Я крепко и, видно, довольно долго спал и, боюсь, проехал мою остановку. Мне нужен Театральный проезд. Подскажите, пожалуйста". Смотри-ка, как вежливо. Но почему письменно? Он что, немой? И тут сердце её будто в яму свалилось. Неужели он... и вправду... немой? Она взглянула на мужчину - это шутка? Нет, он не шутил. Он спокойно смотрел на девушку, ожидая ответа.
  - Вы не проехали, - сказала девушка, возвращая блокнот. - Театральный проезд будет через четыре остановки. На пятой вам выходить.
  Молодой человек прижал правую руку к груди, слегка склонил голову и губами беззвучно произнёс "Спасибо". Сомнений больше не оставалось. Он действительно нем. Как жаль. Наблюдая, как он прячет блокнот обратно в барсетку, девушка отметила, что у него красивые руки, тонкие пальцы, движения ловкие чёткие, но не резкие. Всё в этом человеке хорошо, приятно. Такой обаятельный и без голоса. Несправедливо. Мужчина взглянул на девушку и улыбнулся, но она лишь с грустью опустила глаза и предпочла разглядывать брелок на своей сумочке.
  "Возможно, я ему понравилась, - подумала она. - Интересно, а если бы он захотел со мной познакомиться? Такой симпатичный. Глаза у него потрясающие. И он так похож на Сергея. Но... Нет, я, наверно, отказалась бы. Как с ним общаться? Через блокнотик? Такой недостаток скрыть невозможно, и он всегда будет вызывать жалость. Ему нужна равная". Девушка печально вздохнула и подняла глаза. Оказалось, парень и не думал отворачиваться от неё, он снова ей улыбнулся. Она поняла, что действительно понравилась ему. "Не надо так смотреть на меня, - мысленно попросила она. - Я скоро выхожу, а ты поедешь дальше. Наши пути разойдутся, и мы больше никогда не встретимся. Ты навсегда останешься для меня просто случайным попутчиком. Но воспоминания о тебе будут яркими".
  Автобус остановился. Девушка встала и вышла. Ей хотелось в последний раз взглянуть на красавца мужчину, но она не стала этого делать. Всё. Короткое приключение закончилось, начались обычные серые будни.
  Но пройдя несколько метров, девушка вдруг заметила, что к ней кто-то присоединился. Она остановилась и повернулась. Удивление на её лице было весьма красноречивым. Перед ней стоял тот самый молодой человек из автобуса. Он тоже остановился и поставил у ног свою большую дорожную сумку.
  - Вы рано вышли, - сказала девушка. - Вам ещё две остановки ехать.
  В ответ парень протянул ей уже знакомый блокнот. Она прочла: "Я подумал, что лучше потеряю путь, чем потеряю Вас". Такие слова привели девушку в смущение.
  - Не стоило этого делать, - промямлила она, отдавая блокнот.
  Но молодой человек перелистнул страницу и снова подал блокнот. "У него все реплики заранее что ли записаны?" - невольно подумала девушка и прочла: "Вы мне очень понравились. Мне хотелось бы с Вами познакомиться и проводить". Вот этого она и боялась. Парень ей тоже приглянулся, и она с удовольствием согласилась бы. Но во что превратится их общение? В бесконечную игру "Пиши-Читайку"? Нет. Такие отношения лучше не начинать. Девушка уверенно подняла голову с твёрдым намерением отказать. Мужчина терпеливо ждал ответа. Как похож он на Сергея; те же губы, улыбка, глаза... И всё это будет рядом, совсем близко и доступно. Да в ещё лучшем качестве, ведь у этого незнакомца такой красивый цвет кожи. Она почувствовала, как её охватывает сомнение.
  - У Вас сумка тяжёлая, - зачем-то сказала она, наверно, наивно надеясь, что это обстоятельство остановит молодого человека от знакомства.
  Но тот поморщил нос и махнул в сторону сумки рукой, мол, ничего страшного.
  - Ну, хорошо, - согласилась девушка, и ей будто легче стало. - Только я иду на работу, и на долгую прогулку у меня времени нет.
  Парень изобразил на лице гримасу разочарования и пожал плечами. Прежде, чем начать путь, он сообщил через блокнот: "Моё имя Том". И снова удивление. Довольно необычное имя для здешних мест.
  - А я Елена, - ответила девушка.
  Том повесил сумку на плечо, и они пошли. Почти сразу же Том начал писать в блокноте. "Надеюсь, Ваша работа не за ближайшим домом?" - прочла Елена. Она улыбнулась:
  - Вы угадали. Здание, в котором я работаю сразу за этой многоэтажкой.
  На лице молодого человека снова выражение разочарования.
  - Вы к кому-то в гости приехали? - поинтересовалась Елена.
  Том кивнул головой и написал: "Мой двоюродный дядя пригласил меня погостить".
  - И на долго?
  "На месяц".
  Елена видела, как ему нелегко с тяжёлой сумкой на плече вести письменное общение. Она прибавила шагу, чтобы скорее дойти до места и тем самым сократить маленькие мучения её спутника. Вот и первый укол жалости.
  - А сами Вы откуда, если не секрет? - вновь спросила девушка.
  Том написал: "Из Германии".
  Кажется, удивление у Елены стало входить в привычку.
  - Из Германии? Но для немца Вы слишком хорошо знаете русский.
  На этот раз ответ был устным. Из безмолвно произнесённого Томом слова она разобрала "а", "у", "и", и логически подумав, выявила: "Я русский".
  - Вы русский?
  Вновь утвердительный кивок головы. Том собрался было ещё что-то написать, но дорожная сумка сорвалась с его плеча и упала, парень едва успел её поймать. Правда, при этом потерял ручку. Над другим человеком Лена, может быть, и посмеялась бы, но сейчас она почувствовала новый укол жалости.
  - Поставьте сумку, Вам неудобно, - остановившись, сказала она.
  Том сделал успокаивающий жест рукой, пытаясь снова водрузить сумку на плечо, но Елена уже твёрже повторила:
  - Поставьте сумку на землю. Мы уже дошли до места.
  На этот раз молодой человек послушался. Он опустил на землю сумку и огляделся. Во дворе, среди высоких многоэтажных домов, стояло небольшое красное здание, на котором красовалась ярко-жёлтая вывеска: "Ресторан "Южный ветерок"". Том указал на здание и вопросительно приподнял брови.
  - Да, я работаю здесь, - ответила Елена, отгадав вопрос. - Я повар в этом ресторане.
  Том понимающе закивал головой. Потом он нагнулся к своей суме, пошвырялся во внешнем кармане и достал новую авторучку. "Мне хотелось бы ещё раз с Вами встретиться, - написал он.- Например, сегодня вечером". "А он напористый, - подумала Елена. - Да только имеет ли смысл продолжать наше знакомство?"
  - Вечером не получится, - сказала девушка вслух. - Я заканчиваю работу в полночь.
  "Завтра" - легко прочитала она по его губам.
  "А что, может, ничего страшного в таком общении и нет? - вдруг пришла Елене мысль. - Ведь поняла я его слова по губам, смысл его жестов и мимики. А дальше проще будет, надо лишь привыкнуть, и смотреть на него, как на нормального человека". Девушке стало невероятно легко и спокойно на душе после такого решения. Она улыбнулась:
  - Завтра я свободна. Можем встретиться, скажем, часа в три.
  Том был доволен. Он тут же при помощи блокнота попросил номер телефона своей новой знакомой. Елена продиктовала.
  - А теперь мне пора на работу, - после сказала она. - Да и Вас дядя уже, наверно, заждался. Сами найдёте автобусную останову? - Том согласно кивнул. - Вам ехать ещё две остановки.
  Молодой человек приложил ладонь к груди, изобразил в воздухе пишущее движение и указал пальцем на девушку.
  - Вы напишете мне? - неуверенно предположила она. - А! По телефону? SMS? - Том кивнул.- Хорошо. Я буду ждать.
  Он изобразил рукой прощальное движение, она сделала то же самое и уже повернулась, чтоб уйти, но тут ей пришла в голову ещё одна мысль.
  - Том, - обернулась она. - Если уж мы подружились, может, отменим официальный тон и перейдём на "ты"?
  По лицу молодого человека и его довольной улыбке было понятно, что эта идея пришлась ему по душе.
  
  
  В кухне ресторана уже суетились две поварихи, высокая пышнотелая шатенка Валентина и маленькая кругленькая блондинка Мария. Ауру оформляла негромкая музыка радио. Елена поздоровалась с женщинами и прошла в закуток в конце кухни, который в этом помещении играл роль раздевалки.
  - А мы тебя видели, - услышала она оттуда игривый фальцет Марии.
  Елену это замечание не расстроило. Она дружила со своими коллегами, доверяла им и почти ничего от них не скрывала. Переодевшись в рабочую одежду, повязав фартук и убрав волосы под косынку, она вышла к подругам.
  - Он такой красавчик! - улыбнулась Мария.
  Отстранив работу, она приблизилась к подруге, Валентина поступила точно так же. В глазах молодых женщин горел интерес.
  - Ну давай, рассказывай, кто он, где познакомились, - приказала Валентина.
  Под таким прицелом глаз, находясь в плотном окружении, скрывать что-либо было бесполезно.
  - Мы познакомились сегодня в автобусе, - с готовностью поведала Елена. - Вернее, когда вышли из него. Его зовут Том, приехал в гости к двоюродному дяде.
  - Том? - переспросила Валя. - Он нерусь что ли?
  - Сказал, что из Германии. Но он русский.
  - Познакомиться с немцем в обычном автобусе! - ахнула Мария и произнесла свою коронную фразу. - Как это романтично!
  Марии хоть и исполнилось уже двадцать четыре года, но ей до сих пор мир представлялся в розовом цвете, во всём ей виделась романтика, любовные истории покоряли её, каждый раз растапливая сердце и выпуская из глаз слёзы радости за влюблённых или переживания за них же.
  - Сколько ему лет? Чем занимается? - вопрошала более приземлённая Валентина.
  - На вид лет двадцать пять, тридцать. Чем занимается, не знаю.
  - А что ж не спросила?
  - Валя, мы общались ровно столько времени, сколько занимает дорога от остановки до ресторана.
  Валентина прикинула и согласилась:
  - Да, это мало. Но ты ему хоть оставила номер телефона?
  - Конечно.
  - Значит, вы встретитесь?
  - Уже договорились на завтра.
  - Я рада, - довольно улыбнулась Валентина и вернулась к своему рабочему месту. - Я очень за тебя рада. Такая красивая девушка в двадцать пять лет не имеет права заточать себя в четырёх стенах.
  - А я и не заточаю, - попыталась возразить Елена.
  - Знаю я тебя. Уже два года хранишь никому ненужную верность этому предателю. А кому от этого плохо? Ему? Нет, только тебе.
  Валентина была старше Елены на девять лет, имела жизненный опыт и в общении с мужчинами, и в семейном быту, и потому всегда поучала своих младших подруг.
  - Он и вправду так хорош собой, как мне Машка описывала? Я-то с моим зрением лишь голубое пятно видела.
  Елена невольно улыбнулась, вспомнив лицо нового знакомого.
  - Я тебе на День рождения очки подарю, и только попробуй не носить мой подарок, - заявила Елена.
  - Попробую. Ты прекрасно знаешь, какая я уродина в очках. Но я не слышу ответа на мой вопрос.
  - Да, Том симпатичный. У него красивые глаза, длинные абсолютно чёрные волосы. Правда, рост немного подкачал. Он всего на полголовы выше меня.
  - Главное, что не ниже.
  - Сергей на тридцать сантиметров был выше меня...
  - Забудь наконец об этом мерзавце, - прикрикнула Валентина. - Его нет, он в Америке и к тебе больше никогда не вернётся.
  Елена закусила губу. Валентина искренне за неё переживала, утешала, как могла, но и правду никогда не скрывала. После той подлости, что Сергей совершил по отношению к Елене, Валя буквально возненавидела его и даже не желала произносить его имени. Елена подумала, что, наверно, не стоит говорить, что Том внешне очень похож на столь неприятного Валентине человека. Но об одном обстоятельстве всё же стоило упомянуть.
  - Том без сомнения хорош, - сказала Елена. - Но у него есть один недостаток.
  - Странно, что только один, - отозвалась Валентина; она плюхнула на разделочный стол кусок сырого мяса, взяла широкий нож и приступила к нарезке.
  - Я не имею в виду характер. Этот парень... он немой.
  - Как это? - изумилась Мария, до сих пор сохранявшая взгляд и позу лирического восторга.
  - Не твой? - не поняла Валентина, старательно отрезая ровные куски. - Так будет твоим.
  - Да я не о том, - нервно махнула рукой Елена. - Он немой, понимаешь?
  - Не твой... - оторвавшись от работы, Валентина повернулась к подруге. - У него там есть девушка?
  - Какая девушка? У него нет голоса, Валя! Он не может говорить.
  Услыхав это, впечатлительная Мария округлила глаза и трагично всплеснула руками.
  - Не может быть. - Валентина стояла в недоумении. - А как же вы общались?
  - Том писал записки в блокноте, а я читала и отвечала.
  - То есть, он слышит...
  - Слышит хорошо, но совсем не говорит.
  - Мда-а, - задумчиво протянула Валентина. - Ну никак красота не хочет быть идеальной, обязательно найдётся какой-нибудь изъян.
  На несколько секунд разговор прервался на скорбное молчание.
  - Но раз ты согласилась с ним встретиться, то для тебя это не такой уж большой недостаток, - после высказала Валентина.
  - Нет, не большой, - согласилась Елена. - Неудобно, конечно, общаться, но... Зато необычно.
  - Зато он такой красавчик, - добавила Мария. - Просто смотреть на него и то приятно.
  У ресторана остановился чёрная "Хонда". Мария подбежала к окну.
  - Белкин приехал, - сообщила она.
  - По местам, девочки, - призвала Валентина, и все трое разошлись к своим столам и принялись за работу.
  Белкин. Вот ещё одна головная боль.
  Белкин Николай Вениаминович являлся основателем и директором ресторана "Южный ветерок". С первого дня, как только Елена устроилась на работу, он проявлял к ней различные знаки внимания. Сначала робкие и тайные, а потом стал ухаживать за девушкой открыто. Подарки, цветы, комплименты, приглашения на свидания. Многие подарки Елена принимала хотя бы уже потому, что они были действительно хорошие и дорогие, пару раз согласилась сходить в кино, просто от скуки. Но ближе этого человека Елена к себе не подпускала и, как бы он не хотел, она ни разу не назвала его по имени, только по имени-отчеству: Николай Вениаминович.
  Несмотря на свои тридцать два года Николай Вениаминович ещё ни разу не был женат. Он всё пребывал в поисках идеала. И вот, когда наконец нашёл, этот идеал почему-то никак не желал принять его искренние пламенные чувства. Вроде и внешность приятная, и фигура в норме, и одежда дорогая со вкусом. В конце концов, хорошее материальное обеспечение. Но Елена как была три года назад холодна к солидному ухажёру, так до сих пор таковой и осталась. В Николае Вениаминовиче она видела только начальника и старалась не переступать официальной черты.
  Николай Вениаминович заглянул в кухню, обвёл её хозяйским взором и громко произнёс:
  - Здравствуйте, девушки!
  - Здрасте, - не отвлекаясь от работ, пробубнили девушки.
  Николай Вениаминович потоптался у порога; та, которая ему нравилась, даже не обернулась.
  - Кондиционер работает? - придумал он повод задержаться.
  - Конечно, работает, - ответила за всех Валентина. - Его же вчера починили.
  - Ну да. Да. Хорошо. Ко мне вопросы какие есть?
  - Пока нет.
  - Ну ладно. Ладно. Работайте. Я попозже загляну.
  Николай Вениаминович ещё несколько секунд потоптался у порога, но, так и не дождавшись внимания от своей симпатии, ушёл.
  - Какая ты жестокая, Лена, - шутливо упрекнула Валентина. - Он, бедный, так ждал, что ты на него хотя бы посмотришь.
  - Он каждый раз этого ждёт. Ну его, - отмахнулась Елена. - Он мне не интересен.
  - И правильно, - согласилась Валентина. - Зачем тебе такой старый? Да у него уже и лысина стала проглядывать. Если б его шевелюра была тёмной, то её было бы очень заметно. У тебя теперь другой интерес, помоложе и красивее.
  - Если б меня полюбил немой мужчина, - донёсся мечтательный голос Марии, - я бы ради него выучила язык жестов, чтобы ему было легче со мной общаться.
  - Кстати, мысль не из плохих, - поддержала Валентина. - Правда, за один вечер этот язык не выучить.
  - Как далеко вас занесло! - упрекнула Елена. - Я ещё не уверена, пойду ли завтра на встречу, а вы мне уже язык жестов учить предлагаете.
  Валентина даже нож отбросила от негодования:
  - Как не уверенна?! Как не пойдёшь?! Вы ж уже договорились о свидании...
  - Что я слышу! Кто идёт на свидание? Почему я не в курсе?
  Этот звонкий голос принадлежал заглянувшей в кухню молодой стройной яркой брюнетке официантке Софьи.
  - Машенька, это ты идёшь на свидание? - Софья хитро покосилась на девушку.
  - Нет, меня ещё не пригласили, - скромно отозвалась Мария. - Это Лена собирается.
  - Лена! Правда?! Ну-ка, выкладывай всё на чистоту.
  Софья тоже являлась хорошей подругой Елены и потому имела право влезать в её жизнь. Елене пришлось отложить работу и повторно рассказать о своём утреннем происшествии и о новом знакомом парне по имени Том.
  - Немой? - переспросила Софья, приподняв свои идеально нарисованные брови. - Прикольно. И как вы общаетесь?
  - Через блокнот.
  - Оригинально. Главное, так необычно. И ты хочешь упустить такое приключение?
  В этот момент раздался зуммер сотового телефона Елены, возвестивший, что его хозяйке пришло сообщение.
  - Это, наверно, он, - предположила девушка, вынула из кармана телефон и открыла SMS.
  Все вокруг замерли. Русские слова были написаны латинскими буквами, что немного замедляло процесс чтения.
  - "Это Том, - читала вслух Елена. - Я уже у дяди. Он очень хороший и добрый человек. Уверен, мы подружимся. Я всё-таки заблудился. Его дом стоит внутри дворов, и на нём нет номера. Едва нашёл его. Елена, мы договорились о времени встречи, но ты не назвала места. Я совсем не знаю города, и потому место встречи назначь ты. Я приеду, куда скажешь".
  Елена отложила телефон на стол и тяжело вздохнула. Она вспомнила красивое смуглое лицо Тома, его приятную улыбку, его безмолвное шевеление губ, таких беспомощных перед силой слова.
  - Ох, не знаю, - вновь вздохнула девушка, сомнения снова теснили её грудь.
  - Чего "не знаю"? Иди расслабься, развеселись, - настаивала Софья. - Ничего серьёзного. Мы же не замуж тебя гоним.
  - Вот и я говорю, - поддержала Валентина. - Что дома-то летом киснуть? Красивый парень. Ну, голоса нет, всё остальное-то на месте.
  - Кто он? Немец? Я слышала, немцы деликатны и учтивы к женщинам. К тому же он, возможно, не беден.
  - Не знаю, - только и выдохнула Елена.
  Уткнувшись в свои сомнения, она отправилась к холодильнику и, открыв его, стала машинально выкладывать на стол свежие яйца.
  - Понимаете, трудно ему со мной, - после паузы заговорила она. - И я начинаю испытывать к нему жалость. Притворяться я не умею, и он быстро почувствует, что я согласилась на встречу из жалости...
  - Нет, жалеть инвалидов нельзя, - сказала Софья. - Это их оскорбляет.
  - Мужчин вообще не надо жалеть, - добавила Валентина.
  - Девочки, я с вами серьёзно...
  - А мы с тобой тоже серьёзно, - приблизилась к подруге Софья. - Ты уже два года хоронишь себя в склепе воспоминаний о Серёженьке. Ты же там погибнешь! Вот повстречался человек, ради которого ты согласилась выглянуть оттуда, так не останавливайся! Вспомни вкус жизни, вспомни, что такое мужские руки, мужские губы, почувствуй себя вновь желанной!
  Елена молчала, медленно выкладывая яйца. Софья говорила всё правильно, но что-то всё равно давило на сердце.
  - Она просто боится снова полюбить, - раздался тихий голос Марии.
  Все повернули головы к девушке и замерли. Елена поняла, что подруга как нельзя более правильно назвала причину её сомнений. Она действительно боялась снова полюбить и снова стать брошенной. Спрятав от подруг глаза, Елена вернулась к прерванному занятию. В кухне висело напряжённое молчание, и лишь бормотание радио разбавляло его. Все тоже догадались, что Мария своим замечанием попала в самую точку.
  - Я не поняла. Ты собралась сотворить гигантский омлет? - вдруг задала вопрос Валентина, недоумённо взирая на заваленный яйцами стол.
  - Мда-а, - только и смогла протянуть Софья, тоже оценив состояние стола.
  - Девочки, это так романтично! - лирически вздохнула Мария.
  Елена выползла из задумчивости и обернулась. Она так углубилась в свои мысли, что и не заметила, как выложила из холодильника яиц сорок, а то и больше. Да уж, очень романтично. Сначала усмехнулась Валентина, потом прыснула Софья, хихикнула Мария, Елене тоже стало смешно, и уже через пару секунд кухонное помещения залил дружный громкий весёлый девичий смех. И продлился бы он, возможно, долго, но его прервал новый зуммер сотового телефона. Елена вздрогнула и замерла. Она столько времени думала о Томе, но совершенно забыла ему ответить. С трудом отыскав среди яиц свой телефон, девушка открыла сообщение и прочла:
  - "Елена, я с нетерпением жду ответа, но его нет. Может, ты передумала? Я осознаю, что являюсь человеком неполноценным, но то, что ты не отвергла меня сразу, дало мне повод надеяться на наше дальнейшее сближение. Неужели я ошибся?"
  - Тебе не стыдно? - стараясь утихомирить смех, упрекнула Валентина. - Едва познакомилась с парнем, как уже доводишь его до паники!
  - Как-то витиевато он изъясняется, - заметила Софья, махая на лицо руками, пытаясь осушить навернувшиеся от смеха слёзы, чтобы они не намочили накрашенные ресницы. - Не современно. Интересно, кто его учил русскому языку?
  - Отвечай ему скорей, если не передумала встречаться.
  - Ты что замерла? Ленка! - глаза Софьи моментально высохли сами. - Всё-таки передумала?
  - Лен, не надо, - простонала Мария, вернувшая себе серьёзность ещё с телефонным звонком.
  - Я думаю, - заговорила Елена, - назначу встречу у кинотеатра "Комета". Он здесь близко, пешком дойти можно.
  - Пешком заблудится, - со знанием дела сказала Софья. - И для первого свидания с незнакомым мужчиной лучше выбрать более людное место.
  - Ты меня уже пугаешь? - покосилась на подругу Елена.
  - Нет. Просто в наше время, в котором мошенники процветают, лишний раз поостеречься не помешает.
  - Тогда, может, на набережной? У воды не так жарко...
  - Всё равно солнце печёт.
  - Можно пойти в Центральный парк, - предложила Мария. - Там так хорошо летом, можно погулять... Озеро с лебедями...
  - И народа много, - подхватила Софья.
  - И отсюда легко доехать, - добавила Валентина. - Кажется, сорок второй маршрут прямиком до парка едет. Всё, пиши!
  - Ох, и что бы я без вас делала? - И Елена начала быстро набирать сообщение.
  "Извини, я забыла вынуть телефон из сумочки и не услышала звонок, - солгала она, чтобы оправдать своё долгое молчание. - Я не передумала. Давай встретимся завтра в три часа у входа в Центральный парк. Он недалеко от твоего дома, и туда идёт прямой автобус Љ 42. Ты не заблудишься".
  - Ну, вот и славно, - довольно улыбнулась Валентина. - Теперь главное, чтоб этот парень хорошим человеком оказался.
  - Завтра тоже с Андреем потусуюсь в парке, гляну на вас, - заявила Софья.
  - Ну вот ещё! - запротестовала Елена. - Не надо.
  - Почему? Я не буду к вам подходить. Просто взгляну на твоего Тома издалека и всё. Его все видели, я тоже хочу.
  - Я не видела, - сказала Валентина.
  - Ты со своей слепотой вообще не в счёт, - махнула на неё Софья.
  - Сейчас возьму, и в тайне от вас назначу свидание в другом месте, - надула губки Елена.
  - А чего ты боишься?
  - Я не боюсь. Просто не хочу гулять под твоим присмотром. Может, я смущаться буду.
  - Да ладно, не дуйся. Пошутила я. Нам с Андреем и без прогулок есть чем заняться.
  - Не пойдёшь? Точно? - Елена всё-таки глядела на подругу с недоверием.
  - Да точно, точно, - заверила Софья.
  Телефон Елены снова возвестил о поступлении нового сообщения.
  - Это от Тома, - вгляделась Елена в табло. - "Я очень рад! Честно говоря, я испугался, что подруги тебя отговорили". Да, слышал бы он моих подруг, - ворчливо прокомментировала девушка. - "Я обязательно приду. Скорее бы наступило завтра! Спасибо!" А спасибо-то за что?
  - За то, что не передумала, - высказала Валентина и распорядилась. - А теперь хватит о любви. Принимайтесь за работу! Уж скоро посетители придут, а у нас не готово ничего.
  
  
  На свидание Елена собиралась долго, почти всё утро. Ей непременно хотелось выглядеть лучше, чем обычно. Она перемерила множество нарядов, критично оценивая себя в зеркале, и наконец остановилась на лёгкой кремовой юбке с широким поясом и оранжевой обтягивающей кофточке, выгодно подчёркивающую красивую грудь и стройный стан. Скромненько, но со вкусом. Помня о том, что кавалер не мог похвастать большим ростом, девушка выбрала туфли на невысоком каблуке. Макияж наложила неброский, сделав акцент на глазах. Глаза и от природы были хороши, но добавить им красоты никогда не мешало. Длинные густые тёмные волосы после шампуней, масел, расчёсок и фена стали блестеть, благоухать и закрутились крупными волнами. Последний штрих - несколько капель французских духов, так любезно подаренных Белкиным.
  Елена ещё раз оглядела себя в зеркало. Как давно она не творила из себя красавицу. Пожалуй, девчонки правы, ей нужно было встряхнуться. Но бедный Том. Если уж она ему понравилась в простом платье, с хвостом на голове и без макияжа, то сегодня он будет буквально сражён. А нужно ли так с ним поступать? Нужно ли влюблять в себя парня, если у них не будет никаких серьёзных отношений? "Ну и ладно, - Елена гордо вздёрнула носик. - В конце концов, он сам напросился, сам настаивал. Вот пусть теперь и мучается".
  Автобус остановился с другой стороны парка, и чтобы дойти до главного входа, необходимо было пройти несколько метров, обогнув низкую кирпичную ограду парковой территории. Том уже ожидал в условленном месте. Он тоже выглядел иначе. Светлая рубашка с короткими рукавами, чёрные брюки, начищенные кожаные туфли; волосы, как и накануне, забраны в хвостик, но глаза спрятаны за тёмные стёкла солнечных очков модного фасона. Молодой человек стоял в тени большого раскидистого дерева и скучающе смотрел по сторонам. И вдруг он увидел её - стройную, гордую, с развевающимися на ветру волосами. Она твёрдо ступала по тротуару, и, казалось, ей вслед с восхищением смотрели не только люди, но и весь мир. Сдёрнув с глаз очки, Том вглядывался в это чудо и с трудом верил, что девушка не проходила мимо, а шла прямо к нему.
  Как Елена и предполагала, парень был буквально сражён на повал. Она приблизилась к нему и улыбнулась. Произведённый эффект ей понравился. Сражённый что-то проговорил губами, но Елена не смогла понять.
  - Привет, Том, - поздоровалась она.
  Молодой человек наконец стал приходить в себя. Он тоже улыбнулся и быстро проделал несколько движений руками: указал на девушку, слегка обвёл своё лицо и, растопырив пальцы, как бы воздел их к небу, при этом губы отчётливо произнесли: "Ты прекрасна!". На этот раз Елена поняла и смущённо опустила глаза:
  - Спасибо за комплимент, - проговорила она. - Ты очень любезен.
  Но Том отрицательно покачал головой. Он водрузил очки на голову, достал из нагрудного кармана небольшой блокнот с ручкой и быстро написал: "Это - не любезность, это - правда". Прочитав запись, Елена смутилась ещё больше. Она уже пожалела, что не нарядилась в простые джинсы с футболкой и не заколола волосы.
  Девушка заставила себя стряхнуть излишнюю скромность и поднять глаза. В конце концов, именно для того она и прихорашивалась, чтобы понравиться.
  - Пойдём гулять, - предложила она.
  Пару минут они шли по аллее парка молча. Погода стояла жаркая, солнце светило ярко, но в парке, который из-за обилия деревьев больше напоминал лес, царила приятная прохлада, и витал лёгкий ветерок; вокруг щебетали птицы, и пахло зеленью.
  - Ну как, вы с дядей подружились? - завела Елена разговор.
  Том закивал головой.
  - Как его зовут?
  Том написал в блокноте: "Игорь Анатольевич".
  - Кто ещё тебя встречал в его доме?
  Отрицательное движение головой.
  - Он разве один живёт?
  Подтверждение и письменное пояснение: "Его супруга умерла около трёх лет назад, а единственный сын уехал в Америку искать счастье и богатство".
  - В Америку... - Елена невольно вспомнила Сергея и вздохнула. - У нас почему-то многие думают, что счастье и богатство можно найти только за границей. А ты из какого города?
  "Кюстендорф. Это скорее не город, а посёлок на юге Германии".
  - Красиво там?
  "Очень. Побережье Рейна, склон высокого зелёного холма. Городок славится цветами. У нас две фермы по выращиванию разнообразных цветов и парфюмерный заводик".
  - Здорово! - восхитилась Елена, представив себе живописный зелёный уголок с разноцветными брызгами цветочных клумб. - Ты тоже цветовод?
  "Нет, я музыкант".
  Елена усмехнулась. Надо же! Судьба опять столкнула её с музыкантом.
  - И на каком инструменте играешь? Где?
  "Я пианист. Играю в маленьком провинциальном ансамбле".
  "Как у них всё похоже, - подумала Елена. - Сергей тоже был музыкантом в провинциальном ансамбле, только играл на гитаре. И ещё пел".
  "Ты никогда не была в Германии?" - прервал Том её воспоминания.
  - Нет. Я вообще ни разу из страны не выезжала. А ты в России впервые?
  "Подростком я приезжал с родителями в Москву и Петербург. Мне очень понравилось. Обязательно ещё там побываю. А ты в этом городе всю жизнь?"
  - Да. Здесь родилась, выросла, выучилась, работаю.
  "У тебя большая семья?"
  - Если всех собрать, то, наверно, да, большая. Родители, старшая сестра, которая уже успела выйти замуж и родить дочурку, бабушки, дедушки, дядя, двоюродные брат с сестрой. Ещё и дальние родственники... А твоя семья большая?
  Том лишь отрицательно покачал головой и отвёл глаза. Елена заметила, что улыбка сошла с его губ. Может, у него какие проблемы в семье, о которых он не хотел бы распространяться? Елена была нормальной женщиной, и потому любопытство немедленно и беспрепятственно вгрызлось в её душу. Девушке захотелось во что бы то ни стало раскрыть все тайны своего нового знакомого.
  - Ты говорил, что русский по национальности. Значит, твои родители тоже русские?
  Том покачал головой, и его губы сказали: "Мама".
  - Только мама? А отец немец?
  "Чистокровный немец. В его роду уже много веков недопустимы браки с иной национальностью".
  - Как же он женился на твоей матери?
  "Пошёл против воли родителей. Любовь оказалась сильнее предрассудков".
  Вроде разговорился. Хорошо. Даже снова заулыбался. Может, не такая уж запретная тема затронута?
  - Значит, это мама тебя учила русскому языку?
  "Бабушка. Она требовала, чтобы в её доме говорили только по-русски, и чтоб письма ей писались только на этом языке. Исключение было только для моего отца. Бабушка считала, что мы обязаны знать язык наших предков, что он нам обязательно пригодится. И вот, оказалась права".
  Но тут Том вдруг споткнулся о камень на дороге и едва удержался на ногах. "Нет, так дело не пойдёт", - подумала Елена.
  - Том, давай сядем на скамейку, - предложила она. - Так будет удобнее и тебе, и мне. У тебя подчерк станет ровнее, а я не буду долго ждать ответа, смогу читать следом за твоей рукой.
  У молодого человека вырвался печальный вздох, но он нашёл идею Елены весьма удачной, и парочка устроилась на скамейке в тени невысокой берёзы.
  - Вы все жили в доме бабушки? Как её имя? - вернулась Елена к прерванной теме.
  "Её зовут Анна Григорьевна. Я с родителями жил в Майнце, а к бабушке приезжал в гости. Мне у неё очень нравилось, и я проводил в её доме все каникулы. Она прекрасный человек, очень образованная. Особенно я любил, когда она рассказывала разные сказки, легенды. У неё это как-то красиво получалось, нараспев, завораживающе. В её доме много русских книг, и я их все прочёл. Через бабушку я и полюбил Родину моих предков".
  - Ты, наверно, был её любимчиком?
  "Она и сейчас меня балует".
  Том улыбался. Казалось, разговор его больше не тяготил. Елена сидела к парню совсем близко, почти касаясь плечом. Ей это было приятно. Она имела возможность рассматривать его лицо, изучать каждую его чёрточку, каждое движение. И чем больше Елена смотрела на Тома, тем больше он ей нравился. Всё в нём нравилось: плавный взмах длинных ресниц, дрогнувшая бровь, бледная родинка у левого глаза, которую раньше она не замечала, зацепившийся за плечо чёрный локон... Но чаще она смотрела на губы - подвижные, даже несколько беспокойные, желающие высказаться, будто молчать для них было непривычно. Но сейчас Елену даже радовало, что её собеседник нем, это позволяло ей смотреть на него открыто, без робости. Елена ещё и сама не осознавала, до чего могло довести её это любование.
  Том повернул к ней лицо, обжёг чёрными, совершенно чёрными глазами и продолжил рассказ:
  "Со мной бабушка чувствует себя раскрепощённой. Вспоминает свою жизнь, поёт русские песни. У неё красивый голос. В своё время она даже пела в оперетте".
  - Как она оказалась в Германии?
  "Её отец во время Революции вывез свою семью за границу в Берлин".
  - Почти стандартная история. А почему тогда твой дядя живёт здесь?
  "Бабушкин брат-близнец Анатолий во Вторую Мировую ушёл воевать на стороне России и после не вернулся в Германию. Семье пришлось покинуть Берлин. С Анатолием и так не было никакой связи, а после и он не знал, где жила его семья. Он потерялся на долгие годы. Не было возможности даже узнать, жив он или погиб. Но верили в лучшее и потому искали. И вот семь лет назад откликнулся его сын. Мама моя с бабушкой приезжали сюда к нему. К сожалению, самого Анатолия уже не было в живых".
  - Какая интересная история у твоей семьи. А почему Анна Григорьевна не переедет в Россию?
  "У неё в Германии удачно сложилась жизнь, хороший муж, карьера певицы. А сейчас уже поздно что-либо менять, уже пущены корни, и они крепко держат".
  - Но ей, наверно, тоскливо там при такой любви ко всему русскому?
  "Нет. У бабушки есть много друзей, тоже русских эмигрантов. Они раз в месяц собираются у неё дома и устраивают литературные вечера. Читают стихи, прозу, поют романсы. Я тоже иногда участвовал в этих вечерах, разучивал стихи. Но мой сильный акцент только всё пор..."
  Том вдруг резко остановился и быстро несколько раз зачеркнул последнюю строчку. Но Елена уже успела её прочесть. Она словно резко очнулась от сна, даже вздрогнула. Какой акцент? Разве может быть акцент у немого? Это что, шутка или перед ней обманщик? Елена пристально смотрела на Тома, но тот опустил глаза и недовольно сжал губы. Создавшаяся ситуация ей совсем не нравилась.
  - Проболтался, да? - разочарованно усмехнулась она. - Значит, ты можешь нормально говорить?
  Том отрицательно покачал головой.
  - Но ты же сам признался, что у тебя сильный акцент. Может, ты потому и пишешь, что стесняешься своего акцента?
  Том снова покачал головой и взялся за ручку: "Я сейчас всё объясню".
  - Может, всё-таки устно, так удобнее, - продолжала не верить Елена.
  Но Том в третий раз движением головы сказал категорическое "Нет".
  "Раз уж проболтался, расскажу всё. Да, я не всегда был немой. Я имел голос хороший и сильный. Но пять лет назад я с моей семьёй попал в автокатастрофу. Мы ехали из Кюстендорфа в Майнц. Я с сестрой сидел на заднем сидении. У меня была младшая сестра Луиза. Я даже не видел тот грузовик, так как смотрел в окно в другую сторону. Я только почувствовал сильный удар, и наш автомобиль выбросило в кювет, крутой каменистый склон. Машина перевернулась несколько раз. Моя дверь как-то открылась, сорвалась с петель, и я вылетел вон. Сломал обе руки, но был в сознании. Наконец автомобиль остановился. Я взглянул на него, и мне показалось, что Луиза шевелится, а значит, жива. Несмотря на боль, я встал и направился к машине. Но в ту же минуту раздался взрыв. Спасать больше было некого. То ли от увиденного, то ли от взрывной волны, я потерял сознание".
  Елена вчитывалась в короткие предложения и могла лишь догадываться, какие чувства, какие эмоции скрывали сухие нарисованные слова. Она взглянула на Тома - он был серьёзен, губы плотно сжаты, но глаза предательски блестели.
  "Очнулся я в больнице, - продолжал повествовать Том. - У меня было сломано два ребра, обе руки, потеряны голос и частично зрение. Рёбра срослись, руки заработали, зрение восстановилось, а голос не вернулся. Я лечился, боролся, но всё бесполезно. И я смирился. Я остался немым навсегда. Для меня этот приговор был не менее страшен, чем потеря семьи. Ведь я был певцом, меня ждало большое будущее. В один миг, словно мыльный пузырь, лопнула вся моя жизнь.
  Я не хотел тебе всё это рассказывать. Хотел, чтобы ты мой изъян считала врождённым".
  - Почему? - тихо спросила Елена. Рассказанная история потрясла её до глубины души.
  В ответ Том лишь слабо пожал плечами.
  - Боялся, что я тебе не поверю?
  Том промолчал.
  - Твой рассказ действительно очень похож на сценарий к триллеру, но я тебе верю. И искренне сочувствую. То, что ты пережил - ужасно. Водитель грузовика был наказан?
  "Он вылетел с дороги следом за нами, тоже разбился. Расследование показало, что у водителя случился инфаркт прямо за рулём".
  Елена тяжело вздохнула, почувствовав, как печаль буквально накрывает её с головой.
  "Прости. Я не хотел превращать наше свидание в траур".
  - Это не траур, а грусть. И очень хорошо, что ты рассказал мне правду. Зато между нами теперь не будет недомолвок и недоверия.
  Том отложил блокнот и отвернулся в сторону. Его подбородок мелко подрагивал, ноздри раздувались, глаза моргали чаще и резче обычного - мужчина старательно боролся со слезами. Сколько лет прошло? Пять? Довольно много. Но видимо, не для такого горя. Елена наблюдала за Томом с жалостью в сердце, молча, не мешая ему подавлять нахлынувшие эмоции.
  - Ты потом переехал жить к бабушке? - через несколько минут спросила девушка.
  Том кивнул головой. Он шумно выдохнул остатки трагических воспоминаний и повернулся к собеседнице, он даже попробовал улыбнуться.
  - Ты, как и она, метил в оперетту?
  Том снова взял блокнот: "Меня ждала эстрада. Я выиграл национальный конкурс, меня заметили продюсеры, был подписан выгодный контракт с Берлинской студией, вышли два моих хита, а после и альбом. За один лишь год я достиг всего, о чём мечтал. Сейчас обо мне забыли".
  - А как ты попал в ансамбль?
  "Увидел объявление в газете, что набирается музыкальная группа, требовался пианист. Я пришёл по указанному адресу в соседнем городе. Там было трое парней. Их сначала смутило, что я немой, но, прослушав мою игру, меня приняли. Ребята хорошие, дружные, я рад, что работаю с ними. Мы не слишком популярны, гастрольный график маленький. Больших денег на зарабатываем, но на жизнь хватает. К тому же я занимаюсь любимым делом, для меня это важно. А недавно я ещё и музыку к сериалу написал. Приличный гонорар получил, на него и поехал гостить к дяде".
  - Так ты ещё и композитор? Наверно, хороший, раз именно тебе заказали музыку.
  "Мне не заказывали. Просто студия устроила конкурс, моя мелодия выиграла".
  - Смотри-ка, да ты везунчик! - улыбнулась Елена. - Во всех конкурсах выигрываешь.
  "Ну, пока только в двух: в музыкальном да в песенном".
  - Интересно было бы послушать твой голос.
  Но у Тома это замечание почему-то вызвало нервный жест и недовольную мину.
  "Вот потому я и не хотел тебе ничего рассказывать, - пояснил он свои эмоции. - Я прошлый буду интересовать тебя намного больше, чем я настоящий".
  У Елены эти строки вызвали изумление.
  - Вот уж не ожидала от тебя такой глупости, Том, - сказала она. - Если человек интересен, то интересен любой.
  Том приподнял бровь и покосился на девушку: "Значит, я тебе всё-таки интересен?"
  Елена тяжело вздохнула, поставила себе на колени сумочку и достала из него зеркальце.
  - Оказывается, правду говорят, что немцы жуткие зануды, - проговорила она, рассматривая в зеркале, всё ли в порядке с макияжем на её лице.
  Том усмехнулся, покачал головой, но признал своё поражение. Елена положила зеркальце обратно в сумочку и вдруг спросила:
  - Ты когда-нибудь кормил белок?
  Подобный вопрос застал молодого человека врасплох. Он недоумённо взглянул на собеседницу. "Белка?" проговорили его губы, и рука несколько раз проскакала в воздухе.
  - Да, белка. Это маленькое животное, которое прыгает по деревьям, - как ни в чём не бывало, пояснила девушка.
  Том улыбнулся ещё шире и закивал головой: "Я знаю". "В наших лесах много белок. Но мы их не кормим, они как-то сами еду добывают".
  - В этом парке живёт несколько белок, - поведала Елена, - и каждый раз, когда я прихожу сюда, обязательно беру с собой семечки и орешки, чтобы угостить их. Так поступают многие, и потому зверушки здесь почти ручные и весьма упитанные.
  Ну, теперь Тому стало всё понятно. "Ты вот про что! У нас в парках тоже есть такое чудо. Белки до того привыкают к гостинцам от людей, что даже начинают в открытую попрошайничать".
  Елена достала из сумочки небольшой пакетик с ядрами разных орешков.
  - Ну, раз тебе процедура кормления белок знакома, пошли, порадуем зверушек.
  Где обитали белки, можно было узнать по небольшой оживлённой толпе людей, окружившей высокий дуб. Ввысь вдоль широкого ствола тянулись руки с угощениями для животных, которые резво спускались вниз к людям и смело хватали цепкими лапками предложенные лакомства. Детвора визжала от восторга, взрослые восхищённо ахали и смеялись.
  - Мы не пойдём туда, - со знанием дела сказала Елена. - Не люблю толкотню. Иди за мной.
  Девушка сошла с аллеи и углубилась в пролесок. Том доверчиво шёл следом. Приблизившись к одному из дубов, Елена насыпала в ладонь несколько орешков и поцокала языком. Никто не отозвался. Она поцокала снова.
  - Туда сбежались только самые смелые и наглые белки, - пояснила девушка. - А кто поскромней и послабей ждут своей очереди. Но пока дождутся, народ уже расходится, и им ничего не достаётся. Поэтому я отхожу в сторону, и сюда прибегают те, кто не может пробиться к главной кормушке.
  Елена поцокала ещё, и вот уже шевельнулись ветки, и на стволе появились два зверька. Они медленно и нерешительно сползали вниз головой по дереву, цепляясь за кору крохотными, но цепкими коготками, и буквально сверлили маленькими чёрными бусинками глаз ожидавшее их угощение.
  - Ой, да их две! - воскликнула Елена. - Том, возьми, покорми вторую, а то она убежит.
  Том взял протянутый ему пакет с орехами, высыпал несколько ядрышек на ладонь и тоже протянул вверх. Белки наконец поняли, что им ничего не угрожает и, осмелев, спустились к еде. Сначала, схватив орех, они убегали и, съев его на ближайшем суку, возвращались за новой порцией. Но вскоре это им надоело, и зверьки стали есть, не отходя от "стола".
  Тому забава понравилась; его глаза азартно поблёскивали, с губ срывался смех - он словно в детство окунулся. Смех у парня был нехорошим хриплым, из-за отсутствия голоса он больше походил на слабый кашель. Елена, безусловно, это заметила, но тактично не подавала вида, и основное внимание всё-таки уделяла белкам.
  Она постепенно опускала ладонь с орехами всё ниже и ниже, пока зверёк не оказался на уровне её глаз. Он был так увлечён угощением, что даже позволил себя погладить по спинке. Том попытался повторить фокус девушки, но его белка была начеку. Чуть заметив приближение незнакомого существа в виде человеческой руки, она тут же взбежала вверх по стволу и скрылась среди дубовых ветвей.
  - У меня более смелая, - похвастала Елена, поглаживая белку. - Жаль, фотоаппарата нет. Мне ещё ни разу не удавалось так приблизить белочку.
  В ответ на это замечание Том достал свой сотовый телефон, настроил его на функцию "Фото" и сделал пару фотографий. И очень вовремя. Доев последний орех, белка не сочла нужным дольше задерживаться у опустевшей кормушки и быстро исчезла в густой кроне дерева.
  - Сбежала. Жалко, - разведя руками, проговорила Елена. - А я хотела и тебя сфотографировать.
  Том махнул рукой, мол, ничего страшного. Елена свернула пакет из-под орехов, отряхнула руки и приблизилась к молодому человеку.
  - Можно взглянуть, какие снимки получились? - попросила она.
  Том согласно кивнул и, повернув широкий экран телефона к девушке, вывел на него последние запечатлённые им кадры. Елена осталась довольна.
  - Очень удачные снимки получились, - похвалила она. - А у тебя здесь есть ещё фотографии? - Том ответил утвердительно. - Мне можно посмотреть?
  Вместо ответа молодой человек протянул девушке свой телефон. Обрадовавшись разрешению, Елена приняла телефон и направилась к ближайшей скамейке. Том последовал за ней. Удобно усевшись на скамейку, они принялись за просмотр снимков.
  Сначала было несколько фотографий пожилой седовласой женщины с мягкими чертами лица и голубыми глазами.
  - Это твоя бабушка? Приятная женщина. И домик у вас такой хорошенький, прямо игрушка. Боже, какие котяры! Ваши? Один чёрный, другой белый? Как кличут этих толстяков?
  "Шварц и Вайс".
  - Вот так просто Чёрный и Белый?
  "Ты знаешь немецкий?"
  - В школе учила. Очень давно. В жизни этот язык мне не пригождался, а потому знания остались весьма поверхностными.
  Следующая серия фотографий была посвящена мужчине лет сорока пяти и молодой приятной полноты женщине. Женщина была невысокой голубоглазой блондинкой, мужчина же в противоположность ей - высокий жгучий черноглазый брюнет. Его лицо украшал прямой острый нос.
  - Это твои родители? - догадалась Елена. - Ты на них похож. Особенно на отца.
  "Мама передала мне только рост и глаза. Луиза больше похожа на мать".
  - А чем родители занимались?
  "У них была своя школа современного танца. Мама преподавала, отец вёл дела".
  - Да у тебя вся семья в искусстве!
  Елена стала листать дальше, и появилось фото юной девушки. Стройная фигурка, длинные светлые волосы, но цвет глаз тёмный и снова прямой острый нос. Девочка улыбалась, кокетничала перед камерой, открыто радовалась жизни; было заметно, что она любила фотографироваться. Вот Луиза на мосту, вот на речном берегу, вот в нарядном платье, а вот в широкополой шляпе, вот со Шварцем на руках, а здесь с братом в обнимку. Ужасно, что о такой весёлой юной милой девочке можно было сказать: "Её уже нет в живых". Услыхав рядом с собой тяжёлый вздох, Елена решила не задерживаться на снимках с Луизой.
  Вновь мужчина и женщина, но уже другие, строгие, солидные. Женщина стройна, горда, красива; мужчина высок, смугл, на его удлинённом худом лице излишне резко выделялся прямой острый нос.
  - Это родители отца, - догадалась Елена. - Я смотрю, форма носа в вашем роду что-то вроде фамильной реликвии, передаётся по наследству из поколения в поколение.
  Том усмехнулся и невольно затеребил свою "реликвию".
  - Ты с ними часто видишься?
  "Нет. Им не нравилась моя мать. Они уверены, что если бы сын их послушал и женился на другой, то сейчас был бы жив. Они и раньше почти не общались с нами, а теперь и вообще не желают меня видеть. Даже предупредили, чтобы на наследство я не рассчитывал".
  - А что, большое наследство?
  "Две гостиницы в Кёльне. Но у них ещё есть дочь и двое внуков, дело не пропадёт".
  - Подумаешь, какие принципиальные, - повела плечом Елена. - Уверена, ты не очень расстроен. Зато в вашей семье были любовь и уважение, а это важнее денег.
  На экране следующий кадр - двое улыбающихся парней.
  - А это кто?
  "Это мои друзья, гитаристы из нашей группы".
  - Симпатичные. Особенно вот этот.
  Том вскинул брови: "Тебе нравятся блондины?"
  - Нравятся. Тебя это удивляет?
  "Пугает. Как бы не пришлось мне осветляться".
  Елена коротко рассмеялась:
  - Не переживай, Том, ты тоже хороший.
  И снова Луиза. Но на фото появилась надпись латинскими буквами "Video".
  - Я могу посмотреть? - спросила Елена и, получив согласие, запустила фильм.
  Девочка на экране ожила и стала говорить что-то на немецком языке. Она улыбалась, строила глазки, всплёскивала руками в такт своих восклицаний. Вот теперь Елена пожалела, что плохо учила в школе немецкий. Отдельные слова она понимала, но сложить из них смысл речи не смогла.
  "Луиза целый месяц отдыхала у подруги в Испании и прислала мне по интернету это послание, - пояснил Том. - Она здесь высказывает свои восторги и впечатления. Это было за полгода до аварии".
  И снова фото с надписью "Video".
  - Да это ты, Том! - воскликнула Елена. - Ты здесь совсем другой, короткие волосы, чёлка... Но тебе идёт. Я включу?
  Как только Том кивнул, девушка немедленно оживила картинку. Раздался гул говорящей толпы за кадром, среди которой выделялся довольно низкий женский голос. Камера ушла с лица Тома и, пройдясь по стенам комнаты, остановилась на симпатичной молодой блондинке с пышной грудью. Судя по её речи и движениям, она была немного пьяна. После её короткой речи, камера вернулась к Тому. Тот самодовольно усмехнулся и направился к стоящему у стены пианино. Его помутневшие глаза и неуверенная походка выдавали его нетрезвое состояние. Том сел за инструмент, открыл крышку клавиатуры, ещё раз улыбнулся публике и ударил по клавишам. Понеслась сумасшедшего темпа мелодия рок-н-ролла. Проворные пальцы пианиста бегали по клавиатуре так быстро, что в глазах рябило. Камера фиксировала всё: гул в комнате почти смолк, Том внимательно вёл игру, не допуская ни единой ошибки, при этом ни в его прямой осанке, ни в ловких пальцах не было заметно ни грамма напряжения, движения были легки и естественны. Вот последний аккорд, публика взорвалась шумным одобрением. Пианист с гордой улыбкой повернулся к ней и вдруг громко произнёс какую-то фразу. Елена сразу и не осознала, что только что услышала голос своего нового немого друга. Увиденное и услышанное привело девушку в лёгкое оцепенение.
  - Вот это игра! - восхитилась она. - Никогда ничего подобного не видела и не слышала. Это ты на какой-то вечеринке?
  "Мой День рождения. Отмечал с друзьями наступившие двадцать лет. У меня было много друзей. Мы тут уже изрядно пьяны".
  - Я заметила.
  "Я поспорил с одной девчонкой, что даже пьяным смогу сыграть сложную композицию. Она не знала, что эту мелодию я исполнял каждый день для тренировки пальцев, и моя игра дошла до автоматизма".
  - Схитрил, значит. И на что спорили?
  "А на что спорят с девушкой? Конечно, на поцелуй".
  - Ну естественно. А ты, оказывается, ловелас!
  Том с улыбкой кивнул головой, соглашаясь с подобным выводом.
  - Можно ещё раз посмотреть? Мне понравилось.
  На этот раз перед финалом музыки Елена удвоила внимание и вслушалась в голос Тома - тембр был приятным, мягким. Но одна короткая фраза - это так мало. Надо посмотреть дальше, может, ещё есть видео. Но экран больше ничего не показал.
  - Всё? Картинки кончились? - расстроилась Елена и отдала телефон хозяину. - А почему ты не записал какое-нибудь своё выступление?
  "Зачем тебе? Ты и так услышала мой голос".
  Елена невольно смутилась, но впрочем, быстро с этим чувством справилась.
  - Не понимаю, почему ты так болезненно относишься к моему интересу. Может, я просто хочу лучше тебя узнать. Может, я вообще имела в виду выступление вашей группы.
  Том отвёл глаза и пару секунд задумчиво взирал на окружающий его пейзаж.
  "Если тебе так интересно, - после написал он, - могу дать послушать мой альбом".
  - Альбом! Ты привёз его с собой! Конечно, хочу! А где он?
  Столь бурная реакция девушки вызвала у Тома широкую улыбку.
  "Диск сейчас дома. Но завтра принесу".
  - Только не забудь! Пожалуйста.
  Негромкой мелодией дал о себе знать сотовый Елены. Девушка поставила себе не колени сумочку и достала телефон. Пришло сообщение от Софьи: "Он великолепен. Даже не раздумывай". Елена прочла и ахнула. Всё-таки она пришла, а ведь обещала гулять в другом месте. Елена сердито огляделась по сторонам, ища излишне любопытную подругу. Ну, если только та попадётся ей на глаза!..
  Телефон снова возвестил о поступлении нового сообщения. Елена открыла его: "Не обижайся. Я не специально пришла в парк, - снова писала Софья. - Нас с Андреем пригласили в компанию. Наша толпа проходила мимо вас, ты в этот момент что-то рассматривала в телефоне. Если не веришь или не хочешь больше с нами столкнуться, сообщаю, мы сидим в кафе "Соломенный бычок". Вечером звякну. Девчонкам мои впечатления я уже рассказала".
  Ну Сонька, вывернулась. Поди, сама же и предложила всем идти в парк. Том слегка дотронулся до руки Елены, его лицо выражало беспокойство. Девушка вздохнула и убрала телефон обратно в сумочку.
  - Ничего страшного, Том, - произнесла она. - Просто мимо нас проходила моя подруга, увидела нас с тобой и сообщила мне об этом.
  Том успокоился и понимающе покивал головой.
  Елена и Том гуляли долго, бродили по аллеям парка, отдыхали в кафе, потом гуляли по городу. Том много рассказывал о Германии, её людях, традициях, говорил о своих друзьях, соседях. Елена слушала его с большим интересом, вернее читала его записи в блокноте, задавала новые вопросы. Немота собеседника её уже давно не смущала и совсем не мешала общению. Том нравился Елене всё больше и больше и не только как обаятельный мужчина, но и как умный интересный человек. Девушка так быстро к нему привыкла, так ей с ним было хорошо, что когда они подошли к её дому, она почувствовала, что не хочет с ним расставаться.
  Они подошли к подъезду высотного восемнадцатиэтажного дома и остановились.
  - Вот мы и пришли, - сказала Елена. - В этом доме я живу.
  Задрав голову, Том оглядел огромное здание. Затем он взмахнул рукой и вопросительно взглянул на девушку. Елена уже привыкла к его постоянно меняющейся мимике, понимала её безмолвное значение.
  - Моя квартира на двенадцатом этаже, - ответила Елена. - С этой стороны видно мои окна.
  Том ахнул. "Высоко", - произнесли его губы. "Ты живёшь одна или с родителями?"
  - Одна. У родителей своя квартира, у сестры с мужем - своя.
  - Тебе уже писать совсем негде, - заметила Елена.
  Том повертел в руках исписанный до последней строчки блокнот, но потом указал на чистую обратную сторону картонной обложки.
  - Да, действительно. Значит, ещё можно поболтать.
  Молодой человек жестом пригласил девушку продолжить прогулку. Но Елена отказалась.
  - Я думаю, нам пора расходиться по домам, - сказала она.
  Том изумлённо вскинул брови. Нет, он был не согласен с таким предложением. Парень посмотрел на наручные часы и, повернув их к Елене, указал на стрелки. Девушка и сама не желала отпускать Тома, но это надо было сделать.
  - Да, уже десять часов, - согласилась она. - Скоро начнёт темнеть, и мне не хотелось бы, чтоб ты в темноте бродил по незнакомому району.
  Том только отмахнулся от такой ерунды. Но Елена стояла на своём:
  - Нет, Том, ты пойдёшь домой. Завтра снова встретимся. В конце концов, что о тебе дядя подумает? Не успел приехать, как уже по ночам где-то пропадает.
  Молодой человек вздохнул очень тяжело. Он всё равно не считал эти доводы весомыми. Это было заметно по его поскучневшему лицу. Но, впрочем, возражать он больше не стал.
  "Давай тогда завтра встретимся пораньше", - предложил Том.
  - Хорошо, - тут же согласилась девушка. - Встретимся в час. Прогуляемся завтра по набережной.
  Парень согласно кивнул головой.
  - Том, а что ты сделаешь с этим блокнотиком? - вдруг спросила Елена.
  Молодой человек пожал плечами и сделал движение, будто что-то отбрасывает.
  - Выбросишь? А можно я возьму его себе?
  Том подивился: "Зачем?"
  - Ну... Просто... Мне так хочется.
  Ну ладно. Парень передал исписанный блокнот девушке.
  - Спасибо! - обрадовалась Елена. - А теперь иди домой. И обязательно позвони мне, как доедешь, чтоб я не волновалась.
  Войдя в свою квартиру и вдохнув её спокойствие, Елена почувствовала, что устала. Давно она не гуляла пешком так долго. Но, несмотря на это, настроение у неё было великолепным. Что и говорить, Том ей очень понравился. Как хорошо, что она согласилась познакомиться с ним и встретиться, что не отвергла из-за его изъяна.
  Елена сняла туфли и прошла в комнату. После жаркого дня в квартире стояла духота. Бросив сумочку и блокнот на диван, Елена вышла на лоджию и распахнула окна. Вечерняя прохлада, ласково всколыхнув волосы девушки, влетела в дом.
  Каково же было удивление Елены, когда, опустив взор, она увидела во дворе Тома. Он стоял, задрав голову, и всматривался в окна дома. Заметив девушку, Том помахал ей рукой. Елена ответила ему тем же. Затем, вернувшись в комнату, она торопливо вытряхнула на диван всё содержимое сумочки, схватила телефон и вернулась на лоджию. Парень стоял на месте. Елена быстро набрала и отправила ему SMS: "Почему ты не ушёл?" У Тома телефон был значительно ближе, в кармане брюк. "Я хотел перед уходом ещё раз увидеть тебя", - ответил он. Елена улыбнулась - как приятно быть для кого-то самой лучшей, даже если это временно. Тут же ей пришла вторая SMS: "Я хотел, чтобы ты проводила меня взглядом и помахала мне рукой". Какой же он чудной! "Хорошо, я провожу тебя". Получив это обещание, Том начал медленно, не сводя глаз с окна на двенадцатом этаже, удаляться. С ласковой улыбкой Елена смотрела ему вслед и махала рукой. Хороший парень, очень хороший.
  Наконец Тому пришлось завернуть за угол. Девушка ещё пару минут постояла на лоджии, любуясь летним вечером, и после вернулась в комнату. На диване был беспорядок. Елена села рядом с ним и начала укладывать обратно в сумочку всё то, что только что спешно вытряхнула из неё. Вот и остался только блокнот. Девушка взяла его в руки, полистала, прочла несколько строк. Том изъяснялся вежливо, деликатно, без резких эмоций. Да, не современно, но весьма приятно. Не такой уж и глобальный изъян - немота. В нём даже есть свои плюсы. Вот, например, можно заново вспомнить весь разговор, мысленно ещё раз прожить некоторые эпизоды прошедшей встречи.
  Елена закрыла блокнот и задумчивым взором обвела свою комнату. Давно ей не было так светло, так весело на душе. Вдруг её взгляд упал на лежащую на журнальном столике фотографию Сергея, над которой она тосковала утром. Елена встала, подошла к столику и взяла в руки снимок. Удивительно, как у этих мужчин похожи глаза и губы. Но Том всё-таки уже казался лучше, ярче, интереснее. Девушка обратила внимание, что при виде образа Сергея грусть впервые за несколько лет не накрыла её сердце.
  - Да, Серёженька, - произнесла Елена. - Видно, всё же нашёлся человек, который сумеет занять твоё место в моей жизни.
  И с лёгкой душой привычным жестом девушка разорвала фотографию своего бывшего парня на мелкие кусочки.
  
  
  На следующее свидание Елена оделась попроще: лёгкая кофточка, серые бриджи и босоножки. Ни единое облачко не портило яркую голубизну неба, день снова обещал быть жарким.
  Елена ехала в душном автобусе и поминутно поглядывала на часы. Она уже опаздывала. Не намного, правда, минут на десять, но ей не хотелось подобными действиями ухудшать о себе мнение. Тем более о немецкой педантичности по миру легенды ходят. А автобус, как нарочно, останавливался у каждого светофора, тормозил на каждом перекрёстке.
  От остановки до места встречи Елена почти бежала. Остановилась, огляделась. Тома нигде не было. Неужели не дождался? Не может быть, всего на пятнадцать минут опоздала. Сердце замерло, она ещё раз огляделась. А может, он сам заблудился? Что-то перепутал и заплутал? В любом случае надо позвонить ему. Вернее, написать. Елена открыла сумочку и начала искать в ней свой сотовый. Но он, как назло, завалился на самое дно. Девушка нервно швырялась в сумке и вот, наконец, нашла то, что искала. Но едва она начала набирать текст, как кто-то тронул её за плечо. Елена обернулась, Том улыбнулся и приветливо помахал ей рукой. У Елены прямо камень с души свалился - значит, ждал, не ушёл.
  - Где же ты был? - упрекнула она парня, пряча телефон обратно в сумочку.
  Вместо ответа Том протянул ей эскимо в блестящем фантике. Понятно, он отошёл купить мороженое.
  - Спасибо. В автобусе было так душно и жарко, что я мечтала о мороженом. - Елена приняла угощение и развернула фантик. - О, с орешками! Я люблю с орешками. А себе почему мороженое не купил?
  Том слегка погладил себя по животу, недвусмысленно показывая, что успел не только купить, но и употребить лакомство. Этот жест Елену позабавил. Девушка была рада снова видеть Тома. Сегодня он тоже переоделся: тёмно-синие джинсы и цветная летняя рубашка. Солнечных очков нынче на нём не было; ну и правильно, вчера они так весь день и просидели у него на голове.
  - Ты давно меня ждёшь?
  Короткое отрицание головой в ответ. Прямой открытый взгляд Тома приводил девушку в лёгкое смущение. Ей казалось, что он чего-то ждал от неё. Может, объяснений по поводу опоздания?
  - Я немного опоздала, - пробормотала Елена. - Просто... перед самым уходом мне позвонила...
  Но Том покачал головой и приложил к губам указательный палец, призывая замолчать. Затем он открыл уже заранее приготовленный блокнот, который оказался немного толще и шире вчерашнего, достал из кармана ручку и написал: "Разве я тебя упрекал? Так зачем оправдываешься?"
  Елене совсем стало неловко. Действительно, что это она, в самом деле? Её же не два часа ждали, а лишь пятнадцать минут. "А он тоже хорош, - тут же вспыхнула защита. - Не мог просто выслушать. Обязательно умничать". Елена стряхнула с себя смущение и приподняла глаза. На её язычке вертелся колкий ответ, но он так и не сорвался. Мысли девушки отвлёк блеснувший угол прозрачной пластмассы. Любопытство тут же вырвалось вперёд.
  - А что это у тебя такое? - поинтересовалась Елена, пытаясь заглянуть под блокнот.
  Молодой человек не стал играть с подругой в "Кошки-Мышки", а просто выставил на свет и протянул диск в футляре с цветной обложкой.
  - Это же твой альбом! - в восхищении воскликнула Елена. - На-ка, подержи.
  И девушка отдала парню своё мороженое, а сама взяла в руки диск и стала его рассматривать. На нежно-бежевом фоне обложки красовался портрет исполнителя, а поверх него надпись прописными тёмно-зелёными буквами: "Dort wo Sommer".
  - "Дорт во зоммэр", - прочла Елена немецкую фразу. - "Зоммэр"... это "Лето"... "Дорт" - "там"... "Там, где лето"! - обрадовалась она, переведя. - Оказывается, что-то ещё помню! В школу не зря ходила. Том Асгард. Это твоя фамилия? Настоящая, не псевдоним?
  Радостная Елена спрятала диск в её сумочку.
  - Спасибо, Том. Сегодня вечером обязательно послушаю. А зачем ты его привёз? Дяде? - молодой человек подтвердил. - Ему понравилось? - повторное подтверждение. - Я почему-то уверена, что и мне понравится.
  Девушка забрала у парня своё мороженое, и парочка отправилась гулять вдоль набережной. Настроение у Елены было превосходным.
  - Сегодня очень жарко, - завела она разговор. - По радио обещали пекло до тридцати градусов. Я надеялась, что у реки будет прохладно, но ветра совсем нет. Скажи, а ваш Рейн шире нашей Волги?
  "Смотря, в каком месте. Возле нашего городка примерно такой же ширины, что и здесь".
  - У вас есть пляж?
  "Нет. Но это не мешает купаться в реке".
  - Сейчас мы дойдём до во-он той зелёной беседки и посидим в тенёчке. Там, за ней есть небольшое открытое кафе, где делают очень вкусный молочный коктейль и пекут разные пирожные. Надеюсь, там будет свободный столик. Посидим, поболтаем, Ты мне ещё что-нибудь о себе поведаешь...
  "Сегодня твоя очередь о себе рассказывать".
  - Я вчера тебе всё рассказала.
  "Мало".
  - Мало, потому что моя жизнь однообразна, ни трагедий в ней, ни комедий. Ничего интересного.
  "Каждая человеческая жизнь увлекательна. Расскажи о своей работе".
  - О работе? Тебе будет интересно слушать о ресторанной кухне?
  Том закивал головой: "У меня ещё не было знакомых профессиональных поваров".
  Елена лишь пожала плечами - вот странный человек. Она отошла на пару секунд, чтоб выкинуть в урну фантик от съеденного мороженого.
  - Хорошо, - вернулась она к собеседнику. - И о чём ты хочешь услышать, о фирменных рецептах, о фигурной нарезке овощей?...
  "Чем привлекла тебя эта профессия?"
  - Не знаю. Особых талантов Бог мне не дал, а стряпать вроде нравится. Вот и пошла в повара. А ты умеешь готовить? Я слышала, в Германии мужчины дружат с кухней.
  Том с улыбкой покосился на собеседницу: "Хитрая ты девушка, так и норовишь перевести разговор на меня. Тебе нравится твоя работа? Люди, которые тебя окружают?"
  - Работа, как работа. Иногда устаю, когда много народа приходит, иногда день проходит спокойно. Всякое бывает, но пока ещё не приелось. Начальство ценит, коллеги хорошие. С коллективом мне действительно повезло. Две мои напарницы стали мне подругами.
  "Расскажи о них".
  - Самая старшая и опытная из нас Валентина, ей тридцать четыре года. Женщина большая строгая и ворчливая, постоянно учит нас жизни, но при всей сварливости всё-таки добрая. Она уже, конечно, замужем, растит дочь. Вторая - Мария, Маша. Почти моя ровесница. Тихая скромная и очень романтичная девушка. Её хлебом не корми, дай только какую-нибудь любовную историю, желательно трагическую, где можно поплакать. Мы Машку за глаза называем Матрёшкой, она такая же кругленькая румяная с русой косой. И ещё я дружу с Софьей официанткой. Она красивая, яркая, у неё много поклонников. Ей двадцать один год, и она обожает жизнь. Со всеми остальными я просто в хороших отношениях.
  "Ты очень хороший человек, раз к тебе тянутся столь разные по характерам люди".
  - Может быть, - скромно пожала плечами Елена.
  "Я не предполагаю, я утверждаю".
  - Хватит меня захваливать. Я просто ничего о себе плохого не рассказываю, вот тебе и кажется, что я хорошая. А на самом деле я далеко не идеал.
  "И это хорошо. Значит, ты нормальный человек, способный испытать и понять разные чувства. Идеал - это скучно и серо".
  - Вот какие у тебя вкусы! Значит, мне не стоит быть с тобой паинькой? - кокетливо заметила девушка.
  Том хрипло рассмеялся: "Ни в коем случае!"
  Они подошли к кафе. На их радость там оказался свободный столик, и они поспешили его занять. На столике стояла табличка с меню, Елена повернула её к себе и пробежала глазами.
  - Я буду коктейль из мороженого, - объявила она. - Мучного что-то пока не хочется. Хотя, у них здесь очень вкусные заварные. Ну, может, потом как-нибудь. А ты что будешь?
  Том повернул к себе меню, его глаза забегали по строчкам.
  - Если хочешь, можешь взять себе холодного пива, - предложила Елена, памятуя о мужской тяги к этому напитку, но Том жестом головы отказался. - Ты не любишь пиво?
  "Люблю, просто сейчас не хочу. Я буду то же, что и ты - коктейль из мороженого с клубникой".
  Как раз к столику подошла молодая официантка, и Елена сделала заказ.
  - Мне здесь нравится, - говорила девушка. - Всегда тень, прохлада... Вид красивый на Волгу.
  "Ты часто здесь бываешь?"
  - Когда гуляю по набережной, всегда захожу.
  "А с кем гуляешь?"
  - Ну... Обычно с подругами.
  "А кроме подруг?"
  Елена опустила глаза. На что он намекает? Вчера они с Томом говорили о многом. Но оба, будто сговорившись, старательно обходили тему личных отношений. Безусловно, Елене было безумно интересно узнать, свободен ли её красивый друг от обещаний другой женщине или нет, но она не решалась первой начать подобный разговор.
  Вернулась официантка и принесла два высоких стакана с холодным белым напитком, в который были воткнуты ярко-жёлтые питьевые трубочки. Выставив стаканы на стол, девушка удалилась. Том, не дождавшись ответа, сделал ещё запись в блокноте и придвинул её к Елене: "У тебя есть парень?" Это уже не намёк, Том действительно открыл тему сердечных дел. Елена отпила коктейль. Нет, она не будет ему всё рассказывать. Её новому кавалеру вовсе не нужно знать ни о Сергее, ни о её большой любви к нему, ни тем более о её тоске.
  - У меня был парень, - призналась она. - Но два года назад мы расстались. Он уехал за границу, и я ничего о нём не слышала.
  Том потягивал коктейль, внимательно наблюдая за собеседницей. Он рассчитывал на откровения, но они не последовали.
  "Ты его любила?" - подтолкнул он.
  - К чему тебе это? Сейчас тебе важнее знать, что на данный момент я свободна от мужского внимания, никто меня ревновать не будет, и на дуэль тебя не вызовет.
  Том улыбнулся: "Меня это обстоятельство радует".
  - Ты сам-то свободен? - задала наконец Елена вопрос, который уже давно висел у неё на языке. - У тебя девушка есть?
  "Я свободен, - написал Том. - Ни одна женщина кроме бабушки меня не ждёт в Германии".
  "Такой обходительный красавец и одинокий. Даже при его изъяне в это почему-то мало верится, - подумала Елена. - Обманывает? Мне этого не проверить. Одно утешает, если у него и есть девушка, то она слишком далеко и не устроит мне скандал".
  "Почему ты мне не веришь?"
  Елена даже вздрогнула. Он что, её мысли читает?
  - С чего ты взял? Я тебе верю, - заверила девушка, но неуверенная улыбка её выдавала.
  "Твой взгляд был недоверчивым".
  - Не выдумывай. Просто... - И почему она опять должна оправдываться? Нечего ему лезть в её мысли и оценивать её взгляды. - В отпусках, в путешествиях мужчины часто выдают себя за холостых.
  "Согласен. Но я честен с тобой. У меня были серьёзные отношения с девушкой, её звали Джудит. Мы хотели пожениться, даже жили вместе. Мы расстались спустя почти год после аварии. А за прошедшие года чувства остыли, и сейчас моё сердце свободно".
  Сомнения в душе Елены были смыты очередной волной сочувствия.
  - Она тебя бросила из-за...
  Но Том, поняв мысль девушки, отрицательно замотал головой и вновь взялся за ручку.
  "Джудит любила меня. После аварии ухаживала за мной, помогала верить, что голос мой восстановится, ездила со мной по врачам, фактически была моим языком. Я сам всё разрушил. Когда врачи вынесли вердикт, что немота останется со мной на всю жизнь, я буквально потерял рассудок. Я не желал верить и мириться с этим. Я наотрез отказывался от разговора жестами, и меня раздражало, что мои слова не обретали звук. Я стал нервным и злым. Джудит пыталась меня успокаивать, но я тут же срывался на неё, а так как мои истерики были слишком тихи, то для выхода злости я колотил посуду, мебель. Конечно, долго терпеть подобные выходки она не смогла и однажды собрала свои вещи и ушла. Я Джудит не виню, всё понимаю. Её не пугала моя немота, её испугало моё сумасшествие".
  Елена прочла откровения её друга со смешанными чувствами. Она никак не могла представить столь учтивого приятного молодого человека зло рычащим с бешеным блеском в глазах, нервно кидающим в стены тарелки. Может, он наговаривал на себя? Но зачем? Нет, это не логично. Елена взглянула на Тома, но тот поспешил опустить глаза, делая вид, что занят коктейлем, помешивая его трубочкой. "В тихом омуте черти водятся", - вдруг в памяти всплыла поговорка. Впрочем, если подумать, для перспективного молодого певца, навсегда потерявшего голос, нервный срыв вполне понятен.
  - Ты пытался её вернуть? - спросила Елена.
  Ом придвинул к себе блокнот и ответил: "Джудит потом справлялась у бабушки о моём здоровье, но сама не приезжала и мне не звонила. Я хотел встретиться с ней, извиниться и попробовать хоть что-то восстановить. Но Джудит, узнав об этом намерении, сообщила, что у неё уже есть жених, он сделал ей предложение, и она его приняла. В общем, она прямо сказала, что мне надо её забыть".
  - Ты к тому времени уже остепенился?
  "Да. Но на полное выздоровление ушло слишком много времени. Я опоздал на дорогу назад. Как видишь, я тоже не идеал".
  - Хорошо. Значит, ты не сер и не скучен, - пошутила Елена, но из её груди всё равно вырвался вздох печали. - Ты сильный человек, пережил столько трагедий в короткий срок.
  "Нет, я слаб. Меня спасла бабушка. Вот кто действительно сильный. Похоронить единственную дочь, зятя, внучку, вытерпеть безумие внука и суметь его вернуть к нормальной жизни. Но главное, после всего этого продолжать верить в лучшее и заражать этой верой других. Она - мой ангел-хранитель".
  - Это прекрасно, когда рядом такой человек. А ты с бабушкой как общаешься?
  "На языке жестов. Она вместе со мной окончила курсы. Блокнот для связи с внешним миром".
  "Ты всё-таки перевела разговор на меня. А обо мне говорить, только настроение себе портить. Пойдём купаться".
  Это неожиданное предложение застало Елену врасплох.
  - Купаться?.. В реке?.. - неуверенно проговорила она.
  "Ну да. У вас здесь хороший пляж, песок. Ты ходишь на пляж?"
  - Хожу иногда с подругами... Но сейчас... У меня и купальника нет.
  "Сейчас купим".
  Елена моментально представила себя в открытом купальнике перед Томом и даже сама почувствовала, как вспыхнули её щёки. "Что за напасть, - подумала она. - Этот мужчина заставляет меня испытывать смущение юной невинной девчонки! Это неправильно. Это ни к чему!"
  - Нет, мы не пойдём сегодня на пляж, - вслух сказала она. - Если тебе скучно на берегу, могу предложить покататься на трамвайчике по Волге.
  Том с радостью ребёнка принял это предложение.
  
  
  Как и накануне, Елена проводила Тома взглядом со своей лоджии и помахала ему рукой. Но как только молодой человек скрылся из виду, она быстро вернулась в комнату, спешно достала из сумочки диск, полученный от Тома, и вставила его в музыкальный центр. Ей не терпелось услышать наконец настоящий голос своего друга. Она ещё не знала, что именно услышит, но почему-то уже не сомневалась, что услышанное ей понравится.
  Сначала зазвучала музыка медленная и мягкая, настраивая слушателя на лирический лад, а после вступил голос певца. От его звука по коже девушки пробежали мурашки. Голос был бархатистым, ласкающим, обволакивающим приятной теплотой. Елена слушала его, утопая в мягком облаке немецких слов. Голос имел столько красок, столько оттенков, столько эмоций и чувства, что легко завоёвывал внимание слушателя, увлекал в сюжет песни, и, даже не зная точного перевода, интерес не терялся.
  Следующая песня имела более весёлый характер, но быстрый темп музыки красок в голосе не убавил, напротив, даже добавились звонкие радостные нотки. Елена улыбнулась, у неё на душе было светло и легко. Она взяла в руки футляр от диска и присела на диван. Том Асгард. На обложке была очень хорошая фотография Тома; лёгкий наклон головы, мягкая улыбка, спокойный взгляд. Красивые глаза. Вообще красивое лицо. Лучше, чем у Сергея. А уж голос. Рядом с таким талантом голос Сергея действительно стал казаться примитивным, блёклым, скучным. Наверно, это слишком сильная любовь сделала Серёжу идеалом в её глазах. Но всего за один день Том смог разрушить этот образ и остудить, казалось бы, вечную любовь.
  Оказывается, прав был психолог, клин нужно клином выбивать, новые чувства вытеснят старые. Главное, чтоб они вновь не превратились бы в болезнь. Елена снова провела пальцем по фотографии. Да, Том, безусловно, хорош, но влюбляться в него нельзя. Он чужой, он здесь всего на месяц, а потом уедет. Уедет. Елене вдруг стало грустно. А вдруг он её забудет? Уедет и забудет. Возможно. Может, стоит уже сейчас всё прекратить, пока ещё не поздно? Пока ещё боль будет маленькой...
  В комнате наступила тишина. Десять песен окончились слишком быстро, Елена ещё не успела в полной мере насладиться лаской голоса. Девушка встала, подошла к центру и запустила диск сначала. Вдруг из её сумочки раздался зуммер сотового телефона. Елена достала его и посмотрела на табло. Пришло сообщение от Тома: "Ну, как тебе мои песенки?" Елена улыбнулась: и как это он догадался, что она в данный момент слушает его диск?
  "Песни очень хорошие, - ответила девушка, - и восхитительно исполнены. Ты мастер. И у тебя очень красивый голос. Я, правда, плохо знаю немецкий, но ты мне их переведёшь".
  "Там особо нечего переводить, они все о любви".
  "Это понятно. И всё же хочется подробностей".
  "Хорошо. За эти два дня я напишу тебе переводы. Может, это меня отвлечёт, ведь я буду скучать по тебе".
  Что за вежливая ерунда, скучать он будет. Они встречались всего два дня, и уже будет скучать. Однако, едва подумав, что два дня она тоже Тома не увидит, Елена вдруг и сама почувствовала тоску. А ведь только что почти решилась расстаться с ним навсегда. Нет, не сможет. Неужели она всё-таки успела влюбиться? "Ну и пусть, - подумала она. - Впереди ещё целый месяц. Это много. И я проведу его в обществе шикарного мужчины. Брошусь в омут с головой. А что будет после... Не хочу об этом думать". И Елена ответила: "Я тоже буду скучать по тебе, Том, очень".
  
  
  На следующее утро в кухне ресторана "Южный ветерок" сидели четыре молодые женщины и тихо утирали слёзы. Такова была реакция на рассказ Елены о печальных событиях в жизни Тома. Красивого парня, внезапно потерявшего всю семью, любовь, голос, большое будущее мягкие женские сердца не могли не пожалеть.
  - Бедный, бедный мальчик, - причитала Валентина.
  - Ему, наверно, было больно всё это заново переживать, - всхлипнув, предположила Мария.
  - Но мы же не постоянно говорили об аварии, - возразила Елена. - Он лишь раз рассказал мне о случившемся и всё. Больше мы эту тему не затрагивали.
  - Он, наверно, плакал? - вновь предположила любящая душещипательные истории Мария.
  - Нет, не плакал. По крайней мере, я не видела. Хотя грусть в его глазах, несомненно, была.
  - Он мужчина, и плакать ему не пристало, - вставила своё замечание Софья.
  - Том мне показывал фотографии сестры, родителей своих, бабушки, - продолжала рассказывать Елена. - Они в его телефоне. А какое видео я ещё видела! Том играл на пианино быструю очень сложную мелодию. Но он играл её с такой лёгкостью, так мастерски!... Это не описать, надо слушать, видеть.
  - Как ты боялась, что будут проблемы в вашем общении, - заметила Валентина. - А видишь, всё оказалось просто. Вы так постоянно и говорили через блокнотик?
  - Ну да. Он пишет, я читаю. Конечно, такой разговор проходит медленнее, чем обычный, приходится ждать, но ничего, я уже даже привыкла.
  - А о чём вы ещё говорили, на какие темы?
  - На разные. Том рассказывал мне о Германии, об обычаях немцев... Легенды. Возле городка, где он живёт, есть старинный замок с привидением, Том рассказал мне о нём и его тайнах. Я вам как-нибудь прочту эту историю. Интересно.
  - О себе ему рассказывала? - спросила Софья.
  - Конечно. О семье, о работе, о вас рассказала...
  - Вот ещё, о нас, - усмехнулась Валентина. - Тоже мне, интересная тема...
  - А о Серёге?
  - Нет.
  - А я слышала, что у немых людей очень развита мимика, - сказала, переставшая наконец плакать, Мария. - И руками они сильно жестикулируют... Это так?
  - В общем, да, - ответила Елена, и её улыбка стала мягче при воспоминаниях о милом друге. - Во-первых, когда Том пишет, его губы, возможно даже по инерции, постоянно в лёгком движении, повторяя слова вслед за пишущей рукой. Во-вторых, его глаза. В них можно прочесть все эмоции, и не важно, пишет он, слушает или говорит. Глаза то спрашивают, то удивляются, то обижаются или негодуют... Но при этом всегда остаются красивыми. А руки... Они говорят только, когда Том пытается что-то высказать без помощи ручки и бумаги.
  - Нравится он тебе, - довольно улыбнулась Валентина.
  - Да, - без стеснения призналась Елена
  - Это хорошо. - Валентина спрятала влажный носовой платок в карман фартука и добавила. - И всё-таки я не перестаю удивляться, и как ты умудрилась снова подцепить музыканта? Не инженера, не бизнесмена, не танцора, наконец, а именно музыканта, певца!
  - Не знаю, - пожала плечами Елена, - Очевидно, я особенно нравлюсь именно этой категории мужчин.
  - Мне кажется, это самые романтичные мужчины! - всплеснула ручками Мария.
  - А у Тома случайно не было видео, где он поёт? - спросила София.
  - У меня есть лучше, - загадочно улыбнулась Елена.
  Девушка встала, прошла в закуток-раздевалку и вернулась оттуда с музыкальным диском в руках.
  - Том мне дал послушать его сольный альбом.
  - О! Здорово! Давай скорее послушаем! Ох, как любопытно!
  Елена вставила диск в магнитофон, и через несколько секунд по кухне разлился нежный голос певца. Первую песню слушали молча, плывя по волнам ласковой мелодии. А после Валентина тоном эксперта произнесла:
  - Возможно, ты на меня обидишься, Лена, но после этого соловья пение твоего бывшего слушать уже не интересно.
  - А я и не обижусь, - ответила на это Елена. - Я вчера и сама пришла к такому же выводу.
  - Да?! - вскинула брови Валентина.
  - Сергей и внешне сильно уступает Тому, - вставила своё веское слово София.
  - Я Тома не видела, сравнивать не с чем.
  - Так вот, посмотри, - и Елена протянула старшей подруге футляр от диска с цветной фотографией на обложке.
  К Валентине тут же подбежали Софья и Мария, тоже желающие взглянуть на картинку. Все трое, уткнув носы, долго и внимательно разглядывали фотографию.
  - Ах, какой хорошенький! - наконец выдохнула Мария.
  - Настоящий мачо! - высказала и своё мнение Софья.
  - Да, Сергею не чета, - подытожила Валентина. - Но он так молод здесь. А ты говорила, ему двадцать восемь лет.
  - Так этот альбом Том выпустил пять... даже, наверно, шесть лет назад, - сказала Елена.
  - А-а.
  Женщины ещё немного полюбовались молодым человеком, и Валентина вернула футляр Елене.
  - Глаза у него завораживающие, - снова лирично вздохнула Мария.
  - Да, завораживающие, - издала такой же вздох Елена. - Взгляд его притягательный, выразительный. Когда с Томом разговариваешь, кажется, глаза говорят вместо слов, каждое шевеление души в них отражается, и потому за ними можно наблюдать бесконечно. Очевидно, Том и сам это знает, и когда не хочет говорить о чём-то или желает скрыть свои эмоции, то сразу прикрывает взгляд ресницами.
  - Он тебе не просто нравится, ты влюбилась, - сделала вывод Валентина.
  Елена тут же опустила голову - она выдала себя, что уж теперь отпираться.
  - Да, наверно, ты права, Валя, - негромко ответила она. - Хотя мы знакомы всего два дня... Но Том взглянул на меня - и я растаяла; услышала его голос - и растворилась. Даже с Сергеем у меня такого не было.
  - А вы с ним целовались? - полюбопытничала Софья.
  - Нет, конечно!
  - Ну и правильно, не с первого же раза, - поддержала Валентина.
  - Не с первого, со второго. Том такой секси! Я думала, он будет приставать к тебе.
  - Том очень деликатный и воспитанный мужчина, - возразила Елена. - Я бы даже сказала, несколько скромный.
  - Да? Но пока ты что-то разглядывала в телефоне, он на тебя смотрел далеко не скромно...
  - Да ну тебя! - отмахнулась Елена; Софья вечно всё сводила к интиму.
  - Правда, правда! - не унималась Софья. - Твой Том из тех, кто очаровывает одним взглядом, а укладывает одним поцелуем. Уж я-то в мужчинах разбираюсь. Ты только подумай, Леночка, если у этого красивого мужчины такой завораживающий взор, такой чарующий голос, то тогда как нежны его ласки, его поцелуи...
  Елена невольно поддалась словам подруги и под льющийся из магнитофона голос представила себя в объятиях своего нового друга, да так ярко, что даже почувствовала лёгкое прикосновение его рук, увидела перед собой его приоткрытые губы, и тепло желания немедленно разлилось по всему её телу.
  - Прекрати, Сонька! - нервно прервала Елена коварную искусительницу. - У тебя всегда всё сводится к постели.
  - Но она неотъемлемая часть взаимоотношений между мужчиной и женщиной.
  Разговор Елене перестал нравиться, так как заставлял её чувствовать себя неловко. А потому, она даже обрадовалась, когда Мария, взглянув в окно, громко сообщила:
  - Ой, девочки, Белкин приехал!
  Естественно, разговор был тут же прекращён, и четыре подруги, как по команде, разошлись по своим рабочим местам.
  
  
  Следующий день обещал быть таким же монотонным и скучным, как и предыдущий. Глухо мурлыкало радио в углу, воздух пропах жареным мясом, между кухней и залом сновали суетливые официанты. Валентина суетилась у плиты, Мария ворожила над тестом, Елена выкладывала мозаику из овощей. Всё, как всегда, всё одинаково. С самого утра Елена ждала окончания этого дня, желая, чтоб скорее наступило завтра, в котором она встретится с Томом. Девушка действительно соскучилась. Общение лишь по SMS её мало устраивало и только усиливало тоску. Ей хотелось видеть милого друга, осознавать его присутствие, слышать его дыхание.
  В кухню зашла официантка и оставила Валентине очередной заказ.
  - Нет, ты посмотри, идут и идут, идут и идут, - проворчала Валентина, укладывая на сковороду кусок рыбы. - Сегодня праздник что ли какой-то? Выходной день?
  - Сегодня обычная среда, - отозвалась Мария, слизав крем с пальца.
  - Значит, необычная, раз все побежали в ресторан. Время уже три часа, а я ещё не присела.
  Елена вздохнула, вот и ворчание Валентины точно такое же, как обычно. Здесь на работе никакого разнообразия ни в чём. Она взяла в руки морковь и принялась чистить. Скорей бы день закончился.
  Вдруг откуда-то донеслись звуки пианино, сначала тихие и робкие, но постепенно они уверенно слились в приятную мелодию.
  - Что у нас с радио? - недовольно спросила Валентина. - Волна что ли сбилась?
  Елена взглянула на радио. Нет, пианино звучало не там. Тогда она обернулась к выходу.
  - Мне кажется, это из зала доносится, - предположила Мария, повторив догадки Елены.
  Снова зашла официантка:
  - Заказ пятого столика готов? Они уже нервничают.
  - Готов, готов, - всё так же недовольно отозвалась Валентина. - Вот, как раз уложила на тарелках. Лучше скажи, что там в зале делается?
  - Там пришёл какой-то мужчина и сел играть за наше пианино.
  Елену прямо в жар бросило. А вдруг это Том? Она говорила ему, что в их ресторане в качестве интерьера стоит пианино, на котором никто не играет. Том даже пригрозил, что как-нибудь зайдёт в ресторан, "размять ручки", как он выразился. Вдруг он действительно так поступил?
  - Каков он? Симпатичный? Брюнет? - поинтересовалась Мария, заметив напряжение подруги.
  - Тебе-то что? На тебя он всё равно не посмотрит, - усмехнулась официантка и, забрав поднос с заказом, покинула кухню.
  - Дура, - бросила ей вслед Валентина. - Не могла просто ответить. Обязательно ядом плеваться. Сходи-ка, Маш, посмотри, кто это.
  Но Марии никуда не пришлось идти. В этот момент в кухню буквально влетела Софья.
  - Девочки! Ленка! Там Том пришёл! - громко сообщила она.
  Сердце Елены забилось быстро-быстро, и душу охватило волнение. Девушка, ахнув, прижала морковь к груди. Она даже и не поняла, хорошо это или плохо, что Том зашёл к ней.
  - Это он играет? - спросила Елена ослабевшим голосом.
  - Ну да, - ответила Софья. - Зашёл такой, оглядел зал. Я его сразу узнала. Только, как назло, я занята была. Зойка подскочила к нему, указала на свободный столик, но Том сделал рукой вот так, мол, не нужен мне столик, прошёл к пианино, сел за него и стал играть. Классная музыка, правда?
  - Лен, ты будто не рада, - заметила Валентина, оценив состояние подруги.
  - Рада... Просто всё так неожиданно, - промямлила Елена. - Что же мне теперь делать?
  - Как что? - подивилась Софья. - Конечно, выйти к нему.
  - Но я не могу... - и будто в доказательство, девушка продемонстрировала всем недочищенную морковь и широкий острый нож.
  - На пять минут можешь.
  В кухню зашла очередная официантка. Разговоры подруг при ней тут же прекратились.
  - Какой там симпатичный пианист пришёл! - поведала девушка, устанавливая на поднос две тарелки с салатами. - Молодой, такой обаятельный...
  - Да, Сонька нам уже рассказала, - отозвалась Валентина.
  - Вот бы Белкин взял его к нам в пианисты.
  - У него никогда не возникало подобной идеи, и не думаю, чтоб она возникла сейчас.
  - Но он так внимательно слушает этого парня...
  - Белкин в зале? - спросила Софья.
  - Да, - ответила официантка. - Стоит у барной стойки.
  Девушка взяла поднос и вышла из кухни.
  - При Белкине лучше не стоит выходить в зал, - заговорщицки высказала Софья.
  - Это точно, - вздохнула Елена.
  - Ты, Соня, иди в зал, и как только Белкин выйдет, сообщи нам, - распорядилась Валентина. - А ты, Ленка, напиши ему SMS что ли, всё-таки человек именно для тебя старается.
  Елена и с этим согласилась. Она наконец отложила морковь с ножом, достала из кармана фартука свой сотовый телефон и написала короткую SMS: "Привет, Том! Я рада, что ты зашёл ко мне в гости. К сожалению, я сейчас не смогу выйти. Работа, да и директор сидит в зале. Но мне здесь очень хорошо слышно твою музыку. Чуть попозже мы обязательно увидимся, подожди". Елена отправила послание и убрала телефон обратно в фартук. Сердце её уже успокоилось, и девушка всё же осознала, что неожиданный визит Тома сюда, в ресторан ей в радость. Елена обернулась и... удивлённо распахнула глаза. Перед ней стояла Валентина, а на ёе носу красовались очки.
  - Валя! Ты надела очки?! - воскликнула девушка.
  - А что ещё остаётся делать, если я плохо вижу, а смотреть хочется? - развела руками Валентина. - Пойду, гляну на твоего кавалера вживую.
  Едва женщина вышла, как музыка постепенно стихла, мелодия окончилась, и наступила пауза. Валентина вернулась довольно скоро. Она ещё помнила, что у неё на сковороде жарилась рыба.
  - Том с телефоном возится, наверно, SMS тебе пишет, - доложила она, подбежав к плите. - А вообще, там весь женский контингент отвернулся от своих столиков и уставился на твоего парня.
  - Да? А чего это они смотрят? - Сердце Елены царапнула ревность.
  - Ты же знаешь, мы женщины любим смотреть на то, что приятно глазу.
  Елена с неприязнью схватила морковь, она почувствовала острую необходимость немедленно выйти к Тому и при всех заявить на него свои права.
  - А Белкин ещё там? - снова спросила девушка.
  - Ой, на Белкина-то я и не обратила внимание. Маш, выгляни, проверь, Белкин в зале?
  - Подождите, я как раз с пончиками вожусь, - откликнулась Мария. - В зале Соня, она скажет.
  Телефон Елены сообщил о прибытии послания. Конечно, от Тома: "Привет! Я всё понимаю и подожду. Хорошо, что тебе меня слышно. Сейчас я специально для тебя сыграю мелодию под названием "Wundervoll Helen", "Прекрасная Елена". Её сочинил мой хороший друг".
  И в этот же момент зазвучало пианино. Том будто видел, что сообщение уже получено и прочитано, и можно начинать. Какой же он чудной! Чудной и милый. Елена улыбнулась и вслушалась в доносившуюся из зала мелодию. Она была плавной, словно полёт лебедя, лёгкой, как дуновения ветра, светлой, как луч солнца. Елена даже глаза закрыла от удовольствия, и ей никто не мешал. Какой необычный и прекрасный подарок. Такой мог преподнести только он, Том, обаятельный романтичный мужчина.
  Её плеча кто-то тихо коснулся. Елена открыла глаза и обернулась.
  - Извини, что помешала твоему кайфу, - произнесла Софья. - Я только хотела сказать, что Белкин уплыл из зала.
  - Том сказал, что эта мелодия называется "Прекрасная Елена", и он играет её специально для меня, - пояснила Елена.
  - Как романтично! - донёсся со стороны тихий восторг Марии.
  - И будет ещё романтичнее, если ты всё-таки выйдешь к своему любимому, - заметила Валентина.
  - Именно это я и собираюсь сделать, - ответила Елена и, убежав в раздевалку, добавила оттуда. - Сейчас только причешусь и губы подкрашу.
  - Но ты поторопись, - крикнула ей София. - Там какая-то краля уже пытается Тому глазки строить. Да и вообще при виде столь лакомого кусочка у баб уже слюнки текут.
  Елена быстро привела в порядок свою внешность и вернулась к подругам. Валентина протянула ей поднос с чашкой чая и тарелкой со свежими пончиками.
  - На вот, отнеси ему гостинец от нас, - сказала женщина. - Белкин не любит, когда посетители просто так сидят. Ещё прогонит, не дай Бог. Если что, пусть Том скажет, что это он заказал.
  Елена согласилась с подругой, взяла поднос и вышла в зал. Сердце снова заволновалось, но теперь уже от радости.
  Том увлечённо играл на пианино и не сразу заметил Елену, лишь, когда она подошла совсем близко, он повернул голову в её сторону, и на его губах появилась улыбка. Но музыку молодой человек не прервал. Елена поздоровалась с Томом и, поставив поднос на пианино, встала рядом с инструментом. Слушая мелодию, девушка краем глаза осмотрела зал - девчонки не преувеличили, присутствующие женщины действительно заглядывались на Тома. Но он её парень, он не свободен. Он выбрал её из всех. В душе девушки взыграла гордость за то, что она оказалась вот такая необыкновенная, такая счастливая. И Елена уже открыто обвела зал взором, призывающим женский контингент расслабиться.
  Музыка окончилась. Опустив руки с клавиатуры, Том повернулся к Елене.
  - Замечательная мелодия, - негромко произнесла Елена. - Спасибо! Мне очень понравилась.
  Том слегка поклонился, как артист, благодарящий публику.
  - Ты просто прогуливался в этом районе или специально зашёл навестить меня? - спросила Елена.
  Том жестом попросил подождать секундочку. Затем расстегнул нару пуговиц на рубашке, достал из-за пазухи тонкую тетрадь и протянул её девушке. Елена раскрыла тетрадь - в ней был рукописный текст. Стихи, не стихи - написано в столбик, а рифмы нет.
  - Что это?
  Том уже подавал ей блокнот с пояснением: "Это перевод моих песен. Ты просила, я исполнил".
  - А! Ну конечно. Спасибо большое! Я твой диск слушаю по нескольку раз, мне очень нравится. А я тебе вот чай с пончиками принесла, гостинец от моих подруг. Ты любишь пончики?
  Том быстро закивал головой и с довольной миной взял один пончик. Откусив от него кусок, он поднял вверх большой палец, показывая, что угощение ему понравилось.
  - Вкусно? Это Маша делала. Может, ты что-нибудь посущественнее хочешь?
  Но теперь Том высказал отрицание.
  - Если что, обращайся к Софье. Вон она, брюнетка с хвостиком, сейчас заказ принимает.
  Том обернулся в зал и отыскал глазами указанную ему особу, после чего снова вернулся к собеседнице.
  - Кстати, - продолжала девушка. - Софья завтра со своим парнем собирается в ночной клуб и приглашает нас с тобой к ним присоединиться. Ты как на это смотришь?
  Выражение лица и кивок головы показали, что парень не против такого приглашения. И взяв блокнот, Том поинтересовался: "У них праздник или они просто развеяться идут?"
  - Просто так. Сонька любит дискотеки.
  "Во сколько пойдём?"
  - Не знаю, - пожала плечами Елена. - Часов в семь или восемь. Договоримся...
  "Хочешь сказать, что до вечера я тебя не увижу?"
  Елена улыбнулась и кокетливо склонила голову:
  - А что такого? Ты же вчера целый день не видел меня.
  "Думаешь, мне было легко?"
  Боже мой, сама любезность и обаяние!
  - Ну, хорошо, пожалею тебя, - сделала одолжение Елена, - можем встретиться раньше...
  Но тут девушка осеклась, и улыбка покинула её губы. Елена увидела, как к ним твёрдым шагом с хмурым лицом приближался Белкин. Том заметил изменения в своей подруге и обернулся. Белкин уже стоял возле него.
  - Елена, разве у Вас нет работы? - строго спросил директор.
  - Есть, Николай Вениаминович, - спокойно ответила девушка.
  - И Вы помните, что ваше рабочее место не в клиентском зале?
  Елена пронзила Белкина обиженным взглядом. Не сиделось ему в своём кабинете, вышел строить из себя господина.
  - Я помню это, Николай Вениаминович, - произнесла Елена, даже и не пытаясь добавить в голос ноток повиновения.
  - Тогда вернитесь на него.
  - Но я только пару минут...
  - Немедленно!
  Елена капризно надула губки. Она привыкла, что Белкин, несмотря на статус директора, во всём потакал ей, и вдруг такая грубость - указывать ей место, будто прислуге. Она взглянула на Тома. Парень всё понял, в его глазах не было ни капли упрёка. Лёгким движением головы и губами он сказал: "Иди", и, прощаясь, помахал рукой. Да, работа есть работа, необходимо было соблюдать дисциплину.
  - Я позже позвоню тебе, - пообещала она Тому и быстро покинула зал.
  Белкин же и не подумал отойти от пианиста. Том повернулся к нему, и мужчины смерили друг друга оценивающими взглядами. Наконец Белкин нагнулся к парню и тихо поинтересовался:
  - Ты просто её друг или любовник?
  Том удивлённо повёл бровью. Вопрос был неожиданным. Молодого человека сразу осенило, что перед ним стоит не просто директор ресторана, а соперник в любви. Том поднял большой и указательный пальцы.
  - Два? Что "два"? - не понял Белкин. - Или... Что ты имеешь ввиду? Я задал вопрос, ответь.
  Тогда том написал в блокнот: "Второе. Я её любовник", и протянул запись Белкину.
  Теперь тот подивился, а после ядовито усмехнулся:
  - Так ты немой? Вот уж не думал, что у Елены тяга к убогим.
  Это замечание Тома, несомненно, задело, однако внешне он остался абсолютно спокоен. Парень взял авторучку и быстро написал: "Ревнуешь, да? А ты попробуй ослепнуть, и, возможно, Елена отдаст тебе большее предпочтение".
  Оскорблённый мужчина резко выпрямился и вонзил в парня злой взгляд. Этот нахал ещё смел смеяться над ним! Белкин вновь наклонился к Тому и, жарко дыша в его лицо, прорычал:
  - Вон отсюда, и чтоб ноги твоей больше здесь не было!
  Но Том на это даже бровью не повёл. "Я заказал себе чай с пончиками, - ответил он, - оплатил счёт и теперь, пока их не съем, никуда не уйду. Я честный клиент, хорошая репутация твоего заведения не дозволяет гнать меня". И в подтверждение своих слов Том взял в руки чашку с чаем и демонстративно отхлебнул из неё.
  Белкин брезгливо скривил рот и выпрямился. Да, чёрт возьми, сейчас обстоятельства, к сожалению, против него. В ресторане присутствовало слишком много посетителей, и чтоб они подумали, когда б увидели, как директор собственноручно выгоняет тихого ни в чём не повинного клиента.
  - Хорошо, - процедил Белкин. - Я подожду, пока ты доешь свои пончики. Но после тебе лучше уйти отсюда по-хорошему. И прекрати беспокоить посетителей бездарным бренчанием по клавишам. Сядь, как все нормальные люди, за стол.
  Едва Софья вошла в кухню, Елена тут же подлетела к ней:
  - Ну, как там? Всё в порядке?
  - Даже не знаю, как сказать, - пожав плечами, отвечала Софья. - Белкин злющий, как чёрт. Он о чём-то тихо говорил с Томом, но я не слышала. Сейчас он сидит у барной стойки, а твой пересел за стол.
  - Том, наверно, переживет...
  - Вовсе нет. Он спокоен. Сидит себе, чай пьёт. Ой, ладно, я побегу, - и схватив поднос, Софья быстро вышла из кухни.
  Елена вернулась на рабочее место. Вот только работалось как-то с трудом.
  - Мне кажется, Белкин тебя приревновал, - предположила Мария.
  - Вот сволочь, - зло вырвалось у Елены. - Надеюсь, теперь-то он отстанет от меня.
  - А может, и наоборот, пуще прежнего начнёт тебя добиваться, - добавила Валентина.
  Елена волновалась. Ей не нравилась создавшаяся ситуация. Она даже в глубине души начала жалеть о приходе Тома в ресторан. Да ещё и работа действовала на нервы.
  - Пойду выгляну, - бросила она подругам.
  В клиентском зале всё было так, как и говорила Софья: Белкин сидел у барной стойки и буквально сверлил глазами неприятеля, а Том равнодушно пил чай и пощипывал пончик. Тяжело вздохнув, Елена вернулась в кухню.
  Минут через десять опять появилась Софья. На этот раз с новостью.
  - Девчонки! Том заказал жареной картошки, пару берлинских колбасок, сырный салат и пиво, - сообщила она. - Я предполагаю, он намерен посидеть здесь подольше. Может, назло Белкину? Представляю, как этому герою не в кайф будет пиво после сладких пончиков.
  Софья отдала заказ Валентине. Та внимательно прочла его и философски выдала:
  - Немец, он и в Африке немец.
  Прошло уже больше часа, а обстановка в зале не менялась. Софья докладывала одно и тоже: Том неторопливо ест, Белкин за ним наблюдает.
  Но вдруг за окном раздался рём мотора.
  - Ой! Белкин уезжает! - воскликнула Мария.
  Тут же примчалась и Софья:
  - Белкину кто-то позвонил, и он уехал. Путь свободен.
  Путь свободен! У Елены глаза загорелись.
  - Я... на пять минут... Ладно? - попросилась она.
  - Да иди, конечно, иди, - позволила Валентина. - Только не долго.
  Но последних слов Елена уже не слышала.
  - Что за война у вас с Белкиным здесь развязалась? - сходу строго поинтересовалась она у Тома, присаживаясь за его столик. Молодой человек лишь изумлённо вскинул брови и покачал головой. - Уже весь персонал обсуждает вашу ссору.
  Том отодвинул от себя тарелку с остатками обеда и положил перед собой блокнот. "Николаю Вениаминовичу не понравилась моя игра на пианино, и он попросил меня, как только я допью чай, покинуть его ресторан. Но я не хотел так скоро уходить, надеясь увидеть тебя ещё раз. Вот потому мне пришлось заказать обед. И не напрасно, я снова вижу тебя".
  - Увидеть меня... Да ты ж его позлить хотел. Решил вместо пианино поиграть на его нервах. Какой ты, оказывается, мстительный.
  Том лишь развёл руками, мол, какой есть. Елена усмехнулась, и взгляд её потеплел. Чудной он. Ну как сердиться на такого милого чудака?
  - Я не смогу долго сидеть с тобой, у меня работы много, - сказала Елена. - Если хочешь, пойдём к нам в кухню.
  "Но это же непозволительно".
  - Мы сделаем для тебя исключение, пока нет директора.
  "А вдруг он вернётся? Или официантки ему доложат? У вас и в частности у тебя будут неприятности. Нет, я откажусь от столь заманчивого предложения. Ты лучше скажи, что решила на счёт завтрашнего дня? Во сколько встретимся?
  - Ой, Том, я ещё не думала об этом. Я тебе позже скажу, хорошо?
  "Хорошо. Извини, если я доставил тебе проблемы. Но мне очень хотелось тебя увидеть. Правда".
  Взгляд парня был столь открыт и честен, что Елена впервые не приняла его слова за банальную джентльменскую любезность. Она поверила им.
  - Том. Сыграй перед уходом для меня ещё что-нибудь, пожалуйста.
  Милый чудак, конечно же, не отказал.
  
  
  Ночному клубу "Рубин" Софья отдавала большее предпочтение, нежели другим заведениям подобного профиля. Здесь ей нравились и музыка, и обстановка, даже появились любимые ди-джеи. Именно сюда она и пригласила Елену и Тома, чтобы развеяться и потанцевать. Приглашённые пришли, как и было договорено, к восьми часам. Софья и Андрей уже заняли столик и, завидев друзей, замахали руками, подзывая их к себе.
  - Ох, Ленка, какие же мы молодцы, что пришли сюда именно сегодня! - выпалила Софья, едва друзья подошли к столику.
  - А что случилось? - спросила Елена.
  - Как раз сегодня клуб отмечает своё пятилетие, а в полночь будут разыгрываться всякие призы. Смотри сколько народищу. Вам дали при входе жетоны с номерами?
  - Да.
  - Всем дают. Это для лотереи. Смотрите, не потеряйте. Ну, давайте, садитесь. Ой! - спохватилась девушка. - Забыла вас перезнакомить. Это мой Андрей, это Елена, это Том.
  Андрей, мускулистый высокий парень с коротко подстриженными русыми волосами, протянул Тому широкую ладонь. Парень с приветливой улыбкой пожал её. Рядом с этим богатырём стройный и низкорослый Том казался слабым и тщедушным. Впрочем, такая противоположность образов его нисколько не смущала.
  - Ну всё, - продолжала Софья, - формальности соблюдены, давайте отдыхать. Надо заказать что-нибудь, чтобы стол не пустовал. Мы с Андреем планируем сейчас поглотать пивка, а попозже заказать шашлык. Здесь обалденно вкусный шашлык. Вы как смотрите на наш пищевой план?
  Елена и Том смотрели на него положительно.
  В клубе было красиво, у Елены даже возникло слово "богато". Вся обстановка, больше похожая на ресторанную, была выдержана в красно-бордовых тонах. Широкий круглый танц-пол занимал всю середину помещения. Пьедестал ди-джея располагался в глубине клуба.
  - Как тебе здесь, нравится? - спросила Софья подругу.
  - Да, хорошо, - ответила Елена. - Только светло очень, будто мы и не в клубе.
  - Это лишь сейчас. А с девяти свет начнёт очень медленно угасать, типа заката, и в десять наступят сумерки.
  - И здесь всегда так много народа?
  - Почти всегда. Но сегодня прямо столпотворение. Из-за призов что ли? А может, напарились на жаре... в прохладу тянет...
  - Да, сегодня очень жарко. Душно даже. Я ждала, что к вечеру дождь хлынет.
  - Дождь будет завтра, - авторитетно заявил Андрей.
  - Почему ты так думаешь?
  - У меня уши чешутся.
  Подобный довод, да ещё столь серьёзно сказанный, вызвал короткий смех у сидящих за столом.
  - Это не прикол! - возмутился Андрей.
  - Правда-правда, - заступилась Софья. - Андрей реально предсказывает осадки. Помнишь, Лен, в сентябре ураган с ливнем был? Так я думала, Андрей себе уши оторвёт, такая чесотка его мучила!...
  И разговор потёк от одной пустяковой темы к другой. Болтали в основном девушки. Андрей всё больше курил и в разговоре ограничивался лишь замечаниями да короткими добавлениями, в которых звучало столько слов молодёжного сленга, что бедный Том, плохо знающий подобную русскую речь, едва улавливал смысл. Сам Том так же мало участвовал в беседе. Его письменное общение не поспевало за говорящей компанией, а когда яркий свет сменился на полумрак, так блокнот и вовсе стал бесполезной вещью. Впрочем, эти обстоятельства не вводили парня в уныние. Он пил, смеялся, много танцевал, вёл себя так же, как и его друзья.
  Но особенно неутомима в танцах была Софья. Она присаживалась за стол только чтоб перекусить, отпить глоток прохладного пива да немного отдышаться. Девушка пришла в клуб с намереньем оторваться от серой жизни и повеселиться, и теперь рьяно воплощала свои планы в явь. Друзья за ней в танцах не поспевали.
  В двенадцатом часу все стали замечать, как свет в клубе начал прибавлять в яркости.
  - Что, вечеринка окончена? - поинтересовалась на это Елена.
  - Не может быть, - отозвалась Софья, так же не понимающая причину изменения освещения. - Клуб открыт до четырёх утра.
  - Всё просто, - спокойно ответил Андрей. - Полдвенадцатого уже, скоро начнут призы раздавать, вот и врубили иллюминейшн.
  - Точно! - воскликнула Софья. - Как я могла забыть? Давайте, готовьте жетоны.
  - Расслабься, - махнул рукой Андрей. - Ещё не полночь.
  Но Софья пропустила это замечание мимо ушей.
  - Жетоны у тебя? - строго уточнила она у своего парня.
  - Да вот они, в кармане, - и Андрей достал два пластмассовых номерка из нагрудного кармана рубашки и продемонстрировал их девушке.
  - Ну вот и всё, я спокойна. Можно ещё потанцевать. Лен, пошли.
  - Ой, Сонь, я что-то устала, - капризно сморщила носик Елена. - Давай, немного отдохнём.
  - Дома отдыхать будешь! Мальчики, вы тоже решили отсиживаться?
  Андрей ответил утвердительным кивком головы, Том же с удовольствием разделил желание Софьи и вышел с ней на танц-пол. Это Андрею не нравилось. Он сидел хмурый, потягивал пиво и курил. Елену его общество тяготило. Ей неприятны были его грубоватые манеры и речь, он много пил пива, и от него пахло табаком. Выбор Софьи ей был непонятен.
  - В Немчине что ли по приколу танцевать с чужими девчонками? - вдруг раздражёно выдал Андрей.
  Елена тяжело вздохнула. Ей не хотелось с ним разговаривать, но даже перед таким человеком она не могла выглядеть невежливой.
  - Ты же не пошёл с Соней, - равнодушно ответила она.
  - А тебе, я смотрю, пополам? Типа, доверяешь своему хахалю?
  - Прежде всего, я доверяю Софье.
  - Вы, бабы, все змеи-предательницы, - махнул Андрей дымящейся сигаретой.
  Парень сидел спиной к танц-полу и, чтобы взглянуть на него, ему пришлось обернуться. Софья веселилась от души. Том, безусловно, вёл танец лучше, чем увалень-Андрей, и девушка чувствовала себя с ним раскрепощённо. Андрей вернулся в исходное положение и что-то недовольно прорычал.
  - Мне не нравится, как немчура зырит на Соньку, - допив пиво, высказал парень. - Долго и... Прямо разглядывает её.
  - Том на всех так смотрит, - с прежним тоном объяснила Елена. - Он же немой, и отвечать может только мимикой и глазами, а для этого ему необходимо смотреть на собеседника.
  - Немой, - задумчиво повторил Андрей. - Типа, тихий, да? Вот тихони-то как раз и подкладывают ежей под зад.
  Разговор Елене стал совсем неприятен. Она даже пожалела, что не пошла танцевать. Но у неё с непривычки уже болели ноги, горели ступни. Поскорее бы тогда вернулись за стол Том с Софьей.
  - Ты боишься, что Том лучше тебя? Что Сонька переметнётся к нему? - едва сдерживая раздражение, спросила Елена.
  - Кто лучше меня? Этот? - возмутился Андрей. - Да я же этого хлюпика одной левой прижучу. Слушай, Лен, ты такая шикарная девчонка, а связалась с каким-то невзрачным мелюзгой. Приходи к нам в клуб. Там реальные пацаны: фигура, рост, сила!
  "И хамство", - мысленно добавила Елена. Но вслух произнесла:
  - Спасибо за заботу. Но я оцениваю людей не только по внешности.
  Андрей, казалось, был разочарован ответом. Интерес в его захмелевших глазах потух, парень замолчал и развернулся к танц-полу. Елену только обрадовало подобное поведение неприятного собеседника.
  Вот наконец музыка смолкла, и ди-джей призвал всех занять свои места, так как вот-вот начнётся розыгрыш призов. Слегка запыхавшиеся от танцев Софья и Том вернулись за столик. Андрей развернулся к обратно к компании.
  - Вот уж не думала, что ты можешь танцевать без устали! - весело обратилась Елена к Тому. Она была так рада его возвращению с танц-пола, что у неё даже настроение поднялось. - Ты, наверно, дома часто посещаешь дискотеки.
  "Уже сто лет не был на дискотеках", - ответил Том.
  - Что, что он написал? - поинтересовалась Софья, услыхавшая вопрос, но не увидевшая ответ.
  - Говорит, уже сто лет так не отрывался, - озвучила Елена.
  - Ой, можно подумать, мы ему поверили, - рассмеялась Софья. - Ты классно танцуешь, Том. Правда, Андрей, Том классно танцует?
  - Так же, как все, - хмуро отозвался Андрей. - Нужно ещё пива заказать.
  Улыбка Софьи ослабла, девушка поняла, что её парень чем-то недоволен.
  - Мне кажется, тебе уже хватит пить, - сказала она.
  - Да? Что ещё тебе кажется? - грубо огрызнулся Андрей.
  - А почему ты со мной так разговариваешь?
  - Нормально разговариваю.
  Елена напряжённо наблюдала за тихой перепалкой, она-то понимала причину недовольства Андрея. Софья ещё что-то хотела высказать, но взглянув на друзей, видимо, решила не устраивать прилюдного выяснения отношений. Она лишь махнула на парня рукой и бесцветно сказала:
  - Поступай, как хочешь, только не порти мне настроения.
  Между столиками прошлись две молодые девушки в бордовых платьях и положили на каждый столик небольшие глянцевые цветные страницы. Это оказался список призов. Софья тут же завладела им и начала читать вслух, разбавляя сухое перечисление восторгами и восклицаниями:
  - Ой, как много всего! Пять золотых карт клуба... Здорово! Пять бутылок французского "Бордо"... Что-то у них всё по пять штук. Пять романтических ужинов на двоих в ресторане "Рубин"... Между прочим, говорят, это самый крутой ресторан в городе. Пять цифровых фотоаппаратов... Вот! Пять ценных призов: кинокамера, рубиновый кулон на золотой цепочке... Смотри, Лен, какой красивый, сердечко. И вот, следующие, женские часы с рубинами. Классные, правда? Так, что тут ещё... Домашний кинотеатр и... О! Романтическое путешествие для двоих по Чёрному морю! Вот бы выиграть! Андрей, ты поехал бы со мной в романтическое путешествие?
  - Сначала выиграть надо, - буркнул Андрей.
  Он был занят совсем иными проблемами. Ему наконец удалось привлечь внимание официантки и заказать для себя кружку пива. Том тоже пожелал добавки этого напитка.
  - Ну, тебе же часто везёт в лотереи, - продолжала тем временем Софья, - так что я надеюсь, ты для меня что-нибудь выиграешь.
  - Тому тоже везёт в конкурсах, - похвастала Елена.
  - Прекрасно! Значит, мы с тобой сегодня уйдём отсюда с подарками! У вас какие номера?
  - У меня сорок два, у Тома двадцать восемь.
  - А у нас с Андреем так прикольно получилось: мне дали номер тридцать три, а ему - три.
  - Вообще-то, мне везёт с тройкой, - заметил Андрей.
  - Значит, точно один из ценных призов будет наш. Вот бы выиграть путешествие! - и Софья мечтательно закатила глаза.
  Под негромкую музыку на опустевший танц-пол вышел мужчина в чёрном костюме с микрофоном в руке и объявил начало розыгрыша. В зале наступила тишина. В центр вынесли столик, на котором стоял крутящийся прозрачный барабан с фишками внутри, к столу вышла одна из девушек в бордовом платье, и ведущий чёрным платком завязал ей глаза. Именно ей и предстояло сыграть роль фортуны.
  Андрей развернул стул и сел спиной к столику, лицом к танц-полу. Софья тоже подвинулась поближе к своему парню.
  "Ты не устала?" - спросил Том Елену.
  - Устала немного, - шёпотом призналась девушка.
  Взгляд Тома уже покрылся хмельной поволокой, но оставался тёплым и ласковым. Том, как обычно, открыто смотрел на подругу, но сейчас Елена заметила, что его живые глаза как бы бродили по её лицу. Вот взгляд пробежался по причёске, обвёл контур щеки, задержался на губах... Девушке был приятен этот взгляд, но в то же время смущал её. Действительно, казалось, будто Том разглядывает её. "Может, он и на Софью так же смотрел? - вдруг предположила Елена. - Поэтому Андрей и приревновал?" Сердце девушки вдруг ёкнуло. "Нет-нет, ему нравлюсь только я, - успокоила она саму себя. - Но Андрей прав, нечего Тому на других девчонок взоры бросать".
  Елена придвинула к себе блокнот, взяла из руки Тома ручку и написала: "Андрею не нравится, что ты смотришь на Софью и танцуешь с ней".
  Том прочёл, и его брови взметнулись вверх. "Неужели ревнует?" - спросил он.
  - Похоже на то.
  "Я заметил, что у него испортилось настроение".
  Елена снова придвинула блокнот: "Ты не зли его. Он уже довольно пьян и, кажется, становится агрессивен".
  "Я тоже не трезв. И алкоголь на меня так же плохо действует".
  "Ты не похож на драчуна".
  "Ты меня плохо знаешь".
  "Но ты же не глуп, чтобы лезть к нему на рожон. Андрей сильнее тебя".
  "Считаешь меня слабаком?" - в глазах Тома сверкнула обида.
  - Нет, я не это имела в виду...
  "Мускулы - это ещё не сила. Я его абсолютно не боюсь".
  Елена уже и не рада была, что завернула разговор на эту тему. Подошла официантка и поставила на столик две кружки пива. Андрей не заметил её, и потому не обернулся. Он вместе с Софьей внимательно следил за розыгрышем. Действие на танц-поле шло своим чередом: ведущий называл один из лотов, девушка с завязанными глазами доставала из барабана фишку, а после приз вручался счастливчику. Елену розыгрыш мало интересовал, она не уделяла ему никакого внимания. Девушка переживала, она обидела Тома. Вот он сидит, пьёт пиво и не смотрит совсем на неё, делает вид, будто наблюдает за розыгрышем. Конечно, обиделся. Любой мужчина обидится, когда девушка даёт понять, что считает его слабым. Что вот теперь делать? Извиняться? Оправдываться? Но она просто тревожилась за него. Том сам всё неправильно понял. Так в чём же ей оправдываться?
  Вдруг Том отставил кружку, сделал запись в блокноте и подвинул его к Елене: "У тебя очень красивый подчерк. Пожалуй, сегодня блокнот я заберу себе".
  У Елены сразу от сердца отлегло - не обиделся. Шутит, улыбается и снова смотрит на неё. Хорошо. Теперь просто надо поддержать этот шуточный тон, и тогда обида забудется. Елена кокетливо улыбнулась и шёпотом ответила:
  - Я тебе его не отдам.
  "Это я его не отдам. Блокнот - моя вещь".
  - И что же ты будешь с ним делать?
  "Изучать по подчерку твой характер".
  - А ты это умеешь?
  "Ты забыла, моё второе увлечение - психология и связанные с ней науки".
  Да, действительно, Том рассказывал Елене о своих познаниях и наблюдениях в области психологии. Он читал много книг по этой теме, собирал трактаты мыслителей разных времён. Это было его хобби, и, как признавался Том, подобные знания ему пригождались в жизни.
  - Но я не хочу, чтоб ты изучал мой характер, - в шутку возмутилась Елена.
  "Придётся смириться".
  - Вот ещё!
  "А что ты делаешь с моими блокнотами?"
  - Коллекционирую. А ты лишаешь мою коллекцию такого прекрасного экземпляра.
  - ...Номер двадцать восемь! - вдруг ворвался в их пустой разговор громкий голос ведущего.
  Елена и Том встрепенулись. В эту же секунду к ним повернулась радостная Софья:
  - Том! Ты выиграл! - взвизгнула она.
  - Именно номер двадцать восемь, - возвестил ведущий, - становится обладателем изящного рубинового кулона на золотой цепочке!
   Том протянул свой жетон Елене и взглядом предложил ей пойти за призом. Но девушка ахнула и тут же отказалась, сославшись на стеснение, да и вообще, не желание присваивать себе чужое везение.
  - Номер двадцать восемь, где же Вы? - вопрошал в это время ведущий. - Неужели ушёл, не дождавшись розыгрыша?
  Том не стал спорить с Еленой, вышел из-за стола и направился за выигранной вещью.
  - Нет, вот наш призёр! - увидел его ведущий. - Молодой человек, видно, стеснялся выйти за женским украшением... Но не сомневаюсь, что у Вас есть девушка, которая по достоинству оценит такой красивый и щедрый подарок с Вашей стороны.
  В зал вышла вторая девушка в бордовом платье и вручила Тому небольшой красный бархатный футляр. Том безмолвно произнёс "Спасибо" и вернулся к друзьям. А розыгрыш продолжился дальше.
  Софья не могла оторвать наполненного любопытством взора от бархатного футляра. Том поставил его на стол и открыл - на белом атласе сверкнуло тёмно-красное рубиновое сердечко.
  - Какая прелесть! - не сдержала тихого возгласа Софья. - Том, ты его оставишь себе или подаришь кому?
  Вместо ответа Том взял в руки цепочку с кулоном и накинул на шею Елены. Девушка, конечно, была готова, что выигрыш Тома достанется ей, но она не ожидала, что он захочет лично надеть на неё кулон. Елена даже замерла. Вот Том выправил из-под цепочки её волосы и, как бы невзначай, провёл ладонью по её шее и плечу, и жар от его ладони обжёг всё её тело. Сердце сбилось с ритма, и дыхание сорвалось. В душе внезапно возникло острое желание вновь ощутить прикосновение этого мужчины. Можно даже не такое короткое и... не такое робкое.
  - Боже, какая красота! - воскликнула Софья. - Счастливая ты!
  - Будто ты несчастная, - пробурчал Андрей, который до сих пор так ни разу и не обернулся. - Нашла чему завидовать, цацке какой-то. Да я тебе завтра лучше куплю.
  - Не ворчи, - повернулась к нему Софья. - Я не завидую, а радуюсь за подругу. Вон, тебе пиво уже принесли.
  Вот теперь Андрей повернулся к столу, но взяв кружку с пивом, снова предпочёл следить за действием на танц-поле.
  Том занял своё место за столиком. А Елена всё никак не могла остыть от его прикосновения.
  - Спасибо за подарок, Том, - взглянула на друга девушка, а сама подумала: может, сегодня позволить ему остаться у неё на ночь?
  Но испугавшись вдруг, что мысли её могут быть прочитаны, Елена тут же опустила глаза. За всю свою девичью юность она не испытывала столько смущения, сколько за эти пять дней проведённые с Томом. Даже с Сергеем ей было проще. Пробежав по своей памяти, Елена не смогла припомнить ни одного случая, когда б прикосновение Сергея вызвало бы в ней столь горячее желание. Ей даже не удалось вспомнить его первое прикосновение.
  Том положил перед Еленой блокнот: "Я вижу, ты очень устала. Если хочешь, после розыгрыша уйдём домой".
  - Да, давай уйдём, - согласилась Елена.
  "Клуб предоставляет такси?"
  - Не думаю, что здесь есть такая услуга. Надо будет вызвать. Я спрошу у Соньки телефон...
  - Я! Это я! - вдруг прокричала Софья и, сорвавшись с места, быстро прошла на танц-пол.
  Ей тоже повезло, она выиграла золотую карту клуба. Получив выигрыш счастливая, девушка вернулась к столику и гордо продемонстрировала карту.
  - И что она даёт? - поинтересовалась Елена.
  - Как что? Я теперь смогу целый год проходить сюда бесплатно и получать пятьдесят процентов скидки на всё, что закажу, - пояснила Софья.
  - Ну, это они не подумав, тебе подарили. Ты же теперь здесь поселишься.
  - Это точно, - рассмеялась Софья.
  Тут ведущий объявил:
  - Вот и настал момент разыграть наш последний и главный лот - романтическое путешествие для двоих по Чёрному морю!
  Зал притих. Ведущий раскрутил барабан, и девушка с завязанными глазами достала фишку с номером. Ведущий взял фишку в руки, посмотрел сам, а после, показав всему залу, громко возвестил:
  - Это номер три-и-и-и-надцать!
  Андрей даже сплюнул. За одну секунду он испытал взлёт надежды при слове "три" и её падение при концовке "надцать". Андрей сразу потерял интерес к игре, развернул стул и сел лицом к компании.
  - Всё это чушь, - прокомментировал он и залпом осушил свою кружку, а, опустив её, заметил, - Надо ещё пива заказать.
  - Прекрати, ты уже меры не знаешь, - сделала Софья ему замечание.
  - Цыц, женщина! - бросил на это Андрей. - Я свою меру знаю.
  - Ты уже пьян.
  - Ну и что?
  - Думаю, нам пора ехать домой. Повеселились и хватит...
  - Я тоже хотела это предложить... - поддержала Елена.
  - Ну и валите. А мы с Томом ещё здесь потусуемся. Правда, Том?
  Но Том ответил отрицательно. Андрей сузил глаза и недовольно скривил губы.
  - То есть как? Ты отказываешься от моего предложения?
  Том с совершенно холодным видом подтвердил. Девушки замерли, они уже поняли, что Андрей не просто придирается, он искал ссоры. Впрочем, Том об этом тоже догадался. У Андрея и так было испорчено настроение, а проигрыш, доля секунды вспыхнувшей надежды и выигрыш крайне неприятного ему типа совсем взвинтили. Да ещё и алкоголь бурлил в голове.
  - Тебе что же, Том, не нравится моя компания? - процедил Андрей.
  - Перестань, - твёрдо потребовала Софья. - Иначе я с тобой поругаюсь.
  - Тебе-то что за проблема? - грубо отреагировал Андрей. - Я просто с Томом разговариваю. Задал вопрос, хочу ответ услышать.
  Ответ уже был готов. Том протянул собеседнику блокнот, в глазах сверкнул лёд. Тот молча прочёл запись и, зло сжав губы, отбросил блокнот обратно. Том сразу свернул его, видно, не желая, чтобы кто-то ещё прочёл то, что предназначалось лишь Андрею.
  - Пойдём-ка, Том, покурим, - едва сдерживая нервы, предложил Андрей.
  - Нечего делать! - тут же вскинулась Елена. - Кури здесь.
  - Я не с тобой разговариваю, - бросил Андрей и, поднявшись, деловито скрестил руки на груди. - Так ты идёшь, Том?
  Том так же встал и вышел из-за стола. И напрасно девушки пытались остановить своих поссорившихся кавалеров, их слова потерялись в грянувшей громкой музыке. А парни, откровенно проигнорировав их протест, прошли к выходу и покинули зал.
  - Боже, он его убьёт! - ахнула Елена.
  - Что Том написал ему? - спросила Софья.
  - Не знаю. Подчерк мелкий, не разглядела. И блокнот он с собой унёс.
  - Вряд ли что-то приятное. Вон как Андрей зубами заскрежетал.
  - А что, Том должен был терпеть грубость? - заступилась Елена.
  - А Андрей ему и не грубил, - возразила Софья.
  - Ну да, и тон его был дружелюбный.
  - Значит, Том успел раньше его чем-то разозлить...
  - Я даже знаю чем, - усмехнулась Елена. - Тем, что не отказал тебе и танцевал с тобой полвечера. А ещё, что часто тебе улыбался.
  - Глупости. Зачем Андрею ревновать меня к парню, который пришёл с девушкой? - загоралась Софья.
  - Это ты уже у хахаля своего спрашивай. И где ты только такого подцепила.
  - Андрей, между прочим, весёлый и добрый человек. Ты его совсем не знаешь. Просто сегодня он слишком много выпил.
  - Ага, и сразу раскрылась его вторая сущность.
  Глаза Софьи недобро сверкнули:
  - Может, мы тоже выйдем покурить?
  - Пошли, - пожала плечами Елена. - Заодно и посмотрим, что там эти вояки делают.
  Перебросив мысли на "вояк", Софья немного остыла.
  - Твой хоть драться-то умеет? - спросила она.
  - Надеюсь, - ответила Елена, также сбросив негодование. - Мужчина всё-таки. Но Андрей явно сильнее него.
  - Да уж, Андрей нашёл с кем драться, - проворчала Софья. - С парнем, который явно слабее. Том не увлекается какой-нибудь борьбой? Вот бы он утёр нос этому балвану.
  - Нет, - покачала головой Елена. - Он философией, психологией увлекается...
  - Ну, это в драке вещи бесполезные.
  Девушки уже забыли свои разногласия и теперь лишь переживали о парнях.
  - Долго они, - произнесла Елена. - Может, охране скажем, пусть разнимут?
  - Да нужны они этой охране, - отмахнулась Софья.
  - Что-то тревожно мне за Тома, - не унималась Елена.
  - Да, мне тоже, - согласилась Софья. - Хорошо, пошли, посмотрим, в каком они там состоянии.
  Но им не пришлось никуда идти. Едва поднявшись со своих мест, девушки увидели, как в зал вошли Том и Андрей. Парни шли рядом и вполне спокойно разговаривали. Вернее, Андрей говорил, активно жестикулируя руками, а Том слушал и периодически кивал головой. Не обращая на подруг никакого внимания, молодые люди прошли к барной стойке и присели на табуреты. Девушки так и сели. От увиденного они лишились речи и лишь удивлённо хлопали ресницами.
  - И как это понимать? - наконец ожила Софья. - Они что, подружились?
  - А ты говорила, что психология в драке бесполезна, - отозвалась Елена.
  - Это, конечно, радует, но почему они не вернулись к нам?
  - Наверно, решили отметить примирение. Вон, видишь, что-то заказали.
  - Судя по величине рюмок и цвету жидкости - это водка, - проанализировала Софья.
  - Боже, после такого количества пива! - ахнула Елена. - Тома сейчас точно накроет.
  - Да что ж ты так переживаешь за него? Вон, выпил и даже не поморщился. - Софья поставила себе на колени свою сумочку и достала пудреницу. - Сейчас они придут, и мы вызовем такси.
  - Думаю, ты можешь не торопиться, - понуро сказала Елена. - Они ещё не скоро придут.
  Софья подняла глаза от зеркальца. Том и Андрей продолжали сидеть у барной стойки и беседовать; Андрей что-то убеждённо говорил, а Том письменно ему отвечал. Но ни тот, ни другой ни разу не взглянул в сторону девушек. Софья убрала пудреницу в сумочку и разочарованно вздохнула:
  - Может, они забыли о нас? Смотри, как им хорошо вдвоём.
  - И не говори, - согласилась Елена. - Надо будет потом у Тома в блокноте посмотреть, о чём они так увлечённо болтали.
  - Да-да, обязательно. И мне расскажешь.
  Время шло. Андрей и Том продолжали общаться, а Елена и Софья - скучать за столиком.
  - Они заказали ещё водки, - заметила Елена.
  - Решили расслабиться по-полной. Не знаю как тебе, а мне уже надоело ждать.
  - Мне тоже надоело. Может, подойдём к ним?
  - К Андрею подходить бесполезно, - махнула Софья. - Он только скажет "Цыц, женщина!" и останется при своём. Лучше напиши Тому.
  Елена согласилась, достала из сумочки телефон и послала SMS: "Мы собираемся домой, уже вызвали такси. Вы с нами?" Получив послание, Том прочёл его, показал Андрею. Но тот лишь сделал нервное движение и скорчил недовольную мину. Том же обратил внимание на Елену и жестом попросил её подождать, после чего снова вернулся к собеседнику.
  - Вот тебе и немецкая деликатность к женщинам, - констатировала Елена.
  - Не хотят, не надо, - обиделась Софья. - Поехали домой. Я вызываю такси.
  И девушка набрала на своём телефоне номер. А Елена с ужасом наблюдала, как Андрей и Том поглощают третью порцию водки, и как скрючило от её вкуса лицо Тома. Девушка вдруг подумала, что совсем не знает адреса дяди своего пьяного кавалера, и оставалась лишь надежда, что Том опьянеет не до полной бессознательности.
  - Всё, собирайся. Сейчас машина подъедет, - скомандовала Софья, убирая телефон.
  - Подожди. Они, вроде, идут.
  Молодые люди действительно соизволили прервать разговор и вернуться к девушкам. Андрей шёл между столиков уверенно, лицо хмурое, недовольное. За ним, слегка пошатываясь, шёл Том. В глазах стоял пьяный туман, но парень старательно натягивал на лицо трезвое выражение.
  - Ну что вы мечетесь, - ворчал Андрей. - Не даёте нам спокойно поболтать.
  - Что ж тебе раньше-то не болталось? - вторила ему Софья. - Весь вечер тут тусуемся, они только сейчас разговорились.
  - Так вы ж каркаете, слова не даёте вставить!...
  Пока шла перепалка, Елена подошла к Тому. Ей не нравился его вид.
  - Всё в порядке, Том? - поинтересовалась она.
  Парень приподнял брови, проморгал глаза, наводя чёткость взгляда, и утвердительно закивал головой. Потом, облокотившись на стол, он написал в блокноте: "Андрей классный парень. Мы с ним подружились".
  - Что ж, я рада. Я боялась... что вы будете драться...
  Но Том аж двумя руками заверил, что подобного у них даже в мыслях не было.
  - Всё, выходим! - скомандовала Софья. - Такси приехало.
  Все четверо двинулись к выходу. Заметив, что Том оставил блокнот на столе, Елена взяла его и спрятала в свою сумочку.
  Софья заняла переднее сиденье, на заднем разместились Андрей, Елена, а между ними - Том. Едва машина тронулась, Андрей облокотился на стекло и задремал.
  - Лена, сначала тебя подвезём, - сообщила Софья. - Потом Тома, а после и мы поедем домой.
  - Хорошо, - согласилась Елена.
  Ей было всё равно, какой дорогой ехать. Рядом с ней очень близко сидел Том, прикасаясь плечом к её плечу, и от такой близости мысли совсем ослабли и ни о чём не рассуждали, лишь монотонно отсчитывали удары сердца. Раз. Раз. Раз. Руки девушки покоились на коленях, глаза бездумно рассматривали тонкое золотое колечко на среднем пальце. Елену опять охватило смущение. Ей очень хотелось вновь взглянуть на Тома, рассмотреть его красивые глаза, снова наблюдать лёгкое движение его губ. Но он сидел слишком близко, и ей вдруг стало боязно и неловко поднимать взор. Неожиданно Том покрыл своей ладонью её руку и сжал пальцы. У Елены на миг остановилось дыхание, и снова волна желания пронеслась по всему телу. Девушка почувствовала, как вспыхнули её щёки. Но она не отняла руки. Наоборот, её кисть, как бы сама собой повернулась, и её пальчики переплелись со смуглыми пальцами мужской ладони. Как же это было приятно. Но поднять на Тома глаза Елена так и не решилась.
  Такси остановилось напротив подъезда. Софья обернулась к Елене.
  - Ну, хорошего тебе отдыха, Леночка, после весёлого вечера, - пожелала она.
  - Спасибо, тебе тоже, - бесцветно ответила Елена. - Завтра созвонимся.
  - Обязательно.
  Елене не хотелось разлучать руки, но, к сожалению, пришлось это сделать. Девушка вышла из машины и не спеша направилась к дому. Попросив Софью подождать, Том последовал за Еленой.
  Остановившись у ступеней подъездной лестницы, Елена обернулась. Том стоял совсем рядом. Его хмельной взгляд, обращённый на девушку, пытался о чём-то сказать, губы невнятно произносили целые фразы. Елена чувствовала себя крайне неловко, она не понимала парня.
  - Том, Том, подожди. Ты же знаешь, у меня проблемы с немецким, - улыбнувшись, попыталась отшутиться девушка.
  Парень замер на миг, а после, оценив услышанное, как-то невесело усмехнулся. Елене совсем стало не по себе, она опять что-то сделала не так.
  - Том... Тебя ждут... - промямлила она. - Ещё раз спасибо за пода... рок...
  Пристальный взор Тома словно примагнитил её. Елена смотрела в чёрные глаза и буквально растворялась в их бездне. Мужчина чуть приблизился, поднял руку и коснулся мягких волос девушки. Пригладил локон, ещё один. Девушка не противилась, ей было приятно. Мужские пальцы скользнули на шею, опустились на плечо. Взор чёрных глаз отвлёкся на девичьи губы, которые тут же, словно по приказу, приоткрылись, готовые получить и свою долю ласки. С трудом девушка подавила в себе глупое желание тоже прикоснуться к парню и её пальцы крепче впились в ремешок сумочки. Мужчина приблизился ещё немного, обхватил руками плечи девушки. Его взор манил, пальцы подталкивали... Елене надо было только сказать "Да", и волна чувств выплеснулась бы мгновенно.
  - Том, ты едешь или нет? - вдруг ворвался из внешнего мира крик Софьи.
  Елена очнулась, но ощутила острое сожаление от этого. Том даже не шелохнулся. Лишь взор его теперь не манил, а напряжённо ждал. И Елена знала, чего он ждал - её ответа. Да только в душе девушки вновь поселилось какое-то ненужное смущение, неуверенность. Елена отвела взгляд и шевельнула плечом, но мужские руки лишь крепче сжали её. Девушка вновь подняла глаза - Том продолжал ждать, он не отпустит её без ответа. Душа уже кричала "Да", тело изнывало от жары страсти, но разум зачем-то принуждал остановиться. И он, как ни странно, победил.
  - Я позвоню тебе завтра, - тихо проговорила Елена.
  Взор Тома тут же потускнел, его руки расслабились. Парень понял, что его желаниям отказано.
  - Иди, Том, тебя ждут, - подталкивала Елена, чувствуя, что сможет сорваться и послать свой разум к чёрту.
  Том кивнул головой. "Завтра?" - спросили его губы.
  - Завтра обязательно увидимся, - заверила Елена.
  - Иди же... - почти простонала она.
  Том ещё раз на прощанье пригладил волосы девушки, затем вдруг склонил голову и поцеловал локон. Елена ощутила на своём лице тепло щеки парня, утонула в приливе и нежности и... и всё-таки послала разум к чёрту. Она уже набрала воздуха, чтобы произнести: "Останься", но в это мгновение Том выпрямился, опустил руки, сделал шаг назад, ещё один и наконец спешным шагом ушёл к автомобилю.
  - Какая же ты дура! - обругала себя Елена, провожая грустным взглядом удаляющееся такси.
  От обиды на саму себя у неё даже слёзы навернулись. Но, проморгавшись, Елена не позволила упасть ни одной слезинки.
  
  
  Елена сидела у окна и, смотрясь в настольное зеркало, красила ресницы. Вдруг зазвонил телефон. От неожиданного громкого звука, девушка вздрогнула и мазнула кисточкой по лбу. Недовольно рявкнув, она сняла трубку. Звонила Софья:
  - Привет, подруга! Ну, как ты после вчерашнего?
  - Да вроде нормально.
  - А как Том?
  - Жаловался, что голова болит.
  - А почему ты его вчера не оставила у себя? - свернула Софья на личное.
  - Он сам не остался, - пожала плечами Елена.
  - Можно подумать, ты пыталась это сделать, - усмехнулась нескромная подруга. - Я видела, как он тебя целовал. Он бы остался с радостью! Как его губки?
  - Обычные, - недовольно отмахнулась Елена, разговор ей не нравился.
  - Ой, какие мы стеснительные! Ладно, не буду тебя смущать. Сегодня-то вы встречаетесь?
  - Конечно.
  - И какие планы?
  - Решили пойти в театр.
  - Театр. Тоже неплохо. Но учти, будет дождь. Андрей даже во сне уши чесал.
  Елена коротко рассмеялась. Надо же, какая своеобразная аллергия у парня.
  - Ладно, возьмём зонт. Как Андрей себя чувствует?
  - Нормалёк, если не считать чесотку. Кстати, блокнот Тома у тебя? Ты посмотрела, о чём эти два болтуна трепались?
  - Посмотрела, - разочарованно вздохнула Елена. - Представляешь, Том выдернул страницы, где был их разговор. Так что, если пацаны сами не расскажут, тайна для нас так тайной и останется.
  - Жалко. А ты чем сейчас занята?
  - Готовлюсь к встречи с Томом.
  - О! Ну, тогда не буду тебе мешать. Завтра поболтаем. Пока.
  - Пока.
  Елена повесила трубку и вернулась к прерванному занятию. Повернувшись к окну, она бросила взор на небо - оно было ярко голубым и абсолютно чистым. Не то, что тучи, даже облачка на нём не наблюдалось. Ну, какой может быть дождь? Если только вечером. Или ночью.
  Девушка наложила лёгкий макияж и уложила волосы. Теперь осталось лишь подобрать наряд. Елена раскрыла гардероб и стала напротив него, задумчиво разглядывая толпу разной одежды висящей на вешалках. Предстояло решить нелёгкую задачу. Наконец, взгляд Елены остановился на красивом бордовом платье, которое она надевала несправедливо редко. Девушка достала платье, ещё раз осмотрела его, приложила к себе. Да, это то, что нужно.
  Вдруг воздух взорвал оглушительный удар грома. Елена аж подпрыгнула, и сердце замерло от страха. Она обернулась к окну и увидела, что небо затягивалось, непонятно откуда взявшимися, серыми тучами. Налетевший ветер сильно качнул распахнутую створку окна на лоджии. Елена осознала, что ураган может разбить стекло, отбросила платье на диван и, выбежав на лоджию, закрыла окно. Тучи быстро наползали на ясную синь неба, приглушая солнечный свет. Снова грянул гром, и водопадом хлынул дождь. Удивительно, как за несколько минут испортилась погода. "Ну и уши у Андрея!" - подумала Елена.
  Девушка прошла в комнату. Только бы Том не попал под ливень. Он обещал прийти в час, а сейчас... сорок минут первого. Гроза должна быстро кончиться. Может, Том как раз будет в дороге, или догадается переждать где-нибудь.
  Елена вернулась к вопросу о наряде. Платье, к сожалению, уже отпадало. Разве наденешь лёгкое платье с декольте в такую погоду? Девушка ещё раз осмотрела открытый гардероб и выбрала тёмно-синий костюм с коротким пиджаком. А платье придётся повесить до следующего раза. Елена вздохнула - жаль, оно ей очень шло. Ещё раз приложив его к себе, девушка подошла к большому зеркалу. А может, встретить гостя в этом платье? Слишком нарядно? Ну и что. Гость тоже особенный. Елена вспомнила, как на первом свидании, увидев её, Том произнёс: "Ты прекрасна!", и ей захотелось снова услышать такой комплимент, увидеть восторг в глазах парня. Решено. Елена быстро переоделась в платье, из украшений выбрала рубиновое сердечко, подаренное накануне, и надела туфли.
  Без пяти час. Дождь не унимался, ветер не стихал, гром продолжал издавать ужасный рёв. После такого разгула стихии на улице будет холодно и грязно. Как идти гулять? А может, вообще не стоит никуда ходить? Посидеть дома, приготовить ужин, поговорить по душам. "Надо чай согреть, - подумала Елена. - Вдруг Том замёрзнет под таким ветром?" Она прошла в кухню и поставила чайник на плиту.
  Раздался звонок в дверь - это пришёл Том. Прежде, чем открыть гостю, Елена ещё раз заглянула в комнату проверить, всё ли в порядке. Взгляд упал на настенные часы - три минуты второго. Даже в непогоду Том не позволил себе опоздать.
  Елена с приветливой улыбкой распахнула дверь. Первое, что бросилось в глаза - большой разноцветный букет цветов. Увидев его, Елена восторженно ахнула, но усмотрев за ним дарителя, тут же издала стон жалости. Том совсем промок: мокрая белая рубашка прилипла к телу, с волос на шею стекали капли, чёрные брюки по колено пропитались влагой. Плюс ко всему парень замёрз и теперь с трудом сдерживал дрожь.
  - Боже мой! - воскликнула Елена. - Том, бедняжка. Ливень всё-таки настиг тебя. Проходи скорее в дом!
  Том переступил порог, протянул Елене цветы и большой бесформенный пакет, который держал в другой руке. Пакет оказался тяжёлым.
  - Что это? - поинтересовалась девушка.
  Но Том лишь неопределённо махнул в его сторону. Ладно, сейчас было не до подарков. Елена отнесла пакет и букет на кухню и распорядилась:
  - Снимай-ка с себя мокрую одежду и иди прими горячий душ. Тебе нужно согреться.
  Том согласно кивнул головой. Парень снял туфли и прошёл за Еленой в ванную комнату.
  - Вот полотенце, мыло, - указала девушка. - Если ещё что-то понадобится, бери, не стесняйся. Подожди секундочку.
  Елена удалилась в комнату и через минуту вернулась с одеждой в руках.
  - Вот, наденешь потом. Всё чистое.
  Вручив парню футболку и спортивные брюки, она вышла из ванной и закрыла за собой дверь.
  Пока Том в ванной приводил себя в порядок, Елена поставила в вазу цветы и взялась за пакет. Из него на кухонный стол ею были извлечены разнообразные фрукты, небольшой торт, коробка конфет, манговый сок, мороженое и две бутылки вина. "Сумасшедший", - вынесла вердикт Елена, оглядев гостинцы. Взяв в руки одну из бутылок, девушка взглянула на этикетку, но ничего прочесть не смогла, вся информация была на немецком языке. "О! Настоящее германское вино, - догадалась Елена. - Значит, сегодня точно никуда не пойдём". Фрукты девушка помыла, красиво уложила на большое блюдо, а то, что не уместилось, убрала обратно в пакет, мороженое положила в холодильник, а всё остальное оставила на столе. Затем заварила чай, выложила в хрустальную креманку земляничное варение.
  К окончанию её хлопот, вышел из ванной Том. Он согрелся, переоделся и теперь выглядел весьма довольным. Правда, чужие брюки оказались ему не по росту, и потому их пришлось подвернуть. Мокрые волосы были растрёпаны. В руках Том держал свою предыдущую одежду. Елена подошла к другу. Такой он смешной и чудной.
  - Брюки, наверно, испачкались, - сказала Елена. - Оставь, я их простирну.
  Покачав головой, Том одной рукой попытался объяснить, что уже сам сделал это.
  - Ты уже постирал? - догадалась Елена. - Ну, ладно. Молодец. Надо теперь повесить всё на балконе. Надеюсь, до вечера одежда высохнет.
  Они прошли на лоджию, вдоль которой была протянута тонкая верёвка. За окном по-прежнему стояла прозрачная стена ливня. Но теперь погода Елену не волновала. Том пришёл, Том был рядом. Остальное всё ерунда. И даже очень хорошо, что прогулка не состоится. Будет тихий уютный вечер в обществе милого человека. Развесив одежду на верёвке, Том приблизился к Елене и тоже направил взгляд на ненастье.
  - Обычно гроза быстро проходит, - произнесла девушка. - Но природа, видимо, так устала от жары, что никак не напьётся.
  Том не ответил, он продолжал наблюдать за дождём. Лицо его серьёзно, задумчиво. И красиво. Даже всклокоченные волосы не портили впечатления. Елена заметила, что длинные локоны намочили футболку на спине и плечах.
  - У тебя есть расчёска, или одолжить?
  Том повернулся, поднял руку и продемонстрировал маленькую расчёску. Затем протянул вторую руку - на ладони лежал мокрый, скрюченный дождевой влагой блокнот. При этом лицо парня покрыло выражение беспомощности. Конечно, ведь лишившись блокнота, Том фактически лишался языка. Елена мягко улыбнулась:
  - Это, разумеется, неприятность, но не горе. У меня найдётся и бумага, и ручка. Молчать я тебе не позволю.
  Елена прошла в комнату и открыла книжную полку. Том проследовал за ней.
  - Вот, у меня есть два блокнота и записная книжка. На сегодня тебе должно хватить. С какого начнёшь: с того, что с сердечками или с того, что с мишками? Ну конечно, мальчик выбирает мишек. - Том нашёл шутку подруги забавной и рассмеялся. - На, мальчик, тебе ещё и ручку под цвет блокнотика, и пошли пить чай.
  Елена поставила перед Томом чашку крепкого дымящегося чая и поинтересовалась:
  - Ты будешь чай с вареньем, с лимоном или с сахаром? Может, хочешь что-нибудь поесть?
  Том опустил любопытный взгляд в креманку и вынес решение - он будет чай с вареньем, а кушать пока желания не имеет.
  Елена наполнила горячим напитком свою чашку и тоже села за стол.
  - Том, в этой суматохе я совсем забыла поблагодарить тебя за цветы, - сказала Елена. - Букет очень красивый. А что это за вино, которое ты принёс?
  "Это виноградное вино из наших земель, - ответил Том. - Очень вкусное".
  - Его делают в вашем городке?
  "Белое - в нашем. А красное - в соседнем. Я привёз с собой всего четыре бутылки. Вот, решил тебя угостить. Если понравится, я и те принесу".
  - Ну, нет. Ты же привёз его дяде.
  "Да он не очень любит вино. Ему пиво больше понравилось".
  - Ты ещё и пиво привёз? Теперь понятно, почему у тебя тогда была такая тяжёлая сумка. А зачем ты накупил столько сладкого?
  "Почему много? Фрукты к вину, торт к чаю, конфеты для забавы. Я просто не знаю, чего ты больше любишь, вот и принёс всякого разного".
  "Ты такая красивая сегодня. Я в своём наряде только порчу всю романтику".
  - Ну, уж извини, - улыбнулась Елена. - Фрак не припасла.
  "Это его одежда?"
  Улыбка на губах ослабла, девушка поняла, что Том говорит о её прежнем парне. Да, это была одежда Сергея. Он некоторое время жил у Елены, и у неё остались кое-какие его вещи. Но с Томом обсуждать ту частицу её жизни девушка не хотела.
  - Это одежда моего зятя, - солгала она, опустив глаза. - Тебе в ней неудобно?
  Но Том жестом показал, что всё в порядке. Он понял свою оплошность и поспешил сменить тему.
  После чая молодые люди перешли в комнату и, удобно расположившись на диване, продолжили беседу. Лучшего собеседника в жизни Елены ещё не было. Она с интересом читала его повествования о жизни, о людях, о различных событиях, спрашивала, спорила, но чаще наблюдала. Глаза парня передавали каждое движение мыслей, губы находились в постоянном движении, руки периодически уточняли эмоции. Вся эта живость и непосредственность так завораживала Елену, что порой ей даже казалось, что она слышит голос собеседника.
  "Кстати. А почему бы нам не выпись вина?" - резко прервал Том предыдущую тему.
  Это замечание было совсем некстати, поскольку разговор шёл о старом монастыре, что находился недалеко от Майнца. Елена поддержала предложение друга. Вкусное Рейнское вино было несправедливо забыто за долгим разговором. Действительно очень долгим. Они проговорили почти два часа. Дождь уже давно закончился, но тучи ещё бродили по небу, и ветер упрямо не желал стихать.
  - Может, приготовить ужин? - спросила Елена, осознав, что уже приближается вечер.
  Но Том отказался: "Пока только вино".
  Хорошо. Елена тоже ещё не чувствовала голода. Она принесла бутылку белого вина, штопор, бокалы и блюдо с фруктами, расставила всё это на журнальном столике. Том легко справился с пробкой, и пока он разливал вино в бокалы, Елена включила негромкую музыку радио.
  - М-м-м! Какое вкусное! - восхитилась девушка, отпив пару глотков. - Его даже заедать ничем не хочется.
  "Осторожно. Оно крепкое".
  - Но ты же не позволишь себе быть трезвее меня, правда? - Елена села на диван, поджав под себя ноги. - Как называется это вино?
  "Нежный поцелуй".
  - О! А то, красное вино?
  "Кровь Дракона".
  - Да ваши виноделы романтики!
  "Немцы вообще в душе дети, верящие в сказку".
  - Ты тоже? Несмотря на русские корни?
  "В какой-то мере. Всё-таки русские и немецкие корни во мне крепко переплетены".
  - К тому же вырос среди немцев. А ты смог бы переехать жить в Россию навсегда?
  "Возможно, смог бы, если именно здесь мне суждено будет найти своё счастье".
  - А что тебя сможет сделать счастливым?
  Том улыбнулся: "Очень сложный вопрос ты задаёшь".
  - И всё-таки?
  "Боюсь, что покажусь тебе очень банальным. Ничего особенного я себе не желаю. Хочу просто жить. Иметь светлый дом, большую семью, хороших друзей. Всё остальное - суета".
  - А стать, например, знаменитым музыкантом не хочешь?
  "Раньше хотел. Я уже был знаменитым, я побывал в мире славы. Что греха таить, он мне понравился, и я сходил с ума, когда передо мной захлопнулись его двери. Но теперь я понял, что слава, деньги - это мишура, без которой прожить можно, а без любви и уважения - нельзя. А тебе для счастья много надо?"
  - Боюсь, покажусь ещё более банальной, но я готова подписаться под каждым твоим словом.
  "Ты прекрасная женщина и достойна быть счастливой!"
  - Ох, как пафосно! - Елена ещё никак не могла привыкнуть к высокопарным комплиментам друга. - Ты вычислил мой характер, прежде чем так восхвалять меня?
  Том удивлённо приподнял брови.
  - Я заметила, что ты вырвал из блокнота ту страницу, на которой я писала.
  Парень рассмеялся и смущённо прикрыл глаза: "Ты всё-таки забрала мой блокнот. А я надеялся, что он остался в клубе".
  - Не увиливай от ответа.
  Но Том молчал. С бесстрастным видом он потянулся за грушей, разрезал её на четыре части, кусок взял себе и кусок протянул подруге.
  - Ты мне не ответил, - снова напомнила Елена, забрав переданную грушу.
  Парень сделал одолжение и написал: "В тебе есть какие-то недостатки, которые ты желаешь скрыть от меня?"
  Елена покосилась на хитрую мордашку Тома:
  - Возможно.
  "Интересно какие?"
  - Так я и призналась.
  Том смешно передразнил ворчащую подругу, чем вызвал у неё звонкий смех. Махнув рукой, он потянулся за очередным куском груши.
  - У тебя совсем высохли волосы, - заметила Елена, успокоив смех.
  Том небрежно помял свою шевелюру, рассыпая по плечам чёрные пряди. Но один локон застрял и некрасиво встал на макушке торчком. Поддавшись инерции, девушка протянула руку и исправила эту оплошность. Том почувствовал прикосновение и обернулся, и Елена вдруг осознала, что её жест можно было расценить несколько иначе. Смущение тут же вновь нахлынуло на неё.
  - Налей мне ещё вина, - попросила Елена, стараясь скинуть неловкое чувство.
  Том взял пустой бокал подруги и, наполнив его вином, вернул. Елена ругала себя за ребячество, ей самой её поведение казалось глупым. Залпом она осушила бокал и почувствовала, как хмель подбирается к её разуму.
  Том протянул ей запись в блокноте: "Мне кажется, тебе нужно не скрывать, а раскрыть в себе кое-что. Выпустить наружу".
  Заявление Елену подивило.
  - Что именно? - поинтересовалась она.
  Приблизив к Елене своё красивое лицо, Том произнёс: "Влечение ко мне". Но так как голос не озвучил выпущенные слова, девушка не поняла друга, не прочла по движению его губ и попросила повторить. Тогда молодой человек забрал у Елены и отставил в сторону бокал и уверенно поцеловал её в губы. От неожиданности Елена чуть не задохнулась, но её душа моментально наполнилось негой, а тело - страстью. Губы мужчины были горячими и сладкими; девичьи руки сами собой обвили мужские плечи и крепко сжали их в объятья, глаза закрылись от удовольствия.
  Едва поцелуй оборвался, Елена приоткрыла глаза и встретилась с томным взглядом Тома. В этот момент девушка отчётливо осознала, что не просто влюблена, а горячо любит этого мужчину, что жаждет именно его ласк и поцелуев, и отпускать его не желает. Она покорится ему, с радостью уступит желанию и утонет в наслаждении.
  Елена ещё крепче обняла любимого мужчину и тихо прошептала: "Продолжай".
  
  
  Положив голову на обнажённое плечо любимого, Елена лежала на кровати и наслаждалась отдыхом. Лучшего мужчины в её короткой жизни ещё не было. Даже Сергей уже не казался таким идеалом, как когда-то. В Томе было всё великолепно: каждый поцелуй, каждое прикосновение, каждый его вздох. И его запах. Девушка уткнула нос в плечо парня и полной грудью вдохнула. Это не парфюм, не какой-то крем - это запах мужчины, её мужчины, мужчины, который заставлял её душу трепетать, который зажигал в ней страсть и любовь.
  Том погладил девушку по волосам и поцеловал в макушку. Что бы он ни сделал, Елене было всё приятно. Она подняла голову - Том смотрел на неё ласково. Вот его губы что-то произнесли. Всё-таки жаль, что он лишён голоса.
  - Я не поняла, Том, - лениво промолвила Елена.
  Тогда парень приподнялся на локте и устремил взор в сторону дивана. Его глаза что-то поискали и остановились на журнальном столике. Откинув с себя плед, Том вскочил с кровати.
  - Захвати, пожалуйста, для меня виноград, - попросила Елена.
  На обнажённое мужское тело, она уже смотрела без тени смущения. Хорош, без сомнения хорош. Строен, крепок, разве что к росту придраться можно. Зато какой красивый цвет кожи, даже на пляже ни у кого такой не увидишь. Том взял со столика блокнот с авторучкой, ветку винограда и вернулся на кровать, под одеялко к своей подруге.
  "Я сказал, что без одежды ты ещё красивее", - написал он.
  Рассмеявшись, Елена повыше натянула плед. Вот ведь дамский угодник, так и сыплет комплиментами.
  - Не вгоняй меня в краску, - упрекнула она.
  "Не понимаю, почему тебя смущает моё восхищение тобой".
  Ох, "восхищение"! Нет, Сергей никогда не говорил ей ничего подобного.
  - Ты очень уверен в себе, - пощипывая виноград, говорила Елена. - Подозреваю, что в твоей жизни было немало женщин.
  Том хитро покосился: "Конечно, много".
  - Ловелас. Поди, они сами за тобой бегали, ни в чём не отказывали.
  "Да, женским вниманием я избалован".
  В груди у Елены вдруг кольнуло - что, если Том из тех мужчин, которые соблазнив девушку, оставляют её? Что если завтра он скажет, что она ему больше не нужна? Елена натянула плед почти до подбородка. Но у неё тоже гордость есть.
  - Лично я тебе угождать не собираюсь, - буркнула Елена.
  Но Тома это замечание ещё больше развеселило, и его хриплый смех отозвался неприятным эхом в чувствах девушки.
  - Не вижу ничего весёлого, - заметила она.
  "Я же пошутил. Не понимаю, с чего ты взяла, что женщины от меня без ума?"
  У Елены немного отлегло на сердце. Но открыто она этого не показала.
  - Я догадалась, что это шутка, - с достоинством ответила девушка. - Вы, мужчины, любите приврать. Приукрасить себя дополнительными любовными подвигами...
  "В какой-то степени ты права".
  - Ну, тогда рассказывай, сколько десятков сердец ты пленил.
  Приподняв подушку, Том уселся поудобней и начал давать признательные показания: "У меня было три маленьких романчика до Джудит и один после".
  "Всего пять, - прикинула Елена. - Тоже не мало".
  - И кто же стала последней жертвой?
  "Гретхен, девушка из нашего селения. Она была влюблена в меня ещё, когда мы были детьми. Каждый раз, как я приезжал к бабушке, она старалась встретиться со мной. Мы сблизились с ней, после моего переезда в Кюстендорф. Гретхен специально для общения со мной выучила язык жестов. Она прекрасный человек, и в своё время очень помогла мне, мы стали хорошими друзьями".
  - И в чём была её помощь?
  "Я... Скажем так, я с моей немотой немного неуютно чувствовал себя в обществе".
  - Стеснялся?
  На это замечание Том лишь повёл бровью и опустил ресницы. Уточнение, безусловно, прозвучало бестактно. Впрочем, Елену это не смутило.
  - И вы с Гретхен были только друзьями?
  Том скромно улыбнулся: "Ничего серьёзного между нами не получилось. Она, конечно, предлагала мне жить вместе, создать семью. Но... - Том задумчиво ручкой почесал затылок - В общем, я отказался".
  - Почему? Ты же сам говоришь, что она очень хорошая.
  "Хорошая. Я её люблю, как подругу, как сестру, но не как жену. Я не смогу дать ей того счастья, которого она ждёт от мужчины".
  - Откуда ты знаешь, что нужно ей для счастья? - Елене даже стало немного жаль отверженную девушку. - Возможно, ей хватило бы просто видеть тебя рядом, заботиться о тебе.
  "Я ей за многое благодарен, только это не повод, чтобы жениться".
  - Конечно, не повод. Тем более у девушки столько недостатков: она добрая, заботливая, и самозабвенно тебя любит.
  Том сделал нетерпеливый жест. "Хорошо, хорошо, уговорила. Как только вернусь, непременно женюсь на ней".
  "Дура, - похвалила себя Елена. - Чего добиваешься, не понятно? Ссоры?"
  - Я тебя не уговаривала, - сдержанно проговорила Елена. - Я просто разговаривала с тобой.
  "Почему ты не рассказываешь о своём бывшем парне?"
  Конечно, хорошо, что тема сменилась, но не в эту же сторону.
  - Не хочу, - просто ответила Елена, спрятав взор в поредевшей кисти винограда.
  "Он тебя обидел?"
  - Да и сильно.
  "Понятно".
  - Что тебе понятно? - девушка вскинула тревожный взгляд на собеседника.
  "Понятно, почему ты пожалела Гретхен".
  "Чёртов психолог, - мысленно проворчала Елена. - Больше ничего не буду ему рассказывать".
  - Ничего ты не понял, - гордо вздёрнула она носик и, оторвав последнюю ягоду винограда, протянула парню обглоданную ветку. - На, положи на тумбочку.
  "Поцелуешь, положу".
  - Вот все вы такие, - усмехнулась Елена. - Вместо того чтоб просто сделать, начинаете торговаться. Но чем платить, лучше я сделаю сама.
  И девушка потянулась через парня к стоявшей у кровати тумбочке. Естественно, Том не упустил удобной ситуации и, отбросив блокнот, сжал Елену в крепких объятиях.
  
  
  От второй ещё более бурной порции услад у Елены слегка кружилась голова. Но это вызвано наслаждением, и потому данное недомогание было приятным. Она слышала глубокое шумное дыхание Тома, чувствовала прикосновение его щеки, но видеть его мешали вспыхивающие перед глазами яркие цветные круги.
  - Боже... что он со мной делает?... - в неге простонала девушка, даже не осознавая, что произносит слова вслух.
  Том довольно улыбнулся - такая похвала ему понравилась. Повернувшись на бок, он одной рукой подпёр голову, а другой продолжал ласкать нагое тело девушки, блуждая взглядом по его красоте.
  Наконец цветные круги рассеялись, и Елена открыла глаза.
  - Том, не смотри на меня так, - лениво попросила она. - Я стесняюсь. Где мой плед?
  Парень покосился в дальний угол кровати, где валялся скомканный плед, но даже не пошевелился, чтобы исполнить просьбу подруги.
  - Какой же ты противный, - упрекнула Елена и отвернулась от бесстыжих глаз мужчины.
  Разум девушки с большим трудом возобновлял свою работу.
  - Сколько времени, Том?
  Перед её лицом опустилась блокнотная страница с ответом: "Почти шесть. Ты отдыхай, а я пойду приготовлю ужин. Есть очень хочется".
  "Не мужчина, а мечта", - тихо вздохнула Елена. Она села, всё-таки дотянулась до пледа и прикрыла свою наготу.
  - Я не позволю гостям работать, - сказала Елена. - По крайней мере, без меня. К тому же, там кое-что уже приготовлено, надо только разогреть.
  Через час ужин был готов, стол накрыт, бутылка вина откупорена. Елена нарядилась в платье попроще, забрала волосы в хвост. Тому ничего не оставалось, как надеть прежние вещи. Но незатейливый внешний вид молодых людей никак не повлиял на приятное времяпровождение за ужином.
  К десерту был подан торт. Пока Том нарезал его на кусочки, Елена вышла на лоджию и открыла окно. Тучи уже давно покинули небосвод, оставив после себя белые иероглифы рваных облаков. Солнце светило ярко, будто день приближался не к вечеру, а к полудню. Но резкие порывы не по-летнему холодного ветра напоминали о недавней непогоде.
  - Том, твоя одежда высохла, - сообщила Елена, сняв с верёвки брюки и рубашку. - Позже поглажу её.
  Молодой человек жестами показал, что вполне может сам справиться с этой работой. Ну, сам, так сам - Елена не стала спорить. Она отложила одежду на кровать и подошла к музыкальному центру. Однообразная музыка радио уже надоела, нужно поставить что-нибудь для души. Девушка перебрала свой музыкальный фонд и невольно остановилась на диске Тома Асгарда. Вот чей голос она сейчас с удовольствием послушала бы. Но как отнесётся к её идее Том? А парень уже стоял у неё за спиной.
  - После перевода мне твои песни ещё больше нравятся, - призналась Елена, заметив присутствие друга, а потом обернулась и попросила, - Том, а подари мне этот диск.
  Парень пожал плечами и согласился.
  - У тебя, наверно, дома много таких альбомов?
  Но Том показал, что этот диск был единственным.
  - Он один у тебя? Ну, тогда не надо, забери...
  "Забирай, не стесняйся. Я всё равно его не слушаю".
  - Почему?
  Том опустил глаза и пожал плечами. "Вероятно, ему больно слушать свой голос и вспоминать прошлую жизнь", - мысленно предположила Елена.
  - У меня где-то был диск с инструментальной музыкой, - сменила она тему. - Хочу найти его... Возможно, он в другой стопке дисков...
  Наконец девушка нашла, что искала, поставила диск в проигрыватель, и комнату наполнила негромкая спокойная мелодия. Том уже разместился на диване и сосредоточенно перебирал пальцем кнопки своего сотового телефона.
  - Кому ты пишешь? - поинтересовалась Елена, присаживаясь на другой конец дивана.
  Молодой человек сначала отправил послание, а потом, отложив телефон на журнальный столик, взялся за блокнот: "Я предупредил дядю, что сегодня не приду ночевать". Прочтя ответ, Елена искренно подивилась:
  - И где же ты собрался ночевать?
  Том без зазрения совести указал на слегка прибранную кровать.
  - Ух ты! - усмехнулась Елена. - А спросить у меня разрешение не обязательно?
  Парень придвинул к ней блокнот: "А разве ты будешь против?"
  - Смотри-ка, какой самоуверенный, - надменно высказала девушка, поигрывая рубиновым сердечком на шее. - Я ещё подумаю. Посмотрю, как ты будешь упрашивать...
  Ах, вот как, упрашивать. Что ж, это условие молодого человека не напугало. Том встал, подошёл к Елене и, опустившись перед ней на колени, стал медленно покрывать её ноги нежными поцелуями, постепенно продвигаясь от колен всё выше и выше. Уже через пару секунд Елена, безусловно, признала себя побеждённой.
  
  
  Сквозь сон до Елены донёсся тихий далёкий стон. Разум нехотя выглянул из хаотичных сновидений, но ничего не осознав, нырнул в них обратно. Вскоре стон повторился, и разум нервно разогнав сны, заставил свою хозяйку приоткрыть глаза. Темно. Ночь. Тихо. Елена снова закрыла глаза и повернулась на другой бок. Вновь тот же стон, но только громче. Елена широко раскрыла глаза, и сердце её замерло. Звук исходил от лежащего рядом с ней мужчины. Девушка приподняла голову и вгляделась в лицо Тома. Последние капли сна моментально испарились, она напряжённо ждала нового звука, ждала подтверждения, что услышанный стон всё-таки не плод сновидений. Том мотнул головой и страдальчески сдвинул брови - видно, сон его был не из приятных. Но никаких звуков больше не было слышно. "Наверно, показалось", - неуверенно решила Елена и опустила голову на подушку.
  Но тут парень снова повернул голову и чётко произнёс: "Геэн..." Елена резко приподнялась. Она не верила своим ушам. Том, немой человек, который даже смеётся беззвучно, вдруг издаёт отчётливые слова. "Зи геэн вег... - говорил тем временем парень, продолжая пребывать в плену сна. - Зи верлассен михь!..." Речь чёткая, ясная. Но как такое могло быть! "Зи геэн вег... Ихь аллайн. Ихь ганз аллайн..." Том повернул голову, и рука его поднялась к лицу.
  Елена была в замешательстве. Парню явно снился кошмар. Что делать? Будить? А вдруг к Тому вернулся голос? Она сейчас резко разбудит, напугает, и голос снова пропадёт? "Ихь аллайн..." "Надо потихоньку вывести его из кошмара", - решила Елена. Она лихорадочно перелистала немецкий словарь своей памяти и перевела: "Они уходят... Я совсем один..." Вроде правильно. Девушка нежно прикоснулась к плечу молодого человека и тихо с трепетом в голосе произнесла: "Ду нихт аллайн. Ихь мит дир". Том замолчал, но страшный сон его не отпускал, это было заметно по нервным коротким движениям головы. "Ихь мит дир", - повторила Елена и оставила на холодной щеке парня лёгкий поцелуй. "Хелен", - выдохнул Том, и Елена заметила, как черты его лица разгладились, и голова устало откинулась на бок. Том успокоился.
  Елена улыбнулась. Хелен. Так вот как он её называет. Приятно. Не как все. "Боже, пусть свершится чудо, и к Тому вернётся голос! - взмолилась она. - Пусть Том снова начнёт говорить! Неужели он не достоин вернуть себе счастье?" Елена чмокнула парня в грудь и опустила голову ему на плечо. Хелен. Так будет звать её только Том.
  Парень снова пробубнил что-то неясное, но голос теперь не был тревожным. В душе Елены уже не осталось сомнений, что голос окончательно вернулся к её другу. Улыбнувшись, девушка представила, с каким счастьем в глазах завтра Том подойдёт к ней и скажет: "Доброе утро, Хелен". Она будет радоваться, целовать его, а он будет говорить, говорить...
  Том повернул голову, и его губы уткнулись в лоб Елены. Возможно, именно это и сбило его сон. Том хрипло повторил "Хелен" и оставил поцелуй на лице девушки. Один, другой... Елена взглянула на парня - его глаза были приоткрыты. Проснулся. Надо скорее рассказать ему о том, что случилось.
  - Том, ты не спишь? - позвала Елена. - Представляешь, что сейчас произошло! Ты говорил во сне!
  На лице Тома, казалось, не дрогнула ни одна чёрточка. Хотя, в темноте трудно разглядеть эмоции. "Наверно, его разум ещё спит", - подумала девушка и повторила:
  - Ты только что говорил. Чисто, отчётливо...
  Но парень по-прежнему оставался невозмутимым. Вдруг он нагнулся и крепко поцеловал девушку в губы, но Елена отстранилась:
  - Ты разве не понимаешь? - повысила она тон. - К тебе вернулся голос!
  Но Том упрямо продолжал целовать, мешая её губам произносить слова, а руки возобновили жаркие ласки. Его поведение было непонятным. Однако его вспыхнувшая страсть быстро разожгла в девушке желание, отстранив на дальний план все остальные чувства. Елена разумно решила, что утро вечера мудренее, и подчинилась силе мужской любви.
  Сон растаял быстро. Елена и сама не поняла, что её разбудило - то ли горький запах, то ли тихий шум, то ли одиночество в постели. Вытянув руку, она поняла, что Тома действительно рядом не было; принюхалась - пахло только что сваренным кофе; прислушалась - с кухни доносились слабые звуки. Том не ушёл, он готовил завтрак. Девушка сладко потянулась и открыла глаза навстречу яркому летнему солнцу.
  Вдруг её осенило - сегодня же рабочий день! А время? Почти одиннадцать! Опоздала! Девушка вскочила с кровати, надела платье и схватила с полки сотовый телефон. Софья не отвечала, тогда Елена набрала номер Марии.
  - Леночка, привет! - отозвалась подруга. - Ну как ты там?
  - Да вот, опоздала...
  - Но ты не беспокойся. Соня передала нам твоё послание, и мы сделали всё, как ты просила.
  - Просила?.. - не поняла Елена.
  - Сказали Белкину, что ты приболела, но завтра выйдешь, - продолжала Мария. - А на сегодня Аньку вызвали. Так что не волнуйся. А ты и вправду заболела или?...
  - Или, - не стала юлить Елена. - У меня Том ночевал.
  - Ох, как романтично! Но мы так и поняли. Молодец, что осталась с ним. О работе не переживай. Валя тебе привет передаёт. Соня сейчас в зале.
  - Спасибо вам, девчонки! Вы у меня самые лучшие!
  Завершив разговор, Елена задумалась - как она могла отправить Софье послание, если спала? Может, Сонька сама выдумала ей оправдание? Но зачем так сложно? Если только... Елена открыла список отправленных SMS. Ну, так и есть. Вот, утренняя записка на номер Софьи: "Девчонки, выручайте. Выйти не смогу. Скажите, пожалуйста, что я приболела, а завтра выйду. Спасибо!" Понятно, чья эта проделка. Елена обернулась, но Том уже присутствовал в комнате и, стоя прислонившись к стене, наблюдал за подругой.
  - Это ты послал Соньке SMS? - с укором поинтересовалась Елена.
  Том кивнул и протянул заранее приготовленное оправдание: "Я не хотел тебя отпускать и подумал, что, может, будет не очень страшно, если денёк прогуляешь. Ты меня простишь?" Елена улыбнулась - милый чудак, ну как обижаться на такого? Тем более за то, что он пожелал провести день именно с ней. Только почему он продолжает общаться письменно, почему не говорит? Неужели его голос ей только приснился? Нет, не может быть, он был слишком реальным.
  "Я немного похозяйничал на кухне и сварил кофе".
  - Молодец. Сейчас я загляну в ванную, и мы будем завтракать.
  За завтраком разговор не клеился. Несерьёзные вопросы, короткие ответы, пустяковые темы. Том вёл себя спокойно и непосредственно, будто ночью ничего особенного с ним не произошло. А на языке Елены вертелся вопрос, который девушка никак не решалась задать, и любопытство обжигало её душу. Но наконец Елена не выдержала и повернула разговор на интересующую её тему.
  - Я сегодня ночью плохо спала, - высказала она. - Из-за тебя, между прочим.
  Том вопросительно вскинул брови.
  - Не ожидала я, что ты окажешься таким ненасытным. - На лице Тома не мелькнуло даже тени смущения. - И ещё... Ты... Ты разговаривал во сне.
  Глаза парня тут же прикрылись ресницами, а лицо стало серьёзным. Елена недоумевала, почему Том так холодно реагировал на данную новость? Неужели это событие не вызывало в нём ни грамма интереса?
  - Том, разве тебя не взволновало то, что я тебе сейчас сообщила?
  Продолжая разглядывать остатки кофе в своей чашке, Том медленно покачал головой.
  - Не взволновало? Хочешь сказать, что разговаривать во сне для тебя обычное дело? - удивление Елены граничило с возмущением.
  Том ещё ниже опустил голову, окончательно спрятав мысли и эмоции. После некоторого молчания, он придвинул к себе блокнот и написал: "Я знаю, что у меня есть такой недостаток".
  - Недостаток? Да, для немого это большой недостаток.
  Том мельком взглянул на недовольное лицо подруги и понял, что объяснений ему не избежать. "Я не знаю, как тебе объяснить... Да и поверишь ли? Когда я нахожусь в бессознательном состоянии, то есть во сне, то могу владеть голосом. Когда же живу осознанно - этого не получается. Я не понимаю, почему так происходит. И никто не понимает".
  Признание поразило Елену. Она даже не знала, как реагировать на него. С подобным в жизни она ещё не сталкивалась.
  - Даже врачи не понимают?
  Том кивнул головой.
  - Нет. Нет, разве такое бывает? Если есть голос, если он выходит наружу, значит, ты можешь говорить. Ты должен говорить! Нет, неправильно. До моего ума не доходит. Это, по крайней мере, не логично! Человек видит, слышит, говорит, дышит по инерции, совершенно не задумываясь над такими действиями. А значит, для владения голосом не должно быть важным, бодрствует человек или спит. Я права?
  "Права. Но факт остаётся фактом. Ты мне не веришь?"
  Елена подняла глаза на друга и не смогла сдержать печального вздоха. Конечно, она ему верила. Зачем Тому её обманывать?
  - А что говорят врачи? - смягчилась она.
  "Они лишь разводят руками".
  - Тебе нужно обратиться к самому лучшему врачу.
  "Обращался..."
  - Значит, он не лучший. Есть врачи, которые лечат гипнозом...
  "Я и был у такого. Имя доктора Кларга гремит по всей Европе. Под гипнозом я говорю, даже пою, но выйдя из него, снова замолкаю. Доктор долго со мной работал, но вернул мне деньги за лечение и признал, что мне поможет только чудо".
  - Разве может лучший врач Европы выносить столь пассивные вердикты?
  "После аварии помимо немоты во мне ещё развился панический страх перед транспортом. Перед любым, даже велосипедом. Я везде ходил только пешком и только с кем-то. Доктор Кларг приехал ко мне лично и провёл несколько сеансов. Теперь я не только спокойно езжу на автобусе и метро, но и летаю на самолётах и даже сам вожу автомобиль. Так что мне есть, за что благодарить его".
  Прочтя очередное признание, Елена прониклась ещё большим сочувствием. К её глазам даже подкатили слёзы.
  - Но... Но что же теперь делать? Просто сидеть и ждать чуда?
  "Ничего другого не остаётся. Я должен был предвидеть, что ночью может произойти нечто подобное".
  - И если бы предвидел, то не остался бы?
  Том промолчал, спрятав взгляд под ресницами. Конечно, не остался бы. Он не желал вызывать к себе дополнительную жалость.
  - А... А что тебе снилось сегодня. Ты был встревожен.
  В движениях парня появилась нервозность, и дыхание стало глубже. "Мне часто снятся родители, авария, темнота..."
  "Прошу тебя, Лена, давай сменим тему. Хотя бы на время". Том спрятал лицо в ладони - ему было тяжело и слишком больно.
  - Во сне ты звал меня Хелен, - тихо проговорила Елена. - Наверняка, что и в мыслях своих ты называешь меня так же.
  Уголок губ молодого человека дрогнул в подобии улыбки.
  - Я прошу, зови меня так всегда. Только ты.
  
  
  Работа давалась Елене с трудом. В мыслях девушка была далеко-далеко от реальной жизни, где-то там, в объятиях Тома, в его улыбке. Ничто не могло её вывести из романтической задумчивости: ни разговоры коллег, ни упрёки официантов, ни обилие работы. Валентина прекрасно понимала настроение молодой подруги и, как могла, выручала её, исправляя ошибки и давая от её имени ответы.
  Влюблённая Елена мечтала о новой встрече милым сердцу человеком и торопила не только день, но и ночь. На свидание она не шла и даже не бежала, а летела. Целый день она купалась в счастье и обожании. С утра она грелась с Томом на городском пляже, потом они обедали в открытом ресторанчике, гуляли по городу, а вечером ходили в кино. А ночью... Ночью Том дал Елене отдохнуть от себя. Сначала девушку это огорчило. Но придя домой, приняв ванну с ароматной пеной и почувствовав усталость от активно проведённого дня, Елена признала, что Том поступил правильно.
  На следующий день они встретились в тени Городского парка. Елена настроилась получить от этого свидания не меньше удовольствия, чем от предыдущего.
  "А у меня хорошие новости!" - похвастал Том.
  - О! Это какие же?
  "Возвращается мой троюродный брат из Америки!"
  - Сын Игоря Анатольевича? Представляю, как он рад.
  "Да! Он два года не видел сына! Вчера Сергей позвонил ему и сообщил, что уже в Москве, а завтра прилетит сюда".
  В груди Елены вспыхнуло огромное пламя тревоги. Сергей. Сергей Игоревич. Два года в Америке. Да, это было слишком знакомо.
  - Его сына зовут Сергей? - осторожно уточнила она, Том подтвердил. - А чем он... чем он занимался в Америке?
  "Он довольно успешный певец, имеет свою группу".
  Елена поспешила отвернуться - на её глазах блеснули слезинки. Наверно, от нервов. Сомнений больше не осталось. Её бывший парень оказался братом её парня нынешнего. Какое нелепое совпадение! Вот почему они внешне похожи - они родственники, из одной ветви. Бабушка Тома имела брата-близнеца, который стал дедушкой Сергея. И как она сразу не догадалась? Ведь столько было похожего в рассказах Тома, разве что имени этого брата не называлось.
  "Представляешь, он тоже музыкант! - продолжал радоваться Том. - Мы обязательно найдём общий язык и подружимся. Сергей очень хорошо поёт, я слышал его записи. И я видел его фотографии, мы с ним даже чем-то похожи".
  Да, они ещё похожи и тем, что никогда ничего никому не рассказывали друг о друге.
  - А он знает о твоём существовании? - тихо спросила Елена.
  "Знает, конечно. И я о нём знал. Но мы мало интересовались друг другом, были заняты своими проблемами. Глупо поступали. Но теперь, надеюсь, мы наверстаем упущенное время. - Глаза Тома возбуждённо блестели, улыбка не сходила с его губ. - Я очень рад. Очень! Но ты выглядишь расстроенной. Почему?"
  Елена поспешила улыбнуться и попытаться скинуть напряжённость.
  - Когда, ты говоришь, он приедет? Завтра? И надолго?
  "Сергей не сказал. Может, ты думаешь, что я теперь буду проводить время только с ним? Нет, Хелен. Я не упущу ни одной минуты наших с тобой встреч. Я познакомлю вас".
  - Не надо, - вырвалось у девушки.
  Елене сразу представилась эта ужасная картина - она встречается с Сергеем, он смотрит на неё, она на него. А Том на них. Сердце участило ритм, и его твёрдые удары чувствовались в каждой клеточке тела. Может, стоит Тому всё рассказать? Предупредить? Вдруг у Сергея осталась её фотография, вдруг он покажет её Тому? Но с другой стороны, они же расстались и не друзьями. Так зачем Сергею вообще вспоминать о ней и хранить фотографии? Да и встречаться с ней он вряд ли захочет. Нет, не надо ничего рассказывать. Сергей, скорее всего, приедет ненадолго. Да и Том скоро уедет домой. Пусть лучше всё пройдёт спокойно, хотя бы до отъезда Тома.
  - Не надо нас знакомить, - более спокойно повторила Елена. - Он приедет к отцу, к своей семье... А тут какой-то чужой человек... Пойдём, возьмём по мороженому. Опять жара наступила.
  Молодые люди прошли в открытое кафе у пруда и заказали по порции мороженого. Елена немного расслабилась, снова улыбалась, но в душе её кошки скреблись и роились сомнения. А Том продолжал в самых радужных красках представлять свою встречу с троюродным братом.
  У Елены зазвонил телефон. Девушка достала его из сумочки и взглянула на табло - номер незнакомый. Елена сбросила вызов, однако через минуту звонок повторился. Кто же это?
  - Алло, - ответила Елена.
  - Леночка, здравствуй, - раздался в телефоне до боли знакомый голос.
  Елена сразу его узнала. Да и как она могла его не узнать, если в течение последних лет ежедневно слышала его, ежечасно вспоминала.
  - Леночка, я приехал, я вернулся. Я вернулся к тебе. Я люблю тебя.
  Перед глазами окаменевшей Елены за секунду пронеслась вся её жизнь с Сергеем: каждое событие, каждое движение, каждое слово. Сердце, казалось, остановилось, в глазах потемнело, и мир будто исчез. Остался только голос, и он эхом отзывался в её душе.
  - Я понимаю, что ты на меня обижаешься, - продолжал говорить Сергей горячо и волнуясь. - И вполне справедливо. Наверно, я даже достоин твоей ненависти. Но за эти два года я понял свою ошибку. Я понял, что потерял самую лучшую девушку на свете. И готов на коленях вымаливать у тебя прощение. Это не красивые слова. Поверь мне, Леночка! Я люблю тебя! Ты нужна мне, как никогда раньше. Я прошу тебя стать моей женой. Лена, почему ты молчишь? Ты меня слушаешь?
  - Да, - выдохнула Елена.
  - Я сейчас в Москве. Завтра вечером буду дома и зайду к тебе...
  Переведя дух, Елена ожила. В мир вернулись краски, звуки, люди и... Том. Он настороженно наблюдал за подругой, терпеливо ожидая окончание её разговора. Милый друг, прекрасный мужчина, который сумел успокоить её душу, зажечь её сердце, воскресить радость жизни и главное, заставил забыть о печали, о муках, о Сергее.
  - Ты мне нужна, поверь! - говорил Сергей. - Я мучился без тебя. Думал, что смогу забыть, но не смог...
  "В мою будущую жизнь ты не вписываешься", - воскресло в памяти Елены, и боль от этих слов с новой силой полосонула сердце.
  - Ты опоздал, - тихо, но твёрдо произнесла девушка.
  - Нет. Не говори так! - взмолился Сергей. - Да, я виноват, я поступил с тобой подло... Но не наказывай меня так жестоко. Я люблю тебя. Дай мне последний шанс. Я завтра зайду к тебе, мы поговорим...
  - Не нужно...
  - Нужно. Ты сейчас разгневана, я понимаю твой отказ. Я лишь прошу тебя, подумай, не отвергай меня вот так сразу. Если ты согласишься стать моей женой, то клянусь, я сделаю всё, чтоб искупить свою вину, чтоб сделать тебя самой счастливой женщиной на свете. Я позвоню тебе завтра, Леночка. Ещё раз прошу, подумай, вспомни нашу любовь. Её можно вернуть.
  Голос Сергея в трубке сменили короткие гудки. Елена отложила телефон и окунула лицо в ладони. Мысли в голове путались, слёзы подступали к глазам. Зачем он приехал? Зачем воскресил умершие чувства? Зачем взбаламутил её успокоившуюся жизнь? Она уже перестала ждать, ужа стала забывать боль! И вот он вернулся. Но поздно. Поздно.
  Елена убрала ладони и увидела на столе блокнотную страницу: "Я слышал мужской голос. Ты сильно побледнела и будто чего-то испугалась. Кто это был?"
  Девушка подняла глаза, Том явно тревожился за неё.
  - Неожиданно вернулся мой бывший парень, - не стала скрывать Елена. - Он просит прощения и зовёт меня замуж.
  Том растерялся, он не был готов к такому повороту. Его лицо погрустнело: "А как же я?"
  Том. Милый Том. Чудак и волшебник. Подумать только. Ещё каких-то десять дней назад она молила, чтобы Сергей вернулся, мечтала услышать от него слова раскаяния, слова любви, и была готова простить ему всё. Всего десять дней, но как круто они изменили её судьбу. Появился Том и выбросил в мусорную корзину жизни её бездарную Любовную историю с Сергеем. Огонь его чёрных глаз растопил холод, оставленный холодными глазами цвета аквамарин, и его хриплое "Хелен" стало милее и дороже всех опоздавших признаний некогда любимого голоса, а его лёгкое прикосновение приводило её в больший трепет, нежели самые страстные поцелуи ушедшего в прошлое возлюбленного. В судьбе Елены началась новая глава LiebesGeschichte, светлая, жаркая, волшебная. А будет она короткой или длинной... Пусть Бог решает.
  - Том, поехали ко мне, - позвала Елена, и голос её дрогнул от вспыхнувшего желания. - Прямо сейчас. На такси.
  
  
  - Я теперь не знаю, что мне делать, - плакалась Елена подругам в кухне ресторана. - Я и рада, что Сергей вернулся, и не рада... Я боюсь встречаться с ним...
  - Ты будешь полной дурой, если вернёшься к нему, - заявила Софья.
  - Нет, нет, я не хочу возвращаться к нему...
  - Ну и слава Богу, - выдохнула Валентина. - Где-то мотался два года, даже не вспоминая о тебе, а теперь приехал, "Люблю, не могу!". "Бросайся мне на шею! Плачь от радости!". Американки-то, поди, не клюнули на него, а без бабы тяжко.
  - И надо же, какой самоуверенный! - поддержала Софья возмущения подруги. - Даже не поинтересовался, ждёт ли она его ещё, не замужем ли? Будто Ленка обязана по гроб жизни хранить ему верность.
  - Он свалился, как снег на голову! - жаловалась Елена. - Эти его признания, извинения были для меня настоящим шоком. Да ещё и невероятное обстоятельство, что Сергей оказался братом Тома... Я и хочу с ним встретиться и боюсь...
  - Чего боишься? Что он поцелует тебя, и ты растаешь?
  - Возможно, - неуверенно признала Елена.
  - Не оставляй Тома, - тихо попросила Мария. - Он такой хороший.
  Елена молчала. В её душе метались противоречивые чувства, в мыслях полная неразбериха. Она ощущала себя путником у развилки двух дорог, ведущих неизвестно куда.
  - Понимаете, девочки, - проговорила Елена. - Я боюсь, что Том уедет и забудет меня.
  - Забыть такой бурный роман? - изумилась Софья. - Не сможет.
  - Да, бурный роман, у которого не будет продолжения. Боюсь, мы расстанемся навсегда.
  - А мне кажется, Том вернётся, - скрестив на груди руки, уверенно заявила Валентина. - Этот парень пережил много горя, потерял близких, а подобные люди больше ценят такие открытые и добрые отношения, какие сложились у вас. Если вы не поссоритесь, то он вернётся.
  - Или тебя с собой возьмёт, - подхватила Софья. - Ты бы согласилась жить в Германии?
  - С ним да, - честно ответила Елена.
  - Сергей Лену потерял навсегда, - подвела черту Мария.
  Вскоре в кухне эмоции стихли, разговор перешёл в более незатейливое русло, а подруги-болтушки вспомнили наконец о работе. И возможно, рабочий день прошёл бы гладко, но Елене судьба подложила ещё один сюрприз. В кухню заглянул Белкин и, как обычно, скромно потоптавшись у порога, попросил:
  - Елена, когда освободитесь, зайдите, пожалуйста, ко мне.
  - Хорошо, Николай Вениаминович, - отозвалась девушка.
  - Чего это он? - удивилась Валентина, когда директор ушёл.
  - Да кто ж его знает? - пожала плечами Елена.
  - Может, хочет подарить чего-нибудь? - предположила Мария.
  - Раньше он нас не стеснялся, дарил прям здесь, - махнула рукой Валентина.
  - Может, тогда повысить хочет? Или оклад поднять?
  - Ладно, нечего гадать, - пресекла спор Елена. - Пойду, узнаю, что ему нужно.
  И вытерев руки о полотенце, девушка направилась в кабинет директора. Кабинет у Николая Вениаминовича был маленьким, из мебели уместились там лишь стол, два стула, да два стеллажа; пустого пространства оставалось метра полтора, от двери до стола. Едва Елена открыла дверь, Белкин вскочил из-за стола и вышел ей навстречу.
  - Проходите, Елена, присаживайтесь, - засуетился Белкин.
  Он закрыл дверь и вернулся на своё место за солом. Сел, посидел, потом всё же вышел и приблизился к Елене. Девушке показалось, что директор нервничал.
  - Что-то случилось, Николай Вениаминович? - поинтересовалась Елена.
  - Да. То есть, нет. Ничего не случилось.
  Белкин одёрнул пиджак и прокашлялся. Елена наблюдала за мужчиной и терялась в догадках.
  - Елена. Мне нужно Вам сказать... Нужно поговорить с Вами.
  Белкин поднял глаза на девушку и задумался. Точно нервничал. Елена терпеливо ждала, чувствуя себя под взглядом директора всё более неловко.
  - Я слушаю Вас, Николай Вениаминович, - подтолкнула она мужчину.
  - Да, - встрепенулся Белкин. - Я хотел с Вами поговорить, Елена. Я давно уже хотел поговорить об этом, но...
  - Ну, так говорите.
  - Да, Вы торопитесь. Возможно, я выбрал не то место и не то время...
  Елена уже нетерпеливо вздохнула и отвела наполненные раздражением глаза.
  - Лена, - твёрдо вступил Белкин. - У меня есть ресторан, квартира, автомобиль, большой дом за городом, у меня есть капитал. Но... Но у меня нет семьи. Нет супруги.
  Разговор принял интересный и неожиданный поворот. Елена взглянула на директора с изумлением и интересом одновременно.
  - Лена, Вы знаете моё отношение к Вам. Вы не можете его не знать. Вы мне нравитесь. И я... Я Вас полюбил. И я предлагаю Вам разделить со мной жизненный путь и стать моей женой. Я человек серьёзный, обеспеченный, без вредных привычек. И если Вы примите моё предложение, то станете полноправной хозяйкой не только моего сердца, но и всего того, чем я владею.
  Белкин достал из кармана пиджака маленькую бархатную коробочку и, открыв её, протянул девушке. В коробочке блестел золотой перстенёк с ярким изумрудом. Елена взяла его и надела на палец. Красивый. Достоин любования. Но что делать с его дарителем? По современным меркам Белкин являлся завидным женихом: симпатичный, не старый, с имуществом и достатком. Но для Елены в нём отсутствовало самое главное качество - он не вызывал в ней чувство любви. Девушка сняла перстень и отложила его на стол. Красивый. Очень красивый. Но пусть лучше он украшает руку какой-нибудь другой женщины.
  - Я не люблю Вас, Николай Вениаминович, - сказала Елена.
  Расстроенный Белкин опустил голову:
  - Я, конечно, знал, что Вы не испытываете ко мне горячих чувств, но Вы не отвергали моих ухаживаний и принимали мои... мои комплименты. И это давало мне повод надеяться, что я Вам всё-таки небезразличен.
  - Жаль, что дала Вам такой повод.
  - Я прошу Вас не торопиться, а подумать над моим предложением...
  - Я не буду думать, - прервала Елена. - Я Вам отказываю, Николай Вениаминович.
  - Елена...
  - Николай Вениаминович, я не стану Вашей женой. - Елена резко поднялась со своего места, продолжать этот разговор она не желала. - Я люблю другого.
  Разочарование надело холодную каменную маску на лицо отверженного мужчины.
  - Ваш избранник тот немой парень? - сдержано спросил он.
  - Да, тот немой парень, - подтвердила Елена.
  - Немой музыкант, - усмехнулся Белкин и поднял холодные глаза. - Красиво, но ненадолго. Неполноценные люди редко успешны в жизни, а для счастья нужны не только чувства, но и материальные блага. Я буду ждать Вас.
  Елена недовольно передёрнула плечом, высказывание Белкина ей совсем не понравилось. Да её Том намного полноценнее, этого чванливого индюка, который ничем больше не может привлечь девушку, кроме как своим кошельком.
  - Не тратьте зря время. - Елена гордо вздёрнула подбородок. - Если я захочу выйти замуж по расчёту, так у меня есть более молодой и более обеспеченный мужчина, чем Вы. Вас я считала другом, но теперь даже и эти отношения невозможны. Я прошу Вас больше не докучать своими ухаживаниями и не делать никаких, как Вы выразились, комплиментов. Отныне всё это будет отвержено. Мы только директор и подчинённая. Впрочем, если Вы решите за отказ уволить меня - Ваше право. Плакать не буду.
  И Елена с достоинством покинула кабинет директора.
  Заметив недовольное лицо подруги, Валентина высказала предположение:
  - Не иначе, за что-то отчитал.
  Елена прошла на своё рабочее место. В ней кипело негодование, она никак не могла простить Белкину, что он так грубо и пренебрежительно говорил о Томе.
  - Что он тебе сказал? - приблизилась Мария. - Он тебя правда ругал?
  - Он мне сделал неприличное предложение выйти за него замуж, - процедила Елена и принялась за нарезку репчатого лука.
  - Ого! - крякнула Валентина. - И ты ему отказала?
  - Естественно.
  - Ох! И разозлился же он! - схватилась за голову Мария. - Как бы не уволил.
  - Да плевать, - Елена утёрла первую слезу.
  - Не уволит, - махнула Валентина. - Как бы Белкин не обиделся, он любит Ленку.
  - Мне не нужна его любовь, не нужны его деньги! - Слёзы всё же вырвались наружу. - И работа его не нужна! Ну что за несправедливость такая, девочки! За два дня два предложения, клятвы в любви и готовность ждать и отдать мне всё, чем владеют. Да только не хочу я этого принимать ни от Серёжки, ни от Белкина!
  - А от Тома ещё рано, - подхватила Валентина.
  - Почему же рано?!
  - Вы знакомы всего две недели.
  - Две недели? Боже! Да у меня такое ощущение, будто я знаю его всю жизнь!
  - Но у него, возможно, такого ощущения ещё нет. Дай Тому ещё пару недель, и перед отъездом он обязательно расскажет тебе о своей любви и предложит руку и сердце.
  - Ты думаешь? - всхлипнула Елена.
  - Уверена.
  - Главное, чтобы Сергей вам не помешал, - тихо вздохнула Мария.
  
  
  Утро следующего дня в кухне ресторана "Южный ветерок" снова началось с разговоров, главной героиней которых опять являлась Елена. Она эмоционально рассказывала о своих прошедших накануне телефонных переговорах с Сергеем.
  - Потом он мне ещё раз звонил, - говорила Елена. - Уже час ночи был. Кричит: "Я сейчас приеду!" Мне даже показалось, что он выпил. Господи! Еле-еле уговорила его не приезжать, даже пригрозила, что прекращу с ним всякое общение. Ладно, согласился. Но зато обещал, что сегодня зайдёт сюда, ко мне на работу. Это ужасно! Я не выйду к нему. Девчонки, скажите, что меня нет, если он заявится!
  - Ох, как любопытно посмотреть на него! - потёрла руки Софья. - Изменился, наверно.
  - В душе-то всё такой же мерзавец, - махнула рукой Валентина. - Мало ли что он говорит, любит, раскаялся. Всё равно для себя старается, не для Ленки. А брата как принял? Назвал мошенником. Отца обидел. И как ты могла любить такого?
  - Я и сама уже не понимаю, - вздохнув, пожала плечами Елена. - Ну как, девочки, не выдадите меня Сергею?
  - Рано или поздно тебе всё равно придётся встретиться с ним.
  В кухню заглянула официантка:
  - Ленка, к тебе парень пришёл!
  У Елены душа в пятки ушла - Сергей пришёл. Девушка беспомощно взирала на подруг.
  - Какой парень-то? - спросила Валентина.
  - А что, у Ленки их много?
  - Ты хоть раз можешь ответить без язв?
  Девушка хмыкнула и состряпала недовольную рожицу:
  - Тот парень, который на пианино играл. Пришёл, сидит за столиком и молчит. Скажите спасибо, что я его узнала и пришла вам сказать, а то бы он полдня там просидел.
  Обиженная официантка ушла. А Елена, казалось, была ещё больше напугана.
  - Боже мой! Ну, зачем Том сюда пришёл? - воскликнула она. - А вдруг сейчас и Сергей заявится? Вдруг они встретятся?
  - Так иди скорее к Тому, поговорите, да проводи его, - погнала Софья.
  - Мне кажется, зря ты Тому не расскажешь о Сергее, - сказала Мария. - Он всё равно узнает правду, так пусть лучше от тебя, чем от Сергея.
  - Наверно, ты права... Но я боюсь.
  Том сидел за пустым столиком в углу и сосредоточенно нажимал на кнопки телефона. Елена тихо подсела к парню и тронула его за руку. Том вздрогнул, но увидев подругу, улыбнулся и произнёс: "Привет". Телефон немедленно был убран, и его место в руках парня занял блокнот.
  "Мне очень захотелось тебя увидеть, - написал Том. - У тебя есть пара минут для меня?"
  - Даже больше могу выделить, - улыбнулась Елена. - Белкина нет, клиентов тоже. Как обстановка в твоём доме, улучшилась?
  Том глубоко вздохнул: "Нет. Сергей как вчера ушёл из дома после скандала, так до сих пор и не вернулся. Лишь сообщил, что остался ночевать у друга. Не ожидал я, что принесу раздор в его семью. Наверно, мне придётся уехать".
  - Что?! Уехать?! - одно только предположение, что Том завтра исчезнет, нагоняло ужас. - Но зачем? Какая причина?
  "Сергей не хочет меня видеть. Он даже поставил условия - я или он. Я здесь никто, гость. А он у себя дома".
  - Не понимаю. Из-за чего же такая ненависть? - А сердце защемила тревожная мысль: "Вдруг из-за меня?"
  "Я вчера тебе говорил, Сергей почему-то считает меня мошенником, который втирается в доверие к его одинокому отцу. Он даже сомневается, что я действительно немой. Я пытался спорить с ним, но голоса у меня нет, а ждать, пока я напишу ответ, он не желал. Отца он тоже не слушал".
  - Может, у него просто было плохое настроение, и сегодня он обо всём ещё раз подумает и примет тебя по-другому?
  "Сомневаюсь. Жаль, что у меня так и не получилось с ним поговорить. Мои мечты иметь брата остались мечтами".
  - Но это не повод, чтобы уезжать.
  "Повод. Сергей гонит меня из дома, поругался из-за меня с отцом".
  - Тогда переезжай ко мне.
  Том опешил. "К тебе?" - дрогнули его губы. Елена вдруг осознала, что со стороны девушки довольно нескромно делать парню подобное предложение.
  - У тебя ещё две недели отпуска. Так зачем уезжать раньше времени? - поспешила он оправдать своё предложение. - Конечно, у нас не европейская столица, и здесь, возможно скучновато...
  "Мне неловко принять твоё приглашение".
  - Почему? Считай, что ты просто приехал ко мне в гости. Не могу же я позволить, чтобы мой гость ютился в гостин...
  У Елены всё внутри оборвалось, и дыхание перехватило. За плечом собеседника она заметила быстро приближающийся к ней большой букет роз, который нёс... Сергей. Какой ужас! Заметив расширенные испугом глаза девушки, Том обернулся и так же застыл от изумления. А Сергей, не видя перед собой никого, кроме желанной цели, Елены, прошёл через зал к столику и, осыпав цветами девушку, опустился перед ней на колени.
  - Любимая моя, прости меня! - воскликнул он. - Прости! Прости! Прости!
  - Встань, - хрипло процедила Елена, с трудом переводя дыхание.
  - Не встану, пока не простишь!
  Елена готова была сквозь землю провалиться от стыда. На неё было нацелено столько любопытных глаз: охранник, официантки, коллеги с кухни. Но главное, недоумённые глаза Тома. Вот перед кем она чувствовала себя особенно виноватой.
  - Встань, не ломай комедию, - повторила Елена.
  - Нет! Не встану! - замотал головой Сергей и только теперь обратил внимание, что его девушка за столиком не одна.
  Сергей сразу же узнал Тома. Сначала удивился, а после его глаза налились гневом.
  - Ты что здесь делаешь?! - завопил он, вскакивая на ноги.
  Том молча, но твёрдо смотрел в глаза сопернику. Он уже догадался о смысле ситуации, но свои чувства и мысли спрятал глубоко подо льдом взгляда.
  - Сначала ты втираешься к моему отцу, а теперь и мою девчонку переманиваешь! - кипел Сергей. - Как ты узнал о ней? У отца выпытал?
  Том резко поднялся, выпрямил спину и с вызовом вздёрнул подбородок. Сергей сделал то же самое. Он был выше Тома на целую голову, шире в плечах, но по уверенности в силах, казалось, не превосходил ни грамма.
  - Серёжа, я больше не твоя! - Увидев, какой воинственный настрой у парней, Елена не на шутку перепугалась. Она встала, но приблизиться к мужчинам не решилась. - Уходи отсюда немедленно!
  - Ты что же, променяла меня на этого хлюпика? - скорчил Сергей брезгливую гримасу.
  - Ты уехал, ты не собирался продолжать со мной отношения. Ты оскорбил меня! Так почему я должна была хранить тебе верность?
  Сергей повернулся к Елене и крепко сжал её плечи:
  - Ты любишь меня! Я знаю это, - в его глазах бушевало цунами океана. - Ты специально связалась с ним, чтоб насолить мне!
  - Я не люблю тебя!
  - Любишь!
  - Пусти! Мне больно! - И извернувшись, Елена вырвалась из цепких рук рассерженного парня.
  - Уходи! - потребовала она. - И оставь меня в покое!
  Сергей недобро усмехнулся, и гроза в его глазах чуть-чуть притихла.
  - Это ты при нём такая, - сказал он, кивнув на соперника. - Но сегодня ночью я приду к тебе, и ты не сможешь не принять меня. А ты... - повернулся Сергей к Тому. - С тобой будет отдельный разговор дома. Если, конечно, не испугаешься.
  Зыркнув ещё раз на Елену, Сергей быстро покинул ресторан. Елена смотрела ему вслед, и сердце её колотилось сильно-сильно. Приехал, вернулся! Не зря она боялась его прихода. Встреча прошла ещё ужаснее, чем она представляла себе. А Том? Елена перевела взгляд на молодого человека - тот смотрел на неё пристально и будто чего-то ждал. Такой взгляд девушка выдержать не смогла и виновато опустила голову.
  - Прости, Том. Мне нужно было тебе раньше всё рассказать, - проговорила Елена. - Но я не хотела даже вспоминать этого человека. Да, когда-то у нас были серьёзные отношения, большие чувства, особенно с моей стороны. Но это прошло.
  Девушка робко взглянула на парня, но взгляд его по-прежнему был жёсток.
  - Не упрекай меня. Я не думала, что он окажется твоим братом. Правда. Я поняла об этом лишь, когда ты мне стал рассказывать о нём, когда я увидела, как много совпадений между твоим Сергеем и моим. - Взгляд Тома не изменился, и это заставляло девушку продолжать оправдываться, и тон её голоса становился всё горячее и громче. - Сергей мне никогда не рассказывал о найденных родственниках в Германии, и я думать не думала, что вы окажетесь братьями! Да и какая разница, кто вы друг другу? У меня с ним всё кончено, и вновь не начнётся. Ты не веришь мне? - Том молчал и стоял, как окаменевший. А нервы Елены уже были напряжены. - Не веришь. Думаешь, специально от тебя всё скрываю, вечером приму его, днём опять буду с тобой... Неужели ты принял меня за... такую? То, что я скрыла от тебя знакомство с Сергеем, не даёт тебе повода так думать обо мне! Я не обманывала тебя, я просто скрыла! И... И вообще не кричи на меня! Я не обязана перед тобой оправдываться! Хочешь выяснять отношения, так иди и выясняй их с братцем! Они подрались, а я виновата!
  И с трудом сдерживая гнев, Елена демонстративно отвернулась. Тирада, которая началась с тихого извинения, а вылилась в громкое обвинение, окончена. Том опустил глаза на рассыпанные на полу розы. Со стороны он казался по-прежнему холодным и даже равнодушным, и только он сам знал, какой вихрь противоречивых чувств и эмоций бушевал в его душе. Том наклонился, собрал в охапку цветы и направился к выходу. Елена не сразу заметила действия парня, а когда обернулась, Том уже переступал порог.
  - Том! Том! - испугавшись, крикнула Елена и даже ступила пару шагов следом.
  Но парень даже не обернулся. Он положил цветы в стоящую у входа урну и ушёл прочь. "Это конец", - осознала Елена, и слёзы хлынули из её глаз. Едва сдерживая рыдания, девушка убежала в кухню, упала на стул и уткнула лицо в ладони.
  - Он ушёл, ушёл навсегда, - причитала она. - Я его потеряла! Какая же я дура! Дура!
  К Елене подошла Валентина и обняла подругу за плечи:
  - Не реви, он ещё вернётся.
  - Нет, не вернётся!
  - Поймёт, что ты просто была расстроена, и вернётся.
  - Нет! Серёжка выгнал его из дома, Том собрался уезжать. Ещё и я накричала на него... Теперь Том точно уедет!
  - А зачем ты кричала-то? - поинтересовалась Софья.
  - Да потому что он начал меня упрекать!
  - Да он вообще молчал.
  - А его глаза? Ты видела, как он смотрел на меня?
  - Просто смотрел, слушал...
  - Нет! Вы же не понимаете его молчание. Но его лицо, его глаза говорят, и я их уже понимаю. Боюсь, Том мне просто не поверил. Слишком поздно я начала оправдываться. Я потеряла его, девочки!
  Через несколько минут умытая слезами бедная Елена отправила Тому SMS: "Прости. Я наговорила тебе кучу ерунды, сама не знаю зачем. Я была очень расстроена. Да и ты молчал, не успокоил меня. Мне нужно сказать тебе кое-что очень важное. Прошу, зайди ко мне сегодня, когда сможешь". Ответ пришёл через час, показавшийся Елене годом: "Я не обижаюсь. Всё понимаю. Приду". Какие сухие строки. Конечно, обижается. Но главное, чтоб пришёл.
  Пробило час дня. Потом два, три, четыре. Елена терпеливо ждала, хотя часы тянулись невероятно медленно. Пять, шесть... Девушка несколько раз порывалась написать Тому ещё, но сдерживала себя, уговаривая, что нужно иметь гордость. Хотя, кому она нужна? Восемь, девять... Уже начало темнеть. Когда пробило одиннадцать, Елена поняла, что Том уже не придёт. Возможно, что он уже уехал. И даже не попрощался. Всё, роман окончен. В её LiebesGeschichte можно было уверенно поставить точку.
  К полуночи Елена вернулась домой, не включая свет, прошла в комнату и опустилась на диван. Она чувствовала себя самой несчастной женщиной на свете. За что судьба была к ней так жестока? Одна любовь закончилась предательством, другая обидой и разлукой. Может, любить и быть любимой - это не её участь?
  Елена достала телефон. Нет, Том ничего не прислал, ни слова, ни точки. Возможно, он уже в поезде сидит или в самолёте. Что ж, тогда она сама попрощается с ним. Елена набрала номер Тома и приложила телефон к уху. После пары гудков раздался глухой и хриплый звук похожий на "Я".
  - Том, это Хелен, - произнесла девушка, старательно сдерживая волнение и не выпуская слёзы. - Я знаю, что ты мне не ответишь, но хотя бы выслушай меня...
  - Лена, это ты?
  - Серёжа?
  Елена была так изумлена, что даже вскочила и включила свет, будто её собеседник от этого мог тут же появиться здесь, в комнате.
  - Извини, что вклиниваюсь в ваш разговор, - говорил Сергей, - но Том всё равно тебе не ответит. Он просто не в состоянии.
  Парень как-то странно растягивал слова и проглатывал некоторые звуки. Елене показалось, что он выпил и немало.
  - Где Том, что ты с ним сделал? - заволновалась девушка.
  - Я? Ничего. Том здесь, в моём доме, сидит за столом. Папа тут с нами.
  - И бутылка посреди стола, - строго добавила Елена.
  - Ну, не без этого, - согласился Сергей. - Мы выпили за встречу, за примирение, за родство, за здоровье...
  - Короче, много.
  - Нет. У нас ещё осталось. Слушай, Том классный парень. Такой добрый, прикольный... Он лучше меня. Правда. Я зря на него ругался. Лена, я, конечно, буду очень страдать, но именно из любви к тебе я решил - я отойду в сторону и не буду мешать вашим отношениям.
  "Том и правда волшебник? - невольно подумалось Елене. - Или он гипнозом владеет? Разозлённого Андрея в друга превратил, теперь Сергей ради него на жертвы идёт".
  - Мне больно, но я сам виноват, - говорил тем временем Сергей. - Я тебя предал, а предательство должно быть наказано. Желаю вам счастья.
  Елена с трудом верила услышанному, после утреннего скандала оно казалось невероятным.
  - Подожди, тут Том тебе что-то передать хочет, - отвлёкся Сергей от плача. - Нет, Том, нет, я не понимаю немецкий. Если забыл русский, пиши по-английски. Этот бюргер совсем пить не умеет. Мы с отцом сидим, как стёклышки, а он уже никакой.
  - Не мучай человека, - попросила Елена. - У него нет вашего опыта.
  - Да, не буду, ну его. Слушай, Лен, мы сегодня к тебе уже не приедем. Поздно, да и... вообще. Ты завтра работаешь?
  - Нет.
  - Отлично. Тогда зайдём завтра. Только ты жди, не уходи никуда.
  - Вы вдвоём придёте?
  - Да. Посидим, поговорим... Я долго вам докучать не буду. Мне просто увидеть тебя надо. Очень надо. Люблю я тебя, Лена.
  - Жаль, но уже поздно.
  - Я понимаю. Отпусти мою руку! Ну и хватка! А с виду такой щупленький. Учти, Ленка, на будущее, Том ревнивый. О, опять что-то по-немецки пишет...
  - Серёжа, а Том точно никуда не уедет? - с остатками волнения спросила Елена.
  После недолгого молчания и тяжёлого вздоха Сергей ответил:
  - Не уедет. Даю слово.
  
  
  Ночью Елена спала плохо, всё переживала, мучилась неприятными видениями своего будущего. Встала она рано, привела квартиру в порядок, привела в порядок себя, надела красивое платье, заварила чай и села ожидать гостей. Около полудня раздался звонок в дверь. Прежде чем открыть, Елена ещё раз оглядела себя в зеркало, поправила рубиновое сердечко на шее и перевела дух. Главное, что Том не уехал, а уж примириться с ним она как-нибудь сумеет. Должна суметь. Но за порогом стоял Сергей, элегантный, в светлом костюме и начищенных туфлях. Но он был один.
  - А где Том? - вырвался у девушки вопрос.
  - М-да, - протянул Сергей. - Вижу, он для тебя стал важнее меня. Не волнуйся, сейчас придёт твой Том. Он зашёл в магазин за шампанским.
  - А зачем шампанское?
  - Не знаю, чтобы выпить, наверное. А от меня тебе вот, - и Сергей вынул из-за спины руку с букетом белых роз.
  - Спасибо, - улыбнулась Елена, приняв цветы, и тут осознала, что держит гостя за порогом. - Ой, проходи в дом.
  Сергей прошёл в комнату и, оглядевшись, заметил:
  - У тебя тут всё по-прежнему.
  - Так прошло же всего два года, - ответила Елена, устанавливая букет в вазе. - Откуда переменам взяться?
  - Ну, мало ли... - Сергей приблизился к Елене. - Знаешь, я боялся, что ты уже вышла замуж.
  - Тебя послушать, так можно подумать, что ты покидал меня, продолжая любить.
  Девушка продолжала заниматься букетом, но лишь для того, чтобы не смотреть на молодого человека. Он стоял слишком близко, и её, не до конца ещё остывшим чувствам, грозило новое возгорание.
  - Моя ошибка в том, что я не ценил тебя, твою искренность ко мне. Там, далеко от дома я понял, как много потерял, причём добровольно потерял. Я несколько раз хотел позвонить тебе, но не решался, боялся твоих упрёков. Недавно, я связался с друзьями (ты их тоже знаешь), и они сказали, что ты всё ещё не замужем. И я не выдержал, решил "будь, что будет", бросил всё и приехал, чтобы умолять тебя простить меня, вернуться ко мне. Лена... - Сергей положил руки на плечи девушки и повернул её к себе. - Лена.
  Елена словно замерла. Внутри всё трепетало, мысли разметались. Девушка робко подняла глаза, и в её памяти ярко вспыхнуло воспоминание о первой встрече с Сергеем. В тот день родилась их любовь. Сергей будто прочитал мысли девушки, наклонился и поцеловал её в губы. Это был нежный и лёгкий поцелуй, даже нерешительный. Елена не отпрянула, наоборот, она затаила дыхание и прикрыла глаза. Но как странно, поцелуй сердца не обжог, а душа даже успокоилась.
  Елена открыла глаза, робости в них больше не было. Не то, всё не то. За прошедшие два года Сергей явно прибавил в весе, и лицо его немного округлилось, волосы подстрижены слишком коротко, белая кожа так и не впитала загар океанского побережья, глаза... Да, они по-прежнему "красивы не по-мужски", но цвет морской волны делал их блёклыми и холодными. И губы не такие мягкие, как у Тома...
  При одной только крохотной мысли о Томе, по телу девушки электрической искрой пробежало желание. С Сергеем такого не было никогда. И не будет. Какие бы чувства не нёс в себе его последний поцелуй, он поставил жирную точку в некогда огромной любви Елены к Сергею.
  - Ты ничего не вернёшь, Серёжа, - спокойно произнесла Елена. - Всё, что между нами было, ушло безвозвратно.
  Елена отошла в сторону и встала у стены.
  - Скажи честно, Лена, я намного опоздал? - спросил Сергей.
  - На две недели, - честно ответила девушка.
  - Я так и знал! - воскликнул парень и нервно ударил кулаком по воздуху. - Это новоявленный братец перешёл мне дорогу! А если бы его не было? Лена, если бы его не было?...
  - Но он есть! И хватит об этом, Серёжа!
  Сергей как смог, взял себя в руки. Он остановился у окна и устремил взгляд на улицу.
  - Самое смешное в том, - сказал он, - что я намеревался вернуться ещё месяц назад. Даже билет на самолёт купил. Но за три дня до отлёта, я вывихнул ногу, да так сильно, что пришлось задержаться на месяц. Вот такую подножку мне подставила судьба.
  - Почему ты никогда мне не рассказывал о родственниках в Германии? - перевела Елена разговора в другое русло.
  - У меня большого интереса они не вызвали, - Сергей нехотя согласился сменить тему. - Две женщины, дочь с матерью, приезжали к нам на три дня, но останавливались в гостинице. Я учился, и почти не виделся с ними, отец их развлекал. Потом пришло письмо, что эти родственники попали в аварию, и все погибли, а оставшийся в живых сын в очень тяжёлом состоянии. Я ими слишком мало интересовался и не стремился к общению. А зря. Лена, Том мне сказал, что у тебя хранится его диск.
  - Да.
  - Можешь его поставить?
  - Конечно.
  Елена почувствовала себя раскованнее, такой разговор ей больше по нраву. Девушка достала диск Тома и поставила его в музыкальный центр. По комнате разлились мягкая мелодия песни и тёплый ласкающий голос певца. Елена каждой клеточкой души и тела впитывала звуки, растворившись в удовольствии. Все песни Тома она уже знала наизусть, но слушать их не уставала. Сергей тоже слушал молча, устремив вдаль наполненный раздумьями взор. Прошла одна песня, окончилась вторая.
  - Я не вернусь в Америку, - вдруг произнёс Сергей.
  - Почему? - повернулась к нему Елена.
  - Американский образ жизни плохо на меня влияет. Я стал эгоистом, стал жесток и меркантилен, зол и раздражителен, простое человеческое общение ушло на задний план. Всё подчинено только работе, карьере... Бесконечный марафон. Оглянуться вокруг некогда, душа черствеет. Я и раньше не был идеалом, а сейчас превратился в настоящее чудовище. Ты правильно сделала, что отказала мне.
  Елена слушала и недоумевала - чего он добивался, жалости?
  - Нет, не надо меня жалеть, - будто прочёл её мысли Сергей - Я лишь констатирую факт. Ты не представляешь, как радостно встретил меня Том, будто друга закадычного. А в ответ вместо улыбки получил лишь брань. Отец, когда я позвонил ему, чтоб сообщить о моём приезде, конечно, рассказал о Томе, но говорил о нём больше, нежели обо мне. Я расстроился и даже обиделся. Потом ты отвергла меня, и я разозлился на весь мир. Какой тут брат? Какая радость встречи? Да Том меня только раздражал. А узнав, что он оказался и моим соперником, я вообще его возненавидел. Вчера я вернулся домой, а Том собирает вещи в чемодан. Увидев меня, он подал мне записку: "Извини, что так дерзко вошёл в твою жизнь, обещаю, больше не тревожить тебя моим присутствием". Я ответил что-то колкое, а Том лишь улыбнулся и сказал, что я прав, а он действительно должен уйти. Он не ругался, не спорил, его взгляд даже не выражал обиду. На меня его поведение подействовало, как холодный душ. До меня вдруг дошло, какой я подлец. Парень потерял всю семью, был так рад появлению брата, а этот брат его грубо отшвырнул от себя. В общем, я не отпустил его. Мы сели, поговорили, выпили. Он рассказал свою жизнь, я свою, пожаловались, похвастались, посмеялись. Оказалось, у нас с ним много общего, и не только любовь к музыке и песенная карьера. Характеры похожи, взгляды на жизнь, вкусы...
  - Я рада, что вы подружились, - улыбнулась Елена.
  - Да, подружились. Лена, раз уж я отвергнут, как жених, позволь мне остаться хотя бы твоим другом.
  - Ну конечно! Ты им был всегда. Но что будет с твоей карьерой, если ты не вернёшься в Америку?
  - Ничего не будет, - равнодушно пожал плечами Сергей. - Она и так под гору покатилась. Мой последний хит занял пятьдесят второе место. Новый альбом остался невыпущенным. А сейчас, когда я услышал голос Тома, вообще чувствую себя бездарностью.
  - Не говори так. Ты тоже хорошо поёшь. Том отзывался о тебе с восторгом.
  - Потому что я его брат.
  - Нет, ты талантлив...
  Спор прервал резкий звонок в дверь. Наконец-то пришёл Том! Елена поспешила открыть гостю дверь. Том выглядел несколько смущённым и неуверенно топтался у порога, и казалось, он не знал, как ему дальше поступить.
  - Том, куда же ты пропал? Мы тебя уже заждались! - Елена взяла молодого человека за руку и ввела в квартиру, но тот по-прежнему чувствовал себя скованно. - Ты обижаешься на меня? Да?
  Том отрицательно замотал головой.
  - Тогда почему ты такой грустный?
  Парень задержал на лице девушки долгий серьёзный взгляд, потом поднял руку и провёл пальцами по её щеке. Елена догадалась. Том не знал, чем закончился её разговор с Сергеем, и возможно, поэтому теперь чувствовал себя неуверенно. Тогда Елена приблизилась к любимому и нежно поцеловала его в губы.
  - Я рада, что ты никуда не уехал, - произнесла она.
  Ответом ей стал горячий и страстный поцелуй. Впрочем, довольно скоро он был прерван деликатным покашливанием. Это Сергей вышел в коридор.
  - Я только хотел напомнить, что вы не одни, - высказал он и вернулся в комнату.
  После поцелуя Том значительно повеселел. Он прошёл следом за братом в комнату и выставил на стол принесённую с собой бутылку шампанского.
  - А я тут твои песни слушаю, - сообщил Сергей. - Шикарный голос.
  Том на это замечание лишь скромно улыбнулся.
  - Лен, подай, пожалуйста, фужеры.
  Девушка принесла с кухни три фужера под вино, а Сергей тем временем открыл бутылку.
  - Ну что, - предложил он, - давайте выпьем за нашу встречу, за то, что мы все примирились и даже стали друзьями.
  Елена и Том с радостью поддержали этот тост. Отпив вина, компания чинно расселась, кто на кресло, кто на диван, и потекла неторопливая беседа, как между людьми, которые уже много лет знали друг друга и часто общались.
  - Том, Сергей сказал мне, что собирается остаться в России навсегда, - первой завела разговор Елена.
  Том написал в блокноте ответ и подал подруге для озвучивания.
  - "Отец очень обрадуется такому решению, - прочла девушка. - Да и музыкальная карьера у тебя здесь, может, лучше сложится".
  - Думаешь, на местной эстраде меньше конкуренции? - усмехнулся Сергей.
  - "Нет, но успех за океаном, возможно, тебе прибавит веса".
  - Мне бы прибавил веса такой голос, как у тебя. У нас с тобой столько общего, а голоса почему-то разные. Надо будет попробовать подделаться под тебя. Том! А ты позже ещё раз не встречался с тем доктором Кларгом?
  Том покачал головой и опустил глаза в блокнот.
  - А мне кажется, тебе стоит снова к нему обратиться. Прошло уже несколько лет, ты успокоился. Возможно, теперь лечение прошло бы более успешно. Лена, а Том тебе рассказывал что?... - Вдруг Том вскочил, решительно подошёл к Сергею и сунул ему под нос блокнот. - ...что... Что означает его фамилия?
  Девушка поняла, что Том зачем-то прикрыл рот Сергею, но, хотя и зачесалось её любопытство, она сделала вид, будто ничего не заметила.
  - Нет, не рассказывал, - со вспыхнувшим интересом откликнулась Елена. - А что она означает?
  Удовлетворённый, Том отошёл и перевёл внимание на музыкальный центр: выключил диск и настроил волну радио.
  - У языческих племён Германцев Асгард называлась прекрасная небесная страна, куда улетали души тех умерших людей, которые при жизни имели примерное поведение. Попросту говоря, Асгард - это рай. Я прав, Том?
  Том кивком головы подтвердил.
  - Как красиво. А почему ты мне об этом не рассказывал? - спросила Елена своего друга.
  Но её друг лишь пожал плечами.
  - Ну ладно, ребята, - поднялся Сергей со своего места. - Хорошо тут с вами, но я, пожалуй, пойду.
  - Куда ты пойдёшь? - встала и Елена.
  - Домой пойду. - Сергей поставил на журнальный столик пустой фужер. - С отцом посижу, поболтаю. А то уж два дня я дома, а с ним ещё толком и не общался.
  Проводив Сергея, Елена вернулась в комнату и опустилась на диван рядом с Томом. Парень протянул ей блокнот: "Прости, я не смог вчера прийти".
  - Ничего страшного, - улыбнулась Елена. - Сергей мне всё объяснил.
  "Какое ужасное совпадение, что именно он был твоим бывшим парнем".
  - Почему ужасное?
  "В глубине души я чувствую себя виноватым за ваше расставание".
  Елене этот ответ не понравился. Том, конечно, никогда не говорил ей о любви, никогда не делал никаких признаний и ничего не обещал, но в тайне девушка верила, что в душе Тома такое чувство всё же существует.
  - Ты поэтому так долго покупал шампанское? - спросила она.
  "Сергей попросил меня дать ему несколько минут для объяснения с тобой. Он надеялся на последний шанс".
  - А если бы я уступила? Если б он сумел меня вернуть?
  Опустив голову, Том замер в долгой паузе раздумий, а потом написал: Я бы сразу уехал отсюда".
  "Любовь в нём есть, - решила Елена, - только она ещё очень маленькая".
  
  
  Глубокой ночью Елену снова разбудили стоны и бормотания. Осознав, что слышит голос Тома, она тут же распахнула глаза. Сон, как рукой сняло. Елена повернулась и приподнялась на локте. Парень лежал на спине и при каждом стоне резко поворачивал из стороны в сторону голову; лицо снова было напряжено, брови сдвинуты, дыхание было коротким и частым. Руки крепко сжимали одеяло. Не оставалось сомнений, что молодого человека опять мучил кошмар. Неужели такое каждую ночь? Сердце Елены наполнилось жалостью. "Дункель... Хир зэр дункель! - тревожно произнёс Том. - Во дэр аусганг? Во аусганг?" Парень метался по подушке и стонал; волосы растрепались, руки всё крепче сжимали одеяло. "Кальт. Варум зо кальт? Во дэр аусганг?" У девушки невольно навернулись слёзы на глазах. Елена постаралась перевести жалобы Тома: "Темно. Холодно. Где выход?" Очевидно, во сне он попал в западню и никак не может выйти.
  - Том, - тихо позвала девушка. - Том...
  Но зов не долетал до пленённого крепким сном разума. "Ванд... Ванд ... Вайдер ди ванд ..." - бормотал Том. Надо его успокоить, вывести из западни, заверить в помощи. Заставив память сосредоточиться на скудных знаниях немецкого языка, Елена провела рукой по холодной щеке Тома и старательно произнесла:
  - Эс ихь, Хелен. Ихь вэрдэ дир хэлфен. Геэр хинтер мир.
  Но парень быстрее закрутил головой, будто что-то искал: "Аусганг... Аусганг!..."
  - Геэр хинтер мир, - мягко повторила Елена. - Дас дэр аусганг. Ду бист фрай, Том. Ду бист фрай.
  Слова о свободе подействовали. Том, казалось, немного успокоился, дыхание стало более ровным, пальцы разжались, отпустив одеяло. Лишь складка меж бровей осталась.
  - Всё хорошо, Том. Всё хорошо.
  Парень глубоко вздохнул и расслабился - кошмар отступил.
  Как ужасно, что этот бархатистый голос можно было слышать только ночью, и только когда его хозяин спал и мучился дурными снами. Хотелось слушать, наслаждаться звучанием голоса, а вместо этого приходилось успокаивать и заставлять голос молчать. Елена вдруг вспомнила немецкую сказку о Короле-Льве. В ней молодой Король с рассвета до заката находился в образе льва и лишь после захода солнца превращался в человека. Девушке, полюбившей этого несчастного Короля, пришлось пройти немало тяжёлых испытаний, чтобы избавить жениха от заклятия. Ради Тома? Да, Елена готова пойти ради него на испытания. Вот только как угадать на какие? Что именно разрушит колдовство?
  - Я люблю тебя, Том, - проговорила Елена слова признания. - Я люблю тебя.
  Она склонилась и оставила на щеке крепко спящего парня лёгкий поцелуй. Том глубоко вздохнул, будто впитал прикосновение девичьих губ и неожиданно на русском языке с акцентом произнёс:
  - Я возьму тебя с собой.
  Какие прекрасные слова! Они наполнили счастьем каждую частицу души и тела девушки. Это ничего, что они произнесены во сне, главное, что Том думает об этом. Елене хотелось расцеловать милого друга, но она сдержалась. Ведь во сне он видит её, в его сне они вместе, так зачем же разрушать эту идиллию?
  Утром, открыв глаза, Елена сразу вспомнила слова, услышанные ночью, и улыбнулась. "Я возьму тебя с собой".
  - Господи, - прошептала она, - пусть это случится на самом деле!
  Том снова поднялся раньше подруги и теперь хозяйничал на кухне. По комнате распространялся запах блинов. Том пёк блины? Любопытно. Елена встала с постели, накинула платье, причесала волосы и прошла на кухню. Том в одних брюках, с обнажённым торсом стоял у плиты и колдовал над сковородой. Завидев подругу, он улыбнулся и приветливо помахал ей рукой.
  - С чего это ты вдруг решил блинов напечь? - приблизившись, поинтересовалась Елена.
  Том снял готовый блин, отставил с огня сковороду и достал из кармана брюк блокнот. "В твоём доме нет ни куска хлеба, зато нашлось молоко. На завтрак сегодня блины". Елена оторвала кусочек блина и попробовала.
  - М-м! Вкусно! - похвалила она. - Тебя бабушка научила? Она, наверно, часто их пекла?
  "У нас в доме вообще не редкость блюда русской кухни".
  Через полчаса Елена и Том сидели за кухонным столом и пили чай с блинами. Разговор вёлся лёгкий и незатейливый, щедро разбавленный шутками. Но, несмотря на весёлость утренней беседы, Том выглядел несколько вяло.
  - У тебя голова болит? - спросила Елена, заметив, что парень часто массирует виски.
  Том согласно кивнул.
  - Что ж ты молчишь? Давай я тебя таблеткой угощу.
  Девушка вышла в комнату и быстро вернулась, неся лекарство.
  - И из-за чего это у тебя с самого утра голова разболелась?
  Проглотив таблетку, Том ответил: "Плохо спал ночью".
  - Опять дурные сны? - с участием спросила Елена, присев за стол.
  Том прикрыл глаза ресницами и промолчал.
  - Ты ночью снова говорил. Мне кажется... Том, мне кажется, что Сергей прав, тебе снова надо посетить того врача.
  Парень лишь повёл бровью.
  - Прошло уже три года, - продолжала уверять Елена. - Возможно, разум расслабился и станет более податливым для лечения.
  "Доктор Кларг признал, что мне ничего не поможет. Ни-че-го!"
  - Конечно, если постоянно себе это внушать, то никогда и ничего не поможет, - упрекнула Елена.
  Парень вскинул на девушку внимательный взор.
  - У меня такое чувство, что ты вообще потерял надежду на выздоровление. Смирился и согласился вечно молчать. Тихо сидеть и ждать чуда. Но чудо - это нереально. Его можно прождать всю жизнь, да так и не дождаться.
  Том придвинул к Елене блокнот: "Давай сменим тему".
  - Не сменю. Пока ты не пообещаешь, что по приезде домой сразу же свяжешься с доктором Кларгом. Или ещё с каким-нибудь очень хорошим врачом.
  Том сжал губы, разговор явно перестал ему нравиться. Но волю нервам парень не дал, а твёрдыми крупными буквами вывел: "Хорошо, обещаю".
  - И обещание выполнишь?
  "Я привык обещанное выполнять".
  - А мне сообщишь о результатах?
  Том пристально смотрел на девушку и молчал. Так пристально, что Елена даже смутилась.
  - Хотя ты прав, - проговорила она. - Кто я такая, чтобы требовать отчёта?
  Парень смягчился. В конце концов, она переживала за него, пыталась хоть как-то помочь. "Ты - моя лучшая подруга, Хелен. Я обязательно буду тебе писать, отчитываться во всём. А на Новый год приглашу в гости. Ты приедешь?"
  Всего лишь подруга? А как же "Я возьму тебя с собой"? Неужели такое желание у него возникло лишь во сне? Но ведь вчера она явно видела, как Том испугался, что Сергей сможет уговорить её вернуться. "Впереди ещё пятнадцать дней, я успею превратить этот сон в реальность. Любовь в нём есть, я уверена, она есть. Только надо придать ей больше уверенности, силы. Впереди всего пятнадцать дней. Я должна успеть. Надо успеть".
  
  
  И снова рабочий день. И снова тоска по Тому. Елена уже подумывала взять отпуск или дни за свой счёт, чтобы не упустить ни одной возможности свидеться с Томом. Ведь осталось только пятнадцать дней, и половину из них придётся провести здесь, в ресторанной кухне, а не там, в объятиях любимого человека. Нельзя позволять работе мешать личной жизни.
  Сегодня Елена особенно нервничала. Вечером у Сергея наметилась вечеринка с бывшими одноклассниками, и он решил взять с собой Тома, чтобы тот развеялся. Развеялся. Среди музыки, танцев, вина и, самое ужасное, среди молодых красивых девушек. Том такой привлекательный, общительный, на него обязательно какая-нибудь покусится. Ревность весь день царапала душу Елены. А вечером, да ещё когда Том не ответил на два SMS, это чувство буквально жгло и душило.
  Наконец в десятом часу Том соизволил прислать о себе весточку. "Извини, что не отвечал. Не слышал зуммера. Здесь очень шумно, дымно. И я опять напился".
  Елена усмехнулась: пьяный, утомлённый и, наверняка, зацелованный. Каким ещё быть на вечеринке? Но ничего подобного она ему писать, конечно, не стала. "Раз пишешь по-русски, значит, ещё не совсем пьяный. Как проходит вечеринка?"
  "Скучно. Я даже хочу уйти домой".
  "Почему скучно?"
  "Тебя нет рядом".
  Елена умилилась. Ей была приятна эта фраза. Вот только содержит ли она правду? Может, пригласить Тома на ночь к себе? Да ладно, пусть едет лучше домой, пусть отдыхает.
  
  
  Софья вошла в кухню, прошла к Елене и с загадочной улыбкой сообщила:
  - Тебя просят выйти в зал.
  - Кто?
  - Том.
  - Ах! Том пришёл!
  Радостная Елена, бросив работу, бросилась к зеркалу поправить причёску и макияж.
  - Иди скорее, - поторопила Софья, - пока Белкин сидит в кабинете. Я проводила Тома в дальний уголок, чтоб вас сразу заметно не было.
  - Спасибо, Сонечка! - поблагодарила Елена и выбежала в клиентский зал.
  Завидев подругу, Том привстал и помахал рукой. Елена его сразу заметила.
  - Как мне нравятся твои сюрпризы! - похвалила девушка, присаживаясь за его столик.
  "Я шёл мимо и решил зайти. И увидеть тебя очень хотелось. У тебя есть время поболтать?"
  - Есть немного. Посижу с тобой, пока Белкин не вышел. В последнее время у него плохое настроение.
  "Из-за чего?"
  - Да так, есть причина, - махнула рукой Елена.
  Том продолжал вопросительно смотреть, ему хотелось знать подробности. "Сказать или не сказать? - размышляла Елена. - Может, сказать? Пусть поревнует".
  - Белкин сделал мне предложение, а я согласием не ответила.
  Том подивился, улыбнулся, но вызвало ли это сообщение в нём ревность, осталось тайной.
  - Как ты себя чувствуешь после вчерашнего? - Парень жестом показал, что всё нормально. - Народа много было? И всё равно скучал?
  "Я там никого не знаю, меня никто не знает".
  - Но Сергей же тебя познакомил со всеми.
  "Познакомил. Но у них уже сложилась своя компания, куда я никак не вписывался. Я сидел в уголке и пил шампанское".
  - И ни с кем не танцевал? Никто тобой не заинтересовался?
  "Ты о девушках? - Елену привела в смущение догадка Тома. - Они были со мной сухи и вежливы. Общение с немым никого не прельстило. Так что согрешить мне не удалось".
  "Ну и хорошо, - подумала Елена. - У немоты тоже есть свои достоинства".
  Пока девушка читала ответ, Том заметил, как к их столику быстрым твёрдым шагом приближается директор ресторана. Неприятность какая.
  - Елена! - рявкнул Белкин, и девушка от неожиданности аж подпрыгнула. - Я вижу, вы опять забыли, что находитесь на работе!
  - Но... - вскочила Елена.
  - И что у вас здесь есть обязанности, которыми вы не имеете право пренебрегать! - Голос Белкина был не громким, но жёстким и не терпящим возражений.
  - За две минуты ничего...
  - Идите на кухню! И не заставляйте меня отчитывать вас перед клиентами.
  Спорить было бесполезно. Елена с тоской взглянула на Тома и беспомощно развела руками.
  Едва Елена покинула зал, Белкин вонзил колючий взгляд в неприятного ему субъекта, который нагло продолжал сидеть за столом.
  - Тебе тоже придётся уйти, - зло процедил Белкин. - И на этот раз заказанным обедом ты не отмажешься.
  Том не стал протестовать. С равнодушным видом он убрал блокнот в нагрудный карман рубашки, встал и не спеша направился к выходу. Но Белкин последовал за ним, и даже вышел вместе с ним на улицу.
  - Постой! - призвал он. - Мне надо сказать тебе пару слов.
  Том сделал одолжение: остановился и обернулся.
  - Отстань от Елены, - потребовал Белкин. - Вовсе не пара она тебе.
  Том смотрел пристально, напряжённо ожидая продолжения.
  - Ты неполноценный человек, ты ущербный, ты жалок, ты ничего не достигнешь в жизни. Что ты ей дашь? Что, кроме тишины? Тишины, которую женщины ненавидят. Ты даже не сможешь прошептать ей слов любви, тех слов, которые женщины обожают. Она уйдёт от тебя к тому, кого сможет слышать. Обязательно уйдёт и очень скоро. Из болтовни официанток я узнал, что ты ещё и немец, живёшь в Германии. Но бедный немец. Даже с финансовой стороны ты непривлекателен. Ты хочешь увезти Елену с собой? В тишине да на чужбине, вдали от родных людей, родной речи она зачахнет. Если в тебе есть хоть капля любви к ней, оставь её. Найди себе равную.
  Том быстро нацарапал в блокноте: "Я понимаю. В тебе говорит обида после её отказа".
  - Отказа? Нет, Елена мне не отказала, - солгал Белкин и вздёрнул подбородок. - Она просто не сказала "Да", оставила меня, как запасной вариант, но не отказала. А я не гордый, я подожду. У меня есть голос, деньги, чувства, а у тебя только эгоизм. Она быстро разочаруется в тебе, ты проиграешь. Елена вернётся. Она устанет жить в твоём молчаливом эгоизме и вернётся. А я подожду. Не надо, не пиши ничего, мне твой ответ неинтересен.
  Эта речь недруга, как пощёчина, как выстрел на дуэли, который попал в цель. Слова чёрной ядовитой змеёй вползли в сердце и сдавили его крепкими кольцами сомнений. Но негодование ещё боролось с этой змеёй. Разве он жалок? Разве инвалид? Разве он не сможет дать Хелен счастья? Том зло выдохнул и пошёл прочь от ресторана. "Жалкий"... Надо же! "Жалкий". Да, нет голоса, да неполноценен, но... но разве это преграда для... искренних чувств?
  Том остановился и оглянулся. Ему с Еленой было так спокойно и свободно, что он даже забывал о своей неполноценности. А ведь он на самом деле такой и есть. И как бы хорошо не относились к нему окружающие люди, за глаза всё равно жалели. Он знал это, слышал, видел. И Елену тоже будут жалеть. Так же, как жалели Джудит, как жалели Гретхен, когда он согласился принять её любовь.
  Жалость. Том ненавидел, когда его жалели. Он всегда был горд, всегда стремился быть лучше, выше. А теперь из-за уродства перед многим приходилось отступать, со многим мириться. Даже с жалостью. Но за что Хелен станет мучиться? Зачем ей такая участь? Разве она не достойна более полного счастья? А именно такого он ей действительно не даст.
  
  
  Ближе к полудню, когда солнце стало палить без всякой жалости, загорающие начали покидать пляж. Том и Елена поступили точно так же. Они сменили мокрую одежду, собрали вещи, и вышли на раскалённый асфальт набережной. Посовещавшись, молодые люди, решили отдохнуть в тени открытого кафе и выпить по холодному молочному коктейлю.
  - Какая сегодня жарища! - говорила Елена, надевая солнечные очки. - Хорошо, что хоть какой-то ветерок повеял.
  Встрепенувшийся подол её бледно-лилового сарафана подтвердил веяние ветерка. Но воздух был настолько горяч, что от ветра, казалось, не было никакого толка.
   - У вас бывает такая жара летом?
  "Конечно, бывает. Но я к жаре спокойно отношусь. Она мне даже нравится".
  - Мне, в принципе, тоже нравится, но иногда всё же от неё устаёшь. Ты у нас так загорел, что никто и не поверит, что ты ездил на север, а не на юг.
  Неожиданно раздался телефонный звонок. Елена с торопливо отыскала свой телефон в большой пляжной сумке.
  - Это Сергей звонит, - сообщила девушка и, не прерывая путь, ответила на звонок. - Алло! Да, привет! Что-то случилось? Но ты обычно мне звонишь по делу, вот я и подумала... Что? Какой Лариски? А-а! Да, знаю её телефон, но не наизусть. Да. Да. Работает всё в той же газете... Этого я не знаю. Может, и общается. А зачем тебе? А-а. Значит, всё-таки окончательно решил остаться? Ну да. Я считаю, что это правильно. Здесь у тебя друзья, родные люди, есть кому помочь, поддержать... Да... А там что? Чужой язык, чужой образ жизни, чужое мировоззрение... Да, привыкнуть ко всему, конечно, можно, но всё же родной дом, есть родной дом. Здесь тебя примут и в беде, и в радости. А там, сам говоришь, удача отвернулась, и не нужен никому. Что? Я где? Я гуляю по набережной с Томом. Да. Утро на пляже провели... Да, неплохо... Нет, до шоколадки ещё далеко... Что? Да ну тебя. Ерунду болтаешь... Всё. Пока. Да, телефон сейчас напишу. Только учти, Лариска замуж вышла. За армянина, между прочим. Нет, не пугаю. Просто предупреждаю. Пока.
  - Серёжка налаживает старые связи, - пояснила Елена, ища обещанный номер в записной книжке своего телефона.
  Но тут табло прикрыла блокнотная страница: "Это какую же ерунду говорил тебе Сергей?" Елена подняла глаза - Том был вполне серьёзен. "Ревнует. Ревнует! - обрадовалась девушка. - Значит, боится потерять!"
  - Да так, дешёвые комплименты, - равнодушно пожав плечом, вслух ответила она.
  "То-то я смотрю, ты с ним кокетничать начала".
  - Ой, Том, скажешь тоже, - поморщилась Елена. - Я просто весело отвечала. Да, весело. И нечего усмехаться. Не веришь, не надо.
  Том принял ответ, однако лёгкая тень недовольства всё же покрыла его лицо.
  Молодые люди подошли к кафе. К разочарованию Елены все столики оказались заняты. А ей так хотелось посидеть именно в этом кафе. Но нет, вон какая-то пара уже просит расчёт. Осталось лишь немного подождать. Как только запримеченный столик освободился, Том и Елена заняли за ним места и заказали себе по коктейлю из мороженного. Настроение Тома, казалось, ещё больше ухудшилось, взгляд стал задумчивым, лицо хмурым.
  - Том, ты обиделся что ли? - заметив столь явные изменения в друге, поинтересовалась Елена.
  Но парень отрицательно покачал головой.
  - Ты утром был веселее. Вот уж не думала, что моя пустая болтовня произведёт на тебя такой негатив.
  Том начал писать ответ в блокноте, но тут авторучка, нацарапав пару букв, перестала оставлять следы на бумаге. Парень нервно попытался её расписать, но бесполезно. Тогда он открутил колпачок и достал стержень. Так и есть, чернила закончились. Это Тома ещё больше расстроило.
  - Подожди, у меня тоже есть ручка, - спохватилась Елена и поставила на колени свою пляжную сумку.
  Найти маленькую тонкую авторучку в такой большой сумке, где друг на друге лежало тысяча вещей, было довольно сложно, но Елена всё-таки нашла.
  - Вот! - гордо подала она Тому свою находку. - Ну, что ты хотел сказать?
  Но Том, без интереса повертев ручку, отложил её в сторону.
  - Передумал говорить? Решил, что это не так важно.
  Парень кивком подтвердил догадку подруги. Что же с ним произошло? Ещё утром всё было хорошо. Откуда такие тучи?
  - Боже мой! Леночка! Вот это встреча! - вдруг раздался женский голос.
  Елена обернулась. Перед ней стояла высокая красивая девушка в ярком платье. Лицо её было очень знакомым. Ну конечно! Это Галина, училась с Еленой в одном классе. В школе она считалась первой красавицей и гордячкой, снисходила до других людей только, если от тех была какая-нибудь выгода. В частности с Еленой она дружила на уроках черчения. Как некстати эта встреча, от неё ни пользы, ни радости. Но ради приличия Елена натянула на губы вежливую улыбку.
  - Галина? Вот это сюрприз! Как давно мы не виделись!
  Галина придвинула стул и села за столик.
  - Да, давно, - подхватила она разговор. - Лет пять, наверно. Ты неплохо выглядишь.
  - Спасибо. Ты здесь с кем-то гуляешь?
  - Да, с моим женихом. Он меня ждёт вон за тем столиком.
  Елена посмотрела в указанном направлении и увидела загорелого мощного культуриста. Майка на его накаченном теле сидела так плотно, что казалось, сделай парень одно резкое движение, и она лопнет.
  - Хорош, правда? - похвастала Галина. - Немного глуповат, но при его деньгах, это не так важно.
  - Тебя всегда тянуло к роскоши, - заметила Елена, вернувшись в разговор.
  - А разве это плохо? - Галина повернулась к Тому и окинула его оценивающим взглядом. - Ты, я вижу, тоже не скучаешь. Какой хорошенький! Как твоё имя, молодой человек?
  - Его зовут Том, - ответила за парня Елена.
  - О! - подивилась Галина. - Довольно странное имя для русского. Ты из ближнего или дальнего зарубежья?
  - Том приехал из Германии.
  - О! Как интересно! Далеко ты закинула удочку! А всегда такой тихой притворялась. А почему ты молчишь, Том? Ты плохо знаешь наш язык?
  Том тут же опустил глаза, как делал всегда, когда не желал отвечать на вопрос. Елена представляла, как он должно быть неловко себя чувствовал. Да и её саму Галина уже начинала раздражать.
  - Галя, вообще-то до твоего прихода у нас шёл серьёзный разговор, - отбросив церемонности, сказала Елена.
  - То есть я вам помешала, - догадалась Галина и неприятно усмехнулась. - По крайней мере, честно. И, думаю, мне надо тебя бояться. Вон как парня запугала, пикнуть боится, а я женщина слабая...
  Том пододвинул к стенающей девушке блокнот: "Елена отвечает за меня, потому что я нем и совершенно лишён голоса. Ваши колкости не уместны".
  - Немой? - прочитав, Галина удивлённо захлопала ресницами. - Правда?
  - А что здесь такого странного? - заступилась Елена.
  - Ну, Лена. Ты себя совсем не уважаешь. Такая красивая умная девушка, а связалась с уродом.
  Елена вспыхнула. Это замечание возмутило её до глубины души. Если бы взгляд мог убивать, то Галина уже лежала бы мёртвой.
  - Конечно, красивые глаза и страна проживания немного смягчают недостаток, но...
  - А по мне, так тупоголовый качёк значительно уродливее, - жёстко прервала нахалку Елена. - И если тебе так противно наше общество, так проваливай.
  - Ну и уйду, - недовольно передёрнула плечом Галина и поднялась. - Глупая ты. Сейчас альтруизм не в моде, нужно жить для себя.
  Галина ушла, но после яркой красавицы остался чёрный неприятный осадок. Особенно Елена переживала за Тома. Как, должно быть, унизительно получать от людей оценку "урод".
  - Не обращай на неё внимания, Том, - проговорила Елена. - Она всегда была такой нахальной и грубой.
  "Она твоя подруга?"
  - Нет, что ты! Не дай Бог таких подруг. Мы просто учились в одном классе. Вот стерва. Лучше бы она не подходила. Только настроение испортила.
  "Знаешь, в каком-то смысле она права".
  Елена удивлённо вскинула брови:
  - Это в чём же она права, интересно?
  Но Том не отвечал. Он отвернулся, устремив задумчивый взор куда-то за реку, даже за горизонт. Поведение парня вызывало в Елене недоумение. Более того, сердце девушки охватила тревога. Вот только тревога за что? И в чём именно Том признал правоту Галины? Неужели в замечании, что они не пара? А Том всё смотрела за горизонт, и прочесть его мысли не представлялось возможным.
  Так прошла минута, а, может, и две. Наконец Том повернулся и написал в блокноте: "Я завтра улетаю домой". У Елены сердце защемило, да так больно - вот она тревога.
  - Почему завтра? - едва переводя дыхание, спросила девушка.
  "Потому что у меня на завтра билет".
  - Би... билет?... На завтра?...
  Разум девушки никак не соглашался принять смысл предложенной информации, в него уже были заложены иные данные.
  - Но ты же приехал на месяц, а он ещё не прошёл. - Елена почувствовала, что вот-вот заплачет. - Ты же сам говорил, что прогостишь здесь целый месяц!
  "Я округлил. На самом деле получилось три недели".
  - Нет, я тебе не верю.
  Том равнодушно пожал плечами. Он был спокоен, серьёзен и... очень холоден.
  - Почему же ты мне раньше не называл дату отъезда?
  "Не хотел, чтоб ты её ждала".
  - А вот так ударять по голове подобной новостью лучше?
  "Прости".
  Елена чувствовала себя убитой. Завтра её любимого мужчины с ней уже не будет. Завтра она его уже не увидит. Завтра. Уже завтра. А Том сидел, словно каменное изваяние. Казалось, предстоящая разлука его совсем не волновала. Как сильно он изменился за последний час. Но почему? Из-за чего вдруг?
  - Том, что с тобой происходит?
  Парень передёрнул бровью: "Ничего".
  С момента, как Том отвёл взгляд от горизонта, он ни разу не посмотрел Елене в глаза. И это обстоятельство ещё больше тревожило девушку. Значит, он что-то скрывает. Елена мягко коснулась руки друга и проникновенно произнесла:
  - Том. Милый Том...
  Парень вскинул на девушку глаза. Так и есть, холод лишь снаружи, лишь оболочка, а внутри прежнее тепло. Короткий взгляд вновь был прикрыт ресницами.
  "Тебе нужно вернуться к Сергею", - написал Том. Еще один удар. Так значит, он не только с ней прощался, но и вообще отрекался от неё.
  - Почему?
  "Он любит тебя. Он хочет и сможет сделать тебя счастливой".
  Переживания на бедную Елену навалились такой тяжёлой горой, что она даже почувствовала головокружение, и в глазах потемнело.
  - А ты сам не хочешь попытаться это сделать? - тихо спросила Елена.
  "У меня не получится".
  - Ты уверен?
  "Уверен". - И Том поставил в конце слова жирную яркую точку.
  "Спасибо за прекрасные дни и доброту, что ты подарила мне. Я их никогда не забуду. Прощай".
  И пока Елена сквозь туман в глазах читала эти строчки, Том резко вышел из-за столика и быстро, почти бегом покинул кафе.
  Но почему? Зачем? И главное, за что он поступил с ней так жестоко? Чем она заслужила? Хотелось плакать, но слёз почему-то не было. А внутренний голос тихо тараторил: "Нет, не верю. Он не способен на такую жестокость. Он не хотел так поступать. Но почему-то поступил. Что-то его заставило так сделать". Елена вырвала страницу со страшным словом "Прощай" и стала медленно рвать её на мелкие кусочки. На очень мелкие.
  Но тут на открывшейся странице Елена увидела фразу: "Елена отвечает за меня, потому что я нем и совершенно лишён голоса". Ну конечно. Вот в чём причина. Вот кто виновник их разлуки. Пронзив ненавистным взором свою бывшую одноклассницу, Елена собрала в мощный снаряд всю обиду. "Ну Галька! Не к добру ты меня встретила! Назвать парня уродом, унизить его в глазах любимой девушки! Мерзавка!" Слабость сразу исчезла, голова обрела ясность, движения уверенность.
  Бросив блокнот с авторучкой в сумку, Елена спокойно вышла из-за стола и направилась к виновнице её несчастья. Галина беззаботно болтала со своим парнем, совершенно не подозревая о надвигающейся на неё грозе. Перед ней на тарелке лежало кремовое пирожное, а рядом стоял бокал с молочным коктейлем. Улыбаясь и кокетничая, девушка аккуратно отламывала маленький кусочек сладкого и отправляла его в рот, а затем, вытянув алые губки, тянула через трубочку из бокала белый густой напиток. Никак не ожидала она, что кто-то резко толкнёт её в затылок, утопит лицо в масленом жирном пирожном, а сверху на голову выльет холодный липкий коктейль. Как Галина кричала, когда осознала, что с ней произошло! Какой визг стоял в летнем кафе! И как громко смеялся её жених! Так громко и весело, как, наверно, никогда раньше в жизни не смеялся. Персонал и посетители кафе вряд ли когда-либо забудут увиденное.
  А тем временем Елена, получив некоторое моральное удовлетворение от своей мести, вышла на набережную. Теперь у неё были иные заботы. Необходимо было как можно скорее вернуть Тома. Она была уверена, что ещё не всё потеряно и можно было исправить ситуацию.
  "Глупенький Том. Зачем же он слушал эту стерву? - думала Елена. - Как мог принять её глупые слова за истину? Надо немедленно позвонить ему и сказать, как сильно я люблю его. Сказать, что он нужен мне таким, какой есть, даже с его немотой, с его ночными кошмарами, с его неуклюжим общением... Неужели он не понимает, что для меня эти нюансы не важны?" Уверенная в правильности такого решения, Елена набрала номер Тома. Но после гудка в трубке раздался сухой голос автоответчика. И без перевода было понятно, что абонент не досягаем. Том отключил телефон. Он, наверняка, знал, что Елена будет звонить, и отключил. Не хочет разговаривать.
  Елена тяжело вздохнула. Нет, это не может быть конец. Девушка присела на скамейку и набрала номер Сергея. Он единственный, кто сможет ей сейчас помочь. Если захочет, конечно.
  - Серёжа, я тебе не мешаю? - робко поинтересовалась девушка.
  - Нет, совсем не мешаешь? А что такое?
  - Я хотела спросить. Какого дня Том возвращается домой?
  - Так у него спроси.
  - Ну, скажи ты. Пожалуйста.
  - Так. Я видел его билет... Там дата стояла, кажется, двадцать седьмое... Да, точно, двадцать седьмого.
  - Значит, всё-таки обманул. Том сказал мне, что улетает завтра. Но сегодня же ещё только восемнадцатое. Он меня обманул специально!
  - Я не пойму, что у вас там опять происходит?
  И Елена без утайки рассказала ему всё: и про резко изменившееся настроение Тома, и про встречу с Галиной, и про прощальные слова, и про отключенный телефон.
  - Я не понимаю, почему он вдруг так поступил, - закончила девушка своё повествование. - Неужели лишь из-за оскорбления Гальки?
  - Я думаю, не только это. Тут как-то всё сложилось. Насмешки Гальки показали, как тебя станут осуждать и жалеть посторонние люди. Хотя мнение одного - это ещё не мнение народа.
  - Вот именно.
  - Ты в своём разговоре со мной высказала, как плохо жить на чужбине, - продолжал делать выводы Сергей. - Том мог решить, что ты не хочешь уезжать из своей страны.
  - Глупенький, я же не это имела в виду...
  - Ещё и вчерашний разговор с Белкиным.
  - Какой разговор? - встрепенулась Елена.
  - Ну, вчерашний. Тебе разве Том не рассказывал?
  - Нет.
  - Вот как. Значит, и мне не надо было.
  - Но ты уже начал, так продолжай.
  - Да уж. Что теперь скрывать, - согласился Сергей. - Короче, вчера Белкин назвал Тома жалким инвалидом, который не сможет тебе дать ничего хорошего, и ты быстро бросишь его. И Белкин посоветовал ему найти себе равную.
  - Вот мерзавец!
  - Я и не представлял, что Белкин в тебя тоже влюблён.
  - Сейчас я меньше всего желаю говорить о нём. Сейчас меня волнует только Том, его намерение уехать. Прошу, Серёженька, помоги мне его вернуть. Мне без него плохо.
  - А что я-то смогу сделать?
  - Останови его. Убеди остаться, уговори поговорить со мной перед отъездом...
  - Ты понимаешь, кого просишь об этом?
  Елена закусила губу. Да, глупо получалось. Сергей любил её, предлагал выйти замуж, а она просит его о помощи сопернику. Но обратиться больше не к кому.
  - Я прошу своего хорошего друга, - тихо ответила девушка.
  - Мне совершенно не выгодно останавливать Тома и мирить вас. Но я однажды уже сделал тебя несчастной и только ради того, чтоб загладить свою вину, постараюсь помочь вам.
  - Спасибо, Серёженька! Ты моя надежда. А ты знаешь, куда мог пойти Том?
  - Нет, конечно. Но если уж он завтра собрался улетать, то сегодня обязательно зайдёт домой за вещами.
  - Ой, а может, он уже дома и собирает чемодан! Я сейчас приеду к тебе!
  - Не надо, - остановил её Сергей. - Я уже недалеко от дома. Том не успеет сбежать. Ты лучше пока иди к себе. Сначала я сам поговорю с ним, а потом позвоню тебе, и ты приедешь. А, может, и мы сами приедем к тебе.
  - Думаешь, так будет лучше?...
  - Конечно. Да ты не переживай. Обещаю, Том никуда не уедет, пока не поговорит с тобой.
  - Спасибо, Серёжа. Я буду ждать твоего звонка.
  
  
  Прошло уже два часа ожидания. Томительного ожидания. Елена ничего не могла делать - всё тут же валилось из рук; она ни о чём не могла думать, кроме, как о Томе, любимом человеке, которого могла потерять навсегда. Единственное, что способно было хоть как-то отвлечь её от угнетающих минут, это песни Тома, его дивный голос, обволакивающий своей нежностью и теплотой.
  Елена в третий раз заново запустила в проигрывателе диск и вернулась на диван. За что же ей такое наказание? За что такие переживания? Почему любовь и надежда рушатся, едва пустив корни в её жизнь? Неужели она не достойна быть счастливой?
  Прополз ещё один час. И ещё двадцать три минуты.
  Телефонный звонок заставил её встрепенуться. Наконец-то! Елена быстро поднесла к уху трубку:
  - Алло!
  - Том вернулся домой, - сообщил Сергей.
  - А где он был так долго?
  - Не знаю. Говорит, гулял. Он поменял билет на завтрашний рейс.
  Елена трагично ахнула.
  - Я немедленно еду к тебе! - заявила она.
  - Да, приезжай, - согласился Сергей.
  - Мне прямо к тебе домой?... Или Том будет меня где-то ждать?
  - Ждать, скорее всего, придётся тебе.
  - Я тогда у подъезда посижу...
  - У подъезда не получится. Сегодня здесь какой-то праздник гуляют, во дворе полно народа, не дадут вам поговорить. Ты лучше подожди на площадке за автобусной остановкой. Том подойдёт к тебе.
  - Ладно, договорились. Я уже выхожу из квартиры.
  Сергей положил телефонную трубку на аппарат.
  - Через полчаса она будет ждать тебя, - осведомил он Тома.
  Том, казалось, не реагировал на сказанное и продолжал не спеша укладывать в чемодан свои вещи. Он был настроен серьёзно. Но Сергей был настроен так же. Он спокойно закрыл чемодан и застегнул на нём "молнию".
  - Ты выйдешь к ней и поговоришь.
  "Это ни к чему не приведёт", - показал Том запись в блокноте и снова раскрыл чемодан.
  - Может быть. Но поговорить с ней ты должен, - спокойно возразил Сергей. - Объяснить, почему ты так трусливо сбежал от неё.
  Сергей повторно закрыл чемодан и убрал его в шкаф. Тому ничего не оставалось, как смириться и сесть за стол для продолжения разговора.
  "И что ты предлагаешь ей сказать?"
  - То же самое, что ты сейчас наплёл мне. Что ты её не достоин, что ей с тобой будет плохо... Что не хочешь, чтоб она провела всю жизнь под жалостливыми взглядами соседей... Естественно, Ленка спросит, почему ты об этом не думал раньше, когда с ней знакомился?
  "Я был эгоистом"...
  - Да, так и скажи: был эгоистом, а теперь проснулась совесть, осознал ошибку...
  "Не издевайся надо мной! Я боюсь поломать ей жизнь".
  - А сейчас ты ей жизнь не ломаешь? Она же любит тебя.
  "А может, тоже просто жалеет?"
  - И не надейся. Я знаю Ленку много лет. Она не умеет притворяться.
  Том задумался, даже обхватил голову руками. Терять Елену было трудно. Он полюбил её с первой встречи, и даже подумывал о совместной жизни... Но нет, жить с ним ей будет слишком сложно. Однажды она устанет от его изъяна, от бесконечных замечаний окружающих и уйдёт. Уйдёт к тому, с кем будет проще и легче. Как ни зол был Том на Белкина, но всё же вынужден признать его правоту.
  - Что пригорюнился, сокол ясный? - оторвал от дум голос Сергея.
  "Плохо мне".
  - От чего тебе плохо? От осознания трусости или предательства?
  "Я не предавал!"
  - Да что ты? - усмехнулся Сергей. - Лена поверила тебе, впустила в душу, подарила своё тело, а ты кинул подачку в виде "Спасибо. Прощай." и смылся! Что это, если не предательство? Сначала я с ней так поступил, теперь ты. Ленка вообще перестанет верить мужчинам. Не повторяй моей ошибки, Том. Ты её любишь, твои чувства взаимны, так не отталкивай, удержи её. Ведь потом, как и я, жалеть будешь, локти кусать!
  Сотовый телефон Сергея подал сигнал, предупредив, что пришло сообщение.
  - Елена уже приехала и ждёт тебя, - прочтя послание, передал Сергей. - Быстро. Наверно, такси остановила. Иди к ней.
  Том не сдвинулся с места. "Мне стыдно смотреть ей в глаза", - признался он.
  - После того, как ты влюбил её в себя, залез к ней под одеяло, а потом безжалостно бросил? Я тебя понимаю. Мне тоже было стыдно. И всё же тебе придётся выйти к ней.
  Том снова задумался. Впрочем, в этот раз ненадолго. "Да, ты прав, - после выдал он. - Надо поговорить с ней и объяснить, что я не тот, кто ей нужен. Я слабый, дурной. Она просто плохо меня знает. Думаю, ей лучше меня возненавидеть, чем продолжать любить".
  Сергей устало вздохнул:
  - Ты упрям по-ослиному. Поступай, как знаешь. Мне вообще не выгодно вас мирить, я делаю это только ради Елены. К сожалению, ей нужен именно ты, а не я. Иди. Она ждёт тебя.
  Елена нетерпеливо мерила шагами небольшую квадратную площадку позади автобусной остановки. Она заметно волновалась, нервно теребила ремешок сумочки. В голове роились сомнения и переживания. Передумал ли Том уезжать? Смог ли Сергей остановить его? Если не смог, то её любовь обязательно сможет.
  Подъехавший автобус выпустил трёх пассажиров и уехал. Елена отвлеклась от тягостных мыслей и огляделась. Вокруг было так тихо и безлюдно, что девушка даже почувствовала одиночество. Уж поскорей бы пришёл Том. Скорее бы всё разрешилось...
  Ах! Вот и он. Сердце забилось быстро-быстро, и любовь заныла. Том шёл к ней на встречу, такой красивый, такой уверенный; белоснежная одежда придавала лоск его виду, а распущенные чёрные волосы - некую романтику. Елена восхищалась этим мужчиной, обожала его, и ей нестерпимо хотелось кинуться к нему с распростёртыми объятиями. Но нет. У неё есть гордость. Он обидел её, а значит, пусть с объятиями кидается первым. Елена стояла и ждала, пока парень подойдёт к ней.
  - Ну и как ты объяснишь своё бегство? - изобразив оскорблённую надменность, поинтересовалась девушка.
  "Я не хотел растягивать прощание", - ответил Том в заранее приготовленном блокноте.
  - И потому максимально сократил его? Но знай, ты меня очень обидел. И ещё больше обидел своей ложью! Ведь ты не должен улетать завтра. Твой билет на двадцать седьмое!
  "Уже на девятнадцатое".
  - И ты так спокоен! Но объясни, ради Бога, от чего ты бежишь?
  "Я совершил ошибку, которую ещё можно исправить".
  - Ошибку? - возмутилась Елена. - Что ты называешь ошибкой? Нашу встречу? Наши чувства? Но их уже не исправить. А вот что действительно является ошибкой, так это твоя вера в глупые предрассудки совершенно посторонних нам людей. Я люблю тебя, Том. Таким, каков ты есть. И мне неинтересно, что думают обо мне другие.
  Том смотрел куда угодно, но только не в глаза собеседнице, и имел вид провинившегося ребёнка, которому приходилось оправдываться за своё поведение.
  - Тебе ведь тоже тяжело со мной расставаться, - стала уговаривать Елена. - Я вижу это. Так зачем ты так поступаешь?
  Том закусил губу. Он не хотел причинять боль любимой женщине, но должен. Ради неё самой же, ради её спокойной жизни должен. Он был абсолютно уверен в правильности своего поступка.
  "Как ты можешь меня любить, если совсем не знаешь?"
  - То, что я узнала о тебе, мне оказалось вполне достаточно.
  "Зря. В тебе просто взыграла жалость к убогому одинокому парню, и теперь ты эту жалость принимаешь за любовь. Я же просто воспользовался твоей мягкостью и неплохо повёл время. Но ты была слишком добра ко мне, и сейчас моя очередь пожалеть тебя. Я прерываю наши отношения, пока они не переросли в твоей душе в нечто более серьёзное".
  Бедная Елена читала это признание, и ужас и обида в кровь раздирали её сердце и разум. Нет. Том не мог быть столь циничным и жестоким. Он нарочно так говорит. Девушка подняла глаза и вздрогнула, встретив колючий прямой взгляд парня.
  - Зачем ты так говоришь? - пролепетала Елена, едва сдерживая слёзы. - Ведь это неправда. Неправда...
  "Правда", - безжалостно подтвердили губы немого парня.
  - Нет, я не верю. Ты любишь меня.
  Но Том отрицательно покачал головой.
  - Не верю. - Из глаз несчастной девушки покатились слезинки. - Ты просто зачем-то хочешь оттолкнуть меня. Неужели ты сможешь и словами повторить то, что написал? Неужели сможешь сказать, что не любишь?
  Том крепко схватил Елену за плечи и, приблизив к ней своё красивое лицо, чётко произнёс губами: "Я не люблю тебя". Но... но он больше не смог выдержать её горестных глаз, и его взгляд, покрывшись грустью, скрылся под чёрными ресницами. Губы что-то заговорили. Елена вглядывалась в них, но различила лишь слова "поверь", "быть вместе" и ещё какие-то отдельные слоги. Смысл беззвучной речи остался неясен. Но Елена поняла главное - Том на себя наговаривал и в решении расстаться был неискренен. А остальные подробности можно узнать через речь письменную. И Елена протянула Тому блокнот, робко признавшись:
  - Я не всё поняла...
  Парень тут же перестал говорить и с тоской, и даже с болью взглянул на блокнот. Эта маленькая бумажная вещь хоть и помогает, но будет постоянно напоминать об его неполноценности. Том отпустил плечи девушки и взял блокнот. Надо писать, вновь переводить чувства в прописные буквы. Может, поначалу это и было интересно, весело, но сейчас стало просто омерзительно. Не надо унижать столь прекрасную женщину таким убогим общением. Нервно отбросив блокнот, Том резко развернулся и пошёл прочь.
  Елена поняла этот жест по-своему - Том всё сказал и не желал дальнейшего продолжения разговора. Безжалостный тип! Девушку охватила истерика. Так значит, он сейчас говорил правду! Никаких чувств с его стороны не существовало, только игра, только развлечение! Произошло именно то, чего она боялась с самого начала: она полюбила и снова осталась брошенной. Она опять не вписывалась в жизнь выбранного её сердцем мужчины.
  - Ну и уходи! - крикнула Елена в отчаянии. - Я и правда ошиблась в тебе! Ты трус и слабак! Слышишь? Я... Я ненавижу тебя!
  Рыдая, девушка тоже ушла, и слёзы обиды застилали её глаза так, что не видно было дороги под ногами. Елена не знала, куда шла, да и не хотела знать. Она желала лишь уйти от этого места как можно быстрее и как можно дальше.
  Том остановился, последний крик Елены заставил его это сделать. "Ненавижу". Да, он заслужил это. Он понимал, что поступал жестоко, но по-прежнему был уверен, что данная жестокость оправдана. Так будет лучше. Да, трус, да, достоин ненависти, но так будет лучше. "Ты потом сама это поймёшь, любимая". Том обернулся, чтобы в последний раз взглянуть на ту, которую больше никогда не увидит.
  Обернулся и остолбенел. Елена вышла на дорогу и совершенно не обращала внимания на проезжавшие автомобили. Одна машина проехала так близко, что задела подол развевающейся на ветру широкой юбки. Вторая... направлялась прямо на девушку... Сигнал клаксона. Но Елена, казалось, совершенно отрешилась от мира. И вокруг никого не было, кто бы подбежал, остановил... крикнул, наконец! Только он. Но он так далеко.
  Прошла очередная сотая доля секунды, автомобиль приблизился ещё на несколько сантиметров, а Елена уже занесла ногу для рокового шага. Надо её остановить, надо крикнуть! Губы парня дрогнули. Хелен!... Жизнь за крик! "Хелен!" - вырвался хрип, и горло обожгло внутри. Душу за голос!
  - Хелен!
  Девушка вздрогнула и, остановившись, резко обернулась... Но она даже подумать ни о чём не успела. Сильный толчок в бедро откинул её в сторону, и затылок пронзила острейшая боль от удара об асфальт. Разум тут же провалился в темноту безсознания.
  
  
  Том бросился на помощь. Никто больше этого не сделал, хотя редкие зеваки останавливались и, охая и ахая, с любопытством наблюдали за трагедией.
  Том опустился перед Еленой на колени и приподнял её голову - с волос на асфальт закапала кровь. При виде неё закопошились самые страшные предположения.
  - Ты не умрёшь, - прошептал парень. - Я помогу тебе.
  Содрав с себя рубашку, Том скомкал её и подложил под рану. Нужна помощь и немедленно. Вдруг к нему подбежал молодой парень в красной рубашке и тёртых джинсах и стал нервно всплёскивать руками.
  - Я не виноват! Не виноват! - выкрикивал парень с круглыми от испуга глазами. - Я сигналил! Она сама шла под колёса! Я не виновен!
  Том без труда догадался, что этот паникёр и есть сбивший Елену водитель.
  - В больницу быстро! - хрипло скомандовал Том парню и невольно закашлялся.
  В горле его першило и жгло, как после хорошей порции жгучего перца. Но сейчас не было дела до таких мелочей. Резво подбежав к припаркованному "Опелю", парень в красной рубашке распахнул дверцы. Том бережно поднял Елену на руки и осторожно сел с ней на заднее сидение машины.
  - Тут недалеко больница есть, я знаю, - заверил водитель, завёл мотор и вывел автомобиль на трассу.
  Ехали быстро, но всё равно казалось, что медленно. Том нервничал.
  - Если она умрёт, я тебя убью, - зло процедил он.
  Том с ненавистью поглядывал на водителя, мысленно обвиняя его в произошедшем несчастье. Однако, именно от этого парня, от его скорости сейчас зависело и спасение Елены.
  - Не переживай ты так, я быстро довезу. - Молодой водитель совсем не сердился. - Дорога мне известна. Я тоже не хочу её смерти. Такая красивая девчонка...
  Подложенная под рану рубашка почти насквозь пропиталась кровью. Должно быть, рана была большая. Тома буквально охватывала паника. Неужели не успеют? Неужели это последние минуты её жизни?
  - Держись, Хелен, - молил Том. - Не уходи от меня.
  Разве в её смерти будет виноват этот парень в красной рубашке? Нет, виноват будет только он сам. Ведь это он её оттолкнул, обидел, заставил плакать и идти, не разбирая дороги. Лишь самого себя и надо обвинять.
  - Вот и больница! - возвестил водитель и, подъехав прямо к центральному входу, остановил автомобиль.
  Парень помог Тому с девушкой на руках выйти из машины и побежал открывать перед ним двери больницы. В приёмном отделении парень поднял настоящий переполох, призвал немедленно оказать помощь пострадавшей в автомобильной аварии. Он оказался весьма резв и активен. На его зов прибежали медсёстры, врачи, были отданы необходимые распоряжения, санитары привезли каталку, и девушку, переложив на него, спешно увезли вглубь длинного белого коридора.
  После суматохи Том устало присел на одну из скамеек, расставленных вдоль стен приёмного отделения. Теперь жизнь Елены была в руках врачей, и Том надеялся, что это надёжные руки. Парень в красной рубашке присел рядом с ним.
  - Ты брюки запачкал в крови, - заметил он. - И на плече тоже пятно.
  Том глянул на некогда идеально белые брюки и на свой обнажённый торс. Но сейчас его меньше всего интересовало, как он выглядел. Отмахнувшись от этой ерунды, Том прислонился спиной к прохладной стене.
  - Это твоя девушка? - продолжал беседу парень в красной рубашке.
  Том подтвердил, кивнув головой.
  - Мне жаль, что так случилось. Я видел её, сигналил, притормозил даже, но... видно, не достаточно резко. Ещё хорошо, что она остановилась. Мне кажется, сделай она ещё хотя бы полшага, то точно попала бы под самые колёса.
  Том закрыл глаза. Да, Елена действительно остановилась и обернулась. Значит, он услышала его. Автомобильный сигнал пролетел мимо её слуха, а его слабый хриплый голос задержался. И, возможно, действительно спас её. Если так, то чудо существует, оно реально. Чудо, которое не только вернуло ему голос, но и уберегло Елену от смерти.
  - Не переживай. Это лучшая больница города, - говорил тем временем парень. - Слушай, если всё обойдётся, не заявляй на меня в милицию. На коленях прошу! Машина не моя, брата. Я тайком взял перед девчонкой похвастать. Я лучше лечение оплачу... Ну, там, моральный ущерб...
  Том открыл глаза и пристально взглянул на просителя. Виновен или нет? И так, и эдак. Его можно было и обвинить, и оправдать. Но как ни крути, главный виновник - он, Том. Если бы не ссора, которую он развязал, Елена не попала бы под автомобиль и... О Боже! Его голос так и не вырвался бы на свободу! Значит, это судьба. Значит, всё так и было задумано свыше, и этот молодой водитель "Опеля" всего лишь невольный исполнитель такой задумки.
  - Иди домой, - с тихим хрипом произнёс Том, по привычке сделав жест рукой. - Спасибо, что помог.
  Молодой парень расслабился и даже улыбнулся.
  - Может, подвезти тебя домой? - предложил он.
  - Нет. Я подожду вердикт врачей.
  Першение в горле вновь вызвало кашель. Но пусть лучше будет он, чем немота.
  - Я сейчас приду, - вдруг предупредил парень и быстро вышел из больницы.
  Том остался наедине со своими мыслями и размышлениями. Но в голове творился такой хаос, что ни на одной мысли разум так и не смог остановиться. Молодой человек уткнул лицо в ладони - чувства тоже находились в беспорядке. Радость от долгожданного возвращения голоса перемешивалась с тревогой за жизнь Елены, грусть от навсегда потерянной любви перетиралась с обидой на победившую трусость.
  Вскоре вернулся парень в красной рубашке и снова сел рядом. Том убрал руки от лица и повернулся.
  - Я принёс ридикюль твоей красавицы, - сказал парень, протянув сумочку Елены. - Там всё на мете, я ничего не трогал. Честно.
  - Спасибо, - поблагодарил Том. - Я совсем забыл о ней.
  - Ничего удивительного. Такой шок. Ещё я тебе футболку принёс, - и парень подал упакованную в пакет одежду. - Она совсем новая, я утром её купил. Надевай, что голым-то ходить.
  Том без возражений принял футболку, достал из пакета и развернул. Обычная чёрная, но сейчас очень нужная.
  - Подожди, - остановил молодой парень. - Я нашёл в бардачке влажные салфетки. Мой брат жуткий чистюля. На. Тебе нужно смыть кровь.
  Том признал правоту своего нового знакомого. Надо было привести себя в порядок.
  - Как твоё имя? - спросил Том, протирая салфеткой плечо.
  - Моё-то? Лёнька. Леонид. А тебя как кличут?
  - Том.
  Парни пожали друг другу руки.
  - Я заметил твой акцент. Ты не в России живёшь?
  - В Германии, - Том натянул футболку.
  - О! А я тоже скоро поеду в Германию! Институт посылает на повышение квалификации за отличную учёбу. Я учу германистику: немецкий язык, литературу, философию.
  - В какой город поедешь? - поддержал разговор Том.
  - В Бонн.
  - Это не очень далеко от моего городка. Возьми мой телефон, возможно, я смогу тебе помочь. У меня большая коллекция книг по философии.
  - О! Как здорово! - обрадовался Леонид и достал из кармана сотовый телефон. - Диктуй, записываю.
  Том продиктовал свой номер. Он заметил, что горло жгло уже не так сильно, и хрип потихоньку сглаживался. Надо больше говорить. Да и время за разговором проходит быстрее, и тяжёлые мысли не так тяготят.
  Но всё же приходилось больше слушать. И не столько потому, что собеседник оказался очень болтлив, сколько потому, что думы вновь и вновь улетали к Елене. Как она? Пришла ли в себя? Насколько серьёзны последствия аварии? Только бы всё обошлось.
  Прошло минут тридцать, но казалось, что тянулось несколько часов. Из коридора вышла молодая женщина в голубом облачении медсестры и огляделась.
  - Кто привёз девушку, попавшую в аварию? - громко поинтересовалась она.
  Том и Леонид поднялись со своих мест и приблизились к ней.
  - Ага. - Женщина оценивающе взглянула на парней. - Кто вы ей?
  - Том её жених, - выпалил Леонид.
  - Отлично.
  - Как она? - спросил Том и невольно замер, боясь услышать страшный вердикт.
  - Девушка получила сотрясение мозга и несколько ушибов, - сухо отчеканила женщина. - Переломов никаких нет. Но ей придётся провести у нас несколько дней.
  - Слава Богу, - облегчённо выдохнул Том.
  - Врач сказала, завтра уже сможете навестить её. Как имя вашей невесты? - достав из кармана ручку с блокнотом, медсестра приготовилась записать ответ.
  - Елена.
  - И всё? А фамилия?
  Том неуверенно пожал плечами.
  - Возраст? Адрес?
  - Двадцать пять лет... Улица... Сейчас вспомню...
  - Хорош жених, - усмехнулась женщина.
  Но Том быстро вспомнил адрес и чётко продиктовал.
  - Это сумка Елены, - добавил он. - Будьте добры, передайте ей, пожалуйста.
  Медсестра согласилась. С равнодушным видом она взяла сумку и ушла.
  
  
  - Нет-нет, ничего не хочу слышать о нём! - категорично заявила Елена и даже зажала ладонями уши.
  Облачённая в розовую пижаму с перебинтованной головой Елена сидела на больничной койке в окружении своих неизменных подруг Валентины, Софьи и Марии. Вид у неё был рассерженный и трагичный одновременно.
  - Он оскорбил меня и предал!
  - Не предавал он тебя, - возразила Валентина.
  - Вы не слышали, что он мне говорил, не видели, как смотрел он на меня!
  - И ты ему поверила?
  - Нет! Но меня оскорбила его ложь. Его упрямая ложь!
  - Леночка, он же хотел, как лучше для тебя, - подсела Мария к подруге и обняла её за плечи.
  - Да? Только он забыл спросить меня, как мне будет лучше.
  У Софьи запел телефон - пришла очередная SMS. Девушка тут же углубилась в чтение.
  - Ты знаешь, что именно Том привез тебя сюда? - спросила Валентина.
  - Знаю, - недовольно скривила губки Елена. - Медсестра сказала, что меня доставил молодой мужчина со странным именем Том Асгард. Но именно из-за него я и попала под машину!
  - Не из-за него. Сама вышла на шоссе.
  - Ты не представляешь, как мне было плохо...
  - В любой ситуации надо смотреть, куда идёшь.
  - Жестокая ты, Валька! - обвинила Елена. - И вообще, почему вы его защищаете?!
  - Том очень хороший, - ответила Мария.
  - Да! Очень хороший! Такой же, как и его братец! Поиграл в любовь и сбежал!
  - Ты не права.
  Снова запел сотовый телефон Софьи.
  - Сонька, с кем ты там всё переписываешься? - Елена заметно начала раздражаться. - Ты в компании или нет?
  - Да Андрей в магазин пошёл, - объяснила Софья. - Нас сегодня гости должны навестить. Мужик в продуктовом магазине хуже глупого ребёнка.
   - Это точно, - подтвердила Валентина.
  Елена приняла объяснение подруги. У неё снова заболела голова - надо успокоиться. Врачи категорически запретили волноваться. Надо переменить тему. Но... Мысли о Томе не покидали её с той минуты, как она пришла в сознание. Да, она обижалась на него, ругалась, но несмотря ни на что продолжала любить. Одна болезнь под названием "Сергей" прошла, её место заняла другая под названием "Том". Что за наказание такое!
  Елена огляделась. Кроме неё в палате лежали ещё две женщины. Одна спала, другая читала книгу. В разговор молодых подруг никто не вклинивался.
  - Кому Том позвонил и рассказал обо мне? - более спокойным тоном спросила Елена.
  - Да кому он позвонит? - высказала Софья. - У него же нет ничьего телефона. Сергей позвонил в ресторан, там узнал мой номер, позвонил мне. А я потом другим сообщила. Можно я окно шире открою? Душно тут у вас.
  - Можно, - равнодушно пожала плечами Елена.
  - Дамы, вы не против? - поинтересовалась Софья у других пациенток.
  Спящая не ответила, а читающая не возражала. Софья подошла к окну и, распахнув настежь створки, с удовольствием подставила лицо тёплому ветру. Но её опять отвлёк звонок телефона.
  - Да, - негромко ответила девушка. - Обойди слева. Увидишь. Никто не останавливал? Хорошо. Только поторопитесь.
  Зажав в руке телефон, Софья облокотилась о подоконник и выглянула из окна на улицу. Со стороны казалось, что разговор подруг её совсем не интересовал.
  - Ты бы простила Тома, если бы он захотел вернуться к тебе? - спрашивала тем временем Валентина.
  - Не знаю, - тихо ответила Елена, опустив глаза. - Возможно. Но ведь он не вернётся. Сегодня Том улетит домой. Мы будем далеко друг от друга, прекратится общение, постепенно наши встречи сотрутся из памяти...
  - Ох, плохо мне, девочки! - Елена опустила лицо в ладони и даже всхлипнула.
  - Том вернётся к тебе, обязательно, - гладя подругу по спине, утешала добрая Мария.
  - Вы знаете, - призналась Елена, - когда я ушла... когда я уходила после нашего разговора, мне так хотелось, чтобы Том меня вернул или хотя бы позвал. Я знала, что услышать его голос нереально, но мне так хотелось. Я даже просила Бога, пусть Том позовёт меня. И там, на дороге перед самым ударом машины мне даже показалось, что Том действительно позвал меня. Что он крикнул "Хелен!". Конечно, это только плод моего воображения...
  - А вдруг это правда?
  - Тогда я поверю, что чудо на свете существует.
  Вдруг откуда-то донеслись звуки приятной мелодичной музыки, играл синтезатор. В палате не было радио, и потому эти звуки стали неожиданными, к тому же и доносились они явно откуда-то из вне, из окна.
  - Что это? - удивилась Елена.
  Но кроме неё и читающей женщины не удивлялся никто. Подруги сохраняли невозмутимый вид. Елена переводила изумлённый взгляд с одной девушки на другую, очень медленно начиная о чём-то догадываться... Но она даже не успела понять о чём, как до её слуха сквозь музыку долетел мягкий обволакивающий уже знакомой теплотой голос:
   "Надеюсь, что долетят к тебе слова
   И сердце твоё снова уведут.
   Люблю я тебя, и фраза не пуста,
   В ней слышан стон измученных минут.
   Ты войди в мой каждый день, как дар драгоценный.
   А без тебя зачем мне все эти дни?"
  - Ох, девочки что это! - взволнованно воскликнула Елена и, вскочив, быстро подбежала к открытому окну.
  Боже! Она едва верила своим глазам и тем более ушам. Под окном стоял Том и... и пел! Нет, это невероятно! Том, который ещё вчера не мог произнести ни звука, сейчас стоял под окном её палаты и пел чисто сильно красиво!
   "Ты - моя жизнь! Ты - весь мой Мир!
   В моём ты дыхании! Песня всей моей любви!
   Ты - моя жизнь! Судьба моя!
   С тобой я навсегда. Всегда".
  Странно, откуда доносилась музыка? Ведь у певца в руках не было никакого инструмента. Впрочем, эта загадка лишь на секундочку отвлекла Елену, а после тут же забылась, ибо сама песня и исполнитель сейчас её душе были важнее.
   "Летели ввысь на свет сияющей мечты,
   Но сорвались во тьму разлук и ссор.
   Поверь мне, романс всего одной ночи
   Сумеет заглушить ошибок хор!
   Ты войди в мой каждый день, как дар драгоценный.
   Ну а без тебя, скажи, зачем мне нужны все эти дни?
  
   Ты - моя жизнь! Ты - весь мой Мир!
   В моём ты дыхании! Песня всей моей любви!
   Ты - моя жизнь! Судьба моя!
   С тобой я навсегда. Всегда".
  Распахнулись все окна больницы, и люди с любопытством выглядывали на улицу; те, кто гулял в парке, сходились к месту странного выступления. Свидетелей большой любви с каждой минутой становилось больше и больше. Но Елена никого не видела, ничего не замечала. У неё голова шла кругом от счастья. Том здесь, он любит её. Любит! И он может это сказать вслух! За эту песню, за это счастье она ему простила всё. А Том, окончив песню, опустился на колено и громко воскликнул:
  - Хелен, я люблю тебя! И молю о прощении!
  - Ах, Боже мой! Я прощаю тебя, Том!
  - Раз так, то выходи за меня замуж!
  - Да! Да! Да!
  Эмоции выплёскивались через край, и сдерживать их больше не было сил. Елена бросилась вон из палаты, и озабоченные возгласы подруг не задержали её ни на мгновение. Голова кружилась, в бедре при каждом шаге отдавалась тупая боль. Но разве на это стоило обращать внимание? Елена выбежала из корпуса, обогнула угол и радостно бросилась в объятия любимого мужчины.
  - Я люблю тебя, Хелен, - заглянув в глаза девушки, проговорил Том. - И теперь могу сказать тебе об этом вслух.
  - Это чудо, Том!
  - Ты - моё чудо, Хелен! Я больше не расстанусь с тобой никогда! Я увезу тебя с собой.
  И жарким поцелуем Том скрепил своё обещание. Со всех сторон грянули аплодисменты, крики браво, горько, и, заглушая восторги толпы, раздался торжественный "Свадебный марш" Мендельсона. Откуда он? Елена отвлеклась от поцелуев и повернулась на звуки музыки. У стены под распахнутым окном за синтезатором стоял Сергей и довольно улыбался. Так вот кто аккомпанировал Тому. Друг, настоящий друг.
  Елена подняла глаза и только сейчас увидела, как много людей наблюдает за её счастьем. И слегка смутившись, девушка спрятала лицо в плече любимого.
  
  
  Свадьба была скромной. Со стороны невесты присутствовали родители, сестра с супругом, самые близкие родственники и три подруги. Со стороны жениха - бабушка, троюродный брат, друзья и все жители провинциального немецкого городка Кюстендорф. Красивее и счастливее пары в этих краях ещё не встречали.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"