Край Анна Де: другие произведения.

История Часть первая

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


Оценка: 5.28*24  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Первая часть. ГГ в новом мире. На пути к независимости.

  Я торопилась на работу. Конечно, мое расписание не обязывает меня быть на рабочем месте ровно в восемь, девять, десять... Но я предпочитала точность. Я-программист. Мне двадцать лет, но у меня уже есть моя фирма. Я занимаюсь аналитикой, ну и немного искусственным интеллектом. Я-то, что сегодня называют гениями. Конечно, я предпочитаю не думать так о себе, мне всегда кажется, что одно слово-ярлык никогда не опишет полностью одно явление, разве что для ограниченных людей... Себя я называю просто специалистом в своем деле. Но мои родители предпочитают слово гений. Я не люблю своих родителей. Они посвятили свою жизнь мне, но я их не люблю, еле терплю. Может, как раз за это. Они не любят меня такой, какая я есть. Я для них всегда буду гениальным ребенком, которого они лепили в соответствии со своими представлениями. Именно благодаря этим представлениям я в 11 закончила школу, сдав экзамены экстерном, затем поступила в ВУЗ... Меня никто никогда не любил. И я к этому привыкла. Сегодня я успешная бизнес-леди, немного капризная, немного вздорная, часто стерва... Наверное, это сказывается психика - я остаюсь навсегда ребенком. Или, может, я не перестала им быть, развивая свой ум?
  Мать настаивает на том, чтобы я ездила на работу на машине. Я отказываюсь. Это повод побыть наедине с собой чуть больше, не видя требовательно-восхищенные глаза родителей, не быть окруженной завистливыми и презрительными взглядами подчиненных. Меня не понимают даже коллеги-программисты. Даже для них я чужая - слишком леди, слишком умная, не только программист... За все это - за чувство стиля, стервозность, эгоистичность, чуждость - я должна благодарить родителей. Хотя я на них не злюсь - я такая, какая есть, и ни о чем не жалею.
  Я шла. Вокруг суетились прохожие. Мужчины окидывали меня оценивающими взглядами, которые тут же опускались вниз, стоило им наткнуться на мои глаза. На меня всегда так смотрят, и никогда не подходят знакомиться. Я пугаю. Те, кто в ВУЗе пытался стать моими друзьями, говорили, что мой взгляд похож на скальпель. Я натуральная блондинка, у меня светло-голубые глаза, у меня идеальная фигура... Иногда, когда я смотрю на себя в зеркало, задаюсь вопросом: есть ли предел этой идеальности, успешности?.. Если есть, я пока его не нашла. Я похожа на идеальную фарфоровую куклу. А куклы мертвые. Или я ошибаюсь и они просто никогда не были живыми?..
  
  Я подошла к офису. Я специально выбрала старое здание в престижном районе. Здесь когда-то жила знатная семья-если не ошибаюсь, графы. После революции разграбленный дом был отдан под какую-то контору, после перестройки он сменил ряд владельцев... Вот уже три года им владею я. Кованые ворота открылись, я кивнула дворнику. Швейцар распахнул передо мною дверь. Милый парень. Я помню, как мои родители, возмущаясь наглостью знакомых, все-таки попросили меня устроить на работу друга сына этих знакомых. Насколько я знаю, он еще учится. Я тогда еще удивлялась-мои родители не склонны меня с кем-то делить, они ненавидят всех, кто, на их взгляд, тянет руки к моему успеху... Они считают, что это все принадлежит им. Мне все равно. В какой-то мере они это заслужили. Заслужили тем, что посвятили себя мне, тем, что восхищались, а не боялись, издевались, как происходит со многими слишком одаренными.
  
  Я прошла к своему кабинету. По дороге ко мне подскочил Михаил, один из ведущих программистов аналитического отдела.
  
  --Гелена Владиславовна, звонили из 'Стелы', просили внести некоторые изменения в проект. Но ведь проект уже практически разработан...
  
  Мило. В 'Стеле' вообще черти знает что творится-этот несчастный проект приходится переделывать уже в который раз. При этом клиенты его ни разу не видели-им просто приходят все новые и новые идеи. По-хорошему, нужно промолчать, переделать этот несчастный проект и попробовать наконец-то его им всучить... Но так сделает тот, кто ценит свою репутацию, своих клиентов. Мне же все досталось слишком просто. И поэтому мне все равно, что подумают обо мне и моей фирме.
  
  --Скажи им, что проект готов, и что любые переделки и дополнения будут стоить им дополнительных денег.
  
  --Но...
  
  --Никаких но. Если будут возмущаться, предложи Карневу встретиться со мной. Я его за полгода, что мы работаем над проектом, не видела. Вот и поговорим.
  
  Михаил, понурив голову, пошел выполнять указания. Ему проще переделать проект, чем нарваться на конфликт.
  
  Я прошла в свой кабинет, закрыла дверь. В голове загудело. Я упрямо тряхнула головой, отгоняя боль. Вот так всегда. Наверное, правду говорят, что за все приходится платить. Меня с детства мучили мигрени. Голова раскалывалась, я не могла ничего делать, отказывалась есть. Я покачиваясь дошла до стола, открыла ящик и вытащила обезболивающее. Проглотила таблетку, и тут раздался звонок.
  
  --Гелена Владиславовна, Карнев из 'Стелы' подъедет через пятнадцать минут.
  
  --Что так быстро?
  
  --Он сказал, что находится поблизости, и если так необходимо его присутствие, то...
  
  --Так и сказал? Забавно... Пусть подъезжает.
  
  Я стараюсь не акцентировать внимание клиентов ни на моем возрасте, ни моем поле - ведь большинству из них сложно поверить, что девушка 20-ти лет может что из себя представлять, тем более в бизнесе.
  
  В дверь постучали, зашла моя секретарша, а за ней-красивый мужчина лет 30-ти с хвостиком. Он на миг замер, увидев меня, но быстр о справился с собой и прошел в кабинет. Наташа вышла, тихо прикрыв за собой дверь.
  
  --Просили заехать - я здесь. У вас возникли какие-то проблемы, которые вы не в силах решить сами?-он насмешливо улыбался.
  
  --Можно и так сказать. Ваш проект готов.
  
  --Насколько я знаю, вы должны внести еще некоторые изменения. И да, могу я поговорить с вашей матерью?
  
  --Зачем вам моя мать?-я удивилась. И в самом деле, зачем ему она?
  
  --Ну как же. Я так понимаю, ваша мать отлучилась куда-то, а вы...
  
  Я рассмеялась. Стало весело. Голова тут же отмстила за громкий звук, за резкое движение. Весело быть перестало.
  
  --Я и есть владелица этой компании.
  
  Карнев Владимир
  
  Сегодня я был практически свободен. Собирался пройтись по барам, найти каких-нибудь девченок и как следует развлечься. Но позвонила моя секретарша и сказала, что возникли проблемы с аналитическим проектом. Чертыхнувшись, я отправился по указанному адресу. Меня встретил немного мрачный особняк, который будто заявлял о своих претензиях на голубизну крови. Я ухмыльнулся. Пройдя через комнаты и залы, отделанные соответственно экстерьеру особняка, я зашел в кабинет. За столом сидела какая-то малолетка. Хотя, надо отметить, очень красивая малолетка.
  
  Девочка решила поиграть во взрослых?
  
  --Просили заехать-я здесь. У вас возникли какие-то проблемы, которые вы не в силах решить сами?-я насмешливо улыбался.
  
  --Можно и так сказать. Ваш проект готов.
  Несмотря на немного игривое настроение, не стоит все же с ней обсуждать деловые подробности.
  
  --Насколько я знаю, вы должны внести еще некоторые изменения. И да, могу я поговорить с вашей матерью?
  
  --Зачем вам моя мать?
  
  --Ну как же. Я так понимаю, ваша мать отлучилась куда-то, а вы...
  
  Она рассмеялась. Этот смех отозвался где-то глубоко во мне, задев струны души, о которых я даже и не подозревал. Неожиданно она перестала смеяться, чуть качнула головой. Глаза перестали лучиться, мгновенно став серьезными.
  
  --Я и есть владелица этой компании.
  
  А вот это уже глупость. Я, конечно, понимаю, что в программировании много молодежи, но владеть фирмой...
  
  --Шутишь, девочка?-я наклонился через стол и посмотрел на нее. Она подняла глаза и посмотрела в упор. Я вздрогнул. Она анализировала меня, как вещь, разрезала на маленькие кусочки, и не потому, что ей было скучно, не потому, что ей было интересно. Просто так, потому что я позволил себе больше, перешел границу... Она моргнула, и ощущение пропало. Я ошибся.
  
  --Ни в коем случае. Я устала от вашего проекта, а точнее, от того, что его приходится постоянно менять. Проект готов, после того, как вы или ваши люди его просмотрят, можете высказать свои замечания. Но изменения идеи и структуры проекта оплачиваются дополнительно.
  
  Она говорила серьезно. В принципе, она была права. Я никак не мог решить, что точно хочу видеть в этом аналитическом проекте. Мои подчиненные постоянно предлагали новые идеи, которые доводились до программистов 'Геллы'. Эту фирму мне порекомендовал один знакомый, бывший военный. Говорил, что фирма часто занимается государственными контрактами. Сейчас, глядя на девушку напротив, я не мог поверить, что она может успешно работать на правительство. Я молчал. Кажется, ее утомила эта игра в молчанку.
  
  --Завтра моя группа продемонстрирует вам проект. Пришлите людей, можете приехать сами. К 10 утра вас устроит?
  
  --А вы там будете?-совершенно неожиданно для себя спросил я. Кажется, намечается развлечение.
  
  Она посмотрела серьезно, покачала головой, потом поморщилась...
  
  
  Гелла
  Голова снова раскалывалась. Этот бессмысленный разговор утомлял. Он что-то спросил? Буду ли я завтра на этой встрече? Зачем? Парни справятся и без меня. Зачем смущать их начальственным присутствием? Он хотел, чтобы я была на встрече, так он сказал.
  
  --Это не в моих правилах.
  
  --А в ваших правилах сходить сегодня со мной на вечеринку? Ее дает один мой знакомый. Он дизайнер, недавно представил очередную коллекцию, по этому поводу и устраивает вечеринку.
  
  Стоит сходить. Меньше видеть родителей. Может, хоть немного отвлекусь от этой боли. Хотя, скорее, наоборот. Но все равно...
  
  --Хорошо.
  
  Он улыбнулся. Кажется, я оправдала его ожидания. Сейчас мне все равно. Голова болела. Скорее бы он ушел.
  
  --Я заеду за вами в семь.
  
  Я кивнула. Дверь захлопнулась. Он ушел. Можно расслабиться. В стену полетела чашка, потом набор для письма, документы. Стало немного легче.
  
  
  
  К семи часам боль немного утихла. Я переоделась на верхнем этаже особняка, где оборудовала для себя еще три года назад небольшую квартиру. Тут я иногда пряталась от всех. Жаль, что нельзя так поступать всегда.
  
  На мне было черное платье с неровными краями, по которым шла кайма из рун, вышитых серебром. Высокий каблук, макияж, духи, сумочка. Я была готова.
  
  Спустившись вниз, махнула рукой Алексу, моему водителю.
  
  --Алекс, за мной сейчас придет машина. Я хочу, чтобы ты поехал следом, припарковался на той же стоянке и ждал меня,--наверное, это паранойя, но я никогда никому не доверяла. И всегда перестраховывалась. Как в этот раз.
  
  
  Владимир
  
  После визита в 'Геллу' я собирался отправиться по барам, но как-то расхотелось. Из головы не шла Гелена. Весь день я промаялся, а полседьмого был уже у особняка. Игорь, мой водитель, тактично промолчал, когда мы простояли полчаса у ворот особняка. Я сам понимал, что это похоже на безумие, но ничего не мог поделать. Ровно в семь вышла она. Я замер. Она была похожа на лунную нимфу, на призрак, на видение. Из ступора меня вывело восклицание Игоря:
  
  --Королева!
  
  Я выскочил из машины, что помочь ей сесть. Она молча приняла руку. Я зашел с обратной стороны и мы тронулись. Она молчала. Я смотрел а нее.
  
  --А почему фирму вы назвали 'Гелла'?
  
  --Читали Булгакова? Хотя, кто не читал 'Мастера'...
  
  --Я не читал,--она посмотрела на меня немного удивленно, пожала плечами. Я пожалел, что тогда, в школе, не прочитал поганую книгу.
  
  --Там дьявол наведывается с визитом в Москву. А в его свите-Азазелло, кот Бегемот... и вампирша Гелла. Меня родители назвали в честь этой Геллы, а я позже переделала в Гелену-так удобнее, никто не удивляется. Наверное, то, что мои родители назвали меня в честь вампира, единственное, что они сделали нестандартного. Дальше они были образцами добродетели и родительской заботы,--она криво улыбнулась.
  
  Забавно, хотя она в самом деле немного напоминала вампира, по крайней мере в моем представлении.
  
  --Можно мне вас называть Гелла?-мне казалось, что так я стану к ней ближе.
  
  --Называйте.
  
  --А фирму вы унаследовали от родителей?-если так, то тогда это все объясняло.
  
  --Нет, мои родители живы-здоровы и ничегошеньки не понимают в программировании. Я сама ее основала три года назад, закончив ВУЗ.
  
  --Простите, а сколько вам лет?
  
  --Двадцать.
  
  --Вы гений?-я насмешливо улыбнулся. Я ей восхищался, не было необходимости рассказывать эти сказки.
  
  --Многие считают, что да,--ответила она серьезно.
  
  --Вы и так произвели на меня впечатление. Незачем рассказывать сказки,--я снисходительно ей улыбнулся и погладил по руке.
  
  --Как хотите,--она равнодушно пожала плечами.
  Разговор замолк. Мне казалось, что я ее обидел. Стоило просто выслушать этот бред и сделать вид, что поверил. Теперь она молчала и смотрела в окно, на огни большого города, и казалось, что ее нет со мной. Именно в тот момент я решил, что она будет моей.
  
  
  Мы приехали к нужному дому. Я помог ей выйти, она кивнула. Мы вошли в залу. Я собирался пройти к напиткам, но она тронула меня за рукав.
  
  --Разве мы не должны пройти к хозяину вечера?
  
  Я удивленно на нее посмотрел. Я всегда считал, что мое общественное положение позволяет мне не соблюдать правила приличия. На этот вечер я пришел случайно-он пришелся как нельзя кстати, а так люди моего положения не ходят по таким мероприятиям. Ну а если я пришел, хозяин должен считать себя польщенным уже самим этим фактом. Но я промолчал. Мне хотелось соответствовать ее требованиям.
  
  Я послушно повернул в сторону, где виднелся хозяин вечеринки. И только подойдя ближе, понял, что рядом с ним стояла моя нынешняя подружка. С которой я отказался идти сегодня на это мероприятие. Рядом стоял ее отец-с ним мы вели некоторые дела. Он был военным, недавно вышел в отставку, но имел хорошие связи в этой среде. Мы подошли, Гелла молчала. Света яростно сверлила ее взглядом. Дмитрий Павлович тоже пристально смотрел на мою спутницу.
  
  --Позвольте представить-Гелена. Гелена, это хозяин вечеринки, Влад. Дмитрий Павлович, мой компаньон, и его дочь, Света.
  
  --Приятно познакомиться,--все замолчали. Гелла внимательно пробежала взглядом по компании, хмыкнула.-Если позволите, я удалюсь-я здесь видела одну знакомую, хочу поздороваться.
  
  После ее ухода Влад также поспешил удалиться. Светлана накинулась на меня.
  
  --Что эта с**а здесь делает? Что ты делаешь с ней?! Да я ее...
  
  --Светлана, успокойся,--хмыкнул Дмитрий Павлович, вдруг посерьезнел и добавил:--И храни тебя боги с ней связаться. Не смей, слышишь?
  
  --Да что она мне сделает!-Светлана попробовала броситься вслед за Геллой, но ее отец неожиданно резко рванул ее к себе:--Не смей, слышишь?!-практически прошипел он.-Ты ничего о ней не знаешь. Не знаешь, что в свои двадцать она заставляет не последних людей содрогаться в приступе паники. Она гениальна в том, что делает. Но хуже того, она может взломать любую базу, любую защиту, разобраться в любой ситуации. Ее бы давно убрали, но... она не дура. Не знаю, как, что, но она обеспечила себе такую защиту, собрала такой компромат, что если с ней что-то случиться... И она нужна.
  
  Светлана дернулась и сбежала.
  
  --А ты,--повернулся ко мне компаньон,--тебе она не по зубам. Я знаю людей, которые теряли головы и сон из-за нее, но никогда голову не теряла она. И я говорю это не потому, что моя дочь положила на тебя глаз, а потому, что с тобой хорошо работать, и я не хочу потерять тебя. Пока ты еще можешь уйти от нее без потерь.
  
  Я вздрогнул. Он ошибался. Ее тайна меня манила. Да, я мог уйти от нее без потерь, пока мог, но не хотел. Она меня манила, она меня привязала, и я считал, что она будет моей.
  
  
  Возвращались мы через пару часов в моей машине. Она молчала. Я решился.
  
  --Помнишь того человека, которого я представил тебе в самом начале?
  
  Она кивнула.
  
  --Он сказал о тебе некоторые вещи...
  
  --И ты хочешь знать, правда это или нет?-она внимательно посмотрела на меня.
  
  --Да,--она рассмеялась, а я вздрогнул от того, как прозвучал этот смех. Жутко.
  
  --Я не буду спрашивать, что он говорил обо мне. Он же военный, да? Я предполагаю, что он может знать. Думаю, почти все, что он мог сказать, правда.
  
  
  Гелла
  
  ...Забавный вечер получился. В самом начале я даже забыла о том, что мне больно. После, конечно, было немного скучно, но... Боже, я надеялась, что он умен. Я надеялась, что, может быть, этот человек способен любить, не теряя себя, не растворяясь в объекте чувств без остатка. Странно, что после стольких разочарований я еще способна на что-то надеяться. И тот разговор в машине. Он так боялся спросить, а потом-боялся ответа. Меня забавляет, когда меня боятся. Многие считают меня змеей, затаившейся, но всегда готовой к прыжку...
  
  
  Он позвонил на следующий день и предложил сходить в ресторан. Я согласилась. Мне снова было скучно. Работа радовала, но с каждым днем все меньше было проектов, которые не представляли бы собой нудную работу. Мне нужен был вызов. А его не было.
  
  
  Он звонил и после нашей встречи. Он звонил каждый день. Приглашал сходить куда-нибудь, приглашал к себе. Вскоре я начала отказывать-он перестал быть интересным. Он сломался.
  
  Владимир
  
  Она снова отказала. Я не знал, что делать. На столе валялись фотографии-ее фотографии. В кабинет залетела Светка. Бросила взгляд на фотографии, устроила скандал... Мне было все равно. Пока она не схватила фотографии и не попыталась их порвать. Я ее ударил. Она посмела тронуть ЕЕ фотографии? Светлана вылетела из кабинета вся в слезах. Мне было все равно. Она снова отказала.
  
  Сегодня я пойду к ней. Как докладывали люди, приставленные к ней, сегодня она скорее всего останется в квартире, что в офисе.
  
  Часам к девяти я припарковался у офиса. Пришлось подождать еще пару часов-программисты всегда уходили поздно. В одиннадцать я поднялся в квартиру к Гелле.
  
  Она открыла дверь, одетая черный длинный шелковый халат. Удивилась, увидев меня. Я жадно посмотрел на нее и потянулся к ней. Она вздрогнула, нахмурилась.
  
  --Что-то случилось?
  
  --Ты случилась...--хрипло прошептал я.
  
  Она сделала шаг назад. Я прижал ее к стене и впился в ее губы, она стала сопротивляться. Мне было все равно. Она манила, она была моей. Она сейчас станет моей.
  
  Гелла вырвалась, бросилась на балкон, наверное, надеясь позвать кого-то. Я бросился за ней.
  
  --Успокойся! Уйди!-крикнула она.
  
  Я не мог. Не мог ее оставить, не мог забыть. Я сделал шаг к ней, она отступила. Я сделал еще один шаг. Она прижалась к перилам. Я потянулся к ней. Она отшатнулась, неловко взмахнула руками и... балконные перила не выдержали. Она полетела вниз.
  
  --Гелла!-я в отчаянии бросился вниз.
  
  Я надеялся, что она жива. Я верил, что она жива-это всего лишь третий этаж, уговаривал я себя.
  
  Она была мертва. Внизу кто-то воткнул железные штыри, чтобы поддержать вьющиеся растения. Она упала на них. Я умер вместе с ней.
  
  
  
  
  
  Где-то в другом мире
  
  Я очнулась на алтаре в храме. Вокруг меня никого не было. Я пошевелилась-ничто меня не держало. Одежда была в ужасном состоянии. Не успела я подняться с алтаря, как в зал, а это был именно храмовый зал, вошел какой-то мужчина в балахоне. Не человек-его вертикальные зрачки выдавали это. Я помнила, что я умерла. Значит, я в другом мире.
  
  Он увидел меня и застыл. Крадучись, пошел ко мне. Я напряглась. Что делать? Нужно выбраться отсюда. Он подошел и что-то сказал. Я не поняла языка. Он сделал странный жест, меня словно обдало теплым ветерком.
  
  --Это заклинание, чтобы ты меня понимала. Как тебя зовут?-он говорил успокаивающе, но смотрел странно. Так, будто бы прикидывал, что ему за меня будет. Мне это не понравилось-так смотрел слуга, готовый на все, чтобы услужить господину. Я была услугой.
  
  --Гелла.
  
  --Гелла, ты очнулась на алтаре, да?
  
  Я кивнула.
  
  Его глаза заблестели.
  
  --Идем со мной, Гелла. Ты голодна?
  
  Я кивнула-просто, чтобы занять чем-то время. Периферическое зрение отметило кинжал, который валялся на полу рядом с алтарем. Я покачнулась и упала. Прямо на кинжал. Существо наклонилось, чтобы помочь подняться. Я незаметно подхватила кинжал, спрятав его в полах халата. Повисла на помощнике. Пошатнулась. Схватила его за шею. Из рукава осторожно вынула кинжал и всадила его ему в спину. Он понял. Захрипел и упал. Я быстро ударила его рукояткой по голове. Вроде, он отключился. Я не хотела его убивать. Но он хотел меня использовать, а мне нужно выбраться отсюда. Я прислушалась. Он хрипло дышал. Я не хотела его убивать, но стоило это сделать. Когда он очнется, он все расскажет своим... кому? Соотечественникам? Сослужицам? Не важно. Главное, что расскажет, а мне нужна хотя бы маленькая фора. Но я его не убью. Стянув с него балахон, накинула его на себя. Закрыла лицо. Оттащив его в темный угол, бросилась к выходу. По пути столкнулась с другим жрецом.
  
  --Никого? - спросил он.
  
  Я качнула головой - говорить было нельзя.
  
  --Плохо. Мы уже лет двести ищем ли-кан Повелителю. Ее нет в этом мире. Или не родилась, или умерла до того, как мы стали искать. Мы так надеялись на этот ритуал - он охватывает гораздо большее пространство.
  
  Я кивнула еще раз и медленно двинулась от зала.
  
  То, что я вышла - чудо. Храм был полон монахов и жрецов. Я выскользнула из здания и направилась прочь.
  
  
  
  
  Даэмонд
  
  
  Ритуал не дал результата. Ли все не было. А она мне была так нужна. Моя вторая половинка. У нас, демонов, есть вторые половинки. И только от них у нас могут быть дети. Я уже 600 лет живу на этом свете, из них 350 лет на троне и 200-ищу Ее. И не нахожу. Этот ритуал, призванный искать не только в нашем мире, но и в других, тоже не дал результата.
  
  --Ничего? - спросил мой други мой советник, Тьерран.
  
  --Ничего.
  
  --У меня для тебя есть подарок. Хочешь немного развлечься?
  
  Я заинтересованно на него посмотрел. Он засмеялся.
  
  --Сегодня мои люди поймали какую-то девченку. Она у тебя в комнате.
  
  --Красивая? - я заинтересовался.
  
  --Обижаешь!
  
  
  Я поднялся на несколько ярусов вверх. Открыл дверь. В комнате был сумрак. На кровати сидела девушка. Светлые волосы, тонкие черты лица, щедрая фигура. Хорошее развлечение.
  
  Я тихо подошел к ней. Она не слышала. Взял за плечи и развернул к себе. Она вздрогнула и посмотрела на меня испуганно. Я улыбнулся. Игрушка.
  
  Бросил ее на кровать, она сжалась и попыталась отползти. Я рассмеялся. Настроение неуклонно поднималось. Конечно, от человеческой девчонки мало останется после того, как я наиграюсь... Но это же неважно!
  
  Я разорвал ее рубашку, раздвинул ноги и вошел. Девственница. Она закричала, я поцеловал. Она стала сопротивляться еще яростнее, я оторвался от ее, таких сладких, губ и ударил. Она затихла. Я стал двигаться, она возобновила сопротивление. Я снова ее ударил. На щеке начал расплываться синяк. Слабые все-таки эти люди. Никакой регенерации.
  
  Я взял ее еще несколько раз. В конце она уже не сопротивлялась.
  
  Встав, я оглядел комнату. Она представляла собой разворошенное гнездо. Девушка на кровати была вся в синяках и ссадинах. Лежала, свернувшись в маленький клубок. Что-то дрогнуло где-то глубоко. Я отогнал это чувство. Было хорошо. Давно я не чувствовал себя так хорошо. Девчонка сгодится еще на пару таких развлечений. Хороший подарок, надо не забыть поблагодарить Тьеррана.
  
  Я вышел.
  
  
  Гелла
  
  Дверь захлопнулась.
  
  Голова снова заболела. Хотя не стоило беспокоиться о голове. Казалось, что меня разорвали изнутри. И избили. Мне было плохо.
  
  Я не успела отойти далеко от храма, меня поймали стражники. Не знаю, чего, но это был отряд вооруженных, как я теперь понимаю, демонов. Меня привезли сюда, отмыли, переодели и оставили в этой комнате.
  
  А потом пришел Он.
  
  Сейчас я его боялась до потери пульса, до дрожи в коленях. Я не могла жить с этим страхом. Мне было больно и горько. Но это можно пережить. Нельзя пережить, когда страх тебя ломает настолько, что хочется ползать в ногах мучителя и просить не трогать, не причинять боли. Это уже не я. Боль сломала меня? Или боль, причиненная им, сломала меня? Мне почему-то казалось, что Он должен был бы защищать, а не причинять боль. Я встала. Судорога скрутила мое тело. Я переборола ее. На стене было развешено оружие. Как непредусмотрительно. Я еле дошла до первого попавшегося меча. Попыталась снять его с крюка. Он не поддавался. Я дернула сильнее. Меч слетел с крюка, а я упала. Минут пять лежала, борясь с болью. А потом вонзила меч в грудь.
  
  
  
  
  Даэмонд
  
  Когда я спустился, меня ждали. Главный жрец храма почтил нас своим визитом.
  
  --Что тебе, Дарвейш?
  
  --Господин, ритуал прошел успешно.
  
  Я застыл.
  
  --То есть?
  
  --Перенос осуществился через пару часов после проведения ритуала. Данте, --он кивнул в сторону стоявшего рядом жреца,--зашел в ритуальный зал и увидел там девушку.
  
  --Где она?! - я рычал. Где моя ли? Что с ней, почему ее нет рядом со жрецами?! Ли для демонов, их вторая половина - самое главное в жизни. Это твоя часть, а ты - ее. Но помимо этого, для демонов, у которых, хоть и хватает собственной силы, но всегда хочется больше,---ли-источник энергии. Для нее это нестрашно, а демонов постоянно получает энергетическую подпитку. И ли - это единственный шанс иметь ребенка. Детей у демонов мало, и поэтому каждый ребенок особенно ценен. Но это все плюсы, я главное - это то, что ли для демона - это смысл жизни, повод идти вперед.
  
  --Она сбежала. Воткнула мне ритуальный кинжал в спину и сбежала.
  
  Я против воли улыбнулся. Молодец девочка. Застала врасплох и ударила.
  
  --Как она выглядит?-я говорил это с улыбкой, которая постепенно сползала с лица по мере того, как я слушал описание моей ли. Та девчонка в моей комнате... моя ли? Боги, что я натворил... Теперь ясно, почему я чувствую себя так хорошо... Энергетическая подпитка. Моя ли...
  
  Тьерран положил руку мне на плечо. Он, судя по всему, тоже все понял. В его глазах я видел сочувствие. Я закасал рукав рубашки с надеждой, что ничего не обнаружу, что я ошибся, что там, наверху, изнасилованная мной - не моя ли... Что я не поступил так с единственным дорогим мне существом. Но нет. Браслет союза уже появился. Практически белые камни, так похожие на ее глаза, укоризненно сверкали в лучах заходящего солнца. Если такой же браслет не появился на руке ли... Боги...
  
  Неожиданно где-то в груди поселилась боль. Я дернулся, как ужаленный, и со странным предчувствием бросился наверх. Распахнул дверь и замер. Девчонка лежала на полу, как сломанная кукла, а из груди торчал меч.
  
  Я бросился к ней, осторожно поднял и хотел перенести на кровать, но, взглянув на ложе, отказался от идеи. Еще полчаса назад мне доставляло удовольствие смотреть на свидетельство полученного удовольствия, сейчас я предпочел бы, чтобы этого не было.
  
  Девушка была еще жива, но жизнь утекала из этого измученного тела. Я влетел в первую попавшуюся комнату и, выгнав тех, кто в ней обосновался, аккуратно положил малышку туда. Тьерран бросился за целителем.
  
  
  Уже час мы сидели под дверями комнаты, где трудилась команда целителей. Я страдал. Моя малышка. Моя маленькая, беззащитная, хрупкая... Тьерран сидел рядом.
  
  --Извини.
  
  --Ты ни в чем не виноват.
  
  --Но это же я...
  
  --Ты не знал.
  
  Помолчали.
  
  --Я не заметил у ее на руке браслета.
  
  --Его там нет.
  
  --Значит...
  
  --Значит, что ей настолько претит идея связать со мной свою жизнь, что она противится действию древней магии.
  
  --Черт...
  
  --Да.
  
  --Что ты собираешься делать?
  
  --Не знаю.
  
  Из комнаты вышли целители, а я бросился туда. Девочка лежала на кровати. Я застыл.
  
  --Она скоро очнется, но ненадолго. Дайте ей это - она должна заснуть и восстановить силы.
  
  Они ушли. Тьерран и я остались. Я предпочел бы быть как можно дальше отсюда и одновременно ни за что на свете не согласился бы уйти отсюда.
  
  Она открыла глаза и тут же шарахнулась. От меня. От меня, когда должна была дернуться навстречу ко мне.
  
  Я подошел к ней. Она боялась, и мне это не нравилось
  
  --Как тебя зовут?
  
  Она вздрогнула. Я ждал.
  
  --Гелла,--голос звучал хрипло.
  
  --Ты очнулась на алтаре в храме, да? - я знал, что да, но должен был убедиться. И не знаю, что было сильнее - желание, чтобы это была она, или желание, чтобы моя ли еще где-то гуляла, чтобы можно было ее найти и начать все по-другому.
  
  --Да.
  
  --Зачем ты сбежала? - если бы она не сбежала, все было бы иначе.
  
  --Мне не нравится, когда за меня решают. А этот жрец... он слишком подозрительно себя вел. Как будто мечтал выслужиться... И ради этого пошел бы на все.
  
  --Ты сделал такой вывод на основании одного взгляда? - вмешался Тьерран.
  
  Она не обратила на него внимания.
  
  --Кроме того, в моем мире, когда приходишь в себя на алтаре, это ничего хорошего не сулит. Обычно на алтаре - жертвы.
  
  Логично.
  
  --Можно я дотронусь до тебя? - просьба вырвалась сама собой. Я не хотел просить. Но мне для установления связи необходим был контакт с ней. А это будет сложно, после того, что я сделал.
  
  --Я могу отказать?
  
  Это был удар ниже пояса. Тьерран зашипел.
  
  --Ты, человечка, да как ты смеешшшшшь?
  
  Она вздрогнула.
  
  --Тихо, ты ее пугаешь. Да, ты можешь отказать.
  
  --Почему?
  
  --Ты знаешь, что такое ли?
  
  --Знаю, тот жрец говорил что-то о второй половинке...
  
  --Я повелитель демонов. И ты моя ли.
  --У вас что, принято так обращаться с ли? Традиция да? - в ее взгляде был океан ярости. Она закашлялась. Прикрыла рот. Ее сотрясал кашель, а я стоял и не знал, что делать. Она отняла руку ото рта. Губы и рука были в крови.
  
  Я кинулся к ней.
  
  --Гелла, что происходит?
  
  --Кровь. Скорее всего, повреждены легкие.
  
  --Но здесь были целители.
  
  --Наверное, это произошло до моего прибытия сюда.
  
  --Что произошло?-я боялся ее потерять.
  
  Она посмотрела на меня снисходительно, но снисхождение быстро сменилось страхом.
  
  --Я упала. С третьего этажа. На штыри. Перила проломились.
  
  Я сжал ее в объятиях. Она вырывалась, но мне нужно было почувствовать, что она живая.
  Я провел рукой над ее грудью, плетя диагностирующее заклинание. Легкие были пробиты. Я кивнул Тьеррану, чтобы он сходил за целителем.
  
  Когда вошел целитель, я подскочил к нему и прошипел в лицо:
  
  --Почему вы не проверили вссссссе поврежшшшшшшшдения? Ей плохо! Ей снова плохо!
  
  Со стороны послышался приглушенный смех, тут же сменившийся кашлем. Я повернулся в сторону Геллы и увидел, что она снова зашлась кашлем. Целитель подошел к ней, отнял руку ото рта и внимательно осмотрел кровь.
  
  Девчонка насмешливо улыбнулась.
  
  --Что, в первый раз видите кровь? О, не переживайте, еще наверстаете!
  
  Целитель поднял голову и посмотрел на мою ли. Потом ухмыльнулся, уложил обратно на постель и начал плести еще одно диагностирующее заклинание. Я напряженно наблюдал.
  
  Гелла
  
  Не знаю, почему я воспользовалась тем мечом. Никогда не думала, что окажусь способна на такую глупость, слабость, как самоубийство. Но тогда... Я вспомнила те чувства, которые мной владели в тот момент. Да, я чувствовала, что кто-то близкий, тот, кто должен любить, защищать, меня предал. Сделал больно. Мир рухнул. Он рухнет, если его не будет рядом, если он не будет любить меня...
  
  Стоп. Это не мое, я его практически не знаю, а то, что знаю... Лучше бы не знать. Значит, это кем-то навеянное. Я никогда у себя дома не увлекалась паранормальным, хотя и допускала существование других миров, других рас. Значит, пора наверстывать упущенное. Что у нас есть?
  
  Я помню, как очнулась в этой комнате. Рядом был этот демон, от рук которого исходило приятное тепло. Чуть позже пришел Он, вместе с Другим. Его, Другого, я помнила. Он возглавлял отряд, которому я так непредусмотрительно попалась. Он смеялся, говорил, что я-хороший подарок его другу... Друг-это Он, значит...
  
  Он что-то говорил, спрашивал, я отвечала, практически не задумываясь. Мне стало легче, но в груди что ныло.
  
  Я удивилась, только когда он сказал что я его ли. Ли-вторая половинка. Мне это не понравилось. Он вызывал во мне непонятные чувства, которые я не могла испытывать-я его практически не знала, но он уже успел сделать мне больно. Значит, это не мои чувства. Значит, они либо его, либо навеваются кем-то или чем-то извне.
  
  Я вспомнила все, что произошло. Я его ли, и он так со мной поступил. Я рассмеялась. Какая шутка судьбы. Я всегда где-то на подсознательном уровне считала себя лучше других. Наверное, Он-мое наказание. Мне никогда не везло с мужчинами. Умные предпочитали обходить стороной, глупые были не нужны... Интересно, что будет с этим-он ведь вторая половинка. А это означает, что у него есть все, чего мне не хватает.
  
  Я отняла руку и увидела кровь. Теперь я знаю, откуда боль. Там, дома, я умерла. Упала на штыри-я еще помню боль. Интересно, тело осталось там или перенеслось сюда? Скорее перенеслось, хотя я не стала бы гарантировать это-не зная законов мироздания, легко ошибиться. В любом случае, моя смертельная рана осталась со мной и напоминала о себе. Интересно, почему я еще жива? Рана смертельная... Скорее всего, ритуал переноса помог-наверное, он рассчитан именно на такой случай. Если, умирая, человек покидает мир, то связь должна ослабевать, а значит, возможно слегка подкорректировать ход событий и перенести существо не туда, куда следовало бы по закономерностям миров... Там у умерла, но здесь жива. Значит, перенесение из одного мира в другой может оживить? Ладно, я подумаю об этом позже, когда буду знать больше.
  
  Он странно прореагировал на мое сообщение о ране. Бросился ко мне, схватил, сжал... Дурак, разве можно сжимать так, если у меня повреждены легкие? Мне не нравилось, что он меня трогает. Страх накатывал, появляясь откуда-то из глубин подсознания. Я попыталась отстраниться, он не пускал. Меня спас вновь появившийся целитель-Он бросился к нему, что шипя. Я заслушалась. Это шипение мне понравилось. Если бы я так умела... Хочу! Надо будет потренироваться.
  
  Целитель очень внимательно смотрел на мою окровавленную руку. Как-будто там что-то написано! Хотя... Если предположить, что кровь в разных частях тела по-разному насыщена кислородом, а, значит, можно определить, откуда она, изучив состав... Хотя нет, глупости все это. Меня опять заносит. Целитель снова что делал над моим несчастным телом. Но мне опять было скучно. Я посмотрела туда, где по моим предположениям должен был находиться Он.
  
  Он стоял там и не отрываясь смотрел на меня. В его глазах была такая жажда, направленная на меня, что мне его невольно стало жалко. Судя по всему, на него тоже оказывает влияние это... А что? Ладно, назовем Узами. Узы половинок, судя по всему, не только связывают, но и придают определенные эмоции...
  
  --Между половинами существует связь?-знания-самое ценное, что есть на свете. И не важно, в каком мире ты находишься.
  
  Он удивился, и жажда в его глазах если не исчезла, то стала чуть более приглушенной.
  
  --Да.
  
  --Как они устанавливаются?
  
  --Чаще всего-через сексуальные отношения...--сказал он и тут же замолк, поняв, что только что сказал.
  
  Я решила спустить это на тормозах. И не потому, что я такая добрая и милая. Никто, кто меня знал, не мог такого обо мне сказать. Нет, мне нужна была информация, а ее не добьешься, тратя время на глупые препирательства.
  
  --Как это проявляется? - он недоуменно на меня посмотрел. - Я имею в виду-появляется рисунок, татуировка, какая-нибудь побрякушка или ничего не появляется, просто половины связываются только какими-либо узами?-я заинтересованно повернулась к своей половине. Целитель шикнул на меня и вернул в прежнее положение. Я посмотрела на него раздраженно и снова повернулась.
  
  --Если будете дергаться, я свяжу вас обездвиживающим заклинанием.
  
  Я раздраженно фыркнула и вернулась в прежнее положение. Он удовлетворенно кивнул.
  Другой рассмеялся. Ему я тоже адресовала раздраженную улыбку. Смех стал еще более веселым. Ну ничего, я тебя еще достану...
  
  --Ну, так что?
  
  --Обычно появляется браслет.
  
  --У меня его нет, -- я дернулась, чтобы проверить сие утверждение на практике, то бишь осмотреть свои руки, но целитель не дал. Я обиженно вздохнула. Другой фыркнул.
  
  --Ты не хочешь, чтобы он там появился. Ты не даешь ему появиться,-- Он обиженно смотрел на меня. Мне стало немного стыдно. Но я тут же напомнила себе, что Узы могут воспользоваться любой брешью в моей обороне, чтобы утопить меня в чувствах к Нему, чего я себе позволить не могла, по крайней мере пока. Ведь неизвестно, что делают со вторыми половинами демоны. Тем более с теми, что потеряли голову. И еще-что он со мной сделал. Быстро же я начала забывать-наверное, потому, что не было боли, которая напоминала бы о произошедшем. Целитель знатно постарался.
  
  --Узы способны воздействовать на эмоциональный фон?-задала я наиболее интересовавший меня вопрос. Я свыклась со своим хладнокровием, и не хотела потерять его из-за фокусов взбесившейся магии
  
  --Никто точно не знает, но считается, что браслет способен немного сглаживать отрицательные чувства или давать толчок для развития...
  
  --Нет, не так. У меня нет браслета, но я чувствую не свои мысли и эмоции в голове. Значит, узы есть без браслета. Браслет появляется только когда создана благоприятная почва.
  
  На меня смотрели удивленно. Я поняла, что сейчас ничего больше не добьюсь, и пожалела, что не сдержала себя, высказав вслух свои мысли. Что делать-привычка. Когда приходится на работе пояснять каждую свою идею, чтобы подчиненные поняли и смогли воплотить в жизнь... Ладно, посмотрим, что из всего этого выйдет.
  
  Пока я так рассуждала, целитель успел закончить мое лечение и встал, чтобы налить в чашку какую-то настойку, после чего принес ее мне.
  
  --Не буду,--не буду пить все, что мне тут дают. Я разве похожа на дуру?
  
  --Госпожа, выпейте. Вам нужно спать, чтобы восстановиться.
  
  --Я не хочу спать.
  
  --Гелла, тебе в самом деле нужно спать,--вмешался Он. Кстати, нужно узнать, как его зовут.
  
  --Как тебя зовут?-по тому, как на меня уставились три пары глаз, я поняла, что вопрос не в тему. Но что делать, если мои мысли часто умные, но редко связные?
  
  --Данте, а что?
  
  --Ничего. Просто спросила,--теперь личико поневиннее, поневиннее. На меня теперь смотрели подозрительно.
  
  --Просто спросила?-он подошел ближе. Мне это не понравилось. Снова стало страшно.-Тебе только сейчас пришло в голову поинтересоваться моим именем?
  
  Он злится? Быстро он перешел от мордашки, полной раскаяния, к злости. Он навис надо мной, пристально глядя на меня своими насыщенно зеленными глазами с вертикальным зрачком. Я невольно отстранилась. Он двинулся за мной. Вмешался Другой.
  
  --Данте, по-моему, ты ее пугаешь,--насмешливо повторил он слова моей половины. Вряд ли, конечно, лучшей...
  
  Я усердно закивала. И главное личико, личико поневиннее-и чтоб глазки не выдавали хитрость и расчетливость. Он вздрогнул, плечи подозрительно затряслись. Я нахмурилась. Он смеется? Надулась, забыв при этом избавиться от невинного выражения лица. Плечи затряслись сильнее. Меня неожиданно схватили в охапку и прижали к себе. Мне это не понравилось - во-первых, навевало воспоминания о том, что он со мной сделал, а во-вторых... Ну не любила я никогда, чтобы меня трогали, прижимали к себе... Всегда при этом чувствовала себя мягкой игрушкой. Кроме того, с каждым разом я чувствовала, что с каждой вместе проведенной минутой Даэмонд становился все роднее, и это меня то же не устраивало. Черт, мне надо время, а его как раз-таки и не хватает. И с этими мыслями быстренько схватила чашку и выпила ее содержимое. Спать захотелось сразу, а демон сразу показался милой теплой подушкой... Ну вот, опять. Он мог казаться родным, но не стоило забывать, что все это-иллюзия, и я ему не доверяла...
  
  
  Данте
  
  Я хотел девчонку. И даже не знал, чего хочу больше - затащить ее в постель, пригреть и приласкать или поглотить, впитать в себя полностью. И еще запереть - чтобы никто никогда не тронул ее, мою ли. Чтобы она была только в моей власти...
  
  Я думал так. И при этом отчетливо понимал, что она такого не чувствует. Если бы чувствовала - не противилась бы Узам и браслету. Она спала, а я продолжал ее обнимать. Она казалась такой хрупкой, особенно у меня на руках. Хитрая малышка - не стоит об этом забывать. Как она ушла от дальнейшего разговора. Сделала то, что просили - и уже никто не может добиться от нее ответа.
  
  --Что ты будешь делать? - раздался голос Тьеррана сзади, и я дернулся от неожиданности - совсем забыл о его присутствии. Неудивительно, когда она рядом, я забываю обо всем, перестаю думать... Остается только желание сжать ее в своих объятиях и не отпускать.
  
  --Не знаю.
  
  --Повелитель, я хотел вам кое-что сказать...
  
  Я повернулся к нему, взглядом давая разрешение говорить.
  
  --Дело в том, что, когда я проводил диагностику, я попытался немного воздействовать на ее мысли... Сами знаете-успокоить, расслабить, чтобы не вертелась и не дергалась лишний раз. Но когда я попытался войти в поток ее мыслей... Меня выкинуло. Просто выкинуло, и не из-за того, что на ней защита. У нее очень интенсивные мысли, она обрабатывает огромное количество информации одновременно, при этом делает это очень быстро. Я просто не справлялся с потоком, мой мозг начал сгорать. И это при том, что мыслительные процессы демонов протекают гораздо быстрее, чем у людей. У нее скорость работы мозга раз в шесть превышает скорость работы мозга у демонов...
  
  Интересно... Малышка, оказывается, очень умна... Хотя такое вряд ли возможно...
  
  --И еще,--продолжал целитель,--скорее всего, именно поэтому она противится действию браслета. То, что для среднестатистического демона кажется его собственными мыслями, для нее похоже на грубо навязываемые мысли. Браслет не манипулирует чувствами, но пытается подтолкнуть ее к вам, но из-за того, что ей его воздействие кажется чужим и грубым, она только еще больше настораживается...
  
  
  
  
  
  
  
  Гелла
  
  Я просыпалась медленно, будто выплывая из мира неги и снов. Понемногу вспоминалось все, что произошло за эти несколько сумасшедших дней.
  
  По дому я не тосковала - меня там никогда ничто не держало. Родителей я не любила, хотя говорила им обратное. Я вообще часто врала о чувствах - я никогда никого не любила, хотя постоянно говорила 'Я тебя люблю'. Говорила, чтобы не делать больно. Иногда проще солгать, чем смотреть в глаза того, кто тебя любит, и знать, как ты его ранил. Ведь тем, кто любит по-настоящему, так мало надо - пару слов, немного внимания... Тебе это практически ничего не стоит, но окружающие счастливы. Может, это плохо, но чем лучше делать больно ненужными признаниями в том, что ты не любишь, не любила и вообще не представляешь себе, какого это.
  
  О любви к самой себе я заявляла чаще всего. Но то, что я не любила и себя... Для самой себя мое тело и моя личность представляли собой мягкую глину, из которой я создавала произведение искусства. Но и я себя не любила.
  
  В комнате никого не было. Я получила немного времени, чтобы разобраться в себе, и составить план действий на ближайшее время. Самое важное - это получить информацию. Я ничего не знала об этом мире, не знала о своем положении в нем. Меня немного удручало, что, не успела я оказаться здесь, как сразу же получила эмоциональный якорь в виде небезызвестного демона. Я сама не способна на сильные чувства, и поэтому всегда чувствовала легкую вину, если вызывала таковые.
  
  Но его привязанность ко мне могла мне помочь. С тех пор, как он узнал, что я его ли, он относился ко мне весьма трепетно - а это означало, что он будет меня защищать, если я окажусь не в состоянии это сделать сама.
  
  Итак, стоит проверить, научилась ли я читать также, как и говорить на языке демонов, и если нет - научиться. В общем это не представляло сложности - я планировала сделать это самостоятельно, благо у меня были некоторые познания из области шифрования и расшифровки древних языков, не думаю, что это будет сложнее... Конечно, я могла и попросить кого-нибудь помочь, но я чертовски не любила, когда мне что-то объясняли. Любое объяснение вызывало у меня глухую ярость и желание найти ошибку, пусть даже ее и не было. Часто у меня плохо получалось скрыть свое раздражение, и в результате вместо совместного продуктивного обучения выходила ссора...
  
  Дверь скрипнула. Вошла девушка, неся в руках поднос с едой. В животе предательски заурчало - я вспомнила, что в последний раз ела еще в том мире, перед смертью... А учитывая тот факт, что это тело могло быть новым, то я не ела вообще. Я попыталась встать, но пришлось лечь обратно-судя по всему, действие лекарства, которым меня опоили (точнее, я сама им 'опоилась'-но ведь наливали то они!), все еще оказывало действие. Девушка собиралась оставить поднос на столике, но я так многозначительно тянула к нему ручки, что она не выдержала и опустила поднос мне на колени. За что получила от меня благодарную улыбку. Еда-это святое!
  
  Девушка была совсем молоденькой (по крайней мере, мне так показалось-но кто этих демонов знает, может, ей уже лет двести исполнилось!). Ее волосы были обычного каштанового цвета, кожа была белой, и нигде не было видно ни хвоста, ни рожек. Я себя мысленно остановила-ну вот, стоит подумать о себе как об умном человеке, как сразу же появляется что-то, что указывает, что и ты, умница и красавица, также подвержена стереотипам, как и обычные люди. Демоны, так же как и люди, обычные живые существа, и их, также как и нас, отличает культура, нравы, привычки, мораль и, конечно же, стереотипы.
  
  --Где я нахожусь?-вместо того, чтобы ответить на мой вопрос, девчонка дернулась и запуганно на меня посмотрела. Это было плохим знаком - она надеялась, что я ни о чем не спрошу. А значит, либо здесь вообще слишком запуганные служанки, либо она чересчур молчалива, либо ей запретили мне что-то говорить. Вероятнее всего последнее. От меня скрывают информацию.
  
  Я посмотрела на нее внимательно и расчетливо, раскладывая по полочкам и анализируя получаемую информацию. Все ее чувства сейчас были как на ладони-ее страх, ее привязанности... Я холодно улыбнулась. Она задрожала. Мне это понравилось. Моя жизнь зависит от того, насколько быстро я пойму, что здесь происходит. А здесь явно что-то происходит. Она дернулась в сторону двери - я не успевала ее догнать, моя реакция была гораздо медленнее, чем двигалась демоница. Мне оставалось только прикрикнуть на нее, рассчитывая на то, что она испугается меня достаточно, чтобы замереть не месте, а я успела ее перехватить. Она мои надежды оправдала.
  
  Я быстро выпуталась из простыней и схватила ее за руку, сжав, чтобы мои ногти впились в ее кожу, делая больно и оставляя ранки. Боль привела ее в чувство, а я заодно узнала, что их регенерация превышает человеческую-ранки затянулись на удивление быстро.
  
  --Отвечай, когда я задаю вопросы!
  
  --Госпожа...
  
  --Не заставляй меня ждать,--голос стал невыразительным и холодным.
  
  --Мы сейчас в Дельване, столице империи демонов.
  
  --Какие еще государства здесь есть?
  
  --Листарея, государство светлых эльфов. Дорван, страна темных эльфов. Кааркут, где живут гномы. На севере-кланы оборотней, они не имеют единого государства. В Белой Роще живут нимфы. Все остальное-Линрей, Сардар, Шенрис, Неяда-государства людей.
  
  --Какие отношения между государствами?
  
  --Настороженные, мы не любим друг другу, хотя в большинстве стран довольно терпимо относятся к представителям других рас.
  
  В коридоре послышались шаги. Я насторожилась, и уже в самое ухо демону прошипела:
  
  --Кто тебе запретил рассказывать мне что-либо?
  
  Она заплакала. На меня нахлынула ярость, а острый приступ боли в голове напомнил, что мигрени переезд в другой мир не отменяет.
  
  --Кто?
  
  --Повелитель...
  
  Я ее отпустила. Боль разрывала голову на части. Но нужно было позаботиться о безопасности.
  
  --Ты никому не скажешь, что говорила со мной. Когда ты пришла, я только проснулась. Я пожаловалась на головную боль, ты обещала принести лекарство. Свободна!
  
  Шаги звучали уже близко. Я оттолкнула ее, удивившись, как легко мне это удалось, и быстро вернулась в постель.
  
  Дверь отворилась, задев девчонку. Так даже лучше-будет казаться, что она собиралась уходить. Девка отскочила, а в дверь вошел Даэмонд.
  
  Он оглядел комнату, при этом мазнув взглядом по служанке. Я отметила для себя, что слуг здесь, также как и у меня дома, замечают только тогда, когда они допускают оплошность. Очень полезно для меня и большая ошибка для них.
  
  
  Данте
  
  Я не особо поверил в то, что мне говорил целитель, но все же взял на заметку. Моя ли не так проста, как кажется. Пока она спала, я занялся некоторыми неотложными обязанностями. Для демонов интриги и заговоры-явление обычное, но повелитель неприкосновенен. Он, то есть я, является средоточием силы нашего народа. Я могу исцелить любого демона, могу испепелить его усилием воли. Я могу выпить его силу. Они полностью в моей власти. Хотя я стараюсь ею не злоупотреблять. Поэтому моей основной проблемой было разобраться в тех интригах, что плелись вокруг меня. В основном это были заговоры с целью получить наиболее теплое местечко рядом с троном, но сейчас к ним обещали прибавиться заговоры с целью уничтожить Геллу-не по злобе, конечно, а в надежде на то, что связь, пока она не установилась, может быть разорвана... А потом... Ну а потом-мне можно сосватать и свою дочку. А при помощи одного амулета можно сделать так, чтобы она родила мне наследника. Они не учитывали только одного-я уже любил мою ли, и меня сильно удручало, что ко мне она не испытывала тех же эмоций.
  
  Я приказал, чтобы с ней не разговаривали слуги-если я стану для нее единственным источником информации, ей придется больше времени проводить со мной, постепенно привыкая. Я уже понял, как она ценит знания. А я ценил ее общество, толком не зная, как это, но всей душой желая узнать.
  
  Я шел в сторону ее покоев. Она должна была уже проснуться-действие зелья истекало. Зайдя в комнату, я увидел мою ли-она запуталась в шелковых простынях, и сонно протирала глаза. Картина была умилительна, но перестала ею быть, когда Гелла открыла глаза. В них плескалось раздражение. Что случилось?
  
  Увидев мой настороженный взгляд, служанка дернулась. Я мгновенно схватил ее за горло.
  
  --Что ты сделала?-если Гелла раздражена, а служанка дергается, значит, виновата служанка.
  
  Я чувствовал, как раздраженный взгляд моей половины сменяется любопытным. Я сжал пальцы сильнее, а вместо ногтей стали проявляться когти.
  
  --Прекрати этот фарс и отпусти ребенка. Ты ведешь себя неадекватно.
  
  От неожиданности я разжал пальцы, демоница мешком упала на пол. Мне показалось или мне только что сделали выговор? Через пару секунд я представил, как это выглядело со стороны, я понял, что и в самом деле - на первый взгляд неадекватно.
  
  --Что случилось?
  
  --Что-то должно было случиться?
  
  --Нет, но ты раздражена.
  
  --У меня болит голова.
  
  --Почему ты не позвала целителя?
  
  --Она,--кивок в сторону служанки,--как раз шла за каким-то лекарством,--и снова в сторону несчастной девчонки,--Иди же, моя голова болеть не перестала.
  
  Служанка пулей выскочила из комнаты.
  
  Я прошел по комнате и уселся в кресло. Гелла молчала.
  
  --Расскажешь о своем мире?-мне было любопытно. Интересно, она хочет обратно? Эта мысль уколола меня больше, чем я ожидал. Не пущу. Она - моя. Моя девчонка, моя половина, моя ли.
  
  --Что рассказывать? Мой мир техногенный, другие миры считаются фантазией досужих писателей. Техника очень хорошо развита, также как и ряд наук-как естественных, так и гуманитарных.
  
  --Чем ты занималась там?
  
  --Создавала программы для компьютеров...
  
  Я нахмурился. Что такое-компьютеры? И программы? Гелла правильно истолковала мои гримасу и попыталась объяснить.
  
  --Здесь, как я понимаю, вы используете магию, так?-я кивнул, а она продолжала:--У вас есть амулеты, и они создаются, чтобы выполнять определенные функции. Например, защищать носителя от ментального воздействия, или от непогоды, или лечить раны, болезни... Мало ли для чего... А теперь представь, что у нас нет магии. Но нужно создать механизм, который сможет выполнять определенную функцию. Сделаем это, так же как и и в случае с амулетом, в два этапа: подготовим материальный носитель и начинку. Механизм-это материальный носитель. Назовем его компьютер. Магическая начинка амулета-это программа для компьютера. А теперь представим, что нам недостаточно того, что механизм выполняет только одну функцию. Будем добавлять различные программы, заставляя машину делать то, что нам нужно. Нужное записано в программе. Компьютер-это тот же амулет, только немагического происхождения и предназначенный для решения интеллектуальных задач. Существуют и другие механизмы, предназначенные для приготовления пищи, контроля за определенной территорией, запечатления видео- и аудиоинформации...
  
  Она говорила, а я слушал, как зачарованный. И не потому, что меня заворожили картины чужого мира. Я удивлялся тому, как просто она объяснила идею, которая, наверное, сама по себе должна была быть сложной. Я всерьез стал рассматривать идею целителя о том, что она очень умна, и что процессы в ее головке протекают гораздо быстрее, чем у большинства живых существ.
  
  Рассказ прервала служанка, крадучись вошедшая в комнату. Она несла небольшой флакон, и моя ли сразу же потянулась к нему, навевая мысли о том, что головная боль была сильнее чем я решил сразу.
  
  Подождав, пока она выпьет лекарство, спросил:
  
  --У тебя часто болит голова?
  
  --Периодически,--она сразу замкнулась.
  
  --Почему ты вылечила это в своем мире?
  
  --Потому что это не лечится. Это мигрени. Они были у меня всегда-с самого рождения, и врачи ничего не могли поделать. Конечно, целители могут попробовать... Но не думаю, что из этого выйдет что-то путное. Может, если будет время, я сама займусь этой проблемой.
  
  --Ею займусь я.
  
  --Как хочешь. Но сразу предупреждаю - я не собираюсь терпеть долгие экзекуции. И еще - мне нужны книги.
  
  Это мне не понравилось - если у нее будут книги, ей не нужна будет моя помощь.
  
  --Ты не умеешь читать. То заклинание учит только разговорной речи.
  
  --Есть такое, которое учит письму?
  
  Правильный вопрос, такое заклинание есть, но я не собирался сообщать ей об этом. Если она захочет научиться-я сам займусь обучением. А она захочет.
  
  --Нет, если хочешь...
  
  --Тогда пусть просто принесут книги. Разберусь по ходу.
  
  --Чем ты хотела бы заняться?-я готов был предложить прогулки по городу, или по стране, сады, рассказы о ее новом мире...
  
  --Пока-только читать.
  
  Я разочарованно нахмурился. Это в мои планы не входило-чтобы она зарылась в пыльные фолианты?! Впервые в жизни я пожалел о том, что в замке имелась обширная библиотека.
  
  Гелла
  
  Конечно, не только читать, но и налаживать отношения с обслуживающим персоналам, и проверять некоторые мои теории на практике... Но об этом ему знать необязательно.
  
  Я не собиралась пока высовываться в открытый мир-может, кто-то и считает, что все познается на практике, но не я. Я не знаю ничего, и велика вероятность попасть в нелепое положение. Или оказаться в опасности, ухудшить и так не лучшее положение... Нет, когда ошибка может значить смерть - права на ошибку можно толковать лишь как право на смерть.
  
  Гелла
  Данте пытался еще чего-то от меня добиться, но вскоре я перестала обращать на это внимание. Мое сознание как бы раздвоилось-одна часть слушала и отвечала демону, вторая была погружена в пучину боли. Похоже, в этом мире боли не только не собирались прекращаться, но и усиливались. Мне это не нравилось... но что я могла сделать? Эта боль служила постоянным напоминанием, что я не всесильна, если не могу решить в принципе простую проблему. И еще-говорила о том, что ничто в этом мире не дается бесплатно. Впрочем, в других мирах, судя по всему, тоже. Я всегда подозревала, что боль-плата за ум. Я всегда опережала знакомых, даже особо одаренных, в скорости реакции на раздражители, будь то информация или простое физическое воздействие. И полагала, что если нейроны мозга и справляются с такими скоростями, то болевые рецепторы к такому не приспособлены. Как и другие части организма. Что поделать, судя по всему-во всем моем теле только мозг справлялся с желанными для меня умственными нагрузками, а все остальное было удручающе слабо и не приспособлено.
  
  Очнулась от размышлений, когда демон произнес:
  
  --Книги будут приносить в мой кабинет-ты можешь приходить туда в любое время и...--похоже, он не представлял себе, что можно сделать с книгами, не зная языка.-Смотреть картинки?
  
  Я хмыкнула. Умный какой, пожалуй даже-остроумный.
  
  --Ну да, конечно-позаботься о том, чтобы книги были с картинками,--улыбка вышла язвительной, но его только рассмешила. Что-то последнее время я только и делаю, что всех смешу. Непорядок.
  
  Решила сменить тему.
  
  --У меня будет свой кабинет?
  
  --Будет, но чуть позже. Сейчас в покоях Повелительницы идет ремонт.
  
  --Я не Повелительница,--не знаю, зачем я это сказала. Наверное, просто для того, чтобы его побесить. Судя по всему, раздражение-вторая после страха реакция на него. Хотя... все лучше, чем страх.
  
  Он яростно взглянул на меня и прошипел:
  
  --Ты-моя! Не хочешь быть Повелительницей, будешь--шлюха...
  
  Я вздрогнула. Снова накатил страх и совсем неожиданно-ярость. На последнее. Последнее было незаслуженно, а поэтому-больно. Сейчас почему-то стало отчетливо казаться, что он-мой враг, и по-другому быть не может. Наверное, мои мысли отразились в глазах-небывалая вещь, обычно мои глаза бесцветно непроницаемы, или каким-то другим способом он почувствовал смену моего настроения... Не знаю. Но на последнем он осекся и бросил загнанный взгляд на меня. Как-то раз меня после выполнения успешного правительственного задания меня пригласили поохотиться на волков. Я сама не ожидала, что меня так воодушевит идея. Там, уже на охоте, я пожалела о своем решении. Тогда случайно я поймала взгляд загнанного зверя. И не смогла выстрелить. Этот взгляд показался мне каким-то своим, родным...
  Но сейчас эти глаза не были родными. Смешно сказать-загнанность волка мне оказалась роднее, чем это же чувство в глазах демона. Наверное, потому, что там, с волком, была виновата я, по праву сильного, обижающего слабого, нечестно... А здесь мой волк сам загнал себя в капкан. Сейчас я не жалела демона.
  
  
  Данте
  
  --Я не Повелительница,-- эти слова резанули по моему чувству собственника.
  
  --Ты-моя! Не хочешь быть Повелительницей, будешь--шлюха...
  
  Я произнес последнее - и сразу пожалел. Потому что последнее нашло отклик в ее душе. И он мне категорически не понравился. Судя по всему, я напомнил ей о нашей первой встрече.
  
  --Гелла? - я пытался осторожно прощупать почву. - Гелла, прости. Я...
  
  --Само вырвалось?
  
  Голос был ледяным - не таким, как вначале нашей встречи. Я сжался. Смешно представить, что подумали бы мои подданные, видя меня в таком состоянии. Кивнул.
  
  --Ну что ты, можешь не переживать, -- теперь голос струился, как ласковый ручеек, и оттого становилось еще хуже -- Я всегда считала, что то, что вырывается само собой, когда не контролируешь себя-самое искреннее, что можно узнать от человека. Очень мило познакомиться с твоим мнением на мой счет.
  
  Она замолчала, я сидел, начиная понемногу осознавать, что только что уничтожил то немногое, что успел создать. И, надо отметить-не столько благодаря моим страданиям, сколько из-за определенного хладнокровия моей ли, которая сумела взять себя в руки довольно быстро, перестав шарахаться от меня... Хотя неприязнь ее ко мне я ощущал. Сейчас все становилось гораздо хуже.
  
  --Гелла, я прощу прощения за резкие слова. Случайно вырвалось. Я не то имел в виду.
  
  --Мне все равно,--взгляд погас, и теперь не казался ни ледяным, ни яростным. Только безразличным.-Я устала. Думаю, тебе лучше уйти.
  
  --Я никуда не пойду!-самому неприятно, как по-детски прозвучала фраза.-Мы должны разобраться в наших проблемах сейчас, потом они только усилятся.
  
  --Ты не понимаешь. Нет наших проблем-есть твои проблемы, есть мои проблемы. Я никогда не планировала выходить замуж, и за последнюю неделю моей жизни не произошло ничего, что могло бы меня убедить в обратном. Сначала этот Владимир, потом ты...
  
  --Какой Владимир?-имя выговаривалось непривычно, но ярость, ревность и подозрительность снова зажгли мою душу огнем.
  
  --Какой, какой... Я тебе о серьезном, а ты... Владимир-мой последний поклонник из моего мира. Именно благодаря его содействию я оказалась здесь...
  
  --Он тебя убил?-достать бы этого Владимира, и свернуть шею, кости переломать... Хотя, нет, пусть живет-Гелла ведь здесь частично благодаря ему... Нет, все равно-переломать бы... Ведь она уже здесь, и это ничего не изменит, так ведь?
  
  --Нет, все случайность... Но дело не в этом. Замуж я не собиралась и не собираюсь. Тем более-за того, кто столь низкого мнения обо мне.
  
  --Ли, я же сказал-я был зол, вырвалось случайно...
  
  --Я тоже сказала-для меня случайностей не бывает. Ты можешь сидеть здесь, сколько твоей душе... А у вас есть души?
  
  --Есть, конечно. У всех сотворенных в этом мире есть души,--честно говоря, от такого перехода я слегка опешил.
  
  --Сколько твоей душе угодно. Это ничего не изменит.
  
  Гелла дернула за звонок, и в комнату влетела та же девчонка, неся на подносе лекарство. Моя ли молча кивнула на столик у кровати, а затем сказала:
  
  --Как тебя зовут?-девчонка кинула испуганный взгляд на меня, который я предпочел не заметить, и промолчала. Плохо. Моя малышка и так злится. Может, я зря запретил служанке разговаривать с моей ли? Хотя что уж теперь...
  
  --Я, кажется, спросила, как тебя зовут,--малышка хмурилась и сдерживала себя из последних сил.
  
  --Даяника, миледи,--голос служанки дрожал, при этом она постоянно косилась на меня.
  
  --У вас все служанки такие запуганные? Даяника, принеси мне из библиотеки каких-нибудь книг. Ищи на общую тематику, не слишком сложный язык, современных авторов,--Гелла нахмурилась и спросила:--Ты ведь умеешь читать, да?
  
  Служанка кивнула и мгновенно испарилась. Комната погрузилась в тишину.
  
  --Данте! Наконец-то я тебя нашел!-дверь широко распахнулась и явила нашему взору еще одного моего друга-Шерлана. Его взгляд обежал комнату и наткнулся на мою ли.-Какая красивая рабыня! Поделишься, друг?
  
  Я застонал, Шерлан недоуменно на меня посмотрел, а Гелла зашипела. Что сейчас будет...
  
  --Пшли вон из комнаты, оба! Немедленно!
  
  Шерлан среагировал немедленно, нависнув над моей ли, демонстрируя внушительный оскал.
  
  --Ты рабыня. Ты не имеешь права даже возражать своему господину, не то чтобы кричать на него. Яссссно?!
  
  Моя несдержанная девочка размахнулась и влепила пощечину. Мой друг перестал себя сдерживать и вцепился в плечи девчонке. Из моего горла вырвался рык-как смеет он трогать мою ли?! В одно мгновение я оказался рядом, отбрасывая Шерлана на другой конец комнаты. Глаза малышки снова горели яростью и блестели от слез. Я потянулся, чтобы обнять и утешить и тут же схлопотал по рукам от моей дикой кошки. На ее плечах были видны отметины от когтей моего несдержанного друга. Мне их вид не понравился, и я снова предпринял попытку дотянуться до нее.
  
  Гелла
  
  Да что за день такой?!
  
  Данте снова тянул ко мне свои ручонки... Хотя, наверное, лучше сказать-лапищи... А я чувствовала себя неожиданно слишком эмоциональной. Быстро схватила с подноса стакан с водой-Даяника заботливо оставила его, чтобы запить лекарство-и... слегка изогнувшись, запустила его в того поганца, что осмелился на меня кидаться. Стакан пригодился, хотя и немного для другого. На меткость я никогда не жаловалась-вот и сейчас стакан угодил точно в голову ненавистного демона. Оказалось неожиданно приятно - я никогда раньше не вымещала свою злобу через рукоприкладство. Удовольствие усилилось, когда демон бросился на меня и был заново отброшен Данте. Демон недоуменно привстал и, уже не предпринимая попыток меня достать, пересел с пола на кресло.
  
  Я посмотрела на поднос и обнаружила там еще и графин с водой. От него без стакана, на мой взгляд, не было никакой пользы, и поэтому я ухватилась и за него. Данте подозрительно проследил за моими действиями, увидел злорадную улыбку... и попятился. Нееет, дорогой, от меня так просто не избавишься... Мысль подозрительно напоминала истерическую и была мне не свойственна... Но было так хорошо, что даже немного утихла голова... И поэтому вода из графина была выплеснута на Данте.
  
  В кресле захихикали.
  
  --Теперь понимаю, Данте. Ты нашел себе эту дикую кошку, и теперь получаешь удовольствие, занимаясь ее воспитанием...
  
  --Это моя ли,--по лицу и одежде стекала вода, но лицо было серьезно. Картина была комичной. Я захихикала. На меня посмотрели укоризненно. Хихикать я не перестала. Мое состояние здорово напоминало предистерическое.
  
  Демон замер, глаза увеличились до неприличного размера и уставились на меня.
  
  --Наше знакомство началось не так, как стоило бы.
  
  Смеяться расхотелось.
  
  --Ее нашел отряд Тьеррана, ну и... сам понимаешь.
  
  Демон нахмурился и внимательно меня осмотрел.
  
  --У девчонки нет браслета.
  
  --Нет.
  
  --Сочувствую.
  
  Данте грустно усмехнулся - мне даже стыдно стало.
  
  --Меня зовут Шерлан. Приятно познакомится,--обратился демон ко мне. Быстро же меняется настроение у чешуйчатых... Минуту назад пылал яростью, а сейчас-приятно познакомиться... Хм, приятно, конечно же...
  
  --Мне-нет,--я не считала себя обязанной в данном случае вести себя вежливо. С чего бы это?
  
  Шерлан смутился. Данте заинтересованно наблюдал за нашим диалогом.
  
  --Как тебя зовут, малышка?
  
  --Я не малышка.
  
  --Малышка, малышка. Откуда ты тут такая дикая взялась?
  
  --Как я понимаю, из другого мира.
  
  --Так обряд удался? - Шерлан теперь вопросительно смотрел на Данте. Тот кивнул.
  
  --По-моему, не удался,--вмешалась я. Ну конечно же-пусть даже я была бы мертва... Я не подарок-это я уяснила давно. На первый взгляд я-умная, иногда беспринципная и красивая стерва. У меня есть все - так кажется на первый взгляд. Но на самом деле я крайне неуравновешенна-иногда у меня срывает крышу, и я превращаюсь в бабочку-однодневку, желая получить все сейчас и сразу. Но такие состояния долго не держатся-затем меня навещает депрессия, мысли о бесполезности всего. И моя жизнь тоже бесполезна. Я мечтаю умереть именно в такой момент-тогда я не буду жалеть и бояться. Я так цепляюсь за свою жизнь, хотя при этом практически ее не использую. Тогда, когда пришел Владимир, у меня как раз было состояние депрессии. И умирать было не жалко. А сейчас мне жалко Данте - судя по всему, он весьма серьезно относится к случившемуся. А я вряд ли смогу стать для него его второй половинкой. Сейчас я чувствую по тому поводу только вину... Но я себя знаю-в таком состоянии я долго не застряну, и чувство вины быстро перейдет в раздражение. Конечно, сейчас мне стоит злиться на него за изнасилование, за оскорбление... За новый мир, за его друзей, которые вряд ли станут моими-потому что у меня нет друзей... Но сейчас я ничего такого не чувствую, я вообще ничего не чувствую.
  
  Конечно, по правилам поведения любой настоящей женщины мне стоило бы сначала позлиться на него, потом уступить его чувствам и завести себе такие же... Как это обычно происходит? Может, пожалев, может - восхитившись его умом, ну или внешностью... Благо последнего у него хватает. Но я не могу. И поэтому обряд не удался-ибо сулит нам всем еще большие страдания. Так как я вряд ли его единственная ли-если допускать множественность миров, то нужно допускать и существование множества творцов. А разные творцы не могли сотворить две половинки одного целого. А значит-обряд ищет не единственную ли, половинку, а наиболее подходящую пару. Но это не значит, что она подходит, ведь так? Лучший вариант из имеющихся не означает, что он сможет решить проблему...
  
  Впрочем, я не стала высказывать все это слегка прифигевшим от моего высказывания демонам-нет смысла. Прекрасно представляю, что мне ответят... Пожалеют, утешат... Но нужно ли мне это? Где-то в душе всколыхнулась моя, так сказать, женская часть, вопя неразумной-или чересчур умной хозяйке--'Нужно, нужно!'... Захотелось плакать. Я бы, может, и позволила ей одержать верх, если бы она была хоть немного более постоянна в своих желаниях...
  
  Поэтому я задавила на корню ее вопли, завернулась в одеяло и буркнула:
  
  --Шли бы вы...
  
  Демоны, которые только начали выходить из ступора, снова там очутились. В ступоре. Данте отошел первым и снова попытался меня сцапать. Я попыталась увернуться-но где мне, я даже уроки физкультуры успешно прогуливала, что уж говорить о какой-либо более-менее достойной физической подготовке... Демон явно был хорошим воином, поэтому выбраться из его захвата-мягкого, нежного, но оттого не менее железного-у меня не получилось. Меня держали вместе с несчастным одеялом, в которое я успела закутаться, и озабоченно всматривались в мое лицо.
  
  --Ли...--в голосе звучала прямо отеческая забота,--ли, малышка, что-то случилось? Я понимаю, тебе в последнее время пришлось нелегко... Я могу чем-то тебе помочь?
  
  Я замотала головой, еще больше закутываясь в одеяло.
  
  --Гелла, я понимаю, что я с момента нашего знакомства вел себя далеко не показательно... Не знаю, сможешь ли ты меня простить...
  
  Я тебя уже давно простила.
  
  --Я даже не представляю, как тебя просить о любви...
  
  О любви не просят-ее или дают, или не дают... Но никогда не просят, и никогда не требуют ничего взамен. А у меня ее просто нет...
  
  --Но у нас еще много времени...
  
  Много - это сколько? Двадцать, тридцать? Я ведь обычный человек, и вполне ожидаемо состарюсь и умру. И я-не тот человек, чтобы разделить вечность. Мне бы хоть отведенный срок прожить. Во мне слишком мало чувств-и слишком много разума. Таким, как я, нельзя дарить вечность-это опасно для окружающий... Большой ум и ни грамма чувств часто ведут к безумию. Вот такой каламбур. Так что не правы те, кто утверждает, что 'Сон разума рождает чудовищ'... Чудовища рождаются, когда спят чувства.
  
  --Я чувствую, что тебе сейчас плохо. Несмотря на то, что между нами нет полноценной связи, я все равно чувствую, как тебе плохо. Скажи, что я могу сделать, чтобы тебе помочь?
  
  Меня прижали к себе еще плотнее.
  
  --Это, наверное, моя вина,--вмешался Шерлан.-Не стоило так набрасываться не твою ли.
  
  Я помотала головой-не хватало мне еще одного с комплексом вины.
  
  --Нет, не виноват,--перевел мой жест Данте.-Твое поведение просто стало последней каплей.
  
  --Кстати, я привез тебе подарок. Может, сейчас не время...--Шерлан достал откуда-то сверток, который протянул Данте. Данте попытался что-то сказать-скорее всего, протестующее, судя по мимике: 'В самом деле не время' или 'Давай позже'. Но я уже вцепилась в сверток, да так, что вырвать его у меня было бы невозможно. Шерлан понимающе хмыкнул, а Данте удивленно смотрел на меня.
  
  Данте
  
  Малышка вцепилась в сверток, когда у меня уже был готов весьма неприятный комментарий для Шерлана-малышке плохо, а он о каком-то подарке. На меня накатывали волны безнадежности и еще чего-то странного, но однозначно грустного. Моя ли свернулась у меня на коленях, забыв на время о своей ко мне неприязни. У нее очень резко сменялись настроения-вот и сейчас, к волнам безнадежности прибавилось любопытство. Ей явно было неудобно уничтожать обертку, будучи закутанной в одеяло, да еще в коконе моих рук, но она лишь настойчиво теребила обертку, шипя на все попытки ей помочь и не предпринимая ничего, дабы освободиться.
  
  Я вопросительно посмотрел на Шерлана. Тот, правильно оценив мой взгляд, ответил:
  
  --Книга. Я нашел ее в одной лавке, купил по дешевке. Торговец не знал, что с ней делать. Судя по всему, книга древних-написана на древнем. Тебе же нравятся такие вещи-и хотя пользы от нее мало, древний не расшифрован до сих пор-я подумал, тебе будет интересно. Ты же любитель диковинок. Хоть на ли твою посмотреть...
  
  Он тут же схлопотал от малышки оберткой, которая наконец сдалась на милость Геллы. Ли взвесила на руке толстенный фолиант, примериваясь к очередному броску, затем сожалеющее вздохнула и попыталась всунуть его мне. Отпускать малышку я не хотел, а поэтому протянутый фолиант проигнорировал.
  
  Гелла покрутилась у меня на руках, устраиваясь так, чтобы можно было удобно листать книгу и тут же словно отключилась от всего мира. Волны безнадежности, грусти и любопытства исчезли, будто их и не было. От нее теперь вообще ничего не исходило. Я потряс на руках мою ли, пытаясь определить, жива ли она, потом попытался засунуть голову в фолиант-надо же понять, что вызвало подобную реакцию! За что и получил-Гелла, не отрываясь от книги, отстранила мое лицо, при этом только чудом не угодила в глаз. Из другого конца комнаты раздался приглушенный шум, странно напоминающий хихиканье. Я рыкнул. Хихиканье-теперь я был уверен-стало более отчетливым.
  
  --Гелла, малышка, что тебя так заинтересовало?
  
  Ли ненадолго отвлеклась от книги и бросила а меня раздраженный взгляд. Потом ткнула мне под нос книгу:
  
  --Вот смотри: структура книги явно говорит о том, что здесь какие-то рецепты. Ну, или составы... Потом, вот здесь явно пометки-явно что-то об опасности... Значит...
  
  Пару минут мне воодушевленно рассказывали что-то о глаголах, существительных, предлогах, общей структуре предложений и особенностях языков... Еще через пару минут термины стали малопонятными, а чуть позже-и малопроизносимыми. Из всего сказанного я уяснил одно-ли увлеклась, и она не просто умная-она очень умная.
  
  Шерлан уже через пару минут перебрался на кровать и уткнулся в книгу, внимательно выслушивая мою ли. Он тоже уяснил не все-хотя все-таки больше, чем я: он у нас же занимается безопасностью, а значит должен разбираться в шифровке. А расшифровка книг ее, на мой дилетантский взгляд, ее напоминает.
  
  Но через пару минут, когда я перестал вслушиваться во все, произносимое ли, наслаждаясь только звучанием ее голоса, я пришел к выводу: мой друг также практически ничего не понял. Практически-потому что понял он только то, что сможет использовать ее для составления и расшифровки писем. О чем и сообщил ей. В ответ получил взгляд, полный презрения... в котором тут же зажглись звездочки меркантильного интереса.
  
  --Что тебе конкретно надо?
  
  --Ну, на первый раз-пару новых способов шифрования текста. И расшифровать одно послание.
  
  --Я еще не знаю письменного языка.
  
  --Так в чем же проблема? Одно заклинание-и все го...
  
  --Одно заклинание, говоришь?-она смотрела не на него, а на меня. Что такое? Ах, черт... Я же сказал, что такого не существует... Я покрепче сжал девчонку. Еще что-нибудь выкинет...
  
  Том был закрыт и применен не по прямому назначению-то есть для избиения меня. Я попытался уворачиваться, при этом не выпуская ли...
  
  Отдышавшись, она проворчала:
  
  --Давайте ваше заклинание. И, пожалуй, я выполню твою просьбу. Если ты ответишь на пару вопросов и выполнишь пару моих, естественно,--она пакостно ухмыльнулась.-С чего ты решил, что я не предам, не солью информацию, полученную при расшифровке воего письма и в дальнейшем-коды от шифра?
  
  --Ну ты же ли повелителя...--он недоуменно на меня смотрел.-Тебе же невыгодно...
  
  --Мда... Как все запущенно. Да, насчет просьбы-мне нужны книги еще и на этом, вашем древнем... Так что ты мне их достанешь.
  
  
  Гелла
  
  Еще через полчаса я наконец избавилась от общества двух демонов: Шерлана отправила искать заклинание и выполнять обещание насчет книг, а Данте-под предлогом того, что мне необходимо отдохнуть. При этом довольно подло заметила, что ему не доверяю и спать в его присутствии не могу-мне страшно, ведь я не знаю, что еще он может выкинуть!
  
  Я на самом деле ему не верила. Мне не нужен был браслет - он сделает меня еще более несчастной, чем я есть, чем я была. Ведь я точно знаю: браслет сам по себе не опасен, но... Браслет, которому парный-у повелителя, значит много. А точнее-он значит, что я окажусь в золотой клетке, где мне можно будет практически все-но это не свобода. Я, конечно, справилась бы-я умная, правда? Но, когда достигаешь определенного уровня, понимаешь, что дело не в том, сможешь ты что-либо или нет, а в том-нужно ли тебе это, хочешь ли ты этого. И мой ответ был однозначен-нет, не хочу.
  
  Я отложила фолиант, который до сих пор не выпустила из рук, откинулась на подушки и задумалась. Данте не позволит мне долго держать все это в подвешенном состоянии-не стоит надеяться, что он позволит мне сопротивляться магии Уз долгое время. Конечно, я из другого мира и много здесь не знаю... Но очень сомневаюсь, что такое поведение упрочит его власть. И при других невыясненных факторах... Для меня это плохо. Скоро Данте надоест вся эта тягомотина-и он покажет себя с той... другой стороны. А с ней я уже познакомилась.
  
  Значит, нужно не затягивать с побегом. Конечно, это глупо-но если ждать, будет еще хуже. Меня станут узнавать на каждом углу, Данте найдет способ надеть на меня чертов браслет... Ну не дурак же он, так ведь? Дураки в правителях практически никогда не задерживаются.
  
  Я дернула за шнур звонка, и в комнату тотчас заскочила служанка. Я на нее задумчиво посмотрела-с одной стороны, мне нужна помощь, с другой... Уж больно она слабовольна, быстро со мной раскололась. Нет, не пойдет.
  
  --Даяника, милая, скажи-в каких отношениях Повелитель с прислугой?
  
  Девчонка побледнела и попятилась к двери. Да что ж она пугливая такая, а?
  
  --Госпожа, не думайте, нет, нет... Никто, никто не посмеет...
  
  --Ты о чем?-она замялась, а я наконец поняла-она думала, что меня интересует, не спит ли мой благоверный с прислугой,--Нет, моя милая, меня не это интересует. Мне гораздо интереснее знать-как относится князь к прислуге, есть ли обиженные, недовольные...
  
  --Вы что, госпожа! Он же Повелитель!
  
  --И что? Что, Повелитель всем всегда нравится?
  
  --Он же Повелитель!!!
  
  Так, похоже, тут существует нечто вроде культа Повелиииитееееля... Тоже мне, божок местного розлива!
  
  --Даже у богов есть недовольные! Так что отключи восхищения и включи мозги, если они у тебя есть-и скажи мне, милочка, имена тех, кто Повелителем недоволен.
  
  --Ну, есть тут, при дворце, один старик...
  
  --Так-так, хорошо... И чем же Его Величество успел насолить несчастному пожилому человеку, а? Стариков-детей обижает?-сказала это таким тоном, будто сама-защитница сирых и убогих... Даже немного стыдно стало-последнего за мной никогда не водилось, явно с подачи любимой мамочки-она у меня их иначе, чем нахлебниками и попрошайками, не величала. И хоть я чисто в пику ей такого отношения к обездоленным не демонстрировала-все равно к благотворительности была холодна.
  
  --Так у него дочка была... Ну и того, понравилась она Маркизу Дерсант...
  
  --Уточни: кто такой маркиз Дерсант?
  
  --Так друг Его Величества-его Тьерран зовут. Маркиз Тьерран Дерсант.
  
  --Продолжай.
  
  --Так вот, ему Ксанка понравилась. Ну, он сам не урод, умный, обходительный... Ну и она к нему потянулась... Только вот не собирался он на ней жениться. Так, поигрался и бросил. А она к тому времени беременна была уже. Ну, отец ее, значит, к Повелителю обратился-он его мечом владеть обучал еще... Да и маркиза тоже... Только Его Величество ...
  
  --Все ясно. Он не встал на сторону обиженной девушки-он защитил своего друга, так?-Даяника закивала.
  
  Тут мне в голову пришла одна идея, которую я поспешила высказать:
  
  --Стой-как она забеременела? Разве демоны детей могут иметь не только от своих ли?
  
  --Нет, конечно! Дети могут появиться и не у Пары-но проблема в том, что ребенок хоть и будет демоном, даже если один из его родителей таковым не являлся, но сила у него будет не та.
  
  --То есть если ребенок рождается у Пары-он гораздо сильнее, чем тот, чьи родители Узами не соединены?
  
  --Да... Но там чуточку по-другому-ребенок Пары может достигнуть потолка магических способностей сильнейшего из своих родителей. А любой другой ребенок вряд ли достигнет и половины.
  
  Я задумалась. Да, интересная у них тут генетика. Но вернемся к интересующей меня теме.
  
  --И много таких случаев было? Соблазнения, я имею в виду?
  
  Даяника покивала.
  
  --Только чаще всего девушки просто обесчещенными оказывались. Ну или...
  
  --Что или?
  
  --Ну, слухи ходят-принуждали их...
  
  --Так... И Его Величество тоже в этом участвовал?
  
  --Ну, было... Слухи... Только Повелитель все больше знатных дам да рабынь для таких дел использует...--произнесла и смялась-вспомнила, наверное, о моем совсем недавнем статусе.
  
  Вот так-то так. Половинка то у меня сволочь еще та-получается для меня... Да даже не для меня-для своей ли... Для своей ли он белый и пушистый, а так... ненавижу. Может, раньше я прошла бы мимо-но примерив на себе беспомощность, уже не смогла бы. Меня подобное отношение задевало-задевало как женщину, как человека...
  
  --Нормально будет смотреться, если я приглашу этого старика к себе?
  
  --Что Вы, что Вы!-замахала руками служанка. Ну прям мельница ветряная!
  
  --Тогда придумай-как нам встретиться. И вот еще что-если вздумаешь что либо на стороне сказать, пусть даже Повелителю...--дождавшись испуганного кивка, бросила:--Иди.
  
  Когда девчонка вышла, я задумалась. Мне не нравилось зависеть от случайностей-а верность служанки я именно к случайностям относила. Она предаст-я чувствовала нутром. У меня пока есть немного времени-но если служанка проговорится или не будет осторожна... Перед глазами замерцали блики на прутьях золотой клетки, и я встряхнула головой, отмахиваясь от видения.
  
  В детстве, пока мои родители не особо серьезно нагружали занятиями-было у меня одно хобби. И была б моя воля-стало бы это моей профессией... Тогда я увлекалась ядами. Я задумчиво потянулась за фолиантом-там судя по всему были кое-какие рецепты, и что-то мне говорило-именно то, что мне нужно-яды. Но как расшифровать? Ведь если рецепты старые-то мое требование предоставить ингредиенты не покажется подозрительным, и не даст сразу угадать, для чего они мне потребовались.
  
  В деврь постучали-вошел Шерлан, радостно ухмыляясь. В руках он то и дело потряхивал какую-то несчастную книгу.
  
  --Я нашел! Нашел это заклинание!
  
  --Что от меня требуется?
  
  --Да ничего-просто сидите, пока я прочитаю это заклинание. Оно обучит вас письменному языку.
  
  Я послушно села на кровати, а демон что-то забубнил надо мной. Шерлан мне нравился больше, чем Тьерран-несмотря на то, что он возглавлял службу безопасности, а значит, представлял для меня непосредственную угрозу, он не пугал меня так, как Тьерран и, что уж таить-Данте. Он был чуточку более искренен... хотя, скорее всего, я ошибаюсь, и это всего лишь маска.
  
  Чтение подошло к концу, мне сунули под нос ту же книгу, откуда и читали заклинание, и я обнаружила-еще один шаг в этом мире сделан. Я теперь свободно читала. Думаю, с письмом возникнет чуть больше проблем... Но это пока не срочно.
  
  --Благодарю, Шерлан. И буду ждать вашего задания.
  
  Он усмехнулся, демонстрируя клыки-и направился к двери. Но там уже обернулся и посмотрел на меня практически жалобно:
  
  --Леди... Может, я не имею права вас об этом просить... Но не могли бы Вы чуть помягче относиться к Данте?-на мои удивленно приподнятые брови он отреагировал запинкой, а затем его речь стала быстрее и более сбивчивой.-Я понимаю, вам тяжело, но Данте... он очень долго вас ждал... Понимаете, что такое годы, десятилетия...
  
  Может, стоило промолчать? Может, это и было бы разумно... Но боль, как бы я ни старалась ее загнать глубоко-глубоко-все равно не выпускала мою душу из своих ядовитых когтей.
  
  --Лорд,--я точно копировала его тон в начале разговора,--Вы ведь развлекаетесь с рабынями, да?-он опустил глаза-судя по всему, ему неуютно разговаривать со мной на эту тему. Сам напросился.-И Вы можете себе представить себе эту... ситуацию. Так?-он кивнул. Я продолжила:--Так вот, вы ошибаетесь. Эту ситуацию вы себе представите только тогда, когда изнасилуют Вас. Ясно?-он вздрогнул и посмотрел мне прямо в глаза. Мамочка дорогая, куда делся глава СБ? Где его выдержка, где хладнокровие?
  
  --Вряд ли это возможно, миледи, в силу физиологических особенностей...
  
  Я рассмеялась.
  
  --Частично Вы, сударь, правы. Но ведь изнасилование не обязательно всегда-изнасилование тела, так? Представьте, что Вы не хотите иметь сексуальные отношение с женщиной... Но Вас вынуждают обстоятельства. Это тоже, мой дорогой, изнасилование, только моральное...--Мне в голову пришла очень забавная мысль, отчего я весело рассмеялась. Бедны демон от меня шарахнулся.-О, женщина мужчину в прямом смысле этого слова, конечно, изнасиловать не сможет. Но если мужчина мужчину... Вы б этом не думали?-судя по тому, как резко побледнел мой мальчик-нет, не думал, но сейчас отчетливо себе все это вообразил. И перепугался. Добъем.-Ну вот видите, дорогой-Вы только подумали, и уже бледнеете... А чем Вы лучше или хуже той же женщины, а?
  
  --Я вряд ли когда-нибудь забуду то, что произошло... Наверное, еще и потому, что перемене отношения я обязана только тем, что нечаянно оказалась ли Данте. И если бы этого не произошло... Шерлан, если бы этого не произошло-сейчас бы я валялась мертвая в каком-либо рву. Или яме-не суть важно. И Вы бы меня даже не вспомнили. И это я вам всем тоже вряд ли прощу. А теперь идите.
  
  Дверь глухо закрылась.
  
  
  Ближе к вечеру явилась Даяника, сообщившая, что ей удалось договориться о встрече со стариком этой ночью. О странном выборе времени я спрашивать не стала-ночью так ночью... Главное, чтобы Данте не попытался почтить меня своим вниманием в столь позднее время суток-с него станется. Но приходилось играть вслепую и сильно рисковать.
  
  До назначенного времени я пыталась разобраться с языком древних. С выученным современным языком дело двигалось гораздо быстрее, и вскоре я уже расшифровала пару текстов. Моя удача не просто улыбалась-она скалилась во все тридцать два зуба-книга действительно содержала уйму составов ядов. И, что самое хорошее-этого никто не знал. Я подобрала один медленнодействующий яд-для моих верных соратников. Сначала, однако, необходимо было убедиться, что все названные ингредиенты-как для яда, так и для противоядия-до сих пор произрастаю на этой планете.
  
  Когда зашла Даяника, дабы предупредить меня о приближении часа икс, я перечислила ей ингредиенты-часть ей оказалась знакома, другая нет. Это было неудивительно. Впрочем, я приказала ей написать несколько списков на разных листах-в каждом было несколько ингредиентов из того, что мне было нужно, и множество вполне безвредных, как утверждала книга, растений. Отправив служанку в торговые ряды за ингредиентами-Данте предусмотрительно оставил ей деньги на мои капризы-особо отметила необходимость покупать по разным спискам в разных лавках. Когда дверь закрылась, я ухмыльнулась-забавно, как иногда человек, сам о том не подозревая, роет себе яму.
  
  Когда часы замка где-то отдаленно пробили полночь, в дверь постучали, и, не дожидаясь позволения, вошли. Я с интересом уставилась на гостя: стариком я бы его не назвала, это точно. Это, скорее, был мужчина в возрасте...
  
  --Госпожа хотела меня видеть?-он хмуро на меня смотрел, судя по всему, не ожидая ничего хорошего.
  
  --Я услышала историю о вашей дочери... И мне стало интересно.
  
  --Что Вы хотите услышать? Что моя дочь распутная девка? Это не так. Да, она совершила ошибку... Но кто их не совершает?-последнее было сказано с вызовом.
  
  --Все, все ошибаются, мой дорогой. И я не фея, чтобы исправлять эту. Да и поздно... Где ваша дочь?
  
  --Она умерла родами.
  
  --Внучка?
  
  --Недавно закончила воинскую школу. Во дворец я ей приезжать запретил.
  
  --Тьерран интересуется дочерью?
  
  --Маркиз?! Да если б знал, что так будет, еще ребенком бы... Надо же, выучил на свою голову...
  
  --У меня к вам предложение. Знаете ли, у меня назревает небольшое путешествие... Не хочется никого волновать-ведь понимаете? Интересно ли со взводом телохранителей по городам и весям таскаться? Нет конечно... Так вот, сама я оружием не владею-поэтому мне нужна охрана. Я должна доверять этому человеку.
  
  --Вы предлагаете это место соей внучку, так я понимаю? Но что мы от этого получим, кроме немилости Данте?
  
  --У вас есть счеты с Тьерраном, так?
  
  --Вы предлагаете его жизнь? Так это вряд ли у даже у вас получится-не думаю, что жизнь своего друга Повелитель подарит даже Вам. Максимум-согласится куда-нибудь сослать, чтобы у Вас перед глазами не мельтешил.
  
  --Нет-нет, у меня более изощренный план мести. Ваша дочь страдала, так ведь? А ваша внучка отца ненавидит? Как насчет того, чтобы девчонку пригласить сюда, во дворец, под мою защиту? В качестве компаньонки, например. Естественно, скрыть ее происхождение. И влюбить Тьеррана-это не так сложно, как может показаться. Любить свою дочь как женщину... Что может быть больнее? Особенно если запретность лишь усиливает чувства?
  
  --А Вы, миледи, стерва. С чего Вы решили, что я так подставлю свою внучку? Вдруг и она потеряет голову от маркиза?
  
  --Тогда и будем решать проблемы. Но ведь если влюбится-можно сублимировать моральное препятствие, чтобы им быть вместе-сдерживать-то его должна она, так? И тогда мы получим счастливую пару. Хотя Тьерран предварительно помучается. А генетические сбои устранят маги - куда они денутся?
  
  --Вы, миледи, необычайно мудры. Вашему супругу посочувствовать или позавидовать?
  
  --Это уже оставьте на ваше усмотрение. Так вы согласны? - старик кивнул. Я торжествующе улыбнулась. - Тогда дальше наши встречи организует уже ваша внучка. Я буду ее ждать. И если вдруг о нашей встрече узнают - да, вы были у меня, но я противная глупая самодовольная стерва. О вас я тоже найду, что сказать. И, кстати, пусть первый раз ваша внучка появится осторожно-мы создадим ей легенду, а потом уже и всем остальным продемонстрируем.
  
  Старик насмешливо улыбнулся и неслышно покинул комнату.
  
  Вскоре пришла Даяника, притащив целый мешок различных трав. Надеюсь, они хоть подписаны? А то сварганю что-нибудь такое...
  
  --Как встреча?
  
  --Отвратительный старик! Я не смогла даже поговорить с ним нормально! Все брюзжал! Иди уже, я буду спать.
  
  После ухода Даяники я завалилась на кровать и тут же уснула-день был тяжелый, а завтра нужно было срочно разобраться с ядом.
  
  Данте
  
  После того, как моя ли вынудила меня покинуть свою комнату - хотя я всеми когтями и зубами отстаивал право остаться с ней - мне пришлось заняться государственными делами.
  
  Военных конфликтов на границах у нас не возникало давно - но торговали мы активно, и в результате я еще долго решал вопросы о торговых договорах, пошлинах и тому подобное, хотя при этом голова была занята только Геллой.
  
  После того, как дела были закончены, я отправился искать Шерлана и Тьеррана - мы были друзьями с детства. Вместе учились, в том числе и боевым искусствам, вместе развлекались... Вспомнив о развлечениях-я нахмурился. Не представляю, как отреагирует Гелла на мои прошлые забавы. Тогда, развлекаясь и ожидая мою ли, я не задумывался о том, что она может подумать обо всем этом. А тот факт, что чаще всего в качестве развлечения выступали девушки человеческой расы...
  
  Все складывалось совсем не так, как надо. Гелла вела себя довольно странно, то подпуская меня к себе, то содрогаясь только при виде... Но я чувствовал-все идет кувырком, она не простила, не любит... Мои шансы ускользали как вода сквозь пальцы. Я не предполагал, что предпримет малышка в следующий момент-но точно знал, что мне это не понравится. Срочно надо что-то делать...
  
  Друзей я нашел в малой охотничьей зале, где они что-то увлеченно обсуждали... прекратив разговор, как только я вошел. Я нахмурился-значит, говорили обо мне и моей ли. В зале повисла неуютная тишина. Шерлан откашлялся и попробовал начать:
  
  --Данте, знаешь, может я не прав, пытаясь вмешаться в ваши отношения... Но ведь Гелла тебя не простила, да? Я так понял---ты ее изнасиловал?
  
  Я вздохнул и пересказал ему всю историю. Мне, конечно, делать этого не хотелось...но, может, Шерлан что-нибудь придумает?
  
  Друг смотрел на меня с сочувствием. А Тьеррану явно не нравилась моя ли-ее поведение, ее страх, ее положение... и, главное, то, что она-человек. Даже не маг.
  
  --Может, я и не прав...--Шерлан замялся, но решительно продолжил:--Но она сидеть сложа руки не будет. Она тебя не простила-но хуже то, что даже не рассматривает такой вариант, понимаешь? Она может смириться и извлечь пользу из новой ситуации-но она не простила. И не любит. Странно, но она к тебе вообще никаких чувств не испытывает-если только их отголоски... И это даже с Узами...
  
  --Сейчас я не собираюсь ничего особого предпринимать-пусть сначала чуть освоится,--Данте не хотелось изменять течение событий, несмотря на все опасения. Ему нравилось изучать малышку-она его завораживала...
  
  --Зря,--вмешался до сих пор молчавший Тьерран.-Стоит привязать ее как можно крепче и как можно быстрее.
  
  --Она тебе не нравится?-задал волнующий вопрос Шерлан.
  
  --А почему она должна мне нравиться? Обычная глупая человеческая девчонка, которая может сотворить любую глупость. И ты, Данте. Потеряешь возможность получить наследника. Ведь ты помнишь, что только ребенок, рожденный в Паре, может наследовать тебе трон?
  
  Мне не понравилось такое отношение к моей ли. Для меня она уже успела стать не просто возможностью продолжить род Правителей. Она стала частью меня... Но Тьерран этого не понимал.
  
  
  Гелла
  
  Проснулась я поздно. Рядом на столике стоял почти остывший завтрак-что-то Даяника разбаловалась... Быстро перекусив, я занялась делом, смешивая ингредиенты яда. Его я выбрала еще и потому, что для его приготовления не нужна была целая лаборатория-достаточно было смешать травы и разогреть смесь. Кстати, нужно сделать ядов впрок... Так сказать-на дорожку... Хм.
  
  Вскоре яд был готов. Я пересыпала его в маленький флакон, предварительно вылив оттуда жидкость, напомнившую духи, убрала следы своей деятельности и забралась в постель. Дернула шнур и осталась ждать.
  
  Через пару минут в комнату вошла Даяника. Я бросила на нее раздраженный взгляд и окликнула.
  
  --Даяника, мне что-то не очень хорошо. Можешь принести что-нибудь горячее?
  
  --Да, конечно, госпожа.
  
  Она выскочила из комнаты, а я осталась ждать. Операция не представляла никакой сложности-в частности, потому, что отравить свою собственную служанку дело небольшое...
  
  Когда дверь открылась и вошла Даяника, неся поднос с каким-то напитком и булочками, я попыталась привстать. Девчонка засуетилась, поставила поднос на один из столиков в комнате и бросилась помогать мне.
  
  Когда она меня усадила, разлила чай и дала мне чашку, я ее отпустила. Затем насыпала в сахарницу готовый порошок и снова дернула шнур.
  
  Даяника появилась довольно скоро.
  
  --Милая, я не могу пить в одиночестве. Составь мне компанию?
  
  Девушка закивала и села рядом.
  
  --Госпожа, а что вы собираетесь делать?
  
  Вопрос меня насторожил. Зачем ей это знать?
  
  --В смысле, дорогая?
  
  --Ну, сейчас у вас нет браслета... Но ведь вы же ли повелителя, так?
  
  Нет, это не просто любопытство. И девчонка явно меня сдает. Тварь.
  
  --Ах, ну что мне делать? Ты хотя бы посмотри на мое состояние...--как бы вычилить-на кого она работает? Хотя... с ядом она мне быстро все расскажет. Пока я говорила, успела сделать служанке чаю, насыпав туда побольше сахара. Так ее.-Ты же видишь, наверное, лучше всех, насколько мне плохо... Я так неуверенно чувствую себя здесь, на новом месте, в новом окружении. И мне больно,--я перешла на шепот,--Знаешь, я боюсь одной вещи.
  
  Я замолчала, а служанка подалась вперед, при этом ее глаза странно загорелись. Точно-шпионит.
  
  --Чего?-тоже шепотом, голосом, прямо прерывающимся от волнения, сказала она.
  
  --А вдруг я после того... Ну, после Того... Ты понимаешь, да? Вдруг я беременна?-в глазах служанки мелькнула ненависть.Так, значит, корень зла-Данте. Девчонка на него запала, и надеялась на большее, может, даже переспала с ним... Но тут появилась я... Хотя ее надежды явно были необоснованными... Но обиженная женщина, да еще и влюбленная-страшная сила.
  
  Но шпионит она вряд ли для моего неблаговерного. Я смотрела, как служанка отпила чаю, поперхнулась, но стала пить его не отрываясь, стараясь спрятать свои эмоции в несчастной чашке. То, что надо-сейчас она не обращает внимания даже на неприятный привкус напитка.
  
  Пусть посидит со мной-мне нужно проконтролировать действие яда-когда мне еще представится такая возможность? А заодно и расспросить о Тьерране. Я вовсе не считала его корнем всех моих бед, но... я ему не нравилась, а это делало его для меня опасным. Он хорошо относился к Данте-и плохо ко мне. Считал, что я его недостойна, что могу навредить его драгоценному Повелителю. А это значило, что ломать меня будет он в первых рядах. И толкать Данте к активным действиям. И именно поэтому мне во что бы то ни стало нужно добраться до него первой. Пусть не сломать-но занять уж точно. И его дочь для этой цели подойдет как нельзя лучше.
  
  Глупо считать, что в таких играх побеждает наиболее умудренный опытом. Нет-в таких играх победа очень часто достается тому, кто начинает первым, не оставляя противнику даже возможности выпутаться из того нагромождения случайностей и неприятностей, ломающих все планы. И этим я обязательно займусь. Я внимательно следила за Даяникой-но пока ничего не видела.
  
  --Даяника, скажи, милая, что ты знаешь о Тьерране?-она, конечно же сдаст меня, если уже не сдала... Будем надеяться, что нет... Но яд позволит мне контролировать ее.
  
  --А что вы хотите знать, миледи?
  
  --Начни с его детства.
  
  --Он происходит из знатной и богатой семьи, сейчас возглавляет ее, параллельно находится на военной службе у Повелителя,--при последнем слове ее глаза предательски заблестели-и я поняла: не ошиблась,--он умен, иногда жесток...
  
  --А каких он девушек предпочитает?
  
  Служанка на меня подозрительно посмотрела. Смотри, милая, смотри-все равно для меня ты уже практически не опасна, хотя сама об этом пока не знаешь.
  
  --Ну, обычно-блондинок,--я ухмыльнулась: и как он удосужился меня своему Повелителю презентовать?-Тонких, маленьких, миниатюрных... Домашних и некапризных.
  
  Домашний тиран. Милую, добрую, ласковую ему подавай, да чтоб слова поперек сказать не смела... Ненавижу таких.
  
  Захваченная этим чувством я чуть не пропустила момент, когда Даяника резко побледнела и схватилась за живот. Значит, началось. Нужно определить, на сколько хватает медленнодействия этого яда - мне ее смерть не нужна. Поэтому здесь ее нужно продержать до вечера.
  
  Она посмотрела на меня, как бы прося позволения уйти. Я демонстративно нахмурилась.
  
  --Расскажи мне о его увлечениях. Опиши, как все проходило, как он реагировал, как вели себя его пассии.
  
  Даяника вздохнула и начала пересказывать мне все дворцовые сплетни. Ей становилось все хуже. Исходя из моего прежнего опыта - позже такого не будет. Сейчас идет процесс адаптации к яду, а потом... как говорится в книге-стоит ей не принять противоядия один вечер - и она сразу умрет. Самое интересное заключается в том, что благодаря определенным свойствам некоторых магических ингредиентов-мне не придется даже периодически 'подновлять' дозу яда в ее организме. Пока все шло просто идеально.
  
  Исходя из той информации, которую я получила от Даяники, я сделала вывод: серьезных увлечений у Тьеррана до сих пор не было-так, все его связи со слабым полом больше смахивали на игру и подачки своей мужской сущности. Он не брезговал ни служанками, ни рабынями, ни знатными демоницами. Если понравившаяся девушка не соглашалась на связь-он просто брал свое против ее воли в двух первых случаях, а знатных просто забывал. Такая информация мне была практически бесполезна-придется действовать интуитивно. Хоть бы девчонка не подвела...
  
  Когда наступил вечер, состояние Даяники стало резко ухудшаться: она уже не могла безболезненно двигаться, периодически стонала... Но до нее до сих пор ничего не дошло. Мелкая сошка, дура, которая влезла во взрослые игры. За что и платит.
  
  --Даяника,--резко прервала я ее попытку рассказать что-то еще о Тьерране,--тебе очень плохо, да? И сегодня ты пила со мной чай. Чай готовила тебе я-налила заварки, кипяток, насыпала сахара... А в сахар знаешь что насыпала? Один медленнодействующий яд.
  
  На меня смотрели полные ужаса глаза.
  
  --Помнишь, когда мы с тобой еще только познакомились, я тебя предупреждала об игре на два фронта?-увидев, что ее глаза стали еще огромнее от накатившего ужаса, я хмыкнула. Вот гадина! Интересно, что она уже успела рассказать своему патрону?-Предупреждала. А ты, маленькая, не послушала. Ты сейчас думаешь, что умрешь, да? Ты можешь получить противоядие... если ответишь мне на мои вопросы.
  
  Она судорожно закивала. Хорошо, а то я здесь ожидала проблем-еще неизвестно, может, в этом деле ее личный интерес настолько велик, что она предпочтет умереть, плюнув мне в лицо...
  
  --Кому ты служишь?
  
  --Повелителю.
  
  --Хорошо, а кроме Повелителя? Дорогая, не лги-от этого зависит твоя жизнь,--о том, что и моя тоже-я говорить не стала, ибо не надо давать врагу и его приспешникам больше, чем они и так могут получить.
  
  --Тьеррану.
  
  --Как мило!-восхитилась я.-Оказывается, мы уже целый день обсуждаем интересующую нас личность! Думаю, ты не откажешь мне еще в толике информации о нем?
  
  --Так когда ты нашла себе, так сказать, подработку?
  
  --Когда-а в-вы появились. Он тогда подошел ко мне, сказал, что Повелителю грозит опасность... ч-что надо понаблюдать за в-в-вами...
  
  --Что ты успела ему рассказать?-это было важно. Если она успела доложить о нашей встрече со стариком... План в опасности.
  
  --Я встретилась с ним до вашей просьбы о встрече со стариком...
  
  --Очень хорошо, твоя удача тебя не забывает, милая... Ну просто идеально! А когда следующая ваша встреча?
  
  --Долж-ж-на б-была быть с-сегодня, но вы не пус-с-тили...
  
  --Ну что ж... Во время следующей встречи ты скажешь ему, что я занята книгой, которую столь мило передал мне Повелитель. Перекусила, попросила новые книги... Ты мне их, кстати, завтра с утра и принесешь, милая... Да-да, не переживай, у тебе будет завтра... Не знаю, правда, как-послезавтра... Но завтра я тебе гарантирую.
  
  Я протянула ей флакон с порошком противоядия и стакан воды, за которые она уцепилась дрожащими пальцами.
  
  --Не нервничай так,--сказала я, когда девку слегка отпустило.-Если дала-не заберу. Так что тебе пообещал Тьерран в благодарность за помошь?
  
  --С чего вы решили, что сейчас,--она сделала акцент на сейчас,--я вам отвечу? Почему вы решили, что я сейчас не пойду и не расскажу о вашем поступке Повелителю?
  
  Я рассмеялась. Забавная девочка-такая наивность мне не встречалась даже в моем родном мире. Хотя, может, я не с теми общалась?
  
  --Наверное, потому, что завтра тебе снова понадобится противоядие. Как и в любой последующий вечер твоей жизни. То, что яд в твоем организме-целители определят, но вот вылечить... Понимаешь, милая-яд из моего родного мира. И противоядие к нему могу приготовить здесь только я. И это означает-твоя жизнь в моих руках,--не будем выдавать тайну того, что я расшифровала древний язык. Зачем лишать себе козыря в рукаве?
  
  Она бросилась на меня-но и здесь удача, было забывшая меня, оказалась на моей стороне: после яда ее тело еще не отошло, и она даже не успела меня достать своими немаленькими когтями, появившимися совершенно неожиданно. Вот так и узнаешь неприятные подробности из физиологии демонов!
  
  --Не дергайся. Теперь ты докладываешь подробности моей жизни Тьеррану, но только после того, как я выслушаю твой предполагаемый доклад. Ясно? И не дай боги ты вновь посмеешь меня обмануть...--честно говоря, я блефовала-у меня не было ни малейшего более-менее верного способа проследить за ее действиями. Но я надеялась, что она испугана тем, что я узнала о ее связи с Тьерраном... и сделает соответствующие выводы-пусть даже неправильные.
  
  --Ты не скажешь ему о визите старика, о моей просьбе купить травы... Кстати, где списки?-она протянула мне листы, я внимательно пересмотрела их.-Здесь одного не хватает, милая,--она нехотя протянула мне еще один. Я бросила их в камин, радостно принявший подачку.
  
  --Пока можешь быть свободна, драгоценность.
  
  Оставшись одна, я задумалась. Скоро должна появиться еще одна фигура на моей доске-дочь Тьеррана. Учитывая, что его шпион теперь в моих руках... И она теперь кровно заинтересована в моем благополучии... И к тому же глупа... Игра предстоит итересная. Странно, что ко мне сегодня не заглянул Данте-если его не будет и завтра, нужно будет выяснить, что происходит. Но это завтра.
  
  Сейчас главная проблема-запустить комбинацию мести. Дальше ее нужно будет только контролировать, да вовремя убрать мои фигуры с доски-чтобы они не пострадали, болезные.
  
  Мне здесь можно находиться несколько месяцев-по моим оценкам, максимум, на что хватит терпения Данте. И это лучший вариант, при отсутствии неприятных сюрпризов. Хотя Тьеррана я скоро займу. Шерлана контролирую сама. Он не дурак... но уж больно потрясла его возможность изнасилования мужчины... Я захихикала-вот уж впечатлительный мальчик! Если будет себя плохо вести-ему можно продемонстрировать, какого это... Хотя не хотелось бы-по себе знаю, такое не прощают. Дальше его можно только убрать. Нет, пока можно держать его на поводке моей боли и его сочувствия-так и буду действовать. Важно, чтобы он не посчитал меня опасной-тогда никакое сочувствие не поможет, знаю, не раз общалась с главами СБ в родном мире. Они могут быть самыми разными, но обнаруживается, что все это маски,--стоит лишь только возникнуть какой-либо опасности. Меня ликвидируют, даже не смотря на то, что я половинка его Повелителя, и спишут все на невинных заговорщиков... Хотя-заговорщики лишь относительно невинны... Ну да ладно.
  
  Передо мной сейчас стоит еще одна проблема-я не могу сбежать из дворца, не имея достаточно средств к существованию. Проводник-дочь Тьеррана-у меня уже есть. Ведь она владеет оружием, знает мир-а во дворце после того, что мы здесь устроим-ей делать уже будет нечего. Значит, нужно решить проблему денег. С новым домом можно не торопиться-все равно сначала придется помотаться, осматриваясь, где лучше и безопасней всего обосноваться, чтобы не нашли.
  
  Створки окна скрипнули-и я дернулась, резко оборачиваясь. Сейчас я как никогда жалела о том, что не умею обращаться даже кухонным ножом-готовила всегда мама-не то чтобы кинжалом или мечом.
  
  Существо, влезшее ко мне в окно, иронически заметило:
  
  --Хорошо же тебя охраняют, прямо как Повелительницу...
  
  --А почему ты решила, что я-не Повелительница?
  
  --О, так ты ли Повелителя... А я Веста. Мне дед сказал, что ты-мой работодатель.
  
  --Рада познакомиться-меня зовут Гелла. И у меня действительно к тебе работа. Сначала ты поживешь сл мной во дворце... Как ты смотришь на то, чтобы отомстить твоему безответственному папаше, а?
  
  --Меня дед ввел в курс дела. Я лично не против. Это и есть работа?
  
  --Это часть работы-помимо всего прочего ты должна играть роль моей компаньонки для окружающих, роль телохранителя-для недоброжелателей. Ну а дальше посмотрим. Насчет оплаты-я договорюсь с Данте... Не думаю, что он пожалеет денег...- для себя-пометка о том, что неплохо бы обзавестись собственными деньгами.
  
  --И еще, Веста. Я хотела уточнить-тебе не претит та роль, которую тебе придется сыграть для Тьеррана?
  
  --Нет. Я его как отца не воспринимаю.
  
  --Это хорошо. Но давай так-со всеми сомнениями как по этому, так и по любому другому поводу ты идешь ко мне.
  
  --Это ясно, леди.
  
  В дверь постучали. Черт, только Данте мне тут не хватало! Ну или кого другого...
  
  --Веста, быстро под кровать,--яростно зашептала я.
  
  Та хмыкнула (я пообещала ей это припомнить) и полезла под кровать). Стук повторился.
  
  --Да, заходите.
  
  За дверью на самом деле ждал Данте. Со свитой-Шерланом и Тьерраном. Вот кого уж нелегкая принесла.
  
  --Что-то случилось, малыш?-Данте окинул меня подозрительным взглядом, будто искал царапины, повреждения или что-то еще, что указало бы ему на то, что я в опасности. Параноик. Не знает, что первое впечатление-оно самое верное.
  
  --Да нет, уже ничего. Вот не знала-куда любовника спрятать... А так уже все в порядке,--Данте зашипел, схватил меня в охапку и принялся яростно обнюхивать. Не знала, что у демонов настолько хороший нюх...
  
  --Врешь!-однозначно заявил он, под подхихикованье Шерлана и презрительный фырк Тьеррана.
  
  --Если знаешь-зачем спрашиваешь?-иронично поинтересовалась я, пытясь выбраться из захвата. Меня не отпускали.-Будем стоять в дверях до утра?
  
  --Я не против,--прямо замурлыкал гаденыш, зарываясь лицом в мои волосы.
  
  --Против я.
  
  Вздохнув, Данте, все также не выпуская меня из кольца рук, переместился в кресло. Шерлан уселся на кровати (бедная Веста!), а Тьерран остался подпирать косяк двери.
  
  --Малышка, как прошел день?
  
  --Читала, пыталась разобраться в той милой книжечке, которую вчера подкинул Шерлан... Спала, общалась с Даяникой. Она, кстати, сначала отказывалась со мной говорить... Я что, на монстрика похожа?
  
  Данте так усиленно завертел головой, что я решила-вот идеальный момент, чтобы прищучить его!
  
  --Данте,--ласково, мило,--скажи, а это не твоих рук дело, что прислуга игнорирует мои вопросы?-Демон вздрогнул. Так ему!
  
  -Нет, Геллочка, с чего ты взяла?
  
  Данте
  
  Черт, совсем забыл об этом приказе! Надо срочно этим заняться-вон, у Геллы глаза засветились не хуже, чем у высшего демона в боевой ипостаси.
  
  --Так ты ж у повелитель!
  
  --Но слугами занимается экономка!-попытался отвертеться я. Друзья судорожно закашлялись-вспомнили, как еще пару лет назад я отвоевывал себе право контролировать деятельность прислуги. Чего и добился, хотя право это использую не часто. Но то было дело принципа...
  
  Меня просветили внимательные глазки, затем взяли за подбородок, повернули на один бок, потом на другой...я при этом активно пытался скосить глазки.
  
  --Ну ты же теперь разберешься с экономкой, так?
  
  И отчего у меня впечатление, будто она уже все поняла? Или знает?
  
  --Мне нужна портниха, парикмахер...--резко сменила она тему. Слава богам!
  
  --Будет, все будет...
  
  Гелла
  
  --Ах да-я хочу себе компаньонку. Раз слуги не хотят со мной общаться... Хотя-кто сказал, что это подходящая компания?
  
  --А кем вы были в своем мире, дорогая?-ехидно спросил Тьерран.
  
  --О, кем я только не была! Но всегда у меня были слуги... Вы ведь об этом, милый?-меня тут же ревниво прижали к себе. Тьфу, удушить хочет! Так, пора с эти м визитом закругляться-все же Веста под кроватью...
  
  --И вообще-что за поздние визиты?-нахмурилась я.
  
  Меня нагло проигнорировали. Ничего, и на нашей улице будет праздник.
  
  --Кстати,--обратился ко мне Тьерран,--почему бы не сделать компаньонкой вашу нынешнюю горничную? Даяника, кажется?
  
  Хитрый, думаешь? Дурак ты!
  
  --Нет, я же сказала-слуги... они неинтересны, так? Данте. Ты считаешь, что слуги интересны?
  
  --Не знаю, малышка-никогда не пробовал с ними общаться... Тебе найти компаньонку?
  
  --Я подумаю. Может, сама кого-нибудь найду... В любом случае, ты узнаешь первый.
  
  Меня тут же укусили за ушко, за что и получили подзатыльник. Наглый! С чего это он решил, что может позволить себе такие вольности? Я и так еле справляюсь со страхом, стоит ему до меня дотронуться. Вспомнив о неприятном, я сбросила его руки и направилась к окну. Пусть думают, что я избалованная аристократка... Капризная девчонка. Так у меня больше шансов.
  
  --Я собиралась спать.
  
  Наконец-то намек был понят и троица удалилась, при этом Данте бросал на меня просительные взгляды до тех пор, пока дверь не закрылась. Ну прям побитый котенок, которого выкинули из дома в грозу! А ведь я помню, какой ты котенок... Не могу, нет, не хочу забывать!
  
  Из под кровати выбралась Веста.
  
  --Ну что, будем считать, что условное знакомство с отцом, Повелителем и его другом состоялось. Слушай план. Завтра-я надеюсь, Данте не задержит выполнение этого моего каприза-здесь появится портниха, парикмахер... ну и кто там еще. До этого мы тебя купаем, а, как только платье будет готово-устраиваем случайную встречу. Насчет последнего есть предложения?
  
  --Вы впервые выйдете в город-можно и Повелителя прихватить, для достоверности-где в какой-нибудь кафешке встретитесь со мной. Мы разговоримся... Ну а дальше все в ваших руках.
  
  --Да, этот план, в общем, подойдет. Разберемся с твоей легендой...
  
  
  
  
  
  
  Через пару дней я Данте, под ручку-как самая обычная пара, а не Владыка и его ли-гуляли по городу.
  
  --Данте,--последнее время на публику я играла дурочку-в чем-то умную, но только благодаря знаниям своего мира. Роль мне эта надоела, и поэтому, а иногда и для интриги, я давала Данте заглянуть под свою маску... Он подозревал, но до сих пор не догадался. А я понимала, что играю с огнем-но не видела другого выхода. Пока он заинтригован-у меня есть время. Пройдет интрига, исчезнет загадка-и он очнется, и попытается прочнее привязать меня к себе, ко дворцу. В последнее время он все больше времени старался проводить со мной, при этом хоть Шерлан и Тьерран не появлялись... и то хлеб.
  
  --Данте!-он настолько увлекся моими волосами, что даже меня не слышал. И чем ему они приглянулись? Он что, тоже блондинок любит?-Данте, волосы обрежу!
  
  --Не смей!-волосы тут же были прижаты к груди-благо длины хватало, а то уже представляю себя, таким первобытным способом завлеченную в объятья.
  
  --Ну что ты там такого нашел? Блошки?
  
  --Тьфу, правильно говорит Тьерран-стерва ты, ли!
  
  --А что он еще говорит?-тут же навострила ушки я. Какая оговорка, ммм!
  
  --Ничего, милая, ничего!
  
  --Если он ничего не говорит, значит-это твоя мысль? Я, по-твоему, стерва, да?!
  
  --Нет, милая, ну что ты! Ты милая, славная малышка! Моя малышка,--меня попробовали пригладить-и снова по волосам!
  
  --Милая?! С-с-славная?!-похоже, Данте сейчас станет первым демоном, у которого случится инфаркт. Он совершенно не знал, как реагировать на мою выходку. Ладно, поможем...--Уж лучше стерва!
  
  Мой демон расхохотался. На всю улицу, так, что на нас стали оборачиваться прохожие. Я попыталась ладошкой заткнуть ему рот-что он себе репутацию портит?-при этом особо не надеясь на успех. И правильно делала, что не надеялась-ладонь мне расцеловали, но смеяться он не перестал.
  
  
  Данте
  
  Отношения с ли постепенно налаживались... И это меня настораживало. Связи между нами практически не было, что само по себе свидетельствовало о том, что не все так радужно, как моя ли пытается мне показать. И даже те отголоски, что все-таки до меня доходили, хоть и не позволяли мне быть постоянно в курсе ее мыслей-здесь, по-моему, больше виновато строение ее мозга-но четко демонстрировали: она не испытывает практически ни одного из тех чувств, что мне демонстрирует.
  
  Шерлан прав-она меня не простила. И не любит. А еще с момента появления ли возник разлад между друзьями. Шерлан сочувствовал Гелле-хотя это понятно, он никогда не поддерживал наших вкусов в отношении женщин, которые часто проявлялись через принуждение... Хотя мне, как и Тьеррану, это в некоторой мере импонировало. Мы получали удовольствие от схватки, в которую превращался секс-хотя при этом мало заботились о том, чем эта схватка казалась девушкам. И какие шрамы потом у них оставались. И жили ли они, чтобы эти шрамы увидеть.
  
  Мы гуляли, Гелла шутила и смеялась - но я знал, сейчас в моем распоряжении одна из ее бесконечных, завораживающих масок. И ее присутствие, когда я еще не изучил настоящую ли - оскорбление недоверия. Пусть даже доверия я не заслужил. Я ничего не имел против ее масок, понимая - это грани ее характера. Но мне хотелось бы узнать настоящую Геллу.
  
  И еще у меня было подозрение - она что-то затеяла. Не опасное для меня, но... это что-то мне явно не понравится. Но ничего, что я мог бы предъявить ей - у меня не было. Конечно, я мог поставить ее покои на магическую прослушку - но если она об этом узнает, а она узнает, можно не сомневаться, ни о каком доверии и уважении и речи не будет идти. И чейчас единственное, что я могу сделать-это найти способы выяснить, что она затеяла, без столь радикальных мер.
  
  Оставив надежды успокоить меня-ее попытки забавляли меня еще больше, заставляя заходиться в приступах неудержимого хохота-она потащила меня в какую-то таверну, шепча, что дома, в родном мире, вела правильный образ жизни, никогда не пила, не курила, не кололась... Последнего я не понял-ей прищлось объяснять. Фу, что за гадость! Ну так вот, продолжила она, не пила, не курила, не кололась... Но первое сегодня она намерена исправить. Вон там! При этом она указала пальчиком вглубь таверны, где за столиком сидели несколько парней и девушек. Студенты какой-нибудь Академии на отдыхе... Ну что ж-если Гелла хочет так продолжить нашу прогулку...
  
  Гелла
  
  Последние несколько дней были напряженными. Мне приходилось много времени уделять Данте, у которого так не кстати проявилась интуиция во всей красе... которая ему явно твердила, что у него под носом что-то происходит. Я еще раз переговорила со стариком-и попросила проверить, есть ли в моей комнате что-то, позволяющее следить за мной... Он поворчал что-то на тему 'Повелитель, мой ученик, я его благородным воспитывал, он до такого-чтоб за своей невестой да следить, не опустится...'
  
  Я не стала напоминать ему о том, что именно Данте послал его к черту, когда нужна была помощь (это благородный-то, да!), а также о том, что вряд ли Данте, сидя 350 лет на троне, остался принципиальным... Хотя, вон как порой черти шутят, а уж демоны!..
  
  Я вертелась как могла-разбираясь с Данте, пряча Весту... и приводя ее в порядок. У девочки хорошие данные, но за время обучения в Академии она несколько огрубела...
  
  Мы совместно даже легенду сварганили-якобы она внебрачная дочь аристократа и служанки (что самая что ни на есть правда-мы даже не лжем!), что ее растила мать, что отца она не знает, да и знать не хочет-ведь он их бросил (так, так, пройдемся по если пока и не мозолям... то очень скоро мозолям)... Отучилась в Воинской Академии-это я предпочла бы скрыть... но что-то я сомневаюсь, что Веста сможет очень убедительно врать о быте Академии благородных девиц (тут и такая есть)... Тактика, на мой взгляд должна заключаться в тайне контраста. Избегать разговоров о себе, изредка проговариваясь... Выплескивать на него то радость, то боль, то надежду-чтоб он задыхался, не мог подумать... Чтоб чувствовал и чтоб болело.
  
  Расчет мой был на то, что ни один нормальный мужик не устоит перед тайной-в моем мире на это велись все. Единственная проблема-заманить тайной можно... Как не потерять уже полученное, раскрыв тайну хоть на чуточку? Однако эту проблему я собиралась решать тогда, когда у меня появится, от той же Весты, хоть немного больше информации о личности Тьеррана. А пока...
  
  Даяника вела себе примерно-и получала каждый вечер свое противоядие. Почему я так уверена? Потому что Тьерран, не верящий в мою невинность, косился на меня в каждым днем все более подозрительно. Но сделать, хи-хи, не мог ничегошеньки. Долго он так не выдержит и придумает что-нибудь новенькое... Если у него еще останется время, нервы и желание... Ведь у Весты хороший потенциал-а под моим руководством... Тьеррану ничего хорошего не светит!
  
  А пока знакомство со студентами, среди которых затесалась и Веста, шло полным ходом. Слава богам-Веста не была похожа на Тьеррана: он жгучий брюнет, она шатенка, у нее насыщенно серые глаза, у него черные... И вообще, оказалось-чем чище кровь-а ее чистота зависела от того, рождены ли твои предки, да и ты сам, в Паре-тем насыщеннее, интенсивнее пигментация. Практически все высшие демоны, то есть демоны, предки которых на протяжении многих поколений рожденные в Парах-при этом чаще всего наращивается сила-выглядели как картинки, где ребенок прошелся разноцветными фломастерами. У некоторых можно было найти ярко зеленые, у некоторых-насыщенно красные глаза... Или волосы. А вот полукровки чаще всего характеризовались почти человеческим расцветками.
  
  Для Данте, насколько я поняла, ситуация была весьма непростой-наследником мог стать только ребенок, рожденный в Паре. Больше всего меня удивило то, что мы уже считались Парой-без обрядов, даже без моего браслета... Только так малыш или малышка смогут не только унаследовать, но и приумножить силу. То есть только наш ребенок сможет наследовать трон. При этом, так как раса демонов доминирует по отношению к человеческой-он будет демоном. Хотя, конечно, мне было жаль Данте...но мир не мой, страна не моя... Она мне ничего не дала-я ей ничего не должна. Все, что мне надо-я беру сама. Этот мир не дал мне ни советника, ни помощника... он не дал мне ничего, кроме боли. Так почему я ему должна наследника для демонов?
  
  Поэтому даже все то, что я уже узнала-не меняло моих планов. И даже то, что последнее время меня беспокоило: перед моим отбытием в этот мир до месячных оставалось всего пару дней... Но их не было. Это было непривычно. Это было подозрительно. Я могла придумать сотню объяснений-болезнь, нервы, стресс, новый мир и новые законы... Но я знала-все ложь. И та кошмарная ночь нашла во мне продолжение. Я не хотела ребенка, но сейчас уже мало что могла изменить. Я ко всем и всему всегда относилась с недоверием, с подозрительностью... Везде видела умысел-потому что сама такая... Даже если что-то сделала просто так-потом всегда извлеку из этого пользу. И сейчас во мне неожиданно всколыхнулась надежда-а вдруг вот он, пока еще маленький, но уже живой-существо, которое меня полюбит не потому, что я гениальна, не потому, что я тайна, не потому, что я-его ли... А просто так-и я смогу отдать ему свое чувство. И я смогу ему доверять, потому что даже если и причинит вред-не со злого умысла... Наверное, я просто хотела, чтобы рядом было существо, которому я смогу простить все. Позволить себе простить все.
  
  И сейчас когтями и зубами выдирала себе право выбора еще для одной вещи: чтобы мой ребенок мог выбирать, чтобы у него не было необходимости также, как я сейчас, бороться за право выбирать свою судьбу. И мне было все равно-что у ребенка не будет отца. Если честно, я не видела в Данте много плохого... Но и хорошего, того, что желала видеть в своем сыне-или дочке-тоже не видела.
  
  Но сейчас важен план. И побег. И времени у меня практически не было. Не думаю, что все упростится, стоит Данте узнать о моей беременности.
  
  Данте, которого студиозы не узнали-приятно для разнообразия-мило с ними общался, попивая вино. Я его даже пробовать не стала-попросила сока. На меня, после моего заявления о стремлении напиться, смотрели странно... но он уже привык к тому, что мои слова не всегда совпадают с действиями, а с мыслями... этого, конечно он не мог знать, но-с мыслями мои действия совпадали лишь по общей направленности плана. И именно поэтому мало кто воспринимал меня всерьез-и именно поэтому столь тяжело за это потом расплачивались.
  
  Я мило беседовала с Вестой-выглядела она просто замечательно. Но это не удивительно-я потратила на нее прорву денег и времени. И если денег мне было не жалко-не мо же!-то времени... Время у меня сейчас-впрочем, как всегда-ценилось дороже золота... Милая шатенка (перекрашивать в блондинку я ее не стала-не в этом соль!) с серыми глазами, в зеленом платье...
  
  Компания приняла нас на удивление легко-наверное, они не знали, чем себя занять... Это было мне на руку. Все шло гладко, Данте вел себя естественно...
  
  Ближе к вечеру большая часть компании была уже в подпитии-это, кстати, касалось и Данте. Веста тоже, чтобы не вызывать подозрения, не отставала от остальных. Мне пить было нельзя по объективным причинам-но не могла же я их объяснить Данте, ей-богу! И поэтому чувствовала себя немного не в своей тарелке...
  
  На мое плечо легла тяжелая рука. Я оглянулась-и невольно отшатнулась: от демона, который опустил свою конечность на мое плечо, разило опасностью километра за два. Существовать в его ауре было невыносимо. Я дернулась: да что за мир такой! Мне не нравилось, что на большую часть угроз приходилось реагировать именно силой...
  
  --Я заберу у вас эту милую леди,--прошелестел голос над столиком, заставив всю таверну затихнуть и развернуть головы в нашу сторону. Некоторые, особо нервные-дернулись в сторону выходы. Честно говоря-я с удовольствием последовала бы их примеру... Но не суждено: с одной стороны меня придавила к скамье лапища нового знакомого, а с другой-ревниво обхватил Данте. У себя дома я никогда не оказывалась в подобных ситуациях: да, из-за меня ссорились, и даже при мне... но никогда дело не доходило до применения силы. Грубая сила мне всегда претила, оскорбляя мой разум. Зачем, боже мой, набивать кому-то морды, отбивать почки, выбивать зубы-это же не рационально, все равно потом придется лечить,--если можно все довольно спокойно решить мирным путем. Но, посмотрев на озверевшие лица демонов-озвучивать свои мысли я не стала.
  
  --Леди против,--прошипел Данте, еще сильнее прижимая меня к себе... Наверное, хочет пересчитать ребра... предварительно сломав их. Но для возмущений не время. Мне назревавшая сцена не нравилась-я не собиралась рисковать моим демоненком. Пусть даже мой он только временно... но чувство собственности-страшная вещь! Именно поэтому я вывернулась из захвата-до сих пор не понимаю, как это получилось!-и кинулась к входящей страже. Вот интересно, это кто ж успел так быстро сообщить о назревавшей драке?! Отблагодарить бы!
  
  Кинулась к тому, кого определила как офицера-а глаз у меня на такое наметан, не зря я столько в прошлой жизни общалась с военными, и, сделав личико поневиннее, добавив немного влаги в глаза, горячо зашептала:
  
  --Вот там, видите?! Тот демон, который сидит-это Повелитель. Мы хотели чуть-чуть погулять, инкогнито,--и всхлипнуть.-А тут-покушение!-конечно, преувеличение... но пусть уж Данте сам разбирается с такими мелочами. Тем более, когда стража заявит о покушении на Повелителя-он сразу начнет искать заговорщиков... А у меня, наконец-то, появится хоть немного лишнего времени!
  
  Меня аккуратно отцепили от камзола-я специально, из злорадства, отпускать его не хотела, при этом изображая судорогу пальчиков (Всегда знала, что у меня красивые, маленькие ручки!) и передали на руки соседнему демону. Меня это вполне устраивало-поэтому я с новой силой вцепилась свою жертву, и приготовилась наблюдать представление.
  
  Данте
  
  Я буравил взглядом того, кто посмел покушаться на мою ли. Судя по виду-наемник, да с хорошим опытом. Высший демон. Я, конечно, был сильнее его-за чистотой линии Повелителей следили с самого начала, подбирая Пары и увеличивая потенциал каждого последующего наследника... Да еще и особая сила рода Повелителей, дававшая власть над всеми демонами... Опасности не было-но мои чувства требовали, чтобы я растерзал наглеца, посмевшего предъявить права на мою малышку. В таверну входила стража-но разве это мне помешает?! Прикажу страже постоять в сторонке, и р-р-астерзаю конкурента.
  
  Ли решила иначе: вывернувшись из захвата, она бросилась к стражнику и повисла у него на камзоле. Если бы на шее-и стражника бы прикончил. Плохо, что она вне зоны моего контроля-но стража ее в обиду не даст. Я уже приготовился напасть на наглеца-он это понял и стал понемногу менять ипостась, как нас обоих скрутили стражники.
  
  --Леди, который Повелитель?-не понял? Что затеяла маленькая интриганка? Стражники, естественно, не знали меня в лицо-но заявлению о том, что перед ними Повелитель-верили однозначною. Такими вещами у нас никто не шутил. Девчонка лукаво сверкнула с мою сторону взглядом... и сделала вид, что задумалась. Не понял? Маленькая стерва! Прав был Тьерран! Подошла ко мне, подергала за ухо, обнюхала... Я растаял и замурлыкал, попытавшись притянуть ее к себе поближе. Пусть стерва, но моя ведь?! И кто сказал, что я лучше?
  
  Но спектакль не закончился. Девчонка ткнула пальчиком в мою сторону и сказала:
  
  --Этот-Повелитель!-я буквально почувствовал, как за моей спиной напряглись мои собутыльники. Моего противника-несостоявшегося противника-тут же скрутили и повязали, заявив, что это было покушение на Повелителя, на меня то бишь. Я офигел и задумчиво взглянул на мою ли, притворявшуюся предметом мебели на руках у стражника. Последнее мне не понравилось-хочет изображать из себя святую невинность-пусть изображает, но у меня на руках! С этими мыслями выдрал несопротивлявшуюся ли с рук стражника. Праздник был испорчен, хотя, видя довольное лицо ли, я подумал, что она-то так не считает. В своих подозрениях я уверился, когда Гелла, довольно щурясь и удобнее устраиваясь у меня на руках, прошептала:
  
  --Я так пьяна!-на будущее учту, что ее 'напиться' и мое 'напиться' крайне несхожие понятия. По-моему, пьянеет она от интриг и ситуаций, где ведет она... Моя малышка.
  
  А с 'заговором' придется разбираться...
  
  
  
  На следующий день, стоило мне только пройти в комнату Геллы, мне заявили:
  
  --Помнишь ту девчонку, ну, из той компании? Такую шатенку с серыми глазами?
  
  Я помнил-красивая девчонка, при этом мне она чем-то неуловимо казалась знакома... Но вот чем? Но вопрос малышки казался подозрительным, поэтому я усиленно замотал головой. Однако стоило ей начать хмуриться и подозрительно смотреть на меня, как моя голова (предательница!) начала изображать кивательные движения. Под ее насмешливым взглядом сне стало и вовсе неуютно.
  
  --Так да или нет?
  
  Я обреченно кивнул, ожидая, какой же сюрприз ждет меня сейчас. Мое состояние меня поражало: несмотря на то, что Пару подобрать не всегда просто, в стране их было достаточно-ведь и живем мы долго... Но таких отношений, какие установились у меня с моей ли я не замечал ни у кого: достаточно сказать, что в ее присутствии я походил то нашкодившего ребенка (так я не чувствовал себя даже перед родителями!), то неоперившегося юнца перед девчонкой... или перед учителем. И это были совершенно новые эмоции и впечатления. Которые забавляли Шерлана и категорически не нравились Тьеррану. Которые заставляли подозрительно коситься в сторону спальни придворных дам... Надо сказать, что из комнаты Гелла по прежнему выходила крайне мало-та прогулка была приятным исключением... Книги она глотала-и вскоре стала поражать меня поистине обширными знаниями о мире, в который попала меньше месяца назад.
  
  --Данте. Данте. Данте!-я дернулся. Вот что значит задумался. На меня смотрели все те же насмешливые глаза.-Так вот, я подумала... И решила: вот ту девчонку я хочу себе в компаньонки. Иди и ищи ее!
  
  Ну и где прикажете ее искать?
  
  Гелла
  
  Когда Данте, надо сказать-вымотанный и удрученный-отправился искать Весту, я расхохоталась. Демоненок продолжал меня забавлять. Он становился при мне таким милым! Таким потерянным, расстроенным, или, наоборот-неожиданно радостным. А чего только эта обреченность стоит!
  
  Однако смеяться я быстро перестала, вспомнив, что с беременностью нерешенных вопросов прибавилось. Дело в том, что если кто-то в Паре уходил, ребенок оставался с другим. Я собиралась сбежать-а это значило, что у демона будет все права на ребенка. И мне почему-то казалось, что он не преминет воспользоваться этим как способом контроля... Я еще раз устало перечитала закоодательство Империи демонов:
  
  '...Пара считается признанной, когда специальные артефакты подтвердят возникновение Уз...'
  
  Об этом демон уже позаботился: меня сводили в центральный храм, главное предназначение которого заключалось именно в этой церемонии, при нашем прикосновении артефакты засияли... На меня жрец бросил неодобрительный взгляд, сначала обнаружив, что я -человек, а затем-что у меня нет браслета.
  
  '..официальное признание пары наступает, когда на руках сочетающихся появятся браслеты...'
  
  Браслет на моей руке еще не появился-и слава богу. Хотя у демонов с этим проблем обычно не возникало. Узы довольно быстро обеспечивали возникновение нужных для его появления чувств-а потом уже все шло по нарастающей. То есть Узы давали толчок в сторону браслетов, браслеты усиливали и возвращали Узам... Именно поэтому Пары распадались крайне редко.
  
  Одну минутку. Пара считается официально признанной... Так, так... Так вот почему демоны настолько удрученно отнеслись к отсутствию браслета. Мы с Данте не являемся официальной признанной Парой... Хотя, конечно, все это казуистика, и такого временного интервала между признанием и официальным признанием у демонов не бывает... Поэтому и законодательство на такое не рассчитано. Хе-хе... До чего же я люблю порой игру слов... Сколько битв еще в родном мире я выиграла именно благодаря ей... И сколько денег заработала-но это не столь важно... Значит, раз официально мы с Данте друг другу никто...Хотя вообще-Пара. Да, мило вышло! Итак...
  
  Я судорожно листала книгу, пока не нашла то, что требовалось:
  
  '... Дети официально признанной Пары при уходе одного из родителей остаются с тем, кто не проявлял инициативы для разрушения созданного богами...'
  
  Что же получается? Конечно, изначально термин 'официально признанной' вряд ли нес смысловую нагрузку... Но как он здесь к месту! Ведь выходит, что если мы не 'официально', то ребенок, с одной стороны-вроде и ребенок Пары (что не помешает ему, если он потом захочет, стать Наследником Данте), а с другой-в общем-то подпадает под законодательство о полукровках... Какая удача! Даже если Данте решит поменять законы, то уже будет поздно-ситуация то уже сложилась! (это я уточняла у самого Данте)
  
  Осталось решить проблему денег, потом можно пару месяцев погулять по просторам необъятного нового мира... И поторопиться с поиском постоянного пристанища-нельзя же с ребенком постоянно бегать!
  
  Деньги были сейчас для меня самым больным вопросом: где их взять? Грабить казну Данте было не по мне, я всегда предпочитала 'честную' комбинацию, а не откровенное воровство... Но здесь такое тоже не годилось-при проведении такой комбинации он быстро бы выяснил, где я и что со мной.
  
  В дверь постучали-и довольный Данте втащил в комнату перепуганную Весту!
  
  --Нашел!-ну прям собачка, нашедшая палку, брошенную хозяином!
  
  --Умница!-раз похож на собачку, то и ответ... соответствующий!
  
  --Веста, у меня к тебе предложение: будешь моей компаньонкой?-Данте, решив, что отказ плохо скажется а моем настроении, свел брови. Умеет же, когда хочет, быть грозным! Веста судорожно закивала. Испугали бедную девочку!-Данте, пусть ей заплатят... Кстати, у меня возникла очаровательная идея: почему ты до сих пор не организовал милые посиделки со мной и твоими друзьями?
  
  На меня бросили подозрительный взгляд, ожидая подвоха... Я не разочаровала, чуть переборщив с наивностью во взгляде. Он покорно вздохнул и пошел выполнять очередной каприз. Интересно, с чего это он такой покорный?
  
  А о подвохе все равно не догадается-хотя бы потому, что для подвоха то, что устрою, крупновато! Не высмотрит!
  
  
  
  
  
  На семейный... а что, так и получается! Итак, на семейный вечер мы с Вестой явились праздничные и сияющие. Тьерран по привычке облил меня ведром презрения, в котором явно чувствовалась подозрительность... Шерлан мне улыбнулся, и попытался незаметно ткнуть друга, чтоб не портил вечер. На Тьеррана это не подействовало. Тогда ему достался пинок уже от Данте... и снова безрезультатно. Проследив за его взглядом, мысленно потерла ручки-смотрит туда, куда и требуется! Я когда то слышала, что у членов одной семьи, если они не росли вместе, возникает притяжение... Не знала, что это распространяется и на отца-дочь... Но как к месту. Веста хмурилась и кидала просительные взгляды на меня... Тьерран не мог оторвать взгляда, будто бы сейчас все его мечты и желания сконцентрировались в девчонке...
  
  Я посадила малышку рядом с Шерланом, а сама села с другой стороны. Данте, естественно, поспешил занять место рядом со мной, а Тьерран, недовольно фыркнув и бросая тоскливые взгляды на Весту, уселся рядом с Данте.
  
  Сменялись блюда, мы шутили, цапались... а Тьерран будто бы забыв обо всем, в том числе и обо мне... не мог оторваться от Весты. Она себя чувствовала немного неуютно. И в конце концов постаралась полностью переключить свое внимание на Шерлана. Теперь уже глава СБ почувствовал себя не в своей тарелке-разъяренные взгляды Тьеррана достались ему, а Веста наконец вздохнула облегченно.
  
  Если сначала меня такая ситуация устраивала-сейчас вызывала во мне подозрения. Голова вспомнила, что давно не напоминала о себе, и пронизала мозг молниями боли. Мальчишка вел себя так, будто прочитал мои мысли и планы-и решил подыграть. Я не верила в такие случайности. Веста красива-но не настолько, чтобы влюбиться с первого взгляда, а именно на это все было похоже.
  
  Вечер закончился довольно быстро-я сослалась на головную боль, и мне быстро поверили, глядя на практически синее лицо. Данте всполошился-но я настояла на том, что поможет мне Веста, ведь это ее обязанность, не так ли?
  
  На этом мы покинули зал, где проходил наш семейный ужин...
  
  
  
  --Веста, объясни, что происходит? Я знаю-такое поведение не свойственно Тьеррану.
  
  На меня смотрели печальные глаза. Я почувствовала себя сволочью. Ситуация выходила из под контроля, а я ничего не могла изменить.
  
  --Я всегда мечтала о том, что найду своего ли. Понимаешь, мечтала? Я думала о матери-и надеялась, что у меня все будет по другому. Что мы будем чувствовать боль друг друга, что будем помогать... Я приползала поздно вечером в свою комнату после изнурительных тренировок, закутывалась в тонкое одеяло-потому что приходилось брать то, что давали, ведь я-сирота, и у меня не было родителей, чтобы помогать материально... Я мерзла, а в душе мечтала, что придет Он-моя половина-и укутает, спасет, сбережет... И еще знаешь что меня согревало в те ночи?!-ее голос сорвался на крик, такой, что прибежала Даяника... Веста не заметила, а до меня непривычно медленно начало доходить...--Что отомщу тому, кто бросил меня и мать, тому, кто предал меня, даже не зная...
  
  --Тьерран-твоя половина, да?
  
  Она обреченно кивнула. Я со стоном упала на кровать.
  
  --Он знает?
  
  Опять кивок. Черт, все еще хуже, чем я думала. И в кого ж он такой умный?
  
  --Руку!
  
  Она вздрогнула и протянула руку. Браслета не было-и это была удача. Значит, они еще не связаны настолько, чтобы читать мысли друг друга, значит, мои планы, в часть которых была посвящена Веста, пока были в безопасности.
  
  --Ты понимаешь, чем нам это грозит?-она испуганно кивнула.-Что ты намерена делать?
  
  --Не знаю.
  
  --А надо, милая, знать. Потому что наши планы готовы отправиться к чертям,--я мазнула Даянике, чтобы ушла.-Он твой отец и твоя половина. Он тебе нужен?
  
  Она закивала.
  
  --Как ты собираешься действовать в данной ситуации?
  
  --Он меня убьет. За план, за месть... он точно меня убьет.
  
  --Не переживай-не тронет он тебя.
  
  --Нет, я не могу остаться,--она как будто и не слышала.-Он же мой отец-и я хотела ему отомстить. И хочу,--она вдруг твердо и осознанно посмотрела на меня.-Да, ты права. Он меня не тронет-а я не могу не отомстить. Потому что он, даже будучи моим ли, остается тем же. Этот факт ничего не меняет.
  
  --А вот тут ты не права. Меняет он много чего-но главное-это сроки. Уходить нам надо уже сегодня. Потому что эту ночь Тьерран проведет под дверью твоей комнаты-а завтра будет искать тебя. И Узы будут на тебя очень сильно давить. Так, что ты вряд ли выдержишь-я знаю. И твои чувства... не сказала бы, что Узы их навязывают... они во многом упрощают установление связи... но нам это как раз не надо. Завтра сделай вид, что ничего не почувствовала-пусть он начнет сомневаться. Я за завтра все самое необходимое соберу, разберусь с делами... Сколько тебе дали в качестве оплаты?
  
  Она назвала сумму.
  
  --Этого достаточно на первое время?-она закивала.--Забери деньги, и никому не говори о том, что завтра мы уходим.
  
  Я позвонила, Даяника тут же вошла. Ждала под дверью.
  
  --Даяника, ты, я думаю, уже поняла, что я ухожу? Это, тем не менее, не меняет нашего соглашения. Ты продолжаешь следить за делами в замке и передаешь информацию деду Весты. От него же получаешь противоядие. И, думаю, ты не сделаешь глупость, попытавшись меня предать?-дождавшись отрицательного жеста, попросила:--Позови старика.
  
  Демон явился довольно быстро. Он окинул быстрым взглядом наши пасмурные лица и насмешливо улыбнулся.
  
  --Ну, как месть?
  
  Я пересказала ему последние новости.
  
  --Я надеюсь, вы не решите заняться личным счастьем внучки?
  
  --Нет, Гелла,--ответил он на удивление устало.-Это ее дело и ее решение.
  
  --Тогда слушайте следующее. Вы маг, можете создавать магического вестника для внучки, которая путешествует по дорогам мира, так? Вот и будете создавать его, обсуждая там последние сплетни. А в ответ получать флакончики с лекарством для одной служанки, которая будет заходить за ним каждый вечер... --я улыбнулась, демон ответил мне проницательной улыбкой. Обнял внучку и вышел. Я быстро сложила в сумку все самые необходимые вещи. Захватила также и приготовленные заранее яды, и старую книгу на древнем. Веста молча следила за моими сборами.
  
  --Ты разрешишь мне оставить письмо Тьеррану, объясняя ситуацию? Пусть месть будет такой, согласна?-Веста уныло кивнула, окончательно расставаясь со всеми мечтами.
  
  
  
  
  Весь день я отсыпалась, готовясь к дороге. Данте получил чуть другую версию-у меня не переставала болеть голова. Я попросила его оставить меня одну в течение нескольких дней. Он отказался, тогда я сорвалась, накричала... Потом расплакалась. Меня укутали в одеяло, погладили по головке-и нехотя пообещали никого не впускать в комнату в течение нескольких дней.
  
  Данте ушел, пришла Даяника-и получила указание никого не впускать в комнату и самой сюда не ходить в ближайшие дни, ссылаясь на запрет госпожи. Не пускать в комнату даже Повелителя. Оставить в комнате еду, питье... Кажется, все было готово.
  
  Вечером явилась Веста, вся бледная. Сказала, что Тьерран не оставлял ее в покое весь день. Подробности рассказывать не стала-я не выпытывала, ей и так тяжело.
  
  В четыре часа ночи Даяника проводила нас к выходу из дворца, а потом уже Веста довела нас до городских ворот, которые открывались в пять утра. Мы тихо проскользнули мимо стражи-и оказались на дороге. Так началось мое путешествие.
  
  
  Дворец, через три дня после болезни Геллы.
  
  Тьерран
  
  Веста исчезла. Даяника говорила, что вечером, через день после ужина, Гелла позвала ее к себе и с тех пор она не показывалась. Я ничего не мог поделать-Данте приказал не тревожить Геллу. И сам напивался, пытаясь сдержать обещание.
  
  Утром третьего дня затворничества ворвалась в кабинет Даяника. И я сразу понял-что-то случилось. И я точно знал-виновата будет эта блондинистая зараза. И если она впутала в свою игры мою Весту... Я ее убью. Я никогда не ждал своей ли так, как Данте. Но сейчас понимал-ни за что ее не отпущу. И теперь я прекрасно понимал Данте, трясущегося над Геллой как над бесценным сокровищем. И еще не понмал-почему Веста меня избегала. Всю ночь после ужина я провел под дверью Весты-она не появилась, и меня терзала ревность. Где она проводит свои ночи? Где она проводит ночи, которые должны принадлежать мне?
  
  На следующий день она вела себя так, будто бы никаких Уз между нами не возникало-я было уже начал думать, что сам ошибся... Но я не мог! Она сбежала от меня при первой же возможности-и я понял: здесь приложила свою ручку блондинистая зараза, которую только Данте и мог терпеть. Я никогда не верил, что она такая дурочка, которой казалась на первый взгляд. Еще тогда, когда мы нашли оборванную девчонку в мантии жреца, когда она бросила один единственный взгляд на нас и определила, кто что из себя представляет-я понял, что мне еще достанется от этой стервы. А потому поспешил сплавить ее Данте, зная, что после его развлечений даже не все демоницы выживают. Сам я связываться поостерегся. Кто же знал, что она окажется такой любимицей удачи?
  
  И сейчас, когда Даяника дрожащим голосом рассказывала о том, что в комнате госпожи нет, меня интересовало другое:
  
  --А Веста?-я уже знал ответ га этот вопрос... но все равно вздрогнул, когда понял: сбежали.
  
  
  
  Рассказывать о том, как метался Данте, узнав, что его драгоценная малышка, не стоит. Хуже стало только тогда, когда он понял-смоталась она, даже не прихватив ничего ценного. Всегда знал, что Гелла не дура-с чего бы ей прихватывать вещи из дворца, которые, конечно, сбыть можно-но при этом указав погоне, где ты находишься. Такие вещи узнать довольно просто хотя бы по клейму рода Повелителей. Хотя Данте и Шерлан списали это на непредусмотрительность и спешку. Ну-ну... и Весту она тоже только в спешке прихватила.
  
  Сейчас Данте громил дворец. Я пронаблюдал, как красиво летели чашки из трехсотлетнего чайного сервиза, как за ними последовали блюдца... Затем бокалы, бутылки с драгоценным вином...
  
  Потом были испорчены портьеры и обивка стен и мебели, затем были разогнаны слуги...
  
  Выдохшийся Повелитель опять взбеленился, когда один из самых смелых слуг протянул ему конверт. Мне тоже был вручен такой же, что опять-таки указывало-Гелла знала гораздо больше, чем я. Что было очень плохим знаком. Девчонка, которая в этом мире не больше месяца-обвела вокруг пальца весь дворец, с его Повелителем и службой безопасности.
  
  Данте разорвал конверт и стал читать, бледнея с каждой секундой.
  
  --Можно вслух?-попросил я и сам подивился своей наглости. Алчно взглянув на мой конверт, он кивнул.
  
  ' Милые мои демоны!
  
  Вы, наверное, уже догадались, что я уже давно далеко от дворца... Да и от столицы! Но это не столь важно.
  
  Еще дома я всегда бежала от трех вещей: брака, правления и чужой ко мне привязанности. Может, это глупо... но не вам меня судить-сами по самую макушку в д...ме. Мне грустно с вами расставаться-несмотря ни на что, я успела к вам привязаться. Но что поделать, если ты, Данте, сосредоточил в себе все три самые неприятные мне вещи?
  
  Кстати, милый-у меня для тебя сюрприз: я беременна. Мило, правда? Теперь я никогда не смогу забыть ту ночь. И, кстати-на ребенка ты не имеешь прав-ведь раз нет браслета...значит, нет официальной Пары, а нет официальной пары-ребенок подпадает под определение полукровки... и остается с матерью. Милый, не шипи, я прекрасно знаю-это лишь буква закона, а не его дух. Но ты же сам мне объяснял: вам знакомо понятие казуистики, ведь так? И ты ничего не можешь сделать, милый.
  
  Что еще сказать? Ах да-для Тьеррана у меня была моя небольшая месть... вот уж теперь не знаю-месть это или подарок. Но, учитывая, что сам подарок со мной-это скорее месть. Знаешь за что? За то, что он испугался меня тогда, при первой встречи, и потому решил избавиться от меня таким вот небанальным способом... Ты ведь помнишь, каким?
  
  Но, говоря о мести, я немного лукавлю-я могла бы простить, просто... такого обычно не прощают, и мне нужно было отвлечь его от своей особы. Уж больно пристально он за мной следил. Мне, предствь, даже от Даяники бегать пришлось...Хотя в последний момент я перестала контролировать ситуацию... Жаль, ты мне так и не успел наскучить.
  
  Но все, милый-мне пора, Веста ждет. И не беспокойся-Веста меня проводит, она закончила Воинскую Академию.
  
  Целую-и надеюсь, мы больше не встретимся.
  
  Гелла'
  
  --Стерва! Моя стерва. Я до тебя еще доберусь-и ты от меня никуда не денешься. Что ты застыл, Тьерран? Открывай свое письмо!
  
  Я начинал подозревать, что в нем будет. Весту мне подсунула Гелла-но не рассчитала, что та окажется моей половиной, в результате чего им пришлось срочно бежать из дворца-до появления браслетов и способности читать мысли друг друга.
  
  ' Тьерран!
  
  Письмо тебе доставляет мне несказанное удовольствие. Веста разрешила мнее раскрыть ее секреты...
  
  Ну что ж, слушай. Думаю, Данте уже поделился информацией своего письма... А поэтому не буде повторяться. Знаешь, кем я была в своем мире? Программистом, скажешь ты. Но это ведь только часть правды. Я гениальна, хоть и не люблю это слово-уж больно банально оно звучит. Но что делать... Дома было не скучно-там много государств, много армий, правительств и служб безопасности. Раскрою тебе маленький секрет-я с десяти лет сотрудничала с последними. А откуда, по твоему, у меня оказались деньги на свою фирму? Веселое было время-и комбинации гениальны! Гениальны настолько, что, когда пришло время от меня избавляться-оказалось, что вместе со мной потонут и они. Это, пожалуй, была самая гениальная моя комбинация-столько лет держать в напряжении такое количество умных людей! Жаль, что я не досмотрела этот спектакль до конца-моя смерть оказалась так не кстати! Я позаботилась о том, чтобы даже если умру-все получат по заслугам. И море компромата обрушилось на правительства, на СБ, на полицию... Хороший Армагеддон, хороший антураж для моих похорон.
  
  Так что нет у тебя, Тьерран, опыта, не хватает и ума, чтобы обыграть меня даже в твоей игре. Ты пока еще дилетант-а я могла бы дать тебе пару уроков... Но не судьба. Надеюсь, мы больше не встретимся-хотя сильно в этом сомневаюсь. Встретимся, встретимся! Но... ты можешь спросить: тогда зачем весь этот спектакль, этот побег?
  
  Мы встретимся и сыграем, со всеми вами. Но уже в мою игру и на моем поле! Вот и весь смысл.
  
  А теперь о секретах Весты: я планировала тебе небольшую месть. Извини, друг-получилась большая. Она, Веста, тоже хотела тебе отомстить. Хотя то, что вы половинки, оказалось для нее настоящим ударом...
  
  Может, помнишь ту служаночку, которая от тебя забеременела? О, не пугайся! Веста-не та служанка, думаю, свою ли ты и тогда бы узнал! Все еще интереснее: Веста ребенок той служанки-и твоя дочь. Вот видишь, милый, как плохо забывать о своих детях? Интересно, может где-нибудь еще бродят твои бастарды? Страдая от нехватки любви и тепла в детстве, мучаясь ненавистью, ну и более приземленным: голодом и холодом? Поищи, поищи, а то вдруг кто-то еще их найдет и использует, чтобы тебя достать?
  
  Интересно, как ты это будешь разруливать? Я то планировала просто тебя влюбить, сделать больно... А потом раз-и твоя возлюбленная твоя дочь! Ты бы ее перевел в ранг дочери, постарался бы забыть о своей неотеческой привязанности... А тут попробуй забудь! Если твоя дочь-твоя половинка... Кстати, она все это знает. Так что, как говорится-звиняй, друг, такого не ожидала. Хотя, что врать-так интереснее! Но пора заканчивать-и делать ноги из золотой клетки. А ты не переживай за Весту-она ведь со мной... А ее даже от тебя защищу!
  
  Гелла'
  
  Я был в шоке, а на меня подозрительно уставились две пары глаз: Данте и Шерлан.
  
  --И отчего мы не знаем таких подробностей твоей личной жизни, а, друг?
  
  --Каких?-вот стерва! С Геллой связываться себе дороже! И что мне теперь делать?
  
  --О дочери и ли. Хотя нет, учитывая, сколько у тебя побочных детей-первое не сюрприз. А вот где ее откопала Гелла... наша наивная дурочка. А вот то, что твоя дочь и есть твоя ли... Которую ты бросил и которая тебя за это ненавидит... Сочувствую, друг,--неожиданно ухмыльнулся Данте.
  
  А что мне сказать-что я сам себе сочувствую? И вдруг я услышал:
  
  --Интересно, надо найти всех своих детей,--задумчиво сказал Шерлан.-Вдруг Гелла найдет кого-нибудь раньше? А при ее уме отомстить она надет за что?
  
  Судя по задумчивому взгляду Данте, он тоже был занят поиском своих детей-ведь с Геллы станется заняться и этим. А уж за что мстить Данте-даже думать не надо!
Оценка: 5.28*24  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Ю.Эллисон "Хранитель" (Любовное фэнтези) | | Н.Волгина "Ночной кошмар для Каролины" (Любовное фэнтези) | | Н.Волгина "Провинциалка для сноба. Меж двух огней (книга 2)" (Женский роман) | | Л.Летняя "Проклятый ректор" (Магический детектив) | | М.Эльденберт "Мятежница" (Любовное фэнтези) | | О.Обская "Невеста на неделю, или Моя навеки" (Попаданцы в другие миры) | | А.Респов "Эскул. Небытие" (ЛитРПГ) | | О.Алексеева "Принеси-ка мне удачу" (Современный любовный роман) | | А.Эванс "Право обреченной. Сохрани жизнь" (Любовное фэнтези) | | И.Зимина "Айтлин. Лабиринты судьбы" (Молодежная мистика) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"