Milton Anna: другие произведения.

Бессмертие. Кровавый полдень. Книга третья

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Наступили темные времена. Мия Эндрю не помнит ничего о себе и своей жизни после пробуждения. Но она знает, что была мертва. Почему девушка открыла глаза? И почему ее терзает тяга к человеческой крови? Кем она стала? Назревает война между Бессмертными и Лугару. Мия Эндрю должна защитить своих друзей и побороться против могущественных существ, желающих убить всех, кто ей дорог.

  Ничто не усиливает любви так, как неодолимые препятствия.
  
  Лопе де Вега
  
  - Часть первая -
  
  Пролог
  
  Когда ты бессмертен, то тебе не стоит бояться опасности. В твоем распоряжении вечная жизнь, невероятные способности, о которых мог мечтать любой человек...
  Но я никогда не хотела для себя такой участи. Я не хотела быть вампиром. Только мне не оставили выбора. Кто-то все решил за меня, даже после того, как смерть после нескольких неудавшихся попыток, настигла меня.
  Почему я снова сделала вдох? Открыла глаза?
  Уж лучше смерть, чем такая "жизнь". Это непреодолимое чувство дикой жажды заполняет каждую клеточку моего тела, и я уже не могу ни о чем думать, кроме как о том, как вонзить в кого-нибудь свои клыки и испить эликсир бессмертия. Постоянная борьба с собственными эмоциями, которые выводят тебя за рамки возможного.
  Разве такой жизни я хотела?
  Но теперь мне остается лишь смириться со своей новой сущностью. И только неудержимое желание любить и быть любимой помогло мне пройти сквозь череду испытаний, что уготовила судьба.
  Счастье, безусловно, стоит того, чтобы бесконечно за него бороться.
  
  
  Глава первая
  Пробуждение
  
  Что-то стремительно приближалось ко мне. Что-то неуловимое и очень быстрое. Странное ощущение пустоты стало постепенно наполнять меня. Сначала я перестала чувствовать ноги, затем руки и вскоре мне стало казаться, будто я - совершенно отдельная часть. И мой внутренний голос - это все, что у меня осталось.
  Было совершенно бесполезно сопротивляться этой пустоте. Она лишила меня воздуха, она навсегда остановила мое сердце. Теперь у меня ничего не осталось, кроме кромешной темноты вокруг. Полное отсутствие каких-либо эмоций.
  Я понимала и знала, что умерла. И эта мысль должна была привести меня в ужас. Но... я ничего не чувствовала, мое состояние не приносило никакого дискомфорта. Только спокойствие, мертвая тишина и незримый мрак.
  Да. Наверно, о такой смерти мечтают многие... без боли, без страданий. Меня это вполне устраивало. Если бы передо мной стоял выбор: ад, или это неопределенное состояние и ощущение невесомости - я бы выбрала пустоту. Это гораздо лучше, чем переживать ужасную боль снова и снова. Ту боль, что терзала меня последние дни жизни.
  Я помнила этот кошмар. Часть моего сознание - теперь уже мертвого - воспроизводила каждую деталь пережитого мною кошмара. Поэтому та пустота, что поглотила меня, является, своего рода, маленьким раем. Я была безгранично благодарна тому, что больше не чувствовала дикой и душераздирающей боли.
  Меня немного настораживала одна деталь. Теперь я навсегда останусь при своем внутреннем голосе? При своих мыслях? Разве так и должно происходить после смерти? Странно, я всегда была убеждена, что, после смерти человека его душа отправляется на небеса. Смерть - это конец всему. Жизни, движению, времени, мыслям... Так почему я все еще могу думать? Могу слышать свой внутренний голос?
  Что-то изменилось.
  Внезапно я почувствовала, что к кончикам пальцев ног стало подкрадываться приятное тепло. Это сильно удивило меня. Но так же это ощущение казалось довольно воздушным и безмятежным.
  Тепло стремительно растекалось по всему телу. Это стало превращаться в жар. Сначала мне даже нравилось, что становится теплее. И буквально через несколько мгновений жар резко усилился. Ощущение было подобно тому, что я прислонилась к раскаленной лаве. Жар обжигал меня изнутри.
  Что со мной происходит? Почему я чувствую жар? Почему я вообще что-либо ощущаю? Неужели этот дикий огонь во мне - предвестник ада? Разве я попаду туда? В место, где правит боль и хаос? Но что я сделала плохого в своей короткой жизни, за что судьба решила отправить меня после смерти в ад? Разве я мало натерпелась, настрадалась? Неужели, боль, что мучила меня последние дни жизни, - это цветочки? Мне будет хуже?
  Жар продолжал расти внутри меня, и вскоре он добрался до сердца, которое неожиданно издало слабый, но очень резкий удар. Это чувство агонии настолько поглотило меня, что я не могла больше ни о чем думать. Все смешалось, превратившись в одно неясное пятно.
  Жар стал подобен неистовому пламени. Казалось, еще чуть-чуть, если огонь хоть на крошечную долю усилится, то я закричу, громко и пронзительно. Я взорвусь от боли.
  Но я уже кричала, только в своих мыслях. Правда этот стон так и не сорвался с моих неподвижных уст.
  Мое сердце трепетало в груди с невероятной быстротой. Я не могла, да и не пыталась, уловить его удары. Все мое внимание было сконцентрировано на адском пламени, которое так и росло во мне.
  Почему все изменилось? Почему исчезло то состояние покоя, которое меня вполне устраивало? Почему на место пустоты пришла ужасная боль? Этот кошмар продолжался, набирал обороты. Действительно, та боль, что я терпела при жизни, стала абсолютно ничем по сравнению с тем ужасом, что окружил меня сейчас.
  Боже! Боже мой! Спаси меня! Избавь от этой боли! Пожалуйста! Пожалуйста! Пожалуйста! Если бы я была жива в эти секунды - я бы попросила убить меня, чтобы избавить от страданий. Но я и так мертва. Поэтому мне не получить спасения. Я в тупике, из которого нет выхода.
  Когда же это пламя погаснет?! Это и есть ад? Так будет вечно?
  Если же это так, то я полностью согласна с этим. Это невероятное жестокие и сильные боли, это дьявольский огонь, сжигающий все тело - ни один человек не смог бы пережить это...
  Адский жар добрался до горла, и то мгновенно вспыхнуло от жажды. Я бы закричала, сжала руки в кулаки, свернулась в клубок, но мое тело оставалось совершенно неподвижным. Я чувствовала это. С виду - нерушимое спокойствие, а внутри - свирепствующий пожар.
  Господи, если ты есть, избавь меня от этих мук! Хотя бы на минуту! Не дай мне вновь сойти с ума от этой баснословной боли! Прошу... Умоляю...
  Мне казалось, что огонь иссушил меня до самых костей; боль настолько вросла в меня, что еще немного, и я начну привыкать к началу вечного кошмара.
  Сколько это продолжается? Огонь растет, боль усиливается...
  Как бы сильно я не желала, чтобы все закончилось, - этого не случится. Похоже, эта боль и адский жар внутри меня никогда не исчезнут.
  Вдруг, что-то снова произошло; я не могла дать этому ясное объяснение. Но зато я отчетливо ощущала, что на дикий огонь во мне что-то надвигалось. Что-то такое же сильное и могущественное.
  Холод.
  Сначала он тоже, как и жар, был едва уловимым. Но через некоторое время холод стал усиливаться. Он очень медленно рассеивал жестокий и ярый огонь, пылающий внутри. Честно говоря, мне становилось легче - холод вытеснял из меня огонь. Сильная боль утихала.
  Я не могла поверить в чудо. Мне становилось легче, проще.
  Холод был довольно умеренным. Он не выходил за рамки возможного, как жар, так неожиданно вспыхнувший во мне. Но и огонь не собирался отступать. Он шел в атаку с холодом. Две стихии боролись во мне. Разрывали на части.
  В какие-то моменты холод уступал огню, и жар с новой силой разгорался во мне. Я хотела, чтобы победил холод - так я избавлюсь от невероятной боли, завладевшей мною.
  Борьба огня и холода продолжалась. Обе стороны были очень сильны. Они бушевали внутри меня. Ну а мне оставалось лишь ждать конца, который, как мне казалось, никогда не наступит.
  Я стала замечать, что мое сердце неспешно замедляет свой быстрый ход, как оно бьется все тише и тише. И предчувствие того, что вскоре оно вновь замолкнет, никак не влияло на мои ощущения. Я по-прежнему чувствовала, как холод с большей уверенностью контролирует жар, который впоследствии стал для меня лишь отдаленным воспоминанием о бушующем огне.
  Холод побеждал. Он приводил мой разум в норму. Но единственное, что не изменилось - это страшная сухость в горле. Правда мысль об этом занимала лишь часть моего разума. Остальное внимание было устремлено на другое - более важное и удивительное.
  Я стала ощущать невероятную легкость во всем теле. Я могла чувствовать свои ноги, руки, кончики пальцев. Это казалось мне довольно странным и очень далеким. Будто я проспала очень долгое время, и теперь настало время для пробуждения.
  Я почувствовала на своей коже едва распознаваемое прикосновение ветерка. Ощущения и контроль над собой возвращались ко мне.
  Так же вернулся и слух.
  Мне казалось, что я могла слышать абсолютно все. Слабоватый свист ветра, звенящий шелест листьев неподалеку. Я могла слышать гармоничное щебетание нескольких птиц.
  Все это было для меня совершенно невероятным.
  Разве я не умерла? Если нет, то что со мной происходит?
  Огонь почти окончательно исчез. Холод одержал победу, и вскоре тоже стал утихать. Внутри снова образовывалась пустота, но теперь она была совершенно другой.
  Я была уверена на сто процентов, что полная власть над собственным телом вернулась ко мне. Я могла пошевелить любой частью тела, но все же не стала делать этого. Мне почему-то было страшно.
  Я не открыла глаза, потому что боялась увидеть вокруг себя такой же непроглядный мрак, что и тот, в котором я находилась неопределенное количество времени.
  Я стала отсчитывать секунды.
  Мое сердце стало вновь небьющимся. И я не ощущала от этого какой-либо дискомфорт. Наоборот, я была уверена, что именно так и должно быть.
  Сильная сухость в горле не исчезла. И даже если я забью свои мысли другим - боль все равно не испарится. Вот это ощущение сухости доставляло мне неудобства. И из-за этого мне хотелось сорваться с места и любым способом найти то, что будет способно утолить ноющую жажду в горле.
  Прошло ровно четыреста шестьдесят девять и восемь десятых секунд. Я была все так же неподвижна, и ближайшие сто десять секунд не планировала что-либо делать.
  Теперь я могла почувствовать, что лежу на чем-то твердом, гладком и теплом. Мои руки были сложены вместе на животе. Мне казалось, что если я пошевелюсь, то все разрушу - спокойствие и тишину внутри себя. Но любопытство было так же сильно, как и желание сохранить нейтралитет эмоций и чувств.
  Но и не могла же я вечность пролежать в одном и том же положении? Хотя то, что я была полностью обездвижена, никак не влияло на мое самочувствие.
  Я не дышала. Вот уже тысячу триста пятнадцать секунд. Я должна жадно хватать воздух ртом, но это не было необходимым. Мои легкие не горели от нехватки кислорода. Возможно, присутствовало лишь маленькое неудобство от непривычки.
  Но все же ради распирающего меня интереса я решила сделать небольшой вдох.
  Вот, мои легкие медленно наполнились воздухом, и ноздри носа трепетно раздулись, фильтруя неограниченное количество новых запахов.
  Каким-то удивительным образом я могла с помощью обоняния определить свое месторасположение.
  В нос ударили тысячи различных ароматов.
  Самым сильным и отчетливым для меня оказался запах гнили, горьковатой сырости. Более отдаленным мне показался немного сладковато-солоноватый запах леса, ароматы диких растений - лаванды, многовековых папоротников, мягкого мха, елей, кедров, дубов и сосен - заставили меня вдохнуть больше воздуха. Мне хотелось как можно дольше удержать в себе все новые запахи. И это удалось.
  Спустя шестьдесят пять с половиной секунд я сделала новый вдох, более глубокий и резкий.
  Теперь я почувствовала в себе необходимость сделать какое-нибудь незначительное движение. Так я окончательно заверю себя, что это - не сон, что я каким-то необъяснимым образом смогла чувствовать, слышать, дышать.
  Я сделала еще один крошечный вдох и слегка дернула кончиком указательного пальца правой руки. После этого вполне легкого и неуловимого движения по всему телу прошелся слабый электрический разряд. На меня нахлынул прилив бодрости, и я вновь зашевелилась.
  Воздушным движением я медленно провела кончиками пальцев по левой руке, которая оказалась невероятно гладкой, твердой, как камень, и в то же время теплой и нежной. Затем мои пальцы прошлись по шершавой и грубоватой ткани, что казалось таким по сравнению с моей кожей. Я ускоренно провела рукой дальше. И вот под своими пальцами я вновь почувствовала что-то поверхностно-гладкое, но бугорчатое. По ощущениям это напоминало камень.
  Мое любопытство продолжало расти.
  Я больше не шевелила рукой, оставив ее прислоненной к гладкой поверхности, на которой я, судя по всему, лежала.
  Я вновь засомневалась. Я должна была быть уверена на все сто процентов, что окружающая обстановка не представляет для меня никакой угрозы. И только в том случае, когда я буду всецело убеждена в безопасности, я смогу и дальше продолжать делать какие-либо движения.
  На всякий случай я сделала еще один вдох, чтобы отогнать от себя посторонние мысли и сомнения.
  Никакого присутствия новых запахов я не обнаружила.
  И все же, может, мне не стоит ничего предпринимать? Может, оставить все таким, какое оно есть на данный момент? Вдруг, мое любое движение причинить мне боль, или станет угрозой?
  Нет. Отступать уже поздно.
  Я резко открыла глаза.
  Самое первое, что привело меня в дикий шок - это то, что я видела абсолютно все до самых микроскопических деталей. Мое зрение стало таким же совершенным и невероятно острым, как и слух.
  Перед собой я видела несколько слоев пыли, которые кружились в беспорядочном танце. Мое прошлое зрение никогда бы не смогло уловить это чудо. Но сейчас, когда грани между возможным и невозможным стерлись, передо мной открылось множество невероятных способностей.
  Пылинки чем-то напоминали по форме снежинки - в виде пятиконечной звезды, немного причудливой формы.
  Это очень сильно заворожило меня. Я метала свой нереально-резкий и острый взгляд с одной пылинки на другую. Я могла видеть между ними отчетливую грань и расстояние. Каждая пылинка была по-своему уникальна и прекрасна.
  Следующей вещью, которая завладела моим бездонным сознанием, было то, что проглядывалось так же хорошо и четко за быстрым танцем пыли. Это был каменный потолок того помещения, где я находилась, причудливых цветов: в основном доминировал темно-серый цвет, так же присутствовал угольно-черный оттенок. Это казалось одним целым, но с другой стороны каждый цвет для меня был своеобразен, и легко отличаем.
  Я очень медленно и внимательно осматривала свое месторасположение. Боковым зрением я уловила нечто похожее на паутину. Резко переметнув взгляд, примерно в двух метрах я обнаружила продолговатый гладкий камень прямоугольной формы, на котором лежал иссохший и посеревший скелет, покрытый прочной пеленой паутины.
  Что-то щелкнуло во мне в этот момент.
  Неосознанно меня потянуло назад, и уже в следующее мгновение я обнаружила себя прижатой к каменной стене этого мрачного помещения. Внутри появилось смятение и удивление оттого, что я каким-то необъяснимым способом смогла меньше, чем за долю секунды, преодолеть расстояние около семи с половиной метров.
  Помимо невероятно острого слуха и зрения у меня есть супер-скорость. Прекрасно.
  Но я была настолько поражена и взволнованна тем, что происходило вокруг и во мне, что могла думать о своих способностях в последнюю очередь.
  На девяносто восемь процентов я была убеждена, что нахожусь в склепе - очень старом и мрачном, где нет ни единого намека на жизнь. Я лишь по-прежнему слышала, что где-то неподалеку чирикают и щебечут птицы, дует ветер, шелестит листва - где-то за глухой стеной присутствует жизнь. А в этом темном склепе нет ничего живого, шевелящегося и подающего какие-либо звуки. Это гиблое место.
  Я ни на миллиметр не отстранилась от стены. Мои глаза медленно осматривали помещение, которое пахло гнилью и смертью.
  В два ряда были расставлены каменные возвышенности продолговатой формы, где на каждом лежали серые скелеты, покрытые узорчатой паутиной. Наверное, до смерти я бы обязательно обезумила от ужаса, оказавшись в этом месте, но сейчас чувство страха будто притупилось, и мне было совершенно безразлично смотреть на этот мрак. Меня напугала лишь неожиданность.
  Еще около пятнадцати секунд я простояла неподвижно, плотно прижавшись к стене. И только сейчас меня посетили вопросы: как я здесь оказалась? Где я нахожусь? И что, черт подери, со мной происходит?
  Кто-то перенес меня в этот склеп. Выходит, я действительно была мертва. Тогда почему я сейчас могу видеть, слышать, дышать, чувствовать и думать? Я восстала из мертвых, как зомби?
  Но я не чувствовала себя, как живой мертвец. Нет, конечно же, все это было довольно странно, и я не могла понять, почему вновь смогла сделать вдох и открыть глаза. Меня переполняли эмоции, чувства. Я ощущала себя растерянно. Совсем как человек.
  Человек.
  Могла ли я назвать себя человеком? Думаю, что нет. Разве обычный и нормальный человек может возродиться вновь, получить еще один шанс на существование после смерти? Определенно ответ отрицательный.
  Тогда, кто же я? Или, что я...
  Я резко моргнула и нахмурилась. В этом склепе я была совершенно одна, и ничто не представляло для меня опасности. Поэтому я убрала руки и отстранилась от каменной стены.
  Я оценивающе осмотрелась.
  С юго-западной стороны склепа мой глаз уловил тонкую полосу дневного света.
  Не раздумывая, я пошла к тому месту.
  Каждый мой шаг был грациозным, изящным и воздушным. Моя походка напоминала шаги королевского льва - такая же плавная и легкая. Я довольно быстро пересекла расстояние в десять метров, для этого потребовалось лишь четыре шага и пару секунд.
  Признаться, сначала мне показалось, что я могу потерять равновесие и упасть из-за того, что долгое время пролежала без малейших движений. Но я не ощущала никакого неудобства и слабой боли в мышцах. Эти шаги ничуть не утомили меня.
  Так же я почувствовала в себе то, что вполне спокойно могу обойтись без кислорода. Но для меня все же было привычнее дышать.
  Я подошла к полосе света, так четко выделяющейся во мраке склепа. Я осторожно вытянула руку и ступила небольшой шаг вперед.
  Только сейчас я заметила, что на мне было белое хлопковое платье чуть выше колен на лямках, полностью обнажающее плечи и руки. Я с удивлением взглянула сначала на свои пальцы, потом на запястья. Моя кожа была мелово-бледного оттенка, как у мертвеца. Но этот цвет не делал меня уродиной. Нет. Наоборот, это лишь придало мне неестественной красоты.
  Я осторожно приложила руку к щеке. Она была такой же твердой, идеально-гладкой и мягкой. Мои губы слегка приоткрылись, я перестала хмуриться.
  Я повернула голову направо и увидела перед собой дверь, точнее толстую каменную задвижку двух с половиной метровой высоты, которая перекрывала мне путь к свободе.
  И что же мне делать с ней? Как я открою ее? Какую же надо иметь силу, чтобы хотя бы на сантиметр сдвинуть эту каменную глыбу с места?!
  Я резко выдохнула и приблизилась к "двери". Я была почти уверена, что моя попытка не подействует, но я должна была попробовать.
  Я схватилась двумя руками за каменную задвижку и скривила лицо, приготовившись принять на себя нерушимое сопротивление, которое должно было растоптать мою мнимую уверенность в собственных возможностях.
  По правде говоря, я перекрутила в голове тысячу вариантов того, как мне удастся сдвинуть с места глыбу из камня. Но я и предположить не могла, каким окажется результат моих действий.
  Приложив все усилия, я одним резким движением сдвинула с места огромную задвижку. И это оказалось таким же простым, как будто я просто открыла дверь.
  Я с удивлением посмотрела на свои руки и усмехнулась.
  Так еще у меня есть супер-сила...
  Мой взгляд устремился вперед.
  Каким же отдаленным показалось мне небо, натянутое тяжелыми грозовыми тучами, будто я не видела его целую вечность. Передо мной расстилался густой ковер сочно-зеленой травы. Затем я взглянула вперед - на мрачный и заросший лес. Я находилась примерно в пятидесяти ярдах от него, но так же превосходно могла слышать шелест листьев, песнь ветра, звучание трепещущих птичьих сердец. И я могла отличать их. У каждого зверька свой ритм сердца, и теперь для меня услышать и распознать это казалось совершенно обыденной вещью.
   Я осмотрелась и вдохнула - так я могла понять, угрожает ли мне опасность. Я и сама не понимала, почему делаю это, будто так заложено на подсознательном уровне. Я лишь знаю, что должна быть предельно осторожной.
  Для меня нет никакой угрозы, поэтому я могу спокойно передвигаться дальше.
  Я уверенно ступила вперед. Босыми ногами я пошла по траве. Я не ощутила ни прохлады, ни неудобства, словно я шла по очень мягкому ковру, в который приятно проваливались мои голые ступни.
  Я постоянно оглядывалась по сторонам, пыталась уловить новые запахи, и это удавалось только тогда, когда дул ветер. А так прозрачный, свежий воздух был пропитан немного резким, горьковато-цветочным, напоенным солнечным ароматом запах недавно пробудившегося леса.
  Плавной походкой я приближалась к возвышающимся деревьям, которые так же отличались запахами друг от друга. Вот, например, сосна пахнет более резко и горько, чем ель. А зеленая красавица с иголками таит в себе несколько ароматов: неуловимый цветочный запах, смешанный со специфическим горьковатым привкусом.
  Теперь все было абсолютно иначе. Вероятно, что в прошлой жизни я была, просто-напросто, слепа и глуха. Как же было невозможно слышать и видеть всей этой красоты? Не наполнять свои легкие неповторимыми ароматами?
  Я вошла в лесную чащу. Казалось, звуков и шорохов стало больше, и все слышалось еще отчетливее и яснее. На молодом деревце, в двадцати пяти метрах от меня, с ветки на ветку перепрыгивала миниатюрная белка. И я могла безо всяких усилий слышать, как быстро и легко бьется ее сердце, могла считать все ее короткие вдохи и выдохи. Я могла видеть, как этот маленький зверек перепрыгнул на шестую ветку соседнего деревца.
  Я слышала, как шевелятся жуки, букашки под листвой. Но когда я проходила рядом, все мгновенно умолкало, словно я была опасна.
  Насыщенная зеленая листва, коричневые ветки, темные стволы могучих деревьев... Каждый цвет представлял собой уникальный и неповторимый оттенок, и мое человеческое зрение ни уловило бы эту утонченную грань.
  Все люди заблуждаются насчет красок, думая, что основных цветов достаточно немного. Но как же они ошибаются. На самом деле в мире миллионы, миллиарды различных оттенков. Каждая, даже самая незначительная вещь, представляет собой свой особенный цвет. И возможность видеть и различать все это - поистине прекрасна.
  Внезапно подул ветер, и я непроизвольно сделала вдох. В этот момент мои ноздри запылали от приятного запаха, в горле вспыхнула жажда, о которой мне почти удалось забыть.
  Я резко остановилась и затихла. Блокировав остальные запахи и шорохи, я попыталась уловить этот приятный аромат. Сосредоточившись, я прикрыла глаза.
  Если я не ошибаюсь, то на северо-востоке, примерно в двух милях от меня, бьется сильное сердце - это именно то, что мне нужно, что я искала. Я сделала еще один вдох, чтобы убедиться в своих предположениях. Мои легкие загорели, наполнившись смешанным ароматом цветов, меда и цедры.
  Мое тело рефлекторно подалось в сторону, оттуда тонкой нитью тянулся привлекающий меня запах.
  И я понеслась сквозь лесную паутину.
  Я бежала на астрономической скорости и была удивлена, что окружающий мир не становится мутным и расплывчатым от такого баснословного передвижения. Нет. Все было так же ясно и четко, как и при обычной ходьбе. Я могла молниеносно бежать по лесу и видеть с прежней ясностью. Я довольно спокойно, без лишних усилий, лавировала между деревьями. Мои голые ступни едва касались мягкой земли. Хлеставшие меня ветки казались ласковым прикосновением.
  Все затихало, умолкало, когда я проносилась мимо.
  Я разогналась до запредельной скорости. Еще, что бы для меня удивительным - я не уставала. От бега должно не хватать дыхания, обязательно появление боли во всей мышцах тела; но ничего этого не было. Наоборот, моя сила и энергия возрастала с каждым мгновением.
  Я безошибочно следовала на запах, который впечатлил меня. За какие-то секунды мне удалось преодолеть расстояние в три километра.
  Вот, в двадцати ярдах от себя я заметила молодого лося. Это мощное, но вместе с этим стройное и красивое животное с длинными ногами, массивной грудной клеткой, большой и тяжелой горбоносой головой остановилось у ручья. Его благородные ветвистые рога едва касались стремительно текущей воды.
  Я резко остановилась и затаилась в кустах. Животное, услышав шорох, резко подняло свою большую вытянутую голову, и стало оглядываться по сторонам. Затем лось вновь принялся пить воду из ручья.
  Я вдохнула.
  Цветочно-медово-пресный запах отуманил мой рассудок. Правда, теперь он не казался для меня таким вкусным. Мое горло загорело от жажды, и мне хотелось любым способом утолить ее. Но я и понятия не имела, как это сделать.
  Глухие удары сердца большого животного доносились до меня, отдаваясь в голове. Я слышала, как по венам лося бежит свежая кровь. Лишь на долю секунды я представила себе ее на вкус, и рот тут же наполнился слюной.
  И тут меня охватило безудержное желание наброситься на животное. В этот момент я не отдавала отчет своим действиям. Мое тело понеслось вперед.
  Уже в следующий миг я стояла в нескольких метрах от возвышающегося животного, которое тут же подняло на меня испуганные темные глаза. Я слышала, что его сердце резко ускорило ритм.
  Сжимая кулаки, я пристально смотрела на лося. Мое горло сгорало от дикой жажды. Внутренний голос подсказывал мне, чтобы я набросилась на животное и тут же убила его.
  Но я не сделала этого. С трудом мне удалось устоять на месте и позволить бедному животному скрыться с моих дико-горящих глаз. Я бы с легкостью могла нагнать животное, но приятный запах полностью испарился из легких, поэтому мне стало намного легче.
  Я моргнула глазами и разжала кулаки. Немного расслабившись, я осмотрелась. Где я? Как меня сюда занесло? И как выбраться из бесконечного лабиринта? Где мне найти помощь?
  Сотни вопросов проносились в моей голове.
  Сейчас для меня было важным выбраться отсюда как можно скорее. И найти способ утолить жажду.
  Я прокрутилась вокруг своей оси, ориентируясь. С северо-запада пахло мхом, травой, смолой, деревьями - там продолжение леса. Я пришла с юга. А вот с востока еле уловимой нитью тянуло прохладой. Возможно, если я отправлюсь в ту сторону, то смогу выбраться из вечнозеленого леса.
  Поразмышляв еще несколько секунд, я ринулась на восток.
  Я неслась по направлению к прохладе, которая ощущалась яснее с каждой проделанной мною милей. Я все так же могла видеть грань между ясностью и четкостью. Это было невероятно взбудораживающим ощущением, подобным настоящему чуду.
  Ловко и изящно проносясь между многовековыми и широколиственными папоротниками, мимо аккуратных кустов с изящными веточками, мимо возвышающихся сосен и елей, я сделала прыжок и зацепилась за ближайшую ветку дерева. Сначала мне показалось, что я упаду, так и не долетев до ели, но время будто замедлило свой непрерывный ход, и я могла свободно и не торопясь выбрать самое удобное место для приземления.
  Схватившись руками за толстую грубую ветку, я покачнулась и легко перепрыгнула на соседнее дерево. Из моих уст сорвался ликующий и восторженный смех. И я замерла от удивления, услышав, как звонко переливается мой смех, будто гармоничная песнь сотни рассыпающихся алмазов.
  Я посмотрела вниз. Было довольно высоко, но меня настораживала та мысль, что если я спрыгну, то могу себе что-нибудь сломать.
  Ох, теперь уже глупо чего-то бояться. Со мной и так произошло много странностей. Не удивлюсь, если я спрыгну с пятнадцатиметровой высоты и ничего себе не сломаю.
  Я сделала крохотный шажок вперед и полетела вниз. Земля приближалась ко мне очень медленно, хотя мой прыжок не занял и секунды. И за это время я могла много раз переменить положение своих ног. Я чуть согнула колени, и мои босые ступни осторожно коснулись мягкой и бархатной земли. Мой прыжок оказался очень тихим и приглушенным, будто аккуратно положенная на стол книга.
  Уголки моих губ слегка приподнялись, расплывшись в полуулыбке. Я подняла голову, с изумлением поняв, что с легкостью прыгнула с большой высоты. Просто... вау! Может, я какой-нибудь супер-герой со сверх-возможностями?! Разве такое под силу обычному человеку?!
  От мыслей меня отвлекла сильная сухость в горле. Я сглотнула и нахмурилась. Надо как можно скорее выбраться отсюда и утолить дикую жажду.
  И я моментально сорвалась с места, направляясь на восток, откуда прохлада ощущалась еще сильнее и яснее.
  Передвигаться по затихшему лесу с бешеной скоростью оказалось для меня довольно привычным и обыденным, хотя не прошло и часа с момента моего пробуждения. Будто так и должно быть.
  Лицо стал обдувать сильный ветер, развевая мои золотистые локоны волос. Ощущался резкий запах прохлады и соленого аромата океана.
  Я внезапно остановилась между двух могучих деревьев. Раздвинув руками стену листвы перед собой, я пробралась вперед и оказалась на песчаном берегу. Примерно в паре десятков метров простирался бескрайний океан. Темные воды поглощали берег и быстро отступали назад. Шум волн стал для моего острого слуха слишком громким.
  Я поморщилась и огляделась по сторонам. Справа, примерно в четырехстах пятидесяти шагах от места, где я стояла, начинался скалистый берег. С левой стороны пляж уходил в бесконечность.
  В замешательстве я прошла вперед, ступая очень тихо и осторожно. Я прислушалась к окружающим звукам, но ничего, кроме громкого и шипящего шума волк, крика чаек, летавших над темной гладью океана, свиста ветра, так и не услышала.
  Я подошла к краю песчаного берега и взглянула вдаль. Где-то за сотни километров начинался шторм. Слабый отклик грозного раската грома донесся до меня. Я почувствовала, как приятная прохладная вода достигла моих ног и намочила их. Должно быть, она ледяная, но я не ощущала холода, даже не смотря на то, что была в одном тоненьком хлопковом платье. Мне было тепло. По крайней мере, кожа не покрылась мурашками и не стала гусиной.
  Как же мне выбраться отсюда? И где я нахожусь? Сначала этот страшный склеп, где я очнулась, потом лес, океан... и на своем пути я не встретила ни одного человека... Как меня вообще занесло в эту местность?
  Может, это какой-нибудь необитаемый остров? Но тогда какого черта я здесь делаю?!
  Я закрыла глаза и попыталась вспомнить хоть что-нибудь. Но мой разум был окутан густым и беспросветным туманом беспамятства. Я лишь смутно помнила, что перед тем, как меня поглотила темнота, мне было очень больно - это единственные отголоски моего прошлого, которые сохранились в мыслях. А потом я проснулась в мрачном склепе, и все стало выглядеть, слышаться и ощущаться совершенно по-другому.
  Может, со временем прояснятся моменты моего прошлого, и я смогу вспомнить свою жизнь до смерти?
  Да, теперь я могла уверенно заявить, что с момента моего пробуждения в склепе у меня началась новая жизнь, с чистого листа. Возможно, это было хорошо, потому что ничего, кроме боли, я не помню. Может, мне и не стоит пытаться все вспомнить. Вдруг, моя прошлая жизнь была кошмаром, и в ней не было ничего светлого и хорошего? А если все-таки было? Хоть что-нибудь?
  Удивительно, но я не помню даже своего имени...
  Стоит ли мне врываться сознанием в свое прошлое, от которого меня разделяет нерушимая крепость черноты и мрака?
  Жажда вновь вырвалась на первое место. Я зажмурила глаза и обхватила горло рукой. Кожа под пальцами была такой же твердой, гладкой и мягкой, что немного успокаивало меня.
  Что мне делать? Я должна как можно скорее избавиться от жажды, так как сухость в горле продолжала расти, и с каждой секундой становилось все труднее терпеть эту боль. Стоит ли мне покидать это место? Вдруг, здесь все же есть кто-нибудь, и мне смогут помочь. Или же уйти как можно дальше отсюда?
  У меня был единственный вариант того, как выбраться с предполагаемого острова. Плыть через океан. Звучит безумно - еще ни одному человеку не удавалось переплыть океан без катера, или хотя бы лодки, без специальных оборудований и еды.
  Мысль о еде послужила причиной возникновению спазма в животе, и сухость в горле вспыхнула с новой силой.
  Нельзя было больше раздумываться - так я лишь делаю себе хуже.
  Я не останусь на этом острове. Поплыву через океан, так как больше нет вариантов. Это очень рискованный и сумасшедший поступок, но почему-то во мне разгорелась уверенность в себе, и сила - она затмила жажду на некоторое время, дав понять, что я готова на все.
  Я уверенно пошла вперед, расправив плечи. Зайдя по пояс в воду, я задержала дыхание и погрузилась в темную воду. Даже сейчас я могла видеть все отчетливо и ясно.
  Я провела под водой больше пяти минут и за это время ни разу не вынырнула. В этом не было никакой необходимости. Мои легкие не нуждались в кислороде, и я могла долгое время обходиться без воздуха.
  Я передвигалась под водой с такой же невероятной и молниеносной скоростью, что и в лесу, несясь через зеленую паутину. Вся рыба, и прочие создания подводного мира, увидев меня, тут же уплывали, как и лесные животные. Я была опасна для них. Только в чем заключалась моя угроза - я не могла понять.
  Моя баснословная скорость многократно упрощала мне задачу - плыть через огромный океан. Но это все равно заняло очень много времени. Проходили часы, а я все плыла, не теряя секунд. Я каждый момент с опаской ждала того, что мои супер-способности иссякнут. Но нет же, моя сила только росла.
  Спустя еще сто тридцать две минуты и десять секунд я вынырнула. Небо окрасилось в темно-серый оттенок, вокруг меня простирались бескрайние темные воды.
  Я резко погрузилась в воду и поплыла на северо-восток.
  Вот, спустя несколько часов я могла почувствовать мягкую опору под ногами. Я доплыла. Наконец. Медленной походкой я вышла из воды и тут же принялась осматривать окрестности.
  Это было похоже на порт. Неужели, мне все-таки удалось добраться до цивилизации?
  Не смотря на то, что небо стало непроглядно-черным, и тысячи сверкающих звезд рассыпалось по нему, я могла с таким же превосходством видеть в темноте, что и при дневном свете.
  Мои ноги ступали по шершавым камням, мокрое платье прилипало к телу, от чего мне было немного неудобно. Я внимательно оглядывалась по сторонам, стараясь уловить все детали. Передо мной простиралась узкая полоса берега, за ним начинался лес, но между ними была гладко-асфальтированная дорога. В четырех сотнях ярдов от меня находилась пристань с пришвартованными к ней несколькими грузовыми суднами.
  Так же неподалеку я заметила крохотный и ветхий домик у берега океана, огороженный невысоким железным заборчиком.
  Мой слух уловил чье-то сбивчивое дыхание, немного неровный ритм сердца, звук шипящего масла на раскаленной сковороде, так же я слышала человеческие голоса, звучащие немного неестественно - вероятно, это работал телевизор. Я отчетливо слышала звук морского прибоя, свистящего ветра.
  Я решила сделать вдох.
  И это стало моей ошибкой.
  В нос ударили ясные запахи океана, деревьев, песка, камней, гнилого дерева, ржавого железа, грубые запахи угля и грунта. Но все это перебил другой аромат - такой привлекательный, цветочно-медовый с откликами хрупких лепестков роз. Этот запах заставил мои легкие гореть, а в горле появилось такое чувство, будто меня обожгли раскаленным железом.
  Я сморщила лицо и с трудом сглотнула слюну, скопившуюся во рту.
  Я задержала дыхание, пытаясь заглушить околдовавший меня запах, но ничего не получилось - невыносимо завораживающий и привлекающий аромат остался внутри моих легких, сжигая их и горло от невыносимой жажды.
  Я должна была что-нибудь сделать, чтобы избавить себя от этой ужасной боли.
  Поток ветра вновь прикоснулся к моей коже, и я машинально глотнула свежий воздух.
  Внутри все загорело с новой силой, и я распахнула глаза, немного приоткрыв рот. Мое горло сгорало от сухости. Казалось, я могла бы за раз выпить два галлона воды за раз. Но даже мысль об этом не принесла мне должного облегчения.
  Теперь я могла со стопроцентной уверенностью сказать, что этот выделяющийся среди других цветочно-медовый аромат исходил от маленького рыбацкого домика.
  Мысль о дикой жажде затмила все остальное, и я, не раздумывая, направилась к ветхому дому, скорее действуя не по собственной воле, а по принуждению рассудка.
  С каждым моим тягучим шагом запах усиливался, и мне с трудом приходилось сдерживать себя в руках. Я желала сорваться с места и сделать все, чтобы ощутить на своих губах вкус этого аромата.
  Остановившись в нескольких метрах от железной перегородки, я посмотрела на дом. В небольших окнах горле свет. И через полторы секунды я увидела лицо мужчины, которые, заметив меня, с таким же нескрываемым интересом стал смотреть в мою сторону.
  На какое-то мгновение наши взгляды пересеклись, и я прочитала в его глубоких светло-карих глазах ужас, смятение и испуг. Затем, мужчина исчез в окне.
  Я слышала чьи-то приближающиеся шаги, резкий скачок сердечного ритма, и несколько секунд спустя раздался противный скрип открывающейся двери.
  Мужчина, которого я видела в окне, вышел на крыльцо своего дома и на некоторое время замешкался. Его растерянные глаза блуждали по ночному мраку. Он не видел так же ясно и отчетливо, как я. Зато мне удалось видеть каждое его движение, наблюдать за реакцией его лица. Мужчина был в растерянности.
  - Эй, здесь есть кто-нибудь? - крикнул он, немного прищурившись, глядя в темноту.
  Я не ответила на его вопрос, хотя понимала, что эти слова адресованы мне. Я была неподвижна, как статуя.
  Мужчина, скорее всего, был рыбаком. На нем была рваная в некоторых местах кофта, поверх нее теплая жилетка, грязные штаны были заправлены в высокие резиновые сапоги. На голове у него была вязаная шапка. Судя по тому, как он одет, было прохладно. Но я все так же не ощущала никаких проявлений холода. Меня волновала лишь одна вещь - сухость в горле, которую нужно утолить.
  Я боялась сделать вдох, так как затуманивший мой рассудок аромат мог опять причинить мне адскую боль.
  Казалось, мужчина заметил меня.
  - Кто там? - я смогла уловить дрожь и замешательство в его хрипловатом голосе.
  Я снова промолчала.
  Мужчина потрепал свою небольшую бородку, его седые брови сошлись на переносице. Он неуверенно пошел вперед. И, дойдя до калитки, он внезапно остановился. Его светло-карие глаза смотрели точно на меня. Я слышала, что мужчина перестал дышать, и его сердце стало биться быстрее.
  - Эй, что ты здесь делаешь? - обратился он ко мне.
  Мужчина подошел ближе, и тогда его глаза округлились от удивления. Он внимательно осмотрел меня с ног до головы, и его сердце сделало бешеный скачок.
  Я так же не сводила пристального и немного дикого взгляда с мужчины.
  - С тобой все хорошо?
  Моим ответом послужило настойчивое молчание. Я и сама не понимала, почему не могу говорить. Точнее мне не было до этого никакого дела. Все мое внимание было уделено тому запаху, который почти выветрила из моего организма.
  - Ты в порядке? - мужчина сделал неуверенный шаг вперед.
  Не знаю, почему, но когда он оказался ближе, мое тело сковало непонятное напряжение, лишившее меня право на любое движение.
  - Ты можешь говорить? - его глаза растерянно бегали по моему лицу.
  Я нахмурилась.
  - Да, - на выдохе произнесла я.
  Меня настиг шок, когда я услышала звук собственного голоса - мелодичный, переливающийся и утонченный.
  Ни капли воздуха не осталось в моих легких, и это вызвало у меня странное ощущение пустоты. Я бы могла спокойно обойтись без воздуха, но мне было неудобно - не чувствовать окружающих запахов. Так я терялась.
  И я сделала один крошечный вдох.
  
  Глава вторая
  Жажда
  
  Слабый огонь стал разгораться внутри меня, впоследствии превратившись в неистовый пожар. Жажда, которую я испытывала прежде, была ничтожна по сравнению с той, что сейчас раздирала мое горло.
  Приятный запах, пробудивший во мне голо, казался очень близким. Медово-цветочный аромат был рядом со мной. Им пропитался весь воздух, затмевая своим великолепием остальные запахи, и не оставляя мне шанса на спасение.
  Вот сейчас я была готова на все, лишь бы заполучить этот сводящий с ума запах. Он затуманил мой рассудок, и я не могла больше ни о чем думать. Все стало темнеть, в голове появилась сильная пульсация - так звучало громко-бьющееся сердце мужчины.
  - Как тебя зовут? - низкий и грубый голос лишь на несколько секунд смог отвлечь меня.
  Сладкий аромат медленно сжигал мои легкие и горло, словно серная кислота.
  Несмотря на боль, я сделала еще один глубокий вдох.
  Лишь на мгновение медово-цветочный аромат принес мне наслаждение, а потом вновь вспыхнула сухость в горле.
  Этот самый восхитительный аромат на свете исходил от мужчины. Запах витал вокруг него, он был в нем. "Может, это парфюм - самый привлекательный и завораживающий?" подумала я. Нет, это было нечто большим и восхитительным.
  В голове отдавались удары сердца рыбака, в ушах стоял гул, а я застыла от напряжения. Я очень хотела избавиться от жажды, я хотела избавиться от боли и утолить дикий, не дающий мне покоя, голод.
  Сделав судорожный вдох, мужчина подошел ближе. Нас разделял всего один метр. Я всем своим существом ощущала приятное тепло, исходящее от тела рыбака. И это было странным, но до ужаса приятным чувством.
  - Я могу тебе чем-нибудь помочь? - беспокойно поинтересовался он.
  "Если бы ты только мог утолить мою жажду" с горечью подумала я, но вслух ничего не ответила.
  Мои руки медленно сжались в кулаки, я выдохнула последний воздух, что остался в легких.
  Я одичавшим и голодным взглядом смотрела на мужчину, который вновь приблизился ко мне. Его светло-карие глаза осторожно смотрели на мое лицо, а руки потянулись вперед.
  - Пойдем в дом, - пробормотал мужчина. - Ты, должно быть, сильно замерзла и проголодалась...
  Когда он сказал о голоде, жажда резко усилилась. Мне хотелось кричать, крушить все вокруг, но с виду я сохраняла непоколебимое спокойствие.
  Когда мужчина совсем близко подошел ко мне, и его рука коснулась моего плеча, по мне прошелся сильный заряд электрического тока. Я вздрогнула.
  Лицо рыбака находилась от моего примерно в пятнадцати сантиметрах. И я невольно сделала еще один вдох.
  Казалось, земля начинала уходить из-под ног, гул в ушах усилился, и сердцебиение рыбака в моей голове зазвучало громче, будто по вискам долбили молотком. О, теперь я была во власти своей дикой жажды, она одержала надо мной победу.
  - Ты здорова? - тихий и беспокойный голос мужчины эхом пронесся в моей голове.
  Я не видела его лица, все мое внимание было направлено на его шею, где пульсировал сильный поток крови. И этот звук врезался в мои мысли.
  Слюна наполнила рот, и я громко сглотнула.
  Непонятное чувство овладело моим телом и разумом. Непреодолимая жажда вырвалась на первое место.
  Я медленно придвинулась к мужчине, не сводя пристального взгляда с его шеи. Я услышала, как сердце рыбака ускорило темп, и пульсация под кожей лишь сильнее заворожила меня.
  - Э-э-э... что ты делаешь? - растерянно спросил мужчина, но не сдвинулся с места.
  Когда я вплотную приблизилась к нему, и мои губы едва касались его шеи, я сделала вдох и закрыла глаза. Тонкими струями пропитанный человеческим запахом воздух медленно проникал в мой организм, оставляя за собой жгучую полосу сухости. Да, теперь я могла в полную силу почувствовать медово-цветочный, смешанный с лепестками роз и ванили аромат. Я могла представить себе, каков он будет на вкус, и это окончательно выбило меня из колеи.
  Мои губы коснулись теплой кожи мужчины, и под ними очень четко ощущалась сильная пульсация. Я слышала, как по венам течет свежая, тягучая кровь. И во мне внезапно проснулось огромное желание ощутить на своих губах привкус красной жидкости.
  Мгновенная, но резкая боль пронзила меня в области десен. Из-под верхней губы что-то вылезло - два длинных и острых, как лезвие ножа, клыка.
  Мои руки осторожно легли на плечи рыбака, а клыки безошибочно вонзились в то место на шее, где отчетливее всего ощущался поток крови.
  Мужчина издал резкий крик и стал вырываться. Но я была сильнее него, и он не смог отстранить меня от себя. Мои руки крепко вцепились в его плечи.
  Сладковато-солоноватая жидкость стала поступать ко мне в рот. Я не могла передать то чувство эйфории, когда стала с дикой жадностью высасывать из мужчины кровь. Эта жидкость каким-то чудесным образом медленно гасила бушующую жажду в горле.
  С каждой каплей выпитой кров мне становилось значительно легче. По телу проносилось приятное тепло, так же я чувствовала немалый прилив сил, проникавший в самые глубины моего искушенного сознания.
  С каждой секундой мужчина вырывался с меньшей силой. Я полностью одержала власть над бедным человеком. Но я получила то, что больше всего хотела - мне удалось хоть на чуть-чуть погасить свирепствующий огонь в горле.
  На вкус кровь оказалась во много раз вкуснее и прекраснее. Вскоре мужчина перестал сопротивляться и ослаб от потери крови. Но этого мне было ничтожно мало, чтобы утолить вновь растущую жажду и дикий голод.
  Одним уголков своего нового сознания я понимала, что сейчас совершаю ужасную вещь, которой нет оправданий. Но остальная часть сознания получала огромное удовольствие от ощущения восторга и власти.
  Кровь вершила над моим телом и рассудком. Она подчинила меня своей нерушимой воле.
  Я крепко сцепила руки вокруг плеч мужчины, сильнее прижимая его к себе, и опустилась на колени.
  Я слышала, как несчастный рыбак слегка похрипывает и слабо стонет. Но он не шевелился. Его сердце замедляло ход с каждым мгновением, и теперь оно билось робко и сбивчиво. Дрожащее дыхание часто прерывалось.
  Я была настолько ослеплена жаждой, что перестала замечать все вокруг себя. В эти самые замечательные секунды с момента моего пробуждения для меня больше ничего не имело значение, только сладкая кровь была единственным, ради чего я могла дышать, видеть, слышать и думать. Мне хотелось больше, но красной жидкости становилось все меньше и меньше.
  Я убивала мужчину. Беспощадно и холодно, жадно высасывая из него жизнь.
  Во мне проснулся настоящий зверь. Я стала жестоким чудовищем.
  Через пару минут сердце мужчины остановилось, исчезло тяжелое дыхание. А я все так же крепко сжимала его обмякшее тело в своей железной хватке, впившись острыми клыками в его шею.
  Очень скоро кровь перестала поступать в мой желудок. Я выпила все до последней капли. Рыбак был опустошен. Теперь хладный труп никак не привлекал меня.
  Я медленно отстранилась от шеи мужчины и посмотрела на его лицо. В его светло-карих глазах застыл немой ужас, а сухие губы были немного приоткрыты.
  Клыки исчезли так же внезапно и быстро, как и появились, только я уже не чувствовала боли. Теперь мужчина не пах так приятно, когда был жив. Он утратил медово-цветочный аромат, когда я убила его. Теперь от него веяло лишь пустотой.
  Капли крови стекали по моему подбородку, шее, капая на платье. Мои растерянные глаза так и не сходили с побледневшего лица рыбака.
  Я только что выпила кровь из живого человека.
  Я монстр. Убийца. Чудовище...
  Мои руки резко разжали плечи мужчины, и тело рухнуло на песок. Я смотрела в одну точку, размышляя над тем, что я сейчас совершила.
  Как? Как я могла убить его? Почему его кровь оказалась настолько привлекательной, что свела меня с ума? Заставила сделать непоправимую вещь? Что со мной было?!
  Вопросы со стремительным ходом проносились в моей ослепленной жаждой голове. Черный туман окутал мой рассудок, подчиняя себе мои мысли и волю.
  На губах ясно ощущался соленый привкус крови, и я облизнула их. Мне хотелось еще. Этого оказалось недостаточно, чтобы утолить голод и жажду. И часть меня была готова на все, только бы вновь вкусить этого чудесного эликсира темно-красного цвета.
  Я медленно встала на ноги, еще раз взглянув на безжизненное тело мужчины. Почему-то мне было не жаль. Точнее я вообще ничего не чувствовала, кроме растущего голода и адской жажды.
  Мое белоснежное платье из хлопка было испачкано кровью, которая расползлась по ткани, создав огромные красные пятна.
  Мне нужна другая одежда, чтобы не навлечь на себя внимание. Может, в доме этого рыбака найдется что-нибудь более подходящее для меня?
  Я переступила через мертвое тело мужчины и направилась к старому домику, от которого веяло гнилым деревом.
  Пройдя через калитку, я почувствовала запах масла и пережаренной рыбы, запах бензина, специй. Телевизор продолжал работать. По ТВ шла программа о рыбалке.
  Я открыла входную дверь, которая издала ленивый скрип, и зашла в домик.
  Кажется, рыбак совсем не следил за порядком. По всему дому были раскидан всякий ненужный хлам и рыбацкие принадлежности. Крошечная гостиная и маленькая кухня были соединены. Вместо дивана в углу была поставлена кушетка, на деревянной тумбе стоял небольшой телевизор. На кухонном столе лежала пустая металлическая баночка из-под пива, и рядом - одноразовая тарелка с недоеденными спагетти. На плите в сковороде жарилась рыба.
  Похоже, что здесь я не смогу найти для себя одежду...
  Я неуверенно и плавно прошла вперед, оглядываясь по сторонам. Я заметила чуть приоткрытую дверь с левой стороны и направилась туда.
   Я попала в очень маленькую комнатку, всем своим видом напоминающую ванную. С некоторым отвращением прокрутившись вокруг своей оси, я собиралась уйти, но внезапно остановилась, увидев зеркало, ободранное по углам.
  Сделав небольшой шаг назад, я с удивлением посмотрела на свое отражение. Окровавленное платье волновало меня в последнюю очередь. Первым делом я с огромным изумлением принялась рассматривать свое лицо.
  У меня были светло-русые волосы до талии, которые слегка поблескивали при тусклом освещении. Кожа была невероятно-бледной, гладкой, словно мрамор. Губы приняли ярко-алый оттенок, подбородок был замаран кровью. И глаза... ядовито-зеленые глаза, обрамленные густыми ресницами цвета вороньего крыла, выглядели немного дикими.
  Я была красива. Очень красива. Даже не смотря на потрепанный и ужасный вид. Мое лицо могло бы сравниться с ликом ангелов.
  Кончиками пальцев я дотронулась до своей мягкой щеки - такой гладкой и твердой.
  Это было я. Новая я. Но какой же была моя прежняя жизнь? Была ли я так же прекрасна и очаровательна в прошлом, как сейчас?
  Я внимательно смотрела на свое отражение, вновь и вновь разглядывая каждую частичку своего идеального лица.
  Эта красота в зеркале кого-то напоминала мне. Кого-то же столь прекрасного, невероятно сильного и быстрого, у кого острый слух и зрение... кого-то, кто пьет кровь людей, чтобы утолить свой бесконечный голод.
  "Вампир" пронеслось у меня в мыслях. "Я вампир".
  Некоторые смутно-ясные отголоски прошлого всплыли в моей памяти.
  Я не понимала, откуда знаю про вампиров, но почему-то была уверена, что являюсь им.
  Еще я знала об этих существа то, что они живые мертвецы, чудовища, кровожадные монстры, незнающие пощады и сострадания.
  Я тоже монстр, исчадье дьявола. Я убила живого человека. Выпила его кровь и получила от этого непреодолимое удовольствие. До меня доходил весь ужас того, что я натворила несколько минут назад, но ничего, кроме пустоты и голода я по-прежнему не чувствовала.
  Мне был не ведом страх, ужас, переживание, горесть...
  Я - бесчувственное существо. Я не человек. Но была ли я им?
  Я могу предположить, что да. Возможно, я совсем недавно стала вампиром, и сегодня мой первый день в новой ипостаси. Тогда почему я ничего не помню о своем прошлом? Совершенная пустота...
  Может, меня ищут родители? Или я вообще сирота, и моя человеческая жизнь была сплошной проблемой.
  Что представляет собой мое прошлое? Каким оно было - ужасным, или хорошим? Должна ли я огорчаться, или же радоваться, что теперь я начинаю все с чистого листа? Что моя прежняя жизнь наглухо отрезана от меня?
  Что мне делать?
  Вокруг столько вопросов... и найти ответ хотя бы на один из них.
  По крайней мере, я могу предположить, кто я... точнее что я...
  Я по-прежнему смотрела на свое отражение и пыталась вспомнить хоть что-нибудь. Но ответом мне была сплошная темнота.
  Это раздражало меня - абсолютное незнание своего прошлого. Мои пальцы впились в металлическую раковину, и я почувствовала, как под их давлением стало прогибаться железо. Я ничего не делала - просто сжимала пальцы. Моя сила выходила за рамки возможного, и для этого мне не стоило делать особых усилий.
  В отражении ядовито-зеленые глаза стали наполняться злостью. Это чувство постепенно прокрадывалось в мое сознание, пуская корни в самые глубины рассудка.
  Злость легко подчинила меня себе. Да и я не особо сопротивлялась. Но гнев не останавливался, он продолжал расти, и мне стало казаться, что все вокруг - целая катастрофа.
  Я не знала, как совладать с этим ощущением.
  В порыве эмоций я с сокрушительной силой ударила кулаком по зеркалу, разбив его вдребезги. Осколки отлетали от моего тела, и я не почувствовала никакой боли, когда наносила удар. Ощущение было подобным тому, как будто я просто прикоснулась к зеркалу.
  Оставшиеся части зеркала отражали мой яростный взгляд с нескольких ракурсов.
  Я вновь вцепилась в раковину, но даже это не помогло. Мне хотелось крушить все вокруг от огромной злобы внутри.
  Я не знала, как мне усмирить просыпающегося зверя, который рвался наружу. Да и надо ли это вообще...
  Может, оставить все таким, какое оно есть сейчас? Может, не стоит пытаться что-либо изменить в себе? Ведь я теперь монстр, и это уже никак не исправишь, даже при самом сильном желании.
  С моих губ сорвалось тихое рычание, исходившее из самых глубин замерзшей души. Меня слегка затрясло, словно в приступе лихорадки. Но это была злость, отчаяние от того, что я не могу справиться с одолевшей меня яростью. Возможно, когда я была человеком, с эмоциями было справляться легче.
  Теперь я почувствовала ненависть к себе, своей сущности, от которой мне не будет лучше в дальнейшем. Я чувствую, что потом будет еще сложнее, если я не найду способ остановить себя.
  Но как... как же мне сделать это?
  Сделав глубокий выдох, я вылетела из крохотной комнатки, пронеслась через гостиную, и уже через пару секунд оказалась за входной дверью на улице. Мое лицо стал обдувать ветер, развевая мои волосы и заляпанное кровью белоснежное платье.
  Мои легкие наполнились холодными воздухом, пропитанным соленой свежестью океана. Отчасти мне стало легче - теперь я не чувствовала запаха крови. Но мое горло по-прежнему пылало от сильной жажды.
  И я знала, что может утолить ее.
  Теперь мне придется убивать людей, чтобы заглушить голод и невыносимую боль? Но я не хочу причинять вред людям ради собственной выгоды! Уверена, что когда я была человеком, то о себе волновалась в самую последнюю очередь...
  Я не хочу целую вечность губить жизни людей, чтобы поддерживать свое бессмертие! Не хочу дать монстру внутри себя дать окончательную победу над моим рассудком и телом! Так не должно быть... просто не должно...
  Человеческая кровь - это единственное, что способно утолить голод.
  И я невероятно голодна. Я дико хочу крови... но для этого мне придется вновь убить человека. Возможно, даже нескольких... И так будет продолжаться долгие и долгие годы...
  И стоит ли бессмертие этого - быть монстром и убийцей?
  Я не хочу такой жизни! Может, не хотела и в прошлом. Кто посмел обречь меня на эти страдания?! Прошел только один день моего нового существования, а я уже так ненавижу себя и свою жизнь...
  Будь проклят тот, кто обрек меня на вечную жизнь в качестве монстра!
  Лучше бы я умерла, но ни за что бы не стала созданием Тьмы, исчадьем самого дьявола...
  И зачем же мне вечность, если нет смысла?
  Мой кулак со всей силы врезался в деревянную стену ветхого дома и пробил ее. А я даже не почувствовала боли... Снова никаких ощущений.
  Неуязвимость, супер-сила и скорость, до предела острый слух и классное зрение... Ведь раньше я как-то обходилась без этих сверх-возможностей. Почему? Почему у меня отняло возможность на нормальную жизнь, или смерть?!
  Я еще раз ударила кулаком по стене и метнулась в сторону дороги.
  Посреди асфальтированного пути, тонкой полосой уходящей вдаль, я оказалась через две с половиной секунды.
  И все же меня немного пугала такая скорость. Наверное, уйдет немало времени, когда я привыкну к своим новым способностям. Ведь впереди меня ждет вечность... Но с другой стороны это все равно необычно и восхитительно. Вероятно, это один из немногих плюсов жизни вампира.
  Вокруг меня простиралась ночь и мрак. Лес погрузился в сон, лишь ветер, дующий с океана, царствовал в воздухе. Все умолкло. Была одна тишина и пустота, так знакомая мне. То же самое сейчас происходило внутри меня.
  Так и должно быть? Никаких чувств и эмоций? Тогда почему я ощущала злость каждой клеточкой своего сознания, которая мгновенно загорелась в моем небьющемся сердце?
  Вдруг я услышала звук приближающейся машины. Она ехала примерно в пятистах ярдах от меня со скоростью не более 70 км/ч. Для меня было вполне обыденной вещью знать и слышать это, не прилагая усилий.
  Я повернула голову в ту сторону, где через пятнадцать секунд должен был появиться автомобиль.
  Мой слух уловил звук работающей стерео системы. Машина была совсем близко, а я так и не сдвинулась с места.
  Вот, из-за плавного поворота стал выплывать белый внедорожник. Он с ленивой неспешностью ехал вперед. За рулем сидел мужчина лет тридцати пяти, и с кем-то разговаривал по телефону. Я отчетливо слышала их беседу - они говорили о бизнесе.
  Я развернулась всем телом к приближающемуся автомобилю.
  Мужчина заметил меня не сразу, вероятно, из-за плохой видимости. В нескольких метрах от меня он резко затормозил. От скрипа шин я поморщила лицо.
  Двигатель белого внедорожника заглох, и до меня донеслись несвязные стуки сердца водителя. Он часто вдыхал и выдыхал, не сводя с меня глаз. Должно быть, мужчина сильно волновался. А вот я была совершенно непоколебима.
  "Хоть бы он уехал... Хоть бы он уехал... Хоть бы он уехал" думала я.
  Для него же будет лучше, если он уедет. Даже представить себе боюсь, что будет, если в мои легкие поступит аромат его крови. Я вновь потеряю голову и перестану отвечать за свои действия.
  Мужчина еще несколько секунд сидел за рулем, а потом он открыл дверцу.
  - Тебе что, жить надоело? - крикнул он меня. В его голосе слышалось возмущение и беспокойство одновременно.
  Он сделал десять резких вдохов и выдохов, затем пошел в мою сторону. И вот напряжение вновь сковало мое окаменевшее тело.
  Все, что я могла сделать для того, чтобы уберечь себя от ужасного поступка, а мужчину от мучительной смерти, - это не дышать. Пусть мое горло будет гореть от жажды крови, но я не причиню вреда человеку.
  Водитель белого внедорожника был одет в темно-красную рубашку, заправленную в черные классические брюки. У него были темно-шоколадные, слегка вьющиеся, волосы. Вероятно, он бизнесмен - солидный и решительный. Только вот сейчас его серые глаза выражали растерянность.
  - Девушка, с вами все в порядке? - сказал он мне.
  Я стояла, как статуя, не в силах ответить ему. Было сложно даже думать о чем-то другом, кроме как о жажде. Я хотела снова вкусить эту сладковато-солоноватую кровь, которая сможет излечить меня от боли и дать сил.
  - Вы меня слышите? - его взволнованный голос отвлек меня от мыслей.
  Я резко подняла на него пронзительный взгляд.
  Нас разделяло два метра. И этого уже было достаточно для того, чтобы ощутить тепло его живого тела, услышать биение трепещущего сердца в своей голове.
  Я стиснула зубы.
  - Вы в порядке, мисс? - не отставал мужчина.
  Он сделал неуверенный шаг навстречу мне и остановился. Его серые глаза переместились с моего лица на платье.
  Ритм сердца ускорился вдвое.
  - Боже... - голос мужчины дрогнул. - Что с вами случилось?
  Сначала я не поняла, о чем он говорил, но потом вспомнила, что мое платье заляпано пятнами человеческой крови.
  - Вам нужна помощь? - мужчина вновь поднял на меня испуганный взгляд.
  В ответ я лишь помотала головой.
  - Давайте я отвезу вас в больницу! - настойчиво сказал он.
  Кажется, мужчина не собирался отступать. Но как же дать ему понять, что будет лучше для всех, если он сейчас же уедет, пока я не впилась в его шею...
  Мысль об этом заставила меня слабо содрогнуться, и жажда в горле снова дала о себе знать.
  - Уходите, - еле слышно прошелестела я, выдохнув остатки воздуха.
  - Что? - он нахмурился. - Что вы сказали, мисс?
  Зря.
  Зря он сделал еще один шаг в мою сторону, который стал роковым для него.
  Мне не потребовалось сделать вдох, чтобы вновь обезумить от голода.
  Я почувствовала, как вырастают длинные клыки, как рот наполняется ядовитой слюной, как мое тело превращается в пружину, готовое в любой момент напасть на жертву.
  Одним резким рывком я метнулась вперед, и через какую-то долю секунды оказалась рядом с мужчиной. Всего одно мгновение, и мои острые клыки вонзились в мягкую шею человека.
  Он даже не успел испугаться. Лишь какие-то секунды мужчина пытался вырваться, а потом потерял сознание.
  Я так же крепко сцепила руки вокруг тела своей жертвы, и тягучая сладковатая кровь стала неудержимыми потоками вливаться в мой застывший организм, неся с собой приятное тепло.
  Я не знала для себя лучше в эти секунды, чем вкус этой красной жидкости, которая пробуждала во мне огромные силы, утоляла мой необузданный голод, убивала во мне жажду и боль.
  Мне ничего не нужно было. Не было ни боли, ни голода, ни жажды... ничего. Но только сейчас пустота была приятной, а не угнетающей.
  Вся радость стала уходить вместе с кровью.
  Этот мужчина оказался слабее рыбака, но его кровь была приятнее и слаще на вкус.
  Выпив последнюю каплю крови, я отодвинулась от мужчины. Обмякшее тело мужчины находилось в моих руках, а его руки свисали вниз. Я вообще не ощущала его веса, хотя на вид он весил килограмм восемьдесят. Будто на моих руках лежало воздушное перышко.
  Я разжала руки, и безжизненное тело упало на асфальтированную дорогу.
  Теперь жажда не была такой мучительной и невыносимой. А жизненная энергия продолжала набирать обороты. И все вокруг стало казаться таким хрупким: деревья, рыбацкий домик, люди, машины... Я чувствовала, как внутри скапливалась грубая мощь, и это ощущение приносило мне дикое удовольствие.
  Я расправила плечи и отряхнула платье, которое снова запачкала кровью. Вскинув голову, я посмотрела по сторонам.
  Все такая же тишина.
  Нужно уходить отсюда, пока меня кто-нибудь не заметил.
  Я поправила волосы и собиралась уходить. Но непонятное чувство заставило меня остановиться.
  Медленно развернувшись, я с долей отвращения и вины взглянула на мертвого мужчину.
  "Будет странно, если это кто-нибудь увидит" подумала я.
  Нужно замести за собой следы. Ну, или хотя бы попытаться сделать это.
  Я лениво подошла к трупу и взяла его на руки.
  "Отнесу его в лес" с не деланным равнодушием решила я про себя.
  Я направилась в сторону деревьев. Немного пройдя по чаще, я скинула с плеча тело мужчины и с небрежностью бросила его под высоким деревом.
  Крошечная часть меня понимала, что это поистине зверский поступок. Но теперь же моим разумом полностью овладела неутомимая жажда человеческой крови.
  Голод притупился, но не исчез окончательно. В скором времени мне снова понадобится кровь, и уже тогда меня точно ничто и никто не остановит.
  Мысли о здравых поступках отступили на последний план, и мне стало все равно. На данный момент я волновалась лишь о том, чтобы боль в горле вновь не разрослась и не превратила минуты моего существования в сущий ад.
  Напоследок я бросила через плечо мимолетный взгляд и последовала к дороге.
  Что же мне делать с машиной? Оставить здесь, или тоже спрятать?
  Хотя, зачем?
  Я подошла к белому внедорожнику и остановилась, взглянув на свое расплывчатое отражение в тонированном окне.
  Тыльной стороной руки я вытерла кровь с подбородка и открыла дверцу автомобиля.
  На машине будет куда проще добраться до города, или хотя бы пригорода, чем блуждать по дороге долгими часами. Но кого же я обманываю. Я могла бы гораздо быстрее управиться самостоятельно, благодаря своей астрономической скорости.
  Я аккуратно закрыла дверцу машины, повернула ключ зажигания и надавила на педаль газа.
  Двигатель завелся с глухим ревом, автомобиль слабо завибрировал подо мной.
  Через несколько долгих секунд белый внедорожник с ленцой тронулся с места.
  Весь автомобиль был пропитан запахом его владельца. И чтобы лишний раз не изводить себя сухой болью, я открыла все окна, чтобы свежий воздух поступал в салон машины и хоть как-то затмевал человеческий аромат.
   Я по максимуму выжимала из внедорожника, но он все равно ехал очень медленно, словно черепаха. И это немного раздражало. Но я изо всех сил старалась не злиться из-за всяких пустяков. Все попытки подумать о чем-нибудь другом, кроме жажды, вновь и вновь проваливались с треском.
  Машина ехала в неизвестном направление. Я понятия не имела, где нахожусь, какой сейчас год, месяц, день... Мое прошлое выражало собой огромную черную дыру пустоты. Странно было не помнить даже своего имени.
  Мои мысли прояснились, и черный, густой туман жажды немного растворился. Теперь же я могла размышлять более здраво.
  Интересно, когда этот непроглядный туман неясности рассеется? Никаких представлений о собственном прошлом, только откуда-то я знаю, кто такие вампиры, и что они из себя представляют. Возможно, если я буду чаще думать об этих существах, то мне удастся что-нибудь вспомнить? Поправка - я буду постоянно думать о вампирах, ведь я одна из них.
  Как все сложно. Вот бы щелкнуть пальцами - и мое прошлое мгновенно прояснилось.
  Я хочу все вспомнить. Ведь если моя жизнь была хорошей, то у меня появится шанс уцепиться за светлые воспоминания, и не позволить себе исчезнуть, раствориться во мраке. Я не хочу быть монстром, хотя убила двоих человек. Но моя замерзшая душа так отчаянно надеется, что у меня не все потерянно.
  Я хочу, чтобы моя новая сущность не приносила мне боль в дальнейшем. Если бы я могла найти хоть кого-то, кто был мне очень дорог тогда, когда я была человеком - думаю, что все бы изменилось. Я бы приложила все усилия, чтобы стать "хорошей" ради кого-то дорого и близкого для меня.
  Я крепче сжала руль. Стремительный ветер, попадавший в салон автомобиля, обдувал мою неуязвимую кожу, развевал пышные локоны белокурых волос. Я с огорчением посмотрела на белое платье с высохшими пятнами крови и кратко выдохнула.
  Человеческий запах почти полностью выветрился из машины, что значительно упростило мне поездку.
  Небо уже начинало светлеть, постепенно окрашиваясь в палитру светлый тонов, среди которых преобладал светло-серо-синеватый оттенок. Лишь жемчужно-серый слабый туман затягивал небесный купол - маленькие черные силуэты птиц казались на этом фоне особенно четко. Это время - перед рассветом - было самым тихим за весь день.
  Мрак рассеивался над бесконечным, уходящим вдаль, лесом. Все начинало пробуждаться; птицы запели свою утреннюю песнь, зашуршали и зашелестели листья деревьев, насекомые закопошились на земле, на листве, о чем-то переговариваясь друг с другом.
  Машина продолжала ехать по гладко-асфальтированной дороге. Я внимательно смотрела по сторонам, не пропуская ни одной детали. Мое зрение улавливало каждый шорох, каждое мимолетное движение пробудившихся лесных животных.
  Наблюдая за природой, мне показалось достаточно легко отвлечься от сухой жажды в горле, которая ни на секунду не оставляла в покое.
  Вдруг я услышала еле слышный звук играющей музыки. Кто-то слушал старое радио, которое во время воспроизведения песни отчетливо издавало помехи и шипение.
  Я резко сбавила скорость, а через несколько секунд остановила машину. Я стала прислушиваться к звукам, по видимости, исходящих издалека.
  Когда двигатель внедорожника заглох, я смогла услышать фальшивое пение молодой девушки. Ее дыхание часто сбивалось. Еще доносились посторонние шорохи, будто эта девушка что-то раскладывала.
  Ее дрожащее пение перебивало голоса по радио, и это несколько сбивало меня с толку.
  Я посмотрела на себя в зеркало заднего вида и затем открыла дверцу автомобиля.
  Дальше я пойду без машины. Думаю, она мне больше не понадобится.
  Только вот не стоит оставлять внедорожник на дороге. Опять же - лишнее внимание ни к чему.
  Я обошла машину и остановилась сзади. Мои руки прилегли к багажнику. Я сделала напор вперед, и автомобиль тут же тронулся с места.
  Теперь я знала, что мои силы способны с легкостью сдвинуть с места двухтонный автомобиль.
  Я слабо ухмыльнулась и покатила машину по небольшому склону в лес. Я сделала последний слабый толчок, и автомобиль скатился по траве, врезавшись в первые попавшиеся деревья.
  Отряхнув ладони, я развернулась лицо к дороге и устремила взгляд на небо, которое уже окрасилось в светло-голубой оттенок. Дневное светило только собиралось озарить весь мир своим появлением.
  Все вокруг замерло в предвкушении рассвета.
  Солнце...
  Мысль о нем сразу вызвало у меня страх. Вампиры боятся солнца. Оно убивает их. Это я знала точно.
  И мне нужно скрыться в тени, пока лучи не стали медленно уничтожать меня.
  Короткий миг, и я уже стою у края леса, прижавшись к массивному стволу сосны.
  Мне нужно было найти укрытие, пока солнце не вознеслось на небо. Не могу же я весь день провести в лесу, таясь от света?
  Я напрягла слух, настроившись на волну звучания радио. Услышав очередную песню, я стала искать среди сотни звуков голос девушки.
  Но я слышала только ее шаги, сбивчивое дыхание, и ровное биение сердца.
  Если человек где-то неподалеку, то значит, что рядом помещение, в котором я смогу укрыться.
  Но в голове тут же возникло одно "но".
  Если я вновь почувствую человеческий запах, то мне сразу стоит забыть о здравом рассудке. Черный туман неудержимого соблазна вновь окутает меня, и я уже не смогу бороться с желанием ощутить сладкую кровь на своих губах.
  Я покачнулась назад. Мысли о крови заставили жажду вырваться на первое место, затмевая собой все остальное.
  Моя рука сжалась в крепкий кулак. Я зажмурила глаза и напрягла челюсть. Сейчас мой голод вновь стал всем, о чем я могла думать.
  Было невероятно сложно хотя бы попытаться взглянуть в глаза жажды. Она тут же одаривала меня очередной порцией сухой боли в горле.
  Я со всего размаха ударила по широкому стволу сосны, и тут же раздался оглушительный треск. Три птицы, сидящие на предпоследней ветке соседнего дерева, закричали и полетели прочь.
  Ярость вновь обрушилась на меня в виде жестокой силы, поглотившей с макушки головы до кончиков пальцев ног.
  Чтобы как-то выплеснуть злость, я несколько раз ударила по стволу дерева, которое жалобно трещало. Сосна громко надломилась и потянулась к земле. Я наблюдала, как дерево медленно приближается к мягкому ковру сочно-зеленой травы. Это заняло не более десяти секунд. Когда же макушка сосны коснулась земли, раздался оглушительный звук. Это напугало стаю птиц, которые, громко рокоча, поспешили улететь как можно дальше. Так же примерно в сорока ярдах раздались шорохи испуганных зверьков.
  Я сделала глубокий вдох и разжала кулаки. Стоя рядом с поваленным деревом, я закрыла глаза и попыталась успокоить себя.
  "Все хорошо. Все хорошо. Все хорошо" говорила я про себя.
  И тут я уловила сладостное молчание, которое заставило меня распахнуть глаза.
  На западе зажглась заря. Небосклон медленно окрашивался розовыми, пурпурными, лавандовыми тонами рассвета. Прозрачная воздушная дымка перистых облаков резво развеялась, и стало горделиво восходить лучезарное солнце.
  Я замерла от неожиданности и изумления. Как же прекрасно было это явление. Оно тут же отогнало во мне мысли о том, что солнце губительно для меня. Я была очарована происходящей красотой. И даже если бы я хотела уйти - я бы не смогла сделать этого. Красота рассвета подчинила меня своей великолепности и неописуемости.
  Пронзительные лучи солнца медленно подкрадывались ко мне, сначала озарив другую сторону мрачного леса, оживив его, затем гладко-асфальтированную дорогу. И только через несколько долго-тянущихся мгновений они добрались до меня.
  Я застыла в ожидании, смешанное с оцепенением, которое вызвал во мне страх.
  "Сейчас я погибну" мельком подумала я, не сводя пристального взгляда с ослепительного солнца.
  Но я была настолько очарована его красотой, что лишилась право выбора. Я не могла уйти, скрыться в тени. Свет манил меня, завораживал своей неподражаемостью и гармоничностью.
  Мое тело сжалось.
  Я в ожидании смотрела, как лучи подбираются ко мне.
  Невольно я сделала маленький шаг назад. Но солнце уже коснулось моих ног.
  Я зажмурила глаза, приготовившись почувствовать боль.
  Но ничего не произошло. Хотя я чувствовала слабое тепло на своей мраморной коже.
  Я медленно и с опаской стала открывать глаза. Блистающие лучи солнца обволокли меня своим светом. Почему ничего не происходит? Почему я не сгораю? Почему солнце не причиняет мне боль?
  Разве я не вампир? Или все же вампиры не боятся солнца?
  Я судорожно выдохнула.
  С сильным удивлением я посмотрела на свою кожу, которая оставалась такой же гладкой, мелово-бледной и твердой, как камень. Каким-то необъяснимым образом солнце не убило меня, не причинило боли, дискомфорта. Будто ничего не произошло. Я цела и невредима.
  Я сделала осторожное движение. Ступила вперед, и под ногой раздался приглушенный хруст веточки. Я вновь замерла, не спеша осматривая окружающую обстановку.
  Под щедрым солнечным светом все начало волшебно преображаться. Трава изумрудно-зеленого цвета окрасилась в тона с диковинкой. Полупрозрачная серая роса вспыхнула всеми цветами радуги, и, дрожа, стала с невыразимой изящностью переливаться на хрупких листочках. Зашелестели пышные кроны деревьев, засверкала сочная трава. На душистую мягкую землю от массивных стволов стала ложиться негустая сквозная тень.
  Так же начали пробуждаться животные. До моего слуха донесся рокот стрекоз, которые проносились над кустами, блистая переливающимися крылышками. Над дикими цветами запорхали изысканные бабочки, трепеща шелковистыми крыльями. Вот, на золотистый пушистый одуванчик приземлился шмель, его крылья чудно дрожали под легким ветерком. Он замер, и его самого можно принять за цветок.
  Между веток деревьев заблестела хрупкая паутина. Она была сплетена с неповторимой изящностью и утонченностью, словно произведение искусства. Черные и глянцевые спинки ползущих по траве и по коре деревьев жуков засверкали металлическим блеском.
  Во всем лесу чувствовалась жизнь, радость пробуждения. Прозрачный, напоенный ясными и яркими ароматами, утренний воздух веял неописуемой свежестью.
  Расписанное розовыми всполохами небо начинало постепенно голубеть.
  Вот уже бледнели и исчезали последние светло-пурпурные полосы - в ярком, чистом, без единого облачка, лазурном небе в полную силу сияло солнце.
  Наступило ясное утро.
  Я кружилась вокруг своей оси, стараясь уловить своим многогранным зрением и слухом все звуки и шорохи, пение птиц, странные голоса насекомых, зверьков.
  Невольно на моем лице расплылась улыбка - такая светлая и широкая. Впервые за все время с момента моего пробуждения я была рада, что существую, так как могу видеть истинную красоту природы, слышать ее ни с чем несравнимые голоса.
  Остановившись, я подняла голову, подставив свое лицо теплым лучам солнца. Свет не причинял боли моим глазам, поэтому я могла спокойно смотреть на дневное светило, отражающее все цвета радуги и еще несколько столь же великолепных оттенков, которым я не могла дать названия.
  Я тихо рассмеялась, и мой звенящий смех слабым эхом разнесся по лесному миру.
  Какие-то короткие секунды впитали в себя море счастья и радости. Казалось бы, обычная вещь - увидеть пылающее солнце, почувствовать его мягкое тепло на своей коже, наблюдать за красотой леса. Но только для меня это было нечто необъяснимым и удивительным. Будто я попала в совершенно другой мир, наполненный множеством неповторимых вещей, запахов.
  Я протянула руку вперед, навстречу прямым лучам солнца. Мои губы вновь расплылись в полуулыбке.
  Внезапно, жажда вновь овладела мною. Я схватилась руками за горло и резко выдохнула. Огонь с новой силой разгорался внутри, занимая мои мысли, затмевая просветлившийся рассудок, жгучей болью растекаясь по телу.
  - Черт! - прошипела я и открыла глаза.
  Теперь мир не казался мне таким удивительным, когда жажда в очередной раз завладела моим разумом. Глаза покрыла смутно-красная пелена, мне хотелось зарыдать. От такой боли должны идти слезы, но соленая вода так и не скатилась по щекам.
  Я убрала руки от горла и пошла вперед.
  Единственный просвет радости мне доставляла мысль, что солнце не причинит мне вреда, что я могу наслаждаться его теплом. Так же это наводило меня на мысль о том, что довольно странно для вампира - не бояться солнечных лучей.
  Может, я не вампир?
  Тогда, кто же я?
  Все факты говорят о том, что я принадлежу к бессмертной расе существ - невероятная скорость, острый слух, прекрасное зрение, ловкость, недюжинная сила. И самое главное - дикая жажда крови.
  Ну, вот. Стоило мне подумать об этом, как новая порция боли полоснула мое горло.
  Я стремительно понеслась вперед, и уже в следующую секунду стояла у дороги. Мой слух не уловил новых звуков, и я вздохнула с облегчением.
  О, боже... как же я голодна... Как же мне хочется... крови. Я жажду вновь почувствовать сладкий, тонкий и возвышенный аромат этой красной жидкости, которая творит настоящие чудеса.
  Мой супер-острый слух уловил неясное дыхание, отчетливые и громкие удары живого сердца. И это медленно сводило меня с ума.
  Жажда усиливалась с каждым мигом, все больше подчиняя меня свой воле. Она пускала свои сухие и колючие корни в меня, причиняла неописуемую боль, от которой хотелось закричать на весь мир.
  Я медленно втянула в себя воздух, тщательно фильтруя его. И мое обоняние лишь на одну сотую долю секунды уловил невообразимо-прекрасный, тонкий, цветочно-лавандовый аромат, который тут же вскружил мне голову.
  Мое тело рефлекторно понеслось на запад - к этому запаху.
  Со скоростью кометы я пронеслась целую милю за считанные секунды.
  Цепким и острым взглядом я увидела в паре сотне ярдов от себя небольшой магазин, окруженный густым лесом. Звуки радио доносились до меня с такой громкостью и ясностью, будто я стояла очень близко к нему. Так же отчетливее слышались ленивые шаги по гладкому скользящему полу. Девушка что-то бормотала себе под нос, раскладывая картонные коробки.
  Я вдохнула.
  Подчиняющий мою волю аромат казался невероятно близким и осязаемым.
  Из последних сил я боролась со своей жаждой, то в конечном итоге она все равно одержала победу.
  Не спеша, я направилась к магазину.
  Я шла осторожно, в голове крутились мысли о том, что я зайду в помещение, пропитанное человеческим запахом, окончательно сойду с ума, и с особой жестокостью вопьюсь в шею девушки.
  Кровь соблазняла меня, манила к себе - в болезненный и в то же время такой сладостный капкан.
  Вот я уже совсем близко подобралась к магазину.
  Протянув руку, я резко потянула на себя двери и очень медленно зашла внутрь.
  Первым делом, что я сделала - осмотрелась по сторонам. Относительно небольшое помещение, с полками продуктов. Почти у самого входа располагалась касса, а в самом дальнем углу была настежь открытая дверь. Я вдохнула воздух, таящий в себе множество запахов: свежезамороженной клубники, брусники, малины, черники, брокколи, овощей, фруктов, сыра, ветчины, рыбы, мяса, томатного соуса, сои, консервированного гороха, кукурузы... все эти ароматы с бешеной скоростью проносились по моему организму. Но среди них я неподдельной ясностью выражался лишь один, который взбудораживал меня и толкал на ужасные поступки.
  Кто-то вновь напевал себе под нос. Я подошла к кассе и вытянула голову вперед.
  Строгий ритм сердца звучал громче. По пути закинув еще одну пустую коробку из картона, девушка вышла из склада, небрежно хлопнув дверью.
  Я напряглась и задержала дыхание. Не хотелось в то же мгновение бросаться и убивать ее.
  Я терпеливо ждала, когда девушка дойдет до кассы. И вот, спустя полминуты, этот момент настал.
  Резко повернув голову, я заметила миловидную девушку невысокого роста с темно-коричневыми волосами, свободно лежащими на узких плечах. На ней была клетчатая рубашка, под ней серая футболка, темные джинсы и грязные кеды. В уши были вставлены наушники, но музыка в них больше не играла.
  С крайне удивленным видом она смотрела на меня, застыв в одном положении. Ее глаза цвета топленого шоколада неторопливо проскользнули по мне. И взгляд девушки остановился на белом платье с высохшими кровавыми пятнами.
  Девушка дышала размеренно, хотя ее сердце сначала замолкло на долю секунды, а потом забилось быстрее. Через двадцать семь секунд она подняла на меня изумленный взгляд. Ее губы в форме сердца немного приоткрылись. Будто сквозь сон, она вытащила наушники из ушей и сделала резкий выдох.
  Я с такой же внимательностью смотрела на ее лицо овальной формы. Большие глаза, обрамленные густыми ресницами, так и не сходили с моего платья.
  - Доброе утро, - наконец, сказала она, точнее выговорила.
  На ее слова я лишь кивнула.
  Девушка с неохотой отвела взгляд в сторону, рассеяно улыбнулась и неуверенно прошла вперед.
  Сев за кассу, она еще раз взглянула на меня, изобразив некое подобие дружелюбной улыбки.
  - Могу я чем-нибудь помочь вам? - ее высокий голос немного дрожал, но она старательно пыталась сгладить волнение.
  На секунду я опустила глаза.
  - Где я нахожусь? - певуче и ласково проговорила я.
  Девушка судорожно выдохнула и мимолетно моргнула. Поначалу ее взгляд выражал удивление, но очень скоро ей удалось перебороть в себе это чувство.
  - Вы находитесь в пригороде Форт-Сент-Джон, - с деланной вежливостью ответила она на мой вопрос.
  Затем ее шоколадные глаза вновь прилипли к моему платью.
  - А какой сейчас месяц? - задала я очередной вопрос.
  Девушка громко выдохнула. Должно быть, с моей стороны было странно задавать подобные вопросы.
  - Вы в порядке? - поинтересовалась она, проигнорировав мой вопрос.
  Я метнула на нее резкий и острый взгляд.
  - Какой сейчас месяц? - с большей твердостью повторила я.
  Она слегка вздрогнула, ее сердце екнуло и вернулось к прежнему ритму.
  - Сейчас август, - уже сильно-дрожащим голосом пробормотала девушка.
  Я поджала губы и сузила глаза.
  - Какой сегодня день? - продолжила я.
  - Сегодня пятнадцатое августа, среда, - тут же отозвалась она.
  Я продолжала пристально смотреть на девушку и заметила, как ее щеки залились слабым румянцем. Она растерянно смотрела по сторонам, стараясь не сталкиваться с моим взглядом. Должно быть, я ее смущаю.
  Названный месяц и число ничего не давали мне. Мое прошлое по-прежнему окутывал непроглядный мрак.
  - Мисс, я могу вам чем-нибудь помочь? - ее робкий голос вернул меня в реальность.
  Я переметнула на ее взгляд и выдохнула.
  Мои пальцы сжались в кулаки, боль вновь обрушилась на меня, не оставляя выбора.
  Как бы сильно я не хотела совершать этого - мне придется. Придется сделать это, чтобы избавиться от жажды, гнетущего голода, сухой боли.
  Несколько секунд я непрерывно смотрела в тепло-шоколадные глаза девушки. Я пыталась понять, что она чувствует, но всякое любопытство тут же затмил голод.
  Сделав резкий рывок вперед, я оказалась рядом с девушкой. Она даже не успела уловить моего движения. Стремительно наклонившись к ней, я обнажила от густых волос ее утонченную шею и мгновенно вонзила острые, как лезвие, выросшие клыки.
  Девушка стала кричать. Громко и пронзительно. Она дергала руками и ногами, пища от боли. Но мне не было никакого дела до того, что она чувствовала. Я была всецело поглощена процессом убийства.
  Сладкая кровь сильными потоками полилась из двух ранок, все больше сводя меня с ума. Я с сокрушительной силы сжала плечи девушки, и через мгновение раздался звук ломающихся костей. После этого моя жертва вновь закричала, только это больше походило на стон, нежели на крик.
  Я выпила достаточно крови, чтобы окончательно обессилить ее. Она перестала вырываться и дергаться. Отчаянное сердце в груди отдавало последние удары, девушка продолжала дышать - скорее хрипеть.
  Я блаженно закрыла глаза, полностью отдаваясь непреодолимому блаженству, которое постепенно заполняло меня изнутри. Я снова чувствовала приятное тепло, которое давала мне человеческая кровь.
  Теперь голод не был для меня таким болезненным. К моему удивлению, вместо жажды осталось лишь легкое жжение. Я не могла поверить чуду! Но я все равно не хотела останавливаться. Было бы глупо - прервать этот приносящий дикое наслаждение процесс.
  Вероятно, мне всегда будет мало крови. Наверное, лишь целый город сможет полностью утолить мой голод.
  Сердце издало последний удар и навсегда замолкло.
  Вскоре, крови тоже становилось меньше.
  Последние мгновения я наслаждалась ее потрясающим вкусом.
  Все.
  С небрежностью я отстранила от себя хладное тело убитой девушки и облизнула губы. Какое же я испытала облегчение, когда перестала ощущать сильную сухость в горле, когда боль исчезла вместе с голодом.
  Я вновь испачкала платье. Еще одна жертва, и оно окончательно окрасится в кроваво-красный оттенок...
  Над головой мигнула лампочка.
  Я взяла девушку за запястья и потащила ее в сторону кладовки. Сняв с себя платье, я надела на себя вещи девушки, которые почти подошли мне - одежда немного висела.
  Окончательно забыв о понятии совести, жалости, сострадания, я покинула магазин.
  Ощущала ли я сожаление? Возможно. Но удовольствие оттого, что я, наконец-таки, смогла потушить пылающий огонь внутри, околдовало меня. Мне бы очень хотелось, чтобы этого чувства сытости хватило хотя бы на день. Я желала хоть на чуть-чуть избавить себя от ощущения боли.
  По крайней мере, я знала, где нахожусь. Форт-Сент-Джон. Этот город ни о чем не говорил мне. Я впервые слышу это название. Хорошо, что я хотя бы в Америке, или Канаде...
  Сегодня пятнадцатое августа.
  Это число тоже не давало никаких воспоминаний. Я была наглухо отрезана от своего прошлого, и, наверное, еще нескоро смогу что-нибудь вспомнить. Если я вообще вспомню...
  И куда мне теперь идти? Что делать дальше? Скитаться по лесам? Искать очередных жертв для утоления голода? И в этом будет состоять весь смысл моего приобретенного существования - продлевать бессмертие, которое не принесет мне должной радости?
  Для чего мне жить? У меня никого нет. Я совершенно одна - ни друзей, ни знакомых, ничего. У меня даже нет воспоминаний о своей прошлой жизни. Куда я пойду, и как буду жить дальше?
  Я бездумно шла по краю дороги вот уже около часа. И за это время никто не проехал. Солнце скрылось за серыми тучами, нависшими над округой, и лес погрузился в темноту, застыв в ожидании света. Я смотрела под ноги, думая о том, что буду делать дальше со своей вечностью. И пока что не появилось ни одного варианта.
  Сильный ветер срывал молодые зеленые листья с деревьев и кружил их в воздухе. Наконец, проехала первая машина, но вскоре она скрылась за плавным поворотом. Бесконечная дорога уходила вдаль. Наверное, я прошла несколько миль, но была все так же бодра и полна сил. К моему огромному счастью, жажда не вспыхивала, и боль не мучила меня.
  Теперь у меня было время подумать о своей жизни.
  Вспомнить бы одну деталь из прошлого, и я уверенна - цепь последующих событий выстроилась бы своим ходом. Но каждый раз, когда я закрывала глаза, погружалась в глубины своего бескрайнего и многогранного сознания, темнота давала мне отпор, и я возвращалась в реальность.
  Я осталась без прошлого. Ни одного момента, за который можно было бы уцепиться...
  Внезапно до меня стали доноситься сильно-выражающиеся запахи бензина, масла, железа, чипсов и чего-то еще. Я остановилась на долю секунды, прислушиваясь.
  - Погоди, - возмущенно воскликнул грубый мужской голос, - сейчас заправим байк и уедем из этой дыры!
  - Ну-ну, - промычал недовольно второй мужской голос, - то же самое ты говорил мне на предыдущей заправке. И что в итоге? Мы снова оказались по уши в дерьме!
  Я избавила себя от нужды и дальше слушать их бессмысленный диалог. Значит, что рядом заправка. А из этого выходит, что очень близко и сам город.
  Я стала сомневаться. Стоит ли мне вообще появляться в общественных местах? Ведь одно неправильное движение, лишний вдох, и жажда снова одержит надо мной власть. И, обезумевшая от голода, я буду убивать всех, кто попадется на моем пути.
  Я выдохнула и пошла вперед. К черту все - будь что будет.
  Через несколько минут я вышла на свободную площадку, где располагался комплекс специальных оборудований на придорожной территории. Рядом с небольшой закусочной стояло два банкомата.
  У самой заправки было припарковано два благородно-черных, мощных байка, рядом с которыми стояли их владельцы - два байкера в кожаных куртках и штанах, довольно крепкие по телосложению. Если бы я была человеком, то пришла бы в ужас, увидев их.
  Я поправила клетчатую рубашку и стремительно пошла вперед. Не буду даже смотреть на заправку, чтобы не видеть людей, не буду дышать, чтобы не чувствовать их запахов.
  Я проходила мимо заправки на расстоянии в тридцати пяти ярдах, слыша рок-музыку и противный смех байкеров. Я старалась не обращать на посторонние звуки внимания, чтобы не поддаться лишнему искушению.
  - Посмотри-ка, - шепотом сказал один байкер другому.
  Я немного замедлила ход.
  - Ага, - выдохнул второй мотоциклист. - А она ничего...
  - Шутишь? Я давно не встречал таких красоток! - воскликнул первый собеседник. - Фигурка - просто отпад!
  - Да... - протянул второй. - Не часто встретишь таких ципочек, тем более в подобных местах.
  Их разговор не произвел на меня никакого впечатления. Перестав слушать их, я продолжила идти вперед.
  И тут раздался свит, привлекший мое внимание. Я резко остановилась и повернула голову в сторону заправки. Один из байкеров махал мне рукой, а другой улыбнулся и подмигнул. На вид им было не больше двадцати шести лет.
  - Эй, крошка, не хочешь прокатиться с нами? - крикнул мне байкер с длинными спутанными волосами и черной банданой на голове.
  Я лишь усмехнулась про себя и пошла дальше. Лучше им вообще не знать про меня, и забыть, потому что любое неосторожное движение - и я мгновенно выйду из себя, вновь потерять голову и контроль над своим телом и рассудком.
  - Куда же ты уходишь? - продолжал кричать байкер.
  Я больше не обращала внимания на его обращения ко мне.
  Через пару секунд я услышала, как грозно зарычал двигатель одного байка.
  - Постой же! - надсмехающимся голосом продолжал кричать мне парень сквозь оглушительное звучание мотора.
  Конечно же, я не собиралась останавливаться. Но и байкер не собирался отступать. Он ловко обогнал меня и развернул под собой мощного железного зверя. Затем раздался шипение тормозящих колес, и байкер с довольной ухмылкой стал смотреть на меня.
  - Куда же ты, крошка? - самодовольно обратился он ко мне.
  - Не твое дело, - сказала я, не двигаясь.
  - Может, прокатимся? - широко улыбнувшись, предложил он.
  - Не в этот раз, - ответила я сквозь плотно сжатые зубы. - Извини.
  Я собиралась идти дальше, но парень слез с байка и перекрыл мне путь.
  - Я настаиваю, - тихо проговорил он, склонившись надо мной.
  Парень был слишком близко, чтобы я могла почувствовать его привлекающее тепло. Мое горло сковало каменным кольцом, а цело оцепенело. С виду казалось, будто я испугалась байкера, но на самом деле я боялась только самой себя. Ведь стоит мне глотнуть хотя бы каплю воздуха, то жажда затуманит мой рассудок, и никому, кто находится поблизости, не будет спасения.
  - Лучше тебе уйти, - пробормотала я, сжимая кулаки.
  Лицо байкера изменилось.
  - Почему же? - усмехнулся он.
  - Дай пройти, - сказала я, сжимая кулаки.
  - Зачем так грубо? С виду такая хрупкая девушка, но внутри - настоящий огонь! Мне нравятся такие, - байкер вновь улыбнулся и сделал шаг вперед, почти что вплотную подойдя ко мне.
  Я сжалась и опустила лицо.
  "Держи себя под контролем... Держи себя под контролем... Держи себя под контролем" в мыслях бормотала я.
  Самое главное было сейчас не делать резких движений и вдохов. Но соблазн был так близко! Хоть меня больше не мучила жажда и голод, и я не дышала - меня постепенно наполняла иллюзия вкуса человеческой крови.
  Зря я вспомнила... Сухость мгновенно вспыхнула, хотя я даже не чувствовала сладковато-солоноватый аромат крови.
  Мои легкие загорелись, и горло полоснул огонь адской жажды.
  Внутри меня просыпался зверь, и я не могла сопротивляться ему. Монстр был сильнее моего здравого рассудка, поэтому жалкие попытки остановить кошмар, который сейчас произойдет, было совершенно бесполезно.
  И вот чудовище, которое на не долгое время уснул, вновь пробудился и ликующе засмеялся.
  Внезапно и быстро я прыгнула на байкера. Мои руки вцепились в его спину, обхватив широкие плечи. Я сделала вдох, и запах человеческой крови свел меня с ума. Внутренний монстр вырвался наружу и заставил меня делать то, что я не хотела.
  Я впилась клыками в его грубую шею. Парень закричал и стал отдирать меня от себя. Его сопротивление почти не ощущалось. Я была охвачена жаждой. Вырвавшийся зверь заточил меня в плен и теперь вершил хаос.
  Кровь стучала в венах быстрыми толчками пульса, сердце парня на несколько миллисекунд замерло от понимания неизбежной гибели, но затем, как в ускоренной перемотке, сокращение главной мышцы тела резко участилось, давая монстру во мне в полную силу насладиться теплым потоком красной густой жидкости.
  Каждой клеточкой своего сознания и тела я ощущала тягучее движение по горлу, не достигнувшее желудка; живительная влага впиталась в стенки пищевода, проникла тонкими струями в легкие и другие органы, наполняя мою кожу приятными и теплыми оттенками жизни.
  Несколько последних мощных ударов сердца байкера вытолкнуло остатки крови в мой рот, и огромное тело приглушенно рухнуло на дорогу.
  Я резко встала на ноги. Слухом и боковым зрением я уловила беспорядочные движения второго байкера. Он что-то кричал.
  Монстр внутри меня бодрствовал и ликовал. Глазами чудовища я смотрела на этот безжизненный кусок мяса с отвращением на мертвое, обескровленное тело. Все самое ценное и великолепное текло по моим венам, распределяясь по всему телу, заполняя его теплом.
  Это был не конец. Жажда росла, не смотря на то, что еще несколько минут назад было легкое жжение. Но теперь же ощущалось все иначе.
  Я хотела еще. Много крови.
  Кровожадный зверь правил мною, и я развернулась лицом к заправке, где второй байкер продолжал что-то кричать. Он вопил себе под нос и стал садиться на байк.
  Но я опередила его прежде, чем груда железа тронулась с места.
  Черные глаза парня с огромным страхом смотрели на меня. Его сердце четко и ускоренно билось в груди, подвергая меня большему соблазну. Теплое дыхание байкера касалось моей кожи.
  Я медленно втянула в себя воздух, напоенный сладким ароматом крови.
  Одним резким движением я впилась в шею парня.
  Монстр внутри меня снова радовался, ощущая вкус победы. Я тоже чувствовала, как по моим венам растекается безграничная власть и могущество, что приносило мне удовольствие.
  Но я ничего не могла поделать ни с собой, ни с чудовищем, которое окончательно пробудилось во мне и захватило остатки того светлого, что сохранилось в моей голове.
  Густая пелена жажды окутала меня.
  Я погрузилась во мрак, из которого нет обратного пути.
  
  Глава третья
  Воспоминания
  
  Внутри меня простиралась пустота - бескрайняя, непроглядно-мрачная, непреодолимая. Я не чувствовала, ровным счетом, ничего. Моя замерзшая душа больше не искала покоя, каменное сердце не терзало себя мучением оттого, что я натворила много ужасных вещей. Мой разум перестал мыслить разумно.
  Жажда одержала вверх. Полноценную победу! И выхода из этого бесконечного лабиринта самых ужасных кошмаров нет. Вероятно, я навсегда погрязну в своих жестоких действиях и поступках, которые буду совершать в дальнейшем.
  Моя душа перешла в руки дьявола и мрака, когда я убила первого человека. Я запятнала свое прошлое, которое так и осталось закрытым для меня.
  Я ничего не помнила. Ни одного момента...
  Прошло три дня.
  Я продолжала убивать, выключив здравый смысл. Точнее это монстр заточил меня в плен, одержав власть над моим разумом и телом. Чудовище творило невероятные вещи, пропитанные особой коварностью и жестокостью. А я ничего не могла с этим сделать. Я была совершенно бессильна против своего внутреннего зверя, который каждую секунду желал лишь одного - крови.
  Я не хотела этого. Но так должно быть. Я вампир, который, кстати, не боится солнца, и мне положено убивать людей, чтобы подавлять в себе непреодолимое чувство страшного голода и жажды.
  Я не сдерживала себя эти три дня. Чудовище вершило хаос.
  Я бродила у леса в поисках жертвы, так и не решаясь появиться в городе. Все же маленькая часть моего здравого рассудка, который скрылся за толщей мрака внутреннего чудовища, иногда просветлял кровавые мысли и твердил, что я должна быть осторожнее и добрее. Но этих призрачных убеждений хватало лишь на несколько минут, после чего зверь вновь загонял меня в угол, не оставляя никакого выбора.
  Мною правила неконтролируемая жажда, не знающая пощады и сочувствия. Она разъедала меня изнутри, будто ядовитая кислота. Это было невообразимо больно и тяжело терпеть. Особенно тогда, когда ты не можешь справиться с этим и найти выход.
  Жажда - это нечто ужасное и невероятно болезненное. Она рушит твой новый и прекрасный мир в считанные секунды, одаривая огромными порциями нестерпимых страданий. Она несет за собой полосу адского огня, который не сравнится ни с чем по своей силе и жестокости, сжигает все, прорастая вплоть до самых костей.
  Я со стремительной скоростью кометы неслась по лесу, ловко и изящно избегая столкновений с возвышающимися деревьями. Посторонние звуки и шорохи заглушили голоса людей.
  Сломя голову, я бежала на прекрасный аромат, который заставил мое горло вспыхнуть с новой силой. Аромат заполнил собой все пространство, и кровавая пелена помутнила мой рассудок. Монстр вновь вырвался наружу, он всем своим существом желал отведать свежей человеческой крови.
  В трех милях протекала небольшая река, у которой остановилось стадо оленей. Их запах тоже доносился до меня, но он не был таким привлекательным и очаровывающим, как тот, что заставил меня моментально нестись к нему.
  Я подбегала к реке, шириной примерно двадцать ярдов. Человеческий запах сразил меня как таран, как мощный взрыв. Грубая сила скапливалась внутри меня, я побежала еще сильнее.
  Сделав толчок от полуметрового булыжника, я полетела через небольшую речку. Мой прыжок не занял больше, чем полторы секунды. Но я видела все с ясной четкостью, и могла прекрасно контролировать любое малейшее движение.
  Стадо оленей не заметило моего молниеносного движения и спокойно продолжало пить воду из реки.
  Я вытянула руки вперед и крепко уцепилась за толстый сук, потом ловко перепрыгнула на пару веток ниже. Мои легкие в очередной раз наполнились воздухом, в котором лучше всего ощущался запах человеческой крови. Побочные ароматы не вызвали у меня никакого интереса.
  Похоже, что людей было несколько, так как утонченный смешанный аромат меда, ванили, самых прекрасных цветов, название которых я не знала, ощущался как никогда хорошо. Его было много, чудесный запах окутал меня в свои объятия, и жажда вновь полоснула горло.
  Я стремительно и грациозно прыгнула на землю с седьмой ветки зеленой ели и понеслась на северо-восток. Запах исходил оттуда.
  Я бежала около минуты, и когда самый сладкий аромат на свете казался очень близко, мгновенно остановилась.
  Я осмотрелась. Совсем неподалеку я заметила большое здание посреди огромного поля, похожее на завод. Прислушавшись, я уловила голоса десяти людей: трех мужчин и семи женщин. Но они были не единственными, кто находился в том помещении. До меня доносилось, как минимум, биение пятидесяти людей, и каждое звучало по-своему уникально.
  Я сглотнула и выдохнула.
  Стоило только представить самый сладкий, самый ароматный запах из всех, что я чувствовала за свои четыре дня существования в качестве вампира, как мой рот наполнился ядовитой слюной, а желудок сжался от дикого голода, я напряглась, как пружина, готовясь к прыжку.
  В горле колыхало неистовое пламя.
  Я больше не могла размышлять. Моя задача была в том, чтобы, во что бы то ни стало заполучить этот восхитительный аромат, ощутить его божественный вкус и насладиться им сполна.
  Я резко рванула вперед.
  Через тринадцать секунд я уже стояла рядом с трехэтажным зданием. Я уловила оглушительные звуки работающих станков, грубый смех нескольких мужчин, слышала, как работники завода тащили в руках какие-то коробки.
  Все усилилось до невероятной остроты. В том числе и отуманивший меня запах человеческой крови.
  Я прошла немного вперед, взглянув за угол. Я увидела большие железные двери, высотой примерно три метра, раскрытые настежь.
  Сомнение постигло меня, но его тут же прогнал внутренний хищник, который подталкивал меня вперед - на ужасный поступок. И бороться с монстром было бесполезно.
  Мое тело рефлекторно понеслось вперед, и уже в следующее мгновение я стояла рядом с громоздкими железными дверями, заглядывая внутрь здания. Оно было оснащено станками и специальными приборами, поставленных в несколько рядов в строгой поочередности. Рядом с ними крутилось около двух десятков людей. Остальные работники таскали большие коробки, которые они еле удерживали в руках.
  Никто не заметил меня. Чудовище внутри меня ликовало и радовалось, в ядовито-зеленых глазах загорелись азартные огоньки. Горло вспыхнуло от неутолимой жажды, и я облизнула губы.
  Я собиралась убить всех, кто находился в этом здании, пока кровь не наполнит каждую клеточку моего неуязвимого тела, пока я не лопну от сытости. Монстр был сильно голоден, он жаждал заполучить много крови.
  Я выплыла из-за дверей и тут же принялась за свое "грязное" дело.
  Одного за другим, я убивала людей, не жалея никого. Для меня, точнее для чудовища, таящегося во мне, это превратилось в забавную игру. Сначала я закрыла огромные железные двери так, чтобы меня никто не увидел. И всех это ввело в заблуждение.
  И тогда началась игра.
  Сначала я убивала тех, кто находился отдельно от основной толпы людей. Теперь же мои действия были куда более аккуратными и быстрыми. Но зов крови настолько околдовал меня, что я напрочь забыла об осторожности. Мной правил хаос, точнее говоря, я сама его создавала.
  С каждым убитым человеком мне становилось куда проще. Неограниченная сила растекалась по моим венам вместе с приятным теплом, которую приносила чудодейственная кровь.
  Видя страх в глазах несчастных людей, монстр испытывал дикое удовольствие и ощущение полной власти над человеческими жизнями. Это нравилось ему, и сильнее вгоняло меня в ступор. Совсем малая часть моего рассудка, которая продолжала оставаться здравой, смотрела на весь этот кошмар, свершаемым чудовищем.
  Монстр усмехался, смеялся, торжествовал. Ему нравилось причинять сильную боль людям.
  Поначалу я убивала быстро и аккуратно. Но потом, когда людей осталось всего около десятка, я расслабилась. Им все равно было не убежать.
  Расправляясь с одним, я начинала искать других, которые прятались в надежде избежать смерти.
  Я была сыта. И мне даже казалось, что я раздулась от переизбытка крови в своем теле. Но я оставалась прежней, к сожалению, только внешне. Монстр не желал отпускать оставшихся людей, которых я продолжала искать с некоторой ленцой. Я должна была завершить начатое, мое альтер эго не позволяло уйти выжившим. Хищные инстинкты твердили мне, чтобы я не упустила оставшихся жертв и убила их, даже если это не принесет мне удовольствия.
  Но как же кровь может быть не сладостной для меня - для монстра, который сидит внутри и вершит беспорядок?
  Я сидела на грязном полу, лениво допивая кровь последнего человека, который слабо дергался в моих сильных руках. Удары сердца молодого мужчины утихали, дыхание замедлялось. Сладкая кровь сочилась из двух ранок, и я не могла остановиться, прервать этот великий соблазн.
  Меня переполняла сила. Горло перестало гореть от жажды после двадцатой жертвы. Я была вдоволь сыта и полна энергии.
  Вот, сердце моей последней жертвы замолкло, с трудом издав последние два удара.
  Я откинула голову назад, вынув клыки из его шеи. Монстр внутри меня рассмеялся. Я закрыла глаза, и удовольствие переполняло меня. Мои окровавленные губы расплылись в широкой улыбке.
  С отвращением и пренебрежением я откинула в обескровленное тело мужчины к остальной горе трупов, которая находилась в нескольких метрах от меня.
  Прислонившись к стене, я сделала несколько глубоких вдохов и выдохов. Было даже немного непривычно оттого, что горло больше не горит от неистовой жажды. Монстр, насытившись пятьюдесятью пятью людьми, перестал буйствовать внутри меня и уходил на покой.
  Когда чудовище больше не управляло моим разумом, я начинала понимать, что натворила.
  Убить пятьдесят пять человек - это, наверное, самое ужасное, что я совершала и еще совершу в дальнейшем. Жажда настолько поглотила меня, что я оказалась способной на такое... И монстр - он лишь подталкивал меня на сумасшествие и жестокость.
  Я медленно опустила голову, убедившись, что внутренний монстр больше не контролирует меня. Мои глаза растерянно и с огромным ужасом бегали по горе убитых и обескровленных людей. Часть меня отказывалась верить, что этот зверский поступок совершила я. Конечно, можно сослаться на то, что это дело рук жестокого монстра, который взял надо мной контроль, но и я тоже виновата. Ведь это чудовище - теперь уже неотделимая часть меня, и все, что оно хочет, желаю и я.
  С виду может показаться, будто я какая-нибудь психопатка с раздвоением личности... Если бы это было так... Во мне ведется борьба здравого рассудка и жестокого монстра не на равных силах, которая, отчасти, решает мое дальнейшее существование, и то, что я есть такое на самом деле.
  И действия показывают то, что побеждает кровожадный монстр. Вероятно, что как бы я не старалась сохранить в себе человечность, о которой мне, по сути, ничего неизвестно, мое дьявольское Альтер-эго будет и дальше подчинять меня своей нерушимой воле.
  Но где-то в глубине сознания существует надежда на то, что через какое-то время, когда я смогу хоть на чуть-чуть усмирить бушующее чудовище внутри, жажда утихнет, и мои моральные силы возрастут.
  Я продолжала с невыразимым сожалением смотреть на последствия своего кошмарного поступка. Если бы я могла чувствовать, если бы мое сердце было живым и бьющимся - оно бы разорвалось от дикого сожаления и отчаяния.
  Я медленно поднялась с пола, не сводя пристального взгляда с горы трупов, и сделала шаг вперед.
  На моей совести почти шестьдесят убийств... Будь я серийным убийцей, меня бы давно поймали и посадили в тюрьму. И это только в том случае, если бы я была человеком. Но я вампир. Какое мне нужно понести наказание, чтобы познать всю трагедию своих действий? В какие-то короткие моменты, когда чудовище внутри меня перестает контролировать мой разум, я начинаю чувствовать лишь ненависть к самой себе за то, что делала. Больше никаких эмоций за четыре дня я не наблюдала в себе.
  Если бы я могла плакать - я бы давно разрыдалась на месте. Но ни одна слезинка не скатилась по моей твердой щеке.
  Я вновь почувствовала знакомое ощущение неконтролируемой злости. Она стремительно надвигалась на меня. И через какие-то мгновения это чувство полностью овладело мною.
  Я была зла, и сейчас мне хотелось все крушить вокруг не потому, что меня терзает голод, а потому, что ненависть к самой себе перешла все рамки возможного.
  И неожиданно для себя я стала кричать. Отчаяние выливалось наружу вместе с пронзительным криком. И я не пыталась себя остановить. Это был единственный способ хоть как-то выплеснуть свою безграничную злобу, так внезапно появившуюся во мне.
  Я стала крушить все вокруг себя: железные станки, какие-то приборы, названия которым я не знала, толстые стены... все казалось таким хрупким под воздействием моей грубой силы. Когда большое помещение было полностью разгромлено мною, я была вынуждена взять себя в руки.
  Я покинула здание с мыслью о своей сущности. Теперь мне придется все время проводить в лесу, окончательно потеряв связь с внешним миром? Ведь иначе никак. Стоит только почувствовать запах человеческой крови - и можно сразу распрощаться со здравым рассудком, позволив внутреннему зверю вновь одержать власть. Я мгновенно потеряла себя, когда увидела несколько десятков человек. А что будет, если я выберусь в город? От моих смертоносных клыков погибнут целые тысячи людей!
  Поэтому, ради их же безопасности я буду блуждать в лесу, но только до тех пор, пока голод не взорвет мое горло дикой жаждой вновь, и чудовище одержит надо мной власть.
  Я очень долго бежала по лесной паутине. Время перестало существовать для меня, я полностью погрузилась в скорость, силу, окружающий мир. Отсутствие жажды дало мне шанс вновь насладиться красотой природы, ощутить ее близость и нежность прикосновений.
  С каждой проделанной милей я изо всех сил старалась забыться от суеты и проблем, точнее от одной проблемы, которая не давала мне глотнуть прозрачного воздуха свободы. Зверь внутри меня затих, позволив мне обрести контроль над собственными мыслями и желаниями. Но мне ничего не нужно. Хотя, я желаю лишь одного - больше никогда не ощущать вкус раскаленной и обжигающей жажды в горле, не позволять внутреннему монстру занимать мои мысли своей жестокой кровожадностью и коварностью.
  Внезапно я остановилась, заметив перед собой резкий обрыв. Высота была невероятная, и, вероятно, будь я человеком, то у меня обязательно бы закружилась голова. Но сейчас, смотря вниз, я ощущала непонятное удовольствие, расползающееся по телу.
  На безоблачном небе пылал огненный закат.
  Я повернулась к огромной сосне с массивным стволом и сделала плавный прыжок вверх. Ловко зацепившись за ветку, я стремительно поползла к самой вершине дерева.
   Я удобно расположилась на предпоследней ветке и с удивлением посмотрела вдаль. Передо мной открывался невообразимо прекрасный вид густого зеленого леса, бескрайнего лазурного неба и пылающего солнца.
  Больше всего меня поразил закат.
  Первым делом в глаза бросился красноватый цвет заходящего солнца и такой же багровый цвет неба вблизи него. Посмотрев на заходящий за неровную линию горизонта солнечный диск, имеющий множество различных оттенков, постепенно переходящих друг в друга, я протяжно выдохнула. У самой линии горизонта солнце более ярко выражено карминным цветом, а в верхней части диска плавно переходит в более светлые и воздушные тона.
  На какую-то миллисекунду я закрыла глаза, и в мыслях появился смутный образ красивой женщины. У нее были короткие волосы цвета теплого шоколада, большие и искренне-добрые глаза, длинные густые ресницы, чуть вздернутый нос; женщина широко и ласково улыбалась, вокруг ее губ и глаз собрались аккуратные морщинки.
  Я вздрогнула. Этот милый образ никого не напоминал мне, но видя ее доброе лицо, я чувствовала, как в сердце зарождается странное и довольно приятное тепло.
  Кто бы это мог быть? Может, это воспоминание из моего прошлого? Возможно, это женщина была для меня кем-то близким?
  Резко отведя взгляд от солнца, я сделала рывок вперед и полетела вниз. Плавно и глухо ступив на бархатную землю, я опустила голову и снова закрыла глаза.
  В мыслях вновь появился более отчетливый образ улыбающейся женщины. Я не открывала глаза, ожидая увидеть что-нибудь еще. Что-то, что, вероятно, поможет мне вспомнить прошлую жизнь.
  Я замерла, всецело сосредоточившись на своих мыслях.
  Вдруг рядом с улыбающейся женщиной я увидела мужчину с темно-коричневыми коротко-стриженными волосами, смутно-зелеными глазами. Он тоже улыбался. Вот, они любяще посмотрели друг на друга, и затем появилась другая картинка.
  Женщина с милой улыбкой и мужчина с выразительными зелеными глазами стояли у окна, смотря на то, как крупными хлопьями на мокрый асфальт падает первый снег. В сильных руках мужчины сидела маленькая девочка в розовом платьице, лет пяти, со светлыми волнистыми волосами. Малютка заворожено смотрела на снег и заразительно смеялась.
  Почему вдруг в моих мыслях всплыл образ этой семьи?
  Я не открывала глаза.
  Картинка вновь сменилась. Теперь я видела ту же женщину, мужчину, только вот девочка немного подросла. Они находились в просторной гостиной у большой красивой ели. Сейчас девочке на вид было около десяти лет. Всей семьей они украшали дерево разноцветными и расписными шарами, мишурой, различными фигурками. Все были счастливы.
  Следующая картинка милее всего оказалась моему мертвому сердцу. Женщина сидела на краю кровати в знакомой до боли комнате и что-то говорила девочке из моих прежних мимолетных образов. И тут я смогла услышать голос этой женщины.
  - Спи, мое солнышко, - разнесся ее мягкий голос, наполненный безграничной любовью, - ангелы будут оберегать тебя.
  И женщина поцеловала в лоб девочку.
  Я мгновенно распахнула глаза и тихо ахнула.
  Кажется, я начинала вспоминать. Все.
  Эта миловидная и радушная женщина - моя мама. Теперь я вспомнила ее. Тот мужчина - мой папа. А девочка - это я.
  Через несколько затянувшихся секунд все само стало вставать на свои места. Я вспомнила тот день, когда мне было пять лет, и на улице пошел первый снег. Я помнила даже то, что чувствовала в тот момент.
  А образ, где семья стояла у ели, - это было рождество. Тогда мне было десять с половиной лет. Мама, папа и я наряжали пушистую рождественскую елку. И это было единственное рождество, которое мы встретили в узком кругу семьи. Тогда я была очень рада.
  Следующее воспоминание теперь тоже было открыто для меня. Когда я была маленькой, перед сном мама каждый раз заходила ко мне в комнату и говорила, что ангелы будут оберегать меня, и целовала в лоб.
  Невероятно... Я вспоминала... свое прошлое, которое, казалось, теперь уже навсегда будет закрыто для меня. Моя прежняя жизнь... Мама и папа... что с ними сейчас? Знают ли они, что со мной? Вдруг, они думают, что я пропала? Сколько прошло времени с того, как я видела их в последний раз?
  К сожалению, больше я ничего не смогла вспомнить. Но я была рада и тому, что теперь знаю и помню своих родителей, помню их заботу, любовь, понимание. Если бы мое сердце билось - оно бы взорвалось от переполняющих меня эмоций.
  Я должна их найти. Но вдруг они думают, что я мертва, и мое появление сильно удивит их? Нет, я не должна рисковать. Прежде всего, мне надо окончательно вспомнить свое прошлое, и только потом я смогу решать, что мне делать дальше со своей дальнейшей жизнью.
  Я растерянно смотрела по сторонам, будто что-то искала.
  Судорожные выдохи вырывались из моих уст, хотя во мне не было никакой необходимости дышать. В мыслях раз за разом крутились образы мамы и папы, и я каждый раз с непреодолимым восторгом вспоминала их лица - такие родные и красивые.
  Что ж, по крайней мере, я знаю, что у меня есть родители, что я не сирота. Но где мы жили? В какой школе я училась? Я вспомнила еще одну вещь - тридцатое августа мой день рождения. Кажется, мне исполнится восемнадцать лет. Ну, я так думаю.
  Были ли у меня друзья? Родственники помимо родителей? А... парень? Я встречалась с кем-нибудь? Что, если да, и моя вторая половина тоже думает, что я либо пропала, либо умерла? Или же у меня никого нет, и я совершенно одна?
  Я нахмурилась и опустила голову. Было трудно сейчас сосредоточиться на своих мыслях, так как эмоции переполняли меня, что казалось мне довольно странным. Впервые за четыре дня своего существования в качестве вампира я почувствовала радость, восторг, растерянность, непонятное ощущение в небьющемся сердце, которое нравилось мне.
  Когда же ко мне вернутся остальные воспоминания? Скоро, или мне придется "немного" подождать?
  Я закрыла глаза, все же надеясь, что какие-то образы из прошлого могут всплыть.
  Сначала в мыслях вновь прокрутились картинки из моего детства, мамы и папы. Все это стало напоминать мне заевшую пленку, но через пару минут я стала видеть другие образы. Первая картинка представляла собой вытянутое четырехэтажное здание из темно-красного кирпича. Вероятно, это школа, так как вокруг скопилось много подростков. Главные двери здания были распахнуты, и туда вливались огромными потоками молодые парни и девушки. В голове появился гул их смешанных голосов.
  Картинка сменилась.
  Теперь я видела образ красивой девушки моего возраста. У нее были черные, как смоль, длинные слегка волнистые волосы, стройная фигура, выразительные карие глаза, обрамленные густыми и длинными ресницами. А губы расплывались в лучезарной улыбке.
  "Мелисса" мгновенно пришло мне на ум.
  Моя лучшая подруга... Мелисса... Мы дружили с самого раннего детства, были почти неразлучны. Ее образ восстанавливался в моей памяти, когда она была маленькой девочкой, затем взбалмошным подростком, и только потом я вспомнила ее во всей ее красе. Мелисса была очень красива, и в душе я немного завидовала ей.
  Я вспомнила, как мы с Мелиссой несколько раз сбегали из дома. И однажды нас поймали. Наши родители вызвали полицию, которая обнаружила нас, гуляющими по ночному городу, и привела за ручку домой. Ох... сколько тогда было хлопот. Мои родители жутко волновались и кричали на меня, посадив под домашний арест на две недели.
  Я улыбнулась.
  Воспоминания о Мелиссе стали исчезать, и я испугалась, что картинки в моей голове исчезнут в темноте. Но нет. Следующее, что я увидела, это был образ молодого и довольно-таки симпатичного парня со взъерошенными коричневыми волосами, большими глазами, от которых у меня перехватило дыхание, но я не открыла глаза. Я видела следующий момент, где я и этот парень куда-то идем, и он широко улыбается мне, что-то увлеченно рассказывая, а я внимательно слушала его и улыбалась в ответ.
  Могу ли я думать, что мы с ним встречались?
  Да, это так. Потому что следующая картинка, всплывшая в моих мыслях, была тому подтверждение. Мы держались за руку и смотрели друг на друга, как влюбленные. Я даже вспомнила имя этого парня. Гордон. Его звали Гордон.
  Последующие воспоминания, связанные с ним, полились рекой, заполняя мои мысли. Я вспомнила нашу первую встречу, наш первый разговор, первый поцелуй. Гордон был моим первым парнем, и единственным, кого я любила.
  Хотя следующие образы дали мне понять, что любви между нами больше не было. Я вспомнила, как говорила ему, что больше не люблю его, и нам лучше расстаться. И я отчетливо видела свое лицо при этом. Я жутко переживала в тот момент и старалась говорить как можно мягче. Только Гордону не стало от этого легче. Я разбила ему сердце и чувствовала себя за это дико виновато. Но он не желал разрывать со мной связь, поэтому согласился остаться друзьями. Я понимала, что это невероятно тяжело для него, но и мучить себя, встречаясь с ним и не любя, я тоже не могла.
  Первое время Гордон пытался вернуть меня - приглашал на свидания, в кино, в кафе, почти всегда был рядом, старался знать все о моей жизни. Но со временем это стало постепенно исчезать, угасать. Я не любила его, но дорожила им, как хорошим другом. А его чувства оставались такими же искренними и преданными. Правда вскоре Гордон стал встречаться с Мелиссой, но через несколько недель они расстались, и подруга мне призналась, что они были вместе только лишь из-за того, чтобы я ревновала его.
  Я вспомнила тот жуткий разговор с Гордоном, когда говорила ему, что больше не стоит пытаться вернуть меня, что наша любовь в прошлом. Я видела боль в его глазах, и это ранило меня, но не в моих силах было решать, кого любить, а кого нет.
  Хорошо, что мы все же остались друзьями. Правда, Гордон до последнего пытался оберегать меня, помогать.
  Воспоминания о нем подошли к концу.
  Было ли это все, что я могла помнить о своей прошлой жизни?
  Нет. Это было только началом.
  Я стала вспоминать, что мы с Мелиссой собирались пойти на карнавал, на который я не хотела идти, но подруга заставила меня. Я воспроизводила каждую деталь, каждое движение, каждое слово.
  Вот, мы оказались в центре какой-то шумихи, все кричали, танцевали, Мелисса вела меня куда-то. Далее появилась картинка, где мы с ней заходим в черный шатер, в центре которого стоял стол, и за ним сидела женщина с цыганскими корнями. Она задумчиво перемешивала в руках колоду карт и смотрела вдаль туманным взглядом.
  Я вспомнила, как эта гадалка говорила мне, что я должна остерегаться встречи с тем, кто живет в ночи. Тогда мы с Мелиссой не придали этим словам никакого внимания. Тогда я чувствовала лишь легкое удивление. Мелисса тут же вывела меня из шатра, и мы ушли.
  Затем в мыслях появились воспоминания, где я бродила в бесконечной толпе людей, надеясь найти выхода. Вдруг, кто-то резко схватил меня за руку. И когда я обернулась, то увидела перед собой высокого юношу, лицо которого скрывала черная маска. Я помнила, как мое сердце екнуло тогда. Парень пригласил меня на танец, на протяжении которого не сводил с меня глаз. Я так же пристально и с восторгом смотрела на него. После того, как музыка закончилась, парень что-то прошептал сладким голосом, поцеловал мою руку и исчез так же внезапно, как и появился.
  Я вспомнила, что после праздника постоянно думала об этом парне. Картинки сменились, и теперь я видела себя, сидящей в кабинете за последней партой на ряду у окна. Тогда зашла наша преподавательница по истории - миссис Грин - с каким-то парнем. Мелисса говорила о том, что в школе появится новенький ученик.
  Этот парень заворожил своей великолепной ангельской красотой не только меня, но и всех. У него были невероятные прозрачно-голубые глаза, завораживающие с первого взгляда, подтянутое мускулистое тело, светлые шелковистые волосы, идеальной формы губы алого цвета. Но что более удивительно и странно показалось мне на тот момент - это мертвенно-бледная кожа парня.
  Я продолжала вспоминать.
  Этого парня звали Дэниэл Брук.
  Произнеся про себя это имя, я мгновенно распахнула глаза. Что-то пронеслось внутри меня - такое теплое и приятное. То же самое я ощутила, когда вспомнила о своих родителях. Я почувствовала любовь к этому парню, которая разгоралась все сильней в моем застывшем сердце.
  Я прислонилась к грубому стволу дерева и скатилась вниз, обхватив колени руками. Вновь закрыв глаза, я откинула голову и вновь сосредоточилась на воспоминаниях.
  Сквозь прошлое я могла отчетливо чувствовать, что этот парень - Дэниэл - сильно нравился мне. Я не сводила с него очарованного взгляда, все время думала о нем. Он не оставлял мои мысли в покое.
  Я вспомнила, что куда-то и за чем-то шла, и откуда ни возьмись, появился Дэниэл, предложив подвести меня. Конечно же, я согласилась. Я отчетливо помнила неповторимый и мелодичный звук его красивого голоса, смеха. Даже сейчас, видя его прекрасное лицо в мыслях, я хотела как можно дольше удержать этот образ в своей голове.
   Проходили секунды, минуты. Полностью сосредоточившись и блокировав вокруг себя все звуки и шорохи, я продолжала вспоминать о Дэниэле. В основном, все дальнейшие образы были только о нем. Я воспроизводила в мыслях все наши разговоры, взгляды, я начинала чувствовать сейчас все то, что чувствовала тогда, когда видела его, говорила с ним, думала о нем.
  Это было странно и необъяснимо.
  Затем в голове появлялись более смутные образы, но все же я могла их видеть. Я вспоминала, как в доме Саманты - подруги Мелиссы и моей одноклассницы - была вечеринка, на которую меня опять же уговорила придти Мелисса, как ко мне приставал какой-то парень, явно выпивший много алкоголя. На этой вечеринке случился пожар. Я помнила, как задыхалась, как мне не хватало воздуха. И когда я стала терять сознание, за стеной огня я увидела промелькнувшую тень.
  Это был Дэниэл. Он спас меня.
  Еще я помнила, как очнулась в больнице, находясь в полнейшей растерянности. Дэниэл пришел навестить меня, и тогда я потребовала у него объяснений. Ничего хорошего из нашего разговора не вышло. Дэниэл ушел. Еще я помнила, что его прозрачно-голубые глаза стали быстро темнеть, вскоре приобретя черный оттенок. Тогда это испугало меня.
  Еще я вспомнила урок физкультуры. Мы с Дэниэлом уже нормально общались, и мне не хотелось вновь затрагивать тему о пожаре в доме Саманты. Во время игры в волейбол я упала, поранив колено. Дэниэл тут же оказался рядом, и когда он увидел кровь, его глаза стали дьявольски-красными, что вновь удивило меня. Затем Дэниэл ушел, ничего не сказав мне напоследок.
  Я вспоминала свои чувства, предположения, мысли. Дэниэл казался мне очень странным, но в чем заключалась его особенность, кроме невероятной красоты, я не могла понять.
   Я вспомнила, что идя по дороге к своей машине, я нечаянно выронила ключи. Следующая всплывшая картинка была о том, что на меня неслась машина, и я не могла шевельнуться, находясь в оцепенении. И кто-то молниеносный столкнул меня прямо из-под колес несущегося автомобиля.
  И моим спасителем вновь оказался Дэниэл.
  Я старалась не упускать даже малозначительных деталей. В мыслях я видела и знала, что этот парень точно что-то скрывает, и решила потребовать у него объяснений.
  Этот парень оказался вампиром. Я чувствовала дикий ужас, видя и зная, кто он. Но страх потерять его оказался сильнее чувства самозащиты. Я любила Дэниэла. Сильно. И поэтому меня перестало пугать даже то, что он далеко не человек.
  Я вспомнила тот вечер, когда Дэниэл рассказал мне все о себе, о вампирах.
  Еще я вспомнила наш первый поцелуй. Мне удалось пронести это сладостное ощущение его поцелуя на своих губах сквозь время. По телу пробежался слабый электрический заряд. Кончиками пальцев я дотронулась до своих губ и медленно втянула в себя воздух.
  Дальнейшие воспоминания открывались для меня с большей ясностью. Я вспомнила его сестру Мэри, которая оказалась такой же красивой и великолепной, как и сам Дэниэл. Я вспомнила его родителей - Виктора и Элизабет. Семья вампиров не убивала людей, чтобы продлить свою бессмертную жизнь. Для утоления голода им достаточно было донорской крови.
  Я вспомнила, как однажды вечером узнала, что мои родители - вовсе не обычные люди. Они - охотники на вампиров, правда, в прошлом. И, узнав, что я встречаюсь с одним из них, мама и папа потребовали, чтобы я перестала общаться с ним.
  Я вспомнила, что убежала после этого ужасного разговора. Тогда сестра Дэниэла - Мэри - решила помочь мне. Она стерла из памяти родителей то, что они вообще знают о вампирах.
  На какой-то период моей прошлой жизни стало спокойно.
  Затем в мыслях всплыл образ еще одного вампира - Ройса. Он похитил меня и рассказал мне истинную правду о Дэниэле: что его изначальное намерение было убить меня. Но даже это не повлияло на мою любовь. Я была готова отдать жизнь за Дэниэла.
  Когда Ройс стал убивать меня, появился Дэниэл и в который раз спас меня от объятий смерти.
  Следующим воспоминанием было то, что я попала в страшную аварию. Я помнила, как моя машина переворачивалась в воздухе, как она с сокрушительной силой врезалась в огромный булыжник, стоящий на пути, как автомобиль летел с крутого склона к бурной реке.
  На какие-то секунды мои воспоминания прервались, и я подумала, что это были последние события в моей прежней жизни. Я думала, что именно после этой аварии я умерла, затем проснувшись в склепе на необитаемом острове.
  Но нет. Образы вновь стали мелькать в моей голове.
  И самым главным воспоминанием был Дэниэл и все, что с ним связано.
  Я начинала вспоминать нашу совместную поездку с его семьей на остров Санта-Крус (Галапагосские острова). Я с мельчайшими подробностями вспоминала его взгляды, слова, прикосновения, поцелуя. Так же я вспомнила нашу первую ночь, которая произвела на меня особое впечатление.
  В этот момент внутри меня стало происходить что-то непонятное. Я чувствовала в себе дикое желание вновь прикоснуться к его коже, обнять его, поцеловать...
  Я помнила каждый день, проведенный на волшебном острове, где для меня существовал только Дэниэл.
  Сейчас мне казалось, что это происходило не по-настоящему, что я, так страстно желая вспомнить свое прошлое, придумываю себе все это в надежде усмирить свой пыл. Но все воспоминания были настолько реалистичными и доступными моему новому разуму, что в моем прошлом не стоило сомневаться.
  Так же мне стали доступны воспоминания о волшебном месте, куда привел меня Дэниэл после того, как мы вернулись с острова Санта-Крус. Это было место, наполненное красотой и необъяснимой магией, недоступной моему тогда еще человеческому разуму. С появлением солнца в том месте стали происходить странные вещи. Небольшая полянка и озерцо засверкали под солнечными лучами, все ожило.
  Тогда Дэниэл сидел в тени, потому что солнечный свет мог убить его. Я вспомнила, что, прикоснувшись рукой к воде в крохотном озере с прозрачной теплой водой, в моих мыслях стали проноситься образы огромного благородного волна с белоснежной жесткой шерстью.
  Следующим воспоминанием стал наш разговор с Дэниэлом о том, что я думаю о своем обращении в вампира. Даже человеком я не хотела становиться такой же, как его небольшая семья. Конечно, мысль о бессмертии и сверх-способностях соблазняла меня, но я не была готова отказаться от своей нормальной жизни ради этого. Я любила Дэниэла и хотела всегда быть рядом с ним, и только с ним. Но вечность... для меня это слово ничего не значило.
  В мыслях вновь появился образ Мелиссы - немного повзрослевшей и еще прекрасней.
  Я вспомнила парня со жгучими черными волосами, глубокими синими глазами, в которых плескался целый океан, высоченным ростом и внушающей страх мускулатурой. Его звали Эрик. Почему-то тогда этот парень показался мне довольно милым и простым.
  Дальнейшие воспоминания выстраивались в цепь непредсказуемых событий.
  Я вспомнила, как Дэниэл исчез на некоторое время, и эти дни без его присутствия рядом тянулись бесконечно долго. Чтобы как-то скрасить свое угнетающее одиночество я все время проводила с Мэри, которая медленно сходила с ума, не отрываясь от странных книг. Я ездила к Эрику. Познакомилась с его друзьями - Алексом, Домиником, Саймоном и Мэйсоном.
  Мэйсон... это имя тут же пробудило во мне злость.
  Я сжала кулаки.
  Следующее воспоминание оказалось для меня самым ужасным. Я видела в своих мыслях то, как со страхом в душе возвращалась домой. Я не хотела знать правду, которая отобьет во мне всякое желание жить дальше. Но набравшись смелости, я переступила порог родного дома и услышала плач мамы.
  В тот злополучный вечер мне сообщили, что Мелисса мертва. Ее растерзало дикое животное. Сейчас я переносила ту боль, что испытала тогда, с тройной силой. Во мне все обострилось, и призрачным слезам было не суждено скатиться по твердым щекам.
  Я очень сильно переживала из-за смерти своей лучшей подруги. Я не могла поверить, что больше никогда не смогу увидеть ее белоснежной улыбки, ласкового голоса, звонкого переливающегося смеха, красивых глаз, не смогу услышать ее поддержки. Дэниэл всячески старался успокаивать меня, но боль в живом сердце лишь росла.
  Я помнила похороны Мелиссы. Сейчас я понимала, что была слепа в те времена. Что мои чувства и эмоции были словно притупленными. Вспоминая эти ужасные моменты, мне хотелось крушить все вокруг себя. Я вновь чувствовала прилив злости и собственного бессилия, когда была человеком - беспомощным существом.
  Мне с трудом удавалось смириться со смертью лучшей подруги. Единственной поддержкой для меня было то, что Дэниэл всегда находился рядом, готовый подать сильную руку помощи в любой момент. Я не представляла себе жизни без него. Даже секунда вдали от Дэниэла казалась мне мучительно долгой и невыносимой. Моя любовь к нему не знала границ. Для человека я любила его сильнее, чем кто-либо за всю историю жизни.
  Так же я не прекращала свое общение с Эриком. Правда, мы редко виделись. Я помнила его нелепое признание в симпатии. Если бы я не любила всецело Дэниэла, если бы ему не принадлежали мое сердце и душа, вероятно, у меня бы что-нибудь получилось с Эриком.
  Мы решили остаться друзьями, и, казалось бы, меня и Эрика вполне устраивала эта перспектива.
  Я вспомнила, как Дэниэл ревновал меня к Эрику, хотя всячески старался скрыть это. Эрик казался ему "странным и опасным типом".
  Образы в голове медленно переходили от одного к другому. Все продолжало выстраиваться в логическую и довольно запутанную цепь событий.
  Я вспомнила, что гуляла в парке поздним вечером, когда на улице стемнело. И тогда, откуда ни возьмись, появился Мэйсон, который ненавидел меня каждой клеточкой своей несуществующей души. Я отчетливо запомнила его горящие дьявольски-красные глаза, таящие в себе море ненависти и злости. И каждый раз, замечая на себе яростный взгляд, я вздрагивала от дикого ужаса.
  Этот парень следил за мной в парке. Мэйсон не скрывал того, что люто ненавидит меня и хочет убить. Я дико боялась его, и в то же время мне казалось, что его слова - это всего лишь слова. Я не могла предположить, что Мэйсон всерьез задумал убить меня.
  И в тот же вечер "грандиозный" план Мэйсона разрушило появление Эрика и Алекса. Все, что я могла чувствовать в тот момент, это душу леденящий страх.
  Я помнила их разговор, после чего произошло нечто невероятное. Мэйсон на моих глазах стал огромным угольно-черным волком после ослепительной и мгновенной вспышки белого света. И это гигантское чудовище надвигалось на меня, чтобы разорвать в клочья.
  Но гиганту удалось укусить лишь мою руку, после чего я почувствовала резкий прилив адской боли, от которой не в силах была сдержать отчаянный крик.
  Дальнейшие события этого вечера оказались мутнее, чем остальные. Я помнила только две вещи, что мне было дико больно, что рука горела и пылала, и этот огонь разносился по всему телу. И что между двумя гигантами - белым и черным волком - происходила устрашающая схватка. Земля содрогалась под их мощными телами.
  Так же я видела, как Алекс, который еще секунду назад помогал мне встать с грязной земли, побежал вслед за гигантским угольно-черным чудовищем, стал еще одним огромным волком с более светлой и мягкой окраской.
  Тогда я находилась в полном замешательстве, и эта растерянность лишь на сотую долю затмевала сильную боль в руке. Так же сквозь смутную пелену я видела продолжение злополучного вечера.
  Я заметила еле заметный образ лежащего парня. Не раздумывая, я тут же пошла к нему. И этим парнем оказался Эрик. Мне хотелось потребовать объяснений, но он, что-то тихо пробормотав, побежал прочь, скрывшись в непроглядной темноте.
  В тот вечер я сильно плакала. Из-за адской боли в руке, из-за того, что я видела сегодня в парке. Страх прошлой жизни передавался через воспоминания, только сейчас я не боялась.
  Я вспомнила, что на следующий день отправилась к Эрику, чтобы все выяснить. Парень не хотел мне ничего рассказывать, но я была настроена весьма решительно и не отступала до последнего. И тогда Эрик сдался, пообещав мне все рассказать.
  И тогда я узнала, кто такой Эрик, Алекс, Доминик, Саймон и... Мэйсон в действительности. Все они Лугару. Сильные, величественные, мощные, огромные существа.
  - Мы, своего рода, потомки Богов, - сказал он мне тогда.
  Я помнила каждое слово из истории о Лугару. Так же я вспомнила о Бессмертных, которые послужили причиной окончательной гибели их когда-то величественного народа. И выживших Лугару осталось только пятеро. Каждый - представитель своего клана.
  Тогда я ничего не говорила Дэниэлу, боясь его ответной реакции. Но когда мое самочувствие стремительно ухудшалось из-за укуса, я была вынуждена все рассказать ему. Отчего Дэниэл пришел в ярость.
  Я помнила, как с каждой секундой, с каждой минутой, с каждым часом и днем мне становилось хуже. А боль в руке продолжала расти. Так же в памяти всплыли моменты, когда Дэниэл и его семья стали Древними вампирами - солнце больше не представляло для них угрозы.
  Так же я вспоминала, как со страхом в душе шла к дому Эрика вместе с Дэниэлом, чтобы попросить у него помощи. Я отчетливо помнила яростное лицо своего друга, его слова, все его жесты, колкости, брошенные в наш адрес. Я понимала его злость, поэтому знала, что мне не заслужить прощения.
  Но Эрик сам пришел на помощь. Он переступил порог дома вампиров, чтобы поддержать меня. Даже не смотря на обиду, Эрик был готов протянуть мне руку помощи, потому что я была его другом.
  Мое состояние продолжало ухудшаться. Дэниэл и его семья, Эрик и Алекс были рядом со мной. И не смотря на дикую боль, я была рада, что не одна, что меня окружают дорогие моему сердцу люди.
  Я умирала. Медленно и мучительно. С одной стороны я желала смерти - это единственное избавление от страданий и адской боли. С другой стороны я боялась конца - смерть навсегда разлучила бы меня с Дэниэлом. И... меня до дрожи пугала неизвестность.
  Воспоминания продолжали бурной рекой вливаться в мое безграничное сознание, занимая пространство. Я не шевелилась, не дышала, мои глаза были по-прежнему закрыты.
  Я помнила приход Мэйсона. Тогда Эрик с Алексом встали на нашу сторону - пошли против своего брата. И это привело Мэйсона в еще большую злость. Он ушел, навсегда отрекся от своих друзей. Я чувствовала себя виноватой перед парнями, так как из-за меня они потеряли друга.
  Но это был не конец моим воспоминаниям. Была еще одна очень важная вещь, не меньше устрашающая всех тех событий, что стали происходить со мной в последнее время.
  Мэйсон отправился к Бессмертным - к злейшему врагу народа Лугару. Он решил все им рассказать.
  Но даже эту новость затмила очередная неизбежность, от которой мне уже точно не суждено было скрыться. Виктор сказал мне, что совсем скоро я умру. Что яд Лугару, попавший в мой организм, когда Мэйсон укусил меня, отравляет мою кровь.
  - Любая минута может стать последней, - мрачно заявил мистер Брук. - Она изнеможенна. Мы должны быть готовы ко всему. Ее организм на грани изнеможения. Она не сможет долго продержаться.
  Я с острой ясностью помнила каждое слово, которое наносило грубую рану моему и без того израненному сердцу.
  Я помнила, как сильно переживал Дэниэл, как с непреодолимой грустью и болью наливались его прозрачно-голубые глаза, когда он смотрел на меня. И я была совершенно бессильна. Любое мое слово не означало, ровным счетом, ничего. Я не могла хотя бы на крохотную долю облегчить его страдания.
  Я помнила, как со страхом понимала, что меня ждет смерть. Конец. И другого шанса уже не будет.
  Последние дни моей человеческой жизни казались для меня ближе всех остальных. Я вспомнила, что разговаривала с мамой, говорила, что люблю ее, и мое сердце разрывалось на мелкие кусочки от безысходности. И тогда я попросила Мэри о том, чтобы она стерла из памяти моих родителей, что у них была дочь. Я позаботилась о том, чтобы мама и папа не потеряли смысл жизни, когда я умру. Я хотела, чтобы они всегда были счастливы. И заставить их забыть обо мне - это единственный способ избавить их от боли.
  Я досконально помнила свой последний день жизни в качестве человека. Перед тем, как умереть, я сохранила в своей памяти лица Виктора, Элизабет, Мэри, и самый главный образ в своей жизни - прекрасный лик Дэниэла - моего любящего ангела.
  Делая последний вдох, я смотрела в его прозрачно-голубые глаза, но уже не слышала бархатного голоса, ласкающего мой слух. Темнота стала поглощать меня, и я старалась бороться с ней, чтобы хоть на мгновение задержать взгляд на идеальном лице Дэниэла.
  Я успела сказать ему самое главное, что люблю его. И услышала эти драгоценные слова, за которые не трудно отдать жизнь, в ответ.
  Темнота окончательно поглотила меня, и я перестала чувствовать, видеть, слышать. После чего в мыслях всплыли образы моего пробуждения, случившегося четыре дня назад.
  Я распахнула глаза и сделала глубокий резкий вдох. Мои легкие наполнились пустым воздухом, и я разжала кулаки.
  Я все вспомнила - свое прошлое - до самых мельчайших подробностей.
  Я с изумлением поняла, что окружающий мир изменился. Изменилась и я сама. В застывшем сердце поселилось приятное тепло. Перед глазами застыл великолепный образ Дэниэла. Как же я раньше не могла вспомнить его? То, что он ворвался в мою жизнь, кардинально изменив в ней все? Как я могла забыть то, что безумно и всецело любила его, отдаваясь каждому проведенному с ним мгновению с непреодолимой заботой и нежностью?
  Я поняла для себя одну довольно очевидную вещь.
  Во что бы то мне ни стало, я должна найти его.
  
  Глава четвертая
  Вера
  
  Когда мое прошлое было открыто для меня, наступила пора действовать.
  Я решила отправиться в штат Мэн, город Портленд - город, в котором я жила, когда была человеком. Правда, я смутно помнила название улицы и номер дома. Но в целом я знала дорогу. Проблема была в том, что я совершенно не знала, как мне добраться до Портленда. Сейчас я находилась неподалеку от города Форт-Сент-Джон. Единственный способ был появиться в городе, сесть на самолет до Портленда.
  Но этому варианту препятствовала одна немало значимая вещь. Стоит мне почувствовать человеческий запах, как у меня тут же снесет крышу. Я потеряю разум, потеряю всякую связь с драгоценными воспоминаниями из прошлого. Все просто померкнет перед кровожадным величием неутолимой жажды.
  Сейчас, когда внутренний зверь ушел на покой, и мне удавалось трезво мыслить, я дико боялась потерять рассудок, выпустить на волю чудовище, которое не будет знать пощады. И я боюсь, что даже воспоминание о Дэниэле не сможет остановить меня.
  Хоть я сейчас не была голодна, но жажда может мгновенно вспыхнет, если я почувствую запах сладкой крови.
  Солнце скрылось за неровной линией горизонта. На лес опустились мрачные сумерки. Мой супер-острый слух тут же уловил то, что половина шорохов исчезли. Некоторые животные затихли, так же как и птицы. На дереве, располагающемся в нескольких метрах от меня, на ветке сидел дятел, издавая быстрые и ровные удары о жесткую кору сосны. Жуки и насекомые продолжали копошиться на листве и на земле.
  С севера подул ветер. Я вдохнула в себе свежий воздух, почувствовав бесконечный, тянущийся на запад, запах зрелого леса.
  Мне нужно было уловить запах цивилизации, людей. Я знала, что очень рискую, решив появиться в городе среди тысяч людей, но только так я могла добраться до Портленда. Аромат крови будет сводить меня с ума, пробуждать внутреннего зверя, лишать здравого рассудка, но я буду стараться изо всех сил, чтобы остановить в себе дикое желание вонзить в чью-нибудь шею свои клыки и испить неповторимый эликсир бессмертия.
  Я метнулась в ту сторону, откуда прибежала.
  Было очень легко бежать обратно, с невероятной точностью следуя моему оставленному запаху. Он был для меня компасом. Мне удавалось нестись на невероятной скорости сквозь помрачневшую лесную паутину, видеть при этом каждую деталь, слышать все звуки, и размышлять.
  Дэниэл. Я снова и снова прокручивала его идеальный, даже для вампира, образ. Он казался мне таким родным, и одновременно далеким. Мне жутко хотелось найти его, взглянуть в его прозрачно-голубые глаза, увидеть, как расплываются в ослепительной улыбке его ангельские губы.
  Если я не увижу его, то мне начнет казаться, что все, что происходило со мной, что все люди, которые окружали меня, - лишь плод моего разыгравшегося воображения. Я боялась, что мое прошлое может оказаться сном, или выдумкой, нереальностью.
  Я понимала, что не смогу увидеть родителей, хотя тоже очень сильно хотела этого. Мэри - сестра Дэниэла - стерла из их памяти меня, поэтому будет выглядеть довольно странно и необычно, если я заявлюсь к ним со словами, что я их дочь. Вероятно, теперь я могу лишь украдкой взглянуть на них, заставить свое мертвое сердце разрываться от отчаяния.
  Еще я жутко тосковала по Мэри - по этой невероятной девушке. Она стала одним из самых дорогих и близких мне людей, окружавших меня, когда я была человеком. Несмотря на свою сущность, Мэри смогла без особого труда найти со мной общий язык. Даже больше - мы стали лучшими подругами за последние месяцы моей прошлой жизни. Она была так же прекрасна и уникальна внешне, как и Дэниэл. У нее были длинные, густые волосы до поясницы темно-бардового цвета, ангельское мертвенно-бледное лицо, выразительные темно-карие глаза, стройная фигура. Я помнила, как каждый ее шаг был неповторим и изящен.
  Будучи человеком, я не могла понять, как вампиры могут двигаться с такой плавностью, почему у них острое зрение и слух, невероятная скорость и сила. Даже сейчас, став одной из них, я не понимала, как мне достались эти способности, о которых может мечтать любой человек.
  Внезапно я заволновалась. Причиной тому стали очередные воспоминания о Дэниэле.
  После того, как я узнала, что мне осталось жить сравнительно недолго - каких-то жалких несколько дней - Дэниэл сказал мне одну вещь.
  - Я не смогу без тебя, - в отчаянии прошептал он, накрыв мою руку своей ладонью.
  - Ты сможешь. Ты сильный и со всем справишься, - мой голос содрогался на каждом слове. - Ты будешь жить дальше, со своей семьей. У тебя все будет хорошо.
  - Мне не нужна вечность без тебя, - он крепко зажмурил глаза.
  Я отчетливо помнила, с какой непреодолимой болью Дэниэл произносил каждое слово. И эти воспоминания ранили мою замерзшую душу.
  Дэниэл не хотел жить после того, как я умру. И я умерла. А что стало с Дэниэлом? Жив ли он вообще? Если да, то как он справляется? Где он? С кем он? Может, он уехал из Портленда? Один, или со своей семьей? Если же это так, то где мне его искать, если не найду в Портленде?
  А что, если Дэниэл... Нет! Я не должна так думать. Он жив, с ним все хорошо. Он должен был жить. Ради меня, ради себя, ради памяти о нашей любви.
  Но если он с собой что-нибудь сделал, то я не представляю своего дальнейшего существования. Сейчас, когда у меня есть маленькая надежда на то, чтобы вновь быть рядом с Дэниэлом, преобразилась другими красками тусклая вечность. Если я найду его, то все встанет на свои места. Каждая секунда бессмертия, проведенная рядом с Дэниэлом, будет проведена не напрасно.
  Если мы будет вместе - перед нами откроется счастливая вечность.
  Я вновь вспомнила наш разговор с Дэниэлом о моем обращении в вампира. Конечно, я не желала становиться им, но меня соблазняла мысль о том, что обратившись, я смогу всегда быть рядом со второй половинкой моего сердца и души. Тогда мне казалось, что настоящего будет достаточно. Я не думала о будущем. Ведь никто не знает, что произойдет с ним дальше. Если бы я согласилась стать вампиром - ничего ужасного бы не произошло. Некоторое время я провела бы вдали от родителей, училась бы контролировать жажду. Все было бы хорошо. Но случилось так, как могло произойти только в самом кошмарном сне.
  Моя смерть разлучила нас с Дэниэлом. Она убила наши отношения. Но любовь осталась нетронутой. Это чувство вновь греет мое сердце, наполняя его счастливыми моментами из прошлого.
  И тогда меня настиг вопрос, который терзал ранее. Если я умерла, то почему ожила? Все же Дэниэл меня обратил? Но Виктор говорил, что этот вариант бессилен. Яд Лугару неизлечим.
  Кто я?
  Казалось бы, вполне обычный вопрос. Но только не в моем случае. С одной стороны, у меня все признаки того, что я - вампир - скорость, ловкость, острый слух и зрение, я никогда не устаю, дикая жажда крови, я убивала людей, выпивая их кровь. Но есть одно "но". Как я смогла открыть глаза и сделать вдох? Если же меня не обратил Дэниэл, то, кто же тогда сделал это?
  Вероятно, Виктор ошибался относительно своих предположений о том, что яд вампира не сможет излечить человека от укуса Лугару. И я тому подтверждение. Но окончательно во всем разобраться я смогу лишь тогда, когда найду семью Дэниэла, и мы все вместе разберемся в сложившейся ситуации.
  Довольно скоро я добралась до того завода, где жестоко и безжалостно убила пять десятков людей. Запах крови полностью растворился в сильном ветре.
  Я резко остановилась и медленно осмотрелась по сторонам, прислушиваясь и принюхиваясь.
  Краем уха я услышала шум проезжающих машин, с осторожностью скользящих по гладкой трассе. Похоже, мне стоит поймать автомобиль, чтобы добраться до города. Но как мне это сделать?
  Ох, не стоило мне тогда оставлять белый внедорожник. Сейчас бы он пришелся мне как раз кстати...
  К счастью, был еще один вариант. Я могла добраться до дороги, и вслед за машинами бежать по нужному направлению.
  Да, именно так я и поступлю. И мне не придется убивать людей.
  Я метнулась в сторону, откуда исходили доносящиеся звуки. Молниеносно преодолев расстояние в несколько ярдов, мне вновь предстояло преодолеть небольшую речку. Для этого потребовалось сделать один несильный толчок, и пару секунд я летела над текущей водой.
  Через несколько минут я подбегала к дороге. Когда мое зрение могло уловить движение машин, я остановилась.
  К заводу я вышла с востока. Следовательно, мне надо двигаться на запад.
  Не прошло и пары секунд, как я вновь сорвалась с места.
  Я следовала за темной иномаркой, которая ехала очень медленно. На улице становилось темнее. Небо приобрело мрачно-синий оттенок, засияло несколько ярких звезд. Лес засыпал, и его жители тоже.
  Через пару часов я добралась до конца зеленой паутины, заметив огромное поле с множеством двухэтажных и одноэтажных домов. Темная иномарка скрылась за резким поворотом, да и мне уже было не обязательно следить за ней.
  Я заметила табличку "Три километра до Форт-Сент-Джон". Еще чуть-чуть, и я буду в городе.
  Я задумалась на секунду. Готова ли я появиться в толпе людей, окруженная человеческими запахами? Что, если я все-таки не удержусь и начну убивать всех подряд?
  Я закрыла глаза и сделала небольшой вдох. Нет. Назад пути нет. Я не должна отступать. Тем более желание увидеть Дэниэла росло с каждым мгновением.
  И теперь уже никакие сомнения не останавливали, стоило мне вновь вспомнить образ Дэниэла.
  Я побежала вперед, стараясь оставаться незамеченной, мелькая мимо домов. Для большей уверенности и безопасности людей, я задержу дыхание, когда появлюсь в городе. Буду стараться изо всех сил продержаться как можно дольше.
  Когда частные дома остались позади, мне предстояло преодолеть небольшой пролесок, после чего я увидела мост, за которым вдали простирался город, возвышались дома, горели ночные огни. Машин, проезжающих по гладкой асфальтированной дороге, стало вдвое больше.
  Из-за туч появилась большая белая луна.
  Теперь мне больше негде было прятаться. Я поправила одежду, пригладила пышные волосы рукой и задержала дыхание.
  Я шла по краю широкой дороги к мосту. Несколько раз останавливались машины, водители предлагали подвести меня до города. И я с трудом сдерживала себя оттого, чтобы не наполнить свои легкие воздухом, наполненным ароматом человеческой крови, и не натворить ужасных вещей.
  Каждый шаг давался с трудом, так как напряжение вокруг меня нарастало. Я чувствовала каждой клеточкой своего тела присутствие людей, их голоса витали в воздухе, в голове отдавались глухие биения трепещущих сердец. Я слышала, как по их венам бежит свежая кровь, и это медленно и мучительно сводило меня с ума.
  Каждый раз, как в голове появлялась мысль о жажде, я начинала думать о Дэниэле - потому что только он мог заставить меня забыть обо всем на свете.
  Я не была голодна. Мое горло не горело адским огнем. Но вездесущее присутствие людей вгоняло меня в тупик, из которого нет выхода. Я чувствовала себя одичавшей. Мне казалось, будто я не появлялась на людях целую вечность. Все казалось для меня совершенно другим.
  Проходя мимо людей, я замечала на себе их удивленные взгляды. Поначалу я не понимала, в чем причина вызванного шока. Но потом увидела, что моя серая майка, клетчатая рубашка поверх нее и темные джинсы были запачканы кровью. Странно, что я не обращала на это внимание раньше.
  Для начала мне стоило бы переодеться. Но у меня нет ни цента, чтобы купить себе одежду. Да и было ли это важно? Для меня самое главное - это добраться до аэропорта, сесть на ближайший рейс до Портленда и улететь.
  Я только входила в город, но уже прошла сквозь толпы людей, сумев сдержать себя в руках. Монстр внутри меня жаждал вырваться наружу и завладеть моим здравым рассудком, но желание увидеть Дэниэла как можно скорее оказалось сильнее жажды, поэтому я, не смотря ни на что, продолжала свой нелегкий путь.
  Я с нескрываемым удивлением оглядывалась по сторонам, смотря на возвещающиеся здания, дома, магазины, общественные заведения. Все это было для меня в новинку, а так же помогало отвлечься от мыслей об убийстве.
  Медленно и с осторожностью идя по улице, я прислушивалась к окружающим звукам. Проходя мимо небольшой забегаловки, я слышала громкие голоса посетителей - в основном там были мужчины - их грубые голоса довольно-таки хорошо доносились до меня.
  Затем я шла мимо ряда магазинов с одеждой, парфюмерией, косметикой, канцтоваров, принадлежностей для дома, продуктовыми лавками. Я по-прежнему не дышала, и было странно и неудобно не чувствовать окружающих запахов. Это еще сильнее усложняло мое и без того нелегкое положение и притупляло мои ощущения.
  Вероятно, город был не таким уж и маленьким, каким я себе представляла его. И неизвестно сколько времени уйдет на поиски аэропорта. Даже с супер-зрением, слухом и скоростью я не смогу быстро найти правильный путь.
  Над Форт-Сент-Джоном сгустилась темнота. Ночь вступила в свои законные права и стала управлять всем миром. Миллионы звезд, словно сияющие бриллианты, рассыпались по черному небу.
  Мимо меня прошла компания молодых парней, которые были явно пьяны. Они пристально смотрели на меня и что-то громко говорили, затем заливаясь противным хриплым смехом. Один даже пытался клеиться ко мне, но я сделала вид, будто ничего не видела. Для них же лучше, если будут держаться как можно дальше. Не позавидую тому, кому хотя бы на миг удастся увидеть меня в гневе, или когда я голодна.
  Около часа я бродила по улицам, осматривая окрестности.
  Похоже, что я буду блуждать всю ночь...
  Спустя еще пару часов я начинала ощущать в себе раздражение. Мне казалось, что если я сейчас не найду дорогу к аэропорту, то уже никогда не смогу выбраться из этого городишки.
  К моему счастью, или сожалению, мимо проезжал парень лет двадцати пяти на красном мустанге.
  - Девушка? - обратился он ко мне, замедлив ход.
  Парень спустил окно, положив руку на дверцу.
  Я машинально повернула голову, сверкнув диким и раздраженным взглядом. Кажется, это немного испугало парня, но он не собирался отступать.
  - Вам нужна помощь? - широко улыбнувшись, спросил он, обнажив ряд ровных белоснежных зубов.
  Этот парень мог показаться симпатичным. Смуглый, светловолосый с голливудской улыбкой и большими хрустальными глазами.
  Я старалась не дышать и не делать резких движений.
  - Как вас зовут? - продолжал он.
  Я игнорировала его вопрос. Отвернув голову, я сжала руки в кулаки и клацнула зубами.
  - Нужно куда-нибудь подвести? - парень оказался весьма настойчивым.
  Я задумалась. А ведь он действительно мог оказать мне большую услугу и довести меня до аэропорта! Только вот... жажда. Она могла вспыхнуть в любой момент. Но если я буду вести себя очень сдержанно и не дышать, то, надеюсь, удастся обойтись без жертв.
  Я остановилась. Парень проехал несколько метров вперед и тоже остановился. Он высунул голову наружу, с задором посмотрев на меня.
  - Можешь подвести меня до аэропорта? - проговорила я сквозь сжатые зубы, при этом стараясь потратить минимальное количество воздуха.
  Лицо парня озарила лучезарная улыбка.
  - Без проблем, - сказал он бодрым голосом. - Садись!
  Я прошла к красному мустангу и села с пассажирской стороны. Я старалась не смотреть на парня, но краем глаза видела, как его удивленный взгляд скользит по моей одежде. Автоматически я повернула голову в его сторону. Лицо парня тут же изменилось, немного вытянувшись, и после нескольких секунд молчания он улыбнулся.
  Парень завел машину, и та глухо заревела, тронувшись с места. Я пристально смотрела в окно, пытаясь не думать о том, что салон автомобиля наполнен манящим ароматом человеческой крови.
  - Как тебя зовут? - вопрос парня отвлек меня от размышлений.
  Я стрельнула глазами в его сторону.
  Несколько секунд он смотрел на дорогу, а затем посмотрел на меня, так как я упорно молчала.
  - Не хочешь говорить? - с долей разочарования в голосе поинтересовался он.
  - Мия, - выдавила я и моргнула.
  Сердце парня издало резкий скачок, а затем он вздохнул с облегчением.
  - Я Ник, - пробормотал он. - Приятно познакомиться.
  Парень протянул мне свободную руку, а я странно посмотрела на него. Снова не дождавшись моей ответной реакции, он сжал ладонь и поджал губы.
  - Ты не очень общительная, - буркнул Ник, пристально глядя на дорогу. - А по виду не скажешь...
  Я призадумалась над его словами, но так и не поняла их смысла.
  Дальнейший путь до аэропорта мы провели в полном молчании. Сначала парень старался завести разговор, но потом понял, что это бесполезно. Я молчала, что бы он ни говорил. Если бы не боязнь стать одержимой дикой жаждой, я бы не вела себя столь грубо по отношению к попутчику. Парень оказался очень даже вежливым и добрым.
  Вот, мы подъезжали к большому зданию с огромной надписью "Главный аэропорт Форт-Сент-Джона". Парень остановил красный мустанг перед главным входом и заглушил двигатель. В салоне автомобиля повисла гробовая тишина.
  Я чувствовала себя обязанной этому человеку, но не знала, как могу отблагодарить его. Самая лучшая плата за его помощь будет то, что я незамедлительно избавлю его от своего общества. Если бы он только знал, кто я на самом деле...
  Я медленно сжала руки и повернулась к Нику. Он с ожиданием смотрел на меня. Его сердце отбивало несвязный ритм, которое глухими ударами отдавалось в моей голове.
  - Спасибо, что подвез меня, - поблагодарила я певуче и даже натянуто улыбнулась.
  В легких не осталось воздуха. Но я не дышала.
  Парень слегка вздрогнул, когда я произнесла слова благодарности. Пульс подскочил, а дыхание стало судорожным. Ник слегка закусил нижнюю губу и сделал глубокий вдох.
  - Пожалуйста, Мия, - проговорил он робко. - Был рад помочь тебе.
  Я резко кивнула и открыла дверцу автомобиля.
  Выйдя из машины, я на секунду встретилась взглядом с хрустальными глазами парня и снова улыбнулась.
  - Пока? - неуверенно крикнул он мне, когда я направилась к главным прозрачным дверям большого здания.
  Я обернулась и слабо помахала рукой. Не дождавшись, когда красный мустанг поедет дальше, я зашла в здание аэропорта. К моему счастью, там не оказалось людей, поэтому напряжение спало. Но я все так же могла позволить себе сделать вдох.
  Только сейчас меня насторожила одна вещь. Я совершенно одна, без денег, без вещей... как мне удастся попасть на самолет? Никто не вручит мне билет бесплатно...
  И тут я вспомнила, что Мэри и Дэниэл применяли на моих родителях гипноз. Вампиры могут внушать людям любые свои желание. Правда говоря, я не имела ни малейшего понятия о том, как правильно делать это.
  Но разве у меня были другие варианты?
  Я подняла взгляд с гладкого пола и направилась к кассе.
  - Здравствуйте, я могу вам чем-нибудь помочь? - раздался вежливый голос девушке. На ее лице появилась натянутая улыбка, которая всем своим видом выражала усталость.
  Я подавила в себе желание сделать вдох и приблизилась к кассе.
  - Какой самый ближайший рейс до Портленда, штат Мэн? - тихо спросила я.
  Девушка кивнула и устремила взгляд на светящийся экран компьютера.
  - Хмм... - промычала она, не поднимая на меня взор. - Есть один рейс. Вылет через полтора часа. В 03.35, - наконец, ее миндалевидные глаза посмотрели в мою сторону. - Вас это устроит?
  Девушка смотрела на меня, ожидая ответа. А я тем временем постаралась всецело сосредоточиться на своем взгляде, устремленном на нее.
  - Мне нужен билет на этот самолет, - медленно, четко, с внушительным доверием проговорила я эти слова, не отрывая взгляда от глаз девушки.
  Мы пристально смотрели друг на друга. Девушка молчала. Поначалу я думала, что мои "чары" не сработали, и что сейчас меня выставят из аэропорта. Но через секунду зрачки миндалевидных глаз девушки расширились, став болезненно большими, и вскоре снова стали обычными.
  Могу ли я считать, что все получилось?
  Я продолжила.
  - Мне нужен билет, - с большей уверенностью проговорила я.
  Зрачки девушки вновь расширились.
  - Хорошо, - медленно, под внушением, сказала она и кивнула.
  Затем, девушка посмотрела на монитор, ее пальцы что-то быстро набирали на клавиатуре.
  - Ваше имя и фамилия, - пробормотала она, не смотря на меня.
  - Мия Эндрю, - тут же ответила я.
  Девушка кивнула и снова что-то напечатала.
  Пока она занималась своим делом, я с восторгом думала о том, что у меня получилось гипнотизировать. Мне казалось, что это будет сложным, но внушать оказалось так же легко и просто, как дышать, видеть и слышать. Теперь к своим супер-способностям я могла добавить умение гипнотизировать людей.
  Через минуту девушка протянула мне мой билет.
  - Спасибо, - сказала я и слегка улыбнулась.
  - Желаю вам приятного полета, - на автомате отозвалась она.
  Я собиралась отходить от кассы, но остановилась, вновь повернувшись лицом к девушке.
  - Да... и... - потянула я, вновь глядя в ее миндалевидные глаза, - забудь то, что произошло сейчас. Хорошо?
  Снова оказавшись под моим внушением, девушка бессильно кивнула и громко выдохнула.
  Я резко развернулась и направилась к сидениям.
  Мне предстояло ждать ровно час до того, как самолет до Портленда приземлиться в аэропорте. Номер рейса - 243.
  Я просидела в одном положение ровно час. Лишь в последние минуты до посадки в здании стали появляться люди. И я вновь впала в напряженное состояние оцепенения. Мне с трудом удавалось заставлять себя делать шаги.
  Посадка прошла успешно. Правда бортпроводник и пару стюардесс с нескрываемым интересом смотрели на меня, точнее на мою одежду. А вот мне было все равно, что они думали. Заняв свое место в самолете, я уставилась на иллюминатор.
  Мне повезло. Во время полета место рядом со мной оставалось свободным. Самолет был заполнен наполовину, и почти все люди спали. Я смотрела в иллюминатор, думая о том, что вскоре попаду в Портленд - город, где все началось, и где все закончилась.
  Сейчас я немного завидовала людям. Они могли закрыть глаза и унестись в сон. А для меня эта возможность была закрыта. Пять дней я не моргнула и глазом, но так и не ощутила прилива усталости и сонливости. Меня переполняли силы и жизненная энергия.
  Полет занял около трех с половиной часов. Когда стюардесса объявила о скорой посадке, все стали медленно и с некоторой ленцой пробуждаться ото сна и копошиться на своих местах. Я не могла дождаться того момента, когда самолет приземлиться в Портленде, когда я окажусь в пределах родного города.
  Небо светлело, преображаясь в светлые и более нежные тона. Солнце еще только начинало восходить. Как же я была рада, что оно не представляло для меня смертельной опасности.
  Мысль об этом вновь заставила меня усомниться в том, кто я есть.
  Я помнила, что только Древние вампиры могли не бояться солнечного света. Дэниэл и его семья стали ими, когда Солнце и Луна воссоединились на небе при закате, и обрели возможность не страшиться дневного светила.
  И всем им не меньше трехсот лет! Дэниэлу - триста девяносто лет, Мэри - триста семьдесят пять, Виктору и Элизабет - гораздо больше. А мне нет и недели, но я могу с уверенностью заявить, что солнце не причиняет мне ни малейшего вреда! Может, я упустила тот момент, когда это уникальное явление Солнце и Луны коснулось меня? Но дело в том, что оно случается раз в двадцать пять лет.
  И очередная странность настигла меня.
  Вот уже выпустили шасси, и самолет коснулся асфальта, при этом сделав резкий толчок.
  Я с нетерпением высматривала через иллюминатор знакомые очертания портлендского аэропорта.
  Через пятнадцать минут многотонная груда железа остановилась. Стюардесса объявила, что пассажиры могут покидать салон самолета, и пожелала дальнейшей удачи.
  Я покинула самолет одной из первых. Солнце наполовину вознеслось на небо, озарив город своими щедрыми лучами, которые несли тепло.
  Пройдя через здание аэропорта, я вышла с другой стороны и остановилась, медленно осматривая окрестности. В голове всплывали моменты, когда я раньше бывала здесь. Особенно ярко выражались образы того дня, когда мы с Дэниэлом прибыли сюда, чтобы полететь на Галапагосские острова, и когда я ждала возвращение Мелиссы из Огасты, но подруга так и не вернулась.
  Я встряхнула головой. Теперь мне все казалось знакомым, так как я помнила абсолютно все из своего прошлого. Мои ноги уверенно понесли меня на противоположную улицу.
  Теперь я не обращала внимания на то, что каждый проходящий мимо меня человек с удивлением пялился на мою одежду. Мои глаза с некоторой радостью и облегчением глядели по сторонам, не упуская ни один дом. Каждая улица таила в себе массу воспоминаний.
  Я очень ясно помнила дорогу от аэропорта до дома. Если бы у меня была машина, то я бы добралась за двадцать минут. Но поскольку я без транспорта, то путь до дома займет не меньше часа.
  И этот час я потратила за внимательным и детальным просмотром улиц, переулков, домов, магазинов. Я прошла через центральный парк, где скопилось много народу. Маленькие детишки бегали по игровой площадке, веселились на аттракционах. Мои легкие были опустошены, и я не могла почувствовать окружающие ароматы, которые пробудили бы во мне зверя. Теперь, находясь в Портленде, я просто обязана держать себя под строжайшим контролем. Если я что-нибудь натворю, убью кого-нибудь, может, кого-то из знакомых, то никогда себе этого не прощу.
  Я прошла мимо школы, где училась на протяжении десяти лет. К сожалению, мне так и не удастся окончить среднюю школу города Портленда по нескольким причинам. Первая, и самая главная - я вампир. А это уже многое объясняет. Вторая причина - вероятно, для всех я либо пропала, либо умерла, либо вообще уехала. Мои родители теперь думают, что у них нет, и никогда не было дочери.
  Я жутко боялась вдохнуть хотя бы крошечную долю воздуха. Я боялась, что мгновенно потеряю над собой власть и стану чудовищем. Почему меня мучает такая дикая жажда? Ведь я новообращенная. А Дэниэл мне рассказывал, что недавно обращенные вампиры почти ничем не отличаются от людей - они наполовину сильны, ловки, быстры. Почему же меня распирает от силы и энергии? Или, может, это мне так кажется... Но самое главное, что в самом начале вечного пути жажда не должна мучить новообращенного вампира. Голод усиливается с годами. Почему у меня все наоборот? Получается, что Дэниэл врал мне? Пытался смягчить ужасающую правду?
  Я замедлила небыстрый шаг, когда приближалась к парку. Взглянув за черные возвышающиеся ворота, распахнутые настежь, я вгляделась внутрь. Здесь, как и всегда, было мало народу, а вечером парк вообще пустовал, что всегда нравилось мне.
  Я вспомнила тот вечер, когда Мэйсон проследил за мной в этом злополучном парке и укусил.
  Недовольно поежившись, я пошла дальше.
  Вот, перейдя на другую сторону улицы, я подходила к своему дому, где прошло мое детство, где таится множество приятных и неприятных воспоминаний. Я остановилась, мое тело оцепенело от волнения. В голове со стремительной скоростью проносились вопросы. Как я появлюсь в доме? Что я скажу? Какой будет реакция мамы и папы, когда они увидят меня? Уж точно, радушных объятий не стоит ожидать. Они не помнят про меня... Что, если я, увидев их, растеряюсь, сделаю вдох, и внутренний монстр выйдет из-под контроля? Если я причиню им вред...
  "Так, Мия, возьми себя в руки" говорила я про себя.
  Я мягко ступила вперед и целенаправленно последовала к дому. Пройдя по каменной дорожке, я остановилась на крыльце. Снова осмотрев дом, я нерешительно протянула руку и издала несколько неуверенных стуков по деревянной двери.
  Я слышала звук работающего телевизора, слышала, что кто-то готовит на кухне. Почему-то мне подумалось, что папа, как обычно, развалился на диване перед телевизором, а мама экспериментирует с едой на кухне. Это вызвало у меня крошечную улыбку. Мысль о том, что сейчас я увижу лицо мамы, или папы, согревало мое ледяное сердце.
  Похоже, что никто не слышал, что я постучалась в дверь.
  Я сделала это снова.
  Наконец, я услышала приближающиеся шаги. Все внутри замерло.
  За эти короткие секунды я успела прокрутить в голове всевозможные варианты ответов, когда распахнется дверь.
  Вот, кто-то повернул ручку, и деревянная дверь медленно распахнулась передо мной. Я немного приоткрыла рот и сильно удивилась, увидев вместо мамы или папы совершенно незнакомое лицо какой-то женщины. На вид ей было лет сорок, каштановые волосы, небрежно убранные назад, острые черты лица, большие черные глаза, тонкие губы.
  Женщина медленно осмотрела меня с ног до головы и остановила свой взгляд на моем лице.
  - Ммм... я могу вам чем-нибудь помочь? - раздался ее удивленный и немного смущенный голос.
  Я смотрела на нее с широко распахнутыми глазами и не знала, что ответить.
  - Мне нужны мистер и миссис Эндрю, - растерянно пробормотала я, стараясь не дышать.
  - Ох, - выдохнула женщина, и ее сердце забилось чаще, - вы опоздали. Они съехали из этого дома около недели назад.
  - Куда? - спросила я.
  - Если я не ошибаюсь, то в Льюистон, - ответила она. - Миссис Эндрю получила в том городе хорошую работу, и они с мужем переехали туда.
  Я опустила глаза. Все надежды рухнули с оглушительным грохотом. Неделя... какая-то неделя... я могла увидеть их...
  - Могу я узнать, кем вы им приходитесь? - вежливо поинтересовалась женщина.
  Но я пропустила ее вопрос мимо ушей, медленно развернулась и пошла прочь.
  - Мисс? - крикнула она мне.
  Я свернула налево и быстрым шагом пошла прямо, стараясь как можно скорее скрыться из виду той женщины.
  А ведь все получилось так, как я хотела. Чтобы мама и папа были счастливы. Они решили уехать из Портленда. И это было верным решением. Возможно, это даже к лучшему - что я не увидела их. Кто знает, что я могла натворить по глупости и неопытности, растерявшись перед ними.
  Сожаление достаточно быстро испарилось, и ему на смену пришло спокойствие. Самое главное, что у родителей все хорошо.
  Следующим моим действием было отправиться к дому Дэниэла.
  Впервые за несколько дней, которые я заполняла жестокими и безжалостными убийствами, во мне появилось столько эмоций и чувств, что казалось, они разорвут меня на части. Стоило мне подумать о том, что я скоро я увижу Дэниэла, меня пробирала трепещущая дрожь. Я с непреодолимой силой желала, чтобы все наладилось. Чтобы у меня появился смысл вечности, смысл для того, чтобы измениться в лучшую сторону. Я чувствовала, что люблю, и всегда буду любить, что хочу быть лишь с одним человеком всю нескончаемую вечность. Я бескорыстно и преданно любила Дэниэла. Теперь, когда прошлое было открыто для меня, у меня появились желания, стремления, цели. Хотя еще пару дней назад мне казалось, что не существует ничего, кроме жажды крови.
  Я очень скоро добралась до знакомого дома, растворяющегося в ландшафте. На этот раз во мне было больше уверенности. И я прямиком направилась к дому.
  Поблизости не было людей, поэтому я с неуверенностью сделала крошечный вдох. Я была права. В воздухе не было и намека на присутствие поблизости людей. Это облегчило мое положение, но и так же привело меня в тупик.
  Находясь в нескольких ярдах от дома Дэниэла, я ощутила странный запах, который инстинктивно навел меня на мысль, что дом пуст.
  Нет. Они не могли уехать. Может, они куда-то отлучились и вскоре вернутся? В любом случае, я должна проверить.
  Я подошла к дому максимально близко. От входной двери меня разделяло всего пару метров. Несколько секунд я сильно сомневалась в правильности своих действий. Но и ждать я больше не могла.
  Дверь была закрыта. В воздухе по-прежнему витала пустота. Мне не хотелось применять силу, но по-другому никак попасть в дом. Для этого мне понадобилось сделать лишь слабый толчок вперед, и входная дверь мгновенно распахнулась передо мной.
  В доме стояла гробовая тишина. Ни единого звука, шороха. Ничего. Я осторожно прошла вперед, зайдя в гостиную и осмотрев ее. Здесь явно никого не было. И, судя по запаху, около двух недель. От лавандо-персико-медового аромата остался лишь еле уловимая ниточка, которая вот-вот оборвется.
  Меня настигло разочарование и растерянность. Куда они уехали? Почему? Сопоставив некоторые факты, я пришла к тому решению, что семья Дэниэла покинула этот дом сразу после того, как я умерла. И, вероятнее всего, именно они похоронили меня в том мрачном склепе, где я очнулась. Но знали ли они, что я очнусь?
  Но что, если на переезд из Портленда их сподвигнуло совсем другое? Вдруг, что-нибудь случилось с Дэниэлом? И его семья решила навсегда оставить этот город и больше никогда не возвращаться?
  Мысль о том, что с Дэниэлом в действительности могло произойти что-нибудь ужасное, заставила меня содрогнуться. Его слова о том, что он не собирался жить после того, как я умру, снова и снова стали прокручиваться в голове.
  Отчаяние стало стремительно перерастать в злобу и ярость. Мне хотелось все крушить вокруг себя от навязчивых и ужасных мыслей о Дэниэле, которые разрывали на части мое небьющееся сердце.
  Что же мне теперь делать? Куда идти дальше? Да и как существовать в этом опустошенном мире? Где мне теперь искать Дэниэла и его семью? Я осталась совершенно одна...
  Мне хотелось закричать во все горло от раздирающего разочарования, упасть на колени, обнять себя руками и зарыдать. Так бы я сделала, если бы была человеком. Но вампирам это не под силу. Поэтому мне оставалось лишь стоять на месте, переживая всю бурю эмоций внутри.
   Я медленно втянула в себя воздух, в очередной раз наполнив свои легкие пустотой и резко выдохнула. Мои глаза медленно скользили по гостиной.
  Я размышляла над тем, где мне стоит искать семью Дэниэла и вспомнила про Лос-Анджелес. Это была единственная и последняя зацепка. Там находится дом Элизабет и Виктора. И это, на мой взгляд, последнее место, куда они могли отправиться.
  Отчаяние отступило на второй план, уступив место уверенности. По крайней мере, сейчас не все так безнадежно, как кажется на первый взгляд. Есть некоторые плюсы. Первый - теперь у меня нет ограничений во времени. Я бессмертна, и семья Дэниэла тоже. Загвоздка состояла в том, что меня томило неудержимое желание увидеть лицо своего прекрасного ангела, который внес бесчисленное количество ярких красок в мою человеческую жизнь.
  Во мне просыпалась уверенность в себе, в своих силах, и в том, что все обязательно получится.
  Я покинула дом Дэниэла, который напоминал о моем человеческом прошлом.
  Первым делом я решила посетить магазин одежды. Для отвода глаз я должна была выглядеть, как нормальный человек, и все должны думать, что я, как и все остальные, волнуюсь о своем внешнем виде. Так поступают все люди.
  Я посетила ближайший магазин одежды. Взяв первые попавшиеся вещи, я за пару секунд примерила их на себе, чтобы убедиться, что они подходят мне по размеру. Затем я была вынуждена применить способность гипнотизировать. Во-первых, у меня не было ни цента, и мне надо было как-то расплатиться за одежду. Во-вторых, мне нужны были деньги на билет до Лос-Анджелеса. К сожалению, пришлось заставить молодую девушку добровольно отдать мне все деньги из кассы и заставить ее забыть обо мне.
  Вот уже в нормальной одежде я покинула пределы магазина и быстро пересчитала деньги. Этого было более чем достаточно на билет.
  Я напрочь забыла о жажде, заполнив свою голову о предстоящей поездке в Лос-Анджелес. Сейчас для меня было самым важным найти Дэниэла и его семью, и я пообещала себе, что сделаю все для этого.
  Снова примчавшись в портлендский аэропорт, я купила билет на ближайший рейс до Огасты, после чего мне стоит сесть на другой самолет и лететь в город вечного солнца.
  Мне предстояло ждать около часа. Потом, объявили посадку на мой рейс, и я буквально сорвалась с места. Мне приходилось сдерживать себя во всем - в скорости, в силе, а так же контролировать свой голод.
  Полет до Огасты занял не более часа. Приземлившись в аэропорту столицы штата Мэн, я поспешила к кассе, чтобы купить билет до Лос-Анджелеса. Мне повезло, рейс 254, летевший в Калифорнию, должен был прилететь через тридцать минут. К счастью для меня это было ничтожной цифрой. Я подошла к окну и замерла в одной позе, так и простояв до самого объявления о посадке на самолет, в то время как люди, которые должны были лететь со мной одним рейсом, эти полчаса метались по аэропорту, не зная чем себя занять.
  Я не знала, сколько часов мы летели, с учетом того, что самолет останавливался в нескольких городах. Но в Лос-Анджелес мы прилетели поздней ночью, когда огромный город озаряли ночные огни.
  Как и в первый раз, когда я была в Лос-Анджелесе, этот город очаровал меня своей великолепностью и внушающими размерами.
  Сразу же, как только я вышла из аэропорта, то поймала такси, указав ему нужный адрес. Пришлось вести себя вдвойне осторожней, так как пришлось ехать в одной машине с человеком.
  Я была заворожена невероятными высотами небоскребов, роскошностью улиц, множеством магазинов, ресторанов и других общественных заведений. Такого уж точно не увидишь в Портленде, и во многих других городах...
  Такси ехало очень медленно, я бы могла добежать вдвое быстрее на своих ногах.
  Примерно через двадцать минут машина остановилась у роскошного двухэтажного дома. Я отдала водителю последние деньги, что оставались у меня, и этого оказалось больше, чем нужно, но я настояла, чтобы он оставил их себе. Водитель остался довольным, я поблагодарила его и вышла из такси.
  Когда автомобиль отъехал, в воздухе повисла тишина.
  Сквозь прозрачные застекленные стены дома родителей Дэниэла и Мэри я догадалась, что он тоже пуст. Свет не горел, я не уловила никаких движений, шорохов и голосов.
  Медленно пройдя вперед, я остановилась у широких стеклянных дверей и без особого труда открыла их. Снаружи и внутри дом остался таким же прекрасным. Здесь ничего не изменилось, что обрадовало меня. Все такая же просторная огромная гостиная с белым кожаным диваном в форме буквы "Г", с напротив стоящим стеклянным столиком, на котором лежало несколько глянцевых журналов и прозрачная ваза с цветами. Парочка ультрасовременных кресел из той же белой кожи располагалось по бокам дивана. На стене висела огромная плазма с заполненными полками дисков под ней. В другой зоне огромного помещения так же была кухня, выполненная в супермодном современном стиле. Крутая стеклянная лестница вела на второй этаж.
  Я протянула руку вверх и щелкнула включатель. Просторный первый этаж дома озарил яркий свет.
  Я сделала вдох.
  Здесь присутствовал тот же лавандо-персико-медовый аромат, который ощущался более отчетливо и свежее. Похоже, что семья Дэниэла была здесь недавно. Примерно около двух-трех дней назад.
  Ну куда, куда же они отправились? Сколько может продолжаться эта глупая игра в прятки? Но если надо будет искать их по всей планете, то я переверну все вверх дном, но найду Дэниэла.
  Запах, оставленный ими, поможет мне. Я могу следовать по лавандо-персико-медовому аромату и в конечном итоге выйти на его владельца.
  Я воспользовалась человеческими потребностями. К примеру, душ. От принятия ванны я не почувствовала каких-либо изменений, но это помогло снять некоторое напряжение. Я немного полежала в спальне Дэниэла, и это тоже ничего не дало мне. Вероятно, потому, что я не уставала. Во мне по-прежнему кипела сила и энергия. Большинство способов, которые помогают человеку расслабиться, не приносят пользы вампирам. Теперь я понимала, почему Дэниэл никогда не спал. Хотя, признаться, мне бы хотелось ощутить предвкусие усталости и сна, вновь почувствовать на себе давящее чувство утомления. Мне немного не хватало этого.
  Я бродила по огромному дому, осматривая каждую комнату. Так же мне пришлось позаимствовать из спальни Мэри парочку вещей, оставленные ею перед отъездом. В основном, это были платья. Но я нашла синие джинсы, темно-красную футболку с вышивкой и толстовку. Я еще удивилась, почему у Мэри есть подобные вещи.
  Я больше не собиралась задерживаться в этом доме. Напоследок осмотрев его, я выскользнула за стеклянные двери и остановилась.
  Мне понадобилось около минуты, чтобы среди тысяч запахов найти тот, который был нужен мне. И вот я смогла уловить этот лавандо-персико-медовый аромат, что ощущался мною в доме Дэниэла в Портленде и в доме мистера и миссис Брук. Этот запах тонкой, но отчетливо ощутимой нитью тянулся с запада.
  И я последовала за этим ароматом.
  Мне пришлось двигаться с человеческой скоростью, так как было бы странно, если бы я неслась через весь город с астрономической быстротой.
  Запах вел меня через улицы Лос-Анджелеса. Я бродила несколько часов по районам, стараясь не упустить лавандо-персико-медовый аромат.
  И я была сильно удивлена и разочарована, когда запах вывел меня к аэропорту. Он заканчивался у входа. Затем в мои легкие просочились бесчисленные человеческие ароматы, которые вскружили мне голову. Внутренний монстр стал вырываться наружу, вступая в борьбу со здравым смыслом.
  Но мне не было никакого дела до жажды. Огромной волной меня захлестнуло и унесло в пучину мрака отчаяние. Дэниэла и его семьи нет в Лос-Анджелесе. Они снова уехали, оставив меня теряться в догадках. Я была без малейшего понятия о том, где они могли быть - да, в сущности, везде!
  И где же мне теперь искать их?
  Ясный образ Дэниэла в моей голове стала медленно затмевать кровавая пелена жажды, которая вырывалась на первое место, овладевая всем моим вниманием. Трезвость рассудка покинула меня, и внутреннее чудовище почти одержало надо мной победу. Адский огонь вспыхнул в горле.
  Мне нужно было уйти как можно дальше отсюда - от места, где так много людей - пока я не убила их всех.
  
  Глава пятая
  Странники
  
  Я убежала. Как можно дальше.
  Жажда терзала мое горло. Монстр надсмехался над моими жалкими сопротивлениями против него. Он подталкивал меня на ужасные поступки, которые я не хотела совершать, не смотря на дикий голод, так внезапно появившийся.
  Я скрылась в лесу, держась как можно дальше от города, от людей, от соблазна. Невозможно было выразить то, что творилось внутри. Кровожадное чудовище ликовало оттого, что жажда доставляла мне дикую боль. Помимо этого меня разрывало отчаяние. Я упустила Дэниэла и уже неизвестно когда смогу найти его.
  Мне казалось, что мир рушился прямо на моих глазах, и я не могла этому воспрепятствовать. В этом я была совершенно бессильна.
  Когда я убедилась, что убежала достаточно далеко от шумного города, и что из воздуха полностью исчез человеческие запахи, я остановилась. Над лесом сгустился непроглядный мрак. Я слышала приглушенный шорох совиных крыльев над головой, как свистит слабый ветер, как шелестит зеленая листва.
  Все вокруг раздражало, пробуждало злость, и мой гнев лишь подкармливал внутреннего зверя.
  И я закричала. Так громко, что спугнула птиц, которые защебетали и полетели прочь. Мой отчаянный крик разнесся протяжным эхом по всему лесу. После этого я услышала массу шорохов. Пробудились животные, закоптились насекомые и жучки.
  Ярость внутри меня росла с каждым мгновением. Я вырвала с корнями ближайшее десятиметровое дерево и отшвырнула его в сторону. То же самое я проделала с несколькими молодыми осинками. Злость лишь добавляла мне сил. Я была готова разгромить весь лес, да и то не буду уверена, что мой гнев утихнет.
  Я не знала, где мне найти успокоение. А я должна была остановиться, пока монстр во мне окончательно не обретет власть, затмив своей безжалостностью все. Если я все же не смогу обуздать в себе безграничную ярость, то потом, когда приду в себя, с ужасом буду вспоминать и бесконечно винить себя за то, что сотворила.
  Ненависть разрывала меня. Я продолжала метать деревья по сторонам, словно пушинки.
  Я надеялась, что мысли о Дэниэле помогут мне успокоиться. И оказалась права.
  Правда, взять себя в руки оказалось невероятно сложно. Я вступила в борьбу с кровожадным чудовищем, которое сидело внутри меня, и победила его. Оно не было таким сильным, когда жажда больше не сжигала мое горло. Тогда бы я была совершенно бессильна.
  Я перестала вырывать с корнями мощные деревья, замерев на месте. Перед глазами всплыл отчетливый и такой родной образ Дэниэла. Его невероятно прозрачно-голубые глаза, которые с любовью заглядывали мне в душу, его губы, обнажающие ряд ровных белоснежных зубов.
  Постепенно я стала забываться, думая о нем. Его безупречный ангельский образ усмирял во мне дикий пыл ненависти.
  "Где же мне искать тебя?" с бесконечным сожалением подумала я про себя и шумно выдохнула.
  В любом случае, я не должна отчаиваться. По крайней мере, у меня есть мировой запас времени, которые я потрачу на поиски семьи Дэниэла. Моя застывшая душа и мертвое сердце не обретут покой, пока не увидят прекрасный лик Дэниэла.
  Почувствовав, что ко мне возвращается здравый рассудок, и злость быстро отступает назад, я осмотрелась. Вокруг простирался необъятный лес, поглощенный мрачной пеленой ночи.
  Я побежала вперед.
  Несясь с баснословной скоростью и без труда лавируя между деревьями, я снова и снова прокручивала в своем просторном, глубоком разуме все, что мне когда-либо говорил Дэниэл. Из всего этого я пыталась найти хоть одну зацепку. Но я так и не вспомнила, чтобы кто-либо из семьи Брук рассказывал о своих знакомых и друзьях. Они могли быть где угодно.
  Что мне оставалось делать? Жить дальше? Но зачем мне целая вечность без Дэниэла?
  Нет. Я ни за что и никогда не сдамся без боя. Я буду искать до последнего момента. Даже если наступит конец света, я не опущу руки. По крайней мере, я буду знать, что сделала все, что было в моих силах, чтобы отыскать свою любовь.
  Я блуждала по лесу, совершенно не думая о том, куда направляюсь. Мой мозг был занят переработкой информации и поиском выхода из непростой ситуации.
  Вдруг, я что-то уловила. Что-то такое, что заставило мое тело мгновенно оцепенеть. Я невольно сделала глубокий вдох, и мои легкие поймали невообразимый прекрасный смешанный аромат яблока, ванили и самого восхитительного цветка на свете.
  Все, над чем я трудилась, мигом рухнуло.
  Жажда охватила прочным и тугим кольцом мое горло, заставив меня поежится от боли. Дикий огонь растекся по застывшим венам, заставляя меня напрячься. Внутренний монстр добился своего - он овладел моим здравым рассудком, заняв собой все пространство.
  Я больше не могла ни о чем думать, кроме как о яблочно-ванильно-цветочном аромате, околдовавшем меня. Даже мысли о Дэниэле больше не спасали меня от бескрайнего океана болезненной жажды и неутолимого голода.
  Я перестала чувствовать ответственность за свои дальнейшие действия. Теперь мною управляло безжалостное чудовище, которое жаждало лишь крови.
  Я мгновенно сорвалась с места и с молниеносной скоростью понеслась на манящий запах.
  Жажда взяла полный контроль над моими мыслями и действиями.
  С каждым оставленным позади километром я все больше чувствовала в себе необходимость вонзить клыки в чью-нибудь шею и испить человеческую кровь. И это желание росло с каждым мгновением.
  Я резко остановилась, заметив в тридцати ярдах от себя трех человек - двоих парней и одну девушку. Они развели костер, поставили две палатки и о чем-то разговаривали, греясь у огня.
  Вновь втянув в себя воздух, яблочно-вально-цветочный аромат немного перебивал горький запах костра. Я поморщила нос и подобралась ближе.
  "Давай же, напади на них, вонзи в них клыки!" твердил внутренний монстр. "Тебе же это так нравится!".
  Я замешкалась на долю секунды. Маленькой частичкой своего необъятного разума я понимала, что не хочу убивать тех людей. Но разве у меня были хотя бы ничтожный шанс вступить в сопротивление с чудовищем?
  Я приблизилась еще на пару метров, издав при этом легкие шорохи. Туристы услышали это, и все в раз повернули головы в мою сторону. Никто из них не видел меня, а вот я могла отчетливо разглядеть сквозь темноту панику и страх, отразившуюся на их лицах.
  Мне, точнее внутреннему монстру, понравилось это - процесс преследования и игры.
  - Вы слышали это? - испуганно спросила девушка на вид лет двадцати с огненно-рыжими волнистыми волосами.
  Два парня, сидящие по обе стороны от нее, растерянно бегали глазами по темноте.
  Юноша с коричневыми слегка вьющимися волосами усмехнулся.
  - Да брось, Камилла, - сказал он, все еще усмехаясь. - Тебе просто показалось.
  - Я тоже слышал это, Майкл, - пробормотал второй парень с зелеными глазами и черными волосами, зализанными назад.
  - Ох! - первый парень закатил глаза и откинул голову. - Ну и ты туда же... Круто...
  На некоторое время я замерла, внимательно наблюдая за каждым движением туристов. Рыжеволосая девушка прижалась к парню с коричневыми волосами. Вероятно, они встречались.
  - Эй, хотите, я расскажу вам одну страшилку? - с энтузиазмом проговорил парень с зелеными глазами.
  - Сам-то не испугаешься, - рассмеялся другой.
  - Иди к черту Майкл!
  - Ладно, ладно. Давай, валяй.
  Я заметила, как девушка сжалась и слегка вздрогнула.
  - Однажды группа подростков вместе с преподавателем отправились на экспедицию в лес, - с притворным ужасом начал рассказывать черноволосый парень.
  Я блокировала в своей голове продолжение этой глупой и очевидной страшилки, метнувшись в сторону. Мои движение повлекли за собой очередные шорохи.
  Парень замолк, и все трое вновь замерли. Я притаилась за небольшим кустом, не сводя глаз с людей.
  - Ну вот, опять! - завопила девушка. - Мне страшно, Майкл!
  С этими словами она уткнулась головой в плечо своего парня, тот накрыл ее плечо своей большой рукой и настороженно взглянул в мою сторону.
  - Хорошо, я посмотрю, что там, - с неохотой пробормотал черноволосый парень и встал с земли. Он отряхнул штаны и развернулся спиной к своим друзьям.
  - Не ходи туда, Деррик! - вскрикнула девушка. - Может, просто уйдем отсюда?
  - Не переживай, Камилла, - успокаивающим тоном проговорил ее парень. - Наверное, это какой-нибудь безобидный зверек.
  "Если бы" насмешливо подумал монстр.
  Черноволосый парень сделал неуверенный шаг вперед. Он раздвинул руками кусты и прошел несколько ярдов. Когда он окончательно скрылся в темноте, и его друзья больше не видели его, я решила действовать.
  Благодаря своему безупречному зрению я могла спокойно отслеживать каждое движение парня.
  - Эй, здесь есть кто-нибудь? - негромко сказал он, и его голос слегка дрожал.
  Я подобралась к нему достаточно близко, чтобы отчетливо слышать его сердцебиение, считать вдохи и выдохи. Парень не видел меня и оглядывался по сторонам.
  Я снова проскользнула мимо него, оставив за собой легкий ветерок и шуршание листвы. Парень резко обернулся, и его сердце забилось вдвое быстрее.
  - Это... не смешно... - пробормотал он. - Майкл, если это твои очередные шуточки, то уже, черт подери, совершенно не смешно!
  В ответ он услышал лишь молчание.
  Монстр внутри меня не желал больше ждать.
  Я медленно сделала вдох, и мое горло запылало с новой силой.
  Одним резким прыжком я набросилась на парня, плотно закрыв ему рот своей рукой. Второй рукой я обнажила его шею, где почувствовала сильную пульсацию. Обнажив клыки, я прокусила тонкую кожу. Теплая кровь поступала ко мне в рот, усмиряла пылающий огонь в горле, скользила по всему организму, оставляя за собой приятное ощущение.
  Парень пытался вырваться, но его жалкие попытки нанести мне какой-либо вред были ничтожны. Вскоре он ослаб и потерял сознание, его сердце замедлило быстрый ход, дыхание стало очень тихим.
  На этот раз я разделалась с парнем, даже не запачкав свою одежду его кровью. Вытерев тыльной стороной руки кровь с губ, я оттащила тело парня в кусты.
  Притаившись за невысоким деревцом, я стала наблюдать за паникой молодой пары.
  - Почему Деррик так долго? - паниковала девушка, не переставая оглядываться по сторонам.
  - Не знаю, - задумчиво произнес ее парень. - Может, он решил испугать нас?
  - А вдруг с ним что-нибудь случилось?! - я могла отчетливо видеть в глазах девушки сильный страх. Ее живое и трепещущее сердце отбивало несвязный ритм.
  Я бесшумно пронеслась мимо них, остановившись у массивного дерева, ветви которого свисали над их палатками. С легкостью взобравшись на него, я притаилась в густой кроне ярко-зеленой листвы.
  Неожиданно парень встал с бревна.
  - Сиди здесь, а я проверю, куда пропал этот сорванец, - пробурчал юноша с коричневатыми волосами и нахмурился.
  - Нет! - взвизгнула девушка, поднявшись следом за ним. - Я никуда не отпущу тебя! Прошу, давай уедем отсюда! Мне страшно!
  - А как же Деррик? - парень с негодованием посмотрел на свою возлюбленную. - Сначала найдем его, а потом смотаемся отсюда, идет?
  - Ладно, - неуверенно пробурчала она.
  - Иди ко мне, - он притянул к себе девушку и обнял.
  "Чего ты тянешь? Убей их!" внутренний монстр не оставлял меня в покое.
  Я слегка потрясла дерево и притаилась на ветке за толстым слоем листвы.
  Сердца парня и девушки забились чаще. Я впитывала их страхи и беспомощность, играла образами смерти в их воображении, давала шанс убежать, но при этом зная, что страх все равно сковывает их тела в нерушимых оковах паники.
  Они замолкли, оглядываясь по сторонам. Я дождалась того момента, когда парень отодвинется от своей девушки, и тогда я смогу утащить его.
  Моя охота превратилась в увлекательную игру. Такое часто наблюдаешь в фильмах ужасов. Только это - реальность, и я - плохой герой.
  Мне пришлось терпеливо ждать около минуты. Вот, девушка лишь на какой-то миг отвернулась, и в это время я резким движением потянулась вниз и схватила парня с шиворот. Он так же, как и его друг, не успел издать и звука, когда я молниеносно впилась клыками в его шею, при этом закрыв ему рот.
  Краем глаза я увидела, как девушка обернулась.
  - Майкл? - испуганно вопросила она. - Майкл, где ты? Это не смешно, черт возьми!
  Мне нравилось, что ее сердце бьется с такой скоростью, что под такой ритм можно было отбивать чечетку. Пока рыжеволосая девушка крутилась по сторонам и что-то вопила себе под нос, я медленно и с превеликим удовольствием высасывала из ее парня последние капли крови.
  Разделавшись и с ним, я отвращением сбросила мертвое тело парня с дерева. Оно упало сзади девушки, которая, услышав грохот, резко обернулась.
  - А-а-а! - закричала она.
  Ее милое лицо исказилось от огромного ужаса. Монстр внутри меня ликовал.
  Вдруг, девушка сорвалась с места и побежала в лес.
  Конечно, я не собиралась упускать ее.
  Игра продолжалась.
  С диким воплем она бежала вперед, не разбирая дороги, а я тенью следовала за ней. Иногда девушка спотыкалась и падала, находясь в окружении непроглядной темноты. Ею овладел неистовый страх и ужас, который передавался мне, только от этого внутреннее чудовище получало удовольствие.
  Поначалу преследовать свою последнюю жертву заводило меня. Но через несколько минут бессмысленной беготни я неожиданно появилась перед ней и вонзила клыки в шею. Я не стала сдерживать ее пронзительный крик, который вырывался из ее уст.
  Девушка довольно быстро ослабла. Ее кровь была самой сладкой и вкусной.
  Разделавшись с ней, я спрятала ее тело под листвой и незамедлительно скрылась с места преступления.
  Оказавшись достаточно далеко от разбитого убитыми мною туристами лагеря, я остановилась. Я утолила свой голод, жажда исчезла, не осталось даже легкого жжения. Монстр внутри меня остался довольным. Теперь же мне оставалось ждать, когда чудовище уйдет на покой, и здравый смысл вновь вернется ко мне, после чего я буду чувствовать себя дикой виноватой.
  Лишь спустя несколько минут до меня стал доходить весь ужас кошмара, который сотворила я. Монстр затих, и теперь у меня появилась возможность трезво и по всей жесткости оценить страшную ситуацию.
  Мне стоит смириться с тем, что я буду убивать людей. Это не избежать. И это была одна из немногих причин, почему я не хотела становиться вампиром. Жажда и бесконечный голод - это ужасная вещь, особенно когда ты не человек.
  - Дэниэл... - на длинном выдохе прошептала я и закрыла глаза.
  Лишь мысль о нем могла хотя бы на сотую долю затмить во мне мысли о том, как ужасна и отвратительна моя новая жизнь. Я уверена, что будь сейчас рядом со мной Дэниэл, он бы не позволил мне вершить этот ужас.
  Как бы могло измениться мое дальнейшее существование, если я, только открыв глаза, увидела Дэниэла и его семью. Они бы не допустили того, чтобы я стала безжалостно убивать людей. Они бы остановили меня в любом случае. Но сейчас, когда я совершенно одна, и за мной некому следить, внутренний монстр будет пользоваться этим положением и заставлять меня сильнее ненавидеть свою жизнь.
  Больше не было никакого смысла оставаться здесь.
  Наверно, будет совершенно неважно, куда я отправлюсь дальше. Мне нужно немного времени, чтобы полностью воспринять свое прошлое, тщательно разобраться в нем, и решить, в конце концов, где искать Дэниэла и его семью.
  Я побывала вблизи Хьюстона, Далласа, Сан-Франциско, Рико, Портленде штат Орегон, Сиэтле, Ванкувере; такими темпами я пересекла границу и оказалась в Канаде.
  Время перестало существовать для меня, и я полностью отдалась непрерывному и стремительному бегу.
  Я летела сквозь зеленые леса, лишь иногда выбиралась в ближайшие города. Питалась первыми попавшимися людьми. Даже не задумываясь, я вонзала в них свои острые клыки и высасывала кровь, чтобы утолить необузданную жажду.
  Проходили дни.
  За неделю я успела пересечь Соединенные Штаты Америки. Я старалась не позволять себе думать о чем-то, что могло бы хоть на чуть-чуть усложнить мне существование. Мне хотелось хоть на некоторое время отвлечься от забот, от бесконечных потоков угнетающих вопросов, которые почти не давали мне покоя. Единственное, что для меня имело значение, это тоска по Дэниэлу. Я все с таким же рвением и желанием хотела найти и увидеть его. Правда моя мнимая уверенность угасала с каждой прожитой секундой.
  Я остановилась где-то между Ванкувером и Эдмонтоном.
  На потемневшее бархатное небо выплыл узкий полумесяц, освещая желтым свечением деревья, кусты и землю. Звезды мерцали и подмигивали, словно рассыпанные на черной бесконечной ткани неба сверкающие бриллианты. Прохладный нежный ветерок касался всего, что обитало вокруг, и листва со скромной деликатностью шелестела под потоками душистого воздуха, наполненного яркими ароматами леса.
  Я сидела на огромном камне овальной форме, задумчиво смотря на бурную реку, стремительно утекающую вдаль. После беспрерывного недельного путешествия я, наконец, решила немного "отдохнуть". Сейчас я находилась за сотни тысяч километров от цивилизации. Было хорошо. Я не слышала ничего, кроме того, как быстро течет река, как ветер шелестит листву, как ночные птицы беспокойно шуршат крыльями вблизи.
  В душе возникло непонятное, но довольно-таки приятное ощущение покоя, вселенской умиротворенности. Я очень ясно и четко смогла ощутить эту тонкую, почти неуловимую, грань. Правда, не сразу. Мне пришлось несколько часов просидеть в полной тишине, не совершая никаких движений. Зато сейчас я чувствовала себя спокойно, свободно. И мне нравилось это.
  Но как бы я ни старалась отогнать от себя мысли о прошлом, настоящем, и будущем, они все равно врывались в мое сознание, занимая уйма места. И мне приходилось на что-нибудь отвлекаться, чтобы не думать о жизни.
  Стоило мне хоть на миг представить себе прекрасное лицо Дэниэла, как последующая цепь событий стремительно воспроизводилась и начинала прокручиваться снова и снова, словно заевшая кассетная пленка.
  Я закрыла глаза и сделала медленный глубокий вдох, стараясь прогнать от себя тоску и тревогу.
  Но вместо этого я уловила нечто необычное и довольно противное.
  Запах, который слабой нитью доносился до меня, был очень горьким, отдавал гнилью, сыростью и псиной. Я невольно поморщила нос. Этот запах перебивал все остальные, что инстинктивно насторожило меня.
  Вслед за этим противным ароматом последовали странные шорохи.
  Примерно в полумиле отсюда, кто-то с невероятной быстротой пронесся мимо кустов, оставляя за собой череду наводящих подозрения звуков.
  Неожиданно для себя я тут же соскочила с места и огляделась. На какое-то время вновь воцарилась тишина.
  Но не прошло и минуты, как вновь послышались шорохи, слышавшиеся более громче и яснее.
  Я машинально приняла оборонительную позу. Еще несколько раз я с особой внимательностью осмотрела окрестности, чтобы увидеть своих преследователей. Да, именно преследователей - я слышала их, чувствовала противный горький запах. Могу с уверенностью заявить, что их было несколько.
  Почему-то мне тут же пришло на ум, что это могут быть вампиры. Но аромат, исходящий от них, не был таким приятным и цветочным, как тот запах, что отчетливо ощущался в доме Дэниэла и его родителей.
  Не знаю, почему, но я решила бежать. Так мне подсказывал инстинкт самосохранения.
  Я тут же сорвалась с места и ринулась в неизвестном направлении.
  На данный момент для меня было важно как можно скорее уйти как можно дальше от противного запаха, который стал ощущаться еще яснее, словно мои преследователи были сравнительно близко.
  Когда вновь раздались очередные шорохи, я резко остановилась. На несколько секунд наступило затишье. Я стала прислушиваться к окружающей среде, пытаясь выявить своих преследователей.
  Горький, отдающий гнилью, сыростью и псиной запах резко усилился.
  Что-то, что настойчиво преследовало меня, подобралось ко мне максимально близко.
  Внезапно я услышала чей-то пронзительный и грозный рык, который заставил меня резко обернуться.
  Примерно в двадцати ярдах, среди кромешной тьмы, я ясно увидела нечто очень страшное и ужасающее на вид.
  Их было четверо. Они были размером с хижину - огромные, массивные чудовища, покрытые густой черной шерстью, с вытянутыми мордами, напоминающие волчьи, только гораздо больше. Из их пастей вырывался грозный оскал, обнажая огромные клыки. У них были четыре конечности с острыми когтями, передние две казались больше и вытянутее, чем задние.
  Первое, что я почувствовала, это страх, который лишь на несколько мгновений сковал мое тело в панике и неожиданности. Но потом я ощутила в себе прилив неистовой ярости и ненависти, которая постепенно заполняла меня от кончиков пальцев ног до макушки головы.
  С моих губ сорвался низкий горловой рык, который сильно удивил меня. Я чуть согнула колени и расправила руки, шипя и рыча на этих существ. Словно эти громадные существа были моими заклятыми врагами, словно они могли причинить мне вред. Конечно, их облик устрашал, но ведь я была сильнее любого человека на свете.
  Но все же вопреки ответной ненависти я боялась этих мерзкий созданий, от которых так отвратительно воняло.
  Инстинкт самосохранения твердил мне, чтобы я бежала, так как силы были неравны, даже не смотря на то, что у меня есть супер-силы. Их было четверо, а я одна.
  И я побежала, выжимая при этом всю скорость.
  Эти чудовища снова зарычали и последовали за мной.
  Я неслась как никогда быстро, что одновременно завораживало и удивляло. Преодолевая огромные расстояния с космической скоростью, я постоянно оборачивалась, наблюдая за положением своих преследователей.
  Честно говоря, я думала, что мне удастся без труда оторваться от них, но эти существа были так же быстры, как и вампиры. Но я была сильнее, быстрее, и все же смогла немного оторваться от них.
  Чем-то эти твари напоминали волков, только выглядели гораздо мощнее и страшнее. И... они были невероятно огромных размеров.
  Когда я обернулась в очередной раз, чтобы проверить обстановку, и собиралась поворачиваться обратно, откуда ни возьмись передо мной выпрыгнуло еще одно чудовище, не уступающее по громадным размерам остальным тварям.
  Все это происходило очень быстро - не более одной секунды.
  Я не успела затормозить перед тем, как чудовище с сокрушительной силой отбросило меня в сторону. Я стремительно приближалась к высокому дереву, с оглушительным треском врезавшись о массивный ствол.
  От этого удара я не почувствовала никакой боли. Мне не потребовалось и доли секунды, чтобы вновь встать на ноги.
  Когда я вновь собиралась бежать, то было поздно. Пять огромных чудовищ окружило меня со всех сторон, загоняя в ловушку. Они очень медленно и плавно приближались ко мне. Несмотря на страх, который пронизывал меня, я не могла не заметить того, что в их синхронной походке было что-то завораживающее.
  Они грозно рычали, оскаливая острые и большие клыки. С той же лютой ненавистью я стала шипеть на них.
  Я понимала, что наступила пора добровольно выпустить на волю внутреннего монстра, потому что иначе мне не спастись.
  У меня был только один вариант - броситься в атаку и драться до последнего. Хотя бы дать себе шанс убежать от этих тварей как можно дальше.
  И я бросилась в бой. Первая.
  Сделав один плавный прыжок, преодолев расстояние в десяток ярдов, я ловко перелетела самого крайнего из их "своры" и обвила в нерушимой хватке его массивную шею. Не теряя ни одной миллисекунды, я в следующее же мгновение впилась выросшими клыками в шею, прокусив слой густой шерсти, жира и сухожилий.
  Когда красная жидкость этой твари попала на мои губы, я тут же отстранилась и скривилась и отвращения. Его кровь была омерзительнее на вкус, чем на запах.
  Не теряя времени, я отпрыгнула от него и накинулась на другого, не менее мощного, монстра. Этот оказался ловчее и проворнее, поэтому смог увернуться от моего нападения. Но я не собиралась отступать. В очередной раз запрыгнув на эту громадину, я так же прокусила его шею.
  Краем глаза я заметила, как тварь, которую укусила первым, без движений лежала на земле. Существо не подавало признаков жизни. Его мощное сильное сердце не отдавало громкие удары.
  Чудовище подо мной через пару секунд рухнуло на землю, и я спрыгнула с его туши.
  Оставшиеся три монстра рычали и не сводили с меня настороженного взгляда. Их ярко-желтые глаза горели лютой ненавистью.
  Я была похожа на сущего дьявола в этот момент. Из моих уст вырывался грозный животный оскал, который заставил бы любого человека неистово задрожать от страха. Зеленые глаза пылали от злости. Но чудовища, не сводившие с меня взгляда, были так же страшны и сильны.
  Никто из них не решался напасть на меня. Они очень медленно ходили вокруг меня, не давая мне шанса уйти. Но я не собиралась бежать, не разделавшись с ними.
  Одно из этих чудовищ резко двинулось на меня, на какое-то мгновение застыв в длинном прыжке. Этого мне хватило, чтобы выставить руки вперед, приготовившись оттолкнуть тварь от себя.
  Сделать это оказалось достаточно легко. Оно отлетело от меня за несколько ярдов и с грохотом рухнуло на землю, сломив при этом молодое деревце.
  По сравнению с этими существами я казалась очень хрупкой, но во мне таилась огромная сила, которая так и желала вырваться наружу. Внутренний монстр давно правил моим рассудком, подсказывая правильные действия. Я выключила часть себя, которая могла чувствовать и здраво мыслить, уступив место безжалостности и жестокости.
  Вскоре напавшее на меня чудовище присоединилось к остальным, и все трое вновь принялись рычать на меня. С таким же рвением и злобой я шипела на них.
  В какой-то момент моя хваленая уверенность в себе вышла из-под контроля, и чудовища остро почувствовали это и в раз кинулись на меня.
  Но я очень быстро взяла себя в руки и смогла избежать из атаки. Ловко выскользнув из-под тяжелых массивных лап с длинными заостренными когтями этих монстров, я побежала вперед. Твари не растерялись и ринулись вслед за мной.
  Я неслась сквозь лес, с трудом отбиваясь от догонявших меня монстров. Одному удалось ударить меня, после чего я лишь прибавила скорости.
  Я выбежала на крутой холм и, не останавливаясь, побежала дальше так быстро, что не замечала, с какой скоростью проносятся мимо меня деревья. Я летела. Да, именно летела. Мои ноги едва касались почвы. Позади себя я отчетливо слышала тяжелые лапы, которые, соприкасаясь с землей, создавали тяжелые удары, после чего все содрогалось.
  То и дело я оглядывалась. Они отставали, но лишь на чуть-чуть. Я по-прежнему с определенной ясностью могла слышать их глухое низкое рычание.
  Я прибавила скорости.
  Очень скоро я скрылась от них. Но это не заставило меня остановиться. Пока я не буду стопроцентно убеждена, что вокруг безопасно, то не прекращу бежать.
  Преодолев еще несколько миль, я заметила, что противный горький запах больше не витает в воздухе, я не слышала громкого рыка своих преследователей, не слышала топот их тяжелых лап, их сильных сердец.
  И даже сейчас я не была уверена, что за мной никто не бежит. Но я заставила себя остановиться.
  Лишь спустя несколько минут до меня стал доходить шок.
  Что за твари преследовали меня? Откуда они вообще появились? Почему они пытались убить меня? И почему я вела себя так, будто они мои заклятые враги?
  У вампиров был лишь один враг по природе - оборотни.
  Существа, которых я встретила, походили на них. Такие же огромные, клыкастые, покрытые шерстью, с вытянутыми мордами и горящими ненавистью желтыми глазами. Но вот только оборотни обращаются лишь по полнолуниям, но сегодня на небе светит полумесяц. Либо я что-то путаю, либо эти оборотни не совсем обычные...
  Пора бы мне перестать удивляться всему необычному, что происходит вокруг. Мир давно перестал быть нормальным. Просто люди не подозревают, что скрывает в себе темнота. Сколько сверхъестественных существ бродит по Земле.
  Я вспомнила тот вечер, когда Дэниэл рассказывал мне о вампирах. Так же он упомянул об оборотнях. То, что их никто не видел на протяжении ста семидесяти лет. Получается, они вновь появились? Или пробудились? Но почему? Что их сподвигнуло на это?
  Связанно ли это с тем, что между Бессмертными и Лугару назревает война?
  Мэйсон - он предал свой народ, предал своих друзей. Он отправился к главному врагу Лугару, чтобы выдать их главных секрет - что не все уничтожены. Что Мэйсон хотел этим добиться? Чтобы Эрика, Алекса, Доминика и Саймона убили? Но ведь он же сам так переживал за них, ненавидел Бессмертных!
  И это все из-за меня. От меня всегда были одни неприятности. Не свяжись я с Эриком, ничего бы не произошло. Возможно, я была бы сейчас жива - как человек, и моя жизнь продолжала бы быть "нормальной".
  Эрик... как он? Я совсем забыла про него, когда была в Портленде. Возможно, он со своими друзьями до сих пор живет там. А может быть, что он, как и Дэниэл, решил уехать из того города.
  В моей голове появилась еще одна довольно неприятная мысль, которую я старалась блокировать, но она, словно кислота, стала разъедать мою уверенность в то, что с Дэниэлом, его семьей, Эриком, Алексом, Саймоном и Домиником все хорошо.
  Я подумала о том, о чем хотела думать в самую последнюю очередь.
  Что, если все это время, с того самого момента, когда вспомнила свое прошлое, думая, что с близкими мне людьми все хорошо, жестоко ошибалась? Что, если встреча с Бессмертными уже состоялась, и Лугару уничтожены вместе с семьей Дэниэла? Что, если это так?
  При всем моем нежелании и отрицании воспринимать это предположение всерьез, оно могло оказаться правдой. Той правдой, в который все мертвы - Дэниэл, Мэри, Виктор, Элизабет, Эрик, Алекс, Доминик и Саймон... И во всем мире осталась только я.
  Было бы здорово, если бы все были живы, если все у всех было хорошо. Если бы только этот затянувшийся для всех кошмар ожиданий прекратился...
  Все же, если встреча с Бессмертными еще не состоялась, готовятся ли к ней Эрик? И помогают ли им Дэниэл со своей семьей? По крайней мере, Дэниэл давал мне обещание, что поможет Лугару, даже если я не доживу до момента их встречи с Бессмертными.
  У меня появился еще один повод как можно скорее найти семью Брук. Если же встреча двух врагов еще не состоялась, у меня будет возможность помочь Лугару.
  Правда, я не уверена, что Эрик придерживает общение с семьей моих вампиров. Он терпел их лишь потому, что мне нужна была его помощь, а я была непрерывно связана с Дэниэлом.
  Как же все запутанно и сложно. Интересно, в мире вообще есть что-нибудь простое и совершенно обычное?
  Для меня же мир стал еще опаснее. Теперь, когда я знаю, что оборотни в действительности существуют и даже пытались напасть на меня, мне стоит вести себя вдвойне осторожнее.
  Я уверена, что те, кто напал на меня этой ночью, не единственные. С каждым днем их будет становиться больше, и мир от этого не станет проще и безопаснее.
  Теперь, прежде чем что-нибудь сделать, нужно тщательно обдумать каждую деталь, убедиться, что это не привлечет лишнего внимания.
  Наступило утро следующего дня. Я скиталась по лесу, с крайней осторожностью исследуя окрестности. Я боялась, что оборотни вновь могут напасть на меня. И я не удивлюсь, если это случиться при свете дня.
  Но у меня не получиться вечно прятаться и скрываться. Рано или поздно эти существа нападут снова, и я должна быть готова к этому. А для этого мне нужны силы, которые может дать только человеческая кровь.
  К счастью, сейчас я не была голодна. Но это ощущение сытости пройдет через пару дней. И тогда на меня вновь обрушится дикая жажда, что еще сильнее усложнит мою ситуацию. К сожалению, мне придется оставаться ближе к городу, чтобы в любой момент я могла утолить жажду и быть сильной на случай, если встречу оборотней.
  По истечении двух дней я убила несколько людей. Как я и хотела, я пряталась в лесу недалеко от города Эдмонтон. Сейчас для меня было не столь плачевным то, что я чувствовала угрызение совести за свои убийства, а то, что в любой момент могло случиться нападение оборотней.
  Эти два дня я была одержима этими страшными существами.
  Любой шорох я воспринимала с крайней вспыльчивостью. Моя реакция обострилась до предела. Я одичала.
  Очередной день не принес мне ничего нового, что одновременно радовало и огорчало.
  Я сидела на ветке высокой ели, болтая ногами в воздухе, и смотрела на восходящее солнце, светящее прямо в глаза. Казалось бы, все вокруг было спокойно - погода оставляла желать лучшего, издалека надвигались серые тучи, но они не препятствовали восходящим солнечным лучам, щедро дарящим приятное тепло всему миру. Лес оживал на моих глазах, пробуждались зверьки, жучки начинали копошиться на земле и на листве. Легкий ветер колыхал сочную траву, кроны деревьев приобретали насыщенный зеленый оттенок.
  К большому разочарованию, вскоре тучи затянули багровое небо, скрыв за плотной серой пеленой солнце.
  Я уловила странные шорохи. Но это не удивило меня - лес переполнен разными звуками, и очень глупо слишком пылко реагировать на каждый из них.
  Но могу поклясться чем угодно, что это шорохи показались мне действительно странными!
  Настороженность вырвалась на первое место.
  Для начала я осмотрела ближайшую территорию, продолжая сидеть на ветке почти у самой макушки дерева. Оглядев каждый листик, каждую букашку я вздохнула с некоторым облегчением.
  Похоже, что воображение сыграло со мной злую шутку.
  Только последние подозрения выветрились из мыслей, как я вновь услышала те же странные шорохи.
  Теперь я не сомневалась, что поблизости кто-то есть.
  Я сделала слабый толчок вперед и полетела вниз. Мягко приземлившись на землю, я нахмурилась, прислушиваясь к окружающим звукам.
  Для полной достоверности того, что за мной снова кто-то следит, я сделала вдох.
  В прозрачном воздухе среди насыщенных лесных ароматов я смогла уловить совершенно иной запах, такой непохожий на остальные. Он был приятным, таким утонченным и сладким, что чем-то напоминал человеческий, только этот аромат не вызывал у меня жажды.
  Так же следом за этим ароматом тянулось несколько других, похожих друг на друга, и в то же время так легко отличаемых.
  Я напряглась. Это точно не оборотни. Но и не люди.
  "Вампиры" подумала я про себя.
  Мое предположение вполне могло оказаться правдой. Ведь семья Дэниэла и я - не единственные вампиры на планете. Нас множество. И за все время, начиная с того момента, как пробудилась в новой ипостаси, я ни разу не встречала себе подобных.
  Должна ли я опасаться, что вампиры, которые находятся поблизости, причинят мне вред?
  Конечно же, инстинкт самосохранения говорил мне, чтобы я была предельно осторожна в любом случае.
  На северо-востоке, примерно в ста шестидесяти семи ярдах послышались новые звуки. Моя голова резко повернулась в ту сторону, но я ничего не увидела.
  Похоже, кто-то решил поиграть со мной в прятки. Это очень плохая идея.
  Я с крайней осторожностью бесшумно прошла вперед, осматриваясь по сторонам.
  Вдруг, я смогла уловить чье-то легкое дыхание - такое воздушное и быстрое.
  Что-то щелкнуло во мне, и я понеслась вперед. Я не могла остановиться, тело само передвигалось с невероятной быстротой, скользя по кромке леса.
  И вот тогда я смогла отчетливее слышать своих преследователей.
  Их было несколько. А если точнее, то трое - два парня и одна девушка. К сожалению, я не смогла разглядеть их лиц. Они бежали за мной, оставаясь при этом на безопасном расстоянии, будто не хотели причинить мне вред.
  Я не ошибалась. Меня преследовали вампиры. Только я не могла понять, почему они делают это? Что им понадобилось от меня?
  В любом случае, я не собиралась останавливаться, даже если эти вампиры безвредны.
  Неожиданно один из троицы появился на моем пути, что заставило меня остановиться. Я внимательно всматривалась в лицо парня. Он был высокого роста, худощавого телосложения, с тонкими чертами лица, напряженными скулами, настороженными темно-карими глазами и темно-бардовыми, слегка взъерошенными волосами.
  Боковым зрением я заметила, что с двух сторон тоже стоят. Справа - девушка. Слева - еще один парень.
  Я оценивающе прошлась подозрительным взглядом по всем и нахмурилась.
  Чего же они ждут? Почему не нападают? Мысленно я готовилась принять удар и защищаться.
  На несколько секунд в воздухе повисла напряженная тишина. Никто не шевелился.
  И вот когда парень, стоящий передо мной, собирался сделать шаг вперед, я резко обернулась и побежала назад. Что-то не очень верилось, что эти вампиры не желают причинить мне вред. Осторожность - превыше всего.
  И троица вновь последовала следом.
  Что же, они собираются и дальше гоняться за мной?
  Вампиры оказались настойчивыми, упрямо преследуя меня. Больше не желая убегать от них, я остановилась и приготовилась защищаться, приняв оборонительную позу.
  Первый, кто попался мне на глаза, оказался парень с темно-бардовыми волосами. Незамедлительно и не раздумывая, я зашипела и набросилась на него. От неожиданности он не успел защититься, и я повалила его на землю. Обнажив клыки, я с яростью смотрела на его каменное мертвенно-бледное лицо в ожидании ответной реакции.
  Парень схватил меня за запястья, пытаясь сопротивляться, но я оказалась сильнее его, что несколько удивило меня.
  Вдруг, что-то молниеносное столкнуло меня и прижало к дереву. Другой парень - тоже высокий, светловолосый, мужественными чертами лица, широкими скулами и с пронзительным взглядом серо-голубых глаз. Его сильные руки скрутили мои, но каким-то образом мне удалось выкрутиться из его железной хватки и оттолкнуть от себя.
  Как только я собиралась бежать, то на своем пути увидела девушку из их троицы.
  На вид она выглядела довольно хрупкой. Миловидная девушка небольшого роста, с пышными светлыми волосами, высоким лбом, широко поставленными прозрачно-зелеными глазами, в которых я не увидела для себя угрозы. Ее пухловатые губы были сомкнуты воедино, превратившись в узкую бледно-розовую линию. Между идеальными бровями пролегла небольшая складочка.
  Я не сводила с ее лица настороженного взгляда, но так же улавливала окружающую обстановку. Два парня встали неподалеку от меня с обеих сторон.
  Я стала продумывать план бегства.
  Но вдруг девушка заговорила.
  - Пожалуйста, не убегай, - раздался ее высокий звенящий голосок.
  Я невольно вздрогнула, но это не повлияло на застывшее напряжение в моем теле.
  - Мы не хотим причинить тебе вреда, - ее голос звучал довольно уверенно.
  "Ну да, конечно" с иронией подумала я про себя, но вслух ничего не сказала.
  Должна ли я верим ее словам? Однозначно - нет.
  Я вновь осмотрелась по сторонам, приблизительно в моей голове созрела череда действий, которая поможет мне сбежать.
  - Прошу, поверь мне, - мне не послышалось, или она произнесла это с мольбой.
  Расширив глаза от удивления, я вновь приковала свой пронзительный взгляд к ее милому и безобидному лицу.
  - Почему я должна верить тебе? - холодно произнесла я. - Почему вы вообще меня преследуете?
  Стоило мне сделать малейшее движение, как два парня с обеих сторон напряглись.
  - Прости нас за это, - произнесла девушка.
  Я метнула на нее острый взгляд.
  - Нам следовало появиться сразу, а не преследовать тебя, - она действительно говорила это с сожалением.
  - Что вам нужно от меня? - с большей холодностью и твердостью спросила я. - Кто вы такие?
  Я заметила, что девушка немного расслабилась. Она расправила плечи и взглянула на своих друзей, которые в то же мгновение оказались рядом с ней. Невольно я пошатнулась назад, не сводя с троицы напряженного взгляда.
  - Меня зовут Ванесса, - представилась она вежливо. - Это Шон, - она кивнула в сторону парня с темно-бардовыми волосами. - А это Сэм, - она быстро взглянула на высокого парня с темно-карими глазами, которые настороженно исследовали мое лицо.
  Я никак не отреагировала на ее слова. Даже не смотря на то, что вампиры вели себя довольно сдержано, я не могла заверить себя в безопасности. Все же будет лучше, если я как можно скорее убегу.
  - Было приятно познакомиться, - фыркнула я, собираясь повернуться.
  - Постой! - вскрикнула девушка.
  Я замерла.
  Мое тело сковало непонятное оцепенение. Почему я не убегаю? Разве мне есть дело до ее слов?
  - Кто вы такие и что вам нужно от меня? - развернувшись к ним лицом, прошипела я, вложив в свой голос как можно больше ярости.
  Мое поведение ничуть не удивило девушку и ее друзей.
  - Мы бы хотели, чтобы ты присоединилась к нам, - прямо заявила хрупкая девушка.
  - Что? - пискнула я, сведя брови вместе.
  - Знаю, звучит довольно странно, - она нервно усмехнулась.
  Я не могла понять, почему она... Ванесса ведет себя подобным образом? Они что, действительно не хотят нападать на меня?
  Это заставило меня удивиться еще сильнее.
  - Зачем я нужна вам? - рыкнула я.
  Девушка сделала быстрый вдох и выдох.
  - Мы собираем вампиров, которых встречаем на своем пути, - стала пояснять она. - Некоторые соглашаются, а некоторые... - Ванесса замолкла, поджав губы. - Наступило неспокойное время для всех, и я думаю, что будет лучше и безопаснее, если ты присоединишься к нам.
  Я с трудом подавила в себе смешок.
  - С чего ты это взяла, что мне нужна чья-то компания? - уголки моих губ дернулись вверх.
  - Прошу, не отказывайся, - уклончиво произнесла она. - Так действительно будет лучше для тебя.
  - Откуда ты знаешь, что будет для меня лучше? - зарычала я.
  Мои манеры оставляли желать лучшего на данный момент.
  - Пойдем с нами, и я все объясню тебе, - с внушающим доверием промолвила девушка.
  На этот раз я не смогла удержать усмешки, которая слетела с моих губ, после чего я поймала на себе хмурые взгляды ее друзей - Сэма и Шона, кажется.
  - Вдруг, вы какие-нибудь психи? - странно, что девушка - Ванесса - не уловила в моих словах чистого сарказма. Зато ее друзья отнеслись к моей фразе с недовольством.
  - Я обещаю, что мы не причиним тебе никакого вреда, - пыталась она заверить меня.
  - Почему я должна верить тебе? - я сузила глаза, пытаясь найти на ее безупречном ангельском лице то, что она блефует.
  - Разве у тебя есть выбор? - вопросом на вопрос отозвалась Ванесса.
  Я промолчала.
  Отчасти она была права. В том, что мне нужна была их помощь, даже не смотря на то, что я всем своим видом пыталась показать свою беспечность и самоуверенность.
  - Конечно, ты можешь уйти, - продолжила она, - но я уверена, что тебе нужна наша помощь. Мир стал небезопасным. Даже для вампиров.
  Мы обменялись понимающими взглядами. В ее прозрачно-зеленых глазах я не увидела ничего, кроме искренности.
  - Клянусь, если ты захочешь уйти, то мы не станем тебя держать, - подытожила девушка.
  Я засомневалась. Куда же пропала моя хваленая и нерушимая независимость?
  Мои глаза переместились на лица ее друзей. Несмотря на сильное напряжение, их глаза тоже не лгали.
  Никто из них не собирался причинить мне вреда.
  - Хорошо, - вылетело у меня прежде, чем я смогла подумать о своем ответе.
  Я заметила, как девушка тут же приободрилась. Ее пухлые губы расплылись в слабой улыбке. Она коротко посмотрела на высокого светловолосого парня - Сэма - и затем вновь взглянула на меня.
  Вероятно, то, что я решила - совершенно безответственно. Верить незнакомцам, тем более вампирам...
  В любом случае я могла убежать в любую секунду, и если же они будут преследовать меня вновь, то придется заставить их уйти.
  - Класс, - непринужденно произнесла я на выдохе. - Куда мне нужно с вами идти?
  - Здесь неподалеку есть дом, - бодро отозвалась Ванесса, вновь улыбнувшись.
  "Логово вампиров... Супер" подумала я.
  - Пойдем, - девушка мотнула головой, как бы зовя к себе.
  Еще раз взглянув на лица двух парней, между которых стояла Ванесса, я сделала неуверенный шаг вперед.
  - Догоняй, - легко сказала девушка, и троица моментально метнулась на запад.
  Ровно секунду я стояла на месте, не двигаясь и обдумывая свои глупые действия.
  Сделав краткий вдох, я поспешила за ними.
  Довольно скоро я нагнала их. Я старалась держаться от них как можно дальше, но при этом не упускать их из виду.
  Мы бежали не больше десяти минут, после чего троица внезапно остановилась. Я последовала их примеру.
  - Мы пришли, - заявила девушка, оборачиваясь и смотря на меня.
  Я напряженно кивнула и взглянула вперед.
  В двухстах ярдах располагался большой, деревянный одноэтажный дом, больше похожий лагерь, огражденный высоким железным забором.
  - Что это за место? - спросила я.
  - Раньше здесь был лагерь, - в ту же секунду ответила Ванесса, подойдя ко мне.
  Инстинктивно я отодвинулась от нее.
  - Что с ним стало? - пробормотала я, вглядываясь в окрестности дома.
  - Не знаю, - я заметила, как девушка пожала плечами. - Когда мы пришли сюда, здесь уже никого не было.
  - Понятно.
  Два парня, сопровождавшие девушку - Сэм и Шон - ушли вперед. Ванесса же шла рядом со мной.
  - Как тебя зовут? - осторожно поинтересовалась она.
  - Мия, - с неохотой ответила я.
  - Приятно познакомиться, Мия, - девушка даже улыбнулась.
  Я с нескрываемым удивлением взглянула на ее, не замедляя шаг. Как она может так вежливо относиться ко мне? Ведь мы совершенно не знакомы. Вдруг, я бы напала на них? Хотя, я была на грани этого.
  Поняв, что дальнейший разговор не заладится, девушка больше не говорила.
  Вскоре мы дошли до дома.
  До меня тут же стали доноситься посторонние звуки. Кто-то смотрел телевизор, кто-то разговаривал, кто-то дергал ногой, кто-то листал книгу, или журнал. Так же в нос ударили приятные запахи, похожие на те, которые исходили от Ванессы, Сэма и Шона.
  - Разве вы не одни? - с сомнением обратилась я к Ванессе.
  - Нет, - улыбнулась она.
  Больше я ничего не сказала.
  Вот, мы остановились у крыльца. Девушка поднялась по ступенькам и распахнула деревянную дверь.
  Она остановилась и повернулась ко мне.
  - Проходи, - сказала она.
  Еще несколько сотых миллисекунд я стояла, а потом направилась вперед.
  Пройдя в дом, я осмотрелась по сторонам.
  Я оказалась в просторной гостевой, стены которой были обиты панелями из темного дерева. Большое помещение было разделено на два сектора. С правой стороны находилась именно гостиная. В центре располагался большой и мягкий диван, черный телевизор, по которому шел какой-то фильм, пара шкафов, набитых различными книгами, низкий столик, заваленный журналами и прочей ерундой, и еще парочка кресел. Пол деревянный. Гостиная зона была придержана тепло-коричневых тонов. Каждый предмет представлял собой особенный запах, совершенно отличающийся от остальных.
  Стоя с растерянным видом, я продолжала оглядывать другую часть большого помещения.
  Левую сторону занимала кухня, которой, судя по всему, проживающие вампиры в этом доме совершенно не пользуются.
  Освещения было сравнительно мало. Всего лишь пара троек небольших окон, занавешенных плотными шторками. И я совсем забыла, что солнце убивает вампиров. Все же хорошо, что это обошло меня стороной.
  Так же я увидела недлинный узкий коридор, с обеих сторон которого было по одной двери.
  - Так, так, так... - раздался протяжный голос парня, который я не слышала прежде.
  Я резко повернула голову в его сторону и безучастно посмотрела на лицо широко улыбающегося юноши крепкого телосложения, острым, чуть вздернутым, носом, на его щеках играли симпатичные ямочки, а в хитрых глазах сверкали озорные огоньки.
  Парень встал с дивана и убрал руки в карманы джинс.
  - У нас пополнение? - с энтузиазмом продолжил парень.
  Ванесса встала рядом со мной, с некоторой усталостью и безнадежностью взглянув на своего знакомого.
  - Ты как всегда вовремя, - она закатила глаза.
  В это время парень подошел к нам, остановившись в паре метров.
  - Мия, познакомься, это Дин. Дин - это Мия, - представила нас Ванесса друг другу.
  Парень заулыбался шире, его большая рука проскользнула по черным волосам и затем вытянулась вперед.
  - Будем знакомы, красавица, - ухмыльнувшись, проговорил Дин.
  Краем глаза я заметила, как Ванесса издала протяжный вдох и фыркнула.
  - Прекращай вести себя, как идиот! - с этими словами девушка изящной походкой прошла в гостиную и осмотрелась. - А где остальные? - обратилась она к парню.
  - Я не слежу за ними, - ответил Дин, не сводя с меня пристального и оценивающего взгляда. - Наверное, снова где-то бродят...
  - В любой момент может выйти солнце... - буркнула Ванесса и подошла к окну, отодвинув рукой плотную шторку.
  Около секунды она стояла там, а затем направилась в нашу сторону.
  - Иди, позови всех, Дин, - сказала ему Ванесса.
  - Ох, - недовольно выдохнул парень и опустил руку. - Она просто обожает командовать... - сказал он это, проходя мимо меня.
  Вскоре Дин скрылся за входной дверью.
  - Не обращай на него внимания, - обратилась ко мне Ванесса. - Располагайся, чувствуй себя как дома!
  - Навряд ли мне удастся сделать это, - пробормотала я, проходя в гостиную.
  Я еще раз осмотрелась и остановила свой взгляд, которая ожидающе смотрела в сторону.
  Вскоре я услышала приближающиеся, очень приглушенные и мягкие шаги нескольких человек... вампиров. А через несколько секунд раздался слабый скрип деревянной двери.
  Друг за другом, несколько вампиров зашло в дом, и все сразу же уставились на меня с удивленными выражениями дивных лиц. Из них я узнала лишь троих - Сэма, Шона и Дина. А с остальными мне только предстояло познакомиться.
  Четверо незнакомцев косились на меня с подозрением. Еще один парень и две девушки. Все они были так же красивы.
  Ванесса ловко обошла их и подошла ко мне, остановившись в полуметре.
  - Мия, познакомься, это Дэвид, - она указала рукой на жгучего шатена среднего роста, - Николь, - затем на девушку с черными волосами, которые при слабом освещении отливались темно-синим цветом, тонким лицом, хмурым взглядом карих глаз, обрамленных густыми ресницами. Не трудно было понять, что она явно недовольна моим присутствием, - и Клэр, - наконец, Ванесса указала на девушку довольно низкого роста, чем компенсировала очаровательная внешность. Милое лицо, пухлые щеки, на которых красовались небольшие ямочки, настороженный взгляд тепло-шоколадных глаз, на высокий лоб скрывала густая челка, копна русых волос падала на плечи легкими волнами.
  Они продолжали смотреть на меня с тем же удивлением. Больше всего меня настораживал взгляд черноволосой девушки - Николь. Уж больно раздраженными казались ее карие глаза, которые не сходили с моего лица.
  - Ребята, это Мия, - продолжила Ванесса, и ее будничный голос отвлек меня от размышлений. - Теперь она с нами.
  На некоторое время повисла тишина, после чего кто-то издал протяжный выдох.
  - Привет, - робко сказала мне девушка с русыми волосами. Она казалась довольно безобидной, как и Ванесса, и мне не хотелось грубить.
  Я кивнула ей в ответ.
  - Что? - раздался писк другой девушки. - Ты серьезно, Ванесса?
  Николь впилась недовольным взглядом на Ванессу, которая стояла рядом со мной.
  - Вполне, - ответила Ванесса.
  - Сколько можно тащить сюда всякий сброд? - Николь вскинула руками и закатила глаза. - Здесь не приют для вампиров-одиночек! Нас и так достаточно.
  - Ты снова за свое... - обреченно пробормотала Ванесса.
  Я продолжала с непониманием наблюдать за их коротким диалогом.
  - Нет! - вскрикнула Николь. - Мне надоело!
  - Послушай, ты сама знаешь, что сейчас небезопасно, - спокойно начала Ванесса.
  - Но почему, черт подери, это должно волновать нас? - вспыльчивая девушка не дала договорить ей. - Может хватит думать о других? Пора подумать о безопасности собственных задниц!
  Кто-то издал подавленный смешок. Дин.
  - Угомонись, Николь, - я удивлялась тому, что Ванесса продолжала проявлять спокойствие.
  На ее месте я бы давно вцепилась в глотку этой Николь и поставила бы ее на месте.
  От нетерпения я сжала кулаки, хмуро взглянув за черноволосую красавицу.
  - И не подумаю! - взорвалась Николь.
  Сказав это с очередной порцией раздражения, она впилась в меня ненавистным взглядом. С таким же неодобрением я взглянула в ответ. После этого девушка сорвалась с места и скрылась за стеной, после чего раздался громкий стук двери.
  - Добро пожаловать в нашу веселую компанию! - напряженную тишину разрушила усмешка крепыша Дина.
  Я почувствовала на себе взгляд Ванессы и повернула голову в ее сторону.
  - Извини за это, - виновато проговорила она. - Николь всегда такая... вспыльчивая. Так что не обращай внимание.
  Ничего не ответив, я просто пожала плечами.
  Мой взгляд снова переметнулся на нескольких вампиров, которые наблюдали за каждым моим движением. Они, так же, как и я, были насторожены.
  Жгучий шатен переступил с ноги на ногу и нахмурился.
  - Ванесса, - сказал он, - когда мы пойдем на охоту? Мы голодны.
  - Немного терпения, Дэвид, - ответила она и кратко посмотрела на меня. - Пусть Мия осмотрится и привыкнет к новой обстановке. Вечером мы соберемся и решим все проблемы.
  - Хорошо, - парень напряженно кивнул.
  Его глаза проскользнули по мне, а затем он так же скрылся за стеной, аккуратно закрыв за собой дверь.
  - Сэм, Шон, - обратилась Ванесса, - нужно осмотреть периметр, пока не появилось солнце.
  Оба резко кивнули.
  - Мы ненадолго отлучимся, хорошо? - сказала мне Ванесса более мягким голосом.
  Снова ничего не ответив, я кивнула.
  Ванесса подошла к Сэму и Шону, но ненадолго остановилась у девушки с русыми волосами, которая скромно стояла в стороне.
  - Успокой Николь, пока нас не будет, - шепнула Ванесса ей на ухо.
  - Ладно, - выдохнула Клэр.
  Перед тем, как уйти, я поймала на себе еще один взгляд Ванессы. Потом троица скрылась за входными дверями и поспешила отдалиться за пределы дома.
  Стало как-то пусто. В просторной гостиной остались только я, улыбающийся Дин и еще одна вампирша, которая не решалась взглянуть на меня. Ее глаза были прикованы к деревянному полу, тонкие руки скрещены на груди. А вот я рассматривала ее с нескрываемым любопытством.
  - Откуда ты, красавица? - похоже, этот вопрос был адресован мне.
  - Из Портленда, штат Мэн, - на автомате ответила я, не глядя на парня.
  - Как же тебя занесло сюда? - удивленно поинтересовался Дин.
  Его вопрос заставил меня вспомнить все, что происходило на протяжении последних дней.
  - Не знаю, - сказала я на выдохе.
  Маловероятно, что кому-то захочется услышать мою невероятно длинную историю.
  По крайней мере, я все равно не собиралась оставаться здесь надолго.
  
  Глава шестая
  Доверие
  
  На некоторое время в доме повисла тишина, не считая чье-то тихого шипения и резкого дыхания.
  Высокий крепкий парень - Дин - с той же лукавой улыбкой смотрел на меня, что начинало немного раздражать меня.
  Девушка с тепло-шоколадными глазами, милым лицом и густыми русыми волосами по-прежнему не смотрела на меня.
  Прошло несколько минут, и за эти сто двадцать секунд, которые специально тянулись, никто из нас не шевельнулся.
  Я в свое время с осторожностью поглядывала на Дина и Клэр, готовясь в любую секунду защищать себя. Ведь я совсем их не знаю... я никого не знаю, даже не смотря на то, что ко мне отнеслись достаточно... спокойно. Я не могу доверять им.
  Напряжение нарастало. По крайней мере, скованность все больше поглощало мое тело.
  Парень издал протяжный выдох.
  - Эх, ладно, - Дин почесал рукой затылок и направился вперед.
  Я застыла. С каждым его шагом мое тело напрягалось еще сильнее, превращаясь в пружину.
  Но парень, не обращая на меня внимания, спокойно прошел к дивану и сел на него, взяв в руку пульт, он стал листать каналы.
  Так же я заметила, как девушка, притаившаяся в стороне, немного расслабилась. К сожалению, я не могла сказать такого о себе.
  Я с предельной внимательностью следила за каждым их движением, вдохом, взглядом. Было немного странно и ново находиться в окружении вампиров, которых я впервые вижу, и понимать, что они относятся ко мне с нерушимым спокойствием. Кроме... той девушки, с черными короткими волосами, которая повела себя вспыльчиво. Я не могу осуждать ее действий. Вероятно, я сама бы так повела себя, увидев совершенно незнакомого человека... вампира.
  Почему я не ушла от них сразу, как только встретила? Не знаю. Инстинкт самосохранения подсказывал мне, что я должна опасаться их. Но часть меня говорила, что с ними будет безопаснее. Вдруг, если на меня снова нападут оборотни, я уже не буду одна. Тем более они могут помочь мне с поисками семьи Дэниэла.
  Боже... о чем я думаю? Нет. Надо бежать. Сейчас же! В этом мире никому нельзя доверять!
  Я могу верить лишь нескольким людям. Могу чувствовать себя с ними в полнейшей безопасности.
  Меня терзали сомнения.
  От размышлений меня отвлекли легкие тихие шаги. Девушка - Клэр - украдкой взглянула на меня и тут же отвела взгляд в сторону, поджав губы и скрывшись за деревянной стеной. Затем раздался слабоватый скрип двери.
  - Боишься? - неожиданно раздался слегка насмешливый голос Дина, который сидел на диване, не отрывая взгляда с экрана телевизора.
  Поначалу я не поняла, что он имел в виду.
  - Куда отправилась... Ванесса? - я сделала вид, будто не слышала его вопроса.
  - Проверять окрестности, - потянул парень, раскинув руки на спинке дивана.
  - Зачем?
  - Поблизости могут быть другие вампиры, или... - он не договорил.
  - Или? - я сузила глаза.
  Вместо ответа Дин лишь усмехнулся, и на его щеке появилась ямочка.
  Вероятно, он подумал об оборотнях.
  - Она мне не нравится, - послышалось чье-то тихое шипение.
  Мы в раз повернули головы в сторону узкого коридора.
  - Успокойся, Николь, - раздался более тихий и спокойный нежный голосок другой девушки. Вероятно, это говорила Клэр.
  - Почему мы должны принимать ее?!
  - Ты сама знаешь, что сейчас опасно быть одиночкой...
  - И какое должно быть нам до этого дело? - Николь не дала договорить другой девушке. - Мы должны волноваться о своих шкурах!
  - Ванессе виднее, - тихо пробормотала Клэр.
  - Ванессе виднее... - с сарказмом повторила Николь.
  - Послушай, мы должны быть благодарны ей за то, что она помогает нам, - более уверенно заговорила Клэр. Ее голос зазвучал тверже. - Этой девушке... Мие тоже нужна наша помощь.
  - Я сомневаюсь в этом, - недовольно фыркнула Николь. - Что-то она не похожа на испуганную недотрогу...
  Я сжала кулаки и издала резкий выдох.
  Со стороны послышался подавленный смешок.
  - Не обращай внимания на Николь, - сказал мне Дин. - Она любит потрепать своим острым язычком!
  Я вновь прислушалась к разговору девушек. Меня начинала переполнять неприязнь к этой Николь. Я никому не позволю так относиться ко мне. Если ей что-то не нравится, то пусть скажет мне это в лицо, и мы сможем разобраться - один на один.
  Я была несколько удивлена своей реакцией. Маловероятно, что будь я человеком, то смогла бы так думать.
  Да... обращение в вампира кардинально поменяла мой характер.
  - Вдруг, она какая-нибудь психованная вампирша, и лишь претворяется такой тихушей? - до меня снова стали доходить слова Николь, которые были пропитаны ее ядом.
  Я сильнее сжала кулаки и поджала губы.
  - Хах, - усмехнулся Дин.
  Я резко переметнула на него сердитый взгляд.
  - Уверен, что сейчас ты мечтаешь вцепиться ей в глотку, - с воодушевлением произнес парень, все так же пристально глядя на телевизор.
  Он был прав. Мне казалось, что если еще хоть одно слово слетит с ее губ против меня, я взорвусь.
  - Привыкай, красавица, - продолжил Дин.
  "И не подумаю" подумала я про себя.
  Послышался дотошный скрип открывающейся двери, и из-за стены плавной походкой кошки выплыла миниатюрная брюнетка, сверкая недовольными карими глазами.
  Она, не отрываясь, смотрела на меня и продолжала плавно приближаться ко мне.
  Я вложила в свой ответный взгляд столько же недовольства и раздражения.
  Николь проскользнула мимо Дина, который, наконец, оторвал свой взгляд от экрана телевизора и посмотрел на девушку. Она с нескрываемой злостью и некоторой обидой прошла мимо меня, специально задев своим плечом мое. Я устояла на месте, не смотря на то, что она приложила усилия к своим действиям.
  Она думает, что я не смогу ничего ей сделать в ответ? Черта с два!
  Ее карие глаза больше не впивались в мои. Она усмехнулась, что-то взяла в руки и поспешила обратно, так же задев меня своим плечом. Легкой и изящной походкой кошки Николь вскоре скрылась за углом, громко хлопнув дверью.
  Я поджала губы и немного приподняла брови.
  - Женщина-огонь, не так ли? - довольно ухмыльнулся Дин.
  Я сделала вид, будто не слышала его слов.
  До меня больше не доносились голоса Николь и Клэр. Я стояла у окна, наблюдая за тем, что происходило снаружи. Грозовые тучи затянули небо, похоже, что сегодня солнце уже не подарить миру свое щедрое тепло. Слабый ветерок шелестел листьями, создавая легкие воздушные шорохи.
  Прошло около часа. Я все так же пристально смотрела в небольшое окно, за это время не сделав ни малейших движений. Мне было удобно находиться в совершенно обездвиженном положении - так даже было легче.
  Вот, я стала слышать приближающиеся воздушные шаги, а через несколько секунд открылась входная дверь. Резко развернувшись, я увидела Ванессу, Сэма и Шона, зашедших друг за другом в дом и остановившихся.
  Дин тут же выключил телевизор и встал рядом с ними.
  - Ну как? - с долей напряжения поинтересовался крепкий парень.
  - Все чисто, - спокойным голосом отозвалась Ванесса и посмотрела на меня. - Как дела?
  - Ну... - протянул Дин. - Николь, - с какой-то обреченностью произнес он, и Ванесса понимающе взглянула на него.
  - Понятно, - выдохнула девушка. - Ладно, зови всех сюда. Надо кое-что обсудить.
  Дин, ничего не сказав, просто кивнул и скрылся за углом.
  Ванесса, Сэм и Шон прошли вперед.
  - Ты как? - вопрос был адресован мне.
  - Нормально, - немного резковато отозвалась я, за что почувствовала слабый укол вины.
  - Как-нибудь без этого... - раздался недовольный голос Николь, которая выплыла из-за угла, выдергивая руку из крепкой хватки Дина.
  Следом за ними потянулись Клэр и жгучий шатен, который с таким же подозрением и настороженностью смотрел на меня.
  Все они прошли в гостиную. Николь плюхнулась на диван, сложив ногу на ногу, Дин и Шон присели рядом с ней. Милая девушка - Клэр - прислонилась плечом к восточной стене, Сэм встал напротив меня рядом с Ванессой. Еще один парень - Дэвид - встал у крайнего окна, немного отдернув плотную шторку.
  - И зачем понадобилось нас собирать? - недовольно спросила Николь, глядя на Ванессу. - Мы же не в каком-нибудь реалити-шоу...
  Дин тихо и протяжно захохотал и поймал на себе укоризненный взгляд остроумной брюнетки.
  - Как будто сама не догадываешься, зачем я вас всех позвала, - вздохнула Ванесса, не обращая внимания на иронию Николь. Вероятно, она уже привыкла.
  В доме повисла тишина, которую разрушил немного напряженный голос Ванессы.
  - Мия, - когда она произнесла мое имя, я слабо вздрогнула. Мой взгляд упал на ее спокойное мертвенно-бледное лицо, на которое спадали несколько прядей светлых волос, - я обещала тебе все рассказать, если ты пойдешь с нами.
  Я кивнула.
  - Мне бы хотелось уточнить, хочешь ли ты остаться с нами, или уйти? - осторожно спросила она. - Мы никого здесь не держим.
  - Да, не держим, - со скрытой злобой повторила Николь.
  Ванесса угрюмо взглянула на нее и поджала губы.
  - Как я и говорила, для тебя будет безопаснее, если ты останешься с нами, - продолжила девушка.
  - Почему? - наконец, хоть что-то произнесла я.
  Семь пар глаз вампиров упало на меня. Я ожидала, когда тепло подступит к щекам и зальет их сильным румянцем, но этого не произошло.
  - Существование вампиров и раньше не было безопасным, - начала объяснять Ванесса, - из-за людей, которые сходили с ума по этому поводу. К счастью, сейчас с этим нет проблем. Мы довольно быстро и хорошо научились скрываться в толпе людей, почти ничем не отличаясь от них. Но... - она замолкла на некоторое время, - теперь угроза, которая может исходить от людей, покажется ничтожной, по сравнению с той, что несут другие существа, которые вновь бродят по миру.
  - Оборотни, - наконец, сказала Ванесса.
  Вероятно, я должна быть сейчас удивлена, если бы пару дней назад лично не столкнулась с ними.
  Я сдержано кивнула, ожидая продолжения.
  - Их никто не видел последние сто семьдесят лет, - вновь заговорила она, - кто-то думал, что их истребили, кто-то предполагал, что они ушли глубоко под землю, чтобы залечь на дно. Те времена были очень опасны - для подобных сверхъестественных существ особенно.
  - Сейчас же оборотни пробудились. Причина этому неизвестна. Но ясно одно - они очень разъярены. Их пока что немного, но мы думаем, что это лишь часть тех, кто пробудился, - в голосе Ванессы зародилась тревога. - С каждым днем их становится больше, и наши жизни подвергаются большей опасности. Ты, надеюсь, понимаешь, почему?
  Я вновь кивнула.
  Причина была очевидной - вампиры и оборотни заклятые враги по природе. И если оборотни стали пробуждаться, то, встретив вампира или вампиров, они, конечно же, начнут охотиться на них.
  - Но помимо оборотней существует еще одна опасность, - продолжила Ванесса. Я с ожиданием смотрела на нее. - Вампиры стали нападать на своих.
  Вероятно, и это должно было удивить меня. Но я, почему-то, была убеждена, что так и должно быть. Что вампиры могут нападать на других вампиров, если те представляют собой угрозу. Срабатывает инстинкт самозащиты.
  - Мир сошел с ума, - с сожалением произнесла Ванесса. - И все за какой-то месяц...
  - Оборотни стали пробуждаться месяц назад? - уточнила я.
  - Да, - кивнула она.
  - Хм.
  На несколько секунд воцарилась напряженная тишина.
  - Я уверена, что назревает что-то ужасное, - сказала Ванесса, с непонятной тревогой глядя на меня. - Неспроста все, вдруг, изменилось...
  Ее прозрачно-зеленые глаза потускнели. В них я прочитала отчаяние и безнадежность.
  - Давно вы живете вместе? - спросила я, посмотрев на каждого.
  - Нет, - Ванесса легко качнула головой. - Сначала были только и я Сэм, - она с нескрываемой нежностью посмотрела на высокого блондина, который стоял рядом с ней, и крошечная улыбка появилась на ее лице. - Потом мы нашли Шона. Несколько месяцев мы путешествовали втроем. До тех пор, пока не случилось первое нападение нескольких вампиров, - ее глаза вновь стали стеклянными. - Нам чудом удалось скрыться от них. Их было шестеро, а нас трое.
  - Никогда прежде такого не случалось, - говорила Ванесса. - Мы и раньше встречали вампиров, но они не пытались убить.
  - На нас нападали еще несколько раз, - продолжила она. - И всегда вампиры были не одни. Как минимум - четверо.
  - Около месяца назад мы нашли Дэвида, - Ванесса метнула мимолетный взгляд на жгучего шатена. - Он был совершенно один, очень сильно напуган. Мы предложили ему присоединиться к нам, и он согласился.
  - Мы понимали, что оставаться одним теперь не безопасно, и решили искать вампиров, которые бродили в одиночку.
  - Так, мы нашли Дина.
  - О да, - ухмыльнулся крепкий парень. Я посмотрела на него, - я никогда не забуду нашей первой встречи!
  - Действительно, - Ванесса слабо улыбнулась, - ты был так напуган и растерян тогда.
  - Эй, - довольная ухмылка тут же исчезла с лица Дина, а голос стал напоминать тон обиженного ребенка, - я не был напуган. Просто вы застали меня врасплох...
  Я заметила, как жгучий шатен улыбнулся.
  - Ты чуть не оторвал мне голову тогда, - припомнил Дэвид.
  И вот лицо Дина вновь озарила довольная улыбка.
  - Нас стало пятеро, - снова заговорила Ванесса, когда остальные замолкли. - Но этого все равно было недостаточно, чтобы выдержать очередные нападения.
  - Мы побывали во всей Канаде, - вздохнула она. - После Дина мы нашли Клэр. Тогда ее только-только обратили.
  Ванесса тревожно взглянула на девушку, притаившуюся у восточной стены.
  - Да, - кивнула Клэр. - Мне не было и недели, когда они нашли меня.
  Я понимала ее чувства. Ведь мне самой нет и месяца. Я вспомнила, как Дэниэл рассказывал мне, что новообращенные вампиры боятся более старших, так как они сильнее и опаснее. Возможно, это одна из причин, из-за которых я с такой настороженностью отношусь к Ванессе и остальным? Уверена, что они старше меня.
  - Самой последней к нам присоединились Николь, - подытожила Ванесса. - За неделю к нам присоединилось четверо вампиров. Некоторые из нас до сих пор ведут себя крайне вспыльчиво, - с этими словами она посмотрела на Николь, которая уловила ее намекающий взгляд.
  - И больше мы не встречали одиночек. Еще пару раз нам попадались вампиры, которые не рискнули на нас напасть.
  - К сожалению, это было полбеды. Я и представить не могла, что однажды нам удастся встретить оборотней. Но что самое ужасное - их было несколько. Если бы оборотень был один, мы бы легко справились с ним.
  - Это произошло около десяти дней назад. Мы находились вблизи Калгари, когда встретили этих существ. Тогда Дина и Николь с нами не было, хотя их помощь бы нам не помешала. Честно говоря, я и предположить не могла, что подобное может произойти...
  - Никогда себе не прощу, что пропустил эту встречу! - нахмурился Дин, ударив кулаком по своему колену.
  - Считай, тебе повезло, ковбой, - серьезно сказала Ванесса. - Эти монстры ужасны, беспощадны и отвратительны на запах, - она поморщила нос.
  Я была полностью с ней согласна. Эти существа действительно ужасно воняют. А их кровь... это самое худшее, что я когда-либо пробовала. Даже когда была человеком.
  Значит, я не единственная, кто видел оборотней.
  - Надеюсь, что мне удастся встретиться с ними лично, - с энтузиазмом проговорил Дин. - Не терпится прогрызть им глотку!
  Я слабо усмехнулась, после чего все удивленно уставились на меня.
  - Я сказал что-то смешное? - обратился ко мне Дин.
  - Нет, - я качнула головой. - Но оборотни действительно ужасны.
  - Откуда тебе знать? - усмехнулся он.
  - Пару дней назад я тоже встретила их, - с неохотой призналась я.
  - Ты видела оборотней? - спросила Ванесса, немного округлив глаза.
  - Да, - кивнула я.
  - Но... как ты осталась жива после встречи с ними? - не понимала девушка.
  - Я... просто убежала от них, - я равнодушно пожала плечами.
  - На тебя напал один оборотень? - поинтересовалась Ванесса.
  - Нет, их было пятеро.
  Я поймала тишину, которая повисла в воздухе. Прозрачно-зеленые глаза девушки наполнились нескончаемым удивлением. Я заметила, как остальные уставились на меня с недоверием.
  - И... что... ты от них убежала? - пробормотала Ванесса. - Смогла уйти? От пятерых оборотней?
  - Я растерялась, увидев их, - стала отвечать я. - Поначалу я пыталась уйти от них, но потом стала драться с ними.
  Кто-то издал шумный выдох.
  - Постой, ты хочешь сказать, что вступила в атаку с пятью оборотнями и смогла уйти? - с недоверием задал вопрос Дин.
  - Да, - резко кивнула я.
  - Ух-ты... Ничего себе! - прошелестел он. - А она мне нравится! - вот, на лице Дина снова заиграла улыбка.
  Николь, что рядом с ним, цокнула и закатила глаза.
  - Как тебе удалось это сделать? - изумленно вопросила Ванесса.
  - Я не знаю, - правду сказала я.
  Было кое-что еще, о чем я решила умолчать. Я и так рассказала довольно много о себе посторонним лю... вампирам.
  - Удивительно, - произнесла она, отведя взгляд в сторону. - Я никогда за все свое существование не встречала вампира, который смог бы выстоять в драке против пятерых оборотней...
  - Ну, они не такие уж и сильные, - пробурчала я. - Только от них ужасно воняет...
  - Сколько тебе лет? - прямо спросила Ванесса, снова взглянув на меня.
  Я замешкалась, не до конца восприняв ее вопрос.
  - Ммм... семнадцать, - неуверенно ответила я.
  - Как давно ты стала вампиром? - уточнила она.
  Этот вопрос привел меня в заблуждение. Я и сама толком не знала, когда именно меня обратили. Но не менее трех недель я хожу по этой земле в новой ипостаси. Вероятно, мне нет и месяца.
  - Ну... примерно три недели назад, - с большим сомнением отозвалась я, хмуря брови.
  Прозрачно-зеленые глаза Ванесса округлились. У Дина отвисла челюсть. Остальные были так же удивлены моим ответом.
  - Что? - тупо сказала я.
  - Хочешь сказать, тебе нет и месяца? - промямлила Ванесса. - Ты серьезно?
  - Вполне.
  - Я ничего не понимаю... Я думала, что тебе не меньше ста лет... Да и мало кто может выстоять хотя бы против одного оборотня.
  - Откуда ты знаешь об этом? - кажется, настала моя очередь для вопросов.
  - Меня обратили в вампира еще до того, как исчезли оборотни, - пояснила она. Я удивилась. Выходит, ей не меньше ста семидесяти лет. Класс. - Мне рассказывали, что даже очень старые вампиры стараются не связываться с ними. Тем более в одиночку. Но что говорить о тебе...
  - Она смогла кинуть пятерых оборотней, - удивлено усмехнулся Дин, не сводя с меня глаз, в которых был... восхищение?
  Круто... значит, со мной что-то не так?
  - Было еще кое-что... - не знаю, почему, но меня потянуло на откровенность.
  - Что? - тут же выпалила Ванесса.
  - Когда они... напали на меня, я стала атаковать их, - бормотала я. - И двоих оборотней мне удалось укусить. После чего они тут же упали на землю, и... больше не шевелились.
  - Все верно, - спокойно кивнула девушка. - Укус вампира убивает оборотня медленно и мучительно. Так же произойдет, если оборотень укусит вампира.
  То же самое мне говорил Дэниэл, когда я была человеком. Только вот когда я укусила тех оборотней, их сердца почти тут же перестали биться. Мой яд слишком быстро подействовал на них.
  - Что было потом? - тихо спросила Ванесса.
  - Я убежала, - закончила я. - Еще какое-то время они преследовали меня, но вскоре отстали.
  - Невероятно... - прошелестела она на быстром выдохе.
  Вновь воцарилась тишина, и все погрузились в раздумья. Я думала о том, что все происходит довольно странно. Меня не оставляло в покое удивление Ванессы насчет того, что я в одиночку расправилась с несколькими оборотнями. Я всегда думала, что вампиры сильнее их. Но действительно, странно было то, что мне нет и месяца, а я уже смогла постоять за себя, и даже убить двоих.
  - Почему оборотни пробудились? Почему вампиры теперь нападают друг на друга? - с нерешительностью спросила я.
  - Сложный вопрос, - хмыкнула Ванесса, слегка улыбнувшись. - За этот месяц многое произошло... и, возможно, мир уже никогда не станет прежним.
  - Разве случилось что-то ужасное? - я нахмурилась.
  - Для людей все осталось таким, какое оно было раньше. Но для вампиров все кардинально изменилось. И первым доказательством стало повторное появление оборотней, которых становится больше. Их сила растет.
  - Надвигается что-то ужасное, - с крайней задумчивостью промолвил парень с темно-бардовыми, слегка взъерошенными, волосами.
  - Мы думаем, что это связано с тем, что Бессмертные готовятся к войне, - наконец, Ванесса подошла к кульминации завязавшегося разговора.
  И это должно было меня удивить! Но... я и прежде знала об этом, еще будучи человеком, что Бессмертные решили пойти против Лугару, так как узнали, что они выжили, потому что об этом им сказал Мэйсон.
  Но знали ли об этом Ванесса и ее друзья?
  - Ты, наверное, ничего не знаешь об этом, - с долей вины в голосе проговорила девушка, взглянув на меня.
  - Нет, - я слабо помотала головой. - Я знаю про Бессмертных.
  - Откуда? - в ее прозрачно-зеленых глазах загорелось любопытство.
  - Долгая история...
  - Может, поделишься с нами? - Ванесса невинно улыбнулась.
  - Я вас слишком мало знаю, чтобы делиться подробностями из своей жизни, - пробормотала я.
  Ванесса и Дин в раз усмехнулись.
  - Не стесняйся, красавица, - заговорил Дин, - здесь все свои!
  - Не в этой жизни, приятель, - сказала я.
  Как бы сильно я старалась не замечать недовольных взглядов Николь, которые она то и дело бросала в мою сторону, они все равно прожигал меня насквозь. Мне хотелось в грубой форме сказать ей, чтобы она, наконец, перестала пялиться на меня с таким глупым и угрюмым выражением лица!
  Я вновь сжала кулаки.
  - Значит, ты знаешь о Бессмертных? - поинтересовалась Ванесса.
  - Да, - ответила я кивком.
  - Отлично, тогда, думаю, ты поймешь, о чем пойдет дальнейший разговор, - в полголоса сказала она.
  Некоторое время Ванесса молчала, словно собиралась с мыслями и о чем-то думала. Через тридцать три секунда она вновь заговорила.
  - Как я сказала ранее, мы думаем, что это из-за Бессмертных. У них есть один очень древний и заклятый враг. Лугару, - Ванесса посмотрела на меня. - Тебе что-нибудь известно о них?
  И тогда меня настиг шок. Значит, они все знали? Знали о Лугару? О том, что они до сих пор живы? Но... но от кого они узнали это? Кто им рассказал об этом? Единственные вампиры, которые знали о нынешнем существовании Лугару, была семья Дэниэла. Ну, и я. Неужели, они кому-то рассказали об этом? Но как они могли сделать это? Они же клялись мне, и Эрику, что не выдадут их секрет?
  Я сделала судорожный вздох.
  - Мия? - осторожно позвала меня Ванесса.
  Я подняла на нее глаза, полные удивления и непонимания.
  - Откуда вы знаете о Лугару? - шепотом спросила я.
  Лицо Ванессы изменилось.
  - О чем ты? - ее идеальные брови сошлись вместе на переносице. В прозрачно-зеленых глазах поселилась тревога.
  - Откуда вы знаете о том, что Лугару все еще живы? - с большей твердостью спросила я.
  - Я тебе не говорила о том, что они живы... - глаза Ванессы подозрительно сузились.
  Внезапно я почувствовала, как в самых глубинах души зарождается тихий огонь, который с каждой секундой набирал обороты. Раздражение и непонимание растекалось по застывшим венам, заставляя меня оцепенеть. Я крепко сомкнула челюсти и стиснула зубы.
  Я была права. Они знают о Лугару. Сколько еще вампиров знает о том, что они выжили? Единицы, десятки, или сотни?
  И где сейчас Эрик? Должно быть, они прячутся. Ведь большинство мистических существ уже осведомлены о том, что родоначальники оборотней живы, и их осталось всего пятеро. Уже четверо... Мэйсон перешел на сторону Бессмертных.
  - Уже все сверхъестественные существа всего мира знают, что Лугару живы, - стала говорить Ванесса. - Один из них сдался Бессмертным.
  Мэйсон.
  - Что вы еще знаете об этом? - холодно поинтересовалась я, сквозь плотно сжатые зубы.
  - Откуда ты знаешь о Лугару, и о Бессмертных? - Ванесса сделала вид, будто не слышала моих слов.
  - Я не стану вам говорить об этом, - отрезала я.
  - Не доверяешь?
  Я ничего не ответила. А кто сказал, что я должна им верить? Я знаю их не более двух часов!
  - В любом случае, это не облегчает наше положение, - вздохнула Ванесса и поспешно отвела взгляд в сторону. - Я просто уверена, что оборотни пробудились по зову Лугару, - и вот еще один ее взгляд упал в мою сторону.
  Эта теория могла оказаться правдой. Лугару - родоначальники всех видов оборотней, которые существуют на планете. И они могли заставить оборотней появиться вновь, чтобы помочь в назревающей войне против Бессмертных.
  Как же все запутано...
  - Нам стоит быть крайне осторожными, чтобы не нарваться лишний раз на оборотней, - серьезный голос Ванессы вернул меня в реальность, отогнав размышления.
  - Э-э-э... Ванесса? - с сомнением позвал ее жгучий шатен.
  - Что, Дэвид? - тут же отозвалась девушка, метнув на него сосредоточенный взгляд.
  - А что насчет... охоты, - выговорил он и сглотнул.
  Я увидела, как его глаза загорелись жаждой.
  - Ох... - выдохнула она. - Я совсем забыла про это...
  - Мы не питались около недели, - говорил он напряженным тоном. - Мы очень голодны.
  - Да, - подтверждающе кивнул Дин. - Я бы не отказался убить парочку бездомных... Только ближайший город в шестидесяти милях отсюда.
  - Хорошо, - закивала Ванесса. - Сэм, Шон, Дин и Дэвид - вы идете охотиться первыми. Клэр и Николь, - она посмотрела на девушек, - я иду с вами после них.
  Обе кивнули.
  Затем, Ванесса взглянула на меня.
  - Ты голодна? - спросила она у меня.
  - Нет, - сухо ответила она.
  Пришлось немного приврать. Мое горло не горело адским огнем от дикой жажды, но легкое жжение все же присутствовало. А стоило Ванессе напомнить о голоде, как сухость усилилась.
  Но сейчас было не самое подходящее время для убийств.
  - Тогда, может, мы отправимся прямо сейчас? - раздался приглушенный голос Дэвида.
  - Хорошо, - медленно кивнула Ванесса. - Только будьте осторожнее.
  Дин резко соскочил с дивана и улыбнулся.
  Он одним из первых покинул дом. Казалось, обстановка стала еще напряженнее, когда остались одни девушки. Брюнетка так и не сводила с меня пристального взгляда. Я тоже стала смотреть на нее с той же злобой и раздражением. В итоге, она сдалась первая.
  Хмыкнув, Николь встала с дивана и плавной походкой направилась к узкому коридору.
  Когда я перестала чувствовать на себе ее дотошный взгляд, то мне стало немного легче. Я смогла расслабиться.
  Вскоре, вслед за Николь тенью последовала Клэр, напоследок бросив в мою сторону скромный взгляд.
  В просторной гостевой остались только я и Ванесса.
  - Я знаю, что тебе трудно верить нам, но мы действительно не желаем тебе зла, - с долей мольбы в высоком голосе сказала она мне. - Я хочу, чтобы ты присоединилась к нам, потому что так будет проще. Для всех. Объединившись, мы станем сильнее и сможем обеспечить себе безопасность.
  Я внимательно слушала ее слова. Она ждала моего ответа.
  Даже если я переборю в себе всякое нежелание верить ее словам, я не смогу остаться с ними. Во-первых, во-вторых, и в-третьих - я должна найти Дэниэла и его семью. И мне не важно, будет ли мне угрожать опасность. Если хоть кто-нибудь посмеет встать у меня на пути, то я незамедлительно сверну ему шею, порву в клочья.
  - Я не смогу, извини, - пробормотала я.
  - Почему? - с досадой в голосе поинтересовалась Ванесса.
  - Я... должна найти кое-кого, - уклончиво ответила я.
  - Кого же, если не секрет?
  - Свою семью.
  Наши взгляды сошлись, и в ее прозрачно-зеленых глазах я заметила застывшее сопереживание, сожаление и горесть. Словно она чувствовала то же, что и я. Словно она действительно переживала за меня.
  Это удивило меня.
  - Тогда, мы поможем тебе найти ее, - ее слова повергли меня в шок.
  Ванесса действительно хотела мне помочь? Мне - совершенно незнакомому человеку... вампиру, от которого можно ожидать чего угодно?!
  - Спасибо, но я справлюсь сама, - поспешно отозвалась я.
  - Вместе будет легче, быстрее и безопаснее, - настаивала Ванесса. - Правда.
  - Почему ты так рвешься помочь мне? - не понимала я.
  - Я понимаю тебя, - ее пухловатые губы дрогнули в слабой улыбке. - Поэтому хочу помочь. Знаю, сложно поверить, но я не такая, как остальные вампиры. Даже не знаю, как тебе объяснить это, - она мягко усмехнулась и опустила глаза.
  Не знаю, что заставило меня поверить ее словам, но я словно по щелчку перестала относиться к ней с опаской и настороженностью. Вероятно, причиной этому были ее невероятно честные, добрые, прозрачно-зеленые глаза, в которых были видны все чувства, как на ладони.
  Я почувствовала внутри себя уверенность, что могу доверять этой девушке. Что она не сделает мне ничего плохого.
  - Хорошо. Я останусь. Но вы поможете мне найти мою семью, - вынесла я свое окончательное решение.
  
  Глава седьмая
  Печальное прошлое
  
  - Спасибо, - с некоторым облегчением и искренней благодарностью произнесла Ванесса, и ее губы расплылись в доброй улыбке. - Обещаю, я помогу тебе найти твою семью. Мы все тебе поможем.
  Я недоверчиво хмыкнула. И девушка, будто читая мои мысли, легонько покачала головой.
  - Николь, - произнесла Ванесса, и ее улыбка немного померкла. - На первый взгляд она кажется грубой, но на самом деле она очень хорошая девушка. Судьба обошлась с ней жестоко, как и с каждым из нас, - вдруг ее взгляд стал туманным. В ее прозрачно-зеленых глазах виднелась тревога и печаль.
  Это вызвало во мне любопытство.
  - Похоже, горе тоже не обошло тебя стороной, - пробормотала я.
  - Совершенно верно, - вздохнула она. - Разве могло случиться по-другому? Сомневаюсь, что кто-то желал по собственной воле стать вампиром...
  С этим я была полностью согласна. Ни один нормальный человек не согласится добровольно отказаться от обычной жизни, где нет ничего сверхъестественного и сверх-проблематичного. Я бы все отдала, чтобы снова прогрузиться в житейские хлопоты, где нет вампиров, оборотней и прочих мистических существ.
  - Правда, поначалу я даже была рада, что стала кем-то сильным, быстрым, ловким, тем, кто может постоять за себя, кто ничего не боится,- продолжила Ванесса. - Кроме солнца. К сожалению, оно убивает...
  - А... как ты стала вампиром? - мой вопрос прозвучал очень неуверенно и тихо.
  Какое-то время Ванесса молчала. Казалось, она вообще не слышала моего вопроса. Девушка сделала тихий вдох и подняла голову.
  Медленными шагами она прошла мимо меня и остановилась у окна.
  - На дворе шел тысяча восемьсот тридцать второй год, - начала Ванесса. - Я родилась двадцатого октября в Англии, в главном городе графстве Сомерсет - Бат.
  - Тогда было не самое... лучшее и удачное время для жизни. В те времена была первая реформа избирательного права в Англии. В общем, политика продвигалась. И мир продолжал сходить с ума, - на ее лице вспыхнула сочувственная ухмылка.
  - Моя семья была самой обычной. Мама была искусной швеей, а папа талантливым сапожником. Правда, их способности никто не воспринимал по достоинству. Поэтому на жизнь еле-еле хватало. Но главное, мы были очень дружной и любящей семьей. Я безумно любила своих родителей, не знала людей, которые были способны быть такими же добрыми и бескорыстными.
  - Несмотря на свое довольно бедное положение, я любила жизнь, со всеми ее недостатками и самыми незначительными радостями. Мне нравился тот мир, в котором я жила. Я была благодарна Богу, что он подарил мне жизнь - даже не смотря на то, что она была так уже и хороша.
  - Я росла удивительным ребенком. Я была очень красива для своих немногих лет, хотя себя таковой не считала. Не смотря на то, что у меня было много поклонников, мое юное трепещущее сердце было свободно.
  - Однажды летним вечером я возвращалась домой после службы в местной церкви. Я присутствовала на каждой проповеди вечерами напролет,- заговорила Ванесса с большим энтузиазмом. Она смотрела в окно, но ее взгляд был стеклянным и туманным, будто она заглядывала в свое прошлое. - В то время люди очень трепетно и с уважением относились к Богу и своей религии. И я не была исключением.
  - Я была совершенно другой, когда была человеком, - на ее мертвенно-бледном лице застыла улыбка.
  - Тот вечер навсегда запомнился мне. Тогда же моя тусклая, ничем не примечательная жизнь приобрела другие краски.
  - Я влюбилась.
  - Я уже подходила к своему дому, когда увидела проезжающую карету, которая остановилась рядом со мной. Моему удивлению и восхищению не было предела, когда из нее вышел высокий, статный мужчина, с ровной мелово-бледной кожей, тонкими чертами лица, острыми скулами, прямым носом. А глаза... эти пленительные черные глаза, словно бездонное небо, околдовали меня с первого взгляда, - Ванесса заулыбалась еще шире.
  - Он представился Георгом.
  - Здравствуйте, юная люди, - его голос звучал невероятно мелодично и мягко, словно шелк.
  - Я была настолько очарована его неземной красотой, что потеряла дар речи, - в глазах Ванессы засверкали крапинки, будто рассыпанные бриллианты. - Я не могла дышать, мое сердце отбивало бессвязный ритм, а слова потеряли всякое значение.
  - Вы не подскажите, как проехать к дому мэра Джонсона? - поинтересовался Георг.
  - Ммм... сейчас вам следует проехать вверх по улице... свернуть направо... снова прямо и... налево... - я терялась при его виде. Мои пухлые щеки пылали от смущения.
  - Превелико благодарен за вашу любезность, мисс, - тогда Георг преподнес мою руку к своим губам и поцеловал ее.
  - Я не знала, что может быть прекраснее, чем его прикосновение. Мне казалось, что я растаю прямо у него на глазах.
  - К моему огромному сожалению, Георг быстро уехал. Но перед этим он долго и пронзительно смотрел на меня - до тех самых пор, пока карета не скрылась из моего вида.
  - Он сразу проник в мое сердце, заполонив своим великолепием все пространство.
  - Я была очарована этим прекрасным мужчиной. Я никогда прежде не видела никого более красивее и милее, чем его. Я думала о нем всю ночь. Не могла уснуть, представляя его ангельский лик, его черные бездонные глаза, губы, расплывшиеся в ослепительной улыбке.
  - Но я понимала, что этот мужчина никогда не будет со мной. Моя семья была бедной, а он относился к семье аристократов - это было видно по его вежливым манерам, по его искусной одежде, внешнему виду.
  - Я считала себя безнадежной и совершенно никчемной.
  - Георг так и не выходил у меня из головы.
  - Прошло несколько дней. Я уже не надеялась вновь увидеть его. Но мне повезло, когда, возвращаясь из церкви, я встретила его снова. Тогда я удивилась, что Георг делал совершенно один на пустынной улице.
  - Еще раз здравствуйте, мисс, - галантно поприветствовал он меня, вновь поцеловав мою руку.
  - Я не могла поверить своему счастью. Мне казалось, что все это - самый прекрасный сон на свете, и я боялась проснуться.
  - Что вы делаете в такое позднее время здесь? Совершенно одна? Ваши родители не волнуются, что такое прелестное сокровище могут украсть? - его голос напоминал мне песнь самого ангела.
  - Я терялась и не знала, что мне ответить. А Георг не был ни капли удивлен моим поведением. Будто ему не привыкать вызывать такую реакцию у людей. Но я полностью бы согласилась с тем, что многие восхищались его неземной красотой. Он был совершенен.
  - Вы не станете возражать, если я провожу вас до дома? - предложил он.
  - Нет, - только и вымолвила я.
  - Он галантно подставил мне свой локоть, и мы пошли вниз по улице.
  - Я не могла дышать нормально в его присутствии, мне с трудом удавалось унять волнение, которое окутало меня. А вот Георг был непреклонно непоколебим. Он расспрашивал меня о нашем чудесном городе. Я с огромным трудом могла выдавливать из себя еле внятные ответы.
  - Вскоре мы дошли до моего небольшого дома. Мне не хотелось прощаться с Георгом, и он не спешил уходить, - в голосе Ванессы я уловила печаль. - Мы очень долго стояли и просто разговаривали. Я удивилась, что уже через несколько часов могла с такой легкостью и спокойствием разговаривать с ним.
  - Перед тем, как уйти, он позволил себе поцеловать меня в щеку, - Ванесса смущенно опустила глаза. - Для тех времен это было равносильно тому, что в наши дни парень после первого свидания затащит тебя в постель.
  - Но я была безгранично рада тому, что Георг испытывал ответную симпатию.
  - Наши встречи продолжались. Очень скоро Георг стали тайно встречаться. Это были веселые времена, - Ванесса вновь взглянула в окно и улыбнулась шире. - Я забыла про все проблемы, когда была с этим невероятным мужчиной. Я любила его, хотя у нас была довольно большая разница в возрасте - Георгу было двадцать шесть, а мне всего лишь шестнадцать лет.
  - Тебе шестнадцать? - не поверила я.
  Конечно, она выглядела очень молодо, но я и предположить не могла, что она младше меня.
  - Я была очень юна и неопытна, - кивнула Ванесса. - Возможно, многие бы посчитали мою привязанность к Георгу лишь легким увлечением, но я знала для себя, что больше никого и никогда не захочу видеть рядом с собой так же сильно, как его.
  - Однажды Георг снова провожал меня до дома. Казалось бы, этот вечер не предвещал ничего нового.
  - Мне нужно с тобой очень серьезно поговорить, - сказал он мне.
  - Что тебя беспокоит, любовь моя? - спросила я.
  - Тогда я и представить себе не могла, о чем пойдет наш дальнейший разговор...
  - Я хочу знать, любишь ли ты меня, - Георг мягко сжал мои плечи своими сильными руками и взглянул в мои глаза.
  - Конечно, любимый, - без всяких сомнений ответила я, очарованная его красотой.
  - Любишь ли ты меня настолько, что готова провести со мной всю свою жизнь? - его бархатный голос становился требовательным, но черные глаза по-прежнему выражали нежность и бережность.
  - Хоть всю вечность, - беспечно ответила я и хотела поцеловать Георга.
  - Он не стал сопротивляться, и мы слились в робком поцелуе, - улыбка, которые сияла на лице Ванессы, стала меркнуть.
  - После того, как я отстранилась от Георга, то с ужасом посмотрела на его лицо. Из-под верхней губы мгновенно появились длинные и острые, как лезвие, клыки.
  - Господи... - я вздрогнула и пошатнулась назад.
  - Но Георг не выпустил меня из своих объятий. Наоборот, он лишь крепче схватил меня и резко притянул себе.
  - Я не знаю, что на меня тогда нашло, но я стала кричать.
  - Тшш, любовь моя, - он приложил ледяной палец к моим губам, медленно приблизившись ко мне.
  - А потом я почувствовала резкую боль, - взгляд Ванессы стал пустым, и сквозь него можно было разглядеть сожаление. - Георг вонзил свои клыки в мою шею, закрыв мне рот рукой, чтобы я не кричала.
  - Я чувствовала, как с каждой секундой мое тело слабеет, как все вокруг темнеет. Вскоре я потеряла сознание.
  - А очнулась я в просторной огромной спальне. Все вокруг казались совершенно другим. Я могла видеть абсолютно все, могла слышать все звуки и шорохи. И что было самым ужасным - мое горло пылало адским огнем. Я не знала, что со мной происходит. И я ничего не помнила о своем прошлом.
  - В ту же минуту, как я открыла глаза, в комнату вошел Георг. Он улыбался, приветствую меня. Потом он стал говорить, что я больше не человек. Что он обратил меня в вампира. Поначалу я не понимала, о чем он говорит. Но по истечению нескольких дней я начинала вспоминать, и все встало на свои места.
  - Георг был вампиром. Он скрывал это от меня, а потом обратил в себе подобную.
  - Я не знала, как мне относиться к этому. Но разве у меня был выход? - Ванесса с горечью посмотрела на меня и через секунду снова отвернулась к окну. - Я была лишена своей прошлой жизни, точнее у меня не было возможности вернуться к ней. Георг все решил за меня. Но я безумно любила этого мужчину, поэтому была готова разделить с ним вечность.
  - В тот же день мы с Георгом отправились на мою первую охоту. Тогда я была сильно испугана тем, что мне придется пить человеческую кровь.
  - Нет! Нет, я не стану делать этого! - словно в бреду, твердила я ему.
  - Милая моя, - он взял мое лицо в свои нежные руки и заглянул в мои глаза, - ты должна выпить кровь, иначе тебе будет очень больно. А я не хочу, чтобы ты страдала.
  - Я должна была выпить кровь совсем молодой девушки, которая была не старше меня. Я и понятия не имела, каким образом буду убить ее, но стоило мне почувствовать прекрасный аромат, исходящий от нее, как я обезумила, забыв обо всем на свете. Мне хотелось лишь заполучить этот запах, попробовать его на вкус.
  - Я почувствовала огромное облегчение и удовольствие, когда вонзила свои длинные клыки в шею девушки. Она была под гипнозом Георга, поэтому не кричала. Я с превеликим наслаждением высасывала из нее жизнь, при этом утоляя свой адский голод.
  На какую-то долю секунды Ванессы замолчала.
  - Моя жизнь стала похожа на сказку, - продолжила она после тяжкого вздоха. - Мы с Георгом переехали в другой город, поселились в его огромном роскошном доме. Но всю сладость моей вечной жизни с любимым человеком портила жажда, мучавшая меня постоянно.
  - Я была монстром. Я убивала людей, при этом не чувствуя жалости и вины на свои действия. Постепенно я стала забывать, каково это быть человеком.
  В недолгой воцарившейся тишине я поймала себя на мысли, что стану такой же. Что внутренний монстр может окончательно и бесповоротно обрести власть над моим телом и той частью разума, которая цепляется за последнюю человечность, что осталась во мне, подчинив своей нерушимой воли. И я боюсь, что тогда даже воспоминания о Дэниэле не смогут остановить меня.
  - Проходили года, - от размышлений меня отвлекло продолжение истории Ванессы. - С каждым днем я убеждалась в том, что обратного пути нет. Что впереди меня ждет вечность, бесконечные убийства и реки крови...
  - Однажды мы с Георгом отправились на охоту в ближайшую деревню. Но когда мы стали подбираться к поселению, то не услышали ничего, кроме пустоты. Это насторожило нас. И тогда случилось то, что мы меньше всего ожидали.
  - Неизвестно каким способом и откуда, но люди узнали, что мы вампиры. И они были осведомлены о том, как нас можно было убить. Со мной дела обстояли куда проще. Я была молода, и меня мог убить огонь. Но Георгу было около пятисот лет, и обычные методы ему не грозили. Он не боялся даже солнечного света.
  - Нас окружили все мужчины деревни. Мы стояли в самом центре круга и не знали, куда бежать. Я была растерянна, а Георг держался с достоинством. Мы бы в два счета разделались со всеми людьми, если бы не огонь, которым они вооружились.
  - Людей было слишком много. Вскоре подоспели еще. Я понимала, что нам было не убежать.
  - И тогда Георг сказал мне, что отвлечет их, а я должна убежать как можно дальше. Я не хотела оставлять его, но он был непреклонен в своем решении.
  - Я люблю тебя, Ванесса, - сказал он мне напоследок, а затем ринулся на разъяренную толпу людей. - Никогда не забывай меня.
  - Тогда я видела его в последний раз, - Ванесса сделала резкий вдох. - Я убежала, как и просил Георг. Я летела сквозь леса, стараясь ни о чем не думать. Боль разрывала мое мертвое сердце на мелкие кусочки. Я понимала, что Георг не выжил, и это сильно ранило меня.
  - Я не знала, как мне жить без него. Ведь он - единственная причина, по которой я смирилась со своим бессмертием, с тем, что я стала настоящим монстром.
  - Долгое время я скиталась, питалась первыми попавшимися людьми. Голод терзал меня, мучил, иногда я не питалась целыми неделями, что сильно усугубляло мое положение. Честно говоря, мне совершенно не хотелось жить.
  - Прошло два с половиной месяца с того злополучного вечера, когда я потеряла Георга. Я пыталась убить себя - вешалась, резала вены, топилась... но ничего из этого не причиняло мне никакого вреда. Я была обречена на вечные муки.
  - Каждый день я вспоминала о Георге и даже не могла оплакивать его. Это было мучительное время.
  - Однажды поздней ночью я впервые решила появиться в многолюдном месте. Человеческий запах был повсюду, и от растерянности я стала убивать всех подряд. Это было самым ужасным, что я когда-либо совершала за все свое существование... - прозрачно-зеленые глаза Ванессы наполнились горестью.
  - Я убила больше ста людей. Последним десяткам я просто сворачивала шеи, потому что их кровь не лезла в меня. Я была сыта как никогда прежде.
  - Через пару дней я стала замечать, что за мной ведется слежка. Поначалу я делала вид, будто не замечаю этого, а потом решила внезапно напасть на своих преследователей. Но они оказались гораздо сильнее меня.
  - Я не понимала, что им нужно от меня, и вместо объяснений они просто потащили меня за собой. Все мои сопротивления оказались совершенно бесполезными. И я не могла не заметить одну довольно странную вещь. У всех четверых преследователей был странный оттенок глаз - цвет индиго. Эти существа не были вампирами, и уж тем более не людьми. Тогда я еще не знала, кто они такие.
  - Но что было самым удивительным - у тех, кто пришел за мной, могли появляться большие крылья. Как у ангелов. Только черные, как бездна. И, словно в параллельной реальности, они полетели в неизвестном направлении, но не отпускали меня. Одновременно я испытала страх перед неизвестностью, и ощущение полета, которое заворожило меня.
  - Проделав огромный путь, мы перелетели густую стену серого тумана, после чего вдали стал виднеться огромный замок, окруженный темными водами и скалами. Мы стремительно неслись туда.
  - Тогда я и представить не могла, с какими существами мне предстоит иметь дело, - Ванесса напряглась и сжала кулаки.
  - Они сразу же повели меня к их главарю.
  - Замок был роскошен, и казался еще огромнее изнутри. Каменные ровные стены, высоченные потолки, мраморный пол, позолоченные лестницы, круто ведущие все выше и выше. Я никогда прежде не видела ничего подобного.
  - Вот, четверо высоких парней, что преследовали меня, привели к их главарю.
  - Я была очень растеряна, когда передо мной распахнулись пятиметровые тяжелые двери из темно-красного дерева, и я увидела огромный зал, вдали которого стоял большой роскошный трон из чистого золота, обитый бархатом и шелком.
  - На нем, словно королевская статуя, сидел красивый мужчина со светлыми длинными волосами, величественными чертами утонченного лица, узкими губами, высоким лбом и гордым взглядом сливовых, смешанных с темным индиго, глаз. Этот мужчина был прекраснее Георга, который был для меня красивее всех на всей планете.
  - Он вел себя как истинный король. Его походка, его жесты, его взгляды поражали и околдовывали.
  - Но когда светловолосый мужчина стал подходить ко мне, я стала вырваться из нерушимой хватки его прислужников.
  - Здравствуй, дитя мое, - сказал он, словно пропел. Невозможно описать, с какой гармонией и неестественностью звучал его голос, от которого бросало в дрожь.
  - Вблизи сливовые, смешанные с темным индиго, глаза казались еще удивительнее, не смотря на то, что выглядели немного устрашающе. Так же я не могла не заметить, что у всех, кто присутствовал в том зале, был почти такой же оттенок глаз, только немного светлее и яснее.
  - Он плавной, тягучей походкой приближался ко мне. Каждый его шаг переливался в другой, и это создавало видение, будто он не идет, а плывет, летит по гладкому мраморному полу.
  - Я Самуэль, - представился он и протянул мне руку.
  - Тогда я не знала, как реагировать на все происходящее, но попав в плен загадочных и удивительных глаз, я, словно во сне, протянула ему руку в ответ. Его кожа была тонкой, как лист папируса, и бледной, как снег, но в то же время приятной и мягкой на ощупь. Тогда я заметила в себе желание прикоснуться к его лицу, чтобы убедиться, что там кожа такая же гладкая и хрупкая.
  - Тогда я и узнала, что они - Бессмертные.
  - Погоди, - неожиданно прервала я ее.
  Ванесса уставилась на меня.
  - Ты была у Бессмертных? - в полном изумлении спросила я.
  - Да, - она вяло кивнула. - Тогда я еще ничего не знала о них.
  - В общем, в тот же вечер Самуэль коротко объяснил мне, кто они такие, и что представляют из себя, - продолжила Ванесса. - Какая же я была идиотка, что повелась на его слова...
  - Я так и не поняла, в чем была суть моего пребывания в том замке, и зачем я понадобилась Бессмертным. Все для меня было неожиданным и странным.
  - Самуэль вел себя очень деликатно и вежливо, как истинный аристократ. Его манеры вызывали во мне чувство восхищения. И я невольно вспоминала о Георге, который продолжал жить в моем ледяном сердце.
  - Самуэль предложил мне остаться с ними, и я согласилась от безысходности. Мне все равно было некуда идти.
  - Одна из его прислужник - некая Нинель - проводила меня в мои покои. Я сразу заметила, с какой неприязнью и небрежностью она относится ко мне.
  - Когда я увидела свою комнату, то чуть не упала. Она была еще роскошнее и почти в два раза больше, чем та, что была в доме Георга. Высокие выбеленные потолки, большая хрустальная люстра, ровные стены кремового цвета, белый ковер, расстелившийся на гладком полу. В просторной комнате было лишь одно длинное окно, зашторенное занавесом плотной ткани. Так же у восточной стены покоев стояла огромная кровать с покрывалом гридеперлевого цвета, двумя подушками, высокими стойками, с которых свисала по обеим сторонам полупрозрачная нежно-лавандовая ткань. Противоположную стену занимал длинный шкаф, круглое зеркало с позолоченной рамой, аккуратный столик и мягкий пуфик.
  - Это твоя комната, - сказала мне Нинель высоким противным голосом.
  - У нее была стройная фигура, высокий рост, прямая осанка, острый подбородок, глаза цвета индиго, черные, как смоль, длинные волосы, обрамляющее бледное узкое лицо.
  - Она прошла вперед и положила на кровать платье, которое было у нее в руках.
  - Через час Самуэль будет ждать тебя внизу, - бросила она мне и выскользнула из просторной комнаты.
  - Оставшись одной, я по-прежнему не могла отойти от шока. Еще раз оглядев свои покои, я подошла к окну и немного приоткрыла штору. За окном простирался непроглядный мрак - то же самое творилось у меня в душе.
  - Как мне и сказала Нинель, через час я была одета в изумрудное пышное платье с множеством отделок, юбкой на кринолине и широкими короткими рукавами. Наряд превосходно смотрелся на меня. Я уже и забыла, как носила шикарные платья, когда жила с Георгом, - Ванесса резко улыбнулась.
  - Спускаясь вниз, я осматривала замок, который продолжал удивлять меня своей великолепностью и огромностью.
  - Весь второй этаж занимал огромный зал в византийском стиле. Туда мне и надо было.
  - Меня уже ждали. За длинным столом с изогнутыми ножками сидели несколько людей, больше напоминающих королевскую свиту. Так же там присутствовал Самуэль. Он был искренне рад видеть меня, - Ванесса поджала губы и слабо выдохнула.
  - Самуэль официально представил Бессмертных. Он сказал, что они самая уникальная и могущественная раса на земле. Они сильнее людей, вампиров, оборотней, всех... Так же они бессмертны.
  - И тогда он предложил мне присоединиться к ним, или умереть. Не знаю, чего я тогда испугалась, почему не выбрала второй вариант, ведь я так хотела умереть, так как существование без Георга не имело никакого смысла. И я согласилась, - наконец, Ванесса отвела взгляд от окна и посмотрела на меня.
  Я застыла в немом изумлении.
  - Ты... ты была одной из них? - скверно и даже с некоторым сочувствием спросила я.
  - Да, - кивнула Ванесса. - Некоторое время, - она задумчиво опустила глаза и сомкнула губы. - Мне казалось, что у меня еще есть шанс. Что я смогу искупить свои грехи, что Самуэль поможет мне встать на правильный путь, но... я глубоко заблуждалась.
  - Если бы я только знала, кто Бессмертные на самом деле, я бы, не раздумывая, выбрала смерть.
  - Но я сделала свой выбор, и обратного пути назад уже не было. Самуэль одобрил мое решение. Он сказал, что с ними я буду в полной безопасности, что я стану такой же могущественной, как и все они.
  - Я была ослеплена той мыслью, что Бессмертные могли помочь мне.
  - Шло время. Я стала одной из них. Конечно, между мной и ими была огромная разница. Я была вампиром, а они... они были могущественными и сильными по крови. И все это началось еще за сотни тысяч лет назад, еще до того, как появились люди. Между Бессмертными и Лугару шла война. Правда, это уже другая история, - Ванесса нервно усмехнулась.
  - Поначалу мне было сложно адаптироваться среди совершенно чужих людей, но я привыкала к этому. Я была кем-то вроде белой вороны среди совершенных существ.
  - Я считала их вершиной эволюции, идеальной расой. И они вели себя со мной довольно дружелюбно.
  - Особенно Самуэль.
  - Он относился ко мне, как к собственной дочери. И Самуэль стал для меня отцом. Я могла доверять ему все свои тайны, все переживания. Хотя, он понимал меня без слов. Ему достаточно было прочитать мои мысли, и все становилось ясно. Он постоянно поддерживал меня, подсказывал правильное решение. Да и мне было гораздо проще с ним. Вероятно, он был единственным, с кем я могла поговорить без ссор.
  - О, Нинель - она ненавидела меня. У нее было много причин для этого. Первой и самой главной - она жутко ревновала меня к Самуэлю, - на лице Ванессы расплылась довольная ухмылка. - И я постоянно поддразнивала ее по этому поводу. К огромному сожалению Нинель, Самуэль не испытывал к ней таких же теплых и нежных чувств. Она тоже стала для него кем-то вроде дочери. Он любил ее, но как члена семьи. Большой семьи.
  - Я не могу сказать, что чувствовала себя отвратительно, присоединившись к ним. Правда, так было только вначале, - последовал тяжелый и громкий выдох.
  - Первые дни я осматривалась на "новом месте". Потом, Самуэль стал пудрить мне мозги тем, что они вершат добрые дела, что они за правосудие и за справедливость. Ну, знаешь, типа мир во всем мире, - Ванесса беспечно закатила глаза и продолжила. - А я, глупая, верила его каждому слову!
  - В общем, я стала кем-то вроде его "ручной" игрушкой. С каждым днем я проводила в окружении его лучших воинов, которые обучали меня боевым приемам, защите, нападению, еще, я постигала магические знания, которые, к сожалению, мне так и не удалось применить в жизни. Я не была одной из них, я была лишь с ними. А это многое меняло.
  - Мое мастерство росло с каждым годом. Я и сама поражалась своим способностям. Мой мозг ухватывал на лету всю информацию.
  - Когда прошло некоторое время, Самуэль решил взять меня на первый бой, который должен был состояться с вампирами, - продолжила Ванесса. Сейчас она говорила с большим оживлением. - Я думала, что мне придется принимать участие в этой стычке, но этого не произошло. Всю "грязную" работу сделал его главный помощник и охранник Иван - довольно жестокий и странный тип. Самуэль позвал меня лишь потому, что хотел, чтобы я видела, как нужно наказывать провинившихся, что их нельзя жалеть.
  - Свой первый урок я освоила очень хорошо.
  - Так же спустя несколько лет мне удалось лично встретиться с оборотнями. И если бы я была одна во время этой встречи, от меня остались бы одни ошметки. Потому что оборотни никогда не бродят поодиночке. Их целые стаи. Самое меньшее - пять или шесть. А это верная смерть для одинокого вампира - наткнуться на разъяренную стаю оборотней.
  - Кстати, после той встречи больше никто не видел оборотней.
  - Прошло около сорока лет.
  - Все это время я была с ними.
  - За эти сорок лет я стала одним из лучших воинов Самуэля.
  - Я стала настоящей машиной для убийств, - губы Ванессы превратились в одну тонкую линию.
  - Для меня были окончательно закрыты понятия о жалости, страхе, боли. Я перестала чувствовать, безвозвратно потеряв ту человеческую частичку, которая таилась во мне.
  - Каждый божий день Самуэль твердил мне, что я самая лучшая, самая сильная, что никогда еще он не встречал подобных вампиров, которые так преданны своему делу. И это было действительно так. Я была единственной вампиршей, которая присоединилась к Бессмертным. И для меня было загадкой, почему Самуэль выбрал именно меня.
  - Но, по правде говоря, меня это не очень сильно волновало.
  - Еще мне доставляло дикое удовольствие действовать на нервы Нинель. Ей приходилось смиренно видеть, с какой добротой и уважением ко мне относится Самуэль.
  - Состав Бессмертных не изменялся на протяжении долгих тысячелетий. Я стала единственным исключением. И мне удалось оправдать ожидания Самуэля. Он был доволен моими успехами. Я с остальными представителями Бессмертных постоянно выбирались на разборки с вампирами.
  - Это стало для меня довольно-таки привычным делом.
  - Но в какой-то момент все резко изменилось. Одно событие понесло за собой целый ряд катастроф.
  - Очередной солнечный день мне пришлось провести в пределах замка. Я была единственной, кому солнечный свет причинял боль. Бессмертным же очень повезло с этим - солнце их не убивает.
  - Но как только дневное светило скрылось за горизонтом, я смогла дать волю своим действиям. Честно говоря, в тот вечер я собиралась отправиться на материк, чтобы поохотиться. Но все мои планы прервало заявление Кайлеба - мы с ним сдружились и хорошо ладили. Он был одним из немногих, кто хорошо относился ко мне. Так как незаметно для глаза Самуэля Бессмертные, своего рода, разделились на две части. Кто "за" меня, и кто "против". Тех, кто недолюбливал меня, возглавляла Нинель. В общем-то, она это все и затеяла, - Ванесса легкомысленно отмахнулась рукой и немного нахмурилась.
  - Так вот, Кайлеб сказал мне, что после очередной вылазки воинов Самуэля, в которой я не смогла принять участие из-за солнечного дня, в замок привели нескольких пленников, которые оказались упрямыми и явно не желали сдаваться.
  - Чисто из любопытства, я решила посмотреть на лица этих несчастных. Да, именно несчастных. Самуэль, рано или поздно, собирался убить их. Взяв их в плен, он решил поиздеваться над ними.
  - Знаешь, именно тогда я и встретила Сэма, - Ванесса тепло улыбнулась.
  - Ты и... Сэм? - пробормотала я. - Вы вместе?
  На мой вопрос Ванесса кивнула.
  - Сперва я не обратила на него внимания, - вновь заговорила она, а я с большим интересом принялась слушать ее. - Признаться, мы даже не поладили сначала. Он стал единственным, кому впервые за долгое время удалось действительно разозлить меня, - последовал подавленный смешок.
  - С той ничем не примечательной встречи и началась наша история, которая продолжается до сих пор.
  Я думала, что это конец рассказа. Но спустя несколько секунд Ванесса снова стала говорить.
  - Этот парень не выходил из моей головы. Его серо-голубые глаза, светлые волосы, мужественное лицо, которое не оставляло меня в покое. Я не могла понять, чем меня так задел пленник Самуэля.
  - Прошла где-то неделя. Я больше не видела Сэма, хотя меня тянуло спуститься в подвал, где держали пленников, чтобы посмотреть на него, успокоить стон своей застывшей души.
  - Так же мне пришлось старательно скрывать свои эмоции и желания, чтобы не выдать себя. Самуэль имел прямой доступ к моим мыслям, поэтому малейшая оплошность с моей стороны, и я была бы окружена подозрениями, которые бы мгновенно подорвали мою репутацию, которой я в свое время очень сильно дорожила.
  - Судьба сама подтолкнула меня к Сэму.
  - Кайлеб передал мне поручение Самуэля, чтобы я спустилась к пленникам и дала им крови.
  - С одной стороны я обрадовалась этому и тут же отправилась к ним.
  - Поначалу я боялась взглянуть в серо-голубые глаза Сэма, я боялась утонуть в них и навсегда затеряться в лабиринте своих запутанных чувств.
  - Но стоило мне увидеть его лицо, глаза, губы, как меня окутал густой туман, и я перестала понимать реальность. Но я знала одно - мне было очень больно смотреть на то, как этот ангел со светлыми спутанными волосами мучатся от дикой жажды.
  - В этот же вечер Сэму удалось вызвать во мне целый ураган эмоций. Достаточно было одного слова, чтобы вывести меня из себя, - Ванесса горько усмехнулась и опустила глаза. - И после того, как он наговорил мне кучу гадостей, я не смогла сказать ему плохого слова в ответ. Я была растеряна и обижена его поведением.
  - Но он заслуживал так относиться ко мне.
  - И тогда я стала искать в себе недостатки. Я вновь стала чувствовать.
  - С каждым днем становилось все труднее скрывать свои мысли от Самуэля, но я из последних сил старалась делать вид "бесчувственной" и бездушной машины.
  - Однажды Самуэль позвал меня к себе, чтобы переговорить один на один. И тогда он сказал мне, что пора ставить точку с пленниками. Эта новость сильно удивила и огорчила меня. Я вдруг испугалась за жизнь Сэма. Но опять же не подала этому вид.
  - Все должно было случиться через пару дней. Я, Иван, Том и Пол - близнецы, одни их охранников Самуэля - должны были прикончить пленных вампиров.
  - Я, правда, пыталась вести себя равнодушно, но все же Кайлеб смог уловить во мне чувство тревоги. Он тоже был очень понимающим и преданным другом. Правда, я не настолько доверяла ему, что могла поделиться своими переживаниями. Мысли о светловолосом парне были единственными принадлежащими мне.
  - С наступлением ночи я дождалась, когда парень, охраняющий пленных вампиров, уйдет. И когда я собиралась спуститься в подвал, то услышала разговор Сэма и еще одного пленного. Они обговаривали план побега.
  - Моей первой мыслью было то, что я должна немедленно рассказать обо всем Самуэлю. Но что-то заставляло меня не делать этого. И я ушла, сохранив молчание.
  - Пленники хотели бежать как раз в тот день, когда мы должны были убить их.
  - О чем я только не думала той ночью. Сотни тысяч мыслей проносились в моей голове, и ни на один я не могла найти ответа.
  - На следующее утро, когда я собиралась пойти к Самуэлю, то услышала их разговор с Нинель.
  - Сколько можно ждать, Самуэль? - с нетерпением спросила Нинель шепотом.
  - Терпение, радость моя, наберись терпения, - с нерушимым спокойствием ответил Самуэль так же тихо.
  - Он огляделся по сторонам. Мне пришлось спрятаться. Убедившись, что поблизости никого нет, он продолжил говорить.
  - Буквально неделю, или две, не больше, - зашептал Самуэль. - Ждать больше не потребуется. Ее сила раскрылась в полную силу.
  - Еще бы... - недовольно фыркнула Нинель. - Проторчать здесь почти пятьдесят лет. Неужели, эта девчонка и в правду думала, что представляет какую-то важность для тебя?
  - И тогда я поняла, что все было ложью. Доброта, доверие, радушие, все слова... совершенно все оказалось чистым враньем, которое Самуэль на протяжении долгих лет навязывал мне, - глаза Ванессы наполнились обидой и разочарованием.
  - Я чувствовала себя опустошенной и разбитой в тот момент. Но самое ужасное мне только предстояло услышать.
  - Ты был прав, - тем же шепотом произнесла Нинель, - она действительно сильна.
  - Ты не представляешь, насколько, - подтвердил Самуэль. - В ней кроется огромный потенциал. Она сильна для обычного вампира.
  - Если бы не мы, она бы так и осталась никчемным и жалким существом, - с самоуверенностью и отвращением сказала Нинель.
  - Ее сила будет для меня хорошей подпиткой, - губы Самуэля расплылись в загадочной улыбке.
  На несколько секунд Ванесса замолчала, а в это время я ускоренно переваривала услышанную информацию.
  - В смысле, твоя сила станет для него подпиткой? - нахмурилась я.
  - Люди едят обычную пищу, чтобы набраться сил и бодрости. Вампирам для этого нужна человеческая кровь. А сила и мощь Бессмертных заключается в том, что они питаются энергией вампиров, - ровным голосом пояснила она. У меня отвисла челюсть. - По идее, это идеальный источник жизненных сил.
  - Какой ужас... - пробурчала я, отводя взгляд в пустоту.
  - А как я была удивлена, поняв это, - задумчиво проговорила Ванесса. - Меня жестоко обманул. И кто? Человек, которому я, бесспорно, доверяла на протяжении нескольких десятков лет?
  - Я во всей красе ощутила вкус предательства и боли, - резко выдохнула она. - Это был, как нож в спину.
  - Они собирались убить меня. Убить... Все доверие, что я выстраивала сорок лет, все рухнуло. Мгновенно. Я не представляла своего будущего, но и настоящее я не собиралась терять.
  - У меня созрел план, который я собиралась осуществить до тех пор, пока не распрощаюсь с жизнью.
  - Так же мне пришлось вести себя с Самуэлем так, будто ничего не произошло. Я была вынуждена вновь скрывать от него свои мысли.
  - Но он все равно начинал что-то подозревать.
  - Наступил тот день, когда мы должны были убить пленных вампиров. Я, Иван, Том и Пол отправились на материк, в самую глушь леса, где и должны были совершить свое "грязное" дело.
  - И именно тогда и должен был вступить в реальность мой план.
  - Я была достаточно сильна для того, чтобы пойти против Ивана, Тома и Пола.
  - Это был самый подходящий момент для моего побега от Самуэля. На какой-то момент я даже перестала думать о Сэме, - холодная улыбка коснулась лица Ванессы.
  - Никто не мог предугадать моих действий. Неожиданность была моим козырем.
  - Для начала я напала на близнецов. Потом приступила к Ивану. Но в одиночку было сражаться довольно сложно. Поэтому я освободила пленных. На какой-то миг я думала, что они уйдут, оставив меня одну. Но светловолосый парень и еще пару вампиров остались, чтобы помочь мне.
  - За какие-то секунды из врагов мы превратились в союзников, - Ванесса слабо ухмыльнулась.
  - Основные удары мне пришлось принять на себя, и атаковала, в основном, тоже я, так как одна знала их больные места.
  - Нам удалось выкроить немного времени, которым мы воспользовались, чтобы сбежать. Когда мы были достаточно далеко от Ивана, то остановились. Тогда я познакомилась с Сэмом.
  - Оказавшись за пределами небольшого королевства Бессмертных, я почувствовала себя необычно - с хорошей стороны. Ощущение свободы и полной вольности действий окружало меня со всех сторон. Я была хозяйкой своей дальнейшей судьбы. Я могла сама решать, что делать дальше.
  - И ты решила пойти с Сэмом, - догадалась я.
  - Совершенно верно, - кивнула Ванесса. - Мы довольно быстро... поладили. Он смог завоевать мое ледяное сердце, впустить туда тепло, любовь и ласку. А я так истосковалась по этому, - в ее глазах снова застыла немая печаль. - Я уже точно для себя знала, что безоговорочно влюбилась в него. И чувства, что я испытываю к нему до сих пор, совершенно не похожи на то, что я чувствовала к Георгу. Сейчас все по-другому - более взросло и серьезнее, что ли, - Ванесса тихо хмыкнула и замолкла.
  Ну да... какая может быть любовь в шестнадцать лет... Шестнадцать лет, которые длятся почти два столетия.
  - Я понимала, что это не конец, - сказала Ванесса. - Самуэль никогда не остается в долгу. Рано или поздно, он обязательно найдет меня и отомстит за то, что я кинула его. Правда, это случится нескоро, так как сейчас у него назревают более важные дела.
  Я поняла о чем она. Лугару. Конечно. Вот уже не одно тысячелетие Бессмертные желают им смерти. И теперь жизни Эрика, Алекса, Доминика и Алекса висят на волоске от смерти.
  - О чем ты думаешь? - тихо спросила меня Ванесса.
  - О твоей истории, - отчасти солгала я.
  - Невероятно, не так ли? - горько усмехнулась она, снова посмотрев в окно.
  - Да уж... Я бы ни за что не подумала, что ты была за одно с Бессмертными.
  - Это было роковой ошибкой, - твердо отрезала она, немного повернув голову в мою сторону. - Я буду до конца своей вечности жалеть о том, что по глупости согласилась тогда присоединиться к ним, вместо того, чтобы умереть.
  - Ты ведь не знала, что все так сложится, - пробормотала я.
  - Верно, - буркнула Ванесса. - Но я должна была умереть. Я не должна сейчас ходить, дышать, видеть и слышать... я уже давно мертва, - она с отчаянием взглянула на меня. - Мы все мертвы. И это неправильно.
  С этим я не могла не согласиться.
  - Единственное, что меня держит в этом мире, только Сэм, - прошептала девушка, прикрыв глаза.
  Я понимала ее. Как никого лучше. Для меня же было единственным смыслом существования - это найти Дэниэла, и больше никогда не расставаться с ним. Что бы ни случилось. Вопреки всему быть только с ним.
  - А ты скучаешь по своей семье? - ее вопрос застал меня врасплох.
  - Да, - прошелестела я. - То есть, это не совсем моя семья. Я считаю их самыми близкими мне людьми, потому что они самые лучше, особенные, добрые и отзывчивые на свете.
  - Они люди?
  - Нет, - я закусила нижнюю губу. - Они вампиры.
  - О.
  Как только Ванесса собиралась что-то сказать, мы в раз услышали, как с протяжным скрипом открывается входная дверь.
  
  Глава восьмая
  Истории
  
  - А вот и мы! - помахал нам Дин своей большой рукой, как только вошел в дом.
  Следом за ним бесшумно прошли Дэвид, Сэм и Шон. Четверо парней, совершенно разных внешне, стали в ряд.
  Краем глаза я заметила, как Ванесса приободрилась, взглянув на Сэма.
  - Вы быстро, - легко проговорила девушка, плавно двигаясь вперед.
  - Нам повезло, - ухмыльнулся Дин. - Даже не пришлось выбираться в город. Встретили группу туристов. Как раз хватило на всех.
  Тут, Ванесса укоризненно взглянула на крепыша.
  - Что? Вы напали на туристов? - милое лицо помрачнело. - Вы же знаете правила, Дин.
  - Какие правила? - вырвалось у меня прежде, чем я успела об этом подумать.
  - Мы стараемся не убивать людей, которых потом будут искать, - кинула через плечо Ванесса. - Наша добыча - бездомные, пьяницы, наркоманы... В общем те, на кого нет дела остальным.
  Я поджала губы и резко кивнула.
  Вероятно, это было правильнее в некоторых смыслах. Меньше внимания и лишней шумихи.
  А вот мне ни разу не приходили подобные мысли в голову. Я просто убивала. И мне было неважно - будут ли искать этих людей.
  - Э-э-э... ну, ты сама понимаешь, что сейчас не спокойно, - стал оправдываться Дин, растерянно бегая виноватыми глазами по дому. - Да и мы были очень голодны. Так что...
  - Ладно, - перехватила Ванесса. - Но старайтесь сдерживать себя в следующий раз.
  - Есть, мэм, - буркнул крепыш.
  Ванесса недовольно взглянула на него и подошла к Сэму. Он с нежностью посмотрел на свою девушку и обнял ее.
  - Теперь ваша очередь идти на охоту, - сказал Сэм, глядя на Ванессу.
  - Да, знаю, - тихо сказала она и выдавила слабую улыбку. Затем, она повернулась ко мне. - Ты точно не пойдешь с нами?
  Я замешкалась. Конечно, мне не помешало бы подкрепиться.
  - Хорошо, - выдохнула я. - Я с вами.
  На какую-то долю секунды в прозрачно-зеленых глазах Ванессы промелькнула радость, которая почти тут же исчезла.
  - Тогда я позову Клэр и Николь, - пробормотала девушка и отстранилась от Сэма, собираясь пойти в сторону узкого коридорчика.
  - Не надо никого звать, - раздался протяжный голос брюнетки, которая в ту же секунду выплыла на всеобщее обозрение.
  Я невольно сжалась и стиснула зубы. Эта особа сразу же вызвала у меня неприязнь и, похоже, я не изменю своего мнения. По крайней мере, до тех пор, пока она не изменит свое отношение ко мне.
  Следом за брюнеткой с ухищренным взглядом карих глаз вышла Клэр. Она все так же не решалась даже взглянуть в мою сторону.
  - Отлично, - сказала Ванесса. - Можем отправляться прямо сейчас.
  Николь и Клэр подошли к Ванессе.
  - Она пойдет с нами? - с деланным равнодушием Николь кинула на меня небрежный взгляд.
  - Да, - спокойно ответила Ванесса.
  Брюнетка тихо хмыкнула и направилась к выходу.
  - Я жду на улице, - сказала она и скрылась за дверью.
  Переборов в себе всякое нежелание идти на охоту не одной, да еще и в компании с Николь, которая сразу дала понять всем своим видом, что не рада меня видеть, я сделала шаг вперед и уже в следующее мгновение оказалась за пределами дома рядом с женской половиной вампирской компании, на которую мне удалось наткнуться.
  - Готова? - Ванесса обратилась ко мне.
  - Да, - я пожала плечами.
  - Хорошо. Клэр и Николь, - она посмотрела на девушек, - вы знаете, что делать.
  Те в раз кивнули.
  - Я поохочусь с тобой, Мия, - сказала мне Ванесса.
  Честно говоря, меня не очень бодрила такая перспектива. Нет, теперь я ничего не имела против Ванессы, и все такое, но мне привычнее охотиться одной.
  И мы побежали.
  Я старалась оставаться позади всех, но Ванесса постоянно звала меня, как будто я могла потеряться. Примерно через двадцать минут мы подобрались к окраине небольшого городка. Николь и Клэр отделились от нас, и мы с Ванессой остались вдвоем.
  - Ты нападаешь на тех двух, - прошептала она мне.
  Она указала на двух крайних с левой стороны бездомных, которые вместе с остальными столпились возле железной бочки и жгли бумагу. Всего их было четверо.
  - Ну, а остальные мои, - закончила она.
  Мы сидели в ста ярдах от заброшенного туннеля, где грелись бездомные, притаившись в кустах и наблюдая за их действиями. Сказать откровенно, меня не впечатлил их запах. Конечно, аромат крови пробуждал во мне монстра, но он не казался таким утонченным и уникальным, как у остальных жертв, погибших от моих клыков.
  Но выбора не оставалось.
  Не знаю, почему, но я приняла правила игры Ванессы.
  Мое горло пылало от сухой жажды, и я не стала выжидать, метнувшись к туннелю. Ванесса последовала за мной.
  Как и договаривались, я убила двух крайний с левой стороны. Люди были совершенно растерянны и испуганы. И их страх лишь подливал масла в огонь, делая охоту более увлекательной.
  Как и предполагала, кровь бездомных оказалась абсолютно не похожей на ту, что я пила раньше. Она была горьковато-кисловато-сладкой. Чувства сытости было, но никакого удовольствия я не получила.
  - И сколько вы питаетесь кровью бездомных? - с некоторым отвращением поинтересовалась я, когда мы уже подходили к большому деревянному дому.
  - Я сдерживаю себя вот уже несколько лет, - стала пояснять Ванесса. - Сэм тоже. Шон и остальные - совсем недавно. Совершенно другое послевкусие, верно?
  - Точно, - усмехнулась я. - Но почему так? Они ведь тоже люди.
  - Бездомные питаются тем, что попадется, не моются месяцами, откровенно говоря, ведут безобразный образ жизни, по возможности пьют и курят. И это все сильно сказывается на их крови и ее вкусе. Но плюс в том, что никому не будет дела, если их найдут мертвыми. Знаешь, наоборот, лишь избавятся от ненужного "мусора".
  - Я не задумывалась об этом, - пробормотала я. - Жажда настолько сильна, что уже не можешь ни о чем думать...
  - Это чувство мне знакомо, - улыбнулась Ванесса. - Но со временем станет легче.
  - Серьезно? - удивилась я. - То есть, жажда не будет усиливаться?
  - Ну, смотря, как питаться и в каких количествах. Если с самого перерождения рядом есть тот, кто сможет помогать тебе контролировать жажду, то со временем станет легче. Но если ты одиночка, то будет тяжеловато в дальнейшем. Мне повезло, так как рядом был Георг, и он останавливал меня, когда я переходила рамки.
  "А мне нет" подумала я и быстро выдохнула.
  Выходит, что в моем случае дальше будет только хуже, и голод усилится.
  - Но никогда не бывает поздно исправиться, - бодро произнесла Ванесса. - Тебе нет еще и месяца, верно?
  Я кивнула.
  - Так что не все потеряно. Конечно, если ты сама этого хочешь, и если тебя хоть как-то волнуют жизни людей.
  - Если я не бездушный монстр, - пробормотала я, опуская глаза.
  - Да, - согласилась она. - По идее вампиры и есть бесчувственные существа. Но ведь не все такие. Есть и те, у кого осталось что-то человеческое, что способно вытянуть его из мрака.
  На несколько долгих секунд наступило молчание, которое я нарушила первая.
  - А ты когда-нибудь пробовала кровь животных? - спросила я и сморщила лицо, представив себе ее на вкус.
  - Да, - невесело усмехнулась Ванесса. - На самом деле, очень отвратительно на вкус. Даже ужаснее, чем кровь бездомных, - она наигранно вздрогнула. - Но что самое плохое - это совсем не утоляет жажду. Абсолютно. Только зря мучить бедное животное. Хотя, кровь хищников чем-то напоминает людскую.
  - Хм...
  - Что?
  - Ты довольно много знаешь для своих шестнадцати.
  - Ну, мне давно не шестнадцать, - воздушный смех Ванессы разнесся по округе. - Через пару месяцев исполнится сто восемьдесят лет.
  - Ох.
  - Устрашающая цифра, верно? - ухмыльнулась она.
  - Но для вампира это мало, - с каким-то сожалением произнесла я и взглянула на Ванессу.
  - Ничтожно мало, - подтвердила она мрачно.
  Вот, мы уже подошли к дому. Наш минутный разговор с Ванессой подошел к концу.
  Когда мы зашли в дом, то все вампиры собрались в просторной гостиной. Дин, Николь и Дэвид удобно расположились на большом диване, Сэм задумчиво стоял у окна и смотрел куда-то вдаль, парень с темно-бардовыми волосами - Шон - сидел за компактным ноутбуком. Клэр сидела в кресле и листала какой-то журнал.
  - Эй, Ванесса, - беспечно позвал Шон.
  Она подошла к нему.
  - Что-то нашел? - поинтересовалась она.
  - Есть одна вещь, - пробормотал парень, быстро стуча тонкими пальцами по клавиатуре. - Совсем недавно было совершено нападение на промышленный завод. Эмм... вблизи города Форт-Сент-Джона, если не врут источники.
  Я впала в ступор.
  А что можно было ожидать? Что мой "проступок" останется незамеченным? Я, черт возьми, убила пятьдесят пять человек! И это дьявольски ужасно...
  - Что там произошло? - с нахмуренным видом спросила Ванесса, наклоняясь к экрану ноутбука.
  - Кто-то убил пятьдесят пять человек, - Шон сделал отчетливый акцент на "кто-то". - Им перегрызли горло, все тела обескровлены.
  - Ты думаешь о том же, о чем и я? - она понимающе взглянула на парня.
  - Однозначно, - напряженно кивнул он.
  - Вампир, - в раз и тихо проговорили они, а затем Шон добавил, - или вампиры.
  Стоит ли мне говорить, что это моих рук дело? Или умолчать?
  Я поджала губы.
  - Похоже, что это сделали новички, - промямлила Ванесса. - Зрелые вампиры, или вампир, не допустили бы таких оплошностей и все убрали.
  - Вероятно, - подтвердил парень.
  - А что думают люди по этому поводу?
  - Предполагают, что на людей напало животное. Волки, или очень голодный и разъяренный медведь.
  - Ладно, - вздохнула Ванесса. - Больше не происходило никаких подобных случаев?
  - Э-э-э, нет, - Шон отрицательно покачал головой.
  Ванесса кивнула сама себе и посмотрела на меня. Я тут же отвела взгляд в сторону и заметила, что Николь не сводит с меня своих карих глаз, в которых невооруженным взглядом было видно неодобрение и раздражение.
  - Как думаешь, эти вампиры-новички еще будут совершать подобные нападения? - вновь воцарившую тишину нарушил непринужденный голос Шона.
  Ванесса сделала крошечный вдох и повернула голову к парню.
  - Скорее всего, - рассеяно ответила она. - Навряд ли они образумятся и поймут, что совершать такие массовые убийства жестоко, и это привлекает слишком много внимания. Они голодны, и только этот факт будет волновать их ближайшие десять лет.
  Я невольно вздрогнула.
  Десять лет... или десятки, возможно даже сотни... сотни лет. Целая вечность, проведенная в страшных муках, причиняемой дикой и необузданной жаждой.
  Вот такая вот жестокая плата за вечность...
  Тогда, уж лучше умереть, чем всю свою бессмертную жизнь убивать людей ради собственной выгоды.
  Это неправильно.
  - Мия? - от мыслей меня отвлек тихий и встревоженный голос Ванессы.
  Я резко подняла на нее растерянный взгляд.
  - Ты в порядке? - спросила она меня, подойдя ближе.
  - Я... да... в порядке, - вяло закивала я.
  Так же я заметила, что все удивленно пялятся на меня. А брюнетка язвительно фыркнула и встала с дивана, походкой кошки промелькнув через всю гостиную. Она скрылась в темном коридорчике, аккуратно и приглушенно прикрыв за собой дверь.
  - Итак, - протянул Дин, тем самым обратив на себя мое внимание, - Мия, может, расскажешь о себе?
  Я замялась и с сомнением взглянула на Ванессу.
  - Ну, в моей истории нет ничего увлекательного, - буркнула я.
  - Да брось, - сказал Дин, широко улыбнувшись. - То, что ты вампир, уже говорит о том, что твоя человеческая жизнь была сплошным и интересным дерьмом!
  Жгучий шатен - Дэвид - подавленно рассмеялся, отвернув голову к окну. Клэр скромно улыбнулась.
  - Вовсе нет, - я пожала плечами. - Моя жизнь не была ужасной. Она была совершенно обычной, как и у остальных людей.
  "За исключением того, что я встречалась с вампиром и была укушена одним из Лугару. Ах, да, еще мои родители были охотниками на вампиров... Вполне себе обычная человеческая жизнь" с иронией подумала я про себя.
  - Все ждут подробностей, - Дин выжидающе смотрел на меня.
  - Да, было бы интересно послушать твою историю, - мягко сказала Ванесса.
  - Ну, я родилась и выросла в Портленде, штат Мэн, - довольно вяло начала я. - Моя жизнь ничем не отличалась от другой подростковой жизни. Все те же проблемы, хлопоты, и так далее...
  - Конечно, так мы тебе и поверили, - Дин недоверчиво фыркнул и закатил глаза. - Если ты с нами, то будь откровенной до конца.
  - Может, сначала вы расскажете о себе, чтобы Мия могла доверять нам? - вмешалась Ванесса.
  Я с благодарностью взглянула на нее.
  - Без проблем, - Дин равнодушно вскинул плечами. - В отличие от некоторых, нам нечего скрывать.
  Я сделала вид, будто не слышала его слов, которые явно были сказаны в мой адрес.
  - Тогда, я начну, - вот, крепыш Дин снова улыбнулся, обнажив идеально ровные белоснежные зубы. - Я родился пятого июля тысяча восемьсот девяносто шестого года в Висконсине, Милуоки. Даже человеком я был невероятным красавчиком, - парень провел рукой по шелковистым волосам и сверкнул зубами. - За мной бегали толпы поклонниц, но я выбрал лишь одну. Ее звали Анна-Мария. Она была неописуема красива и прекрасна.
  - Когда мне стукнуло двадцать один, мы с Анной собирались обвенчаться. Но за несколько дней до свадьбы в городе объявились местные воры и преступники, - улыбка исчезла с лица Дина. - Тогда Анна возвращалась домой, когда эти уроды напали на нее и изнасиловали, а потом убили, - его сильные руки крепко сжались в кулаки.
  - Я не хотел мириться с этой новостью и поклялся, что найду и убью всю их свору. Я не хотел оставлять смерть своей невесты безнаказанной.
  - Однажды вечером я возвращался домой из местного бара. Тогда я сильно напился и плохо соображал. Но никакая выпивка не могла заглушить боль, что я испытывал, - глаза Дина стали стеклянными и сквозь них просматривалась нескрываемая злоба. - И этот вечер стал для меня последним, как для человека. На меня напали. Мгновенная боль, и темнота, поглотившая меня за считанные секунды.
  - Я очнулся в каком-то заброшенном сарае, - продолжил он. - И моему удивлению не было предела, потому что все вокруг было совершенно другим. Так же я чувствовал дикую жажду, которая сжигала меня изнутри. Еще я не мог появиться на солнце, так как оно причиняло мне адскую боль и творила нечто ужасное с моей кожей.
  - Прошло несколько дней. Я убивал людей, высасывал из них кровь. Я стал чудовищем. Но в этом был один плюс. Я мог запросто отключить все чувства, я мог больше не чувствовать боль потери, - Дин сделал медленный выдох. - Но месть по-прежнему жила во мне, только она стала еще сильнее, и была подобна разъяренному огню, для которого нет управы.
  - Было довольно просто найти ту банду головорезов, что убила Анну, благодаря моим мега-сверхъестественным способностям. Они выстрелили в меня весь запас патронов, но это не причинило мне никакого вреда.
  - И тогда я убил этих уродов. Их всех. Я с огромным удовольствием испивал их кровь, высасывал из них жизнь так же медленно и мучительно, как и они убивали мою невесту.
  - Мне стало легче, когда я отомстил за смерть Анны. Но жизнь от этого не стала лучше. В какой-то степени было проще переживать все - по щелчку я мог вновь отключить эмоции и ничего не чувствовать. А где-то приходилось крайне тяжело, и иногда я был готов опустить руки и сдаться.
  - Я не сразу понял, кем стал. Поначалу я думал, что являюсь кем-то вроде мстительного демона, - снисходительная ухмылка сорвалась с губ Дина. - Но можно сделать скидку! В те времена не было интернета и прочей современной ерунды, так что я не мог залезть в "Гугл" и узнать о вампирах.
  - В общем, шли года. Я привык к своей новой сущности. И буквально несколько недель назад наткнулся на Ванессу. Они предложили мне присоединиться к ним, сказав о какой-то нервотрепке между вампирами, ну, и я согласился, потому что быть одному сильно наскучила за несколько десятков лет.
  - Вот и сказке конец! - подытожил Дин.
  - Мне жаль твою невесту, - пробормотала я.
  Дин, ничего не ответишь, лишь отмахнулся рукой. Теперь я понимала, что кроется за маской беспечности и веселья. Боль утраты, потери, которую Дин тщательно прячет в глубине своей души.
  - Поверь, друг мой, твоя жизнь была не так ужасна, - промолвил Шон, притаившийся позади. Я резко повернула голову в его сторону.
  Парень закрыл ноутбук и встал со стула, обойдя его и остановившись рядом с Ванессой.
  - Тебе не приходилось раз за разом садиться в тюрьму из-за того, что ты всего лишь пытался прокормить свою семью, - продолжил Шон. Затем, его темно-карие глаза устремились на меня. - Я появился на свет семнадцатого июня тысяча семьсот сорок пятого года в очень бедной по тем временам семье. Мы были нищими. И когда я немного подрос, то стал воровать, чтобы не умереть от голода.
  - Начиная с пятнадцати лет, меня сажали в тюрьму, - говорил Шон с легкой усмешкой на тонких губах. - Поначалу приходилось сидеть за решеткой из-за всякой мелочи: будь то украденные фрукты на местном рынке, или несколько центов...
  - На какое-то время я перестал воровать. Когда мне исполнилось семнадцать, умер мой отец, и вскоре тяжело заболела мать. Я был вынужден вновь вернуться к прежнему делу, только теперь стоило "играть" по-крупному.
  - И тогда я стал грабить магазины. Только этих денег не хватало, чтобы обеспечить матери лечение. И она умерла, - Шон опустил глаза. - Я остался совершенно один в таком огромном мире. Я не знал, куда мне теперь идти, и что делать дальше.
  - Однажды меня с поличным поймала полиция. Я грубил и хамил им, не отрицал того, что в прошлом тоже воровал. И они решили засадить меня надолго в колонию, располагавшуюся в соседнем штате. У меня не было выбора, да и я не очень-то сопротивлялся. Все равно жизнь перестала иметь всякий смысл...
  - Я просидел за решеткой три года.
  - И в это время в тюрьме стали пропадать заключенные. Сначала думали, что их выпускали на свободу. Но был один тип, который случайно увидел, что делали с этими парнями. Он рассказал, что главный шеф полиции отводил заключенных к себе в кабинет, после чего слышались отчаянные крики и грохот. Словно с кого-то заживо сдирали кожу.
  - Вскоре очередь дошла и до меня. Тогда я и понятия не имел, что на самом деле творилось в пределах тюрьмы.
  - Меня, и еще нескольких ребят, которые сидели со мной в одной камере, отвели к главному шефу, как и остальных без вести пропавших парней.
  - Тот тип, что рассказал мне полный бред, как я тогда думал, оказался прав. На моих глазах терзали и жестоко убивали людей. Этот главный полицейский был похож на настоящего разъяренного монстра. Его глаза были дьявольски-красными, и вырастали длинные клыки, которыми он впивался в шеи заключенных и разгрызал им горла.
  - Меня ждала такая же участь. Я чувствовал невероятную боль. Но даже крик не спасал меня от этого кошмара.
  - На какое-то время все прекратилось. Это даже нравилось мне. Но что-то произошло, и я вновь открыл глаза и сделал вдох, - Шон умолк на несколько секунд. - Я прекрасно помнил то, что случилось перед тем, как провалился в темноту. Я помнил эти страшные глаза, острые и длинные клыки, лужи крови, растерзанные трупы...
  - Я оказался за пределами тюрьмы, глубоко в лесу, среди горы трупов с разгрызенными горлами. Я не понимал, что происходит вокруг.
  - Ушло достаточно много времени, чтобы во всем разобраться. Так, я понял, что стал тем же монстром, что убило меня. Я пил кровь людей и наслаждался этим процессом. Долгие годы я скрывался в тени, потому что солнце причиняло мне вред.
  - Лишь через сто лет мне удалось смириться со своей участью. И за это время я не постарел ни на день. Оставался таким же молодым и сильным...
  - Настоящий Бред Питт, - захохотал Дин.
  Шон укоризненно взглянул на него и слабо помотал головой.
  - Ну, а полгода назад я встретил Сэма и Ванессу, - спустя минуту закончил Шон.
  Я не шевелилась, переваривая услышанную информацию. Если бы кто-нибудь рассказал мне это год назад, я бы рассмеялась и ни за что не поверила бы в это. Ведь такого, по сути, просто не может быть...
  - Самый старший из нас Дэвид, - сказал Дин, похлопав по плечу жгучего шатена. - Хотя стал вампиром сравнительно недавно.
  Дэвид скинул с плеча руку Дина и посмотрел в мою сторону.
  - Да, - кивнул он. - Меня обратили в вампира 4 марта этого года. Я навсегда запомнил этот день...
  - Честно говоря, я даже рад, что стал вампиром и навсегда распрощался со своей человеческой жизнью, - задумчиво произнес Дэвид. - Я даже не могу назвать свое существование жизнью.
  - Моя мать бросила меня, когда я был младенцем. Детство и юность я провел в детском доме города Снокоми, Вашингтон. В шестнадцать лет я сбежал оттуда и стал жить самостоятельно.
  - Первое время пришлось жить на улице, потом, я устроился работать на железнодорожную станцию. В одно мне повезло. Там работал очень хороший мужчина - Боб, который предложил мне некоторое время пожить у него. Конечно, я согласился.
  - Шло время. Я по-прежнему работал там, копил деньги на свое будущее, которое было для меня сказкой. Я каждый день жалел, что родился на этот свет, потому что лучше не рождаться вообще, чем жить такой жизнью, - в хрустальных глазах Дэвида промелькнула грусть.
  - Четвертого марта этого года мне исполнилось двадцать пять лет.
  - Старичок, - прошептал мне Дин, приложив ладонь к одной стороне рта, будто по секрету.
  Но жгучий шатен не обратил никакого внимания на Дина.
  - Я сильно напился тогда, - продолжил Дэвид. - Впервые в жизни. И это произвело на меня особое впечатление. Единственное, чего мне хотелось тогда, это забыть обо всех проблемах хоть на один день.
  - Тогда я наткнулся на одну невероятно прекрасную девушку. Я был очарован ее неземной красотой. Она представилась Джессикой и задала мне довольно странный вопрос. Хотел ли я избавиться от всех забот и приобрести совершенно другую жизнь. Конечно же, я дал положительный ответ, посчитав все это глупостью.
  - Но я не знал, что Джессика была настроена серьезно. Она подошла ко мне и медленно приблизилась к моей шее. Я почувствовал дикую боль, которая пронзила все мое тело. После этого все стало темнеть, и я отключился.
  - Ну, а потом я очнулся совершенно один в темном помещении, куда не проникали солнечные лучи. Поначалу я ничего не помнил, но со временем прошлое стало рассеиваться.
  - Все стало другим, и я в том числе. Конечно, с этим чудом было очень трудно свыкнуться. Особенно, с той мыслью, что я силен, красив и бессмертен. Только о своих возможностях я тоже узнал не сразу.
  Еще одна рассказанная история поразила меня. У всех них была ужасная человеческая жизнь, и моя по сравнению с ними была просто идеальной.
  Сожаление переполняло меня, но я никак не выразила его на словах.
  - Николь ничего не помнит о своем прошлом, - заговорила Ванесса.
  - Ничего? - удивилась я.
  - Она утверждает, что да.
  - Ну, или просто не хочет раскрывать нам тайны своей темной человеческой жизни, - улыбнулся Дин, театрально изобразив ужас. - Уверен, что у нее тоже имеются свои скелеты в шкафу.
  Я тихо хмыкнула и улыбнулась одним уголком губ.
  - Я бы не отказался забыть свое прошлое, - с задумчивостью произнес Сэм, поворачиваясь ко всем лицом. - Оно состояло из бесконечных войн и битв. Реки крови, море холодного оружия, и бесконечная война.
  - В тысяча восемьсот шестьдесят первом году началась гражданская война. Флорида, Миссисипи, Джорджия, Алабама, Луизиана, Техас, Теннеси, Виржиния и Северная Каролина отделились от остальных штатов и объявили себя самостоятельным государством.
  - Я добровольно вызвался на войну. Тогда мне было всего лишь девятнадцать лет. И я горел желанием учувствовать в битве. И мне дали согласие - солдаты были нужны, и готовы были брать даже десятилетних мальчишек.
  - Поначалу все это казалось забавой. Но вскоре реальность обернулась ужасным кошмаром, из которого для меня уже не было выхода.
  - Я не мог отступить назад и убежать, как последний трус. Я воевал. Я убивал людей. Мне было очень страшно. Меня могли убить в любую секунду, и я не успел бы моргнуть, как упаду на землю от смертельной пули в голову или сердце.
  - Не представляю, как, но мне удалось пережить гражданскую войну. Это было чудом. Ангелы охраняли меня на протяжении четырех бесконечных лет, наполненный океанами пролитой крови.
  - Я каждый божий день представлял себе, как вернусь домой и увижу счастливое лицо матери. Но реально оказалась куда более жестокой. Я узнал, что моя мать умерла за год до того, как закончилась война. Кто-то сказал ей, что я погиб, и от волнения у нее остановилось сердце.
  - И после этого жизнь превратилась в ад. У меня никого не осталось, - Сэм медленно выдохнул и поднял глаза с пола.
  - Как-то вечером я возвращался домой. За мной кто-то следил, но я посчитал это своим разыгравшимся воображением. Когда я почти дошел до своего дома, на меня напали. Я не видел лица своего преследователя. Лишь почувствовал жуткую боль в области шеи.
  - Когда я пришел в себя, то оказался совершенно один в своем доме. Я ощущал дикую жажду, и не мог дать внятного объяснения тому, что стало происходить со мной. Солнце причиняло мне огромную боль, поэтому из дома я смог выйти только ночью.
  - Я бродил по пустынным улицам, пытаясь вспомнить свое прошлое. Как вдруг в нос ударил самый восхитительный запах из всех, что я когда-либо ощущал. Я тут же забыл обо всем другом, подчинившись неповторимому аромату, который манил меня.
  - Я следовал по сладкому цветочному запаху и наткнулся на молодую девушку, которая, что-то напевая, куда-то шла.
  - Мною управляла дикая жажда, и я инстинктивно направился к ней. С молниеносной скоростью я в следующий миг оказался у нее за спиной. Я мог слышать каждые ее вдохи и выдохи, то, как спокойно бьется сердце.
  - Девушка даже не заметила моего присутствия, словно меня вообще не было рядом с ней. А когда я сделал глубокий вдох, то окончательно обезумил.
  - У меня появились длинные клыки, которые я тут же вонзил в тонкую шею девушки. Запах крови полностью поглотил меня, и я стал жадно пить ее кровь.
  Когда Сэм замолчал, я смогла представить себе на вкус красную жидкость, и мое горло тут же вспыхнуло от жажды. Появилось легкое жжение. Я нахмурилась и сглотнула слюну, накопившуюся во рту.
  - Я убил бесчисленное количество людей и не чувствовал при этом ничего. Я навсегда умер, как человек. Какое-то время жажда была просто неконтролируемой. Но через несколько лет я встретил одного вампира, и мы объединились.
  - Тогда, он просветил меня во все тайны вампирской жизни. Так же он рассказал мне о Бессмертных, с которыми нам не раз удавалось встретиться в дальнейшем. Но каждый раз мы убегали. Правда, эти существа все равно поймали нас.
  - И, попав к ним в плен, я встретил Ванессу, - Сэм с нежностью произнес ее имя и улыбнулся. - Тогда я был удивлен, что вампир в одной команде с Бессмертными, и почему они не убили ее.
  - Не смотря на злость и ненависть, Ванесса с первого взгляда понравилась мне.
  Тут, Сэм мгновенно пронесся через всю гостиную и остановился рядом с Ванессой. Его руки обвились вокруг ее талии.
  - Не знаю, что бы я делал без тебя, - с любовью прошептал он, глядя ей в глаза.
  Она с такой же нежностью и заботой смотрела на него.
  - Бессмертные бы убили нас, - промолвила Ванесса, кладя руку на щеку Сэма.
  - Ты спасла мне жизнь, - губы светловолосого парня прильнули ко лбу Ванессы.
  В груди что-то кольнуло, и я почувствовала себя ужасно, отвратительно и гнусно. В мою душу прокралась тоска и заполнила собой все. Я вспомнила о Дэниэле и о том, где он сейчас. Мысли об этом великолепном создании лишь усугубили мое положение. Тоска перевоплотилась в отчаяние, и мне стало казаться, будто Дэниэл - лишь прекрасный сон, и на самом деле его никогда не существовало в реальности. Словно это плод моего воображения...
  Я перестала глазеть на Ванессу и Сэма, быстро отведя растерянный взгляд в сторону.
  - Ребята, только без нежностей! - съежился Дин.
  - Завидуй молча, - фыркнул Сэм, не сводя глаз с Ванессы.
  Дин тихо зарычал и тут же встал с дивана. Через сотую долю секунды он оказался рядом со столиком, взял в руки вазу и зарядил ее в Сэма. Тот не растерялся и ловко схватил ее одной рукой. Ванесса звонко рассмеялась.
  - Полегче, приятель, - спокойно пробормотал Сэм, ставя вазу на кухонный круглый стол.
  - Полегче, приятель, - повторил Дин за Сэмом с недовольной гримасой на лице. - Когда же вы, голубки, перестанете ворковать перед всеми? Это, по крайней мере, не прилично.
  - Кто бы заикался о манерах, - ухмыльнулся Сэм. - Ты? Дин Сомерс? Парень, который никогда не может угомониться и хотя бы минуту обойтись без подколов? Странно... Я попал в параллельную реальность?
  Впервые за весь день моего пребывания здесь я услышала такую длинную реплику от Сэма.
  Дин снова зарычал.
  - Хорошо, хорошо, - Сэм выставил руку вперед, - только не кипятись, приятель. Я молчу.
  - Вот и правильно, - довольно сказал Дин, и его губы вновь расплылись в широкой улыбке, на щеках появились симпатичные ямочки.
  - Теперь твоя очередь рассказать о себе, Мия, - обратился ко мне Дэвид.
  Я замерла.
  - Да, - согласился Дин. - Мы все просто сгораем от нетерпения услышать твою историю! - без всякой доли иронии или веселья воскликнул парень.
  - Хочу предупредить, что моя человеческая жизнь была самой обычной, - заговорила я с огромным сомнением и тревогой в голосе. - По сравнению со всеми вами, она была идеальной.
  - Хоть какое-то разнообразие, - пожал плечами Дин. - Валяй уже.
  - Моя семья была совершенно обычной, - сказала я. - Жизнь - ничем не примечательная. Ну, разве что, за исключением...
  - Чего? - не вытерпел Дин.
  - Я встретила парня, влюбилась в него до безумия...
  - Тоже мне удивила, - фыркнул он и закатил глаза.
  - Он оказался вампиром, - закончила я, сделав вид, будто не слышала последней реплики Дина.
  - Ты встречалась с вампиром, будучи человеком? - мягко уточнила Ванесса.
  - Да, - кивнула я. - Но мне было не важно, кто он, или, что он такое... Я просто любила его.
  - Я сейчас расплачусь, - хохотнул Дин.
  Я свирепо взглянула на него, и улыбка тут же исчезла с его насмешливого лица.
  - И что было дальше? - спросила Ванесса, отвлекая меня от Дина.
  - Мы встречались некоторое время, - продолжила я. - Он познакомил меня со своей семьей. Они тоже оказались вампирами. Кстати, его семья не убивает людей, а пьет донорскую кровь. Они не такие, какими я представляла себе вампиров, и поэтому у меня сложилось совершенно другое отношение к подобным... существам, - я сделала запинку и продолжила. - Конечно, я понимала, что не все такие... добрые, заботливые и милые, такие, кто способен на любовь и сочувствие, на верность.
  - Дай угадаю, - перебил меня Дин. - И вы жили долго и счастливо, пока твой парень-вампир не обратил тебя в вампиршу, а потом бросил. Я прав?
  - Определенно, - я состроила гримасу, - нет. Все было не так, как ты говоришь. Дэниэл тоже любил меня и не собирался бросать. Он предлагал мне бессмертие, но я отказалась, пожелав остаться человеком, потому что меня все устраивало в моей жизни. Я не хотела вечной жизни, не хотела супер-способностей, и прочего. Мне было достаточно того, что моя семья, друзья и Дэниэл рядом.
  - Как? Ты знала, что быть вампиром так круто, и никто не хотела этого? - искренне удивился Дин.
  - Быть вампиром не так уж и классно, - мрачно отозвалась я.
  - Что было дальше? - поинтересовалась Ванесса, внимательно глядя на меня.
  - Я жила обычной жизнью, скрывая ото всех то, что мой парень и его семья - вампиры, - продолжила я. - Да и это никого, в частности, не волновало. Через некоторое время погибла моя лучшая подруга, которая знала о вампирах, даже больше - ее родителями были Хранителями - охотниками на вампиров.
  - Еще я познакомилась с парнем по имени Эрик, - я сделала судорожный вдох. - К моему несчастью, он тоже оказался довольно не обычным парнем...
  - Общаясь с ним, я невольно замечала странные вещи. И это наталкивало меня на мысль, что Эрик что-то скрывает. Конечно, было бы невежливо вторгаться в чужую личную жизнь, копаться в его проблемах и заставлять что-то рассказывать мне. Но я была вынуждена заставить его рассказать мне то, что он так старательно скрывал.
  - И что же это было? - голос Дина сорвался от заинтересованности.
  - Однажды вечером я гуляла в парке, в котором постоянно проводила вечера до встречи с Дэниэлом, - я выдавила слабую улыбку. - Там я заметила, что за мной кто-то следит. Это оказался Мэйсон - друг Эрика. Он сразу же дал понять, что, мягко говоря, недолюбливает меня. Только вот я не могла понять причину такого отношения к себе.
  - В тот вечер Мэйсон собирался убить меня, - я переступила с ноги на ногу и почувствовала себя от этого немного глупо. - Я не понимала, почему он хотел сделать это. А он ответил, что я не должна общаться с Эриком, так как могу узнать слишком много.
  - Клянусь, я понятия не имела, о чем шла речь. Но Мэйсон не собирался отступать. И тогда в том же парке, откуда ни возьмись, появился Эрик. Но все это было ничем по сравнению с тем, что мне следовало увидеть в тот злополучный вечер.
  Я медленно осмотрела лица присутствующих здесь вампиров, которые были совершенно неподвижными, а их мраморные бледные лица выражали заинтересованность, и медленно продолжила.
  - Прямо на моих глазах Мэйсон обратился в огромного черного волка, - на громком выдохе произнесла я. - То же самое произошло с Эриком и еще одним парнем Алексом. Они стали невероятных размеров волками.
  - Мэйсону удалось укусить меня, отчего я чувствовала ужасную боль.
  - На следующий день я отправилась к Эрику, чтобы потребовать объяснений, но он не хотел мне ничего говорить. Я заставила его признаться.
  - Вероятно то, что вы сейчас услышите, вас немного удивит, - я нервно усмехнулась. - Эрик и его друзья, считая Мэйсона, оказались Лугару, - последнее слово я произнесла медленнее.
  Я замолчала, наблюдая за реакцией присутствующих здесь вампиров. Особенно меня поразило лицо Ванессы, которое, казалось, стало еще бледнее, прозрачно-зеленые глаза смотрели на меня с некоторым недоверием, пухловатые губы слегка приоткрылись. Сэм с точно таким же выражением лица смотрел на меня, его брови были сведены вместе.
  - Лу... Лугару? - шепотом выговорила Ванесса, всем телом разворачиваясь ко мне.
  Я кивнула. - Тогда для меня эти существа были совершенно незнакомыми. Я никогда не слышала о них ранее, как, например, о вампирах, или оборотнях, поэтому не придала особого значения. Тогда я узнала, что они - самые древние существа, которые первыми появились на Земле. Не считая, только лишь, Бессмертных.
  - Эрик рассказал мне, что с незапамятных времен между ними велась борьба, которая продолжалась на протяжении нескольких тысячелетий. Бессмертные почти что уничтожили всех Лугару, только некоторым удалось скрыться и избежать ужасной участи.
  - Выжившие Лугару поселились в лесах, вдали от людей. Некоторое время они жили в мире и спокойствии, пока на них снова не напали Бессмертные.
  - Пятерым удалось сбежать. Как раз это были Эрик, Алекс, Доминик, Саймон и Мэйсон - единственные, кто смог уйти. Каждый из них - представитель своего клана.
  Убедившись, что меня слушают (а я сомневалась в этом, потому что шесть совершенно неподвижных вампиров с лицами белее снега, казалось, смотрели сквозь меня), я продолжила.
  - От укуса Мэйсона мне становилось хуже с каждым днем. Я медленно умирала, и никто не знал, как остановить это. Дэниэл не мог мне помочь и сильно страдал из-за этого. А я начинала мириться, что меня уже не спасти.
  - Я помню, что однажды к дому Дэниэла заявился Мэйсон, - пробормотала я и немного нахмурилась. - Он был достаточно спокоен для своего положения, - я не стала вдаваться в подробности и продолжила. - Мэйсон был разочарован в том, что Эрик принял мою сторону, а не его, и ушел, сказав, что больше никогда не вернется.
  - Мне оставалось буквально несколько дней.
  - Было хорошо, что перед самой смертью я не чувствовала боли, которая сопутствовала меня с того момента, как меня укусил огромный черный волк в парке, то есть Мэйсон.
  - Виктор - отец Дэниэла - сказал, что даже обращение в вампира не поможет мне, а лишь наоборот, ускорит наступление неизбежного. Яд Лугару смертелен для всего живого, в том числе и для меня. И даже яд вампира не смог бы спасти меня. Я была в безвыходном положении.
  - Последнее, что я помню, это лицо Дэниэла, которое меркло надо мной, а потом я погрузилась в пустоту, - я опустила голову и закрыла глаза.
  - Ну, а потом я очнулась в склепе на каком-то необитаемом острове, совершенно одна. Тогда и началась моя новая жизнь в качестве вампира.
  Я распахнула глаза и осторожно подняла голову. Ничего не изменилось за несколько минут. Все по-прежнему не шевелились, будто превратились в статуи с крайне удивленными лицами.
  - Конец моей обычной истории, - промямлила я.
  Ноль эмоций. Сложилось такое чувство, будто кто-то остановил фильм и все, кроме меня, замерли будто по команде.
  Первой из состояния оцепенения вышла Ванесса. Она сделала протяжный и глубокий вдох и, наконец, сделала хоть какое-то движение.
  - Ох, - прошелестела она. - Невероятно...
  Следующими "очнулись" Дин, Клэр, Дэвид, Шон и Сэм. Я могла вздохнуть с облегчением.
  - Так получается, что ты была знакома с Лугару? - ошеломленно спросила Ванесса.
  - Да, - тут же ответила я.
  - Ну вот, а ты говорила, что в твоей истории нет ничего особенного, - произнес Дин и помотал головой.
  Молчание, которое затянулось на несколько мучительно долгих секунд, показавшиеся для меня целой вечностью, продолжалось. Я терпеливо ждала, пока кто-нибудь вновь заговорит. Но тишина снова стала давить на мозги.
  - Слишком шокирующее, - слова, сорвавшиеся с моих уст, прозвучали скорее как утверждение, а не вопрос.
  - Ты не представляешь, до какой степени... - промямлила Ванесса, делая медленно шаг вперед. - Почему ты сразу не рассказала о том, что знала Лугару?
  - Вы и не спрашивали меня об этом, - я пожала плечами. - И... я не думала, что это так важно...
  - Шутишь?! В нашем положении важна каждая мелочь! Особенно, если дело касается Лугару, или Бессмертных! Слухи о грядущей войне между ними обошли весь мир!
  "Удивительно, что об этом еще не знают люди" подумала я.
  - Войны не будет, - сказала я.
  - Ошибаешься, Мия, - более мягко произнесла Ванесса. - Бессмертные, не смотря ни на что, пойдут в наступление, и их ничто не остановит. Тем более что Лугару осталось совсем немного, и Бессмертные уверены в своей стопроцентной победе. Если они уничтожат Лугару, то тогда исчезнут оборотни, и вампиры станут одной из немногих бессмертных рас. Весь мир перевернется вверх дном.
  - Это, своего рода, выгодная перспектива, - подхватил Сэм. - Оборотни навсегда исчезнут с лица Земли, и для вампиров исчезнет прямая угроза смерти.
  - Но есть одно "но", - догадалась я, произнеся это скверно.
  - Бессмертные не успокоятся, - кивнул светловолосый парень. - Они начнут истреблять вампиров, поглощать их силу. И вскоре на планете останутся только они - самая могущественная и бессмертная раса сверхъестественных существ. Они подчинят себе весь мир.
  - Но ведь все и так вело к этому с самого начала, - пробормотал Шон. - Они не просто так создали нас.
  - Чтобы потом убить, - стиснул зубы Дин. - Нет... Я не позволю каким-то самоуверенным психам обрести власть!
  - Приятель, ты припозднился с эти лет так на... тысячу, - вздохнул Дэвид. - Бессмертные уже очень давно на самой вершине мира.
  - Пока они поглощены разработкой плана по уничтожению Лугару, - сказала Ванесса.
  - И когда... когда Бессмертные собираются напасть на них? - я нервно сглотнула.
  - Не знаю. Но, насколько мне известно, Бессмертные собирают армию наиболее сильных вампиров.
  - Для чего все это? - не понимала я.
  - Для полной уверенности в своей победе.
  - А, по-моему, как раз таки, этим они наоборот доказывают то, что не могут справиться сами, - проговорил Сэм.
  - Нет, - замотала головой Ванесса. - Я знаю их достаточно, чтобы понять тактику их действий. Бессмертные делают из этого "такую" шумиху, так как может быть возможность, что Лугару тоже будут не единственными.
  Я вспомнила наш разговор с Эриком, когда была еще человеком. Тогда Дэниэл пообещал, что они с семьей обязательно помогут Лугару. Могу ли я предположить, что сейчас они совместно готовятся к битве с Бессмертными? Если так, то в этом случае, я думаю, будет легче искать Дэниэла.
  - Что ты еще знаешь о Лугару? - донесся до меня напряженный голос Ванессы. - Ты знаешь, где они сейчас? С кем? Сколько их?
  - Когда я еще была человеком, Эрик с друзьями жил в Портленде, в доме у маяка, - забормотала я. - Их осталось четверо.
  - Ты же говорила, что пятеро, - перебила Ванесса.
  - Да, но Мэйсон встал на сторону Бессмертных, - в моем голосе послышалась доля злости.
  - Нам надо найти Лугару, - решительно заявил Сэм, - пока это не сделали Бессмертные.
  - Они и слушать вас не станут, - сказала я. - Думаете, вы появитесь, и они бросятся вам на шею с просьбой о помощи? Да они лучше умрут, чем попросят помощи у вампиров...
  Моим словам никто не стал возражать. Я была права. Эрик ни за что и никогда не прибегнет к чьей-то помощи, тем более вампиров. Возможно, если только семья Дэниэла сейчас рядом с Лугару.
  - А вы знаете что-нибудь о месторасположении Лугару? - в полголоса спросила я.
  - Ничего, - помотала головой Ванесса. - В последний раз их видели около трех недель назад. Их было четверо. Они пересекали границу США и Канады.
  - А с ними были вампиры?
  - Нет, - Ванесса удивленно уставилась на меня. - Точнее, я не знаю этого. Вроде не было. Ты же сама сказала, что Лугару не попросят у вампиров помощи.
  - Да, но есть несколько... людей, которым Лугару доверяют, - я закусила нижнюю губу и нахмурилась.
  - Это те, кого ты хочешь найти? - догадалась Ванесса.
  - Да, - кивнула я.
  - Тогда, мы должны найти их, - заявил Шон. - И чем быстрее, тем лучше.
  О, я тоже этого хотела - как можно скорее найти Дэниэла и больше никогда не расставаться с ним.
  Мое ледяное сердце сжалось в груди.
  Еще какое-то время Ванесса и остальные расспрашивали меня про Лугару. Я, словно робот, отвечала на каждый вопрос. Я думала и представляла в мыслях образ Дэниэла, и одновременно вела беседу с Ванессой, Шоном и Сэмом.
  Я рассказала все, что знала. Затем они стали предполагать всевозможные версии о Лугару, Бессмертных, об их предстоящей войне. Я слышала, о чем они говорили, но уже не была частью этого разговора. Мои мысли полностью занял Дэниэл. Его прозрачно-голубые глаза, пухлые ярко-алые губы, расплывшиеся в ослепительной улыбке, обнажая ряд белоснежный ровных зубов, его идеально-ровная мертвенно-бледная кожа, мягкие черты лица, тонкие скулы...
  Я, не обращая совершенно никакого внимания на удивленные лица присутствующих здесь вампиров, вышла из дома. Мои глаза растеряно бегали по черному беззвездному небу, будто что-то искали. Но на небосклоне было так же пусто и темно, как и в моей душе без Дэниэла. Единственным смыслом всего, что окружает меня, смыслом моей бессмертной жизни является только Дэниэл. Если я не сумею найти его - все будет бессмысленно: жизнь, движение, время... все.
  Я залезла на ближайшую сосну и расположилась на самой высокой ветке. Наблюдая за тем, как из-за туч выплывает большая белая луна, я услышала поблизости чьи-то легкие шорохи.
  Ванесса.
  Через пять секунд она сидела рядом и с беспокойством поглядывала на меня.
  - Почему ты ушла? - осторожно спросила девушка.
  Я пожала плечами.
  - Скучаешь по тем, кого ищешь? - утверждающе поинтересовалась она.
  Я кивнула, не сводя глаз с благородной луны, которая сегодня была на удивление большой, что, казалось, только протяни руку и дотронься до нее.
  - Мы обязательно найдем их, Мия, - Ванесса положила свою руку на мое плечо.
  Я слегка вздрогнула и резко взглянула на нее. Я некоторым волнением смотрела в ее прозрачно-зеленые глаза, словно искала для себя поддержки. Но никто не сможет излечить тоску, поселившуюся в моем мертвом сердце. Я окончательно обрету себя только тогда, когда найду Дэниэла.
  - Может, расскажешь, что тебя беспокоит? - мягкий голос Ванессы постепенно вливался в мое сознание.
  - Я чувствую себя виноватой, - пролепетала я, отводя взгляд в сторону.
  - Отчего?
  Я сделала глубокий вдох. Поводов для моей вины было предостаточно. Но по-настоящему сильно терзало лишь одно.
  - Это все из-за меня, - сказала я, низко опустив голову.
  В прохладном воздухе застыла напряженное молчание.
  - Что именно? - уточнила Ванесса.
  - Все, - ответила я. - То, что сейчас творится в мире... всему виной только я...
  - Почему ты так решила? - с легким недоверием поинтересовалась она.
  - Если бы не я, Мэйсон бы не отправился к Бессмертным, - мрачно пояснила я.
  - Может, дело было вовсе не в тебе?
  - Нет, - я качнула головой. - Дело только во мне. Из-за меня Эрик потерял друга, из-за меня Лугару угрожает опасность.
  - Объяснишь? - попросила Ванесса.
  - Когда Мэйсон... укусил меня, я обратилась за помощью к Эрику, и этим самым втянула его в свои проблемы, с которыми должна была разобраться сама. Эрик и Алекс стали помогать мне, и для этого им даже пришлось объединиться с вампирами, которых они на дух не переносили. Мэйсон узнал об этом и был в ярости. Он пришел к нам, чтобы разобраться. Тогда я испугалась, что он может причинить вред семье Дэниэла, или Эрику. Но он лишь сказал, что Эрик ему больше не брат, и ушел, - я замолчала. - А потом... потом у Алекса было видение.
  - Видение? - перебила Ванесса.
  - Да. У него есть дар - он может связываться с миром мертвых, и даже возвращать оттуда.
  - Ох. Это... здорово.
  - Так вот, Древние Духи Лугару связались с Алексом и сказали ему, что Мэйсон отправляется к Бессмертным, чтобы рассказать им о том, что Лугару живы. Это была его месть. С того момента начался весь ужас...
  - Но... причет тут ты, Мия? - не поняла Ванесса.
  - Если бы я не втянула во все это Эрика, то ничего бы не произошло, - вяло проговорила я, поднимая голову. - Если бы я вообще с ним не знакомилась, не стала общаться, все бы было совершенно по-другому.
  - Я даже не знаю, что сказать...
  - Вот и я о том же, - хмыкнула я мрачно. - Если бы не я, все было бы хорошо.
  - Обязательно бы что-нибудь произошло, - заговорила тихо Ванесса. - Рано или поздно, Бессмертные бы все равно узнали, что Лугару до сих пор живы. Войны не избежать. Дело лишь во времени.
  - Но это не снимает с меня вины.
  - Ты не виновата в этом, Мия. Мэйсон сам отвечает за свои поступки. И во всем этом виноват только он один. Он сам подставил своих друзей под огромную опасность.
  - Мэйсон думает, что Бессмертные не тронут его и убьют остальных Лугару. Что он будет в безопасности. Он считает, что так будет справедливее.
  Внезапно Ванесса тихо засмеялась. Я с удивлением уставилась на нее.
  - Ты и в правду думаешь, что Бессмертные не тронут Мэйсона? - усмехнулась она. - Как только они расправятся с... Эриком, то примутся за Мэйсона. Бессмертные не оставят в живых никого. Вероятно, Мэйсон прекрасно знает это.
  - Но... тогда почему он до сих пор с ними? - нахмурилась я.
  - Возможно, он не захочет жить после того, как Бессмертные убьют его братьев, - ответила Ванесса ровным голосом.
  - Как все сложно, - вслух произнесла я то, о чем подумала.
  - Если бы мы смогли найти твоего друга Эрика и во всем разобраться... - она тяжело вздохнула.
  Еще некоторое время мы просидели на самой высокой ветке сосны, смотря на луну.
  Вот и подошел к концу этот долгой день, который принес с собой немало неожиданных событий, новостей. Вероятно, моя жизнь уже не станет прежней - такой, какой она была до встречи с Ванессой. По крайней мере, я теперь не одна. Никогда бы не подумала, что вступлю в компанию вампиров, совершенно разных по характеру и внешности, но все же готовых заступиться друг за друга.
  И Ванесса... шестнадцатилетняя девочка, которая многое пережила в своей жизни, затянувшейся на 180 лет. И она была с Бессмертными. Эта новость до сих пор не укладывается в моей голове.
  В одном я уверена точно. Война между Бессмертными и Лугару еще не началась. Но Бессмертные тщательно готовятся к этому важному для них событию, от которой будет зависеть дальнейшее существование вампиров, оборотней, возможно, даже жизни людей...
  Все изменится. Кардинально и безвозвратно. Как бы вычурно это не звучало, но от победы той или иной стороны будет зависеть будущее всего мира.
  
  Глава девятая
  Столкновение
  
  Прошло несколько дней с того момента, как я присоединилась к компании вампиров. За эти дни ничего не изменилось, только разве что, я стала сильнее скучать по Дэниэлу, и меня мучает невыносимая жажда, которую приходится сдерживать.
  Ванесса, Сэм и Шон в один голос просили меня вновь и вновь рассказывать мою историю прошлого, особенно уточнение до самых мельчайших подробностей о Лугару и Бессмертных. Мне стало казаться, что если я еще раз произнесу слово "Лугару", или "Бессмертные", то у меня появится мозоль на языке.
  Отношение ко мне самоуверенной брюнетки Николь так и не изменилось. В общем-то, и мне не особо хотелось с ней стабильного отношения. Единственный чел... вампир, которому я могла хоть чуточку доверять, это Ванесса. Больше я ни с кем не могла поговорить, кроме как с ней. В силу своего возраста она хорошо понимала меня. Наши истории были даже чем-то схожи. Говоря с Ванессой, я будто разговаривала со своим сердцем, душой. Довольно странное ощущение, которое впервые почувствовала я впервые за все время существования в качестве вампира, что тебя понимают.
  Я угрюмо уставилась на окно, смотря, как по стеклу скатываются хрустальные капли дождя. Горло сковала ужасная сухость, и мне жутко хотелось вонзить в кого-нибудь свои зубы. Я была дико голодна. Я хотела человеческой крови. И это было всем, о чем я могла думать на данный момент.
  Я сделала небольшой вдох и нахмурилась.
  Кто-то стоял позади, и это сильно напрягало меня.
  В отражении окна я увидела Дина, который пристально смотрел на меня, убрав руки в карманы синих джинс. Его лицо было сосредоточено и в то же время спокойно, как никогда.
  Я снова сделала вдох и развернулась к нему лицом.
  - Доброе утро, Мия, - пробормотал он, немного улыбнувшись.
  "Разве оно доброе" подумала я про себя и кивнула.
  Дин медленно прошел к дивану и бесшумно присел на него. Он сжал в своей большой руке пульт и наставил его на телевизор.
  - Как настроение? - поинтересовался он, не смотря на меня.
  - Прекрасно, - пробурчала я. - А у тебя?
  - Как всегда, - Дин беспечно пожал плечами.
  Что-то не совсем похоже на то, что он чувствует себя отлично. Сегодня Дин какой-то странный, не такой, какой обычно. Хотя, откуда мне знать, что он чувствует, ведь я знаю его всего несколько дней.
  Вероятно, он был голоден, как и я, поэтому не тратил свою энергию на шуточки в мой адрес. И я даже почувствовала себя немного скучно сейчас.
  - Сегодня ужасная погодка, не так ли? - прошелестел Дин, украдкой взглянув на меня.
  - Верно, - пробормотала я, снова посмотрев в окно.
  Я закусила нижнюю губу и на мгновение закрыла глаза. В мыслях появился прекрасный образ Дэниэла, от чего я вздрогнула и распахнула глаза.
  Я почувствовала на себе вопросительный взгляд Дина.
  - Ты чего? Глюк поймала? - наконец, в мой адрес полетела первая шутка с уст парня.
  Дин подавленно рассмеялся и уставился на экран телевизора. Через несколько секунд его лицо вновь стало сосредоточенным, даже слегка напряженным.
  Сухость в горле дала о себе знать. Я слабо сжала горло рукой и сглотнула, почувствовав от этого боль.
  Мне нужно было поохотиться. Мне нужно было утолить голод, чтобы жажда не терзала меня.
  Сейчас для этого была подходящая погода. Пасмурно. Хотя, солнце тоже не мешает мне.
  Я стала беспокойно размерять большую гостиную резкими шагами. Изредка Дин с удивлением поглядывал в мою сторону, но ничего не говорил. Вероятно, он понимал, что мучает меня.
  - Ты знаешь, где Ванесса? - спросила я.
  - Она где-то гуляет с Сэмом, - с небрежностью кинул через плечо Дин.
  - Ясно, - я сжала руки в кулаки и продолжила свою бессмысленную ходьбу по дому.
  Как же я голодна... я ужасно голодна... я невероятно сильно голодна!
  Ничего ведь не будет, если я отлучусь на пару часов, чтобы убить парочку бездомных. В конце концов, я ведь не заключенная, и имею право на свободу действий. Никто не может запретить мне переступить порог дома и идти туда, куда я захочу.
  Да, именно так и сделаю.
  По телу прошлась волна бодрости, и я улыбнулась сама себе.
  - Мне надо уйти на пару часов, - пробормотала я, не понимая, зачем я это сказала.
  - Куда? - поинтересовался Дин, поворачивая ко мне голову.
  - По неотложным... делам, - я стиснула зубы.
  Пару секунд парень с непониманием смотрел на меня, а потом тихо и медленно выдохнул.
  - Ох... ладно... иди, - заговорил Дин. - Я скажу Ванессе, что ты... ушла.
  Я с благодарностью кивнула и ринулась к двери.
  Выйдя на улицу, я почувствовала огромное облегчение. Я почувствовала свободу, которую не ощущала в пределах четырех стен, которые давили на меня со всех сторон.
  Я с удовольствием втянула в себя свежий полупрозрачный воздух, наполнив им легкие. Кристальные капли дождя капали на мои волосы, стекая по лицу, рукам. Горьковатый запах леса, хвои был повсюду. Я жадно вдыхала сладкий аромат дождя, полевых цветов, сочной листвы. С востока тянуло мхом и гнилью.
  Шум дождя помогал отогнать напряжение и с упоительным наслаждением погрузиться в живой мир. Но, к сожалению, это продолжалось сравнительно недолго. Жажда очень скоро вновь ворвалась в мое сознание, сухость сильнее сковало горло, и в желудке появилось неприятное ощущение.
  Я побежала на запад.
  По моему телу растекалась сила и бодрость. Я с воздушной легкостью бежала через лес с такой скоростью, что капли дождя не успели падать на меня.
  Очень скоро я уловила нежный и тонкий аромат ванили, цитруса и лаванды. Все это смешалось в один очень приятный и не оставляющий мне выбора запах.
  Достаточно быстро я нашла источник этого аромата, и для этого мне даже не надо было приближаться к городу. В паре сотнях ярдов я заметила двух туристов - парня и девушку. Они стояли на месте и осматривались. В руках у девушки был компас, а у парня карта.
  - Нам надо в ту сторону, Джейк, - твердила девушка, указывая рукой на север.
  - Нет, Аманда, нам нужно туда, - кивнул головой парень на юг.
  Их спор продолжался, только я не стала прислушиваться к их голосам. Моим вниманием полностью овладел человеческий запах, который казался невероятно близким. Внутренний монстр, который вновь завладел моим телом, жаждал вонзить в этих туристов клыки и испить сладкий эликсир бессмертия. И мне было совершенно неважно, что молодую пару будут искать. Я была дико голодна, и это все, о чем я могла думать.
  Я ринулась вперед, стремительно надвигаясь на туристов. Моей первой жертвой стал парень. Когда я приблизилась к нему и вцепилась в шею, он даже не успел испугаться. А вот девушка громко закричала и с немым ужасом наблюдала, как я убиваю ее попутчика.
  Через какие-то секунды она побежала. В это время я уже закончила разбираться с парнем. Когда его сердце сделало последний приглушенный стук, я откинула тело в сторону и, ослепленная жаждой, последовала за девушкой.
  Мне не потребовалось и десяти секунд, чтобы найти ее.
  Девушка умоляла меня не убивать ее, а монстр, сидящий внутри меня, ликовал и смеялся злобным смехом. Конечно же, я не собиралась упускать свою жертву. По крайней мере, не сейчас, когда голод по-прежнему мучает меня.
  Я довольно быстро убила девушку. Она долго вырывалась, но так и не смогла сопротивляться моей нерушимой хватке.
  Какое же разочарование настигло меня, когда после двух убитых мною человек я не почувствовала покой и сытость. Я была голодна, правда жажда теперь не казалась столь сильной и болезненной. Но этого было вполне достаточно, чтобы просуществовать еще несколько дней. На сегодня с меня хватит жертв.
  Дождь закончился. Тучи стали рассеиваться. Я медленно шла по лесу, стараясь не занимать голову посторонними мыслями. Скромные солнечные лучи стали прорезываться сквозь густые кроны деревьев, падая за сырую землю. Все стало постепенно пробуждаться. Жучки закопошились на листве, миниатюрные белочки стали перепрыгивать с ветки на ветку, насекомые завели между собой странный диалог. Но все замолкало, когда я проходила рядом.
  В лесу появился полупрозрачный туман, сквозь который просачивалось солнце. В моей душе на какое-то короткое мгновение поселилось спокойствие, когда я смотрела на эту неповторимую красоту. Но вскоре это ощущение легкости испарилось, и окружающие краски стали постепенно терять свой насыщенный оттенок. Жажда отнимала во мне всякое желание любоваться живой природой, поглощая меня во мрак.
  Вскоре я добралась до продолговатого деревянного дома, в небольшом окне виднелся очень четкий образ Ванессы, лицо которой была нахмуренным. Но я отнеслась к этому со спокойным равнодушием.
  Я подобралась к широкой полосе солнечного света, которая разделяла меня от входной двери. Так же краем глаза я видела, что Ванесса продолжает наблюдать за мной, и ее прозрачно-зеленые глаза смотрели в мою сторону с некоторым удивлением и страхом.
  Я догадалась, чего она боялась. Но по этому поводу совершенно не стоит волноваться.
  Больше не обращая внимания на Ванессу, я шла вперед, подставляя свое тело теплым солнечным лучам. Кто-то шокировано ахнул, и в следующее мгновение передо мной распахнулась входная деревянная дверь. Лицо Ванессы казалось мне крайне удивленным. Она растерянно смотрела то на солнце, то на меня.
  - Привет, - пробормотала я, спокойно проходя в дом.
  Ванесса молчаливо закрыла за мной дверь и в следующий момент оказалась передо мной.
  - Что... что это было? - зашелестела она крайне обеспокоенным голосом.
  - Что именно? - уточнила я.
  - Ты... как ты прошла под солнцем? Разве оно не причиняет тебе вред?
  - Ох, точно, - выдохнула я. - Я совсем забыла тебе сказать, что оно не убивает меня.
  - Что? - пискнула Ванесса, округлив прозрачно-зеленые глаза. - Но... как... как такое возможно?! Почему солнце не убивает тебя?
  - Я и сама не понимаю, почему так получилось, - я пожала плечами.
  - Ты не перестаешь меня удивлять... - Ванесса покачала головой. - Солнца не бояться только Древние вампиры, или... не вампиры.
  - Я тоже об этом думала, но... это до сих пор остается для меня загадкой, - вздохнула я. - Я тоже была удивлена, когда поняла, что солнце не причиняет мне никакого вреда.
  - Кто ты? - Ванесса с некоторым недоверием посмотрела мне прямо в глаза.
  Я и не знала, что ответить. Ее вопрос поставил меня в тупик, и я с раскрытым ртом пялилась на нее, забыв весь словарный запас.
  - Пойдем, - она взяла меня за руку и потянула в гостиную.
  Я сразу поймала на себе взгляды Дина, Сэма и Шона, которые в раз повернули головы в нашу сторону. Ванесса остановилась у дивана и отпустила мою руку.
  - Я не понимаю, Сэм, - пробормотала девушка, с беспокойством поглядывая на меня.
  - Что случилось, Ванесса? - Сэм тут же оказался рядом с ней, бережно положил руку на ее плечо.
  - Мия. Она... она не боится солнечного света, - заговорила Ванесса, растерянно смотря на меня. - Оно не причиняет ей никакого вреда. Я... сама это только что видела! Мия спокойно вышла на солнце, и с ней ничего не случилось. Я ничего не понимаю, Сэм. Разве такое возможно?
  Светловолосый парень свел брови вместе. Он сощурил серо-голубые глаза и хмыкнул.
  - Такого просто не может быть, - наконец, заговорил Сэм. - Солнце убивает вампиров, - его слова прозвучали возмущенно.
  Не зная, что ответить, я просто пожала плечами.
  - Ты можешь сам в этом убедиться, - сказала Ванесса. Затем, она посмотрела на меня. - Ты можешь выйти на улицу?
  - Без проблем, - я снова пожала плечами.
  Дин, Сэм, Шон, Ванесса и я направились к выходу.
  Я резко распахнула перед собой входную дверь и пошла вперед. Безо всяких сомнений, я вышла на свет. Солнце трепетно и нежно касалось моей твердой кожи. На моих губах заиграла слабая улыбка.
  - Невероятно, - произнес Сэм. - Ты ничего не чувствуешь? Никакой боли? Жжения? Или усталости?
  - Нет, - отозвалась я легкомысленно. - Я чувствую себя обычно.
  - Уоу, - раздался голос Дина, выглядывающего из-за спины Шона. - Я не сплю? Она действительно не боится солнца? - кивнул он в мою сторону.
  - Похоже на то, - медленно кивнул Сэм.
  Мы зашли в дом.
  - Это, без всякого сомнения, очень странно, - сказала Ванесса и скрестила руки на груди. - Мия совсем недавно стала вампиром, и солнце ей не причиняет боли.
  - Да, это тоже необычно для меня, - пробормотала я. - Я знаю, что только Древние вампиры могут не бояться солнца. А я... - я не смогла закончить, приковав взгляд к полу.
  - Еще раз, расскажи нам, как ты стала вампиром, - тревожно попросил Шон.
  Я сделала неглубокий вдох.
  - Сначала меня укусил Мэйсон, - заговорила я, хмуря брови. - Потом мое состояние ухудшалось с каждым днем. А затем... - я замолкла на несколько секунд, - потом я умерла. Ну, а через некоторое время я очнулась в склепе, совершенно не помня своего прошлого. Я даже не знаю, кто меня мог обратить. Возможно, это был Дэниэл, или кто-то из его семьи, - я слабо содрогнулась, произнеся имя Дэниэла.
  - Может, она и не вампир вовсе? - предположил Дин.
  - Нет, - замотала головой Ванесса. - Она пахнет, как мы, она пьет кровь людей, и... я уверена, что она вампир.
  - Только, может, не совсем обычный? - раздался напряженный голос Сэма.
  Я с удивлением посмотрела на него.
  - То есть? - не поняла я.
  - Может, ты полукровка? - последнее слово заставило всех замереть. В том числе и я застыла в немом изумлении.
  - Что? - прошептала я. - Полукровка? - чуть громче сказала я.
  - Полукровка? - с не меньшим удивлением промолвила Ванесса.
  - Да, - кивнул Сэм. - Возможно, ты наполовину Лугару?
  Напряжение нарастало. Мое тело сжалось от непонимания.
  - Нет, этого просто не может быть, - стала отрицать я. - Лугару не становятся от укуса. Ими рождаются, этот ген передается по наследству.
  - Я знаю. Но, может, произошел сбой в твоем организме, когда яд Лугару смешался с ядом вампира?
  - Интересная теория, - раздумчиво сказал Шон, поджимая губы. - Возможно, ты прав, Сэм.
  Честно говоря, я наотрез отказывалась верить в это. Ведь такого не может быть, верно? Только не со мной...
  - Лугару не боятся солнца, вероятно, эта возможность передалась тебе, - размышлял Шон. - Но так же ты сильна, быстра, твоя кожа твердая и мертвенно-бледная, как у вампиров.
  - Только она немного теплее, чем наша, - вставила Ванесса.
  Странно, только я не замечала этого.
  - Но жажда, - сказала я. - Я так же сильно желаю человеческой крови. Она вызывает во мне дикий голод. Разве Лугару тоже убивают людей, чтобы утолить свою жажду?
  - Нет, - качнул головой Сэм. - Лугару не обязательно убивать людей, чтобы насытиться. Они могут спокойно питаться человеческой пищей. Но не стоит забывать и того, что они могут выйти из себя, если почувствуют запах человеческой крови.
  - Возможно, поэтому твоя жажда сильнее, чем у нас, - сказал Шон. - Обычно, у недавно обращенных вампиров почти нет нужды в человеческой крови. Им достаточно пару литров человеческой крови раз в две недели. Голод возрастает с годами.
  - Может, Мия постоянно хочет крови оттого, что с самого момента пробуждения она была одна, и некому было остановить ее? - предположила Ванесса.
  - Это тоже возможно, - согласился Шон. - И теория о том, что Мия может быть полукровкой, является для меня более правдоподобной.
  - Странно, - промычал Сэм. - Никогда не слышал и не встречал ничего подобного...
  - Поздравляю, вампирка! - ухмыльнулся Дин. - И как ты только умудрилась связаться с Лугару и вампирами?
  Я сделала вид, будто не слышала его насмешливых слов. Эта ситуация была далеко не веселой, и шутки в данном случае здесь совершенно не уместны. Все гораздо серьезнее, чем я, или кто-либо здесь находящиеся, мог предположить.
  Хотя с другой стороны это могло быть вполне реальным с учетом того, что в этом мире нет ничего невозможно. И уже который раз я не перестаю убеждаться в этом. Серьезно, мне пора бы привыкнуть ко всему необычному и относиться к этому совершенно спокойно.
  - Это не нормально? - сказала я очевидную вещь с удивлением в голосе.
  - Пять с плюсом за догадливость, - улыбнулся Дин и подмигнул мне.
  - Но ведь это не точно? В смысле, нет никакой уверенности, что это действительно так? - спросила я тихо.
  - Да, но нам не стоит отвергать эту теорию, - сказал Шон, пристально глядя на меня. - Если это предположение относительно того, что ты полукровка, является верным, то ты - единственная во всем мире, кто смешал в себе сторону Лугару и Вампиров.
  Очевидно, его слова должны были вызвать у меня гордость, или что-то типа того. Но я наоборот же чувствовала себя отвратительно. Я не хотела быть особенной, или кем-то в этом роде.
  - Вот дерьмо... - вздохнула я.
  - Верно мыслишь, подруга! - ухмыльнулся Дин.
  Ванесса укоризненно взглянула на парня, и тот тут же перестал улыбаться.
  - И что нам делать? - осторожно вопросила девушка, с волнением смотря на Сэма.
  - Даже не знаю, - Сэм лишь покачал головой, опуская глаза. Он положил локти на колени и устремил задумчивый взгляд на деревянный пол.
  - Можно провести некоторые исследования... - не успел Шон договорить, как я громко выдохнула.
  - Нет! Никаких исследований не надо! - запаниковала я. - Я больше не хочу становиться подобным кроликом!
  Дин подавил в себе смешок, приложив сжатую руку ко рту.
  - Ты права, - согласился Шон. - Навряд ли это поможет нам что-нибудь выяснить...
  - Нам надо найти семью Дэниэла, - заявила я. - Виктор сможет разобраться с этим. По крайней мере, он уже не одну сотню лет живет на этой Земле и что-нибудь знает об этом.
  - Самое главное, чтобы о тебе не узнали Бессмертные, - Сэм взглянул на меня. - Иначе все будет гораздо сложнее.
  - Они не оставят тебя в покое, - согласилась Ванесса. - Самуэль не упустит такой возможности.
  - Прекрасно, - буркнула я. - Только их не хватало для полного счастья...
  Моя очередная реплика вызвала в Дине усмешку.
  - А ты смешная, когда злишься, - его пухлые губы расплылись в улыбке.
  - Лучше тебе не видеть меня злой, - я кинула на него сердитый взгляд.
  - Все, молчу, - Дин выставил руки вперед.
  - И... Эрик - он тоже может что-то знать об этом, - спустя несколько секунд сказала я.
  В ответ на мои слова прозвучало молчание, которое разнеслось по всему дому. Могло ли это означать, что все согласны со мной?
  Очень скоро солнце скрылось за темно-серыми тучами, которые затянули небо. Легкий туман продолжал окутывать лесные просторы. Мне казалось довольно странным, что неестественная тишина стоит вокруг, словно животные чего-то боятся.
  Ванесса тоже чувствовала возникшее в воздухе напряжение.
  - Может, нам следует проверить окрестности? - предложил Шон, тоже чувствуя что-то неладное.
  - Не помешало бы, - резко кивнула Ванесса.
  Она отошла от окна.
  - Сэм, Шон, Дэвид, Дин и я отправимся на разведку, - строгим голосом заговорила она. - Вы останетесь здесь.
  Сидящая на диване Николь, не отрывая взгляда от зеркала, в которое она смотрела вот уже несколько минут подряд, медленно кивнула.
  - Может, я пойду с вами? - неуверенно проговорила я.
  Николь тут же оторвала пристальный взгляд от зеркальца и уставилась на меня.
  - Ладно, - согласилась Ванесса. - Пойдемте.
  - Ммм... я тоже с вами, - робко произнесла Клэр, и все тут же повернули головы в ее сторону, в том числе и я.
  Девушка засомневалась под пристальными взглядами вампиров и опустила глаза в пол.
  - Ты уверена? - спросила Ванесса.
  - Да, - Клэр улыбнулась одним уголком губ.
  - Хорошо.
  - Вы серьезно? - возмущенно воскликнула Николь. - Хотите оставить меня здесь одну?
  - Может не оставаться и тоже идти с нами, - Ванесса пожала плечами и направилась к двери.
  Еще некоторое время вечно недовольная брюнетка сидела, украдкой глядя на свое отражение в зеркале. Я уже была на улице, когда услышала ее тихие и плавные шаги, приближающиеся к выходу.
  - Отлично, все в сборе, - с энтузиазмом сказал Дин.
  Мы встали в некое подобие круга, в центре которого стояла Ванесса.
  - Ладно, - выдохнула она. - Дин и Николь - вы осмотрите север. Дэвид и Шон - запад. Клэр и Мия - восток, а мы с Сэмом - юг. Всем все ясно?
  Раздался гул голосов.
  - Встречаемся здесь через пару часов, - напоследок сказала Ванесса, и они с Сэмом рванули с места, плавно растворяясь в лесу.
  Следующими ушли Дэвид и Шон.
  - Прекрасно, мы с тобой в одной команде, красотка! - приободрился Дин.
  - Сразу предупреждаю, лучше молчи, если не хочешь, чтобы я вцепилась в твою глотку, - прошипела Николь и направилась вперед.
  Дин следом отправился за ней.
  Я и Клэр остались стоять на месте.
  - Пойдем, - с сомнением сказала я ей.
  Она мягко кивнула.
  Клэр бесшумно бежала за мной, стараясь держаться на расстоянии. Я то и дело оборачивалась назад, чтобы убедиться, что она продолжает следовать за мной. За все время, что мы неслись по лесу, никто из нас не решился произнести ни единого слова.
  Туман, окутавший лес, продолжал сгущаться, но от этого я не стала видеть хуже. Все по-прежнему было четким до невероятности.
  Я сделала небольшой вдох. И в нем ясно почувствовался странный запах, встречавшийся мне прежде. Поначалу я не смогла разобрать его.
  В целях безопасности, я остановилась. Клэр не ожидала моего резкого действия, и пронеслась мимо меня, но через пару секунд девушка вернулась назад и замерла рядом со мной.
  - Ты это чувствуешь? - спросила я ее, настороженно осматриваясь по сторонам.
  - Да, - ответила она не менее напряженным голосом.
  Лишь на какое-то мгновение в воздухе повисла тишина.
  Я сделала еще один вдох.
  Запах, витавший вокруг, казался мне невероятно знакомым. Этот горький аромат, отдающий псиной, сыростью и гнилью заставил меня поморщиться.
  Какая-то сотая доля секунды потребовалась мне на то, чтобы вспомнить, кто является источником этого противного запаха.
  Эти существа были достаточно близко, чтобы я смогла расслышать их шорохи, сбитое тяжелое дыхание, сильные удары сердца. И их было несколько. Я могла предположить, что нас разделяют всего несколько километров. И это ничтожно мало, чтобы уйти.
  Оборотни.
  Они снова где-то поблизости. Вероятно, слишком поздно, чтобы мы с Клэр могли уйти незамеченными. Эти твари уже учуяли нас и, по всей возможности, пытаются выследить нас.
  - Что это? - слабым шепотом спросила Клэр.
  - Старайся делать как можно меньше движений, - предостерегла я, не поворачиваясь к ней лицом.
  - Что происходит? - в ее голосе зарождалась паника.
  - Тшш.
  Клэр замолчала.
  Я вслушалась в тишину, за которой скрывались посторонние шорохи, которые слышались намного яснее, чем несколько секунд назад.
  Они приближались.
  Я медленно развернулась лицом к Клэр. Ее глаза растерянно и непониманием смотрели на меня, как бы спрашивая, что случилось.
  И я сказала лишь одно слово:
  - Бежим.
  Мы с Клэр в раз сорвались с места и побежали по обратному пути. Иногда девушка отставала от меня, и мне приходилось сбавлять скорость, чтобы дождаться ее. Мы были очень далеко от дома, поэтому бежать предстояло долго. Самым главным было то, чтобы мы смогли оторваться от оборотней, которые продолжали тайно нас.
  Я каждой клеточкой своего тела чувствовала их присутствие неподалеку. Отвратительный запах этих тварей впитался в воздухе, и я предпочла не дышать.
  - Надо найти остальных и предупредить их, - на бегу сказала я Клэр.
  Она кивнула.
  Мы резко сменили направление и понеслись по еле уловимому запаху, который оставили за собой Сэм и Ванесса.
  К счастью, мы очень скоро нашли их. И вместе с Ванессой и Сэмом были остальные - Николь, Дин, Дэвид и Шон.
  - Здесь оборотни, - на ходу проговорила я, подбегая к Ванессе.
  Девушка растерянно осматривалась по сторонам.
  - Я знаю, - прошелестела она. - И они близко. Мы не сможем уйти.
  - Придется атаковать их, - выдавил Сэм, сжимая кулаки.
  На безупречном лице Николь отражалась сильная паника. Она очень быстро вдыхала и выдыхала.
  - Господи, как же они воняют! - фыркнул Дин, морща лицо.
  Действительно, резкий запах оборотней стал еще сильнее. Они были достаточно близко, чтобы мы смогли услышать их рычание.
  Мы сбились в толпу, с особой настороженностью смотря по сторонам, стараясь не пропустить ни одной детали.
  - Вот же дерьмо... - выдохнул Дин, и мы все повернули голову туда, откуда стали доносится приглушенные шаги оборотней.
  Их было восемь. Эти монстры медленно выплывали из густого тумана, окутавшего лес. Их движения были необычайно синхронны и тягучи. Никто из нас не отрывал от них ошеломленного взгляда.
  Я почувствовала, как остальные вампиры напряглись.
  Оборотни обнажали свои огромные клыки в грозном оскале. Из их пастей вырывалось дикое рычание. Они продолжали надвигаться на нас.
  Краем глаза я заметила, как Сэм сжал руку Ванессы.
  Всем было страшно, и этот страх передавался друг другу, усложняя наше и без того нелегкое положение.
  Напряжение возрастало.
  Монстры продолжали идти вперед. Они образовывали некое подобие круга, загоняя нас в ловушку.
  - И откуда они только взялись... - прорычал Дин.
  - Нам не выстоять против них, - запаниковала Николь.
  Силы были равны. Нас было восемь, и оборотней тоже. Но не факт, что кто-либо из нас сможет выстоять против одного огромного монстра.
  Кажется, оборотням надоело медлить, и они ринулись в атаку первыми.
  Я согнулась в коленях и зарычала, готовясь принять на себя удар. То же самое сделали остальные.
  - Берегитесь, ублюдки, - злобно ухмыльнулся Дин и ринулся на одного из оборотней.
  То же самое сделали Дэвид, Сэм и Шон. Ванесса, я, Николь и Клэр остались на своих местах, ожидая, когда твари атакуют первыми.
  На меня надвигался громадное чудовище размером с небольшой дом. Единственное, что пугало меня, это его клыки - длинные и острые.
  Я зарычала сильнее и рванула вперед.
  Когда оборотень был совсем близко, я сделала прыжок вверх, перелетев его. Чудовище резко развернулось и вновь понеслось на меня. Я выставила руки вперед, удерживая его пасть подальше от своего тела. Горячее дыхание оборотня пробуждало во мне дикое отвращение во всем теле.
  Одним резким движением я оттолкнула от себя оборотня и запрыгнула ему на шею. Монстр пытался укусить меня, но я сцепила руки вокруг его массивной шеи и обнажила клыки. Моментально мои зубы вонзились в чудовище.
  Оборотень протяжно заскулил и стал падать. Несколько долей секунд мне хватило для того, чтобы отстраниться от монстра и спрыгнуть с его онемевшего тела.
  Чудовище рухнуло на землю и больше не двигалось.
  Я не стала тянуть время и метнулась к Николь, над которой возвышался оборотень. Она с огромным трудом отталкивала его от себя.
  Я диким рычанием я вцепилась в тело оборотня и отбросила его в сторону. Он с оглушительным треском врезался в дерево и упал на землю. Но уже в следующую секунду надвигался на нас. Я дождалась, когда монстр подберется достаточно близко, и резко нагнулась, проскользнув мимо. В следующее мгновение я бросилась в атаку.
  Разделавшись с этим оборотнем, я заметила, с каким изяществом и ловкостью Ванесса лавирует между монстрами, избегая их ударов. Так же я увидела, как на Клэр набрасывается оборотень. Я хотела ринуться на помощь, но меня опередил Дин, который оттолкнул монстра от девушки.
  Оборотней осталось шестеро. Мы одерживали маленькую победу.
  Я побежала к Шону, который ловко уворачивался от зубов монстра. Шон послужил отвлекающим маневром, когда я запрыгнула на шею оборотня и одним резким движением свернула ее.
  Безжизненное и громоздкое тело чудовища рухнуло на землю.
  Мы обменялись мимолетным взглядом с Шоном и отправились помогать остальным.
  На Клэр снова напал оборотень. И на этот раз я была ближе всех к ней, поэтому, не раздумывая, я метнулась на помощь к девушке.
  Гадкий монстр прижимал Клэр к дереву. Она сжимала его горло руками и кричала. Во мне проснулась ненависть и дикое желание, во что бы то ни стало, защитить слабую Клэр. На этом фоне она казалась очень хрупкой и беспомощной.
  Но не успела я подобраться к оборотню, который угрожал Клэр, меня что-то оттолкнуло, и я отлетела на несколько метров в сторону. Я упала на землю и прокатилась по ней, стукнувшись о ствол дерева.
  Моментально поднявшись на ноги, я собиралась побежать к Клэр. Но оказалось слишком поздно.
  Монстр, что прижимал ее к дереву, вонзил свои огромные клыки в ее плечо, и девушка пронзительно закричала от ужасной боли.
  - Нет! - завопила я и побежала к ней.
  За пару секунд преодолев расстояние в несколько десятков ярдов, я накинулась на оборотня, который до сих пор кусал Клэр, и в порыве ярости отшвырнула его в сторону.
  Клэр закатила глаза и упала на землю. Я подбежала к ней.
  - Эй, ты меня слышишь? - я потрепала ее по щекам.
  Из ее губ вырывались слабые стоны. Я посмотрела на то место, куда ее укусил оборотень. На кофте остались две большие дырки от зубов монстра. Самой раны я не видела.
  - Мне нужна помощь! - закричала я, рассеяно смотря на Клэр. С каждой секундой она становилась слабее.
  Через пару секунд ко мне подоспел Шон.
  - Что случилось? - тревожно спросил он.
  - Ее укусили, - пробормотала я.
  - Ох, черт, - прошипел он. - Ее надо немедленно унести отсюда! Дьявол!
  Шон подошел ближе и взял Клэр на руки.
  - Дин! - закричал он.
  Я чувствовала, как внутри разгорается адское пламя жгучей ненависти. Я сдержано выдохнула и сжала руки в кулаки, пытаясь отыскать взглядом того оборотня, который напал на Клэр. Сейчас эта тварь нападала на Дэвида, который не давал укусить себя.
  Очень скоро я добралась до них. Я встала рядом с Дэвидом, и мы смотрели, как оборотень осторожно подбирается вперед, выжидая удобный момент. Но я не была намеренна ждать, когда это чудовище нападет первым. Я хотела вырвать его сердце, свернуть ему шею, разорвать его пасть... сделать все, лишь бы оно мучилось от жуткой боли.
  Издав дикий рык, я бросилась на оборотня, со всей силы ударив кулаком по его вытянутой морде. После этого Дэвид подбежал к нему и сжал руки в области ребер твари. "Это" заскулило от боли, а я улыбнулась, чувствуя удовольствие. Но этого было недостаточно. Эта тварь должна была умереть в страшных муках.
  Я медленно подошла к оборотню и склонилась над ним. Монстр продолжал рычать и оскаливаться на меня. Но я была уверено, что он не сумеет причинить мне никакого вреда. Для этого у него просто-напросто не было сил.
  Стиснув зубы, я резко ударила его в область сердца. Моя рука прошла сквозь густую шерсть, жир, мясо, сломав пару ребер. Я чувствовала, как бьется сердце оборотня. Я держала его в своей ладони. Мне нравилось слышать пронзительный вой чудовища, которое дергалось на земле.
  Я ждала около тридцати секунд, наслаждаясь впечатляющим зрелищем того, как мучается оборотень. И потом я резко сжала ладонь и вырвала бьющееся сердце из груди монстра. Он издал последний вой и замолк.
  Я держала в своей руке окровавленное сердце оборотня.
  Краем глаза я уловила на себе шокированный взгляд Ванессы. Резко повернув голову в ее сторону, я разжала руку, и сердце упало на землю рядом с мертвым оборотнем. Медленно поднявшись, я вытерла кровь о джинсы и кофту.
  Я чувствовала в этот момент, что злость поглотила меня. Внутренний монстр пробудился. И заставила его сделать это не жажда, а непреодолимое чувство ярости, которая бушевала во мне. И пока что я не собиралась справляться с этим ощущением. Лишь до тех пор, пока все оборотни не будут убиты.
  Я заметила, что Дин куда-то исчез. Вероятно, он понес Клэр к дому.
  Я вновь посмотрела на Ванессу.
  Она приняла атаку оборотня, который набросился на нее. И тут я заметила, как за спиной Ванессы крадется еще один монстр. Его от нее отделял всего один прыжок. А я находилась на другом конце небольшого свободного пространства с низко скошенной травой. И даже при всем своем неутолимом желании броситься на помощь Ванессе я бы не успела достигнуть ее до того, как второй оборотень бросится на нее.
  На какой-то момент мое тело окаменело. Второй оборотень немного пригнулся, приготовившись к нападению, и сделал большой прыжок.
  - Не-е-ет! - неожиданно закричала я.
  Вдруг оборотень, находившийся позади Ванессы, заскулил и с оглушительным грохотом рухнул на землю.
  Ванесса резко свернула шею другому оборотню и моментально развернулась ко мне лицом.
  Я внимательно смотрела на монстра, который скулил на земле. Блокировав в голове остальные звуки, шорохи и голоса, я сосредоточила все свое внимание лишь на одной вещи, которая на данный момент имела для меня огромное значение.
  Под моим пристальным взглядом оборотень продолжал дергаться на земле. Я слышала, как ломались его кости. И все это происходило тогда, когда я смотрела на чудовище. На моих губах заиграла злорадная улыбка.
  Но в этот момент ко мне кто-то подбежал, и я мгновенно потеряла всю концентрацию.
  Я вздрогнула, словно вынырнув из глубокого омута, и осмотрелась по сторонам. Слева от себя я заметила взволнованного Шона.
  - Ты в порядке? - спросил он, кладя руку мне на плечо.
  - Я... да, - промямлила я.
  Я повернула голову вперед. Оборотень, который дергался от боли под моим пристальным взглядом, вновь зашевелился. Но не успел он подняться с земли, как Ванесса одним движением свернула ему шею.
  Я вздохнула с облегчением.
  Так же я заметила, что больше не осталось оборотней. Этот был последним.
  Мы одержали победу. Небольшую, но все же победу.
  Некоторое время мы с Ванессой пристально смотрели друг на друга. И... она была удивлена, настолько же сильно, как и я. Ее прозрачно-зеленые глаза спрашивали меня, что только что было. Но я и сама не понимала.
  Вскоре, к Ванессе подошел Сэм, обнял и поцеловал ее в лоб.
  Я быстро отвела взгляд в сторону.
  - Дин отнес Клэр? - спросила я у Шона.
  - Да, - кивнул он. - Уходим отсюда. Только сначала надо убрать это, - он с отвращением посмотрел на мертвые туши оборотней и вздохнул.
  Шон и Дэвид выполнили "грязную" работу - они сожгли всех оборотней. Тем временем я, Ванесса, Сэм и Николь уже подходили к дому.
  - Мия, можно на пару слов, - за моей спиной послышался голос Николь.
  Я резко обернулась и с непониманием уставилась на нее. Ванесса и Сэм уже зашли в дом.
  - Что ты хотела? - устало спросила я.
  - Я... в общем, я хотела поблагодарить тебя, что спасла мне жизнь, - с огромным трудом выговорила брюнетка, поджимая губы.
  - О, - выдохнула я, пару раз моргнув. - Тебе не за что меня благодарить. Я должна была сделать это.
  - В любом случае, спасибо, - Николь чуть улыбнулась. - И... извини, что так грубо вела себя с тобой.
  - Ничего страшного, - мои губы скривились в неком подобии улыбки.
  В темно-карих глазах брюнетки промелькнула искренняя благодарность. Я была рада, что теперь между нами не возникнут недопонимания. По крайней мере, я очень надеюсь на это.
  Мы с Николь зашли в дом. Я сразу же услышала тихие чьи-то тихие стоны.
  На диване в гостиной лежала Клэр, а вокруг нее столпились все остальные.
  Я подошла ближе и остановилась, с ужасом глядя на то, как несчастная девушка корчится и слабо стонет от боли.
  - Что с ней? - нахмурилась я. - Это такая реакция на укус оборотня?
  - Да, - ответил Сэм, не сводя глаз с Клэр.
  И тогда я вспомнила, что чувствовала, когда меня укусил Мэйсон. Моя реакция была не такой... стремительно развивающейся. Поначалу я чувствовала только жжение и усталость. А потом... потом моя жизнь стала сущим кошмаром.
  Я встряхнула головой, избавляясь от плохих воспоминаний.
  - Яд очень быстро расползается по ее телу, - пробормотала Ванесса.
  - Дело плохо, - подтвердил Сэм.
  - Она не... выживет? - голос Николь звенел от напряжения.
  Молчание.
  - Сколько ей осталось? - спросил Дин, сжимая руки в кулаки.
  - Час, два. Не больше, - на выдохе произнесла Ванесса.
  Дин зашипел и выругался.
  - Ничего нельзя сделать? - с отчаянием вопросила я.
  - Нет, - Ванесса взглянула на меня. - Яд оборотня губителен для вампиров. За несколько часов он расползается по всему телу. Это очень мучительно.
  - После укуса Мэйсона я смогла протянуть почти что две недели, - промямлила я.
  - Ты была человеком. Твой организм изо всех сил боролся с ядом, и лишь поэтому тебе удалось растянуть неизбежное.
  Я поджала губы.
  Я понимала, что Клэр сейчас очень больно. Но что самое печальное - никто из нас не мог помочь этой девушке. Все мы вынуждены смотреть на то, как она умирает, и при этом ничего не делать.
  Судьба несправедлива. Почему она отнимает жизнь у тех, кто заслуживает право на существование? Я не достаточно хорошо знаю Клэр, точнее я вообще ее не знаю, но я уверена, что она - светлый и добрый человек, не способный причинить никому зла.
  Следующие два часа тянулись бесконечно долго. Никто из нас за это время ни разу не пошевелился. Все окружили Клэр, которая продолжала слабеть с каждой секундой. Я была уверена, что печаль и сожаление было в каждом из нас. По крайней мере, это ужасное чувство бессилия угнетало меня. Я не могла спокойно смотреть, как умирает Клэр. Но что я могла сделать? Спасти ее не в моих, и не в чьих силах. Так решила судьба, и противостоять ей совершенно бесполезно. Да и возможно ли...
   На какой-то момент мне показалось, будто я смотрю на свое отражение. Я так же корчилась и стонала от боли, когда была человеком. И это невыносимо больно. Только Клэр не повезло - у нее нет столько времени в запасе, что было у меня. Хотя с другой стороны это, своего рода, облегчение - от боли, от страданий, от постоянных судорог, пронзающих все тело.
  Последние минуты Клэр оказались самыми мучительными для нее. Девушка стала кричать и дергаться от боли. Дин сжимал ее руки, и она какое-то время вырывалась.
  Николь не смогла смотреть на этот ужас и ушла в комнату. Все остальные стали свидетелями того, как Клэр сделала последний и очень тяжелый вдох. Затем ее тело больше не извивалось от судорог, лицо стало непоколебимо спокойным.
  Все прошло.
  Клэр больше никогда не почувствует боли.
  Я хотела заплакать - горько и сильно - если бы была способна сделать это.
  Один небольшой минус жизни вампиров - больше никогда не проливать слезы. Но вместе с этими солеными каплями воды уходить боль. А сейчас... сейчас я вынуждена все переживать в себе.
  Когда все закончилось, Дин и Дэвид отнесли Клэр на улицу. Я не желала смотреть на то, как бездыханное тело поглощает пламя ярого огня.
  Мы с Ванессой сидели в гостиной, слушая тишину, и каждая думая о своем. Я снова и снова прокручивала в мыслях сегодняшнее столкновение с оборотнями, которое стало смертельным для Клэр. Я думала о том, что произошло, когда я пристально смотрела на оборотня, который собирался напасть на Ванессу, когда она сражалась с другим монстром.
  Словно мое дикое желание причинить боль тому оборотню воплотилось в реальность. Словно я мысленно заставила это чудовище страдать.
  - Тебе надо принять душ и переодеться, - раздался безжизненный голос Ванессы рядом.
  Я кивнула сама себе и встала с дивана.
  
  Глава десятая
  Предположения
  
  Я приняла душ, что помогло мне немного расслабиться. Но это не отогнало гнетущего чувство сожаления, вызванное смертью Клэр. Я появилась в гостиной только тогда, когда высушила длинные волосы и переоделась в чистую одежду.
  Ванесса, Дин и Сэм смотрели телевизор. Точнее Дин с молниеносной скоростью переключал каналы, не проявляя интереса ни к одной телевизионной программе. Услышав мои шаги, Ванесса обернулась. На ее милом лице отображалось беспокойство.
  - Вы... покончили с Клэр? - огромный ком застрял у меня в горле, и мне потребовались некоторые усилия, чтобы проглотить его.
  - Да, - отозвалась Ванесса.
  - Ладно, - выдохнула и подошла к окну.
  Я и не заметила, как быстро пролетел сегодняшний день. На лес опустились сумерки, погружая мир во мрак.
  - Надо поговорить, Мия, - с нерешительностью сказала Ванесса.
  - О чем? - удивилась я, развернувшись спиной к окну и лицом к ней.
  - О том, что произошло, когда на меня собирался напасть второй оборотень, - со странной сдержанностью пояснила она.
  Сэм и Дин вопросительно уставились на девушку, но она, казалось, будто не видела их.
  А я прекрасно понимала, о чем идет речь.
  - Я... не знаю, - выдавила я, взмахнув рукой.
  - Постойте-ка, - вмешался Дин. - О чем вы говорите?
  - Сегодня произошло кое-что очень странное, - с тревогой и волнением сказала Ванесса, поглядывая на меня. - Мия. Кажется, она смогла мысленно причинить боль оборотню, который хотел напасть на меня, пока я разбиралась с другим.
  Я поджала губы и опустила голову, будто в чем-то провинилась.
  - Это правда? - мягко поинтересовался Сэм, обращаясь ко мне.
  Я пожала плечами, так как сама не знала, правда это, или нет. Может, это сделала не я, а кто-то другой. Может, мне и Ванессе это просто показалось.
  - Что она сделала? - снова задал вопрос Сэм, только уже не мне.
  - Когда я дралась с одной из этих тварей, сзади ко мне подкрадывалась еще одна, - стала объяснять Ванесса. - И потом второй оборотень заскулил. Воспользовавшись моментом, я разделалась с первым монстром. И тогда я увидела, как оборотень, крадущийся сзади, лежал на земле и скулил. Я слышала, как ломались его кости. И все это время Мия пристально смотрела на него, будто мысленно причиняя ему боль. А когда к Мие подошел Шон, и она отвлеклась, то оборотень снова зашевелился. Но я его прикончила.
  Я осторожно подняла голову и взглянула на уставившихся на меня Сэма, Дина и Ванессу. Мне хотелось провалиться сквозь землю, лишь бы больше не чувствовать себя центром их внимания.
  - Ты действительно сделала это? - в изумлении спросил Сэм.
  - Я... не уверена в этом, - забормотала я, прикусив нижнюю губу. - Я просто испугалась, что Ванессу могут убить, и пожелала, чтобы оборотень остановился. Я хотела, чтобы этой твари было очень больно. И потом он... упал на землю и стал выть и дергаться.
  Еще некоторое время с опаской смотрела на Сэма.
  - Все это ерунда, - я постаралась сделать свой голос беспечным. Но мое фальшивое равнодушие выдавала легкая дрожь. - Может, этот оборотень был каким-нибудь больным, или что-то типа того, и я здесь совершенно не причем.
  - Не правда, Мия, - выступила Ванесса. - Я собственными глазами видела, как этот оборотень корчится от боли под твоим пристальным взглядом.
  Я собиралась открыть рот, чтобы сказать, но Ванесса меня опередила.
  - И не говори, что это простое совпадение, - она замотала головой.
  - Именно, - не удержалась я. - Это обычное совпадение.
  - Это было по-настоящему! - не унималась девушка и резко встала с дивана. - Ты заставила эту тварь остановиться. Не знаю, как у тебя получилось это сделать, но, тем не менее, это так.
  Я не знала, что сказать в ответ, поэтому промолчала. По-моему, было абсолютно бесполезно спорить сейчас с Ванессой. И часть меня верила в то, что это именно я причинила боль оборотню. Усилием воли. Но как? Как такое возможно?
  - Вы думаете о том же, о чем и я, ребята? - пробормотал Дин, ошарашено глядя на меня. - У этой девчонки есть способности. И надо быть полнейшим идиотом, чтобы не понять этого.
  - Ты же ничего не видел, так откуда можешь знать, что прав? - я надела на лицо недовольную маску.
  Дин точь-в-точь изобразил мои движения и закатил глаза.
  - Похоже, что предположение о том, что ты полукровка, имеют доказательства, - произнес Сэм с крайней задумчивостью.
  - Почему? - спросила я.
  - Обычные вампиры не имеют способностей. А у Лугару магия в крови. Возможно, что при укусе Лугару и вампира, который обратил тебя, тебе передалась часть этой сверхъестественной силы, - размышлял Сэм.
  Честно говоря, я не поняла, о чем он говорил. И мне потребовалось несколько минут, чтобы разобраться в этом.
  - То есть, она действительно полукровка? - прошептала Ванесса.
  - По всей вероятности, да, - Сэм издал резкий вздох и сложил руки на груди.
  - Нет, нет, нет, - залепетала я. - У меня и раньше были проблемы с головой и прочая ерунда, но чтобы сверх-способности... нет. Такого просто не бывает.
  - Мы лишь полагаемся на факты, которые только подтверждают твою редкую уникальность, - серо-голубые глаза внимательно следили за моей реакцией.
  - В мире столько вампиров, и эта чести удостоилась я? - взорвалась я. - Прекрасно. Только этого счастья мне не хватало.
  - Не понимаю, почему ты недовольна, - обиженно произнес Дин. - Это же так круто!
  - Для тебя, может, да. Но мне все это не нужно! Почему я не могу просто существовать в этом мире? Даже став вампиром, проблемы преследуют меня...
  - Ну да, - фыркнул Дин. - Какой же кайф оттого, что ты единственна и уникальна во всем мире.
  - Я не хочу стать каким-нибудь зрелищным экспонатом для вампиров и прочих мистических тварей, - буркнула я.
  Дин ухмыльнулся.
  - Ладно, - сказал Сэм. - Споры оставим на потом. Теперь надо думать, что нам делать дальше? - мне не понравилось, как он произнес "нам".
  Я съежилась.
  - Однозначно Бессмертные не должны узнать про Мию, - вздохнула Ванесса. - Нам ни к чему лишняя шумиха.
  - Согласен, - кивнул Сэм.
  - Поздравляю, красотка, ты по уши в дерьме! - приглушенно захохотал Дин.
  Я бросила на него свирепый взгляд, но он сделал вид, будто не видел этого.
  - Мия, - тихо позвал меня Сэм. - Ты можешь повторить то, что сделала с тем оборотнем?
  - Я не знаю, - замялась я. - Навряд ли. То, что произошло, было случайности.
  - Это не случайность, Мия, - мягко поправила Ванесса. - Слишком много совпадений. Ты не боишься солнца, ты быстрее и сильнее, чем мы все взятые.
  - Пфф, - фыркнула я. - Ну да, конечно... Сильнее. Как же...
  - Я видела, как ты ловко расправлялась с оборотнями. Тебе удалось лично убить нескольких, в то время как мы не могли справиться хоть с одним из них. Тем более тебе нет и двух месяцев, а ты ровняешься силой с пятисотлетним вампиром.
  - Ерунда, - пробурчала я.
  - Почему ты так слепо отказываешься верить в реальность?
  - Потому что это не правда. Потому что так просто не бывает. Потому что я не так, кем вы меня считаете. Мне продолжить?
  - Хорошо, хорошо, - Сэм посмотрел сначала на Ванессу, затем на меня. - Давайте не будем спешить с выводами и во всем разбираться постепенно.
  - Здесь не в чем разбираться, - я покачала головой.
  - Давайте больше не будем спорить, - более настойчиво сказал Сэм, одарив меня очередным холодным взглядом.
  Я замолчала. Ванесса не сводила с меня пристального взгляда.
  - Прости, что накричала, - выдохнула я.
  - Нет, это ты извини, что веду себя так придирчиво, - в свою очередь извинилась Ванесса. - Просто мы несколько напряжены, и теперь все кажется очень важным. Возможно, ты права, и с тобой все нормально. Возможно, что сейчас вампиры пошли немного... странные. Ну, знаешь, мировые изменения, и все такое.
  - Ребята, у меня есть одна идея, - с энтузиазмом заявил Дин, привлекая на себя наше внимание.
  - Какая бессмысленная мысль пришла в твою ветреную голову, Дин? - закатив глаза, спросил Сэм.
  - Эй, это вовсе не глупо, - голос Дина мгновенно погрубел.
  - Ладно, выкладывай, что у тебя, - нетерпеливо пробормотал Сэм.
  - Нуу, можно устроить маленькую проверку, есть ли способности у Мии, - наконец, сказал Дин.
  Мы переглянулись с Ванессой.
  - И каким же, интересно, способом? - с недоверием поинтересовался Сэм.
  - Просто нужно разозлить эту девчонку, - Дин кратко посмотрел на меня и подмигнул.
  - И у тебя есть кандидаты на роль подопытного кролика? - Сэм сузил глаза.
  - Вообще-то, есть один, - хмыкнул Дин. - Я, к примеру.
  - Ты? - фыркнул Сэм.
  - Ну, да, - Дин пожал плечами.
  Нет, я, конечно, мечтала сделать что-нибудь такое, чтобы Дин засунул куда подальше свою мнимую самоуверенность и постоянную беспечность. Но не факт, что моей злости на него хватит, чтобы повторить тот фокус, который произошел с оборотнем. Если, конечно, это вообще сделала я.
  - Хорошо, - на выдохе произнес Сэм и развернулся ко мне. - Мия, ты не возражаешь, если будет небольшой эксперимент?
  - Я...э-э-э... ладно, - пробурчала я.
  - Вот и отлично! - бодро выкрикнул Дин и встал с дивана. - Приступим прямо сейчас?
  - Не думаю, что это хорошая идея, - тихо проговорила Ванесса.
  - Почему? - удивился Дин.
  - Сегодня и так много чего произошло, - сказала она и опустила глаза.
  Не трудно было догадаться, что она имела в виду смерть Клэр, которая не давала никому покоя. Разве что, кроме Дина. Он был снова полон сил и энергии. А я засомневалась, чувствует ли он вообще что-нибудь из-за смерти Клэр.
  - О... - протяжно выдохнул Дин и расслабился.
  Его лицо напряглось, руки сжались в кулаки, я услышала, как он стиснул зубы.
  - Да, - тревожно промолвил Дин. - Сегодня действительно не стоит ничего делать. Тогда, может, завтра?
  На его вопрос никто не ответил. Казалось, все превратились в неподвижные статуи, в том числе и я. В мои мысли прокрался образ Клэр, то, как ее укусил оборотень. Я чувствовала себя виноватой, потому что не успела подоспеть к ней и спасти ее.
  Я всю ночь простояла у окна, ни разу не пошевелившись. Дин с Дэвидом смотрели телевизор, точнее они бездумно пялились на экран. Ванессы, Шона и Сэма я не видела. Под утро из комнаты вышла расстроенная Николь. Ее прекрасное лицо не выражало ничего, кроме боли и пустоты.
  - А где Ванесса? - раздался неживой голос Николь.
  На ее вопрос отреагировал только Дин.
  - Без понятия, - быстро проговорил он.
  Я, не сводя глаз с окна, смотрела, как на небо восходит солнце. Рядом с собой я почувствовала легкий ветерок и быстрые воздушные шаги. Повернув голову, я заметила подошедшего Дина. Он резким движением задернул шторки.
  - Не забывай, что солнце причиняет нам вред, - буркнул он.
  Дин за пару секунд обошел весь первый этаж, прикрыв окна шторками, и снова уселся на диван. Я тихо выдохнула и небрежно потянула занавеску.
  И снова повисло молчание.
  Я чувствовала себя несколько неуютно. Было как-то пусто, непривычно без Клэр, хотя я знала ее лишь несколько дней. Но мне было довольно легко привыкнуть к ее обществу, которое не доставляло никакого неудобства, в отличие от Николь, которая всем своим видом показывала, что не рада меня видеть здесь. Хорошо, что ее отношение ко мне изменилось.
  Вдруг, послышались шаги со стороны входной двери. Все в раз повернули головы.
  - Где вы были? - упрекающим тоном спросил Дин, хмуря брови.
  - Осматривали окрестности, - твердо отозвался Сэм. - А не сидели на месте, в отличие от некоторых.
  - А меня кто-нибудь звал с собой? - скривил лицо Дин, снова поворачиваясь к телевизору.
  - И как? - раздался мой приглушенный голос.
  - Никого не почувствовали в радиусе двадцати миль, - с готовностью сказал Сэм.
  Я кивнула сама себе и переступила с ноги на ногу.
  - Что будет сегодня делать? - осторожно спросила Николь.
  "Продолжать свое бессмысленное существование" подумала я про себя и усмехнулась. Ванесса, Дин, Дэвид, Шон и Сэм вопросительно уставились на меня, от чего я почувствовала себя полной дурой. Я помотала головой и приковала взгляд к полу.
  Больше никогда не произнес ни слова. Все погрузились в молчание, которое стало давить со всех сторон.
  Хорошо, что это продолжалось недолго. Первой зашевелилась Ванесса, затем Сэм и Шон. Остальные впали в ступор. Я старалась уделять все внимание посторонним звукам, чтобы не слушать тишину, не окунаться в свои назойливые мысли, от которых становилось только хуже.
  - Сегодня весь день будет солнечно? - непринужденно спросил Дэвид.
  - Нет, - немного резковато сказала Ванесса. - Солнце исчезнет примерно через час. Обещали грозу и ливни целый день. По крайней мере, так говорят синоптики.
  - Отлично, - Дэвид сделал неглубокий вдох. - А то я голоден, и не помешало бы сегодня поохотиться...
  Зачем? Зачем он напомнил о голоде? Я почувствовала, как в горле медленно разгорается пламя жажды, которая в скором времени обретет надо мной власть.
  Я напряженно сглотнула и скрестила руки на груди.
  - Да, - запоздало пробормотала Ванесса. - Нам всем стоит сегодня поохотиться. Я тоже голодна.
  Ох, как же было трудно. Уж лучше сразу чувствовать адский огонь в горле, чем ощущать то, как маленькое жжение с невероятной медленностью разгорается внутри. Это намного сложнее и неприятнее терпеть. И время в эти моменты будто замедляет свой ход, будто растягивая страдания.
  - Ты тоже голодна? - тихо спросила Ванесса.
  Я резко подняла глаза и уставилась на нее диким взглядом.
  Ничего не ответив, я сухо кивнула.
  - Твоя жажда только растет, - пробормотала она себе под нос. - Возможно, это будет продолжаться... Так ведь, Сэм?
  - По всей вероятности, - кивнул светловолосый парень. Его серо-голубые глаза с тревогой смотрели на меня, будто я могла причинить вред кому-нибудь из них.
  - Что? - не выдержала я.
  - Ничего, - Сэм покачал головой и отвернулся.
  - Постойте-ка, я что-то пропустила? - с удивлением спросила Николь.
  - Как будто ты не слышала вчерашний разговор, - скривился Дин.
  - Нет, - серьезно отозвалась брюнетка. - Вчера мне было несколько не до этого.
  Дин ничего не сказал ей в ответ. На какое-то мгновение тишина вновь заполонила собой все.
  - У Мии, возможно, есть дар, - сказала Ванесса через несколько секунд.
  - Что? Дар? Типа... настоящий дар? - Николь округлила глаза. - Серьезно? Уау, круто...
  - Вот и я о том же, - выкрикнул Дин. - Это потрясно! Только нашей красавице это не нравится.
  - В этом нет ничего хорошего, - выдавила я сквозь плотно сжатые зубы. - Если об этом кто-нибудь узнает...
  - Значит, ты уже не отрицаешь того факта, что вчера фокус с оборотнем проделала именно ты, - подловил меня Дин.
  Я одарила его свирепым взглядом.
  - Ой, боюсь, боюсь, - Дин театрально изобразил страх и закрыл лицо ладонями. - Надеюсь, ты не прикончишь меня, как того беднягу оборотня?
  - Уже близка к этому, - прорычала я.
  Я пристально смотрела на Дина, сжимая руки в кулаки. Из моих уст вырывалось тихое рычание. Мне казалось, будто злость вновь одержала надо мной вверх.
  - Так, все, хватит, - голос Ванессы словно пробудил меня, и я перестала смотреть на Дина. - Успокойтесь, оба.
  Я разжала кулаки и медленно выдохнула весь воздух из легких. Бросив еще один недовольный взгляд на Дина, я отвернула голову.
  - Эй, а как насчет эксперимента? - вспомнил Дин. - Мы договаривались об этом.
  - Какого эксперимента? - недоумевала Николь.
  - Пусть Мия сначала успокоится, - осторожно возразила Ванесса.
  - Я спокойно, - резко сказала я.
  - Наоборот, будет эффектней, если она хорошенько разозлиться, - ухмыльнулся Дин.
  О, я была зла и раздражена, просто пыталась сдерживать себя. А это было трудно - стараться не переступить тонкую грань и не выйти из себя.
  - Давайте устроим разминку прямо сейчас! - чуть ли не стонал Дин. - Мне не терпится взглянуть на это зрелище!
  - Осторожнее с желаниями, - предостерегающим тоном сказал Сэм. - Если у Мии получиться повторить то, что она сделала вчера, ты можешь пострадать.
  - Плевать, - легкомысленно отмахнулся Дин. - Да и я не уверен, что у нее получится что-нибудь стоящее...
  - Хочешь проверить? - зашипела я, подаваясь вперед.
  В то же мгновение передо мной возник Шон и сжал мои плечи.
  - Отвали от меня! - рыкнула я, резко скинув с себя его руки.
  Я не рассчитала силу, и поэтому Шон пошатнулся назад.
  Я чувствовала, как внутри разгорается ненависть. Это ощущение пробуждало во мне внутреннего монстра. Все с опаской смотрели на меня, стараясь держаться на расстоянии. Даже Шон отошел на три шага назад.
  Медленным и настороженным взглядом я скользила по удивленным лицам вампиров. Даже Дин, что постоянно кривляется, перестал улыбаться.
  Я понимала, что они ожидали от меня любых действий. К примеру, я могла в любой момент напасть на них, сделать что угодно. И я чувствовала, что у меня предостаточно сил для этого, даже не смотря на то, что я голодна.
  В данный момент я нашла для себя лишь два варианта. Первый - взять себя в руки и успокоиться, что было крайне трудно сделать. Второй - сбежать отсюда как можно скорее, пока моя ярость не заставила меня совершить ужасные поступки, о которых я буду жалеть в дальнейшем. Ведь я не прощу себе, если причиню боль Ванессе, или любому другому, кто находится здесь.
  Желание успокоиться оказалось сильнее злости. Поэтому я старательно переборола в себе хотение вцепиться кому-нибудь в глотку и сделала глубокий вдох. Я перестала шипеть и немного расслабилась.
  - Все в порядке, - пробормотала я. - Я спокойна.
  Но никто не решился поверить моим словам.
  - Правда, - вздохнула я. - Все нормально. Простите.
  Первой отошла Ванесса. Но в ее прозрачно-зеленых глазах по-прежнему крылась тревога и страх. Она немного выступила из-за широкой спины Сэма, который хмуро глядел на меня, ожидая моей следующей выходки.
  - Больше такого не повториться, - я постаралась вложить в свой голос как можно больше уверенности. И, кажется, у меня это получилось.
  Отчасти я обманывала себя. Я и сама не могла знать, случиться ли подобное еще раз.
  - Как ты себя чувствуешь? - мягко поинтересовалась Ванесса.
  - Я... в порядке, - я беспечно пожала плечами. - Серьезно. Просто... не надо меня злить, - эти слова были адресованы Дину, который сидел с раскрытым ртом и пялился на меня.
  - Хорошо, - медленно кивнула Ванесса, встав немного впереди Сэма.
  Мне не нравилась та напряженная обстановка, которая повисла в воздухе. Все с осторожностью смотрели на меня, опасаясь любого движения. Я понимала, что на их месте поступила бы точно так же, случись подобное. Но я действительно сейчас спокойна. По крайней мере, я могу контролировать свою злость.
  - Похоже, стоит отложить эксперимент, - тихо пробурчал Дин.
  - А ты быстро схватываешь, - я даже позволила себе ухмыльнуться.
  Я ожидала, что очередная колкость со стороны Дина полетит в мой адрес, но он промолчал.
  Мне это нравилось. Может, стоит чаще выходить из себя, чтобы окончательно запугать Дина?
  - Ладно, ребята, расслабьтесь, - после сорока пяти секунд молчания сказала Ванесса, расправив плечи.
  Я посмотрела на Сэма, который так же хмуро смотрел на меня. На Шона, который хмурился и сжимал кулаки. На Дина, глаза которого были наполнены удивлением. На Дэвида, который с сомнением уставился на меня. И на Николь, которая, казалось, была напугана больше всех.
  - Она больше не опасна, - снова сказала Ванесса, так же скользя взглядом по лицам остальных.
  Казалось, Сэм немного расслабился.
  - Такое может повториться снова, - в серо-голубых глазах светловолосого парня до сих пор присутствовала не скрытая тревога.
  - Не повторится, - возразила Ванесса.
  - Да. Я могу держать себя под контролем, - подтверждающе кивнула я.
  - Мы не можем быть в этом уверены, - голос Шона звенел от напряжения. Я устремила свой взгляд на него. - Ты молода, и твой гнев неконтролируем. Подобный... случай может произойти в любой момент, стоит тебе только разозлиться.
  - Это моя ошибка, Шон, - произнес Дин виноватым голосом, что удивило меня. - Я вел себя неосторожно.
  - Но она может напасть на любого из нас, - холодно проговорил Сэм. - Что, если она... убьет кого-нибудь?
  - Этого не произойдет! - возмутилась я. - Я не настолько одержима злостью, чтобы причинить вам вред.
  - Она права, Сэм, - согласилась со мной Ванесса, за что я с благодарностью взглянула на нее. - Разве ты сам не знаешь, что молодые вампиры крайне вспыльчивы. Вспомни, когда мы только нашли Клэр. Она была напугана и несколько раз нападала на Дэвида.
  - Клэр? - в изумлении прошептала я.
  Эта маленькая и беззащитная девушка нападала на Дэвида - такого сильного и большого?
  - Да, - кивнула Ванесса. - Первое время, живя с нами, она ни с кем не разговаривала и даже сбегала несколько раз. А сколько было ссор с Дэвидом и Дином...
  - Я бы никогда не подумала, что Клэр могла быть такой... - пробормотала я. - Ведь она была такой хрупкой и скромной.
  - Но она стала такой не сразу, - вздохнула Ванесса. Ее взгляд переметнулся на Сэма. - Мия сдержаннее ее.
  - Только Клэр была обычным новообращенным вампиром, а Мия... - светловолосый парень с недоверием посмотрел на меня. - Мы даже не уверены, кто она.
  - Слушайте, я могу контролировать себя, - твердо заявила я. Честно признаться, меня обижало то, что мне не доверяют.
  - В любом случае мы должны помочь ей, - голос Ванессы прозвучал как-то жалобно, даже умоляюще. - Мы ведь не бросим ее на произвол судьбы, верно?
  В течение полуминуты Сэм колебался. Его серо-голубые глаза сомнительно метались между мной и Ванессой.
  - Если вам станет от этого легче, то я могу уйти, - с нерушимым спокойствием промолвила я.
  - Нет! - вскрикнула Ванесса. - Тебе не нужно никуда уходить. В этом нет никакой надобности!
  - Я не хочу причинять вам неудобства, - я нахмурилась. - Если нужно, то я исчезну.
  - Мы не можем отпустить тебя, Мия. Не сейчас, когда мир так опасен. Ты можешь снова наткнуться на стаю оборотней, или вампиров. И не факт, что ты сможешь выстоять против тех, или иных.
  - Это уже не ваши заботы, - я резковато улыбнулась.
  - Нет, Мия, - решительно сказала Ванесса. - Ты не уйдешь, и точка. Если Бессмертные узнают о тебе, то...
  - Не узнают, - перебила я ее. - И я смогу постоять за себя.
  - Не будь так уверена в этом, - голос девушки сделался мягче. - Эти существа в тысячу раз сильнее вампиров и оборотней вместе взятых. Если ты наткнешься на них, они либо убьют тебя, либо заставят присоединиться к ним, но потом в любом случае тебя все равно ждет смерть. Самуэль поглотит твою силу. Он ни за что не упустит такой ценный и уникальный экземпляр единственной во всем мире полукровки.
  - Но как они узнают об этом? - озадачилась я.
  - У них везде свои лазейки. Поэтому вампиры стали нападать друг на друга. Одни - ручные зверушки Бессмертных, а другие - те, кто смог противостоять этим существам. Но таких немного. Большинство сдалось под напором Бессмертных.
  - А вы? - спросила я.
  - Мы как раз принадлежим к тем, кто не является ручными зверушками Бессмертных, - с усмешкой проговорил Дин. - Мы что-то вроде "тех ребят, которые пошли против всего мира!" - он наигранно развел руками в воздухе. - Против самих Бессмертных!
  - Заглохни уже, - фыркнула Ванесса. - За последние полтора месяца все сошли с ума. Поэтому мы с Сэмом стали собирать вампиров-одиночек, которые нуждаются в помощи. Мы собрали довольно небольшую компанию, но уже несколько раз смогли дать отпор другим вампирам, которые пытались убить нас.
  - Но как это относится к войне с Лугару? - не понимала я. - Причем тут вампиры?
  - Лугару могут быть везде, как и вампиры, - стала пояснять Ванесса. - Поэтому Бессмертные приручили почти всех, чтобы те вампиры, что встретят Лугару, не убегали, а шли в атаку, даже если при этом им придется умереть. И тем самым Бессмертные, создав особую связь с прирученными вампирами, могут знать, где приблизительно сейчас находятся Лугару.
  - Ох, - выдохнула я.
  - Самуэль очень предусмотрителен, - со злостью сказала она. - У него все схвачено. Поэтому тебе не стоит уходить. Если ты встретишь вампиров, которые попытаются напасть на тебя, знай, что между ними и Самуэлем есть связь, которая поможет распознать ему в тебе дар и твою редчайшую уникальность. И Самуэлю будет не столь важна война с Лугару, как твои поиски. Он перевернет весь мир и успокоится лишь тогда, когда заполучит тебя.
  - Этого не произойдет, - решительно сказала я.
  - Если ты уйдешь, то Бессмертные быстро найдут тебя, - Ванесса сделала небольшой шаг вперед. - С нами этого не случится.
  - Почему? - я недоверчиво сузила глаза.
  - Потому что нас несколько, и это собьет с толку Бессмертных. Они хитры и проворны, у них множество уловок. Но так же их можно обмануть. Правда, сделать это не очень просто.
  - Выходит, лучше сражаться с оборотнями, - я невесело усмехнулась.
  - Будет лучше, если не встречать и тех, и других. Оборотни были сильными до того, как исчезли. Но сейчас они стали сильнее. И опаснее. Их пробуждение ввело всех вампиров и Бессмертных в заблуждение.
  На несколько секунд Ванесса умолкла.
  - Но я на сто процентов уверена в том, что их пробудили Лугару, - позже добавила девушка.
  - Замечательно, - буркнула я.
  Снова наступила тишина, сквозь которую я слышала лишь то, что творилось за пределами дома. И тут Ванесса ахнула, чем привлекла мое внимание. Она выглядела так, будто ее осенило.
  - Что-то случилось? - с беспокойством поинтересовался Сэм, обнимая свою девушку.
  - Кажется, я кое-что поняла, - пробормотала она, и ее пухловатые губы расплылись в улыбке.
  - Что ты поняла? - выпалила я тут же.
  - Теперь я понимаю, почему ты смогла причинить боль тому оборотню, не прикладывая к этому усилий, - пролепетала Ванесса довольным голосом.
  - Ты можешь объяснить, что случилось? - нетерпеливо выговорил Шон.
  Всех крайне удивило поведение девушки. Мы ждали, когда она начнет объяснять причину своего внезапного всплеска радости.
  - Кажется, у Мии действительно есть дар, - наконец, заговорила Ванесса. - И я знаю, откуда.
  - Просвети же, - буркнул Сэм.
  - Мы предполагаем, что Мия полукровка - наполовину вампир, наполовину Лугару, - отдаленно начала она. В ее прозрачно-зеленых глазах сверкала хитрость. - А Лугару, как мы все знаем, родоначальники всех оборотней, и имеют власть над их разумами.
  - Ну? - нахмурился Шон.
  - А что, если Мия, в порыве злости, неосознанно взяла вверх над разумом того оборотня и мысленно причинила ему боль? - вот и наступила кульминация предположений Ванессы.
  Честно говоря, я не ожидала такого ответа, который поставил меня в тупиковое положение.
  - Ведь в ней кровь Лугару, а значит, и часть способностей тоже передалась ей, - почему-то Ванесса довольно улыбалась, и я не могла понять причины этому, - одной из которых является контроль над разумами оборотней.
  Я с удивлением смотрела на Ванессу, пытаясь найти хоть что-то, что даст понять, что это предположение неверное, что нет смысла даже прислушиваться к этому.
  Ни Сэм, ни Шон, ни Дин, ни Дэвид, ни Николь не решались сказать что-нибудь вразумительное, что будет способно успокоить меня и избавить от напряжения, сковавшее мое каменное тело.
  - Это же смешно, Ванесса, - я решила заговорить первой, так как вслушиваться в тишину надоело.
  - Почему? - девушка бросила на меня немного обиженный взгляд. - Я считаю это предположение вполне реальным для того, чтобы дать достойное объяснение всему происходящему.
  - Я согласен с Ванессой, - спустя несколько секунд пробормотал Шон. Только его голос прозвучал неуверенно. - Такое действительно может быть.
  - Да, - позже кивнул Сэм.
  - А я готов верить во все, что доказывает редкую сущность Мии, - Дин пожал плечами.
  Дэвид и Николь потрудились прокомментировать ситуацию.
  Мне казалось, что я осталась совершенно одна. Одна, кто верит в реальность, какой бы она не была, а не цепляется за любые предположения, которые дают понять, что я уникальна, и все такое...
  - Это сумасшествие... - шумно выдохнула я.
  - Это - реальность, - возразила Ванесса.
  - Я самая обычная, во мне нет ничего странного и уникального. И никакой власти над разумом оборотней у меня нет!
  - То, что ты вампир, уже говорит о том, что твоя жизнь необычна.
  - Но с этим я уже смирилась, - мой голос был похож на голос маленького капризного ребенка.
  - Так смирись и с этим, - с отчаянием в высоком голосе изрекла Ванесса. - То, что происходит сейчас, здесь, с тобой, в этом мире - является самой настоящей реальностью. И совершенно бессмысленно отрицать это. Сколько тебе нужно доказательств, чтобы ты поверила в то, что уникальна?
  - Уникальна... единственна... - забормотала я. - Сколько можно повторять это? Я прекрасно знаю, что ничего особенного собой не представляю.
  То, что я говорила, скорее, было похоже на самообман. Я очень хотела верить в это, в свою собственную реальность, всячески отказываясь принимать то, что твориться вокруг. Возможно, Ванесса права, а я нет. А может быть все наоборот.
  Как бы мне хотелось разобраться во всем, в своих чувствах, в том, что происходит в этой жизни, которая стала еще запутаннее и сложнее.
  Где же мне найти ответы на вопросы, которые не дают покоя? Где мне найти того, кто поможет разобраться со всеми проблемами? Кто будет способен успокоить мое мертвое сердце, избавить от сомнений замерзшую душу?
  Дэниэл.
  Только он способен помочь мне. Во всем. Лишь он может излечить меня, утешить. И эти долгожданные слова "я тебя люблю", произнесенные его устами, сотворят со мной чудеса. Будет существовать только Дэниэл, и наша безграничная любовь, которую мы пронесем через всю вечность.
  
  Глава одиннадцатая
  Заблуждение
  
  Воспоминания о Дэниэле погасили во мне все тревоги, всю злость, которая яро возрастала во мне. Эти святые воспоминания о любимом вампире помогли мне обретать покой, легкость.
  Ванесса продолжала что-то говорить, обращаясь именно ко мне. Только я уже не слышала ее звенящего от напряжения голоса. Все померкло. Я смотрела на нее, но видела лишь пустоту.
  Кто-то потряс меня за плечо.
  - Что? - рявкнула я, резко повернув голову в сторону Дина.
  Парень удивился моей острой реакции и отошел назад в целях осторожности.
  - Прости, - буркнула я и посмотрела на Ванессу.
  Ее милое лицо пылало от негодования и беспокойства. Прозрачно-зеленые, светлые и добрые глаза с сомнением впивались в меня, проделывая во мне дыру. Я заметила краем глаза, как Сэм стоит рядом с Ванессой, готовый в любой момент защитить свою подругу от меня. Неужели я выглядела настолько ужасно, что от меня можно было ожидать чего угодно?
  Я настороженно осмотрела всех, кто присутствовал рядом. На бледных и прекрасных лицах вампиров была надета маска тревоги и опасения. Неожиданно это вызвало во мне новый всплеск отрицательных эмоций.
  Меня стало раздражать то, как на меня все пялятся. Еще пару секунд назад я была спокойна, и казалось, что ничто не сможет нарушить это умиротворение, вызванное воспоминаниями о Дэниэле. И я не знала, что послужило новому взрыву раздражения.
  В эти секунды было невероятно сложно сдерживать себя в плане эмоций. Мне хотелось вцепиться в глотку любому, кто с таким недоверием смотрел на меня. Будь то Сэм, или Шон, или даже Ванесса...
  Я чувствовала, как злость вновь обретает надо мной вверх. И я даже не пыталась сопротивляться этому. А был ли смысл, чтобы обрести спокойствие? Для чего? Для кого?
  Я сделала глубокий вдох, пропуская сквозь себя воздух, наполненный тысячью различными ароматами. Мои руки медленно сжались в кулаки. Я громко сомкнула челюсть и метнула взгляд в сторону окна.
  В голове созрел план, который я собиралась воплотить в реальность.
  Я еще раз осмотрелась, мой сконцентрированный взгляд скользил по Сэму, Шону, Ванессе, Дину, Дэвиду и Николь. Я пыталась найти в них угрозу для себя. Но кроме той же настороженности, которая возрастала с каждым мгновением, я ничего не уловила.
  Отлично. Значит, мне никто не помешает сбежать.
  Да. Я хотела сбежать. Удивительно, что это решение пришло так спонтанно, и я так рвусь сделать это. Но у меня возникло такое чувство, будто мне перекрыли кислород, будто меня сковали тяжелыми железными цепями и держат глубоко под землей. Хотя я понимала, что никто не держит меня здесь насильно.
  Я могла уйти тогда, когда захочу. Похоже, этот момент настал. И... Ванесса обещала, что не будет меня держать, если я решу покинуть их компанию.
  Я взглянула на светловолосую девушку небольшого роста с прозрачно-зелеными глазами. Ванесса напряглась сильнее, и Сэм выступил немного вперед. Наверно, он ожидал, когда я нападу на них. Но я не собиралась этого делать. Я хотела просто уйти.
  Было так странно. Сначала мимолетное спокойствие, злость, раздражение, потом заблуждение, снова паника, и сейчас я от растерянности желаю сбежать. Эмоции запутались в большой клубок, который мне не хотелось распутывать. Этим я займусь тогда, когда одиночество проникнет в самые глубины моего мертвого сердца.
   Мой взгляд по-прежнему оставался на Ванессе. Казалось, девушка немного расслабилась. А вот напряжение внутри меня только росло.
  Я не хотела передумывать. Нужно было просто действовать, не думая о том, что будет дальше. Я справлюсь.
  Не вымолвив ни слова, я метнулась вперед, стараясь держаться как можно дальше от Сэма и Шона, которые перегородили мне путь. За считанные мгновения я оказалась у входа, и одним легким движением я распахнула деревянную дверь. Я не останавливалась, неслась вперед. Ощущение, что за мной последовали, не оставляло меня в покое.
  Я оказалась в зоне мрачного леса. Я заметила, как за пределами дома остановились Сэм, Дин и Ванесса.
  Дин вырвался вперед, но Ванесса тут же выставила руку перед ним.
  - Пусть уходит, - тихо произнесла девушка, не сводя пристального взгляда с меня. - Мы не можем ее удерживать.
  Дин окаменел на месте.
  Я сделала неглубокий вдох и легко кивнула.
  Почувствовав, наконец, привкус свободы, я рванула вперед, всецело отдаваясь бешеной скорости.
  Я неслась по лесу, ветки мягко хлестали меня по лицу, ногам и рукам, но я почти не чувствовала их прикосновений. Кроссовки почти не касались бархатной земли - я летела через мрачные окрестности, совершенно не зная, куда идти дальше. Я просто бежала, куда глаза глядят. Возможно, то, что мне было совершенно все равно, куда я попаду, помогало мне расслабиться и вспомнить, что я - свободная и независимая. Я могу делать все, что захочу.
  Это неожиданное рвение к свободе казалось странным. Но я не собиралась отказываться от рвений своего небьющегося сердца. Вероятно, этот побег поможет мне кое-что переосмыслить, понять, оценить. Все, что происходило за последние дни, свалилось на меня снежной лавиной, и мне нужно время, чтобы выбраться из этого.
  Я не знала, вернусь ли я к Ванессе и остальным. Обратно пути нет.
  Во всяком случае, все решает время. Оно покажет правильный путь, подскажет верное решение. Мне остается только ждать.
  Я была настолько поглощена собственными мыслями, что не заметила, как стала приближаться к городу. Я была примерно в нескольких милях от Эдмонтона, и уже спокойно могла почувствовать во всей красе запах цивилизации, людей, услышать их неугомонный гул голосов, шум проезжающих машин, вздымающейся пыли.
  Это не заставило меня остановиться. Я все так же стремительно, словно комета, пролетала мимо деревьев, с каждой секундой становясь ближе к городу. Почему меня не останавливает желание уберечь себя от очередных ошибок, а остальных от неминуемой гибели? Ведь я прекрасно знала и понимала, что стоит мне появиться в городе, как дикая жажда одолеет меня, и сопротивляться внутреннему монстру будет совершенно бессмысленно.
  Мне казалось, что ничто не способно остановить меня в этот момент.
  Когда вдали я увидела гладкую дорогу, по которой ехали машины, я остановилась, медленно втянув в себя воздух. Мои ноздри затрепетали, фильтруя неисчисляемое количество запахов. Я пыталась найти тот аромат, что был способен мгновенно выбить меня из колеи. Тот, что заставит внутреннее чудовище вырваться наружу и обрести надо мной неконтролируемую власть.
  Могла ли я остановить этот порыв? Возможно. Но хотела ли я этого? Желала ли я дальше играть по каким-то дурацким правилам? Какая от них польза? Вообще, есть ли что-нибудь в этом мире на данный момент, что было способно помочь мне?
  Ответ пришел моментально.
  Кровь. Человеческая кровь.
  Это единственное, чего я хотела сейчас больше всего.
  Я распахнула глаза и ринулась вперед.
  Мне было плевать, кто станет моей жертвой. Мне было плевать, будут ли искать этого человека, или людей. Мне было плевать, если меня кто-нибудь заметит. Я буду убивать всех до тех пор, пока не взорвусь от крови. Я была голодна. Дико. Казалось, что пламя в горле усиливается, но дальше было уже некуда.
  Боль росла. Жажда мучила меня. И ярость стала постепенно разгораться в ледяном сердце.
  Я направлялась к городу, вскоре пробегая мимо небольших магазинов, заправок, забегаловок и баров. Человеческие запахи стали пробиваться сквозь толстую гущу пыльного воздуха и стремительно заполнять своей неповторимой великолепностью каждую клеточку моего напряженного тела, заставляя меня страдать от ужасной сухости в горле.
  Я немного растерялась, когда оказалась на пустынном перекрестке. Оглянувшись по сторонам, я размышляла над тем, куда мне стоит идти дальше. С запада больше всего веяло человеческим запахом. Он буквально потянул меня за собой, и мое тело рефлекторно подалось вперед.
  Аромат был превосходен. Такой цветочный, приторно сладкий, медовый. Он доставлял мне боль и наслаждение одновременно.
  Я не могла дождаться, когда мои клыки вонзятся в чью-нибудь шею. Будь то бездомный, или обычный среднестатистический человек. Голод разрывал меня на части, и я была готова убить хоть целый город. Чем больше, тем лучше.
  Вот, наконец, на своем пути я встретила парочку бездомных. Меня ничто не останавливало, поэтому я незамедлительно накинулась на них, жестоко растерзав их. Я все сделала грязно, не ограничивая себя в дикости.
  Даже убив двух человек, мне было мало. Жажда не исчезла. Необузданный огонь все так же полыхал в моем горле. Мне стало казаться, что если этот голод не исчезнет, то я умру прямо здесь и сейчас - посреди пустынной дороги.
  Я бросила мертвые тела бездомных в ближайшие заросли и направилась дальше, в поисках новых жертв. Мои глаза жадно смотрели по сторонам, пытаясь заметить присутствие людей.
  Похоже, сегодня был мой день. Буквально через несколько минут я заметила очередной и довольно-таки неприметный бар, откуда исходили громкие и грубые голоса мужчин, которые не ограничивали себя в ругательствах. В голове глухим гулом отдавалась музыка в стиле кантри.
  Я с ходу ворвалась в этот небольшой бар, чем привлекла на себя внимание всех посетителей. В основном здесь находились байкеры и девушки легкого поведения. Все с удивлением пялились в мою сторону.
  И тогда началась игра.
  Я стала нападать на всех подряд, стараясь никого не упускать из виду. Многие пытались сбежать, но я опередила их, прочно закрыв входную дверь. В небольшом баре началась паника. Огромные байкеры пытались унять меня, но я без труда швыряла их из стороны в сторону, а потом принималась высасывать из них жизнь.
  Всем было страшно. Эти люди не хотели умирать. И я понимала это.
  За какие-то минуты я разделась с двумя десятками человек. Когда люди были слабы, я стала растягивать их боль и свое наслаждение.
  Я чувствовала это. Чувствовала каждой клеточкой своего мраморного тела. Я питалась страхом своих жертв. Он придавал мне стимула, уверенности, могущество.
  На данный момент я не хотела ничего чувствовать - это было слишком трудно и болезненно.
  Я могла кое-что сделать.
  Что-то, что будет способно разом избавить меня от всех проблем и забот.
  Я могла выключить чувства. Больше никогда не знать о любви. О боли. О страданиях. О печали и бесконечной тоске.
  Всего этого могло больше никогда не быть, стоит только захотеть. И тогда, будто по щелчку, все мгновенно исчезнет.
  В эти самые секунды я была готова сдаться.
  Навсегда. Ведь стоит раз отречься от всего, что напрямую связывало меня с человеческой жизнью, я больше не смогу обрести право чувствовать вновь.
  Вероятно, в моем случае все потеряно, и мне больше не стоит ни на что надеяться. Мне придется забыть о поисках семьи Дэниэла, потому я даже при самом сильном желании не смогу их найти. Мне придется забыть о том, что моя вечность может стать нормальной, что в ней не будет жестокости и боли.
  Сейчас мое бессмертие наполнено бесчисленными человеческими жертвами, кровавыми реками, насилием и убийствами. Я - монстр. Я творю зло. Я - исчадие самого дьявола. Разве мне есть место в этом грешном мире? Почему бы мне просто не отправиться в ад?
  Я с неподдельным равнодушием смотрела на убитых мною недавно людей с крайним презрением и поджимала окровавленные губы. Спустя несколько секунд нерушимой тишины я покинула небольшой бар, тихо прикрыв за собой входную дверь.
  На улице заметно потемнело. Небо приобрело более мрачные оттенки, надо мной стал сгущаться мрак, и складывалось такое ощущение, будто он проникал в мою душу, оставляя за собой жгучую полосу холода.
  Я побрела к городу, чтобы найти новых жертв.
  Прошло около двух дней. А может и больше. Точно я не могла сказать. Я потеряла всякий счет времени - оно просто перестало иметь для меня какое-либо значение. Все, о чем я могла думать, это о жажде, которая никак не унималась.
  Я убивала. По нескольку человек. И этого все равно оказывалось мало. На моем счету уже бесчисленное количество убийств, а я до сих пор дико голодна. Я не понимала, что со мной происходит. Я была просто ослеплена мыслью о страшной жажде. Я чувствовала от этого дикую боль, которая росла с каждой секундой. На какие-то мгновения мне удавалось забыть о голоде, но мысли об этом вскоре возвращались и топили меня в пучине отчаяния.
  Мне казалось, что выхода из этого кошмара нет, и уже никогда не будет. Я погрязла в своих убийствах. Как можно было отключить чувства, если их и так нет? Я не чувствовала жалости, когда убивала людей, я не чувствовала должного сочувствия, когда смотрела в глаза своих жертв. И даже после этого я не чувствовала себя виноватой.
  После меня полиция находила обескровленные трупы. И это тоже никак не повлияло на мое отношение к происходящему. Внутренний монстр не успокоится до тех пор, пока я не утолю голод.
  Прошел еще один день. И он был таким же бессмысленным, как и все остальные. Все краски померкли, перед собой я видела лишь кровавую пелену жажды, окутавшую меня.
  На окраине города Эдмонтона мне попался еще один бар, который я намеревалась посетить. И, конечно же, после моего визита там не останется ни одной живой души.
  В забегаловке оказалось около десяти человек.
  Я уже и не надеялась на то, что смогу утолить голод. Но это произошло. После нескольких дней непрерывной охоты на людей я, наконец, почувствовала, что жажда исчезла. К сожалению, не полностью. После адского огня, которое пылало во мне, остался лишь слабый отголосок, легкое жжение.
  Это принесло мне некоторое облегчение.
  Я шла мимо темных домов с зажженными окнами, засунув руки в карманы толстовки. Неясные блики уличных фонарей падали на мое лицо. В этом непроглядном мраке, как и в моей жизни, я чувствовала необъятное одиночество, которое медленно съедало меня изнутри. Оно проникало в самые сокровенные уголки моего подсознания, заполняя их темнотой.
  Мимо проезжала машина. На секунду оно осветило мой лик, и я смогла увидеть лицо водителя. Мужчина странно косился на меня, смотря со странным удивлением и некоторой опаской. Будто он чувствовал, что я несу угрозу, и от меня нужно держаться как можно дальше.
  Начался дождь. Первые капли дождя падали на мои пышные светло-русые волосы, и мне пришлось натянуть капюшон.
  Единственное и самое главное, чего я добилась - это утолила голод, который каждую секунду терзал меня и не давал покоя. Внутренний монстр уступал место здравому рассудку, и я вновь начинала размышлять о том, что совершила ужасные вещи.
  И в эти драгоценные минуты, когда ко мне возвращались трезвые мысли, я могла подумать о своем существовании на "чистую" голову. Я не могла дать объяснение своему поведению. Мое настроение меняется буквально чуть ли не каждую минуту. То спокойствие, то ярость, которая внезапно обрушивается на меня, то снова нерушимое спокойствие, печаль, тоска...
  Но это никак не повлияло на мое желание отключить все чувства. Ведь так действительно будет легче. По крайней мере, мне. Но с другой стороны я не могла поступить так подло по отношению к Дэниэлу. Хотя, он думает, что я мертва. Для него меня больше не существует. Возможно, он смог забыть меня, найти свое счастье? И мои поиски окажутся бесполезными. Тем я сделаю себе только хуже.
  Минутное спокойствие стало разрушаться. Теперь я была растеряна. Мысли сбились в одну кучу, которую я была не в состоянии разбирать сейчас. И это смятение вскоре стало перерастать в раздражение. Я знала, к чему приведет этот очередной всплеск эмоций, но не знала, как с этим справиться.
  У меня должно было получиться преодолеть в себе бушующие чувства, ведь сейчас я, по крайней мере, сыта, и могу мыслить трезво.
  Собрав всю волю в кулак, я резко развернулась и быстрый шагом пошла обратно. Пока не поздно, пока мною вновь не одолела ярость - я должна была уйти как можно дальше от города, от людей, от запаха, который впитал в себя воздух. Лишь свежий аромат дождя помогал мне немного забыться.
  Вскоре дождь превратился в ливень, и люди в спешке стали покидать улицы. Я брела одна по пустынным кварталам Эдмонтона.
  Где-то вдалеке слышался пронзительный звук грома, который надвигался на город. Дождь продолжал с неистовой силой колотить по асфальту. Моя кожа была настолько твердой, что капли буквально отскакивали от меня, разбиваясь на миллионы микроскопических крупинок.
  Мне повезло, что шел дождь, так как он помогал сбить человеческий запах. Поэтому я могла спокойно дышать, вдыхать свежий прохладный воздух.
  Убедившись, что поблизости нет людей, я резко метнулась вперед, и теперь передвигалась на своей привычной скорости.
  Только сейчас я вспомнила о Ванессе. Какой была причина моего ухода? Внезапный порыв злости, раздражения? Ищет ли она меня, или все же позволила мне окончательно исчезнут из их жизней? Мне кажется, что правильнее будет второй вариант. Я несу лишь одни неприятности. Так было всегда, когда я была человеком. Возможно, это та часть, которая досталась мне, когда я стала вампиром.
  Уже через час я смогла покинуть пределы Эдмонтона. Передо мной простирался мрачный лес, темное небо, затянутое грозовыми свинцовыми тучами, и звук дождя.
  Мои губы растянулись в слабой улыбке. Одежда давным-давно промокла, но я не чувствовала от этого какого-либо дискомфорта, как это было раньше. Ровным счетом, мне было все равно.
  Я бездумно шла вперед, мои кроссовки неприятно вдавливались в сырую землю. Погода брала свое. С севера подул яростный ветер, который беспощадно срывал листья с деревьев. Небо продолжало чернеть. Могло сложиться такое предположение, будто на небесах творилось что-то ужасное, и ангелы проливали свои горькие слезы, обрушивая на землю свою печаль.
  Я остановилась, медленно закрыв глаза. Сняв с головы капюшон, я медленно опустилась на колени и свалилась на грязную землю. Не открывая глаз, я перевернулась на спину.
  Когда я была человеком, мне всегда казалось, что Дэниэл всегда будет рядом со мной, и мы никогда не расстанемся. Что жизнь не окажется настолько жестокой, чтобы разлучить нас. Но, не смотря на все мои опасения, это случилось. И сейчас, когда я получила в дар бессмертие, за которое мне приходится расплачиваться постоянной жаждой крови, и которое я никогда не желала, Дэниэла нет рядом со мной. Это бессмертие теперь не имеет никакого смысла. И для чего мне все?
  Жизнь без него оказалась сплошным кошмаром. Я чувствовала лишь пустоту - абсолютно все перестало иметь значение. Я до сих пор не предприняла никаких действий, чтобы найти его семью. Я ничего не сделала для этого... Но я и не сдалась. Я просто бездействую.
  Я лежала на сырой земле, так и не открывая глаз. Небесные ангелы продолжали беспощадно лить слезы отчаяния. Там, где когда-то билось сердце, я ощущала невероятную боль, будто кто-то раз за разом пронзал его и вырывал, только я не умирала от этого. Воспоминания о Дэниэле мелькали перед глазами, и я вновь проживала те моменты, когда мой любимый вампир был рядом, и у нас все было хорошо.
  Это очень, очень больно. В мире нет таких слов, которые бы смогли описать то, что сейчас творилось в моей душе. Я решилась вновь окружить себя заботами, проблемами, которые нужно было решать, но я не знала, как. Мне казалось, будто я стою на краю пропасти, за который скрывалась бесконечная пустота, и не могу сделать шаг вперед, но так же не могу отойти от этого края. И такое чувство, будто это ощущение безысходности никогда не покинет меня.
  Я открыла глаза.
  Пронизывающие потоки яростного ветра раскачивали массивные деревья, грубые ветки хлестали друг друга. Тяжелые капли дождя с неистовой силой опускались на мягкую землю. Интенсивные вспышки молний со стремительной силой прорывались сквозь поглощающую темноту хмурого вечера, иногда озаряя то место, где я сейчас находилась. Глухой шелест листвы смешивался с пронзительными ударами грома, разрывающими темное небо.
   Этот живописный лес сейчас являл собой мрачное и безжизненное пространство. Легкий шорох листьев, время от времени срываемых в воздух с холодной земли, был нарушен воздушными шагами.
  Услышав это, я мгновенно поднялась с земли и осмотрелась. Мое внимание тут же привлек темный силуэт, медленно скользивший по заросшей жесткими листьями папоротника тропе, сливаясь с непроглядным мраком. Внезапно подул вихрь ветра, вместе с которым темный силуэт растворился в воздухе.
  Нет. Мне не показалось. Здесь точно кто-то есть.
  Позади себя я услышала легкий шорох.
  Медленно повернувшись, я заметила высокого парня.
  Холодные капли дождя стремительными линиями скользили по его мертвенно-бледной коже. Большие руки сжимались в кулаки. Короткие черные, как смоль, волосы парня сползали на лицо. Скулы были напряжены, суровый взгляд касался моего лица.
  Мне потребовалось несколько коротких мгновений, чтобы узнать этого парня.
  С моих губ сорвалось тихое шипение, и я метнулась на него.
  Я была достаточно сильна для того, чтобы прижать его к стволу дерева и сжать горло.
  - Какого черта тебе здесь нужно, Дин? - яростно шипела я.
  Парень пытался убрать мою руку со своей шеи, но моя хватка была нерушимой.
  - Как ты нашел меня?! - я сильнее вдавила его в дерево.
  - Ус... успокойся... - прохрипел Дин.
  Я с лютой злостью смотрела в безобидные глаза Дина и глубоко дышала.
  - Я не причиню тебе вреда, - выдавил он.
  Его слова вызвали во мне ухмылку.
  - С тобой есть кто-то еще, или ты один? - я предостерегающе осмотрелась по сторонам.
  - Я один.
  - Что тебе здесь нужно? - с ледяной твердостью задала я вопрос, перестав ухмыляться.
  - Я пришел поговорить, - Дин продолжал хвататься за мою руку, которая сжимала его горло.
  - Нам не о чем говорить, - отрезала я и мгновенно разжала руку.
  Дин вздохнул с облегчением и нахмурился.
  - А ты стала сильнее, - промычал парень.
  - Ты пришел сюда за этим? - рявкнула я, сверкнув на него недовольным взглядом.
  - Нет, - спокойно ответил Дин.
  - Тогда говори, что хотел и проваливай.
  Дин не отреагировал на мои слова. Моя жестокость вышла из-под контроля, поэтому я говорила с излишней ненавистью. С одной стороны я была рада видеть Дина, но с другой - Ванесса обещала мне, что они оставят меня в покое, если я захочу уйти. Так почему же она послала ко мне Дина?
  - Что тебе нужно, Дин? - уже спокойнее заговорила я. - Если тебя послала Ванесса, то...
  - Меня никто не посылал к тебе, - он не дал мне договорить. - Я сам нашел тебя.
  Я нахмурилась.
  - Зачем? - спросила я.
  - Ну, без тебя скучно, - пробормотал Дин.
  - Ох... это не смешно, - резко выдохнула я.
  - Я говорю серьезно, Мия. Я ищу тебя ровно день. И мне повезло, что ты оказалась поблизости.
  Я фыркнула, когда он сделал небольшую паузу.
  - Скажи, о чем ты думала, когда уходила? - внезапно я услышала в голосе Дина суровость.
  - О чем ты? - не поняла я.
  - Ты могла встретить вампиров, или хуже того оборотней!
  - Ерунда.
  - Тебя могли убить! - горячо воскликнул парень.
  - Эй, полегче, приятель, - промямлила я. - Со мной все хорошо. И... почему тебя это вообще должно волновать?
  Похоже, что мой вопрос поставил Дина в тупик. Он с раскрытым ртом смотрел на меня, не зная, что ответить.
  - Ладно, проехали, - вздохнула я, не желая докучать Дину. - Так это все, что ты хотел сказать мне?
  - Я хочу, чтобы ты вернулась, - сказал он.
  - Хм, - промычала я. - Извини, но нет. Если это все, то прошу, уходи.
  - Почему ты ушла? - тихо спросил Дин.
  Теперь в тупике оказалась я. Честно говоря, я и сама не знала, почему ушла. Но во всяком случае я не стану говорить об этом Дину.
  - Не твое дело, - скривилась я.
  - Если тебя что-нибудь беспокоит, ты можешь рассказать мне об этом, - невинно предложил парень, делая неуверенный шаг вперед.
  - Ну да, конечно, - резко усмехнулась я. - Если меня что-то и беспокоит, то я расскажу тебе об этом в самую последнюю очередь...
  - Серьезно, Мия, я хочу помочь тебе. Мы все этого хотим. Ванесса переживает из-за тебя, но отказывается искать, так как обещала тебе, что не станет удерживать, если ты захочешь уйти.
  Я надела на лицо маску равнодушия, тем самым пытаясь показать, что мне нет совершенно никакого дела до этого. Но в глубине души поселилось приятное тепло, которое разрасталось по всему телу. Мне было приятно знать, что я не безнадежна, что кому-то в этом мире есть до меня дело.
  Но лучше я буду держаться подальше от Ванессы, потому что так они будут в безопасности. Если, как они утверждают, я полукровка - единственная во всем мире, и Бессмертные, узнав обо мне, не уймутся, Ванесса и остальные будут в огромной опасности.
  - Мне не нужна ничья помощь, - твердо произнесла я спустя некоторое время.
  Я с деланным равнодушием смотрела на Дина, ожидая его реакции.
  - Я не верю, - прошелестел он. - Я же знаю, что тебе сейчас очень тяжело.
  - Откуда тебе знать, что я сейчас чувствую? - с внезапным раздражением выкрикнула я, подавшись вперед.
  - Я ведь тоже когда-то был молодым вампиром, - не обращая внимания на мой порыв, проговорил Дин с непоколебимым спокойствием. - Тебе кажется, что любая мелочь может стать катастрофой, и это сводит тебя с ума.
  - Не правда, - фыркнула я.
  - Обманывай себя, сколько хочешь, но меня и остальных не проведешь. Мы все прошли через это и знаем, как это трудно переживать в одиночку.
  Я поджала губы и скрестила руки на груди.
  - Не веришь? - слабо ухмыльнулся Дин, опуская голову. - Я понимаю. Сейчас ты чувствуешь раздражение и недоверие. Уверен, что тебе хочется вцепиться мне в глотку, - рассмеялся он. - Знаешь, в свое время я вел себя во много раз хуже, чем ты сейчас. Мною управляла неконтролируемая жажда, которая возрастала с каждым днем. Поначалу это было лишь еле уловимое жжение, которое продолжало расти. И мне не удавалось сопротивляться этому. Я сдался. Перестал чувствовать. Это помогло мне с тем, чтобы расправиться с убийцами моей невесты, - Дин поднял голову и взглянул на меня. - Признаюсь, это легче - ничего не чувствовать. Но, поверь мне, лучше сгорать от злости, или разрываться от тоски. Но чувствовать, - Дин сделал акцент на слове "чувствовать".
  Как? Как он узнал, что я думала о том, чтобы отключить все чувства? Он что, читает мои мысли?
  Я с недоверием смотрела на него, ожидая продолжения.
  - Это окончательно делает из тебя монстра, - в полголоса заговорил Дин. - Это убивает в тебе все человеческое, что оставалось в тебе. Лишь безграничная пустота, и ничего, кроме нее... - его печальный взгляд устремился вдаль.
  - Почему ты рассказываешь мне все это? - перебила я его вопросом.
  Дин слегка вздрогнул, будто вынырнул из темного омута, и посмотрел на меня.
  - Мы можем помочь тебе справиться с жаждой, с переполняющими тебя эмоциями, - сказал он. - Мы поможем тебе сохранить все человеческое, что живет внутри тебя. Поверь, это очень ценно.
  - Почему?
  - В человечности заключаются все твои воспоминания. Если ты отключишь чувства - твоя прошлая жизнь испарится. Ты навсегда останешься в бесконечной темноте совершенно одна. Вокруг не будет никого. Только ты, и твоя дикая жажда. И так всю вечность...
  Я невольно вздрогнула. Было трудно представить, как я добровольно отказываюсь от воспоминаний о моей человеческой жизни, о драгоценных минутах, проведенных с Дэниэлом, о своей семье...
  - А как тебе удалось включить чувства? - прошелестела я, испуганно глядя на Дина.
  - Мне пришлось справляться с этим одному, - с диким сожалением отозвался он, грустно вздохнув. - Долгие годы я восстанавливал свои воспоминания, собирал их по кусочкам. Я заново учился чувствовать, так как ощутил в этом необходимость. И я миллионы раз жалел о том, что когда-то сдался и решил отказаться от эмоций. Сейчас об этих временах мне хочется вспоминать меньше всего.
  Его слова сильно задели меня. Я испугалась. Испугалась неизвестности. Что, если со мной произойдет то же самое, если я все-таки решусь отключить чувства? Что, если потом мне будет очень трудно? Труднее и больнее, чем сейчас?
  - Если ты не хочешь провести вечность, скитаясь, словно призрак, без чувств, без эмоций, без воспоминаний, то отключай их, - Дин вкрадчиво посмотрел на меня. - Отключи чувства. Только после этого весь мир станет для тебя серым. Все краски потеряют свои цвета, исчезнет все, что могло бы привлекать тебя ранее. Для тебя будет существовать только один запах - человеческой крови.
  Голос Дина звучал крайне напряженно и мрачно.
  - Так ты по-прежнему думаешь о том, чтобы отказаться от всего этого? - он развел руками, подняв голову. - Даже в грозе, в дожде есть что-то, что способно пробудить в тебе эмоции. А после этого ничего не будет. Ты станешь равнодушной абсолютно ко всему, Мия, - осторожный взгляд снова упал на меня. - Готова ли ты к этому? К такому существованию? - мне не понравилось, как он произнес "существованию". Само слово говорило за себя.
  - Я... я... - я пыталась подобрать правильные слова, но все смешалось в голове, превратившись в одно неясное пятно.
  - Ты боишься, - Дин снисходительно улыбнулся. - Это видно по твоим глазам.
  С этим я не могла поспорить. Я действительно боялась. Я не хотела этого - всю вечность провести в мрачной пустоте.
  - Но как же остальные чувства? - сквозь испуг выдавила я. - Боль? Печаль? Тоска? Ведь я не смогу почувствовать этого, когда отключу чувства...
  - Но стоит ли это, чтобы отказаться от всего мира, который теперь в твоем распоряжении? От вечной жизни? - с воодушевлением проговорил Дин.
  - Мне не нужна вечность, если в ней не будет одного... человека, - судорожно выдохнула я.
  Внезапно Дин рассмеялся над моими словами.
  - Что смешного? - с обидой и непониманием в голосе спросила я.
  - Поверь мне, оно того не стоит, - произнес он сквозь легкий смех.
  - Откуда тебе знать? - холодно сказала я.
  - Потому что по той же причине я и отказался от чувств, - без доли смеха ответил Дин, перестав улыбаться. - Когда моя невеста умерла, я не хотел жить. Я мечтал о смерти. И даже когда это случилось, я не смог распрощаться с жизнью, - в глазах Дина застыло немое отчаяние. - Я безумно любил Анну, даже будучи вампиром. Я не мог без нее и поэтому решил отключить все чувства, чтобы больше не испытывать угнетающее одиночество и постоянную боль.
  - И это было моей ошибкой, - Дин стиснул зубы. - Лучше бы я загибался от боли, но я бы чувствовал!
  Я закусила нижнюю губу, не зная, что сказать.
  - Вампиры легко отвлекаются, - в спокойных тонах продолжил он. - Так что тебе достаточно занять себя чем-нибудь другим. В мире столько интересных вещей! И все это доступно тебе, когда ты вампир, - наконец, его губы расплылись в грустной улыбке. - В нашем случае все внимание следует уделить собственной безопасности. Вампиры и оборотни разгуливают повсюду, и мы должны быть готовы к нападению каждый миг.
  Я продолжала молчать. Странно, но я чувствовала некоторое доверие к Дину. Будто между нами стало на одну тайну меньше.
  Так же я заметила, что дождь перестал идти, только небо не стало светлее. Дин смотрел на меня в ожидании моих ответных слов.
  - Ох, - это все, что я смогла сказать.
  - Что ты думаешь? - спросил он.
  - О чем?
  - Ты перестанешь упрямиться и пойдешь со мной, или пойдешь своей дорогой, которая приведет тебя неизвестно куда?
  Я замялась и не знала, что ему ответить. Я не могла пойти с ним, потому что чувствовала себя виновато из-за того, что ушла так неожиданно и без особого повода для этого. Но так же я нуждалась в их помощи, хоть и не признавала этого. Одной мне действительно будет сложно, и для того, чтобы как-то выжить, я должна пойти с Дином.
  Нам всем нужна помощь, какой бы она не была. В мире вампиров и прочих сверхъестественных тварей творится своеобразный апокалипсис.
  - Хорошо, - неуверенно пробормотала я. - Я пойду с тобой.
  Дин вздохнул с облегчением.
  - Вот и славная девочка, - подмигнул он мне. Похоже, к нему вернулся прежний настрой.
  Я чувствовала себя несколько скованно, идя рядом с Дином, который опережал меня на два шага. Мы шли около двух часов, и за это время никто из нас не произнес ни единого слова.
  На черном небе рассыпались миллионы бриллиантовых звезд, и я заворожено смотрела наверх.
  - Какое сегодня число? - почти шепотом спросила я, стараясь не нарушить тишину.
  Дин резко обернулся ко мне.
  - 31 августа, - ответил он.
  Я шумно выдохнула и остановилась.
  Это число тут же вызвало во мне массу воспоминаний из моего человеческого прошлого.
  - Ты чего? - удивился Дин, подходя ко мне.
  - Сегодня мой день рождения, - горько ухмыльнулась я, опустив глаза. - Сегодня мне стукнуло восемнадцать лет.
  В моем голосе не слышалось должной радости. А был ли хоть один повод, чтобы пребывать в отличном настроении? Теперь я вампир, жаждущий крови, со мной рядом нет никого, кто мне был дорог, когда я была человеком. Со мной нет Дэниэла, его семьи, моих родителей...
  - Почему ты не сказала раньше? - возмущенно спросил Дин.
  - Мне было не до этого, - задумчиво пробормотала я.
  - Что ж, э-э-э, с днем рождения? - неуверенно проговорил он, натягивая улыбку на лицо.
  - Спасибо.
  - Извини, что без подарка. Если бы ты предупредила, то...
  - Успокойся, - выдохнула я. - Все равно то, что мне нужно, сейчас далеко. Возможно, очень далеко.
  Размышления ворвались в мое сознание.
  - Так неудобно, Мия, - продолжал говорить Дин.
  - Эй, все нормально, - сказала я равнодушно. - Сегодня самый обычный день.
  - Сегодня день твоего рождения, - упрекающим тоном возразил Дин. - Это нужно как-нибудь отпраздновать.
  - Как? - ухмыльнулась я. - Убить парочку бездомных?
  Дин поджал губы и опустил глаза.
  - Ладно, пойдем, - я покачала головой и пошла вперед.
  Парень бесшумно последовал за мной.
  - Серьезно, ты, должно быть, расстроена, - не унимался он.
  - С чего ты взял? - с деланной беззаботностью отозвалась я, не поворачивая к нему головы. - Все хорошо.
  - С трудом вериться, - Дин нагнал меня и теперь шел со мной наравне.
  - Да, мне немного грустно, - с неохотой призналась я. - Мне не так представлялся день моего восемнадцатилетия. Я ожидала, что все будет несколько... иначе. Мне никак не приходило в голову то, что я буду одержимым жаждой вампиром, угнетенным собственными чувствами и смешанными эмоциями. Я ожидала, что в этот день соберутся дорогие и близкие мне люди, что атмосфера будет пропитана радостью и торжеством.
  - Я понимаю, - с сочувствием промолвил Дин.
  - Вряд ли, - уголки моих губ приподнялись, изобразив печальную улыбку. - Порою я до сих пор не могу свыкнуться с той мыслью, что теперь вампир. Это так... странно и одновременно пугающе, - почему-то меня потянуло на откровенность.
  - Со временем эта неопределенность и страх перед неизвестностью пройдет, - спокойно сказал Дин.
  - Но жажда, - с отчаянием в голосе вымолвила я, взглянув на него. - Она растет, и терпеть голод становится все труднее с каждым днем.
  - Такова расплата на бессмертие, - ровным тоном произнес Дин, задумчиво глядя вперед.
  - Убивать людей, - с горечью закончила я, смотря под ноги.
  - Уверен, что на твоем счету немало жертв, - с холодной усмешкой заметил он.
  - Сейчас я чувствую вину за это. Но стоит мне почувствовать человеческий запах, как здравые мысли покидают меня. И я хочу лишь одного - крови, - я сглотнула огромный ком ужаса, образовавшийся в горле.
  - Вместе с жаждой в тебе проявляется твоя вампирская сущность, - сдержано пояснил Дин. - Ты становишься настоящим монстром, не жалеющим ничего и никого на своем пути. Ты готова свернуть горы, сделать что угодно, лишь бы заполучить тот манящий запах, который завладевает всем твоим разумом.
  - Но потом, когда ты совершила неисправимые вещи, ты начинаешь жалеть и чувствовать вину за это, - Дин украдкой посмотрел на меня и снова повернул голову. - Это сказывается твоя человеческая часть, что по-прежнему дремлет в тебе. Но если бы ты отключила чувства, никакой вины, сочувствия и жалости не почувствовала бы. Ты стала бы машиной для убийств, вечно жаждущей людской крови.
  Мои брови сошлись на переносице. Во рту скопилась ядовитая слюна, а горло обожгла раскаленная жажда, стоило мне только представить на вкус человеческую кровь.
  Я стиснула зубы и сжала ладони.
  Лес погрузился в темноту. Мрак окутал живые просторы, поглотив его в свои бесконечные объятия. Я слышала, как легкий вихрь ветра поднимает с сырой земли упавшие листья и поднимает их в воздух, кружа в беспорядочном танце. Насекомые, птицы и животные давно ушли на покой, позволив ночи обрести власть над огромным лесом.
  Даже за несколько километров я смогла почувствовать знакомые невесомые запахи, которые были сладкими и привлекательными, но не вызывали во мне жажду.
  Мы почти пришли.
  Дин обеспокоенно взглянул на меня. Я напряженно кивнула на его не прозвучавший вопрос. На самом же деле я не была готова вновь появиться в доме, где обитает компания знакомых мне вампиров.
  Я понимала, что мне не место среди них, но ноги сами шли вперед за Дином. Я волновалась, что Ванесса будет зла на меня. И это было бы правильно. Но я не хотела этого. Я надеялась, что она не будет держать на меня обиду.
  Через несколько минут мы приблизились к большому деревянному дому, огражденному высоким железным забором.
  Не успели мы пройти через ограждение, как распахнулась входная дверь, и я смогла увидеть Ванессу, за которой стоял Сэм, настороженно смотря вперед.
  Мое тело напряглось, и я невольно остановилась. Дин, услышав, что я замерла, развернулся ко мне лицом.
  - Не бойся, Мия, - мягко проговорил он и подошел ко мне.
  Его большая рука бережно сжала мою ладонь. Парень потянул меня вперед. Я могла бы сопротивляться, но не хотела. Я позволила Дину тащить меня за собой.
  Перебирая ногами, мы подбирались к дому.
  Я заметила, как Ванесса напряглась, когда мы с Дином остановились в нескольких ярдах от них. Сэм обошел свою девушку и остановился впереди нее.
  - А вот и мы, - пробормотал Дин, по-прежнему не разжимая моей руки.
  - Где ты был? - суровым голосом спросил Сэм, не обращая на меня внимания. Но я то видела, как он бросал на меня косые взгляды.
  - Искал пропажу, - безучастно пожал плечами Дин.
  - Это совершенно ни к чему, - отрезал Сэм. - Мия вольна в своих действиях. Она решила уйти, и это было ее право. Тебе не зачем было искать ее.
  - Мия передумала, - вступился за меня Дин. - Она осознала свою ошибку и хочет вернуться.
  Я дернула его за руку, и парень повернулся ко мне. Я укоризненно посмотрела на него.
  - Ладно, ладно, - Дин вздохнул и закатил глаза. - Я попросил ее вернуться.
  - Зачем? - Сэм бросил на меня холодный взгляд. - Не стоило заставлять ее.
  - Он не заставлял меня, - решилась сказать я. - Я согласилась, потому что сама этого хотела. И... мне очень жаль, что я сбежала и несколько дней не появлялась. Я не знаю, что на меня нашло, - сейчас я говорила чистую правду.
  Я заметила на себе осторожный взгляд Ванессы. Мои глаза переместились на бледное лицо девушки, обрамленные светлыми белокурыми волосами. Прозрачно-зеленые очи Ванессы, казалось, заглядывали мне прямо в душу. В них я не увидела злости, или обиды, что облегчило мне положение. Она была несокрушимо спокойна, что даже казалось странным.
  Сейчас я могла ожидать от Ванессы любой реакции. Будет справедливо, если она скажет, чтобы я уходила. И я не имею право обижаться на нее.
  - Если ты хочешь уйти - уходи, - зазвучал звонкий голос Ванессы. - Мы не станем держать тебя насильно. Это твоя жизнь, твое право. Просто я надеялась, что ты останешься с нами. Я волновалась о твоей безопасности.
  - Мне жаль, - прошептала я, зная, что она меня слышит. - Я, правда, не знаю, что на меня нашло тогда. Все свалилось в одну кучу, и я перестала понимать, где реальность, а где ложные предположения. Мне нужно было разобраться во всем.
  - Она хотела отключить чувства, - выступил Дин, обращаясь к Ванессе.
  Девушка вздрогнула и метнула на меня непонимающий взгляд.
  - Зачем? - Ванесса ступила вперед, и Сэм, стоящий рядом с ней, повторил ее движение. - Зачем ты хотела сделать это?
  - Я была растерянна, - виновато опустив глаза, ответила я.
  - И она бы сделала это, если бы я вовремя не нашел ее, - снова вмешался Дин. - Мия подавлена, и ей нужна наша помощь.
  - Конечно же, мы поможем ей! - безо всякого сомнения проговорила Ванесса, подходя еще ближе.
  - Постой, - Сэм резко сжал запястье своей девушки, останавливая ее. - Вдруг, она снова решит сбежать, и при этом причинит вред кому-нибудь из нас? - взгляд серо-голубых глаз коснулся моего виноватого лица.
  - Я никогда не сделаю вам ничего плохого, - пыталась я заверить его, но слова прозвучали шатко и неуверенно. - Я осознала свою ошибку, и больше никогда не совершу ничего подобного.
  - Да брось, Сэм, - Дин махнул свободной рукой. - Мы все проходили через это! И сейчас мы должны помочь Мие справиться с самым сложным периодом в ее новой жизни. Тем более что у нее сегодня день рождения! - он повернулся ко мне лицом, лукаво улыбнувшись и подмигнув мне.
  - Серьезно? - обратилась ко мне Ванесса. - Сегодня твой день рождения?
  - Да, - я сухо кивнула.
  - Это же замечательно, - пухлые губы девушки расплылись в широкой улыбке.
  Сэм рядом с ней немного расслабился.
  - Закатим пирушку? - с энтузиазмом поинтересовался Дин.
  - И не надейся, - Ванессы улыбнулась шире и вновь взглянула на меня. - Я рада, что ты вернулась.
  Осадок настороженности остался в серо-голубых глазах Сэма. Он бережно обнял Ванессу, и они направились к дому.
  - Эмм, Дин, - промямлила я, пытаясь выдернуть руку из его ладони.
  - Что? - повернулся он ко мне.
  - Рука.
  - Ох, прости, - Дин тут же разжал ладонь и поджал губы. - Пойдем?
  Я воодушевленно кивнула, и мы направились вслед за Сэмом и Ванессой.
  
  
  Глава двенадцатая
  День рождения
  
  К моему огромному удивлению остальные приняли меня совершенно спокойно. Шон встретил меня с приветливой улыбкой на пустом лице. Дэвид кинул в мой адрес пару слов. А Николь - она лишь робко улыбнулась мне и кивнула. Меня до сих пор удивляло ее внезапно изменившееся ко мне отношение. Возможно, это лишь из-за того, что она обязана мне потому, что я спасла ей жизнь? И теперь она ведет себя со мной так вежливо только лишь из благодарности?
  Я не стала занимать свою голову посторонними мыслями и постаралась вникнуть в суть начатого Сэмом разговора.
  - Ты понимаешь, что теперь ты должна вести себя крайне осторожно? - похоже, вопрос был адресован мне.
  - Да, - неуверенно ответила я, скрестив руки на груди.
  - Ты оставила за собой полосы убийств, - обвиняющим тоном продолжил он. - Полиция теряется в догадках, кто мог совершить такие ужасные преступления. СМИ думает, что в небольшом городе Эдмонтон завелся маньяк-убийца.
  - Не дави на нее, Сэм, - мягко проговорила Ванесса, повернув голову в мою сторону.
  Я вжалась в угол, не зная, куда отвести взгляд, лишь бы не встретиться с серо-голубыми глазами Сэма. Сейчас он был зол на меня, и я понимала свою вину. Но что я могла с собой поделать, если человеческий запах сбивает меня с толку? Если я теряю рассудок?
  - Я не давлю, - отрешенно отозвался светловолосый парень, не сводя с меня пристального взгляда. - Я пытаюсь достучаться до нее и дать понять, что подобные фокусы могут отрицательно сказаться на нашей безопасности.
  - Она не виновата в этом, - заступилась за меня Ванесса. - Как будто ты сам не понимаешь, что такое очень тяжело переживать!
  - Знаю, - спокойно сказал Сэм, гордо подняв голову. - Поэтому хочу, чтобы Мия не совершила наших ошибок.
  - Но все мы прекрасно знаем, что она далеко не ангел, - подавленно усмехнулся Дин.
  Сэм и Ванесса бросили на него недовольные взгляды, и Дин поджал губы, опустив голову.
  - Ты должна научиться сдерживать свою жажду, что бы ни случилось, - вновь обратился ко мне Сэм. - Ты должна учиться подавлять в себе дикий голод, даже если вокруг будут сотни, тысячи человек.
  Я сглотнула. Представив на вкус человеческую кровь, я почувствовала боль в горле. Жажда прокрадывалась в мои мысли, заглушая посторонние звуки.
  Я встряхнула головой.
  - Она сможет, - тихо произнесла Ванесса. - Мы поможем ей. Мы будет следить за Мией. Она сможет одержать победу над жаждой крови.
  - Но если у меня не получится? - мой мелодичный голос слегка дрожал от страха.
  - Все обязательно получится, - заверила меня Ванесса, слабо улыбнувшись. - Мы все через это прошли, и ты сможешь.
  Я ограничилась вялым кивком. Меня раздирало чувство сомнения и вины. Казалось, что очередные проблемы окружили меня со всех сторон, и из этого замкнутого круга нет выхода.
  Возможно, я пройду через неисчисляемые муки, через боль и страдания... но я одержу победу над жаждой. Я должна научиться контролировать свой голод, потому что иначе я не представляю своего дальнейшего существования. Я не смогу целую вечность убивать людей! Слишком много жертв для одного ничтожного вампира...
  И Дэниэл... вряд ли он обрадуется, узнав, что я безжалостно убивала людей, когда я найду его семью. Я не могу так поступить с ним, с его верой в меня.
  - Ты должна остаться наедине со своим голодом, - от мыслей меня отвлек вкрадчивый голос Сэма. - Ты должна почувствовать эту боль в полную силу. Ты должна побороть жажду в себе.
  - Я... понимаю, - пробормотала я.
  Некоторое время серо-голубоглазый блондин пристально смотрел на меня. Бьюсь об заклад, что он почувствовал мой испуг перед его словами.
  - Это нельзя понять. Это нужно почувствовать, - медленно и отчетливо проговорил Сэм, будто пытался достучаться до меня. - Если ты, конечно, способна на это.
  - Я могу чувствовать, - резко заявила я, невольно выступая вперед.
  Губ Сэма коснулась холодная ухмылка.
  - Для начала избавься от злости, - продиктовал он мне. - Она - твой главный враг в борьбе с жаждой. Когда ты злишься - ты голодна. Это нужно исправить.
  Между нами возникло невидимое напряжение, которое я отчетливо ощущала в воздухе. Я чувствовала слабый огонек раздражения внутри себя, и тут же постаралась погасить его. Глаза Сэма словно твердили мне, чтобы я боролась с голодом.
  Наш немой диалог разрушил голос Дэвида.
  - Э-э-э... а что делать нам? - шатко спросил жгучий шатен.
  Несколько секунд Сэм непрерывно смотрел в мои глаза, не сводя строго взгляда. Затем он будто с огромной неохотой повернул голову и стрельнул глазами на Дэвида.
  - О чем ты? - нахмурился светловолосый парень.
  - Мы голодны, - тут же ответил Дэвид.
  - Не сейчас, - Ванесса опередила Сэма, отозвавшись первой. - Тем более нам не стоит сейчас появляться вблизи Эдмонтона и в самом городе, - девушка украдкой посмотрела на меня, потом резко отвернулась. - Нам надо подождать, пока все уладится.
  - Та шумиха, которую создала Мия, не скоро уладится, - сказал Дэвид. - Полиция не успокоится, пока не найдет убийцу. А парочка убитых бездомных никого не побеспокоит. Люди даже не заметит их пропажу.
  - Нет, - беспрекословно сказала Ванесса. - Мы все голодны, но некоторое время придется обойтись без крови.
  - Прекрасно, - рыкнул Дэвид, вставая с дивана.
  Парень быстрыми шагами направился в сторону выхода. Проходя мимо, он одарил меня злобным взглядом. Его раздражение было понятно мне - из-за меня ему придется голодать, мучиться от жажды.
  И я еще раз убеждаюсь в том, что от меня одни проблемы...
  Раздался громкий стук входной двери, и после нее по дому пронеслась гробовая тишина.
  - Я поговорю с ним, - пробурчал Сэм и отправился вслед за Дэвидом.
  Я нахмурилась и заметила на себе взгляд Ванессы.
  - Зря я вернулась... - пробормотала я виновато. - От меня одни неприятности...
  - Не говори так, - снисходительно возразила девушка. - Мы все сейчас на взводе. И голод лишь усугубляет наше нелегкое положение. Постарайся не обращать внимания на это, хорошо?
  - Но я не могу делать вид, будто все хорошо, и я тут совершенно не причем! - воскликнула я. - Я знаю, что в этом есть моя вина, и это беспокоит меня...
  - Послушай, - Ванесса подошла ко мне, - постарайся сейчас не думать об этом. Ты должна сосредоточиться, помнишь? - ее хрупкая рука легла на мое плечо. - Для всех будет хуже, если ты будешь взвинчена.
  Я не нашла подходящих слов для ответа.
  - А сейчас натяни довольную улыбку на свое милое лицо. Сегодня твой день рождения! - глаза Ванессы загорелись озорными огоньками. - Отвлекись немного. Хотя бы ненадолго забудь о том, что ты вампир, измученный жаждой.
  - Хорошо, - я сдержанно кивнула. - Я постараюсь.
  - Вот и умница, - Ванесса убрала руку с моего плеча и отошла назад.
  Недолгая идиллия образовалась внутри меня. На какую-то ничтожную долю секунды я действительно поверила в то, что все может быть хорошо, что мне не стоит ставить крест на своем бессмертии. И когда эта секунда незаметно пролетела, апатия вновь навалилась на меня, только я постаралась не подать этому вида.
  - Что-то слабо ощущается праздничная обстановка, - с разочарованием протянул Дин.
  А я и забыла, что он находится в доме.
  Я и Ванесса одновременно посмотрели на него.
  - Может, мне сгонять за воздушными шарами и большим тортом для именинницы? - он подмигнул мне.
  - Прекрати этот цирк, Дин, - сказала Николь.
  - А что? - он удивленно уставился на брюнетку. - У нее же день рождения! Это нужно отпраздновать.
  - Только вряд ли твои шары и торт сделают ее счастливее, - пробурчала Николь, закатывая глаза.
  - Знаете, а Дин прав, - неожиданно сказала Ванесса. Я изумленно посмотрела на нее. - Мы можем создать для Мии человеческий праздник, пробудить в ней воспоминания, - со спокойным выражением лица она повернулась ко мне и улыбнулась. - Мы можем напомнить ей, что в ней живет человек, который никогда не должен умирать.
  Я бы тут же заплакала, если бы могла это делать. Ее слова тронули меня до самой глубины души. Если бы мое сердце билось, то оно бы взорвалось от переполняющего меня воодушевления.
  - Спасибо, - прошелестела я.
  - Так ты не против маленького праздника? - с лукавой улыбкой на милом лице поинтересовалась Ванесса.
  - Нет, - на выходе усмехнулась я. - Я буду очень признательна вам за это.
  - Вот и отлично! - воскликнул Дин.
  - Только где ты возьмешь воздушные шары, свечи, торт? - с сарказмом обратилась Николь к нему.
  - Как где? Конечно же, в городе, - ответил Дин, спокойно пожав плечами.
  - Исключено, - сказала, как отрезала Ванесса. - Мы договорились, что некоторое время придется держаться подальше от города.
  - Эй, я не голоден, так что могу появиться в Эдмонтоне.
  - Рисковать нельзя, - Ванесса отрицательно покачала головой.
  - Слушай, я уже достаточно живу в этом мире, чтобы спокойно вести себя на людях, - успокоил ее Дин. - Ничего не произойдет. Я тебя уверяю. И... мы же не можем испортить праздник имениннице? Обещанное нужно выполнять.
  - Ладно, - вздохнула Ванесса. - Только будь осторожен. И... без глупостей, идет?
  - Обещаю, - довольно улыбнулся Дин и в следующую секунду метнулся к выходу.
  В доме остались только я, Ванесса и Николь. Шона здесь не было. Вероятно, он с Сэмом.
  Вот, Ванесса повернулась ко мне и стала что-то говорить. Я, погрузившись в свои мысли, просто кивала на ее слова. Потом она сказала что-то напоследок и скрылась за входной дверью. Я почувствовала некоторое облегчение оттого, что осталась одна. Почти одна. Николь стояла в другом конце дома, стараясь не смотреть на меня.
  - Для тебя это, наверное, странно, - вдруг раздался тихий голос брюнетки.
  Я втянула в себя воздух и кивнула. - Да. Это... сложно...
  - Я тебя понимаю, - с сожалением продолжила Николь, пересекая огромную гостиную размеренными шагами. - После моего обращения в вампира все было намного хуже, чем в твоем случае.
  - Правда?
  - Да, - печально улыбнулась Николь. - Я уверена, что ты не способна на то, что вытворяла я.
  - И что ты делала? - неуверенно вопросила я. - Если, конечно, хочешь рассказать мне об этом...
  - Ты не возражаешь, если я начну сначала? - спроси она.
  Я пожала плечами.
  - Я родилась четырнадцатого октября тысяча девятьсот шестьдесят пятого года в Лос-Анджелесе, - сказала Николь. - Моя семья была богатой. Отец - известный по тем временам режиссер. А у мамы была своя картинная галерея.
  - С ранних лет я снималась в кино. Благодаря своему отцу, - брюнетка ухмыльнулась. - К пятнадцати годам исполняла главные роли во множестве фильмов.
  - Моя жизнь была настоящей сказкой, - она произнесла это с ясной грустью в высоком голосе. - В ней было все, о чем могла мечтать любая девушка. Деньги, дорогие вещи, драгоценности, красивые мужчины...
  - Все складывалось хорошо. Даже более чем. Пока мой отец не познакомился с одним предпринимателем. Он был достаточно молод для своего высокого положения. Богат, красив, обаятелен, привлекателен. С первой встречи этот юноша завоевал мое внимание. Мы познакомились с ним на очередной премьере фильма, в котором я исполняла главную роль.
  - Этого парня звали Остин, - Николь сделала глубокий вдох. - После банкета в честь фильма мы отправились домой. Папа предложил Остину поехать вместе с нами. Он согласился. Мы проболтали с Остином всю ночь. К моему удивлению он оказался очень начитанным, интересным молодым человеком. Он продолжал очаровывать меня. И вскоре я поняла, что влюбилась в него.
  - Отец был только рад оттого, что мы с Остином нашли общий язык. Папа сказал, что будет очень счастлив, если мы решим пожениться. Если честно, я тоже грезила об этом днями и ночами напролет.
  - Но Остин исчез на некоторое время. У него возникли срочные дела в Южной Дакоте, но он пообещал мне, что вскоре вернется, и мы будем вместе. Всегда, - Николь посмотрела на меня. - Тогда я не понимала, что под этим словом он подразумевает целую вечность.
  - Я с нетерпением ждала его возвращения в Лос-Анджелес. Пока однажды папа не вернулся домой совершенно обессиленный и огорченный. Он был очень бледным, а лицо выражало темную пустоту. Я жутко переволновалась за него, думала, что он чем-то заболел. Но тогда отец сказал мне, что он разорен.
  - Это стало роковой новостью для всех. Ударом для папы, крахом для нашей семьи. Но мне лишь предстояло услышать самое ужасное. Виной концу папиной карьере стал Остин. Я не хотела верить в эти слова, слепо уверяла себя, что все это ложь. Но правда настигла меня, и я не хотела жить с мыслью, что любимый человек предал мою семью, моего отца, меня...
  - Остин не возвращался. Хотя я с нетерпением ждала его появления, чтобы потребовать от него всю правду. И тогда Остин вернулся совершенно неожиданно.
  - Это произошло глубокой ночью. Я лежала в своей комнате и думала о жизни. Как неожиданно из гостиной послышался крик отца и спокойный голос Остина. Я тут же бросилась из комнаты и побежала вниз.
  - В эту ночь я стала свидетелем убийства моих родителей, - голос Николь был ровным, хотя за этим спокойствием скрывалась печаль и легкая дрожь. - Это Остин - он убил моего отца, мою мать. Я не знала, что мне чувствовать в тот момент. Страх, разочарование, боль, отчаяние, панику, радость, что я, наконец, увидела его? Все эти чувства смешались в один пронзительный крик.
  - Я не верила своим глазам, так как Остин был похож на настоящего монстра. Он присосался к шее моего отца, жадно испивая густую кровь. Мое тело окаменело в этот момент, и я просто смотрела на то, как он медленно высасывает жизнь из моих родителей. Я ничего не могла сделать со своим страхом, который сковал меня. Я лишь чувствовала, как разбивается мое сердце, как с оглушительным грохотом рушится моя жизнь, мой идеальный мир...
  - Когда Остин убил моих родителей, он подошел ко мне. Я попыталась сбежать, но он был повсюду, куда бы я ни ступила. Я понимала, что мне не выжить той ночью, но все равно отчаянно пыталась найти выход.
  - Остину надоело гоняться за мной по огромному дому, и он поймал меня. Я кричала, выбивалась, рыдала, но все это было бесполезно. Я желала, чтобы он поскорее убил меня, чтобы я больше не чувствовала ноющей боли в сердце и одиночества. Я не представляла своей дальнейшей жизни без родителей, без того, что у меня было прежде, поэтому всем своим существом желала умереть.
  - Но Остин не сделал этого. Он сказал, что обещал мне, что мы всегда будем вместе, и сдержит свое слово. Но тогда я плюнула ему в лицо, и тем самым разозлила его. Глаза Остина стали дьявольски-красными, в них я отчетливо видела бездонную ярость. У него появились длинные и острые клыки, которые пробудили во мне еще один пронзительный крик.
  - И Остин впился клыками в мою шею. Острая и жгучая боль пронзила все мое тело. Я не могла пошевелиться, так как больше не чувствовала рук, ног, других частей тела. Словно меня парализовало. Лишь невыносимая боль окутывала меня в свои сети.
  - Свет меркнул, все со стремительной скоростью темнело, становилось тяжело дышать. Я молила Бога про себя, чтобы эти страдания закончились как можно скорее, чтобы я избавилась от этой боли, которая заняла все мои мысли. Я слышала, как мое сердце отбивает свои последние удары.
  - Я провалилась во тьму. Пустота стала моим пристанищем. Я думала, что умерла, и была рада этому. Но через толщу ваты в ушах стали прорезаться посторонние звуки. Я смогла сделать первый вдох, который заставил меня открыть глаза.
  - Я думала, что выбраться из тесного предмета будет сложно. Но одним легким движением я проломила толстую доску, и земля обрушилась на меня. Выбравшись, я поняла, что нахожусь на кладбище. Я была закопана в глубоко зарытом гробу. Я пыталась вспомнить хоть что-нибудь, но все мои попытки оказывались бесполезными.
  - На кладбище ходил охранник. Мужчина был сильно удивлен, увидев меня. А для меня было странным, что я слышала, как бьется его сердце, как по венам течет свежая кровь. Еще от мужчины исходил невероятно привлекательный запах, и я почувствовала себе огромное желание ощутить этот аромат на вкус.
  - Я убила того мужчину. Он стал моей первой жертвой. Я не понимала, кем стала. Все было для меня таким странным, и одновременно каждая мелкая деталь казалась увлекательной.
  - Через несколько дней ко мне вернулась память. Я вспомнила абсолютно все. Я вспомнила, что Остин убил мою семью. Я чувствовала сильную злость на него. Мне хотелось найти его и разорвать на мелкие кусочки, чтобы на нем не осталось живого места. Но так же я осознала и то, что стала таким же монстром, как и Остин. Он сделал меня такой, - руки Николь сжались в кулаки.
  - Моя жизнь превратилась в настоящий ад. Я не могла появиться на солнце, так как его лучи причиняли мне огромную боль. Они сушили мое тело, подвергая страшным мукам. Поэтому некоторое время мне приходилось ходить по ночам, а днем прятаться в подвалах.
  - Я чувствовала голод, но первые месяцы он был едва уловимым. Со временем это чувство росло, и вскоре сдерживаться стало просто невозможно. Ночами я выбиралась в город и убивала людей. Мне казалось, что от этого жажда только растет.
  - И когда мне удалось утолить голод, я решила убежать, пока могла здраво мыслить. Долгое время я пряталась в лесах, приходилось питаться животными, которые встречались на моем пути. Это было самое отвратительное время, - девушка поморщилась. - Долгое время мне пришлось скитаться по побережью Атлантического океана. Мне удалось подобраться ближе к цивилизации. Я нападала на маленькие города, поселения, убивая абсолютно всех.
  - На моей совести тысячи убитых людей. Я не чувствовала жалости и сострадания, когда вонзала в них свои клыки и высасывала кровь до последней капли. Мне стало совершенно все равно, что будет дальше. Я жила сегодняшним днем. Так было гораздо проще. Правда. Но совесть давала о себе знать, она терзала меня, когда я отходила от состояния эйфории после очередного убитого человека. И так было каждый раз.
  - К этому чувству вины привыкаешь со временем. У меня на это ушло около трех десятков лет. Только потом я научилась сдерживать себя, свою жажду, неутолимый голод. Я с огромным трудом заставляла себя быть более сдержанной и аккуратной. За долгие годы ты начинаешь чувствовать свою власть, могущество, огромную силу, и это сбивает тебя с толку. Надо быть невероятно сильным и стойким человеком, чтобы пройти сквозь череду бесконечных испытаний и встать на правильный путь. Лишь некоторым это удается. Остальные же выключают свои чувства, потому что больше не в силах страдать.
  - А около двух месяцев назад я встретила Ванессу, - Николь тяжело вздохнула. - За какие-то жалкие дни они заставили меня поверить в свои силы, хотя я вела себя ужасно по отношению к ним. И к тебе, - она взглянула на меня. Темно-карие глаза выглядели виноватыми. - Но все изменилось, когда на нас напали оборотни. Я чуть не умерла, но ты спасла меня, за что я сильно благодарна к тебе.
  - Знаешь, в такие моменты начинаешь ценить жизнь, даже если ты вампир. Ничего вечного в жизни не бывает, и рано или поздно всему наступает конец. И не важно, сколько тебе лет - семьсот, или двадцать - ты видишь все по-другому, ты начинаешь ценить каждый прожитый день, час, миг... Ведь в любой момент тебя может не стать, - Николь задумчиво посмотрела вперед.
  За окном простиралась темнота. Лишь на небе, усыпанном миллионами звезд, горделиво вознеслась большая белая луна. Она была единственным источником света в окружающем мраке.
  - Даже если мир обратится в прах, не смей отключать свои чувства, - обратилась ко мне Николь. - Потому что это единственное, что осталось у тебя от твоей человеческой жизни. Это может спасти тебя. И как бы больно тебе не было, не отказывайся от этого.
  Я смотрела на нее с отчаянием в глазах. В мое холодное мертвое сердце прокрадывалась печаль. Я снова вспомнила о Дэниэле. На секунду я задумалась о том, что смерть может поджидать меня где и когда угодно. Я могу погибнуть, так и не увидев Дэниэла, его прозрачно-голубых глаз, его ослепительной улыбки, услышать мягкого голоса...
  Я потрясла головой и резко выдохнула.
  - В тебе есть сила, которая нам непонятна, - заговорила Николь спустя тридцать пять секунд молчания. - Ты сможешь справиться с этим. Ты преодолеешь сложный период в своей жизни и останешься победителем, - вероятно, она имела в виду, что я смогу одолеть жажду и контролировать ее.
  - Ты так думаешь? - прошептала я.
  - Да, - уголки ее губ приподнялись, изобразив неумелое подобие искренней улыбки.
  - Спасибо. Это очень важно для меня.
  - А вот и я! - сзади раздался счастливый голос Дина.
  Мы с Николь в раз обернулись и застали его с двумя пакетами в руках. Следом за ним в дом вошла Ванесса.
  - Я что-то пропустил? - удивленно вопросил Дин, обращаясь к Ванессе. - Они разговаривают? По-настоящему разговаривают? - потом, он повернулся к Николь. - Я думал, что ты зацикленная на себе эгоистичная девчонка.
  - Закрой свою пасть, Дин, - фыркнула Николь.
  - Хватит, - вмешалась Ванесса. - Не будем портить праздник Мие. А ты, - она указала на меня, - пойдешь со мной.
  - Зачем? - тупо спросила я.
  - Сейчас Дин создаст праздничную атмосферу, - Ванесса посмотрела на него. - Правда, Дин?
  - Ну почему всегда я? - возмутился парень. - Ладно. Только ради тебя, - он указал пальцем на меня.
  - Я твоя должница, - улыбнулась я слабо и подошла к Ванессе.
  - Пойдем, - она взяла меня за руку и потянула к выходу.
  Около десяти минут я простояла на улице, бездумно смотря на огромную луну. Сэм, Шон, Николь и Ванесса решили помочь Дину с приготовлением "праздника". Дэвида я больше не видела. Мне было жаль, что я заставила его обидеться на меня.
  За спиной раздались невесомые шаги. Я резко обернулась.
  Со счастливым выражением лица Ванесса выпорхнула на крыльцо и легкой походкой подбежала ко мне.
  - Все готово, - с нетерпением пролепетала девушка. - Идем!
  - Может, все-таки не стоило все это затевать? - неуверенно пробормотала я, следуя за Ванессой.
  - Эй, хватить грузиться мыслями хотя бы на один день, хорошо? - она с волнением посмотрела на меня. - Сегодня твой день, Мия, даже не смотря на то, что ты теперь вампир. Это твой день рождения, так что будь добра, повеселись немного.
  - Это вряд ли удастся, - пробормотала я себе под нос так тихо, чтобы Ванесса не услышала меня.
  Я сделала неглубокий вдох и зашла в дом. Повсюду были развешены воздушные шары различных цветов: красные, синие, голубые, желтые, розовые... В центре гостиной стоял большой круглый стол, на котором красовался огромный ярусный торт, и еще много разных блюд.
  И зачем все это?
  Вокруг накрытого праздничного стола собрались в полукруге Шон, Сэм, Дин, Николь, и еще к ним присоединилась Ванесса. На их головах красовались разноцветные колпаки.
  - С днем рождения, красавица! - прокричал Дин и дернул за веревочку хлопушки.
  Раздался приглушенный звук, и в воздухе рассыпались яркие конфетти. Они медленно падали на деревянный пол. Дин начал громко хлопать в ладони, и его поддержали остальные.
  Мое лицо невольно озарилось по-детски искренней улыбкой до ушей. Я неуверенно прошла вперед. Первой ко мне поспешила Ванесса.
  - С днем рождения, Мия, - она крепко обняла меня.
  - Спасибо, - пробормотала я, отстраняясь.
  - Больше не сбегай, хорошо? - следующим ко мне подошел Дин. Широко улыбнувшись, он сомкнул руки вокруг меня и закружил в воздухе.
  Я слабо рассмеялась, чувствуя себя неловко. Через несколько секунд Дин поставил меня на пол и отошел.
  Остальные тоже поздравили меня с днем рождения. Даже Сэм смягчился. Лица вампиров были безмятежными. Казалось, проблемы беспокоят только меня. Но, черт подери, сегодня мой день рождения! Так почему бы мне действительно не расслабиться? Хотя бы на несколько часов...
  - Спасибо вам, ребята, - поблагодарила я. - Я очень благодарна вам за этот жест.
  - Для друзей ничего не жалко! - улыбаясь, пожал плечами Дин.
  - Только... эмм... зачем все это? - я с ужасом взглянула на накрытый стол. - Мы ведь все равно не съедим все это...
  - Какой же день рождения без торта и сладостей? - Дин подошел ко мне и подвел к столу. - Готовь желание, именинница!
  Он достал из кармана зажигалку и поднес ее к маленьким свечкам, вставленных в самую верхушку большого торта.
  - Я чувствую себя пятилетней, - усмехнулась я.
  - Достаточно почувствовать себя человеком, - сказала Ванесса, улыбнувшись.
  Я улыбнулась ей в ответ и повернулась к тору.
  Восемнадцать маленьких огоньков загорелось в раз. Я нервно закусила нижнюю губу и стала дергать правой ногой.
  - Давай, загадай желание и задуй свечи! - подтолкнул меня Дин.
  - Может, не стоит? - промямлила я.
  - Давай же, Мия! - простонала Ванесса. - Представь, что ты человек, и это твой обычный день рождения в кругу друзей.
  - Хорошо, - кивнула я.
  Я приблизилась к торту и склонилась над маленькими свечками.
  У меня было лишь одно желание.
  Произнеся его в мыслях, я легко дунула, и все восемнадцать свечек тут же потухли.
  - Загадала? - с нетерпением поинтересовался Дин, маяча рядом.
  - Да, - отодвинулась я от торта.
  - И что ты загадала?
  - Не скажу, иначе не сбудется, - улыбнулась я.
  - Ладно, - Дин сложил ладони вместе. - Тогда, торжество объявляется открытым!
  Ванесса метнулась к кухне и взяла с тумбы длинный нож. В следующее мгновение она вновь оказалась рядом. Небрежным движением девушка отрезала кусок торта и положила его на тарелочку.
  - Первой пробует именинница, - Ванесса протянула мне тарелку с кусочком торта.
  - Ты серьезно? - я сузила глаза. - Мне придется съесть это? - я с отвращением взглянула на кусок торта и скривила губы. Сейчас этот десерт не казался мне аппетитным и вкусным.
  - Да, - сказала она воздушно.
  - Со мной ничего не будет, если я попробую это? - мои брови сошлись на переносице.
  Дин громко расхохотался и похлопал меня по плечу.
  - Ты вампир, крошка, человеческая еда не опасна, - успокоился он.
  Я с сомнением взглянула на торт и взяла тарелку в руки. Сжав кусочек тонкими пальцами, я поднесла его ко рту. Я не почувствовала должного вкуса. Если быть точнее, то мне показалось, будто я проглотила воздух. Ни чувства отвращения, ни ощущение насыщения. Ничего, ровным счетом.
  - Вкусно, Мия? - с неподдельной иронией спросил Дин.
  - Есть можно, - я не обратила внимания на его сарказм.
  Остальные тоже попробовали торт. Мы сели за круглый стол и стали есть все, что находилось на нем. В этом не было никакой необходимости, просто так было правильно. День рождения, и все такое...
  Дин постоянно кидал шуточки в мой адрес, и я относилась к этому с деланным спокойствием, зная, что мое равнодушие немного позлит Дина. И я была права. Вскоре ему надоело обращаться ко мне и получать в ответ тишину, и он перестал шутить надо мной.
  Поначалу мне удавалось как-то отвлечься. Но мысли о Дэниэле вскоре все равно заняли все мои мысли. И мне стало казаться, словно я в совершенно другой реальности. Будто я не сидела за одним столом с другими вампирами, не слышала их слов, вдохов и выдохов, не видела движений.
  Я делала все для того, чтобы не думать и попытаться радоваться вместе с остальными. Но мое сердце понимало, что это только повод закрыться от тоски и боли, этот день рождения - самообман, притворство. Но Ванесса и остальные не должны видеть меня грустной сегодня. Их старания слишком ценны для меня, чтобы я смогла отмахнуться рукой от поддержки.
  Когда все закончилось, я почувствовала себя гораздо легче. Стоило хоть раз вспомнить о Дэниэле, как это повлекло за собой цепь воспоминаний из моего человеческого прошлого. Я безумно скучаю по нему и хочу его видеть. Я понимаю, что должна его искать, но не знаю, с чего мне начать. Ведь мир так огромен! Правда теперь у меня есть достаточно времени для того, чтобы перевернуть его вверх дном, но все же найти Дэниэла.
  Эта ночь была на удивление спокойной. Я сидела на крыльце дома, сложив руки на колени, и смотрела на небо. Остальные занялись своими делами. Дин, Сэм, Ванесса и Шон смотрели телевизор, Николь читала какую-то книгу. Дэвид до сих пор не появлялся. Это зародило во мне тревогу за него - вдруг, с ним что-нибудь случилось? Может, на него напали вампиры, или оборотни? А он один, поэтому не смог защититься и...
  - Долго ты собираешься сидеть здесь? - от размышлений меня отвлек приглушенный голос Ванесса.
  Не поворачивая к ней головы, я лишь пожала плечами.
  Она присела рядом со мной.
  - О чем ты думаешь? - тихо спросила она.
  - Обо всем, - на выдохе ответила я. - О Дэниэле, о том, кто я есть, о том, что будет дальше. Будь я человеком, мой мозг давно бы взорвался от переизбытка мыслей...
  Ванесса усмехнулась.
  - Где Дэвид? - безучастно поинтересовалась я, опуская голову.
  - Сказал, что хочет побыть один, - сказала Ванесса.
  - Это из-за меня, - сказала я самую что ни на есть очевидную вещь.
  - Нет, Мия.
  - Да, - наконец, я посмотрела на Ванессу.
  - Послушай, ты всегда и во всем винишь только себя. Может, хватит делать из себя злодейку?
  - Но я и есть зло, - с горечью произнесла я.
  - Только не сегодня, - она печально улыбнулась.
  - И сегодня, и завтра, и послезавтра... Я навсегда останусь такой! - я резко встала на ноги, взглянув на Ванессу сверху вниз. - Я больше никогда не изменюсь... Навечно семнадцатилетняя... не о таком будущем я мечтала...
  Ванесса промолчала. Похоже, она не могла возразить мне.
  Единственное, что не дает мне окончательно свихнуться от собственного бессилия перед жизнью - это вера в то, что я скоро найду Дэниэла. только мысль о нашей встрече по-прежнему спасает меня от пустоты и бесконечного мрака.
  Если жить вечно, то только рядом с Дэниэлом.
  Я и не заметила, как вихрь мыслей вновь унес меня в страну мечтаний.
  - Ты в порядке? - раздался обеспокоенный голос Ванессы.
  - Да, - соврала я. - Все хорошо.
  - Можешь мне кое-что пообещать? - попросила девушка.
  - Конечно.
  Ванесса встала рядом со мной, положив руку на мое плечо.
  - Дай мне слово, что не будешь думать о жизни сегодня, - сказала она. - Что хотя бы на один день перестанешь чувствовать себя виноватой во всех земных грехах. Просто живи в свой день рождения. Не лишай себя нормального дня.
  - Обещаю, - поспешно отозвалась я.
  - Все обязательно наладится, Мия.
  - Я знаю.
  - Хочешь побыть одна?
  - Если можно, - кивнула я.
  - Спокойной ночи, - улыбнулась Ванесса и направилась к дому.
  - Спокойной... - пробормотала я, наблюдая, как закрывается входная дверь.
  
  Глава тринадцатая
  Необъяснимое
  
  - Нет, Дин! Я не стану этого делать, - я упрямо качала головой. - Это не самая лучшая идея.
  - Да брось, Мия! - беспечно отмахнулся парень.
  - Хоть ты ему скажи, - обратилась я к Сэму.
  - Мия, мы должны попробовать, - серо-голубоглазый блондин лишь пожал плечами.
  Я отчаянно вздохнула и опустила голову.
  И как в голову Дина взбрела такая идея? Почему именно сегодня? Здесь и сейчас? С чего они вообще решили, что у меня должно получиться?
  Дело в том, что Дину стало интересно, есть ли у меня способности. Остальные поддержали его идею, так как им тоже важно знать, могу ли я силой мысли причинить боль Дину. Но я устала им повторять, что тот случай с оборотнем был случайностью!
  - Хорошо, хорошо, - сдалась я. Было совершенно бесполезно спорить со всеми.
  Мы находились в нескольких ярдах от дома. Дин стоял в десяти метрах от меня и довольно ухмылялся.
  - Давай же! - нетерпеливо крикнул он. - Я скорее состарюсь, чем дождусь твоих действий, - на его лице появилась ехидная улыбка.
  Я с сомнением посмотрела на Сэма, Ванессу и Шона, которые стояли рядом со мной. Они кивнули.
  - Что, если я у меня получится? - испуганно прошептала я. - Вдруг, я убью Дина?
  - Ни о чем не волнуйся, Мия. Мы остановим тебя, если дело зайдет слишком далеко, - заверила меня Ванесса.
  - Хорошо, - я издала судорожный выдох и повернулась к Дину.
  Парень щелкал пальцами рук, разминал шею.
  - Я готов, - ухмыльнулся он, крепко сжав кулаки.
  - Если с тобой что-нибудь случится, ты сам будешь виноват в этом, - недовольно пробурчала я.
  - Не надейся. Я крепкий малый, так что тебе придется попотеть, чтобы сделать мне больно! - и он громко расхохотался. Его смех эхом разнесся по округе.
  Я понятия не имела, каким образом мне удастся силой мысли сделать Дину больно. Это казалось для меня таким же нереальным, как параллельная вселенная, которой не существует. Я всегда буду склоняться к тому мнению, что тогда не я причинила боль оборотню. Это было чистой случайностью! И совершенно глупо верить в то, что сейчас у меня что-нибудь получится...
  Я сосредоточила свой взгляд на лице Дина и нахмурилась. Стиснув зубы, я медленно сжала руки в кулаки.
  Ничего не происходило, хотя я стояла в таком напряженном положение несколько минут. Все с нетерпением ожидали увидеть настоящее "чудо", которое так и не произошло.
  Я сделала резкий выдох и расслабилась.
  - Я же говорила, что ничего не выйдет! - с облегчением воскликнула я. - Так что бессмысленно пытаться что-либо ждать...
  - Попробуй еще, - сказал Сэм.
  - Нет, - я помотала головой.
  - Ты должна попробовать еще, - настаивал светловолосый парень.
  - Может, ты недостаточно сосредоточилась? - осторожно предположила Ванесса.
  - Я была сама сосредоточенность, - фыркнула я.
  - Вспомни, что случилось, когда оборотни напали на нас? - подсказал Шон.
  - Я была сильно зла и просто хотела, чтобы этой твари стало больно... - пробормотала я. - Но все это чушь собачья! У меня нет, и никогда не было магических способностей! И все это было случайностью!
  - Нет ничего случайного, - спокойно промолвил Шон.
  - Тебе нужно разозлиться, Мия, - заметил Сэм.
  - Ха! Сначала вы диктуете мне держать свои эмоции под строгим контролем, а сейчас просите разозлиться... Может, для начала вам стоит определиться со своими желаниями?!
  - Так мне нужно разозлить эту красавицу? - раздался невинный голос Дина слева. - Ну, это проще простого!
  Я резко бросила на него суровый взгляд.
  - Я не стану ничего делать, - обратилась я к Сэму. - И покончим с этим долбаным экспериментом! Все равно ничего не получится. Мы тратим время зря...
  Я собиралась уйти, но Ванесса встала передо мной, выставив руки вперед.
  - Прошу, Мия, попробуй еще раз, - почти взмолилась она. - Мы должны знать, есть ли у тебя способности.
  - Что от этого изменится? - я вскинула руки.
  - Все. Мы будем уверены, что ты - полукровка.
  - Я не полукровка.
  - Но что, если это не так? Мы должны проверить все варианты, Мия.
  - Не нужно ничего проверять, - скривилась я. - Разве недостаточно поверить мне на слово? Все хорошо. И я самый обычный вампир на свете без волшебных способностей, ясно?
  - Пожалуйста, ради меня, - не унималась Ванесса.
  - Ты сама мне сказала, чтобы я в свой день рождения я делала все, что захочу. Так сейчас я хочу, чтобы вы оставили меня в покое и не лезли со своими глупыми экспериментами!
  Ванесса промолчала.
  - Если это все, то я пойду, - сдержанно проговорила я.
  Я обошла Ванессу и направилась к дому. Преодолевая в себе растущее раздражение, я старалась подумать о чем-нибудь хорошем, чтобы остановить всплеск отрицательных эмоций. Им почти удалось разозлить меня. Но отныне я буду сдерживать себя в плане злости. Я сделаю все для того, чтобы сохранить в себе человечность.
  Быстро дойдя до дома, я зашла внутрь, громко хлопнув за собой дверью. Так же я поймала на себе удивленный взгляд Николь, когда проходила мимо гостиной.
  - Что-то случилось? - поинтересовалась брюнетка, отходя от окна.
  - Ничего, - буркнула я, не удосужившись посмотреть на нее.
  Скрывшись за стеной, я зашла в комнату и сразу рухнула на одну из одноместных кроватей. Она заскрипела подо мной, и лишь через полминуты я смогла услышать долгожданную тишину, которой мне так не хватало.
  Я старалась блокировать в голове приближающиеся шаги Шона, Сэма, Дина и Ванессы, их разговор обо мне, посторонние шорохи и звуки. Я хотела с головой окунуться в тишину и ближайших несколько часов не выныривать оттуда.
  Я закрыла глаза и сделала глубокий вдох, втянув в себя чистый воздух леса, пропитанный запахом смолы, деревьев, травы, сырости, гнилых листьев. Я представила, как несусь сквозь зеленую паутину леса, оставляя за собой все печали и невзгоды, навстречу свободе и бесконечному счастью с Дэниэлом.
  Я хотела почувствовать усталость - чтобы она внезапно прильнула на меня. Я хотела, чтобы веки стали тяжелыми-тяжелыми, и, словно занавес, они обрушились на глаза. Я хотела хоть на одну минуту увидеть сон, ни о чем не думать, отключить все мысли.
  Но ведь это невозможно, когда ты вампир. Маленькие человеческие потребности теперь мне совершенно не нужны. А иногда это просто необходимо...
  Раздался стук в дверь.
  Я мгновенно распахнула глаза и уставилась в деревянный потолок.
  - Можно? - Ванесса выплыла из-за двери.
  - Конечно, - вздохнула я и присела на край кровати.
  Ванесса прошла вперед и села напротив меня.
  - Ты как? - ее голос звучал взволнованно.
  - Ты прости, что все так вышло, - с досадой пробормотала девушка, опустив прозрачно-зеленые глаза.
  - Не надо больше давить на меня, ладно? - с нисхождением попросила я. - Все это ни к чему. Серьезно. Во мне нет ничего необычного.
  - Ладно, ладно. Но еще раз, извини.
  - Ничего. Проехали, - я равнодушно пожала плечами.
  Это недолгое молчание заставило меня снова вспомнить о Дэниэле.
  Дэниэл...
  Всего одно имя, а сердце сразу же бросается вскачь, стоит лишь подумать о ней. О его твердой, гладкой, мертвенно-бледной коже, о его безупречных идеальных губах, о густых светло-русых волосах, о прозрачно-голубых глазах, которые всегда искрились доверием и любовью...
  Я встряхнула головой и поймала на себе вопросительный взгляд Ванессы.
  - Думаешь о Дэниэле? - догадалась девушка.
  - Я должна найти его, - прошептала я с глубоким отчаянием в голосе. - Как можно скорее. Я безумно скучаю по нему, и с каждым днем становится все труднее переносить разлуку.
  Время со стремительной скоростью проносится сквозь реальную действительность, оставляя после себя счастливые воспоминания, постоянно окутывающие мое безграничное сознание.
  Разлука - это что-то нечто невыносимое; это самое трудное испытание, которое мне когда-либо удавалось пережить. Это верная смерть для любящего сердца, ежесекундно разрывающееся от страшной боли и черного одиночества.
  Приятное тепло прокралось в мое мертвое сердце, стоило воспоминаниям о трепетных прикосновениях к моему телу и словах любви воспроизвестись в голове. Я безудержно желала вернуться в тот прекрасный и идеальный мир, где рядом со мной был Дэниэл, где нашему счастью не было границ.
  Когда я вернулась в жестокую реальность, то рядом с собой никого не увидела. В доме стояла абсолютная тишина. Ни шорохов, ни вдохов и выдохов, ни голосов... ничего. Это вызвало во мне подозрения.
  С тревогой в душе я встала с кровати и вышла из комнаты. Дом был пуст.
  Странно, где же все?
  Нахмурившись, я подошла к входной двери и открыла ее. Перед домом тоже никого не было. Может, они ушли охотиться? Все сразу? Странно. И Ванесса же говорила, что первое время им придется поголодать.
  Я напрягла слух, стараясь прислушаться ко всем окружающим звукам. Свист ветра, шуршание листьев, приглушенные сердцебиения лесных зверьков, их глухие движения. И среди всего этого я не разобрала знакомых голосов, которые смогли бы убить во мне тревогу.
  Я вышла на крыльцо и осмотрелась.
  - Я точно знаю, что чувствовал это, - послышался напряженный голос Дина с востока.
  Я незамедлительно метнулась в ту сторону.
  Примерно через минуту я смогла увидеть Сэма, Шона, Дина, Николь и Ванессу, которые стояли между деревьями и осматривались.
  - Что произошло? - на ходу спросила я, подбегая к ним.
  - Вампиры, - прошипела Ванесса, хмуря брови. - Они рядом.
  - Ох, - выдохнула я. - Почему ты не позвала меня?
  - Не было времени для раздумий...
  Я принялась оглядываться, пытаясь разглядеть что-нибудь подозрительное. И вот через несколько минут полной сосредоточенности я смогла различить еле уловимые невесомые шаги, приятный цветочный запах, очень похожий на запах Сэма, Шона, Дина, Николь, Ванессы и мой.
  Судя по звукам и различаемым ароматам, вампиров было несколько.
  - Надеюсь, с вампирами драться легче, чем с оборотнями, - пробормотала я.
  - Только если они молодые, - сказал Сэм.
  - Не бойся, красавица, прорвемся как-нибудь, - глухо ухмыльнулся Дин.
  Удивительно, что даже сейчас этот парень умудрялся шутить...
  - Что будем делать? - сглотнув, спросила Николь.
  - Ждать и атаковать их, - сосредоточенно ответила Ванесса. - Они уже рядом. Надо держаться близко друг к другу.
  Мы столпились в небольшую кучку.
  - Где Дэвид? Он до сих пор не вернулся? - вероятно, сейчас не уместно было задавать такой вопрос, но было бы здорово, будто он здесь сейчас. Лишний вампир нам не помешает.
  - Думаю, он сейчас очень далеко отсюда, - пробормотала Ванесса. - Оно и лучше. Если вампиров будет слишком много, мы можем погибнуть. И хоть кто-то из нас останется невредимым.
  Я вздрогнула. Как ни странно, Ванесса была права, хотя эта правда была страшной. Мы действительно можем погибнуть. Хотя хочется верить, что ни с одним из нас ничего не произойдет.
  Шаги слышались яснее. Вампиры были очень близко.
  - Не дайте им подойти к вам слишком близко, - шепотом произнесла Ванесса, не сводя глаз с востока. - Старайтесь атаковать их первыми, не позволяйте им подобраться сзади. Так они беспрепятственно вырвут ваше сердце.
  Все напряженно кивнули.
  Эта была моя первая встреча с вампирами, которые желали мне и моим друзьям зла. И я не знала, что стоит ожидать от этой схватки. Окажутся ли они сильнее и злее оборотней? Или же расправа с ними - плевое дело?
  Одновременно со страхом я почувствовала интерес к этой небольшой битве.
  И, наконец, очень скоро мы смогли увидеть их.
  Вампиров было семеро. Они были похожи на обычных людей, хотя мне, почему-то, казалось, что они будут выглядеть как-то иначе. На них была кожаная одежда одного цвета - черного. Это выглядело одновременно эффектно и ужасающе. Компания вампиров состояла из двух девушек и пяти парней. В центре их шайки находилась миловидная девушка высокого роста с медовыми большими глазами, пухлыми губами, выразительными чертами лица, короткими каштановыми волосами.
  Они двигались быстро, но это не мешало мне наблюдать за их каждым малейшим движением.
  Вампиры надвигались на нас, и мы готовились к атаке. Но вдруг девушка, находившаяся в центре, резко остановилась, расправив руки в стороны, тем самым останавливая свою компанию.
  Девушка медленно осмотрела нас, и ее взгляд остановился на мне. Ровные брови сошлись вместе, пухлые губы превратились в тонкую бледно-розовую линию. Глаза подозрительно сузились, внимательно смотря на меня. Я насторожилась от такого внезапного поведения.
  "Почему она так странно пялится на меня?" подумала я про себя.
  На какое-то мгновение мы с Ванессой обменялись взглядами. Ее лицо выглядело более чем напряженным. Она так смотрела на высокую девушку, будто бы знакома с ней.
  - Здравствуй, Ванесса, - дивным голосом пропела незнакомка, одетая во все черное. Ее медовые глаза хитро стрельнули на меня. - Давно не виделись с тобой. Я соскучилась.
  - Иди к черту, Джессика, - рыкнула Ванесса. - Я бы еще лет сто не видела тебя.
  - Ой, как грубо, - девушка театрально изобразила разочарование, приложив ладонь ко рту. - Похоже, ты так и не научилась хорошим манерам за столько лет.
  - Можешь засунуть свой мерзкий язык куда подальше, - зашипела Ванесса.
  - Мне нравится твоя злость, - девушка - Джессика - сдержанно улыбнулась. - Она проявляет в тебе человеческую суть и тем самым делает тебя слабее. Твои чувства - твоя слабость. Ты так и не уяснила этот урок.
  - Зачем ты пришла? - прямо спросила Ванесса.
  - Повидаться со старой подругой, - невинно захлопала ресницами Джессика. - Разве ты не рада мне?
  - Мы никогда не были с тобой подругами!
  Я удивилась про себя. Значит, моя интуиция меня не подвела - Ванесса знает эту девушку. Значит, есть шанс на то, что драки между двумя компаниями вампиров не будет?
  - Кончай нести бред и говори, зачем пришла, - твердо сказала Ванесса, расправляя плечи.
  - С тобой так скучно, - вздохнула Джессика и закатила глаза. - Ох, ладно. Только боюсь, что правда огорчит тебя.
  - С каких пор тебя стали волновать чувства других? - глаза Ванессы превратились в узкие щелки, пока она внимательно смотрела на свою знакомую.
  Девушка с короткими каштановыми волосами перестала ехидно ухмыляться. Она опустила вдоль своего стройного тела тонкие руки и поджала губы.
  - Ты же прекрасно понимаешь, что мир сошел с ума, и все такое... - заговорила высоким переливающимся голоском Джессика. - Вампиры борются за право выживать. Тем более что сейчас пробудились оборотни, так что... мы должны быть осторожны.
  - К чему ты клонишь? - задала вопрос Ванесса.
  - Может, мы объединим наши усилия, - безо всякого сомнения тут же отозвалась девушка. - Так будет проще.
  - Ты серьезно? - недоверчиво сказала Ванесса. - Твои мозги высохли на солнце, или как?
  Дин подавлено усмехнулся.
  Лицо Джессики тут же изменилось. Оно стало холодным и отчужденным.
  - Не груби, Ванесса, - прорычала она. - Я пришла к тебе с миром.
  - Иди к дьяволу со своим миром, - отрезала Ванесса.
  - Будь осторожней со словами, - усмехнулась Джессика. - Мы все создания дьявола, так что...
  Ванесса не дала ей договорить: - Лучше проваливай отсюда сама, пока я не вырвала твое сердце!
  - Ууу, это было жестоко, - Джессика покачала головой. - Как же это невежливо.
  - Не трать мое терпение, - выдавила Ванесса.
  Но девушка сделала вид, будто не слышала ее слов. Ее медовые глаза упали на меня. Первые несколько секунд она просто смотрела на меня, а потом она вздрогнула, словно что-то увидела.
  - Ты не вампир, - вдруг, сказала Джессика.
  Я нахмурилась.
  - Что? - выдохнула я.
  - Ты не вампир, - громче проговорила девушка, делая небольшой шаг вперед. - И не оборотень... Кто ты?
  Я замерла. Немой ужас сковал мое тело невидимыми железными цепями. Я не могла сказать ни слова, будто проглотила язык.
  Краем глаза я заметила, как Ванесса вздрогнула и издала тихий выдох.
  - Только не это...
  Неожиданно для всех Ванесса бросилась в атаку. Я не понимала, почему она сделала это, но рефлекторно сделала то же, что и она. Остальные последовали нашему примеру и понеслись на компанию вампиров, во главе которой стояла Джессика.
  Я прокручивала в голове слова этой девушки, одновременно старайся ударить темноволосого вампира. Мои действия были строгими до невозможности. Я старалась быть очень аккуратной и держаться на безопасном расстоянии от противников.
  С вампирами было куда сложнее, чем с оборотнями. Этим волосатым тварям достаточно вырвать сердце, или свернуть шею - и они трупы. А с вампирами все иначе. Я помнила слова Дэниэла. Молодых вампиров достаточно убить огнем, или вырвать им сердце, свернуть шею. Но если вампирам несколько сотен лет, их может убить только кровь полукровки.
  Нам очень повезет, если эти вампиры окажутся молодыми, потому что иначе нам никак не справиться с ними.
  Я решила испробовать варианты с вырыванием сердца и отрыванием головы. Вампир, с которым я дралась, был слабее меня, что дало мне больше уверенности в победе. Я перепрыгнула через него, оказавшись за его спиной. Парень даже не успел повернуться, как я приблизилась к нему и нанесла удар в спину - туда, где находилось сердце.
  Я чувствовала холод, который исходил от тела вампира. Парень сделал судорожный вдох и онемел. Он перестал двигаться, застав в напряженном положении. Через полторы секунды я резким рывком вырвала сердце из груди вампира.
  Похоже, что этот парень недавно обратился. Метод с вырыванием сердца сработал. Вампир рухнул на землю, больше не сделав ни единого движения.
  Я улыбнулась и посмотрела на чистую ладонь - на ней не было ни капли крови этого вампира, хотя его сердце находилось в моей руке. Это было странно.
  Но у меня достаточно времени, чтобы поразмышлять об этом. Сейчас важно было устранить всех соперников и одержать над ними победу.
  Из семерых вампиров осталось лишь трое, в числе которых была Джессика. Ванесса пожелала разделаться с ней лично. Никто не стал возражать. Мы с Дином загнали в угол одного вампира, и Дин оторвал парню голову.
  - Ты же понимаешь, что Самуэль все равно найдет ее, - злорадно ухмыляясь, пробормотала Джессика, прижимаясь к дереву.
  Ванесса вплотную подошла к ней и пронзила ее сердце правой рукой.
  - Гори в аду, - прошипела она и резко выдернула руку.
  Тело Джессики упало на землю.
  Остался еще один вампир.
  Я стала лихорадочно оглядываться по сторонам, пытаясь найти последнего из их компании.
  С ним разбиралась Николь. Было видно, что принимать на себя удары ей было очень трудно, поэтому я поспешила к ней.
  - Вам все равно не победить меня, - усмехаясь, говорил черноволосый парень, принимая атакующую позу.
  - Не будь так уверен в этом, - прошипела я, ожидая удобного момента, чтобы напасть на него.
  - Я Древний, деточка, - вампир выпрямился и хрустнул шеей. - Меня не убьешь, если вырвать сердце, или оторвать голову.
  "Вот дерьмо" подумала я про себя, но не подала виду, будто это удивило меня. Нельзя дать ему понять, что мне страшно, иначе он одержит надо мной моральную победу.
  А вот Николь, похоже, испугалась. Он невольно отступила назад на два шага, продолжая издавать горловое шипение.
  - На всякую тварь найдется управа, - рявкнула я.
  - Только не на меня, - сверкнув черными глазами, вампир метнулся вперед.
  Я думала, что сейчас он попытается атаковать меня, поэтому приготовилась защищаться. Но парень остановился перед Николь. Все происходило очень быстро. Раздался приглушенный звук, и я невольно вздрогнула. Древний вампир пронзил сердце Николь, при этом смотря на меня.
  Я видела на ее лице застывший ужас и непонимание.
  Когда он вынул руку и бросил ее сердце в сторону, глаза Николь закатились, и она, словно в замедленной съемке, упала рядом с вампиром.
  Внутри меня все сжалось и превратилось в лед. Парень повернулся ко мне лицом и злорадно улыбнулся.
  Я чувствовала, как злость неудержимым потоком влилась в мое сердце, затопив его лютой ненавистью к этому вампиру.
  И я бросилась атаковать его. Я не думала о том, что могу умереть. Мои действия были пропитаны исключительной злостью и яростью. Я словно чувствовала, что злость, наконец, может послужить для меня пользой, а не наоборот.
  Вампир ловко увернулся от моего удара. Но я не собиралась сдаваться. Парень мгновенно оказался за моей спиной и толкнул меня вперед. Я выставила руки вперед, прежде чем врежусь в толстый ствол дерева. Зацепившись за самую низкую ветку, я приготовилась к прыжку.
  Вампир продолжал ухмыляться. Похоже, что для него все это было забавой. Но я желала уничтожить его, разорвать на мелкие кусочки. Он убил Николь, и должен поплатиться за это собственной смертью.
  С моих губ сорвалось дикое рычание, исходившее из самых глубин моей души. Я видела, как удивленно на меня смотрели остальные. Дин и Ванесса подбежали к мертвой Николь. А Сэм попытался помочь мне, пытаясь отвлечь Древнего вампира.
  Это помогло. Парень повелся. И в тот момент, когда он стоял ко мне спиной, я сделала длинный прыжок. Было достаточно легко рассчитать силу действий, и я приземлилась точно в полуметре от вампира. Парень даже не успел повернуться ко мне лицом, как я обнажила клыки и вонзила их в его шею.
  Мне показалось, будто я впилась зубами в камень. Кожа вампира была очень твердой, но не достаточно, чтобы зубы вампира смогли прокусить ее. Я ожидала, что сейчас пойдет кровь, но этого не случилось.
  Я слышала, как вампир захрипел, он даже не пытался вырваться из моих стальных объятий, что удивило меня. Красная пелена ярости нарыла мои глаза, и я плохо видела, что происходит вокруг. Лишь с трудом я замечала, как Сэм с непонятным изумлением смотрит на меня.
  Я ожидала, что в любую секунду Древний вампир может оттолкнуть меня и вырваться. Но этого не произошло. Силы покидали парня, и вскоре он ослаб. Я продолжала крепко держать его, сомкнув руки вокруг него.
  - Мия, - раздался испуганный голос Сэма. - Он мертв. Ты можешь отпустить его.
  Только через несколько мгновений до меня дошли его слова. Через всю злость и ярость я сделала то, что меня попросили. Я резко разомкнула руки, и тело Древнего вампира упало у моих ног.
  И я сделала глубокий шумный вдох. Все мое тело немного дрожало, а внутри творилось что-то непонятное. Адреналин проносился по моим венам, и это ощущение казалось для меня таким чуждым...
  Холодно взглянув на труп у моих ног, я окончательно заверила себя в том, что мы одержали небольшую победу.
  Медленно подняв голову, я заметила, что Сэм с таким же шоком смотрит на меня. Но затем моим вниманием завладело нечто более важное.
  Николь.
  Я метнулась с места и ровно через сотую долю секунды оказалась возле нее. Над телом девушки склонялись Ванесса и Дин.
  - Она мертва, - словно страшный приговор прозвучали слова Ванессы.
  Девушка медленно поднялась с земли и встала рядом со мной.
  - Я... не... смогла... - выдавила я.
  - Ты в порядке? - взгляд Ванессы тревожно осмотрел меня с головы до ног. - Ты не ранена?
  Я лишь помотала головой, не сводя глаз с Николь.
  Я услышала, как сзади подошел Сэм, но не повернула головы.
  - Теперь уже бессмысленно отрицать то, что ты необычный вампир, Мия, - слова Сэма с трудом доносились до меня. Но, услышав это, я взглянула на него.
  - О чем ты? - выдохнула я.
  - Ты убила Древнего Вампира, - решительно сказал Сэм.
  Ванесса рядом с ним округлила прозрачно-зеленые глаза и приоткрыла рот.
  - Что? - вымолвила девушка, ошарашено глядя то на меня, то на своего парня. - Мия... убила... Древнего?
  - Да, - сухо кивнул блондин.
  Я пыталась проследить за реакцией Ванессы, но она менялась так быстро, что последнее чувство, которое я успела уловить, было ужасом.
  - Постой, ты уверен в этом? - притормозила девушка.
  - Я собственными глазами видел, как она вонзила клыки в его шею, и к его лицу стали подбираться серебристые полосы яда, - быстро пробормотал Сэм. - А потом он просто... умер.
  - Хочешь сказать, что яд Мии отравил Древнего вампира? - с недоверием вопросила Ванесса.
  - Именно.
  - Невероятно... - прошелестела она. - То есть, я с самого начала догадывалась, что Мия не просто вампир, но... это так странно, - прозрачно-зеленые глаза уставились на меня с неподдельным интересом.
  Я изо всех своих сил старалась вникнуть в их разговор. Но мое внимание застряло на словах, что мой яд отравил Древнего вампира. Даже при самом сильном желании было совершенно бесполезно отрицать тот факт, что я - не обычный вампир. Теперь тот факт, что я смогла убить Древнего вампира, был еще одним доказательством того, что я могу являться полукровкой. Почему? Причина первая: только яд полукровки способен убить оборотней, или Древних вампиров. Причина вторая: других вариантов больше нет.
  Теперь я была уверена на пятьдесят пять процентов, что не обычный вампир.
  Я быстро закрыла и открыла глаза, оглядевшись вокруг.
  - Что ты делаешь? - вскрикнула я, увидев, как Дин тащит тело Николь к кучке мертвых вампиров.
  Он резко остановился и удивленно посмотрел на меня. - А что ты предлагаешь делать? Оставить ее тело здесь?
  Я поджала губы и больше ничего не сказала.
  Дин нахмурился и молча положил тело к остальным мертвым вампирам. Он бросил в них зажигалку, и тела тут же вспыхнули ярым пламенем. Издалека я наблюдала за тем, как огонь быстро поглощает хладных вампиров, среди которых была Николь.
  Николь. На ее месте мог оказаться любой. Но смерть выпала именно ей. Как русская рулетка. Ей не повезло... хотя это нельзя назвать невезением... это нечто более ужасное и страшное! Смерть.
  Живя столько лет, она погибла, сражаясь с какими-то вампирами... Если бы я знала, что мой яд способен убить Древнего вампира, я бы незамедлительно вонзила клыки в его шею, и затем лично порвала бы на мелкие кусочки.
  Но я не сделала этого. Я не смогла спасти Николь, хотя была в состоянии совершить это.
  В моем небьющемся сердце образовалась еще одна дыра пустоты, которую ничто не способно заполнить.
  Я непрерывно смотрела, как ярые языки пламени сжигают остатки убитых нами вампиров и Николь.
  - Нам надо идти, Мия, - сбоку раздался тихий голос Ванессы.
  Я медленно кивнула и поспешила за остальными.
  Я предпочла добираться до дома медленно - спокойным шагом. Это дало мне время, чтобы снова и снова прокручивать каждый момент недавнего сражения с вампирами, смерть Николь, то, что я сделала с Древним...
  Все эти события никак не укладывались в моей голове. Вероятно, потребуется немало времени, чтобы смириться со всем этим.
  От размышлений меня отвлекли легкие шаги. Ванесса выплыла из-за массивного ствола ближайшей сосны.
  - Не помешаю? - поинтересовалась она, подходя ко мне.
  - Нет, - ответила я.
  Некоторое время Ванесса шла рядом и молчала. Она постоянно бросала на мои беспокойные взгляды, но я делала вид, будто не замечала этого.
  - Николь мертва, - сказала я это с глубоким разочарованием.
  В эти минуты я дико жалела о том, что не могу плакать.
  - Да... - протянула она.
  - Я могла спасти ее, - с горечью произнесла я, повернув голову к Ванессе. - Но не сделала этого.
  - Хватить винить себя во всем, - девушка безнадежно закатила глаза и подошла ближе. - От смерти никто не застрахован. Ты же не знала, что этот парень - Древний вампир.
  - Но я могла атаковать его! - с обжигающей болью воскликнула я, резко остановившись. - Я могла не допустить смерти Николь!
  - Успокойся, Мия, - Ванесса положила руки на мои плечи и заглянула в глаза. Я завидовала тому, как спокойно она держится. Будто она отделалась лишь легким прикосновением боли, а меня это чувство глубоко ранило.
  - Если бы не я, ничего бы не случилось, - продолжала я.
  - Ты не виновата в том, что с Николь произошло такое, - уже с некоторым раздражением произнесла Ванесса.
  - Я не об этом, - я качнула головой. - Все началось именно с меня. Война Бессмертных и Лугару, сумасшествие вампиров, пробуждение оборотней...
  - Пожалуйста, хватит, - попросила девушка, не дав мне закончить. - И ты мне обещала, что на этот день ты избавишь себя от размышлений и самоличных обвинений. Все мы достаточно натерпелись на сегодня, так что надо немного отдохнуть и расслабиться.
  - Как я могу расслабиться?! - взорвалась я неожиданно. Ванесса машинально отступила назад. - Прости, - вздохнула я. - Я в порядке.
  Настороженность не покинула ее, и она предпочла остаться на безопасном расстоянии.
  - Так что теперь получается, я полукровка? - невесело усмехнувшись, пробормотала я и пошла вперед.
  Ванесса последовала за мной.
  - Если сначала присутствовали какие-то сомнения, то сейчас я уверена в этом на все сто процентов, - в подтверждение кивнула она.
  - Прекрасно, - буркнула я.
  "Только что от этого изменилось?" про себя спросила я.
  - Ты была знакома с этими вампирами? - я решила сменить тему разговора.
  - Нет, только с одной из них, - мрачно отозвалась она. - Мы с ней познакомились около двадцати лет назад. Некоторое время нам пришлось быть в одной команде, если это можно так назвать, - невеселая ухмылка коснулась ее губ. - Она очень эгоистична, безжалостна, стервозна... можно бесконечно перечислять ее плохие качества.
  - Так вы были на ножах? - я постаралась вложить в свой голос как можно больше заинтересованности.
  - Что-то типа того. Одно время она пыталась добиваться Сэма.
  - Серьезно? - искренно удивилась я.
  - Я чуть не свернула ей шею тогда, - улыбнулась Ванесса.
  - А как Джессика узнала о том, что я не совсем... обычный вампир? - этот вопрос тут же всплыл в голове. - И почему после этого ты сразу бросилась на нее?
  - У Джессики была связь с Самуэлем.
  Этот ответ ничего не дал мне.
  - Не поняла... - пробормотала я.
  - Джессика была связана с Самуэлем, то есть, со всеми Бессмертными. Поэтому она смогла понять, что ты не вампир, но и не оборотень, - пояснила Ванесса. - То есть смесь того и другого. Это поставило ее в тупик. И я не знаю, что на меня нашло. Я просто бросилась на нее.
  - Получается, теперь Бессмертные знают обо мне? - я стала задыхаться.
  - Будем надеяться, что нет, - сказала она. - Но на это не стоит опираться. Самуэлю достаточно предположения, чтобы добраться до правды.
  - Что, если он все же узнает обо мне? - паника постепенно охватывала меня, но я старалась не дать ей одержать надо мной вверх.
  - Тогда все будет бесполезным. Самуэль достанет тебя где и когда угодно, - как бы безнадежно не звучали эти слова, но они были самой настоящей правдой.
  - Что ж, повезло мне, - пробормотала я, нахмурившись.
  Ванесса лишь слабо улыбнулась.
  Тем временем мы подошли к дому.
  Я вновь погрузилась в свои мысли.
  Что мне оставалось делать? Выход был один - смириться со своей сущностью. Да, это было невозможно, но разве у меня есть выбор? В общей сложности, это ничего не изменило, хотя нет, теперь ко всему дерьму, что окружило мое существование, прибавился страх за то, что Бессмертные могут узнать обо мне и, возможно, объявить на меня охоту.
  "Разве жизнь не прекрасна?" с иронией подумала я.
  Всю ночь я просидела на самой последней ветке ближайшей к дому сосне, очаровано смотря на белый лунный диск, свет которого падал на меня, и делал мою кожу еще бледнее.
  Если я полукровка, и Бессмертные узнают обо мне, я буду угрозой для всех, кто находится рядом. Для Ванессы, Сэма, Шона, Дина, Дэвида, который сейчас очень далеко. В этом случае я не смогу быть рядом с Дэниэлом и его семьей, потому что не хочу подвергнуть их опасности.
  Как же жестока жизнь. Почему судьба постоянно подкидывает для нас испытания? Для чего все это? Сколько я еще должна страдать, находясь в разлуке с Дэниэлом? Сколько я еще должна натерпеться, чтобы получить заслуженное счастье?
  Может, это расплата за мои грехи? За то, что я убивала людей? В этом же случае я лучше иссохну от жажды, но обязательно заслужу право на встречу с Дэниэлом. Даже если она будет последней в моей жизни.
  Я не смогу прожить вечность вдали от него. Прошло всего два месяца со дня моего пробуждения, с того дня, как я стала вампиром, а мне кажется, будто прошли целые года. Время словно растягивает мою боль, заставляя томиться неудержимым желанием воссоединиться с Дэниэлом.
  Любовь к нему - это единственное, что осталось у меня. Мысли о нем согревают мое ледяное сердце, не давая ему окончательно застыть и превратиться в камень. Только ради него я готова чувствовать боль столько, сколько потребуется. Я ни за что и никогда не сдамся, если у меня есть хотя бы малейшая надежда на то, чтобы найти его.
  Ночь пролетела довольно-таки быстро. Я даже удивилась этому. Когда на небо взошло солнце, я улыбнулась новому дню. Я была рада тому, что могу почувствовать тепло лучей на своей мраморной коже. Эта маленькая радость согревала меня и не давала исчезнуть во мраке.
  Как и предыдущие дни, солнце быстро скрылось за толщей серых туч, нависших над огромным лесом. Это дало возможность свободно передвигаться Ванессе и остальным. Я бродила вокруг дома, размышляя о своем ничтожном существовании.
  Мысли о жажде даже не посещали меня. Слишком много навалилось за вчерашний день, чтобы думать о голоде.
  Внезапно до меня стали доноситься посторонние шорохи.
  Я остановилась и напрягла слух.
  Это была не Ванесса, не Дин, Шон или Сэм. Ощущаемый запах казался довольно знакомым, только я не могла вспомнить, кому он принадлежал.
  Через какие-то секунды мое острое обоняние уловила нечто отвратительное и гадкое. Мне не потребовалось и мгновения, чтобы осознать, что поблизости оборотни.
  Я побежала к дому и в дверном проеме столкнулась с Ванессой, с который мы буквально столкнулись.
  - Рядом оборотни, - пробормотала я быстро.
  - Я знаю, - напряженно кивнула девушка и вышла на улице.
  - Но с ними кто-то еще. Вампир, - последнее слово я произнесла с крайней неуверенностью.
  - Дэвид, - вымолвила она.
  Я тихо выдохнула.
  Следом за Ванессой вышли остальные. Мы оказались достаточно далеко за пределами от дома. Эта ситуация вызвала во мне странное чувство дежа вю. Словно все повторялось. Почему-то я была уверена, что это очередное столкновение не закончится ничем хорошем, что из нас обязательно кто-то погибнет. Конечно же, мне хочется верить, что я это мое ошибочное предположение.
  - Как думаешь, сколько их? - спросил у меня Дин.
  Я прислушалась.
  - Три, или четыре, - промямлила я.
  - Думаешь, справимся? - в его голосе слышалась надежда.
  - Не сомневайся в этом, - удивляюсь, как у меня хватило смелости улыбнуться ему.
  Дин напряженно кивнул и отвернулся.
  - Ванесса! - раздался уставший голос Дэвида.
  Все в раз обернули головы в его сторону.
  Парень появился между двумя деревьями, прижимая руку к груди. Его одежда была порвана: на футболке была длинная полоса, словно от когтей животного. Не трудно было догадаться, что на Дэвида напали оборотни. Вероятно, он пытался сбежать от них и прибежал сюда, а эти твари последовали за ним.
  Шон и Дин тут же бросились к другу, встав с двух сторон от него. Они поддержали его за плечи и помогли добраться до нас.
  Как только они подошли к нам с Ванессой, с севера донеслось грозное рычание.
  Я медленно повернула голову и увидела трех плавно двигающихся оборотней. Все обнажили огромные клыки в оскале. Я рефлекторно выдвинулась вперед, желая напасть на них и порвать всех в клочья.
  Изо рта вырвалось громкое горловое рычание. Я немного согнула ноги в коленях и яростно зарычала. Сейчас я была похожа на настоящего хищника - злого и разъяренного. Вместе с ненавистью ко мне приходили силы. И мне стало казаться, будто я готова сделать что угодно, и у меня хватит для этого сил.
  Я пристально смотрела в горящие желтые глаза оборотня, находившегося посередине. Во мне исчез страх, неуверенность, чувство самосохранения. Я сделала решительный шаг вперед, оказавшись на полметра ближе к трем монстрам.
  - Мия! - зашипела Ванесса.
  Но я тут же блокировала ее голос в голове, не переставая смотреть в глаза оборотню.
  Часть меня удивлялась, почему оборотни не бросаются на меня, чтобы разорвать на части, а продолжают рычать, но все не атакуют меня. Но другая сторона моего многогранного разума была ослеплена мнимой уверенностью, что эти существа не причинят мне вреда, если я этого не пожелаю.
  Я сделала еще один длинный шаг.
  Оборотни не шевелились, но животное рычание вырывалось из их пастей.
  Я продолжала медленно приближаться к трем возвышающимся оборотням. И за все это время я ни разу не отвела взгляда в сторону. Полностью сосредоточившись на своем внутреннем голосе, который твердил мне не бояться этих чудовищ, я уверенно двигалась вперед.
  Вот, меня и оборотней разделяло всего пару метров. Это было ничтожно мало для безопасного расстояния. Но я не ощущала страха, который должен не давать мне покоя и заставлять нервничать. Я была на удивление совершенно спокойна и уверенна в своих возможностях.
  Было странно - находиться так близко к оборотням и понимать, что они не причинят мне зла. По крайней мере, сейчас эти монстры не прикасались ко мне. Наоборот, два крайних оборотня отошли назад, будто чего-то сильно испугались. А тот, которому я смотрела в глаза, неподвижно продолжал стоять на месте.
  Я не прочитала в горящих желтых глазах ненависти и опасности. Я увидела там простирающуюся пустоту, которая вызвала во мне легкую ухмылку. Оборотень больше не рычал, лишь его горячее дыхание касалось моей холодной кожи.
  Моя рука медленно потянулась вперед - к этому существу. Уверенность продолжала расти, и я чувствовала себя так, будто напротив меня находился знакомый, или хороший друг, от которого я не могла ожидать опасности, или подлости. Я не желала причинить этому оборотню боль, хотя несколько минут назад буквально сгорала от нетерпения свернуть шею кому-нибудь из этих тварей.
  Вот, кончики моих пальцев коснулись жесткой темной шерсти оборотня. Он слегка дернул мордой и немного нагнулся, при этом продолжая смотреть мне в глаза. Мои действия были пропитаны уверенностью, и я не боялась, что в любой момент нерушимое спокойствие, возникшее между мной и этим существом, может мгновенно рухнуть.
  Я полностью приложила руку к его виску и услышала тихое урчание оборотня. Горящие желтые глаза выглядели совсем безобидно. На секунду мне показалось, будто это существо не способно причинить вред. Настолько я прониклась к нему доверием, стоило мне прикоснуться к нему. Мне словно открылись его мысли, я имела доступ к его животному разуму.
  В этот момент я пожелала, чтобы оборотни уходили отсюда. И внезапно существо дернулось, и я резко отдернула руку. Огромный монстр тихо зарычал и неуверенно отступил назад.
  Я словно вынырнула из глубоко темного омута и удивилась, что стою так близко к этому существу. Оборотень продолжал отдаляться от меня, вскоре сровнявшись со своими собратьями. И через несколько секунд они скрылись за деревьями.
  Я не могла отойти от состояния шока, которое переполняло меня изнутри. Я пыталась проанализировать то, что сейчас произошло, но этому просто не было объяснений. Это уже стало походить на нереальный сон, который по каким-то странным причинам оказался моей реальностью.
  Почувствовав, что оборотни достаточно далеко, я сделала резкий вздох и посмотрела на руку, которой дотронулась до оборотня. До сих пор ощущался слабый осадок доверия к этому существу. Словно между нами на некоторое время возникла невидимая связь, которая помогла понять мне намерения этого оборотня. Он не желал мне зла. По крайней мере, мне так кажется.
  Сейчас произошло что-то необъяснимое и невероятное. Что-то, чему я не могла дать достойного толкования. И вряд ли кому-нибудь удастся пояснить это.
  Медленно развернувшись спиной к остальным, я растерянно оглядела лица вампиров. Я остановила свой взгляд на лице Ванессе, которые выглядело одновременно шокированным и взволнованным.
  Ее прозрачно-зеленые глаза словно спрашивали меня, как я.
  - Все хорошо, - еле слышно прошелестела я и медленно пошла к ним.
  
  Глава четырнадцатая
  Нелегкий путь
  
  - Что, черт подери, только что произошло?! - ошеломленно пробормотал Дин.
  - Я... не знаю, - промямлила я, останавливаясь рядом с Ванессой.
  - Ты понимаешь, что сейчас случилось? - обеспокоенно поинтересовалась она, стараясь уладить рябь в голосе.
  - Честно говоря, не совсем...
  - Как ты провернула этот фокус? - не унимался Дин. - Ты только что сделала какие-то магические штучки и заставила этих тварей уйти!
  - Да, - это все, что я могла сейчас ответить.
  Сказать, что я была шокирована - это ничего не сказать. Растерянность разрывала меня. Только сейчас я начинала понимать весь ужас своей сущности. Ведь я могла погибнуть, находясь так близко к оборотням! Они могли в любую секунду разорвать меня на части! Что не дало им наброситься на меня при первой же возможности? И почему я с таким доверием и уверенностью отнеслась к ним?
  Сотни вопросов появились в моей голове, подливая масла в огонь. Почему все свалилось именно сейчас, когда и без того немало необъяснимого и странного? Не успеешь разобраться с одним, как появляется другое, неся с собой порцию неизвестности и докучающих вопросов.
  Мое внимание привлек Дэвид, который буквально повис на Шоне.
  - Как долго они гнались за тобой? - спросила я у него.
  - Час, два, может больше, - обессилено промолвил жгучий шатен. - Они появились так неожиданно, что... - он не смог договорить, сделав тяжелый хриплый вдох.
  - Ему нужен отдых, - сказала Ванесса, хмуро глядя то на меня, то на парня. - Сэм, помоги Шону.
  Светловолосый парень отчужденно кивнул.
  Свинцовые тучи продолжали сгущаться над нашими головами, неистовый ветер свирепо и безжалостно качал деревья, вздымал сухую листву под ногами. Похоже, что скоро начнется дождь. Уже который день подряд солнце прячется за мраком, освещая мир лишь на восходе. Начинает казаться, будто оно больше не подарил Земле свое тепло, и этого ужасно не хватает.
  Я занялась наблюдением за природой, тем самым отгоняя мысли о сегодняшней встрече с оборотнями как можно дальше. Хотя бы на одну минуту мне хотелось просто существовать, не задумываясь о том, что творится вокруг.
  Никто не тревожил меня, когда мы шли к дому, за что я была благодарна. Я словно погрузилась в другую реальность, где нет ни вампиров, ни оборотней, ни Бессмертных, и прочей ерунды. Где нет войны и жестокости. Но эта иллюзия исчезла, как только мы зашли в дом. Сэм и Шон положили уставшего Дэвида на диван. Я остановилась у окна, смотря, как первые капли дождя стали падать на землю.
  - Хочешь поговорить о том, что произошло сегодня? - осторожно спросила Ванесса, подходя ко мне.
  Я нехотя отвела взгляд от окна, и устало посмотрела на девушку. Ее прозрачно-зеленые глаза горели от нетерпения, но она сдерживала свой пыл заинтересованности.
  - Это так трудно осознать, - пробормотала я спустя полминуты возникшего молчания. - Я не понимаю, что произошло.
  - Расскажи мне, что ты чувствовала? О чем думала? - Ванесса облокотилась о деревянную стену, продолжая ожидающе смотреть на меня. - Что заставило тебя подойти к этим оборотням?
  - Я не знаю, - растерянно отозвалась я, мотая головой. - Я просто почувствовала, что могу доверять этим существам, и что они не причинят мне вреда. Будто мною управляло нечто высшее, что мне не дано осознать. Словно мое второе "я" могло доверять оборотням и понимать их, - я испуганно посмотрела на Ванессу. - Когда я прикоснулась к оборотню, то смогла услышать его мысли. И он не хотел причинить мне вреда. Я чувствовала это каждой клеточкой своего разума. И что более странно, я тоже не хотела зла этим существам. И сейчас, когда я думаю о том, что случилось, это сильно пугает меня.
  Ванесса с сожалением взглянула на меня.
  - Я перестаю узнавать себя, - продолжила я, и мой голос задрожал. - С каждым днем я начинаю отдаляться от реальности. Это уже не моя жизнь, - я перешла на шепот. - И я не знаю, как мириться с этим дальше. Я знаю, что потом будет сложнее, и понятия не имею, как научиться справляться со своей новой жизнью.
  - Что тебя пугает больше всего? - тихо спросила Ванесса.
  - То, что я никогда не стану прежней, - тем же шепотом ответила я, скривив лицо от боли.
  Это жгучее чувство ворвалось в мое сердце, окутав его плотной пеленой мрака.
  - Порою мне кажется, что это сон, и мне надо лишь ущипнуть себя, чтобы проснуться, - заговорила я. - Но каждый раз закрывая и открывая глаза, я понимаю, что это мое настоящее и бессмертное будущее.
  - Должно пройти немало времени, чтобы ты могла смириться со своей сущностью, - Ванесса положила руку на мое плечо. - Сейчас тебе очень сложно разобраться во всем, но клянусь, что со временем станет проще.
  - Очень хочется надеяться на это, - буркнула я, опустив голову.
  - Так и будет, - заверила меня она. - Все будет хорошо. Рано или поздно, зло останется позади, и наступит светлая полоса.
  Честно говоря, я мало верила в это. Но из последних надежд я старалась не отчаиваться и существовать дальше. Ради Дэниэла. Ради нашей любви, которая ворвалась в мою жизнь так неожиданно, принеся с собой счастье.
  За эту любовь я готова бороться хоть всю вечность.
  - По всей вероятности, нам придется уйти отсюда, - голос Ванесса доносился до меня, словно из другого конца бесконечного туннеля.
  - Зачем? - равнодушно спросила я.
  - Джессика была связана с Бессмертными, и они, наверное, уже знают, или догадываются о тебе, - скверным тоном произнесла девушка. - Чтобы лишний раз не рисковать, лучше покинуть это место как можно скорее.
  - Ох, - только и сказала я.
  На несколько секунд лицо Ванессы приняло задумчивый вид.
  - Знаешь, я думаю, что в тебе сказываются гены Лугару, - пробормотала девушка.
  - О чем ты? - не поняла я.
  - Навряд ли бы тебе удалось так спокойно подойти к оборотням, если бы ты была обычным вампиром, - ее взгляд резко устремился на мое недоуменное лицо.
  - Что ты имеешь в виду?
  - Считай, это еще одно доказательство того, что ты полукровка. И будь ты обычным вампиром, оборотни бы тут же разорвали тебя на части. А так они почувствовали, что в тебе есть кровь Лугару, поэтому так спокойно отреагировали на тебя.
  - Извини, но я по-прежнему ничего не понимаю... - промямлила я немного раздраженно.
  - Я думаю, что ты смогла подчинить оборотней своей воле, - Ванесса сложила руки на груди, вновь взглянув на меня.
  - Разве такое возможно? - с долей насмешливости и недоверия вопросила я.
  - Лугару - родоначальники всех видов оборотней, что существуют на Земле. В их власти - иметь контроль над разумами оборотней. Возможно, если ты являешься наполовину Лугару, эта способность передалась тебе, - спокойно пояснила Ванесса. - Ты смогла проникнуть в разум оборотня и приказать ему уйти.
  Признаться, я не настолько была удивлена этому предположению. Достаточно странных вещей произошло со мной, чтобы, наконец, научиться справляться с шоком.
  - Знаешь, мне уже все равно, - вздохнула я.
  - В смысле? - нахмурилась Ванесса.
  - Мне совершенно наплевать на то, кто я есть, - с неподдельным равнодушием пробормотала я. - Вампир, или оборотень, или полукровка... мне все равно... Пора бы мне относиться к этому со спокойным безразличием.
  Ванесса не ответила на мои слова. Она лишь поджала губы и издала мягкий выдох.
  - Мне надо побыть одной, если ты не возражаешь, - вымолвила я.
  - Конечно, - кивнула Ванесса.
  Я отошла от окна и промелькнула рядом с Сэмом, Шоном и Дином, которые стояли у дивана, где лежал Дэвид. На ходу распахнув входную дверь, я оказалась на улице. Меня настигло странное облегчение и умиротворение, когда я подставила свое лицо хрустальным каплям дождя.
  Я слабо улыбнулась и на секунду закрыла глаза. Моя одежда стала медленно намокать, и я ожидала, что сейчас по телу пробежится волна неистовой дрожи. Но этого не произошло. Теперь мое тело не столь чувствительно, чтобы почувствовать прикосновение дождя и ветра.
  Я опустила голову и размеренными шагами направилась к лесу. Скрывшись за толстыми стволами деревьев, я чувствовала на себе внимательный взгляд Ванессы. Она следила за тем, как я постепенно ухожу в лес. И когда я почувствовала, что она больше не наблюдает за мной, то сделала глубокий вдох и прижалась к тоненькой ели.
  Как же сильно хотелось зарыдать, выплеснуть вместе со слезами крупинки боли, что затаились в моей душе. Сколько еще я смогу копить в себе это гложущее чувство, постоянно томящее меня и не дающее покоя? Боль каждую секунду напоминает мне о том, что теперь моя жизнь стала сущим кошмаром, где нет света, где есть лишь необъятная тьма. Мой единственный лучик света сейчас очень далеко. Я даже не знаю, жив ли он. Конечно, мне безудержно хочется верить, что у Дэниэла все хорошо, что он продолжает жить своей жизнью рядом со своей семьей. Что он лишь изредка вспоминает обо мне с улыбкой на лице, что он не жалеет, что полюбил меня.
  В груди все сжалось, и на меня обрушилось чувство удушья. И я стала жадно хватать ртом воздухом, пытаясь поймать спасение для себя.
  - Мия, - раздался слабый отголосок прекрасного голоса.
  Этот звук заставил меня застыть от изумления, сковавшего мое тело. Я прекрасно знала этот звук, наполненный нежностью, любовью и необъяснимой тоской. Голос, который заставил мое мертвое сердце затрепетать от приятного ощущения, промелькнувшего в венах.
  Это был голос Дэниэла. Я точно это знаю. Я смогу различить его мягкий мелодичный голос среди сотни тысяч других.
  Я судорожно вдохнула и отпрянула от дерева. Медленно осмотревшись, я ничего не увидела в хмуром лесу.
  Что это было?
  Глаза защипало от невыносимой сухости.
  Я думала о Дэниэле, мысленно называла его по имени каждую минуту, каждую секунду с непонятной надеждой в мертвой душе, поэтому мой разум, наверное, просто сошел с ума, и я чокнулась, свихнулась... Мой мозг настолько убить болью и печалью, что пытается найти способ из этого гнетущего состояния с помощью звуковых иллюзий?
  - Мия, - я вновь услышала мягкий шелест его мелодичного бархатного голоса, разносящегося в моих мыслях.
  Я резко тронулась с места, желая уйти отсюда, но с очередным свистом легкого ветра я услышала свое имя в третий раз. Я застыла в немом недоумении, думая о том, бывают ли у вампиров галлюцинации.
  Обернувшись на звук голоса, я стала лихорадочно всматриваться в густые заросли, разросшиеся папоротники, вековые деревья. Но мое острое зрение не уловило ничего, кроме пустоты.
  И тогда я была готова поклясться чем угодно, что вновь смогла услышать голос Дэниэла...
  Сильная дрожь прошлась по моему твердому телу, и боль вместе с захлестнувшими эмоциями практически выжгла внутри все дотла, не оставив ничего живого.
  Теперь я была уверена, что окончательно свихнулась, потому что такого не может быть.
  С моих губ сорвалось тихое шипение, и я сорвалась с места, желая как можно скорее убежать подальше от этого места, подальше от одиночества.
  Со скоростью света я проносилась по лесу, убегая в неизвестном направлении. Боль словно дикий необузданный зверь, вцепилась в меня острыми когтями и стала медленно разрывать на части, причиняя каждым прикосновением неимоверную боль. Душа, что томилась внутри, рыдала навзрыд. В голове до сих пор слышался сладкий голос Дэниэла, приносящий мне огромные муки.
  Почему? Почему я так страдаю? Почему все это не может прекратиться?!
  Мертвое сердце екнуло в груди. Воздух покинул мои легкие, и неприятное удушье сковало горло. Пелена, застилавшая здравый рассудок, позволяла сосредоточить взгляд лишь на пути. Скопившиеся в уголках глаз несуществующие слезы остались непролитыми, причиняя адскую головную боль. Казалось, будто мир вокруг меня медленно разлетался на части, подобно сброшенному с небоскреба зеркалу.
  И тогда я увидела то, что отбило во мне всякое желание что-либо делать. Я мгновенно застыла на месте, оставив за собой полосу ветерка, проскользнувшего мимо и исчезнувшего через несколько секунд.
  Перед глазами застыла непонятная смутная картинка.
  Среди сочного леса красовался большой дом на небольшом плавном склоне. Этот образ резко сменился, и я увидела прекрасные лица вампиров, которые были невероятно дороги моему ледяному сердцу. Статный и радушный Виктор, милая Элизабет, широко улыбающаяся Мэри, и Дэниэл - его ангельский лик заставил меня вздрогнуть.
  Поначалу я вновь подумала, что это очередные галлюцинации, которые решили окончательно свети меня с ума. Но внезапно появилась еще одна картинка, которая заставила меня усомниться в моем сумасшествии.
  Я увидела металлическую вывеску "Въезд в Томпсон. 32 км".
  Образ стал быстро темнеть и вскоре совсем исчез. Я стояла с закрытыми глазами, глядя в темноту. С неохотой разлепив веки, я постаралась осознать то, что видела сейчас. Почему-то мне казалось, что это не очередная иллюзия того, что я желала больше всего на свете. Интуиция подсказывала мне, что это видение неспроста.
  Это знак.
  Весь воздух ушел из моих легких.
  Могу ли я надеяться на то, что у меня появился шанс найти семью Дэниэла, найти его? Могу ли я рассчитывать на то, что эти образы действительны и реальны, а не плод моего разыгравшегося воображения? Потому что если это всего лишь иллюзия - я окончательно перестану воспринимать реальность, путая ее с вымышленностью.
  Я закрыла глаза и сосредоточилась, чтобы попытаться что-нибудь увидеть. Но ничего не произошло. Как бы сильно я не старалась и сколько желания бы не приложила.
  Я простояла несколько минут на одном месте, не совершая никаких движений. Мой мозг отчаянно пытался ухватиться на любые образы, всплывающие в голове. Но это не привело меня к желаемому результату.
  Мои руки сжались в кулаки, и ноющая боль в сердце дала о себе знать. Мне хотелось упасть на землю, свернуться в клубок, закрыть глаза и хоть на некоторое время отключиться. Чтобы не существовать, не чувствовать, не слышать, не видеть...
  Я старалась профильтровать информацию, прикладывая к этому все внимание. Я пыталась отделить ложь от правды, вымысел от реальности. И, честно говоря, все эти понятия тесно переплетались друг с другом, вводя меня в заблуждение.
  Я могла отнестись к своему видению скептически и с недоверием. Но это была единственная зацепка, которая, возможно, поможет мне найти Дэниэла и его семью. Ради этого я готова пойти на все, даже если эти образы - галлюцинации. Я должна попробовать. Должна сделать хоть что-нибудь, чтобы успокоить крик своей души.
  Собрав волю в кулак, я распахнула глаза и резко развернулась назад, с астрономической скоростью несясь сквозь серый лес к дому. Всю дорогу я непрерывно думала о своем видении, вновь и вновь размышляя над тем, что это могло оказаться неудавшимся плодом моей бурной фантазии.
  Я буквально ворвалась в дом с ошарашенным видом. Я не могла подобрать более правильных слов, чтобы объяснить то, что произошло несколько минут назад. Всего несколько минут... а мне показалось, будто это были долгие часы...
  - Что случилось? - взволнованно спросила Ванесса, подходя ко мне.
  Дин, Сэм и Шон с таким же удивлением пялились на меня, но я старалась не обращать на них внимания. Так же я заметила, что Дэвиду стало лучше.
  - Я кое-что видела, - на выдохе быстро пробормотала я.
  - Что, Мия? - тревога в звонком голосе Ванессы росла. - Где-то поблизости оборотни, или вампиры?
  - Нет...
  - Тогда, что случилось? - девушка нахмурилась и поджала губы.
  - Я... я видела Дэниэла, - я вздрогнула, когда произнесла его имя.
  На несколько секунд мертвенно-бледное лицо Ванессы приняло странно-отчужденный вид. Она смотрела на меня так, будто я сморозила какую-то глупость. И только через некоторое время до меня дошло, что я неправильно пояснила Ванессе то, что произошло.
  - В смысле, у меня было видение, - растерянно промямлила я, не в силах спокойно стоять на месте.
  - Пожалуйста, объясни нормально, - попросила девушка, в недоумении мотая головой. - Что значит - у тебя было видение? О Дэниэле?
  - Да, - яро кивнула я. - Я слышала его голос в голове и подумала, что схожу с ума. Но потом, когда я закрыла глаза, в мыслях появились странные образы.
  - И что на них было? - я была рада, что Ванесса произнесла это не с иронией, а достаточно серьезно. Значит, она не считает меня сумасшедшей. Это радует.
  - Сначала я увидела какой-то дом, - мои брови сошлись на переносице, - после - семью Дэниэла. И на последней картинке была металлическая вывеска с надписью "Въезд в Томпсон. 32 км".
  - И как ты думаешь, что это может значить?
  - Может, семья Дэниэла находится в этом городе? - с непонятной осторожностью произнесла я.
  Это было единственное предположение. Дом, семья Дэниэла, неизвестный мне город Томпсон. Следуя логике, допустимо предположить, что семья Дэниэла поселилась в том доме неподалеку от этого города.
  - Ты уверена в этом? - с недоверчивостью спросила Ванесса, подозрительно глядя на меня.
  - Да, - выдохнула я.
  - Ну, или ты просто сошла с ума, - ухмыльнувшись, сказал Дин.
  Я сделала вид, будто не услышала его слов.
  - И что ты думаешь делать? - поинтересовалась Ванесса.
  - Как что? Ехать в этот город и искать Дэниэла! - воскликнула я.
  - Эмм, Мия, думаю, это не самая лучшая идея, - пробормотала девушка, опуская глаза.
  - Почему?
  - Вдруг, тебе просто показалось, или на тебя нахлынули воспоминания из твоей человеческой жизни? - она говорила это с крайней осторожностью, наверно боялась задеть меня.
  - Это не воспоминания, - твердо возразила я. - И я не сошла с ума. Я точно знаю, что мое видение что-то значит.
  - Для начала успокойся, Мия, - спокойно сказала Ванесса. - Не нужно паниковать раньше времени.
  - Я не паникую. Я просто хочу найти Дэниэла, - я посмотрела на каждого, кто присутствовал здесь. - Вы поможете мне?
  По дому разнеслось глухое молчание, и нужно было быть идиоткой, чтобы не понять очевидную вещь. Они сомневаются - это легко читается в их глазах. Я не могу осуждать и злиться на них за это. Но Ванесса... она обещала мне, что поможет найти Дэниэла, если я останусь с ними.
  - Сейчас очень опасно, Мия, - неуверенно проговорила Ванесса, стараясь избегать моего прямого взгляда. - Кругом кишат вампиры и оборотни, которые готовы разорвать кого угодно, кто попадется на их пути.
  Я оказалась права. Они боятся. Не хотят рисковать своими жизнями. И я не могу их заставлять идти со мной. Если они желают оставаться здесь, то это их право.
  - Тогда я пойду одна, - тихо вымолвила я после минуты напряженного молчания.
  - Нет! - вскрикнула Ванесса, хватая меня за руку.
  - Никто, - заговорила я, - повторяю, никто не остановит меня, если дело касается Дэниэла. Если у меня появилась призрачная надежда на то, чтобы найти его, я обязательно сделаю это. Я переверну весь мир, но буду с ним, не смотря ни на что.
  - Я понимаю, Мия, но, может, стоит немного подождать?
  - Я не собираюсь ждать, Ванесса! - с нерушимой твердостью отозвалась я. - Если не хочешь идти со мной, тогда не пытайся меня удержать. Я все равно уйду.
  В прозрачно-зеленые глаза Ванессы прокралось сомнение. Оно застало девушку врасплох. Но я не хотела медлить. Я была готова хоть сейчас сорваться с места и начать поиски семьи Дэниэла. Теперь меня ничто не останавливало. Никакой страх, никакое сомнение не было способно помешать мне воссоединиться со своей единственной любовью.
  - Ты со мной, или нет? - поставила я ее перед выбором.
  - Я не знаю, Мия... Правда, - по крайней мере, она сказала правду. - Но я не могу отпустить тебя одну! Это слишком опасно для тебя...
  - Мне плевать, что это может быть рискованно! - со жгучим отчаянием в голосе воскликнула я. - Я ни за что и никогда не отступлюсь, даже если наступит конец света! Я должна найти его, Ванесса. Просто должна... - я с глубокой печалью посмотрела в ее глаза, которые выглядели понимающими.
  - Я очень хочу помочь тебе, правда, но... - Ванесса с сомнением обернулась и взглянула на Сэма, Шона, Дина и Дэвида. И без слов я поняла, что она не так переживала за свою жизнь, как за них. Особенно, за жизнь Сэма. Он был для нее всем, как и она для него, и ни один не мог позволить умереть другому.
  Повернувшись, Ванесса закрыла глаза и кивнула, что сильно удивило меня.
  - Хорошо, мы... мы поможем тебе с поисками Дэниэла, - тихо ответила Ванесса.
  Честно говоря, я не ожидала, что она согласится...
  Слова Ванессы вызвали удивленную реакцию у остальных.
  - Ты серьезно? - голос Сэма повысился на пол октавы. - Но... - серо-голубоглазый вампир не смог договорить, поддавшись непониманию.
  Так же это вызвало отрицательную реакцию у Дэвида.
  - Ты же понимаешь, что это может убить нас всех? - с сильным негодованием проговорил жгучий шатен, бросив на меня обиженный взгляд. - Даже сидя на одном месте, мы подвергаемся огромной опасности. А что будет, если мы решим уйти отсюда?
  Шон ничего не сказал, решив обойтись без комментариев. Хотя его напряженное лицо так же выражало неодобрение.
  Казалось, только один Дин не выглядел таким хмурым и озабоченным.
  - А мне, честно говоря, все равно, - пожал плечами он. - Появится хоть какое-то разнообразие.
  Я с благодарностью взглянула на него.
  - Нам все равно бы пришлось покинуть это место, - сказала Ванесса, обращаясь к остальным. - У тех вампиров, что напали на нас вчера, была связь с Бессмертными. И вероятно, что Самуэль уже знает о Мие. Будет безопаснее, если мы уйдем.
  Вновь в доме повисло напряженное молчание. Я чувствовала негодование Дэвида, которое отчетливо отражалось на его хмуром лице. Он возненавидел меня, и я не могла оспорить его обиду. От меня действительно одни беды.
  - Мы согласны, - повернувшись ко мне, Ванесса произнесла окончательный ответ.
  Я сделала глубокий облегченный вдох.
  - Спасибо, - прошептала я и искренней благодарностью в голосе.
  - Хорошо, - пробормотал Сэм. - Когда отправимся на поиски... Дэниэла? - с некоторым пренебрежением он произнес его имя.
  - Хоть сейчас! - с энтузиазмом отозвалась я, тут же оживившись.
  - Нет, сначала нужно подкрепиться, - угрюмо сказала Ванесса.
  - Я только "за"! - поддержал Дин, сведя ладони вместе.
  - Тогда сегодня мы выберемся в город, а завтра утром отправимся в путь, - кивнула девушка, глядя на меня.
  - А если будет солнечно? - запаниковала я.
  - До конца недели синоптики обещали непрерывные дожди и грозы, так что не стоит волноваться насчет погоды.
  - Хорошо.
  Я нервно теребила пальцы, чувствуя себя человеком. Это было так необычно. В душе появилось странное ощущение воздушности и легкости. Это чувство - радость - теплыми потоками разливалось по всему телу, оставляя после себя приятное ощущение. Мне казалось, будто вот-вот сердце начнет биться с неудержимым ритмом, и ничто не будет способно остановить его.
  Дэвид не пытался скрывать своего недовольства к тому, что завтра утром мы покидаем этот дом и отправляемся в город Томпсон, в провинции Манитоба. Остальные же смирились с этой мыслью. А я просто сгорала от нетерпения, чтобы завтрашний день наступил как можно скорее. Я пылала от той мысли, что вскоре увижу своего любимого вампира. Я не могла позволить себе думать о том, как прикасаюсь к нему, прижимаю к себе, робко целую губы...
  Мы отправились на охоту и, приближаясь к Эдмонтону, разделились. Я была с Ванессой и Сэмом. Мы зашли в город с востока; пришлось убить первых встретившихся людей, чтобы не тратить время на поиски бездомных.
  Я чувствовала сердцем, что Дэниэл и его семья именно там - в городе Томпсон. По крайней мере, я всецело верила в эту мысль. Мечты заполонили мой разум, и я не стала сопротивляться им, как делала это раньше. Я позволила себе почувствовать сладкую тоску и печаль, которая мгновенно ворвалась в мою душу.
  Конечно, не обошлось без мыслей о том, почему странные образы появились в моей голове. Может, я так страстно желала получить подсказку в помощи Дэниэла, что непонятным образом воплотила мечту в реальность? Странно было бы верить в такое, но ведь в мире нет ничего невозможного!
  А может быть, дело вовсе не в моих неутолимых желаниях и возможностях? Быть может, дело в том, что наша невидимая связь с Дэниэлом помогла мне заметить подсказку? Ведь между нами с самого возникло нечто большее чувство, нежели любовь. Может, когда я стала вампиром, эта связь усилилась?
  Сотни вопросов я отложила в самый отдаленный угол моего безграничного сознания. Я освободила место для мыслей о скорой встрече с Дэниэлом.
  Около часа ушли на дорожные сборы. Мы взяли только самое необходимое. Хотя, по сути дела, нам не нужны были вещи.
  Никто из нас не знал, сколько времени уйдет на поиски семьи Дэниэла, но в любом случае это не останавливало меня. Мысли о нем настолько поглотили меня, что я забыла о жажде, о злости, обо всем на свете...
  Мы вышли сразу после того, как восходящее солнце скрылось за густыми свинцовыми тучами, давящими сверху. Мы решили передвигаться исключительно на своих двух ногах, так как это было гораздо удобнее и быстрее. Наша скорость спокойно могла сравниться со скоростью скоростного поезда, или даже самолета.
  Я была одержима мыслью о городе Томпсоне, который уже полюбился мне. Я грезила увидеть тот дом, что виделся мне в мыслях. Я желала увидеть родные лица семьи Дэниэла.
  Ровно через день мы пересекли границу Альберты и Саскачевана. Огромным плюсом было то, что никто из нас не нуждался в отдыхе или сне. У нас был безграничный запас энергии и силы.
  Зато с погодой нам жутко не повезло. Оказавшись в штате Саскачеван, мы, точнее все кроме меня, оказались пленниками тени, так как яркое солнце большинство часов дня красовалось на ясном безоблачном небе.
  Это усложнило нам задачу. Лишь с наступлением сумерек мы могли продолжать двигаться дальше.
  Спустя три дня мы были вынуждены податься в ближайшее поселение, чтобы утолить появившийся голод. Нам повезло, так как не пришлось долго терзать себя жаждой. Почти через каждые сорок-пятьдесят миль располагались небольшие поселки и фермы.
  Мы терпеливо ждали, когда солнце окончательно опустится за бесконечный горизонт.
  Я сидела на высокой ветке дерева, смотря, как дневное светило скрывается за неровной линией, исчезая во мраке. Небо окрасилось в нежную палитру цветов, с каждой секундой приобретая более мрачные оттенки.
  Ванессе, Шону, Сэму, Дэвиду и Дину пришлось прятаться в тени раскидистых елей и сосен.
  Я просмотрела, как солнце окончательно исчезло за горизонтом, отвлекшись на небольшую стаю птиц, которая шумно взлетела, улетая куда-то вдаль.
  - Солнце исчезло? - раздался снизу взвинченный голос Ванессы.
  - Да, - сказала я и подалась вперед.
  Две секунды полета, и я мягко ступила на землю, под моей ногой глухо хрустнула сухая веточка.
  Дин и Дэвид сидели на мягком ковре опавшей листвы, прислонившись к широкому стволу одного дерева. Шон, скрестив руки на груди, пристально смотрел вдаль. Сэм стоял рядом с Ванессой, обнимая ее за плечи.
  - Можем идти, - вяло пробормотала я, закидывая на спину серый рюкзак.
  Сэм отошел от Ванессы, взяв ее за руку, Дин и Дэвид поднялись с земли, отряхнув джинсы от листьев и веточек. Только Шон продолжал упрямо стоять на месте.
  - Ты чего? - спросила я, подходя к нему.
  Парень с трудом оторвал взгляд от потускневшего леса и повернул ко мне голову. Его глаза выглядели тревожными.
  - Что-то случилось? - забеспокоилась я.
  - Не знаю, - угрюмо изрек Шон. - Меня не покидает странное ощущение, что за нами следят.
  Мы обменялись настороженными взглядами.
  Нам повезло, что за три дня непрерывного пути мы не встретили вампиров, или оборотней. Было бы странно, если бы все прошло идеально, и обошлись бы без жертв.
  - Да бросьте! - легкомысленно фыркнул Дин. - Здесь никого нет.
  Я бросила на Шона вопросительный взгляд. Спустя несколько секунд он напряженно кивнул и направился к остальным.
  Для полной достоверности я прислушалась к окружающим звукам, пытаясь выявить среди них что-нибудь подозрительное. Но ничего, кроме слабого ветерка и шуршания листьев, я не услышала.
  - Хватит стоять, Мия! - нетерпеливо проворчал Дин, и я резко метнула на него взгляд.
  Ничего не ответив, я поправила рюкзак и пошла за остальными.
  Теперь и меня стало преследовать непонятное ощущение того, что за нами следят. Но странно, что я не могла почувствовать постороннего запаха. Значит, наши преследователи были достаточно далеко. Ну, или я просто лишний раз накручиваю себя ненужными проблемами.
  Шон словно разделял мое напряженное состояние. Он с такой же осторожностью и опаской оглядывался по сторонам. Остальные казались довольно беспечными, будто ничего не чувствовали.
  Может нам действительно все кажется?
  Со стороны запада я вдруг услышала странные шорохи и легкий цветочный запах, постепенно просачивающийся в мои легкие.
  Мы с Шоном одновременно остановились. Наши взгляды на миг пересеклись, и я поняла, что он тоже почувствовал это. Только было странно, что лишь мы вдвоем ощутили присутствие посторонних. По всей вероятности это были вампиры.
  - Вы чего? - удивилась Ванесса.
  - Здесь вампиры, - скованно прошептала я, не в силах отвести взгляда с запада.
  Девушка остановилась, и с ней Сэм.
  - Вампиры? Странно, я ничего не чувствую, - растерялась она.
  Наши опасения оказались не напрасными.
  Внезапно краем глаза я заметила позади Дина ясную человеческую фигуру, которая стремительно приближалась к нам.
  - Дин, сзади! - крикнула я.
  Парень моментально обернулся. Как раз в этот момент вампир, крадущийся позади, сделал прыжок. Но Дин успел увернуться от удара, отлетев в сторону.
  И тогда я заметила, как со всех четырех сторон на нас надвигается по одному вампиру.
  Нам крупно повезло, что их было пятеро. Нас было больше, поэтому победа была гарантирована. Но следует быть крайне осторожными, чтобы остаться без потерь.
  Я, не задумываясь, бросилась на черноволосого парня-вампира, промелькнувшего на востоке. Достаточно было одного длинного прыжка, чтобы преодолеть расстояние в несколько ярдов и оказаться за спиной этого вампира. Одним резким движением я свернула ему шею. Парень упал на землю и не шевелился. Значит, он не Древний.
  Вампиры, встретившиеся нам, оказались намного злее, чем предыдущие. Они безо всяких разговоров ринулись в атаку, нанося удары с лютой ненавистью. Но эта компания была намного слабее нас, поэтому не пришлось потратить много усилий, чтобы разобраться с ними.
  На этот раз, к огромному счастью, обошлось без смертей с нашей стороны. А вот от несдержанных вампиров осталась лишь горстка пепла.
  Мы продолжили свой путь с таким видом, будто ничего не произошло. Лично я не стала заморачиваться по этому поводу, вновь отдавшись мыслям о Дэниэле.
  Ночь - определенно наше время.
  Мы преодолели почти весь штат на несколько коротких часов полнейшей темноты.
  Как только первые лучи солнца стали пробиваться сквозь полупрозрачные пурпурные облака, Ванессе и остальным пришлось скрыться в небольшом овраге в тени возвышающихся деревьев. Я вновь забралась на вершину сосны, встречая рассвет.
  Вместе с лучами в сердце пробиралась тоска. Уже четыре дня мы в пути, и никаких результатов. Но хорошо, что с терпением у меня все в порядке, и я стараюсь не изводить себя по такому пустяку. Какие-то четыре дня ничто не значат в вечной жизни вампира. Их можно сравнить с четырьмя минутами, так незаметно пролетевшими.
  Прислонив голову к грубой коре дерева, я наблюдала, как солнце горделиво восходит на небосклон, подбирая к себе палитру нежных оттенков голубого и розового. По краям солнечный диск имел ярко-красный цвет. Я услышала утреннюю песнь птиц, поселившихся в пару милях от места, где мы остановились.
  Еще один день...
  Как только стемнело, мы тут же тронулись с места.
  Около трех часов ночи мы пересекли границу двух штатов - Саскачевана и Манитобы.
  Я почувствовала себя значительно увереннее, когда мы оказались в пределах нужного штата.
  Мы остановились у небольшого городка Морден. К счастью, нам не пришлось тратить драгоценное время на поиски жертв. Мы напали на первых попавшихся жителей.
  Следующий день оказался пасмурным, что было нам на руку. Поэтому мы могли спокойно передвигаться по лесам и не бояться солнца. Хотя опасения все же присутствовали, что грозовые тучи могли рассеяться.
  Итак, мы оставили позади город Роланд, Карман, столицу Манитобы - Виннипег, и еще несколько небольших городов.
  С наступлением следующей ночи мы продолжили свой длинный путь, покинув озеро Кросс.
  Честно говоря, я не знала, где находится этот Томпсон, но внутренний голос подсказывал мне, что я была близка к своей цели. Я чувствовала, что нахожусь уже достаточно близко. И это придавало мне стимула для продолжения поисков семьи Дэниэла.
  Набирая скорость, я старалась забыться, полностью отдавшись чувству свободы и легкости. Я почти летела над бархатной землей, едва касаясь ее ногами. Я бежала впереди всех, и остальные немного отставали. Мне даже иногда казалось, будто им трудно догонять меня.
  Что-то произошло, потому что я перестала видеть перед собой картину ночного леса, белой луны, занявшей место солнца и сверкающего одеяла алмазных звезд.
  В голове снова всплыл образ того дома, который показался мне в первом видении.
  Это заставило меня неожиданно остановиться. Я чувствовала, как остальные пронеслись мимо меня, но вскоре вернулись обратно. Я слышала рядом чьи-то невесомые шаги, но никого не видела перед собой.
  - Мия? Что случилось? - с нескрываемой тревогой в голосе спросила Ванесса, останавливаясь рядом.
  Я слышала ее вопрос, но промолчала, пытаясь разобраться с очередным видением.
  На этот раз картинка, на которой был дом, застыла в мыслях намного дольше, чем в прошлый раз. А затем, словно в быстрой перемотке фильма, я стала проноситься мимо деревьев, кустарников. Но при всем этом я точно ощущала мягкую почву под ногами. Я понимала, что стою на месте. И это - часть моего видения.
  Я вновь увидела дом, неподалеку от которого стояло несколько человек.
  На этом все закончилось.
  Я резко распахнула глаза, с изумлением заметив, что стою на месте, и на меня вопросительно смотрит Ванессы.
  - Я снова видела, - зашелестела я, и мой шепот слабым эхом разнесся по лесу. - Я знаю, куда нам надо идти дальше.
  Вероятно, в своем видении я следовала к этому дому, который должен привести меня к семье Дэниэла.
  Эта мысль неожиданно пробудила во мне мертвую волну дрожи.
  - Ты продолжаешь меня пугать... - пробормотала Ванесса.
  - Я сама себя пугаю, - невесело усмехнулась я.
  - Значит, мы уже близко?
  - Да, - неуверенно ответила я.
  - Что ж, - выдохнула девушка, - это радует.
  - Ага...
  - Что у вас случилось? - из мрака раздался ленивый голос Шона.
  - Все хорошо, - спокойно сказала Ванесса. - Мы почти на месте.
  
  Глава пятнадцатая
  Долгожданная встреча
  
  - Отлично, ясновидящая, так куда нам сейчас идти? - поинтересовался Дин.
  Насмешливость в его голосе явно говорила о том, что он не верил.
  - Осталось пройти примерно две мили, строго на север, - запоздало ответила я.
  - Супер, - фыркнул Дэвид. - Что будет, когда мы найдем твою вампирскую семейку? Ты заживешь долго и счастливо со своим Дэниэлом? А мы? Что будем делать мы?
  - Дэвид, - сказала Ванесса, угрюмо взглянув на жгучего шатена.
  - Что? - прыснул он. - Она останется в шоколаде, - Дэвид кивнул в мою сторону, - но что будет с нами?
  - Эй, тише, горячий техасский парень, - Дин подошел к нему, положив руку на плечо.
  - Отстань! - Дэвид дернул плечом, скинув руку Дина. - Мы несколько раз подвергались опасности, Ванесса! Из-за нее, и ее бредовой идеи искать какую-то семейку! Но с чем останемся мы, когда Мия найдет их? Она уйдет, и у нее все будет хорошо. Но с чем останемся мы?!
  - Успокойся, Дэвид, пожалуйста, - ровно проговорила Ванесса.
  - Лучше бы мы сидели на месте и не совали нос в чужие дела, - парень сделал вид, будто не слышал ее слов.
  - Ты прав, Дэвид, - тихо согласилась я. - Не стоило мне втягивать вас в свои проблемы...
  - И почему ты подумала об этом сейчас, когда мы почти достигнули ТВОЕЙ цели? - состроил гримасу Дэвид.
  - Хватит, - твердо заявила Ванесса, обращаясь к нам обоим. - Обратного пути нет, так что бесполезно спорить.
  - Нет! - крикнул Дэвид. - Думаешь, когда она найдет своего Дэниэла, ей будет дело до нас? - глаза парня с негодованием метались в мою сторону. - Лично я в этом не уверен.
  - Я никогда не оставлю вас в беде, - с решительной уверенностью сказала я. - Вы помогли мне, и я не останусь в долгу.
  - Ох, тогда это в корне меняет дело... - закатил глаза Дэвид.
  - Мне очень жаль, что ты плохого мнения обо мне, - с искренней печалью в голосе пробормотала я.
  - Значит, были причины, чтобы невзлюбить тебя, - прорычал Дэвид, громко сомкнув челюсти.
  Несколько долгих секунд мы пристально смотрели друг на друга.
  Я первая отвлеклась, заметив, как остальные напряглись. Ванесса, Дин, Шон и Сэм смотрели в одну сторону, откуда стали доноситься странные шорохи.
  Я втянула в легкие свежий воздух, в котором ясно ощущались легкие запахи, не вызывающие жажду. Но этот раз я уже безошибочно определила, что поблизости вампиры.
  Мы сбились в кучу, ожидая скорого появления нежданных "гостей".
  Ну почему? Почему именно сейчас, когда я так близка к семье Дэниэла, на пути появляется очередное испытание? Сколько я должна еще встретить проблем, чтобы, наконец, ощутить вкус забытого счастья?
  Внезапно я почувствовала в себе твердую уверенность. Даже если мы столкнемся с целой армией вампиров, или оборотней, я разгромлю их всех, не оставляя никого в живых. Никто не сможет мешать моему счастью.
  С моих губ сорвалось тихое шипение, которое подхватило рычание остальных.
  Мы приготовились встретиться с очередным врагом, который попался на нашем нелегком пути.
  Я, Ванесса и Шон стояло в первой полосе атаки, растянувшись по всей ширине небольшой опушке леса. Дин, Сэм и Дэвид прикрывали нас сзади.
  Я вновь сделала вдох, чтобы определить количество наших соперников. И тогда я удивилась, поняв, что их всего двое. Ванесса будто прочитала мои мысли и с тем же недоумением посмотрела вперед.
  Но то, что вампиров было всего двое, никак не повлияло на нашу решительную готовность броситься в атаку.
  Я чувствовала их стремительное приближение.
  Каждая клеточка моего твердого тела превращалась в пружинку. Я обнажила клыки в грозном оскале, когда двое вампиров стали плавно выплывать из-за гущи деревьев.
  Мне потребовалось меньше одного мгновения, чтобы понять, что я этих вампиров.
  Мужчина - красивый, статный, высокий, с меловой гладкой кожей, темно-русыми шелковистыми волосами, правильными острыми чертами лица.
  Женщина - среднего роста с шапкой густых светло-каштановых волос, свободно лежащих на хрупких плечах, добрым и милым лицом, настороженным взглядом больших выразительных глаз.
  Все вокруг стало меркнуть, и я видела только эту пару, продолжавшую бежать на нас.
  Слабым отголоском до меня доносилось рычание Ванессы. Я чувствовала, что вот-вот они бросятся атаковать этих вампиров.
  Но я не должна была этого допустить. Я не должна позволить причинить боль тем, кто безгранично дорог моему мертвому сердцу.
  Я хотела пошевелиться, но тело перестало меня слушаться. Я хотела сказать, но язык онемел. Я впала в оцепенение, непонятное ощущение холода стало расползаться по всему телу.
  Я продолжала стоять на месте, не делая никаких движений, с замиранием души смотря на то, как вампиры, несущиеся на нас, резко остановились.
  Я не могла видеть реакции Ванессы и остальных, так как все мое внимание было сконцентрировано на прекрасном мужчине и женщине.
  Двое вампиров, застывшие в нескольких десятках ярдов, с нескрываемым шоком смотрели прямо на меня. Вид у них был такой, словно они увидели призрака.
  Но я была жива. Точнее я была живым мертвецом, который не может найти успокоения.
  Но, кажется, я почувствовала это.
  Спокойствие.
  Вот, наконец, я смогла пошевелить кончиками пальцев рук.
  - Почему они остановились? - послышался удивленный голос Дина.
  - Неважно, - прорычал Дэвид. - Убьем их!
  После этих слов во мне что-то щелкнуло, и я сделала резкий вдох, отчего почувствовала огромное облегчение, словно утопающий, сумевший выбраться на берег.
  Словно в замедленной съемке, я видела, как Дэвид проносится рядом.
  Прекрасные мужчина и женщина были настолько изумлены, увидев меня, что, казалось, не замечали Дэвида, который, рыча, почти добрался до них.
  Я не должна позволить ему сделать им больно. Только не здесь и не сейчас.
  - Нет! - неожиданно для всех, и для себя в том числе, выкрикнула я и вздрогнула.
  Дэвид моментально замер на месте. Так же краем глаза я заметила, как Ванесса, Шон, Сэм и Дин в недоумении уставились на меня, разинув рты.
  Но это было неважно.
  Казалось, что совершенно все перестало иметь значение, кроме ангельских лиц двух вампиров, которые продолжали пристально смотреть на меня.
  Они глядели на меня так, будто ждали, что в любой момент я могу исчезнуть, раствориться в воздухе.
  Я ожидала, когда они сделают хоть что-нибудь, чтобы убедиться в том, что это - реальность, а не очередная злая шутка моего разыгравшегося воображения.
  Если же это лишь плод моей избитой фантазии, то я впаду в отчаянии, потому что так страдать и переживать больше невозможно.
  Но если же это реальность - то, что действительно происходит сейчас - я с огромным удовольствием поверю в это чудо.
  - Виктор! - словно теряя рассудок, воскликнула я, приковав к себе внимание остальных.
  Темно-русый мужчина вздрогнул, когда я произнесла его имя, и по-новому взглянул на меня.
  - Мия? - с сильным недоверием в приглушенном мелодичном голосе вымолвил Виктор.
  Казалось, мое сердце вот-вот забьется. Но этого не произошло.
  Все это не было галлюцинацией.
  Это было реальностью. Самой настоящей реальностью.
  Впервые за все время с самого момента моего пробуждения в мрачном склепе, я была безгранично рада такой неожиданности.
  Я сделала неуверенный шаг вперед, и уже в следующее мгновение оказалась рядом с Виктором и Элизабет.
  Я жадно вдыхала и выдыхала полупрозрачный воздух, стараясь уладить растущее волнение в груди.
  Родители Дэниэла с отчуждением и непониманием осматривали мое растерянное лицо. В их удивленных глазах до сих пор присутствовало дикое сомнение.
  И тогда мне захотелось закричать во все горло, что это я! Та самая Мия, которую они потеряли пару месяцев назад. И я жива! Даже больше - теперь я бессмертна.
  - Это... ты? - изумленным шепотом произнес Виктор, и морщинка, пролегавшая между его идеальных бровей, тут же разгладилась.
  - Да! - оживленно кивнула я, сдерживая улыбка, которая так и рвалась засиять на лице.
  - Но... как... - Элизабет слабо помотала головой, не сводя с меня выразительных глаз.
  Я метала свой восторженный взгляд с Виктора на Элизабет, не в состоянии поверить тому, что действительно их вижу. Я старалась ухватить глазами каждый сантиметр их идеальных лиц, запечатлеть их в своей новой усовершенствованной памяти.
  После всего ужасного, что произошло в моей жизни, мне казалось, будто я сплю и вижу самый потрясающий сон на свете.
  Мой разрушенный мир стал постепенно восстанавливаться.
  Больше ничего не говоря, я кинулась к Виктору, крепко обняв его за шею. Мое небьющееся сердце было готово вырваться наружу вместе с переполняющими меня эмоциями.
  - О, Виктор! - зарыдала я без слез, продолжая обнимать его за шею.
  Я так боялась, что все это может оказаться вымыслом. Я не могла поверить, что после нескольких дней беспрерывных поисков, после всего, что я пережила за последние два месяца мне, все же удалось найти то, что я хотела больше всего. О чем я грезила днями и ночами напролет.
  Не знаю, как, но каким-то чудесным образом все мои видения оказались настоящими. Радовало и осознание того, что я все-таки не схожу с ума.
  Теплые руки Виктора запоздало обняли меня в ответ. Теперь наша кожа была одной температуры. Не открывая глаз, я слабо улыбнулась. Часть меня опасалась того, что если я распахну их, то никого не увижу перед собой.
  - Невероятно... - растерянно прошептал Виктор. - Как? Как ты выжила?
  - Не знаю, Виктор, - пробормотала я, все еще улыбаясь.
  Я почувствовала, как его руки пытаются отстранить меня от него. Я не стала сопротивляться и ослабила свою железную хватку. Теперь я была такой же сильной, как Виктор, и Элизабет. Вероятно, что даже немного сильнее.
  Отстранившись, я хваталась за плечи Виктора, как за спасательный круг. Мне хотелось простоять так целую вечность, ну, или до тех пор, пока до меня окончательно не дойдет то, что я нашла семью Дэниэла.
  Я охотно переместила взгляд на Элизабет, которая прижимала ладонь к лицу, с таким же удивлением и радостью глядя на меня.
  - Элизабет! - вскрикнула я, крепко обняв женщину.
  Зарывшись лицом в ее приятно пахнущих светло-каштановых волосах, я снова улыбнулась, чувствуя себя так, будто обнимаю родную мать. Но Элизабет была мне родной. Моей второй мамой, которую я безгранично люблю.
  В отличие от Виктора, Элизабет восприняла мое появление более эмоционально.
  - Девочка моя! - женщина прижала меня к себе. Одна ее рука переместилась на мои волосы. - Боже, как же я рада тебя видеть! Ты жива! - последние слова она произнесла немного тише.
  - Я тоже рада, Элизабет, - прошептала я, не желая отстраняться от мамы Дэниэла.
  Но все же этому должен был придти конец.
  - Ты можешь объяснить нам, как получилось, что ты выжила? - немного требовательным тоном вопросил Виктор, при этом оставаясь удивленным.
  - Я...
  Не успела я договорить, как меня перебила Элизабет. - Виктор, не стоит сейчас говорить об этом сходу.
  - Да, прости, Мия, - пробормотал Виктор, рассеяно улыбнувшись мне. Его рука легла на мое плечо. - Ты не представляешь, как мы рады видеть тебя... живой!
  Улыбка на моем лице расплылась чуть ли не до ушей.
  - Как видите, не совсем живой, - проговорила я, глотая огромный ком, застрявший в горле.
  Виктор легко рассмеялся.
  Элизабет погладила меня по плечу. - Я так рада, что ты здесь, Мия!
  - Я тоже, - искренне отозвалась я.
  Кто-то кашлянул.
  Мой взгляд переместился на Дина. Они стояли напротив нас, с широко распахнутыми глазами.
  - Ох, Виктор, Элизабет, познакомьтесь - это Ванесса, Сэм, Дин, Шон и Дэвид, - воодушевленно представила я родителям Дэниэла своих попутчиков. - Ребята, это Виктор и Элизабет.
  Мистер и миссис Брук с равнодушным видом уставились на нескольких вампиров, с которыми я прошла, буквально, через огонь и воду.
  - Это твои друзья? - поинтересовался Виктор, не сводя с них немного настороженного взгляда.
  - Э-э-э, да, - кивнула я. - Но это длинная история.
  - Ничего, милая, - тепло произнесла Элизабет, вновь улыбнувшись мне. - У нас будет достаточно времени для этого.
  Я улыбнулась ей в ответ и повернула голову к Ванессе. Они выглядели скованными и напряженными. Особенно Дэвид. Он гневно стрелял глазами в мою сторону, сводя брови вместе и сжимая кулаки.
  - Что ж, тогда я предлагаю пойти в наш дом, - заявил Виктор, вежливо указывая рукой в сторону, откуда они пришли.
  Я не переставала смотреть на Ванессу, внимательно наблюдая за ее реакцией. Она была сдержанна, даже спокойна. Вероятно, Ванесса была единственной, кто не воспринимал эту ситуацию с такой предосторожностью. Она одна из всех, кто мог полностью доверять мне.
  Будто в чем-то сомневаясь, Ванесса сделала неуверенный шаг вперед. Неожиданно Сэм схватил ее за локоть, останавливая.
  Я невольно дернулась.
  - Что случилось? - возмутилась Ванесса, обращаясь к Сэму.
  - Ты собираешься идти с ними? - тихо проговорил светловолосый парень, стиснув зубы. - Мы их не знаем, Ванесса, - Сэм бросил суровый взгляд в нашу сторону.
  - Но я доверяю Мие, - она выдернула руку из хватки своего парня.
  - Да, Сэм, - вступилась я. - Вам не стоит переживать.
  - Откуда нам знать? - прорычал Дэвид, оказавшись рядом с Сэмом.
  - Мы не причиним вам вреда, - заговорил Виктор, внушая доверие, - если вы не хотите нам зла.
  - Почему мы должны вам верить? - прыснул Дин, сжимая кулаки.
  - Если бы я захотел убить вас, то давно бы сделал это, - спокойно отозвался Виктор.
  Вампиры засомневались. Но, честно говоря, меня это не сильно волновало. Я была поглощена мыслью о том, что добралась до своей мечты. Я очень скоро увижу Дэниэла, и это все, о чем я могла сейчас думать.
  - Если вы не хотите идти с нами, то мы не станем вас уговаривать и насильно задерживать здесь, - спустя несколько минут напряженного молчания добавил Виктор.
  Сэм, Шон, Дин и Дэвид обменялись обеспокоенными взглядами. Ванесса, на протяжении этих минут, продолжала смотреть на меня. Я была благодарна ей за то, что она излучала доверие в мою сторону. Это было очень важно для меня.
  - Сэм? - тихо позвала я его.
  Серо-голубоглазый блондин резко посмотрел на меня.
  - Вы можете доверять им, - медленно проговорила я, стараясь вложить в свой голос как можно больше уверенности. Хотя, здесь не в чем было уверять, потому что я говорила чистую правду. - Я клянусь.
  Но Сэму моих слов было недостаточно. Он слишком дорожил безопасностью Ванессы, себя и остальных. Он не мог просто взять и согласиться со мной. И я понимала это, но при этом страстно желала, чтобы он поверил мне.
  Но парень лишь покачал головой. Это означало отрицательный ответ.
  Я могла бы спокойно развернуться и уйти вместе с Виктором и Элизабет. Если бы мне не были важны Ванесса, Сэм, Дин, Шон, и даже Дэвид, который, вдруг, возненавидел меня. Я не хотела, чтобы они уходили. Я не хотела, чтобы они оказались в опасности по моей вине. Ведь именно я притащила их сюда. И теперь я просто обязана заставить их идти со мной.
  - Пожалуйста, - жалобно произнесла я, почти умоляюще. - Вы можете им поверить!
  - Мы не можем так рисковать, - Сэм был упрям в своих решениях.
  - Ну почему вы не можете поверить тем, кто дорог мне? Получается, вы не доверяете и мне... - на последнем слове мой голос слабо дрогнул.
  - Мы верим тебе, Мия. Но им... - когда Сэм посмотрел на Виктора и Элизабет, его лицо стало выглядеть еще угрюмее.
  Мне тут же захотелось заступиться за родителей Дэниэла, наброситься на Сэма и разодрать ему глотку. Но он мой друг, как и остальные, поэтому я терпеливо поджала губы, продолжая уговаривать их пойти со мной.
  - Ведь я в свое время поверила вам, - не отступала я. - Я пошла с вами, потому что доверилась вам, хотя тоже очень сильно рисковала. Теперь вы поверьте и мне, - я медленно осмотрела всех, кто стоял напротив. - Я клянусь вам, что Виктор и Элизабет ни за что не причинят вам зла! Они не такие, как остальные вампиры. Поверьте мне!
  Сколько же отчаяния и мольбы слышалось в моем голосе. Похоже, моя просьба была услышана. По крайней мере, после этого Сэм и остальные выразили сомнение, которое тут же отразилось на их мертвенно-бледных лицах.
  - Не знаю, как вы, - вздохнул Дин, - но я ей верю.
  Подмигнув мне, парень медленно пошел вперед, пересекая небольшое расстояние длинными шагами. Дэвид со злостью в глазах смотрел ему вслед, мотая головой, и его взгляд словно кричал "Предатель! Предатель!".
  Очень скоро Дин остановился рядом с нами и смущенно улыбнулся.
  - Я Дин, - он протянул руку, глядя на Виктора.
  - Приятно познакомиться, Дин, - вежливо улыбнувшись, Виктор пожал руку в ответ.
  - Идиот, - прошипел Дэвид.
  Я с благодарностью взглянула на Дина и слабо кивнула ему.
  - Я с вами, - заявила Ванесса, решительно направляясь вперед.
  Но девушку снова остановил Сэм, притянув ее к себе.
  - Ты уверена, Ванесса? - напряженным шепотом спросил он, с опаской поглядывая в нашу сторону.
  - Да, Сэм, - кивнула она. - Потому что я верю Мие. И если она говорит, что они не причинят нам зла, значит, они этого не сделают. Ты со мной?
  Еще некоторое время светловолосый парень смотрел на свою девушку.
  - Хорошо, - в конечном итоге Сэм издал протяжный выдох.
  - Спасибо, - вымолвила Ванесса, взяв его за руку.
  Она потянула Сэма за собой, и влюбленные последовали в нашу сторону.
  Шон лишь пожал плечами, идя вслед за Ванессой и Сэмом.
  Только Дэвид по-прежнему оставался стоять напротив. Он ненавидел меня - это я прочитала в его яростном взгляде. Он буквально проделывал во мне дыру, сияя своей лютой ненавистью.
  - Дэвид? - произнес Шон, выступая вперед.
  - Ни за что! - прорычал жгучий шатен. - Я не верю им!
  - Не строй из себя критина, - фыркнул Дин, - и пойдем с нами.
  - Я никуда не пойду! - не унимался Дэвид, с большим негодованием смотря на нас.
  - Дэвид, у нас нет выбора, - вмешался Сэм. - Ты же понимаешь, что одному тебе не справиться. Будет лучше и безопаснее, если ты с нами.
  - Как же быстро вы все встали на сторону нашего врага! - прокричал парень.
  - Мы не враги вам, - с непоколебимым спокойствием промолвил Виктор. - И я обещаю, что вы буду в полной безопасности, если пойдете с нами. Мы знаем, что сейчас наступили опасные времена для вампиров, поэтому понимаем, что вам нужна наша помощь. Нам всем нужна помощь.
  Значит, Виктор уже знает о том, что мир сошел с ума. И это, по большей части, коснулось именно вампиров.
  - У тебя только два варианта, парень, - сказал Дин. - Либо идти своим путем и нарваться на первых попавшихся вампиров или оборотней. Или же пойти с нами и быть в безопасности.
  Дэвид зарычал, но теперь же его взгляд не выглядел таким ненавистным. Была ли я права, думая, что он начал сомневаться?
  По правде говоря, я надеялась, что Дэвид перестанет выпендриваться и согласится идти с нами. Я не хотела, чтобы с ним что-нибудь случилось.
  - Дэвид, - мягко произнес Виктор, - мы не причиним тебе зла. Послушай своих друзей. Пойдем с нами. Так действительно будет безопаснее для всех.
  Если бы Дэвид только знал, какой на самом деле Виктор хороший... человек, он бы не стал упрямиться.
  - Ох.... Черта с два с вами! - рявкнул Дэвид и резко зашагал вперед.
  - Вот это по-нашему, брат! - обрадовался Дин.
  Я искренне улыбнулась, когда Дэвид проходил рядом. Но ответной реакции я так и не дождалась. Жгучий шатен молча прошел рядом, моментально сверкнув недовольным взглядом.
  - Пойдем, Мия, - ласково обратилась ко мне Элизабет.
  - Спасибо, - сказал Сэм Виктору. Было видно, что эти слова давались ему с огромным трудом. Но, чтобы не выглядеть грубым, он решил поблагодарить. - Мы будем вам очень признательны за помощь.
  - Друзья Мии - наши друзья, - улыбнулся Виктор и повернулся ко мне.
  Даже не смотря на радушное приветствие, Виктор и Элизабет вели меня немного странно по отношению ко мне. Родители Дэниэла продолжали с некоторым удивлением и сомнением смотреть на меня. Интересно, о чем они думали, когда увидели меня?
  Дорогу до дома Элизабет и Виктора мы провели в тишине. Ни я, и никто другой не хотел нарушать молчание, воцарившее в воздухе. Я жадно ловила каждую секунду спокойной тишины, которая разрасталась вокруг.
  Мы шли впереди всех - я, Элизабет и Виктор. Остальные тихо следовали позади, соблюдая дистанцию в тридцать с половиной ярдов. Элизабет крепко держала меня за руку, а я шла, улыбаясь сомой себе. Часть меня до сих пор не могла поверить, что это происходит на самом деле.
  И вот, наконец, мы стали подходить к огромному дому, выполненному в современном стиле арт-деко. Внушающие размеры, уют, комфорт, простор и свет - это было в манере семьи Дэниэла.
  Четырехэтажный особняк располагался на плавном склоне с видом на небольшое озерцо, обрамленное гладкими гальками и сочными кустарниками, и живописные окрестности. Первые два этажа - из строгого серого кирпича со стеклянными стенами. Вторые два - из дерева мягких тонов. У дома была плоская крыша.
  - Уау! - присвистнул Дин, оглядывая дом. - Ничего себе...
  - Спасибо, - поблагодарил Виктор. - Прошу, пойдемте.
  Отец Дэниэла распахнул главную дверь и вежливо указал рукой, приглашая внутрь. Мы с Элизабет вошли первыми.
  Я потеряла дар речи, когда увидела особняк изнутри. Он оказался еще шикарнее и уютнее, чем снаружи. Высокие потолки, максимум света и простора. Белые стены, иногда обитые деревянными панелями, гладкий пол. В центре огромной гостиной, расположившейся почти во весь первый этаж, был расстелен мягкий ковер бежевого цвета, стояли два дивана - один белый, другой светло-серый - их разделяла широкая колонна. Напротив них располагался круглый низкий столик, сбоку - белая стенка с множеством полок с фотографиями, цветами и прочей ерундой.
  Так же значение имел огромный плазменный телевизор, который висел на белой стене напротив двух диванов, поставленный в виде угла.
  Огромную роль в огромной гостиной играли растения, расставленные по всей большой площади. Они придавали дому свежесть и уют. Помимо панорамных окон, свет приносили стройные вытянутые люстры.
  В западной стороне гостиной на второй этаж вела крутая лестница с плавными изгибами, металлическими поручнями, дающие отблески при свете, и прозрачными ступеньками. Почти такая же лестница была в доме родителей Дэниэла, когда они жили в Лос-Анджелесе.
  - Проходите и чувствуйте себя, как дома, - проговорил Виктор, закрывая дверь, когда остальные зашли внутрь.
  - Вот это да! - восторженно воскликнул Дин, оглядываясь по сторонам.
  Реакция остальных была такой же, только более сдержанной.
  Я наконец-таки смогла отвести взгляд, когда смогла зафиксировать своим острым взглядом каждую мелочь, находившуюся в доме. Я заметила, что Элизабет смотрит на меня, и повернулась к ней.
  - Тебе здесь нравится? - поинтересовалась женщина.
  - Да, просто потрясающе! - прошелестела я, еще раз оглядев просторную гостиную.
  И это было правдой. Но лишь одна вещь насторожила меня, когда я сделала крошечный вдох и не почувствовала никаких новых запахов. Это тут же навело меня на мысль, что в этом доме никто, кроме Виктора и Элизабет, больше не проживал.
  - Вы живете здесь одни? - спросила я тревожно.
  - Да, - кивнула Элизабет, проходя вперед.
  Я тенью последовала за ней.
  Ответ Элизабет застал меня врасплох. Значит, все было зря? Значит, Дэниэла здесь нет? Получается, что все было бесполезно?
  - А где... Мэри и Дэниэл? - вопросила я осторожно, сжимаясь изнутри.
  В мыслях пронеслось сотни вариантов ее ответа, но больше всего меня пугал лишь один. Я жутко боялась, что сейчас Элизабет может сказать мне самую страшную вещь. Что моего Дэниэла больше нет...
  Я вздрогнула, подумав об этом, и Элизабет беспокойно взглянула на меня.
  - Мэри должна вернуться сегодня вечером, - стала отвечать она. - А Дэниэл... - Элизабет опустила глаза и нахмурила брови.
  "Пожалуйста! Пожалуйста! Пожалуйста! Что угодно, только не то, что Дэниэла больше... нет" взмолилась я про себя, с нетерпением ожидая ответа Элизабет.
  - После того, как ты... умерла, - в полголоса заговорила она, - Дэниэл решил жить отдельно от нас.
  Последовал облегченный вздох.
  Это все, что я хотела услышать.
  Самое главное, что он был жив. Мой Дэниэл был жив. Он не сдался, не умер, когда потерял меня. Дэниэл сдержал обещание, сохранив себе жизнь, за что я была дико благодарна Богу.
  - А где... где он сейчас? - дрожа, поинтересовалась я.
  - Насколько я знаю, Дэниэл живет в Северной Каролине, Уилмингтоне, - вздохнув, сказала Элизабет. - В последний раз мы созванивались с ним около месяца назад.
  - Ох...
  - Он будет, мягко говоря, шокирован, если узнает, что ты жива, Мия, - за спиной раздался рассудительный голос Виктора.
  Мы с Элизабет в раз обратили на него взгляды.
  - Да, - вяло кивнула я. - Я понимаю...
   А я, мягко говоря, была расстроена, узнав, что Дэниэл с момента моей смерти стал жить отдельно от своей семьи. Но ведь самым главным было то, что он жив! Разве мне стоило знать больше, чтобы успокоить стон своей души? Теперь я была уверена, что мой возлюбленный жив и здоров. Это все, что я хотела услышать.
  - А.... он сильно... переживал после того, как я... - я не договорила, опустив голову и сжав кулаки.
  - Да, - честно ответил Виктор. - Он не находил себе места. Постоянно думал о тебе, ни с кем не разговаривал.
  Я была готова взорваться от раздирающей меня боли, что ворвалась в мое сердце. Не было ничего ужаснее, чем слушать о том, как Дэниэл страдал без меня. И в этот момент мне захотелось найти его, обнять, и сказать, что все будет хорошо, и мы больше никогда не расстанемся.
  Я судорожно выдохнула, подняв голову.
  - Примерно через пару недель после твоей смерти он решил пожить отдельно, - договорил Виктор. - Мия, ты можешь объяснить, что случилось? Как получилось, что ты оказалась жива?
  В его глазах я увидела сильную заинтересованность.
  С трудом совладав с эмоциями, что бушевали внутри меня, я собралась с мыслями и начала говорить.
  - Я очнулась в каком-то странном месте. В мрачном склепе. Все казалось таким... другим, определенным и ясным до невероятности. Я не понимала, что со мной происходит, - я слабо покачала головой. - Я ничего не помнила, будто отрезанная от человеческих воспоминаний. Я оказалась невероятно сильной, быстрой, ловкой. Но больше всего я растерялась от чувства голода, - я сглотнула, почувствовав, как в горле появилось слабое жжение.
  Я сомнительно взглянула на Виктора и Элизабет, и, убедившись в том, что они меня внимательно слушают, продолжила.
  - И я стала убивать людей, чтобы не чувствовать дикой жажды. Это сводило меня с ума, - с моих губ сорвался резкий вздох. - Я думала, что моя жизнь - это сущий ад. Но вскоре я стала вспоминать. Я помнила все из своего человеческого прошлого. И так же сильно была удивлена, когда поняла, что не должна была стать вампиром, - мои глаза посмотрели на Виктора, отчаянно пытаясь понять для себя, что он сможет дать ответы на мои вопросы. - Ведь меня укусил Мэйсон, и я не могла вновь сделать вдох и открыть глаза, почувствовать...
  И тогда я заметила в глазах Виктора промелькнувшую искорку.
  - Вы что-нибудь знаете об этом? - я сузила глаза.
  - Когда твое сердце только-только перестало биться, Дэниэл укусил тебя, - пробормотал Виктор.
  - Что? - выдохнула я. - Зачем он сделал это?
  - Дэниэл был ослеплен той мыслью, чтобы спасти тебя, любым способом. И он сделал это потому, что думал, что это подействует, и ты обратишься в вампира. И, похоже, это подействовало, только не так быстро, как должно было быть...
  - Вообще-то, Мия не совсем вампир, - раздался неуверенный голос Ванессы.
  Признаться, у меня совершенно вылетело из головы, что она и остальные находятся в этом доме, вместе с нами.
  Я посмотрела на Ванессу, которая стояла рядом с Сэмом. Он крепко сжимал ее руку, будто боялся отпустить.
  - Почему ты так думаешь? - Виктор не упустил возможности, и задал вопрос. Определенно, ее слова вызвали в нем заинтересованность.
  - Поначалу я сомневалась в этом, как и остальные, - заговорила девушка, - но стали происходить странные вещи, которые все больше подтверждали то, что Мия - уникальна и единственна в своем роде.
  - Что ты имеешь в виду?
  - Она полукровка, - наконец, сказала Ванесса.
  Меня выворачивало от самого слова. Не знаю, почему это вызывало во мне такую реакцию. Сейчас было не то время, чтобы радоваться тому, что я являюсь гибридом вампира и Лугару.
  - Полукровка? - с изумлением повторил Виктор, делая вопросительную интонацию.
  - Да, - охотно подтвердила Ванесса, бодро кивая.
  - Но как могло произойти? - нахмурился мистер Брук.
  - Я предполагаю, что это произошло в связи с тем, что Мию укусил сначала один из Лугару, а потом вампир - то есть Дэниэл.
  - Нет, такого не может быть, - забормотал Виктор, мотая головой.
  - Других вариантов нет.
  - Но с чего вы вообще взяли, что Мия полукровка? - скрестив руки на груди, он задал вопрос.
  - Солнце не причиняет ей вреда, она сильнее и быстрее любого вампира, - стала перечислять Ванесса, - и еще Мия смогла мысленно причинить боль оборотню. А недавно...
  - Так, подожди, - перебил ее Виктор и взглянул на меня. - Ты не боишься солнца?
  - Ну, да, - я неуверенно пожала плечами, чувствуя себя скованно, хотя это было ни к чему. - Но то, что я сильнее и быстрее, не правда.
  - Нет, Мия, - возразила Ванесса.
  Я не стала с ней спорить.
  - А что произошло с оборотнем? - спустя несколько секунд спросил Виктор серьезным голосом.
  - Когда стая этих тварей напала на нас, Мия смогла остановить одного из них, мысленно причинив ему боль, - оживленно объяснила Ванесса.
  - То есть?
  - Когда я боролась с одним оборотнем, сзади ко мне подкрадывался второй. И Мия остановила его. Я увидела, как она пристально смотрит на эту тварь, которая корчилась от боли на земле. И когда Мия отвлеклась, кости оборотни перестали ломаться. Он снова поднялся и попытался напасть на меня, - взгляд Ванессы упал на меня. - Назовешь это совпадением?
  Я поджала губы, ничего не ответив.
  Виктор терпеливо ждал продолжения.
  - Во время того же нападения, когда на нас напали оборотни, Мия убила одного, просто укусив его, - заговорила девушка с большим воодушевлением, будто это было действительно увлекательно. - И этот оборотень тут же погиб, хотя должен был мучиться от боли не меньше трех часов.
  - Когда на нас напали вампиры, среди них был один Древний, и Мия так же укусила его. А Древнего вампира способна убить только кровь полукровки.
  - Буквально несколько дней назад на нас вновь напали оборотни, - уже спокойнее заговорила Ванесса, - и Мия просто подошла к одному из них. Ни один оборотень не напал на нее, хотя должен был сделать это. Сложилось такое чувство, будто между ними произошел немой диалог, после которого оборотни спокойно ушли, при этом ничего не сделав нам. Мия заставила их уйти.
  Два последних факта, которые доказывали мою уникальную сущность, были единственными, в которые я верила.
  - Мия словно сумела проникнуть в разум оборотня, - вновь заговорила Ванесса. - А это под силу только Лугару, ведь именно они родоначальники всех оборотней на Земле. По меньшей мере, все это было довольно странным. Если же она не полукровка, то тогда я не знаю, кто она.
  - Это единственное предположение, которое у нас есть, - поддержал Сэм. - И мы думаем, что оно верное.
  Наступила тишина, которой я почему-то боялась больше всего. Виктор подозрительно смотрел на Сэма и Ванессу, изредка поглядывая на меня. Он молчал, размышляя над услышанным. Я была рада, что хотя бы Элизабет эта теория не показалась такой важной. Она была просто спокойна, что я рядом, что я жива. А для меня это было важно знать.
  - Хм... - промычал Виктор, прикоснувшись рукой к подбородку. - Эта теория довольно интересная. Если все действительно так, как ты описывала, - он обращался к Ванессе, - то предположение о том, что Мия может являться полукровкой, вполне реальна.
  - Нам нет смысла врать, - она пожала плечами.
  - По идее такого не должно было случиться, - пробормотал Виктор. - Ведь кровь Лугару полностью отравляет кровь человека, и даже яд вампира не способен излечить живой организм.
  - Может, именно из-за этого произошел сбой? - сказала Ванесса. - Что яд вампира и Лугару смешался?
  - Возможно. По крайней мере, я никогда ранее не сталкивался с подобным.
  "Прекрасно" подумала я про себя. Вот тебе и ответы на вопросы, которые стоят поперек горла...
  - Вы тоже думаете, что такое возможно? - тихо спросила я. - Что я могу и в правду оказаться полукровкой?
  - Гипотетически, да, - громко выдохнул мистер Брук. - Конечно, было бы проще, если бы мы могли посоветоваться с Эриком...
  Я вздрогнула.
  - Разве Эрик тоже не с вами? - поинтересовалась я.
  - Нет, - ответил Виктор. - Лугару решили пойти своей дорогой. Хотя я настаивал на помощи. Но Эрик сказал, что они сами во всем разберутся. Что это их война, и нам не стоит впутываться не в свои дела. Только возродившийся конфликт между Лугару и Бессмертными все равно коснулся вампиров всего мира. Это даже пробудило оборотней. И мы все замешаны в этом.
  Я была не сильно удивлена тем, что Эрик пошли своей дорогой. Ведь они помогали нам исключительно из-за меня. А когда я... умерла - недолгий союз между Лугару и семьей Дэниэла был разрушен.
  Дэниэл.
  Вот, в который раз судьба решила поиздеваться надо мной, отстрочив нашу встречу. Чего она пытается добиться этим? Причинить мне больше боли? Так могу с уверенностью сказать, что больше уже некуда. За пару месяцев я испытала столько страданий, сколько не испытывала за всю свою недолгую человеческую жизнь.
  Мысли о Дэниэле помогли мне немного отвлечься. Я заметила, что Шон подключился к разговору с Виктором. А Дин и Дэвид тихо стояли в сторонке, наблюдая за нами. Лицо Дэвида не казалось таким отчужденным и злым.
  - Так что нам делать со всем этим? - донесся до меня напряженный звонкий голос Ванессы.
  - Ничего, - вздохнув, ответил Виктор. - По крайней мере, не сегодня, - его взгляд упал на меня и сделался мягким. - В любом случае мы рады, что ты жива.
  - Спасибо, - я постаралась выдавить улыбку, но ничего не получилось.
  На этом разговор о моей сущности подошел к концу.
  Виктор был крайне вежлив с гостями. Как хозяин дома, он предоставил каждому из нас спальню, которые располагались на третьем и четвертом этажах, и сказал, что если что-то понадобиться, то в любой момент можно обратиться к нему.
  Тем временем, пока остальные располагались в своих уютных комнатах, я сидела в просторной гостиной вместе с Виктором и Элизабет, которая ни на шаг не отходила от меня. Мне было приятно чувствовать ее заботу. Она относилась ко мне как к родной дочери, и это согревало мое небьющееся сердце.
  - Скучаешь по Дэниэлу? - Элизабет будто читала мои мысли.
  Хотя не нужно было быть ясновидящим, чтобы знать очевидных вещей. Единственное, что могло заставить меня страдать - было отсутствие Дэниэла рядом. Да, я хотела увидеть его. Я мечтала всей душой оказаться в его крепких объятиях, почувствовать сладкий вкус поцелуя...
  - Угу, - промямлила я.
  - Рано или поздно он все равно узнает, что ты жива, - сказал Виктор. - И чем раньше, тем лучше для него.
  - О чем вы? - недоумевала я.
  - Я позвоню ему и попрошу прилететь к нам, - совершенно спокойным голосом отозвался мистер Брук, вставая с дивана.
  Я затрепетала.
  - Что? Позвонить? - занервничала я. - Думаете, он согласиться приехать? А что, если...
  - Ни о чем не беспокойся, Мия, - успокаивала меня Элизабет, в знак поддержки обняв меня за плечо. - Все будет хорошо.
  Я сдержанно кивнула, сжав кулаки.
  Виктор плавно подошел к низкому столику и взял в руки телефон. Окружающие звуки обострились до невозможности. Я была на грани срыва. Волнение буквально разрывало меня на части. Это чувство влекло за собой слабую дрожь, которая разносилась по всему телу.
  Вот, Виктор поднес трубку к уху.
  Я отчетливо слышала длинные гудки, которые отдавались в моей голове.
  Наконец, на звонок Виктора ответили.
  - Алло? - раздался на другом конце провода немного хрипловатый голос Дэниэла.
  Я окаменела рядом с Элизабет. Я перестала чувствовать ее прикосновение на своей коже. Всем моим вниманием завладел еще уловимый голос Дэниэла, который мгновенно ворвался в мое сознание, оставляя за собой огненную полосу оцепенения.
  - Здравствуй, Дэниэл, - проговорил Виктор.
  - Ох, это ты, - отозвался Дэниэл. - Ты что-то хотел?
  - Вообще-то, да, - мистер Брук украдкой взглянул на меня, сделав пару шагов в сторону. - Мы с Элизабет хотели бы, чтобы ты приехал к нам.
  Молчание. Оно заставило меня изрядно понервничать.
  - Это невозможно, - изрек Дэниэл ровным голосом.
  Я судорожно выдохнула.
  - Пожалуйста, Дэниэл. Это, действительно, очень важно, - Виктор снова посмотрел на меня.
  - Я не знаю, - вздохнул Дэниэл. - Что такого могло случиться, если вам понадобилось мое срочное присутствие?
  - Просто приезжай, Дэниэл. Чем скорее, тем лучше. Подробности ты узнаешь потом.
  - Хорошо, - с огромной неохотой в мелодичном голосе ответил Дэниэл. - Я приеду.
  - Спасибо, - облегченно улыбнулся Виктор. - До встречи.
  Не попрощавшись в ответ, Дэниэл отключился.
  - Он приедет, Мия, - обратился ко мне мистер Брук, убирая телефон от уха.
  Тем временем я пыталась осознать, что скоро увижу его. Увижу Дэниэла. И на этот раз нашей встречи уже ничто не помешает. Только теперь мне было немного страшно. Я боялась того, что увидев меня, Дэниэл не обрадуется. А это хуже смерти...
  - Почему вы не сказали, что я жива? - без заинтересованности спросила я.
  - Дэниэл бы не поверил мне, - тут же ответил Виктор. - Он бы бросил трубку, даже не дослушав меня, а потом стал терзать себя муками и виной за то, что не сумел спасти тебя. Думаю, что будет лучше, если вы встретитесь лично.
  - Да, - согласилась я.
  В моем безграничном сознании никак не укладывалась та новость, что в скором времени Дэниэл будет здесь.
  Сколько испытаний уготовила нам судьба... И через все это мы прошли с гордо поднятой головой. Что бы ни случилось, мы всегда были вместе. После смерти моя любовь к нему стала единственным просветом в кромешной тьме. Она стала моей человечностью. Тем, ради чего я не сдалась и не отключила чувства, чтобы больше не ощущать отчаяние и боль каждой клеточкой своего тела.
  Последние два месяца я только и делала, что жила надеждой о нашей встрече с Дэниэлом. Я встретила вечность в полном одиночестве, я преодолела в себе постоянное желание крови и дикой жажды, я прошла через очередные трудности, что встретились на моем пути. И все ради того, чтобы быть с тем, кто стал неотделимой частью моего бессмертия.
  Пусть я натворила много глупостей, но я заслужило право любить и быть любимой. Я сделала все для того, чтобы быть счастливой. И мне хочется верить, что на этот раз судьба не оставит меня без вознаграждения.
  Это еще не конец. Я знаю это. Но отчаянный крик моей души должен быть услышан. Пусть судьба вернет мне Дэниэла, и я буду готова проходить через все трудности снова и снова, лишь бы единственный смысл моего существования был со мной. Я не в состоянии просить большего.
  Сейчас в моем сердце поселилась надежда на то, что, возможно, моя жизнь не будет казаться для меня сплошным наказанием. Я верю в то, что с появлением Дэниэла у меня все наладится. Ведь именно он излечил меня от многих ран, он помог мне познать всю истину настоящей любви. Он избавил меня от одиночества, сопровождавшего по жизни. Дэниэл привнес в мою жизнь множество красок. Каждый день я проживала с мыслью о том, что теперь мое будущее наполнено смыслом, и я проживаю свою жизнь не зря.
  И сейчас, когда я вампир, я почувствую, что живу, только тогда, когда встречу того, кто стал для меня всем: воздухом, мыслями, жизнью... Тот, кто смог возродить во мне желание любить.
  Дэниэл.
  Я буду с нетерпением ждать нашей встречи.
  
  - Часть вторая -
  
  Весь мир - театр,
  мы все - актеры поневоле,
  Всесильная Судьба распределяет роли,
  И небеса следят за нашею игрой!
  Пьер де Ронсар
  
  
  Пролог
  
  Чувства - это неотъемлемая часть нашей жизни. Без эмоций весь мир становится серым, краски теряют свои насыщенные цвета. И любовь, что согревала твое сердце, перестает иметь для тебя значение, становясь чем-то вроде рокового креста, что ты вечно будешь нести на своих плечах.
  Как тяжело заново учиться чувствовать. Сколько сил и терпения нужно для того, чтобы ощутить хоть что-нибудь. Будто то страх, гнев, опасение, печаль, боль, радость или восхищение... Что угодно.
  На что ты готов пойти, чтобы вернуть того, кто бесконечно и безвозвратно любим тобой?
  На все. Я готова бороться до конца, чтобы возродить в Дэниэле человека.
  Чувства толкают нас совершать безумства. Ради настоящей любви не жалко и отдать своей жизни, ибо любовь - это самое ценное и святое, что есть в этом грешном мире зла, коварства, боли и раздора.
  Только любовь указывает тебе правильный путь, она пробуждает в тебе истинного человека...
  Может, я сделала глупый и опрометчивый выбор, но мое сердце подсказывает мне, что так будет правильно. Что именно так и должен поступить любящий человек.
  Я смотрела в его голубые, такие по-детски искренние глаза, и каждая клеточка моего тела наполнялась жгучей болью. Я понимала, что это последние секунды, когда я смотрю на его родное взволнованное лицо.
  Внутренний голос твердил мне, что я больше никогда не увижу его - этого теплого взгляда, ангельского лица. Мое тело окаменело - я не желала уходить, и никогда бы этого не захотела.
  Но выбора нет.
  Чтобы сохранить жизнь тому, кто наполнил ее смыслом, я должна пожертвовать свободой до самой смерти.
  
  Глава шестнадцатая
  Ожидание
  
  Солнце, вспыхнувшее на пламенном закате, лишь на несколько минут вышло из-за громоздких серых туч, которые стали рассеиваться с наступлением позднего вечера. Небо окрасилось в золотую палитру красок, яркий солнечный диск продолжал опускаться за линию горизонта, уходя в неизвестность.
  С отсутствием солнца все померкло. Небосклон приобрел мрачные синие тона. На простирающийся лес стали опускаться сумерки.
  Все погружалось во мрак.
  Вместе с солнцем ушло все напряжение, что принес сегодняшний день. Остался лишь легкий осадок свежих воспоминаний, которые я прокручивала снова и снова, удобно расположившись у большого окна. Мой задумчивый взгляд наблюдал за окружающей природой. Все утихло, и на какое-то мгновение замерло, в предвкушении наступления ночи.
  - Значит, вы Древние, раз солнце не причиняет вам вреда? - поинтересовалась Ванесса, не спеша разгуливая по просторной гостиной.
  - Да, - кивнул мистер Брук.
  - А как же остальные, Виктор? - забеспокоилась я, поворачиваясь к ним лицом. - Ведь солнце смертельно для них, а в этом доме столько... света...
  - Не стоит ни о чем волноваться, - отец Дэниэла улыбнулся, но эта улыбка не коснулась его глаз. - Мы приобрели этот дом, когда солнце было смертельно для нас. Поэтому эти окна не пропускают ультрафиолетовые и солнечные лучи, - он кивнул в сторону стеклянных стен. - Так что в этом доме вы будете в полной безопасности!
  - Здорово, - задумчиво пробормотала Ванесса, осматривая высокие потолки.
  Сэм, Дин и Шон скромно притаились возле лестницы, ведущей на второй этаж. Никто из них не решался заговорить. Всем им понадобиться немало времени, чтобы научиться доверять Виктору и Элизабет. Особенно, Дэвиду. Даже если он и согласился пойти с нами, это вовсе не значит, что тем самым он может доверять мистеру и миссис Брук.
  Я сделала судорожный вдох и застыла.
  В воздухе появился тонкий сладкий запах ванили, цветов и яблок. Все это смешалось в один нежный аромат.
  Я вопросительно взглянула на Виктора и Элизабет.
  Сюда приближается вампир.
  - Не стоит волноваться, - спокойно пробормотал мистер Брук, вставая с дивана. - Это Мэри. Что-то она рано...
  Мэри.
  Сестра Дэниэла. Она здесь.
  Я сжалась. Все это время я тоже скучала по ней, с нетерпением ждала нашей встречи. Я помнила, как Мэри опекала меня перед моей смертью. Она стала для меня сестрой, лучшей подругой. И я с таким же рвением хотела увидеть ее.
  Еще одно из моих главных желаний скоро сбудется.
  Я поймала на себе заботливый взгляд Элизабет.
  - Волнуешься? - улыбнулась женщина.
  Ничего не ответив, я просто кивнула и посмотрела в окно.
  Я услышала шум приближающейся машины, которая передвигалась очень плавно и быстро. Приглушенный рев мотора отдавался эхом в моей голове, и я внимательно наблюдала за тем, как шикарная "Бугатти Вейрон" паркуется у дома.
  Кто-то тихо напевал себе под нос. Тонкий высокий голос Мэри вызвал во мне скромную улыбку. И вот, девушка открывает дверцу машины и плавно выплывает из нее. Захватив сумку и поставив "Бугатти" на сигнализацию, Мэри легкой походкой направилась к дому.
  С каждым ее шагом напряжение внутри меня росло.
  - Еще один вампир? - нахмурился Дэвид, присутствие которого в гостиной я заметила только сейчас.
  - Это сестра Дэниэла, - очень тихо пробормотала я, переместив взгляд на входную дверь.
  Воздушные шаги приближались, становясь громче и отчетливее. С замиранием сердца я ждала, когда дверь распахнется, и я увижу Мэри.
  Элизабет встала рядом со мной, положив руку на мое плечо.
  - Все будет хорошо, - шепнула она мне и улыбнулась.
  - Непременно, - прошелестела я, не отрывая взгляда с двери.
  Вот, она открылась.
  - Вот и я! - раздался оживленный голос Мэри, и мое тело сжалось от неизвестности.
  Я постаралась предугадать реакцию сестры Дэниэла, но от этой девушки можно было ожидать чего угодно.
  И я увидела ее.
  Она была такой же невероятно красивой, утонченной, стройной, как веточка. Ее длинные темно-бардовые волосы лежали на левом плече, очаровательные пухлые губы расплылись в некоем подобии улыбки. Выразительные темно-карие глаза выражали спокойствие.
  Но все это испарилось, когда Мэри увидела Ванессу, Шона, Сэма, Дина и Дэвида. Улыбка померкла, темно-карие глаза стали настороженными. Приветливость и радость исчезла с ее милого лица, обрамленного густыми длинными волосами.
  Между бровей девушки пролегла небольшая складочка, ее алые губы превратились в тонкую линию.
  Ванесса и остальные, казалось, были напряжены больше, чем кто-либо здесь находящийся. Они старались держаться очень близко друг к другу, готовые защищаться в любой момент.
  И когда Мэри повернула голову в нашу сторону, ее лицо стало белее снега. Сумка выпала из ее руки, словно она сильно растерялась. Мэри сделала судорожный вдох.
  Я чувствовала, как Элизабет до сих пор стоит рядом со мной. Ее поддержка была как раз кстати. Сестра Дэниэла округлила глаза от сильного удивления и слегка приоткрыла губы. Из ее уст вырвался судорожный вздох.
  - Здравствуй, Мэри, - пролепетала я, и уголки моих губ приподнялись вверх.
  Девушка промолчала, будто видела приведения.
  Отчасти так и было - для семьи Дэниэла я была лишь призраком из прошлого.
  Мэри превратилась в неподвижную статую, но все такую же великолепную и прекрасную. Она потеряла дар речи, продолжая смотреть на меня.
  Я терпеливо ожидала, когда шок пройдет, и девушка сможет пошевелиться.
  В огромной гостиной разливалась гробовая тишина. Она прокрадывалась в наши сердца, оставляя за собой слабый холодок.
  - Мэри? - осторожно произнес Виктор, не спеша подходя к ней. Каждый его шаг был аккуратен, и в то же время полон решимости.
  - Нет... - наконец, произнесла сестра Дэниэла, сделав сильный выдох.
  В ее темно-карих глазах промелькнуло недоверие, затем отчаяние, которое отразилось на мертвенно-бледном лице.
  - Этого не может быть, - прошептала девушка, искажая лицо от непонимания. - Это сон?
  - Мэри, - мистер Брук остановился в полуметре от нее, - это реальность. Мия действительно жива.
  Я попыталась понять, что чувствовала Мэри. Но эмоции в ее глазах проносились с такой бешеной скоростью, что я не успевала проследить за ними.
  - Мия! - вскрикнула девушка и побежала в мою сторону.
  Я раскрыла руки для объятий, и Мэри ловко проскользнула через них, крепко обняв меня за плечи.
  - О, Боги! - плакала Мэри. - Ты жива, Мия! Ты жива!
  - Да, Мэри, - шептала я, с такой же силой обнимая ее в ответ.
  Я не могла и не хотела сдерживать ликующего смеха, который переливался с шепотом Мэри. Радость переполняла меня, что даже не несколько мгновений мне удалось забыть о Дэниэле. Я всем сердцем и душой была счастлива, что обнимаю Мэри. Я была рада видеть ее такой же красивой, счастливой и бодрой.
  Но сейчас девушка была крайне растеряна.
  - Ты жива, - уже шепотом повторила Мэри спустя некоторое время. Через несколько секунд она отстранилась, рассеяно глядя на мое радостное лицо. - Как... как оказалось, что ты жива? Почему ты теперь вампир? - возбужденно вопросила она. - Ты же должна была умереть...
  - Но я жива, Мэри, - улыбнулась я шире. - Остальное неважно.
  - Не верю своим глазам, - пробормотала себе под нос она и вновь прижала меня к себе. - Ты не представляешь себе, как я рада видеть тебя, Мия, - зашептала Мэри. - Боже, я так скучала по тебе!
  - Я тоже, - упоительно проговорила я.
  В моей душе воцарилось умиротворение, но оно испарилось, когда девушка отстранилась от меня. Сжимая мои плечи, Мэри осматривала меня с ног до головы.
  - Ты так изменилась, - изумилась сестра Дэниэла. - Стала совсем другой...
  - Да, - усмехнулась я. - В том, что ты вампир, есть плюсы.
  Наконец, лица Мэри коснулась улыбка, и она уже не смотрела на меня, как на призрака.
  - Как давно ты здесь? - поинтересовалась Мэри. - И давно ты стала... вампиром?
  - Буквально несколько часов назад я встретилась с Виктором и Элизабет, - я украдкой взглянула на родителей Дэниэла. - А вампиром я стала около двух месяцев назад.
  - Через некоторое время после того, как мы похоронили ее в склепе, - сказал Виктор.
  - Но ведь мы были уверены, что ты мертва! - воскликнула Мэри. - И яд вампира не должен был спасти тебя...
  - Но это случилось, - я слабо пожала плечами и глупо улыбнулась.
  - Невероятно, - пролепетала девушка, совершенно обескураженная происходящим. - Я никогда не встречала никого подобного. Ты - исключение из всех правил, Мия. Не знаю, как, но тебе удалось обмануть смерть.
  "Снова" подумала я про себя, но не сказала вслух.
  Возвращение Мэри было как раз кстати. Я решила расспросить у нее обо всем, что происходило, когда я была... мертва. Думаю, что Элизабет и Виктор не могли мне разъяснить ситуацию столь точно, как это может сделать сестра Дэниэла.
  Она знала всегда и обо всем. Все, что могло как-либо касаться Дэниэла, я могла узнать от нее.
  Мы стояли на просторном балконе, располагавшимся на втором этаже, вид которого выходил на небольшое озерцо и мрачный молодой лес.
  - Что происходило, когда меня не было? - не стала тянуть я, прямо задав вопрос.
  Мэри замялась, низко опустив голову.
  - Всем было тяжело, когда это произошло, - мрачным тоном начала она. - Особенно, Дэниэлу, - Мэри сделала небольшую паузу. Я стиснула зубы и сжала кулаки, чувствуя, как на меня наваливается боль. - Он не хотел прощаться с тобой, ждал, что может случиться чудо, и ты откроешь глаза, поэтому несколько дней ты находилась в доме. Но Виктору удалось уговорить его, что тебя нужно похоронить.
  - Я не могла смотреть на то, как брат страдает, - вздохнула девушка. - Все мы испытывали ужасную боль, потеряв тебя. Все в доме напоминало о тебе, и это страшно мучило Дэниэла. он ни с кем не разговаривал, постоянно думал о чем-то. Он замкнулся в себе, не желая никого видеть и слышать.
  - Первые несколько дней, когда мы отвезли тебя в семейный склеп Дэниэла, где похоронена вся его семья, он не выходил из своей комнаты. На протяжении двух недель брат не выпил ни капли крови. Дэниэл терзал себя голодом.
  - Он хотел умереть, и это ясно виделось в его глазах, - Мэри с отчаянием взглянула на меня. - Мы делали все для того, чтобы как-то отвлечь его. Но ничего не помогало. Все его мысли были только о тебе.
  - Нам всем пришлось пройти через это... нелегкое испытание, - она сделала глубокий вдох и посмотрела на гладкую поверхность озерца, на которой отражался белый лунный месяц. - Каждый день мы напоминали себе, что стоит жить дальше. Только Дэниэл не соглашался с этим.
  - Я бы никому не пожелала испытать то, что испытал мой брат, - Мэри перешла на шепотом.
  - Прошло где-то две недели, - сказала Мэри. - Дэниэл вел себя намного спокойнее, но мы-то знали, что на самом деле творилось в его душе. И тогда он решил пожить отдельно, чтобы во всем разобраться. Элизабет не хотела отпускать его, боясь, что Дэниэл может натворить что-нибудь ужасное от горя. Но Виктор сказал, что он волен в своих действиях.
  Мне хотелось закрыть уши и бубнить себе под нос, лишь бы не слышать о том, что Дэниэлу было больно. Я не хотела представлять и думать о том, что мой прекрасный ангел страдал. Я словно чувствовала эту боль каждой клеточкой своего тела.
  В горле появился ком рыданий, который мне с трудом удалось проглотить. Мои пальцы впились в металлический поручень, и я почувствовала, как тонкое железо прогибается под их напором. Мне тут же пришлось ослабить хватку, чтобы ничего не сломать. Навряд ли это понравится Виктору и Элизабет...
  - Значит, это вы похоронили меня в семейном склепе Дэниэла? - вопросила я сквозь плотно сжатые зубы.
  - Да, - кивнула Мэри. - Так решил Дэниэл.
  - И это он укусил меня?
  - Сразу же, как только твое сердце сделало последний удар, - пробормотала она, раздумчиво глядя в темноту. - Тогда он чуть не разнес весь дом... Ему даже удалось подраться с Алексом.
  - Что? - выдавила я, удивившись над ее словами.
  - Дэниэл был в отчаянии, поэтому плохо понимал, что делал. Он собирался, во что бы то ни стало, найти Мэйсона и убить его, - угрюмо заговорила Мэри. - Эрик и остальные пытались остановить его, в связи с чем произошла небольшая... драка.
  - Кто-нибудь пострадал? - ужаснулась я.
  - Нет, - девушка легко качнула головой. - Только это больше ранило Дэниэла.
  - А что случилось с Лугару?
  - Насколько я знаю, несколько дней они еще оставались в Портленде, а потом ушли, и мы их больше не видели.
  - Понятно, - выдохнула я, опустив голову.
  - Виктор хотел им помочь, но Эрик отказался, сказав, что они справятся сами. Тогда Дэниэл наговорил им кучу гадостей. Он проклинал Мэйсона и грозился найти и вырвать его сердце собственными руками.
  Возникло молчание, которое первая нарушила Мэри.
  - А что произошло с тобой, когда ты... пришла в себя? - шепотом спросила она, поворачивая ко мне голову. - Все это время ты была одна? Или с теми вампирами, что пришли вместе с тобой?
  И тогда я рассказала ей все, что произошло со мной за два месяца. Что я ничего не помнила, была совершенно растерянна и не знала, что со мной происходит. Мэри внимательно слушала каждое мое слово, иногда задавая вопросы. Потом я пояснила ей о том, что некоторое время скиталась одна. Затем наткнулась на Ванессу и ее компанию. Рассказала ей о том, что со мной происходили странности. И, наконец, о том, что у меня было видение, в котором я увидела этот дом, семью Дэниэла, и название города, повествующее их приблизительное месторасположение.
  - Так значит, все думают, что ты полукровка? - хмуря брови, спросила Мэри.
  - Именно, - сухо кивнула я.
  - Уау.
  - Что?
  - Так непривычно - видеть тебя в качестве вампира, - улыбаясь, проговорила Мэри. - Ты стала такой... другой. Такой... не похожей на себя...
  - Не человеком, - подсказала я. - Как ты думаешь, как отреагирует Дэниэл, когда... увидит меня?
  - Сложно сказать, - сказала она с грустной ухмылкой. - Но уж точно не жди, что Дэниэл примет тебя с распростертыми объятиями.
  - Почему? - спросила я.
  - Ты действительно не понимаешь? - вздохнула Мэри. В ответ я отрицательно покачала головой. - Ты умерла для него, Мия. И осознать то, что ты жива, после всего, что он пережил, будет, мягко говоря, непросто. Первое время Дэниэл будет видеть в тебе лишь призрака из прошлого.
  Я поджала губы и нахмурилась.
  - Твое возвращение сведет его с ума, - продолжила она, легким движением смахнув с лица выпавший локон темно-бардовых волос. Она закинула его на плечо и облокотилась руками о металлический поручень балкона.
  - Я так хочу увидеть его, Мэри, - с глубокой печалью в мелодичном голосе прошептала я. - Эти два месяца я только и жила надеждой, что в скором времени сумею найти вас, быть рядом с Дэниэлом.
  - Ты же понимаешь, что поначалу придется очень трудно.
  - Да, - солгала я.
  Но это было не важно. Ведь мы сумеем преодолеть все трудности, пройти через массу испытаний, боли, страданий, только бы снова быть вместе.
  - Но я уверена, что у вас с Дэниэлом будет все хорошо, - приободрила меня Мэри. - Вы должны быть вместе.
  - Если что-нибудь пойдет не так? - отчаялась я.
  - Эй, - она развернулась ко мне всем телом, положив руку на мое плечо, - не стоит отчаиваться раньше времени. Дэниэл любит тебя, ты любишь его, и это самое главное. Разве я не права?
  - Права, - согласилась я, стараясь показать всем своим видом, что ее слова полностью убедили меня.
  Лунный месяц продолжал восходить на черном бескрайнем небе, по которому рассыпались миллиарды сияющих звезд, мерцающих в ночи.
  - А чем занималась ты эти два месяца? - поинтересовалась я, вложив в свой голос больше заинтересованности.
  - Ничем особенным, - Мэри легкомысленно пожала плечами. - Как бы то странно ни звучало, но все стало серым без тебя. Я около месяца никуда не выбиралась, - девушка грустно вздохнула.
  - Серьезно? - искреннее удивилась я.
  - Мы все были убиты горем, - без доли сарказма отозвалась она.
  - Как давно вы переехали сюда? - я незамедлительно решила сменить тему.
  - Недавно. Около трех недель назад.
  - А откуда ты вернулась сегодня?
  - Ты будешь смеяться, - хихикнула Мэри, осторожно взглянув на меня.
  - Честное слово, я не буду. Пожалуйста, расскажи.
  - Ох, это смешно, - сестра Дэниэла отмахнулась рукой, закатив глаза.
  - Мэри? - улыбнулась я. - Ты же все равно мне расскажешь. Я тебя прекрасно знаю.
  - Ладно, - девушка нетерпеливо закусила нижнюю губу и посмотрела на меня. В ее темно-карих глазах загорелись огоньки. - Только пообещай, что не будет смеяться над тем, что я расскажу тебе!
  - Клянусь, - кивнула я. - А теперь говори.
  - В общем, я ездила в Принстон, - промолвила Мэри и выжидающе уставилась на меня.
  - Зачем? - спросила я.
  - Подавать документы на поступление в колледж.
  - О... - это все, что я могла ответить.
  Честно говоря, я была удивлена. Мэри? Поступает в Принстонский университет? Конечно, в этом нет ничего заоблачного. Тем более что с мировым запасом времени у Мэри накопилось масса знаний, и ее с удовольствием примут в колледже.
  - Ты собираешься стать кандидатом наук, или физиком-ядерщиком? - усмехнулась я.
  - Я же просила не смеяться! - проворчала Мэри и надула губы.
  - Прости. Просто я никак не ожидала, что ты захочешь поступить в Принстонский университет.
  - Я хочу жить нормальной жизнью, - уже спокойно сказала она. - По крайней мере, так, насколько это вообще возможно.
  - И колледж является частью этой жизни? - уточнила я.
  - Да. После твоей смерти многое изменилось, в том числе и я, мои желания, интересы.
  - Но зачем тебе это? У тебя впереди вечная жизнь, и стоит ли тратить ее на колледж? - не понимала я. - С такими возможностями, что есть у тебя, и у каждого вампира, можно свернуть целые горы...
  - С ушедшими годами ты начинаешь ценить все качества человеческой жизни. Да, в первое время в тебе живет постоянно желание совершить что-нибудь сумасшедшее. Ведь ты вампир! Ты способен на все. Рамки времени стерлись, и теперь перед тобой целая вечность. Но позже, когда пройдет не один десяток лет, ты захочешь спокойствия, чего-то, что будет напоминать тебе о том, что где-то в глубине души в тебе до сих пор живет человек.
  - Получается, ты начнешь спокойную жизнь?
  - Да. Точнее говоря, попытаюсь. Но, как мне кажется, у меня навряд ли получится поступить в Принстонский университет в этом году... Твое возвращение оказалось для меня неожиданностью.
  - Как и для всех, - пробурчала я себе под нос. - Так что у тебя с колледжем?
  - Придется подождать годик, и поступить в Принстонский университет следующей осенью, - с искренним разочарованием ответила Мэри.
  - Что тебе мешает поступить в этом году?
  - Думаю, Принстон подождет, - уклончиво пробормотала девушка, загадочно улыбаясь. - Что-то подсказывает мне, что спокойствие придет в нашу жизнь еще не скоро.
  С этим я была полностью согласна. Для этого достаточно было и того, что сверхъестественный мир сходит с ума. Вампиры охотятся друг на друга, оборотни пробудились после ста семидесятилетней спячки. Между Бессмертными и Лугару назревает война. Да и мое существование, которое еще не определилось, подкосит безопасность всех... людей, которые дороги мне.
  Еще несколько минут мы с Мэри простояли на балконе, молча наблюдая за природой. Затем мы спустились вниз к остальным. Невооруженным взглядом были заметно, что компания Ванессы ведет себя очень скованно. А вот мистер и миссис Брук ведут себя, как ни в чем не бывало. Будто в этом доме нет посторонних вампиров. С таким же равнодушием отнеслась и Мэри.
  Сэм, Дин, Шон, Ванесса и Дэвид по-прежнему стояли в стороне, держась подальше от семьи Дэниэла, стараясь не привлекать к себе внимание и не делать лишних движений. Я с опаской и беспокойством смотрела на них. Но Ванесса лишь мотала головой, делая вид, что все хорошо.
  Я понимала, что долго так продолжаться не может. Но с другой стороны им нужно время, чтобы привыкнуть к новой обстановке. Как и мне в свое время потребовались дни, чтобы смириться к новой компании.
  Виктор сказал, что Дэниэл должен приехать завтра вечером прямым рейсом из Южной Дакоты.
  Теперь и Мэри не отходила от меня ни на шаг. Всю ночь мы просидели в просторной гостиной, разговаривая о жизни, а иногда просто молчали, наслаждаясь спокойными минутами тишины, которые стали для меня драгоценными в последнее время.
  Рассвет я встретила, сидя у озера позади дома Виктора и Элизабет. Бездумно кидая камешки в темную воду, я наблюдала, как голубоватая палитра оттенков сменяется на золотисто-огненные цвета, которые впоследствии становились пурпурными, розоватыми, а солнце становилось ярко-красным по краям.
  Дневное светило горделиво возносилось на небосклон, все больше отдаляясь от линии горизонта. Я ожидала, что через несколько минут солнце скроется за тучами, которые плыли по небу, но этого не произошло. Оно лишь изредка скрывалось за облаками, а потом снова озаряло землю своим теплом.
  Я еще раз благодарила судьбу, что она позволила мне ощущать нежное прикосновение его лучей. И это было превосходно. У меня есть возможность хоть на мгновение забыть о том, что я вампир, и представить себя слабым человеком.
  Этого не хватало мне. Человечности. Усталости. Мне хотелось отключиться хотя бы на один день, чтобы освободить свой мозг от огромного количества ненужных мыслей, которые каким-то необъяснимым способом укладывались в моей голове.
  Я хотела почувствовать жгучий привкус соленых слез, так страстно текущих по моим щекам. Ведь вместе с этими кристальными каплями всегда уходит боль. Но в моем случае этого не происходит. Я лишена слез, что доставляет мне неудобства. Я привыкла вместе с ними выплескивать отрицательные эмоции, что накопились в моей душе. А так, став вампиром, мне приходится терпеть все в себе, с мастерством умея скрывать свои истинные чувства.
  Ванессе, Дину, Сэму, Шону и Дэвиду пришлось весь день провести в доме, не выходя на улицу, так как солнце продолжало с сомнением выглядывать из-за густых облаков.
  Первую половину дня я так и провела у озера, стараясь заполнить свои мысли красотой и уникальностью природы. Но, к сожалению, мне не удалось избежать волнения, стоило мне только вспомнить о Дэниэле. О том, что этим вечером я увижу его.
  Я вспомнила нашу первую встречу, и это вызвало во мне счастливую улыбку.
  Как же я надеялась на то, чтобы Дэниэл остался прежним. Чтобы испытал лишь радость, когда увидит меня.
  Я с превеликим нетерпением ждала наступления вечера. Я тщательно продумывала в голове все слова, которые скажу при встрече Дэниэлу. Я думала о том, как он отреагирует. Я боялась, что он может растеряться и уйти, увидев меня... живой.
  К вечеру солнце вовсе скрылось за свинцовыми тучами, нависшими над домом мистера и миссис Брук. Мне не понравилась такая резкая смена погоды. Будто небеса предупреждали о чем-то плохом. Но я постаралась не заморачивать себя глупыми мыслями, желая полностью отдаться реальности.
  И вот наступил тот долгожданный момент, которого я ждала с момента моего пробуждения. Находясь в гостиной, я услышала звук приближающегося автомобиля, ехавшего за несколько миль отсюда. Я слышала, как тихо играет включенная стерео система. Я постаралась представить, о чем сейчас думает Дэниэл.
  - Только не переживай, - раздался голос Мэри рядом. Она видела, что я волнуюсь, поэтому хотела поддержать меня.
  Сестра Дэниэла тепло улыбнулась мне. Я хотела улыбнуться ей в ответ с той же теплотой, но мышцы лица не слушались меня, поэтому я лишь кивнула.
  Еще я не могла не заметить взволнованного взгляда Ванессы, который был прикован ко мне. Она, безусловно, переживала все то, что чувствую я. Даже если она ничего не говорила, я видела поддержку в ее прозрачно-зеленых глазах. Ванесса и остальные с таким же нетерпением желали увидеть того самого Дэниэла, который ни на секунду не выходил из моих мыслей - ради кого я готова сделать что угодно.
  Машина приближалась. От дома ее разделяли какие-то полтора километра. Музыка уже не играла. До меня доносились тихие и глубокие вдохи и выдохи Дэниэла. Я могла представить себе, что сейчас он пристально смотрит на дорогу, сжимая губы и хмуря брови. Я могла представить, как легкий ветерок, просачивающийся сквозь наполовину открытое окно машины, обдувает бледное и прекрасное лицо моего ангела, развивая его короткие, взъерошенные, шелковистые светлые волосы.
  Это вызвало во мне слабую улыбку.
  Вот, автомобиль остановился у дома. Я стояла у входных дверей, поэтому не могла видеть того, как Дэниэл выходит из машины. Меня так и тянуло броситься на улицу и поскорее прижать его к себе. Но, сдерживая в себе это неукротимое желание, я сцепила руки замком за спиной и посмотрела на Виктора.
  Кивнув, мистер Брук открыл входную дверь и скрылся за ней. Следом за ним тенью вышла Элизабет, перед этим ласково взглянув на меня. Мэри продолжала стоять рядом, обнимая меня одной рукой за плечи.
  Я услышала, как захлопнулась боковая дверца автомобиля. Дэниэл издал протяжный вдох и сделал устойчивый шаг вперед.
  Я напряглась, и Мэри почувствовала это.
  - Здравствуй, Дэниэл, - поприветствовал Виктор.
  Они пожали друг другу руки.
  - Здравствуй, мой мальчик, - радушно проговорила Элизабет, обняв Дэниэла.
  - Привет, мама, - наконец, произнес Дэниэл. - Привет, папа.
  - Я так рада, что ты здесь, Дэниэл! - воскликнула Элизабет, вкладывая в свой нежный голос максимум любви.
  - Я тоже, - спокойно отозвался он. - Так что же случилось, раз я вам так срочно понадобился?
  Кажется, прямой вопрос Дэниэла застал мистера и миссис Брук врасплох.
  - Думаю, ты сейчас сам все увидишь, - пробормотал Виктор.
  Я неуверенно взглянула на Мэри, которая подталкивала меня к выходу. Ее темно-карие глаза будто кричали мне "сейчас твой выход, Мия! Возьми себя в руки и встреть свою судьбу с улыбкой на лице".
  Я расправила плечи и сделала небольшой вдох. В мои легкие просочился утонченный аромат, вызвавший во мне слабую улыбку.
  Я шагнула вперед, оказавшись в окружении сгущавшейся темноты, которая опускалась на окрестности.
  Я видела его.
  И это не было несуществующим сном, фантазией, или иллюзией того, что было желанно моему сердцу больше всего на свете.
  Я действительно видела Дэниэла!
  Он стоял примерно в двадцати ярдах от меня с опустошенным выражением на прекрасном лице. Я посчитала это за растерянность. В моей душе появилась восьмицветная радуга, когда я стала всматриваться в такие родные черты ангельского лица, острые, немного напряженные скулы, красивые прозрачно-голубые глаза, в которых я была готова утонуть, слегка поджатые пухловатые губы. Мой взгляд жадно скользил по стройному подтянутому телу Дэниэла, стараясь не пропустить ни одной детали. На нем были темно-синие джинсы, белая футболка и кожаная куртка. А на плече висела дорожная сумка с вещами.
  Дэниэл продолжал стоять на месте, и его лицо не менялось. Оно по-прежнему выглядело опустошенным и спокойным.
  Это насторожило меня. Может, он считает, что видит во мне лишь призрака из прошлого?
  Но, не смотря на все глупые предположения, что успели скопиться в моем бездонном разуме за несколько секунд, показавшиеся для меня целой вечностью, я слабо улыбнулась.
  Почему я стою на месте? Почему я не бегу к нему, сломя голову? Непонятное ощущение сковало мое тело. Но желание оказаться рядом с Дэниэлом оказалось намного сильнее, нежели обычного сомнения.
  Не обращая внимания на Виктора и Элизабет, которые стояли рядом с ним, я заставила себя сделать шаг.
  Спустившись по ступенькам, я подбежала к Дэниэлу, остановившись на мгновение в нескольких сантиметрах, что разделяли нас. Этот момент особо отразился на моей душе, заставляя ее порхать от разрывающего меня счастья.
  В голове крутилась масса вопросов, слов, которые бы мне хотелось сказать Дэниэлу здесь и сейчас. Но это превратилась в густую кашу, поэтому я без всяких слов бросилась к нему, крепко обвив руками шею.
  Я обнимала его, и это тоже не было плодом моей фантазии. Я чувствовала тепло его твердого тела. Мои руки крепко сжимались вокруг его шеи, боясь отпустить. Я не верила своему счастью. Я не верила тому, что действительно прижимаю Дэниэла к себе. Это чувство было поистине превосходным. Я больше не могла сдерживать ликующей улыбки, которая расплылась на моем лице.
  Было странно, что руки Дэниэла не обнимают меня в ответ. Он просто стоял, как каменная стена, прекрасная статуя, не совершая никаких движений. Ни одно слово не сорвалось с его обворожительных уст. Но огорчение не настигло меня, так как я была полностью поглощена единственной мыслью о том, что мой возлюбленный, о котором я никогда не забывала за все два месяца своего нового существования, был рядом.
  - Дэниэл, - прошептала я, медленно отстраняясь от него.
  Мои руки легли на его мягкие щеки.
  Прозрачно-голубые глаза смотрели на меня, и в них я не увидела ничего, кроме пустоты.
  - Это я, - вновь зашептала я, гладя его по лицу. - Я здесь. Рядом с тобой. Я жива, Дэниэл. Жива!
  Снова никакой реакции. Словно он видел перед собой пустоту. Словно я была лишь призраком.
  Я терпеливо ждала его ответа, наслаждаясь тем, что прикасаюсь к нему. Мои пальцы скользили по его нежному гладкому лицу с такой осторожностью, будто я трогала самую хрупкую вещь на свете, которая при одном неверном движении могла разбиться на тысячи крошечных осколков.
  - О, - все, что сумел произнести он, спустя ровно минуту мертвого молчания.
  Краем глаза я заметила, как Виктор и Элизабет с таким же непониманием смотрят на Дэниэла.
  Что-то было не так. Это ясно виделось в его прозрачно-голубых глазах. Он не был растерян, или шокирован, увидев меня. В голове тут же появилась мысль, которую я боялась осознать.
  Ему все равно, что я жива, и я здесь.
  - Скажи хоть что-нибудь? - прошептала я, вглядываясь в его совершенно опустошенное лицо. - Дэниэл, пожалуйста, не молчи...
  Еще секунду он смотрел на меня, а потом его руки легли поверх моих и убрали их от его лица. При этом он ни разу не отвел пристального взгляда.
  - Здравствуй, Мия, - сказал он ровным холодным голосом, от которого мое небьющееся сердце нервно сжалось в груди, готовое разорваться в любой момент, словно бомба замедленного действия.
  Сказав это, он разжал свои руки и, дразняще улыбнувшись, прошел мимо меня.
  Разинув рот от переполняющего меня шока, я уставилась на Виктора и Элизабет, пытаясь найти на их лицах объяснение тому, что сейчас произошло. Но мистер и миссис Брук с таким же безграничным удивлением.
  С раздирающими душу сомнениями, я медленно обернулась, рассеяно смотря на Дэниэла.
  - У вас такие лица, - ухмыльнулся он, глядя на нас. Его прозрачно-голубые глаза остановились на мне. - Давно не виделись. Кажется, уже целую вечность.
  Я невольно вздрогнула, в полном недоумении глядя на расслабленного Дэниэла.
  - Что с тобой, сынок? - со звенящей тревогой в голосе спросил Виктор.
  - Со мной? - Дэниэл равнодушно пожал плечами. - Со мной все хорошо. Я отлично себя чувствую, и дела у меня идут просто замечательно! А вы чего такие... хмурые? - он весело подмигнул. - Разве вы не рады, что я вернулся домой? - улыбнувшись лишь одними губами, сказал Дэниэл и поднялся по ступенькам, распахнув входную дверь.
  Я проводила его оцепеневшим взглядом, наблюдая, как он исчезает за дверью.
  - Что... что это... было? - выдавила я, бесцельно поворачиваясь к Виктору.
  Отец Дэниэла еще некоторое время смотрел сквозь меня.
  - Я боялся, что это могло произойти... - прошептал мистер Брук.
  - Что, Виктор? - мой голос сорвался на крик.
  Наконец, его взгляд коснулся моего потерянного лица, скривившегося от заблуждения.
  - Дэниэл отключил чувства, - изрек Виктор скверным тоном.
  Во мне все застыло, стоило услышать эти слова. Но больше меня напугало не это, а осознание того, что он мог быть прав. Что Дэниэл отказался от человеческих чувств, выключив их, мгновенно избавившись от всех проблем.
  - Виктор, он не мог так поступить... - отчаянно прошептала я.
  - Мне жаль, - вздохнул мужчина, опустив глаза с таким чувством, будто он был причастен к этой трагедии.
  - Почему? Почему он сделал это?! - неожиданно закричала я, вкладывая в свои слова все отчаяние, что разрывало меня изнутри.
  - Твоя смерть убила в нем все чувства, - ответила Элизабет, с сожалением глядя на меня. - Ты не представляешь, как он страдал, когда это произошло. И, похоже, Дэниэл нашел выход из этой ситуации...
  - Но я жива! - с обжигающей горечью воскликнула я.
  - Ты умерла для него еще тогда, Мия, - посмотрел на меня мистер Брук. - И, возможно, теперь он думает о тебе, как о призраке, но не больше. Для него ты - отголосок из прошлого. Даже если он захочет что-нибудь почувствовать, он не сможет этого сделать.
  
  Глава семнадцатая
  Потеря
  
  "Нет! Нет! Нет!" кричала я в своих мыслях. Такого просто не могло произойти! Почему? Зачем он сделал это? Почему он решил сдаться? Отключить чувства? Ведь это единственное, что спасало его от мрака! Не верю! Не могу в это поверить! Все мои надежды, мечты оказались напрасными?! Все мои старания были потрачены впустую?!
  Почему он так жестоко обошелся со мной? Почему он не оставил выбора себе, мне, и его семье, которая, как и я, всем сердцем верит в него и любит?!
  Я чувствовала, как отчаяние продолжает наваливаться на меня, и всячески пыталась сопротивляться этому. Мне казалось, будто я сейчас упаду и провалюсь в пустоту, где нет ничего, кроме темноты. С одной стороны это было бы спасительным кругом для меня, потому что боль, страхи, злость, непонимание - все это внезапно свалилось на меня со скоростью снежной лавины. Но я не могла позволить отчаянию окончательно атаковать меня, сбить с толку.
  Не для этого я проделывала такой длинный путь, не для этого я прошла через череду самых ужасных испытаний, чтобы сдаться без борьбы. Я была готова биться на смерть за свое счастье, и эта уверенность продолжала расти с каждым днем. А сейчас? Сейчас я почувствовала себя такой... опустошенной, будто у меня из груди вырезали сердце и втоптали его в грязь.
  Это гадкое, противное, отвратительное чувство обиды проскальзывало в мою душу вместе с сильным потоком адской боли, которая сносила все на своем пути.
  Мои ноги подкосились, и я приготовилась упасть, но невидимая сила удержала меня, не позволив сломиться.
  - Пойдем, Мия, - пробормотал Виктор, подталкивая меня к дому.
  Будто во сне, я развернулась и последовала к входной двери, бездумно перебирая ногами, смотря перед собой, но видя лишь пустоту.
  Я, Виктор и Элизабет зашли в дом. Миссис Брук тихо прикрыла за нами дверь и остановилась рядом со мной. Я пыталась ухватиться за пустоту, чтобы не смотреть на Дэниэла, так как прекрасно знала, что это принесет мне адскую боль; но все же не сдержалась и взглянула на него.
  Дэниэл стоял у двух диванов, ставя дорожную сумку на пол.
  - Вы не говорили, что у нас будут гости, - обратился он к мистеру и миссис Брук.
  Так же я заметила на себе вопросительный взгляд Ванессы, и чтобы лишний раз не терзать себя, я проигнорировала этот жест. Казалось, будто Сэм, Шон, Дин и Дэвид сильнее сжались в углу, как загнанные звери, у которых нет никакого шанса, чтобы сбежать. Они выглядели так, будто им перекрыли кислород. Особенно Дэвид - он продолжал проявлять свое недовольство, правда, не говорил об этом, проявляя вежливость по отношению к хозяевам дома.
  А вот Дэниэл по-прежнему оставался расслабленным и спокойным, будто это самый обычный день на свете. Мне казалось, словно я смотрю на него, но вижу совершенно другого человека - полную противоположность того Дэниэла, что я знала и любила при жизни, и после смерти...
   - Здравствуй, братец, - раздался сдержанный голос Мэри, которая спускалась по лестнице.
  Дэниэл резко посмотрел в ее сторону и равнодушно улыбнулся.
  - Мэри! - воскликнул он. - Рад видеть тебя, сестренка.
  Подходя к нему, Мэри бросила на меня моментальный непонимающий взгляд.
  - А ты изменился... - пробормотала девушка, останавливаясь рядом.
  - Жизнь меняется, люди тоже меняются, - пожал он плечами и удобно расположился на мягком диване. - В конце концов, жизнь без каких-либо изменений слишком скучна. Тем более, когда ты вампир. Изменения - неотъемлемая часть нашего бесконечного существования. Кому ли не знать, как тебе, Мэри? - стрельнул глазами он в ее сторону.
  Девушка рассеяно улыбнулась и нахмурила брови.
  Честно говоря, я с огромным трудом понимала, что происходит вокруг. Мне хотелось, чтобы все это оказалось длинным сном, и кто-нибудь меня ущипнул, чтобы я, наконец, проснулась и поняла, что это было очередным кошмаром.
  - Так теперь я могу поинтересоваться, зачем вам понадобилось мое присутствие? - спросил Дэниэл, скрестив руки на груди.
  Он протянул ноги вперед и закинул их на низкий белый столик.
  - Сначала потрудись объяснить, почему ты так ведешь себя? - строгий голос Виктор словно отрезвил мой опьяненный ужасными мыслями рассудок, и я слабо вздрогнула, по-новому осматривая просторную гостиную.
  Мой взгляд невольно остановился на Дэниэле, который сделал вид, будто не слышал слов своего отца. Что-то пробормотав себе под нос так тихо, чтобы никто не услышал, Виктор поспешно последовал к Дэниэлу и скинул его ноги со столика.
  - Эй, что случилось? - возмутился он, по-прежнему проявляя сущее равнодушие.
  А я до последнего отказывалась верить в то, что это происходит на самом деле. Что я вижу Дэниэла в совершенно другом качестве - равнодушного ко всему вампира. А ведь он не такой! Дэниэл всегда был добр, мягок, рассудителен и спокоен. И сейчас, смотря на него, я с каждым мгновением удивляюсь все больше и больше.
  - Что с тобой происходит, Дэниэл? - сурово спросил Виктор, угрюмо глядя на своего сына.
  Дэниэл издал стон и слабо рассмеялся, что сильнее удивило меня.
  - Со мной все хорошо, правда, - легкомысленным тоном отозвался Дэниэл, закидывая голову назад. - Я превосходно себя чувствую! А вот что с вами? Почему вы все такие угрюмые, будто близится конец света...
  "Для кого-то он уже наступил" подумала я про себя и тихо вздохнула.
  - Так для чего я вам понадобился? - вновь непринужденным тоном поинтересовался Дэниэл, раскидывая руки на спинке дивана.
  Тут, его прозрачно-голубые глаза упали на меня. Я задрожала, как осиновый лист, под его пристальным взглядом. Элизабет сжала мой локоть, подходя ближе.
  - Все из-за нее, верно? - Дэниэл сузил глаза, с неохотой переводя взгляд на Виктора. - Вы позвали меня из-за Мии, так?
  Я судорожно выдохнула, когда он произнес мое имя. Только теперь это звучало как-то отчужденно, с неподдельным равнодушием и спокойствием, как будто я ничего не значила для него.
  - Она ждала тебя, Дэниэл, - пробормотала Элизабет с сожалением. - Почему ты стал таким... другим? Что случилось, сынок?
  - Ох, - шумно выдохнул Дэниэл, закатив глаза. - Я же сказал, что со мной все хорошо! Сколько раз нужно повторить это, чтобы вы услышали меня?
  - Ведь раньше все было иначе! - воскликнула женщина.
  - Да, когда я был ничтожным, жалким нытиком, забитым собственными проблемами и горем, - усмехнувшись, сказал Дэниэл. - Ведь, в конце концов, сколько я могу терзать себя страданиями? И вообще - какими-либо чувствами? Это удел слабаков.
  - Нет, - тихо проговорил Виктор. - Ты сдался, сын. Отключил их.
  Во мне все встрепенулось. С непреодолимым отчаянием я смотрела на Дэниэла, который с пронзительной простотой глядел на возмущенное и печальное лицо своего отца.
  - Что они здесь делают? - как ни в чем не бывало, спросил Дэниэл, кивая в сторону Ванессы и остальных.
  - Они пришли с Мией, - ответила Элизабет.
  Дэниэл резко стрельнул пустым взглядом в мою сторону.
  - И с каких пор вы принимаете в нашем доме всякий сброд? - с отвращением произнес он, сложив руки на груди.
  Я увидела, как Дэвид и Дин напряглись. Их руки сжались в кулаки, и из уст жгучего шатена сорвалось еле слышное рычание.
  - Кого ты назвал сбродом, парень? - прорычал Дэвид.
  На секунду Дэниэл замер, а потом его пухловатые губы растянулись в пустой, ничего не выражающей, улыбке.
  Он медленно развернулся всем телом к компании вампиров, притаившихся рядом с лестницей.
  - У тебя проблемы, приятель? - тихо, но с внушающим ужасом, проговорил Дэниэл.
  Дэвид сделал шаг вперед, обнажив ряд белоснежных зубов в грозном оскале.
  - Возможно, - с той же злостью кинул в ответ жгучий шатен.
  - Так может мне помочь тебе разобраться с ними? - Дэниэл встал с дивана и направился на Дэвида.
  Я внимательно следила за каждым его движением, не в состоянии поверить своим глазам и ушам. Раньше бы Дэниэл никогда не повел себя подобным образом - чтобы так, сходу, налетать на другого, толком не разобравшись.
  - Хватит! - громко сказал Виктор, вставая между Дэвидом и Дэниэлом.
  Сэм тут же схватил за руку Дэвида, останавливая его.
  - Пусть этот молокосос не забывает, где находится и с кем вступает в спор, - прыснул Дэниэл с ясным пренебрежением.
  Я слабо помотала головой, сводя брови вместе. С каждой секундой мое терпение подходило к концу, и было на грани взрыва. Мне хотелось подойти к нему, силой заставить его посмотреть мне в глаза и закричать, что есть силы, чтобы он снова стал прежним. Но что-то настойчиво удерживало меня на месте, не оставляя мне выбора.
  По крайней мере, не здесь и не сейчас - в полном доме вампиров.
  Если мне и удастся поговорить с ним, то только наедине.
  В голове я стала выстраивать план действий, который надеялась воплотить в реальность.
  Я поймала на себе выжидающий взгляд Мэри, которая нервно дергала ногой, стуча тонкой шпилькой по гладкому полу. Эти звуки громким эхом отдавались в моей голове, избавляя меня от навязчивых мыслей.
  - Ладно, - вздохнул Дэниэл, снова став абсолютно спокойным. - Теперь расскажите, что здесь происходит? Надеюсь, то, что вы скажете мне, будет важным, потому что иначе я тут же уеду обратно в Лас-Вегас.
  "Разве Дэниэл жил не в Южной Дакоте?" спросила я про себя, насторожившись. Мэри с таким же непониманием смотрела на своего брата, сдержанно поджав губы.
  - Ох, и как вы только умудряетесь жить в этой глуши? - Дэниэл покачал головой, с неодобрением осматривая гостиную. - Ведь в больших городах есть столько возможностей! А вы тратите время, живя в подобных местах, - он фыркнул.
  - Мы попросили тебя приехать не только из-за Мии, - заговорил напряженным голосом Виктор.
  - Прекрасно, - хмыкнул Дэниэл. - Так что случилось, раз вам понадобилось мое срочное присутствие?
  - Мы хотим, чтобы ты остался, - ответила Элизабет.
  За все тридцать девять с половиной секунд гробового молчания Дэниэл с непроницаемым видом смотрел на миссис Брук.
  - Зачем? - изрек он, немного повернув голову в сторону.
  - В мире сейчас не спокойно, - немного рассеянно забормотал Виктор.
  - В мире всегда было не спокойно, - фыркнул Дэниэл.
  - Но сейчас дела обстоят иначе. Ты же прекрасно знаешь, что Бессмертные готовят войну против Лугару...
  - Но причем тут я? И все вы? Каким образом вас должно касаться это?
  - Вампиры стали нападать друг на друга. Пробудились оборотни, которые очень разъярены и злы, - голос мистера Брука становился громче.
  - Я знаю, - скривился Дэниэл. - Но причем тут я?
  - Мы хотим, чтобы ты остался с нами, - повторил ранее сказанные слова Элизабет Виктор. - Так будет безопаснее для тебя.
  - Спасибо, что волнуетесь за мою жизнь, - краткая улыбка коснулась губ Дэниэла, - но я сам могу о себе позаботиться. Я не один год живу на этой земле, так что прекрасно знаю, что и к чему. И сам справлюсь, если что-то пойдет не так.
  - Ты не понимаешь, Дэниэл, - вмешалась Мэри. - В этот раз все гораздо серьезнее, чем мы все предполагали. Нам следует держаться вместе.
  - Надо же, кто заговорил... Серьезно, Мэри? Ты так думаешь? - прозрачно-голубые глаза превратились в узкие щелки, внимательно осматривающие взволнованное лицо девушки.
  - Не будь таким, Дэниэл, - тихо пролепетала она. - Мы же знаем, что ты не такой... безразличный...
  - Я изменился! - прокричал он. - И если вы не хотите мириться с этим, то это ваши проблемы! И мне нет совершенно никакого дела до вашего мнения, ясно? - его голос вновь стал спокойным.
  В нем многое изменилось, и в то же время он остался прежним.
  Его глаза. Эти прозрачно-голубые глаза, сияющие причудливым блеском - теперь они были пустыми, как нескончаемая черная бездна пустоты. Если раньше в них постоянно присутствовали чувства, то сейчас они были холодны и непроницаемы, как лед.
  По моему телу прошелся неприятный холодок. Я съежилась, наконец, отведя глупый и безнадежный взгляд от него.
  Меня стремительно убивало его твердое равнодушие - оно, словно вулканическая лава, проникала в мое сознание, сердце и душу, расплавляя все на своем пути.
  "Так не должно было быть" с отчаянием подумала я про себя.
  Сколько возможных вариантов встреч с Дэниэлом я с доскональной детальностью продумывала в своей голове, но ни разу меня не посещала мысль о том, что все могло сложиться таким ужасным стечением обстоятельств.
  Я была готова окунуться в океан неимоверной боли, неустанно убеждать себя в том, что я окончательно свихнулась на своих избитых мечтах... Я была готова на все, только бы эта жестокая реальность оказалась плодом моего воображения.
  Я с сильным недоверием взглянула на безупречно спокойное, холодное лицо Дэниэла, пытаясь найти хоть что-нибудь, что сможет дать мне надежду на то, что видимое мною - лишь мастерское притворство.
  - Что будет, если я останусь? - мелодичный голос Дэниэла отвлек меня от размышлений. - Что вам с этого будет? Разве что-то изменится?
  - Мы будем уверенны, что с тобой все хорошо, - грустно отозвалась Элизабет.
  - Я в состоянии позаботиться о себе, - продолжал настаивать Дэниэл. - Не стоит говорить так, будто я какой-нибудь слабак, который не в силах защитить собственную шкуру.
  - А если ты встретишь на целую стаю вампиров, которые будут сильнее тебя? - вздрогнула миссис Брук. - Ты не сможешь противостоять им в одиночку, Дэниэл.
  - Она права, сын, - согласился Виктор, кивнув.
  - Да бросьте! - Дэниэл вскинул руками. - Вы и в правду думаете, что я настолько слаб?
  - Не стоит надеяться на свое раздутое мнение собственной уверенности, братец, - с иронией произнесла Мэри, привлекая на себя его раздраженный взгляд. - Мы же прекрасно знаем, что тебе не удастся выстоять против нескольких вампиров, которые будут ослеплены мыслью, чтобы убить тебя. Верно?
  Дэниэл собирался ей что-то ответить, приоткрыв рот, но тут же закрыл его, пробормотав что-то так быстро, что я не смогла разобрать его слов.
  На несколько невероятно долгих минут возникло молчание. Не только я с облегчением увидела, что Дэниэл размышляет над предложением Виктора, в чем-то сомневается. Он постоянно бросал неуверенные взгляды на Мэри и мистера и миссис Брук. Но при этом его прозрачно-голубые глаза ни разу не коснулись моего лица, что вызвало во мне глубокую обиду.
  - Хорошо, - вздохнув, произнес Дэниэл. - Я останусь.
  Элизабет, стоявшая рядом со мной, расслабленно улыбнулась и сильнее сжала мой локоть.
  - Ты принял правильно решение, сынок, - снисходительно улыбнувшись, сказал Виктор. - Мы очень признательны тебе за это.
  - Хм, благодарю за откровенность, - иронично ухмыльнувшись, Дэниэл чуть наклонился вперед. - Так значит, эта... компания совершенно неизвестных вампиров останется здесь? И, вообще, кто их привел сюда?
  - Они пришли с Мией, - произнесла Элизабет мягко.
  В эту секунду его спокойный, слегка насмешливый взгляд, устремился в мою сторону. Прозрачно-голубые глаза внимательно осматривали мое застывшее от неожиданности лицо. Я немного сжалась под таким настойчивым взглядом; ожидание того, что сейчас на моих щеках должен появиться яркий румянец, не оправдалось.
  Вероятно, с виду могло показаться, будто я выгляжу такой же равнодушной и непроницательной. Но на самом деле внутри творилось нечто такое, что подталкивало меня на самые ужасные мысли. Я не знала, куда мне спрятаться от раздирающей мое ледяное сердце адской боли, от непонимания, которое растекалось по моим венам, и при этом складывалось такое ощущение, будто во мне разгорается дикое пламя.
  - Почему вы впустили их в дом? - без труда отведя взгляд в сторону, поинтересовался Дэниэл.
  - Потому что мы доверяем Мие, - с тем же спокойствием в голосе отозвался мистер Брук.
  - Мие, но не им, - заметил Дэниэл. - Хотя, это не мои заботы. В любом случае, я не рад нашему знакомству, - проговорил Дэниэл с тщеславной ухмылкой на ангельском лице, развернувшись к Ванессе и остальным. - Не надейтесь, что вам здесь место, ребятки.
  Дэвид снова зарычал.
  - А тебе я могу посоветовать научиться сдерживать свою жалкую злость, - Дэниэл дразняще махнул указательным пальцем в воздухе. - Иначе это чувство сведет тебя с ума. А будет лучше, если ты вообще откажется от чувств. Знаешь, они совершенно ни к чему. Они делают тебя слабее и ничтожнее.
  Мне хотелось сейчас же закрыть уши и кричать, лишь бы заглушить голос Дэниэла. Нет... это говорил не он... в нем говорил ужасный монстр, что дремлет в каждом вампире. И когда ты отключаешь эмоции - монстр пробуждается, навсегда овладевая твоим рассудком, сердцем и душой. Он замораживает все, что было дорого тебе раньше.
  На секунду я пожалела о том, что не сдалась тогда. Если бы я только знала, что все так сложится - стала бы я стараться что-то изменить? Проще было бы отключить чувства и продолжить свое бессмысленное существование, повиновавшись дикой жажде и бесконечной злобе на весь мир...
  - Я как-нибудь сам разберусь, - проговорил Дэвид сквозь плотно сжатые зубы.
  - Хорошо, парень, - Дэниэл безразлично пожал плечами и поднял с пола свою дорожную сумку. - А теперь, если вы не будете возражать, я пойду. Если что-нибудь понадобиться, я буду у себя.
  Улыбнувшись одним уголком губ напоследок, Дэниэл направился к крутой лестнице, ведущей на второй этаж. Проходя мимо Ванессы, Сэма, Дина, Шона и Дэвида, Дэниэл посмотрев на жгучего шатена. Дэвид проводил его ненавистным взглядом и отвернулся лишь тогда, когда Дэниэл скрылся на второй этаже.
  Когда я больше не видела его, то в груди образовалась огромная дыра, которая продолжала расти. У меня возникло такое ощущение, будто острое лезвие ножа с невероятной силой скользит по сердцу, оставляя за собой полосу жгучей боли.
  Я сжала кулаки и громко выдохнула. Отчаяние с новой силой обрушилось на меня, и я была готова упасть и больше никогда не вставать. Элизабет продолжала крепко, но бережно сжимать мой локоть.
  Я пыталась переварить в голове то, что произошло. Я не могла... я не хотела верить в то, что Дэниэл действительно отключил чувства. Осознание этого со страшной болью в голове отдавало импульсы по всему телу. Я стала жадно вдыхать и выдыхать воздух, пытаясь поймать в нем успокоение.
  - Я ничего не понимаю, - еле слышно прошептала я, опуская голову. - Что... почему... я... о боже...
  - Тебе нужно поговорить с ним, Мия, - оказавшись рядом в то же мгновение, предложила Мэри. - Наедине. Может, что-то из этого получится, - она перешла на еле уловимый шепот.
  Я не могла представить себе этого. Я не могла знать реакции Дэниэла, потому что сейчас от него можно было ожидать чего угодно, и это вводило меня в глубокое заблуждение. Но больше всего я боялась быть отверженной.
  - Я не знаю, Мэри, - я бессильно покачала опущенной головой. - Вдруг, Дэниэл...
  - Нужно попытаться, Мия, - настойчивей произнесла девушка. - Хотя бы попробуй заговорить с ним. Ведь не для того ты проделала длинный путь, чтобы остаться ни с чем? Я прекрасно знаю, что ты никогда не отступаешь от задуманного. Так что возьми себя в руки, и поговори с ним.
  - Но...
  - Никаких "но", Мия, - твердо сказала Мэри.
  - Поговори с ним, - согласилась Элизабет, отпуская мой локоть.
  Я с сомнением посмотрела на них, прикусив нижнюю губу.
  - Хорошо, - на выдохе произнесла я. - Скажешь ему, что я буду ждать его у озера во дворе дома? - обратилась я к Мэри.
  - Может, позовешь его сама? - девушка с тревогой посмотрела на меня.
  - Я... пожалуйста, - не смогла выговорить я, умоляюще взглянув на нее.
  - Хорошо, - спустя несколько секунд ответила Мэри.
  - Спасибо, - поблагодарила я мрачным тоном.
  Бросив на меня еще один взгляд, Мэри развернулась и плавной скользящей походкой направилась к лестнице, и цоканье каблуков по полу звучало в такт ее ровному легкому дыханию.
  Я прекрасно знала, что Дэниэл слышал наш разговор, и боялась того, что он может не придти. Я не могла понять, почему вдруг так засомневалась? Еще какое-то время назад я была уверена в своих действиях. А сейчас... его равнодушие сломило во мне все, за что я так отчаянно хваталась, чтобы не утратить боевой дух.
  - Иди, - сказала мне Элизабет и улыбнулась.
  Я вяло кивнула и перед тем, как выйти из дома, взглянула на Ванессу. У нее было потерянное выражение лица, и, если бы не разговор с Дэниэлом, я бы обязательно выяснила причину такого настроя. Но, как бы эгоистично это не звучало, сначала я улажу личные дела, которые не дают покоя моему раненому сердцу.
  Прикрыв за собой входную дверь, я не спеша обошла огромный дом с восточной стороны и остановилась у небольшого озерца, которое отражало желтоватый лунный диск. Подняв голову, я посмотрела на ночное светило и протяжно выдохнула.
  Я застыла на месте, простояв в таком положении несколько минут.
  Я уже начинала отчаиваться, когда за спиной послышались невесомые шаги. Я боялась повернуть голову и увидеть равнодушный вид Дэниэла. Но этого все равно не избежать... Поэтому, взяв себя в руки, я решительно развернулась.
  Со спокойным выражением милого лица Дэниэл подошел ко мне и остановился в нескольких метрах от меня.
  - Мэри сказала, что ты хотела поговорить со мной, - пробормотал он, глядя на ровную гладь озерца.
  - Да, - прошелестела я, опуская глаза.
  - О чем? - прямо спросил Дэниэл, поворачивая голову в мою сторону.
  Я сжала кулаки и переступила с ноги на ногу. Нервно шевеля пальцами рук, я старалась подобрать более правильные слова, которыми начну очень ответственный для меня разговор. Но ничего путного в голову не приходило, так как я была слишком растерянна присутствием Дэниэла, который пристально смотрел на меня, ожидая каких-либо действий.
  Я боялась его реакции, и это рушило все мои планы.
  "Возьми себя в руки" говорила я себе.
  - О нас, Дэниэл, - заявила я неожиданно, подняв глаза.
  Я ожидала, что хоть какая-нибудь реакция промелькнет на его лице, но Дэниэл продолжал оставаться отдаленным и равнодушным.
  - О нас? - повторил он, сужая глаза.
  - Да, - последовал резкий вдох. Я постаралась унять слабую дрожь по всему телу, чтобы не выдать себя с потрохами.
  Но, кажется, Дэниэл уже увидел мое сильное волнение.
  - Ты переживаешь, - проницательно предположил он, нахмурив брови.
  - Что происходит, Дэниэл? - вопросила я, вложив в свой голос все свое отчаяние и боль.
  - Не понимаю тебя.
  - Почему тебе все равно? Почему ты перестал чувствовать? - я ощущала, как волна уверенности окутывает меня с ног до головы, и я сделала небольшой шаг вперед. - Почему ты отключил их, Дэниэл?
  Светловолосый ангел продолжал хмуро смотреть на меня, не проявляя никаких эмоций.
  - Это из-за моей... смерти? - прошептала я.
  - Давай не будет об этом говорить, - произнес Дэниэл ровным тоном.
  - Нет! Я не понимаю, что с тобой происходит... С самого момента своего пробуждения я хотела найти тебя! Не могла спокойно существовать, зная, что ты далеко от меня. И что я получаю в ответ? Чистое равнодушие? Почему ты так со мной, Дэниэл? - я и не заметила, как вплотную подошла к нему.
  Он сделал шаг назад и замер.
  - Зачем ты начинаешь весь этот разговор? - холодно спросил Дэниэл, напрягая скулы.
  - Потому что я хочу понять, что с тобой происходит! - воскликнула я с обжигающей горестью.
  - Со мной все хорошо, - ответил он с крайним спокойствием, и затем пожал плечами. - И, честно говоря, я до сих пор не понимаю, что ты хочешь от меня услышать?
  - Ты действительно ничего не понимаешь? - судорожно выдохнула я
  Он покачал головой, убирая руки передние карманы темно-синих джинс.
  Сейчас меня переполняли эмоции, и я не знала, как направить их в нужное русло, при этом не вызвав злости, как это обычно бывало от переизбытка чувств.
  - Почему ты так со мной, Дэниэл? - шепотом спросила я, вновь делая шаг к нему.
  Нас разделяли какие-то сантиметры, от чего я почувствовала приятное ощущение, зарождавшееся в груди. Но это мимолетное ощущение полета тут же испарилось, когда я взглянула в его прозрачно-голубые глаза, которые с холодом смотрели на меня.
  - Послушай, чего ты пытаешься добиться от меня? - напрямую задал вопрос Дэниэл, хмуря брови.
  - Правды, - выдохнула я.
  - Какой правды? - он раздраженно закатил глаза.
  - Ты... действительно ничего не... чувствуешь? - мой голос предательски дрогнул.
  - Да. Я ничего не чувствую. Ты довольна этим ответом? - Дэниэл сурово взглянул на меня.
  Я заморгала глазами, стараясь не упасть духом.
  - Но... почему это произошло? Почему ты отключил их? - не понимала я.
  - А что мне еще оставалось делать? - я почувствовала небольшое облегчение, когда в его голосе промелькнула хоть какая-то эмоция. Но не прошло и двух секунд, как лицо Дэниэла вновь стало непоколебимо спокойным. - Я остался один, наедине со своей болью. Мне было тяжело справляться со всем этим грузом, что свалился на мои плечи. Я не хотел жить без тебя, - тихо пробормотал он, немного приблизившись ко мне, от чего у меня перехватило дыхание. - Но я не мог заставить свою семью страдать.
  - Поэтому ты решил отказаться от чувств, - догадалась я.
  - А сейчас, сейчас я просто живу. И меня это вполне устраивает. Конечно, я рад, что ты жива, и все такое... Но, Мия, - Дэниэл взглянул на меня, - все прошло. Я больше не люблю тебя.
  Эти слова, словно бомба замедленного действия, взорвали меня мое сердце, которое разбилось на миллионы маленьких осколков. Я хотела отмотать время назад, чтобы не дать ему сказать эти слова, зная, что это будет слишком жестоко.
  Я не хотела верить в это. Так просто не должно было быть. Он не любит меня... Было ли это действительно так? Или такое отношение возникло в связи с тем, что он отключил свою человечность?
  Сколько эмоций пронеслось в моих наполненных болью глазах. Я потеряла дар речи, и в голове снова и снова прокручивались его слова: "Я больше не люблю тебя". Всего пять слов, которые в один ничтожно короткий миг разрушили мой восстановленный мир. Я снова испытала волну адской боли, которая нахлынула на меня, и я погрузилась в нее с головой.
  - Ты... не... любишь меня? - пролепетала я, делая длинные паузы после каждого еле произнесенного слова.
  - Нет, - спокойно отозвался Дэниэл и сделал глубокий вдох.
  Он произнес это так уверенно и непоколебимо, что я сразу же поверила в его ответ.
  У меня больше не оставалось никаких вариантов. Все планы, что выстроились в моих мыслях, разбились вдребезги. Все вокруг стало темнеть, кругозор сузился до одного лишь лица Дэниэла, которое было спокойно, как гладь небольшого озерца рядом, отражающего полную луну.
  - Это все, о чем ты хотела поговорить со мной? - раздался его мрачный голос, который заставил меня вздрогнуть.
  Я подняла на него опустошенный взгляд.
  - Нет... - выдавила я сквозь толщу боли. - Я не верю...
  Дэниэл закатил глаза.
  - Только не закатывай истерик, ладно?
  - Что? - слабо воскликнула я. - Дэниэл, ты себя слышишь? Что ты такое говоришь? - внезапно я ощутила в себе прилив сил. - Как ты можешь говорить, что не любишь меня после всего, что между нами было?
  - Прости, - изрек он обыденным тоном. - Но ты хотела услышать правду. Так вот она - я больше тебя не люблю, - проговорил он так, будто пытался внушить мне это. - Знаешь, вероятно, я никогда и не любил тебя. Считай, это было моей слабостью.
  Каждое слово приносило мне массу боли, которая пускала свои корни, цепляя до самых глубин души. Я буквально выворачивалась наизнанку, смотря на прекрасное лицо Дэниэла, при этом осознавая, что он действительно говорит правду. По крайней мере, он выглядел отчужденным и равнодушным.
  - Прошу, не говори так... - зашептала я, лихорадочно мотая головой в разные стороны. - Не надо...
  - А как мне еще говорить? - сказал Дэниэл, отводя холодные прозрачно-голубые глаза на темный лес. - Я не виноват в том, что ты не хочешь мириться с правдой. Так что разберись лучше с собой.
  Дэниэл окинул меня пронзительным ледяным взглядом, наполненным жестокостью и хладнокровностью, и неспешной походкой направился к дому.
  - Постой! - крикнула я, тут же догнав его.
  Я схватила его за запястье. Дэниэл резко обернулся, сурово уставившись на меня.
  - Что еще? - сдержанно спросил он, поджимая губы.
  - Ты не можешь так просто уйти, - рассеянно пробормотала я.
  - Почему это? - рыкнул он и выдернул руку. - Похоже, до тебя плохо доходит, что я больше ничего не чувствую к тебе?
  - Это не так, - упрямствовала я, стараясь стоять на своем до последнего. - Я знаю, тебя, Дэниэл. И ты не такой...
  - О-о-о, - зарычал он, взмахивая руками. - Ну сколько можно повторять одно и то же?! Да, я изменился! И уж прости, если я не оправдал ваших надежд, - его ангельское лицо скривилось маской недовольства.
  - Никогда не поздно измениться, Дэниэл, - не отставала я. - Теперь я здесь, рядом с тобой, и у нас все будет хорошо!
  - Думаешь, это так просто? - взорвался Дэниэл, меря меня гневным взглядом, пропитанным лютой злостью. - Думаешь, легко снова включить чувства?!
  - Мы поможем тебе, - в моем голосе появилась маленькая надежда. - Я, Виктор, Элизабет и Мэри. Мы всегда будем с тобой!
  - И это будет вашим решением! - грозно сверкнул яростными глазами Дэниэл. - При этом вы не хотите знать моего мнения...
  - Что ты хочешь? - мягко спросила я, подойдя ближе к нему.
  - Я хочу, чтобы вы отвязались меня, - с удивляющей холодностью проговорил он. - Я хочу, чтобы вы не лезли ко мне со своей помощью. Она не нужна мне, понимаешь? Мне нравится то, что есть сейчас. И я не собираюсь ничего менять.
  - Не говори так...
  - Послушай меня, - с огненной яростью зашипел он, крепко сжав мои плечи. Его лицо нависло над моим, и я очень ясно видела растущую злобу в его потемневших глазах. - Лучше держись от меня как можно дальше. Все вы. И не надо пытаться спасти меня.
  - Но... - промямлила я, ошарашенная его пылкой реакции.
  - Вот и отлично, - проговорил он, сжимая зубы, не дав мне договорить, и быстро разжал мои плечи.
  - Но я не сдамся! - вопреки его протестам продолжала я, не смотря ни на что.
  Пусть даже не надеется на то, что я просто отпущу его, не поборовшись за право быть счастливой вместе с ним. Я прекрасно знаю, что Дэниэл может почувствовать. Возможно, для этого нужно время. Но ради нашей любви я готова ждать сколько угодно!
  - Меня не вернуть, - сказал он, снова сделав свой голос нерушимо спокойным. - Запомни это раз, и навсегда. А если что-то не устраивает, то тебя никто не держит. Можешь уходить и жить своей жизнью. Но отныне я никак не участвую в этом. Считай, что тот Дэниэл, которого ты знала и любила, умер вместе с тобой, - и вот, на его красивом лице появилась улыбка, не коснувшаяся его прозрачно-голубых глаз, которые вновь стали ясными.
  - Ты... бросаешь меня? - удивляюсь, как у меня вообще хватило смелости сказать это вслух.
  - Думай, как хочешь. Мне все равно. Если тебе угодно, то можешь считать, что мы расстались.
  У меня не было сил, чтобы броситься за ним вслед и пытаться переубедить его.
  Я позволила ему уйти, поняв, что остановить его будет совершенно бесполезно.
  Как бы сильно я не переживала сейчас, все было напрасно.
  Слова Дэниэла, насколько бы они не казались жестокими, были правдой. Они были тем, во что я так слепо отказывалась верить. Он больше не любил меня. Вообще ничего не чувствовал.
  Такие суровые обстоятельства были моей самой настоящей реальностью. И я должна смириться с ней, чтобы потом стало легче.... Но как я могла не надеяться на чудо? Как я могла спокойно отпустить Дэниэла? Он стал моей жизнью, моим воздухом, светом и солнцем. И отпустить его будет равносильно тому, чтобы добровольно распрощаться со своей душой.
  Дэниэл все для меня. Он - тот, ради кого я готова пойти на любые жертвы, готова бороться до самой смерти. Я должна сделать все, что в моих силах. И даже если у меня не получиться (а этого мне хотелось меньше всего), то я буду уверена в том, что испробовала все варианты, чтобы вернуть его.
  А сейчас мне не хотелось строить планов по спасению Дэниэла. Я нуждалась в тишине, чтобы спокойно разобраться с тем, что творится в моей жизни.
  Я направилась к дому, но остановилась на полпути. Будет лучше, если какое-то время я побуду в полном одиночестве, где нет сочувственных взглядом, слов сожаления, и равнодушного Дэниэла.
  Не буду скрывать - я даже успела подумать о том, чтобы сбежать отсюда как можно дальше, чтобы меня никто не смог найти.
  Сменив направление, я пересекла дорогу и скрылась в мрачном лесу. Мне хотелось отвлечься на что-нибудь абсолютно бессмысленное, чтобы не думать о словах Дэниэла. Я бы все отдала за то, чтобы стереть недавний разговор из своей памяти навсегда.
  Как же я не хотела чувствовать боль, которая до сих пор разрасталась во мне, причиняя больше страданий. Я желала избавить от всех проблем разом. И для этого был только один выход, который я не собиралась воплощать в реальность. Отключить чувства - вот это удел слабых, а не наоборот, как сказал Дэниэл, что лишь слабаки могут чувствовать.
  Дэниэл сдался. И может ли кто-нибудь его обвинить? Нет. Это не нам судить. Тем более не мне. Ведь на его месте я бы поступила точно так же, с учетом того, что смерть Древнему вампиру может принести только кровь полукровки. По-другому же погибнуть не удастся... И, в итоге, остается только один вариант. Раз и навсегда распрощаться со своей человечностью, чтобы отрезать от себя боль.
  Я взобралась на вековую сосну, удобно расположившись на самой последней ветке дерева. Прислонив голову к грубой коре, я устало посмотрела на желтоватую луну.
  Судьба... за что она вновь сыграла со мной злую шутку? Почему дала боли растерзать меня?
  Могу сказать, что это самое жестокое, что она могла уготовить для меня...
  Но ведь я всегда выходила из практически всех ситуаций! И с этой трудностью я смогу справиться. Я должна сделать это, потому что смотреть на то, как Дэниэл будет отдаляться от меня, невозможно и нетерпимо. Не такой должен был быть у нас финал. По крайней мере, всегда есть шанс, чтобы все исправить.
  Как же мне хотелось верить в собственные силы, но и так же мне меньше всего хотелось лишний раз обманывать себя и обнадеживаться тем, что может и не сбыться.
  Безразличие - это самое ужасное, что может чувствовать в ответ любящее сердце. Оно подвергает тебя страшным мукам, и даже Святые Мученики не позавидовали бы той боли, что навалилась на меня.
  Как же найти в себе силы, чтобы бороться за свое счастье? Ведь Дэниэл ясно дал мне понять, что все прошло, что его больше не вернуть... Стоит ли мне пытаться пробудить в нем хоть какие-то чувства, способные возродить в нем человека? Может, все будет зря?
   Слетевшие со ствола вековой сосны легкие коричневатые чешуйки, подхваченные ветром, медленно запарили в воздухе, не торопливо падая вниз. Ветер играл с ними, держа на своей ладони, заставляя исполнять замысловатые движения своеобразного танца...
  Своим супер-острым слухом я уловила шорох листвы за спиной.
  Тяжелый вздох раздался совсем близко от меня.
  Ванесса.
  Она осторожно устроилась рядом и тихонько приткнулась своим плечом к моему. Я постаралась улыбнуться ей, заранее зная, о чем пойдет дальнейший разговор.
  - Я слышала, как вы разговаривали, - тихо проговорила девушка. - Мне так жаль.
  - Да, - выдохнула я. - Мне тоже.
  - Как... как ты себя чувствуешь? - голос Ванессы зазвенел от тревоги.
  - Даже не знаю, - честно ответила я. - Это так неожиданно... Я не знала, что все сложится таким образом.
  - Все обязательно наладится, Мия, - рука девушка легла на мое плечо.
  Я грустно улыбнулась, взглянув вперед.
  Небо каждую секунду неуловимо меняло свой цвет, демонстрируя богатую палитру мрачных оттенков. Как жаль, что моя недавно появившаяся апатия не позволяет мне оценить по достоинству это превосходное зрелище.
  - Нет, - отрешенно произнесла я спустя некоторое время. - Уже ничего не наладится...
  - Мия, вы с Дэниэлом будете вместе! И впереди вас ждет счастливая вечность, - Ванесса погладила меня по плечу.
  - Я не верю в это, - прошептала я, поворачиваясь к ней. - Потому что Дэниэл дал мне ясно понять, что он не любит меня и не хочет быть со мной. Он выбрал другой путь, в котором нет ничего, кроме пустоты. И не в моих силах заставить его вернуть свою человечность.
  - Но ты никогда не сдаешься! - воскликнула Ванесса. - Два месяца ты только и жила той мыслью, чтобы найти Дэниэла. И теперь, когда он рядом, ты собираешься опускать руки? Я не узнаю тебя...
  - Он изменился, и я никак не ожидала этих перемен, - я надела маску горечи на лицо, - поэтому не знаю, что мне делать дальше.
  - Бороться, Мия, - твердо сказала девушка, заставляя меня посмотреть на нее. - Ты должна бороться за свое счастье, что бы ни произошло.
  - К сожалению, не в этот раз, - шепотом сказала я, опустив голову.
  Отчаяние с головой нахлынуло на меня.
  - Мне кажется, что мир вокруг рухнул, - спустя минуту я подняла глаза. - Что все, что когда-то было дорого моему сердцу, теперь стало безразличным, - я впилась в Ванессу отчаянным взглядом. - Мне не нужна вечность без него... Я не смогу существовать, зная, что его не будет рядом... Наша любовь была всем для меня. А что теперь? - я судорожно выдохнула. - У меня ничего не осталось... У меня такое чувство, будто я навсегда потеряла Дэниэла...
  - Не говори так, Мия, - Ванесса притянула меня к себе, крепко обняв. - Не смей сдаваться. Слышишь? Никогда не смей сдаваться, что бы ни случилось.
  - Я не смогу... - промямлила я, крепко зажмурив глаза. Мои руки сжались в кулаки, вцепившись в кору дерева. Раздался хруст, и мне пришлось ослабить хватку, чтобы сук сосны не сломался, и мы с Ванессой не полетели вниз.
  Боль - она ставила меня в тупик. Я оказалась в безысходном положении. И было бы глупо оправдывать эту ситуацию глупыми надеждами на светлое будущее рядом с тем, кто утратил к тебе все чувства. Хотя с другой стороны я бы могла оградить себя высокой стеной лжи и избавиться от лишних раздумий и сомнений.
  Но я не желала обманывать себя. Мне нужно учиться жить с жестокой реальностью, которой является моя жизнь. И если я не буду мириться с этим, то дальше будет только хуже...
  - Послушай меня, Мия, - отстранившись, Ванесса прямо посмотрела в мои пустые глаза. - Ты должна уяснить одну вещь, которая очень важна. Никогда не сдаваться. И даже если Дэниэл утратил чувства, не сдавайся. Будь всегда рядом с ним, напоминай ему, что между вами было, заставляй его почувствовать хоть что-нибудь. Потому что иначе ты действительно потеряешь его.
  
  Глава восемнадцатая
  Надежда умирает последней
  
  В совершенной тишине мы просидели несколько долгих минут, показавшиеся для меня целой жизнью.
  Ванесса уговорила меня вернуться в дом, и это удалось ей с огромным трудом, так как я ничего не хотела. Мое сердце продолжало разрываться на маленькие кусочки, которые, казалось, уже невозможно будет собрать вместе. Слова Дэниэла о том, что он не любит меня, продолжали прокручиваться в моей голове вновь и вновь, словно заевшая пленка аудиокассеты. Мне хотелось блокировать его мелодичный голос в голове, но даже при самом сильном желании я бы не смогла сделать этого.
  С каждым приближающимся шагом к большому дому во мне нарастало напряжение, с которым я не хотела бороться. Я была готова сдаться - хоть боли, или отчаянию, или злости - лишь бы не чувствовать стон своей души.
  Ванесса буквально за руку затащила меня в дом. И я, словно мега Голливудская звезда, попавшая под объектив камер, досталась на растерзание сочувственных взглядов Элизабет, Виктора и Мэри. Особенно Мэри. Она буквально сходу подлетела ко мне, не обращая никакого внимания на рядом стоящую Ванессу. Сестра Дэниэла что-то говорила и говорила, только я не слышала ее звенящего от тревоги голоса.
  Мне хотелось одного - чтобы меня оставили в покое, чтобы меня перестали теребить и передавать из рук в руки, словно я была какой-то игрушкой. Разве я многого прошу? Только лишь спокойствия. Большего мне не нужно. По крайней мере, на данный момент.
  Казалось, лишь одна Элизабет понимала, что мне нужен отдых, хотя, по сути дела, я в нем не нуждалась. Нет, физически я никогда не уставала. А вот голова, казалось, могла взорваться в любой момент от переизбытка мыслей.
  Миссис Брук увела меня от всей толпы, скопившейся в просторной гостиной на первом этаже.
  - Проходи, - сказала она, распахивая передо мной деревянную дверь.
  Я с приятным удивлением уставилась на большую спальную комнату. У южной стены стояла двуспальная кровать, вся северная стена была стеклянной, и мне открывался вид на мрачный лес. Напротив кровати располагалось два шкафа, набитыми книгами, между которых стояла тумба с плазменным телевизором. Комната была светлой, создавала впечатление уюта и спокойствия. Как раз то, что мне было необходимо.
  - Спасибо, Элизабет, - поблагодарила я.
  - Не за что, - улыбнулась женщина. - Если тебе что-нибудь понадобиться, мы будем внизу.
  - Хорошо, - пробормотала я, проходя вперед.
  Миссис Брук тихо закрыла за собой дверь, и я, наконец, осталась одна наедине со своими мыслями. Одновременно это было хорошо и плохо. Хорошо - потому что моему мозгу был нужен отдых, и впереди у меня было, как минимум, целая ночь. Плохо - потому что боль на пару с одиночеством захватит меня в плен и станет жестоко терзать.
  В любом случае, у меня не было выбора. Я чувствовала себя, как загнанный в угол зверь, которому не давали свободы действий. Точнее я сама себя лишила права на это. Ведь я могла спокойно уйти, избавиться от боли и прочих чувств, просто-напросто отключив их... я могла сдаться. Но, к счастью, или, к сожалению, я не из тех людей, кто готов все бросить и уйти на "дно".
  Даже если боль будет сжигать меня адским пламенем, причиняя при этом дьявольским страданиям, я никогда не отступлюсь от Дэниэла. Я знаю, что путь к его спасению будет, мягко говоря, непрост. Нам встретятся множество испытаний, боль, гнев, злость, разочарование... И через все это я готова пройти, чтобы заслужить свое счастье с тем, кому целиком и полностью принадлежит мое небьющееся сердце.
  Я не торопящим взглядом еще раз осмотрела большую спальню и протяжно выдохнула. Подойдя к окну, я устремила уставший взгляд на белую луну.
  Я настолько увлеклась наблюдением за причудливой природой, которая, даже скрываясь во мраке ночи, была прекрасна и удивительна, не заметила, как за моей спиной кто-то стоит. Я очень ясно чувствовала позади себя чье-то присутствие.
  Резко развернувшись, я увидела полуголого Дэниэла, который с таким же удивлением смотрел на меня. Вероятно, он только что вышел из ванной. На поясе было замотано белое пушистое полотенце, со светлых волос стекали хрустальные капли воды, скользя по гладкому мертвенно-бледному лицу, подбородку, шее, мускулистому торсу.
  Я поддалась видимому соблазну, с крайней озабоченностью смотря на его превосходное тело. В этот миг, когда мои глаза дошли до его безмятежного лица, мне показалось, будто все хорошо. Будто сейчас Дэниэл подойдет ко мне, скажет что-нибудь ласковое, обнимет меня и робко поцелует.
  Но все мечтания разрушило угнетающее воспоминание сегодняшнего разговора, который разбил мое мертвое сердце на острые кусочки.
  Мечты - это мечты. Они и существуют для того, чтобы обнадежить себя тем, что никогда не сбудется.
  Издав тихий вздох, я быстро отвела восхищенный взгляд в сторону.
  - Что ты здесь делаешь? - поинтересовался Дэниэл, проводя сильной рукой по мокрым взъерошенным волосам.
  - Я... э-э-э... - замямлила я, сильно растерявшись, как... человек. - Элизабет сказала мне, что я могу здесь... отдохнуть.
  - О, - только и сказал он, пожав плечами. - Только есть одна небольшая деталь. Это моя спальня.
  - Извини, - пробормотала я, отходя от окна. - Я, правда, не знала.
  - Ничего страшного, - поспешно отозвался Дэниэл, кривовато улыбнувшись. - Можешь оставаться здесь столько, сколько угодно. Я не буду возражать.
  Я резко остановилась, недоуменно взглянув на него. Дэниэл спокойно подошел к телевизору и взял пульт в руки. Через пару секунд мои мысли стал перебивать голос мужчины на экране.
  Я была удивлена такому поведению Дэниэла. не прошло и часу с того момента, как мы, можно сказать, поставили жирную точку в наших отношениях. А сейчас он ведет себя так, будто мы давние и хорошие знакомые, и между нами ничего и никогда не было.
  - Спасибо, - проговорила я, - но мне не хочется доставлять тебе неудобства.
  - Эй, я же не какой-нибудь бесчувственный монстр, - его равнодушного лица коснулась саркастичная ухмылка. - Так что уступлю свою комнату тебе. Если, конечно, ты не будешь возражать.
  Я поджала губы, растерянно смотря на его мертвенно-бледное ангельское лицо. Так и будет продолжаться дальше? Дэниэл будет вести себя так, словно ничего не случилось? Будто между нами не было этого ужасного разговора, после которого мой мир рухнул?
  Уж лучше вообще не пересекаться с ним, чем видеть его довольное, точнее, безразличное выражение лица. От этого только больнее. Таким видом Дэниэл будет постоянно напоминать мне, что я ему совершенно безразлична.
  - Не стоит, - в конечном итоге отозвалась я, проходя мимо него. - Но спасибо за предложение, - не знаю, как, но каким-то необъяснимым образом мне удалось улыбнуться ему.
  Эта улыбка не была искренней. Вовсе нет. В ней не было ничего, кроме сшитой белыми нитями на черной фальши. Пытаясь оградить себя, я решила сделать обманный маневр - растянуть свои губы в ненастоящей улыбке, за которой скрывается огромные страдания. После этого мое сердце болезненно сжалось в груди, при этом я сделала вид, будто ничего не чувствую. Часть меня горела желанием доказать и показать всем своим видом, что отчасти мне тоже все равно. Возможно, в этом говорила обида на него. Может быть, самообман и отказ свыкаться с реальностью.
  - Как хочешь, - Дэниэл пожал плечами и повернулся ко мне спиной.
  Еще раз осмотрев его с ног до головы, я нахмурилась и открыла дверь.
  Похоже, сегодня мне никак не удастся побыть одной. Возможно, это даже к лучшему.
  Я не знала, куда мне идти. Бродить по дому, или спуститься вниз, к остальным, делая вид, будто у меня все хорошо? Сложный выбор, потому что и так, и так мне придется лгать самой себе, даже если я этого не хочу. Самообман - единственное, чем я могла защитить себя сейчас.
  Всю ночь я простояла на балконе дома семьи Брук, задумчиво разглядывая мрачный лес. В полном одиночестве я встретила огненный рассвет. Как только солнце вознеслось на ясное голубоватое небо, я появилась в гостиной, стараясь сохранять спокойный вид, хотя в это время в душе бушевал настоящий пожар эмоций.
  - Мия, ты как раз вовремя, - сказал Виктор, когда я спускалась по лестнице на первый этаж.
  Я с облегчением заметила, что все присутствуют в просторной гостиной. Ванесса, Сэм, Шон, Дин и Дэвид - все они выглядели более расслабленными, нежели вчера. Так же там находилась Элизабет и Мэри. Я ощутила в себе некоторое облегчение, заметив, что Дэниэла нет с ними.
  Расправив плечи, я ступила на гладкий пол и стремительно присоединилась к остальным.
  - Доброе утро, - сказала мне Ванесса, но ее прозрачно-зеленые глаза выглядели тревожными.
  Ничего не сказав, я лишь улыбнулась.
  - Как ты, Мия? - взволнованно поинтересовалась Мэри, подходя ко мне.
  - Я... в порядке, - пробормотала я немного хрипловатым голосом. - Намечается какой-то разговор? - с искренней заинтересованностью спросила я.
  - Да, - кивнул Виктор. - Мы хотели обсудить нынешнюю ситуацию. Я признателен тебе, что ты смогла присоединиться к нам, - он с сочувствием взглянул на меня, при этом не сказал ни слова о Дэниэле, за что я была ему очень благодарна.
  - Глупости, - вздохнула я. - О чем пойдет речь?
  - О тебе, - ответил мистер Брук.
  - Обо мне? - удивилась я.
  - Точнее говоря, я твоей сущности.
  - Ох...
  - Может, стоит позвать Дэниэла? - предложила Элизабет.
  - Не нужно никого звать! - раздался голос Дэниэла.
  Все в раз повернули головы в сторону лестницы, по которой бодро спускался Дэниэл. Даже не смотря на боль и обиду в сердце, я не могла не поймать себя на мысли, что он выглядит просто потрясающе. Хлопковая светло-синяя футболка, цвета холодного льда, отлично подчеркивала его стройную подтянутую фигуру, обнажая рельефные мышцы рук. Так же на нем были черные джинсы и ботинки. Возможно, в этом нет ничего примечательного, но для меня он всегда будет самым красивым и прекрасным на всем свете.
  Я одной из первых отвела взгляд, стиснув зубы, сдерживая очередной поток жгучей боли, подкатившей к сердцу.
  - Отлично, - без должного довольства пробормотал Виктор. - Все в сборе. Можем начинать.
  Дэниэл промелькнул мимо меня, усаживаясь на диван рядом с Элизабет и Мэри. Ванесса, Шон и Сэм сидели напротив. Я стояла рядом с Мэри, отчего чувствовала себя неестественно, так как находилась достаточно близко к Дэниэлу.
  Странно, но после вчерашнего разговора мне стало как-то не по себе находиться рядом с Дэниэлом, при этом я четко для себя осознавала, что по-прежнему его люблю и никогда не сдамся. В скором времени слабый отголосок обиды пройдет, и я смогу смотреть на него так, будто ничего не произошло, излучая лишь теплоту и любовь.
  - И что у нас на повестке дня? - без доли интереса в голосе спросил Дэниэл, оглядывая всех.
  Я заметила, что его прозрачно-голубые глаза так и не взглянули на меня, словно боясь ответного взгляда.
  - Мия, - только лишь ответил Виктор.
  Наконец, Дэниэл в замешательстве повернул голову в мою сторону.
  - Ты? - сузив глаза, недоверчиво вопросил он.
  Я сделала вид, будто не видела его недоуменного лица, и опустила глаза, приковав их к полу.
  - Мы так и не закончили наш вчерашний разговор, - сказал Виктор, обращаясь к Ванессе и остальным вампирам.
  - Постойте-ка, - перебил Дэниэл. - Может, для начала просветите меня в свои дела?
  Улыбнувшись, он вскинул идеальные брови, и немного вытянув губы. Прозрачно-голубые глаза оставались такими же холодными и равнодушными, что и вчера. И это осознание с глухой болью отдавалось в голове.
  - Навряд ли тебе захочется узнать об этом, - проговорила Мэри с иронией, взглянув на брата, - Дэниэл, - она сделала акцент на его имени.
  - Не волнуйся, сестренка, - подмигнул он ей, - меня совершенно не беспокоят ваши проблемы. Просто я пытаюсь влиться в общий разговор, и все такое... Ну, ты меня понимаешь.
  - Безусловно, - скривилась Мэри.
  Дэниэл не обратил никакого внимания на нее и посмотрел на Виктора.
  - Так что произошло, пока меня не было? - листая журнал, спросил Дэниэл.
  - Как будто ты сам ничего не знаешь, - Мэри скривила лицо в недовольной гримасе.
  - Прости, но нет, - вздохнул он и кинул глянцевый журнал на невысокий белый столик, стоящий перед диваном. - Я был слишком занят своей собственной жизнью. Ну, я не буду вдаваться в подробности, так как не считаю это нужным. Да и вряд ли кому-нибудь будет интересно знать, чем я занимался все это время, - Дэниэл мимолетно взглянул на меня и улыбнулся, вновь отведя глаза в сторону.
  - Дело касается сущности Мии, - с выдохом произнес Виктор, сложив руки на груди.
  - Что это значит? - мне не послышалось, или в голосе Дэниэла действительно промелькнула заинтересованность?
  - Мы не уверены, что Мия - вампир, - ответил мистер Брук.
  - То есть? - по-прежнему не понимал Дэниэл. - Как это не вампир? - его опустошенный взгляд переместился на меня, отчего я вжалась в пол.
  - У нас есть предположение, что Мия может быть полукровкой.
  Дэниэл молчал, при этом не сводя пристального взгляда с моего лица, на которое была натянута маска безучастия.
  - Полукровкой? - чуть тише повторил Дэниэл.
  - Да, - напряженно кивнул Виктор.
  - Разве такое возможно? И как вообще такое могло произойти? - нахмурившись, Дэниэл перевел взгляд на своего отца.
  - У Ванессы есть свое мнение относительно этого, - мистер Брук указал подбородком в ее сторону.
  Я заметила, как Ванесса прижалась к Сэму, который крепко взял ее за руку.
  - Правда? - недоверчиво спросил Дэниэл, обращаясь к девушке. - И какое?
  Ванесса с сомнением взглянула сначала на меня, а затем на Виктора, который еле заметно кивнул.
  - Ну, я думаю, что Мия могла стать полукровкой из-за того, что в ее организме смешались яд Лугару и... твой яд, - пробормотала она, неуверенно поглядывая на Дэниэла, который не изменился в лице.
  - Этого не могло произойти, - сказал, как отрезал он.
  - Это единственное предположение, которое у нас есть, - вступил Виктор.
  - Но почему вы вообще должны думать о том, что Мия полукровка? Разве есть для этого доказательства? И, насколько я знаю, от укуса Лугару невозможно стать им. Так что перепроверьте свое предположение.
  - Возможно, что произошел сбой в организме, когда ты укусил ее, - обратился мистер Брук к своему сыну. - И твой яд смешался я ядом Лугару. Это вызвало совершенно неожиданные последствия.
  - Вы же не считаете, что это может оказаться правдой? - прыснул недоверчиво Дэниэл.
  - А что нам еще думать? Как получилось, что Мия ожила? Ведь яд вампира не способен возродить человека после смерти. Если в этом не замешаны Лугару...
  - Так ты думаешь, что яд Лугару способствовал ее воскрешению? - предположил Дэниэл.
  - Да, - положительно качнул головой Виктор. - Организм Мии был полностью отравлен ядом Мэйсона, когда ты укусил ее. И, вероятно, это повлияло на обращение.
  - Нет, - прекрасное лицо Дэниэла скривилось. - Это невозможно... Ведь я сам видел, как Мия умирала на моих руках. Я слышал, как ее сердце перестает биться. И... мы же сами хоронили ее в склепе, Виктор!
  - Тогда, как ты объяснишь ее возвращение? То, что она сейчас стоит недалеко от тебя - здоровая и невредимая?
  Здоровая - это да. Даже более чем здоровая. Но невредимая... с этим я могла поспорить. Если смотреть на мое физическое состояние, то я была, безусловно, невредимая. А вот что касается моей души... Разрыв с Дэниэлом стал причиной появлению огромной боли, что поселилась в моем сердце. И теперь неизвестно, когда она уйдет оттуда.
  - Есть еще факты, доказывающие то, что она может являться, как вы предполагаете, полукровкой? - Дэниэл кивнул в мою сторону.
  - Да, - ответил Виктор, и похоже, что Дэниэл не ожидал положительного ответа.
  - Хм, и какие же?
  - Когда на нас напали оборотни, Мия укусила одного, и он тут же погиб, - стала пояснять Ванесса. - Она убила Древнего вампира. Еще она смогла заставить уйти оборотней и мысленно причинить одной из этих тварей боль.
  - А теперь поподробней, - спокойно перебил Дэниэл, обращаясь к ней.
  Ванесса, приоткрыв рот, нахмурила брови и напряженно кивнула. Потом, девушка в мельчайших подробностях рассказала всем о моих "странностях". Больше всего был удивлен Виктор. И только Дэниэл сохранял мертвое равнодушие, по ходу разговора задавая вопросы. Его ангельский лик не выражал ни удивления, ни смятения... ничего.
  - Произошла еще одна вещь, - добавила Ванесса, когда рассказала всем основную часть моих "странностей".
  - Какая? - в раз спросили Виктор и Элизабет.
  Ванесса с сомнением посмотрела на меня и заговорила.
  - Я могу предположить, что Бессмертные уже знают о Мие.
  - Что? - выпалила Мэри.
  - Но как? - ошеломленно произнес мистер Брук. - Откуда они могли узнать о ней? Если, конечно, она действительно является полукровкой.
  - Джессика - вампирша, которая была среди тех, кто напал на нас - имела связь с Бессмертными, - объяснила Ванесса. - Она сказала, что Мия не вампир, но и не оборотень. Сначала до меня не дошло, что Джессика могла быть связана с Самуэлем, но когда я поняла это, то решила броситься в атаку, чтобы сбить ее с толку.
  - Значит, Бессмертные могут знать о Мие? - нахмурился Виктор.
  - Да, - кивнула Ванесса. - Самуэль не упустит ее из виду. Мия уникальна в своем роде. Я уверена, что она - единственная полукровка вампира и Лугару. Этот ублюдок - Самуэль - захочет получить ее, во что бы то ни стало. Тем более что Мия может представлять серьезную опасность для Бессмертных.
  - Но как же война с Лугару? - поинтересовалась Элизабет.
  - Думаю, что Самуэлю будет не столь важно уничтожить Лугару, как переманить Мию на свою сторону, - вздохнув, ответила Ванесса и посмотрела на меня. - А Лугару... Бессмертные всегда смогут разобраться с ними, ведь теперь Самуэль знает, что они живы, и их осталось всего четверо, так как Мэйсон перешел на сторону своего главного врага.
  - Но вы не уверены, что Мия полукровка, - заметил Дэниэл.
  - Все факты сходятся к этому, - возразил Виктор.
  - По мне так вообще нет никаких поводов для волнений, - Дэниэл равнодушно пожал плечами и откинулся на спинку дивана.
  - Кто бы сомневался, - буркнула Мэри, закатив глаза.
  Но Дэниэл сделал вид, будто не слышал ее слов.
  - Думаете, Бессмертные будут искать Мию? - с ноткой тревоги в мелодичном голосе спросила Элизабет.
  - Определенно, - вздохнула Ванесса. - И я боюсь, что она может поддаться внушению Самуэля.
  Я резко нахмурилась.
  - Никогда, - выдавила я.
  - Да... лучше не злить ее, - подавленно усмехнулся Дэниэл.
  Я бросила на него недовольный взгляд.
  - Шутка, - безразлично улыбнулся он.
  Громко выдохнув, я отвела взгляд к полу, оставив его там.
  - Но мы должны быть готовы ко всему, - спустя несколько секунд возникшего молчания произнесла Ванесса. - Повезет, если Бессмертные еще не знают о Мие. А если знают, то...
  Девушка не договорила, поджав губы.
  - И что вы собираетесь делать? - спросил Дэниэл.
  - Ждать, - только сказал Виктор, метнув к нему задумчивый взгляд. - Если Бессмертные нагрянут к нам, то мы будем готовы дать им отпор.
  - Вы сумасшедшие, - язвительно рассмеялся Дэниэл, запрокидывая голову. - Вам ни за что не выстоять против них.
  - У нас нет выбора, - слабо, с явной безысходностью в голосе, воскликнула Элизабет. - Мы не допустим, чтобы Мия перешла на сторону зла.
  - Мне казалось, что мы все на темной стороне, - пробормотал Дэниэл, опустив голову. - Хотя, делайте, что хотите. Мне все равно.
  Я сжала кулаки, чтобы не сказать ничего лишнего. Я чувствовала внутри себя странное ощущение, как будто все кипело, и от этого хотелось сорваться на крик.
  - Может потребоваться твоя помощь, сын, - спокойно произнес Виктор.
  - Ну уж нет, - замотал головой Дэниэл. - Я не собираюсь вмешиваться во всю эту ерунду! Если вам надоело жить, то пожалуйста! Это ваше дело... - он резко соскочил с дивана, направившись к входной двери. - Но я не хочу становиться частью этого дерьма. Тем более идти против Бессмертных - это чистое самоубийство. А мне моя жизнь дорога.
  - Но на кану стоит жизнь Мии, - возразила Элизабет, жалостливо взглянув на своего сына.
  Дэниэл напряг скулы, сжал одну ладонь в кулак и устремил свой взгляд на меня. Казалось, прозрачно-голубые глаза проникли в мою душу, оставив там пустоту.
  - Мне все равно, что с ней будет, - холодно, как лед, произнес Дэниэл, открывая входную дверь.
  Казалось, что мне воткнули нож в спину, что земля стала постепенно уходить из-под ног. Я чувствовала отчаяние со всех сторон. Оно обволакивало меня, погружала в непроглядный мрак. И ужасная дикая боль подкрадывалась ко мне, словно хищный зверь.
  - Тогда зачем ты здесь? - сказал Виктор, опустив руки вдоль тела.
  - Вы же сами меня позвали, - раздраженно вздохнул Дэниэл. - Но если вам так будет угодно, то я могу уйти. Прямо сейчас.
  Дэниэл сделал большой шаг вперед.
  - Стой, - вымолвил мистер Брук, смотря на сына.
  Дэниэл тут же замер.
  - Нам очень нужна твоя помощь, Дэниэл, - заговорила Элизабет умоляющим тоном. - Пожалуйста, останься. Если мы тебе хоть как-то дороги, прошу, не уходи.
  Я заметила на мертвенно-бледном лице Дэниэла промелькнувшее сомнение.
  Он не был лишен чувств. По крайней мере, он хоть и делал вид, будто ему на все плевать, но его семья была дорога ему. Чувства по-прежнему присутствовали в нем. Только они где-то в глубине души, за толстой стеной пустоты и равнодушия. И нужно время, чтобы пробудить их, чтобы вновь заставить Дэниэла почувствовать.
  - Хорошо, - изрек Дэниэл. - Но лишь потому, что мне будет крайне интересно посмотреть на этот цирк.
  С этими словами он натянул улыбку и скрылся за дверью, громко хлопнув ею. После его ухода в просторной гостиной осталась мертвая тишина, которую никому не хотелось тревожить.
  - Он все еще где-то там, - разнесся глухой шепот Мэри.
  Элизабет, Виктор и Мэри чувствовали в душе такое отчаяние, что и я. Они любили его всем сердцем, и им было очень больно видеть то, как сильно изменился Дэниэл.
  Миссис Брук продолжала смотреть на входную дверь, будто ожидая, что сейчас Дэниэл вернется. А Виктор... хоть ему и было печально, но он старался не показывать это на всеобщее обозрение.
  - Ты как? - рядом раздался беспокойный голос Ванессы.
  - Я в полном порядке, - не поворачивая к ней головы, глухо отозвалась я.
  Конечно, это было не так. Совершенно все было не так. Весь мир продолжал переворачиваться вверх дном, и это ставило меня в тупиковое положение. Мне по-прежнему хотелось верить, что я сплю, и мне снится ужасный кошмар, который по каким-то причинам стал моей реальной жизнью.
  Год назад я бы ни за что не подумала о том, что существуют вампиры и прочие сверхъестественные существа. Что моя судьба сложится подобным образом. Я никогда не предполагала, что стану вампиром. И даже в самом кошмарном сне мне бы ни за что не приснилось такое...
  Внезапно огненная полоса боли пронеслась по всему телу, остановившись в области горла. Сухость обрушилась на меня в самый неподходящий момент.
  Я невольно сжала шею рукой и нахмурилась.
  - Ты голодна? - скорее как утверждение произнес Виктор.
  - Нет, все хорошо, - промямлила я.
  - Не стоит этого отрицать, - вздохнул мистер Брук и подошел ко мне. - У меня есть некоторые запасы третьей отрицательной в кабинете. Думаю, тебе хватит.
  - Что? Мне... придется пить... донорскую кровь? - почему-то это сильно удивило меня, и на какую-то долю секунды я смогла забыть о неожиданно появившейся жажде.
  - Да, - отец Дэниэла посмотрел на меня так, будто я сморозила какую-то глупость. - Разве что-то не так?
  "Нет. Все в порядке. Просто я привыкла нападать и убивать людей по-настоящему, нежели пить готовую кровь" пронеслось у меня в мыслях, но вслух я этого не произнесла.
  - Ничего, - негромко выдохнула я, заморгав глазами.
  - Тогда, пойдем? - Виктор указал на лестницу.
  - Прямо сейчас? - спросила я с недоумением.
  - Конечно, - рассеянная улыбка коснулась губ мужчины.
  - Хорошо, - кивнула я после нескольких секунд упорного молчания.
  Мне было немного страшно. Точнее как-то не по себе. Непривычное чувство поселилось внутри, название которому я не могла придумать.
  Мы поднялись на третий этаж, и зашли в самую последнюю комнату - это был такой же просторный, как и все комнаты в этом огромном доме, кабинет, выполненный в мрачных тонах, что не соответствовало общему стилю коттеджа. Но это компенсировалось сдержанной солидностью и строгостью.
  В углу комнаты стоял серый металлический контейнер, от которого веяло слабым холодком. А когда я сделала небольшой вдох, то смогла почувствовать до боли знакомый запах человеческой крови, который вызвал во мне дикое чувство голода, и сухость в горле по сравнению с этим была ничтожеством.
  Виктор прошел к контейнеру и открыл его.
  - Подойти сюда, - сказал он мне.
  Я будто приросла к полу, не в силах пошевелиться. Мое тело сковало необъяснимое ощущение недоверия и настороженности. Хотя запах, исходивший из большого металлического ящика, манил меня, не оставляя выбора.
  Через силу я сделала крошечный шаг вперед и уже через сотую долю секунды оказалась рядом с Виктором.
  В этом контейнере лежало пять пакетов с темно-красной кровью.
  Я громко сглотнула.
  - Надеюсь, тебе этого хватит? - поинтересовался мистер Брук.
  Глупо переступив с ноги на ногу, я неуверенно посмотрела на него.
  - Я... не знаю, - пробормотала я.
  Глаза мужчины подозрительно сузились, а губы поджались.
  - Ты убивала, не задумываясь об этом, так? - вопросил Виктора.
  Я виновато опустила глаза, чувствуя одновременно ненависть к самой себе и ужасный голод, который с каждой секундой продолжал усиливаться. И кровь... ее вид заставлял меня теряться, забывая обо всем на свете.
  Мистер Брук заметил мой голодный взгляд.
  - Пей, - просто сказал он мне.
  - Все? - сквозь сжатые зубы пробормотала я, не сводя пристального взгляда с содержимого контейнера.
  - Пока твой голод не исчезнет, - отец Дэниэла пожал плечами.
  Я кивнула самой себе и неуверенно протянула руку вперед, сжимая пальцами пакет с кровью. Я ощущала свой кожей ее приятное тепло, и это больше сводило меня с ума.
  - Не бойся, - раздался шепот Виктора.
  Я решительно оторвала крышечку и поднесла пакет ко рту. Закрыв глаза, я прислонилась губами к отверстию.
  Очень скоро густая кровь попала ко мне в рот. И в этот момент для меня перестало существовать абсолютно все. То, где я сейчас находилась, с кем я была - все это перестало иметь значение. Была лишь эта превосходная, самая вкусная человеческая кровь на свете, и мой необузданный голод.
  Что было странно, так это то, что кровь из пакетов отличалась от той, что я пила прямо из шеи людей. Эта была похожа надолго залежавшийся в холодильнике продукт, что немного портило вкус. Но это не останавливало меня. Я была слишком голодна для того, чтобы отказываться от предложенного.
  У меня было такое ощущение, словно я не ощущала привкус этой красной жидкости уже очень долгое время. И сейчас я испытала дикое облегчение оттого, что пылающий огонь стал постепенно угасать в горле, оставляя за собой небольшое жжение.
  Я и не заметила, как залпом выпила все пакеты с кровью. И этого было мало, чтобы полностью избавить себя от чувства голода.
  Виктор с непреодолимым удивлением смотрел на меня.
  - Обычно, новичку хватает и двух литров, - произнес он.
  Мне хотелось еще. Каждая клеточка моего тела напрягалась, стоило вновь ощутить на вкус человеческую кровь. Я жадно облизала губы и кинула в контейнер последний пустой пакет.
  - Тебе нужно еще? - с тревогой поинтересовался Виктор.
  Я резко посмотрела на него, вцепившись пальцами в металлический ящик. Стиснув челюсти, я старалась отвлечь себя от навязчивой мысли о крови.
  - Мия? - взгляд мистера Брука стал настороженным.
  - Достаточно, - я выдавила из себя эти слова с огромным трудом.
  - Уверена?
  - Да.
  Мне не хотелось навязываться Виктору. Не сейчас, по крайней мере.
  Пяти пакетов с донорской кровью будет вполне достаточно на первые несколько дней. Сейчас не самое подходящее время думать о дикой жажде. Есть вещи и серьезнее, чем страшный голод.
  Думаю, что я смогу справиться с этим. Я должна преодолеть в себе этот непростой период жизни вампира. Ванесса говорила, что каждому пришлось пройти через это, так что и меня не обойдет стороной. Чем раньше я буду учиться сдерживать свою жажду и контролировать ее, тем же лучше для меня. Тем более это необходимо мне сейчас.
  - Почему кровь другая на вкус? - пробормотала я растерянно.
  - Потому что она донорская, и некоторое время находилась в больнице, - пояснил Виктор. - Она не свежая, поэтому теряет свой вкус.
  - О.
  - Гораздо приятнее пить свежею кровь, верно? - слабо усмехнувшись, произнес мистер Брук.
  - Да, - задумчиво согласилась я.
  Мужчина закрыл металлический контейнер и подошел к столу из темно-красного дерева. Он сел в кожаное кресло и включил ноутбук. Монитор засветился через несколько секунд, и пальцы Виктора быстро забегали по клавиатуре.
  За это время я еще раз осмотрела мрачный кабинет отца Дэниэла.
  - Что вы делаете? - поинтересовалась я.
  - Зашел на сайт местной больницы, - проговорил он, не сводя глаз с экрана ноутбука.
  - Зачем?
  - Пытаюсь пробить людей, которые смогут одолжить, - Виктор сделал небольшую паузу перед словом "одолжить", - нам донорскую кровь.
  - И как результаты? - вздохнула я, бездумно блуждая по кабинету.
  - К счастью, нам повезло, - спустя долгую минуту произнес мистер Брук, тут же выключив ноутбук и улыбнувшись мне. Я вопросительно посмотрела на него. - В больнице города Томпсона работает мой знакомый вампир. Он-то нам и поможет.
  - Вампир, который работает в больнице? - искренне удивилась я.
  - Да, - спокойно отозвался Виктор.
  - Но как он сдерживает себя?
  - За сотни лет ты учишься контролировать свой голод, - пояснил мужчина. - Тем более что больнице - подходящее место для вампира. Кровь всегда под рукой, и в любой момент можешь утолить свою жажду.
  - Действительно... - прошелестела я, нахмурившись. - А... вам было так же сложно сдерживаться, когда вы только обратились в вампира?
  - Нет, в моем случае все было гораздо проще, - ответил Виктор, выходя из-за стола.
  Он обошел пару стульев и остановился возле меня.
  - Твоя жажда сильнее, чем у любого молодого вампира, - утвердительно сказал он. - Хотя должно быть все наоборот. Голод возрастает со временем.
  - Но только не у меня, - с безысходностью выговорила я, сделав резкий вздох. - Возможно ли это из-за того, что я полукровка? - с моих губ сорвался саркастичный смешок.
  - Вполне, - серьезно вымолвил Виктор. - Честно говоря, даже мне сложно разобраться во всем этом. Я не могу поверить в то, что ты можешь являться наполовину Лугару, наполовину вампиром. Но это единственное предположение, которое у нас есть. По сути дела, такого вообще не должно было произойти. Лугару не становятся от укуса. Но если яд Мэйсона смешался с ядом Дэниэла в твоем организме, то действительно мог произойти сбой. По крайней мере, за все свои восемьсот сорок девять лет я никогда не сталкивался с этим...
  - Вам восемьсот сорок девять лет? - ошеломленно повторила я, незаметно перейдя на шепот.
  - Я выгляжу молодо для своих лет, верно? - улыбнулся Виктор.
  - Невероятно...
  - За восемь столетий я научился сдерживать свой голод, хотя мог бы окружить свое существование непроглядным мраком. Признаюсь, однажды я сдался, - он печально опустил глаза. - Почти тридцать лет я только и делал, что убивал, убивал и убивал... На моих руках сотни, тысячи невинных людей, которые стали жертвами моего внутреннего зла. Ты начинаешь забывать обо всем, когда чувствуешь в себе неограниченную силу и осознание того, что способен совершить что угодно. Это выбивает тебя из колеи. Требуется очень много сил и терпения, чтобы возвести вокруг себя крепкие барьеры контроля, чтобы жажда не проникала в твой здравый смысл и не оживляла в тебе чудовище, дремлющее внутри, и готовое в любой момент творить хаос.
  - Сколько лет потребовалось вам, чтобы научиться контролировать свой голод? - скверным голосом поинтересовалась я.
  - Почти сто лет. Ровно век я сдерживал себя во всем. Около трех месяцев каждый год я обходился без крови.
  - Три месяца? - перебила я, не понимая, как вообще такое возможно. Для меня несколько дней голода становятся невероятно сложными и невыносимыми. А что говорить о целых месяцах... Какую надо иметь выдержку, чтобы пройти через это.
  - Да, - кивнул Виктор. - Первый раз я забрел в самую глубину бесконечного леса - туда, где никогда не ступала нога человека. Я бродил, кричал, срывался, крушил все вокруг себя. Моя жизнь казалась мне сущим адом. Я был готов сорваться и растерзать первого попавшегося мне человека. Но даже при самом сильном желании я бы не смог за несколько часов добраться до цивилизации.
  - Мое тело слабело с каждым часом, - продолжил мистер Брук, подходя ко мне. - Я хотел почувствовать хоть каплю человеческой крови на своих губах всем своим существом. Мне казалось, что я не выдержу и месяца. Первая ломка началась через две недели. Тогда-то и начался весь кошмар... Я хотел умереть, чтобы больше не чувствовать боли, жажды, дикого голода. А вскоре у меня начались галлюцинации.
  - Как же вы справлялись с этим? - до сих пор не понимала я.
  - Я бы не выжил, если бы меня не нашел один вампир. Его звали Майкл. Он был старше меня на сто тридцать семь лет. В силу своего небольшого возраста он очень много знал о жажде, и о самоконтроле. Майкл вывел меня из леса и привел в небольшую деревню. Тогда я растерялся, одновременно желая убить всех жителей, и уйти как можно дальше, чтобы не чувствовать человеческий запах.
  - И что же вы сделали? - спросила я тихо, ожидая продолжения.
  - Майкл дал мне свободу действий. Он сказал, что я могу убить столько людей, сколько пожелаю, пока голод не утихнет. И я принялся с дикой жадностью разрывать людей на части, испивая кровь. Я чувствовал огромное облегчение, когда волшебный эликсир проникал в каждую клеточку моего ослабшего тела.
  - Когда же я разделался со всей деревней, Майкл заявил мне, что каждый убитый мною человек ровняется дню голода. А в той деревне проживало около ста человек. И эти сто дней я провел в темнице замка Майкла, одержимой мыслью о голоде.
  - И так было каждый раз. Майкл выпускал меня на свободу, и я нападал на целые поселения. Потом же он снова бросал меня в темницу и терзал неутолимой жаждой. Майкл делал это для того, чтобы я стал осознавать всю вину своих свершений, и учился контролировать свой голод.
  - С каждым последующим выпуском из темницы Майкла я начал убивать все меньше людей. Этот кошмар длился долгие десятилетия, - Виктор сделал небольшой вздох. - И, спустя сто лет, я научился обходиться убийством двух людей в две недели. Это был огромный прорыв для меня. Я был очень благодарен Майклу, что он заставил меня перебороть в себе монстра, жаждущего постоянной свободы. Если бы не он, возможно, ничего, что есть у меня сейчас, не было.
  - Я бы никогда так не смогла, - прошептала я, ошеломленная его рассказом.
  - Ну, а когда стали появляться больницы, я гипнотизировал врачей и брал у них донорскую кровь. И с тех пор я больше не убивал людей, - подытожил мистер Брук.
  - Это... действительно круто, Виктор. Какое же нужно иметь самообладание, чтобы вытерпеть сто лет мучений...
  - Если захочешь жить, и быть не чудовищем, ты способен на многое, - вот, губ мужчины коснулась добрая улыбка. - Даже бесчувственные вампиры, как мы, могут быть хорошими.
  После нашего небольшого разговора мы с Виктором спустились в гостиную. Мне стало немного легче. В моем сердце появилась надежда на то, что все же я смогу исправиться и встать на правильный путь, потому что не хочу, чтобы моя вечность стала для меня истинным кошмаром. Хотя, что-то мне подсказывает, что все идет именно в эту сторону.
  Ванесса, Дин, Сэм, Шон и Дэвид, казалось, вообще не двигались с места с того самого момента, как мы с Виктором ушли. Они были похожи на каменных статуй с невероятно прекрасными лицами. Элизабет и Мэри о чем-то тихо беседовали, стоя у окна. Так же я заметила, что Дэниэл не вернулся. По крайней мере, не прошло и часа с тех пор, как он ушел.
  Увидев нас, все метнули прямые взгляды в нашу сторону.
  - Элизабет, Мэри, - позвал их Виктор, - будьте готовы. Через полчаса мы выезжаем в город.
  Они кивнули.
  - Зачем? - поинтересовалась оживившаяся Ванесса, стрельнув на мистера Брука заинтересованный взгляд.
  - Нам стоит подкрепиться, - туманно отозвался мужчина, но все мы поняли, что он имел в виду. - Кстати, вы можете отправиться с нами. Если, конечно, вы тоже голодны.
  Ванесса замешкалась и вопросительно посмотрела на Сэма. Тот кивнул.
  - Да, - ответила девушка. - Пожалуй, мы с вами.
  - Ха, - произнес Дэвид, скрестив руки на груди. - Навряд ли они станут питаться бездомными, Ванесса... По-моему, бомжи не подойдут для образованной семейки вампиров.
  - Ты низкого о нас мнения, - сказал спокойно Виктор. - Мы вообще не станем никого убивать. Для того чтобы утолить голод, есть другой способ.
  - Убить животных? - фыркнул Дэвид. - Или донорская кровь? А?
  - Второй вариант, - улыбнулся мистер Брук. - Это самый распространенный способ питания у вампиров. Никто не хочет выделяться из толпы людей, следуя более безопасным методом. Тем более что почти в каждой больнице есть "свой" человек, который может позаимствовать донорской крови.
   - Хотите сказать, и в этом городе у вас есть знакомый вампир, который по доброте душевной спокойно разрешит вам взять кровь? - с недоверчивостью спросил Дин.
  - Да.
  - И где вы их только находите.... - пробормотал Дэвид.
  - Прежде чем куда-нибудь переезжать, первым делом я ищу своих друзей, которые смогут пропустить нас в больницу и обеспечить донорской кровью, - пояснил Виктор. - Так вы идете с нами? - обратился он к остальным.
  - Да, - тут же отозвалась Ванесса.
  - А ты, Мия? - обратилась ко мне Мэри.
  - Нет, спасибо, - пробормотала я. - Я уже... поела.
  - Хорошо, - вздохнул Виктор. - Тогда присмотришь за домом, пока нас не будет. Может, Дэниэл вернется за это время.
  Упоминание о нем заставило меня содрогнуться.
  - Тогда, мы пойдем собираться? - сказала Мэри.
  - Я буду ждать вас внизу через полчаса, - кивнул Виктор.
  - Достаточно и десяти минут, - промолвила сестра Дэниэла, переложив свои длинные волосы на левое плечо.
  - Отлично.
  - Милый, ты уверен, что мы поместимся в одной машине? - потревожилась Элизабет, обращаясь к своему мужу.
  - Точно, - хмыкнул Виктор и взглянул в сторону Ванессы. - Кто-нибудь из вас умеет водить машину?
  - На дворе двадцать первый век, - ухмыльнулся Дин, переглянувшись с Шоном. - Думаю, что каждый подросток умеет это делать.
  - Ладно, - мужчина безразлично улыбнулся в ответ. - Мия, ты точно уверена, что не поедешь с нами?
  - Абсолютно, - немного резковато ответила я.
  Больше ничего не сказав, Виктор направился к входной двери, а Мэри и Элизабет поднялись по лестнице на второй этаж.
  Как и договаривались, Виктор, Мэри, Элизабет, Ванесса, Шон, Сэм, Дин и Дэвид собрались в гостиной. Я проводила их до входных дверей, заметив два шикарных автомобиля, стоящий перед домом.
  Мне не хотелось оставаться одной в огромном доме наедине со своими назойливыми мыслями, которые и так мне не дают покоя. Поэтому я решила немного прогуляться по лесу. Про себя я знала, что этот способ тоже не поможет мне отвлечься, но это лучше, чем просто сидеть на месте, ничего не делая.
  Я блуждала вблизи дома, стараясь не уходить далеко. Вероятно, прошло несколько часов. Я потеряла счет времени, стараясь просто ни о чем не думать. Только этому мешала растущая жажда в горле, которая не давала о себе забывать. И даже при самом сильном рвении избавиться от нее по одному щелчку, боль бы все равно не исчезла. И в этот момент я пожалела, что не поехала с Виктором, солгав ему, что мне хватило тех пакетов с кровью из металлического контейнера.
  Я решила возвратиться, когда поняла, что больше бессмысленно ходить по лесу не могу.
  И, все ближе приближаясь к дому мистера и миссис Брук, я услышала музыку, которая вскоре стала долбить по вискам, словно удары молотков. Это заставило меня напрячься. Разве Виктор и остальные уже вернулись, и Мэри решила включить музыку, чтобы немного расслабиться?
  Я с большей решительностью последовала к дому.
  Выйдя из-за плотно стоящих друг к другу высоченных деревьев, я вышла на ровную гладкую поверхность узкой дороги и остановилась, в недоумении глядя на дом.
  Музыка стала слышаться еще отчетливей. Но что больше удивило меня, так это то, что мой острый слух уловил ясные сердцебиения нескольких человек, которые, по каким-то необъяснимым причинам, находились в доме семьи Брук. А чуть позднее, буквально через несколько секунд, я смогла услышать смех молодой девушки.
  Отбросив все свои сомнения и вопросы, я пересекла дорогу и поднялась по ступенькам, остановившись. Протянув руку, я резко распахнула входную дверь и залетела в просторную гостиную.
  Моему удивлению не было предела. Громкая музыка била из колонок, настойчиво заглушая остальные звуки. На небольшом низком столике танцевала девушка, держа в руках бутылку с бурбоном. Около двух диванов беспорядочно двигались еще две девушки. Но все это было обычным зрелищем, после того, как я увидела, что Дэниэл - мой прекрасный ангел - обнимает четвертую девушку и жадно пьет кровь из ее шеи. Она даже не кричала. Никто из них не выкрикивал слова о помощи, словно им это нравилось. О чем же они думают, появляясь в логове вампиров, которые могут их мгновенно убить?
  Несколько долгих секунд я старалась подобрать слова, которые смогу в полную силу описать этот ужас, который происходил на моих глазах. Шок оказался сильнее сухости в горле, которая вспыхнула, стоило мне зайти в дом.
  - Что, черт подери, здесь происходит? - ошеломленно воскликнула я, глядя на весь этот кошмар.
  Дэниэл, отстранившись от шеи молодой девушки, увидел меня и коварно улыбнулся. Остальные девушки продолжали танцевать, словно меня здесь не было.
  - О, это ты, - громко сказал он, гладя юную девушку по темноватым волнистым волосам. Он облизнул окровавленные губы и отошел от нее.
  - Что ты делаешь? - нахмурилась я, напрягаясь от вида крови.
  Я старалась не дышать, так как боялась, что почувствовав запах человеческой крови, тут же потеряю контроль над собой. В голове уже проносились мысли о том, что в любой момент я могу сдаться.
  - Ммм, а разве не видно? - широко улыбнувшись, Дэниэл развел руками. - Развлекаюсь, Мия! Если ты, конечно, вообще знаешь, как это делается...
  Я нахмурилась и метнулась к включенной стерео системе. Я слегка надавила на кнопку, и громкая музыка тут же перестала бить по мозгам.
  Три девушки тут же остановились и удивленно уставились на меня.
  - Кто это, Дэниэл? - спросила стройная блондинка, легко спрыгивая с низкого столика, стоящего напротив диванов.
  Она подошла к Дэниэлу и поцеловала его в шею. В груди что-то кольнуло - так больно и остро, что хотелось закричать, но я решила не показывать своих эмоций.
  Дэниэл обнял одной рукой блондинку, прижав ее ближе, но так же не отпускал девушку, из которой пил кровь. Цепкий взгляд прозрачно-голубых глаз, в которых плясали адские бесенята, впился в меня. Я невольно сжалась.
  - Может, хочешь присоединиться к нам? - совершенно равнодушно предложил он.
  У меня чуть не отвисла челюсть, когда я услышала это.
  - Ты... ты что, сошел с ума? - пискнула я.
  Неожиданно Дэниэл громко рассмеялся, и четыре девушки тоже.
  - А ты догадливая, - ухмылка коснулась его ангельского лица. - И все же, что ты скажешь на мое предложение? Не уверен, но, думаю, будет весело.
  У меня не хватало слов, чтобы описать чувства, которые одолевали меня. Я с неприкрытым ужасом смотрела в лукавое лицо Дэниэла, ожидая, что сейчас он опомниться и перестанет вести себя подобным образом. Но этого не произошло.
  А я продолжала все больше удивляться тому, как сильно изменился Дэниэл.
  Но сейчас меня не столько одолевало отчаяние и горесть оттого, что я теряю его, нежели шок от увиденного. И как Дэниэлу могло придти в голову участвовать в этом кошмаре?!
  - Что ты сделал с ними? - процедила я.
  - Внушил, чтобы они были хорошими девочками, - пророкотал Дэниэл, вдыхая аромат кожи блондинки.
  Даже не чувствуя их запахов я могла представить их на вкус. И тогда мое горло запылало с новой силой. Неистовый огонь полоснул все тело, от чего хотелось зарыдать навзрыд.
  - Присоединяйся к нам, пока я не передумал, - Дэниэл взглянул на меня и широко улыбнулся.
  - И не подумаю, - скривилась я, надев на лицо гримасу ужаса.
  - Жаль, - с притворным сожалением вздохнул он. - Ты и понятия не имеешь, каково это - играть жизнями других людей! Самое забавное развлечение из всех, что я знаю!
  - Отпусти их, Дэниэл, - собрав всю волю в кулак, сказала я.
  - Непременно, - ухмыльнулся он, - когда выпью из них всю кровь!
  Дэниэл разразился громким смехом.
  Это говорил не он. Настоящий Дэниэл бы никогда не сделал такого...
  - В кого ты превратился... - прошептала я.
  - В себя, - отрешенно ответил он, метнув в мою сторону пронзительный взгляд.
  Я попала в плен его прозрачно-голубых глаз, из которых было так трудно вынырнуть. На миг, всего лишь на какой-то короткий миг, мне показалось, будто все стало, как прежде. Не считая жажды, которая продолжала расти с каждой секундой, и того, что помимо нас с Дэниэлом в доме находилось четыре девушки. И это драгоценный миг разрушила злорадная улыбка, всплывшая на идеальном лице Дэниэла.
  Я тут же отвела взгляд в сторону, потеряв над собой власть пленительного взгляда.
  - Все, цирк окончен, - выдавила я, проходя вперед. - Уходите, сейчас же, - сказала я с небрежностью четырем девушкам.
  - Мы не можем уйти, - сказала одна из них, поворачиваясь к Дэниэлу.
  - Правильно, - ехидно улыбнувшись, кивнул он.
  - Скажи им уйти, - холодным тоном сказала я Дэниэлу.
  - И не подумаю, - фыркнул он.
  - Виктор будет недоволен, если увидит это!
  - Никто, и уж тем более ты, не смеет портить мне веселье, - чуть отодвинувшись от двух прилипших к нему девушек, произнес Дэниэл с нерушимой твердостью. - Я сам знаю, что и когда мне следует делать. Так что прибереги свои слова для кого-то другого.
  Это сильно задело меня, и боль пронзила мертвое сердце в очередной раз, но я не собиралась опускать руки.
  - Пожалуйста, Дэниэл, - неожиданно взмолилась я. - Прекрати это.
  - Ты выглядишь жалко, Мия, - лишь усмехнулся он и снова прильнул к шее темноволосой девушки. Та слабо вскрикнула и блаженно закрыла глаза.
  Я невольно поежилась, когда увидела тонкую струю крови, ползущей по шее этой девушки. Во мне все сжалось, и, чтобы не поддаться великому искушению, я моментально отвернулась.
  Почему я молчу? Почему я не добиваюсь того, чтобы Дэниэл перестал вести себя таким образом? Почему я позволяю ему отдаляться от меня и его семьи?
  - Может, ты все-таки попробуешь? - раздался спокойный голос Дэниэла.
  Я, тут же отбросив все мысли в сторону, посмотрела на него.
  Дэниэл медленно подходил ко мне, крепко обнимая темноволосую девушку в своих объятиях.
  - Ты сумасшедший! - вскрикнула я, дернувшись назад.
  - В этом нет ничего плохого, Мия. Просто попробуй это. Почувствуй, какая на вкус эта девушка, - Дэниэл сладко посмотрел на нее и облизнул окровавленные губы.
  - Нет!
  - А злость тебе к лицу, - хмыкнув, пробормотал Дэниэл. - И все-таки, будет здорово. Я тебе гарантирую.
  - Нет, - с меньшим пылом, но с большей решительностью ответила я.
  - Давай же, Мия, - вкрадчивым шепотом произнес Дэниэл, все ближе подводя ко мне одну девушку, которая спокойно поддавалась его действиям.
  - Ни за что, - прошипела я, отходя назад.
  - Да брось. Поддайся соблазну, - он нагнулся к лицу девушки и сделал глубокий вдох. Его пухлые губы расплылись в широкой улыбке. - Уверен, на твоей совести немало жертв, - залившись звонким смехом, Дэниэл обнажил шею девушки от волос. - Так что еще одна ничего не изменит.
  Я изо всех сил старалась сохранить кислород, что остался в моих легких. Я не могла позволить себе сделать вдох и потерять над собой контроль.
  А вот Дэниэл, похоже, добивался этого. Он хотел смотреть, как я убиваю человека. Он хотел увидеть, как я потом буду страдать.
  Голод был сильнее, чем мой мнимый самоконтроль. Я, правда, изо всех своих сил старалась сдержать себя, делая все для этого. Но моего огромного желания сохранить этой девушке жизнь и уберечь себя от очередной ошибки оказалось недостаточно.
  Я мгновенно расслабилась и сделала крошечный вдох.
  Ощущаемый запах поглотил меня своей неописуемой великолепностью и сладостью. Я больше ничего не видела и не слышала вокруг себя, словно полностью изолировав от всего. Даже лицо Дэниэла перестало существовать для меня.
  Была только сильная жажда, адский неистовый огонь, пылающий в горле, и прекрасный запах человеческой крови.
  - Вкуси прекрасный вкус ее крови, - сладостно зашептал Дэниэл, остановившись рядом.
  Я приоткрыла рот, и аромат свежей крови затуманил мой рассудок. Я почувствовала, как из-под верхней губы выросли длинные клыки. Сердце девушки билось ровно, будто она не боялась меня, и это казалось странным. Но я была настолько одержима жаждой, что не обращала внимания на посторонние мелочи.
   - Почувствуй мощь над ее телом, - шепот Дэниэла доносился до меня словно из другого конца длинного туннеля.
  Я резко прильнула к шее темноволосой девушки, впившись клыками в две небольшие дырочки. В мой рот стала просачиваться вкусная густая кровь, скользя по горлу, пищеварительному тракту, проникая в каждую клеточку тела. Эта чудодейственная жидкость придавала мне сил. Кровь сильно отличалась от донорской. Она была слаще, вкуснее и свежее. Эта разница очень ясно ощущалась мне.
  Вцепившись руками в плечи девушки, я тихо зарычала, жадно испивая кровь. Девушка слабо стонала, ее сердце бессвязно колотилось в груди.
  - Умница, - довольно произнес Дэниэл над моим ухом.
  Не открывая глаз, я сосредоточила все внимание на своем голоде. Внутренний монстр вырвался на свободу, пленив мой здравый рассудок. Я не могла, да и не хотела, останавливаться. В груди появилось непреодолимое чувство эйфории, которые постепенно расходилось по всему телу.
  Секунды летели с неуловимой скоростью. Сердце девушки постепенно умолкало, дыхание стало хрипловатым.
  - Остановись, если ты не хочешь, чтобы она умерла, - снова зашептал Дэниэл.
  Я равнодушно отнеслась к его словам. Ровным счетом, мне было совершенно все равно, если эта девушка умрет. Я была голодна - вот это было самым важным на данный момент.
  Часть меня рвалась остановиться и убежать отсюда, как можно скорее, так далеко, чтобы из воздуха исчез человеческий запах, чтобы я вообще забыла обо всем.
  Но я продолжала жадно прижиматься к шее девушки, пить ее кровь.
  - Остановись, - настойчивее прошептал Дэниэл.
  Но в ответ я лишь издала слабый рык.
  - Хорошо, - вздохнул он. - Как пожелаешь.
  И Дэниэл больше не стал ничего говорить.
  Внезапно послышались приближающиеся шаги и чьи-то встревоженные голоса. Только я не обратила на это внимание, так как была занята чем-то более важным и значимым для меня.
  - Ммм, думаю, тебе лучше остановиться, - пробормотал Дэниэл, и его голос слышался отдаленнее.
  Но это, опять же, никак не повлияло на мою реакцию.
  Сердце девушки забилось медленнее. Она потеряла сознание и повисла на моих руках.
  - Мия! - неожиданно раздался за моей спиной испуганный голос Элизабет.
  Жадно испивая кровь, я сделала вид, будто мне это послышалось.
  - Ты же убьешь ее! - вновь вскрикнула женщина.
  И в это мгновение, когда сердце девушки навсегда умолкло, что-то сильное и молниеносное сбило меня с ног. Я полетела в стену и с приглушенным грохотом упала на гладкий пол. В следующий миг я встала на ноги и пригнулась, приняв оборонительную позу. С моих губ сорвалось яростное шипение, и я стала вглядываться в удивленные лица Виктора, Элизабет, Мэри, Ванессы, Сэма, Шона, Дина и Дэвида, пытаясь найти для себя угрозу.
  - Упс, - сказал Дэниэл, приложив руку к лицу.
  - Что здесь произошло? - требовательно-строгим голосом спросил Виктор, хмуро глядя на меня. - Что эти девушки делают в нашем доме?
  - Прости, Виктор, моя вина, - произнес Дэниэл, не выражая ни капли сочувствия и вины за содеянное. - Это я привел этих прекрасных созданий сюда, - он с хищной нежностью посмотрел на трех девушек, которые притаились за его спиной.
  - Что? - ошеломленно сказала Элизабет.
  - Как ты мог, Дэниэл? - неожиданно закричал мистер Брук. - Почему ты сделал это?
  - Ой, только не надо горячиться, хорошо? - Дэниэл раздраженно закатил глаза и развернулся лицом к девушкам. - Сейчас вы пойдете домой, и навсегда забудете про этот день.
  Они кивнули и обошли Дэниэла с двух сторон. Смотря прямо вперед, девушки покинули дом, при этом не проронив ни слова.
  - Скажи, ты совсем спятил? - вспыхнула Мэри. - Что ты себе позволяешь?!
  - Не кипятись, сестренка, - подмигнул Дэниэл, криво ухмыльнувшись.
  Я с трудом улавливала их разговор, одновременно думая о том, чтобы сбежать, и об опасности, которую могли мне причинить присутствующие здесь вампиры.
  - Почему Мия напала на одну из них? - сурово спросил мистер Брук, обращаясь к сыну.
  - Это тоже моя вина, - Дэниэл равнодушно пожал плечами. - Я заставил ее сделать это с той девушкой.
  - Что? - ошеломленно выдохнул Виктор, округлив глаза. - Ты...
  - Да, ты не ослышался, - пробормотал он, перебив мужчину. - Что, теперь вы накажете меня?
  Я перестала слышать их голоса, остановив свой взгляд на входной двери. Единственный правильный выход был сбежать отсюда, как можно быстрей.
  Так я и поступила.
  Мое тело мгновенно напряглось, и я сорвалась с места, толкнув Дэвида, Дина и Шона, стоявших на моем пути. Ловко метнувшись через входную дверь, я понеслась к лесу.
  - Стой, Мия! - раздался крик Виктора, но я блокировала его голос в своей голове.
  Я бежала так быстро, как не бежала еще никогда. Я хотела оставить позади себя весь кошмар, что произошел со мной сейчас. Я хотела просто остаться в тишине, но беспорядочные мысли крутились в моей голове, не давая покоя.
  Как только я поняла, что убежала достаточно далеко, и была убеждена, что за мной никто не следует, я остановилась. Схватившись за рядом стоящее дерево, я опустила голову и крепко зажмурила глаза.
  И только сейчас до меня стал доходить весь ужас свершенного.
  Что же я натворила?! Как Дэниэл мог так поступить со мной? Зачем? Зачем он сделал это? Зачем он заставил меня убить ту девушку? Неужели в нем и в правду не осталось ничего человеческого, что ему в радость смотреть на то, как я мучаюсь?
  Ненавижу! Ненавижу! Ненавижу!
  Я корила себя за то, что отказалась выпить донорской крови. Возможно, если бы я приняла помощь Виктора, то ничего подобного бы не произошло...
  Я монстр. Настоящее чудовище. Почему? Почему я живу на этом свете? Почему Бог заставляет меня страдать и испытывать такие адские муки?
  Но что было самым ужасным, так это то, что именно Дэниэл заставил меня сделать. Именно он заставил меня страдать сейчас.
  Боже, как больно!
  Теперь я чувствую себя ужасно виноватой, и это ощущение не исчезнет, не испариться в воздухе, как утренняя еле уловимая прохлада. Вина за очередное убийство останется во мне навсегда. Моя совесть давно пошатнулась, но это ничего не меняет. Я по-прежнему ощущаю гадкое чувство вины каждой клеточкой своего разума.
  Неожиданно со стороны послышались шорохи, которые инстинктивно заставили меня насторожиться. Тут же отбросив все мысли о своем никчемном существовании, я резко обернулась, прислушиваясь к окружающим звукам.
  - Не бойся, - раздался за спиной до боли родной и спокойный голос. - Это я.
  Обернувшись, я увидела в нескольких ярдах от себя Дэниэла. Прозрачно-голубые глаза теперь не казались такими озорными и дьявольскими. Они выражали нерушимую безмятежность, чему я позавидовала в глубине души.
  - Что тебе нужно? - рявкнула я и тут же об этом пожалела. Но злость брала свое.
  - Я пришел извиниться.
  - За то, что заставил меня убить человека? - пискнула я, сделав недоуменное выражение лица. - Как ты мог? Я... просто не понимаю этого. Тебе настолько все равно, что ты готов смотреть, как мне больно сейчас?
  Дэниэл вздохнул и закатил глаза.
  - Почему ты вообще меня обратил? Для чего? - не собиралась униматься я. Пусть не надеется, что я вот так просто сдамся, даже сейчас, когда безгранично зла на него.
  Я поняла, что он не ответит на ряд моих вопросов. Но это не успокоило меня. Наоборот, внутренняя ярость продолжала набирать обороты.
  - Какого черта, Дэниэл? - отчаянно кричала я. - Зачем все, если тебе все равно? Зачем мне существовать, если в этом нет никакого смысла? Лучше бы я умерла, - последнее предложение я произнесла с лютой злостью в голосе, глядя прямо на Дэниэла, который старался не смотреть в мои глаза. - Я думала... нет, я надеялась всем своим существом, что все будет хорошо. Но что я вижу сейчас?! Одна лишь боль - это все, что я способна почувствовать. Скажи, тебе действительно так приятно видеть, как я мучаюсь?
  Его упрямое молчание разрывало мое сердце на маленькие кусочки.
  - Зачем ты пришел? - обессилено проговорила я, и боль тут же отошла на второй план, уступив месту пришедшей апатии.
  - Виктор попросил меня найти тебя, - ответил Дэниэл.
  - Я не вернусь, - сказала, как отрезала я.
  - Это глупо, - фыркнул он, наконец, посмотрев на меня. - Не стоит делать из мухи слона! Ты реагируешь так, будто произошла страшная трагедия.
  - Но это так! - отчаянно воскликнула я, подавшись вперед.
  Сделав один большой шаг, я снова замерла на месте. Нас с Дэниэлом разделяло всего пару метров, и мне казалось, будто сейчас он отдалится, но этого не произошло.
  - Ты заставил меня убить человека, Дэниэл, - прошептала я медленно.
  - К черту все! - воскликнул Дэниэл, вскинув руками. - Почему тебя, или кого-то еще, должно это заботить?
  - Потому что я не хочу быть монстром, - прошептала я.
  - Ха-ха-ха! - громко рассмеялся он, растянув губы в широкой улыбке. - С этим ты немного опоздала. Твоя сущность - твой пожизненный крест. Мы - вампиры - создания самого дьявола! Дети Ночи! Исчадия ада! Мы созданы быть убийцами. Это заложено в нас с самого момента перерождения. Человек в тебе умирает, когда останавливается сердце... А потом... Потом ты возрождаешься, чтобы стать совершенно другим. Сильным, быстрым, всемогущим! Разве тебе не нравится ощущать это?
  Я промолчала, смотря на счастливое выражение лица Дэниэла.
  - И люди... они всего лишь пища, - с отвращением произнес он.
  - Это говоришь не ты, - промямлила я, медленно мотая головой.
  - Ошибаешься. Это я. И это правда, - Дэниэл вплотную приблизился ко мне, что я могла чувствовать его сладкое дыхание на своем лице. - Мы монстры, Мия. И надо набраться смелости, чтобы смириться с этим и продолжать жить дальше, наслаждаясь каждым мгновением своей вечности.
  - Ты сделал меня такой, - проговорила я тихо, но твердо. - Зачем ты укусил меня? Ведь я была мертва. Зачем ты сделал это со мной?
  - Я не знал, что мне делать, - спокойно, даже грустно, отозвался Дэниэл, делая шаг назад.
  - Лучше бы я умерла, - вновь повторила я с меньшим воодушевлением. - Лучше смерть, чем такое существование, - произнесла я с обжигающей холодностью в голосе.
  - Ты должна быть благодарна мне, - мимолетная рассеянность на лице Дэниэла куда-то улетучилась, и снова появилась маска равнодушия. - Я сделал тебя совершенной. Быть вампиром дано не каждому. Это дар свыше. Я подарил тебе бессмертие.
  - К дьяволу вечную жизнь, - беззаботно фыркнула я. - К дьяволу все, Дэниэл!
  - Ты злишься на меня, - пробормотал Дэниэл. - Это хорошо.
  - Ты хочешь, чтобы я ненавидела тебя? - я сузила глаза.
  - Мне все равно, Мия. Мне плевать, что ты обо мне думаешь. Можешь ненавидеть меня всей душой, только это ничего не изменит.
  - Я никогда не перестану надеяться на это, - прошептала я. - Я буду до конца верить в твое спасение.
  - Ха! Надежда умирает последней, да? - для Дэниэла все это было несерьезным, и это сильно задевало мои чувства.
  - Да, - безмятежно кивнула я. - Надежда умирает последней. Я всегда буду верить в то, что смогу вернуть тебя, Дэниэл.
  - Этого не произойдет, - неожиданно прорычал он, сжимая зубы.
  - А я буду надеяться. И ничто не ослабит моей веры в твое спасение.
  - Отлично, - буркнул он, натянуто улыбнувшись. - Тогда можешь и дальше окружать себя мнимыми надеждами. Но поверь мне, от этого будет только хуже. Тебе будет больнее видеть меня таким.
  - А тебе не все равно, что я буду чувствовать? - с сарказмом спросила я, делая непроницаемо-холодное лицо.
  Дэниэл что-то пробормотал себе под нос и яростно выдохнул.
  - Иди к черту, Мия, - сказал он, развернулся и пошел прочь.
  Я осталась стоять на том же месте, пристально смотря вслед исчезающему Дэниэлу.
  
  Глава девятнадцатая
  Монстр
  
  Я продолжала следить глазами за солнцем, переставшим напоминать ярко-желтый цветок. Словно никогда не дающий сбоя механизм, заведенный кем-то миллионы лет назад, оно неторопливо и грузно заполняет высокую сопку, доверяя окружающий мир стремительно сгущающимся сумеркам, обостряющим звуки и запахи леса до предела.
  Зачем нужна вечность тому, кто потерял в этом всякий смысл? Всякую надежду на то, что это бессмертие может стать счастливым, не пустым?
  Не могу сказать, как долго я сижу на самой последней ветке сосны, да и какая, в сущности, разница?
  Расплавленные моим безразличием минуты тянутся очень и очень медленно.
  Раз за разом я прокручивала в своей голове сегодняшние события. Казалось, этот день тянулся целую вечность.
  Всего несколько дней назад я нашла семью Дэниэла, и уже успела пожалеть об этом, и даже о том, что вообще родилась на этот свет. Если Бог знал, что меня ждет такая судьба, то зачем стал обрекать меня на такую жизнь? Нет, это нельзя назвать жизнью... моя реальность - это существование в мире зла и боли.
  Дэниэл оказался настолько жесток... Я бы никогда не подумала, что он способен на такое. Вероятное, это самый низкий поступок из всех, что когда-либо он совершал. Если Дэниэл пытается сделать так, чтобы я начала ненавидеть его, то спешу обрадовать положительной новостью. Это гнетущее чувство - ненависть - уже прокрадывается в мое сознание.
  Но меняет ли это мое твердое решение бороться до конца? Нет. Я ни за что не сдамся, хотя бы не попробовав. Пусть Дэниэл не надеется, что я смогу просто так отпустить его.
  Но сейчас, оставшись совершенно одной, я могу посмотреть правде в глаза. Ведь нельзя быть на сто процентов уверенной, что все получится так, как хочется мне. Не стоит отрицать и того варианта, что все мои старания и попытки пробудить в нем чувства окажутся напрасными.
  Что делать мне в этом случае? Я не смогу заставить его остаться, потому что это будет неправильно. Тогда, мне придется отпустить его. Да. Как бы больно мне не было думать об этом, но я должна буду это сделать, если у меня больше не останется никаких надежд.
  Навсегда отпустить того, в ком заключается весь смысл моей жалкой, ничтожной вечной жизни...
  Я опустила голову и закрыла глаза.
  Прошло уже несколько часов с тех пор, как я ушла из дома Брук, и за это время за мной никто не последовал. Разве что Дэниэл. Но лучше бы он не нашел меня сегодня, лучше бы я не разговаривала с ним, подвергая себя огромной боли. Лучше бы мне набраться смелости и больше никогда не возвращаться обратно.
  Но проблема в том, что я слабачка - никто, в сущности. Я никогда не смогу уйти от Дэниэла добровольно. Меня нужно заставить возненавидеть его всем сердцем, и только тогда мне удастся раз и навсегда исчезнуть из его жизни.
  Как бы сложилась моя дальнейшая жизнь, не появись в ней Дэниэл? Что бы было со мной сейчас? наверняка, я бы жила совершенно обычной и спокойной жизнью, где нет вампиров, оборотней, Хранителей - охотников на вампиров... где нет ничего сверхъестественного. Возможно, Мелисса была бы жива. Я бы училась в своей школе, с гордостью называла себя выпускницей, и планировала бы дальнейшее поступление в какой-нибудь колледж.
  Вот такая жизнь у меня должна была быть. И это было бы правильно.
  А что у меня есть сейчас? Я - неизвестное существо. Не вампир, и не оборотень. Как все предполагают - полукровка - единственная во всем мире. Грядет война между Лугару и Бессмертными, в связи с чем пробудились оборотни, и сошли с ума вампиры, нападая друг на друга, одержимые жаждой убить своих сородичей. И Дэниэл... теперь он ничего не чувствует, и ему совершенно на все наплевать.
  О такой жизни я мечтала? Такая реальность у меня должна была быть?
  Судьба продолжает вести со мной игру, наслаждаясь тем, как я страдаю. Жизнь постоянно преподносит мне "сюрпризы", от которых в буквальном смысле выворачивает наизнанку от ужаса и боли. Я уже и не помню, когда в последний раз в моей жизни случалось что-то по-настоящему хорошее.
  Как бы мне хотелось свыкнуться со всем этим и продолжать жить дальше, будто так и должно быть. Но я не могу спокойно смотреть на весь ужас, который творится в моей реальности. Я не знаю, как справляться с этим кошмаром. Да и есть ли у меня силы, чтобы в очередной раз преодолеть очередные трудности, возникшие на моем и без того непростом пути?
  Да, я всегда со всем справлялась. Но сейчас проблемы сломили меня. Точнее, Дэниэл. И я не устану задаваться одним и тем же вопросом: зачем он отключил чувства?
  Как мне вернуть прежнего Дэниэла - любящего, заботливого, внимательного, предусмотрительного и нежного? Да и вообще, возможно ли это?
  Хотелось бы надеяться, что да.
  А я безудержно верю в это, хоть иногда возникают сомнения относительного этого.
  Я подняла голову и заметила, что огненное солнце полностью скрылось за горизонтом. В лицо подул слабый западный ветерок. Я сделала небольшой вдох, впустив в легкие прохладный воздух мрачного леса, и немного подалась вперед. Выставив руки вперед, я зацепилась за ветку противоположного дерева. Я слегка качнулась и расцепила руки, полетев вниз. Выбрав наиболее удобную позицию, я мягко приземлилась на землю, устойчиво встав на ноги.
  Время как будто специально тянется до невозможности, заставляя меня томиться от неизвестности и безделья. Я осталась наедине со своими мыслями, что с одной стороны хорошо, а с другой плохо. Хорошо потому, что я могу спокойно обо всем поразмыслить. Плохо - потому что мне не хотелось копаться в своей голове, разгребая свои мысли.
  Я сорвалась с места и побежала в неизвестном направление, передвигаясь со скоростью кометы, стараясь оставить все плохое позади себя. Я не знала, куда бегу, да и это было неважно для меня.
  Остановиться меня заставила внезапно заигравшая мелодия. Я почувствовала, как в переднем кармане джинс, которые мне одолжила Мэри, завибрировало что-то маленькое. Мгновенно замерев на месте, среди высоких древних деревьев, я достала черный сотовый телефон.
  "Какого черта?" подумала я про себя и нахмурилась.
  На экране мобильного высветился незнакомый номер. Но было совершенно не сложно догадаться, что мне звонил кто-нибудь из семьи Брук.
  Я впала в недоумении. Стоило ли мне отвечать, или сделать вид, будто я не слышу этого звонка и выбросить телефон?
  Я поджала губы и слегка затронула сенсорный экран. Приложив телефон к уху, я заговорила.
  - Не стоит звонить мне.
  - Подожди! - вскрикнула Мэри.
  - Что? - я напрягла челюсти и опустила голову.
  - Ты собираешься возвращаться? - мягко и устало спросила девушка грустным голосом.
  - Нет, - поспешила отозваться я, и это прозвучало немного резковато, о чем я тут же пожалела. Мэри не заслужила, чтобы я разговаривала с ней в подобном тоне.
  Это все мое неумение держать себя под контролем...
  - Мия, постой, - сказала сестра Дэниэла. - Мы все беспокоимся за тебя.
  - Все, - усмехнулась я невесело. - Ну, конечно...
  Похоже, Мэри поняла, кого я имела в виду.
  - Я не буду говорить тебе, что он раскаивается, потому что это ложь, - вздохнула девушка.
  - Да, - тихо согласилась я. - Только это ничего не меняет. Я не хочу возвращаться, Мэри. Просто... не хочу снова видеть его таким... безразличным, - я сжала руку в кулак и крепко зажмурила глаза. В сердце быстро проскользнула боль и впилась в него острыми шипами.
  - Пожалуйста, - взмолилась она. - Мия, возвращайся домой.
  Мне было очень приятно слышать то, что все они беспокоятся за меня и ждут, что я вернусь, но я не знала сама, хочу ли этого. Единственное, что меня останавливало - это Дэниэл. Хотя должно быть наоборот. Меня должно тянуть к нему, чтобы ни произошло. Но я боюсь этого - снова увидеть в его прозрачно-голубых глазах бесконечную пустоту.
  - Тебе не хочется видеть его, да? - словно читая мои мысли, шепотом вопросила Мэри.
  Я промолчала. Но ей не понадобилось слышать моего ответа, чтобы понять правоту своей догадки.
  - Тебе станет легче, если Виктор и Элизабет попросят его уехать? - спросила девушка обычным голосом.
  - Нет! - в ту же секунду воскликнула я. - Не надо просить его уезжать. Это ни к чему. Вы не должны из-за меня идти на это.
  - Но Мия...
  - Мэри, серьезно, не стоит, - последовал тяжелый вздох.
  - Тогда возвращайся, - продолжала настаивать девушка.
  - Я не могу.
  - Я понимаю тебя.
  - Тогда не проси меня вернуться. Пожалуйста, - мой голос дрогнул. - Будет лучше для всех, если некоторое время я побуду совершенно одна.
  - Значит, это не окончательный ответ? - голос сестры Дэниэла тут же оживился.
  - Не знаю, - выдавила я. - Время все покажет. А сейчас я хочу, чтобы вы оставили меня в покое. По крайней мере, на несколько дней. Прости, что это звучит так грубо...
  - Ничего, Мия, я все прекрасно понимаю, - с сожалением проговорила Мэри. - Хотя бы будь на связи, обещаешь?
  - Хорошо, - согласилась я. - Пока.
  Я не дождалась ответной реакции и быстро отключилась, сжав в руке сотовый телефон.
  Несколько дней мне потребуется на то, чтобы привести свои мысли в порядок. Может, даже больше. Поспешные решения ни к чему хорошему не приведут, поэтому я должна тщательно перебрать информацию в своей голове, с которой бы мне сейчас не хотелось возиться. От этого все равно никуда не уйдешь, так что бессмысленно прятаться от собственных страхов, которые в дальнейшем не дадут покоя.
  Как бы мне хотелось разом убежать от всех проблем и больше никогда не встречать их на своем пути. Как бы мне хотелось жить нормальной жизнью, рядом с Дэниэлом, чтобы у нас было счастливое будущее.
  Я убрала телефон в передний карман темных джинс и побежала на восток. Блокировав посторонние звуки и запахи, я постаралась окунуться с головой в свои мысли.
  Проведя два бесконечных часа в непрерывном бегу, мне казалось, что станет легче. Но вместо этого я почувствовала себя хуже. И все дело в том, что горло запылало дикой жаждой, которая внезапно ворвалась в мое сознание и заполнила собой все.
  Появился дикий голод.
  Жажда просочилась через легкие, заставив их пылать, а горло пронзила ужасная сухость.
  Я старалась сдерживать свое появившееся и неукротимое желание поддаться искушению и вонзить свои острые, как лезвие ножа, клыки в мягкую кожу первого попавшегося человека, точно в то место, где пульсирует голубая жилка.
  Соблазн был очень велик. Ядовитая слюна наполнила рот, и я резко выдохнула. В легких больше не осталось воздуха. Я боялась почувствовать аромат, который окончательно избавит меня от сомнений. Нужно было сделать все, чтобы не совершить очередную ошибку, после которой я буду сильно жалеть об этом.
  Внутренний монстр пробивался наружу. И желание его - освободиться - было настолько сильным, что я с трудом могла контролировать себя.
  Внезапно захотелось сделать что-нибудь сумасшедшее, и я понимала, что во мне сейчас говорит внутреннее зло. Но что оказалось самым трудным - это осознать, что чудовище внутри тебя побеждает.
  С моих губ сорвалось дикое рычание, которое слабым эхом разнеслось по мрачному лесу. Услышав это, все животные постарались отойти на безопасное расстояние, чтобы я не растерзала их в порыве жажды. Но они не были мне интересны, как, например, люди. Хоть я и не дышала, но могла представить их сладкий тонкий аромат - такой цветочный и неповторимый.
  Я не заметила, как мысли о дьявольской жажде заняли первое место, это было единственным, о чем я могла думать сейчас. Желание во мне росло и набирало обороты. Теперь я не сомневалась в том, что должна сделать. Внутренний монстр освободился от оков моего здравого рассудка и хотел убивать и крушить все на своем пути, словно бушующее торнадо.
  Я вцепилась руками в невысокую ель и сжала ее с такой силой, что несчастное деревце затрещало и надломилось под моей хваткой. Рычание, исходившее из самых глубин моей души, становилось громче.
  Прошло каких-то несколько секунд, а мне казалось, будто несколько часов я стою на месте и терплю адскую боль во всем теле.
  Монстр внутри меня разразился злостным смехом. Его забавляли мои страдания, нравилось смотреть на то, как я мучаюсь. К сожалению, я не была наделена супер-самоконтролем, чтобы сдерживать его неукротимое желание насытиться человеческой кровью, поэтому не могла противиться.
  Разжав руки вокруг тонкого ствола молодей невысокой ели, я сделала глубокий вдох, впустив в себя массу различных запахов. Но среди них я не почувствовала нужного аромата, и это привело меня в ярость.
  Мне нужно было следовать в сторону города, чтобы достигнуть своей цели. Не раздумывая, я сорвалась с места и метнулась по направлению к Томпсону.
  Небо продолжало темнеть, приобретая более мрачные оттенки. В воздухе появилось ощущение того, что скоро пойдет дождь. Жажда управляла мною, она заставляла меня бежать быстрее, чтобы как можно скорее получить то, что так нужно мне сейчас.
  Я безошибочно следовала по правильному пути к небольшому городку в провинции Манитоба. Мое до предела острое обоняние помогало мне в этом.
  Очень скоро я подобралась к небольшому пустынному месту. И до меня стали доноситься грубые голоса.
  - Держи ее! - неожиданно закричал низкий мужской голос.
  Далее послышались приглушенные шаги. Одно сбивчивое дыхание не давало мне покоя. Чье-то сердце билось с невероятной быстротой. Кто-то споткнулся.
  - Ха-ха-ха! Попалась! - раздался другой голос мужчины.
  - Нет! Пожалуйста, не трогайте меня! - умоляющим тоном забормотала девушка.
  Я нахмурилась и подобралась ближе к пустынному месту. На другом конце находился широкий длинный туннель, откуда исходили эти голоса.
  - Твоя песенка спета, красотка! - громко захохотал мужчина.
  - Пожалуйста, не убивайте меня! - пищала она.
  Затем послышался удар пощечины, и девушка вскрикнула.
  Мое тело невольно напряглось. Внезапно я почувствовала в себе желание, во что бы то ни стало, защитить несчастную от двух преследователей, которые хотели причинить ей вред.
  Две стороны боролись во мне. Первая говорила, чтобы я забила на все и убила их всех, лишь бы только жажда больше не терзала меня. Вторая сторона твердила, чтобы я защитила девушку от преступников. Но был и третий вариант. Я могла оставить девушку в живых и позволить ей уйти, тем самым спася ее, а двоих парней безжалостно убить, чтобы они больше никому не сделали ничего плохого.
  Больше не раздумывая, я подалась вперед и метнулась к туннелю. Даже не смотря на то, что было очень темно, я могла прекрасно видеть все происходящее. Двое парней - высоких, крепких по телосложению, одетых во все черное - склонялись над хрупкой девушкой, которая пятилась назад и лихорадочно мотала головой, умоляя не трогать ее.
  Я тихо зарычала и напряглась сильнее. Сделав резкий вдох, я, наконец, почувствовала ту долгожданную палитру ароматов, за которыми гналась около трех часов. Ярые языки пламени стали безжалостно сжигать мое горло. Я нахмурилась и сжала рукой шею. Мой острый взгляд впился в двух парней, которые продолжали медленно наступать на девушку. Их биения сердец глухими ударами отдавались в моей голове, заставляя меня забыть обо всем на свете.
  Я больше не стала сопротивляться жажде и позволила внутреннему чудовищу окончательно обрести надо мной власть.
  С этой самой секунды я перестала управлять своим телом и разумом. Зло мгновенно поглотило меня.
  Сорвавшись с места, я сбила с ног двоих преступников разом, швырнув их в бетонную стену туннеля. Девушка, которая пятилась назад, тут же замерла и стала осматриваться по сторонам. Ее сердце забилось быстрее, а дыхание стало прерывистым.
  - Кто здесь? - охрипшим голосом вопросила она.
  Я промолчала и постаралась сосредоточиться на двух парнях, которые, издавая стоны, поднялись с грязной земли.
  - Какого черта? - выдавил один.
  - Не знаю, - прошипел второй.
  Я резко повернула голову в их сторону и снова зарычала. Из-под верхней губы вылезли два длинных и острых клыка. Чуть пригнувшись, я прыгнула на мужчину, стоявшего слева. Он даже не успел испугаться, как я запрыгнула на него и тут же впилась зубами в его шею, точно туда, где сильным потоком пульсировала кровь.
  Чтобы он не кричал, я закрыла ладонью его рот.
  - Джастин, ты здесь? - голос другого парня доносился до меня словно издалека, но я с нетерпением ждала, когда очередь дойдет и до него. Вероятно, было настолько темно, что он не видел, что происходит с его напарником.
  Я с великим наслаждением высасывала из крепкого тела мужчины сладкую кровь, с каждой секундой желая все больше и больше. В эти моменты я ни о чем не думала, лишь хотела, чтобы это никогда не кончалось. Я мечтала взорваться от переизбытка человеческой крови в своем теле, чтобы не чувствовать гнетущего голода и дикой сухости в горле.
  Разделавшись с одним, я преступила ко второму. Он оказался куда более внимательным и ловким. Когда я приближалась к нему, парень увидел меня и попытался ударить ножом. Но даже его смелости не хватило на то, чтобы заставить меня уйти. С огромной жадностью я вцепилась в его горло, забыв об аккуратности и осторожности.
  Я старалась максимально растянуть свое удовольствие, но очень скоро мною был убит еще один человек.
  Этого было недостаточно, чтобы полностью утолить жажду. Я хотела еще... много, много крови.
  Бешено рыча, я быстро и резко вдыхала и выдыхала, оглядываясь по сторонам, ища новую жертву.
  Мой взгляд наткнулся на девушку, которая, оборачиваясь, выходила из темного туннеля. Услышав ее сбивчивое дыхание, я моментально забыла о том, что хотела спасти ее от преступников. Вмешавшись в это, я лишь обрекла ее на мучительную и долгую смерть.
  Я медленно зашагала к выходу, растягивая ее неизбежную участь. Внутренний монстр подталкивал меня к ней, чтобы я незамедлительно растерзала ее, выпив при этом всю кровь до последней капли.
  Я подобралась к этой девушке до тех пор, пока она не вышла на слабо освещенное пустынное место. И как же ее могло занести в такую даль? В любом случае, меня это не волнует.
  "Чего ты ждешь?" прорычал в мыслях монстр.
  И я бросилась на нее. Для этого было достаточно одного недлинного прыжка. Оказавшись за спиной у девушки, я резко развернула ее к себе лицом. Сердце девушки на мгновение замерло, когда я обнажила в яростном оскале длинные клыки. Она не закричала, но что-то в ее до смерти испуганном взгляде заставило меня остановиться.
  Я сжимала ее плечи, продолжая пристально смотреть в ее большие темно-коричневые глаза. Глухие удары сердца учащенно били по моим вискам, словно молотки.
  Почему я не нападаю на нее?! Почему не впиваюсь в ее тонкую шею?! Почему я не прокусываю ее мягкую кожу?! В это время она должна быть мертва! Но нет. Я все так же стою на месте и тупо пялюсь на нее.
  Должно быть, что-то сильное промелькнуло в ее глазах, что заставило меня остановиться.
  - Кто ты? - шепотом спросила девушка.
  Но вместо ответа с моих уст сорвался дикий рык.
  - Пожалуйста, не убивай меня, - вздрогнула она.
  Я перестала дышать, чтобы запах человеческой крови не проник в мои легкие. Мои пальцы впивались в ее плечи, и от этого девушка тихо застонала от боли.
  - Умоляю, не убивай меня, - заплакала девушка, и кристальные слезы покатились по ее щекам.
  Я судорожно выдохнула остатки воздуха, что оставался в легких, и тут же разжала руки. Девушка рухнула на асфальт и поползла назад.
  - Уходи, - прорычала я, сжимая кулаки.
  Она, словно с неохотой, медленно отходила назад, в ее глазах по-прежнему читался неописуемый страх. Почему эта девчонка медлит?! Хочет нарваться?! Испытывает мое и без того шаткое терпение?!
  - Уходи! - закричала я, сквозь рычание. - Сейчас же уходи!
  Девушка сильно вздрогнула и сорвалась с места. Я пристально смотрела ей в след, сдерживая в себе огромное желание - броситься за ней и убить. На какой-то момент здравый рассудок вернулся ко мне, и я смогла остановить себя. Это давалось мне с огромным трудом - держать монстра, когда я так голодна, под контролем.
  Этой девушке повезло. Не знаю, что именно, но что-то было в ней такое, отчего я позволила ей уйти целой и невредимой.
  Только тогда, когда она скрылась из поля моего зрения, я подумала о том, что нужно было заставить ее забыть об этом вечере, раз и навсегда. Но теперь поздно что-либо предпринимать. Если я догоню ее, то уже ни за что не остановлюсь и разорву ее на части.
  Девушка бежала очень быстро. Через пару минут я не слышала ее сердцебиения, дыхание. И, сделав глубокий вдох, я не ощутила в нем присутствие человеческого запаха.
  Упав на колени, я крепко зажмурила глаза и закрыла лицо руками.
  "Я монстр. Самый настоящий монстр" с глубоким отчаянием в мыслях подумала я.
  Будет глупо даже пытаться отрицать это. Хотя я пыталась донести до Дэниэла сегодня совершенно другое. Он был прав. Мы чудовища, и это уже никак не исправишь. Даже при самом сильном желании я не смогу искупить свою вину за все убийства. Реки крови, которые теперь на моих руках, уже ничем не смоешь.
  Внутренний монстр больше не пытался вырваться наружу. Я смогла усмирить его. И теперь огромная волна чувства вины обрушилась на меня, утопив в пучине бесконечного отчаяния и душевной боли.
  Капли дождя стали падать на голову, скатываясь по волосам. Поначалу он лишь моросил, но уже через минуту превратился в настоящий ливень. Его шум смог запросто заглушить крик, который невольно вырвался из моего рта.
  Не убирая рук от лица, я пронзительно и громко кричала, проклиная свое существование и все, что с ним связано. Я не ограничивала себя в словах, которые неудержимыми потоками лились из моих уст. Сейчас я ненавидела все и всех, включая Дэниэла за то, что он обратил меня в вампира и обрек на эти страдания. Лучше бы я была сейчас мертвой...
  Дождь продолжал колотить по асфальту, отскакивая от него и разбиваясь вдребезги. Моя одежда давно промокла. Так хотелось почувствовать холод дождя, взбудораживающую дрожь по всему телу. Хотелось ощутить всю сладость усталости и физической боли во всем теле. Хотелось хоть на несколько мгновений забыть о том, что я настоящий монстр, и мне уже никогда не удастся измениться в лучшую сторону, как бы сильно я не стремилась и не желала этого.
  Я чудовище, которым останусь навсегда.
  
  Глава двадцатая
  Еще одна ничтожная попытка
  
  Я все никак не решалась выйти из-за кучки небольших кустарников на открытую местность. Мне казалось, будто я поступаю не по совести. Я многое натворила за эти бесконечные три дня, и теперь со спокойным видом собиралась войти в огромный дом, где живет полно вампиров. Это было не правильно с моей стороны. Я не смогу делать вид, будто все хорошо. На самом же деле было хуже некуда. И никто не сумеет уберечь меня от ненависти к самой себе.
  Может, все-таки не стоит возвращаться? Может, мне стоит уйти, пока не поздно?
  Я устремила свой одичалый взгляд в сторону дома, и устало вздохнула.
  Мне было страшно и неловко, хотя я прекрасно осознавала, что меня там ждут. Я сильно боялась вернуться и получить в ответ холодность. Это было бы самым страшным. На реакцию Дэниэла я уже не рассчитываю, так как понимаю, что ему совершенно безразлично, рядом я, или нет. А вот Мэри, Элизабет, Виктор, Ванесса... они беспокоились за меня, и это грело мою заледеневшую душу.
  Мэри звонила каждый день, и не по разу, волнуясь обо мне. Она уговаривала меня вернуться, а я не давала никаких обещаний на это. Но сейчас я стою по другую сторону дороги перед большим домом и сомневаюсь, как настоящий человек, каким была совсем недавно.
  Все вокруг затихло, и я восприняла это как плохой знак.
  Вероятно, кто-нибудь из вампиров догадывался, что я нахожусь поблизости, но никто не вышел навстречу. Ждали ли вообще меня? Или я уже нежеланный гость?
  Мои губы напряглись, превратившись в тонкую кривоватую линию.
  "Соберись и иди" приказала я себе мысленно.
  Внезапно подул сильный ветер, врезавшись в мою спину, и словно подталкивая меня вперед.
  Отбросив все сомнения и волнения, я выступила из-за кустов и массивных деревьев, ступив на ровную асфальтированную поверхность. Мой растерянный взгляд не сходил с дома, каждое мгновение я ожидала, что кто-нибудь распахнет входные двери и выйдет ко мне.
  Какой же я была трусихой в этот момент.
  И теперь я позволила себе услышать посторонние звуки, почувствовать окружающие запахи. Мое сердце тихо зазвенело от неожиданно обрушившегося облегчения. Я могла слышать высокие, легкие голоса Мэри и Элизабет. Они беседовали о какой-то телепрограмме. Кто-то слушал музыку в наушниках. Остальных я не слышала, и почему-то это нагнало на меня мысль, что в доме только три вампира.
  - Ты чувствуешь это? - вновь раздался напряженный голос Мэри.
  Мое тело тут же превратилось в пружину.
  - Да, - настороженно отозвалась миссис Брук.
  Затем послышались воздушные приближающиеся шаги, и через каких-то три с половиной секунды резко распахнулась входная дверь.
  Я невольно вздрогнула и пошатнулась назад.
  Было невозможно изгнать из себя смутный страх, который продолжал пускать свои цепкие корни в мою душу.
  Первое, что я заметила, это удивленное мертвенно-бледное, обрамленное густыми темно-бардовыми волосами, лицо Мэри, которая, округлив глаза, смотрела прямо на меня. Одновременно я почувствовала облегчение и смертельную вину.
  Да, я была очень виновата перед всеми, потому что заставила их поволноваться. Если бы я только могла найти оправдание своим спонтанным действиям... если бы я только могла контролировать свои постоянно вспыхивающие эмоции...
  Прошло ровно две секунды, которые показались для меня целой жизнью.
  - Мия, - прошелестела Мэри, едва шевеля пухлыми губами.
  Я продолжала пялиться на сестру Дэниэла, ясно ощущая, как разрывается от вины мое небьющееся, мертвое сердце.
  Следом за девушкой вышла Элизабет, лицо которой стало таким же каменным и удивленным, когда она увидела меня. Казалось, словно они видели во мне лишь призрака.
  Мне хотелось незамедлительно ринуться к ним и попросить прощения, но мое неживое тело оставалось неподвижным, будто я была статуей - дышащей и чувствующей.
  - Мия! - теперь уже с воодушевлением и облегчением слабо воскликнула Мэри и побежала ко мне.
  Я с нетерпением ждала, когда смогу обнять свою подругу.
  Вот, Мэри добралась до меня, сходу заключив меня в крепкие объятия.
  - Я так скучала по тебе, - прошептала она, сцепив руки за моей спиной.
  Я запоздало обняла ее в ответ. И лишь на какой-то миг я могла почувствовать, что они не держат на меня зла. Но эта мнимая уверенность очень быстро испарилась, и обыденная апатия вновь обрушилась на мое сознание.
  - Я тоже скучала, Мэри, - пробормотала я вяло. - По всем вам.
  Отстранившись, Мэри посмотрела в мои глаза.
  - Почему ты не вернулась раньше? - с упреком спросила девушка, нахмурив идеальные брови.
  - Я... - у меня не было слов, чтобы дать внятное и достойное объяснение своему неожиданному порыву. - Мне нужно было побыть одной, - сказала я и сделала глубокий вдох.
  Я ожидала, что Мэри продолжит допытываться, но она деликатно не стала этого делать, за что я была благодарна. Не к чему сейчас упоминать о позавчерашнем вечере.
  - Я так рада тебя видеть, - на милом лице сестры Дэниэла засияла робкая улыбка.
  - Я тоже, - буркнула я и тоже улыбнулась.
  Не успела от меня отойти Мэри, как к нам подошла Элизабет. В ее больших глазах сверкала искренняя радость и умиротворение.
  - Ты вернулась, Мия, - с облегчением проговорила женщина и мягко обняла меня.
  Внутри поселилось приятное тепло, и мне показалось, будто я обнимаю родную мать. Теперь же улыбка на моем пустом лице была настоящей.
  К сожалению, весь недолгий покой растворился в прохладном воздухе. Элизабет, обнимая меня за одно плечо, последовала к огромному дому.
  - Разве вы одни в доме? - осторожно поинтересовалась я, приближаясь к входу.
  - Да, - кивнула Мэри и распахнула двери. - С нами Дин.
  - А где остальные? - удивилась я.
  - Поехали в больницу с Виктором.
  В голове созрел вопрос, точнее он крутился в моей голове с тех пор, как я стала приближаться к дому и поняла, что в доме не все.
  Мы прошли внутрь и оказались в просторной светлой гостиной. Я со слабым восторгом осмотрела ее и кратко улыбнулась.
  - А... Дэниэл? - все же я решилась задать этот беспокоивший вопрос. - Он с Виктором?
  Я не могла не заметить, как лица Элизабет и Мэри тут же потускнели. Из их глаз исчезла та искорка счастья, которая давала мне надежду на то, что все хорошо. Похоже, это было не так.
  - Что-то случилось? - тревожно спросила я, взволнованно рассматривая их лица.
  - Нет, ничего такого, - поспешно отозвалась Мэри. - Просто Дэниэл не появлялся со вчерашнего дня. Наверное, где-то гуляет, - девушка постаралась сделать свой голос беспечным, но я уловила в нем слабый отголосок предательской дрожи. - Тебе не стоит ни о чем волноваться.
  Последовала резковатая улыбка, которая полностью выдала Мэри. Она лгала мне, я это прекрасно видела в ее растерянных глазах.
  - Хорошо, - выдохнула я, сделав равнодушный вид.
  На самом деле я стала терзать себя сотнями сомнений насчет Дэниэла. Я не могла упустить и того варианта, что с ним могло что-нибудь случиться.
  Мне не хотелось накручивать себя перед Элизабет и Мэри, поэтому я выдавила фальшивую улыбку, чтобы дать им понять, что я в порядке. Но, конечно же, это было ложью.
  - О, какие люди! - со стороны лестницы раздался ликующий и немного удивленный голос Дина.
  Он плавно выплыл из-за стены и целенаправленно направился в мою сторону. На лице парня как всегда сияла довольная улыбка. На его массивной шее висели наушники, а в правой руке находился МР3 плеер. Похоже, он не теряет время даром.
  - Здарова, Дин, - промямлила я, сухо кивнув.
  - Решила вернуться? - в его голосе определенно присутствовал сарказм, но я сделала вид, будто не слышала.
  - Да, - совершенно спокойно отозвалась я.
  - Что ж, с возвращением, - ухмыльнулся Дин и задорно подмигнул мне.
  - Спасибо.
  Похоже, он чувствует себя намного уютнее, чем несколько дней назад. Вероятно, за эти три дня, пока меня не было, все изменилось. И первое изменение, которое я заметила, меня радовало.
  - Скоро должны вернуться Виктор и остальные, - проговорила Мэри, глядя на часы на левой руке. Потом, ее взгляд упал на меня.
  Прошел где-то час. Я сидела в гостиной, терпеливо ожидая возвращения остальных. Дин вскоре стал заниматься своими делами, как и Мэри, которая ушла в свою комнату. Только Элизабет продолжала сидеть со мной, не проронив при этом ни слова.
  Я не знала для себя, чего боялась больше. Во всю силу ощутить чувство собственной вины. Или взглянуть в прозрачно-голубые глаза Дэниэла увидеть в ответ пустоту, но и так же оставаться непоколебимо спокойной, будто мне тоже все равно.
  А мне казалось, что моя прежняя человеческая жизнь была сложной... Оказывается, я сильно ошибалась относительно этого. Именно сейчас моя настоящая реальность похожа на сущий кошмар, где нет ничего по-настоящему стоящего и ценного, кроме того, что меня, как и прежде, окружают близкие люди. Но достаточно ли этого?
  Вот, послышался еле слышный скрип входных дверей, и в просторную гостиную стали постепенно вливаться остальные вампиры. Первым зашел Виктор, который с первой секунды обратил на меня внимание и застыл в немом шоке. Следом за ним последовала Ванесса, грустное лицо которой стало удивленным.
  Я сделала неглубокий вдох и встала с дивана, почувствовав себя глупо. Мой взгляд не сходил с входа, я ожидала, когда зайдет Дэниэл, но его так и не увидела. Это сильно огорчило меня, но я постаралась сделать вид, будто все хорошо.
  - Привет, - сказала я на легком выдохе и по-идиотски улыбнулась.
  Шон, Дэвид, Сэм, Ванесса и Виктор с нескрываемым шоком смотрели в мою сторону, и никто из них не решался заговорить первым. Они выглядели так, будто не видели меня целую вечность. Неужели, они стали думать, будто я вообще не вернусь?
  И было ли это так? Хватило бы у меня смелости и совести навсегда оставить их и идти дальше своей одинокой дорогой? Вероятно, что нет, раз я не выдержала и недели, прибежав обратно.
  Я почувствовала на своем плече прикосновение руки Элизабет. Она встала рядом со мной, с беспокойством разглядывая мое ничего не выражающее лицо.
  Первой в себя пришла Ванесса.
  - Мия! - с сильным облегчением в высоком голосе произнесла девушка и бросилась ко мне.
  - Здравствуй, Ванесса, - я крепко обняла подругу.
  - Ты заставила нас всех поволноваться за тебя, - немного обиженно пробормотала она, отстраняясь. - Обещай, что больше не будешь так делать?
  - Хорошо, - я устало улыбнулась.
  Ванесса встала рядом со мной, и я увидела, как подошел Виктор.
  - Ты напугала нас, - сказал он это с негодованием и печалью.
  - Простите, - шепнула я, опустив голову.
  - Ты не виновата, Мия, - Элизабет погладила меня по плечу.
  - Нет, - я покачала головой, - виновата.
  - Если бы Дэниэл не... вел себя таким образом, ничего подобного бы не случилось, - произнес Виктор, не сводя с меня пристального взгляда. - Мы все знаем, что он изменился, и это повлекло за собой необратимые последствия. И ты не виновата, что вышла из-под контроля. Ты еще молода для вампира, и твоя жажда неконтролируема.
  - Но это не снимает с меня вины, - упрямствовала я. - Я могла отказаться, сбежать... сделать что угодно! Но я осталась и поддалась искушению.
  - Ты еще так глупа, - на лице мистера Брука появилась снисходительная улыбка. - Не думаешь же ты, что сможешь научиться сдерживать свой голод за один день? На это уйдут долгие годы строгого контроля, и нужно иметь хорошую силу воли, чтобы пройти через это серьезное испытание.
  Я виновато поджала губы и опустила глаза. Я вспомнила, как Виктор рассказывал мне, что чтобы спокойно находиться среди людей и при этом не думать о жажде, ему пришлось страдать почти сто лет. А меня только при одной мысли об этом бросает в дрожь. К сожалению, я не настолько смела, чтобы целый век жить подобным образом...
  Я легонько встряхнула головой, избавляясь от назойливых мыслей, и с сильной неохотой пришлось вернуться в надоевшую реальность.
  Так же я заметила, что в гостиной повисла тишина, которую периодически нарушало шуршание глянцевых листов. Возможно, это Мэри читала очередной журнал, так как никто из присутствующих здесь не шевелился. И, отвлекшись, я не могла не подумать о Дэниэле, который вновь ворвался в мое сознание огромной волной.
  Где он сейчас? И почему Элизабет и Мэри так деликатно умолчали о нем?
  - Где Дэниэл, Виктор? - прямо обратилась я к мистеру Бруку, не желая больше медлить.
  В это мгновение на меня обрушилось сразу несколько взглядов, но я сделала вид, будто не заметила этого.
  Виктор устремил на меня рассеянный взгляд, его мертвенно-бледное лицо изменилось, и это заставило меня задуматься.
  - Что-то случилось? - я подозрительно сузила глаза, взволнованно оглядывая всех до последнего.
  - Ничего серьезного, - моментально отозвался мужчина.
  - Я вижу, - буркнула я, нахмурившись.
  - Просто... понимаешь, Дэниэл ушел, - стараясь не смотреть мне в глаза, пробормотал Виктор.
  - То есть, как ушел?
  - Он не появлялся два дня, - сказала Элизабет и сделала тяжелый вдох. - Исчез на следующий день после того, как ты сбежала.
  Должно ли было это что-нибудь означать? Конечно, мне страстно хотелось верить в то, что Дэниэл ушел из-за меня, но кого я обманываю - ему на меня действительно плевать, и уже абсолютно бессмысленно пытаться оспорить этот факт. Тогда что его подтолкнуло на это?
  - А... он... Дэниэл... - замямлила я. - Он вернется? - вздохнула я и встревожено уставилась на родителей Дэниэла.
  Элизабет и Виктор кратко переглянулись.
  - Мы не знаем, - отозвался мистер Брук, вяло пожав плечами. - Честно говоря, от Дэниэла можно ожидать чего угодно. Ведь он... изменился, и не в хорошую сторону.
  Я издала резкий выдох и закрыла глаза.
  Сланцевые тучи стремительно заполоняли все безграничное небо, нагоняя ощущение непонятного страха. Беспокойный ветер заставлял деревья сплетаться друг с другом, желтеющую листву тоскливо шуметь.
  Я стояла на просторном балконе второго этажа, внимательно наблюдая за тем, как все неуловимо темнеет, как мрак сгущается над миром, и ночь готовится вступить в свои законные права. Так же в мое встревоженное заледенелое сердце прокрадывалась дикая тоска, которая вызывала внутри странное ощущение печали.
  Сцепив руки в замок, я сложила их на металлический поручень и сделала протяжный вздох. В легкие просочился горьковатый запах леса, и я постаралась удержать этот аромат как можно дольше. До сих пор где-то в горле застрял восхитительный запах моей последней жертвы.
  Я облизнула губы и легонько потрясла головой, стараясь немедленно избавиться от надвигающихся воспоминаний.
  - Я не помешаю? - раздался за моей спиной приглушенный голос Мэри.
  Я настолько погрузилась в свои мысли, что и не заметила ее присутствия.
  - Нет, - не поворачивая головы, ответила я. - Конечно же, нет, Мэри.
  Устремив взгляд вперед, боковым зрением я уловила, как сестра Дэниэла остановилась рядом и взволнованно стала смотреть на меня. Я же, в свою очередь, сделала вид, будто не замечаю этого.
  - Почему ты ушла? - поинтересовалась девушка.
  Не найдя подходящих слов, я лишь пожала плечами.
  - Я... просто... не знаю, Мэри, - промямлила я и немного опустила голову, приковав рассеянный взгляд к блестящему металлическому поручню.
  Девушка собиралась положить руку на мое плечо, но так и не сделала этого, как будто что-то ее останавливало.
  Я нерешительно посмотрела на нее. Лицо сестры Дэниэла, как и другой любой момент, выглядело невероятно совершенным, даже для вампира; но что-то во взгляде темновато-золотисто-карих глаз заставило меня встревожиться.
  - Ты беспокоишься о Дэниэле, - произнесла она как утверждение. - Думаю, это ни к чему. Могу с уверенностью заверить тебя, что с моим старшим братцем ничего не произойдет! - она натянула на пухлые алые губы фальшивую улыбку в надежде приободрить меня. Но, к сожалению, это не помогло. - Конечно же, ты все равно будешь волноваться за него... - пробурчала она себе под нос.
  - Да, я беспокоюсь за него, - медленно кивнула я. - И всегда буду беспокоиться, даже если ему все равно.
  Сколько же отчаяния было в моем потускневшем голосе! Казалось, что вся боль, что когда-либо испытывало все человечество, отразилось в моих словах.
  Несколько секундное молчание образовалось в окружающей атмосфере, и я постаралась блокировать ее, чтобы не впустить в свою голову лишние мысли, от которых не станет легче.
  - Когда тебе больно, ты чувствуешь себя беззащитным и слабым. Но когда тебя раздирает от боли, тебе уже все равно, - задумчиво изрекла Мэри и безразлично уставилась на темно-серое небо. - Чувства - самая большая слабость вампиров. Но без них наше существование становится еще хуже, и ты не можешь ни о чем думать, кроме как о жажде, которая полностью завладевает тобой, подчиняя твой здравый рассудок.
  Я нервно сглотнула, представив на вкус человеческую кровь, и ядовитая слюна наполнила рот.
  - Тебя мучает это, не так ли? - обеспокоенно спросила девушка, взглянув на меня.
  Не требовалось слов, чтобы понять, что это действительно так. Я горела от жажды, хотя мое горло не пылало от адской сухости. Жажда проникла в мою кожу, в органы, в разум, доставляя, мягко говоря, неприятные ощущения.
  Я с сомнением посмотрела на Мэри.
  - Мия, если тебя что-то беспокоит, ты можешь рассказать мне об этом, - словно читая меня, сказала она, слегка нахмурив идеальные брови домиком.
  На данный момент меня могли беспокоить только две вещи. Дэниэл и жажда. Поскольку я была не голодна, то мысли о Дэниэле стояли на первом месте.
  - Ты права, - шепотом произнесла я. - Меня беспокоит кое-что... То, что моя жизнь превратилась в настоящий ад, - на последних словах мой голос предательски содрогнулся. Мэри открыла рот, чтобы что-то сказать, но я перебила ее, продолжив: - Моя сущность для всех настоящая загадка, буквально говоря, я выродок! Дэниэл отключил чувства, и теперь ко всему совершенно равнодушный. И это сильно беспокоит меня, я не знаю, что мне делать. Но есть еще одна вещь, которая немало важнее остальных, - я посмотрела на девушку. - Я самый настоящий монстр.
  - Не говори так, - Мэри замотала головой.
  - Но это - правда, - я устало улыбнулась. - На моей совести больше сотни невинных людей, и это только за несколько месяцев! - в моих глазах застыло немое отчаяние. - А что будешь дальше? Разве может быть хуже, чем есть сейчас?!
  - Мия, не все так безнадежно, как тебе кажется...
  - Я чудовище, - шепнула я. - Но мне никогда не хотелось такой жизни, я не хотела становиться вампиром, потому что прекрасно осознавала, что это не сделает меня по-настоящему счастливой. Что мне теперь делать с вечностью, если в этом нет никакого смысла?
  - Смысл есть, - мягко возразила Мэри. - И ты прекрасно знаешь это.
  Мы обменялись понимающими взглядами.
  - Я боюсь, что навсегда потеряла его, - задрожала я.
  - Мия, ты не потеряла его. Я уверена, что прежний Дэниэл еще с нами. Ему нужно время, чтобы смириться с твоим неожиданным возрождением из мертвых. Это не так-то просто.
  К счастью, у меня есть время, чтобы ждать столько, сколько понадобиться. Но мне очень страшно, что в один ужасный момент моя слепая вера в чудесное спасение Дэниэла может подкоситься, и я осознаю, что он действительно потерян для меня.
  Я почувствовала на своем плече осторожное прикосновение руки Мэри. Ее мягкая ладонь легла на мою кофту, и тонкие пальцы слегка сжались. Я боялась смотреть на нее, потому что знала, что могу не сдержаться и выложить ей все, что сейчас творится у меня в душе. А мне не хотелось в очередной раз перекладывать свои проблемы на других.
  - Не стоит все держать в себе, Мия, - прошептала сестра Дэниэла, пытаясь заглянуть в мои глаза. - От этого тебе будет только хуже.
  - Это сложно, Мэри, - громко выдохнула я, крепко сжимая кулаки.
  - Выговорись, - продолжала настаивать девушка, стараясь говорить как можно мягче и осторожнее, будто любым неправильным словом могла сильно ранить меня. А было ли это так? - Я твоя подруга, и готова выслушать все, что ты скажешь. Разве не для этого нужны друзья? Чтобы делить все радости и страдания? - на безупречном лице вампирши появилась крошечная улыбка надежды.
  Я с сомнением посмотрела на Мэри, поджимая губы от неуверенности. Ее карие глаза с нестерпимым ожиданием разглядывали мое растерянное лицо.
  - Мне кажется, что моя жизнь рушится, - наконец, выдавила я из себя эти слова, которые заставили подругу нахмуриться. - Прямо у меня на глазах, а я ничего не могу с этим поделать. Все, что у меня было, теперь далеко, словно в другой реальности. Когда я пробудилась в том темном склепе, то не понимала, что будет со мной дальше. Но когда память вернулась ко мне, я точно осознала для себя, что единственным просветом моей черной, как бездна, вечности будет Дэниэл. Но теперь... у меня нет даже его, - я слабо вздрогнула, устремив печальный взгляд в пустоту.
  - У тебя есть мы, - поддержала меня Мэри. - И мы всегда будет с тобой, что бы ни случилось.
  - Да, я знаю это, и очень ценю вашу помощь и понимание... - кивнула я, снова взглянув на девушку. - Но Дэниэл больше не считает себя частью моей жизни. И у меня такое чувство, будто я навсегда и безоглядно потеряла единственный луч из кромешной тьмы. Я потеряла возможность провести целую вечность вместе с любимым человеком.
  Ничего не сказав, Мэри крепко обняла меня за плечи.
  - Я всегда буду с тобой, Мия, - прошептала она, а я, стиснув зубы, стояла неподвижно, словно превратившись в каменную статую. - Дэниэл вернется и станет прежним. Вот увидишь.
  Как бы мне хотелось верить в ее слова. Но жестокая реальность проникала в эти безоблачные мечты, беспощадно рассеивая их. И у меня не остается никаких надежд на это...
  Казалось бы, эта ночь никогда не закончится.
  Оставшиеся часы до рассвета я провела в комнате Дэниэла, размышляя о том, как жестока и несправедлива судьба, раз предоставила мне такую ужасную жизнь.
  Больше никогда не беспокоил меня, дав мне побыть одной, за что я была благодарна, и в то же время продолжала чувствовать за собой вину.
  И как только огненное, пылающее солнце стало возвышаться на небе, окрашивая его в палитру нежных светлых тонов, я отбросила плохие мысли в самый отдаленный уголок своего безграничного сознания, сделала глубокий вдох и с гордо поднятой головой приготовилась встретить еще один день, который, как я уверена, не принесет ничего нового и хорошего.
  - Доброе утро, Мия, - радушно поприветствовала меня Элизабет, как только я спустилась в гостиную.
  "Разве оно доброе?" подумала я про себя, а в ответ натянула на ничего не выражающее лицо фальшивую улыбку.
  И мой взгляд тут же привлекла Ванесса, которая скромно стояла у окна, смотря, как дневное светило продолжает восходить на бескрайний голубой небосвод. Я почувствовала укол вины, что не поговорила с ней вчера, хотя должна была объясниться с ней. И я боялась, что Ванесса может обидеться на меня, хотя это было крайне глупо.
  Мне казалось, что если я сделаю что-нибудь не так, и все тут же рухнет. Окончательно. Поэтому старалась вести себя крайне осторожно, чтобы никого не обидеть. И это было довольно сложно, потому что эмоции управляли мною, выводя из себя.
  Так же я заметила, что в просторной гостиной только Я, Элизабет, Ванесса и Мэри.
  - А где остальные? - поинтересовалась я, слабо нахмурившись.
  - Виктор, Шон и Сэм на втором этаже, - стала пояснять миссис Брук. - Дин и Дэвид... уже здесь.
  И тогда до меня стали доноситься приближающиеся невесомые шаги двух вампиров. Я резко повернула голову в сторону крутой лестницы и увидела Дина, который, как обычно, улыбался без повода, а позади него плелся угрюмый Дэвид. Неужели, он до сих пор не свыкнулся с новой обстановкой?
  Я слабо встряхнула головой, наткнувшись на заинтересованный взгляд Дина, который, не сводя с меня пристального взора, обошел Элизабет и плюхнулся на мягкий кожаный диван.
  - Привет, красавица, - подмигнул он мне. - Как спалось?
  И из его губ вырвался добрый смешок.
  Я одарила его пустой и маленькой улыбкой.
  - И тебе доброе утро, - промямлила я.
  Еще раз ухмыльнувшись, Дин отвел взгляд к Дэвиду.
  - Чувак, ты слышал, о чем разговаривали Виктор, Сэм и Шон? - обратился Дин к Дэвиду.
  - Да, приятель, - равнодушно кивнул жгучий шатен, присев рядом с Дином.
  Их туманные переговоры вызвали во мне сильную заинтересованность.
  - О чем вы? - тут же выпалила я, находясь в замешательстве.
  Парни уставились на меня.
  - Виктор думает, что поблизости появился новый вампир, который оставляет за собой следы, - отозвался Дэвид, и я немного обрадовалась тому, что он говорил это не со злостью и раздражением в голосе.
  - Что? Вампир? - нахмурилась я.
  - Ты встала не с той ноги, раз до тебя так долго доходят очевидные вещи? - ухмыльнулся Дин, мотая головой.
  Я сделала вид, будто не слышала его, пропустив слова мимо ушей.
  - Пожалуйста, объясните нормально, что вообще происходит? - спокойно попросила я, скрестив руки на груди. - Этот... новый вампир появился после того, как я... сбежала?
  - Похоже на то, - пожала плечами Элизабет. - Может, ты встречала за эти дни кого-то... похожего на нас? - в ее добродушных глазах поселилась тревога.
  - Нет, - решительно ответила я. - Я бы почувствовала это.
  В голове появилась еще одна добрая сотня вопросов, которые я собиралась задать, но слабый гул легкого дыхания Дина, Дэвида, Элизабет и Ванессы, которая до сих пор стояла у окна, не проронив за это время ни слова, прервали невесомые шаги со второго этажа. Уже через несколько секунд в поле моего обозрения появились еще три фигуры - Виктора, Сэма и Шона. Меня несколько настораживали их угрюмые лица.
  Особенно обеспокоенным казался мистер Брук.
  - Доброе утро, - бросил он в мою сторону, когда проходил мимо.
  Я лишь вяло кивнула.
  Сэм подошел к своей возлюбленной, приобняв ее за плечи и развернув ко всем лицом.
  - И многое я пропустила? - среди глухой тишины, образовавшейся в просторной гостиной, раздался мой подавленный голос.
  - Думаю, достаточно, - серьезно проговорил Виктор. - Мне кажется, что это вовсе не новый вампир, - обратился он ко всем.
  - То есть? - спросила я.
  - Мне не хотелось бы говорить тебе такое, но... - мужчина опустил глаза, будто бы в чем-то виноват передо мной. - Я предполагаю, что это мог быть Дэниэл.
  Я ожидала услышать другие варианты, но этот поразил меня больше всего.
  Я всем своим навсегда погибшем сердцем верила в то, что предположение мистера Брука - это всего лишь предположение. У меня даже в голове не могла уложиться мысль о том, что Дэниэл стал убивать людей! Даже недавно произошедший инцидент, в который он меня втянул, не дает право обвинять его в убийствах.
  Кто угодно, но только не Дэниэл...
  - Сколько было жертв? - стиснув зубы, пробормотала я.
  - Больше десятка человек, - с крайней досадой в мягком голосе сказал Виктор. - И это только за три дня.
  Элизабет тихо вздрогнула.
  - Похоже, твой экс-парень постарался на славу, - очередная шутка Дина, в данный момент, была неуместна.
  - Нет, это не Дэниэл, - я стала мотать головой в разные стороны и с надеждой посмотрела на лицо Виктора. Но даже он сомневался в своем сыне. - Элизабет, - произнесла я, отчаянно взглянув на женщину. Но она отвела взгляд в сторону. - Вы серьезно?! Дэниэл не способен на такое, - последние слова прозвучали очень твердо и уверенно.
  Я не желала верить в это, и никогда не поверю... Но какая-то часть меня все же могла допустить мысль о том, что он действительно стал совершенно другим, и изменения были в худшую сторону.
  - Пойми, Мия, Дэниэл очень изменился, и все его действия теперь непредсказуемы, - произнес мужчина, печально глядя на меня.
  - Но ведь это могли сделать и другие! - с обжигающей болью в голосе воскликнула я. - Почему сразу Дэниэл? Если он избавился от чувств, то это не значит, что теперь он окончательно превратился в монстра, - я принялась яро защищать его. - Мы не должны все сваливать на него. Это не справедливо по отношению к нему...
  - Но ты сама знаешь, на что он способен, - не отступал Виктор. - Ведь он так жестоко поступил с тобой.
  Я слабо вздрогнула, вспомнив злополучный вечер позавчерашнего дня. Сейчас мне кажется, будто с того момента прошло уже сто с лишним лет...
  - Это ничего не меняет, - холодно сказала я. - Мы не можем с таким недоверием относиться к нему. Он не заслуживает такого, даже если теперь ничего не чувствует. Дэниэл дорог нам, и что бы ни произошло, мы обязаны поддерживать его, в любом случае.
  Я с приятным облегчением заметила, что Виктор, хоть и с неохотой, но все же прислушался к моим словам. Как и Элизабет, Мэри, о присутствие здесь которой на некоторое время я забыла. Все они сомневались в нем, и это ранило меня. Неужели, я одна верю в то, что Дэниэл не мог убить больше десятка человек? Как же остальные? Ведь они его родные! Они просто обязаны надеяться на него.
  И на какое-то мимолетное мгновение в гостиной повисла мертвая тишина, которую никому не хотелось разрушать. Даже Дин, который постоянно ерзал на диван во время разговора, замер, задумавшись о чем-то. Все мы сейчас воспользовались этим драгоценным мгновением спокойствия, погрузившись в бескрайние мысли о многом.
  Какое же всех постигло удивление и смятение, когда с ленивым, еле слышимым скрипом входных дверей в гостиной появился тот, кому было отдано все мое внимание и раздумья.
  Все наше внимание было устремлено на виновника разрушения гробовой тишины.
  Дэниэл казался равнодушным, как и прежде, его бледное, как мел, лицо выражало непоколебимое спокойствие, словно ничего ужасного не происходило.
  Частичка меня надеялась, что, когда я вновь смогу увидеть своего возлюбленного, то замечу, что в нем что-то изменится. Мне жутко хотелось увидеть то, что Дэниэл больше не является тем, кто так жестоко разбил мое небьющееся сердце.
  Но в который раз горькое разочарование настигло меня в самый неподходящий момент...
  - Всем привет, - заявил он, натянув на ангельское лицо фальшивую улыбку радости.
  Сейчас он выглядел таким безмятежным, будто это был самый обычный день самой обычной семьи.
  Никто не отреагировал на его слова. Появление Дэниэла оказалось неожиданным для всех нас. И удивление, отразившееся на наших мертвенно-бледных лицах, вызвало в нем усмешку.
  - Я тоже рад вас видеть, - сказал он и прошел вперед, мельком взглянув на меня. - Что ж, если вам что-нибудь понадобиться, я буду у себя.
  И только Дэниэл собирался сделать шаг, как Виктор сказал:
  - Останься, - словно отрезал мистер Брук.
  Дэниэл мгновенно замер на месте, безучастно взглянув на отца.
  - Что-то случилось? - невинно поинтересовался Дэниэл.
  - Да, случилось, - угрюмо кивнул Виктор.
  - Ох, если вы про то, что я не появлялся дома несколько дней, то...
  - Нет. Речь пойдет не об этом.
  Дэниэл снял с лица раздраженную маску и искренне удивился.
  - Тогда могу я узнать, что именно произошло? - левая бровь Дэниэла изогнулась.
  - Что ты творишь, сын? - устало вздохнув, спросил мужчина.
  - Не понимаю, о чем ты.
  - Не пытайся сделать вид, будто ты здесь не причем, - буркнул мистер Брук и кинул на столик черную папку.
  Дэниэл с некоторым замешательством наклонился и взял ее в руки. Открыв папку, он достал несколько фотографий.
  - Кто эти люди? - тихо вопросил Дэниэл, перебирая фотографии.
  - Твои жертвы, - словно приговор, изрек Виктор.
  - Что? - Дэниэл тут же перевел взгляд на отца. - Что ты такое говоришь?
  - Ты убил этих людей, сын, - со снисхождением отозвался мужчина.
  - Я никого не трогал, - резко сказал Дэниэл, швырнув черную папку на столик, - и впервые в жизни вижу их.
  И тогда я стала всматриваться в фотографии, которые постепенно навевали на меня неприятные воспоминания этих дней, которые я провела, скитаясь вблизи города и сходя с ума от дикого голода.
  Я внимательно рассматривала улыбчивые лица на фотографиях и с ужасом понимала, что это вовсе не Дэниэл чудовище, как предполагает Виктор, а я.
  Я - потому что это моих рук дело.
  Я прекрасно помнила каждую свою жертву, и ее неповторимый запах, который до сих пор присутствует где-то внутри меня...
  И в одно мгновение мне вдруг стало так паршиво, что захотелось провалиться под землю, лишь бы не ощущать внезапного прилива огромной вины за содеянное. Сколько раз я совершала подобные ошибки, но на этот раз я не просто сожалела об этом - я проклинала все, что есть в моей жизни... точнее в бесполезном и никчемном существовании, которые может продлиться целую вечность.
  Так же краем глаз я заметила, что на меня внимательно и с некоторым непониманием смотрят остальные.
  - Мия? - встревожено произнесла Элизабет. - Все хорошо?
  "Да" хотелось ответить мне, но я промолчала, не силах подобрать слова, которые могли бы хоть как-нибудь оправдать меня.
  Мои руки медленно сжимались в кулаки, я перестала дышать, и просторная гостиная сузилась до размеров этих фотографий, и я не видела ничего, кроме них. Человеческие лица застыли в моих мыслях, и будто кричали мне, что я самое ужасное чудовище во всем мире.
  - Это не Дэниэл... сделал, - сорвались эти слова с моих окаменевших губ. - Это я. Я убила этих людей.
  Мои слова повергли всех в шок. Хотя этого объяснения было мало, чтобы описать то, что я увидела на лицах тех, кто был так сильно дорог мне. Мое признание медленно разрывало мое мертвое, постоянно томящееся в печали и беспокойстве, сердце на мелкие кусочки, возрождая его, и снова безжалостно уничтожая.
  - Ты? - с сильным недоверием вымолвил Виктор.
  - Ну вот, я же говорил, что это не я сделал, - вздохнул Дэниэл, разводя руками. - Похоже, не за мной нужно строго наблюдать, а за ней, - его прозрачно-голубые глаза уставились на меня с неодобрением. - Честно говоря, я рад, что ты сделала это.
  - Что? - пискнула я.
  - О чем ты говоришь, Дэниэл? - рассеяно возмутился Виктор, отводя взгляд на него.
  - Она просто приняла свою сущность, не стала сопротивляться жажде, ведь это все равно бесполезно, - вновь посмотрев на меня, Дэниэл подмигнул и улыбнулся одним уголком губ, но эта улыбка не коснулась его пустых глаз.
  Я очень ясно ощущала, как в сотых раз мое холодное сердце разбивается на миллионы ледяных осколков.
  - В этом нет ничего хорошего, - строгость вернулась в тон Виктора, который бросил на меня суровый взгляд. - Надеюсь, ты осознаешь весь ужас того, что натворила?
  - Даже более чем, - промямлила я, чувствуя, как гнетущая боль поедает меня изнутри, причиняя адские страдания. - Я ненавижу себя за это, Виктор, - подняв глаза, я уставилась на мужчину, брови которого были сведены вместе, а скулы напряжены. Но через несколько секунд черты его лица немного смягчились, что несколько облегчило мое непростое положение. - Каждый раз, когда я остаюсь наедине со своими мыслями, то начинаю проклинать свое существование, и это приводит к тому, что во мне просыпается дикое желание убивать...
  Я ожидала, что поток обвинений в мой адрес польется из уст Виктора, и морально была готова к этому. Но мистер Брук, почему-то, промолчал, лишь тихо хмыкнув себе под нос.
  И это все? Мое наказание заключается в одном "хм"?! Я ожидала чего угодно, но не такой... слишком простой участи.
  - Ты не виновата в этом, Мия, - сказал спокойно Виктор. - Никто в этом не виноват. Ты еще совсем молода, чтобы контролировать себя.
  - Но...
  - Не терзай себя, - не дал мне сказать мужчина, мягко посмотрев на меня. - Теперь мы с тобой, и поможем преодолеть этот трудный период жизни. Все будет хорошо, дорогая. Поверь.
  Мистер Брук подошел ко мне, и его рука легла на мое плечо. Мой взгляд неуверенно переместился на Дэниэла, который, скрестив руки на груди, с непониманием и волнением в прозрачно-голубых глазах смотрел то на меня, то на Виктора.
  - И это все? - вымолвил Дэниэл.
  Все вопросительно уставились на него.
  - Не терзай себя, Мия, мы с тобой - это все, что ты можешь сказать, Виктор? - прыснул он. - Это все твое негодование? Удивительно, что она, - Дэниэл кивнул подбородком в мою сторону, - так просто отделалась. А что, если бы все-таки я убил тех людей? Ты бы закрыл меня где-нибудь в подвале, или запретил выходить из дома? - больше обиды слышалось в его голосе.
  - Что ты такое говоришь, сынок? - удивился Виктор. - Я бы никогда...
  - Да-да, знаю, - закатил глаза Дэниэл, перебив отца, - ты бы никогда не сделал ничего против моей воли. Но она, - холодные прозрачно-голубые глаза, казалось, заглядывали мне прямо в душу, отчего я почувствовала себя совершенно беспомощной против его чар, и внезапно захотелось забиться в самый дальний угол, чтобы меня никто не смог найти и потревожить. - То, что Мия совсем недавно стала вампиром, не снимает с нее вины за содеянное. Разве не так гласит твое заветное правило, а? - Дэниэл наиграно изобразил удивление.
  - Перестань себя вести подобным образом, - вложив в свой голос максимум строгости, произнес Виктор, немного выступив вперед.
  - Хорошо, - с непоколебимым спокойствием Дэниэл пожал плечами. - Честно говоря, мне все равно, как ты отнесешься к проступку Мии. Это не мое дело, и я не хочу вмешиваться в ваши проблемы, - напоследок, он натянул на лицо ехидную улыбку.
  Я слабо выдохнула, в который раз удивляясь его нынешнему поведению. Вот интересно, насколько хватит моей веры? Не думаю, что надолго, если он и дальше будет так себя вести. Но я буду стараться изо всех сил держаться как можно дольше. Должен быть выход из этого положения, потому что выход есть всегда. И не однажды я убеждалась в этом, находясь в действительно безвыходных ситуациях.
  - Он прав, Виктор, - тихо сказала я, взглянув на Дэниэла. Он с прежней пустотой смотрел на меня. - Ничто не сможет избавить меня от вины за то, что я натворила. Мне нет оправданий, и я очень хорошо понимаю это. Я... я проклинаю себя за это, - в моих словах крылся целый океан жгучей боли, которая стремительно завладевала моим темным сердцем.
  - Какая драма, - с театральным сочувствием вздохнул Дэниэл. - Ничего, милая. Уверяю, что скоро ты свыкнешься со своей новой сущностью, - вновь последовала пустая улыбка.
  Если бы он знал, как мерзко мне было слышать эти слова из его уст! И внезапно мне захотелось наговорить ему столько колкостей и гадостей, какие я только знаю. И я была очень близка к срыву. Но что-то сильное заставило меня остановиться во избежание глупости, после которой я буду жалеть об этом.
  Мои руки сжались в кулаки. Переборов внутри себя кипевшую злость, я сделала глубокий вдох и расслабилась.
  Когда ярость совсем утихла - на это понадобилось около минуты - мне захотелось побыть одной, убежать от встревоженных взглядов окружающих, Дэниэла... Именно его прозрачно-голубые глаза словно кричали мне: "Ты монстр! Ты монстр!", надсмехались надо мной, отчего становилось невыносимее.
  Мой взгляд встретился с взглядом Ванессы, которая все так же молчаливо стояла у окна рядом с Сэмом, не желая вмешиваться. Я прочитала на ее лице сочувствие. Она, безусловно, хотела поддержать меня, но понимала, что сейчас не самое лучшее время для душевных разговоров.
  Мэри. Она с негодованием смотрела на своего брата, и я могла представить, что ей хочется пролить на Дэниэла целый поток плохих слов.
  Я немного расправила плечи и направилась к входной двери.
  Никто не пытался остановить меня, потому что понимали, что сейчас мне не помешает побыть одной. Хотя с другой стороны теперь мне нельзя было доверять, после того, что я натворила...
  Проходя мимо Дэниэла, я остановилась.
  Невозможно было не заметить, как он слегка отступил назад, будто остерегался моей близости.
  - Ты сделал меня такой, - прошептала я.
  Опустив голову, я последовала к выходу.
  День тянулся бесконечно долго. Даже слишком. И все эти часы я просидела на самой высокой ветке ели, непрерывно наблюдая за тем, как безвозвратно уходит день, пролетает вечер, и наступает ночь.
  За это время никто не потревожил меня. И я была счастлива этому. В мою голову ни разу не пробрались мысли о том, что я чудовище, что я убила людей. Я просто наблюдала, как солнце, последние секунды даря миру свое щедрое тепло, скрываются за четкой черной линией горизонта. И наступает тишина.
   И мне не понадобилось совершенно никакого труда услышать, как тихо закрывается входная дверь дома семьи Брук, и в мою сторону кто-то идет. Очень тихо и неспешно, можно подумать, будто этот кто-то о чем-то размышляет.
  Я постаралась избавить себя от ненужных мыслей и вновь посмотрела на небо, которое уже не было светлым. Лес погрузился во мрак, и я вместе с ним.
  Незнакомый гость остановился позади, но я так и не повернула головы. Беспечно болтая ногами в воздухе, я продолжала пристально смотреть на темный небосклон.
  - Теперь будешь игнорировать меня? - раздался слегка насмешливый и огорченный голос Дэниэла.
  В этот момент внутри меня что-то щелкнуло, и я резко обернулась. В первую долю секунды меня посетила мысль, что его голос - всего лишь моя очередная галлюцинация. Но опустив взгляд вниз, я действительно видела Дэниэла, который смотрел на меня, облокотившись о ствол рядом стоящего дерева.
  Безусловно, я была рада видеть его здесь. Но... почему он пришел? Разве ему не все равно? Или он здесь только ради того, чтобы вновь причинить мне боль своим безразличием ко всему?
  - Зачем ты здесь? - устало спросила я, не сводя с него взгляда.
  - Разве ты не рада меня видеть? - хмыкнул он, сверкнув в темноте прозрачно-голубыми глазами. Я промолчала. Дэниэл протяжно выдохнул. - Ладно, я пришел поговорить с тобой.
  - Думаю, ты уже все сказал, - с обидой ответила я, стараясь при этом держать себя в руках. Хотя во мне все кипело от сильного желания тут же броситься ему на шею и умолять его вернуться ко мне.
  - Ох, Мия! Перестань дуться, ладно? - сказал он это тихо, но я прекрасно услышала его слова.
  - С чего ты взял, что я обиделась, Дэниэл? - спокойно проговорила я. - И... разве тебе не все равно, обиделась я, или нет?
  В ответ последовало молчание, которое ввело меня в растерянность. Я нахмурила брови и стала внимательно всматриваться в лицо Дэниэла, которое одновременно оставалось таким же пустым и равнодушным, и что-то промелькнуло в прозрачно-голубых глазах, отчего я резко ринулась вперед, плавно приземлившись рядом с ним.
  Дэниэл переметнул взгляд на меня.
  - Твое молчание я воспринимаю как отрицательный ответ... - пробормотала я, осторожно подходя ближе.
  Он поджал губы, чуть сузил глаза и разжал кулаки.
  - Ты ошибаешься, Мия, - заговорил Дэниэл. - Мне все равно. Можешь не сомневаться в этом, - сказал он громче.
  - Хорошо, - сдержано вымолвила я, судорожно выдохнув. - Тогда что ты здесь делаешь, если тебе все равно?
  - Я хотел извиниться.
  - Ты ни в чем не виноват передо мной.
  - Нет. Виноват, - Дэниэл сделал крошечный шаг вперед. - Виноват в том, что обратил тебя. Я не имел право делать это. Просто... мне казалось, что другого выхода нет, и единственный выход был обратить тебя, - впервые за все дни я увидела в прозрачно-голубых глазах искреннее сожаление.
  Молчание постепенно разливалось вокруг нас, создавая ощущение, будто мы с Дэниэлом единственные оставшиеся на этой планете. Мне бы очень хотелось, чтобы так и было. Но суровая реальность вскоре напомнила о себе.
  - Я не виню тебя, Дэниэл, - почти шепотом произнесла я. - И все, что я говорила по этому поводу, это... было сгоряча.
  - Хорошо, - быстро кивнул он. - Тогда это все, что я хотел тебе сказать.
  Еще несколько секунд Дэниэл нерешительно смотрел на меня, а потом развернулся, собираясь уйти.
  - Постой! - на выдохе воскликнула я.
  Дэниэл резко остановился, но не повернулся.
  Это определенно значило для меня то, что есть еще одна попытка пробудить в нем хоть какие-нибудь чувства. Пусть я буду унижаться, молить, вновь ненавидеть себя за свои слабости, но я попробую вновь поговорить с ним.
  - Скажи, ты... действительно ничего не чувствуешь? - неуверенно спросила я, подходя ближе к нему.
  Дэниэл пробурчал себе что-то под нос, и нехотя повернулся ко мне лицом. И какое же меня постигло разочарование, когда прозрачно-голубые глаза вновь стали холодными, как металл, и пустыми.
  - Ничего, - уверенно кивнул он.
  - Но ведь что-то заставило тебя остаться здесь, а не уехать, - не собиралась униматься я.
  - Слушай, вы попросили, и я остался, - с лютым холодом в мелодичном голосе изрек Дэниэл. - Разве этого повода недостаточно?
  - Неужели, тебя действительно больше ничего не держит? - всхлипнула я, с отчаянием глядя в его прозрачно-голубые глаза.
  - Да, Мия, - спокойно отозвался он. - И... разве тебе еще не надело верить в чудесное возвращение моей навсегда потерянной человечности? - его губ коснулась скептическая ухмылка.
  - Никогда, - шепнула я, сомкнув губы воедино. - Ты же прекрасно знаешь это, и все равно пытаешься оттолкнуть меня.
  - Эй, вот только не надо давить на мою жалость! - лицо Дэниэла скривилось в недовольной гримасе.
  - Я и не пытаюсь делать этого. Я просто хочу достучаться до твоих чувств.
  - Тогда мне следует тебя огорчить, - он перестал улыбаться, вновь натянув маску безразличия на лицо, - потому что все твои попытки сделать меня прежним смазливым и вечно думающим над всякой ерундой парнем будут бесполезны. Я. Никогда. Не вернусь, - проговорил Дэниэл с такой внятностью и четкостью, словно пытался вбить в меня эти слова. - Перестань надеяться на мое спасение. Этого никогда не произойдет. И... тебе бы пора смириться. По крайней мере, ты вампир, и в любой момент можешь избавиться разом ото всех проблем.
  - Я никогда не сделаю этого, - тихо, но уверенно произнесла я, медленно мотая головой. - И знаешь почему? Потому что я не привыкла сдаваться. Если будет нужно, то я готова бороться за твою человечность хоть всю свою вечность. Я по-прежнему верю, что смогу вернуть тебя.
  - Тогда ты очень глупая, - фыркнул он, закатив глаза.
  - Ошибаешься. Это делает меня сильной. И я обязательно добьюсь того, чтобы ты вновь смог почувствовать хоть что-нибудь.
  - Это бессмысленно...
  - Я не сдамся, - я сделала еще один шаг вперед, оказавшись совсем близко к нему, - потому что ты бы тоже никогда не оставил меня и боролся до последнего. Потому что ты любишь меня, Дэниэл. И я люблю тебя.
  - Перестань так думать, - неожиданно зарычал он. - Я не люблю тебя, Мия! И больше не смогу полюбить. Уже никого и никогда. Ты умерла для меня, понимаешь? И, пожалуйста, прими это, потому что так не будет продолжать бесконечно. Рано или поздно, ты все равно сдашься.
  - Нет...
  - Не отрицай этого, потому что именно так и будет, - уже спокойно промолвил он. - Чем раньше ты забудешь меня, тем легче тебе станет потом.
  - Не пытайся отговорить меня, - я покачала головой.
  - Я просто хочу, как лучше, - Дэниэл равнодушно пожал плечами. - Но если ты желаешь страдать всю вечность, вместо того, чтобы наслаждаться каждым драгоценным мигом бессмертия, то, пожалуйста, поступай, как знаешь. Но поверь мне, однажды эмоции загонят тебя в тупик, - вкрадчиво проговорил он, - и ты будешь жалеть о том, что можешь чувствовать.
  - Ты не прав, Дэниэл. Отключив их, ты сдался, как последний трус. Ты не захотел бороться...
  - За что мне было бороться? - прокричал он. - Я все потерял, Мия, когда ты умерла! Ты не представляешь, как это тяжело... Сначала гибель Анны, потом ты... Хоть я и не живой, но я все чувствовал, и это было моей самой главной проблемой, - лицо Дэниэла вновь стало спокойным. - Но сейчас мне так хорошо, когда я, наконец, избавился от этого груза.
  - Ты не избавился. Ты просто убежал...
  - Ты не понимаешь, - с долей безысходности сказал он. - Ты когда-нибудь теряла кого-то, без кого ты не видишь смысла в своей жизни? Правильно. Не теряла. Так что не надо думать за меня.
  - Я теряю, Дэниэл, - мой голос слабо задрожал. - Тебя.
  - Прошу, хватит драматизировать! - скривился он.
  - Нет, - настойчиво возразила я. - Я не должна тебя потерять, понимаешь? Не должна!
  - Рано или поздно приходится делать то, что тебе не хочется, потому что так будет лучше, независимо от того, насколько это положение ужасно, - Дэниэл вплотную подошел ко мне, отчего у меня перехватило дыхание, и я мгновенно растаяла от его близости. - Забудь меня, Мия. Потому что если ты не сделаешь этого, тебе будет очень, очень больно.
  - Пожалуйста, Дэниэл, - шепотом взмолилась я, смотря в его очаровательные глаза, - не оставляй меня...
  - Я не могу сделать того, что ты просишь, - тем же шепотом ответил он, положив руку на мою щеку. В этот момент мне показалось, что счастье разорвет меня на мелкие кусочки.
  - Почему?
  - Потому что я не хочу быть с тобой, - очень тихо, но твердо сказал Дэниэл. - Я больше не люблю тебя, и никогда не смогу полюбить. Пожалуйста, прими это и не держи на меня зла.
  Я с бескрайним отчаянием смотрела в его глаза и не подпускала к себе мысль, что все это - ужасная, невыносимая реальность.
  Дэниэл быстрым движением убрал руку с моей щеки и отстранился.
  - Возвращайся в дом, Мия, - он медленно развернулся и вскоре исчез за деревьями.
  В моей груди беспрерывно неприятно ныло, и это было настолько ужасно, насколько возможно, учитывая, что сердце вампира мертво.
  Все так быстро разрушилось - буквально за один миг.
  Я просто не могла представить свою жизнь без Дэниэла. Что я буду делать? Как жить? Как дышать? Как двигаться и заставлять себя врать всем, что у меня все хорошо? Все мое дальнейшее бессмертное существование - абсолютно пустое, бессмысленное... Я буду совершенно одинока. Навсегда.
  
  Глава двадцать первая
  Гость
  
  Быстро образовавшуюся пустоту в груди тут же заполнило странное ощущение, будто кто-то пристально смотрит мне в спину. И это мгновенно заставило меня переменить ход своих мыслей.
  Я резко развернулась.
  Ничего, кроме сплошной темноты, мне не удалось разглядеть.
  И вдруг подул едва уловимый ветерок, заставив пожелтевший лист оторваться от сухой ветки, пронеся его мимо меня, и с тихим шелестом упасть на землю.
  И тут со стороны последовал сильный толчок, который моментально сбил меня с ног.
  Я ударилась о дерево, находившееся в восемнадцати ярдах. Раздался хруст, и я с грохотом рухнула вниз.
  У меня не было ни одной крохотной секунды на растерянность и недоумении в только что произошедшем. Я должна была резко встать на ноги и немедленно схватить того, кто толкнул меня.
  С губ невольно сорвался низкий горловой рык, внутри все заполнилось необъяснимой ненавистью, которая просочилась в меня вместе с воздухом, которым я наполнила свои легкие. И в нем я сразу уловила знакомый аромат.
  Этот запах, определенно, принадлежал вампиру. Неизвестному вампиру, который сейчас находится очень близко.
  Одним рывком я поднялась с земли и осмотрелась.
  Через три миллисекунды с юго-запада послышались легкие шорохи. Мой настороженный и сосредоточенный взгляд прошелся по периметру и остановился на востоке. На какое-то мгновение по округе разлилась нерушимая тишина. Но совсем скоро ее вновь прервали странные звуки, исходившие с востока.
  Я не видела своего преследователя, но могла отчетливо услышать его первый слабый вдох, и протяжный выдох. И почему-то мне показалось, что для "шпиона" все это казалось веселой игрой, и он сейчас улыбается.
  - Кто здесь? - громко спросила я, нахмурив брови.
  Мертвое молчание.
  Это только сильнее разозлило меня.
  - Кто бы здесь ни был, выходи, - снова сказала я, пристально смотря в сторону востока.
  И снова тишина.
  Я медленно сжала руки в кулаки и сделала небольшой шаг вперед. Вновь замерла, прислушиваясь к окружающим звукам.
  Этот кто-то определенно вел со мной глупую игру в прятки. Не знаю, что надо этому вампиру, но даю слово - что ему не поздоровиться, когда я поймаю его.
  - Эй, я знаю, где ты! - обратилась я к незнакомцу. - Так что можешь выходить.
  Вампир издал тихий смешок.
  "Только спокойно, Мия" сказала я про себя, сделав небольшой вдох. В легкие снова просочился сладковатый аромат вампира, и он ощущался более ясно, значит, он еще ближе ко мне.
  - Обещаю, если ты покажешься, я не причиню тебе вреда, - все это уже казалось довольно глупым, и меня посетила мысль, что это может быть очередной галлюцинацией.
  Но нет. Это было реальностью. И доказательством тому было то, что мне удалось разглядеть своего бессмертного преследователя.
  Движения вампира было сложно уловить - он, на мое удивление, передвигался очень быстро.
  Теперь он находился позади меня. Я не стала медлить и обернулась, надеясь все-таки увидеть вампира.
  - Хватит прятаться, - сказала я серьезным и немного угрожающим тоном.
  - ОН был прав, - внезапно послышался голос преследователя.
  Я слегка вздрогнула и настороженно уставилась вперед.
  Высокий, темноволосый вампир очень плавно выходил из-за массивных деревьев, ехидно улыбаясь мне. Тем временем я внимательно рассматривала его, стараясь не упустить ни одной детали. На вид ему было около двадцати трех лет.
  "Еще совсем молодой" подумала я, почему-то почувствовав к нему жалость. Ведь у него, как и у меня, и у остальных вампиров, могла сложиться долгая и счастливая человеческая жизнь.
  Я слабо потрясла головой и напряглась, готовая в любой момент защищать себя.
  Конечно, мне не стоит сейчас вот так спокойно стоять перед ним, ничего при этом не делая. Я должна была уже напасть на него и вырвать его сердце, или оторвать голову. Вдруг, он представляет смертельную угрозу мне, или семье Дэниэла, или моим друзьям?
  - Ты не такая, как все мы, - закончил вампир, делая шаг навстречу мне.
  Я невольно отступила назад.
  - Кто ты? И что тебе здесь нужно? - сдержанно спросила я.
  - А ты спокойна, - заметил парень, словно не обращая внимания на мой вопрос. - Другой вампир на твоем месте уже давно бы набросился на меня в попытке убить.
  С этим я не могла не согласиться.
  - Ты не ответил, - напомнила я, все больше напрягаясь. А вот он казался совершенно беспечным и уверенным в том, что я все же не решусь на него напасть. - Что тебе здесь нужно?
  Парень загадочно улыбнулся, продолжая приближаться.
  Тогда я заметила в нем кое-что странное. Его глаза - они были цвета светлого индиго.
  - Не беспокойся, я не намерен причинить тебе зла, - заговорил парень, все еще ехидно улыбаясь. - ОН мне не позволит это сделать.
  Я нахмурилась.
  - Кто ОН? И кто ты? - все его загадки начали действовать мне на нервы.
  - Думаю, мы пропустим этот пункт, - пропел вампир, сделав еще один шаг в сторону.
  Я продолжала настороженно наблюдать за его движениями.
  - Тебе не стоит меня бояться, Мия, - пророкотал он, улыбнувшись еще шире.
  "Откуда этот вампир знает мое имя?" - это первое, что пронеслось в моих мыслях, и заставило придти в растерянность.
  Но я не задала вопрос, который должна была задать, решив, что не стоит показывать парню свое замешательство.
  - Ты не боишься, что мое спокойствие может мгновенно рухнуть, и я вырву твое сердце? - со злостью проговорила я, не желая больше "нежничать".
  Вдруг, вампир рассмеялся.
  - Думаешь, я испугался? - хохоча, сказал парень, закинув голову.
  Но я лишь промолчала, гневно сжимая кулаки.
  Очень скоро смех прекратился, и парень резко посмотрел меня. Честно сказать, было в его глазах что-то такое, что смогло пробудить во мне слабый ужас.
  - Знаешь, - в следующее мгновение вампир приблизился ко мне, оказавшись так близко, что я могла чувствовать его холодное дыхание на своем лице, и прижал меня к стволу ближайшего дерева. Он зажал своей рукой мое горло и тихо продолжил, - это тебе следует меня бояться. Я гораздо старше тебя и, конечно же, сильнее, - последовала ледяная улыбка. - Но к твоему огромному счастью мне нельзя убивать тебя.
  - Раз уж ты такой сильный, зачем же пляшешь под чью-то дудку? - с сарказмом прохрипела я, злорадно ухмыльнувшись.
  - Лучше помолчи, девочка, - прорычал парень.
  - А то что? - не унималась я, продолжая храбро смотреть в глаза вампира.
  И должна признаться - он был действительно силен.
  Парень несколько долгих секунд пристально смотрел на меня, и внутри продолжал присутствовать страх при виде его глаз цвета светлого индиго, в которых определенно читался гнев.
  Но вампир не позволил злости одолеть им.
  - Ничего, - наконец, ответил парень. - Ты слишком ценный материал, и ОН будет недоволен, если с тобой что-нибудь случится...
  Вампир ослабил хватку и убрал руку от моего горла. Он быстро отступил назад, замерев на месте. Парень собирался что-то сказать, но потом его взгляд переметнулся за левое плечо. Он словно к чему-то прислушивался.
  Затем, вампир вновь повернулся ко мне.
  - Следовало ожидать, что твои друзья поспешат на помощь, - забормотал он, - но, честно говоря, я ожидал, что они почувствуют меня раньше.
  И тогда я услышала, как к нам приближаются три вампира. И среди них был Дэниэл - его запах я определила первым. С ним были Виктор и Дин.
  - Было приятно увидеться с тобой, - сказал мне вампир, и я вновь сконцентрировала все внимание на нем. - Искренне тебе говорю, что для меня это настоящая честь. Не каждый день можешь встретить гибрида вампира и Лугару, - снова всплыла ухмылка. - До скорой встречи, Мия.
  Какая-то ничтожная доля секунды, и вампира уже не было рядом со мной. Я больше никого не видела перед собой.
  Часть моего разума понимала, что мне следует броситься за ним и остановить любой ценой. Но последние слова, сказанные вампиром, словно едкие корни, вросли в мой разум, занимая все больше свободного пространства.
  Этот парень знает, кто я. Теперь я прекрасно понимала это. Но никак не могла понять, как? Откуда?
  Я смотрела вперед, но видела лишь огромную пустоту, которая продолжала разрастаться вокруг. Так же мой слух уловил, что Дэниэл, Виктор и Дин уже совсем близко.
  - Мия! - и я услышала беспокойный тон мистера Брука.
  Его голос заставил меня вынырнуть из темного и глубокого омута раздумий и взглянуть на троицу, остановившуюся передо мной.
  - Виктор... - прошелестела я.
  - Кто это был? - взволнованно поинтересовался мужчина.
  - Я... я не знаю.
  - Ты в порядке? - Виктор подошел ко мне, обняв меня за плечо.
  - Да, - сухо кивнула я.
  Невольно мой взгляд пересекся с взглядом Дэниэла, который, на мое удивление, выглядел беспокойным.
  - Мы должны догнать его, - сказал Дин.
  - Нет, слишком поздно, - Виктор отрицательно помотал головой. - Он уже далеко.
  - Дин прав, - заявил Дэниэл. - Стоит поймать этого упыря и выяснить, чего он хотел.
  Я блокировала их голоса в своей голове и сделала глубокий протяжный вдох, наполняя свои легкие лесным воздухом, в котором остался ясный след аромата этого вампира. Этот запах тонкой, но очень четко-выраженной ниткой тянулся на запад.
  Не тратя время на раздумья, я тут же понеслась в нужную сторону.
  У нас еще был шанс догнать этого парня, и я не собиралась опускать руки, даже если он сейчас далеко.
  Проносясь с молниеносной скоростью по лесу, я точно знала и чувствовала, что Виктор, Дэниэл и Дин последовали за мной, но они отставали на несколько десятков ярдов.
  Мы неслись несколько минут, становясь все ближе и ближе к вампиру. Теперь он стопроцентно был в зоне досягаемости. А та спасительная нитка, тянувшаяся за ним, ощущалась мне намного яснее.
  Мы были почти у цели.
  Теперь я могла слышать его движения. Я могла представить, что сейчас он старается изо всех сил скрыться от нас.
  Вампир был немного растерян и встревожен - об этом говорило его нервное и частое дыхание. А иногда он что-то бормотал себе под нос. Но из-за слишком высокой скорости мне не удалось расслышать, что именно говорил парень.
  Дэниэл, Виктор и Дин сравнялись со мной.
  - Дин, Виктор! - крикнула я, и оба тут же посмотрели на меня. - Попробуйте обойти его с двух сторон.
  Они кивнули и прибавили скорость.
  Мы с Дэниэлом продолжили двигаться вперед, стараясь нагнать парня.
  Вот, я могла видеть ясный силуэт парня. Он обернулся и, увидев, как мы распределились, побежал быстрее.
  Виктор с Дином вновь отставали, и Дэниэл оказался позади меня. Они не были способны бежать быстрее, так как если бы могли - уже давно бы это сделали, и парень был бы пойман.
  А вот я могла. Я бежала легко, не прилагая к этому особых усилий, поэтому у меня еще был шанс догнать вампира, который, кстати, был совсем близко.
  Я побежала быстрее. И перед собой поставила единственную цель - во что бы то ни стало поймать вампира, который насторожил меня своим неожиданным появлением.
  - Не надейся, что сможешь поймать меня! - крикнул парень, ловко перепрыгнув через поваленное дерево.
  "Зря радуешься" довольно подумала я и снова ускорилась.
  Нас разделяли какие-то ничтожные метры. Казалось, только протяни руку - и я смогу достать его!
  Я ловко забралась на дерево, перепрыгнула на соседнее, продолжая преследовать вампира. Я прекрасно видела его и готовилась к решающему прыжку.
  Вампир то и дело, что поднимал голову, оценивая мою позицию для атаки. Парень хотел сменить направление, но увидел, что с двух сторон его тоже поджидала облава. Поэтому вампир продолжил целеустремленно двигаться вперед.
  "Достаточно бегать" подумала я и настроилась на прыжок.
  Все мое тело превратилось в упругую пружину, в бомбу замедленного действия, готовую рвануть в любой момент.
  Изо рта вырвался грозный рык, и я сильно оттолкнулась ногами от ветки высокой ели.
  И я полетела.
  Все превратилось в съемку замедленного действия - за короткие мгновения я могла сотни раз сменить свое положение.
  Я стремительно приближалась к вампиру.
  И вот, наконец, достигнув парня, я вцепилась руками в его шею, и мы упали, прокатившись по земле несколько метров.
  Вампир зарычал и пытался скинуть меня с себя. Но, на удивление, я оказалась сильнее его. Поэтому без труда смогла блокировать его атаку.
  - Игра окончена, - сказала я, не скрывая своей радости.
  - Иди к черту! - прошипел вампир.
  - Как скажешь, дорогой, - ухмыльнулась я и резким движением завернула его руки за спину, крепко сжав их.
  Через пару секунд ко мне подоспели Дин, Виктор и Дэниэл.
  Меня немного смутило то, что Дэниэл с некоторым удивлением смотрел на меня.
  Дин и Виктор взяли вампира под свой контроль.
  - Попался, бегун, - усмехнулся Дин.
  Теперь я могла вздохнуть с облегчением.
  Мэри, Элизабет и Ванесса были, мягко говоря, удивлены, когда Виктор и Дин затащили в дом вырывающегося из их нерушимой хватки парня. Дэниэл шел прямо за ними, чтобы в любой момент поймать вампира, если тот вырвется. Ну, а я была самой последней, тихо размышляя над словами этого парня.
  - О боже, вы поймали его! - ужаснулась Элизабет.
  - Ты в порядке? - тут же поинтересовалась Ванесса, как только я зашла в дом.
  - В полном, - вяло кивнула я.
  Шон поставил стул посреди гостиной, и Виктор с Дином посадили туда парня.
  - Все твои попытки сбежать будут бесполезными, - предостерегающе сказал мистер Брук, - так что веди себя спокойно, если не хочешь, чтобы мы...
  - Что? - перебил его парень, натянув на лицо дьявольскую улыбку. - Убили меня?
  - Да, - холодно отозвался Виктор. - И если ты хочешь жить, тебе придется ответить на все наши вопросы.
  - Ха, не дождетесь!
  Дэниэл, стоявший рядом со своим отцом, вплотную подошел к вампиру и схватил его за горло.
  - Советую тебе быть паинькой, если ты не хочешь потерять свою голову, - грозным и зловещим тоном прорычал Дэниэл.
  - Не выйдет, мальчик, - фыркнул вампир, убрав руку Дэниэла со своего горла. - Мне пятьсот шестьдесят восемь лет, я Древний. Так что тебе придется хорошенько попыхтеть, чтобы убить меня, - он дразняще улыбнулся. - А, хотя, это почти невозможно. Если только вы не состоите в теплых отношениях с оборотнями, - этот парень сейчас явно язвил. - Хмм... - промычал он, взглянув на меня. - Я совсем забыл про твою сущность. Ты же не просто вампир, - взгляд парня быстро проскользнул по мне и остановился на лице. - В тебе ведь теперь течет кровь Лугару.
  - Ты знаешь об этом? - вмешалась Ванесса, и ее голос слегка дрожал.
  Но парень сделал вид, будто не слышал ее.
  - Ты же не убьешь меня, а? - вампир вытянул губы и сделал "щенячий" взгляд.
  - Посмотрим, - хмыкнула я.
  Он тихо рассмеялся и развалился на стуле. Его лицо приняло отчужденный и совершенно равнодушный вид, словно мы для него не представляли никакой опасности. И эта деланная беспечность стала меня раздражать.
  - Твои глаза, - прошептала Ванесса, подойдя ближе к вампиру. - Ты связан с ним...
  - Что? - тут же спросил Виктор, вопросительно глядя на девушку. - О чем ты, Ванесса?
  Дэниэл, Элизабет и Мэри с той же заинтересованностью повернулись к ней.
  - Кто-нибудь из вас встречался лично с Бессмертными? - обратилась ко всем Ванесса, продолжая пристально смотреть на парня.
  Никто не ответил.
  - Их глаза - они цвета индиго, - продолжила она.
  - Хочешь сказать, что этот парень один из Бессмертных? - с некоторым недоверием в голосе поинтересовался Дэниэл, скрестив руки на груди.
  - Нет, нет, - Ванесса отрицательно покачала головой. - Но он связан с ними.
  - То есть, связан? - нахмурился Виктор.
  - Самуэль может привязывать к себе вампиров, так же управлять их сознанием, видеть их глазами, слышать их мысли, и так далее, - пробормотала она. - Мы уже встречались с подобным. Помнишь, Мия? - Ванесса взглянула на меня.
  Остальные последовали ее примеру. И Дэниэл.
  - Да, - лишь кивнула я.
  - Ее звали Джессика, - продолжила девушка. - Мы встретили ее, когда Мия уже присоединилась к нам. Джессика якобы хотела соединить наши силы и возможности и идти дальше вместе. Но она прокололась, когда сказала, что Мия не совсем обычный вампир. Я сразу поняла, что Джессика связана с Самуэлем, - Ванесса пристально смотрела на вампира, сидящего на стуле, но ее взгляд был стеклянным, словно она видела перед собой пустоту.
  - Но зачем это нужно Самуэлю? - спросил Виктор.
  - Чтобы наблюдать за обстановкой, которая творится за пределами его нерушимой крепости, - отозвалась Ванесса, призрачно взглянув на мистера Брука. - Он очень редко выходит в свет. И я уверена, что сейчас, когда все обострилось до такой степени, он вообще не покидает свой замок, сидит на своем золотом троне короля и строит планы по завоеванию мира и уничтожению всего рода оборотней и их создателей Лугару, - с ее губ сорвался резкий смешок.
  - Ты тоже не проста, как кажешься на первый взгляд, - заметил вампир, оценивающе поглядывая на Ванессу.
  Краем глаза я заметила, как Сэм напрягся и немного выступил вперед.
  - Самуэль рассказывал о тебе, - парень подмигнул ей, и тогда Сэм издал тихий рык.
  - Успокойся, - мягко сказала Ванесса Сэму.
  - Хм, так ты и есть тот парень, с которым она сбежала? - вампир улыбнулся. - Что ж, я тоже наслышан о тебе.
  - Что, теперь Самуэль треплет о своем геморрое каждому, кто теперь пляшет под его дудку? - съязвила Ванесса.
  Парень перестал улыбаться.
  - Сколько вы собираетесь держать меня здесь? Просто у меня еще запланировано куча дел, и мне совершенно не выгодно торчать здесь с вами.
  - О, можешь не переживать, - заговорил Дин, - мы прикончим тебя сразу, как только ты нам расскажешь, каково черта ты оказался здесь? И что тебе нужно от Мии?
  - А ты что, ее защитник? - усмехнулся вампир.
  Я невольно взглянула на Дэниэла, который пристально смотрел на парня.
  - Возможно, - ответил Дин.
  - Тогда... мне стоит быть осторожней, - парень издал подавленный смешок.
  Вся эта обстановка действовала мне на нервы, и я уже ясно ощутила в себе огромное желание разодрать глотку этому самоуверенному вампиру.
  - Это Самуэль сказал тебе придти сюда? - задала я вопрос парню.
  Тот сразу же устремил свой взор в мою сторону.
  - Для твоей же пользы, если ты ответишь, - произнесла я холодно. - Или ты боишься, что Самуэль накажет тебя, если узнает, что ты проболтался?
  Парень поджал губы. - Следи за словами, милочка. Я могу в любую секунду вырвать твое сердце из груди и разорвать его на мелкие кусочки.
  - Давай, сделай это, - сказал Дэниэл.
  - Что ты... - заговорила Мэри, но тут же умолкла, когда поймала на себе решительный взгляд своего брата.
  - Тебе никто не помешает, - продолжил он. - Ты сможешь убить ее, - Дэниэл кратко посмотрел на меня и вновь уставился на вампира. - Только будет ли доволен Самуэль, когда узнает, что Мия мертва?
  - Дэниэл, прекрати, - вмешался Виктор.
  - Она ведь важна для него, верно? - продолжил Дэниэл, как ни в чем не бывало. - Ведь если бы не так, ты бы давно попытался убить ее. Но ты не тронул Мию, потому что в этом случае Самуэль был бы зол на тебя.
  Похоже, что слова Дэниэла были правдой, и вампир не произнес ни слова против.
  - А ты слишком догадлив, - небрежно промолвил парень. - Не пробовал пойти в детективы? Только вы все равно ничего не добьетесь от меня. Потому что если я вам скажу хоть что-нибудь, Самуэль найдет меня, как бы далеко я ни скрылся, и жестоко покромсает, да так, что от меня не останется даже мокрого места.
  - Для тебя же будет лучше, если ты расскажешь нам про его планы, - сказала Ванесса.
  - Вот еще! - прыснул вампир. - И не мечтай, детка. Я пока хочу жить.
  - Ты и в правду думаешь, что Самуэль оставит тебя в живых? - засмеялась Ванесса. - Да твоя жизнь для него ничего не стоит! Уж поверь мне. Он только использует тебя в своих целях. Скажи, что задумал этот гад, и я обещаю, что мы убьем тебя быстро.
  - Милая, ты же понимаешь, что вампиры не могут убить Древнего, - улыбнулся парень. - И я не собираюсь вам ничего рассказывать.
  - Вообще-то, на тебя найдется управа, - пророкотала я, широко улыбнувшись.
  Из-под верхней губы тут же появились длинные клыки.
  - Думаешь, сможешь меня напугать? - уже без прежней уверенности в голосе произнес вампир.
  В следующее мгновение я склонилась над ним.
  - Проверим? - прошипела я.
  Я знала, по крайней мере, надеялась, что мой метод запугать его сработает.
  Я стала медленно приближаться к его шее, ожидая, когда парень скажет хоть что-нибудь.
  И это случилось.
  - Ладно, ладно, - пролепетал парень, и я отстранилась. - Я вам все скажу.
  - Правильное решение, - похвалил Дэниэл.
  Клыки исчезли, я сделала шаг назад.
  - Итак, Самуэль послал тебя сюда только за тем, чтобы узнать о Мие? - начал допрос Виктор, скрестив руки на груди, и сделав серьезный вид.
  - Почти, - туманно ответил вампир.
  - Что еще он хотел узнать? - нетерпеливо спросила Ванесса, и я не могла не заметить, как в ее прозрачно-зеленых глазах загорается огонек заинтересованности.
  Вампир нерешительно опустил глаза.
  - Отвечай на вопрос, - рыкнул Дэниэл.
  По моему телу прошла волна мурашек. Его голос прозвучал так грозно, что мне стало немного не по себе.
  - Я должен был выследить Лугару, - наконец, сказал вампир, подняв свои глаза цвета светлого индиго.
  Во мне все встрепенулось. В голову тут же пробрались мысли об Эрике, Алексе, Доминике, Саймоне и... Мэйсоне. О последнем... человеке мне хотелось думать сейчас меньше всего. Но я ничего не смогла поделать с тем, что воспоминания обрушились на меня со скоростью снежной лавины, и перед глазами всплыл образ того вечера, когда Мэйсон укусил меня, после чего и начался весь кошмар. После чего моя жизнь стала настоящим ужасом...
  - И что ты узнал? - я услышала голос мистера Брука.
  - Ничего особенного, - парень равнодушно пожал плечами. - Последние два месяца их видят постоянно. Говорят, что они часто меняют свое убежище. И те, кто пытался хоть на сантиметр ближе подойти к ним, жестоко погибали.
  - Тебе удалось узнать их месторасположение? - спросила Ванесса.
  - Нет, - он качнул головой. - Но я видел их пару дней назад около Ванкувера. Они, как только почуяли, что рядом вампиры, тут же скрылись.
  - Это точно? - мой голос прозвучал нервно.
  - Да, - серьезно отозвался вампир. - Ну, а потом я стал искать тебя. И, как видишь, не совсем успешно, - вновь на бледном лице парня появилась натянутая ухмылка. - Честно говоря, я не думал, что ты окажешься такой... сильной, и быстрой. Должно быть, в тебе сказываются способности Лугару.
  Я молча опустила глаза и поджала губы.
  - Зачем Самуэль интересуется Мией? - спросил Виктор.
  - Думаю, ответ очевиден, - губы парня растянулись в очередной улыбке.
  - Будь добр, просвети, - хмыкнул Дэниэл.
  - Всем вам известно, что Бессмертные готовятся к грандиозной войне с Лугару, - заговорил вампир, - и Самуэлю нужно хорошенько подготовиться, чтобы выступить против них, даже несмотря на численное превосходство. Он собирает армию из самых древних вампиров.
  - Собирает армию? - удивленно переспросила я.
  - Да, - спокойно отозвался он. - Это не просто война. Это будет грандиозная битва. И Самуэль должен быть на сто процентов уверен в своей победе. Для этого он готов сделать что угодно.
  - Поэтому он решил собрать армию древнейших вампиров, - промямлила Ванесса. Потом, она резко подняла глаза на вампира. - Сколько ему удалось собрать?
  - Ммм, насколько мне известно, десять, или одиннадцать.
  - Так мало? - искренне удивился Дин.
  - Ты и понятия не имеешь, какой силой обладают эти вампиры, - со зловещей ноткой ужаса сказал парень. - Один такой вампир может спокойно убить целую стаю оборотней. И что уж говорить о вампирах... Даже пятисотлетние, шестисотлетние не представляют для них никакой угрозы. Можете поверить мне на слово, с такой армией можно захватить весь мир.
  - Я не понимаю, зачем вся эта шумиха Бессмертным, если Лугару осталось всего пятеро? - не понимал Дин.
  - Я и сам не знаю, - пожал плечами вампир.
  - Значит, эти существа очень, и очень опасны, раз Самуэль, как последний трус, решил запастись армией древнейших вампиров Земли, - промычала Ванесса.
  Стоило мне на одну короткую долю секунды представить, как Эрик и его друзья встают перед армией Бессмертных, - меня пробрала дрожь.
  - И она, - парень кивнул в мою сторону, - тоже представляет собой огромную опасность. Как и для вампиров, так и для оборотней. Самуэль, определенно, заинтересован тобой.
  - Чего и следовало ожидать, - пробурчал Дэниэл, тем самым привлек к себе мое внимание. - Надеюсь, они не собираются в ближайшее время заявиться сюда?
  - Нет, - улыбнулась Ванесса. - Для этого у него есть подручные вампиры, как он, - она взглянула на парня, сидящего на стуле.
  - Я всего лишь выполняю свою работу, - возразил он.
  - То есть, как шестерка безоговорочно выполняешь все прихоти Самуэля, - скривилась Ванесса.
  - А что мне еще оставалось делать? У меня все отняли! - неожиданно вскипел парень. - Я не знал, что мне делать.
  - Поэтому решил служить ему, - договорила за него она. - Ты мог сражаться.
  - Против Бессмертных? Ты серьезно? Как будто сама не знаешь, что представляют из себя эти существа... Лучше быть на стороне победителя, чем гоняться от них и жить в постоянном страхе, что тебя могут поймать те же самые вампиры - братья по крови.
  В просторной гостиной ненадолго воцарилась абсолютная тишина, которую ничто не могло нарушить. И я с превеликим рвением цеплялась за нее, чтобы хоть еще одно мгновение слышать гармонию молчания.
  Но недолгое напряжение прервал тихий и протяжный вздох Виктора.
  - Ты же понимаешь, что мы не можем отпустить тебя? - обратился мистер Брук к парню.
  - Конечно, - хмыкнул вампир. - Да и я не самоубийца, чтобы после всего этого сбегать от вас. Ведь Самуэль найдет меня, где бы я ни был.
  - Или ты можешь присоединиться к нам, - неожиданно для всех предложила Элизабет, про присутствие здесь которой я совсем забыла.
  - Это невозможно, - тут же сказала Ванесса. - Он связан с Бессмертными, и поэтому его присутствие здесь станет для нас губительным.
  - Она права, - согласился с ней парень, не переставая улыбаться. - Надеюсь, я рассказал вам все, что вы хотели узнать. Так что просто прикончите меня, и дело с концом.
  - Мия? - Сэм посмотрел на меня.
  - Да, - встрепенулась я.
  Не спеша, я подошла к парню и остановилась рядом.
  - Только будь поласковей, хорошо? - проговорил вампир, наклоняя голову в бок, тем самым обнажая шею.
  - Постараюсь, - с моих уст вырвался судорожный вздох.
  Перед тем, как вонзить свои клыки в шею парня, я кратко взглянула на Дэниэла. Интересно, что я ожидала увидеть в его прозрачно-голубых глазах, кроме бесконечного холода?
  Слегка встряхнув головой, я наклонилась к вампиру.
  
  Глава двадцать вторая
  Обязанность
  
  Прошло около часа после того, как Шон, Дин и Сэм расправились с трупом вампира.
  Я смотрела на вид просторного двора, который открывался из окна. Рядом с небольшим прудом, на поверхности которого ясно отражался белый лунный диск, догорали остатки вампира.
  Из головы никак не выходили мысли о Лугару, об Эрике, и остальных... Парень сказал, что видел их пару дней назад рядом с Ванкувером, и еще, что они находятся в постоянных бегах. Это вызвало у меня огромный прилив вины. Определенно, отчасти все, что происходит сейчас - из-за меня. Ведь если бы я все-таки не сунулась в тот злополучный вечер в парк, ничего подобного не случилось. И даже возможно, что сейчас я была бы человеком, продолжала жить со своей семьей, ходить в школу, быть рядом с Дэниэлом. Все было бы хорошо...
  Вслед за этими размышлениями поспешили другие - более серьезные.
  Теперь Бессмертные знают обо мне. И, честно говоря, я даже не знаю, как на это реагировать. Мне страшно - я не отрицаю. Но еще больше я боюсь неизвестности. Что будет дальше? Со мной? Со всеми нами? И снова возвращаюсь к тому утверждению, что во всем виновата только я. Сколько судеб мне дано погубить?
  Я сделала тяжелый вдох, и перед глазами вновь образовалась картина темной ночи и горящих языков пламени.
  - Я не помешаю? - раздался голос Ванессы рядом.
  Я нехотя повернула голову к ней и выдавила некое подобие улыбки. И что я пыталась этим показать? Что все хорошо? Очередная ложь во избежание лишних проблем?..
  - Нет, - запоздало отозвалась я. - Конечно, ты не помешаешь, Ванесса.
  Она робко улыбнулась и подошла ко мне. Ее взгляд тоже обратился вперед.
  - Как ты думаешь, что будет дальше? - откровенно спросила я.
  - О чем ты, Мия? - не поняла Ванесса, вопросительно посмотрев на меня.
  - Как сказал этот парень, Самуэль знает обо мне, и возможно, что теперь не оставит нас всех в покое, - я сделала небольшую паузу, издав судорожный вдох. - И я боюсь, что очень скоро Бессмертные придут сюда, чтобы убить...
  - Так, стоп, Мия, - оборвала Ванесса, развернув меня к себе лицом. - Не думай об этом, хорошо? Бессмертные не явятся сюда, пока не разделаются с Лугару.
  - Но тот вампир ясно дал понять, что для Самуэля я, как еще один козырь в войне против них! - вспылила я. - И я уверена на сто процентов, что в один прекрасный момент он обязательно придет за мной.
  - Только есть небольшая проблема, - Ванесса заглянула в мои глаза. - Мы ни за что и никогда не дадим тебя в обиду. Даже если придется умереть за это.
  - Не говори так! - вскрикнула я испуганно, только на секунду представив эту кошмарную картину.
  - Тогда перестань занимать свою голову ерундой, - фыркнула она.
  - Это не ерунда, - с горьким сожалением сказала я. - Это я во всем виновата. Я подставляю не только вас, но и Эрика, - хватило лишь нескольких секунд, слов, чтобы бесконечное отчаяние ворвалось в мою душу и заполнило ее. - Из-за меня теперь они постоянно скрываются от Бессмертных и вампиров, желающих убить их.
  - Остановись, Мия, - тихо и вкрадчиво произнесла Ванесса, положив руки на мои плечи. - Почему ты постоянно во всем винишь себя? Ты. Ни в чем. Не. Виновата, - каждое слово она произносила громко и ясно, пытаясь достучаться до моего сознания.
  Мне безумно хотелось прислушаться к ней, но это было бесполезно. Для себя я точно знала, что во всем присутствует моя вина. И это угнетало меня с каждым мгновением все больше и больше.
  - Да ты сущая катастрофа, - сказал Дэниэл, остановившись в дверном проходе, прислонившись к стенке и скрестив руки на груди.
  Я слегка вздрогнула от такого неожиданного появления, но очень скоро взяла себя в руки.
  - Даже после смерти ты умудряешься притягивать к себе неприятности, - с дразнящей ухмылкой на насмешливом лице договорил он.
  И весь мнимый контроль над собственными эмоциями тут же испарился в воздухе. Я раскрыла рот от удивления и уставилась на Дэниэла, и мое сознание никак не хотело принимать его слова. И я тут же заставила себя думать, что это говорит не он, а его хладнокровие и железное безразличие, которое до сих пор управляет его мыслями и сознанием.
  Но что больше потрясло меня - так это то, что Дэниэл сказал это не с сожалением, не с безысходностью и грустью, не с печалью, а с искренним злорадством.
  И почему я все еще не пытаюсь поверить в то, что он действительно никогда ничего не сможет почувствовать? Что он напрочь лишился всех человеческих качеств, которые раньше делали его... живым, не похожим на остальных...
  Отчаяние темной и огромной волной захлестнуло меня с головой, и я стала тонуть в глубоком омуте безысходности своих несбыточных надежд и желаний.
  И лишь руки Ванессы, уверенно сжимающие мои плечи, вытаскивали меня из вездесущего мрака.
  - Что ты такое говоришь, Дэниэл? - возмутилась она, в полном недоумении, как и я, уставившись на него.
  Я просто не сводила взгляд с этого милого, божественного лица моего любимого парня, и даже близко не подпускала к себе мысль, что за этой маской нерушимого равнодушия ничего нет, ровным счетом - одна пустота.
  А прозрачно-голубые глаза Дэниэла так и кричали о том, что ему на все плевать, его ничего не интересует, и вся эта суета, что беспокоит каждого из нас, не доставляет ему никаких хлопот. И мне вспомнились его слова о том, что он останется здесь лишь для забавы ради.
  Это причиняло мне неимоверную боль.
  Прямо сейчас мне снова хотелось убежать далеко в лес, скрыться от всего мира, чтобы ни одна живая и мертвая душа не смогла меня найти, лишь бы не видеть того ледяного безразличия, которое простиралось в глазах Дэниэла.
  - Я говорю правду, - спокойно пожав плечами, пояснил он, и уголки его губ поднялись вверх. Появилась холодная улыбка. - Разве это не так, Мия? - Дэниэл резко взглянул на меня. - Ты же сама считаешь себя виноватой, или я не прав?
  Только я собиралась открыть рот, чтобы ответить, как Ванесса опередила меня:
  - Будь так добр, уходи отсюда, - сдержано сказала она, обняв меня за плечи. - Разве ты не видишь, что твое присутствие лишь доводит ее?
  - В ответ я хочу сообщить, что нахожусь в своем доме, - он сделал акцент на слова "своем", - и имею полное право находиться где и когда пожелаю. И никто, уж тем более ты со своими дружками-вампирами, не должен указывать мне, куда идти, - его голос был полон самоуверенности и высокомерия.
  Ванесса гневно сверкнула глазами и поджала губы.
  - Все хорошо, - пробурчала я тихо ей. - Мы сами разберемся.
  Девушка неуверенно взглянула на меня. Ее взгляд тут же наполнился сочувствием.
  - Ты уверена? - осторожно уточнила она.
  - Абсолютно, - смело подтвердила я, но на самом деле так не считала.
  - Хорошо, тогда, - Ванесса снова стрельнула прозрачно-зелеными глазами в сторону Дэниэла, - я не стану вам мешать.
  И она ушла, оставив меня наедине с ним.
  Я совершенно не знала, во что превратится наш дальнейший разговор, и какой удар преподнесет мне боль. И мне было страшно даже украдкой взглянуть на него, боясь получить в ответ слова или действия, которые сильно ранят меня. А в этом деле нужно быть крайне осторожным, потому что в последнее время все поступки Дэниэла приносят мне одни страдания...
  - Что, снова попробуешь пробудить во мне чувства? - с усмешкой произнес Дэниэл, снова натянув на лицо саркастичную улыбку.
  - Кажется, сегодня, да и в другие дни ты мне ясно дал понять, что уже никогда не станешь прежним, - устало отозвалась я, стараясь не смотреть ему в глаза.
  Дэниэл ухмыльнулся.
  - Неужели, до тебя, наконец, дошла истинная правда? - проговорил он с наигранным удивлением.
  - Что ты пытаешься добиться своим поведением? - тяжело вздохнула я, неуверенно подняв взгляд с пола.
  И я посмотрела в его глаза. Прозрачно-голубые глаза, которые с того же момента околдовали меня своей неописуемой красотой. И я стала беспощадно тонуть в них, не надеясь на спасение.
  - Ничего, - хмыкнул Дэниэл.
  - Тогда чего ты хочешь от меня? - я стиснула зубы и сжала кулаки, с непреодолимым трудом отведя глаза к окну.
  - Ничего, - ровным тоном повторил он.
  Я ничего не сказала ему. Просто нашла в себе силы, собрала всю волю в кулаки, и с деланным равнодушием прошла мимо него, скрывшись за углом просторного коридора.
  Как только Дэниэл исчез из поля моего зрения, я сделала глубокий вдох и на короткий миг закрыла глаза, сумев сосредоточиться на более серьезных проблемах. Пора перестать быть эгоисткой и думать только о своих трудностях.
  Я даже не заметила, как поднялась на второй этаж и остановилась у кабинета мистера Брука. И смущение накрыло меня волной, когда я увидела его, сидящим за своим столом и просматривающим какие-то документы.
  - Мия? - удивился Виктор. - Ты что-то хотела?
  Я моргнула пару раз и переступила с ноги на ногу, почувствовав себя глупо.
  - Я... в общем-то... - замямлила я. - Нет, - последовал резкий выдох. - Я ничего не хотела.
  И тут мой взгляд наткнулся на то, что находилось рядом с Виктором. Большой серебристый контейнер с донорской кровью.
  Я даже не успела одуматься, как ужасная сухость сковала горло, и жажда овладела всем моим сознанием.
  Мистер Брук тут же заметил, куда направлен ход моих мыслей.
  - Ты голодна, - его слова прозвучали скорее как утверждение, а не вопрос.
  С этим я не могла поспорить.
  - Да, - призналась я, опустив голову.
  - Почему ты молчишь, Мия? - Виктор слабо помотал головой и вышел из-за стола. - Ты же прекрасно понимаешь, что к этому делу надо относиться ответственней.
  - Да, я знаю... просто...
  - Я понимаю, - Виктор тепло улыбнулся. - Тебе до сих пор тяжело смириться со всем, что творится. Обещаю, потом будет легче.
  "Все так говорят" подумала я про себя. И очень хотелось бы надеяться, что именно все так и будет.
  Я неуверенно прошла вперед, остановившись рядом с Виктором у большого контейнера.
  Как только я сделала небольшой вдох, в мой организм тут же просочился прелестный аромат красной жидкости. Голова пошла кругом, и в животе словно образовался комок. Все внутри сжалось, и было только одно, чего я хотела сейчас больше всего.
  Крови.
  Не прошло и минуты, как страшный голод сковал мое тело.
  Виктор открыл контейнер и протянул мне один пакет.
  - Вот, держи, - он внимательно смотрел на то, как я отреагирую.
  В прошлый раз я разочаровалась во вкусе донорской крови. Но сейчас, когда я была дико голодна, мне, ровным счетом, было совершенно все равно. Хотелось лишь утолить необузданный огонь, который охватил все горло.
  Я схватила пакет, оторвала крышечку, и сделала еще один вдох, как бы дразня себя.
  Моих губ коснулась улыбка, и я жадно прильнула к отверстию.
  Эта чудодейственная жидкость стала поступать в мой организм, грея все тело изнутри. И постепенно становилось очень хорошо.
  Я выпила около шести литров донорской крови, и только после этого почувствовала, что голод отступил. После этого я почувствовала себя так, будто заново родилась. Необычайная легкость во всем теле, неограниченный прилив энергии и сил, заметно улучшилось настроение. Мне стало намного спокойнее, и даже мысли о Бессмертных не смогли разрушить этого.
  - Похоже, твой аппетит разыгрался не на шутку, - с улыбкой подметил Виктор, когда мы покидали его кабинет.
  - Странно, что эта кровь не была такой, как в прошлый раз, - с должным удовлетворением сказала я.
  - Потому что она свежая, - пояснил он. - И поэтому ни чем не отличается от...
  Я кивнула, не дав ему договорить.
  Окружающую атмосферу поглотила тишина, и я стала прислушиваться к звукам, исходящих из гостиной. Там находились все остальные. Дин слушал музыку в плеере, Дэвид, Шон Сэм и Ванесса смотрели какой-то боевик по телевизору, Элизабет и Мэри беседовали о кулинарных шедеврах. Только я не слышала присутствия Дэниэла.
  Для меня казалось странным, что все занимаются своими делами, как будто час назад ничего не произошло, будто нет угрозы скорого прихода Бессмертных, войны с Лугару... и можно бесконечно продолжать ряд проблем, в которых с трудом удается держаться на плаву.
  Похоже, Виктор понял, что меня беспокоит. Ему все было ясно по моему непонимающему взгляду, который бегло скользил по знакомым мертвенно-бледным лицам.
  Мы остановились у лестницы.
  - Я вижу, тебя что-то очень сильно тревожит, - заговорил Виктор. - И я, кажется, догадываются, что именно.
  Я громко вздохнула.
  - Но... - он опустил голову и убрал руки в карманы брюк. - Всем нам стоит немного отвлечься от... сама понимаешь чего, - Виктор слабо улыбнулся.
  - Хорошо, - вяло согласилась я, на самом деле считая его слова справедливыми.
  - Завтра мы вновь окунемся в суровую реальность, и будем думать о планах на ближайшее будущее.
  Мистер Брук повернулся ко мне лицом.
  - Ты растеряна и напугана, я вижу это в твоих глазах, - он перешел на шепот. - И я обещаю, что мы сделаем все, чтобы уберечь тебя от опасности.
  - Нет, Виктор, - я подняла глаза с пола и взглянула на мистера Брука. - Меня беспокоит не это. Я боюсь, что из-за меня вы можете сильно пострадать. Или умереть... - последнее слова я еле произнесла, невольно вздрогнув.
  - Этого не произойдет, - решительно отозвался мужчина, положив руку на мое плечо. - Я обещаю тебе.
  Я смотрела в его добрые глаза и старательно убеждала себя, что именно так все и будет. Что всех нас ждет счастливый конец.
  Но что-то подсказывало мне, что самое худшее еще впереди.
  - Да, - сказала я, решив закрыть эту тему. - Вы правы, Виктор.
  - Поговорим о наболевших проблемах завтра, - тепло улыбнулся он. - А сейчас отдыхай, пока есть возможность.
  Я неуверенно кивнула и постаралась улыбнуться в ответ, но губы категорически отказывались слушаться. Поэтому, с каменным лицом я пожелала Виктору и всем остальным спокойной ночи и направилась к спальне Дэниэла.
  Почему я так уверенно шла туда? Потому что была уверена на все сто процентов, что его там нет.
  Я зашла в просторную комнату, которая впитала в себя его нежный аромат, и медленно выдохнула весь воздух из легких. Вновь осмотревшись, я повернулась лицом к зеркалу и стала бездумно пялиться на свое отражение.
  Прошло несколько минут, как мне казалось. Но когда я, наконец, оторвала свой взгляд от зеркала и повернула голову налево, то увидела, что где-то вдали начинает восходить ярко-пламенный солнечный диск.
  Меня настиг шок.
  Похоже, что я настолько погрузилась в свои мысли, что даже не заметила, как простояла всю ночь перед зеркалом.
  Но осознание того, что наступил новый день, не сделало мою жизнь проще. Наоборот, мысль об этом лишь усугубила мое положение. Я точно знала для себя, что это день будет таким же непростым, а может даже хуже, чем предыдущий. Этот день принесет мне новую порцию проблем, вопросов, на которые я, как мне кажется, снова не получу ответов. И почему я до сих пор не привыкла к такому раскладу, который повторяется каждый раз?..
  Потребовалось меньше секунды на то, чтобы покинуть покои моего парня, которым я была когда-то любима.
  Я знала, что Дэниэл уже дома. И он в гостиной, вместе с остальными.
  И тут я вспомнила про вчерашний вечер, про разговор с Виктором, про вампира, который следил за мной, про то, что Бессмертные теперь знают обо мне... Странно, но сейчас мне кажется, словно все это произошло не вчера, а месяц, или два назад.
  Я печально улыбнулась сама себе, настроив себя на то, что впереди меня ждет еще один долговечный день.
  ― Всем доброе утро, ― громко и бодро сказала я, спустившись в гостиную.
  Все немного были удивлены тем, что сегодня я настроена более... оптимистично. И для большей уверенности я натянула на лицо приветливую и дружелюбную улыбку.
  Я заметила, как глаза Элизабет заискрились, когда она увидела меня улыбающейся. И Мэри, и Виктор, и Ванесса ― все они были рады за мое фальшивое хорошее настроение.
  Но важнее всего для меня было видеть лицо Дэниэла. К моему огромному сожалению, ничего нового и удивительного я в нем не заметила. Лишь безграничная пустота, которая, казалось бы, уже пустила свои корни так глубоко, что даже если наступит конец света, ему будет совершенно все равно.
  ― Доброе утро, подруга, ― улыбчиво поприветствовала меня Мэри.
  Она легко встала со стула и запорхала, как бабочка, в мою сторону. Остановившись рядом, она обняла меня за плечо, и ее глаза с некоторым недоверием внимательно скользили по моему лицу, будто пытаясь найти хоть что-то, что способно выдать меня. Но я слишком хорошо умела скрывать свои чувства. Поэтому Мэри, так ничего не узнав, осталась довольной увиденным.
  В сознание мгновенно ворвалась мысль о том, что я так и не поговорила с Виктором и остальными о том, что беспокоит меня с того самого момента, как мы поймали того вампира, следящего за мной.
  Об Эрике, об Алексе, Саймоне и Доминике. О Лугару.
  ― Виктор! ― неожиданно сказала, и мой голос уже не звучал так бодро.
  ― Да, Мия? ― тут же отозвался мистер Брук.
  ― Я бы хотела поговорить со всеми вами об очень важной вещи, ― неуверенно обратилась я ко всем.
  ― И о чем же? ― поинтересовался Дин.
  ― Вообще-то, я хотела поговорить с вами о Лугару, ― я не спеша прошлась глазами по знакомым бледным лицам, и остановила взгляд на Дэниэле, так как он казался более отчужденным и далеким остальных, и всем своим видом пытался показать, что ему абсолютно неинтересно, о чем пойдет разговор. ― Об Эрике.
  ― Конечно, Мия, мы все слушаем тебя, ― с понимаем произнес Виктор.
  Я сделала глубокий вдох.
  Честно говоря, я даже не представляла себе, как все отреагируют на мое предложение. Я надеюсь, что в лучшем случае мне удастся избежать кучу ругательств и обвинений в том, что я сошла с ума, которые, непременно, полетят в мой адрес. А в худшем случае... я не знала, что может быть в худшем случае.
  ― Возможно то, что я сейчас вам предложу, немного удивит вас... ― я тихо усмехнулась, почувствовав себя натуральной идиоткой.
  ― Ближе к делу, Мия, ― раздраженно сказал Дэниэл, закатив глаза.
  ― Хорошо, ― я нервно кивнула. ― Помнишь, перед тем, как я... умерла, ты кое-что пообещал мне? ― обратилась я к нему.
  ― Что именно? ― бросил он в мою сторону.
  ― Что даже если меня не станет, вы ни за что не оставите Эрика и остальных, ― смело отозвалась я.
  Дэниэл подавлено улыбнулся, и у меня сложилось впечатление, будто ему очень хотелось рассмеяться.
  ― Мы пытались предложить Эрику объединиться, ― заговорил мистер Брук, ― но они отказались, сказав, что больше их ничто не связывает с нами.
  Я опустила голову и прикусила щеку изнутри.
  ― Но я жива, ― продолжила я, ― фигурально. И теперь у нас есть возможность найти Эрика, чтобы объединиться силами, и помочь им пойти против Бессмертных.
  Я терпеливо ждала их реакции. Прошла минута, две, три, и никто из них за это время не произнес ни единого слова. И это стало отнимать у меня последние проценты уверенности в том, что мне удастся уговорить их.
  ― Надеюсь, ты сейчас пошутила, ― резко ухмыльнулся Дэниэл.
  ― Разве похоже на то, что я шучу? ― я изогнула левую бровь, внимательно посмотрев на него. ― Я говорю совершенно серьезно.
  ― Ох... ― Дэниэл громко выдохнул и стал вертеть головой в разные стороны. ― Ты же понимаешь, насколько глупы и абсурдны твои слова?!
  ― Нет, я прекрасно осознаю, что говорю.
  ― Тогда ты точно сошла с ума! ― проворчал он.
  ― Может быть, ― я изо всех сил старалась быть спокойной и рассудительной. Это было крайне тяжело. ― Но мы обещали помочь им в войне с Бессмертными, и я собираюсь это сделать.
  ― Да, но сейчас все изменилось, ― мягко возразил Виктор. ― Вряд ли с их стороны будет проявляться прежнее доверие к нам.
  ― Во всяком случае, не стоит рисковать, ― согласилась Мэри.
  ― Я тоже считаю эту затею бредовой, ― фыркнул Дин.
  Дэвид подтверждающее кивнул.
  ― Никто не знает, какую угрозу для нас будут предоставлять эти существа, ― сказал Сэм, переглянувшись с Шоном.
  Меня охватило глубокое отчаяние.
  Мой взгляд остановился на Ванессе, которая с сомнением смотрела то на меня, то на остальных, и в ее прозрачных зеленых глазах плескалась ясная неуверенность.
  Вся надежда была только на нее. Она единственная, кто мог бы стать моим спасательным кругом в этой ситуации. Единственной поддержкой.
  ― А я считаю, что стоит попробовать, ― эти слова дались Ванессе с большим трудом.
  Признаться, я не верила до конца, что кто-то все-таки решит согласиться с моим предложением.
  Это было приятной неожиданностью.
  Я окинула ее полным благодарности взглядом, и она слабо улыбнулась мне в ответ.
  Правда, решение Ванессы вызвало сильное негодование у Сэма.
  Он в полном недоумении уставился на свою девушку.
  ― Что? ― его лицо выглядело крайне озадаченным. ― Ванесса, ты... серьезно?
  ― Вполне, ― уже увереннее ответила девушка, посмотрев на своего возлюбленного.
  ― Но... как...
  ― Сэм, поверь, будет лучше, если мы согласимся с Мией, ― Ванесса крепко сжала ладонь Сэма, взглянув ему прямо в глаза.
  ― Нет! ― он резко выдернул свою руку и шагнул назад. ― Ты понимаешь, насколько это опасно для всех нас?
  ― Послушай...
  Но он не дал ей сказать и слова.
  ― Мы все может погибнуть, если сунемся не в свое дело!
  ― Парень прав, и я полностью поддерживаю его мнение, ― немного довольным голосом заявил Дэниэл, засунув руки в карманы светлых джинс.
  ― И эта смерть будет случайной, понимаешь? ― Сэм как будто не слышал слов Дэниэла, и все его внимание было сконцентрировано на Ванессе. ― Я не хочу, чтобы кто-то из нас так глупо и незаслуженно пострадал!
  ― Я не могу бросить Мию, ― жалобно простонала девушка, внимательно смотря в глаза своего парня. ― Пожалуйста, Сэм, позволь мне помочь ей.
  ― Я не никуда не отпущу тебя, слышишь? ― сквозь плотно сжатые зубы прошептал он.
  ― Сэм, я уверяю тебя, что они не причинят никому вреда, ― решила вмешаться я.
  Вдруг, Дэниэл засмеялся. Все взгляды устремились в его сторону.
  ― Неужели ты думаешь, что твой дружок будет рад встречи с тобой? Тем более что ты явишься не одна, а в сопровождении совершенно незнакомых им вампиров. Уверен на сто процентов, что он не погладит тебя за это по головке, ― последовала язвительная улыбка.
  Мое сердце болезненно сжалось в груди, но я не позволила обиде овладеть моим разумом.
  ― Так вы со мной, или нет? ― не стала я больше медлить и перешла к главной части этого разговора.
  ― Да опомнись же, Мия! ― внезапно стал кричать Дэниэл, чем удивил не только меня, но и остальных. И я очень испугалась, увидев ярую злость и негодование в его прозрачно-голубых глазах. ― Думаешь, если мы отправимся на их поиски, и нам даже удастся найти их, они будут ждать нас с распростертыми объятиями?! Нет, ― он резко сбавил обороты, и его голос зазвучал непоколебимо спокойно. ― Они, не задумываясь, порвут нас на части.
  ― Эрик не причинит нам зла, ― прошептала я, упрямо мотая головой.
  ― Хватит быть такой наивной! ― прекрасное лицо Дэниэла исказилось раздраженной гримасой. ― Ты слишком доверчива. Как же ты не понимаешь, что этот мир стал намного опаснее?! Теперь твое существование не такое безоблачное, каким было раньше, ― он вкладывал неимоверное количество холода в свои слова, и они обволакивали меня с ног до головы, не давая шанса сделать хоть что-нибудь, чтобы обнадежить себя тем, что все это ложь. ― Отныне твоя жизнь наполнена мраком и болью. Так что просто смирись с этим. Перестань надеяться в то, чего не может быть. Пора жить реальной жизнью.
  Я внимательно выслушала его и собиралась продолжить, но Дэниэл не дал мне и рта раскрыть:
  ― И уж поверь, твоему Эрику будет глубоко плевать на то, что ты когда-то была его другом. Теперь ты для него еще один ничтожный кровосос, которого следует устранить. Он не моргнет и глазом, как разорвет тебя на части...
  По телу пробежались мурашки ― с таким хладнокровием говорил Дэниэл.
  ― Эрик мой друг, и он никогда не сделает мне больно, ― настаивала я, хоть мой голос и звучал робко, ― кем бы я ни стала.
  Дэниэл лишь громко рассмеялся, и его смех эхом пронесся в моей голове.
  ― С одной стороны он прав, Мия, ― вмешалась Мэри. ― Это только их дело, а у нас достаточно своих проблем. Так что будет глупо соваться к ним с помощью, которая может обернуться для нас настоящей катастрофой, ― она посмотрела на меня с таким чувством вины, будто за ее мнение я должна была накричать на нее.
  Но это было только ЕЕ мнение, и я просто не имела права сказать что-либо против.
  ― Если посудить с другой стороны, ― раздумчиво промолвил Виктор, хмуро глядя в пол, ― союз с Лугару будет выгодным для нас, ― мужчина поднял взгляд. ― В случае если Бессмертные придут за Мией, мы сможем с большей уверенностью постоять за себя.
  Я выдохнула с облегчением. Мне было очень важно слышать его мнение, и я была безгранично рада, что он на моей стороне.
  ― Значит, мы отправимся искать их? ― нетерпеливо спросила я.
  На несколько долгих секунд мистер Брук погрузился в молчание, и за это время я успела не на шутку взволноваться.
  ― Да, Мия, ― наконец, озвучил Виктор свой окончательный ответ.
  Я сдержано улыбнулась, стараясь не показывать в полную силу свою радость, и с благодарностью кивнула.
  Остальные нервно переглянулись друг с другом, и по гостиной пронесся гул шепота, в который не стала вслушиваться.
  ― Стойте, стойте, стойте, ― торопливо проговорил Дэниэл, выходя вперед на всеобщее обозрение. ― Вы что, серьезно?! Виктор, ― он повернулся к своему отцу, ― ты действительно согласен с бредовой затеей Мии?
  ― Сынок, ― мужчина подошел к Дэниэлу, но тот резко отпрянул, сделав несколько шагов в сторону входной двери, ― это наш шанс на спасение.
  ― Или на смерть, ― Дэниэл надел на лицо недовольную маску. ― Вы все умрете, если будете искать Лугару. И это будет глупая смерть...
  ― Разве есть другие варианты? ― с огорчением вопросила я. ― Если мы объединимся с Лугару, то у нас, по крайней мере, будет больше шансов на победу. А если нет... Бессмертные все равно придут. Разница лишь в том, когда именно это произойдет.
  Тишина, которую я услышала в ответ, была подтверждением того, что остальные согласны с моими словами.
  ― Отлично, ― сдавшись, выдохнул Дэниэл, ― поступайте, как знаете. Только я в этом не участвую, ― сказав это, он стиснул зубы и выскользнул на улицу, громко хлопнув дверью.
  
  Глава двадцать третья
  Поиски
  
  Дэниэл не возвращался. И это очень беспокоило меня, но я не придавала этому огромного значения ― сейчас, как ни странно, были проблемы гораздо серьезнее.
  ― Итак, думаю, что нам стоит начать поиски отсюда, ― сказал Виктор, указывая пальцем место на карте рядом с Ванкувером.
  Я, Дин, Дэвид, Элизабет, Ванесса, Шон и Сэм окружили стеклянный стол, внимательно слушая указания мистера Брука.
  ― Если этот парень говорил правду, то у нас будет больше шансов найти их в этой зоне, ― продолжил мужчина, делая указательный пальцем круговое движение по карте.
  ― Надеюсь, что это сработает, ― пробормотала я.
  Виктор кивнул сам себе и свернул карту.
  ― Сначала мы должны поохотиться, ― предложил Сэм, переглядываясь с остальными. Те согласно кивнули.
  ― Да, ― вздохнул мистер Брук. ― Это не будет лишним. Тем более нам понадобятся силы, если что-то пойдет не так, ― и тут его взгляд обратился на меня.
  Я поняла, чего он опасался ― что Эрик может, мягко говоря, отрицательно воспринять наше внезапное появление, и меня, будучи вампиром (не знаю, могу ли я уверенно называть себя вампиром).
  ― Когда выдвигаемся? ― поинтересовалась я.
  Виктор повернул голову к окну.
  ― Думаю, до вечера мы управимся, ― немного хмуро произнес он. ― Солнца нет, так что мы спокойно может отправляться в больницу сейчас.
  ― Снова в больницу? ― захныкал недовольно Дин. ― Честно говоря, даже кровь бездомных была вкуснее.
  ― У нас нет других вариантов, ― Виктор строго покачал головой. ― Мы не будем охотиться на людей, даже если они не представляют никакой важности для других. И... нам ни к чему сейчас лишняя шумиха.
  ― Ладно, ― огорчено вздохнул Дин, засунув руки в карманы джинс. ― Тогда, если никто не против, можем ехать прямо сейчас? ― парень неуверенно взглянул на своих друзей.
  Дин, Шон и Сэм уже ждали в машинах на улице. Дэвид отказался участвовать в нашей затее. И Ванесса тоже вынуждена остаться в доме, так как Сэм очень беспокоится за ее безопасность, и запретил ей идти с нами. Она, конечно, позлилась на него, но вскоре успокоилась.
  ― Через два часа мы вернемся, ― сказал мне напоследок Виктор. ― Будь готова.
  ― Конечно, ― поспешно отозвалась я.
  И в следующую секунду мужчина скрылся за входной дверью. Через некоторое время послышался глухой рев мотора, и шипение колес дорогой иномарки.
  Время шло. И каждая секунда казалось мне целой минутой. Я, как могла, пыталась отвлечься. Сначала решила посмотреть телевизор, но почти тут же забросила это дело. Затем бездумно ходила по дому, непрерывно размышляя о том, какой будет наша встреча с Лугару.
  Как бы мне хотелось, чтобы все прошло гладко. Чтобы Эрик принял и узнал меня, и чтобы ребята согласились воссоединиться с нами. Только было несколько "но". Во-первых, теперь у Эрика нет никакого повода помогать нам. Если в прошлый раз он чувствовал себя обязанным передо мной за то, что произошло, то сейчас этого не будет. Во-вторых, теперь я вампир ― заклятый враг Лугару и всех оборотней. Эрик вправе возненавидеть меня за это. Ради меня он примирился с семьей вампиров. Но тогда я была человеком.
  Все изменилось.
  Уже ничто и никогда не будет так, как прежде.
  Виктор и остальные немного задержались, и мы с Ванессой, Мэри и Элизабет с непреодолимым волнением ждали их в гостиной. Страх перед неизвестностью невозможно было увидеть на наших пустых лицах, но чувства буйствовали внутри каждого из нас.
  Я отчетливо слышала, как иномарка мистера Брука останавливается у дома, и затем последовали воздушные шаги парней. Вскоре входная дверь распахнулась. Неожиданно для себя я вздрогнула.
  ― Все готовы? ― сходу поинтересовался Виктор, но смотрел именно на меня.
  Я не могла не заметить беспокойство в его рассудительных глазах.
  Я ничего не ответила и просто встала, подойдя к Дину, Сэму и Шону ― тем, кто согласился отправиться на поиски Лугару.
  ― Хорошо, ― произнес мужчина. ― Тогда, не будем терять время. Чем раньше выйдем, тем раньше, надеюсь, вернемся.
  ― Будьте осторожнее, ― заботливо проговорила Элизабет, обняв своего мужа.
  ― Непременно, дорогая, ― с любовью ответил мистер Брук.
  Затем, женщина крепко обняла меня.
  ― Все будет хорошо, дорогая, ― прошептала она мне на ухо.
  В этот момент мне казалось, будто вот-вот выступят горячие горькие слезы и хлынут по щекам, не останавливаясь. И мне бы хотелось почувствовать их соленый вкус на губах, хотелось бы ощутить, что вместе с этими каплями уходит боль, как это было раньше...
  Я приказала себе больше не думать об этом и сосредоточиться на предстоящих поисках Лугару. И на удивление было достаточно легко переключиться на болезненную тему, заполонив ею все мысли.
  Ванесса подбежала к Сэму, взяв его за руки, и прильнула к его губам.
  Я невольно отвела взгляд в сторону, не в состоянии смотреть на них.
  ― Береги себя, ― сказала Ванесса Сэму.
  ― Я люблю тебя, ― ответил он ей так же тихо и нежно.
  Мое сердце готово было в сотый раз разорваться на мелкие осколки, и я с трудом заставила себя не слушать их.
  Когда Ванесса отстранилась от Сэма, я, наконец, смогла взглянуть на них.
  ― А со мной попрощаться? ― с наигранной обидой сказал Дин, обращаясь к Ванессе.
  Девушка печально улыбнулась и подошла к парню.
  Далее Мэри произнесла мне прощальную речь и долго не отпускала из крепких объятий.
  Вот, настало время уходить. И до последней секунды я всем сердцем и душой надеялась напоследок увидеть Дэниэла. К моему огромному разочарованию, этого не произошло.
  Наш путь предстоял быть долгим и нелегким. Но все мы были готовы к этому.
  Штаты Саскачеван и Альберта мы пересекли на машине Виктора. И, остановившись вблизи Ванкувера, нам пришлось действовать самостоятельно. Честно говоря, я даже представить себе не могла, как мы будем искать Лугару (если это вообще возможно). Но я старалась не падать духом, надеясь на лучший исход наших действий.
  Если мы их найдем, у нас будет больше шансов на то, чтобы дать достойный отпор Бессмертным. А я уверена на все сто процентов, что рано или поздно настанет тот день, когда эти существа придут.
  ― Ты в порядке? ― обратился ко мне Шон, тем самым заставив меня отойти от размышлений.
  ― Да, ― рассеяно отозвалась я.
  ― Так куда нам идти дальше? ― с усталостью и ленцой в голосе поинтересовался Дин, прислонившись к массивному стволу старого дерева. Его взор обратился на потемневшее небо.
  Сейчас мы находились в лесу, и никто из нас не имел малейшего понятия, куда следовать дальше. Все мы были сбиты с толку. В кристально-чистом воздухе не присутствовало и намека на то, что Лугару могут быть где-то рядом.
  ― Мы уже прошли большую часть леса, ― с огорчением сказал Сэм, ― но их так и не нашли.
  ― Нужно запастись терпением, ― с непреклонной уверенностью заявил Виктор. ― Я уверен, мы почти рядом, ― взгляд мужчины задумчиво устремился вдаль.
  Вокруг нас простиралась необычайная тишина, что такая обстановка немного настораживала меня.
  Я нахмурилась и прошла вперед. Мой взгляд внимательно и сосредоточенно скользил по окрестностям, пытаясь выявить хоть какую-то причину для беспокойства. Но лес словно замер, перестал жить... даже слабый ветерок не срывал сухие листья с веток.
  ― Вам не кажется, что здесь слишком тихо? ― настороженно произнесла я, продолжая осматриваться по сторонам.
  Мистер Брук и Шон прислушались к моим словам, подошли ко мне и остановились.
  ― Хм, ― выдохнул Шон, и его глаза остро цеплялись за каждый миллиметр пространства. ― Действительно, очень тихо...
  ― Но я ничего не слышу, ― в замешательстве пробормотал Виктор, ― и не чувствую.
  ― Может, сегодня природа решила устроить себе выходной, ― с глупой ухмылкой произнес Дин.
  Но никто не обратил внимания на его слова.
  ― Я проверю окрестности, ― сказала я и решительно направилась вперед.
  Но вдруг меня кто-то схватил за локоть. Я резко остановилась.
  ― Постой, Мия, ― с беспокойством в голосе промолвил мистер Брук. ― Думаю, нам лучше держаться вместе.
  ― В случае опасности я смогу постоять за себя, ― уверено ответила я, аккуратно выдернув руку из крепкой хватки мужчины. ― Мне не привыкать справляться с вампирами и оборотнями.
  Виктор с недоверием посмотрел на меня и кивнул.
  ― Дин, иди вместе с Мией, ― скомандовал мистер Брук.
  Дин спокойно отстранился от дерева и вскоре сравнялся со мной.
  ― Иди на запад, а я проверю восточную сторону, ― кинула я парню и в следующее мгновение метнулась вперед.
  Я неслась по лесу, стараясь одновременно прислушиваться к окружающим звукам, фильтруя их, и извлекая для себя угрозу, и пытаться разглядеть совершенно все: вплоть до самых мельчайших деталей. Я была настолько сосредоточена поставленной задачей, что не заметила, как забрела слишком далеко ― так, что перестала слышать движения остальных.
  Мгновенно я замерла на месте. И вот снова обрушилась тишина, которая быстро обволокла меня.
  Но какое-то странное ощущение чьего-то присутствия поблизости внезапно ворвалось в мое сознание, подливая масла в огонь.
  Теперь я была больше уверена, что рядом кто-то есть.
  С невероятным трудом мне удалось услышать, как примерно в четырех милях от меня кто-то есть. Я смогла расслышать его учащенное легкое дыхание, воздушное перемещение. Казалось, будто этот кто-то не бежал, а летел по воздуху, едва касаясь ногами земли. Правда, мне так и не удалось разобрать, в какой стороне находится незнакомец.
  С каждой секундой этот кто-то становился все ближе и ближе. И уже через полминуты я могла ощутить его запах, который постепенно наполнял прозрачный лесной воздух.
  Я закрыла глаза, пытаясь определить, один ли был вампир.
  Меня настигло замешательство. Почему-то было трудно понять, сколько их приближалось, хотя таких проблем никогда не возникало. Или вампир был действительно один. Движения разветвлялись, и в то же время казались синхронными и четкими до невозможности.
  Нахмурившись, я полностью сконцентрировалась.
  "Давай же, Мия, соберись" сказала я себе.
  И только спустя несколько долгих секунд мне, наконец, удалось разобраться.
  Но к этому времени вампиры подобрались ко мне слишком быстро.
  Поздно.
  Я резко распахнула глаза и увидела, как на меня несутся три вампира. Их лица выражали нескончаемую ярость, а из самых глубин мертвых душ вырывалось дикое рычание.
  Я даже не успела принять оборонительную позу, когда двое буквально сбило меня с ног.
  Пролетев несколько метров в воздухе, я упала на землю.
  Мне не дали подняться. В следующее мгновенье третий вампир подлетел ко мне и схватил за шиворот. Легким движением он поднял меня с земли и переместил обе руки на горло, крепко сжав его. Вампир резко дернулся вперед, и в следующий момент я оказалась прижатой к дереву.
  Парень поднял меня в воздух, продолжая держать за горло, и громко зарычал. В его бездонных глазах простиралась безграничная злость и ненависть.
  ― Вот ты и попалась! ― зашипел вампир. ― Как раз хотел кого-нибудь прикончить. Похоже, мне повезло.
  Парень был силен, но недостаточно, чтобы противостоять мне.
  ― Не в этот раз, приятель, ― выговорила я и убрала руку вампира от своего горла, скрутив ее у него за спиной.
  Не прошло и секунды, как на меня кинулись еще двое. Но мне удалось увернуться от их атаки. Я сделала рывок вверх и зацепилась за ветку ближайшего дерева. Качнувшись, я перепрыгнула на соседний сук.
  Вампиры зашипели и двинулись в мою сторону.
  Я спрыгнула на землю, оказавшись в трех метрах от них, и приложила все усилия, чтобы попытаться убежать от них.
  Поначалу у меня прекрасно получалось ― я неслась сквозь лес, безошибочно следуя в обратном направлении. Но и три вампира оказались не слабыми. Их скорость была невероятной, только я была быстрее.
  ― Виктор! ― закричала я, подобравшись ближе к остальным.
  Я услышала, как Сэм издал резкий выдох и метнулся к Виктору. Они сплотились в кучку, в ожидании моего появления и тех, кто преследовал меня.
  Вот, я могла видеть, как мистер Брук, Сэм, Шон и Дин ― он уже был там ― плотно встали друг к другу, приняв оборонительную позу. В любой момент они были готовы принять на себя удар.
  Наконец, я была к остальным на расстоянии вытянутой руки. Сделав один небольшой прыжок, я оказалась на стороне мистера Брука.
  Вдруг, трое вампиров резко остановились.
  Дин громко зарычал и приготовился к атаке.
  ― Черт! ― прошипел один из троицы и стал медленно отходить назад.
  ― Стой, ― твердо и холодно стоял парень, стоявший посередине.
  ― Но их больше, чем нас! ― воскликнул третий.
  ― Это ничего не меняет, ― второй вампир медленно оскалился и нагнулся. ― Мы должны убить их.
  Я переглянулась с остальными, и первая ринулась в атаку. Я была, своего рода, козырем. Мой укус мог убить как оборотня, так и Древнего вампира. Даже если эти вампиры Древние ― им не выжить, когда я их укушу.
  И все же, в моей сущности есть свои плюсы. И в такие моменты, как этот, не стоит отрицать этого.
  Я сконцентрировалась на вампире, стоявшем в центре. Он очень быстро уловил ход моих мыслей и ловко увернулся от моего удара. Я пролетела мимо, но тут же развернулась и попыталась напасть снова.
  Виктор и Дин справлялись с первым вампиром, а Сэму и Шону достался третий.
  Я сделала слабый толчок и прыгнула вверх, перелетев через вампира и приземлившись за его спиной. Воспользовавшись сотой долей секунды его растерянности, я метнулась к нему, крепко сцепила руки вокруг его плеч. Обнажив длинные и острые клыки, я безошибочно впилась в шею парня.
  Вампир издал пронзительный крик и попытался вырваться. Но я мертвой хваткой сжала его в своих объятиях, блокировав все его движения.
  ― Дерил! ― закричал кто-то.
  Краем глаза я увидела, как светловолосый вампир разом откинул Виктора и Дина и ринулся ко мне. Но на полпути его перехватил Сэм, не дав ему вырваться.
  Я закрыла глаза и еще сильнее сжала парня в своих руках.
  Через несколько секунд вампир перестал дергаться. Его твердое тело постепенно мякло. И когда я почувствовала, что жизненные силы полностью покинули его, мне следовало бы отпустить его. Но почему-то я не сделала этого. Мне нравилось ощущать власть над его жизнью в своих руках.
  ― Мия! ― голос Виктора доносился до меня словно издалека, словно меня уносило быстрым течением все дальше и дальше.
  Мои клыки до сих пор впивались в шею неподвижного вампира.
  И тут что-то оттолкнуло меня ― так быстро, что я не успела ничего понять.
  ― Ты убила моего друга! ― рычал мужской голос за спиной.
  Лицо вампира, толкнувшего меня, замелькало перед глазами.
  ― Теперь умри и ты! ― с этими словами парень молниеносно ударил рукой прямо в грудь, туда, где находилось небьющееся сердце.
  В этот момент меня пронзила ужасная боль, неописуемая боль. Она пронеслась по всему телу огромной волной ― от макушки головы до кончиков пальцев ног. И боль не уходила. Наоборот, с каждым мгновением она возрастала.
  ― Нет! ― будто через толщу ваты послышался отчаяний и до боли знакомый крик.
  Я подумала, что уже умерла, раз слышала голос Дэниэла. Я чувствовала, как вампир держал мое мертвое сердце в руках, и собирался вырвать его из груди. Но мое сознание не принимало ту мысль, что сейчас всему придет конец.
  Я издала судорожный тяжелый вдох, и мои веки стали наваливаться на глаза. Темнота приближалась ко мне, и окружающие звуки продолжали гаснуть в неизвестности.
  ― Уйди от нее! ― снова раздался рык Дэниэла.
  После этого я рухнула на землю, по-прежнему ничего не понимая. Мои глаза не закрылись до конца, поэтому я видела, что вампира, которому почти удалось убить меня, рядом не было.
  Ко мне тут же подбежал Виктор, он бережно положил мою голову к себе на колени и стал что-то говорить. Но каждое его слово мне давалось понять с большим трудом.
  Первые секунды все было неясным, расплывчатым, речь казалось лишь несвязным собранием слов. И лишь через некоторое время беспощадная боль, которая завладела всем моим телом, стала постепенно отходить на второй план.
  Тогда я почувствовала удивление. Но не оттого, что чуть не умерла, а оттого, что ощутила боль. Мне казалось, что физически я больше ничего не смогу почувствовать подобного, и что мое тело совершенно неуязвимо. Но сейчас, когда я чуть не умерла, ярая боль обрушилась на меня, и это дало мне почувствовать себя человеком ― не всемогущим и способным раниться.
  ― Мия, ты слышишь меня? ― голос мистера Брука яснее доходил до меня.
  ― Кажется, да, ― прохрипела я и попыталась встать.
  Еще несколько секунд, и боль исчезла. Я стала чувствовать себя так, будто ничего не было.
  ― Что произошло? ― ошарашено спросила я.
  ― Тебя чуть не убили, ― вместо Виктора ответил Дэниэл.
  Да. Именно Дэниэл. И это не казалось мне ― он действительно был здесь, рядом.
  Я резко повернула голову на звук его голоса. Он стоял рядом с трупом обезглавленного вампира, который напал на меня, и прозрачно-голубые глаза странно разглядывали меня.
  ― Что... ты здесь делаешь? ― ошеломленно поинтересовалась я.
  ― Ничего особенного, ― он беспечно пожал плечами. ― Просто спасаю твою жизнь. Не стоит благодарностей.
  Еще некоторое время удивление обуревало мною, я искала ответ в глазах Виктора, но он был так же шокирован, как и я.
  Встряхнув головой, я встала на ноги.
  ― Ох, черт... ― ужаснулась я, увидев, что стало с моей кофтой. В области сердца была большая дыра.
  Я испугалась, думая, что что-нибудь себе повредила, но моя кожа была цела и невредима. Никаких следов оттого, что вампир пытался вырвать мое сердце.
  ― Как ты здесь оказался? ― требовательным тоном спросил мистер Брук.
  ― Ну, я подумал и решил, что не хочу пропустить вашу встречу с Лугару, ― совершенно спокойно ответил Дэниэл. ― Очень хочется взглянуть на это зрелище.
  ― Но как ты нашел нас? ― не понимала я.
  ― Не так трудно следовать по вашему запаху.
  Я поджала губы и опустила глаза.
  ― Что ж, я рад, что ты решил присоединиться к нам, ― кивнул Виктор. Затем он взглянул на меня. ― Ты как?
  ― Нормально, ― буркнула я.
  ― Тогда, можем идти. Только... надо избавиться от тел, ― мужчина посмотрел на мертвых вампиров. ― Сэм?
  ― Конечно, все будет сделано, ― тут же отозвался парень и стал собирать тела в кучу. Он достал из кармана зажигалку и бросил ее.
  Шон и Дин проводили меня взволнованным взглядом и сравнялись с Виктором, который направился вперед. Я по-прежнему стояла на месте, пытаясь понять, что и к чему. Сейчас меня поражала мысль о том, что Дэниэл здесь. Конечно, я была очень рада этому, и тому, что он спас мне жизнь.
  Стоило ли мне думать, что все же ему не безразлично на меня? Или же он сделал это, как должное?
  Мне бы очень хотелось склоняться к первому варианту.
  Вынырнув из глубокого омута своих мыслей, я заметила, что Дэниэл смотрит на меня.
  ― Слушай, я... я... ― замямлила я, совершенно растерявшись.
  Он с некоторым удивлением продолжал смотреть на меня, ожидая продолжения. Мне стало неловко. В этот момент мои щеки должны были залиться румянцем, как это было раньше ― когда я была человеком. Но сейчас этого не произошло, и больше никогда не произойдет.
  ― Спасибо, ― наконец, сказала я.
  Мой голос прозвучал неуверенно, но искренне. У меня не хватало слов, чтобы выразить свою благодарность Дэниэлу. Но я боюсь, что если начну разговор, то получу очередной отказ. Так что я ограничилась одним словом.
  Я внимательно смотрела на лицо Дэниэла и с опаской ожидала, что сейчас он кинет в мой адрес очередную колкость. Я боялась заметить в его прозрачно-голубых глазах насмешливость.
  ― Пустяки, ― только и сказал он, и на его лице не произошло никаких изменений.
  ― Нет, ты... спас мне жизнь, ― возразила я.
  ― Я должен был это сделать, ― Дэниэл отвел глаза и слабо пожал плечами. ― Считай это дружеской помощью. Мы ведь друзья? ― он быстро стрельнул взглядом в мою сторону.
  Я раскрыла рот, обескураженная неожиданным поворотом разговора, и не знала, что ответить.
  ― Мы... ― запнулась я. ― Да. Друзья.
  ― Вот и отлично, ― Дэниэл натянул на лицо холодную ничего не выражающую улыбку. ― Теперь ты моя должница, ― он подмигнул мне и развернулся, зашагав в сторону, куда ушли остальные.
  Я, недолго думая, последовала вслед за ним.
  Прошло несколько минут, после чего Дэниэл решил нарушить тишину, которая воцарилась вокруг нашего небольшого общества, и первый завел разговор:
  ― И многое я пропустил?
  ― Тебе виднее, ― хмыкнул Дин. ― Ты же следил за нами.
  ― Я не следил, ― спокойно поправил Дэниэл. ― Я лишь следовал.
  Дин пожал плечами и отвернулся.
  ― Как ты узнал, что мне нужна помощь? ― не выдержала я и задала вопрос.
  ― Да вас было слышно за несколько миль! ― усмехнулся Дэниэл. ― Удивляюсь, почему остальные не сбежались на звуки...
  ― Остальные? ― переспросил Виктор.
  ― Вы думаете, те вампиры, что напали на вас, единственные поблизости? Их гораздо больше. Просто некоторые прячутся. Следуя за вами, я успел наткнуться на нескольких. Сначала была парочка, которая, увидев меня, сразу скрылась, ― на его изумительном лице появилась довольная улыбка. ― А вот другой вампир оказался немного... вспыльчивым. Но он был молодым, поэтому его было просто убить.
  ― Ну, а потом я услышал, как Виктор выкрикнул твое имя, ― Дэниэл одарил меня беспечным взглядом, ― и ринулся на помощь. Получается, что не зря. Если бы я подоспел на долю секунды позже, ты бы уже не шла сейчас с нами.
  По телу пробежались мурашки. Очередная мнимая надежда на то, что моя жизнь что-то значит для Дэниэла, мгновенно испарилась, растворилась в вечернем воздухе. Последние слова Дэниэла звучали непринужденно и легкомысленно, словно он обсуждал, какая сегодня погода ― эти слова ничего не значили для него.
  ― Дэниэл, ― мистер Брук укоризненно взглянул на своего сына.
  ― Что? ― тот пожал плечами. ― Я сказал правду. Разве не так?
  Никто не ответил.
  Этот небольшой разговор подошел к концу. Больше никогда из нас не произнес ни слова. Все погрузились в свои мысли. А я была готова говорить и говорить, только бы не думать. Потому что если я начну размышлять, то все мысли будут посвящены Дэниэлу. А это, определенно, не самый лучший выход в данной ситуации.
  Было так странно идти бок обок с ним и понимать, что не можешь просто взять его за руку, крепко сжать в своей ладони, и с любовью взглянуть в эти прозрачно-голубые, чистые, невинные глаза, наполненные лаской и взаимностью. Я не могу сказать ему, что люблю, не могу рассказать о своих чувствах и о том, как я скучаю.
  Я постоянно поворачивалась к Дэниэлу и смотрела в упор, пока есть возможность, не упуская возможности вновь и вновь насладиться его прекрасным ангельским ликом. Он, безусловно, ловил на себе мой назойливый взгляд, но деликатно умалчивал об этом.
  Вечер подходил к концу. Сумерки давно опустились на лес, сделав его мрачным и ужасающим... для человека. Но если ты ― сам создание тьмы, то тебе бессмысленно бояться ночи.
  Похолодало. Это ясно ощущалось в воздухе. Но это никак не повлияло на наше физическое состояние. И все потому, что мы не чувствуем холода.
  Мысли в очередной раз поставили меня в тупик, и чтобы не мучить себя дальше, мне пришлось вернуться в суровую реальность. Пришлось сделать такой вид, будто все хорошо. Впрочем, мне уже не привыкать к этому ― к постоянной лжи.
  ― Стойте, ― неожиданно сказал Виктор, резко остановившись.
  ― Что произ...
  Но Виктор не дал договорить Дину, подняв в воздух указательный палец.
  Все замерли на месте.
  ― Вы слышите это? ― шепотом спросил мистер Брук.
  ― Что именно? ― не понимал Дин.
  На секунду Виктор вновь затих. Дэниэл осторожно подошел к нему.
  ― Что ты слышишь, отец?
  ― Здесь кто-то есть, ― настороженно произнес мужчина.
  ― Снова? ― недовольно простонал Дин, опрокинув голову.
  ― Тшш! ― зашипел мистер Брук.
  ― Кто на этот раз? ― уточнил Дэниэл.
  ― Не могу понять, ― Виктор покачал головой. ― Но точно не вампиры.
  ― Оборотни? ― предположил Шон.
  ― Скорее всего.
  Я блокировала посторонние голоса и звуки, сосредоточившись на том, чтобы найти то, что услышал и почувствовал Виктор.
  Мой слух не уловил подозрительных шорохов, но это не значило, что поблизости действительно никого нет. Возможно, они далеко, но очень скоро будут близко.
  Я сделала глубокий вдох, медленно наполняя воздухом свои легкие.
  Одно я могла сказать точно. Виктор прав. Здесь кто-то есть. И это, действительно, не вампиры. Но и не оборотни. Запах этих существ я бы почувствовала за сотни километров и скривилась от отвращения.
  Этот запах был средним. В нем присутствовала аромат оборотней, но он не был таким резким и ужасным.
  В голову тут же пришла мысль, которая поставила все на свои места.
  ― Мы близко, ― вдруг, заявила я.
  Все взгляды направились в мою сторону, я сделала вид, будто не замечаю этого.
  ― Ты уверена, Мия? ― с легким недоверием в голосе спросил мистер Брук.
  ― Это не вампиры, но и не оборотни, хотя запах очень схож. Я уверена, что мы близко, ― последние слова я произнесла смелее.
  Виктор сделал еще один глубокий вдох, как бы удостоверяясь в мох словах. После чего последовал кивок.
  ― Возможно, ты права, ― на выдохе пробормотал он. ― А возможно, что поблизости оборотни. Если это так, то нам лучше уйти, потому что у нас недостаточно сил, чтобы справиться со стаей этих существ.
  ― Нет, нет, нет! ― я замотала головой. ― Я чувствую, что это не оборотни, Виктор! Поверьте, ― уже ко всем обращалась я.
  Сэм и Шон обменялись сомневающимися взглядами.
  ― Куколка, ты уверена в этом? ― недоверчиво прыснул Дин, скрестив руки на груди.
  ― Абсолютно, ― безоговорочно ответила я.
  Предположение очень быстро превратилось в уверенность, которая завладела моим рассудком.
  Теперь сердце безнадежно верило в то, что я действительно права, и что мы близки к Лугару. О, как же мне хотелось этого.
  Я собиралась пойти вперед, но Дэниэл выставил передо мной руку, тем самым не давая мне идти.
  В полном недоумении я уставилась на него.
  ― Ты же понимаешь, что делаешь очень рискованный шаг, ― с ответственностью в серьезном голосе произнес Дэниэл. ― Если ты сейчас ошибаешься, мы все можем умереть.
  Меня одновременно радовало и настораживало его поведение. Почему он так добр и вежлив сейчас? Но подобные вопросы в данном случае я должна задавать себе в последнюю очередь. Главной задачей остается найти Лугару.
  ― Да, ― запоздало ответила я. ― Поверь, Дэниэл. Я точно знаю, что мы почти у цели.
  Он сузил глаза, и еще несколько секунд пристально смотрел в мои глаза. Потом он убрал руку и медленно кивнул:
  ― Тебе виднее.
  Я окинула его благодарным взглядом и последовала вперед.
  Делая вдохи почти на каждом шагу, я пыталась определить, в каком направлении нам следует двигаться дальше. Первые две мили не принесли никакой пользы. И только потом запах, витающий в воздухе, стал ощущаться яснее.
  После этого поиски Лугару значительно облегчились.
  Еще через некоторое время я уверено шла по запаху, который четкой полосой тянулся в сторону горы Гарибальди.
  Я была буквально одержима мыслью о том, что мы уже близко. И, честно говоря, даже не представляла себе, как будет выглядеть наша встреча. Как они отреагируют на наше появление, на то, что теперь я вампир...
  Поиски растянулись намного дольше, чем я предполагала. А если быть точнее, мы ходили по замкнутому кругу. Запах завел меня в тупик, и я растерялась, не зная, что делать дальше.
  Уже рассветало, и некоторым из нас нужно было скрыться в тени, чтобы избежать попадания под лучи восходящего солнца.
  ― Похоже, ты чуточку ошиблась в своих предположениях, ― проворчал Дин, саркастично изогнув правую бровь. ― Мы сотый раз проходим по этому месту и не продвигаемся дальше. Признай, что ты заблудилась.
  Странно было слышать такое ― вампир не может заблудиться в лесу. Точнее, это возможно, в моем случае, когда я совершенно сбита с толку. Кажется, что настало время признать свое поражение.
  Нет. Нельзя сдаваться. Не для того мы проделали огромный и нелегкий путь, чтобы просто уйти ни с чем.
  ― Я найду их, ― решительно сказала я.
  Мой взгляд невольно устремился на небо.
  ― Нам лучше остановиться на некоторое время, ― словно читая мои мысли, произнес Виктор. ― Когда солнце исчезнет, можем продолжать поиски.
  ― Ха! ― рыкнул Дин. ― И лишь потратим время впустую... Может, вернемся домой?
  ― Нет, ― отрезала я холодно. ― Мы не уйдем. Это бессмысленно. Осталось совсем немного.
  ― То же самое ты говорила несколько часов назад, ― скривился Дин.
  ― Сэм, Шон, Дин, вам лучше укрыться, ― предостерег их Виктор. ― Солнце почти взошло.
  Трое кивнули.
  Поблизости оказалась небольшая пещера ― отличное укрытие. Несколько минут остальные просидели там, дожидаясь, когда серые тучи, надвигающиеся издалека, заполонят собой весь небосклон. А я в то время пыталась определиться с выбором верного пути.
  Отчаяние огромной волной готово было захлестнуть меня и унести в океан горечи и разочарований. Как бы я не пыталась сосредоточиться, все вело к тому пути, по которому мы проходили сотни раз за прошедшие несколько часов. Словно этот след специально оставили, что ввести в заблуждение...
  Ну, конечно! Это было наименьшее, что Лугару могли придумать, чтобы защитить себя ― сбить преследователей с пути. Что ж, им это удалось.
  ― Как поиски? ― я даже не заметила, как Дэниэл подошел ко мне.
  Вздрогнув, я осторожно посмотрела на него.
  ― Пока ничего, ― без должного сожаления ответила я, растерявшись.
  Дэниэл улыбнулся.
  ― Что? ― вырвалось у меня.
  ― Ничего, ― уголки его губ так и не опускались. ― Просто... ты смотришь на меня так, будто в любой момент я могу наброситься на тебя и убить.
  Я невесело усмехнулась и опустила голову.
  Дэниэл больше ничего не говорил. И я боялась начать разговор, так как прекрасно понимала, что ни к чему хорошему, в итоге, это не приведет. Лишь к очередным страданиям и обиде.
  ― Солнце исчезает, ― задумчиво пробормотал Дэниэл, глядя на то, как темные тучи поглощают в себя тепло дневного светила. ― Ты готова продолжить?
  Я ограничилась резким кивком.
  ― Я позову остальных, ― сказал он мне и собирался развернуться.
  Подул ветер, и я непроизвольно сделала небольшой вдох.
  Источник запаха, к которому я так отчаянно стремилась, теперь ощущался до невероятности остро и ясно. Словно то, что я искала, находилось очень, очень близко.
  Дэниэл обернулся быстрее, чем я. И выражение его лица, так быстро изменившееся, заставило меня застыть на месте. В его прозрачно-голубых глазах отчетливо виднелся сильный шок и страх.
  ― Не двигайся, ― едва пошевелил он губами, но я расслышала его слова.
  И тогда за моей спиной раздался грозный рык, от которого по телу пробежались мурашки.
  Издав судорожный выдох, я медленно развернулась.
  
  Глава двадцать четвертая
  Воссоединение
  
  Первое, о чем подумала я: мы нашли их. Мы действительно нашли Лугару!
  Только эта мысль быстро испарилась, и в душу стал прокрадываться страх перед неизвестностью. Больше всего в эти секунды я боялась получить отказ в просьбе, боялась того, что Эрик, узнав, что я вампир, перестанет считать меня своим другом.
  Медленно и грациозно, огромные могущественные создания выплывали из тени древних деревьев. Их движения напоминали танец, каждый шаг переливался в следующий, словно ручей. И рычание, исходившее из больших пастей, пробирало до дрожи.
  Первого, кого я увидела, был неистовых размеров волк благородного белого цвета. Его длинные и острые клыки, которые несли собой опасность, заставили меня принять оборонительную позу. Но я мысленно остановилась, напомнив себе, что этот волк не причинит мне вреда. По крайней мере, мне так хотелось.
  Вслед за белым созданием выплыли остальные исполинские волки. Синхронное рычание напоминало песнь.
  Волки выстроились в ряд, продолжая пристально смотреть на нас.
  И тогда я встретилась с такими знакомыми синими глазами белого волка.
  В этот момент я забыла, что пришла сюда не одна, что Дэниэл сейчас стоит позади меня, напуганный и удивленный. Были только чистые синие глаза моего старого хорошего друга.
  Я слабо улыбнулась, и мне хотелось тут же обрушить поток слов, которые скопились в моей голове, но решила не спешить. Мне хотелось быть уверенной в том, что Эрик узнал меня и не считай опасной.
  Внимательно смотря в синие глаза белого волка, я начинала замечать, что постепенно злость исчезает и приходит неизмеримое удивление. Теперь в них было что-то такое, что заставило меня сделать небольшой шаг навстречу.
  ― Мия! ― зашипел Дэниэл.
  Но я не обратила никакого внимания на него.
  Рычание стало потихоньку затихать, и в синих глазах белого волка было столько горечи и боли, что казалось, будто сейчас он заплачет.
  ― Здравствуй, Эрик, ― медленно и спокойно проговорила я, и улыбка так и не сходила с моего лица.
  Белый волк заскулил, как и остальные.
  Они узнали меня.
  Несколько секунд полнейшего оцепенения тянулись бесконечно долго. Я больше не делала никаких движений, давая волкам понять, что это действительно я, что я жива.
  Белый волк фыркнул и перестал скулить. Его синие глаза немного расширились, внимательно рассматривая меня, а черные ноздри затрепетали, вдыхая мой запах. Он медленно и осторожно стал подходить ко мне, я старалась не двигаться.
  Волк со светло-золотистой шерстью, вдруг, снова зарычал, оскалившись, и его глаза стали прожигать меня насквозь.
  Если бы я знала, что они не мои друзья, то давно бы бросилась в атаку. Но сейчас, когда я понимаю, что мое появление, мягко говоря, неожиданно для них, я запаслась терпением и спокойствием.
  ― Это я, Эрик, ― вновь заговорила я. ― Я жива.
  Если быть точнее, то я живой мертвец, который может видеть, слышать, думать, дышать, есть, ходить... Но я не была живой, теперь я не человек, и Лугару это прекрасно поняли. Я могла предположить, что в дальнейшем у нас заладится разговор, потому что они могли наброситься на нас в тот же момент, когда он увидели нас. Но они не сделали этого, значит, у нас есть шанс.
  Вот, синие глаза встретились с моими. Теперь я была уверена на все сто процентов, что нам не стоит бояться, что Лугару нападут на нас. Это бы ясно отразилось во взгляде Эрика, но там я увидела только непонимание и... тоску.
  ― Может...
  Не успела я договорить, как белый волк подпрыгнул в воздух, и произошла ослепительная вспышка белого света, после чего на месте огромного создания стоял высокий парень со спутанными черными волосами, в одних лишь шортах.
  Я стала жадно всматриваться в знакомые черты лица Эрика, моего хорошего друга, который, не смотря на то, что я предала его, без размышлений бросился помогать мне, и из-за меня Лугару лишились своего лучшего друга, брата.
  Теперь было намного легче читать чувства, отразившиеся на лице Эрика. Он был в смятении, и я прекрасно могла понять его.
  ― Мия? ― с сильным недоверием в хриплом голосе произнес он. ― Это... действительно ты?
  Я сделала глубокий вдох и воодушевленно кивнула.
  ― Да. Знаю, это очень странно... но, тем не менее, это так, ― на моем лице появилась глупая улыбка.
  Эрик слабо покачал головой, продолжая с непониманием смотреть на меня. Его синие глаза бегло скользили по мне, наверно, искали то, что делает меня в его взгляде лишь отголоском прошлого, призраком.
  ― Я жива, Эрик, ― с большей уверенностью в голосе повторила я.
  ― Невероятно... ― прошелестел он, делая небольшой шаг вперед. ― Но... как? Как это вышло? Я не... я не понимаю... Я же видел тебя... мертвой, твое сердце не билось, и ты не дышала... ― Эрик был сильно растерян. ― Ты не могла воскреснуть... Просто не могла! Яд Мэйсона должен был убить тебя!
  ― Это долгая история, ― снова улыбнулась я. ― Но обещаю, что ты все узнаешь. Только не сейчас.
  Казалось, что Эрик не слышит меня. Он что-то бормотал себе под нос так тихо, что даже я не смогла этого расслышать.
  ― Ты жива, ― из уст Эрика это прозвучало скорее как вопрос, а не утверждение. ― Ты жива...
  ― Да, ― кивнула я.
  ― О боже, ― шумно выдохнул он и ринулся ко мне.
  Его сильные большие руки сомкнулись вокруг меня, крепко прижав к себе. Если бы я была человеком, то давно бы задохнулась от такой крепкой хватки. Но теперь я была сильной, и наши силы были равны, поэтому его объятия казались совершенно обычными.
  Я крепко обняла его в ответ.
  Его кожа была такой приятной и теплой, хотя я думала, что больше никогда не смогу почувствовать тепло. Но стоило мне сделать крошечный вдох, как в нос ударил смешанный человеческий запах.
  В горле тут же зажглось адское пламя, и боль разлилась по всему телу, заполняя каждую клеточку моего разума.
  Я выставила руки вперед, и без особого труда отпрянула от Эрика.
  ― Не стоит так близко, ― прошептала я, стараясь больше не дышать.
  Эрик в замешательстве взглянул на меня и ахнул.
  ― Ты... вампир, ― громко сглотнув, сказал он.
  Я, ничего не ответив, опустила голову и услышала, как Эрик сделал небольшой шаг назад.
  ― Почему ты пахнешь человеком? ― спросила я прежде, чем он успел что-либо сказать мне.
  ― Потому что сейчас я в человеческом образе, ― машинально ответил он, все еще с некоторой опаской смотря на меня. ― Как ты стала вампиром? И почему? Я не понимаю... Это так неожиданно... ― он приложил ладонь ко рту. ― Мы все думали, что ты умерла, и...
  ― Признаться, я сама ничего не понимаю, ― грустно усмехнулась я.
  На несколько коротких секунд воцарилось полнейшее молчание. Я заметила, как взгляд Эрика резко переметнулся за меня ― на Дэниэла, который стоял тихо и не подвижно, что я даже забыла про его присутствие здесь.
  ― И ты здесь? ― небрежно кинул Эрик в адрес Дэниэла.
  Я повернулась так, чтобы видеть и Эрика и Дэниэла.
  ― Не рад меня видеть? ― холодно улыбнувшись, сказал Дэниэл.
  ― Спорный вопрос, ― хмыкнул Эрик и взглянул на меня. ― Зачем ты притащила сюда своего парня?
  Я сжала руки в кулаки и стиснула зубы, чувствуя, как в груди образуется огромная пустота. Эрик, сам того не подозревая, затронул самую болезненную для меня тему.
  Я постаралась тут же перейти на другую тему, пока разговор не зашел слишком далеко:
  ― Мы не одни.
  ― Кто с вами еще? ― нахмурившись, спросил Эрик.
  ― Виктор, и еще несколько вампиров.
  ― Что за вампиры?
  ― Наши... очень хорошие друзья, ― пояснила я.
  Явно следовало ожидать, что этот ответ не удовлетворит Эрика. Но он деликатно умолчал об этом, не желая начинать разборки.
  ― Это не важно, ― вздохнув, улыбнулся он. ― Я рад, что ты жива, Мия.
  ― Думаю, жива ― это не совсем про меня, ― поправила я, опечалившись.
  Эрик промолчал, потому что видел, что эта тема причиняет мне боль.
  ― Хорошо, ― подытожил он, развернувшись к своим друзьям. ― Ребята, все хорошо. Для нас нет никакой опасности.
  Волки заскулили по очереди и переглянулись друг с другом.
  После очередной вспышки света я увидела остальных Лугару. Алекса, Доминика и Саймона. Они выглядели крайне настороженными. Кроме Алекса. Он, как только обратился в человека, встретил меня с широкой улыбкой на милом лице.
  ― Мия! ― радостно закричал он и побежал ко мне.
  Я не могла сдержать искренней улыбки, которая озарила мое лицо.
  ― Рада тебя видеть, Алекс, ― пробормотала я, и парень крепко обнял меня.
  ― Ты не представляешь, как было скучно без тебя, ― проговорил он быстро и отстранился. В его черных глазах засверкали озорные огоньки. ― Столько всего произошло, когда ты... ― он не сказал этого вслух. Не прошло и секунды, как Алекс снова улыбнулся. ― В любом случае, я рад, что ты здесь!
  ― Да, теперь нам следует быть осторожнее, ― сказал Доминик с хитрой улыбкой на смуглом лице. ― Теперь она не простая штучка!
  Я тихо рассмеялась. Только сейчас я поняла, как мне не хватало этого ― чистого смеха, приятной компании старых друзей, не хватало звука их голоса. Мы с ними немного общались, но за это время успели стать хорошими товарищами. Нас немногое сплотило, к сожалению, плохое, но после этого я приобрела новых друзей.
  Как раз в это время послышались приближающиеся шаги нескольких вампиров. В следующую секунду рядом с нами появились Виктор, Дин, Шон и Сэм.
  Мистер Брук стоял впереди всех, и его лицо выглядело скорее дружелюбным, чем настороженным. А остальные старались держаться дальше, на безопасном расстоянии, их взгляды были крайне сосредоточенными, и даже невооруженным взглядом было заметно, как они напряжены, словно в любую секунду готовы защищать себя.
  Я боялась, как Лугару отреагируют на Дина, Сэма и Шона, ведь они их совсем не знают. Но взглянув на Эрика, я могла вздохнуть с облегчением, так как в его синих глазах не читалась угроза.
  ― Эрик, ― сказал Виктор, остановившись напротив него.
  ― Виктор, ― кивнул Эрик. ― Не хочу показаться грубым, но что вы здесь делаете? И как вы нас нашли?
  ― Я все расскажу вам, но прежде у нас есть просьба.
  ― Какая? ― поинтересовался Эрик, подозрительно сузив глаза.
  ― Идемте с нами, ― опередила я Виктора и сказала первая.
  Мои слова удивили Эрика.
  ― В смысле, идти с вами? ― уточнил он.
  ― Мы знаем, что вампиры ищут вас, чтобы убить, а Бессмертные усиленно готовятся к войне, ― мистер Брук взял все в свои руки. ― У вас нет никакой поддержки...
  ― Вы что, хотите помочь нам с этим? ― недоверчиво фыркнул Эрик.
  ― Да, ― спокойно ответил мужчина. ― Мы в долгу перед вами, перед тобой, Эрик. Поэтому я буду признателен, если вы согласитесь идти с нами.
  ― Уау, ― выдохнул Эрик, опустив голову. ― Это немного странно... Вот так неожиданно вы заявляетесь к нам и просите присоединиться?
  ― Пожалуйста, Эрик, ― вмешалась я, сделав свой голос жалобным. ― Мы сдержим свое обещание, которое давали до того, как я... умерла. Мы хотим помочь вам.
  ― Я не знаю, Мия. Многое изменилось с того времени... Для вас же будет лучше, если вы сейчас же уйдете отсюда и навсегда забудете дорогу к нам. Бессмертные убьют вас, если узнают, что вы помогаете нам. Так что...
  ― В любом случае нам не избежать этого, ― вырвалось у меня.
  ― Что ты имеешь в виду? ― заинтересовался Эрик.
  ― Мы все объясним вам, если вы пойдете с нами, ― сказал Виктор. ― Я даю слово.
  Эрик замолчал, задумавшись. Он переглянулся со своими друзьями, которые с тем же сомнением искали ответа в глазах друг друга.
  ― Это может быть опасным для нас, Эрик, ― произнес Саймон тихо. ― Только-только нам удалось залечь на дно, сбить с толку вампиров. И если мы сейчас пойдем с ними, то станем легкой мишенью для кровососов.
  ― Он прав, ― согласился Доминик, приняв серьезный и отчужденный вид.
  ― Да бросьте! ― воскликнул Алекс. ― Это же наши друзья. Если ты не забыл, то мы до сих пор обязаны Мие, ― он обратился к Эрику. ― Ведь из-за Мэйсона ей пришлось столько пережить...
  Я старалась отогнать от себя ужасные воспоминания моих последних дней человеческой жизни, когда я испытала столько боли, сколько не испытывала за всю свою жизнь.
  ― Мы все равно ничего не потеряем, если уйдем с ними, ― убедительно продолжил Алекс. ― У нас не получится жить в постоянных бегах, как последние трусы, Эрик. Рано или поздно наступит тот момент, когда придется встретиться лицом к лицу с нашим главным врагом. И знаешь, что будет в этом самым лучшим? То, что наши друзья будут рядом, будут помогать в трудную минуту. Это стоит того.
  Эрик был в смятении.
  ― Я не стану уговаривать вас идти с нами, ― промолвил Виктор. ― Это только ваш выбор. Но будет здорово, если вы согласитесь принять нашу помощь.
  ― Тем более что ваша помощь потребуется тоже, ― сказал Дэниэл.
  ― О чем ты? ― Эрик резко метнул взгляд на него.
  ― Будет лучше, если мы обсудим все подробности в более удобной обстановке.
  Еще секунду Эрик размышлял, одаривая взглядом каждого из нас.
  В итоге, он произнес свой окончательный ответ:
  ― Хорошо. Мы с вами.
  Дорога обратно обещала быть долгой, но время пролетит гораздо быстрее, если находишься в компании старых хороших друзей.
  Покинув окрестности Ванкувера, мы не спеша возвращались к месту, где оставили средства передвижения.
  ― Может, расскажешь, что между вами происходит? ― неожиданно начал Эрик.
  Сначала я не поняла, что он имел в виду. Но вскоре до меня дошло, что речь пойдет обо мне с Дэниэлом.
  ― Ох, ― издала я резкий выдох, ― это... трудно объяснить.
  ― А ты попробуй, ― настоял Эрик. ― Поругались, да?
  Мы с Эриком неспешно следовали за остальными. Я посмотрела вперед. Дэниэл шел отдельно ото всех. И я хорошо знала, что он услышит все, о чем мы будем говорить.
  ― Если бы, ― невесело улыбнулась я и удивилась, как я вообще могу улыбаться в такой ситуации. ― Дела обстоят куда серьезнее.
  ― Расскажешь?
  ― Не хочу, ― очень тихо сказала я, опустив голову.
  ― Значит, вы не просто поругались, ― пробурчал себе под нос Эрик. ― Хорошо, если ты не хочешь об этом говорить, тогда не будем.
  Даже не поднимая головы, я могла понять, что сейчас он улыбнулся.
  Меня радовала та мысль, что Эрик не стал требовать от меня объяснений по поводу Дэниэла.
  ― Может, лучше расскажешь о себе? ― спросила я.
  ― Уверен, что твой рассказ будет куда интереснее, ― он посмотрел на меня сверху вниз.
  Я фыркнула.
  ― Нет, серьезно, очень интересно узнать о том, как ты стала вампиром, учитывая то, что яд Мэйсона должен был полностью отравить от тебя, и даже яд вампира не смог спасти тебя.
  ― Как видишь, это случилось, ― я слабо пожала плечами. ― Теперь я тоже кровосос.
  Эрик недовольно съежился.
  ― Не уверен, что это так. Ты не похожа на кровожадного монстра.
  Я громко и истерично рассмеялась. И в моем смехе было столько горечи и сожаления обо всех убитых мною людей. Если бы Эрик знал, сколько невинных жертв на моем счету...
  ― Внешность обманчива, ― с тоской подметила я.
  ― Ты убивала людей? ― почему-то шепотом спросил Эрик и замедлил шаг.
  Я не могла произнести это вслух, поэтому просто кивнула, и стала ожидать его реакции.
  ― Через это испытание проходит каждый, кто становится... вампиром, ― мягко произнес Эрик. ― И сколько же ты убила, если не секрет?
  ― Я могу не отвечать на этот вопрос? ― стиснув зубы, сказала я.
  ― Конечно.
  ― И все же мне будет интересно услышать, что произошло после моей смерти, ― я сделала небольшую запинку перед последним словом.
  ― Ничего особенного. Мы ушли, решили пойти своей дорогой. Вплоть до сегодняшнего дня скрываемся от Бессмертных и вампиров.
  ― Что-то не особо верится, что все так скучно, ― хмыкнула я.
  Эрик грустно улыбнулся и ничего не ответил.
  ― Знаешь, я был в растерянности, когда подходил к их дому и не слышал стука твоего сердца, ― задумчиво начал он. ― Я больше не слышал твоего дыхания. Поначалу я подумал, что тебя увезли, но когда мне навстречу вышел Дэниэл, с пустым выражением лица, то понял, что тебя больше нет.
  Если бы я могла, то давно залилась слезами.
  Я сжала губы и продолжила слушать его.
  ― Никто из нас не хотел верить, что ты умерла. Я до сих пор чувствую вину за то, что не остановил тогда Мэйсона. Нужно было уехать сразу, как только ты начала что-то подозревать...
  ― Эй, в этом нет твоей вины. Это я сунулась в тот парк...
  ― Но он явился бы в любое другое время... Мы должны, должны были остановить его! ― воскликнул Эрик с обжигающей болью в голосе.
  ― У Мэйсона есть своя голова на плечах, и всю ответственность за свои поступки несет только он. Вы не должны страдать из-за его ошибок, не должны. Вы и так столько натерпелись из-за него, ― мне стало жаль Эрика. ― Тем более после того, как он оставил вас... Вы слышали о Мэйсоне что-нибудь?
  ― Никаких новостей, ― тяжело вздохнул он и тут же нахмурился. ― Мы и не желаем больше ничего знать об этом предателе! Какое он имел право говорить о наших законах и братских узах, когда сам перешел на сторону врага?! ― в его синих-синих глазах плескалось бескрайнее отчаяние. ― Теперь из-за него нас всех убьют. Может, после этого до него дойдет весь ужас содеянного...
  Больше мы не говорили на эту тему. Каждый погрузился в свои мысли, я невольно вспомнила тот день, когда Мэйсон пришел к дому семьи Брук, чтобы, наконец, разделаться со мной. Но вместо этого он навсегда потерял своих друзей.
  Солнце только собиралось садиться, когда мы подъезжали к дому.
  ― Уау! ― присвистнул Алекс, покидая салон автомобиля. Его глаза восхищено обглядывали дом.
  ― Уверен, внутри еще круче... ― пробормотал Доминик.
  Виктор попросил Дина и Сэма загнать автомобили в гараж, а остальные, тем временем, подходили к дому.
  ― Они уже здесь, ― сказала Элизабет.
  Даже не заходя внутрь, я могла чувствовать напряжение, которое исходило от Дэвида, Ванесса, Мэри...
  Вот, мистер Брук распахнул входную дверь, и мы очереди стали заходить в гостиную.
  ― Ничего себе, ― с открытым ртом Алекс прошел вперед, осматривая огромное светлое пространство.
  Первое, что бросилось в глаза, это слишком напряженный вид Дэвида. Он буквально окаменел у окна, его кулаки были сжаты, а на лице ясно выражалось недовольство и злость. Ванесса, стоявшая недалеко от него, была намного спокойнее, но было заметно, что появление Лугару так же не принесло ей радости.
  Только Элизабет встретила парней с приветливой улыбкой на лице. И я еще раз удивилась, как этой женщине удавалось быть всегда такой радушной и доброй. Это самый светлый и безобидный вампир из всех, кого я знала. Даже для человека она слишком идеальна.
  ― Здравствуй, Эрик, ― миссис Брук прошла вперед, остановившись рядом с нами. Ее глаза с добротой осматривали наших гостей. ― Алекс, Доминик, Саймон. Мы рады снова видеть вас.
  Эрик напряженно кивнул и выдавил некое подобие дружелюбной улыбки. Но было видно, что ни ему, ни остальным, эта ситуация не нравилась.
  ― Можете чувствовать себя, как дома, ― сказал Виктор, встав рядом со своей женой. ― Милая, покажи им их комнаты.
  Миссис Брук охотно кивнула и широко улыбнулась, повернувшись к Лугару.
  ― Пойдемте, ― женщина вежливо указала рукой на лестницу. ― Уверена, что вы очень устали с дороги и голодны.
  ― Да, ― откровенно сказал Алекс, жалобно кивнув. ― Мы давно нормально не отдыхали и совсем забыли, что такое сон.
  Эрик укоризненно взглянул на него.
  ― Что? ― Алекс пожал плечами.
  ― Все это хорошо, но... может, все обсудим, ― вмешался Дэниэл.
  ― Пусть сначала отдохнуть, ― пророкотала Элизабет, недовольно взглянув на сына. ― Идите за мной. ― А вечером мы спокойно обо всем поговорил.
  Эрик, Алекс, Доминик и Саймон переглянулись друг с другом и неуверенно последовали за женщиной.
  Как только они скрылись на втором этаже, Дэвид не выдержал и стал кричать:
  ― Это было глупой идеей ― привести наших злейших врагов сюда! Из-за них мир сошел с ума, а мы станем помогать им?!
  ― Успокойся, Дэвид, ― Ванесса подошла к нему и положила руку на его плечо. Ее цепкий взгляд устремился наверх. ― Они не причинят нам вреда.
  ― С чего ты так уверена в этом? ― психанул он, скинув ее руку со своего плеча.
  ― Это друзья Мии, а я верю ей, ― она окинула меня таким взглядом, что я могла полностью положиться на нее.
  Я была благодарна Ванессе за то, что она, не смотря на свое недовольство по поводу того, что я привела в дом, переполненный вампирами, Лугару, была на моей стороне.
  Дэвид что-то забормотал себе под нос, а потом поднял взгляд, полный ненависти и отвращения.
  ― Мы все умрем, ― скверным голосом изрек он. ― И я не собираюсь участвовать в этом, ― его глаза метнулись на Сэма, Шона и Дина. ― Не собираюсь, и вам не советую. Зря мы вообще согласились идти с ней, ― Дэвид кивнул подбородком в мою сторону. ― Если бы мы остались там, где были, то не стали участвовать в этом.
  ― Что ты такое говоришь, Дэвид? ― возмутилась Ванесса, пристально уставившись на своего друга.
  ― Если он хочет уйти, то пусть уходит, ― спокойно изрек Виктор. ― Никто не вправе насильно держать его здесь.
  Сэм нахмурился и подошел к своему другу.
  ― Слушай, ― низким сиплым голосом начал он, ― сейчас не лучшие времена для того, чтобы бродить в одиночку. Ты не продержишься и нескольких миль, как наткнешься на вампиров, или, хуже того, на оборотней.
  ― Плевать, ― небрежно выкрикнул Дэвид. ― Нас все равно ждет неминуемая смерть. И совершенно неважно, когда мы умрем: через месяц, или несколько дней... Зачем растягивать то, что будет неизбежно, а? Сэм?
  ― Пусть уходит, если хочет, ― вмешался Дэниэл. ― Я, честно говоря, буду даже рад этому.
  Сэм сердито взглянул на Дэниэла и громко сомкнул челюсти.
  ― Прошу вас, успокойтесь, ― громко сказала я.
  ― Можешь командовать ими, но не мною, ― прорычал Дэвид. ― Я ухожу.
  Сказав это, парень стремительно направился к выходу. Перед тем, как выйти, он обернулся.
  ― Вы со мной? ― с нескрываемой надеждой в голосе обратился он к своим друзьям.
  ― Дэвид, хватит выпендриваться! ― Дин закатил глаза и вскинул руками. ― Оставайся.
  ― Ты же понимаешь, что если уйдешь, то не продержишься и нескольких дней, ― предостерегающе заявил Шон, и вид его был как никогда серьезен.
  ― Лучше я умру через несколько дней, чем томиться от неизвестности того дня, когда нас безжалостно уничтожат Бессмертные, ― Дэвид проговаривал каждое слово с остротой и колкостью. ― Я не боюсь смерти, и если надо, встречу ее через несколько дней. Но я не буду ждать до последнего, и бояться сам не зная чего.
  Дэвид внимательно осмотрел каждого из нас.
  ― Так кто-нибудь идет со мной?
  По гостиной пронеслось молчание, Ванесса окинула Сэма умоляющим взглядом, чтобы он попытался как-то остановить Дэвида, пока он не решился покинуть безопасное место.
  Дин издал тяжкий вздох и медленно покачал головой. ― Прости, чувак. Но я остаюсь, потому что пока еще хочу жить.
  Дэвид огорченно кивнул и взглянул на Шона.
  ― Одумайся, пока не поздно, Дэвид, ― тихо сказал тот.
  ― Значит, нет, ― пробормотал сам себе Дэвид. ― Ну а ты, Сэм? Снова сделаешь так, как скажешь Ванесса?
  ― Это глупая затея, Дэвид, ― Сэм сделал вид, будто не слышал слов друга, ― и ты прекрасно знаешь об этом. Но все равно пытаешься доказать нам, что ты независим...
  ― Все ясно, ― оборвал Дэвид Сэма на полуслове. ― Вы все боитесь. Боитесь смерти, поэтому так отчаянно пытаетесь ухватиться за любою возможность, и неважно, какой ценой это обойдется! Мне просто жаль вас всех, ― парень кратко вздохнул. ― И зачем только понадобилось спасать меня, если в итоге все равно бросаете...
  ― А ты, ― он посмотрел на меня. ― Это все из-за тебя. Не появись ты в нашей жизни, все было бы так, как было. Никаких лишних забот и проблем!
  Я ничего не сказала ему в ответ, потому что понимала его обиду и разочарование. Я понимала, что Дэвиду сейчас тоже больно оттого, что его друзья не приняли его решение и не захотели идти с ним. Но если посудить разумно, то они поступили правильно, и Дэвиду следовало бы остаться.
  ― Пожалуйста, останься, Дэвид, ― попросила Ванесса.
  Но он лишь медленно помотал головой.
  ― Я не боюсь смерти, ― сказал Дэвид это, и в следующее мгновение его уже не было.
  Я увидела, как Дин дернулся вперед, но уже было поздно.
  Дэвид ушел.
  На меня вдруг навалилось огромное чувство вины, которое ворвалось в мой разум и заполнило каждую клеточку моего существа.
  ― Сэм, сделайте что-нибудь! ― запаниковала Ванесса и стала крутиться на одном месте. ― Мы не должны позволить ему уйти! Он же умрет один! Ему не справиться в одиночку, Сэм! Не справиться...
  ― Ванесса, это был его выбор, ― в полголоса сказал Сэм и притянул к себе Ванессу. ― И мы не можем остановить его, если он сам этого не хочет.
  ― Но... ― она не смогла договорить и уткнулась в грудь своего парня.
  ― Очень жаль, что Дэвид выбрал такой путь, ― с искренней досадой промолвил мистер Брук, и в следующую секунду его взгляд обратился в сторону лестницы, ведущей на второй этаж, откуда стали слышаться приглушенные шаги и стук каблуков.
  Первой появилась Элизабет, лицо которой было удивленным и растерянным.
  ― Что произошло? ― беспокойно спросила она.
  ― Дэвид решил уйти, ― сказал беспечно Дэниэл. ― И правильно. Он мне все равно не нравился.
  ― Замолчи! ― неожиданно закричала Ванесса, и ее прозрачно-зеленые глаза с ненавистью смотрели на Дэниэла. ― Не смей так говорить! Он наш друг!
  ― Ванесса, успокойся, ― тихо проговорил Сэм, прижимая ее к себе.
  В глазах девушки плескалось отчаяние, и от этого мне стало еще хуже. Отчасти я была виновата в том, что Дэвид решил уйти. И действительно ― если бы я не появилась в их жизни, у них бы все было хорошо. Получается, что я вовлекла их в свои проблемы...
  ― Можешь убираться вслед за ним, ― фыркнул Дэниэл, и своими словами подлил масла в огонь.
  ― Следи за словами, ― прорычал Сэм.
  ― Это мой дом, и я вправе говорить все, что захочу. И если что-то кого-то не устраивает, можете выметаться отсюда. Я буду только рад, ― с той же ненавистью в голосе отозвался Дэниэл.
  Эрик удивленно смотрел то на Дэниэла, то на меня.
  ― Может, кто-нибудь расскажет, что здесь происходит? ― недоуменно поинтересовался Эрик.
  ― Похоже, отдохнуть нам сегодня не удастся... ― прошептал Алекс Доминику.
  ― Небольшие... трудности, ― мягко ответил Виктор, сведя брови вместе. Он на секунду задумался, а потом поднял голову, и его лицо вновь стало спокойным. ― Так что, друзья мои, может, начнем?
  Каждый из нас понял, что имел в виду Виктор. Его взгляд остановился на Эрике. Тот кивнул и стал говорить низким тихим тоном:
  ― За последнее время ми действительно сошел с ума. Вампиры всего мира узнали, что мы живы и стали охотиться за нами. Наша тайна раскрыта, благодаря Мэйсону, ― взгляд Эрика стал туманным, словно он окунулся в прошлое.
  ― Почему вы ушли? ― перебила я, не выдержав. ― Почему не остались с ними? ― я имела в виду семью Дэниэла.
  Эрик громко вздохнул.
  ― Когда ты умерла, Мия, то все изменилось. Без обид, ― он взглянул на Виктора, потом снова на меня, ― но союз с вампирами мы заключили исключительно из-за того, что тебе нужна была и наша и их помощь. Ну, а после этого мы ушли, потому что больше не было никакого смысла двигаться дальше вместе. Наши пути разошлись, и так было правильно.
  ― Мы, правда, были готовы помочь вам, ― сказал Виктор.
  ― Я знаю это, ― Эрик натянуто улыбнулся. ― И, кстати, так и не успел вас поблагодарить за это. Спасибо. Другие на вашем месте давно бы настучали Бессмертным о том, что мы живы. Но не вы.
  ― Нам это ни к чему. Мы всегда старались держаться подальше от подобных случаев. Даже если бы мы встретили вас, без участия Мии во всем этом, то просто бы закрыли на это глаза, сделав вид, что это вовсе не было.
  Эрик продолжил.
  ― Сначала мы скитались по миру, пытались найти для себя убежище, но в нем нам не удавалось продержаться и трех дней, после чего нас выслеживали вампиры, и мы были вынуждены двигаться дальше.
  ― Мы забыли, что такое отдых, ― с сожалением проговорил Алекс. ― Каждый день, каждый час, каждую минуту приходиться быть начеку, чтобы не проморгать очередную стайку вампиров, решившую попробовать убить нас.
  ― Для нас настали тяжелые времена, ― вновь заговорил Эрик. ― Нам необходима была помощь, поэтому мы пробудили оборотней.
  ― Для этого пришлось обращаться к Древним Духам Лугару, ― вставил Алекс. ― Они дали нам добро, и после этого по всему миру стали появляться наши сородичи. И с каждым днем их становится все больше и больше.
  ― Вы уже встречались с Бессмертными? ― поинтересовался Виктор.
  ― Нет, но за нами частенько приглядывают их шпионы, ― пояснил Эрик. ― Они не нападают, а только наблюдают. И когда мы их замечаем, то они тут же скрываются.
  ― В этом весь Самуэль, ― пробурчала Ванесса.
  ― Ты знакома с ними? ― спросил Эрик.
  ― Более того, я была с ними в одной команде некоторое время, ― с недовольством отозвалась она.
  ― Хм, ― задумался Эрик. ― Значит, ты знаешь про их планы.
  ― Я сбежала от них еще задолго до того, как весь сверхъестественный мир узнал о том, что вы живы. Но одно я знаю точно, Самуэль собирает армию самых древних вампиров на земле, чтобы быть уверенными наверняка в своей победе.
  ― Ну, мы тоже не явимся на поле битвы одни, ― усмехнулся Эрик, и в его синих глазах зажглись дьявольские огоньки.
  ― Приведете с собой оборотней? ― Ванесса закатила глаза. ― Только от этого не будет никакого толка. Бессмертные сильнее, и могут с легкостью разделаться с вашими собачками.
  ― Нет, мы приберегли для них кое-что покруче, ― выпалил Алекс и тут же поймал на себе недовольный взгляд братьев.
  ― В любом случае, я надеюсь, что это сработает, ― сказал Виктор, шагая по просторной гостиной умеренными шагами. ― Произошло ли что-нибудь еще, о чем мы должны знать?
  ― Ммм, нет, ничего, ― ответил Эрик. ― Это все. Теперь ваша очередь рассказать нам о том, как Мия вернулась с того света и стала вампиром.
  Настал мой "звездный час", который пришел немного быстрее, чем я ожидала.
  Все в ожидании смотрели на меня.
  ― Предупреждаю, что информация вас немного удивит, ― буркнула я.
  ― Навряд ли нас удастся удивить, ― Алекс недоверчиво покачал головой.
  ― Поверьте, ее история действительно заинтересует вас, ― серьезно сказала Ванесса.
  ― Что ж, попробуй, удиви нас! ― с вызовом сказал Алекс.
  Я не знала, с чего начать. В голове проносилось столько мыслей, что мне с трудом удавалось улавливать их.
  ― Я была в склепе, когда пришла в себя, ― начала я. ― Тогда я даже представить себе не могла, где я, кто я, как я оказалась в этом месте, почему все вокруг кажется таким... ясным. Я совершенно не помнила своего прошлого. Прошло несколько дней прежде, чем я смогла что-то вспомнить. Тогда я поняла, кто я.
  Я решила не вдаваться в подробности моих первых дней в качестве вампира и перешла к самому важному.
  ― Я не понимала, почему я ожила, когда яд Мэйсона должен был убить меня. Но потом я узнала, что Дэниэл укусил меня, и его яд тоже оказался в моем организме. Возможно, это дало какой-то сбой, и случилось необъяснимое...
  Я сделала небольшую паузу.
  ― И что же? ― с сильной заинтересованностью в голосе спросил Алекс.
  ― У нас есть предположение, что Мия не просто вампир, ― ответила за меня Ванесса.
  Взгляды Эрика, Доминика, Алекса и Саймона устремились на нее.
  ― В каком смысле? ― требовательно уточнил Эрик.
  ― Мы думаем, что в ее жилах течет яд вампира и Лугару, ― сказал Виктор.
  Эта новость ввела парней в ступор.
  Прошла целая минута, после чего кто-нибудь из них смог заговорить.
  ― То есть? ― пролепетал Эрик обескуражено. ― Такое... невозможно...
  ― А как тогда объяснить то, что Мия вернулась с того света? ― продолжил мистер Брук. ― Ведь ваш яд не способен был сделать это. Если только вампир укусил отравленного вашим ядом человека, и все это смешалось в организме.
  ― Но вы же говорили, что даже яд вампира не способен дать Мие жизнь, если она укушена Лугару! ― проговорил это Эрик сквозь плотно сжатые зубы.
  ― Вероятно, я ошибался, ― признал Виктор. ― Но для этого были все основания. Я и предположить не мог, что Мия будет способна выкарабкаться из этого состояния, став при этом единственной и уникальной в своем роде.
  ― Единственной? Уникальной?!
  ― Полукровкой, Эрик.
  ― Вы уверены в этом? ― прорычал он.
  ― Это единственное предположение, которое мы имеем.
  Эрик медленно выдохнул и вцепился в металлический поручень лестницы. Его синие глаза стали пустыми, как бездна, а лицо резко побледнело.
  ― Но этого не может быть, ― ошеломленно произнес Саймон. ― Ген Лугару передается только по наследству. А про то, чтобы укушенный человек стал одним из нас... я никогда не слышал о таком.
  ― Мия не стала одной из вас, ― мягко поправил Виктор. ― Но в ней течет ваша кровь, ваш яд. И, следственно, ей передались некоторые способности, которыми вы обладаете.
  ― Какие еще способности? ― жестким тоном спросил Доминик.
  Виктор взглянул на Ванессу.
  ― Она быстрее, сильнее и ловчее любого вампира. Ее укус способен мгновенно убить оборотней, убить Древнего вампира, что не под силу недавнообращенному, так же она не боится солнечного света, ― стала пояснять она. ― Однажды, когда на нас напала стая оборотней, Мия заставила их уйти силой разума...
  Доминик, Саймон и Алекс внимательно слушали ее, а я все свое внимание переключила на Эрика, который что-то тихо говорил себе под нос.
  ― Этого не может быть... Этого не может быть... Просто не может быть... ― бурчал он, присев на третью ступеньку лестницы и стал покачиваться вперед-назад. После двух минут безмолвного состояния он, наконец, поднял голову. ― Этого не могло произойти. Может, вы снова в чем-то ошиблись? ― обратился он к мистеру Бруку.
  ― Нам бы очень хотелось верить в то, что Мия обычный вампир, но факты говорят об обратном, ― сообщил Виктор. ― Бессмертные уже знают о ней. И теперь, я уверен, вы не единственные, кто нужен им.
  
  Глава двадцать пятая
  Непоправимое
  
  Прошел еще один день. День, о котором я могу со смелостью сказать, что он прошел не зря. Что мы прожили его не напрасно.
  Лугару теперь с нами. И никто из нас не знает, какое будущее нам уготовила судьба. Может, мы все умрем, когда начнется война с Бессмертными. А может... Честно говоря, я мало верила в другой вариант, с учетом того, что они ― могущественные, древний, как сам мир, существа. Их жестокость не знает границ, а по силе нет равных.
  А кто мы, и что мы можем против них?
  Для них мы ― кучка самоубийц, которые суют нос не в свои дела. Нас непременно ждет смерть, когда придет время битвы. Но когда наступит этот день ― никому не было известно. Возможно, Бессмертные придут завтра, чем совершенно собьют нас с толку. А возможно, что пройдет не один месяц, прежде чем мы встретимся с ними лицом к лицу.
  Я не жду этого дня, вселяя в себя мнимые надежды на то, что мы выживем после встречи с ними. Смерть всегда ходит рядом, и лучше не знать, когда она придет за тобой.
  Я уверена только в одном ― у нас есть сегодня. Сегодня они не придут. И сегодня у нас есть время.
  Уже давно наступила ночь. На удивление большой лунный диск озарил поверхность небольшого пруда, у которого я стояла вот уже несколько часов. За это время я ни разу не пошевелилась, полностью погрузившись в свои мысли.
  Из коматозного состояния я вышла только тогда, когда до меня стали доноситься приближающиеся шаги.
  Резко обернув голову, я увидела Эрика. Сейчас он выглядел более расслабленным, чем несколько часов назад. На щеках вновь заиграл здоровый румянец, и синие глаза не смотрели на меня так, будто бы я была настоящим призраком. Для него, Алекса, Доминика и Саймона было нелегко принять то, что они узнали обо мне. Даже я до сих пор не могу смириться с тем, что я не просто вампир, что я вообще больше не человек...
  ― Привет, ― сказал Эрик и остановился рядом.
  ― Привет, ― сказала я.
  ― Значит, теперь ты наполовину наша сестра? ― глупо усмехнувшись, вопросил он.
  Я не могла не улыбнуться, хотя в этом не было ничего веселого и смешного. Наоборот, все было куда печальнее, чем на первый взгляд.
  ― Ну, а серьезно, как ты? Должно быть, ты сходишь с ума...
  ― Все это очень странно, Эрик, ― грустно пробормотала я и посмотрела на него. ― Казалось, что еще вчера все было хорошо. А сегодня... сегодня я даже не знаю, кто я, и эта неопределенность сводит с ума. Как бы хотелось, чтобы эта черная полоса в моей жизни закончилось, и я забыла это ужасное время, как ужасный сон. Я думаю, что было бы лучше, если бы я действительно умерла.
  ― Не смей так говорить, ― холодно сказал он, встряхнув меня за плечи. ― Ты должна радоваться, что выжила. По крайней мере, у тебя есть для этого смысл.
  Я опустила глаза. Не трудно понять, что он имел в виду Дэниэла. Но теперь у меня нет даже его...
  ― Я так и знал, ― вздохнул он и убрал руки с моих плеч. ― Может, ты все-таки расскажешь, что между вами произошло? ― Эрик попытался посмотреть в мои глаза, которые я так старательно прятала.
  Чувства одолевали меня, и в эти ужасные секунды, когда боль сковала меня нерушимыми невидимыми цепями, я была готова на все, отдать что угодно, лишь бы не почувствовать это вновь.
  ― Это не важно, ― пролепетала я.
  ― Мне так не кажется, ― он нахмурился. ― Что между вами произошло? Вы даже не разговариваете друг с другом... Будто между вами пролегла бездна, ― он снова усмехнулся.
  ― Меньше всего на свете я бы хотела разговаривать об этом с тобой, ― я решила отвлечь Эрика, чтобы не продолжать эту тему.
  ― Да брось, мы же друзья. А друзья должны делиться своими проблемами.
  ― Не думаю, что тебе захочется слушать мое нытье...
  ― Эй, все хорошо, ладно? ― он взял меня за подбородок так, чтобы наши глаза встретились. ― Ты можешь поговорить со мной в любой момент. И я всегда буду готов выслушать тебя.
  ― О"кей, так ты теперь моя лучшая подружка? ― съязвила я.
  Но Эрик не обратил никакого внимания на мои слова. Он молчаливо ждал, когда я начну говорить.
  ― Да, ты прав, ― в итоге, призналась я, хотя мне было больно говорить об этом. Но, зная Эрика, я понимала, что он не отвяжется. ― У нас с Дэниэлом есть некоторые... проблемы. Точнее, это катастрофа.
  ― Я тебя слушаю, ― кивнул Эрик.
  Я сделала небольшой вдох и тут же выдохнула весь воздух из легких. От Эрика по-прежнему пахло человеком, и это отвлекало. Но не так сильно, чтобы я вновь потеряла контроль над здравым рассудком.
  ― Когда я умерла, Дэниэл... он... ― я замялась, ― он отключил свои чувства.
  Эрик в полном недоумении уставился на меня, ожидая подробностей.
  ― Теперь он ничего не чувствует, ― пояснила я, но видимо для Эрика этого было недостаточно. Я запаслась терпением и силами, чтобы суметь продолжить разговор.
  Я уже чувствовала, как ярая, необузданная, дикая боль подбирается ко мне. Цепи, которыми она сковала мое тело, давили со всех сторон, лишая способности мыслить, дышать, видеть, слышать. Все, чего я опасалась сейчас ― не позволить боли зайти слишком далеко.
  ― Ни радости, ни печали, ни сожаления и любви. Ничего... ― незаметно для себя я перешла на шепот. ― Внутри него только пустота, которую он по собственной воле вселил в свое сердце, окончательно заморозив его. Он больше ничего не чувствует, Эрик, ― я беспомощно посмотрела на него, и в синих глазах прочитала сочувствие и сожаление.
  ― Так вы теперь не вместе? ― спросил он. ― То есть, он... больше не любит тебя?
  Я не нашла в себе сил, чтобы ответить на этот вопрос. Простое слово "нет" могло в тысячный раз разбить мне сердце, уничтожить душу, дать мне еще один повод ненавидеть и проклинать все на этом свете. Я боялась сказать себе "нет". Я боялась признать, что это правда ― Дэниэл не любит меня.
  Вместо ответа я лишь опустила голову.
  ― Ох, ― выдохнул Эрик. ― Мия, мне так... жаль.
  ― Я потеряла его, ― едва пошевелила я губами, но знала, что Эрик слышит меня.
  ― Но ведь можно же что-нибудь сделать? Попытаться включить их снова?
  ― Я не знаю, ― я отчаянно помотала головой. ― Дин говорил...
  ― Постой, ― прервал он меня. ― Дин ― это тот черноволосый парень из компании ваших новых друзей вампиров?
  ― Да, ― сухо кивнула я.
  ― Продолжай.
  ― Так вот, Дин однажды тоже отключал свои чувства. И он рассказывал мне об этом, говорил, что включить их невероятно тяжело, почти невозможно. И на это уйдет много времени. Но не факт, что все пройдет удачно. От этого состояния можно сойти с ума. Дин говорил, что когда ему удалось включить эмоции снова, он почувствовал лишь безграничную боль и вину, ― я подняла глаза, полные боли, и зашептала: ― А что, если с Дэниэлом будет то же самое? Что, если ему придется испытать боль, когда он включит чувства снова? Я не хочу, чтобы он страдал. Не хочу...
  То, чего я опасалась, произошло.
  Боль зашла слишком далеко. Она разрушила все барьеры, которые я успела построить вокруг себя. Она вломилась в мое сознание, с каждым мгновением занимая все больше места. Я уже точно знала для себя, что скоро потеряю контроль над своими эмоциями и выйду из себя.
  ― Но шанс есть? ― отвлек меня от размышлений взволнованный голос Эрика.
  ― Если Дэниэл сам этого захочет, ― с неохотой ответила я.
  ― А он?
  ― Он говорит, что ему хорошо и так, ― разбито произнесла я и выдохнула с такой тяжестью и усталостью, словно пробежала без остановки несколько миль. ― Дэниэл не хочет включать чувства. Ему это не зачем.
  ― А как же ты? И его семья? ― не понимал Эрик. ― Неужели, Виктор и Элизабет ничего не предпринимают?
  ― Все это бесполезно, если Дэниэл сам этого не хочет...
  ― Да... я не думал, что проблема настолько глобальна, ― он сделал ударение на слове "настолько". ― Слушай, мне так жаль. Я даже не знаю, что следует говорить в таком случае.
  ― Ничего не надо говорить, ― просто сказала я, подняв голову. ― Сочувствием я уже сыта по горло.
  ― Иди сюда, ― его большие теплые руки обхватили меня вокруг плеч, и я оказалась прижатой к его телу.
  Я не стала сопротивляться, потому что внутренне нуждалась в чьей-то поддержке. Уткнувшись Эрику в грудь, я устало закрыла глаза.
  ― Все обязательно будет хорошо, ― прошептал он, немного покачиваясь.
  Я не ответила.
  ― Знаешь, Дэниэл искренне тебя любил, даже несмотря на то, что он вампир, а для меня кровососы все на одно лицо, ― он фыркнул и резко замолк. ― Извини, я забыл, что ты теперь тоже вампир... наполовину.
  Я слабо улыбнулась.
  ― Может, ему нужно время, чтобы во всем разобраться, ― размышлял Эрик вслух. ― Наверняка он еще не может принять ту мысль, что ты жива.
  ― Поверь мне, Дэниэл действительно ничего не чувствует, ― с досадой пробормотала я, все еще прижимаясь к теплой груди Эрика. ― Я уже несколько раз убеждалась в этом.
  ― Мне стоит знать об этом?
  ― Ммм, нет. Это слишком личное.
  ― Хорошо, ― успокоился он.
  Мы простояли вот так несколько минут, находясь в полном молчании. Вновь и вновь я была вынуждена отгонять от себя очередные мысли о Дэниэле, хотя это было в общем невозможно.
  Когда я стала отстраняться от Эрика, то за его спиной, рядом с домом, среди непроглядной тьмы, увидела четкую мужскую фигуру. Мне не потребовалось и сотой доли секунды, чтобы узнать Дэниэла.
  Я тихо ахнула, и мой взгляд застыл на его пустом лице. Дэниэл так же пристально смотрел на меня.
  ― Мия? ― словно издалека до меня удивленный доносился голос рядом находившегося Эрика.
  Но я блокировала все вокруг, сосредоточившись лишь на бледном, прекрасном лице Дэниэла. Я почувствовала укол вины за то, что он увидел меня, обнимающейся с Эриком, хотя это было ни к чему, ведь Дэниэлу все равно, где я, и с кем я.
  Когда отчаяние стало поглощать меня, я заметила в прозрачно-голубых глазах что-то необъяснимое и неуловимое, что тут же отогнало от меня плохие мысли о моей безнадежности. Через несколько долей секунды эта искра в его бездонных глазах исчезла, и снова пустота выступила на первое место.
  Дэниэл резко отвел взгляд и не спеша поднялся по лестнице, а через несколько секунд раздался стук входной двери.
  Проходили дни.
  Обстановка в доме сложилась куда более лучше, чем я предполагала. Конечно, время от времени возникали споры, недопонимания, но это быстро перерастало в успешное примирение. Но это было ненадолго, после чего очередные крики и небольшие скандалы.
  Но к этому возможно было привыкнуть за несколько дней, потому что это продолжалось с определенной последовательностью и частотой. Вскоре я, и еще некоторые, просто стали закрывать на все это глаза, и просто продолжали спокойно заниматься своими делами.
  Я не могла сказать, что наша жизнь влилась в прежнее русло. Нет. Конечно, все изменилось, и эти изменения ясно отразились на каждом из нас. Особенно уход Дэвида. Сэм, Шон, Ванесса и Дин сильно переживают по этому поводу, ведь возможно, что их уже мертв.
  Виктор, Эрик, Ванесса и я усиленно выстраивали предположения относительно моей "уникальной" сущности, но в итоге все возвращалось на круги своя ― больше всего Ванесса и мистер Брук цеплялись за изначальное предположение, что я полукровка. Что это значило для меня? В частности, ничего, что способно было бы напугать, или сильно удивить. Мне хватало и того, что с каждым днем приходилось убеждать себя, что я больше не человек. Я волновалась лишь из-за того, что из-за моей сущности у нас могли возникнуть серьезные проблемы. Хотя, чего уже таить, Бессмертные и так знают обо мне, и наверняка строят планы по моему захвату. А может, дела обстоят не так ужасно, и им совершенно не интересно мое существование. Но в любом случае мы выступим против них, объединившись с Лугару. Я не собираюсь отступать от задуманного. Свое слово о помощи я дала, будучи человеком, и это еще одна мотива