Milton Anna: другие произведения.

Обещание длиною в жизнь. Четвертая глава

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:

  ЧЕТВЕРТАЯ ГЛАВА
  
  Чертовски хотелось увидеть ее.
  Я едва сдерживался, чтобы не превысить допустимую скорость. Нога так и рвалась вжаться в педаль газа, в мыслях я представлял, как выжимаю из внедорожника все соки и несусь в Спирфиш, к Наоми. Эти фантазии причиняли сладкую боль, и, стуча пальцами по кожаному рулю, я тонул в них, одновременно уверяя себя, что время идет так же, как шло и два часа назад, но мое сердце, колотящееся с дикой быстротой, думало иначе: ему казалось, будто время как раз таки замедлило свой ход, когда это нужно было меньше всего.
  К сожалению, я не мог ехать со скоростью больше, чем сорок километров в час, потому что скользил по главной магистрали Рапид-Сити, и здесь было уйма автомобилей с такими же водителями, как я, рвущимися домой. Но стоит подождать, когда я пересеку границу города и смогу разогнаться до ста километров. Это все ускорит.
  Я не должен задерживаться.
  Наоми позвонила мне час назад и попросила забрать ее от Джессики. Естественно, я не мог отказать ей и, бросив все бесчисленные дела на работе, которые должны были задержать меня не раньше, чем до девяти, помчался из офиса, оставив ошеломленного Деймона за главного.
  Наш мир до безобразия тесен.
  К этой мысли меня привели воспоминания сегодняшнего утра, когда я увидел Шарлотту Скарлет собственной персоны в своем кабинете. И все же. Кто бы мог подумать, что мы встретимся спустя столько лет при подобных обстоятельствах?
  Я не должен был думать об этой блондинке, но ничего не мог с собой поделать. Судьба реально сумасшедшая.
  Я пытался расслабиться, слушая любимую музыкальную группу. И мне, вроде как, это удалось, однако все старания полетели к чертям, когда я на секунду зажмурил глаза, поглощенный пронзительными лучами покидающего лиловое небо угасающего, красноватого солнца. Это напомнило мне о скором наступлении ночи. Будет воистину адски жарко. Наоми освободила меня от наказания, но никто не отменял моего наказания за то, что она вздумала учить меня с помощью такой священной штуки, как секс.
  Этой ночью я отплачу ей сполна.
  Спустя полтора часа я въезжал в студенческий городок, коря правила дорожного движения и внедорожник за то, что они заставили Наоми ждать меня.
  Приближаясь к общежитию, я увидел сверкающий в сумеречном свете серебристый "Porsche Panamera" и Наоми рядом.
  - Какого... - нахмурился я, подъезжая ближе.
  Стоя со скрещенными руками, Наоми скучающе и с нотками раздражения оглядывалась по сторонам, ее глаза старательно игнорировали наличие крутой тачки перед носом.
  Я увидел, как из "Porsche" появляется мужская рука и тянется к Наоми.
  Что за нахрен? Какой-то тип подкатывает к ней?
  Я резко крутанул руль влево, и Наоми вскинула голову, услышав легкий взвизг шин. На ее лице отразилось чувство удивления и смятения. Даже сквозь тонированное стекло я сумел распознать на ее щеках вспыхнувший румянец. Она сделала шаг назад от "Porsche". Взор Наоми пригвоздился к моему приближающемуся внедорожнику.
  Я припарковался рядом с ней, врезавшись передним бампером в тачку какого-то мудака, вздумавшего тянуть свои лапы к моей девушке. Нет. Конечно, это было не специально. Разинув рот, Наоми уставилась туда, где мой внедорожник должен оставить вмятину на "Porsche".
  Реакция последовала незамедлительно.
  - Твою мать! - из автомобиля со скоростью ракеты вылетел темноволосый парень с проколотым ухом и в бело-зеленом бомбере с логотипом футбольного клуба колледжа, за который, вероятно, играет.
  Отлично. Так он спортсмен.
  Схватившись за голову, парень оббежал свою тачку и едва ли не зарыдал, когда я мягко дал задний ход и отъехал на полметра. Все его отчаяние обрушилось на "случайность", теперь украшавшее его дорогую машину.
  - Упс, - беззаботно сказал я, покидая салон внедорожника.
  Похолодевший воздух пробрался мою рубашку с расстегнутыми верхними пуговицами, прогоняя бодрящую волну мурашек.
  - Привет, - я помахал Наоми, широко и лучезарно улыбнувшись.
  Она все еще стояла, не в силах пошевелиться и ответить мне.
  - Боже мой, - обреченно произнесла Наоми, переместив взгляд на мое довольное лицо. Она, конечно же, уже догадалась, что я подкорректировал задницу "Porsche" нарочно. И сквозь отступающее недоумение стало прорезаться неодобрение, о котором свидетельствовали ее сдвинутые брови и потемневшая радужка глаз. - Зак, ты...
  Я подбежал к ней и, крепко обхватив за талию, поцеловал.
  - Соскучилась? - спросил с весельем, отстранившись.
  Делая глубокие вдохи, Наоми смотрела на меня.
  - Что ты творишь? - раздалось ее шипение.
  Я пожал плечами.
  - Ничего. А вот он, - кивнул подбородком на парня, занятого оплакиванием "Porsche", - хотел от тебя что-то.
  Закатив глаза, Наоми оттолкнула меня от себя.
  - Ты невыносим. Мы просто разговаривали!
  Ну-ну. Однако выглядело все так, будто этот тип докапывался до нее.
  - Эй, - я мягко взял Наоми за подбородок. - Я должен беспокоиться? Если он докучает тебе, только скажи.
  Я видел, как она борется с желанием отругать меня, и это выглядело очень сексуально. Если бы мы были здесь одни, я бы раздел Наоми прямо здесь и поимел бы так жестко, что она забыла бы имена всех парней, с кем знакома.
  - Все хорошо, - с толикой неуверенности отозвалась Наоми, поместив мою руку в свои теплые ладони. - Эрик просто разговаривал со мной.
  Эрик, значит.
  - Он тянул к тебе руку, - я старательно игнорировал проклятия, которыми этот Эрик начал осыпать меня.
  - Слышишь, ублюдок? Ты что с моей тачкой сделал?! - вопил он где-то в сторонке.
  Выдохнув, Наоми с грустью усмехнулась.
  - Он попросил телефон, чтобы позвонить.
  Я поджал губы.
  Ладно. Возможно, так все и было, и я переборщил со своей ревностью. Но я не могу контролировать свою любовь к Наоми. Я даю этому чувству абсолютную свободу, и меня все устраивает.
  - Хорошо. Прости, - я приблизился к ее лицу.
  - Ты не у меня должен прощения просить. А у Эрика, - Наоми покачала головой, прикрыв глаза. - Ревнивец.
  Я ухмыльнулся.
  - Я просто тебя люблю.
  Взяв Наоми за руку, я повел ее к внедорожнику.
  - Садись. Я разберусь с Дериком.
  - Эриком.
  - Ну да.
  Парень был настолько поглощен рассматриванием вмятины, что не заметил и не услышал, как Наоми попрощалась с ним, извинившись за меня. Научить бы его тому, что не хорошо игнорировать искренность дам, но Наоми не одобрит моих методов, поэтому, возможно, если мы как-нибудь встретимся с Эриком без лишних свидетелей, я преподам ему урок.
  - Эй, - я небрежно окликнул парня, доставая из заднего кармана брюк бумажник.
  - Чего тебе? - рыкнул он на меня.
  - Прости за тачку, - я вытянул пятьсот баксов и протянул их Эрику. - Держи. Этого хватит на ремонт.
  - Ты смеешься надо мной?! - воу, не знал, что парни умеют пищать. У него получилось лучше, чем у любой девчонки. - Эта машина стоит дороже твоей жизни, придурок! Я подам на тебя в суд, и ты не отмажешься.
  Вот как.
  - Значит, деньги ты не возьмешь? - уточнил я.
  - Засунь их себе в задницу, кретин, - выплюнув эти слова, Эрик ткнул в меня пальцем. Ярость, от которой его смазливое лицо побагровело, была невероятно забавной.
  У сопляка редкое сочетание храбрости и тупости. Хотелось врезать ему хорошенько, но это будет равносильно тому, если я ударю щенка. Ниже моего достоинства драться с недалеким студентом. Тем более не при Наоми, которая и так не в восторге оттого, что я испортил "Porsche".
  - Как скажешь, - совладав с эмоциями, я убрал бумажник и развернулся на сто восемьдесят градусов от парня.
  - Тебя размажут в суде! - крикнул Эрик мне вслед.
  Лучше ему не знать, сколько раз я слышал подобные угрозы в свой адрес.
  - Ага. Удачи, Дерил! - я отсалютовал ему, открывая дверцу внедорожника.
  С улыбкой победителя я устроился на водительском сидении и наблюдал, как несчастный рассыпается, запыхается, обзывая меня всеми известными ему нелестными прилагательными и существительными. Так же мелькали глаголы.
  Наоми с тревожным выражением лица смотрела на меня, сидя рядом в неудобной позе - с поджатыми к груди коленями.
  - Как мне теперь смотреть ему в глаза? - этот вопрос был обращен не мне.
  Я повернул ключ зажигания.
  - Тебе не обязательно смотреть ему в глаза, - невозмутимо сказал я, оставляя общежитие и разгневанного и едва ли не плачущего Эрика позади. - Тебе вообще не нужно смотреть на него.
  - Опять эти твои собственнические штучки, - скривилась Наоми.
  Я рассмеялся, убрав одну руку с плеча и потрепав ее по волосам.
  - Серьезно, Зак. Это было грубо.
  - Согласен, - я не стал спорить. - Но... клянусь, мне показалось, будто он собирался взять тебя за руку.
  - Глупости.
  Я вздохнул.
  - Я так не думал.
  Мы заехали в "Ralf's ". Наоми забыла о случае с Эриком, полностью сосредоточившись на блуждание по магазину. Я едва плелся за ней, успевая ловить продукты, которые она, не глядя, кидала в тележку. Загрузив купленное в багажник внедорожника, мы вернулись в наш дом.
  - Я в душ, - по ходу снимался ботинки, сказал я.
  - Я пока приготовлю нам что-нибудь, - перекинув волосы на одно плечо, Наоми взяла тяжеленный пакет и направилась на кухню.
  - Погоди, - я успел поймать ее за локоть. - Давай сюда.
  Перехватил у нее пакет и донес до кухонного стола.
  - Спасибо, - поблагодарила Наоми, чмокнув меня в щеки.
  - Всегда пожалуйста, - соблазнительным тоном отозвался я, притягивая ее к себе и нежно целуя.
  Наоми обвила мою шею руками и впустила в свой сладкий ротик мой настойчивый язык.
  - Может, сначала поедим? - тяжело дыша, она остановила меня спустя минуту, когда я пробрался под ее топ и собирался расстегнуть лифчик.
  Я был готов застонать от разочарования, но спорить не стал. Покорно кивнув и оставив застежку бюстгальтера в покое, я чмокнул Наоми в лоб и отправился в душ, скинув с себя рубашку перед тем, как оставить ее одну.
  После расслабляющего двадцатиминутного душа я был полон энергии. Эту удивительную волшебную силу я собирался направить на то, чтобы всю сегодняшнюю ночь слушать надрывистые стоны Наоми и ее мольбы не останавливаться.
  Намотав махровое полотенце вокруг бедер, я вышел из ванной и побрел к Наоми, чтобы поторопить ее и отправиться, наконец, исполнять задуманное.
  - Что ты делаешь? - спросил я, застыв в кухонном проеме.
  - Ммм? - подпрыгнув, Наоми обернулась ко мне через плечо. - Готовлю нам ужин.
  Я сглотнул, не сводя пристального взгляда с ее идеальной попки, обтягиваемой спортивными белыми трусиками, создающими шикарный, соблазнительный контраст с ее смуглой, бархатной кожей.
  - Какой к черту ужин? - мой голос осип от напряжения, внезапно сковавшего тело. С огромным трудом я заставил себя двигаться вперед. - Сейчас ты должна быть в постели и ждать своего наказания, - резко прижавшись к Наоми сзади, я обвил ее талию и проскользнул ладонью в трусики.
  - Зак, - задыхаясь, она откинула голову назад, и я прижался губами к пульсирующей жилке на ее тонкой шее и жадно вдохнул сводящий с ума, возбуждающий аромат Наоми. Она пахла просто великолепно.
  - Пойдем в спальню, - я укусил ее за мочку уха.
  Она слабо дрожала и плавно извивалась, подстраиваясь под мои руки, исследующие ее тело. Я схватил Наоми за грудь, аккуратно сжав пальцами чувствительный сосок, и нож, которым она резала томат, выскользнул из ослабевшей ладони.
  Я подхватил Наоми на руки и понес в спальню. В мгновение ока стянул с нее тонкую серую майку. Следом за майкой полетело мое полотенце, и я вжался в Наоми своим потвердевшим органом. Прильнув ко мне каждым миллиметром тела, она хрипло и протяжно простонала.
  Наоми хотела нашей близости так же дико и неудержимо, как я.
  - Будь плохой девочкой, - прошептал я, целуя ее сочную, мягкую грудь.
  - Угмхм, - неясно пробормотала она, зарываясь пальцами в моих влажных волосах.
  Я хотел заняться с ней грубым и животным сексом, но знал, что Наоми такое будет не по душе. Я задался целью сделать ей хорошо, а не больно. Посасывая и целуя ее розовые бусинки, я наслаждался симфонией сладких звуков, издаваемых Наоми. Она пела только для меня неповторимую мелодию страсти, будоражащую воображение.
  Наоми обхватила меня руками, стараясь как можно крепче приблизить к себе. Но между нами и так не оставалось расстояния. Между нами не оставалось даже воздуха. Мы дышали и источали огонь. Яркий, агрессивный и нескончаемый. Ладони Наоми скользили по моей спине, перемещаясь на ягодицы. Меня дико возбуждало, когда она трогала мою задницу.
  Я провел по ее стройным бокам большими пальцами и зацепился ими за мешающую деталь одежды, которая все еще находилась на ее совершенном теле. Оттянул ткань трусиков вниз и поймал судорожный вздох Наоми.
  - Зак, - блаженно произнесла она.
  Я слегка прикусил ее сосок, и Наоми вскрикнула.
  Вот так, малышка.
  Кричи для меня. Только для меня.
  Я клеймил ее шею, грудь и плечи багровыми отметинами, и она без умолку шептала мое имя, сводя с ума.
  Мы обнажены. Мы пылали.
  Я толкнул Наоми на кровать и осторожно навалился сверху. Просунув ладонь между ее бедер, раздвигая их, я ласково провел по раскаленной коже. Мне открылся вид красивых стройных ног, которые я готов трогать и целовать хоть всю жизнь. Наоми вздрагивала и выгибалась от моих прикосновений.
  Она обвила мой торс ногами, прижимая нижнюю часть тела к себе.
  Я едва сдерживал себя в узде, умолял самого себя продержаться еще чуть-чуть, - самую малость, - чтобы растянуть удовольствие, которое Наоми доставляли мои ласки. Я жертвовал своим шатким, почти уничтоженным терпением ради того, чтобы она купалась в экстазе.
  Оставляя след поцелуев, я спускался все ниже и ниже, пока не добрался до заветного, райского местечка на ее теле. Раздвинув упругие бедра еще шире, я нагнулся вперед и, послав Наоми улыбающийся взгляд, встретился с искрящимся возбуждением в черных глазах.
  Нежно проведя кончиком языка по складкам, я проник им как можно глубже в Наоми. Ее кулаки сжимали простыни, грудь вздымалась вверх, и я удерживал ее, поочередно сжимая то одну, то другую, потому что мне казалось, будто она вознесется к самым небесам и исчезнет, оставив меня одного с этим раздирающим желанием.
  Наоми изумительна на вкус. Ее интенсивные стоны и сбивчивое, ускоренное дыхание служило мне сигналом о том, что она скоро кончит. Я бы непременно довел дело до конца и подарил бы ей нескончаемый поток эйфории прямо сейчас, но я помнил, что собирался наказать ее, и отказываться от своего решения не намеревался.
  Я вернулся к губам Наоми, заглушая ее разочарование. Я вытер слезинку печали с ее щеки, и мое сердце тоже невольно сжалось от того, какой я все-таки ублюдок. Но моя малышка сама виновата. Она должна, наконец, уяснить, что со мной шутки плохи. Особенно когда дело касается секса с ней.
  Я тревожил ее покой томительными ласками, оттягивая слияние наших тел как можно дольше.
  - Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, - умоляя, всхлипывала Наоми, пытаясь оседлать меня.
  Ее затуманенные глаза смотрели на меня, и я погружался в их бездну с раскинутыми в стороны руками.
  - Тшш, - провел пальцем по ее опухшим от поцелуев губам. - У нас вся ночь впереди.
  Вновь поцеловав ее, властно и грубо, я подмял ее под себя. Наоми растрепала мои волосы и очертила языком контур моих губ. Ублажая ее, я сумел забыть о том, что испытываю адскую боль. Я чувствовал такое давление, что меня не покидало ощущение, будто мой член вот-вот взорвется.
  Еще немного.
  Я должен продержаться.
  Я ввел в Наоми два пальца, и она, постепенно подстроившись под ритм, заданный мною, грациозно выгнулась навстречу, как кошка.
  - Пожалуйста, Зак... Я не могу... больше ждать... Пожалуйста... я хочу тебя, - ее губы молвили это почти неслышно.
  Я остановился, чтобы взглянуть на нее. Наоми неугомонно ерзала подо мной, пыталась приподняться, но я бережно вжал ее в кровать.
  - Скажи, что любишь меня, - не попросил, а потребовал я.
  - Я люблю тебя, - она потянулась за поцелуем, и я подарил ей его.
  А затем резко вошел в нее.
  До предела.
  До синяков сжимая ее ягодицы.
  Мы оба на взводе. Наоми хватило нескольких интенсивных толчков, чтобы кончить, но я только вошел во вкус.
  - Зак, - сказала она сипло и провела ладонью по моей щеке.
  Не сводя глаз с ее счастливого лица, я продолжал двигаться в ней, постепенно увеличивая темп.
  Я почти близок к тому, чтобы рассыпаться на осколки.
  Я почти близок к тому, чтобы вновь полюбить этот мир.
  Толчок.
  Наоми кричала, царапая мою спину.
  Я крепко зажмурился и сжал зубы, издавая грудной рык.
  Еще чуть-чуть...
  Я чувствовал оргазм. Я видел его вспышкой ослепительного света и тянулся к нему каждой клеточкой своего естества. Он медленно приближался ко мне и, - короткое, неуловимое мгновение, - я ощутил, как он заключает меня в объятия.
  Но все прекратилось, когда раздался стук в дверь.
  Это что, шутка такая, да?
  Такого просто быть не может. Третий облом за день.
  Невозможно.
  Невероятно.
  Нереально.
  Немыслимо.
  Черт возьми!
  - Кто это? - обращаясь к самой себе, вопросила Наоми.
  Мы не шевелились.
  Мои глаза по-прежнему были закрыты. Все исчезло. Растворилось в терпком огорчении, навалившемся на мои плечи и погрузившем меня во тьму.
  - Я открою, - сказала Наоми, и вскоре я ощутил холод и пустоту под собой.
  Я все еще не двигался.
  Я почти, мать вашу, кончил.
  Я желал Наоми весь чертов день. Я не мог дождаться этого момента.
  Кто на этот раз все испортил?
  Кто? Просто дайте мне размазать по стенке этого человека.
  Я перекатился на спину и закрыл лицо ладонями.
  Дерьмо.
  Я не хотел подниматься даже тогда, когда услышал голос Джессики, которая начала безудержно трещать о том, что в общежитии на несколько дней отключили воду, и она хотела бы переночевать у нас, чтобы завтра утром со спокойной душой принять горячий душ и отправиться в колледж вместе с Наоми.
  Пусть Джессика и была лучшей подругой моей девушки, это не было для нее бонусом. Даже самым крохотным и незначительным. Я лежал и мечтал о том, как жалобно хрустит шея рыжеволосой, когда я ломаю ее.
  Проклятье.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"