Milton Anna : другие произведения.

Обещание длиною в жизнь. Десятая-одиннадцатая главы

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:

  ДЕСЯТАЯ ГЛАВА
  
  Я не знал, что сказать.
  Мы сидели в пустом кафе, где малейший шорох был подобен грому.
  Я сверлил взглядом отполированную поверхность стола, в то время как Шарлотта что-то говорила. О моем сыне.
  У меня есть сын.
  Ему пять лет.
  Но я узнал об этом только сейчас, этим гребаным вечером, от девушки, которая своим заявлением отправила меня в нокаут.
  Дерьмо.
  Я бы посмеялся от души, если бы это оказалось чьим-то розыгрышем, пусть и чертовски идиотским. Но надо мной пошутил разве что Господь, и смеяться вовсе не хотелось. Я бы пожелал, чтобы это оказалось ночным кошмаром, пожелал бы проснуться и почувствовать Наоми рядом, но ведь это непозволительная роскошь в данной ситуации, да?
  Я не спал.
  Это было по-настоящему.
  - Как это произошло? - опершись локтями о колени, я погрузил пальцы во влажные от дождя, который все еще тарабанил со страшной силой по окнам кафе, волосы.
  - Я думала, тебе известно, как появляются дети, - холодно усмехнулась Шарлотта.
  Сука.
  Сейчас я ненавидел ее.
  - Как. Это. Произошло? - я ударил ладонью по столу так, что вздрогнула металлическая подставка для салфеток, и поднял голову, вонзив в оторопевшую блондинку пронзающий взгляд, полный злобы и решительности. Не время веселиться, черт возьми.
  Поджав губы и опустив глаза, Шарлотта отстранила от лица чашку с кофе.
  - Видимо, презерватив порвался, - мямлящим, неуверенным тоном отозвалась она.
  - Видимо? - стиснув зубы, переспросил я.
  Я был на грани, чтобы не закричать на Шарлотту, не вытрясти из нее всю правду, потому что ее медлительность, ее хождение вокруг да около дико взбесило меня.
  - Может, это просто не мой сын? - я сжал ладонь, которая лежала на столе, в кулак и наклонил голову вбок, пытаясь заглянуть в отведенные светло-васильковые глаза, скрытые от меня длинными ресницами. - Может, ты сейчас сидишь и врешь мне? Только я не могу понять, с какой целью...
  - Знаешь, - она громко поставила кофе. Последние крупицы моего терпения испарялись в раскаленном воздухе. - Ты в праве не верить мне. Я понимаю это. Но я точно уверена в своих словах. Лукас - твой сын, - Шарлотта посмотрела на меня, и я скривился, не в состоянии проникнуться той невинностью и искренностью, которая плескалась в прямом ее взгляде. - У меня никого не было после выпускного.
  - А как же Стэн? - с ядом вопросил я, вновь опуская голову.
  - Я больше не спала с ним, - вздохнула она.
  - Но до, - я закрыл глаза, сжимая и разжимая пальцы, - до выпускного ты... ты же встречалась с ним.
  - Все, о чем я могла думать перед балом, это о подготовке к нему и о том, чтобы стать его королевой, и я посылала Стэна, когда он лез ко мне, - с нотками скуки, будто все это она говорила сотни раз, разъяснила Шарлотта. - Зак. Я сделала кучу тестов. Я абсолютно уверена, в том, что отец ты.
  - Тогда какого хрена я узнаю о сыне только спустя пять лет?! - я больше не мог сдерживаться. - Почему ты не сказала мне об этом раньше?
  Шарлотта подняла подбородок, пытаясь скрыть свой страх.
  - Потому что я уехала едва ли не сразу после выпускного, после того, как рассталась со Стэном. И даже когда я узнала о беременности, я не хотела возвращаться. Я испугалась, - она внезапно смолкла. Зажмурилась, сделала глубокий вдох и продолжила. - Ты не знаешь, каково это - быть залетевшей, одинокой, восемнадцатилетней девчонкой. У меня ничего не было. Родители... они требовали, чтобы я сделала аборт, но я не хотела. Сильнее страха перед будущим был страх убить своего ребенка.
  - Ты могла сказать мне, - просипел я, проводя ладонью по лицу. - Ты должна была сказать мне.
  - Я испугалась, - шепотом вторила Шарлотта. - Я боялась, что ты не поверишь, тоже скажешь избавиться от малыша, - она сжала дрожащие губы в тонкую линию. - Ты никогда не был хорошим парнем, Зак. И даже то, что ты любил меня...
  - Я не любил тебя, - перебил я.
  - И даже то, - сдержанно продолжила, - что я нравилась тебе, ничего не изменило бы.
  - Откуда ты знаешь, как все было бы, если бы сказала мне? - процедил я.
  Шарлотта печально улыбнулась, вновь потянувшись к кофе.
  - Потому что я вижу мужчин насквозь.
  Дура.
  Идиотка.
  Я хрипло рассмеялся, поражаясь глупости этой женщины.
  - Ты ни хрена не знаешь. Думаешь, ты поступила правильно? Ты лишила ребенка отца... - у меня язык не поворачивался сказать: "Ты лишила ребенка меня". Все слишком резко свалилось. Час назад я и представить не мог, что окажусь в таком непростом положении.
  - Нет. Я знаю, что поступила неправильно. По отношению к Лукасу, к тебе...
  Я стал покачиваться вперед-назад, и кожаное сидение заскрипело подо мной. Перед глазами стоял образ мальчика, фотографию которого Шарлотта показала мне. Как бы я ни хотел отрицать, но он... Лукас был похож на меня.
  - Хорошо, - сказал я. - Тогда почему ты не сказала мне, когда устраивалась в офис?
  - Как ты себе это представляешь? Привет, Зак, давно не виделись, у тебя есть пятилетний сын? - язвительным тоном проговорила она.
  - Да, именно так! - повысил голос я. Заметив на себе изумленно смущенный взгляд официантки, сидящей за барной стойкой и смотрящей новостной выпуск, я сбавил обороты. - Именно так ты и должна была сказать.
  Шарлотта закатила глаза, сделав глоток остывшего кофе.
  - В таком случае ты бы точно мне не поверил.
  Я вскинул брови, пораженно уставившись на блондинку.
  - Думаешь, я сейчас проникся к тебе доверием?
  Я не дал ей раскрыть и рта, безапелляционно выдвинув единственное требование:
  - Мы сделаем ДНК-тест. Если твои слова подтвердятся, я поверю. Я приму... Лукаса. Я буду видеться с ним, попытаюсь стать для него хорошим отцом. Но ты...
  - Большего мне и не надо, Зак, - с улыбкой ответила она.
  Я смерил ее недоверчивым взглядом и вышел из-за столика.
  - Вот и прекрасно.
  - Куда ты? - удивилась Шарлотта.
  - Домой.
  - А как же...
  - Вызовешь такси. Ведь ты добилась того, чего хотела, поэтому теперь совершенно не обязательно подвозить тебя, так? - я скептически хмыкнул.
  - Разве ты не хочешь увидеться с ним? - негромко спросила она.
  - Я не готов, - ответил честно.
  Я боялся.
  Шарлотта понимающе кивнула.
  - Ладно.
  Больше не сказав ей ни слова, я вышел из кафе.
  
  ***
  
  Я долгое время не решался выйти из машины.
  Тарабанил пальцами по рулю и обдумывал свои дальнейшие действия и вообще, - жизнь. До этого вечера у меня было четкое представление о том, каким будет мое будущее. Рядом с Наоми. С нашими детьми. В желаемом будущем, к которому я стремился, не было Шарлотты и моего сына, о существовании которого я не подозревал целых пять лет.
  И так ли это?
  Действительно ли Лукас от меня?
  Я не собирался затягивать с тестом. Вряд ли его можно сделать в Рапид-сити. Скорее всего, для этого придется ехать в Су-Фолс. Чем быстрее все выяснится, тем быстрее я пойму, что предпринимать дальше. Я не мог утаивать выяснившееся от Наоми, но чувствовал непреодолимое желание отгородить ее от лишних беспокойств. Однако если все подтвердится, если мои наихудшие опасения обретут статус правды, попытки скрыть что-либо не будут иметь никакого смысла.
  Я скажу ей.
  Я обязан сказать.
  Но сделать это сейчас? Или дождаться результатов теста? Как я буду жить с мыслью, что не до конца откровенен с Наоми? Мы клялись друг другу не лгать, ничего не утаивать. Я буду последним уродом, если не признаюсь в том, что, возможно, уже как несколько лет отец светловолосого Лукаса.
  Я не смогу.
  - Проклятье, - прошипел я, ударив по рулю.
  Что бы ни произошло, как бы ни повернулась судьба, я буду честен с Наоми. Если тест подтвердит мое родство с Лукасом - что ж, я не откажусь от своих слов. Я буду заботиться о мальчике, буду поддерживать с ним связь. Я знаю, что смогу справиться с этим, потому что Наоми будет рядом. Я уверен в ней. Если Шарлотта солгала мне, я уволю ее к чертовой матери и выдохну с облегчением.
  И все будет хорошо.
  Все будет таким же идеальным, как было до этого.
  Вспоминая ярко-изумрудные глаза мальчика и думая, с каких слов начать разговор с Наоми так, чтобы все прозвучало наиболее мягче и невиннее, я брел по дорожке, выложенной из бетонных плит, к дому.
  Доносившиеся из гостиной звуки включенного телевизора говорили о том, что Наоми не спала. Не буду лгать, сказав, что я надеялся, что она спит. Честно говоря, я понятия не имел, сколько сейчас времени. Нерешительно застыв в холле, я с сомнением поглядывал в сторону кухни, ведь там находился мини-бар, и во мне неожиданно проснулась потребность опустошить его.
  Но я снял ботинки и прошел в гостиную, сжав кулаки и подавив в себе желание напиться до потери памяти. Увидев свою девочку, расположившуюся на диване и укрытую пледом, я снова остановился, пытаясь проглотить вставший поперек горла комок трусости.
  Я обещал вернуться раньше.
  Я обещал слизать с нее чертов шоколад.
  Наоми дремала. Ее голова была слегка опущена и наклонено вправо. Она подпирала щеку рукой, и через ее приоткрытые пухлые губы вырывалось сопение. Я осторожно наклонился, чтобы поправить сползшую лямку топа и вздрогнул, когда Наоми проснулась от моего прикосновения.
  - Зак? - хриплым полушепотом спросила она, морщась от яркого света, исходящего от экрана телевизора.
  Я натянуто улыбнулся ей.
  - Да.
  Она огляделась, протирая глаза кулаками.
  - Что случилось? - скинув с себя плед, она похлопала ладонью рядом с собой, приглашая сесть. - Я ждала тебя.
  - Прости, малыш, - пробормотал я, опускаясь на диван и целуя Наоми в лоб.
  Она прильнула ко мне, нырнув под руку, и я крепко обвил ее обнаженные теплые плечи рукой.
  - Я упустил свой шанс попробовать тебя со вкусом шоколада, - сказал, примкнув губами к ее макушке.
  - Это на твоей совести, - Наоми громко зевнула, теснее прижимаясь ко мне. - Ты влажный. Попал под дождь?
  - Угу, - ответил невнятно, наклоняя голову, делая глубокий вдох и наполняя свои легкие сладким запахом ее кожи, сохранившей призрачный аромат горячего шоколада.
  - Ты какой-то грустный, - она отстранилась от моей груди, к которой прижималась щекой, и внимательно посмотрела мне в глаза. Я коротко выдохнул в ответ на ее слова, не собираясь упираться, но и сомневался, стоит ли рассказать обо всем прямо сейчас.
  - Чертовски сложный день, - уклончиво отозвался я, приподняв уголки губ в вялой улыбке.
  Наоми прищурилась и убрала руку с моего пресса, дотронувшись ею до щеки легким прикосновением и проведя большим пальцем по линии скулы.
  - Я знаю один отличный способ снять стресс, - прошептала она, приблизившись к моим губам, но не поцеловав.
  Закрыв глаза, я накрыл ее руку своей ладонью и шумно втянул воздух, пропитанный Наоми, пропитанный уютом и умиротворением. Все, что находилось за пределами объятий любимой девушки, не имело значения.
  Не сейчас.
  - Какой? - спросил я, касаясь носом ее лба.
  - Я, - ответила она.
  Я усмехнулся.
  - А горячая ванна к тебе прилагается?
  - Даже не знаю, - напустив на себя размышляющий вид, сказала Наоми. - Ты провинился...
  - Пожалуйста, - я неторопливо запустил пальцы в ее волосы, и Наоми судорожно выдохнула. - Я, правда, очень устал.
  - Хорошо. Уговорил.
  Она встала и, нежно улыбнувшись, взяла меня за руку.
  - Пойдем.
  
  ОДИННАДЦАТАЯ ГЛАВА
  
  Мы сидели за кухонным столом, погрузившись в гробовую тишину. Наоми пристально и бездумно наблюдала, как в бокале на блеклом свету переливается виски. Я смотрел на Наоми, сомневаясь в том, что нарушить воцарившееся хрупкое оцепенение будет правильным решением. Поэтому я ждал, прокручивая в памяти события, приведшие нас к тому, что мы не могли говорить... просто не были способны.
  
  ***
  
  Тремя часами ранее...
  
  - В среду мы едем в Су-Фолс, - покинув здание офиса, я остановился и развернулся, чтобы посмотреть на Шарлотту, которая тенью шла за мной.
  Договориться о проведении ДНК-экспертизы оказалось не так легко. Доктор Эмбер собиралась уйти в отпуск как раз на следующей неделе. Воспользовавшись своим неподражаемым умением пудрить женщинам мозги, я сумел добиться согласия на отсрочку ее долгожданной поездки в Южную Америку и о взятии у меня и Лукаса генетического материала для теста.
  Шарлотта смотрелась в квадратное зеркальце и поправляла прическу.
  - Ты слушаешь? - нахмурившись, спросил я.
  - Среда. Су-Фолс, - ответила со вздохом, перемещая взгляд на меня. - Я все прекрасно слышу.
  - Тогда будь добра, отвечай, а не пялься в зеркало, - проворчал я, доставая ключи от машины из кармана.
  - Ты слишком серьезен, - Шарлотта улыбнулась.
  - А ты расслаблена, - скривился я.
  - Нет причин для тревоги, - с раздражающей бодростью пожав плечами, она сделала шаг вперед и заключила меня в мимолетные объятия. Она обняла так быстро, что я не успел оттолкнуть ее. - Ведь я уверена, - прежде, чем отстраниться, шепнула мне на ухо.
  Когда ее руки соскользнули с моих плеч, я уставился на нее широко распахнутыми глазами, остолбенев от того, что позволяет себе эта блондинка. И только я собрался сказать ей, что если еще раз она прикоснется ко мне, позволит хоть что-нибудь в этом роде, моему терпению окончательно и бесповоротно придет конец, как Шарлотта склонила голову чуть вбок, и ее улыбка превратилась в тоскливую.
  - В среду ты впервые увидишь своего сына, Зак.
  - Я...
  - Сына?
  Вздрогнув всем телом, я обернулся и увидел Наоми.
  
  ***
  
  И в тот момент, услышав ее робкий, недоуменный голос за своей спиной, я впервые понял выражение: "Почва уходит из-под ног". Сотни вопросов заполонили мою голову. Слова нелепых оправданий застряли огромным комком в горле. В тот момент, когда шок, страх, сожаление и вина поглотили меня с головой, я не знал, что сказать. Я был парализован неожиданным появлением Наоми и не мог ничего сделать: ни крепко прижать к себе, ни успокоить и сказать, что я люблю ее и то, что она услышала, ничего не изменит. Я стоял и смотрел на свою малышку, видел безмолвную мольбу и непонимание в непроницаемо-агатовых глазах, обращенных на меня, и люто возненавидел себя за то, что она узнала обо всем таким наиужаснейшим образом.
  Наоми приехала в Рапид-Сити, чтобы сделать мне сюрприз. Чтобы дождаться меня и потом вместе сходить в кино. И я, правда, не понимаю, как она не послала меня ко всем чертям, увидев в объятиях другой девушки, которая сказала, что я скоро встречусь со своим сыном.
  Я бы сошел с ума. Я бы рвал и метал от ревности.
  Но Наоми была сдержана. Я бы даже сказал - спокойна. Она выслушала меня. Дала возможность объясниться и не закатила истерику. И я пытался. Честно, я пытался говорить уверенно, чтобы она поверила мне. Хотя я знаю, что поверила... Ни разу не перебив, внимательно выслушав мое бессвязное изъяснение, Наоми просто достала бутылку виски и залпом осушила бокал. А сейчас пристальным, невидящим взглядом смотрела на вторую порцию алкоголя, к которой не притронулась.
  - У меня нет слов, Зак, - наконец, проговорила она осипшим от долгого молчания голосом.
  Я закрыл лицо ладонями на шумном выдохе.
  - В смысле... - Наоми оборвала себя, и я стиснул челюсти, готовясь услышать продолжение, каким бы оно ни было, пусть даже если она скажет, что разочарована во мне. - Я бы никогда не подумала, что это случится на самом деле. Я допускала возможность существования какой-нибудь девчонки, с которой ты спал, и она залетела от тебя, - она резковато, тихо усмехнулась. - Но я не хотела верить, что такое когда-нибудь произойдет.
  - Мне жаль, детка, - сказал я. - Мне чертовски жаль. Я облажался.
  Снова. Сколько раз по моей вине мы страдали? Я безнадежно проклят и, похоже, буду вечно влипать в какое-нибудь дерьмо. Я никогда не выберусь из этой бесконечно огромной кучи. Но больнее всего было оттого, что я тянул за собой Наоми вместо того, чтобы рвать себя на части, делая ее счастливой.
  Она молчала, и я терпеливо ожидал окончания этой напряженной тишины, стремительно отнимающей у меня надежду на то, что все обойдется.
  Мне хотелось знать, о чем думала Наоми. Был ли я противен ей, или она испытывала сострадание, ведь я, наверно, выглядел сейчас очень жалко.
  - Мы не застрахованы от ошибок. Никто из нас, - устало произнесла она, и я тут же поднял голову, чтобы убедиться, что мне не мерещиться, и в ее грустном голосе нет намека на презрение, а слегка бледные губы приподняты в мягкой улыбке. - Мы не знаем, когда и где неприятности будут поджидать нас. Но не надо опускать руки раньше времени. У тебя есть пятилетний сын? Ну, это круто... наверно, - она вновь усмехнулась, совсем безрадостно, и на ее зардевших щеках появились неглубокие ямочки. - Я... просто... - сделав глубокий вдох, словно собираясь с мыслями, Наоми устремила на меня решительный взгляд. - Я хочу сказать, что буду с тобой, Зак. Мы справимся. Пройдем через это вместе.
  Незадолго до своей смерти мама сказала, что я выбрал правильно. Тогда я сделал вид, будто не понимаю, о чем она говорит. Отчего-то я был смущен, поэтому не мог признать вслух ее правоту. Но уже тогда я знал, что Наоми - единственная, с кем я смогу и захочу пройти через все беды, уготованные мне свыше.
  Я не сомневался, что именно с ней не самоуничтожусь, не кончу, как какой-нибудь одинокий неудачник.
  Наоми - единственное правильное решение, принятое за всю мою жизнь.
  Я сорвался с места и, обойдя стол, сгреб Наоми в охапку. Я поцеловал ее с такой жадностью, словно эти секунды - последние, и по их истечению грядет лишь безграничное небытие.
  - Зак, - прошептала Наоми, оторвавшись от моих губ, чтобы сделать глубокий вдох. Но я украл его, вновь обрушив поцелуй на ее чуть влажные горячие губы. Я надеялся найти в них спокойствие.
  И я нашел.
  Крепко обвив ее талию, я оторвал Наоми от пола и развернулся, чтобы выйти из кухни. Я плелся к спальне, спотыкаясь обо все подряд, что попадалось под ноги, но страх перед падением не стоил того, чтобы прервать жгучий поцелуй.
  Я нашел дорогу в спальню и рухнул вместе с Наоми на кровать, осторожно придавив ее всей тяжестью своего тела. Мы в считанные мгновения избавились от одежды, разбросав ее по комнате.
  Резким движением я стянул с нее трусики до коленей, но окончательно избавилась от них она сама, - помогая себе ногами, кинула белье куда-то в сторону. Я на несколько мгновений задержал восхищенный взгляд на ее обнаженном теле, растянувшемся подо мной, ее губах, которые она покусывала и облизывала, на ерзающих плечах и сжимающих простыни пальчиках.
  - Ты прекрасна, - сказал я и наклонился, медленно скользя ладонями по ее бедрам, которые Наоми приподняла мне навстречу в безмолвной просьбе заполнить ее изнутри. - Еще рано, - с улыбкой покачал головой.
  В ответ раздался недовольный стон.
  Я ласково целовал ее живот, поднимаясь выше и выше, захватил ртом сосок левой груди языком, а правую сжал ладонью, заставляя Наоми исступленно и громко дышать. Она прикрыла глаза и шире раздвинула ноги, чтобы я могу удобнее устроиться между ними. Она выгибалась с невероятной грацией, несильно царапая мои плечи и спину и одновременно избавляясь от моих боксеров.
  Теплая. Мягкая. Податливая.
  Мое сердце билось ускоренно, неспокойно. Душа болезненно содрогалась от мысли, что Наоми могло и не быть в моей жизни, если бы мое прошлое было другим, правильным. Если бы я встречался с Шарлоттой, если бы я с самого начала знал, что она беременна. Я не смог бы отказаться от ребенка. Мы бы растили его и были несчастливы... я был бы несчастлив. И я бы не встретил Наоми, ночью, на кухне, получив от нее удар сковородой по голове. Мы бы не прожили безумный месяц под одной крышей, ненавидя и слепо желая друг друга. Мы бы не расстались, не встретились спустя год и вновь окунулись в головокружительную, обескураживающую страсть, поглотившую нас с головой. Мы бы не осознали, что не сможем существовать друг без друга. Мы бы не поняли, как сильно любили.
  - Зак, - протяжно всхлипнула Наоми, и я впился в ее губы.
  Мы оба замерли, когда я начал входить в нее. Каждая клеточка моего тела была в сильном напряжении, словно предвкушая страх. Страх потерять Наоми. Страх впустить в свою голову мысль, что однажды я проснусь без нее, и это будет самое ужасное утро в моей жизни.
  С невероятным, бесконечным наслаждением я погружался в нее, миллиметр за миллиметром. Я тонул в ослепительной отраде, чувствуя, с каким великолепным скольжением становлюсь глубже. Словно падая в бездну эйфории, я желал, чтобы это ощущение длилось вечно.
  Я осторожно качнулся в ней. Наоми слабо вскрикнула, сильнее вцепившись ногтями в мою спину.
  "Мы справимся" я повторял про себя ее слова снова и снова, делая свои толчки более резкими и твердыми. Ее губы, раскрытые вблизи моих, такие пухлые, алые, манящие, шептали отчаянные просьбы ускориться. Они произносили мое имя, и с каждым пророненным ею звуком, вздохом, я влюблялся в эту девушку еще сильнее.
  - Я люблю тебя, малыш, - накрыв мои щеки руками, сказала она и взглянула на меня.
  И я вновь замер, задавшись вопросом, что же такого Наоми увидела в моих глазах, раз в уголках ее скопились крошечные кристаллики слез, и на лице расплылась робкая улыбка.
  - Я люблю тебя.
  Стиснув зубы, я ускорил темп.
  Я двигался в Наоми, ускользая прочь от реальности, погружаясь в сумасшедший водоворот диких эмоций, растворяясь в буйствующем блаженстве.
  Наоми протестующе всхлипнула, когда я замедлился. Она тут же взяла инициативу на себя и толкнула меня в сторону. Плюхнувшись на спину, я со стоном закрыл глаза, когда она резко опустилась на мою пульсирующую плоть и уверенно задала темп. Неистовый и импульсивный. Ее пальцы сжались в кулаки на моей груди. Она опускалась и поднималась, и дурманящий запах вожделения заполнил нашу спальню.
  Но вскоре я вновь перехватил бразды правления в свои руки.
  Я перевернулся вместе с ней и подарил глубокий поцелуй, который мы прервали лишь тогда, когда легкие опустели, и стало совсем нечем дышать. Приводя дыхание в норму, делая частые и шумные вдохи, Наоми жадно вбирала в себя кислород, непроизвольно, томно и сладостно постанывая.
  Но затишью пришел конец, и она удивленно ахнула, когда я, отстранившись, поднялся вместе с ней и принял сидячее положение.
  - Зак? - прощебетала вопросительно, крепко прижавшись к моей груди. Но я мягко убрал ее руки со своей шеи, чмокнул в висок и скользнул ладонью вниз по спине, получая наслаждение от ощущения бархатистости смуглой кожи.
  - Все хорошо, - сказал я.
  Я развернул ее от себя так быстро, что Наоми даже пискнуть не успела. Разомкнув свои объятия, я легонько подтолкнул ее вперед. Не сумев сохранить равновесие, она пошатнулась и остановила встречу своего лица с простынями, выставив руки вперед и упершись ими. Теперь она стояла на коленях, прогнув спину в талии, и мне открывался прекрасный вид на ее упругие, поджарые ягодицы.
  - Продолжим? - шлепнув ее, я наклонился, прижавшись к ней, и оставил ярко-бардовый засос на шее.
  Она согласно промычала, сильно прикусив нижнюю губу. Тихо ухмыльнувшись, я взял ее за запястья и, обвив рукой талию, завел их ей за спину, заставляя Наоми изогнуться еще сильнее.
  Я стремительно вошел в нее, стоя прямо и плотнее сжимая зубы от взрыва совершенно иных впечатлений и ощущений. Волна нестерпимого жара прошла сквозь меня. Короткие, надрывистые крики Наоми лишь подогревали тот огонь, что пылал внутри, растекался по венам. Я рассыпался и собирался воедино с каждым новым толчком.
  Ее гибкость завораживала и потрясала мое воображение. Она подстраивалась под меня, двигаясь мне навстречу, подбирая такую позу, чтобы это пронзающее ощущение можно было испытать до самого основания.
  Продолжая обхватывать стройную талию одной рукой, а второй бережно потянув ее за длинные волосы, я запрокинул голову назад, утопая в звуках собственного громоздкого дыхания.
  - Я уже... близко, - хрипела она без сил.
  Я чувствовал ее изнеможение, чувствовал, что Наоми на пределе, потому как ее мышцы сокращались, давили на мою окаменевшую плоть, и проникать становилось все труднее. И я двигался усерднее, чтобы давление увеличилось, чтобы она продолжала сжиматься вокруг меня. Но я сдерживался, ведь мог сорваться и взорваться в любой момент, потому что Наоми была настолько идеальна, она была такой тесной, что моя голова шла кругом.
  Как-то раз я курил траву, и это было невероятно. Но то, что происходило со мной сейчас, было в тысячу раз лучше.
  Когда мы кончили, Наоми пристроилась под боком, и я обнял ее, притягивая к себе ближе и крепче. Устроившись щекой на моей груди, она неспешно и лениво выводила незамысловатые узоры на моей коже до тех пор, пока не погрузилась в сон. Услышав, как ее дыхание стало размеренным, я накрыл ее покрывшиеся мурашками плечи одеялом и вскоре сам закрыл глаза.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"