Milton Anna: другие произведения.

Огненный Страж

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    И на что я только рассчитывала, думая, что обучение в Академии Стражей пройдет спокойно? Хоть я и являюсь единственной дочерью Короля Огненной Стихии, я уж точно не отношусь к числу счастливчиков, у которых все идет, как по маслу. Вместо мирно текущей учебы я получила сплетни, заговоры, нападение сил Зла и разбитое сердце.

.
.
  Анна Милтон
  Огненный Страж
  Книга 1
  
  
  
  
  
  
  
  Кто бабочкой к яркому пламени льнёт -
  На войско огня в одиночку пойдёт:
  Пусть миг проживёт лишь, огонь полюбя, -
  Отдав оболочку - получит себя.
  
  Низами Ганджеви
  
  
  
  
  
  
  ГЛАВА ПЕРВАЯ
  
  Катер, скользящий по океану и рассекающий темную водную гладь, о стоимости которого я могла лишь предположить, приближался к магическому полупрозрачному куполу, защищающему остров от внешнего воздействия. Точнее от злых сил. Но во внешнем мире - мире людей - нет злых сил. Только если сами люди и их технологии.
  Мои родители посчитали, что без магической защиты не обойтись. Да, конечно, лишние меры предосторожности никогда не помешают, но все же... это как-то слишком. На Остров Стихий еще ни разу за всю его историю существования не совершались нападения со стороны людей. И правильно. Кому придет в голову преодолеть сотни километров в Атлантическом океане, чтобы попасть на крохотный по сравнению с огромным миром людей остров, где живут те, в чьих жилах течет магическая кровь? Да... звучит как раз таки наоборот, привлекательно для людей. Они любят все необычное и волшебное. Это я прекрасно усвоила за то время, что прожила в их мире.
  Я родилась на Острове Стихий, я всегда знала о существовании магии, однако проучилась в обычной школе-пансионате в туманной Англии среди обычных людей, понятия не имеющих о том, что в этом мире имеет место быть нечто волшебное, не поддающееся логике и научному объяснению.
  Люди ни черта не знают о магии.
  И они не должны ничего знать.
  Существование подобных мест, как Остров Стихий, остается под строжайшим секретом. Если люди узнают о нас, - тех, кто может управлять Стихиями, - ну, вероятно, это будет очень, очень плохо. Для всех.
  - Черт, - простонала рядом сидящая Лиззи. - Не-е-ет! Нет! Нет! Господи. Боже. О, мой Иисус. Всевышний. Создатель...
  Я усмехнулась и взглянула на свою лучшую подругу, которая едва не плакала, глядя на экран своего белого айфона.
  - Что случилось? - спросила я, ожидая услышать очередную мелочь, которую Лиззи непременно сравнит с концом света.
  - Сеть не ловит, - захныкала Лиззи. - Это конец света. Это чертов конец света!
  Я закатила глаза.
  Говорила же.
  - Что, типа, прощай твиттер, фейсбук и инстаграм? - ее большие голубые глаза уставились на меня в полном ужасе. - Я так не смогу. Не смогу жить без интернета, - она вернула взгляд обратно к телефону. Затем резко подняла его над головой и чуть не ударила о низкий потолок каюты катера. - Черт! - она протянула руку в сторону, в которой держала айфон.
  Я откинулась на мягкую спинку кожаного диванчика и подобрала под себя ноги, наблюдая за Лиззи. Что еще сказать, она - настоящая фанатка социальных связей. Она может сидеть в твиттере сутками. Все общаться. Общаться. Общаться... Мир людей ей кажется куда интереснее, чем мир магии и стихий. Странно. У меня же все наоборот.
  Я ждала окончания последнего года в школе больше всего на свете, потому что это означало, что я могу вернуться на Остров Стихий и поступить в Академию Стражей. Это моя мечта. Моя главная цель в жизни. Стать Стражем. И, наконец, настало время ее воплощения.
  Я положила локоть на спинку диванчика и оперлась на кулак щекой.
  - Не пытайся, Лиззи, - сказала я, глядя на то, как моя несчастная подруга извивается рядом со мной, надеясь поймать сеть. - Мы находимся за несколько сотен километров от материка. И скоро окажемся внутри Купола. Можешь забыть об интернете и о телефоне в целом, потому что от него... от техники не будет никакой пользы.
  Лиззи громко выдохнула, ее руки рухнули на колени. Затем она метнула в мою сторону сердитый взгляд.
  - Я не хочу быть там, - эти слова я слышала от нее уже в тысячный раз.
  Я улыбнулась, потому что Лиззи всегда выглядела забавно, когда злилась. Она так смешно морщила свой вздернутый нос.
  - Да брось. Это же круто. Мы станем Стражами, - я пыталась подбодрить ее, при этом зная, как она отреагирует на любые мои слова, сказанные в пользу учебы в Академии и проживания на Острове.
  - Да. Круто. Только для тебя. Я привыкла к НОРМАЛЬНЫМ людям, которые понятия не имеют о том, кто я, и кем я буду ВЫНУЖДЕНА стать, - Лиззи нахмурилась сильнее и запрокинула голову, упершись взглядом в потолок. - Может, ты попросишь своих родителей провести сеть на Остров, или что-то в этом роде, ммм?
  Я искренне рассмеялась.
  - Этна, это не смешно! - воскликнула Лиззи.
  Я поморщилась, услышав свое имя.
  Этна. В переводе с кельтского языка означает огонь. Моя стихия.
  Стихия, которую я опасаюсь, но страстно желаю подчинить.
  Я подняла руки в извиняющемся жесте.
  - Прости. Просто... мои мысли сейчас где-то на Северном Полюсе, и я вот-вот воспламенюсь от волнения.
  - Надеюсь, не в прямом смысле? - осторожно уточнила Лиззи, незаметно отодвинувшись от меня.
  Я издала коварный смешок.
  Однажды, нет, дважды я воспламенилась. Просто ни с того ни с сего начинала гореть. Все мое тело покрылось огнем, но я не чувствовала боли. Только испуг. Ох. Тогда я чуть не умерла от страха. Хорошо, что в этот момент мы с Лиззи находились одни, и меня никто не видел. Жаль, что под рукой не было огнетушителя, и вся моя одежда сгорела... Это произошло потому, что я плохо контролирую свою Стихию. Огонь сложнее всего подчинить. В этом плане мне не повезло. Но так же Огонь является самой сильной Стихий из четырех, и я должна гордиться этим. Я и так горжусь.
  - Нет. Не в прямом, - поспешила успокоить я и на всякий случай прислушалась к своему телу.
  Затихла на секунду.
  Нет.
  Никаких признаков скорого воспламенения. Хотя, на самом деле, это невозможно предвидеть. Это случалось неожиданно, как в первый раз, так и во второй. И я не хотела, чтобы это произошло в третий. Вообще никогда. Поэтому у меня есть еще одна причина, по которой я хочу обучаться в Академии. Там меня научат контролировать свою силу. Там меня научат правильно использовать ее. Там меня научат жить с нею.
  Лиззи более-менее дружна со своей Стихией Огня. По крайней мере, она еще ни разу не воспламенялась без причины. Она может проделывать кое-какие фокусы, при этом абсолютно контролируя Огонь. Я тоже могу, и больше фокусов, но почти всегда Огонь выходит из-под контроля, и случаются опасные вещи.
  - Эй, твиттерозависимая, - шутливо обратилась я к подруге. Та подняла голову и одарила меня самым печальным взглядом, какой я когда-либо видела. Мне захотелось улыбнуться и как-нибудь поддеть Лиззи, но я сдержалась, и сказала: - Я же буду рядом. Вместе мы справимся, верно?
  Лиззи откинула назад свои светлые длинные волосы и робко улыбнулась. Затем она пододвинулась ко мне и уткнулась лицом в плечо.
  - Мне будет не хватать интернета, - пожаловалась она.
  Я обняла ее и расслабленно улыбнулась.
  - Ты же не расстаешься с ним навсегда, - произнесла я.
  Лиззи шмыгнула носом.
  - А что, если так?
  Я издала смешок. Лиззи в замешательстве оторвала голову от моего верного дружеского плеча и вопросительно взглянула на меня.
  - Ты чего?
  Я снова усмехнулась.
  - Ничего. Просто... мы разговаривает об интернете так, словно он парень.
  Я начала тихо смеяться. Я ожидала, что Лиззи тоже рассмеется, но она лишь свела брови вместе.
  - Интернет - это он. Мужской род. Значит, теоретически интернет может быть парнем, - выдала она.
  Я перестала смеяться и уставилась на нее. Лиззи смотрела на меня. Мы молчали. А потом подруга неожиданно залилась звонким смехом.
  - Черт. Это так глупо. Ты права.
  Лиззи вновь прильнула ко мне, и мы смеялись еще долгое время, не в силах остановиться.
  
  Мы миновали магический купол и оказались в другом мире, почти буквально. Даже воздух стал другим. Я выбралась на палубу катера, когда Лиззи решила послушать музыку - найти хоть какое-то утешение в звуках и словах песен. В мое лицо врезался сильный ветер, и брызги воды намочили мою чудесную фланелевую рубашку, которую я купила в одном хорошем магазине. Да. Мне тоже будет этого не хватать - обычного мира. Но я надеюсь, родители позволять мне хотя бы иногда выбираться во внешний мир, чтобы купить одежды, или просто развеяться во время учебного года. Все-таки, я прожила среди людей большую часть своей жизни. И оторвать от себя этот период будет непросто.
  Но я определенно точно знаю, что магия мне важнее.
  Когда ты знаешь, чего хочешь, идти вперед легче.
  Я обратила свой взгляд на темный океан, у которого, казалось, не было начала и конца. Надо мной сгущались тяжелые тучи, одна темнее другой. Когда мы отчаливали из порта, было солнечно. Вероятно, близится шторм. Ну, или кто-то из новоприбывших учеников, или тех, кто уже учится в Академии не первый год, решил попрактиковаться в своих способностях. Это, конечно же, относится только к тем, кто связан со Стихией Воздуха.
  Я даже не могла предположить, что будет ждать меня во время обучения. Но это должно стать чем-то невероятным. Запоминающимся. Великим. Я хочу стать лучшим Стражем. Как Донри Керен, Мастааф Грунферд и многие другие. Все они - выдающиеся и прославленные в магическом мире Стихий Огненные Стражи. Сейчас они охраняют важных королевских особ, таких, к примеру, как мои родители.
  Разве я еще не сказала об этом?
  Остров Стихий, к которому скоро подплывет наш катер, принадлежит моим родителям. Они - правители. Мой отец - Король. Моя мама - Королева. Они относятся к роду могущественных правителей Огненной Стихии. Я должна продолжить их дело. После их смерти взойти на трон и так же достойно править, как мой отец. Но есть одно маленькое "но".
  Я не хочу этого.
  Я всего лишь хочу стать настоящим сильным Стражем. Мне не нужно их Королевство. Мне не нужна власть.
  В нашем роду был лишь один Огненный Страж. Мой прапрадед Михеил Френсиланферд. Он был поистине могучим Стражем. Его портрет висит в галерее, где представлена наглядно вся наша родословная, вплоть до первого Правителя Стихии Огня.
  Моя мать всецело надеется, что когда-то и мой портрет будет висеть в этой галерее, среди других безмолвных застывших картин.
  Великая правительница Этна Френсиланферд... Звучит. Но сердце говорит мне, что это не мое. Что у меня будет другой путь.
  Однако я давным-давно остановилась на развилке дорог сердца и разума.
  Я знаю, какая судьба ждет меня в будущем. Трон. Власть. Королевство. Но ведь никто не запрещает мне попытаться что-то изменить, верно?
  Во мне течет кровь великих магов. И она призывает меня никогда не отступаться от задуманного. Всегда идти напролом. Быть уверенной и даже упрямой. Но не жестокой. Я презираю жестоких людей, как и мой отец, славный правитель Острова Стихий. Я люблю его так же сильно, как люблю будущее, которое представляю себе каждую ночь.
  Лиззи говорит, что я немного тронулась умом. Я думаю, она ошибается.
  Я тронулась умом окончательно. Но это, черт подери, прекрасно! Лучше быть сумасшедшей от своих желаний, чем совершенно ни к чему не стремиться и каждую секунду необратимо приближаться к абсолютному забвению.
  - Рейна Френсиланферд! - я услышала, как меня кто-то зовет.
  Рейна - уважительное обращение к членам королевских семей. И сколько бы раз я ни просила называть меня просто по имени, хоть оно мне и не нравилось, никто не слушал.
  Я встряхнула головой, избавляя голову от мыслей, и повернулась к мужчине за рулем катера. Он - сопровождающий нас с Лиззи от самой закрытой школы-пансионата, в который мы с ней проучились с первого класса, посланный отцом. Высокий, массивный, с грубыми чертами лица и огромным шрамом на лице. По-моему, он один из королевской гвардии.
  - Да? - отозвалась я.
  Мужчина открыл рот, что-то говоря мне. Но я его не слышала из-за звука мотора. Пришлось подойти к нему.
  - Простите, вы не могли бы повторить снова? - попросила я.
  Вежливость - королевский конек.
  В мире людей мало кто говорит подобным образом. Вообще, в основном все молчат, уткнувшись в свои гаджеты. Как, например, Лиззи, заразившаяся этой же технологической болезнью, насмотревшись на других.
  - Мы подъезжаем к Острову, рейна Френсиланферд, - любезно повторил мужчина. - Вы можете готовиться к высадке.
  - Хорошо, - кивнула я. - Спасибо.
  Я развернулась на каблуках и направилась к каюте. Зашла в нее. Лиззи развалилась на диванчике. Она была в наушниках, поэтому не услышала моего прихода. И так же она не видела меня, так как ее глаза были закрыты. Я подошла к ней и легонько потрясла по плечу.
  Вздрогнув, Лиззи распахнула свои аквамариновые глаза и уставилась на меня.
  - Что? Что случилось? Уже приплыли? - растерянно спросила она.
  Я мягко улыбнулась ей.
  - Почти.
  Подруга издала свистящий выдох и вновь откинула голову назад.
  - Черт, - она вытащила из ушей наушники и выключила айфон.
  - Вставай. Пора собираться, - сказала я.
  - Мы и так собраны, - Лиззи кивнула подбородком в угол каюты, где в куче друг на друге стояли наши чемоданы с одеждой. Чемоданов Лиззи было больше. Она фанатка не только социальных сетей, но и шопинга. Во внешнем мире подруга каждые выходные, когда нам разрешали выезжать за территорию пансионата, таскала меня по магазинам.
  - Ну, тогда, может, соберемся морально? - предложила я.
  Лиззи внимательно посмотрела на меня.
  - Кажется, ты волнуешься больше моего.
  Конечно, я волновалась. Больше нее, уж это точно. Меня переполняли эмоции. Радость, нетерпение, страх от неизвестности. В конце концов, я встречусь со своими родителями, которых в последний раз видела во время зимних каникул, а это было больше полугода назад. Если быть точнее, то девять месяцев назад. Сейчас конец августа.
  Я решила не отвечать, хотя это был не вопрос. Все и так было видно по моему лицу. И даже если бы я скрывала свое беспокойство, Лиззи бы сумела прочитать это в моих глазах. Она слишком хорошо умела читать меня.
  Лиззи, заметив мою неподвижность, длящуюся уже несколько минут, сползла с диванчика и подошла ко мне. Она была немного ниже ростом, поэтому ей пришлось поднять голову, чтобы заглянуть в мои глаза.
  - Кому-кому, а тебе не стоит переживать.
  Я, наконец, зашевелилась и горько усмехнулась.
  - Если бы...
  Лиззи взяла мою руку и широко улыбнулась.
  - И вообще. Поскольку там нет интернета, и, возможно, никогда не появится...
  - Возможно? - я приподняла бровь и тоже улыбнулась.
  Лиззи кивнула, смеясь.
  - Ты меня знаешь. Я ненавижу скуку так же сильно, как пауков.
  Это точно... Но кто вообще любит пауков?
  - Поэтому буду всеми силами пытаться избавиться от нее. Ввяжемся в неприятности, - голос подруги наполнялся энтузиазмом, а в глазах стремительно разгорались озорные огоньки. - Будем отрываться, спорить с другими учениками, обзаведемся врагами среди девчонок! Возможно, будут даже драки! - Когда ее губы изображали широченную улыбку, я начала громко смеяться.
  Лиззи действительно верила в то, что говорила. Только правда будет совсем другой. Почему? Во-первых, я принадлежу такому типу людей, которые всеми силами стараются избежать неприятностей. Пусть это не всегда срабатывает, но все же. Во-вторых, я буду учиться в Академии, которую контролируют мои родители. Не думаю, что они оценят переделки, в которых я чисто гипотетически была бы замешана. Особенно мама. Она - прародительница правил, этикета, вежливости и строгости. Истинная королева.
  - Драки, - произнесла я, выдавливая из себя последние смешки. - Конечно. Только драк нам не будет хватать.
  Лиззи шутливо дернула меня за руку.
  - Эй, только не вздумай превращаться в Зануду с большой буквы, договорились? - она заглянула в мои глаза.
  Я ответила ей долгим выдохом.
  - Этна, - медленно произнесла Лиззи мое имя. - Я здесь только потому, что здесь ты.
  - И потому, что на этом настояли твои родители, - вставила я.
  Лиззи закатила глаза
  - Отчасти.
  - Отчасти?
  Она издала раздраженный вздох.
  - Не порть момент!
  - Ладно. Ладно. Продолжай.
  - Так вот. Я хочу сказать, что...
  Они так и не договорила, так как катер резко остановился. Мы с Лиззи вцепились друг в друга, чтобы не упасть.
  Повисла тишина.
  - Что это было? - почему-то шепотом спросила Лиззи.
  Я обратила взгляд к выходу из каюты.
  - Приплыли.
  - Мы уже на Острове?
  - На Острове.
  
  ГЛАВА ВТОРАЯ
  
  Мы покинули катер, и тот незамедлительно отчалил от берега.
  Нас с Лиззи ждали люди из Королевства. Все в форме: черные гвардейские мундиры, черные брюки, ботинки. Статные, высокие, сильные. Они выстроились в линию на берегу, и их сосредоточенные жесткие взгляды были устремлены куда-то вдаль. Их каменные лица не выражали ровным счетом ничего. Солдаты... что еще сказать.
  Одного из гвардии Королевства Огненной Стихии я знала очень хорошо.
  Он стоял впереди остальных гвардейцев. Доринрей Агриус Седьмой. Седьмой в своем роду, служащий правителям Острова Стихий. Великий воин, имеющий множество наград за верную службу Королевству и непосредственно самому Королю - моему отцу. Черноволосый, с широкими острыми скулами, пронзительным испепеляющим взглядом и по истине воительскими чертами лица. С первого взгляда Доринрей кажется устрашающим солдатом, несущим смерть врагу. Да. Согласна с этим. В бою ему нет равных. По крайней мере, среди гвардейцев Королевской Армии. Но еще я знаю Доринрея как хорошего советчика и просто приятного человека, способного оказаться рядом в трудную минуту, поддержать, подбодрить. Да, да. Этот безжалостный с виду мужчина способен рассмешить. У Доринрея прекрасное чувство юмора, нужно сказать.
  Я поставила красный чемодан рядом с собой на песок и помахала Доринрею. Его губы тут же расплылись в улыбке. Сдержанной. Крошечной. Я едва ли смогла разглядеть ее. Доринрей был моим другом (по крайней мере, я его таковым считала и надеялась, что это взаимно), хотя между нами разница в возрасте семнадцать лет. Мне восемнадцать, ему тридцать пять, однако он выглядел на десять лет моложе. Но эта устрашающая цифра не мешала нам беседовать так, словно мы знаем друг друга всю жизнь, как, например, я и Лиззи.
  Доринрей направился ко мне.
  Лиззи, о которой я забыла на мгновение, наклонилась к моему уху.
  - А он похорошел, - шепнула она.
  Я хихикнула.
  - Лиззи, - я хотела, чтобы это прозвучало осуждающе, а получилось снисходительно.
  Моя подруга тащилась по парням, старше нее. Ее последнему бойфренду было двадцать один. И он мне совсем не нравился.
  Наконец, Доринрей подошел к нам и остановился.
  - Привет, - оживленным голосом поприветствовала я его.
  - Мое почтение, принцесса, - проговорил Доринрей и склонил голову.
  Я слегка покраснела, так как все эти штучки типа этой мне не нравились.
  - Этна. Называй меня просто по имени, - неуверенным шепотом сказала я.
  Когда Доринрей поднял голову и вновь возвысился надо мной, выпрямив спину, я увидела задорную улыбку на его губах.
  - Я помню, - ответил он. - И все же. Рад видеть вас, рейна Френсиланферд.
  И он раскрыл свои руки для объятий, в которые я угодила в следующее мгновение.
  Оу. Моему отцу не понравилось бы, если бы он сейчас увидел столь нежное проявление наших дружеских чувств.
  Но я не испытывала симпатии к Доринрею, как и он ко мне. Насколько я знаю из своего последнего визита домой, то есть на Остров, мой мудрый друг обзавелся невестой. Надеюсь, у них все серьезно, потому что я не на шутку волновалась об его одиночестве. Странно. Наша дружба действительно была странной.
  - И я тебя, приятель, - пробормотала я, уткнувшись в плечо Доринрею.
  Он отстранился и одарил меня вопросительным взглядом.
  - Приятель? - в замешательстве повторил он.
  Я рассмеялась над неосведомленностью Доринрея о нынешнем молодежном сленге в мире людей. Этот Остров застрял в прошлом, как и его жители. Как и мои родители.
  - Это значит, что ты мой друг, - пояснила я.
  Лицо Доринрея осветила робкая улыбка.
  - О. Теперь мне ясно, - он кашлянул. - Кажется...
  Смеясь, я отстранилась от Доринрея. Он развернулся к своим гвардейцам и сказал им, чтобы они взяли наши чемоданы. Я заметила, как Лиззи смотрит на Доринрея и поспешила ее предупредить.
  - Да будет тебе известно, моя дорогая подруга, у него есть невеста.
  Лицо Лиззи ни сколько не изменилось.
  - Не волнуйтесь, ваше высочество, - ухмыльнулась она. - Я ни в коем случае не намеревалась посягнуть на сердце этого сексапильного солдатика.
  Я вскинула брови, но промолчала.
  Доринрей проводил нас с Лиззи до позолочено кареты с вышитым гербом Королевства Стихий - древо, заключенное в огненный круг. Дерево означает жизнь. Огненный круг значит защита. Огонь сохраняет жизнь Королевства. Огонь - безопасность.
  Лиззи постоянно шутила по этому поводу карет и не только. И ведь правда же. Такое чувство, что мы попали в... восемнадцатый век! Кареты, замки, короли и королевы, балы... Ужас. Но это наша жизнь. Правда, немного непривычно вот так резко совершать скачок из современной эпохи в мир магии, где носят пышные платья, где нет телевизоров и всего такого прочего. Серьезно. Это ужасно. Особенно для Лиззи. Бедняжка. Даже боюсь представить, как она будет справляться с этим кошмаром, хотя моя подруга тоже была рождена в семье тех, кто наделен магией Стихии Огня.
  - Знаешь, - сказала Лиззи, когда мы сели в карету, - тебе стоит провести длительную беседу со своими родителями по поводу нововведений в жизнь этого... Королевства!
  Если бы все было так просто. Я пыталась, и много раз. Но все безуспешно. Мой отец непреклонно отрицает любое вмешательство в мир магии вещей из мира вне. Хотя был не против того, чтобы я жила там какое-то время, училась, узнавала жизнь обычных людей.
  Мои родители странные.
  Доринрей занял место напротив нас с Лиззи в карете. Мы с подругой рассматривали окружающие пейзажи Великих Лугов и Белого Леса, но я называю его Рисовым, потому что на деревьях растут листья, похожие на рис. Это невероятное и завораживающее зрелище. После Белого Леса мы проезжали Огненное Озеро с белоснежными берегами. Озеро в прямом смысле было огненным, но ничего вокруг не воспламенялось.
  - Так значит, ты всерьез решила стать Стражем? - спросил у меня Доринрей.
  - Да, - с полной уверенностью кивнула я.
  Как будто Доринрей не знает об этом. Я прожужжала ему все уши о том, что мечтаю выучиться на Стража.
  - Хорошо, - в ответ кивнул Доринрей. - Это пойдет тебе на пользу.
  То же самое говорил мне отец.
  Я улыбнулась ему.
  - Я знаю.
  - Но ты должна понимать, что это не будет легко, - предупредил Доринрей, и его лицо стало серьезным. - Огненная Стихия - не из легких, знаешь ли.
  Я чуть не рассмеялась.
  - Ты должен понимать, Доринрей, КОМУ ты это говоришь, - проговорила я быстро и резко выдохнула в конце. - Поверь, я знаю, что такое Огненная Стихия.
  Неконтролируемая. Вольная. Мощная. Безграничная.
  Доринрей издал сочувствующий вздох.
  - Да. Я понимаю, - сказал он.
  Доринрей обучался в Академии. Он - Огненный Страж. Но вернее будет звучать, бывший Огненный Страж. Сейчас он занимает место Главы Гвардейской Армии Королевства Огненной Стихии, но это лишь благодаря тому, что он когда-то закончил Академию.
  Отчасти я ставила Доринрея как пример для себя. Он олицетворял то будущее, которое вызывало у меня мурашки по коже. Конечно, я планировала стать не Главой Гвардейской Армии, но приблизительно эту должность, связанную с защитой Королевства, защитой своего дома, своей семьи.
  Я не похожа на других девушек. Хотя бы потому, что все другие нормальные девушки мечтают удачно выйти замуж, купаться в деньгах, жить в роскошном особняке и иметь кучу детишек.
  Я же не видела для себя такого будущего.
  Когда мы приближались непосредственно к территории Королевства, пейзажи стали менее красочными. По обеим сторонам от тропы расстилались густые зеленые леса с гигантскими деревьями. Где-то далеко-далеко гремел гром. Это означало лишь то, что в скором времени стоит ожидать дождь. Я не любила дождь. Он гасит огонь, как и вода в целом. Поэтому я не любила воду. За исключением, когда принимала душ или ванну.
  Я сильно нервничала, когда мы подъехали к главным воротам в Королевство.
  Лиззи сжала мою руку.
  - Ты как? - спросила она.
  Боковым зрением я поймала на себе пристальный взгляд Доринрея.
  Набрала полную грудь воздуха. И улыбнулась.
  - Отлично, - солгала я почти убедительно. Меня выдал лишь крошечный судорожный вздох, который непроизвольно сорвался с моих губ. Но его, слава богу, никто не заметил.
  Мы проехали ворота и оказались внутри Королевства. Проезжая по узким улочкам с тавернами и деревянными домиками, я изо всех сил старалась найти внутри себя спокойствие и зацепиться за него. Я - дочь своего отца, великого Короля Маркиса Эррисера Френсиланферда. Я не должна волноваться так из-за такой мелочи, как скорое поступление в Академию. Но хочу внести поправку. Возможно, для кого-то это и являлось мелочью, но для меня - следующим этапом в жизни. И да, черт подери, я переживала из-за этого больше всего на свете.
  Карета в сопровождении гвардейцев приближалась к замку, где меня ждали родители. Лиззи, видя мое состояние, ухудшающееся с каждой секундой, пыталась отвлечь своей болтовней о бессмысленном. Я слышала ее голос, но не слушала ее. Доринрей, превратившись в неподвижную и чем-то озадаченную статую, наблюдал за мной, ни разу за все время пути не сведя глаз.
  Вот он, настал час Х.
  Боже, дай мне сил.
  
  Мы въехали во внутренний двор. Он заключен в кольцо крепостной стены с четырьмя смотровыми шестиугольными башнями, третья из которых, самая западная, одновременно являлась донжоном.
  Карета остановилась перед замком, располагавшимся прямо в центре.
  Доринрей первый выбрался из нее и подал мне руку.
  - Прибыли, - провозгласил он.
  Я тупо пялилась на его протянутую ладонь, не в силах пошевелиться.
  Доринрей ждал.
  Я закрыла глаза на секунду и положила свою руку в его.
  Следом за мной вылезла Лиззи.
  - Вау. Я бы хотела такой замок. Только на берегу Карибского моря, и... побольше бы окон. Да. Было бы просто идеально! - услышала я комментарий подруги за своей спиной.
  Я подняла голову, чтобы узреть все величие королевского замка.
  Он был огромен, по сравнению с ним я казалась жалкой букашкой. У главного входа стояли королевские стражи, наделенные первым уровнем боевой Стихии Огня. Замок разделен на три секции: левое крыло, правое крыло, центральное помещение, представляющее из себя огромный зал, служащий холлом. Там всегда проходят балы и прочие королевские мероприятия.
  Мы направились к центральному сектору. Там меня должны были встретить.
  Королевские стражи у входа поприветствовали меня, склонив головы так же, как и Доринрей. Я сдержанно улыбнулась им, и мне открыли тяжелые дубовые двери с резьбой.
  - Знаешь, я всегда испытываю некоторое волнение, когда встречаюсь с твоими родителями, - шепнула мне Лиззи, идущая под боком.
  Мне вдруг стало необходимо ощутить ее поддержку, быть уверенной в том, что я здесь не одна, поэтому я прижалась к ней плечом.
  Лиззи не являлась частым гостем в замке родителей, так как я сама здесь бываю редко. Но мама и папа знают, что она моя единственная и лучшая подруга. Папе нравилась Лиззи, он считал ее забавной. Честно говоря, я удивлялась тому, что папа при своем статусе еще знал о том, что такое развлечение и смех. Маме роль Королевы подходила больше.
  Я вновь ощутила, как Лиззи переплетает свои пальцы с моими. С ней мне стало легче дышать.
  - Помоги мне пережить взгляд твоей матери, - попросила она.
  Я удивилась, когда улыбнулась в ответ на ее слова.
  Да уж, выдержать взгляд моей мамы может только невероятно стойкий человек. К счастью, Лиззи как раз такой и являлась.
  За своими мыслями, беспорядочным вихрем крутившимися в моей голове, я не заметила родителей, стоявших между двумя широкими лестницами, как бы огибающих зал с высоченными потолками.
  Я затаила дыхание.
  Мама и папа. И сейчас нас разделяли не сотни километров, а считанные метры.
  Первое, что привлекло мое внимание, это взгляд мамы, профессионально завуалированный под широкой приветливой улыбкой, невероятно белоснежной и ослепляющей. Но я знала свою мать лучше, чем кого-либо. Я знала, что эта улыбка не предвещает ничего хорошего. Нет. Она была счастлива, что я вернулась на Остров. Но ее тревожило другое. Точнее, ей не нравилось кое-что.
  Моя мать была далеко не в восторге оттого, что я решила стать Стражем. Ее мечта - слепить из меня достойную наследницу трона, и с одной стороны я понимаю ее. Она не желает мне зла. Ни одна мать не желает зла своей дочери. Но только мама не хочет слышать, понять, что лучше для меня.
  Я поспешно переместила свой взгляд с красивого молодого лица матери к отцу. И у меня сразу стало светло на душе, потому что он улыбался мне искренне. Его глаза с темно-темно-красным ободком радужек смотрели на меня, излучая необъяснимую тоску и счастье.
  Они с мамой выглядели прекрасно. И молодо.
  Во внешнем мире женщины среднего возраста, как моя мама, прибегают к различным косметическим процедурам и пластическим операциям, неизбежно губя свое тело. Но у моей мамы истинная красота, ничем не испорченная. Ей не знакома косметика. Ей не знаком ботекс, и она не пользуется никакими кремами от морщин. Она обладательница тонких скул, острого упрямого подбородка, мягкой кожи и больших темно-карих глаз, обрамленных густыми длинными ресницами. Ее лицо - ровное, гладкое, статное. И на нем нет никаких морщин. Ей сорок пять, но она выглядит максимум на тридцать. У нее стройная фигура и истинно королевская осанка. Она всегда смотрит только прямо или вниз, но никогда не вверх, потому что она сама на вершине. А еще я всегда завидовала ее невероятно густым длинным волосам цвета бунгурдского вина.
  Отец, отрастивший, все-таки, небольшую бороду с проседью, мог бы составить конкуренцию известным голливудским актерам, таким, например, как Бред Питт, или Джонни Депп. Он высокий, подтянутый, с развитой мускулатурой, у него острые черты лица, твердый подбородок и добрая улыбка.
  Мгновение, которое я разглядывала своих родителей, казалось, растянулось и превратилось в целую вечность. Мне с огромным трудом удалось вернуться в реальность.
  - Привет, - неуверенно прощебетала я.
  Папа громко выдохнул и отпустил руку мамы, которую до этого крепко сжимал. Я так же разжала ладонь Лиззи и сделала шаг вперед.
  Папа пошел ко мне. Я к нему.
  И мы обнялись.
  Я прижалась к его широкой твердой груди, спрятав лицо, и почувствовала, как нечто тяжелое и недосягаемое прежде стремительно теряет свой вес и вскоре вовсе исчезает.
  - Родная, - прошептал папа, крепко обнимая меня. Одной рукой он обхватил мои плечи, а вторую положил на мой затылок. Его теплые губы нашли мой лоб и заботливо поцеловали. - Я так скучал.
  - Я тоже, пап, - пробормотала я и шмыгнула носом.
  Нет. Нет. Нет. Я до последнего приказывала себе не плакать, но слезы против воли моего сердца и разума выступили на глаза и проделали дорожки на щеках. Внезапно силы, моральные и физические, покинули меня, и я просто плакала, и улыбалась, желая никогда не отстраняться от отца, как можно дольше пробыть в его объятиях, дарующих мне уверенность в абсолютной безопасности.
  Я услышала приближающийся стук каблуков.
  Папа мягко отстранил меня от себя и, увидев мое заплаканное лицо, вытер слезы под глазами.
  - Все хорошо, милая, - сказал он.
  Мои дрожащие губы, которые я не контролировала, как и свое тело, как и свои эмоции, растянулись в улыбке.
  К нам подошла мама. Даже вблизи ее лицо почти не выражало чувств. В родных глазах я видела огорчение, но в них было место и искрам радости. Мама, ничего не говоря, притянула меня к себе.
  Меня тут же пробила дрожь. Ее объятия были холодными, и мне захотелось вновь прижаться к отцу, почувствовать его тепло. Но было бы невежливо с моей стороны отпихивать маму. Боже, я любила ее, но так же не могла разрушить стену непонимания, разделяющую нас и отдаляющую с каждой встречей, разговором друг от друга.
  Когда мама отпустила меня, и ее холодные худые руки больше не сжимали мои плечи, она послала мне пристальный взгляд, и, наконец, я увидела борьбу эмоций на ее лице. Она сражалась с внутренним недовольством и, в итоге, победила светлая сторона, которую мама привыкла держать строго под контролем.
  Она натянуто улыбнулась.
  - Добро пожаловать домой, - сказала она больше официальным тоном, чем радушным.
  Но я все равно улыбнулась ей.
  Я старалась не думать о том, что впереди меня ждал традиционный ужин с родителями, их расспросы о внешнем мире и тому подобное, а так же я не исключала очередной попытки мамы отговорить меня поступать в Академию и остаться в замке, чтобы начать ее давно подготовленную программу обучения под названием: "Как сделать из моей дочери настоящую будущую правительницу и окончательно свести ее с ума этим". А после ужина я поднялась бы в свою спальню и не смогла бы уснуть, терзая себя переживаниями и размышлениями о том, что будет ждать меня завтра.
  А завтра будет сумасшедший день, потому что я отправлюсь в Академию.
  
  
  ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  
  Семейный ужин выдался напряженным. Я, мои родители и Лиззи сидели в обеденном зале, погрузившись в напряженное молчание. Было лишь слышно скрип вилок по тарелкам. Не знаю, для кого приготовили столько еды. Нас было четверо, и мы не съели даже часть представленных на стол блюд.
  Затем начались вопросы.
  Папа интересовался, как прошел выпускной в пансионате, где я училась столько лет. Я ответила ему, что все прошло... сносно. На самом деле, я была лишь на торжественной линейке, где вручали дипломы. Я не была на выпускном балу, но мне не очень жаль, что я пропустила это событие. А вот Лиззи буквально извелась, потому что она этот бал посетила. Без меня. Лиззи долго злилась. Но в этом не было моей вины. В тот день моя Стихия постоянно выходила из-под контроля. В комнате, в которой мы жили, я подожгла настольный торшер, превратила в горстку пепла две свои футболки и едва не устроила настоящий пожар. Я просто не могла рисковать и отправиться на бал, так как там могло случиться непредвиденное, неминуемое, ужасное и губительное.
   Мама во время ужина не проронила ни слова. Она лишь слушала мой разговор с отцом. Я то и дело метала в ее сторону осторожные взгляды и каждый раз натыкалась на предупреждающие импульсы, исходящие от нее.
  Мне не избежать очередного разговора с ней.
  Лиззи была единственной, кто вела себя, как обычно. Да, она боялась мою мать, но это не мешало ей быть самой собой. Это мне и нравилось в ней.
  Когда ужин закончился, я почувствовала облегчение, но это ощущение внутренней легкости вскоре испарилось, так как мне предстояло пережить волнительную ночь перед началом учебы в Академии.
  Дворецкий Ругверд в черном костюме, высокий и худой мужчина шестидесяти пяти лет, проводил нас с Лиззи на шестой этаж замка. Моя подруга выразила негодование по поводу того, что здесь нет лифта. Да, это точно. Он бы пришелся как раз кстати, потому что это утомительно: бегать по лестнице туда и обратно по нескольку раз на день. Оказавшись на нужном этаже, мы с Лиззи долго не могли отдышаться. А Ругверду хоть бы что! Такое чувство, словно мы - шестидесятипятилетние старушки, а не он.
  - Ваша комната здесь, рейна Гриндервуд, - обратился Ругверд к Лиззи, когда мы остановились перед высокими, узкими деревянными дверьми с золотой ручкой и цветочной орнаментальной композицией.
  Лиззи не являлась членом королевской семьи. Но ее родители уважаемые маги, служащие в Королевстве Эрребаля, что находится в далекой Шотландии. Королевство скрыто в местных лесах, и люди ничего не знают о его существовании, так как оно скрыто магией, подобной той, что защищает Остров Стихий. Однако к Лиззи обращались с уважением, ведь она моя лучшая подруга. И это льстило ей.
  - Ух-ты, наши комнаты рядом! - воскликнула Лиззи. - Слава айфону, мне не придется тащиться к тебе через весь замок, как это было прошлым летом.
  Когда она гостила у нас в последний раз в июле прошлого года, ее поселили в противоположную часть замка, и нам пришлось много бегать, чтобы общаться друг с другом.
  Я улыбнулась ей, и Лиззи скрылась за дверью своих апартаментов.
  Ругверд довел меня до моей спальни, хотя в этом не было необходимости. Он распахнул передо мной тяжелые двери из черного дерева с изящной резьбой и склонил передо мной голову.
  - Рейна Френсиланферд, ваши покои, - сказал он.
  Я кратко кивнула ему и прошла внутрь комнаты.
  Дворецкий закрыл за мной дверь, и я увидела свои чемоданы, стоящие у западной стены.
  Вот и моя спальня.
  Она состояла из трех комнат. Третья - ванная комната. Вторая комната была в два раза меньше первой. Там находилась гардеробная. Непосредственно в первой комнате была спальня.
  В ней преобладали темные цвета: бардовый, темно-коричневый, так же был белый, кроваво-красный. Стены обиты дорогой тканью, с потолка свисала многоярусная хрустальная люстра, на полу расстелился белый пушистый ковер, контрастирующий с темным общим фоном. Высокие стрельчатые окна, завешанные плотными тяжелыми шторами из темно-красного жаккарда, не впускали в покои тусклый дневной свет. У западной стены стоял милый диванчик алого оттенка, так же обитый бархатом. Рядом расположился круглый столик из чистого золота, на котором стоял прозрачный кувшин с водой. Чуть западнее - массивный шкаф с книгами. Стены были украшены картинами в стиле Микеланджело. И главное достояние спальни - огромная кровать, сделанная из "рисового" дерева, что растет в Белом лесу, застеленная красными шелковыми простынями с множеством пестрых подушек. На миниатюрных прикроватных тумбочках стояло два торшера. У окна приютилось роскошное золотое трюмо с зеркалом и пуфом из белой кожи. На трюмо была лишь одна вещь: шкатулка, украшенная драгоценными камнями, в которой хранились украшения, когда-либо подаренные мне, тоже, в общем-то, из драгоценных камней.
  Я еще раз бегло обвела взглядом комнату и неуверенно переступила с ноги на ногу.
  Вот я и дома.
  
  В разборе чемоданов не было смысла, ведь завтра я перееду в Академию. Так что я просто прогуливалась по своим покоям, проводя детальный осмотр и погрузившись в ностальгию.
  Раздался тихий стук в дверь, и я остановилась посреди спальни.
  Это точно не Лиззи. Она бы просто вошла в комнату, не церемонясь.
  "Мама" пронеслось у меня в голове.
  Я прочистила горло и сказала:
  - Войдите.
  Дверь медленно открылась, и я увидела темную макушку матери.
  - Ты не занята? - спросила она.
  Я покачала головой и сцепила руки за спиной.
  Мама осторожно прошла в комнату. На ней было длинное черное платье из атласа, подчеркивающее все достоинства ее невероятной фигуры. Я издала слабый завистливый вздох, хотя моя фигура тоже была неплохой.
  - Ты что-то хотела? - поинтересовалась я наигранно удивленным голосом.
  Боже. Да я знала, о чем пойдет разговор. Хоть мы проходили это бесчисленное множество раз, и мама всегда слышала от меня один и тот же ответ, мне все было неприятности начинать подобное вновь.
  - Ты не должна поступать в эту... Академию, - прямо ответила мама.
  Она не из тех людей, кто будет ходить вокруг да около. Прямолинейность - ее конек. Побочный эффект статуса Королевы.
  Я опустила взгляд к ковру.
  - Говоришь так, словно Академия Стражей - какая-то забегаловка, куда принимают всякий сброд, - я тоже решила не церемониться. В конце концов, сколько можно! Как ни странно, но моему терпению тоже настал конец, и я буду говорить то, что думаю, не заботясь о том, как угодить маме.
  - Ты знаешь, что я не это имела в виду, - раздался ее ледяной голос, прогнавший мурашек по моей коже.
  Я собралась с духом и вперила в нее твердый взгляд.
  - Все давно решено, мама, - отчеканила я и поразилась, как легко, оказывается, быть холодной. Я не боялась мамы. Уже нет. И в моей жизни не случится конец света, если мы поругаемся из-за моего будущего в очередной раз. Я знаю, чего хочу от этой жизни. И мама знает, однако так же упрямо пытается навязать мне свое желание, свое видение моей дальнейшей судьбы.
  - Этна, - сказала она укоризненным тоном.
  - Мама, - я попыталась скопировать ее голос, и это почти получилось.
  Мы молча испепеляли друг друга взглядами в течение долгой минуты. Мама сдалась первая и насупилась, а я с трудом поборола в себе желание озариться улыбкой победителя.
  - Ты поступаешь неправильно, - запела она свою старую песню, делая шаг в мою сторону.
  - Ты не права, - отвечаю я.
  Аккуратные брови мамы взлетели вверх. А затем в темных глазах вспыхнуло недовольство.
  - Не смей говорить мне, что я не права, - спокойствие в голосе мамы трещало по швам, и мне это отчетливо слышалось. - Я твоя мать, - она сделала еще один шаг вперед. Пара метром, и между нами вообще не останется свободного пространства. - Я знаю, что лучше для тебя.
  Мне нельзя проигрывать. Только не сейчас, когда я нахожусь в полушаге от своей мечты.
  - Я стану Стражем, мама, - медленно проговорила я, стараясь донести до нее смысл каждого слова. - И никто не помешает мне воплотить это в реальность. Даже ты.
  Мама отшатнулась от меня, словно я ударила ее. Я затаила дыхание, ожидая ее дальнейшей реакции. В карих глазах с сумасшедшей скоростью проносились эмоции, и я едва успевала распознавать их. Но все закончилось гневом, который она обрушила на меня с помощью взгляда, и при этом не произнесла ни слова.
  Затем она, горделиво задрав свой острый подбородок, плавно развернулась и истинно королевской походкой направилась к выходу. После себя она громко хлопнула дверью, и я устало закрыла глаза. Сладкого вкуса победы совсем не ощущалось.
  Странно, что мама так просто сдалась. Но я была уверена, она будет пытаться снова.
  Ближе к вечеру, более-менее отойдя от разговора с мамой, я решила принять ванную. Она была выполнена из благородного белого мрамора, очень ценного в нашем - магическом - мире. Снимая с себя одежду, я поймала свое отражение в зеркале. И замерла, вглядевшись в него.
  Я была благодарна маме за внешность, потому что многие черты лица достались мне от нее. В общем-то, мы были очень похожи, только у меня более аккуратный нос, кожа темнее на тон, а у мамы более выражены скулы. Мои глаза глубокого черного оттенка, губы - алые и пухлые. Но больше всего мне нравились волосы. До середины спины, густые и шелковистые. Легкими крупными волнами они спадали вниз, как бы обволакивая меня. Папа часто сравнивал их с пламенем, хотя их цвет далеко отличался от цвета огня. У моих волос был ярко-красный оттенок. Но папа говорил, что истинный цвет огня - как раз красный. Глубокий, яростный, чувственный.
  Я робко улыбнулась своему отражению и отвела взгляд от зеркала.
  Сняв напряжение с помощью горячей ванны, довольная и светящаяся я вернулась в спальню и увидела на кровати Лиззи. От неожиданности и испуга я пискнула и подпрыгнула, схватившись за сердце. Лиззи, читающая глянцевый журнал, который, по всей видимости, взяла с собой из внешнего мира, громко рассмеялась над моим скорченным в гримасе ужаса лицом.
  - Хэй, принцесса, меньше стресса, - пропела она.
  Я оглядела комнату, ища предмет, который могла бы запустить в нее. Но рядом со мной стояло только двухметровое растение с черными широкими листьями, которое папа привез мне из Королевства Плодородных Земель - обитель Стихии Земли. Не думаю, что Лиззи выживет, если я швырну Говардинию в нее... Не думаю, что я вообще способна поднять это растение.
  - Когда-нибудь ты точно убьешь меня, - пробормотала я, по-прежнему прижимая ладонь к груди.
  Лиззи беззаботно закатила глаза и откинула журнал в сторону.
  - Да брось, я даже не старалась, чтобы напугать тебя. Но если бы я старалась, поверь, тебе было бы реально страшно, - и она состроила коварную рожицу.
  - Я... тебе верю, - я сглотнула и прошла к трюмо.
  - То-то же. Кстати, ты уже решила, в чем отправишься завтра в Академию?
  Академия.
  От одной мысли о том, что завтра начнется мое обучение, как будущего Стража, сердце радостно забилось в груди, но вместе с трепетом пришло волнение, заставившее мои ладони вспотеть.
  - Э-э-э, нет. Не было времени, - ответила я рассеянно.
  В отражении зеркала я увидела, как Лиззи переползла на другую сторону кровати и соскочила с нее.
  - Как? - в ужасе воскликнула она.
  Я не сдержалась и усмехнулась.
  - Успокойся, Лиззи, это поправимо, - я сняла с головы полотенце и перекинула сырые волосы, которые сейчас были почти черными, на левое плечо. - Впереди у меня есть целый вечер.
  Лиззи подошла ко мне, и хоть я не стояла к ней лицом, но могла видеть, как она смотрела на меня.
  - Ты ждала этого дня столько лет и даже не удосужилась как следует приготовиться к нему?! - пропищала возмущенно подруга.
  Я усмехнулась и стала распутывать волосы пальцами. Но поняв, что делаю этим только хуже, я взяла расческу.
  - Я могу быть уверенной в том, что буду выглядеть потрясающе, - сказала я. - Знаешь, почему? - я повернулась к Лиззи.
  Непонимание в ее глазах смягчилась.
  - И почему же?
  Я улыбнулась.
  - Потому что у меня такая замечательная подруга, как ты, у которой изумительное чувство стиля. Как тебе такой ответ?
  Хитрая улыбка расплылась на ее лице.
  - Не стану спорить. Что правда, то правда. Я чертовски хороша.
  Мы засмеялись.
  Это ужасно. Мои волосы высыхали несколько часов. Без фена их сушка станет настоящей проблемой. Но Лиззи, мой гениальный советчик, напомнила, что мы обладаем Стихией Огня и можем прибегнуть к ней, чтобы упростить эту незадачу с волосами. Однако я не спешила соглашаться с ней. Во-первых, во-вторых, и в-третьих, наш уровень владения Стихией не достигал по десятибалльной шкале даже отметки... три! И я искренне боялась, что могла случайно спалить свои шикарные локоны.
  До позднего вечера мы с Лиззи усердно подбирали мне то, в чем я завтра появлюсь в Академии. Но через пару часов это занятие надоело, и подруга продолжила в одиночку. Она не уймется, пока не сделает из меня "конфетку".
  - Ты должна сразить всех наповал, - донесся ее голос из гардеробной, из которой она не выходила уже... очень долго.
  Я валялась на кровати, свесив ноги и болтая ими, и смотрела перед собой.
  - Ага, - пробормотала я.
  Этот день выдался тяжелым и утомительным и, честно говоря, сейчас мне было все равно, как я появлюсь завтра перед теми, с кем буду учиться в Академии.
  - Не стоит одевать что-то яркое, но и слишком блеклое и темное тоже не подойдет, - Лиззи все не унималась.
  Мне уже хотелось сказать ей, чтобы она оставила эту затею, но мне было лень сделать даже это.
  - Ага, - снова брякнула я и громко зевнула.
  Лиззи что-то бормотала и копошилась, а я медленно засыпала.
  - Все! - когда она крикнула это, я резко подскочила, отчего у меня закружилась голова.
  Улыбаясь во все зубы, Лиззи пружинистой походкой выплыла из гардеробной, держа что-то в руках за своей спиной.
  Я протерла глаза и уставилась на нее.
  - Ты закончила? - вяло спросила я.
  - Да! - подруга энергично закивала.
  - Чу-у-удно, - я откинулась назад, раскинув руки, и снова закрыла глаза.
  - Эй! Принцесса, не спать! Быстрой поднимайся и смотри, какой чудесный наряд я тебе подобрала!
  Я нечленораздельно пробормотала проклятие и, вытянув перед собой руки, как зомби, встала с кровати.
  - Кончай кривляться, это серьезно! - сказала мне Лиззи.
  Я опустила руки и послала ей усталую улыбку.
  - Прости. Ты права. Я просто очень хочу спать. Так что... давай побыстрее разделаемся с этим, иначе я вообще завтра не встану.
  - Итак, - протянула Лиззи. - Ты готова?
  - Всегда готова, - по-военному отсалютовала я ей.
  Лиззи быстро закатила глаза и достала из-за спины несколько вещей. Мои глаза слипались, и я слабо осознавала, что вообще происходит. Я видела расплывчатые черные и красные вещи.
  - О, гм, - пробормотала я. - Что это?
  Лиззи издала раздраженный вздох и отделила красное от черного.
  Красным было простое платье в винтажном стиле с юбкой-колоколом из вискозы в сочетании с атласной тканью, черным - короткий пиджак.
  - Что скажешь? - Лиззи положила поверх платья пиджак. - Платье подчеркнет цвет твоих волос, ну, а пиджак просто классно смотрится вместе с ним. Как думаешь? По-моему, и стильно, и элегантно, в то же время просто и строго. Базовые цвета, прекрасно гармонирующие друг с другом. К этим вещам я нашла тебе очуменные замшевые туфли. Правда, я сомневаюсь, сможешь ли ты пойти в них, потому что там сумасшедшие каблуки... - она делала короткую паузу, чтобы вздохнуть. - Из меня вышел бы неплохой стилист.
   - Да. Мне очень нравится, - сказала я и подняла вверх большой палец.
  Затем я снова зевнула.
  - А теперь я пойду спать, если ты не против.
  Я направилась к кровати.
  - Ты совсем потеряла совесть! - прорычала Лиззи. - Я тут старалась ради тебя и: "Я пойду спать" - это все, что ты можешь сказать мне?
  На выдохе я опустила плечи и развернулась к ней.
  - Извини меня. Платье действительно красивое, и этот пиджак... все походит, и спасибо тебе огромное, потому что я сама бы ни за что не разобралась, - я подошла к подруге и обняла ее. - Правда. Спасибо.
  Отстранившись, я могла вздохнуть с облегчением, так как Лиззи больше не злилась на меня.
  Она послала мне сочувствующий взгляд.
  - Ладно, иди спать. Я оставлю платье в гардеробной.
  Я постаралась улыбнуться ей, но губы больше не слушались меня, как и все тело.
  В полубессознательном состоянии я добралась до кровати, забралась под тяжелое одеяло и зарылась лицом в подушку.
  - Спокойной ночи, - через минуту услышала я голос Лиззи.
  - Угму, - промямлила я в ответ.
  Лиззи вышла, потушив за собой свет.
  Все погрузилось во тьму.
  Я ошибалась насчет того, что проведу бессонную ночь за беспокойными мыслями.
  Ничего подобного.
  Я уснула почти сразу же, как только осталась одна.
  
  ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  
  Всю силу отчаяния и волнения я ощутила на себе, когда распахнула глаза рано утром следующего дня.
  Завтра уже наступило.
  Боже! Боже! Боже!
  - Академия, - с этим словом я в ужасе соскочила с постели и подлетела к окну.
  Резко раздвинув громоздкие шторы, я зажмурилась от яркого света. Протерев глаза кулаками, я огляделась. Растерянная и испуганная неизвестно чем, я не знала, с чего начать. Сердце в груди выплясывало яростный неритмичный танец, и мне внезапно стало не хватать воздуха. Я схватилась за стену и стала делать глубокие вдохи.
  В мире людей это называется паническими атаками.
  Но чего я боялась?! Я же принцесса. Я дочь своего отца. Я не должна пугаться такой ерунды. Я должна быть сильной, смелой, храброй. Я должна вести себя достойно. Но тоненький голосок в моей голове пищал и настаивал, чтобы я забилась в угол и спряталась от всегда мира.
  Я не собиралась идти на поводу у этого противного голоска. Я заглушила его потоком положительных мыслей и расправила плечи. Затем взглянула в зеркало и улыбнулась своему отражению.
  - Ты - будущий Страж, - сказала я себе. - Так будь же достойна этого звания.
  Оказывается, с волнением справляться не так уж и сложно, когда ты загружен делами. Подготовка к скорому выезду из дома заняла все мои мысли, и я не могла думать ни о чем, кроме того, чтобы ничего не забыть и не опоздать.
  - Может, обойтись обычной белой блузкой и юбкой? - спросила я у Лиззи, метаясь по гардеробной комнате.
  Она запрокинула голову и вскинула руками.
  - Господи, ты это видишь? - обратилась она к потолку.
  Я остановилась.
  - Лиззи, с кем ты разговариваешь?
  Она вновь посмотрела на меня и грозно насупила брови.
  - Одевай то, что я вчера подобрала для тебя.
  - Но... я тут подумала и, ну, эмм, тебе не кажется, что это слишком... кричаще для приличной ученицы Академии и будущего Стража? - я неуверенно закусила нижнюю губу.
  Лиззи начала рычать.
  - Не испытывайте мое терпение, ваше величество, и надевайте на свою задницу это красное платье! - она подошла к стулу, обитому плотной темной тканью с изогнутой спинкой, и стащила с него то платье. - Поверь, Этна, - Лизза направилась ко мне и на ходу выхватила у меня белую блузку, которую я держала, затем всучила платье, - у тебя еще будет время натаскаться этих скучных однообразных и совершенно не интересных по фасону и цвету блузок. Так что слушай свою мудрую подругу Лиззи и делай так, как она тебе велит.
  Только я открыла рот, собираясь ответить, Лиззи подняла указательный палец вверх и пригрозила мне им.
  - Отставить споры! - голосом генерала провозгласила она. - Я пошла переодеваться. Зайду через десять минут, и чтобы это чудесное платье было на тебе. И, кстати, не забудь про туфли, - уходя, она кивнула на них.
  Я терзала себя сомнениями минуту, а потом решила положиться на Лиззи, как делала это всегда, и натянула на себя платье. Оно сидело на мне безупречно, а вместе с тем черным коротким пиджаком казалось не столь кричащим. У туфлей, которые Лиззи выбрала для меня, каблуки действительно были устрашающе высокими. Стоять на них я могла сколько угодно, а вот когда попробовала пройтись по комнате, то чуть не подвернула себе лодыжку. Пришлось подобрать себе обувь с меньшим риском перелома. Я остановила свой выбор на классических черных лабутенах.
  Перед тем, как покинуть гардеробную, я оглядела себя в последний раз в большом зеркале и вышла в спальню, где меня уже ждала Лиззи. На ней была невероятно узкая юбка-карандаш длинной до середины бедра с завышенной талией, темно-синяя шифоновая блузка с золотистыми пуговицами, заправленная в юбку, и черные матовые туфли на высоком каблуке. Шею украшало золотое колье, которое я подарила ей на ее прошлый день рождения. Свои светлые волосы она убрала в тугой пучок, губы накрасила ярко-красной помадой, и вообще... она выглядела просто шикарно.
  - Ну, как я тебе? - спросила она, демонстративно покрутившись передо мной.
  Я стояла в немом изумлении не могла выговорить и слова.
  - Ты... похожа на училку, - сказала я, когда ко мне вернулся дар речи.
  Довольно улыбнувшись, она остановилась ко мне лицом.
  - Плохую и сексуальную училку, - поправила она.
  - Ты... Ух-ты. Вау. Отпад! Лиззи!
  Подруга, виляя бедрами, подошла ко мне и обвила рукой мои плечи.
  - Представь, как все грохнутся в обморок, когда увидят нас, двух очешуенных ципочек!
  Я засмеялась.
  - Прости. Я не собиралась становиться очешуенной ципочкой. Будущий Страж не может быть... такой...
  - Красавицей, - вздохнув, закончила за меня Лиззи и убрала руку с моих плеч. Она встала передо мной. - Как, по-твоему, должны выглядеть женщины-стражы? Мускулистыми и мужекоподобными грубиянками?
  Я замялась.
  - Пошли к дьяволу эти стереотипы, - у Лиззи лучше всех получалось ободрять меня. - Ты - принцесса, красивая девушка. Ты не станешь такой, какой представляешь себя. И... мы с тобой такие классные! Просто почувствуй свою красоту. Ты знаешь, что наделена природной красотой. И из тебя выйдет потрясающий Страж. Я не сомневаюсь в этом. И ты не сомневайся, - она взяла меня за руки. - Все получится, вот увидишь.
  Мне жутко хотелось верить ей.
  
  Наши вещи были упакованы. Осталось упаковать в карету только нас самих.
  - Только не волнуйся, Этна, - утешал меня папа, когда мы спускались по лестнице в огромный холл замка. Лиззи плелась сзади, в то время как папа находился рядом и прижимал меня к себе. - Тебе понравится в Академии.
  Я выдавила улыбку.
  - Спасибо.
  Спасибо, что веришь в меня. Спасибо, что поддерживаешь и не пытаешься завязать мне свои идеалы, как это делала мама.
  Кстати.
  - А где мама? - спросила я.
  Папа слегка свел брови и опустил голову.
  - Она... - начал он, но я знала ответ. - Ты же знаешь свою мать, - в итоге произнес папа. - Она никак не может смириться, что ты ослушалась ее.
  Я понимающе кивнула.
  - Она мне никогда этого не простит, - прошептала я.
  Папа ласково посмотрел на меня сверху-вниз.
  - Эрмида упрямая, но не настолько.
  Я надеялась на это.
  - Я рад, что ты решила пойти в Академию, - с непоколебимой уверенностью сказал папа. - Это не минус, а плюс. Ты заведешь новых друзей, научишься контролировать свою Стихию и, в конце концов, сумеешь себя защитить, потому что, к сожалению, - он издал печальный вздох, - я не вечен, и не всегда смогу оберегать тебя. В жизни бывают моменты, когда ты можешь положиться только на себя. И когда это время настанет, ты должна уметь встретить беду и быть достаточно сильной, чтобы вступить с ней в борьбу и в конечном итоге одержать победу.
  Мой подбородок задрожал, и я небрежно смахнула слезинку, скатившуюся по щеке.
  У меня самый лучший в мире папа. Понимающий. Добрый. Заботливый.
  Мы покинули замок и оказались во внутреннем дворе. Нас с Лиззи ждала карета, запряженная четырьмя жеребцами с шелковистой черной гривой, у которой стоял Доринрей и, увидев меня, улыбнулся.
  Папа проводил нас до "транспорта", и мы остановились, чтобы попрощаться.
  Я прильнула к отцу и крепко зажмурила глаза. Мне было необходимо услышать его пожелание удачи, мне необходимо было убедиться, что он на моей стороне, хотя я и так это знала. Мое глупое сердце требовало больше эмоций.
  - Я люблю тебя, моя маленькая принцесса, - прошептал папа и поцеловал меня в макушку.
  - И я тебя, папа.
  - Будь сильной. Будь терпеливой. Я верю в тебя. Я верю, что ты способна на многое, - он отодвинулся, чтобы посмотреть в мои глаза. - Я верю, что ты станешь выдающимся Стражем и, как наследница трона, будущая правительница Стихии Огня и Острова, сможешь достойно править Королевством.
  Я кивнула, сдерживая слезы.
  Папа накрыл мою щеку своей большой теплой ладонью и вложил в свою улыбку всю любовь.
  - Мы никогда не выбираем легких путей, - сказал он мне.
  - Никогда, - шепотом повторила я.
  - Мы никогда не отступаем.
  - Никогда.
  - Мы не сдаемся.
  - Никогда.
  - И мы побеждаем.
  - Всегда.
  - Всегда, - кивнул папа, улыбнувшись шире.
  - Рейна Френсиланферд, пора отправляться в путь, - за спиной раздался голос Доринрея.
  Отец в последний раз поцеловал меня в лоб и отпустил.
  - Я жду тебя в выходные, - сказал мне он.
  Мы с Лиззи сели в карету, через минуту к нам присоединился Доринрей, как сопровождающий. Он был единственным, кому папа могу полностью доверить мою безопасность.
  Когда карета тронулась с места, я выглянула из экипажа и стала махать папе рукой. Я делала это до тех пор, пока мы не покинули внутренний двор. Я почувствовала себя ужасно, когда вернула тело в прежнее положение. Неожиданно навалилась странная боль. Я смотрела прямо перед собой и видела, как меня с любопытством рассматривают две пары глаз. Сердце жгло от обиды, что мама так и не вышла попрощаться со мной. Но ничего, я как-нибудь переживу это.
  
  Дорога до Академии по моим примерным подсчетам заняла около получаса. Я ни с кем не разговаривала, но слышала, как Лиззи о чем-то болтала с Доринреем.
  Когда Луг Монриора остался позади, Доринрей сказал, что мы скоро подъедем.
  - Ну, как твой боевой дух? - спросила Лиззи.
  - Я на высоте, - ответила я.
  - Давай, хватит хандрить и натяни на лицо улыбку. Тебе еще перед людьми появляться, а ты выглядишь так, словно съела лягушку.
  - Постараюсь.
  Лиззи подмигнула мне.
  - Все будет зашибись, подруга.
  Я приглушенно ухмыльнулась и отвернулась.
  
  Академия, окруженная густыми лесами и живописными холмами, представляла собой здание, похожее на готический собор, только еще больше и величественнее. Ее заключили в квадрат четыре башен, на каждой из которых был высечен огромный символ Стихии Земли, Огня, Воды и Воздуха.
  Вот она. Величайшая Академия Стражей. Сюда стремится попасть каждый, кто хочет стать достойнейшим из достойных. Здесь учились великие Стражи, о которых до сих пор слагают легенды, эти воины создавали историю, храбро защищали наш магический мир и отдавали свои жизни на поле боя с силами зла.
  - Вау, - прошептала Лиззи, зачарованно выглядывая из экипажа и рассматривая Академию.
  - Да-а, - согласилась я.
  Вид был действительно потрясающий.
  Я родилась на Острове, но ни разу не видела Академию вблизи. Мы лишь проезжали мимо нее, и в основном об этом месте я узнавала со слов отца. Он восхвалял Академию так, словно она была живой.
  И вот теперь я буду учиться здесь. Возможно, я действительно стану великим Стражем, и обо мне тоже будут слагать легенды.
  Мысли об этом заметно улучшили мое настроение.
  Когда наша карета с королевским гербом остановилась среди других, блеклых и кажущихся пустыми, мое сердце остановилось.
  - Ты готова? - в повисшей тишине спросила Лиззи.
  Я собрала всю волю в кулак и кивнула.
  - Готова.
  Доринрей покинул экипаж первый и помог нам выйти. Боже, нужно запомнить, чтобы больше я не надевала каблук выше десяти сантиметров.
  - Вы можете идти в главный зал, - сказал нам Доринрей. - Через несколько минут директор выступит с традиционной речью о начале учебного года. Так что советую поторопиться.
  - А ты? - спросила я.
  - А я пока перенесу вещи в вашу комнату.
  Комнату? Значит, нас поселят вместе? Конечно же, поселят. Иначе быть не может, потому что я воспользовалась своим выгодным положением и попросила отца договориться, чтобы мы с Лиззи жили в одной комнате. Никто не посмеет отказать Королю.
  Лиззи взяла меня под руку, и мы направились к главному входу Академии.
  На нас смотрели. По меньшей мере, потому, что мы выглядели необычно, мы выделялись, и в этот момент я была готова сравнять свою лучшую подругу с землей. Думаю, они еще не знают, кто я, а когда узнают, то внимания определенно станет больше. И я не знала, как ко мне отнесутся: положительно, или отрицательно.
  Приближаясь к резным высоким дверям, я то и дело ловила на себе заинтересованные взгляды тех, с кем мне придется учиться в одной Академии.
  Большее количество искреннего любопытства излучала мужская половина.
  Мне хотелось поскорее добраться до зала.
  - Приготовься, - шепнула мне Лиззи, поправив юбки, когда мы остановились у самого входа. Затем она повернулась ко мне, поправила мой пиджак, убрала с лица прядку волос. - А теперь натяни улыбку и сделай вид, словно ты самый счастливый человек на свете. Хотя, почему "словно". Ты и есть самая счастливая, - Лиззи улыбнулась. - Исполнилась твоя мечта, Этна.
  Но внутри Академии все оказалось намного хуже.
  Главный зал представлял собой величественное помещение времен восемнадцатого века и по форме напоминал холл нашего замка, здесь так же были две широкие лестницы, огибающие помещение, и соединяющиеся в просторный балкон с видом на зал. Блестящие полы, выложенные плитами из черно-белого мрамора, недосягаемый купольный потолок, и окна из витражного стекла, начинающиеся от пола и заканчивающиеся у потолочных балок.
  Здесь скопилось невероятное количество учеников. Их были десяти, сотни... Находясь среди стольких людей, делающих этот зал крохотным, я могла с легкостью стать клаустрафобом.
  - Мда, - выдохнула Лиззи. - Окей. Подними свой прелестный подбородок и иди вперед так, словно здесь никого нет.
  Она была профессионалом в этом деле.
  Я сделала все так, как она сказала.
  - Умница, - поощрила подруга. - А теперь, ваше высочество, мы пойдем вперед, и затеряемся в толпе, а то нас непременно кто-нибудь сшибет, потому что мы стоим у самого входа.
  Насчет затеряться в толпе я сильно сомневалась.
  - Добро пожаловать в Академию Стражей, - прозвучал тихий голос Лиззи рядом.
  Я сделала резкий глубокий вдох, и мы поплыли вперед.
  Голоса учеников заполняло собой все пространство, как и их тела, звенели под куполообразным потолком. Несмотря на оглушающий шум, мне казалось, что мое дыхание слышит каждый. В нашу с Лиззи сторону обратились десятки лиц. Вот черт, еще никогда я не чувствовала себя так волнительно и, казалось, даже непоколебимое спокойствие моей лучшей подруги дало трещину. Ну просто каждый, находившийся в этом зале, смотрел на нас, и эмоции на лицах расходились. Кому-то было любопытно, кто-то, это касалось девушек, обращали на нас завистливые и к моему удивлению злые взгляды.
  Я старалась смотреть прямо и представляла по совету Лиззи, словно мы тут одни. Но сделать это было не так-то просто.
  Хорошо, что со мной была Лиззи. Рядом с ней я чувствовала себя увереннее. По крайней мере, я не буду выглядеть как идиотка, и мне есть с кем обсудить, что происходило сейчас вокруг нас.
  Быть новичком-одиночкой - ужасно. Быть новичком не одиночкой - идеально. Но быть новичком все равно неприятно.
  Студенты Академии Стражей, как новички, такие, как мы с Лиззи, и те, кто учился здесь уже не первый год, толпились небольшими группами. Вообще, новичков было легко вычислить. Они растерянно озирались по сторонам и стояли поодаль остальных. Но на них, в отличие от нас, никто так бесстыдно не пялился.
  Ученики-не-новички вели себя расслабленно, они излучали уверенность.
  Никто не был одет в форму Академию, но все придерживались стиля, приближенного к официальному. Я представляла, как со стороны выглядели мы с Лиззи. И все-таки моя подруга, как всегда, разошлась не на шутку относительно выбора одежды.
  Некоторые меня узнали, и я понятия не имела, как.
  Когда мы проходили, я слышала бормотание, летящее вслед: "Это же принцесса!", "Дочь правителя Стихии Огня", "Что она делает тут?", "Королевским деткам надоело сидеть в своих золотых клетках, и они решили поразвлечься среди простого народа?".
  В комментариях присутствовала зависть, удивление, редко - восхищение.
  Мне казалось, что мы идем по этому залу уже целую вечность. Я старалась двигаться осторожно, тщательно выстраивая у себя в мозгу траекторию следующего шага. Собственно, я сконцентрировалась на этом, и не обращать внимания на окружающих было проще. Но при этом королевское изящество, отражающееся на походке, делая ее легкой и непринужденной, которому меня так упорно учила мама, когда я была еще ребенком, оставалось при мне. Но величественную особу из себя строить у Лиззи получалось куда лучше, чем у меня.
  - Лиззи, - негромко позвала я подругу, и на мой зов откликнулись несколько парней и девушек, стоящих неподалеку.
  Лиззи шла впереди, она повернула голову, давая понять, что готова слушать меня.
  - Пойдем туда, - я указала подбородком в правый дальний угол зала.
  Лиззи кратко кивнула, и мы изменили направление.
  Протискиваясь сквозь толпу, мы достигли конечного пункта нашего маленького бесконечного пути через главный зал.
  - Это было... затруднительно, - вынесла заключение Лиззи. - Но мы справились.
  Мы сцепили наши мизинцы, как делали это в детстве, и тихо рассмеялись между собой.
  Там, где мы стояли и ожидали начала торжественного обращения директора к ученикам Академии, было не так много народа. Все наоборот стремились углубиться в толпу, раствориться в ней.
  - Знаешь, - спустя минуту произнесла Лиззи задумчивым голосом.
  - Ммм? - отозвалась я.
  - Я думаю, здесь будет весело, - ее цепкий взгляд медленно сканировал толпу.
  - Ты думаешь? - на данный момент я сильно в этом сомневалась.
  Закончив осмотр, подруга наградила меня хищным взглядом. Мне стало интересно, что творится у нее в голове, отчего на ее лице сверкала такая плутовская улыбка.
  - Я уверена, - заявила она. - И знаешь, почему?
  Я глухо усмехнулась и пожала плечами.
  - Понятия не имею.
  Лиззи молчала несколько секунд, а затем пояснила:
  - Потому что здесь есть симпатичные ребята, которые помогут скрасить одиночество двух несчастных красавиц.
  И подруга невинно захлопала своими длинными ресницами.
  Я сдерживалась минуту, а потом засмеялась, да так громко, что ученики, стоящие к нам ближе всех, обернулись в нашу сторону, но я проигнорировала их взгляды и уставилась на Лиззи в полном изумлении.
   - И не смотри на меня так, - быстро проговорила она, скрестив руки на груди.
  Качая головой, я улыбнулась.
  - Хорошо, Лиззи. Ты же знаешь, я тебе доверяю. Только...
  Я сделала длинную паузу.
  - Что, только? - нетерпеливо уточнила Лиззи.
  - Только не впутай нас в серьезные неприятности.
  Подруга надела на лицо маску ангела и пропела нежным голосочком:
  - Когда же я втягивала нас в неприятности? И... это еще спорный вопрос.
  - То есть? - не поняла я.
  - Это значит, что сейчас ты - главный герой. И сюжет будет крутиться вокруг тебя. А я всего лишь твоя лучшая подруга, - и она подмигнула мне.
  
  ГЛАВА ПЯТАЯ
  
  - Прошу, все внимание!
  Громкий поставленный голос сумел превратить шум в тишину.
  Мгновенно в огромном зале повисло молчание.
  Все до последнего обратили свои взгляды к широкому балкону, где появился высокий мужчина, обладающий аристократической бледностью, с копной темных волос, гладко зачесанных назад. На нем был черный пиджак с эмблемой Академии: щитом, внутри которого было четыре символа Стихий, соединенных в магический знак, обозначающий силу. Мужчина был красивым, на вид не больше сорока лет, но слишком правильные черты лица делали его суровым.
  Я поняла сразу, это директор.
  - Для тех, кто еще не знает, меня зовут Рамон Шреморд, - представился мужчина, с замороженной на устах легкой улыбкой глядя на толпу. - Вы можете называть меня просто: директор Шреморд, - воздушным тоном добавил он. - У первокурсников я буду вести Основы Магической безопасности.
  Директор Шреморд обладал властью. Он смог в одно мгновение без каких-либо усилий, не повышая голоса, завладеть вниманием неугомонной толпы студентов. Причем власть шла изнутри, она была настоящей, а не той, что получают люди вместе с высокой должностью.
  Этим директор Шреморд напомнил мне отца.
  - Вроде, этот... Шредмор, - начала Лиззи.
  - Шреморд, - шепотом поправила я.
  - Неважно.
  Я усмехнулась.
  - Так вот. Директор, вроде, кажется нормальным.
  Интересно, что она подразумевала под этим словом? Но я разделяла ее мнение. Хотя это только начало, и мы еще успеем понять, что за человек этот Шреморд.
  - Добро пожаловать в Академию Стражей! - директор раскинул руки, и на гладковыбритом лице засверкала белоснежная улыбка, какую можно добиться только путем отбеливания. - Я рад приветствовать здесь новых учеников! Вы должны гордиться, ибо это место - лучшее заведение, где обучают Стражей, без которых наш мир бы не существовал, - директор Шреморд обвел толпу немигающим прямым взглядом. - Стражи - это символ силы и отважности. Стражи - это большие, добрые и храбрые сердца, всецело верящие в мир во всем мире.
  - Ему бы с этой речью выступать на конкурсе красоты, - прокомментировала шепотом Лиззи и хихикнула.
  Она не была заворожена обращением директора так, как другие ученики. Надо отметить, что его речь, многообещающая и обнадеживающаяся, запала мне в душу. Слова врезались в голову, и я представила себя в форме Стража, готовая сражаться со злом во имя добра.
  Да. У меня довольно-таки клишированные идеалы и желания. Но на самом деле это великая цель, и я рада, что имею возможность защищать свой мир.
  Лиззи больше не вставляла свои комментарии, поняв, что я так же, как остальные, поглощена торжественной речью директора.
  - Ох, ладно, понятно, я отчаливаю, - это были последние слова, которые она произнесла.
  - В Академии вам предоставят полный спектр занятий, с помощью которых вы станете прекрасными Стражами, - продолжил Рамон Шреморд. - Предупреждаю сразу, здесь строгие правила, вам придется тратить много сил и времени на учебу, но, обещаю, в конце этого нелегкого пути вы ни о чем не будете жалеть, - директор смотрел куда-то вдаль, но его взгляд вбирал в себя все, что попадало в поле его зрения. - Вы должны быть сильными. Вы научитесь контролировать свою Стихию. Вы подчините себе ее. Но для этого придется стараться, - он сделал небольшую паузу, замерев. - Стараться. Стараться. Стараться, - повторял он. - Упорно трудиться. Я верю и надеюсь, что вы пришли сюда не просто развлекаться и общаться со сверстниками, а всерьез относитесь к профессии Стража, потому что это нелегко. Не пройдет и дня, чтобы ваша жизнь не висела на волоске от смерти. Но вы должны преодолеть этот страх и стать выше Смерти.
  Директор говорил так ровно, без запинок, что я была уверена, - эта речь звучала в этих стенах много раз.
  - Мы многое от вас ожидаем, - добавил он. - А сейчас, - он расстегнул верхнюю пуговицу белоснежной рубашки и оперся руками о массивные каменные перила балкона, - мне бы хотелось обратиться к нашим дорогим первокурсникам и посвятить их в некоторые нюансы обучения в Академии. Итак, прошу вашего внимания...
  И в тот момент я увидела его.
  Парня с темными волосами, стоящего в тени в противоположной стороне зала. Я сумела разглядеть его сквозь толпу, и он сразу бросился мне в глаза.
  Во-первых, меня привлекла его непринужденность. Приняв расслабленную позу, он прислонился спиной к толстой мраморной колонне. На нем были черные брюки, белые кроссовки с запачканными мысками, не заправленная темная рубашка и расстегнутый пиджак. Руки спрятаны в карманах. Издалека было сложно рассмотреть что-либо еще, но по фигуре он не казался худым, даже худощавым не был. Вот бы подобраться к нему поближе...
  Во-вторых, он слегка запрокинул голову и скучающе разглядывал высокие потолки зала. Я могла лишь гадать, был ли он новичком, как я, или слушал наставления директора Шреморда не в первый раз. По крайней мере, парень выглядел так, словно он переживает этот день уже в сотый раз.
  Глядя на него, я перестала замечать лица других учеников. Я перестала слышать внушающий спокойствие голос директора. Я вообще ничего не слышала. Был только этот парень. У меня отличное зрение, но я не могла детально рассмотреть его лицо, так как он находился очень далеко. Нас разделяли сотни душ.
  Парень небрежно опустил голову, и неожиданно его взгляд столкнулся с моим.
  Я ощутила себя так, словно через меня пустили ток по мощности равный молнии. Не видя цвета его глаз, я ощутила их силу. Они сумели в одно мгновение окутать меня и лишить способности шевелиться, дышать и думать.
  Парень не собирался отводить взгляд. Я тоже, хотя чувствовала, что это уже давно пора сделать. Я элементарно не была способна на это.
  Если так и дальше будет продолжаться, то парень подумает, что я слабоумная, или он мне понравился, или... я не знаю, что он подумает, но я должна была немедленно взять себя в руки и отвернуться.
  После долгих попыток мне, наконец, удалось это сделать.
  Все время, что я смотрела на парня, я не дышала. Поэтому когда я оказалась освобожденной из плена его невероятно притягательных глаз, то сделала такой глубокий и громкий вдох, что увлеченная речью Лиззи обратила на меня внимание.
  - Ты чего? - спросила она, и ее брови "домиком" медленно сошлись у переносицы. - Ты в порядке? Почему ты такая красная? Тебе плохо?
  Я машинально приложила руки к пылающим щекам и закрыла глаза, опустив голову. Меня подбивало вновь посмотреть на парня, но я, стиснув зубы, приказала себе не делать этого.
  Боже, какой стыд.
  Мне нельзя смотреть на него.
  - Все хорошо, - ответила я спустя минуту на вопросы Лиззи.
  Я с трудом понимала, что вообще происходит.
  Что это только что было?
  Убрав руки от лица, я развернулась спиной к парню, который, вероятно, посчитал меня идиоткой, и шумно выдохнула.
  - Ты вообще слушала, что говорил директор? - спросила Лиззи.
  Ее голос доносился до меня словно из другого конца тоннеля.
  - А-а-а, - протянула я с неопределенной интонацией. - Да... Да. Слушала. Конечно же, я слушала.
  Я не слушала директора.
  - И что он говорил? - уточнила подруга.
  Я устремила на нее рассеянный взгляд и пожала плечами.
  - Не знаю. Я не слушала.
  Уголки ее губ задрожали, расплывшись в небольшой улыбке.
  - Наша принцесса летает в облаках. Интересно, кто же ее возвысил? - задумчиво мыча себе под нос, Лиззи принялась рассматривать в толпе симпатичных парней. Но у нас с ней разные вкусы, поэтому те, кто нравился ей, никак не привлекали меня. И это очень хорошо. Мне бы не хотелось, чтобы мы когда-нибудь поссорились из-за парня.
  - Успокойся, Лиззи, я просто задумалась, - солгала я.
  Подруга моментально раскусила мою ложь. Она закончила с осмотром зала и предупреждающе посмотрела на меня.
  - Ладно. Не хочешь говорить, не говори. Я все равно узнаю, кто он.
  Я тихо вздохнула. Мне бы тоже хотелось узнать, кто этот парень.
  - И кто, называется, из нас двоих ответственный? - усмехнулась Лиззи.
  Я вопросительно нахмурилась.
  - Директор Шрер... Шредр.... Шредман... Шреморд, - она закатила глаза. - Похоже, у меня возникли проблемы с запоминанием его фамилии, - отмахнувшись, Лиззи продолжила. - Так вот, ты проступила приличную часть речи.
  Я угрюмо потерла виски и прикусила щеку изнутри.
  - Ну... ты же запомнила. Мне не о чем волноваться.
  - Моя память - не твоя. Такие незначительные вещи, как правила поведения в Академии, список запрещенных вещей и тому подобное мне плохо запоминаются.
  Я слабо застонала. Надо было слушать! Как же я собираюсь учиться здесь дальше, становиться Стражем, если отвлеклась на какого-то парня?! А если мне в бою встретится красавчик, и я отвлекусь?
  Ну уж нет.
  Никаких парней.
  Никакой любви и привязанности.
  Только дружба и деловые отношения.
  Хотя это и раньше не было для меня проблемой. Потому что не было парней, которые бы мне так приглядывались. Следовательно, не было любви и отношений. Хотя нет. Был один парень. Он учился в пансионате вместе со мной. Роковой красавец, разбивающий девичьи сердца. Банально и печально. Он понравился мне, и естественно от своих чувств я не получила ничего хорошего.
  Моя цель - стать Стражем, и никакие парни не помешают мне добиться этого.
  Хорошо, что я не пропустила завершение торжественной речи директора Шреморда:
  - Занятия начнутся с завтрашнего дня. А сегодня знакомьтесь с окрестностями, осматривайте здания, чтобы в будущем нам не пришлось искать заблудившихся учеников. Расселяйтесь по комнатам и готовьтесь к завтрашнему дню. На этом все, мои дорогие студенты. Мы надеемся, что вам понравиться в Академии Стражей. Всего хорошего! Первокурсники, встретимся завтра на общем уроке!
  Что? Какой еще общий урок? Мне придется о многом узнать у Лиззи.
  Все начали хлопать. Мы с Лиззи не последовали примеру толпы и продолжали так же тихо стоять в тени колонн. Под бурные аплодисменты директор Шреморд скрылся из нашего вида, помахав на прощание рукой, словно старым друзьям.
  Огромный зал вновь заполнили голоса, более громкие и эмоциональные, чем в начале.
  Толпа неторопливо рассасывалась. Почти все учащиеся покинули зал, и осталась лишь часть, но все равно было ощущение переполненности помещения.
  Того парня я больше не видела.
  - И что? Куда нам нужно сейчас? - поинтересовалась я у Лиззи.
  Подруга снисходительно улыбнулась и важным видом повела меня к группе подростков, скопившихся у высокого худощавого парня со светло-каштановыми волосами, спадающими на лицо беспорядочными прядями.
  - Что происходит? - прошипела я.
  - Это староста, - раздраженно вздохнув, пояснила Лиззи. Мы были на полпути к этому парню.
  - Чей староста?
  - Этна, - простонала Лиззи. - Куда делась собранная принцесса, страстно желающая стать Стражем и готовая ради этого идти по головам?!
  - Не говори ерунды, - пробурчала я.
  - Сейчас я вижу перед собой нюню, не способную сообразить элементарные вещи.
  - Я... переволновалась, Лиззи. Отвечай на вопрос.
  - Этот парень, кстати, ничего такой, староста нашего первого курса Огненного Факультета.
  - О-о-о.
  - И сейчас он любезно проводит нас до нашей комнаты.
  - Ясно.
  Через минуту мы присоединились к группе учеников, растерянно озирающихся по сторонам и держащихся поодиночке. Многие, увидев меня, больше не сводили взгляда. Я была настолько обессиленной и обескураженной, что попросту игнорировала проявление внимания к своей скромной персоне и едва держалась на ногах, которые ужасно болели из-за каблуков.
  С этими людьми мне предстояло учиться. Кажется, среди них не было выскочек. Это хорошо. Это место с удовольствием займет Лиззи. Но она будет доброй и забавной выскочкой.
  - Все собрались? - оглядев нашу компанию, состоящую из двадцати человек, тринадцать из которых были парнями, а остальные девушками, громко спросил парень, играющий роль нашего старосты.
  Прелестно.
  - Вблизи он намного симпатичнее, - заговорщицки шепнула мне на ухо Лиззи.
  Да. Парень был в ее вкусе. Высокий, и не такой худой, каким казался издалека. И он был старше нас. На вид ему было лет двадцать пять. У него острые черты лица, но в принципе он... нормальный. В общем, полностью отвечал всем внешним требованиям Лиззи моей подруги.
  - Отлично. Меня зовут Зэн, - представился парень, - и с этого момента до конца года я буду вашей нянькой.
  Среди вялых скромных смешков отчетливее всего слышался звонкий смех Лиззи.
  - А он забавный, - пропела она в полголоса.
  Я похлопала ее по плечу.
  - Уже готова пуститься во все тяжкие?
  Кажется, ко мне начинало возвращаться настроение.
  - Всегда готова! - энергично подтвердила подруга.
  - Если у вас возникнут какие-либо вопросы, обращайтесь ко мне, - говорил Зэн.
  - У меня к нему куча вопросов, которые я собираюсь непременно задать, - пробормотала Лиззи, пожирая нашу старосту хищным взглядом. - Как думаешь, через сколько он сломается и попадет в мои сети? Час, два?
  Я не удержалась и засмеялась. Чем схлопотала себе внимание со стороны Зэна.
  - Какая честь! - воскликнул он, и я поперхнулась слюной от неожиданности. - Принцесса Этна Френсиланферд, дочь Короля Огненной Стихии и Великого Правителя Острова Стихий, - Зэн направился в мою сторону, его светло-карие глаза сияли восхищением. Ученики расступались перед ним, освобождая путь. - Очень приятно видеть вас здесь, - он склонил передо мной голову, и я едва удержалась, чтобы не закатить глаза, так как этот жест мне изрядно надоел.
  - Да. Эмм. Привет. Мне тоже приятно, - пробормотала я, улыбнувшись.
  Пока Зэн все еще склонял голову, я взглянула на Лиззи и пожала плечами. Так же я заметила, что мои новые одноклассники... одногруппники смотрели на меня по-другому, и в глазах некоторых я прочитала страх. Ох. Еще не хватало, чтобы меня боялись. Я же не какой-нибудь монстр.
  Зэн выпрямился и наградил меня широкой безумной улыбкой.
  В нашей компании повисла неловкая тишина.
  Я решила представить Зэну Лиззи.
  - А это моя лучшая подруга, Елизавета Гриндервуд, - я жестом указала на рядом стоящую подругу, которая тут же расправила плечи и растянула губы в милой улыбке.
  - Лиззи. Просто Лиззи, - пророкотала она нежным голоском и протянула Зэну свою тоненькую ручку.
  Все, что я могла сделать, я сделала. Остальное дело за ней.
  Лиззи с легкостью удалось переключить внимание болтливого старосты на себя. Зэн вывел нашу группу на улицу, и мне стало легче, так как ненужные мысли отсеял легкий прохладный ветерок, дующий с севера.
  Оказывается, за зданием Академии располагалась еще две пристройки - женское и мужское общежития. У каждого Факультета был свой этаж. Ученики Огненного Факультета занимали первый этаж южного здания, где находилось женское общежитие. Что ж, слава богу, а то за день пребывания в замке родителей, пока я поднималась в свои покои, я возненавидела лестницы.
  В коридорах первого этажа возникла суматоха, так как наша группа смешалась с группами Факультетов Воздуха и Земли.
  Наша с Лиззи комната находилась почти в самом конце первого этажа. На двери даже были написаны наши имена. Ужас. Теперь все будут знать, что в комнате ? 13 (я не верила в эту чепуху про числа) живет дочь Короля Огненной Стихии.
  Кошмар.
  Перед тем, как, наконец, оставить нас в покое, Зэн еще раз сказал, чтобы мы обращались к нему за помощью, если у нас возникнут какие-либо трудности.
  - Признаю, он немного нудный, - огорченно вздохнула Лиззи.
  Мы вошли в нашу комнату.
  Она была больше, чем я ожидала. Здесь было довольно светло, все мило обставлено. Две широкие кровати, два комода для вещей, один стол, видимо, для уроков, на деревянном полу - мягкий темный ковер. В комнате было одно окно, но оно занимало почти половину восточной стены. Вид открывался на башню с символом Водной Стихии.
  Лиззи прошла вперед и осмотрелась.
  - А там что? - этот вопрос, похоже, она задала самой себе.
  Я тоже не сразу заметила, что здесь есть еще одна дверь.
  Лиззи прошла к ней и открыла. Ее встретила непроглядная темнота. Она нащупала выключатель. В следующую секунду зажегся свет.
  - Ванная! - закричала Лиззи. - У нас собственная ванная комната! - пищала она радостно. - Не придется мыться в общем душе!
  Я улыбнулась. Наверняка, папа постарался, чтобы его любимая принцесса ни в чем не нуждалась. Что ж, в такие моменты понимаешь, как здорово быть королевской дочкой.
  Все наши вещи были в комнате. Нам осталось только распаковать их и разложить по комодам.
  Собственно говоря, этим мы и занялись. У нас ушел целый день, чтобы устроить беспорядок, избавиться от него, затем снова создать хаос, но во второй раз делать уборку было проблематичнее.
  Мы разложили вещи, украсили комнату всякими безделушками, которые Лиззи взяла с собой из внешнего мира как напоминание о том, как ей было хорошо там. Мы заполнили пустоты своей усталостью.
  - Я не могу пошевелить ногами, - пробормотала Лиззи, развалившись на своей кровати. - А ты?
  Я бездумно пялилась в потолок.
  - Я с трудом могу шевелить языком, - сказала я.
  Лиззи издала приглушенный смешок.
  - Нам еще нужно осмотреть Академию.
  Я застонала.
  - Вряд ли я способна на это. Сейчас, по крайней мере.
  - Ты права. Выберемся через часик.
  Но мы не сумели пролежать без дела и половины назначенного срока.
  Лиззи соскочила с кровати и склонилась надо мной.
  - Мне нужен свежий воздух, эти стены странно угнетающе действуют на меня, видимо, нужно привыкнуть к ним, - сказала она. - И я жутко голодна. Надо найти столовую и опустошить ее.
  После ее слов у меня заурчало в желудке.
  
  Широкая полоса неба окрасилась в теплые оранжевые тона, а солнце стремилось скрыться за горизонтом.
  Близился поздний вечер, и я думала, что немногие в это время захотят гулять по окрестностям. Но я оказалась не права. Снова. По коридорам Академии плыли ученики, разглядывая здание, и мы с Лиззи не были исключением.
  Огромный главный зал занимал не все пространство. Так же на первом этаже находились аудитории и столовая, к которой Лиззи буквально рванула, сломя голову, и потянула меня за собой.
  - Мы вовремя, - произнесла Лиззи, резко остановившись у входа.
  Это было огромное помещение с такими же высокими потолками и четырьмя витражными окнами, на каждом из которых был рисунок символа Стихии Огня, Воды, Земли и Воздуха. Есть Академии, специализирующиеся на одной Стихии, но их очень мало. В основном, Академии, такие, как эта, принимают всех.
  Похоже, было время ужина, так как столовая была забита, и я не заметила свободных столиков. Вообще.
  А еще в нашу сторону вновь полетели любопытные взгляды.
  - А ну стоять, - прошипела Лиззи, схватив меня за локоть, когда я развернулась, имея цель тихо свалить отсюда.
  Я так и осталась стоять спиной к столовой и комментариям.
  - Давай возьмем еду в комнату, - предложила я.
  - Ну уж нет. Я не собираюсь прятаться всю жизнь, - раздался решительный голос Лиззи. - Ты принцесса, а не какой-нибудь забитый изгой. Так что расправь плечи и шагай вперед, иначе получишь от меня хороший пинок под...
  - Я поняла. Поняла.
  Лиззи резковато улыбнулась.
  - Вот и умница. Я не сомневалась в тебе.
  Я состроила ей гримасу, но она сделала вид, что не заметила этого.
  - А теперь пойдем, найдем кого-нибудь из нашей группы и присоединимся к ним. Пора заводить друзей и союзников.
  - Союзников? - недоуменно переспросила я.
  Лиззи, все еще держа меня за локоть, направилась вперед, вглубь столовой.
  - Конечно. Ты думаешь, здесь будет просто? Хах! Взять хотя бы ту брюнетку, которая сидит за третьим столиком с левого конца у северной стены, - пробормотала Лиззи. Я собиралась убедиться в этом, но подруга дернула меня за рукав. - Не смотри на нее сейчас. Она поймет, что мы говорим про нее.
  - Она смотрят сюда?
  - Естественно. Раскрой глаза, подруга. Сюда смотрит вся столовая.
  - О боже...
  - Бог здесь не поможет.
  Я завидовала стойкости Лиззи. Мы кружили по столовой вот уже несколько минут, и многие наблюдали за каждым нашим движением. Но Лиззи не останавливалась, продолжала исследовать новое место и искать знакомые лица, при этом не теряя самообладания и продолжая выглядеть так, словно она кого-то усердно ищет. Лиззи прекрасная актриса. Я надеялась, что она запомнила хотя бы кого-то из нашей группы, потому что я никого не запомнила, кроме Зэна, хотя у меня хорошая зрительная память. Но тот парень, на которого я бесстыдно пялились во время речи директора Шреморда, выбил меня из колеи.
  Вспомнив о парне, я не могла выбросить его из головы.
  - Нашла, - сказала Лиззи.
  - Кого? - я вновь потерялась в пространстве и времени.
  - Пойдем.
  Мы стремительно преодолели расстояние от того места, где стояли несколько секунд назад, до круглого столика в углу, за которым сидели три девушки. Блондинка, шатенка и брюнетка. Блондинка была в очках, и она уж точно не являлась прототипом стандартной тупоголовой куклы со светлыми волосами. Брюнетка с короткими волосами тоже не являлась роковой красавицей, но она была симпатичной. Самой эффектной из троицы была шатенка. У нее были шелковистые волосы до плеч, чистая кожа, милая улыбка и большие серые глаза.
  Они из нашей группы? Я напрягла память, но ощущение, что я вижу их впервые в своей жизни, не покидало меня.
  Столик, за которым сидела троица, был рассчитан на большую компанию. Девушки занимали одну сторону стола. Вторая была свободна. И Лиззи планировала оккупировать ее.
  - Привет, девчонки, - бодро поприветствовала Лиззи троицу, удивленно уставившуюся на нас.
  Девушки, округлив глаза, смотрели пристально на Лиззи, затем их взгляды переметнулись на меня, и блондинка издала судорожный вздох.
  - Принцесса, - пролепетала она.
  - О, гм, привет, - первой из транса вышла шатенка. Похоже, она самая общительная из их небольшой компании.
  Лиззи, обрадовавшись, что троица вышла на контакт, спросила:
  - У вас не занято? - она кивнула подбородком на свободную сторону стола.
  - Нет, - ответила шатенка, улыбнувшись. - Садитесь.
  Лиззи подмигнула мне через плечо, и мы заняли места на деревянной скамье.
  - Я Реннор, - представилась шатенка, - Но зовите меня просто Рен. Это Лидия, - она указала на брюнетку; та скромно улыбнулась нам. - А это Нева, - последней Рен представила блондинку, которая не могла отвести от меня шокированного взгляда.
   - Я Лиззи, - сказала моя подруга.
  - Этна, - произнесла я.
  Шатенка стрельнула цепкими глазами в мою сторону, и ее губы медленно расплылись в улыбке.
  - Да. Мы знаем. Принцесса Острова Стихий, - кивнула девушка. - Приятно познакомиться с тобой. Эмм... ничего, если мы будем звать тебя просто по имени? Или...
  - Нет! Нет! Зовите меня Этна.
  Я испытала необычайное облегчение. Кажется, я подружусь с троицей.
  Рен улыбнулась шире.
  - Отлично. Знаешь, ты кажешься... нормальной, - призналась она.
  - А кого ты ожидала увидеть? - уточнила я, переглянувшись с Лиззи.
  Рен закатила глаза и указала большим пальцем куда-то в сторону. Я проследила за ее жестом, но там сидело много ребят, поэтому я так и не поняла, кого именно она имела в виду.
  - Какую-нибудь стерву, считающую себя особой с королевской властью и правом издеваться над другими, между прочим, такими же, как она, - пояснила Рен.
  Лиззи тоже повернула голову в сторону и стала всматриваться в учеников.
  - Ты случайно не имеешь в виду ту брюнетку с надменным взглядом и ужасным маникюром? - поинтересовалась подруга.
  Что? Как она увидела маникюр той девушки?
  - Где? Я не вижу, - пробормотала я.
  Лиззи вздохнула и, положив руки на мои щеки, направила мою голову в нужном направлении.
  - Ищи брюнетку, - подсказала Лиззи.
  И я нашла.
  Девушка смотрела на нас и одновременно участвовала в разговоре со своими подругами. Ее взгляд поглощал меня, и в нем я увидела необъяснимую злость и презрение. Затем девушка фыркнула и отвернулась.
  Я развернулась всем телом к столу и изогнула брови.
  - Что это было?
  - Это БЫЛО Эффилена Айрис, Стихия Воды, - ответила Рен.
  Я поморщилась. Вода.
  - Откуда ты ее знаешь? - полюбопытствовала Лиззи.
  - Уже успела столкнуться с ней, - Рен закатила глаза и опустила плечи. - Девушки с Факультета Стихии Воды живут над нами.
  - Надо быть осмотрительнее с ними, а то могут случайно затопить нас ночью, - пробормотала блондинка, Нева, поправив очки.
  - Такое может быть? - удивилась я.
  - Может быть все, что угодно, - сказала Лиззи и посмотрела на девушек. - Я ведь права?
  - Точно! У Эффилены такой взгляд... Брр! - Рен поежилась. - Нужно остерегаться ее. Сразу видно, она та еще дрянь.
  - Она обозвала меня жирной, - тихо призналась Лидия.
  - Ой. На себя бы сначала посмотрела, - скривилась Лиззи. - Если смыть с нее косметику, то перед нами предстанет страшный прыщавый монстр. Я просто уверена в этом. А у меня отличная интуиция. Этна подтвердит.
  - Она первокурсница? - спросила я.
  - Ага. Однако уже ведет себя так, словно ей все дозволено. Ладно. Хватит о стервозном, - блондинка усмехнулась после слов Рен. Они, кажется, уже подружились, ну, или общались друг с другом до поступления в Академию. - Вы голодны, или просто осматриваетесь? - обратилась она к нам с Лиззи.
  - Голодны, - ответила подруга.
  - Отлично. Мы тоже. Пришли за несколько минут до вас. Я пойду заказывать еду. Кто-нибудь со мной?
  - Я, - сказала Лиззи.
  - Класс. Тогда пошли.
  - Ты идешь? - спросила у меня Лиззи.
  - Нет, - я покачала головой. Не хотелось лишний раз привлекать к себе внимание.
  - Ладно. Я закажу тебе что-нибудь на свой вкус. Хотя... не думаю, что здесь есть еда, которую я люблю.
  Когда Рен и Лиззи ушли, за нашим столом воцарилась тишина. Блондинка Нева и брюнетка Лидия смотрели на меня, и на их лицах застыла нерешительность. Они словно боялись со мной заговорить.
  Мне захотелось расставить все точки над "и", чтобы у нас не возникло недопонимания.
  Я все взяла в свои руки.
  - Слушайте, - обратилась я к девушкам. Те переглянулись друг с другом. Они ждали от меня подвоха, ждали, что я проявлю стереотипную королевскую высокомерность. Но этого не случиться. Никогда. - Я не такая, как эта... Эффелина, или как там ее. Так что не думайте, что я стану издеваться над вами, или надсмехаться. Это бред. Знаете, мне кажется, что как раз я стану предметом для презрений, - я горько ухмыльнулась, надеясь, что мое искренне обращение дойдет до блондинки и брюнетки. - Я хочу, чтобы мы подружились, поэтому предлагаю вам забыть о моем статусе и относиться так, словно я... - я замолчала, подбирая правильные слова, - не королевская дочка.
  Блондинка Нева, настороженность которой пугала меня больше всегда, смягчилась и улыбнулась мне. Есть контакт.
  - Думаю, мы подружимся, - сказала она робким голоском.
  Я приободрилась. Эти девушки кажутся милыми, и в них нет зла, иначе бы я разглядела это. Умение разбираться в людях досталось мне от отца. Как истинный Король, он обязан видеть и отличать даже хорошо скрытое за маской благих намерений зло от добра.
  - Я уверена в этом, - с непоколебимой твердостью заявила я.
  Я бы хотела иметь в друзьях искренних людей.
  Вскоре к нам вернулись Лиззи и Рен. С собой они принесли кучу еды. Лиззи выглядела довольной.
  - Представляешь, здесь есть фаст-фуд, - пролепетала она радостно.
  Она поставила передо мной порцию жаренного картофеля фри и несколько штук чикен макнаггетс.
  - О, здорово! - я потерла в предвкушении ладони и принялась уплетать куриные кусочки мяса, предварительно макнув их в соус карри. - Это божественно!
  Лиззи, занявшая место рядом со мной, ответила довольным мычанием. Она заказала себе то же самое, что и у меня, забила рот картофелем и запила соком.
  - Я думала, принцессы следят за своей фигурой, - немного удивленно пробормотала Рен, глядя на то, как мы с Лиззи едим наперегонки и смеемся.
  Я отвернулась от Лиззи и взглянула на Рен.
  - Ничего подобного. Все калории сжигает мой внутренний Огонь, - сказала я в шутку. На самом деле, у меня просто быстрый метаболизм.
  Лидия издала завистливый вздох.
  - Видимо, мой Огонь слабоват, потому что все калории остаются при мне и никуда не уходят.
  Рен принялась успокаивать девушку. Лиззи захлебнулась соком и начала кашлять, подавившись. Содержимое из ее рта оказалось на столе. На несколько долгих секунд в нашей компании повисла тишина, а потом мы все дружно засмеялись.
  Может, все действительно будет не так ужасно?
  
  ГЛАВА ШЕСТАЯ
  
  - Надеюсь, ты не собираешься ложиться спать? - спросила Лиззи, склонившись над черной дорожной сумкой и что-то ища в ней.
  Я взглянула на маятниковые часы, на которых стрелки показывали полночь, и вздохнула.
  - Завтра начнутся занятия. Нужно хорошенько выспаться, чтобы не проспать и не проходить весь день, как зомби.
  - Плевать! У меня есть кое-какая идейка.
  Лиззи произнесла это таким голосом, что меня ее бодрость сразу насторожила.
  - Что бы там ни было, я отказываюсь, - предупредила я.
  Лиззи резко выпрямилась и повернулась ко мне лицом. В ее глазах заискрилось недовольство.
  - Ах, да, забыла предупредить, - сладким голоском пропела она. - Отказы не принимаются.
  Я простонала, уткнувшись в подушку, которая покоилась на моих коленях.
  - Давай просто ляжем спать, и все безумства оставим на завтра.
  - Не-а. Не увиливай. Я знаю, как переносятся все наши развлечения.
  - Которые заканчиваются печально, - добавила я.
  - Ты не можешь этого знать. Потому что мы никогда по-настоящему не развлекались.
  - Окей. Эти вещи заканчивались бы плачевно.
  - Ты обещала мне не становиться Занудой, - Лиззи вновь принялась рыться в сумке.
  - Я не обещала, - пробормотала я.
  - Обещала. Да где же эти свечи? Я точно помню, что брала их с собой...
  Я оторвала лицо от подушки и нахмурилась, глядя на спину подруги.
  - Зачем тебе в Академии свечи? - спросила я.
  - Чтобы практиковаться. Устроить пожар.
  - Так и сказала бы сразу, что хочешь нас угробить.
  Лиззи издала коварный смешок.
  - Мы не сгорим. А вот остальные...
  - Даже не думай об этом.
  - Не парься. Я пока не готова совершить массовое убийство, но вот парочку лиц бы с удовольствием проучила.
  Я криво улыбнулась.
  - Тот парень не хотел обливать тебя кетчупом, - сказала я.
  - Конечно, не хотел... но ему было очень весело, однако, - злобно пробурчала Лиззи. - Может, случайно подпалить его волосы?
  - Ты такая злая.
  - О да-а.
  Я усмехнулась.
  - И все же, что ты собираешься делать со свечами? Зачем они нам?
  - Знаешь, что мы еще ни разу не делали?
  Я громко сглотнула.
  - Боюсь предположить. Мы многого не делали.
  - Вот именно! Это надо немедленно исправлять. И мы начнем прямо через... в общем, скоро, как только я найду эти свечи.
  Через несколько минут на кровать Лиззи полетели красные свечи. Я насчитала двенадцать штук.
  - Расставь их так, чтобы получился круг.
  - Э-э-э, ладно. Сейчас.
  Я сделала круг из свечей в центре комнаты и ждала следующих указаний.
  - Мы собираемся совершить какой-то ритуал? - в шутку предположила я.
  - Можно и так сказать, - спокойно подтвердила Лиззи.
  У меня отвисла челюсть.
  - Ты... серьезно? Ритуал? Лиззи, это...
  - Опасно и глупо. Я помню. Ты говоришь это обо всем, что я предлагаю.
  - Но...
  - Просто перестань спорить. И рассыпь вот это, - она, все еще склоняясь над сумкой, протянула в руке стеклянную баночку, в которой находился какой-то черный порошок, - тоже образуя круг.
  - А это что? - простонала я.
  - Тебе не понравится ответ, так что сыпь и не задавай больше вопросов. Доверься мне. Ты же мне веришь?
  - А у меня есть выбор?
  - Ммм, - Лиззи сделала вид, что задумалась. - Нет. У тебя нет выбора. Ты находишься в моем подчинении.
  - Ха. Ха, - я вздохнула. - Ладно.
  От порошка жутко воняло, и когда я рассыпала его, то не дышала.
  - Садись в центр круга, - Лиззи дала мне следующее указание.
  Я так и сделала. Опустилась на пол и скрестила ноги по-турецки. Вскоре Лиззи присоединилась ко мне. С собой она несла книгу в старом кожаном переплете и доску с мелком.
  - Я смотрю, ты основательно подготовилась, - пробормотала я, наблюдая за подругой.
  - Естественно. Я смотрю в будущее.
  - Что ж... ты делаешь акцент не на тех вещах.
  Лиззи мимолетно улыбнулась мне и погрузилась в подготовку к ритуалу.
  Она села напротив меня, между нами положила доску, затем раскрыла книгу, в которой были написаны различные заклинания на древнем языке Иирийцев - когда-то процветающего магического народа, бесследно исчезнувшего после Великой Битвы. Я едва знала этот язык. Затем Лиззи начертила на доске магические знаки белым мелком.
  - Откуда у тебя эта книга?
  - Стащила из дома. Еще давно.
  - Но зачем?
  - Изучать.
  - Странно.
  - Ничего странного.
  Она подобрала под себя ноги и положила книгу на переднюю сторону бедер.
  - Итак, - многозначительно начала я.
  - Итак, - глухо повторила Лиззи, листая тонкие пожелтевшие страницы. Книга была большой и, должно быть, тяжелой.
  - Мы будем вызывать какого-то духа, верно? - предположила я.
  - Пять за догадливость, - пробормотала Лиззи.
  - И... кого именно?
  - Его имя Лузарнак.
  Не может быть. Лиззи сошла с ума. Я слышала об этом Духе. Лузарнак, принадлежавший народу Ясмайцев, могущественных магов, наложил на себя заклинание, чтобы после смерти превратиться в огонь. И когда его убили Темные Силы, в то время бушующие на магических землях, он стал Огненным Духом. А еще я слышала, что при жизни он был сумасшедшим и остался таким даже после смерти.
  - Ты уверена? - приглушенно спросила я.
  Лиззи на секунду оторвала взгляд от книги и подняла на меня свои голубые глаза.
  - Должно быть весело, - дала она косвенный ответ, что означало об ее неуверенности.
  - А нас не поймают?
  - Мы легли спать полтора часа назад. Для всех. Так что нет. Нас не заметят. Конечно, если тут не вламываются в комнаты учащихся и не проверяют, спят ли они, или нет. Думаю, их это не волнует. Только если мы не выйдем в коридоры.
  После одиннадцати выходить из своих комнат строго запрещено. Если только для этого не существует супер-важной причины.
  - Нужно зажечь свечи, - сказала Лиззи.
  Но у нас не было подручных средств. Конечно, если Лиззи не протащила с собой спички или зажигалку. Но это вряд ли.
  - Как мы это сделаем? - спросила я.
  Лиззи уставилась на меня, словно я сморозила самую большую глупость в мире.
  - Вообще-то, мы владеем Стихией Огня, если ты не забыла, - она покачала головой. - Что с тобой? На тебя так действует Академия? Или ты все-таки влюбилась?
  - Что? - я громко прыснула со смеху. - Влюбилась? В кого?
  - Ну, не знаю. В зале, когда директор толкал свою речь, ты на кого-то смотрела. Причем долго и пристально.
  В голову вонзился туманный образ темноволосого парня, который ответил на мой взгляд.
  Надеюсь, я не покраснела, потому что внутри меня вспыхнул огонь от одной только мысли о нем.
  Странно.
  Но я не могла влюбиться. Я даже не знала этого парня. Я не видела его вблизи.
  - Нет, Лиззи, я ни в кого не влюбилась.
  - Рано или поздно я узнаю об этом, и тогда ты точно не отвертишься.
  Я небрежно отмахнулась рукой.
  - Ты даже не отрицаешь, - через полминуты проговорила она тихо. - Значит, я права.
  - Лиззи!
  - Все. Все. Закрыли тему. Итак, я нашла.
  - Что нашла? - не поняла я.
  Подруга закатила глаза.
  - Заклинание, чтобы вызвать Дух Лузарнака, - она отложила книгу в сторону. - Но сначала займемся свечами.
  - Ты уверена. Потому что я - нет, - не стала скрывать я. - Вдруг, я снова что-нибудь подожгу?
  Лиззи издала сочувствующий вздох и протянула ко мне руки.
  - Давай сделаем это вместе, - предложила она. - У меня лучше получается контролировать Стихию, так что я попытаюсь успокоить и твою.
  Я нахмурилась, но тем не мене сжала ее ладони.
  - Что, если моя Стихия заглушит твою? - по моей спине прошелся неприятный холодок нехорошего предчувствия.
  - Эй, посмотри на меня, - попросила Лиззи. Я встретилась с ее глазами, излучающими абсолютное спокойствие. - Все получится.
  - Все получится, - шепотом повторила я.
  - А теперь сконцентрируйся и не дай позволить Стихии одержать над собой вверх.
  Мы закрыли глаза, крепко держась за руки, и обратились к внутреннему Огню.
  Это было сложно. Для меня. Углубиться в сознание, зацепиться за едва уловимую тонкую нить магии, и тянуть ее к себе, пытаться вызволить наружу. Когда это получалось, нить обрывалась, и меня накрывало ударной волной, вследствие чего я теряла контроль, и всплески Стихии уничтожали предметы и вещи.
  Вот и сейчас мне было страшно.
  Я очень осторожно погрузилась в транс (слава богу, я научилась хорошо делать хотя бы это) и начала искать в бесконечных просторах своего разума ту самую нить.
  Нашла.
  Очень осторожно приблизилась к ней, протянула "астральные руки", пытаясь ухватить. С первого раза не получилось, но я попыталась снова. Я ощутила слабое тепло, исходящее откуда-то извне. Это Стихия Лиззи. Ей уже удалось взять под контроль свой Огонь. Она ждала меня.
  Мне хотелось застонать от бессилия. Я чувствовала себя жалкой, потому что мне требовалось приложить немало усилий, чтобы зажечь какие-то свечки... чтобы вообще взять Огонь под контроль и не дать ему стать сильнее, чем я того хочу.
  "Давай же" сказала я себе.
  Я сделала рывок вперед и ухватилась за ниточку. Она обжигала мои "астральные руки", но я терпела эту слабую боль. Я крепче ухватилась за Стихию и аккуратно потянула ее на себя, стараясь не оборвать.
  Я чувствовала помощь Лиззи.
  Наши сознания будто слились воедино.
  Тянуть Стихию стало легче.
  Когда я почувствовала, что контролирую свой Огонь, то немного расслабилось.
  Папа всегда говорил мне, что я не должна бояться своей силы. И я не боялась ее. Я относилась к ней настороженно, потому что она была настолько мощной, что брала меня под свой контроль, а не наоборот.
  Я почувствовала, как вслед за нитью тянутся остальные. И они, мерцающие, словно гирлянды, начали переплетаться между собой, а потом закружились в диком танце вокруг меня, обволакивая, поглощая, впитываясь в каждую клеточку моего сознания и растекаясь по венам вместе с кровью, поступая в самые отдаленные части тела.
  Я ощущала силу Огня. Она была приятной, но в то же время неукротимой.
  Осталось самое сложное. Пытаясь зажечь свечи, не спалить всю комнату.
  Лиззи помогала мне в этом.
  Моя Стихия соединилась с ее через наши соединенные руки, и моя явно преобладала. Это почувствовала даже Лиззи, так как я услышала, как она заерзала.
  - Отпускаем руки, - шепотом сказала мне Лиззи.
  Я кратко кивнула.
  Мы осторожно расцепили наши пальцы, и я почувствовала, как мощь моей Стихии увеличилась. Пока я еще способна удерживать ее, надо зажечь эти чертовы свечи.
  Я медленно разлепила глаза и направила одну руку в сторону красной толстой свечи, находившейся ко мне ближе остальных. Я нашла начало Стихии, пропустила ее через все тело и вытолкнула наружу в умеренном количестве.
  Свечка вспыхнула, и пламя огня вознеслось почти на десять сантиметров вверх. Когда я резко отдернула руку, пламя утихло.
  - Воу. Осторожнее только, ладно? - попросила Лиззи.
  Я выдавила напряженную улыбку и проделала то же самое еще с пятью свечами.
  После тяжелой работы со Стихией я ощутила изнеможение. На меня навалилась сильная усталость, но веселье только начиналось.
  Все свечи были зажжены. Их свет окутал нас, словно защитный купол, разделяя от мрака, затаившегося в углах комнаты.
  - Теперь положи руки на доску, - Лиззи указала на ту, что лежала между нами. - На эти два символа.
  Я так и сделала. Затем подруга отложила книгу в сторону, но так, чтобы ей было удобно читать заклинание, и положила свои руки на оставшиеся символы.
  - Я буду читать, а ты повторяй за мной, - сказала мне Лиззи.
  - Хорошо.
  - Готова?
  - Зачем мы вызываем именно Лузарнака?
  Лиззи пожала плечами.
  - Говорят, он приносит удачу тем, кто потревожит его покой и вызволит из мира Забвения.
  - Обычно, происходит наоборот. Когда тревожишь духов, они делают твою жизнь несносной.
  - Кто его знает, как все будет, - пробормотала Лиззи и вздохнула. - Ладно. Давай приступать.
  Лиззи начала читать заклинание. Она произносила слова медленно и четко, чтобы я разобрала и смогла повторить за ней. Язык Иирийцев был сложным, чем-то напоминал латынь.
  Когда я повторила вслед за подругой последнюю строчку заклинания, мы замолчали. Ничего не происходило несколько минут. Мы с Лиззи не шевелились, я старалась дышать тихо, вслушивалась в ровное биение своего сердца. Как вдруг из символов, на которых лежали наши ладони, выпрыгнул вверх небольшой сгусток огня, по размерам напоминающий шар для боулинга.
  Мы с Лиззи резко убрали руки с доски и отшатнулись назад.
  Сгусток огня, маленькие язычки которого ласкали воздух, застыл на месте.
  А затем раздался низкий грозный голос:
  - Кто посмел потревожить мой покой?
  Я подавленно сглотнула и бросила на Лиззи испуганный взгляд.
  Ни я, ни Лиззи не решались ответить на вопрос Духа.
  Тогда огненный шар резко снизился, подлетел сначала к Лиззи, зависнув рядом с ней на несколько мгновений. Глаза моей подруги расширились от ужаса. Затем Дух Лузарнака переметнулся ко мне. У меня возникло такое ощущение, словно этот шар изучал меня.
  - Королевскую кровь ощущаю я, - прошипели языки пламени.
  Я задрожала.
  Как такое вообще возможно?
  Я перевела ничего не понимающий взгляд на Лиззи, которая, казалось, более-менее пришла в себя.
  - В книге заклинаний сказано, что ты, Дух Лузарнак, приносишь удачу, - раздался ее неуверенный голос.
  Огненный шар медленно отплыл от моего лица, и мы с Лиззи услышали его ядовитый смех.
  - Я? Приношу удачу? Никогда не верь, что пишут в книгах заклинаний, дитя мое, - ответил Дух.
  Мы переглянулись с Лиззи.
  - Тогда... - сказала она. - Мы должны вернуть тебя обратно.
  Огненный шар вспыхнул с новой силой и немного увеличился в размерах.
  - Погоди! Погоди! - опешил Дух. - Только не обратно. Не хочу возвращаться в Забвение.
  - Но мы не можем отпустить тебя.
  - Я могу видеть будущее, - сказал Лузарнак. - Я могу сказать, что ждет вас в будущем. Только отпустите! Пожалуйста. Хочу свободы! Хочу летать! Хочу парить! Пожалуйста!
  Лиззи поджала губы. Слова Духа подкупили ее. Мне тоже было страшно интересно узнать о своем будущем.
  - Хорошо, Дух Лузарнак, - проговорила Лиззи. - Твоя свобода в обмен на прогноз будущего, договорились?
  - Договорились. Договорились, - охотно согласился Дух. - Я готов на все, лишь бы уйти из тьмы. Я так скучаю по свету, - завыл огненный шар.
  Лиззи послала мне взгляд, в котором говорила о своем полном недоумении. Я ответила ей тем же.
  Затем подруга подняла голову к Духу и обратилась к нему:
  - Ну. Начинай. Что нас ждет в будущем?
  Шар мгновенно оказался на расстоянии двух сантиметров от ее носа.
  - Хмм, - промычал Дух. - Я вижу искру внутри тебя. Она пылает ярко, но берегись этого света, ибо несчастье он принесет.
  Я вытянула шею, чтобы увидеть лицо Лиззи. Она отклоняла голову назад, но Дух двигался вместе с нею, не отдаляясь.
  - Какое еще несчастье? - нахмурилась Лиззи и встала на колени.
  Шар поднялся за ней.
  Он молчал.
  Лиззи уперла руки в боки и надела на лицо недовольную маску.
  - Отвечай, или отправишься в Забвение! - пригрозила она.
  - Будущее туманно, - тут же отозвался Дух. - Все туманно... Ох... Ах... Я столько пробыл во тьме. Мне нужен свет! - он вновь запел свою песню. Я закатила глаза. Какой-то он... сентиментальный для призрака сумасшедшего мага. - Смерть сделала меня таким, - неожиданно произнес он и метнулся в мою сторону. Я подпрыгнула и соскочила на ноги. - Смерть всех делает жалкими.
  Он что, прочитал мои мысли?
  - Да, - прозвучал ответ.
  У меня отвисла челюсть. Ого.
  - Ты, - сказал мне Дух. - У тебя интересная аура. Я вижу ее. Чувствую. В тебе таится невероятная мощь. Но ты не ведаешь, как справляться с этой силой. Птица, поглощенная свободой. Ветер, не знающий направления.
  - Хватит говорить загадками! - вмешалась Лиззи. Она подошла ко мне и метнула на Духа рассвирепевший взгляд. - Что ты видишь?
  - Ха! Ха! Ха! - засмеялся Дух. - Ха! Ха! Ха!
  Он сошел с ума?
  - Я родился лишенным рассудка, - произнес Лузарнак и стал кружиться по комнате.
  Мы с Лиззи наблюдали за безумным танцем огненного шара несколько минут, а потом у подруги лопнуло терпение.
  - Ну все, гадкий Дух, прощайся со свободой, - прошипела она и кинулась к книге заклинаний.
  Дух вновь рассмеялся.
  - Не поймать! Не поймать! Ни за что вам меня не поймать! Ха-ха-ха! Ха-ха-ха!
  И огненный шар пролетел сквозь дверь, исчезнув из комнаты.
  Мы с Лиззи замерли. Наши взгляды медленно нашли друг друга.
  - Он сбежал, - прошелестела она. - Этот псих улетел! Нужно догнать его! Остановить! Иначе нам несдобровать!
  Я стояла ближе к выходу, поэтому сказала:
  - Я поймаю его!
  И прежде чем Лиззи успела мне что-либо ответить, я ринулась к двери. Когда я оказалась в коридоре, Дух Лузарнака скрылся за углом. Вот наглец! Думает, сумеет улизнуть?! Как бы там ни было!
  Я побежала за ним.
  - Этна! - услышала я шипение Лиззи за спиной. Она не могла кричать, так как время было за полночь. - Этна!
  Ой. Я совсем об этом не подумала, ведь смотрящая за порядком в женском общежитии могла увидеть меня. Но я не могла останавливаться. Нужно поймать Духа раньше, чем он успеет вытворить какую-нибудь пакость. Почему-то я была уверена в этом, ведь не стоит ожидать ничего хорошего от огненного шара, который в прошлом был сумасшедшим магом.
  
  ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  
  Мне повезло. Когда я носилась по коридорам за Духом, меня никто не заметил.
  Я не знаю, как оказалась на улице. Я следила лишь за тем, чтобы не потерять из вида огненный шар.
  - Стой! - в полголоса рычала я Духу. - Стой, кому говорят!
  - Не поймаешь! Не поймаешь! - весело отозвался Лузарнак, вырисовывая узоры в воздухе.
  Мои ноги устали, но я продолжала бежать за этим ненормальным сгустком. В один момент мне почти удалось поймать его, когда он опустился ближе к земле. Но как только моя рука коснулась пламени, Дух резко взмыл в воздух и закружил над моей головой. Я стояла на месте и прыгала, как идиотка.
  - Не вздумай ввязывать нас в неприятности! - я замахнулась в очередной раз, но Лузарнак ловко отскочил в сторону.
  - Раньше надо было думать, когда вызывали меня, - игриво ответил он.
  - Непременно учтем на будущее, - прошипела я злобно.
  - Какое чудное зрелище, - промурлыкал незнакомый мужской голос.
  Я перестала скакать и остановилась с поднятой рукой. Вглядевшись в темноту, я разглядела высокий стройный силуэт и светящиеся голубые глаза.
  - Кто здесь? - спросила я.
  - Ну, вероятно, твоя судьба, - с усмешкой отозвался незнакомей.
  Я нахмурилась.
  - Извини, моя судьба, но я сейчас немного занята, так что отложим грандиозную встречу на лучшие времена.
  - Тогда ты тоже извини меня, потому что я не собираюсь давать отсрочку, возможно, лучшему событию в моей жизни.
  И незнакомец шагнул из темноты.
  Не знаю, почему, но у меня возникло ощущение, что сейчас я должна встретить парня, на которого смотрела в зале.
  Но это был не он.
  Высокий, ссутулившийся юноша без какого-либо стыда рассматривал меня своими большими выразительными глазами цвета небесной лазури. На нем были потертые джинсы и мешкообразная черная толстовка, на голову натянут капюшон. На высокий лоб спадали пряди волос пшеничного оттенка. Пухлые губы, растянутые в загадочной улыбке, заставили меня покраснеть и забыть о том, что несколько секунд назад я пыталась поймать Дух Лузарнака.
  - Кто ты? - спросила я недружелюбно.
  Честно говоря, сейчас мне было не до него. Хотя парень был симпатичным.
  Наконец, голубые глаза добрались до моего лица. Я нетерпеливо вскинула брови, и парень усмехнулся.
  - А кто ты? - вопросом на вопрос ответил он.
  Я закатила глаза. Меня пробивала крупная дрожь. Я нервничала и была не в настроении разговаривать загадками с незнакомцем.
  - Никто, - проворчала я. - Я - никто. А теперь, если позволишь, я поймаю этого несносного... - я отвернулась от парня и увидела перед собой... черт. Я ничего перед собой не увидела, - Духа.
  Лузарнак сбежал.
  Нет! Нет! Нет!
  - Только не это, - застонала я, схватившись за голову.
  Блондин приглушенно закашлял за моей спиной, как бы напоминая о своем существовании.
  Лиззи меня убьет. Я сама себя убью, если ненормальный Дух что-нибудь натворит. Лучше ему улететь как можно дальше отсюда, потому что иначе я обязательно его разыщу и выбью из него всю его призрачную наглость!
  - Что-то случилось? Я могу помочь? - раздался голос парня.
  Я медленно закрыла глаза и издала усталый вздох.
  - Ты уже помог, - пробормотала я и резко развернулась к нему лицом. - Если бы не ты, я бы не упустила Лузарнака!
  Серьезное желание оказать помощь на красивом лице парня сменилась усмешкой.
  - Кого-кого? - засмеялся блондин. У него был приятный смех.
  Я сердито насупилась.
  - Это не смешно, - шикнула я.
  Когда я зла, лучше не попадаться мне под горячую руку.
  Парень поднял руки в извиняющемся жесте, и с его уст слетел последний смешок. Я скрестила руки на груди и осмотрелась. Вокруг было темно, идеально-ровный лунный диск заслонили клубящиеся тучи, поэтому было темно.
  Если меня увидят здесь, ночью... господи, я вылечу из Академии, даже не успев начать учиться.
  - Что ты здесь делаешь? - тихо спросила я, обращаясь к незнакомцу.
  Блондин улыбнулся мне одним уголком губ.
  - Гуляю. Дышу свежим воздухом. Размышляю о будущем и Вселенной. А ты?
  Он издевается?
  - Да вот, от нечего делать решила погоняться за чокнутым огненным шаром, - съязвила я.
  - Ясно, - парень пропустил мой сарказм мимо ушей и достал из кармана толстовки руку. Протянул ее мне. - Я Бальтазар. Бальтазар Саарум Эрибит Раунтер. Младший сын Короля Стихии Воздуха. Ну, а остальное ты узнаешь из наших дальнейших бесед. Гарантирую, я не заставлю тебя скучать.
  Я продолжала стоять со скрещенными на груди руками и не собиралась отвечать на рукопожатие, хотя этот парень казался милым и забавным.
  Осознав, что я не настроена дружелюбно, Бальтазар опустил руку вниз.
  - А ты дочь Правителя Острова Стихий, верно?
  - Предположим, - глухо отозвалась я.
  Бальтазар сузил глаза, продолжая улыбаться.
  - Кажется, я все понял. Ты не заинтересована в общении со мной.
  - Вау. А ты догадлив.
  - Жаль. Ты мне нравишься.
  Я заставила свою челюсть не отвисать.
  - Ты меня совсем не знаешь, - пробормотала я, борясь с растерянностью. - Как я могу тебе нравиться?
  Бальтазар сделал шаг ко мне, и я машинально отступила назад.
  - Слышала ли ты о любви с первого взгляда?
  - Конечно. В сказках.
  Бальтазар широко развел руками и обратил взгляд к ночному беззвездному небу.
  - А разве мы с тобой не в сказке?
  Он... был странным, а я старалась держаться подальше от таких людей. Никогда не знаешь, чего ожидать от них в следующий момент.
  Капюшон сполз с головы блондина, когда он опустил ее.
  - И назови мне хоть одну причину, чтобы я не мог влюбиться в тебя прямо здесь и сейчас?
  - Ты странный, - прошелестела я, чувствуя растущее в геометрической прогрессии желание уйти.
  Кстати. Почему я все еще стою здесь и слушаю его бред?
  - А ты красивая, - сказал Бальтазар.
  Жар подкатил к моему лицу, и я была благодарна, что сейчас темно. Не хотелось, чтобы мое смущение было кем-то замечено.
  - Но сейчас, когда твои щеки залил румянец, ты еще прелестнее, - откровенно заявил парень.
  Я судорожно выдохнула. Он говорил это серьезно, или прикалывался?
  В любом случае, мне уже пора.
  - Я должна идти, - обратилась я больше к себе, чем к парню.
  Я задрожала, когда опустила руки. Но не от холода. Я почти никогда не ощущаю его, потому что мой внутренний Огонь защищает меня от этого. Причиной моей дрожи стало нечто другое. И сейчас мне не хотелось разбираться в этом.
  - Не скажу, что рада нашей встрече, - прямо сказала я, бросив на Бальтазара уставший взгляд. - Из-за тебя я буквально упустила свою удачу. Точнее, не только свою... - я покачала головой. - Ладно. Это не важно. Спокойной ночи.
  Я развернулась на сто восемьдесят градусов, собираясь идти к зданию женского общежития.
  - Ты не сказала свое имя, красавица! - кинул мне вслед Бальтазар.
  Я остановилась, но не обернулась к нему.
  - А оно действительно тебе нужно? Уверена, ты осведомлен, как меня зовут, - отстраненно отозвалась я.
  - Я хочу, чтобы ты назвала мне свое имя, - настоял блондин.
  Точно. Он странный.
  - Этна, - на выдохе произнесла я. - Меня зовут Этна.
  - Что означает огонь, - тихо пробормотал Бальтазар, но я услышала это и с трудом сдержала себя, чтобы не взглянуть на него.
  "Мне надо уходить" напомнила я себе. Иначе Лиззи забьет тревогу.
  - Этна? - позвал парень, когда я снова зашагала к общежитию.
  - Что? - раздраженно рявкнула я.
  - Я верну тебе ее.
  Я нахмурилась, не понимания, что он имел в виду.
  - О чем ты?
  - О твоей удаче, - пояснил Бальтазар. - Я верну тебе удачу.
  Мои губы против воли моего разума расплылись в крошечной улыбке.
  - Что ж, удачи тебе в этом, - сказала я напоследок и поспешила уйти как можно дальше от этого странного парня, принца Стихии Воздуха.
  
  - Боже! Этна! Где ты была так долго?! Я так волновалась, вдруг, тебя поймали!
  Эти слова Лиззи обрушила на меня вместе с водопадом эмоций, когда я вползла в комнату.
  Подруга соскочила со своей кровати и подбежала ко мне.
  - Ты поймала Духа? - спросила она, в ее глазах мерцали искры тревоги.
  - Нет, - поникшим голосом ответила я. - Он... улетел.
  Я решила упустить ту часть, в которой был замешан Бальтазар.
  Лиззи озадаченно потерла переносицу.
  - Ладно. Подумаем, что будет делать с этим дальше утром. А сейчас давай ложиться спать. Завтра будет трудный день.
  Я обратила на нее туманный взгляд.
  - Это точно.
  Я легла в постель с мыслями о Духе Лузарнака, необычным принцем Стихии Воздуха, об Академии...
  Сон быстро настиг меня, и я сама кинулась в сладкие объятия Морфея.
  
  ГЛАВА ВОСЬМАЯ
  
  - Этна, - услышала я знакомый голос сквозь сон.
  Темнота была мягкой, обволакивающей, и мне не хотелось уходить из ее царства.
  Но лучшая подруга, настойчиво теребившая меня за плечи, не оставляла выбора.
  - Просыпайся, Этна, - шипела она. - Немедленно! Иначе мне придется поджарить твою пятую точку! Поверь, я не хочу этого делать.
  Я хрипло застонала, не в силах открыть глаза.
  - Отстань, - просипела я.
  - Не отстану! Если ты сейчас же не оторвешь голову от подушки, мы опоздаем. Просыпайся, Этна. Сегодня первый день занятий. Конечно, мне бы самой хотелось поспать, но, пожалуй, стоит побыть немного ответственной. Так что давай, у тебя есть полчаса на сборы. Кстати, форму уже принесли. Похоже, они пробрались к нам ночью, и я понятия не имею, как им это удалось...
  Но я перестала слушать Лиззи после слов: "Сегодня первый день занятий".
  Неееееееет!
  Я распахнула глаза и резко встала, скинув с себя одеяло. Все плыло и кружилось, но я сумела сконцентрироваться на лице Лиззи.
  - Как опаздываем? - запыхтела я. - Что? Нет! Не может быть... Я не могла проспать, - я схватилась руками за голову и была готова забиться в истерике. - Почему ты не разбудила меня раньше?
  - Ох, простите, ваше высочество! - Лиззи вскинула руками. - До вашей королевской персоны черт добудишься!
  Я закрыла глаза.
  - Извини. Сколько у нас времени?
  - Я же сказала, полчаса. Но в идеале будет, если ты соберешься за минут пятнадцать-двадцать. Нужно прийти немного раньше. У нас будет общее занятие с директором Шером... Шредмо... - Лиззи издала раздраженный вздох. - Короче, у нас, всех первокурсников, занятие с директором Академии. Вот. Мы должны успеть.
  Я побежала собираться.
  Не так представлялся мне первый учебный день. Точнее, подготовка к нему. Я планировала встать с утра пораньше, чтобы спокойно принять прохладный душ, привести себя в порядок... Но вышло все как всегда. Вот если бы мы не вызывали вчера ночью Духа Лузарнака, если бы я отговорила Лиззи... Все было бы нормально, так, как я задумывала.
  Я быстренько умылась, почистила зубы, расчесалась. Не было времени, чтобы делать прическу. Жаль. Когда я выбежала из ванной, Лиззи сидела на краешке кровати и рассматривала свои ногти.
  - Мне нужно срочно сделать маникюр, - пробормотала она. - Напомни мне об этом вечером, ладно?
  Я только сейчас заметила, что на ней была форма. Складчатая черная юбка до середины бедра, белая накрахмаленная рубашка и красный пиджак с эмблемой Академии. Ее роскошные светлые волосы были убраны в высокий хвост. Я обвела взглядом комнату, но своей формы не увидела.
  - Твоя висит в шкафу, - словно прочитав мои мысли, сказала Лиззи.
  Я ринулась туда.
  Через пару минут на мне была точно такая же одежда, что и на Лиззи. Красный цвет пиджака был идентичен оттенку моему волос. Форма сидела словно литая. Интересно, как они узнали мой размер?
  - Ну, ты готова? - раздался голос Лиззи из комнаты.
  Я крутилась перед зеркалом в ванной, рассматривая себя со всех ракурсов, стараясь выискать всевозможные изъяны. Мне хотелось выглядеть настолько идеально, насколько это вообще было возможно.
  - Да, - пробормотала я в ответ. - Почти готова...
  Я наклонилась к зеркалу, поправила волосы, разделив их на две части и аккуратно перекинув на плечи. Затем убрала их назад. Фыркнула, поморщилась и в итоге оставила их в покое.
  - Пошли уже, Этна! - у Лиззи кончалось терпение, и я ее понимала.
  Нахмурившись, я плюнула на свое отражение и вылетела из ванной.
  - Теперь ты понимаешь, как мне надоедало ждать тебя, когда ты собиралась по три часа по утрам? - я не осталась в долгу.
  Лиззи вскинула брови.
  - Когда это я собиралась по три часа? - спросила она с нажимом.
  - У меня не хватит пальцев, чтобы перечислить все случаи, - ответила я с напряженной улыбкой.
  Лиззи обиделась и направилась к двери, кинув мне небрежно:
  - Тогда прошу прощения, принцесса.
  И она вышла в коридор, хлопнув дверью.
  Прекрасно. Ну что я за человек такой? Сама толком не собралась, да еще и обидела лучшую подругу.
  "Замечательно, Этна, продолжай в том же духе!" сказала я себе и кинулась вслед за подругой.
  - Лиззи! - окликнула я ее. - Ну стой! Лиззи! Прости меня!..
  
  Нам было необходимо подняться на второй этаж главного здания Академии.
  - Так, - сказала Лиззи, она больше не держала на меня обиды. - Нам нужно попасть в аудиторию номер семьдесят. Отлично. И где она?
  Мы блуждали по коридорам уже несколько минут, но так и не нашли эту аудиторию.
  - Давай спросим у кого-нибудь, - предложила я.
  - Отлично, - подруга пожала плечами. - Спрашивай.
  Я закатила глаза. Вот так всегда.
  Я растерянно стала озираться по сторонам, ища потенциального носителя спасительной информации для нас. Но как назло коридоры мгновенно опустели, хотя минуту назад здесь почти невозможно было протолкнуться.
  - Эй, Этна. Отбой. Я нашла класс, - сообщила Лиззи.
  Я побежала к ней.
  - Мы пробегали мимо этой двери двести раз, - пробормотала я на выдохе.
  Лиззи толкнула от себя дверь в конце коридора, и мы оказались в огромной лекционной аудитории, где уже собралось много народа. Директора еще не было. Внутри помещения стоял шум; ученики громко переговаривались друг с другом, смеялись, и даже бегали. Мне казалось, что стены вот-вот лопнут от переизбытка звука... по крайней мере, мои барабанные перепонки точно лопнут.
  Удивительно, но ученики сидели в строгой определенности. Те, кто были в пиджаках цвета морской волны, - в самом конце аудитории, у окон. Те, на ком были белые пиджаки - рядом. В коричневых сидели ровно посередине. И, наконец, ученики в красном сидели ближе всех к выходу.
  Мне было ясно распределение по цветам.
  Голубые пиджаки - Стихия Воды.
  Белые - Стихия Воздуха.
  Коричневые - Стихия Земли.
  Красные - Стихия Огня.
  - Этна! Лиззи! Идите к нам!
  Мы с Лиззи одновременно повернули головы. В конце аудитории нам оживленно махала Рен. Коричневые кудряшки цвета молочного шоколада подпрыгивали в такт ее движениям. Лиззи озарилась приветливой улыбкой, обнажив ряд ровных белоснежных зубов, и ответила Рен тем же жестом.
  - Привет! - крикнула Лиззи, чем привлекла к себе внимание окружающих персон.
  Затем она взяла меня за руку и потянула вперед.
  Мы поднялись по ступеням, достигли самого верха, где Рен, Лидия и Нева стояли еще с двумя девушками в красных пиджаках. Их одинаковые круглые лица я видела впервые. Девушки были близняшками. Темноволосые, пухленькие и невысокого роста, с широко распахнутыми миндальными глазами.
  - Привет, - поздоровалась я со всеми.
  - Привет.
  - Привет!
  - Привет!
  - Приветик.
  - Это Шейла и Дейла, - Рен представила нам с Лиззи близняшек, прижавшихся друг к другу и смотрящих в нашу сторону, словно на зверя.
  Боже, здесь все такие пугливые?
  - Привет, - я радушно улыбнулась и протянула девушкам руку.
  - Эээ, здравствуйте, принцесса, - робко отозвалась одна из близняшек.
  - Этна, - мягко поправила я. - Просто Этна.
  Она улыбнулась.
  - Я - Дейла, - затем девушка указала на свою сестру, одновременно ответив на мое рукопожатие. - А это Шейла.
  - Очень приятно.
  - И нам, - ответили близняшки хором.
  Дальше с ними познакомилась Лиззи.
  И как же их отличать? Я быстро просканировала их внешний вид и заметила у одной плетенный черный браслет на руке. Девушка стояла слева. Дейла. Теперь я знаю, как отличать их. Чудненько.
  - Директор еще не объявлялся? - спросила Лиззи у Рен.
  - Не-а, - ответила та. - Скоро должен прийти. Опаздывает, старикан...
  Близняшки и брюнетка Лидия скромно захихикали.
  - По-моему, он неплохо выглядит, - мне почему-то захотелось встать на защиту директора.
  Девушки прекратили хихикать и сделали серьезные лица. Это что, из-за моих слов? Боже. Да если я принцесса, это не значит, что нужно прислушиваться к каждому моему мнению.
  - Да-а, - шумно протянула Рен. - Для своих шестидесяти.
  Я разинула глаза.
  - Ему шестьдесят? - ошеломленно переспросила я.
  - Ага. Что-то вроде того, - кивнула шатенка. - Но, я думаю, директор Шреморд еще скромничает, и ему на самом деле в два, а то и в три раза больше лет!
  - Люди столько не живут, - сказала Нева.
  - Люди - нет, - фыркнула Рен. - А вот маги народа Дэлийцев - вполне.
  Я озадаченно свела брови.
  Дэлийцы могут жить пятьсот-шестьсот лет, но они не наделены Стихиями. Это как-то странно.
  - Директор Шреморд - Дэлиец? - спросила я.
  Никто не успел ответить на мой вопрос. Широкая дверь в аудиторию распахнулась, и прямо к кафедре прошел директор Шреморд. Гордо вскинув подбородок, он словно порхал, - так легко выглядела его походка, при этом мужчина не терял важности и строгости. На нем был тот же черный пиджак с эмблемой Академии, и мгновенно в огромном помещении воцарилась тишина. Директору для этого даже не пришлось ничего говорить. Либо его боялись, либо уважали. Конечно, правдоподобнее было бы первое. В мире людей уж точно. Но здесь я все-таки склонюсь к уважению. У мужчины была необъяснимой силы аура, притягивающая доверие окружающих. Это, бесспорно, врожденный дар. Опять же, как и у моего отца.
  Директор Шреморд остановился за кафедрой. Его губы очень медленно растянулись в улыбке. Он чуть сузил глаза и бегло просканировал взглядом собравшихся первокурсников, но при этом взор его был пронзителен и касался каждого.
  - Здравствуйте, дорогие первокурсники, - глубоким голосом произнес директор, опершись руками о кафедру. - Рад снова видеть вас. Надеюсь, отсутствующих нет. Ну, а если есть, то передайте этим соням, что в дальнейшем пропуски не будут прощаться.
  Несколько учеников приглушенно засмеялись. Лиззи тут же принялась выискивать взглядом этих персонажей. Но, по всей видимости, ей это не удалось сделать. Еще бы, ведь здесь было столько людей. Не меньше сотни.
  - Итак, я не стану тянуть и сразу перейду к делу, - сказал директор. Тут в аудиторию зашел высокий худой парень с невероятно бледной кожей. Он подошел к Шреморду и остановился. - Раздай это всем ученикам, - приказал директор парню, откуда-то взяв листки. - Это ваше расписание, которого вы будете придерживаться на протяжении всего учебного года, - пояснил нам мужчина.
  Бледный парень кивнул и принял их. Затем направился к ученикам Факультета Водной Стихии. И так он прошелся по всему залу, закончив на нашей компании, так как мы стояли в самом верху аудитории.
  Я уставилась в листок:
  Основы Стихии Огня
  Правила самоконтроля
  Боевое искусство
  Этикет
  Защитная магия
  История Стихий
  Боевое Искусство (общий урок) - НОВОВВЕДЕНИЕ!
  
  Первый урок 8.30 - 10.00.
  Второй урок 10.10 - 11.40
  Третий урок 11.50 - 12.20
  Обед 12.20 - 13.00
  Четвертый урок 13.00 - 14.30
  Пятый урок 14.40 - 16.10
  Шестой урок 16.20 - 17.50
  
  Так. Половина предметов мне была ясна.
  В аудитории зародились разговоры, голоса слились в один неразборчивый поток недоумения и вопросов. Многие негодовали о том, что занятия длятся целый день, и у них не будет времени на отдых.
  - У меня всего один вопрос, - шепотом проговорила Лиззи, глядя в свой листок с предметами и расписанием. - Что значит общий урок боевого искусства?
  Этот вопрос волновал не только ее.
  Среди первокурсников нашелся смельчак, спросивший директора об этом.
  - Итак, объясняю один раз, - предупредил директор. - Общий урок боевого искусства будет проводиться для всех Факультетов одновременно.
  То есть? Получается, около ста человек будут присутствовать на занятии одновременно?
  - Но... как такое вообще возможно? Получится же полная неразбериха... - пробормотала я вслух.
  И директор услышал мои слова.
  Вновь воцарилась абсолютная тишина. Шреморд устремил взгляд на меня, и не только он. Я громко сглотнула.
  - Рейна Френсиланферд, - чуть ли не пропел директор, и его улыбка стала широкой, как у чеширского кота. Он замолчал, продолжая пристально смотреть на меня. - Хороший вопрос.
  В аудитории вновь заговорили о принцессе, то есть, обо мне.
  - Конечно, вы правы, если на одном занятии будут присутствовать все первокурсники, получится неразбериха, - продолжил директор. - Поэтому мы, то есть преподавательский комитет, решили, что общий урок боевого искусства будет проходить каждый день для определенной группы первокурсников с разных Факультетов. Распределением групп займется непосредственно преподаватель этого предмета, - наконец, директор отвел от меня взгляд к остальным ученикам. - Надеюсь, это всем понятно?
  - Тут написано, что этот урок нововведенный! - крикнул какой-то парень с другого конца аудитории. - Значит, до нас такого не было?
  - Да. Это так, - подтвердил директор Шреморд. - Мы решили, что ученикам пойдет на пользу, если они будут знать не только силу своей Стихии, но и остальных, и научатся противостоять ей правильно. Ведь даже ваш союзник может скрывать под маской дружелюбия истинные намерения, не направленные во благо.
  По аудитории пронеслось недовольное: "Уууууу".
  - Вот счастье привалило! - проворчал кто-то.
  - Да вообще...
  - Занятия и так будут идти по полтора часа! До самого вечера! Никакого отдыха!
  Видимо, последний комментарий рассердил директора, и он нахмурился, затем громко стукнул кулаком по кафедре, после чего все затихли.
  - Вы пришли сюда не за отдыхом, - прогремел мужчина. - Вы здесь, чтобы стать Стражами. А Стражи не знают, что такое отдых. Иногда им не знаком сон. Вы должны ответственно относиться к этому. Беззаботная пора закончилась. И я не потерплю, чтобы к будущей профессии вы относились, как к развлечению или пустой трате времени!
  Больше никто не посмел оспорить слова директора.
  - Замечательно, - выдохнул он, и его лицо мгновение спустя вновь приобрело былую безмятежность. - А для отдыха у вас будут выходные, - мужчина стрельнул глазами куда-то в сторону, видимо, на того несчастного, чьи слова разозлили его. - Если у кого-то еще есть вопросы, задавайте.
  Все молчали. Но я была уверена, у каждого из нас было предостаточно вопросов, просто мы боялись произнести их вслух, чтобы не напороться на гнев директора. Теперь мне было ясно: с ним шутки плохи!
  Директор Шреморд хлопнул в ладони.
  - Прекрасно! - и вновь на подтянутом лице расплылась легкая улыбка. - Я желаю вам отличного начала первого учебного дня! А теперь, прошу, все расходитесь по своим кабинетам. И не опаздывайте!
  Все не сразу выполнили наказ директора. Но постепенно первокурсники стали покидать свои места и выливаться бурным потоком через дверь в коридоры.
  - И зачем вообще нужен этот общий урок боевого искусства? - недовольно произнесла Лиззи, спускаясь по ступеням.
  Я плелась за ней, поглядывая в листок, который держала в руках.
  - По-моему, это действительно неплохой опыт, - раздался рядом хрипловатый голос парня.
  Мы с Лиззи и другими девушками повернули головы и уставились на черноволосого паренька в красном пиджаке. Он был из нашего Факультета. Парень немного растерялся, но почти тут же собрался с мыслями и смело улыбнулся нам.
  - Привет, - сказал он. - Меня зовут Ираазис. Но друзья зовут меня просто Ирас. А вы?..
  - Рен.
  - Дейла.
  - Шейла.
  - Нева.
  - Лидия.
  - Лиззи, - голос подруги прозвучал немного надменно.
  - Этна, - представилась я в конце.
  Ирас перевел взгляд на меня.
  - Принцесса, - сказал он.
  - Этна, - настояла я. - Просто Этна.
  Ирас оказался понятливым и кивнул.
  - Сейчас у нас "Основы Стихии Огня", верно? - уточнил он у нас.
  - Да, - тут же отозвалась Нева. Я заметила, как загорелись ее глаза. Похоже, Ирас ей понравился.
  - Отлично, - отозвался Ирас. - Я позову ребят! Эй! - он повернулся и закричал, обращаясь к кучке парней в красных пиджаках, которых до этого я упорно не замечала. - Парни! Идите сюда!
  Те переглянулись и сдвинулись со своих мест в нашем направлении.
  Похоже, у нас будет дружная группа. Здорово!
  
  Только зайдя в кабинет, где должен был пройти урок "Основ Стихий Огня", я настроила себя, что буду внимательно слушать каждое слово преподавателя. Но им оказалась забавная полная женщина невысокого роста с морковно-рыжими кудрявыми волосами, обрамляющими ее пухлое лицо. Женщину звали Лигеренда Рундельс. Стихийный Маг со стажем. Манера ее общения была легка, она то и дело кидала разные шутки, и все смеялись над ними. Я расслабилась, поэтому прослушала половину того, что говорила Лигеренда Рундельс. И еще в этом сыграло главную роль то, что я села с Лиззи. Моя подруга та еще любительница поболтать на уроках. Да и я, в общем-то, не против.
  В целом, первый урок прошел относительно гладко. Лигеренда поведала нам об очевидных вещах, связанных со Стихией Огня, которые все мы знали прекрасно и до нее. Дала нам задание взять книги в библиотеке и почитать о своей Стихии в свободное время. Но это не обязательно. По личному желанию.
  Следующим был урок "Правила Самоконтроля". Я просто обязана была быть внимательной на нем, потому что как раз с контролем над Стихией у меня и были проблемы. Но учителем оказался худой и длинный старичок глухой на одно ухо. Шероман Овурус. У него была дряблая кожа, но искренние дружелюбные глаза серого цвета.
  Этот урок я тоже проболтала с Лиззи.
  Но на занятии "Боевого искусства", я была уверена, мне не удастся поговорить.
  Перед уроком наш Факультет отправился в тренировочный зал.
  - Интересно, кто будет вести предмет? - вслух размышляла Лиззи.
  Мы шли огромной компанией, и ученики, плывущие навстречу, были вынуждены расходиться по сторонам, чтобы не натолкнуться на нас.
  - Определенно, мужчина, - уверенно заявила Рен.
  - Тогда он просто обязан быть красавчиком, - Лиззи хищно улыбнулась. О, я могла представить, какие мысли крутились в ее озабоченной голове. - Ну, или хотя бы его тело.
  Девушки захихикали, и я в том числе.
  - Я слышала, что занятие будет вести женщина, - негромко сказала Нева.
  - Женщина? - Лиззи сморщила свой нос. - Фу. Тогда это будет ужасно. Женщины, ведущие такие предметы, как боевое искусство, - злющие гадюки. Когда мы с Этной учились в пансионате в мире людей, у нас физкультуру вела женщина. Так вот. Она кричала и брызгалась слюнями из-за любой мелочи.
  Я засмеялась, запрокинув голову, вспоминая разъяренное лицо мисс Линн. Какое счастье, что я ее больше никогда не увижу.
  А затем я запнулась.
  Нет.
  Мне сделали подножку. Точно.
  Нелепо взмахнув руками, я полетела вперед.
  Я упала, больно ударившись ладонями, с помощью которых предотвратила появление гематом на других частях тела, и зажмурила глаза. Мое лицо застыло в нескольких сантиметрах от кафельного пола. Сердце сделало бешеный скачок в груди, затем остановилось. Как и время. Как и мир.
  А потом чувство стыда и неловкости навалилось на меня, заставляя мое несчастное сердце забиться с утроенной скоростью. Оно едва не проделало себе путь наружу, - так яростно колотилось в груди.
  Я услышала громкий смех. Слева. Справа. Впереди. И за спиной. Все смеялись. Надо мной.
  - Этна! - в ужасе крикнула Лиззи и кинулась помогать мне встать на ноги.
  - Все хорошо, - пролепетала я, растирая ушибленные ладони и не желая поднимать голову.
  Но я сделала это, напомнила себе, что я выше всего этого, и, вздернув подбородок, обрушила свой взгляд на окружающих, в котором совершенно внезапно вспыхнула ярость. И когда мои глаза начали сканировать толпу вокруг, все быстро затихли.
  И только одно лицо продолжало ухмыляться.
  Я вспомнила эту брюнетку со змеиной улыбкой на губах.
  Эффелина. Та самая, которая с необъяснимой неприязнью смотрела на меня вчера вечером в столовой.
  - Упс, - пробормотала девушка, приложив пальцы ко рту и невинно захлопав длинными ресницами, обрамляющими глаза миндального оттенка. - Прости, принцесса, я случайно.
  Случайно сделала мне подножку? Случайно опозорила меня перед всеми, кто находился сейчас поблизости?!
  Мне захотелось стереть эту издевательскую ухмылку с лица девушки, и я запихнула свою королевскую гордость в самый дальний уголок совести.
  - Случайно, - медленно повторила я, не сводя пристального взгляда с Эффелины.
  - Конечно же, - закивала девушка, даже не пытаясь скрыть издевки в своем омерзительном голоске.
  Эффелина смеялась надо мной.
  Я никогда и никому не позволяла смеяться над собой.
  Эта девушка не станет исключением.
  Никто. Никто. Никто.
  И тут меня стало трясти, словно в припадке. Я почувствовала, как стремительно разгорающийся жар заполняет меня изнутри. Я чувствовала, как Сила вырывается наружу, хотя я даже не думала об этом. Эмоции сделали свое дело. Бешенство породило всплеск энергии, впитавшейся в каждую клеточку моего тела.
  Огонь вырвался из моих ладоней. Я машинально направила их на Эффелину, и только потом мое сердце дрогнуло от испуга, ведь я могла убить девушку. И я растерялась, а огонь становился к моей обидчице все ближе и ближе...
  Все это не занимало больше секунды, но мой мозг значительно замедлял происходящее, и я могла видеть все, что происходило вокруг меня.
  Стихия взяла надо мной контроль.
  К счастью, Эффелина не растерялась, хотя в ее глазах я успела заметить промелькнувший страх. Она выставила свои руки вперед, и когда мой Огонь достиг ее тела, из ладоней девушки брызнула вода, создав щит, в который врезалось неистовое пламя.
  Но очень скоро опасность исчезла так же внезапно, как и появилась. Огонь перестал литься из моих рук, и я опустила их, ощутив прилив бессилия. Мои коленки задрожали, и я с трудом сумела устоять на ногах. Все вокруг были в шоке. Я сама была в шоке.
  Водный щит Эффелины исчез, и к девушке кинулись ее подруги.
  - Ты сумасшедшая! - запищала она. - Ты чуть не спалила меня!
  Несмотря на удивление, скрутившее мой желудок в тугой узел, я была способна злиться.
  - Из-за тебя я чуть не сломала себе нос, - бросила я в ответ.
  - Тебе... тебе лечиться надо! - на глаза Эффелины накатились слезы, но я не чувствовала в них искренности. Это было лишь представлением, чтобы выставить себя жертвой.
  Эта девушка только что объявила мне войну, и я понятия не имела, по какой причине.
  - Так! Что здесь происходит? - послышался грозный мужской голос, доносящийся откуда-то из толпы.
  Кто-то из учителей направлялся к нам.
  - Ой-ой-ой, как нехорошо, - услышала я горькое бормотание Рен.
  Я постепенно возвращалась в реальность. Я увидела Лиззи, которая стояла в паре шагов от меня и смотрела с широко распахнутыми от шока глазами. Я спокойная. Я тихая. Я не способна никому причинить вред... Как оказалось, это совсем не так.
  К нам вышел высокий молодой мужчина, и взгляд его не предвещал ничего хорошего.
  - Что здесь творится? - громко, едва не крича, спросил он.
  Эффелина влилась в роль несчастной жертвы и кинулась объясняться первой:
  - Она напала на меня! Чуть не сожгла! А я защищалась! Накажите ее! Я могла умереть! - она зарыдала сильнее.
  Я в презрении сомкнула губы и покачала головой.
  Учитель явно не ожидал такого и устремил на меня вопросительный взгляд, - надеялся услышать оправдания. Но я была лишена дара речи.
  - Эффелина сделала ей подножку! - зато за меня решила вступиться Лиззи. Она, как яростная защитница, встала передо мной, заградив собой, готовая отражать любые удары. - Этна не хотела вредить ей и уж тем более сжигать! Она плохо контролирует свою Стихию, поэтому так вышло, что...
  - Факт остается фактом, - обрезал ее учитель, и суровость вытеснила сомнения с его лица. - Вы, - он уже обращался к нам с Эффелиной, - устроили здесь... черти что! И я вынужден сообщить об этом директору Шреморду.
  Затем он издал тяжелый вздох и обратил на меня недовольный взгляд.
  - Не ожидал от вас подобного, рейна Френсиланферд, - произнес он разочарованно.
  Мои щеки вспыхнули от стыда, но я приказывала себе не плакать.
  Я ничего не ответила, лишь сильнее сжала губы.
  - Эффелина Айрис, рейна Френсиланферд, следуйте за мной, - приказал учитель.
  Внутри меня все сжалось от страха, но я выступила из-за спины Лиззи и, не опуская головы, под шепот учеников и недоуменные осуждающие взгляды, направилась за преподавателем.
  
  ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  
  Директор Шреморд, рассудительный и порядочный, встретил меня и Эффелину с ознакомительной и познавательной лекцией о правилах поведения, и несколько раз подчеркнул то, что во внеклассное время строго запрещено использовать Стихию, тем более друг на друге. Но это и без него было ясно.
  Эффелина яростно пыталась доказать свою невиновность и свалить на меня груз ответственности, хотя все началось именно с нее. Я поняла: она та еще стерва, и мне стоит держать ухо в остро.
  Во время ее пламенной обвинительной речи я сидела на соседнем стуле за круглым столом директора, который внимательно слушал Эффелину, и молчала. Пусть проговориться.
  Затем настала моя очередь объяснений, и я, честно говоря, удивилась, что директор после многократно преувеличенных обвинений девушки согласился узнать мою версию событий. Я рассказала все так, как было на самом деле. Тогда Эффелина перестала строить из себя вежливую особу и стала перебивать, настаивая на своей правде. Она провозгласила меня чуть ли не убийцей, и внутри меня вновь забурлило похожее чувство, что вспыхнуло некоторое время назад, когда девушка сделала мне подножку.
  В итоге директор переводил с Эффелины на меня удивленный взгляд, в то время как мы кидали друг на друга недовольные взгляды.
  - Хорошо, - вздохнул директор и стал потирать виски, закрыв глаза. Так его вымотали разборки с нами. Не представляю, что бы было, если бы нам с Эффелиной не помещали. Кто кого убил бы? Я ее, или она меня? - Я ничего не понял, - признался мужчина усталым голосом. - Но пообещайте мне прямо здесь и сейчас, что больше такого никогда не повторится.
  Он разлепил глаза и уставился на нас в ожидании.
  - Пусть она извиниться, - фыркнула Эффелина.
  Я не удержалась и открыла рот в изумлении.
  - За что мне перед тобой извиняться? Это ты все начала! - вспылила я.
  - А кто направил на меня огонь? - закричала девушка, развернувшись на стуле в мою сторону. - Я защищалась, ясно? - на ее глаза вновь выступили слезы, когда она обратила невинный взгляд жертвы к директору.
  Тот снова закрыл глаза, и, клянусь, я даже услышала, как он застонал.
  - Не хочешь ли ты извиниться передо мной? - предложила я, сделав свой голос спокойным.
  Эффелина картинно закатила глаза и скрестила руки на груди, отведя взгляд в сторону, тем самым показывая, что я для нее полное ничтожество. Что ж, это было взаимное чувство.
  Я повторила ее жест, - скрестила руки, - и откинулась на спинку стула, упрямо поджав губы.
  - Отлично! Я тоже не собираюсь извиняться перед ней, - заявила я.
  - Так. Хватит. Сейчас же, - сказал директор, убрав руки от лица. Он выпрямил спину и наклонился вперед. - Я не потерплю, если увижу нечто подобное вновь! Это вам ясно? И то, что вы - принцесса, Этна, - похолодевшие глаза устремились на меня, - не означает, что произошедшее сойдет вам с рук.
  Я услышала довольную ухмылку Эффелины.
  Я нахмурилась.
  - Я не...
  Но директор не дал мне сказать и слова.
  - Вы обе понесете наказание, - добавил он.
  Что ж. Хоть это справедливо.
  Эффелина застонала.
  - Я здесь не причем! Я жертва! Она во всем вин...
  - Молчать! - взорвался директор. - Я больше не намерен ничего слушать!
  Вау. Это какую "удачу" нужно иметь, чтобы в первый же день занятий попасть в список "учеников-за-которыми-нужен-глаз-да-глаз" директора?
  Эффелина тут же затихла, а я вжалась в стул.
  Директор от переизбытка эмоций соскочил со своего кресла и навис над столом.
  - Отправляйтесь на занятия, - его голос слегка дрожал от гнева. Оказывается, Шреморд вспыльчивый. Может, его Стихия - тоже Огонь? - В конце этого дня зайдете ко мне в кабинет и узнаете свое наказание.
  - Надеюсь, вы не заставите меня находиться с ней в одном помещении? - пробормотала Эффелина, кинув в мою сторону высокомерный взгляд.
  - Вот уж правда. Истинное наказание - болтаться с тобой, лгуньей, - не осталась я в долгу.
  Только она собиралась сказать мне какую-нибудь гадость в ответ, директор стукнул ладонью по столу и едва ли не стал рвать на себе одежду, когда с криком прогнал нас из кабинета. Это было как-то странно. То он такой добрый и спокойный, вежливый. То внезапно превратился в гневного тирана, которого легко вывести из себя...
  Когда мы оказались в пустом просторном коридоре, Эффелина, проходя мимо, остановилась в паре сантиметрах за моей спиной.
  - Поздравляю, принцесса, - раздалось ее змеиное шипение. - Ты только что обрела врага в моем лице. А знаешь, что я делаю со своими врагами? Топлю их.
  И, толкнув мое плечо своим, прошла вперед, расправив плечи и виляя бедрами, словно она истинная королева. Да, в своем ничтожном маленьком мирке.
  - Поменьше пафоса, - сказала я ей вслед.
  Эффелина остановилась, но не развернулась ко мне. Я приготовилась принять очередную словесную атаку.
  - Советую тебе смотреть по сторонам, принцесса, - произнесла она, сделав свой голос сладким. - Мало ли что.
  Это угроза?
  Ладно!
  Вызов принят.
  Эффелина ушла, вскоре скрывшись за углом. Я некоторое время стояла на месте и обдумывала наш конфликт. Эта девчонка думает, что сможет сломать меня, прогнуть под себя? Она считает, что у нее есть право издеваться надо мной? Нет. Ничего подобного. Сейчас во мне как никогда забурлила королевская кровь, и я не намеревалась слабеть. Только вперед, только сильнее, смелее.
  
  Из-за разборок в кабинете директора я пропустила свое первое занятие по борьбе. "Боевое искусство" прошло без моего участия.
  Я встретила Лиззи, когда она выходила из тренировочного зала, вся вспотевшая. Но ее усталость как рукой сняло, когда она увидела меня. Подруга ринулась ко мне и стала трясти за плечи, как будто пыталась привести в чувства.
  - Ты в порядке?! Тебя не отчислят? Господи, - она прижала меня к себе на секунду, затем отпустила, - я так переживала! Места себе не находила! А еще меня столько раз кидали на маты, и, похоже, к завтрашнему утру все мое тело будет в синяках... Ужас! - она затараторила без умолку, а потом ее бирюзовые глаза внезапно сделались виноватыми. - Ой. Извини. Как ты? Как все прошло? Что сказал директор Шерм...Шем... Шреморд?
  Я тяжело вздохнула.
  - Директор сказал, что на первый раз мы отделаемся наказанием, - начала я.
  В общем, я поведала подруге беседу в кабинете главы Академии в мельчайших подробностях, когда мы направлялись в столовую, так как настало время обеда. Вскоре к нам присоединилась троица, - Рен, Лидия и Нева, - они подоспели к середине моего увлекательного повествования.
  - Вот она коза! - возмущалась Лиззи. Она была злее меня. Ее ярость нагревала воздух, и становилось жарко. - Что эта Эффелина-древесина там из себя возомнила?! Ха! Не на тех напала!
  В такой тяжелый момент я была способна смеяться.
  - И не говори...
  Лиззи ободряюще похлопала меня по плечу.
  - Ничего. Мы еще разделаемся с ней.
  Зная характер своей подруги, я не сомневалась в ее обещаниях. Она заводная, она не любит спокойно сидеть на месте, и я, похоже, тоже, раз дружу с ней.
  Как и вчера вечером (даже не верится, что это было так недавно, а такое чувство, словно прошла целая жизнь), столовая была забита проголодавшимися студентами. Мы поспешили занять наш стол в дальнем углу, и он, к нашему счастью, был свободен.
  Разместившись, мы стали решать, кто пойдет делать заказ. Никому не хотелось толкаться в длиннющей очереди, выстроившейся за едой.
  - Мы с Лиззи ходили вчера, - сказала Рен. - Так что сегодня пойдет кто-то другой, - отмазавшись, она с довольным взглядом осмотрела каждую из нас. - Как насчет тебя, Лидия?
  - А почему сразу я? - нахмурилась брюнетка.
  - Ладно. Тогда... Нева?
  Смотреть, как несчастная опускает глаза и краснеет, было невыносимо, поэтому нашлась добровольная кандидатура в моем лице.
  - Я схожу, - сказала я и вышла из-за стола.
  - Супер, - улыбнулась Рен. - Принимай заказы.
  Девушки заказали мне кучу всего, и информация с трудом уместилась в моей голове. Но ее нужно донести только для буфетной стойки, ну, и еще сохранить ее до своей очереди. Громко сглотнув, я неторопливо пересекла столовую.
  - Эй, принцесса, не хочешь сесть к нам? - ко мне обратился какой-то черноволосый парень в голубом пиджаке.
  Да они там все на Факультете Воды такие смелые и наглые?
  Я ответила ему хмурым взглядом и отрицательным мотанием головы.
  Больше всего на свете я не хотела столкнуться с Эффелиной, но она была где-то поблизости. Я буквально чувствовала ее испепеляющий взгляд на себе. Думаю, на сегодня лимит ссор исчерпан. Возможно, точнее, абсолютно точно мне стоит ждать следующего удара завтра.
  За своими мыслями я не заметила, как достигла очереди. Передо мной стояло невероятное количество учеников. Все они нетерпеливо переступали с ноги на ногу, вздыхали, нервничали, ворчали... Парень, стоящий передо мной, невысокий и худой, что-то говорил себе под нос и постоянно оглядывался. Когда он увидел меня, его лицо побледнело. Да что же со всеми такое?! Может, что-то не так с моим лицом? Я ощупала его под взглядом этого парня, но не ощутила никаких изменений.
  - Что-то не так? - спросила я у него.
  Тип с Факультета Земли слабо вздрогнул и поспешил отвернуться.
  - Нет. Ничего. Извините, принцесса, - защебетал он.
  Я громко вздохнула и закатила глаза.
  - Принцесса, - сердито повторила я. - Хватит называть меня принцессой. Каждый второй повторяет это... Надоело!
  Я замолчала, удивившись своему неожиданному всплеску злости. Ой, как нехорошо. И... меня многие услышали. Особенно черноволосый парень. Он неуверенно и медленно, словно вел внутреннюю борьбу, повернул ко мне голову через плечо, уставившись в еще большем недоумении. Я ощутила, как кровь прилила к лицу, и краска сделала мои щеки ярко-красными от смущения.
  - Прости, - промямлила я, мой голос тонул в громких ударах сердца.
  Что на меня нашло?
  Боже, как стыдно!
  В этот момент черноволосого типа кто-то окликнул:
  - Эй! Рунольд! Иди сюда! Быстрее!
  Но парень продолжал смотреть на меня с округленными глазами цвета охры. Однако через несколько секунд он был вынужден отвернуться, так как к нам подошел еще какой-то парень и положил ему руку на плечо.
  - Ты уснул что ли? - спросил раздраженно второй.
  Я не смогла не уделить внимание обладателю такого приятного голоса.
  На мгновение я замерла, ослепленная внешностью парня.
  И я его узнала.
  Это был он - тот, на кого я, не отрываясь, смотрела во время приветственной речи директора. Это тоже было вчера.
  Высокий, широкоплечий, с длинными стройными ногами, узкими бедрами и развитым мускулистым торсом, обтянутым белой рубашкой, которая удивительно... эффектно смотрелась на нем, как и обычные черные брюки. Поверх рубашки был темно-коричневый пиджак, что и у того, к кому он подошел. Его Стихия - Земля. У парня были темные волосы глиняно-коричневого оттенка. Некоторые пряди забавно торчали, и мои руки так и тянулись к шелковистой и блестящей при ярком освещении шевелюре, чтобы пригладить их.
  Забыв о правилах приличия, я продолжала бессовестно разглядывать юношу.
  У него были правильные и притягивающие взгляды черты лица. Нос идеальной формы, выразительные скулы, квадратный мужественный подбородок и ― о мой бог ― невероятные, очерченные, пухлые, на вид теплые губы насыщенного малинового оттенка, кричащие о том, что они созданы для глубоких чувственных поцелуев. Глаза ― большие, жемчужно-серые, с испытывающей пронзительностью глядящие на меня.
  Сбылась моя маленькая мечта. Я увидела его вблизи.
  - Привет, - его легкий непринужденный тон заставил розовый туман, окутавший меня, рассеяться.
  Я поперхнулась и закашляла. Громко. Болезненно.
  - Что с тобой? - спросил парень.
  Одну руку я положила на грудь, вторую вытянула, как бы говоря, что в порядке.
  - Все нормально.
  - Точно? - уточнил он.
  Я перестала кашлять и неуверенно подняла глаза. Юноша с беспокойством глядел на меня. О... и он даже не назвал меня принцессой! Какой хороший.
  - Да, да, точно, - подтвердила я несмело.
  Парень кивнул, и его лицо тут же стало спокойным.
  - Пошли, - обратился он к черноволосому парню, к которому изначально пришел. - Закажем еду.
  - Но... - замямлил второй, худой и робкий.
  - Подошла моя очередь. Слушай, давай быстрее. Нас не будут ждать. Пошли.
  Кинув мне мимолетный взгляд, темноволосый парень вместе с черноволосым направились к началу очереди. Я вытянула шею и внимательно проследила за движением первого парня. У буфетной стойки он обернулся, и когда его глаза встретились с моими, как тогда, в зале во время речи директора, я вспыхнула и резко отвернулась.
  "Ты ведешь себя как влюбленная дурочка" сказала я себе.
  Но я не смогла похоронить в себе улыбку оттого, что все-таки увидела его на близком расстоянии. Он был красив. Очень-очень-очень красив. И я ощущала, как внутри меня все переворачивается, взрывается... но это было приятно.
  Мечтая об этом парне, я не заметила, как очередь дошла до меня. Словно во сне я озвучила полной женщине заказы Лиззи, Рен, Лидии, Невы и свой, да еще и половину забыла. Около минуты стояла и вспоминала, а те, кто стояли за мной, недовольно косились в мою сторону.
  Уже подходя к нашему столу, я услышала в свой адрес не совсем лестный комментарий:
  - Кажется, принцесса решила стать служанкой?
  Незнакомый высокий голос, принадлежащий девушке. Прекрасно.
  Я хотела, старалась не останавливаться, но все же сделала это. Мне стало любопытно узнать лицо еще одной потенциальной претендентки на роль моей недоброжелательницы. Ею оказалась рыжая девушка с чистой кожей, худым лицом и костлявым телом, на котором висел белый пиджак. Стихия Воздуха. Круто...
  Девушка с насмешливым видом рассматривала меня, как и я ее. Рядом с ней сидели ребята с ее Факультета и тоже смеялись надо мной.
  Она собиралась сказать мне что-то еще, как внезапно рядом появилась Лиззи и забрала у меня поднос из рук. Затем устремила раздраженный взгляд в сторону рыжеволосой девушки.
  - Проблемы? - спросила она с вызовом.
  - Лиззи, - тихо сказала я, надеясь, что подруга поймет предостерегающий тон моего голоса и успокоится.
  Но не тут-то было.
  - Не хлопай своими глазами, рыжая, - фыркнула Лиззи. - Хочешь иметь проблемы? Пожалуйста! Я тебе их устрою. Вот увижу, как ты еще хоть раз оставишь свои косые глаза на ней, - она резким кивком указала на меня, - в следующий миг окажешься без них, поняла?
  Девушка в белом пиджаке, как и ее друзья, растерялась.
  Мне хотелось смеяться и плакать одновременно. Лиззи по жизни была моей заступницей, и я тоже старалась защищать ее. Только у нее это всегда получалось лучше, потому что ее тактика была основана на грубости. А про мою дипломатию она говорила:
  - Это полная брехня. Хочешь достучаться до человека - напади на него первая, пригрози, наори... Жестокость люди лучше воспринимают, нежели твою королевскую вежливость.
  И я в который раз убеждаюсь, что она была права.
  - Отлично, - сказала Лиззи, ее голос был жестким и холодным. - Люблю иметь дело с понятливыми людьми.
  Она каким-то невероятным образом поместила огромный поднос, на котором порции стояли едва ли друг на друге, а второй схватила меня за локоть и потащила к нашему столу.
  - Хамка! - крикнула ей вслед рыжеволосая.
  - И без языка тоже останешься! - ответила ей Лиззи.
  Мы дошли до стола, и Лиззи поставила на него поднос. Лидия и Нева взяли свои порции, а Рен кинулась выяснять, что произошло. Лиззи ей и остальным рассказала, а затем обратилась ко мне с настоятельной просьбой:
  - Хватит быть тютей. Тебя так завалят угрозами и издевками.
  Я нахмурилась.
  - Я не тютя. Просто на сегодня мне уже достаточно проблем. Если ты не забыла, я чуть не спалила Эффелину.
  Лиззи виновато поджала губы и вздохнула.
  - Да. Извини. Ты права. Просто... я не могу смотреть на то, как они, - она обвела взглядом столовую, - реально верят в то, что могут задавить тебя.
  - Уверена, все уляжется, - солгала я.
  - Не волнуйся, Этна. Мы тебя в обиду не дадим, - сказала Рен.
  Я послала ей благодарную улыбку.
  - Спасибо.
  Но Лиззи права. Я должна сама расправиться с этим, без ее помощи, и помощи других.
  Мы могли не торопиться - обед длился сорок минут. Где-то спустя двадцать столовая наполовину опустела. Мы все еще сидели на своих местах и болтали.
  Как вдруг Рен кого-то увидела.
  - О мой Рэйхен, - пробормотала она, упомянув одного из божеств, глядя мне за спину. - К нам идет Тот Самый Принц... - кажется, это обращение было только к Лидии и Неве, так как мы с Лиззи понятия не имели о том, кого они назвали Тем Самым Принцем.
  - Что? - я не удержалась и обернулась.
  Моя челюсть не успела отвиснуть, как изящной плавной походкой королевского льва к нашему столу подошел блондин, тот самый, на которого я наткнулась, когда пыталась поймать Духа Лузарнака.
  - Бальтазар, - вырвалось у меня машинально.
  Парень очаровательно улыбнулся всем девушкам, но его небесные глаза, цвет которых был ярче глаз Лиззи, остановились на мне.
  - Здравствуй, Этна, - раздался его мягкий глубокий голос.
  Я услышала, как в стороне судорожно вздохнула Лидия.
  Бальтазар остановился рядом и послал мне расслабленную улыбку.
  - Привет, - пролепетала я в ответ.
  - Давно не виделись, - сказал он.
  Я все еще пыталась ответить на вопрос, который сама же себе задала. Зачем он подошел к нам... ко мне?
  - Да-а. Вчера. Мы виделись вчера. Можно сказать, сегодня. Ночью, - я ненавидела себя в этот момент, так как могла говорить лишь короткими фразами, делая между ними огромные промежутки в виде растерянного молчания.
  Улыбка Бальтазара стала шире и лучезарнее.
  - Мне этого было достаточно, чтобы соскучиться и от тоски сойти с ума, - проговорил он певуче. Завораживающе.
  Он заигрывал со мной?
  Появившись, парень заставил меня ощутить вину за то, что во время нашего знакомства я была не столь... дружелюбна. Нужно извиниться перед ним. Немедленно... ну, или потом, когда представится случай быть с ним один на один.
  Хотя какой уже смысл? Скрыть мне ничего не удастся, так как Лиззи истоптала мою ногу под столом, и я подозревала, что меня ждет мучительный и подробный допрос о Том Самом Принце.
  - Этна! Когда ты успела подцепить его? - зашипела мне на ухо подруга, стреляя глазами на Бальтазара.
  Видимо, она надеялась, что останется не услышанной. Однако сын Короля Воздушной Стихии уловил слова моей подруги и ухмыльнулся.
  Я покраснела до кончиков пальцев ног и с трудом перевела взгляд на Лиззи, которая окончательно потеряла совесть.
  - Не ставь меня в неловкое положение, - прошипела я ей в ответ. - Я его не подцепила, - произнесла громче, чтобы это слышали все, кто находился за этим столом. И Бальтазар в том числе. - Мы случайно столкнулись, когда я гонялась за тем чокнутым Духом.
  - О, нет, - вставил Бальтазар. Я вновь подняла голову, чтобы посмотреть на него. - Этна подцепила меня. Зацепила. Околдовала...
  Я неосознанно сузила глаза, чувствуя одновременно странный трепет волнения во всем теле и недоверие. Он говорил это серьезно?
  Бальтазар поправил белоснежный пиджак, который идеально сидел на нем поверх черной рубашки.
  - Позвольте представиться. Меня зовут...
  - Мы знаем, - возбужденным тоном перебила его Рен.
  Эта девушка, похоже, всезнающая.
  - А я - нет, - сказала Лиззи. - Так как тебя зовут?
  Ее умение легко знакомиться с людьми поражало меня.
  - Бальтазар Саарум Эрибит Раунтер. Сын Эордания Саарума Эрибита Раунтера - Короля Стихии Воздуха, - и он слегка наклонил голову в знак приветствия.
  - Приятно познакомиться, - Лиззи улыбнулась ему. - Можно звать тебя просто Бальтазар, или ты принадлежишь к числу тех самых самовлюбленных принцев, считающих, что если они так очаровательно выглядят и говорят, им все дозволено?
  Бальтазар ответил ей добродушной улыбкой.
  - Конечно же, я не из тех.
  - Замечательно! - моя подруга продолжала сходить с ума. - Тогда мы поладим.
  Бальтазар метнул взгляд на меня.
  - Непременно поладим, - согласился он.
  Принц кивнул на единственное свободное место рядом со мной.
  "О нет, нет, нет, только не садись сюда!" взмолилась я мысленно.
  - Не занято? - уточнил Бальтазар, продолжая смотреть на меня.
  Только я собиралась сказать ему, что занято, или, что мы уже уходим, как Лиззи сделала это за меня... ответила, в смысле. И она сказала:
  - Конечно, здесь свободно! Садись!
  "Ну, спасибо тебе, подруга" подумала и я, скривив губы в улыбке, подвинулась, чтобы освободить для Бальтазара больше места.
  - Благодарю, - вежливо отозвался парень и сел рядом со мной.
  От него сразу повеяло чем-то... притягивающим и в то же время отталкивающим. А еще от Бальтазара пахло морозной свежестью, от которой армия мурашек на моем теле проделала путь от макушки головы до пят.
  Я нервно заерзала на своем месте.
  - Итак, - начала Лиззи, опершись локтем о край стола, чтобы лучше видеть Бальтазара. - Вы с Этной уже знакомы?
  Принц согласно кивнул, не сводя с меня пристального испытывающего взора. Я усиленно пыталась делать вид, будто наслаждаюсь едой, хотя мои мысли были далеко не о кукурузном салате.
  - Интересно, почему же она не поведала о знакомстве с принцем Воздушной Стихии? - с легкой иронией, обращенной в мой адрес, поинтересовалась Лиззи.
  Я послала ей краткий взгляд, в котором просила ее остановиться, но подруга лишь подмигнула мне.
  - Возможно, потому, что наше знакомство было не столь приятным для нее, - ответил Бальтазар.
  - А вот это уже интересно, - оживилась Лиззи. - Что произошло, когда вы познакомились?
  Кажется, я была здесь лишней.
  - Из-за меня она упустила свою удачу, - медленно произнес Бальтазар, и я чувствовала, как его глаза изучают мое лицо, на котором, наверно, отражались все оттенки красного.
  Я перестала жевать и осторожно взглянула на него. Алые губы принца моментально растянулись в робкой улыбке.
  - И я пообещал ей, что найду ее удачу, - добавил он тихо.
  Я тяжело проглотила пищу и прочистила горло.
  - Как, кстати, идут поиски? - поинтересовалась я наигранно непринужденным голосом.
  Лицо Бальтазара стало таким, словно он в одно мгновение разоблачил мою нервозность.
  - Прекрасно, - отозвался он. - Твоя удача в моих руках. Я поймал ее.
  Я округлила глаза.
  - Не может быть. Ты поймах Духа?! - воскликнула я.
  - Погодите-погодите, - пробормотала Лиззи. - О чем вы говорите? О какой удаче? Постой, - ее голос изменился. Она поняла, о чем мы говорили с Бальтазаром. - Ты упустила Лузарнака, - это она сказала мне, - а ты поймал его, - слова были обращены к принцу. - Так?
  Бальтазар довольно подтвердил.
  - Как ты нашел его? - спросила я.
  Голубые глаза опустились к моим губам.
  - У тебя зернышко, - сказал он, пропустив мой вопрос мимо ушей. - Вот здесь, - Бальтазар показал на левый уголок своих губ.
  Я нахмурилась, не понимая его.
  - Что?
  Бальтазар вздохнул и протянул руку к моему лицу. Я не успела отпрянуть, как он воздушным движением провел большим пальцем по уголку моего рта, смахнув желтое кукурузное зернышко.
  - Вот, - сказал он, не торопясь убирать руку.
  - Кхм, - от волнения мне стало трудно дышать, и я закашляла. - Спасибо.
  Бальтазар нежно улыбнулся.
  - Не за что.
  С другой половины стола послышались томно-страдальческие вздохи. Да, не спорю, Бальтазар был милым. И обаятельным. И красивым.
  - Так что там насчет моей удачи? - напомнила я.
  - Да, - кивнул Бальтазар. - Я как раз за этим к тебе и подошел. Хотел сказать, что ты можешь забрать своего... Духа.
  Я вскинула брови, обрадовавшись.
  - Правда?
  Взгляд Бальтазара стал загадочным.
  - Но...
  Как я ненавижу подобные "но".
  - Но? - осторожно повторила я.
  Затем Бальтазар рассмеялся.
  - Этна, у тебя такое лицо, словно ты проглотила кактус.
  Я была более чем уверена, что то, что последует за его многозначительным: "Но..." будет не лучше проглоченного кактуса.
  - Я всего лишь хотел позвать тебя на свидание, - беспечно закончил Бальтазар.
  - Свидание! - радостно пропищала Лиззи с другой стороны.
  Рен, Лидия и Нева тоже стали переговариваться, пока я испытывала растерянным взглядом уверенного принца.
  - Свидание, - сказала я.
  - Свидание, - улыбнулся Бальтазар.
  Я не знала, что ответить. Точнее, я знала.
  - Нет, - произнесла я.
  Мгновенно за столом воцарилась тишина. Я ожидала, что Бальтазар, получив отказ, оторопеет. Но парень лишь улыбнулся шире. Затем он наклонился к моему уху и зашептал:
  - Знаешь, я ловил Лузарнака всю ночь, и он, к твоему сведению, удивительно буйный, жаждущий свободы и приключений Дух, который бы натворил много дел, если бы вновь не оказался в клетке благодаря мне. Конечно, тебе решать, Этна, но я могу отпустить его, и то, что он совершит в дальнейшем, будет на твоей совести.
  Бальтазар медленно отстранился и сверкнул белыми зубами.
  Я сузила глаза.
  - Это шантаж, - прошипела я.
  Бальтазар пожал плечами.
  - Извини. Но я очень хочу пойти с тобой на свидание.
  Я послала ему недовольный взгляд. Вот тебе и добрый обаятельный принц...
  - Так что ты скажешь, Этна? - Бальтазар отвернулся, взял из моей тарелки огуречный ломтик и закинул его себе в рот.
  Только я собиралась повторить свой ответ, как принц перебил меня:
  - Прежде чем ты снова произнесешь это жуткое слово, я дам тебе время подумать, - он проглотил огурец и вновь вернул свой спокойный взгляд к моему лицу. - До выходных. Если ты согласишься, приди на то же место, где мы встретились с тобой. Ровно в полночь.
  - А если я не изменю своего мнения? - уточнила я.
  Улыбка Бальтазара стала коварной.
  - Тогда Огненный Дух окажется на свободе, и, возможно, подговоренный кем-то, он натворит куда больше пакостных дел, чем хотел бы изначально.
  - Этот кто-то - ты?
  Принц развел руками и встал со скамьи.
  - Все возможно. Но пока ты можешь не переживать за Лузарнака. Он в моей комнате, заперт в своей темнице. Настоятельно советую тебе согласиться, потому что я терплю его стоны и жалобы только ради свидания с тобой.
  - Тут даже думать нечего, она согласна! - воскликнула Лиззи.
  Я метнула на нее рассерженный взгляд.
  - Я подумаю, - процедила я, повернувшись к расслабленному Бальтазару. Всем своим видом он говорил, что не сомневается в том, что я соглашусь.
  - Отлично. Я буду ждать тебя. Девушки, - его взгляд бегло прошелся по Рен, Лидии и Неве, затем коснулся Лиззи, - было приятно с вами познакомиться.
  - И нам, - троица ответила хором.
  - Не волнуйся, я заставлю ее пойти, - заверила принца Лиззи.
  - Буду премного благодарен, но я надеюсь на то, что она все-таки согласится из личных побуждений.
  Из личных побуждений? Он поставил мне условие! И вообще, я вижу его второй раз в жизни! Я ничего не знаю о нем, кроме того, как его зовут, что он принц и обладает Стихией Воздуха! Свидание... Я в мире людей-то на них не ходила, хотя меня приглашали парни, которых я знала очень давно. А тут должна согласиться пойти с незнакомцем, хоть и прекрасным.
  - Было приятно поболтать, - сказал Бальтазар.
  - Уже уходишь? - огорченно спросила Лиззи.
  - Да.
  - Жаль. Вы с Этной так мило разговаривали...
  - Ничего страшного. У нас достаточно времени, чтобы обо всем наговориться. Правда же, Этна?
  - Пока, Бальтазар, - вместо ожидаемого им ответа сказала я.
  Принц ухмыльнулся, убрал руки в карманы брюк и развернулся.
  - Обояшка, - прокомментировала Рен, когда Бальтазар отдалился от нашего стола достаточно далеко, чтобы не слышать нас.
  - Милашка, - отозвалась эхом Лидия.
  - Красавец, - вздохнула Нева.
  - Забавный парень, - оживленно сказала Лиззи.
  - Спасибо за поддержку, подруга, - прошипела я, уткнувшись в тарелку. Аппетит пропал, поэтому я просто перебирала ложкой салат.
  - Да ладно тебе дуться, Этна! Бальтазар интересный и уж точно не какой-нибудь размазня, боящийся даже взглянуть в сторону понравившейся ему девушки. Он взял, подошел и пригласил тебя на свидание. Уважаю его за это. Молодец. Так и надо.
  - Путем шантажа, - пробубнила я.
  - Перестань ты быть такой занудой. Бальтазар красивый, харизматичный, веселый и тем более принц. Не парень, а сказка!
  - Тогда может тебе отправиться с ним на свидание вместо меня?
  - Ну, для начала, он не в моем вкусе.
  - Ты же только что сказала, что он красивый.
  - Красивых парней море, а те, кто цепляют, лишь единицы. Не сравнивай эти вещи.
  Я глухо ухмыльнулась.
  - Ладно. Тебе виднее.
  - Бальтазар пригласил именно тебя. Он предельно ясно дал понять, что его интересуешь только ты. Так что на твоем месте я бы согласилась. С ним ты точно не будешь скучать.
  Лиззи разбиралась в парнях лучше меня. И я ей поверила. Но...
  - Я пришла сюда не с парнями встречаться, а становиться Стражем, - сказала я, вложив в свой голос всю решительность.
  - Ага, - Лиззи начала уплетать свою порцию салата. - Но на свидание ты с ним все равно пойдешь.
  
  На "Этикете" нам объясняли, как должен вести себя Страж, как должен разговаривать, смотреть, двигаться. Не очень интересно.
  "Защитная магия" - как бы тровология, смешанная с другими видами предметов, изучающие подручные магические средства, способные оказать помощь в борьбе со Злом.
  На "Истории Стихий" мы начали углубляться в историю возникновения нашего мира. Собственно говоря, тоже не очень увлекательно. Я немного разочаровалась. Строила великие планы на этот день - начало своего великого обучения, и в итоге получилось совсем не то, что ожидала.
  Когда уроки закончились, Лиззи решила подождать меня, когда я зашла к директору за своим наказанием.
  Я тихо постучалась и вошла в кабинет.
  - Можно? - спросила я.
  Директор Шреморд сидел за столом и с напряженным видом изучал бумаги, лежащие перед ним.
  - Да, Этна, входи.
  Я прошла вглубь кабинета и скромно остановилась между двумя черными стульями. Какое-то время директор не обращал на меня внимания, и я тем временем рассматривала окружающую обстановку. Затем он резко поднял голову и откинулся на спинку кресла.
  - Значит так, - сказал он. - Твое наказание - уборка в старом архиве, в библиотеке.
  Я медленно кивнула. Вроде, звучит не так уж плохо.
  - Займешься этим в выходные, чтобы не отвлекаться от учебы, поэтому отменяй все свои планы, - посоветовал директор.
  В общем-то, никаких планов не было. Разве что поездка домой.
  - А...
  - Эффелина уже получила свое наказание, - перебил мужчина. Я планировала задать совсем не этот вопрос. Но мне стало интересно, что в виде наказания досталось ей? - Я буду вынужден сообщить твоему отцу о случившемся.
  Я мгновенно напряглась, сцепив руки за спиной. Было бы глупо умолять директора не делать этого.
  Поэтому я снова кивнула.
  Директор Шреморд издал тяжелый вздох и обратил на меня задумчивый взгляд.
  - Жаль, что ты попала в такую ситуацию, - кажется, это прозвучало искренне.
  Я виновато сжала губы, борясь с желанием низко опустить голову и не смотреть на директора.
  - Я уже говорила, это вышло не специально, - забормотала я. - И...
  - Жизнь, Этна, она не простая. И в ней нам часто приходится сталкиваться с недоброжелателями. Твоя жизнь еще сложнее, и соответственно в ней больше людей, которые хотят как-либо навредить тебе. Но если ты будешь реагировать на каждого, то, что от тебя останется? Что останется от твоей силы? - директор снова сделал вздох. - Ты должна быть выше этого. Научись закрывать на таких... провокаторов, как Эффелина, глаза. Игнорируй. Занимайся своей учебой. Уважающий себя Страж не станет позволять другим влиять на него. Страж - это в первую очередь личность, полагающаяся только на самоконтроль и внутреннюю силу. Терпение - залог успеха. Запомни это.
  Взгляд директора Шреморда смягчился, и он слабо улыбнулся мне.
  - А теперь ступай. Я полагаюсь на твое понимание.
  - Хорошо, - я попятилась к выходу. - До свидания.
  - Приятного вечера.
  Я вышла из кабинета, и наткнулась на Лиззи.
  - Ну, что он сказал?
  - Библиотека. Архив. Пыль. Уборка, - пояснила я. - А еще он расскажет обо всем моим родителям.
  Лиззи состроила сочувствующую гримасу.
  - Мда.
  - Ладно, - я встряхнула головой. - Пошли в общежитие.
  
  Итак, самое время подвести итоги.
  В первый же учебный день я чуть не вылетела из Академии. И об этом сообщат моему отцу. В выходные меня ждет уборка в пыльном старом архиве библиотеки...
  А так же у меня появился враг. Даже несколько.
  Принц Воздушной Стихии, похоже, положил на меня глаз.
  Я увидела вблизи того темноволосого парня, запавшего мне в душу. И мы почти познакомились.
  Что ж, насыщенное начало учебного года.
  
  ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
  
  Время истекало. День свидания с Бальтазаром близился. Мне как никогда хотелось замедлить ход времени. Начиная со второго дня в Академии, я продумывала план по избеганию встречи с принцем, и делала это вместо того, чтобы сосредоточиться на учебе.
  В четверг во время "Истории Стихий" мне в голову неожиданно пришел план, который я тут же изложила Лиззи.
  - Ты ненормальная, - прошептала подруга, с опаской поглядывая в сторону златовласого профессора, разъяснявшего о первых поселениях народа Тхар на землях Острова Стихий.
  - Я не пойду с ним на свидание, - отозвалась я тем же шепотом.
  - И ради этого ты готова...
  - Тшшш! - шикнула я, приложив указательный палец к губам. - Не здесь.
  Лиззи закатила глаза.
  - Ты в деле? - спросила я.
  Подруга покачала головой, наверняка считала меня идиоткой.
  - Куда ж я денусь, - вздохнула она.
  Я озарилась довольной улыбкой.
  - Класс! Подробности после этого урока.
  - Ага. Стратег...
  
  План был прост.
  Проследить за Бальтазаром, желательно до его комнаты, и выждать, когда он отлучится. А затем прокрасться внутрь и забрать Лузарнака.
  Да, это было рисковано, тем долее в моем положении. Но всю неделю я вела себя хорошо, как и Эффелина. Мы пересекались несколько раз в коридорах Академии, бросали друг на друга раздраженные взгляды, но на этом все заканчивалось.
  Лиззи считала мою идею бредовой. И она не понимала, почему я готова идти на такой риск, лишь бы избежать свидания с принцем.
  - Он милый, - говорила она. - И я видела, как он смотрел на тебя. Знаешь, ты ему стопроцентно нравишься.
  - А вот он мне - нет, - брякнула я, когда мы притаились за углом, наблюдая за группой парней в белых пиджаках, среди которых находился Бальтазар. Они стояли у перил и что-то оживленно обсуждали.
  Бальтазар учился на третьем - предпоследнем - курсе Факультета Воздуха.
  - Неправда, - сказала Лиззи.
  - Правда.
  Я услышала, как подруга устало вздохнула.
  - Я была права, когда говорила, что настала твоя очередь втягивать нас в неприятности.
  - Ага...
  Проходившие мимо ученики вопросительно косились на нас, но я не обращала на них внимания.
  Бальтазар и его друзья громко рассмеялись, и на секунду он повернул голову в нашу с Лиззи сторону. Я тут же прижалась к стене и вцепилась в руку Лиззи.
  - Ай! - пискнула она. - Больно, Этна!
  Я разжала пальцы.
  - Прости... Я просто волнуюсь.
  - Отлично. Тогда давай не будем ничего делать. Ты просто погуляешь с Бальтазаром, и все будет хорошо.
  - Не пойду я с ним гулять, - нахмурилась я.
  - Что в этом такого?
  - Просто не хочу.
  - Я тебя не понимаю. Тебя же никто не заставляет целоваться с ним на первом свидании и клясться в вечной любви.
  Я мгновенно зарделась, представив поцелуй с Бальтазаром.
  - Этого никогда не случится, - пробормотала я и высунула голову из-за угла.
  Бальтазар попрощался со своими одногруппниками и направился к лестнице. Я дернула Лиззи за руку, и мы на полусогнутых коленях поползли за ним. Бальтазар спустился по ступенькам, приветливо махнул какой-то блондинке, прошел через главный зал и вышел за дверь. Схватив подругу за запястье, я потянула ее за собой. Пришлось бежать, чтобы не потерять парня из вида.
  Расслабленной походкой принц шествовал к мужскому общежитию. Следовать за ним стало сложнее, так как вокруг было открытое пространство. Ни деревьев, ни кустов, ни лавочек. Поэтому мы обошли Академию, но не отошли от нее. Пришлось наблюдать за Бальтазаром на большом расстоянии.
  Он дошел до входа в общежитие, распахнул дверь. Оттуда вывалился какой-то рыжеволосый парень и, увидев Бальтазара, широко улыбнулся. Они начали разговаривать. Только спустя несколько минут Бальтазар вошел внутрь, а рыжеволосый парень бодрой походкой направился к женскому общежитию.
  - У меня кое-какая идейка, - сказала я.
  - Теперь мне не нравится, когда ты так говоришь, - пробормотала Лиззи.
  Я ухмыльнулась.
  - Доверься мне.
  - Конечно.
  Я побежала к тому рыжеволосому парню и чудом успела нагнать, когда он собирался миновать порог женского общежития.
  - Эй! Привет! - окликнула я его.
  Рыжеволосый остановился и развернулся ко мне.
  - Эээ, привет? - неуверенно отозвался он.
  Запыхающаяся Лиззи остановилась у меня за спиной.
  - Как будто нам мало пробежек на "Боевом искусстве", - промямлила она, тяжело и громко дыша.
  Это точно. Нас заставляли много бегать.
  - Слушай, ты знаешь, в какой комнате живет Бальтазар? - не стала медлить я и спросила прямо.
  Рыжеволосый задумался на секунду.
  - В триста шестой кажется... - он почесал затылок, переведя взгляд к земле, размышляя и вспоминая. - Да. Да. Точно! Триста шестая комната, четвертый этаж.
  Я мимолетно улыбнулась парню.
  - Спасибо.
  - Да не за что, - ответил он, тихо ухмыльнулся и зашел в общежитие.
  Я повернулась к Лиззи.
  - Ну, и как ты собираешься следить за ним дальше? - поинтересовалась Лиззи. - Проторчать весь день в мужском общежитии? Тебя заметят! И... с чего ты взяла, что Бальтазар вообще решит куда-либо выйти? Может, именно сегодня ему захочется весь день просидеть в комнате?
  - Но я должна попытаться, - простонала я.
  Лиззи недовольно вскинула руками.
  - Ладно. Но если попадемся, я убью тебя.
  Я горько засмеялась.
  - Боюсь, директор сделает это раньше тебя.
  
  Прежде чем приступить к главной части операции по извлечению Лузарнака из комнаты Бальтазара, мы с Лиззи зашли к себе, чтобы переодеться. А затем отправились в мужское общежитие. По коридорам то и дело пробегали парни. Нам не удалось остаться незамеченными. Пока мы поднимались на четвертый этаж, трое пыталось познакомиться с нами. Одному Лиззи назвала свое имя и улыбнулась, потому что посчитала его симпатичным. Обычный парень с карими глазами и каштановыми вьющимися волосами. Но у Лиззи слабость к парням с кудряшками, и это всегда казалось мне странным в ней.
  Нам повезло, так как мы не наткнулись на коменданта.
  Комната Бальтазара находилась в самом конце коридора, поэтому наблюдать было не совсем удобно. Сначала мы решили притаиться у лестницы, но так нас легко было заметить. Нужно что-то придумать.
  - Давай зайдем к кому-нибудь, - предложила Лиззи.
  - С ума сошла? - сказала я.
  Да, прятаться в комнате незнакомых парней, чтобы поджидать другого незнакомого парня... далеко не отличный план.
  - Будем ждать здесь, - вздохнула я.
  Лиззи отстранилась от стены и опустила руки.
  - Пошли хотя бы в туалет. Подождем там.
  Я повернулась к ней.
  - Что ты так смотришь на меня? - спросила Лиззи. - Туалет находится ближе к его комнате, и периодически будем выглядывать, чтобы следить за тем, вышел твой Бальтазар, или нет.
  Недовольная ее последними словами, я свела брови вместе.
  - Он не мой.
  - Ну да, ну да... Так что? Идем в туалет?
  Это было ошибочным решением. В мужском туалете жутко воняло. Лиззи, зажав ладонью рот и нос, с отвращением оглядывалась по сторонам.
  - Какой тут беспорядок! - искаженным голосом воскликнула подруга.
  Я поморщилась и прислонилась к раковине, которая, скрипнув, отвалилась. Раздался грохот, и мы с Лиззи подпрыгнули в испуге. А затем фонтаном полилась вода, и брызги летели во все стороны. Мы отскочили назад и вжались в угол.
  - Ты сломала раковину! - пискнула Лиззи.
  Ошарашено глядя на кусок керамики, я громко сглотнула.
  - Я не... Я не знаю, как это вышло... Видимо, она уже была сломана...
  - Ну, или у тебя такая тяжелая задница, - Лиззи нервно захихикала, смахивая с лица капли воды.
  Я метнула на нее обиженный взгляд, но через несколько секунд тоже засмеялась.
  - Вода бежит... Нужно как-то остановить ее, - наполовину успокоившись, сказала я. - Давай снимем кофты и заткнем трубу.
  Я стянула с себя кофту, и на мне осталась футболка. Лиззи с неохотой проделала то же самое.
  - Это моя любимая кофта, - захныкала подруга.
  Я с ужасом смотрела на огромную лужу воды.
  - Лиззи, давай скорее. Мы сейчас все здесь затопим!
  Неожиданно в дверь кто-то постучался. Мы с Лиззи замерли.
  - Вот блин, - пробормотала Лиззи.
  Я на носочках подошла к раковине и поскользнулась. Мне чудом удалось устоять на ногах и не расшибить себе голову о кафельный пол. Я скомкала кофту и воткнула ее в место, откуда лилась вода.
  - Эй, кто там? - раздался приглушенный голос парня. - Что за грохот был? Эй? - Молчание. - Ригз, ты, что ли? - парень начал издавать смешки. - Все-таки сломал раковину, - он и вовсе рассмеялся. - У тебя руки не из того места растут! А я предупреждал тебя не заходить в туалет хотя бы сегодня... Эх. Ладно, открывай. Посмотрим, может, можно сделать что-нибудь.
  Лиззи бесшумно засмеялась, как и я. Она подошла ко мне и поверх моей кофты положила свою.
  - Не помогает, - простонала подруга.
  Парень по другую сторону двери стал дергать за ручку.
  - Ты там провалился в унитаз? Ригз?
  Мы были мокрыми. Наши джинсы, футболки, волосы, лицо, руки. Весь туалет залило водой. Вдруг Лиззи прошептала:
  - Я не могу,
  И она выпустила звонкий смех, зародившийся глубоко в душе, наружу.
  Парень затих.
  - Ригз, почему ты ржешь? И почему у тебя смех, как у девчонки?
  Несмотря на всю плачевность ситуации, я не выдержала и тоже громко захохотала.
  - Какого... - произнес парень. - Тут вода! Ригз! - заорал он и стал тарабанить по двери. - Открывай! Что ты там наделал?!
  Мы с Лиззи смеялись, как дикие, несколько минут. А вода продолжала хлестать сквозь две кофты.
  - Я зову коменданта, - пробормотал парень.
  Послышались отдаляющиеся шаги, и мы затихли.
  - Надо сваливать, - сказала Лиззи.
  - Ага. Самое время.
  Я осторожно открыла дверь и выглянула в коридор. Стекающие капли воды щекотали кожу и вызывали мурашки.
  - Никого нет, - сказала я Лиззи.
  Та кивнула.
  - Что с кофтами делать будем?
  - Ну точно не оставим здесь. Так нас вычислят.
  Лиззи усмехнулась.
  - Не верю, что мы ввязались в это.
  Я тоже не верила. Я себя не узнавала. Я же спокойная и тихая Этна, которая боится неприятностей, как обычный человек огня.
  Мы выбрались в коридор и стали оглядываться.
  - Возвращаемся в общежитие, - прошептала Лиззи.
  Я остановила ее за руку.
  - Бальтазар, - сказала я.
  - Издеваешься?! Нас могут поймать!
  - Нас и до этого могли поймать.
  - Этна! - Лиззи выпучила глаза, уставившись на меня. - Мы... сырые! Мы только что сломали раковину! Если директор узнает, что ты была в этом замешана, тебя точно вышвырнут из Академии!
  - Я должна забрать из комнаты Бальтазара этого чокнутого Лузарнака, - отозвалась я почти умоляюще.
  Лиззи открыла рот, как раздался дверной скрип за моей спиной. Подруга, глаза которой на мгновение округлились от неожиданности, толкнула меня обратно в туалет, где все было залито водой.
  - Что ты делаешь? - спросила я.
  Лиззи закрыла дверь и уставилась на меня.
  - Там был Бальтазар, - пробормотала она быстро.
  Мое сердце беспокойно екнуло в груди.
  - Он... нас увидел?
  - Не успел.
  Я издала облеченный вздох.
  Мы затихли на минуту, вслушиваясь в звуки из коридора. Кто-то прошел мимо туалета, но остановился. Я перестала дышать, прижавшись к двери. Одна секунда. Две. Три. Десять. Бальтазар (я была уверена, что это он) пошел дальше, издав громкий раздраженный вздох.
  В кроссовках неприятно булькала вода, когда я зашевелилась и покинула туалет. Лиззи следовала за мной. Мы осторожно дошли до конца коридора и остановились у комнаты Бальтазара.
  - Стой на страже, - сказала я подруге. - Если вдруг увидишь, что кто-то идет, постучи четыре раза.
  Лиззи кивнула.
  - Поняла.
  Я сжала руки в кулаки и набрала полную грудь воздуха.
  - Ну, ни пуха.
  Я развернулась и осторожно потянула на себя ручку светлую деревянной двери. Под бешеные удары сердца я вползла в комнату и сконцентрировала внимание на поиске клетки, в которую Бальтазар заключил Духа, но не могла не отметить, что здесь было уютно и чисто. Похоже, принц следит за порядком. Чистюля. Интересно, он убирается сам, или заставляет кого-то? В комнате находилась еще одна кровать. Вероятно, Бальтазар прибегает к услугам своего соседа.
  Я прошла вглубь комнаты, скрипя кроссовками, и остановилась. Меня пробивала дрожь волнения. Бальтазар мог вернуться в любой момент. Нельзя было медлить.
  Но голос, раздавшийся в следующую секунду, все значительно упростил:
  - В мрачной темнице сижу я один,
  Ой, погибну я здесь, погибну...
  Хочу воздуха свежесть ощутить,
  И красным пламенем мир взбудоражить.
  Расплавить крылья, кружить над луной,
  Пока темнота не накроет волной.
  Дайте воздуха сделать глоток...
  Помогите несчастному духу.
  Иначе погибну я здесь. Ой, погибну...
  Лузарнак пел песню. Точнее, тянул все слова, приходящие ему на ум, превращая их в мелодию.
  Я ухмыльнулась, вычислив, откуда исходил знакомый печальный голос. Левая половина комнаты, невысокий книжный шкаф у окна и рядом с аккуратно застеленной кроватью, нижнее отделение.
  Я прошла туда и распахнула дверцу. Внутри не было ничего, кроме какой-то большой штуки, накрытой плотной черной тканью. Похоже, это и есть клетка, в которой завывал Лузарнак. Я нагнулась, чтобы достать клетку. Она была тяжелой. Я закрыла дверцу нижнего отделения ногой и поставила клетку на кровать.
  - А у тебя худо с рифмой, - сказала я, резко сдернув черную плотную ткань.
  Огненный шар задрожал и заметался по тесной попугайной клетке.
  - Смерть! Смерть! Смерть! - закричал Дух.
  - Это всего лишь я, - я вздохнула.
  - Это всего лишь ты, - повторил Лузарнак тихо, а потом снова завопил: - Смерть! Смерть! Смерть!
  Я закатила глаза.
  - Ты уже мертв.
  Огненный шар опустился вниз и прижался к железным прутьям.
  - Я знаю, что мертв, - проговорил он мрачно. - Пришла за мной? Забрать меня?
  - Отправить туда, откуда мы тебя вызволили.
  Лузарнак издал свистящий вздох и медленно закружил по клетке.
  - Ну ладно. Забирай. Это место все равно не лучше Забвения. В Забвении нет этого напыщенного принца!
  - Бальтазара? - вырвалось у меня.
  Я взяла на руки клетку и накрыла ее черной тканью.
  - Ну да. Бальтазара, - скучающе отозвался Дух.
  Я направилась к двери.
  Лиззи вся извелась, ожидая меня. Когда я вышла, она нервно грызла ногти.
  - Слава богу! Ты достала его! - воскликнула она.
  - Тише!
  - Ой... - подруга прижала ладонь ко рту. - Слушай, пойдем уже отсюда. Меня и так уже двое парней заметили. Один спросил, пришла ли я к Бальтазару. Я спросила у него, что, якобы, к нему так часто ходят девушки? А парень ухмыльнулся и ответил, что...
  - Лиззи, - перебила я ее. - Пошли.
  - Ага! Пошли.
  - А ты, - я обратилась к Лузарнаку, - помалкивай, ясно?
  Дух проворчал:
  - Два сапога пара! Что ты, что принц! Тот тоже заставлял меня молчать! Никакой свободы действий и уважения к старшим! Нельзя же так...
  - Можно, - хмыкнула я.
  - Эх, ну и злые вы, люди.
  - Советую тебе немедленно заткнуться! - пригрозила ему Лиззи. - Ты сбежал от нас!
  - Я хотел свободы, - простонал Лузарнак.
  - Из-за тебя я пошла на крайние меры, - прорычала я. - Если бы мне не пришлось гнаться за тобой, я бы не познакомилась с Бальтазаром, он бы не стал шантажировать меня тобой, чтобы я пошла с ним на свидание. И я бы не сломала раковину, следя за ним, чтобы украсть тебя и избежать свидания. Так что ты во всем виноват!
  - Да! - поддержала Лиззи.
  - Уууу, - прогудел Дух. - Женщины... всегда найдете, кого обвинить...
  - Замолчи! - хором с Лиззи крикнули мы.
  - Все, все, молчу.
  Нам удалось покинуть мужское общежитие незамеченными.
  Когда мы вернулись в свою комнату, Лиззи принялась искать книгу заклинаний, чтобы вернуть Лузарнака обратно в Забвение.
  Я поставила клетку с запертым Духом на стол и побежала в ванную, взяла полотенце и укуталась в него. Затем вернулась в комнату. Я была безгранично рада, что все мой план сработал, правда, не без сбоев. Ну ничего. Главное, Лузарнак сейчас у нас, и очень скоро мы избавимся от него.
  "Хах! Шах и мат, Бальтазар. Я провела тебя" подумала я про себя и довольно улыбнулась.
  - Вот! Я нашла заклинание, - объявила Лиззи.
  Чтобы отправить Лузарнака в Забвение, нам так же требовалось подготовиться к ритуалу.
  Пока Лиззи расставляла свечи, чертила магические знаки на доске, я сидела напротив клетки и смотрела на Духа.
  - Нагулялся? - спросила я.
  - Нагулялся, - пробурчал Лузарнак. - Если бы не твой принц...
  - Он не мой!
  - А вот он думает, что твой. И ты его. Все уши прожужжал, какая принцесса красивая, и бла-бла-бла...
  Уголки моих губ медленно поплыли вверх.
  - Правда?
  - Правда-правда. Я даже рад, что больше никогда его не увижу и не услышу! Надоел он мне! Ох, как надоел!
  - Кстати, Лузарнак, за тобой должок! - сказала Лиззи.
  - Какой еще должок? - испугался Дух. - Я никому ничего не должен!
  - А вот и нет. Ты обещал предсказать наше будущее в обмен на свободу. Раз ты уже нагулялся...
  - Я был взаперти! - обиженно перебил Лузарнак.
  - Раз ты уже нагулялся, - настойчиво повторила Лиззи, - то будь бодр, говори, что нас ждет в будущем.
  - Я не могу делать это в клетке! Мне нужна свобода.
  - Ага! Разбежался! Больше мы на твои стоны и жалобы не поведемся. Давай, предсказывай будущее, или просидишь взаперти вечность! И будешь слушать наши женские разговоры.
  Я приглушенно хихикнула.
  - Ты исчерпал лимит нашего доверия к тебе, приятель, - сказала я. - Так что... чье будущее предскажешь первым?
  Дух Лузарнак плавно подпрыгнул вверх, а затем осел на дне клетки.
  - Тебя, наглая девчонка, ждет успех, - лениво начал он.
  Лиззи метнула мелком в клетку.
  - Кого ты назвал наглой?!
  Лузарнак злорадно рассмеялся.
  - А... что там про удачу? - пробормотала Лиззи позже.
  Она подошла к столу и взяла мелок.
  - Удача, удача, - Дух стал рисовать "восьмерку" в воздухе. - Ужасное слово. Противное слово. Бесполезное слово.
  - Хватит строить из себя философа! - прорычала подруга.
  - Ты грубая, но не жестокая, - вздохнул он.
  - Спасибо, Нострадамус, но это и без тебя знаю.
  - Доброта твоя сделает свое дело. Ждет тебя счастье. Долгая жизнь. Мужа вижу. Детей. Эмм, - Дух задумался, - двое детишек. Мальчик и... мальчик. Два мальчика. Будешь ты довольна жизнью.
  Предсказание Лузарнака смягчило Лиззи, и она расслабилась.
  - Точно видишь? - улыбнулась подруга.
  - Да зачем же мне лгать?
  - Ладно. Что еще скажешь?
  - Да все я сказал.
  - Этого мало. Так не интересно. Давай еще что-нибудь говори. О! скажи, каким мой муж будет? Красивым? Хм, конечно же, красивым, я бы никогда не вышла замуж за урода.
  Я ухмыльнулась.
  - Красивым, красивым, - подтвердил Лузарнак. - И детки у вас тоже красивыми будут.
  - Жаль, я хотела девочку, - сказала мне Лиззи. - Ну ладно. Мальчики тоже хорошо, - она отвернулась к Лузарнаку. - А где я буду жить? Ну, в смысле, здесь, или в мире людей?
  Дух ответил не сразу:
  - Вижу я бескрайние равнины, ослепительное солнце, чувствую запах океана... И лица, на которых маски... - он замолчал. - Мир людей. Судьба твоя связана с миром людей.
  Улыбка Лиззи растянулась до ушей, и она запрыгала на месте, хлопая в ладони.
  - Я же говорила! Я буду жить в мире людей! В нормальном мире! Ура! Ура! Ура!
  Я замерла, чувствуя раздирающее ощущение радости и неопределенности.
  - А как же я? Я... тоже буду жить в мире людей, или моя судьба - быть Стражем? - спросила я.
  Я хотела, чтобы Лузарнак подтвердил второй вариант моего будущего. Но... в этом случае, у нас с Лиззи разные дороги. А я всегда представляла будущее, в котором она играет незаменимую главную роль.
  Я скрестила пальцы, ожидая ответа Духа.
  Огненный шар одним рывком переместился вперед, его пламя щекотало прутья. Я пристально смотрела на него, и у меня вновь возникло ощущение, как тогда, когда мы только-только выпустили Лузарнака, что он пытается заглянуть ко мне в душу.
  - Пустота, - вдруг произнес он.
  Щемящее беспокойство прокралось в сердце и заключило его в стальную ловушку.
  Лиззи перестала прыгать.
  - Что это значит, Дух? - потребовала она.
  - А то, - низко и скорбно пропел Лузарнак. - Готова ты слушать пророчество свое, королевская дочь?
  Утратив дар речи, я напряженно кивнула.
  - Ну, слушай.
  
  Слезы кровью омоют твой дом.
  И ворон черный взмахнет крылом...
  Веточке жизни со Смерти клеймом
  Не суждено узреть финал иной.
  История эта коротка и сложна:
  Та, в чьем сердце пылает огонь,
  В схватку жестокую вступит со злом...
  Предчувствие бури окутает мир,
  Искра Забвения ее поглотит.
  Жизнь сквозь пальцы ускользнет,
  Душа упорхнет... Вкус Небытия сладок, как мед.
  Бедная девочка канет во мрак.
  Все. На этом конец. Нет пути назад...
  
  В комнате царила тишина, но в моих ушах стоял грохот. Каждый удар сердца напоминал взрыв вселенной. Одна за другой, они взрывались внутри моего хрупкого тела.
  Это было плохое предсказание. О смерти, как я поняла. Но... что оно могло значить? С каким злом я вступлю в схватку?
  На меня навалилась вся тяжесть осознания. Я вздрогнула.
  - Я... умру? - прошептала я, разорвав тишину в клочья.
  Лузарнак молчал.
  - Столь печальный конец вижу я у тебя, - отозвался, наконец, Дух.
  Я растерянно захлопала ресницами, пытаясь не упустить ниточку здравого смысла, исчезающего в бурном потоке спутанных мыслей.
  - Да что ты такое говоришь? - пробормотала Лиззи надрывающимся голосом.
  Маска паники застыла на ее лице, и она в беззвучном стоне раскрыла губы.
  - Какая еще смерть?! Слушай сюда, ты, ничтожный шар из огня! - Лиззи подлетела к клетке и встряхнула ее вместе с Духом. - Что за чушь ты несешь?! Этна не умрет, слышишь!
  - Ай-ай-ай! Осторожно! Осторожно! - завопил Лузарнак. - Успокойся, ненормальная!
  - Ты совсем страх потерял?! - еще сильнее разозлилась Лиззи. - Вот сейчас я окуну тебя в ледяную воду, посмотрим, как ты запоешь!
  - Только не в воду! - Дух отпрыгнул к задней стороне клетки.
  - Тогда быстро объясняй свое предсказание!
  - Не буду я ничего объяснять! Вы злые и неблагодарные! Не стану помогать!
  - Не станешь, значит... Ну ладно. Пойдем, освежимся.
  И Лиззи потащила клетку с Лузарнаком в ванную. Она включила воду и сунула Духа под кран. Раздалось яростное шипение огня и дикий крик Лузарнака.
  - Изверг! - кричал он. - Ошибался я! Не добрая ты! Злая! Злая!
  Лиззи отвела клетку в сторону, Лузарнак с несчастным видом катался по дну и плакал.
  - Нытик, - фыркнула подруга. - Если не будешь отвечать, я оставлю клетку в наполненной ванне.
  - Умрет она, умрет! - рявкнул Дух. - Скоро и мучительно. Тьма ее поглотит. Зло пустит свои чары, и принцесса даже не заметит этого. Отстрочить это невозможно. И предотвратить тоже. Судьба - вещь постоянная. Что решила, то и будет. А надумаете идти против нее - только хуже сделаете. Смиритесь. Смиритесь. Смиритесь.
  - Катись в Забвение со своими советами!
  Лиззи выскочила из ванной и с грохотом поставила клетку в центре круга свечей.
  - Пойдем, - сказала она мне, - пора прощаться с этим всезнайкой.
  Все еще отуманенная предсказанием, я сползла со стула и на четвереньках добралась до круга. Лиззи села напротив меня, кинула последний взбешенный взгляд на Лузарнака и принялась читать возвратное заклинание. Я повторяла за ней слова, но думала о том, что в скором времени меня ждет смерть.
  Стоило ли верить в предсказание Духа Огня?
  Я не знала ответ на этот вопрос. Но мне было страшно. Очень страшно.
  Когда заклинание было прочтено, Лузарнак стал медленно растворяться.
  - Спасения нет, - сказал он мне напоследок. - Встретимся в Забвении.
  И Дух исчез.
  
  ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ
  
  Это были адские выходные.
  Во-первых, я пережила самую ужасную уборку в своей жизни. Я надышалась пылью в субботу, когда отбывала свое наказание в старом библиотечном архиве, и кашляла весь вечер.
  Во-вторых, родители узнали о том, что произошло у меня с Эффелиной и, так скажем, они не в восторге. Особенно мама. Даже боюсь представить, что бы она со мной сделала, если бы в момент, когда ей сообщали о том, что ее дочь чуть не превратила в горстку пепла другую ученицу, я находилась где-то поблизости. Наверно, я сама бы превратилась в пепел.
  В-третьих, я, кажется, простыла, хотя я никогда не болела. По крайней мере, я не помню такого. У меня появился насморк и заболело горло. Прекрасно. Все воскресенье я провалялась на кровати и страдала от простуды. Вероятно, это из-за того, что я промочила ноги в день, когда вызволяла Лузарнака из комнаты Бальтазара.
  Предсказание Духа не выходило у меня из головы. Я думала об этом постоянно, я едва ли не начинала бредить.
  В воскресенье утром, когда я проснулась и поняла, что не могу нормально говорить из-за боли в горле, то мне показалось, что я умру от простуды. Ужасно...
  Лиззи настоятельно рекомендовала мне забить на сумасшедшего Огненного Духа, но я не могла. Вот посмотрела бы я на нее, если бы ей предсказали скорую и страшную смерть от схватки со Злом! Лиззи гораздо впечатлительнее меня, и она бы перевернула все миры, чтобы добиться ответов на волнующие ее вопросы.
  И, да, я не пришла в полночь, как просил Бальтазар, на место, где "свела нас судьба" (так он мне сказал в среду; точнее он вылавливал меня в коридорах на переменках каждый день и напоминал о свидании), и не встретилась с ним. Ведь Лузарнак на тот момент уже блуждал по бесконечным просторам Забвения. Мне оставалось надеяться, что странный принц поймет о моем нежелании ходить с ним на свидания и отстанет. Тем более я заболела, так что все равно бы никуда не пошла... вообще не вышла бы из своей комнаты.
  
  Я видела кошмар, и он был невероятно реалистичным. Сон въелся в мою кожу, словно отравляющая кислота, разлился жгучим ядом по телу, и заполнил каждую клеточку естества. Я оказалась во власти непроглядного процветающего мрака, с нещадной мощью губящего все светлое и хорошее.
  Существо, не имеющее четких очертаний, но огромное, было соткано из черного клубящегося дыма. Это был не человек и не животное. Нечто. Оно нависло надо мной, и я почувствовала себя крохотным и ничтожным насекомым. Темная сила существа впиталась в мое сознание, одурманивая его ароматом забвения.
  Вот оно - зло. Без лица, без плоти, но вездесущее, сильное.
  Это Нечто надвигалось на меня, уничтожая безопасность. Я была беззащитна перед тьмой.
  Зло кружилось вокруг меня и напевало песню:
  
  Бедная девочка канет во мрак.
  Все. На этом конец. Нет пути назад...
  
  Раз за разом оно произносило последние слова предсказания Лузарнака, вгоняя меня в тупик.
  Одно мгновение.
  Я почувствовала резкую боль, после чего мое тело словно стало не моим. И я увидела себя со стороны. Моя копия лежала на траве, глаза, не выражающие эмоций, смотрели в ночное беззвездное небо. Я была мертва.
  Затем я услышала противный звук. Это победно смеялось Зло.
  Ко мне кто-то подбежал. Склонился над моим безвольным телом и стал рыдать.
  Это был парень. Со светлыми волосами.
  Жаль, что я не могла видеть его лица.
  Все стало темнеть и отдаляться.
  А потом я проснулась. Вынырнула из тьмы и увидела перед собой светлый потолок нашей с Лиззи комнаты. Громко сглотнув, я скинула с себя одеяло и первым делом устремила взгляд на окно. Только светало. Лиззи, тихо посапывая, спала рядом на своей кровати, уткнувшись лицом в подушку. Я небрежно вытерла капельку пота со лба и осторожно покинула постель.
  Ну и приснится же такое! Неужели, меня теперь и по ночам будет преследовать предсказание Огненного Духа? Достаточно того, что я постоянно думаю об этом.
  На носочках, чтобы не разбудить Лиззи, добравшись до ванной комнаты, я заметила, что у меня пропал насморк, и горло не болело. Прекрасно! А я надеялась побыть страдающей жертвой простуды хотя бы до конца этого дня. А что, я могла бы сослаться на свою болезнь, когда Бальтазар подошел бы ко мне, чтобы спросить, почему я не явилась на свидание.
  Вот черт. Как всегда не вовремя.
  Я набрала горячую ванну и залезла в нее на час. Торопиться было некуда, ведь я соскочила очень рано.
  
  Дружной женской компанией мы шли по коридору второго этажа Академии и смеялись над шуткой Рен, когда кто-то неожиданно подхватил меня за локоть.
  - Привет всем, - прозвучал над ухом знакомый лукавый голос. - Я украду ее на пару минут? - обратился он к моим подругам.
  - Эээ, ладно, - растерянно отозвалась Лиззи.
  Принц увел меня в сторону, чтобы на нас никто не натыкался, и мы могли спокойно поговорить.
  Я вздохнула и подняла голову.
  - Здравствуй, Бальтазар, - пробормотала я.
  Мне было стыдно смотреть ему в глаза. Ведь я была в его комнате, а он об этом не знал, украла Лузарнака, не пришла на свидание...
  - Кое-что произошло, - невозмутимым тоном произнес блондин, продолжая прямо смотреть на меня. И его взгляд показался мне настолько глубоким и пронзающим, словно он уже обо всем догадался и теперь испытывал на прочность мою совесть. Брр. Жуткий взгляд.
  - И что же? - спросила я, скрестив руки на груди. Самое главное - сохранять равнодушный вид.
  Бальтазар кратко выдохнул и скопировал мою позу, только у него это получилось по-настоящему непринужденно.
  - Дух Лузарнак куда-то исчез, - ответил он.
  Вот. Пора изображать из себя ничего непонимающую Этну.
  - Как? - я в притворном ужасе округлила глаза, уставившись на Бальтазара.
  Его блудливые губы дрогнули в улыбке.
  - Я так думаю, это произошло во время моего отсутствия, в пятницу. После занятий. Кто-то пробрался в мою комнату и украл его.
  Украл? Забрал обратно!
  - Ты случайно не знаешь, кто бы это мог быть? - поинтересовался Бальтазар.
  Только бы не выдать себя. Только бы не выдать себя. Только бы не выдать себя
  Я резко пожала плечами.
  - Понятия не имею, - я изо всех сил старалась оставить при себе невозмутимость, но нервозность проявлялась в моем учащенном дыхании, во взгляде, неутешно метающемся с лица на лицо, но не касающегося принца Воздушной Стихии.
  - Точно? - Бальтазар изогнул свою идеальную темную бровь.
  Меня так и подбивало задергать ногой, как я делала это всегда, сильно переживая, но я сдержалась.
  - Точно. Слушай, я вообще не понимаю, почему ты спрашиваешь это у меня? Я здесь вообще не причем! Это ты его профукал! Надо закрывать комнату, или не оставлять таких ценных вещей без присмотра. Я...
  - Ты знаешь, что, когда люди лгут, они начинают говорить быстро, и их голос слегка дрожит? - поведал Бальтазар.
  Я наградила его холодным взглядом.
  - Да что ты?
  Он ухмыльнулся, опустив подбородок.
  - Слушай, у меня есть ряд фактов, доказывающих, что ты являешься инициатором похищения Лузарнака и, соответственно, тем, кто все это сделал.
  Я закатила глаза, громко фыркнув.
  - Ты ошибаешься, - сказала я.
  - Люди, говорящие мне это, обычно сами неправы, - ровно подметил Бальтазар.
  Этот парень просто невыносим!
  - Так вот. Позволь мне высказать свои мысли.
  Я махнула рукой.
  - Валяй.
  - Мне нравится, что при своем королевском статусе ты не изменяешь себе, - быстро и тихо проговорил он, а затем резко и шумно втянул в себя воздух и выпрямился. - Итак, факт первый. Я не знаю людей, кому бы так сильно нужен был Лузарнак, кроме тебя, - Бальтазар прислонился спиной к стене и засунул руки в карманы брюк. - Второй факт заключается в том, что ты не хотела идти со мной на свидание, и я посмел предположить, что именно ты причастна к исчезновению Духа. Ведь если нет Духа - нет свидания. Согласись, это как-то подозрительно. В-третьих, мой хороший друг Людвиг поделился интересным фактом. Он сказал, что в тот день слышал голоса девушек из туалета, которые, по всей видимости, и сломали раковину.
  Я замерла.
  Все-таки сдали нас...
  - Тщательно проанализировав всю информацию, я пришел к одному единственному выводу, - произнес Бальтазар, сдерживая улыбку.
  Несколько секунд щекочущего нервы молчания.
  - Признаешься сама, что незаконно пролезла в мою комнату, или все-таки мне придется заставить тебя сказать это? - спокойно уточнил он.
  Я медленно выдохнула и осторожно взглянула на него из-под опущенных ресниц.
  Имеет ли сейчас смысл пытаться оправдываться и отрицать?
  - Раскусил меня, да?
  - Ага, - кивнул Бальтазар. - Ты не пришла на свидание, - он стал загибать пальцы, перечисляя. - Ты украла Огненного Духа.
  - Это ты украл его! - перебила я.
  - Серьезно? - вверх взлетела его вторая бровь.
  Нет, это было не так.
  Я опустила глаза, признав в поражении в битве взглядов. Бальтазар победил.
  Он загнул средний палец и продолжил.
  - Ты обманула меня. А еще сломала раковину, затопила туалет и подняла на ноги все мужское общежитие. Кстати, не только Людвиг видел двух очаровательных красавиц, одной из которых была принцесса Этна, но и парни с нижних этажей.
  Я закрыла глаза, прикусив щеку изнутри.
  - Ты расскажешь обо всем директору, да? - поникшим голосом спросила я.
  - Зачем мне нужно сдавать тебя? Это не в моей выгоде. Я придумаю кое-что другое, и ты точно не сможешь отвертеться.
  - Уж лучше расскажи директору...
  Бальтазар мягко рассмеялся.
  - Быть исключенной из Академии для тебя приятнее, чем провести несколько незабываемых часов в компании молодого, наделенного интеллектом привлекательного принца, имеющего тонкий юмор?
  - Самовлюбленный, - тихо пробубнила я.
  - Что?
  - Молодой, привлекательный, умный, с чувством юмора. А про самовлюбленность сказать забыл.
  - Ах, да, прости. Так... значит, ты желаешь, чтобы я рассказал о твоей выходке, и директор понял, что прекрасная рейна Френсиланферд не только любительница эффектных драк, но так же ломать раковины и прокрадываться в чужие комнаты? Боюсь, Шреморд такого не выдержит, - Бальтазар вздохнул в притворном сожалении.
  Я нахмурилась.
  - Ты не добьешься моей симпатии путем шантажа, - процедила я.
  - Ошибаешься, - уверенным голосом возразил он. - Думаю, с такой девушкой, как ты, как раз такой метод и нужен.
  Я фыркнула.
  - Я так не думаю.
  - Мне виднее, - заявил Бальтазар.
  - Да, да, простите, Ваше Всевидящество.
  Я закатила глаза, наблюдая за тем, как Бальтазар смотрит на меня, словно на маленькую глупую девочку, которая ничего не понимает в любви, симпатии, отношениях...
  - До свидания, Бальтазар, - попрощалась я и развернулась, собираясь уйти.
  Но неожиданно принц взял меня за локоть, останавливая.
  - Ты все равно будешь моей, - произнес он тихо.
  Я громко сглотнула, встретившись с его светло-голубыми глазами вблизи.
  - Не разбрасывайся подобными заявлениями, Бальтазар, - пробормотала я и мягко выдернула свою руку из его хватки. - Падать больнее, когда ты уверен, что этого не случится.
  Его губы скривились в медленной предостерегающей улыбке.
  - А я всегда уверен в том, что обещаю себе. И другим. Так что ты будешь моей. Рано или поздно, но это случится. Вот увидишь.
  - Я не собираюсь ничего видеть.
  - Хорошо. Но... запомни мои слова, Этна.
  - Непременно.
  - Доброго дня, принцесса, - он развернулся ко мне спиной и скользящей элегантной походкой устремился прочь. - И... я загляну к тебе вечерком, поболтаем, обсудим дальнейшие планы... наши планы.
  Значит, вечером я должна куда-нибудь смыться.
  Я не ответила, быстро отвернулась и зашагала по коридору, желая как можно скорее затеряться среди учеников.
  
  Я ужасно завидовала Лиззи, так как после занятий в Академии она отправилась в общежитие и завалилась спать, а я... мне предстояло посетить еще один урок. "Общее боевое искусство", на котором будут ученики со всех Факультетов Стихий.
  Мне не очень нравилась мысль, что придется полтора часа проводить в компании не совсем приятных людей, с которыми за неделю обучения в Академии у меня, так скажем, сложились не самые приятные отношения. Списки учащихся вывесили сегодня после обеда, поэтому я знала, с кем буду на нововведенном занятии. И среди этих имен не было Лиззи. Нас, как и говорил директор, разделили на группы. Та, в которой я, будет заниматься по понедельникам. А группа, в которую попала Лиззи, по средам. Вот это печально. Но все не так уж и противно. Со мной из нашего Факультета будут ходить Рен и Ирас. По крайней мере, скучать не придется. Я надеюсь...
  - Ты переоделась? - раздался голос Рен за кабинкой.
  Я завязала шнурки кроссовок и открыла дверцу.
  - Да. Готова.
  На Рен была такая же форма, что и на мне: черные тренировочные штаны из эластичного материала, красная футболка, кроссовки и сверху спортивная кофта.
  - Вот, держи, - Рен протянула мне резинку для волос.
  Да. А я не подумала, что нужно убрать волосы, потому что с ними изучать боевые приемы не очень удобно.
  - Спасибо, - поблагодарила я и взяла резинку.
  Я подошла к небольшому зеркалу в раздевалке и убрала волосы в высокий хвост. Прежде чем уйти, окинула свое отражение беглым взглядом, затем Рен вытащила меня из помещения в коридор.
  Урок "Общего боевого искусства" будет проходить на улице, ведь нам придется использовать свою Стихию в сочетании с борьбой, а это двойне... втройне опаснее, чем использование Стихи, к примеру, на "Правилах самоконтроля".
  У выхода из Академии нас ждал Ирас.
  - Все уже собрались, - сказал он, поправляя очки. - Ждут только нас.
  - Ой, - отмахнулась Рен. - Подождут еще пару минут!
  Я хихикнула, и мы втроем поспешили к тренировочным площадкам за общежитиями. На одной из них столпились ученики. Среди них я сразу выделила фигуру, наиболее раздражающую меня.
  Эффелина Айрис будет заниматься вместе со мной. С одной стороны, в этом есть свои плюсы. Это ведь урок, где обучаются борьбе. Значит, я могу надрать пятую точку этой выскочке, и мне за это ничего не будет. А так же есть и минусы. С тем же успехом Эффелина может причинить вред мне.
  Помимо нее в нашей группе оказался парень с Факультета Воздушной Стихии. И это, к сожалению, не Бальтазар, потому что, если ставить того и этого в сравнение, то Бальтазар превосходит первого во всем, особенно в манерах общения. Этого напыщенного кретина с идиотским чувством юмора зовут Ториас, и он считает себя невероятно остроумным и крутым. Что ж, удачи ему.
  Мое настроение приблизились к критической отметке, когда я увидела и Кларантину - копию Эффелины, только ее волосы были светлыми, точнее серыми с голубоватым отблеском, и это было по-настоящему странным. Я никогда не видела такого оттенка волос. Кларантина с Факультета Воды, как и Эффелина, и они всегда ходят вместе.
  - Какой каламбур, - пробормотала Рен, наклонившись к моему уху.
  - Ага...
  Я судорожно втянула в себя воздух и подняла подбородок.
  В нашу сторону обратились взгляды остальных учеников, и я почувствовала, как Ирас напрягся. А вот Рен старалась выглядеть расслабленной, хотя ей тоже было немного некомфортно. Интересно, как со стороны выглядела я?
  - Надо же, кто соизволил прийти, - раздался гадкий голос Ториаса.
  Я метнула в его сторону ледяной взгляд.
  Он стоял в кучке вместе с Эффелиной, Кларантиной и еще каким-то парнем в белой футболке. Меня так и подмывало сказать ему что-нибудь в ответ, но я сдержалась. С меня пока достаточно конфликтов.
  Мне вспомнились слова Лиззи о том, что со временем неприятная атмосфера вокруг моего имени рассеется, и все станет нормально. К моему превеликому несчастью, она ошиблась. Все становилось только хуже. С каждым днем возрастало количество колких комментариев, издевок и мелких проказ. Уверена, если бы не мое поистине королевское терпение, я бы вылетела из Академии из-за бесчисленных драк.
  - Что, неожиданно разучилась отвечать, а, принцесса? - сказала Эффелина, натянув на лицо злорадную улыбку.
  О, ей-то я непременно отвечу!
  - Прошу, хватит говорить, у тебя, вон, яд капает, - отозвалась я.
  Эффелина убрала с лица свою мерзкую улыбочку и нахмурилась.
  - Ты... - зашипела она, но ее кто-то толкнул.
  Парень, проходящий мимо, задел ее плечом, и она подалась вперед. Эффелина упала бы, если бы ее не поддержала Кларантина.
  - Эй! Смотри, куда прешь! - заорала Эффелина, как ненормальная.
  И у кого, говорится, не в порядке с психикой?
  Рен, не стесняясь, громко засмеялась, да и я не смогла удержаться от смешка.
  - Ой, извини, мне так жаль, - саркастично отозвался мой заступник.
  Высокий парень крепкого телосложения поднял голову, и я увидела его лицо. Это был он. Тот красавчик-шатен с гипнотизирующей силой взгляда. Я почувствовала легкое онемение, когда встретилась с его глазами и увидела медленно расплывшуюся улыбку. Шатен микроскопически кивнул мне и пошел дальше.
  На миллиард внезапно вспыхнувших вопросов я смогла найти только один косвенный ответ.
  Этот парень будет со мной в группе.
  - Итак, ученики, прошу, все внимание на меня! - прозвучал громкий низкий голос.
  Я с неохотой оторвала взгляд от широкой спины шатена, и мы с Рен и Ирасом подошли ближе к остальным ученикам. С трудом разглядев лицо преподавателя, я тихо ахнула. Перед нами стояло живое воплощение мужества, отваги, властности и сексуальности. Это был молодой мужчина лет двадцати восьми с эффектной внешностью. У него были блестящие слегка вьющиеся волосы цвета вороньего крыла, легкая щетина, квадратные четко очерченные скулы, упрямый подбородок, классической формы нос, брови "домиком", пухлые малиновые губы. И глаза. Большие, синие, сосредоточенные.
  Преподаватель (у меня даже язык не поворачивался так называть его) вызвал бурную реакцию у всех девушек, присутствующих здесь. Они стали перешептываться, и их взгляд из любопытного превратился в хищный. Еще бы. Такой лакомый кусочек... эмм, так бы сказала Лиззи. Это ни в коем случае не мои мысли. Да, моей подруге он бы пришелся по душе.
  - Приветствую всех, - громко объявил мужчина... парень... как же его называть? - Меня зовут Лайт, и я буду вести у вас урок "Общего боевого искусства". Мы будем видеться с вами каждый понедельник. Занятие длится полтора часа.
  - И это чертовски мало, - простонала Рен. - Я готова заниматься с ним хоть весь день.
  Я хихикнула и увидела, как Ирас закатил глаза.
  Лайт, расставив ноги на ширине плеч и сцепив руки за спиной, оглядел нашу группу внимательным взглядом.
  - Цель наших тренировок будет заключаться в том, чтобы вы смогли знать силу других Стихий и уметь противостоять ей, - стал пояснять он. - Должен сказать, подобный вид занятий больше нигде не преподается. Академия Стражей на Острове Стихий стала в прямом смысле первооткрывателем. Возможно, многие из вас не разделяют необходимость ввода "Общего боевого искусства", как это посчитал директор Шреморд. Однако я хочу сказать, что Страж должен быть готов ко всему.
  - Но как вы собираетесь обучать нас этому? - спросил кто-то. - В смысле, вы обладаете какой-то одной Стихий, но... что делать с другими?
  - Да! - подала голос Эффелина. - В чем ваш секрет? - ее голос стал кокетливым.
  Лайт одарил ее теплой улыбкой.
  - Хороший вопрос. Все очень просто, на самом деле. Я обладаю четырьмя Стихиями, - заявил он. - Плюс к этому, видом боевого искусства Сарг-нем.
  Послышались удивленные охи и ахи. Ничего не просто! Обладать четырьмя Стихиями могли лишь маги, принадлежащие к самому древнему народу Эруэцейв. А боевое искусство Сарг-нем вообще знают лишь единицы! Уму непостижимо! Да кто же такой этот Лайт? С таким могущественным великим даром, который является настоящей редкостью в нашем мире, не становятся преподавателями в Академии! Просто быть такого не может!
  Уверена, не я одна подумала об этом, однако никто не решился спросить об этом напрямую.
  Лайт дал ученикам выговориться, затем объяснил примерный план тренировок до Нового Года и сказал нам разбиться на пары. Естественно, я встала с Рен, но Лайт настоял на том, чтобы мы выбрали себе напарника с другого Факультета. Ученики растерялись, поэтому он принял на себя всю ответственность и лично составил пары. Выбор преподавателя многих заставил негодовать, но я лишь обрадовалась... потому что моим напарником стал тот шатен.
  Парень скромно встал напротив меня и, чуть склонив голову вниз, протянул мне руку.
  - Меня зовут Сейлан. Наконец, мы познакомились.
  Я ощутила прилив смущения, трепета и необъяснимого счастья, разлившегося волной по всему телу и сделав его в несколько раз легче. Мне показалось, что я вот-вот оторвусь от земли и упорхну, скроюсь в пышных вечерних облаках.
  - Привет, - пролепетала я и пожала его руку. Она была теплой и сильной. Как приятно! - Я Этна.
  Уголки губ Сейлана приподнялись выше.
  - Знаю.
  Мы разжали руки, и горький туман огорчения окутал мой разум.
  - Внимание, ученики! - призвал Лайт, хлопнув несколько раз в ладони. - Сейчас мы будем отрабатывать приемы защиты. Эй, ты, да, ты, подойди ко мне, - он жестом руки позвал к себе парня в коричневой футболке. Факультет Земли. Парень остановился рядом с преподавателем и неуверенно огляделся. - Встань напротив, - тот встал, и Лайт торсом повернулся к ученикам. - Внимательно наблюдайте и, пожалуйста, не отвлекайтесь. Защита себя и ваших будущих клиентов очень важна, ведь по большей части вы будете именно защищать, а не нападать. Так что старайтесь ничего не упустить, потому что на кону ваша жизнь.
  И Лайт показал первый прием. По технике исполнения он был несложным, подобное мы отрабатывали на уроке "Боевого искусства". Лайт сказал повторить этот прием на своем напарнике.
  Я повернулась лицом к Сейлану, который с любопытством смотрел на меня.
  - Нападай, - сказал он мне.
  Сначала я растерялась, но заставила себя сосредоточиться. Кивнула сама себе и шагнула вперед, заведя руку за спину. Размахнулась. И... промахнулась. Я даже не попала по напарнику. Вот стыд! Сейчас он подумает, что я даже на элементарный прием не способна...
  - Ничего, - сказал Сейлан. - Давай еще раз. Я встану поближе.
  Он сделал шаг вперед и возвысился надо мной. При этом взгляд его по-прежнему покоился на моем лице, и это вгоняло в краску. Я пыталась выглядеть спокойной и сконцентрированной, но его присутствие (я сама не понимала, почему) выводило из строя.
  - И не заводи руку так далеко, - добавил Сейлан.
  - Хорошо, - прохрипела я.
  Он улыбнулся мне и кивнул.
  Я совершила еще одну попытку и попала в грудь Сейлана. Точнее мой кулак не долетел до его тела, так как парень ловко перехватил мою руку в воздухе, мягко, но молниеносно прокрутил меня, и вот я уже оказалась прижатой к нему спиной.
  - Неплохо, но не хватает силы, - сказал Сейлан мне в ухо.
  Его теплое дыхание щекотало левую щеку, и я не смогла сдержать легкого смеха.
  - Эй, здесь, вообще-то, драться нужно, а не обниматься! - послышался комментарий Рен, находящейся неподалеку от нас.
  Ой. И правда... но мне было так приятно ощущать бережные объятия Сейлана, что даже промелькнула мысль наплевать на урок, и на продвижения, и намеренно раз за разом промахиваться, чтобы вот так меня ловили.
  "Ну все, окончательно размякла" проворчал мой внутренний голос.
  Сейлан отпустил меня, и я повернулась к нему лицом. Мои щеки зарделись, я чувствовала, как пылает лицо. Боженьки...
  - Давай еще раз, - предложил Сейлан.
  Я, правда, старалась задеть парня, но либо у меня вообще нет ловкости и сил, либо мой напарник такой умелый. Скорее всего, второе... или первое. Второе и первое.
  Лайт несколько раз проходил мимо нашей пары, давал мне советы, ставил в правильную позу... только меня. Сейлан спокойно стоял напротив и скучающе ждал, когда тот уйдет, чтобы мы могли продолжить. Парень был в отличной форме. Сила проглядывалась в чертах его лица, в движениях, в словах. Если бы я не знала, что Сейлан первокурсник, то подумала бы, что он Страж.
  Под конец занятия я запыхалась, а моему напарнику хоть бы что. Он даже удостоился похвалы преподавателя.
  - Встречаемся в следующий понедельник! - объявил Лайт ученикам. - Вот вам задание: повторить приемы, которые сегодня изучали. На следующем занятии совестим их с силой ваших Стихий. Всем хорошего вечера. До свидания.
  Я вытерла с лица пот и запрокинула голову. Не могла надышаться. Грудь горела, в ребрах кололо... а ведь это только начало!
  - Неплохо позанимались, - услышала я рядом голос Сейлана.
  Я распахнула глаза и посмотрела на него.
  - Да. Наверно... Ну, для тебя это было неплохое занятие, а вот для меня... - я издала тяжелый вздох.
  Сейлан усмехнулся и стянул с себя темно-коричневую кофту. Когда он делал это, его футболка задралась, и мои глаза мгновенно переместились на полоску смуглой кожи и нижние кубики пресса. Громко сглотнув, я заставила себя отвести взгляд.
  Ко мне подбежала Рен.
  - Уфф! Как я устала... Пошли? - спросила она.
  Я мельком взглянула на Сейлана, который закинул кофту на плечо и в ответ посмотрел на меня.
  - Эээ, иди, я догоню, - пробормотала я.
  Краем глаза я увидела легкое замешательство на лице девушки. Она пожала плечами и убежала с Ирасом. И зачем я вообще это сказала? Зачем осталась стоять рядом с Сейланом? Чтобы поговорить? Но о чем?
  Глупо...
  Около минуты я нерешительно переминалась с ноги на ногу, и Сейлан выглядел так же неуверенно. Что я делаю?
  - Ты... хорошо дерешься, - вдруг сказала я.
  Сейлан ухмыльнулся.
  - Да-а. Было время, чтобы потренироваться, - его глубокий голос приобрел задумчивый оттенок. Затем парень встряхнул головой, быстрым движением руки провел по волосам и широко улыбнулся мне. - Ты тоже неплохо двигаешься, только тебе не хватает чуть-чуть ловкости, - он показал пальцами это "чуть-чуть", - ну, и немножко силы.
  - По-моему, ты сильно преуменьшаешь, - фыркнула я.
  - Да нет! Правда. Поверь мне, я вижу твой потенциал. Тебе нужно просто больше тренироваться.
  По телу растеклось тепло, и я нерешительно улыбнулась.
  - Правда?
  - Абсолютно!
  Я смущенно засмеялась.
  - Спасибо.
  - Не благодари за правду.
  Я посмотрела ему в глаза.
  - Хорошо.
  Губы Сейлана расплылись в спокойной улыбке.
  - Хорошо.
  Мы направились к общежитиям, и Сейлан завел разговор.
  - Лайт кажется хорошим преподавателем, - сказал он.
  Я пожала плечами. Я не разбиралась плечами.
  - Наверно. Да.
  Сейлан, увидев мою растерянность, понимающе кивнул.
  - Тебе, наверно, нелегко? - спросил он, понизив голос.
  Я повернула голову в его сторону.
  - О чем ты?
  - Я о...
  В следующую секунду случилось непредвиденное.
  Я поскользнулась (понятия не имею на чем) и начала падать вперед. Во время полета я увидела огромную лужу, которой до этого не было. Я упала прямо в нее. Грязная вода попала в нос, рот, уши... Мое лицо утонуло в луже, как и все тело.
  А затем кто-то взял меня за руку и дернул вверх.
  - Это я и имел в виду, - донеслось до меня бормотание Сейлана. - Как ты? Не ушиблась?
  Если только мое самолюбие...
  Я стояла на дрожащих ногах, не шевелясь, с зажмуренными глазами. Я боялась открыть их. Боялась увидеть лицо Сейлана, боялась увидеть его усмешку, усмешки других... Чувство стыда нахлынуло на меня со скоростью снежной лавины, и я затерялась в нем. Так не хотелось возвращаться в реальность. Хотелось ущипнуть себя, чтобы проснуться ночью в нашей с Лиззи комнате.
  - Этна, посмотри на меня, - попросил Сейлан.
  Я чувствовала, как его пальцы осторожно скользят по моим рукам.
  Униженная. Уничтоженная. Раздавленная.
  Я распахнула глаза и громко стиснула зубы. Сейлан, увидев мое выражение лица, пошатнулся назад. Должно быть, тот еще видок. Капли грязной воды стекали по моим щекам, падали вниз с подбородка и впитывались в промокшую одежду. Какое-то время я смотрела на ничего не понимающего Сейлана, а затем резко повернула голову вбок.
  Эффелина, Кларантина и Ториас стояли неподалеку и смеялись. Надо мной. Лужу сделала Эффелина, или кто-то из ее дружков, но скорее всего именно она. Этой гадюке вновь удалось опозорить меня! Ненавижу. Как же я ее ненавижу. Но больше всего я ненавидела ее за то, что она выставила меня настоящей идиоткой и неудачницей перед Сейланом.
  Она поплатится за это. Прямо сейчас.
  Внезапно вспыхнувшая ярость ослепила меня, и глаза покрылись полупрозрачной красной пеленой гнева. Сжав руки в кулаки, я развернулась всем телом в ее сторону и, оттолкнув голос разума, ринулась к ней.
  Плевать. На все. Лишь бы заставить эту дрянь испытать такое же чувство неловкости. Лишь бы доказать ей, что со мной не стоит шутить. Я принцесса, да. Мне не положено драться и вообще ввязываться в различные передряги. И возможно после того, что я сейчас собиралась сделать с Эффелиной, меня точно выгонят из Академии. Плевать. Моя гордость нуждалась в отмщении.
  Температура моего тела резко подскочила. Я ощущала жгучий жар во всем теле. Сила Стихии пульсировала во мне, заглушая удары сердца. Я чувствовала, что вот-вот взорвусь или взору что-нибудь... кого-нибудь.
  Кто-то сжал мое запястье, останавливая. Только я хотела вырваться, как за спиной раздался тихий ровный голос:
  - Они того не стоят.
  Сейлан.
  Я моргнула, и красная пелена сошла с глаз. Стихия утихла, и я громко выдохнула. Мир снова стал блеклым. Медленно развернувшись к парню, я взглянула в его серые глаза. Он смотрел на меня с сожалением и сочувствием. У меня задрожал подбородок, обида сжала в тиси мое сердце, и на глаза выступили слезы.
  Я не хотела плакать перед Сейланом, не хотела показывать свою слабость Эффелине и ее друзьям, как это чуть не случилось в прошлый раз. Никто не увидит меня слабой. Никто.
  - Все хорошо, - произнесла я робким полушепотом.
  Сейлан не отпускал меня.
  - Они не стоят этого, - громче повторил он, словно пытался внушить эти слова.
  Я кратко кивнула и сжала в тонкую линию высохшие горячие губы.
  - Мне надо идти.
  - Я провожу тебя, - сказал Сейлан.
  - Не стоит...
  - Пожалуйста. Позволь мне проводить тебя, - он наклонил голову, чтобы видеть мое лицо. Когда я посмотрела в его глаза, то увидела искреннее желание помочь.
  Я не могла отказать парню, которому мгновенно и без усилий удалось усмирить мой гнев и неконтролируемую Стихию.
  - Ладно.
  Сейлан неуверенно улыбнулся, и мне вдруг захотелось прижаться к нему, уткнуться лицом в его грудь, ощутить силу и теплоту его объятий. Я хотела быть в безопасности. Лишь одни объятия даровали мне это ощущение. Объятия отца. Я представила, как бы отреагировал Сейлан, если бы я сейчас прижалась к нему. Мне так хотелось... но это была неисполнимая мечта. Я надеялась, - сейчас, по крайней мере.
  - Пойдем, - Сейлан потянул меня вперед.
  Он проводил меня до общежития, и все это время мы молчали. Одежда неприятно прилипала к коже, я тихо стучала зубами, но не от холода, а от непонимания и обиды, а еще от злости.
  - Этна!
  Я подняла голову, когда услышала этот голос. Бальтазар. Он стоял у входа в женское общежитие, видимо, ждал меня, ведь обещал зайти вечером, чтобы поговорить. Только его мне сейчас не хватало!
  Отойдя от стены, Бальтазар направился к нам, на его бледном лице застыло недоумение. В кристально-голубых глазах вспыхнуло замешательство, удивление и... раздражение? Когда он подошел ко мне, его взгляд переметнулся на Сейлана, который все еще держал меня за руку.
  - Что произошло? - этот вопрос был адресован мне, однако принц не сводил похолодевших глаз с Сейлана. - Почему ты так выглядишь? - наконец, Бальтазар взглянул на меня, и раздражение тут же испарилось.
  Меньше всего мне сейчас хотелось объяснять ему причину, из-за которой я выглядела, как промокшая бездомная кошка.
  - Давай потом, ладно? - вяло попросила я.
  - Кто это сделал с тобой? - Бальтазар пропустил мою просьбу мимо ушей. - Он? - в похолодевшем голосе промелькнуло презрение, и он небрежно кивнул подбородком в сторону Сейлана.
  - Нет. Это не он. Успокойся. И... что ты вообще здесь делаешь?
  Растерянный принц немного расслабился.
  - Ждал тебя, - его голос стал мягким. - Хотел поговорить.
  - Как видишь, сейчас не самое лучшее время для разговоров, - пробурчала я и повернулась к Сейлану. Улыбнулась ему. - Спасибо, что проводил.
  Сейлана ничуть не смущало присутствие Бальтазара.
  - Не за что. Будь осторожней, ладно?
  - Хорошо.
  - До завтра, Этна, - он отпустил мою руку, кинул быстрый взгляд на Бальтазара и, развернувшись, ушел.
  Вздохнув, я пошла к общежитию.
  - Почему ты шла с ним? - недовольно спросил принц, сравнявшись со мной.
  - А почему мне нельзя идти с ним? - вопросом на вопрос ответила я.
  Бальтазар оказался в тупике и замялся.
  - Ты точно в порядке? - он задержал меня, когда я собиралась войти в дверь.
  Я старалась сдерживать желание нагрубить ему внутри себя, ведь он ничего плохого мне не сделал.
  - Пожалуйста, Бальтазар. Мне, правда, не хочется говорить об этом, - сквозь зубы проговорила я.
  Принц с беспокойством глядел на меня, а затем его рука неуверенно коснулась моего лица. Я вздрогнула и машинально отстранилась. Бальтазар поджал губы, выказывая свое расстройство, и убрал прилипший локон волос со щеки.
  - Как пожелает моя принцесса, - произнес он.
  Его слова, сказанные таким грустным голосом, заставили меня чувствовать себя виноватой.
  - Спасибо за понимание.
  Принц опустил руку и убрал ее в карман темных джинс. Мы стояли около минуты друг напротив друга и молчали.
  - Пока, Бальтазар, - сказала я, собираясь уйти.
  - Постой!
  Ну что еще?
  Я остановилась.
  - Кто этот парень? - спросил он.
  Я закатила глаза.
  - Мы вместе будем ходить на урок "Общего боевого искусства".
  Бальтазар медленно кивнул.
  - Это точно не он сделал с тобой?
  - Я же сказала, что нет!
  - Ладно, извини.
  - Слушай, мне надо переодеться, так что я пошла.
  - Конечно, иди, - быстро проговорил принц, нахмурившись. - До встречи, Этна.
  - Пока.
  И я ушла, оставив его стоять на одном месте и смотреть мне в спину.
  
  ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ
  
  Вставать следующим утром было страшно. Точнее появляться в Академии. Страшно становилось от мысли, что Эффелина со своими друзьями продолжать кидать в мой адрес издевательские шутки. А она умна. Совершает все свои коварные планы так, что уличить ее в этом невозможно.
  Лиззи была в бешенстве, когда я пришла вчера вечером, сырая и грязная, и рассказала о том, что Эффелина продолжает вести войну против меня. Я с трудом уговорила подругу остаться в комнате, так как она всерьез собиралась идти к Эффелине и устроить разговор своих кулаков с ее лицом.
  Но благодаря этому кошмару я поняла, что Сейлан заботливый, и хороший, и добрый, понимающий, милый, не такой, как они... Он не засмеялся надо мной, даже не заикнулся о том, что я неудачница. Наоборот. Он взял меня за руку и не отпускал.
  Мысли об этом разбавляли облака ненависти, нависшие надо мной, и становилось проще думать об учебе в Академии. Я была уверена, что Сейлан не оставит меня, если увидит, как Эффелина или кто-нибудь в очередной раз станут издеваться надо мной. Он будет рядом, а это в какой-то неуловимый момент стало для меня главным.
  Я клялась себе, что не влюблюсь, ибо это мешает моей главной мечте. Только учеба. Только одна цель - стать достойным Стражем. Но без любви, похоже, не обойдется. Мне оставалось лишь надеяться, что она будет взаимной.
  
  Лиззи бросала в мою сторону вопросительные взгляды, когда мы шли по главному залу Академии. Я плыла с задумчивой улыбкой на губах и думала о Сейлане.
  - Эй, принцесса, о ком мечтаешь? - наконец, спросила Лиззи.
  Я усмехнулась, не взглянув на нее. Ее вопрос остался без ответа.
  - Ясно все с тобой, - вздохнула подруга. - Я все равно узнаю, кто он.
  - Она, наверно, мечтает обо мне, - возник голос из неоткуда.
  Я заморгала, и дымка расслабленности растворилась, как и образ улыбающегося Сейлана, застывшего перед моими глазами.
  - О, Бальтазар, привет! - обрадовано воскликнула Лиззи и посмотрела через меня.
  Я отрешенно повернула голову вправо и увидела бодрого принца Воздушной Стихии.
  - Здравствуй, мечта моя, - блондин ласково улыбнулся мне.
  - Привет, - пролепетала я растерянно. Как у Бальтазара получается так неожиданно появляться?!
  - Ну, эмм, ладно, вы разговаривайте, а я... мне, в общем, надо отойти... вон туда, - пробормотала Лиззи, и в следующую секунду ее уже не было рядом с нами.
  - Как ты себя чувствуешь после вчерашнего? - заботливо спросил Бальтазар.
  Я отвела взгляд от удаляющейся фигуры Лиззи и посмотрела на принца.
  - Нормально. Спасибо, что напомнил.
  Улыбка сползла с лица принца, и он опустил длинные ресницы.
  - Извини. Не хотел расстраивать тебя. Просто... я мог бы помочь тебе.
  Я не удержалась и вскинула брови.
  - Помочь?
  - Да, - кивнул принц.
  - Зачем тебе помогать мне? - прямо спросила я.
  - Ты мне нравишься, - прямо ответил он.
  - Странно...
  - Мне нравятся красивые люди. Я не понимаю, что может быть в этом странного? - Бальтазар пожал плечами.
  - Нет. Странно, потому что ты не кажешься человеком, который станет разбрасываться своими добрыми намерениями направо и налево, помогая совершенно незнакомым людям.
  - Да ладно тебе, Этна! Мы знакомы с тобой, причем хорошо. И... кто сказал, что я действую из добрых побуждений? - глаза Бальтазара хищно сверкнули. - По крайней мере, - его взгляд пробежался по мне, - я уж точно не испытываю благих намерений относительно твоего тела.
   - Что? - я потеряла дар речи. Мои щеки вспыхнули от смущения.
  Бальтазар, увидев мое выражение лица, звонко рассмеялся, запрокинув голову.
  - Я просто пошутил, дорогая, - сказал он, глядя на меня с озорством. - Шутка, Этна. Это шутка. Не воспринимай всерьез.
  - В каждой шутке есть доля правды, - пробормотала я, хватая ртом воздух.
  - Не спорю, - согласился Бальтазар. - Так что насчет моей помощи?
  Я даже думать не стала.
  - Нет. Спасибо. Справлюсь сама.
  Бальтазар вздохнул с сожалением.
  - Одно твое слово, и я сотру всех, кто причинил тебе боль, в порошок.
  От его веселого настроя не осталось и следа. Принц говорил серьезно, и это немного настораживало и пугало.
  - Что у тебя сейчас? - поинтересовался Бальтазар, вновь став непринужденным.
  Удивительная способность так быстро переключать эмоции...
  Я встряхнула головой.
  - "Основы Стихии Огня", - ответила я.
  - Пойдем. Я провожу тебя.
  Первый урок прошел спокойно. А вот на втором случилось кое-что ужасное. На занятии по самоконтролю Стихии, когда мы пытались образовать небольшую огненную сферу и попытаться удержать ее в изначальном состоянии как можно дольше. То есть, она не должна была угаснуть, но и не должна была взорвать кабинет.
  Со мной произошло как раз второе.
  Слава богу, никто не пострадал.
  От первых парт остались обугленные щепки. Мои одногруппники забились в углы и смотрели на меня, выпучив глаза. А я... моя одежда сгорела, поэтому пришлось немедленно бежать в общежитие, чтобы принять душ, смыть с себя пепел и избавиться от запаха гари, а так же переодеться. Мне сказали, что завтра принесут новую форму, а остаток занятия придется проходить в обычной одежде.
  Хорошо, что директор отсутствовал, но преподаватель по "Самоконтролю" пообещал, что ничего не расскажет ему. Подобное тому, что я вытворила, случается нечасто, но все-таки происходит, поэтому я не должна переживать по поводу отчисления. Вот если бы я училась в Академии не первый год, то немедленно бы оказалась за ее пределами к концу дня. А так выброс Стихии обусловлен недостаточным количеством опыта.
  Мне надо лучше стараться.
  На "Боевом искусстве" я чуть не сломала руку. Сегодня просто не мой день. Под конец занятия меня отправили в лечебную часть, там мне перебинтовали кисть и дали выпить противный горький отвар. Медсестра сказала, что он способствуют ускорению заживления растяжения.
  Я шла на обед расстроенная и угрюмая, но улыбка сама собой расплылась на моем лице, когда я увидела Сейлана. Он стоял у входа в столовую со скрещенными руками на груди и куда-то внимательно смотрел.
  Я тихо подошла к нему.
  - Привет, - сказала я.
  Сейлан вздрогнул и перевел взгляд на меня.
  - Ты меня напугала, - выдохнул он и расслабил плечи.
  Я усмехнулась.
  - Извини. Не хотела.
  - Ничего страшного, - Сейлан отвернулся.
  Внутри меня зазвенел беспокойно колокольчик. Сегодня Сейлан выглядел не так дружелюбно, как вчера. Я стояла рядом с ним несколько минут, и парень игнорировал меня, даже ни разу не взглянул в мою сторону. Борясь с непониманием, побуждающим горькие слезы, я пыталась найти ответ. Может быть, он понял, что от меня стоит держаться подальше, что я аутсайдер, и меня многие ненавидят в стенах Академии? Хотя должно быть наоборот. По крайней мере, в человеческом мире люди бы делали все, чтобы подружиться с теми, у кого богатые родители, бизнес, у кого есть власть и слава.
  - Все нормально? - спросила я.
  Нет. Мне не хотелось навязываться Сейлану, но самое худшее для меня - терзаться в сомнениях. Лучше узнать все прямо здесь и сейчас.
  - Да, - отозвался Сейлан.
  Я поджала губы, не зная, что еще сказать. Да что я вообще могу ему предъявить? В чем он виноват? Да ни в чем! Он не обязан общаться со мной, как с самым лучшим человеком в мире. Он не обязан разговаривать со мной, улыбаться мне и прикасаться...
  А может у Сейлана просто плохое настроение?
  - Понятно, - прошелестела я, устремив невидящий взгляд на забитую учениками столовую.
  Зря я рассчитывала на дружбу с этим парнем. Зря я мечтала, что, может быть, Сейлан чувствует ко мне что-то, хотя думать о таком рано, ведь мы официально познакомились только вчера вечером. Но как это объяснить моему глупому сердцу? В этой схватке чувств и здравого смысла разум проигрывает.
  - Ничего личного, Этна, - вдруг произнес Сейлан.
  Я резко вскинула голову, посмотрев на парня. Его лицо сохраняло невозмутимый вид, и лишь глаза стали беспокойно метаться, выражая волнение.
  - Я просто не хочу вмешиваться в ваши отношения, - добавил он.
  Я свела брови вместе.
  - О чем ты?
  - О тебе и твоем парне. Не хочу лезть и все портить. Мне проблемы не нужны.
  - Погоди-погоди... какой еще парень? У меня нет парня!
  Сейлан, разомкнув губы, повернулся ко мне, наконец.
  - То есть, нет? А как же тот блондин? Принц, кажется? Его ведь Бальтазар зовут? Вчера вечером, когда мы разошлись, он выловил меня в общежитии и ясно дал понять, что у вас крепкая любовь, и чтобы я на метр к тебе не приближался. Нет, не подумай, что я его испугался. Просто если так и есть, я не стану вмешиваться. Если вы любите друг друга...
  Я больше не могла слушать это.
  - Да нет никакой любви! - горячо воскликнула я. - Я и Бальтазар... мы не вместе. Мы никогда не будем вместе. Я понятия не имею, зачем он так сказал!
  Сейлан мрачно ухмыльнулся.
  - Похоже, он влюблен в тебя. Сильно влюблен.
  Сейчас мне было плевать на любовь Бальтазара, если она вообще существовала, если он наврал Сейлану не из-за собственнических побуждений.
  Ну ничего... сейчас он у меня получит!
  - Подожди минуту, - бросила я Сейлану и ринулась в столовую.
  Я отыскала взглядом Бальтазара, который сидел у витражных окон и разговаривал со своими одногруппниками. На что он рассчитывал, наговорив Сейлану такую чепуху?! Он вообще выжил из ума?
  Под любопытные взгляды я перебежала столовую и сходу накинулась на Бальтазара.
  - О, Этна! Какое счастье, ты решила...
  - У тебя всего одна попытка, чтобы объяснить, какого лешего ты соврал Сейлану о том, что мы встречаемся, - прорычала я, склонившись над принцем.
  Мне было все равно, что сейчас на нас смотрела вся столовая.
  Бальтазар попытался изобразить невинный шок.
  - Я не понимаю тебя, принцесса моя.
  - О, правда? Не понимаешь?! Брось прикидываться! Я все знаю! Сейлан мне рассказал.
  На несколько бесконечных секунд блондин оцепенел, сохранив в глазах удивление. А потом прекратил представление. Парни, сидевшие с ним за одним столом, с немым вопросом наблюдали за сценой.
  - Так твой новый знакомый не только трус, но и стукач, - пробормотал Бальтазар, обращаясь к самому себе. Он закатил глаза, тяжко вздохнул и лениво развернулся телом в мою сторону. - Да, я сказал это, чтобы он не лез к тебе. Этот парень мне не нравится. Ты не должна общаться с ним, Этна.
  Принц что, вообще обнаглел?!
  Я грозно нависла над ним, уперев руки в бока.
  - Позволь спросить, что привело тебя к мысли, что ты имеешь право решать за меня, с кем я должна общаться, а с кем - нет? - мой голос был спокоен и устрашающе холоден.
  - Потому что я волнуюсь за тебя, - ровно отозвался Бальтазар. - Я должен знать обо всех твоих знакомых. Для твоей же безопасности. Не злись, - он протянул ко мне руку и улыбнулся.
  Он псих, или прикидывается? Это уже паранойя какая-то!
  Я стояла и не знала, что ответить. У меня просто не было слов. Мысли превратились в один огромный спутанный клубок, неистовый жар разливался по венам, сжигая кровь и подрывая меня к опасным действиям. Сейчас я как никогда хотела поджарить Бальтазара, чтобы вправить его мозги на место.
  Прежде чем этот самоуверенный принц смог дотронуться до меня, я сделала шаг назад и постаралась вложить в свой взгляд максимум злости и враждебности.
  - А теперь слушай меня, ты, напыщенный принц Воздушной Стихии, - зашипела я. - Больше не подходи ко мне. Никогда. Не смей. Даже не разговаривай со мной. Если я увижу, что ты смотришь в мою сторону, берегись.
  Вау. Я и сама не ожидала, что получится выразить свой гнев голосом так хорошо! И любой нормальный человек понял бы и согласился. Но Бальтазар Саарум Эрибит Раунтер ответил мне смелой улыбкой.
  - Когда ты злишься, то становишься невероятно очаровательной и забавной, - проговорил он так сладко, словно намеренно пытался окончательно вывести меня из себя.
  Точно ненормальный. А я должна держаться как можно дальше от таких людей. Неизвестно, на что они способны.
  Больше ничего ему не сказав, лишь напоследок сверкнув злобным раздраженным взглядом, я круто развернулась и пошла обратно к Сейлану, который, прислонившись к стене, наблюдал за нами и умиротворенно улыбался.
  - Ты все равно будешь моей! - крикнул мне вслед Бальтазар.
  - Говори себе это почаще, - не осталась я в долгу.
  Когда я подошла к Сейлану и увидела в его взгляде вчерашнюю теплоту, с которой он смотрел на меня, мне стало лучше. Значительно лучше.
  - Я разобралась с этим лгуном, - заявила я.
  Сейлан мягко рассмеялся.
  - Да. Я видел. Лихо ты его на место поставила.
  - Спасибо, - я засмущалась.
  Сейлан оттолкнулся от стены и сократил между нами расстояние.
  - Слушай, тогда, может, прогуляемся вечером? - его голос слегка дрожал от неуверенности, и серые глаза изучали мое лицо с опасением, словно он боялся получить отказ.
  Но как я могла сказать "нет" словам, которые хотела услышать, правда, не так скоро... но это ерунда! Значит, я нравлюсь Сейлану. Значит, у нас может что-нибудь получиться, и моя симпатия не безответна.
  Внутри зародилось тепло, приятное, сильное, и оно не предвещало всплеск Стихии. Наоборот, оно даровало необъяснимое спокойствие, согревающее изнутри и заставляющее сердце биться в бешеном темпе.
  - Так... ты согласна? - Сейлан понизил голос до шепота.
  - Конечно, - выпалила я.
  Сейлан засиял и озарился широкой ослепительной улыбкой.
  - Классно. Тогда... встретимся вечером, в восемь. У восточной башни, хорошо?
  Я едва сдерживала себя оттого, чтобы не запрыгать от радости.
  - Хорошо, - лихорадочно закивала я.
  А затем прозвенел звонок. Я пропустила обед и осталась голодной. Но это было неважно, ведь этим вечером у меня должно состояться свидание с Сейланом. О большем я не могла мечтать в данный момент.
  Эх, и как тут посвятить себя учебе, если есть шанс начать встречаться с таким парнем?
  
.
.

Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"