Milton Anna: другие произведения.

Полукровка. Особенная. Глава девятнадцатая

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:

  Глава девятнадцатая
  
  Мы дошли до конца причала и остановились. Я осмотрелась вокруг и была обворожена тем, что видела. Со всех сторон озеро обрамляли высокие мрачные деревья, тянущиеся к черному небесному полотну, темная водная гладь привлекала своей таинственностью. Вдруг возникло желание прыгнуть в озеро и узнать, насколько оно глубокое. По черному небу рассыпались миллионы ярких, и не очень звезд. Но титул Королевы Ночи по праву принадлежал большой, идеально круглой белой луне, тусклый свет которой падал на воду, заставляя ее поверхность слабо мерцать.
  Здесь было потрясающе.
  ― Мы не нуждаемся в человеческих потребностях, ― голос Диего вернул меня в реальность. Я обратила на него внимательный взгляд. ― Мы можем обходиться без еды и питья. Демоны намного сильнее, быстрее, ловчее людей. У нас острый слух, зрение, благодаря которому мы можем разглядеть многие вещи, которые обычные люди не замечают. У нас хорошо развито обоняние. Я могу почувствовать любой запах в радиусе трех миль. Так же каждый человек, демон, или ангел пахнет по-своему.
  ― Ты чувствуешь всех? ― с искренним удивлением вопросила я.
  ― Да. На первый взгляд это может показаться сумасшествием, но на самом деле отличить один запах от другого очень легко. Люди пахнут приторно сладко, иногда тошнотворно сладко, особенно девушки, когда пользуются духами, ― Диего усмехнулся и посмотрел на луну. ― В запахе демонов присутствует резкость и горькая палитра ароматов, которая сразу ощущается. Но людям наш запах кажется привлекательным, ― и я вспомнила превосходный аромат, который считала его парфюмом. Значит, он не пользуются туалетной водой? Так прекрасно пахнет его кожа? О, боже. ― Ангелы пахнут первыми весенними цветами и морским бризом. А ты, ― черные глаза, обрамленные густыми длинными ресницами, переместились на меня, ― у тебя особый запах, который я не смогу ни с чем сравнить. В меру сладкий, слегка горьковатый, свежий, легкий, ― его глубокий, пронзительный взгляд проник прямиком в душу и заставил ее встрепенуться.
  Жаль, что я не могла чувствовать так же, как он.
  ― Еще мы можем распознавать, ангел это, демон или человек, ― продолжил Диего. ― От ангелов веет холодом, они излучают слабое белое свечение. Человеческий глаз этого видеть не может. Аура людей полупрозрачного красного цвета. В груди демонов пульсирует небольшой черный шар. Это его душа. Так мы видим себе подобных.
  ― Уау, ― выдохнула я, оторопело улыбнувшись. Перед Диего открывался совершенно другой мир, более глубокий, и я завидовала ему в этом. Он видел намного больше, чем любой другой человек.
  ― От тебя не исходит ничего, ― с толикой разочарования сказал Диего. ― Пустота. И я не понимаю, почему так. Ты должна иметь ауру, как и у всех людей, пока в тебе нет ангельской и демонской силы, но... что-то, видимо, пошло не так. Ты как белое пятно среди океана красных человеческих аур. Но ты была надежно укрыта от недобрых глаз, ― он намекнул на ангелов, ― раз тебя не могли найти целых семнадцать лет.
  Он замолчал ненадолго.
  ― Когда-нибудь и ты почувствуешь меня, ― тусклый свет падал на кожу Диего, делая ее неестественно бледной, в черных глазах отражалась луна, отчего зрачки приобрели серебристый оттенок. ― И увидишь здесь, ― он приложил руку туда, где находилось солнечное сплетение, ― мою душу.
  Диего смотрел на небо, а я завороженно на него. Моя голова постепенно наполнилась совершенно неуместными мыслями. Мой взгляд медленно и с удовольствием скользил по его спокойному лицу, гладкой коже, и я вдруг захотела прикоснуться к ней, убедиться, что она такая же нежная, какой я себе ее представляю.
  ― Мы можем залезать людям в голову, ― мелодичный низкий тембр Диего разрушил хрупкую тишину, ― читать их мысли, манипулировать сознанием, заставлять видеть и думать то, что хотим, внушать им. Очень полезная способность, ― губы искривились в натянутой улыбке.
  Внезапно волна холода накатила на меня.
  ― А ты...
  ― Никогда, ― прошептал он, снова не дав мне договорить.
  Напряжение медленно отступило.
  ― Даже если бы хотел, то не смог, ― добавил через несколько секунд. ― У меня не хватило бы сил на это.
  ― То есть?
  ― Видишь ли, демоны могут контролировать только человеческий разум. Сознание ангелов закрыто для нас так же, как наше для них. Так же мы не можем залезать в голову других демонов. Аналогично ангелы в головы ангелов, ― он сделал небольшую паузу. ― Я не могу проникнуть в твое сознание, хотя ты в большей мере человек, ― в его голосе промелькнуло сожаление, а я обрадовалась. Не хотела, чтобы когда-нибудь мои мысли были кем-то прочитаны. Тем более Диего. Ведь он стал занимать в них непозволительно много места.
  ― Это хорошо, ― произнесла я, сдерживая улыбку.
  ― Но есть такие демоны, силы которых хватает на то, чтобы пробираться в сознание любых существ, ― добавил Диего. Искра радости погасла. ― Это Дьявол, и два Архидемона, занимающие высшие ранги. Аббадон и Астарот. Они наиболее сильные из нас, поэтому в их власти контролировать любой разум, даже твой. По крайней мере, пока ты являешься... почти-человеком. Но неизвестно, хватит ли их способностей, когда твоя сила пробудится.
  Чудовищный холод проник в каждую клеточку моего естества, безжалостно уничтожая нервные клетки. Мне стало страшно. А что, если в моей голове все же кто-то копался?
  ― Иногда мне хочется узнать, о чем ты думаешь, ― признался Диего. ― Нет, я всегда хочу этого. Живя в мире людей, я привык видеть все их желания и страхи, их мысли. Но ты... ты для меня, как закрытая книга. И дело даже не в том, что я не могу достучаться до твоего разума. Дело в тебе самой, ― Диего сделал большой шаг ко мне и наклонил голову вниз, чтобы видеть мое лицо. ― Ты тайна, которую сложно разгадать.
  ― Ненавижу загадки, ― прошелестела я.
  ― Никто их не любит, ― спокойная улыбка появилась на его лице. ― Но они обязательно будут разгаданы. Нет ничего, чему бы ни нашлось ответа. Я надеюсь, что смогу разгадать тебя.
  В следующий миг случилось то, чего я тайно хотела, только наоборот. Диего прикоснулся кончиками пальцев к моей щеке, и та моментально вспыхнула. Сердце сделало бешеный толчок в груди и забилось с сумасшедшей скоростью. Похоже, Диего услышал это, потому что тихо засмеялся. Его пальцы скользнули вниз, очертили скулу и застыли на нижней челюсти. На тех местах, где он касался меня, пылал огонь. Было так сложно сдерживать бушевавшие внутри эмоции.
  Я понимала, что если сейчас Диего поцелует меня, то я не стану сопротивляться. Не стану ничего анализировать и взвешивать все "за" и "против". Я просто позволю этому случиться.
  ― Демоны манипулируют людьми, ― сладко зашептал он, немного приблизившись. Я затрепетала, его слова влетали в одно ухо и сразу же вылетали в другое. ― Используют их, морально истощают, заставляют страдать их сердца, ― его лицо было очень близко. Безумно близко. ― Разбивают души, ― горячее дыхание врезалось в мою кожу, и я блаженно закрыла глаза. Голос Диего, такой тихий, вкрадчивый, как у хищника, выворачивал наизнанку. ― Я разрушил много жизней, ― он заговорил громче, ― но никогда не сделаю этого с твоей, ― прошептал так тихо, что я едва его расслышала.
  Я не поняла смысл этих слов, и не хотела понимать.
  Диего резко убрал руку с моей щеки. Я тут же распахнула глаза и увидела, что он отстранился. В груди вспыхнуло горькое разочарование, смешанное с возмущением. Я ожидала, что сейчас он поцелует меня, и часть меня, отвечающая за безумные поступки, хотела этого, но ничего подобного не произошло.
  Я почувствовала слабую радость оттого, что сейчас было темно, потому что Диего не мог увидеть, как запылали и покраснели мои щеки. Когда морозный воздух прогнал огромное облако опьянения Диего, ко мне вернулся трезвый рассудок. Смущенная, я сделала небольшой шаг назад, все еще не поднимая головы.
  Мы долго стояли, смотря на луну. И каждый думал о своем. Мне бы тоже хотелось залезть в голову Диего.
  ― Домой? ― спросил он.
  Я невнятно кивнула.
  ― Мне нельзя рассказывать об этом подругам? ― мрачно спросила я, когда мы подъезжали к дому.
  ― Только представь, что с ними будет, ― сказал он с такой уверенностью, словно знал Ники и Хейли не хуже меня.
  Я поджала губы.
  ― То есть, фактически ты являешься единственным... человеком, с кем я могу говорить об этом? ― я посмотрела на него.
  ― Да, ― бодро кивнул Диего. Ему это, похоже, только нравилось.
  ― Прекрасно, ― вздохнула я.
  ― Что-то не так? ― он нахмурился.
  ― Все не так, Диего. Я вынуждена скрывать от своих лучших подруг то, кто я, кто ты, и что вообще происходит в моей жизни. Это непросто, ― я потерла переносицу. ― Я привыкла делиться с ними всем! И у них нет от меня никаких тайн.
  ― В первую очередь, скрывая это, ты защищаешь их. Им не следует знать о мире, к которому мы принадлежим. Людям вообще не нужно знать об ангелах и демонах. О том, что они действительно существует.
  ― Весь интернет кишит историями об этих ангелах. И демонах, ― возразила я.
  ― Интернет, ― фыркнул Диего. ― Ерунда. Никто всерьез не задумывается над тем, что там пишут.
  Кстати, об интернете.
  ― Я кое-что прочитала об ангелах, ― сказала я. ― Нашла несколько статей, в которых рассказывали о том, что они убивали людей, высасывая из них жизнь для поддержания своего существования, ― меня пробрала дрожь, когда я представила себе эти страшные картины. ― Это правда?
  ― Да, иногда такое случается.
  Я закрыла глаза и громко выдохнула.
  ― Мне искренне жаль тех, кто верит в то, что эти белокрылые ублюдки ― добро, ― мрачно усмехнувшись, признался Диего. Машина завернула на улицу, где находился мой дом. ― Ангелы пользуются своим положением в глазах людей, питаются их верой и жизнью. Но так поступают не все.
  ― Разве это правильно? Разве Богу все равно на это?
  С губ Диего сорвался очередной жесткий смешок.
  ― Богу плевать на людей, Эмили, ― с яростью проговорил он. ― Он давно покинул их. А они, несмотря на свои страдания, которые, кстати, происходят по его вине, потому что Его Высочеству совершенно все равно на тех, кого он создал, продолжают слепо верить в его существование и безграничное великодушие. Не понимаю, почему они так любят его? ― Диего слабо помотал головой. ― Это навсегда останется для меня загадкой.
  Покинув салон "Ауди", я неторопливо направилась к дому. Я не слышала шагов Диего, но чувствовала, что он шел за мной. Я буквально физически ощущала на своей спине его пристальный взгляд.
  Поднявшись на крыльцо, я остановилась у входной двери и развернулась к Диего лицом.
  ― Эмм, спасибо, что ответил на мои вопросы, ― смущенно поблагодарила я и робко улыбнулась.
  ― Всегда к твоим услугам, ― чуть склонился Диего.
  Я продрогла и натянула рукава олимпийки на кулаки.
  ― Иди в дом, ― тихо сказал Диего и направился ко мне.
  Мой глупый мозг решил, что сейчас он обнимет меня, или что-то в этом роде, но Диего прошел мимо, чтобы открыть входную дверь. Волна необъяснимого огорчения захлестнула меня, и я вздохнула с грустью.
  ― Пока? ― наполовину вопросительным наполовину утвердительным голосом сказал Диего.
  ― Пока, ― невнятно отозвалась я и заставила себя зайти в дом.
  Диего шире открыл для меня дверь, и я проскользнула под его рукой. Он остался стоять на крыльце. Между нами висела нерешительная тишина. Почему он не уходит? И почему я не закрываю перед ним дверь?
  В конце концов, Диего кинул мне скромную улыбку и развернулся, чтобы уйти. Я, как могла, боролась с внутренним желанием проследить за тем, как его фигура скроется во тьме, и захлопнула дверь, когда он миновал ступеньки.
  Это был странный вечер. Спокойный и даже хороший. Таким его сделал, что удивительно, Диего. Парень, который не является человеком. Парень, который вызывает у меня противоречивые эмоции. Местами ненависть, граничащую с почти-симпатией. Когда я нахожусь рядом с ним, то начинаю не понимать себя и свои чувства. Когда я с ним, эмоции против моей воли обретают контроль над рассудком.
  А это неправильно. Для меня.
  Я должна контролировать то, что чувствую.
  Мне долго не удавалось уснуть. Ближе к двум часам ночи я, наконец, закрыла глаза. И... совершенно неожиданно меня стал будить яркий дневной свет. Я разлепила глаза и протерла их, затем обратила взгляд на окно. Я увидела бескрайнее небо молочно-голубого цвета. Как? Уже наступило утро? Чтобы убедиться в своем предположении, я взглянула на часы. Одиннадцать часов. О, пресвятые угодники. Я впервые за последние месяцы спала до одиннадцати. Но что более странно ― мне не снились кошмары. Никаких ангелов и тьмы. Я чувствовала себя выспавшейся и бодрой.
  В этот прекрасный весенний и солнечный день мне хотелось сделать много дел. Готовя завтрак, я продумала, чем займусь сегодня. Я давно не делала уборку. Клэр бы в жизни мне не простила, если бы я запустила дом. Любовь к чистоте нам привила мама.
  Как и всегда, я начала уборку с гостиной, затем перешла к другим комнатам. Спальню родителей я оставила напоследок. Перед тем, как войти туда, я решительно настроила себя не плакать. Но оказавшись в комнате, где все принадлежало родителям, увидев кровать, на которой они спали, зеркало, в которое мама смотрелась каждое утро, окно, у которого она любила стоять с чашкой горячего кофе и улыбаться, я почувствовала тяжесть в груди. Все эти образы нахлынули на мое несчастное сознание, и я не сумела сдержать слез.
  Я не могла представить, что моими настоящими родителями были не Маркус и Лили Остмен. Моим отцом был Дьявол, а матерью ― ангел. Какая-то крошечная частичка моего сознания по-прежнему безудержно верила, что это могло быть ошибкой. Что Диего ошибся, и я не та, за кого он меня принимает. И все беды, что происходят в моей жизни, тоже ошибочны.
  Я хотела, чтобы все прекратилось. Я хотела, чтобы все стало как прежде. Я хотела нормальной жизни, в которой нет демонов и ангелов.
  Загрузив грязное белье в стиральную машину, я собралась на улицу, чтобы вынести мусор. Открыв входную дверь, я увидела на крыльце своего дома девушку, сидящую на верхней ступеньке ко мне спиной. Я сразу же узнала обладательницу хрупкой фигуры в модном коричневом пиджаке и длинных светлых волос.
  ― Ники? ― искренне удивилась я и застыла в дверном проходе с пакетом мусора в руке.
  Девушка тут же откликнулась и повернула голову через плечо.
  ― Привет, ― грустно произнесла она.
  ― Что ты здесь делаешь? ― спросила я. ― В смысле, почему ты сидишь на крыльце?
  Я подошла к ней, и Ники встала на ноги.
  ― Не знаю, ― она грустно пожала плечами.
  Мне стало беспокойно оттого, что подруга выглядела такой поникшей. Это необычно для нее.
  ― Что-то случилось? ― осторожно поинтересовалась я.
  Ники вздохнула и опустила глаза.
  ― Не знаю, ― вновь сказала она.
  Я озадаченно нахмурилась.
  ― Давно ты здесь сидишь?
  ― Нет.
  ― Почему не позвонила, не предупредила, что придешь?
  Ники снова пожала плечами.
  С ней определенно что-то не так.
  ― Иди в дом, ― сказала я ей. ― Мне надо вынести мусор. Я вернусь, и мы поговорим, хорошо?
  Она вяло кивнула, подняла сумку и вскоре скрылась за входной дверью в прихожей. Я побежала к бакам, кинула туда мусорный мешок и понеслась обратно к дому. Что могло произойти у Ники, отчего она такая грустная? Поругалась с родителями? Или с Хейли?
  Ники скромно сидела у подлокотника дивана и молчала. Я рухнула рядом с ней и стала внимательно разглядывать ее лицо.
  ― Я не знаю, что мне делать, ― вдруг произнесла Ники.
  Я кивнула, как бы говоря ей продолжать.
  ― С Алексом, ― пояснила она.
  Я вскинула брови.
  ― О, ― честно говоря, было неожиданно, что подруга расстроилась из-за ее "как-бы-парня". ― Эмм, ладно. И... что не так?
  Ники подняла на меня задумчивый мрачный взгляд и сцепила руки в замок.
  ― Я не могу понять, хочу ли быть с ним, или нет, ― сказала она.
  Честно говоря, все, что касаемо парней и отношений, Ники всегда обсуждала с Хейли. В этом они как никогда лучше понимали друг друга. Хейли давала полезные советы. А я... по-настоящему я встречалась только с Джастином, да и то неудачно. Так что я ничего не мыслила в любви.
  ― Ты... он тебе нравится? ― спросила я, стараясь блокировать гул в ушах от волнения.
  Ники немного приободрилась, когда я задала этот вопрос, и кивнула.
  ― Алекс красивый, с этим не поспоришь. И я просто млею, когда смотрю в его голубые глаза, ― ее милое лицо исказилось в горестной гримасе. ― Но... Хейли была права относительно его интеллектуальных способностей. С ним невозможно разговаривать! ― наконец, в голосе подруги появились эмоции. ― Словно он запрограммирован, и говорить может только о своем плавании. Ах, нет, еще он говорил о футболе. Да. Алекс пытается быть романтичным. Он делает мне комплименты, хоть и неуместные в некоторых случаях. Он даже дарил мне цветы и пару раз огромных плюшевых медведей, ― лицо Ники смягчилось, и она даже улыбнулась, но аквамариновые глаза продолжали таить в себе печаль. ― Иногда мне с ним хорошо... точнее, хорошо тогда, когда он молчит. Но когда начинает разговаривать, я готова его убить.
  Я не сдержалась и усмехнулась. Уголки губ неуверенно Ники приподнялись выше.
  ― В общем, я не знаю, что мне с ним делать, Эмили, ― подруга откинулась назад и положила голову. ― И мне нужен совет. Я не смогу разобраться с этим сама, ― она громко выдохнула и опустила глаза, чтобы посмотреть на меня. ― Что ты думаешь об этом?
  Что я думаю? Уфф. Это сложный вопрос.
   Я чувствовала себя так, словно решала сложную математическую задачку. Хотя отношения ничуть не легче математики. Я не знала, что ответить Ники, а она ждала от меня хоть каких-нибудь слов. Я буду самой ужасной подругой на свете, если промолчу.
  ― Ты знаешь, что Хейли разбирается в этом лучше меня, ― сказала я, ухмыльнувшись. Ники оторвала голову от спинки дивана и развернулась телом в мою сторону. Она кивнула, как бы говоря продолжать. ― Так что... ты можешь прислушаться к тому, что я скажу, а можешь не делать этого. Решать тебе.
  ― Что, Эмили? ― Ники протянула ко мне руки и сжала мои.
  ― Не заставляй себя делать то, чего не хочешь, и в чем сомневаешься. Я не знаю этого Алекса, но мне кажется, что он не тот человек, в которого бы ты смогла влюбиться. По-настоящему. Тебе нужен другой парень. С кем бы ты могла говорить обо всем на свете, ― я в ответ сжала ладони подруги и увидела, как что-то блеснуло в ее внимательных глазах. ― Ты замечательная девушка, незаменимая подруга и просто один из лучших людей в мире, которых я знаю. И я не хочу, чтобы ты грустила, или страдала. Никогда. А сейчас я вижу, как тебя что-то терзает.
  Ники улыбнулась и сморгнула слезы. Мое сердце с болью сжалось в груди.
  ― Извини, ― пробормотала она и одной рукой вытерла под глазами. Когда подруга нашла в себе силы успокоиться, она посмотрела на меня. ― Ты права, Эмили. Ты чертовски права. Знаешь, что? Мне стоит поговорить с Алексом. Я не буду с тем, с кем чувствую себя неуютно. Ты права, Эмили. Я не считаю себя идеальным человеком, но уверена, что встречу парня намного лучше этого голубоглазого бога плавания с интеллектом, как у...
  ― Креветки, ― сказали мы хором и рассмеялись.
  ― Всезнающая Хейли действительно Всезнающая, ― вздохнула Ники. ― И я ненавижу ее за это.
  Я улыбнулась.
  ― Кстати! ― воскликнула Ники, выпрямившись. ― Как дела с тем черноглазым знойным брюнетом по имени Диего? ― к подруге вернулся ее прежний веселый настрой, и она задорно подмигнула мне.
  Я несколько оторопела при упоминании Диего. Что сказать Ники? Что мы с Диего не просто общаемся, а в какой-то степени теперь связаны друг с другом? Ну, он же вроде как мой нечеловеческий демон-хранитель, оберегающий меня от ангелов и прочей опасности. Куда бы я ни пошла, Диего будет следовать за мной.
  У меня появилось желание рассказать Ники о том, что приключилось со мной, что я узнала, что пережила, но я не могла, так как отчетливо помнила слова Диего о том, что молчание с моей стороны в этом случае, возможно, спасет ей и Хейли жизнь. Я не могла, не имела права впутывать в это сумасшествие лучших подруг. Поэтому я буду молчать. Поэтому сейчас мне придется ответить Ники, что я не общаюсь с Диего что я забыла, как он выглядит, что я вообще не помню его имени...
  ― У меня должны быть с ним какие-то дела? ― нарочито безразличным тоном произнесла я, и мне захотелось что-нибудь потеребить. Я всегда так делаю, когда нервничаю. Опять же, вспомнились слова Диего о том, что он превосходно знает язык моего тела... Черт. Мне надо перестать думать об этом персонаже, чтобы не выдать себя с потрохами.
  ― Ну-у, не знаю, ― Ники неопределенно пожала плечами. ― Вы же общались...
  Резкий смешок слетел с моих губ.
  ― Мы с ним не общались, Ники. Я считала его психом, преследующим меня, помнишь? ― заверила я ее. Отчасти это было так.
  ― Значит, он больше не пытается найти с тобой встреч? ― уточнила она.
  Я закатила глаза, ощущая легкое раздражение.
  ― Ты не собираешься уняться, так ведь?
  ― Диего показался мне очень даже неплохим парнем, ― пробормотала подруга.
  Я покачала головой, но согласиться с ней не могла. Диего действительно был хорошим... для демона уж точно. Возможно.
  ― Давай закроем эту тему, ― попросила я. ― Не хочу разговаривать об этом странном парне со странным поведением, который, к счастью, исчез из моей жизни навсегда.
  Я лгала. Нагло лгала в лицо лучшей подруге. Но это для ее же блага. Она не должна ничего знать о том, что я поддерживаю связь с Диего. Но будь моя воля, я бы пожелала никогда больше не встречать этого парня, вычеркнуть его из памяти, как и все, что связано с ним, что я нового узнала об этом мире, как страшный сон. Но я не могла. Поэтому все, что мне остается делать, это мириться с тем, что я буду видеть Диего очень часто.
  Ники тяжело вздохнула.
  ― Ты такая глупая, что позволила этому красавчику уйти, ― сказала она.
  Я оставила ее комментарий без ответа.
  Ники просидела у меня до вечера. Мы болтали о школе, новом парне Хейли, и еще раз затронули тему об Алексе. Ники сказала, что завтра же встретится с ним и, наконец, расставит все точки над "и" в их неопределенно-романтических отношениях.
  Когда на улице стемнело, и серебристый сумрак поглотил улицы Данвилла, я вышла, чтобы проводить подругу до ее автомобиля. Она оставила "Ниссан" на противоположной стороне дороги перед моим домом.
  ― Завтра будет тест по английскому, ― хныкала Ники, доставая ключи от машины из сумки. ― Мистер Вуд меня завалит.
  ― С чего ты взяла? ― удивилась я.
  ― Ты же знаешь, какие у нас с ним натянутые отношения. Я искренне ненавижу его, как большую часть учителей, а он, в свою очередь, терпеть не может меня и ждет не дождется подходящего момента, чтобы завалить, ― она тяжко вздохнула. ― Завтра он позабавится на славу.
  Я тихо рассмеялась.
  Мы подошли к "Ниссану". Ники открыла дверцу с водительской стороны и взглянула на меня.
  ― Спасибо, что поговорила со мной. Мне стало намного лучше, ― сказала она.
  ― Я всегда к твоим услугам, ты же знаешь.
  Ники широко и тепло улыбнулась мне.
  ― Знаю. И ты в свою очередь можешь обратиться ко мне в любое время суток.
  Когда мы заключили друг в друга в прощальные объятия, я увидела вдалеке выделяющийся среди сумрака белый силуэт. Потребовалось всего мгновение, чтобы каждая мышца моего тела напряглась, чтобы сердце в груди издало томный вздох и остановилось на целую секунду, растянувшуюся и показавшуюся мне жизнью.
  Белое пятно вдали ― это ангел. У меня не было сомнений.
  Я застыла с немым ужасом на лице. Я возвратилась в реальность, когда от меня отстранилась Ники. Ее улыбающееся лицо замелькало перед глазами, но взгляд мой по-прежнему был сфокусирован на белом пятне, которое после осознания того, что это ангел, стало приобретать контуры мужской фигуры.
  ― Бежать, ― пролепетала я вслух то, что подумала.
  Я заметила, как аккуратные брови Ники недоуменно сместились на переносице.
  ― Что? ― спросила подруга.
  О. Нет.
  Ангел. Здесь.
  Ники.
  Диего нет рядом.
  Что мне делать?
  Я увидела, как ангел двинулся вперед, и мое тело среагировало быстрее, чем мозг.
  Я перевела обезумевший от страха взгляд на лицо подруги и произнесла лишь одно слово:
  ― Бежим.
  И, схватив Ники за руку, я ринулась обратно к дому.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"