Milton Anna : другие произведения.

Полукровка. Особенная. Глава двадцать вторая

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:

  Глава двадцать вторая
  
  Я должна была превратиться в прежнюю Эмили. Снова стань обычной девушкой, не имеющей ни малейшего представления о том, что существуют ангелы, демоны, что я сама не человек, как и мои настоящие родители. Я должна была забыть, что питаю противоречивые чувства к демону, защищающему меня от ангелов и прочего зла.
  Этот субботний солнечный день принадлежал только мне и моей сестре. Так же я понимала, что это, возможно, последний раз, когда я смогу повидаться с Клэр. Я больше не могла надеяться на завтрашний день. У меня есть только сегодня, только сейчас. Даже Диего, который отлично справлялся с ролью моего адского хранителя, не способен гарантировать мне стопроцентную безопасность. Я учусь жить с мыслью, что любое мгновение может стать последним.
  День с Клэр ― отличный повод забыть обо всем, что с недавних пор разрушает мое представление об этом мире. Но так же он несет в себе боль, потому что я должна убедить сестру вернуться в Нью-Йорк. Любыми способами.
  С замиранием сердца я распахнула входную дверь. Мои глаза устремились на счастливое лицо сестры.
  ― Привет! ― она бросилась ко мне с объятиями.
  Осознав, что я действительно обнимаю Клэр, мне хотелось расплакаться от счастья.
  ― Я так скучала, ― прошептала я, крепко обняв ее.
  ― И я, ― тем же шепотом ответила она и отстранилась на секунду, чтобы взглянуть на меня. ― Господи, такое чувство, будто мы не виделись с тобой несколько лет, ― пробормотала она. ― Ох, иди ко мне, родная, ― вздохнув, Клэр вновь притянула меня к себе.
  В крепких семейных объятиях мы простояли несколько долгих минут, и мне хотелось, чтобы они продлились как можно дольше. Но время не останавливалось, точно отбивая свой ритм, ни на миг не задерживаясь.
  Я была так счастлива, что Клэр приехала.
  Мы прошли в дом.
  ― Честно говоря, я немного волновалась, что как только уеду, то в доме ничего не уцелеет, ― призналась Клэр, ставя чемодан с сумками на пол и оглядывая гостиную.
  На секунду в голове промелькнула мысль, что она каким-то образом узнала о том, что случилось в прошлые выходные. Но нет. Она не могла знать об этом.
  ― Почему? ― спросила я, помогая ей снять пальто.
  ― Вечеринки, ― вздохнула она.
  ― Я вела себя очень хорошо, ― я заставила себя улыбнуться ей.
  ― Я тебе верю, ― она обернулась и обвила рукой мои плечи.
  ― И... ты же знаешь, мне не до вечеринок.
  Клэр грустно улыбнулась и стала принюхиваться.
  ― Чем это пахнет? ― пробормотала она и последовала на кухню. ― Оу, Эмили, это ты приготовила? ― прокричала она оттуда.
  ― Конечно, ― громко ответила я и слегка покраснела.
  Я чувствовала себя ужасной лгуньей, потому что готовкой занимался Диего. От одной лишь мысли о нем меня бросило в лихорадочный жар. Приготовление ужина для Клэр он тоже занес в свой список моих задолженностей ему. Негодяй. Красивый, прекрасный негодяй.
  Я последовала за сестрой на кухню. Склонившись над рагу, сестра сказала:
  ― Это просто божественно! Похоже, самостоятельная жизнь идет тебе на пользу, раз ты научилась так вкусно готовить. Мама бы гордилась тобой.
  Как же хорошо, что Диего нет рядом.
  Я печально улыбнулась.
  ― Я привезла тебе подарки! ― счастливо сообщила Клэр, взяла меня за руку и потянула в гостиную.
  Сумки, с которыми она приехала, предназначались мне. Там было море одежды. Крутой, красивой, модной одежды из Нью-Йорка. Я даже побоялась представить, в какую сумму уложилась сестра, чтобы купить мне все это.
  Мы долго сидели за столом. Я активно интересовалась у Клэр о жизни в Нью-Йорке. Она поделилась со мной новостью о том, что Ричарду предложили трехмесячную командировку в Лондоне.
  Затем разговор зашел о школе. Клэр подробно расспрашивала о том, как шли мои дела с учебой, не тяжело ли мне справляться со всем в одиночку. Отчасти про все мне приходилось лгать ей. Но ведь только для ее же блага. Я не хотела расстраивать сестру своими проблемами, тем более прекрасно понимала, что она не смогла бы понять и сотую часть того, чего я бы рассказала. Поэтому о многих деталях я деликатно умолчала, поделившись самым главным.
  Время в ее компании летело незаметно.
  В два часа мы поехали на кладбище.
  Когда мы вышли из дома, Клэр не смогла не отметить того, что я не угробила ее "Ауди".
  ― Ты мне сильно не доверяешь, ― с притворной обидой пожаловалась я.
  ― Прости, ― рассмеялась она. ― Просто у меня есть повод беспокоиться за машину и за состояние дома.
  ― Ну, перестань! Я давным-давно встала на исправительный путь.
  ― Ага, ― фыркнул она. ― Ты подросток. Причем буйный.
  ― Это в прошлом, ― улыбка померкла на моем лице. ― Тем более скоро мне стукнет восемнадцать. Так что я перестану быть подростком.
  ― Но бунтаркой останешься в душе, ― настаивала она с улыбкой.
  Это преувеличение. Я не была сорвиголовой, хотя приносила достаточно проблем. Но это было давно. В жизни "до". Сейчас, оглядываясь в прошлое, я бы ни за что не поверила, что когда-то была другой.
  ― Я поведу, ― оповестила Клэр, уже садясь за руль. ― О, малышка, я так скучала по тебе! ― обратился она к машине.
  Я улыбнулась, вспоминая, что наш папа часто разговаривал с "Фордом" ― его любимой машиной, которую я в свое время сломала.
  ― Я недавно разговаривала с миссис Ирвин, ― призналась она, когда мы свернули с улицы Грейсон-авеню.
  ― Хм, ― только и произнесла я.
  ― Она мне кое-что рассказала.
  Я громко сглотнула и стала теряться в догадках, что же такого ужасного придумала эта неугомонная женщина.
  ― Я даже боюсь это слушать, ― сказала я, усмехнувшись. ― Но, что бы это ни было, знай, я этого не делала.
  ― Я же еще ничего не сказала.
  ― Знаешь, от миссис Ирвин я могу ожидать чего угодно. Помнишь, что она сказала в прошлый раз, когда мама с папой уезжали в Норфолк на выходные? Что я принимала наркотики! ― волна возмущения пронеслась по телу. ― И они ей тогда поверили, ― былая обида вспыхнула в сердце. ― И ты.
  Сестра виновато поджала губы.
  ― Да, и мне до сих пор жаль, что мы послушали ее.
  ― Так что миссис Ирвин придумала на этот раз? ― с нескрываемым сарказмом спросила я.
  ― Что у тебя появился парень, ― пожав плечами, ответила Клэр.
  Я растерялась и стала щелкать костяшками пальцев.
  ― Так она права? ― загадочно улыбнувшись, сестра отвела взгляд с дороги и попыталась заглянуть мне в глаза.
  То есть, миссис Ирвин все-таки видела Диего... Конечно же, она его видела и подумала, будто он мой парень.
  ― Что она еще сказала? ― я сцепила руки в замок и положила их на колени.
  ― Ответь мне на вопрос, Эмили, ― Клэр игриво сузила глаза.
  ― Миссис Ирвин ошибается, ― сказала я, надеясь, что голос прозвучал достаточно твердо и уверенно.
  ― Ага, вот ты и попалась! ― она убрала одну руку с руля и воздушно щелкнула меня по носу. ― Я так и знала, что она была права, ― она прикусила нижнюю губу. ― Итак, кто он? Как зовут? Сколько ему лет? Симпатичный?
  Я открыла рот, собираясь сказать, что не происходит ничего подобного, но сестра опередила меня.
  ― И не вздумай оправдываться, ― она шутливо пригрозила указательным пальцем. ― А теперь я жду подробностей.
  Я не могла рассказать ей о Диего, потому что иначе бы Клэр потребовала личной встречи. А знакомить Диего с сестрой я не собиралась. Во-первых, он даже не был официально моим парнем. Честно говоря, я не знала, кем он мне приходился. Друг? Не уверена. Наши отношения были странными, как и ситуация, благодаря которой я познакомилась с ним.
  ― Миссис Ирвин ошиблась, сказав, что у меня появился парень, ― неуверенно начала я. ― Его зовут Диего, и он не мой бойфренд. Он, ― я быстро перекрутила в голове всевозможные варианты того, кем он мог быть мне, ― помогает мне с социологией.
  ― Не верю, ― Клэр поджала губы. ― Почему ты пытаешься скрыть то, что у тебя появился молодой человек? Это же прекрасно!
  Я изобразила раздражение, картинно закатив глаза.
  ― Вынуждена тебя разочаровать, но у меня никого нет. Мое сердце по-прежнему свободно, ― я как можно равнодушнее пожала плечами. Опять же, я не знала этого наверняка. Диего мне нравился, с этим не поспоришь. Но... испытывала ли я к нему более глубокие чувства?
  Кажется, мне удалось убедить сестру в том, что миссис Ирвин не права.
  ― В конце концов, пора научится не доверять этой женщине, ― она печально вздохнула.
  ― Это точно, ― согласилась я, довольная, что мой почти-обман не был разоблачен.
  Оставшуюся дорогу до кладбища мы молчали. Я не хотела думать о том, что мне предстоит серьезно поговорить с Клэр о ее скорейшем возвращении в Нью-Йорк. Но я должна была. Я искала и придумывала причины, по которым ей следует быть рядом с Ричардом, помимо, конечно, того, что она его жена.
  Через полчаса мы подъехали к кладбищу.
  Выйдя из автомобиля, я оглядела бесконечную территорию города мертвых и почувствовала прилив тоски.
  Неужели, прошел месяц с тех пор, как я в последний раз оплакивала могилу родителей? С Диего, ангелами и прочей суматохой эти тридцать дней пролетели для меня незаметно. Словно прошел один день.
  Клэр обошла машину и взяла меня за руку. Мы не спеша прошли через ворота кладбища, углубляясь в царство молчаливых мраморных надгробий. Среди невероятного множества могильных плит было достаточно легко найти ту, что принадлежала нашим родителям.
  Как и в прошлый раз, Клэр купила четыре белые лилии.
  ― Привет, мама, ― сказала сестра, опускаясь у надгробия. ― Привет, папа.
  Она положила цветы и на несколько минут притихла, пристально глядя на выгравированные имена родителей. Тоска раздирала ее сердце, как и мое. Я чувствовала не меньше боли, чем Клэр, хотя была людям, воспитавшим меня, не родной. Но я любила их. Безумно. И даже после того, как узнала правду, не стала скорбеть меньше.
  Я положила руку на плечо сестры и больше не стала сдерживать слез, вскоре услышав, как Клэр плачет вместе со мной.
  ― Я не смогу жить, если потеряю и тебя, ― прошептала она. Высокий голос дрожал от слез.
  Я крепче сжала ее плечо.
  ― Не потеряешь, ― отозвалась я.
  Не знаю, что произошло. Слова Клэр глубоко засели в душе, и я вдруг осознала, насколько важно и необходимо жить. Я ни в коем случае не должна опускать руки, потому что у меня еще есть, за что бороться. У меня есть Клэр. Я нужна ей, и она нужна мне, как воздух.
  ― Все будет хорошо, Клэр, ― сказала я. ― Непременно будет. Потому что мы есть друг у друга. Мы все преодолеем.
  Рука сестры легла поверх моей, что покоилась на ее плече.
  ― Знаешь, я еще никому об этом не говорила, ― неуверенно и тихо заговорила она, поднимаясь с колен.
  Клэр кинула последний взгляд на надгробие, затем посмотрела на меня. Небрежно смахнув слезы с лица, она улыбнулась.
  ― О чем? ― спросила я.
  ― Даже Ричард не знает, ― Клэр всхлипнула. ― Я хотела, чтобы сначала узнали родители, и ты... но мама с папой не дожили до этого момента, ― она прижала руку ко рту, чтобы сдержать стон.
  ― Я не понимаю тебя, ― необъяснимая тревога стала зарождаться внутри. ― Что-то случилось?
  ― Да, ― она кивнула три раза. ― Случилось, ― теплые карие глаза устремились на меня. В них стояли слезы. ― Я беременна.
  Воздух застыл в легких. Ледяное оцепенение сковало мое тело. Я, широко распахнув глаза, смотрела на Клэр, медленно вникая в смысл только что сказанных ею слов.
  Моя сестра была беременна. Ждала ребенка. Внутри себя она носила чудо. Маленькое, крохотное чудо.
  ― Ты хочешь сказать, что я... стану тетей? ― прошелестела я ошеломленно.
  Клэр нерешительно кивнула.
  Мой взгляд невольно упал на ее живот. Он был плоским, что отлично можно было увидеть из-за обтягивающего черного платья. Значит, срок небольшой.
  ― Клэр! ― шепотом воскликнула я, прижимая руки ко рту. ― Я... я так за тебя рада!
  Сестра засмеялась сквозь всхлипы. Я резко прильнула к ней и крепко обняла. Из глаз ручьями потекли слезы. Радость за сестру заполнила мою душу, вселив туда тепло. Мысль о том, что Клэр носит под сердцем ребенка, стали стремительно исцелять меня, собирать по кусочкам.
  ― Я так хотела, чтобы родители дожили до этого дня, ― рыдала она. ― Я так хотела однажды сказать им это, увидеть счастье на их лицах... О, боже, Эмили! Я никогда не думала, что скажу о самой радостной и важной новости в моей жизни на кладбище, стоя рядом с их могилой!
  Я рыдала вместе с ней.
  ― Они были бы самыми счастливыми людьми на свете, ― прошептала я, поглаживая Клэр по спине. ― Ричард, наверное, с ума сойдет, ― улыбаясь, сказала я и отстранилась, чтобы взглянуть на ее лицо.
  ― Да, ― согласилась она грустно. ― Он мечтал о детях со дня нашей свадьбы.
  ― Какой у тебя срок?
  ― Три недели.
  ― Когда узнала?
  ― В пятницу, когда была на приеме у врача.
  ― А... кто будет? Мальчик, или девочка?
  Видя мое нетерпеливое выражение лица, Клэр рассмеялась.
  ― Еще рано говорить об этом.
  ― В любом случае, это неважно, ― вздохнула я, вытирая слезы. ― Я уже люблю твоего малыша, ― я нерешительно протянула руку и приложила ее к животу сестры. По телу прошлась странная дрожь. ― Это будет самый прекрасный ребенок на свете, потому что у него самая потрясающая мама и добрый папа.
  Мои слова растрогали Клэр, и она снова залилась слезами.
  ― Ты забыла упомянуть тетю, ― пробормотала сестра.
  Я улыбнулась.
  ― Обещаю, я буду лучшей в мире тетей для твоего ребенка, ― поклялась я.
  ― О, Эмили, ― Клэр вновь притянула меня к себе. ― Я должна чувствовать себя самой счастливой женщиной на свете. Но я не могу наполнить свое сердце радостью, потому что оно до сих пор страдает от потери самых дорогих мне людей!
  ― Эй, теперь тебе нельзя волноваться, слышишь? ― я погладила ее по красным от слез щекам.
  ― Да, ― кивнула Клэр и сделала глубокий вдох.
  ― Когда ты собираешься сказать о своей беременности Ричарду?
  ― Не знаю. Я... вообще-то, я хотела поговорить с тобой об этом, ― сестра с необъяснимой виной поджала губы.
  ― Подожди, ― остановила я ее. ― Прежде, чем ты что-нибудь скажешь, послушай меня.
  Ее глаза ожидающе впились в меня.
  Я медленно вдохнула, решаясь и настраиваясь на то, что должна сделать.
  А именно - сказать Клэр уезжать из этого города. Подальше от меня.
  Я должна отпустить ее.
  Мне необходимо быть сильной. Ради безопасности сестры и ее ребенка.
  ― Возвращайся в Нью-Йорк, ― произнесла я, с трудом сдерживая новый поток слез.
  Клэр явно не ожидала от меня подобных слов.
  ― Что?
  Я стиснула зубы и повторила громче:
  ― Возвращайся в Нью-Йорк, Клэр. К Ричарду. Ты... ― я на секунду закрыла глаза. ― Так будет лучше. Для тебя. Ты должна быть со своим мужем.
  ― Но как же ты?
  Я открыла глаза и печально улыбнулась ей. Мое сердце разрывалось оттого, что Клэр выглядела несчастной и потерянной.
  ― Со мной все будет хорошо. Я справлюсь, ― не знаю, кого я уговаривала больше: себя, или сестру. ― Я же как-то продержалась здесь без тебя месяц? Продержусь еще.
  Клэр опустила взгляд, и между ее бровей пролегла небольшая складочка. Она думала, а это хороший знак. Значит, мне удастся ее уговорить. Хотя, признаюсь, я думала, что будет сложнее. Вероятно, точнее, абсолютно точно сомневаться Клэр заставила ее беременность. Она понимает, что я права. Она должна быть с Ричардом, а не со мной, потому что, как бы ни было тяжело признавать это, но... теперь он и их будущий малыш ее смысл жизни, а не я.
  Спустя минуту Клэр, наконец, взглянула на меня.
  ― Летом ты приедешь к нам в Нью-Йорк, ― сказала она шепотом.
  Я могла вздохнуть с облегчением. Это было согласие. Она уедет. Она будет в безопасности, потому что меня не будет рядом.
  Мне так хотелось ответить ей, что я приеду. Но я сомневалась в том, что могу позволить себе сделать это. Если я приеду в Нью-Йорк, ангелы последуют за мной, и жизнь Клэр, ее мужа и их будущего ребенка будет под угрозой.
  ― Вы будете хорошими родителями, ― вместо всего произнесла я.
  ― Я люблю тебя, ― сказала она.
  ― И я тебя.
  Мы пробыли на кладбище недолго.
  Не думала, что почувствую это так скоро, но я была спокойна и даже счастлива. Правда. Кажется, все налаживалось, хотя в глубине души я осознавала, что это лишь поверхностное убеждение, ведь есть много вещей, портящих мою жизнь.
  Клэр ждала ребенка. Она согласилась вернуться в Нью-Йорк. Сейчас этого вполне достаточно, чтобы улыбаться и смеяться, чтобы грусть и боль стали уходить из моего сердца. Я буду отчаянно цепляться за все, что сможет сделать меня хотя бы немного счастливой, потому что нуждалась в свете, как никогда прежде.
  ― Я сейчас догоню тебя, ― сказала я Клэр.
  ― Хорошо, ― ответила она и стала неспешно отдаляться.
  Я дождалась, пока она отошла на приличное расстояние, и припала к надгробию родителей.
  ― Недавно я узнала правду о себе, ― я чувствовала себя глупо, потому что говорила с камнем. Но кладбище пустовало, поэтому я могла не беспокоиться быть услышанной кем-то. ― И я столько мучила себя вопросами о том, знали ли вы о том, что я вам не родная. Но потом поняла, что это не имеет значения. Для меня вы всегда будете мамой и папой. Вы и Клэр. Вы моя семья. А еще Клэр сказала мне, что беременна, ― я улыбнулась, к горлу подступил комок рыданий, который я тут же проглотила и почувствовала давящую боль. ― Клянусь, я буду оберегать ее и ее будущего ребенка. Я ни за что и никогда не подвергну их опасности. Клэр единственная, кто у меня остался, ― я почувствовала на своих щеках слезы. ― Если вы стали ангелами и сейчас смотрите на меня и слышите, то... пожалуйста, ― я всхлипнула, закрыв ладонью глаза, ― храните меня и Клэр. Мне нужна ваша помощь.
  Пытаясь унять в себе дрожь, я убрала руку с лица, подалась вперед и осторожно поцеловала выгравированные имена родителей на надгробии.
  ― Я... я люблю вас, и всегда буду любить, ― прошептала я, сжимая руки у надписи ниже имен в кулаки.
  Я резко соскочила на ноги, ощутив слабое головокружение, и поплелась к выходу из кладбища.
  В кармане завибрировал телефон. Я достала его. На экране высветился незнакомый номер.
  Неожиданно нахлынувшее волнение заставило ладонь, в которой я держала мобильник, вспотеть. Сердце беспокойно забилось в груди, а внутренний голос стал тихо нашептывать, что что-то не так. Я вновь почувствовала горький привкус нехорошего предчувствия. В воздухе застыло мертвенно-ледяное предвещание чего-то опасного.
  ― Алло? ― неуверенно произнесла я.
  ― Здравствуй, ― ответил мужской незнакомый голос. Тембр был приятным, внушающим спокойствие.
  Звенящее напряжение сковало меня по рукам и ногам. Я была права.
  ― Кто это? ― мой голос резко понизился.
  ― Твой недоброжелатель.
  Вдоль позвоночника пробежался холод, оставив за собой мурашки. Это ангел? Потому что я не знала, кто ненавидел меня больше этих существ, кто желал мне смерти, кто готов сделать все, чтобы покончить со мной.
  ― У меня есть к тебе деловое предложение, от которого ты не сможешь отказаться, ― пояснил голос, возвращая меня в суровую реальность. ― Кстати, тебе привет от старшей сестры. Кажется, ее зовут Клэр? ― и я услышала зловещий горловой смех.
  Я резко подорвалась с места и побежала к единственному автомобилю, находившемуся поблизости. В "Ауди" никого не было.
  ― Клэр! ― закричала я.
  ― Не нужно так вопить, ― сказал парень.
  Меня затрясло.
  ― Что тебе от нее нужно? ― я старалась сделать свой голос твердым и злым, но на последнем слове он предательски дрогнул.
  ― Ну, во-первых, не от нее, а от тебя. Я хочу всего лишь встретиться, ― спокойно ответил он.
  ― Кто ты такой? ― в каждое слово я вложила уйму решительности и холода.
  ― Я же уже сказал. Я тот, кто хочет твоей смерти.
  ― Ангел, ― вырвалось у меня.
  ― Нет. Я не ангел. Я немного страшнее, ужаснее и опаснее. Можешь не сомневаться.
  У меня и не было никаких сомнений на этот счет. Голос парня звучал достаточно угрожающе, чтобы пробудить во мне ураган страха.
  ― Зачем тебе моя сестра? ― я вновь огляделась, отчаянно пытаясь увидеть Клэр.
  ― Не пытайся искать ее, ― сказал парень.
  Я вздрогнула. Он видит меня? Где? Откуда он может наблюдать за мной? Неподалеку от кладбища находилась небольшая часовня. Он там?
  ― Я вижу тебя, ― словно читая мои мысли, произнес парень. ― Но ты не найдешь меня до тех пор, пока я сам не пожелаю показаться.
  ― Если ты что-нибудь сделаешь с моей сестрой, ― зашипела я, удивляясь тому, сколько яда и ненависти было в моем голосе, ― клянусь, я...
  ― С твоей милой старшей сестрой ничего не случится, ― услышала я в ответ, ― если ты будешь делать то, что я скажу. Поняла?
  Я стиснула зубы и гневно выдохнула.
  ― Чего ты хочешь? ― холодно спросила я.
  ― Первое, и самое главное, ты должна приехать по адресу, который я отправлю тебе по смс, ― заговорил парень. ― Второе, если ты скажешь о нашем безобидном разговоре своему дружку-демону Диего, я тут же сверну шею твоей милой сестре.
  Во мне все застыло. Этот неизвестный знал Диего?
  ― Жди смс, ― сказал он и отключился.
  Рука окаменела у уха. Меня пробивала сильная дрожь. Паника заполнила голову, и все мысли спутались. Кто этот парень? Кто, если не ангел? И откуда он знает Диего? Его друг? Нет, скорее враг... но знает достаточно, раз попросил меня не говорить ничего ему. Значит, этот парень в курсе, что Диего меня оберегает.
  Вопрос в том, буду ли я сообщать Диего об этом разговоре, или промолчу, как мне приказал парень? У этого психа была моя сестра... моя беременная сестра. Я не могла рисковать ее жизнью и жизнью еще даже не родившегося ребенка.
  Я вздрогнула, когда завибрировал телефон. Пришла смс. Там были указания, куда мне необходимо приехать.
  Через полминуты раздался звонок.
  ― У тебя есть ровно час, чтобы добраться до этого места, ― продиктовал парень. ― Я тут же почувствую, если ты будешь не одна, и незамедлительно убью твою сестру. И ты больше никогда не увидишь ее живой, ― он издал коварный смешок. ― Тебе все ясно? ― рявкнул он.
  От звука его голоса я содрогнулась.
  ― Дай мне поговорить с ней, ― взмолилась я.
  ― Она сейчас не может. Я уговорил ее немного отдохнуть... В общем, если хочешь, чтобы с ней ничего не случилось, тебе лучше быть паинькой и выполнить все, что я сказал. А иначе...
  ― Я все сделаю, ― выдавила я, сжимая челюсти.
  ― Вот и умница. Я не сомневался, что нам удастся договориться, ― низко усмехнулся парень. ― Я с нетерпением буду ждать нашей встречи, Эмили. А сейчас, ― это был не конец, ― ты должна выполнить кое-что еще. Сделай пять шагов вперед.
  ― Зачем? ― нахмурилась я.
  ― Делай, что тебе говорят! ― рыкнул он.
  Я заставила себя выйти вперед и остановиться после пяти шагов.
  ― А теперь разбей свой телефон.
  ― Что? ― недоумевала я.
  ― Не задавай лишних вопросов, ― парень зарычал. ― И делай то, что я тебе велю.
  ― Зачем мне ломать телефон? ― не унималась я.
  Он издал гневный вздох.
  ― Чтобы ты не позвонила своему дружку. А теперь избавься от телефона. И помни, я наблюдаю за тобой. Я тебя вижу.
  И он отключился.
  Мой подбородок дрожал от страха. Я с крайней неуверенностью подняла руку и с силой бросила мобильник на асфальт.
  Вот и все.
  Закончилось недолгое затишье, и хрупкая картинка мимолетного счастья рассыпалась на тысячи осколков, которые подхватил ледяной ветер и унес их от меня прочь.
  Опасность вновь подкралась, и на этот раз я чувствовала, что избежать ужасного конца не удастся.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"