Milton Anna: другие произведения.

Полукровка. Особенная. Общий файл

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Аннотация В жизнь семнадцатилетней Эмили, родители которой недавно погибли в автокатастрофе, врывается странный, но невероятно привлекательный парень по имени Диего. Он ― загадка. Он - воплощение страсти и опасности. Эмили чувствует, что с ним что-то не так. А так же девушка стала замечать, что за ней следят. Является ли Диего ее таинственным преследователем? Или к этому причастен кто-то другой? Зловещий и... нечеловеческий? Кто такой Диего на самом деле? И кто Эмили?

  Анна Милтон
  Особенная
  Полукровка ― #1
  
  
  
  
  
  
  
  
  Когда ты захочешь плакать,
  Позови меня.
  Я не обещаю тебя рассмешить,
  Но я могу поплакать вместе с тобой.
  Если однажды ты захочешь сбежать.
  Позови меня.
  Я не обещаю уговорить тебя остаться,
  Но я могу сбежать с тобой.
  Если однажды ты не захочешь вообще кого-либо слышать,
  Позови меня.
  Я обещаю прийти ради тебя.
  И обещаю вести себя тихо.
  
  Габриэль Гарсиа Маркес. Последнее письмо
  
  
  
  Глава первая
  
  Я стояла в тени дерева и смотрела на мраморное надгробие, где красивым каллиграфическим подчерком было выгравировано:
  
  "Маркус Джейсон Остмен
  20.03.1972 - 12.06.2013гг.
  Лили Элизабет Остмен
  13.07.1973 - 12.06.2013гг.
  Вы навсегда останетесь в нашей памяти и сердцах. Помним и любим вас"
  
  Ровно девять месяцев назад погибли мои родители.
  Наш автомобиль столкнулся с темно-синим "Джипом Гранд Чероки". Но виновных в происшествии не было. Точнее, во всем виноват туман, из-за которого мой отец и водитель другой машины не увидели друг друга и столкнулись. Кстати, тело того, кто сидел за рулем "Джипа" не нашли на месте аварии. А потом выяснилось, что автомобиль вообще принадлежал некому Брюсу Гилберту, который заявил о пропаже своей машины за день до автокатастрофы...
  Тот злополучный вечер оставил много загадок, которые и по сей день не покидали пределов моего разума. Но полиция, в отличие от меня, с легкостью наплюнула на дело и закрыла его. Для них и так все очевидно. Для них не важно, к примеру, то, куда делся водитель "Джипа". Как человек мог после лобового столкновения скрыться с места? Как? Я не понимаю.
  Не прошло и месяца, как происшествие, унесшее жизнь самых дорогих мне людей, оказалось забытым и потерянным среди сотен других нераскрытых дел.
  В тот вечер я ехала с родителями в аэропорт. Они отправлялись в Чикаго по делам. Когда все случилось, мама и папа погибли на месте, а мне чудесным образом удалось выжить. Доктор Лоствуд сказал, что мне стоит благодарить своего ангела-хранителя, потому что после таких травм, которые я получила, умирают.
  Лучше бы я погибла, потому что боль, которая съедала меня изнутри, мешала жить спокойно, засыпать ночами и просыпаться по утрам. Каждый день я прокручивала в сознании тот вечер, навсегда изменивший мою жизнь, перевернувший все вверх дном. Я помнила, как очнувшись в больнице, услышала ужасные слова о том, что родители не выжили. Это были самые худшие минуты в моей жизни.
  Я крепко зажмурила глаза. Боль, эта дикая боль проникла в каждую клетку моего тела, наполнила их до краев. Она резко ворвалась в сердце, уничтожив в нем все светлое и хорошее. Она разбила его на миллиарды маленьких осколков, которые теперь невозможно собрать воедино. Боль очернила душу, она поглотила меня в темноту.
  Даже спустя девять месяцев я не верила. Не верила в то, что больше никогда не смогу увидеть их... увидеть счастливую улыбку мамы, увидеть добрый снисходительный взгляд папы. Я больше никогда не смогу подойти к ним и сказать, что люблю их, и что я рада, что они есть у меня. А еще авария заставила меня каждый день, каждую минуту сожалеть о том, что я не говорила им этого чаще.
  Перед глазами стоял ясный образ родителей, они улыбались, с любовью смотрели на меня. Но это только моя память. Это не по-настоящему. Их нет. Их больше нет.
  Мое сердце разрывалось снова и снова, затем восстанавливалось, и вновь крошилось, как печенье. И так каждый раз. Каждый день я заставляла себя вставать с кровати и жить дальше.
  Тяжелые капли дождя упали на лицо, скатившись по щекам и скулам и смешавшись со слезами. Я пришла в чувства и поняла, что до сих пор сжимаю в руке цветы. Четыре белые лилии. Мама обожала их.
  ― Эй, ты как? ― рядом с собой я услышала тихий голос Клэр.
  Я прерывисто вздохнула и посмотрела на нее. Она ― все, что у меня осталось. Единственная крупица света среди бесконечности тьмы. Единственная соломинка, за которую я хватаюсь из последних сил, чтобы не исчезнуть в своей боли.
  Клэр моя сестра. Она старше на пять лет. Ей двадцать три. Клэр живет в Нью-Йорке, год назад, за несколько месяцев до аварии, вышла замуж за сына бизнесмена и счастлива в браке. Она очень красива. Стройная, высокая, с длинными вьющимися волосами шоколадного оттенка и большими тепло-карими глазами. Она больше похожа на родителей, чем я. У нее глаза папы, а волосы и многие черты лица мамы. Я же внешне совершенно отличаюсь. У меня светло-русые волосы и зеленые глаза. Я немного худее Клэр и на полголовы ниже.
  Когда все случилось, Клэр отдыхала на Южном берегу Франции. Она все бросила и приехала сюда, ко мне, когда узнала, что произошло, и что родителей больше нет.
  ― Нормально, ― запоздало отозвалась я.
  Губы Клэр расплылись в понимающей улыбке.
  ― Я скучаю по ним, ― сказала она, обняв меня за плечи.
  ― И я.
  Мой мрачный взгляд упал на надгробие. Я медленно опустилась на корточки и положила цветы на могилу.
  ― Я люблю вас, ― прошептала я, проведя рукой по выгравированным именам родителей.
  ― Ангелы позаботятся о них, ― сказала Клэр.
  ― Если они не сделают этого, я разнесу небеса, ― пробормотала я, поднимаясь.
  ― Я помогу.
  Стало прохладнее, а моросящий дождь превратился в ливень. Сегодня воскресенье. Очередной унылый, пасмурный день в городе Данвилл, штат Вирджиния.
  Клэр раскрыла черный зонт, и мы поспешили покинуть кладбище.
  ― Во сколько у тебя самолет? ― спросила я, когда мы сели в машину сестры, черную "Ауди Q5".
  ― Приедем домой, возьму вещи и сразу в аэропорт, ― ответила Клэр, заводя автомобиль.
  Весь июнь и июль я провела в больнице. Восстанавливалась после тяжелых травм, полученных в аварии. Клэр оставила Францию и единственного, первого и неповторимого мужа Ричарда, чтобы быть вместе со мной. Она поддерживала меня. Не проходило и дня, чтобы она не сидела в моей палате и не лечила мою душу от ран, которые никогда не затянутся.
  В конце июля я уже могла спокойно передвигаться по больнице, выходить на улицу и гулять. Клэр договорилась с моим лечащим врачом о выписке. Третьего августа я уехала с ней в Нью-Йорк, где пробыла до последней недели месяца. Потом я была вынуждена вернуться в Данвилл, чтобы начать готовиться к школьному году. Клэр вернулась со мной.
  И все это время, с сентября (а сейчас март) она жила здесь, вдали от Ричарда. Из-за работы он не мог переехать вместе с ней и жить здесь. Но он прилетал на Рождественские каникулы, старался бывать в Данвилле как можно чаще. Я чувствовала себя ужасно оттого, что являюсь причиной их с Клэр долгой разлуки. И еще потому, что я несовершеннолетняя, мне только семнадцать, и сестра оформила надо мной опеку, как единственный близкий родственник. Теперь я груз на ее плечах. А ведь у нее своя жизнь, своя семья.
  Через полчаса мы подъехали к большому двухэтажному дому. В нем четыре спальни, три из которых теперь будут пустовать неопределенное количество времени. В конце мая прошлого года, мама, занимаясь перепланировкой, решила снести ванну, находившуюся на первом этаже, чтобы кухня стала просторнее. Она сделала это, потому что большую часть своего времени проводила именно там. Она хотела чувствовать себя максимально комфортно и приложила массу усилий, чтобы добиться исполнения своей маленькой мечты.
  Но мама наслаждалась новой просторной кухней недолго.
  Папа был генеральным директором рекламной фирмы. Он часто ездил в командировки в Чикаго, и его заработка хватало на все. Мы никогда и ни в чем не нуждались. Мама была домохозяйкой... причем прекрасной. Папа оплатил обучение Клэр в Нью-Йоркском университете, где она познакомилась с Ричардом. И мне собирался купить машину на совершеннолетие, но так и не успел. После смерти папы все деньги на его счетах перешли нам с Клэр, а управление фирмы взял на себя лучший друг отца и по совместительству заместитель генерального директора ― Эдвард Дейли. В последний раз я видела его в начале февраля. Он со своей семьей приехал в субботу, чтобы узнать, как я и Клэр справляемся. Его жена испекла черничный пирог, к которому никто так и не притронулся.
  В общем, оставленных в наследство сбережений хватит, как минимум на десять лет беззаботной жизни.
  Но разве способны деньги хоть как-нибудь компенсировать смерть родителей?
  Нет. Черт, нет.
  Через двадцать минут мы подъехали к дому. Клэр забрала свои вещи, и мы вышли на улицу, ожидая приезда такси.
  ― Почему ты не поедешь на своей машине? ― спросила я.
  ― Я оставлю ее тебе, ― ответила сестра.
  Я поперхнулась от удивления.
  ― Ты... ты серьезно?
  ― Вполне, ― уверенно кивнула она.
  ― Но...
  ― Это лишь малая часть того, что я могу для тебя сделать, ― Клэр мягко сжала мои плечи. ― Я оставляю тебя одну, ― она виновато сжала губы, и они превратились в тонкую бледно-розовую линию.
  ― Мы уже обсуждали это. Ты не должна нянчиться со мной.
  Где-то с января месяца я настойчиво убеждала Клэр, что ей пора вернуться к Ричарду. Нет. Дело не в том, что я устала от нее. Этого никогда не произойдет. Просто у Клэр своя жизнь, и я не имею права красть ее время из-за своей неспособности справиться с горем самостоятельно. Ну... по крайней мере, так было раньше. Но сейчас, спустя девять месяцев я, наконец, чувствую, что могу начать все сначала.
  Наверно.
  У Ричарда какие-то неприятности на работе, и ему срочно понадобилась помощь и совет Клэр, как хорошего специалиста. Конечно, моя сестра не смогла отказать. В итоге через час у нее самолет в Нью-Йорк, и я увижу ее не раньше, чем через месяц.
  ― Нет. Должна. Потому что ты моя сестра. Ты единственная, кто у меня остался. И я не могу со спокойной совестью оставить тебя, ― темные глаза Клэр цвета молочного шоколада наполнились сожалением. ― Может, ты все-таки поедешь со мной? Тебе же нравилось в Нью-Йорке!
  ― Да, не спорю, но... я не могу все бросить и уехать, ― я помотала головой. ― Осталось три месяца до конца года, Клэр. А летом я буду с тобой в Нью-Йорке. Обещаю.
  ― Мы можем сделать перевод в любую Нью-Йоркскую школу, ― не унималась сестра.
  ― Нет, ― мой ответ был тем же. ― Ты же знаешь, что я никуда не уеду. Вам с Ричардом и без меня проблем хватает. Вы... вы должны побыть вдвоем. Последние девять месяцев я отнимала тебя у него, а это не правильно. Я не хочу больше разлучать вас.
  ― Не говори так, ― твердо и с обидой произнесла Клэр. ― Никогда так больше не говори, хорошо?
  Я выдавила улыбку.
  ― Я не хочу уезжать, ― сказала я. ― Сейчас, по крайней мере, ― добавила мягче.
  ― Ладно, ладно, ― Клэр поняла, что со мной бесполезно спорить, и сдалась. ― Ты права, Эмили. Конец года не за горами, ― она вздохнула и беспокойно потерла лоб. ― Миссис Ирвин будет заходить тебе.
  ― О, ты это серьезно? ― я закатила глаза. ― Я ее на дух не переношу! И... ты уезжаешь всего на месяц!
  На самом деле, эти тридцать дней будут для меня длиннее вечности.
  ― Это не обсуждается, ― она озвучила любимую фразу отца. И таким же голосом. Строгим, уверенным.
  Волна спокойствия накатила на меня, и я невольно расслабилась.
  ― Хорошо, ― теперь настала моя очередь терпеть поражение.
  ― Каждую неделю я буду перечислять тебе деньги на карточку, ― сообщила Клэр.
  Когда родители были живы, я находилась в их полном денежном обеспечении. Но последние девять месяцев ответственность за меня несла Клэр, и все мои расходы оплачивала она.
  ― Я не хочу больше сидеть у тебя на шее, ― пробормотала я. ― Я думала устроиться на работу и...
  ― Не говори ерунды! ― воскликнула она. ― Во-первых, это и твои деньги тоже, не забыла? Во-вторых, тебе нужно учиться. Поверь, ты еще успеешь наработаться.
  Я вздохнула и вяло кивнула.
  ― Да. Хорошо.
  ― И больше не думай о деньгах, ладно? ― Клэр слегка надавила большими пальцами на мои плечи. ― Если тебе что-нибудь потребуется, тут же звони мне, поняла?
  ― Да.
  ― Будь осторожна с машиной, ― предупредила она, кивая на "Ауди".
  ― Серьезно? ― я в притворной обиде надула губы. ― Я хорошо вожу.
  Коричневые глаза с недоверием уставились на меня.
  ― Всего-то пару раз врезалась в столбы и три раза в мусорные баки... ― признала я.
  На самом деле, из меня паршивый водитель.
  ― Вот это меня и волнует, ― Клэр вздохнула и провела рукой по своим волосам. ― Я не хочу потерять и тебя.
  Я опустила глаза, вспомнив о родителях. Только сейчас я поняла всю горесть того, что остаюсь одна. В большом доме, где все будет напоминать о маме и папе.
  ― И постарайся не устраивать шумных вечеринок, ― голос сестры вытащил меня из раздумий. Я устремила на нее недоуменный взгляд. ― Тебе напомнить, как ты чуть не разгромила дом прошлой весной? ― на ее губах заиграла веселая улыбка.
  ― Похоже, вы... ― я оправила себя, ― ты будешь напоминать мне об этом вечно.
  Клэр рассмеялась.
  Да... за тот вечер мне было действительно стыдно. Я закатила дома вечеринку, за что мне крупно влетело, когда родители неожиданно вернулись с двухдневного отдыха раньше, чем планировали. Они были в ужасе от того беспорядка, что мы с друзьями устроили в доме.
  Это была моя первая и последняя вечеринка.
  Казалось, это было так давно, словно в прошлой жизни. До аварии я была совершенно другим человеком. Веселой и беспечной девчонкой. Но автокатастрофа и смерть родителей помимо костей и психики сломала во мне что-то еще. И я, вероятно, вряд ли смогу стать прежней когда-либо вновь.
  К дому подъехало желтое такси.
  ― Ладно, ― Клэр притянул меня к себе и крепко обняла. ― Будь паинькой.
  ― Ты же знаешь, ― я мягко похлопала ее по спине, ― я умею быть хорошей девочкой.
  ― Ооо, не сомневаюсь в этом.
  Она отстранилась и одарила меня широкой улыбкой, но я понимала, что сестра улыбается не потому, что счастлива, а потому что улыбка иногда ― это единственный способ не дать слезам и печали занять центральное место в мыслях.
  Лучше улыбаться, чем рыдать.
  В сердце поселилась глубокая грусть от мысли, что я долго не смогу увидеть ее.
  Клэр взяла свой единственный чемодан, который привезла из Нью-Йорка две недели назад, когда ездила к Ричарду на выходные, и мы остановились у такси.
  ― Я позвоню тебе, как приеду в Нью-Йорк, ― сказала она, садясь в машину.
  ― Я буду ждать, ― кивнула я.
  Клэр захлопнула дверцу и через опущенное стекло протянула руки, чтобы сжать мои.
  ― Не хочу оставлять тебя, ― пожаловалась она.
  ― Только месяц, ― тихо сказала я.
  ― Целый месяц, ― поправила она, и ее нижняя губа дрогнула. ― Я люблю тебя, сестренка.
   "Только не плач" сказала я себе.
  ― И я тебя, ― я натянула на безрадостное лицо улыбку. ― Передавай привет Ричарду.
  ― Обязательно, ― холодные руки Клэр разжали мои, и я почувствовала нарастающую пустоту в груди. Она вытерла под глазами слезы, которые все-таки не сумела сдержать, и вздохнула. ― Я постараюсь приехать к тебе как можно скорее.
  ― Не волнуйся. Я уже большая и могу о себе позаботиться.
  ― Да, ― протянула грустно Клэр. ― Ты выросла...
  Возникла неловкая тишина, которую нарушил кашель таксиста.
  ― Ты опоздаешь на самолет, ― напомнила я.
  Сестра рассеянно перевела взгляд.
  ― Точно. Самолет.
  Водитель завел машину.
  ― Пока, Эмили, ― сказала Клэр, поднимая стекло.
  ― Пока, ― пробормотала я, вяло махая ей рукой.
  Я смотрела вслед отдаляющемуся такси, ощущая при этом растущую панику, смешанную с горькой тоской.
  На несколько секунд я остановилась на крыльце, не решаясь зайти внутрь. Затем с необъяснимым страхом в сердце открыла входную дверь и увидела перед собой один лишь мрак. На дрожащих ногах я зашла в прихожую и нерешительно осмотрелась.
  Теперь этот дом не просто пустовал, он всем своим видом напоминал о когда-то счастливой семье. В нем столько боли от утраты... и я не знаю, смогу ли справиться со всем этим, смогу ли жить рядом со светлыми воспоминаниями о былом времени, и в то же время ощущать жгучую боль.
  Без Клэр мне будет нелегко. Ее присутствие отвлекало и спасало. С ней мне удавалось не обращать внимания на фотографии родителей, расставленные по дому. На большой и мягкий диван в гостиной, где папа любил проводить все свои свободные вечера в обнимку с мамой. На спальню, в которой со дня их смерти все вещи остались нетронутыми. На легкий свежий запах маминых духов, который до сих пор витал в воздухе. Но сейчас... О, Господи, что будет со мной сейчас?
  Я боялась сойти с ума.
  Внезапно нахлынула паника. Непроизвольный стон сорвался с уст и разрушил мрачную, даже гармоничную тишину в доме. Я больше не пыталась сдерживать боль внутри себя. Я позволила ей вырваться наружу. Вместе со слезами должно уйти это ужасное чувство.
  Я чувствовала, как силы, и моральные и физические, покидают меня, чувствовала, как твердый пол под ногами стремительно становится мягким, а вскоре вовсе исчезает. Я поняла, что сейчас упаду.
  Чтобы предотвратить синяки, я прислонилась к входной двери и медленно сползла вниз.
  Силуэт гостиной в светлых тонах закружился и поплыл перед глазами. Дрожащими руками я закрыла лицо.
  Это будет долгий, очень долгий месяц без Клэр.
  
  Глава вторая
  
  Черные крылья.
  Мне снова приснились черные крылья. И человек, лицо которого было скрыто во тьме.
  Я видела, как он медленно приближался ко мне, и большие крылья угольно-черного цвета за широкими плечами шелестели со странным металлическим звуком при каждом шаге незнакомца. Все было расплывчато. Но я ясно чувствовала страх.
  К сожалению, это ощущение ― не единственное, что связывало сон с реальностью. Потому что кошмар, который я вижу на протяжении долгих месяцев, является правдой. Это не просто фантазии моего подсознания. Это воспоминания.
  Все дело в том, что в вечер аварии, когда наш автомобиль лежал перевернутый на дороге, я пришла в сознание. Всего на несколько секунд. Но этих коротких мгновений было достаточно, чтобы кое-что увидеть. Смутный мужской силуэт с огромными крыльями. Он приближался к нашей машине. Единственное, что я почувствовала тогда, это страх. Даже боли не было. И когда странный незнакомец остановился у автомобиля, я вновь потеряла сознание, а очнулась уже в больнице.
  Когда я более-менее оправилась после аварии и могла говорить, то рассказала Клэр о том, что видела. Она пыталась скрыть свое недоверие, но я видела, что мои слова о крыльях и человеке, неожиданно появившемся на месте аварии, были для нее настоящим бредом. Поэтому по ее просьбе провели ряд анализов и исследований, после чего выяснилось, что я психически здорова. Мои "ненормальные видения" доктор сослал на тяжелую травму головы, которую я получила.
  Но я знала, что видела!
  Чтобы меня и дальше не считали сумасшедшей, пришлось замолчать. И я молчу до сих пор, хотя не забываю о том, что видела в день аварии.
  Признаюсь, иногда я и сама думала, что это странное видение человека с крыльями было вызвано травмой. Но мой внутренний голос отчего-то так требовательно настаивал, что я не ошибаюсь, и то, что я видела, когда пришла в сознание, было по-настоящему.
  Это была еще одна странная вещь, произошедшая двенадцатого июня прошлого года.
  Я проснулась со слезами на глазах и пульсирующим страхом в груди. По моему лбу стекал пот, а пальцы крепко сжимали одеяло. И вот так почти всегда. Иногда кошмары доставляли мне кучу неприятностей. Я уделяла им внимания больше, чем следовало. После стольких месяцев я должна была привыкнуть к тому, что вижу ночью, но, к сожалению, это не так просто, как хотелось бы.
  Невероятных трудов мне стоило покинуть постель и начать собираться в школу. Было непривычно спуститься вниз и не услышать мягкий голос Клэр, ее пожелания доброго утра, приглашения на кухню позавтракать, прощального поцелуя в щеку перед тем, как я ушла бы на занятия...
  Она поступала точь-в-точь, как мама раньше, и этим самым лечила меня, но и убивала, потому что каждое утро, встречая ее радостное лицо, слушая ее голос, так похожий на голос мамы, я невольно погружалась в счастливое прошлое.
  Все, что есть сейчас, этим утром, и будет следующим, ― пустота.
  Припарковав "Ауди" Клэр и тоскливо вдохнув, я оглядела территорию школы и вышла из машины.
  ― Эмили! ― услышала я знакомый высокий голос, когда прошла металлоискатель на входе и скучающего охранника с газетой в руках. Разве их еще кто-то читает?
  Немного прищурившись, я увидела, как в конце коридора у моего шкафчика широко машет и улыбается Ники Хэмминг, а рядом с ней стоит Хейли Лив.
  Они мои лучшие подруги.
  Мы вместе с пяти лет. Все началось с того, как мы встретились на детской площадке у красной горки. Затем мы поступили в одну школу. Раньше наши родители дружили... до тех пор, пока мои не погибли. Конечно, как и у любых подруг у нас случались глупые ссоры. Но никогда не было такого, чтобы мы серьезно ругались. Когда нам было по двенадцать лет, мы поклялись друг другу всегда быть вместе, что бы ни случилось. И пока, к счастью, у нас отлично получалось не нарушать обещание.
  Мое сердце наполнилось теплом, и я не могла не улыбнуться им в ответ.
  Я хотела идти быстрее, но ноги не слушались, поэтому я подошла к подругам только через пару минут.
  Ники очень эмоциональна, поэтому, когда я остановилась рядом, она крепко обняла меня, сомкнув руки вокруг моей шеи.
  Ники Хэмминг очень красивая девушка с фигурой модели, ростом выше на пару дюймов. У нее невероятного голубого цвета глаза ― прозрачные, как горные озера, в которых отражались все ее мысли и чувства. Ники натуральная блондинка, у нее длинные волнистые волосы песочного цвета. Моя подруга обладательница аристократически бледной, мягкой и ровной кожи. Она всегда напоминала мне фарфоровую куклу. Безумно красивую куклу.
  Если Ники ― воплощение очаровательности и в какой-то степени даже невинности, то Хейли была жгучей брюнеткой, в ее темно-карих глазах постоянно присутствовал странный блеск. Она как бы бросала вызов всем окружающим. Ее сногсшибательной фигуре завидовали почти все девушки школы, и я в том числе. Губы в форме сердечка были подчеркнуты яркой красной помадой, а одежда всегда выделяла самые красивые зоны ее тела, но при этом Хейли никогда не выглядела доступно и вульгарно. Больше половины парней сохло по Хейли, но она хранила свое сердце для одного единственного, которого еще не встретила. И кто бы мог подумать, что эта роковая красавица в детстве была пухленькой, носила очки и брекеты? Из гадкого утенка она превратилась в прекрасного черноволосого лебедя.
  В отличие от Ники Хейли ответственна. Ники напоминала мне маленького ребенка: порою капризна, по-детски мила, всегда улыбчива и весела. А еще она обожает рыдать, смотря мелодрамы. Она очень добрая и умная, что является полной противоположностью стандартного типажа блондинки. С ней и Хейли я всегда чувствовала себя уютно. Они были моими душевными родственницами.
  ― Ох, Ники, ты меня сейчас задушишь... ― прохрипела я, продолжая улыбаться.
  ― Эмм, Ники, если ты действительно не хочешь задушить ее, то отпусти, ― пробормотала Хейли, скрестив руки на груди. Ее карие глаза выглядели веселыми. ― Лицо Эмили приобрело как раз тот оттенок синего, которого была та кофточка, которая стоит непозволительного много, но она чертовски хороша. Ну, помнишь? Мы видели ее в одном магазинчике, когда ездили в Вирджинию-Бич на прошлых выходных.
  Последовал подавленный смешок.
  Ники что-то пробурчала себе под нос и отстранилась от меня, широко улыбаясь, обнажая ровные белоснежные зубы. Она ― мечта любого стоматолога.
  ― Прости, я просто соскучилась, ― сказала мне Ники, и ее улыбка стала виноватой.
  ― Мы же не виделись всего два дня, ― хрипло рассмеялась я.
  Она поджала губы и невинно пожала плечами. Что еще сказать ― это Ники. Моя забавная и добрая Ники.
  Они с Хейли поддерживали меня каждый день со дня после аварии. Каждый чертов день на протяжении девяти месяцев. И я не могу выразить, насколько благодарна им за то, что они есть у меня. Я готова говорить им "спасибо" каждую минуту, не переставая. Я готова целовать им руки за то, что они такие потрясающие и верные подруги. Они без преувеличения самые лучшие в этом мире, после Клэр.
  Ники и Хейли видели столько, сколько не видела даже сестра. Они делили со мной слезы, они терпели все мои истерики, помогали мне выбираться из депрессии. Они продолжали оставаться рядом, даже когда я с криками и воплями говорила им убираться из моей комнаты и из моей жизни. Сейчас, вспоминая о том, сколько ужасных слов я наговорила им, мне хочется безжалостно стереть себя с лица этого мира. Ники и Хейли девять ужасных месяцев были психологами безумного буйного пациента, и их терапия, в конце концов, дала свои результаты, хоть и не смогла вылечить до конца.
  Я вновь улыбаюсь, смеюсь, и делаю это, совершенно не кривя душой. И все благодаря им.
  ― Как ты? ― тихо спросила у меня Хейли.
  Она задавала этот вопрос каждый месяц двенадцатого числа. Сейчас я должна ответить на него вот уже девятый раз.
  ― Хорошо, ― улыбнулась я и сделала глубокий вдох. ― Правда, Хейли. Я в порядке.
  Ее красивое лицо немного расслабилось, и она натянула печальную улыбку в ответ.
  ― Хорошо, ― кивнула она.
  ― Может, сходим вечером куда-нибудь? ― бодро предложила Ники.
  В последнее время я испытывала дикую зависть, потому что Ники большую часть времени весела. Удивительно, потому что я стала замечать это только в последнее время. А ведь Ники всегда была такой. И это странно. По-настоящему странно. Как будто у нее вечный запас энергии. Я же всю свою энергию трачу на школу, потому что только на это ее и хватает.
  ― Я "за", ― Хейли облегченно вздохнула, опустив руки. ― Мне кажется, я готова на все, лишь бы уйти из дома.
  ― Снова воюешь с отцом? ― сочувствующе спросила Ники.
  Хейли подавленно кивнула.
  Она жила с отцом. Когда ей было пять, ее мать бросила их, уехав с каким-то французом. Хейли не общалась с ней с того самого дня. А ее отношения с отцом всегда, мягко говоря, были не на высоте.
  ― Тем более, неплохо было бы немного расслабиться, ― добавила Хейли. ― А то в последнее время задают много домашней работы... Боюсь предположить, что будет в следующем году.
  ― Выпускной класс, ― довольно констатировала Ники.
  ― И я совершенно не понимаю, почему ты говоришь это с таким воодушевлением, ― проворчала Хейли.
  Ники хихикнула и обняла нас с Хейли.
  ― Да бросьте! Это же круто! Еще один год, и мы будем свободны!
  ― Не совсем, ― Хейли подняла в воздух указательный палец. ― Колледж. Хотя в какой-то мере ты права. Я, наконец, свалю из дома.
  ― Колледж ― это классно! ― воскликнула Ники, стиснув ее в объятиях. ― Мы станем по-настоящему взрослыми, и, соответственно, сможем отрываться тоже как взрослые, ― она подмигнула нам.
  Я рассмеялась.
  ― Скажи, ты всегда думаешь о веселье? ― Хейли закатила глаза.
  ― А ты ужасная ворчунья, ― усмехнулась Ники. ― Хуже моей бабули Берты из Луизианы.
  Мы замолчали ненадолго.
  ― Отлично, ― Ники похлопала нас по плечам. ― Можем сходить в клуб, или кафе, или устроить девичник у меня дома.
  ― А как же твои родители? ― спросила Хейли, и я заметила, как ее взгляд невольно упал на меня.
  ― Они собираются на ужин к друзьям и вернутся поздно, ― ответила Ники.
  ― Так-так-так... Кто у нас здесь? ― за моей спиной послышался низкий чистый голос.
  Хейли и Ники резко перевели взгляд мне за спину, и я незамедлительно обернулась, хотя сразу узнала обладателя этого глубокого бархатного баса, который раньше обожала.
  К нам неспешно шли игроки футбольной команды, перед ними расступались все ученики, девушки провожали их голодными и восхищенными взглядами. Они, как и полагается спортсменам во всех школах, супер крутые. Не все из них красавчики, но это компенсируется бешеной популярностью в пределах этих нескольких тусклых зданий из светло-коричневого кирпича. И во главе этой несчастной кучки псевдо-мачо был Джастин. Высокий сероглазый блондин со сногсшибательной голливудской улыбкой.
  С этим парнем у меня сложилась целая и не очень приятная история. Мы начали встречаться вначале прошлой весны, за что большинство учениц этой школы люто возненавидели меня. Ведь я не должна была оказаться рядом с этим парнем ― красавцем, хорошистом, капитаном футбольной команды. Я была далеко не дурнушкой, но и на титул "Мисс Вселенная" не претендовала.
  Начав встречаться с ним, я автоматически заделалась местной школьной звездной, и иногда меня до сих пор обсуждают.
  Джастин пережил со мной смерть моих родителей. Он звонил мне. Часто. Навещал в больнице почти каждый день, за исключением второй половины июля. Тогда он с семьей отдыхал в Южной Америке. Но мы общались с ним по скайпу. А когда я уехала в Нью-Йорк, Джастин приехал ко мне на пару дней, и я не представляла себе, с каким трудом родители отпустили его. Я была без ума от этого парня. Я считала его идеальным, хотя потом поняла, что это было моим наивным представлением о настоящем, которое было далеко не идеально.
  Седьмого октября все девушки смогли вздохнуть с облегчением. На одной вечеринке Джастин сильно набрался и изменил мне. Я услышала об этом в женском туалете, когда несколько девушек оживленно обсуждали произошедшее. А еще они обсуждали меня, что было еще противнее. Они затронули моих родителей. Они сказали, что им жаль меня, что сначала я потеряла их, а потом столкнулась с изменой парня. Клянусь, в тот самый момент, затаив дыхание в туалетной кабинке и прижавшись щекой к дверце, я как никогда хотела умереть. Затем, когда прозвенел звонок, и девушки ушли на занятия, я не выходила из туалета очень долго. Я рыдала с сумасшедшей силой. А потом... потом я почувствовала пустоту. И все каким-то удивительным образом закончилось. Боль ушла. Ну, или просто ее стало так много, что я перестала замечать грань, где она должна была закончиться.
  Я и Джастин поговорили в тот же день после уроков. Джастин пытался оправдаться, даже обвинил меня в том, что я верю всем слухам. И тогда я поняла, что он самый отвратительный человек, лгун, лицемер и предатель... он был готов обвинить во лжи любого, только чтобы снять с себя клеймо морально опущенного человека. На самом деле, приписывать ему мерзкие прилагательные можно бесконечно, и это всегда будет доставлять мне удовольствие. Такие, как Джастин, причиняют боль, втаптывают в грязь, разбивают сердца и уничтожают светлые чувства. После таких, как он, умирает всякое желание верить представителям мужского пола когда-либо вообще.
  Когда мы расстались, я поклялась, что больше никогда не буду встречаться с ему подобными парнями. Честно говоря, у меня вообще отпало желание с кем-либо встречаться. Я боялась обжечься. Снова. Да и не подходящее время было для того, чтобы думать о любви, потому что я окончательно погрузилась в депрессию.
  Мое сердце трещало по швам от боли.
  ― Привет, Эмили, ― Джастин улыбнулся своей самой умилительной и очаровательной улыбкой, от которой непременно бы растаяли другие девушки, и я в прошлом. Но не сейчас. И из-за моей приобретенной устойчивости к типам вроде Джастина многие в этой школы считали меня малость чокнутой.
  Сейчас я чувствовала отвращение.
  ― Как дела? Я скучаю по тебе, ― он потянул ко мне свои руки.
  И с этих слов начинается каждое учебное утро... День Сурка какой-то. Надоело.
  ― Эй, ― я отступила назад и возмущенно нахмурилась. ― Что из слов "иди-к-черту-я-не-желаю-с-тобой-общаться-и-видеть" ты не понял?
  Нет. Вообще, я не злой человек. Но иногда, когда терпение заканчивалось, я срывалась. Поскольку Джастин, как выяснилось, абсолютно не слышит меня, это происходило часто.
  Он перестал улыбаться и вздохнул.
  ― Детка, я же извинился перед тобой уже тысячу раз, ― он вскинул руками.
  ― Не называй меня деткой, ― буркнула я. ― И мне глубоко плевать на все твои извинения. Так что можешь не утруждать себя и найти какую-нибудь смазливую и глупую куклу, чтобы лгать ей.
  Как бы я ни старалась всех убедить в своем равнодушии к нему, во мне по-прежнему кипела обида.
  ― Прости! ― устало воскликнул он и запрокинул голову. Он выглядел так, словно это я его достала, а не он меня. ― Мне очень жаль, что все так произошло! Мне жаль, что я напился и поцеловал Глорию!
  Я не уверена, что его измена обошлась только поцелуем. По крайней мере, говорили всякое, вплоть до того, что та девушка забеременела от Джастина, и его родители оплатили ее аборт. В общем, слушать все это было ужасно.
  ― Хмм, ты даже имя ее помнишь, ― пробормотала я и скрестила руки на груди, хотя, на самом деле, мне было глубоко плевать, как звали ту девушку.
  ― Ты раздуваешь из случайности целую катастрофу! ― обвинил Джастин.
  Я чуть не подавилась от наглости этого парня.
  Случайность? Боже, почему ты пожалел для этого человека совести?
  ― Ты это серьезно? ― я чувствовала, как начинаю терять контроль. А я не должна была показывать Джастину, что мне до сих пор неприятно вспоминать тот день, тот разговор. Мне должно быть все равно. И мне все равно. Только воспоминания, обжигающие сердце, никуда не исчезли, как бы я ни старалась избавиться от них, заглушить их. ― Да как ты... ― я не знала, что сказать. У меня просто не хватало слов, чтобы выразить свое возмущение.
  ― Прошло столько времени, а ты до сих пор не можешь меня простить, ― грустно произнес Джастин. ― Все имеют право на второй шанс.
  ― Ты ― нет, ― процедила я.
  Джастин поджал губы, оглянулся на своих друзей, которые хихикали и переговаривались за его спиной. Наша сцена, безусловно, забавляла их, как и других учеников этой школы, которые сейчас наблюдали за нами. Джастин вновь повернулся ко мне и немного наклонился вперед.
  ― Я понимаю, что смерть твоих родителей... ― как только зазвучал его тихий голос, как только я поняла, что он упомянул погибшую часть моей семьи, я взорвалась. Неожиданно для себя и для всех, кто невольно стал свидетелем нашего разговора.
  ― Замолчи! ― рявкнула я так громко и яростно, что движение в коридоре прекратилось, и повисла гробовая тишина, а потом ребята стали перешептываться между собой.
  Глаза Джастина изумленно расширились. Я редко кричала, в основном наши беседы ограничивались с моей стороны ледяным безразличным тоном. Сегодня, похоже, мне суждено сорваться на него.
  ― И никогда не смей говорить о моих родителях, тебе ясно? ― добавила более тихо и угрожающе.
  ― Прости, ― с искренним сожалением проговорил он. ― Я не хотел. Мне, правда, жаль.
  На миг ― всего лишь на один миг! ― я смягчилась. Он не виноват. Никто не виноват. Но родители были для меня самым больным местом, и Джастин знал это, он тоже стал на какое-то время свидетелем моего безумного стресса, но все равно упомянул их смерть.
  ― Прости меня, Эмили, ― повторил Джастин, вероятно уже имея в виду свою измену.
  Я не могла позволить себе повестись на его сожаление. Я больше не верила ни единому его слову, ни единому печальному взгляду, вздоху. Свое хорошее отношение к нему я похоронила вместе с доверием в тот самый момент, когда узнала о том, что у него было с этой... Глорией.
  ― Это в прошлом, Джастин, ― сказала я, немного успокоившись. ― Просто перестань ходить за мной, перестань извиняться. Тебе самому не надоело слышать каждый раз, как я отказываю? ― я помотала головой. ― Не знаю, что ты задумал, чего ты хочешь, но ничего не выйдет, ― я враждебно посмотрела на него.
  ― Я ничего не задумал, Эмили, ― робким голосом проговорил Джастин, опустив длинные ресницы. Раньше у меня перехватывало дыхание, когда он так делал. А сейчас все ушло. Что бы он ни сделал, я всегда буду испытывать глубокое отвращение. ― Я просто хочу, чтобы мы снова были вместе.
  Я не сдержалась и усмехнулась.
  ― Скажи это кому-нибудь другому. Той девушке, кто еще не встретился с твоей темной стороной.
  Джастин молчал. Похоже, ему действительно было нечего сказать.
  Прозвенел звонок. Я вздохнула с облегчением и повернулась к подругам, которые все это время безмолвно стояли за моей спиной и наблюдали за очередной сценой разбора полетов. Их лица выражали легкое недоумение.
  ― Что у вас сейчас? ― с наигранной непринужденностью спросила я, хотя прекрасно знала, что у них биология, как и у меня.
  Ники и Хейли зашевелились, словно вышли из транса.
  ― Эээ... ― рассеянно пролепетала Ники.
  ― Отлично, ― перебила я ее. ― И у меня. Пошли.
  Не обернувшись к Джастину, я отошла от своего шкафчика и пошла по коридору. Подруги вскоре нагнали меня. Я чувствовала на спине его пристальный взгляд, слышала, как его друзья начали что-то говорить ему про меня, кто-то из них даже усмехнулся, и с трудом заставила себя не смотреть на него.
  ― Это было... кхм, круто, ― пробормотала Ники.
  ― Мне его жаль, ― вздохнула Хейли.
  ― Его не надо жалеть, ― Ники хмуро посмотрела на нее. ― Он разбил Эмили сердце.
  ― Ничего он мне не разбивал, ― солгала я.
  Мое сердце было разбито и до него. Просто Джастин окончательно дал понять, что я никогда не смогу собрать его.
  ― Ну да, рассказывай эти сказки другим, ― Ники закатила глаза. ― Я прекрасно помню, как ты рыдала тем вечером после того, как вы поговорили.
  Я поджала губы и опустила голову. Она была права. Я выплакала целый океан слез из-за Джастина. И из-за родителей... В то время мне было особенно тяжело. А ведь самое обидное, что я действительно верила в серьезность наших с Джастином отношений. Я планировала поступить с ним в один колледж, а потом выйти за него замуж... Только сейчас, после всего пережитого, я понимаю, что эти мысли принадлежали наивной глупенькой девочке, которая верила. Просто верила. В Джастина. В себя. В осколки этого разбитого мира. Я верила, потому что нуждалась в этом, потому что это спасало от боли. Но реальность не может быть такой, какая она в наших мыслях. Настоящая жизнь сложнее.
  ― Такого больше не повторится, ― уверенно сообщила я.
  ― Я очень, очень на это надеюсь, Эмили, ― кивнула Ники.
  ― Так что насчет этого вечера? ― вспомнила Хейли, когда мы подошли к классу.
  Я не была уверена, что смогу пережить поход в клуб. Или кафе. Было бы идеально провести вечер в компании двух лучших подруг и уютной домашней обстановке.
  ― Пижамная вечеринка, ― вздохнув, сказала я.
  Хейли посмотрела на меня с сомнением. Я была уверена, что она хотела пойти в клуб. Однако ответила другое.
  ― Пижамная вечеринка, ― повторила она и неуверенно улыбнулась мне.
  ― Супер, ― сказала Ники. ― Тогда вечером я жду вас у себя.
  Я старалась не думать о Джастине в этот день. О парне, который хорошенько подпортил мне настроение, а оно и так было не на высоте. Этот персонаж остался в прошлом. И я никогда не позволю ему появиться в будущем.
  
  Глава третья
  
  После занятий я, Ники и Хейли еще раз обсудили предстоящий девичник.
  Вернувшись домой, я старалась думать только о том, что меня ждет потрясающий вечер в компании лучших подруг. Я хотела сделать все возможное, чтобы хотя бы на пару часов забыть о своей боли.
  Ближе к семи я заехала за Хейли, и мы отправились к Ники.
  ― Джастин все никак не уймется, ― усмехнулась Хейли, развалившись на соседнем сидении.
  Я выдавила напряженную улыбку и крепче сжала руль. Мне уже не нравился этот разговор.
  "Пожалуйста, Хейли, только не продолжай" попросила я мысленно.
  ― Не собираешься прощать его? ― она повернула голову в мою сторону.
  Похоже, разговор о Джастине все-таки будет.
  ― Нет, ― недовольно ответила я.
  ― Знаешь, я, конечно, считаю его тем еще придурком, ― ее губы скривились от отвращения, ― но после пяти месяцев упорных попыток заслужить твое прощение я думаю, что он не просто пустая оболочка.
  ― Да, ты права. Он не пустой. Внутри него полно дерьма.
  Хейли издала тяжелый вздох.
  ― Он определенно что-то чувствует к тебе, раз не сдается до сих пор, ― тихо проговорила она.
  Я стиснула зубы и нахмурилась.
  ― Это не имеет значение, ― отрезала я.
  ― Он мог бы уже найти себе кучу девчонок за это время, ― продолжала подруга, ― но остается верен только тебе.
  ― К чему ты клонишь, Хейли? ― я раздраженно посмотрела на нее. ― Чтобы я вернулась к нему? Серьезно? Да он же...
  ― Нет, Эмили, ― мягко пробормотала она, останавливая меня прежде, чем я взорвалась бы. Снова. ― Просто я думаю, может быть, тебе стоит, наконец, простить его? И, говоря о прощении, я не имею в виду возобновление отношений.
  Я поджала губы и отвернулась к дороге.
  ― Не знаю, ― буркнула я. ― Все давно забыто...
  ― Ха-ха, Эмили. Твое поведение говорит об обратном. Ты ничего не забыла, и я понимаю, что не сможешь забыть еще долгое время. Но, по-моему, тебе станет легче, когда вы разберетесь окончательно в том, что между вами происходит.
  ― Между нами ничего не происходит.
  ― Хорошо, хорошо, ― Хейли подняла руки, признавая свое поражение. ― Просто подумай об этом, ладно?
  Я тяжело выдохнула.
  ― Эмили? ― вопросила она.
  ― Хорошо, ― сказала я. ― Я подумаю.
  Боковым зрением я увидела, как Хейли улыбнулась.
  Оставшуюся часть дороги мы молчали.
  Подъезжая к белому дому Ники, я настроилась на приятный вечер и постаралась не думать ни о чем, что обычно вгоняет меня в смертельную печаль. Мы с Хейли выбрались из машины и неторопливо направились к крыльцу. Входная дверь распахнулась перед нами прежде, чем я или Хейли успел постучаться в нее.
  Мы увидели широкую улыбку Ники.
  ― Вечеринка! ― радостно воскликнула она.
  Наш скромный девичник проходил успешно. Мы переоделись в пижамы, расположились в гостиной перед большим телевизором, окружили себя вредной высококалорийной едой с газировкой, и включили мелодраму, хотя я настаивала на фантастическом боевике.
  Все было идеально, пока мы не услышали мелодию айфона Ники.
  ― Тсс! Девочки, поставьте фильм на паузу! ― завопила она и резко соскочила с пола, скинув с себя подушку, которая прилетела мне в бедро.
  Ники начала бегать по гостиной в поисках телефона, и через минуту, наконец, нашла его в своей сумочке.
  ― Супер важный звонок, ― хихикнула Хейли, глядя на подругу.
  ― Похоже на то, ― пробормотала я.
  Ники прочистила горло, прежде чем ответить, и поднесла телефон к уху.
  ― Привет, Бенджамин, ― нежным голоском пропела она и застенчиво улыбнулась.
  Я высоко подняла брови и встретилась с удивленным взглядом Хейли.
  ― Ты тоже это слышишь? ― спросила меня Хейли.
  ― Определенно, ― кивнула я.
  ― Что за Бенджамин? ― Хейли взяла тарелку с чипсами и закинула несколько штук себе в рот.
  Я пожала плечами.
  ― Ее парень? ― вопросила она.
  ― Она бы нам сказала.
  ― Хмм, ― Хейли потянулась к бутылке "Маунтин Дью" .
  Мы в раз повернулись к Ники, которая, приложив ладонь к телефону, сказала нам:
  ― Я выйду на пару минут. Не снимайте фильм с паузы.
  И она выскользнула за входную дверь.
  Я снова переглянулась с Хейли.
  ― И что это было? ― пробормотала она.
  Я пожала плечами и откусила большой кусок пиццы, которую Ники заказала перед нашим приходом.
  Ники вернулась через пару минут, как и обещала, и ее лицо светилось от счастья и воодушевления. С прижатым к груди телефоном, она вприпрыжку подошла к нам и рухнула рядом на пол.
  ― С кем ты говорила? ― поинтересовалась Хейли.
  Ники загадочно улыбнулась.
  ― С одним хорошим мускулистым знакомым.
  Хейли громко хохотнула и непроизвольно хрюкнула, после чего я рассмеялась.
  ― Планы изменились, девочки, ― сказала Ники.
  ― То есть? ― спросила я, отворачиваясь к экрану и снимая фильм с паузы.
  ― Мы пойдем на вечеринку, ― пояснила она, но я плохо расслышала, так как главная героиня мелодрамы с глупым названием что-то кричала вслед своему парню, который, как я поняла из первых двадцати минут просмотра фильма, не люби ее, и, наконец, решил признаться в этом.
  ― Что? Вечеринка? ― я снова поставила кино на "стоп" и недоуменно посмотрела на Ники.
  ― Ага, ― она ответила оживленным кивком.
  ― Уфф. Круто. Я не против, ― тут же отозвалась Хейли. ― Как раз фильм так себе, ― она указала подбородком на телевизор.
  Они с Ники поднялись с пола и стали собирать еду.
  ― Погодите, ― я встала на ноги следом за ними и кинула подушку на темное кожаное кресло. ― Вы пойдете на вечеринку? Но... как же кино, и...
  ― Ну, во-первых, не вы, а мы пойдем на вечеринку, ― Ники сделала ударение на слове "мы". ― Во-вторых, кино действительно скучное, ― она сморщила свой аккуратный носик.
  ― Ты сама настаивала на том, чтобы мы посмотрели его, ― ухмыльнулась Хейли, делая глоток газировки.
  ― Люди иногда ошибаются, ― с грустью вздохнула Ники.
  Они с Хейли отнесли всю еду на кухню, и я бегала за ними, как хвостик, пытаясь разобраться в неожиданном изменении планов на этот вечер.
  ― Где будет вечеринка? И кто ее вообще устраивает?
  Ники с легким раздражением закатила глаза. Мои вопросы уже достали ее. Да. После смерти родителей я стала настоящей занудой в плане вечеринок, и подруги прекрасно понимали это, но деликатно молчали.
  ― Вечеринка будет в доме Патрика, ― пояснила она.
  Патрик учится в нашей школе. А еще он играет в футбольной команде. Если вечеринка будет у него, то и Джастин тоже будет там, потому что они друзья. Едва ли не лучшие, кстати. А если на этой вечеринке будет Джастин, то мне следует держаться как можно дальше от этого места.
  ― О-о-о-х-х, ― я закусила нижнюю губу в притворных раздумьях. ― Тогда, я поеду домой.
  Ники застыла с тарелкой круассанов в руке.
  ― Как это? Нет! Нет! Нет! Ты пойдешь с нами, Эмили! ― заверещала она и подлетела к холодильнику. Открыла дверцу, громко поставила тарелку на верхнюю полку, и закрыла холодильник. Уперев руки в бока, она сердито уставилась на меня. ― Ты пойдешь, ― тверже повторила подруга.
  ― Нет, ― я неуверенно покачала головой. ― Я не могу. Я... вообще-то, завтра в школу. Это раз. Я не настроена идти сегодня на вечеринку. Это два. И вообще, там...
  ― Будет Джастин, ― закончила за меня подошедшая Хейли. Она остановилась рядом, положив руку на мое плечо, и улыбнулась. ― Вот главная причина, по которой ты не хочешь идти к Патрику.
  ― Существует бесконечное количество причин, по которым я не хочу посещать вечеринки вообще, ― сказала я.
  Хейли ухмыльнулась, положив подбородок на руку, которая лежала на моем плече, и вздохнула.
  ― Например? ― спросила она.
  К чему это уточнение? Хейли прекрасно знала мой ответ.
  Я поджала губы и искоса взглянула на нее.
  ― Девять месяцев назад я похоронила своих родителей, ― отозвалась я и удивилась, как ровно и холодно прозвучал мой голос. На самом деле, я не была на их похоронах. Не могла по состоянию здоровья. Но это, может, даже к лучшему.
  Подруги застыли на своих местах, не ожидая, что я скажу нечто подобное. Я старалась не говорить о родителях. Вообще. Не произносила слова "мама" или "папа".
  Я медленно втянула в себя воздух и на секунду прикрыла глаза.
  ― Извините, ― я переступила с ноги на ногу, и Хейли убрала руку с моего плеча.
  Ники переглянулась с ней, и обе сочувствующе вздохнули.
  ― Вот именно, Эмили, ― моя златовласая подруга взяла на себя ответственность и попыталась "вразумить" меня. ― Прошло уже девять месяцев, ― она обошла кухонную стойку и остановилась в двух шагах. ― Я не понимаю, как тяжело ты переживаешь... их смерть, но ты еще жива, ― она шагнула вперед, оказавшись ближе. ― Твоя жизнь продолжается, Эмили, а у нас с Хейли такое чувство, словно ты похоронила себя вместе... ― ее голос дрогнул, ― вместе с ними.
  Все внутри меня превратилось в камень. Я почувствовала, как ярые языки обиды обожгли сердце. Я не хотела, чтобы Ники так говорила про моих родителей (хотя она, по сути, не сказала ничего плохого). Я не хотела, чтобы она, или Хейли, или кто-нибудь еще упоминал их в моем присутствии, точнее их смерть.
  Я открыла рот, но не знала, что сказать, поэтому через секунду сомкнула губы и опустила голову.
  Я понимала, что не буду скорбеть всю жизнь, что однажды утром я проснусь и не почувствую жгучую боль в груди. Этот Новый День еще не настал, и я уверена, мне придется долго ждать его прихода.
  Но Ники права. Моя жизнь не стоит на месте, и я не должна хоронить себя заживо. Я должна жить дальше, должна радоваться и наслаждаться всем, что имею. Я знаю, что мама и папа не хотели бы видеть меня такой, какая я есть сейчас. Папа бы сказал мне: "Эй, дочка, посмотри на себя? Я тебя совсем не узнаю. Это не моя Эмили. Ты ведь другая. Я знаю тебя, чертенок". Папа дал мне это прозвище, когда мне было шесть. Я была очень буйным и неугомонным ребенком.
  Я поняла, что начинаю задыхаться из-за огромного кома, застрявшего в горле. Еще чуть-чуть, и я заплачу.
  Я должна отвлечься. Должна подумать о чем-нибудь другом, чтобы не вспоминать о родителях, не зацикливаться на недосягаемой боли в голове, пульсирующей так глубоко, что я не способна добраться до того места даже мысленно.
  ― Ладно, ― вымолвила я бессильно.
  ― Что ладно? ― осторожно уточнила Ники.
  Я заставила себя поднять на нее тяжелый взгляд.
  ― Я... пойду. На вечеринку, в смысле.
  Ее глаза вспыхнули, и губы тут же расплылись в улыбке.
  ― Правда? ― она подпрыгнула на месте.
  Я едва заметно качнула подбородком, как бы отвечая: "Да".
  ― Ты правильно поступаешь, ― Хейли вновь пристроилась рядом и на этот раз обняла меня. ― Ты не можешь грустить вечно, Эмили. Не можешь.
  Я изо всех сил старалась улыбнуться ей, но в итоге оставила попытки и просто кивнула.
  
  Глава четвертая
  
  Я отправилась на вечеринку в том, в чем приехала к Ники. Джинсы, красная футболка и клетчатая рубашка сверху. Ники и Хейли потратили битый час на выбор платьев. Хейли пришлось позаимствовать вещи из гардероба Ники, ведь не могла же она пойти на вечеринку в чем попало (это с ее слов). Раньше бы и я непременно потратила бесчисленное количество времени на поиски самого лучшего наряда. Но сейчас... сейчас мне все равно. Сейчас нет никакого смысла выглядеть красиво, потому что я не получу удовольствие от громкой музыки, танцев пьяных учеников и выпивки.
  По сравнению с подругами я казалась серой и невзрачной. На Хейли было открытое черное мини-платье, обнажающее ее хрупкие плечи и длинные стройные ноги, которым дополнительную очаровательность придавали черные туфли на высоком каблуке. Она была олицетворением сексуальности и недоступности одновременно. А Ники воплощала в себе образ невинной и красивой куклы Барби. На ней было нежно-розовое платье, состоящее из корсета и пышной юбки чуть выше колен, стройность ног так же подчеркивали туфли на шпильке. И как она только ходит на них? На шикарных блестящих волосах была широкая атласная лента бледно-розового оттенка, пухлым выразительным губам неотразимость придавал сверкающий в темноте блеск.
  ― Вы оделись так, будто собрались на показ мод, ― пробормотала я, садясь за руль.
  Ники фыркнула и забралась на задние сидения.
  ― Уж поверь, на показ мод мы бы оделись лучше, ― и она подмигнула через зеркальце Хейли, которая заняла место рядом со мной.
  Патрик Холл ― сын владельца сети магазинов спорттоваров, и он, точнее его родители, очень богаты. Подъезжая к его огромному особняку, располагавшемуся почти за городом, я грустно улыбнулась, увидев большую толпу у главного входа. В моей жизни "до" (а именно так я разделила ее после смерти родителей) я была ярой любительницей вечеринок. Я обожала находиться если не в центре внимания, то в центре танцпола. А сейчас, чувствуя вкус веселья, в мое сердце прокрадывалась тоска по былым временам.
  Припарковав "Ауди" неподалеку, я, Ники и Хейли вышли из машины и направились к эпицентру вечеринки. Даже не заходя в дом, я услышала оглушительную клубную музыку, которая вырывалась из больших колонок, и восхищенные крики парней и девушек.
  ― Патрик разошелся не на шутку! ― прокричала нам Хейли.
  ― Это же Патрик, ― как бы само собой разумеющееся пробормотала я, оглядываясь по сторонам.
  Патрик Холл славился не только тем, что он лучший игрок в команде после Джастина, настоящий красавчик с шоколадными вьющимися волосами и пронзительными зелеными глазами, правда, не такой умный, но и тем, что у него самые шумные вечеринки в городе. Они настолько популярны, что на них часто бывают студенты из колледжей.
  ― Пойдемте к бару, ― не стала теряться Ники, сразу перейдя к главному.
  Она взяла меня и Хейли за руки и потащила сквозь огромную толпу к длинной барной стойке у восточной стены огромной гостиной, переделанной под танцпол.
  ― Что будете? ― спросила у нас Ники.
  ― Хмм, а здесь есть ром? Я никогда не пробовала, но ужасно хочу сделать это, ― проговорила Хейли.
  ― Здесь есть все, красавица! ― ответил молодой и довольно-таки симпатичный темноволосый бармен с глянцевыми голубыми глазами, которого, видимо, нанял Патрик.
  Хейли оживленно потерла ладони.
  ― Уау! Круто! Тогда мне ром!
  Ники кивнула с легкой улыбкой и посмотрела на меня.
  ― Минералку, ― сказала я.
  Поймав на себе сочувствующие взгляды подруг, я пожала плечами.
  ― Что? Кто-то же должен оставаться трезвым, чтобы развести вас потом по домам, ― пояснила я.
  ― Нам минералку, ром и пунш, ― промурлыкала Ники парню.
  Он кивнул, ослепительно улыбнувшись ей, и через минуту поставил перед нами наш заказ. Я залпом выпила свою минералку.
  ― А теперь танцевать! ― воскликнула Ники.
  Она и Хейли шутливо обнялись и потянули ко мне руки.
  ― Я пас, ― сказала я.
  Ники нахмурилась и надула губы.
  ― Эмили, ― произнесла она со скрытой угрозой в голосе.
  Я усмехнулась и подняла руки в извиняющемся жесте.
  ― Простите. Я согласилась идти сюда, но о том, что я буду танцевать, уговора не было.
  ― Но ты должна, ― не унималась подруга. Она убрала руку с шеи Хейли и сделала шаг ко мне. ― Ты должна немного развлечься, помнишь? ― Ники наклонилась вперед, наши лица оказались на одном уровне, и я в который раз убедилась, что ни у одного человека на этой планете нет глаз прозрачнее, чем у нее.
  Я медленно выдохнула, борясь с желанием улыбнуться и дать положительный ответ.
  ― Нет, Ники, я не должна, ― я неуверенно покачала головой.
  ― Ну почему? ― простонала подруга. ― Хотя бы один вечер! Эмили, ― она взяла меня за руку. ― Всего лишь один вечер. Пожалуйста. Ради меня, ― она захныкала, прямо как ребенок. ― Ради Хейли. Ради себя, в конце концов!
  Я вздохнула и перевела взгляд к потолку.
  ― Я уже не помню, как танцевать, ― проговорила я, сомневаясь, услышала ли меня Ники.
  ― Так мы поможем тебе вспомнить! ― бодро выкрикнула она.
  Я снова вздохнула и посмотрела на ее лицо.
  ― Просто идите и танцуйте, а обо мне не беспокойтесь, ― в итоге сказала я.
  Ники нахмурилась, но, тем не менее, сдалась.
  ― Ты же знаешь, что мы с Хейли любим тебя? ― спросила она.
  Я кивнула.
  ― Конечно. Я вас тоже.
  И это было правдой.
  ― А сейчас идите, ― я подняла руку и легонько надавила указательным пальцем на кончик носа Ники. ― Я не позволю вам скучать из-за меня.
  Этот вечер не должен быть испорчен. Не для них.
  Ники и Хейли с трудом отлепились от меня и вскоре скрылись в толпе. Они вернулись ко мне через двадцать минут, уставшие и довольные. И я, до этого момента мрачная и погруженная с головой в свои мысли, заставила себя широко улыбнуться.
  Странно, потому что за все время, что я просидела здесь, у барной стойки, и в мое обозрение попадала вся гостиная, я не увидела Джастина. Но я была только рада этому. Ко мне один раз подошел Патрик, спросил, как дела, позвал танцевать, я отказала, и он ушел веселиться с какой-то высокой блондинкой со стройными ногами от ушей и пышной грудью.
  Я сидела на высоком стуле и рассматривала пластмассовую трубочку, из которой потягивала безалкогольный коктейль. И вдруг что-то твердое врезалось в меня. Точнее столкнуло. Такое твердое, как стена. Правда! От неожиданности я чуть не свалилась, но вовремя вцепилась в край стойки и сумела удержать равновесие.
  Я выдохнула с облегчением, потому что не стала всеобщим посмешищем, и медленно вернула тело в прежнее положение. На короткий миг в груди вспыхнуло раздражение, и я резко обернулась, чтобы не совсем вежливо попросить того, кто чуть не столкнул меня, быть внимательнее.
  Мой взгляд упирался в широкую мужскую грудь, обтянутую черной футболкой. Я неторопливо подняла голову, стараясь не упустить ни одной детали, и встретилась с черными, как бездна, глазами симпатичного... ммм, нет, супер привлекательного темноволосого парня, у которого пропорции лица были непозволительно идеальными. Он словно явился с обложки глянцевого журнала. У него были тонкие выраженные скулы, твердый подбородок, высокий лоб, чистая гладкая кожа... На секунду я даже усомнилась, реальный ли вообще этот парень.
  Юноша без тени вины улыбнулся мне, продолжая стоять рядом ровно и неподвижно, но при этом выглядел расслабленно. Я судорожно выдохнула и крепче вцепилась в стойку.
  ― Прости, ― раздался низкий грудной голос, заставивший меня вздрогнуть. ― Я чуть не убил тебя.
  Я перевела взгляд с его глаз на пухлые губы, затем на мужественный подбородок.
  ― Ничего страшного, ― еле разборчивым голосом ответила я автоматически.
  Уголки губ темноволосого парня поднялись выше.
  ― Потанцуешь со мной? ― поинтересовался он.
  Что? Вот так сразу?
  ― Я... я не танцую, ― с некоторой неопределенностью промямлила я.
  Его идеальные брови взметнулись вверх.
  ― Правда? ― беглый взгляд черных, как уголь, глаз прошелся вдоль моего тела, оставив за собой волну диких мурашек. ― Жаль, ― протянул он и тоскливо вздохнул. Уже через мгновение его глаза изучали мое лицо. ― Мне кажется, такое тело просто создано для танцев.
  Я густо покраснела от макушки головы до кончиков пальцев ног. Его комплимент сбил с толку, хотя подобное я слышала много раз. Просто в последнее время я мало общалась с парнями и, соответственно, отвыкла от комплиментов.
  Чтобы не выглядеть перед ним рассеянной, я нахмурилась.
  ― Что ж, мне тоже жаль... разочаровывать тебя, ― пробормотала я и отодвинулась немного в сторону.
  Парень широко ухмыльнулся и сел на высокий стул рядом со мной.
  ― Как тебя зовут, малышка? ― подмигнув, обратился ко мне красавчик.
  Я нахмурилась сильнее.
  ― Эмили, ― от слабого раздражения мой голос прозвучал более чем спокойно, чему я безгранично обрадовалась. ― И я не люблю, когда меня называют малышкой.
  Так же я не выносила, когда Джастин называл меня деткой, или другими, не менее глупыми уменьшительно-ласкательными прозвищами, от которых остальные девчонки буквально разваливались на части.
  Черные бездонные глаза парня заискрились, и он воздушно засмеялся.
  ― Хорошо, ― сказал он и протянул мне руку. ― Я Диего. И мне очень приятно познакомиться с такой очаровательной девушкой.
  Я замялась, а парень продолжал ожидающе смотреть на меня. Я перевела взгляд вниз, на его большую ладонь. Его кожа была слегка загорелой. Я должна пожать ее, или все-таки не стоит? Затерявшись в сомнениях, я поднимала и опускала глаза, но так и не решилась ответить на жест парня.
  Догадавшись спустя минуту, что я не собираюсь жать ему руку, Диего убрал ее и с лукавой улыбкой взглянул на меня.
  ― Кстати, прости меня еще раз за этот небольшой инцидент, ― он развернулся на стуле в мою сторону всем своим крепким роскошным телом.
  ― Проехали, ― на шумном выдохе пробормотала я.
  Целую минуту, которая показалась мне настоящей вечностью в невероятно жарком аду, Диего испепелял меня пронзительным взглядом. В свою очередь я тоже не могла оторвать от него взгляда, потому что была околдована, пленена его красотой. Вскоре я перестала слышать музыку и все то, что так давило на нервы.
  Неожиданно Диего ухмыльнулся и отвел взгляд в сторону.
  ― Хорошо, ты победила, ― сказал он.
  Я озадачено свела брови и моргнула.
  ― Что? ― пролепетала я.
  Парень поднял на меня глаза.
  ― Я не очень хорошо умею играть в игру: "Кто кого переглядит", ― его губы медленно растянулись в улыбке, от которой у меня все перевернулось внутри. Я громко сглотнула, так и не поняв до конца, о чем он говорил. ― А вот ты, похоже, профессионал.
  ― О, ― все, что сумела произнести я в ответ.
  Мы снова смотрели друг на друга.
  Самая очевидная вещь заключалась в том, что остальные парни просто меркли по сравнению со сногсшибательностью Диего. И я гадала, как он оказался в этом городе, если с такой красотой можно смело покорить весь мир? Я напрягла память, вспоминая всех парней-моделей, которых когда-либо где-либо видела. Но нет. Если бы Диего все-таки был фотомоделью, или что-то вроде того, я бы о нем обязательно услышала. Ну, или Ники. Она в этом деле, как рыба в воде.
  В какой-то поистине чудесный момент мне удалось вырваться из плена его черных глаз и взять себя в руки.
  Я прочистила горло и позвала бармена.
  ― Чего тебе, красавица? ― подмигнул мне парень.
  ― Вишневый смузи, ― ответила я.
  Через пару минут бармен поставил напиток передо мной.
  ― Спасибо, ― глухо поблагодарила я его, отодвинула стакан, который осушила перед тем, как столкнулась с Диего, вцепилась губами в бледно-розовую трубочку и стала жадно втягивать в себя смузи.
  Диего внимательно наблюдал за мной и иногда усмехался.
  ― Что-то не так? ― спросила я.
  ― Нет, ― он усмехнулся еще раз и покачал головой. ― Просто ты очень красивая.
  Я захлебнулась и громко закашляла. А еще пролила смузи на футболку и джинсы.
  Прекрасно, черт возьми.
  ― Дьявол! ― прошипела я и соскочила со стула.
  Диего, про существование которого я смогла забыть лишь на миг, рассмеялся. Я, с ужасом разглядывая испорченную футболку, перевела на него озлобленный взгляд.
  ― По-твоему, это смешно? ― огрызнулась я.
  Диего даже не думал перестать смеяться. Наоборот, его смех стал громче, и в нашу сторону обернулось несколько ребят из моей школы. Кажется, они из выпускного класса. Заметив меня, облитую коктейлем, парни и одна девушка начали хихикать. Я разозлилась сильнее.
  ― Вот дерьмо, ― простонала я тихо и хрипло.
  ― Красивые девушки не должны ругаться, ― весело сообщил Диего.
  ― Иди к черту, ― сказала я на эмоциях, не поднимая головы.
  Я развернулась, чтобы уйти и найти ванную.
  ― Постой, ― Диего соскочил следом за мной и схватил меня за локоть еще до того, как я успела сделать шаг.
  ― Что? ― рявкнула я и развернулась, одарив его сердитым взглядом.
  Губы парня дрожали, будто он изо всех сил пытался сдержать улыбку. Прекрасно... просто прекрасно. Значит, моя оплошность стала для него весельем?
  ― Куда ты? ― спросил он, наконец, успокоившись.
  ― Смыть свой позор, ― раздраженно отозвалась я.
  ― Пойдем, ― пальцы Диего переместились с моего локтя к запястью и крепко сжали. Он потянул меня сквозь толпу.
  ― Отпусти, ― слабо запротестовала я.
  Красавчик не ответил. Может, не услышал?
  Я вздохнула.
  Запихнув глубоко всю свою злость, я послушно последовала за парнем, потому что больше ничего не оставалось делать.
  Диего невероятным образом удалось пробраться к лестнице, ведущей на второй этаж. Мы стали подниматься по ступенькам, как вдруг мою свободную руку тоже кто-то схватил. Именно схватил, а не взял.
  В первую очередь я подумала о том, что это Ники, или Хейли, но когда развернулась, увидела лицо, с которым меньше всего хотела столкнуться этим вечером.
  Джастин.
  ― Эмили? ― улыбнулся он. ― Ты здесь! Я рад тебя видеть, ― его взгляд быстро переместился вниз. ― Эээ, что с твоей одеждой?
  Я невольно застыла на месте, оставив ноги на разных ступеньках, и растерялась. С одной стороны был Джастин, у которого чертовски холодная рука. С другой ― Диего, продолжавший тянуть меня за собой.
  ― Я... ― начала я, но меня перебил Диего, который поднялся уже на пять ступенек выше.
  ― Эй, почему ты остановилась? ― спросил он.
  Я поджала губы и посмотрела на него, отвернувшись от Джастина. Диего смотрел на меня, и я догадывалась, что Джастин так же заметил его.
  Я могла лишь предположить, что сейчас произойдет. Драка ― безусловно, первый вариант. Джастин очень вспыльчив и безумно ревнив. Когда мы встречались, он кидался с кулаками чуть ли не на каждого парня, который не так, по его мнению, смотрел на меня. Но сейчас мы не вместе, поэтому я надеялась, что Джастин не станет вести себя глупо и просто уйдет. Без сцен ревности и всего прочего.
  Я с опасением посмотрела на Джастина, и, клянусь, мне сразу не понравился его взгляд. Серые глаза наполнились непониманием и внезапно вспыхнувшей злостью.
  ― Кто это, Эмили? ― почти процедил Джастин, по-прежнему глядя на Диего.
  Я шумно втянула в себя раскаленный воздух.
  ― Не твое дело, Джастин, ― пробормотала я и дернула рукой, которую он держал. Но Джастин лишь сжал ее сильнее. ― Отпусти, ― попросила я. Но он сделал вид, будто не услышал моей просьбы. Я заметила, как люди стали обращать на нас внимание. А меньше всего мне хотелось стать причиной будущих школьных сплетен. ― Пожалуйста, Джастин, отпусти мою руку, ― сдержанно попросила я снова.
  Его скулы напряглись. Он с огромной неохотой перевел тяжелый взгляд с Диего на меня.
  ― Он твой парень? ― спросил Джастин.
  Я закатила глаза.
  ― Пока, Джастин, ― я собиралась развернуться, но меня резко дернули вниз.
  Диего, молчавший на протяжении всей этой короткой сцены, не дал мне упасть в руки Джастина. Он одним лишь шагом преодолел ступеньки, разделявшие нас, и в следующую секунду я почувствовала его сильные руки на своих плечах. Он буквально поднял меня в воздух и перенес за свою спину, словно пушинку, а сам развернулся к Джастину лицом.
  ― У тебя проблемы, парень? ― почти рычащим голосом обратился он к моему бывшему бойфренду.
  Я испуганно взглянула на Диего и увидела в черных глазах такую злость, словно Джастин был виновен во всех смертных грехах. Диего смотрел на него так, словно хотел разорвать на части. И я поймала себя на мысли, что он вполне способен на это, потому что сейчас парень выглядел так, будто действительно мог убить.
  Мне стало страшно.
  Прекрасно зная характер Джастина, я понимала, что он обязательно ответит Диего. Слово за слово, и начнется драка.
  ― Кажется, проблемы у тебя, ― выплюнул с презрением Джастин и подался вперед.
  Я должна была что-нибудь предпринять, пока эти двое не накинулись друг на друга.
  ― Прекратите, ― вымолвила я хрипло и заставила себя отлепить ноги от ступенек.
  Я собрала всю волю в кулаки и втиснулась в крохотное пространство между Джастином и Диего, мягко оттолкнув их в разные стороны.
  ― Вам что, по пять лет? ― скривилась я, взглянув сначала на Диего, потом на Джастина.
  Никто мне не ответил. Оба продолжали сверлить друг друга ненавистными взглядами.
  Джастин, наконец, перевел взор с Диего на меня, и его лицо немного смягчилось. Когда он заговорил, в его голосе слышалась обида.
  ― Почему он брал тебя за руку, как будто ты его... ― он так и не договорил.
  ― Как будто я его кто? ― нахмурилась я, хотя прекрасно понимала, что он имел в виду.
  Джастин издал гневный вздох.
  ― В любом случае, ― я опустила руки вдоль своего тела, ― это тебя не касается.
  Джастин посмотрел на меня так, будто я только что влепила ему пощечину.
  ― Серьезно, Эмили? ― его лицо исказилось в язвительной гримасе. ― Это как раз таки меня касается! Потому что...
  ― Потому что, что? ― оборвала я его, изобразив великий гнев. Забыв о Диего, я всем телом развернулась к Джастину и нависла над ним, поскольку стояла на две ступеньки выше. ― Я больше не твоя девушка, Джастин. И никогда ею не буду. Пора бы тебе запомнить это и смириться.
  ― Я не могу, ― неожиданно бессильным голосом произнес он. ― Не могу смириться.
  Злость тут же исчезла с моего лица, и я устало покачала головой.
  ― Просто уходи, Джастин, ― попросила я. ― Уходи.
  В его глазах плескалась обида, смешанная с горьким разочарованием и печалью. Но они сразу же стали холоднее льда и тверже стали, когда вновь переместились к Диего.
  ― А как же он? ― Джастин резко кивнул на него. ― Ты... выбираешь его? ― когда глаза вновь устремились на меня, в их отражении я увидела себя в роли вселенского зла.
  ― Ох, прекращай говорить ерунду, ― я недовольно вскинула руками. ― Я никого не выбираю. Я просто шла, чтобы смыть это дурацкое пятно, потому что пролила смузи! И тут появляешься ты и устраиваешь сцену ревности! Это глупо, Джастин. Это чертовски глупо! И вообще, почему я оправдываюсь перед тобой? ― я скрестила руки на груди. ― Даже если я с ним, ― я небрежно махнула рукой за спину, где стоял Диего, ― то это не твое дело. Слышишь? Не. Твое.
  Но Джастина не устроил мой ответ, и я должна была догадаться, что он разозлится больше.
  ― Давай поговорим, Эмили, ― сказал он, протягивая ко мне руку.
  Я пошатнулась назад, но наткнулась на ступеньку, и стала падать. Сильные руки ловко подхватили меня, и я оказалась прижатой к теплой твердой груди.
  ― Приятель, до тебя плохо доходит? ― услышала я над ухом раздраженный голос Диего. Мое сердце громко заколотилось в груди, когда я осознала, что это его руки крепко обнимают меня. ― Она не хочет с тобой разговаривать, она не хочет тебя видеть. Отвали.
  Зря. Зря он сказал это.
  Потребовалась секунда, чтобы Джастин покраснел от ярости и с глухим рычанием бросился на Диего. Но была одна проблемка. Между ними находилась я.
  Прежде, чем Джастин успел добраться до нас, Диего оттолкнул меня в сторону, и я повисла на перилах. А затем услышала грохот. С ужасом развернувшись, я увидела, что Джастин и Диего уже внизу, рядом с лестницей, на полу. Они дрались. Из-за меня.
  Со спутанными мыслями и звенящими нервами я заставила себя встать на ноги и попытаться сделать все возможное, чтобы остановить драку. Но меня опередили. Несколько парней, стоявших неподалеку, подбежали к Джастину и Диего. Двое схватило Диего, который прижимал Джастина к полу. Трое же пытались остановить Джастина, когда тот резко соскочил с пола и кинулся к Диего, которого уже держали.
  Только когда парни находились на безопасном друг от друга расстоянии, я заметила, что музыка больше не играет. И все, абсолютно все смотрели на них. Поборов желание немедленно унести отсюда ноги, сесть в машину и уехать домой, я спустилась вниз на дрожащих ногах и встала между Диего и Джастином, которые, не обращая на меня внимания, сверлили друг друга взглядом.
  ― Ты покойник, ― прошипел Джастин, не оставляя попыток вырваться.
  Диего натянул на непоколебимо спокойное лицо дразнящую ухмылку.
  ― Не испытывай мое терпение и судьбу, сосунок, ― посоветовал он.
  Ого. Еще никто и никогда не называл Джастина сосунком.
  Джастин зарычал и снова дернулся вперед.
  ― Тише, тише, Джас, ― сказал ему темноволосый парень, сдерживающий его с правой стороны. Я видела его впервые в жизни, но, похоже, он знал Джастина. Что ж, это не удивительно. Джастина многие знают.
  Не прошло и минуты, как к нам пришел хозяин дома.
  ― Парни, вы сошли с ума? ― возмутился Патрик. ― Чувак, ― он обратился к Диего, которого уже никто не держал, ― я тебя не знаю, но ты, ― его голова повернулась к Джастину. ― Братан, ты же знаешь мое правило номер один на вечеринках в доме. Никаких драк. Так какого черта ты ввязываешься в это дерьмо? ― Патрик подошел к нему и кивнул трем парням, что сдерживали Джастина, как бы говоря им отпустить его.
  Как только Джастин "освободился", то громко выдохнул, и его плечи резко опустились вниз.
  ― Извини, Патрик, ― пробормотал он и обиженно взглянул на меня, не поднимая головы. ― Извини, ― повторил тише.
  Патрик положил руку ему на плечо.
  ― Пойдем, ― сказал он, быстро обернувшись к Диего. ― Тебе надо остыть.
  Джастин согласно кивнул.
  Патрик, не убирая руки с плеча Джастина, повел его в сторону стеклянных дверей, ведущих во двор дома, к бассейну. Перед тем, как скрыться из моего виду, Джастин обернулся и кинул мне последний, убийственно мрачный взгляд, в котором ясно дал понять, что ненавидит меня.
  Отлично. Может, наконец, он отстанет?
  
  Глава пятая
  
  Я вздохнула с облегчением, когда больше не видела Джастина.
  ― Кошмар, ― прошептала я и устало накрыла влажный лоб ладонью.
  ― Ты как? ― я вздрогнула, когда совсем близко услышала тихий голос Диего.
  Я убрала руку от лица, и мне пришлось задрать голову, чтобы увидеть его глаза.
  ― Ужасно, ― брякнула я. ― То, что вы устроили тут, было ужасно.
  Диего виновато поджал губы.
  ― Да, неудобно вышло...
  Я ахнула.
  ― Неудобно? ― я перевела взгляд к стене. ― Это мягко сказано, ― вместо всех ругательств, которые беспорядочным вихрем крутились у меня в голове, произнесла я.
  ― Эй, ― я удивилась, когда Диего мягко взял меня за подбородок и повернул его на себя, затем приподнял так, чтобы я видела его. ― Ты как? ― спросил он снова.
  Я чувствовала негодование, смешанное со странной дрожью, вызванной тем, что Диего прикоснулся ко мне.
  ― Я знаю тебя меньше часа, а ты уже доставляешь мне неприятности, ― откровенно заявила я, чего, признаться, не ожидала от себя.
  Я испуганно сжалась, боясь реакции Диего. Ведь я совершенно не знала его, и того, как он мог ответить на мои слова. После того, как он бросился в драку с Джастином, как он прижимал его к полу, мне было реально страшно.
  Очень медленно губы парня расплылись в улыбке, и он приоткрыл их, собираясь что-то сказать. Но мне не суждено было услышать, и в поле моего зрения попала Ники, рьяно расталкивающая рассасывающуюся толпу, чтобы добраться до меня. А следом за ней шла Хейли.
  ― Эмили! ― крикнула Ники, когда выбралась из толпы. Она переложила сумочку в другую руку и на каблуках побежала ко мне. ― Эмили!
  Диего убрал руку с моего подбородка, приглушенно кашлянул и отошел в сторону. Ники сходу набросилась на меня и повисла на шее, крепко сжав ее.
  ― Что здесь произошло? ― спросила она, отстранившись. Ее кристально-голубые глаза с нескрываемым ужасом бегали по моему лицу. ― Ты не пострадала? ― Ники отступила на шаг, чтобы осмотреть меня. ― Ох, Боже, ты в порядке, ― пробормотала она сама себе и снова стиснула меня в стальных объятиях.
  ― Ники, ― прохрипела я, пытаясь мягко отодвинуть от себя девушку. ― Ники, все хорошо.
  Я встретилась с веселым взглядом Диего, который наблюдал за нами, и нахмурилась.
  ― Ты встретилась с Джастином? ― ошеломленно спросила подошедшая Хейли.
  Я кратко кивнула ей.
  Она и Ники встали напротив меня, ожидая продолжения.
  ― И что? Что он сказал? ― спросила Хейли.
  ― С кем он устроил драку? ― спросила Ники.
  Я растерянно промычала, выстраивая в голове ответ сразу на все вопросы.
  ― И что с твоей футболкой? ― добавила Ники.
  ― Я...
  ― Привет, ― меня прервал Диего, который двумя шагами сократил расстояние между нами и оказался рядом с Ники и Хейли.
  Мои подруги перевели взгляд на него и застыли в изумлении. Их лица не выражали ничего, кроме потрясения. Наверно, они были так же очарованы красотой Диего. И это совершенно не удивительно, ведь парень действительно хорош собой. О-о-очень хорош.
  Первой опомнилась Ники. Она натянула на лицо одну из своих самых очаровательных улыбок и протянула Диего руку.
  ― Привет, я Ники, ― певуче произнесла она высоким нежным голосом.
  Я удивилась, потому что мой новый знакомый даже не попытался раздеть ее глазами, как это делали многие другие парни. Он просто смотрел на ее лицо, словно она самая обычная, словно она стоит перед ним в непримечательной одежде, а не в красивом платье, и словно на ее лице нет ни грамма косметики (хотя Ники и без всякой косметики красива).
  ― Диего, ― парень одарил ее вежливым, но устаревшим жестом. Поцеловал тыльную сторону ладони.
  Ники вспыхнула от радости, и ее щеки слегка порозовели. Хихикнув, она отступила в сторону и украдкой взглянула на меня.
  Ого, да он прямо сама галантность. А так и не скажешь...
  ― А я Хейли, ― она встала рядом с Ники.
  ― Очень приятно познакомиться, ― Диего так же поцеловал ей руку.
  Подруги с хитрой улыбкой смотрели то на меня, то на него, и я представляла, о чем они сейчас думали.
  Вскоре народ вокруг нас окончательно рассосался, и все вернулись к тому, чем занимались до этого.
  ― Итак, значит, это ты подрался с Джастином? ― поинтересовалась Хейли.
  Диего кивнул.
  ― Да.
  ― Из-за Эмили? ― спросила Ники.
  Диего посмотрел на меня и странно улыбнулся.
  ― Да.
  Ее глаза загорелись.
  ― Когда вы успели познакомиться? ― она нетерпеливо прикусила нижнюю губу.
  Я закатила глаза. Одна из самых пытливых и ужасных вещей, которые я ненавижу, это допросы Ники. Она может задавать вопросы бесконечно, и всегда найдет, что спросить. Ее фирменная пытка способна растянуться на долгие часы.
  ― Недавно, ― ответила я прежде, чем Диего успел открыть рот.
  Он тихо ухмыльнулся и почесал подбородок.
  ― И не могли бы вы пока не поднимать тему о Джастине? ― наклонившись к подругам, попросила я.
  ― Конечно, ― спокойно отозвалась Хейли.
  ― Спасибо, ― кивнула я и посмотрела на Ники.
  Та вытянула губки и вздохнула.
  ― Ладно, ― с неохотой согласилась она.
  ― Огромное спасибо, ― усмехнулась я.
  ― Может, вам принести чего-нибудь? ― спросил у нас Диего.
  ― Вообще-то, нам уже пора, ― опередила я подруг.
  Я проигнорировала их сердитые взгляды и холодно улыбнулась парню.
  ― Спасибо за... ― я замялась.
  За что мне было благодарить его? За то, что вместо того, чтобы уйти, он кинулся в драку с Джастином? За то, что из-за их махания кулаками в школе буду обсуждать это и меня в том числе? Или за то, что он чуть не столкнул меня со стула, опять же едва не выставив меня на посмешище? А потом из-за того, что он сказал, что я красивая, я пролила на себя вишневый смузи?
  Диего ждал, когда я закончу свое предложение.
  Но все, что произошло за наше короткое знакомство, было, на самом деле, ужасно. Ничего хорошего. Кроме, разве что, его улыбки. И глаз. И тела. Все. На этом список плюсов нашего общения заканчивается.
  ― Прости, ― вздохнула я, и Диего перестал улыбаться, ― но я не могу сказать, что рада нашему знакомству, ― и пожала плечами. По крайней мере, я не лгу.
  Диего расслабленно опустил плечи и наклонил голову вбок.
  ― Надеюсь, у меня еще будет шанс исправить это, ― сказал он.
  Жар подкатил к лицу, и я отвернула голову прежде, чем Диего смог увидеть румянец на моих щеках.
  ― Пойдем, ― сказала я Ники и Хейли.
  Подруги зашевелились и кинули прощальные улыбки парню.
  ― Пока, ― Хейли махнула ему рукой.
  Диего слабо кивнул ей.
  ― Пока, Диего, ― сказала Ники. ― И в отличие от Эмили я рада нашему знакомству. Хотя, если по секрету, ― она наклонилась к нему и перешла на заговорщицкий шепот, ― то Эмили рада, просто пытается быть крутой в твоих глазах.
  ― Ники! ― возмущенно прошипела я сквозь зубы.
  Подруга, смеясь, отстранилась от широко улыбающегося Диего.
  ― Я это и так знаю, ― подмигнув, ответил парень Ники.
  Она засмеялась звонче, и мне пришлось буквально тащить ее к выходу, чтобы их милая беседа не продолжилась.
  ― Еще увидимся! ― крикнул мне Диего.
  Я подняла руку в прощальном жесте и даже не повернулась, потому что если бы я сделала это, то вряд ли смогла бы оторвать от него глаза вновь.
  Когда я вышла на свежий воздух, мне стало легче. Боль перестала пульсировать в висках с сумасшедшей силой, и непроглядный рой мыслей стремительно рассеялся в голове. Но так же навалилась дикая усталость, и я почувствовала непреодолимое желание закрыть глаза. В таком состоянии мне не следует садиться за руль, но Хейли и Ники я тоже пустить не могла, так как они выпили.
  ― Диего такой милый, ― сказала Ники, подходя к "Ауди". ― Почему ты с ним так грубо?
  Я решила не отвечать.
  Хейли помогла ей забраться в машину и села на переднее сидение рядом с водительским креслом. Как только я оказалась внутри "Ауди", то сразу же включила обогреватель. Стало холоднее, чем тогда, когда мы приехали к Патрику. Да, все-таки неудобно вышло перед ним. Надо будет завтра извиниться.
  Я вставила ключ зажигания и повернула его, затем услышала приглушенный рев мотора.
  ― И все же, ― начала Хейли, расслабленно откинувшись на спинку сидения, ― что произошло у тебя с Джастином и Диего?
  ― Пристегнись, ― сказала я ей.
  Она что-то проворчала себе под нос и выполнила мою просьбу.
  ― Так ты ответишь? ― спросила Хейли.
  Я устало вздохнула и крутанула руль влево, выезжая на дорогу.
  ― Я собиралась отмыть пятно на футболке, ― стала пояснять я, ― и Диего повел меня в ванную, как будто я сама не знаю дорогу, ― я фыркнула. Когда я встречалась с Джастином, мы часто бывали у Патрика, поэтому я хорошо знала его дом. ― Но на лестнице неожиданно появился Джастин, ― тон моего голоса автоматически понизился на имени бывшего парня. ― Он схватил меня за руку и стал требовать объяснений, почему я с Диего. В общем, это было ужасно нелепо... И я не понимаю, почему Джастин так повел себя.
  ― Он ревнует, ― Хейли вяло пожала плечами, безучастно смотря вперед.
  ― Он собственник, ― фыркнула я. ― Ему плевать, что мы расстались. Он по-прежнему считает, что я принадлежу ему. Это не ревность. Как будут смотреть на него его безмозглые дружки-спортсмены, если поймут, что он упустил меня?
  ― Это ревность, ― настаивала Хейли.
  Я промолчала, не желая продолжать этот разговор.
  ― А что Диего? ― спустя минуту поинтересовалась подруга.
  Я убрала одну руку с руля и потерла ею слипающиеся глаза.
  ― Диего посчитал нужным вмешаться в наши разборки, ― пробормотала я. ― Это, естественно, взбесило Джастина. А дальше уже всем все известно.
  Хейли тихо усмехнулась. Я на секунду перевела вопросительный взгляд в ее сторону. Она устало потирала виски по часовой стрелке, ее глаза были закрыты, лицо выглядело безмятежным. Я посмотрела в зеркальце и увидела, что Ники спит. Отлично. На сегодня ее допрос с пристрастием отменяется.
  Из последних сил я старалась не смыкать глаз. Развезя подруг по домам, я, наконец, была свободна. Мне становилось невероятно радостно оттого, что скоро я приеду домой, поднимусь в свою комнату, рухну на подушку и усну. Но все мрачнело при одной единственной мысли, что завтра утром в школу, и я не могу пропустить занятия.
  У меня было предостаточно тем для раздумий. К примеру, о парне по имени Диего. Но размышлять о нем я собиралась завтра... когда угодно, только не сегодня.
  Когда я оказалась в прихожей и включила свет на первом этаже, то встретилась с угнетающей тишиной и пустотой. На меня молниеносно, словно по щелчку, огромной волной нахлынули воспоминания, и я не стала блокировать их. Я позволила себе погрузиться во времена, когда родители были живы. Я представила, что бы они мне сказали, если бы я нарушила комендантский час, а я его нарушила, так как время было почти двенадцать. Нет, они бы не кричали на меня, но на следующий день мне бы все равно было стыдно смотреть им в глаза.
  Они никогда не повышали на меня голос. Они были самыми лучшими родителями.
  Девять месяцев назад в этом доме еще присутствовала жизнь. А сейчас... здесь пусто и холодно. Вообще нет тепла.
  Конечно, не стоило рассчитывать, что после такой пытки для своего сознания я смогу спокойно подняться свою комнату и как ни в чем не бывало лечь спать. Нет. Я заплакала, вдруг почувствовав себя беспомощной и одинокой. Мне захотелось, чтобы Клэр сейчас оказалась рядом со мной, крепко обняла и прошептала, что мы будем в порядке. Но ее нет. Я одна в этом большом доме, где все теперь кажется чужим.
  Я довела свои мысли до изнеможения, и поэтому, когда легла в кровать, все стало абсолютно бессмысленным. Я не чувствовала, как боль раздирала сердце, потому что настолько к этому привыкла, что просто перестала обращать внимание.
  Мне приснился кошмар.
  Яркий лунный свет освещал пустую дорогу, извивающейся линией скрывающейся во мраке. Я стояла на обочине и вдруг увидела знакомую машину. Машину, на которой попала в аварию вместе с родителями. Автомобиль проехал мимо меня, скрывшись в сером плотном тумане, а затем я услышала оглушительные звуки столкновения. Я ринулась к машине. Рыдая и выкрикивая имена родителей, я пыталась найти их в густом дыму. Но, оказавшись рядом с перевернутым автомобилем, я не заметила их тел, однако увидела себя.
  Поскольку машина была перевернута, я лежала на ее крыше среди тысяч осколков. Мои руки, ноги, - все было в крови. Затем я открыла глаза, и они расширились на мгновение. Моя точная копия кого-то увидела.
  Развернувшись, я заметила, как медленно из тумана выплывает мужской силуэт. С черными крылья. Я услышала их знакомый шелест. Они были симметрично сложены у него за спиной.
  Я стояла на пути у таинственного незнакомца, не в силах пошевелиться. И даже когда он оказался достаточно близко, я не смогла увидеть его лица. Оно было окутано тьмой.
  Я снова обернулась к машине, и увидела вторую себя уже без сознания.
  Затем случилось кое-что необычное. Незнакомец с черными крыльями прошел сквозь меня. Да! Словно я была соткана из тумана. Словно я была призраком.
  Человек прошел к автомобилю и наклонился. Через несколько секунд незнакомец выпрямился, и у него в руках я заметила свою копию. Он развернулся, поднял взгляд к черному небу. Затем большие, черные и блестящие крылья раскрылись, и незнакомец взметнулся ввысь. Я наблюдала, как его фигура вскоре затерялась во мраке.
  Я осталась одна. А потом все стало исчезать. Растворилась машина, затем не стало тумана, дороги. И я оказалась в клетке непроглядной тьмы.
  Я вскрикнула и резко распахнула глаза. Какое же меня настигло облегчение, когда я поняла, что нахожусь в своей комнате.
  Это был всего лишь сон. Очередной кошмар. Но безумно реалистичный.
  Я издала глубокий протяжный вдох и поднялась с постели. Медленными шагами я выбралась из комнаты, спустилась вниз и добралась до кухни, чтобы выпить стакан холодной воды. В горле стояла невероятная засуха, и головная боль казалась невыносимой.
  Одного стакана оказалось недостаточно, чтобы утешить ноющий зуд, и я осушила еще один.
  На какое-то мгновение мой взгляд проскользнул мимо окна. И на другой стороне улицы в тени двух раскидистых деревьев я заметила мужской силуэт, который сливался с ночным мраком. Но стоило мне моргнуть, и там уже никого не было.
  Ну вот. Мне уже начинает мерещиться из-за кошмаров...
  ― Ты сходишь с ума, Эмили, ― пробормотала я сама себе и поставила стакан на стол.
  Я вернулась в комнату, легла на кровать и укуталась одеялом. Откинувшись на подушку, я уставилась в потолок и против своей воли принялась восстанавливать детали кошмара.
  Очень скоро новый сон взял надо мной вверх, и я не стала сопротивляться его давлению.
  Следующее утро выдалось холодным и пасмурным. Тяжелые темно-серые тучи нависли над городом, и в воздухе витало ощущение скорого дождя.
  Я встретилась с Ники и Хейли в холле школы. Ужасная погода сказалась на самочувствии. Казалось, что моя голова ― это бомба замедленного действия. Она в любой момент могла взорваться. И сидеть на уроках, пытаясь вникнуть в суть того, что говорили преподаватели, было самой настоящей и поистине невыносимой пыткой.
  ― Ну и? ― спросила Ники, когда мы сидели за нашим круглым белым столиком в восточной части кафетерия.
  ― Что? ― не поняла я, делая глоток содовой.
  ― Диего, ― протянула она и улыбнулась.
  ― Ох, ― я закатила глаза. ― Ты об этом...
  ― Что ты о нем думаешь? ― ее голос был переполнен энтузиазмом. ― Только не говори, что он тебе не понравился.
  ― Он мне не понравился, ― я пожала плечами.
  Ники простонала, а Хейли улыбнулась.
  На самом деле я говорила неправду. Парень понравился мне. На него не обратила бы внимание только слепая.
  ― Знаешь, после такого заявления многие могут смело посчитать тебя лесбиянкой, ― пробормотала Хейли, прожевывая кукурузный салат с крабовыми палочками.
  Я шутливо вытянула губы в трубочку и подмигнула ей, после чего она громко рассмеялась, а вот Ники продолжала выглядеть озадаченной, как будто решалась ее личная жизнь, а не моя.
  ― Ты дала ему свой номер? ― спросила она.
  ― Нет, ― ответила я, протягивая руку к чизбургеру.
  Ее глаза медленно и подозрительно сузились.
  ― Что? ― засмеялась я. ― Он даже не попросил его.
  Ники фыркнула.
  ― Я серьезно, ― сказала я. ― Он не просил мой номер. Ничего такого, Ники.
  Она кратко вздохнула и, выражая свое разочарование, смешно скривила губы.
  Несколько минут мы ели молча, и я постоянно ловила на себе взгляды учеников.
  ― Они уже обо всем знают? ― глухо спросила я, наклонившись вперед и понизив голос почти до шепота.
  Подруги монотонно кивнули.
  Я вздохнула и бесшумно застонала.
  Мой взгляд упал на столик в противоположной стороне кафетерия, за которым несколько девушек, с которыми я хожу на политологию, смотрели на меня и перешептывались. Прекрасно, черт подери.
  ― Не волнуйся, ― сказала Ники, надкусывая зеленое яблоко. Я наградила ее недовольным взглядом. ― Все забудут об этом через несколько дней.
  ― Ну да, конечно, ― проворчала я, опуская голову к своей тарелке. ― Наше расставание с Джастином обсуждали два с половиной месяца.
  ― Ты еще и считала, ― вздохнула Ники.
  Я ссутулилась и кивнула.
  ― Конечно, я считала, ― я проткнула вилкой большой лист салата и поднесла его ко рту. ― Такое невозможно пропустить мимо ушей, Ники.
  Она не ответила.
  ― Ну, так что у нас со слухами? Что уже успели придумать? ― через минуту спросила я.
  ― Ерунду всякую, ― беспечно отозвалась Ники, и ее голос предательски дрогнул в конце.
  Я подняла голову и стала всматриваться в ее лицо. Она нервничала, потому что старательно избегала зрительного контакта со мной.
  ― Ники? ― медленно произнесла я ее имя.
  Подруга свела аккуратные брови вместе и вытерла салфеткой уголки губ.
  ― Хейли? ― я перевела взгляд вбок.
  Она, в отличие от Ники, не собиралась ничего утаивать от меня.
  ― Одна из главных версий о том, что вы с Джастином тайно встречаетесь, и ты решила отомстить ему, переспав с другим парнем и специально придя на вечеринку, чтобы Джастин вас увидел и почувствовал такую же боль, что и ты в свое время, ― все и сразу выдала Хейли.
  У меня отвисла челюсть, глаза выпали из орбит, и из руки выскользнула вилка, со звонким грохотом ударившись о поверхность стола.
  ― Что. Ты. Сейчас. Сказала? ― выдавила я.
  Ники, увидев мое выражение лица, устремила на Хейли свирепый взгляд.
  ― Зачем ты рассказала? ― шикнула она и цокнула.
  ― Она бы все равно узнала! ― воскликнула Хейли и посмотрела на меня с жалостью. ― Не обращай внимания на эту чушь, Эмили. Ты же знаешь, что это неправда. И мы знаем. И...
  ― Но они думают, что правы, ― промямлила я безжизненным голосом.
  Я громко проглотила большой ком шока и закрыла глаза, борясь с желанием соскочить со своего места и закричать на весь кафетерий, что все это ложь. Но это было бы бесполезно. Люди все равно будут строить сплетни, причем такие, какие им удобно. Им нужны скандалы, яркие сумасшедшие истории, преувеличивать которые они смогут вечно.
  В конце концов, если я сейчас закричу, то меня в следующую же секунду превратят в психически неуравновешенную истеричку, затем припишут то, что я лежала в лечебнице для душевнобольных, и так далее.
  Я сделала глубокий медленный вдох, заставляя себя успокоиться.
  ― Это всего лишь слухи, Эмили, ― донесся до меня тихий голос Хейли.
  ― Да, ― сказала я и открыла глаза.
  Ники отложила в сторону недоеденное яблоко, которое начало темнеть по краям, где она надкусила его, протянула через стол руку, и ее теплые пальцы мягко сжали мое запястье.
  ― Правда, Эмили, тебе не стоит воспринимать это так... остро, ― посоветовала она.
  Я машинально кивнула, ощущая в груди растущую злость. Ненавижу, ненавижу слухи. Почему людям обязательно нужно поливать кого-то грязью?
  ― Хорошо, ― произнесла я. ― Хорошо. Это неважно, ― собрав воедино крупицы самообладания, я натянула на свое побледневшее лицо крошечную улыбку. ― Пусть говорят все, что им вздумается. В конце концов, нужно быть выше этого.
  ― Вот это моя девочка, ― Ники подмигнула мне и подтянула к себе руку.
  Я издала сухой смешок и немного опустила голову.
  Когда мы выходили из кафетерия, я впервые со вчерашнего вечера увидела Джастина. Он выглядел... не выспавшимся, уставшим. Заметив меня, Джастин лишь покачал головой, а потом отвернулся. Обиделся? С чего бы это? Ведь мы не вместе! Интересно, он уже слышал о сплетнях, носящихся по школе с сумасшедшей скоростью? Конечно, слышал. И что он сказал своим друзьям? Что это правда? Или нет? Если он подтвердил то, чего не было, то в следующий раз, когда он подойдет ко мне, чтобы сказать очередное "извини", или назовет меня малышкой, я ударю его в глаз.
  Когда я заходила в кабинет информатики одна, поскольку у Ники была математика, а у Хейли испанский, я услышала часть разговора Эшли Маунтилл и Хлои Смит. Девушки так яро обсуждали драку Джастина и парня по имени Дарел (я усмехнулась, потому что его звали Диего, но им, похоже, было без разницы; они говори так, как им передали), что не заметили меня, тихо бредущую к своему компьютеру в конце кабинета. За эту почти минуту я услышала о Дареле (ха-ха) много нового. И я удивилась в очередной раз, что людям совершенно неважно, о чем и о ком говорить. Ради стоящей истории они и убьют словесно, превратят человека, которого даже не знают, не знают его имени, в бандита или психа. Но что самое ужасное ― другие верят и продолжают приписывать несуществующие детали произошедшего дальше.
  Когда в кабинет зашел мистер Ди (его полная фамилия была Диас, но он разрешил нам называть его просто мистер Ди) ― учитель информатики ― все разговоры в классе утихли, и каждый получил задание, я стала думать о Диего. И мысли о нем больше не покидали мою голову. На протяжении всего дня. Я пыталась переключиться на что-нибудь другое, но этот парень, с которым я была знакома меньше часа, настойчиво преследовали меня и заполняли все пространство в голове. Я вспоминала его улыбку, его глубокий хриплый голос, его глаза, и это казалось невыносимым. Правда. Настоящая пытка. Я настроила себя на то, что, возможно, больше никогда не увижу его, но частичка моего сердца отчаянно пульсировала в надежде, что я ошибаюсь, и ослепительная улыбка этого парня все же промелькнет в моей жизни вновь.
  Я безнадежная идиотка, я знаю.
  А так же за этот день я услышала, что Диего, оказывается, давний друг Патрика, и он знаком с Джастином. Так что это двойной удар в спину бедняги-Джастина. Но я знала, что это не правда. Джастин не был знаком с Диего. И Патрик тоже. Скорее всего, Диего друг одного из студентов, с которыми Патрик как раз и знаком.
  В общем, это был шумный во всех смыслах денек.
  Вечером ко мне зашла миссис Ирвин. Мы попили чай с клубничными кексами, которые она принесла с собой, потому что иначе бы она не ушла, и под конец я была готова убить ее. Эта женщина пятидесяти лет и крохотного роста отличалась крайней наблюдательностью. Мимо нее не пролетит даже муха. Она из тех людей, которые должны знать обо всем. Каждый раз, когда что-то случалось, она не стеснялась в комментариях. Благодаря этой женщине все в округе знали о нашей скромной семье и обо всем, что у нас творилось. А так же миссис Ирвин любительница сплетен. Мне пришлось запастись терпением, ведь даже минута в ее компании для меня хуже ста лет в аду. Такая вот неудачная копия Опры Уинфри живет неподалеку.
  Этой ночью мне приснился другой сон.
  Я оказалась в темном лабиринте леса, и непроглядный мрак был моим главным врагом. Я бежала, постоянно спотыкаясь и падая на мягкую влажную землю, затем снова поднималась и продолжала ускользать дальше. Я не понимала, от чего бегу, но ясно для себя осознавала, что если остановлюсь хотя бы на одно мгновение, меня ждет жуткая неминуемая смерть.
  Я слышала чьи-то тяжелые приближающиеся шаги, горячее дыхание, скользящее по моей спине, а затем... мощный толчок сбил меня с ног. Я почувствовала боль оттого, что ударилась головой о торчащий из-под земли корень дерева. Я потеряла сознание во сне. Оно возвращалось медленно, словно с неохотой, и когда ко мне пришла ясная возможность видеть окружающую обстановку, мои глаза наткнулись на нечто ужасное...
  Я проснулась с очередным пронзительным воплем на диване в гостиной.
  По телевизору крутили новости, через открытое настежь окно из кухни врывались мощные потоки прохладного ветра, который медленно доплывал до меня, приятно обволакивая тело и успокаивая ноющий зуд на коже.
  Я поняла, что у меня не получится уснуть, поэтому решила принять душ.
  Зайдя в ванную, я не могла не остановиться у зеркала. И увидев свое отражение, я ужаснулась. В изумрудных глазах давно нет блеска, но сейчас они выглядели как-то по-особенному уставшими и опухшими, под ними красовались бледно-фиолетовые синяки, а кожа болезненного оттенка, как у мертвеца.
  От мысли сравнивания себя с мертвецом я содрогнулась.
  ― Ты на грани сумасшествия, ― сказала я своему отражению.
  После прохладного душа мне стало легче. По крайней мере, я почувствовала срочную потребность в кровати, прохладной подушке и теплом одеяле.
  Как только я проснулась в шесть часов утра, мой взгляд устремился на окно, за которым, словно из ведра, лил дождь, превращая картинку в размытое пятно. Отличная погода в середине марта.
  Этот день пришлось начать с приема Тайленола .
  На перекрестке улиц возникла небольшая пробка, а до начала занятий оставалось десять минут. Я позвонила Хейли и предупредила о том, что задержусь. Они с Ники сейчас были на биологии. И, убирая телефон в сумку, через дорогу я увидела странного парня. Точнее я не была уверена, что это парень. Может быть, это был мужчина. Но определенно не девушка и не женщина.
  Почему странного? Он казался отчужденным, стоял там, где вблизи двухсот футов никого не было. Но что более необычно ― он смотрел в мою сторону. А если точнее, то на меня. К сожалению, я не могла разглядеть его лица, так как тип находился слишком далеко, и через тонированные окна всегда сложнее что-либо рассмотреть. Но почему-то была уверена, что его взор был обращен именно в мою сторону.
  Когда мимо проехала фура, я снова взглянула на то место, где стоял незнакомец. Но там уже никого не было.
  Я нахмурилась, не сводя пристального взгляда с затененного места. Невольно я вспомнила фильмы ужасов, где маньяки так же начинали преследовать своих жертв. А еще я подумала о своих кошмарах, и мне стало жутко.
  Вдруг до меня стали доносится сигналы, которые подавали другие водители. Теперь пробку создавала я, так как продолжала стоять на месте, хотя путь впереди был свободен. Слабо встряхнув головой, я завела мотор, надавила на педаль газа, и машина, рыча, тронулась с места.
  На первый урок я опоздала всего лишь на несколько минут, хотя рассчитывала приехать позже. И за это миссис Риннер ― учительница биологии ― сказала мне задержаться после уроков, чтобы выполнить кое-какие задания за мое опоздание. Хейли и Ники встретили меня пристальными и немного удивленными взглядами и спрашивали, почему я выгляжу так устало.
  Весь день я руководствовалась лишь одним желанием: дожить до конца занятий, чтобы вернуться домой и завалиться в постель.
  На улице уже стемнело, когда я остановила "Ауди" рядом с домом. Мой взгляд тут же устремился на окна, в которых горел свет. Это сразу навело меня на мысль, что Клэр по каким-то причинам вернулась из Нью-Йорка. Ощутив прилив бодрости, я выскочила из машины и побежала к дому. Открыв входную дверь, я ворвалась в прихожую и тут же проскользнула в гостиную.
  ― Клэр? Ты дома? ― громко и с легкой улыбкой спросила я.
  Но ответом мне было глухое молчание, застывшее повсюду.
  Похоже, ее нет.
  Тогда почему в доме включен свет? Я помнила, что, уезжая в школу, выключала его. Может, меня ограбили?
  Улыбка сползла с моего лица.
  Я кинулась обследовать каждую комнату, каждый уголок дома, но никаких пропаж не обнаружила. Волнение не покидало меня, поэтому я решила позвонить сестре и убедиться, что она точно не возвращалась.
  ― Нет, я в Нью-Йорке, ― ответила немного встревоженным голосом Клэр.
  Но, услышав это, мне не стало легче. Ведь получается, что в доме все-таки кто-то был. Кто-то чужой. Но этот кто-то ничего не взял. Странно.
  ― Что случилось, Эмили? ― спросила Клэр.
  ― Нет, все хорошо, ― рассеянно отозвалась я, сжимая пальцами переносицу.
  ― Что-то мне не нравится твой голос, ― ее невозможно было провести. Она отлично знала, когда я волновалась, когда злилась, когда радовалась или грустила. Она знала наизусть все, что я чувствовала, даже находясь при этом за сотни километров. ― Говори, что произошло?
  Я вздохнула. Сказать, что в доме кто-то был? Тогда Клэр потребует вызвать полицию. Но ведь ничего не взяли, все вещи лежали на своих местах. Может, я действительно просто забыла выключить свет?
  ― Правда, все хорошо, ― громче сказала я.
  ― Уверена, что мне не стоит волноваться? ― уточнила она.
  ― Конечно. Как у тебя дела? ― я решила сменить тему.
  Мне это удалось. Следующие полчаса мы болтали о новом бизнес проекте Ричарде и Нью-Йорке.
  Вечер пролетел незаметно, так как я была поглощена домашним заданием. Уставшая, я уснула прямо на диване в гостиной, даже не выключив телевизор.
  Распахнув глаза как обычно ночью в холодном поту и с ужасной головной болью, я с замиранием сердца заметила, что входная дверь распахнута настежь, и прихожую освещал теплый лунный свет.
  Мое тело окаменело, я боялась пошевелиться, но быстро прошлась взглядом по гостиной, пытаясь разглядеть в доме чье-либо присутствие. Все было погружено в мертвую тишину, и мне стало не по себе.
  С огромным трудом я заставила себя двигаться; очень осторожно и медленно встала с дивана и на цыпочках стала приближаться к распахнутой двери. Все, что я слышала, только глухие и громкие удары своего сердца. Все, что я чувствовала, волнение и пульсирующий в разных точках на теле страх, который отуманивал мой рассудок и лишал способности при необходимости мыслить рационально.
  Я как можно тише закрыла входную дверь и замерла, боясь даже выдохнуть. В доме по-прежнему было невероятно тихо. Мои глаза, привыкшие к темноте, быстро отыскали предмет, который в критичном случае мог послужить орудием защиты. С деревянной тумбочки я взяла небольшую мраморную статуэтку, которая весила не меньше четырех фунтов, и с большей уверенностью направилась на кухню.
  Я осмотрела весь дом, но присутствие посторонних так и не обнаружила.
  С осадком беспокойства в душе я надежно закрыла все окна и поднялась в свою комнату.
  Я не спала ночью, при любом шорохе резко соскакивала и начинала дрожать, словно в лихорадке.
  
  Глава шестая
  
  Еле как мне удалось дожить до выходных.
  Меня преследовали кошмары. Каждую ночь. И каждый раз я видела что-то новое. С другой стороны, хоть какое-то разнообразие.
  В ночь с пятницы на субботу в моем сне все было переполнено кровавыми оттенками, мрак кружил вокруг меня в яростном танце, я не знала, где нахожусь, и как выбраться из этой тьмы. Я кричала, но не слышала своего голоса, я плакала, но не чувствовала горячих слез. У меня сложилось такое чувство, словно мое тело и мой разум ― это две отдельные части.
  А потом, когда на какое-то время все исчезло, и я уже обрадовалась, что больше не будет никаких ужасов, я увидела лица родителей. Они стояли во тьме, луч слабого белого света падал на них. Они смотрели на меня. Не говорили, не шевелились. С каждым мгновением внутрь меня просачивался дичайший страх, расползающийся по телу и разъедающий нервы, не оставляя ни малейшего клочка надежды на спасение... Но спасение от чего? От мамы и папы?
  Я стала тянуть к ним руки, затем сделала шаг, еще один, и еще. Но я не приближалась к ним. Они отдалялись каждый раз, когда я пыталась дотронуться до них. А потом я услышала их шепота. И они говорили ужасные вещи, хотя их рты не шевелились.
  Родные голоса звучали в моей голове. Мама и папа шептали, что это я виновата... в их смерти.
  Меня разбудил телефонный звонок, и я была безгранично рада, что вынырнула из своего кошмара.
  На ватных ногах я встала с дивана.
  Найдя телефон в сумке, я прислонила его к уху.
  ― Алло? ― охрипшим голосом пробормотала я.
  В ответ я услышала молчание.
  ― Алло? ― с настороженностью повторила я.
  Снова тишина.
  Мое сердце учащенно забилось в груди, дыхание стало прерывистым, и по телу прошла волна лихорадочного жара. Я ощущала, как непонятная паника, образовавшаяся из воздуха, вскоре поглотила меня, и стало очень страшно.
  ― Кто это? ― мой голос сорвался от волнения.
  Тишина.
  Я быстро отстранила мобильник и отключилась, положив его на тумбочку. Но не прошло и полминуты, как сотовый зазвонил вновь. Неизвестный номер.
  Я боролась с желанием ответить и накричать на того, кто решил пошутить надо мной. Как только на экране появилась надпись: "Один пропущенный звонок", я вообще отключила мобильник.
  Возвращаясь в комнату, я тихо ужаснулась, посмотрев на часы. Полтретьего ночи.
  Мои сны ― это отдельная реальность, целый огромный мир, пропитанный мраком и тьмой. Сны ― это отображение внутреннего состояния человека. Ему снится то, о чем он думает, чего боится, чем живет... Судя по всему, я нахожусь во мраке. Беспросветном и нескончаемом. И нет места свету и краскам. Нет места радости и покою.
  Я падала в бесконечную пропасть. Страх впитался в каждую клеточку моего сознания, и я готовилась встретить свою смерть, понимая, что любое мгновение может стать последним, но наперекор всем своим ожиданиям продолжала лететь вниз.
  С пронзительным криком я проснулась через двадцать минут после того, как вновь уснула, чувствуя жжение на щеках из-за слез, в холодном поту и с дикой пульсирующей болью в голове. Меня лихорадило.
  Тело болело, как будто во сне я все же упала, сломала все кости и осталась жива, и вот теперь чувствую последствия падения в реальности.
  Я села на кровати и запустила пальцы во влажные от пота волосы. Закрыла глаза и выдохнула с громким хрипом. Ночи подходящей к концу недели были насыщенны. Кошмарами. Как будто мое сознание играло со мной в игру: "Я могу заставить тебя мучиться сильнее".
  Я знала, что не смогу уснуть, да и не хотела спать. Зачем? Чтобы встретиться с очередным кошмаром?
  Мне нужно было избавиться от угнетающих мыслей. И... в голову пришла глупая идея.
  Сейчас мне как никогда была необходима небольшая прогулка. Да. Именно. Прогулка.
  Я переоделась в спортивные штаны и футболку, сверху накинула большую бесформенную толстовку и покинула дом.
  Я не знала, куда идти. Да и это не было важно. Ноги сами понесли меня вдоль улицы вниз. Было хорошо. Пусто. Тихо. Спокойно. Свежий морозный ветерок, пробирающийся за шиворот, прогоняющий дрожь по телу и сметающий неприятный осадок от очередного кошмара, медленно гонял черные тучи по небу, затмевающую временами белоснежный лунный диск.
  На свежем воздухе мне стало лучше.
  Я брела по безлюдным улицам около часа, и когда проходила мимо круглосуточного кафе "Бизон", то непроизвольно остановилась. Спину жгло так, словно кто-то пристально наблюдал за мной. И я, чтобы развеять навязчивые страхи, обернулась. Но не нашла в темноте ничего такого, что могло бы меня заставить бежать от ужаса со всех ног.
  Это уже напоминает паранойю.
  Я решила зайти в кафе. Там был всего лишь один посетитель. Какой-то громко храпевший пьяница с густой светлой бородой и в черной футболке с рисунком Спанч Боба. От тишины избавлял маленький телевизор, по которому крутили песню группы "Paramore " на музыкальном канале.
  Я неуверенно огляделась, присматривая столик, и прошла в самый дальний угол противоположной стороны той, где сладко и завывающе храпел мужчина. Вскоре из небольшой комнатки со стороны барной стойки вышла молодая черноволосая официантка лет двадцати и подошла ко мне. Она выглядела уставшей и равнодушной.
  ― Что будете? ― безучастно спросила девушка, жуя жвачку и держа в руках блокнотик с ручкой, приготовившись записывать мой заказ.
  ― Кофе, ― сказала я.
  ― Это все? ― уточнила она.
  Я кивнула.
  Официантка ушла.
  Я положила локти на стол и спрятала за ними лицо. Закрыла глаза, сделала глубокий вдох. Состояние было паршивым, и ощущение такое, словно я не спала несколько лет.
  До меня донесся звук открывающейся двери, но я не убрала рук от лица.
  ― О! Кого я вижу! ― я все-таки заставила себя открыть глаза, когда услышала знакомый голос.
  Это что, какой-то очередной дурацкий сон?
  Диего. В этом чертовом крохотном кафе был Диего.
  Что он здесь делал?
  Я услышала приближающиеся шаги. Парень направился в мою сторону.
  О, нет.
  Диего отодвинул стул напротив меня и сел на него. Я, по-прежнему закрывая лицо ладонями, раздвинула указательный и средний пальцы правой руки, чтобы взглянуть на него. Он выглядел бодрым, широко и приветливо улыбался. Я даже позавидовала ему. Должно быть, он чувствовал себя превосходно, в отличие от меня.
  ― Привет, ― сказал он, откинувшись на спинку стула.
  Я была настолько подавленной и уставшей, что даже не думала о нашей случайной встрече, в маленьком кафе, которых в этом городке как минимум сотня, глубокой холодной ночью...
  ― Угу, ― буркнула я в ответ и медленно убрала руки от лица.
  ― Кому-то не спится по ночам? Ты знаешь, сколько сейчас времени? Разве ты не должна сейчас сладко спать в своей постели? ― он подмигнул мне.
  Я скептически поджала губы и приковала взгляд к поверхности стола.
  Мы не виделись несколько дней, и я испытывала противоречивые эмоции, встретив его здесь и сейчас. Но абсолютно точно среди беспорядка ощущений не было радости. Вместе с Диего пришли и воспоминания нашего знакомства, не совсем приятного, и того, что чуть не случилось между ним и Джастином.
  ― Кажется, кто-то тоже не настроен на сон, ― пробормотала я.
  ― Ну, я уже большой мальчик, поэтому могу позволить себе бессонные ночи, ― Диего самодовольно ухмыльнулся. ― А вот кому-то еще рано бродить в такое время по городу, ― он отстранился от спинки стула и наклонился вперед, ― совершенно одной, ― его голос стал тихим.
  Я не удержалась и подняла голову. Наши глаза встретились.
  ― Откуда ты знаешь, что я одна? ― спросила я.
  ― Иначе бы ты здесь не сидела, ― Диего пожал плечами. ― А еще у тебя проблемы со сном.
  Мое сердце забилось быстрее.
  ― Не спеши с выводами. Может, я шла от кого-то и решила зайти сюда, чтобы попить кофе? ― я сурово поджала губы.
  Диего усмехнулся.
  ― Я в это не верю, ― заявил он смело.
  Я удивленно вскинула брови, но ничего не ответила.
  Ладно. Если в прошлый раз Диего показался мне... милым, отчасти, то сейчас от него так и веяло самоуверенностью.
  ― Не против, если я составлю тебе компанию? ― поинтересовался Диего.
  ― Ты уже сидишь со мной, ― я как можно равнодушнее пожала плечами.
  Когда наши глаза встретились в очередной раз, я невольно вспомнила, как впервые посмотрела на них, увидела улыбку, и что произошло тогда с моими внутренностями.
  Я поняла, что смотрю на Диего непозволительно долго, и тут же отвела взгляд. Мои щеки, должно быть, залились краской, потому что я почувствовала, как к ним приливает тепло. А вот Диего, похоже, понравилось, как я пялилась на него.
  Напряженное молчание разрушила официантка, подошедшая к нам. Она поставила чашку кофе передо мной.
  ― Спасибо, ― поблагодарила я и сделала небольшой глоток.
  Я стала свидетелем того, как Диего и эта девушка посмотрели друг на друга. Диего широко и соблазнительно улыбнулся, чуть прикусив нижнюю губу, а официантка почему-то стала застенчиво хихикать, прикрывая рот блокнотиком. Они что, флиртуют друг с другом?
  Я закатила глаза и сделала еще один глоток.
  Итак, кое-какие предположения, которые появились у меня еще в первую нашу встречу, только что получили подтверждение. Диего определенно не был хорошим парнем. С его внешностью оправданно пользоваться вниманием противоположного пола. И я была более чем уверена, что он именно так и делал, в развлекательных целях.
  Значит, он бабник. Ловелас. Донжуан. Сердцеед. А если это так, то мне следует держаться от него как можно дальше.
  Определенно, мне именно так и надо поступить.
  Когда официантка ушла, его внимание вновь вернулось ко мне.
  ― Может, сходим как-нибудь куда-нибудь? ― он положил подбородок на ладонь.
  Я чуть не захлебнулась кофе.
  ― Правда? ― спросила я.
  ― Угу, ― кивнул он.
  Я кратко посмотрела вслед уходящей официантке.
  ― Ты только что заигрывал с этой девушкой, а сейчас зовешь меня сходить с тобой куда-нибудь...
  ― Я не флиртовал с ней, ― с лукавой улыбкой сказал Диего.
  ― А вот мне показалось, что как раз флиртовал, ― я снова пожала плечами.
  Парень усмехнулся.
  ― Ты ревнуешь? ― спросил он.
  Я закатила глаза и фыркнула. Громче, чем хотелось бы.
  ― Ревную? Я? Тебя? Мы видимся с тобой второй раз в жизни. Я не могу ревновать человека, которого не знаю.
  Диего убрал руку от подбородка и обаятельно улыбнулся мне.
  ― Так давай познакомимся, Эмили, ― медленно произнес он.
  Я засмотрелась на его пухлые губы, которые всем своим видом кричали о том, что целовать их можно бесконечно, и это всегда будет доставлять несравнимое ни с чем удовольствие, и не заметила, как чашка с кофе наклонилась вбок.
  ― Знаешь, Эмили, ты совершенно не умеешь держать в руках напитки, ― с глухой ухмылкой сказал мне Диего.
  Я тут же пришла в себя, и легкая сладкая дымка опьянения от вида его чувственных соблазнительных губ испарилась. Я резко подняла чашку прежде, чем ее содержимое успело оказаться на гладкой поверхности стола, и опустила. Затем убрала руки вниз и вытерла влажные от волнения ладони о спортивные штаны.
  Вот же черт! До меня только дошло, в каком ужасном виде я сейчас сижу перед Диего. Не накрашенная, с синяками под глазами, с торчащими во все стороны волосами и в отвратительной серой футболке с бледно-фиолетовыми пятнами от неоднократного попадания на нее черничного джема, которые после сотен стирок так и не вывелись.
  Почувствовав прилив стыда, я быстро опустила голову и прикусила щеку изнутри.
  ― Так как насчет того, чтобы узнать друг друга лучше? ― не унимался Диего.
  Я не стала долго размышлять над ответом и ляпнула первое, что пришло на ум.
  ― У меня есть парень.
  И застыла в ожидании того, что скажет Диего.
  ― Я думал, у тебя никого нет, ― спокойно сообщил он.
  Я взглянула на него из-под опущенной головы.
  И... Вот же блин! Я совсем забыла о том, что Диего видел и слышал мой разговор с Джастином. О боже. Я такая идиотка. Идиотка. Идиотка. Идиотка.
  "Думай! Нужно срочно что-нибудь придумать!" кричала я в мыслях и нервно кусала нижнюю губу.
  ― У меня есть, ― начала я осипшим от паники голосом. ― Но... ― я прочистила горло, покраснев гуще. ― В общем, Джастин ― это мой бывший, но я встречаюсь с кое-кем. Джастин о нем не знает, ведь если бы узнал, то... ― я понимала, что веду себя как полная дура. Ведь проще сказать Диего правду, что я просто не хочу знакомиться с ним ближе.
  Или хочу?
  Диего с чуть прищуренными глазами смотрел на меня, и я не могла смотреть на него в ответ. Его глаза ― это пытка. Ощущая на себе их пристальный взгляд, мне казалось, будто Диего ковырялся внутри меня, желая добраться до самых потаенных уголков моей души.
  ― В общем, у нас ничего не получится. Мое сердце занято, ― добавила я спустя минуту без должной уверенности.
  ― А кто сказал, что я претендую на твое сердце? ― Диего дерзко улыбнулся одним уголком губ, а я почувствовала себя последней тупицей. ― Я надеялся, что ты составишь мне компанию.
  Компанию? Компанию на одну ночь?
  Я открыла рот, сбитая с толку откровенным признанием парня, и не знала, что сказать.
  ― Расслабься, ― усмехнулся Диего. ― Я просто пошутил.
  Я нахмурилась.
  ― Эмили, ― сказал он с долей насмешливости. ― Видела бы ты сейчас свое лицо.
  Мне жутко захотелось стереть с его безупречного лица эту наглую улыбку. Я сжала руки в кулаки под столом.
  Диего рассмеялся, так громко и звонко, что даже пьяный мужчина, о существовании которого я не вспоминала до этого момента, перестал храпеть и зашевелился.
  Я плотно сомкнула губы, ощутив на кончике языка раскаленный вкус обиды и внезапно нахлынувшего раздражения.
  Я сделала глубокий вдох, смешки Диего постепенно утихли, и вскоре красивое лицо стало вновь безмятежным.
  ― Ну, а как насчет дружеского свидания? ― Диего грустно вздохнул, продолжая улыбаться.
  Он смотрел на меня так, будто действительно ожидал услышать положительный ответ.
  Черта с два.
  ― Серьезно? ― жесткая ухмылка слетела с моих уст. ― Дружеское свидание? Хмм. Похоже, я что-то упустила, потому что не помню того, когда мы успели стать друзьями.
  Но мой категорично отрицательный настрой вызвал у парня лишь очередную дразнящую и выводящую из себя усмешку. Эта ситуация забавляла его. Что ж, ладно. Тем более я не желаю иметь дело с человеком, который все воспринимает, как шутку.
  ― И все же я надеюсь, что когда-нибудь ты скажешь мне да, ― неожиданно серьезным голосом сообщил Диего, и его улыбка мгновенно померкла.
  Я опустила глаза и подняла их с поверхности стола лишь тогда, когда допила свой кофе.
  Затем достала из заднего кармана пятидолларовую купюру и кинула рядом с пустой чашкой. Диего наблюдал за мной.
  ― Уже уходишь? ― разочарованно спросил он.
  ― Как видишь, ― резко ответила я и вышла из-за стола.
  Вдруг его рука мягко сжала мою кисть, останавливая. У него была теплая кожа. Я слабо вздрогнула и застыла, кинув на него недовольно оторопелый взгляд.
  ― Мы еще встретимся, малышка, ― хитро улыбаясь, сказал Диего. Я же говорила ему, что не люблю, когда меня так называют. Уверена, он сделал это специально.
  Я нахмурилась и резко выдернула свою руку.
  ― Если только в моем кошмаре, ― пробурчала я. ― М-а-л-ы-ш, ― я произнесла это по буквам. И, гордо задрав подбородок, поспешила покинуть кафе.
  В ответ я услышала довольную усмешку.
  
  Глава седьмая
  
  Разлепив глаза, я почувствовала себя странно. Вроде все оставалось таким же, но казалось, будто я не у себя дома. Все свои глупые мысли я свела к одному ― нужно больше отдыхать.
  Я с огромным трудом заставила себя встать с дивана, мышцы ног и рук затекли из-за того, что я долго пролежала в одном положении. Я протерла глаза руками, сделала неглубокий вдох, потянулась. Внезапно я уловила приятный запах, который чувствовала ранее, но мне так и не удалось определить, что это было.
  Встав с кровати, я решила пойти на кухню, чтобы перекусить. Вдруг светильники и лампы замигали и погасли. Дом погрузился в темноту, и мое сердце томно забилось в груди. Поход на кухню отменился, и мне пришлось вслепую двигаться к щитку.
  Ощущение темноты и пустоты инстинктивно заставило напрячься каждый мускул моего тела. Я старалась не придавать особого значения страху, который проник в мою душу, принеся с собой волнение, и убедить себя, что я уже выросла из того возраста, когда верила во все страшные сказки и ужасных существ, прячущихся во тьме. Но когда оказываешься лицом к лицу с мраком, все страшилки невольно начинают казаться тебе самой настоящей реальностью.
  Когда мне осталось сделать всего пару шагов до щитка, я неожиданно остановилась. Я чувствовала на себе пристальный взгляд, и это насторожило меня. В то же мгновение внутри возникло дикое желание сорваться с места и бежать со всех ног из дома. Но невидимая сила сковала меня, и я оцепенела от душу леденящего страха.
  По спине прошелся холодок, и я громко сглотнула.
  Набравшись смелости, я решила повернуться. И то, что я увидела, заставило мое сердце издать оглушительный стук, который сотряс грудную клетку и весь дом.
  В тусклом лунном свете, проникавшем через окно на небольшой участок гостиной, я рассмотрела четко выделяющуюся среди мрака фигуру. Парень был одет во все черное, выглядел достаточно расслабленным, его руки были скрещены на груди. Лунный свет стал ярче, и тогда я смогла увидеть лицо человека.
  Знакомые черты пробудили меня сделать поспешный шаг назад, и моя спина уперлась в холодную гладкую стену. В голове пронеслось множество мыслей, но более громкой для меня была лишь одна: смогу ли я добраться до входной двери прежде, чем на меня нападут? А я была уверена, что это произойдет. Не знаю, почему, но я чувствовала, что на улице будет безопаснее. Будет безопаснее везде, где нет этого парня.
  Мне нужно просто бежать.
  Но как это сделать, находясь во власти пронзительного и приковывающего к месту взгляда таинственных, надсмехающихся и в то же время с дьявольской искрой азарта глаз?
  Будто прочитав мои мысли, парень стал приближаться ко мне. Он сделал небольшой тягучий шаг навстречу, и во мне мгновенно что-то щелкнуло. Я сорвалась с места, и единственной целью для меня являлась входная дверь. Неважно, сумеет ли парень догнать меня, или мне все-таки удастся убежать, я должна попробовать сделать это.
  Голова закружилась от страха быть настигнутой, в ушах стоял невероятной гул. Темнота стала расплываться перед моими глазами, и я больше не могла ничего видеть. Только бы не упасть! Только бы не упасть! До выхода оставалось сделать пару рывков, и я буду на свободе.
  Как только я схватилась за дверную ручку, меня резко оттащили назад. Чьи-то твердые сильные руки прижали меня к стене и развернули лицом. На мои глаза обрушился пылающий демонический взгляд черных очей.
  ― Я же сказал, что мы скоро встретимся, ― сквозь смех прорычал парень, и меня мгновенно накрыла темнота.
  Я подскочила на кровати с застывшим на устах продолжительным криком. Нащупав пальцами кнопку, я включила настольный торшер, и тусклый свет озарил мою комнату. Наваждение после ужасного сна спало. Теперь я чувствовала себя в безопасности.
  ― Это всего лишь сон, ― на тяжелом выдохе произнесла я, накрывая ладонями лицо.
  Мне хотелось рыдать, потому что страх до сих пор гонял адреналин по венам, сердце учащенно билось в груди.
  Я устало откинулась на теплые, ставшие за ночь твердые подушки, и на несколько секунд закрыла глаза. Затем, когда я открыла их, то сразу обратила свой взгляд на квадратные часы, стоявшие на тумбе. Цифры показывали две минуты шестого утра. Пьянящий запах усталости окутал меня, и мои веки стали тяжелыми, затем мягко обрушились на глаза.
  Приняв теплую ванну, я пропустила завтрак и выехала из дома раньше, чем обычно.
  Наш небольшой город только просыпался. Люди собирались на работу, совершали утренние пробежки, выходили на прогулку с собаками, а кто-то только возвращался домой. Я почти не разбирала дороги, руки машинально крутили руль, направляя автомобиль в нужном направлении. Перед глазами всплывали сцены кошмара, который напугал меня до чертиков. Больше всего меня удивило увидеть в роли своего преследователя Диего.
  Да, именно Диего!
  Я не понимала, почему он приснился мне. Но понимала, почему в такой роли. Вероятно, потому, что после встречи в кафе я, может быть, чуточку боялась его и считала, что он может с легкостью причинить вред другому человеку (а это после начавшейся драки с Джастином).
  ― Э-э-эй! ― перед лицом замелькала ладонь Ники.
  Я настолько углубилась в свои размышления, что не заметила, как Хейли и Ники вошли в класс биологии и подошли ко мне. Я встряхнула головой и рассеяно улыбнулась.
  ― Привет, ― пролепетала я.
  Хейли, немного нахмурившись, внимательно смотрела на меня.
  ― Где ты летаешь? ― пробормотала она и села рядом.
  Я думала о ночной встрече с Диего.
  ― Эмили? ― донесся до меня голос Хейли.
  Я потерла виски по часовой стрелке и вздохнула.
  ― Помните того парня, Диего, который подошел к нам на вечеринке у Патрика? ― пробормотала я.
  ― О, это тот красавчик? ― глаза Ники сразу оживились.
  ― И что? ― Хейли перевела на меня внимательный взгляд.
  ― Вчера ночью мне не спалось, и я решила прогуляться, ― начала я вяло.
  ― Ты гуляла ночью? ― удивилась Ники.
  Я кивнула.
  ― Я зашла в кафе, а через несколько минут там появился этот парень.
  ― Хмм, ― протянула Хейли, приняв задумчивый вид. ― И что?
  ― Как что? Разве это не странно?
  ― Лично я не вижу ничего подозрительного или необычного, ― сказала Ники. ― Вы просто случайно встретились...
  ― Ночью в одном маленьком кафе. Почему он не выбрал другое место, а зашел именно в "Бизон"? И почему появился там именно тогда, когда пришла я? Неужели это не вызывает подозрений?
  ― У тебя развивается паранойя, Эмили, ― Хейли положила руку на мое плечо. ― Одна случайная встреча еще не говорит о том, что Диего тебя преследует. Это же Данвилл. Маленький город. Я знаю почти всех жителей, и вижу многих парней чуть ли не каждый день. И теперь это значит, что они следят за мной?
  Я поджала губы.
  ― Может, ты права, ― вздохнула я. ― Просто... этот парень такой странный, ― последние слова я произнесла шепотом, словно боялась, что Диего здесь и мог меня услышать.
  ― Почему? ― спросила Ники.
  Я лишь пожала плечами, потому что сама не знала точного ответа. Я просто чувствовала это, и... в общем, это сложно объяснить даже самой себе.
  ― Не забивай голову ерундой, ― посоветовала Хейли. ― Ты ему просто понравилась, вот он и пытается найти с тобой встречи.
  Я закатила глаза.
  ― Он мне не нужен, ― буркнула я.
  ― Но он красивый, ― сказала Ники.
  ― Он такой же, как Джастин, ― смело заявила я.
  ― Откуда тебе знать? ― Хейли скептически выгнула бровь. ― Ты же видела этого парня всего два раза.
  ― Таких, как он, я вижу издалека, ― в преувеличение мне не было равных. Сейчас, по крайней мере.
  Скорее, в том, что я не желаю с ним иметь какое-либо общение, я уговаривала в первую очередь себя, а не подруг.
  ― Эй, если тебе однажды попался урод, то это не значит, что все парни такие, ― сказала Хейли.
  ― Она права, ― поддержала Ники. ― На твоем месте я бы не относилась столь категорично к Диего. Может, вам стоит договориться о свидании, если вы снова встретитесь?
  ― Это исключено, ― я покачала головой. ― Он мне даже не нравится.
  Очередная ложь. Диего был безумно красивым и обаятельным. Конечно, он мне нравился. Но только внешне. Может быть, для многих этого достаточно. Но для меня немалую роль играло и то, что у человека внутри. Родители всегда учили меня этому. Джастин тоже красив, но его душа оказалась не столь привлекательной, как внешность.
  Наш разговор прервал звонок.
  Весь день я провела в раздумьях о кошмаре, в котором главными героями были я и Диего, анализировала нашу ночную случайную встречу в "Бизоне" и в конечном итоге пришла к выводу, что мне не стоит делать поспешные выводы и считать его каким-нибудь сумасшедшим. Хейли права. Этот город небольшой, поэтому не стоит удивляться, если я буду видеть Диего чаще, чем мне хотелось бы. А я вообще не хотела с ним встречаться. Никогда. Этот парень стал занимать слишком много мыслей в моей голове.
  Мистер Дэвис ― преподаватель социологии ― задал к завтрашнему дню сделать реферат. Мне досталась тема: "Роль религии в современном обществе". Что еще хуже, мне придется зачитывать свою работу перед классом. Просто ужас.
  Ники ходила на социологию вместе со мной, и она, в отличие от меня, выражала свое возмущение по поводу домашнего задания по социологии вслух.
  ― Он просто издевается над нами! ― недовольно прогремела Ники, когда мы вышли из кабинета, имея в виду мистера Дэвиса.
  ― Какая у тебя тема? ― спросила я.
  ― Что-то о социальном неравенстве, ― ответила она ворчливо.
  ― Придется ехать в библиотеку, ― вздохнув, сказала я. ― У меня сломался ноутбук.
  Подруга в ужасе уставилась на меня, и я гадала, отчего она пришла в такой неприятный шок: оттого, что я сказала о своем сломанном ноутбуке, или о том, что я упомянула библиотеку? Зная ее, я думаю, скорее, второе.
  У моего шкафчика нас ждала Хейли, и она выглядела бодро.
  ― Привет, чего такие хмурые?
  ― Всего три слова. Социология. Мистер Дэвис. Я его ненавижу.
  ― Это уже шесть слов, ― хихикнула Хейли.
  Ники хмуро взглянула на нее, и Хейли поджала губы, но было заметно, что ей тяжело сдерживать улыбку.
  ― Значит, идем в библиотеку? ― спросила я у Ники, открывая свой шкафчик.
  ― Ф-у-у, библиотека, ― сморщилась Хейли.
  ― Вообще-то, у меня запланирована встреча с Мартиной и Глорией в шесть, ― сказала Ники. ― Я не смогу.
  Я закрыла шкафчик и расстроено взглянула на нее.
  ― О, ты общаешься с этими безмозглыми тупицами из группы поддержки? ― скривилась Хейли.
  ― Да, ― серьезно отозвалась Ники. ― Потому что я тоже хочу попасть туда в следующем году.
  У Ники была отличная пластика, в детстве она занималась гимнастикой, поэтому подруга могла бы побороться за место в Священной Группе Поддержки нашей школы.
  Хейли закатила глаза.
  ― Ты только что скатилась вниз по наклонной в моих глазах, ― пробормотала она, скрестив руки на груди.
  Хейли терпеть не могла чирлидерш. Честно говоря, мне ее неприязнь к ним кажется странной. Девушки из Группы Поддержки не издевались над другими учениками и не делали ничего из того, за что можно было бы возненавидеть их. Да, некоторые из них стервы, но все же...
  Ники обижено отвернула голову в другую сторону.
  Я устало вздохнула. И вот такие пустяковые ссоры происходили очень часто. Между ними. Я редко принимала участие в конфликтах. Скорее я занимала позицию нейтралитета. И в мои прямые обязанности входило скорейшее примирение Ники и Хейли, пока они не поспорили из-за какого-нибудь пустяка снова, и их обида не пустила глубокие корни в почву многолетней крепкой дружбы.
  ― Эй, ― сказала я, привлекая их внимание подруг. ― До этого времени мы успеем сделать половину, ― я посмотрела на Ники и поправила сползающую с плеча лямку сумки. ― А потом ты сможешь встретиться с... теми девушками из группы поддержки.
  ― Ну, не знаю, ― сомневалась она.
  ― Ты можешь пойти с нами, ― я посмотрела на Хейли.
  ― У меня вечером нет дел, ― уверенно и громко ответила она и кинула краткий взгляд в сторону Ники, как бы говоря: "Я могу бросить дела, даже если они у меня есть, чтобы поддержать подругу, а ты - нет".
  Ники ее взгляд не заметила.
  ― Решай, Ники, ― сказала я.
  ― Вечер в компании нормальных людей, или тех, у кого IQ ниже, чем у планктона, ― пробурчала Хейли.
  Ники поджала губы и опустила голову.
  ― Прекрасно, ― Хейли вяло вскинула руки, выражая свое недовольство по поводу ее сомнений.
  ― Ты же не станешь бросать нас на съедение книгам? ― напряженно улыбнулась я, глядя на Ники. ― Мы с Хейли умрем от скуки, если тебя не будет рядом с нами, ― и слабо толкнула Хейли в бок, чтобы та перестала дуться и подтвердила.
  ― Да, ― в итоге, вздохнула она.
  ― В библиотеке ты нужна нам, как воздух, чтобы мы не задохнулись, ― я улыбнулась шире.
  Лед тронулся. Ники сдалась.
  ― Конечно, ― печально усмехнулась она. ― Это же моя прямая обязанность ― спасать вас от тоски.
  После уроков мы заехали в кафе, чтобы перекусить. Там Ники и Хейли, наконец, помирились. После кафе мы отправились в центральную городскую библиотеку. В огромном полутемном помещении я насчитала девять посетителей.
  Я редко бывала в библиотеках. Всему виной интернет, который ворвался в современный мир, и человечество забыло про существование бумажных книг. Ники и Хейли тоже не любительницы библиотек, и, определенно, идея тухнуть среди громад старых, пыльных книг их не воодушевляла. Но все же они здесь, со мной. А это истинный подвиг ради дружбы.
  Пока я сидела в окружении бумажных друзей, Ники и Хейли беспокойно метались рядом, не зная, чем заняться.
  ― О-о-о, ― простонала Ники, ― и зачем мы только пришли сюда?
  ― Долго тебе еще? ― спросила Хейли и устало рухнула на стул рядом со мной.
  ― Да, ― кисло ответила я, уткнувшись в книгу.
  Она издала жалобный стон.
  ― Я хочу есть, ― пожаловалась Ники.
  ― Прошло только два часа с тех пор, как мы уехали из кафе, ― пробормотала я.
  ― Что? Только два часа? Я думала, что прошло, как минимум, часов пять... Боже.
  ― Лучше бы ты тоже готовила реферат, ― я пододвинула к себе большую потрепанную книгу.
  ― Скачаю из интернета, ― Ники пожала плечами.
  ― Ты же знаешь, у мистера Дэвиса пунктик по поводу рефератов из всемирной паутины, ― усмехнулась я.
  ― О, за столько лет практики я еще ни разу не была поймана с поличным, ― гордо сообщила она, широко улыбнувшись. ― И тот же самый мистер Дэвис не разоблачит мой небольшой обман и в этот раз. Неужели он и в правду думает, что все добросовестно будут пыхтеть над одним единственным рефератом все свободное время?
  Я оторвала взгляд от книги и посмотрела на нее.
  ― Ну, кроме тебя, конечно, ― добавила Ники, поджав губы.
  Я слабо покачала головой и вернулась к прочтению материала.
  ― Как дела с Алексом? ― поинтересовалась Хейли, бездумно листая журнал про самолеты с названием "Легенды неба".
  Я подняла голову.
  ― Алекс? ― повторила я. ― Кто такой Алекс?
  ― Потенциальный молодой человек Ники, ― усмехнулась Хейли.
  Я посмотрела на Ники.
  ― Ты с кем-то встречаешься? ― удивилась я, потому что ничего об этом не знала.
  ― Не то, что бы встречаюсь, ― протянула подруга, запрокинув голову и громко вздохнув. ― Просто мы гуляли вместе.
  ― Когда? ― спросила я.
  ― Вчера.
  ― О. Вау. И... что?
  ― Мисс Хэмминг как раз размышляет над этим, ― озорным тоном ответила за Ники Хейли.
  Ники запустила в нее тонюсенький журнал, и они засмеялись.
  ― Эй, вы же в библиотеке, ― в полголоса сказала я и кратко взглянула на библиотекаршу, которая недовольно посмотрела в нашу сторону. ― Знаете, во что превращаются эти милые дамочки в очках, когда нарушают тишину на их территории?
  Хейли ухмыльнулась.
  ― Я серьезно, ― кивнула я. ― Так что с этим Алексом? ― вернулась я к разговору.
  ― Ну, он милый, ― неопределенно отозвалась Ники.
  ― Он тупой, как пробка, ― вставила Хейли.
  Ники закатила глаза.
  ― Ничего он не тупой, ― буркнула она. ― К вашему сведению, он собирается стать адвокатом.
  ― Он учится в университете? ― спросила я.
  Ники уверенно кивнула.
  ― Где?
  ― Здесь, в Данвилле.
  ― Хмм.
  ― И его вышвырнули бы оттуда, если бы он не умел плавать, ― прокомментировала Хейли и, увидев застывший вопрос на моем лице, пояснила. ― Алекс состоит в университетской команде по плаванию.
  ― Ух-ты, ― пробормотала я.
  Заметив, как рассвирепела Ники, я весело посмотрела на Хейли.
  ― Откуда столько информации?
  ― У меня свои источники, ― подмигнула Хейли.
  Мы улыбнулись друг другу.
  ― И что ты думаешь делать с Алексом? ― поинтересовалась я, опустив голову к книгам.
  ― Для начала мы сходим на свидание, ― ответила Ники.
  ― Второе? ― в притворном ужасе вопросила Хейли. ― Зачем? Хочешь убедиться, что интеллект этого парня не превышает интеллекта креветки?
  Ники послала ей убийственный взгляд, после которого Хейли ухмыльнулась.
  ― В любом случае, решать тебе, ― вздохнула она и подняла руки в извиняющемся жесте. ― Но, будь уверена, этот Алекс надоест тебе очень скоро.
  ― Спасибо, я непременно прислушаюсь к твоим словам, Всезнающая Хейли, ― Ники высунула язык и состроила смешную рожицу.
  Они рассмеялись.
  Как бы хорошо ни было болтать с ними, мне пришлось вернуться к реферату.
  Вскоре Ники позвонила Мартина, и она умчалась на встречу с девушками из Группы Поддержки. Почти сразу же после нее ушла Хейли. Бедняжка, она едва держалась на ногах. Видимо так отрицательно на нее воздействовала библиотечная атмосфера.
  И вот я осталась одна среди кучи пыльных книг, совершенно сбитая с толку. Я набрала достаточно материала, теперь оставалось распределить информацию в нужном порядке, чтобы присутствовала логическая цепь повествования.
  ― Так-так-так. Кого я вижу, ― голос, который я услышала рядом, заставил меня вздрогнуть.
  Лихорадочный жар пронесся по всему телу, от макушки головы до кончиков пальцев ног. Мои щеки мгновенно вспыхнули, воздуха стало катастрофически мало. Я перестала дышать. Я боялась поднять голову, но все-таки рискнула.
  Громко сглотнув, я оторвала взгляд от пожелтевших страниц книг.
  Сногсшибательная полуулыбка, от которой сердце любой девушки забьется с бешеной скоростью, придающая особое очарование и без того красивому лицу. Большие и черные, как беззвездная ночь, глаза, с заинтересованностью смотрящие на меня. Симпатичные ямочки на гладких мягких щеках. Я впала в немой ступор. Он выглядел потрясающе, хотя я до последнего старалась не признавать этого.
  Глядя на него, такого нереального и с умопомрачительной улыбкой, я мгновенно забыла о том, что на секунду допустила мысль, будто этот парень какой-то сумасшедший маньяк, преследовавший меня, и приснившийся мне ночью в кошмаре, где пытался убить.
  Сейчас Диего излучал особое обаяние, и я не могла найти этому объяснение.
  ― Привет, ― прозвучал его тихий низкий голос.
  Я быстро заморгала ресницами и встряхнула головой.
  ― Привет, ― прошелестела я и стремительно отвела взгляд к книгам, стараясь скрыть свое потрясение.
  ― Какая неожиданность ― встретить тебя здесь, ― сказал Диего, присаживаясь рядом.
  Его усмешка слишком быстро вернула меня в реальность.
  ― Могу сказать тебе то же самое, ― хмыкнула я в ответ как можно равнодушнее. ― Не думала, что такие, как ты, знают о местах вроде библиотеки.
  Диего усмехнулся.
  ― Такие, как я? ― его левая бровь вопросительно взлетела вверх. ― Интересно. А какой я?
  Диего пододвинул стул, на котором сидел, к моему, и оказался так близко, что я смогла почувствовать его свежий парфюм: слегка горьковатый, в меру сладкий и свежий. Я сделала глубокий вдох, стараясь наполнить свои легкие этим ароматом. Оттого, что Диего находился рядом, воздух стал накаляться. Мое тело напряглось, и сердце заколотилось так громко, что в огромном и пустом читальном зале его эхо можно было услышать, не прилагая к этому особых усилий.
  Я должна взять себя в руки.
  ― Что ты здесь делаешь? ― прошелестела я и отодвинулась в сторону, подальше от Диего.
  Парень хрипло рассмеялся и небрежно провел рукой по волосам, после чего они стали взъерошенными.
  ― Пришел почитать, ― ответил он.
  Я усмехнулась. Нечаянно.
  ― Почитать? С трудом вериться.
  Диего не ответил.
  ― А что, по-твоему, я здесь делаю? ― его улыбка стала загадочной.
  Я втянула в себя воздух и задумалась.
  Теперь я была уверена в том, что парень пришел сюда специально. Но с какой целью? Увидеть меня? Тогда как он узнал, что я буду в этом месте именно сегодня и именно в это время? Следил? Так значит он псих?
  ― Ты преследуешь меня? ― глухо спросила я.
  ― А что, похоже, что я тебя преследую? ― игриво ответил Диего вопросом на вопрос.
  Я посмотрела на него. Он вальяжно сидел на стуле и пристально смотрел на меня, одна его рука лежала на колене, а вторая покоилась на столе.
  ― Да, ― выпалила я. ― Честно говоря, да.
  ― Почему ты так решила? ― его идеальная бровь медленно поползла вверх, а на лице сияла издевательская улыбочка... невероятно сексуальная улыбочка.
  Я вздохнула и облизнула засохшие губы. Диего внимательно наблюдал за мной. И мне это не нравилось. Точнее не нравилось то, какие чувства пробуждали во мне его глаза.
  ― Я не слежу за тобой, Эмили. Успокойся, ― медленно проговорил он, и мне почему-то стало не по себе от такого прямого взгляда. Темного, пронизывающего до глубины души, выворачивающего наизнанку.
  ― Послушай, ― сказала я, взяв себя в руки. ― Я не знаю, какую игру ты ведешь...
  ― Игру? ― засмеялся Диего.
  Теперь он считает меня идиоткой. Класс.
  Я сдержанно вдохнула и продолжила.
  ― Я не знаю, какую игру ты ведешь, но тебе лучше прекратить все это. Иначе... ― я твердо посмотрела на него. ― Иначе я буду вынуждена обратиться в полицию. Уверена, тебе не нужны проблемы.
  ― Уау, ― хохотнул он. Я почувствовала прилив раздражения, и мне безумно захотелось ударить его в глаз. ― Полиция, ― губы дрожали оттого, что Диего сдерживал смех. ― Это о-о-очень серьезно, Эмили.
  Ну все. Он меня достал.
  Я открыла рот, собираясь высказать все, что думаю о нем, но Диего не дал мне шанса излить душу.
  ― Ого, что это? ― взгляд темных глаз медленно перешел с моего лица на открытую книгу, на которой лежали мои руки. ― Религия? ― уголки его губ приподнялись еще выше. ― Только не говори мне, что ты католичка. По крайней мере, ты не похожа на ту, кто без ума от Господа нашего Всевышнего, ― его губы иронично скривились на последних словах, и я заметила это.
  Я сомневалась, стоит ли мне отвечать.
  ― Вообще-то, я делаю реферат, ― эти слова вылетели машинально. Честно.
  И когда я увидела его улыбку, в которой не было намека на сарказм, насмешку, или забаву, ― такую простую теплую улыбку, ― в сердце растаял лед, и весь пылкий гнев, что я испытывала к этому парню минуту назад, вышел из меня вместе с воздухом из легких.
  ― Ясно, ― медленно кивнул Диего. ― И как успехи?
  Все ужасно.
  ― Прекрасно, ― ответила я.
  ― Нужна помощь?
  Я выпучила глаза, собрав клочки воли в кулаки.
  ― Мне? Твоя? ― я гордилась собой в этот момент, потому что насмешливости в моих словах было хоть отбавляй.
  Но это нисколько не обидело Диего. Его лицо продолжало сохранять непоколебимое спокойствие.
  ― Спасибо, но мне не нужна помощь, ― сообщила я. ― Тем более твоя, ― добавила чуть позже и подняла подбородок.
  Краем глаза я увидела, что Диего снова улыбнулся.
  ― Я неплохо разбираюсь в... религии, ― сказал он, сложив руки на столе.
  ― Правда? Что-то сомневаюсь в этом, ― парировала я.
  ― Уверена? ― Диего проигнорировал мои слова, имея в виду предложение о помощи.
  ― Абсолютно, ― резко кивнула я.
  ― Гордая, ― тихо, почти бесшумно произнес он.
  ― Что? ― но я услышала и бросила на него хмурый вопросительный взгляд.
  ― Нет. Ничего.
  Я поджала губы и заставила себя сосредоточиться на реферате, но это было невероятно сложно, так как рядом находился Диего. Его присутствие сбивало меня, и я не могла думать ни о чем, кроме него.
  В голову пробрались мысли... нежеланные мысли о нашей второй случайно встрече. Диего здесь, в библиотеке, как и я. И мы сидим сейчас так близко друг к другу. Очередное совпадение? Уже не похоже на то.
  Мои страшные домыслы шли в противовес ранее сказанным словам Хейли о том, что у меня начинается паранойя.
  Я изо всех сил пыталась сконцентрироваться на работе, перебирала листки и книги, несколько раз прочла одну и ту же строчку, и, в конце концов, информация из учебников больше не сумела попасть в мой мозг.
  Вместо того чтобы беспокоиться о том, чтобы поскорее сделать реферат и уйти домой, я волновалась и нервничала из-за того, что все это время чувствовала на себе внимательный взгляд Диего. Я спрятала глаза за копной волос, чтобы не видеть его лица, и чтобы у меня не возникло соблазна посмотреть, улыбается ли он.
  Напряжение росло с каждой секундой, и я не выдержала.
  Громко захлопнув книгу, я откинулась на спинку стула и устремила на Диего такой недовольный взгляд, на какой только была способна.
  ― Что-то не так? ― немного удивленно поинтересовался он.
  ― Да, не так, ― я скрестила руки на груди. ― Почему ты сидишь здесь? Почему не уходишь?
  ― Ты прогоняешь меня? ― спросил он с притворным огорчением.
  ― Что, если так?
  ― В таком случае я отвечу, что это свободная страна, и я могу сидеть везде, где пожелаю, ― Диего пожал плечами, и его лицо стало довольным, когда я издала гневный выдох. Ему это доставляло удовольствие? Смотреть, как я злюсь? Он точно псих.
  ― Ты меня отвлекаешь, ― сказала я.
  ― Кажется, я тебе ничем не мешаю, ― он разве руками.
  ― Ты... твое присутствие. Я не могу сосредоточиться, когда ты рядом.
  Его черные глаза заблестели, и только сейчас я поняла, что сказала.
  ― Не в этом смысле, ― я растерялась и попыталась оправдаться. ― Ты мне безразличен, ― о, боги, мне надо заткнуться! ― Меня просто беспокоит сам факт нахождения кого-то поблизости, ― я идиотка. ― Ну, знаешь, личное пространство, и все такое.
  Я чувствовала, как покраснели мои щеки. Нервно теребя пальцами страницу книги, я порвала уголок, выругалась шепотом, вздохнула и положила руки к себе на колени.
  ― Ты нервничаешь, ― спокойно заметил Диего.
  ― Да, потому что ты меня раздражаешь, ― пробурчала я.
  Глупо было надеяться, что мои слова заденут его.
  ― Если я помогу тебе с рефератом, ты станешь ненавидеть меня меньше? ― уточнил он.
  ― Я же сказала. Мне не нужна помощь, ― холодно отрезала я. ― И я тебя не ненавижу. Чтобы ненавидеть, нужно знать человека. А я вижу тебя в третий раз, ― я сделала неглубокий вдох. ― Ты меня просто раздражаешь.
  ― Ну же, дай мне шанс, ― черные глаза посмотрели на меня с мольбой.
  Диего стал самим Очарованием и чем-то напомнил мне Кота в сапогах из "Шрека". Я удивлялась, как можно быть таким обаятельным, и... милым. Да, сейчас он выглядел милым. Никакого намека на насмешливую ухмылку, к которой я уже привыкла за наши короткие встречи.
  ― Почему ты делаешь это? ― прямо, но не смело спросила я.
  ― Потому что ты мне нравишься, ― серьезное ответил Диего.
  Мое сердце едва не пробило грудную клетку, ладони вспотели. Я волновалась так, будто впервые в своей жизни слышала признание в симпатии.
  ― Но ты мне не нравишься, ― после минуты молчания сообщила я с крайней неуверенностью.
  Это было ложью, конечно же. Только бы Диего не раскусил меня. А взгляд у него был такой, словно он видел меня насквозь, знал все мои чувства и мысли. И от этого мне становилось не по себе.
  ― Это легко исправить, ― на его губах заиграла теплая улыбка.
  Не знаю, какая муха меня укусила, но я улыбнулась в ответ.
  ― Так это значит, что ты согласна? ― с искренней надеждой в голосе спросил парень.
  Я вздохнула.
  ― Ты станешь раздражать меня меньше совсем на чуть-чуть.
  Его лицо озарилось широкой блистательной улыбкой.
  ― Давай, сядь ближе, ― сказал он мне.
  Я, пронзив его насквозь своим сомнительным взглядом, все же выполнила просьбу. И вот мы снова оказались близко друг к другу. Лицо Диего стало внимательным. Он задумчиво перебирал книги.
  ― Что это? ― спросил он, кивая подбородком на исписанные листы бумаг.
  ― Это то, из чего будет состоять мой реферат, ― ответила я. ― Осталось только распределить в нужном порядке. Но мой мозг уже кипит, и я слабо соображаю.
  ― Не проще ли было скачать работу из интернета? ― с ухмылкой спросил он.
  ― Да, гений, без тебя бы я ни за что не догадалась сделать это, ― пробормотала я. ― Мой преподаватель по социологии не потерпит, если его ученики будут прибегать к помощи интернета, а не думать своей головой.
  ― Это ужасно.
  ― Ага. Но главная проблема в том, что у меня сломался ноутбук. Очень вовремя.
  Диего понимающе ухмыльнулся.
  ― Ничего, сейчас разберемся, ― он кратко взглянул на меня и улыбнулся.
  Вдруг мне стало стыдно, потому что все было написано безобразным подчерком. Но в свое оправдание хочу сказать, что обычно я пишу нормально, просто очень торопилась.
  ― Итак, значит, тема о роли религии в наше время, ― сказал сам себе Диего.
  Я кивнула.
  ― Да-а.
  ― Ты веришь в Бога? ― спросил он спустя минуту.
  ― Что? ― переспросила я.
  ― Ты веришь в Бога? ― повторил Диего громче.
  ― Ну, эмм, даже не знаю, ― я пожала плечами.
  ― И все же?
  ― Это так важно? ― усмехнулась я, пытаясь не выглядеть напряженной.
  ― Просто любопытно, ― Диего кратко взглянул на меня.
  ― Нет, я не верю в него, ― в итоге сказала я.
  Что-то очень похожее на облегчение промелькнуло во взгляде парня.
  ― А ты? ― поинтересовалась я.
  Он ухмыльнулся.
  ― Скажи мне, Эмили, разве я похож на человека, который верит в Бога?
  ― Нет, ― призналась я.
  Диего улыбнулся шире.
  Честное слово, я не ожидала, что он сможет мне помочь. Диего усердно пыхтел над моей писаниной, что-то добавлял от себя, давал советы, которые оказывались полезными, указывал на ошибки, которые я сделала в ходе работы. Не могу сказать, что после его помощи я резко поменяла свое мнение о нем. Но все же вызывать у меня необъяснимое раздражение к себе он стал меньше.
  Я наблюдала за ним, когда он разгребал мои записи, копался и искал информацию в книгах. Передо мной сидел совершенно другой человек. Сосредоточенный, гениальный без преувеличения, собранный и ответственный. И я поймала себя на мысли, что совершенно не знаю его. Более странно было обнаружить желание узнать о нем хоть что-нибудь.
  Через час реферат был готов. И это только благодаря Диего. Без него, наверно, пришлось уговаривать библиотекаршу разрешить мне остаться здесь на ночь.
  ― Если ты хотел впечатлить меня своими знаниями, то тебе это удалось, ― признала я, хоть и не с охотой.
  Диего довольно улыбнулся, откинулся на спинку стула и развел руки в стороны, потягиваясь.
  Я бегло просмотрела реферат.
  ― Осталось переписать, ― пробормотала я себе под нос, собрала все листки в кучку и посмотрела на Диего. ― Спасибо за помощь.
  ― Обращайся в любой момент, ― кивнул он и одну руку положил на спинку моего стула.
  Я прикусила нижнюю губу.
  ― Можно вопрос?
  ― Конечно.
  ― Ты ведь не отличник, ― мой взгляд пробежался по его внешнему виду.
  Диего ухмыльнулся.
  ― Это не вопрос.
  ― В смысле, откуда такие познания? Да еще и в религии?
  ― Ты многого обо мне не знаешь, ― сообщил он.
  "Я вообще о тебе ничего не знаю" подумала я про себя и естественно не сказала этого вслух.
  Когда я покинула свое место, за которым просидела несколько бесконечных часов, то увидела, что в библиотеке не осталось никого кроме меня и Диего. С мыслями о том, что я больше никогда не появлюсь здесь, не приближусь даже на милю, я вышла на улицу. Меня встретила с распростертыми объятиями густая темнота мартовского вечера. Стало намного холоднее, чем днем, а на мне была полупрозрачная бежевая блузка и черный пиджак, через который просачивался ледяной ветер.
  ― Тебя подвезти? ― за спиной раздался голос Диего.
  Я вздрогнула и обернулась. Он стоял, засунув большие пальцы рук в карманы темных джинсов, и с безмятежным выражением лица смотрел на меня.
  ― Ммм, нет, спасибо. Я на машине, ― ответила я.
  Диего пожал плечами.
  ― Еще раз спасибо за помощь, ― искренне поблагодарила я и мило улыбнулась.
  Да что на меня нашло?
  ― Не думаешь ли ты, что я не потребую платы за свою помощь? ― спросил он и натянул на лицо расслабленную, хитрую, сексуальную и в то же время опасную улыбку.
  Я невольно сделала шаг назад и нахмурилась, и Диего звонко рассмеялся.
  ― Успокойся, Эмили. Это не то, о чем ты сейчас подумала, ― он выставил руки вперед, как бы защищаясь. ― Хотя, конечно, если ты захочешь, это будет именно тем, из-за чего у тебя такое выражение лица.
  Я сжала в руке сумку и стиснула зубы.
  ― Я дам знать, когда захочу получить ответную помощь, ― Диего подмигнул мне, и я разочарованно вздохнула. Он намного лучше, когда молчит, и когда не пытается казаться крутым парнем.
  ― Мне пора, ― сказала я и направилась к своей машине.
  ― Надеюсь, мы еще встретимся? ― крикнул он вслед.
  ― Думаю, это риторический вопрос, ― я кратко взглянула на него через плечо и увидела в ответ широкую улыбку.
  
  Глава восьмая
  
  Первым делом, запрыгнув в машину, я включила обогреватель. Вторым делом я посмотрела в окно на то место, где еще полминуты назад стоял Диего. Сейчас там никого не было.
  Произошла самая ужасная вещь за сегодняшний день. Машина не заводилась.
  ― Черт! ― простонала я и ударила по рулю.
  Неужели мне придется добираться до дома пешком?
  Я вышла из "Ауди" и открыла капот, пытаясь разглядеть в кромешной тьме хоть что-нибудь. По истечению нескольких минут я поняла, что только зря потратила время. Даже если бы было светло, я бы все равно не поняла, в чем проблема.
  ― Кхм-кхм, ― кто-то кашлянул рядом.
  Я подпрыгнула от неожиданности, ударившись головой о поднятую крышку капота, и развернулась.
  Диего.
  ― И снова здравствуй. Проблемы? ― поинтересовался он.
  ― Да, ― буркнула я и легонько пнула бампер. ― Машина не заводится... Постой, почему ты еще не уехал?
  ― Давай, я посмотрю, ― он подошел к машине, так и не ответив на мой вопрос.
  Я послушно отошла в сторону.
  Диего наклонился вперед и на несколько секунд остановил свой взгляд на "внутренностях" автомобиля. Затем он выпрямился и опустил крышку капота.
  ― Все ясно. Пора менять движок, ― сделал вывод он.
  ― Что? Определил это вот так быстро? ― недоверчиво спросила я.
  ― Я парень. Умение разбираться в автомобилях заложено у меня на генном уровне.
  Я громко выдохнула.
  ― Круто. Значит, моя машина сломалась, да? ― я обняла себя за талию.
  Диего проследил за моими руками и облизнул нижнюю губу.
  ― Да, ― кивнул он.
  Я закрыла глаза и покачала головой.
  Почему именно сейчас? Почему не завтра, не послезавтра, а именно сейчас?
  ― И что мне теперь делать? ― вопросила я глухо.
  Отчаяние нахлынуло на меня, и я готова была зарыдать, но вспомнила, что не одна. Не хотелось выглядеть в глазах Диего несчастным нытиком.
  ― Похоже, сегодня день подвигов, ― сказал он, засунув руки в карманы своей крутой кожаной куртки. ― Судьба послала меня к тебе, чтобы ты не погибла.
  Я открыла глаза и послала ему раздраженный взгляд.
  ― Ладно, ― усмехнулся Диего. ― Я подвезу тебя.
  ― Что? Нет, ― я покачала головой.
  ― Останешься здесь и будешь мерзнуть? ― он скептически изогнул бровь.
  Как будто в подтверждение его словам подул ледяной ветер, и я задрожала.
  Идея ехать с Диего до дома в одной машине не казалась мне привлекательной. Я по-прежнему относилась к нему с некоторым опасением и недоверием.
  ― Да брось ты, Эмили, ― Диего закатил глаза. ― Не смотри на меня так, будто я какой-нибудь маньяк.
  Он ожидал, что я улыбнусь, но я продолжала мерить его сомневающимся взглядом.
  ― Откуда мне знать? ― тихо проговорила я.
  Диего перестал улыбаться, и его лицо стало серьезным.
  ― Тебе не надо меня бояться, ― вкрадчиво произнес он.
  Я громко сглотнула.
  Не знаю, почему, но я боялась его. Что-то в нем отталкивало и одновременно притягивало, как магнит. И это было чертовски странно.
  ― Я поймаю такси, ― сказала я в итоге, а через секунду вспомнила, что все наличные деньги, которые у меня были, потратила в кафе, и карточку оставила дома. Значит, все-таки придется идти пешком.
  ― Глупо тратить деньги, когда можно воспользоваться услугой бесплатного и невероятно симпатичного водителя, ― Диего изогнул губы в своей фирменной дерзко-соблазнительной улыбке.
  Я закатила глаза, стараясь всем своим видом показать, как нелепо он выглядит.
  ― Соглашайся. У тебя нет другого выхода. Считай, это твоя плата за оказанную мною помощь с рефератом.
  ― Хорошо, ― вздохнула я. У меня на самом деле не было выбора.
  Диего просиял.
  ― Но ты привезешь меня прямо к моему дому! Если я увижу, что мы едем не в том направлении, клянусь, я выпрыгну из машины прямо на ходу, ― поспешила предупредить я.
  Увидев, с какой серьезностью я это говорила, Диего не сдержал смеха.
  ― Пойдем, ― проговорил он сквозь зубы и положил руку на мое плечо, подталкивая.
  ― А что будет с моей машиной? ― я кинула сожалеющий взгляд на "Ауди".
  ― Завтра позвонишь в службу ремонта.
  Мы шли целую минуту до конца парковки и остановились у спортивной машины белого матового цвета. Я сразу узнала марку. "Шевроле Камаро Z28". Эта машина из "Трансформеров", только в фильме была желтая.
  ― Твоя? ― ошеломленно вопросила я.
  ― Ага, ― беспечно ответил Диего и открыл дверцу с водительской стороны. ― Садись.
  Невольно у меня возникла мысль о том, откуда взялась у него эта машина. Автомобиль был дорогим. Родители Диего богатые? Или он имел связи с преступным миром? Наркодиллер? Бандит?
  Я чувствовала, как нужда узнать об этом парне хоть что-нибудь росла в геометрической прогрессии.
  ― Чего встала? ― лениво спросил Диего, уже садясь за руль.
  Я слабо потрясла головой и неуверенно обошла машину, остановившись с другой стороны. Диего открыл мне дверцу прежде, чем я это сделала сама.
  ― Не тормози, Эмили, на улице холодно, ― пробормотал он. ― Ты же не хочешь проснуться завтра с температурой?
  И с чего вдруг проснулась такая забота? Хотя мне было приятно.
  Я залезла внутрь и аккуратно захлопнула за собой дверцу. В салоне автомобиля было тепло и уютно.
  ― Включить обогреватель? ― спросил у меня Диего.
  ― Угу, ― кивнула я и осмотрелась.
  ― Пристегнись, ― сказал он, заводя автомобиль.
  Я со слабым удивлением посмотрела на него.
  ― Что? ― он заметил на себе мой взгляд. ― Я просто беспокоюсь о твоей безопасности.
  Я отвернулась и немного опустила голову, чтобы он не увидел моей глупой улыбки. Пристегнув ремень, я позволила себе немного расслабиться и откинулась на спинку мягкого кожаного сидения. Диего повернул ключ зажигания, и автомобиль с глухим рычанием слабо завибрировал под нами.
  ― Спорим на двадцатку, что ты специально сломал мою машину, чтобы подвести меня, ― сказала я не в серьез, когда мы тронулись с места.
  ― В таком случае я проиграю тебе, ― отозвался Диего.
  Я проглотила комок зарождающегося страха и вздохнула.
  ― Шутка, ― позже сказал он. ― Но я действительно хотел подвести тебя. А тут как раз сломалась "Ауди".
  ― Откуда у тебя эта машина? ― прямо спросила я.
  Брови Диего слегка приподнялись. Наверно, от моей наглости.
  ― Заработал, ― уклончиво отозвался он.
  ― Подскажешь работу, где студент может заработать себе на такую тачку? ― пробормотала я.
  Таинственная улыбка коснулась губ Диего. Он расслабленно сжимал черный кожаный руль и не сводил сконцентрированного взгляда с дороги. Как он мог что-то видеть в этой темноте?
  ― А кто сказал, что я студент?
  Я поджала губы. Вот и настал момент, когда я незаметно подобралась к ознакомительному разговору.
  ― Сколько тебе лет? ― спросила я.
  ― Девятнадцать, ― тут же ответил Диего.
  ― Хм. И ты не учишься в колледже, или университете?
  ― Мне это ни к чему, ― он пожал плечами.
  ― Твои родители богатые люди? Или ты... преступник? ― на последнем слове мой голос сорвался на шепот.
  Диего впервые посмотрел на меня, чуть нахмурившись.
  ― Ты это серьезно? ― усмехнулся он. ― Я так похож на преступника?
  ― Не знаю, ― выпалила я.
  Мы молчали целую минуту, после чего я спросила:
  ― Разве ты не хочешь узнать о том, где я живу?
  ― Я знаю, где твой дом, ― спокойно сообщил он.
  Я побледнела.
  ― Откуда ты знаешь мой адрес?
  Диего промолчал.
  ― Откуда ты знаешь мой адрес? ― громче повторила я.
  Снова молчание.
  И после этого я должна считать его не психом? После этого он нормальный адекватный парень? Я растерянно заерзала на сидении, думая, послушает ли он меня, если я попрошу остановиться. Или мне все-таки придется выпрыгнуть из машины на ходу?
  Я с опаской посмотрела на него.
  ― Останови машину, ― тихо попросила я.
  ― Зачем? ― как ни в чем не бывало, спросил Диего.
  ― Зачем? Откуда мне знать, кто ты! ― запаниковала я. ― Ты странный! Ты знаешь мой адрес, хотя я не говорила тебе об этом!
  ― Хорошо, ― сдался Диего. ― Я посмотрел твое удостоверение личности в библиотеке, когда ты относила книги.
  ― Что?! ― пискнула я. ― Ты залезал в мою сумку?! Ты псих! Остановись!
  ― Успокойся. Оно просто выпало. Я поднял его и положил обратно. Ничего противозаконного.
  ― Сейчас же останови свою чертову машину, ― потребовала я, стиснув зубы.
  ― Успокойся, Эмили, ― Диего крепче сжал руль. ― Я не причиню тебе вреда.
  ― Ты следишь за мной, ― прошипела я. ― По-твоему, это нормально?
  ― Прости, вот такой уж я.
  ― Это не оправдание.
  ― Тебе страшно? ― спросил он.
  Конечно же, мне было страшно. Конечно, сейчас я боялась его. Даже несмотря на то, что он сказал, что просто убрал мое выпавшее удостоверение. Или он солгал.
  Я отвернулась к окну и стала глубоко дышать, стараясь восстановить спокойствие.
  ― Нет. Ты меня не пугаешь, ― я приложила массу усилий, чтобы сделать свой голос ровным.
  ― Хмм, ― краем глаза я увидела, как его губы растянулись в грустной улыбке. ― Кажется, ты сама недавно сказала, что боишься.
  ― Мне пугает твое поведение, а не ты сам, ― притворно холодным тоном поправила я.
  ― Разве это не одно и то же?
  ― Нет.
  ― В любом случае, скоро ты поменяешь свое мнение.
  Я слабо вздрогнула и, не удержавшись, повернула голову в его сторону. Диего внимательно смотрел на дорогу.
  ― Звучит, как угроза, ― сказала я.
  ― Всего лишь предупреждение, ― ответил он.
  ― Ты же не станешь меня убивать? ― я задрожала от собственного вопроса.
  ― Не говори глупостей, Эмили, ― Диего издал усталый вздох. ― Я не собираюсь с тобой ничего делать, ― последовала небольшая пауза. ― Конечно, если ты сама этого не захочешь.
  Я сразу же уловила тонкий намек и закатила глаза. Его двусмысленная шутка потеснила напряжение, и я позволила себе немного расслабиться.
  ― Итак, ― многозначительно начала я. ― Ты мог убрать мое удостоверение, не посмотрев в него.
  ― Любопытство, ― он пожал плечами.
  ― Ты же не собираешься приходить ко мне?
  Диего усмехнулся.
  ― Честно говоря, я уже подумал, чтобы сделать тебе сюрприз.
  ― Сюрприз? ― повторила я, фыркнув.
  ― Да. Ну, знаешь, ты открываешь двери, а на пороге я, с букетом шикарных красных роз...
  ― Не люблю розы, ― перебила я.
  ― Серьезно?
  ― Да. У них шипы. И я постоянно колола пальцы.
  ― Оу, ― только и произнес Диего. ― Тогда, какие цветы ты любишь?
  ― Лилии, ― не раздумывая, ответила я. ― Белые лилии.
  Я вспомнила о маме. О папе. О том, где они сейчас. О том, сколько белых лилий я принесла на их могилу за девять месяцев.
  Тридцать шесть штук.
  ― И на будущее, чтобы ты знал. Я не люблю сюрпризы, ― проговорила я хрипло.
  ― Хорошо. Я учту... Постой, ты сказала: "На будущее"?
  Я моментально покраснела и вжалась в кресло.
  ― Оговорилась, ― кратко сказала я.
  ― Да, оговорилась, ― с улыбкой пробормотал он тихо. ― Может, обменяемся номерами?
  Я посмотрела на него, прикусив нижнюю губу.
  ― Серьезно? Я думала, тебе нравится удивлять меня случайными встречами.
  Диего расслабленно улыбнулся.
  ― Прости. Я... я обещаю, что впредь буду предупреждать тебя о том, когда захочу нанести визит.
  Что-то не очень верится.
  ― Значит, ты не отстанешь? ― небрежно бросила я, а в душе почувствовала необъяснимую радость.
  Какая же я идиотка.
  ― Нет, ― Диего покачал головой. ― Пока ты сама этого не захочешь.
  Я нахмурилась. Почему же я молчу и не говорю, что не хочу больше видеть его и слышать?
  ― Хотя, ― протянул он и отвлек меня от мыслей, ― я все равно буду преследовать тебя.
  Отлично...
  ― Ты всегда был таким упрямым? ― пробурчала я.
  ― Насколько себя помню, то да, ― улыбнулся он. ― Особенно, если дело касается девушки, которая мне нравится.
  ― Так значит, я тебе нравлюсь? ― я громко сглотнула.
  ― Аллилуйя, она это поняла! ― Диего вскинул руки, на секунду убрав их с руля. ― Я сказал тебе об этом еще в нашу первую встречу.
  ― Ты сказал, что я красивая, ― промямлила я.
  ― А разве это не одно и то же?
  ― Не рановато ли для подобных заявлений? ― как же было сложно унять дрожь в голосе.
  ― Я всегда уверен в том, что говорю. И если я сказал, что ты мне нравишься, значит, так и есть. Чтобы обезумить от тебя достаточно лишь раз взглянуть. Затягивает моментально, как наркотик. Один раз попробовал, и уже невозможно остановиться.
  ― Какое удачное сравнение, ― пробурчала я.
  Внизу живота появилось приятное тепло, которое стало медленно расползаться по всему телу, заполняя каждую клеточку. Диего тоже нравился мне. Точнее его внешность. Но я не знала ничего о том, что было внутри него. Мрак, или свет?
  Иногда я чувствовала себя глупо, потому что зацикливалась на подобных вещах, как душа человека. В современном мире людям достаточно наслаждаться внешностью, а на то, что находится за оболочкой, они могут спокойно закрыть глаза.
  Я посмотрела на него. Был ли образ плохого парня его истинным лицом? Или это все-таки просто образ, чтобы нравиться девушкам?
  Неожиданно машина остановилась.
  ― Уже приехали? ― искренне удивилась я.
  ― Огорчена? ― ухмыльнулся Диего и выключил двигатель. Он развернулся ко мне всем телом и положил локоть на руль. ― Подаришь мне прощальный поцелуй?
  Я закатила глаза и расстегнула ремень безопасности.
  ― Что, даже в щеку не поцелуешь? ― Диего театрально изобразил разочарование.
  ― Ни за что, ― сказала я, с трудом сохраняя серьезный вид.
  ― Я не расстраиваюсь, потому что в скором времени добьюсь от тебя поцелуя.
  Я открыла дверцу автомобиля.
  ― Я бы с удовольствием сказала тебе сразу, чтобы ты ни на что не надеялся, но позволю помучиться и в конечном итоге потерпеть крах, ― сказала я и, безумно довольная своим грандиозным ответом, вышла из машины.
  К моему не удивлению, Диего вышел следом за мной. Он шел сзади, так близко, что я чувствовала, как мое плечо соприкасается с его холодной кожаной курткой. Диего проводил меня до самой двери.
  ― Пригласишь? ― спросил он, прислонившись к стене.
  Чертов упрямец.
  ― Не в этой жизни, ― сказала я и открыла сумку, чтобы достать ключи. Это всегда было проблематичным занятием. Вроде, сумка небольшая, а копалась я в ней каждый раз по несколько минут в надежде найти эти крошечные ключи.
  ― Дай сюда, ― Диего спокойно отобрал у меня сумку и сунул в нее руку. Только я хотела возмутиться, как он достал оттуда ключи.
  ― Как ты...
  На его лице заиграла довольная самоуверенная ухмылка. Он вытянул руку, на раскрытой ладони лежали ключи.
  ― Спасибо, ― промямлила я и осторожно взяла их, стараясь не задеть его ладонь.
  Я нервно вставила ключ в замочную скважину и сделала три оборота влево.
  ― Так и будешь стоять здесь? ― спросила я у Диего, открывая дверь.
  ― Я жду твоего приглашения, ― потянул он, скрещивая руки на груди.
  ― Хорошо. Может быть, в следующий раз.
  ― Ага! ― его черные глаза блеснули в темноте. ― Значит, ты не станешь отрицать того, что когда-нибудь я попаду в твой дом?
  ― Да, ты поймал меня с поличным, ― проворчала я.
  Я переступила порог и оказалась в прихожей. Диего развернулся в мою сторону и наклонил голову в бок, прислонившись виском к дверному косяку.
  ― Спасибо, что подвез, ― поблагодарила я.
  ― Я буду желать, чтобы твоя машина никогда не починилась, чтобы подвозить тебя и слышать эти слова, ― самым спокойным тоном проговорил Диего.
  Меня пробрала дрожь.
  ― Ну, у меня есть подруги, и они не откажут в помощи, ― сообщила я и с наигранным равнодушием вскинула плечами.
  ― Не сомневаюсь, ― он едва заметно улыбнулся. ― Когда мы увидимся?
  ― Это я должна спросить тебя об этом. По неожиданным встречам главный ты.
  Диего хрипло рассмеялся.
  ― Скоро. Очень скоро, ― проговорил он так тихо, что я с трудом услышала. ― Спокойной ночи, Эмили, ― Диего выпрямился и подарил мне последнюю улыбку. Она выражала спокойствие.
  ― И тебе спокойной, Диего, ― у меня возникло желание улыбнуться в ответ, но я сдержалась.
  Я закрыла двери прежде, чем он дошел до своей машины.
  Проанализировав в голове этот вечер, я пришла к выводу, что долго не смогу уснуть.
  Неожиданно раздавшийся стук в дверь отвлек меня от мыслей. Я лениво открыла ее и увидела Диего.
  ― Что-то не так? ― спросила я.
  ― Я кое-что забыл, ― сказал он.
  ― Что?
  Диего задержал свой пронзительный взгляд на моем лице на пару секунд, загадочно улыбнулся и пошел на меня. Я, находясь в полном недоумении, стала пятиться назад, но в конечном итоге прижалась к стене, и идти мне было некуда.
  С каждым мигом Диего становился все ближе. То, что расстояние между нами стремительно сокращалось, загоняло меня в тупик. Сердце громко и беспокойно заколотилось в груди, дыхание стало резким и прерывистым.
  Когда он остановился напротив меня, и нас разделяли какие-то жалкие дюймы, мне стало дико жарко, как будто я весь день провела под палящими лучами солнца, и сильно закружилась голова. Все мышцы моего тела пребывали в состоянии острого напряжения.
  ― Что... ты... делаешь? ― пролепетала я беспомощным голосом.
  Диего улыбнулся, как хищный зверь, и прижался ко мне. Я каждой клеточкой чувствовала приятное тепло его тела, его твердость. И, сама того не замечая, ощутила желание оказаться еще ближе к нему. Но всеми усилиями я старалась уничтожить в себе этот необъяснимый, но мощный порыв. Правда, это давалось с большим трудом.
  ― Знаешь, чего я хочу на свете больше всего в эту минуту? ― вкрадчивым шепотом спросил он меня.
  ― Чего? ― околдованная им, спросила я.
  ― Поцеловать тебя, ― лицо Диего находилось так близко, что его горячее дыхание касалось моего лица.
  В какой-то момент я смогла вернуть к себе здравый рассудок.
  ― Ты не посмеешь этого сделать, ― с большей уверенностью произнесла я, попытавшись оттолкнуть его от себя.
  Мои руки уперлись ему в грудь, не позволяя стать ко мне еще ближе. Но Диего словно и не замечал моего сопротивления.
  ― Я буду кричать, ― слабо запротестовала я.
  ― Кричи, ― шепнул он, улыбнувшись шире. ― Только тебя все равно никто не услышит.
  Его губы накрыли мой рот, и я больше не могла бороться. Все мои попытки вырваться из твердой хватки оказались бесполезными. Я слышала, как его горячее сердце громко бьется в груди под моей ладонью, сладость его прерывистого дыхания отравляла мой трезвый рассудок. Я все больше подчинялась воле Диего, не в силах сохранить ту крошечную часть здравия, которая беспокойно билась где-то глубоко внутри.
  На некоторое время Диего отстранился от меня. И вместо того, чтобы закричать во все горло, или попытаться вырваться снова, я зачарованно наблюдала, как он резким движением снимает с себя куртку, затем футболку. Я внимательно и с приятным удивлением залюбовалась четко очерченной плиточкой пресса, широкими плечами, рельефными мускулами на руках. Я просто не могла отрицать того, что мне нравилось это. Так же я поняла, что мне самой хочется узнать, какова на ощупь его кожа, и вновь почувствовать мягкость этих пухлых губ.
  Внутри боролись две стороны. Первая ― поддаться искушению и плевать, что будет потом. Было сложно удержаться от вида такого прекрасного мужского тела напротив себя, чувствовать его тепло рядом, ощущать пьянящее горячее дыхание на своей коже. Вторая ― это следовать велениям здравого рассудка, который почти растворился в воздухе, наполненным близостью Диего.
  Я должна была быть склонной ко второй стороне, так как это было правильно. То, что сейчас происходило, шло в противовес всем моим принципам. Я не должна вот так просто поддаться очарованию этого парня, его нахальности, которая тоже привнесла свою "пользу". С Джастином мы встречались несколько месяцев, и я так и не решилась сделать ответственный шаг в наших отношениях. Но сейчас, находясь во власти Диего, я была готова сделать все, что он скажет.
  Но так не должно быть.
  Где же моя гордость?
  ― Ты самая необыкновенная, ― его сладкий шепот ласкал мой слух.
  Кончики пальцев Диего прошлись по моей щеке, спускаясь все ниже и ниже, очертили ключицу и остановились у яремной впадины. Я дрожала, как осиновый лист, и мне было невообразимо, неописуемо приятно от его прикосновений. Ярое желание внутри продолжало разгораться с большей силой с каждым мгновением.
  Вскоре я окончательно перестану контролировать себя.
  Руки Диего крепко схватили меня за талию, теснее прижав к себе, а лицо замерло в паре дюймах.
  Черные, как бездна, глаза пристально смотрели на меня.
  ― Огонь и лед в одном прекрасном теле, ― прямо мне в рот прошептал Диего и впился поцелуем.
  Ноги стали ватными, коленки предательски задрожали, и я стала медленно оседать вниз. Но сильные руки Диего удержали меня на месте, не позволяя упасть. Его сила и власть нравилась мне, и в то же время оставшаяся крохотная часть здравого рассудка кричала, чтобы я сделала все для того, чтобы парень отпустил меня.
  Не прерывая страстного поцелуя, Диего подхватил меня и перенес на диван. Мое тело отвечало всем его действиям, но душа кричала, чтобы все это закончилось, чтобы случилось хоть что-нибудь, что прекратит этот прекрасный ужас.
  Не знаю, как, но молитвы были услышаны. Я услышала знакомую мелодию. Мой телефон. И этот звонок будто отрезвил меня. Пьянящая дымка зачарованностью Диего мгновенно растворилась, и я прервала поцелуй. Диего в недоумении уставился на меня.
  ― Отпусти! Отпусти меня сейчас же! ― завопила я, выставляя руки вперед, пытаясь отстраниться от него.
  ― Что случилось? ― спросил он.
  Телефон продолжал настойчиво звонить.
  Я столкнула с себя парня и соскочила с дивана. Мой взгляд растеряно заметался по гостиной. Я искала сумку. Звуки доносились из прихожей. Я должна была идти туда и ответить, но не могла пошевелиться.
  ― Может, ответишь? ― сказал Диего, лениво вставая следом за мной.
  Я отскочила от него, как ошпаренная.
  ― Не подходи ко мне! ― зашипела я. ― Никогда! Никогда больше не смей ко мне прикасаться!
  Я рванула в прихожую и дрожащими руками стала рыться в сумке.
  ― Алло. Ники. Я перезвоню, ― пробормотала я, приложив к уху телефон.
  ― Эмили? Что с твоим голосом?
  ― Пока, Ники.
  Я отключилась и оперлась руками о тумбу, низко склонив голову. Мои губы страшно пульсировали и приятно болели, все тело горело от прикосновений Диего. И как я только могла позволить ему поцеловать себя?
  ― Это было круто, ― раздался его шепот над ухом. ― Даже несмотря на то, что нам помешали.
  Я резко вскинула голову. На нем уже была футболка. На этот раз я смогла сконцентрироваться и оттолкнуть его от себя.
  ― Проваливай из моего дома и больше никогда не попадайся мне на глаза! ― процедила я сквозь стиснутые зубы.
  Диего ласково улыбнулся и щелкнул меня по кончику носа.
  ― Всего минуту назад ты была другого мнения, ― он потянул руку к моему лицу, но я отбила ее на полпути. Диего ухмыльнулся. ― Еще увидимся, ― это был не вопрос, а утверждение.
  ― Только после моей смерти, ― рявкнула я, постаравшись вложить в свои слова как можно больше злости и раздражения.
  ― До скорого, красавица!
  Вслед ему мне захотелось наговорить столько колкостей и гадостей, сколько их существует, но с трудом я сдержала "красочные" ругательства при себе.
  
  Глава девятая
  
  По закону подлости я стала думать о Диего.
  Он не выходил из моих мыслей дома, когда я завтракала, обедала и ужинала, когда я была в душе, и в школе на занятиях. Он был везде. Его улыбка, его бездонные глубокие глаза, в которых скрывались целые океаны таинственности. Его образ стоял перед моими глазами. Я ложилась спать и начинала думать о нем. И просыпалась тоже с мыслями о Диего. Я вспоминала наш поцелуй и начинала медленно сходить с ума.
  Что он со мной сделал?
  После вечера в библиотеке, о котором я ничего не рассказала подругам, и поцелуя в доме, о котором, соответственно, тоже умолчала, этот парень стал главной темой моих размышлений.
  Прошло несколько дней, и каждый раз, возвращаясь из школы, я в тайне надеялась увидеться с ним. Моя темная сторона хотела этого. Но Диего не появлялся, словно специально изводил меня, проверял на прочность мое терпение. Я не понимала, что творится в моей голове, что происходит с моими чувствами.
  Вселенная продолжала делать так, чтобы я сходила с ума.
  ― Прогуляемся по магазинам сегодня после школы? ― предложила Ники.
  Мы сидели в кабинете английского и ждали появления мистера Норингтона.
  ― Отличная мысль, ― сказала Хейли.
  Я промолчала, погрузившись в свои мысли.
  ― Эмили? ― тихо позвала меня Ники и потрепала по плечу.
  ― А? Что? ― я перевела на нее туманный взгляд.
  ― Ты снова витаешь в облаках, ― с улыбкой сообщила Хейли.
  ― Простите, ― я встряхнула головой и потерла переносицу. ― О чем вы говорили?
  ― Ники зовет нас прогуляться по магазинам после школы, ― пояснила она. ― Ты с нами?
  Остаться дома, одной, наедине со своими мыслями о парне с безумно привлекательной внешностью, которые с каждым днем становилось труднее контролировать. Или отдохнуть с подругами и отвлечься.
  ― Да, конечно, ― кивнула я.
  ― Вот и чудненько, ― улыбнулась Ники.
  Когда закончились занятия, Ники подвезла меня до дома. Теперь они с Хейли поочередно выступали в роли моего водителя. Три дня назад я сдала "Ауди" в ремонт. Забрать машину я смогу уже через пару дней.
  ― Я только переоденусь, ― бросила я Ники, когда мы зашли в гостиную.
  ― Ага, давай быстрее, ― пробормотала она и рухнула на диван, включив телевизор.
  Я поднялась в свою комнату, разделась до нижнего белья и подошла к шкафу с одеждой. Простояв, как истукан, несколько минут, я выбрала черные плотные леггинсы, футболку и большую красную толстовку, на ноги надела кроссовки фирмы "Найк", волосы убрала в небрежный пучок.
  ― Все, я готова, ― объявила я, спустившись вниз.
  Ники перевела взгляд с экрана телевизора на меня и ужаснулась.
  ― Ты выглядишь, как оборванка, ― прокомментировала она.
  ― Это называется спортивный стиль, ― я пожала плечами и подбросила в воздухе ключи от дома. ― Пойдем.
  Сама же Ники выглядела безупречно и ухоженно. В прочем, как и всегда. Каблуки, макияж, чистая модная одежда, безупречная прическа... По сравнению с ней я действительно выглядела, мягко говоря, как оборванка.
  Я запрыгнула в ее красный "Ниссан Кашкай" и засунула руки в рукава толстовки.
  ― Ты не замерзнешь? ― с иронией спросила Ники, заводя машину.
  ― Что? Сегодня холодно, ― сказала я и посмотрела в окно.
  ― Плюс двадцать, ― проинформировала она меня. ― Да. Очень холодно.
  Я сделала вид, что не слышала ее.
  ― Хейли будет ждать нас в "Дорси".
  ― Зачем там? ― спросила я.
  "Дорси" ― это кафе.
  ― Я голодная, как волк, ― ответила Ники.
  Я усмехнулась, удобно расположилась на сидении и закрыла глаза. А когда открыла их, то Ники уже остановила "Ниссан" у кафе.
  ― Приехали, ― сказала подруга.
  Я зевнула и вышла из машины. Мы зашли в "Дорси" и увидели Хейли. Она с кем-то разговаривала по телефону и смеялась. Похоже, что ее собеседником был парень. Какое редкое и чудное видение. Обычно Хейли, разговаривая с ними, холодна и равнодушна.
  ― Привет, ― глухо поприветствовала я подругу и села напротив. Ники расположилась рядом со мной.
  ― Я позвоню тебе вечером, ― проворковала Хейли, улыбаясь во все зубы.
  Я кинула Ники недоуменный взгляд. Она с таким же непониманием пожала плечами.
  ― Целую, ― закончила Хейли и отключилась. Она мечтательно вздохнула и убрала телефон.
  ― Целую? ― повторила я, вопросительно выгнув бровь.
  Хейли смущенно хихикнула.
  ― И кто же он? ― Ники сразу перешла к главному вопросу. ― Мы с Эмили знаем его?
  Щеки Хейли слегка порозовели.
  ― Бог ты мой, ― пропела Ники, улыбнувшись. ― Да ты влюбилась! ― она ткнула аккуратным ноготком в руку Хейли.
  ― У тебя появился парень? ― спросила я с крайней заинтересованностью, склонившись над столом.
  ― Возможно, ― туманно отозвалась она.
  У Ники отвисла челюсть от такой наглости со стороны Хейли.
  ― Не смей молчать! ― возмущенно воскликнула Ники. ― Немедленно рассказывай, кто он!
  ― Я пока не буду вам ничего говорить, ― сказала Хейли.
  Ники нахмурилась и надула щеки.
  ― И это называется подруга, ― она посмотрела на меня и сердито покачала головой.
  ― Давно начали встречаться? ― спросила я у Хейли.
  ― Хотя бы имя его скажи, ― пораженчески вздохнула Ники.
  ― Скоро узнаете сами, ― ответила Хейли.
  ― С чего вдруг такая конфиденциальность? ― язвительно проворчала Ники. ― Мы же поклялись никогда не скрывать друг от друга свою личную жизнь.
  ― Я и не скрываю, ― Хейли пожала плечами. ― Я просто не говорю вам об этом сейчас.
  ― Так нечестно! ― захныкала Ники. ― Ты это специально, да?
  Хейли звонко рассмеялась.
  ― Вы бы ничего не узнали, если бы не услышали мой разговор по телефону, ― сказала она.
  ― Ты обязана познакомить нас с ним, ― потребовала Ники.
  ― Само собой. Но чуть позже.
  К нам подошла рыжеволосая официантка, и ее внешность казалась мне знакомой. Точно! Это Джессика Стилл, или Вилл... В общем, она учится в выпускном классе. А ее подруга ― главный редактор школьной газеты.
  ― Привет, ― сказала нам Джессика и улыбнулась.
  ― О, Джесс! ― воскликнула Ники и тоже улыбнулась. ― Ты работаешь здесь?
  ― Угу, ― девушка смущенно кивнула. ― Что будете заказывать?
  ― Мне кесадилью с курицей, ― сказала Хейли.
  ― Салат по-техасски с авокадо, ― недолго думая, ответила Ники.
  ― Яблочный чизкейк, ― пробормотала я.
  Джессика все записала и через пару секунд испарилась.
  ― Я тебя ненавижу, ― бурчание Ники было адресовано Хейли.
  ― Эй, хватит дуться, ― вздохнула Хейли. ― Я планировала познакомить вас на вечеринке на Карвинс Ков.
  Карвинс Ков ― водохранилище в нескольких часах езды от Данвилла. Вечеринка там устраивается каждый год в конце марта старшеклассниками. Без понятия, что за повод, но это стало, вроде как, традицией. Я бывала там лишь раз, в прошлом году, с Джастином, когда мы еще просто дружили.
  ― Это через несколько дней, ― произнесла я вслух свои последние мысли.
  ― Надеюсь, никто из вас не лопнет от нетерпения? ― хихикнула Хейли, и ее взгляд метнулся к Ники.
  Я слабо улыбнулась, наблюдая за ее реакцией. Кажется, Ники немного смягчилась.
  ― Я хотела сделать вам сюрприз, ― сказала Хейли.
  ― Ты должна была сказать нам в первый же день, как только начала встречаться с этим счастливчиком, ― с обидой в тоненьком голоске проговорила Ники.
  ― Ну, простите, ― с искренней досадой извинилась Хейли.
  Ники разжала пухлые губы и неуверенно подняла недовольный взгляд на нее.
  ― Он хотя бы симпатичный? ― спросила она.
  Хейли широко улыбнулась.
  ― Вылитый Лукас Пиазон. Только светловолосый.
  ― Кто это? ― спросила я.
  ― Футболист, атакующий полузащитник. Сейчас играет за "Витесс", ― спокойно ответила Хейли.
  ― С каких пор ты стала увлекаться футболом? ― усмехнулась Ники.
  ― С тех самых, когда увидела, какие парни в него играют, ― с хитрой улыбкой ответила Хейли.
  ― Хм, надо будет тоже посмотреть.
  ― Скоро будет матч "Тоттенхэма" против "Челси". Там...
  ― Эй, ― с наигранным возмущением сказала я, ― у вас же есть кавалеры! Какого черта собираетесь пялиться на других парней?
  Подруги засмеялись.
  ― Вообще-то, официально парень есть только у Хейли, ― сказала в свою защиту Ники.
  ― А как же Алекс? ― Хейли специально пропела имя, как она говорила ранее, потенциального парня Ники.
  Ники отмахнулась рукой.
  ― Не знаю. Я сомневаюсь.
  ― О чем я тебе и говорила, ― довольно кивнула Хейли. ― Я была права.
  ― Не хочу тебя заранее радовать, ― усмехнулась Ники, ― но это еще не мое окончательное решение. Я по-прежнему думаю над тем, чтобы встречаться с ним.
  Хейли закатила глаза.
  ― Тебе что, действительно так нужен этот Алекс? ― не поверила она.
  ― У него такие голубые глаза, ― грустно вздохнула Ники.
  ― Это не оправдание.
  ― Ты просто не видела их вблизи.
  Хейли рассмеялась.
  ― Оглянись вокруг, подруга, и ты найдешь кучу голубоглазых парней, у которых IQ выше, чем у этого Алекса. Уж поверь мне.
  ― Когда ты познакомишь нас с ним? ― спросила я у Ники.
  Она откинулась на спинку стула и легкомысленно пожала плечами.
  ― Не знаю. Может, пригласить его на вечеринку на Карвинс Ков?
  ― О, будет весело, ― воскликнула Хейли.
  ― О чем это ты? ― уточнила у нее Ники.
  ― Я задавлю этого парнишку своим интеллектом, и тогда ты поймешь, что тебе нужен умный парень, а не тупой пловец со смазливой мордашкой.
  ― И невероятно голубыми глазами, ― тихо добавила Ники.
  Хейли подавила в себе смешок.
  ― Без комментариев, ― она подняла руки вверх, сдаваясь.
  ― Решено, ― вдруг заявила Ники, и ее глаза немного расширились, а затем появилась улыбка. ― Приглашу Алекса на вечеринку, познакомлюсь с твоим парнем, ― она посмотрела на Хейли. ― И там все будет ясно.
  ― Причем тут мой парень? ― не поняла Хейли.
  ― Это так, к слову, ― пробормотала Ники, и ее лицо приобрело задумчивый оттенок.
  Хейли, улыбаясь, покачала головой.
  На целую минуту Ники абстрагировалась от нас, погрузившись в свои мысли.
  ― Значит, мы с Хейли пойдем не одни, ― в какой-то момент она стала размышлять вслух, и ее сосредоточенный взгляд медленно коснулся меня. ― А ты?
  ― Что я? ― я испуганно застыла на стуле. Я всегда боялась подобных взглядов Ники и вот такого приглушенного голоса.
  ― Ты будешь без пары.
  Я напряглась.
  ― И-и-и?
  ― Тебе тоже нужно кого-нибудь найти, ― сказала Ники и посмотрела на Хейли.
  Они обе кивнули и уставились на меня.
  ― Что? Вы серьезно? ― нервно засмеялась я.
  ― Абсолютно, ― по решительному тону Ники я поняла, что она не шутит.
  ― Расслабьтесь, девочки, ― я закатила глаза. ― У меня будете вы, так что я могу не беспокоиться о том, что вечер пройдет уныло.
  ― Нет, нет, нет, ― Ники замотала головой. ― Если мы с Хейли будем на вечеринке с парнями, то и ты должна.
  ― Что за вздор, Ники? ― устало простонала я.
  ― Как насчет Диего? ― подмигнула Хейли.
  Мое сердце пропустило удар. Я из последних сил старалась сохранить непоколебимое выражение лица, чтобы не выдать себя.
  ― Нет, ― фыркнула я и стала дергать ногой. ― Ни за что. Никогда.
  ― Ты волнуешься, ― с улыбкой на лице произнесла Ники. ― Этот парень тебе нравится.
  ― Чушь, ― я опустила голову, чтобы спрятать покрасневшее лицо. ― Я не волнуюсь. И Диего мне не нравится. Я уже говорила вам об этом. Я даже не помню, как выглядит его лицо...
  Я не говорила им о нашей с ним встрече с библиотеки, о страстном поцелуе, едва не вылившимся во что-то большее, потому что иначе бы они не отстали от меня, пока не узнали все вплоть до того, сколько вдохов и выдохов он сделал, пока мы с ним были вместе.
  Я нерешительно подняла взгляд и тут же пожалела об этом. К счастью подошла Джессика и принесла нам наш заказ. Я моментально переключила тему, всей душой надеясь, что Ники и Хейли не вернутся к разговору о Диего. Я согласилась идти с ними по магазинам по нескольким причинам, одной из которых являлась хотя бы на какое-то время перестать думать об этом парне.
  Мы посидели немного в "Дорси", а затем отправились в ближайший бутик с одеждой. Как и любая другая девушка, я любила ходить по магазинам. Но слишком длительные прогулки утомляли. Поэтому уже спустя два часа я едва перебирала ногами и удивлялась тому, с какой бодростью Ники и Хейли продолжали собирать все магазины на своем пути.
  ― Давай, Эмили, ― Хейли потащила меня в очередной бутик с идиотским названием "Секреты Анжелики". ― И перестань стонать. Осталось немного. Зайдем еще в парочку мест и поедем домой.
  Это ее: "Зайдем еще в парочку мест" подействовало на меня, как яд самой смертоносной змеи.
  ― Что еще за "Секреты Анжелики"? ― пробубнила я недовольно, позволяя Хейли вести себя к бутику.
  ― Магазин нижнего белья, ― пояснила Ники. ― Недавно открылся. Саманта сказала, здесь неплохой товар, и цены низкие.
  Внутри магазин выглядел вполне симпатично. Все в отвратительно светло-розовых тонах.
  ― Хм, ― Ники уверенно прошла вперед и с видом профессионала стала оценивать присутствующий товар.
  Они с Хейли бродили по магазину, а я таскалась за ними с лицом, как у висельника.
  ― Ты ничего не выбрала? ― удивилась Ники.
  Я покачала головой. В отличие от меня подруги "запаслись" по-крупному.
  Мы подошли к примерочным кабинкам.
  ― Подождешь? ― спросила Хейли.
  ― Куда же я денусь, ― вздохнула я.
  Они скрылись в кабинках.
  Я бродила по магазину вот уже тринадцать минут. Кроме нас больше не было покупателей. Значит, не так уж хорош этот бутик "Секреты Анжелики".
  Я остановилась у большого окна и взглянула на противоположную сторону улицы, на несколько минут задержав глаза там. Затем посмотрела на небо.
  Издалека стремительно надвигались темные тучи и как-то разом заволокли небо. Вскоре солнце, дарившее людям весеннее тепло, скрылось за ними. Стало хмуро и темно. Лишь на несколько коротких мгновений все притихло. Образовалась необычная тишина. А затем, будто спохватившись, подул ветер, настолько сильный и яростный, что у одной женщины, которая разговаривала по телефону, вырвал папку из рук, и все бумаги, находившиеся там, вмиг разлетелись в разные стороны.
  Погода стремительно ухудшалась.
  С мрачного неба на город обрушилась лавина дождя, безжалостно смывавшая последние приятные мысли о солнце. Крупные тяжелые капли дождя с резким громким шумом барабанили по окну, у которого я стояла. В магазине было тепло и уютно, и я боялась представить, что творилось снаружи. Промокшие до нитки люди отчаянно искали укрытия, несколько человек забежало в "Секреты Анжелики".
  Сквозь плотный занавес дождя я увидела мужчину... или парня. Однозначно это был мужской силуэт. Он стоял на другой стороне улицы, рядом со стоматологией, во всем черном. Я не видела лица, оно было скрыто за капюшоном кофты. Он стоял ровно, неподвижно, словно статуя, всем телом развернувшись в сторону магазина, где я находилась.
  Шестое чувство подсказывало мне, что парень смотрел на меня, хотя глупо было задумываться об этом всерьез.
  Я невольно поежилась, хотела отвести взгляд в сторону, но не смогла. Внутри меня все похолодело, и я перестала видеть окружающие вещи; мой взгляд невольно притягивал к себе мужской силуэт. В память врезались воспоминания двухнедельной давности, когда я ехала в школу и тоже столкнулась с подобной ситуацией. На меня кто-то смотрел, тоже парень, тоже во всем черном...
  Внезапный раскат грома заставил меня содрогнуться. Небо озарила вспышка молнии. На секунду все прекратилось, и я снова взглянула на то место, где стоял парень.
  Никого. Там никого не было.
  Меня затрясло. Приступ яростной паники подкатил к горлу, и я проглотила его прежде, чем он успел сорваться с губ в виде крика. В груди поселился страх. Мне показалось, или я действительно кого-то видела? Что, черт подери, вообще происходит?
  Раскаты молнии рассекали свинцовое небо, барабанил дождь, гремел гром... Я продолжала стоять у окна, не в силах пошевелиться. Внезапно выключился свет. В магазине, где я находилась, и в других заведениях. Все погрузилось во мрак. Я услышала, как кто-то ахнул.
  Свирепый ветер бушевал на улице, и вскоре там не осталось ни одной живой души.
  ― Эмили!
  Я с трудом заставила себя отвести взгляд от окна, когда услышала знакомый голос.
  Ники и Хейли, лавируя между рядами с нижним бельем, шли ко мне.
  ― Какого черта... ― начала Хейли, и ее взгляд упал на окно. ― Ого. Вот это д-а-а...
  ― Нам надо уходить, ― пробормотала я так тихо и не надеялась, что мой лепет кто-нибудь услышит.
  ― Шутишь? ― громко сглотнула Ники. Она все-таки услышала. ― На улице настоящий ураган! Я не выйду отсюда, пока все не прекратится.
  ― Согласна, ― медленно кивнула Хейли, не сводя пристального взгляда с окна.
  Очередная вспышка молнии на мгновение ослепила меня. Когда я открыла глаза, то увидела за окном всего в паре футах от магазина "Секреты Анжелики" тот же самый мужской силуэт. Он появился, словно из неоткуда. Вырос из воздуха! От неожиданности я вскрикнула и пошатнулась назад. Я наткнулась на манекен, больно ударившись спиной. Вместе с бездушной куклой мы упали на пол.
  ― Ой, ― прошипела я, потирая копчик.
  ― Эмили! ― воскликнула Ники, и они с Хейли ринулись мне на помощь.
  ― Ты как? ― спросила Хейли, хватая меня за локоть и поднимая с пола.
  Но как только я встала на ноги, мой взгляд коснулся того места, где пару секунд находился парень.
  Снова никого.
  ― Вы... вы видели? ― с панической жадностью я стала хватать ртом воздух.
  ― Что? ― в раз спросили подруги.
  ― Там кто-то стоял!
  Обе уставились на меня в полном недоумении.
  ― Там никого нет, ― пробормотала Ники.
  ― Тебе показалось, ― в замешательстве кивнула Хейли.
  ― Но я видела, ― упиралась я. ― Там кто-то был. Клянусь! Мужчина... парень... не знаю... Он смотрел сюда! Он... Он...
  ― На улице никого нет, Эмили, ― ровным тихим голосом сказала Ники, прервав мой бессвязный лепет. ― Ты ударилась головой?
  ― Все в порядке с моей головой, ― буркнула я недовольно. ― Я знаю, что видела.
  ― Хорошо, успокойся, ― Хейли обвила мои плечи рукой.
  Я лихорадочно пыталась разглядеть во тьме тот силуэт, но все безуспешно.
  ― Сделай глубокий вдох, ― посоветовала Ники.
  Я приложила руку ко лбу и громко выдохнула.
  Я схожу с ума. От всего.
  Но мне ведь не показалось. Я точно уверена в этом.
  Через полчаса ураган прекратился, и мы, наконец, могли уйти из этого дурацкого магазина с нижним бельем.
  Попрощавшись с Хейли, которая села в свою старенькую синюю "Тойоту", я шлепала по лужам к машине Ники.
  ― Ты точно в порядке? ― со звенящей тревогой в голосе поинтересовалась Ники, остановившись у красного "Ниссана" с водительской стороны.
  ― В полном, ― брякнула я, открывая дверцу.
  На самом деле мне было обидно, что подруги не поверили в то, что я видела. А я знаю, что видела.
  Ники поджала губы и забралась машину.
  
  Глава десятая
  
  Кто-то схватил меня за локоть, когда я собиралась сесть в "Ниссан".
  Когда я развернулась, то увидела перед собой Диего.
  Диего.
  Я утратила дар речи в буквальном смысле.
  ― Т...ты? ― промямлила я ошеломленно.
  Нет. Так дальше невозможно.
  Ох, черт.
  Что Диего здесь делает? Откуда он здесь?! Почему я снова вижу его?! И почему снова он появляется так неожиданно?
  Черт подери, довольно с меня совпадений!
  Этому парню явно что-то нужно от меня. Но что?
  Может, мне все-таки стоит обратиться в полицию?
  ― Привет, ― сказал Диего и улыбнулся, но улыбка его была резковатой, словно он нервничал. А лицо, до этого всегда спокойное или веселое, сейчас было бледным и взволнованным.
  Я никогда не видела Диего таким.
  Когда первая волна шока отступила, я обнаружила где-то глубоко внутри себя мимолетную вспышку радости, которая утонула в толще навалившейся злости, пришедшей вместе с воспоминания нашей прошлой встречи.
  ― Ты свободна сейчас? ― спросил Диего, отвлекая меня от мыслей.
  Я недоуменно нахмурилась.
  ― Что? ― я сделала вид, что не поняла его вопроса. Хотя, на самом деле, я не поняла, почему он спрашивал.
  Диего поджал губы, но руки с моего локтя так и не убрал. Я сделала это сама. Вырвалась из слабой хватки и пошатнулась назад, вцепившись крепче другой рукой в открытую дверцу машины.
  ― Эмили? ― услышала я из автомобиля голос Ники.
  Я с трудом заставила себя отвести взгляд от встревоженного лица парня и повернуться к ней. Ники наклонилась вбок, почти легла на соседнее сидение, чтобы увидеть меня.
  ― Эй, ты чего? ― спросила она. ― С кем ты разгова... ― она резко замолкла, когда ее глаза цвета аквамарина наткнулись на Диего рядом со мной. ― О, ― выдохнула подруга. ― Привет, Диего.
  Я не услышала, чтобы Диего сказал ей что-то. Но он явно ответил каким-нибудь жестом, потому что Ники едва заметно кивнула и вновь уставилась на меня. Во взгляде подруги я увидела легкое недоумение.
  ― Так ты свободна сейчас? ― сдержанный тон Диего заставил меня обрушить на него взгляд, в котором простиралась вечная мерзлота.
  Зачем ему это знать?
  ― Чего ты хочешь? ― вопросила я без желаемой злости.
  Я по-прежнему ненавидела его за то, что он поцеловал меня несколько дней назад. Но так же испытывала глупое чувство, очень похожее на тоску.
  Диего неудачно изобразил расслабленную улыбку.
  ― Давай сходим куда-нибудь, ― предложил он.
  Я открыла рот в изумлении и пыталась представить, как выглядит мое лицо со стороны.
  Он серьезно? Потому что если да, то с этим парнем действительно что-то не так.
  Я изо всех сил попыталась не терять последние капли здравого рассудка и сделала глубокий вдох.
  ― Нет, ― ответила я и решительно развернулась, чтобы сесть, наконец, в машину Ники и уехать домой, уехать от Диего, уехать от сумасшествия, которое гналось за мной по пятам и иногда поглощало с головой.
  ― Эй, эй, эй, ― Диего попытался поймать меня за руку, но схватил лишь толстовку в области локтя. Даже не почувствовав его прикосновения, я ощутила, как нечто похожее на разряд тока разнеслось по телу с астрономической скоростью, затронув каждую жилку, каждый нерв, каждый миллиметр. ― Постой.
  Я остановилась. Нет. Я замерла в ожидании следующих действий Диего и тысячекратно прокляла себя за то, что не способна устоять перед этим парнем. Странным парнем, у которого были свои тараканы в голове. Который сводил меня с ума. Которого я совершенно не знала, но, почему-то, позволяла врываться в свою жизнь снова и снова.
  ― Мне нужно серьезно поговорить с тобой, ― тихим голосом сказал Диего, наклонившись к моему уху.
  Почувствовав его теплое дыхание на щеке, я молилась, чтобы он не заметил того, как сильно я дрожу.
  ― Пожалуйста, ― голос парня сорвался на шепот.
  Я закрыла глаза, судорожно вздохнув.
  Либо Диего безупречный актер, либо ему действительно нужно поговорить со мной о чем-то важном, потому что его голос звучал так, словно случилось что-то ужасное. Но в любом случае я не понимала, какое отношение к этому имею.
  ― О чем? ― спросила я хрипло.
  Я услышала, как Диего громко втянул в себя воздух.
  ― О деталях узнаешь тогда, когда мы останемся... наедине, ― объяснил он.
  О. Боже.
  Я не могла остаться с ним наедине вновь. Только не после того поцелуя.
  Но я так же хотела узнать, о чем Диего собирался поговорить со мной. Хотя... кого я обманываю? Мне было все равно. Я просто хотела побыть с ним. Я хотела видеть его улыбку, слышать его голос и флиртовать с ним. Я хотела отвлечься. И Диего мог помочь мне в этом.
  Но я все равно должна отказать ему. Потом сесть в машину Ники и уехать.
  ― Хорошо.
  Одно единственное слово, слетевшее с моих губ, и воздух стал другим. Теплым.
  Я даже физически почувствовала, как Диего расслабился.
  ― Хорошо, ― повторил он, и хоть я не видела его лица, то могла предположить, что он улыбнулся. ― Хорошо. Спасибо, Эмили.
  Я боролась с желанием улыбнуться в ответ и повернуться к нему лицом, чтобы он увидел мою улыбку.
  Я точно схожу с ума.
  Диего отпустил рукав моей толстовки, и холодный ветер врезался в спину, вызвав дикую дрожь по телу.
  Я на секунду зажмурила глаза, сосредотачиваясь, и неуклюже наклонилась вперед. Ники все это время слушала и наблюдала за нами. Сейчас на ее губах играла понимающая улыбка.
  ― Иди, ― только сказала она.
  ― Я...
  ― Да брось. Потом расскажешь, как все прошло, ― и Ники подмигнула мне.
  Я нахмурилась, потому что подруга подумала совсем не то, что должна была. Но оправдываться перед ней сейчас было бессмысленно.
  ― Ладно, ― в итоге вздохнула я и выпрямилась, громко хлопнув дверцей.
  Ники, улыбаясь и глядя на меня, пристегнула ремень безопасности, завела "Ниссан" и помахала мне рукой. Я вяло подняла свою в ответ и наблюдала, как ее красная машина трогается с места и отдаляется.
  В моей голове хаос. На душе беспорядок. Мои мысли ― это клубок спутанных мыслей размером с Землю.
  Я собралась с духом и развернулась на сто восемьдесят градусов к Диего. Он оглядывался по сторонам и совершенно не обращал на меня внимания.
  ― Ну и? ― спросила я. ― О чем ты хотел поговорить?
  Диего, услышав мой голос, резко повернул и опустил голову, чтобы посмотреть на меня. Его губы растянулись в напряженной улыбке.
  ― Отлично выглядишь, кстати, ― сказал он.
  В замешательстве я бегло осмотрела себя с ног до головы. Теперь я тоже считала, что выгляжу, как оборванка. Но... ладно, плевать.
  Я подняла взгляд и впилась им в парня.
  ― Ты попросил меня остаться, чтобы сказать это? ― хмыкнула я.
  ― Нет. Нет, ― он покачал головой.
  ― Тогда в чем дело? Я не понимаю.
  Диего вдохнул и убрал левую руку в карман черной кожаной куртки. Она до безобразия идеально на нем смотрелась.
  ― Пойдем, ― спустя несколько секунд сказал он и протянул мне правую руку, чтобы я взяла ее.
  Я скептически поджала губы, вопросительно сузила глаза, внимательно глядя то на его протянутую руку, то на ожидающее выражение лица.
  ― Куда? ― спросила я и демонстративно скрестила свои руки на груди, тем самым давая понять, что я не собираюсь отвечать на его жест.
  Диего тихо ухмыльнулся и опустил руку.
  ― В одно хорошее место, ― пояснил он.
  ― Это не ответ, ― фыркнула я.
  Диего закатил глаза.
  ― Ладно, ― сказала я. ― Я не сдвинусь с этого места, пока ты мне не скажешь, как оказался здесь?
  ― Правда? Хочешь устроить мне допрос с пристрастием? ― к нему вернулся старый добрый веселый настрой. ― Интересно, ты плохой полицейский, или хороший? Предпочитаю плохих. Это сексуально, ― и он подмигнул мне.
  Теперь настала моя очередь закатывать глаза.
  ― Хорошо, ― кратко выдохнула я. ― Пока, Диего.
  И я развернулась, собираясь уходить.
  ― Ты куда? ― парню потребовалось сделать всего один шаг, чтобы остановить меня.
  ― Я не хочу тратить время впустую, то есть на тебя, ― сухо сообщила я.
  ― Эй, ты же сама согласилась остаться, ― игривым тоном сказал Диего.
  ― Я согласилась, потому что ты пообещал серьезный разговор. Но его нет. Так что мне пора.
  ― Ладно. Ладно. Будет тебе серьезный разговор. Пойдем.
  Он бесцеремонно схватил меня за руку, как маленького ребенка, и повел за собой. Мы прошли два квартала вниз по улице, и я увидела выделяющуюся на тусклом сером фоне зданий идеально-белую машину Диего.
  ― Садись, ― он открыл дверцу с пассажирской стороны.
  Я прошла мимо него, остановившись на секунду перед тем, как залезть в машину.
  ― В обмен на то, что я оказала тебе честь, согласившись потратить свое драгоценное время на тебя, ты будешь мне должен, ― предупредила я.
  Диего присвистнул в искреннем удивлении.
  ― Хорошо, Ваше Высочество, как скажете, ― он склонился в шутливом поклоне. ― Неожиданно, конечно. Но... я постараюсь сделать все, что в моих силах.
  Я отвернулась, чтобы он не увидел мою улыбку, и залезла в машину. Через несколько секунд Диего сидел рядом, за рулем, и заводил "Шевроле".
  ― Так какой будет моя расплата? ― поинтересовался он, сворачивая с улицы Маркет-стрит.
  ― Не волнуйся, ничего такого, ― я пожала плечами. ― Ты просто ответишь мне на несколько вопросов.
  ― И все?
  Я кивнула.
  ― Хм, что ж. Ладно.
  ― Как ты нашел меня? ― спросила я. ― Снова.
  ― Допрос уже начался? ― уточнил Диего, глядя вперед.
  ― Да.
  ― Ну, эмм, я находился неподалеку. У меня были... дела. И я увидел тебя. Вспомнил, как ты разозлилась в прошлый раз из-за того, что я поцеловал тебя. Кстати, ― он отвел взгляд от дороги и взглянул на меня, ― ты все еще обижаешься?
  Я ответила ему сердитым взглядом, в котором и без слов можно было прочесть ответ.
  Диего прочел и ухмыльнулся.
  ― Значит, да, ― сказал он.
  Я отвернулась к окну.
  ― Ладно, послушай, мне очень жаль, что я поцеловал тебя, ― заговорил Диего. ― Нет, ― последовала длинная пауза, ― мне не жаль, ― и боковым зрением я увидела, как он улыбнулся. Я злобно сверкнула глазами в его сторону. ― Не думай, что я буду сожалеть об этом. Никогда, ― его голос стал серьезным. ― Единственное, о чем я жалею, так это о том, что нас прервали.
  ― Продолжения бы все равно не было, ― заявила я.
  ― Правда? ― с недоверием спросил Диего. Я резко кивнула. ― По-моему, ты была очень даже не против продолжения.
  Волна гнева накрыла меня с головой.
  ― Да тебя невозможно было остановить! Ты как камень! Я пыталась тебя оттолкнуть, но ты словно и не чувствовал моего сопротивления! ― мой голос дрожал от возмущения.
  ― Это все отговорки, ― уверенность, с которой он говорил, продолжала выводить меня из себя.
  Я открыла рот, чтобы выплеснуть на него свое обширное знание обидных слов, но остановила себя. Диего провоцировал меня, и я не должна была вестись на его уловки. Я должна быть умнее, спокойнее, сдержаннее.
  Я сделала глубокий вдох и выдох, вместе с воздухом отпуская злость.
  ― В любом случае, этого больше не повторится, ― сдержанно сообщила я.
  ― Не будь так уверена, ― пробормотал Диего.
  ― В этом я абсолютно убеждена, ― парировала я.
  Он лишь ухмыльнулся.
  ― Так... ты собираешься сказать мне, куда мы едем? ― спросила я, взглянув в окно.
  ― Мы едем отдыхать, ― ответил Диего.
  - Как же серьезный разговор?
  - Поговорим во время отдыха.
  Мы как раз проезжали мимо магазина "Секреты Анжелики". Я непроизвольно вздрогнула, вспомнив мужской силуэт, который смотрел на меня с другого конца улицы, когда я стояла у окна и наблюдала за свирепствующей погодой. Одной лишь мысли об этом хватило, чтобы заставить меня вжаться в сидение от страха.
  Это так странно.
  Я ведь видела похожего "преследователя" и раньше. По дороге в школу, когда застряла в пробке. Когда проснулась ночью из-за кошмара и заметила, что за мной кто-то наблюдает, но, моргнув, увидела, что таинственный незнакомец исчез. И на этот раз мне не показалось. Теперь я в этом уверена.
  До боли прикусив нижнюю губу, я усиленно пыталась понять, кому могло понадобиться следить за мной.
  В то же мгновение мне в голову пришло лишь одно имя.
  Имя того, кто сейчас сидел рядом и с безмятежным лицом вел автомобиль.
  Диего.
  Это он преследовал меня?
  Я быстро пробежалась глазами по его профилю, одежде.
  ― Мне, конечно, приятно, что ты любуешься мной, но подожди, пожалуйста, когда мы приедем, и я смогу полюбоваться тобою тоже, ― даже веселый голос Диего не смог вернуть меня в реальность. ― А потом мы...
  Я больше не слышала, что он говорил, окончательно увязнув в своих мыслях.
  Был ли Диего тем, кого сегодня я видела в магазине "Секреты Анжелики"? Я могла предположить, что да. Потому что я встретила Диего через полчаса. Потому что по какому-то чудесному стечению обстоятельств Диего оказался неподалеку... Большое количество совпадений уже говорит о том, что что-то здесь не так.
  Хотя, на нем другая одежда. Тот был в толстовке, а на Диего футболка и куртка. Но он мог переодеться...
  Допустим, ― лишь на секунду! ― что Диего и есть этот парень, не показывающий свое лицо и периодически преследующий меня... или преследующий всегда, просто я не знаю об этом?
  Но... это же так бессмысленно и глупо!
  Мои мозги кипели от переизбытка спутанных мыслей. Все, что мне нужно было для того, чтобы унять головную боль, это во всем разобраться.
  ― Эмили, ― негромко и уже взволнованным голосом произнес парень, ― ты здесь, со мной?
  Воздух обжег горло, когда я резко вдохнула.
  Что, если сейчас я еду в одной машине с тем, кто, возможно, хочет убить меня? Или сделать что-то плохое?
  ― Ага, ― заставила себя ответить я и еще раз с подозрением посмотрела в его сторону.
  Но не мог парень с такой внешностью быть сумасшедшим "маньяком-психопатом-преследователем-молодых-девушек". Хотя, может быть, в детстве у него была какая-нибудь травма, после чего он мог стать... таким ненормальным?
  Или все, о чем я думаю, полная ахинея, и у меня просто очередной приступ паранойи?
  Но что еще думать, если происходящее подводит меня именно к таким бредовым мыслям?
  ― Мы приехали, ― вдруг объявил Диего и остановил машину.
  Я удивленно огляделась по сторонам.
  Сколько времени я блуждала по лабиринту своего сознания?
  ― Ой, Эмили, сделай свое прекрасное личико попроще, ― сказал Диего с лукавой улыбкой, играющей на пухлых алых губах. ― Ты такая хмурая и задумчивая... мне даже страшно предположить, что сейчас творится в твоей смышленой головке.
  Я метнула на него яростный взгляд, и Диего громко хохотнул.
  ― Я не боюсь тебя, Эмили, ― сказал он. ― И все твои "я-сожгу-тебя-дотла" взгляды кажутся весьма забавными и милыми.
  Я решила не отвечать и скрестила руки на груди.
  ― Выходи, ― сказал Диего, вытаскивая ключ из замка зажигания и убирая к себе в карман темных джинсов с потертыми коленями. Они на нем выглядели очень дерзко.
  Диего открыл дверцу своего шикарного автомобиля и выскользнул наружу, после чего в салон ворвался холодный ветер, и я задрожала.
  ― Ты уснула? ― вздохнув, Диего наклонился, чтобы взглянуть на меня.
  Я сердито свела брови вместе, когда увидела озорную улыбку и резко толкнула дверцу машины со своей стороны. Когда я выбиралась из "Шевроле", то споткнулась о собственную ногу. И полетела вперед, глупо размахивая руками в воздухе.
  Я отчетливо видела, как приближаюсь к сырому асфальту.
  Я зажмурила глаза, чтобы не видеть своего десятибалльного по шкале идиотизма падения.
  Но совершенно неожиданно сильные руки подхватили меня, и я повисла в воздухе.
  ― Тебе стоит быть внимательнее, Эмили, или я буду вынужден постоянно присутствовать рядом, чтобы уберегать тебя от таких вот неприятностей.
  Я медленно разлепила глаза и увидела в нескольких дюймах от своего лица грудь Диего. Я громко дышала ему в футболку и пыталась сообразить, что только что произошло. Мое сердце колотилось в груди в безобразном бешеном ритме.
  Диего поставил меня на ноги, потому что я буквально повисла на нем, но его руки остались на моей талии.
  О. Боже.
  Его руки. На моей талии.
  Мы так близко друг другу.
  Наш поцелуй в моем доме. Пухлые нежные губы на моих губах.
  Я подняла на Диего обескураженный взгляд и громко сглотнула.
  Я знала, что сумасшедшая, потому что почувствовала вспыхнувшее желание поцеловать парня, которого ненавидела, опасалась, подозревала, который раздражал меня, но в то же время вытворял с моим сердцем что-то по истине немыслимое.
  ― Спасибо, ― промямлила я, едва способная здраво мыслить.
  Диего ласково улыбнулся мне.
  ― Всегда пожалуйста, Эмили, ― мне безумно понравилось, как он сейчас произнес мое имя. Так певуче, нежно, словно оно было его любимой пряностью, и он наслаждался его вкусом.
  Я почти растаяла.
  Почти.
  ― Пойдем, ― Диего протянул ко мне руку, и я думала, что он собирается дотронуться до моего лица, но он положил ее на мое плечо, подталкивая вперед.
  Я сделала пару шагов на заплетающихся ногах и остановилась.
  Мы приехали в "Таверну Билли".
  ― Здесь просто потрясающее фирменное блюдо, ― проинформировал Диего.
  Я ничего не ответила.
  Внутри помещения оказалось довольно-таки уютно. Все в теплых коричневых тонах, играла веселая легкая песня в стиле кантри. Я улыбнулась. Мне нравилось это направление в музыке. Джонни Кэш , безусловно, лучший.
  Людей было немного, поэтому в выборе столика проблем не возникло. Мы заняли самый дальний, у небольшого окна. Я села у стены, а Диего расположился напротив. Он снял с себя куртку, и я невольно залюбовалась его бицепсами.
  ― Что еще за фирменное блюдо? ― прочистив горло, спросила я, чтобы отвлечься.
  Диего повесил куртку на спинку своего стула и развернулся ко мне лицом. Он ослепительно улыбнулся.
  ― Куриные крылышки под острым соусом Табаско.
  ― О-о-о.
  ― Это вкусно, только будет немного горячо, ― и он подмигнул мне. На что был намек?
  Когда к нам подошла официантка, Диего заказал две порции фирменного блюда "Таверны Билли". Девушка сказала, что еду принесут через несколько минут.
  ― Итак, о чем таком серьезном ты хотел поговорить со мной? ― вернулась я к изначальной теме.
  Диего вздохнул и сложил руки на краю стола.
  ― Честно говоря, это был предлог, чтобы побыть с тобой, ― ответил он.
  Если уж и мне быть откровенной до конца, то именно это я и ожидала услышать.
  Он внимательно смотрел на меня.
  ― Что? Даже не накричишь на меня? ― удивился он.
  ― Считай, тебе повезло. Сегодня я не в настроении ругаться, ― я пожала плечами и откинулась на спинку стула.
  Диего рассмеялся, и меня пробрало от звука его смеха.
  Вскоре официантка вернулась с нашим заказом.
  ― По крайней мере, пахнет вкусно, ― тихо проговорила я, внимательно разглядывая блюдо.
  Диего потер ладони и склонился над тарелкой, вдыхая с закрытыми глазами аромат еды. Затем он взял одно крылышко и макнул в соус. Я следила за каждым его движением. Диего, заметив на себе мой взгляд, улыбнулся и медленно поднес крылышко к губам. Вонзил ровные белые зубы в мясо и откусил, а потом издал звук наслаждения.
  ― Вкусно! ― воскликнул он. ― Попробуй.
  Я опустила глаза к тарелке и неуверенно взяла одну куриную ножку. К тому времени, как я решилась, наконец, откусить, Диего уже все съел. Когда еда оказалась у меня во рту, я закричала.
  ― Ай! Остро! Остро! Остро! ― завопила я и бросила куриную ножку в тарелку. Я замахала руками и замотала головой в поисках того, что поможет погасить пожар во рту.
  На мои крики обернулось несколько человек, но мне было все равно. Диего с веселыми огоньками в глазах протянул мне стакан с водой, и я вцепилась в него. Через считанные секунды я осушала стакан, и мне нужно было еще, хотя огонь больше не обжигал язык и горло.
  ― Ох, вот же черт, ― на громком выдохе прошелестела я и сжала рукой свою шею.
  ― Ну как? ― спросил Диего.
  ― Как... как ты ешь это?! ― подняла на него тяжелый измученный взгляд.
  Диего тепло улыбнулся мне.
  ― Теперь я знаю, что ты не любительница острой пищи, ― сказал он.
  ― По-твоему, это смешно? ― рявкнула я.
  ― Да, ― бодро кивнул он.
  Глядя на его довольное лицо, мне захотелось сделать ему какую-нибудь гадость.
  Этот парень плохо на меня влияет.
  Я отодвинула от себя тарелку с "потрясающим" фирменным блюдом этой таверны.
  ― Ты не будешь? ― поинтересовался Диего.
  ― Издеваешься, да?
  ― Нет, что ты, ― он невинно захлопал ресницами.
  Я закатила глаза.
  ― Тогда не будешь возражать, если я доем? ― уточнил он. ― Просто они чертовски вкусные.
  ― Пожалуйста, ― я махнула рукой.
  Когда он ел мою порцию, я с искривленным лицом смотрела на него.
  ― Знаешь, а нам есть, о чем поговорить, ― сказал он, доедая последнее крылышко.
  ― И о чем же? ― спросила я.
  ― О нас, ― Диего устремил на меня свои пронзительные глаза.
  Я изогнула бровь.
  ― О нас? ― повторила я вопросительно.
  ― Да. Пора бы выяснить, что есть между нами, и кто мы друг другу. Как думаешь?
  ― Я думаю, что ты сошел с ума.
  ― Почему?
  Что могло быть между нами? Пропасть. А связывал нас шаткий призрачный мостик, состоящий из нескольких случайных (или все-таки неслучайных?) и коротких встреч.
  ― Потому что, ― только и сказала я.
  ― Это твой ответ? ― улыбнулся Диего.
  ― А что я должна ответить? ― не понимала я.
  ― Ну, что-то вроде того, что мы могли бы стать друзьями, или...
  ― Ха! Друзьями, как же, ― я перебила его прежде, чем он успел произнести более глупую вещь.
  ― Ты не веришь, что мы можем подружиться?
  ― Нет. Это бред.
  ― Почему?
  ― Есть много причин.
  ― Например?
  Я вздохнула.
  ― Я ничего о тебе не знаю.
  ― Ты знаешь, как меня зовут, ― Диего стал загибать пальцы. ― Ты знаешь, сколько мне лет. Теперь ты знаешь, что я без ума от острой пищи.
  ― Думаешь, этой информации достаточно, чтобы я могла считать тебя своим другом? ― фыркнула я.
  Он пожал плечами, соглашаясь.
  ― Не забывай, что мы еще и целовались, ― он заиграл бровями.
  Я сконфуженно вжалась в стул и поджала губы.
  ― Вот тебе еще одна причина, по которой мы не можем быть друзьями, ― пробормотала я.
  Ну, и еще потому, что я просто не видела Диего своим... другом. Я не хотела бы видеть его в этой роли.
  ― Хорошо, ― кивнул он. ― Тогда спрашивай все, что хочешь узнать обо мне, и я отвечу. Ты же вроде хотела устроить мне допрос?
  А я и забыла.
  Но над предложением Диего не растерялась.
  ― Ты родился здесь, или приехал? ― задала я свой первый вопрос.
  ― Приехал, ― быстро ответил Диего.
  ― Откуда?
  ― Из Вирджинии-Бич.
  ― Расскажи о своей семье, ― на последнем слове мой голос содрогнулся.
  Диего сцепил пальцы в замок.
  ― Все как у всех. Мама, папа, я единственный ребенок в семье.
  Я кивнула.
  ― Ты работаешь?
  ― Да, ― неопределенно кивнул Диего.
  ― Кем?
  ― Эмм, это сложно объяснить, ― он робко улыбнулся.
  - А ты попробуй.
  - Боюсь, ты не сможешь понять.
  Я сузила глаза.
  - Я попытаюсь.
  Диего ухмыльнулся.
  - Следующий вопрос.
  Я замолчала, обдумывая.
  ― Почему везде, куда бы я ни пошла, появляешься ты? ― произнесла я вслух свои последние мысли.
  Этот вопрос мучил меня на протяжении последних двух недель. И я почувствовала некоторое облегчение, когда, наконец, озвучила его. Мне очень хотелось получить ответ.
  ― Судьба, ― расслабленно улыбнулся Диего и пожал плечами.
  Я разочарованно вздохнула. Похоже, я никогда не узнаю ответ на этот вопрос.
  ― Я не верю в судьбу, ― сказала я.
  ― Правда? А во что ты веришь?
  Я не знала, во что верила.
  Мы минуту смотрели друг на друга, и ни я, ни Диего, не собирались сдаваться и отводить глаза.
  ― Все? Твои вопросы закончились? ― наконец, сдался первым Диего.
  Я кратко вдохнула и поджала губы. На самом деле я немного растерялась.
  ― А ты не хочешь что-нибудь узнать обо мне? ― вопросом на вопрос ответила я.
  ― Я знаю о тебе достаточно.
  Вот как мне после таких заявлений не считать его странным?
  Я почувствовала слабую вибрацию в области бедра. Я заморгала и опустила взгляд. Достав телефон из кармана толстовки, я увидела смс от Ники.
  "Ты все еще с Диего?" ― писала она.
  Я быстро взглянула на Диего, который рассматривал потолок, и вновь опустила голову.
  "Да" ― написала и нажала на "отправить".
  Ответ пришел почти моментально.
  "ОБОЖЕМОЙ!!!!!!!!!!!!!!!!"
  Я усмехнулась, представляя ее лицо, и вновь взглянула на Диего. Он смотрел на меня с нескрываемым любопытством.
  Следовало ожидать, что Ники не отстанет так просто, и уже через десять секунд она позвонила мне.
  ― Извини, мне нужно выйти на минутку, ― сказала я Диего и вышла из-за стола.
  Он кивнул, и я ринулась к выходу из кафе.
  Как только я оказалась на улице, то ответила на звонок.
  ― Да, Ники, ― тихо произнесла я.
  ― Неужели, ты не отшила его? ― раздался ее счастливый голос.
  Я усмехнулась.
  ― От него сложно избавиться.
  ― Я обожаю этого парня! ― воскликнула Ники. ― Может быть, ты пригласишь его на вечеринку на Карвинс Ков?
  Я закатила глаза.
  ― Ой, Ники, успокойся. Нет ничего страшного, если я пойду туда одна.
  ― Но почему? По-моему, Диего отлично подходит на роль твоего спутника на вечеринку, да и вообще...
  ― Ха-ха. Очень смешно. Я не стану приглашать его на вечеринку. А если ты не прекратишь попытки свести меня с Диего, то я вообще никуда не пойду. Надеюсь, ты меня услышала?
  Ники тихо зарычала в трубку, и я рассмеялась.
  ― Иногда ты бываешь хуже Хейли, ― пробурчала она обиженно. ― Ладно, ― вздохнула подруга. ― Пообещай хотя бы сегодня быть милой с этим парнем.
  ― Что? Тебя плохо слышно, Ники, ― соврала я. ― Что ты сказала?
  ― Ненавижу тебя.
  ― Что? Любишь меня? Я тебя тоже!
  ― Завтра ты обязана рассказать нам с Хейли все в мельчайших подробностях.
  ― Ники, ― я специально повысила голос. ― Ники, тебя вообще не слышно! Встретимся завтра. Пока!
  И я отключилась, гадая, какую гневную тираду она уготовит мне. Я убрала телефон и только сейчас заметила, что на улице стемнело. Сколько времени прошло?
  ― Значит, ты одна? ― неожиданно раздавшийся за спиной голос Диего заставил меня подпрыгнуть.
  Я, испуганно схватившись за сердце, обернулась к нему.
  ― Что? ― пролепетала я. ― В смысле?
  ― Я слышал твой разговор, ― сказал он и прислонился спиной к деревянной колонне.
  ― Ты подслушивал? ― мои брови сошлись на переносице.
  ― Не специально, ― Диего невинно пожал плечами.
  ― Ну да, конечно...
  ― Так что. Ты свободна, Эмили? ― он вопросительно выгнул правую бровь.
  ― Да, ― призналась я. ― Я одна.
  И только потом вспомнила, что примерно две недели назад говорила ему совершенно другое. В свое оправдание хочу сказать, что за это время могло произойти все, что угодно.
  ― Хм, ― губы Диего растянулись в таинственной улыбке. ― Значит, теоретически я могу стать одним из претендентов на твое сердце?
  Я нервно засмеялась.
  ― Ты? Нет. Ты плохой парень.
  ― А что? Плохие парни тебя не привлекают? ― как бы дразня меня, Диего облизнул губы.
  Я сцепила руки за спиной. Внутри стало неспокойно.
  ― Предпочитаю хороших мальчиков, ― ответила я и отвела взгляд к его машине, выделяющейся среди других невзрачных автомобилей.
  ― Ты не в курсе, малышка? Хорошие парни давно вышли из моды.
  Он снова назвал меня малышкой. Ррр!
  ― Ну, значит, я старомодна, ― сказала я.
  Диего широко ухмыльнулся.
  ― Ошибаешься. И я докажу тебе это.
  ― Интересно будет посмотреть.
  ― Оу, ты бросаешь мне вызов? Я ведь правильно понял?
  ― Ничего я тебе не бросаю, ― я скривила лицо, и Диего рассмеялся.
  Неожиданно он взял меня за руку и притянул к себе, прижав к деревянной колонне. Его свободная рука легла на мою талию, и я почувствовала, как меня накрыло волной приятной дрожи. Мой взгляд неуверенно скользил по его лицу и застыл на глазах. О, чувство было таким, словно я смотрела в глаза хищнику. Опасному, грациозному и невероятно привлекательному хищнику. Его взгляд, такой глубокий, пронизывающий до самых глубин души, лишил меня возможности двигаться. Его взгляд, словно яд, парализовал меня.
  Я посмотрела на его пухлые губы. Они были слегка приоткрыты, так и манили дотронуться до них. Я почувствовала в себе стремительно разрастающееся желание поцеловать его. Снова. Хотя нет. Не просто поцеловать, а впиться губами в его губы, крепко прижаться к нему, почувствовать каждый сантиметр его горячего тела.
  Прочие мысли испарились. Все свои усилия я приложила к тому, чтобы порыв поцеловать Диего так и не вырвался на свободу. Я не должна этого делать. Я не должна этого хотеть, потому что какая-то крошечная частичка моего подсознания боялась Диего, сомневалась.
  Но я хотела.
  ― Ты потрясающе выглядишь, ― сладким шепотом произнес он.
  Жар подбирался к моему лицу. Я громко сглотнула. Его голодный взгляд проскользнул вниз, задержался на моих губах, затем плавно опустился на шею, толстовку. Он смотрел так, словно видел меня насквозь. А я не чувствовала ничего, что было ниже подбородка. Я понимала, что если сейчас Диего опять поцелует меня (а сторона, отвечающая за эмоции и чувства, дико желала этого), я не стану сопротивляться.
  Диего стал медленно приближаться ко мне. Я впилась ногтями в ладони, пытаясь отвлечь себя физической болью.
  Я должна собраться. Я должна собраться. Я должна собраться.
  Нас разделяли какие-то жалкие, ничтожные дюймы. Еще пару секунд, и он поцелует меня.
  "Соберись" приказала я себе.
  В самый последний момент я повернула голову немного вправо, и его губы, такие мягкие и теплые, коснулись моей щеки. Меня словно ударило током. Я очень слабо вздрогнула и судорожно выдохнула.
  ― Я не целуюсь с малознакомыми парнями, ― пролепетала я.
  Я почувствовала воздушный и слегка хрипловатый смех Диего.
  ― Я думал, мы с тобой друзья. И... уже целовались.
  ― Мы с тобой не друзья.
  ― Значит, нет?
  ― А поцелуй... это было ошибкой.
  ― Твое сердце говорит иначе, ― его губы проделали дорожку от моей щеки до шеи.
  Я затрепетала и закрыла глаза, прикусив нижнюю губу, чтобы сдержать стон наслаждения.
  Этот парень сводил меня с ума. Все, о чем я могла думать сейчас, только о его губах. Я как загнанный в угол зверек не могла сопротивляться более сильному противнику. А хотела ли я этого?
  Неожиданно Диего отстранился, и одновременно я испытала огорчение и радость. Когда я больше не чувствовала его мягких губ на своей шее, мыслить трезво стало намного легче.
  В следующую секунду открылась дверь, и из кафе вышли две девушки. Они задержали наполовину удивленные наполовину смущенные взгляды на нас, затем поспешили отвернуться. Я зашевелилась, и Диего убрал руки с моей талии. Он отступил на шаг, а я закрыла лицо руками. О, Господи, что только что произошло?
  ― Мне пора домой, ― пробормотала я, стараясь избегать взгляда Диего.
  Через крошечное расстояние между пальцами я увидела, как он кивнул.
  Перед тем, как сесть в его машину, я остановилась, чтобы предупредить.
  ― Хорошо. Ты подвезешь меня. Но больше никаких поцелуев!
  Диего рассмеялся и кивнул.
  ― Ладно. Обещаю. Не буду тебя целовать.
  Я в последний раз окинула его недоверчивым взглядом и села в "Шевроле".
  
  Глава одиннадцатая
  
  В пятницу вечером я забрала "Ауди" из ремонта. Потом встретилась с Ники и Хейли "Дорси", где познакомилась с Алексом. Ники была права в том, что у этого парня невероятные голубые глаза, красивое смуглое лицо, белоснежная улыбка, и шикарное тело. Хейли же не прогадала с тем, что Алекс действительно не... умен. Все время, что мы сидели в кафе, парень то и делал, что болтал о плавании. Ах, и еще он прерывался, чтобы сделать Ники какой-нибудь глупый комплимент. Однако Ники таяла на глазах, когда он заваливал ее приятными словами. Хейли же смотрела на Алекса, как на идиота, хотя словесно не показывала своего отношения к нему, так как Ники попросила ее быть с ним деликатнее.
  Ники в сотый раз требовала подробностей моего почти-свидания с Диего. Я говорила ей, что наша встреча не была свиданием, но она будто не слышала меня и настаивала на своем. Еще Ники не упустила возможности раз так триста предложить позвать Диего на вечеринку. Мой ответ всегда был отрицательным.
  Я думала о Диего. Много. Прошло два дня с тех пор, как он подвез меня до дома после того, как мы мило пообщались в "Таверне Билли" и чуть не поцеловались второй раз. Я ненавидела себя за то, что испытывала к нему. Он раздражал меня, злил, веселил, иногда я почти ненавидела его. Но больше не было страха. Я поняла, что Диего просто парень, которому нравлюсь, и он просто пытается найти ко мне подход. И Хейли была права, когда говорила мне об этом. Теперь осталось выяснить, хочу ли я, чтобы Диего и дальше попадался на моем пути.
  Следующей и не менее важной темой обсуждения был новый поклонник Хейли, о котором она старательно молчала. Больше всего была недовольна Ники, и меня поведение Хейли тоже удивляло. Она никогда не скрывала от нас свою личную жизнь. Ники и я усердно старались выбить из нее хоть какую-нибудь, даже малюсенькую информацию об этом парне. Ники даже прозвала его Мистером Икс.
  Вскоре Хейли позвонил ее новоявленный бойфренд, и после их телефонного разговора подруга буквально вспыхнула от радости. Она уехала с ним на встречу. Я, Ники и Алекс разъехались примерно через полчаса. Напоследок Ники насулила мне неприятностей, если я в какой-то момент передумаю идти на вечеринку.
  После веселого вечера в компании подруг и Алекса мысль о пустом доме, где я буду одна, казалась мне невероятно грустной.
  Теплый воздух был пропитан одиночеством. Я давно так остро не ощущала тягу к общению. Я чувствовала смертельную тоску по родителям и Клэр... Фильм ужасов, который показывали по одному телевизионному каналу, смог отвлечь лишь на некоторое время. Когда меня до сильного раздражения взбесил стандартный и засевший в голове сюжет ужастика, я выключила телевизор и несколько минут провела в гробовой тишине.
  Уже привыкшая к постоянному состоянию усталости, угнетенности, я старательно отгоняла от себя сон, хотя глаза слипались, и я зевала через каждые две минуты. Заняться было нечем, поэтому я решила предварительно выбрать то, в чем завтра отправлюсь на вечеринку на Карвинс Ков. Я старалась не торопиться, с чрезмерной ленивостью перебрала весь свой гардероб. Через два часа наряд был выбран.
  После утомительного разбора вещей я уснула сразу же, как только моя голова коснулась подушки.
  Утро наступило неожиданно быстро. А если быть точнее, то я проснулась ближе к обеду. Казалось, только мгновение назад закрыла глаза, а когда открыла их, то увидела дневной свет, вливающийся в мою комнату.
  День начался с приятных эмоций. Взять, к примеру, то, что меня не мучили кошмары. Хейли позвонила в полдень и сказала, чтобы я начинала собираться. Она приехала раньше, поэтому пришлось пропустить обед.
  ― Ауч! Детка, ты просто шикарна! ― воскликнула Хейли, когда я вышла из дома.
  На мне были темные, почти черные потертые джинсы, белая майка с надписью из черных больших букв "Я Люблю Рок", сверху кожаная черная куртка с шипами на плечах, на ногах полусапожки на высоком каблуке с заклепками и шипами. На волосах я сделала начес, на губы нанесла блеск бледно-бардового оттенка, сделала акцент на глаза, воспользовавшись подводкой, тушью и темными тенями.
  Я удивилась, когда увидела, что Хейли приехала не одна и не на своей машине. Рядом с моим домом красовался большой желтый "Хаммер", за рулем которого сидел парень не из нашего не из школы, и я не знала его имени. С ним было еще двое ребят, они расположились на задних сидениях огромного автомобиля.
  ― Один из них твой парень? ― полушепотом спросила я, когда мы шли к "Хаммеру".
  ― Нет, ― усмехнулась Хейли. ― Они его друзья.
  Хейли села рядом с водителем, а я расположилась позади.
  Первым делом мы заехали в магазин.
  Пока владелец "Хаммера" ― Гейб ― и Хейли закупались в нем, я успела познакомиться с двумя парнями. Их звали Джеймс и Боб. Они студенты второго курса, друзья Мистера Икса (парня Хейли), а еще хорошие знакомые Джастина. Для меня было настоящей неожиданностью, когда они сказали, что знают, кто я, и как меня зовут. Парни объяснили, что однажды, когда я еще встречалась с Джастином, мы вместе ходили в кино. Только я не помнила этого, поэтому, можно сказать, впервые видела этих ребят.
  Когда Гейб и Хейли вернулись из магазина, мы отправились дальше. По пути подобрали еще двоих парней ― двух близнецов ― Дерила и Пола, и еще одного паренька ― Дженсена, которых я тоже видела впервые в своей жизни. С трудом поместившись в одной машине, мы продолжили наш путь. Ехать пришлось очень долго, и каждый испытывал дискомфорт оттого, в какой позе приходилось сидеть. Мне пришлось перебраться на колени Джеймса, чтобы освободить место. Парни постоянно шутили, пытались флиртовать, и мне это не нравилось, но я старалась быть вежливой.
  На улице стемнело, а мы все ехали.
  Машина Гейба остановилась на берегу, когда наступило шесть часов вечера. На дорогу ушло почти три часа, если не больше. Даже не выходя из автомобиля, я могла услышать громкую музыку, которая вырывалась оглушительными импульсами из деревянного двухэтажного дома для отдыха, и шум учеников и студентов, скопившихся у огромного костра.
  Я терялась в догадках, творилась ли в доме такая же суматоха.
  Я почувствовала себя гораздо лучше, когда вышла из автомобиля и вдохнула свежий, наполненный влагой, вечерний воздух полной грудью.
  ― Пошли, ― Хейли взяла меня за руку и потянула в самый эпицентр вечеринки.
  ― Где Ники? ― мне пришлось кричать, чтобы она меня услышала.
  ― Уже здесь, ― тем же криком ответила Хейли, ― с Алексом. О! Вон они! ― она вытянула руку и указала обнимающуюся парочку у воды.
  Через минуту мы подошли к друзьям.
  ― Привет! ― пропищала Ники, кинувшись обнимать меня и Хейли.
  В знак приветствия я махнула рукой Алексу. Он ответил тем же жестом, только с широкой и даже нелепой улыбкой на смуглом лице.
  ― Как боевой дух? ― спросила Ники. ― И где твой парень? ― серьезный взгляд упал на Хейли.
  Я рассмеялась.
  ― Если ты будешь такой нетерпеливой, мой парень так и останется Мистером Иксом! ― Хейли демонстративно скрестила руки на груди.
  ― Ладно, ладно, ― вздохнула Ники. ― Прости. Я просто переживаю и сгораю от нетерпения.
  ― О-ох, ― Хейли закатила глаза. ― Ждите. Будет вам обещанный сюрприз.
  И она ушла.
  Прошла минута, две, три... а Хейли все не появлялась. Ники стала беспокойно крутиться на месте, и единственный, кто ее хоть как-то сдерживал, был Алекс. Я наблюдала за ними и думала, действительно ли Ники хотела с ним встречаться? Надо будет поговорить с ней потом об этом.
  Наконец, Хейли показалась нам в сопровождении своего бойфренда. Парень и в правду был хорош. Высокий, стройный, широкоплечий блондин с большими темно-шоколадными глазами. У него была идеальная внешность. Хейли безумно, безумно повезло.
  Но Диего все равно красивее.
  Подруга выглядела счастливой, она сияла ярче Сириуса, губы парня украшала широкая улыбка. Они крепко держались за руки. Краем глаза я заметила, как Ники едва сдерживалась. Исполнилась ее маленькая мечта. Она наконец-то увидела таинственного Мистера Икс.
  ― А вот и мы! ― без должного энтузиазма объявила Хейли, кратко взглянув на своего парня. ― Знакомьтесь, это Джон.
  ― Ники, ― она нетерпеливо протянула руку.
  Джон пожал ее. ― Приятно познакомиться.
  ― Привет, Алекс.
  ― Хэй, Джон.
  Мужские руки соединились в крепком рукопожатии.
  ― Вы знакомы? ― удивилась Ники.
  ― Учимся вместе, ― кивнул Алекс и взял ее за руку. Я заметила, как Ники немного поежилась.
  Так вот кто информатор Хейли относительно Алекса.
  Изучающий взгляд Джона переметнулся на меня.
  ― Эмили, ― сказала я, пожимая его руку.
  Темные глаза немного сузились.
  ― Приятно познакомиться, Эмили, ― Джон немного склонил голову.
  ― О, Хейли, ― воодушевленно пропела Ники, ― вы так прекрасно смотритесь друг с другом! ― она кинулась обнимать ее.
  Они все дружно рассмеялись.
  И в этот самый момент я почувствовала себя лишней. Серьезно. У Ники был Алекс, хотя я не до конца уверена, что они были именно парой. Но сейчас-то они все равно были вместе. У Хейли ― Джон, и у них тоже все классно. А у меня? Я была одна. Пятая лишняя. Своим одиночеством я портила счастливую картину встреч двух пар. Хотя я могла бы пригласить Диего, и он бы не отказался составить мне компанию. Но...
  Ники предложила пройти в дом, чтобы поболтать. Я плелась сзади и молчала, думая о своем. Мы расположились в просторной гостиной на первом этаже. Ники и Алекс сели на диванчик слева, Хейли и Джон ― справа. А я плюхнулась на кресло, стоящее между двумя этими диванчиками.
  ― Как давно вы знакомы? ― спросила Ники.
  ― Две недели, ― ответил Джон. У него был низкий приятный тембр.
  Я заметила, как Ники кинула на Хейли осуждающий взгляд, как бы говоря: "И ты так долго молчала?".
  ― А где познакомились?
  ― На улице, как ни странно, ― снова ответил Джон. Хейли сидела рядом, положа руку на колено своего парня. ― Мы случайно столкнулись.
  ― И я ему нагрубила, ― Хейли виновато улыбнулась.
  Да. Это она отлично умела.
  ― Я увидел ее и влюбился, ― Джон с нежностью взглянул на Хейли, погладил ее по щеке и поцеловал в губы.
  Я тут же отвела взгляд в сторону. Воздух стал раскаленным. Мне нужен был свежий воздух, но с моей стороны было бы невежливо покинуть их в самом начале разговора. Поэтому я устроилась в кресле поудобнее и приготовилась к длительной беседе.
  ― Это так романтично, ― пропела Ники. ― Ты здешний?
  ― Нет. Я родился Вирджинии-Бич, ― ответил Джон. ― Как только мне исполнилось семнадцать, сразу переехал сюда, к отцу. Это было два года назад. Папа владелец нескольких автомоек.
  ― Значит, вы с Алексом учитесь вместе?
  ― Да.
  ― Джон ― гордость нашего университета, ― сообщил Алекс, обнимая Ники.
  Парни обменялись улыбками.
  ― Какой курс? ― поинтересовалась Ники.
  ― Второй.
  Следующие полтора часа, а то и больше, ушли на подробный расспрос о жизни Джона. Ники проявляла безудержную любопытность. Ее волновало абсолютно все. Его семья, увлечения, речь зашла даже о том, какие фильмы ему нравятся, и какой его любимый цвет.
  Нескончаемый поток вопросов вырывался из ее уст.
  Было ужасно стыдно за то, что я чуть не уснула во время разговора. Я, правда, старалась слушать их. Мне было интересно, но с каждой пройденной минутой мысли уносили меня куда-то далеко. В целом Джон показался хорошим парнем. Спокойный, добрый, общительный. То, как он смотрел на Хейли, говорило о том, что она действительно ему нравится.
  ― Я выйду ненадолго, ― в какой-то момент сказала я, не выдержав их бесконечной беседы, и резко соскочила с кресла.
  Мое заявление прервало разговор.
  ― Прошу прощения, ― я кисло улыбнулась и поспешила выйти на улицу.
  На выходе я врезалась в девушку. Из-за нашего столкновения она пролила на свою чудесную красную кофточку светлое пиво.
  Я стояла у крыльца деревянного дома и думала о том, что зря пошла на эту вечеринку. Было далеко невесело. Наоборот, согласившись идти с Ники и Хейли и их парнями, я почувствовала свое нахождение здесь неуместным.
  Я решила прогуляться по берегу, заодно придумывала причину, благодаря которой смогла бы улизнуть отсюда. Пока я забивала голову глупыми мыслями, то где-то глубоко в душе промелькнуло сожаление о том, что я не позвала с собой Диего. Если бы он сейчас был рядом, я бы точно не скучала.
  Подумав о нем, мне захотелось улыбнуться.
  Да что со мной?
  Неужели, я влюбляюсь в этого парня, который как гром среди ясного неба появился в моей жизни?
  Быть такого не может! Диего совершенно мне не подходит. Мы разные. Он несерьезный. Он странный. Я мало о нем знаю.
  Но на самом деле все это лишь отговорки, которыми я пытаюсь заделать дыру сомнений в своем сердце насчет того, что у нас могло бы все получиться.
  Внезапно внимание привлек смутный темный силуэт впереди, и я остановилась. Мое тело среагировало быстрее, чем сознание. Воздух застрял где-то в горле, и я не могла ни вдохнуть, ни выдохнуть. Я стояла и смотрела на фигуру, имеющую едва различимые очертания, благодаря которым не сливалась с мраком, и я ощущала, как страх стремительно заполняет меня изнутри.
  Первая мысль, пришедшая мне на ум, была о том, что я должна бежать. Немедленно развернуться и бежать, скрыться в толпе, найти подруг и больше не отходить от них ни на шаг до конца этого вечера. Но я не могла пошевелиться, парализованная необъяснимым страхом.
  Снова этот темный мужской силуэт. Снова преследует меня.
  "Ну же, Эмили, убегай" приказала я себе.
  Наконец, я сумела отлепить приросшие к земле ноги и рванула в обратную сторону. Я запретила себе оглядываться, но все же не удержалась и сделала это. Меня настигла очередная волна шока и паники, когда я увидела, как фигура зашевелилась и направилась в мою сторону.
  Я ускорила шаг.
  Через несколько секунд снова обернулась.
  Человек быстро шагал за мной.
  Тогда я побежала. Ринулась со всех ног к костру, желая затеряться в толпе, чтобы меня не нашли. Мне было страшно, я даже подумала о том, чтобы и в правду обратиться в полицию. Но тогда они свяжутся с Клэр. Она обо всем узнает и приедет сюда. А я не хочу, чтобы она вновь бросала свои дела из-за меня.
  Я добежала до дома отдыха и в последний раз оглянулась. За мной никто не шел. Куда делся этот человек?! Я же только что его видела...
  Я остановилась у лестницы, вцепившись рукой в деревянные перила, и громко выдохнула.
  Что это было? А главное, КТО это был? Почему этот человек преследовал меня? Я что, типа на крючке у какого-то сумасшедшего маньяка?
  ― Эмили? ― я услышала знакомый голос и обернулась.
  В дверном проеме стоял Джастин с пластиковым стаканчиком в руках. Только его мне еще не хватало.
  ― Привет, ― неуверенно шагнув вперед, он прикрыл за собой дверь и робко улыбнулся мне. Он впервые заговорил со мной после того инцидента на вечеринку у Патрика. ― Ты... ты здесь одна? Без Ники и Хейли?
  Я слышала его, но не понимала, о чем он говорил. Перед глазами стояла картинка того темного силуэта, преследовавшего меня время от времени за последние две недели. Если это маньяк, и он здесь, то мне нужно уезжать отсюда как можно скорее. Мне нельзя здесь оставаться. Вдруг, этому психу удастся добраться до меня?!
  ― Мне надо идти, ― рассеянно пробормотала я и поднялась по ступенькам.
  Когда я проходила мимо Джастина, он остановил меня свободной рукой.
  ― Эмили, ― Джастин подошел ко мне почти вплотную и задышал громко в ухо. ― Давай поговорим.
  До меня моментально дошел неприятный запах. Содержимое в стаканчике Джастина было алкоголем. Оу. Нетрезвый Джастин ― это намного хуже трезвого Джастина. Мне срочно, очень срочно нужно убираться отсюда.
  ― У меня нет времени, ― сказала я и выдернула руку.
  Джастин пошатнулся назад, но устоял на ногах. Его туманные от алкоголя серые глаза смотрели на меня с разочарованием и сожалением.
  ― Я люблю тебя, ― поникшим голосом сказал он. ― Прости. Мне так жаль.
  На секунду я закрыла глаза, а когда открыла их, то отрицательно покачала головой и скрылась за дверью.
  Я обыскала весь дом, но в нем не было моих друзей. Когда я вышла на крыльцо, Джастина уже не было. Отлично. Я побежала к костру, среди бесчисленных знакомых лиц искала Ники, Хейли, и тех, с кем они пришли на вечеринку.
  Я не собиралась оставаться здесь. Меня колотило от страха, и я вздрагивала каждый раз, когда кто-то случайно задевал мое плечо, или я натыкалась на тех, кто был в темной одежде. Это было ужасно. Я не узнавала себя, свое поведение. Ведь это ненормально! Шарахаться ото всех. Мне нужно было понять, что происходит, и кому понадобилось следить за мной. Но я понимала, что не смогу справиться с этим одна.
  Мне необходима помощь.
  Я в кого-то врезалась. Настолько погрузилась в свои мысли, что не заметила у себя на пути человека.
  Я подняла взгляд, чтобы увидеть, кого я чуть не сбила с ног. Мои глаза наткнулись на черную толстовку. Я посмотрела выше. Передо мной стоял парень. У него был острый подбородок и бледная кожа. Это все, что я смогла увидеть, так как большую часть лица парня скрывал капюшон.
  О, нет.
  Черная толстовка, всегда скрытое за капюшоном лицо. Я видела его несколько раз.
  Тогда, когда застряла в пробке по пути в школу. Когда проснулась ночью от кошмара. Когда была в магазине "Секреты Анжелики". И видела этого парня несколько минут назад.
  Алые губы медленно растянулись в странной, дикой улыбке. Я задрожала, потому что больше не могла контролировать свой страх, болезненно разрывающий изнутри на куски. Я не могла закричать, хотя очень этого хотела.
  Я бежала от преследователя и в итоге попала прямо к нему.
  Мне конец.
  Я была не в состоянии отвести ошеломленного и испуганного взгляда с лица парня. Я не видела его, но знала, что он видел меня. Внезапно возникло желание сорвать с него этот капюшон и увидеть, наконец, это лицо. Но я играла с огнем и боялась обжечься.
  Наконец, когда ко мне вернулась способность двигаться, я отступила назад. Парень не шевелился. Значит ли это, что у меня есть шанс убежать? В любом случае я не хотела испытывать судьбу. Сделав еще один шаг от неподвижного высокого парня, я побежала. Снова. Мне хотелось плакать, и обжигающие слезы наполнили глаза.
  Когда у меня появилась возможность обернуться, я сделала это. Парня не было на том месте, где он стоял минуту назад.
  Я была готова разрыдаться от счастья, когда увидела Ники. Она стояла одна у большого костра и куда-то грустно смотрела.
  ― Наконец-то я тебя нашла! ― воскликнула я с облегчением, когда добралась до нее.
  Ники слабо вздрогнула, будто пробудившись, и вопросительно посмотрела на меня.
  ― Эмили? Ты что, бежала? ― догадалась она, наблюдая за тем, как я запыхаюсь и тяжело дышу.
  ― Мне нужно уехать отсюда, ― сказала я.
  ― Зачем? Что-то случилось?
  ― Я не знаю, Ники. Мне кажется, за мной следят, ― я подошла к ней ближе и сказала это в полголоса.
  Подруга озадаченно свела аккуратные брови вместе.
  ― Следят? Эмили, ты уверена?
  Я лихорадочно закивала.
  ― Но... кто может следить за тобой? ― не понимала Ники.
  ― Я не знаю, ― пробормотала я, с опаской оглядываясь по сторонам. ― Я не знаю.
  ― Ты не пила? Ничего не употребляла? Знаешь, я видела, как один парень раздавал какой-то белый порошок в маленьких пакетиках... Ты не брала это?
  В другой раз я бы непременно рассмеялась над выражением ее лица и над тем, с какой серьезностью она говорила это. Но сейчас мне было по-настоящему страшно за свою безопасность.
  ― Ты не могла бы одолжить мне ключи от своей машины? ― попросила я, умоляюще взглянув на нее. ― Пожалуйста.
  ― Эмили, ответь. Ты не брала белый порошок?
  О Господи. Я не настолько глупа, чтобы брать белый порошок.
  Я вздохнула.
  ― Нет. Я ничего не брала, ― сказала я.
  Ники буровила меня подозрительным взглядом около минуты.
  ― Ты меня пугаешь, ― в итоге пробормотала она.
  Я сама себя пугала.
  ― Пожалуйста, дай мне ключи от своей машины, ― шепотом повторила я. ― Я должна уехать отсюда.
  Как можно дальше. Как можно быстрее.
  ― Эээ, хорошо. Ладно, ― Ники полезла в маленькую серебристую сумочку и достала оттуда связку ключей. ― Может, мне поехать с тобой?
  ― Нет! Нет! Не нужно. Оставайся и за меня не переживай.
  ― Ты только что сказала, что за тобой кто-то следит. Я не могу не переживать за тебя.
  ― Правда, Ники. Не стоит. Передай Хейли, что... что Джон хороший парень.
  Подруга выдавила на лицо напряженную улыбку.
  ― Хорошо. Я передам.
  ― Пока! ― я махнула ей рукой, развернулась и побежала.
  ― Подожди, Эмили! ― закричала она, но я не остановилась. ― Эмили!
  Я миновала толпу и подобралась к машинам, припаркованным на берегу. "Ниссан" Ники стоял ближе всех к деревьям. Я с опаской приближалась к автомобилю, оборачиваясь и содрогаясь при каждом шорохе. Рядом никого не было, и я боялась появления того парня. Тогда мне уже никто не сможет помочь.
  Я благополучно добралась до "Ниссана", дрожащей рукой выключила сигнализацию и села за руль. Я заблокировала все дверцы и положила голову на руль, приводя дыхание в норму.
  
  Глава двенадцатая
  
   Я ехала по пустой дороге и анализировала все, что произошло со мной за последнее время, и усиленно размышляла над тем, что буду делать со своим таинственным преследователем. Это не смешно. Стало не смешно тогда, когда я увидела его у магазина "Секреты Анжелики". Я чуть не потеряла душу тогда. Я была более чем убеждена, что встречала одного и того же человека все эти разы. По крайней мере, на этом парне была одна и та же одежда. Всегда.
  На соседнем сидении завибрировал телефон, и я вздрогнула. Я взяла его в руку и увидела номер сестры. Сделала глубокий вдох, кашлянула пару раз, чтобы избавиться от хрипоты и ответила.
  ― Привет, Клэр, ― сказала я будничным голосом.
  ― Привет, сестричка. Как дела? Я не поздно? ― она замолчала, прислушиваясь. ― Ты не дома?
  ― Нет. Я гуляла с Ники и Хейли. Но уже еду домой.
  ― Кажется, у тебя хорошее настроение. Ты идешь на поправку, ― она имела в виду мое душевное состояние.
  ― Да-а, ― Я заставила себя улыбнуться. ― Что-то вроде того. А ты как?
  ― Прекрасно. Ричард передает тебе привет.
  ― И ему тоже.
  ― Как дела у твоих подруг?
  Клэр была в теплых отношениях с Ники и Хейли.
  ― У них все хорошо. Обе нашли себе парней. Сегодня я познакомилась с парнем Хейли.
  ― Твои подруги не теряют времени, ― Клэр рассмеялась.
  ― Это точно, ― я судорожно выдохнула.
  Машина наехала на кочку, и я подпрыгнула на месте. Телефон выскользнул из рук и упал.
  ― Черт! ― прошипела я.
  Одной рукой я сжимала руль, а второй пыталась нащупать телефон.
  ― Да где же ты? ― пробормотала я и на секунду отвела взгляд от дороги.
  Я подняла мобильник, который лежал у соседнего сидения.
  ― Алло, Клэр, у меня упал телефон... ― быстро проговорила я и выпрямилась.
  Все происходило так быстро, что я с трудом отдавала отчет своим действиям. Я действовала машинально.
  Сквозь полупрозрачную дымку тумана я разглядела какую-то фигуру, стоящую на моем пути. Я не видела лица, не видела, мужчина это, или женщина. "Ниссан" стремительно несся на темный силуэт. Мой телефон снова выпал, но на этот раз я не стала его поднимать. Я резко надавила на педаль тормоза. Мои руки крепко сжимали руль. Я приготовилась к толчку при резкой остановке автомобиля.
  Но машина продолжала двигаться дальше. Я давила на педаль снова и снова. Безрезультатно. Кажется, у машины отказали тормоза.
  Расстояние между темным силуэтом и "Ниссаном" стремительно сокращалось. Почему этот человек не уходит? Почему стоит на месте?
  "Беги!" хотелось крикнуть мне, но в горле пересохло от баснословного волнения.
  Я понимала, что если не смогу избежать столкновения, то человек на дороге погибнет. Я убью его. Я стану убийцей.
  Мысли с астрономической скоростью проносились в моей голове. Научно доказано, что в экстремальных ситуациях время замедляется для человека. Сейчас это как раз происходило со мной. И во время аварии, в которой погибли мои родители, время для меня, казалось, перестало существовать.
  Уверена, вся эта ситуация не длилась более чем десять-пятнадцать секунд. Но мой разум воспринимал все очень медленно. Короткие мгновения становились бесконечными минутами.
  Я должна была что-нибудь сделать.
  Несколько метров... Несколько ничтожных метров разделяло "Ниссан" от человека.
  Я сильно зажмурила глаза и резко крутанула руль в левую сторону. Я услышала взвизг шин, мое тело по инерции понесло вправо, но только благодаря тому, что я крепко держала руль, мне удалось остаться на месте. Я не хотела открывать глаза. Не хотела знать и видеть, с чем мне придется столкнуться. Я даже не успела испугаться... Все происходило настолько быстро.
  Главное, что я сумела избежать столкновения с человеком. Кто бы там ни стоял, он спасен.
  Последовал удар. Мое тело с легкостью поднялось вверх, я подалась вперед и сильно ударилась головой о лобовое стекло. Я почувствовала, как острые осколки впились с невыносимой болью в лицо, руки, плечи... Агония от ран была повсюду. Мои веки по-прежнему оставались сомкнутыми.
  Я слышала противный скрежет металла, и как что-то хрипло кричу.
  После удара меня отбросило назад. Моя голова, как совершенно отдельная часть тела, качнулась назад, а затем рухнула вперед, слабо стукнувшись об руль.
  На какую-то секунду, когда воцарилась абсолютная тишина, мне показалось, будто я умерла.
  Чтобы развеять эту мысль, я попробовала пошевелиться. Для начала подвигала пальцами. С глухой болью, но я сделала это. Затем пыталась оттолкнуться назад. Мои глаза медленно разлепились. Все плыло и двоилось. Я подняла одну руку и приложила ее к волосам. По ним стекало что-то противно липкое и теплое. Затем переместила руку на висок, откуда боль страшными импульсами поступала в другие части тела.
  Я медленно покрутила головой, осматриваясь. С трудом сфокусировав взгляд, я увидела вперед высокий бетонный столб. "Ниссан" Ники врезался в него.
  Ники... Ее машина... Она меня убьет.
  Я открыла дверцу и попыталась вылезти из автомобиля. Мои ноги коснулись мягкой земли. Я слабо оттолкнулась, чтобы встать, но потеряла равновесие и полетела вперед. Я выставила руки перед собой, чтобы как-то смягчить падение. Повалившись на землю, я пролежала около минуты, пытаясь прийти в себя. Мой взгляд упал на "Ниссан". От капота вверх поднимался густой серый дым, лобовое стекло было разбито, и образовалась огромная глубокая вмятина от столкновения со столбом.
  Отложив мысли о том, что Ники прикончит меня за свою машину, если, конечно, я еще доживу до этого момента, я вспомнила о человеке на дороге. Пульс сделал бешеный скачок, сердце глухо и с болью заколотилось в груди. Опираясь о машину, я встала на дрожащие ноги. Резко закружилась голова, и я на секунду зажмурила глаза.
  Я полезла в "Ниссан", чтобы достать свой телефон. На экране появилась большая трещина. Телефон не включался.
  Мне нужно убираться отсюда. Машина сломана, телефон тоже... Я не знала, что делать. Я не знала, где нахожусь, и есть ли поблизости люди.
  Я доковыляла до дороги и осмотрелась. Никого не было. Где тот человек, которого я чуть не сбила? Мне же не могло показаться. Может, он ушел? За помощью. Но прошло всего несколько минут с того момента, как я видела его, когда чуть не сбила. Или это мне так казалось? Быть может, прошло гораздо больше времени?
  Мне было необходимо сконцентрироваться. Собраться. Но, черт, это так сложно, когда голова раскалывалась от невыносимой боли. Словно пробуждающийся вулкан, она стремительно закипала, готовясь к взрыву.
  Я решила идти в сторону, куда ехала с вечеринки. Перебирая ногами, я едва сдерживала слезы. Боль была повсюду. Все тело стонало. Я разваливалась на части. Но мне нельзя останавливаться. Если я сделаю это, то больше никогда не смогу двигаться дальше. Рухну на месте и буду лежать до тех пор, пока не умру от потери крови.
  Я сомневалась до последнего в том, что это не галлюцинации, когда впереди увидела какие-то белые вытянутые пятна. Я остановилась, пошатнувшись, чтобы приглядеться. Пятен было несколько. Они стояли в ряд по всей ширине дороги.
  Когда я могла видеть лучше, то поняла, что это были люди. Белые пятна ― костюмы.
  Поначалу я обрадовалась. Но внутренний голос, пробившийся сквозь толщу боли, завопил в подсознании о том, что я должна немедленно бежать. Куда угодно, как угодно, но мне необходимо скрыться от этих людей. Они ― опасность.
  Даже если откинуть голос подсознания, то сам факт присутствия этих людей в белых костюмах здесь и глубоким вечером казался странным.
  Я не стала тратить время на раздумья, развернулась и заковыляла обратно. Я была не в состоянии бежать, и эти люди могли с легкостью меня догнать. Я знала, что не смогу уйти далеко, но продолжала двигаться, отчаянно пытаясь спастись.
  Вдруг за спиной я почувствовала дикий холод. А затем чья-то ледяная рука легла на мое плечо. И в этот миг я закричала. С прикосновением меня пронзила смертельная, жгучая боль. По сравнению с этой болью боль, которую мне принесли травмы от столкновения со столбом, казалась ничтожной и поверхностной.
  Ощущения были такими, словно меня пытались вывернуть наизнанку. Парализующая боль заполнила все внутри без остатка. От кончиков пальцев ног до макушки головы. Я не могла сделать вдох, не могла выдохнуть. Мои широко распахнутые глаза устремились на черное небо. Все закружилось, в ушах гремел странный звон, такой громкий, что я перестала слышать собственный крик.
  ― Вот ты и попалась, ― прошипел низкий голос.
  Я содрогнулась, и по щеке скатилась слеза.
  Черное небо отдалялось, я чувствовала, как начинаю падать.
  Все прекратилось так же внезапно, как и началось. Я рухнула на колени и сжалась. Больше не было боли. И руки на моем плече тоже. Беспомощно обняв себя, я резко повернулась. Люди в белом по-прежнему стояли в ряд. Они не шевелились. Но между мной и ними находился еще какой-то парень. Его фигура была до боли знакомой.
  ― Уйди с дороги, ― сказал один из мужчин в костюмах.
  ― И не подумаю, ― мои сомнения, зародившиеся где-то глубоко в сознании, усилились.
  Это был голос Диего. Это была его фигура.
  ― Нас больше, демон, ― прогремел тот же мужчина.
  ― Это никогда не было для меня проблемой, ― с усмешкой ответил парень.
  Я знала эту усмешку. Я слышала ее много раз.
  Теперь я была точно убеждена в том, что здесь был Диего.
  Но как? Как он здесь оказался? И почему мужчина назвал его демоном? Что здесь происходит?
  Я блокировала бесчисленный поток вопросов, ворвавшийся в мое сознание, и направила все внимание на сцену, стремительно набирающую обороты. Диего стоял ко мне спиной, но я могла представить злое выражение его лица. Люди в белом сохраняли непоколебимое спокойствие. Они выглядели расслабленными и в то же время сосредоточенными и готовыми в любую секунду броситься в атаку.
  Меня передернуло от мысли, что сейчас может начаться драка. Неприятное чувство зародилось в душе, стоило мне только представить Диего, противостоящего в одиночку этим людям.
  ― Дай нам убить ее, и, так уж и быть, мы прикончим тебя быстро, ― с высокомерием произнес светловолосый мужчина в белом костюме.
  Я оцепенела. Убить? Меня? Но за что?
  Я машинально попятилась назад.
  ― Мы сделаем по-другому, ― сказал Диего с какой-то невероятно взбудораживающей угрозой в голосе. ― Я убью любого, кто посмеет дотронуться до нее. Если потребуется, то всех. Хотя... я уничтожу вас в любом случае, ― добавил он с хладнокровной усмешкой.
  Двое мужчин, которые стояли в середине, сделали несколько шагов вперед. Я увидела, как Диего принял оборонительную позу.
  Началась драка.
  Это не было похоже на обычное махание кулаками. Это было нечто другое, с элементами фантастики и мистики. Такое можно увидеть только в кино при помощи спецэффектов. Но подобное происходило здесь и сейчас, прямо на моих глазах, без компьютерной графики.
  Все было по-настоящему.
  Один мужчина ринулся вперед, но Диего подпрыгнул вверх и уже через миг оказался за спиной противника. Он нанес удар. Прямой, сокрушительный. Мужчина вздрогнул, и его глаза расширились на миг. Он рухнул на асфальт. Мертвый, похоже. Внутри меня бешено носился адреналин. Все происходило так быстро, что я с трудом улавливала движения Диего.
  Он ринулся в атаку с другими людьми. Те столпились в кучку, и тогда произошло нечто невероятное. То, что я бы никогда не смогла представить. У тех странных людей в костюмах появились крылья. Белые, огромные, красивые крылья. Они синхронно раскрылись за их спинами и стали излучать необъяснимое свечение. Мне стало страшно, и в то же время я была заворожена.
  "Ангелы" подумала я. Это единственное объяснение, пришедшее мне в голову. Только у ангелов могли быть такие крылья.
  Диего отчаянно дрался с ними. А я наблюдала за этим безумием, совершенно сбитая с толку. Почему "ангелы" хотели убить меня? Почему Диего меня защищал? Кто он такой?
  Я удивлялась, как Диего удавалось драться сразу с пятью противниками. Он двигался превосходно. Каждое его удар был точен и смертоносен. Красивое лицо сохраняло непоколебимое спокойствие, словно он не дрался со странными существами, а, к примеру, читал книгу.
  Но каким бы искусным бойцом ни был Диего, он проигрывал. Это было видно даже таким непрофессиональным глазом, как у меня. Люди в костюмах почти моментально отходили от его ударов и продолжали атаковать.
  Я испытывала смешанные чувства. Шок, смятение, страх, восхищение... Все слилось воедино. С отвисшей челюстью я сидела на асфальте и наблюдала за дракой. С моих губ слетел непроизвольный крик, когда два "ангела" скрутили Диего. Один остановился перед ним, сжал его горло, заставляя смотреть на себя.
  ― Допрыгался, ― с жестокой усмешкой сказал "ангел".
  Бездонные глаза Диего устремились на меня. Его губы зашевелились, и я с трудом смогла разобрать, что он пытался сказать мне.
  Бежать. Он сказал бежать.
  Это подействовало на меня, как удар молнии. Я резко подскочила, забыв об ужасной боли во всем теле. Я хотела следовать совету Диего и бежать отсюда, неважно, куда, лишь бы подальше. Я хотела... но меня останавливала мысль о том, что Диего в опасности. Из-за меня. Он отчаянно пытался вырваться из железной хватки "ангелов". Я не могла оставить Диего, не могла позволить этим людям убить его. В конце концов, он полез в драку, защищая меня. Если я не помогу ему, то всю оставшуюся жизнь меня будет съедать совесть и чувство безграничной вины.
  Я твердо для себя решила помочь ему.
  Вместо того чтобы бежать, я ринулась к "ангелам" с каким-то дурацким воплем. Так я чувствовала себя увереннее. Так я могла выплеснуть необъяснимый гнев.
  Лицо Диего исказилось, когда он увидел меня, отчаянно стремящуюся помочь. Я целеустремленно бежала к "ангелу", который держал его за горло. Я совершенно не знала, как буду драться с этим мужчиной, как смогу противостоять ему, но решимости во мне было хоть отбавляй. Я не собиралась отступать.
  Пока я бежала со скоростью улитки, в голове обдумывала план нападения. Запрыгнуть на шею? Не вариант. Помешают огромные белые крылья на его спине. Я удивилась: как они держались, и откуда появились?
  Я была совсем близко.
  "Делай уже что-нибудь" приказала я себе.
  В голову пришла, как мне казалось, гениальная идея. У меня были каблуки. И я могла воспользоваться ими, как средством нападения. Я хотела ударить каблуком по ноге "ангела". Но мужчина услышал меня прежде, чем я смогла воплотить в реальность свой план. Он развернулся спиной к Диего и возвысился надо мной, как скала. Холод его льдисто-голубых глаз сковал меня по рукам и ногам. Я не могла пошевелиться.
  ― Сама рвешься умереть? ― прорычал "ангел" и громко засмеялся.
  У него был самый противный смех из всех, что я когда-либо слышала в своей жизни.
  Мужчина, забыв о Диего, стал протягивать руку к моей шее. От испуга я рефлекторно дернула коленкой, ударив его в бедро, а не туда, куда планировала. К моему удивлению "ангел" не шелохнулся, словно я ничего не сделала. Может, удар был недостаточно сильным?
  Он схватил меня за плечо и хорошенько встряхнул. Сердце билось так быстро, что его удары стали одним приглушенным непрерывным звуком. Руки "ангела" переместились на мою шею и стали душить. Я захрипела и попыталась вырваться. Но мои силы были ничтожно малы по сравнению с противником. Все стало стремительно темнеть.
  Краем глаза я увидела, как Диего освободился.
  Мужчина, душивший меня, яростно зашипел и со всей силы толкнул назад. Я отчетливо ощущала, что лечу. А потом резкая боль пронзила меня в области головы, прошлась огненной волной вдоль позвоночника и затерялась где-то в ногах. Я рухнула вниз, прижавшись щекой к прохладной и грубой поверхности асфальта. Я едва видела, но все же кое-что смогла рассмотреть перед тем, как потеряла сознание.
  Диего вновь дрался. На этот раз с большей яростью. Затем я увидела слабую вспышку, и что-то черное появилось у него за спиной.
  Что-то, похожее на крылья. Черные крылья. Точно такие же, какие я видела, когда пришла в сознание, попав в аварию вместе с родителями. Точно такие же, какие снились мне почти каждую ночь в кошмарах.
  Темнота опередила шок и поглотила меня быстрее.
  
  Глава тринадцатая
  
  Словно из другого конца туннеля до меня доносилась знакомая мелодия.
  Я распахнула глаза.
  Яркий свет ослепил меня на пару секунд, после чего зрение полностью вернулось ко мне. Я обнаружила себя в своей комнате. Светло-коричневые, почти кремовые обои, темно-бардовые шторы на большом окне, бледно-красный пуфик-мешок в правом углу комнаты, рядом ― узкий шкаф с книгами. Мой взгляд плавно переместился влево. Шкаф с одеждой, деревянный стол с ноутбуком и настольной металлической лампой, над ним ― две полки; чуть левее стояло большое зеркало почти с меня ростом в деревянной светлой раме.
  Я медленно выдохнула и закрыла глаза.
  Я дома.
  Но тут со скоростью снежной лавины на меня обрушились воспоминания. Ночь, дорога, я ехала в "Ниссане" Ники, разговаривала по телефону с Клэр, затем увидела человека на дороге, у машины отказали тормоза, я повернула налево, врезалась в столб...
  На этом воспоминании прервались из-за резко появившейся головной боли. Я скривилась и приложила пальцы к вискам, слабо надавив на них. Сосредоточившись, я окунулась в дальнейшие воспоминания.
  Я вылезла из машины, увидела людей в белых костюмах и с крыльями, как у ангелов, они хотели напасть на меня, но появился Диего. Он защищал меня и чуть не погиб, но я попыталась помочь ему.
  Я открыла глаза. Я больше ничего не помнила.
  Все это напоминало бред душевнобольного.
  Но...
  Диего.
  От одной мысли об этом парне меня бросило в дрожь.
  Я подскочила на кровати, когда до меня дошло осознание того, что произошло ночью. Я попала в аварию. Меня преследовали странные люди. И какого черта у них были крылья? Ведь они были! Я помнила это очень хорошо. И Диего... перед тем, как потерять сознание, я увидела крылья и у него. Только они были черные... И они были такими же, как у того человека, который появился на месте аварии девять месяцев назад!
  Нет, нет, нет. Это бред. Полный бред. Чушь. Неправда. Выдумки моего больного разыгравшегося сознания. Этого не могло быть на самом деле! Но откуда столько воспоминаний, да и еще с подробностями?! Может, мне это просто приснилось? Да, точно. Это был сон. Очередной кошмар, и я слишком серьезно восприняла его. Ведь как еще можно объяснить то, что я не чувствовала боли? Если бы я действительно попала в аварию, то наверняка бы себе что-нибудь отшибла. Ну, или хотя бы остались ссадины.
  Чтобы убедиться в этом, я осмотрела свои руки. Затем скинула с себя одеяло и подошла к зеркалу. Я долго стояла и смотрела на свое отражение. На мне были вещи, в которых я обычно сплю ночью. И ни одной царапинки, никаких синяков. Ничего.
  Второе доказательство того, что это был всего лишь кошмар, были крылья. Такого не существует. Люди с крыльями? Невозможно. Не бывает. Но в противовес этому шли воспоминания об аварии девятимесячной давности. Тогда я тоже видела человека с черными крыльями. Как у Диего.
  Диего. Если все это было лишь сном, то он приснился мне в качестве защитника, потому что я думала о нем положительно, потому что я улыбалась, вспоминая о последней нашей встрече.
  Если все это так, то... почему я не помнила того, как добралась до дома?
  Голова заболела от невероятного количества вопросов. Так хотелось найти хотя бы один ответ.
  Сделав глубокий вдох, я подошла к окну. Мой взгляд невольно притянул к себе красный "Ниссан", стоявший перед домом. В голову ворвались образы. Большая вмятина, дым, идущий из-под крышки капота, разбитые стекла... Сейчас я смотрела на целую и невредимую машину подруги.
  Мне точно приснилось.
  Я вышла из комнаты и заглянула в ванную, чтобы умыться. Затем спустилась вниз и поплелась на кухню.
  Моему удивлению не было предела, когда у плиты я увидела Диего. Я моментально застыла под аркой, выпучив глаза. Диего смотрел на сковороду и что-то напевал себе под нос.
  ― Доброе утро, ― сказал он будничным тоном.
  Я ответила ошеломленным молчанием.
  Что он делал на кухне? Что он вообще делал в моем доме?
  ― Завтрак скоро будет готов, ― сообщил Диего, открыл дверцу верхней кухонной тумбы и достал оттуда тарелку. ― Надеюсь, ты любишь яичницу?
  Я продолжала стоять с разинутым ртом, не в состоянии что-либо сказать. Я утратила дар речи.
  ― Что... ― пролепетала я осипшим голосом.
  ― Ммм? ― произнес Диего, не поворачиваясь ко мне.
  Я прочистила горло.
  ― Что ты делаешь в моем доме? ― спросила я.
  ― Готовлю тебе завтрак, ― пожав плечами, ответил он.
  ― Что ты делаешь в моем доме? ― более требовательным тоном переспросила я.
  Диего издал вздох, который я не смогла понять, и убрал сковороду с плиты, затем выключил ее.
  ― Я пытаюсь быть хорошим парнем, Эмили, ― сказал он спокойно.
  ― Ты издеваешься? ― рявкнула я, настороженно скрестив руки на груди. ― Как ты пробрался в мой дом?
  ― Я не пробирался в твой дом, ― Диего развернулся в мою сторону всем телом. На нем были темно-серые джинсы с низкой посадкой и черная футболка с треугольным вырезом, обтягивающая мускулистый торс. ― Я привез тебя сюда вчера ночью.
  ― Ты... что?
  ― Повторить? ― он вскинул брови.
  Я почувствовала, что начинаю падать, и оперлась ладонью о стену.
  ― Не может быть...
  Диего привез меня домой ночью. Это значит, что мне ничего не приснилось? Авария, драка Диего с людьми, у которых были крылья, и его черные крылья. Все это было по-настоящему? Если это так, то... я ничего не понимаю.
  ― Эмили? ― раздался беспокойный голос Диего.
  Он вытащил меня из глубокого омута спутанных в огромный клубок мыслей на поверхность.
  ― Ты был там, ― прошептала я. ― Эти люди... Авария... Все это действительно произошло...
  ― Ты в порядке? ― спросил Диего.
  На секунду я закрыла глаза, а когда открыла их, то окинула его таким злым взглядом, на какой только у меня хватило сил.
  ― Ты это серьезно? ― выдавила я сквозь стиснутые зубы. ― Как я могу быть в порядке после... после того, что произошло этой ночью?! ― я помотала головой. ― Нет, этого не может быть. Просто не может. Мне это приснилось, и сейчас мне все снится...
  ― Эмили, ― тихий вкрадчивый голос Диего заставил меня замолчать. Я подняла голову в надежде, что сейчас он скажет какие-нибудь слова типа: "Не волнуйся, все будет хорошо". Но вместо всего этого я услышала: ― Садись завтракать.
  Я открыла рот, но почти тут же закрыла его, так как у меня не было слов.
  Диего поджал губы и отвернулся. Он переложил яичницу на тарелку и поставил сковороду в раковину.
  ― Ты ненормальный, ― пробурчала я.
  ― Если ты и дальше будешь стоять, то останешься без завтрака и опоздаешь в школу, ― нарочито заботливым тоном сказал он.
  Я, честно, сдерживала себя, как могла, но в какой-то момент тонкая стена, разделяющая меня от гнева, сломалась.
  ― Почему ты ведешь себя, как будто все хорошо? ― закричала я. ― Почему ты делаешь вид, словно все в порядке? Скажи, что произошло этой ночью?! Почему на меня напали те люди? И почему ты там тоже был? Почему защищал меня? Почему я видела крылья? Белые крылья, как у ангелов! Почему меня хотели убить? ― внутри было столько эмоций, что даже если бы я визжала, как последняя истеричка, всю жизнь, гнев бы полностью не ушел.
  Диего вел себя так, словно меня здесь вообще не было.
  Ярость захлестнула меня, и я подошла к нему, толкнув в плечо. Диего замер на миг, а затем взял тарелку, в которой была яичница, и поставил ее на стол.
  ― Ешь, ― сказал он.
  Моему негодованию не было пределов.
  ― Ты вообще адекватный? ― взвизгнула я.
  Диего издал вздох типа: "Как она меня достала" и рухнул на стул.
  ― Так ты собираешься пробовать то, что я приготовил? ― непринужденно уточнил он, скрестив руки на груди. ― Предупреждаю сразу, я не мастер по готовке, так что...
  ― Что произошло этой ночью? ― медленно спросила я и стукнула ладонью по столу.
  Диего улыбнулся.
  ― Тебе смешно? ― нахмурилась я.
  ― Да, ― кивнул он. ― Ты забавная, когда злишься.
  У меня появилось дикое желание ударить его. Но эта не самая лучшая идея. Во-первых, я имела примерное представление о том, каким был Диего в гневе. Во-вторых, с какой бы страстью я его не ударила, все равно бы не добилась, чтобы он получил желаемую боль.
  ― Знаешь что? ― прошипела я, готовясь наговорить ему огромную гору гадостей и обозвать всеми известными мне ругательствами.
  ― Убавь свой пыл, Эмили, ― Диего закатил глаза.
  ― Не убавлю, пока ты мне все не объяснишь.
  ― Я расскажу тебе, ― он наклонился вперед, и наши лица оказались близко друг к другу. Вся моя злость стала быстро растворяться. ― Но не сейчас, ― через пару секунд он вновь откинулся на спинку стула. ― Сначала ты должна поесть, а затем отправиться в школу. Тебе не желательно пропускать занятия.
  ― Так мне теперь тебя папочкой называть? ― я состроила недовольную гримасу.
  Диего рассмеялся.
  ― Если будешь хорошей девочкой, то вечером узнаешь ответы на все свои вопросы, ― выдвинул он условие. ― Ты же хочешь все узнать, верно? Можешь не отвечать. Я и так это знаю. Ты такая нетерпеливая.
  Я поджала губы и отстранилась.
  ― Ты мне не нравишься, ― буркнула я. ― Сильно не нравишься.
  Это я сказала от злости.
  ― Конечно, ― кивнул Диего, едва улыбаясь. ― Садись и завтракай.
  Я сдалась и плюхнулась на стул напротив него. Он по-хозяйски переложил яичницу из сковороды в подготовленную заранее тарелку. Как бы сильно мне ни хотелось признавать, но завтрак в приготовлении Диего был потрясающим. Это была самая вкусная яичница, которую я когда-либо ела. Даже вкуснее, чем у мамы (да простит она меня).
  На протяжении всего завтрака я старалась сохранять недружелюбное выражение лица.
  ― Спасибо, ― глухо поблагодарила я и отодвинула пустую тарелку.
  ― Вкусно? ― поинтересовался Диего.
  Я встала со стула.
  ― Эта самая отвратительная яичница, которую я когда-либо ела в своей жизни, ― солгала я.
  Он, не веря мне, улыбнулся.
  ― Но ты все же съела ее. Значит, она не так уж и ужасна.
  Я оставила его слова без ответа и поднялась в свою комнату, чтобы переодеться и только тогда осознала, что просидела на кухне перед Диего в пижаме. А еще невольно созрел вопрос о том, кто меня переодел... Мысль об этом заставила меня зардеться и возненавидеть парня с самыми пронзительными черными глазами еще больше.
  У меня в запасе было еще десять минут. Спустившись вниз, я заметила, что в доме никого нет. Ни на кухне, ни в гостиной, нигде. Злость снова застала меня врасплох. Диего решил смыться? Избежать разговора? Но ведь когда-нибудь мы встретимся. Пусть не надеется, что я отстану от него прежде, чем узнаю правду о сегодняшней ночи.
  С ужасным настроением я отправилась в школу на "Ниссане" Ники. Всю дорогу я усиленно вспоминала детали аварии и дальнейшие события. Сидя в автомобиле подруги это оказалось просто. Дрожь блуждала по телу, стоило мне только закрыть глаза и представить тех странных мужчин в белых костюмах и с крыльями. В одном я была убеждена. Мне не приснилось. Это действительно произошло. И Диего знал всю правду. Он даже не пытался скрыть от меня это. Единственное, что меня радовало, так это то, что он обещал рассказать все вечером. Хотя после его неожиданного ухода я засомневалась, сдержит ли он свое слово.
  Мне оставалось только надеяться.
  Я увидела на стоянке Хейли и Ники и остановила машину рядом с ними.
  ― Привет, ― приветствие получилось далеко не бодрым.
  Хейли встретила меня краткой улыбкой, а вот Ники не стала скрывать свое беспокойство.
  ― Ты пришла в себя после вчерашнего? ― спросила она.
  Сначала я не поняла, что она имела в виду, а потом вспомнила, что сказала ей о своем преследователе.
  ― Да-а-а, ― на выдохе протянула я. ― Мне лучше.
  ― Хочешь поговорить об этом? ― уточнила Ники.
  Я покачала головой. Я бы с удовольствием стерла мысли об этом и о том, что случилось после, из своей головы. Но, к сожалению, это невозможно. И в последнюю очередь мне бы хотелось обсуждать это.
  ― Ужасный вид, ― я попыталась пошутить, чтобы отвлечь внимание от себя. Но подруги действительно выглядели не очень. У обеих были солнцезащитные очки, скрывающие пол лица. Вероятно, решили надеть их из-за следствия бурной вечеринки. Хоть у кого-то она удалась.
  ― Ага, ― ухмыльнулась Хейли. ― Под стать мертвецам второсортных ужастиков.
  ― Спасибо за машину, ― поблагодарила я Ники.
  Она кивнула и взяла ключи у меня из руки.
  ― Я волновалась, ― призналась она.
  ― Почему? ― удивилась я.
  ― Ну, ты выглядела такой... задумчивой, растерянной, вся в своих мыслях, и все такое. Я боялась, что ты можешь попасть в аварию.
  Я слабо содрогнулась и с опаской посмотрела на подруг. Кажется, они не заметили.
  ― Как видишь, все хорошо, ― для правдоподобности я натянула улыбку на лицо.
  ― Да, я вижу.
  ― Как повеселились вчера?
  ― Отвратительно, ― вздохнула Хейли.
  Клянусь, это был самый долгий день в моей жизни. Даже длиннее тринадцатого июля позапрошлого года, когда мы с родителями уехали отдыхать на Галапагосские острова. Тогда я не спала всю ночь, ни на секунду не смыкала глаз и днем. Я желала той поездки больше всего на свете, поэтому старалась ничего не пропустить. В конечном итоге я уснула, как только мы прибыли в наш классный дорогой номер пятизвездочного отеля и проспала до позднего вечера. И в то время, пока я находилась в объятиях Морфея, мои родители нежились на солнце и плескались в лазурном море.
  Я думала о Диего. Об аварии. Обо всем. И это было невыносимо.
  С моей стороны было разумным решением то, что я решила не рассказывать подругам о произошедшем. Во-первых, они не поверили бы мне и всерьез обеспокоились о моем психическом состоянии.
  Когда закончились уроки, Ники подвезла меня до дома.
  ― Слушай, ― сказала она, когда я вышла из "Ниссана".
  ― Да? ― я наклонилась, чтобы видеть ее лицо.
  ― Сегодня мы собираемся пойти в "Империю", ― Ники сняла солнцезащитные очки и достала зеркальце из сумки. ― Я, Алекс, Хейли и Джон. Ты с нами?
  "Империя" ― ночной клуб. Когда я встречалась с Джастином, мы часто бывали там.
  ― Я бы с удовольствием, ― забормотала я, ― но... ― я сделала паузу, придумывая отговорку, ― мне надо заняться домашним заданием. И я давно не делала уборку в доме, так что... дел просто куча. Может, в следующий раз?
  ― Ладно, ― Ники пожала плечами. ― Как хочешь.
  ― До завтра, ― я махнула ей рукой на прощание. ― Отлично вам повеселиться.
  ― Ага. И тебе с учебниками, ― она улыбнулась и вставила ключ зажигания.
  Я захлопнула дверцу. Через несколько секунд красный "Ниссан" тронулся с места.
  Конечно же, у меня была другая причина, чтобы не идти отдыхать вместе с друзьями. Более серьезная и важная для меня на тот момент.
  Я приблизилась к крыльцу и увидела белый лист бумаги, прикрепленный к входной двери. Я подбежала и сорвала его. На записке красивым каллиграфическим подчерком было написано:
  "Жду тебя в парке Фишберн. В семь. Оденься теплее. Прогулка предстоит быть долгой и увлекательной.
  И... да. В той пижамке ты невероятно сексуальна. Но без нее выглядишь куда лучше...
  Самый очаровательный и привлекательный парень в этом мире. Навеки твой Диего"
  
  Глава четырнадцатая
  
  Парк "Фишберн" всегда казался мне мрачным. И невольно в голову прокрались мысли о том, что Диего не случайно позвал меня именно в это место. Здесь часто обворовывали, избивали, или еще того хуже, убивали, хотя про убийства я ни разу не слышала. Но, кто знает, может, я стану "первооткрывательницей"?
  Припарковав машину на стоянке, я застегнула короткую бежевую парку и осмотрелась. Вокруг не было ни одной живой души. С неприятным предчувствием я добралась до небольшой детской площадки и присела на скамейку.
  Было тихо. В голову лезли неприятные мысли, сопровождаемые воспоминаниями этой ночи.
  Люди с белыми крыльями. "Ангелы"...
  Серьезно? Это же бред.
  Их же не может существовать, как и всего сверхъестественного.
  Я ждала появление Диего больше, чем когда-либо.
  Ужасно жгло затылок, словно кто-то наблюдал за мной.
  ― Здесь никого нет, ― пробормотала я, глубоко засунув руки в карманы и слабо покачиваясь вперед-назад.
  ― Разговариваешь сама с собой?
  Когда я услышала это, то вскрикнула и подпрыгнула. Резко повернувшись вбок, я увидела надсмехающегося Диего.
  Одновременно на меня нахлынула радость и злость. Радость оттого, что он все-таки пришел. А злость, потому что увидела эту идиотскую усмешку на его лице, которая раздражала до безумия.
  ― Ты напугал меня, ― на шумном выдохе прошелестела я, схватившись за сердце.
  Диего засмеялся громче. Я одарила его гневным взглядом, после чего он выставил руки вперед, как бы говоря: "Извини".
  ― Ты рано, ― заметил он, успокоившись. ― Обычно, девушки опаздывают на свидания.
  ― Это не свидание, ― ответила я.
  ― Хорошо, хорошо.
  ― Ты наблюдал за мной? ― я спросила просто так и совершенно не ожидала, что ответ будет положительным.
  ― Да.
  Я громко сглотнула.
  ― Зачем?
  ― Это очень увлекательное занятие, ― он бесстрастно пожал плечами. ― Прогуляемся?
  Я вздохнула и кивнула.
  Мой взгляд невольно скользнул по внешнему виду Диего. Он, как и всегда, выглядел безупречно. Я удивлялась, как обычная одежда могла сидеть на нем так стильно и потрясающе. Обычные джинсы, обычная футболка с рисунком какого-то рок-исполнителя, черная байкерская куртка, темные волосы, беспорядочно торчащие во все стороны, глаза, в которых плясали озорные бесенята, пухлые губы, искривленные в божественной дерзкой улыбке.
  Я слабо потрясла головой, уставилась на свои ноги и поплелась вперед. Диего нагнал меня.
  ― Можешь спрашивать, ― лениво проговорил он, как будто делал мне одолжение.
  Я растерялась. С чего начать?
  Весь день я придумывала вопросы, и они, честно говоря, были безумными. Но сейчас я готова услышать не менее сумасшедшие ответы... Наверно.
  На несколько секунд я закрыла глаза, сосредотачиваясь.
  ― Ты уверен, что сможешь ответить на все мои вопросы? ― уточнила я.
  ― Да, Эмили. Уверен. Иначе бы не стал затевать этот разговор. И... пора бы тебе узнать правду.
  Я машинально остановилась, вопросительно уставившись на него. Как-то угрожающе прозвучали его последние слова. Холодок прошелся по спине, я сделала глубокий вдох и заставила себя идти.
  ― Хорошо. Значит, то, что произошло этой ночью, действительно случилось, и мне не приснилось? ― начала я.
  ― Да, ― ответ прозвучал уверенно. Отчасти мне стало легче, но с другой стороны я почувствовала страх от воспоминаний. Правдивых воспоминаний. Возможно, точнее абсолютно точно, я бы пожелала, чтобы произошедшее оказалось моим сном.
  ― Ладно, ― я кивнула сама себе. ― Кто были те люди, что напали на меня?
  Перед глазами появился образ белых крыльев.
  ― Ангелы, ― сказал Диего спокойно.
  Я снова застыла.
  ― Если ты будешь останавливаться каждые тридцать секунд, то нам бессмысленно идти дальше, ― Диего закатил глаза.
  Но я пропустила мимо ушей это замечание, устремив на него шокированный взгляд.
  ― Ангелы? ― прошептала я ошеломленно.
  ― Да, Эмили, ангелы. Самые настоящие ангелы. С крыльями.
  ― Но...
  ― Ты сама знаешь, что видела, ― прервал Диего, даже не дав мне возможности сказать, что он несет бред. ― Так что, пожалуйста, избавь меня от комедии со словами, что я ненормальный псих, и мне надо лечиться.
  ― Но это так, ― тихо проговорила я. ― Это... это не могли быть ангелы. Их не существует, ― я упрямо помотала головой.
  ― Тогда, кого ты, по-твоему, видела?
  Я громко выдохнула, почувствовав, как смешанное чувство паники и смятения охватывает меня. Одно дело, когда ты просто думаешь об этом, и совсем другое, когда слышишь то, что предполагаешь, от другого человека.
  ― Я попала в аварию и ударилась головой, ― замямлила я. ― Возможно, мне это показалось...
  ― Похоже, без истерики все-таки не обойдется, ― едва слышно пробормотал Диего и заговорил громче. ― Тебе ничего не показалось. Это были ангелы. И ты действительно видела их. Они настоящие. Реальнее не бывает.
  Я низко опустила голову, глубоко и часто дыша. Ангелы. Получается, они существуют?
  ― Почему... ангелы напали на меня? ― полушепотом спросила я, не поднимая головы.
  ― А ты не поняла? Хотели убить тебя, ― напряженным голосом отозвался Диего.
  Я резко вскинула широко распахнутые глаза.
  ― Что? ― не поверила я своим ушам. ― Почему? Зачем им это надо? В смысле, ― я прижала холодную ладонь ко лбу, ― они же ангелы! Они добрые!
  Ладно, допустим, я признала, что ангелы существуют. Но с тем, что они по какой-то невероятной причине желали моей смерти, я не хотела мириться. Я не верила в Бога, но всегда думала, что ангелы олицетворяют собой добро и чистоту.
  Лицо Диего исказила мрачная ухмылка.
  ― Добрые, ― фыркнув, повторил он с презрением и посмотрел куда-то вдаль, в сторону деревьев. ― Что ж, мне придется открыть тебе глаза на этих существ, ― стальной взгляд резко переметнулся на меня. Внезапно его глаза стали такими холодными и жестокими, и я слабо задрожала. ― Ангелы ― зло, Эмили. Достаточно того факта, что они пытались навредить тебе, и не вздумай отрицать этот факт.
  ― Я не...
  ― Они не знают пощады и жалости, ― отчеканил Диего. ― Они жестокие, хладнокровные машины для убийств. Они безукоризненно выполняют то, что им прикажут. Они запрограммированы рушить и уничтожать.
  Сейчас мне было страшно. Невероятно страшно. То, как говорил Диего, замораживало все внутри меня. Изменился его голос. Я не услышала ни единого намека на то, что он шутит. Изменилось его лицо. Оно стало озлобленным, жестким, нижняя челюсть напряглась, глаза потемнели, хотя они и так глубокого черного оттенка.
  Я непроизвольно шагнула назад, и Диего тут же уловил мой жест.
  ― Тебе не меня нужно бояться, ― сказал он холодным голосом. ― А ангелов.
  Я моргнула. Пока глаза были закрыты, я вспомнила еще один немаловажный момент. Перед тем, как потерять сознание, я кое-что увидела. Кое-что такое же невероятное и безумное, встретившееся мне теплым июньским вечером девять месяцев назад.
  Человека с черными крыльями, лицо которого скрывала тьма. Того, кто преследовал меня на протяжении долгих месяцев в кошмарах.
  ― А ты? Как ты появился там? ― прозвучал мой дрожащий голос.
  ― Следил, ― коротко ответил Диего.
  ― Я видела, что у тебя тоже были крылья, как и у тех... ангелов, только черного цвета, ― я судорожно выдохнула и горько ухмыльнулась, понимая, что со стороны это звучит, как чистый бред. Но... этот бред стал моей реальностью. Впервые после аварии, в которой погибли родители, говорила я об том вслух. И кому? Диего. Странному незнакомому парню, который сейчас является для меня олицетворением безумия. ― Кто ты такой, Диего? Тоже ангел?
  Я немного удивилась, потому что он молчал.
  Значит, я права?
  Не может быть.
  Я схожу с ума.
  Хотя, нет. Это Вселенная сходит с ума, и я невольно оказалась втянута в это.
  ― Почему ты вообще появился в моей жизни? ― я подняла на него полный отчаяния взгляд. ― Ведь это все не случайно, верно? ― ко мне снизошло озарение. ― Ты познакомился со мной не просто так. И все эти встречи... Ох, ― я закрыла лицо руками. ― Я ведь чувствовала. Чувствовала, что что-то не так. Я догадывалась, что ты не так прост, как кажешься.
  Он ничего не сказал в ответ, и его молчание я посчитала, как согласие.
  Диего стоял передо мной прямо и неподвижно, как крепость, плотно сжимал губы и пристально смотрел на меня. Его пустой взгляд пробрался внутрь и заставил там все бурлить от нетерпения.
  Если Диего сказал, что ангелы хотели убить меня, и если у него тоже были крылья, как и у тех людей, то он один из них. А это значит, что...
  ― Ты хотел убить меня, ― прошептала я, застигнутая врасплох собственными словами.
  Наконец, я заметила на лице Диего хоть какие-то эмоции.
  ― Что? ― его брови озадаченно сместились.
  ― Черные крылья, которые я видела девять месяцев назад, ― я не сразу поняла, что говорю это вслух и окончательно абстрагировалась. ― Они и у тебя были. Значит, тот человек и ты ― одно лицо? ― я устремила полный непонимания взгляд на красивые глаза. ― А еще меня преследовал кто-то... И это началось тогда, когда я познакомилась с тобой на вечеринке у Патрика. Это был ты? Ты следил за мной? Ты ― тот человек в черной толстовке? ― я задрожала, но не от холода. ― Почему? ― я громко втянула в себя холодный воздух, и он, как лезвие бритвы, поранил горло изнутри. ― Вчера я попала в аварию из-за того, что какой-то человек стоял на дороге... ― я вспомнила мужской силуэт, окутанный призрачным зловещим туманом. ― Это тоже был ты?
  Это Диего появился на месте аварии девять месяцев назад? Возможно, это он виновен в происшествии. Похитил машину, в которую врезался наш автомобиль. После случившегося выбрался целым и невредимым из "Джипа" и хотел добраться до меня... Но зачем?
  Я ничего не понимала.
  На этом хрупкая цепь безумных и нелогичных событий заканчивалась.
  ― Эмили, ― позвал меня Диего. Я не откликнулась. ― Эмили, ― повторил он громче, и я, наконец, взглянула на него. ― Слушай меня внимательно. Я не хотел убивать тебя. Никогда.
  Это заявление не сходилось с моей версией. Как и то, что вчера Диего спас меня от... ангелов.
  - Почему я должна верить тебе?
  - Потому что у тебя нет другого выхода.
  Я судорожно вобрала в себя воздух и отвернулась.
  ― Тогда кто преследует меня? ― едва ли не простонала я от непонимания. ― Кто появился на дороге двенадцатого июня прошлого года? У кого были черные крылья? ― я стала задыхаться, и мне нужно было замолчать, чтобы, в конце концов, не закричать. ― Я ведь не сошла с ума. Хотя все твердили, что это именно так. Но я знаю, что видела, ― я зарыла пальцы в волосах и зажмурила глаза. ― Я не сумасшедшая.
  ― Прошу, Эмили, успокойся, ― Диего сделал крошечный шаг вперед, ко мне, и я тут же отскочила назад.
  ― Не подходи! ― предупредила я.
  Диего послушно остановился и кивнул.
  ― Хорошо. Только... дай мне все тебе объяснить, ладно?
  ― Не подходи, ― повторила я шепотом, который едва расслышала из-за громкого сердцебиения.
  ― Я не подойду, Эмили, ― он выставил руки вперед. ― Успокойся.
  Как?
  Мне хотелось плакать и кричать. Мне хотелось биться в истерике, потому что я ничего, ничего не понимала, потому что все, что сейчас происходило, и мысли, крутившиеся в голове, ― это было так... дико!
  ― Кто ты такой? ― закричала я.
  Он молчал, словно растягивая мои страдания, и мой взгляд из требовательного стремительно превратился в умоляющий.
  ― Кто ты такой? ― шелестящим голосом произнесла я.
  ― Я демон, ― наконец, сказал Диего, издав крошечный выдох.
  Мои ноги подкосились, и сердце издало испуганный толчок. Я больше не чувствовала, как порывы ледяного ветра врезались в мою кожу, а глаза видели только ничего не выражающее, убийственно спокойное лицо Диего.
  Он был демоном. Не ангелом.
  Человек, стоящий передо мной, был злом.
  Парень, который мне нравился, хоть я и не признавала этого до конца, был существом тьмы.
  Мои глаза растерянно блуждали по его лицу, отчаянно пытаясь найти любую зацепку на то, что это очередная неудачная шутка... все, что угодно, но только не правда. Ну же, Диего, сделай что угодно, чтобы заставить меня рассмеяться и поверить в то, что сказанное тобой ― ложь.
  Но он продолжал молчаливо стоять передо мной, как мраморное изваяние. В какой-то момент мне даже показалось, что Диего перестал дышать.
  Как за последний росток надежды я хваталась за его ослепительную, безупречную, поистине нечеловеческую красоту. Я пыталась утонуть, наслаждаясь его внешностью. Я хотела избавиться от прочих мыслей и просто смотреть на него, забыв обо всем на свете.
  Но чувство шока было намного сильнее, чем моя увлеченность Диего.
  ― Демон, ― одними губами произнесла я, опуская глаза низко к земле, так, чтобы Диего не мог видеть в них слезы.
  Я хотела спрятаться от всего мира в самом темном углу и просидеть там, пока не пройдет ужасное чувство страха. Я боялась всего, что только что услышала.
  Ангелы пытались меня убить...
  Диего был демоном...
  Один вопрос застрял у меня в голове. Почему вся эта чертовщина происходит именно со мной?
  ― Ты напугана, ― услышала я хриплый и низкий голос Диего.
  Конечно же, я была напугана. Я была в шоке. А чего он ожидал? Что я с совершенно спокойным видом восприму все его слова? Это же бред! Все, что он говорил, было чушью! В это нельзя было поверить... невозможно принять и смириться.
  Это только начало разговора. И мне с особым страхом было сложно представить, что я еще могла услышать.
  ― Это ты? ― прошептала я. ― Ты ― тот человек с черными крыльями, которого я видела тем вечером, девять месяцев назад?
  ― Да, ― ответил он. ― Это был я.
  Я ничего не почувствовала.
  ― Ты хотел убить меня? ― озвучила я свой ранее заданный вопрос.
  ― Ничего подобного, Эмили, ― сказал Диего. ― Если бы я хотел сделать это, то сейчас ты бы не стояла передо мной. И... я бы не спас тебя вчера от ангелов. Я защищал тебя, ― Диего сделал еще один небольшой шаг вперед, при этом внимательно наблюдая за моей реакцией. У меня не осталось сил даже на то, чтобы бояться. ― Я защищал тебя, ― чуть тише и мягче повторил он. ― Как вчера, так и девять месяцев назад, ― он остановился, по-прежнему глядя на меня. ― Я был рядом с тобой все это время, чтобы оберегать от опасности.
  Сейчас я должна была решить, верить ему, или нет. Чаши весов под названием "доверие" и "недоверие" находились на одном уровне. Но в словах Диего был смысл. Он прав в том, что если бы хотел убить меня, то уже сделал бы это. Давно. И я бы действительно не стояла сейчас здесь, перед ним, дышала и увядала от страха.
  И если Диего говорил правду о том, что именно его я видела девять месяцев назад, то, получается, это он вызвал скорую на место аварии. Но... почему потом исчез? Или он вовсе не исчезал. Может, все это время он находился рядом, просто я не замечала его, до того момента, как встретила в доме у Патрика две недели назад.
  ― Как ты узнал, что ангелы нападут на меня? ― мертвым тоном спросила я и обняла себя руками.
  Диего, увидев, что я могу продолжить разговор, расслабленно выдохнул.
  ― Я наблюдал за тобой, ― ответил он. ― Я всегда знаю, что ты делаешь.
  Мне стало жутко.
  ― Ты знал, что они попытаются убить меня? ― тупой спазм заставил мой желудок скрутиться в тугой узел, и я едва не застонала от боли.
  ― Да.
  ― Почему они хотели сделать это? ― спросила я безжизненно.
  ― Потому что это было их приказом, ― сказал Диего. ― Уничтожить тебя.
  Прекрасно. И чем я насолила ангелам?
  ― Чьим приказом? ― я вытерла слезы тыльной стороны руки и неуверенно подняла голову.
  Лицо Диего по-прежнему оставалось непроницаемым.
  ― Бога, ― я удивилась, с какой обыденностью он произнес это.
  Бога? Самого Бога?
  И он существует.
  Конечно, если есть ангелы, то Бог тоже есть.
  Еще один мощный импульс шока прошелся по моему телу с головы до пят, словно заряд тока.
  Я вяло кивнула, как бы говоря продолжать.
  ― Ты не просто человек, Эмили, ― заговорил Диего. ― Точнее, ты вообще не человек.
  ― Стоп, ― перебила я.
  Брови Диего вопросительно сошлись на переносице.
  Час от часу не легче. Я не человек. Прекрасно. Потрясающе.
  Я мысленно подготовила себя услышать нечто шокирующее и снова кивнула.
  ― В тебе течет кровь ангела и демона, ― изрек он. ― Ты полукровка.
  Моя отвисшая челюсть болталась где-то в районе щиколоток.
  ― Я... кто?
  ― Наполовину ангел, наполовину демон, ― Диего кивнул, как бы говоря, что мне не послышалось.
  Я схватилась за голову и согнулась пополам. Миллионы мыслей не помещались в тесной черепной коробке, мой разум разрывался на части. Как могло случиться, что я... не человек? Как вообще такое возможно? Дочь ангела и демона? Получается, что мои родители...
  Я резко убрала руки от лица и впилась в Диего испуганным взглядом.
  ― Нет, ― он покачал головой, и на миг я озадачилась, почему он сказал это. ― Те, кто воспитывал тебя, были людьми, ― сообщил он, словно прочитал мои мысли.
  Я продолжала стремительно падать в пропасть под названием Безумие.
  Я испытывала смешанные чувства. Если мои родители ― не мои родители, то кто они? И кто мои настоящие мама и папа? Где они? На небесах, или в аду?
  ― Кто они? ― от бессилия едва слышно вопросила я.
  ― Я не знаю, кто твоя мать, но она была ангелом.
  ― А отец?
  ― Он Дьявол.
  Я остолбенела.
  Что. Он. Сейчас. Сказал?
  Я кинула Диего уточняющий взгляд, и он уверенно кивнул в знак подтверждения.
  ― Не может быть, ― оторопело промолвила я, слабо мотая головой. ― Невозможно... Дьявол? Я дочь самого Дьявола? ― в моем голосе зазвучали нотки истерики.
  Это было нехорошо. Если я начну по-настоящему паниковать, то этот приступ полной потери контроля над эмоциями долго не удастся остановить.
  Я открыла рот и стала жадно хватать ледяной воздух ртом. Меня трясло так, словно я в одном нижнем белье провела на тридцатиградусном морозе всю ночь. Я стала беспокойно метаться перед Диего из стороны в сторону, прижимая ладони ко рту. Диего внимательно следил за каждым моим движением и не проронил за время моего внутреннего сумасшедшего монолога ни единого слова.
  Знали ли мои родители о том, кто я? Знали ли они вообще, что я не их дочь? А Клэр? Она не моя сестра?
  Прошло несколько долгих минут прежде, чем я сумела остановиться.
  ― Я могу продолжить? ― поинтересовался Диего, убрав руки в карманы.
  Я не ответила.
  ― То, что ты существуешь, ангелы и демоны выяснили не сразу. Это стало известно спустя какое-то время после твоего рождения. Как только Люцифер узнал о тебе, он отдал приказ о начале твоих поисков. Большинство демоном ринулось в мир людей, чтобы найти единственную полукровку, дочь Дьявола. Они должны были сделать это раньше ангелов, ― Диего остановился, чтобы сделать вдох. ― Не только Дьявол знал о тебе, но и Бог. Он тоже послал своих белокрылых пешек, чтобы убить тебя.
  ― Но почему? ― прошептала я.
  ― Потому что ты самое опасное существо, Эмили. Ты не ангел и не демон. В тебе течет кровь сразу обоих. В тебе течет кровь самого Дьявола, ― мне послышалось, или Диего сказал это с восхищением? Я слабо поморщилась и всхлипнула. ― Бог объявил на тебя охоту, так как посчитал крайне опасной. Никто не знает, какую силу ты таишь в себе.
  ― Весело, ― глухо пробубнила я.
  К моему удивлению Диего улыбнулся. Но улыбка померкла через пару секунд.
  ― Тебя нашли девять месяцев назад, ― продолжил он, переступив с одной ноги на другую.
  В голове что-то щелкнуло.
  ― В день аварии, ― пробормотала я, осененная внезапно пришедшей мыслью. ― Ты нашел меня, ― мой голос оборвался.
  ― Да, ― кивнул он, расправив широкие плечи. ― К несчастью, я опоздал. Ангелы сделали это быстрее меня и других демонов, ― его красивое лицо скривилось от отвращения.
  ― Это... ангелы виноваты в смерти моих... родителей?
  ― Да.
  Диего ненавидел ангелов. Я теперь тоже. Отпали последние сомнения о том, кто именно выступал в роли зла ― ангелы, или демоны. Если в смерти родителей (и я не могла поверить, что они на самом деле ими не являлись) виноваты существа с белыми крыльями, то они были злом. Для меня, по крайней мере.
  ― Все знают, что ты существуешь, ― голос Диего приобрел удивительную для меня мрачность, потому что я никогда не слышала, чтобы он говорил с такой серьезностью. ― Ты в огромной опасности.
  Эти слова должны были вызвать во мне дрожь. Но я не почувствовала ничего подобного. Возможно, потому, что была переполнена эмоциями.
  ― Это ангелы следили за мной в последнее время? ― спросила я.
  ― Ангелы, ― Диего утвердительно качнул подбородком.
  ― Значит, я не сошла с ума.
  Нет. Это было не так. Отчасти. Безумие происходило не в моей голове, а в реальности.
  Диего подтвердил мои опасения.
  Мне не показалось.
  За мной следили. Меня преследовали. Меня действительно хотели убить.
  Ангелы.
  ― Почему ты спас меня? ― я засомневалась, услышал ли меня Диего, потому что сказала это так тихо, что едва расслышала себя сама.
  ― Я был первым демоном, нашедшим тебя и...
  ― Но как ты узнал, что я та, кого ищут демоны и ангелы? ― перебила я.
  ― Это трудно объяснить, ― он пожал плечами. ― Почувствовал на подсознательном уровне. Демонские штучки.
  ― Продолжай, ― вяло кивнула я.
  ― После того, как я сообщил Дьяволу о тебе, он сказал, что отныне я буду охранять тебя.
  Я нахмурилась.
  ― В смысле?
  ― Он сделал меня кем-то вроде твоего хранителя. С того момента, как я сказал о тебе, моей прямой обязанностью стало защищать тебя от ангелов и прочего зла.
  Зла...
  ― А сам-то ты кто? ― невольно вырвалось у меня. Я с опаской посмотрела в глаза Диего. Мои слова ничуть не задели его. Я решила договорить. ― Разве не демоны должны быть злом для людей?
  ― Для людей ― да, ― не стал отрицать он. ― Но ты не человек.
  Спасибо, что напомнил.
  ― Демоны твое спасение.
  Какая ирония.
  ― Только благодаря Дьяволу ты все еще дышишь. Именно он заботится о твоей безопасности, потому что ты его дочь, и он искал тебя так долго...
  ― Какой же это бред, ― промямлила я.
  ― Называй, как хочешь.
  Глупо, но я вдруг почувствовала обиду оттого, что Диего искал со мной встреч не потому, что хотел этого, не потому, что я ему нравилась, а потому что это было его приказом.
  ― Почему ты сразу не сказал о том, кто ты? Почему устроил весь этот цирк? ― я приложила указательные пальцы к вискам и стала тереть их по часовой стрелке.
  ― А что бы я тебе сказал? Привет, я демон, а ты дочь Дьявола, наполовину ангел, наполовину демон. И он послал меня присматривать за тобой, потому что на тебя объявили охоту ангелы, когда узнали, что ты существуешь.
  ― То же самое ты сказал мне несколько минут назад!
  Удивительно, наш разговор не длился много времени, а мне казалось, что мы стоим в этом парке целую жизнь, и говорим, говорим, говорим...
  ― Тогда ты не была готова, ― Диего поджал губы.
  ― А сейчас я, по-твоему, готова? ― мне хватило сил, чтобы съязвить.
  ― Нет, но менее эмоционально восприняла услышанную информацию. Если бы я сказал тебе обо всем в первый же день нашего знакомства, не думаю, что ты бы мне поверила.
  ― Поверь, я на грани, чтобы обозвать тебя психом.
  Он улыбнулся прежней улыбкой. И по телу вдруг расплылось слабое тепло.
  Я поразилась самой себе, что в такой напряженный момент могла думать о Диего. Его я должна была отодвинуть в самый дальний уголок своего сознания. Теперь у меня было предостаточно других тем для раздумий. И чтобы переварить все это мне понадобится много времени. Очень, очень много.
  ― Есть ли еще что-то, что я должна узнать? ― хрипло поинтересовалась я.
  "Потому что завтра я не буду готова возвращаться в этот сумасшедший кошмар" добавила я мысленно.
  ― Разве у тебя больше нет ко мне вопросов? ― искреннее удивление промелькнуло в его голосе. ― Я думал, что услышу как минимум пару сотен.
  Мне вполне хватило и того, что я услышала, хотя подозревала, что это часть того, что необходимо знать.
  ― Почему когда один из этих... ― я проглотила ком, ― прикоснулся ко мне, я почувствовала боль?
  ― Это было Прикосновение ангела, ― спокойно пояснил Диего. ― Оно смертельно для людей. Но ты не человек, поэтому выжила. Прикосновение не убило бы тебя. Ангел знал это. Он просто пытался вывести тебя из строя. Парализовать. Обезвредить. Вероятно, хотел забрать с собой, чтобы потом медленно убивать. Или хотел доставить Богу... Не знаю.
  Меня передернуло. Удивило, с какой откровенной жесткостью говорил Диего. Он был другим. И от недавней улыбки не осталось и следа. Мистер Серьезность. Мистер Хладнокровность.
  ― Почему, когда я проснулась утром, то на мне не было ни ссадин, ни царапин, ни ушибов? Как будто я не попадала в аварию. И... почему машина была цела? ― ну, а почему я вообще оказалась дома, я знала. Диего принес меня. ― И мой телефон... он тоже был сломан.
  ― Насчет первого. Твоя врожденная способность к ускоренной регенерации, ― объяснил он. Я слегка нахмурилась, погружаясь в воспоминания. Я переместилась в детство и поняла, что все раны, которые я когда-либо получала, заживали намного быстрее, чем у других детей. Но я, почему-то, никогда не заостряла на этом внимание. А еще в памяти всплыло прошлое лето, которое я провела в больнице. Всего за два месяца я восстановилась после ужасной аварии, в которой должна была умереть. Врачи были удивлены. Как и я. ― Демоны и ангелы восстанавливаются быстрее, ― голос Диего вернул меня в реальность. ― Ну, а что касаемо машины и телефона, то тебе не обязательно вдаваться в подробности. Опять же, демонские штучки, ― он пожал плечами.
  Я замолчала, фильтруя новую порцию информации.
  ― Можно спросить тебя кое-что? ― тихо попросил Диего.
  Я неуверенно кивнула и невольно подумала о том, что парень с таким лицом не может быть демоном.
  Закрыв глаза на мгновение, я избавила себя от этой мысли.
  ― Почему ты бросилась на помощь, когда я сказал тебе бежать? ― его черные глаза излучали искреннее желание узнать причину.
  Я была растерянна, и ответить внятно оказалось непросто.
  ― Они... эти существа собирались убить тебя, ― забормотала я. ― И я... ― издав тяжелый громкий вздох, я обрушила свой взгляд на землю. ― Я не могла не помочь тебе.
  Диего долго молчал, и я нерешительно посмотрела на него. Его лицо на мое удивление стало злым с проблесками недоумения.
  ― В первую очередь они добрались бы до тебя, ― Диего издал гневный выдох.
  ― Мог бы сказать спасибо, ― буркнула я.
  ― За что? ― его глаза сверкнули в темноте. ― За то, что ты рисковала своей жизнью, пытаясь помочь мне? Я не должен благодарить тебя за это. Своим безрассудным поступком ты подставила под удар мою миссию ― защищать тебя.
  Его слова больно обожгли меня.
  ― Да если бы я не отвлекла их, ты был бы мертв! ― неожиданно закричала я и удивилась вспышке ярости в душе.
  ― Я бы сумел постоять за себя, ― рычащим голосом произнес Диего, склонившись надо мной.
  Раньше он вызывал у меня необъяснимый страх. И я упорно не могла понять, в чем дело. Теперь я знала причину. Диего демон. Даже если он и защищал мою жизнь, то для меня он всегда будет демоном. Злом. И, глядя в его пылающие необъятной яростью глаза, я забыла о своей нелепой симпатии к нему.
  В эту секунду передо мной стоял монстр с самой красивой внешностью. И я боялась его.
  Я пошатнулась назад, слушая, как быстро и громко бьется мое сердце.
  ― Оставь меня в покое, ― я так хотела, чтобы это прозвучало уверенно, но получилось жалостливо.
  Мои глаза метнулись на угрожающе сжатые кулаки Диего. Я сделала еще один шаг от него. Я даже подумала о том, что придется бежать. Я понимала, что он не убьет меня, но все равно было дико страшно.
  ― Это невозможно, ― медленно сказал Диего. ― Моя работа знать, что ты делаешь, о чем ты думаешь, чем дышишь... Я могу перечислять бесконечно. Но смысл один. Я должен быть рядом с тобой всегда. И мне все равно, хочешь ты этого, или нет. Я выполняю свой приказ.
  Я напряглась.
  Не знаю, что, но что-то заставило Диего сделать шаг назад. Наверно, страх, плескавшийся в моих покрасневших от слез глазах.
  ― Извини, ― Диего нахмурился.
  ― Я хочу домой, ― я задрожала.
  ― Я отвезу тебя, ― он уже направился в сторону стоянки.
  ― Я поеду одна, ― оборвала я его.
  ― Исключено.
  ― Почему? Раньше же я как-то добиралась до дома самостоятельно.
  ― Да. До тех пор, пока на тебя не напали ангелы. Теперь это моя забота ― подвозить тебя, отвозить, повсюду следовать за тобой. С каждым днем становится менее безопасно.
  Его слова вызвали во мне волну неистовой дрожи.
  ― Но я же как-то приехала сюда, ― пробормотала я.
  ― Я был рядом, ― ответил Диего. ― Наблюдал, чтобы с тобой ничего не случилось.
  ― Отлично. Тогда таким же образом я уеду домой. Одна. А ты... ты можешь следить за мной, как угодно. Только на расстоянии. Я не хочу тебя видеть, ― последнее предложение я сказала почти шепотом.
  Диего, громко стиснув зубы, кивнул.
  Несколько секунд я стояла на месте, решаясь, и поплелась к стоянке. Я не знала, шел ли Диего за мной, или исчез. Я не хотела оборачиваться, потому что если бы я сделала это, то не смогла бы идти дальше, без него.
  Проходя мимо детской площадки, я запнулась и упала.
  ― Ой! ― слабо вскрикнула я, встретившись с асфальтом. Мое лицо исказилось от жгучей боли в поцарапанных ладонях.
  Я опустила голову и глубоко задышала. Я даже не пыталась встать. Внезапная паника накатила на меня, накрыла с головой, и я медленно тонула в толще мыслей, страхов, эмоций. Я задыхалась от слез, что стали душить меня. В груди что-то закололо, и я приложила к ней руку, надавила с силой, пытаясь таким образом заглушить необъяснимую боль.
  ― Эмили, ― над головой раздался голос Диего.
  В следующую секунду его руки оказались на моей талии. Он потянул меня вверх. Когда я почувствовала его, так близко стоящего ко мне, то стала вырываться.
  ― Отпусти, ― пробормотала я.
  Диего поставил меня на ноги, но не отошел. Я чувствовала его дыхание рядом со своей шеей. Мне было страшно, на подсознательном уровне. Диего демон, я должна его бояться. И я боялась его.
  ― Уйди, ― тихо попросила я, крепко зажмурив глаза.
  Диего издал один громоздкий вздох и послушно убрал руки с моей талии. Я слабо пошатнулась и сжала кулаки.
  ― Ты дойдешь сама? ― спокойно спросил он.
  ― Да, ― брякнула я и сделала неуверенный шаг вперед.
  На ватных ногах я дошла до машины, обошла ее и остановилась у дверцы с водительской стороны. Мой взгляд машинально упал на детскую площадку. Там уже никого не было. Порыв ледяного ветра просочился за шиворот и прогнал дрожь по телу. Я поежилась и села в "Ауди". Трясущейся рукой вставила ключ зажигания, повернула его. Автомобиль лениво зарычал.
  Когда машина тронулась с места, я больше не смогла сдерживать горячие слезы. Надеюсь, Диего не увидит их... Хотя, какая теперь разница?
  
  Глава пятнадцатая
  
  Я ехала в полубессознательном состоянии и пришла в себя, когда заглушила автомобиль и с удивлением заметила, что уже у дома. Словно во сне я вышла из "Ауди" и поплелась к крыльцу. Остановившись у двери, я замерла. На миг показалось, что все вокруг остановилось. И мое сердце тоже.
  В реальность меня вернул звонок. Я моргнула и засунула руку в карман.
  ― Да? ― сказала я.
  ― Привет! ― я услышала жизнерадостный голос Ники.
  ― Ага, ― я вытащила ключ и открыла дверь.
  ― Ты занята? ― ее голос сливался с громкой музыкой.
  ― Ага.
  Что она сказала?
  ― Приезжай в клуб!
  ― Ммм?
  ― Я говорю, приезжай в клуб! ― закричала она. ― Здесь так весело! Уууууу! Эмили! ― я услышала голос Хейли. ― Давай к нам! Хватит сидеть дома!
  Я закрыла за собой дверь и оглядела темный пустой дом. Как только в сердце стал просачиваться страх, я нащупала выключатель.
  ― Сколько сейчас времени? ― глухо спросила я.
  ― Не знаю, ― крикнула Ники. ― Приезжай! Повеселись с нами!
  Я не была настроена на веселье.
  ― В следующий раз, ― промямлила я.
  ― Э-э-м-и-и-л-и-и! ― протянули они с Хейли хором.
  Я прошла в гостиную и посмотрела на часы.
  ― И вам пора закругляться, ― сказала я. ― Если не хотите выглядеть еще хуже, чем сегодня утром.
  Я с трудом могла говорить нормально.
  ― Ты такая зануда, ― притворно обиженно вздохнула Ники. ― Ладно, умирай от скуки дальше.
  ― Непременно.
  ― Пока, солнце, ― она отключилась.
  ― Ага, ― сказала я в пустоту.
  Я положила телефон рядом на диван и закрыла лицо ладонями. Теперь я была полностью во власти своих чувств. Теперь я могла рыдать, сколько угодно и как угодно. Я могла кричать, рушить, вопить и скулить... я могла выплеснуть свои эмоции, потому что осталась одна.
  Но я ничего не чувствовала. Вообще. Словно все эмоции исчезли, и внутри образовалась огромная воронка пустоты. Она, как черная дыра, медленно и мучительно засасывала во тьму. Пустота тугим обручем сковала меня, и я замерла в одном положении, не в силах сделать даже вдох.
  Было бессмысленно отрицать то, что все это на самом деле происходит со мной. Это реально, как день и ночь, это реально, как моя боль от потери родителей. Все, что я всегда считала сказками для детей, оказалось правдой. Ангелы, демоны, Небеса и Ад, Бог и Дьявол... все это существовало. Но что более плачевно было осознавать, так это то, что я имела непосредственное отношение к этому сумасшедшему сверхъестественному миру. Я не была человеком. Наполовину ангел, наполовину демон. Звучит как минимум нереально. Даже для тех же ангелов и демонов. Никто не знал, насколько опасной я могу быть для всех, и какую силу я таю в себе.
  Но я чувствовала себя, как самый обычный человек! У меня не было никаких способней, и уж тем более крыльев. Я не умела летать, я не могла жить вечно, не обладала умопомрачительной красотой...
  Ах, да, а еще мой отец Дьявол. Повелитель зла, Князь Тьмы, Властелин хаоса, Сатана, Люцифер... Люди, которых я всю жизнь считала своими родителями, оказались чужими. Нет. Для меня они всегда будут родными. Мои мама и папа, и Клэр. И я всегда буду любить их больше всех в своей жизни.
  Ангелы хотят меня убить по поручению Бога. И им бы это удалось, если бы не Диего.
  Диего... Диего... Диего...
  Он был демоном.
  Если бы я рассказала кому-нибудь об этом, меня бы посчитали чокнутой. Да я и сама бы назвала человека, поделившегося со мной подобной историей, психом. В том, что сегодня рассказал мне Диего, нет ничего вразумительного. Это невозможно.
  За один вечер моя жизнь перевернулась вверх дном. Реальность спуталась с вымыслом. Все перемешалось и превратилось в огромный клуб из миллиона оборванных нитей. В мою обыденность ворвались тайны, которые часть меня хотела разгадать, а другая желала наплюнуть на все и продолжить прежнее существование, навсегда стерев из памяти этот день.
  Что мне делать дальше? Как жить с этой правдой? Есть ли у меня будущее? Как скоро ангелы настигнут меня?
  Исчезли последние крупицы оцепенения, я сделала глубокий вдох и медленный выдох.
  Тогда чувства обрушились на меня со скоростью лавины. Они накрыли огромной волной, и я бесследно утонула, растворилась в них. Первое, что я почувствовала, это отчаяние, затем обиду, непонимание, боль... свирепая буря эмоций бушевала внутри. Моя душа разбилась на миллиарды осколков. А сердце стонало, изнывало в груди.
  Я сходила с ума.
  Это казалось мне невыносимым. Боль съедала, она пускала свои ядовитые сети в мое тело, и, словно серная кислота, уничтожала все хорошее, что когда-либо было в жизни.
  Кто я? Что я за существо?
  У меня не было слез, только пустое отчаяние, непроглядный мрак, которым был пропитан воздух. Я ощущала давление со всех сторон. Моя жизнь стала самым ужасным кошмаром. И теперь у меня не будет возможности проснуться с криком и вздохнуть с облегчением оттого, что сон закончился.
  Я просидела в гостиной в угнетающей тишине несколько часов. И все думала, думала, думала. Вновь и вновь я прокручивала в голове разговор с Диего, убеждая себя в том, что это произошло на самом деле.
  Я долго не могла уснуть. Сидела у изголовья кровати, прижав к груди колени, и смотрела в окно, на большую белую луну. Не знаю, почему, но с ней у меня ассоциировалась надежда. Черное беззвездное небо ― тьма, которая ворвалась в мою жизнь; луна ― единственный свет, за который я буду держаться до последнего, как погибающее растение, отчаянно желающее жить.
  Я, Эмили Мэй Остмен, никогда не сдавалась. И сейчас не собираюсь опускать руки. Я буду бороться со всем, что встанет на моем пути, по мере возможности. Конечно, трудности, с которыми я сталкивалась раньше, были менее серьезными, чем в этот раз. Но нет ничего невозможного. Человек, желающий жить, будет жить, что бы с ним ни происходило. Вот и я буду. Назло своим врагам. Назло всем, кто по каким-либо причинам желает мне вреда.
  По сути дела ничего не изменилось. Я все та же Эмили, я человек (по крайней мере, таковой себя считаю), у меня были родители, которых я всегда буду любить, есть сестра ― единственный и самый близкий человек. Все осталось прежним, если убрать несколько фактов. О том, кто Диего, о Дьяволе ― моем настоящем отце, о матери ангеле, и о существах небесных, которые хотят моей смерти.
  Мне просто надо привыкнуть к этому. Ко всему новому, хоть и ужасающе странному. Нет ничего, с чем нельзя было бы не смириться. Время, оно решит все проблемы.
  Вероятно, это утро было одно из самых тяжелых за все прошедшее время с похорон родителей. То утро, когда я открыла глаза и впервые реально осознала, что больше никогда не увижу их, было по-настоящему кошмарным.
  Во-первых, я не выспалась. Точнее я вообще не спала. Во-вторых, я с трудом понимала, как должна вести себя дальше. Не думаю, что Ники и Хейли охотно поверят мне, если я расскажу им о том, что услышала от Диего. Так что вариант поделиться с кем-нибудь своим сумасшествием отпал сам с собой. Я должна держать язык за зубами. И это мой крест. В-третьих, я не знала, как смотреть в глаза Диего, ведь мы же все равно встретимся. По его словам, он что-то вроде моего телохранителя. Адский охранник. Демон-хранитель. Я не была готова видеть его со спокойствием в душе. Он всем своим видом будет напоминать мне о правде.
  Я выглядела неважно, когда отправилась в школу. Даже Ники и Хейли по сравнению со мной казались выспавшимися и свежими, хотя они отрывались весь вечер и, может быть, ночь. Невозможно описать словами, каких трудов мне стоило вести себя, как ни в чем не бывало. Я не могла улыбаться, когда подруги говорили что-то забавное, я не могла поддержать разговор. Словно статуя, я сидела на ланче, так и не притронувшись к еде. Я заставляла себя ходить, дышать, писать и слушать учителей. Это оказалось сложнее, чем мне казалось.
  Я остановилась у небольшого заброшенного парка, так и не сумев доехать до дома. Машина резко затормозила, и я слегка ударилась головой об руль. Не поднимая ее, я просидела в таком положении несколько минут. И когда мне стало казаться, что я вот-вот усну, в боковое окно автомобиля постучали три раза.
  Я резко откинула голову, отчего на меня нахлынуло сильное головокружение, и через окно увидела полицейского, который, чуть склонившись, ожидал моего ответа. Я издала томный выдох и с огромной неохотой опустила стекло.
  ― Мисс, у вас все хорошо? ― раздался грубый голос полицейского.
  ― Да, ― хрипло отозвалась я.
  ― Может, вам нужна помощь?
  ― Нет, ― я натянула слабую улыбку, и уголки моих губ задрожали.
  Мужчина, немного сузив глаза, на несколько секунд задержал свой взгляд на мне, затем осмотрел салон автомобиля и выпрямился.
  ― Тогда извините за беспокойство, ― сказал полицейский. ― Желаю вам всего хорошо.
  Ничего не ответив, я просто кивнула ему, подняла стекло и завела мотор. "Ауди" с некоторой ленцой тронулась с места.
  Сегодня меня ожидал неприятный сюрприз. Пришла мисси Ирвин. Ее присутствие раздражало меня, хоть она и пробыла в моем доме всего несколько минут. Я с трудом сдерживала себя оттого, чтобы не закричать на эту чрезвычайно надоедливую, ворчливую, вечно сующую свой нос в чужие дела женщину.
  Ближе к вечеру я удобно расположилась в гостиной на диване с починенным ноутбуком и чашкой горячего капучино. Я ждала две минуты, пока включался компьютер, и еще минут десять ушло на обновления. Я открыла браузер "Гугл" и ввела в поисковой строке слово "Ангелы". Интернет выдал мне несколько миллионов ответов.
  Я начала с примитивной информации о том, что это Божьи дети, самые чистые и светлые существа, что они несут с собой только добро и умиротворение. Пролистав так около тридцати страниц, я увидела слова большими буквами: "УЖАСАЮЩАЯ ПРАВДА ОБ АНГЕЛАХ!!!". Название статьи заинтересовало меня, и я кликнула на ссылку. Интернет, как назло, затормозил, поэтому мне пришлось перезагрузить страницу несколько раз.
  
  "Все считают ангелов существами света и мира. Но разве никто из нас не задумывался о том, что ангелы ― зло?"
  
  Начало показалось интригующим, и в душе я заликовала, что нашла то, что хотела.
  
  "Дети Создателя Мира Человеческого... Посланцы добра... Ангелы не те, кем кажутся. Ангелы ― зло. Они жестоки и коварны. Они убивают и высасывают из людей их жизнь, чтобы продлить свое существование. Монстры в обличии самых прекрасных созданий. Они обманывают, используют, уничтожают"...
  
  Я прервала чтение. В сознание врезались воспоминания слова Диего об ангелах. По телу прошелся холодок, и леденящее, трепещущее чувство страха поселилось в душе. Громко сглотнув, я устремила взгляд на экран.
  Я заметила статью, в которой шестидесятилетняя женщина Маргарет Шейн рассказывала о встрече с ангелами.
  
  "Это случилось в ночь на тридцатое июля этого года, ― стала рассказывать Маргарет. ― Я и мой муж Говард Шейн собирались ложиться спать. Наши дети ― Джинн и Майкл ― и внуки ― Кевин и Билли ― остались у нас. Я была так счастлива, что, наконец, вся семья была в сборе, потому что мы не виделись два года.
  Глубокой ночью я проснулась от странного яркого света, который пробивался в нашу спальню через окна. Я стала будить мужа. Говард и я отправились к нашим детям, чтобы убедиться, что с ними все хорошо. Мы были в гостиной, когда дом начал дрожать. Мы подумали, что это землетрясение, и запаниковали. Джинн, Майкл, Кевин и Билли выбежали из комнат в гостиную. Все вместе мы собирались покинуть дом. Но неожиданно на нашем пути, у самого выхода, стало появляться свечение. Из маленьких клубящихся шариков оно выросло до огромных размеров. Мне было страшно. Я крепко сжимала руку Говарда и молилась, чтобы смерть не забрала нас сегодня, здесь и сейчас.
  Из ослепительного света стали выходить люди с большими белоснежными крыльями. Они были невероятно красивы. Глядя на них, я почувствовала себя легко и свободно.
  А затем странный голос зазвучал у меня в голове. Он говорил, что пришло мое время, и что я не должна бояться. Сладостное чувство безмятежности отняло у меня всякое желание сопротивляться этим прекрасным созданиям. Мой муж, дети и внуки стояли рядом и с тем же немым восхищением смотрели на ангелов.
  Они приближались, и когда один остановился напротив меня, стал протягивать ко мне руку, что-то произошло внутри. Какое-то необъяснимое ощущение заставило меня колебаться. Но было поздно. Как только ангел дотронулся до моего лица, я почувствовала невероятную боль во всем теле, словно из меня вытягивали жизнь. Лик ангела мгновенно стал поистине дьявольским. Я находилась во власти этого создания. Я слышала крики своих детей, мужа и внуков, и мое сердце обливалось кровью. Я хотела вырваться, но не могла.
  Не знаю, что произошло. Но когда я проснулась, то было раннее утро. Я лежала на полу, и все мое тело болело. Но самое страшное ждало меня впереди, когда я увидела свою семью. Все они были мертвы. Мой муж, мои дети, мои внуки. Их убили ангелы. Высосали из них жизнь. В тот день я прокляла небеса за то, что осталась жива.
  Каждый день я просыпаюсь с мыслью о том, почему ангелы не убили меня? Почему эти монстры пожелали, чтобы я страдала без своей семьи?
  Я хочу, чтобы все знали, кто такие ангелы. Они ― зло воплоти. Они убили мою семью. Они отняли самое дорогое, что у меня было. Они не высосали из меня жизнь, но забрали с собой мое сердце, душу и смысл существования"...
  
  Я с трудом заставила себя перевести взгляд. В голове был невообразимый бардак. Мрачные мысли заполнили разум. Я медленно вникала в смысл только что прочитанной истории и убеждала себя, что Диего говорил правду.
  На этой же странице я нашла еще несколько подобных историй.
  От лица десятилетнего мальчика, родители которого были похищены ангелами и не найденные до сих пор. От лица парня, который собственными глазами видел, как его девушку убили ангелы. Затем я прочитала статью, в которой велся рассказ от лица семнадцатилетней Марии Грэй. Девушка повествовала о том, как однажды гуляла со своими друзьями. И неожиданно перед ними появился столб света, из которого стали выходить люди с крыльями. Мария так же, как и другие жертвы ангелов, ощутила приятное ощущение спокойствия и безмятежности. Но каким-то невероятным образом девушке удалось совладать с мыслями. Она испугалась и убежала, а затем увидела, как ангелы убили ее друзей. После этого девушка два года пролежала в психиатрической лечебнице.
  Я была под сильным впечатлением от всего, что прочитала.
  С ангелами я разобралась. Более достоверной информацией мне казалась та, что говорила об этих существах, как о зле. Следующие два часа ушли на поиски рассказов о демонах. С ними было куда проще. Везде, какую ссылку бы я ни открыла, говорилось о том, что они зло.
  Мой мозг был перегружен, когда я выключила интернет и закрыла ноутбук. Я удивилась, когда посмотрела на время. Первый час ночи, а я даже не заметила, как пролетел вечер. За интернетом время прошло почти молниеносно. Несколько часов показались минутами.
  Перед сном я позволила себе подумать о Диего. Сегодня я не видела его, и это радовало. Возможно, он дал мне возможность побыть одной и подумать обо всем хорошенько. Даже если это не так, в любом случае я благодарна ему за то, что сегодня он не попадался мне на глаза.
  Эта ночь выдалась беспокойной.
  Мне приснился кошмар.
  Зловещая, проникновенная темнота окружала меня. Я стояла в небольшом кругу света и боялась пошевелиться. Лихорадочно оглядываясь по сторонам, я изо всех сил пыталась уловить надвигающуюся опасность, которую ощущала каждой клеточкой своего естества. Мрак сгущался. Сердце пугливо издавало быстрые томные удары в тесной грудной клетке.
  ― Ты...
  Я услышала чей-то шепот.
  ― Ты...
  ― Ты...
  ― Ты...
  Много голосов. И все звучали в моем сознании.
  Я схватилась за голову и рухнула на колени.
  ― Хватит! ― кричала я. ― Хватит!
  ― Убить... Убить... Убить... ― снова раздался шепот.
  Неожиданно картинка сменилась, и я уже стояла посреди пустой дороги глубокой ночью. Вдали я увидела крошечный темный силуэт. Я моргнула. Мужская фигура приблизилась. Снова моргнула. Расстояние между мной и неизвестным значительно сократилось. Я хотела бежать, но мое тело не слушалось.
  Медленно и плавно силуэт надвигался на меня, как хищник подкрадывался к своей жертве.
  Я была жертвой.
  ― Убить...
  Я была уверена, что это произнес силуэт, потому что кроме него никого не было.
  Я продолжала стоять на месте, позволяя приближаться к себе.
  Мои ресницы с трепетом опустились. Когда я подняла глаза, то увидела мужскую фигуру прямо перед собой. Он стоял непозволительно близко. Но я не видела лица. Вместо носа, глаз, губ, лба, подбородка, щек и скул была тьма, непроглядная тьма, за которой скрывалась целая бесконечность.
  Безликий силуэт протянул ко мне свою черную руку.
  ― Убить... ― снова раздался шепот.
  Когда он коснулся моей щеки, я почувствовала, как невероятной силы жар разливается по телу. Лава боли обрушилась на меня, и я громко закричала.
  Меня разбудил шум ветра, разыгравшегося не на шутку. Его порывы раскачивали цветущие деревья. Тень их веток падала на окно моей комнаты и создавала впечатление, что это чьи-то когтистые руки. Тяжело дыша, я смотрела туда, и мое сердце сжималось от страха.
  На какой-то момент мне показалось, что кошмары исчезли из моих снов. Но меня ждало очередное разочарование.
  Кошмар начался наяву и вернулся во сне.
  Если бы было хоть какое-нибудь средство против этих ужасных снов, против сомнений, которые не оставляли меня в покое. Если бы существовало на Земле лекарство, способное излечить от этого безумия, я бы обошла весь мир в его поисках.
  
  Глава шестнадцатая
  
  ― Ты выглядишь просто отвратительно, ― прокомментировала Ники, как только я вышла из "Ауди".
  Сегодня было тепло. На мне были темные джинсы, черная большая толстовка и кроссовки, волосы убраны в пучок, чтобы не мешались.
  Ники даже в сорокаградусный холод или жару будет выглядеть безупречно. Я удивлялась, во сколько она встает каждое утро, чтобы навести такую красоту? В том, чтобы произвести впечатление своим сногсшибательным видом, ей не было равных. Разве что достойную конкуренцию могла составить только Хейли. А я... я была своего рода дурнушкой в нашей компании. По сравнению с ними уж точно.
  ― И тебе доброе утро, ― сказала я, потирая глаза.
  ― Плохо спала? ― поинтересовалась Хейли.
  Я вяло кивнула.
  ― Мы с Алексом поругались, ― грустно сообщила Ники.
  Я озадаченно нахмурилась.
  ― Разве вы вместе? ― спросила я.
  Ники взглянула на меня так, словно я совершила огромную, непростительную ошибку.
  ― Да, мы встречаемся, ― сообщила она обиженным голосом. ― Я говорила об этом. Но ты, как выяснилось, не слушала меня.
  Я послала ей виноватый взгляд.
  ― Прости, Ники, ― забормотала я. ― Я просто...
  ― Проехали, ― отрезала она, отмахнувшись рукой, и я почувствовала себя самой последней сволочью на свете из-за того, что расстроила ее своей невнимательностью. Но если бы Ники только знала, что творится в моей жизни. Думаю, она бы простила мне мою рассеянность.
  ― Знаешь, Ники, я не понимаю, почему ты вообще согласилась встречаться с ним, ― сказала Хейли. ― Ты же вроде хотела отказать ему. В чем дело?
  ― Я решила дать Алексу шанс, ― пробурчала Ники, кидая в мою сторону недовольные взгляды. ― Могли бы посочувствовать.
  ― Я, конечно, могу сказать, что мне бесконечно жаль, что вы поругались, но мы обе прекрасно понимаем, что это не будет правдой, ― откровенно заявила Хейли.
  Ники сердито сомкнула губы.
  ― Спасибо за поддержку, подруги, ― и, развернувшись, пошла.
  ― Не бери в голову, ― шепнула мне Хейли. ― Она просто не в духе. Скоро пройдет.
  ― Я все слышу, ― буркнула Ники, посмотрев на нас через правое плечо.
  Хейли пожала плечами и выпрямилась.
  Через несколько минут Ники больше не обижалась и предложила нам с Хейли сходить куда-нибудь и отдохнуть.
  ― А тебе не кажется, что стоит отдохнуть от отдыха? ― простонала Хейли. ― Я не высыпаюсь.
  Ники издала звук, похожий на фырканье.
  ― В "Сахару"? ― повторила я.
  Это клуб для тех, кому уже исполнилось двадцать один.
  ― Да, ― спокойно ответила Ники, отвлекая меня от мыслей.
  ― Но нам же еще...
  ― Да брось, ― оборвала меня она и повернулась лицом к нам с Хейли, остановившись. ― У тебя же есть поддельное удостоверение, ― она скрестила руки на груди.
  Я поджала губы.
  Ники была права. Как только я начала встречаться с Джастином, он через своих знакомых сделал мне "пропуск" во взрослую жизнь. И в этом нет ничего ужасного. У многих есть поддельное удостоверение личности. У Ники тоже есть, и у Хейли. Я не исключение.
  ― Посидим чисто в женской компании, ― Ники выдавила напряженную улыбку. ― Мне кажется, что мы целую вечность не сидели втроем и не болтали о всякой ерунде.
  ― Теперь у тебя для этого есть Алекс, ― сказала Хейли.
  Ники сделала вид, что не услышала ее.
  ― Я "за", ― сказала я.
  Ники и Хейли удивленно уставились на меня.
  ― Прости, мы не ослышались? ― пробормотала Ники. ― Тебя даже не пришлось уговаривать и угрожать?
  ― Что? ― я пожала плечами. ― Я тоже хочу отдохнуть.
  Отчасти это было так. Я хотела отдохнуть от сумасшествия, которое стало неотделимой частью моей жизни день назад. Я хотела забыться, повеселиться, почувствовать прежнюю безмятежность, хотя бы на один вечер вернуться в прошлое, где было так хорошо.
  Я не хотела быть дома одна. Не хотела оставаться наедине со своими мыслями, которые разрывали мою голову на части. Я не хотела думать о том, что схожу с ума. Так мне становилось только хуже. Я была готова провалиться сквозь землю, лишь бы на минуту избавить себя от вопросов, которые, словно заевшаяся кассетная пленка, крутились в моей голове снова и снова.
  Абсолютно все действовало на нервы. Неестественно четкое и ровное тиканье настенных часов, голоса, звучащие в телевизоре, то, что происходило за окном, размещение мебели в гостиной... Внутри поселилось необъяснимое чувство, смешанное со злостью, раздражением и отчаянием, отчего я была готова раскидать и сломать все, что находилось в этом доме.
  Я была на грани срыва и очень ясно ощущала это. Но и успокоиться была не в состоянии. Вечер в компании лучших подруг ― лучшее лекарство от душевного беспокойства.
  Ники улыбнулась, хоть улыбка была и крошечной, но все же искренней. Она с благодарностью взглянула на меня, затем посмотрела на Хейли.
  ― Ты тоже идешь, ― твердо проговорила она. ― И это не подлежит обсуждению.
  Вот она, Ники, наш командор.
  Хейли сдалась.
  ― Ладно. Я только предупрежу Джона о том, что планы изменились.
  ― Изменились? ― Ники вопросительно изогнула аккуратную бровь.
  ― Мы хотели погулять сегодня вечером, ― ответила Хейли, доставая телефон из сумки.
  ― Вы же и так видитесь каждый день.
  Хейли проигнорировала ее.
  ― Собираемся в шесть у "Сахары", ― сказала Ники, когда мы зашли в школу. ― И пусть только одна из вас попробует не прийти, ― голубые глаза впились в Хейли, которая набирала сообщение своему парню.
  ― Что? ― недоумевала Хейли.
  ― Мы поняли друг друга, ― нахмурилась Ники. ― Никаких парней сегодня. Только я, ты и Эмили.
  ― Ладно, ладно, я все поняла, ― Хейли уткнулась в экран телефона. ― Прогулка с Джоном уже отменена.
  Ники натянуто улыбнулась.
  ― Вот и чудесно.
  Пока мистер Вуд ― учитель английского ― что-то записывал на доске, ученики уткнулись в свои тетради. Я выпрямила спину и встряхнула рукой, так как та устала, и мой взгляд случайно упал на окно. В тени деревьев, через дорогу от школы, кто-то стоял. По фигуре это был парень. Он стоял, развернувшись телом в сторону школы, и сложилось такое чувство, будто этот некто смотрел на меня...
  Черная толстовка, капюшон на лице и скрывающий его большую часть.
  Я встречала его уже много раз.
  Но теперь я знала, кто это был.
  Ангел.
  Каждая клеточка моего тела пребывала в состоянии острого напряжения. Я затаила дыхание, не в силах отвести взгляд от окна. Медленно, словно нерешительно, паника подбиралась ко мне, загоняя в тупик.
  ― Кхм, кхм, кхм, ― кто-то кашлянул, но я не отреагировала. ― Мисс Остмен?
  Услышав недовольный голос преподавателя, я резко вздрогнула и отвернулась от окна. Мой растерянный взгляд обрушился на учителя. Тот хмуро потирал подбородок и смотрел на меня.
  ― Возвращайтесь к работе, мисс Остмен, ― сказал он мне.
  Я заставила себя кивнуть. Когда мужчина отвернулся, я снова посмотрела в окно. Того парня не было. И он всегда исчезал подобным образом, как в ужастиках.
  ― Эй, ― шикнула Ники и ткнула меня ручкой в локоть. Я перевела внимание на нее. ― Ты куда смотрела?
  ― Я... никуда, ― я встряхнула головой. ― Просто задумалась.
  Ники недоверчиво поджала губы и осторожно взглянула на учителя, который снова смотрел на нас. Она вздохнула и опустила голову к тетрадке. Я последовала ее примеру, хотя не стала ничего записывать. Мои мысли потекли в другом русле.
  Ангел. Он снова преследует меня. А что, если решит напасть после школы? Я не смогу защищаться.
  Диего. Мне нужен был Диего. Как бы сложно ни было это признать, но только на него я могла рассчитывать.
  Как мне его найти?
  Оставшийся урок я постоянно смотрела в окно, и на протяжении других занятий следила за тем, что происходило вне здания школы. Ники и Хейли не понимали, почему я так странно себя вела. А именно: постоянно оглядывалась, вздрагивала от резких звуков и случайных прикосновений, думала и молчала. Ох, если бы они только знали, ЧЕГО, а точнее КОГО я боялась.
  До шести вечера мне было чем заняться. Одна математика чего стоила. Затем я приняла горячую ванну, помыла волосы любимым шампунем с запахом карамели, меда и вишни и отправилась в свою комнату, чтобы подготовиться к походу в "Сахару". Я должна была выглядеть подходяще, чтобы не возникло подозрений о том, что мне недостаточно лет для прохода в клуб. Я надела джинсы, блестящий серебристый топ без бретелек и туфли на каблуке. Мне всегда говорили, что у меня красивые глаза, поэтому, делая макияж, стоит подчеркивать только их. А кожа и без всяких тональных кремов была ровная и чистая. Хоть с внешностью мне повезло.
  К шести я подъехала к "Сахаре". Остановив "Ауди", я взяла сумочку и вышла из машины. На улице было холодно, а на мне помимо топа только джинсовая куртка.
  Двухэтажный клуб "Сахара" красной кирпичной кладки имел необычную форму в виде трапеции. Здание находилось на перекрестке улиц Сейлем-авеню и Норфолк-авеню. Над главным входом, у которого столпилась длинная очередь желающих попасть внутрь, висела мигающая сине-зеленая вывеска: "Добро пожаловать в Сахару!", а ниже шрифтом поменьше было написано ярко-красным: "Ощути вкус по-настоящему жаркого веселья!".
  ― Эмили! ― закричала Ники.
  Я быстро отыскала ее в очереди. Она и Хейли махали мне руками.
  Я поправила топ и направилась к подругам. Обе выглядели шикарно. На Ники мини-платье кровавого оттенка, открывающее потрясающие стройные ноги. На Хейли облегающее платье чуть длиннее яркого желтого цвета с треугольным вырезом на груди.
  ― Ты не могла одеться лучше?! ― обвинила меня Ники, как только я подошла к ним.
  Мой взгляд еще раз скользнул по их нарядам.
  ― Видели бы вас сейчас ваши парни, ― пробормотала я.
  Ники уловила осуждение в моем голосе и заявила:
  ― И они бы обезумели от этой красоты, ― она небрежно провела руками вдоль своего стройного тела и взглянула на платье Хейли. Я захихикала. ― Но, увы, сегодня эти превосходные тела будет принадлежать только нам, ― ее пухлые губы растянулись в хищной улыбке.
  Через пятнадцать минут мы достигли начала очереди. Путь в клуб преграждал высокий накаченный вышибала лет двадцати восьми. Его руки были сложены на груди, короткие рукава черной футболки с названием клуба обнажали огромные бицепсы. Сосредоточенный хмурый взгляд устремился на Ники. Она кокетливо улыбнулась ему, достав из красной сумочки поддельное удостоверение.
  ― Проходи, ― кивнул он ей и сделал шаг в сторону.
  Ники улыбнулась шире и прошла внутрь. Следующей была я. Вышибала долго изучал мой внешний вид, и когда его взгляд застыл на моей груди, я нахмурилась и прикрыла оголенный участок кожи, столь понравившийся ему, курткой. Парень ухмыльнулся, так же попросил удостоверение и пропустил внутрь.
  Большое помещение клуба казалось тесным из-за огромного количества людей. Ники взяла меня и Хейли за руки и потянула к барным стойкам. С трудом протиснувшись, мы достигли своей цели, и я вздохнула с облегчением, когда почувствовала свободу.
  ― Мне коктейль "Сладкий контраст"! ― прокричала Ники бармену.
  Симпатичный светловолосый парень с голубыми глазами двадцати пяти лет широко улыбнулся ей и кивнул.
  ― А вам, милые девушки? ― игриво спросил он у нас.
  ― Мартини, ― сказала Хейли.
  Взгляд бармена переместился на меня.
  ― А тебе, крошка? ― он подмигнул мне.
  ― "Би-Блэк", ― я слабо улыбнулась ему, хотя мне не понравилось, что меня назвали крошкой, и села на высокий стул.
  Парень, показывая нам свои шикарные барменские навыки, разлил коктейли. Я сделала небольшой глоток своего напитка и поморщилась. Горько-сладковатая жидкость горячей волной пронеслась по горлу, пищеварительному тракту, оставляя за собой пламенную полосу, и растворилась в желудке. Спустя несколько минут я почувствовала легкость.
  Вообще-то, я была против алкоголя. Но иногда возникают ситуации, которые требуют отдыха с участием спиртных напитков. Например, когда в твоей жизни появляются ангелы и прочая сверхъестественная ерунда.
  ― Пойдем веселиться! ― пропищала Ники, вскидывая высоко руки.
  Мы танцевали очень долго. После двух коктейлей "Би-Блэк" я чувствовала сильное, но приятное головокружение. Этого было достаточно, чтобы расслабиться. А Ники переборщила с алкоголем. Мы с Хейли дотащили ее до барной стойки и посадили на стул. Ники пыталась что-то говорить, но ее губы произносили бессвязную невнятную речь.
  ― П-позвони Алексу, ― сказала мне Хейли. ― Пусть он заберет ее, ― она приложила руку ко рту и громко икнула. ― Ой, кажется, мне надо в туалет.
  Я достала из сумочки Ники ее телефон и в списке контактов нашла имя Алекса.
  ― Алло? Алекс? ― я заткнула другое ухо пальцем, чтобы лучше его слышать.
  ― Эмили? ― я удивилась, когда парень узнал мой голос. ― Почему ты звонишь с телефона Ники? Что случилось?
  ― Да, случилось. Ники... эмм, немного перебрала, ― я повернула голову в сторону подруги, которая прижималась лицом к стойке.
  ― Что? Тебя плохо слышно! Говори громче!
  ― Приезжай в "Сахару"! ― прокричала я. ― Забери Ники!
  ― Хорошо, ― тут же ответил Алекс и отключился.
  Я убрала телефон подруги в ее сумку и рухнула на стул рядом.
  ― Эй, ты как? ― спросила я, склонившись к ней.
  Попытка Ники поднять голову не увенчалась успехом.
  ― Мне хорошо, ― я с трудом поняла, что она ответила.
  На ее лице расплылась глупая улыбка.
  ― Я позвонила Алексу, ― сказала я ей. ― Он сейчас приедет за тобой.
  ― Алекс? ― Ники скривилась, с трудом произнеся имя своего парня. ― За...зачем? Я не, ― она икнула, ― не надо... ― подруга закрыла глаза и удобно устроилась на стуле, положив голову на сложенные руки.
  Больше я не услышала от нее ни слова. Из всех троих я была самой трезвой. Вернувшись, Хейли чуть не упала у барной стойки. Ее поддержал какой-то парень и не упустил возможности попросить номер телефона. Хейли ненамного отставала от Ники. Обе хорошо "расслабились". Я взяла на себя инициативу и позвонила Джону. К моему удивлению, он был в клубе уже через несколько минут.
  ― Ты быстро, ― пробормотала я.
  ― Как раз проезжал мимо, ― ответил Джон и его напряженный взгляд упал на Хейли, которая засыпала рядом с Ники. ― Потрясающе, ― вздохнул парень и подошел к своей девушке. ― Хейли, ― он обхватил ее руками и поставил на ноги. Хейли что-то пробормотала и повисла на шее Джона. ― Пойдем.
  Он покрепче взял ее и остановился рядом со мной.
  ― Спасибо за звонок.
  Я вяло кивнула, головокружение усиливалось.
  ― Не за что.
  Теперь я была спокойна за Хейли. Она в надежных руках. Осталась только Ники. Алекс тоже не заставил себя долго ждать. Когда он пришел, то сразу взял ее на руки и понес к выходу, протискиваясь через толпу танцующих людей. Я плелась следом за ними. Я почувствовала себя значительно лучше, когда оказалась на улице. Ледяной воздух просочился под тоненькую джинсовую куртку и топ, вызвав у меня дикую дрожь. Алекс благополучно донес Ники до своей машины и уехал, бросив мне краткое: "Пока".
  Я осталась одна. В голове была такая каша, что единственное, о чем я могла думать в этот момент, только о том, чтобы без происшествий добраться до дома. И не осталось места в мыслях никаким ангелам и демонам. Я добилась от этого вечера того, чего хотела. Забыла обо всем сумасшествии.
  Голова кружилась, но я заставила себя идти к машине. Я оставила ее на другой стороне улицы. Вокруг было темно и пусто, я не слышала тишину из-за сильного гула в ушах. С трудом перебирая ногами, я стала рыться в сумке. Как же я ненавижу искать ключи.
  Наконец, мои пальцы нащупали что-то холодное и звенящее.
  ― Черт! ― прошипела я, когда ключи выскользнули из руки и упали на асфальт.
  Я простонала и нагнулась, чтобы взять их. Мощный импульс слабости ударил в голову, и, потеряв равновесие, я рухнула вниз. Перед глазами двоилось, поэтому мне с трудом удалось найти ключи, сливающиеся с темным асфальтом.
  Я стала медленно подниматься, но сквозь толстый слой ваты в ушах услышала визг шин. Меня ослепил свет фар машины, стремительно надвигавшейся в мою сторону. Все происходило очень быстро, поэтому я даже не успела растеряться.
  Обратив недоуменный взгляд вперед, на несущийся автомобиль, я закрыла лицо руками, чтобы ослепительный свет перестал резать глаза. Водитель стопроцентно заметил меня, но почему-то не пытался остановиться...
  Даже не видя, я была уверена, что машина близко.
  Неужели, сейчас я умру?
  Кто-то столкнул меня с дороги. Кто-то невероятно сильный и молниеносный. Спустя несколько секунд, которые показались мне вечностью, я разлепила глаза и поняла, что сижу на холодном асфальте, и чьи-то руки прижимают меня к стене какого-то здания. Я сделала судорожный вдох и устремила взгляд на дорогу. Шок с распростертыми объятиями принял меня в свое царство. Сердце стало издавать рваные звуки.
  Я только что чуть не погибла.
  Машина, которая едва меня не сбила, даже не остановилась. Ее и след простыл.
  Мысли стали проноситься в голове с астрономической скоростью, но все стало второстепенным, когда я, наконец, увидела лицо своего спасителя.
  ― Диего? ― прошептала я, находясь в изумлении.
  Его красивое, но злое лицо склонилось над моим.
  ― Ты в порядке? ― спросил он.
  Глухие громкие удары сердца заглушали его тихий голос.
  Не дождавшись моего ответа, Диего встал и протянул руку. На меня неожиданно обрушилась мрачная картина воспоминаний, которые я хотела забыть этим вечером. Убедившись, что я могу стоять на ногах, Диего отступил. Только сейчас я поняла, что вижу его. Диего... демона.
  Я пошатнулась назад и прижалась к стене.
  ― Что ты здесь делаешь? ― пролепетала я.
  Это был глупый вопрос. Он снова следил за мной.
  ― Это я должен спросить тебя об этом, ― к моему удивлению почти рычащим голосом ответил Диего. Он подошел ко мне и положил руки на мои плечи. Его черные глаза пронзили меня насквозь. ― Зачем ты кинулась под колеса? ― его лицо стало по-настоящему демонским.
  ― Хотела проверить твою реакцию, ― с сарказмом пробормотала я, проглатывая страх.
  ― Идиотка! ― прошипел Диего и оттолкнул меня.
  ― Да успокойся ты. Я не собиралась кидаться под колеса. Я выронила ключи, а потом... увидела машину. И тут появился ты, ― я вздохнула. ― Я ведь жива. Все в порядке, ― говорила я, а у самой дрожали коленки.
  ― Потому что я спас тебя, ― рыкнул Диего.
  ― Это было не обязательно, ― я как можно равнодушнее пожала плечами. Под действием алкогольных коктейлей скрывать свои чувства было намного проще. ― Ты мог бы позволить мне погибнуть. Тогда все стало бы проще. Для тебя. Для меня. Для всех, ― я с трудом заставила себя закрыть рот. Что я несла?
  ― Замолчи, Эмили. Просто замолчи! Умоляю! ― Диего смерил меня самым гневным взглядом.
  Я громко икнула и пошатнулась назад.
  ― Черт, ― я схватилась за голову, с трудом сумев удержать равновесие.
  ― Ты что, пьяна? ― злость сменилась удивлением.
  ― Нет, ― соврала я.
  ― Я же вижу, что да, ― Диего подошел ко мне, положил ладони на мои щеки и заставил посмотреть на него. От его прикосновений по телу пронеслась легкая дрожь. ― Определенно, пьяна, ― на его губах заиграла напряженная крошечная улыбка. ― Разве ты еще не маленькая, чтобы расслабляться подобным образом?
  ― Иди к черту, ― пробурчала я и скинула его руки со своего лица.
  ― Я был у него уже много раз.
  Мое лицо вытянулось от удивления, когда я поняла, что он говорил серьезно.
  Диего засмеялся.
  ― Нет, серьезно. Как тебя пропустил в "Сахару"? У тебя есть поддельное удостоверение личности?
  Откуда он знал, что туда пускают только с двадцати одного года?
  Ох, это неважно.
  Я промолчала, скрестив руки на груди. Увидев мое выражение лица, Диего засмеялся громче. Он почесал затылок и вздохнул. Кажется, он больше не злился. Теперь ему было весело. А мне... я хотела спать.
  ― Я не ангел, ― сказала я спустя минуту.
  ― Да. Лишь наполовину, ― его голос стал задумчивым.
  ― Мог бы не напоминать, ― я поморщилась.
  ― Пойдем, ― Диего взял меня за локоть и повел к машине.
  Я позволила ему тащить себя, так как без его помощи не дошла бы самостоятельно. Опираясь о капот, я обошла "Ауди" и остановилась у дверцы с водительской стороны.
  ― Я поведу, ― сказал Диего и протянул руку вперед вверх ладонью, чтобы я отдала ему ключи.
  ― Вот еще, ― фыркнула я. Его лицо двоилось в моих глазах. ― Я сама поведу.
  ― Уверена? ― он улыбнулся.
  Ага. Вот он. Прежний Диего со своей раздражающей, но безумно привлекательной ухмылкой.
  ― Уверена, ― запоздало отозвалась я.
  Я пыталась открыть дверцу, но та не слушалась. Диего стоял рядом, скрестив руки на груди, и хихикал.
  ― Это ты делаешь? ― злилась я.
  ― Что именно? ― он изобразил невинность.
  ― Не даешь мне сесть за руль! ― я еще раз дернула дверцу, но безрезультатно.
  ― Я стою в шаге от тебя, ― спокойно заметил Диего, ― и ничего не делаю, ― свой блеф он выдал кривой издевающейся улыбкой.
  ― Это все твои фокусы, ― пробурчала я недовольно.
  ― Я могу заставить тебя занять пассажирское сидение и без фокусов.
  Он подошел ко мне, его тонкие изящные пальцы ловко выхватили у меня из рук ключи. Соприкоснувшись с его теплой гладкой кожей, я вздрогнула. Затем Диего шутливо толкнул меня бедром и спокойно открыл дверцу.
  Я так и осталась стоять на месте.
  ― Какая бестактность, ― буркнула я.
  ― Садись, Эмили, ― по-хозяйски сказал Диего. ― Ты замерзнешь.
  С трудом утопив внезапно накипевший гнев, я сжала руки в кулаки и обошла машину. Я плюхнулась на сидение и старалась не поворачивать голову к Диего, который смотрел вперед и довольно улыбался.
  ― Пристегнись, ― сказал он.
  ― И не подумаю, ― я надула губы и отвернулась к окну, демонстративно скрестив перед собой руки.
  В ответ я услышала ухмылку.
  Машина с ленивым рычанием тронулась с места.
  Несколько минут мы ехали в полной тишине. Полупрозрачная дымка опьянения растворилась, и на меня навалилась головная боль. Я сняла туфли и прижала к груди колени.
  ― Ты как? ― поинтересовался Диего, не сводя пристального взгляда с дороги.
  Я перестала напряженно потирать виски и посмотрела на него.
  ― Лучше всех, ― съязвила я.
  Диего улыбнулся правым уголком губ.
  ― Я жду благодарности, ― сказал он.
  ― За что?
  ― За то, что спас тебе жизнь. Снова, ― последнее слово он интонационно подчеркнул.
  ― Это, вроде как, твоя прямая обязанность, ― зазвучал мой несчастливый голос. ― Так что я не скажу тебе "спасибо" за твою работу, демон.
  Я удивленно вздрогнула оттого, с каким отчуждением произнесла слово "демон". Меня бросило в жар, когда я увидела, как руки Диего крепко сжали руль, и услышала, как громко стиснулись его зубы.
  ― Так теперь ты ненавидишь меня? ― его голос понизился от напряжения.
  ― Ты мне не нравишься, ― сказала я. ― И я говорила об этом раньше. Мое мнение не изменилось. И я не ненавижу тебя, даже если ты... не человек.
  ― Хмм.
  Меня передернуло от его тихого задумчивого: "Хмм".
  ― В любом случае, ты не избавишься от меня, ― добавил он позже. ― Признай, я нужен тебе.
  ― Я как-то жила без тебя семнадцать лет.
  Он нужен мне, ведь я не справлюсь без его помощи.
  ― Да, потому что о тебе не знали ангелы.
  ― И ты, ― почти шепотом закончила я.
  ― Намекаешь на то, что твоя жизнь пошла под откос из-за меня?
  На самом деле я так не считала. Моя жизнь стала рушиться в тот день, когда в злополучной аварии погибли родители. Я злилась не на Диего, ведь он ни в чем не виноват. Я испытывала раздражение к себе, к тому, что бессильна против ангелов.
  Ангелы...
  Воспоминания об этих существах усилили мою головную боль.
  Вопрос Диего так и остался без ответа. Вскоре "Ауди" остановилась у моего дома. Я открыла дверцу и вылезла из душного салона, пропитавшегося приятным ароматом парфюма Диего, на холодный воздух. Резкая смена температура сказалась на моем самочувствии, и я на секунду потеряла равновесие.
  Диего вышел следом за мной. Он обошел "Ауди" и остановился рядом.
  ― Пойдем, ― сказал он мне.
  ― Дальше я сама, ― я слабо помотала головой.
  Издав тяжелый вздох, Диего взял меня за локоть и потащил к дому.
  ― Эй! Что ты делаешь? Отпусти! ― возмущенно залепетала я. ― Тебе не поздоровиться, если нас увидит миссис Ирвин. Она вызовет полицию. Хотя нет, я сделаю это быстрее.
  ― Правда? ― он резко остановился у крыльца и сверкнул темными глазами в ночи. ― И что ты им скажешь? ― издевательские нотки послышались в его голосе. ― Что они смогут мне сделать?
  Мне нечего было ответить. Диего холодно усмехнулся и потащил меня дальше. Мы поднялись на крыльцо, затем Диего поднял руку, провел ею по карнизу и достал запасной ключ.
  ― Как ты узнал? ― задохнулась я от нахлынувшего шока.
  Диего отозвался самодовольной улыбкой и открыл дверь. Он зашел внутрь, включил свет.
  ― Проходи, ― кинул он мне через плечо.
  Я открыла рот от такой наглости и зашла в прихожую, громко хлопнув за собой дверь.
  ― Обувь снимать? ― спросил Диего, оглядевшись по сторонам.
  ― Ты же не собираешься надолго задерживаться здесь? ― мне хотелось сказать это с уверенной неприязнью и злостью, но вышло жалко и умоляюще.
  Диего совершенно спокойно прошел в гостиную и плюхнулся на диван, широко раскинув руки по спинке. Я тенью последовала за ним, все еще удивляясь его поведению, и остановилась напротив. Скрестив руки на груди, я сердито уставилась на него.
  ― Может, угостишь кофе? ― непринужденно поинтересовался он.
  ― Нет, ― прямо ответила я.
  ― Тогда я сам сделаю, ― Диего встал с дивана, оказавшись рядом со мной. Он посмотрел на меня сверху-вниз. ― Если ты не возражаешь.
  ― Возражаю.
  ― Отлично.
  Он обошел меня и пошел в сторону кухни. Через полминуты я услышала, как открылась дверца холодильника.
  ― Как ты живешь, Эмили? ― крикнул он мне. ― Ты вообще что-нибудь ешь?
  Я закатила глаза и поплелась на кухню.
  ― Я тут похозяйничаю немного, а ты пока можешь принять душ, ― Диего достал из холодильника продукты и положил на стол. ― От тебя пахнет алкоголем, ― он принюхался. ― "Би-Блэк", если я не ошибаюсь? ― только я собиралась спросить, как он ответил: ― У меня отличное обоняние.
  Я немного смутилась и, приложив ладонь ко рту, дыхнула в нее. И правда, запах был отвратительный. Устремив на Диего хмурый взгляд, я поплелась к лестнице, на минуту зашла в свою комнату, взяла полотенце и халат, а затем на целый час скрылась в ванной.
  
  Глава семнадцатая
  
  Когда я закончила с водными процедурами, в дверь постучался Диего.
  ― Ты там живая? ― спросил он.
  Я проигнорировала его вопрос, замотала волосы в полотенце и взглянула на свое отражение в зеркале. Тушь размазалась под глазами, и я старательно принялась стирать ее.
  ― Можно войти? ― Диего все еще стоял под дверью.
  ― Нет, ― ответила я.
  В следующую секунду он спокойно открыл дверь. Я подскочила от неожиданности.
  ― Как ты...
  ― Ты забыла ее закрыть, ― пояснил Диего прежде, чем я закончила свой вопрос.
  ― Я закрывала ее.
  ― Нет, ― он ухмыльнулся. ― Не закрывала.
  Кровь хлынула к щекам.
  ― Ты не...
  ― Нет, ― он расслабленно скрестил руки на груди и прислонился к стене, ― не подглядывал. Но мог, ― его внимательный взгляд медленно скользнул по мне, от головы до ног. Хотя на мне был шелковый красный халат до колен, я почувствовала себя голой. ― Потрясающе.
  ― Перестань на меня пялиться, ― нервно попросила я и отвернулась к зеркалу.
  ― Боюсь, это невозможно, ― вздохнул Диего.
  Смыв остатки туши, я выключила воду в кране и нерешительно застыла у раковины. Диего занимал большую часть дверного проема, и я не смогу пройти, не задев его. Меньше всего мне хотелось касаться Диего в ванной...
  ― Дай пройти, ― сказала я.
  ― Я тебя не задерживаю, ― он пожал плечами.
  Я вздохнула и подошла к нему, думая, как лучше пройти. Даже если я развернусь боком, столкновения наших тел не избежать. Диего внимательно наблюдал за мной с крошечной и задумчивой улыбкой.
  Стоять здесь, "заключенной" в тесном пространстве с Диего, было еще хуже. Я набрала полную грудь воздуха, сжала кулаки и протиснулась через дверной проем. Как раз, когда я проходила мимо Диего, он развернулся всем телом в мою сторону, и получилось так, что я едва не уткнулась лицом ему в грудь. Благополучно оказавшись в коридоре, я направилась в свою комнату.
  ― Я жду тебя внизу, ― лениво сообщил Диего.
  Я расчесала мокрые волосы, переоделась в спортивные штаны и серую футболку и спустилась на кухню. В нос ударил приятный запах, который вызвал у меня чувство дикого голода. Я положила руку на живот и посмотрела на Диего, который что-то помешивал в сковороде.
  ― Ты голодна? ― спросил он.
  Я неуверенно прошла вперед и оперлась руками о кухонную стойку. Диего делал овощное рагу с мясом в томатном соусе. Ммм, господи, запах был убийственным. Должно быть, это вкусно. Вспомнив яичницу, которую он приготовил мне утром после того, как ночью спас от ангелов, я отбросила всякие сомнения в сторону о его неспособности готовить.
  ― Есть немного, ― соврала я.
  На самом деле я была ОЧЕНЬ голодна.
  Диего широко улыбнулся.
  ― Садись за стол, через пару минут будет готово.
  Я бросила на него сомневающийся взгляд.
  ― Сейчас ты совсем не похож на демона, ― пробормотала я.
  Улыбка померкла на его лице.
  ― Лучше тебе не видеть меня... похожим, ― предупредил он.
  Я приложила массу усилий, чтобы обычное пожимание плечами выглядело равнодушно, и прошла к столу. Как и обещал Диего, через несколько минут рагу было готово. Я наблюдала, как он достает тарелку, кружку, ставит разогревать на плиту чайник. Все его действия были непринужденными.
  ― Приятного аппетита, Эмили, ― пожелал Диего, поставив передо мной приготовленное блюдо.
  Выглядело потрясающе, как и пахло.
  Горячая еда обжигала горло и язык, но я не могла остановиться. Невероятно. Безумно вкусно. Казалось бы, обыкновенное рагу. Но нет. Вкус был удивительным. Диего сел напротив и оперся подбородком о ладонь.
  ― Я не могу есть, когда на меня смотрят, ― жуя, промямлила я.
  ― А я не могу оторвать от тебя глаз, ― уголки его губ приподнялись.
  Я подавилась и громко закашляла. Ложка выскользнула из моей руки и ударилась с противным звоном о тарелку.
  ― Теперь ты можешь не притворяться, ― сказала я.
  ― В смысле? ― не понял Диего.
  ― В смысле, что до этого ты, я уверена, строил из себя другого... человека. Сейчас можешь перестать это делать. Я знаю, кто ты. Так что будь настоящим.
  ― Я всегда был настоящим с тобой, Эмили. Я никогда не претворялся. И даже когда говорил, что ты мне нравишься, и когда поцеловал тебя. Я действительно хотел этого. И сейчас хочу.
  У меня, должно быть, подскочило давление, потому что я чувствовала, как горит мое лицо.
  ― Разве демоны могут испытывать симпатию к кому-либо? ― я пыталась подавить в себе искреннее удивление.
  ― Мы же не камни, ― серьезно отозвался он. ― У нас есть сердце, и душа, и эмоции.
  ― Хм, ― я низко опустила голову, чтобы не смотреть на него.
  ― Хм?
  ― Хм.
  ― Это все, что ты можешь ответить?
  ― Да.
  ― Перестань говорить короткими фразами, ― он скривился. ― Меня это раздражает.
  ― Прости, ― я неуверенно пожала плечами и засунула ложку в рот, проглотив ее содержимое.
  Необходимо было перевести разговор в другое русло, потому что напряжение в воздухе только возрастало.
  ― Как ты себя... чувствуешь? ― спросил Диего.
  Я застыла с ложкой в руке.
  Как я себя чувствую? Это самый глупый вопрос, который Диего мог задать, зная данную ситуацию и то, как я все восприняла два дня назад (это было так недавно?!).
  ― Нормально, ― глухо отозвалась я и вернулась к еде.
  ― Должен признать, ты неплохо держишься, ― похвалил Диего. ― Люди эмоциональны, неуравновешенны и склонны к глупым, необдуманным поступкам в стрессовых ситуациях. Но ты совершенно отдельный случай. Ты выглядишь спокойной.
  Я нечаянно усмехнулась.
  ― Что? ― спросил Дерил.
  Я покачала головой.
  Снаружи, может, я и выглядела обычно, но внутри меня бушевал ураган, который утешить могло только время.
  ― Вот, например, ты даже не пытаешься убежать от меня ― злобного и кровожадного демона, ― лицо Диего озарила скромная крошечная улыбка. ― На самом деле, ты вообще ничего не делаешь.
  Я вяло пожала плечами и опустила ложку в рагу.
  ― Что я должна делать? ― устало вопросила я, не поднимая глаз на Диего. ― Что я должна говорить? Хочешь, чтобы я бегала от тебя по дому в жуткой истерике с криками и воплями о том, что ты демон? ― о, я уверена, если бы не "Би-Блэк", после которого мне так спокойно, я бы именно это и делала.
  ― Ну-у-у, примерно такую реакцию я и ожидал, ― не стал он отрицать.
  Я вздохнула и посмотрела на Диего исподлобья.
  ― Считай, что я смирилась, ― ответила я.
  ― Так быстро? ― он скептически вскинул бровь.
  ― По-моему, ты сам хотел, чтобы я не закатывала тебе скандалов.
  ― Я беспокоюсь о твоем внутреннем состоянии.
  Если бы сейчас у меня во рту была еда, то она бы после этих слов оказалась на столе. Мне хотелось спросить Диего, верил ли он сам тому, что сказал? Он это серьезно? Он беспокоится обо мне? Как он может?
  ― Почему ты так на меня смотришь? ― немного испуганным голосом спросил Диего.
  ― Как? ― вымолвила я.
  ― Как будто не веришь.
  ― Я и так тебе не верю.
  Диего принял позу, которой дал мне понять, что готов выслушать развернутое пояснение к своему ответу.
  ― Не делай вид, что не понимаешь, почему я не верю, ― фыркнула я.
  ― Я не понимаю, ― ровно произнес он. ― И хочу, чтобы ты объяснила.
  Я со слабым раздражением закатила глаза.
  Хочет объяснений? Будут ему объяснения.
  ― Во-первых, ты не человек, ― я загнула указательный палец правой руки.
  ― То есть, если я демон, я не могу волноваться о тебе? ― хмыкнул Диего.
  ― Пять с плюсом за догадливость! ― иронично воскликнула я.
  Сейчас я была смелой, разговаривая с Диего (демоном) в такой легкомысленной грубой форме. Я могла нарваться на неприятности.
  ― Значит, ты сомневаешься в искренности моих чувств к тебе? ― неожиданно тихим и робким голосом проговорил Диего, подавшись вперед. ― Сомневаешься в том, что я могу волноваться о тебе? ― он медленно поднялся со стула, оперся ладонями о стол, наклонился и повис надо мной. ― Что ты можешь нравиться мне?
  Я громко сглотнула, плененная бездонной тьмой его прожигающих глаз.
  ― Ты сам мне сказал, что единственная причина, по которой ты находишься рядом со мной, заключается в том, что это твоя миссия, ― проговорила я, не сводя с него неподвижного взгляда.
  Диего снова притягивал меня к себе. Своими глазами. Своими чувственными, слегка приоткрытыми пухлыми губами, против которых не могла устоять ни одна девушка в этом мире, и я в том числе.
  Самой огромной несправедливостью было то, что этот парень с невероятной внешностью не человек.
  ― Я не говорил такого, Эмили, ― вкрадчиво произнес Диего, наклонившись ко мне ближе.
  Сердце издало отчаянный удар и разбилось на бесчисленное множество осколков о ребра.
  ― Но именно это ты имел в виду, ― нашла в себе силы пробормотать я.
  Глаза Диего сузились, а на губах расцвела ленивая улыбка.
  ― Хочешь, чтобы я доказал тебе? ― я не слышала его голоса, но поняла, что он сказал, внимательно наблюдая за движением его рта.
  В горле пересохло от волнения, и я закашляла.
  ― Ничего я не хочу, ― сказала я, переведя взгляд выше, к его глазам.
  Находиться на таком небольшом расстоянии к Диего было опасно. Возможно, даже опаснее, чем к ангелам. Своего рода, красота этого парня тоже убивала что-то внутри меня.
  ― Такое личико способно растопить лед в сердце даже самого Дьявола, ― произнес Диего и протянул руку к моему лицу. Я вовремя опомнилась и отклонила голову назад прежде, чем его тонкие пальцы успели коснуться моего подбородка. Диего тихо усмехнулся и резко отстранился.
  Как только я перестала ощущать сладкий свежий аромат его парфюма, дышать стало легче. Я расслабленно опустила плечи и перевела одурманенный взгляд к тарелке.
  ― Спасибо за... ужин, ― неуверенно поблагодарила я.
  ― Пустяки, ― отозвался Диего. Он так и не сел. ― Я должен тебя предупредить.
  ― О чем?
  ― Впредь будь осторожней. Старайся не выходить из дома лишний раз.
  В память на секунду врезался образ таинственного преследователя.
  ― Если ты нашел меня девять месяцев назад, то почему я познакомилась с тобой только несколько недель назад? ― ответила я на не прозвучавший вопрос, застывший в его глазах цвета мориона. ― Почему мы не встретились раньше?
  Лицо Диего приобрело задумчивый оттенок, и он издал неглубокий вдох.
  ― Не было необходимости врываться в твою жизнь, ― пояснил он. ― Я сделал это тогда, когда вновь появилась угроза.
  Я на минуту абстрагировалась, погрузившись в свои мысли, чтобы связать между собой некоторые факты.
  ― Мы встретились, когда за мной стал следить один и тот же человек, ― сказала я.
  Диего согласно кивнул.
  ― Обычно, когда ангелы пытались подобраться к тебе, они не устраивали слежек. Сразу приступали к делу. Но я перехватывал этих белокрылых ублюдков прежде, чем они успевали добраться до тебя. Но около месяца назад я заметил, как за тобой стал следить один тип. Я пытался поймать его несколько раз, но он ускользал, ― Диего недовольно нахмурился. ― Я решил, что мне нужно быть к тебе ближе, чтобы снизить риск нападений на тебя до минимума. Поэтому на вечеринке у этого парня Патрика я случайно, ― он выделил это слово интонацией, ― наткнулся на тебя.
  ― Ох, ― резко выдохнула я. ― Сегодня в школе я снова увидела его. Ангела. Он не нападает, потому что знает, что ты рядом?
  ― Думаю, да.
  Я отвела глаза в сторону, к окну, за которым простиралась темнота.
  ― Кажется, я столкнулась с ним, когда была на вечеринке на Карвинс Ков, ― пробормотала я отдаленным голосом. ― Он еще так странно улыбнулся... ― по телу забегали мурашки, когда я вспомнила хищную дикую улыбку того парня. ― Но он даже не попытался поймать меня, ― я вновь посмотрела на Диего, который внимательно слушал меня. ― Хотя мог.
  ― Он не рискнул бы, потому что я был рядом, ― сообщил Диего
  ― Ты был там? ― удивилась я.
  ― Конечно. Ты просто не заметила меня.
  Я не могла не заметить его, потому что... потому что это просто невозможно. С его-то эффектной внешностью.
  ― Ты видела меня лишь тогда, когда я этого хотел, ― заявил Диего, торжествующе улыбнувшись.
  Я смерила его негодующим взглядом и получила в ответ довольную усмешку.
  ― Значит, теперь я должна сидеть дома и никуда не выходить? ― уточнила я.
  ― По возможности, да, ― кивнул Диего и обошел стол, остановившись справа от меня. Я старалась не смотреть на него, но верхним уголком глаза видела, что он наблюдал за мной. ― Я бы, конечно, настоял на том, чтобы ты бросила и школу, но...
  ― Ни за что, ― я покачала головой.
  ― Но ты откажешься, ― договорил Диего.
  ― Я так не могу. Взять и запереться дома.
  ― Я просто предложил.
  Он взял тарелку с остатками рагу и направился к раковине. Я воспользовалась тем, что Диего находился ко мне спиной, и проследила за ним. Мой взгляд медленно прошелся по его широким мужественным плечам, подтянутой спине. Я издала огорченный вздох. Может, если я себя ущипну, то проснусь ночью в своей комнате и пойму, что все пережитое мною за последние дни лишь очередной кошмар? И Диего окажется никаким не демоном, а обычным парнем...
  Я бы этого очень хотела.
  Я открыла рот и бесшумно зевнула.
  ― Хочешь спать? ― поинтересовался Диего, не оборачиваясь ко мне.
  Я тут же сомкнула губы, удивившись тому, что он услышал.
  ― Нет, ― соврала я.
  Через минуту Диего выключил воду и отошел от раковины. Он взял кухонное полотенце и вытер руки. Затем послал мне бодрую улыбку.
  А ведь он действительно ведет себя совсем как обычный человеческий парень. Это тоже сводит с ума.
  ― Мне пора, ― сказал он.
  Я проводила Диего до прихожей. Перед тем, как уйти, он остановился и посмотрел на меня, склонив голову вниз.
  ― Можешь ни о чем не волноваться, ― сладким медовым голосом произнес он, только его слова все равно не произвели на меня должного успокаивающего эффекта.
  Я кивнула.
  ― Я буду рядом, ― добавил Диего чуть позже и дернул на себя входную дверь.
  Я повторила свой жест, и он усмехнулся. Я вопросительно посмотрела на него, но он лишь покачал головой.
  ― Спокойной ночи, ― пожелал он мне и вышел на крыльцо.
  Я встала на то место, где он стоял несколько секунд назад, и навалилась на дверь.
  ― Постой, ― притормозила я. Диего моментально откликнулся на мою просьбу. ― Если все эти девять месяцев ты присматривал за мной, то знал, что на самом деле я ни с кем не встречалась?
  Не время думать об этом, но все же...
  Диего лукаво улыбнулся, и я поняла, что это так.
  ― Вот черт, ― пробормотала я, густо покраснев.
  Услышав воздушный звонкий смех, я невольно расслабилась.
  Диего ушел, а я еще минуту стояла с открытой входной дверью и анализировала нашу встречу.
  "Я буду рядом" прозвучал у меня в голове его голос.
  С улыбкой на лице я захлопнула дверь и поплелась в свою комнату в надежде, что эта ночь действительно будет спокойной.
  
  Глава восемнадцатая
  
  Единственное, что как-то успокаивало, так это то, что сегодня была пятница, впереди ― два дня выходных, которые я собиралась провести исключительно в своей комнате в обнимку с подушкой и под теплым одеялом. У меня больше не было вариантов того, как провести уикенд. Диего настоятельно порекомендовал не покидать пределы дома, и я, напуганная до смерти ангелами и всей этой чертовщиной, не хотела рисковать.
  Погода не радовала. Я с сожалением наблюдала из окна, как капли дождя ударялись и разбивались о твердую поверхность дорог, образуя маленькие лужицы, и как непроницаемые свинцовые тучи нависали над городом. День не предвещал ничего хорошего.
  Когда я приехала в школу, то встретила Ники и Хейли на стоянке. Ники выглядела печальной. Свое плохое настроение она пояснила тем, что запуталась в своих чувствах по отношению к Алексу. Хейли призналась, что собирается провести все выходные с Джоном. Ее отец как раз собрался уехать на двухдневную рыбалку, так что все складывается как никогда лучше для подруги. Мы с Ники пожелали ей удачного свидания.
  Только в школе, в окружении лучших подруг, которые даже близко не представляли, что я теперь плаваю в океане сумасшедших вещей и событий, я чувствовала, что еще не утратила остатки реального мира. Иногда, на несколько минут, мне удавалось забыть о Диего, об ангелах, о том, что я нахожусь в смертельной опасности, и я просто жила, как прежде. Но когда воспоминания обрушивались, я ощущала, как почва уходит у меня из-под ног.
  К концу учебного дня дождь прекратился, и плотные темно-сиреневые тучи рассосались, небо приобрело тусклые серые оттенки, и солнечные лучи отчаянно пытались пробиться сквозь толщу клубящихся сизых облаков.
  По пути домой я заехала в супермаркет. Мне позвонила Клэр, когда я загружала холодильник купленными продуктами, и мы проговорили с ней около часа. Она интересовалась всеми подробностями моей самостоятельной жизни. Конечно, множество деталей, касающихся Диего и ангелов, пришлось упустить. Мне так хотелось спросить у нее, знала ли она о том, что я ей не родная сестра. Может быть, если родители взяли меня из детского дома, нашли на пороге своего дома, и она слышала об этом хоть что-нибудь? Но у меня язык не поворачивался произнести свои мысли вслух. Я решила молчать, потому что всего лишь один крошечный вопрос мог разрушить остатки когда-то счастливой семьи.
  Я принялась за домашнее задание, потому что не знала, на что потратить свободное время, которого, к моему удивлению, оказалось больше, чем ожидалось. Когда через два часа я закончила с эссе по литературе, то отправилась на кухню, чтобы заняться в коем веке готовкой.
  В полной тишине я растерянно блуждала, как призрак, по кухне и не знала, с чего начать. Но неожиданный стук в дверь развеял все мысли, и я задалась вопросом, кто бы мог прийти ко мне в девять вечера.
  Может, Ники?
  Нет. Она всегда предупреждала о своих визитах. Хейли тоже не могла, так как она наслаждалась времяпрепровождением со своим парнем. Неужели, миссис Ирвин? Только бы не эта ужасная женщина...
  Я отошла от кухонного стола, когда вновь услышала ровные удары в дверь.
  В прихожей я резко остановилась, засомневавшись.
  А что, если за этой дверью ангел? Хотя я не думаю, что он бы стал стучаться, ― просто снес дверь к чертовой бабушке.
  ― Кто там? ― на всякий случай решила спросить я.
  ― Свои, Эмили, открывай, ― послышался бодрый голос Диего.
  Напряжение ушло из груди, и я громко выдохнула с облегчением.
  Открыв входную дверь, я уставилась на Диего, который махнул рукой в знак приветствия и улыбнулся. Я же сохранила на лице непроницаемую маску равнодушия и даже некоторого недовольства, хотя в недосягаемых глубинах души вспыхнула искра необъяснимой радости.
  ― Привет. Пустишь? ― его горящие в темноте глаза устремились мне за спину.
  Я с наигранной ленивостью переступила с ноги на ногу, хотя испытывала сильное волнение.
  ― Если я скажу, чтобы ты уходил, ты уйдешь? ― уточнила я, хотя догадывалась, каким будет ответ.
  Улыбка Диего изменилась, стала обворожительно дерзкой.
  ― Конечно же, нет.
  И парень бесцеремонно переступил через порог, как бы невзначай задев меня плечом. Я на секунду прикрыла глаза, шумно вдыхая аромат, который тянулся за Диего. Такой сладкий, медово-вишневый. Завораживающий, одурманивающий, обволакивающий... Ох, пресвятая матерь Божья.
  Я заставила себя открыть глаза и вернуться в реальность, когда услышала отдаляющиеся шаги. Я обернулась и увидела, как скрывающуюся за углом фигуру Диего. Я направилась за ним.
  ― Занимаешься готовкой? ― спросил он, не оборачиваясь, когда вошел на кухню.
  Я неуверенно остановилась под аркой и прислонилась плечом к стене.
  ― Почему ты пришел? ― я проигнорировала его вопрос.
  Диего остановился у кухонной стойки, мельком взглянул на продукты, которые я достала из холодильника, затем развернулся к плите. Он тоже решил игнорировать меня?
  Я громко кашлянула, привлекая к себе его внимание.
  ― Решил проведать тебя, ― наконец, ответил Диего.
  Я скрестила руки на груди.
  ― Это лишнее. Я в порядке. Как видишь.
  Диего закончил с осмотром кухни и остановил свой взгляд на мне. Его губы тот час расплылись в умиротворенной улыбке.
  ― Да. Вижу.
  А затем он повторил мой жест. Тоже скрестил руки. Я вопросительно подняла левую бровь. Диего сделал то же самое. Он что, решил поиграть в мое отражение? Детский сад. Я хмыкнула и закатила глаза. Диего тихо рассмеялся и опустил руки вдоль тела.
  ― Как прошел день? ― он прижался левым бедром к кухонной тумбе.
  ― Нормально, ― ответила я.
  ― Хорошо, ― Диего кивнул сам себе.
  ― И все-таки... зачем ты здесь? Ну, помимо того, чтобы спросить, как у меня дела?
  ― Я решил, что тебе, должно быть, скучно находиться дома одной, и подумал, что ты бы не отказалась от вечера в моей компании.
  ― Тебе не стоило прислушиваться к своему внутреннему голосу, потому что он ошибся.
  В черных глазах промелькнуло озорство.
  ― Признайся, Эмили, ― Диего легко оттолкнулся от тумбы и грациозной походкой хищника направился в мою сторону. Я сжалась на месте, забыв о том, что могу шевелиться. ― Ты рада, что я здесь, ― он остановился в полушаге от меня и склонил голову, чтобы видеть мое лицо. На его лице играла плутовская улыбка, а чуть суженные глаза проникли внутрь и воспламенили меня изнутри.
  Хотела ли я сейчас поцеловать Диего? Да, черт возьми. Не желать этого невозможно.
  Но кое-что изменилось. Теперь я знала, что он на самом деле демон. А я не могла целоваться с тем, кто не являлся человеком.
  Эта мысль отрезвила меня, и я сделала крошечный шаг назад. Улыбка Диего поблекла, но не исчезла.
  ― Тебе не обязательно находиться здесь, ― осипшим от волнения и возбуждения голосом проговорила я.
  ― Но я хочу находиться здесь, ― он наклонился вперед, опершись рукой о стену и нависнув надо мной. ― Возможно, я тебя удивлю, но мне тоже бывает скучно. Наблюдать за тобой и находиться при этом далеко ― тяжело, знаешь ли.
  Я громко сглотнула.
  ― И... разве у тебя нет ко мне еще вопросов? ― его правая бровь медленно поползла вверх.
  Их у меня было предостаточно, и мысль о том, чтобы задать их Диего прямо сейчас, казалась весьма соблазнительной.
  ― Давай поступим вот как, ― Диего резко отстранился и опустил руку, которой держался за стену. ― Ты спросишь у меня все, что захочешь, а я отвечу тебе. Мы оба останемся в выигрыше. Ты утолишь свое любопытство, ― честно говоря, я и не думала о том, что у меня, на самом деле, есть что спросить, пока он не напомнил об этом, ― а я не буду скучать, ― Диего оживленно разве руками.
  Я смерила его сомневающимся взглядом, хотя он был прав. Во многом. Во-первых, в его компании мне действительно не будет скучно. Во-вторых, я хотела задать ему много вопросов, которые накопились у меня за эти дни.
  ― Ладно, ― в итоге согласилась я.
  Диего приободрился и широко улыбнулся.
  ― Мы можем прогуляться, ― предложил он.
  Я озадаченно свела брови вместе.
  ― Ты же сам говорил мне сидеть дома, ― пробормотала я.
  ― Да, но со мной ты можешь быть где угодно, ― его улыбка превратилась в самодовольную.
  Я сузила глаза.
  ― И прогулки перед сном полезны, ― добавил он. ― Тебе не будут сниться кошмары.
  Его упоминание о кошмарах вызвало во мне волну огорчения.
  ― Кошмары, ― выдохнула я. ― Да. Их мне хватает и наяву.
  ― Отлично, ― Диего расправил плечи. ― Отправляемся прямо сейчас?
  ― Я только переоденусь, ― кивнула я.
  ― Зачем? Ты потрясающе выглядишь.
  Я не могла понять, говорил ли он серьезно, или его сарказм был тщательно завуалирован, потому что выглядела я ужасно. На мне была мятая темно-бардовая футболка с лицом вокалиста американской рок-группы "The Kiss" Пола Стэнли и черные спортивные леггинсы.
  ― Мы поедем на машине, ― сказал Диего. ― Просто накинь сверху какую-нибудь кофту.
  ― Ладно, ― не стала спорить я.
  Я заплела волосы в свободную косу, надела поверх футболки черную олимпийку, кроссовки, и мы с Диего вышли из дома. Сквозь тяжелые черные тучи просачивался тусклый и холодный лунный свет.
  ― А где твоя машина? ― спросила я, оглядываясь по сторонам.
  ― Я без нее. Но могу пригнать, если ты хочешь, чтобы мы поехали на "Шевроле", ― Диего открыл дверцу с водительской стороны моей машины.
  ― Нет. Не надо, ― я замотала головой.
  Он пожал плечами и сел в "Ауди".
  Я еще раз осмотрелась, и мой взгляд остановился на доме миссис Ирвин. В окне я заметила маленькую фигурку и поежилась. О, неужели, она наблюдает за мной? Эта женщина просто невыносима!
  Я встряхнула головой и залезла в автомобиль.
  ― Почему ты нервничаешь? ― спросил Диего, когда мы свернули на главную дорогу.
  Я перестала теребить собачку замка олимпийки и посмотрела на него.
  ― Что? ― прохрипела я.
  ― Ты нервничаешь, ― уже утвердительно произнес он, не сводя глаз с дороги. ― Почему?
  Я действительно нервничала. Вероятно, главной причиной являлся Диего. Находясь рядом с ним, я всегда испытывала волнение.
  ― Ты боишься меня? ― серьезным голосом спросил он.
  Это был сложный вопрос. Я испытывала к Диего огромное количество эмоций. Но даже после того, как узнала, кто он, я не была уверена, что боюсь его. Должна была, но не испытывала ничего подобного. Большая часть моего мозга воспринимала Диего, как человека. Возможно, страх придет со временем... Или причина была в том, что я доверяла ему. Свою жизнь. Он был демоном, злом. Но он так же защищал меня. Это многое меняет.
  ― Я... я не... я, ― я замолчала, поджав губы. Я не знала, как сформулировать свой ответ. ― Куда мы едем? ― поинтересовалась я наигранно непринужденным голосом.
  ― Не увиливай от темы, ― сказал Диего.
  Я откинула голову на спинку сидения.
  ― Нет, ― кисло отозвалась я. ― Я не боюсь тебя.
  Я заметила, как Диего расслабился.
  ― Это хорошо, ― кивнул он. ― Тебе не нужно бояться меня. Я никогда не причиню тебе вреда.
  По телу расползлось тепло, согревая меня изнутри, и я слегка покраснела.
  ― Но иногда ты меня пугаешь, ― тихо произнесла я.
  Диего улыбнулся мне одним уголком губ.
  ― Я тебя смущаю?
  ― Прости?
  ― Ну, чувствуешь ли ты смятение, находясь рядом со мной? Волнение? ― он негромко вздохнул. ― Я тебе нравлюсь?
  Сердце, до этого бившееся спокойно, дало о себе знать.
  ― Что? Нравишься? Нет, ― я нервно ухмыльнулась, и мои пальцы вцепились в край олимпийки. ― И... ты меня не смущаешь! Ха! Не в этой жизни, ― я отвернулась к окну и сделала глубокий вдох.
  Я такая идиотка. И совершенно не умею лгать.
  ― Ты опять нервничаешь, ― Диего все же раскусил меня. ― Я достаточно хорошо знаю язык твоего тела, чтобы определить, лжешь ты, или нет. И сейчас ты соврала, ― он улыбнулся, как победитель.
  Да. Диего мне нравится. Да. Я смущаюсь, когда вижу его. Что ж, если моя ужасная тайна была раскрыта, то бессмысленно пререкаться.
  ― Можно мне теперь задавать вопросы? ― после минуты гнетущего молчания сухо поинтересовалась я.
  ― Да, ― оживленно ответил Диего. ― Я услышал, что хотел, и внимательно тебя слушаю.
  Не сомневаюсь.
  Что ж, поехали.
  ― Если существует ангелы и демоны, то, вероятно, есть и прочие сверхъестественные существа. Например, вампиры?
  ― Ерунда, ― тут же ответил Диего.
  ― Ммм, оборотни?
  ― Чушь.
  ― Ведьмы?
  ― Нет.
  ― Эльфы, гномы, русалки, феи?
  ― Ты себя слышишь? ― он рассмеялся. ― Их не существует.
  Я вздохнула.
  ― Призраки? ― произнесла я последний вариант.
  ― Нет, ― Диего отрицательно покачал головой. ― Призраков тоже нет.
  Я разочарованно поджала губы.
  ― Ты можешь жить вечно?
  ― Да. Как и ангелы. Мы бессмертны.
  О. Ух-ты. Должно быть, бессмертие ― это крутая штука. Интересно, сколько Диего успел повидать?
  ― Тебе девятнадцать лет, или ты только так выглядишь? ― спросила я.
  ― Демоны имеют способность вселяться в человеческие тела, переселяться в другие. Это происходит сразу после их рождения, но не всегда. Новорожденному демону находят тело умершего человека, попавшего в Ад, и вместе с ним он растет, или просто живет в нем. Нужно сделать переселение сразу после смерти человека, пока его тело не начало разлагаться.
  Я нахмурилась, впитывая в себя то, что услышала.
  ― То есть, в тела живых людей вы вселяться не можете?
  ― Если только человек сам согласится. А еще мы можем останавливать свой возраст, когда захотим.
  До меня кое-что дошло.
  ― Это... не твое тело? ― шепотом спросила я.
  ― Оно принадлежало парню по имени Грегор Моунтроуз, ― подтвердил Диего.
  ― Серьезно? ― пискнула я ошеломленно.
  Его губы изогнулись в скользящей улыбке, и он кивнул.
  ― Невероятно, ― громко выдохнула я. ― Он попал в Ад?
  ― Да. Был разбойником и хулиганом. Погиб в девятнадцать лет. Его застрелили. Сразу после смерти парня я занял его тело.
  Вау. Мой мир никогда не станет прежним.
  ― Так... сколько тебе лет?
  ― Он умер в далеком 1649 году. На тот момент мне было примерно столько же, сколько и ему. Это было мое первое переселение. До этого я жил в Аду и имел форму духа. Демоны ― это духи, но имеющие пол. Переселившись в тело Грегора, я обрел человеческий облик.
  Новая волна удивления захлестнула меня.
  ― Погоди, ― сказала я, приложив ладони к горячим щекам. ― То есть, ты ― это не ты?
  Диего устало усмехнулся.
  ― Невероятно... Это просто... ― я перевела на него изумленный взгляд. ― Невероятно!
  ― Да. Тебе, наверно, сложно воспринять эту информацию.
  ― Шутишь? ― воскликнула я. ― Нет, в смысле, это все, конечно, необычно. И, да, в какой-то мере мне странно радостно узнавать это. Но...
  Я так и не сумела закончить фразу.
  ― И... много демонов в нашем мире? ― из-за того, что я сдавливала щеки ладонями, мой голос прозвучал немного иначе, и это, похоже, позабавило Диего, так как он улыбнулся.
  ― Достаточно.
  ― Ух-ты...
  ― Я младенец, если измерять жизнь по демонским меркам, ― произнес он тоскливо. ― Моему отцу больше ста тысяч лет. Дьяволу около.... На самом деле никто не знает его точный возраст. Но он чуть моложе Бога.
  ― Просто... нереально, ― я вяло помотала головой. ― Нереально. Нереально.
  Кто-нибудь, ущипните меня немедленно.
  ― Ангелы тоже переселяются в людские тела? ― спросила я.
  ― Ага, ― Диего резко крутанул руль в левую сторону. ― Но не всем демонам можно иметь человеческое тело. Это касается низших рангов. Их называют бесами. Но часто случается так, что они находят путь в мир людей и вселяются в них. Такие демоны недостаточно сильны, чтобы вселяться в мертвых, ведь это требует полного контроля над телом. Поэтому они вселяются в живых. Но человек борется за свою оболочку, и из-за этого возникают неприятности. Люди нашли способ выгонять бесов. Это называется экзорцизмом. Чтобы избавиться от этих демонов, не обязательно быть священником и знать специальные молитвы и заклинания. Все это бред, на самом деле. Бесы не могут долго находиться под солнцем, они любят темноту и холод. И если одержимого человека целый день продержать на жаре под палящими лучами солнца, то демон покинет тело сам и отправиться обратно в Ад. Но есть еще масса других способов, как изгнать их.
  ― Ого...
  Минуту я молчала, осмысливая услышанное.
  ― Значит, у тебя есть родители? ― спросила я, когда ко мне вернулся дар речи.
  ― Они есть у каждого, ― Диего улыбнулся. ― Мой отец один из Тринадцати Верховных Демонов. Его зовут Азазель.
  Знакомое имя.
  ― Он был ангелом когда-то, ― голос Диего зазвенел от напряжения. ― Но потерпел изгнание и стал падшим. Первым падшим ангелом.
  ― Постой. Я где-то слышала, что первым падшим ангелов был Дьявол.
  ― Нет, ― Диего покачал головой. ― Дьявол никогда не был ангелом. Это людские мифы.
  ― О-о-окей.
  Он продолжил.
  ― После этого Люцифер взял моего отца в свои ряды, и он стал демоном.
  ― Почему Азазель... твой отец пал?
  Между бровями Диего пролегла небольшая складка. Я поняла, что он не хотел отвечать на этот вопрос, поэтому продолжила, хотя мне было интересно узнать ответ.
  ― Получается, в твоей крови течет кровь... эмм, ― я не знала, есть ли у ангелов и демоном кровь, поэтому чувствовала себя самой последней тупицей сейчас. ― В общем, в тебе есть что-то ангельское? ― я подобрала под себя ноги и немного развернулась всем телом в сторону Диего.
  ― Нет. Вся ангельская сущность исчезает, когда ангел покидает Небеса и становится демоном.
  ― И много таких ангелов?
  ― Да.
  ― А может случиться наоборот? То есть, демоны могут стать ангелами?
  ― Нет. По крайней мере, я никогда не встречал таких.
  ― Твой отец Верховный Демон. Что это значит? ― я поднесла руки ко рту и стала согревать их дыханием.
  ― Замерзла? ― спросил Диего и включил обогреватель. ― В Аду существует своя иерархия, как и на Небесах, и в мире людей. Верховные Демоны ― главные помощники Дьявола, как Архангелы у Бога. Их тринадцать. Каждый за что-то отвечает. Их слушают все остальные демоны рангом ниже. А Верховные в свою очередь подчиняются Люциферу. В основном, в мире людей выступают в роли ведущих политических деятелей из разных стран. Они буквально контролируют власть. Их часто можно увидеть по телевизору.
  ― Серьезно?
  Диего ответил утвердительным кивком.
  ― А что ангелы?
  ― Их это не очень заботит.
  ― Ясно, ― я шумно выдохнула.
  ― Мой отец пятый по счету Архидемон, ― продолжил он. ― Первым является Аббадон. Он главный Верховный демон. Имеет огромную власть, как в Аду, так и в человеческом мире. "Правая рука" Дьявола. После Аббадон идет Астарот. Он мне не очень нравится, ― признался Диего. ― Слишком хитрый, даже для демона. В Аду многие его недолюбливают. Третий Архидемон Велиал. Затем Везельвул, мой отец, Асмодей, Абигор, Агарес, Князь Роуд, Батис, Ваал, Лилит и Хельга.
  ― Ну ничего себе, ― пробормотала я. ― Это так... необычно. Все эти имена такие странные.
  ― Для людей ― да, ― Диего натянуто улыбнулся.
  ― У тебя только отец, или мама тоже есть?
  ― Она обычный демон. Работает в Администрации Ада. Отвечает за прибытие человеческих душ.
  ― В Аду есть своя администрация?
  ― Конечно.
  ― Я думала, что Ад представляет собой что-то вроде царства из черных острых скал, где в неистовом огне горят человеческие души...
  ― Миф для верующих, ― усмехнулся Диего. ― Ад, своего рода, государство. Демоны, как люди, работают, заводят семьи, у каждого есть свой дом. Просто мы выполняем всю "грязную" работу.
  ― Вы приносите в человеческий мир зло, ― перефразировала я.
  ― В сердцах людей и без демонов достаточно зла.
  На целую минуту я задумалась над его словами.
  ― Что происходит с душами, попавшими в Ад? ― раздался мой осипший голос.
  ― Они расплачиваются за грехи, совершенные при жизни, ― ответил Диего. ― Тем, кто проходит службу, Дьявол предлагает стать демоном.
  ― Службу? Что это такое?
  ― Ну, что-то вроде подработки в Аду. Это единственный способ избежать вечности в персональном аду. И души, когда им предлагают служить на Дьявола, не отказываются. Они предпочитают стать темными духами, чем бесконечно страдать.
  ― Что значит, персональный ад? ― не поняла я.
  ― У каждой души он свой, ― пожав плечами, пояснил Диего. ― Персональный ад состоит из самых сильных страхов человеческой души. Тот, кто при жизни боялся, к примеру, высоты, будет бесконечно падать в пропасть, испытывая при этом сильнейший ужас. Или душа будет гореть, мерзнуть, тонуть. Клаустрофобы всю вечность просидят в тесной темной комнате. Тот, кто боится пауков, попав в Ад и отказавшись проходить службу и становиться демоном, будет всю вечность видеть их, чувствовать на своем теле их укусы...
  Я поежилась от отвращения.
  ― Я не люблю пауков, ― промямлила я. ― И боюсь всего, что ты перечислил.
  Диего искренне рассмеялся.
  ― Ад тебе не грозит, ― сказал он.
  ― Почему? ― поинтересовалась я, хотя вздохнула с облегчением.
  ― В смысле того, что после смерти ты не отправишься туда.
  ― Дорога в Рай мне тоже закрыта, ― я пожала плечами. ― Ангелы во главе с Богом хотят меня убить.
  ― Да, но... ты не умрешь.
  Я прикрыла глаза.
  ― Все умирают, ― сказала я, почувствовав в груди щемящую тоску. Я вспомнила о родителях, и мое сердце болезненно застонало от грусти.
  ― Только не те, кто бессмертен, ― отозвался Диего.
  Я распахнула глаза и посмотрела на него. Он сосредоточенно смотрел вперед.
  ― Я не бессмертна, ― произнесла я.
  ― Кто тебе это сказал? ― намек на улыбку появился на лице Диего.
  ― Постой, постой, постой, ― опешила я и подалась вперед. ― То есть, ты хочешь сказать, что я...
  ― Бессмертна, ― закончил он.
  Я громко сглотнула, мое сердце учащенно заколотилось в груди.
  ― Это невозможно, ― прошелестела я на громком выдохе.
  ― Возможно то, что ты наполовину ангел, наполовину демон, и то, что ты бессмертна, ― спокойно проговорил Диего.
  Я могу жить вечно?
  ― Но... ― протянул Диего, кинув в мою сторону кроткий мрачный взгляд.
  ― Что?
  ― Ты менее уязвима, чем все люди, однако тебя можно убить, потому что твоя сила еще не проявилась.
  ― Моя сила? ― я нахмурилась.
  ― Да. Сила ангелов и демонов, которая дремлет в тебе, ― пояснил он. ― Я не знаю, почему, но ты продолжаешь оставаться... человеком.
  Я перевела недоуменный взгляд на приборную панель.
  ― Я тебя не понимаю, ― пробормотала я.
  ― Но как только эта сила пробудится в тебе, ты станешь неуязвимой ко всему тому, что может убить людей. Это будет не смертельно для тебя. И, честно говоря, то, что опасно для ангелов и демонов, может тоже быть для тебя не губительным.
  ― Почему эта сила не проявляется сейчас? ― я перебросила косу на другое плечо. ― Почему ее не было с самого моего рождения?
  ― Я не знаю. Правда. Но обещаю, вскоре мы узнаем ответы на все вопросы.
  Я склонила голову набок и задумалась.
  ― А я... тоже перестану стареть, когда захочу? ― спросила я.
  ― Да. Когда обретешь силы ангелов и демонов. Как и все демоны, или ангелы.
  Я издала раздраженный вздох.
  ― Сколько мне ждать пробуждения своих супер способностей? Месяц? Год? Десять лет?
  ― Даже если и так, у тебя есть время.
  Я покачала головой на выдохе.
  ― Я не смогу столько ждать. Если уж становится... не человеком, то не в сорок лет.
  Мои слова рассмешили Диего, и я попыталась испепелить его гневным взглядом, но он, похоже, уже приобрел к нему иммунитет.
  Некоторое время мы ехали в тишине, и я обдумывала наш разговор. И кое-что меня насторожило.
  ― Ты говорил, что демоны и ангелы вселяются в человеческие тела, ― сказала я. Диего немного повернул голову в мою сторону, но взгляд его оставался прикованным к дороге, скрытой во тьме. ― Если я не... не человек, ― я громко сглотнула, и мои глаза расширились от ужаса, ― то получается, что это не мое тело? ― произнеся это вслух, я не сдержалась и ахнула.
  Диего крепче сжал руль, его скулы напряглись, и он положительно качнул головой. Я впала в ступор. Леденящий ужас сковал меня по рукам и ногам. Моя внешность вовсе не была моей. Руки принадлежали не мне. Ноги тоже. Эти глаза, уши, губы... Я ― дух, вселившийся в это тело.
  ― В это сложно поверить, ― раздался мягкий голос Диего.
  Я закрыла глаза и сделала медленный выдох. Вместе с воздухом из легких ушли ничтожные клочки моего представления о мире, в котором я жила. С этого момента я знала, что не принадлежу себе. Моя душа ― это совершенно отдельная часть моего тела.
  ― Чье оно? ― еле слышно произнесла я.
  У Диего был нечеловеческий слух, поэтому он услышал.
  ― Ты знаешь? ― нетерпеливо процедила я.
  ― Об этом знает твой отец, ― тихо ответил он.
  Мой отец... Дьявол.
  Я уткнулась лицом в колени и глубоко задышала.
  ― Странно, что ты не помнишь своего рождения, ― задумчиво пробормотал Диего. ― Демоны и ангелы помнят его, ― он замолчал. Я лишь слышала его размеренное тяжелое дыхание. ― Ты мо... ― он оборвал себя на полуслове и медленно выдохнул. ― Обещаю, скоро ты обо всем узнаешь.
  Я подняла голову, и мои глаза, полные отчаяния, устремились на Диего.
  ― Когда? ― прошептала я.
  ― Люцифер сейчас как раз занимается этим, ― он посмотрел на меня с тревогой. ― Ищет ответы на вопросы. Поверь, он хочет узнать всю правду не меньше тебя. Он переживает.
  Я невольно скривилась.
  ― Дьявол переживает? За меня? ― мой голос исказился от сарказма. ― Он же Дьявол.
  ― Ты его дочь, ― Диего встал на его защиту. ― И ты ему не безразлична. Он хочет помочь и делает для этого все возможное.
  Я устало потерла лоб и помотала головой.
  ― Тогда почему я до сих пор не видела его? Почему он не придет ко мне, если переживает за меня? Разве он не хочет встретиться со своей дочерью?
  ― Хочет, ― уверенно ответил Диего.
  ― Тогда в чем дело?
  Нет. Я не хотела встретиться с самим Дьяволом, даже если тот каким-то невероятным образом был моим отцом (Брр!). Я боялась даже мысли об этом. И вообще, было сложно осознать, что тот, кто дал мне жизнь, являлся не тем, кого я считала своим папой семнадцать лет. И ладно, если бы моим настоящим отцом был другой... человек. Но Дьявол? Правда?
  ― Я не знаю этого, Эмили, ― глухо отозвался Диего.
  ― Конечно, ― вяло кивнула, не имея понятия о том, на что я ответила, и поймала на себе сожалеющий взгляд Диего.
  Он убрал одну руку с руля и положил ее между нами. Его пальцы нерешительно задергались, а потом сжались в кулак. Выражение лица Диего стало сомневающимся, и уголок моего сознания гадал, о чем он думал в этот момент, что хотел сделать, отчего тут же передумал?
  Неожиданно машина остановилась.
  ― Приехали, ― с ленцой в голосе объявил Диего.
  Я заерзала на месте, глядя во все окна, пытаясь разглядеть хоть что-нибудь во тьме.
  ― Где мы? ― недоумевала я.
  ― Недалеко от парка "Смит", на озере, ― ответил Диего и заглушил двигатель.
  ― Мы не в городе?! ― воскликнула я. Причем мы находились далеко от Данвилла.
  Он загадочно улыбнулся и вышел из машины. Я выползла следом за ним. Застегнув молнию олимпийки до самого конца, я огляделась. Вскоре мои глаза привыкли к темноте. Я услышала слабый шум воды быстрее, чем увидела ее.
  ― Пойдем, ― сказал мне Диего.
  Я послушно поплелась за ним. Пришлось постоянно смотреть под ноги, чтобы не упасть. А вот Диего шел, уверенно смотря перед собой.
  ― Осторожно, ― неожиданно бросил мне он через плечо.
  Я резко остановилась и увидела выпирающий корень дерева, на который бы обязательно наткнулась, если бы не предупреждение Диего.
  ― Спасибо, ― сухо поблагодарила я и озадачилась. Как он увидел это, идя ко мне спиной? Вероятно, еще одна демонская способность. Кстати, о способностях. ― Что умеют демоны?
  ― Что именно ты имеешь в виду? ― уточнил Диего.
  ― Какие у вас есть способности?
  ― Хмм. Их много, ― я не видела его лица, но знала, что он улыбнулся.
  ― Расскажешь?
  ― Конечно.
  
  Глава девятнадцатая
  
  Мы дошли до конца причала и остановились. Я осмотрелась вокруг и была обворожена тем, что видела. Со всех сторон озеро обрамляли высокие мрачные деревья, тянущиеся к черному небесному полотну, темная водная гладь привлекала своей таинственностью. Вдруг возникло желание прыгнуть в озеро и узнать, насколько оно глубокое. По черному небу рассыпались миллионы ярких, и не очень звезд. Но титул Королевы Ночи по праву принадлежал большой, идеально круглой белой луне, тусклый свет которой падал на воду, заставляя ее поверхность слабо мерцать.
  Здесь было потрясающе.
  ― Мы не нуждаемся в человеческих потребностях, ― голос Диего вернул меня в реальность. Я обратила на него внимательный взгляд. ― Мы можем обходиться без еды и питья. Демоны намного сильнее, быстрее, ловчее людей. У нас острый слух, зрение, благодаря которому мы можем разглядеть многие вещи, которые обычные люди не замечают. У нас хорошо развито обоняние. Я могу почувствовать любой запах в радиусе трех миль. Так же каждый человек, демон, или ангел пахнет по-своему.
  ― Ты чувствуешь всех? ― с искренним удивлением вопросила я.
  ― Да. На первый взгляд это может показаться сумасшествием, но на самом деле отличить один запах от другого очень легко. Люди пахнут приторно сладко, иногда тошнотворно сладко, особенно девушки, когда пользуются духами, ― Диего усмехнулся и посмотрел на луну. ― В запахе демонов присутствует резкость и горькая палитра ароматов, которая сразу ощущается. Но людям наш запах кажется привлекательным, ― и я вспомнила превосходный аромат, который считала его парфюмом. Значит, он не пользуются туалетной водой? Так прекрасно пахнет его кожа? О, боже. ― Ангелы пахнут первыми весенними цветами и морским бризом. А ты, ― черные глаза, обрамленные густыми длинными ресницами, переместились на меня, ― у тебя особый запах, который я не смогу ни с чем сравнить. В меру сладкий, слегка горьковатый, свежий, легкий, ― его глубокий, пронзительный взгляд проник прямиком в душу и заставил ее встрепенуться.
  Жаль, что я не могла чувствовать так же, как он.
  ― Еще мы можем распознавать, ангел это, демон или человек, ― продолжил Диего. ― От ангелов веет холодом, они излучают слабое белое свечение. Человеческий глаз этого видеть не может. Аура людей полупрозрачного красного цвета. В груди демонов пульсирует небольшой черный шар. Это его душа. Так мы видим себе подобных.
  ― Уау, ― выдохнула я, оторопело улыбнувшись. Перед Диего открывался совершенно другой мир, более глубокий, и я завидовала ему в этом. Он видел намного больше, чем любой человек.
  ― От тебя не исходит ничего, ― с толикой разочарования сказал Диего. ― Пустота. И я не понимаю, почему так. Ты должна иметь ауру, как и у всех людей, пока в тебе нет ангельской и демонской силы, но... что-то, видимо, пошло не так. Ты как белое пятно среди океана красных человеческих аур. Но ты была надежно укрыта от недобрых глаз, ― он намекнул на ангелов, ― раз тебя не могли найти целых семнадцать лет.
  Он замолчал ненадолго.
  ― Когда-нибудь и ты почувствуешь меня, ― тусклый свет падал на кожу Диего, делая ее неестественно бледной, в черных глазах отражалась луна, отчего зрачки приобрели серебристый оттенок. ― И увидишь здесь, ― он приложил руку туда, где находилось солнечное сплетение, ― мою душу.
  Диего смотрел на небо, а я заворожено на него. Моя голова постепенно наполнилась совершенно неуместными мыслями. Мой взгляд медленно и с удовольствием скользил по его спокойному лицу, гладкой коже, и я вдруг захотела прикоснуться к ней, убедиться, что она такая же нежная, какой я себе ее представляю.
  ― Мы можем залезать людям в голову, ― мелодичный низкий тембр Диего разрушил хрупкую тишину, ― читать их мысли, манипулировать сознанием, заставлять видеть и думать то, что хотим, внушать им. Очень полезная способность, ― губы искривились в натянутой улыбке.
  Внезапно волна холода накатила на меня.
  ― А ты...
  ― Никогда, ― прошептал он, снова не дав мне договорить.
  Напряжение медленно отступило.
  ― Даже если бы хотел, то не смог, ― добавил через несколько секунд. ― У меня не хватило бы сил на это.
  ― То есть?
  ― Видишь ли, демоны могут контролировать только человеческий разум. Сознание ангелов закрыто для нас так же, как наше для них. Так же мы не можем залезать в голову других демонов. Аналогично ангелы в головы ангелов, ― он сделал небольшую паузу. ― Я не могу проникнуть в твое сознание, хотя ты в большей мере человек, ― в его голосе промелькнуло сожаление, а я обрадовалась. Не хотела, чтобы когда-нибудь мои мысли были кем-то прочитаны. Тем более Диего. Ведь он стал занимать в них непозволительно много места.
  ― Это хорошо, ― произнесла я, сдерживая улыбку.
  ― Но есть такие демоны, силы которых хватает на то, чтобы пробираться в сознание любых существ, ― добавил Диего. Искра радости погасла. ― Это Дьявол, и два Архидемона, занимающие высшие ранги. Аббадон и Астарот. Они наиболее сильные из нас, поэтому в их власти контролировать любой разум, даже твой. По крайней мере, пока ты являешься... почти-человеком. Но неизвестно, хватит ли их способностей, когда твоя сила пробудится.
  Чудовищный холод проник в каждую клеточку моего естества, безжалостно уничтожая нервные клетки. Мне стало страшно. А что, если в моей голове все же кто-то копался?
  ― Иногда мне хочется узнать, о чем ты думаешь, ― признался Диего. ― Нет, я всегда хочу этого. Живя в мире людей, я привык видеть все их желания и страхи, их мысли. Но ты... ты для меня, как закрытая книга. И дело даже не в том, что я не могу достучаться до твоего разума. Дело в тебе самой, ― Диего сделал большой шаг ко мне и наклонил голову вниз, чтобы видеть мое лицо. ― Ты тайна, которую сложно разгадать.
  ― Ненавижу загадки, ― прошелестела я.
  ― Никто их не любит, ― спокойная улыбка появилась на его лице. ― Но они обязательно будут разгаданы. Нет ничего, чему бы ни нашлось ответа. Я надеюсь, что смогу разгадать тебя.
  В следующий миг случилось то, чего я тайно хотела, только наоборот. Диего прикоснулся кончиками пальцев к моей щеке, и та моментально вспыхнула. Сердце сделало бешеный толчок в груди и забилось с сумасшедшей скоростью. Похоже, Диего услышал это, потому что тихо засмеялся. Его пальцы скользнули вниз, очертили скулу и застыли на нижней челюсти. На тех местах, где он касался меня, пылал огонь. Было так сложно сдерживать бушевавшие внутри эмоции.
  Я понимала, что если сейчас Диего поцелует меня, то я не стану сопротивляться. Не стану ничего анализировать и взвешивать все "за" и "против". Я просто позволю этому случиться.
  ― Демоны манипулируют людьми, ― сладко зашептал он, немного приблизившись. Я затрепетала, его слова влетали в одно ухо и сразу же вылетали в другое. ― Используют их, морально истощают, заставляют страдать их сердца, ― его лицо было очень близко. Безумно близко. ― Разбивают души, ― горячее дыхание врезалось в мою кожу, и я блаженно закрыла глаза. Голос Диего, такой тихий, вкрадчивый, как у хищника, выворачивал наизнанку. ― Я разрушил много жизней, ― он заговорил громче, ― но никогда не сделаю этого с твоей, ― прошептал так тихо, что я едва его расслышала.
  Я не поняла смысл этих слов, и не хотела понимать.
  Диего резко убрал руку с моей щеки. Я тут же распахнула глаза и увидела, что он отстранился. В груди вспыхнуло горькое разочарование, смешанное с возмущением. Я ожидала, что сейчас он поцелует меня, и часть меня, отвечающая за безумные поступки, хотела этого, но ничего подобного не произошло.
  Я почувствовала слабую радость оттого, что сейчас было темно, потому что Диего не мог увидеть, как запылали и покраснели мои щеки. Когда морозный воздух прогнал огромное облако опьянения Диего, ко мне вернулся трезвый рассудок. Смущенная, я сделала небольшой шаг назад, все еще не поднимая головы.
  Мы долго стояли, смотря на луну. И каждый думал о своем. Мне бы тоже хотелось залезть в голову Диего.
  ― Домой? ― спросил он.
  Я невнятно кивнула.
  ― Мне нельзя рассказывать об этом подругам? ― мрачно спросила я, когда мы подъезжали к дому.
  ― Только представь, что с ними будет, ― сказал он с такой уверенностью, словно знал Ники и Хейли не хуже меня.
  Я поджала губы.
  ― То есть, фактически ты являешься единственным... человеком, с кем я могу говорить об этом? ― я посмотрела на него.
  ― Да, ― бодро кивнул Диего. Ему это, похоже, только нравилось.
  ― Прекрасно, ― вздохнула я.
  ― Что-то не так? ― он нахмурился.
  ― Все не так, Диего. Я вынуждена скрывать от своих лучших подруг то, кто я, кто ты, и что вообще происходит в моей жизни. Это непросто, ― я потерла переносицу. ― Я привыкла делиться с ними всем! И у них нет от меня никаких тайн.
  ― В первую очередь, скрывая это, ты защищаешь их. Им не следует знать о мире, к которому мы принадлежим. Людям вообще не нужно знать об ангелах и демонах. О том, что они действительно существует.
  ― Весь интернет кишит историями об этих ангелах. И демонах, ― возразила я.
  ― Интернет, ― фыркнул Диего. ― Ерунда. Никто всерьез не задумывается над тем, что там пишут.
  Кстати, об интернете.
  ― Я кое-что прочитала об ангелах, ― сказала я. ― Нашла несколько статей, в которых рассказывали о том, что они убивали людей, высасывая из них жизнь для поддержания своего существования, ― меня пробрала дрожь, когда я представила себе эти страшные картины. ― Это правда?
  ― Да, иногда такое случается.
  Я закрыла глаза и громко выдохнула.
  ― Мне искренне жаль тех, кто верит в то, что эти белокрылые ублюдки ― добро, ― мрачно усмехнувшись, признался Диего. Машина завернула на улицу, где находился мой дом. ― Ангелы пользуются своим положением в глазах людей, питаются их верой и жизнью. Но так поступают не все.
  ― Разве это правильно? Разве Богу все равно на это?
  С губ Диего сорвался очередной жесткий смешок.
  ― Богу плевать на людей, Эмили, ― с яростью проговорил он. ― Он давно покинул их. А они, несмотря на свои страдания, которые, кстати, происходят по его вине, потому что Его Высочеству совершенно все равно на тех, кого он создал, продолжают слепо верить в его существование и безграничное великодушие. Не понимаю, почему они так любят его? ― Диего слабо помотал головой. ― Это навсегда останется для меня загадкой.
  Покинув салон "Ауди", я неторопливо направилась к дому. Я не слышала шагов Диего, но чувствовала, что он шел за мной. Я буквально физически ощущала на своей спине его пристальный взгляд.
  Поднявшись на крыльцо, я остановилась у входной двери и развернулась к Диего лицом.
  ― Эмм, спасибо, что ответил на мои вопросы, ― смущенно поблагодарила я и робко улыбнулась.
  ― Всегда к твоим услугам, ― чуть склонился Диего.
  Я продрогла и натянула рукава олимпийки на кулаки.
  ― Иди в дом, ― тихо сказал Диего и направился ко мне.
  Мой глупый мозг решил, что сейчас он обнимет меня, или что-то в этом роде, но Диего прошел мимо, чтобы открыть входную дверь. Волна необъяснимого огорчения захлестнула меня, и я вздохнула с грустью.
  ― Пока? ― наполовину вопросительным наполовину утвердительным голосом сказал Диего.
  ― Пока, ― невнятно отозвалась я и заставила себя зайти в дом.
  Диего шире открыл для меня дверь, и я проскользнула под его рукой. Он остался стоять на крыльце. Между нами висела нерешительная тишина. Почему он не уходит? И почему я не закрываю перед ним дверь?
  В конце концов, Диего кинул мне скромную улыбку и развернулся, чтобы уйти. Я, как могла, боролась с внутренним желанием проследить за тем, как его фигура скроется во тьме, и захлопнула дверь, когда он миновал ступеньки.
  Это был странный вечер. Спокойный и даже хороший. Таким его сделал, что удивительно, Диего. Парень, который не является человеком. Парень, который вызывает у меня противоречивые эмоции. Местами ненависть, граничащую с почти-симпатией. Когда я нахожусь рядом с ним, то начинаю не понимать себя и свои чувства. Когда я с ним, эмоции против моей воли обретают контроль над рассудком.
  А это неправильно. Для меня.
  Я должна контролировать то, что чувствую.
  Мне долго не удавалось уснуть. Ближе к двум часам ночи я, наконец, закрыла глаза. И... совершенно неожиданно меня стал будить яркий дневной свет. Я разлепила глаза и протерла их, затем обратила взгляд на окно. Я увидела бескрайнее небо молочно-голубого цвета. Как? Уже наступило утро? Чтобы убедиться в своем предположении, я взглянула на часы. Одиннадцать часов. О, пресвятые угодники. Я впервые за последние месяцы спала до одиннадцати. Но что более странно ― мне не снились кошмары. Никаких ангелов и тьмы. Я чувствовала себя выспавшейся и бодрой.
  В этот прекрасный, весенний и солнечный день мне хотелось сделать много дел. Готовя завтрак, я продумала, чем займусь сегодня. Я давно не делала уборку. Клэр бы в жизни мне не простила, если бы я запустила дом. Любовь к чистоте нам привила мама.
  Как и всегда, я начала уборку с гостиной, затем перешла к другим комнатам. Спальню родителей я оставила напоследок. Перед тем, как войти туда, я решительно настроила себя не плакать. Но оказавшись в комнате, где все принадлежало родителям, увидев кровать, на которой они спали, зеркало, в которое мама смотрелась каждое утро, окно, у которого она любила стоять с чашкой горячего шоколада и улыбаться, я почувствовала тяжесть в груди. Все эти образы нахлынули на мое несчастное сознание, и я не сумела сдержать слез.
  Я не могла представить, что моими настоящими родителями были не Маркус и Лили Остмен. Моим отцом был Дьявол, а матерью ― ангел. Какая-то крошечная частичка моего сознания по-прежнему безудержно верила, что это могло быть ошибкой. Что Диего ошибся, и я не та, за кого он меня принимает. И все беды, что происходят в моей жизни, тоже ошибочны.
  Я хотела, чтобы все прекратилось. Я хотела, чтобы все стало как прежде. Я хотела нормальной жизни, в которой нет демонов и ангелов.
  Загрузив грязное белье в стиральную машину, я собралась на улицу, чтобы вынести мусор. Открыв входную дверь, я увидела на крыльце своего дома девушку, сидящую на верхней ступеньке ко мне спиной. Я сразу же узнала обладательницу хрупкой фигуры в модном коричневом пиджаке и длинных светлых волос.
  ― Ники? ― искренне удивилась я и застыла в дверном проходе с пакетом мусора в руке.
  Девушка тут же откликнулась и повернула голову через плечо.
  ― Привет, ― грустно произнесла она.
  ― Что ты здесь делаешь? ― спросила я. ― В смысле, почему ты сидишь на крыльце?
  Я подошла к ней, и Ники встала на ноги.
  ― Не знаю, ― она грустно пожала плечами.
  Мне стало беспокойно оттого, что подруга выглядела такой поникшей. Это необычно для нее.
  ― Что-то случилось? ― осторожно поинтересовалась я.
  Ники вздохнула и опустила глаза.
  ― Не знаю, ― вновь сказала она.
  Я озадаченно нахмурилась.
  ― Давно ты здесь сидишь?
  ― Нет.
  ― Почему не позвонила, не предупредила, что придешь?
  Ники снова пожала плечами.
  С ней определенно что-то не так.
  ― Иди в дом, ― сказала я ей. ― Мне надо вынести мусор. Я вернусь, и мы поговорим, хорошо?
  Она вяло кивнула, подняла сумку и вскоре скрылась за входной дверью в прихожей. Я побежала к бакам, кинула туда мусорный мешок и понеслась обратно к дому. Что могло произойти у Ники, отчего она такая грустная? Поругалась с родителями? Или с Хейли?
  Ники скромно сидела у подлокотника дивана и молчала. Я рухнула рядом с ней и стала внимательно разглядывать ее лицо.
  ― Я не знаю, что мне делать, ― вдруг произнесла Ники.
  Я кивнула, как бы говоря ей продолжать.
  ― С Алексом, ― пояснила она.
  Я вскинула брови.
  ― О, ― честно говоря, было неожиданно, что подруга расстроилась из-за ее "как-бы-парня". ― Эмм, ладно. И... что не так?
  Ники подняла на меня задумчивый мрачный взгляд и сцепила руки в замок.
  ― Я не могу понять, хочу ли быть с ним, или нет, ― сказала она.
  Честно говоря, все, что касаемо парней и отношений, Ники всегда обсуждала с Хейли. В этом они как никогда лучше понимали друг друга. Хейли давала полезные советы. А я... по-настоящему я встречалась только с Джастином, да и то неудачно. Так что я ничего не мыслила в любви.
  ― Ты... он тебе нравится? ― спросила я, стараясь блокировать гул в ушах от волнения.
  Ники немного приободрилась, когда я задала этот вопрос, и кивнула.
  ― Алекс красивый, с этим не поспоришь. И я просто млею, когда смотрю в его голубые глаза, ― ее милое лицо исказилось в горестной гримасе. ― Но... Хейли была права относительно его интеллектуальных способностей. С ним невозможно разговаривать! ― наконец, в голосе подруги появились эмоции. ― Словно он запрограммирован, и говорить может только о своем плавании. Ах, нет, еще он говорил о футболе. Да. Алекс пытается быть романтичным. Он делает мне комплименты, хоть и неуместные в некоторых случаях. Он даже дарил мне цветы и пару раз огромных плюшевых медведей, ― лицо Ники смягчилось, и она даже улыбнулась, но аквамариновые глаза продолжали таить в себе печаль. ― Иногда мне с ним хорошо... точнее, хорошо тогда, когда он молчит. Но когда начинает разговаривать, я готова его убить.
  Я не сдержалась и усмехнулась. Уголки губ неуверенно Ники приподнялись выше.
  ― В общем, я не знаю, что мне с ним делать, Эмили, ― подруга откинулась назад и положила голову. ― И мне нужен совет. Я не смогу разобраться с этим сама, ― она громко выдохнула и опустила глаза, чтобы посмотреть на меня. ― Что ты думаешь об этом?
  Что я думаю? Уфф. Это сложный вопрос.
   Я чувствовала себя так, словно решала сложную математическую задачку. Хотя отношения ничуть не легче математики. Я не знала, что ответить Ники, а она ждала от меня хоть каких-нибудь слов. Я буду самой ужасной подругой на свете, если промолчу.
  ― Ты знаешь, что Хейли разбирается в этом лучше меня, ― сказала я, ухмыльнувшись. Ники оторвала голову от спинки дивана и развернулась телом в мою сторону. Она кивнула, как бы говоря продолжать. ― Так что... ты можешь прислушаться к тому, что я скажу, а можешь не делать этого. Решать тебе.
  ― Что, Эмили? ― Ники протянула ко мне руки и сжала мои.
  ― Не заставляй себя делать то, чего не хочешь, и в чем сомневаешься. Я не знаю этого Алекса, но мне кажется, что он не тот человек, в которого бы ты смогла влюбиться. По-настоящему. Тебе нужен другой парень. С кем бы ты могла говорить обо всем на свете, ― я в ответ сжала ладони подруги и увидела, как что-то блеснуло в ее внимательных глазах. ― Ты замечательная девушка, незаменимая подруга и просто один из лучших людей в мире, которых я знаю. И я не хочу, чтобы ты грустила, или страдала. Никогда. А сейчас я вижу, как тебя что-то терзает.
  Ники улыбнулась и сморгнула слезы. Мое сердце с болью сжалось в груди.
  ― Извини, ― пробормотала она и одной рукой вытерла под глазами. Когда подруга нашла в себе силы успокоиться, она посмотрела на меня. ― Ты права, Эмили. Ты чертовски права. Знаешь, что? Мне стоит поговорить с Алексом. Я не буду с тем, с кем чувствую себя неуютно. Ты права, Эмили. Я не считаю себя идеальным человеком, но уверена, что встречу парня намного лучше этого голубоглазого бога плавания с интеллектом, как у...
  ― Креветки, ― сказали мы хором и рассмеялись.
  ― Всезнающая Хейли действительно Всезнающая, ― вздохнула Ники. ― И я ненавижу ее за это.
  Я улыбнулась.
  ― Кстати! ― воскликнула Ники, выпрямившись. ― Как дела с тем черноглазым знойным брюнетом по имени Диего? ― к подруге вернулся ее прежний веселый настрой, и она задорно подмигнула мне.
  Я несколько оторопела при упоминании Диего. Что сказать Ники? Что мы с Диего не просто общаемся, а в какой-то степени теперь связаны друг с другом? Ну, он же вроде как мой нечеловеческий демон-хранитель, оберегающий меня от ангелов и прочей опасности. Куда бы я ни пошла, Диего будет следовать за мной.
  У меня появилось желание рассказать Ники о том, что приключилось со мной, что я узнала, что пережила, но я не могла, так как отчетливо помнила слова Диего о том, что молчание с моей стороны в этом случае, возможно, спасет ей и Хейли жизнь. Я не могла, не имела права впутывать в это сумасшествие лучших подруг. Поэтому я буду молчать. Поэтому сейчас мне придется ответить Ники, что я не общаюсь с Диего что я забыла, как он выглядит, что я вообще не помню его имени...
  ― У меня должны быть с ним какие-то дела? ― нарочито безразличным тоном произнесла я, и мне захотелось что-нибудь потеребить. Я всегда так делаю, когда нервничаю. Опять же, вспомнились слова Диего о том, что он превосходно знает язык моего тела... Черт. Мне надо перестать думать об этом персонаже, чтобы не выдать себя с потрохами.
  ― Ну-у, не знаю, ― Ники неопределенно пожала плечами. ― Вы же общались...
  Резкий смешок слетел с моих губ.
  ― Мы с ним не общались, Ники. Я считала его психом, преследующим меня, помнишь? ― заверила я ее. Отчасти это было так.
  ― Значит, он больше не пытается найти с тобой встреч? ― уточнила она.
  Я закатила глаза, ощущая легкое раздражение.
  ― Ты не собираешься уняться, так ведь?
  ― Диего показался мне очень даже неплохим парнем, ― пробормотала подруга.
  Я покачала головой, но согласиться с ней не могла. Диего действительно был хорошим... для демона уж точно. Возможно.
  ― Давай закроем эту тему, ― попросила я. ― Не хочу разговаривать об этом странном парне со странным поведением, который, к счастью, исчез из моей жизни навсегда.
  Я лгала. Нагло лгала в лицо лучшей подруге. Но это для ее же блага. Она не должна ничего знать о том, что я поддерживаю связь с Диего. Но будь моя воля, я бы пожелала никогда больше не встречать этого парня, вычеркнуть его из памяти, как и все, что связано с ним, что я нового узнала об этом мире, как страшный сон. Но я не могла. Поэтому все, что мне остается делать, это мириться с тем, что я буду видеть Диего очень часто.
  Ники тяжело вздохнула.
  ― Ты такая глупая, раз позволила этому красавчику уйти, ― сказала она.
  Я оставила ее комментарий без ответа.
  Ники просидела у меня до вечера. Мы болтали о школе, новом парне Хейли, и еще раз затронули тему об Алексе. Ники сказала, что завтра же встретится с ним и, наконец, расставит все точки над "и" в их неопределенно-романтических отношениях.
  Когда на улице стемнело, и серебристый сумрак поглотил улицы Данвилла, я вышла, чтобы проводить подругу до ее автомобиля. Она оставила "Ниссан" на противоположной стороне дороги перед моим домом.
  ― Завтра будет тест по английскому, ― хныкала Ники, доставая ключи от машины из сумки. ― Мистер Вуд меня завалит.
  ― С чего ты взяла? ― удивилась я.
  ― Ты же знаешь, какие у нас с ним натянутые отношения. Я искренне ненавижу его, как большую часть учителей, а он, в свою очередь, терпеть не может меня и ждет не дождется подходящего момента, чтобы завалить, ― она тяжко вздохнула. ― Завтра он позабавится на славу.
  Я тихо рассмеялась.
  Мы подошли к "Ниссану". Ники открыла дверцу с водительской стороны и взглянула на меня.
  ― Спасибо, что поговорила со мной. Мне стало намного лучше, ― сказала она.
  ― Я всегда к твоим услугам, ты же знаешь.
  Ники широко и тепло улыбнулась мне.
  ― Знаю. И ты в свою очередь можешь обратиться ко мне в любое время суток.
  Когда мы заключили друг в друга в прощальные объятия, я увидела вдалеке выделяющийся среди сумрака белый силуэт. Потребовалось всего мгновение, чтобы каждая мышца моего тела напряглась, чтобы сердце в груди издало томный вздох и остановилось на целую секунду, растянувшуюся и показавшуюся мне жизнью.
  Белое пятно вдали ― это ангел. У меня не было сомнений.
  Я застыла с немым ужасом на лице. Я возвратилась в реальность, когда от меня отстранилась Ники. Ее улыбающееся лицо замелькало перед глазами, но мой взгляд по-прежнему был сфокусирован на белом пятне, которое после осознания того, что это ангел, стало приобретать контуры мужской фигуры.
  ― Бежать, ― пролепетала я вслух то, что подумала.
  Я заметила, как аккуратные брови Ники недоуменно сместились на переносице.
  ― Что? ― спросила подруга.
  О. Нет.
  Ангел. Здесь.
  Ники.
  Диего нет рядом.
  Что мне делать?
  Я увидела, как ангел двинулся вперед, и мое тело среагировало быстрее, чем мозг.
  Я перевела обезумевший от страха взгляд на лицо подруги и произнесла лишь одно слово:
  ― Бежим.
  И, схватив Ники за руку, я ринулась обратно к дому.
  
  Глава двадцатая
  
  ― В чем дело, Эмили? ― заверещала Ники.
  Мы подбежали к крыльцу и поднялись по ступенькам. Я обернулась, но белое пятно исчезло из поля моего зрения.
  ― Заходи в дом, ― сказала я Ники дрожащим от волнения голосом.
  Подруга не понимала, что происходит. Это и понятно. Сейчас я выглядела странно в ее глазах.
  ― Эмили, я...
  Я не дала ей договорить и завела в дом, затем зашла сама и захлопнула дверь. В доме я почувствовала себя лишь чуть-чуть безопаснее, но понимала, что ангел все равно до меня доберется.
  Черт, здесь же еще Ники!
  Я лихорадочно осмотрелась в поисках чего-нибудь, чем можно прижать дверь.
  ― Что происходит? ― услышала я недоуменный голос подруги.
  Я не ответила, бегая из стороны в сторону.
  ― Эмили, почему ты так себя ведешь? ― с нотками истерики вопросила Ники.
  Что я могла ответить ей? Прости, Ники, просто я увидела ангела неподалеку, и нам нужно немедленно где-нибудь спрятаться, чтобы он не добрался до нас и не убил. Представляю себе ее лицо, когда она услышит нечто подобное.
  ― Эмили, черт возьми, ответь мне! ― потребовала она, и я остановилась.
  Чистые голубые глаза смотрели на меня с изумлением. Я растерялась от нахлынувших мыслей.
  Я открыла рот, собираясь ответить Ники что-нибудь невнятное, как вдруг услышала сильный толчок в дверь. Мы с Ники подскочили на месте от неожиданности и синхронно повернули головы в одну сторону.
  Через несколько секунд толчок повторился.
  ― Эмили? ― Ники громко сглотнула.
  Черт! Черт! Черт!
  Когда от очередного удара по входной двери сотрясся весь дом, во мне что-то щелкнуло, и я снова схватили Ники за руку.
  ― Бежим наверх! ― сказала я ей.
  Она послушно поплелась за мной. Мы поднялись по лестнице, и я услышала, как с грозным оглушительным звуком с петель слетела входная дверь и рухнула на паркет у первой ступеньки. Ники взвизгнула и вцепилась в мою руку.
  Собрав крупицы способности мыслить рационально, я оторвала ноги от пола, и мы с Ники ринулись к моей комнате. Но мы не успели добежать до нее, так как у нас на пути совершенно неожиданно выросла высокая мужская фигура в белом костюме.
  Чертов ангел.
  Я чувствовала, как похолодевшие тонкие пальцы Ники впиваются в кожу моей ладони. Мне было немного больно, но это казалось пустяком по сравнению с тем страхом, что носился по венам.
  ― О боже... ― прошелестела ошеломленно Ники, глядя на ангела.
  Создание, желавшее моей смерти, стояло всего в нескольких футах. Так близко. Стальные светлые глаза искрились яростью и враждебностью. У меня дрожали поджилки. И я молилась про себя (не Богу), чтобы пришел Диего.
  Он должен был прийти.
  Когда оцепенение отступило, я медленно попятилась назад, не разжимая ладони Ники. Когда ангел двинулся на нас, я резко развернулась, и мы побежали вниз по ступенькам.
  ― На выход! ― крикнула я.
  Я слышала тихое движение за собой. Ангел гнался за нами.
  Проклятье!
  Бешеный адреналин заставлял сердце колотиться с сумасшедшей силой. Перед глазами плыло от жгучих непрошеных слез. В эти секунды полного безумия я как никогда сожалела о том, что происходящее ― не очередной мой кошмар.
  Мы с Ники были в шаге от выхода, как чья-то тяжелая и невероятно ледяная рука обрушилась на мое плечо и дернула назад. Ладонь Ники выскользнула из моей ладони, и я полетела. Мое приземление было неудачным. Я ударилась головой обо что-то выпирающее и круглое. Когда я рухнула на пол, все потемнело, и едва могла видеть. Боль вспыхнула в недосягаемом участке мозга и стремительно разлилась по всему телу, наполнив каждую клеточку. Я хрипло застонала и дотронулась рукой до того места, где ударилась.
  ― Эмили! ― я услышала, как вскрикнула Ники.
  Ее испуганный голос заставил мое сердце жалостливо сжаться в груди.
  ― Беги, ― прохрипела я, пытаясь подняться с пола.
  Но Ники меня не слышала.
  Она стояла у дверей. Она была в шаге от спасения. Почему она не убегала?
  Ангел стоял между мной и Ники. Но он направился в мою сторону, потому что хотел забрать мою жизнь.
  Я встала на четвереньки и поползла в сторону дивана.
  ― Уходи, Ники! ― нашла в себе силы и крикнула я.
  ― Нет! ― простонала она в ответ. ― Нет, Эмили...
  Подруга заплакала.
  Проклятье. Ники не должна видеть, как этот ангел убьет меня.
  Мужчина в белом костюме медленно, с грацией хищника и обжигающей ненавистью в глазах приближался ко мне. Он был совсем близко. Я продолжала уползать, чувствуя себя такой беспомощной. Да и ангел смотрел на меня с улыбкой победителя. Для него я сейчас была Ничтожеством с большой буквы.
  Я метала взгляд от него к Ники. Она со слезами на глазах смотрела на меня, и даже издалека было видно, как она дрожит.
  ― Ники, ― на выдохе произнесла я.
  Я посмотрела снизу-вверх на ангела, который остановился в шаге от меня и стал медленно наклоняться вперед. С каждым исчезающим дюймом между нами я понимала трагичность положения, в котором оказалась. И, близко заглянув в эти горящие неистовым гневом и презрением глаза, я поняла, что хорошего конца для меня не будет. Если только...
  ― Полукровка, ― прошипел ангел.
  У меня пересохло во рту, и я едва слышно простонала на выдохе. Похоже, ангел услышал это, так как разразился громким ядовитым смехом, от которого по коже забегали неприятные мурашки.
  Он одним молниеносным движением оторвал меня от пола, сильно сдавив рукой горло, отчего я захрипела, и поднял над собой. Я стала дергаться и болтать ногами в воздухе. Мои глаза закатились к потолку, и все вновь стремительно темнело. До меня донесся отдаленный крик Ники.
  ― Жаль, что я не могу убить тебя лично, ― прорычал ангел.
  Я открыла рот, жадно хватая ничтожные клочки воздуха. До меня плохо доходил смысл слов ангела, потому что мои легкие горели в адском пламени, и это единственное, о чем я могла думать.
  ― У меня приказ доставить тебя к Отцу, ― продолжил ангел.
  Я зажмурила глаза и скривилась от невыносимой боли.
  Неужели, это все? Я сейчас умру?
  Пожалуйста, пусть моя смерть будет быстрой. Я не хотела мучиться.
  ― Я бы с удовольствием сломал пару косточек в твоем хрупком, беспомощном тельце, ― его ледяное дыхание, коснувшееся моих щек, пробудило во мне новую волну страха.
  Ангел резко разжал руку, которой сдавливал мое горло, и я упала вниз. Я закашляла до боли, одновременно втягивая в себя воздух, ставший драгоценным за эти короткие мгновения удушья.
  ― Ты пойдешь со мной, ― сказал мне ангел. ― И там с тобой расправятся.
  Я с трудом подняла голову и посмотрела на него исподлобья. Где ― там? На Небесах? Этот ангел собрался утащить меня с собой?
  Внезапный порыв ветра, сопровождаемый взрывным жутким грохотом, заставил меня пошатнуться назад, и я увидела, как что-то в мгновение ока сбило ангела с ног и с внушающей силой впечатало в стену.
  Я увидела величественную широкоплечую фигуру, и мне не потребовалось даже секунды, чтобы узнать, кто это.
  Диего.
  Он был здесь.
  Он пришел, чтобы спасти меня.
  Он успел.
  Я не смогла сдержать радостно-взволнованной улыбки, которая расползлась на моем лице.
  ― Как же вы меня достали, ― злобно проговорил Диего и наклонился, чтобы схватить ангела за шиворот. С непринужденной легкостью он поднял его в воздух и снова вжал в стену, надавив локтем на горло. ― Ну, и где же твои братья-неудачники?
  ― Я тебя уничтожу, демон, ― оскалился ангел, попытавшись вырваться.
  Диего презрительно усмехнулся и наклонился к его лицу.
  ― Похоже, удача сегодня не на твоей стороне, приятель, ― сказал он. ― Скажи, ты реально настолько глуп, чтобы хотя бы на километр к ней приближаться одному? ― Диего мотнул головой в мою сторону. ― Я, конечно, всегда знал, что вы, ангелы, безмозглые создания, но чтобы настолько...
  Из уст ангела вырвался гортанный рык. Диего чуть отклонил голову назад, затем резко качнул ею вперед, ударив ангела лбом по носу.
  ― До чего глупые создания, ― с некоторой ленцой произнес Диего, нанеся следующий удар по ангелу локтем.
  Теперь я не сомневалась, что была в безопасности. Диего сумеет справиться с этим ангелом, ведь тогда, после вечеринки на Карвинс Ков, он спас меня от целой толпы белокрылых существ.
  Я вспомнила о Ники.
  Моя несчастная подруга сидела на полу, забившись в угол, и неистово дрожала. Шок окутал ее после увиденного, и я не могла даже представить себе, как буду объяснять ей произошедшее.
  Я встала на дрожащие ноги и взглянула на Диего, который, завернув руку за спину ангела, потащил его к выходу. Не останавливаясь, он мельком взглянул на меня, и гнев в его глазах быстро сменился на спокойствие и сожаление. Затем он отвернул голову и толкнул ангела, который не оставлял попыток вырваться, вперед.
  Я поплелась за Диего, который вывел ангела на улицу. Он довел его до середины подъездной дорожки и остановился. Я тоже застыла у лестницы, где лежала выломанная входная дверь. Он развернул ангела к себе лицом и ударил его по челюсти кулаком. Ангел пошатнулся, но сумел сохранить равновесие. Диего нанес еще один сокрушительный удар, после чего ангел согнулся пополам.
  Отступив немного назад, Диего окинул его высокомерным надсмехающимся взглядом.
  ― Передавай своему папаше привет, ― сказал он и замахнулся, чтобы ударить еще раз.
  Но неожиданно для меня и Диего ангел резко выпрямился. И вдруг произошло вспышка белого света, на мгновение ослепившая меня, и я увидела, как за спиной у ангела раскрылись огромные крылья.
  Ангел крутанулся на месте, ударив крыльями Диего. Тот отлетел на несколько метров назад и упал на газон. Я вздрогнула и в ужасе закрыла рот ладонью, чтобы сдержать крик. Я не знала, что меня испугало больше. Крылья, или то, что Диего вывели из строя.
  С замиранием сердца я наблюдала, как ангел направляется к Диего. Диего все еще лежал и, по-моему, мне показалось, что он издавал звуки, похожие на смех. Правда? Не совсем подходящее время для веселья.
  Когда ангел попытался пнуть Диего, тот схватил его за ногу и потянул на себя. Ангел не упал, но наклонился, и руки Диего переместились на его шею. Он поднялся с газона и ударил коленом в солнечное сплетение противника.
  ― О, серьезно? ― скривился он. ― Рядовой солдатик решил бросить вызов генералу? Ты уверен, что хватит силенок противостоять мне, а?
  И его прекрасное лицо исказилось от злости. Я с уверенностью могу сказать, что никогда не видела Диего в таком образе. Сейчас он действительно напоминал мне демона. Разъяренный, взбешенный, в черных глазах вспыхнула такая ненависть, которой не было конца. И глядя на него, мне стало по-настоящему страшно.
  Диего превратился в убийцу. Смертоносного и невероятно опасного. Но даже после этого он продолжал оставаться невероятно привлекательным, а в его движениях присутствовала грация танцора. Хотя их драка чем-то напоминала танец.
  Диего превосходствовал над ангелом. Он нанес непрерывную череду жестоких тяжелых ударов, после чего ангел бессильно рухнул перед ним на колени. Диего наклонился к нему, схватил клок светлых волос и дернул их назад, поднимая его голову.
  ― Пока-пока, ангелочек, ― сказал Диего.
  Он убрал руку с волос ангела, обошел его и остановился за спиной. А затем сделал то, что никак не могло прийти мне в голову.
  Диего оторвал ангелу крылья и бросил их рядом.
  Клянусь, я никогда не слышала, чтобы так кричали. Вопль ангела был слышен, наверно, даже на Небесах. Через секунду он рухнул на землю и больше не шевелился. Диего убил его.
  Все закончилось.
  Диего издал громкий тяжелый вздох и сделал шаг назад. Он медленно поднял голову и впился в меня пронзительным взглядом. Я не знала, что чувствовала. Эмоции сменяли друг друга со скоростью света. Во мне все бурлило и кипело. Я была на взводе, но истерике не давал выйти наружу шок.
  "Все закончилось" повторила я себе.
  Я сглотнула и перевела туманный взор к мертвому телу в белом костюме. На месте лопаток остались черные следы, словно Диего не оторвал крылья, а спалил их дотла. Кстати, они исчезли. Крылья. Рядом с ангелом их не было. И это было невероятно. Но... я не могла больше удивляться, так как сильнее просто некуда.
  Мне хотелось упасть и зарыдать от счастья, что я все еще жива, все еще дышу. Я представила себе, что бы было, если бы Диего не появился и не спас нас с Ники.
  Ники!
  Сочетание растерянности и неподдельного страха застыло в ее глазах, устремленных в пустоту, когда я осторожно подошла к ней. Мне было искренне жаль ее. Она не понимала, с чем столкнулась. И я ненавидела судьбу за то, что она впутала подругу в это сумасшествие.
  Ники не должна была ничего узнать.
  Она не должна была бояться так, как сейчас.
  ― Ники? ― тихо позвала я ее.
  Подруга не ответила.
  ― Ники? ― громче произнесла я.
  Тогда она вздрогнула, и ее широко распахнутые глаза впились в меня. Я буквально физически ощутила ее внутреннее напряжение и страх.
  ― Что... Что... ― бессвязно лепетала она, заикаясь.
  Я помогла Ники встать, и когда повела ее к дивану, то наткнулась на Диего. Мне пришлось задрать голову, чтобы посмотреть на него. Злость исчезла с его лица, но не до конца. В глазах догорали искры ярости.
  Ничего не сказав мне, Диего подошел к Ники с другой стороны и подхватил ее. Мы вдвоем довели подругу до дивана и усадили. Я села перед ней на корточки и мягко сжала холодные руки.
  ― У нее шок, ― раздался рядом спокойный голос Диего.
  Я не ответила.
  Конечно, у нее был шок! После того, что она видела, любой нормальный человек утратит способность к речи.
  ― Держи, ― я даже не заметила того, как Диего отлучился на кухню за стаканом воды. Он протянул его подруге, которая даже не подняла головы.
  Я взяла стакан и кивнула ему.
  ― Ники? Ники, пожалуйста, не молчи, ― попросила я.
  Подруга всхлипнула и затряслась в рыданиях. Она закрыла лицо дрожащими ладонями и согнулась пополам, уткнувшись в колени. Я подставила стакан на столик и подсела к ней, обняв за плечи. Я искоса взглянула на Диего, который стоял рядом, скрестив руки на груди, и молчаливо наблюдал за нами.
  ― Я... я избавлюсь от тела, ― сказал он позже и ушел.
  Пока Ники плакала, я думала, что отвечать, когда она будет задавать вопросы. А она обязательно задаст их, когда восстановится от шока, и к ней вернется способность трезво мыслить. Однозначно, мне придется рассказать ей об ангелах и демонах. Но я не знала, как она воспримет это. Посчитает ли меня сумасшедшей, или скажет мне держаться от нее подальше, чтобы не вовлекать ее в это безумие? Что ж, если она решит прекратить со мной всякое общение, я все пойму.
   Ники молчала до тех пор, пока не вернулся Диего. Когда она увидела его, то задрожала сильнее.
  ― Можно тебя на минутку? ― Диего кивком попросил меня подойти к нему.
  Я убрала руки с дрожащих плеч Ники и встала с дивана.
  Мои глаза полезли на лоб, когда я увидела разгромленную гостиную, выломанную входную дверь и вмятину в стене рядом с лестницей. Пресвятые ежики. Какой бардак! Мне даже стало дурно. В доме как будто побывал ураган... Если бы только Клэр увидела это, то стерла бы меня в порошок на месте.
  Я подошла к Диего, который остановился у прихожей.
  ― Ты... покончил с ним? ― я снизила свой голос, чтобы Ники не услышала.
  Диего напряженно кивнул.
  ― Хорошо, ― я закрыла глаза, делая глубокий вдох.
  ― Она все видела, ― утвердительно произнес Диего.
  ― Да.
  Я открыла глаза.
  ― Я... я не знаю, что... ― я кратко обернулась, чтобы взглянуть на сгорбленную фигуру Ники. ― Я не знаю, что говорить ей, ― я повернула голову обратно к Диего и впилась глазами в его лицо, отчаянно надеясь найти в черных глазах хоть какой-нибудь намек на решение проблемы. ― Что будем делать?
  ― Вообще-то, у меня есть кое-какая идея, ― признался он.
  Я слабо подпрыгнула от прилива бодрости.
  ― Правда?
  ― Я могу проникнуть в голову твоей подруги и стереть этот... инцидент из ее памяти, ― пояснил Диего. ― Она навсегда забудет о том, что видела сегодня.
  Его слова пробудили внутри меня какие-то необъяснимые чувства. С одной стороны мне стало не по себе оттого, что Диего должен был залезть в сознание Ники без ее согласия. Но с другой стороны, это было просто потрясающей новостью... и единственным выходом для Ники. Я не хотела, чтобы ее психика пострадала из-за пережитого этим вечером. Она никогда не вспомнит тот кошмар. Она будет избавлена от тяжелой ноши, которую я вынуждена тащить на своих плечах до скончания дней. Она будет в безопасности от правды, которая сломала бы ее изнутри и навсегда изменила представление о мире, в котором она жила до этого дня.
  ― Да, ― прошелестела я. ― Сделай это.
  Диего сочувствующе улыбнулся мне и отправился в гостиную, к Ники, чтобы сделать предложенное.
  Я осторожно последовала за ним. Ники вздрогнула, когда увидела остановившегося перед ней Диего. Моя бедная подруга отпрянула назад, вжавшись в спинку дивана.
  ― Не... не трогай меня, ― беспомощным голоском проговорила она.
  Я поспешила к ней, чтобы успокоить.
  ― Он не тронет тебя, ― мои руки мягко легли на ее плечи, и Ники вздрогнула сильнее.
  Она подняла голову, и в ее мокрых покрасневших глазах я увидела дикий страх.
  ― Доверься мне, ― прошептала я.
  Как я могла говорить ей о доверии, когда скрывала и лгала? Как я могла вообще о чем-либо просить ее после того, что она потерпела из-за меня?
  Чудесным образом мои слова подействовали на нее, и плечи Ники под моими ладонями немного расслабились. Я перевела взгляд на Диего и кратко кивнула ему. Он опустился перед Ники на колени и, дотронувшись до ее щеки, повернул ее лицо к себе.
  ― Что ты...
  Но не успела Ники закончить, как Диего заговорил.
  ― Слушай только мой голос, Ники, ― медленно произнес он, с гипнотической прямотой глядя ей в глаза. ― Ты слушаешь?
  Я закусила нижнюю губу, напряженно взглянув сверху-вниз на ее светлую макушку.
  Подействовало. Ники согласно кивнула.
  ― Хорошо, молодец, ― магия сладкого и проникновенного голоса Диего даже на меня безо всякого внушения действовала утешающе. ― Для начала я хочу, чтобы ты успокоилась.
  Ники перестала дрожать.
  Просто... ух-ты.
  ― Забудь все, что ты видела за последний час, ― Диего перешел к главной части внушения. ― Вы с Эмили сидели у нее дома, болтали о всякой девчачьей ерунде и отдыхали. Затем Эмили проводила тебя до твоей машины, и ты уехала домой, ― он сделал небольшую паузу. ― Сейчас ты закроешь глаза.
  Я аккуратно наклонилась вперед, чтобы увидеть, выполнила ли она его просьбу.
  Глаза Ники были закрыты.
  ― Когда ты проснешься утром, то будешь помнить лишь то, что провела замечательный вечер в компании подруги, ― заключил Диего. ― А теперь спи.
  Ники обмякла под моими руками, и ее голова безвольно склонилась вниз. Диего подхватил ее за плечи, не дав ей лечь на диван, и поднялся с колен.
  ― Готово, ― сказал он и взял Ники на руки.
  Бледное заплаканное лицо подруги выглядело безмятежным. Она спала.
  Я в приятном шоке посмотрела на Диего.
  ― Спасибо, ― прохрипела я из-за сухости в горле.
  Диего прошел через гостиную и остановился на секунду, когда уже вышел на крыльцо.
  ― Я отвезу ее домой и вернусь к тебе, ― единственное, что он сказал мне.
  Я проводила взглядом его фигуру до "Ниссана" Ники. Он уложил ее на задние сидения автомобиля, а сам сел за руль. Через минуту машина скрылась в темноте.
  Я прибывала в тихом ужасе, глядя на вышибленную ангелом дверь. Как мне вставить ее обратно? Что, если этот кошмар видели соседи, точнее, что, если видела миссис Ирвин? Она, должно быть, уже позвонила Клэр.
  Я отыскала в беспорядке свой телефон и вздохнула с облегчением. От сестры не было пропущенных звонков. Значит, она ничего не знает, и миссис Ирвин ничего не видела. Ну, или... нет, миссис Ирвин не тот человек, который будет умалчивать о таких грандиозных вещах. Она бы давно забила тревогу на весь город, если бы все-таки стала свидетелем нападения ангела.
  Я тихо простонала, прикидывая в голове, сколько времени у меня уйдет на то, чтобы все прибрать.
  Я пыталась поставить дверь на место, но не смогла сдвинуть ее ни на дюйм. Оставив это, я подошла к вмятине в стене, которую оставил после себя ангел, и вздохнула. Если дверь еще можно было как-то починить, то от этого ужасного... образования не избавиться. Но я должна любым способом вернуть дому прежнюю целостность до приезда Клэр. А оставалось около недели.
  Мысли о скором возврате сестры немного успокоили меня. Я легла на диван, закрыла глаза и попыталась расслабиться, но все попытки проваливались с треском, и медленный огонь паники разгорался в груди, не давая мне покоя.
  ― Эмили? ― сквозь гул в ушах я услышала знакомый голос.
  Диего уже вернулся? Так скоро? Или я не заметила, как пролетело время.
  Было ошибкой, когда я резко соскочила с дивана. Мощный импульс слабости ударил в голову, и та закружилась. Меня понесло в сторону. Перед глазами все перевернулось и поплыло. Я стала падать.
  ― Эй, ― меня подхватил Диего, не позволив расшибить голову о журнальный столик. Его теплые руки бережно обхватили меня за талию и поставили на ноги. ― Ты как?
  Он развернул меня к себе лицом и низко наклонил голову вперед, разглядывая меня с обеспокоенным видом.
  ― Я в порядке, ― солгала я. У меня сильно кружилась и болела голова.
  ― Нет. Не в порядке, ― проговорил сквозь зубы Диего и протянул руку к моему лицу. Он осторожно дотронулся пальцами до моего левого виска, и я невольно задрожала. Когда он отстранил руку, то я увидела кровь. Это моя?
  Я тут же прикоснулась к тому месту, где секунду назад побывали пальцы Диего, и зашипела от боли.
  ― Черт.
  Диего хмуро смотрел на свои пальцы в моей крови.
  ― Надо обработать рану, ― пробормотал он и куда-то ушел. Через минуту он вернулся с аптечкой. Где он ее взял? Даже я не знала об ее местонахождении. ― Садись, ― Диего кивнул на диван. Я послушно опустилась и села на край. Диего, не сводя с меня тяжелого взгляда, расположился напротив, сев на журнальный столик, и положил к себе на колени аптечку.
  Он минуту обрабатывал мою ранку на виске. Удивительно, но я не чувствовала боли, когда его пальцы касались той области кожи.
  ― Как Ники? ― спросила я.
  ― За нее не волнуйся. Твоя подруга в полном порядке, ― успокоил меня Диего.
  Я дернула головой в кивке, и Диего нечаянно надавил мне на висок. Я непроизвольно вскрикнула.
  ― Не шевелись, ― нахмурился он.
  ― Извини.
  Я поджала губы и опустила глаза к полу, боясь поднять их и встретиться с взглядом Диего. Его равномерное дыхание обдувало мое лицо, и я не могла надышаться приятным запахом кожи парня.
  ― Почему ангелы носят эти идиотские белые костюмы? ― спросила я, чтобы отвлечься и разрушить угнетающую тишину.
  ― Это обычные солдаты. А белые костюмчики ― их униформа, ― ответил Диего. Затем он вздохнул и задержал ватный диск, пропитанный лекарством, на ранке. ― Это я виноват.
  Я не удержалась и подняла взгляд. Диего пристально смотрел мне в глаза, и я утратила чувство реальности, потерявшись в двух черных вселенных.
  ― В чем? ― сглотнув, спросила я.
  ― В том, что не был рядом. А я должен был быть с тобой. Всегда, ― глаза цвета черного агата не щадили меня, продолжая сжигать мое сердце в обволакивающем, томительном, неистовом огне.
  ― Ерунда, ― на выдохе пробормотала я, с трудом отдавая себе отчет в том, что я говорю. ― Ты же успел.
  Диего мое вялое оправдание не убедило.
  ― И какой результат? Твоя подруга узнала об ангелах.
  ― Но ты стер ей это из памяти, ― тихо возразила я.
  Диего недовольно поджал губы и нахмурился.
  ― И ты пострадала, ― добавил он.
  ― Заживет, ― я с напускной легкомысленностью пожала плечами. ― Ты мог начать волноваться, если бы все-таки не успел.
  После моих слов Диего напрягся и обратил на меня такой холодный взгляд, в котором сам хотел меня убить за такие слова.
  ― Все хорошо, ― с большей уверенностью сказала я. ― Правда.
  Диего не ответил и вернулся к обработке моей ранки.
  ― Значит, ангела можно убить, если оторвать ему крылья? ― спросила я.
  ― Да.
  ― А... с демонами так же?
  Последовал согласный кивок.
  ― Как еще можно убить их? ― воздух застрял где-то в легких, когда я вспомнила, как безвольно рухнуло тело ангела после того, как Диего оторвал ему крылья.
  ― Существует немного способов. Мы, то есть демоны, можем уничтожить их своей темной энергией. Ангелы пользуются своей "светлой" с той же целью ― убить нас.
  ― Ух-ты.
  ― Почему ты так смотришь на меня? ― со слабым смущением спросил Диего спустя какое-то время, которое я непрерывно и бесстыдно пялилась на него.
  На этот раз я не думала отводить взгляд.
  ― Ты демон, ― пояснила я с разочарованием, как будто до меня это только дошло. ― Это странно.
  Он на несколько секунд опустил глаза к аптечке, и его улыбка стала шире, отчего на щеках появились неглубокие ямочки. Диего взял новый ватный диск и промочил его в лекарственном растворе. Затем поднял руку вместе с глазами и прижал ватку к ранке. Я съежилась от боли.
  ― Да. Это странно, ― отозвался он. ― Но ты привыкнешь.
  ― Я не это имела в виду, ― сказала я. ― Я о том, что ты такой... заботливый для демона.
  Диего мягко усмехнулся.
  ― Кажется, мы уже говорили об этом.
  Я кивнула и больше не пыталась заговорить.
  Еще через пару минут Диего налепил пластырь на висок и встал с журнального столика.
  ― Спасибо, ― поблагодарила я.
  Диего отнес аптечку и к тому времени, когда он вернулся, я уже стояла у лестницы и с горестью смотрела на выломанную дверь.
  ― Ангел разгромил мне дом, ― пробормотала я.
  ― Я разберусь с этим, ― сказал Диего.
  Я со слабым недоверием взглянула на него.
  ― Как? ― спросила устало.
  ― Демонские фокусы, помнишь? ― намек на улыбку появился на его лице.
  Я вздохнула.
  ― Это только начало, верно?
  Диего понял, что я имела в виду. И ему не нужно было ничего отвечать, так как я все поняла по его сочувствующему выражению лица.
  Демон сочувствовал. Странно, но это выглядело искренне.
  Я опустила голову и потерла переносицу.
  ― Эй, ― Диего переступил через лежащую дверь и встал рядом со мной. ― Эй, посмотри на меня.
  Я послушалась и подняла голову.
  ― Мы справимся, ― сказал он тихо.
  Я смотрела на него, и мне безумно хотелось верить в его слова.
  ― Надеюсь, ― прошелестела я.
  Диего поднял руки и накрыл ими мои щеки. Я резко вдохнула в себя воздух и замерла. Прекрасное лицо демона приблизилось к моему, и я мои глаза игнорировали все, кроме его глаз.
  ― Все будет хорошо, ― медленно произнес Диего и провел большими пальцами по моим щекам. Он так близко. ― Я не позволю им добраться до тебя, хорошо?
  Я автоматически кивнула.
  Диего робко улыбнулся, и я почти влюбилась в эту улыбку.
  ― Ты должна мне верить, ― сказал он.
  Я промолчала.
  ― Ты веришь мне, Эмили? ― спросил Диего, и между нами стало на еще один дюйм меньше.
  Это был сложный вопрос. Однако я ответила:
  ― Да.
  Диего шумно выдохнул и прильнул своими губами к моему горячему лбу. Я затрепетала. У меня подкосились ноги, и я вцепилась пальцами в лестничные перила за своей спиной, чтобы не упасть.
  ― Я не подведу тебя, ― прошептал он, на секунду отстранившись. Диего опустил взгляд и уперся им в меня. Я была загнана в тупик. Буквально. ― Я не подведу тебя, ― тише и медленнее повторил он, дыша мне в губы.
  Те стали пульсировать, и неистовый жар разлился по всему телу.
  Почему я не отталкиваю его? Почему позволяю находиться к себе так близко и очаровывать себя?
  Все, на что я была способна, лишь продолжать дышать. Да и то даже это теперь давалось мне с трудом.
  ― Ты едва стоишь на ногах, ― пробормотал Диего, не сводя с меня пристального взора. ― Тебе надо отдохнуть. Ты... пережила достаточно этим вечером. Твои нервные клетки требуют немедленного восстановления.
  Я сумела усмехнуться.
  ― Нервные клетки не восстанавливаются, ― вяло проинформировала я.
  ― А твои ― да. И чем быстрее ты ляжешь в постель, тем быстрее почувствуешь себя лучше, ― Диего провел рукой по моей левой щеке. ― Сон ― идеальное лекарство от стресса.
  Да, но только не в том случае, когда снятся кошмары.
  Я моргнула пару раз и слабо встряхнула головой. Диего убрал с моего лица ладони, но не отступил.
  ― Да-а-а, ― я развернулась к лестнице и поставила ногу на первую ступеньку. Затем остановилась. ― Еще раз спасибо, ― я посмотрела на Диего через правое плечо.
  ― Не стоит благодарить меня за мою работу, ― сказал он и улыбнулся.
  Я улыбнулась в ответ и отвернулась.
  ― Спокойной ночи, ― это пожелание я услышала, когда поднялась по лестнице.
  Я окинула Диего утомленным взглядом, подняла руку, кисло помахала ему и направилась в свою комнату.
  
  Глава двадцать первая
  
  Когда следующим утром я проснулась и спустилась вниз, то увидела идеальный порядок. Входная дверь была на месте, вмятина в стене исчезла... Все стало, как прежде. Никакого напоминания о том, что вчера вечером здесь произошла борьба с ангелом.
  Я улыбнулась, проходя по гостиной. Диего не солгал, сказав, что разберется с погромом в доме. Его уже не было. Когда он ушел? Ночью? И увижу ли я его сегодня?
  Я обнаружила внутри себя странное чувство, когда поехала в школу. Теперь мне казалось это каким-то... нереальным. Ехать туда, где никто не знает о существовании ангелов и демонов, где все обсуждают несправедливость учителей по отношению к ученикам, где кипят страсти и разбиваются молодые горячие сердца.
  Я больше не была частью всего этого.
  Я с особым трепетом в груди ожидала встречи с Ники. И когда я увидела ее у восточного здания школы, улыбающуюся и бодрую, какой она обычно бывает, мое сердце забилось спокойно. Ники ничего не помнила о том, что вчера видела. Она улыбалась, смеялась, шутила, спорила с Хейли, которая появилась чуть позже, и тоже улыбалась, искрившись счастьем. Ее переполняли эмоции, и она поспешила поделиться с нами своими впечатлениями от проведенных выходных с Джоном.
  Мои подруги были счастливы, а их улыбки делали счастливой меня.
  Я была вынуждена делать вид, будто все хорошо. Будто нет в моей жизни существ с белыми крыльями, называемыми ангелами, которые хотят убить меня. Я понимала, что с каждым днем нормальная жизнь ускользает от меня все дальше и дальше, и я, как могла, цеплялась за все, что помогало мне задержаться в прежнем мире. Я не хотела окончательно заблудиться в лабиринте кошмаров, которые стали моей реальностью. Я не хотела сойти с ума и исчезнуть.
  Вечером, вернувшись домой, я ждала Диего. Я чувствовала, что он должен прийти. Он всегда приходит. И... мне хотелось увидеть его, поблагодарить еще раз за то, что он спас меня и избавил Ники от воспоминаний, с которыми бы она не смогла смириться в дальнейшем и сошла бы с ума.
  Кажется, я больше не испытывала к нему ненависти. И страха. Я не боялась его.
  Я лежала в гостиной с выключенным телевизором и в полной тишине, когда раздался телефонный звонок. Я протянула руку к журнальному столику и взяла сотовый. На экране высветился номер Клэр.
  ― Привет, ― сказала я, и мое сердце сделало радостный кувырок в груди.
  ― Привет, солнце. Как ты?
  Я была готова расплакаться прямо в трубку от счастья, что слышу ее голос, но, конечно же, не стала этого делать.
  ― Я... в порядке, ― я прочистила горло, избавляясь от хрипоты.
  ― Ты спала?
  Нет. Мой голос был хриплым потому, что я с трудом сдерживала слезы.
  ― Нет. Просто валяюсь и страдаю от безделья, ― я привстала и навалилась на спинку дивана. ― Как дела? Что-то случилось?
  ― Вообще-то да, ― ее голос стал счастливым. ― У меня есть для тебя потрясающая новость!
  Мои мысли витали далеко, и я возненавидела себя за то, что не почувствовала должной заинтересованности.
  ― Правда? Какая?
  ― В субботу у меня рейс до Данвилла! ― объявила Клэр. ― Мы увидимся в эти выходные!
  Теперь я была по-настоящему потрясена.
  ― Ты... что? ― переспросила я писклявым голосом.
  ― Ты не рада? ― расстроилась Клэр.
  ― Нет, нет, я рада, ― залепетала я. ― Очень рада. Просто это так неожиданно.
  ― Ты что забыла?
  Я вопросительно нахмурилась.
  ― Э-э-э...
  ― Суббота ― двенадцатое число число, ― голос сестры стал мрачным.
  Как двенадцатое? Двенадцатое апреля? Уже? Но...
  Ох. Прошел целый месяц?
  Я словно пробудилась от долгого сна и по-новому взглянула на этот мир. Да. Я была потрясена, и это еще мягко сказано.
  ― Оу, ― громко и тяжело выдохнула я. ― Ты возвращаешься? В смысле, на совсем?
  ― Да, ― я услышала, как Клэр улыбнулась в трубку. ― Ты какая-то странная, Эмили. У тебя точно все хорошо?
  Я громко вздохнула, но приказала себе не расклеиваться, пока разговариваю с сестрой. Она не должна переживать за меня.
  ― Нет. Все хорошо, Клэр, ― сказала я. ― Я соскучилась. Очень.
  ― И я по тебе скучаю, сестренка, ― отозвалась она. ― Жду не дождусь, когда наступят выходные. Хочу поскорее увидеть тебя.
  Я улыбнулась, взглянув на окно.
  ― Я люблю тебя, ― проговорила я, не сумев скрыть грусть в голосе.
  ― И я тебя. Сильно-сильно-сильно.
  Я рассмеялась и закрыла глаза.
  ― Жаль, что время не может ускорить свой ход, ― пробормотала я.
  Клэр печально вздохнула в трубку.
  ― Знаю. Мне тоже очень этого хочется. Но, клянусь, я приеду, и мы больше не расстанемся.
  Как бы мне этого хотелось.
  ― Не грусти. Мы скоро увидимся, ― сказала Клэр.
  ― Хорошо, ― пообещала я, прекрасно зная, что не сдержу свои слова.
  ― Пока.
  ― Пока, Клэр.
  В звенящей абсолютной тишине я бесследно тонула в океане мыслей.
  ― Твоя сестра приезжает в выходные? ― я лежала неподвижно, когда услышала голос Диего.
  Мое сердце чуть не остановилось... навсегда.
  Почему он всегда появляется неожиданно?!
  Справившись с волной страха, я села, свесив ноги на пол, и устремила взгляд на Диего, который, прислонившись к стене и скрестив руки на груди, смотрел в окно.
  Он слышал наш разговор? Как долго?
  ― Здравствуй, для начала, ― пробормотала я.
  Левый уголок его пухлых губ дернулся вверх в угловатой улыбке.
  ― И все же, твоя сестра, ― напомнил он, медленно разворачиваясь ко мне лицом.
  ― Что не так? ― не поняла я.
  ― Надолго она возвращается? ― Диего отошел от окна и сделал несколько тягучих шагов по гостиной.
  Я с легким замешательством на лице наблюдала за ним.
  ― Да, ― неуверенно ответила я.
  Диего на несколько секунд опустил глаза, налитые необъяснимой тяжестью, к полу, затем резко поднял их и устремил прямо на меня, пронзив насквозь.
  ― Она должна будет уехать, ― сказал он.
  Я заставила себя проглотить ком в горле и вопросительно нахмурилась.
  ― Почему? ― спросила я.
  ― Ты действительно не понимаешь? ― Диего опустил руки вдоль своего тела и сжал ладони в кулаки. Я проследила за его движениями, затем устремила взгляд на решительные черные глаза.
  ― Нет, ― сглотнув, пробормотала я.
  ― Это опасно. Для нее. Она может узнать обо всем. Это раз. Ее могут убить. Это два. Нужны еще причины?
  Мне хотелось дрожать оттого, как звучал его голос, но я не подала виду, что мне страшно. Судорожно втянув в легкие странно обжигающий воздух, я напряженно кивнула.
  ― Все предельно ясно, ― отчеканила я.
  Несмотря на довольно-таки холодную подачу слов, Диего был прав. Клэр будет опасно находиться здесь, рядом со мной, потому что я теперь несу за собой смерть, за мной охотятся ангелы, и они, я не сомневаюсь, не пощадят мою сестру.
  Чтобы сохранить ей жизнь и уберечь от того, что может сломать ее, я должна держаться от нее как можно дальше. И от всех людей, которые мне дороги. От моих друзей и знакомых.
  Внезапная волна отчаяния накатила на меня, и я низко опустила голову, чтобы не дать моим слезам быть увиденными Диего.
  ― Я все равно должна увидеться с ней, ― почти шепотом произнесла я. Убедить ее, что у меня все хорошо, и ей лучше остаться в Нью-Йорке, с Ричардом.
  Я услышала приближающиеся тихие шаги, но голову не подняла.
  Слова Диего о том, что я должна добровольно заставить сестру уехать, разрушали меня изнутри, разрывали сердце и вгоняли во мрак.
  ― Так будет лучше, ― голос Диего стал мягким, и мне захотелось взглянуть на него, но я поборола это желание.
  Я знала это. Понимала.
  Но... неужели, мне придется отталкивать от себя Клэр за множественными выдуманными причинами всю жизнь?
  Я так не смогу.
  То хрупкое спокойствие, воцарившееся в моей душе после разговора с сестрой несколько минут назад (но такое ощущение, будто прошли долгие часы), растворилось в воздухе, пропитанным напряжением и моим отчаянием.
  ― Два дня, ― вымолвила я, приказывая себе собраться. ― Мне нужно два дня.
  ― Хорошо, ― отозвался Диего.
  Я сделала глубокий вдох, на секунду зажмурив глаза, и подняла голову, устремив обреченный взгляд на Диего, стоявшего передо мной.
  ― Но ты должен кое-что сделать, ― осипшим голосом предупредила я.
  ― Что?
  ― Ты должен будешь оставить меня и Клэр одних.
  Черты его лица немного смягчились.
  ― Меня и так не будет рядом.
  ― Нет. Ты не понял. Я хочу, чтобы ты находился достаточно далеко, чтобы не слышать, о чем мы будем говорить.
  Диего целую минуту анализировал мою просьбу.
  ― Ты просишь о невозможном, ― изрек он с непоколебимой твердостью.
  ― Но...
  ― Нет.
  ― Пожалуйста.
  Диего слегка сузил глаза и скованно улыбнулся.
  ― У тебя есть от меня тайны, Эмили Остмен? ― его шутливый тон был неуместен, но я все же расслабилась. Немного.
  На самом деле, я не знала, были ли у меня от Диего тайны. Возможно, он знал обо мне все. Абсолютно все. И, честно говоря, мысль об этом невероятно пугала.
  ― Просто я хочу провести с ней день... нормально, ― я долго подбирала наиболее подходящее слово. ― Мы поедем на кладбище, и я, в общем, не хочу, чтобы ты все слышал, и видел, ― я опустила голову.
  Диего издал понимающий вздох.
  ― Я должен быть рядом, ― сказал он тихо. ― Потому что в любой момент...
  ― Я знаю, Диего, ― перебила я его и подняла голову. ― Но, пожалуйста, оставь меня на пару дней! Я не могу просить тебя о большем.
  Я не хочу, чтобы он видел мои рыдания перед могилой родителей, не хочу, чтобы он слышал мои всхлипы и слезы.
  ― Хорошо, ― произнес Диего ровно, хоть и не с охотой.
  Мои глаза радостно заблестели, и я улыбнулась.
  ― Обещаю, два дня вдали от меня у тебя в кармане, ― своей ответной улыбкой он ясно дал понять, что не одобряет моей просьбы.
  Мне оставалось только надеяться, что Диего сдержит свое обещание.
  ― Спасибо, ― искренне поблагодарила я.
  Улыбка Диего переродилась в хитрую, и мне это сразу не понравилось.
  ― Ты знаешь, что за свою услугу я потребую платы, ― сказал он.
  Мое тело невольно напряглось.
  ― Почему ты не можешь просто помочь мне? ― спросила я.
  ― Потому что я демон, ― Диего сделал пару плавных шагов, и он наклонился вперед, опершись на спинку дивана рукой. Наши лица находились на одном уровне, что позволяло мне в очередной раз оценить глубину его пленительных черных глаз. ― Мы не умеем помогать. Мы можем заключать сделки. Такова наша природа. Так что, ― Диего приблизился еще на пару дюймов ко мне, ― прося у меня что-то, помни, я обязательно потребую взамен.
  С моих губ слетел вздох огорчения.
  Вчера вечером он был очень, очень милым.
  ― И... что ты хочешь за мою просьбу? ― осторожно уточнила я.
  ― Я много чего хочу, поэтому мне стоит хорошо подумать над этим. Что-то мне подсказывает, что ты редко будешь заключать со мной сделки...
  ― Уж не сомневайся.
  Диего улыбнулся шире.
  ― Поэтому у меня будет не так много возможностей получить от тебя что-либо, ― закончил он. ― Учти, ― во мне все затрепетало, когда между нами лицами оказалось катастрофически мало расстояния. Я опустила взгляд, остановив его на пухлых губах кораллового оттенка. ― Ты запросила то, что я вообще не должен совершать, и за что могу поплатиться собственной головой. Так что... ты должна мне, Эмили. Должна по-крупному.
  Его последние слова вызвали волнующую дрожь по телу.
  Я догадывалась, что быть чем-то должной Диего не сулит мне ничего хорошего. Но он прав в одном. Я постараюсь не заключать с ним сделок отныне.
  
  Глава двадцать вторая
  
  Я должна была превратиться в прежнюю Эмили. Снова стань обычной девушкой, не имеющей ни малейшего представления о том, что существуют ангелы, демоны, что я сама не человек, как и мои настоящие родители. Я должна была забыть, что питаю противоречивые чувства к демону, защищающему меня от ангелов и прочего зла.
  Этот субботний солнечный день принадлежал только мне и моей сестре. Так же я понимала, что это, возможно, последний раз, когда я смогу повидаться с Клэр. Я больше не могла надеяться на завтрашний день. У меня есть только сегодня, только сейчас. Даже Диего, который отлично справлялся с ролью моего адского хранителя, не способен гарантировать мне стопроцентную безопасность. Я учусь жить с мыслью, что любое мгновение может стать последним.
  День с Клэр ― отличный повод забыть обо всем, что с недавних пор разрушает мое представление об этом мире. Но так же он несет в себе боль, потому что я должна убедить сестру вернуться в Нью-Йорк. Любыми способами.
  С замиранием сердца я распахнула входную дверь. Мои глаза устремились на счастливое лицо сестры.
  ― Привет! ― она бросилась ко мне с объятиями.
  Осознав, что я действительно обнимаю Клэр, мне хотелось расплакаться от счастья.
  ― Я так скучала, ― прошептала я, крепко обняв ее.
  ― И я, ― тем же шепотом ответила она и отстранилась на секунду, чтобы взглянуть на меня. ― Господи, такое чувство, будто мы не виделись с тобой несколько лет, ― пробормотала она. ― Ох, иди ко мне, родная, ― вздохнув, Клэр вновь притянула меня к себе.
  В крепких семейных объятиях мы простояли несколько долгих минут, и мне хотелось, чтобы они продлились как можно дольше. Но время не останавливалось, точно отбивая свой ритм, ни на миг не задерживаясь.
  Я была так счастлива, что Клэр приехала.
  Мы прошли в дом.
  ― Честно говоря, я немного волновалась, что как только уеду, то в доме ничего не уцелеет, ― призналась Клэр, ставя чемодан с сумками на пол и оглядывая гостиную.
  На секунду в голове промелькнула мысль, что она каким-то образом узнала о том, что случилось в прошлые выходные. Но нет. Она не могла знать об этом.
  ― Почему? ― спросила я, помогая ей снять пальто.
  ― Вечеринки, ― вздохнула она.
  ― Я вела себя очень хорошо, ― я заставила себя улыбнуться ей.
  ― Я тебе верю, ― она обернулась и обвила рукой мои плечи.
  ― И... ты же знаешь, мне не до вечеринок.
  Клэр грустно улыбнулась и стала принюхиваться.
  ― Чем это пахнет? ― пробормотала она и последовала на кухню. ― Оу, Эмили, это ты приготовила? ― прокричала она оттуда.
  ― Конечно, ― громко ответила я и слегка покраснела.
  Я чувствовала себя ужасной лгуньей, потому что готовкой занимался Диего. От одной лишь мысли о нем меня бросило в лихорадочный жар. Приготовление ужина для Клэр он тоже занес в свой список моих задолженностей ему. Негодяй. Красивый, прекрасный негодяй.
  Я последовала за сестрой на кухню. Склонившись над рагу, сестра сказала:
  ― Это просто божественно! Похоже, самостоятельная жизнь идет тебе на пользу, раз ты научилась так вкусно готовить. Мама бы гордилась тобой.
  Как же хорошо, что Диего нет рядом.
  Я печально улыбнулась.
  ― Я привезла тебе подарки! ― счастливо сообщила Клэр, взяла меня за руку и потянула в гостиную.
  Сумки, с которыми она приехала, предназначались мне. Там было море одежды. Крутой, красивой, модной одежды из Нью-Йорка. Я даже побоялась представить, в какую сумму уложилась сестра, чтобы купить мне все это.
  Мы долго сидели за столом. Я активно интересовалась у Клэр о жизни в Нью-Йорке. Она поделилась со мной новостью о том, что Ричарду предложили трехмесячную командировку в Лондоне.
  Затем разговор зашел о школе. Клэр подробно расспрашивала о том, как шли мои дела с учебой, не тяжело ли мне справляться со всем в одиночку. Отчасти про все мне приходилось лгать ей. Но ведь только для ее же блага. Я не хотела расстраивать сестру своими проблемами, тем более прекрасно понимала, что она не смогла бы понять и сотую часть того, чего я бы рассказала. Поэтому о многих деталях я деликатно умолчала, поделившись самым главным.
  Время в ее компании летело незаметно.
  В два часа мы поехали на кладбище.
  Когда мы вышли из дома, Клэр не смогла не отметить того, что я не угробила ее "Ауди".
  ― Ты мне сильно не доверяешь, ― с притворной обидой пожаловалась я.
  ― Прости, ― рассмеялась она. ― Просто у меня есть повод беспокоиться за машину и за состояние дома.
  ― Ну, перестань! Я давным-давно встала на исправительный путь.
  ― Ага, ― фыркнул она. ― Ты подросток. Причем буйный.
  ― Это в прошлом, ― улыбка померкла на моем лице. ― Тем более скоро мне стукнет восемнадцать. Так что я перестану быть подростком.
  ― Но бунтаркой останешься в душе, ― настаивала она с улыбкой.
  Это преувеличение. Я не была сорвиголовой, хотя приносила достаточно проблем. Но это было давно. В жизни "до". Сейчас, оглядываясь в прошлое, я бы ни за что не поверила, что когда-то была другой.
  ― Я поведу, ― оповестила Клэр, уже садясь за руль. ― О, малышка, я так скучала по тебе! ― обратилась она к машине.
  Я улыбнулась, вспоминая, что наш папа часто разговаривал с "Фордом" ― его любимой машиной, которую я в свое время сломала.
  ― Я недавно разговаривала с миссис Ирвин, ― призналась она, когда мы свернули с улицы Грейсон-авеню.
  ― Хм, ― только и произнесла я.
  ― Она мне кое-что рассказала.
  Я громко сглотнула и стала теряться в догадках, что же такого ужасного придумала эта неугомонная женщина.
  ― Я даже боюсь слушать, ― сказала я, усмехнувшись. ― Но, что бы это ни было, знай, я этого не делала.
  ― Я же еще ничего не сказала.
  ― Знаешь, от миссис Ирвин я могу ожидать чего угодно. Помнишь, что она сказала в прошлый раз, когда мама с папой уезжали в Норфолк на выходные? Что я принимала наркотики! ― волна возмущения пронеслась по телу. ― И они ей тогда поверили, ― былая обида вспыхнула в сердце. ― И ты.
  Сестра виновато поджала губы.
  ― Да, и мне до сих пор жаль, что мы послушали ее.
  ― Так что миссис Ирвин придумала на этот раз? ― с нескрываемым сарказмом спросила я.
  ― Что у тебя появился парень, ― пожав плечами, ответила Клэр.
  Я растерялась и стала щелкать костяшками пальцев.
  ― Так она права? ― загадочно улыбнувшись, сестра отвела взгляд с дороги и попыталась заглянуть мне в глаза.
  То есть, миссис Ирвин все-таки видела Диего... Конечно же, она его видела и подумала, будто он мой парень.
  ― Что она еще сказала? ― я сцепила руки в замок и положила их на колени.
  ― Ответь мне на вопрос, Эмили, ― Клэр игриво сузила глаза.
  ― Миссис Ирвин ошибается, ― сказала я, надеясь, что голос прозвучал достаточно твердо и уверенно.
  ― Ага, вот ты и попалась! ― она убрала одну руку с руля и воздушно щелкнула меня по носу. ― Я так и знала, что она была права, ― она прикусила нижнюю губу. ― Итак, кто он? Как зовут? Сколько ему лет? Симпатичный?
  Я открыла рот, собираясь сказать, что не происходит ничего подобного, но сестра опередила меня.
  ― И не вздумай оправдываться, ― она шутливо пригрозила указательным пальцем. ― А теперь я жду подробностей.
  Я не могла рассказать ей о Диего, потому что иначе бы Клэр потребовала личной встречи. А знакомить Диего с сестрой я не собиралась. Во-первых, он даже не был официально моим парнем. Честно говоря, я не знала, кем он мне приходился. Друг? Не уверена. Наши отношения были странными, как и ситуация, благодаря которой я познакомилась с ним.
  ― Миссис Ирвин ошиблась, сказав, что у меня появился парень, ― неуверенно начала я. ― Его зовут Диего, и он не мой бойфренд. Он, ― я быстро перекрутила в голове всевозможные варианты того, кем он мог быть мне, ― помогает мне с социологией.
  ― Не верю, ― Клэр поджала губы. ― Почему ты пытаешься скрыть то, что у тебя появился молодой человек? Это же прекрасно!
  Я изобразила раздражение, картинно закатив глаза.
  ― Вынуждена тебя разочаровать, но у меня никого нет. Мое сердце по-прежнему свободно, ― я как можно равнодушнее пожала плечами. Опять же, я не знала этого наверняка. Диего мне нравился, с этим не поспоришь. Но... испытывала ли я к нему более глубокие чувства?
  Кажется, мне удалось убедить сестру в том, что миссис Ирвин не права.
  ― В конце концов, пора научится не доверять этой женщине, ― она печально вздохнула.
  ― Это точно, ― согласилась я, довольная, что мой почти-обман не был разоблачен.
  Оставшуюся дорогу до кладбища мы молчали. Я не хотела думать о том, что мне предстоит серьезно поговорить с Клэр о ее скорейшем возвращении в Нью-Йорк. Но я должна была. Я искала и придумывала причины, по которым ей следует быть рядом с Ричардом, помимо, конечно, того, что она его жена.
  Через полчаса мы подъехали к кладбищу.
  Выйдя из автомобиля, я оглядела бесконечную территорию города мертвых и почувствовала прилив тоски.
  Неужели, прошел месяц с тех пор, как я в последний раз оплакивала могилу родителей? С Диего, ангелами и прочей суматохой эти тридцать дней пролетели для меня незаметно. Словно прошел один день.
  Клэр обошла машину и взяла меня за руку. Мы не спеша прошли через ворота кладбища, углубляясь в царство молчаливых мраморных надгробий. Среди невероятного множества могильных плит было достаточно легко найти ту, что принадлежала нашим родителям.
  Как и в прошлый раз, Клэр купила четыре белые лилии.
  ― Привет, мама, ― сказала сестра, опускаясь у надгробия. ― Привет, папа.
  Она положила цветы и на несколько минут притихла, пристально глядя на выгравированные имена родителей. Тоска раздирала ее сердце, как и мое. Я чувствовала не меньше боли, чем Клэр, хотя была людям, воспитавшим меня, не родной. Но я любила их. Безумно. И даже после того, как узнала правду, не стала скорбеть меньше.
  Я положила руку на плечо сестры и больше не стала сдерживать слез, вскоре услышав, как Клэр плачет вместе со мной.
  ― Я не смогу жить, если потеряю и тебя, ― прошептала она. Высокий голос дрожал от слез.
  Я крепче сжала ее плечо.
  ― Не потеряешь, ― отозвалась я.
  Не знаю, что произошло. Слова Клэр глубоко засели в душе, и вдруг я осознала, насколько важно и необходимо жить. Я ни в коем случае не должна опускать руки, потому что у меня еще есть, за что бороться. У меня есть Клэр. Я нужна ей, и она нужна мне, как воздух.
  ― Все будет хорошо, Клэр, ― сказала я. ― Непременно будет. Потому что мы есть друг у друга. Мы все преодолеем.
  Рука сестры легла поверх моей, что покоилась на ее плече.
  ― Знаешь, я еще никому об этом не говорила, ― неуверенно и тихо заговорила она, поднимаясь с колен.
  Клэр кинула последний взгляд на надгробие, затем посмотрела на меня. Небрежно смахнув слезы с лица, она улыбнулась.
  ― О чем? ― спросила я.
  ― Даже Ричард не знает, ― Клэр всхлипнула. ― Я хотела, чтобы сначала узнали родители, и ты... но мама с папой не дожили до этого момента, ― она прижала руку ко рту, чтобы сдержать стон.
  ― Я не понимаю тебя, ― необъяснимая тревога стала зарождаться внутри. ― Что-то случилось?
  ― Да, ― она кивнула три раза. ― Случилось, ― теплые карие глаза устремились на меня. В них стояли слезы. ― Я беременна.
  Воздух застыл в легких. Ледяное оцепенение сковало мое тело. Я, широко распахнув глаза, смотрела на Клэр, медленно вникая в смысл только что сказанных ею слов.
  Моя сестра была беременна. Ждала ребенка. Внутри себя она носила чудо. Маленькое, крохотное чудо.
  ― Ты хочешь сказать, что я... стану тетей? ― прошелестела я ошеломленно.
  Клэр нерешительно кивнула.
  Мой взгляд невольно упал на ее живот. Он был плоским, что отлично можно было увидеть из-за обтягивающего черного платья. Значит, срок небольшой.
  ― Клэр! ― шепотом воскликнула я, прижимая руки ко рту. ― Я... я так за тебя рада!
  Сестра засмеялась сквозь всхлипы. Я резко прильнула к ней и крепко обняла. Из глаз ручьями потекли слезы. Радость за сестру заполнила мою душу, вселив туда тепло. Мысль о том, что Клэр носит под сердцем ребенка, стали стремительно исцелять меня, собирать по кусочкам.
  ― Я так хотела, чтобы родители дожили до этого дня, ― рыдала она. ― Я так хотела однажды сказать им это, увидеть счастье на их лицах... О, боже, Эмили! Я никогда не думала, что скажу о самой радостной и важной новости в своей жизни на кладбище, стоя рядом с их могилой!
  Я рыдала вместе с ней.
  ― Они были бы самыми счастливыми людьми на свете, ― прошептала я, поглаживая Клэр по спине. ― Ричард, наверное, с ума сойдет, ― улыбаясь, сказала я и отстранилась, чтобы взглянуть на ее лицо.
  ― Да, ― согласилась она грустно. ― Он мечтал о детях со дня нашей свадьбы.
  ― Какой у тебя срок?
  ― Три недели.
  ― Когда узнала?
  ― В пятницу, когда была на приеме у врача.
  ― А... кто будет? Мальчик, или девочка?
  Видя мое нетерпеливое выражение лица, Клэр рассмеялась.
  ― Еще рано говорить об этом.
  ― В любом случае, это неважно, ― вздохнула я, вытирая слезы. ― Я уже люблю твоего малыша, ― я нерешительно протянула руку и приложила ее к животу сестры. По телу прошлась странная дрожь. ― Это будет самый прекрасный ребенок на свете, потому что у него самая потрясающая мама и добрый папа.
  Мои слова растрогали Клэр, и она снова залилась слезами.
  ― Ты забыла упомянуть тетю, ― пробормотала сестра.
  Я улыбнулась.
  ― Обещаю, я буду лучшей в мире тетей для твоего ребенка, ― поклялась я.
  ― О, Эмили, ― Клэр вновь притянула меня к себе. ― Я должна чувствовать себя самой счастливой женщиной на свете. Но я не могу наполнить свое сердце радостью, потому что оно до сих пор страдает от потери самых дорогих мне людей!
  ― Эй, теперь тебе нельзя волноваться, слышишь? ― я погладила ее по красным от слез щекам.
  ― Да, ― кивнула Клэр и сделала глубокий вдох.
  ― Когда ты собираешься сказать о своей беременности Ричарду?
  ― Не знаю. Я... вообще-то, я хотела поговорить с тобой об этом, ― сестра с необъяснимой виной поджала губы.
  ― Подожди, ― остановила я ее. ― Прежде, чем ты что-нибудь скажешь, послушай меня.
  Ее глаза ожидающе впились в меня.
  Я медленно вдохнула, решаясь и настраиваясь на то, что должна сделать.
  А именно - сказать Клэр уезжать из этого города. Подальше от меня.
  Я должна отпустить ее.
  Мне необходимо быть сильной. Ради безопасности сестры и ее ребенка.
  ― Возвращайся в Нью-Йорк, ― произнесла я, с трудом сдерживая новый поток слез.
  Клэр явно не ожидала от меня подобных слов.
  ― Что?
  Я стиснула зубы и повторила громче:
  ― Возвращайся в Нью-Йорк, Клэр. К Ричарду. Ты... ― я на секунду закрыла глаза. ― Так будет лучше. Для тебя. Ты должна быть со своим мужем.
  ― Но как же ты?
  Я открыла глаза и печально улыбнулась ей. Мое сердце разрывалось оттого, что Клэр выглядела несчастной и потерянной.
  ― Со мной все будет хорошо. Я справлюсь, ― не знаю, кого я уговаривала больше: себя, или сестру. ― Я же как-то продержалась здесь без тебя месяц? Продержусь еще.
  Клэр опустила взгляд, и между ее бровей пролегла небольшая складочка. Она думала, а это хороший знак. Значит, мне удастся ее уговорить. Хотя, признаюсь, я думала, что будет сложнее. Вероятно, точнее, абсолютно точно сомневаться Клэр заставила ее беременность. Она понимает, что я права. Она должна быть с Ричардом, а не со мной, потому что, как бы ни было тяжело признавать это, но... теперь он и их будущий малыш ее смысл жизни, а не я.
  Спустя минуту Клэр, наконец, взглянула на меня.
  ― Летом ты приедешь к нам в Нью-Йорк, ― сказала она шепотом.
  Я могла вздохнуть с облегчением. Это было согласие. Она уедет. Она будет в безопасности, потому что меня не будет рядом.
  Мне так хотелось ответить ей, что я приеду. Но я сомневалась в том, что могу позволить себе сделать это. Если я приеду в Нью-Йорк, ангелы последуют за мной, и жизнь Клэр, ее мужа и их будущего ребенка будет под угрозой.
  ― Вы будете хорошими родителями, ― вместо всего произнесла я.
  ― Я люблю тебя, ― сказала она.
  ― И я тебя.
  Мы пробыли на кладбище недолго.
  Не думала, что почувствую это так скоро, но я была спокойна и даже счастлива. Правда. Кажется, все налаживалось, хотя в глубине души я осознавала, что это лишь поверхностное убеждение, ведь есть много вещей, портящих мою жизнь.
  Клэр ждала ребенка. Она согласилась вернуться в Нью-Йорк. Сейчас этого вполне достаточно, чтобы улыбаться и смеяться, чтобы грусть и боль стали уходить из моего сердца. Я буду отчаянно цепляться за все, что сможет сделать меня хотя бы немного счастливой, потому что нуждалась в свете, как никогда прежде.
  ― Я сейчас догоню тебя, ― сказала я Клэр.
  ― Хорошо, ― ответила она и стала неспешно отдаляться.
  Я дождалась, пока она отошла на приличное расстояние, и припала к надгробию родителей.
  ― Недавно я узнала правду о себе, ― я чувствовала себя глупо, потому что говорила с камнем. Но кладбище пустовало, поэтому я могла не беспокоиться быть услышанной кем-то. ― И я столько мучила себя вопросами о том, знали ли вы о том, что я вам не родная. Но потом поняла, что это не имеет значения. Для меня вы всегда будете мамой и папой. Вы и Клэр. Вы моя семья. А еще Клэр сказала мне, что беременна, ― я улыбнулась, к горлу подступил комок рыданий, который я тут же проглотила и почувствовала давящую боль. ― Клянусь, я буду оберегать ее и ее будущего ребенка. Я ни за что и никогда не подвергну их опасности. Клэр единственная, кто у меня остался, ― я почувствовала на своих щеках слезы. ― Если вы стали ангелами и сейчас смотрите на меня и слышите, то... пожалуйста, ― я всхлипнула, закрыв ладонью глаза, ― храните меня и Клэр. Мне нужна ваша помощь.
  Пытаясь унять в себе дрожь, я убрала руку с лица, подалась вперед и осторожно поцеловала выгравированные имена родителей на надгробии.
  ― Я... я люблю вас, и всегда буду любить, ― прошептала я, сжимая руки у надписи ниже имен в кулаки.
  Я резко соскочила на ноги, ощутив слабое головокружение, и поплелась к выходу из кладбища.
  В кармане завибрировал телефон. Я достала его. На экране высветился незнакомый номер.
  Неожиданно нахлынувшее волнение заставило ладонь, в которой я держала мобильник, вспотеть. Сердце беспокойно забилось в груди, а внутренний голос стал тихо нашептывать, что что-то не так. Я вновь почувствовала горький привкус нехорошего предчувствия. В воздухе застыло мертвенно-ледяное предвещание чего-то опасного.
  ― Алло? ― неуверенно произнесла я.
  ― Здравствуй, ― ответил мужской незнакомый голос. Тембр был приятным, внушающим спокойствие.
  Звенящее напряжение сковало меня по рукам и ногам. Я была права.
  ― Кто это? ― мой голос резко понизился.
  ― Твой недоброжелатель.
  Вдоль позвоночника пробежался холод, оставив за собой мурашки. Это ангел? Потому что я не знала, кто ненавидел меня больше этих существ, кто желал мне смерти, кто готов сделать все, чтобы покончить со мной.
  ― У меня есть к тебе деловое предложение, от которого ты не сможешь отказаться, ― пояснил голос, возвращая меня в суровую реальность. ― Кстати, тебе привет от старшей сестры. Кажется, ее зовут Клэр? ― и я услышала зловещий горловой смех.
  Я резко подорвалась с места и побежала к единственному автомобилю, находившемуся поблизости. В "Ауди" никого не было.
  ― Клэр! ― закричала я.
  ― Не нужно так вопить, ― сказал парень.
  Меня затрясло.
  ― Что тебе от нее нужно? ― я старалась сделать свой голос твердым и злым, но на последнем слове он предательски дрогнул.
  ― Ну, во-первых, не от нее, а от тебя. Я хочу всего лишь встретиться, ― спокойно ответил он.
  ― Кто ты такой? ― в каждое слово я вложила уйму решительности и холода.
  ― Я же уже сказал. Я тот, кто хочет твоей смерти.
  ― Ангел, ― вырвалось у меня.
  ― Нет. Я не ангел. Я немного страшнее, ужаснее и опаснее. Можешь не сомневаться.
  У меня и не было никаких сомнений на этот счет. Голос парня звучал достаточно угрожающе, чтобы пробудить во мне ураган страха.
  ― Зачем тебе моя сестра? ― я вновь огляделась, отчаянно пытаясь увидеть Клэр.
  ― Не пытайся искать ее, ― сказал парень.
  Я вздрогнула. Он видит меня? Где? Откуда он может наблюдать за мной? Неподалеку от кладбища находилась небольшая часовня. Он там?
  ― Я вижу тебя, ― словно читая мои мысли, произнес парень. ― Но ты не найдешь меня до тех пор, пока я сам не пожелаю показаться.
  ― Если ты что-нибудь сделаешь с моей сестрой, ― зашипела я, удивляясь тому, сколько яда и ненависти было в моем голосе, ― клянусь, я...
  ― С твоей милой старшей сестрой ничего не случится, ― услышала я в ответ, ― если ты будешь делать то, что я скажу. Поняла?
  Я стиснула зубы и гневно выдохнула.
  ― Чего ты хочешь? ― холодно спросила я.
  ― Первое, и самое главное, ты должна приехать по адресу, который я отправлю тебе по смс, ― заговорил парень. ― Второе, если ты скажешь о нашем безобидном разговоре своему дружку-демону Диего, я тут же сверну шею твоей милой сестре.
  Во мне все застыло. Этот неизвестный знал Диего?
  ― Жди смс, ― сказал он и отключился.
  Рука окаменела у уха. Меня пробивала сильная дрожь. Паника заполнила голову, и все мысли спутались. Кто этот парень? Кто, если не ангел? И откуда он знает Диего? Его друг? Нет, скорее враг... но знает достаточно, раз попросил меня не говорить ничего ему. Значит, этот парень в курсе, что Диего меня оберегает.
  Вопрос в том, буду ли я сообщать Диего об этом разговоре, или промолчу, как мне приказал парень? У этого психа моя сестра... моя беременная сестра. Я не могла рисковать ее жизнью и жизнью еще даже не родившегося ребенка.
  Я вздрогнула, когда завибрировал телефон. Пришла смс. Там были указания, куда мне необходимо приехать.
  Через полминуты раздался звонок.
  ― У тебя есть ровно час, чтобы добраться до этого места, ― продиктовал парень. ― Я тут же почувствую, если ты будешь не одна, и незамедлительно убью твою сестру. И ты больше никогда не увидишь ее живой, ― он издал коварный смешок. ― Тебе все ясно? ― рявкнул он.
  От звука его голоса я содрогнулась.
  ― Дай мне поговорить с ней, ― взмолилась я.
  ― Она сейчас не может. Я уговорил ее немного отдохнуть... В общем, если хочешь, чтобы с ней ничего не случилось, тебе лучше быть паинькой и выполнить все, что я сказал. А иначе...
  ― Я все сделаю, ― выдавила я, сжимая челюсти.
  ― Вот и умница. Я не сомневался, что нам удастся договориться, ― низко усмехнулся парень. ― Я с нетерпением буду ждать нашей встречи, Эмили. А сейчас, ― это был не конец, ― ты должна выполнить кое-что еще. Сделай пять шагов вперед.
  ― Зачем? ― нахмурилась я.
  ― Делай, что тебе говорят! ― рыкнул он.
  Я заставила себя выйти вперед и остановиться после пяти шагов.
  ― А теперь разбей свой телефон.
  ― Что? ― недоумевала я.
  ― Не задавай лишних вопросов, ― парень зарычал. ― И делай то, что я тебе велю.
  ― Зачем мне ломать телефон? ― не унималась я.
  Он издал гневный вздох.
  ― Чтобы ты не позвонила своему дружку. А теперь избавься от телефона. И помни, я наблюдаю за тобой. Я тебя вижу.
  И он отключился.
  Мой подбородок дрожал от страха. Я с крайней неуверенностью подняла руку и с силой бросила мобильник на асфальт.
  Вот и все.
  Закончилось недолгое затишье, и хрупкая картинка мимолетного счастья рассыпалась на тысячи осколков, которые подхватил ледяной ветер и унес их от меня прочь.
  Опасность вновь подкралась, и на этот раз я чувствовала, что избежать ужасного конца не удастся.
  
  Глава двадцать третья
  
  Преодолевая панику, я заставила себя мыслить рационально.
  Я не могла сказать обо всем Диего, потому что парень, звонивший мне, ясно дал понять, что Клэр незамедлительно ждет смерть, если со мной кто-нибудь будет. Я должна была действовать одна. Без Диего. На этот раз придется обойтись без его помощи, хотя я не представляла, как буду справляться в одиночку. В эти самые секунды я отчаянно сожалела о том, что не была достаточно сильна, чтобы суметь постоять за себя и сестру.
  Меньше всего я думала о том, что меня могло ждать на этой встрече. Смерть? Я боялась лишь за Клэр, чтобы с ней ничего не случилось. И в последнюю очередь я думала о себе. Моя сестра. Я не могла рисковать ее безопасностью. Тем более не сейчас, когда узнала, что она ждет ребенка. И никогда вообще. Из-за меня она попала в руки этого психа. Из-за меня ее жизнь висит на волоске.
  Час. Всего шестьдесят минут, чтобы выбраться из города. Благодаря GPS-навигатору я безошибочно следовала к месту, где все должно решиться. Сначала доехала до небольшого поселения Вулвин. Затем ехала прямо по улице Вулвин Хайуэй, свернула на Блу-Ридж-роуд и выехала на Блу-Грасс-роуд.
  Осталось совсем немного.
  Я не надеялась, что мне удастся выбраться живой. Я не надеялась, что мне хватит сил противостоять этому парню, кем бы он ни был. Моей единственной и главной целью было спасти Клэр. Я рассчитывала на то, что смогу сохранить ей жизнь.
  Это все, о чем я мечтала, на что надеялась всем сердцем и душой.
  Я молилась, чтобы Диего сдержал данное мне обещание держаться настолько далеко, чтобы не слышать, не видеть и не чувствовать меня в эти выходные. Потому что если он нарушил его, то он все слышал и сейчас, безусловно, следовал за мной.
  Я хотела, чтобы Диего был рядом, чтобы смог защитить, но в этот раз его помощь для меня губительна. Ведь если умрет моя сестра ― я просто не смогу жить с этим дальше. Слишком тяжело потерять всю семью, пусть и не родную по крови.
  Сердцу становилось невыносимо от мысли, что я, возможно, больше никогда не смогу увидеть Диего. Парень по телефону сказал, что хочет моей смерти. Я не боялась умереть. По крайней мере, не сейчас, когда внутри меня дико бурлил адреналин и безудержный страх за жизнь сестры.
  Я вспомнила о Диего... и не смогла перестать думать о нем. Я представляла его прекрасное, самое безупречное лицо на всем свете, его черные удивительные глаза, которые скрывали в себе целые океаны чувств. С особой болью в сознание врезались воспоминания о его губах, мягкость которых я запомнила с нашего первого и единственного поцелуя.
  Мне было так грустно от мысли, что я могу больше никогда не увидеть его, и поцеловать... Да, сейчас, направляясь навстречу своей верной гибели, я хотела хотя бы разок поцеловать Диего. Напоследок.
  Похоже, я все же что-то чувствовала к нему.
  Вытирая слезы, я съехала с трассы номер семьдесят три и остановила машину на обочине. Мои руки покоились на руле, я вслушивалась в звук своего сердца, пытаясь по крупицам собрать самообладание и волю. Я должна быть смелой. Ради Клэр. Ради ее жизни, ее счастливого будущего, ведь на моем висит клеймо обреченности с тех пор, как я обо всем узнала... нет, даже раньше. Все началось тогда, когда я родилась.
  Заглушив двигатель, я открыла дверцу автомобиля и вышла из него. В тело врезался яростный ветер. Меня окутала сильная дрожь, но от холода ли? Я лихорадочно осмотрелась. Вокруг простирались поля, мрачные тяжелые тучи нависали над пустынной местностью. Вдали я заметила полуразрушенный ангар. В голову пробрались сомнения о том, что я могла ошибиться и приехать не туда. Но внутренний голос подсказывал, что я добралась верно. А еще он говорил, что обратного пути нет. Когда я подойду к этому ангару, то могу больше никогда не выйти оттуда.
  Плевать.
  Жизнь сестры важнее моей.
  Всплеск решимости заставил меня двигаться в сторону ангара, но с каждым шагом, отдаляясь от машины, я теряла веру во все. Страх стремительно разъедал мои внутренности. Я погружалась во мрак. В неравной схватке с ним я проигрывала.
  На дрожащих ногах я дошла до ангара и застыла у высоких заржавевших ворот. Начинало темнеть. Затоптав последние ростки сомнений, я вытащила ледяные руки из кармана и сжала пальцами ручку, потянув одну сторону ворот на себя.
  С трудом открыв их, я застыла в нерешительности. Передо мной простирался мрак, и за мной тоже. Где-то вдали прогремел гром. Адской мощи ветер врезался мне в спину, словно пытался загнать меня внутрь ангара. В кромешной тьме я пыталась увидеть хоть какой-нибудь намек на то, что не одна, что верно приехала по указанному адресу. У меня не было права на ошибку, потому что час прошел, и время истекло.
  ― Клэр? ― неуверенно произнесла я.
  ― Не волнуйся, твоя сестра здесь, ― ответил мне голос парня из темноты, с которым я разговаривала по телефону.
  Неистовый лихорадочный жар пронесся по телу, загоняя ничтожные клочки смелости в угол. Страх полностью одержал надо мной вверх.
  ― Я не сомневался, что ты придешь, ― заговорил парень. Звук его голоса заставлял меня дрожать.
  ― Где моя сестра? ― мои руки сжались в кулаки, а глаза внимательно скользили по темноте. Я пыталась понять, откуда именно исходил голос.
  Я чувствовала себя дискомфортно оттого, что ничего не вижу, но видят меня.
  ― Она здесь, ― ласково и певуче ответил парень. ― Проходи. Не стесняйся. Нас ждет увлекательная беседа. Не сомневайся.
  ― Отпусти ее.
  ― Только после того, как мы поговорим, Эмили. Здесь я ставлю условия.
  ― Кто ты? ― обратилась я к тому, кто скрывался в темноте. ― Может, покажешь свое лицо? Я пришла. Одна.
  ― Да, да, я чувствую, что Диего рядом нет, ― с удовлетворением заметил он.
  Спустя несколько секунд я смогла уловить взглядом появляющийся силуэт парня, медленно выплывающего из кромешной тьмы. С замиранием сердца я стала ждать, когда темная фигура до конца покажется мне.
  Удивление настигло меня врасплох, когда я увидела знакомый силуэт. Черная толстовка, капюшон, плотно прилегавший ко лбу и закрывающий почти все лицо, темные джинсы, губы, расплывшиеся в хищной улыбке.
  Я открыла рот, не в силах сдержать шока.
  Я видела его раньше. Это он тот самый темный силуэт, преследовавший меня, и он не ангел, как я думала.
  Парень не спеша направлялся ко мне. Затаив дыхание, я наблюдала за его грациозной тягучей походкой льва.
  Молодой человек остановился в двух шага от меня. Он поднял руку и стянул с головы капюшон. Я увидела его лицо. Черные, цвета вороньего крыла, вьющиеся волосы, неестественно бледная кожа, острый нос с маленькой горбинкой, пухлые алые губы. Но самым странным в его внешности являлись глаза. Они были темно-красного, почти бардового оттенка. В них не было злости, они выражали пустоту и странный блеск азарта одновременно. Голос разума подсказывал мне, что от этого парня можно ожидать что угодно. Но точно ничего хорошего.
  ― Позволь представиться. Я Ромар, ― его губы расплылись в нарочито дружелюбной улыбке, он чуть склонил голову, приветствуя меня.
  ― Кто ты? ― дрожащим от страха голосом спросила я, имея в виду его сущность.
  ― Демон, ― Ромар гордо поднял подбородок. ― Сын Астарота.
  Астарот... Астарот... Астарот...
  Диего лишь однажды упоминал его имя. Архидемон. Второй из Тринадцати Верховных Демонов Ада. А еще Диего говорил, что многие не доверяют Астароту, и он в том числе.
  ― Думаю, Диего уже успел поведать тебе о том, кто мой отец? ― уточнил Ромар.
  Я машинально кивнула.
  ― Отлично, ― его улыбка стала холодной. ― Значит, я пропущу ознакомительную часть нашей беседы.
  ― Где моя сестра? ― вернулась я к главному.
  Ромар издал усталый, граничащий с раздражением и разочарованием вздох и широким жестом руки указал за свою спину.
  ― Она там, ― сказал он.
  Я вгляделась во тьму. Бросив неуверенный взгляд на Ромара, я с опаской стала двигаться вперед. Оказавшись впереди демона, я почувствовала на спине его пристальный взгляд, отчего мне стало жутко и сложилось такое ощущение, будто сейчас меня ударят по голове, или что-то в этом роде.
  Медленно и осторожно продвигаясь вперед, я слышала под ногами хруст битого стекла и шелест листьев. В огромном холодном помещении, где в воздухе кружилась пыль, от которой щипало в носу, стало еще темнее, когда позади с ужасным громким звуком закрылись ворота. Я рефлекторно остановилась и почувствовала себя абсолютно беззащитной.
  ― Ну же, твоя сестра совсем близко, ― услышала я насмешливый голос Ромара.
  Мое сердце испуганно екнуло в груди.
  ― Сделай еще шесть шагов вперед, ― подсказал демон.
  Издав судорожный вдох, я так и поступила. Мои руки нащупали что-то мягкое и теплое.
  ― Клэр? ― шепотом позвала я ее.
  С каждой секундой мои глаза привыкали к глубокой темноте, и во мраке я, наконец, смогла разглядеть неясный образ своей сестры. Ее глаза были закрыты, грудь умеренно вздымалась и опускалась, голова была наклонена вперед и немного вбок. Она без сознания.
  ― Клэр, ― я вздохнула с облегчением и положила руки на ее прохладные щеки.
  Я подняла ее голову и ужаснулась, когда разглядела на нижней губе засохшую кровь. Внутри меня молниеносно вспыхнул гнев.
  ― Ты ударил ее! ― прошипела я в темноту, зная, что Ромар рядом и прекрасно меня слышит.
  ― Прости, ― отозвался он безучастно. ― У тебя очень буйная сестра.
  Я повернула голову обратно к Клэр и сочувствующе скривилась.
  ― Отпусти ее, ― сквозь зубы проговорила я. ― Она тебе не нужна. Я здесь! Дай ей уйти.
  Неожиданно стало светло. Я зажмурилась на секунду, так как в глаза больно ударил свет, а когда открыла их, то огляделась. Внутри ангара было почти пусто. Деревянная крыша была прогнившей, через огромные дыры врывался ветер, небо стало темнее. У стен стояли большие картонные коробки и куча разного хлама. Железки, стопки пожелтевших газет и бумаг, почерневшие доски...
  Я стояла у другого конца ангара и не могла не оценить плачевность ситуации, в которой оказалась. Отсюда был только один выход. Ворота. И Ромар стоял у них, его рука застыла на щитке, а взгляд был устремлен в мою сторону.
  Я перевела глаза на Клэр. Она сидела на стуле, ее руки были связаны за спиной.
  ― Боже... ― прошептала я, опустившись перед ней на колени.
  Я убрала выпавшую прядь темных волос с ее лица и вытерла под нижней губой кровь. Мое сердце разрывалось от боли, когда я смотрела на сестру. Такую беззащитную и бледную. Пламя ненависти продолжало разгораться в груди, сдвигая страх.
  ― Клэр? ― тихо позвала я ее и осторожно потрясла за плечи.
  Она никак не отреагировала.
  ― Твоя сестра придет в себя еще не скоро, ― сообщил Ромар, направляясь ко мне. Я находилась к нему спиной, но слышала его шаги. ― Этого времени нам хватит, чтобы поговорить.
  Демон обошел нас стороной и остановился за стулом. Он посмотрел на меня сверху-вниз и улыбнулся.
  ― Обещаю, я убью тебя раньше, чем она откроет глаза, ― сказал он. ― Так что не волнуйся, Клэр не увидит твоей смерти.
  Неистовый холод прошелся по телу. Я убрала руки с плеч сестры и встала с колен.
  ― Что тебе нужно? ― я медленно втянула в себя воздух, наполнив им легкие без остатка.
  ― Я же сказал. Твоей смерти, ― лениво отозвался демон, скрещивая руки перед собой.
  Я озадачилась другим вопросом.
  ― Если ты демон, почему хочешь убить меня? ― отважилась спросить я.
  На губах Ромара заиграла улыбка.
  ― Скажем так, не все демоны на твоей стороне, ― каким только возможно спокойным голосом пояснил он. ― Многие из нас желают твоей смерти. И я в том числе.
  ― Становись в очередь, ― пробормотала я и вздрогнула, удивившись тому, что мне хватило смелости дерзить демону.
  Значит, моей смерти хотят не только ангелы. Но и демоны. Знал ли об этом Диего? Наверняка... Конечно, он знал. Но почему скрывал это и никогда не говорил, что мои враги не только с Небес, но и из Ада?
  Ромар ухмыльнулся. Его темно-красные глаза вспыхнули с новой силой.
  ― На самом деле, причина, по которой все хотят твоей смерти, оправдана, ― сказал он. ― Ты не должна была появиться на этот свет, ― Ромар медленно обошел стул, на котором сидела Клэр. ― Ты не должна сейчас дышать этим воздухом, говорить, видеть, слышать... Ты самое омерзительное существо, которое я когда-либо встречал за свое долгое существование. Подобных тебе тварей не существует, ― говоря это, Ромар сохранял ледяное спокойствие. Он говорил так буднично, словно рассказывал о погоде. А у меня кровь стыла в жилах от его жутких слов. ― И хорошо, меньше хлопот, ― добавил он с жестокой усмешкой. ― Не знаю, что может быть гнуснее, чем вступить в союз с ангелом, чтобы получился вот такой выродок, как ты, ― его глаза наполнились презрением и ненавистью.
  Ромар сделал плавный шаг ко мне. Я инстинктивно отступила назад. Цепенящий страх подобрался к сердцу.
  ― По-моему, Дьявол настоящий глупец, ― продолжил он. ― Неужели, он и в правду так наивен, полагая, что ты не опасна? Идиот. Он просто идиот.
  ― Не боишься, что он может слышать тебя? ― я проглотила комок страха.
  Внезапно глаза Ромара стали холоднее арктических льдов.
  ― Я не боюсь Люцифера, ― уверенно ответил он, сжав губы. ― Он слабак. Он не достоин занимать трон Ада и называть себя Дьяволом!
  ― А кто достоин? ― я сделала еще один шаг назад.
  Ромар громко рассмеялся.
  ― Не пытайся отвлечь меня, Эмили, ― угрожающим тоном проговорил он и резко перестал улыбаться.
  Я поджала губы. Адреналин пульсировал в висках. Мой взгляд постоянно метался за спину демона. Клэр так и не пришла в себя.
  ― У меня есть еще одна причина, по которой я хочу убить тебя, ― слова Ромара вернули мое внимание к нему.
  Я резко переметнула растерянный взгляд.
  ― Месть, ― сказал он.
  Мои брови вопросительно сошлись на переносице.
  ― Месть Диего, ― пояснил Ромар.
  Мое сердце сделало бешеный скачок и стало с сумасшедшей силой колотиться о ребра, когда я услышала его имя. Диего. Где он сейчас? Подозревает ли, что со мной происходит?
  Я бы не могла мечтать о большем, чем о его неведении в данную секунду.
  ― Что он тебе сделал? ― мой голос стал хриплым от волнения.
  ― Отнял то, что должно было по праву достаться мне, ― сквозь зубы пояснил Ромар. Его руки сжались в кулаки, и мне стало не по себе от жуткого страха. ― То, благодаря чему бы потом я смог добиться того, чего желал больше всего, ― его лицо исказилось от обиды и ненависти, ― к чему долгие тысячелетия стремился мой отец. Но Диего все испортил! В один прекрасный момент все полетело к чертям! ― Ромар сорвался на крик.
  ― Я тебя не понимаю, ― тихо пробормотала я.
  Бледное лицо немного смягчилось. Демон сделал глубокий вдох и на выдохе избавился от гнева. Глаза вновь стали безучастными, холодными и равнодушными.
  ― Это я был тем, кто нашел тебя, а не Диего, ― сказал Ромар. ― Я должен был быть сейчас на его месте.
  Я не знала, что сказать.
  ― И ты ненавидишь его только из-за этого? ― мое удивление было искренним.
  ― Ты не понимаешь! ― снова закричал демон, и в его глазах полыхнула злость. ― Наш с отцом план пошел насмарку из-за этого демона! Он все испортил! И можешь считать, что из-за него ты находишься здесь, ― спокойнее произнес Ромар. ― Если бы он не вмешался, возможно, я бы не стал тебя убивать сейчас. Хотя... нет. Рано или поздно, я бы все равно уничтожил тебя.
  Я озадаченно уставилась на него. О каком плане он говорил? И почему Диего солгал мне, сказав, что он был первым демоном, нашедшим меня?
  Что вообще происходит?!
  ― У меня были такие планы на тебя, Эмили, ― огорченно произнес Ромар и стал медленно приближаться ко мне.
  Я попятилась назад, но демон резко метнулся вперед и схватил меня за локоть. Даже сквозь пиджак и кофту я почувствовала холод его кожи. Ромар навис надо мной. Он был выше меня почти на целую голову. Теперь мне стало по-настоящему страшно, когда я вблизи встретилась с его темными глазами. От взгляда, которым меня одарил демон, кровь застыла в жилах. Я не могла пошевелиться. Леденящий ужас сковал меня по рукам и ногам толстыми тяжелыми цепями. Мои ноги подкосились, но упасть не дал Ромар.
  Он сильно надавил пальцами на кость локтя, и я невольно вскрикнула от боли.
  ― Несмотря ни на что, я все равно был рядом, ― вкрадчиво заговорил Ромар. ― Преследовал тебя, наблюдал, искал подходящий момент, чтобы выловить тебя втайне от Диего. Но твой дружок со всей ответственностью и серьезностью отнесся к поручению Дьявола и ни на секунду не упускал тебя из виду, ― он медленно приблизился к моему лицу. ― Но и я не отставал.
  Ромар улыбнулся, и его вторая рука потянулась к моему лицу. Сердце ушло в пятки, когда кончики ледяных пальцев дотронулись до моей горячей щеки. Демон тихо и злорадно рассмеялся, глядя мне в глаза. Я испытывала неподдельный всепоглощающий страх, и он наслаждался, наблюдая это.
  ― Кстати, как тебе спалось в последнее время? Кошмары не мучили? ― притворно невинным голосом поинтересовался Ромар.
  Я стала задыхаться.
  Это было его рук дело? Мои сны?
  ― Как... как ты делал это? ― вопросила я ошеломленно. ― В мою голову нельзя пробраться. Я полукровка.
  Роман довольно улыбнулся.
  ― А я сын Астарота ― второго Архидемона. Я сильнее твоего Диего, поэтому в моей власти немного поиздеваться над твоим разумом. К сожалению, я мог только навевать на тебя кошмары и немного играть с твоим воображением, ― он вздохнул с сожалением. ― Ах, да. Ты никогда не задавалась вопросом, куда именно делся водитель второго автомобиля, в который ты со своей человеческой семьей врезалась двенадцатого июня прошлого года? ― с дразнящей улыбкой спросил Ромар.
  Внезапно я остолбенела.
  ― Как... ― я потеряла дар речи.
  Не может быть. Это был Ромар? Тот без вести пропавший человек, сидевший за рулем украденного "Джипа"?
  ― Я был сильно зол на Диего, когда узнал, что роль твоего защитника и охранника достанется ему, хотя по праву ее должен был получить я, ― продолжил демон. ― К тому времени я уже нашел тебя. И Диего, ― он замолчал, давая мне возможность вникать в смысл его слов.
  Мой подбородок предательски задрожал.
  ― Ты была такой счастливой, когда садилась в автомобиль с родителями, ― медленно произнес Ромар, пытаясь причинить мне максимальную боль. ― Ты даже не имела представления о том, что это будет твой последний вечер в их компании, ― его губы растянулись в ядовитой улыбке.
  На глазах застыли слезы. Это удар ниже пояса.
  Ромар наклонился вперед и зашептал:
  ― Я слышал крик твоей матери, когда ваша машина столкнулась с моей, ― он заглянул мне прямо в глаза, пытаясь добраться до самых потаенных уголков моей души и уничтожить там все. ― Я видел ужас на их лицах. Безысходность. Какой прекрасный вкус у этого слова.
  Приступ истерики подкатил к горлу, и я едва сдерживала себя оттого, чтобы не закричать от раздирающей боли. Я не должна была быть слабой в глазах демона. Не должна показать ему, что он добился своего и почти раздавил меня.
  ― Ублюдок, ― стиснув зубы, процедила я, вложив в свой голос весь гнев.
  Это заставило Ромара улыбнуться.
  ― Глупая, несчастная девочка, ― с губ демона сорвался зловещий горловой смех.
  ― Гори в аду, ― прошептала я.
  Смех Ромара стал громче.
  Я ненавидела его. Из-за него случилась та авария. Из-за него погибли родители. Из-за него моя жизнь начала медленно рушиться.
  Ромар резко ослабил хватку и оттолкнул меня назад. С трудом сохранив равновесие, я сделала пару шагов в сторону, развернулась спиной к Клэр и медленно зашагала назад. Ромар не сводил с меня пристального взгляда.
  ― Диего найдет тебя, ― сказала я, заставляя свой голос звучать жестко. С учетом того, сколько ненависти бушевало внутри меня, это было достаточно просто. Ярость была настолько сильной, что я даже ощущала ее горький вкус расплавленного металла на кончике языка. ― И убьет.
  Ромар беспечно ухмыльнулся.
  ― Тебе не стоит доверять демонам, Эмили. Тем более Диего. Разве ты не поняла, что он обманывал тебя все это время? ― он сделал медленный шаг в сторону. ― Диего всегда знал, что я рядом, что я тоже наблюдаю и жду момента, чтобы добраться до тебя и убить, ― его взгляд устремился наверх.
  Моя совершенная, казалось бы, непоколебимость дала трещину.
  ― Он все знал и не говорил, ― Ромар стал медленно ходить из стороны в сторону. ― Знал о том, что я подстроил аварию, в которой погибли люди, которых ты всю жизнь считала своими родителями. Кстати, ― он кинул на меня небрежный взгляд, ― извини за это. В тот день я был зол и, честно говоря, не планировал убивать их, ― он ухмыльнулся. ― Так уж вышло, ― его безразличный взгляд вернулся к крыше. ― Диего знал, что я слежу за тобой, но, почему-то, молчал. И даже мне непонятна причина, по которой он делал это.
  Было трудно сосредоточиться сейчас. Все вокруг вертелось и крутилось, а я словно отделилась от всего мира и навсегда прекратила свое движение. Мысли спутались в один запутанный клубок.
  Я издала громкий выдох. Очень громкий. Слова Ромара подкосили мою слепую веру в стремление Диего защищать меня, и в груди завелся маленький червячок сомнений, который стремительно разрастался, поглощая и убивая все, что я испытывала к нему. Разумом я понимала, что не должна верить Ромару, однако эмоции захлестывали меня, и сейчас главенствовало сердце, а не мозг.
  Часть меня могла спокойно вздохнуть с облегчением, потому что теперь я знала, кто преследовал меня все время. В тот день, когда я ехала в школу и увидела темную фигуру парня, который вскоре исчез так же неожиданно, как и появился. В день, когда я с Ники и Хейли прогуливалась по магазинам и во время грозы увидела того же парня в черной толстовке, лицо которого было скрыто за капюшоном. На вечеринке на Карвинс Ков я столкнулась с ним лицом к лицу. На уроке истории я тоже видела его. Он стоял на другой стороне улицы и смотрел на меня. Тогда мне не показалось. И это были не ангелы.
  Ромар.
  Но невыносимо становилось от мысли, что Диего всегда об этом знал. Знал и молчал. И мне тоже было интересно знать, почему он делал это. Пытался уберечь? Но я не вижу в этом смысла! Неведение ― слабость. Если бы я знала о Ромаре, то вела бы себя осторожнее. Возможно, мне бы удалось предотвратить ситуацию, в которой я сейчас оказалась. И Клэр была бы в порядке.
  ― Я пытался тебя убить, ― Ромар резко прервал тишину и заговорил. ― Однажды мне это почти удалось. Только Диего тебя спас, ― его лицо скривилось в недовольной гримасе. ― Вытащил буквально из-под колес.
  Я покопалась в памяти и вспомнила тот день. После похода в "Сахару", когда я была немного не в себе и уронила ключи, меня чуть не сбила машина. Тогда я не обратила внимания на то, что водитель даже не попытался остановиться, хотя видел меня, сидящую на асфальте. Теперь я понимала, почему.
  Я шумно выдохнула и нервно сглотнула.
  ― Я был рядом даже тогда, когда ангелы настигли тебя, ― продолжил он. ― Ночью, на пустой дороге. Я значительно упростил этим белокрылым идиотам задачу, ― он издал огорченный вздох. ― Вывел тебя из строя. Ты едва держалась на ногах. Я притаился неподалеку и наблюдал, как ты ползешь, пытаясь спастись от них. Я почти почувствовал вкус победы, думая, что тебе не выжить. Но тут как тут появился твой герой из Ада, ― с уст демона сорвался резкий смешок.
  Конечно, это тоже был Ромар.
  ― Наконец, я дождался того дня, когда ты полностью вышла из-под его присмотра, ― Ромар закончил ходить и остановился, медленно развернулся всем телом в мою сторону. ― Неделю назад я был ближе, чем следует. Я рисковал своей жизнью, чтобы подобраться к тебе настолько, насколько это вообще возможно, ― Ромар сделал большой шаг вперед. Остановился. ― Я слышал твой разговор по телефону с сестрой. Я слышал, как ты просила Диего оставить тебя сегодня, чтобы побыть вдвоем с единственным родным человеком, ― на губах всплыла ехидная улыбка. ― Кстати, прими мои поздравления, ведь ты скоро станешь тетей... Ой, подожди-ка. Ты ею никогда не станешь. Во-первых, потому что она, ― Ромар кивнул на Клэр за моей спиной, ― тебе не родная сестра. Во-вторых, ― надсмехающийся взгляд переместился на меня, ― тебе недолго осталось.
  Ромар быстро уничтожил расстояние между нами и остановился в нескольких дюймах.
  ― Знаешь, я сомневался, что Диего послушает тебя, но он сделал это. И вот сейчас ты здесь, ― его рука потянулась к моему лицу, но я отпрянула прежде, чем он успел дотронуться до меня. ― Десять месяцев я отчаянно пытался добраться до тебя, но мои планы постоянно срывались из-за Диего.
  ― Если ты сильнее его, почему не убил меня раньше?
  ― Хороший вопрос. Диего хоть и смышленый малый, но, как ты сказала, я сильнее. Диего не один защищает тебя. Его дружки-демоны, обожающие Дьявола, повсюду, помогают Диего в обеспечении безопасности для тебя. Просто ты не видишь их.
  С каждой секундой становилось все непонятнее.
  ― Но сейчас мне, наконец, удастся сделать то, что я должен был совершить еще давно, ― не смотря на мое сопротивление, Ромар коснулся меня. Он провел рукой по щеке и оставил ее на горле. Его длинные холодные пальцы сжали мою шею и стали слабо душить. ― А я уже перестал надеяться, что когда-нибудь смогу сломать эту прелестную шейку, ― его ледяное дыхание коснулось моей щеки, и я затрепетала от сковывающего мрачного ужаса, но на лице постаралась сохранить спокойствие. ― Но все как-то слишком просто, ― прошептал он и прижался губами к моей яремной впадинке.
  Ромар сдавил пальцами шею, и я тихо захрипела.
  ― Не волнуйся, я убью тебя быстро. Ты почти не почувствуешь этого. Обещаю.
  Ожидал ли он того, что я стану молить о пощаде? Если так, то его ждало разочарование. Я не собиралась просить его об этом, не хотела унижаться. Во-первых, во-вторых и в-третьих, я была переполнена ненавистью. Я чувствовала, что скоро взорвусь от отвращения и лютой ярости. Да и смысл просить о том, чего Ромар никогда не сделает?
  Отстранившись, демон широко и коварно улыбнулся мне. Я смотрела в глаза своей смерти и не чувствовала страха. К моему огромному удивлению, он расплавился в раскаленной лаве безумной ненависти.
  На меня вдруг нахлынула волна решимости. Я собрала по кусочкам все воспоминания, которые причиняли мне острую боль. Они придали мне сил.
  ― Иди к черту, ― медленно проговорила я и плюнула ему в лицо.
  Слюна попала в глаза Ромара, и он зажмурился. Я скинула его руку со своей шеи, со всей силы толкнула в грудь. Демон пошатнулся назад. Я воспользовалась этими короткими мгновениями и ринулась к сестре.
  Добежав до Клэр, я услышала за спиной громкий и яростный смех.
  ― Глупая, я все равно до тебя доберусь! ― рявкнул Ромар.
  Я стала трепать Клэр по щекам, про себя умоляя ее очнуться. Я понимала, что мне все равно не удастся сбежать от Ромара, но я должна была попробовать. По крайней мере, я буду знать, что сделала все, что было в моих силах, чтобы сохранить жизнь сестре и спастись самой.
  Прошло секунд десять, а может и больше. Я отчаянно пыталась пробудить Клэр.
  ― Хочешь поиграть, Эмили? ― угрожающий голос Ромара с нотками азарта раздался совсем рядом.
  Но когда я подняла голову и оглянулась, то никого не увидела. В огромном полуразрушенном ангаре не было никого, кроме меня и Клэр. Ромар куда-то исчез... Точнее, я его не видела, но знала, что он рядом и наблюдает за мной.
  Я развернулась к Клэр и увидела, что она зашевелилась.
  ― Клэр! ― шепотом воскликнула я, почувствовав прилив облегчения.
  Сестра медленно разлепила глаза и удивленно осмотрелась вокруг.
  ― Эмили? ― еле слышным хриплым шепотом произнесла она.
  ― Да, ― я улыбнулась и кратко поцеловала ее в лоб.
  ― Где... где мы?
  Я обошла ее и быстро развязала руки.
  ― Что произошло? Почему мы здесь? Ох, моя голова, ― Клэр прижала руку ко лбу и зажмурилась.
  Я лихорадочно огляделась. Ромара по-прежнему нигде не было. Мой взгляд упал вперед. Заржавевшие железные ворота были открыты. Я понимала, что это ловушка, Ромар начал игру, и он непременно доберется до меня... Но я не могла не попытаться сбежать.
  ― Давай, вставай, ― я подхватила Клэр под руку и помогла встать.
  ― Что происходит? ― ее голос гремел от непонимания.
  ― Мы должны уходить, ― я потянула сестру к выходу.
  ― Я ничего не понимаю...
  Шатаясь, Клэр поплелась за мной.
  ― Я тебе все объясню, ― пообещала я. ― Но сначала мы должны убраться отсюда.
  Но не успели мы дойти до середины ангара, как внезапно выключился свет, и стало темно. Сжимая руку Клэр, я почувствовала, как она вздрогнула и напряглась.
  ― Игра началась, ― возбужденный голос Ромара разрезал тишину. ― Я считаю до пяти. Кто не спрятался, я не виноват.
  И он громко рассмеялся.
  Его смех, такой зловещий и ужасающий до дрожи, пробрался в мое сознание и подействовал, как рычажок действия.
  ― Бежим! ― крикнула я Клэр и резко дернулась вперед.
  
  Глава двадцать четвертая
  
  Наши шансы выбраться из ангара были ничтожно малы, но я не переставала надеяться до самого последнего момента.
  Мы были максимально близки к свободе, к воздуху, к границе, за которой возможность выжить увеличилась бы на пару процентов. Но неведомая сила остановила нас прежде, чем мы успели добраться до ворот.
  Перед нами неожиданно возник образ Ромара. Он собрался из крошечных черных крупиц и обрел человеческое тело. Подобное зрелище можно увидеть только в фильмах. Я резко застыла на месте, и Клэр врезалась в мое плечо, после чего оцепенела вместе со мной.
  ― Раз, два, три, четыре, пять, ― ухмыляясь, произнес демон. ― Время вышло, а вы даже не успели спрятаться, ― он в притворной обиде надул нижнюю губу и издал огорченный вздох. ― С вами очень скучно играть.
  ― Тебе нужна я, ― дрожа, заговорила я, заслоняя собой Клэр. ― Дай моей сестре уйти.
  ― Эмили! ― на громком выдохе проговорила Клэр, крепче сжимая мою руку.
  ― Хмм, дай-ка подумать, ― Ромар потер подбородок.
  ― Ты обещал, ― слова прозвучали неуверенно, но голос не дрожал.
  ― Да... обещал, ― задумчиво промычал Ромар.
  ― Я никуда не пойду без тебя, ― прошептала Клэр, пытаясь выйти из-за моей спины.
  Но мне казалось, что если я позволю ей выйти вперед, то Ромар непременно до нее доберется и отнимет ее у меня.
  ― Пойдешь, ― тем же шепотом, но твердым, как сталь, отозвалась я.
  ― И не подумаю, ― боковым зрением я увидела, как сестра упрямо помотала головой.
  Я заставлю ее уйти. Я не дам ей погибнуть вместе со мной. Она не умрет. Только не сегодня. Не здесь. И не сейчас.
  ― Беги прямо, ― зашептала я Клэр, но смотрела на Ромара. ― Увидишь машину, садись в нее и уезжай.
  ― Ты сошла с ума, Эмили?! ― простонала она. ― Я не оставлю тебя!
  ― Отойди в сторону, ― громко сказала я Ромару, пропустив последние слова сестры мимо ушей, ― чтобы Клэр могла уйти.
  Демон ухмыльнулся, поднял вверх руки, пожал плечами и сделал семь больших шагов влево.
  ― Твоя сестра может быть свободна, ― проговорил он, скрестив руки на груди.
  ― Уходи, ― обратилась я к Клэр. Мой голос звенел от напряжения.
  ― Нет, ― она решительно покачала головой.
  Я развернулась к ней лицом и умоляюще посмотрела на нее.
  ― Уходи, ― шепотом повторила я. ― Приведи помощь. Я разберусь, постараюсь потянуть время до твоего возвращения.
  Ужаснее всего было лгать в глаза сестре, тем более это были последние минуты, когда я могла ее видеть. Но у меня не было другого выхода. Я готова сказать все что угодно, лишь бы заставить ее уйти отсюда, сохранить жизнь, уберечь от ужаса, который бы она испытала, увидев мою смерть.
  ― Эмили, я не могу... ― зашептала Клэр, ее измученное лицо исказилось от паники.
  ― Я люблю тебя, ― сказала я, и в этот момент время словно остановилось. Были только ее покрасневшие карие глаза, в которых плескалась боль. Жаль, что перед смертью я видела ее такой испуганной. Я бы отдавала все, лишь бы еще раз увидеть улыбку на ее лице.
  ― Не прощайся со мной, ― прошелестела она.
  ― Уходи, ― сказала я и легонько подтолкнула ее вперед.
  Клэр было нелегко оставлять меня. И я понимала ее. Будь я на ее месте, я бы тоже не ушла просто так. Черт, я была бы упрямой до последнего момента, но ни за что на свете не покинула бы сестру. Хорошо, что Клэр другая, мягче, иначе бы я точно не уговорила ее уйти.
  Она побежала, напоследок сжав мои руки. Я смотрела на нее, не отрываясь, до тех пор, пока она не добралась до ворот. Затем мой взгляд метнулся на Ромара, который все это время наблюдал за сценой нашего прощания. Теперь, когда Клэр была за пределами этого ангара, я почувствовала себя лучше. Моя душа сжималась от волнения и переживаний за сестру. Хоть бы она смогла добраться до машины, хоть бы с ней ничего не случилось. Хоть бы ее жизнь была счастливой.
  Пожалуйста, прости меня, Клэр, за то, что мне придется покинуть тебя.
  Но у нее есть Ричард. Он позаботится о моей сестре. Я ни на секунду не засомневаюсь в этом. У них впереди прекрасная, долгая жизнь.
  Утешая себя этими мыслями, я ждала начала неминуемого.
  ― Это было так трогательно, ― сказал Ромар, от звука его тихого мрачного голоса я слабо содрогнулась.
  Он опустил руки и медленно направился в мою сторону. Я не пыталась убежать, хотя могла, ведь ворота были все еще открыты. Но Ромар бы нагнал меня быстро и с легкостью. Он убил бы меня сразу, и неизвестно, оставил бы потом в живых Клэр, или нет. Я не верила в его обещание, данное мне. Сейчас, пока есть возможность, я буду изо всех сил стараться тянуть время, чтобы у сестры было больше шансов беспрепятственно добраться до автомобиля.
  Мой взгляд упал на отдаляющуюся фигуру Клэр. Она бежала медленно, хватаясь рукой за живот.
  ― Должно быть, сложно врать сестре о том, что у нее еще есть шанс увидеть тебя живой, ― Ромар остановился напротив, заслоняя собой вид на поле.
  Я подняла на него взгляд.
  ― Я не боюсь смерти, ― сказала я.
  Ромар улыбнулся.
  ― Ты лжешь, ― он схватил меня за горло и крепко сжал его. ― Я вижу страх в твоих глазах. И надежду. Ты веришь в спасение, хотя знаешь, что умрешь. А еще, ― Ромар приблизился, ― ты боишься, что я могу не сдержать свое обещание и навредить твоей сестре.
  ― Просто убей меня, и покончим с этим, ― выдавила я.
  Неожиданно Ромар убрал руку от моей шеи и загадочно улыбнулся. В его глазах загорелись яркие красные огоньки, и мне стало жутко.
  ― Я передумал, ― сказал он.
  Я нахмурилась.
  ― В смысле?
  ― Мне понравилось наблюдать за тем, как ты отчаянно борешься за жизнь своей сестры. И я подумал, что, наверно, тебе было бы невыносимее всего на свете видеть ее смерть...
  Внезапная вспышка гнева ослепила меня.
  ― Ты не посмеешь!
  В ответ я услышала лишь ядовитый смех, отравляющий единственный росток надежды на то, что Клэр будет в безопасности.
  Ромар собирался убить ее. Он солгал мне. Не сдержал свое обещание, как я и предполагала.
  Демон исчез прежде, чем я успела что-либо подумать. Растерянность овладела моим разумом, и я не знала, что делать. Ромара не было рядом. Я должна была бежать за Клэр. Должна была попытаться спасти ее от него.
  Я заставила себя двигаться.
  Я вылетала из ангара и стала лихорадочно осматриваться по сторонам. Стало совсем темно. Не обращая внимания на ледяной ветер, окутывающий и поглощающий меня, я попыталась разглядеть во тьме Клэр.
  Наконец мои глаза увидели фигуру Ромара. Он стремительно отдалялся от меня. Он шел за моей сестрой. Его последние слова застыли в голове, пробуждая страх. Я ринулась за ним. Я бежала так быстро, как только могла. В глазах застыли слезы, из-за чего все выглядело расплывчатым и смутным.
  ― Клэр! ― кричала я, задыхаясь.
  Мне нельзя было останавливаться, хотя в теле уже появилась дикая усталость. Грудную клетку сдавливала необъяснимая сила, острая боль в ребрах была просто невыносимой. Я бежала так быстро, что вскоре перестала чувствовать свои ноги. Прошло минута, две, не меньше, но я так и не сумела добраться до Ромара, хотя расстояние между нами значительно сократилось.
  ― Стой! ― пыталась кричать я.
  Я увидела Клэр. Она еще не добралась до машины, но была близка к ней.
  ― Клэр! ― я собрала ничтожные клочки оставшихся сил и завопила так громко, как только могла. Сестра обернулась. ― Беги! Клэр, беги!
  Я не останавливалась.
  Клэр увидела преследующего ее Ромара и побежала быстрее. Демон, кратко обернувшись ко мне через плечо и хищно улыбнувшись, ринулся за ней. Шок сразил меня, когда он через несколько секунд схватил сестру за плечо и потянул на себя.
  ― Нет! ― из легких ушел последний воздух.
  Я окончательно перестала чувствовать свое тело, поэтому бежать дальше было проще. В голове крутилась лишь одна мысль: "Успеть спасти Клэр! Сделать все возможное для этого!".
  Ромар прижал к себе Клэр, заключив ее в стальные объятия.
  ― Клэр! ― хрипела я.
  Я продолжала бежать, но, казалось, больше не приблизилась к ним ни на дюйм.
  Клэр пыталась вырваться и что-то кричала. Ромар убрал вторую руку с ее талии и зажал ей рот.
  ― Давай же, Эмили! ― смеялся он. ― Иди поближе! Я хочу, чтобы ты ясно видела, как я убью твою сестру!
  ― Пожалуйста! Не трогай ее! ― взмолилась я.
  Лицо Ромара стало довольным.
  ― Я хочу видеть, как ты будешь страдать и кричать от боли, ― он прижался носом к ее щеке, сделал глубокий вдох и сквозь зубы громко выдохнул. Моя несчастная сестра дрожала от страха, ее широко распахнутые глаза смотрели на меня, а губы беззвучно шептали мое имя.
  ― Отпусти ее! ― простонала я. Слезы обжигали глаза.
  Ромар хрипло рассмеялся.
  ― Сначала я убью ее, ― забормотал он. ― И после того, как чувство вины съест тебя изнутри, разрушит душу и разорвет в клочья сердце, я прикончу тебя. Ты получишь сполна. За все, ― он схватил Клэр за волосы и резко дернул назад.
  Моя сестра вскрикнула от боли.
  Я прижала руку ко рту.
  ― Не трогай ее, ― прошептала я беспомощно, зная, что Ромар меня услышал.
  Он тихо засмеялся.
  Все внутри меня сжалось. Я смотрела в коричневые глаза Клэр, наполненные страхом, и чувствовала себя как никогда отвратительно. Я чувствовала себя бессильной оттого, что ничего не могла сделать Ромару. Лучше бы он убил меня сразу. После смерти сестры я точно не захочу жить, потому что потеряю всякий смысл.
  ― Прости меня, ― одними губами произнесла я.
  До меня донесся стон Клэр.
  Неужели, ее жизнь оборвется сейчас?
  Я закрыла глаза, не желая ничего видеть. Я сжала кулаки с такой силой, что ногти впились в ладони и порезали кожу. Эта боль была ничтожной по сравнению с той, что я испытывала в душе.
  Это конец.
  Для Клэр.
  Для меня.
  
  Глава двадцать пятая
  
  Я услышала легкий шелест крыльев, сливающийся со слабым свистом ветра. Я боялась открывать глаза, потому что точно ничего хорошего меня не ждало. Не знаю, сколько я простояла в таком положении, едва не согнувшись пополам от напряжения и боли, но для меня это время показалось вечностью.
  Шелест крыльев усиливался.
  Я все же решила открыть глаза.
  Из глубин темного, почти черного неба к нам стремительно приближались чернокрылые создания. Демоны. Их было пять, или шесть. Мой ошеломленный взгляд остался прикованным к ним, но так же я видела недоумение, застывшее на лице Ромара.
  ― Не может быть... ― я едва сумела расслышать его удивленное бормотание.
  Клэр, воспользовавшись моментом растерянности Ромара, ударила его локтем в живот, надавила пяткой на ногу и вырвалась из стальной хватки. Ее бы не спасли уроки самозащиты, на которые она ходила пару лет назад, если бы Ромар по-прежнему пытался удержать ее. Его безумный, ненавидящий взгляд устремился на небо.
  ― Эмили! ― испуганная до смерти сестра подбежала ко мне.
  Я встретила ее широкими объятиями. Моя грудь разрывалась от радости. Клэр была спасена. Мы были спасены. Я обнимала ее так крепко, как только могла. Бесконечный поток слез лился из глаз, я рыдала и не могла поверить тому, что Клэр в порядке.
  Сестра плакала вместе со мной.
  Разлепив опухшие от слез глаза, я посмотрела вперед. Демоны плавно и синхронно приземлились на землю, и огромные черные крылья сложились за их спинами, а через мгновение и вовсе исчезли. Демоны выглядели совершенно обычно. Среди них было три парня примерно двадцати пяти лет, все темноволосые и высокие, и двое помладше, светловолосые. Встреть я их на улице в совершенно обычный день, ни за что бы ни подумала, что эти ребята не люди. Они окружили Ромара, который вертелся вокруг своей оси и что-то потрясенно бормотал.
  Мой цепкий взгляд разглядел среди прилетевших демонов лицо, которое я желала и боялась увидеть больше всего после Клэр.
  Диего. Он был здесь. Он пришел на помощь. Он нашел нас.
  Он лгал мне о Ромаре, и обида засела в моем сердце, но сейчас я была безгранично благодарна ему. Появись он и другие демоны на секунду позже, Клэр была бы мертва. А если бы я потеряла ее, то потеряла бы и себя.
  Прижимая к себе дрожащую сестру, я наблюдала, как демоны стали приближаться к Ромару. Двое схватило его за плечи. Ромар ударил одного в грудь, и этот демон отлетел назад. Тут же к Ромару подступил другой и получил пинок в живот.
  ― Думаете, так просто возьмете меня? ― прорычал Ромар, приняв оборонительную позу.
  Три демона встали перед ним, готовясь в любой момент кинуться в атаку. Двое вскоре присоединились к ним.
  Еще был Диего. Сейчас я завидовала его стойкости и невозмутимости. Он встал немного впереди остальных демонов.
  ― Бесполезно оказывать сопротивление, Ромар, ― ледяным голосом произнес Диего.
  Ромар оскалился.
  ― Черта с два, Диего! Вы не схватите меня.
  ― Хочешь поспорить? ― Диего ухмыльнулся.
  Как в такой напряженный момент он был способен на такое?
  Ромар не ответил и подпрыгнул в воздух. В следующую секунду за его спиной раскрылись черные крылья. Он собрался улететь. Клэр рядом со мной шумно ахнула. Диего подался вперед и схватил Ромара за ногу, не позволяя сбежать. Он резко дернул его вниз, и Ромар оказался на земле. Остальные демоны подступили к нему.
  ― Серьезно, Ромар? Пытаешься пойти сразу против всех? ― Диего надавил ногой на грудь Ромара, прижимая его. ― Это слишком даже для такого выскочки, как ты.
  ― Давай уже закругляться, Диего, ― сказал один из демонов. Светловолосый и высокий. Он пнул Ромара по ребрам и нагнулся, чтобы взять его за плечо. Тут же за второе плечо схватил темноволосый демон, и они поставили Ромара на ноги. ― Этот ублюдок уже меня достал.
  Они встряхнули его.
  ― Отпустите! ― Ромар стал вырываться, но хватка демонов была нерушимой.
  Клэр отстранилась от меня и удивленно посмотрела на стремительно набирающую обороты сцену разборок.
  ― Я уничтожу вас всех! ― рычал Ромар.
  Диего остановился перед его лицом и холодно улыбнулся.
  ― Я так не думаю. Ты не настолько силен, чтобы идти против Первого ранга Охраны Люцифера.
  Ромар яростно вдыхал и выдыхал. Его грудь вздымалась и опускалась.
  ― Думал, мы ничего не узнаем? ― голос Диего был тверже стали. Он схватил Ромара за подбородок. ― Ты, мерзкий лжец... весь в своего отца!
  Ромар ухмыльнулся и разразился ядовитым смехом.
  ― Это еще не конец, ― прошипел он.
  ― Конечно, не конец. Ты будешь гнить за решеткой вечно. Уж поверь.
  ― Процесс запущен. Дьяволу стоит остерегаться. Теперь не все слепо верят в его преданность Аду.
  ― У тебя представится возможность сказать ему об этом лично. В Суде. Забирайте его, ― стиснув зубы, приказал Диего демонам.
  Те кивнули. Другие три демона подошли к Ромару. Диего сделал несколько шагов назад. Затем в раз раскрылись десять черных крыльев. Я услышала, как ахнула Клэр. Ее рука вцепилась в рукав моего пиджака. Только сейчас я осознала, что она не знает ни о демонах, ни об ангелах.
  Демоны, заключив в тесный круг Ромара, взметнулись в небо. Уже через несколько секунд они скрылись во тьме.
  ― Что... что это было, Эмили? ― ошеломленно спросила Клэр.
  Я посмотрела на нее, и мои дрожащие губы растянулись в застывшей улыбке, отчего поймала на себе ее еще более удивленный взгляд. Ей было странно оттого, почему я улыбнулась, ведь ситуация, в которой мы оказались, была ужасной. Но у меня был реально весомый повод, чтобы радоваться. Клэр была со мной, и она по-прежнему дышала.
  ― Все закончилось, ― произнесла я.
  Все действительно было кончено. С Ромаром, по крайней мере. С этим коротким, но безумно напряженным и ужасным периодом моей сумасшедшей жизни.
  ― Кто это был, Эмили? ― Клэр посмотрела на небо.
  Я прижала ее к себе и уткнулась носом в плечо.
  ― Это неважно, ― вздохнула я.
  ― Ты... я... ох... это так странно, ― сестра едва могла говорить.
  Я понимала ее состояние. Совсем недавно мне тоже пришлось пройти через это. Шок, непонимание, чувство, я сошла с ума... Я прекрасно знала, каково сейчас было Клэр.
  ― Я тебе все объясню, ― сказала я ей. ― Но не сейчас.
  Я лгала. Я не собиралась впутывать в это сестру. Ни за что.
  Отстранившись, я заглянула в глаза Клэр. Она с сомнением смотрела на меня в ответ, ее губы были приоткрыты, с них слетали прерывистые вздохи. Она хотела мне что-то сказать, но так и не решилась.
  Неожиданно ее взгляд упал за мою спину. Сестра напряглась.
  Демоны улетели, но среди них не было Диего. Он остался здесь.
  Теперь я могла подумать о нем. Теперь моя голова была освобождена от многих ненужных мыслей, связанных с Ромаром, и слепом безудержном желании спасти сестру. Даже не видя Диего, я была уверена, что он смотрел на меня. Я даже могла представить, какое у него выражение лица.
  ― Кто это? ― шепотом спросила Клэр.
  Я вздохнула.
  ― Друг, ― ответила я и развернулась.
  Когда я увидела Диего, во мне все встрепенулось, пробудились эмоции, словно от долгого сна. В висках бешено пульсировал адреналин, разгоняя жгучую обиду по всему телу и воспламеняя его. Это угнетающее чувство накатило на меня, поглотив с головой.
  На прекрасном лице Диего запечатлелась истинно военная строгость и полное отсутствие эмоций. Он стоял ровно, как солдат, его скулы были напряжены, брови сведены вместе, лишь в черных глазах, устремленных на меня, плескалось чувство вины. Ноздри трепетали, пропуская в легкие морозный воздух.
  Нас ждал долгий разговор. Но сначала я должна отвести Клэр домой.
  Я волновалась за нее так, словно это я была старшей сестрой, а не она.
  ― Пойдем, ― сказала я и, не глядя, нашла руку Клэр, мягко сжав ее.
  Под тяжелым взглядом Диего я повела сестру до "Ауди".
  ― Эмили, ― я чуть не умерла, когда услышала тихий хрипловатый голос за спиной.
  Клэр резко остановилась и взглянула на него. В ее глазах не было страха. Она не боялась Диего, и это удивило меня.
  ― Поговорим потом, ― пробормотала я, стараясь не смотреть на него.
  В ответ я услышала громкий выдох. Он знал, что провинился передо мной, а я знала, что в этот момент ненавидела его и одновременно благодарила за то, что он вовремя появился.
  ― Эй, ― слабо окликнула Диего Клэр. ― Я не знаю, что здесь произошло, и... кто ты, кто все эти люди, но... спасибо, ― она смело посмотрела ему в глаза, и, клянусь, я даже заметила на ее лице микроскопическую улыбку.
  Любопытство оказалось сильнее нежелания встречаться взглядом с Диего, и я все же посмотрела на него. Черты его лица немного смягчились, а в глазах пронеслось нечто необъяснимое, но мягкое и легкое. Благодарность Клэр тронула его демонское сердце.
  ― Конечно, ― кивнул он и скованно улыбнулся в ответ.
  Я помогла Клэр сесть в машину, и когда подошла к дверце с водительской стороны, сказала:
  ― Спасибо.
  Благодарность была адресована Диего, который по-прежнему стоял на том же месте, не шевелясь и даже не дыша.
  Я села за руль, издала судорожный вздох и посмотрела на сестру.
  ― Ты как? ― спросила я.
  Клэр откинулась на спинку сидения.
  ― Я просто в ужасе, ― она устало закрыла глаза. ― Все еще не могу понять, что произошло...
  Я протянула к ней руку через консоль и постаралась улыбнуться, но в этот раз губы не слушались.
  ― Ты обязана мне все рассказать, потому что я знаю, что тебе обо всем известно, ― почти шепотом произнесла Клэр. ― Я поверю во все, что услышу, потому что то, что я видела... ― она не договорила и замолчала. ― В общем, я хочу знать правду, какой бы она ни была, Эмили.
  Я не могу. Не могу ей ничего рассказать.
  ― Хорошо, ― пообещала я, абсолютно точно решив для себя, что солгала.
  Клэр сильная, и я поражалась ее выдержке. Любая другая девушка на ее месте умерла бы от страха и завалила меня вопросами. Как, к примеру, Ники. Бедняжка, я до сих пор видела перед глазами ее мертвенно-бледное от ужаса и страха лицо после того, как она увидела ангела, напавшего на меня в моем доме. Но моя сестра сильнее Ники. Я знала, что в душе ее творился настоящий кавардак, но она сдерживала себя, как могла. Она не позволяла страху овладеть ее рассудком.
  В этом мы как никто и никогда были похожи.
  Заводя автомобиль, я не удержалась и взглянула туда, где стоял Диего, но мои глаза наткнулись на пустоту.
  Дорога до дома была долгой. Руки дрожали, сжимая руль. Я прокручивала в голове произошедшее, и не могла поверить в то, что все закончилось. Мое сердце разрывалось от сочувствия к сестре. Что она испытала... какой шок пережила... Я всей душой желала, чтобы с ее будущим ребенком ничего не случилось.
  Клэр выглядела спокойной. Он молчала, а когда мы стали подъезжать к дому, уснула. Меньше всего мне хотелось будить ее.
  Я заглушила двигатель и повернулась к сестре, чтобы сказать, что мы приехали. Когда я потянулась к ней, в окно машины с моей стороны постучали. Обернувшись, я увидела чуть склонившегося Диего. Он уже здесь?
  Я тихо открыла дверцу и, сделав глубокий вдох, вышла из машины. Диего сделал шаг в сторону и стал мерить меня ожидающим взглядом. Я неуверенно смотрела на него в ответ, не зная, что сказать. Мои глаза блуждали по его виноватому, но спокойному лицу.
  ― Поговорим? ― тихо спросил Диего.
  Я заставила себя вспомнить, что в машине спит Клэр. Я не могла начать разговор с Диего, не разобравшись с сестрой.
  ― Я, ― я махнула рукой, повернув голову к машине, ― не могу пока. Может, завтра? Когда Клэр уедет... ― я чувствовала, как волнение стремительно растет в груди. Теперь я не была уверена, что сестра уедет. По крайней мере, до тех пор, пока все узнает. Хрупкое спокойствие, которое я едва смогла удержать в руках, возвращаясь домой после жуткой встречи с Ромаром, мгновенно исчезло, выскользнуло и улетело куда-то далеко.
  Я больше не смотрела на Диего, но в отражении бокового окна машины видела, что его взгляд по-прежнему покоился на моем лице. Это напрягало, я чувствовала себя скованно и неуютно. И все из-за того, что между нами... точнее с его стороны по отношению ко мне была недоговоренность, а это всегда отталкивает.
  Я первая решила нарушить оцепенение и неторопливо обошла "Ауди". Тихо открыла дверцу, собираясь разбудить Клэр.
  ― Я помогу, ― рядом оказался Дерил.
  Я слабо вздрогнула и повернула к нему голову. Он стоял близко... ближе, чем я хотела бы, чтобы он находился, потому что я начинала теряться, и какая-то необъяснимая тревога испарялась. Диего устремил на меня уточняющий взгляд. Я не понимала, что он задумал, но вяло кивнула и отошла в сторону. Сейчас я доверяла ему.
  Он широко открыл дверцу, нагнулся вперед. Я услышала, как Клэр издала тяжелый вздох и невольно насторожилась. Диего бережно положил руки под затылок и колени моей сестры и выпрямился, взяв ее на руки. Клэр издала слабый, почти неслышный стон и качнула головой. Ее глаза были закрыты. Вероятно, она видела сон, плохой сон, потому что лицо выглядело беспокойным.
  Поборов отчаянное желание разбудить ее и сказать, что все хорошо, я отвлеклась на Диего, который что-то спросил у меня и ждал ответа.
  ― Ммм?
  ― Куда ее нести? ― тихо повторил он.
  ― Пойдем.
  Перебирая уставшими ногами, я дошла до дома, достала ключ и открыла дверь. Тут же включила свет, чтобы изгнать мрак. Его и так было предостаточно. Я проводила Диего до комнаты Клэр. Сестра так и не проснулась. Диего аккуратно положил ее на кровать и выскользнул из комнаты вслед за мной. В полной тишине мы спустились в гостиную.
  ― Ты как? ― спросил Диего, и его голос ворвался в мое сознание со скоростью снежной лавины, сметая на своем пути все мысли.
  Как я? Это чертовски глупый вопрос. Я была в неописуемом шоке. Я дико устала. Перед глазами стоял образ Ромара, его темно-красные глаза, пылающие ярой ненавистью и диким желанием стереть меня с лица этого мира. Сквозь давящую тишину я слышала в своей голове его низкий, бархатный голос со стальными зловещими нотками. В моем сердце вспыхивала враждебность, когда я вспоминала Ромара, бегущего за моей сестрой, прижимающего ее к себе и закрывающего ей рот.
  Я молчала слишком долго, и когда поняла это, то сказала:
  ― Я хочу кофе. Горячий кофе.
  Уголки губ Диего немного приподнялись, изобразив слабое подобие улыбки. Черты его лица смягчились, но черные глаза по-прежнему смотрели на меня с виной и беспокойством.
  Я поплелась на кухню, прекрасно зная, что Диего пошел за мной. Я не слышала его шагов, но чувствовала на своей спине пристальный изучающий взгляд. Сейчас я была настолько уставшей, изумленной и расстроенной, что забыла смутиться, ведь я всегда ощущала неловкость при Диего.
  Я прошла на кухню и застыла на секунду, забыв о том, зачем я сюда пришла.
  ― Кофе, ― пробормотала я сама себе, вспомнив.
  Я набрала в чайник воды и поставила его на плиту, затем подошла к холодильнику, открыла его. В глаза бросилась пицца, которую заказала вчера вечером... Неужели только вчера? За этот короткий промежуток времени произошло много событий.
  Все это и в правду происходит в моей жизни?
  Издав отчаянный вздох, я закрыла холодильник и выпрямилась.
  ― Ромар много тебе рассказал, ― услышала я голос Диего за спиной. Это был не вопрос.
  Я развернулась на сто восемьдесят градусов. Диего стоял у стола ко мне лицом, скрестив руки на груди.
  ― Достаточно, ― отозвалась я.
  ― Ты злишься?
  Он скрывал то, что меня преследует озлобленный кровожадный демон. Как он думает, злюсь я на него, или нет?
  Конечно, я злилась. Я была очень зла, просто усталость подавляла эту ярую эмоцию, и я не кричала.
  ― Ты мне лгал, ― только и произнесла я. Ровным, бесстрастным тоном.
  Диего опустил глаза к полу. Интересно, о чем он думал?
  ― Ты говорил, что меня преследует какой-то ангел, но знал, кто это был на самом деле, ― добавила я громче, и в голосе промелькнула обида.
  Дерил молчал, ожидая чего-то. Но чего? Что я закачу истерику?
  ― Почему? ― шепотом вопросила я. ― Почему ты никогда не говорил мне о Ромаре?
  Ни одно слово не слетело с его плотно сжатых и ставших бледными губ. Наконец, я ощутила прилив раздражения.
  ― Черт тебя подери, Диего, ― зашипела я, дернувшись вперед. Мы оба вздрогнули. ― Скажи мне правду. Я имею право знать. Слышишь?
  ― Я не мог рассказать тебе о Ромаре, потому что тогда бы план сорвался, ― решил ответить Диего.
  Я насупилась.
  ― План? Какой еще план?
  Почему у всех есть какие-то планы? У Ромара был, и у Диего тоже есть... Все чего-то хотят... Но что хотел Диего?
  ― План по его разоблачению и захвату, ― сказал он.
  Я скрестила руки на груди, ожидая продолжения.
  ― Мы давно подозревали, что Ромар со своим отцом затевают что-то нехорошее, ― Диего сделал глубокий вдох. ― Астарот планировал убить Люцифера и занять его место. Он долго искал способ сделать это. И вот выяснилось, что у Дьявола есть дочь. Многие ринулись на твои поиски, в том числе и сам Астарот.
  ― Почему ты соврал мне о том, что нашел меня первым? ― вырвалось у меня, хотя ответ на этот вопрос меня не так сильно напрягал, как остальное.
  ― Выслушай, ― попросил он. Я издала нетерпеливый вздох, но кивнула. ― Ромар был первым, кто вышел на тебя. Он тут же сообщил об этом отцу. Астарот знал, что Ромару придется стать твоим будущим защитником, охранять тебя. Такой указ издал Дьявол любому, кто найдет его дочь первым. Этого Астарот и добивался. Чтобы максимально близко подобраться к Люциферу и убить его.
  ― Через меня, ― догадалась я.
  ― Да. Став твоим хранителем, Ромар приблизился бы к Дьяволу, и они с Астаротом свергли бы его с трона Ада.
  Ого, какие страсти! Адская революция, бунт... Сверхъестественные интриги, в которых я оказалась составляющим и едва ли не самым важным звеном.
  ― Мой отец всегда подозревал Астарота, ― продолжил Диего. ― Он сумел убедить Люцифера отозвать Ромара от тебя.
  ― И моим хранителем стал ты, ― выдохнула я, смотря в пол.
  ― Дьявол потребовал от отца доказательств об истинных намерениях Астарота. Это было нужно не ему самому, так как он и сам догадывался и сомневался в верности Астарота, а всем демонам, чтобы они узнали о предательстве второго Архидемона. Мой отец сказал, чтобы тобой занялся я, ― Диего замолчал. ― Я познакомился с тобой, но не сказал о Ромаре, потому что знал, что он будет следить за нами. Он и его отец не отступили бы так просто. Я знал, что Ромар будет ждать подходящего момента, чтобы выловить тебя и убить. Он решил отомстить мне и моему отцу за то, что их с Астаротом идеальный план был разрушен, ― с губ Диего слетела безразличная усмешка. ― И я ждал этого.
  ― Ты... что? ― я громко сглотнула.
  ― Подвернулся удобный случай, когда ты сама попросила оставить тебя, ― Диего не обратил внимания на мое ошеломленное лицо. ― Я должен был заставить тебя думать, что ты действительно останешься без моего присмотра. Ведь если поверила ты, то и Ромар тоже, потому что он очень пристально наблюдал за тобой.
  Я заморгала.
  ― Создав иллюзию того, что ты одна, без моей защиты, я понял, что Ромар попался на крючок. Я проследил за твоим движением, узнал, где ты будешь...
  ― Но как?
  ― Есть такая штука. Называется датчиком слежения, ― Диего пожал плечами. ― Я подложил его тебе, когда ты не видела. Иногда даже демоны вынуждены пользоваться человеческими изобретениями. Тогда, когда способности могут навредить.
  Диего знал, что Ромар похитит меня. Он ждал этого.
  ― Почему ты не предупредил меня? ― я закрыла глаза, чувствуя себя опустошенной, обманутой, преданной.
  ― Потому что ты не должна была ничего знать, ― раздался спокойный и ровный голос Диего. ― Твои чувства выдали бы тебя. Ромар не так прост, как кажется. Помнишь, я говорил, что Архидемоны, занимающие высшие ранги, способны пробраться даже в твою голову? Ромар ― сын Астарота, второго Архидемона. И он мог пробраться в твою голову. Если бы ты обо всем знала, Ромар бы сразу понял это. И тебе не удалось бы провести его, если бы ты знала, что я приду и спасу тебя. Твоя естественность, искренняя растерянность заставили Ромара поверить, что все идет так, как он планировал.
  Да, Ромар признался, что кошмары, которые я иногда видела, были его рук дело.
  ― Это нечестно... ― произнесла я надломлено.
  ― Я должен был сделать это, чтобы поймать его, ― сказал Диего.
  ― Это не оправдание, ― я вяло замотала головой.
  ― Мне очень жаль.
  ― И это не оправдание.
  ― Эмили, я...
  ― Ты хотя бы на секунду подумал о том, что Ромар похитил мою сестру и грозился ее убить?! ― оборвала я его, устремив на него полный отчаяния взгляд. ― Ты подумал о том, что теперь она все знает?
  ― Мне жаль, ― повторил он.
  Неожиданный всплеск гнева окутал меня.
  ― Если бы ты опоздал... ― зашипела я, и почувствовала, как к горлу подкатывает огромный ком рыданий, когда представила, если бы Диего не успел.
  ― Не опоздал бы, ― мягко проговорил он.
  ― А если бы опоздал?! ― с обжигающим отчаянием воскликнула я.
  Диего сделал ко мне несколько неуверенных шагов и остановился. Мой взгляд упирался ему в грудь, я не желала поднимать голову и смотреть в его глаза.
  ― Этого бы никогда не случилось, Эмили, ― успокаивающий тон его голоса стал прогонять злость, но я не позволяла себе поддаваться. ― Думаешь, мне было легко рисковать твоей жизнью?
  ― Мне плевать на мою жизнь, Диего, ― дрожа, произнесла я. ― Но жизнь Клэр... Ты не имел права рисковать ею.
  ― А мне не плевать, ― он осторожно взял меня за подбородок и поднял его, заставляя посмотреть на него. Я упрямо отвела взгляд в сторону. ― И... прости меня.
  Мое глупое сердце говорило: "Да", а разум твердил об ином. Я отклонила голову назад, его рука соскользнула с моего подбородка и безвольно рухнула вниз.
  ― Опасность миновала, Эмили, ― прошептал Диего. ― Ромар больше никогда не появится в твоей жизни. Его представят Суду, и он понесет наказание по полной программе, как и Астарот. Мы заставим их сказать правду. Главное, что Дьявол убедился в том, в чем мы с отцом сомневались на протяжении долгих лет.
  Я не ответила. Я не хотела его видеть, слышать, знать его. Я жалела о том, что познакомилась с ним и позволила себе почувствовать к нему что-либо. После того, что Диего сделал, я просто не имела права думать о нем. Он обманул меня, поступил подло, неправильно...
  ― Эмили, пожалуйста, посмотри на меня, ― тихо и беспомощно попросил Диего.
  Сердце болезненно сжалось в груди. Я помотала головой.
  ― Эмили, ― повторил он, и в следующую секунду я почувствовала его руки на своих щеках.
  От этого прикосновения меня бросило в чудовищный жар, проникший до самых глубин души и с непоколебимой безжалостностью взорвавший всю мою мнимую решительность игнорировать Диего. Эмоции сбились в одну кучу, которую мне предстояло разобрать. А это долгая, кропотливая, требующая много времени работа.
  ― Уходи, ― промямлила я, не убирая его рук со своего лица.
  ― Проси о чем угодно, только не об этом, ― попросил шепотом Диего.
  Я зажмурила глаза.
  ― Я не хочу тебя видеть, ― сказала я. ― Я хочу остаться одна. Ты... должен уйти, ― мой голос стал почти умоляющим.
  Я не видела его лица, но слышала, какой сдавленный вздох он сделал.
  ― Я... хорошо, ― в конце концов, Диего сдался. ― Я уйду. Но позволь мне кое-что сделать для тебя.
  Я промолчала.
  ― Я помогу твоей сестре забыть об этом вечере, ― пояснил он, убирая руки с моих щек. Когда я больше не ощущала их тепла, мне стало легче контролировать эмоции, исходящие из самых глубин сердца.
  Диего словно прочитал мои мысли, потому что я хотела попросить его о том же самом. Клэр не должна ничего знать. Будет лучше, если она забудет навсегда о своем похищении демоном по имени Ромар.
  Я сдержанно кивнула.
  ― Это лишь ничтожная часть того, что я могу для тебя сделать, чтобы загладить свою вину, ― сказал он. ― И... считай, что сделка между нами расторгнута. Ты больше мне ничего не должна. Я провинился перед тобой, как никогда. Так что теперь я тебе должен.
  Диего потребовалась пара минут, чтобы навсегда стереть из памяти моей сестры этот кошмарный вечер.
  Не будя Клэр, он склонился над ней, приложив палец к ее виску, закрыл глаза и стал говорить то, что она должна будет знать, проснувшись завтра утром. А еще он залечил ей разбитую губу, чтобы у нее не возникло потом вопросов, откуда взялось это "недоразумение". Затем я попросила внушить ей кое-что еще. Чтобы она уехала в Нью-Йорк и думала, что это будет правильно. Чтобы она не переживала, оставляя меня.
  Закончив с ней, Диего ушел, ничего не сказав на прощание, но я знала, что он обязательно вернется.
  Клэр спала в своей спальне, я спустилась вниз и осталась наедине со своими мыслями, беспорядочно крутившимися в голове.
  
  Глава двадцать шестая
  
  Я не спала этой ночью. Все детально анализировала, пыталась выяснить, что я в итоге испытываю к Диего после того, как узнала, что он обманул меня. Я так тщательно копалась в себе, что, казалось, вывернулась наизнанку. Я добралась до самых углубленных уголков сознания, я слушала голос своего сердца и разума, взвешивала все "за" и "против".
  Большую часть размышлений я отдала воспоминаниям. Я воспроизводила в памяти каждый миг, проведенный с Диего. Я вспоминала все то, что он сделал для меня, как относился ко мне, как смотрел, говорил, прикасался...
  Особе впечатление я получила от воспоминаний о его прикосновениях. Моя кожа начинала пылать в тех местах, где он до них дотрагивался некоторое время назад. Тело прекрасно помнило его нежные теплые руки, мягкие пухлые губы, когда он впервые поцеловал меня в тот вечер, когда мы встретились с ним в библиотеке.
  Я не ненавидела его. Я не испытывала к нему ничего подобного. Злость вспыхивала во мне, но почти тут же угасала, словно ее и не было вовсе. Но так же я отрицала любую мысль о том, что была влюблена в Диего. Я не могла позволить этому случиться, потому что это было неправильно. Быть с ним, хотеть его, любить его.
  За сравнительно небольшой период времени нашего с Диего знакомства я успела привязаться к нему, и я не должна допустить, чтобы это чувство переросло в боязнь потерять его навсегда.
  Мне нужно остановиться. Мне нужно игнорировать его. Мне нужно меньше думать о нем.
  Я должна заставить свое сердце замолчать.
  Зарывшись в мрачных мыслях, я смогла уснуть лишь под утро.
  Работа Диего над отчисткой памяти Клэр прошла успешно. Проснувшись, она ничего не помнила и чувствовала себя бодро. Я была рада, что хоть кто-то из нас имел хорошее настроение. Чтобы не расстраивать сестру мне пришлось натянуть улыбку, делая вид, что ничего не произошло вчерашним вечером.
  Я еще долго не смогу забыть Ромара. Его неистово пылающие багровые глаза, коварную улыбку, таящую в себе глубокую ненависть и огромное желание уничтожать все вокруг. Мне еще долго не избавиться от пронзающего и вызывающего ледяной ужас голоса демона, который засел в голове и медленно, словно специально, разъедал, как серная кислота, уверенность в том, что я доживу спокойно до завтрашнего дня, что больше никогда не увижу его, и что моя сестра будет в безопасности.
  Вечером Клэр улетела в Нью-Йорк, ведь Диего внушил ей, что она приехала лишь навестить меня на выходные. Когда ее не стало, я могла больше не претворяться.
  Я копошилась на кухне, размышляя над тем, чем можно перекусить (к сожалению, я не Диего, и нуждалась в еде), и услышала, как со слабым скрипом сдвинулся стул. Подскочив на месте, я ударилась макушкой головы об открытую дверцу верхнего ящика.
  ― Извини, я снова напугал тебя, ― виновато произнес Диего.
  Приложив руку к месту ушиба, я повернулась к нему лицом. Он, как и всегда, выглядел безупречно, свежо, чего я не могла сказать о себе. Бессонная ночь полная раздумий отразилась на моем внешнем виде и внутреннем состоянии.
  ― Все было бы просто идеально, если бы ты перестал ко мне подкрадываться, ― пробурчала я сердито.
  Диего улыбнулся, и я проигнорировала участившийся пульс, вызванный его улыбкой. Вчера мною обуревали темные эмоции, вызванные встречей с Ромаром и похищением Клэр, а сейчас в моей голове был порядок, который я старательно наводила всю ночь. А я решила быть сдержанной в плане эмоций рядом с Диего.
  ― Что известно о Ромаре? ― глухо поинтересовалась я, отводя от него взгляд.
  Я заставила себя сосредоточиться на чем-нибудь другом и взяла в руки нож, чтобы намазать им ореховое масло на ломтик хлеба.
  ― С ним разбираются, ― уклончиво отозвался Диего. ― Ты не должна волноваться об этом.
  Я хмыкнула.
  ― Он хотел убить меня и мою сестру. Я должна знать обо всем, что будет происходить с этим ублюдком.
  Я почувствовала теплое дыхание Диего на своем затылке, когда он усмехнулся. Он был рядом. Стоял прямо у меня за спиной. Невозможно было сохранять спокойствие от мысли, что нас разделяют какие-то ничтожные дюймы.
  Чертов засранец. Знает, как вывести меня из строя.
  "Держи себя в руках" мысленно приказала я себе.
  ― Ромара ждет суд, как и Астарота. Дьявол расквитается с ними по полной программе за то, что они планировали убить тебя и его, ― сказал Диего. Он сделал шаг в сторону и прислонился к кухонной стойке боком. ― Итак, ― последовал протяжный вздох, после чего Диего скрестил руки на груди, ― Ты действительно собираешься есть то, что готовишь? Хотя это нельзя назвать готовкой, ― с удивительной легкостью ему удалось переключиться на другую тему.
  ― Чем тебя не устраивает моя еда? ― пробормотала я, намазывая масло.
  ― Будь добра, не продолжай приготовление этих ужасных бутербродов, ― боковым зрением я заметила, как его лицо скривилось.
  Я проигнорировала его просьбу, после чего Диего мягко выхватил из моей руки нож, чем спровоцировал в свой адрес хмурый взгляд.
  ― Я приготовлю тебе нормальную еду, ― сказал он.
  Я положила руки на бока и подняла брови.
  ― То есть, все по-прежнему? ― спросила я.
  ― О чем ты? ― Диего сделал недоуменный вид.
  ― Ты прекрасно понимаешь, о чем я, ― не удержавшись, я скорчила рожицу. ― Сделаем вид, будто ничего не произошло, да?
  ― Я понимаю, что ты не сможешь этого забыть, ― спокойно проговорил он. ― Но я буду пытаться делать все возможное, чтобы отогнать от тебя мрачные воспоминания. И начну я с изумительных черничных кексов, что скажешь?
  Я сделала сдержанный вздох и не нашла слов для ответа. Черничные кексы даже звучат изумительно.
  ― Даже не хочешь извиниться? ― сухо спросила я.
  Диего усмехнулся.
  ― Я как раз над этим думаю.
  У меня чуть не отвисла челюсть, хотя я понимала, что он шутил. Но мне было не до шуток.
  ― Зачем ты здесь? ― нарочито суровым тоном спросила я.
  ― Ну, на данный момент я здесь затем, чтобы приготовить тебе самый лучший в мире завтрак, ― беспечно отозвался он.
  Я закатила глаза и скрестила руки на груди.
  ― Я серьезно, Диего. Зачем ты пришел в мой дом? Кажется, я... просила оставить меня.
  Я от всей души желала выглядеть настолько враждебно, насколько это вообще было возможно.
  Диего издал усталый свистящий вздох и развернулся ко мне всем телом, а затем одарил таким взглядом, от которого по моему телу забегали мурашки. Я непроизвольно напряглась, встретившись с его глазами, но не отступила.
  ― Я здесь, чтобы вымаливать у тебя прощение до тех пор, пока ты не переступишь через свою гордость и не простишь меня, ― проговорил он. ― Такой ответ подойдет?
  Я в изумлении вскинула брови и бесшумно ахнула.
  ― Переступить через свою гордость? ― писклявым голосом повторила я. ― Ты в своем уме?! ― я, правда, не хотела начинать скандал, но Диего сам спровоцировал меня на это.
  ― Успокойся, Эмили.
  Лучше бы он вообще молчал.
  ― Не смей говорить мне успокоиться, ― прошипела я и ткнула его пальцем в грудь.
  ― Ого! ― присвистнул Диего. ― Сколько страсти! Это определенно начинает мне нравиться.
  Гнев внутри меня разбухал, и я боялась, что вот-вот взорвусь.
  ― Нет никакой страсти, ― я снова и сильнее ударила его по груди указательным пальцем. Диего едва пошатнулся, и веселье искрилось в черных глазах. ― Нет ничего, ясно тебе?
  ― Предельно, ― пропел он и согнул руки в извиняющемся жесте, но на его губах играла издевательская улыбка.
  Было поздно. Я завелась. Сильно. И вряд ли сейчас меня могло что-либо остановить.
  Диего нарвался по-крупному.
  ― Ты обманывал меня! ― я толкнула его в плечо. Он не шелохнулся, хотя я была уверена, что ударила сильно. ― Моя сестра могла погибнуть из-за ваших дурацких адских разборок! ― я вложила больше гнева в свой следующий удар. ― Как ты можешь оставаться таким... клоуном после всего, что произошло?!
  ― О. Я, значит, клоун? ― ухмыльнулся Диего.
  Я громко стиснула губы и устремила на него супер яростный взгляд.
  ― Проваливай из моего дома, ― процедила я, сжимая руки в кулаки.
  Эти пухлые алые губы, взбудораживающие мое сердце и провоцирующие мозг на не очень приличные мысли, скривились в дерзкой улыбке.
  ― Нет, ― ответил он ровным спокойным голосом.
  И как я могла только думать о том, что испытываю что-то к нему? Нет, черт подери. Я ненавижу его. Ненавижу! Ненавижу! Ненавижу! Каждой клеточкой души.
  ― Я сказала, проваливай, ― повторила я тихо, отчего мой голос зазвучал более угрожающе. ― Сейчас же.
  ― Какая грозная, ― на выдохе произнес Диего, вытянув губы в трубочку.
  Я зарычала, и неожиданно Диего притянул меня к себе, заключив в крепкие стальные объятия. Что, черт возьми, он себе позволяет?!
  ― Отпусти! ― провопила я, пытаясь вырваться.
  Но объятия Диего ― это клетка, из которой не было выхода.
  ― Мне нравится твоя грубость, ― с весельем сказал Диего. ― Та страсть, с которой ты бросаешься в драку со мной, демоном! Уау. Эмили. Просто...
  ― Катись к дьяволу, ― прошипела я.
  Он воздушно и хрипловато рассмеялся, по-прежнему не отпуская меня.
  Я старательно игнорировала мысли о том, что мне, несмотря на всю бурлящую злость, которую я испытывала по отношению к Диего, было приятно ощущать тепло твердой широкой груди, к которой я была прижата против своей воли. Несмотря на безумное сумасшедшее желание перестать болтать руками и позволить Диего обнимать себя, я не оставляла попыток вырваться.
  ― Остановись, ― вкрадчивым шепотом проговорил он мне в волосы.
  ― Иди к черту, ― огрызнулась я.
  Диего снова рассмеялся.
  ― Пожалуй, я лучше останусь с тобой, ― он крепче стиснул меня в объятиях. ― В твоей компании мне гораздо веселее и интереснее.
  Я тихо зашипела и стукнула пяткой по ноге Диего. Но это лишь развеселило его сильнее.
  ― Не злись, ― одна его рука переместилась с моей талии на лицо. Я резко повернула голову, не позволяя ему коснуться своей щеки.
  ― Убирайся, ― я толкнула Диего локтем в живот и почувствовала боль от удара. У него, что, пресс сделан из бетона?! Какого черта?
  Наконец, я сумела вырваться. Точнее, Диего позволил мне высвободиться.
  ― Ты же знаешь, Эмили, я не уйду, ― спокойно сообщил он.
  Я отскочила от него в сторону, как ошпаренная, и накрыла горячий лоб рукой.
  ― Ненавижу тебя, ― сказала я.
  ― Прости меня.
  Я метнула на него возмущенный взгляд.
  ― Нет.
  Диего устало вздохнул.
  ― Ты все равно меня простишь.
  Мне захотелось громко рассмеяться ему в лицо.
  ― Не будь так уверен в этом, ― фыркнула я.
  ― А я уверен, ― сказал Диего.
  Возникла нерешительная пауза. Я мерила его злым взглядом.
  ― Хочешь узнать, почему? ― спросил он.
  ― Нет.
  ― Потому что, ― Диего улыбнулся, и мне не понравилась его улыбка, так как все улыбки, подобные этой, не предвещали ничего хорошего. Итак, что на этот раз? ― Ты ко мне не равнодушна.
  ― Что? ― пискнула я, выпучив глаза.
  ― Ты ко мне не равнодушна, ― с непринужденностью повторил он, и я готова была сравнять его с землей в данный момент.
  ― Придурок. Ты мне не нравишься.
  ― Неправда, ― улыбка Диего стала ласковой, а голос сделался мягким. ― Ты опять нервничаешь, а это первый признак твоей лжи. И... твои щеки сейчас краснее бесов.
  Краснее бесов?
  Я машинально приложила руки к щекам, и они действительно пылали, как и все лицо.
  ― Это я от злости покраснела, ― пробурчала я.
  ― Эмили, ― Диего сделал медленный и плавный шаг вперед. Я одновременно отступила назад и наткнулась на холодильник. Вот черт. ― Я знаю, какой оттенок красного появляется на твоих щеках, когда ты злишься, а когда смущаешься.
  Он стал ближе еще на один шаг. Мне нужно было пространство. Мне нужно было держаться от Диего как можно дальше. Если бы была возможность переселиться на другую планету, я бы непременно так и поступила. Но я не уверена, что Диего не достал бы меня и там.
  ― Пожалуйста, уходи, ― прошептала я.
  Если его не получается прогнать, применяя силу, то, может, подействует несчастный голос и грустные глаза?
  ― Я не могу, ― тем же шепотом отозвался Диего, и в его глазах не было ни намека на сожаление. ― Я не хочу уходить. Я должен быть рядом с тобой, где бы ты ни находилась. Мое место там, где ты, понимаешь?
  Я издала судорожный вздох, когда он остановился в полушаге от меня и наклонился вперед, опершись одной рукой о холодильник за моей спиной, чтобы наши лица оказались на одном уровне.
  ― И ты, на самом деле, тоже не хочешь, чтобы я уходил, ― произнес он.
  ― Я хочу, чтобы ты ушел, ― без должной уверенности сказала я.
  ― Нет.
  ― Да.
  Крошечная лукавая улыбка тронула его губы, и он медленно покачал головой.
  ― Я тебе нравлюсь.
  Аааррр! Да!
  ― Нет, ― я громко сглотнула.
  Диего наклонился ближе, безжалостно уничтожая расстояние между нами.
  ― Признайся. Просто признайся. И я отстану, уйду... Но ненадолго.
  ― Зачем тебе это нужно? ― не понимала я. И, честно говоря, думать сейчас мне было крайне нелегко.
  ― Зачем мне это нужно? Хм, дай-ка подумать, ― с напускной задумчивостью он перевел глаза к потолку, а через секунду обрушил их тяжесть на меня. ― Чтобы ты не лгала, будто ненавидишь меня.
  ― О, я не просто ненавижу тебя. Ты меня раздражаешь. Я тебе не доверяю.
  ― К сожалению, у тебя нет выбора, верить мне, или нет. Твоя безопасность напрямую зависит от меня, дорогая, ― ухмыльнулся Диего и погладил мой подбородок большим пальцем.
  Я была уверена, его распирало от радости и гордости, что его слова ― правда. Я тоже это понимала, но признавать, по крайней мере, вслух не собиралась.
  ― Я тебе не дорогая, ― скривилась я и скинула его руку со своего лица.
  ― Нет. Ты дорогая. Драгоценная, ― Диего приблизился ко мне на пару миллиметров, исчезновение которых оказалось невероятно ощутимым. ― Ты единственная и неповторимая. Ты особенная.
  Я ненавидела свое сердце за то, что оно не было способно противостоять обаянию Диего. Я ненавидела себя за то, что так быстро отпустила злость, и за то, что позволила мыслям о поцелуе с ним появиться и занять центральное место в голове.
  ― Ты мне нравишься, Эмили, ― сказал Диего, пристально глядя на меня. ― И я никогда этого не скрывал.
  О. Мой. Иисус.
  Зачем он сказал это? Зачем? Зачем? Зачем?
  Еще никогда так сильно мне не хотелось поцеловать его и оттолкнуть одновременно.
  Что со мной творится?
  Что происходит с моими чувствами? Я потеряла над ними контроль. Уже давно, но я надеюсь, не безвозвратно. Одно я знаю точно. Я никогда, никогда не признаюсь Диего в том, что где-то очень глубоко внутри меня живет симпатия к нему.
  ― Мне жаль, ― захрипела я от долго молчания, ― но... я не могу сказать тебе того же. Ты мне не нравишься, ― мой голос предательски дрогнул, и я сжала кулаки, надеясь, что мой блеф прокатит. ― Этого никогда не случится. Я не смогу почувствовать к тебе что-либо, потому что... мы разные.
  В противовес всем моим ожиданиям, Диего улыбнулся шире.
  ― Слабенький аргумент, ― сказал он. ― Ты мне врешь.
  ― Я не вру, ― пробормотала я. ― Это правда.
  Диего впился в меня испытывающим взглядом. Я нервно вздохнула и опустила глаза на его твердый подбородок.
  ― Что, я не нравлюсь тебе даже так? ― он приблизился к моей щеке и оставил на ней легкий поцелуй. ― И так? ― его губы нежнее крыльев бабочек переместились к уголку губ.
  ― Это... ― я хотела сказать: "Это невозможно. То, что я чувствую сейчас, когда ты целуешь меня", но не смогла договорить.
  ― Скажи, тебе, правда, не нравится, когда я прикасаюсь к тебе, целую? ― Диего отстранился, чтобы заглянуть в мои туманные глаза. Его большая теплая ладонь накрыла правую сторону моего лица и ласково погладила. ― Тебе не нравится видеть меня, слышать? Тебе не доставляет удовольствия разговаривать со мной? ― он наклонился и мягко поцеловал меня в лоб. Мои коленки задрожали, и я вцепилась руками в холодильник, чтобы не упасть.
  Мне нравилось. Нравилось то, как он выглядел. Мне нравилось, когда он целовал меня. Мне нравился его голос. Его глаза. Его губы. Его улыбка.
  ― Скажи мне правду, ― прошептал на выходе Диего, не отстраняясь.
  ― Я не... ― я задыхалась, поэтому не могла внятно отвечать.
  Мои глаза трепетно закрылись. Не видя лица Диего, я почувствовала, как он улыбнулся.
  ― Я знаю, что прав, ― сказал он тихо, проведя большим пальцем по линии скулы.
  Да. Он был прав. Но я не могла этого признать.
  ― Ты можешь обманывать себя, сколько хочешь, ― промолвил Диего. Я втянула в себя воздух и не дышала до тех пор, пока это не стало болезненным. ― Но меня провести не удастся. Я вижу тебя насквозь, Эмили Мэй Остмен, ― когда Диего положил руку на мою вторую щеку, я окончательно потерялась в буре эмоций. Я была обездвижена глубиной этих черных глаз. Они имели надо мной какую-то необъяснимую власть, и мне это тоже было ненавистно.
  ― Ты демон, ― прошелестела я, с каждой секундой стремительно теряя самообладание.
  ― Это тоже не причина, ― громко выдохнул Диего. Я вновь закрыла глаза, когда его дыхание коснулось кожи моего лица. ― Не причина, чтобы тратить свои силы на сокрытие чувств ко мне, которые у тебя есть.
  ― Это причина, ― пробормотала я. ― В смысле... я ничего не скрываю, ― я заставила себе разлепить глаза, ― и говорю так, как есть. Мне нет смысла лгать.
  Смысл есть.
  ― Из тебя никудышная врунишка, Эмили, ― Диего шутливо задел указательным пальцем кончик моего носа.
  Он был прав. Моя способность лгать была ничтожной.
  ― Ты спросила меня, зачем я здесь? ― Диего взял прядь моих волос и откинул назад, но через пару секунд она снова оказалась в том месте, где покоилась до этого.
  Я смотрела на него, ожидая продолжения.
  ― Я здесь, чтобы предупредить, ― наконец, ответил он на мой вопрос, который я задала ему в начале разговора.
  Мой взгляд стал заинтересованным.
  ― О чем? ― уточнила я.
  Диего таинственно улыбнулся, и я даже не догадывалась, в чем заключалось его предупреждение.
  Одно мгновение, и вот между нами всего лишь один ничтожный дюйм. У меня перехватило дыхание, и все внутри застыло в ожидании чего-то.
  ― Я заставлю тебя передумать, ― медленно и четко проговорил Диего, желая предельно ясно донести до меня смысл своего предупреждения.
  Я растерянно захлопала ресницами, утопая в вязкой смоле его глаз.
  Относительно чего я должна передумать?
  Я хотела уточнить, но дар речи отказывался возвращаться ко мне.
  Диего отстранился, и я, наконец, смогла вздохнуть свободно. Ничего больше не сказав мне, он направился к выходу из кухни. Я не могла пошевелиться в течение нескольких минут, прижавшись к холодильнику и жадно пытаясь понять смысл последних сказанных Диего слов.
  Я не слышала, как за ним захлопнулась входная дверь, но я знала, что он ушел. Я чувствовала это физически, так как исчезло давящее напряжение в груди, стало легче дышать и думать.
  Что это вообще такое было?
  "Я заставлю тебя передумать" прозвучал в моей голове этот низкий голос, обжигающий сознание.
  Наконец, когда ко мне вернулась способность двигаться, я на всякий случай проверила дом. Диего нигде не было. Он действительно ушел.
  Проходя мимо распахнутой входной двери, я остановилась, чтобы понаблюдать за закатом, окрасившим тоскливое небо в туманно-золотой цвет. Апрельское солнце почти скрылось за горизонтом. Я прислонилась к стене, чувствуя, как умиротворение от вида заходящего светила волнами захлестывает меня.
  И вместе со спокойствием пришли мысли. Точнее, они ворвались и заняли все пространство в голове.
  Моя жизнь такая странная. Я больше не была частью того мира, в котором жила до недавних пор. Теперь я была впутана в нечто страшное и великое. Отныне я ― не обычный подросток, переживающий стресс от потери родителей и сталкивающийся с проблемами, типичными для моего возраста.
  Я - Эмили Остмен. Не человек. Полукровка. В моих венах течет кровь ангела и самого Дьявола.
  Я та, чьей смерти желают больше всего создания Небес.
  Я та, в чье сердце ворвался нечеловеческий парень из Ада и заставил его биться с сумасшедшей скоростью. Я та, кто будет пытаться изо всех сил подавить в себе чувства к этому демону.
  И я совершенно не имею понятия о том, что ждет меня в будущем.
  Я даже не знаю, буду ли дышать завтра утром. Забавно, правда?
  Но в одном я была уверена. Это не конец. Дальше будет хуже. Больше опасности, больше страха и переживаний. Больше ангелов.
  Мне потребуется поистине нечеловеческое терпение, чтобы справиться со всем этим сверхъестественным безумием.
  И я буду сильной. Ради своих друзей, ради Клэр.
  Я справлюсь.
  Я должна.
  
  - Конец -
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"