Ним Анна: другие произведения.

В темноте ярче света

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

   В темноте ярче света
   Ника
  
  - Привет дорогая, как ты?
  - Привет Марина, не спрашивай. Я заболела. Взяла отпуск, так, что на работе меня сегодня не будет. У меня болит в боку, наверное, яичник. Боль такая, что я на задницу сесть не могу. Но это еще не все мои беды. Моя хозяйка продает квартиру и у меня две недели, чтобы съехать. Сейчас сижу в очереди на УЗИ.
  - Сочувствую тебе.
   - Марин, моя очередь, я перезвоню, - быстро отключаюсь и бросаю телефон в сумку.
  Я захожу в кабинет и раздеваюсь. Ненавижу эту процедуру. Живот болит, правую сторону тянет. Ложусь на кушетку. Врач-узист достает аппарат, смазывает вазелином и вставляет мне во влагалище. Мочевой пузырь у меня не полностью наполнен, поэтому осматривают меня так. Эта процедура называется трансвагинальное УЗИ. Это когда в твое влагалище запихивают длинную палку. Слава богу, что не всю до конца. Процедура неприятна и иногда даже болезненна. Он водит аппаратом внутри меня. Я выгибаюсь и корчусь на кушетке, схватив ее края так, что побелели костяшки пальцев. Он выгибает аппарат к правой стороне и спрашивает:
  - С правой стороны болит?
  - Да, очень и тянет, - отвечаю я.
  - Яичник увеличен и воспален.
  Он приподнимает аппарат и надавливает пальцем. Я чуть ли не кричу.
  - Болезненный при пальпации, - говорит доктор своей ассистентке. Она быстро тарабанит пальцами по клавиатуре, занося всю информацию в базу данных.
  - У Вас сильное воспаление, нужна госпитализация, причем прямо сейчас, - говорит доктор и смотрит на меня сквозь огромные линзы своих очков.
   Он заканчивает обследование и вытаскивает из меня эту мучительную палку. Я одеваюсь. Мне выдают листок обследования, в котором заключение гласит, что у меня острый оофорит. Черт! И как меня угораздило? Я бреду к своему гинекологу Людмиле Ивановне и показываю результат.
  - Надо ложиться, Ника, сегодня пятница и уже 11:30, прием в стационар до 13:00. Когда будешь ложиться, сегодня или в понедельник?
  - Наверное, в понедельник, - неуверенно отвечаю я, надеясь оттянуть это событие. Я ненавижу больницы и жутко боюсь.
  - Хорошо, тогда я оформлю тебя в понедельник.
  - А можно мне выпить какие-нибудь обезболивающие таблетки?
  - А что сильно болит? - спрашивает она, хмуря брови.
  - Да, ходить и садится очень больно.
  - Почему ты до этого дотянула? Значит, ложиться нужно сейчас, это не шутки, лучше не рисковать. Ну что оформляем? - спрашивает она и видит, как я нервничаю.
  - Да, хорошо, - виновато отвечаю я.
  - К кому же тебя определить, давай ты пойдешь к Любимову Артуру Владимировичу.
  - Мужчина? - с перепуганным взглядом спрашиваю я. - А женщину гинеколога мне нельзя?
  - Ника у нас на этаже есть женщина гинеколог, но она занимается беременными.
  - Он хоть не молодой? - спрашиваю я.
  - Молодой, и еще у него сегодня день рождения, - отвечает она мне.
  О, Господи. Она выписывает направление, и медсестра Вика провожает меня на второй этаж.
  - Вика, кто мой врач, он хороший?
  - Да, хороший.
  - А насколько он молодой? - допытываюсь я.
  - Ну я не знаю сколько ему лет, он хороший не переживай, - улыбается Вика, видя мое перепуганное лицо.
   Твою мать, что за день. И как я буду лежать на кресле вся раскоряченная перед молодым доктором. Меня оформляют и заводят историю болезни. У меня четвертая палата. Ненавижу больницу. Запах лекарств. Мокрые хлорированные коридоры. Белые халаты. Иголки, уколы. В детстве, когда я лежала в больнице, то терпела каждый день по несколько жгучих уколов в задницу. Поэтому я так боюсь лежать в больнице. Меня провели в мою палату.
   Палаты во всех государственных больницах почти все одинаковые, очень бедные. Четвертая палата огромная. В ней стоит двенадцать убогих узеньких панцирных коек. Сами они жутко скрипят, и спать на них просто не возможно. Два огромных деревянных окна освещают палату. Когда на улице сильный ветер, то можно услышать тихий свист из щелей. Под окнами батареи, и, не смотря на внушительные размеры палаты, здесь довольно тепло. На окнах висят светло коричневые, с золотистым отливом, занавески. Стены выкрашены в таких же теплых тонах. На стенах не малые трещины - признак и доказательство древности данного здания.
   Меня встречают измученные лица моих соседок по палате. Некоторые женщины, которые были в палате, говорили, что ничего не изменилось, когда они лежали здесь в молодости. Подушки и матрасы противного ярко оранжевого цвета и все в пятнах. Наволочки и наматрасники из прорезиненного материала и имеют ярко выраженный запах резины. Возле кроватей стоят серые, облупленные и скрипучие тумбочки с двумя полочками, которые закрываются на гвоздик, а некоторые вообще не закрываются. Над тумбочками свисают, прикрепленные к стене, маленькие светильники-колокольчики белого цвета. Но только в одном из всех есть лампочка. Персонал больницы старается поддерживать все в чистоте. От увиденной картины, я жутко злюсь на тех, кто распределяет бюджет для больниц.
   Я выбираю себе высокую кровать на колесах, она оказалась не панцирная и лежать будет удобно. В палате пять-шесть человек. Кто на аборт пришел, кто на капельницу, кто ждет операцию. Ночует в больнице мало людей, все стараются домой уйти, если врач отпустит. Сегодня и еще несколько дней мое место жительства здесь. Надо будет съездить за вещами, если конечно меня отпустят. Если нет, буду просить подругу.
   Звоню Маринке, но она не берет трубку. Я примерно и тихо сижу на кровати, как котенок, сложив лапки, дожидаюсь своего молодого врача. Я нервничаю, да и еще в боку болит. Тут в палату заходит молодой высокий и симпатичный парень, одетый в темносинезеленую форму.
  - Смирнова, кто? - спрашивает приятным голосом он, медленно выговаривая мою фамилию.
  - Это я, - откликаюсь я, и чуть не поднимаю руку, как на уроке в школе.
  Он поворачивает головой и останавливает на мне взгляд своих серых глаз.
  - Пройдемте в смотровую, - говорит он, разворачивается и уходит.
   Я поднимаюсь и следую за ним. Наблюдаю, как он идет по коридору в сторону кабинета. Высокий, стройный. У него красивая спина, широкие плечи, крепкое телосложение. Красивый затылок, на шее серебряная цепочка. От него веет приятным запахом чистоты, свежести и стерильности. Волосы темного цвета, почти черные, коротко подстрижены. Захожу следом за ним в кабинет. Там стоят три ширмы для раздевания и два кресла. Два уродливых, страшных и так пугающих меня, гинекологических кресла. Меня передергивает от их вида. Он садится за стол и предлагает сесть мне. Я сажусь напротив него, кривясь от боли, когда мой зад опускается на стул. Он открывает мою историю болезни и начинает ее заполнять, переворачивая светло-серые листки журнала. Он очень серьезный. Как же его зовут?
  - Вы Виктор Викторович? - спрашиваю я.
  Он поднимает на меня недовольный взгляд темно-серых холодных глаз.
  - Артур Владимирович, - отвечает мистер серые глаза и быстро опускает взгляд на бумаги.
   Я быстро извиняюсь. Он меня немного пугает, я его боюсь. По выражению его лица понимаю, что это ему не понравилось. Он спрашивает, какая группа крови у меня, есть ли аллергия на препараты, читает заключение УЗИ. Я отвечаю на все вопросы и не могу отвести глаз от его милого и серьезного лица. Длинные черные ресницы, глаза темный серебристый металлик, не большой прямой нос, волосы темный шоколад. Мне стыдно, из-за того, что я так таращусь на него, но не могу ничего с собой поделать. Мой взгляд притягивается как магнитом. Он пугает меня, но я не могу оторваться от его лица. Красавчик. И он мой доктор. Ну, хотя бы в этом мне повезло. Закончив с расспросами, он указывает мне на кресло. О, Господи!
   Я встаю, отдаю ему гинекологический набор и иду за ширму. Раздеваюсь, снимаю белье. Он дает мне бахилы. Беру их и случайно касаюсь кончиками пальцев его руки. Выхожу из-за ширмы и с голой задницей направляюсь к креслу-чудовищу. Он открывает набор и расстилает пеленку на кресле. Я забираюсь на это чудовище, ложусь, взвешиваю ноги на железных холодных подставках, раздвинув их шире некуда. Краснею, и мне хочется, чтобы на меня упал потрескавшийся потолок этого кабинета. Он мой врач, а я его пациентка. Мне становится страшно от того, что он будет делать со мной. Я вся зажалась. Он вставляет зеркало во влагалище. Мне больно, потому, что не могу расслабиться. Я сжимаю челюсть и смотрю в потолок. Он берет мазок и вытаскивает зеркало. Потом в ход идут его пальцы. То, что говорят, что у гинекологов теплые руки, то это правда. Он проверяет мои придатки. Надавливает пальцами другой руки на живот. Мне больно.
  - Расслабьтесь, - говорит он мне.
   Я поднимаю голову и смотрю на него вопросительным взглядом типа, "ты вообще офигел?". Его пальцы во мне, он делает мне больно и я при этом должна расслабиться. Наконец он заканчивает свои пытки. Снимает перчатки и бросает их в мусорное ведро. Я опускаю ноги и пытаюсь подняться. Он подходит ко мне и подает руку. Беру его за руку, переплетая наши ладони, и поднимаю весь свой вес, так как боюсь напрягать мышцы живота. Он крепко держит мою руку. Сильный. Помогает мне слезть с кресла. Такой жест заботы меня удивляет. Не каждый гинеколог нашего города помогает встать с кресла. Он умница и у него хорошие манеры. Иду за ширму и одеваюсь. Возвращаюсь и сажусь за стол. Мой доктор красавчик расписывает мое лечение, и я направляюсь в палату.
   Через несколько минут, приходит постовая медсестра и дает мне список лекарств, которые мне нужно купить. Метрагил, офлоксацин, система, перчатки, циклоферон, шприцы, вата, спирт, перо. И это все для меня. Спускаюсь на первый этаж к аптеке и все это покупаю. Поднимаюсь опять в палату. Каждый шаг болезненный, и я не иду, а просто медленно плетусь. Немного кружится голова. Только я ставлю лекарства на тумбочку, как заходит медсестра и вызывает мне в процедурную. Там у меня берут полный двадцати-кубовый шприц крови с вены, берут с пальца кровь. Потом ставят капельницу. Это моя первая в жизни капельница. Я очень, очень боюсь иголок. Поэтому, когда прокалывали мою вену, я отвернулась. Но медсестричка Таня профессионал и я почти ничего не почувствовала.
   Процедурный кабинет представляет собой маленькую узенькую комнату с двумя кушетками, двумя холодильниками и двумя столами. Возле холодильников стоят несколько железных штативов для капельниц. В углу, возле дверей находится раковина. Большое окно в конце комнаты хорошо ее освещает. Я лежу на кушетке и наблюдаю за падающими капельками в системе, которые превращаются в маленький ручеек, спускающийся в иголку, которая вставлена в мою вену. Сейчас два часа дня и следующая капельница будет минимум через 6 часов. Двери кабинета открыты. Я вижу людей, проходящих мимо по коридору. Вижу, как Артур Владимирович понес два торта в столовую, будет угощать коллег. А я с перепугу забыла его поздравить. Какое же сегодня число? Двадцать седьмое октября, вспоминаю я. Совсем рядом с моим днем рождения.
  После капельницы мне делают укол и я бреду в палату. Посидев минут двадцать, решаю съездить домой взять некоторые вещи, мой доктор мне разрешил. Больницу закрывают вечером после шести, но можно опоздать, поэтому я успеваю съездить в другой конец города и вернуться обратно. Звоню Маринке и все ей рассказываю.
  - Ника я тебе сочувствую. Когда тебя прокапают, ты собираешь свои вещи и переезжаешь ко мне пока не найдешь квартиру, - заботливым голосом говорит подруга.
  - Нет, я не могу, ты говорила, что живешь с братом, не думаю, что ему это понравится.
  - Ты забыла, у нас очень большой дом, а Арчи ты и не увидишь он постоянно в больнице, приходит только ночевать. Но если ты так переживаешь, то я спрошу у него для приличия.
  - Вот-вот, если он согласится, то я подумаю. Честно, мне неудобно, - хнычу я.
  - Заткнись и выздоравливай, - с этими словами она кладет трубку.
   Да действительно, у Маринки очень большой двухэтажный дом, который находится почти в центре города. Она из богатой семьи, живет с братом. Родители пластические хирурги. Они работают за границей. Брат тоже хирург, работает в одной из больниц нашего города. Я никогда его не видела, так как с Маринкой мы знакомы всего месяц или около того. И за это время очень быстро и сильно сдружились. Как будто она моя родственная душа. Родителей у меня нет, братьев и сестер тоже. Я выросла в детдоме, а воспитала меня женщина, которая работала там. Все мое образование это девять классов школы и сплошные курсы, вся моя жизнь сплошные подработки, пока меня не взяли администратором в фитнес клуб. Там я и познакомилась с Мариной.
   Моя подруга красивая, добрая и очень веселая девушка. Она выше меня на голову, рост ее примерно 170 см. У нее стройная фигура и она всегда следит за собой. Темно-русые волнистые волосы, небольшими волнами спадают на плечи. У нее большие серо-зеленые глаза, идеальные, словно черные крылья птицы, брови, длинные черные ресницы, вздернутый носик и алые тонкие губы. Кожа, на ее овальном лице, нежного кремового оттенка всегда чистая и ухоженная. Маринка вообще модница в отношении косметики и одежды. Коротко говоря, неисправимая тряпичница. Моя подруга веселая хохотушка и оптимистка. Я ее обожаю. Она мне очень помогла и многому научила. Всегда поддерживает и за такое короткое время, она стала мне как сестра, которой у меня никогда не было.
   Посидев немного, беру сумку и еду на квартиру. Приехав домой, принимаю душ, собираю вещи, беру ноутбук и некоторую еду. Возвращаюсь в больницу, распаковываю вещи, беру ноут и ложусь отдыхать. В палате со мной еще две девочки. Их тоже ведет мой доктор. Никак не запомню его имени. Звонит Маринка.
  - Как самочувствие подруга?
  - Не очень, забери меня отсюда. Я успела съездить домой и взять себе ноутбук. Теперь мне будет не так скучно. Если честно, я так быстро устаю. На работе я так не уставала. Наверное, это из-за лекарств. У меня после капельницы во рту странный привкус. Как будто мой рот прошел процедуру кварцевания.
  - Неужели там так плохо?
  - Да плохо, приятное то, что у меня доктор секс-бомба замедленного действия, он очень строгий и не замечает того насколько он привлекательный. Он всех тут смущает своей красотой. Марина, ты бы его видела.
  - Так-так-так, по-моему, кто то влюбился, кстати, Арчи не против, чтобы ты жила у нас, так что когда очухаешься, сразу к нам.
  - Да, он действительно влюбляет одним взглядом, ладно, уговорила, спасибо тебе. Что бы я без тебя делала? А как твои дела?
  - Я собираюсь на свидание, - весело отвечает подруга.
  - Тогда хорошо провести время тебе, - говорю я.
  - Спасибо дорогая, крепись там и выздоравливай, целую, пока.
  - Пока Мариша.
  Поговорив с Маринкой, иду на капельницу. Вечером капельницы и уколы делает дежурная медсестра. У меня еще померили температуру и давление. После, совсем уставшая, ложусь спать. В палате я и две девочки. Мне тепло, но больно. На улице поднялся сильный ветер с дождем. Обожаю этот звук, когда шумят листья на деревьях, а капли дождя ударяются о стекла окон. Это музыка осени. Утром мне нужно сдать анализы. Я отключаю ноут и засыпаю под осеннюю мелодию дождя.
   Утро. Открываю глаза раньше времени, до будильника еще полчаса. За окном темно-серое, как глаза моего доктора утро. Мне хочется его увидеть снова. Мои глаза скучают по его глазам. Сегодня суббота, но мне не спится. Иду умываться и чистить зубы. Потом иду сдавать анализы.
   Как же больно берут кровь с пальца. Или это у моего страха глаза велики. Когда сидишь на стуле, то стараешься не думать об этом, но все-таки мечтаешь, чтобы этот самый стул убежал вместе с тобой подальше. И этот режим ожидания, когда тебе проспиртованной ватой протирают палец, и ты ждешь тот момент, когда игла проткнет твою кожу. И знаете что? Разные лаборанты по-разному берут кровь. Один быстро прокалывает палец, второй запихивает перо как черепаха, как будто у них не малый опыт в телесных пытках. Именно в этот момент хочется здоровой рукой дать ему по голове. Мне повезло во втором случае, но я себя сдержала.
  После мучительной пытки, вся исколотая, возвращаюсь в палату. Через несколько минут заходит мой прекрасный доктор в своей форме цвета морской волны и говорит, что хочет со мной пообщаться. Черт, может анализы плохие. Я волнуюсь. Иду за ним. Садимся в коридоре за стол постовой медсестры. Он открывает мою историю и спрашивает:
  - Как Вы себя чувствуете?
  Его голос мягкий словно шелк, он ласкает мой слух.
  - Болит в боку, садится очень больно, - отвечаю я.
  Он молчит и перелистывает журнал, что-то пишет и отмечает в листе назначения. Почерк у него не такой красивый, как он сам, буковки маленькие и корявые. Интересно он сам разбирает, что написал. Я украдкой рассматриваю его, пользуюсь случаем, пока он занят бумагами. Так он не заметит, как я пожираю его глазами. Я ничего не могу с собой поделать. Он очень красивый парень. Его глаза небесного оттенка завораживают и околдовывают. И какого хрена он стал гинекологом? Почему молодые красивые парни становятся гинекологами? Вспоминаю, что у него вчера был день рождения. Хочу его поздравить. Лучше поздно, чем никогда.
  - С прошедшим днем рождения, - тихо говорю я.
   Мне хочется, чтобы он улыбнулся. Он такой строгий и немного хмурый. По нему не скажешь, что у него вчера был праздник. Он немного удивляется и отвечает "спасибо", но не улыбается. Мне хочется с ним флиртовать и заигрывать, делать все, чтобы он улыбнулся. Я понимаю, врачебная этика, он доктор и должен вести себя соответственно, и я кстати тоже. Но его присутствие и он сам заставляют запихнуть манеры куда подальше. Интересно, какая у него улыбка? Какой он, когда улыбается?
  - Значит так, я Вам назначаю капаться еще дня три, потом будем смотреть, лучше Вам стало или хуже. Обязательно ставьте свечи. В листе назначения я все отметил. В понедельник меня не будет.
  -Жаль, у меня день рождение, - нарочно перебиваю его. Я хочу, чтобы он знал это.
   И вот она, та, которую я так ждала. Его поразительная и обворожительная улыбка. На его лице радость и смущение. Я наверное, открыла рот, когда он улыбнулся. Она поразила меня в самое сердце. Он совсем другой, когда улыбается. Но всего лишь на короткий миг, на несколько секунд он дает слабину и снова возвращает свой серьезный вид.
  - Если станет плохо, можете обращаться к Сергею Николаевичу. У Вас есть ко мне вопросы? - спрашивает он.
  Я смотрю в его глаза, которые просто приковали мои, и понимаю, что забыла обо всем, что хотела спросить. Такое происходит со всеми девчонками нашей палаты, а может и не только нашей. Когда он рядом забываешь обо всем, слова сами теряются. Он выжидающе смотрит на меня.
  - Я забыла, - отвечаю я и опускаю глаза. Мне стыдно за себя, а ведь я действительно хотела, что-то спросить у него.
  - В следующий раз запишите, - отвечает он, и уголки его идеальных губ немного приподнимаются. Наверное, такой ответ он слышит не первый раз.
  - Хорошо, - смущенно отвечаю я.
  - Тогда до вторника.
  - До вторника, - говорю я, встаю и направляюсь к себе в палату. Когда прохожу мимо него, то слышу:
  - С наступающим, - тихо и медленно говорит он.
  - Спасибо, - немного повернувшись в его сторону, благодарю я и улыбаюсь как чеширский кот.
   Возвращаюсь в палату и жду своей очереди на капельницу. Ждать приходится не долго. И вот во мне уже торчит иголка и по венам ощущается холод от лекарства. Из процедурной я опять наблюдаю прохожих по коридору. Вижу, как мимо проходит мой доктор, который так волнует меня. Потом заходит в кабинет процедурной и идет к окну. На подоконнике лежит журнал, он его перелистывает и что-то отмечает. Он то-ли серьезный, то-ли грустный, мне не понятно.
  - Как там погода Артур Владимирович? - не выдерживаю я.
  - Печальная, - немного помедлив, спокойным голосом отвечает он и выходит из процедурной. Наверное, я достала его своим вниманием и поэтому он быстро сбегает из кабинета. Он сам виноват. Так он действует на меня. Мне нравится его голос, но он немного погрустнел. Почему же ты грустишь милый?
   Когда я забирала из лаборатории некоторые результаты своих анализов, то заметила, что погода действительно печальная. От очень темных туч на небе на улице потемнело, весь мир погрузился в серый мрак, потемнели даже деревья и дома. А холодный ветер смешался с маленькими капельками печального дождя.
   Сегодня короткий день, поэтому мой очаровательный доктор ушел раньше. Я увижу его только во вторник, поэтому уже по нему скучаю.
   В воскресенье почти все разошлись по домам, остались только тяжелобольные. В понедельник пришла Маринка и поздравила меня с днем рождения. Я в подробностях рассказала, какой у меня замечательный доктор, и как тут все девчонки теряют дар речи, когда он улыбается. Маринка как то странно улыбнулась, как будто что-то скрывает от меня. Она посоветовала мне построить глазки ему. Подруга пробыла у меня не долго. Она принесла мне тортик и зажгла на нем свечку, чтобы я загадала желание. Я хочу счастья, любви и здоровья. Именно это я и загадываю. Маринке пора и я ее провожаю к выходу.
  Через час я пошла на вечернюю капельницу и укол. Острота боли начинает проходить, но все равно тянет в боку. Завтра еще одна капельница и моя встреча с мистером редкая улыбка.
   Утро вторника. Иду в ванную, чтобы умыться и почистить зубы. Не знаю почему, но я не выспалась и очень хочу спать. Настроение скверное. Привожу себя в порядок и возвращаюсь назад в палату. В коридоре витает знакомый любимый аромат. Контрастное звучание древесных, цитрусовых и пряных нот в сочетании с аккордами джин-тоника. Я понимаю, почему он мне знаком и уже любим. Это его запах. Аромат а-ля Любимов. Именно так я знаю, что мой лечащий врач в больнице.
   Полвосьмого, а доктор Любимов на работе. Хотя работают они с восьми. Он уже сидит в ординаторской, с задумчивым видом, весь погружен в бумаги и как всегда неотразим. Я видела его, когда проходила мимо кабинета. Чувствую, что я соскучилась по нему. Придя в палату, жду его. Как-то раз при девчонках я назвала его "Красавчиком". Так они его теперь так и называют. Если честно все женщины гинекологического отделения считают, что он очень красивый. Дело в том, что все врачи мужчины в отделении очень симпатичные, какой-то гинекологический рай. Но для меня Любимов вне конкуренции, он сказочно красив.
   В палату входит он, весь в своей профессиональной докторской стихии. Сегодня на нем форма уже голубого оттенка. Мы все притихли и смущенно смотрим на него.
  - Где мои воспаленные, доброе утро. Подходите по очереди ко мне, - говорит он, разворачивается и уходит. Мы все смеемся от того, каким, словом он нас величает. Я не спешу и иду последней. Подхожу и сажусь за стол сбоку от него, мы сидим очень близко.
  - Как Вы себя чувствуете? - спрашивает мистер редкая улыбка.
  -Соскучилась, - признаюсь я и строю ему глазки как советовала Маринка. Хочу видеть его реакцию. В награду получаю его милую сдержанную улыбку. Наконец-то. Смущаясь, отвечает:
  - Ну, это понятно, но все-таки как самочувствие?
  Он держится профессионально. Интересно много ли пациенток к нему заигрывают. Эта мысль, почему то мне неприятна.
  - Острота прошла, но садится все еще больно.
  - Сегодня последний день капаетесь и капельницы убираем, потому что Вам уже хватит, перевожу Вас на антибиотики. До конца недели у Вас таблетки и уколы. Уколы делаем через день. Половой покой и никаких физических нагрузок. Назначу Вам еще микроклизмы. Раствор сделают в государственной больнице. Позже напишу рецепт. Лежать на стационаре больше нет необходимости, встретимся в понедельник. Но если Вам станет хуже, то сразу ко мне. Вот моя визитка. И я стаю обладательницей очень красивой визитки. Она сделана из черного матового картона, на котором серебристо-свинцовыми чернилами напечатано:
   Любимов Артур Владимирович
   врач акушер-гинеколог
   (000)7376732
  - Спасибо, - улыбаюсь я в ответ и беру визитку так, чтобы коснуться его пальцев.
   Приятное ощущение. Он замечает, что я делаю, но руку не одергивает, а смотрит прямо на меня. Он понимает, что за игру я затеяла. Но поддаваться ей не собирается и держится профессионально.
  - Вопросы? - спрашивает он.
   Я рассматриваю его глаза, они такие глубокие, его взгляд горит серебристым пламенем и мое сердце начинает биться не в такт. Он смотрит на меня, и я замечаю, как его зрачки расширяются. Я где-то читала, если человек смотрит на объект, который ему нравится, то у него расширяются зрачки. Мне хочется верить, что я ему хотя бы симпатична.
  - Нет, - отвечаю я, потому что забыла обо всем на свете.
  - Тогда до понедельника, - говорит он своим исцеляющим голосом.
  Странно, но когда он рядом, я себя чувствую хорошо. Его аура тоже лечит.
  - До понедельника, - отвечаю я, встаю из-за стола и ухожу.
   Вечером получаю последнюю дозу препаратов и укол. Настроение на нуле. После шести приехала Маринка и помогла мне с вещами. Мы вызываем такси и едем к ней домой. Завтра, поедем ко мне на квартиру, и подруга поможет собрать некоторые вещи в коробки. Пока у меня отпуск, мне нужно найти квартиру и съехать со старой.
  Приезжаем к Маринке домой. Дом потрясающий, особенно качели на крыльце. Он двухэтажный, а рядом к нему примыкает гараж. Я видела дома богачей. Их дома напыщенные, как и их хозяева. Но этот дом, как дом мечты. Он выстроен из светлого камня и поражает своими большими окнами. На первом этаже разместилась большая гостиная. Высокие белые потолки, а стены выкрашены в нежно теплом пастельном тоне. В доме пахнет чистотой и уютом. На полу деревянный паркет, который блестит от лучей света. В комнате стоят два больших угловых дивана, поставленных напротив друг друга. Между ними небольшой стеклянный столик на коротких ножках. На нем стоит маленькая ваза с полевыми цветами. Слева на стене прикреплена небольшая плазма. Справа на стенах висят картины с зимним пейзажем и натюрморты. От гостиной идет лестница на второй этаж и два не больших коридора в правую сторону и левую. Слева от гостиной находится компактная небольшая кухня, а рядом с ней столовая-гостиная. Чуть дальше по коридору, ванная комната, отделанная плиткой светло серого оттенка. С белоснежной мебелью и душевой кабиной купе. Справа по коридору находятся комната брата Маринки и комната для гостей. Последнюю выделили мне. Поднимаемся на второй этаж по лестнице из темного дерева. Второй этаж место уединения и покоя. Здесь расположились две просторные спальни, кабинет и еще одна ванная комната, с огромной угловой ванной, отделанная плиткой мозаикой бирюзового оттенка. Комната Марины вся в лавандовых тонах. Мебель, постель, занавески все подобрано в тон. Что-то светлее, что-то темнее. Из комнаты есть выход на балкон, откуда можно любоваться видом на город.
   День как то быстро прошел. Я и не заметила, как на часах пробило 22.00. Подруга помогла мне распаковать вещи в моей новой временной комнате. Комната не большая и очень уютная. Вся в стиле минимализм. Двуспальная кровать с тумбочками по бокам. Небольшой шкаф бордового оттенка, на окнах бордовые занавески, а на полу небольшой мягкий ковер того же оттенка. Рядом комната Арчи. Дома он бывает редко, почти живет в больнице, приходит переночевать, когда не дежурит, либо зависает у друга.
   Мы поужинали и выпили по бокалу вина. Идем в спальню брата, так как у него большая и лучшая плазма в комнате и супер звук. В комнате нет света, потому что Маринка недавно сломала включатель. Ложимся на кровать и смотрим телевизор. В доме очень тепло, поэтому мы в майках и шортах. Его комната больше моей и тоже в стиле минимализм. По ней совсем не видно, что здесь живет молодой парень. Большая широкая кровать, по бокам от кровати две узенькие и низенькие тумбочки черного цвета. Напротив кровати, на стене прикреплена плазма. Сбоку от дверей стоит черный шкаф для одежды. В углу, возле окна стоит небольшой письменный стол с ноутбуком и колонками. Под столом коробка от какой-то видео игры. На окнах висят занавески цвета весенней травы. Стены комнаты тоже спокойного зеленого оттенка. В комнате чистота и порядок. На подоконнике стоит засохшее китайское дерево "бонсай". Понятно, почему оно засохло, хозяин совсем за ним не смотрит. Я смотрю на него, оно вроде не умерло, и его можно спасти.
  - Ты бы хотя бы его полила, раз брат редко бывает дома, - говорю я подруге, и подхожу к окну.
  Марина подходит ко мне.
  - Это дерево он хотел подарить своей девушке на годовщину, но она сказала, что его не любит, и бросила его. Он хотел его выбросить, но я попросила не убивать его. Оно было очень красивым. Он очень долго переживал этот разрыв. Дерево тоже ему нравилось, поэтому он оставил его у себя, но ему некогда было за ним ухаживать. Я поливала его первое время, пока оно не начало умирать. С тех пор, как они расстались, у Арчи никого не было, он закрылся и никого не пускает к себе в сердце. Наверное, боится довериться кому то снова. Он ее очень сильно любил. Ты чем-то похожа на нее.
  - Похожа, чем же? - удивленно спрашиваю я.
  - Глазами.
  Маринка из шкафа достает тонкое пушистое покрывало, такое мягкое и приятное, как плюшевый медведь.
  - Так что там у тебя с твоим доктором? - спрашивает подруга.
  - Он обалденный, держит всех на расстоянии. Артур Владимирович ходячая секс-бомба гинекологического отделения.
  - Его зовут Артур Владимирович?- спрашивает она.
  - Да, а фамилия Любимов, как шоколад, представляешь. Вкусная и сладкая фамилия для сладкого парня. Но знаешь, он такой строгий, хмурый и серьезный. Иногда я его побаиваюсь. А видела бы ты его редкую улыбку. Его серые, чистые, как хрусталь глаза прямо светятся, когда он улыбается. Я скучаю по его глазам.
  - Ты что влюбилась?
  - Не знаю, но могу сказать точно, у меня определенно роман с его глазами. Он как магнит притягивает меня к себе.
  - А как там твой любимый? - интересуюсь я у подруги.
   Она мне все уши прожужжала про него.
  - Сегодня работает, я тоже по нему скучаю. Ладно, я спать. Выключишь телевизор. Если уснешь, телевизор сам выключится. Спокойной ночи.
  - А брат твой на дежурстве сегодня? - спрашиваю я.
  - Да, так что можешь спать здесь.
  - Спасибо, что приютила меня, не знаю как тебя отблагодарить, ты настоящая подруга.
  - Не за что, для меня ты бы сделала то же самое.
  Марина уходит к себе. Я еще немного смотрю фильм, но усталость и вино с таблетками быстро погружают меня в сон. Я засыпаю, мне снятся чьи-то нежные прикосновения, мне так приятно. Какой реальный сон. Я еле просыпаюсь, приоткрываю глаза. В комнате темно. Лунный свет слабо освещает комнату. Чувствую, как кто-то ложится в кровать. Я так хочу спать, что у меня нет сил, чтобы пошевелится. Может Маринка пришла проверить выключила ли я телевизор и решила прилечь возле меня. Я переворачиваюсь на бок. Чья-то рука гладит мою ногу и поднимается выше. Рука теплая, мягкая и нежная. Как будто что-то ищет.
  - Марин, ты, что пристаешь ко мне? - сквозь сон бормочу я. - У меня не было сил перейти в свою комнату.
  - Так значит ты подруга Маринки, а я думал это она опять приперлась ко мне смотреть телевизор, - тихий мягкий мужской голос отвечает мне.
   Я тут же просыпаюсь и открываю глаза, но не могу пошевелиться от усталости, мое тело словно налито свинцом.
  - Да, а ты ее брат Арчи? - тихо бормочу я.
  - Угу, - мурлычет он в ответ.
  - У тебя нежные руки, - сама не знаю, зачем я это сказала.
  - У тебя нежная кожа, - тихо бормочет он.
  - Извини, что заняла твою кровать, я и не заметила как уснула, Марина сказала, что тебя не будет. Сейчас соберусь с силами и уйду.
  - Спи уже, кровать большая, я жутко устал и уже засыпаю, так что замолчи и спи, - тихо отвечает он.
   Я не стала возражать и очень обрадовалась, что мне не придется тащиться в свою комнату.
  После его разрешения я накрываюсь с головой покрывалом и как по волшебству проваливаюсь в крепкий сон.
  
  Среда
  
   Утром я проснулась в 8.30. Открываю глаза и выбираюсь из-под одеяла. Я в комнате Арчи, его нет в комнате. Завтракаем с Мариной и едем ко мне на квартиру, собираем вещи. Вызываем машину и везем все мое барахло к ней домой. Подруга поехала на работу, а я начинаю поиск квартиры, разъезжая по городу и обзванивая арендодателей. Мои поиски затягиваются до позднего вечера, и домой я попадаю 20.30. Уставшая и разочарованная. Я пока не нашла себе жилище. Марина приготовила ужин. Мы выпили по глотку вина и опять отправились к Арчи в комнату. Я и забыла о нашем коротком знакомстве ночью. Отключаюсь почти сразу, как уходила Марина я не слышала. Из сна меня опять будят нежные руки Арчи. Мне уже нравятся его прикосновения.
  - Прости, что я опять оккупировала твою комнату, - сонным голосом говорю я.
  - Я не заметила, как уснула, отнеси меня к себе в комнату, я буду бесконечно тебе благодарна, - в шутку говорю я.
  - Я бы и сам не прочь, чтобы меня отнесли, еле добрался до кровати.
  - Задержался? - спрашиваю я на другой стороне кровати.
  - Угу, - мурлычет он.
  Его голос тихий и уставший, но почему-то так знакомый.
  Мы оба уставшие разговариваем, если это можно назвать разговором, скорее бормочем что-то себе под нос. Мы так легко говорим, как будто это он мой брат, а не Маринки. Или это от усталости, и нам на все плевать. Мы даже не видим друг друга. Нас окутал мрак и нам совсем не интересно кто мы и как выглядим. И нам совсем нечего стесняться. Мы в темноте.
  - Можно я останусь, я не буду к тебе приставать, несмотря на то, что мне очень хочется.
  - Я не против, если ты ко мне будешь приставать,- отвечает он.
  Его признание меня поражает и от этого мне еще легче с ним говорить.
  Мы совсем не фильтруем свою речь, откровенность и прямота так и брызгает из нас.
  - Я буду на другой стороне кровати, я не храплю и когда я уставшая, то сплю в одной позе. Но, если ты категорически против, я уйду.
  - Та спи ты уже, я уже засыпаю, к тому же мне нравится наши свидания в темноте, я начинаю привыкать, - отвечает тихим низким голосом он.
  От него пахнет гелем для душа, так приятно.
  - Спасибо, мне тоже они нравятся, - еле переворачивая языком, отвечаю я.
  Зарываюсь под одеяло и уплываю в сладкий сон.
  
  Четверг.
  
   Утром меня разбудил будильник, на часах 8.30. В комнате почти темно. Небо сильно затянуло тучами. Поворачиваю голову, Арчи нет, он уже на работе. Мне понравилось наше ночное общение. Знакомство вслепую. В кровати. В темноте. Оба обессиленные. Ни капли стеснения, застенчивости, скромности. Все так необычно. Интересно, при свете дня он тоже такой простой. Завтракаю и собираюсь. Маринка тоже уже на работе. Еду в больницу на укол.
  Мой доктор Любимов сидит в коридоре за столом. Что-то пишет. Он как всегда неотразим и красив, как бог с Олимпа.
  - Доброе утро, - здороваюсь я с ним.
  - Доброе утро, я же Вас отпустил, - говорит он.
  - У меня сегодня укол, - отвечаю я, наслаждаясь его небесными глазами.
  - Понятно, - он опускает взгляд на бумаги.
   Я прохожу мимо него и иду к себе в палату. Начало дня меня радует. После укола, лежу несколько минут. На улице сегодня холодно, поэтому я укутываю свою задницу теплым поясом. Только я собираюсь уходить, как в палату заходит анестезиолог и называет моя фамилию. Если честно, когда он заходит к нам в палату, то мне хочется превратиться в пыль, или вообще растворится в воздухе. Я до ужаса его боюсь. Пока я лежала скрюченная от боли, то наслушалась его консультаций. Я уже наизусть знаю название двух видов наркоза, и что происходит с человеком, когда наркоз выходит. Я говорю ему, что это ошибка и у меня нет операции. А он отвечает, что ошибки нет. Я выбегаю из палаты и бегу по коридору, сбивая всех и все на своем пути. Добегая почти до поворота к ординаторской, из-за угла выходит Любимов, и я врезаюсь прямо в него. Спотыкаюсь, но не падаю, так как он успевает меня подхватить.
  - И куда это мы так спешим, сбивая всех с ног, - недовольным голосом спрашивает он, при этом хмурит брови.
   Похоже, он злится из-за того, что его сбили с ног. Я тоже злюсь из-за истории с анестезиологом.
  - Артур Владимирович, почему я в списке у анестезиолога, я чего-то не знаю?- с выпученными глазами вся запыханная, спрашиваю я.
   Голос дрожит. При этом я держу его за предплечья и стою слишком близко. Совсем не соблюдаю дистанцию. Он замирает и долго смотрит на меня. Он делает шаг вперед, пытается меня обойти. Похоже, я в запретной зоне, поэтому быстро убираю от него руки.
  - Сейчас разберемся, успокойтесь, пожалуйста, и идите в палату, - раздражено отвечает он.
  Я смотрю перепуганным и сердитым взглядом. Резко разворачиваюсь и иду в палату. Через несколько минут приходит мой Любимов. Смотрит на меня, а на губах играет тень улыбки, которую он пытается подавить. Он еще и смеется надо мной. Вот гад!
  - Извините, произошла ошибка, просто в отделение есть еще одна Смирнова, анестезиолог недосмотрел инициалы.
   Я вздыхаю с облегчением.
  - Испугались, - улыбается он своей милой улыбкой.
  Как же ему идет, когда он улыбается.
  - Да, до чертиков, - улыбаясь, признаюсь ему в ответ.
   Он продолжает улыбаться. Стоит возле моей кровати, положив руку на быльце. Весь такой красивый и неотразимый в своей больничной форме цвета океана и глазами, которые манят в свою глубину. Слова вырываются сами по себе.
  - Ваша редкая улыбка успокаивает, Вам нужно чаще улыбаться.
  - Вам тоже, - отвечает он мне.
  Хорошо, что в палате мы одни. Может из-за этого он так свободно говорит. Несколько секунд мы смотрим друг другу в глаза и молчим. Кажется, мне нужно извиниться.
  - Извините, что подняла панику.
  Он улыбается широкой искренней улыбкой. За прикрытыми ресницами я больше не вижу серой дымки его глаз.
  - Все нормально, такое случается,- говорит он, лаская мой слух своим нежным голосом.
  В этот момент заходит медсестра и забирает моего прекрасного ангела.
  Я беру сумку и иду домой. Быстро обедаю и занимаюсь поисками квартиры. Перечитав кучу объявлений и сделав несколько звонков, я выжата как лимон. На часах четыре часа. Я тайком беру дерево Арчи и везу его в цветочный магазин "Жасмин". Там сказали, что посмотрят, что с ним. По дороге домой захожу в супермаркет и покупаю некоторую еду на ужин.
   Возвращаюсь домой и готовлю ужин. Маринка пришла как раз во время. За ужином я рассказала сегодняшнюю историю с анестезиологом. После принятия пищи идем в кинозал Арчи. По телевизору идет какой-то фильм катастрофа. Я борюсь со сном, предвкушая очередное свидание вслепую с братом Маринки, о котором я кстати умалчиваю.
  Сама не знаю почему. Я жду его, на часах десять вечера. Маринка пошла спать. Но сегодняшние переживания и таблетки сваливают меня наповал в крепкий сон.
   Я просыпаюсь от того, что мне холодно. Переворачиваюсь на другую сторону и растягиваюсь на всю кровать. Рукой пытаюсь нащупать одеяло. Но тут, я понимаю, что моя голова не на подушке, а на руке. Сами догадываетесь на чьей. Моя рука у него на животе и я чувствую его теплую кожу. Внизу стены, сбоку от кровати горит маленький свет от зарядки моего телефона. В комнате темно, но на постели можно различить силуэт мужской фигуры. Кажется, он спит. Веду рукой по его животу, поднимаюсь выше, ладонь щекочут редкие волоски на груди. От него приятно пахнет гелем для душа и спиртным. На коже остались капельки воды. Он разворачивается на бок, я убираю руку, боясь его разбудить, и хочу отодвинуться. Но он закидывает руку мне за спину и притягивает к себе. Я оказываюсь в плену. Твою мать! Сама виновата. Человек пришел уставший с работы к себе домой, в свою родную мягкую постель. А тут я. Нужно что-то делать. Я шевелюсь и пытаюсь освободиться.
  - У тебя нежные руки, можешь еще меня погладить, не стесняйся, - тихий низкий голос нарушает ночную тишину комнаты.
  Тут я окончательно проснулась.
  - Ты не спишь? - спрашиваю я.
  - Нет, я только пришел, принял душ, лег и начал засыпать. Я не знал, что ты здесь. Но потом меня начали гладить. Я не жалуюсь и не злюсь. Мне понравилось. Может, сделаешь мне массаж?
  - Наглость второе счастье? - спрашиваю я.
  - Кто бы говорил,- отвечает он.
  - Я не заметила, как уснула, это был последний раз, я ухожу.
  - О нет, дорогая, я тебя не отпущу. Ты должна отработать нарушенный мой покой.
  - Как? - спрашиваю я.
  Слышны только наши голоса в темноте и маленький блик света, размером с пуговицу, внизу кровати.
  - Ты сделаешь мне расслабляющий массаж.
  - Скромность так и прет от тебя, - меня поражает его прямота.
  - Это ты начала меня лапать, заняла мою комнату и нагло посилилась в ней, нарушая мой сон.
  Черт, он прав.
  - Тебя не смущает тот факт, что мы не знакомы. И ты позволишь незнакомке касаться тебя? - спрашиваю я.
  - У нас было два свидания вот в этой комнате, так, что мы уже знакомы, - отвечает он игривым тоном.
  - Ладно, ложись на живот.
  - Как скажешь, - лукавым голосом отвечает он.
   Арчи ложится на живот. На нем ничего нет, кроме трусов. Я тоже только в майке и трусах. Мы полуголые и я должна делать ему массаж. Это все так забавно и интимно. Сажусь на его упругую задницу. Хорошо, что в комнате темно и не видно насколько я красная. Да и вообще не понимаю и не узнаю себя. Я буду делать массаж совершенно незнакомому мужику, которого в глаза не видела. Но мне так нравится его голос. Я почему-то доверяю ему.
  - Ты так часто задерживаешься на работе? - спрашиваю я.
  - Нет, сегодня я был у друга.
  - Ты ужинал?
  - Да, я на кухне нашел восхитительную пасту.
  - Я рада, что тебе понравилось.
  - Это ты готовила, паста мое любимое блюдо, спасибо.
  - На здоровье, - довольным голосом отвечаю я.
  Мне приятна его похвала, и я почему-то свечусь от радости, как светлячок в этой темной комнате, от того, что угодила ему.
   Касаюсь ладонями его спины. У него широкие плечи и его спина похожа на треугольник. Пальцами чувствую его натянутые мышцы. Поднимаюсь вверх, глажу лопатки. Двигаюсь к шее, массирую ее. Волосы на затылке мокрые после душа. Он издает сексуальный стон, от которого мне становится не по себе. Массирую плечи, предплечья. Кожа нежная и приятная на ощупь. От него веет приятный аромат свежести и чистоты. Мышцы упругие и напряжены. Но во время массажа постепенно расслабляются. Массирую поясницу. Он опять издает стон, который будит во мне желание и сбивает дыхание. У меня учащается пульс и мне становится жарко. Может, он нарочно это делает.
  - Боже, как приятно, - бормочет он.
  - Ты специально так сексуально стонешь, не делай так, - говорю я ему.
  - Почему? - спрашивает он.
  - Ну, меня это сбивает, боюсь, что возбужусь и наброшусь на тебя, - прямо отвечаю я.
  - Я не против. И что ты набросишься на незнакомца? Ты не видела меня и совсем не знаешь.
  - Мне достаточно того, что я знаю.
  - И что же ты обо мне знаешь?
  - Ну, первое - ты брат моей подруги, а она очень красивая девочка, значит, ты симпатичный, как минимум. Второе - ты врач, значит, ты добрый, заботливый и помогаешь людям. Третье - у тебя приятный голос. Четвертое - у тебя красивое тело, я это ощущаю. Пятое - у меня давно не было секса, и твои стоны меня возбуждают.
  Я глажу его спину. Он притих, наверное, переваривает, то, что я ему сказала или может, уснул. Тишина. Я останавливаюсь, но держу руки на спине. Одно его резкое движение, он переворачивается на спину, и я сижу у него на животе. Он поднимается и обнимает меня за талию. Я съезжаю ниже и задницей чувствую его плоть. У меня учащается пульс и перехватывает дыхание, сердце просто мечется в груди. Я в его ловушке. Вижу его темный силуэт, у него короткие волосы. Его запах дурманит и путает мой разум.
  - Ты я вижу, не ищешь отношений и живешь одним днем? Мы можем придумать свою игру, раз наши свидания так затянулись, - тихим с хрипотцой голосом говорит он. Я чувствую кожей его дыхание.
  - И в чем же заключается игра? - осторожно спрашиваю я.
  - Никаких обязательств, никаких правил, никаких обид. Только награда и наказание. Только ты и я в темноте. Если ты чувствуешь, что игра затянулась или влюбляешься в меня, то ты проигрываешь и получаешь наказание. Я тебя игнорирую, и все заканчивается. Мои чувства остаются в безопасности, и ты не должна бегать за мной. Ты оставляешь меня в покое, и игре конец.
  - А какая же награда?
  - Награда собственно в этом и заключается. Твои чувства остаются в безопасности, если я в тебя влюбляюсь, а ты в меня нет. Я не буду тебя доставать и преследовать.
  - Ты упускаешь одну деталь. Марина может познакомить нас в любой момент. И наша игра в слепую может закончиться ничьей.
  - Так даже проще для нас обоих. Ну, какие могут быть проблемы?
  - Я предлагаю немного изменить игру, - говорю я .
  - И как же?
  - Знакомства нам не избежать, рано или поздно это произойдет. Если при встрече кто то из нас не оправдывает ожиданий другого, то тогда все заканчивается. И один дает понять другому, что это конец.
  - Я согласен, - его свежее дыхание щекочет кожу моего лица.
  - Но ведь ты даже не знаешь меня и никогда не видел, а вдруг я уродина.
  - Первое, - он целует меня в щеку, и я затаиваю дыхание. - Моя сестра дружит только с нормальными и хорошими людьми. Внешность обманчива, но мне нравятся твои длинные мягкие, как шелк волосы.
  - Второе, - он целует меня в другую щеку, а его нежные руки забрались под мою майку и ласкают спину. - У тебя красивое тело, потому что ты следишь за собой и ходишь на фитнес с моей сестрой, к тому же я это чувствую.
  - Третье, - он усыпает легкими, как пух поцелуями мою шею, от чего внутри меня происходит бешеная химическая реакция. - У меня тоже давно не было секса. И из-за наших откровенных разговоров я жутко возбудился и хочу тебя прямо сейчас. Как считаешь можно хотеть человека, которого никогда не видел, но хотя бы раз целовал. Его низкий сладкий, как мед голос, околдовывает и связывает меня шелковыми лентами.
  - Не знаю, разве был поцелуй? - с вызовом спрашиваю я.
  - Да, - шепчет он, покусывая мочку уха, отчего у меня вырывается непроизвольный стон.
  - Когда? - шепчу я, задыхаясь от того, что он делает со мной.
  - Сейчас, - отвечает он и нежно целует меня, укрывая своими губами.
   Одной рукой он держит меня за талию и прижимает к себе. Вторую руку запустил в волосы, придерживая мой затылок для того чтобы углубить поцелуй. Его нежные сладкие губы ласкают мои, наши языки кружатся и сливаются друг с другом. Я лаская его предплечья, глажу крепкие плечи, провожу ладонью по широкой спине. Запускаю пальцы в его мягкие волосы. Внизу живота нарастает желание. Чувствую, что его желание тоже нарастает. Его плоть твердеет и пульсирует у меня под задницей. О господи, я сейчас сойду с ума от его нежности. Я так хочу его. Я купаюсь в его нежности. Он быстро стаскивает мою майку, не прекращая усыпать меня поцелуями. Одним движением он ложит меня на спину, стаскивает мои трусики. Ложится рядом, обнимает меня. Его пальцы ласкают мою грудь, пробираются вниз к центру желаний. То, что он вытворял своими пальцами там внутри, во мне, даже сложно описать. Как-будто я музыкальный инструмент и он знает, какую клавишу или кнопку нужно нажать или надавить, чтобы звучала мелодия. Я вся плавлюсь в его умелых руках. Из тумбочки он достает презерватив. Все происходит так быстро. И вот я уже под ним. Он вдавливает меня в матрас своим весом. Какая приятная тяжесть. Одним резким движением он входит в меня, и мы оба издаем стон сдержанного желания. Он такой большой и твердый. Я чувствую тянущую боль справа и вся сжимаюсь. Черт, мне же нельзя секса. Какая же я глупая, и как я могла забыть. Но он так меня завел, что я не хочу лишаться такого сладострастного момента.
  - Что такое, тебе больно? - спрашивает он.
  - Нет, просто ты большой, - вру я, потому, что очень хочу его, я крепко целую его.
  Каждое движение приятное и болезненное, но больше приятное. Он сильный, крепкий и такой нежный. Движения сладкие муки. Я чувствую его, он наполняет меня собой каждым дюймом своего прекрасного тела. Он учащает ритм, вбивается в меня глубже. Поцелуи. Стоны. Неровное дыхание. Только мы. В темноте. Я. Он. Темнота. Нас нет. Мы одновременно взрываемся в бешеном водовороте экстаза. Распадаемся на маленькие частицы и растворяемся друг в друге. Ощущения такие яркие и сильные. Самый далекий полет. Мы лежим мокрые от пота и оббесиленные. Я в его объятьях, в его власти.
  - О чем ты думаешь? - вдруг спрашивает укротитель моих желаний.
  - Мне нравятся наши свидания, и мне было очень хорошо, - отвечаю я.
  - Мне тоже было очень хорошо, даже как то слишком.
  Мне приятно это слышать.
  - Если Маринка узнает, то убьет меня, - говорю я.
  - Не убьет, она тебя слишком любит.
  - Не говори ей ничего, - прошу я.
  - Хорошо, - соглашается он и целует меня в волосы.
  Я встаю и собираю свою одежду.
  - Ты уходишь?
  - Не хочу, чтобы твоя сестра нас увидела, завтра у нее выходной, да и тебе нужно отдохнуть.
  - Нет, не уходи, иди ко мне, останься, побудь со мной еще немного, - уговаривает он.
   Я соглашаюсь, так как сама не хочу уходить. Мне так уютно с ним и легко. Я ложусь рядом с ним. Он обнимает меня и обвивает собой, словно лиана. Он крепко и долго целует меня. Через некоторое время он быстро засыпает крепким сном и начинает посапывать. Я тихонько встаю, беру вещи и выхожу из комнаты. Иду в ванную. Потом к себе. В боку тянет. Выпиваю таблетки и ложусь в кровать. Все время думаю о том, что только что произошло. Так хорошо мне еще никогда не было. Сколько нежности и ласки в нем. Мне нужно заснуть. Завтра тяжелый день. У меня не так много времени осталось, чтобы найти квартиру, не хочу злоупотреблять гостеприимством Маринки.
  
  Суббота.
  
   Утро. Будильник. Просыпаюсь и открываю глаза. Пытаюсь прочувствовать свое состояние. Прислушиваюсь к своему телу. Ничего не болит, но я жутко устала. Подымаюсь и встаю с кровати. Делаю несколько шагов и понимаю, насколько сильно болят мышцы, после бурной ночи с Арчи. Яичник почти не болит. Интересно, как себя чувствует самый страстный любовник, наверное, уже на работе. Я вспоминаю нашу волшебную ночь. Прохожу мимо его комнаты. Дверь закрыта. Завтракаю и собираюсь в больницу на укол. Приезжаю и подымаюсь на этаж гинекологического отделения. В коридоре парит знакомый запах. он мне так нравится, что я везде его ощущаю. Мой Любимов на работе. Возле ординаторской много людей. Захожу в палату, и жду, когда меня позовут на укол. В палате сегодня почти все места заняты. На часах больше десяти утра. Заходит мой доктор и называет фамилию, женщина отзывается, потом он называет еще несколько фамилий, чтобы узнать кто его пациенты. Он как всегда неотразим. Я сижу, притаившись на кровати, и упиваюсь его присутствием. Он так мне нравится. Но сейчас у меня внутри что-то происходит. Это смешанные чувства. Я понимаю, что мне нравятся два совершенно разных парня. Одного я никогда не видела, но ощущала, а со вторым никогда не буду, потому что он мой доктор. Один смог коснуться струн моей души, а из второго я даже не могу выбить улыбку.
  Он поднимает взгляд и смотрит на меня.
  - Доброе утро, - говорю я, улыбаясь ему.
  - Доброе утро, - улыбается он в ответ.
  Я любуюсь этим редким явлением. Секунды три мы держим взгляд. Не могу насмотреться на него. Его серые глаза уставшие, а вид немного подавлен. Он видимо, совсем мало отдыхает.
  - У Вас укол? - спрашивает он.
  - Да, последний, - не отрывая взгляда, отвечаю я словно под гипнозом. Так сильно он действует на меня.
  Его отвлекают вопросом и он уходит. Мне делают последний укол, и я возвращаюсь в палату. Через несколько минут, Любимов опять заходит в палату и вызывает меня в смотровую. Может анализы плохие, подумала я. Иду за ним, захожу и сажусь рядом. Он листает мою историю болезни, а я наслаждаюсь его близостью.
  - В понедельник, возможно вторник меня не будет, таблетки Вы принимаете.
  Если честно, когда я смотрю на него, то нихрена не слышу.
  - Как Вы себя чувствуете? - спрашивает он своим мягким голосом.
  - Соскучилась, - опять отвечаю я, ведь на самом деле так оно и есть.
  Уголки его нежно розовых губ приподнимаются, и он прячет смущенный взгляд в бумаги.
  - А физически, Вы как себя чувствуете? - наконец он отрывает взгляд от бумаг.
  Ох, знал бы ты, что я физически чувствую, когда ты рядом.
  - Немного тянет справа, садится еще больно, - отвечаю я.
  О том, что у меня был умопомрачительный секс, я умалчиваю, потому, что знаю, что ему это не понравится. Мне девчонки говорили, что в гневе он страшный, когда его не слушаются. Не хочу будить зверя.
  - Пока я ничего добавлять не буду, посмотрим, что будет до среды.
  Меня затягивает глубокий водоворот его глаз, я тону, и пожалуйста, не спасайте меня.
  - Есть вопросы?
  - Нет, - коротко отвечаю я.
  - Никакой половой жизни и спиртного.
  После этих слов я не выдерживаю и осторожно спрашиваю.
  - А если нарушить половой покой, что будет?
  - Все что угодно, если попадет инфекция, воспаление усилится.
  - Понятно, хорошо, - повинуюсь я.
  - Тогда встречаемся в среду.
  - До среды, - отвечаю я и собираюсь уходить, но возле выхода я не сдерживаюсь:
  - Я буду скучать по Вашим глазам, - говорю я и выхожу из смотровой, не дожидаясь его ответа.
  После больницы еду по нескольким адресам и смотрю квартиры.
   Постоянно думаю о сказочной ночи с Арчи. Думает ли он обо мне. Все произошло так быстро и так необычно. Ведь я не такая. Почему я себя так веду. По-моему я свихнулась на почве секса. Со мной такого еще не было.
  Посмотрев несколько вариантов, я все же нахожу себе маленькую уютную квартирку. Ее сдают пожилая пара. Они живут на первом этаже девятиэтажного дома. Моя квартира на пятом этаже. Она в хорошем состоянии, с ремонтом и интернетом. Все что нужно для жизни в ней есть. А с балкона открывается вид на парк. Стоимость аренды вполне терпимая, да и до работы добираться не далеко. Сообщаю хозяевам, что перееду на следующей неделе.
   Счастливая, что нашла подходящую квартиру я еду в "Жасмин" и забираю дерево Арчи. Приезжаю домой и пересаживаю его. Хорошо, что дома никого нет, и никто не узнает, что я тут хозяйничаю. Обрезаю некоторые сухие веточки и поливаю это милое растение. Убираю все следы преступления и реанимирования деревца. Возвращаю "бонсай" на его законное место в комнате Арчи. Именно здесь все произошло. В темноте. Каждая клеточка моей кожи вздрагивает, когда я вспоминаю нежные ласки.
  Приезжает подруга. У нее два выходных. Мой отпуск уже заканчивается и скоро на работу.
  Работаю я, как и Марина, администратором в фитнес клубе "Доминант". Он находится в центре города в торговом центре "Адмирал". В клубе есть три фитнес зала, в которых проходят занятия по йоге, пилону, пилатесу, аэробике, стретчингу и танцам. В детских комнатах проводятся занятия для детей. Она ярко разрисована и в ней полно игрушек и развивающих игр для детей. Есть занятия для будущих мам. Просторный и светлый тренажерный зал снабжен самым разнообразным силовым и кардио оборудованием. Огромные прозрачные панорамные окна позволяют наслаждаться прекрасным видом на город. В нашем клубе работают профессиональные инструктора, мастера спорта и призеры международных турниров.
   Но больше всего в нашем клубе я обожаю Kangoo Jumps ( кенгу джампс). Это новая разновидность фитнеса. Тренировки заключаются в прыжках и танцах в специальных ботинках, подошва которых полукруглой формы. Такое ощущение, что ты прыгаешь на пружинах. Пружинистая конструкция ботинок защищает суставы ног и спины при выполнении упражнений и заставляет более интенсивно работать ряд мышц, что позволяет сжигать больше калорий. Прыгать в них очень весело. Я в восторге от этого вида фитнеса. Он мне по душе.
   У нас дружественный и сплоченный коллектив. Также у нас есть сауна и фреш бар, а зона отдыха позволит после напряженной тренировки расслабиться и отдохнуть. Большие светлые раздевалки оборудованы душевыми кабинами и индивидуальными шкафчиками. Интерьер всех залов приятных для глаза теплых и светлых оттенков. Благодаря вентиляции воздух всегда свеж, без всяких неприятных запахов. Все для удобства клиентов. Мне нравится моя работа. Каждый раз новые люди. Все мы стараемся, чтобы тренировки для наших посетителей были не только полезными для здоровья, но и приятными.
   Захожу к себе в комнату. Укутываюсь в одеяло и включаю ноут. Марина заходит ко мне. Вид у нее какой-то странный. Она подозрительно косится на меня. Надеюсь, Арчи не рассказал о нашем тайном темном свидании. Она садится на край кровати и молчит. Я смотрю на нее. Она молчит. За время, что мы дружим, я хорошо изучила подругу. Обычно, она так делает, когда хочет попросить об услуге или о чем-то безумном. Смотрит, молчит и крутит в руках телефон, как будто нервничает.
  - Ну, спрашивай уже, - говорю я.
  - Можно тебя попросить об одолжении?
  О чем я и говорила.
  - Это скорее приглашение, - продолжает она.
  - Говори, - отвечаю я.
  - Завтра мы с братом устраиваем пикник в коттедже за городом. Я тебя приглашаю.
  Я жду, пока она не выложит главное.
  - Будет костер, жареные колбаски на огне, пиво, танцы, песни на гитаре. Если хочешь, можем заночевать в палатках в лесу. Будут друзья Арчи. А еще в коттедже есть камин.
  Она нарочно говорит о камине, зная, мою любовь к ним.
  - Марина, не думаю, что это хорошая идея, ты брата поставила в известность о своих планах.
  - Завтра я вас познакомлю, - сообщает она мне.
  После этих слов у меня внутри все замирает и застывает. Завтра. Так быстро. О, нет.
  - Он увидит, какая ты красивая и возражать не будет, а еще у меня маленький сюрприз для тебя. Надеюсь, ты меня не убьешь, когда его увидишь. Кстати, как там твой любимый Любимов?
  Она быстро переключается на меня, сменяя тему. Что-то тут не чисто.
  - Видела его, он как всегда неотразим. Сегодня много людей и у него очень усталый вид. Увижу его только в среду. Уже скучаю. Когда мы прощались, я так ему и сказала.
  - А он что?
  - Я не услышала, убежала.
  - Скажи ему, что он тебе нравится, иначе это сделаю я.
  - Ты его не знаешь. И не заговаривай мне зубы. Зачем я тебе на пикнике? - спрашиваю я.
  - Там будет лучший друг Арчи, Андрей. У нас типа роман, он безумно мне нравится. Арчи запрещает Андрею со мной встречаться и не знает, что у нас роман.
  - Может, просто твой брат лучше всех знает Андрея. Знает, какой он на самом деле, поэтому оберегает тебя. Поговори с братом.
  - Нет, он просто боится потерять друга. Я прошу тебя занять Арчи, чтобы я с Андреем побыла наедине, чтобы он не сильно обращал на нас внимание.
  - Ты хочешь, чтобы твой брат и меня убил? И факт ночевки в палатке меня не устраивает, забыла, я болею.
  - О, нет, будем спать в коттедже. Там тепло и уютно, много комнат, если хочешь, можешь спать возле камина. Ну, пожалуйста!
  - А кто будет еще?
  - Друзья брата: Андрей, Макс, кстати, у него нет девушки, Дима со Светкой и Машка, двоюродная сестра Андрея.
  - Если все по парам, то я точно не поеду.
  - У Макса и Арчи нет девушек. У брата было одно свидание с Машей, но на том все закончилось. Не его типаж. Она теперь ему прохода не дает, но мы уже привыкли к этому.
  - Я подумаю, - сдаюсь я, понимая, что соглашаюсь на безумие подруге.
  - Завтра в десять утра выезжаем, едем на два дня, так что собирай вещи.
  - Я еще не согласилась, ты брату еще не сказала, - воплю я.
  - Ошибаешься, он уже знает и ждет знакомства. Ладно, я пошла собираться, не буду тебе мешать. Посмотрим телик?
  Я киваю и качаю головой. Маринка уходит.
  Что она задумала? Черт, слишком быстро. Завтра мы увидимся. Я начинаю нервничать. У меня падает настроение. Может сегодня спать у себя. А вдруг я ему не понравлюсь. Тогда я знаю, что будет. Он будет меня избегать. А я бы хотела еще побыть в плену его темных ласк. В темноте с ним, мои чувства, как оголенные провода. Собираю вещи на завтра. И постоянно думаю о парне из темноты. Какой он? Я боюсь завтрашней встречи. С этими мыслями иду в душ. Надеваю пижаму и чищу зубы. На полке в стакане замечаю зубную щетку Арчи фиолетового цвета. Открываю шкафчик и вижу на полке его гель для душа. Я открываю его и наслаждаюсь нежным соблазнительным ароматом, как и его хозяин. Я предвкушаю нашу встречу.
   Маринка зовет на очередной киносеанс. Я обещаю себе, что не усну и иду в комнату моих с Арчи темных желаний. Коварный сон побеждает, и я не замечаю, как уже нахожусь в царстве Морфея. Просыпаюсь от того, что с меня стаскивают одеяло. Открываю глаза. Темнота. Пришел Арчи и ложится в кровать. Мысленно ругаю себя за то, что уснула. Хочу встать и уйти, но оказываюсь в плену самых нежных объятий.
  - Привет, - говорю я.
  - Привет, я надеялся, что ты здесь. Ты не спишь, я тебя разбудил? - его приятный голос ласкает мой слух.
  - Все нормально, я уснула, я сейчас уйду.
  - Уходишь, почему?
  - Тебе надо выспаться перед дорогой.
  - Ехать не далеко и это не причина, чтобы уйти от меня, что-то не так?
  - Сегодня наше последнее свидание вслепую, игра заканчивается.
  - Не уходи, давай поговорим, - уговаривает он.
  Я соглашаюсь и обнимаю его. Меня тянет к нему. Я соскучилась по нему. Его запах так похож на тот, что парит в коридоре больницы по утрам. Это просто совпадение! Эти слова, как бегущая строка у меня в голове.
  - Я скучал по тебе, думал весь день о нашей глупой игре.
  Его признание меня обнадеживает и радует. Я улыбаюсь.
  - Я тоже скучала по тебе.
  - Ты завтра едешь с нами на пикник?
  - Не знаю, я еще думаю. Это будет зависеть от результата нашего знакомства. Мы завтра увидимся. Ты себе представлял, какая я?
  - Я в предвкушении, из-за чего ты расстроена? - спрашивает он.
  Я лежу в его теплых ароматных объятиях. Он вырисовывает круги на моей руке своими нежными пальцами. Его руки такие мягкие. Он хирург, так и должно быть, вдруг подсказывает мне внутренний голос.
  - Из-за нашей завтрашней встречи. Из-за наших ожиданий. Если я не оправдаю твоих, то ты престанешь со мной общаться. Даже если мы не понравимся друг другу, я бы не хотела терять с тобой связь. Из-за Марины мы все равно будем видеться. Не знаю, сможем ли мы подружиться, но можно попробовать. Я хочу попросить тебя. Если твои ожидания не оправдаются, то скажи мне прямо или дай повод, чтобы я знала, что это конец. Прошлая ночь была сказочной, и я буду скучать по нашим свиданиям в темноте.
  - Мы можем прекратить это прямо сейчас, просто включив свет.
  - Нет, пожалуйста, я потом не усну, пусть это произойдет завтра.
  Я вдруг радуюсь тому, что в комнате сломан выключатель.
  - Ты так говоришь, потому что у тебя есть ко мне чувства?
  - Я не уверена, - отвечаю я.
  И это правда, так как еще не осознаю причин, почему же я все-таки по нему скучаю.
  - Для меня наши свидания уже не игра. Завтра все закончится. Обещаю, что не будет победителей и побежденных. Будет ничья. Мы взрослые люди и сможем все решить. Я тоже хочу с тобой общаться. Мне нравится с тобой говорить.
   Он крепко меня целует, я отвечаю и влаживаю в свой поцелуй всю свою нежность, как будто это наш последний поцелуй. Желание окутывает нас, и мы тонем в бездонном океане страсти.
  Арчи уснул, я целую его в мягкие губы, как будто прощаясь, впитывая последние минуты нашей сладкой близости. Предчувствие тревоги меня не покидает.
  Я тихо встаю, укрываю его одеялом и ухожу.
  Выпиваю таблетки, ложусь спать и засыпаю с надеждой на лучшее. Мне снится мой доктор Любимов. Он обнимает меня и целует. Почему то все происходит в комнате Арчи. Но потом все меняется. Любимов злится на меня и кричит. Он жутко зол. Я плачу. Он уходит и закрывает двери, но когда я их открываю, то оказываюсь в пустом больничном коридоре. Я просыпаюсь вся в слезах, а сердце выпрыгивает из груди. От дурного сна душит ком в горле. Боже, какой бред.
  
  Воскресенье.
  
  На часах полдевятого утра. Утро серое и мрачное, как мое настроение. Прошлый сон не дает мне покоя. Иду в ванную и привожу себя в порядок. Маринка приготовила завтрак, и все утро мне улыбается.
  - Что ты улыбаешься, да согласна я, согласна, довольна?
  - Ура, - кричит Маринка и душит меня в объятьях.
   Мне нужно все ей рассказать. Чувствую себя лицемеркой.
  - Завтракай, - говорит подруга, и ставит передо мной чашку чая и бутерброды.
  Я съедаю один бутерброд, но аппетита вообще нет. Интересно Арчи уже завтракал?
  - Ты собрала вещи? - спрашивает подруга.
  - Да.
  - Тогда неси их сюда, я упакую в машину.
  - Ладно.
  - И шевелись, что ты, как сонная муха, - кричит мне подруга, когда я направилась к себе в комнату.
   Почему Арчи нигде не видно? Беру вещи и тащу к выходу.
  - Марин, ты брала шампунь, а то я не помню, положила я его или нет.
  Уже почти дохожу к дверям. Роюсь в сумке, чтобы удостоверится о наличии шампуня.
  - Сюрприз, кстати вам обоим, - кричит подруга.
  Я поднимаю глаза и застываю на месте. Возле двери стоит Маринка, а рядом с ней мой доктор Артур Владимирович Любимов, с таким же застывшим видом и отвисшей челюстью, как у меня. Роняю сумки на пол.
  - Привет, - еле слышно говорю я.
  - Артур это Ника, Ника это Артур. Я с самого начала знала, кто твой врач. Надеюсь, ты на меня не сердишься?
  - Артур, я думала Арчи это Артем? - тихо говорю я.
  - Я все поняла, когда ты назвала его фамилию.
  - Но у тебя, же другая фамилия, - говорю я Маринке.
  Мне хочется убить подругу. Нет, мне хочется провалиться под землю.
  - У меня двойная фамилия Раевская-Любимова. Но я использую только первую. Она мне больше нравится. Это девичья фамилия мамы. Ладно, вы тут пообщайтесь, а я отнесу вещи. Маринка быстро уходит, и мы остаемся наедине.
  Артур стоит в темно синих джинсах, белой футболке и синей кофте. На ногах белые кроссовки. Не в своей больничной форме. Сейчас он не доктор. Сейчас он обычный красивый парень по имени Артур. И с ним я занималась самым нежным и страстным сексом.
  - Не говори мне, что ты не знала кто я, я тебе не поверю. Теперь я понимаю, почему ты мне улыбалась, ты вела свою игру, - с обидой в голосе говорит Артур.
  Его глаза холодные и темные, словно грозовые тучи.
   - Хорошо же ты слушаешься своего доктора, я же сказал никакого секса, или ты думаешь, это шутки. Ты хочешь, чтобы я вечно тебя лечил или ты тоже это все спланировала, - он кричит на меня.
  Мой сон стал реальностью. Только не весь сон, а худшая его часть.
  - Нет, Артур, не правда, зачем мне это. Я не знала, даже не догадывалась, кто ты, клянусь, пожалуйста, не кричи на меня. Разве ты не видишь, что я этого не ожидала тоже.
  Он молчит и злится. По скулам бегают нервные желваки. Он смотрит куда угодно, но только не на меня.
  - Я никуда не поеду, - говорю я.
  - Нет, уже поздно, ты поедешь ради моей сестры, потому, что я не хочу ей все объяснять и рассказывать.
  Он хватает сумки и выходит на улицу.
  Ком подступил к горлу, слезы закрыли глаза. Бегу в ванную, где меня выворачивает наизнанку. Мне больно. Почему он так думает? Наше знакомство для меня и награда и наказание. Мои ожидания превзошли сами себя. У меня был самый неземной и сумасшедший секс с моим же доктором. Вот почему мне было так хорошо. Он знает мое тело лучше, чем я сама. Это безумное стечение обстоятельств меня просто убивает. Я не знаю как теперь себя вести. Обида душит меня. Собираюсь с мыслями и выхожу из ванной.
  - Ну что ты идешь? - спрашивает Маринка.
  - Я не хочу уже ехать, - говорю я.
  - Прости меня, я ничего ему не говорила о том, что он нравится тебе, он ничего не знает, пожалуйста, не отказывайся, - скулит подруга.
  - Твой брат не в восторге от нашего знакомства и я не хочу портить его выходные, да и твои тоже.
  - Мне плевать, ты поедешь, и будешь отдыхать вместе со мной, а на него не обращай внимания. Идем, мы сейчас поедем к Андрею и я вас познакомлю.
  - Ладно, только не оставляй меня одну.
  Черт, такое ощущение, что меня раздавили, как маленькую улитку.
  Мы выходим и садимся в машину. Это черный внедорожник Лексус, с кожаными сидениями черного цвета. Машина двигается очень плавно. Уверена, что это очень дорогой автомобиль, так как совсем не ощущаю далекого от идеала рельефа дорог нашего города. Как потом я узнала, это автомобиль отца Марины. Конечно, они могут себе это позволить.
   Мы едем за Андреем. Прекрасно, теперь и он будет в курсе нашего знакомства. Но я все, же надеюсь, что Артур упустит интимную деталь нашего знакомства. Нужно Маринке все рассказать, пока этого не сделал Артур. Не хочу, чтобы о нас она узнала от Андрея.
   Бросаю взгляд в зеркало заднего вида, чтобы посмотреть в холодные суровые глаза Артура. Он сосредоточен на дороге, его руки крепко держат руль. Он хмурит брови и на его лбу появляются маленькие морщины. У него такой вид, как будто у него происходит внутренняя борьба. Я вижу, что он злится, даже на расстоянии я чувствую, как от него исходит недовольство. Вспоминаю, как его пальцы рисовали круги на моей коже. Теперь я могу только вспоминать. Я безумно рада, что брат Маринки это он. Мысль, что я влюбилась в одного человека из двух, меня успокаивает. И теперь у меня не стоит выбор между двумя совершенно разными парнями. На самом деле, я думаю, что вообще осталась без выбора. И от этого мне еще больнее. Наконец я признаю, что влюбилась до потери пульса. Опускаю глаза, не знаю, куда себя деть.
   Приезжаем к Андрею. Он быстро к нам выходит. Маринка выходит из машины. Целует его в щеку и садится рядом со мной. Знакомит меня с ним. Андрей светло-русый веселый и разговорчивый парень с голубыми глазами. Фигура спортивного телосложения. Он примерно такого же роста, как и Артур. На щеках милые ямочки. Очень симпатичный. Маринка с него глаз не сводит. Он с Артуром о чем-то разговаривает. Мы едем за еще одним другом Максом.
  - Ну как тебе мой Андрей? - спрашивает тихо Маринка.
  - Хорошенький, я тебя благословляю, - отвечаю подруге и вижу, как горят ее глаза.
  - Спасибо.
   Маринка вся сияет.
  Макс тоже очень общительный и симпатичный парень с бронзовой кожей, темно-русыми волосами и карими глазами. Он среднего роста и немного худощавый. Макс садится возле меня. Я сижу посредине между Максом и Маринкой. Купив продукты, мы выезжаем из города. Ехать не далеко минут тридцать или сорок. Их коттедж находится за городом прямо в лесу.
   Маринка сидит и строчит мне сообщения на телефоне, спрашивает, нравится ли мне Макс. Я отвечаю, что он симпатичный. Но все мои мысли и чувства занимает человек, сидящий в полуметре от меня, и ведет машину. Недовольный и злющий, как черт. Отрываю глаза от экрана телефона и смотрю в зеркало. Наши взгляды встречаются. И у меня перехватывает дыхание. Увидев, что я смотрю, отводит взгляд на дорогу. Сейчас его глаза уже не такие холодные. Отвечаю на очередное сообщение от подруги. Зачем я еду туда. Как мне объяснить Артуру, что я ничего не знала. Настроение сходит на нет.
  - Артур, у тебя все нормально на работе, почему ты без настроения? - как будто специально спрашивает Маринка.
  - Просто устал, - отвечает он ровным и спокойным тоном.
   Орать он позволяет себе только на меня. Надеюсь, он уже успокоился. Опять смотрю в зеркало. Он бросает на меня короткий взгляд своих прекрасных темно-серых глаз. Я опускаю глаза.
  - Ника, ты работаешь вместе с Мариной? - вдруг спрашивает у меня Макс.
  - Да, Макс и парня у нее нет, - громко на всю машину, афиширует подруга, не дав мне даже открыть рот.
  Я одариваю ее недовольным взглядом и готова придушить. Так мы ехали весь путь, мило общались. Я узнала, что Андрей тоже хирург, но в другой больнице. Макс проходит стажировку на дантиста. Во время разговора, мы с Артуром периодически обменивались короткими взглядами. Я почему-то рада, что у Артура такие хорошие друзья.
   Приезжаем мы уже в обед. Коттедж семейства Любимовых находится в райском уголке. Среди ароматного хвойного леса и чудесного маленького озера. Он точная копия дома моей подруги, только деревянный и чуть меньше размера. Вокруг исцеляющий, своим запахом хвойный лес. На другом берегу озера расположены еще два коттеджа, но они не такие красивые, как у Любимовых. За домом стоит деревянная альтанка. Возле нее стоит полукруглая, словно месяц, деревянная лавка. А рядом из цементной плитки выложен небольшой круг, а внутри него круг поменьше голой земли, где можно разжечь костер. Все продумано и очень красиво.
   Разгружаем машину. Артур всячески меня избегает. Этим он дает мне понять, что его ожидания не оправдались. Но его поведение не похоже на решение взрослого человека. Возможно мне стоит подождать. Может он все еще злится.
   Позже приехали остальные друзья Арчи. Дима со Светой и Маша, сестра Андрея. Именно она не дает прохода Артуру, как потом мне сказала Маринка. Дима со Светой встречаются уже два года. Они очень красивая пара. Света круглолицая коротко стриженая блондинка с зелеными глазами и светлой кожей. Она с Димой почти одинакового роста. У него черные, как смола волосы и голубые глаза. Они словно инь и янь, дополнят и продолжают друг друга.
  - Артур, отнеси, пожалуйста, наши вещи и покажи Нике комнату, я мы пока на кухне поколдуем, - говорит Марина.
  Артур берет сумки, я иду за ним. Мы поднимаемся на второй этаж. Сердце вылетает из груди из-за того, что мы окажемся на едине. Я боюсь злого Артура. Он входит в комнату и ставит сумки. Я прохожу и осматриваю комнату, стараюсь смотреть куда угодно лишь бы не на него. Артур закрывает двери и щелкает замком. Я поворачиваюсь и смотрю на него. Что он задумал?
  - Надо поговорить, - говорит он. - Объясни мне.
  - Я ничего не задумывала и не планировала. Я понятия не имела, что ты брат моей подруги. Я вообще думала, что тебя зовут Артем. Она говорила, что ты хирург, а не гинеколог. И я не видела ни одной твоей фотографии.
   Я чувствую, что слезы брызнут из глаз. - И зачем ты все рассказал своему другу, он теперь косится на меня. Ты говорил, что мы взрослые люди и все сможем решить. Но вместо этого ты обвиняешь меня в том, что я все это подстроила. Где тот парень, который ночью был так нежен и сводил меня с ума? Не переживай, тебе не придется меня долго терпеть. Скоро ты меня выпишешь, и мы никогда больше не увидимся. Я тебе обещаю.
  Слезы катятся по щекам. Я подхожу к двери и отворачиваюсь от него.
  - Прости, что не оправдала твоих ожиданий. Игра закончена, ты выиграл, - я вытираю слезы, открываю замок и выхожу из комнаты, оставляя его там со всем, что я ему наговорила.
   Выхожу на улицу и делаю глубокий вдох. Весь народ на кухне, поэтому меня никто не видел. Иду к озеру. Слезы бегут ручьем, я больше не могу их сдерживать. На берегу стоит деревянная лавка, я сажусь и даю волю слезам. Мне нужно поплакать, так мне станет легче. Немного успокоившись, я наконец осматриваюсь и впитываю всю красоту места, где я нахожусь. Шум леса, пение птиц и вид на озеро, на котором плавает семейство диких уток, просто завораживает. Это сказочный уголок умиротворения, в котором можно забыть обо всех проблемах мира и наконец-то отдохнуть. Как приятно наслаждаться окружающей зеленью и тишиной. Мне становится немного легче.
  Через минуту приходит Марина и находит меня в таком состоянии.
  - Что случилось Ника? - спрашивает подруга беспокойным голосом.
  - Мне нужно тебе кое-что рассказать, я так больше не могу, возможно, ты не захочешь больше со мной общаться и прямо сейчас вышвырнешь из дому. Я всего этого заслуживаю.
  - Чтобы ты мне не сказала, я этого не сделаю, говори.
  Я ей все рассказываю. Она смотрит на меня удивленными глазами и слушает с открытым ртом. Когда я закончила, была минута молчания. Она хмурила брови, как Артур. А потом начала лихорадочно смеяться. Господи, они оба так не предсказуемы.
  - Глупышка, и из-за этого я должна тебя убить. Ошибаешься подруга, я должна убить своего брата. Он же не знает о твоих чувствах.
  - Марина не говори ему ничего.
  - Не буду, но ты должна наказать его, например, пофлиртуй с Максом. До Артура дойдет, и вы помиритесь.
  - Думаю, все кончилось быстро, не успев начаться, может так будет лучше. Нет, я не хочу мириться, я не хочу его наказывать, я не маленькая, переживу. И Макса я не хочу впутывать, он же его друг. Просто есть одна проблема.
  - Какая? - спрашивает подруга.
  - Я не смогу забыть ту проклятую ночь, и кажется, я влюбилась еще сильнее, у меня просто лавина чувств.
  - Да, я все поняла, когда ты его описала и назвала его фамилию, мне хотелось сделать приятный сюрприз вам обоим, но я понятия не имела, что у вас все так закрутилось. Ника, хватит рыдать из-за этого. Мы приехали отдыхать и веселиться, будем петь и танцевать. Пойдем в дом. Я жутко проголодалась.
  - Идем, - успокоившись, говорю я.
   Кто бы мог подумать, что реакция подруги будет такой. Боже, спасибо тебе за подругу! На душе стало намного легче. Мы беремся под руки и идем в дом.
   Внутри дом вообще сказочный. На первом этаже большая просторная гостиная, в ней находится камин, выложенный из красивого темного камня. Рядом с ним стоят два небольших полукруглых дивана с кучей мягких подушек. Между диванами, посередине расстелен пушистый и мягкий ковер, на котором расположен небольшой, прямоугольной формы, деревянный столик. Все как в сказочном домике деда Мороза, только не хватает новогодней елки. Планировка дома такая же, как и в городе. Здесь тоже две ванных комнаты и много спален. Из нашей комнаты есть выход на балкон, откуда открывается прекрасный вид на озеро. Отсюда можно встречать рассветы и провожать закаты, рассматривать узоры на снежинках и любоваться каплями дождя, при этом, не теряя ни капли тепла и уюта. Свежий лесной аромат древесины, наполняющий дом расслабляет и успокаивает.
   За домом, возле альтанки, парни разожгли огонь. Мы принесли, подушки и одеяла. Садимся возле костра и жарим колбаски. На улице стемнело и стало прохладно, но мы этого не чувствуем, так как нас согревает огонь.
  Мне подают бокал ароматного шипучего шампанского, из которого выпрыгивают пузырьки. Я беру его, но Артур забирает его со словами "тебе нельзя". Заменяет его стаканом апельсинового сока. Все замолчали и замерли от такого жеста заботы с его стороны. У Машки отвалилась челюсть и из глаз в мою сторону полетели огненные мечи. Все уставились на меня и Артура. Он сел возле меня и Маринки. Наверное, спасался бегством от Машки. Нужно как то разрядить обстановку. Я смотрю на Любимова, но он молчит.
  - Я на антибиотиках, забыла, - говорю я, поясняя действия Артура.
  - Ой, Артур, от одного бокальчика ничего не будет, мы пили вино, и ничего не случилось, - завопила Маринка.
   Я толкаю ее в бок, а Арчи сжигает меня сердитым свинцовым взглядом.
  - Просто Арчи заботливый доктор, и на данный момент лечит Нику, - никак не успокоится подруга.
  Я опять пихаю ее локтем.
  - Что то ты сильно разболталась, - наконец не выдерживает Артур и смотрит на сестру так, что она наконец замолкает.
  Обстановку разряжает Андрей и говорит тост.
  - За встречу и за знакомство!
  Мы все чокаемся. Потом парни пошли набрать дров для камина и остались одни девчонки. Маша засыпала меня вопросами о том, чем я болею, и как долго Артур меня лечит. А когда Маринка сказала, что я у них живу, ее чуть удар не хватил. Через некоторое время мне с подругой на голову падают мягкие пледы. Артур принес их для нас, и таким образом вручил.
  - Арчи, ты сама забота, - выбираясь из-под пледа, бурчит Маринка.
  После пива Артур немного захмелел и повеселел. И я могла наслаждаться его прекрасной улыбкой, хоть она была адресована не мне. От его искренней и милой улыбки, около глаз появляются маленькие морщинки, которые очень заметно при освещении от костра. Он сидит совсем рядом возле меня, почти касаясь, а я даже не могу дотронуться до него. Я просто умираю от того, как сильно я хочу его коснуться. Сейчас он совсем домашний и находится в своем семейном кругу. Потом начались танцы. Макс пригласил меня на медленный танец. А Машка быстро подхватила Артура. Маринка плавится от улыбки Андрея. Он тоже не сводит с нее глаз. Похоже, он тоже влюблен. Димка со Светкой кажутся мне идеальной парой. Они так дружны и действительно дополняют друг друга. В их глазах столько любви.
   Макс шутит, и я смеюсь. Но в душе мне хочется плакать. С Любимовым мы периодически обмениваемся ревнивыми и грустными взглядами. Мы не выдаем того, что происходит между нами. Но мне ужасно хочется знать, что у него творится в голове. Меня тянет к нему невидимая сила. Сейчас мне хочется танцевать только с ним. Касаться его ладони, пальцев, чувствовать его кожу, чарующий запах и его тепло. Потом все водят хоровод вокруг костра. Все, как одна дружная семья, которой у меня никогда не было. Во время хоровода Артур взял меня за руку, и я наслаждалась теплотой и нежностью его ладони. Иногда он сжимал мою ладонь, и я каждый раз смотрела на него, пытаясь понять, что он хочет. Но он не подавал виду и прятал взгляд. Мне хочется, чтобы он поверил мне, чтобы он скучал по мне так, как я по нему.
   Потом начались песни под гитару. Оказывается из Андрея и Маринки получился неплохой дуэт. Уже очень поздно и некоторые пошли спать. Остались Артур с Андреем, Маринка, Машка и я. Понимаю, что лишняя, говорю всем спокойной ночи и иду спать. В доме тепло и уютно. Потрескивает камин и пахнет паленым деревом. Иду на кухню, набираю стакан воды, чтобы запить таблетки. Поднимаюсь в комнату. Одеваюсь в пижаму и натягиваю теплые носки. Совсем как зимой. Через несколько минут заходит Маринка.
  - Как ты? - спрашивает она.
  - Нормально, почему ты здесь, а не с Андреем?
  - Оставила его с Артуром. Мы ждем, пока он уснет. Потом встретимся внизу.
  - А я думала он с Машкой.
  - Нет.
  - Внизу вас все увидят, - говорю я подруге.
  - Будем надеяться, что этого не произойдет.
  - Ну, я с радостью могу предоставить вам комнату, мне очень хочется спать возле камина, можно?
  - Ника ты самая лучшая подруга, - радостно говорит Маринка и обнимает меня.
  - Только приготовь мне постельное белье.
  - Хорошо, - она целует меня и уходит. Потом возвращается и ждет звонка от Андрея.
  Конспираторы хреновы. Как дети малые. Неужели, они думают, что Артур не догадывается. И почему они его так боятся. Но тут я вспоминаю его в гневе и понимаю их.
  Беру телефон и спускаюсь вниз. Диван мягкий и очень удобный. Комната освещается светом от камина. Я укутываюсь в мягкое одеяло и погружаюсь в мир интернета. Что может быть идеальней. Теплый дом, уютная постель, потрескивание камина и запах дерева. Только вот я одна и очень скучаю по парню из темноты.
  - Почему ты здесь, - спрашивает тихий низкий, уже хорошо знакомый и дорогой мне голос. Кажется, Артур не спит.
  - Здесь никого не было, и я попросилась у Маринки лечь возле камина.
  - Тебе холодно? - вдруг спрашивает он.
  - Нет, просто у меня слабость к каминам, - отвечаю я.
   И слабость к тебе.
  - Камин у меня ассоциируется с зимой и новогодними праздниками.
  - Маринка спит?
  - Да, - вру я.
  - Да что ты.
  В его голосе я слышу нотки недоверия.
  - Ты мне не веришь?
  - Нет, она хохочет в комнате с моим другом, и она знает, как я к этому отношусь, а ты ее покрываешь.
  У конспираторов ничего не вышло.
  - Да, Артур друзья иногда так делают, - спокойно отвечаю я.
  - Почему ты не спишь? - спрашиваю я.
  Теперь моя очередь задавать вопросы.
  - Не мог уснуть.
  Он садится на другой диван напротив меня.
  - У вас замечательный дом и здесь очень красиво.
  - Спасибо, - коротко отвечает мой мистер злюка.
  - Почему ты против Андрея с Маринкой? Ты не доверяешь своему другу, потому что уверен, что он обидит твою сестру.
  - Нет, просто не хочу потерять друга. Если они поссорятся, то я с ума сойду, - спокойно отвечает он.
  Мой Любимов успокоился и выглядит уставшим.
  - Ты не сможешь уберечь ее от всех ошибок. Она должна на них учиться и набивать свои шишки. Ты же знаешь, что жизнь без инструкции. И ты не всегда можешь быть рядом.
  Он молчит и переваривает мои слова.
  - Как ты себя чувствуешь?
  Наверное, сейчас я общаюсь с доктором Любимовым.
  - Все нормально, - отвечаю я.
  Лучше бы ты шел спать, так будет лучше. - Иди спать, уже поздно, - говорю я, не отрывая глаз от экрана телефона.
  - Я хотел тоже лечь возле камина.
  Я поднимаю глаза, и оказываюсь под прицелом его взгляда. Сейчас они блестят и в них отражаются маленькие язычки пламени от горящего камина. Мы снова одни в комнате, но уже не в темноте. Мы видим и знаем друг друга. Я не хочу, чтобы он здесь спал.
  - Как видишь здесь занято, - отвечаю я и при этом смотрю ему в глаза.
  - Я могу занять другой диван, - отвечает он.
  Конечно, он хозяин и может делать все, что хочет в своем доме.
  - Ты храпишь и будешь мне мешать, а впрочем, как хочешь, - равнодушно отвечаю я.
   Зачем он это делает? Он видит, что я против того, чтобы он здесь спал.
  - Ладно, пойду к себе, не буду тебе мешать, спокойной ночи Ника.
  - Спокойной ночи Артур.
   Он поднимается по лестнице и скрывается в темноте. Мне так больно. Я не могу его просить остаться, после всего что он мне сказал, после того как вел себя. Меня разрывает на части. Люди, у которых все было, так себя не ведут. Наверное, той ночью были не мы, а лишь наша темная часть. Как уснула, я не помню, но спала крепко и мне совсем ничего не снилось.
  
  Понедельник.
  
   На следующий день погода всех порадовала. Утро выдалось теплым и солнечным. Макс решил покатать меня на лодке по озеру. Я нехотя согласилась, так как боюсь воды, и совсем не умею плавать.
  - Можно пригласить тебя на кофе? - спрашивает он.
  - Если это просто кофе, то можно, - отвечаю я.
  Я вижу, как с берега за нами наблюдает Артур. Он сидит на лавке с Андреем.
  - Я тебе не нравлюсь, - его прямота меня удивляет.
  - Ты хороший парень, но мое сердце занято другим человеком.
  - Артуром? - неожиданно спрашивает он.
  - Почему ты решил, что это он?
  - По тому, как вы смотрите друг на друга, как он на тебя смотрит. Между вами что-то происходит. Вы поссорились?
  Я молчу в ответ.
  - А хочешь, я заставлю его ревновать.
  - Нет, не хочу.
  С чего бы ему мне помогать.
  - Я скажу ему, что ты согласилась выпить со мной кофе.
  - Думаю это лишнее, как хочешь, но подыгрывать я тебе не буду.
  - А тебе и не придется.
  Мы приплываем к берегу, и Макс помогает мне выбраться из лодки.
   После обеда я решила прогуляться. Маринка не захотела, поэтому я пошла одна. Погода начала портиться. Поднялся ветер, а небо затянули густые темно-серые тучи. Погода в октябре такая не постоянная. То тепло, то холодно, или солнечно, а потом льет холодный дождь.
  За домом начинается густой хвойный лес, и я решаю пройтись. Лес шумит. Запах хвои волшебный и исцеляющий. Под ногами хрустят сухие иголки и шишки. Здесь так хорошо, несмотря, на то, что прохладно и сыро. Осенью в лесу грустно, но мне нравится эта печаль, ибо она так близка моей душе. Начинает накрапывать тихий мелкий дождь, но он больше похож на дождевую пыль, рассеянную в воздухе. Увидев старое сухое дерево, решаю присесть на него. Я почти сажусь, как слышу голос Артура.
  - Ника, оно сырое и холодное, не садись, - приказывает он.
  Я содрогаюсь от того, что он рядом, повинуюсь и поворачиваюсь в его сторону. Он стоит в нескольких метрах от меня. Я не далеко ушла от дома.
  - Мы едем в город, тебе что-нибудь нужно? - спокойно и осторожно спрашивает он.
  - Нет,- отвечаю я.
  Мне нужен только ты.
  - На улице холодно, иди в дом.
   Он немного смотрит на меня, а потом разворачивается и уходит.
  - Хорошо, - тихо повинуюсь я.
   Раскомандовался. Наверное, забота у него заложена в генах. Он злится, но все же не прекращает думать и волноваться за меня. От этого я люблю его еще крепче, хоть и сама злюсь на него.
  Дождь пустился сильнее. Он такой же печальный, как и я. Поднимаю лицо к небу, окутанное густыми тучами, чтобы найти утешение в холодных каплях. В лесу стало тихо, только слышно шум дождя. Он словно ласкает длинными пальцами, трогает листья на деревьях, приглаживает пожухлую траву. Так он утешает и успокаивает природу, обещая ей скорый покой и сладкий зимний сон.
   Захожу в дом. Все собрались возле камина. Я забираюсь на диван под одеяло к Маринке. Она улыбнулась и обняла меня.
  Через некоторое время возвращаются наши мужчины и привозят всякие вкусности. На улице начинает темнеть и пустился ливень. Так приятно сидеть в теплом доме и слушать, как барабанит в окна дождь.
   Артур немного намок под дождем. Он снимает куртку и садится между мной и Маринкой. Неужели не мог найти себе место на другом диване. Он что испытывает меня. Или просто соскучился по сестре. Я ощущаю, какой он холодный, он замерз. От холода его губы стали темно розового оттенка, почти фиолетовые. Украдкой из-под ресниц любуюсь его идеальными и необычного оттенка губами. Вспоминаю нежные, требовательные поцелуи на своей коже и ежусь на месте. К Маринке садится Андрей.
  - Посмотрите на этот квартет, - вдруг говорит Макс.
  Все поворачиваются, смотрят на нас и начинают смеяться. Димка делает фото и показывает нам. Действительно смешно. Из-под теплого пледа торчат только наши головы.
  Артур общается с друзьями, Маринка с Андреем. Я сижу молчу, и терплю как Артур касается меня, как бы случайно. Может он и не специально, но меня это бесит. Внутри все переворачивается и трепыхает от его близости, запаха, от него самого. Мне становится жутко грустно, просто не выносимо. Я как наркоман, который не может получить свою дозу наркотика. Это не выносимо. Мой Артур так близко и так далеко.
   Вспоминаю, что мне нужно выпить таблетки и поднимаюсь в комнату. Понимаю, что не взяла воду, спускаюсь на кухню. Вижу, что Арчи уже не на диване, а идет впереди меня на кухню. Я иду позади него и любуюсь его прекрасной фигурой, широкими плечами. Вспоминаю, как я делала ему массаж. На кухне была Маша. Заметив, что я иду позади Артура, она подбегает к нему и целует в засос. Я не знаю, что она хотела показать этим. Может она метит территорию. Быстро беру стакан с водой. Разворачиваюсь, чтобы поскорее уйти. Они больше не целуются. Артур собирается ей что-то сказать, но видит меня и замолкает, уставившись на меня. Я молча прохожу мимо них, даже не взглянув на него. Я не увидела особого сопротивления с его стороны. Значит, Маша не зря старается. Мне стало противно и горько в душе. Ноги стали ватными, боль в боку усилилась. Поднимаюсь к себе в комнату и выпиваю таблетки. Заходит Маринка и зовет ужинать. Аппетита нет, но я соглашаюсь.
   Мы сидим ужинаем. Андрей с Максом рассказывают анекдоты. Все смеются. Машка сидит рядом с Артуром и прижимается к нему. Он мрачнее тучи и хмурит брови, но пытается делать вид, что ему весело. Я сижу напротив него, возле Маринки. Больно на это смотреть и хочется убежать. Мне ужасно неприятно и дискомфортно на душе, сердце не прекращает свою скачку. Ком обиды давит в горле. Скоро он меня выпишет, я съеду от них, и мои муки прекратятся. Просто нужно немножечко потерпеть. Меня все это так достает, что я просто не могу сидеть за столом. Меня спасает телефонный звонок. Звонят с работы.
  Я встаю и подымаюсь в комнату. Лена с работы, спрашивает как мое здоровье, и когда я выхожу на работу. Закончив разговор, ложусь в кровать и укрываю ноги. В боку ноет. Мне не хочется возвращаться к столу.
  - Ты спишь? - тихим голосом спрашивает подруга.
  Она подходит ко мне и садится на край кровати.
  - Нет, просто лежу.
  - Ты не злишься на меня?
  - Нет, из-за чего мне злится?
  - Из-за того, что я мало уделяю тебе внимания.
  - Ты влюблена, это простительно.
  - Но ты тоже влюблена.
  - Да, и ты не чем не можешь мне помочь, даже не пытайся.
  - Он просто злится, он всегда злится, когда что-то происходит случайно и неожиданно.
  - Я видела, как Машка целовала его.
  - А он что?
  - Не знаю, я быстро ушла.
  - Уверена, это было специально, чтобы тебя позлить. Вот гадина.
  - Я хочу спать, во сколько мы завтра выезжаем?
  - Как проснемся, соберемся и поедем. Ника, что с тобой, - беспокойным голосом спрашивает подруга.
  - Я просто устала и у меня сильно тянет в боку.
  - Может позвать Артура?
  - О, только его не хватало, даже не вздумай. Иди уже, а то Андрей заскучает. Маринка целует меня и уходит.
  Через несколько минут заходит Артур и садится возле меня. Я молчу и совсем не понимаю, почему он пришел.
  - Марина сказала, что у тебя болит в боку.
  - Не болит, а ноет, - отвечаю я.
   Боже, Артур уйди, ты сводишь меня с ума. Я мысленно умоляю его. Он уходит и через минуту возвращается.
  - Давай я сделаю укол, и ты спокойно уснешь.
  - Не надо Артур, все пройдет, я и так на таблетках, зачем еще укол, я не люблю уколы - я начинаю злиться.
  - Ника, что ты как маленькая?
  - Я не хочу никаких уколов, - возражаю я.
  - Ника, не испытывай мое терпение и ложись на живот, в среду сделаешь УЗИ, - говорит он сердитым голосом.
  Я молча ложусь. Не хочу с ним ругаться. У меня просто нет сил. Он оттягивает пижамные штаны и делает укол.
  - Почему ты не слушаешься меня, ты совсем не переживаешь о своем здоровье?
  - Нет.
  - Как так, почему?
  - Потому, что ты рядом, и лучше всех знаешь о моем здоровье, - я говорю правду, ведь так и есть.
  Он молчит с минуту, но потом говорит.
  - Ника, прости, что кричал на тебя, - его голос уже спокойный.
  Он просит прощение. У меня наворачиваются слезы. Я отворачиваюсь, чтобы он не видел мое лицо.
  - Я устала Артур, уходи, не оставляй Машу одну.
  Он понимает, что я не хочу с ним говорить и уходит. Даю волю слезам. В комнате темно и я одна. Боль утихла, и я со слезами уплываю в сон. Сквозь сон, я слышала, как пришла Маринка. Она укрыла меня одеялом, легла рядом и обняла, уткнувшись носом в мои волосы. У нее, что любовь проснулась, сквозь сон подумала я. Но я не стала возражать. Мне стало очень тепло и уютно, когда она легла рядом.
  
  Вторник.
  
   Я проснулась от того, что хочу в туалет. Маринки рядом не было. Иду в туалет. Спускаюсь на первый этаж. Внизу все еще спят. Иду на кухню, набираю стакан воды и возвращаюсь в комнату. Выпиваю таблетки и одеваюсь. Заходит Маринка.
  - Доброе утро, как ты себя чувствуешь?
  - Доброе, получше, а ты как извращенка? - спрашиваю я.
  - Почему я извращенка? - удивленно спрашивает она.
  - Ты ночью укрыла меня одеялом, а потом обняла.
  - Да? - удивленным голосом спрашивает подруга.
  - Почему ты спрашиваешь, ты, что не помнишь?
  - Не помню, наверное, алкоголь подействовал, - как-то не уверенно отвечает она. - Идем готовить завтрак.
  - Идем, - соглашаюсь я.
   Мы спускаемся на кухню и готовим завтрак. У меня из головы не идет то, как Артур просил прощение.
  - Доброе утро, - слышу за спиной голос, который так меня волгует.
  - Доброе, - отвечает Маринка, я молчу и стою спиной к нему.
  - Машина готова, можете собирать вещи.
  - Хорошо, завтракать будем?
  - Конечно, - отвечает он.
  - Тогда иди и всех буди.
   Мы все завтракаем и собираемся. Домой едем в том же составе, кроме Макса. Он поехал в другой машине. Мы с Маринкой разговариваем о работе и о моем переезде. Мой отпуск заканчивается. Нужно настроиться на рабочий лад. Приезжаем домой в полдень. Артур повез Андрея домой. Через час приехала машина за вещами. Подруга мне помогла и поехала со мной. Ей тоже понравилась моя квартира.
  У Андрея через две недели день рождение и подруга ломает голову над тем, что ему подарить.
  - У него есть серебряная цепочка, подари ему кулон или браслет, - предлагаю я.
  - Да, ты права, я и забыла. Может сделать что-то своими руками?
  - Еще он хотел почитать интересную книгу, поищи, у тебя еще есть время, - продолжаю я.
  - Я не говорила Арчи, что ты от нас съезжаешь.
  - Ну и хорошо, пусть для него это будет радостный момент.
  - Не думаю, что он обрадуется. После вашего знакомства он стал другим.
  - Каким другим?
  - Не знаю, я думаю, ты ему нравишься, он глаз с тебя не сводит.
  - Я не замечала, давай не будем об этом говорить. Марин, можно тебя попросить поливать дерево Арчи. Я его пересадила, добавила разных удобрений. Немного подрезала сухие веточки. Ты знаешь, оно живое. Просто у него был период покоя или сна. Мне кажется, ему просто не хватает любви. Мне нравится это милое деревце. Не хочу, чтобы мои труды были напрасными. Сделаешь это для меня? Я буду тебе напоминать, когда его нужно поливать.
  - Конечно сделаю, может, еще сегодня останешься у нас?
  - Нет, я хочу обустроиться. Когда закончится лечение, устроим новоселье и напьемся.
  - Ок, я согласна.
  Мы еще о многом болтаем. Об Андрее, о работе. Но взглянув на время, понимаем, что пора прощаться. Ей завтра на работу, а мне в больницу. Маринка уехала на такси в девять вечера. Я разобрала вещи. Завтра нужно будет кое-что купить из бытовой химии и продукты в холодильник. Но это все завтра. Я морально и физически устала. Ставлю будильник на семь утра, чтобы быть во время в больнице. Завтра я снова увижу Артура, а точнее Артура Владимировича. Моего сероглазого доктора, в которого я безнадежно влюбилась. Думает ли он обо мне. Я так скучаю по нему.
  
  Среда.
  
   Просыпаюсь под крик будильника. Пытаюсь сообразить, где я. Иду в ванную и привожу себя в человеческий вид. Не завтракаю, на случай сдачи анализов. За окном серое осеннее утро. Беру на всякий случай зонтик и иду на остановку. На улице легкий туман, но думаю, в обед будет солнышко. Приезжаю в больницу и поднимаюсь на этаж гинекологического отделения. В коридоре витает тот самый запах, от которого мне хочется рыдать. Артур на работе. Поворачиваю направо и иду дальше по коридору. Возле сестринского поста, который находится рядом с моей палатой, сидит Любимов в своей сине-зеленой форме. Как всегда свеж и полон энергии. Он общается с пациенткой. Я подхожу ближе. У меня учащается пульс и пересыхает во рту, мне тяжело дышать. Сейчас он доктор Любимов. Я нахожусь в больнице. Поэтому должна держать себя в руках.
  - Доброе утро, - здороваюсь я.
   Стараюсь говорить нейтрально и не сильно громко. Но получается слишком печально. И я больше не улыбаюсь ему. Прохожу мимо и не жду, что он ответит. Но он замолчал и ответил своим приятным и теплым, как молоко голосом.
  - Доброе утро, Ника.
   Я не выдерживаю и поворачиваюсь, чтобы посмотреть на него. Но его взор был направлен на пациентку. Захожу в палату и сажусь на кровать. Когда я уже покину это место.
   Вокруг меня на старых кроватях, лежат женщины и девушки с измученными от мук лицами. Сколько же боли нам женщинам приходится терпеть. Через кровать в углу, сидит, поджав ноги, молодая девушка и горько плачет. Она совсем не прячет слез, сейчас она убита горем. Ей больно от того, что у нее на девяти неделях замер плод. А ведь она так хочет детей. Напротив, от меня сидит только что поступившая девушка, которая ругается с парнем и тоже плачет. А в этот момент в палату вводят девушку после аборта. Она не может идти сама, так как приходит в себя после наркоза. Санитарка помогает ей лечь в кровать и укрывает ее одеялом. Мне так жаль всех этих женщин и жаль себя.
   Через некоторое время заходит медсестра и дает направление на УЗИ. Она сообщает, что Любимов сказал пройти его сейчас. Любимов сказал. Вот как. Беру направление и иду занимать очередь. Мне везет, очередь не слишком большая. Звонит Маринка.
  - Привет, как ты, что снилось невесте на новом месте, ты была уже у Артура?
  - Привет, я нормально, никто не снился, сижу в очереди. Артур отправил на УЗИ, но у него я еще не была.
  - Я сейчас перешлю тебе одно фото, лови.
  Я получаю фото дерева Арчи, оно позеленело и выбило несколько веточек и листиков.
  - Ой, оно ожило, Артур видел его?
  - Нет, он только утром узнал, что ты съехала.
  - Обрадовался? - спрашиваю я.
  - Он удивился, радости я не увидела, но кажется он расстроился. Я вообще не понимаю, что между вами происходит. Учитывая то, что между вами было, вам нужно поговорить и что-то решить. Так сказать сорвать пластырь, а там уже как заживет.
  - Может сегодня у меня получится это сделать. Не знаю, у него сегодня много больных.
  - Опять придет поздно и без сил. Ему добавили дополнительные часы работы, правда, это ненадолго.
  Подходит моя очередь.
  - Марина, мне нужно идти, я перезвоню.
  - Хорошо, удачи.
   Я кладу трубку и захожу в кабинет. Получаю результат УЗИ и иду в свое отделение. Пока меня не было, людей стало еще больше. Все чего-то ждут. В процедурной лежат под капельницами, и идет забор крови у новеньких. Я иду и вдалеке слышу голос Артура. Он позади меня. Ускоряю шаг и быстро захожу в палату. Он заходит следом за мной и называет несколько фамилий. Как потом я узнала, у него сегодня две операции. Я читаю результат УЗИ и не смотрю на него. У меня обнаружено маленькую кисту на яичнике. Но мне объяснили, что она может исчезнуть.
  - Ника, я Вас позову позже, Вы сделали УЗИ? - вежливым тоном спрашивает Артур.
  - Да, вот, - протягиваю ему листок.
  Он подходит, берет бумагу и читает. Отдает мне листок и смотрит беспокойным взглядом.
  - Нужно еще сдать кровь с пальца.
  - Сейчас? - спрашиваю я.
  - Да.
   Я встаю, беру сумку и выхожу из палаты. Он что издевается? Сдаю кровь и возвращаюсь в палату. Перезваниваю Маринке. Она предлагает вечером встретиться за чашечкой кофе.
  - Тебя Артур принял? - спрашивает подруга.
  - Нет еще, только что скорую привезли, наверно будет оперировать.
  - Ладно, увидимся вечером, не скучай. Она кладет трубку.
  Я проголодалась и иду в буфет, чтобы перекусить. Скоро обед, а я даже не завтракала.
   Выхожу с палаты и иду по коридору. В другом конце коридора, возле операционной стоит Артур, весь в белом. Он переоделся и готовился к операции. Белый цвет так ему к лицу, особенно к его небесным глазам. Темные волосы, кремовая кожа и серые глаза. Он словно Ангел. Мой Прекрасный Ангел. Я замедляю темп, чтобы насладиться его прекрасным волшебным видом. Он замечает меня. Не знаю почему, но я остановилась. Мы стоим и смотрим друг на друга на расстоянии несколько метров. Он стоит в темной части коридора, но его силуэт в белом, для меня ярче света. Его зовут, и он заходит в операционную. Я остаюсь одна. Снова.
   Спускаюсь вниз к буфету. Покупаю себе круассан, но кусок в горло не лезет. После позднего завтрака, возвращаюсь в палату и нахожусь в режиме ожидания. После обеда, людей в палате стало меньше. За окном вышло яркое солнышко, но на небе еще остались одиночные тучи. Я лежу, развернувшись поперек кровати, и смотрю в потрескавшийся потолок. Заходит Любимов смотрит на меня и молчит. Я поднимаю голову и подымаюсь с кровати. Он очень подавлен и его уставшие глаза тому доказательство.
  - Вы про меня забыли Артур Владимирович? - спрашиваю я игривым тоном, чтобы немного его развеселить.
  - Нет, идемте, - отвечает он и на губах играет легкая тень улыбки. Похоже он рад, что я еще здесь.
  Встаю и следую за ним. Наблюдаю, как он двигается, запоминаю его движения, походку, утоляю жажду своих глаз. Заходим в смотровой кабинет и садимся за стол. Из смотровой в процедурную ходят медсестры, поэтому двери не заперты. Из-за яркого солнца в кабинете очень светло. Он молча заполняет журнал и протягивает мне ручку.
  - Распишитесь здесь, пожалуйста, - говорит он.
  Я смотрю на ручку в его красивых длинных пальцах, мне так хочется коснуться их. Медленно протягиваю свою руку и беру ручку так, чтобы наши пальцы соприкоснулись. От прикосновения бегут мурашки по коже, и я сглатываю подступивший к горлу ком.
   Я веду себя как примерный пациент, не улыбаюсь и не заигрываю. Если честно, обида и боль захлестнули меня так, что я чувствую себя как зомби.
  - Как самочувствие? - спрашивает он. Я вижу, что он тоже неловко себя чувствует.
  Мне хочется ответить ему, что я скучаю по его глазам, что я скучаю по нему. Но я сдерживаюсь.
  - Боль прошла, но садится еще неприятно.
  - Таблетки прекращаете пить, я Вам дам направление на электрофорез на десять дней. Кисту будем наблюдать. Сделаем повторное УЗИ обследование после месячных, - он держится очень профессионально. - А сейчас на кресло, мне нужно Вас посмотреть, - говорит он.
  Для меня это неожиданно, но я ни капли не смущаюсь. Иду за ширму и раздеваюсь. Сейчас он мой доктор, а не нежный парень из мрака. Иду к креслу, ложусь и свешиваю ноги. Он надевает перчатки и подходит ко мне. Засовывает пальцы во влагалище. Я вся напрягаюсь и зажимаюсь. Не пускаю его. Сжимаю пальцами края кресла и смотрю в потолок. Он останавливается.
  - Расслабься, - он говорит это так нежно и тихо совсем, как тогда, в темноте.
   Я делаю глубокий вдох. Поворачиваю голову и смотрю в его прекрасное лицо, в любимые глаза небесного оттенка. Он меня исследует, осторожно надавливает пальцами на низ живота, проверяет мои придатки и яичники. Он замечает мой взгляд и тоже смотрит на меня. Сквозь тучи в окна прорываются яркие солнечные лучи, из-за чего цвет его глаз меняется и становится светлее. В них светло-серые искорки. Они прозрачные с хрустальными кристаллами, которые отсвечивают серебром. Сейчас они совсем не холодные. Я словно под гипнозом. Все вокруг остановилось, все движения вокруг нас, замолчали все звуки. Время остановилось и замерло, как будто кто-то поставил наш фильм на паузу. И я вовсе не на гинекологическом кресле с задранными ногами, а просто стою рядом и смотрю на него. Я не знаю сколько длился этот зрительный контакт. Но я впитывала каждую секунду с ним, каждую деталь его образа, нежно розовых губ, волос. Вы подумаете, что я извращенка. Что я мечтаю о нем, не в то время и не в том месте и не тогда, когда его пальцы во мне. Но мне кажется, что я люблю. Я люблю его глубокие ясные глаза. Я утонула в них еще тогда, когда назвала его другим именем. Он медленно закрывает глаза и полностью отдается тактильным ощущениям, чтобы лучше меня исследовать. Теперь я вижу его длинные ресницы.
   Он заканчивает, снимает перчатки и выбрасывает их в мусорное ведро. Я подымаюсь. Артур подходит ко мне и подает руку. Наши ладони соединяются. У меня бегут мурашки по спине от прикосновений и нахлынувших воспоминаний о переплетенных пальцах в темноте. Наши взгляды встречаются. Он тоже это чувствует, я знаю, я вижу. Зрачки расширены, рот приоткрыт, хватая воздух. Почему ты так смотришь на меня и молчишь? Почему ты молчишь? Не молчи, скажи что-нибудь. К горлу подступил ком. Встаю и забираю свою руку. Еще секунда и с глаз польются слезы. Он возвращается к столу. Я одеваюсь и сажусь рядом с ним. Он дает направление на электрофорез. Беру листок и кладу в сумку. В кабинете мы одни.
  - Почему ты не сказала, что переезжаешь? - неожиданно спрашивает он.
   Ну наконец то, наш мальчик обрел дар речи. Сейчас говорит Артур, а не доктор Любимов. Боже, ну почему ты спрашиваешь сейчас, когда я вот-вот разрыдаюсь. Я так скучаю по тебе. Я не отвечаю на его вопрос.
  - Почему не попросила о помощи? - продолжает он.
  Я делаю глубокий вдох.
  - Ты не обязан мне помогать, к тому же у тебя и так много работы, - отвечаю я, еле сдерживая слезы.
  - Ника, я... - он хочет что-то сказать, но я его обрываю.
  - Это все Артур Владимирович, я спешу? - я опускаю глаза, и по щеке катится предательская слеза, которую я так долго сдерживала. Я быстро смахиваю ее рукой. Не дожидаясь ответа, выхожу из кабинета и быстро иду к выходу.
   Слезы катятся по щекам. Я больше их не сдерживаю. Ну что он со мной делает. Почему мне так больно. Ведь я сама согласилась на ту игру. Одна сумасшедшая и прекрасная до взрыва мозга ночь. Захожу в туалет и даю волю слезам. Мне становится легче после пролитых слез. Собираюсь с мыслями. Привожу себя в порядок и иду за покупками. Нужно проветриться.
  В семь вечера встречаемся с Маринкой в чудо-кафе "Мираколи". Это небольшое милое кафе с итальянской и европейской кухней и обалденными десертами. Оно находится в центре города, на одной из прогулочных улиц. Здесь светлый и уютный интерьер с небольшими столиками и мягкими диванчиками. Но изюминка этого милого местечка это камин, который создает атмосферу тепла. Заказываем капучино и пирожные.
  - Ну как твои дела, выглядишь не очень. Артур спрашивал, почему ты так быстро съехала, - говорит Маринка, листая меню.
  - И что ты ему сказала? - спрашиваю я.
  - Что он сам знает, - отвечает она.
  - И что он ответил?
  - Он промолчал.
  - Сегодня в больнице, он спрашивал то же самое.
  - И что ты ответила? - спрашивает подруга.
  - Ничего, я чуть не разрыдалась и ушла. Давай не будем об этом. Как там на работе?
  - Все нормально, по тебе уже все соскучились, не переживай за работу, - успокаивает подруга меня.
  - Как Андрей? - спрашиваю я.
  - Сейчас придет, мы хотим все рассказать Арчи, Андрей хочет, чтобы он все знал. Я говорила, что его одобрение нам не нужно. Но он уперся. Сказал, что он его лучший друг, и он обязан знать. Кстати, вот и они.
  Я поворачиваю голову и вижу, как в кафе входит Андрей, а за ним Артур. Он в светлом вязаном джемпере, темно синих джинсах и кроссовках, на голове бейсболка. У меня перехватывает дыхание. Черт, как мне себя вести, ведь еще недавно я пулей вылетела из его кабинета. Я смотрю на Маринку, мне хочется ее задушить.
  - Марина зачем? - возмущенным голосом, спрашиваю я.
  - Прости, что я тебя не предупредила. Но может, если ты будешь рядом, Артур будет не так суров. Как уехали родители, он ведет себя как отец. Ты как бы смягчающее обстоятельство для нас с Андреем.
  - А ты не думаешь, что из-за меня он еще больше разозлится. Я сегодня ушла от него не лучшим образом.
  - Я думаю и надеюсь, что не разозлится, к тому же он сам захотел с нами поехать, когда я сказала, куда я иду, - отвечает она.
  Я удивленно смотрю на подругу. Зачем ему это.
  Похоже, мой день сегодня спокойно не закончится.
   Андрей садится возле Марины и обнимает ее. Артур садится возле меня. Я поворачиваю голову и смотрю на него. Он немного смущается и прячет глаза. Как же сильно меня тянет к нему. Я отодвигаюсь, уступая ему больше места, но он придвигается ко мне ближе. Я опять двинусь и упираюсь в стену, он двигается тоже. Смотрю на него, подняв брови, таким образом, спрашивая, в чем дело? Он осторожно смотрит беспокойным взглядом, а на губах легкая милая улыбка, которая просто обезоруживает меня. Видимо, он решил подшутить или просто извиняется. Я не понимаю его. И меня это бесит.
  - Привет, - говорит тихо он.
  Смотрит на меня виноватым взглядом. Выражение лица меняется. Сейчас он серьезен. И его глаза. Так близко.
  - Привет,- отвечаю я и тону в сером омуте его глаз.
  Мы касаемся друг друга локтями. Я чувствую его тепло, щеки пылают, и меня бросает в жар. Во мне все кипит и бурлит. Боль, злость, радость, волнение, спокойствие, наслаждение и мука. Пусть и через одежду, но я его чувствую. Он рядом. И он тоже меня чувствует.
  - Ника, я приглашаю тебя на день рождение в пятницу, приходи, - говорит Андрей.
  Для меня это неожиданность.
  - Спасибо за приглашение, как то неожиданно, - отвечаю я.
  - Ты придешь, приходи обязательно, - продолжает Андрей.
  - Не знаю, посмотрим, не обещаю.
  Андрей встает и идет к барной стойке заказать напитки. И тут Марина говорит Артуру, что она встречается с Андреем уже два месяца. Сообщает, что они любят друг друга. Для меня, если честно, это тоже новость. И немного обидно, что она не поделилась. Смотрю на Артура и вижу, что он удивлен и недоволен. Брат с сестрой начинают спорить. Кажется, подруга разбудила зверя. В кафе сидели только мы, поэтому говорили они на повышенных тонах. Я молчу и слушаю. Недовольство Артура понемногу начинает переходить и на меня. Возвращается Андрей.
  - Почему ты не сказал, что ты с моей сестрой уже два месяца, ты же мой друг? - спрашивает Артур у Андрея.
  - Ну, ты тоже не все мне рассказываешь, - отвечает Андрей, бросив короткий взгляд в мою сторону.
  Я понимаю, что речь идет обо мне. Я точно убью Маринку. Они снова спорят. Я молчу и играю чайной ложечкой на блюдце. Но спустя несколько минут меня это все достает.
  - Если бы ты встречался с Никой, я бы не была против, а она моя подруга. Вы нравитесь другу, но молчите о своих чувствах и потому страдаете, а я так не хочу, - вопит Маринка.
  Как она посмела.
  После этой фразы я не выдерживаю и взрываюсь. Мое терпение лопнуло. Я бросаю ложечку, и она с грохотом падает на блюдце.
  - Так все, хватит. Вы меня достали, - кричу я.
  - Марина, ты не права, что не сообщила брату о своем романе с его лучшим другом. Он первый, кто должен был узнать. Кстати, тебя это тоже касается, Андрей. Потом можно было и мне сказать. Для меня это тоже новость. Мы ведь подруги. Но я не злюсь. И хватит ругаться между собой. Как вы не понимаете, что в этом мире, роднее друг друга у вас никого нет, пока живы родители. У некоторых даже этого нет. Цените это. Вы брат и сестра. Андрей ты должен понимать, чем делиться с девушкой, а чем со своим другом. Ты лучший друг Артура, так дорожи его дружбой. Вы знаете друг друга не два месяца. А теперь ты, дорогой. Я удивлена не меньше, чем ты. Но Артур пойми, сестры имеют такую особенность как взрослеть. Она взрослая девушка, а не твоя маленькая сестричка. Понятно, ты всегда будешь старшим братом и будешь ее оберегать. Никто из ее парней не будут для тебя идеалом. И ты должен радоваться, что это твой друг, а не гот какой-то или наркоман. Ну нравятся они друг другу, у них любовь. Просто прими это. Люди влюбляются, Артур. С этим ничего не поделаешь. Такое случается. И если люди любят друг друга, то им наплевать на то, что скажут другие. Влюбленным не нужно чье-то одобрение. За любовь нужно бороться, а не молчать. И ты знаешь, о чем я. И не нужно на меня так смотреть своими удивленными прекрасными глазами. Не только ты умеешь повышать голос. Да, спасибо, что и меня не обделили вниманием. Это я по поводу секретов. У меня все. Простите, что накричала на вас. У меня был очень долгий день. А теперь, Артур, выпусти меня, мне нужно на воздух.
   Я поворачиваюсь к Артуру. Он в шоке, но встает и выпускает меня из-за столика. Маринка с Андреем сидят с открытыми ртами и удивленными глазами. Я обхожу Артура. Я так зла, что мне кажется, будто сейчас лопнет лампочка в красивой винтажной люстре моего любимого кафе.
  - Ника, - начинает Артур.
  - Не надо Артур, - останавливаю я его.
  Беру сумку и выхожу с кафе. Иду на остановку и сажусь в свой автобус. Меня всю трусит и хочется плакать. Я слышала, что меня кто-то звал, когда я уходила. Но я не хочу не с кем разговаривать. Приезжаю домой, отключаю телефон. Слезы катятся по щекам, и я не могу успокоиться. У меня перед глазами виноватый и уставший взгляд Артура. Что он теперь думает обо мне?
   Красивая же я поеду завтра на работу. Все лицо распухнет. После всего, что я наговорила, теперь я точно останусь одна. Выпиваю таблетки успокоительного и ложусь спать.
  Утром меня будит будильник. Понедельник день тяжелый. Пытаюсь кое-как позавтракать и еду на работу. Я раздавлена.
  
  Марина
  
  После выступления Ники в кафе, я поняла, что поступила неправильно и не подумала, насколько ей больно. Это все из-за влюбленности. Я совсем забыла про подругу. У Артура я попросила прощения. Он не против нас с Андреем. Может, Ника достучалась к нему. После их знакомства, он стал мягче. Я вижу, что он скучает по ней, ходит без настроения, грустный и унылый. А когда Ника кричала, на нем вообще лица не было. Я попрощалась с Андреем и захожу к брату в комнату. Он сидит на кровати и смотрит на дерево, которое поставил на тумбочку возле кровати.
  - Вижу, оно полностью ожило, - говорю я.
  - Но как, я совсем забыл о нем, - отвечает он.
  - Думаю, ты знаешь, что за это нужно благодарить не меня.
  Брат смотрит и не понимает о чем я.
  - Это Ника ухаживала за ним, поливала и подстригала его. Она сказала, что ему не хватает любви. Артур, Ника влюблена в тебя с самого начала, еще до того как я вас познакомила. Она любит тебя, а ты молчишь. Она не знает, что ты боишься полюбить снова. Но может, ты хотя бы попробуешь. Я же вижу, что она тебе нравится. Она рассказала, мне о том, что между вами было. Скажи, что ты чувствуешь к ней? - мне нужно поговорить с братом о Нике, я вижу, его это беспокоит.
  - Я скучаю по ней. Макс сказал, что она согласилась пойти с ним на свидание, - отвечает он.
  - И ты пригласи ее на свидание. Если ты ничего не сделаешь, то потеряешь ее. Откройся и доверься ей. Ведь у нее совсем никого нет, кроме нас. А знаешь что, мы можем отпраздновать день рождения Андрея в коттедже. Вечером отметим в клубе, а утром или в обед поедем за город.
  - Думаешь, она согласится?
  - Мы с Андреем ее уговорим. Артур, когда мы будем в клубе, ты тоже не должен сидеть сложа руки. Покажи ей, что ты скучаешь по ней. Я позвоню ей завтра, и мы все решим. А теперь спать. У тебя очень усталый вид.
  - Спокойной ночи сестренка.
  - Спокойной ночи дорогой.
  Кажется, он немного успокоился.
  
  Ника
  
   Утром мне позвонила Маринка, и мы просили друг у друга прощение. У нее отпуск, поэтому на работе, я сегодня одна. Так пролетела неделя. Маринку я не видела пять дней, Артура еще больше. Он так меня и не выписал, пока я не пройду электрофорез. Когда я ходила на процедуры, то надеялась его увидеть. Каждый раз, когда я заходила в здание, то мечтала его встретить. Мне так хотелось увидеть его хоть одним глазком, или издалека, как он идет по коридору в своей ярко голубой больничной форме, или как сидит за столом и задумчиво что-то читает. Мне так хочется подняться на этаж отделения, но я знаю, что если я его увижу, то будет еще больнее.
  Сегодня в клубе людей не много, как новичков, так и постояльцев. На работе все мне обрадовались и соскучились. День прошел очень быстро. Сегодня я договорилась с Максом выпить кофе. В конце рабочего дня в клуб заходят Марина, Андрей и Макс.
  - Привет, - здороваюсь с ними.
  - Ника, ты больше не сердишься на нас, прости, - говорит Андрей.
  - Нет, и хватит просить прощения, - я улыбаюсь, потому что у них виноватый вид, как у котят.
  - Это правда, что у тебя свидание с Максом? - спрашивает подруга.
  - Это не свидание, мы просто выпьем кофе. Откуда ты знаешь, я же не говорила тебе.
  - Артур мне сказал, - отвечает она.
  Теперь он точно меня возненавидит. Как же я скучаю по нему. Я не хочу, чтобы он не правильно это воспринял.
  - Я же говорил, его это заденет, - говорит Макс.
  - О чем это вы? - спрашивает Маринка.
  - Макс решил проверить, как отреагирует Артур, если он пригласит меня на кофе. Я была против этого. Артур сильно на меня злится после того, как я на него кричала? - спрашиваю я.
  - Он не злится, но ты должна извиниться. И еще Ника, тогда, в коттедже, не я тебя обнимала ночью, а он. Я была с Андреем. Артур очень подавлен. Мне больно на него смотреть. Почему вы не поговорите? - ее слова поражают меня в самое сердце.
  Он тоже скучает по мне. Но почему он молчит.
  - Я извинюсь перед ним. Как он?
  - Он почти все время пропадает на работе, но обрадовался, что ты спасла его дерево. Оно сейчас такое красивое.
  Мне приятно это слышать. Я рада, что смогла спасти то маленькое чудо-дерево.
  Рабочий день закончился, и мы все идем пить кофе.
  
  Пятница.
  
   Неделя пролетела очень быстро, и наступил вечер пятницы. День рождение Андрея. Я купила в подарок ему книгу. Надеюсь, она ему понравится. В восемь вечера, за мной заезжают Марина, Андрей и Артур. Артур обменивается со мной тихим "привет". Я собрала вещи на завтрашнюю поездку за город. Беру сумку и закрываю квартиру. Артур подходит ко мне, молча ее забирает, и несет в машину. Я смотрю на Маринку, а она мне подмигивает. Приезжаем в клуб и поднимаемся к своему столику. Внутри современный интерьер с удобными мягкими диванчиками в светлых тонах. Большие барные стойки отделяют танцпол от вип зоны. Я и Маринка очень любим танцевать. И если музыка нас не впечатлила и не понравилась, то мы больше это заведение не посещаем. И никакой современный и модный дизайн нас туда не заманит.
  В клубе та же компания, что и тогда в коттедже. Любимов взял выходной на субботу. Все поздравляют Андрея. Маринка постоянно целует его. Теперь они целуются и обнимаются в открытую.
   Все идут танцевать под медленную песню. Кажется, поет Стинг. Машка, как всегда не дает покоя Артуру. И я смирилась с тем, что он ей не отказывает. Макс приглашает меня. Потом играет заводной хит, и мы с Маринкой зажигаем на танцполе. Она говорит, что брат смотрит на меня, и что Маша ему не нужна. Возможно, подруга просто меня успокаивает. Потом все разбежались кто куда, кто курить, кто в туалет, кто танцевать. Артур остался один за столиком. Мне нужно извиниться. Кажется, он грустит. Я сажусь рядом, очень близко, немного касаюсь его. Музыка стихла, так как ведущий проводил очередной конкурс. На мне короткое платье малинового оттенка с рукавом три четверти, колготки и черные сапоги на шпильке. Когда он увидел, что я села рядом, немного застыл и пристально смотрел на меня. На нем белая рубашка и черные джинсы. Выглядит превосходно, белый его цвет. Он мой сероглазый ангел. Я не знаю, как сказать, с чего начать. Слова теряются, когда он рядом. Воздух вокруг нас накаляется и словно потрескивает. Наконец я решаюсь.
  - Артур, прости, за то, что было тогда в кафе и прости, что накричала на тебя. Не знаю, что на меня нашло. Ты злишься на меня?
  Но Артур не успевает ответить мне, так как подошла Маша.
  - Артур, идем танцевать, - говорит Маша.
  Но он как будто не слышал ее. Он смотрел на меня.
  - Извини Маша, но Ника пригласила первая.
  После этих слов он встает и подает мне руку. От такого жеста челюсть отпала не только у Маши, но и у меня. Я влаживаю руку в его мягкую ладонь. Она такая теплая. От прикосновения внутри все переворачивается и порхает. Бабочки не помещаются в моем животе. Он ведет меня на танцпол. Играет медленная песня. Кто поет мне неизвестно, но музыка оболденная. Второй рукой он обнимает меня чуть ниже талии и притягивает ближе к себе. Он так близко. Я в его плену, его власти. Почти не дышу. Смотрю в темно серую дымку его красивых усталых глаз. Он ведет меня в танце. Меня пьянит его сладкий аромат. И наркоман Ника получает дозу наркотика под названием Артур. Как же я скучала по нему. Вторую руку кладу ему на плече. Через рубашку ощущаю его теплое крепкое тело. Ворот его белоснежной рубашки распахнут, и я вижу редкие волосы на треугольнике его неприкрытой груди. Мне хочется прикоснуться к нему, целовать его нежную кожу. Я наслаждаюсь и упиваюсь его близостью.
  - Ника, как ты? - спрашивает он, касаясь губами моей кожи и мочки уха.
  Я чуть не стону от того, что он делает.
  И уже знаю, что ему отвечу.
  - Я скучаю по твоим глазам, - отвечаю я и тоже касаюсь его кожи, глубже вдыхая его запах.
   Он обнимает меня крепче, вдавливая меня в себя. Я чувствую, что он тоже скучает по мне, я вижу это. Мы танцуем крепко обнявшись. Наши сердца бьются в унисон. Не хочу, чтобы он меня отпускал. Песня заканчивается. Он целует меня в щеку и говорит спасибо. Берет меня за руку и ведет к столику. Я не иду, а парю. За столиком все за нами наблюдали с открытыми ртами. Я и сама не понимала, что происходит. Я до сих пор в тумане его очей. Почему он так ласков со мной сегодня? После танцев мы все едем домой к Маринке. Вся компания ночует у них в доме, чтобы завтра вместе выехать. Я так устала, что не помню, как уснула.
  Утром нас разбудил Артур. Он проснулся рано весь полный энергии.
  - Доброе утро сони, на сборы полчаса, завтрак на столе, - громко говорит он и уходит. Странный он. То орет на меня, то игнорирует, то разговаривает. Мне не понятна смена его настроения. Я понятия не имею, что творится в его голове. Чего он боится? Я одеваюсь и спускаюсь вниз. Все на кухне. Маша что-то щебечет Артуру. Я решаю тайком посетить его комнату и проведать чудо-дерево. Оно стоит на подоконнике.
   В комнате Артура ничего не изменилось. Здесь, в темноте Артур лишил меня душевного покоя и навеки пленил мое сердце. Подхожу к окну и одергиваю занавески. Дерево полностью зеленое, на нем много листиков и новых веточек. Оно стало таким красивым. Жизнь пылает в нем всеми оттенками зеленого. Я смотрю и радуюсь, что смогла вернуть его к жизни.
  - Вот ты где, - за спиной слышу голос Арчи.
  - Прости, я просто хотела посмотреть как оно. Я имела наглость ухаживать за ним. Марина говорила, что ты не любишь, когда трогают твои вещи. Но я не удержалась. Мне очень хотелось его спасти, - затараторила, я, не останавливаясь.
  Он медленно подходит. На нем белая футболка и синие джинсы. Он медленно идет ко мне. Его грация завораживает. Протягивает руку к моему лицу. Костяшками пальцев проводит по моей щеке. Касается большим пальцем моей нижней губы. Ласкает взглядом мои глаза. Зачем он это делает? Ищу в его глазах ответ.
  - Спасибо, Ника, я очень благодарен тебе, и я вовсе не сержусь на тебя, - отвечает он.
  Он благодарит за спасение растения. Но, я вижу, что его мучает вопрос, что-то гложет его. Он убирает руку.
  - Макс говорил, что у вас было свидание, он тебе нравится? - осторожно спрашивает он, как будто боится услышать ответ. Его вопрос меня убивает. Он что волнуется?
  - Почему ты спрашиваешь Артур, - пытаюсь вытянуть из него истину, хочу знать, что он чувствует.
  - Просто спрашиваю, он не способен на серьезные отношения.
   Так вот оно что. Он переживает за меня. Заботится.
  - Тогда я просто отвечаю, у меня было свидание с Максом, на котором присутствовали Марина с Андреем. Я же не спрашиваю, были ли у тебя свидания с Машей. Тебе, не все ли равно? И знаешь, мне кажется, что не один Макс не способен на серьезные отношения, - говорю я возмущенным голосом.
   Он смотрит виноватым взглядом и понимает о чем я. Заходит Маринка и говорит, что пора ехать. Я рада, что она своим приходом спасла положение. Неизвестно, что мы еще могли наговорить другу. Не понимаю, какого хрена он от меня хочет. Быстро выхожу из комнаты.
   По дороге настроение у меня вообще пропало, но я улыбалась и делала вид, что все хорошо. Каждый раз, когда я смотрела в зеркало заднего вида, я встречала взгляд серых глаз Артура. Приезжаем на место к обеду. Парни разгружают машину от вещей и продуктов. Перекусив, я и Маринка идем к озеру. Подруга предлагает поплавать на лодке. Я нехотя соглашаюсь и напоминаю, что не умею плавать. Через несколько минут к берегу приходят Андрей, Макс и Артур. Мы плывем по озеру. Маринка ловко орудует веслами. День сегодня солнечный, но очень холодно. Мы разговариваем обо всем, только не о парнях. Артур наблюдает за нами с берега. Мы уплыли уже далеко от берега. Здесь очень красивая природа. Представляю, как красиво здесь зимой. Все в снегу и пахнет морозом.
   Вдруг Маринка вскакивает со своего места и хочет сделать совместное селфи. Но зацепившись ногой, падает на правый бок лодки и она переворачивается. Я помню, как падаю в ледяную воду. Ощущение от холодной воды такое, словно меня протыкают тысячи кинжалов. Я барахтаюсь изо всех сил, но на мне слишком много одежды. Поэтому я быстро тону. Погружаюсь в темноту. Она страшная и холодная. Я задыхаюсь. Умираю. Нет, я сплю. Это сон. Я стою в поле. Золотые колоски щекочут мои босые ноги. Вижу тропинку, которая исчезает за золотым горизонтом. Мне хочется туда идти. Кажется, меня там ждут.
  - Ника вернись, - голос заставляет меня повернуть голову, и недалеко я вижу Артура. На нем белая футболка, синие джинсы и он босиком. Он зовет меня.
  - Ника вернись, - повторяет он.
   У меня начинает болеть в груди. Я открываю глаза и вижу небо. Пытаюсь сделать вдох, но вместо этого из меня выливается вода. Откашлявшись, понимаю, что я только в майке и штанах. Лежу на холодном песке. Надо мной, весь мокрый, нависает Артур. Он хватает меня и крепко обнимает. Я чувствую, как бешено, бьется в груди его сердце. Он такой теплый.
  - Ты вернулась, - шепчет Артур.
  Рядом стоят мокрые Андрей и Марина. Мне очень холодно и всю трусит. Пальцы на руках и ногах онемели. Волосы в песке. Макс притащил одеяло. Артур укутал меня, взял на руки и понес в дом. Замерзшими пальцами я крепко сжимаю его футболку и притягиваюсь к нему, чтобы хоть как-то согреться. Он принес меня в ванную, что на первом этаже. Зайдя внутрь, он закрыл двери на замок. Снял с меня одеяло и подвел меня к душевой кабинке.
   Включил горячую воду и начал меня раздевать. Сначала, я не совсем понимала, что он делает. Вода очень горячая. Я в лифчике и трусах. Отталкиваю Артура, чтобы он не раздевал меня. Но он успевает снять лифчик. Я прикрываюсь одной рукой, а второй толкаю его. Я злюсь, и мне хочется плакать. Его отчаянное желание меня спасти, после того, как он себя вел, просто возмущает меня. Где же ты был, когда мне тебя так не хватало, думаю я.
  Он хватает за резинку трусов.
  - Не надо, - кричу я.
  Вода и слезы смешались на моих щеках.
  - Господи, Ника, да что я там не видел, - приказывает он. И в этом он прав.
  - Почему ты это делаешь Артур, зачем ты меня спас? чтобы потом избегать? Почему ты молчишь и закрылся от меня? - я больше себя не сдерживаю. Отталкиваю его. Падаю на колени, прислоняюсь к стене и рыдаю. Я больше не могу, вся моя боль сейчас в этих слезах.
  Артур подходит ко мне, помогает мне подняться и встать под горячие струи воды. Обнимает меня крепко-крепко, чтобы я не убежала.
  - Прости, Ника, прости меня, пожалуйста. Прости, что причинил тебе боль, за то, что накричал. После предательства я боялся отношений, боялся кому-то поверить, боялся тебе довериться. Я бы не смог пережить, если бы ты меня бросила. Я влюбился в тебя по уши, как мальчишка, и не решался на первый шаг. Я и сейчас боюсь. Боюсь, что ты выберешь Макса, а не меня. Для меня было неожиданность, что девушка из темноты это ты, приятная неожиданность. После той ночи, я все время думаю о нас, я скучаю по тебе каждый день. Я чуть с ума не сошел, пока спасал тебя из воды. Прости меня за Машу. Она меня не интересует, и никогда не нравилась. Тот поцелуй, она сама меня поцеловала, за что потом получила выговор. Мне очень стыдно, что я себя так вел. Ты вдохнула в меня жизнь, как в то маленькое дерево. Ему помогла выжить твоя любовь. Мне помогла твоя любовь. Тогда в темноте, ты была словно яркий луч солнца для меня. Я не могу без тебя. Я с ума схожу, когда ты не рядом и когда рядом. Я люблю тебя очень. И я ненавижу себя за то, что не сказал тебе этого раньше. Прости меня.
   Я стою и не верю своим ушам в том, что только что услышала. Он любит меня. По щекам льются уже слезы радости. Его слова сняли тот громоздкий камень боли с моей измученной души. Смотрю в родное мне лицо. Он так близко, как мне того хочется. Его ресницы слиплись от воды, по лицу стекают капли воды, губы темно розового оттенка. Он обхватил меня своими теплыми руками, смотрит мне в глаза и ждет ответ.
  - Артур, ты даже не представляешь, что значишь для меня, насколько ты дорог мне. Я люблю тебя и просто умираю, когда тебя нет рядом, последнее время я думаю и дышу только тобой, - говорю я и беру его милое лицо в свои ладони.
  Он улыбается, а его глаза горят, как благодатный огонь. Мы ласкаем друг друга взглядом. Он все-таки стаскивает с меня трусики, и я его не отталкиваю.
  - Тебе нельзя быть в мокрой одежде, а то я долго буду тебя лечить, - говорит он с лукавой улыбкой на губах. Как же я ее люблю, его улыбку. Я сделаю все на свете, чтобы всегда видеть его таким, нежно улыбающимся.
  - Я не против, чтобы ты меня лечил, займись этим прямо сейчас, - с вызовом говорю я, потому что изнемогаю от того, насколько хочу раствориться в нем. Он прижимает меня к себе и наши губы соприкасаются, после такой долгой разлуки. Нежно. Сладко. Изумительный вкус его рта. Невозможно им насытиться. Как же мне не хватало его губ. Мы целуемся жадно. Наши языки сплетаются в танце страсти. Я упиваюсь его вкусом, им самим. У меня подкашиваются ноги от его требовательных и крепких поцелуев. Обнимаю его и понимаю, что он в мокрой одежде, которая прилипла к его безупречному телу.
  - Артур, нужно снять мокрую одежду, не хочу, чтобы мой доктор простудился, - говорю я игривым тоном.
   Он улыбается и целует меня. Берусь за край футболки и стаскиваю ее. Расстегиваю на джинсах пуговицу и молнию. Стаскиваю их, они прилипли, и он помогает мне. Стаскиваю трусы, высвобождая его твердую плоть внушительных размеров. Раздев, осматриваю его всего. Любуюсь каждой клеточкой кремовой кожи. Ведь мы так давно не виделись. Он так прекрасен. Широкие плечи, крепкий торс, нежная ароматная кожа. Я провожу пальцами по его плечам, ключицам, груди. Целую там, где только что были мои пальцы, посасывая и покусывая его кожу. Хочу его всего, без остатка. Мы стоим абсолютно голые под струями обжигающей воды и пожираем друг друга взглядом.
  - Ты такой красивый, я очень люблю тебя, - шепчу я.
  - Это ты красивая, я безумно люблю тебя и очень хочу, - отвечает он и набрасывается на мой рот.
   Мы словно голодные, и кажется, сейчас съедим друг друга. Он обнимает и поднимает меня к себе на руки. Я обхватываю его бедра ногами. Он прислоняет меня к стене и медленно входит в меня. Мы оба одновременно издаем голодный стон. Глаза в глаза, кожа к коже. Я растворяюсь в нем, а он во мне. Он двигается медленно и осторожно, чтобы я привыкла, опасается за мое здоровье. Но потом ускоряет темп. Нас накрывает страсть. Ощущения яркие и глубокие. Я распадаюсь на крохотные частицы. Из-за долгой разлуки, мы одновременно достигаем высшей точки наслаждения и освобождения. Мы падаем на пол и лежим в крепких объятьях, восстанавливая дыхание. Мы близки как никогда. Дышим друг другом. Любим друг друга. Вода шумит, поливает горячим ручьем и приглушает наше быстрое дыхание. После того, как мы вернулись в реальный мир, решаем принять душ и помыть друг друга.
  - Надеюсь, нас не слышали твои друзья, - говорю я.
  - Мне все равно, - говорит Артур и крепко меня целует.
  В ванной только два полотенца и один белый халат. Он заматывает меня в полотенце и одевает в халат. Берет себе второе полотенце и обматывает свои бедра. Мы выходим из ванной, и я уже начинаю краснеть. Все сидят возле камина. Артур подхватывает меня и несет на руках. На нас все уставились и замолчали.
  - Ты жива? - нарушая тишину, спрашивает Маринка.
  - Да, наше селфи осталось на дне озера? - спрашиваю я.
  - Да фиг с ним, главное, что с тобой все в порядке, ты в долгу у Арчи, он спас тебя.
  - Я знаю, - смотрю нежно на любимого мужчину. Он чмокает меня в нос.
  - Идем тебя оденем, - говорит тихо он.
  Ему действительно все равно, что подумают его друзья. Он не скрывает своих чувств ко мне. Мы поднимаемся по ступенькам. Он такой сильный. Я выглядываю из-за плеча Артура на тех, кто сидит в зале. Все притихли и улыбаются, кроме Маши. Светка подняла большой палец вверх и улыбается мне.
  - Артур, тебе не тяжело? - тихо спрашиваю я.
  - Ни капельки, - отвечает он, улыбаясь своей ослепительной улыбкой.
  Он открывает двери и входит в комнату.
  
  - Пойду, проверю, как они там, - говорит Марина Андрею и поднимается по ступенькам.
  Когда она открывает двери комнаты, то видит, как брат целует ее подругу. Марина улыбается и радуется за них обоих. Она тихонько закрывает двери и спускается к Андрею.
  - Они в порядке, - говорит Марина и обнимает своего парня.
  
   Артур заносит меня в комнату и ставит на ноги. Он целует меня, не выпуская из объятий. Его губы наслаждение и награда для меня. Внизу живота нарастает желание. Мы не можем оторваться друг от друга. Утоляем жажду прикосновений. Он снимает с меня халат, полотенце падает на пол. Снимаю полотенце с его бедер. Мы обнаженные, как наши чувства и желания. Он целует меня и толкает на кровать. Наши тела сплетаются и уносятся далеко от реальности. Мы лежим и поедаем друг друга глазами, наши поцелуи не прекращаются ни на минуту. Я в его плену, он поглаживает пальцами мою спину.
  - Артур, мне кажется, нам надо спуститься к твоим друзьям, у твоего друга праздник не забыл? - прерывая нашу идиллию, спрашиваю я.
  - Мои друзья теперь твои, думаю, они понимают, - отвечает он.
  - Думаешь, я им понравлюсь?
  - Ты уже им нравишься, - отвечает он, крепче меня обнимая. Я улыбаюсь и целую его.
  - Я серьезно, иди первый, только халат не забудь.
  - Ты меня выгоняешь?
  - Нет, просто боюсь, что мы вообще не выйдем из этой комнаты.
  - В этом ты права, но я так скучал по тебе, - он коротко целует меня, встает с кровати и одевает халат.
  - Ты знаешь, белый тебе очень к лицу, а точнее к твоим небесным глазам. Когда ты в операционной форме, ты похож на ангела, только без крыльев.
  - Что у тебя с моими глазами? - усмехаясь, спрашивает он.
  - Я люблю их.
  - Правда?
  Он медленно подходит к кровати. Я сижу и смотрю, как он двигается. Он так грациозен и в гармонии со своим телом. Целует меня снова. Его губы такие мягкие и нежные, и уже припухли от постоянных поцелуев.
  - Артур, не уходи, - шепчу я.
  - Никогда, - шепчет мне в губы он.
  Тут раздается стук. За дверями Маринка.
  - Вы там живы? Вы хоть звук подайте что ли. Пора ужинать!
  Мы смеемся. Артур открывает двери и впускает сестру. Сам идет в свою комнату.
  - Чем вы тут занимались? - спрашивает Марина.
  - Артур меня лечил, он мой доктор забыла? И мне нужно было отблагодарить его за спасение моей жизни, - отвечаю я и улыбаюсь.
  - Да, я вижу, вы светитесь ярче солнца. Вставай, и идем ужинать, - говорит подруга и уходит.
   Я тепло одеваюсь, так как мне все еще кажется, что моя кожа ледяная. Спускаюсь вниз, запрыгиваю на диван и укрываюсь одеялом. Ощущение холода меня не покидает. Помогать накрывать на стол, мне запретили. Так, что я только наблюдала. Артур переоделся в футболку и джинсы. Ему совсем не холодно. После ужина Света с Димой, Макс и Маша поехали домой. Остались только мы вчетвером. Маринка с Андреем, и я с Артуром. Маринка перетащила мои вещи на первый этаж к Артуру в комнату. А вещи Андрея к себе наверх. Причем она сделала это, не спросив нашего разрешения. Просто поставила всех нас перед фактом. Подруга со своим парнем пошли наверх, а мы остались возле камина.
   Мы лежим в обнимку на диване под одним одеялом и смотрим телевизор. В камине потрескивает дерево. Артур гладит меня по волосам. Мне очень тепло. Я в самом уютном и безопасном месте на свете. Он мой дом. Он мое все.
  - Артур, почему ты стал гинекологом? Ты молодой, красивый до одурения парень. Почему? Кто тебя уговорил? Почему тебе захотелось иметь работу, которая заключается в том, чтобы осматривать каждый день женские прелести. Неужели из-за денег?
  - Не знаю, само как то пришло, ну и из-за денег конечно? - улыбаясь, отвечает он.
  - Ты идеальный парень.
  - Почему? Неужели из-за денег? - спрашивает он и смеется.
  - Ну, все женщины в твоей семье могут не переживать за свое здоровье. Ты умный, красивый, очень заботливый, воспитанный и у тебя хорошие манеры. Все это я увидела на первом приеме. Ты влюбляешь в себя одним взглядом своих небесных глаз. В больнице все девчонки по тебе с ума сходят.
  - Знаешь, после того, как ты кричала в кафе, я думал, что никогда тебя не увижу. Прости, что тебя мучил.
  Я зарываюсь носом в футболку и вдыхаю его запах.
  - Люблю твой запах. По утрам на этаже витает аромат твоего парфюма. Так я знаю, что ты уже на работе.
  - Правда, я вроде не сильно увлекаюсь духами.
  - А запах и не сильный. Он тонкий и ненавязчивый и очень тебе подходит. Мне хочется знать о тебе больше.
  - У меня скверный характер, я вспыльчив и быстро раздражаюсь, - признается он.
  - Я это уже поняла, думаю это издержки профессии. Я тоже не подарок, - говорю я.
  - Зачем спешить, мы еще узнаем друг друга. Идем спать. Ты уже сонная.
  - Идем.
  Артур обнимает меня и берет на руки.
  - Тебе нравится меня носить, ты же устал.
  - Ты легкая, к тому же мне хочется носить тебя на руках, так ты вся полностью моя.
  Он несет меня в свою комнату. Она точь в точь такая же, как в городе, только стены деревянные. И здесь темно. Он вносит меня и не включает свет.
  - Ты не включишь свет? - спрашиваю я.
  - Он нам не нужен, ты мой свет, - отвечает он и целует меня в лоб.
  Он укладывает меня на кровать, помогает раздеться и сам раздевается. Обнимает меня, его пальцы скользят по моему телу. Его нежные губы на моих губах, щеках, скользят вдоль моего тела. Не прекращая целовать, он шепчет:
  - Именно здесь все случилось, в темноте, - говорит он хриплым от желания голосом.
  - Здесь, в темноте ты для меня ярче света, - отвечаю я.
  Он крепко целует меня, и мы кружимся в танце любви.
  В понедельник Артур меня выписал. Но за выпиской я не пошла, так как мне нужно было на работу. Я решила забрать ее в обед, вдруг у него получится пообедать со мной. Сделаю ему сюрприз.
   Выхожу из клуба и вижу неприятную картину. На перекрестке жуткая авария. Прохожу мимо и вижу знакомый внедорожник. Внутри меня все замерло и застыло. Машина спереди превращена в лепешку, судя по всему, был очень сильный удар. Рядом стоит громадный грузовик. Пострадавших не видно. Автомобиль такой же, как у Артура. У меня учащается пульс и становится страшно. Звоню Артуру, но у него отключен телефон. Набираю Маринку, а у нее голосовая почта. У людей, стоявших рядом, спрашиваю о случившемся. Мне говорят, что за рулем был только молодой парень. Его забрала скорая. Я еще раз набираю Артура, но он молчит. У меня трясутся руки. Я отгоняю тревожные мысли, но мне становится страшно. До больницы два квартала. Я срываюсь и бегу изо всей силы. Голос внутри меня успокаивает и повторяет, что это не он. Если это он я умру. Я бегу и всю дорогу молю Бога, чтобы это был не он.
  Забегаю в больницу и взлетаю на этаж гинекологического отделения, словно бешеная птица. Забегаю в ординаторскую. На месте его нет. На вопрос где он, мне отвечают, что он вроде как уехал на обед. Выхожу из кабинета. От страха и тревоги все сжимается и болит в груди. Слезы катятся рекой, и мне плевать, что все смотрят на меня. Мне надо бежать искать его. Бегу к лестнице, а навстречу мне поднимается мой Артур. Он живой, цел и невредим. Выкрикиваю его имя и бросаюсь ему на встречу, прямо на него. Обнимаю так крепко, что у меня болят мышцы. Я рыдаю и не могу выговорить ни слова. Он здесь, он живой, он со мной, он рядом.
  - Ника, что случилось, ответь мне.
  Он берет меня на руки и спускается на первый этаж в раздевалку для медсестер. Закрывает двери, усаживает меня на колени и крепко обнимает.
  - Солнышко ответь мне, пожалуйста.
  - Там была авария, внедорожник как у тебя. Мне сказали, что разбился молодой парень, я испугалась, что это ты. Я звонила тебе, бежала сюда, - всхлыпиваю я.
  Прижимаюсь к нему сильнее и зарываюсь носом в его грудь, вдыхаю его запах, он пахнет больницей и гелем для душа. Редкие волосы на груди щекочут мой нос. Сегодня он в ярко голубой форме, она уже мокрая от моих слез.
  - Внедорожник сломался, и я поехал на автобусе, успокойся, со мной все хорошо, я с тобой, - говорит он успокаивающе.
  Мы сидим так минут десять, я так рада, что с ним все хорошо. Мне не хочется его выпускать из своих рук.
  - Прости, - шепчу я, - я такая плакса, извини, что прибежала к тебе на работу, тебе не влетит из-за меня?
  - Нет, но шептаться будут о том, почему прекрасное заплаканное создание, а именно моя пациентка, так отчаянно набросилась на меня и стала обнимать. Если честно мне плевать. Я люблю тебя. Ты успокоилась?
  - Да, - отвечаю я.
  - У меня сейчас операция и мне нужно идти. Может, ты сегодня приедешь ко мне, я дам тебе ключи, Маринка сегодня будет у Андрея. Я ужасно по тебе соскучился.
  Он целует меня, его поцелуй такой глубокий и сладкий. Я таю, словно льдинка под солнечным лучом.
  - Хорошо, я тоже соскучилась,- соглашаюсь я.
  Мы не нормальные. Ведь мы вчера виделись.
  - Идем, я дам тебе ключи.
  - А может, ты их сюда принесешь, не хочу, чтобы меня все видели.
  - Нет, идем со мной, - говорит он и целует меня в нос.
   Выходим из раздевалки. Медсестры бросают косые взгляды на нас. Говорю, чтобы он шел вперед, а я за ним. Он засмеялся своей белоснежной улыбкой, но сделал, как я попросила. Он отдает ключи. Целует меня в щеку и быстро уходит. Я еще стою несколько минут, любуясь им самим. Ах, эта спина. Поворачиваюсь, чтобы уйти и встречаю эти горькие взгляды тех, кто сходил по нему с ума. Да, девочки, он мой. Улыбаюсь им и спускаюсь по лестнице. Возвращаюсь на работу.
  Позже перезвонила Маринка, и я ей рассказала, о том, что сегодня произошло. Она сказала, что я чокнутая, но призналась, что сама бы умерла от страха за Андрея. Сообщаю, что сегодня еду к Артуру. Она желает нам бурной ночи, я ей тоже.
  После работы еду к Артуру домой. Готовлю ужин, его любимую пасту с курицей. В доме очень тепло и я решаю раздеться. Достаю из шкафа футболку Артура и одеваю ее. Она прикрывает белье, так, что я не полностью голая. В ней гораздо легче.
  Через несколько минут в дом заходит Артур. Раздевается и остается в красной кофте и джинсах. Расстегивает кофту, а под ней белая футболка, в которой он меня спасал. Я стою в холле и встречаю его. Он улыбается мне.
  Я медленно подхожу и протягиваю руки к его плечам. Снимаю его кофту, и он остается в футболке. Он дарит мне долгий поцелуй, заключает в свои объятия.
  - Это моя футболка? - спрашивает он.
  - Да, - отвечаю я.
  - И под ней ничего нет?
  - Почти, - улыбаюсь я.
  - Ты вкусно пахнешь, я хочу тебя съесть.
  - Я приготовила твою любимую пасту.
  - Спасибо, я проголодался.
  - И что ты выберешь, меня или пасту?
  - Конечно тебя, только сначала приму душ.
  - Нет, сейчас и немедленно.
  - Милая, я весь день простоял возле операционного стола и обливался потом, не думаю, что тебе понравится этот аромат.
  Я подхожу к нему ближе и вдыхаю его запах, он все так же пахнет больницей, гелем для душа и собой. Аромат такой приятный и родной.
  - Ты пахнешь собой, и это мой самый любимый запах. Я хочу тебя таким.
   Он дарит мне свою милую улыбку, и я таю, как снег на солнце.
  - Ты извращенка.
  - Да, солнышко, я извращенка, а ты мой наркотик, мой воздух, моя еда и мое солнце.
  Он крепко целует меня и подхватывает на руки. Несет в свою комнату. Там темно, и мы снова в своей стихии.
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"