Pteradon: другие произведения.

Hellsing: Mankind War

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    [Hellsing] Нападение на Лондон стало финальной каплей пересилевшей чаши весов этого мира. Гибель восьми миллионов человек единовременно нельзя скрыть или объяснить терактом. Мир, до того глядящий в Бездну сделал шаг в пустоту... И среди крошащегося на куски мира мечется организация, что явилась первопричиной всему этому. Орден королевских протестантских рыцарей "Хеллсинг". История этого мира никогда не вернется назад.

Пролог
Навести прицел, учесть поправку на ветер. Нажать на курок.
Нападение на Лондон стало последней каплей. Никак нельзя объяснить единовременную гибель восьми с лишним миллионов человек. Нельзя скрыть то, что находится в общем доступе. Снятый на любительскую камеру телефона ролик, в котором сквозь плотные дождевые облака на Лондон спускаются боевые дирижабли с символикой, что шесть десятков лет оставалась табу, облетел мир за несколько часов.
Автора объявили гениальным мистификатором и предполагали, при помощи каких сил и средств было создано это видео...
А потом пошли новостные сводки. И реальность оказалась не хуже всякого мрачного фэнтези.
Отдельный батальон СС, ждавший своего часа дольше полувека, нанес свой сокрушительный удар по одной из мировых столиц. При помощи чудовищных экспериментов бойцов обратили в суперсолдат, которые в одиночку уничтожали роты и полки.
Перезарядить винтовку. Навести прицел. Учесть поправку на ветер. Нажать на курок.
Но история не обрела свой конец. Сеть быстро наполнялась обнаруженными во время обысков опустевшего города записями. Немногочисленные очевидцы рассказывали истории, от которых волосы вставали дыбом.
Нечеткая, смазанная из-за трясущихся, залитых кровью рук, фотография, на которой в небе над Лондоном кружат сотни вертолетов с символикой Ватикана, мгновенно стала самой дорогой за всю историю человечества.
Ватикан молчал, тем самым признавая свою причастность. Тринадцатый Крестовый Поход закончился неудачей, да такой, что Ватикану теперь никогда не отмыться.
Но и это не было концом.
Ударный Линкор Морского Флота Великобритании, стоящий посреди Темзы с гигантским крестом из терниев, свидетельства очевидцев о "двухметровом мужчине в красном плаще и шляпе, с двумя монструозными пистолетами и красными глазами, что стоял, преклонив колено перед какой-то блондинкой", порождали еще более жуткие слухи. Особенно страшными эти слухи становились на фоне того, что в городе не осталось крови. Город, в котором единовременно убили восемь миллионов человек, оказался полностью обескровленным.
Самые опытные полезли в архивы и в Интернет, начали выливаться многочисленные свидетельства неоднократного повторения подобных случаев. Многие писали о том, что такое происходит сплошь и рядом, просто правительство предпочитает молчать о таких вещах.
Мир лихорадило. Люди стали задавать вопросы. Как три не самых маленьких дирижабля смогли пересечь неизвестное расстояние, оставаясь полностью незамеченными для современных радаров? Почему ВВС Великобритании не попытались уничтожить объект угрозы? Почему же не была объявлена мобилизация?
Слишком много было почему.
Люди желали знать правду.
На одной из бесконечных пресс-конференций был задан эпохальный вопрос:
- Скажите, это правда, что на город напали вампиры?
Высшие военные чины в тот момент переглянулись, а затем последовал ответ, вошедший в историю этого мира и изменивший ее навсегда...
- Мы все еще восстанавливаем картину произошедшего, но с большой вероятностью можем утверждать, что город был атакован силами СС, которые были превращены в так называемых вампиров...
Как только буря улеглась, из зала пришел еще один вопрос:
- Господин генерал, как так получилось, что к Вашему приходу в Лондоне не осталось сил противника?
В тот момент двери в конференц-зал с грохотом растворились, и к трибуне, за которой сидели представители армии, направилась весьма колоритная парочка.
Первой шла высокая блондинка, одетая в строгий деловой костюм. Один глаз, этой, несомненно, аристократки был закрыт черной повязкой. На поясе у женщины отчетливо выделялась изящная рапира и кобура пистолета.
Но еще более интересным человеком была ее спутница. Тоже блондинка, но более миниатюрная. Девушка была одета в подобие военной формы песочного цвета, за исключением мини-юбки вместо штанов и короткими рукавами, которые кончались белыми перчатками. Девушка шла и мило улыбалась всем присутствующим, не показывая зубов. Все было бы хорошо, если бы не глаза.
Кроваво-красная радужка, кажется, пробирала до дрожи и не давала оторвать взгляда от этой девушки.
Наконец, они подошли к трибуне, где аристократка забрала у недоуменно смотрящего на нее пресс-атташе микрофон.
- Позвольте, я Вам отвечу на Ваш вопрос. Все силы противника были уничтожены силами Ордена Королевских Протестантских Рыцарей "Хеллсинг".
И зал снова взорвался... Если до того момента конференция и была хоть немного скучной, то после последних двух вопросов, она грозила перейти в разряд исторических событий.
Сменить тип боеприпасов. Перезарядить винтовку. Навести прицел. Учесть поправку на ветер. Спустить курок.
Интегра Уингейтс Хеллсинг в тот день стала человеком номер два в этом мире. Конференция продолжалась восемь часов, последние шесть из которых Хеллсинг отвечала на вопросы в одиночку. Представители армии тихо покинули здание, оставшись незамеченными.
Все внимание было обращено к Интегре. Она и ее телохранительница с удобством расположились на трибуне и вели неспешный рассказ, отвечая на все, даже самые каверзные вопросы журналистов.
На исходе восьмого часа сэр Хеллсинг начала выдыхаться, на что не преминула обратить внимание ее служанка-телохранительница.
И вот уже звучал последний вопрос:
- Сэр Интегра, скажите, почему Вы все это рассказали нам? У Вас есть санкции от правительства?
На миг губы Хеллсинг разошлись в улыбке.
- Каждый глава организации Хеллсинг приносит клятву лично Королеве Великобритании. Елизавета Вторая погибла в огне Лондонского побоища - ее разорванное тело было найдено под развалинами Букингемского дворца. Долг каждого вассала - отомстить за своего сюзерена. Организация разбила нападавших, но и сама была практически уничтожена. На данный момент, как вы уже знаете, из всего состава организации Хеллсинг в строю находятся всего четыре человека, включая меня. Еще семеро - в тяжелом положении. И мною было принято решение раскрыть правду миллионам людей, что потеряли в Лондонском побоище друзей и близких. Организация "Хеллсинг" искренне сожалеет о случившемся. И дав полную информацию по тому, что же произошло во время инцидента, мы надеемся, что сможем хоть немного искупить свою вину. Спасибо, что выслушали. Нам пора.
И в тот же момент Хеллсинг исчезла вместе со своей служанкой. Позднее удалось замедлить видео достаточно, чтобы люди смогли увидеть, как Хеллсинг аккуратно подхватывает на руки ее симпатичная телохранительница, правая рука которой превратилась в красно-черную бесформенную массу. Губы девушки растянуты в широкой улыбке, открывая вид на четыре острых клыка, которыми так удобно прокалывать шею...
Внезапно оживает рация.
- Говорит "Блад".
- Докладывай.
- Цель уничтожена. Дополнительные цели - уничтожены.
- Принято. Возвращайся на базу.
Месяц спустя мир оказался на грани новой войны. И на сей раз, эта война грозилась вылиться во что-то гораздо более страшное, чем все, что случалось с человечеством до этого.
Лондон 27.4.03
27 апреля 2003 года. Спустя один год и семь месяцев после уничтожения Лондона.
Виктория была спокойна.
Несмотря на творящийся вокруг хаос, крики и стоны, несмотря на запах крови, что так манил ее, опьяняя своим тягучим ароматом запретного. Да, теперь кровь пахла для нее совершенно по особому.
Но ей нельзя было поддавать инстинктам. Терять контроль. Не сейчас. Не здесь.
Тяжеленная даже на вид противотанковая винтовка с мощным оптическим прицелом сейчас упиралась ей в плечо. Рядом стоял свежевскрытый цинк с патронами, с военными маркировками артиллерийских снарядов.
Неподалеку валялось несколько осушенных пакетов из-под крови.
Ее оборудованная снайперская позиция располагалась на семнадцатом этаже одной из многоэтажек на Аппер Граунд. Выбитый снарядом кусок стены служил отличным гнездом для снайпера, особенно если учитывать, что снайпером была Серас.
Лондон сейчас был шумным местом. Очень шумным и очень горячим. Сейчас основные бои шли в районе бывшего Сохо, во всяком случае, именно там засели основные силы британских ВС.
Но французы не отчаивались. Используя любую возможность, они буквально закидывали британцев трупами, стремясь выбить их из городской черты.
Французы...
Недолго помнили лягушатники о мире, дружбе и жвачке. Ох, как недолго. Стоило только Британии ненадолго ослабить контроль, как из-под Ла-Манша полезли эти "Демократы", решившие, что раз Британия обезглавлена, то стоит повторить подвиги Вильгельма Завоевателя.
Ми-5, чья штаб-квартира была уничтожена одной из первых, не смогла ничего сделать, а наши доблестные пограничники проморгали первые сюрпризы в виде диверсантов, что были засланы в страну под видом гуманитарных рабочих.
Серас выдохнула, восстанавливая контроль над сбившимся дыханием.
Хотя это не имело смысла. Ее винтовка не шелохнулась ни на миллиметр. Да и дыхание девушке было нужно лишь по привычке, в ее руках ничего уже трястись не могло. В бытие немертвым есть свои плюсы.
Что забыла одинокая вампирша со снайперской винтовкой в таком месте, да еще и на условно-вражеской территории?
Шарль Дюбо. Так звали ее цель. Его-то она и поджидала.
По информации, добытой госпожой Интегрой от каких-то своих должников, Дюбо был одним из главных командиров "кровавых" отрядов французов.
Наверное, надо рассказать про это новшество в военной сфере.
Спустя несколько дней после атаки Лондон превратился из массового кладбища в людное массовое кладбище. Мародеры всех мастей и розливов буквально затопили город, несмотря на выставленное оцепление. Они потрошили трупы, грабили магазины, да и в общем счете добивались легкой наживы. Но это те, кто покрепче. Большинство же просто с ужасом глядели на улицы, усеянные телами людей... и не очень.
Еще спустя неделю мародеры как-то странно и незаметно сменили свой состав. Большинство из них начало обладать внушительными комплекциями, прекрасным знанием нескольких языков и подозрительно богатым выбором оружия для самозащиты, вплоть до ручных гранатометов. Эти ребята незаметно приезжали из ниоткуда на крутых джипах, аккуратно разыскивали трупы, одетые в черную форму с молниями на петлицах, грузили эти тела в джипы и столь же незаметно уезжали в никуда.
А спустя полтора года в рядах армии нескольких стран появились странные солдаты. Они носили обтягивающую, словно вторая кожа, броню, начиненную десятками трубочек, по которым текла подозрительная бурая жидкость. Эти ребята были быстрее, сильнее, техничнее своих собратьев из других родов войск. Идеальные солдаты, одно было в них плохо - большинство из них со временем становились психически нестабильными и быстро превращались в жаждущих крови и плоти маньяков-каннибалов. Держать их в узде было крайне сложно, поэтому на откуп этим монстрам отдавали целые деревни, обставляя все как "спонтанное нападение стаи диких волковтигровпингвинов". Плюс ко всему, эти ребята очень сильно не любили плавать, боялись серебра во всех его проявлениях, а также не могли долго находиться на солнечном свету с непокрытой головой. Горели они. Как спички.
Но невероятная эффективность подобных солдат на поле боя сводила на нет все их недостатки. За ужасную жестокость и море крови, оставляемое после себя, такие отряды стали называть "кровавыми".
На секунду Серас презрительно сморщила лицо.
Техновампиры. Жалкие подделки. За те несколько месяцев, что прошли с момента появления "пиратских копий" настоящих вампиров, она успела оценить потенциал новых врагов. И она все больше и больше понимала своего хозяина, понимала его презрение к тем, кто не смог обуздать свою жажду, превратившись в отвратительное кровососущее животное, недостойное гордого звания "вампир".
Сейчас Виктория даже готова была признать, что Майор и его подручные на голову превосходили тех отбросов, что сейчас развлекаются в тылу, готовясь к ночным рейдам.
Ее цель же была одной из ключевых в иерархии управления "кровавыми". Дюбо был из самого первого поколения добровольцев, что записались в программу "техновампиров". И последним, сохранившим адекватность и способность ясно мыслить. Во Франции так точно. Его контроль над жаждой был низок, но это уже было достижение по сравнению с уровнем остальных его подопечных. Потерявшие всякую человечность, бывшие люди, а ныне "техновампиры", они уважали лишь право сильного. А Дюбо был именно сильным. Сильнейшим среди них, а, значит - он был главным.
Как только она отправит выродка прямиком в Ад, внутри "кровавых" начнется грызня. Такая грызня, что они рискуют выйти из-под контроля и ударить в спину французам. Что будет только на руку нашим ВС.
По данным, предоставленным должниками Госпожи Хеллсинг, выходило, что ее цель появится в ее прицеле с минуты на минуту.
Серас посмотрела на часы. Потертый ремешок и исцарапанный циферблат выдавал в хронометре реликвию давних времен. Таковой эти часы и являлись.
Серас собственноручно сняла эти часы с руки Макса Монтаны после того, как выстрел 203-миллиметровой гаубицы превратил половину тела майора в груду механизмов, а Госпожа Интегра добила безумного немца.
Если снять часы и посмотреть на заднюю панель, то можно увидеть знамя Третьего Рейха и выгравированную надпись Gott strafe England. Когда Серас увидела надпись и перевела ее значение, она долго смеялась над этой последней шуткой майора Монтаны.
Ведь действительно ОН покарал Англию. Словно Содом или Гоморру он уничтожил Лондон, а сейчас собирается уничтожить Англию. Пусть Госпожа верит, что это лишь испытания, ниспосланные ИМ для того, чтобы проверить - достойны ли мы, достойна ли Англия, но Серас знала, что ОН словно ребенок решил сломать построенный из песка куличик, который ему надоел.
Вот только куличик уже обсох, затвердел и научился кусаться...
Размышления на различные богохульные темы были прерваны появлением основной цели задания. Дюбо в сопровождении тройки преданных телохранителей выскользнул из неприметной подворотни и начал продвигаться вдоль набережной к стоящему неподалеку армейскому Хаммеру песочной раскраски.
Серас понимала, что у нее есть около пятнадцати секунд на то, чтобы устранить основную цель, а затем - побочные. Серас передергивает затвор и припадает глазом к мощной оптике "Харконнена".
Дюбо идет медленным, прогулочным шагом, совершенно не ощущая опасности, которая поджидает его в полутора километрах.
Навести прицел. Учесть поправку на ветер. Нажать на курок.
14,5-миллиметровая винтовочная пуля выполненная из освященного македонского серебра с сердечником из освященной ртути навылет пробивает голову Дюбо, мигом превращая того в горстку пепла и костюм с трубками. Из затвора выскакивает использованная гильза, которая, упав, звенит о каменный пол здания.
Основная цель уничтожена.
Устранить Побочные цели.
Полторы секунды перезарядки, пока руки в давно заученном движении вытаскивают из цинка новый патрон, больше похожий на маленький артиллерийский снаряд. Руки сами кладут патрон на зарядную полку, и защелкивают затвор.
Все это проделывается с чудовищной, недоступной обычному человеку, скоростью, и поражающей, хирургической точностью.
Мозг вампирши работает словно баллистический компьютер, констатируя силу ветра и рассчитывая угол отклонения снаряда.
Перезарядить винтовку. Навести прицел. Учесть поправку на ветер. Нажать на курок.
Первый телохранитель Дюбо отправляется на свидание со своим боссом, получив пулю в сердце. Уж больно сильно он вертел головой. Хотя попадание такого снаряда все равно смертельно для обыкновенного вампира, но Серас по привычке старается всегда стрелять в жизненно важные органы.
Привычка, что поделать.
Да и на примере своего Хозяина она знала, что попадание в жизненно важные органы не всегда убивает. Хотя Хозяин был отдельным случаем. Уникальным. Неповторимым.
Меж тем оставшиеся телохранители смекнули, что дело нечисто (когда за три секунды твой босс и один твой друг почему-то превращаются в пепел - невольно что-то заподозришь), и на максимальной скорости рванули к своей машине.
Наивные.
Серас зло усмехнулась, глядя в прицел уже перезаряженной винтовки.
Навести прицел. Учесть поправку на ветер. Учесть поправку на скорость объекта. Нажать на курок.
Уже второй телохранитель обращается в прах. Третий же успевает добежать до машины и даже забраться на водительское сидение.
Серас учла такой вариант.
Поэтому глядя на то, как безуспешно вампиреныш пытается завести автомобиль, у которого вывернуты свечи, Серас ухмыльнулась еще больше.
Руки рванули к цинку с боеприпасами. Специально для случая с бронированным Хаммером, у нее были припасены бронебойные патроны, с серебряной начинкой, разумеется.
Сменить тип боеприпасов. Перезарядить винтовку. Навести прицел. Учесть поправку на ветер. Спустить курок.
Увидеть, мертв ли техновампир она не могла, но почувствовать смерть - вполне. Так что Серас знала о гарантированном поражении всех целей.
Виктория активировала защищенный канал связи:
- Говорит "Блад".
- Докладывай.
- Цель уничтожена. Дополнительные цели - уничтожены.
- Принято. Возвращайся на базу.
- Есть.
Серас выключает рацию, без видимых усилий закидывает винтовку на плечо, берет предварительно захлопнутый цинк с патронами и... сигает вниз, с семнадцатого этажа.
Если бы сторонний наблюдатель в тот момент поднял голову вверх и посмотрел на небо, он бы увидел отблеск молнии кроваво-красного цвета, что, рассекая небеса, скрылась вдали.
***
Предместья Лондона. Особняк Хеллсингов.
Интегра Фарбрук Уингейтс Хеллсинг курила. Дым от зажженной сигары поднимался к потолку, развеиваясь в окружающем пространстве.
На рабочем столе в хаотичном порядке были разложены документы. Донесения разведки, распечатки радиограмм, расходные ведомости и много прочей макулатуры, которую она была вынуждена просеивать, в попытках выловить хоть крупицу столь необходимой информации.
А информация действительно была нужна. Нужна как нужен воздух тонущему человеку. И как раз ее сейчас катастрофически не хватало.
Еще каких-то два года назад, у Интегры был доступ к любой информации, будь то последние донесения Ми-6 или же данные из личного архива Королевы. По одному ее слову агентов срывали в срочные командировки, только ради того, чтобы она могла получить нужное.
Но это время прошло. Кануло в Лету один год, семь месяцев и двадцать шесть дней назад*. Вместе со всей Великобританией. Вместе со всем миром.
Майор Макс Монтана в своем стремлении сыграть симфонию войны не стал останавливаться на одной только Англии. Уходя в свой последний бой, он отдал приказ всем "законсервированным" агентам "нанести как можно больший урон".
И они не подвели. Личный охранник Джорджа Буша-Младшего перегрыз горло своему подшефному, а спустя двадцать семь минут, два самолета управляемые гулями-пилотами врезались в Башни-Близнецы. Еще один самолет, доверху заполненный взрывчаткой упал прямиком на здание Пентагона.
Служебный автомобиль президента РФ был уничтожен взрывом заложенной в салоне управляемой бомбы. Спустя тринадцать часов стало известно, что на АПРК "Архангельск" произошел инцидент с участием существ по описанию точь-в-точь напоминавших гулей. Экипаж подлодки принял волевое решение уйти под воду и задраив люки заглушить реактор, обрекая себя тем самым на медленную смерть.
Императорская семья была растерзана напавшими на дворец Силами Самообороны, а в центре Токио неизвестные в форме Японской Армии образца сороковых годов расстреляли и выпили более трех сотен человек прежде чем были уничтожены группой неизвестных, вооруженных посеребренным оружием.
И так творилось везде. Одним махом десяток государств оказались обезглавлены, а в остальных произошли массовые и показательно-кровавые теракты.
В самые первые дни после "Кровавой Субботы"** мир висел буквально на волоске. Все обвиняли всех в произошедшем, и никто не хотел даже узнавать про истинных виновников происшествия. Заседание Совета Безопасности ООН выглядело, как сидение на ядерных чемоданчиках. Каждый был готов в любой момент нажать заветную "Красную Кнопку".
Часы Апокалипсиса тревожно замерли на 23:59:59.
Но секундной стрелке не суждено было показать полночь.
И для этого Интегре пришлось пожертвовать практически всем, что у нее осталось.
Тогда она вместе с Серас буквально ворвались на заседание, попутно раскидав шесть кордонов, которыми было окружено место проведения.
Выступая перед горсткой людей, которые вот-вот могли начать Третью Мировую, ей пришлось использовать все свое мужество, и всю свою рыцарскую честь.
Она говорила долго. Дольше чем на конференции парой дней позже. Виктории то и дело приходилось подносить своей Госпоже стакан другой воды. Все что она знала, все что знала Организация "Хеллсинг" - она рассказала все. Ситуация того требовала.
Представитель от Британии - Генерал Шепард, смотрел на нее с изумлением и осуждением одновременно. Все таки всю правду о происходящем в Англии и про ситуацию с вампирами досконально знала только Католическая Церковь, да Круглый Стол. Другие организации подобного характера или не являлись официальными, насколько это возможно было в условиях тотально секретности, или же вовсе были подпольными.
Ей удалось выиграть мир для всего мира, но ценой за это была ее собственная рыцарская честь.
Серас не уставала повторять, что ее поступок был обоснован и урона ее чести не нес, но она была уверена в обратном.
И сейчас, сидя в старом, чудом уцелевшем в чудовищной бойне, кресле и куря сигару, Интегра как никогда понимала всю тяжесть положения.
Она отправила Серас на уничтожение Дюбо, используя старых должников. Но с каждым разом, все меньше людей откликалось на ее просьбы. Все таки долги - не вечны. Как и люди.
А организация все так же находилась в плачевном положении. Существуя на полулегальной основе, "Хеллсинг" был вынужден обеспечивать себя сам. Из-за произошедших событий крах экономической системы был неизбежен, что не могло не сказаться на счетах организации.
А денег нужно было много. Нужно было закупать патроны для той же Серас, нужно было продовольствие для оставшихся бойцов, нужны были стройматериалы - они все еще пытались восстановить особняк своими силами.
Сперва никаких проблем не было. Благо разрушенный Лондон был рядом. В чудом уцелевшем подземном гараже оказалось аж два армейских "Хамви", на которых рассекали "Дикие Гуси". А провизии и нужных вещей в Лондоне набрать можно было с достатком.
Так они и выживали первые полгода, пока ситуация более-менее не наладилась. Даже удалось отремонтировать особняк до состояния "полуразрушено, но к проживанию пригодно". А потом Лондон стал "горячей точкой". Причем горячее некуда.
Но не это было самым проблемным.
Интегра прекрасно понимала, что с обнародованием факта о существовании вампиров, и использование этих самых вампиров на нужды государства фактичеки уничтожило сам смысл существования организации.
То чем они занимались сейчас - это было скорее по инерции, чем по призванию. Ведь рано или поздно все уладится, вампиры станут просто еще одним родом войск, и тогда "Хеллсинг" исчезнет. И на сей раз навсегда.
Сигара прогорела до фильтра, а Интегра выкинула бычок куда-то назад, где вместо панорамного ранее окна высилась груда строительного мусора и зиял заколоченной фанерными листами оконный проем.
Внезапно единственный уцелевший глаз сэр Хеллсинг уловил едва заметный алый отблеск сверкнувший где-то на грани периферийного зрения.
- С возвращением, Виктория. - это была традиция. Так происходило, когда он возвращался с задания, так происходит и с Викторией.
- Задание выполнено, Госпожа. - всего лишь констатация факта. Лишь подтверждение присутствия.
- Я знаю. Ты хорошо справилась.
- Спасибо... Госпожа, а вам не холодно?
- Все в порядке, Серас. Апрель на дворе. - она врала ей. И они обе это знали. Но сделать ничего не могли. Интегра была слишком упряма, чтобы показывать слабость, а Виктория... Виктория не могла найти в себе силы заставить Интегру делать что-то сверх меры.
- Простите, сэр Интегра. Я не могу больше ощущать температуру... ну так, как это делают нормальные люди. Я совсем стала вампиром. - она виновато улыбнулась, продолжая играть в эту странную игру.
Сэр Хеллсинг откинулась в кресле с шумом вдыхая холодный апрельский воздух.
- Да... каждый из нас потерял что-то свое. Но стоило ли это того?
Это верно. Каждый из них потерял что-то свое. Интегра - глаз. Виктория - руку. Интегра потеряла дорогого сердцу Уолтера, а Серас - шутника Бернадотте. И обе они потеряли еще кое-кого. Но он не погиб, нет. Всего лишь исчез... и кто знает когда он вернется.
- Госпожа...
Интегра устало повернулась к ней. И именно сейчас было заметно, как она постарела. Под единственнм не закрытым повязкой глазом залегли глубокие ммешки, а на лице показались многочисленные морщины. Даже горевшие ярким огнем голубые глаза потухли, выдавая ту безмерную усталость и напряжение под которым находиллась эта стальная и волевая женщина.
- Я устала, Серас. Понимаешь, устала? Мы ведем эту бессмысленную войну уже полгода. Уничтожаем командиров, и даже мелкие отряды. Но на их место встают другие. Все более тупые и кровожадные. Но и этих хватает для того, чтобы наши силы таяли с ужасающей быстротой. Нашим парням уже трудно держать Сохо, хотя неделю назад они держали Сент-Джеймс. И помощи ждать неоткуда.
С каждым сказанным ею словом Виктория опускала голову все ниже, словно ее слова давили на нее десятитонным прессом.
Установилось молчание прерываемое лишь свистом ветра за тонким слоем фанеры.
Наверное именно сейчас стоило бы писать портрет главы организации "Хеллсинг". Вся окружающая обстановка и атмосфера отлично бы передали всю ту безнадежность положения в котором оказалась древняя организация. Усталая и почти сломленная Интегра и замершая пред ней сгорбленная фигурка совсем еще юной вампирши, которой пришлось потерять человвечность, чтобы сохранить хоть чьи-то жизни.
Наконец Серас что-то решила для себя. Она подняла голову, и посмотрела на Интегру. Вместо привычных голубых омутов, на Хеллсинг смотрели яркие рубины вампирских глаз. И это не были глаза той, кого Граф когда-то назвал "Полицейской", о нет. Это были глаза настоящего дракулины, крови от крови самого Дракулы.
Глаза той, кого в будущем будут звать Алой Королевой.
- Госпожа... Я... я могу уничтожить их. Сейчас... когда я стала истинной, меня не так просто убить, даже бронетехникой. А серебряного оружия у них практически нет. Недостаточно, чтобы гарантированно справиться со мной. Пип.... Бернадотте тоже согласен. Он не видит другого выхода. Я могу сделать это, Госпожа.
- Нет.
- Что?
- Я сказала нет, Серас. - Ее голос был тверд.
- Но... почему?
- Потому что... потому что мне не хватало еще одного маньяка на свою голову! А теперь иди, Виктория. День - это не твое время. Мне нужно побыть одной.
Недоуменно поглядев на госпожу, но не став спорить, Серас быстро покинула помещение пройдя сквозь пол.
Глядя на то место, через которое прошла ее подчиненная Интегра слабо улыбнулась. Она знала, что ее слова не убедят дракулину. Слишком многое она взяла от своего Хозяина. И она уже все решила. И кто знает, возможно... это лучшее решение из тех которые возможны.
- А ты многому научилась... Серас. Надеюсь ты не пойдешь по ЕГО пути.
***
Вампирам не снятся сны. Не мертвые и не живые, они навечно замерли на границе между Бездной и Явью, не в силах самостоятельно переступить этой границы. Порождения Греха и Дети порока они навеки лишены того, что названо "человечностью". Они не дышат, их кожа холодна как у трупа. Их сердца не бьются, а еда не доставляет больше насыщения. И тем более им - немёртвым, недоступна такая простая человеческая радость, как сон.
Поэтому каждый раз погружаясь в дрему, Виктория ощущала, что ее разум зависает в темноте, где нет конца и нет начала. Это странное ощущение сначала пугало ее, она не хотела вновь оказаться среди этой бесконечной пустоты и мрака.
Но Мастер упорно отправлял её спать, постепенно заставляя её привыкнуть к тьме и одиночеству. Спустя какое-то время она даже начала находить в процессе сна какую-то приятность. В этом месте было приятно думать, анализировать. Мысли были на удивление послушны и спокойны.
И лишь после того, как она потеряла невинность. После того, как вкусила запретного алого плода, лишь поглотив бессмертную душу она поняла, что же Мастер хотел ей сказать.
Да. Вампиры не могут видеть сны. Не способны на это. Но засыпая они могут видеться с теми, кто навсегда слился с ними. Видеться со своими жертвами. Проживать их жизни. Вкушать их эмоции, пировать и плакать вместе с ними.
Так и сейчас. Стоило ей отдаться беспамятству, как перед ней возникла ставшая такой родной привычной фигура Пипа.
- Привет куколка. Решила снова спуститься и проведать старых вояк ? - манера речи Бернадотте с той поры никак не изменилась. Серьезным он бывать умел лишь очень недолгие промежутки времени и то это требовало просто неимоверного напряжения сил для него. В этом был весь он. Вечно живой оптимист. Даже оказавшись навечно запертым в бессмертном теле вампира, он ни на йоту не растерял оптимизма, даруя Серас то чего ей так не хватало в последнее время - веру в лучшее.
- Да, Пип. Только что-то я здесь не вижу тех, кто бы подходил про это описание... - Серас самодовольно усмехнулась. Если бы она могла усмехаться во сне. Но Пип видимо понял ее.
- Эй, ты что не видишь этих брутальных шрамов? Да у меня же самая что ни на есть, пиратская повязка на глазу! - возмутился наемник.
- Да, а еще ты ведешь себя как маленький ребенок. - Серас продолжала стоять на своем.
- Эй, как будто одно другому не мешает! - Бернадотте насупился, отчего стал походить... на гуся. Дикого Гуся.
Серас грустно улыбнулась. Во всяком случае такова была бы ее физиологическая реакция, не находись она сейчас в состоянии сна.
- Как вы тут, Пип?
Наемник улыбнулся:
- Никогда не думал что буду находиться внутри девушки... да еще такой.
- А если серьезно?
- Не знаю, девочка. Честно не знаю. Вроде бы это и круто - помереть, но не до конца. Особенно когда рядом столько интересных личностей и знакомых обретается. Но это место... понимаешь, тут ничего нет. Вообще ничего. Ни стен, ни потолка. Света, звука, воздуха, даже чертовой гравитации и то нет. Не нужно ни есть, не пить. Даже дышать нечем. Казалось бы живи беззаботно, но ты же понимаешь, девчушка...
- Это пытка...
- Да. Именно. Самая надежная и прочная тюрьма. Тюрьма в которой нет ни входа не выхода, а единственный тюремщик - практически бессмертен.
- Пип... я... - голос Виктории задрожал.
Внезапно Бернадотте приблизился к ней и попытался обнять. Насколько призрак в ее разуме способен на это.
- Ну-ну, не надо расстраиваться девчушка. Никто из моих парней, что обретаются тут тебя не винит. Некоторые даже наоборот - рады. Ведь у них есть бесплатное развлечение на следующие лет десять точно.
- Вы о ней?
Лицо Бернадотте расползлось в оскале улыбки, которой бы позавидовал даже ее Мастер - известный специалист по части дьявольских оскалов.
- О да. Эта шлюха Зорин рвет и мечет. Ну или пытается это делать. Получается у нее не очень. Чем это место хорошо - тут все равны. И никакие вампирские финтифлюшки ничего не решают.
- А что с остальными? Я же вроде поглотила несколько десятков простых солдат.
- На удивление нормальные ребяты. Нет, мозги у них конечно промыты будь-здоров, но мы сошлись на мнении, что раз уж подохли, то и дело с концом. По некоторым вопросам мы конечно так и не пришли к консенсусу, но слушай, сколько эти ребята знают разных историй - закачаешься! Тут один Ганс как-то рассказал, как делали тело для Майора. Знаешь как он выглядел? Мозги в банке с прикрученным кинескопом! Черт, да Я при жизни так не смеялся.
Серас почувствовала облегчение. Да, это место было тюрьмой. Тюрьмой для людей, что были дороги для нее, но на удивление эти люди неплохо справлялись со своей теперешней участью, даже находя в этом какое-то удовольствие.
- Так зачем ты сюда пришла, Вики? Тебя здесь не бывало с того самого момента как ты научилась... приходить сюда.
- Я пришла чтобы решиться, Пип. Понимаешь, ты, ребята, Госпожа Интегра, Мастер, да даже Уолтер, тот Уолтер, это все за что я сражаюсь. Вы все - моя причина, моя мечта и мое стремление. Я сражаюсь не за страну и не за идею. Я сражаюсь за людей Пип. И пусть с человеком меня теперь связывает разве что облик и то что мне необходима человеческая кровь, но я все равно продолжаю сражаться за то, кем я была, за то кто мы есть, кем вы были и кем будут потомки тех кого я хочу защитить. Это мое решение, моя клятва и мой обет, который я даю здесь, в том месте, где обретаются души многих людей дорогих мне. - ей надо было выговориться. Это были слова которые требовали выхода. Она должна была сказать это хоть кому-то, чтобы быть услышанной. И Бернадотте были одним из тех, кому бы она принесла эту клятву не задумываясь.
Бернадотте замолчал. Его фигура стояла перед ней абсолютно реальная, невыносимо четкая, повторяющая контуры бравого вояки один-в-один, каким он был до своей смерти.
Из одного из бесчисленных карманов своей униформы-разгрузки он достал зажигалку. Из другого кармана появился потертый и побитый, со следами пуль, портсигар с серебряной отделкой. Зубами он открыл его, одним точным движением достал одну сигарету, после чего убрал портсигар в карман.
Щелкнула зажигалка. Боек высек искру о кремень, воспламенив пары. Маленький, ровный язычок пламени загорелся на конце зажигалки. Огонь горящий в том месте, где он принципиально гореть не может не может.
Он поджег сигарету, выпустив в окружающее его ничто струйку дыма, что практически сразу же истаяла.
- Ты все таки выросла, Вики. Ты все-таки выросла. Знаешь, почему я поцеловал тебя тогда? Чтобы дать тебе время вырасти, Вики. Пусть я и наемник и говорят что у нас нет чести, но одного я не смог бы простить себе никогда - видеть как умирают дети и ничего не делать. Ты была ребенком, Виктория. Умным, взрослым, по настоящему нечеловечески сильным, но ребенком. А потому - я не мог дать тебе погибнуть там. И моя жизнь показалось вполне подходящим разменом за победу. Но теперь я вижу, что я сделал это не напрасно. Ты выросла Виктория Серас. Выросла и нашла свою цель. А значит у меня теперь нет никакого права называть тебя девчушкой. Разве что иногда.
Он продолжал стоять и курить, глядя на истаивающий в небытии эфирный дым. Она же... Нет, это не было состоянием шока. В глубине души, там где памяти всех ее жертв сливались воедино, она знала это. Но знать и услышать это напрямую - это совершенно разные вещи.
Услышав эти слова Бернадотте она вдруг почувствовала себя как-то уверенней, защищенней и... цельней? Словно какая-то часть ее естества вдруг встала на место, заставляя паззл сложиться в полную картину.
- Спасибо Пип. За все.
Он стряхнул пепел с сигареты, что прогорела почти до фильтра. После чего улыбнулся.
- Это тебе спасибо, Виктория. А теперь иди, у тебя впереди долгая ночь...
Она снова улыбнулась ему, начав процесс принудительного вывода себя из своего подсознания, но прежде чем исчезнуть она услышала хриплый, но такой родной голос Бернадотте. И он смеялся.
- Черт, да я готов еще раз сдохнуть за тебя девчушка. У меня есть бесконечные сигареты!

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"