Anonimus Desu: другие произведения.

Авадхута Искра Творца

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс Наследница на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Омак: Начало.
  
   Мир Рюкетцу, 1014 год после Битвы Богов.
  
   Из ближайшей клетки на меня пялился огромный огненно-рыжий лис со множеством хвостов. А этот тут откуда? Это же, вроде, совсем другая история.
  
   - Здарова, Курама. - Обратился я к твари, что излучала ненависть в такой чистой форме, что это чувство тут же стало взаимным. - Как жизнь? Не скучаешь?
  
   - Ааааргх!!! - Поприветствовали меня с той стороны решётки. - Откуда ты узнал моё имя, смертный? Даже наш создатель не знает, что за имена мы придумали каждый сам себе.
  
   Опа! Его действительно так зовут? Интересно.
  
   - Ты - довольно известная личность в узких кругах. Я много чего о тебе знаю такого, о чём ты и не догадываешься. Что-то ты худым выглядишь. Ты, когда последний раз ел? - Решил я поиграть на нервах у лиса.
  
   - Я уже целую вечность ничего не ел. - Закричал демон, бессильно вымещая свою злость на решётке. - Я всю свою жизнь провёл в этой клетке. Лишь дважды я на короткое время оказался снаружи, и опять был упрятан сюда. За всё время я съел только тридцать восемь душ. Представляешь? За всю эту вечность, что я сижу тут, только тридцать восемь. Я помню вкус каждой из них, и это распаляет мой аппетит ещё больше. Если бы не эта решётка, я бы уже сожрал тебя. Думаю, ты будешь самым вкусным из всего, что мне доводилось попробовать.
  
   - Даже не мечтай. Я у тебя поперёк горла встану.
  
   - Что, тоже грозится тебя сожрать? - Поинтересовался подошедший ко мне Ауриал. - Мне он это лет триста подряд обещал, пока я не вошёл к нему в клетку и не оторвал все хвосты голыми руками. Теперь вот только зубами скрипит.
  
   В подтверждение этих слов, из клетки донёсся скрип зубов и низкий рык.
  
   - Откуда он у вас? - Решил я навести справки. Уж больно необычно было встретить тут этого персонажа.
  
   - Как-то давно я поймал одного крайне необычного демона. Он был наполнен особой энергией, сочетающей в себе духовные и материальные качества. Мне удалось извлечь эту энергию, хоть этот демон потом от меня и сбежал. Из этой энергии я и создал девять демонов, что обитали на этом уровне. Ладно, хватит разговоров. Пора мне тебя отсюда забрать.
  
   Маг поднял в руках ожерелье с девятью камнями, восемь из которых тускло светились.
  
   - Что? Ты опять хочешь засунуть меня в эту штуку? Ты же знаешь, как это больно. Проклятый Рикудо, однажды я обязательно разорву тебя в клочья и сожру.
  
   Ауриал только усмехнулся в ответ на эту угрозу. Из девятого центрального камня ожерелья вырвался вихрь, который с лёгкостью миновал решётку клетки и начал засасывать в себя девятихвостого демона.
  
   - Ну, вот и всё. - Заметил маг, когда новый житель камня занял своё место.
  
   - Вас зовут Рикудо? - Уточнил я у мага, заново осматривая его.
  
   - Да, было у меня и такое имя.
  
   Омак: Конец.
  
   Я закрыл окно браузера и откинулся на спинке стула. И чего только эти "пейсатели" не придумают, лишь бы деньги содрать с доверчивых читателей.
  
   Глянув на часы, я выключил компьютер и пошёл спать. Завтра на работу. А ещё, этой ночью нужно кое-то успеть сделать. Зевнув, я укрылся одеялом и закрыл глаза. Спать.
  
   Вот уже три года я занимался осознанными сновидениями. Поначалу, успехи у меня были откровенно хреновыми. Время от времени я осознавал себя во сне, пялился на руки, как и советовалось во множестве практических и теоретических книг разных авторов, но дальше этого действие не заходило. Мир сна рассыпался каждый раз, когда я пытался начать воспринимать его как реальность, а не как набор сумбурных образов.
  
   Помогла же мне книга, которая не только не являлась практическим пособием, но и была написана ещё до рождения всех "выдающихся" сноходцев. Я совершенно случайно наткнулся на "Сомнамбулический поиск неведомого Кадата", написанный Говардом Лафкрафтом, и буквально с первых слов влюбился в эту книгу. На мой взгляд, это было первым произведением, описывающим практики и техники управления осознанными сновидениями.
  
   Особенно меня заинтересовал способ, с помощью которого главный герой погружался в более глубокие слои сна. Он находил лестницу, ведущую вниз, и спускался по ней на семьсот семьдесят ступеней.
  
   С тех пор, я начал искать во сне лестницу, ведущую в глубины сна, а потом спускался по ступеням вниз, считая каждый свой шаг. Уже через три месяца такой практики я смог спуститься на семьдесят ступеней и обнаружил там боковой проход, ведущий в заброшенный безлюдный храм. Более того, в этом храме я впервые осознал себя в сновидении полностью, а не только на уровне смутных образов.
  
   Дальнейшие мои занятия позволили мне спускаться на разные уровни сна, где я изучал мир сновидений. Первым, самым простым уровнем были сновидения моего мира - те, что существовали только в моём сознании. Ниже находились сны, что объединялись общими мыслями людей. А в самой глубине можно было пробраться в мир снов, где находились проходы в сознания других людей.
  
   Последние полгода я занимался тем, что проникал во сны других людей, изучал их мысли, а потом добирался до их бодрствующего сознания, получая возможность видеть их глазами, слушать их ушами и понимать их мысли. Разведчики наших правительств отдали бы всё что угодно, чтобы получить такие способности. Но я не торопился рассказывать о своих достижениях кому-либо ещё. Несколько посещений сознаний важных чиновников нашей страны раскрыло мне такие тошнотворные тайны, что я и вовсе зарёкся связываться с этими людьми.
  
   Сейчас же я собирался приступить к следующей фазе своих ночных блужданий. Семьсот семьдесят ступеней лестницы были далеко не пределом. Это воплощение центрального образа мира снов имело тысячу ступеней, последняя из которых растворялась в кромешной тьме. Но стоя на девятьсот девяносто девятой ступени, я понимал, что там, всего в шаге от меня, лежит путь в другие миры.
  
   Я давно уже думал о том, что раз существует возможность проникать в сны других людей, то должно существовать и нечто большее - магия. Вот только сколько я не искал её проявлений, не смог найти ничего, кроме не слишком впечатляющих способностей к теле- и пирокинезу у десятка-другого уникумов на всей Земле.
  
   И сегодня я намеревался посетить другие миры в поисках настоящей могущественной магии. Путешествия в мире снов были довольно сложным занятием. В большинстве случаев требовалось сохранять ясность сознания и чётко представлять себе, куда ты хочешь попасть, и какие образы ты хочешь увидеть. Иначе, вполне можно было закончить своё движение в серой непонятной мути, выбраться откуда стоило невероятных усилий.
  
   В связи с этим, мне требовался чёткий и ясный образ в моём сознании. Более того, было крайне желательным, чтобы этот образ был известен как можно большем числу людей, и чтобы эти люди испытывали как можно более сильные эмоции, едва только узрев самые основные черты этого образа. Мне нужен был культ. Нужен был герой, связанный с магией.
  
   И среди множества таких образов в интернете я выбрал один из самых широко-известных - мангу Наруто. Это был не просто разрекламированный образ, это было культовое явление. Миллионы людей с замиранием сердца читали мангу или ждали выхода следующей серии аниме. Да я и сам, честно признаться, тоже подсел на эту историю про наивного мальчика с соломенными волосами.
  
   Но ключевым образом моего сегодняшнего путешествия должен был стать не сам Наруто, а его почти родственник - девятихвостый лис-демон Курама. Если Наруто люди узнавали через раз, что образ огненно-рыжего лиса с девятью хвостами можно было распознать даже по кончику одного хвоста.
  
   Именно образ лиса я собирался сегодня искать, спустившись в самые глубины мира снов. Я надеялся, что известный миллионам людям образ является не просто фантазией автора, а вполне реальным существом. И что немаловажно, это существо жило в мире, где существовали сильнейшие мистические способности. Конечно, это не было настоящей магией, как я её себе представлял, но это ведь только первый шаг. Освоившись с путешествием по другим мирам, я вполне смогу потом выбрать себе подходящий мир, а там, глядишь, и переехать туда насовсем. Но, пока не стоит об этом думать. Нужно сосредоточиться на том, что я собираюсь сделать прямо сейчас.
  
   За всеми этими мыслями я незаметно погрузился в сон и сейчас осознал себя стоящим в захламлённом помещении, напоминающем декорации к очередному постапокалипсису. Моё сознание всё ещё было размытым, но я, действуя по уже многолетней привычке, осмотрелся, вышел в соседнюю комнату и начал спускаться по лестнице, что терялась в темноте буквально через пару десятков ступеней.
  
   Я преодолел семьдесят ступеней, остановился и мысленным усилием окончательно проснулся внутри сна. Осмотрев себя, я поменял своё облачение на маскировочный костюм ниндзя ярко-оранжевого цвета с чёрными вставками. Вот кому скажешь - засмеют. И тем не менее, миллионы фанатов во всём мире действительно считали, что это совершенно нормальная одежда для шиноби - воина, скрывающегося в тени.
  
   Я двинулся дальше по лестнице, вспоминая все те образы лиса-демона, что я собирался использовать для своего поиска. Мне нужен был не просто образ лиса, а образ целой сцены - события, которое намертво запечатлелось в сознании людей нужного мне мира. Событие, которое часто беспокоило их во снах и кошмарах. И этим событием я избрал нападение Девятихвостого на Коноху. Именно тогда он уничтожил массу людей. А ещё больше людей видели его, но остались живы. Теперь, я собирался проникнуть во сны жителей Конохи, чтобы оттуда хотя бы краем глаза посмотреть на их мир.
  
   Я так задумался, что тысячная ступень возникла передо мной даже раньше, чем я оказался готов к этому. Но я не колеблясь ступил на неё, отбрасывая все сомнения. Это была уже известная мне ловушка мира снов. Стоило начать колебаться по пути к цели, стоило хоть на шаг остановиться, и она оказывалась недоступной на многие дни, а то и месяцы.
  
   Темнота сомкнулась за моей спиной, окружила меня со всех сторон и попыталась поглотить. В ответ, я сам объединился с ней, стал её частью и незаметно проскользнул вперёд прежде, чем меня хватились. Темнота была хоть и неразумной, но вполне живой сущностью мира снов. Она была для меня не противником, а ближайшим союзником, позволяя преодолевать препятствия, что постоянно встречались в сумбурных и запутанных видениях простых людей.
  
   Я не боялся, пробираясь по извилистым тёмным коридорам, что путались и сплетались в немыслимом лабиринте. Самый страшный зверь здесь - это я. Потому что мир снов был уязвим перед такой простой вещью, как ясность сознания. Любой кошмар и непреодолимый ужас, что встречались у меня на пути, я обращал в своё оружие и сохранял в памяти, с каждым разом обретая всё большую силу.
  
   Ведь даже самый страшный противник может иметь уязвимость в виде нелепого или даже смешного страха. Особенно меня в своё время рассмешил случай, когда какой-то древний дух, блуждающий в царстве снов уже не одну сотню лет, испугался образа милого чёрного котёнка, что жалобно мяукал и облизывался, показывая свой алый язычок и сахарные зубки.
  
   Я настойчиво искал образ гигантского огненно-рыжего лиса-демона с девятью хвостами, что разрушал город и сотнями уничтожал нападающих на него жалких букашек, что мнили себя шиноби. Сложно сказать, сколько продолжался этот поиск. Время было крайне странной характеристикой, причудливо изгибающейся в глубинах сна. У меня бывали случаи, когда, проведя больше месяца в мире сна, я просыпался и обнаруживал, что лёг спать всего пару часов назад.
  
   И вот, за одним из поворотов лабиринта мелькнул отблеск рыжего пламени. Я немедленно свернул туда, следуя за призрачным знаком. Чем дальше я шёл, тем чаще сверкал то рыжий хвост, то огненная аура. Чуть погодя до меня донеслось яростное рычание и многоголосый вопль отчаяния и ужаса. Я уже не раз чувствовал что-то подобное, бродя по снам людей, переживших войну.
  
   Наконец, я вышел в огромную пещеру, объятую рыжим пламенем, где за каждым камнем или проходом скрывалась злобная лисья морда с горящими глазами. Я смело вышел в центр зала, осмотрелся и двинулся к выходу, за которым виднелась лестница, ведущая наверх. Разочарованный вой и жуткий хохот провожали меня, но я даже не обращал внимания на эту какофонию. Это лишь персональный кошмар, где время от времени расслабляется найденный мной человек.
  
   Подъём по чужой лестнице из глубин сна к повседневному сознанию был самой трудной частью моего пути. Не сложной, не опасной, а трудной. Я чувствовал себя так, будто не только поднимаюсь по этой лестнице сам, но и тащу на тебе огромный камень, прижимающий меня к земле и так и норовящий столкнуть с лестницы. Но даже это было для меня привычным. Не зря я потратил столько времени, доводя до автоматизма свои навыки управления чужими снами. Пожалуй, даже Фредди Крюгер не смог бы составить мне конкуренции. Если бы он ограничивался только теми приёмами, что были показаны в фильме, я бы скрутил его в бараний рог уже через пять минут.
  
   Я вынырнул из глубин сна, поворочался в тёплой постели и открыл глаза. Естественно, это были не мои глаза, а глаза того мальчика, что только что встал и направился к окну, пошатываясь в сомнамбулическом трансе. Я отодвинул занавески, потом открыл окно с пыльными стёклами и выглянул наружу.
  
   Свежий ночной ветер взлохматил мои волосы и заставил поёжиться. На улице была ночь, но полная луна ярко освещала город. Обзор справа загораживала какая-то конструкция на стене моего дома, но впереди-слева я отчётливо видел высокий утёс, на отвесном склоне которого находилось изображение четырёх огромных лиц. Это Коноха. Хозяин этого тела согласно кивнул моим мыслям. Я не стал пускаться в пляс или оглашать ночной город дикими воплями, а тихо закрыл окно, задёрнул занавески и пошёл обратно спать.
  
   Пока мой носитель ворочался в постели, пытаясь согреться, я просматривал его воспоминания. Как я уже говорил, это был мальчик пятнадцатилетнего возраста. Вот только по местным меркам он был уже вполне взрослой личностью, у которой была работа, личные деньги, подружка и даже личная комната в квартире родителей.
  
   Парня звали Каминари Рю. Семь лет назад он стал свидетелем нападения ужасного лиса-демона на его родную деревню. В той катастрофе сгорел их старый дом, и погибли дедушка с бабушкой, а мать получила тяжёлую травму ноги, избавиться от которой они смогли только год назад, накопив денег на лечение в больнице для шиноби.
  
   Теперь мама, помолодевшая на десяток лет, задорно бегала по делам и время от времени намекала, что пора бы ему уже завести себе постоянную подружку и заделать ей парочку детей.
  
   Я отвлёкся от воспоминаний парня. Ещё не хватало слиться с ним и стать личной шизофренией многообещающего плотника. Не для этого я переместился в другой мир и попал в общество шиноби.
  
   Я погрузил пацана в глубокий сон и, отделившись от его тела, бесплотной тенью поплыл по уже знакомой мне комнате. Этот трюк я освоил не так давно, но он мне ужасно нравился. Тот самый выход из тела, только не из своего, а из чужого. Идеальный инструмент для шпионажа. Впрочем, в таком виде меня воспринимали некоторые животные и особо чувствительные люди. Так что злоупотреблять им не стоило.
  
   Из памяти пацана я вытащил воспоминания об общежитии ниндзя в паре кварталов отсюда. В его сторону я и отправился. Мне страсть как хотелось узнать, что такое чакра и с чем её едят. Я просочился сквозь закрытое окно и поплыл над пустой улицей, лишь кое-где освещённой не светом луны, а фонарями рядом со входом в здания.
  
   Общежитие встретило меня обшарпанными внешними стенами и пыльными окнами. Похоже, с головой у местного руководства не всё в порядке. Как, собственно, и предполагалось. Вот как можно селить элитных воинов в таких трущобах? С таким отношением к тем, кто является гарантом твоей власти, можно однажды проснуться с кунаем в горле. Я просочился в окно и очутился в довольно уютной квартире, где в соседней комнате на широкой двухместной кровати дрых мужик спортивного вида с несколькими шрамами поперёк груди. В обнимку с ним лежали две девушки самого что ни на есть ангельского вида. Я осторожно проник в сон мужчины и убедился, что попал по адресу.
  
   Передо мной был джонин А-ранга. Бесклановый, возраст двадцать семь лет, холост, две любовницы, широкий послужной список и целое кладбище за плечами. И ведь так спокойно спит, учитывая все те зверства, что он творил по долгу службы. Впрочем, заснул он всего час назад, а до этого полночи развлекался со своими пассиями.
  
   Я более подробно начал изучать его воспоминания об использовании чакры. Ощущения были чем-то схожи с тем, что я ощущал, когда пару месяцев ходил на занятия по Тайцзицюань. Вот только в отличие от нематериальных ощущений на Земле, здесь это сопровождалось вполне себе материальным проявлением стихии Огня, которой и владел данный индивид.
  
   Увлёкшись, я попытался овладеть телом и зажечь хоть маленький огонёк на кончике пальца, но мои усилия пропали впустую. Физическое тело сносно слушалось меня, а вот чакра двигаться отказывалась. Я ощущал её чувствами самого владельца тела и даже из его воспоминаний точно знал, что и как нужно с этой чакрой сделать, но она в принципе отказывалась мне повиноваться.
  
   Через пять минут я плюнул на эти попытки, выскользнул из тела шиноби и полетел дальше, любуясь необычной архитектурой Конохи. Я уже чувствовал, что потратил больше половины своего запаса сил, так что стоило закругляться и возвращаться обратно.
  
   Вопреки широко распространённому мнению, во сне человек не накапливает энергию, а тратит. По крайней мере, если речь идёт об энергии сознания. Вечером у людей уставшее тело и мозги, но вот сознание, способное путешествовать по миру снов, наоборот набирает от дневных впечатлений массу энергии. А потом, во сне, эта энергия тратится, как правило, совершенно бездарно.
  
   Сегодня я совершил утомительное путешествие в поисках этого мира. В следующий раз мне будет гораздо проще попасть сюда, и ещё проще попасть в сознание пацана, что стал моим пропуском в этот мир.
  
   Я вернулся к дому, из которого началось моё сегодняшнее путешествие по Конохе, и слился с сознанием своего проводника. На сегодня хватит. Самое главное я выяснил, а с остальным разберусь позже. Нужно будет захватить управление слабым шиноби и попробовать использовать хотя бы самые простые техники. Лунатизм мне вполне удавался. Главное было знать, что и как делать, чтобы человек сам начал ходить во сне и выполнять твои команды. Это не было прямым управлением телом, а скорее напоминало управление гоночной машиной в компьютерной игре с помощью джойстика. Требовалась изрядная сноровка, чтобы воздействие приводило именно к тем последствиям, что были тебе нужны.
  
   Я проник в сон Рю и спустился по лестнице в зал с сотнями кавайных огненных лисичек. Теперь, зайдя в зал с другой стороны, я посмотрел на этот сон с другой точки зрения, и даже позволил себе задержаться на минутку и погладить одного из ушастых жителей этого места.
  
   Я принялся спускаться вглубь лабиринта ходов, на этот раз настраиваясь на образы Земли, а точнее своей спальни, где я за эти годы разместил немало узнаваемых знаков. Но каждый раз, когда я думал, что уже вышел в межмировое пространство, за очередным поворотом я встречал зал с огненными лисами, что радостно скалились, приветствуя моё появление.
  
   Потратив на эти блуждания не менее двух часов, я решил сменить тактику. Я вышел на лестницу, ведущую к реальности, но пошёл по ней не вверх, а вниз. Тут меня ожидал ещё больший облом. Лестница заканчивалась на семьсот семидесятой ступени. Вообще, количество ступеней было лишь знаком моего подсознания, оповещавшим о достигнутом состоянии. И сейчас мне недвусмысленно намекали, что выхода из этого мира для меня нет.
  
   Вот попал, так попал. Я же теперь классический попаданец. Только не в фантастическую историю, а в глубокую жопу. Мой запас энергии сознания таял с каждой минутой и рано или поздно должен был закончиться. А это означало, что я потеряю ясность сознания и стану одной из безликих теней, что живут в царстве сна.
  
   Раньше я мог воспользоваться "экстренной эвакуацией" - особым способом проснуться и вернуться к себе в тело. Приятного от такого способа было мало, и я бы потом неделю ходил с дурной головой, но сейчас даже этот метод не срабатывал. Похоже, у меня больше нет физического тела.
  
   Впрочем, паниковать ещё было рано. Моё тело спит, и может проспать ещё минимум неделю, прежде чем обезвоживание сильно скажется на состоянии моего здоровья. Во сне жизнедеятельность замедляется. Сейчас мне стоит сосредоточиться на восполнении запаса энергии сознания. Похожая ситуация уже была у меня ранее, хотя тогда это был намеренный эксперимент. Вот сейчас полученный в тот раз опыт мне и пригодится.
  
   Я поднялся на верхний уровень сознания своей жертвы и "присосался" к её органам чувств. Теперь я ощущал всё то же, что и парень. А он, наоборот, начал воспринимать мир заторможено. Для него это будет выглядеть, как будто он не выспался. Так что один день его вполне можно поэксплуатировать без особых последствий.
  
   Такой способ связи с реальностью давал меньше энергии, чем бодрствование, но тут уже всё зависело от количества испытываемых ощущений. Чем более интересные события происходят с человеком, тем больше энергии он получает. Мне повезло, и сегодня у Рю был выходной. Так что на протяжении дня я внушал ему разные способы развлечься, не связанные с глушением сознания спиртными напитками. Да чего уж там, я его натурально заездил до полусмерти, заставив только сексом заниматься три раза, плюс оббегать половину Конохи и даже сходить с девушкой на пикник в лес.
  
   Поздно вечером Рю уснул у себя в комнате в объятьях любимой девушки, а я опять скользнул в глубины его разума. Результат был тем-же, что и вчера. Я даже не поленился проникнуть в сон лежащей рядом девушки и поискать путь в свой мир через неё. Но и тут максимальная глубина сна не достигала нужного уровня. Похоже, я окончательно попал.
  
   Впрочем, нет худа без добра. Попал я в мир, где есть магия. А значит, можно тут неплохо устроиться. Если, конечно, удастся пережить грядущую Четвёртую Мировую Войну Шиноби. Я вынырнул из сна в материальный мир, выбрался на улицу и бесплотным духом полетел по Конохе, планируя свои дальнейшие действия.
  
   Первым делом мне нужно было озаботиться надёжным источником энергии сознания. К счастью, если не лезть на глубинные уровни сна, то её расход был довольно низким. Того запаса, что был у меня сейчас, вполне могло хватить на пару-тройку дней активных размышлений.
  
   Что я знаю про эту потребность своего "духовного тела"? Для выработки энергии требуется наличие физического тела. Энергия эта нематериальна в том смысле, что она не взаимодействует с физической материей. Если энергии мало, то сознание начинает путаться и в первую очередь снижается способность логически мыслить и критически воспринимать окружающую реальность. Энергию можно "похитить" у других людей, подключаясь к их органам чувств. А можно ли забрать запас энергии, уже накопленный человеком? И что с ним при этом произойдёт?
  
   Я решил на практике проверить свои способности к вампиризму. Залетев в один из домов, я нашёл там безмятежно дрыхнущего мужика и попытался вытащить из него нужную мне энергию. Индикатора с зарядом батареи у меня не было, но минут через десять мне вроде как стало получше. Мужик же заворочался с боку на бок, сел и, заворчав себе что-то под нос, пошёл в туалет. Потом обратно лёг спать, начал ворочаться и, наконец, вылез из постели и пошёл на кухню, на этот раз уже более громко жалуясь самому себе на бессонницу.
  
   С этим ясно. Такой способ работает, но КПД крайне низкое. Если сравнивать эту потребность с потребностью физического тела в еде, то всё не так уж плохо. Люди пять дней в неделю по восемь-десять часов горбатятся, а мне каждый день три-четыре часа хватит. А потом будет ещё двадцать часов на активные действия. Спать в такой форме существования мне не было нужно. Или можно было сказать, что я и так сплю двадцать четыре часа в сутки.
  
   Следующим важным шагом было изучение чакры и выяснение степени её влияния на меня. Я отлично помнил, как в аниме Кабуто с лёгкостью порабощал души умерших людей. То есть чакра может влиять на духов. И если меня кто-то, пусть даже случайно, этой чакрой по башке приложит, мало мне не покажется. Так что нужно разобраться, что это за чудо природы.
  
   Я полетел в сторону тренировочных площадок, где обычно тренировалась полиция Конохи. Даже в этот поздний час там было несколько человек, которые занимались физическими упражнениями или тренировали использование ниндзюцу. Вы-то мне и нужны.
  
   Я подлетел к одному из тренирующихся, что был одет в форму генина, и внушил ему лёгкую мысль о том, что было бы неплохо минут на пять присесть и расслабиться. Мои мысли были услышаны, и человек перестал складывать фиги из пальцев, а присел на скамейку, облокотившись спиной на стену здания. Буквально за пару минут я смог ввести его в состояние сна, а потом проникнуть в этот сон и "приснить" ему, что он проснулся и должен идти тренироваться дальше.
  
   Такой подход сработал, и моя жертва с тяжёлым вздохом оторвала зад от скамейки и пошла тренировать использование Катона. Владение стихией Огня у данного индивида было отвратительным, так что тренировался он на технике ранга Е, которая посылала вперёд десяток мелких огоньков случайной формы. В бою толку от такой техники не было, если только не требовалось поджечь что-нибудь вроде бензина. Но для тренировки сродства со стихией она подходила идеально, поскольку чакры потребляла совсем чуть-чуть.
  
   Всё это я считал из сознания генина, пока тот шёл к площадке. Парень, привычно потянулся к источнику чакры, сложил печати и направил энергию в руки и лёгкие, но... ничего не произошло. От удивления моя жертва проснулась. Для меня это мало что меняло, кроме того, что теперь я не мог внушать ему своих мыслей с той же лёгкостью, что и раньше. Все ощущения тела и сознания я воспринимал как свои.
  
   Ниндзя ещё раз повторил ту же процедуру, и теперь рой огоньков резво устремился к далёкой мишени и исчез, не долетев до неё.
  
   - Я смотрю, у тебя неплохо уже получается. - Обратился ко мне подошедший чунин из клана Учиха.
  
   - Это со страха. На миг почудилось, что у меня вообще вся чакра пропала.
  
   - Что, не высыпаешься?
  
   - Да, есть такое. Вот на пять минут присел отдохнуть, подхожу, складываю печати, а чакра не двигается.
  
   - Такое бывает. Особенно, если дня три не спать. Нужно, если спать тянет, слегка разгонять ток чакры в голове. Сон сразу снимает. Вроде просто, а не все догадываются. Во сне чакру использовать нельзя, так что если до конца не проснулся, то может то же, что и у тебя случиться. Во время третьей войны нас первым делом этой хитрости учили. Потому что если ты спросонья не сможешь чакру использовать, то при нападении так и сдохнешь, ничего не успев сделать. Ладно, тренируйся.
  
   - Спасибо за науку, семпай. - Генин поклонился вослед своему наставнику и принялся тренировать использование ниндзюцу, которое, судя по воспоминаниям, и вправду стало у него получаться куда лучше.
  
   Я в это время изучал его ощущения и думал над словами Учихи. Сон и чакра несовместимы. Есть ли в этом какой-то тайный смысл? И не означает ли это, что моё "тело сна" неподвластно воздействию чакры?
  
   Телом сна называлась особая энергетическая оболочка сознания, которая позволяла более плотно взаимодействовать с реальностью мира снов. Развивалась она самостоятельно при осознанном нахождении во сне, и у меня была "раскачана" до невероятных размеров. Именно благодаря этой энергии я и был способен проникать в чужие сны и воздействовать на сознание других людей.
  
   Я обратил внимание на то, как происходит использование чакры. Шиноби формировал довольно хитрую структуру из чакры прямо над своими указательными пальцами. А потом выдыхал изо рта стихийную чакру, пропуская её через эту структуру. Это напоминало, как дети пускают мыльные пузыри через колечко, смоченное в мыльном растворе. Огоньки как раз напоминали тонкие полые сферы из огненной чакры. А когда такой пузырь лопался, то гас и огонёк.
  
   Я отвлёкся от самой тренировки и начал изучать течение чакры в теле подопытного. Чакра возникала в районе солнечного сплетения и растекалась по организму через сеть каналов. Я попытался воздействовать на неё, но результаты были неоднозначными. Какое-то воздействие, несомненно, было, вот только предсказать, к чему приведёт то или иное моё действие я не мог. Иногда вообще никакого результата не было, даже если я "упирался рогом" изо всех сил.
  
   Тем временем, мой подопытный потратил две трети запаса чакры, что хранился в солнечном плетении, и с довольной мордой пошёл спать. Я решил исследовать шиноби поподробнее во время сна, так что не стал выходить из его сознания.
  
   Через полчаса объект наблюдений уснул, а я начал изучать его мир снов. Даже беглый взгляд показывал, что доступное ему пространство мира снов крайне ограничено. Как будто он не мог уснуть слишком глубоким сном. А то, пространство, где обитало сознание шиноби, было наполнено чакрой, которую я теперь чётко различал.
  
   Я подошёл к стене одной из комнат, где генину периодически снились кошмары про горящий дом, и коснулся её рукой. Чакра в стене от такого контакта начала испаряться, оставляя изрядную дыру в пространстве сна. Похоже, моё тело сна разрушает чакру.
  
   Я попытался изменить окружающее пространство с помощью своих способностей сноходца, но добился лишь того, что весь мир вокруг меня поплыл и схлопнулся, оставив меня висеть в непонятной мути. Приплыли. Ещё раз.
  
   Через полчаса я выяснил, что моё тело сна не просто разрушает чакру, а делает это чуть ли не мгновенно. Можно было бы задуматься о том, чтобы теперь идти и одним усилием мысли уничтожать все техники сильнейших шиноби, вот только я ещё не дорос до уровня, когда моё тело сна начало бы взаимодействовать с физической реальностью. Зато я мог вселяться в мир снов любого шиноби, не опасаясь, что меня кто-то сможет заметить или как-то на меня повлиять. По крайней мере, у шиноби шансов на это было не больше, чем у самого обычного человека.
  
   Разобрался я и с моей способностью влиять на чакру. Я мог это делать, но только не напрямую, а используя мысленные образы. Нет, речь не шла о каких-то абстрактных картинках у меня в голове. Наоборот, это были вполне осязаемые объекты, создаваемые моим сознанием. По крайней мере, они были осязаемыми в мире снов.
  
   Мир снов был некоторой виртуальной реальностью, существующей в одном из слоёв астрала. Сам же астральный мир был миром мыслей. Любой, достаточно чётко представленный человеком образ, наполнялся энергией сознания и мог существовать в астрале самостоятельно. Тела и энергии мира снов были такими же образами, но состоящими из энергии особого вида. И этот вид энергии как-раз и был несовместим с чакрой.
  
   А вот обычные образы вполне себе с ней взаимодействовали. Это почти ничем не отличалось от манипулирования чакрой обычным шиноби, за исключением того, что он все необходимые образы формировал подсознательно, получая на выходе нужное движение чакры. То есть стоило ему захотеть передвинуть чакру, и она двигалась. А сам механизм движения от его внимания ускользал. Точно так же мы двигаем рукой, не задумываясь, как нужно напрягать мышцы или передавать в них нервные импульсы.
  
   Мне же эту систему пришлось выстраивать с нуля, что было вполне понятно. Я только-только столкнулся с чакрой, и ещё не знал, как с ней можно взаимодействовать. Шиноби же создавали свою систему с самого рождения за счёт длительных тренировок.
  
   Ещё я заметил одну интересную вещь. Сознание шиноби было пропитано чакрой, так что все создаваемые им образы тоже были пропитаны ею. Не в этом ли заключается секрет гендзюцу и техник запечатывания души? Воздействуя на чакру в сознании человека, шиноби мог подчинить его себе, как будто он воздействовал на само астральное тело. То есть чакра являлась неким мостом, соединяющим физический и астральный мир. И вместе с этим, она не только давала человеку силу, но и делала его уязвимым перед ней.
  
   Я же надеялся овладеть таким способом управления чакрой, который оставлял бы меня за пределами зоны её воздействия. Это же невероятное преимущество - уметь управлять чакрой и быть неуязвимым для неё.
  
   Всю эту ночь я потратил на изучение основ манипулирования чакрой, используя для справки те знания, что хранились в мозгах у моего подопытного. Теоретические знания у него, конечно, были слабыми, но вот практическое понимание того, что и как нужно вертеть, чтобы хвост из чакры вилял в нужную сторону, у него присутствовало.
  
   Уже перед рассветом я переместился в сознание обычного человека, живущего в соседнем доме с общежитием полиции. Мне нужно было набрать энергии сознания, а энергетика шиноби могла предоставить мне только энергии, смешанные с чакрой.
  
   Я даже не сразу смог найти человека, у которого не было бы способностей к управлению чакрой. В аниме говорилось, что системой циркуляции чакры обладает каждый человек, но это было не совсем верно. Система каналов у человека была, а вот чакры не было. Из-за банального отсутствия у него источника этой чакры. Разбираться с этим мне было лень, так что я просто исследовал десяток человек и выбрал из них молодого парня, что подрабатывал, разнося заказы с едой из одного популярного ресторана. Думаю, с такой беготнёй за день у него наберётся достаточно впечатлений.
  
   Прожив день жизни посыльного и чернорабочего, я занялся исследованием возможностей использования чакры. Из мыслей моих предыдущих носителей я знал, что чакру можно превращать в любой вид энергии. Самое банальное - в тепло. На этом основывалось стихийное преобразование Катон. И после такого преобразования энергия тепла являлась просто энергией и обратно в чакру её преобразовать было нельзя.
  
   Вот я и задался вопросом: а нельзя ли преобразовать чакру в энергию сознания? Если добиться полного преобразования, то я смогу добывать так нужную мне энергию, не опасаясь "заражения" тела сна чакрой.
  
   Я начал прыгать по сознаниям разных шиноби, пытаясь выяснить, как они преобразуют чакру в разные стихии. Если считать, что сознание человека это одна из стихий, то мне просто нужно найти способ соответствующего стихийного преобразования чакры.
  
   Результаты наблюдений были удручающими. Не было каких-то стандартных способов преобразования чакры в стихию. Более того, те способы, что мне удалось обнаружить, были скорее врождённым качеством. Поразмыслив, я понял, что так оно и должно быть. Согласно аниме, склонность к стихии - это врождённая способность. У кого-то такой склонности вообще нет, а у кого-то основная стихия чуть ли не сама проявляется.
  
   Пришлось мне мысленно начать составлять справочник стихий и способов преобразования чакры в энергию. Ещё на Земле меня ставила в тупик восточная система пяти стихий. Мне был куда более понятен европейский Крест Стихий, где Огонь противостоял Воде, а Земля Воздуху. Систематизировав все найденные мной способы стихийного преобразования, я однозначно установил, что стихий не пять, а четыре. Выпадающая из списка Молния были лишь смешением Воздуха и Огня.
  
   По моим наблюдениям, если считать, что объединение двух стихий - это Кеккей Генкай, то Молния была следствием работы широко распространённого генома. По-видимому, он был достаточно устойчивым, чтобы быть способным сочетаться с другими геномами улучшенных способностей. А его широкое распространение и заставило местных аборигенов считать Молнию отдельной стихией.
  
   Судя по аниме, в этом мире не было развитых техник управления сознанием. Даже такие банальные вещи как гипноз и осознанные сновидения были недоступны для шиноби. Соответственно, никто из них не смог рассмотреть процесс преобразования чакры настолько подробно, как я. Ведь для этого требовалось наблюдать за процессом со стороны, что довольно трудно сделать, когда чакра заполняет всё твоё сознание, а физическое тело отвлекает происходящими в нём процессами.
  
   Разобравшись со стихийными преобразованиями, я начал работу по поиску способа получить энергию сознания. По мнению шиноби, чакра разделялась на два компонента Инь и Ян. Инь соответствовала духовной энергии, так что отсюда я и начал копать. Мои копания привели к тому, что я научился разделять чакру на два компонента, после чего они оба благополучно исчезали в никуда.
  
   Пришлось опять лезть в мозги к шиноби, чтобы понять, что Инь и Ян чакрой считается чакра, где один её компонент был проявлен сильнее, чем другой. Сами по себе компоненты существовать не могли. Или, скорее, они существовали вне зоны нашего восприятия. Но объединяясь вместе, компоненты образовывали устойчивую смесь, которая и называлась чакрой. Вот только эта устойчивость требовала, чтобы соотношение компонент было не больше, чем один к десяти. При дальнейшем увеличении одной из компонент, чакра выходила из-под контроля и разлагалась, теряя лишнее количество компонента.
  
   Я научился выделять из чакры человека Инь-чакру, а потом использовал на ней различные способы преобразования, что только пришли мне в голову. К утру мои исследования методом научного тыка увенчались успехом, и я ощутил прилив энергии сознания. Голова, если бы она у меня была, прояснилась, а мысли приобрели кристальную чёткость. По моим ощущениям, эффективность такого преобразования была не более десяти процентов, но я не заморачивался. Всё равно мне требовалось не так уж много энергии, чтобы возникла необходимость экономить чакру. Шиноби, над которым я ставил эксперименты, моих действий даже не заметил, потому что его естественная регенерация чакры превышала мои расходы.
  
   Теперь, накачавшись энергией по уши, я смог начать планировать свои дальнейшие действия. Мне нужна база, где я смогу скрываться от врагов и отдыхать от своих чёрных дел. Врагов у меня не было, да и дела сложно было назвать чёрными, но я ведь ещё даже не начинал. Мне нужен был источник чакры, плюс область в пространстве сна, где я смог бы хранить своё сознание. Эти два требования вступали в очевидное противоречие. Впрочем, решение проблемы было не таким уж и сложным.
  
   Я - дух мира сновидений. Как рыбе для жизни нужна вода, так и мне для существования нужно находиться в мире снов. Мои вылазки в материальный мир напоминали способность угря переползти по траве из одного водоёма в другой. В перспективе, стоило вообще исключить мои контакты с реальностью, ограничившись только манипуляциями с чакрой.
  
   Хотя сознание шиноби и было пропитано чакрой, я вполне мог попытаться создать в его пространстве сна отдельный уголок лично для себя, где никакой чакры не будет в принципе. Единственный минус - создание такой области потребует от меня приложения немалых усилий, так что нужно выбрать себе одного носителя и сконцентрироваться на работе с ним.
  
   И один претендент на эту должность у меня был. Узумаки Наруто. Сейчас ему было всего семь лет. Так что можно было бы втереться ему в доверие и обосноваться в его голове, тем более, что сам он такого воздействия вообще не заметит. А там у меня под рукой будет ажно две нехилые батарейки чакры - сам Наруто и Девятихвостый. Связываться с демоном я в ближайшее время не планировал, но вот Наруто был вполне подходящей кандидатурой. Мне требовалось лишь найти его и использовать в своих целях.
  
   За одно можно было бы подумать над тем, какие-же у меня цели? Я, честно сказать, затруднялся дать ответ на этот вопрос. Пока что цель - выжить и с комфортом устроиться в этом мире. А там, как карты лягут. Роль самой толстой жабы в местном болоте меня вполне устроит.
  
   Найти Наруто большой проблемы не составило. Я выяснил, где находится академия шиноби, добрался до туда и начал облетать все классы. Занятия уже начались, так что ученики сидели за партами и по большей части делали вид, что не спят.
  
   Нужный мне класс я обнаружил по красным волосам Сакуры и щенку на голове у Кибы. Самого Наруто ещё не было, но он появился полчаса спустя с радостной улыбкой на лице. Видать, опять какую-то гадость кому-то устроил. Одет он был в чёрную футболку и оранжевые шорты.
  
   Тема урока больше соответствовала первому классу обычной школы. Первым уроком шла математика, а вторым литература, совмещённая с историей. Потом детей выгнали во двор и заставили бегать, прыгать и отжиматься.
  
   Наруто время от времени пытался вступить в разговор с одноклассниками, но удостаивался только коротких "отвяжись" или презрительных хмыков. Похоже, детишки уже определили, кто не вписывается в местное стадо.
  
   После окончания уроков Наруто долго сидел на качелях, пока у него не забурчало в животе. Потом он пошёл в город, где минут пятнадцать побродил в окрестностях Ичираку-рамен, после чего вздохнул и пошёл домой. Там его ждала чашка заварной лапши и пара онигири из холодильника. Сидеть дома мелкий хулиган не стал, а отправился шляться по городу. Солнце уже клонилось к закату, и чем ниже оно спускалось, тем хуже становилось отношение окружающих к биджу. Создавалось впечатление, что при свете дня люди боятся сделать что-то предосудительное, но как только око бога солнца скрывалось за домами, они так и норовили обругать пацана или даже кинуть в него какой дрянью.
  
   Ещё через полчаса, когда небо окрасилось в цвета заката, Наруто нарвался на группу из пяти парней лет десяти. Только завидев жёлтые волосы и оранжевые штаны, они с воплями бросились за джинчурики, а он с не менее громкими воплями бросился убегать от них, за одно выкрикивая разные обидные прозвища своих преследователей.
  
   Я посмотрел на наблюдателя АНБУ, что невидимой тенью следовал за Наруто весь день, то тот не выглядел обеспокоенным.
  
   Блондин быстро бежал по улицам города, временами скидывая под ноги преследователям коробки и ящики. Судя по его передвижениям, он собирался привести их к одному месту, где он крутился сегодня не меньше часа. И точно, когда пятёрка пацанов уже дышала ему в затылок, Наруто скинул на них клетки с курицами, что стояли во дворе одного из домов, а сам протиснулся в узкую щель в заборе. Я сам удивился тому, как ему это удалось.
  
   Но данный тактический ход не остался безнаказанным. Во-первых, оранжевые штаны зацепились за торчащую щепку и громко затрещали, сообщая о появлении новой дырки. А во-вторых, как только Наруто собрался задать стрекача, ему в ноги прилетела клюка, что бросила старушка, сидящая на стуле рядом со входом в дом. Неожиданно быстро эта карга подскочила к пацану, схватила его за руку и принялась бить второй рукой по голове и спине.
  
   - Да что б ты сдох, биджев выродок! - Кричала она во всю глотку.
  
   Погоня, наконец, разобралась с курицами и побежала в обход. Наруто отчаянно вырывался, поглядывая в переулок, из которого должны были появиться преследователи, но бабка вцепилась в него словно клещ. Как только банда подбежала и остановилась в нескольких шагах, бабка толкнула Наруто в их сторону и с удовлетворением на своей сморщенной морде начала наблюдать за его избиением.
  
   Впрочем, пацаны били несильно. Они не пытались нанести увечий, и даже не хотели сделать больно. Они лишь так развлекались, валяя противника в пыли и выкрикивая какие-то обидные фразы. Это напоминало развлечение детей, что отрывают лапки пауку, вовсе не из-за садизма, а чтобы посмотреть, что будет.
  
   Минут через пять они успокоились и ушли, гордо подняв голову. Старушка тоже подобрала свою клюку и скрылась в дверях дома, не забыв забрать с собой и стул.
  
   Наруто немного полежал, приходя в себя, поднялся, отряхнулся от пыли, посмотрел на большую прореху в штанах прямо на заднице и заплакал. Больше от обиды, чем от боли. Он придумал такой классный план, а какая-то мерзкая старуха избила его и отдала на растерзание толпе врагов.
  
   Наруто многообещающим взглядом посмотрел на дверь, в которой скрылся божий... нет, не одуванчик, а скорее репейник, и побрёл домой, прикрывая рукой дыру в штанах.
  
   Но на этом его сегодняшние злоключения не закончились. Уже в густых сумерках, Наруто столкнулся с пьяным стариком, что неожиданно вынырнул из-за угла, распространяя вонь перегара. Блондин задел его плечом, на что старик тут же схватил его левой рукой за плечо и всмотрелся в лицо, освещаемое фонарём.
  
   - Ты! - Неожиданно окрысился старик. - Убью!!!
  
   Он толкнул Наруто на землю и начал пинать его ногами и избивать тростью, что оказалась у него в правой руке. А вот теперь АНБУ уже стоило бы начать беспокоиться. Старик бил сильно, умело, стараясь сломать руки и рёбра, отбить почки и печень. Но наблюдатель всё так же невозмутимо сидел на крыше ближайшего здания и жевал травинку.
  
   Наруто уже давно потерял сознание, а избиение всё продолжалось. Наконец, старик выдохся, осмотрелся по сторонам и вытащил и внутреннего кармана куртки нож. В ту же секунду на его плечо легла рука АНБУ. Старик дёрнулся, попытался ударить неожиданного противника ножом и свалился со сломанной шеей.
  
   Ну да. Как избивать джинчурики, так запросто. А как поднял руку на действующего ниндзя, так сразу смерть без разговоров. АНБУ осмотрелся, пнул труп старика, поднял его, критически посмотрел на лежащего без сознания Наруто и длинным прыжком переместился на крышу соседнего здания и попрыгал дальше. Через минуту он вернулся уже без своей ноши и продолжил наблюдение, даже не делая попытки помочь мальчику.
  
   Наруто пришёл в себя минут через десять. С громким щелчком встали на место сломанные рёбра, с кашлем вылетел из горла комок крови, и маленький семилетний мальчик пошатываясь встал и как-то привычно поковылял в сторону своего дома, сжимаясь от мучающей его боли. В квартире он не раздеваясь завалился на кровать и забылся тяжёлым сном.
  
   Да уж. Вот вам и день из жизни героя деревни. Я перехватил управление телом пацана и заставил его перевернуться на спину и лечь ровно. Сломанным костям лучше дать возможность встать на место. Затем, я погрузился в мир сновидений и нашёл Наруто в мрачном лесу, пробирающегося между деревьями с корявыми голыми сучьями. Это был один из тех снов, где человек не осознаёт себя и почти не воспринимает окружающий мир.
  
   Я передал парню немного энергии сознания, превращая сон в осознанное сновидение. По крайней мере, теперь он запомнит всё, что с ним произойдёт.
  
   Я осмотрел себя и принял форму солидного мужчины лет тридцати пяти в красивом костюме с золотым шитьём. Волосы у меня были тёмно-русыми, а лицо европейского склада, что по местным меркам было довольно необычно. Я часто выбирал себе именно такой образ, когда хотел произвести впечатление надёжного и сильного человека. Общение с людьми во снах иногда было довольно забавным.
  
   - Приветствую тебя, Наруто. - Обратился я к мальчику, что пытался отцепить очередной корявый сук от своих штанов, где несмотря на все его усилия появлялась дыра.
  
   Сук тут же был забыт, и Наруто принялся разглядывать меня, не обращая внимания на то, что деревья расступаются, образуя небольшую полянку. Мне приходилось быть очень осторожным, чтобы не разрушить эту пропитанную чакрой реальность.
  
   - А ты кто? - Голос парня так и лучился интересом.
  
   А кто я? Как-то я упустил этот вопрос из виду. Называться своим именем из прошлой жизни я смысла не видел. Это было имя моего тела, а сейчас я дух. Имя у людей означает родственные связи и личные характеристики. Из своих идейных родственников я могу припомнить только Фредди Крюгера. А моё личное имя... нужно что-то японское. Как-то мне в голову запала одна смешная сценка из аниме "Soul Eater", где использовалось слово "гнев", которое на японском звучало как "икари". Вполне себе неплохое имя для великого шиноби.
  
   - Меня зовут Икари. Крюгер Икари. - Представился я, пародируя Джеймса Бонда. - Как ты тут живёшь?
  
   Наруто оглянулся, пытаясь рассмотреть окружающий мир, но потом опять сосредоточился на единственном ярком пятне в этой реальности - на мне.
  
   - Меня никто не любит. Почему они все ненавидят меня? - Наивный взгляд голубых глаз попытался прожечь во мне дыру.
  
   - Они дураки. - Кратко ответил я, пытаясь не заострять внимание на этом вопросе. Мне сейчас нужна другая атмосфера. - Скажи, Наруто, ты бы хотел встретиться со своими родителями?
  
   Глаза у ребёнка зажглись надеждой.
  
   - Да! Конечно. А вы знали моих родителей?
  
   - Нет. Я не был знаком с ними лично, но немного слышал о них. Садись, я расскажу. - Я указал Наруто на кресло, что выросло за его спиной, а сам присел на ещё одно такое рядом. Справа от меня располагался камин, где оранжевые языки пламени лизали дрова. Свет от них падал на меня и на моего собеседника, заставляя тени скакать и прыгать в диком хороводе. - У твоей матери были длинные красные волосы. Она была вспыльчивой и иногда могла приложить виновного кулаком, но вместе с тем она была добрая и отходчивая. - Наруто с замиранием сердца слушал меня, представляя, как мать обнимает его. - А твой отец имел короткие жёлтые волосы, совсем как у тебя. Он был сильным ниндзя, которого уважала вся деревня. Улыбка никогда не сходила с его лица, что дарило надежду окружающим даже в самых трудных ситуациях.
  
   Наруто улыбнулся, а потом его физиономия опять стала грустной.
  
   - А что с ними стало?
  
   - Их убили. В день твоего рождения. В день, когда Девятихвостый напал на Коноху.
  
   - И ты можешь отправить меня к ним? - Наруто уже был готов расстаться с этой реальностью, где его ждала только заварная лапша и ненависть со стороны окружающих.
  
   - Нет. Наоборот, я могу вернуть их в твой мир. Но для этого мне нужно, чтобы ты кое-что сделал.
  
   - Что? - С некоторой подозрительностью спросил Наруто, посмотрев на меня, а потом переведя взгляд на огонь.
  
   - Ты должен разрешить мне остаться жить здесь, рядом с тобой. Тогда я смогу заняться вопросом возвращения твоих родителей.
  
   - Разрешаю. - Тут же выпалила моя жертва. Ну да, много ли ума нужно, чтобы обвести вокруг пальца семилетнего ребёнка?
  
   Слова в мире снов, как и вообще в астрале, имели большое значение. Получив согласие Наруто, я получал большую свободу действий. Кроме того, теперь он отвечал за меня, и при возникновении каких-то вопросов ко мне со стороны законов природы, все шишки в первую очередь должны были валиться на него. Впрочем, ничего особо криминального я делать не собирался. Ну, разве что вернуть пару душ с того света, но это по местным меркам сущая мелочь.
  
   - А когда ты вернёшь маму и папу? - Сразу же поинтересовался владелец моей будущей жилплощади.
  
   - Мне потребуется на это несколько месяцев. - прикинул я. Энтузиазм у Наруто заметно спал. В его возрасте несколько месяцев - это огромный срок. - А пока я сам займусь твоими тренировками. - Обрадовал я его взамен.
  
   - Тренировками? - С явным отвращением голосе переспросил Наруто.
  
   - Конечно. Ты ведь хочешь стать сильным ниндзя, которым будут гордиться твои родители? - Набор стандартных штампов для промывания детских мозгов действовал безотказно.
  
   - Да. Я стану сильным. - Уверили меня.
  
   Я пригасил огонь в камине и создал большого плюшевого медведя, которого сунул в руки пацана. Тот с удивлением пощупал мягкую шерсть, а потом обнял игрушку со всей силой, погружаясь в счастливый, но сумбурный сон. Я было хотел дать ему плюшевого лиса, но потом подумал, что этот образ может вызвать у него неприятные ассоциации.
  
   Пока Наруто витал в розовых мечтах, где его окружали мать с красными волосами и отец с жёлтыми, я занялся строительством своего логова.
  
   Поначалу, я собирался сделать пространство для себя рядом с реальным миром, как раз на семидесятой ступени, но потом решил зарыться поглубже. У некоторых из шиноби чакра встречалась даже на таком уровне. Так что я спустился по лестнице до четырёхсотой ступени и начал создавать себе якорь там.
  
   Повинуясь моей воле, тут возник боковой проход, ведущий в запутанный лабиринт, в центре которого я свил своё гнездо. На стенах большой комнаты я разместил те же знаки и образы, что украшали мою комнату в прошлой жизни. Это были знаки моей крепости и образы моей власти над миром. Тут властвовал уже не Наруто, а я.
  
   К утру с постройкой было закончено. Я проложил астральные каналы, по которым мог передавать свои мысли и образы в сознание Наруто, за одно получая ощущения от его органов чувств. В ближайшем, а возможно и не только ближайшем, будущем я буду сидеть тут и дёргать нитки, как паук паутину. А там, в реальном мире будут происходить нужные мне события.
  
   Теперь я был личной шизофренией бешеного оранжевого апельсина и не собирался пускать дела на самотёк. С некоторой точки зрения, всё то, что происходило с Наруто, происходило теперь и со мной. Я был не просто наблюдателем, а в какой-то степени и им самим. Подобное смешение личностей было довольно частым явлением в астрале. Так что мне пришлось в своё время потратить довольно много усилий, чтобы научиться сливаться своим сознанием с другими людьми, оставаясь при этом самим собой.
  
   Наруто безмятежно спал в своей постели, обняв подушку. Ему снилось что-то светлое и приятное. Хотелось побыть в этом состоянии ещё немного, так что будильник уже после первого звяка был безжалостно сбит летающим тапком.
  
   - Рота подъём! - Раздался в голове оглушающий крик, и Наруто перепугано вскочил, путаясь в одеяле.
  
   - Что? Где? - Спросил он и сверзился с кровати на пол.
  
   - Не спать! В морге отдыхать будешь. - Прорычал командный голос с нотками веселья.
  
   - Кто тут? - Наруто выпутался из одеяла, поднялся на ноги и огляделся. В квартире никого не было.
  
   - Не туда смотришь. Я у тебя в голове.
  
   Опять чуть не запнувшись за одеяло Наруто подскочил к зеркалу и принялся рассматривать свою голову, даже заглянув для надёжности в рот. Ничего необычного там не было.
  
   - Нет, так ты свои мозги не увидишь. - Прокомментировал всё тот же голос, обретающий ехидные нотки. - Предлагаю использовать пилу для вскрытия черепа и микроскоп для обнаружения искомых мозгов.
  
   - Ты кто? - Крикнул парень в пустоту, вертя головой в поисках источника звука.
  
   - Я ужас, ползущий во тьме. - Признался я. - Не помнишь, что тебе сегодня приснилось?
  
   Наруто наморщил лоб, пытаясь вспомнить, что же он видел перед пробуждением.
  
   - Так это был не сон? - Спросил он радостным голосом через пяток секунд.
  
   - Сон. Но от этого он не стал менее реальным. Ладно, все вопросы потом, а сейчас марш в ванную чистить зубы и в душ.
  
   Наруто заворчал и поплёлся в туалет, за одно подняв многострадальный будильник и посмотрел время. До начала занятий было ещё больше часа.
  
   Пока шли гигиенические процедуры, я объяснил Наруто, что теперь являюсь его личной шизофренией, о чём окружающим лучше не знать. И чтобы ему не вскрыли мозги пилой в поисках маленького говорящего человечка, потребовал, чтобы со мной он общался мысленно. Тем более, что мой голос слышит только он.
  
   Наруто концепцию телепатического общения принял с трудом, но по крайней мере теперь, обращаясь ко мне, не кричал во всё горло, а тихо шептал себе под нос. Вполне нормальное поведение для тихого помешательства. Учитывая вчерашний удар тростью по голове, это самое меньшее, чего стоило ожидать от пациента.
  
   Сегодня, зайдя в класс до начала урока, Наруто первый раз за время обучения не закричал приветствие на всю академию, а тихо прошёл к своему месту на задней парте, что-то тихо бубня себе под нос. Народ проводил его удивлёнными взглядами, но этим решил ограничиться. Отсутствие резких воплей с самого утра уже было неплохим подарком судьбы, потому что половина учеников явно клевала носом и собиралась спать за партой минимум весь ближайший урок.
  
   Одет Наруто был в сменную одежду, которой оказалось достаточное количество у него дома. Она, правда, была мятой, как будто её корова жевала, но такая мелочь никого не удивляла. Что ещё ждать от беспризорника, который и в академию-то попал только потому, что кто-то явно ошибся при заполнении документов.
  
   Эти мысли я прочитал в голове у Харуно Сакуры, которая была ярой аккуратисткой и мнила себя самой талантливой ученицей класса. Рядом с ней сидел ещё более талантливый ученик Учиха Саске, который в своих мечтах уже был Хокаге и отдавал приказы своему старшему брату. Шикамару предпочитал не предаваться бесплодным мечтаниям, а сосредоточился на вполне прозаическом здоровом сне, которого ему явно не хватало с началом тренировок с отцом.
  
   Я просматривал мысли и настроение одноклассников Наруто, а затем давал краткую характеристику этого человека своему носителю. Тот в ответ на мои колкости только смеялся, зажав себе рот и стараясь не ржать на весь класс.
  
   Учебный день прошёл ничем не выделяясь из череды предыдущих. Разве что на уроке физкультуры всем дали возможность кинуть по пять деревянных кунаев в цель, стоящую в пяти метрах. Учитывая отвратительную балансировку этого псевдо-оружия, было неудивительным, что только Саске и Шикамару смогли хотя бы просто попасть в мишень.
  
   Наруто промазал четыре раза, а потом отдал управление мне. Я хоть и не совсем уверенно владел этим телом, но и задача передо мной стояла не такая уж сложная. Оценив баланс последнего куная, я не стал метать его, двигая рукой сверху-вниз и держась за край рукояти, как делали это все дети, а метнул, удерживая всей ладонью движением сбоку. Снаряд пролетел и попал прямо в центр мишени, правда не лезвием, а рукояткой вперёд. Но и это было куда лучшим результатом, чем у Саске.
  
   - Пф. Повезло. - Прокомментировала мой успех восходящая звезда клана Учиха.
  
   К счастью, Наруто внимания на эту фразу не обратил, и потасовка, на которую втайне надеялась Сакура, так и не состоялась.
  
   После учёбы Наруто по моей подсказке пошёл в магазин и купил там картошки, хлеба, риса и огурцов с помидорами. За последние он на меня ворчал всю дорогу до дома, но салат с картофельным пюре потом умял так, что за ушами трещало. На ужин я сразу приготовил варёный рис со специями, зная, что просто картошки растущему организму надолго не хватит.
  
   Дальше Наруто хотел как всегда пойти шляться по городу, но я загнал его на тренировки. Нечего отлынивать. Раз хочешь стать ниндзя, изволь тренироваться до упаду.
  
   В качестве тренировочной площадки подошла небольшая полянка в зарослях кустов, где Наруто время от времени прятался от своих преследователей. Там я заставил его поприседать и поотжиматься, а потом начал учить стилю Тайцзицюань-Багуачжан. Сам я не был большим любителем махать руками и ногами, но побывал во снах настоящих мастеров, которые показали и объяснили множество интересных моментов, не говоря уже о том, что я запомнил все движения всех форм.
  
   Как я и предполагал, наши земные стили вполне удачно вписывались в теорию чакры, позволяя научиться манипулировать Ян-чакрой с помощью одних лишь движений тела. Даже небольшая разминка активировала каналы чакры во всём теле Наруто, не вызывая при этом никаких перегрузок. Это идеальный инструмент для развития системы циркуляции чакры.
  
   Наблюдавшего за Наруто АНБУ я банально усыпил, чтобы он не подсматривал за неуклюжими движениями моего подопытного. Ни к чему местному руководству знать, что кто-то начал обучать их джинчурики.
  
   Через четыре часа Наруто закончил свою тренировку и еле добрёл до дома, быстро поужинав и бухнувшись спать. Не такая уж и тяжёлая практика выпила из него все силы. Погрузив ребёнка в глубокий сон, чтобы не сбежал, я отправился на поиски знаний.
  
   Ещё предыдущей ночью я исследовал печать, за которой скрывался Девятихвостый и с удовлетворением отметил, что пока могу его не опасаться. Его там настолько замуровали, что он производил впечатление кошки, замотанной в полотенце так, что снаружи были видны только глаза.
  
   Мне нужны были знания по всем техникам управления чакрой. Ниндзюцу, гендзюцу, фуиндзюцу, кеккайдзюцу. Эти четыре направления позволяли овладеть чакрой на уровне достаточном, чтобы уничтожить всех моих гипотетических врагов. А тайдзюцу и кендзюцу для меня - пустая трата времени. Ирьёниндзюцу может помочь сохранить жизнь союзникам, но для меня лично бесполезно.
  
   Где нужно искать самые секретные способы использования чакры? У меня на примете были три варианта. Во-первых, можно было пошуровать в мозгах у самых продвинутых ниндзя деревни. Уверен, всё самое сладкое они ни на каких свитках не записывали. Второй вариант - это библиотека Хокаге. Уж там то должны быть все более-менее важные техники. И третий пункт - секретная библиотека Корня АНБУ. Там наверняка осели все исследования Орочимару и куча других не менее интересных вещей.
  
   Но начал я свой поход за знаниями с банальной библиотеки Академии Ниндзя. Тут не было никаких страшных тайн, но мне были нужны основы - та база, на которой шиноби строили местную науку.
  
   Так что я добрался до академии и быстро проник в сон главного библиотекаря, благо он в это время сам уже дремал в безлюдном помещении. Под мои чутким руководством, ему в голову пришла больная мысль проверить содержимое всех учебников, описывающих теорию чакры. Естественно, он отлично знал, что там написано, но быстрый просмотр содержимого книг вкупе с воспоминаниями и мыслями библиотекаря позволил мне в кратчайшие сроки усвоить массу информации.
  
   Я заметил, что если я увеличивал поступление ко мне энергии сознания, то скорость и глубина моего мышления тоже многократно увеличивались. Таким образом, пока библиотекарь только вспоминал информацию, прокручивая её в голове, я уже успевал осмыслить её, построить свои теории и откинуть всё лишнее, что этим теориям противоречило.
  
   Следующий месяц слился для меня в безостановочный поток информации. Под моим влиянием, у служителей библиотеки Хокаге случился приступ любознательности, сопряжённый с желанием систематизировать содержимое архивов. В сомнамбулическом трансе эти старикашки быстро прочитали все более-менее значимые документы, а все остальные как минимум просмотрели краем глаза. Благо теоретических знаний в этом мире было не так уж и много. Большая часть записей посвящалась именно практическим вопросам использования тех или иных техник.
  
   Мне даже удалось выпросить у Хирузена свиток Второго Хокаге, так что я стал счастливым обладателем всех секретных техник Конохи, а Хирузен стал счастливым обладателем полного сводного каталога всех книг и свитков, имеющихся в библиотеке. К моему удивлению, почти пятая часть из этих свитков до этого ни разу не открывалась. Вот насколько тупым нужно быть, чтобы, захватив архивы чужой деревни, даже не заглянуть в них? Секретность в этом мире убивала науку надёжнее всех диверсантов вместе взятых.
  
   Прослышав о наличии у Хокаге нового полного библиотечного каталога этой идеей заразился и хранитель библиотеки Корня. Естественно, чумным переносчиком этой тяги к знаниям тоже был я. Обработка архивов АНБУ проходила в обстановке строжайшей секретности, но работа эта была настолько скучная, что библиотекари то и дело клевали носом, погружаясь в сомнамбулический транс. И никого это не удивляло.
  
   Следующий месяц я посвятил разбору полученной информации и проведению экспериментов с чакрой. Эксперименты проводились опять-таки в тайных лабораториях Конохи, вот только про большую часть из них никто даже и не вспомнил. Я не заставлял лаборантов использовать чакру, а самостоятельно брал её из их организма, трансформировал и материализовывал в виде различных техник. Доноры чакры при этом дрыхли без задних ног, а надзиратели, что должны были наблюдать за их работой, дрыхли с открытыми глазами, старательно игнорируя всё происходящее.
  
   Через два месяца мне можно было давать десять докторских степеней по теории чакры. Не последнюю очередь в этом сыграл тот факт, что я постоянно находился под ускорением сознания, а понятие "абсолютная память" стало для меня абсолютно естественным. Уверен, находись я в человеческом теле, и не смог бы достичь и десятой доли конечного результата.
  
   Наруто за это время тоже значительно продвинулся в своём развитии. Ежедневные многочасовые занятия Тайцзицюань сделали своё дело, и он стал гораздо сильнее и быстрее. А главное - у него значительно улучшилась координация движений. В детском возрасте не до конца оформившаяся координация в значительной степени препятствует получению хоть сколько-то впечатляющих результатов в боевых искусствах.
  
   Система циркуляции чакры у моего подопечного тоже значительно развилась. Более того, использование чакры организмом перешло на уровень инстинктов, так что там, где шиноби добивались результата путём длительных изнуряющих тренировок и постоянного контроля, Наруто получал его автоматически. Речь шла об усилении и укреплении тела.
  
   Под моим руководством Наруто смог почувствовать необходимый режим использования чакры для хождения по стенам и воде. А вот его сознательный контроль чакры всё ещё оставлял желать лучшего. Тут в первую очередь играл роль детский возраст и неумение сосредотачивать внимание. Но я не форсировал этот вопрос. Всему своё время.
  
   В академии джинчурики неожиданно выбился в лидеры по физической подготовке. Он мог часами без устали бегать, прыгать и бросать всё, что смог оторвать от земли. А уж в драку с ним теперь и вовсе никто предпочитал не вступать. Саске, раздражённый успехами безродного выскочки, спровоцировал Наруто на драку перед всем классом. Какого же было его разочарование, когда противник нисколько не напрягаясь вкатал его в грязь и банально даже не заметил ударов, нанесённых с усилением чакры. А ведь именно на это своё умение Учиха рассчитывал прежде всего.
  
   Драка Наруто с Саске заставила Кибу тоже вызвать его на тренировочный поединок. После того, как Наруто несколько раз подряд победил собаковода, при этом ничуть не задирая нос и всегда помогая подняться с земли, Киба сам не заметил, как стал считать Наруто другом. А там подтянулась и вся остальная мужская компания класса.
  
   Девочки, особенно Сакура, всё ещё смотрели на Наруто как на оболтуса, но их мнение никого особенно не волновало.
  
   Однажды вечером, когда Наруто вернулся с тренировки домой, я решил показать ему новое изученное мной ниндзюцу. Вообще, мои теоретические знания по управлению чакрой по большей части оставались теоретическими. Проблема была в том, что управлял я чакрой с помощью своих мыслеобразов, которые не были достаточно плотными, чтобы удерживать большое её количество. Обычные шиноби помогали себе при этом используя своё тело, а вот мне приходилось обходиться чистым мысленным контролем.
  
   Прежде чем начать демонстрацию, я облетел окрестности и усыпил троих наблюдателей: от Корня, Хокаге и Хьюга. Неожиданное усиление моего подопечного не прошло незамеченным, но причину пока понять никто не смог. Теперь этим трём наблюдателям снилось всё то же самое, что происходило вокруг, вот только внутри квартиры Наруто ничего важного не происходило. Впрочем, все эти предосторожности были лишними. Я научился тратить чакру так, что даже малейшая её капля не просачивалась наружу, так что ни один сенсор не смог бы почувствовать то, что я собирался тут сделать.
  
   - Наруто, сейчас я покажу тебе уникальное дзюцу, которым владеют только самые сильные ниндзя. - Привлёк я внимание рыжего апельсина. Тот черкал в тетради по каллиграфии, пытаясь составить стихотворение с несколькими смыслами. В зависимости от способа прочтения иероглифов оно должно было повествовать или о том, что Наруто, Саске и Сакура занимаются на уроках, или о том, что Саске идиот, а Сакура признаётся Наруто в любви. Судя по довольному сопению, стих складывался в полном соответствии с коварными замыслами, и только непокорная кисточка стояла между Наруто и его полным и безоговорочным ментальным доминированием над классом.
  
   - Да, сейчас. Только допишу этот несчастный иероглиф. - В речи Наруто стали проскальзывать те фразы, что я временами бросал в разговоре с ним. - Так чего ты хотел...
  
   Остаток фразы так и застрял в горле у непризнанного литературного гения, потому что прямо перед ним стояла его собственная копия. Это было теневое клонирование, чакру для которого я взял из запаса самого Наруто. Его источник чакры уже настолько развился, что этих трат он даже не заметил. Привык уже, что временами у него исчезает небольшой объем чакры.
  
   - Ты кто? - Ошарашенно спросил Узумаки у своего клона.
  
   - Я Узумаки Наруто. - Важно ответил я, управляя клоном. - А ты мой клон.
  
   - Чего? - Взвился клон. - Да я щас тебе в репу дам. - Привычка решать все вопросы насилием уже дала обильные всходы. Сейчас мы за одно прополкой и займёмся.
  
   Между нами состоялась потасовка, в которой победу со счётом пять-ноль одержал самозваный оригинал. Я всего лишь использовал ещё одно мелкое дзюцу Е-ранга, чтобы сделать скользким пол под ногами у Наруто. А включить режим хождения по стенам тот не догадался.
  
   - Так не честно. Ты жульничаешь. - Выдал Наруто после того, как пятый раз полетел на пол мимо меня. Хорошо хоть тут было достаточно места для небольшой разминки.
  
   - Ещё чего. Просто я оригинал, и потому сильнее. - Подколол я заводного апельсина, который и вправду завёлся, и попёр на меня уже с более серьёзным видом.
  
   Я не стал опускаться до банального мордобоя и развеял клон с криком "Нинпо: Абсолютная Невидимость". Наруто ещё полминуты махал руками, пытаясь поймать невидимку, и только потом до него дошло, что клон просто исчез.
  
   - И что это было? - Немного обиженно обратился он ко мне, используя нашу мысленную связь.
  
   - Это был я и техника теневого клонирования. Она позволяет создавать копии шиноби, которые способны самостоятельно участвовать в бою, проводить разведку и вводить противника в заблуждение.
  
   - Ха. А эта шутка с невидимостью мне понравилась. Научишь меня этой технике?
  
   - Научу. Вот только ты сможешь применять её не раньше, чем через пару лет. Контроль у тебя хромает.
  
   - Ну вот так всегда. - Заныл Наруто, садясь за стол и критическим взглядом осматривая своё стихотворение.
  
   - Я хотел показать тебе её, чтобы ты увидел, что я стал ещё на шаг ближе к возвращению твоих родителей.
  
   Наруто с надеждой осмотрелся вокруг, но, конечно, никого не увидел. Мы с ним по негласной договорённости не поднимали эту тему в разговорах. Он, чтобы не расстраиваться, а я, чтобы не расстраивать.
  
   - С завтрашнего дня я начну самостоятельные тренировки с помощью твоего клона. И мне понадобиться забирать довольно приличную часть твоей чакры. Так что утром у тебя будет кратковременный упадок сил.
  
   - Да ерунда. - Отмахнулся Наруто, опять с упоением чёркая в свитке.
  
   Следующим утром я использовал две третьих запаса чакры Наруто, чтобы создать одного теневого клона в виде мыши. Эта мелкая тварь просочилась через ещё более мелкую щель в стене и затаилась в подвале. А тем временем, Наруто немного пошатывающейся походкой двинулся в сторону академии, и я решил проверить, что там выйдет с этим его стихотворением.
  
   Заданием от учителя было просто скопировать одно из изречений из учебника. Первым уроком как раз была каллиграфия, и как только учитель спросил, кто сделал домашнее задание, как Наруто чуть ли не на парту вскочил и начал тянуть руку вверх. На фоне класса, где половина учеников спала, а вторая половина думала, как бы объяснить невыполненное задание, такой энтузиазм был учителю как бальзам на душу.
  
   - Да, Наруто. Ты написал фразу?
  
   - Да, сенсей. Более того, я вдохновился вашим рассказом о великих поэтах времён Рикудо и потому сам написал стихотворение.
  
   - Вот как? Ну что ж, тогда продемонстрируй нам своё творение.
  
   - Конечно, сенсей. А можно, я сначала прочитаю стихотворение, а потом покажу всем свиток?
  
   - Да-да. Отличная идея.
  
   Наруто повесил на доску за спиной учителя свёрнутый свиток, повернулся к классу и с голосом профессионального оратора продекламировал:
  
   - Пока Саске рассекает лист на ветру, Сакура читает книгу, что принёс Наруто на зов её.
  
   Учитель чуть заметно поморщился от нескладных слов стиха, но вслух произнёс обратное.
  
   - Замечательное стихотворение. А теперь давай посмотрим, как ты его записал.
  
   Наруто развязал тесёмки, сдерживающие свиток, и тот развернулся, демонстрируя классу не такую уж и плохую каллиграфию. Вот только талант Наруто был настолько велик, что он умудрился использовать те знаки, которыми пьяные грузчики материли неблагодарных работодателей, зажавших зарплату. Такие надписи, как правило, долго не держались, но появлялись на достаточно многолюдных местах, чтобы их смогли заметить все желающие.
  
   При буквальном же прочтении этих знаков сознание рисовало совсем другую картину.
  
   - Пока Саске обсирается без бумаги и пускает ветры, Сакура познаёт науку жизни, что вставляет ей Наруто по самые гланды. - Прочитал со своего места Шикамару. В его голосе чувствовалось неподдельное удивление и даже восхищение высоким стихотворным слогом.
  
   В классе на пару секунд установилась абсолютная тишина, прервавшаяся резким скрипом отодвигаемой парты.
  
   - Наруто-бака. - Закричала Сакура, выбегая из класса со слезами на глазах.
  
   - Да я не это хотел сказать. - Начал оправдываться ошеломлённый Наруто.
  
   Учитель начал быстро сворачивать свиток, изо всех сил пытаясь сдержать улыбку, а Учиха прыгнул прямо со своего места, метя поэту пяткой в глаз. В классе поднялся гвалт и крики, а непризнанный гений и рьяный критик начали кататься по полу, выдирая друг другу волосы.
  
   Ну, думаю, дальше они без меня разберутся. Не говорить же Наруто о том, что, понаблюдав за его трёхчасовыми муками над всё никак не слагающимися виршами, я навёл на него сон, где он несколько иначе стал воспринимать иероглифы.
  
   Заряженная чакрой мышь выскользнула из подвала чёрной кошкой и понеслась на один из заброшенных полигонов клана Узумаки. Именно там я собирался начать практические тренировки следующего этапа своего развития.
  
   Я собирался улучшить теневого клона. В текущем виде он годился только на то, чтобы отвлекать внимание врага и использовать не слишком затратные ниндзюцу. Мне же требовался клон, способный пережить рукопашный бой с монстром вроде Майто Гая.
  
   Изучение структуры теневого клона показало, что он является натуральной резиновой бабой со встроенной СЦЧ. Как только внешняя оболочка получала повреждения, по ней тут же пробегала целая сеть трещин, после чего надувной клон превращался в неструктурированное облако чакры, рассеивающееся в пространстве в виде дыма.
  
   Самым очевидным, на мой взгляд, способом решения этой проблемы было разделение оболочки на множество отдельных блоков. Всего-то и надо - превратить надувной шар в пену со множеством пузырьков.
  
   Кошка спряталась в кустах и создала простейший теневой клон в виде шара в пару сантиметров диаметром. Тычок колючкой, оторванной от ближайшего куста, лопнул шар с минимумом усилий. Теперь я создал двойной шар, разделённый в центре перегородкой. Как только лопнула одна часть клона, за ней последовала и вторая. Моё ускоренное восприятие показало, то трещины с лёгкостью порвали оболочку даже на месте стыка трёх плоскостей. Значит, нужно усилить именно линию стыка, сделав её устойчивой к разрыву.
  
   Через полчаса экспериментов я смог создать волокнистую нить из чакры, которая позволяла остановить распространение трещин. Один шар лопался, а второй оставался целым. Я попробовал армировать шар сеткой таких нитей, но большой пользы от этого не было. Дыра в поверхности приводила к быстрому истечению чакры изнутри шара, после чего он банально сдувался. То есть этот туман из чакры внутри клона имел важное практическое значение.
  
   Впрочем, проблема уже была решена. Мне просто требовалось сделать клон, состоящий из достаточного количества отдельных блоков. С этим дело, правда, пошло не очень хорошо. Чем больше блоков было в клоне, тем сложнее было его создавать. Пришлось мне вначале производить бесформенную пену из чакры, а потом уже придавать форму всему объекту целиком.
  
   К вечеру я уже довольно быстро формировал пенных клонов, у которых диаметр каждой ячейки был меньше миллиметра. Такой клон не разрушался от единичного воздействия, но постоянно терял внешние "пузырьки", что были слишком хрупкими и не выдерживали контакта с землёй. Но это только начало, так что я и не думал расстраиваться.
  
   Под конец я развеял все клоны и сосредоточился на сознании Наруто. Сегодняшний день я провёл в мире сна, а клонами руководил дистанционно, используя тот же механизм, с помощью которого клоны при развеивании передавали знания своему хозяину.
  
   Наруто явился домой с тренировки с фингалом под глазом, но жутко довольным. По его словам, он навалял Саске, а потом его вызвали к директору академии, который не поленился довести скандал до уровня Хокаге. Хирузен внимательно прочитал стихотворение и поинтересовался, сам ли Наруто написал его. Тот уже устал отпираться, тем более, что ему никто не верил, и признался, что написал свиток он сам. В ответ Хирузен похвалил подчерк, но запретил Наруто дальше заниматься поэзией, порекомендовав вместо этого больше бегать с грузом на плечах. А чтобы данная практика вошла в ум юного поэта, ему в личные учителя был определён Майто Гай, который и гонял своего нового ученика до самого вечера, удивляясь его выносливости и плавным движениям.
  
   Меня такой финал тоже устроил, потому что у Наруто наконец-то появился нормальный учитель, на которого можно было бы спихнуть его новые способности. Слежку за Наруто после этого случая удвоили, и теперь за ним наблюдало шесть негласных соглядатаев и один гласный в виде Майто Гая. Но я к этому времени уже наловчился создавать теневых клонов в виде мелких животных и занимался экспериментами в диких закоулках Конохи.
  
   По моему настоянию, Наруто не рассказывал про свою технику боевых искусств и временно вообще прекратил эти тренировки, тем более, что они уже и так перешли на новый уровень, и теперь каждое его движение следовало течению внутренней энергии. А небольшая ментальная установка в сознании подкрепила это решение. Так что теперь даже исследование его памяти под гендзюцу не смогло бы выдать факт моего существования.
  
   Ещё через пару недель я смог создать клона, который не только был ничуть не менее прочным, чем рядовой шиноби, но и ничем не отличался от него внешне. Даже энергетика у него была похожа на энергию шиноби, что я выяснил, прогулявшись в виде такого клона под стенами клана Хьюга. Одновременное отслеживание сознания наблюдателей за внешним периметром территории клана подтвердило, что ничего необычного они во мне не заметили. Единственным минусом таких клонов были большие затраты времени на его создание. Их нельзя было создавать в бою, как обычные клоны. Впрочем, этого и не требовалось.
  
   Моё владение чакрой также улучшилось, так что я сейчас тянул на уровень хорошего чунина. Если, конечно, не учитывать тот факт, что мне были доступны все стихии - четыре базовых и ещё четыре смешанных. Нестандартными стихиями были Молния, Лава, Лёд и Туман. Последняя стихия возникала как смесь Воздуха и Воды, и на мой взгляд была тем самым секретом, что скрывала Деревня Тумана.
  
   К следующему шагу моего плана я переходил с содроганием. Речь шла о том, чтобы вступить в контакт с Девятихвостым и раскрутить его на выделение мне постоянного канала поставки чакры. Небольшое количество этой чакры непрерывно проникало в тело Наруто, но я особой разницы между ней и обычной чакрой не замечал. Ну оранжевая, ну разъедает органику, но для меня это препятствием не являлось, поскольку вся работа с чакрой происходила "в перчатках", так что её агрессивность мне нисколько не мешала.
  
   Куда больше меня смущал сам лис. В аниме он описывался то как злобная тварь, то как добродушный дядюшка, что не прочь подсобить своему племяннику гигаваттом-другим электроэнергии. Но что-то я сомневался, что всё будет так просто. Впрочем, попытка - не пытка.
  
   Ночью, когда Наруто спал без задних ног, я создал своего клона в пространстве сна и двинул его в ту часть внутреннего мира, где томился Девятихвостый. Лично, я к нему соваться опасался. Кто его знает, на что он способен, если его разозлить.
  
   - Здарова, Курама. Как жизнь? Не скучаешь? - Обратился я к лису, добравшись до решётки, за которой притаилась темнота. Эта фраза запала мне в память из прочитанной перед отбытием в этот мир книге, так что я решил начать наше общение с неё.
  
   Тьма с той стороны решётки открыла глаза и посмотрела на меня заинтересованным взглядом. Так гурман изучает новое блюдо, что только что принесли и поставили перед ним. Правда, блюдо находилось по другую сторону решётки, что гурмана несколько раздражало.
  
   - Ты не человек. - Выдали мне обвиняющий ответ, скрыто подразумевая, что я несъедобен.
  
   - Ну и что? Ты тоже, знаешь ли, на человека не похож.
  
   Наш разговор зашёл в тупик, поскольку ответа от лиса я так и не дождался. Ладно, закинем наживку.
  
   - Не хочешь вылезти отсюда? Размять косточки, поваляться по травке, половить бабочек?
  
   - Да, сорви печать на решётке и выпусти меня отсюда! - Сорвался, наконец, на крик мой собеседник. Эк его проняло. - И я сожру их всех!
  
   - Спокойно, спокойно. Дыши глубже. - Начал я курс психотерапии. - У меня есть другое предложение. Я могу создать тебе клона, с помощью которого ты сможешь посмотреть на внешний мир.
  
   - И зачем мне это? - Меланхолично заметил мгновенно успокоившийся лис.
  
   - Это как минимум будет интереснее, чем сидеть в этой клетке, имея возможность наблюдать только за комнатой, где я сейчас нахожусь.
  
   - Ничего, я уже привык. - В голосе лиса чувствовались чуть ли не слёзы. Уже верю. Я сейчас сам расплачусь. Лис немного помолчал и задал встречный вопрос. - А чего ты хочешь взамен?
  
   - Думаю, ты и сам догадался - всего лишь немного твоей чакры. Стабильный поток, половину из которого буду получать я, а половина пойдёт твоему клону.
  
   В глазах лиса промелькнул интерес.
  
   - И что, не будет никакого подвоха, заковыристых клятв и обещаний?
  
   - Я как-то такое не планировал... - Признался я. - Но если ты хочешь, то я могу устроить какой-нибудь подвох. Мне не жалко.
  
   - Ха-ха, смертный. Со мной уже давно никто не пробовал шутить. Как правило, людей останавливала судьба таких шутников, которых я неизменно съедал.
  
   - Меня таким не напугать. Я сам кого хочешь съем. Могу даже тебя. - Припугнул я в ответ.
  
   - А ты мне нравишься. - Выдали мне ответ.
  
   - В смысле, я уже выгляжу достаточно вкусным?
  
   Ответом мне был истеричный хохот.
  
   - Так что ты там говорил про клона? - Задал мне вопрос успокоившийся Девятихвостый.
  
   - Я могу создать теневого клона. Нужно будет лишь сделать канал, через который ты сможешь управлять им. Технология уже отработана, так что мне нужно будет только изучить устройство твоей печати и найти способ пропустить этот канал внутрь.
  
   - А ты не боишься, что твои действия разрушат печать? - Лис выглядел действительно заинтересованным.
  
   - Нет. Это, конечно, будет печально, но я как-нибудь переживу.
  
   - Ха-ха. А ты оптимист. Ладно, я согласен. Можешь начинать свою работу, а я посмотрю.
  
   - Только не кричи под руку. А то я могу что-нибудь напутать и, например, уменьшить объём клетки в пару раз.
  
   Учитывая тот факт, что лис и так там еле помещался, угроза получилась нешуточная. По крайней мере, на морде лиса промелькнуло лёгкое неудовольствие от того, что его план так быстро раскусили.
  
   Я принялся рассматривать структуру печати, что удерживала лиса. Дело это было небыстрое, но меня не торопили. Похоже, заключение научило демона такой вещи как терпение.
  
   Мне понадобился ещё месяц напряжённой мысленной работы, чтобы разобраться в устройстве печати. Это творение было поистине гениальным. А самым гениальным было то, что состояла печать из двух частей. Первая часть напоминала работу пьяного в дупель лесоруба, в то время как вторая была ажурной вязью, сотворённой терпеливым столяром и резчиком по дереву. Как можно было догадаться, первую часть создал Намиказе Минато, а вторая была делом рук Шинигами.
  
   Работа Минато была проста и понятна - сформировать барьер и привязать его к системе циркуляции чакры. Внутрь барьера надлежало поместить биджу, после чего он закрывался и становился неразъёмной конструкцией. А вот вмешательство Шинигами позволило сделать ключ, дверь, клапаны для выпуска чакры биджу и даже два отдельных барьера, в которых хранились теневые клоны самого Минато и Кушины. Никакой душой там и не пахло, чему я нисколько не удивился.
  
   Эта печать дала мне гораздо больше, чем просто понимание принципов запечатывания биджу. Это была настоящая книга из чакры, где всего две сотни букв использовались для написания длиннейших текстов, что в результате образовывали работающую сложную конструкцию. Это было удивительно и захватывающе. Я видел, как последовательность простых конструкций из чакры создавала что-то вроде компьютера с заложенной в него программой. Но, пожалуй, более точным было бы сравнение этой конструкции с РНК, которая с одной стороны была цепочкой символов, а с другой образовывала сложную конструкцию, способную синтезировать и расщеплять белки и ферменты.
  
   Я изучил каждый символ, разобрал каждый приём их использования, выяснил механизм работы печати и всех её элементов. Для меня это творение Шинигами стало натуральной библией чакры. На базе этой технологии я переделал все свои дзюцу, включая теневого клона. После такого изменения они стали куда проще в применении, а потери энергии уменьшились до абсолютного нуля.
  
   Наконец, наступил торжественный день, когда я сформировал канал передачи данных и чакры и просунул его в "клетку" с лисом. Второй конец канала входил уже в моё творение, которое занималось разделением потока энергии и трансформацией информации о состоянии клона в ощущения, которые должен был воспринимать Девятихвостый. Это устройство из чакры решало проблему, из-за которой в этом мире не было "радиоуправляемых" клонов. Ведь "ощущения" теневого клона мало походили на ощущения человеческого тела.
  
   Я распечатал клона лиса из свитка и "подключил" его к своему устройству. Из-за постоянной слежки за Наруто производилась вся эта операция дистанционно. Сам Наруто сидел в классе на уроке, а я управлял своим клоном, что прятался в одном из лесов на территории Конохи.
  
   Клон лиса имел форму милого лисёнка с одним хвостом. Как только Девятихвостый получил управление, лисёнок открыл глаза, потянулся и встал на четыре лапы. Он пару раз махнул хвостом, посмотрел на него и недовольно пискнул. А вот во внутреннем мире прозвучала уже вполне понятная жалоба.
  
   - Хвост как деревянный.
  
   - Да, это только тестовая модель. Говори, что доставляет неудобства или неправильные ощущения, а я буду пытаться исправить. Думаю, полная настройка образа может занять месяц, в течение которого тебе придётся жить где-то рядом с Наруто.
  
   Лисёнок ещё раз потянулся, поклацал пастью и побежал исследовать лес. Мой клон остался на месте, а сам я наблюдал за действиями лиса через его же глаза.
  
   Как я и предполагал, первой жертвой ужасного Девятихвостого демона-лиса стали бабочки. Как только он выбежал на полянку, рядом с которой появился, то сразу же кинулся ловить и жрать эти порхающие разноцветные лепестки. Пищеварительного тракта у него не было, но я сделал некий эрзац, соединяющий рот и анус с небольшим "желудком" посредине. Лёгких у клона не было, а звуки он производил с помощью специального простенького дзюцу, которое являлось составной частью теневого клона.
  
   Просто бегать по лесу лису надоело уже на второй день, и его потянуло посмотреть на жизнь людей. Тем более, что это была первая подобная возможность за всю его жизнь. Сложно наблюдать за жизнью мелких букашек, которые начинают бегать туда-сюда и вопить от одного твоего появления.
  
   Я же в свою очередь предложил ему сыграть роль личного питомца Наруто. Это с одной стороны давало лису некоторое "право" находиться среди людей, не подвергаясь немедленному уничтожению, а с другой стороны, он мог поближе познакомиться со своим тюремщиком. После недолгих раздумий лис согласился, и я начал разработку плана по внедрению в мир шиноби боевых лис-оборотней в погонах.
  
   Наруто уже третий час занимался на лесной полянке тем, что приседал, отжимался и качал пресс под руководством Майто Гая. Однообразные движения настолько наскучили ему, что он уже подумывал о том, чтобы удрать. Тем более, что Гай отказывался учить его хоть каким-то приёмам тайдзюцу или даже просто побыть партнёром в спарринге.
  
   И вот, только Наруто поднялся с земли и начал осматривать окрестности в поисках подходящего пути побега, как в ближайших кустах что-то зашуршало, а потом оттуда вынырнула любопытная оранжевая мордочка, а затем и весь лисёнок целиком. Он недоверчиво посмотрел на удивлённого Майто Гая, а потом с любопытством подбежал поближе к своему родственнику по расцветке - Наруто уже щеголял ярко-оранжевым костюмом, который ему подарил сам Хокаге.
  
   Наруто вначале замер, а потом быстрым движением подхватил лисёнка и начал гладить его и чесать за ушами. Тому это явно понравилось, и он сделал ответный комплимент, лизнув Наруто в нос. Так началась дружба между ужасным демоном и его джинчурики.
  
   Гай минут пять удивлённо таращил глаза на появление рыжего питомца, а потом постарался внушить Наруто идею о том, что лиса нужно отпустить обратно в лес. Но наткнулся на закономерное сопротивление ребёнка, нашедшего себе живую игрушку.
  
   Закончилось всё тем, что Наруто притащил дикую животину к себе домой, где и поселил её в коробке из-под лапши. Исследования, проведённые Майто Гаем лично, выявили, что это самый обычный лисёнок, который так и норовит облизать или покусать каждого встречного.
  
   Мне пришлось дать целую лекцию Кураме о том, как должен вести себя дикий зверь. К счастью, большая часть действий и так соответствовала его животным инстинктам, так что сильно напрягаться мне не пришлось.
  
   Ещё большим геморроем для меня стало изготовление достаточного количества слюны. Ведь если тебя облизывают, а кожа в этом месте остаётся сухой, то это неизбежно начнёт вызывать некоторые подозрения.
  
   На следующий день Наруто произвёл настоящий фурор среди одноклассников, заявившись в академию с лисёнком на голове, подражая в этом отношении Кибе. На удивлённые вопросы блондин ответил, что это его новый боевой товарищ Курама, который будет его нинкитцуне.
  
   Акамару и Киба с недоверием принюхивались к новому знакомому, но я позаботился и об этой стороне маскировки. Это был запах из чакры. Данное дзюцу было хоть и относительно простым, но секретным. Я откопал его в той части библиотеки Конохи, что так и не была никем прочитана до меня. Отличительной особенностью такого запаха было полное его рассеивание через пару часов, что позволяло эффективно скрывать следы.
  
   Многие смотрели на нового питомца с удивлением, симпатией, а то и завистью. Последней отличился Саске, который втайне мечтал завести себе дома кошку, но боялся показаться при этом недостаточно брутальным. Ведь в мыслях он постоянно пытался превзойти своего брата Итачи.
  
   Курама с интересом совал свой нос везде, куда тот пролезал. Команды Наруто он исполнял, но с неохотой, да и не всегда. Но большего от дикого животного никто и не ожидал. Скорее, наоборот.
  
   Лиса постоянно хотели захватить АНБУ, вероятно для проведения исследования его природы, но Курама не рвался выяснять, что он почувствует во время проведения вскрытия.
  
   "Питался" лис тем, чем его угощал Наруто или ловил мелких животных и птичек. А "отходы жизнедеятельности" мне приходилось создавать, используя специальные алхимические ниндзюцу.
  
   В целом, вся эта шпионская история продолжалась почти две недели, пока в лисёнка не прилетел "случайно" брошенный кунай. Причём, прилетел он с такой силой и скоростью, что тельце лиса пробило насквозь, и он повис на клинке, заливаясь кровью. Тут ни о каком чудесном спасении лисёнка речи быть не могло, так что пришлось мне брать управление на себя и изображать героическую смерть, выпуская наружу кровь и кишки.
  
   АНБУ от такого зрелища испытали чувство глубокого удовлетворения, а Наруто, напротив, чуть ли не впервые в жизни расплакался и ревел в три ручья. Труп своего питомца он никому не отдал и лично похоронил в лесу. А когда АНБУ вскрыли "могилу", то обнаружили там только взрыв-тег, который оторвал "снайперу" обе руки по локоть. Интерпретировав это как похищение улик неизвестными шпионами, АНБУ начали ещё сильнее рыть землю носом вокруг Наруто.
  
   За прошедшее время я смог создать достаточно устойчивый клон лиса, который даже был способен восстанавливать повреждения. Достаточно большой обрывок его "тела" мог полностью регенерировать за пару часов. Кроме того, этот клон имел несколько форм, позволяя хозяину менять свой облик. Стандартная поставка предоставляла облик маленького рыжего лисёнка, собаки размером с овчарку и огромной клыкастой зверюги размером с корову.
  
   Я выпустил клон лиса в лесу за пределами Конохи и взял с него обещание, что он как можно быстрее покинет территорию страны Огня. Больше я ничего от него требовать не стал. И так понятно, что инстинкт охотника заставит его охотиться и убивать. А противовесом желанию устроить тотальную резню служила ограниченная мной скорость регенерации клона. В случае его уничтожения или нанесения сильных повреждений, лису была уготована роль мелкого слабого лисёнка, справиться с которым смог бы и ребёнок.
  
   По окончании всей этой эпопеи я получил стабильный канал чакры, идущей от лиса. Это позволяло мне отказаться от использования чакры Наруто. Кроме того, приток энергии от лиса соответствовал скорости регенерации чакры у джонина S-ранга, что не могло не радовать. Ведь обычно от биджу требовали разового большого расхода чакры, что было не очень комфортным для существа, полностью из этой чакры состоящего. А вот такой небольшой постоянный расход, наоборот, был практически незаметным и не требовал приложения никаких усилий.
  
   Изучив принципы работы запечатывающих фуиндзюцу, я смог создать своё собственное "личное пространство", где и копил всю получаемую чакру. Так что мой запас чакры очень быстро превысил запас Наруто и, наверняка, приближался к тому, что сумела накопить Цунаде в своём Инфуин.
  
   В отличии от меня, клон Курамы чакру не копил, а бесполезно рассеивал в окружающем пространстве. Это и было тем подвохом, что заказывал лис. Впрочем, он это за подвох не посчитал, а списал на неизбежную криворукость шиноби. Даже в текущем виде мой клон тянул на отметку не менее чем "гениально".
  
   Следующим пунктом моего плана были исследование и доработка Эдо Тенсей. Я не забыл о заключённом мной контракте и последовательно шёл к исполнению своих обязательств.
  
   Техника воскрешения мёртвых, созданная Тобирамой, сочетала несколько разных дзюцу. Первым, и самым главным из них была техника запечатывания души. Именно внутри этого барьера удерживалась душа воскрешённого существа.
  
   Второй частью опять-таки была техника запечатывания, которая удерживала жертву в отдельном пространстве в состоянии остановки времени. Эта жертва выступала своеобразным эталоном возрождаемого тела, наравне с генетическим материалом покойного. Кроме того, система циркуляции чакры продолжала работать даже при остановленном времени, не разрушаясь независимо от количества проведённой чакры. Конечно, при отмене техники все эти разрушения проявлялись в реальности, убивая жертву окончательно, но Тобираму это явно не беспокоило.
  
   Третьей частью был бумажный клон, создаваемый из чакры жертвы. Он воспроизводил облик умершего и позволял использовать его способности.
  
   Подчинение воскрешённого существа происходило за счёт подчинения воли жертвы. Именно она могла в любой момент перехватить управление клоном на себя и использовать его способности.
  
   Меня во всей этой конструкции не устраивали два момента. Во-первых, как и показал Мадара в аниме, сильная душа вполне могла перехватить управление клоном. А во-вторых, искусственное тело не было предназначено для комфортного существования, так что каждый миг "жизни" воскрешённого был для него мучительным.
  
   Я же собирался воскресить Минато и Кушину, чтобы они прожили в этом состоянии минимум десять лет. И следовало побеспокоиться об их нормальном самочувствии на всё это время. Потому что благодарные ниндзя такого уровня - это хороший бонус. Кроме того, сам клон следовало сделать более прочным, чтобы он не разлетался в пыль от любого сильного удара.
  
   С учётом имеющегося у меня багажа знаний, решение этих задач потребовало всего две недели, прожитые мной с приличным ускорением течения времени.
  
   Теоретическая часть нового дзюцу "Кучиёсе: Югана Тенсей" была готова, а вот с практическими испытаниями возникла небольшая заминка. Мне нужна была человеческая жертва в виде сильного шиноби. Слабый мог просто не перенести процедуры запечатывания. Учитывая мою силу уровня чунина, поиск такой жертвы становился непростым занятием. Но с этим можно было и подождать.
  
   В последнее время в деревне активизировалась непонятная суета. Шиноби пачками бегали туда-сюда, на каждом углу стояли патрули полиции и АНБУ, даже извечные ненавистники Наруто, которые никуда не девались, притихли и ограничивались только лишь криками и косыми взглядами. Похоже, что-то назревает.
  
   Ближайшей ночью я проник в сон Сарутоби Хирузена, чтобы выяснить суть происходящего. До этого я как-то не уделял этому внимания. Моей задачей было собственное развитие, а не встревание в разборки между шиноби. В мире всегда есть угнетённые и поработители, так что не имея реальной силы, я предпочитал не соваться в эту клоаку, чтобы потом не ринуться устанавливать справедливость в промышленных масштабах. Но сейчас ситуация стала уже достаточно сильно влиять на меня и мои планы, так что пришлось вмешаться.
  
   Причина переполоха не стала для меня открытием. Приближалось уничтожение клана Учиха. Поразмыслив над открывшимися мне подробностями, я решил, что Хирузена и его компанию нужно кончать. Мотивация у руководства деревни была самая примитивная и от того ещё более тошнотворная. Власть, деньги и слава. Только эти три мотива двигали всеми поступками Третьего Хокаге. Утатане Кохару и Митокадо Хомура были чуть более сдержанными в своих желаниях, и обходились лишь властью и деньгами. А Шимура Данзо и вовсе был почти аскетом, и кроме власти ничем не интересовался.
  
   Естественно, на поверхность всегда выводились некие мифические "интересы деревни", а на практике это всегда означало следование банальным низменным желаниям.
  
   Покопавшись в истории деяний Хирузена и Данзо, я и вовсе решил, что они и так излишне зажились на этом свете. Предательство и удары в спину были у этих двоих типичным способом ведения дел ещё в детстве. Но им удавалось покрывать друг друга, следуя русской пословице "рука руку моет".
  
   Теперь мне лишь следовало провернуть это дело так, чтобы извлечь из него максимальную пользу. Я давно уже раздумывал над тем, чтобы как-то легализоваться в деревне. Быть просто бесплотным духом мне уже надоело. Исследование чакры пока что позволяло мне не мучиться от скуки, но сама по себе эта область знаний уже была мной по большей части раскрыта. Да и изучать что-то, не имея возможности применить это на практике, - занятие не сильно интересное.
  
   Поэтому, я засел за разработку плана, позволяющего мне вынырнуть из ниоткуда и сразу стать героем деревни или как минимум её почётным гражданином. Для его реализации мне пришлось проникнуть в сны ещё десятка людей и оставить там свои теневые клоны, способные наблюдать за всеми мыслями и ощущениями жертв и передавать мне эту информацию по телепатическому каналу. В отличие от гендзюцу, данные клоны были полностью разумными и могли скрываться от взгляда нежелательных свидетелей.
  
   Этим утром Учиха Фугаку был раздражён сильнее обычного. Дела клана в последнее время шли хуже некуда, в основном из-за набирающего силу противостояния с руководством деревни. Это негласное соперничество приводило не только к осложнению политической обстановки, но и к весьма ощутимым финансовым потерям. Старые проверенные поставщики вдруг разрывали отношения, потенциальные клиенты испуганно вздрагивали при одном упоминании Учиха, а опытные управляющие бизнесом допускали такие ошибки, что объяснить их можно было только умственным расстройством или искусным гендзюцу.
  
   Ещё большее раздражение вызвал неожиданный стук в дверь, нарушающий концентрацию, необходимую для вдумчивого анализа изучаемых отчётов. Кто это может быть? Он же сказал никого не впускать. Неужели опять какие-то проблемы? Между тем, в дверь ещё раз постучали, а потом она плавно отодвинулась в сторону, открывая его взору незнакомого мужчину средних лет в расшитых золотом одеяниях.
  
   Кто это? Мгновенно активированный шаринган показал полное отсутствие у незнакомца чакры. Слишком полное. Это была настоящая чёрная дыра, не испускающая ни единого лучика света в этом диапазоне зрения.
  
   - Приветствую вас, Учиха Фугаку. - Произнёс незнакомец тихим спокойным голосом, проходя внутрь кабинета и закрывая за собой дверь. - Меня зовут Крюгер Икари, и я пришёл, чтобы сделать вам предложение, от которого вы не сможете отказаться.
  
   Смысл сказанных слов заставил главу клана покрыться потом. Он хотел было позвать на помощь, но решил не торопить события. Если бы незнакомец хотел напасть на него, то давно бы уже это сделал. А если бы он встал у него за спиной, то смог бы перерезать горло раньше, чем Фугаку почувствовал хоть какую-то угрозу.
  
   Между тем, Икари прошёл к столу, за которым сидел Фугаку, и присел перед ним в церемониальной позе, характерной для ведения важных переговоров.
  
   - Что привело вас в мой дом? - Фугаку начал разговор с общей церемониальной фразы. Раз уж незнакомец следует этикету, то стоит придерживаться этого стиля отношений, пока ситуация не прояснится.
  
   - Я хочу продать вам информацию о нукенине из клана Учиха. - Голос пришельца был безмятежен и журчал, как весенний ручей, выбивающийся из-под талого снега. Фугаку пришлось приложить усилие, чтобы сосредоточиться именно на смысле слов, а не его звучании. И смысл этот не предвещал ничего хорошего.
  
   - У клана Учиха нет нукенинов. - Отрезал он, наблюдая за реакцией собеседника. Тот только покровительственно улыбнулся в ответ.
  
   - Есть. И ваши слова говорят о том, что моя информация будет крайне ценной для вас.
  
   А вот это нехорошо. Речь сразу зашла о цене, а значит этот Крюгер как минимум собирается содрать с него приличную сумму, что на фоне последних трат выглядит совсем отвратительно. Между тем, нежданный информатор продолжил.
  
   - Я могу назвать вам имя отступника, описать обстоятельства его побега, его способности и предположительное местонахождение. За это я потребую миллион рё.
  
   Названная цена была не такой уж и большой, но и не малой. Если речь идёт только о предоставлении информации, то это шиноби минимум S-ранга.
  
   - Вы же понимаете, что мы не можем поверить вам на слово? - Возразил на это Фугаку. Судя по телодвижениям и мимике собеседника, результаты переговоров его не очень интересовали. Скорее, он считал, что своим появлением оказывает им милость, а миллион рё является всего лишь небольшой компенсацией за его беспокойство.
  
   - Конечно. И потому я готов дать вам неделю на выяснение правдивости моих слов. Надеюсь, слово клана Учиха позволит мне не беспокоиться о своевременности выплаты денег?
  
   Отсылка к чести клана непроизвольно заставила Фугаку нахмуриться. Его сомнения в честности собеседника тут же были возвращены в виде сомнений в честности всего клана Учиха. А в устах человека, который смог беспрепятственно и незаметно проникнуть в сердце клана - кабинет его главы, такие слова обретали особое значение. Ведь в случае неисполнения обещания клан вполне мог лишиться не только чести, но и своего главы. Даже если бы речь шла о банальном вымогательстве, сумма в миллион рё была бы скорее оскорблением, чем попыткой наживы.
  
   - Хорошо. Я готов выслушать изложенные вами сведения и заплатить за них миллион рё через семь дней. - Упоминание о проверке сведений Фугаку решил опустить, чтобы и дальше не позорить себя. Впрочем, проверки это не отменяло.
  
   - И так. Нукенин из клана Учиха известен вам под именем Учиха Обито. Он участвовал в третьей мировой войне шиноби в составе команды под руководством Намиказе Минато. - Фугаку отлично помнил, кто такой Обито, но прерывать собеседника не стал. - По имеющимся у вас сведениям, он погиб под обвалом во время выполнения задания, успев перед этим отдать свой левый глаз напарнику Хатаке Какаши. Но на самом деле он выжил и был спасён ниндзя, способным перемещаться в толще земли. Пока Обито проходил курс реабилитации после тяжёлого ранения, погибла его напарница Нохара Рин. Это подвигло его к тому, чтобы предать клан и деревню и стать независимым ниндзя. На данный момент он является теневым лидером группы Акатцуки, где известен под именем Учиха Мадара или Тоби. - От звука имени древнего предателя клана, Фугаку непроизвольно вздрогнул. - Следы его пребывания имеются в Стране Дождя. Обычно, он носит чёрный плащ и оранжевую спиральную маску с одним правым глазом. Из его способностей известно владение Катоном на высоком уровне и Дотоном на среднем. Но самое главное - его шаринган. Обито овладел Мангекё Шаринганом, который позволяет ему использовать Камуи - технику пространственного перемещения. Из-за этого он для окружающих выглядит способным проходить сквозь твёрдые препятствия и даже других людей. Попытки атаковать его, как правило, приводят к тому, что атака проходит сквозь него. Сам же он может атаковать с помощью ниндзюцу или тайдзюцу, но в этот момент обязательно должен быть полностью материальным. Помимо этого, Обито может использовать Изанаги.
  
   Икари замолчал, предоставляя возможность собеседнику осмыслить услышанное. И оно, признаться, шокировало. Мало того, что стало известно об ещё одном обладателе Мангекё Шарингана, так ещё выясняется, что знания о тайных клановых додзюцу доступны посторонним личностям. Впрочем, на этот раз утечка этих знаний оказалась полезной и самому клану. Возможность игнорировать все направленные атаки давала противнику огромное преимущество. И эту информацию немедленно нужно было проверить.
  
   - Это всё, что вы хотели мне сообщить?
  
   - Да. Пожалуй, я уже пойду. - Икари поднялся, слегка поклонился и направился к двери.
  
   - Я позову охрану, чтобы она проводила вас. - Произнёс ему в спину Фугаку.
  
   - О. Не стоит утруждаться. Я отлично знаю дорогу.
  
   Таинственный незнакомец вышел в коридор и стремительным движением захлопнул дверь. Фугаку рванул вперёд, распахнул дверь и осмотрел пустой коридор по обе стороны. Что характерно, исчезновение посетителя не вызвало даже малейшего всплеска чакры. Если бы не активированный шаринган, он бы подумал, что оказался под воздействием гендзюцу. Впрочем, учитывая разговор о Мангекё Шарингане, полностью эту версию исключать не стоило. Но сейчас следовало сосредоточиться на проверке полученной информации и сборе необходимой суммы наличными к середине следующей недели.
  
   Я ещё немного понаблюдал за метаниями Учиха и переключился на решение других вопросов.
  
   Мне нужно было найти маску Шинигами, чтобы освободить души Минато и Кушины. Кроме того, для Югана Тенсей требовался генетический материал воскрешаемых, который на кладбище так и не попал.
  
   Последний вопрос был для меня особенно актуален. Данзо забрал себе трупы Минато и Кушины для проведения исследований. Его, конечно же, в первую очередь интересовала возможность копирования их способностей. Тела были сохранены, но держались в запечатанном состоянии и под охраной, так что добраться до них было практически нереально. Мои мелкие фокусы с погружением шиноби в сон тут вряд ли сработали бы, потому что извлечение и распечатывание свитка требовало задействования множества людей.
  
   Я надеялся, что ДНК Минато и Кушины сохранились где-то на территории бывшего клана Узумаки. Да и маска тоже была где-то там. Так что пришлось мне создать сотню клонов в виде мышей и отправить их изучать развалины, уже поросшие травой и кустарником. Но за трое суток безостановочного поиска я так и не нашёл ничего достойного внимания. Похоже, АНБУ поработала тут в своё время на совесть, и всё, что можно было, украли до меня.
  
   Вот ведь проблема какая. Самый простой способ найти маску - спросить у Кушины. А самый простой способ её об этом спросить - найти маску. Заколдованный круг какой-то.
  
   Я задумался над этим способом решения проблемы, который при всей его простоте был для меня недоступен. А что если спросить об этом не у Кушины, а у её клона?
  
   Теневой клон содержал слепок личности своего создателя. А значит и некий набор воспоминаний. Другое дело, что, обладая подобием свободы воли, клон мог и не захотеть делиться со мной нужной информацией. А значит, нужно найти способ вытряхнуть эти знания из него, не заморачиваясь с такой мелочью как переговоры и объяснения. О чём можно говорить с клоном? Это просто сгусток чакры. Всё равно, что говорить с телевизором. Выслушать то он выслушает, но в ответ скажет только то, что указано в программе телепередач.
  
   Пришлось мне вернуться к изучению исходной техники теневого клонирования с тем, чтобы разобраться в работе, вкладываемой туда субличности. Ясное дело, что способа преобразовать эти знания в текст не существовало, но можно было сделать из клона "говорящую голову", способную ответить на любой вопрос на заданную тему. При этом, никакой личности и свободы воли у такого клона уже не было.
  
   Для испытания этого дзюцу на клонах других людей мне пришлось внушить Хатаке Какаши мысль о том, что он должен послать куда-то своего клона, потом разбудить его, чтобы он этого клона создал, а потом погрузить обратно в сон и убедить, что создание клона ему приснилось. Сам же клон пошёл на опыты и никакой информации о своём существовании до хозяина не донёс.
  
   Когда всё было готово для проведения допроса, я отправился во внутренний мир Наруто к печати биджу и вытащил из неё клон Узумаки Кушины.
  
   Допрос длился около трёх часов, за которые я постарался вытряхнуть из клона максимум нужной мне информации. После этого энергия в нём закончилась, и последнее послание Кушины растворилось в пустоте. Ничего, пусть лучше Наруто с оригиналом поговорит.
  
   Вслед за этим прошёл допрос клона Минато. Он меня обрадовал информацией о тайном убежище, где вполне могли сохраниться образцы крови и тканей его самого и Кушины. В тайне от жены он проводил там опыты с целью понять, как его геном может быть совмещён с геномом Узумаки без отрицательных последствий.
  
   Первым делом я пошёл искать маску Шинигами. Барьер, который скрывал храм Номендо, был устроен куда хитрее, чем я предполагал. Он не отпугивал непрошенных посетителей и не окружал храм непроницаемым куполом, а создавал отдельный слой реальности, попасть куда можно было только пройдя по специальной хитрой траектории, которая исключала попадание на территорию храма случайных личностей.
  
   Войдя в покосившееся от времени здание, я увидел уже известный мне по аниме стенд со множеством масок. Я ожидал, что там будет хоть какая-то маскировка нужной маски, но её не было. Конечно, какое-то фуиндзюцу было наложено на каждую из масок, но только одна из них могла похвастать структурами, созданными на основе алфавита Шинигами, как я назвал этот набор базовых знаков. Больше тут ничего интересного мне найти не удалось, но сам барьер занял моё внимание на пару дней.
  
   Вход в тайное убежище Минато оказался засыпан обломками здания, так что мне пришлось повозиться, расчищая его и при этом сохраняя необходимую маскировку. Хотя этот район и был безлюдным, патрули полиции раз в пару дней тут проходили.
  
   Для активации печати переноса нужна была кровь Минато, но я обошёлся кровью Наруто. Можно было бы и вовсе прокопать тоннель в убежище, но оно находилось на глубине более ста метров, так что я решил вначале испробовать вариант попроще.
  
   Печать сработала без проблем, и мой клон оказался в кромешной тьме лаборатории. Тут была всего пара комнат и куча лабораторного оборудования. В одном из шкафов я и обнаружил пробирки с образцами крови и чакры Минато и Кушины. Я пока не стал их трогать, а наоборот положил к ним и маску Шинигами. Для охраны места от нежданных посетителей я оставил там свой клон, который мог предупредить меня о проникновении посторонних лиц.
  
   За всеми этими хлопотами прошла неделя, и я направился на встречу с Учиха Фугаку. Тот попытался перекрыть все подходы к своему кабинету, расставив наблюдателей, но я банально возник у него за спиной и пару минут наблюдал, как он выводит иероглифы красивыми и уверенными движениями руки.
  
   - У вас замечательный подчерк. - Поприветствовал я Фугаку, как только он закончил писать своё сверхсекретное письмо.
  
   Тот от звука моего голоса чуть вздрогнул, но в остальном виду не подал.
  
   - Крюгер Икари. Вижу, что все мои предосторожности не помешали вам опять посетить мой кабинет без приглашения.
  
   - О, вы мне льстите. - Улыбнулся я, обходя стол и усаживаясь на место для посетителя. - И так, удалось ли вам проверить изложенную мной информацию?
  
   - Да. Проверить информацию о способностях Учиха Обито нам не удалось, но всё остальное нашло своё подтверждение. Вот ваш гонорар.
  
   На стол лёг мешочек с десятью золотыми слитками достоинством по сто тысяч рё каждый. Подобные платёжные средства как правило употреблялись только для исполнения ритуальных обязательств перед кланами. Это можно было рассматривать как признание моих заслуг перед кланом Учиха или, скорее, как попытку проследить, где потом эти слитки всплывут. Умный ход.
  
   Я провёл рукой над столом, и деньги исчезли в запечатывающей печати. Это направление фуиндзюцу я начал активно использовать не так давно. При правильном исполнении оно позволяло спрятать материальный предмет в печати, состоящей только из чакры, а потом переместить эту печать в мир снов, откуда её опять можно было извлечь в любое нужное мне место, где и распечатать физический объект. Попытки переместить реальные объекты в мир снов как правило заканчивались банальным исчезновением предмета, и даже специальная метка из чакры не позволяла потом его обнаружить.
  
   Фугаку на мой показушный жест никак не отреагировал.
  
   - Я очень ценю наши добрососедские отношения, - начал я издалека, - и потому хочу сообщить вам важные сведения, касающиеся клана Учиха. На этот раз совершенно бесплатно.
  
   Бесплатность подобного бонуса была воспринята Учихой с одной стороны с облегчением, а с другой с беспокойством. Видимо он догадался, что вся эта сделка была лишь прелюдией к тому, что я собирался сейчас сказать.
  
   - Вы уверены, что сказанное здесь не выйдет за пределы этой комнаты?
  
   Фугаку секунду посомневался, а потом активировал барьер против подслушивания. Я одобрительно кивнул.
  
   - Руководство Конохи планирует уничтожить клан Учиха примерно через десять дней. - От таких вестей глаза у Фугаку расширились, несмотря на всю его выдержку. - Операция будет проведена как раз в тот момент, когда всё руководство клана соберётся на совете, посвящённом решению вашего конфликта с Сарутоби. Территория клана будет блокирована с помощью барьера бойцами Корня АНБУ, а непосредственным уничтожением членов клана займутся Учиха Обито и Учиха Итачи. - Последнее имя заставило Фугаку вытаращить глаза уже по-настоящему. - Насколько я знаю, Шимура Данзо внушил вашему сыну необходимость такого развития событий с помощью шарингана, который он украл у Учиха Шисуи. - Кисточка в руках у Фугаку жалобно треснула. - Я рекомендую вам эвакуировать часть гражданского населения до начала этой операции, а при противостоянии двум обладателям Мангекё Шарингана использовать распылённый в воздухе яд отложенного действия. Члены вашего клана должны будут предварительно принять противоядие. - Я несколько секунд помолчал, вспоминая, не забыл ли я чего. - Степень участия Хирузена в этой операции небольшая, но вся она происходит с его согласия.
  
   Мы помолчали, глядя друг другу в глаза.
  
   - Это очень серьёзные обвинения. - Наконец, смог выдавить из себя Фугаку.
  
   - Конечно. И очень серьёзная ситуация. Впрочем, на мой взгляд вы вполне можете ограничиться принятием превентивных мер, позволяющих снизить нанесённый вам урон. Потери, несомненно будут, но клан останется в живых. - Пока ошарашенный Фугаку решал, что бы сказать в ответ, я поднялся на ноги. - Пожалуй, я пойду. Дела, знаете ли.
  
   - Гхм. Я весьма признателен вам за предоставленные сведения. - Учиха Фугаку склонил предо мной голову.
  
   - Не стоит благодарностей. Мне, как и вам нужна сильная Коноха. - Заверил я его.
  
   На его слегка удивлённый взгляд я кивнул и исчез в облаке тьмы. Как раз для таких случаев тренировал. Просто запечатывание теневого клона в пространственной технике имело слишком характерный внешний вид. А добавив к этому небольшую маскировку из чёрного тумана, я выводил уровень загадочности происходящего на невероятную высоту. И что характерно, Учиха опять не заметил ни единого проблеска чакры. Уж я в этом вопросе особо постарался блеснуть.
  
   Теперь мне оставалось только ждать и тренироваться в применении Югана Тенсей на кошках. Моих способностей по манипулированию чакрой едва хватало на то, чтобы за раз воскресить мышь. А вот для кошки уже требовалось создавать все элементы фуиндзюцу поочерёдно в течение минимум получаса.
  
   Через неделю состоялось нападение на клан Учиха. Фугаку до последнего не верил в предательство сына, но, когда тот появился на совете клана и заявил, что ради блага деревни весь клан Учиха должен быть уничтожен, все сомнения рассеялись сами собой.
  
   Пользуясь моей подсказкой, Фугаку смог отравить Обито и Итачи. Но если последний принял своё поражение со спокойствием, то Обито умирать отказался. В смысле, что банально не захотел. Он вырвал левый глаз у одного из Учиха, приживил его себе и использовал Изанаги, чтобы вернуть своё личное время на пять минут назад. Этого оказалось достаточно, чтобы избавиться от яда, после чего недо-Мадара скрылся с помощью своей пространственной техники.
  
   Потери личного состава клана составили тридцать восемь человек убитыми и семьсот одиннадцать пропавшими без вести. В пропавших записали всех тех, кого Фугаку смог переселить в тайную деревню на границе со страной Травы. Со стороны Корня АНБУ потери составили девяносто шесть элитных шиноби.
  
   После окончания операции Учиха заперлись в своём квартале и принялись засылать гонцов в резиденции других кланов. Коноха оказалась на грани гражданской войны. Сильнейшие кланы увидели, чего стоит их жизнь и верность деревне, и приняли сторону Учиха, а с другой стороны встали бесклановые шиноби и альянс мелких кланов во главе с кланом Сарутоби.
  
   Можно было бы посетовать, мол, куда смотрят бесклановые ниндзя? Неужели не видят, что Коноха предала клан своих основателей? Но суровая реальность была такова, что значительная часть клановых и абсолютно все бесклановые шиноби прошли операцию по промывке мозгов и установке преданности Хокаге, кто бы этот пост ни занимал. Хирузен готовил это тёплое местечко для своих родственников, а Данзо для себя самого, так что формулировка всех устроила.
  
   Соотношение сил было на стороне кланов, но эта победа могла стать пирровой, потому что бесклановые воины были нацелены в первую очередь на уничтожение рядовых членов кланов: женщин, детей, стариков. Подобные настроения ходили среди простых шиноби почти безо всякого прикрытия.
  
   На следующий день после резни я заявился в кабинет Учиха Фугаку, при этом даже почти не нарушив правил этикета. Появился я в одном из коридоров дома, а потом попросил отвести меня на встречу с главой клана. Так что на этот раз Фугаку встречал меня морально подготовленным и в сопровождении ещё двух старейшин клана.
  
   - Хотел бы пожелать вам доброго дня, уважаемые Учиха, но, к сожалению, день далеко не добрый. - Поприветствовал я собравшихся, зайдя в зал, где для меня был устроен приём.
  
   - Приветствую вас, Крюгер Икари. - Ответил Фугаку. - С какими вестями вы посетили нас на этот раз?
  
   - Сегодня я бы хотел сделать вам ещё одно предложение.
  
   - От которого мы и на этот раз не сможем отказаться? - Сварливо спросил меня один из старейшин.
  
   - Оказаться вы сможете, но это не в ваших интересах. - Успокоил я его. - Речь идёт о руководстве Конохи, которое, похоже, засиделось на своём месте. Я хочу предложить устранение Хокаге, Данзо и советников за небольшую плату. При этом, вас не смогут обвинить в том, что именно вы стали причиной их смерти.
  
   Учихи немного помолчали, оценивая предложение. Выбора у них и вправду особо не было.
  
   - И в чём будет заключаться эта небольшая плата? - Уточнил Фугаку, переглянувшись со старейшинами.
  
   - Мне нужно два пленных шиноби S-ранга. Мужчина и женщина возрастом не более сорока лет. Они должны находиться в экранированном помещении в пределах вашего клана. После того, как я их использую, они умрут. Думаю, тюрьмы Конохи содержат достаточное количество подобного материала, о котором никто не будет беспокоиться.
  
   - То есть вам ещё нужно будет и место для проведения ритуала? - Правильно понял мои намерения Фугаку.
  
   - Да.
  
   Мы помолчали, создавая атмосферу, будто вопрос ещё не решён.
  
   - А нас точно не смогут связать с этим... устранением? - Поинтересовался второй старейшина.
  
   - Нет. Исполнитель будет определён с абсолютной точностью, и он окажется членом Корня АНБУ.
  
   Похоже, последнее обстоятельство рассеяло все последние сомнения Учих. Решить эту проблему за счёт АНБУ было для них идеальным решением. А отступников S-ранга в мире шиноби всегда хватало. В крайнем случае, Учиха вполне могли позволить себе проведение миссии по захвату нужного шиноби в плен.
  
   - Мы принимаем ваше предложение. - Склонил голову в церемониальном поклоне Учиха Фугаку.
  
   - В таком случае, разрешите откланяться.
  
   Я встал, легко поклонился и исчез в клубах тьмы.
  
   Решение проблемы с руководством Конохи я подготавливал уже неделю. Для начала я захватил под свой контроль одного из членов Корня АНБУ по имени Суйтеки Усаги, владеющего Стихией Молнии. Убедившись, что во сне он полностью послушен мне, я временно оставил его в покое, занявшись установкой печатей фуиндзюцу в сознании Хирузена, Данзо, Кохару и Хомура. Эти люди были тёртыми калачами и заметные изменения обнаружили бы сразу же, так что мне пришлось проникнуть к ним в сознание через пространство сна и поставить там сложнейшую печать, задачей которой было накопление чакры. Внешне она никак себя не проявляла и по сути была всего лишь точкой фиксации сложного фуиндзюцу, скрытого в параллельном пространстве.
  
   После этого я взял весь свой накопленный запас чакры Девятихвостого и начал трансформировать его в чакру Стихии Молнии, которая по своим параметрам один в один соответствовала чакре выбранного мной бойца АНБУ. Всю эту чакру я заливал в печати, что были связаны с сознанием моих жертв.
  
   Сейчас в каждой их этих печатей скопилось столько чакры, что её объём превышал запас энергии Хирузена минимум в десять раз. Я дождался наступления ночи и вывел подчинённого мне АНБУ на один из заброшенных полигонов на окраине Конохи.
  
   В два часа ночи, когда накал страстей в деревне временно спал, я погрузил все свои цели в сон. Желание прилечь на часок-другой было вполне естественным. Только Данзо сопротивлялся подступающей дрёме, но в конце концов пошёл в спальню, велев разбудить себя через час.
  
   Когда все актёры моего театра кабуки заняли отведённые им места, началась драма.
  
   Суйтеки Усаги достал бутыль сильного обезболивающего и выпил её всю до дна. Пока лекарство начинало действовать, он написал письмо, в котором брал на себя всю вину за совершённое преступление и утверждал, что принял это решение самостоятельно и действовал во благо деревни, руководствуясь заветами Первого Хокаге. После того, как письмо было написано и отложено в сторону, Усаги достал свой ниндзято и надел маску Шинигами.
  
   Последний элемент был необходим, поскольку сейчас я собирался убить двух зайцев сразу. И если имя Усаги переводилось как заяц в прямом смысле, то Шинигами выступал в этой роли фигурально.
  
   Я активировал печати, и четырёх руководителей Конохи пронзило током с напряжением в миллионы вольт. Скорость распространения электричества оценивается в треть скорости света, так что даже Бог Шиноби не смог ничего противопоставить разряду, мгновенно сжёгшему его мозг. Тела моих жертв буквально взорвались, устроив пожар, а остатки чакры, рассеявшиеся в пространстве, однозначно указали на "виновника".
  
   Сразу после этого АНБУ начал ритуал призыва Шинигами, двигаясь в сомнамбулическом трансе. Всю чакру, что он должен был использовать, подавал в маску я. Наконец, фуиндзюцу маски сработало, и за спиной шиноби возникла фигура Бога Смерти. Я внимательно посмотрел на него, а он посмотрел на меня. Лёгкий знак рукой, и Усаги вскрыл себе живот чуть ли не до самого позвоночника. Боли он при этом не чувствовал совершенно, так что умер спокойно во сне, будучи героем Конохи, как и мечтал всю жизнь.
  
   Шинигами, также вскрывший себе брюхо, лишь молча посмотрел на меня возмущённым взглядом и растаял в воздухе. А в мою ловушку для душ, что была развёрнута перед местом ритуала, попалось две души.
  
   - Попались, голубки. - Не удержался я от иронической фразы, скатывая свиток и забирая маску с тела покойного. Теперь всё выглядело так, будто Суйтеки Усаги совершил самопожертвование ради мира в деревне. А использованная им техника Стихии Молнии так и осталась неизвестной.
  
   Я скрылся во тьме, в то время как сама деревня пробуждалась от криков и огней, что освещали улицы ночного города.
  
   Переполох я устроил знатный, но уже через полчаса расследование завершилось обнаружением трупа подозреваемого и написанного им письма. Вскрытие показало, что он не находился под воздействием гендзюцу или наркотиков. Обезболивающее хоть и было крайне сильным, но на ясности сознания почти не сказывалось.
  
   Тем временем, я уже находился на территории Страны Травы. Тут я подстерёг пограничный патруль, состоящий из мужчины и женщины. Только они расположились на стоянке, чтобы отдохнуть пару часов, как их тут же сморил сон. В этом сне они приняли парализующий наркотик, который им дал странный безликий мужчина в бесформенных одеяниях. Если кто не понял, то это был я.
  
   После этого я перешёл к экспериментам над людьми. Я уже вполне уверенно воскрешал кошек, так что теперь настал черёд представителей Хомо Сапиенс. Использовать на Минато и Кушине экспериментальную технику мне не хотелось.
  
   Ритуал поднятия двух умерших занял у меня четыре часа. В этом эксперименте я решил соединить приятное с полезным, а потому воскрешаемые мной личности были выбраны с особым тщанием.
  
   Первым в мир живых вернулся герой Конохи Суйтеки Усаги. Кто-нибудь мог попытаться разговорить его дух с целью выяснения истинных обстоятельств смерти, так что стоило опередить конкурентов. Усаги хоть и был крайне недоволен своей смертью, согласился, что погиб он не зря, даже если произошло это против его воли. Чувствовал он себя в новом теле отлично. Лучше, чем при жизни, как он выразился.
  
   А вот вторым воскрешаемым лицом была женщина. Точнее ещё почти девочка - Нохара Рин. Я не поленился наведаться к её могиле и забрать себе несколько волос. Я не забыл о том, кто устроил нападение на клан Учиха, а потом развязал Четвёртую Мировую Войну Шиноби. Так что сейчас собирался слегка подправить общий сюжет истории, в которую я угодил.
  
   Когда ритуал воскрешения был закончен, а все его следы уничтожены, я обратился к двум немёртвым рабам.
  
   - Я вернул вас к жизни с одной простой целью. Вы вместе должны пойти в Страну Дождя и встретиться с шиноби по имени Учиха Обито, который скрывается там под именем Учиха Мадара или Тоби. Выйти на него можно через тайного правителя страны по имени Нагато, который всем известен как Пэйн. После этого вы должны служить Обито или можете в любой момент прервать своё существование развеяв технику воскрешения. Вы не должны сообщать кому-либо никакой информации обо мне или обстоятельствах вашего воскрешения. А ты, Усаги, не должен рассказывать и об обстоятельствах своей смерти и последних десяти днях жизни. Можете отправляться.
  
   Рин встрепенулась при имени Обито и посмотрела на меня с вопросом в глазах. Но я не стал ничего объяснять и лишь проследил, как две фигуры скрылись среди густой травы высотой в рост человека.
  
   Новый день Коноха встречала с новой властью - властью кланов. Согласно законам деревни, в случае гибели Хокаге и советников власть переходила к Совету Кланов.
  
   Впрочем, слово власть было неточным, а точнее в принципе неверным. В селении царило безвластие, поскольку утренний совет никаких решений по результатам заседания не принял.
  
   А в полдень я встретился с Учихой Фугаку, на этот раз опять в его кабинете.
  
   - Добрый день. - Поприветствовал я его, проходя в дверь.
  
   - Добрый. - Согласился тот, потягивая чай из большой кружки. - Чаю?
  
   - Да, спасибо.
  
   Я позволил налить себе чаю и отхлебнул пару глотков. Увы, восприятие вкуса у этого клона отсутствовало в принципе.
  
   - Как проходит подготовка к похоронам Хокаге? - Поинтересовался я.
  
   - Замечательно. Уже вечером его пепел будет покоиться на дне могилы.
  
   После моего радикального решения вопроса перераспределения властных полномочий, от Хирузена и советников остался только пепел, а от Данзо ещё и ноги по колено.
  
   - Когда вы сможете предоставить мне заключённых?
  
   - Сегодня вечером. Часа через два после похорон.
  
   - Отлично. Куда подходить?
  
   - Тюремный блок недалеко от южного входа в квартал.
  
   Это место мне было известно. Именно там содержались все опасные преступники, которых задерживала полиция Конохи.
  
   - Тогда я, пожалуй, пойду. Дела. - Я поставил стакан с чаем на стол, поднялся и добавил. - Думаю, совету кланов лучше будет отложить принятие всех важных вопросов на завтра. Сегодня у нас траур по безвременной кончине Третьего Хокаге, а завтра настанет время для начала новой жизни в Стране Огня.
  
   На этих словах я поклонился и исчез в своей излюбленной манере.
  
   Занятия в академии сегодня отменили, так что Наруто неожиданно оказался предоставлен самому себе. Даже Майто Гай забыл о своём новом подопечном. Из наблюдения осталась парочка АНБУ в ранге чунина.
  
   Пришлось мне развлекать Наруто, рассказывая ему сказки. На улице ему в таком переполохе делать было нечего.
  
   Вечером, когда за окном уже почти стемнело, я материализовался рядом с тюрьмой клана Учиха. Меня без вопросов проводили на пятый подземный уровень тюрьмы, где в специальных колодках находились два заключённых - шиноби S-ранга.
  
   Я выпроводил сопровождающих и внимательно изучил расходный материал. Здоровье у них было отличное, СЦЧ в норме. В данный момент они находились под воздействием наркотиков. То есть ничто не могло отрицательно сказаться на качестве ритуала.
  
   После этого я внимательнейшим образом исследовал всё помещение, убирая следящие фуиндзюцу, из которых тут оказались только детектор живых существ и прослушка. Дополнительный барьер надёжно оградил меня от любопытных глаз, что так и пялились на меня сквозь дверь и стены. Нефиг.
  
   Я достал свиток с запечатанными душами, пробирки с кровью и инструмент для нанесения татуировок и печатей. Работа предстояла сложная и кропотливая, так что я решил по максимуму воспользоваться преимуществами, которые давало нанесение схемы фуиндзюцу на материальные объекты.
  
   Моя новая техника Югана Тенсей была глубоко переработанной версией Эдо Тенсей. Снаружи, взаимодействием с окружающим миром занимался теневой клон, выполненный по моей технологии с детализацией вплоть до клеточного уровня. Дальше шёл уже мой личный теневой клон, который был ядром всей техники и её управляющим модулем. Принесённый в жертву человек всё также размещался в барьере с остановленным временем, но работала у него не только система циркуляции чакры, но и нервная система. Впрочем, сознания в этом теле уже никакого не было. И последней частью была душа призванного существа, которая окружалась родной для неё чакрой, полученной на базе ДНК тела. Из ядра системы душа получала все ощущения от внешнего клона, которые также смешивались с ощущениями, возникающими в мозгу жертвы. Это позволяло более-менее адекватно реагировать на вкус еды, прикосновение и даже секс.
  
   В последнем я убедился не далее, как сегодня утром, проведя небольшой эксперимент с Рин. Я не стал устраивать развратных сцен, а лишь обеспечил её ощущением того, что кто-то ласкает ей грудь одной рукой, а второй ползёт по животу в направлении паха. Характерное затруднение дыхания и движения показали, что реакция вполне соответствует естественной реакции для девушки её возраста.
  
   Источником чакры во всей этой системе являлась жертва, а в случае необходимости мой центральный клон обеспечивал полное подчинение возрождённого. В случае разрушения ядра техника тут же прерывалась, а вот разрушение внешнего теневого клона ничего не давало. Новый клон создавался внутри отдельного пространства, а потом распечатывался уже сразу готовым к бою.
  
   Все прижизненные способности у воскрешённого человека оставались, поскольку он сохранял свой опыт и характерную чакру. Естественно, это не касалось возможностей, даруемых биджу или специальным оружием.
  
   В общем, на мой взгляд получилась вполне себе приличная убер-вафля. Единственным недостатком этой техники было то, что объём чакры у возрождённого ограничивался объёмом чакры жертвы. Хотя скорость её восстановления была гораздо выше естественной, техники, требующие гигантских запасов чакры, становились недоступными.
  
   Первым в наш бренный мир вернулся Жёлтая Молния Конохи. Он осмотрел меня, себя, печать фуиндзюцу, в центре которой стоял, бросил взгляд на вторую жертву, что всё так же лежала в колодках, и задал вопрос:
  
   - Зачем ты воскресил меня?
  
   Вот так сразу? Даже не поздоровался? Хамло.
  
   - Постой пока там в уголке. - Указал я ему на дальний угол комнаты. - И глаза закрой. А самое главное - подумай о своём поведении, двоечник.
  
   Минато молча вышел из круга и потопал в указанное место. Шанса сказать что-то мне в ответ у него не было. Помимо закрытия глаз я ещё дал телепатическую команду своему клону отключить его чувствительность к чакре. Не нужно мне, чтобы он догадался о том, как устроена техника его воскрешения.
  
   Кровавая Хабанеро вернулась к жизни ещё через четыре часа. Она быстрым взглядом окинула комнату, посмотрела на меня и спросила спокойным голосом.
  
   - Кто вы?
  
   Вы... Вот, сразу видно воспитание.
  
   - Привет, томатина. Меня зовут Крюгер Икари. - Услышав своё детское прозвище Кушина тут же нахмурила брови, а её волосы начали развиваться в воздухе, напоминая щупальца осьминога. - Минато, подойди сюда.
  
   Гнев у томатины сразу как рукой сняло. Она обернулась, увидела своего мужа и, тут же позабыв про меня, бросилась к нему в объятья.
  
   - Минато.
  
   Тот обнял её в ответ и начал успокаивать, не спуская с меня глаз.
  
   - Вы там уже намиловались? - Уточнил я через десяток секунд? За это время Минато успел прошептать на ухо своей пассии, что они возрождены с помощью Эдо Тенсей. Думал, что я их не услышу? Наивный. Оба пациента повернулись ко мне и уставились недоверчивым взглядом. - И никакой это не Эдо Тенсей. Не надо путать моё гениальное творение с этой варварской поделкой.
  
   Подобное отношение к её деду, Кушина приняла со скрытым возмущением.
  
   - И так, ближе к делу. Я собрал вас здесь, чтобы сообщить пренеприятнейшее известие - ваш сын растёт малолетним хулиганом.
  
   - Наруто? Что с ним? - Весь гнев на меня тут же слетел с лица Кушины, заменившись беспокойством о своём ребёнке.
  
   - Да ничего особенного. - Успокоил я её. - Если конечно не считать того, что его ненавидит весь город, чуть ли не каждый день его избивают до полусмерти, а живёт семилетний ребёнок один на квартире, которая по своему состоянию приближается к помойке. А, и забыл сказать, что из еды у него одна чашка заварной лапши в день.
  
   А вот теперь я увидел настоящую Кушину в гневе. Даже жаждой крови от неё повеяло.
  
   - Третий Хокаге не мог допустить такого. - Убеждённо возразил Минато. - Или его уже не в живых?
  
   - Не смей перечить мне. - Пригрозил я Минато, насылая на него болевой шок. Его лицо ничуть не переменилось, потому что управление на себя взял мой клон, а вот душа теперь купалась в волнах нестерпимой боли. - Именно твой Хирузен придумал это. Если бы не он, то твой сын жил бы в семье Учиха, а не на помойке.
  
   Я посчитал, что воспитательный эффект достигнут и отключил боль. Минато чуть заметно покачнулся.
  
   - Мне нужно поговорить с Третьим Хокаге. - Непререкаемым тоном уведомил меня Четвёртый Хокаге.
  
   - Знай своё место, нежить. - Лениво бросил я. Кушина от этой фразы вздрогнула, а Минато лишь скрипнул зубами. - Ты так сильно хочешь отправиться обратно на тот свет, чтобы встретиться со своим учителем?
  
   - Хирузен мёртв?
  
   - Да. Я лично прикончил этого гнилого старикашку, что отдал приказ об уничтожении деревни твоей жены.
  
   - Что? - Только и смог выдавить из себя Минато. А Кушина перешла из состояния ненаправленного гнева в режим уверенного желания обратить всех врагов в прах.
  
   - Думаю, у вас ещё будет время обсудить все эти милые детали биографии твоего учителя. А сейчас нужно заняться делами. Ещё вчера Коноха стояла на пороге гражданской войны. Кланы не смогли стерпеть попытки Хирузена вырезать клан Учиха. - Похоже, Минато окончательно потерял веру в реальность. Он обмяк и просто молча слушал меня. - Вашей задачей будет войти в совет кланов, где вы будете представлять меня и клан Узумаки. Но это второстепенная цель. А самой главной целью вашего воскрешения является исполнение роли любящих родителей. Вы должны жить, пока Наруто не исполнится восемнадцать лет. После этого, можете добровольно прекратить своё существование, развеяв технику Югана Тенсей. Сейчас вы отправитесь на встречу с Учихой Фугаку, который введёт вас в курс дела. Потом будет совет кланов, а потом вы встретитесь с сыном.
  
   Судя по недовольному взгляду Кушины, она хотела встретиться с Наруто прямо сейчас, но перечить мне не посмела. Я спрятал все инструменты, что использовал для ритуала, уничтожил все следы своей деятельности, снял барьер на комнате и телепортировал нас ко входу в дом Фугаку. Поскольку настоящая телепортация была мне всё ещё недоступна, пришлось совершать её через запечатывание теневых клонов, благо материальностью никто из нас троих не отличался.
  
   Появление Минато и Кушины Фугаку воспринял без удивления. Только кивнул своим мыслям. Я уточнил у него время начала совета кланов и оставил наедине с нежитью, переместившись в квартиру Наруто.
  
   Тот уже проснулся и даже порывался куда-то бежать. Видать, каким-то шестым чувством ощутил близость родителей. Так что пришлось его хватать чуть ли не за шкирку, усаживать обратно на постель и развлекать сказками. Я хотел сделать ему сюрприз. Нетерпение Наруто было настолько сильным, что мне пришлось распечатать стратегический запас историй и начать пересказывать ему аниме "Hunter X Hunter". Тамошний герой как раз был в возрастной группе этого мелкого оболтуса.
  
   Через час, пока мой клон рассказывал Наруто сказки, я встретился с Фугаку, Минато и Кушиной и обсудил с ними план моего выступления на совете. А ещё через полчаса Фугаку обратился к главам кланов с просьбой предоставить ему право выступить первым. После всех ритуальных расшаркиваний он сообщил, что хочет познакомить присутствующих с лицом, которое сыграло важную роль в успешном разрешении внутреннего конфликта в деревне.
  
   С этими словами я появился перед собравшимися как чёртик из табакерки. Такие мелочи, как защита комнаты от прослушивания и пространственных техник, меня не остановили.
  
   - Уважаемые главы кланов, - начал я свою речь, - меня зовут Крюгер Икари. Не буду предаваться ложной скромности и скажу прямо. Только благодаря мне в Конохе сейчас есть клан Учиха, и нет Третьего Хокаге. Без моего вмешательства всё было бы наоборот, и Хирузен расправился бы и со вторым кланом основателей деревни, как он это сделал с первым. - Собравшиеся начали переглядываться между собой. - Чтобы не быть голословным, я хочу предоставить вам небольшую подборку документов, скопированных мной из секретных архивов Корня АНБУ.
  
   Я картинно взмахнул рукой, и на столе появилась целая кипа листов, где подробно излагалось, что и как делало руководство деревни, чтобы добиться единоличной власти. Данзо собирал этот компромат, чтобы держать в узде Хирузена и советников, но плодами его бюрократических склонностей воспользовался уже я.
  
   - Вполне вероятно, что значительная часть оригиналов этих документов была уничтожена АНБУ после смерти Хирузена и Данзо, но очень многое можно проверить и независимыми способами.
  
   Присутствующие разобрали документы и начали тихо переговариваться, обсуждая их содержимое. Я сделал паузу на пять минут, давая возможность изучить всю глубину той задницы, в которой находилась деревня ещё пару дней назад.
  
   - Как вы получили эти документы? - Поинтересовался Нара Шикаку.
  
   - Секрет клана. - Самодовольно ухмыльнулся я. - Думаю, вы уже смогли понять, что ситуация в Конохе была крайне тяжёлой. В связи с моими несомненными заслугами перед деревней я прошу вас принять мой клан Крюгер в состав деревни и предоставить ему право голоса в совете. Моим представителем в совете будет Намиказе Минато. - С этими словами рядом со мной возник Четвёртый Хокаге. Все присутствующие, кроме Фугаку, замерли с открытым ртом. - Кроме этого, я считаю необходимым восстановить присутствие на совете клана Узумаки. Его представителем будет Узумаки Кушина. - Кровавая Хабанеро возникла за другим моим плечом.
  
   Все присутствующие разом заговорили, и в комнате поднялся настоящий гвалт. Я осмотрелся, а потом создал себе персональное кресло из теневого клона. Минато и Кушина так и остались стоять.
  
   Следующие два часа были потрачены на то, чтобы все смогли обсудить невероятные новости, поговорить с вернувшимися с того света и задать мне сотню вопросов, от ответа на большую часть из которых я уклонился.
  
   Наконец, совет перешёл к предметному обсуждению моей заявки на присоединение к деревне. Большинство глав кланов были на моей стороне, но Хьюга Хиаши, как поборник традиций, решил выразить своё особое мнение.
  
   - Согласно традициям нашей деревни, каждый вступающий в неё клан должен передать дар в виде техник или предоставить свидетельство союзных отношений с кланами деревни.
  
   - Вот это можно считать свидетельством? - Я высыпал на стол золотые слитки, полученные мной от Учиха в награду за раскрытие информации по Обито.
  
   Присутствующие рассмотрели знак клана Учиха на слитках и обратили свой взор на Фугаку.
  
   - Эти слитки были предоставлены в качестве платы за помощь в решении внутренних вопросов клана.
  
   Все взгляды обратились в сторону Хьюга.
  
   - А ещё, вы должны предоставить на службу деревни минимум одного шиноби уровня джонина.
  
   - Так вот же он. - Ответил я, кивая на Минато. - Мой представитель, чья задача - служить деревне.
  
   - Он Хокаге. - Не унимался Хиаши, принципиально упираясь рогом.
  
   - Бывший Хокаге. Думаю, для деревни будет лучше, если её номинальным правителем будет живой человек. Например, кто-нибудь из Сенджу. В конце концов, это ведь они основали Коноху.
  
   На это Хьюга ничего возразить не смог, и вопрос поставили на голосование. Большинством голосов было принято решение включить клан Крюгер в состав деревни за неоценимый вклад в сохранение мира.
  
   Уже ближе к полудню совет закончился, и я вместе с Минато и Кушиной направился к Наруто. Тот сидел на кровати с открытым ртом и слушал историю об экзамене на охотника, где Гон и Килуа как раз оказались на вершине башни-тюрьмы.
  
   Родители Наруто замерли перед входной дверью, а я переместил своё сознание в клон, рассказывавший историю, и спрятал тот клон, что всё утро заседал на совете. Остановившись на самом интересном месте истории, я вывел малолетнего слушателя из наркотического транса. С моими познаниями в аниме и классических сказках он давно уже пристрастился слушать истории в моём исполнении.
  
   - Наруто, там к тебе гости пришли.
  
   - Гости? - Удивился мальчик. Ещё никто ни разу не приходил к нему в гости, кроме меня. - Кто?
  
   - Иди и открой дверь.
  
   Наруто посмотрел на меня недоверчивым взглядом, подбежал ко входной двери и с неожиданной робостью остановился перед ней. Через пять секунд он справился с собой и распахнул дверь со своей обычной улыбкой от уха до уха.
  
   - Наруто... - Произнесла Кушина дрожащим голосом.
  
   - Вы кто? - Голос у парня прервался, и он громко сглотнул застрявший в горле ком.
  
   - Мы твои родители. - Серьёзно ответил Минато.
  
   - Правда?
  
   Наруто отступил на шаг и неожиданно расплакался. Кушина, не выдержав, рванула вперёд и обняла его, встав на колени.
  
   - Прости, Наруто, прости, что мы оставили тебя. Но теперь мы всегда будем рядом с тобой. - Принялась она успокаивать его, сама начиная реветь.
  
   Юный Узумаки отстранился и внимательно посмотрел на лица своих родителей, утирая кулаком льющиеся слёзы.
  
   - А как вас зовут?
  
   На лице у Кушины промелькнуло хмурое выражение.
  
   - Это твоя мать Узумаки Кушина, а я твой отец Намиказе Минато. - Представился бывший Хокаге.
  
   - Минато? Четвёртый Хокаге?
  
   - Да.
  
   - А... а почему мне об этом никто не сказал?
  
   В комнате повисло напряжённое молчание.
  
   - Наруто, - взял я разговор в свои руки, - это было решение Третьего Хокаге. Но сейчас, когда он умер, никто не будет скрывать правду о тебе и твоих родителях. Как я и обещал, я вернул тебе родителей, и поверь, ты можешь гордиться ими.
  
   Описывать дальнейшее нет особого смысла. Я убедился, что Наруто принял своих родителей и тихо исчез, сославшись на важные дела, которых у меня, правда, не было.
  
   Ну какие могут быть дела у бездомного кошмара, который только что выложил последние деньги на стол совета кланов? До этого я подкармливал Наруто, позволяя ему находить кошельки и купюры, "случайно" потерянные неизвестными прохожими. Мне же деньги не были особо нужны, потому что всё необходимое я брал сам, никого не спрашивая. В основном, это были принадлежности для фуиндзюцу, которые в администрации Конохи и так разворовывались всеми желающими.
  
   Теперь, выполнив свою часть договора по аренде жилплощади в мире снов, мне нужно было задуматься над тем, чем заняться дальше.
  
   Для начала я решил пройтись по городу не как шпион, а как его полноправный хозя... э-э-э... гражданин. Честно, удовлетворения это мне не принесло. Что там дальше в моих наполеоновских планах?
  
   Тут моё внимание привлёк телепатический сигнал, посланный моим клоном в теле Нохары Рин. Всего лишь чуть более, чем за сутки непрерывного бега они пересекли территорию Страны Травы и попали в Страну Дождя. Там Усаги недолго думая заявился к администрации Амегакуре и заявил, что хочет встретиться с Пэйном, чтобы передать сообщение для Учихи Мадары. Обладание подобной сверхсекретной информацией заинтересовало Нагато, и он согласился принять странных посланников.
  
   И как раз сейчас два моих экспериментальных образца вступали в зал, где на троне сидел Тендо - одна из марионеток Нагато. Просителей под многочисленной охраной провели в центр зала и поставили перед Пэйном.
  
   - Что за послание вы хотели передать? - Осведомился Нагато строгим голосом.
  
   - Мы должны встретиться с Учихой Мадарой и передать это послание ему лично. - Ответил Усаги, играющий роль лидера группы.
  
   Плащи с глубокими капюшонами мешали рассмотреть лица посланников, но они никого особо и не интересовали. Всё-равно их участью были пытки и допрос в подвалах Амегакуре. А там уже всё выяснится в любом случае.
  
   - Я Учиха Мадара. - Из-за трона выступил Обито в своём облачении Тоби. - И что?
  
   - И всё. - АНБУ сложил печать концентрации, а окружающие охранники приготовились убить его. - Кай.
  
   Присутствующие ожидали, что он нападёт, использует какое-то ниндзюцу или взорвёт себя, но произошедшее превзошло все их ожидания. Фигура нападавшего окуталась дымом, из которого вывалился труп обнажённого мужчины. Немая сцена продлилась почти четверть минуты, на протяжении которых все ждали продолжения, но так ничего и не дождались.
  
   Наконец, Рин отвела глаза от бездыханной жертвы, скинула капюшон и посмотрела в единственный глаз Обито.
  
   - Рин? - Выдавил тот из себя. Тендо с интересом посмотрел на своего союзника, но Учиха быстро взял себя в руки. - Я забираю её.
  
   Обито быстро подошёл к Рин и вместе с ней переместился в своё измерение. За дальнейшим я уже наблюдал краем глаза. Лидер Акатцуки принялся выяснять, действительно ли это Рин, откуда она взялась, кто вернул её к жизни, но всё это были уже мелкие подробности, потому что ответов на главные вопросы Рин не знала или не могла на них ответить из-за моего запрета.
  
   Как я и предполагал, у Обито не поднялась рука уничтожить или прогнать свою возлюбленную, ради которой он и пытался провернуть весь этот план "Тцуки но ме". Так что она осталась жить в его тайном убежище.
  
   Следующую неделю я провёл, томясь от безделья. Моя страсть к изучению чакры ослабла, от всех предложений поработать на благо деревни я отказывался, а общение с Наруто, вдруг, оказалось недоступным, потому что всё своё свободное время он проводил с родителями. Я с удивлением обнаружил, что привязался к этому заводному апельсину. Все эти его проделки и учёба в академии развлекали меня, пока я занимался научными исследованиями. А теперь я вдруг оказался за бортом событий. Какие причины могут быть у взрослого мужчины искать общения с мелким пацаном, если он не педофил? Вот если бы я был мальчишкой одного возраста с ним...
  
   А что? Это идея!
  
   Я загорелся мыслью создать себе клон, который сможет посещать академию вместе с Наруто и другими учениками его класса. Кто, смотря аниме, не мечтал о таком? Я тут же переместился в мир снов и начал планировать внешний вид своего "сына", как я решил представить свой новый облик. Сделал ему мордашку, похожую на мою, а волосы решил сделать тёмно-русые со светло-жёлтыми кончиками. Одежду тоже подобрал принципиально отличную от местных веяний моды. А самое главное - как и в своём "взрослом" облике обувь сделал с нормальным носком, а не в соответствии с местной босоногой традицией.
  
   Я "одел" на себя новый образ и походил из стороны в сторону, приноравливаясь к новому телосложению. Я уже довольно сносно мог управлять несколькими клонами сразу. По крайней мере, все движения, простые действия и разговоры сознание теневых клонов могло выполнять самостоятельно. А я только проводил общее руководство и сочинял важные речи. Такое разделение функций было куда удобнее, чем непосредственное управление каждым движением.
  
   Теперь осталось только придумать себе имя. Фамилия у меня есть, а имя... имя... Вот блин. В голову ничего не лезет. Моё взрослое имя означает "гнев". Тогда, для детского имени вполне подойдёт "обида", как черта более характерная для детей. Получается что-то в стиле цельнометаллического алхимика, где гомункулы назывались именами отрицательных черт характера. А я и есть гомункул. Решено, буду Крюгер Урами.
  
   Я материализовался в реальном мире в виде сладкой парочки и двинулся в сторону офиса Хокаге. Там, несмотря на все мои предупреждения, заседал Минато. Пока гонцы от кланов искали Цунаде, чтобы предложить ей место Хокаге, Четвёртый Хокаге был вынужден тянуть лямку бурлократической баржи. В смысле, бюрократической машины.
  
   - Привет, Минато. - Поздоровался я, заходя в кабинет Хокаге. - Я вижу, твоя новая форма существования пошла тебе на пользу.
  
   - В смысле? - Поднял он на меня взгляд, отрываясь от каких-то отчётов.
  
   - В смысле, что теперь тебе не нужны сон и еда, так что ты можешь разбирать всю эту макулатуру двадцать четыре часа в сутки без перерыва.
  
   В ответ я услышал раздражённый рык.
  
   - Что тут у вас? - Я схватил явно секретные документы со стола главы деревни и углубился в их изучение. Это был отчёт о расходах на ремонт пары улиц в северной части города. Камень, краска, гравий, доски и зарплата для рабочих. Всё ясно. - Минато, я знаю, что тебе нужно сделать.
  
   - Да? - Скептический взгляд бурлака говорил о том, что в изобретение парового двигателя он не верит.
  
   - Массовые казни бюрократического аппарата Конохи помогут поднять настроение народных масс. А за одно избавят город от огромного количества вредителей. Вот что это за документ, ты можешь мне объяснить?
  
   Я сунул ему под нос бумагу.
  
   - Отчёт о затратах на ремонт и строительство.
  
   - И что он делает в твоём кабинете? Какой тайный смысл ты постигнешь, изучив его содержание?
  
   Минато ещё раз внимательно изучил документ.
  
   - Я должен поставить на нём свою подпись.
  
   - Кому должен? Какая польза от этой твоей подписи? А вот ритуальное сожжение живьём того бюрократа, что спихнул на тебя свою работу, по крайней мере поднимет тебе настроение. Согласись, это уже будет немалой пользой.
  
   - То есть ты считаешь, что я занимаюсь бесполезной работой?
  
   - Бесполезной, а главное - чужой. Твоя задача как правителя - сидеть на троне и время от времени проверять, что твои подчинённые справляются со своими обязанностями. Лучше всего эти проверки проводить с помощью гендзюцу, а не путём чтения отчётов. Всё остальное должны делать твои подчинённые - доверенные и толковые, способные выполнить всю работу без твоего контроля и вмешательства.
  
   Минато с тоской посмотрел на ворох бумаг, что захламлял его стол, потом резко поднялся и подошёл к окну. Там он некоторое время смотрел на Коноху, а потом обернулся и обратил внимание на моего "сына", усиленно делающего вид, что его не интересуют часы с кукушкой, висящие на стене.
  
   - Кто это с тобой?
  
   - Мой сын Крюгер Урами. Поздоровайся. - Дёрнул я ребёнка за руку.
  
   - Приветствую Четвёртого Хокаге в своём доме. Ой! - Урами прикрыл себе рот рукой и спрятался за моей спиной.
  
   - Ха-ха, слышал. Вот кто у нас будет Пятым Хокаге. - Рассмеялся я.
  
   - Простите. - Донёсся тихий голос из-за моей спины.
  
   - Рад знакомству, будущий Хокаге. - Степенно произнёс Минато, пряча ухмылку. Урами вышел вперёд и принялся рассматривать нынешнего Хокаге, принявшего важную позу. В своём плаще и шляпе он смотрелся довольно представительно.
  
   - Хочу определить его в вашу академию ниндзя. Увы, у меня не так много времени, чтобы я смог обучать своего сына целыми днями.
  
   Намиказе согласно покачал головой, вспоминая Наруто, с которым он бы тоже хотел проводить больше времени.
  
   - Конечно. Я оформлю все документы. Пусть приходит завтра в академию за полчаса до начала занятий.
  
   Я ещё немного пообсуждал с Минато предполагаемое устройство правительства, парламента и президентской администрации Конохи, после чего попрощался и вышел из кабинета.
  
   Раз уж речь зашла о том, чтобы изображать нормального человека, то мне нужен нормальный дом. Вот только для начала мне нужны деньги, чтобы этот дом купить. Я остановился и задумался, где бы взять денег, в то время как Урами побежал вперёд к прилавку торговца сладостями. У меня так точно скоро шизофрения разовьётся. Надо бы побыстрее сплавить "предка" подальше. Хе-хе.
  
   Карманные деньги у меня были, так что Урами купил себе кулёк конфет, и мы переместились в мир снов, изображая работу техники телепортации.
  
   Какие у меня есть варианты быстрого заработка денег? Фактически, деньги мне были нужны прямо сейчас. Это сужало выбор до двух способов: кого-нибудь убить и ограбить или кого-нибудь ограбить и убить. С другими способами шиноби, обычно, не заморачивались.
  
   Убийство нукенина ради награды я счёл слишком ненадёжным способом быстрого обогащения. Во-первых, такого нукенина ещё нужно найти, а во-вторых, нужно ещё умудриться получить за его голову деньги. Проверка того, что это именно та голова, за которую назначена награда, могла занять несколько дней.
  
   Так что оставалось только следовать революционному лозунгу "грабь награбленное". То есть требовалось найти богатого человека и обозначить его деньги как "имущество, нажитое неправедным путём". После чего, нажитое можно было изъять со спокойной совестью. Отличный план. Кто тут у нас есть из богатых?
  
   Грабить свой собственный народ я посчитал признаком дурного тона, а потому решил облегчить кошельки населения Страны Молнии. Я уже давно начал ставить свои метки в сознаниях разных людей, в первую очередь купцов. Это позволяло мне переноситься в любое место, где находился один из моих "агентов".
  
   На данный момент трое из них находились в Кумогакуре, куда я и переместился, предварительно приняв облик ничем не запоминающегося мужчины. Прошлявшись по городу два часа, я выяснил, что цивилизация тут ушла куда дальше, чем в Конохе, и деньги все люди предпочитают хранить в банке. Особенно это касалось тех, кто побогаче. Пришлось примеряться к роли грабителя банков. Точнее, банка. Поскольку на всю деревню он был один.
  
   Я проник в сон одного из охранников и выяснил, где хранятся самые крупные суммы денег. Сейф, разумеется, был окружён прочнейшими барьерами, создавали которые ещё Узумаки, но для меня они преградой не стали. Нет, я не стал взламывать барьер силой. И даже не стал подбирать комбинацию, открывающую сейф.
  
   Просто управляющему банком приснился удивительный сон, где он вошёл внутрь главного хранилища, а оттуда прямо на его глазах исчез весь золотой запас страны. Ну кто ж знал, что в этом хранилище нет ни одной купюры, а только лишь мерные золотые слитки? Я как-то забыл предварительно этот момент выяснить.
  
   Вернувшись в Коноху, я задался вопросом, где бы сохранить двадцать тонн золота? Пришлось опять лезть в банк, на этот раз уже наш местный, и арендовать там сейф достаточного размера.
  
   Едва только завидев, что я разместил в сейфе, руководство банка тут же предложило мне купить половину Конохи с оптовой скидкой. Я пообещал подумать над этим предложением, а для начала ограничился покупкой большого поместья в центре деревни. Его хозяева были настолько рады предложенной цене, что отдали мне дом вместе со всем содержимым, включая их личные вещи.
  
   Остаток дня я потратил на то, чтобы провести в помещении генеральную уборку и поставить везде защитные барьеры, закрывающие помещение от глаз и ушей случайных свидетелей.
  
   Уже вечером я вместе со своим сыном шумно отпраздновал новоселье в соседнем ресторане, после чего отбыл в неизвестном направлении. Думаю, эту деревню я пищей для слухов обеспечил минимум на полгода.
  
   Утро следующего дня началось с предложения заполнить толстенную пачку документов. И тут сплошная бюрократия. Урами важно просмотрел каждый документ в пачке, а потом корявыми иероглифами вывел своё имя на самом первом листе.
  
   - Все документы заполнены. - Заявил я после этого клерку, что потребовал их заполнения от семилетнего ребёнка. Тот скептически просмотрел бумаги, но выставлять претензии побоялся.
  
   - А когда здесь появится твой отец? - Уточнил он, со вздохом закидывая всю кипу бумаг в ящик стола.
  
   - Обещал успеть заглянуть до того, как я закончу академию. - Обнадёжил я бюрократа, сияя искренней улыбкой. Тот ещё более горестно вздохнул и дал знак идти на уроки или ещё куда, но только прочь из его кабинета.
  
   В классе моё появление вызвало закономерный интерес. А когда я полез знакомиться с Наруто, некоторые посчитали меня выскочкой, решившим пролезть в знакомые к сыну Четвёртого Хокаге. Эта новость уже облетела всю Коноху и переместила Наруто с последнего места на первое в списке целей охоты малолетних соблазнительниц. Только Сакура осталась верна своей идее добиться признания Саске.
  
   - Привет, Наруто. Я Крюгер Урами. Мне о тебе отец рассказывал.
  
   - Привет. А мне он о тебе ничего не говорил. - Да, есть такой косяк. Ничего, прорвёмся.
  
   - Это потому что он всегда хранит дела клана в тайне. Я с сегодняшнего дня буду учиться вместе с вами. Давай дружить.
  
   - Давай. - Наруто пожал мне руку и расплылся в своей счастливой улыбке.
  
   Большая часть класса смотрела на меня недружелюбно, но задирать побоялась. Думаю, не в последнюю очередь из-за моей одежды. Нет, с точки зрения фасона она ничем особенным не выделялась - рубашка, брюки, ботинки. Но вот качество исполнения. Ткань была тёмно-жёлтого и красно-коричневого оттенков с тёмно-красными вставками. А самое главное, вся одежда была покрыта золотым шитьём с тонкими узорами. В результате, в классе я смотрелся как принц среди дворовых попрошаек. Даже самые богатые кланы не могли себе позволить такой роскоши, как ходить на миссию в шелках и бриллиантах.
  
   - Слышь ты, как тебя там, - набрался смелости Киба, - ты чё такой борзый, а?
  
   Ого! Вот это наезд. Услышал новую фразу от какой-то гопоты в городе? А, ясно - перед девчонками красуется. Ещё совсем недавно Киба, желающий быть во всём первым, завидовал Саске в его успехе среди одноклассниц. А тут сразу всплыл Наруто и я. Естественно, никакого реального интереса к противоположному полу в таком возрасте быть не могло, но девочки поступали так по научению своих матерей, а Киба просто хотел внимания к себе.
  
   - А это потому что я тут самый главный, самый сильный и самый красивый. - Скромно потупился я в ответ.
  
   - Чего? - Киба от такой наглости ошалел. Думал, я буду оправдываться. - Самый умный что ли? - Ляпнул он, не подумав.
  
   - И самый умный тоже. - Согласился я.
  
   Половина присутствующих, включая Наруто, раскусила мою игру и радостно скалилась, насмехаясь над собаководом.
  
   - Ах ты... - Инудзука дар речи от такой наглости потерял. Акамару тявкнул, оказывая моральную поддержку своему хозяину, но продолжить перепалку ему не дал вошедший в класс Умино Ирука.
  
   - Садимся по местам. - Громко сказал он, подходя к учительскому столу и внимательно осматривая его и стул на предмет ловушек. - Ты новый ученик? - Спросил он, подойдя ко мне.
  
   - Да.
  
   - Пошли, представишься. - Мы вышли к доске, и Ирука громко заявил. - С этого дня в вашем классе будет учиться новый ученик. Назови своё имя и расскажи о себе.
  
   Я окинул взглядом класс и ощутил на себе десятки заинтересованных взглядов.
  
   - Меня зовут Крюгер Урами. Я наследный принц клана Крюгер. Приятно познакомиться.
  
   Мои слова про принца вызвали протяжный восхищённый вздох среди женской половины аудитории. Только принцесса клана Хьюга осталась равнодушной. Ирука скептически посмотрел на новоявленного наследника, но своего отношения высказывать не стал.
  
   - Садись за дальнюю парту у стены. - Показал он мне место рядом с Абураме Шино. Рядом с тем постоянно летали жуки, так что круг отчуждения вокруг его парты образовался уже давно. Туда-то меня и определили.
  
   Пока шёл урок математики, я рассматривал учеников. Всех их я уже не раз видел глазами Наруто, но сейчас хотел составить своё мнение.
  
   Саске выглядел подавленным и на моё появление внимания почти не обратил. Только при слове "принц" бросил на меня быстрый взгляд и опять уставился в парту. Сакура сидела рядом со своим кумиром, оглядываясь на него минимум раз в минуту. Яманака Ино сидела у Саске за спиной и не спускала с него глаз в принципе.
  
   Шикамару и Чоджи сидели рядом на задней парте. Один спал, а второй хрустел снедью, чтобы не уснуть. Умино объяснял правила сложения и вычитания чисел настолько занудно, что минимум половина класса клевала носом, а вторая беззастенчиво дрыхла.
  
   Абураме Шино сидел у меня за спиной и кем-то тихо жужжал себе под нос. Я обернулся и увидел, что он осваивает сложение и умножение, выстраивая жуков стройными рядами, а затем поштучно пересчитывая их. Хитро.
  
   Наруто сидел у окна и со скучающим видом пялился в него, видимо, используя получаемые знания для подсчёта количества пролетающих ворон. Киба, как ни странно, сидел впереди во втором ряду за одной партой с Хинатой и даже что-то черкал у себя в тетради.
  
   Помимо уже известных мне персонажей, в классе присутствовала ещё пара десятков детей, чья СЦЧ выдавала в них пожизненных генинов.
  
   Урок всё тянулся и тянулся, так что я решил отвлечься, выяснив, как там дела у Нохары Рин. Мой агент разведки занимался стиркой вещей Обито. Отличная идея. Видимо, Учиха решил извлечь из неё хоть какую-то пользу, помимо эстетического наслаждения. Я прокрутил воспоминания клона, но ничего важного, естественно, не обнаружил. Впрочем, можно было сделать вывод, что дел у Обито хватало. А оброненная им как-то фраза, о том, что он непременно даст Рин возможность встретиться с ним в будущем, намекала на проблемы с адекватностью восприятия реальности. Похоже, Мадара изрядно прошёлся рубанком по извилинам своего ученика, спрямляя лишние извилины.
  
   - ...Урами, Крюгер Урами. - Вывел меня из раздумий сердитый голос учителя.
  
   - А? Что? - Некоторые из учеников тихо засмеялись.
  
   - Я задал тебе вопрос, как бы ты решил задачу, условия которой записаны на доске?
  
   Я перевёл взгляд на доску, пытаясь понять, о чём идёт речь. Условия задачи были довольно простыми. У союзного шиноби имелось двадцать шурикенов. Каждую секунду он ловил два шурикена, прилетающие от вражеского шиноби, и выпускал четыре шурикена обратно. Через сколько секунд запас его шурикенов станет равен нулю? Сколько всего шурикенов он бросит за это время?
  
   Первый вопрос, вообще-то, был за пределами математической теории первого класса, но судя по формулам, его предполагалось решать банальным вычитанием. Как бы я решил эту задачу? Ну, держи плюху.
  
   - Зависимость количества шурикенов от времени выражается формулой "эн равно двадцать минус скобка открывается четыре умножить на тэ минус два умножить на тэ скобка закрывается". Подставив значение эн равное нулю и решив систему уравнений, получаем время тэ равное десять секунд.
  
   Судя по ошарашенным глазам, Ирука сам с трудом понимал, о чём я говорю.
  
   - А сколько всего шурикенов бросит шиноби?
  
   - Двадцать два. - Выдал я ответ.
  
   - Неправильно. - Выдал улыбающийся учитель, ухватившись за мою "ошибку".
  
   - Правильно. У вражеского шиноби изначально было только два шурикена, которыми он и союзный шиноби перекидывались всё время туда-обратно. Так что шурикенов будет двадцать два, даже если бросать они их будут целый час. - На мои слова Шикамару удивлённо оторвал голову от парты и не смог удержаться от смешка. - Если же вас интересует, сколько раз союзный шиноби кинет шурикен за это время, то вам стоило бы правильно формулировать условия задачи.
  
   На такой наезд Ирука даже не нашёлся что сказать.
  
   - Ладно, садись. - Выдавил он из себя после того, как перечитал задание. Судя по его взгляду, он зарёкся вообще меня о чём-либо спрашивать на уроках математики, чтобы не выглядеть полным дураком перед учениками.
  
   Остаток урока прошёл в постоянных перешёптываниях и взглядах на меня исподтишка. Следующим уроком была физкультура, где Киба, наконец, смог высказать мне свои претензии.
  
   - Что-то ты выглядишь слишком хилым для самого сильного. - Заявил он мне, нахально выставив руку и почти упираясь мне в грудь указательным пальцем. Акамару согласно гавкнул, подтверждая слова хозяина.
  
   - То есть ты признаёшь, что я умнее и красивее тебя? - Не преминул я подколоть его в ответ.
  
   - Ах ты... - Похоже, все аргументы опять были исчерпаны, и настало время для банального мордобоя.
  
   Киба спустил Акамару на землю и бросился на меня с кулаками. Я уклонился от его выпада левой рукой, потянул за эту руку, заставляя противника провалиться вперёд, зашёл ему за спину, поставил подножку, а потом подхватил падающее тело за шкирку и пояс штанов сзади и поднял его у себя над головой. Киба дёргался, размахивал руками, но вырваться из моей хватки не мог.
  
   - Отпусти! - Заорал он.
  
   - Уверен? - Переспросил я, подходя к широкой луже, оставшейся от ночного дождя.
  
   В ответ Киба начал вертеться в разные стороны, стремясь сдвинуть свой центр тяжести. Я подгадал момент и кинул его прямо в лужу, в которую он шлёпнулся спиной. Водоём оказался глубже, чем я предполагал, так что, когда мой противник поднялся на ноги, он был мокрым и заляпанным в грязи с ног до головы.
  
   - Ну всё.
  
   Киба опять кинулся на меня, пытаясь не столько ударить, сколько схватить в захват. Ещё и Акамару лез мне под ноги, так что мне пришлось сделать шаг в сторону, чтобы не наступить на него. Киба воспользовался этой моей оплошностью и чуть ли не в обнимку со мной шлёпнулся обратно в лужу. Я отцепился от него отполз немного в сторону и поднялся на ноги.
  
   Весь мой нарядный позолоченный костюм промок насквозь, а грязи на нём было ещё больше, чем на Кибе. Но не успел тот начать праздновать свою победу, как я применил несложное дзюцу, требующее от обычных шиноби наличия Кеккей Генкай. Это была Стихия Грязи, которая, как и лёд, возникала при смешении Воды и Земли. По моему телу прошла волна как по отряхивающейся собаке, после чего я опять оказался чистым и сухим. Я самодовольно посмотрел на Кибу, который неверящими глазами посмотрел на меня, а потом начал осматривать свой уделанный в грязи наряд, наверняка представляя, что с ним сделает мать за появление в таком виде.
  
   - Давай руку. - Протянул я свою правую руку сидящему в луже Кибе.
  
   Тот не стал выпендриваться, а принял мою помощь. В момент, когда он поднялся, я ещё раз запустил то же дзюцу, очищая его одежду от грязи. Киба удивлённо ощупал себя и похлюпал мокрыми ботинками, что всё ещё утопали в луже.
  
   - Спасибо. - Улыбнулся он. - Как ты это сделал?
  
   - Секрет клана Крюгер. - Важно ответил я и улыбнулся в ответ. - Если ты хочешь выяснить, кто из нас сильнее, то нужно соревноваться в поднятии тяжестей.
  
   - И где ты тут видишь тяжести? - Киба вышел из лужи и начал осматривать двор школы в поисках подходящего предмета.
  
   - Предлагаю использовать Чоджи. - Указал я рукой на самого тяжёлого одноклассника. Тот от такого предложения выронил пакет с чипсами.
  
   - Думаешь, он согласится? - Скептически поинтересовался собаковод, прицениваясь, как лучше хвататься за данный спортивный снаряд.
  
   - Живым я вам не дамся. - Возразил в ответ Чоджи, делая попытку спрятаться за толпой одноклассников, использовав их в качестве живого щита.
  
   - Похоже, сначала придётся его догнать и оглушить. - Предложил я программу соревнования по неклассическому многоборью. - За одно выясним, кто из нас быстрее.
  
   Чоджи уже собрался было начать убегать, как на площадке появился Мизуки.
  
   - Класс, чего вы тут встали? А ну быстро все на беговую дорожку. Сегодня у вас забег на десять километров.
  
   Чоджи, пользуясь случаем, взял резкий старт, а я кинулся за ним, выкрикивая "Лови его". Весь класс радостно кинулся вдогонку, не обратив внимания на то, что Мизуки ещё не дал команды на старт. Тот тихо выругался, но предпочёл не останавливать забег, а возглавить его, указывая почти сразу запыхавшемуся Чоджи дорогу.
  
   Через пару километров, лидерство в забеге перешло к Кибе, который упорно старался не дать вырваться вперёд мне. Я с лёгкостью смог бы обогнать его, так как теневой клон не чувствовал усталости и был куда сильнее и быстрее, но решил не давить на гордость собаковода. Вместо этого я всю дорогу маячил у него за спиной, время от времени делая попытки пойти на обгон, от чего Киба только ещё больше ускорялся. К моменту, когда мы добрались до финиша, тот дышал как загнанный олень.
  
   Даже Мизуки отстал от нас, не говоря уже про остальной класс. Едва перешагнув через заветную линию, Инудзука сошёл с дорожки и плашмя упал на траву. Я сделал вид, что тоже умираю от усталости, и присел рядом.
  
   - Признаю, ты быстрее меня. - Протянул я ему руку.
  
   Собаковод перевернулся на спину, не вставая пожал мне руку и с трудом переводя дыхание ответил.
  
   - Я... хых... я думал... хых... что сдохну по дороге. Фух. Я ещё ни разу так быстро не бегал. А ты вроде не выглядишь таким уж усталым.
  
   Я только рассмеялся в ответ.
  
   - Ты бежал за двоих - за себя и своего пса. Так что это нормально.
  
   Всю дорогу Акамару просидел в капюшоне у своего хозяина, время от времени предупреждая его об очередной моей попытке вырваться вперёд. Киба с нежностью притянул к себе своего партнёра и начал гладить его за ушами.
  
   В это время за поворотом появился умирающий на вид Мизуки в сопровождении Наруто и Саске. Те ни в какую не хотели пропускать его вперёд, а учитель всё порывался прийти к финишу если не первым, то хотя бы третьим.
  
   Впрочем, всё это оказалось лишь игрой, и буквально за десять метров до финиша Мизуки сделал гигантский прыжок, оказываясь сразу за линией и принимая позу безмятежного спокойствия. Хотя мне было видно, как он с трудом переводит дух. Весь остальной класс появился только минут через десять. Последним до финиша добрался Чоджи, рядом с которым шёл главный лентяй класса - Шикамару. Этот даже и не делал попыток изобразить, что он куда-то бежит.
  
   - Чоджи, как ты мог прийти последним? - Сделал ему выговор Мизуки, помечая что-то в своём журнале.
  
   - Простите, сенсей. Я всю дорогу порывался вернуться обратно, чтобы подобрать оброненный пакет с чипсами. Это подорвало мою волю к победе.
  
   - Тебе нужно было наоборот думать, как успеть добежать первым, пока этот пакет никто не подобрал.
  
   Не успел я закончить фразу, как, казалось бы, умирающий от голода Акимичи кинулся вперёд, исчезая за углом здания школы. Вот, сразу видно волю к победе. Вернулся он спустя минуту огорчённо сжимая в руках промокший пакет с чипсами, который ветром снесло прямо в лужу.
  
   В общем, мой первый день в академии оказался насыщен событиями и позволил мне сразу подружиться со всем классом. Наруто сначала сторонился меня, но как только я упомянул, что знаю продолжение истории про Гона и Килуа, тот тут же пристал ко мне как репей, требуя рассказать, чем всё закончилось. Тут уже предметом обсуждения заинтересовались Киба и Шикамару. Так что мне пришлось начать рассказывать историю сначала, растянув этот процесс на две недели, благо объём повествования вполне это позволял.
  
   Единственным, кто выпал из нашей дружной компании, был Учиха Саске. Он строил из себя гордеца и недотрогу, так что никто даже и не подумал сообщать ему о месте, где я собирался рассказывать следующую часть истории. А место это каждый раз было разное, так что мы успели полюбоваться разными красивыми видами на Коноху и её окрестности.
  
   Параллельно со всей этой счастливой школьной жизнью, я продолжал своё наблюдение за Учихой Обито. Я смог подловить момент, когда тот спал, чтобы проникнуть к нему в сон и оставить там свой клон.
  
   Это позволило мне куда ближе ознакомиться с его планами и убедиться, что, несмотря на присутствие Рин, отказываться от захвата джинчурики он не собирается. Что возвращало меня к вопросу о моих дальнейших планах.
  
   Если честно, то пропагандируемая Мадарой идея о мире, где все будут счастливы, мне нравилась. Вот только её реализация не просто хромала на обе ноги, а ползала в грязи подобно слепому червю. Погрузить всех людей в гендзюцу, чтобы там они нашли исполнение всех своих желаний... Подобная идея могла прийти в голову только клиническому идиоту, которым настоящий Мадара, похоже, и являлся. Попадание в гендзюцу - это попадание в иллюзию. Пока человек пребывает в мечтах, его тело остаётся неподвижным и потому обязательно умрёт от истощения. И даже если иллюзия будет допускать какое-то взаимодействие с реальностью, общая неадекватность всё равно рано или поздно приведёт к смерти всего населения планеты.
  
   Этот план "Тцуки но ме" является всего лишь особо изощрённым способом прикончить всех жителей этого мира. И тогда, действительно, в мире без людей не будет ни войн, ни конфликтов, ни разочарования в жизни.
  
   Когда я покинул Землю, аниме там остановилось на моменте, когда Мадара вытягивает Девятихвостого из Наруто. Дальше пошли филлеры, а читать мангу я отказывался в принципе. Да и что там могло быть такого? Наверняка, Наруто опять пафосно превозмог все препятствия и замочил-таки Мадару, после чего наступили мир да благодать. В этой же реальности я собирался повернуть течение сюжета для извлечения личной выгоды.
  
   Если смотреть на вещи прямо, то я даже сильнее Мадары. Не по голой мощи, а за счёт своих знаний и абсолютной неуязвимости. Даже если кто-то сможет убить Наруто, это лишь доставит мне лёгкое неудобство и не более того. Я могу основать своё логово в разуме какого-нибудь крестьянина, живущего в самой забытой богом деревне этого мира. И никто не сможет догадаться, где этот человек находится.
  
   Люди не могут не спать. И пока в этом мире есть хоть один живой человек, я буду неуязвим.
  
   Если я хотел противодействовать плану Мадары, то мне стоило ударить в самое уязвимое место этого плана - сбор и запечатывание биджу. То есть следовало украсть всех биджу до того, как это сделают Акатцуки. Но просто похитить их было недостаточно. Я загорелся идеей создать свой собственный идеальный мир, где все будут счастливы. Наблюдая за детскими играми Наруто и его одноклассников, я понимал, что именно в беззаботном детстве человек испытывает наибольшее счастье. Ему не нужно заботиться о пище и жилье, его не беспокоят болезни, вся жизнь же посвящена играм и отдыху. Вот она - идиллия.
  
   Я задумался над тем, как вообще можно достичь такого идеального общества? Естественно, в первую очередь речь шла о неких жёстких законах, регулирующих поведение людей. Именно ощущение безнаказанности и вседозволенности было причиной проявления самых отвратительных людских качеств. С другой же стороны, эти законы должны как можно меньше ограничивать свободу воли людей. Всякие ритуалы, правила и традиции были лишь бесполезным мусором, не делающим человека счастливее.
  
   Ну и, конечно, необходимым условием подобного мироустройства являлось отсутствие тяжёлых болезней и смерти. Лёгкое недомогание могло выступать в качестве некоего демотиватора, отвращающего людей от лёгких правонарушений, но в любом случае оно не должно было создавать ощущения несчастья и уныния. Окружающий мир под эти требования не подходил принципиально.
  
   Здесь болезни и смерть были неизбежны и возникали из-за самой сути физических законов. Тело человека было слишком сложным механизмом, в котором неизбежно должны были возникать отклонения. Ведь чем сложнее система, тем больше шансов, что она сломается или будет работать не так, как запланировано. Таков основной закон Хаоса - принципа более всеобъемлющего, чем частные законы вроде гравитации или электромагнитного взаимодействия.
  
   То есть мне нужно было создать простой мир с простыми законами, в котором люди могли бы заниматься выполнением достаточно сложной деятельности, не превосходящей сложность их мышления.
  
   И у меня был готовый пример такого мира. Он был описан в фильме Матрица. А более конкретные примеры организации подобных миров были представлены множеством компьютерных игр. Эту концепцию я и собирался использовать.
  
   У меня уже была конструкция, позволяющая поместить душу внутрь барьера и снабжать её ощущениями о наличии у неё физического тела. Моё Югана Тенсей действовала именно по этому принципу. Всё что мне оставалось - это создать виртуальный мир из чакры, который служил бы источником полноценных ощущений для связанных с ним душ.
  
   При этом, практически полностью исключалась вероятность того, что кто-то из обитателей мира сможет взломать эту систему и использовать её в своих целях. Причина у этого была проста. Кто из нас догадывается, что является не физическим телом, а душой, связанной с ним? А кто не просто догадывается, а лично увидел, что это так и есть, и смог понять принципы работы этой связи? На Земле о каких личностях ходили только слухи, а тут даже преданий о таком не было. Пользователи чакры полностью уничтожили все ростки того, что могло бы считаться более возвышенной наукой, чем знание о чакре. Сила, как всегда, победила разум.
  
   Я смог разобраться в этом явлении только благодаря пониманию основ управления чакрой, почерпнутых из творения Шинигами, плюс из-за возможности наблюдать за работой сознания людей со стороны. Ведь я был бесплотным духом, и меня не вводили в заблуждения те образы, что подсовывало физическое тело при любой попытке заняться духовным самопознанием. Можно сказать, что ловушка нынешнего материального существования всех людей была крайне надёжной и доказала идеальность своей конструкции за тысячи лет существования и миллиарды человеческих жизней.
  
   Судя по некоторым техническим деталям, при создании Эдо Тенсей Тобирама пользовался готовыми элементами, дошедшими в неизменном виде ещё со времён Рикудо.
  
   Прокрутив все эти мысли в своей голове, я мысленно засучил рукава и принялся за работу по составлению плана создания идеального мира. Прикинув возможные затраты энергии на поддержание всего этого мира, я пришёл к выводу, что тут не обойтись без добровольного сотрудничества с биджу. Только они могли предоставить нужное количество чакры.
  
   Когда некоторые люди говорили о том, что собственный запас чакры у Хаширамы не уступал запасам биджу, они явно не понимали, о чём идёт речь. В обычных условиях биджу были крайне ограничены в том количестве чакры, что они могли производить и использовать. Теоретически же, их тело могло выдавать такую мощность, что этого количества чакры с лёгкостью хватило бы для материализации с помощью Стихии Земли той же луны, а то и целой солнечной системы.
  
   Едва только начав изучать строение Девятихвостого, как животного из чакры, я понял, что тут работы тоже хватит не на один год.
  
   В результате, я не стал форсировать решение этого вопроса, а начал проводить планомерные исследования, одновременно наслаждаясь жизнью малолетнего ниндзя.
  
   Спустя пару недель я попытался разбавить наш сугубо мужской коллектив девочками из нашего класса. Яманака Ино и так была хорошо знакома с Шикамару и Чоджи, так что её появление в их компании не вызвало особых вопросов. А вот чтобы включить в наш круг Хинату, мне пришлось чуть ли не за руку тащить её на очередную встречу. К счастью, Киба вполне нормально относился к своей соседке по парте, так что моё начинание он поддержал, не задумываясь о глубинном смысле моих действий.
  
   А вот Наруто после окончания одной из таких встреч выразил мне своё "фи".
  
   - Чего ты вообще возишься с этой Хьюга? - Начал он, смотря вслед расходящимся одноклассникам. Я уходил вместе с Наруто, потому что Минато обещал нас вместе потренировать. - Она же слабачка.
  
   - Я так не думаю. Кроме того, девушки и не обязаны быть сильными. Их задача - поддерживать боевой дух в парнях. А Хината просто слишком добрая. Если добавить ей уверенности в себе, то она вполне сможет стать неплохим бойцом и ирьёнином. Вон, Цунаде-сама тоже в молодости не отличалась большой силой. Но потом она смогла набраться решимости и сумела стать сильнейшей куноичи. Не зря же её решили избрать Пятой Хокаге.
  
   Цунаде, наконец, отыскалась и прибыла в Коноху. Формально она всё ещё была джонином, но совет деревни планомерно загонял её в угол, заставляя надеть шляпку Хокаге.
  
   - Думаешь, Хината сможет стать такой же сильной? - С уже чуть большим интересом поинтересовался Наруто.
  
   - Думаю, что она сможет сделать сильной ту команду, в которую попадёт после окончания академии. Сила команды зависит не только от силы каждого из её членов, но и от того, как их способности дополняют друг друга. Ладно, пошли уже. А то Минато опять будет сердиться.
  
   Моя речь заронила зерно правильного понимания в ум Наруто, так что он перестал относиться к своей новой знакомой с пренебрежением, а, наоборот, попытался узнать её получше. Что мне и требовалось. Мне не хотелось, чтобы Наруто начал бегать за Сакурой. А предпосылки к этому уже были. Её истеричность и склонность к насилию он, почему-то, воспринимал как проявление силы духа.
  
   А ещё через месяц произошёл случай, который упоминался в аниме, но который я считал практически невозможным после всех изменений в течении событий.
  
   Ну кто в здравом уме мог предположить, что даже при постоянном патрулировании Конохи силами полиции Учиха, найдутся идиоты, решившие напасть на члена правящего клана деревни. Со времени смерти Хирузена бесклановым шиноби указали на их место в структуре власти деревни, а наиболее строптивых показательно четвертовали, спровоцировав их на нападение на членов разных кланов.
  
   После наших уже привычных посиделок по окончания уроков, которые мы на этот раз решили устроить в парке, за одно совместив их с небольшим пикником, я и Наруто слегка задержались на одной из полянок, чтобы провести небольшой тренировочный поединок.
  
   И вот, когда мы уже завершили разбор полётов Наруто по поляне от моих бросков с захватом и отправились в Ичираку-рамен подкрепиться, из-за кустов рядом с дорожкой раздался уже знакомый нам голос Хьюга Хинаты. Полностью фразы мы не расслышали, но последовавший за этим звук ударов и крик боли сняли все сомнения в принадлежности голоса.
  
   - Наших бьют. - Крикнул я, пытаясь найти путь сквозь густые кусты.
  
   Наруто же не стал заморачиваться с поиском пути и банально перепрыгнул препятствие, применив усиление тела, которое уже давно действовало у него на инстинктивном уровне.
  
   С той стороны кустов послышался крик Хинаты "Наруто-кун" и целый град ударов. Когда я нарочито медленно продрался сквозь курсы, моему взору предстала картина Наруто и Хинаты стоящих спиной к спине против четырёх противников. Ещё один уже валялся неподалёку со сломанной ногой. Что меня больше всего поразило, у двоих из нападавших были протекторы деревни. То есть это были генины, прекрасно осведомлённые о том, кто является их жертвой.
  
   Хината не могла ничего противопоставить противникам такого уровня, но она грамотно прикрывала спину Наруто, пока тот ломал руки и ноги своим соперникам. Я разглядел красное пятно от удара на лице Хинаты и горящие бешенством глаза Наруто. Похоже, он свалился прямо на голову одному из нападавших и только сейчас рассмотрел следы удара на своей однокласснице. Это настолько разозлило его, что он полностью перестал сдерживаться и выкладывался не хуже, чем на спаррингах со мной или Минато.
  
   Наруто буквально летал по поляне, каждым своим ударом не просто отбрасывая противников, а чуть ли не складывая их пополам неконтролируемыми выбросами чакры из рук во время ударов. Происходило это банально из-за того, что количество чакры в его организме сейчас явно превышало его способности к контролю.
  
   Последнего нападавшего, что думал улизнуть с места бойни мимо меня, я перехватил, раздробив ему бедро и ключицу. После такого даже с помощью ирьёнинов в больнице не меньше двух недель лежать придётся. А нет, не придётся. Мой последний удар не только раздробил левую ключицу, но и сломал пяток рёбер, осколок одного из которых порвал аорту. Этот уже не жилец.
  
   - Ты как в порядке? - Услышал я голос Наруто. Я обернулся и увидел, как он со своей вечной улыбкой помогает Хинате подняться с земли.
  
   - Со мной всё хорошо. Твои руки. - Голос Хьюги чуть задрожал.
  
   Я подошёл поближе и рассмотрел, что кулаки Наруто покрыты кровоточащими ссадинами. Эти выбросы чакры наносили урон не только врагам, но и ему. Это всё, конечно, заживёт, но надо бы проверить целостность костей. Мои познания в ирьёниндзюцу вполне позволяли лечить такие простые повреждения.
  
   - Да ерунда. - Рассмеялся Наруто, пытаясь сделать вид, что ему не больно. С учётом его предыдущего опыта жизни в Конохе, к такому ему было не привыкать.
  
   Не успел я предложить свои услуги целителя, как Наруто буквально смели в сторону сильным ударом ноги.
  
   - Вы не пострадали, Хината-химе? - Обратился к виновнице событий её официальный сопровождающий от клана.
  
   Вот так вот взять и отправить в полёт сына Хокаге? Он вообще в своём уме? А хотя, уже не важно.
  
   Наруто, улетевший в кусты вылетел из них обратно с ещё большей скоростью и одним ударом чуть ли не напополам разорвал неблагодарного охранника. Останки того пролетели над кустами и скрылись с наших глаз.
  
   - Наруто-кун! - В голосе Хинаты теперь ощущалась настоящая паника. А её спаситель пытался устоять на ногах со счастливой улыбкой, делая вид, что обратившаяся в кашу печень ему ничуть не мешает.
  
   Я потратил секунду на то, чтобы создать теневого клона, который пошёл устроить последний допрос охраннику, а сам кинулся на помощь Наруто.
  
   Для обычного человека такие ранения безусловно стали бы смертельными. Но для шиноби и джинчурики это был ещё не конец. Тем не менее, я тут же уложил борца с преступностью на землю и начал лечить его, стремясь в первую очередь восстановить кровоснабжение повреждённого органа. Всё остальное уже само зажило бы к завтрашнему утру.
  
   Пока Наруто шипел от боли, терпя моё вмешательство, Хината подложила ему под голову свою куртку и держала его за левую руку, с тревогой наблюдая за моими манипуляциями. Судя по движению её глаз, она уже начала задумываться о том, чтобы изучить хотя бы основы ирьёниндзюцу.
  
   Через десять минут я закончил возиться с печенью и перешёл к рукам, вставив на место пару сломанных кистевых костей. Предупреждённый мной Минато уже был рядом, но мой клон убедил его не вмешиваться.
  
   Так что Наруто смог подняться на ноги, а потом ещё и проводить Хинату до квартала клана Хьюга.
  
   Как показало вскрытие и предшествовавший ему допрос, нападавшие и защитник от Хьюга были подкуплены врагами клана Хьюга, да ещё и находились под воздействием сильного гендзюцу. Их целью было нанести серьёзную рану наследнице клана, которая не позволила бы ей претендовать на место главы клана. Следы организаторов нападения были хорошо заметены, но я подозревал шиноби из Страны Молнии. Ещё со времён всей этой истории с Хьюга Хизаши там осталось достаточно недоброжелателей.
  
   Что характерно, Хиаши даже не поблагодарил спасителей своей дочери. Впрочем, Наруто эта благодарность и не была нужна. Его вполне устроила благодарность Хинаты, которая смущаясь и заикаясь подарила ему налобную повязку, которую она с моей помощью купила в магазине снаряжения для шиноби.
  
   С тех пор отношения Наруто и Хинаты стали куда ближе. Теперь она не краснела, только коснувшись его руки, и могла вполне нормально говорить с ним. А вот со всеми остальными она по-прежнему говорила еле слышно и с запинками.
  
   К концу первого года обучения в академии я достаточно далеко продвинулся в изучении природы биджу. Пока Курама гулял в своём клоне по дальним странам, я исследовал его тело, мирно дремлющее внутри барьера печати. Полученная информация была крайне интригующей и открывала глаза на те подробности, которые в аниме вообще не затрагивались.
  
   Что такое чакра? Согласно мнению местных чакроведов, это физическая и психическая энергия организма человека, которые при смешивании дают ту самую чакру, что используют шиноби. Вот только эта теория никак не объясняла факта существования природной чакры, а тем более биджу.
  
   На самом деле представление о биджу как о звере из чакры было верным примерно настолько же, насколько верными были истории о нахождении младенцев в капусте или подкидывании их перелётными птицами отряда аистообразных. Проще говоря, это были отговорки для наивных детей.
  
   Прежде всего, чакрой биджу можно было назвать ту чакру, что постоянно находилась в организме Наруто и которую вполне можно было научиться использовать. Это была именно та чакра, которой пользовались все шиноби.
  
   А вот сам биджу являлся организмом, состоящим из особой полуматериальной субстанции, которую я назвал "мясо из чакры". Эта субстанция одинаково хорошо взаимодействовала как с чакрой, так и с физической материей. Если просто выпущенная в пространство чакра в лучшем случае производила лёгкое сияние или облачко тумана, то при соприкосновении с мясом из чакры она скорее вела себя как вода, впитывающаяся в губку.
  
   Было у этого мяса и ещё одно замечательное свойство - оно могло производить чакру в неограниченных количествах. Единственным ограничением была скорость её воспроизводства. А вот постоянная нагрузка по производству чакры никак на жизнедеятельности организма биджу не сказывалась. От него выделение чакры не требовало вообще никаких усилий.
  
   Другое дело, что плоть биджу была подобна губке и пропитывалась чакрой только до определённого предела. А дальше выработка чакры прекращалась естественным образом. И вот тут был интересный момент. Каким образом биджу могли передавать чакру джинчурики? Они буквально выжимали её из себя, оставляя сухую плоть в остатке. Это состояние "обезвоживания" было для биджу крайне неприятным, хотя и не сказывалось на их здоровье. Как только чакра покидала тело, она тут же начинала производиться организмом биджу, возвращая его к естественному состоянию.
  
   Но и это было ещё не всё. Сознание биджу было равномерно распределено по его телу. С точки зрения анатомии, весь организм "зверя из чакры" являлся его мозгом. Но осознанность в этом мозгу возникала только при его прямом контакте со скрытым энергетическим ядром, которое можно было условно назвать "душой биджу". Эта душа сама по себе сознания не имела и вообще самим демоном не осознавалась, но именно она была краеугольным камнем его существования. Именно эта духовная сердцевина определяла размер тела биджу и его силу.
  
   Исследование второй половины Курамы, запечатанной в душе Минато, показывало, что во время операции разделения биджу, Шинигами разделил напополам и это духовное ядро, образовав две независимые личности в каждой из половин тела биджу. Так что на данный момент в этом мире существовало не девять, а десять биджу. И несмотря на всю свою девятихвостость, силы у Курамы было на четыре с половиной хвоста. Более того, "Злой Курама" был ничуть не злее своей светлой половины. Зато в нём находилось более девяноста процентов всех тех ментальных закладок, что поставил на Девятихвостого Обито.
  
   Интересные результаты дал и эксперимент, когда я незаметно отрезал самый кончик одного из хвостов Курамы. Удалённая часть регенерировала буквально за десять минут, а отрезанный кусок, лишённый контакта с духовным ядром, наоборот, начал быстро усыхать. Но когда я присоединил его к душе шиноби, то процесс распада мяса из чакры прекратился, и оно начало вырабатывать чакру Девятихвостого. Увы, продолжить эксперимент не удалось, поскольку подопытный шиноби слишком быстро скончался от отравления токсичной чакрой.
  
   Зато я выяснил, что источником чакры в СЦЧ каждого шиноби является маленький кусочек мяса из чакры, соединённый с его душой. Эта практически микроскопическая пылинка обладала способностью к регенерации, а при зачатии ребёнка, источник чакры матери делился на части, которые передавались будущим шиноби. Сильные повреждения центральной части системы циркуляции чакры могли привести к утере этого кусочка "мяса" и такой шиноби становился обычным человеком.
  
   Вся эта информация заставила меня по-новому взглянуть на идею объединения биджу. Вполне возможно, что имеется в виду именно объединение их духовных ядер. При этом, объединение их тел смысла не имеет. В любом случае, донор души быстро усохнет до состояния нуля, а реципиент, наоборот, нарастит себе побольше мяса, сохраняя свою личность.
  
   То есть, договорившись с Курамой и сделав его своим добровольным помощником, я мог значительно упростить себе жизнь впоследствии. Оставалось только найти ключик к его душе, который позволил бы использовать его с минимальным приложением усилий.
  
   Я отследил положение клона Курамы и переместился прямо к нему. За последнее время я изрядно продвинулся в применении пространственных техник, так что мог уже запросто телепортироваться практически в любое место с помощью чакры, а не через мир снов.
  
   - Привет, Курама. Приятного аппетита. - Поприветствовал я лиса, оказавшись в паре метров от него.
  
   Тот на данный момент находился в форме громадного серого волка, размером чуть меньше коровы. Он с увлечением выедал кишки ещё живому человеку, что всего десяток секунд назад пытался скрыться от него в гуще леса. Судя по внешнему виду и топору с застарелыми пятнами крови, передо мной был типичный разбойник. Не зря говорят: волки - санитары леса.
  
   Лис глянул на меня одним глазом и продолжил трапезу, прорычав сквозь требуху что-то вроде "спасибо".
  
   - Чего надо? Я уж думал, ты про меня забыл. - Обратился ко мне Девятихвостый пару минут спустя, когда его жертва перестала орать и дёргаться.
  
   - Хочу тебе интересную работёнку предложить. Не хочешь на полставки богом устроиться?
  
   - Богом? - Лис уселся на задние лапы и уставился на меня недоверчивым взглядом. - Это как?
  
   - Я вот тут думаю создать себе личный мирок, все жители которого будут поклоняться нам двоим как верховным богам. Я буду богом-творцом, а ты богом, поддерживающим мироздание.
  
   - То есть тебе опять нужна моя чакра. - Резюмировал лис, отворачиваясь к недоеденному обеду и высматривая кусочек повкуснее у него в животе.
  
   - Это да. Но помимо этого я планирую скормить тебе всех остальных биджу, чтобы ты стал ещё сильнее. Поддержание существования целого мира - задача не из лёгких.
  
   Лис замер и ещё более недоверчиво уставился на меня, позабыв про деликатесы.
  
   - Ты хочешь скормить мне других биджу?
  
   - Да.
  
   - Моих братьев по крови?
  
   - Да.
  
   - Тех, кто вместе со мной служил Рикудо?
  
   - Да.
  
   - Отличный план. - Я широко улыбнулся в ответ на его зубастую ухмылку. - А что там с этим миром? Много в нём людей будет?
  
   - Я отправлю туда всех жителей этого мира, способных управлять чакрой.
  
   - И все они будут ежедневно молить меня о пощаде и милости?
  
   - Не все, но большинство.
  
   - Хорошо. Когда я смогу начать жрать Однохвостого? Чур, он первый на очереди.
  
   - А вот тут есть небольшая задержка. Мир ещё только планируется к созданию, так что на его разработку и создание уйдёт минимум пара лет. А может, и не пара, а все десять. Сам понимаешь, дела такого масштаба требуют подготовки. А Однохвостый однозначно будет первым. Твоих родственников придётся скормить тебе в алфавитном порядке, в смысле по числу хвостов.
  
   - В общем, я всеми хвостами за.
  
   Судя по довольной улыбке, настроение у Курамы только что улучшилось. Я примерно расписал ему планы по созданию нового мира, после чего мы расстались, довольные друг другом.
  
   Следующие четыре года прошли, не выделяясь ничем особым в череде серых будней. За это время Наруто и Хината ещё сильнее сдружились, и даже неудовольствие Хиаши не смогло этому помешать. Минато и Кушина приложили все усилия к тому, чтобы вбить в тупую голову своего потомка хотя бы пару дзюцу. И результаты, надо признать, были довольно неплохими. Если бы Наруто захотел, он бы уже сейчас мог сдать экзамен на Джонина. Но я отговорил его от этой идеи, аргументируя тем, что жизнь ученика академии куда интереснее и вольготнее, чем жизнь шиноби высокого уровня. А в пример ставил ему Минато, который большую часть времени упахивался на благо деревни.
  
   Надо признать, последний аргумент оказался настолько убедительным, что Наруто даже начал подумывать о том, чтобы остаться на второй год. Но тут уже я сказал, что все его друзья всё равно станут генинами, так что веселья в дополнительном обучении никакого не будет.
  
   Сам я за это время значительно подрос, каждый месяц немного изменяя свой клон, имитируя рост организма. В демонстрируемых техниках я старался не выделяться, но от ещё одной вондер-вафли отказаться не смог.
  
   Вдохновлённый образами аниме Хелсинг, я создал себе два пистолета, использующих фуиндзюцу для того, чтобы стрелять зарядами из чакры. Пистолеты были вполне себе материальными, а вот пули являлись сгустками чакры любой из существующих стихий. Как правило, на тренировках я плевался водяными шарами или разрядами молнии.
  
   Когда я заявился в класс с двумя пистолетами, в алом плаще, очках с жёлтыми стёклами и шляпой с широкими полями, все присутствующие выпали в осадок. А уж после тренировочного боя и вовсе признали меня сильнейшим учеником за всю историю академии.
  
   Наруто, кстати, так и не изменил своей привычке носить оранжевый костюм. Уж как его Минато не уговаривал, тот не желал признавать необходимость маскировки, аргументируя это тем, что в команде он исполняет роль танка, а потому всё внимание врагов должно быть приковано к нему. Тут свою роль сыграла утечка информации от меня, когда я поделился идеями относительно распределения ролей в идеальной команде танк-хилер-дамагер.
  
   Примерно за месяц до окончания обучения в академии произошло знаменательное событие - я запустил первую тестовую версию своего мира. Работала она за счёт той чакры, что Курама мог выделять в постоянном режиме. Населения там ещё не было, и все детали мне приходилось пока что тестировать в одиночку. Но я собирался в скором времени заселить мир бета-тестерами.
  
   Само устройство мира сильно напоминало компьютерные игры. Попавшая туда душа получала новое тело, выбирала специализацию и дальше развивалась, получая новые способности и прокачивая характеристики.
  
   Сам мир состоял из трёх планов. Верхним планом был Рай. Там все жили мирной жизнью, а нанесение урона друг другу было в принципе невозможным. Вторым планом было Поднебесье, в котором игроки могли как бороться друг с другом, так и воевать против всяческих монстров. Но при этом, насилие в отношении других игроков не поощрялось, если только речь не шла о разного рода соревнованиях. И третьим планом был Ад. Там был сплошной беспредел, и большую часть времени игроки были вынуждены проводить, защищаясь от агрессивного окружения.
  
   Каждый игрок был "прописан" на одном из планов. Он мог временно спуститься на более низкие уровни, но не мог подняться выше назначенного ему потолка. Была возможность сменить "касту", но поднятие вверх было крайне нелёгким занятием, а спуск вниз мог произойти по результатам анализа действий индивида. Так что игроки должны были или уважать права других личностей, или скатываться до адского существования в среде себе подобных, которое тем не менее не было особенно обременительным.
  
   Я долго раздумывал над названием этого мира, и решил, что нечего тут особо мудрить, назвав его Сансекай, что в переводе с японского означало "Три мира". Размер всего этого мироздания был динамическим и зависел от количества населения, а также от возможностей Девятихвостого генерировать поток чакры. Сейчас мир был не очень большим, но с поглощением других биджу этот недостаток должен был исправиться.
  
   Самой же главной системой нового мира было фуиндзюцу, позволяющее улавливать души умирающих людей. После длительной подготовки я умудрился-таки загнать Шинигами в фуин-ловушку и заставить его работать на себя. Согласно свиткам из деревни Водоворота, что я откопал в архивах Конохи, Бога Смерти создал Рикудо, не желавший распространения способности управления чакрой по другим мирам. С тех пор, душа каждого пользователя чакры при смерти улавливалась Шинигами и отправлялась в специальное измерение, подобное созданному мной миру, где эти души и мариновались в ожидании своей очереди на возрождение.
  
   Девятихвостого я ещё год назад извлёк из печати Наруто и переселил в свой мир. При этом, сделал я это настолько хитро, что никто ничего не заметил. Печать Шинигами осталась целой, но внутри неё никого уже не было, если не считать клона Курамы, поставленного отвечать на вопросы типа "Есть кто живой?". Чакру же Девятихвостого Наруто получал по специальному подпространственному каналу, недоступному для восприятия простыми смертными. Да что уж там, даже Рикудо в своих творениях не использовал все измерения многомерного астрального мира.
  
   Не забыл я и про ещё одного важного героя приближающейся драмы. За прошедшее время Нохара Рин выросла в девушку ослепительной красоты. Немудрено, что в результате Обито не удержался, и позволил соблазнить себя. Счастливая семейная жизнь этой парочки продолжалась и по сей день, хотя подготовка к захвату биджу ничуть от этого не страдала.
  
   И вот, уже осталось совсем немного времени до окончания нашего обучения в академии. Ученики гадали, каким будет распределение по командам, а я не стал гадать, а принял форму Крюгера Икари и неожиданно ввалился в кабинет Пятой Хокаге, которая в этот момент предавалась блаженному ничегонеделанию, что не в последнюю очередь было ей доступно благодаря моим консультациям по правильному устройству бюрократического аппарата деревни.
  
   - Добрый день, Цунаде-сан. - Поздоровался я. Последняя из Сенджу всё ещё недолюбливала меня из-за отказа воскресить Като Дана и Сенджу Наваки. Я отмазался тогда тем, что за такое время их души уже наверняка пошли на следующий круг возрождения, так что воскресив их сейчас, я убью их текущие воплощения, чему они вряд ли обрадуются.
  
   - Добрый. Надеюсь, вы пришли не для того, чтобы испортить его? - Похоже, настроение у Хокаге сегодня было ниже нормы.
  
   - Вовсе нет. Я пришёл, чтобы обсудить с вами состав команд генинов, по которым будут распределены выпускники этого года.
  
   - А там есть что обсуждать? - Удивилась Цунаде. - Я давно уже всё решила.
  
   Угу. И даже думала, что никто не знает, что за список она нацарапала на листке бумаги, что сейчас прятался у неё в вырезе халата.
  
   - Не думаю, что команда, состоящая из Наруто, Саске и Сакуры будет правильным использованием людских ресурсов. - Высказался я, с удовольствием отмечая удивление на лице Хокаге. - Наруто и Саске терпеть друг друга не могут, а Сакура вообще не должна быть боевой куноичи. Её место в госпитале среди ирьёнинов.
  
   Цунаде задумчиво постучала пальцами по столу.
  
   - И кто вам сказал о таком составе команд?
  
   - Птичка нашептала. - С ухмылкой отметил я, кивая глазами на часы с кукушкой, что висели на стене ещё со времён Хирузена. Данзо в своё время изрядно постарался, встраивая в эти часы незаметное следящее фуиндзюцу. Со времени его смерти этим способом получения информации никто не пользовался, но Цунаде об этом знать не могла.
  
   - Та-а-ак... И почему я об этом узнаю только сейчас?
  
   - Так вы же меня не спрашивали. Вот если бы вы спросили меня "Икари, а нет ли в этих часах с кукушкой тайного следящего фуиндзюцу, установленного Данзо?", то я бы вам сразу об этом рассказал.
  
   - Вот, значит, как. Ладно, с этим я чуть позже разберусь. Так что там с составом команд?
  
   - Я предлагаю сформировать команду с участием Урами, Наруто и Хинаты под руководством Хатаке Какаши. Саске можно поставить в группу с Кибой и Шино, а Сакуру направить на курсы ирьёнинов, не забыв и о минимальной боевой подготовке.
  
   Цунаде ещё раз постучала пальцами по столу, прикидывая изменения в составе прочих команд.
  
   - Я планировала создать команду сенсоров из Хьюга, Инудзука и Абураме. А в результате получу две команды, которые не будут ни нормальными сенсорами, ни сильными бойцами.
  
   - Наоборот, вы получите как минимум одну команду, которая будет состоять из трёх хороших сенсоров, трёх отличных бойцов и двух ирьёнинов.
  
   - Это вы про команду своего сына?
  
   - Конечно.
  
   - А с каких это пор Наруто стал хорошим сенсором?
  
   - С тех пор, как научился массово применять теневых клонов. А тренировки по сенсорике у нас были, и он показал не таки уж и плохие результаты.
  
   - А какие способности у вашего сына?
  
   - Он является обладателем додзюцу Альфа-Стигма, которое соединяет в себе свойства Бьякугана, Шарингана и Риннегана.
  
   У Цунаде ажно челюсть отвисла от таких новостей.
  
   - И давно он им обладает?
  
   - С рождения.
  
   - А почему я об этом... А, хотя, да. Я же не спрашивала. - Я виновато развёл руками.
  
   Цунаде задумалась, по-видимому пребывая в сомнениях.
  
   - Цунаде-сама, скажите, какой джинчурики вам нужен? Озлобленный и подумывающий о том, как бы побыстрее прикончить своих напарников, или довольный и стремящийся их защитить?
  
   Моя собеседница с минуту смотрела на меня, всё порываясь задать какой-то вопрос, но видимо ответ на него каждый раз оказывался очевидным, так что дальше открытия рта дело не заходило.
  
   - Хорошо. Я изменю состав команд в соответствии с вашей просьбой. - Наконец, разродилась она решением.
  
   - Буду вам крайне признателен. Тогда, не смею вас больше отвлекать от вашего крайне важного отдыха.
  
   Я слегка поклонился и бесследно растворился во тьме.
  
   День экзамена запомнился исключительной суматохой среди учителей и некоторой нервозностью среди будущих генинов. Каноническое течение событий всё пыталось пробить себе дорогу в жизнь, хотя никаких реальных предпосылок к этому не было.
  
   Как только все ученики расселись по своим местам, а экзаменационная комиссия в лице Ируки, Мизуки и безымянного АНБУ заняла своё место, Мизуки попытался наложить на Наруто гендзюцу, призванное ухудшить его контроль над чакрой. Вот только предатель не учёл, что защиту на сознание джинчурики ставили Минато и я в виде Икари, так что в ответ он получил себе в мозг изрядный заряд чакры биджу, от которой тут же потерял сознание и грохнулся на пол.
  
   Ученики заволновались, а АНБУ бросился проверять состояние учителя. Чакра биджу рассеялась уже через пару секунд, так что никаких следов воздействия на Мизуки обнаружить не удалось. В результате, его остывающий труп унесли прибывшие на вызов ирьёнины, а ученикам сообщили, что Мизуки перенапрягся и ему придётся некоторое время отдохнуть.
  
   Место третьего экзаменатора оказалось свободным, и на него сунули учителя каллиграфии. Я тут же пустил среди учеников слух, что в связи со сменой экзаменатора, будет добавлено новое задание - начертание пятисложного стиха в каллиграфическом стиле кайсё. Эти слова разлетелись по классу со скоростью лесного пожара, и через минуту я смог наслаждаться выражением тихого ужаса на лицах минимум половины аудитории.
  
   После небольшого письменного теста настало время для сдачи практической части. Учитель каллиграфии услышал ходящие по классу слухи и с едва сдерживаемой ухмылкой вывесил на доске чистый свиток, на каких он обычно принимал экзамены по своему предмету. Класс начал мысленно вешаться, а АНБУ только с удивлением проследил за действиями нежданного диверсанта.
  
   Первым к доске вызвали Кибу. Тот, отчаянно потея, выбрал билет и получил задание продемонстрировать хенге. Посмотрев на перекладывающего кисточки преподавателя, он окончательно потерял веру в себя и его маскировка, призванная изображать Цунаде, выдала образ сгорбленной старушки с перекошенными чертами лица.
  
   - Это такой ты видишь нашу Хокаге? - Уточнил АНБУ.
  
   После такого вопроса Киба и вовсе потерял концентрацию, и хенге рассеялось.
  
   - Киба, успокойся. - Вмешался Ирука. - Я же знаю, что ты нормально можешь использовать хенге. Сосредоточься.
  
   Киба затравленным взглядом посмотрел на учителя каллиграфии, занятого листанием сборника стихов, и заставил себя закрыть глаза несколько раз глубоко вздохнуть и создать уже нормальный образ Сенджу Цунаде.
  
   - Вот. Ведь можешь же. - Удовлетворённо отметил Ирука, делая пометку в журнале.
  
   Он оглянулся на своих помощников и, не найдя возражений, протянул Кибе протектор генина Конохи.
  
   - Держи. Ты сдал.
  
   Киба дрожащими руками взял протектор, бросил недоумённый взгляд на висящий на доске свиток и быстрым шагом вернулся на своё место, одновременно повязывая приобретение на лоб.
  
   Дальнейшая сдача прошла без эксцессов. Увидев, что каллиграфия в список предметов для сдачи не входит, ученики разом успокоились и начали перешёптываться, с целью выяснить источник происхождения слуха.
  
   Уже после экзамена Киба подошёл ко мне и возмущённым голосом выдал:
  
   - Ты зачем эту ложь про каллиграфию придумал? Я из-за тебя чуть экзамен не завалил.
  
   - Ха-ха. А нечего подслушивать. Я это не тебе, а Шикамару говорил. И вообще, считай это воспроизведением боевых условий. Ты врагам тоже будешь предъявлять требования, чтобы они тебе не мешали дзюцу использовать?
  
   - Я тебе это припомню.
  
   - Попробуй. Меня каллиграфией не запугать. - Ехидно улыбнулся я ему в ответ.
  
   Следующий день я ждал с особым нетерпением. Утром нам сообщили о распределении по командам, после чего мы остались ждать появления наставников.
  
   После часа ожидания, Наруто так извёлся, что решил устроить Какаши ловушку. Я всё ждал, когда же эта идея возникнет в его голове, и дождался. Но этот Наруто был уже не малолетним хулиганом из аниме, а профессиональным диверсантом с неплохим знанием фуиндзюцу. Так что на входе в класс прямо над дверью появилась фуин-печать, в которую Наруто запечатал целую пачку мелко накрошенного мела. На это дело он извёл весь мел в нашем и соседних классах. Печать была замаскирована настолько умело, что даже я с трудом мог её различить.
  
   Когда время подошло к полудню, Хатаке Какаши, наконец, соизволил появиться на горизонте. Он заглянул в окно, но Наруто уже проявил свой тактический гений, закрыв все окна на запоры и активировав защищающие их барьеры. После этого Какаши переместился к двери и минут пять наблюдал за нами. Но увидел только как я сплю, а Хината и Наруто играют в крестики-нолики.
  
   Открыв дверь, наставник со скучающим видом зашёл в класс, и тут сработала ловушка. Я думал, что Наруто ограничится просто высыпанием мела ему на голову, но тот оказался куда коварнее. Раздался громкий хлопок, который уже можно было бы назвать слабым взрывом, и вокруг Какаши взвился разноцветный вихрь - далеко не все мелки были белого цвета.
  
   Когда пыль рассеялась, нашему взору предстал Белый Клык Конохи. Теперь он был по-настоящему белым, но кроме этого его лицо и одежду украшали яркие цветные пятна клоунской раскраски.
  
   Мы с Хинатой смотрели на это зрелище с удивлением, а Наруто довольно достоверно играл те же эмоции.
  
   - Вы кто? - Отмёрз, наконец, Наруто.
  
   Какаши открыл рот, и сквозь его повязку вылетело белое облачко мела.
  
   - Кха! Чья это была идея?
  
   - О чём вы? - Решил я поддержать Наруто в его игре. - Мы ждём тут Хатаке Какаши.
  
   - Кто из вас поставил ловушку?
  
   Какаши заглянул в глаза каждому из присутствующих. Хинату он отмёл сразу и теперь переводил взгляд с меня на Наруто.
  
   - Так вы попались в ловушку? Я ничего такого не видел. - Выдал Наруто, изображая саму наивность.
  
   - Утром я видел тут подозрительного человека в зелёном костюме. - Решил я перевести стрелки на невинную жертву.
  
   - Гай? Кха. Тьфу. - Какаши принялся отряхиваться, распространяя клубы пыли. Мы с Наруто быстро перебрались подальше, чтобы не запачкаться. - Это на него не похоже. Зато похоже на проделки одного малолетнего хулигана.
  
   Какаши определился с виновником и начал сверлить взглядом Наруто.
  
   - А доказательства у вас есть? Я требую независимого и беспристрастного расследования под патронажем АНБУ. - Будучи свидетелем разговоров на политические темы между Минато и Икари, Наруто нахватался самых разных фраз, даже не понимая их точного смысла.
  
   Какаши посмотрел на потолок и убедился, что от ловушки не осталось и следа. Всё указывало на то, что он сам заявился сюда в таком экстравагантном виде.
  
   - Кха. Моё первое впечатление - не нравитесь вы мне. - Довёл он до нас своё мнение и исчез в хлопке Шуншина.
  
   Повторно Какаши появился в классе через пятнадцать минут. Выглядел он почти нормально, если не считать излишней бледности кожи. Перед входом в помещение он внимательно осмотрелся, но мы с Наруто сделали вид, что и вовсе не причём.
  
   - Пойдём на крышу здания. - Бросил нам наставник, так и не рискнув зайти в класс во второй раз. - Думаю, сидеть на свежем воздухе будет куда приятнее.
  
   Мы втроём переглянулись и последовали за ним.
  
   - Меня зовут Хатаке Какаши, я джонин и ваш новый наставник. - Начал наш командир, когда все мы устроились на крыше. - Представьтесь по очереди и расскажите, что вам нравится, что не нравится, какие у вас мечты и всё такое.
  
   - Может, вы как наставник на личном примере покажете, что нужно говорить? - Перехватил я инициативу.
  
   - Хорошо. Для особо непонятливых я повторю. Меня зовут Хатаке Какаши, я джонин и ваш новый наставник.
  
   На этом представление закончилось, и мы начали играть в гляделки. Похоже, безвредная шутка Наруто окончательно снизила градус настроения Какаши.
  
   - Вы не ответили до конца. - Решил я проявить свою осведомлённость. - Вы любите опаздывать, не любите приходить вовремя, а ваши мечты описаны в тех книжках, что вы постоянно читаете.
  
   Глаз наставника опасно сузился. Кажется, меня сейчас будут бить. Возможно, ногами. Но бог миловал, и приступ немотивированного гнева у Какаши прошёл также быстро, как и возник. Видать, вспомнил, что напротив него сидят дети двенадцати лет. И если они поймут, что он реагирует на их подначки, то конца этому уже не будет.
  
   - Раз ты такой умный, то будешь следующим. Расскажи о себе. - Выдал мне ответ командир.
  
   - Меня зовут Крюгер Урами, я наследный принц клана Крюгер. Я люблю изучать новые ниндзюцу, не люблю, когда мне перечат. А мечтаю я стать величайшим шиноби всех времён и народов, затмить своим величием даже Рикудо и править вами, простыми смертными, весь остаток вечности.
  
   От таких моих планов челюсть отвисла не только у Какаши, но и у Наруто с Хинатой. Тем временем, я передал Наруто записку с текстом: "Ты должен сказать, что любишь Хинату". Эти двое уже довольно сильно сдружились, так что я хотел посмотреть, смогут ли они осознать степень своей близости.
  
   Наруто прочитал записку, покраснел и уставился на меня возмущённым взглядом. Я в ответ только подмигнул ему.
  
   - Кха. Понятно. - Резюмировал Какаши. - Наруто, твоя очередь.
  
   Тот неожиданно засмущался и чуть ли не заикаясь начал рассказ о себе.
  
   - Я Узумаки Наруто, наследник клана Узумаки. - Похоже, мои слова о наследном принце он, наконец-то воспринял всерьёз. - Я люблю Хинату, и не люблю варёный лук. Мечтаю стать Хокаге. - Последнюю фразу от выдал с какой-то кислой миной на лице, по-видимому сравнив масштаб своих мечтаний с моими.
  
   Хината от такого признания вся покраснела и еле слышно выдавила из себя:
  
   - Наруто-кун...
  
   Наруто посмотрел на неё и тоже залился краской. Сладкая парочка. Какаши внимательно осмотрел этих двоих и сделал правильные выводы.
  
   - Гхм. Хината, теперь ты.
  
   - Меня... меня зовут Хьюга Хината. Я люблю... Не люблю я... А моя мечта... - На этом месте она сбилась на совсем уж неразличимое бормотание, так что все её эротические фантазии остались за пределами нашего восприятия.
  
   Я дал знак Наруто, и тот пересел поближе к своей подружке и обнял её в знак поддержки. Та ещё больше покраснела, но не отстранилась, а наоборот прижалась к Наруто.
  
   - Понятно. - Я посмотрел на Какаши и заметил изрядное порозовение его лица. Вот ведь педофил. Надо будет за ним наблюдение установить. - Думаю, на сегодня можно закончить. Жду вас завтра на тренировочном полигоне номер девять в семь утра. Я устрою вам проверку ваших способностей, так что готовьтесь. - В последней фразе почувствовалась угроза. - Кто не пройдёт проверку - останется в академии на второй год.
  
   - Может, нам вообще не приходить? - Выдал Наруто задумчивым голосом. - Я как раз хотел на второй год остаться. А тут такой подарок судьбы. Ты как, Хината.
  
   Какаши сделал себе фейспалм.
  
   - Наруто, я пошутил. Ты уже генин и должен выполнять миссии, порученные тебе деревней.
  
   - Пошутили? Ну и шуточки у вас, однако. А зачем тогда эта проверка?
  
   - Мна... От неё будет зависеть, насколько сложные миссии вы будете получать. Чем сложнее миссия, тем больше денег она приносит исполнителям.
  
   - Ну, ладно. Тогда можете сразу готовить для нас миссии S-ранга.
  
   Какаши тяжело вздохнул, но решил не спорить.
  
   - Завтра в семь. И советую перед испытанием ничего не есть. А то поблюётесь.
  
   С этими словами наш командир встал и исчез в Шуншине.
  
   - Ну что, встречаемся завтра в десять на тренировочной площадке? - Резюмировал я.
  
   - Какаши ведь сказал в семь. - Возразила Хината.
  
   - Да он всё равно на три часа опоздает, как сегодня.
  
   - Точно? - С подозрением поинтересовался Наруто, поднимаясь с пола и помогая встать Хинате.
  
   - По-любому. - Выдал я гарантию. - Впрочем, можешь прийти в семь. Мне не жалко.
  
   - Да ну... Я лучше высплюсь хотя бы разок. Правда, Хината?
  
   - Да, Наруто-кун. - Девушка опять покраснела и спрятала руки за спину. Наруто уже уяснил, что в таком состоянии её лучше не дёргать, чтобы не заставлять смущаться ещё сильнее.
  
   - Тогда решено. До завтра.
  
   Мои напарники отправились к выходу с крыши, а я воспользовался телепортацией. У меня ещё была куча работы в моём новом мире, так что скучать было некогда.
  
   Утром мой клон, подселённый в сознание Какаши, подал мне сигнал тревоги. Я бросил взгляд на часы и убедился, что время ещё без пятнадцати семь. По моим предположениям Какаши сейчас должен был отправиться на могилу Рин, где проторчать минимум пару часов. Но вместо этого мой клон прочитал его намерение прийти на полигон за пять минут до назначенного времени. Видимо, его задела моя вчерашняя фраза про опоздания.
  
   Быстрый взгляд на Наруто и Хинату показал, что они всё ещё безмятежно дрыхнут в своих постелях. Даже если начать их сейчас будить, они не успеют. Разве что воспользоваться Хирайшином. Вот только мы вчера договорились встретиться в десять, и такая побудка приведёт к падению моего рейтинга в их глазах. Нужно срочно что-то придумать.
  
   Как не дать Какаши прийти на площадку номер девять вовремя? Что он там за оправдания себе постоянно придумывал? Чёрная кошка дорогу перешла? Встретил немощную бабульку? Этот вариант подойдёт.
  
   Я принял форму мелкой сгорбленной старушки, взял оставшуюся от предыдущих жильцов авоську на кухне и быстро наведался на ближайший продуктовый склад, затарив эту ёмкость пятнадцатью килограммами всяческой снеди.
  
   Какаши направлялся на встречу со своими учениками, медленно шагая по улице. Времени было ещё достаточно, так что можно было не скакать по крышам, а в какие-то веки неторопясь пройтись пешком. Тут на глаза ему попалась немощная старушка, вышедшая из ближайшего переулка. Она с превеликим трудом тащила огромную сумку, забитую продуктами. Буквально через каждые несколько шагов она останавливалась и ставила свою ношу на землю, тяжело отдуваясь.
  
   "И зачем она столько еды понабрала? Того и гляди, концы отдаст с этой сумой". - Подумал Белый Клык Конохи, проходя мимо. Идея помочь старушке даже не возникла в его голове. С каких это пор шиноби ранга джонина должен заботиться о простых горожанах, неспособных думать своей головой?
  
   - Молодой человек, прошу вас, помогите мне. - Донёсся сзади дребезжащий старушечий голос. Какаши повернулся и посмотрел на лицо женщины, которое выражало предельную степень усталости. - Мои дети и внуки погибли на войне шиноби, и теперь никто не может помочь мне даже донести сумку с продуктами до дома.
  
   Совесть шевельнулась в огрубевшей душе сурового воина, и он решил помочь бабульке. Даже если он на пять минут опоздает, ничего страшного не произойдёт.
  
   - Конечно. Давайте вашу сумку.
  
   Какаши поднял ношу, подивившись её немалому весу, и пошёл вперёд. Но уже через десяток шагов ему пришлось остановиться и дожидаться еле плетущуюся пенсионерку. Её скорость передвижения без сумки была чуть ли не ниже, чем с ней.
  
   - Далеко вам до дома идти? - Уточнил невольный работник социальной службы.
  
   - Да тут рядом совсем. Два квартала вперёд, потом повернуть налево и до конца улицы. - Старушка остановилась, прижимая руки к сердцу, а потом поковыляла дальше.
  
   Улица, про которую говорила старушка, была ему знакома. Она шла отсюда через весь город до восточной оконечности, упираясь в гору, на которой были высечены лица Хокаге. Оценив скорость передвижения объекта и произведя нехитрые вычисления, Какаши пришёл к выводу, что идти они будут минимум три часа.
  
   - А адрес какой? - В голову ниндзя закрались подозрения, что бабулька банально заблудилась и уже третий день ходит по городу кругами.
  
   - Подгорный переулок, дом три. - Подтвердила его худшие опасения бабулька. Она не заблудилась и предполагаемый маршрут движения был верным.
  
   - Может, мне вас до места донести? - С тоской подумал шиноби о падении своей репутации в глазах учеников. Им сказку про бабушку скормить не получится. - За пять минут доскачем.
  
   - Ох, молодой человек. У меня сердечко и так пошаливает. А если вы скакать со мной вместе по крышам начнёте, то боюсь меня можно будет сразу на кладбище нести.
  
   Какаши разрывался между требованиями совести и здравого рассудка, что сцепились между собой в отчаянной схватке.
  
   - Подождите меня минутку, я сейчас вернусь. - Решился он, наконец.
  
   Джонин поставил сумку на дорогу и быстрыми скачками по крышам скрылся с глаз. Через минуту он и правда вернулся с большим свитком за спиной. Его он расстелил перед женщиной на дороге, поставил в центр печати сумку и сделал приглашающий жест рукой.
  
   - Проходите сюда.
  
   - А что это? - Недоверчиво покосилась старушка, рассматривая печать фуиндзюцу, нанесённую на свиток.
  
   - Свиток телепортации. - Соврал Какаши, не моргнув и глазом.
  
   - Вы уверены, что эта штука сработает как надо?
  
   - Конечно. Ни о чём не беспокойтесь. Вставайте сюда и уже через секунду будете дома.
  
   Какаши посмотрел на часы и оценил свои шансы успеть вовремя. Если поднапрячься, то может удастся не опоздать.
  
   Старушка помялась несколько секунд, а потом опасливо вступила на бумагу.
  
   - Фуин: Печать тюрьмы без времени.
  
   Старушка вместе с сумкой исчезла в клубах дыма. Хатаке, обычно, брал этот свиток только на миссии, где нужно было захватить живьём и доставить в деревню высокоуровнего шиноби. Сделанная ещё в деревне Водоворота, эта печать позволяла сохранить в ней человека, а спустя неделю вытащить его обратно, живого и здорового. Он скатал свиток, забросил его на спину и быстро понёсся в сторону Подгорного переулка. Там он нашёл дом номер три, раскатал свиток на земле и сложил печать концентрации.
  
   - Фуин: Кай.
  
   Старушка возникла целой и даже на первый взгляд живой.
  
   - Ой, и правда, это мой дом. Спасибо вам, молодой человек, огромное спасибо.
  
   - Пожалуйста. Извините, мне нужно идти. Не могли бы вы сойти со свитка.
  
   - Да-да, конечно. Извините. Спасибо вам большое.
  
   Старушка подхватила сумку и с натугой потащила её ко входной двери дома. Какаши быстро свернул свиток и решил отправиться на тренировочную площадку напрямик, не занося ценный свиток домой. Ничего опасного для него на сегодняшней тренировке не ожидалось.
  
   Едва только джонин с белыми волосами скрылся за ближайшим поворотом, как старушка бросила сумку и прошипела злобным голосом:
  
   - Ты от меня так просто не отделаешься.
  
   Спустя секунду она обернулась чёрной кошкой и через дворы рванула наперерез своей цели.
  
   Местность тут была застроена хлипкими домами, и прыгая по крышам, шиноби рисковал свернуть не только свою шею, но и дом-другой вдобавок. Так что Какаши быстрым шагом шёл к месту, где он мог начать привычное движение по воздуху. Опоздание было ещё не настолько большим, чтобы пользоваться Шуншином.
  
   Тут на улицу перед ним выбежала крупная чёрная кошка. Естественно, он не верил во все эти народные приметы, но тут его внимание привлекло несколько другое. Глаза кошки сияли адским алым огнём, а в пасти она тащила кисть человека. И самое главное, от неё так и несло потоком чакры. Откуда тут эта бестия взялась? Неужели, смогла прорваться сквозь барьер, установленный вокруг Леса Смерти? Исходящая от дикого зверя чакра обладала характерным привкусом.
  
   Кошка остановилась, злобно зашипела и рванула в сторону, перепрыгивая двухметровый забор. Какаши помчался за ней, разгоняя течение чакры в теле. Эту тварь нужно остановить, пока она не устроила тут резню среди гражданского населения.
  
   Несмотря на все свои скорость, умения и опыт, за следующие полчаса Белый Клык Конохи так и не смог поймать опасного зверя. Кошка уворачивалась от его ударов, уклонялась от брошенных кунаев и напрочь игнорировала слабые ниндзюцу. Сильные в черте города он применять не рисковал. Постепенно гонка сместилась в прилегающий к городу лес. Что характерно, никто из шиноби, что время от времени попадались ему на пути, не пожелал присоединиться к охоте. Но останавливаться и выяснять причину было некогда. Любая секунда промедления могла закончиться побегом опасной твари.
  
   Наконец, дичь смогла-таки устроить хитрый трюк и скрыться с его глаз. Попытка ощутить чакру зверя успехом не увенчалась. Удрала. Теперь остаётся надеяться, что кошка не рискнёт ещё раз сунуться в пределы города. Хотя отрядить команду чунинов на её поиск придётся. Но этим можно заняться и потом. Сейчас нужно было добраться до тренировочной площадки и начать испытание, на которое он уже опаздывал на полчаса.
  
   - Шуншин! - Сложил печати Какаши, пытаясь перенестись поближе к месту назначения. Вопреки его ожиданиям, ничего не произошло. - Что такое? Хирайшин! - И опять дзюцу перемещения лишь сожрало приличное количество чакры, не произведя ни малейшего эффекта.
  
   Хатаке осмотрелся и обнаружил, что его окружает дремучий лес с огромными деревьями - в целом, нормальное явление для этого мира. Но вот сориентироваться не удавалось. Он решил забраться на верхушку дерева и осмотреться, но добравшись до вершины, не смог увидеть ничего, кроме безбрежного океана ветвей. Ни города, ни холма Хокаге, ни даже заснеженных гор, что должны были виднеться на горизонте. Да что за наваждение?
  
   - Кай! - Сделал он попытку снять гендзюцу, но реальность от этого ничуть изменилась. Открытый шаринган показал картину, ничем принципиально не отличающуюся от того, что показывал его правый глаз. Это не гендзюцу. И что дальше? Какаши посмотрел на встающее солнце и решил двигаться на запад. Рано или поздно он должен был упереться в реку, что несла свои воды с севера на юг.
  
   Откуда-то сбоку донёсся стон большого животного. Что это было?
  
   Я посмотрел на Какаши, мирно дремлющего на лесной поляне. Хех. Ему этот кошмар надолго запомнится. Рано ему ещё против Крюгера один на один выходить. Теперь можно и расслабиться. Он как раз к десяти часам проснуться должен.
  
   Разозлённый Какаши добрался до тренировочной площадки только к десяти часам дня. Произошедшее с ним сегодня не поддавалось никакому объяснению. Без пяти минут десять он стоял на входе на тренировочную площадку, пытаясь обнаружить хоть какие-то следы присутствия тут его подопечных.
  
   - А, Какаши-сенсей. - Раздался крик Наруто неподалёку. - А мы вас не раньше, чем через пять минут ждали.
  
   Наша компания только что вышла из-за поворота дороги, что вела ко входу. Мы нарочито не торопились и жевали данго, держа в каждой руке по палочке с насаженными на них шариками.
  
   - Вы что, только что пришли? - С нотками гнева в голосе обратился к нам наставник.
  
   - Да ладно вам, Какаши-сенсей. - Ничуть не смутилось оранжевое чудо. - Вы же тоже опоздали. А так мы успели выспаться, посидеть в ресторане и даже выиграть коробку данго в лотерею.
  
   - У меня была уважительная причина для опоздания.
  
   - Правда, какая? - Мы с Хинатой не спешили вступать в эту беседу.
  
   - Мнэ... Я встретил старушку и помог ей донести сумку до дома. Потом мне дорогу перебежала чёрная кошка, из-за чего я заблудился в лесу, а потом...
  
   - Да ладно вам, Какаши-сенсей. В такие оправдания даже дети не поверят.
  
   Первый раз в жизни Какаши почувствовал себя идиотом не из-за того, что придумал дурацкое оправдание, а потому что сказал правду.
  
   Тем временем, мы прошли на территорию полигона и остановились недалеко от небольшого пруда, что располагался в его центре.
  
   - Я вижу, вы не послушались моего предупреждения и поели.
  
   - Ой, извините Какаши-сан, - повинился я, - мы не угостили вас данго. Вот, хотите? У меня ещё один шарик остался.
  
   Единственный глаз Какаши начал дёргаться в нервном тике. Похоже, он уже готов к началу тренировки.
  
   - Гхм. Значит так. Сегодня вашей задачей будет отобрать у меня эти два колокольчика. - Наставник вытащил из кармана два маленьких колокольчика, связанных тонким шнурком.
  
   - Ой, какая прелесть. - Неожиданно для всех выдала Хината, с умилением глядя на эту бижутерию.
  
   - Того, кто не сможет достать себе колокольчик... мнэээ... - Какаши посмотрел, как я вздохнул и с явной неохотой доел последнее данго, изображая предельную степень сытости. - Того я подвешу на дереве вниз головой.
  
   - За яйца? - Испугался я описанной перспективы.
  
   Наруто, несдержавшись хрюкнул и залился смехом, а Хината мило покраснела.
  
   - За ноги. - Счёл нужным уточнить Какаши. - Ну что, готовы? Начали.
  
   Наш руководитель стоял в четырёх метрах перед нами, явно считая это достаточной дистанцией, чтобы находиться в безопасности. Мы тоже так считали, потому что находиться в центре большой печати фуиндзюцу, что Наруто поставил на этом месте предыдущей ночью, никому не хотелось. В последнее время джинчурики одолела тяга к экспериментам, и никто не мог теперь сказать, что получится из очередной его ловушки.
  
   - Кац. - Выкрикнул Наруто, резко прекращая свой смех.
  
   Какаши дёрнулся было, пытаясь отпрыгнуть в сторону, но из печати под ним вырвалось множество цепей из чакры, которые мгновенно обмотали свою жертву с ног до головы. Особую пикантность ситуации придавало то, что цепи были не простые, а со множеством острых крючьев по краям каждого звена, так что попытка Какаши вырваться стоила ему разодранного чуть ли не в клочья костюма.
  
   Переглянувшись с напарниками, я подошёл к висящему в цепях телу и лёгким движением сорвал с него колокольчики. После этого я отдал добычу Наруто, а тот поделился одним из колокольчиков с Хинатой. Мы посмотрела на Какаши, ожидая его реакции, но судя по его вращающемуся глазу, он был лишён возможности говорить. Наруто сделал вальяжное движение рукой и цепи растаяли в воздухе. Хатаке судорожно упал на колени, пытаясь отдышаться.
  
   - Ч... что... Хххххх...
  
   - Это была ловушка, Какаши-сенсей. Вы ведь сами вчера нам сказали, чтобы мы готовились. Вот я и подготовился. Я полночи возился, пока не заполнил ловушками всю территорию полигона.
  
   Тем временем, Какаши смог не только отдышаться, но и рассмотреть во что превратился его наряд. Потом он резко дёрнулся и вытащил из-за спины остатки разодранного в клочья свитка.
  
   - На-ру-то!!! - Провыл он, поднимаясь на ноги.
  
   - Какаши-сенсей? - Произнёс Наруто дрожащим голосом, показывающим что он вот-вот кинется убегать, спасая свою жизнь.
  
   - Ты уничтожил мой свиток. Творение великого мастера из деревни Водоворота. - Начал он заламывать себе руки.
  
   Тем временем, я подошёл поближе и начал собирать из лоскутков мозаику, пытаясь понять, что там было нарисовано.
  
   - Не расстраивайтесь, Какаши-сенсей, я сделаю для вас новый свиток.
  
   - Ты что считаешь себя лучшим мастером, чем великие мастера Водоворота?
  
   Какаши поперхнулся, увидев, как я начал рвать остатки свитка, удаляя лишние, на мой взгляд, куски. Потом я достал из печати кисточки и тушь и одним быстрым движением нарисовал на обрывке сложную загогулину.
  
   - Держите, Какаши-сан. - Протянул я полуголому ниндзя своё творение.
  
   - Что это? - Спросил он, скептически разглядывая клочок бумаги размером с половину его ладони.
  
   - Точно такая же печать, что была у вас раньше. Она позволяет запечатывать живых существ или до двух кубометров груза, и хранить их в состоянии остановки времени.
  
   - И как ей пользоваться?
  
   - Подаёте в неё чакру... - Начал я объяснять, подавляя улыбку.
  
   Какаши не дослушал моих объяснений и подал небольшое количество чакры в печать. Обычно, это позволяло вступить с печатью во взаимодействие и понять, что она может делать. Но моя печать требовала куда меньше энергии для работы, так что она тут же запечатала самого Какаши.
  
   Одинокий листок бумаги спланировал вниз к своим сородичам. Так, главное не потерять его теперь среди других обрывков. Я аккуратно поднял и отряхнул печать, смотря на ошарашенные лица Хинаты и Наруто.
  
   - Вот что бывает, когда нарушаешь технику безопасности при работе с печатями. - Просветил я их, отходя на десяток метров в сторону.
  
   Тут я подал в печать нужное количество чакры, и она выкинула своё содержимое наружу.
  
   - Что это было? - Испуганно спросил Какаши, осматриваясь по сторонам.
  
   - Вы недослушали мои инструкции о том, как пользоваться печатью, и запечатали сами себя. В следующий раз, если вы провернёте такой фокус, то вас вполне могут замести в мусор и выкинуть на помойку.
  
   Какаши с опаской опять взял в руки печать, и начал рассматривать её шаринганом.
  
   - И как ей правильно пользоваться?
  
   - Берёте в руку, направляете той стороной, на которой изображена печать на нужного человека и подаёте немного Ян-чакры. Чтобы вернуть содержимое обратно делаете то же самое, но подаёте Инь-чакру. Чтобы предотвратить случайное срабатывание, рекомендую хранить эту печать в экранирующем футляре.
  
   - Э-э-э... Спасибо, Урами-кун. Это очень ценный подарок.
  
   - Пожалуйста.
  
   - Какаши-сенсей, Какаши-сенсей, а мы прошли испытание? - Невинным голосом поинтересовался Наруто.
  
   Наш наставник посмотрел на колокольчики в руках у Наруто и Хинаты, бросил взгляд на меня, но настаивать на моём подвешивании за яйца не решился. Не после того, как я сделал ему такой королевский подарок.
  
   - Да, Наруто, вы прошли. - Вздохнул Какаши, после чего осмотрел свою одежду. - Я пойду переоденусь, а ты, Наруто, сними пока все свои ловушки.
  
   - Все???
  
   - Да.
  
   - Ксо! Да тут же работы до вечера. - Забился в панике рыжий охламон, на глаз оценивая фронт работ.
  
   - Ничего. За одно научишься ценить свой и чужой труд.
  
   С этими словами, Какаши исчез в Шуншине.
  
   - Ксо-о-о-о!!! - Разочарованный вопль Наруто спугнул ворон с деревьев, и те полетели прочь, выкрикивая "Ахо. Ахо".
  
   - Наруто, используй клонов. - Подал я идею своему товарищу.
  
   - Точно! Спасибо, Урами. Каге буншин но дзюцу.
  
   Наруто создал десяток клонов, каждый из которых создал ещё десяток своих копий, которые размножились ещё, заполонив всё окружающее пространство. Эти клоны содержали самый минимум энергии и жить им оставалось не больше нескольких минут, но, похоже, это было частью плана.
  
   Клоны не стали разбираться в устройстве каждой ловушки, снимая печать безопасным способом, а банально вставали в центре каждой печати и активировали её. Цепи из чакры развеивали клон, а следом исчезали и сами. Уже через пару минут весь полигон был свободен от ловушек, но взамен вся местность оказалась перепахана, будто тут прошло международное соревнование кабанов по рытью желудей.
  
   Наблюдая за этой феерией, мне в голову пришла ещё одна шутка. Я подозвал своих напарников и вкратце изложил им суть дела.
  
   Какаши появился у входа на тренировочную площадку и пошёл вперёд, внимательно осматривая землю перед собой шаринганом. Тут из кустов неподалёку выбежал Наруто и побежал к нему, крича на бегу:
  
   - Какаши-сенсей, я снял все ловушшш...
  
   В этот момент сработала одна из оставшихся печатей, и пацана скрутили цепи из чакры. Они провернулись вокруг цели пару раз, а потом разорвали её в кровавые клочья, заляпав всю поляну вокруг обрывками плоти и кусками костей.
  
   - Наруто!!! - Крик Какаши был исполнен отчаяния и ужаса. Он бросился вперёд, осматривая место происшествия шаринганом, в надежде, что всё это лишь иллюзия, но даже шаринган показывал лишь то, что от сына его учителя остался только кровавый фарш. - Как же так? - Прошептал он, опускаясь на колени.
  
   - Да, это было феерично. - Раздался голос за его правым плечом. Какаши повернул голову и увидел спокойное лицо Урами, взирающего на остатки своего друга с лёгкой брезгливостью.
  
   - Хорошо, что я успела забрать второй колокольчик. - Заметила Хината, чей голос раздавался слева. Какаши повернул голову туда и неверящим взглядом уставился на любопытную физиономию Хинаты, тыкающую кончиком сандалии какой-то окровавленный кусок.
  
   - Вуаааа. Это что, кусок мозга? - Раздался ещё чей-то любопытный голос сзади. Только через пару секунд до Какаши дошло, что это голос покойного.
  
   - Наруто? - Резко обернувшись, он увидел вполне живого пацана, ничем не отличающегося от того, что только что закончил своё существование в ловушке. Тот сидел на корточках и задумчиво тыкал палочкой во что-то, и вправду напоминающее кусок мозга.
  
   - Нет, я не Наруто. - Признался парень, поднимаясь на ноги и отряхивая руки. - Я его клон. Но вы не волнуйтесь, Какаши-сенсей, я ничуть не хуже оригинала.
  
   Какаши встал, осмотрелся и увидел едва сдерживаемый смех в глазах Наруто и Хинаты.
  
   - Хватит меня разыгрывать. Что это было за представление? Урами? - Виновник был обнаружен по самой серьёзной физиономии.
  
   - Это был мой особый теневой клон. Существует он недолго, но, как вы успели заметить, живёт яркой жизнью. Всё, начал испаряться.
  
   В подтверждение этих слов, кровавые клочья вокруг начали дымиться и терять свой цвет, превращаясь в серую слизь. Какаши посмотрел на исчезновение декораций этого спектакля, и у него отлегло от сердца. Как всё-таки реалистично всё это выглядело. Даже шаринган не смог найти никаких отличий.
  
   - Больше так не шутите. У меня тут чуть инфаркт не случился.
  
   - Какаши-сенсей я рад, что вы так за меня переживаете. - Признался Наруто чуть ли не плачущим голосом. - Поверьте, я тоже за вас переживал, когда вы начали рассказывать нам эти сказки про старушку и чёрную кошку. Вы не должны опускаться до такой лжи.
  
   - Что? Это не... - Слова застряли в глотке. Какаши и сам не мог поверить, что всё случившееся с ним было реальным. Но никаких следов гендзюцу он обнаружить так и не смог. - Давайте забудем про этот случай. - Примирительно сказал он, скрипнув зубами.
  
   - Конечно, Какаши-сан. - Улыбнулся я в ответ. Как иногда бывает забавно уметь читать мысли других людей.
  
   - Какаши-сенсей, - Опять затянул свою волынку Наруто. Он за это утро его имя не меньше ста раз повторил. - а когда мы пойдём на миссии? Вы обещали нам миссию S-ранга?
  
   - Я обещал?
  
   - Ну-у-у... Вы ведь сказали, что от результатов прохождения испытания будет зависеть ранг миссий. Сказал ведь? - Обратился Наруто за поддержкой к своим напарникам.
  
   - Да-да, именно так всё и было. - Подтвердил я, не оставляя нашему наставнику путей для отступления.
  
   - Э-э-э... Ну-у-у... Решение об этом должна принять Хокаге. - Выкрутился он. - Позже я предоставлю ей отчёт, а пока вам нужно выполнить свою первую миссию D-ранга.
  
   - Бли-и-и-и-и-н. - Протянул Наруто. - И что это будет за миссия?
  
   - Сейчас сходим в администрацию и получим задание.
  
   - А, может, вы тогда сразу и отчёт Цунаде-басан предоставите? Она наверняка нам сразу после этого крутую миссию даст.
  
   - Наруто. У Хокаге много работы. Она не может отвлекаться на каждого генина всякий раз, как тем это захочется. Я предоставлю ей отчёт сегодня вечером на совещании джонинов. А сейчас марш бегом к центру города. Побежали.
  
   - Да ничего она не занята. - Продолжил ныть Наруто вполголоса. - Я же ходил к ней в гости вместе с отцом. Она там только целыми днями сидит и саке из горла хлебает.
  
   В ответ на такую неполиткорректность нытику прилетел подзатыльник, так что он предпочёл затаить обиду и начать сочинять план коварной мести.
  
   Полученное нами задание было самым распространённым в это время года - прополка сорняков. От администрации до поля мы добрались бегом минут за двадцать, после чего все вместе начали обозревать фронт работ, тянущийся чуть ли не до горизонта.
  
   - Вот тут вы и будете сегодня трудиться. - Подвёл итог Какаши, устраиваясь в тенёчке и раскрывая свою книжку. - Начинайте прополку. Как выглядит морковь вам, надеюсь, объяснять не надо? Вот всё, что не морковь, - это сорняк. Приступайте.
  
   - Какаши-сан, я ведь шиноби. - Обратил я на себя внимание нашего командира. - Поэтому, я буду использовать для выполнения этой миссии свои навыки.
  
   Наставник даже прикрыл книжку и с интересом посмотрел на меня.
  
   - Какое навыки?
  
   - Сейчас увидите.
  
   Я отошёл чуть в сторону, выбрал площадку поровнее, сложил несколько ручных печатей и выкрикнул, ударяя рукой о землю:
  
   - Кучиёсе но джитсу.
  
   На земле образовалась печать фуиндзюцу, в центре которой с лёгким хлопком появилось облачко дыма. Все с интересом уставились на него, но, когда белая муть рассеялась, так ничего и не увидели.
  
   - Генноске, выходи. - Крикнул я.
  
   В ответ на мои слова в ближайших кустах раздался шорох, и оттуда вышел детина лет восемнадцати с тяпкой наперевес.
  
   - Я призвал тебя, чтобы ты очистил это поле от сорняков. - Пафосно провозгласил я, вставая в позу римского оратора. - Оплата, как договаривались. - Добавил я уже чуть тише.
  
   - Слушаюсь, босс. - Ответил детина с кривой улыбкой. Он покосился на Какаши и пошёл заниматься грядками.
  
   Я послал своего клона нанять крестьянина для выполнения работ, как только мы получили задание. Он же и доставил его сюда с помощью Хирайшина.
  
   - И что это было? - Недоумённо спросил наш наставник.
  
   - Техника призыва. - Объяснил я. - Я призвал этого магического фамильяра, чтобы он прополол грядки вместо меня.
  
   - Нэ-э-э... Это ведь простой человек.
  
   - Ну и что? Где в условиях миссии сказано, что её не может выполнять обычный человек.
  
   - Там сказано, что её должны выполнять генины.
  
   - Которые могут призвать на помощь союзных существ.
  
   Пока Какаши обдумывал, как бы ещё мне возразить, я прилёг в тенёчке недалеко от него и достал первый том книги "Приди-приди рай". В отличие от меня, Какаши читал уже тридцать восьмой том этой бурды.
  
   Видя такой расклад, Наруто создал два клона, один из которых принял вид Хинаты, после чего одна сладкая парочка пошла полоть грядки, а вторая устроилась в кустах, намереваясь перекинуться в карты.
  
   - Вам для чего эти миссии выдают? - Взвился Какаши, вскакивая на ноги и даже позабыв про свою книгу?
  
   - А действительно, для чего? - Поинтересовался я, жуя травинку и листая книгу в поисках похабных картинок.
  
   - Чтобы вы могли освоить командную работу.
  
   - Так мы её и осваиваем. - Бросил я, переворачивая очередную страницу и смотря на Какаши краем глаза. - Мы всей командой лежим в кустах и отдыхаем, одновременно, выполняя задание. Не волнуйтесь, Какаши-сан, задача будет выполнена в срок и полностью. В крайнем случае, Наруто создаст ещё сотню клонов и зачистит это поле от горизонта до горизонта.
  
   - Вы должны выполнить всю работу лично! - Продолжал упорствовать в своей ереси наш командир.
  
   - Не вижу в этом никакого смысла. Если бы речь шла о тренировках с использованием ниндзюцу или тайдзюцу, можно было бы сказать, что там требуется наше личное участие. Но от того, что мы проведём шесть часов, стоя раком и дёргая траву, наши навыки ниндзя не улучшатся.
  
   - Вы научитесь изображать настоящих крестьян. - Выдвинул свой последний аргумент Хатаке, подбирая свою книгу и с подозрением разглядывая обложку моей.
  
   - Для этого куда эффективнее было бы провести специальный тренинг с объяснением культурных традиций земледельческого сословия, их манеры одеваться и типичного говора. Можно было бы показать нам, как работают настоящие крестьяне, и дать самим поработать минут пять-десять для закрепления материала. Но просто прополка поля нас крестьянами не сделает.
  
   - Что это ты читаешь? - Сменил тему разговора Какаши, подходя поближе.
  
   - Да взял вот тут книжку почитать. У меня один знакомый книги этой серии, не отрываясь, круглые сутки читает. Вот я и решил посмотреть, что тут такого интересного. Иногда даже забавные картинки попадаются.
  
   Какаши моей иронии не оценил и попробовал забрать у меня книгу. В ответ я проскользнул мимо его рук и вырвался на простор морковного поля. Тут тренироваться будет удобнее. Через пять минут игры в догонялки Какаши признал, что я быстрее и хитрее его. Правда, он не применял шаринган, а я не использовал телепортацию. Но на то она и тренировка.
  
   Пока Какаши стоял и пытался отдышаться, я продолжил листать книжку, одновременно выговаривая тоном, каким обычно обращаются родители к бестолковым чадам.
  
   - Какаши-сан. Последние пять минут мы занимались крайне полезной тренировкой наших боевых качеств. И было бы куда правильнее, не давать нам миссии, с которыми может справиться любой крестьянин, а продолжать повышать наши навыки как шиноби. Так и скажите Цунаде-сан, когда встретитесь с ней сегодня для передачи отчёта. - На этом я закрыл книжку и сжёг эту макулатуру огненным дзюцу. - Работника я вам оставил, так что пойду лучше посплю часок-другой, а потом займусь самостоятельными тренировками.
  
   С этими словами я подошёл к своим напарникам, перекинулся с ними парой слов, и мы все вместе направились в сторону Конохи. Какаши посмотрел нам вслед, сплюнул, создал своего клона и исчез в Шуншине. Клон тоже осмотрелся, тоже сплюнул и пошёл под куст, где и залёг с книжкой в руках.
  
   Уже вечером мне домой принесли письмо, где Хокаге вызывала меня завтра в девять утра на совещание.
  
   Утром я ожидал увидеть перед дверями кабинета Хокаге Наруто с Хинатой, но с удивлением простоял там минут пять в одиночестве, пока меня не пригласили внутрь. Я мог бы узнать обстоятельства этой встречи, прочитав мысли Цунаде, но это было неспортивно. Так куда интереснее.
  
   Внутри меня встречали Пятая Хокаге, её вечная помощница Шизуне и Хатаке Какаши. На месте часов с кукушкой лишь белело пятно на стене. Вот и она уже покинула этот бренный мир. Но поностальгировать мне не дали.
  
   - Крюгер Урами, - начала строгим голосом Цунаде, - это правда, что ты отказываешься выполнять миссии, порученные тебе деревней?
  
   - Ложь, пиздёж и провокация. - Тут же возразил я. - Вчерашнее задание было выполнено полностью.
  
   - Да, но выполнил его не ты.
  
   - Это не имеет значения. Всё, что делается по моему приказу, можно рассматривать как мои деяния. Людей, вон, сжигает не шиноби, а огненный шар. Но обвиняют во всём того, кто этот шар создал. Или того, кто отдал шиноби такой приказ.
  
   - А сколько ты этому Генноске заплатил за работу?
  
   - Две тысячи рё.
  
   - Но ведь твоё вознаграждение за эту миссию всего лишь пятьсот рё.
  
   - Для меня платить полторы тысячи рё за то, чтобы даже мой клон не занимался бесполезной деятельностью, не такая уж и большая плата. Мне достаточно будет пойти и убить одного нукенина, чтобы год потом вообще не вспоминать о миссиях D-ранга.
  
   - То есть ты считаешь себя готовым идти и убивать?
  
   - Я шиноби. - Ответил я со всей важностью, что мог позволить себе в своём облике ребёнка. - Моя специализация - быстрые и массовые убийства всех тех, кого я захочу убить. И можете быть уверены, в этой работе мне не будет равных.
  
   Шизуне поёжилась от таких слов, а Цунаде немного недоверчиво уставилась на меня. И только Какаши продолжил изображать из себя неподвижную стену.
  
   - И ты считаешь, что Наруто и Хината тоже готовы идти и убивать людей.
  
   - Если они не готовы, то их нужно готовить к этому, а не заставлять бездарно тратить ценное время, которое можно посвятить тренировкам. Или вы думаете, что убийство сорняков подготовит их к убийству людей?
  
   Ответом на мой вопрос была тишина. Через минуту Цунаде разразилась ещё одним аргументом.
  
   - Выполнение миссий D-ранга является важной традицией Конохи, доказавшей свою пользу?
  
   - Пользу для кого? Это всего лишь слова. Даже тысячелетняя традиция не может служить оправданием невежества. Если вы готовите из нас убийц, то учите убивать, а не полоть сорняки. Если же вы будете учить шиноби быть крестьянами, то не удивляйтесь потом тому, что большая часть из них погибнет в первом же бою.
  
   Мой последний аргумент поднял в памяти присутствующих слишком болезненные воспоминания.
  
   - Хорошо. Я лично проверю способности вашей команды. И если посчитаю их достаточными, то вы получите настоящую миссию за пределами деревни.
  
   Я лишь молча кивнул в ответ. В себе и Наруто я был полностью уверен. Хината была слабее нас, но тоже вполне могла постоять за себя. Пока мы учились в академии, я на наших общих тренировках негласно натаскивал её именно на выживание и помощь союзникам.
  
   Проверку наших умений назначили на полдень. Предполагалось, что это будет три боя один на один между каждым из членов нашей команды и Сенджу Цунаде. Мне запретили предупреждать своих напарников о предстоящем бое, так что на тренировочный полигон номер девять они пришли в полдень, гадая, что же задумал Какаши.
  
   - Здарова! - Крикнул я, приветствуя появление Наруто и Хинаты на входе на полигон.
  
   - Привет, Урами. Чего тут Какаши за тренировку устроить решил?
  
   - Сейчас он придёт и сам скажет. - Кивнул я на приближающегося к нам арбитра. Именно такая роль была уготована нашему наставнику.
  
   - Наруто, Хината, в связи с вашим желанием заняться выполнением высокоранговых миссий, мы решили провести вам ещё одно испытание. На этот раз им будет заниматься Цунаде-сама лично. Если её устроит уровень вашей подготовки, то вам будет дано разрешение брать миссии вплоть до B-ранга.
  
   - Давно бы так. - Возрадовался Наруто. - Давайте сюда эту Хокаге, ща я из неё всю дурь выбью.
  
   - Из кого это ты собрался дурь выбивать? - Раздался позади рычащий голос.
  
   - Ой, Цунаде-басан, а я вас и не заметил. Вы так тихо подкрадываетесь.
  
   - Лесть тебе не поможет. Сейчас я из тебя дурь выбью, а потом ты пойдёшь полоть грядки до конца жизни.
  
   - Да ладно вам, Хокаге-сама, это же была шутка.
  
   - Зато я совершенно серьёзна.
  
   От Сенджу несло ощутимой жаждой крови, так что Наруто решил заткнуться и надеяться, что к тому моменту, когда очередь дойдёт до него, она уже успокоится.
  
   - Так. - Заявила Хокаге после минутного разглядывания нас, в течение которого Наруто пытался изобразить мышь под веником. - Первой против меня выйдет Хината, потом Наруто, а потом я разберусь и с тобой Урами. Готовьтесь, через недельку, когда вас выпишут из больницы, вы пойдёте полоть грядки. Лично выберу для вас поле с самыми большими сорняками. И чтобы потом никто из вас не ныл, что он такой крутой ниндзя.
  
   Наруто от таких слов набычился и посмотрел на Цунаде уже с вызовом, на что она только усмехнулась.
  
   Бой с Хинатой больше напоминал разминку. Стороны обменивались парой ударов, после чего расходились в стороны. Но примерно через минуту Цунаде подумала, что прочувствовала стиль Хинаты, и начала бить уже всерьёз. Каково же было её удивление, когда все её атаки точно так же продолжали уходить в никуда.
  
   Мои тренировки с девочкой не прошли зря. Её окружал настоящий кокон из чакры, напоминающий стандартный Кайтен клана Хьюга. Вот только в отличие от Кайтена эта энергия не рассеивалась в пространстве, а непрерывно то выходила наружу, то скрывалась внутри тела пользователя. Таким образом, Хината постоянно поддерживала контроль над своей чакрой. Каждый раз, когда Цунаде пыталась нанести ей удар, её рука соскальзывала в сторону, а в ответ ей прилетал болезненный удар в одну из тенкетцу. Попытки использовать слабые ниндзюцу тоже успехом не увенчались, поскольку Хината на них даже внимания не обращала.
  
   А ещё через пару минут девочка сама почувствовала себя увереннее и пошла в атаку. Внешне этого было не заметно, но когда Цунаде в следующий раз подставилась под удар, то с удивлением обнаружила, что ей не просто выбили тенкетцу, но и впрыснули в организм крайне токсичную чакру, которая по своим свойствам была даже хуже чакры биджу. Все попытки на ходу исцелить полученные повреждения провалились, и Хокаге остановила бой.
  
   - Ладно, хватит. Для генина ты вполне неплохо сражаешься. - Произнесла Пятая Хокаге, отскакивая в сторону и принимая непринуждённую позу.
  
   А в это время по её руке расплывалось синюшное пятно, из которого уже начала сочиться кровь.
  
   - Хокаге-сама, вам нужно срочно ввести антидот. Обычное лечение этого яда невозможно. - Тут же подбежала к ней Хината.
  
   - Подожди. Что это вообще такое?
  
   - Это секрет клана Хьюга. - Скромно потупилась девочка.
  
   - То есть объяснять ты ничего не будешь?
  
   - Если это только будет официальная просьба от Хокаге к клану Хьюга. И тогда я как минимум должна буду получить разрешение от своего отца.
  
   Хината, конечно, здесь блефовала, потому что Хиаши понятия не имел про эту способность своей дочери. Изучив геном Хьюга и их СЦЧ, я пришёл к выводу, что нельзя говорить о том, что у них нет склонности ни к одной из стихий. Склонность к одной стихии у них была, вот только пользоваться они ей не умели. Потому что их банально никто этому не учил. Да и кто бы смог догадаться, что все такие светлые и правильные Хьюги являются потомственными некромантами?
  
   А вот я догадался. И даже более того, выяснил, что имеющаяся у них Стихия Смерти является одной из самых смертоносных стихий. Также, как и медицинская чакра Стихии Жизни, чакра Стихии Смерти с лёгкостью проникала в организм и поглощалась им. Более того, в организме она начинала действовать подобно вирусу, превращая жизненную силу человека в энергию смерти. Попытка исцелить эту рану с помощью Шосена приводила только к тому, что энергия Стихии Смерти начинала распространяться ещё быстрее.
  
   Чтобы нейтрализовать энергию смерти, нужно было послать сигнал чакрой на определённой частоте. В результате, вся чакра Стихии Смерти тут же рассеивалась в пространстве. Вполне естественно, что, зная способ противодействия этой атаке, можно было вообще её не бояться. То есть сохранение способа исцеления в тайне было куда важнее, чем сохранение знаний об использовании Стихии Смерти.
  
   Учитывая потенциальную опасность данной техники, я не стал учить Хинату способу преобразования чакры в Стихию Смерти. Ведь научившись этому один раз, она начала бы делать это непроизвольно, и тогда её прикосновение к окружающим всегда приводило бы к их смерти. Вместо этого я наложил ей на кончики средних пальцев специальное фуиндзюцу, которое использовало возможности её организма для производства небольшого количества чакры смерти во время впрыскивания её в тенкетцу противника. В таком варианте применения, любое прикосновение к врагу гарантировало его смерть. Вопрос был лишь во времени, которое потребуется чакре на обращение человека в труп.
  
   Хината подошла к Хокаге и быстрыми движениями нейтрализовала два очага заражения - на руке и на торсе. Сразу после этого, лечение раны Шосеном начало возвращать нормальный цвет коже. Для тех, кто был не в курсе происходящего, это выглядело как мгновенное исцеление.
  
   Цунаде неверящим взглядом проследила за исчезновением повреждений, но от дальнейших расспросов воздержалась.
  
   Через пять минут она вызвала на поединок Наруто. Тот с энтузиазмом вышел на ринг, образованный маскировочным барьером, и начал сверлить Цунаде взглядом, напоминая про своё обещание выбить из неё дурь.
  
   - Начали. - Дал команду Какаши.
  
   Наруто с места кинулся в атаку, одновременно призывая десятки клонов. По крайней мере, так это выглядело со стороны. А на самом деле, он применил одну нашу разработку в сфере фуиндзюцу. Активированная печать на пару секунд создала некое подобие невидимости, которое с успехом было ещё замаскировано дымом от появляющихся клонов. В это время Наруто переместился внутрь защитного барьера, что был развёрнут под землёй на глубине тридцати метров. Этот барьер соединялся со специальной фуин-печатью внутри клонов, которая снабжала их энергией.
  
   В результате, пока оставался жив хоть один из клонов Наруто, он мог бесконечно размножаться, создавая свои копии. Более того, с каждой секундой жизни клон набирал всё больше энергии и становился прочнее и сильнее физически. Единственным недостатком этой техники был просто огромный расход чакры. Но Наруто уже вполне освоился с использованием чакры биджу, да и собственный резерв у него был по местным меркам безграничным.
  
   Вот, а теперь можно сесть в мягкое кресло, жевать попкорн и смотреть юмористическое шоу.
  
   Клоны Наруто не стали придумывать ничего сверхсложного, а банально кинулись врукопашную. Но, как и всегда у Наруто, фронтальная атака при всём её безграничном напоре была лишь отвлекающим манёвром. А главным направлением атаки стали четыре клона, что быстро создавали в углу ринга ловушку из цепей чакры.
  
   Примерно через тридцать секунд массового уничтожения клонов Цунаде заметила, что один из них постоянно остаётся на расстоянии, создавая всё новых и новых клонов взамен уничтоженных ей. Она решила закончить бой, нокаутировав оригинал, но попалась в расставленные сети и вместе с подставным клоном оказалась оплетена цепями чакры, что хоть и не смогли даже поцарапать её, но и двигаться тоже не давали.
  
   - А теперь, настало время выбить из тебя дурь. - Рисуясь заявил очередной клон, вставая перед Хокаге и разминая кулаки.
  
   Цунаде подобного хамства вытерпеть не смогла и сильнейшим выбросом чакры буквально смела цепи вместе с десятком окружавших её клонов. Она с рычанием бросилась вперёд, используя свой коронный удар, способный обратить в гравий целую скалу. Похоже, ей от злости крышу сорвало. Будь тут настоящий Наруто, попав под удар он вполне мог превратиться в кровавый фарш, который не смогло бы вылечить никакое дзюцу. Разве что один из вариантов Эдо Тенсей.
  
   Но поскольку Наруто сидел в своём убежище и мысленно контролировал своих клонов, я не волновался. Я уже не раз выступал против него в подобном поединке и знал, что всё происходящее лишь подготовка, призванная тянуть время.
  
   И вот, когда через десять минут вся арена превратилась в груду битого щебня, а от клонов Наруто остался всего десяток, тот прекратил изображать панику и издевательски ухмыльнувшись ринулся в атаку. Похоже, теперь всё пойдёт всерьёз.
  
   Оставшиеся десять клонов были самыми первыми клонами, созданными в этом бою. Они постоянно использовали Каварими, чтобы создать видимость того, что все старые клоны погибли. И вот, сейчас эти старички пошли в бой. За прошедшее время они напитались чакрой, а их структура теперь во многом была похожа на мой собственный клон.
  
   Очередной удар Цунаде не только был заблокирован одним из клонов, но тот вообще не пострадал от волны чакры, что опять перепахала землю за его спиной. Этот клон не стал демонстрировать свои выдающиеся познания в тайдзюцу, а банально схватил противника за правую руку и обвился ногами вокруг её пояса. Ответный удар Цунаде левой рукой в печень вообще никакого эффекта не оказал. А дальше была банальная куча-мала. Цунаде била клонов и пыталась отодрать их от себя, а они били её Разенганами и цеплялись всеми возможными способами. В отличие от сравнительно хилого Наруто, сила клонов зависела исключительно от количества вложенной в них чакры, которое за десять минут достигло невероятного количества.
  
   Наконец, на двадцатой минуте клоны так спеленали свою жертву, что она могла только мычать и вращать глазами. В конце концов, поняв бесперспективность этого противостояния, Цунаде создала теневого клона и использовала Каварими, чтобы выбраться из мёртвой хватки противников.
  
   - Ладно, хватит. Будем считать, что ты прошёл.
  
   - Ура! - Закричал десяток Наруто, подпрыгивая в воздух.
  
   - А где оригинал? - Поинтересовалась Цунаде, внимательно осматривая клонов, на которых за всё это время не появилось и пятнышка грязи. Увы, эту проблему мы с Наруто ещё не смогли решить. Излишняя прочность клонов не позволяла менять их внешний вид после того, как они прожили хотя бы пять минут.
  
   - Оригинал? - Переглянулись клоны?
  
   - Я оригинал.
  
   - Нет, я.
  
   - Да ты клон.
  
   - Сам ты клон.
  
   Завязалась драка, в которой все клоны поубивали друг друга в кратчайшие сроки. Последний выживший повернулся к Цунаде и улыбнулся ей. В ответ ему прилетела оплеуха, от которой он свалился на землю и прокатился пару метров.
  
   - Чёрт. Это тоже клон. - Резюмировала Цунаде. - Ну смотри, вечно ты от меня прятаться не сможешь. Я тебе это выбивание дури ещё припомню. - Пригрозила она, и тут же забыв про предыдущего противника, направилась ко мне. Наруто после такого коварного хода решил вообще из-под земли сегодня не вылезать.
  
   Я осмотрел перепачканную Хокаге и с лёгкой насмешкой поинтересовался:
  
   - Может, вам отдохнуть сначала? Полежать недельку в госпитале? Отмыться.
  
   После последней фразы Цунаде ещё больше нахмурилась и, бросив быстрый взгляд на свою одежду, ответила:
  
   - Не дождёшься. У меня ещё достаточно сил, чтобы отправить тебя полоть сорняки до конца жизни.
  
   Похоже, настроение у неё окончательно испортилось. А уж каким оно будет после того, как это я её отправлю полоть сорняки.
  
   - Это нечестно. - Указал я на Цунаде указательным пальцем. - Если уж хотите заставить меня батрачить на поле, то давайте заключим пари. Кто проиграет в сегодняшнем поединке, отправится полоть сорняки без использования своих способностей шиноби.
  
   - Вот ещё. - Возмутилась Пятая Хокаге и наследная принцесса Сенджу.
  
   - То есть вы боитесь проиграть. - Резюмировал я.
  
   - Ты меня на слабо не возьмёшь. - Разрушила она мои планы.
  
   - Типичная отговорка слабаков. - Сделал я ещё одну попытку.
  
   В ответ раздалось яростное рычание. Похоже, она уже в нужной кондиции. Мы встали друг напротив друга и Какаши дал команду начать бой. Если в бою Хокаге против Наруто, наш одноглазый сенсей использовал шаринган только в конце, то за моими действиями он следил им с самого начала. Ну-ну, смотри. Будет сейчас тебе фокус.
  
   - Нинпо: Абсолютная невидимость. - Закричал я, пряча свой клон внутри печати.
  
   Вместо него в окружающее пространство вырвались тысячи теневых клонов... размером в сотую долю миллиметра каждый. Это были мельчайшие прозрачные пылинки, каждая из которых содержала приличное количество чакры в запечатывающем фуиндзюцу. Даже с помощью шарингана их нельзя было отличить от обычной пыли, что всё ещё витала в воздухе после боя с Наруто.
  
   Цунаде недоумённо стала озираться по сторонам, пытаясь обнаружить меня. Какаши тоже вращал глазом, но с тем же результатом.
  
   Тем временем, я подвёл одну из пылинок к заднице своего противника и взорвал её. Ощущения у Цунаде при этом возникли такие, будто кто-то лягнул её прямо в зад. Она мгновенно развернулась и использовала воздушную технику, разошедшуюся широкой волной, но так никого и не задела. Следующие пару минут я гонял Хокаге по площадке, выбивая у неё то дерьмо из зада, то дурь из головы. Та сопротивлялась изо всех сил, но лишь месила воздух и временами землю вокруг.
  
   - Нет, так не интересно. - Заявил я, появившись в десятке метров от своей цели. Та яростно зарычала и бросилась на меня с явным намерением порвать на куски.
  
   Я подождал, пока Хокаге подбежит почти в упор, после чего телепортировался к ней за спину и отвесил знатного пендаля. Этот удар был куда сильнее, чем от взрыва пылинок, так что Цунаде от неожиданности потеряла равновесие и почти зарылась носом в землю. Сделав колесо, уперевшись руками в землю и встав обратно на ноги, моя противница тут же метнулась обратно ко мне, на ходу складывая печати.
  
   Некий аналог цепей из чакры, но только состоящий из воды, метнулся ко мне и спеленал, удерживая на месте. Но как только Цунаде попыталась нанести по неподвижной цели свой коронный удар кулаком, как я опять телепортировался ей за спину. На этот раз она успела заблокировать мой пинок левой рукой, но от полёта на пяток метров это её не спасло.
  
   - Как ты это делаешь? - Удивилась Хокаге, с опаской приближаясь ко мне.
  
   - Молча. - Резюмировал я. - Пора заканчивать эти брачные игры и переходить к следующему этапу наших отношений.
  
   - Чего? - Взъярилась Цунаде. - Что ты сказал??? Убью!
  
   Она опять с разбегу попыталась ударить меня кулаком в грудь. Только на этот раз она двигалась со скоростью, достойной Хокаге. Правда, для моего ускоренного сознания это по-прежнему была скорость беременной улитки. Я не стал убегать или прятаться, а честно принял этот удар со злой усмешкой на лице. Вот только в самое последнее мгновение перед ударом мою грудь прикрыл зеркальный барьер. Он банально отражал все потоки чакры в обратную сторону. Размер такого барьера пока что получался у меня небольшим, но для таких целей, как сейчас, его вполне хватало.
  
   Волна концентрированной чакры ударила прямо в кулак Цунаде и прошла по её руке, разрывая мышцы и ломая кости. Кожу так и вовсе сорвало, и распылило в воздухе. Нападавшую откинуло назад, но она смогла сгруппироваться и встать на ноги. Больше не делая попыток напасть на меня, она принялась разглядывать свою изуродованную руку.
  
   - Вам нужна срочная хирургическая помощь. - Выдал я спокойным голосом. - У вас повреждены каналы проведения чакры. Если лечение проведу я, то вы будете здоровы через пять минут. А если же вы займётесь самолечением, то сможете полностью восстановить руку примерно за год.
  
   - Хочешь сказать, что ты умеешь лечить лучше меня?
  
   - Конечно. Так что, примете мою помощь или будете играть в уязвлённую гордость?
  
   Тем временем Цунаде провела диагностику своей руки и, судя по её хмурому виду, убедилась в верности моего диагноза.
  
   - Ладно, покажи, на что ты способен. Если сможешь вернуть руку в исходное состояние, то сразу получишь звание ирьёнина А-ранга.
  
   - Если честно, то больше чем на B-ранг я не тяну. - Признался я. - Мой способ лечения не связан с применением ирьёниндзюцу.
  
   Я подошёл к пациенту и, прикоснувшись к остаткам руки, плетью свисающих вдоль туловища, начал накладывать на неё сложное фуиндзюцу. Разбираясь со стихийными преобразованиями, я нашёл способ работы со Стихией Времени. Это не было перемещением во времени, но я получал возможность просмотреть прошлое состояние объекта и скопировать его в настоящее. Поскольку значительная часть материала руки разлетелась по окрестностям, я собирался заменить его на материализованную чакру.
  
   Пришлось потратить на это дело значительную часть своего личного резерва. Пока я занимался лечением в моих глазах горел знак Альфа-Стигмы - пентаграмма в круге. Нужно же выпендриться и показать Хокаге, какой я крутой.
  
   - Всё, готово. - Уведомил я пациента, и та стала осматривать свою руку, проверяя её на подвижность и чувствительность. - Я использовал заменитель в виде материи из чакры. Она развеется за пару недель, превратившись в медицинскую чакру. Всё это время вам нужно будет усиленно питаться и подлечивать руку Шосеном. Ну и, естественно, пару месяцев нельзя будет применять техники, требующие резкого проведения через руку больших объёмов чакры. Например, этот ваш удар.
  
   - Хм. Даже подумать не могла, что такое возможно. Это же какой простор для полёта фантазии. Можно...
  
   - Кроме фантазий у вас ничего не получится. - Обломал я её мечты. - Это не банальный протез, а копия живого организма с детализацией до каждой клетки. Именно поэтому она может в конце замениться обычной плотью. Если же сделать примитивную подделку, то через некоторое время она распадётся, и человек умрёт. Вам же этот подход максимум можно будет использовать на время операции, чтобы временно заменить один из органов.
  
   Мы ещё минуту постояли, наблюдая, как Цунаде любуется своей рукой.
  
   - Так что? Бой можно считать оконченным?
  
   - Да. - Недовольно ответила Хокаге, отвлекаясь от самолюбования. - Вам уже можно поручить миссию C-ранга.
  
   Ну-ну. Да за показанный нами уровень уже можно смело давать ранг джонина и отправлять на миссии А-ранга. Впрочем, морально мои напарники к миссиям ещё не готовы.
  
   - Ура! У нас будут нормальные миссии! - Радостно закричал клон Наруто.
  
   Я отметил, что он слегка подправил свой внешний вид, шифруясь под оригинал, что всё так же сидел в убежище под нами. Цунаде посмотрела на него внимательным взглядом, но, видимо, как-то смогла понять, что это клон, так что просто прошла мимо, не обращая внимания на подделку, но внимательно посматривая по сторонам.
  
   Мы втроём собрались рядом с Какаши, что опять спрятал свой глаз под повязкой и теперь смотрел на нас, всем своим видом изображая вяленную камбалу - использование шарингана стоило ему изрядной части запаса чакры.
  
   - Мнэээ... Сегодня у вас выходной. Вечером я дам вам описание завтрашней миссии. Скорее всего это будет миссия сопровождения, так что готовьтесь к походу на пару недель. На этом всё, свободны.
  
   С этими словами Какаши исчез в Шуншине, даже не дав нам шанса задать вопрос. Впрочем, у меня вопросов не было, а на вопросы Наруто можно было отвечать до самого вечера.
  
   Клон Наруто осмотрелся по сторонам, но почувствовав чакру клона Цунаде в кустах неподалёку, заменяться на оригинал не стал, а пошёл провожать Хинату в текущем виде. Я же спрятался в мире снов и полез в голову к участникам сегодняшнего шоу с целью выяснить, что за миссию нам выдадут. У меня были некоторые планы на ближайшее будущее, и следовало скорректировать их в соответствии с ситуацией.
  
  31.01.2017
  
   Вечером я получил от посыльного записку с уведомлением о необходимости посетить стоянку караванов возле северных ворот города. Обычно, весь торговый транспорт шёл через них, оставляя главные ворота для обычных путешественников, шиноби и официальных лиц. Не дело это - засирать центральную улицу дерьмом от сотен лошадей и волов. До такой простой вещи как автомобиль на чакре тут ещё не додумались.
  
   А ведь слабые генины, являющиеся лишь пушечным мясом на войне, могли бы очень неплохо зарабатывать, возя караваны на своём горбу. КПД большей части техник шиноби не превышало десяти процентов. Именно из-за этих неконтролируемых выбросов чакры местные сенсоры с такой лёгкостью могли обнаруживать противника. А вот КПД двигателя на чакре вполне можно было довести до девяноста процентов, даже не особо напрягаясь. Но прогресс в этом мире никому не был нужен. Шиноби предпочитали не работать, а лишь паразитировать на обществе, собирая дань за "охрану" друг от друга.
  
   Подойдя на место сбора, я обнаружил там Наруто и Какаши. Хината подошла минут через десять, на протяжении которых один из караванщиков рассказывал Наруто о своей работе и удивительных дальних странах. Тот с интересом слушал всю ту лапшу, что вываливали ему на уши. Если верить словам этого караванщика, то вождение караванов - это не нудное перемещение товара из пункта А в пункт Б, а чуть ли не карнавал на колёсах, где каждую минуту происходит что-то загадочное и удивительное.
  
   Когда вся наша команда собралась, Какаши начал инструктаж.
  
   - Наша миссия будет состоять в сопровождении каравана уважаемого Хирага-баши из Конохи до Югакуре в Стране Горячих Источников и обратно. Займёт это путешествие примерно три недели. Миссия имеет С-ранг, так что возможно столкновение со вражескими шиноби. Но ещё более вероятно столкновение с обычными разбойниками. Наша задача - защитить всех работников и пассажиров каравана, а также весь перевозимый груз.
  
   Судя по физиономии караванщика, защищать в первую очередь следовало его и груз, а все остальные уже шли на третьем, если не на десятом месте.
  
   - А что перевозит караван? - Тут же вмешался Наруто. Глаза купца от такого вопроса опасливо забегали по сторонам.
  
   - Я ведь объяснил, - усталым голосом ответил Какаши, - караван переводит груз и пассажиров.
  
   - А что это за груз? - Не унималось рыжее недоразумение, не имеющее понятия о коммерческой тайне.
  
   - А это вам знать не обязательно. - Отрезал наш командир. - Это обычный дешёвый груз. Продукты, товары ремесленников и прочее.
  
   - Фу. А зачем его тогда вообще охранять?
  
   Слушая эти речи, сердце караванщика разрывалось от желания признать две взаимоисключающие вещи. С одной стороны, он считал груз крайне ценным и хотел похвастаться этим. С другой, по причине этой ценности он не хотел предавать этот факт огласке, чтобы не спровоцировать нападения разбойников. А глядя на Наруто, сразу становилось ясно, что если тому сказать о невероятной ценности груза, то через час об этом будет знать вся Коноха.
  
   - Наруто, у нас есть миссия. А вопросы зачем и почему перед нами стоять не должны. Нас должно заботить лишь как мы выполним это задание и как это повлияет на деловую репутацию деревни. - А вот тут караванщик был полностью согласен и подтверждающе закивал головой. - Поэтому, встречаемся тут завтра в шесть часов утра. И не опаздывать. Караван нас ждать не будет.
  
   - А что с едой? Нам брать запас на три недели, или нас будут кормить? - Поинтересовалась как всегда практичная Хината.
  
   - Запас пищевых пилюль на пару недель не помешает. Но для нас будет выделено место в караване для перевозки продуктов, которые я сам куплю. Так что готовить мы будем сами или будем обедать в придорожных ресторанах. Рекомендую взять что-нибудь против поноса, иногда еда в таких местах оказывается не лучшего качества.
  
   Наруто засмеялся, услышав про понос, но заткнулся, получив воспитательный подзатыльник от Какаши.
  
   - Больше вопросов нет? Тогда свободны. Встречаемся завтра утром вон в том ресторане. - Наш командир кивнул на небольшое заведение неподалёку, что работало в круглосуточном режиме.
  
   Ночью, когда все нормальные люди уже легли спать, я решил наведаться в предлагаемый нам караван и подробно изучить сознание всех его участников. Шиноби такой ерундой заморачиваться не желали, а вот у меня были свои причины. Я искал возможных пособников разбойников, которые могли проникнуть в состав каравана, чтобы навести их на ценную добычу.
  
   Начал я с нашего главного караванщика. Ушлый купец имел связи с кланом Сарутоби и потому вёз на север немалый по его меркам запас табака, который собирался спихнуть для дальнейшей перепродажи в Стране Молнии. Это вступало в противоречие с интересами самого клана Сарутоби, но с другой стороны, партия была слишком мелкая, чтобы те принялись целенаправленно искать источник контрабанды.
  
   Остальной частью товаров были специи, не очень дорогие деликатесы, сладости и пара телег крестьянских инструментов вроде лопат и тяпок. Это были именно железные части, а черенки покупателям предстояло изготавливать уже самим. Также, в караване была пара десятков пассажиров, для которых даже были выделены две с половиной телеги.
  
   Выяснив личный состав каравана, я начал проникать в их сны, интересуясь, в первую очередь, планами на предстоящий поход. И вскоре мне удалось наткнуться на нужный экземпляр. Один из новых погонщиков быков был засланным казачком, как раз охотившимся на груз табака. Судя по мелькавшим в его голове образам, Сарутоби решили слить информацию о контрабандисте, не заморачиваясь такой мелочью, как личная месть. Бандиты сами должны были выполнить всю работу по составлению плана нападения. Это была одна из профессиональных банд, что редко убивали тех, кто не оказывал им сопротивления. Потому-то они всё ещё продолжали своё существование, выбираясь на дорогу только при наличии конкретной наводки на ценный груз.
  
   Единственным не вписывающимся в этот план звеном были мы. Уже перед самым выходом купец решил не экономить, а нанять нормальную команду шиноби для защиты всего каравана, пусть даже на это ушла треть предполагаемой прибыли от табака.
  
   Утром, встретившись с командой в назначенном месте и потягивая чай, я принялся излагать свой план.
  
   - Какаши-сан, я считаю, что мы должны провести эту миссию в обстановке секретности. То есть в течение всего времени мы должны быть скрыты под Хенге, а для остальных членов каравана быть просто пассажирами.
  
   - Идея неплохая. - Согласился Какаши. - А с чего ты завёл разговор о маскировке?
  
   - Во-первых, нам нужна практика скрытных действий. Три недели под Хенге помогут нам получить нужный опыт. А во-вторых, если обычные разбойники увидят нас в караване, то они и не подумают нападать.
  
   - Так это же хорошо. - Не согласился с моими ценностями наш начальник.
  
   - Это плохо. Во-первых, мы так и не получим опыта ведения боя. Во-вторых, мы оставим в живых бандитов, которые на следующий день убьют кого-нибудь другого. И в-третьих, если мы отразим нападение, то слава шиноби Конохи возрастёт. А если это будет просто поездка туда-обратно, то клиент начнёт думать, что деньги были потрачены зря. Ну и самое главное - наша обязанность как людей, обладающих силой и властью, защищать население нашей страны от бандитов. Чем больше этих выродков мы уничтожим, тем богаче станет вся страна и тем богаче, в конечном итоге, станем все мы.
  
   - Но ведь без бандитов не будет и необходимости нанимать шиноби. - Высказал Какаши типичную точку зрения про-властной гопоты этого мира.
  
   - Думаю, шиноби смогут найти способ не умереть с голоду. И не забывайте, что король нищих - сам нищий. Чем больше в стране бандитов, тем хуже живёте и вы лично. Просто потому, что производимую крестьянами еду едите не вы, а всякий бесполезный сброд. Красивые вещи носите не вы, а главари бандитов и так далее.
  
   Моя речь произвела впечатление не только на Какаши, но и на Наруто с Хинатой.
  
   - То есть ты хочешь защищать людей, даже если не получишь за это награды? - По-своему воспринял мою философию Наруто.
  
   - Ты чем слушал вообще? Я собираюсь править всем миром вообще и этой страной в частности, чем богаче будут мои подданные, тем богаче буду и я. - Я постарался принять истинно королевский вид, что было не очень сложно в моём расшитом золотом и драгоценными камнями походном костюме шиноби.
  
   - То есть ты будешь править и Хокаге? - Только что осенило моего будущего подданного.
  
   - Конечно.
  
   Наруто от такой новости опешил и замолчал, наверняка уже строя планы моего свержения. Тем временем, Какаши, с улыбкой наблюдающий за нашим диалогом, принял своё решение.
  
   - Хорошо. При выполнении этой миссии мы будем использовать маскировку. Протекторы снимать не надо, но вы всё время должны находиться под Хенге, чтобы простые люди не смогли вас опознать. Я буду изображать старика, а вы моих внуков. Вот, держите.
  
   Какаши протянул нам фотографию, где была изображена семья из бабушки с дедушкой, отца с матерью и четвёрки детишек разного возраста. Наруто, ты будешь изображать вот этого парня в чёрных штанах, а ты Урами вот этого в панамке. Хината, ты будешь изображать старшую сестру. Только образ менять будете не здесь, на глазах у всех, а в специальном помещении, куда я вас сейчас проведу.
  
   Мы прошли в соседний участок полиции, где нам выделили комнату для "переодевания". Там Какаши минут десять мурыжил Наруто, пока тот не смог создать устроивший его образ. Я не стал выделываться и изобразил пацана с фотографии, только в одежде чуть более приличного вида. Так я походил на сына зажиточного крестьянина, а не на босоногого беспризорника, что был изображён на фотографии.
  
   Потом, мы вышли из здания в какой-то узкий переулок и по окружной траектории добрались до каравана, что уже готовился выступить в путь.
  
   В связи со сменой нашего амплуа, нам выделили половину повозки в центре каравана, где наш "дед" должен был провести большую часть пути, естественно, развлекаясь чтением литературы порнографического характера. Мы же, как настоящие дети нашего возраста, должны были носиться по каравану взад и вперёд, высматривая всё интересное.
  
   Как только мы достаточно отдалились от города, этим Наруто и занялся, суя свой любопытный нос во все щели. Некоторые из караванщиков его отгоняли, но большая часть только посмеивалась, а кое-кто даже начинал рассказывать разные истории про быт бродячих торговцев.
  
  01.02.2017
  
   За всей этой суетой скрывались установленные нами охрана и наблюдение. Хината время от времени, зыркала бьякуганом по сторонам, а я ехал на облучке повозки в голове каравана, посматривая на дорогу впереди. Уже к обеду Наруто надоело носиться на своих двоих, и он устроился в последней телеге, что везла сено и зерно для заправки двигателей нашего транспорта. К вечеру же, энтузиазм заводного апельсина окончательно угас, и остановку на ночь он воспринял чуть ли не с радостью, которая угасла так же быстро, как и возникла. Из интересных событий тут были только выпряжка лошадей и быков, да готовка ужина, к которой его и близко не подпустили.
  
   - Какаши-сенсей, почему вы не сказали, что эта миссия будет такая скучная? - Заныл Наруто после того, как получил тарелку каши, что заменяла нам еду. Готовил её Какаши, так что надеяться на изумительный вкус не стоило.
  
   - Она не скучная, Наруто, она обычная. Большую часть времени шиноби должен оставаться на страже, готовясь к предстоящей схватке.
  
   - То есть у нас будет схватка? А когда? - С энтузиазмом поинтересовался Наруто.
  
   - Конечно будет. Если не в этой миссии, то в следующей. Или в той, что будет после следующей. Или через полгода-год.
  
   Наруто от таких слов чуть ли не жижей растёкся по столу, что мы соорудили из ящика в нашей повозке.
  
   - Но это же ску-у-у-учно.
  
   - Сам хотел настоящую миссию. Теперь вместо того, чтобы быстро повыдергать сорняки и идти домой, ты будешь три недели трястись в этой повозке, охраняя караван.
  
   Наруто с обидой посмотрел на меня, как будто я коварно обманул его в самых лучших ожиданиях. Я в ответ только ухмыльнулся и решил развлечь Какаши, достав второй том книги "Приди-приди рай". Тот на мою подначку не повёлся, а только быстрым взглядом убедился, что я не собираюсь показывать содержимое этой книги Хинате. Так не интересно.
  
   Уже поздним вечером, когда стемнело, я подсел к костру, возле которого общались пассажиры нашего каравана. Погонщики и охранники не желали разговаривать с подобным "сбродом" и расположились каждый в своём кругу. Вслед за мной увязались и Наруто с Хинатой. За охрану каравана можно было не волноваться, потому что занимались ей клоны - мои и Наруто. К счастью, его клоны были одеты не в оранжевый костюм, а в не менее оригинальное тут полное облачение ниндзя чёрного цвета, оставляющее открытым только глаза. Ещё в академии я смог убедить его, что подобный костюм должен быть у любого настоящего шиноби - воина, прячущегося в тенях.
  
   Разговоры тут были самые обычные: о погоде, о ценах на рис, о быках. Самым оригинальным, пожалуй, был разговор двух женщин о том, ест ли Даймё капусту. По-всему выходило, что нет, потому что питаться он должен был исключительно заморскими деликатесами и нашим рисом.
  
   - Как можно о такой ерунде разговаривать? - Заныл изнывающий от скуки Наруто. - Может, тренировку устроим?
  
   - Нет. Мы на миссии. Ты лучше тренируйся быть настоящим крестьянским пацаном. А то свою роль ты сегодня сыграл на два с минусом.
  
   - Это почему? - Взвился несостоявшийся крестьянин.
  
   - А потому, что ты слишком настырный и везде суёшь свой нос. Был бы ты обычным сыном крестьянина, тебе бы в этот нос раз десять за сегодня заехали, чтобы не лез в чужие дела. Хорошо хоть Какаши вовремя подсуетился и наложил на весь караван гендзюцу, позволяющее не обращать на тебя внимание.
  
   - Что, правда? - Обиделся Наруто. - А я-то думаю, что это на меня внимания никто не обращает. Ну Какаши, ну погоди. Я тут такое гендзюцу наложу, что тебя вообще в упор никто видеть не будет.
  
   Мне оставалось в ответ на такую угрозу только сделать себе фейспалм.
  
   - А что насчёт меня? - Поинтересовалась Хината.
  
   - А ты слишком много о себе воображаешь. Ведёшь себя, как принцесса клана Хьюга. - Была тут такая поговорка у простых людей. - Веди себя скромнее. А ещё лучше, подружись с другой девочкой твоего возраста и постарайся скопировать её поведение. Вон там, видишь, семья сидит. У них дочка на год младше тебя. Пошли, я вас познакомлю. Просто поговори с девочкой, поспрашивай её о том, что ей нравится. Большинство людей любят рассказывать о себе, так что просто слушай и в нужных местах соглашайся или удивляйся. За одно потренируешься добывать информацию из свидетелей. Тоже нужное умение в нашей профессии.
  
   Пока Наруто строил свои наполеоновские планы по стиранию личной истории Хатаке Какаши, я отвёл Хинату к соседнему костру и предложил родителям девочки познакомить её с нами, аргументируя это тем, что нам скучно, и ребёнок её возраста нам нужен для игры. Посмотрев на моё спокойное лицо и более-менее грамотную речь, они согласились, и я предложил нам втроём сыграть... нет не в куклы на раздевание, а в слова. Тут эта игра была широко известна, так что вскоре мы уже увлечённо шарили глазами по окрестностям, потому что по поставленному мной условию, называть мы могли только те предметы, на которые могли указать рукой.
  
   Следующая неделя прошла всё в том же сонном ритме. Хината довольно быстро подружилась с Шизукой, как звали нашу малолетнюю спутницу, и проводила с ней значительную часть времени, обсуждая тряпки и кукол.
  
   А потом, нежданно-негаданно на наш караван напали разбойники.
  
   Время было уже за полдень, но солнце ещё высоко стояло в небе. Уже второй день мы ехали не по оживлённому тракту, ведущему в Югакуре и оттуда в Страну Мороза, а по боковой дороге, что шла в сторону моря и тех самых горячих источников, которыми была знаменита эта страна.
  
   Навстречу нам по этой же дороге выехал ещё один караван. Он состоял из десятка полупустых телег и полусотни хмурых личностей не самого опрятного вида. Охранники нашего каравана, конечно, забеспокоились, но не стали требовать от другого каравана с важно сидящим на первой же повозке купцом, чтобы те уступили им дорогу и переждали в лесу. Как только два каравана растянулись параллельно друг другу, прозвучал громкий пронзительный свист, и все работники ножа и топора бросились на нас, стремясь в первую очередь убить возниц и пассажиров. Судя по их действиям, в живых они никого оставлять не собирались.
  
   Наруто в этот момент ехал в повозке недалеко от хвоста каравана и кинувшегося на него разбойника с занесённым мечом встретил Разенганом, за что тут же и поплатился. Разбойник был обычным крестьянином и о такой вещи, как укрепление тела чакрой, даже не подозревал, так что встретившись с вращающимся шаром из чакры, он тут же превратился в фарш. А Наруто, потерявший от такого финала сосредоточенность, ещё больше усугубил ситуацию. Разенган развеялся, превратив в кровавые лохмотья всё то, что ещё оставалось от разбойника.
  
   В результате, юный шиноби застыл в ступоре, пялясь на своё тело, покрытое кровью и дерьмом. Вывел его из этого состояния пронзительный крик Хинаты. Стремление защитить свою подругу заставило Наруто отбросить все сомнения и ринуться вперёд, за одно раскручивая новый Разенган. Впрочем, уже секунду спустя он понял, что немедленная опасность его напарнице не угрожает.
  
   Когда началось нападение, Хината двумя быстрыми ударами отбросила одного из нападавших и от волнения сняла с себя Хенге. Увидев протектор Конохи, ещё один бандит схватит её подругу Шизуку и приставил нож к её горлу.
  
   - Не подходи! - Заверещал он.
  
   В ответ, куноичи ринулась спасать заложницу, но не успела. Быстрое движение ножа почти полностью отделило детскую голову от тела, попав лезвием между позвонками. Тут-то Хината и закричала от горя и обиды. Она так хотела спасти свою подругу, но в результате ничем не смогла ей помочь.
  
   Появившийся тут же Наруто встретил убегающего бандита Разенганом, уже не обращая внимания на кровь и кишки - аура из чакры позволяла исключить вероятность того, что хоть капля из них попадёт на шиноби. Это первую секунду боя Наруто позабыл об этой защите, действуя согласно памяти, вложенной на тренировках, где кровь появлялась только в исключительных случаях.
  
   - Хината, ты как?
  
   - Он убил её. Убил. - Девочка зашлась в рыданиях.
  
   Наруто кинул взгляд на голову девочки, что валялась на земле неподалёку.
  
   - Не время плакать. Нужно отомстить им, пока они не убили кого-то ещё.
  
   Эти слова вселили нужный настрой в сердце Хинаты, и она поднялась на ноги, активировав своё додзюцу.
  
   - Бьякуган.
  
   После этого она бросилась в сторону нападающих, и принялась наносить быстрые и сильные удары, каждый из которых ломал кости или вминал грудную клетку до самого позвоночника. По лицу её текли слёзы, но это были слёзы ярости и желания мести.
  
   Наруто не отставал, приглядывая за напарницей и носясь в разные стороны. Чтобы не тратить время на создание Разенгана, он бил людей выплесками чакры из ладони. Эта техника получалась у него не очень хорошо, но простым крестьянам хватало. Они буквально разлетались кровавыми кусками, заливая кровью всю землю вокруг.
  
   Я в это время сидел рядом с Какаши на крыше самой высокой повозки и из пистолета отстреливал тех нападавших, что приближались к гражданским лицам или, наоборот, пытались убежать. Остальных разбойников сдерживала охрана каравана, в то время как к ним приближалось неминуемое правосудие в виде двух разъярённых генинов.
  
   С нападавшими было покончено уже через пять минут. Живым не ушёл никто. Хината лично прикончила "купца", пытавшегося сдаться в плен и что-то лепечущего о награде за него живого в ближайшем магистрате. Какаши хотел было прекратить разбазаривание ценных источников дохода, но я остановил его всего лишь одной фразой:
  
   - Им нужен опыт, а не деньги.
  
   Судя по хмурому выражению его единственного глаза, Какаши понял, о каком опыте я говорил. Шиноби должен убивать. Убивать даже тех, кто молит о пощаде и упоминает о ждущих его голодных детях. А также, должен убивать самих детей, их родителей и всех прочих родственников до седьмого колена. Именно такие приказы они получали во время Третьей Войны. Да и про Вторую Войну ходили слухи ничуть не лучше. И чем раньше эти дети поймут, что за работу им уготовила судьба, тем проще им будет согласиться с жестокой реальностью.
  
   - А тебе такой опыт не нужен? - Поинтересовался у меня Какаши, когда последний из бандитов превратился в куски кровавого мяса, что разлетались от удара Наруто не менее чем на десять метров.
  
   - Моя тренировка с отцом включала и не такое.
  
  02.02.2017
  
   Значительную часть своей жизни в Конохе за последние несколько лет я провёл "тренируясь у себя в поместье" или "на тренировках с отцом". Именно так я залегендировал своё отсутствие.
  
   Сейчас же, сидя в центре пережившего нападение каравана, я размышлял о том, когда же ценность жизни человека для меня сравнялась со стоимостью очистки одежды от его потрохов. По всему выходило, что началось это ещё на Земле. Тогда я впервые осознал, что являюсь не телом, а сознанием - душой. И если душа существует, то уничтожение тела уже не выглядит настолько серьёзной проблемой. Ведь я довольно быстро нашёл сны тех людей, что помнили свои прошлые жизни.
  
   А уже в этом мире я и вовсе перестал ценить физическую оболочку смертных. Не имея своего тела, я довольно быстро забыл о его ценности для простых людей. И, пожалуй, уже поздно было что-то менять. Ценность жизни человека определялась для меня ценностью его души. И слова "заглянуть ему в душу" были для меня не абстрактной фразой, а описанием вполне конкретного действия.
  
   Души всех погибших сегодня разбойников прогнили насквозь. Одно только их присутствие рядом вызывало у меня лишь омерзение. Встречались такие люди и среди шиноби, но куда реже. Их, как правило, уничтожали свои же товарищи, для которых куда важнее была именно надёжность союзника.
  
   Ну и был ещё один момент. Я нанялся на работу и получаю деньги, чтобы убивать этих, а не тех. Вполне достаточное оправдание для небольшой кровавой вакханалии.
  
   Какаши тяжело вздохнул, поднялся на ноги и отправился делать выговор своим подчинённым.
  
   - Ну и что вы тут натворили? - Обратился он к Наруто и Хинате, стоящих возле места, где закончили свой жизненный путь последние разбойники, умолявшие взять их в плен.
  
   - А-а-а... ну... Какаши-сенсей, мы защитили караван. Они напали на нас, убили Шизуку и поэтому... мы... мы... - Наруто посмотрел на свои окровавленные руки.
  
   Какаши закатил свой единственный глаз и голосом страдальца произнёс.
  
   - Я спрашиваю не о том, почему вы их всех убили, а о способе, которым вы это сделали. Зачем было устраивать тут всю эту резню с потоками крови и горами кишков? Вы не могли сделать это чисто и аккуратно? - Хината обхватила себя двумя руками и началась мелко трястись. Видать, начался отходняк.
  
   - Но... так было быстрее. И мы торопились всех спасти. А они от одного лёгкого удара... Простите. Вы покажете мне, как нужно правильно убивать простых разбойников?
  
   Наивная улыбка на лице Наруто резала сердце Какаши не хуже ножа. В основном потому, что, говоря эти слова, Наруто оценивающе рассматривал охранников каравана, что не добавляло хорошей репутации деревне. Те уже и вправду начали думать, что их собираются извести на учебный материал, так что взгляд Какаши встретили с содроганием и тихими мольбами всем известным богам.
  
   - Покажу. Но после окончания миссии. А сейчас лучше подумайте, как очистить дорогу и караван от всего этого дерьма.
  
   - Я этим займусь. - Предложил я свои услуги профессионального уборщика трупов.
  
   Чтобы отмыть всю кровь и дерьмо, мне понадобилось всего двадцать кубометров чистой воды. Я не стал материализовывать её из чакры, а добрался до ближайшего ручья и подчинил находящуюся в нём воду. После этого оставалось только очистить её и пройтись освежающим цунами по всему каравану, сметая останки бандитов. Сложенные в горку трупы Какаши захоронил с помощью дзюцу Стихии Земли. Я этой стихией предпочитал не светить, изображая владение только водой, молнией и огнём.
  
   Дальнейший путь мы также продолжили под маскировкой. Но на этот раз, окружавшие нас люди в страхе косились вслед своим спасителям. А ужасы, что они сочиняли по вечерам, превосходили реальность своей жестокостью с сотни раз.
  
   Что самое смешное, уничтоженная группа бандитов была вовсе не той, что ждал осведомитель. Осознав, насколько опасными являются охранники каравана, он попытался было подать об этом весточку своим подельникам, но тут уже вмешался я. Банальное гендзюцу заставило предателя поверить, что нападение на караван произошло три месяца назад, а сейчас тут никаких ниндзя нет.
  
   Вторую банду грабителей обнаружила Хината. С помощью своего бьякугана она периодически проверяла окрестности и без проблем разглядела целую толпу, прячущуюся по обе стороны дороги впереди. В результате, было принято решение остановить караван, а наша тройка выдвинулась вперёд на зачистку местности.
  
   Наруто, как всегда, изображал из себя виндикатора, уничтожая врагов взрывом чакры. Хината отрабатывала на них свой "Укус змеи", отравляя Стихией Смерти. Эти бандиты перед смертью завидовали тем, кого убил Наруто. Я же взял на себя функцию удержания периметра, постоянно телепортируясь по разные стороны от засады и уничтожая врагов выстрелами из пистолета. Поддавшись всеобщему деструктивному порыву, я использовал заряды из чакры Стихии Молнии, которые сначала парализовали цель множеством пробегающих по телу молний, а потом взрывали её изнутри, оставляя обугленный скелет.
  
   Чтобы упрочить нашу славу полных отморозков я предложил сначала провести через место засады караван, а только потом начать убирать трупы. Аргументация была железная - мы опаздывали, и задержка всего каравана могла сказаться на его безопасности.
  
   Посмотрев на кровавую кашу, гниющие трупы и обугленные скелеты, наши спутники спали с лица и всю оставшуюся дорогу обращались к нам исключительно с приставками "сама" и "доно".
  
   Путь нашего каравана не был простым. Мы добрались до курортного города на берегу моря, потом свернули на север, добрались до Югакуре, где купец и оставил большую часть своего товара, а взамен приобрёл всего две телеги качественной продукции кузнецов из Страны Мороза.
  
   Возвращались мы по главной караванной дороге, ведущей в Коноху. Буквально полдня мы шли по территории Страны Звука, где царствовал Орочимару, но миновали этот участок без каких-либо происшествий.
  
   Дальнейший наш путь по Стране Огня был омрачён рассказами о ещё одной банде, промышляющей грабежами и похищениями людей. Караван остановился на ночлег в небольшом городишке, где в ресторане за ужином нам и рассказали эту историю словоохотливые местные жители, зашедшие пропустить стаканчик саке перед сном.
  
   Особенно они негодовали на то, что эта банда похищает молодых девушек, а потом их трупы находят в реке с отрезанными головами. По-видимому, это что-то переключило в мозгах у Наруто, так что он немедленно предложил Какаши найти и уничтожить эту банду. На очевидный аргумент, что нам за это не платят, Наруто сказал, что как будущий Хокаге он не может позволить всякому отребью грабить граждан своей страны. Хината поддержала эту идею, сказав, что нам как команде сенсоров нужна тренировка в обнаружении скрытых лагерей противника. Я же начал упирать на то, что нам нужно провести тренировку скрытного уничтожения лагеря противника.
  
   В конце концов, аргументов накопилось столько, что Какаши понял, что проще дать нам то, что мы хотим, чем всю дорогу выслушивать наше нытьё.
  
   После того, как караван окончательно разместился на ночь, Какаши повёл нас на дело, оставив на подстраховке свой клон, а также десяток клонов Наруто.
  
   Пользуясь подсказками местных жителей, стоянку бандитов мы обнаружили уже через пару часов. Те не утруждали себя маскировкой, собираясь вернуться в Страну Рисовых Полей до того, как по их следу придёт команда из Конохи.
  
   После небольшого совещания было принято решение провести как можно более скрытную операцию. В идеале, все разбойники должны были умереть до того, как узнают о грозящей им опасности.
  
   Клоны Наруто оцепили стоянку разбойников по периметру, формируя контур, через который не должен быть пробраться ни один разбойник. Способности сенсора у Наруто пока что были развиты средне, но их вполне хватало для уверенного обнаружения противника на расстоянии в пятьдесят-сто метров. Так что один клон каждые двадцать метров давал достаточную гарантию надёжности оцепления.
  
   Устранение дозорных я взял на себя. С моей телепортацией мне не составило труда возникнуть над каждым из трёх постов и атаковать сидевшие там пары наблюдателей лезвиями из воды. Никто даже пикнуть не успел.
  
   А дальше мы втроём скрытно пробирались по лагерю, уничтожая спящих людей. Хината ещё в самом начале обнаружила место, где размещалось с десяток пленных девушек, и она сама взялась на этот раз спасти всех без потерь.
  
   Наруто пользовался мелкой версией воздушного клинка, который формировался в нескольких сантиметрах от его пальцев и бил не дальше, чем на метр, но этого было вполне достаточно, чтобы отрезать человеку голову.
  
   Я же пользовался своими пистолетами, выпуская оттуда заряды воды, которые в полёте разворачивались в водяное лезвие.
  
   Вопреки моим ожиданиям, мы смогли зачистить весь лагерь, так и не подняв шума. Только я столкнулся с сюрпризом, заглянув в одну из палаток. Это оказалось творение мастеров деревни Водоворота, скрывающее чакру шиноби, находящихся внутри. А именно они там и оказались - два генина с повязками деревни Звука. Но повязки я обнаружил уже потом, а в тот момент я сунул голову и руки в палатку и с удивлением нажал на оба курка. Генины от этого даже не проснулись, отправившись спать дальше в местный аналог ада.
  
   Хината, как и обещала, операцию по освобождению заложников провела безупречно, правда потом осталась там же, оставив остальных разбойников на нас. Вместо этого она принялась лечить девушек, одновременно погрузив их в сон, чтобы те не начали кричать или производить ещё какой шум.
  
   Какаши результатами операции был доволен, потому что головы двух генинов Звука ушли к нему в карман. Эта зачистка лагеря обернулась настоящей миссией B-ранга, которую Какаши обещал засчитать отдельно.
  
   Остаток миссии по сопровождению каравана прошёл без происшествий, и на двадцатый день после выступления мы вернулись в Коноху. Владелец каравана Хирага-баши минимум полчаса рассыпался в благодарностях и заверениях в его глубоком почтении, но денег на премию пожалел, ограничившись только подарками в виде красивых ракушек с надписями благих пожеланий. Такие безделушки за копейки продавались в одном из селений, которое мы проходили в пути.
  
   Вся эта эпопея принесла нам всего по пятнадцать тысяч рё каждому. Всего в полтора раза больше, чем если бы мы ходили полоть сорняки. Зато за двух убитых шиноби мы получили по двадцать тысяч. Особенно этому нежданному подарку радовался Наруто, получивший, наконец, свои личные карманные деньги в достаточном количестве, чтобы купить нормальный подарок Хинате. Через три дня после нашего возвращения в деревне прошёл фестиваль бумажных фонарей, на котором Наруто, краснея и заикаясь подарил своей пассии юката.
  
  03.02.2017
  
   Ещё одним неожиданным результатом стало получение Наруто прозвища. Ходящие о нём слухи расползались по деревне, превращаясь в сущие страшилки. Некоторые особо впечатлительные мамаши даже стали пугать своих детей тем, что к ним может прийти Наруто. Уже через неделю за сыном Четвёртого Хокаге закрепилось прозвище Кровавый Дождь. По слухам, которые мне пересказал Шикамару, Наруто в бою всегда старается уничтожить врага максимально кровавым способом, в идеале превращая его в фарш, который потом падает сверху на головы врагов, создавая дождь из крови.
  
   Когда я ответил посмеивающемуся Шикамару, что всё это так и есть, насмешка тут же сползла с его лица. А подробное описание первого настоящего боя Наруто и вовсе заставило побледнеть наследника клана Нару. Он ещё в академии не переносил вида крови, хоть и пытался это скрыть.
  
   А на восьмой день законного отдыха нашу команду вызвали в кабинет к Хокаге. Осмотрев нас строгим взглядом, Цунаде начала свою речь.
  
   - Во время последней миссии вы показали очень хорошие результаты. Особенно это касается тебя, Наруто. - Рыжее чудо расплылось в довольной улыбке. - Твоим именем уже пугают маленьких детей, что повышает доверие к системе образования шиноби нашей деревни. - Улыбка сползла с лица Наруто, сменившись недоумением. - Теперь враги десять раз подумают, прежде чем нападать на страну, в которой даже только что окончивший академию генин отличается полной безжалостностью к врагам.
  
   - Цунаде-басан, это была похвала? - Озадаченно потёр в затылке гроза всего континента.
  
   - Почти. - Ещё больше озадачили его. - В связи с необходимостью снизить накал страстей в деревне, я решила выдать вам ещё одну длительную миссию. На этот раз, речь идёт об охране важной персоны. Пригласите заказчика.
  
   Последняя фраза предназначалась стоящим у входа АНБУ, которые незамедлительно открыли входную дверь и пропустили в неё дедка бородатой наружности. В воздухе тут же поплыл запах перегара. Цунаде поморщилась, но довольно вежливо обратилась к вошедшему.
  
   - Тадзуна-сан, вот эта команда будет заниматься вашей охраной.
  
   - Эти недомерки? - Окинул он нас пьяным взглядом. - Что-то они не вызывают доверия. Особенно, вот этот мелкий.
  
   Тадзуна указал пальцем на Наруто и приложился к бутылке.
  
   - Чё сказал? - Тут же взвился самый мелкий из всех присутствующих. - Я великий ниндзя, меня зовут Узумаки Наруто.
  
   Тадзуна подавился саке, закашлялся, вытаращив глаза, и бухнулся на колени.
  
   - Наруто Кровавый Дождь? Простите меня господин. Я вас сразу не узнал. Это у меня со зрением проблемы. Прошу, пощадите меня. У меня внук вашего возраста дома остался. Прошу, умоляю, не губите.
  
   Все присутствующие ошарашенно переводили взгляд то с валяющегося в ногах Тадзуны, то на важно подбоченившегося Наруто.
  
   - Прощаю. - Милостиво кивнул последний. - На этот раз. - После этого уточнения поднявший было голову заказчик опять простёрся ниц.
  
   - Встаньте, Тадзуна-сан. - Сказала Цунаде потерянным голосом. - Как видите, мы весьма серьёзно относимся к вашей безопасности и выделили вам наших лучших ниндзя.
  
   - А-а-а... может, не стоит привлекать столь великих шиноби для защиты моей скромной персоны? Я бы согласился и на более скромный вариант.
  
   - Чего? Дед, тебя что-то не устраивает? - Хулиганистым голосом поинтересовался Наруто, заставив заказчика опять упасть на колени и начать извиняться.
  
   - Тадзуна-сан, подождите, пожалуйста снаружи. - По команде Хокаге, почти обмякшего заказчика под руки выволокли в коридор, после чего дверь под ним закрылась. - И так. - Продолжила Цунаде. - Это был широко известный в узких кругах архитектор, который занимается постройкой моста в Стране Волн. Этот проект крайне важен для нас с точки зрения внешней политики, так что мы решили выделить для этой миссии вашу команду. Ваша задача - охранять Тадзуну и его семью до тех пор, пока он не завершит строительство моста. На этом всё, свободны. Заказчик встретит вас через час у главных ворот Конохи.
  
   На этом инструктаж завершился и нас выперли из помещения.
  
   Через час мы собрались у ворот в ожидании заказчика, что всё никак не мог добраться до границы города. То ли перепил, то ли настолько испугался Наруто, что решил и вовсе никуда не идти. Через пять минут Какаши потерял терпение и отправился на поиски клиента, а ко мне довольно неожиданно обратилась Хината. Обычно она предпочитала общаться только с Наруто.
  
   - Урами-кун, скажи, а ты можешь научить меня какому-нибудь ниндзюцу, способному атаковать на расстоянии?
  
   Проблема дальнего боя всегда была проблемой для бойцов клана Хьюга. Все их техники были заточены под рукопашный бой и на расстоянии дальше пары метров по большей части были бесполезны. А те, что могли наносить урон, требовали такого количества чакры, что проще было добежать до противника и замесить его руками. Единственным приемлемым решением для них было метание кунаев, но этот вид атаки не отличался достаточной силой, чтобы представлять хоть какую-то угрозу для противника высокого ранга.
  
   Я уже помогал Хинате, поставив ей фуиндзюцу Стихии Смерти на кончиках пальцев. Видимо, и на этот раз она решила решить свою проблему за мой счёт. Просьба научить технике в мире шиноби по степени личности приближалась к просьбе снять трусы, что показывало степень отчаяния Хьюги. Эта неудачная попытка спасения девочки сильно ударила по её уверенности в себе.
  
   И что я могу ей предложить? Стихийные техники отпадают, а все остальные требуют не меньше чакры, чем техники Хьюга. Проблема была в том, что нейтральная чакра куда слабее взаимодействовала с материальным миром, чем стихийная. Зато, она куда сильнее взаимодействовала с самим пространством, так что только она использовалась в пространственных техниках и барьерах.
  
   С точки зрения искусства ведения войны, Хинате нужна была не техника ниндзюцу, а нормальное оружие по типу моего пистолета. За последние несколько лет я смог настолько улучшить фуиндзюцу, содержащиеся в пистолетах, что теперь по скорострельности и банальной мощи превосходил всех прочих шиноби, включая таких монстров как Хокаге и Райкаге. По крайней мере, если речь шла о бое один на один, а не один против миллиона. Но испытать это изобретение в реальном бою мне всё никак не удавалось из-за отсутствия подходящего противника.
  
   В случае же с Хинатой нужно было говорить в первую очередь об оружии, которое нельзя было бы забрать. То есть оставался только вариант с нанесением татуировки. Например, на ладонь правой руки. И если говорить о нанесении урона, то наиболее предпочтительной выглядела Стихия Молнии. Только не банальная молния, а шаровая - вроде той, что вылетает из моего пистолета.
  
   Вчерне вариант готов. Осталось только понять, что бы такого потребовать взамен у девочки двенадцати лет? Интим не предлагать. Остаётся только хорошее отношение. Но оно и так хорошее. Ладно, я сегодня добрый.
  
   - Дай правую руку. - Обратился я к Хинате, протягивая свою конечность для рукопожатия.
  
   Та нисколько не сомневаясь поздоровалась со мной, за что и поплатилась мгновенно нанесённой на ладонь печатью. Точнее, это для простых смертных выглядело мгновенным, а мне пришлось потратить двадцать минут под ускорением времени в тысячу раз, чтобы поставить ей довольно сложное фуиндзюцу, встроенное в её систему циркуляции чакры.
  
   - Это печать, позволяющая тебе атаковать шаровыми молниями. Вначале заполняешь её чакрой, а потом отпускаешь, после чего в цель летит готовая техника. Прицеливание мысленное, но ладонь должна быть направлена в сторону цели.
  
   - Спасибо, Урами-кун. - Поблагодарила Хината, рассматривая татуировку на своей ладони. В отличие от обычных фуиндзюцу, эта печать была выполнена в виде двух иероглифов, читающихся как "Райден", что можно было перевести как "Гром и молния" или "Сила молнии". Также, это было имя Бога Молнии в игре Мортал Комбат.
  
   Пока мы переговаривались, Наруто всё высматривал нашего заказчика. Его появление он отметил громким криком. Тадзуна шёл к нам под присмотром Какаши. Эта сцена вызвала у меня ассоциацию с эсэсовцем, ведущим пленного на расстрел, подталкивая его дулом автомата. Разве что заместо автомата Какаши использовал указательный палец.
  
   Тадзуна смиренно поздоровался с нами и пошёл вперёд по дороге, не смея оглянуться. Наруто было попробовал поиздеваться над ним, задавая провокационные вопросы, но получил подзатыльник от Какаши и дальше пошёл уже молча.
  
   Через полчаса неспешной прогулки я поинтересовался, а не думал ли наш клиент о том, чтобы прикупить какую бессловесную скотину и ехать на ней верхом? По моим подсчётам, даже самая ленивая лошадь могла сократить наше время в пути в два раза - с недели до трёх дней.
  
   На это предложение заказчик начал жаловаться на бедность его страны, его даймё, его города и, в конце концов, его самого. Согласно рисуемой картине, единственным человеком в Стране Волн, которому удалось выбраться из состояния тотальной нищеты, был некий Гато. Но, если следовать ходу сюжета оригинального аниме, мы должны были исправить это недоразумение в ближайшем будущем.
  
   На третий день неспешного ковыляния мы, наконец, добрались до оазиса. Дождя последнюю пару недель не было, а тут мы наткнулись на огромную лужу, что окружала дорогу с двух сторон. Деревья и трава в её окрестностях буквально воспряли и бодро шелестели зелёной листвой, в отличие от их пересохших родственников в паре десятков метров в стороне.
  
   Если бы речь шла о такой ситуации где-нибудь в пределах Москвы, то я бы подумал, что это очередной прорыв трубы или провал грунта. Но тут всё было ясно с первого взгляда - чакра Стихии Воды.
  
   Не успел я придумать план действий, как Хината и Наруто обменялись какими-то знаками и рванули вперёд. Узумаки, раскручивая Разенган, выбрал своей целью левую лужу, а Хьюга, заряжающая свою печать, правую. В результате, один из нукенинов обратился в кровавый бульон, а второй получил заряд молнии и всплыл кверху брюхом. К счастью, Хината рассчитывала именно на взятие пленного, так что после небольшого лечения нам удалось его допросить.
  
   Пока мы вчетвером насиловали нукенина в мозг, Тадзуна в трансе стоял и смотрел на лужу, в которой окончил свою жизнь второй шиноби. Там в алом водовороте временами всплывали куски, которые можно было идентифицировать как обрывки кишков или остатки мозгов. Наконец, получив достаточное количество информации, его мозг сработал, и заказчик упал на колени, согнувшись в рвотных позывах.
  
  04.02.2017
  
   Допрос показал, что нукенин работал на Гато и охотился на Тадзуну. Окончательно убедившись в этом, мы все четверо повернулись к Тадзуне, что сидел на земле и взирал на нас с неприкрытым ужасом в глазах.
  
   - Похоже, нам нужно допросить и нашего нанимателя. - Сделал предложение Наруто.
  
   Взгляд оного нанимателя упал на жертву предыдущего допроса, которая смотрела в небо бессмысленным взглядом, в котором отсутствовал малейший признак разума. Наше колупание в мозгах закончилось попыткой Наруто самостоятельно во всём убедиться, что привело к попаданию чакры биджу в мозг подопытного и закономерному превращению этого мозга в клеточный бульон.
  
   - Нет! Не надо! Я всё скажу. - Попытался отодвинуться от нас Тадзуна, но ноги подвели его, не желая сдвинуть даже на полметра.
  
   - Наруто, иди лучше проверь периметр. Может, тут ещё кто-то есть. А с нанимателем я поговорю сам. - Спас положение Какаши.
  
   Злой полицейский раздражённо пфыкнул и скрылся в зарослях кустов. А Тадзуна тут же выдал доброму полицейскому всю подноготную ситуации со строительством моста и начал умолять не убивать его, превращая в кровавый фарш, а по крайней мере позволить ему умереть одним куском.
  
   - И что мы будем делать? - Спросил я у Какаши.
  
   - Если нам будут противостоять шиноби, то миссия приобретает А-ранг. Мы можем отказаться, но деревня предпочитает выполнять все миссии, порученные ей. То есть мы сами можем решить, выполнять это задание или отправиться обратно в Коноху.
  
   - Я за то, чтобы вернуться в Коноху. - Раздался голос Наруто из кустов. Он давно уже сообразил, что эта миссия была банальной ссылкой, в которую его отправила Цунаде за "выбивание дури". Строительство моста вполне могло затянуться на месяц-другой.
  
   - Я тоже за возвращение. - Подала голос Хината, предпочитающая всегда вставать на сторону своего жениха.
  
   - А я думаю, что возвращаться смысла нет. - Выразил я своё отношение. - Всё равно нас тут же отправят на ещё более длительную миссию в ещё более дальний угол мира. Я предпочитаю выполнять охранную миссию рядом с морем, где есть пляжи и возможность отдохнуть на природе, а не в какой-нибудь Стране Мороза, куда нас непременно отправят в следующий раз.
  
   Какаши зябко поёжился, примеряя на себя подобную перспективу.
  
   - Я тоже за продолжение миссии. - Вставил он своё слово. - Поскольку я джонин, то имею два голоса, а значит, мы продолжаем миссию.
  
   В ответ на это решение раздался облегчённый вздох Тадзуны и раздражённый Наруто.
  
   К концу шестого дня путешествия мы добрались до берега моря. Страна Волн виднелась в пяти километрах от берега. Точнее, она виднелась, пока мы не спустились с довольно высокого склона холма к самой воде. А тут всё скрылось в туманной дымке, видимость в которой была не больше пары сотен метров.
  
   Здесь мы ещё полчаса шли по берегу, пока не наткнулись в одном из заливчиков на перевозчика, что должен был доставить нас на другой берег. По словам Тадзуны, это был его знакомый, который должен был помочь нам скрыться от внимания Гато, чьи люди контролировали паромную переправу. Смысла в подобной секретности я не уловил, но возражать не стал. Хочет играть в шпионские игры - пожалуйста. Любой каприз за ваши деньги.
  
   Мы разместились в узкой лодке, и лодочник начал тихо грести, направляя лодку к невидимой в тумане цели. Скоро туман скрыл нас со всех сторон и стало совершенно непонятно, куда мы вообще плывём. Не знаю, каким шестым чувством руководствовался лодочник, но через пару часов такой расслабленной гребли мы добрались до вожделенного острова.
  
   За это время я успел залезть к нему в голову и убедиться, что тот давно уже состоит в сговоре с Гато. Он специально двигался с черепашьей скоростью на вёслах, чтобы его пособник успел добежать до паромной переправы. Теперь же он по уговору должен был сообщить о месте нашего прибытия, включив двигатель лодки.
  
   Так и произошло. Только посудина отошла от берега на десяток метров, как лодочник бросил весла и кинулся к мотору, дёрнув за стартёр. Раздался громкий звук работающего двигателя, и лодка скрылась в тумане, после чего раздался громкий бульк и мотор умолк.
  
   - Что это было? - С волнением и страхом в голосе спросил Тадзуна.
  
   - Да это его гигантский осьминог съел. - Прояснил я ситуацию. - Он за нами всю дорогу плыл. Вы разве внимания не обратили?
  
   Тадзуна побледнел и как можно быстрее пошёл прочь от воды. Это и вправду был мой теневой клон в виде гигантского осьминога, которого я создал за те два часа, что мы плыли. Я не собирался оставлять безнаказанной попытку предать меня.
  
   Через пару минут туман вокруг нас сгустился, снизив зону видимости до пары десятков метров. Какаши дал сигнал перестроиться так, чтобы заказчик оказался в центре, а мы вокруг него. Наруто шёл впереди, Хината слева, я справа, а Какаши замыкал наше шествие.
  
   Хьюга активировала бьякуган и пыталась рассмотреть окружение с его помощью, но чакра, рассеянная в тумане, мешала видеть и ей. А я вот видел всё замечательно по той простой причине, что глаза моего теневого клона воспринимали инфракрасное и ультрафиолетовое излучение, которое с лёгкостью проходило сквозь туман.
  
   Шорох в кустах, издаваемый погружённым в гендзюцу зайцем, вызвал мгновенную реакцию со стороны Наруто, который кинул в него кунай. Пока все смотрели налево, с другой стороны дороги раздался звук рассекаемого воздуха и оттуда вылетел вращающийся гигантский меч. Какаши тут же сделал подножку Тадзуне и опрокинул его на землю.
  
   - Пригнитесь! - Крикнул наш наставник.
  
   Но я даже не думал уклоняться, хотя меч летел прямо на меня. Лишь в самый последний момент я двинул правой рукой и перехватил меч за рукоятку. Я цеплялся за землю под собой с помощью чакры, так что мгновенно остановил полёт меча и даже не покачнулся. Пока остальные шарили глазами по сторонам в поисках противника, а с нарочитым вниманием изучал меч. Он выглядел именно так, как и показывалось в аниме. Более того, на нём не было ни одной царапины или зазубрины, а лезвие было идеально острым.
  
   Я пару раз взмахнул мечом, примеряясь к его балансу.
  
   - Эй, ты! Отдай меч. - Раздался голос из тумана.
  
   - Не отдам. Ты его выбросил, а я подобрал. Что упало, то пропало. - Издевательски выдал я в ответ.
  
   - Ах ты мелкая сопля.
  
   Из тумана вышел Момочи Забуза собственной персоной. Тем временем Какаши и остальная команда отступили чуть в сторону, оставляя мне место для манёвра. Я знаками дал им понять, чтобы они защищали клиента, потому что враг не один.
  
   - А ты, значит, крупная сопля? Думаю, это тоже можно считать достижением. Быть самой крупной соплёй в своей деревне.
  
   Забуза не стал пререкаться со мной, а сразу бросился в атаку. Я опять не стал уклоняться, а лишь пару раз взмахнул мечом, рассекая водяной клон на несколько частей. Скорость моих движений была такова, что противник даже не успел среагировать на них.
  
   Следующую минуту я отбивался от Забузы, что всё не оставлял надежды вернуть утраченную собственность. Я не пытался уклоняться или как-то лавировать, а тупо стоял на одном месте, двигая лишь той рукой, которой держал меч. Время от времени его приходилось перехватывать другой рукой, чтобы отбить атаку с другой стороны.
  
   - Что ты мечом как оглоблей машешь? - Выразил он, наконец, мнение о моём фехтовальном искусстве.
  
   - Так это и есть оглобля. Вот тут даже дырочка есть, чтобы лошадиную сбрую привязывать. - Указал я на отверстие в плоскости меча.
  
   В ответ до меня донеслись неразборчивые ругательства. Забуза опять скрылся в тумане, и на этот раз, похоже, избрал целью самого Тадзуну, стоящего в окружении всей остальной команды. Со всех сторон на нас обрушилось жажда убийства, излучаемая мечником без меча.
  
   - Печень, лёгкие, позвоночник, сонная артерия, мозг, почки, сердце. Ранения в эти органы всегда смертельны. Куда бы мне ударить?
  
   - Мозг не трожь. - Опять вмешался я в этот спектакль. - Мне его и так каждый день выедают. Особенно этот - в рыжем костюме.
  
   Наруто недовольно покосился на меня, и этот момент Забуза выбрал, чтобы попытаться добраться до Тадзуны. Но эта кажущаяся отвлечённость не помешала Наруто встретить врага ударом Разенгана.
  
   Водяной клон рассеялся, а сразу за ним появилась фигура настоящего Забузы, что целился метнуть кунай в свою цель. Но тут сбоку вынырнул Какаши с активированным шаринганом и чидори в правой руке. Его ладонь погрузилась в левый бок Забузе, отбросив его в сторону. А Хината отбила рукой кунай, что противник всё-таки метнул в Тадзуну.
  
   Забуза отлетел к дереву, приложившись о него спиной. Он попытался встать на ноги, но тут же упал, начав блевать кровью.
  
   Мелькнула пара спиц и впилась в шею нашего противника, заставив его конвульсивно дёрнуться и замереть с остекленевшим взглядом. На сцене появился Хаку в маске ойнина деревни Тумана.
  
   - Примите мою благодарность. - Слегка поклонился он нам. - Я давно уже ждал шанса убить Забузу.
  
   - Кто ты? - Раздался подозрительный голос Наруто, что и не думал расслабляться, и теперь стоял, загораживая Тадзуну от нового участника событий.
  
   - Я ойнин деревни скрытой в тумане...
  
   Что ещё собирался сказать Хаку так и осталось неизвестным, потому что в него стремительным росчерком прилетела шаровая молния, выпущенная Хинатой. Фигура несостоявшегося ойнина несколько раз дёрнулась и свалилась на землю обугленной тушей, от которой поднимался дымок.
  
   - Зачем ты убила его? - Поинтересовался Какаши, внимательно осматриваясь по сторонам в поисках новых визитёров. - У нас и так напряжённые отношения с туманом.
  
   - Он врал, когда говорил про то, что является ойнином. - Ответила на это Хината. - Я увидела характерные признаки в колебаниях его чакры.
  
   А девочка растёт. И эта татуировка ещё раз показала, что мой подход к использованию способностей куда эффективнее. Вместо того, чтобы махать руками, складывая печати и предупреждая противника, Хината за долю секунды сформировала и кинула шаровую молнию. Хаку явно не ожидал такой подлянки от представителя клана Хьюга. Ведь расстояние между ним и девочкой было больше десяти метров.
  
   - А ещё, он врал, что убил Забузу. - Просветил я присутствующих, подходя к окровавленному телу. Взмахнув мечом, я одним движением отделил голову Забузы от тела. - Это я его только что убил.
  
   - А я? А мне? - Раздался недовольный голос Наруто. - Почему я никого не убил?
  
  05.02.2017
  
   - Ты защитил Тадзуну-сана, - успокоил его Какаши, - и отвлёк внимание Забузы, пока я заходил ему в бок. Так что все вы сегодня отличились. Но не расслабляйтесь. Миссия ещё не окончена, и нам нужно проводить Тадзуну-сана до его дома. Урами-кун, собери головы врагов и запечатай их в свиток.
  
   Какаши бросил мне свиток, предназначенный именно для таких целей. Это был второй, поскольку в первом уже хранилась голова одного из двух уничтоженных нами нукенинов.
  
   Я быстро повторил процедуру обезглавливания с телом Хаку и запечатал доказательство нашей победы в свиток.
  
   - А что ты будешь делать с мечом? - Поинтересовался Какаши, принимая свиток назад. Туман уже почти рассеялся, и он был уже более спокоен за жизнь клиента.
  
   - Себе заберу. - Уведомил я его, увлечённо размахивая этой бандурой. Отличная штука, чтобы порвать противнику шаблон. Этот меч по размерам больше меня, так что зрелище получается забавным. - Дома потом на стенку повешу.
  
   Какаши только головой покачал, но настаивать на сдаче трофея в государственную собственность не стал. Видать, понял по моему сияющему взгляду, что это безнадёжная затея.
  
   Ещё через пару часов уже в сумерках мы добрались до дома Тадзуны. Там нас встретила молодая женщина лет двадцати-пяти на вид. Она представилась как Цунами, дочь Тадзуны. Вся команда была рада наконец-то добраться до пункта назначения. Весь этот путь был изнуряющим, но не столько необходимостью идти, сколько необходимостью еле ползти по нашим меркам, при этом постоянно осматривая окрестности.
  
   Нам выделили большую комнату на первом этаже, где мы должны были жить во время выполнения миссии. Из неё был отдельный выход на улицу, а также проход на ту половину дома, где находилась кухня и прочие жилые помещения. Тадзуна же большую часть времени обитал в кабинете на втором этаже.
  
   Когда мы расположились в своих апартаментах и пили чай, весело переговариваясь в ожидании ужина, что готовила Цунами, к нам в комнату зашёл мальчик лет восьми с хмурым лицом.
  
   - Вы все умрёте. - Заявил он после того, как убедился, что всё наше внимание обращено на него. - Гато всех убьёт. Это всё безнадёжно.
  
   - Как тебя зовут? - Поинтересовалась Хината.
  
   - Инари. Мы все умрём. - Повторил он свою молитву.
  
   - На, держи. - Протянул я этому пессимисту свой подарок.
  
   - Что это? - Немного удивлённо спросил он, осматривая предмет.
  
   - Верёвка. Можешь идти вешаться. Всё равно ты умрёшь. А так даже ждать не нужно будет.
  
   Мальчик молча посмотрел на меня, взял верёвку и ушёл вглубь дома.
  
   - Урами, ты не должен так обращаться с представителями заказчика. - Начал читать мне нотацию Какаши. - Это отрицательно сказывается на репутации деревни.
  
   Тем временем, в коридоре раздались женские шаги, потом пара особо громких быстрых шагов, а потом истошный крик:
  
   - Инари!!!
  
   Вся наша команда гурьбой кинулась в коридор, а я остался сидеть на месте, потягивая чай. И чего так орать?
  
   Я нехотя встал и вышел в коридор. Там Какаши приводил в чувство лежащую без сознания Цунами, а Наруто и Хината с ужасом смотрели на тело Инари, висящее под потолком в петле. Язык вывалился изо рта, из которого вниз ещё и стекала пена. Глаза вылезли из орбит, а лицо было синюшного цвета.
  
   - Что тут произошло? - Примчался на крики Тадзуна. Оттолкнув меня, он встал как вкопанный, уставившись на труп.
  
   Спустя ещё несколько секунд мимо протопал флегматичный Инари, который оттолкнул в сторону меня, потом деда, а потом с открытым ртом уставился на свой труп.
  
   - Инари! - Кинулась к нему мать, прижимая к груди и осматривая со всех сторон. - Живой. Живой!
  
   - Урами! - Гневно обратился ко мне Какаши. - Что это ты тут устроил?
  
   - Небольшую демонстрацию того, что такое смерть. Очень, знаете ли, мотивирует к тому, чтобы продолжать жить дальше.
  
   Я указал на побледневшего Инари, что не мог отвести взгляда от распухшего языка своего двойника. Я картинно щёлкнул пальцами, и теневой клон, висевший на теневой верёвке, исчез.
  
   Дальше состоялся душещипательный разговор, в котором Инари искренне пообещал, что не будет больше думать о смерти.
  
   На состоявшемся позднее ужине вся семья архитектора сердито смотрела на меня. Наруто прямо во время еды начал выяснять, действительно ли у висельников так вылезает язык, за что получил заслуженный подзатыльник от Какаши.
  
   Следующие пару дней мы провели, по очереди охраняя Тадзуну. Я было попробовал подбить Какаши на наши тренировки, но тот сказал, что занят важным делом и не может отвлекаться.
  
   Ага, знаем мы это важное дело. Он постоянно заигрывал с Цунами, а по ночам в нашей комнате "ночевал" его клон, в то время как оригинал подвергал повышенным нагрузкам кровать в комнате хозяйки, из-за чего оная хозяйка весь день ходила сонная, то и дело решая прилечь поспать, в то время как наш бравый командир в этот же момент вдруг случайно решал подменить себя клоном. Эти двое отрывались на всю катушку, не заботясь о завтрашнем дне и живя лишь сегодняшним.
  
   Все эти махинации прошли мимо Наруто и Хинаты, так что из нас троих только я был в курсе происходящего и постоянно смотрел на Какаши с ироничной улыбкой.
  
   Работы по постройке моста шли ни шатко, ни валко. Народ особого энтузиазма не проявлял, еле таская ноги на фоне тотального голода и разрухи. Я же посвятил это время поискам тайного убежища Гато. Оно располагалось в подземной крепости, что в свою очередь находилась внутри огромной пещеры.
  
   Вся эта конструкция отдавала изрядным сюрреализмом и была построена с участием деревни Водоворота. Попасть в это место можно было только через стационарный портал, активируемым специальным амулетом, без которого определить местонахождение принимающей стороны портала было невозможно. Узнав о гибели Забузы, Гато перекрыл всё сообщение с внешним миром, и мне пришлось искать его, путешествуя по снам его прихлебателей.
  
   И вот, на третий день нашего дежурства Гато, наконец, собрался силами и храбростью, чтобы выступить против нас. Надо признать, что слухи о его невероятном богатстве были сильно преувеличены, поскольку 99.99% всех его активов составляла стоимость подземной крепости. Сам же Гато был обычным криминальным воротилой, никогда не удалявшимся от своей родной деревни дальше, чем на полсотни километров.
  
   Вполне естественно, что подобный деревенский увалень слабо представлял себе, кто такие шиноби. Все истории про них он считал сказками, а сами шиноби не стремились развеять его заблуждения - много чести для такого отребья.
  
   Так что он выдвинулся в сопровождении пары сотен голов всякого сброда, которых условно можно было считать людьми. Нападать на архитектора он посчитал пустой тратой сил, а потому отправился прямо на мост.
  
   Я же в это время принялся зачищать его базу, уничтожая оставшихся охранников и вскрывая все сейфы, где Гато хранил свои ценности. Я надеялся найти не только деньги, но и свитки деревни Водоворота, но жестоко обломился в своих мечтах. Я не смог найти не только свитков, но и денег. Гато, как и наш сенсей, жил одним лишь днём и стремлением к накопительству не страдал.
  
   Тем временем, пока Гато добирался до моста, Тадзуна вернулся домой, чтобы пообедать. Вместе с ним вернулись и его охранники, которыми сегодня числились Наруто и Хината. Я официально защищал дом, а Какаши взял на себя роль стороннего наблюдателя.
  
   Как только мы собрались и приступили к еде, как в дом ворвался окровавленный рабочий, что прибежал сюда аж от самого моста с мечом в спине. Перед своей кончиной он успел поведать нам, что Гато и его банда напали на рабочих моста и убивают всех без разбору.
  
   Мы тут же всей командой ринулись к мосту, оставив на охрану дома десяток клонов - моих, Наруто и Какаши.
  
   Мост встретил нас горами трупов и радостно ржущими бандитами, что окружили последний десяток выживших рабочих во главе с бригадиром смены.
  
   - Как вы посмели ослушаться меня? - Выговаривал им Гато, крутя в воздухе своей тростью. - За вашу непокорность я сдеру с вас шкуру живьём, а потом скормлю акулам.
  
   На этом вступительная часть трагедии завершилась, и на сцене появились мы. Наруто создал сотню клонов, которые разбежались по окрестностям, блокируя все пути отхода. Мы же не останавливаясь врубились в строй врагов, убивая их с особым цинизмом. Наруто, как всегда отличился наиболее красочным способом убийства. Пробегая сквозь строй врагов, он буквально поднимал две кровавые волны по сторонам, вселяя ужас в сердца тех, до кого не смог дотянуться. Я же тестировал свой новый меч, разрубая каждого из врагов на несколько кусков.
  
   Пока я с Наруто зачищал местность, Хината и Какаши пробились к последним выжившим работникам и освободили их, одновременно захватив в плен самого Гато. Тот с ужасом смотрел на то, что вытворял Наруто и готов был уже валяться в грязи, чтобы заслужить право на жизнь.
  
   Через десять минут мы закончили с отловом последних бандитов и вернулись к Гато и работникам, что стояли на краю недостроенного моста.
  
   - Что он вам тут говорил? - Поинтересовался Наруто, рассматривая виновника всей этой истории.
  
   - Грозился, что спустит с нас шкуру, а потом скормит акулам. - Хмуро выдал бригадир. Он был, пожалуй, единственным человеком здесь, что ещё пребывал во вменяемом состоянии.
  
   - Тогда именно это я с ним и сделаю. - Заметил Наруто со мстительной улыбочкой.
  
   - Ты ведь хотел выяснить, вываливается ли язык при повешении. - Подала голос Хината.
  
   Гато от такого обилия вариантов было дёрнулся сброситься с моста, но был схвачен под руки клонами Наруто. Какаши же вообще от всех этих проблем отстранился и стоял чуть в стороне, показывая, что к этим маньякам он отношения не имеет.
  
   - Точно! Спасибо, что напомнила, Хината. - Девушка зарделась от похвалы, а Наруто повернулся обратно к Гато. - Значит, сначала я сниму с тебя шкуру, потом мы тебя повесим, а потом скормим акулам.
  
   - Нет! Прошу, умоляю, пощадите!!! - Заорал Гато, сопротивляясь попыткам клонов снять с него одежду.
  
   Но слушать его никто не стал. Вначале его раздели, срезав одежду, следующим шагом срезали кожу, потом просунули голову в петлю из найденной неподалёку верёвки, а потом Наруто ещё минут десять игрался с акулами, то спуская наживку вниз, то дёргая её вверх.
  
  06.02.2017
  
   Когда от Гато осталась одна голова, Наруто огорчённо вздохнул и счёл правосудие совершённым. Мы посмотрели на залитые кровью и усеянные трупами камни моста и пошли обратно домой к Тадзуне - обедать.
  
   На следующий день архитектор обрадовал нас известием, что постройка моста затягивается на неопределённый срок, возможно, на несколько лет. Гато уничтожил всех работников, а новые наниматься на их место не спешили. Меня такая перспектива, признаться, не устраивала. На местных островах не было ни нормальных пляжей, ни мест для купания, так что оставаться тут дальше я смысла не видел.
  
   Поскольку наш приказ однозначно требовал охранять Тадзуну до окончания строительства моста, у нас оставалось два варианта. Или самим прикончить архитектора, завалив миссию, или достроить этот чёртов мост. Я решил попытаться решить проблему вторым способом, но начал издалека.
  
   - Скажите, Тадзуна-сан, а кто финансирует строительство моста?
  
   - Наш Даймё и ещё трое купцов, управляющих большей частью всех предприятий на острове.
  
   - Я могу предложить им способ быстро и качественно достроить мост. Но, как вы понимаете, не бесплатно.
  
   - Я понимаю, но у нас и так нет денег. - Завёл свою пластинку архитектор.
  
   - Я тоже понимаю. И потому готов достроить мост за процент от прибыли, которую вы будете получать от его работы.
  
   - Но... мы не планируем получать от него прибыль. Он лишь станет торговым путём, что позволит нам торговать с другими странами, не тратя деньги на постройку судов.
  
   - Значит, вам нужно изменить эту концепцию. Вы будете взимать небольшую плату за пользование мостом с каждого путника и за каждую повозку. И будете отправлять мне всю полученную прибыль. А ту часть платы за проход, что полагается прочим партнёрам по бизнесу, можете и вовсе не вводить.
  
   - А-а-а... ну-у-у... я... я не могу принимать таких решений.
  
   - Конечно, поэтому, сейчас вы отправитесь на приём к Даймё и изложите эту идею ему. И доведите до его сведения, что других способов достроить мост у него, скорее всего, просто не будет.
  
   В результате, мне пришлось ещё три дня выкручивать руки местным денежным мешкам, чтобы добиться от них принятия своих условий. А потом ещё три дня мы с Наруто занимались достройкой моста.
  
   Проверив уже готовую часть моста, я выяснил, что при постройке были допущены многочисленные нарушения технологии строительства, вызванные желанием сэкономить на количестве цемента, так что пришлось значительно переделать и эту часть, раскрыв своё владение Стихией Земли. Я банально сплавил весь материал моста в один кусок, попутно превратив его в гранит. То же самое я сделал и с недостроенной частью - Наруто своими клонами таскал стройматериалы, а я сваливал их в кучу и придавал им форму с помощью дзюцу Стихии Земли.
  
   Перед самой церемонией открытия моста у меня спросили, как назвать сие творение моего архитектурного гения, на что я предложил посвятить его Наруто. Каково же было моё удивление, когда, придя на место церемонии открытия моста, я обнаружил красочные плакаты с названием "Мост Кровавого Дождя". Видать, жителям надолго запомнилась картина усеянного трупами моста, с дождевых стоков которого стекали целые ручьи крови.
  
   Теперь официально я и Наруто входили в список собственников моста и получали часть прибыли от собираемой на нём платы. Это позволило мне надеяться откреститься от участия в этом мероприятии Конохи и, соответственно, от необходимости делиться с её руководством доходами.
  
   До Конохи мы добежали за один день. Выступив из Страны Волн на рассвете, в главные ворота столицы Страны Огня мы вступили через час после заката.
  
   А следующим утром мы навытяжку стояли перед Хокаге, отчитываясь перед ней за выполненное задание.
  
   - И почему вы так рано вернулись? - Задала она нам вопрос, с явным неудовольствием поглядывая то на меня, то на Наруто.
  
   - Мы же выполнили задание. - Удивился Наруто. - Тадзуна жив, а мост построен.
  
   - Но ведь в ваши обязанности не входила постройка моста.
  
   - Не входила. - Вмешался я, пока Наруто не испортил шанс, что дала нам Цунаде своей ошибкой. - Поэтому, мы построили его в свободное от выполнения миссии время.
  
   - То есть вы взяли миссию на постройку моста? - Обнаружила свою ошибку Хокаге.
  
   - Нет, конечно. Мы выкупили мост за небольшую сумму, после чего уже строили наш мост в наше свободное время.
  
   Цунаде недовольно цыкнула и стала прохаживаться перед нами туда-сюда.
  
   - И конечно же день возвращения в Коноху вы выбрали совершенно случайно?
  
   А что не так с нашим возвращением? Я что-то упустил?
  
   - Цунаде-басан, мы вернулись, как только смогли. - Взял слово Наруто. - Даже ни одного выходного дня себе не взяли. Чего ты сердишься?
  
   Хокаге только ещё раз недовольно цыкнула.
  
   - Ладно, раз уж вы так вовремя возвратились, то вот, держите эти бланки. Завтра начинается экзамен на звание чунина, так что ваша команда может принять в нём участие.
  
   - Ура! Я стану чунином! Я стану Хокаге! - Завёл свою пластинку Наруто. Цунаде только недовольно поморщилась и сделала нам знак выметаться из кабинета.
  
   - А вас, Какаши, я попрошу остаться. - Обратилась она к нашему начальнику, что весь этот разговор изображал из себя фикус, тихо стоя в углу комнаты и не отсвечивая.
  
   Попался, Штирлиц. Вот сейчас на тебя всех собак понавешают.
  
   Мы быстренько вымелись из кабинета, а затем и из башни Хокаге. Оставаться рядом с недовольным начальством желания ни у кого не было.
  
   - Может, пойдём отпразднуем успешное завершение миссии? - Подал идею Наруто. - Я тут такое классное местечко знаю...
  
   - Ичираку-рамен? - Уточнил я, скептическим голосом.
  
   - Какой рамен, ты что? Это забегаловка для бедных. А я приглашаю вас в настоящий ресторан: Королевский суши-салон Микадо-сенсея. - Назвал он самый дорогой ресторан города.
  
   С получением постоянного источника дохода Наруто резко причислил себя к элите общества. За первый же день работы моста он получил больше денег, чем за всю свою карьеру ниндзя. Впрочем, он рисковал спустить всю эту сумму сегодня в ресторане. Цены там и вправду были королевские.
  
   - Ну, пойдём праздновать. - Согласился я. - Хината, ты идёшь?
  
   - Конечно.
  
   Но далеко уйти мы не смогли, потому что на дорогу перед нами выбралось чудо инженерной тевтонской мысли в виде окрашенной под цвет тротуара картонной коробки с двумя отверстиями для глаз. Наруто с квадратными глазами наблюдал, как эта штука шустро ползёт в нашу сторону, притворяясь деталью ландшафта.
  
   - Наруто, мне кажется, тут возникла какая-то неровность в тротуарном покрытии. - Обратился я к своим товарищам, подходя к коробке. Та сделала попытку уползти, но я придавил её сверху ногой.
  
   - Действительно, - принял он мою игру, сверкая улыбкой, - наверняка это дефект строительных работ.
  
   - Думаю, нам нужно исправить его, сравняв с землёй. - Под коробкой раздалось отчаянное шуршание, но с места она сдвинуться не смогла.
  
   - Предлагаю использовать Разенган. Он отлично полирует все неровности.
  
   Блондин создал упомянутую технику в своей руке, и она начала издавать характерное жужжание. Из-под коробки вытекла струйка мочи, а шуршание переросло в попытку пробить стенку коробки изнутри и невнятные крики.
  
   - Мне кажется, или тут кто-то кричит? - Поинтересовался я.
  
   - Бьякуган. - Отреагировала на моё замечание Хината. - Я ничего не вижу. Тут никого живого нет.
  
   Голоса начали спорить о том, является ли их маскировка слишком идеальной.
  
   - Ну что, я приступаю? - Поинтересовался Наруто.
  
   - Конечно.
  
   Я поднял ногу и сделал шаг в сторону. Коробка тут же отлетела в сторону, открывая вид на троицу великих ниндзя. Я уже был знаком с Конохамару, так как он был не менее известным хулиганом, чем Наруто в своё время. Двух остальных я знал только по аниме. Моэги сидела в луже, которую она сама и наделала, а Удон ревел в три ручья, невнятно прося пощадить его.
  
   Конохамару вскочил на ноги и бросился прочь, оставляя своих друзей на растерзание.
  
   - Лови шпиёна! - Закричал я вслед.
  
   Мы втроём погнались за улепётывающей добычей, но буквально после пары поворотов шпион столкнулся с фигурой в чёрной одежде, неожиданно вышедшей из-за угла. Конохамару полетел на землю, а Канкуро от неожиданного толчка был вынужден сделать шаг назад.
  
   - Эй, больно же! - Заявило препятствие, поднимая виновника ДТП за шкирку.
  
   - Держи шпиона! - Выкрикнул я, подходя поближе.
  
   Конохамару начал забавно перебирать ногами в воздухе, а Канкуро с интересом уставился на нас. Из-за его плеча вышла девушка, в которой я узнал Темари.
  
   - Это ваше? - Поинтересовался Канкуро, потряхивая застывшую в ужасе добычу.
  
   - Это шпион, который пытался украсть тайны Конохи. - Заявил Наруто.
  
   - Я не шпион, я Конохамару. - Сделал очередную попытку вырваться мелкий хулиган.
  
   - Вскрытие покажет. - Уверил его Узумаки, доставая набор пыточных инструментов.
  
   Этот набор инструментов для работы по металлу Наруто купил у какого-то торговца, во время торжеств по случаю открытия моста. Тогда я не понял, что его в нём заинтересовало, но теперь это стало очевидно. Все эти пилки, ножички, крючочки и иглы производили неизгладимое впечатление на неокрепший детский разум.
  
   - Нет! А-а-а-а! Я не шпион. Спасите меня. - Обратился он к держащему его представителю деревни Песка.
  
   - Если ты не шпион, то зачем мне тебя спасать? - Поинтересовался тот ленивым голосом. - Вот если бы ты был шпионом...
  
   Конохамару в ужасе начал метаться, пытаясь выбрать, какой из вариантов признания будет менее мучительным. А Канкуро на пару с Наруто озарились предвкушающей улыбкой.
  
   - Что тут происходит? - Послышался строгий и усталый голос.
  
   - А, Гаара. Мы тут шпиона поймали. Как ты думаешь, Коноха заплатит нам, если мы сдадим его АНБУ?
  
   - Хватит уже в эти детские игры играть. Мы тут по делам. - Обломал его Гаара. - Пошли.
  
   Канкуро разочаровано вздохнул и перевёл взгляд на инструменты, что держал в руках Наруто.
  
   - Что это за штуки? - Поинтересовался он.
  
   - Набор для вскрытия. - Гордо ответил хозяин. - А ещё, его можно использовать для допроса. Видишь вот этот крючок? - Наруто показал самый опасный на вид экземпляр своей коллекции. - Его нужно через нос вставлять прямо в мозг, после чего использовать для передачи чакры и погружения жертвы в гендзюцу. Показать?
  
   Конохамару посмотрел на инструмент прямо перед своим носом и обмочился.
  
  07.02.2017
  
   - Я бы посмотрел, но мне нужно идти. Держите своего шпиона.
  
   Канкуро разжал руку, и Конохамару взял старт, даже не долетев до земли. С впечатляющей скоростью он проскользнул между нами и скрылся за поворотом на соседней улице.
  
   - Как тебя зовут? - Решил познакомиться с нами представитель Суны, обращаясь к Наруто.
  
   - Наруто Кровавый Дождь. - Гордо представился тот.
  
   Это имя заинтересовало уже Гаару.
  
   - Тот самый Наруто? - Немного недовольным голосом уточнил будущий Казекаге. - Говорят, ты убил сотню человек, превратив их в кровавый фарш.
  
   - Врут. - Уверенно ответил Узумаки. - Их было минимум две сотни. А вас как зовут?
  
   - Я Сабаку но Канкуро, это Сабаку но Гаара и Сабаку но Темари. Вы на экзамене на чунина будете?
  
   - Конечно!
  
   - Вот там и встретимся. - Многообещающе заявил Канкуро, закидывая свою марионетку на плечо.
  
   - Идём. - Поторопил его Гаара, окидывая нас быстрым взглядом и направляясь прочь.
  
   - Я вас запомнил. - То ли угрожающе, то ли дружелюбно ответил Наруто, маша рукой на прощание.
  
   После этого небольшого приключения мы направились в ресторан, где и зависли до самого вечера.
  
   Следующим утром мы собрались перед академией за полчаса до начала экзамена. На бланках было указано, что мы должны прибыть в кабинет номер 301. Это был большой зал на третьем этаже, куда мы за все годы обучения так ни разу и не попали. Думаю, не многие ученики вообще подозревали о наличии этого помещения в академии. Построивший её архитектор имел весьма своеобразное представление о том, как нужно планировать расположение внутренних помещений, плюс часть коридоров была отмечена как запрещённая для посещения учениками.
  
   Вокруг академии толпилась куча народу, а ещё большее количество соискателей теснилось во внутренних коридорах. Посмотрев на это безобразие, я решил сделать ход конём и пробраться к нужному помещению по потолку. Коридоры тут были достаточно высокими, чтобы мы смогли без проблем просочиться мимо конкурентов, прикрывшись моим слабеньким гендзюцу, отводящим от нас внимание.
  
   Поднявшись по лестнице на второй этаж, мы застали интересную сцену. Табличка на аудитории 201 была накрыта гендзюцу, заставляющим видеть 301. А на входе стояла пара джонинов, изображающих из себя великовозрастных генинов. Скопившаяся в коридоре толпа пыталась пробиться внутрь аудитории, но все желающие неизменно получали по шее.
  
   - В эту дверь никто из вас не пройдёт. - Вещал один из лже-генинов, возбуждая народные массы. - Слабакам не место на экзамене. Будьте благодарны, что я спасаю ваши задницы. Потому что если вы не сможете пройти мимо меня, то экзамена вам просто не пережить.
  
   Я задумал отличную шутку и дал знак своим товарищам дожидаться меня в противоположном конце коридора. Сам же я создал ещё двух теневых клонов, изображающих Наруто и Хинату, и спрыгнув вниз начал пробиваться сквозь толпу.
  
   - Ты чё тут, самый умный что ли? - Обратился я к одному из экзаменаторов. - А ну дай пройти.
  
   Я толкнул его в сторону, тот попытался ударить меня в ответ, но наткнулся на ответный выпад в печень, заставивший его сделать шаг назад и прислониться к стене. Второй противник тоже получил свою оплеуху и предпочёл со мной не связываться. Бил я так, что даже джонин вполне мог лишиться пары-тройки лишних органов.
  
   - Слабаки. - Заметил я, пропуская вперёд своих клонов и заходя следом.
  
   Несколько генинов вдохновились моим успехом, но получили ещё более жёсткий отпор от охранников. Я осмотрел аудиторию, и увидел тут с десяток человек, что с довольной рожей осматривали почти пустой зал. "Хината" и "Наруто" заняли места за партами, а я вышел обратно в коридор.
  
   - Кто тут хочет на экзамен попасть? - Обратился я к присутствующим - Предлагаю сделку. Вы мне платите по десять тысяч рё за человека, а я защищаю вас от этих доходяг. - Народ взволнованно зашумел, обсуждая моё коммерческое предложение. - Иногда миссии можно выполнить не только грубой силой, но и через подкуп. - Вдохновил я сомневающихся.
  
   Ко мне тут же выстроилась очередь из желающих. Два охранника попытались воспрепятствовать, но, получив предупредительный удар по почкам, успокоились. После того, как поток желающих иссяк, я пересчитал выручку и протянул примерно треть пачки тому джонину, что всё ещё потирал свой правый бок.
  
   - Это ваша доля. Бдите дальше!
  
   С этими словами я развернулся и скрылся в классе. После этого я создал ещё одного теневого клона, а сам в этот же момент переместился в коридор к своей команде. Наши копии заняли места в почти полном классе, а оригиналы двинулись по пустой лестнице на третий этаж.
  
   - Лёгкие деньги. - Показал я Наруто пачку в двести тысяч рё. Тот в ответ только ухмыльнулся.
  
   За лестницей коридор проходил через большой зал, в центре которого нас встречал Рок Ли.
  
   - Крюгер Урами! Я хочу сразиться с тобой. - Закричал он, только увидев нашу троицу.
  
   Я не глядя кинул гендзюцу на этого маньяка рукопашного боя, и он принялся скакать по залу, сражаясь с воображаемым противником.
  
   Триста первая аудитория оказалась заполнена почти до отказа, даже несмотря на то, что больше половины претендентов так и не смогли до неё добраться. Мы сразу же заметили своих бывших одноклассников и направились к ним.
  
   - Привет, ребята. - Поздоровался я. - Вас тоже решили выдвинуть на чунинов?
  
   - Да. Это так напряжно. - Пожаловался Шикамару.
  
   - Вот увидите, я точно стану чунином. - Заявил нам Киба, а Акамару поддержал его звонким лаем.
  
   Саске только раздражённо пфыкнул на это заявление. Видать, между этими двумя шла напряжённая борьба за лидерство в команде.
  
   Я с удивлением обнаружил в толпе розовую причёску Сакуры. Та с надеждой смотрела на своего кумира, но приблизиться не решалась, так как её напарники тихо что-то обсуждали между собой, задавая наводящие вопросы и ей.
  
   - Я тоже стану чунином! - Закричал Наруто на весь класс. - Я тут всех в асфальт закатаю. Я великий Узумаки Наруто по прозвищу Кровавый Дождь!
  
   - Чего это вы тут орёте? - Обратился к нам подошедший Кабуто. - Тут и так народ на пределе. А с такими заявлениями они и вовсе вас при первом же удобном случае прирежут.
  
   - Да я сам кого хочешь прирежу. А ты вообще кто такой?
  
   Наши команды с интересом уставились на нежданного советчика.
  
   - Меня зовут Кабуто. Я уже не первый раз на экзамене, так что могу рассказать вам, что тут и как. Вся информация есть на моих информационных картах.
  
   Кабуто вытащил колоду своих карт и тут же лишился её, даже не поняв, что произошло. А я тем временем уже тасовал колоду, просматривая содержащуюся в ней информацию. Скопировать характеристики чакры Кабуто, чтобы активировать его карты, было для меня пустячным делом.
  
   - Эй! А ну верни. - Взвился тот, обнаружив пропажу.
  
   - Спокойно, не дёргайся. - Осадил я его. - Что тут у нас про Наруто пишут?
  
   Я вынул нужную карту и посмотрел изображённую там информацию.
  
   - Так-так. Тайдзюцу средне, ниндзюцу хорошо, фуиндзюцу отлично, гендзюцу и ирьёниндзюцу по нулям. Выполнил по одной миссии А, B, C и D-ранга. Отзывается на кличку Кровавый Дождь и имеет склонность дефрагментировать своих противников. Всё правильно, надо же.
  
   Наруто заглядывал мне через плечо, тоже просматривая содержимое карты.
  
   - А про этого зелёного тут есть? - Задал он вопрос.
  
   Под зелёным явно имелся в виду Рок Ли, который только что проскользнул во входную дверь аудитории, кинув на меня сердитый взгляд.
  
   Я перетасовал карты.
  
   - Рок Ли. На год старше нас. Выполнил двадцать заданий D-ранга и двенадцать C-ранга. Тайдзюцу отлично, всё остальное по нулям.
  
   - То есть он кроме как морду бить ничего не умеет? Ха-ха. - Рассмеялся Наруто. - А про Гаару есть?
  
   - Сабаку но Гаара. Сын Йондайме Казекаге из Сунагакуре. Характеристики неизвестны. Восемь заданий С-ранга, одно B-ранга.
  
   - Фигня. С моим А-рангом не сравнить. - Громко заметил Наруто, вызвав рассерженные взгляды всех представителей Суны.
  
   - Ладно, держи. - Вернул я карты их хозяину.
  
   На своей карте я обнаружил только самый минимум информации, что не могло не радовать.
  
   Кабуто с подозрением осмотрел карты и тут же спрятал их от греха подальше.
  
   - Кто это тут у нас такой громкий? - Раздался голос сзади.
  
   Я обернулся и увидел команду из деревни Звука. Досу резко кинулся вперёд, пытаясь ударить Наруто в голову. Но я оказался быстрее. Сделав шаг вперёд, я двумя пальцами коснулся звукового устройства на его правой руке, инициируя небольшой взрыв чакры Стихии Воздуха. Раздался резкий звенящий звук сломавшегося камертона, и правая рука нападавшего согнулась под прямым углом, образуя ещё один "сустав".
  
   - А-а-а-а!!! - Закричал Досу, отпрыгивая назад. Его предплечье было изуродовано, а пальцы смотрели в разные стороны.
  
   - Не так быстро. - Заметил я, усмехаясь в глаза ошарашенных свидетелей.
  
   - Зачем ты вмешался? - Спросил меня Наруто обиженным голосом.
  
   - У меня нет желания отмывать этот класс от потоков крови и дерьма. Да и присутствующие вряд ли обрадуются душу из подобного материала.
  
   - А-а-а... - Наруто смущённо почесал у себя в затылке. - Извини. Что-то я не подумал.
  
   Окружающие от такого диалога выпали в осадок и постарались отойти от нас подальше.
  
   Тут раздался громкий хлопок, и возле доски возникла целая команда джонинов, среди которых я заметил и двоих охранников двести первой аудитории. Возглавлял всю эту толпу здоровый двухметровый амбал, чьё лицо пересекали несколько длинных уродливых шрамов.
  
   - Меня зовут Морино Ибики. Я - экзаменатор первого отборочного тура этого экзамена. Все драки между участниками экзамена в этом туре запрещены. А особенно запрещается убивать кого-то. Кто ослушается, сразу вылетит отсюда вперёд ногами.
  
   Дальнейшие события протекали так же, как и в аниме. Мы получили вопросы и расселись по разным местам. Я ради интереса просмотрел список задач, но быстро убедился, что ответов на заданные вопросы не существует. Это по большей части был или набор слов, вовсе лишённый смысла, или вопрос, предполагающий столько вариантов ответов, что листа с заданиями для них точно не хватило бы.
  
  08.02.2017
  
   Я послал в воздух свои клоны-пылинки. Используя их как летающие глаза, я довольно быстро нашёл подсадных участников, что уверенно строчили ответы на вопросы. За Хинату я не сомневался. Своим бьякуганом она уже следила за листом одного из нужных людей.
  
   С Наруто же ситуация решилась довольно просто. Один из моих клонов влетел ему в ухо, где продиктовал ответы на все вопросы. Напряжённое лицо блондина тут же разгладилось, и довольная улыбка заиграла на его лице.
  
   Я заполнил свою анкету, а потом создал поверх неё теневой клон с абсолютно неправильными ответами и выставил этот лист чуть ли не на общее обозрение. Мои соседи тут же застрочили карандашами, а я ехидно ухмыльнулся ближайшему экзаменатору. Тот тоже ухмыльнулся в ответ и начал черкать в своём блокноте.
  
   Народ начал довольно активно вылетать с теста, попадаясь на списывании. Мои неправильные ответы разошлись по залу и к концу отведённого времени вокруг меня образовалось пустое пространство. Впрочем, все известные мне команды всё ещё оставались на своих местах.
  
   - А теперь настало время для последнего вопроса. - Обрадовал нас Ибики. - Тот, кто неправильно ответит на него, навсегда лишится возможности сдавать экзамен на звание чунина. Но вы можете отказаться отвечать и заранее покинуть класс. Вместе с вами будет дисквалифицирована и ваша команда.
  
   Народ начал в панике сдаваться один за другим. Наруто же сидел уверенный и довольный, как кот, объевшийся сметаны. Наверняка, рассчитывал на мои подсказки и вовсе не парился относительно возможности не сдать экзамен.
  
   Наконец, все желающие кончились, и Ибики объявил об окончании первого этапа экзамена. Пока народ радовался неожиданному исходу, я приготовился к небольшому представлению.
  
   Ещё во время экзамена пара моих клонов пробралась по внешней стене здания и поставила на окна барьеры, препятствующие проникновению материальных предметов, но совершенно незаметные. И вот, как только Ибики закончил объяснять подноготную первого этапа, в окно рядом с ним ударилось сгруппированное тело.
  
   Митараши Анко собиралась пробить окно и эффектно влететь внутрь класса, но в результате отскочила от барьера как резиновый мяч.
  
   - Да будь проклят тот, кто наставил тут эти барьеры. - Донеслись до нас приглушённые ругательства с улицы.
  
   Следующая попытка преодолеть неожиданное препятствие закончилась также, как и первая. Разве что теперь Анко столкнулась с ним кулаком, а не головой. Третий удар ногой изо всех сил показал, что этот путь закрыт достаточно надёжно, чтобы не поддаться усилиям всего одного шиноби.
  
   Через пять минут Анко вошла в класс через дверь и с угрюмым лицом уставилась на нас.
  
   - И чья это была идея?
  
   - О чём вы, Митараши-сан? - Уточнил Ибики.
  
   - Кто додумался поставить барьеры на окна?
  
   - Возможно, это был стекольщик, которому надоело ставить новые стёкла каждый раз, как вы входите в какое-то помещение. - Ехидно ответил глава отдела дознания.
  
   Анко с вызовом посмотрела на него, но решила в спор не вступать.
  
   - Я второй экзаменатор, Митараши Анко. - Представилась она классу. - Все, кто прошёл первый этап, следуйте за мной.
  
   Она опять по привычке ломанулась в окно и на этот раз таки расколотила его, всё также отскочив от барьера.
  
   - Чёрт! - Выругалась она, окинула класс злобным взглядом в поисках ухмыляющихся лиц и пулей вылетела в дверь. Народ тут же ринулся на выход, не желая потерять экзаменатора из виду.
  
   Через полчаса наш марафон закончился на границе зоны, огороженной высоким забором и барьером из чакры. С той стороны ограды росли деревья поистине титанических размеров. Даже по местным меркам они были огромны, возвышаясь над округой подобно горному плато.
  
   - Добро пожаловать на место проведения второго отборочного этапа экзамена. Это тренировочный полигон номер 44, также известный как Лес Смерти. - Обрадовала собравшихся Анко.
  
   Она специально подвела группу к главному входу, который весь был разукрашен предупреждающими знаками, сообщающими о смертельной опасности.
  
   - Скоро вы узнаете, почему этот лес называют Лесом Смерти. - Продолжила запугивание наш экзаменатор.
  
   - Да чего тут узнавать? - Взвился Наруто. - Это лес, в котором я замочу всех тех, кто мне не понравится.
  
   - Ути-пути, какие мы грозные.
  
   Анко обратила внимание на самого оранжевого из соискателей. Она достала из подсумка кунай и стремительным движением отправила его в сторону Наруто. Тот не стал стоять столбом, а отбил кунай голой рукой, отправив его в полёт вверх. Метательный снаряд вращаясь пролетел по параболической траектории и попал прямо в соломенную шляпу Орочимару, проткнув её насквозь сверху вниз и застряв на полпути.
  
   - Местное зверьё очень любит таких храбрецов, как ты. - Уведомила нас Митараши, приближаясь к Наруто плавной походкой. - Думаю, гигантские пауки, живущие в кронах деревьев, оценят вкус твоей крови.
  
   - Ха, нашла чем пугать. - Не впечатлился Наруто. - Отрывание лапок паукам - моё хобби.
  
   Эту пикировку прервал шипящий голос, раздавшийся из-за моего плеча.
  
   - Вот ваш кунай.
  
   Секунду спустя, мимо моей головы протянулся язык Орочимару, замаскированного под генина из деревни Травы. Как только зажатый в этой конечности кунай приблизился к Анко, я стремительным движением руки отрезал язык, использовав небольшое лезвие из чакры Стихии Воды.
  
   - Ой, простите. Вот ваши тентакли. - Протянул я Орочимару извивающийся подобно червю кусок его языка пару метров длиной. - Это у меня рефлекс. Не люблю змей.
  
   - Возьмите себе на память. - Нашёлся с ответом змей в человеческом обличье, недобро сверкая глазами. Он облизнулся, демонстрируя мне уже полностью здоровый язык.
  
   - Митараши-сан, вам запасной язык не нужен? А то ваш, по-видимому, недостаточно острый.
  
   - Хохмим, да? - Недовольно отозвалась наш экзаменатор. - Посмотрим, как вы на той стороне забора шутки шутить будете.
  
   Не обращая больше внимания на меня и Наруто, она вернулась на своё место перед собравшимися.
  
   - И так. Сейчас каждая команда получит один из двух вот таких свитков. - Продемонстрировала она нам свитки с иероглифами "небо" и "земля". - Ваша задача будет состоять в том, чтобы за пять суток успеть добраться от входа в Лес Смерти до башни, находящейся в его центре. В башню смогут войти только команды в полном составе, имеющие на руках два разных свитка. Все остальные будут дисквалифицированы. На этом экзамене вы можете использовать все свои способности, убивать и пытать противников, в общем, никаких ограничений нет. Как вы уже догадались, пройти это испытание смогут не больше половины команд. Сейчас каждый из вас подпишет вот такое заявление, снимающее с меня всю ответственность за ваши жизни. После этого команды по очереди будут подходить вон к тому столику за свитком. Через час каждая команда начнёт участие в соревновании, зайдя в Лес Смерти через отдельный вход.
  
   Пока длилась вся эта бюрократия со свитками и подписными листами, я обдумывал стратегию нашего поведения. Я собирался несколько подсократить количество финалистов, плюс решить ещё пару актуальных задач.
  
   Как только мы оказались перед нашими вратами, дожидаясь начала экзамена, я начал объяснять политику партии своим соратникам.
  
   - Наруто, Хината, на этом экзамене нам по возможности придётся отказаться от убийства противников.
  
   - Что? Это почему? - Недовольным голосом поинтересовался Наруто.
  
   - Этот экзамен проводится на основании мирного договора между деревнями. Они направляют на него своих лучших генинов, чтобы сравнить силы друг друга. Как ты думаешь, обрадуются ли наши союзники, если мы вырежем всех их шиноби?
  
   - Пфе. - Выразил Наруто своё отношение к политике.
  
   - Так что по возможности стоит ограничиться отбиранием свитка и парой тройкой сломанных конечностей. Предлагаю следующий план действий. Как только нас запускают внутрь, мы на максимальной скорости бежим к башне и устанавливаем там ловушку. Всех тех, кто попытается пройти внутрь башни, мы будет останавливать и решать, достойны они звания чунина или нет. У недостойных мы просто будем отбирать свитки и выкидывать их обратно в лес.
  
   От такого плана настроение Наруто опять улучшилось.
  
   - А что за ловушку ты поставишь? - Уточнила Хината.
  
   - Как добежим - покажу. Если вкратце, то она позволит свести противостояние к рукопашному бою, в котором у нас значительное преимущество.
  
   Как только ворота перед нами открылись, мы на полной скорости рванули вперёд. А я параллельно ещё создал сотню своих клонов, которых отправил в разные стороны для проведения разведки.
  
   Едва мы добрались до башни, как Хината подала нам знак остановиться.
  
   - Три человека прячутся среди ветвей дерева вон нам.
  
   - А вот и нужный нам свиток. Наверно. - Отметил я. Наруто получил в палатке свиток "небо", так что нам нужна была "земля".
  
   Мы поднялись по деревьям ещё выше места засады и напали сверху, сделав охотников своей дичью. Это оказалась команда из деревни Травы. Наруто смёл одного из них Разенганом, а я банально заехал второму ногой в печень. Третий прятался чуть получше, но когда он попытался атаковать нас, то получил шаровую молнию от Хинаты.
  
   - Чёрт! У них тоже "небо". - Расстроенно выдал Наруто, копаясь в сумке у своего противника. Тот застонал, когда блондин повернул его, побеспокоив сломанное бедро.
  
   - Слушайте сюда, неудачники. - Обратился я к трём генинам после того, как мы привели их в чувство и слегка подлатали, чтобы они могли передвигаться. - Ваш экзамен закончился. Свиток я забрал, а у вашего напарника сломана нога. Чтобы не сдохнуть в этом лесу, рекомендую вам двигаться отсюда прямо на запад. Там развёрнут лагерь для таких крабов, как вы. Всё, пшли отседа.
  
   - А почему крабы? - Поинтересовался Наруто, глядя вслед ковыляющим крабам, поддерживающим своего пострадавшего товарища.
  
   - Потому что у них не руки, а клешни. - Ответил я так, чтобы меня было слышно и представителям ракообразных. - Только и могут ими щёлкать. Хлоп-хлоп. Хлоп-хлоп.
  
   Наруто рассмеялся, а генины Травы вжали голову в плечи и ускорили шаг.
  
  09.02.2017
  
   Дальше я создал двадцать четыре клона и расставил их по углам шестиугольника вокруг башни. Четыре клона в каждом углу образовали треугольник с одним клоном в центре. После этого, центральные клоны активировали огромную печать фуиндзюцу диаметром в две сотни метров, а тройка прикрывающих их клонов поставила трёхгранный пирамидальный барьер, защищающий их от внешних угроз. Готово.
  
   - Эта печать нарушает циркуляцию чакры в пространстве и разрушает все дистанционные техники. - Объяснил я своим напарникам. - То есть как только чакра отходит от тела дальше, чем на пару десятков сантиметров, она тут же рассеивается. Так что мы будем сражаться с противником врукопашную. А ты, Наруто, сможешь использовать Разенган. Печать я буду активировать, как только кто-то достаточно далеко зайдёт за её границу. После этого мы окружаем противника и решаем, попускать его в башню или забрать все свитки, что он смог добыть.
  
   - Классный план. - Удовлетворённо заметил Наруто, разминая кулаки. - Давно хотел проверить своё тайдзюцу не только против вас двоих.
  
   Хоть я и недолюбливал рукопашный бой, сохранившиеся у меня навыки, скопированные с мастеров боевых искусств ещё на Земле, позволяли с лёгкостью раскидать местных доморощенных ниндзя, которые даже не пытались создать нормальную систему контактного боя. Только, разве что, Хьюга озаботились таким подходом, но и они в первую очередь ориентировались на использование чакры, а не самих ударах.
  
   В наших тренировках тайдзюцу я был на первом месте, Хината на втором, а Наруто был последним, что его всегда раздражало. Впрочем, по сравнению с остальными шиноби его навыки рукопашного боя были очень даже неплохими.
  
   Первыми в нашу ловушку попалась самая сильная команда экзамена после нас. Уже через полчаса после начала экзамена команда из деревни Песка во главе с Гаарой добралась до башни, имея два свитка в кармане. Они остановились перед границей печати, приготовились к бою и медленно пошли вперёд.
  
   Вокруг Гаары летал его песок, Канкуро вытащил двух своих марионеток, а Темари шла с развёрнутым веером наперевес. Я подождал, пока они пройдут половину пути до башни и активировал печать. Куклы Канкуро тут же свалились на землю безжизненными дровами, а песок Гаары полетал ещё пару секунд и бессильно осыпался, пытаясь вернуться к своему хозяину, медленно ползая по земле.
  
   - Попались. - Удовлетворённо заметил Наруто, возникший сразу за спинами команды Песка. Темари, мгновенно развернувшись, взмахнула веером, но до Наруто добрался лишь лёгкий ветерок. - О, а это освежает. Может стоит взять тебя в наложницы? Будешь махать мне веером, отгоняя мух. У тебя хорошо получается.
  
   Такое отношение вывело дочь Казекаге из себя, и она ринулась в рукопашную, но нарвалась на Хинату, вышедшую ей наперерез. Тем временем, я подошёл к Канкуро, размахивая впечатляющим мечом Забузы, а Наруто переместился к Гааре, что застыл чуть ли не в ступоре. Песок категорически отказывался подчиняться ему, а больше в его голову ни одной мысли прийти не могло - шок от потери своего основного оружия был слишком сильным. Более того, даже Шукаку перестал отзываться на его мысли - я не зря встроил в свою печать контур подавления биджу.
  
   - Э-э-э? Кто тут у нас? - Наруто обратился к Гааре голосом злостного хулигана. - Чего молчишь?
  
   - Я Сабаку но Гаара. - Ответил джинчурики, пытаясь сохранить остатки достоинства.
  
   - Чё сказал?
  
   Наруто подскочил к своему собеседнику, и между ними завязалась короткая рукопашная схватка, закончившаяся сокрушительным ударом Гааре под дых. Тот скрючился и отошёл на пару шагов назад. Темари попыталась броситься на помощь своему брату, но так и не смогла оторваться от Хинаты, а Канкуро стоял обливаясь потом, потому что я просунул его голову в отверстие в своём мече, и любое неосторожное движение вполне могло завершиться его обезглавливанием.
  
   - Сколько у вас свитков, а? Отвечай!
  
   - Кха! Два свитка. - Выдавил из себя Гаара впервые испытавший себя на роли жертвы дворового хулигана.
  
   - Точно два? А? Точно? А может три? А? А если проверю? - Наруто наседал, исполняя свою роль.
  
   Гаара попытался отскочить в сторону и покинуть зону действия печати, но только он сдвинулся, как под руки его подхватили два моих клона. Они были достаточно устойчивыми, чтобы существовать даже при работающей печати.
  
   - Точно два. - Признался Гаара, стискивая зубы в бессильной ярости.
  
   - Урами, он говорит, что у них только два свитка. - Довели до моего сведения результаты переговоров.
  
   - Эх. Тогда придётся их пропустить. Нам не с руки портить отношения с союзной деревней.
  
   - Чёрт. Мне нужно срочно кого-то убить. - Выдал он коронную фразу самого Гаары. - Так и хочется превратить его в кровавый фарш, который будет стекать с окружающий деревьев кровавым дождём.
  
   - Да ладно. Вон, следующую группу превратишь. Это команда из страны Дождя, так что дождь из них должен получиться более качественным.
  
   - Ладно, уболтал. - С неохотой согласился мой напарник, отступая от Гаары. - Слышали? Хватайте свои манатки и проваливайте, пока я не передумал.
  
   Я снял меч с шеи Канкуро, а Хината отошла в сторону от Темари. Вместе они подобрали марионетки, подошли к стоящему в прострации младшему брату и начали подталкивать его в направлении башни. Через несколько секунд тот очнулся, с ненавистью посмотрел на меня и потопал в сторону башни. Его песок всё также медленно полз за ним, отказываясь полностью подчиниться действию моей печати.
  
   Как только команда из Песка скрылась в дверях башни, я отключил печать. Гаара, почувствовал, как власть над песком возвращается к нему, и вновь обрёл уверенность в своих силах.
  
   - Я уничтожу этих тварей! - Чуть ли не закричал он. - Возвращаемся.
  
   Я опять включил печать, и песок тут же осыпался на пол зала.
  
   - А! Нет! Не бейте меня. - Тут же скорчился он в испуге, заслоняясь руками.
  
   Ха-ха. Забавно.
  
   На этот раз на отключение печати он не отреагировал, а лишь потерянным голосом обратился к Канкуро:
  
   - Открывай свитки.
  
   Дальше я сосредоточился на происходящем за пределами башни.
  
   Команда из Амегакуре оказалась крайне самонадеянной и вторглась на нашу территорию без малейшей предосторожности. После того, как их атаковали клоны Наруто, они активировали дзюцу Стихии Воды, которое должно было поглощать чакру врагов и забивать шумом их органы чувств. Я в ответ активировал свою печать, и неготовые к такому раскладу враги столкнулись с нами в рукопашном бою. Убежать они уже не успели, а все их способности ближнего боя банально не могли пробить покров чакры Хинаты и Наруто.
  
   Убедившись, что всё работает, как и запланировано, я оставил на дежурстве десяток своих клонов, а сам телепортировался к ещё одному своему клону, что следил за командой Саске. Тут уже начиналась ещё одна сцена из оригинальной истории - Орочимару собирался поставить свою фуин на малолетнего Учиха.
  
   Змеиный сеннин быстро вырубил Шино с помощью гендзюцу и оглушил ударом по голове Кибу. Акамару только получил сильный ушиб, но без команды своего хозяина додумался только охранять его.
  
   Саске пытался уворачиваться от ударов Орочимару и его змей, но раз за разом убеждался, что не способен ничего ему противопоставить. Наконец, после очередного сильного удара он отлетел к корням дерева и скрючился в позе младенца, пытаясь восстановить дыхание.
  
   - Что же ты не бежишь, Саске? - Обратился к нему змей, медленно подходя ближе. - Жертва всегда должна бежать, цепляясь за жизнь.
  
   Саске глубоко вздохнул, попытался подняться на ноги и упал, потеряв сознание.
  
   - С вами не интересно. - Раздосадовано отметил Орочимару, вытягивая шею и собираясь укусить свою жертву.
  
   Тут то я его и подловил. Телепортировавшись прямо под нос змею, я со всей силы ударил его ногой в челюсть. Голова моего противника разлетелась как гнилая тыква, а тело забилось в конвульсиях. Но уже через секунду из обрубка шеи выползло новое тело Орочимару.
  
   - Кто ты? - Недовольно обратился он ко мне.
  
   - Это не важно. Опытному образцу знать моё имя не обязательно.
  
   Сеннин злобно зашипел и бросился на меня в атаку. Он хотел попасть в меня банальным тайдзюцу, но я телепортировался на десять метров в сторону и распечатал свои пистолеты, которые легли мне прямо в руки.
  
   Первые пробные заряды были из Стихии Молнии. Именно ими я пользовался в большинстве случаев. Но тут они бессильно стекли по телу противника, лишь вызвав кратковременные судороги. А если так?
  
   Я переключил режим работы пистолетов и в летящего на меня Орочимару попали уже изменённые заряды. Теперь они работали не за счёт пропускания через тело противника разрядов постоянного тока большой силы, а за счёт множества мелких разрядов высокого напряжения, заставляющих сокращаться мышцы. Тело змея в полёте перекрутило и до меня он долетел злобно шипящим и свёрнутым в тугой узел.
  
   Мгновенно спрятав пистолет, я встретил его ударом чакры, копирующем удар Сенджу Цунаде. Орочимару разлетелся кровавым крошевом, которое секунду спустя оказалось теневым клоном. Оригинал же атаковал меня с противоположной стороны, но я опять телепортировался и прошил его тело водяными лезвиями, расчленив на части.
  
   Секунду спустя Орочимару опять вернулся к жизни, скинув ещё одну кожу. Он применил какую-то технику, которая окутала его светящимся ореолом и опять бросился на меня, применяя какое-то огненное дзюцу и одновременно призывая змей.
  
   Наши игры в догонялки тянулись минут десять, за которые я выяснил, что пробить броню из чакры могут только мои заряды Стихии Земли. Все остальные дзюцу банально растекались по телу Орочимару, причиняя минимальный ущерб.
  
   С точки зрения эффективности и убойной силы наилучшим образом показали себя цельнометаллические пули из вольфраммолибденового сплава, которые взрывались при попадании в цель. Сами пули состояли из чакры Стихии Земли и сохраняли свою материальность всего пару секунд, но этого было вполне достаточно, чтобы летящий со скоростью в тысячу метров в секунду заряд калибром в пару сантиметров пробил любую броню, а потом взорвался, используя сильное огненное дзюцу.
  
  10.02.2017
  
   Почти каждое такое попадание приводило к смерти Орочимару и его воскрешению. Меня он за это время ни разу задеть не смог, поскольку с моей скоростью восприятия, я мог телепортироваться из-под удара буквально за тысячную долю секунды.
  
   В конце концов, змеиный сеннин заперся в четырёхгранном барьере и решил передохнуть там, собираясь силами для дальнейшего противостояния.
  
   - Что же ты не бежишь, Орочимару? - Выдал я издевательским голосом. - Жертва всегда должна бежать, цепляясь за жизнь. - Жертва лишь зашипела в ответ. - С тобой не интересно. Я думал, ты будешь хоть немного сильнее, но сейчас вижу, что ты просто большой земляной червяк.
  
   - Я уничтожу тебя. - Выдал сеннин в ответ.
  
   - Наивные мечты. Пора с тобой заканчивать.
  
   Змей наивно полагал, что внутри барьера он находится в безопасности, но я развеял это заблуждение, телепортировав внутрь центнер своего недавнего изобретения - обычного химически чистого нитроглицерина. Ещё одно слабенькое дзюцу обеспечило взрыв достаточной силы. Суть данного фокуса была даже не столько в самом взрыве, сколько в производимом им количестве газов. Это подняло внутреннее давление внутри барьера настолько, что Орочимару возродился и сдох не меньше двух десятков раз, прежде чем смог отменить барьер.
  
   После такой встряски он попытался сбежать, но тут уже я не дал ему такой возможности. Я банально уничтожал его бронебойно-разрывными пулями большого калибра, не давая сдвинуться и на метр. На использование Каварими я лишь перемещался вслед за змеем, а более серьёзные пространственные техники прерывал, только почувствовав их применение.
  
   В результате, запас жизней и чакры у Орочимару подошёл к концу, и он принял свою естественную форму змеи с человеческим лицом и составным телом.
  
   - Ну что, признаёшь своё поражение? - Насмешливо спросил я тяжело дышащего сеннина.
  
   Так-то так получилось, что в этот момент мы опять оказались недалеко от Саске, что всё ещё валялся под деревом, но уже пришёл в сознание.
  
   - Признаю. - Согласился тот.
  
   - Ну, тогда прощай. - Выдал я, пряча пистолеты.
  
   Змей ожидал, что на этом я его добью, но я лишь телепортировался к Саске, пошарился у него в сумке и извлёк на свет свиток "земля".
  
   - Ладно, счастливо оставаться. У меня дела. - Обратился я ко всем присутствующим и исчез в облаке телепорта.
  
   Орочимару с минуту недоумевающе валялся на земле, приходя в себя, а потом стремительным движением рванул к Саске, укусил его за шею, ставя печать, и исчез в облаке обратного призыва, переместившись в мир своих змей. Учиха же зашёлся в крике от боли и опять потерял сознание.
  
   Тем временем, я направлялся к месту, где находилось следующее заинтересовавшее меня лицо.
  
   Худая красноволосая девочка из последних сил бежала по лесу, спасаясь от догоняющего её медведя. Его огромная туша загораживала полнеба и хрипела, заглушая все прочие звуки леса.
  
   И тут на пути девочки появился я. Она буквально упала мне на грудь и с безумной надеждой в глазах посмотрела в лицо прекрасного незнакомца в золотых одеждах.
  
   - Я спасу тебя. - Проникновенно сказал я, обнимая её за талию, и выстрелил в медведя из пистолета. Пуля попала зверю прямо в пасть, долетела до желудка и там сдетонировала, разрывая тушу в клочья. Только более-менее целая голова долетела до наших ног и свалилась на землю, клацнув зубами.
  
   Надеюсь, этот момент был достаточно запоминающимся, чтобы сохраниться в её памяти на всю оставшуюся жизнь.
  
   - Привет, Карин. Как себя чувствуешь? - Обратился я к одному из выживших членов клана Узумаки.
  
   - Хо... хорошо. А кто ты?
  
   - Меня зовут Урами. Крюгер Урами. И я здесь, чтобы вернуть тебя к твоей семье?
  
   - Семье? Ты... убьёшь меня? - В голосе девочки чувствовалось недоумение. Зачем спасать кого-то от неминуемой смерти, чтобы тут же добить своими руками?
  
   - Нет, конечно. Твоя семья - это клан Узумаки. Так что с сегодняшнего дня ты будешь являться его частью.
  
   - Но... как? Я не могу. Я шиноби Травы. - Последнюю фразу она произнесла с горечью в голосе.
  
   - Уже нет. Карин из Травы сегодня съел медведь, а на её месте появилась Узумаки Карин, жительница Конохи. Пошли, я познакомлю тебя с главой клана Узумаки.
  
   Я подхватил девочку на руки и использовал Хирайшин, чтобы перенестись в дом, где вот уже четыре года жил Наруто со своими родителями.
  
   - Кушина-сан. - Громко крикнул я, появившись в прихожей дома.
  
   - Да, я сейчас. - Раздался голос Кушины. Через десяток секунд она спустилась со второго этажа и уставилась на меня, всё ещё держащего Карин на руках. - Урами-кун?
  
   - Здравствуйте. У меня мало времени, так что буду краток. Это Карин, одна из потомков клана Узумаки. До недавнего времени она была шиноби Травы, но, думаю, там никто не будет горевать о её кончине в Лесу Смерти.
  
   Я, наконец, спустил девочку с рук и повернул её лицом к хозяйке дома.
  
   - Позаботьтесь о ней. Клан Узумаки всё ещё может возродиться.
  
   - Спасибо, Урами-кун. Твои слова много значат для меня. Ты сейчас возвращаешься на экзамен?
  
   - Да.
  
   - Как там Наруто?
  
   - Рвёт и мечет. На данный момент, наша команда собрала уже шесть свитков.
  
   - Семь. - Протянула мне свой свиток Карин.
  
   - Спасибо. - Поблагодарил я её с улыбкой. - Ладно, я пойду.
  
   - До встречи, Урами-кун. Пойдём, Карин-чан. Нам нужно поговорить, но сначала мы отмоем тебя от всей этой грязи.
  
   Я улыбнулся и телепортировался обратно к башне. Тут дела шли безо всяких проблем. Более того, Наруто выложил добытые свитки горкой на специальном подносе и устроил тотализатор, предлагая всем желающим сразиться с ним за этот призовой фонд - все наши свитки против всех свитков противника. Отказа он не принимал, расценивая как признание поражения.
  
   Я положил ещё два добытых свитка в кучу к остальным и уселся в кресло, материализовав большой стакан с попкорном. Похоже, это будут интересные пять дней.
  
   Ко времени окончания второго этапа экзамена, помимо нас в башню смогли пройти только пять команд. Это были команды Гаары, Ино-Шика-Чо, Неджи и Саске.
  
   Члены последней смотрели на меня волком за то, что я украл их свиток и они были вынуждены заявиться к башне, в надежде перехватить команду с двумя свитками. После того, как Наруто последовательно отпинал Кибу, Шино и самого Саске, ещё не освоившегося со своим джуином, я выдал им утешительный приз за храбрость в виде двух свитков. Учитывая то, что в нашем призовом фонде их было уже одиннадцать, мы ничем не рисковали. Троица проигравших молча проглотили обиду и позволила фактически провести их в финал по блату.
  
   Последней прошедшей командой была опять-таки команда из Конохи, под предводительством Кабуто. Тот с подозрением пялился на меня в течение всех переговоров, а потом сделал вид, что мой бой с Орочимару его не касается.
  
   Всех остальных претендентов мы отправили в лагерь крабов, который к концу пятых суток был уже достаточно многочисленным. Я не поленился поставить там палатки и вывесить два красивых разноцветных плаката с надписями: "Лагерь крабов" и "Даже если ты - краб, это ещё не конец".
  
   Самой запоминающейся из всех неудачников оказалась команда Сакуры. После того, как мы окружили их и предложили сразиться, пара генинов решила сразу сдаться, а Сакура начала ныть, умоляя нас пропустить их на следующий этап, чтобы она могла встать рядом с Саске.
  
   К моему удивлению, ответила на этот ной Хината, которая согласилась пропустить их, если они втроём смогут победить её одну. После чего она буквально за минуту искалечила всю команду, оставив им только возможность ходить, опираясь на костыли. А в конце заявила, что таким слабакам вообще не место среди шиноби.
  
   Мы вошли в башню за десять минут до окончания второго тура. В лесу больше не оставалось свитков для того, чтобы кто-то ещё смог пройти на третий этап экзамена. Лишь две команды сохранили свои свитки "земли", из принципа отказываясь отдавать их нам. Последние сутки они провели, прячась на окраине леса на максимальном удалении от башни.
  
   В башне я одновременно развернул все шестнадцать свитков, в результате чего перед нами материализовалась целая толпа экзаменаторов, свалившаяся в кучу-малу.
  
   И вот, все прошедшие второй этап собрались в заветном зале, где нас встречали капитаны команд и Хокаге. После всевозможных поздравлений и высокопарных слов о долге, чести, жизни и смерти нам всем предложили сдаться. А тем, кто не сдастся заранее, предложили принять участие в смертельном поединке один на один. В общем, ничего нового.
  
   Кабуто тут же отказался, мотивируя это получением серьёзных ран на втором этапе экзамена. Он и вправду выглядел помятым, также, как и его товарищи.
  
   Все участники экзамена поднялись на галерею второго этажа, а потом на табло появились имена участников первого поединка.
  
   "Хьюга Неджи против Хьюга Хинаты".
  
   Моё сердце, если бы оно у меня было, неприятно ёкнуло. Привет от канона. Нужно быть внимательнее.
  
   Когда мы пропускали команду Неджи в башню, он показательно игнорировал свою сестру, даже не глядя на неё. Но вот сейчас, когда двое Хьюг встали друг против друга, я заметил в глазах Неджи лютую ненависть.
  
   - Хината-сама, вы позор клана Хьюга. - Начал свою предвыборную речь Неджи. - Сдавайтесь. У вас слабый бьякуган, ваше тайдзюцу не соответствует традициям клана, а запас вашей чакры ниже, чем у рядового представителя побочной ветви. Как бы вы не старались, вам никогда не превзойти истинный талант, данный от рождения. - Это он на себя намекает? - Если вы не признаете своего поражения, то эта ошибка будет стоить вам жизни.
  
   - Я не отступлю. Это мой путь ниндзя. - Твёрдо сказала Хината в ответ.
  
   Рефери посмотрел на обоих участников и дал команду на старт.
  
  11.02.2017
  
   Неджи тут же бросился в бой, нанося сильные и быстрые удары. Покров из чакры, окружающий Хинату, мешал ему попадать в те точки, что он пытался атаковать, но не мог остановить град ударов. Хината, предпочитающая сначала оценить противника и только потом кидаться в бой, оказалась не готова к такому напору. Буквально за несколько секунд Неджи нанёс ей полсотни ударов и последние, судя по изменению потоков чакры в теле девушки, попали в цель.
  
   Применив толчок чакры, Неджи вывел свою противницу из равновесия и несколькими сильными ударами парализовал ей руки и ноги.
  
   - Хватит! - Крикнул Хаяте, останавливая бой, но Неджи это не остановило.
  
   Он сконцентрировал всю свою чакру в ладони правой руки и нанёс удар прямо в сердце Хинаты, собираясь как минимум пробить её в этом месте насквозь.
  
   В последний момент, когда казалось, что смерть девушки уже неотвратима, я поставил зеркальный барьер напротив её груди. Вырвавшийся поток чакры отразился от него и вернулся обратно к Неджи, ломая кости предплечья. Этот удар был гораздо слабее того, что пыталась нанести мне Цунаде, но даже он был смертелен для Хинаты, не ожидавшей такого яростного нападения с целью убить противника любой ценой.
  
   Неджи скривился и попытался нанести удар левой рукой, но его остановил Хатаке Какаши, спрыгнувший со своего места на балконе.
  
   - Бой окончен. - Ещё раз выкрикнул рефери, посматривая на трибуну, где собрались основные судьи. Но Хокаге не подала никакого знака, так что он посчитал случившееся допустимым. - Победитель Хьюга Неджи.
  
   До меня донеслось ки вперемешку с чакрой биджу. Наруто с глазами, горящими вертикальным алым зрачком, смотрел на Неджи, спокойно поднимающегося по лестнице.
  
   - Убью. - Скорее не как угрозу, а как обещание самому себе, прошипел Наруто.
  
   Я обратил свой взгляд на Хинату и перенёсся к ней, чтобы оказать первую помощь. Хотя наносимые Неджи удары были лишь подготовительными, они нанесли серьёзные повреждения СЦЧ Хинаты. Пока рядовые ирьёнины хлопали глазами, думая, что делать, а Цунаде беспристрастно взирала на это с трибуны, я властным движением руки откинул человеческий мусор и занялся лечением девушки. Тот факт, что мусор в лице ирьёнина отлетел на пять метров, меня особо не заинтересовал.
  
   Через пару минут с немедленным вмешательством было закончено, и Хинату уже можно было транспортировать в лазарет. Я подозвал главного ирьёнина, ответственного за медицинскую поддержку на экзамене, и объяснил ему, что в первую очередь нужно сделать, чтобы помочь девушке. Судя по глазам, тот не был согласен с моим курсом лечения, но, взглянув в лицо Цунаде, всё так же взирающей на нас с балкона, уверил, что выполнит все мои рекомендации.
  
   После этого мне оставалось только подняться на своё место и уверить Наруто, что с Хинатой всё будет в порядке.
  
   После того, как весь этот переполох закончился, рефери дал команду начать жеребьёвку следующего поединка.
  
   "Тсуруги Мисуми против Сабаку но Гаара".
  
   Исход этого поединка сомнений у меня не вызывал. Гаара с затаённым страхом посматривал на меня и с кровожадностью на стоящего перед ним противника.
  
   Как только была дана команда на начало боя, Мисуми и песок Гаары бросились вперёд, встретившись в центре арены. Обладатель сверхпластичного тела попробовал уклониться от песка, лелея надежду добраться до тела Гаары, но песок оказался быстрее. Он мгновенно затормозил непонятливого шиноби и окружил его со всех сторон.
  
   - Пустынный гроб. - Гаара протянул руку и сжал её. Песок сжался, и из-под него вырвались целые струи крови, а на лице джинчурики Однохвостого проступило чувство глубокого удовлетворения.
  
   - Победитель Сабаку но Гаара.
  
   То, что осталось от Мисуми, можно было признать результатом качественного разделения тела на фракции. Это было огромное количество крови и мясо с костями, высушенные до состояния спрессованной в шар мумии.
  
   После второго боя со смертельным исходом, который последовал за боем с почти погибшей Хинатой сдали нервы у последнего, оставшегося в живых, напарника Кабуто. Акадо Йорои поднял руку и во всеуслышание заявил, что сдаётся и хочет покинуть экзамен. Мешать ему никто не стал, тем более, что Орочимару на экзамене так и не появился, до сих пор зализывая раны в одном из своих убежищ.
  
   "Учиха Саске против Акимичи Чоджи".
  
   Я с интересом уставился на арену. С одной стороны, Саске был сильнее толстяка. Но с другой, ему прилично досталось, и теперь он еле стоял на ногах, не говоря уже о том, что печать джуин причиняла ему боль и поглощала всю свободную чакру в теле.
  
   Как только судья дал начало бою, Учиха с насмешкой в голосе обратился к своему сопернику.
  
   - Сейчас я тебя в асфальт закатаю. - Выдал он фразу, что довольно часто употреблял Наруто, скопировавший её у меня. Что такое асфальт никто не знал, но сама фраза многим нравилась.
  
   - Скорее наоборот. Никудан Сенша.
  
   Чоджи использовал свою коронную технику и, превратившись в мясной шар, начал кататься по всей арене, старательно пытаясь закатать Саске если не в асфальт, то как минимум в покрытие пола. Похоже, именно этого Учиха и добивался. Он минут пять просто прыгал в разные стороны, не особо при этом напрягаясь, а потом Акимичи выдохся и свалился без сознания, автоматом отменив свою технику. Детский сад.
  
   - Победитель Учиха Саске.
  
   - Пфе. Что это было? - Выразил своё мнение Наруто.
  
   - Это была битва двух гигантов. Чоджи пытался задавить своего противника мясом, а Саске решил задавить его интеллектом. И то, что он победил, говорит о количестве ума у пухлого.
  
   - Да, с этим сложно не согласиться. - Почесал в затылке блондин, никогда не отличавшийся способностью к стратегическому мышлению. Обычно, все озарения приходили к нему во время боя.
  
   "Тен-Тен против Сабаку но Темари".
  
   Этот бой ничем не отличался от показанного в аниме. Темари пару раз взмахнула своим веером и впечатала противницу в стену вместе со всем её металлоломом.
  
   "Сабаку но Канкуро против Рока Ли".
  
   А вот это уже было интересным. Пока Ли проходил мимо меня, я решил дать ему небольшой совет.
  
   - Ли, остерегайся отравленных игл противника. Они могут прилететь с любого направления. Так что лучше не затягивай этот бой.
  
   Зелёный человечек серьёзно кивнул мне в ответ и перед выходом на арену сбросил с себя все утяжелители, вызвав удивлённый взгляд Майто Гая.
  
   - Начали.
  
   - Каймон, Кьюмон, Сеймон. - Закричал Ли, последовательно открывая трое врат из восьми.
  
   После этого смазанная тень метнулась вперёд и начала кружить вокруг Канкуро, нанося град ударов. Тот попытался было использовать свои марионетки, но они разлетелись в клочья, даже не успев ничего сделать.
  
   - Омоте Pенге!
  
   Ли подбросил беспомощного противника в воздух и закружив того в воздухе обрушил вниз, пробив его головой покрытие арены. Чуть покачиваясь он отошёл в сторону и посмотрел на бессознательного противника. Пол вокруг Канкуро был забрызган кровью, но тот всё ещё был жив.
  
   - Победитель Рок Ли. - Заявил рефери.
  
   - Пусть представители Песка не думают, что могут безнаказанно убивать наших шиноби. - Выкрикнул Ли, адресуя свою речь Гааре. Больше он ничего объяснять не стал, а подобрал свои утяжелители и начал подниматься по лестнице на второй этаж.
  
   "Крюгер Урами против Абураме Шино".
  
   - Удачи. - Пожелал мне напоследок Наруто.
  
   Я одним прыжком перемахнул через перила второго этажа и оказался в центре арены. Пока жуковод медленно спускался вниз, я раздумывал как бы так его посмешнее победить, не сильно калеча.
  
   Его жуки могли поглощать чакру, вот только для этого им нужно было вступить в контакт с чакрой, что не контролировалась сознанием шиноби или контролировалась недостаточно хорошо. Проведённые ещё в академии опыты показали, что чакру моего клона эти жуки не могут сожрать в принципе. Слишком она была плотная.
  
   По результатам мозгового штурма, я решил использовать одну свою заготовку из раздела химического оружия. Речь шла о банальном дихлофосе. Я знал его химический состав и смог синтезировать эту гадость с помощью дзюцу Стихии Земли. Местные аборигены знать не знали о такой науке, как органическая химия, так что борьба с насекомыми тут в основном происходила с помощью чакры. В результате, жуки Абураме были крайне уязвимы перед любой химией. Я не сомневался, что как только они столкнутся с ней, то довольно быстро найдут способ противодействия, но вот сюрпризу подобного рода они ничего противопоставить не могли.
  
   Чтобы сделать свою победу абсолютной, я решил не только использовать уязвимость врага, но и скопировать его стиль боя. Я занял место одного из участников, а ко второму выслал десант из теневых клонов. Шесть моих "жуков из чакры" быстро проползли по арене и заняли место вокруг предполагаемого местонахождения Шино. Тот не стал меня разочаровывать и встал прямо в центр ловушки.
  
   Как только рефери дал команду начать бой, мои жуки сформировали печать фуиндзюцу, которая сформировала шесть цепей из чакры, мгновенно спеленавших жуковода. Тот послал на меня жуков, собираясь высосать мою чакру, но я встретил плотное облако мошкары распыляемым в воздухе дихлофосом, от которого они тут же падали замертво. Медленно подойдя к неподвижному Шино, я опрыскал его своим алхимическим составом со всех сторон и начал думать, а не поджечь ли мне его в качестве финального жеста.
  
   - Признаю я своё поражение. - Выдал тот спокойным голосом. - Жуки мои не смогли твой яд пережить.
  
   С этими словами он обмяк, и как только я развеял цепи из чакры, брякнулся об пол. Чего это с ним? Подробное исследование показало, что дихлофос убил не только тех жуков, что летали вокруг, но и тех, что жили в его теле. А поскольку отношения Абураме с жуками давно уже перешли на уровень симбиоза, то Шино потерял и способность управлять своей чакрой.
  
   Пришлось мне звать медиков и объяснять им, что следует срочно очистить тело пострадавшего от яда и мёртвых насекомых, а потом заселить ему свежую партию жуков от его родственника.
  
   - Победитель Крюгер Урами.
  
   Я поднялся наверх и получил порцию заслуженных комплиментов от Наруто.
  
   "Узумаки Наруто против Инудзука Киба".
  
   - Давай, покажи этому собаководу его место. - Дал я напутствие своему другу.
  
  12.02.2017
  
   Наруто с уверенной физиономией спустился вниз и занял своё место. Киба с не менее уверенной улыбкой пошёл вперёд, но с каждым его шагом, эта улыбка становилась всё более кислой и натянутой. Противники встали напротив друг друга, и Наруто обратился к оппоненту.
  
   - Киба, ты главное не бойся, больно не будет. Как говорится, раз - и всё.
  
   После этого Наруто сформировал Разенган и встал в позу, из которой он мог быстро атаковать противника. Киба посмотрел на эти приготовления, переглянулся с Акамару, вспомнил, как Наруто гонял его перед тем, как пропустить в башню, и громко сглотнул.
  
   - Я сдаюсь. - Выдал собаковод паническим голосом ещё до того, как рефери объявил о начале боя.
  
   Судьи немного посовещались и решили, что это можно засчитать как победу Наруто.
  
   - Победитель Узумаки Наруто.
  
   - Да! Я победил! Я стану Хокаге! - Весело закричал Наруто, с улыбкой забегая наверх по лестнице. А потом его взгляд упал на Хьюга Неджи, и улыбка тут же пропала, а в глазах зажёгся биджуган.
  
   Киба со смурной рожей поплёлся вслед за своим несостоявшимся противником, а Акамару крутился у его ног, пытаясь подбодрить. Не последнюю роль в таком решении Инудзуки сыграл тот факт, что место в окрестностях башни, где Наруто проводил свои соревнования, было изрядно загажено останками тех, кто рыжему апельсину не понравился. К моменту появления Кибы таких набралось пятеро, так что свою судьбу в случае более-менее реального столкновения он себе отчётливо представлял.
  
   - Я неудачник. Мне никогда не стать чунином. - Твердил собаковод себе под нос, когда проходил мимо меня.
  
   - Не отчаивайся. Ты, по крайней мере, жив остался. Такие монстры как Наруто раз в поколение рождаются. Так что на следующем экзамене ты наверняка сможешь стать чунином.
  
   - Это если Наруто чунином в этом году сделают. А ведь Цунаде-сама может такого решения и не принять. Тогда мне и во второй раз ничего не светит.
  
   Как это может не принять? Нужно ей соответствующее внушение сделать. А если не поможет, то мозги промыть. Или сразу Хокаге сменить. Жизнь и власть принцессы Сенджу повисли на волоске. Ладно, пусть живёт. Пока.
  
   А в это время Пятую Хокаге пробил озноб и дурные предчувствия, причину которых ей определить не удалось.
  
   "Нара Шикамару против Яманака Ино".
  
   Тут сила, конечно, целиком на стороне Шикамару. Вот только кроме удержания врага он мало что может. Разве что заставить противника биться лбом о стену. Посмотрим, что тут будет.
  
   Впрочем, бой меня разочаровал. Ино пыталась атаковать своего напарника по команде, но тот даже не пытался изобразить, что эти атаки ему чем-то угрожают. Как только Шикамару захватил Ино в теневой захват, та попробовала захватить его сознание и заставить сдаться, но Шикамару с ухмылкой использовал расширенную версию теневой марионетки, которая не просто заставляла повторять действия, но и вынуждала говорить то же самое. В результате, Ино начала сомневаться, стоит ли ей вместе со сдачей противника сдаться самой. Пока шли эти моральные терзания, чакра у неё закончилась, и ей ничего не оставалось, как только сдаться.
  
   - Победитель Нара Шикамару.
  
   На этом собственно, вторая часть экзамена закончилась, и нам представили турнирную таблицу финала.
  
   - Сейчас я назову кто с кем будет сражаться на третьем этапе экзамена. - Начал свою речь рефери. - Узумаки Наруто против Хьюга Неджи. Нара Шикамару против Сабаку но Темари. Крюгер Урами против Учиха Саске. Сабаку но Гаара против Рок Ли. Соревнования состоятся через месяц на главной арене Конохи. На этом, второй отборочный тур экзамена на чунина объявляется завершённым.
  
   После этого нас быстро выперли из башни и своим ходом отправили в Коноху через Лес Смерти.
  
   Впрочем, я и Наруто пошли не в Коноху, а в палату к Хинате, которая лежала под капельницей. По словам лечащего врача, Хьюги отказались помещать её в свою лечебницу, так что теперь её надлежало переместить в главный госпиталь Конохи. Этим я и занялся в первую очередь.
  
   Пришлось смотаться в Коноху, подготовить там отдельную палату, а потом вернуться обратно в башню в Лесу Смерти и перенести Хинату Хирайшином, после чего доставить в туже палату и Наруто. Тот пока что телепортацией не владел.
  
   Весь следующий месяц Хината пролежала в больнице. Выписывать её можно было уже через три дня, но я решил, что такое длительное "недомогание" будет отличным стимулом для Наруто. Так что я договорился с руководством клиники и оплатил месяц проживания девочки в палате. Всё равно свободных мест было навалом.
  
   Пока Хьюга изображала из себя смертельно больную, Наруто исступлённо тренировался. Он решил улучшить свой удар чакрой из ладони, с помощью которого разделывал простых крестьян. Вот только для шиноби такой поток чакры представлял не такую уж и большую опасность. При укреплении тела, волна из чакры могла лишь вызвать пару порезов или синяков.
  
   Но Наруто вбил себе в голову, что сможет повторить технику Гона Фрикса из рассказанной ему истории "Hunter X Hunter". Как виновник инфицирования его мозга этой идеей, я решил помочь своему другу.
  
   Для начала, стоило заменить обычную чакру в этой технике на чакру Стихии Воздуха, которой владел Наруто. Но после этого возникла проблема с тем, что агрессивная чакра буквально сдирала кожу с ладоней пользователя техники. Наруто это устраивало, а вот меня нет. Пришлось опять изобретать велосипед, в смысле делать фуиндзюцу, способное помочь в использовании этого ниндзюцу.
  
   На этот раз я не стал делать печать, выполняющую всю работу за шиноби, а сделал лишь костыль, позволяющий накапливать и мгновенно выпускать чакру. А придавать ей необходимую форму уже должен был сам шиноби. Это позволило упростить печать до максимума, и соответственно сделать её достаточно прочной, чтобы она могла выдержать те объёмы чакры, которыми манипулировал джинчурики.
  
   Так что Наруто раз за разом тренировался выпускать волну из чакры Стихии Воздуха. Я объяснил ему, что тут главное скорость распространения волны и её поперечная концентрированность. Это принципиально отличалось от техник тех же Хьюга, где чакра била из руки шиноби подобно воде из пожарного шланга.
  
   Через неделю Наруто смог добиться неплохого результата, разнося в щепки все установленные на полигоне мишени. В качестве поощрительного приза, я решил устроить сближение его отношений с Хинатой. Сближение во вполне прозаическом смысле.
  
   Когда Наруто вечером после тренировки наведался к своей подруге, то обнаружил, что в комнате нет стула. Пришлось ему присесть на кровать рядом с Хинатой, а потом на них напала такая сонливость, что они оба прикорнули по разные стороны постели, а проснулись уже голыми в объятьях друг друга. Секса в их возрасте ещё никакого быть не могло, но даже так, они не спешили разжимать объятий и всю ночь пролежали в обнимку, хоть и покраснели оба как раки.
  
   А утром их в таком состоянии застукал доктор, проводивший обход пациентов. Вслух он ничего не сказал, но зато передал сообщение Хьюга Хиаши. Так что к моменту, когда два голубка оделись, отец невесты вломился в помещение, пылая праведным гневом.
  
   - Как ты посмел осквернить честь принцессы клана Хьюга? - Закричал Хиаши, еле сдерживаясь, чтобы не заехать Наруто в челюсть. Останавливало его только присутствие в комнате меня, как нежелательного свидетеля. Я как раз выбрал правильный момент, чтобы проведать члена своей команды.
  
   - А какое право ты имеешь задавать мне этот вопрос? - Поинтересовался в ответ малолетний Казанова не менее сердитым голосом. - Ты ей что, отец что ли?
  
   Хиаши от таких слов ажно задохнулся, на секунду потеряв возможность говорить.
  
   - Да, я её отец.
  
   - Не похоже. Она уже неделю лежит в больнице при смерти, а ты даже ни разу не навестил её. Раз уж тебе безразлична её судьба, то не стоит делать вид, что тебя волнует, с кем она спит в постели.
  
   - Ах ты ублюдок! - Не сдержался Хиаши, делая попытку дать пощёчину Наруто.
  
   Вот только тот тоже не стоял столбом и перехватил его правую руку своей левой. Я услышал, как хрустят кости в предплечье главы клана Хьюга, и увидел, как в глазах Наруто загорается биджуган.
  
   От дальнейшей эскалации конфликта спасло появление Минато и Кушины, что ворвались в палату, чуть ли не вынеся дверь. В результате, переговоры сместились в политическую плоскость, и главы кланов Хьюга и Узумаки удалились. Минато хотел было увести и Наруто, проведя с ним воспитательную беседу, но в результате я вытолкал за дверь уже его самого вместе с доктором и парой любопытных медсестёр.
  
   - В общем, посидите тут, пока не закончатся переговоры между вашими родителями. Обед я вам принесу. - Выдал я своим напарникам и вышел из палаты.
  
   - И почему я не могу поговорить со своим сыном? - Поинтересовался у меня Минато.
  
   - Потому что у тебя вместо мозгов в голове кисель. - Выдал я ему откровение. - Пока ты будешь ругать Наруто, Хьюги похитят Хинату и запрут на территории своего клана. А потом он пойдёт её спасать и вырежет весь этот клан на корню. Ты этого хочешь? - Минато на это только начал хватать ртом воздух, не зная, что сказать. - Иди лучше помоги своей жене тянуть жилы из Хиаши. И начинай думать о выкупе за невесту.
  
   Четвёртый Хокаге, наконец, захлопнул рот и пошёл, куда послали.
  
   К вечеру вся ситуация более-менее разрешилась. Хината осталась жить в госпитале, где её постоянно охраняла четвёрка клонов Наруто. Оригинал же получил втык от родителей и обещание затренировать его так, чтобы сил ни на что другое у него не оставалось.
  
   Пока Минато гонял Наруто, выжимая из того все соки, я обнаружил в деревне эротического отшельника Джирайю. Тот как раз в очередной раз попался на подсматривании и удирал от толпы полуголых поборниц морали, выскочивших из бани.
  
   - Здорово, эро-сеннин. Как жизнь? - Поприветствовал я Джирайю, спрятавшегося от преследователей в небольшой забегаловке, где клиентов кормили лапшой.
  
   - Не жалуюсь. - Ответил тот, отвлекаясь от тарелки. - А ты кто такой?
  
   - Я великий отшельник с горы Мьёбокузан. - Представился я, копируя позу моего собеседника, запомненную по аниме.
  
  13.02.2017
  
   - Эй! Это я великий отшельник с горы Мьёбокузан. - Встал в аналогичную позу передо мной Джирайя. - Не нужно меня копировать.
  
   - Это ты меня копируешь. Я ведь первый представился.
  
   - Не ври. Ты скопировал моё уникальное актёрское мастерство. Где ты эту фразу услышал? Говори? Ты следил за мной?
  
   - Ой, да больно надо за тобой следить. - Отмахнулся я. - Если уж за кем-то следить, так это за молодыми невинными девушками, а порочные старики не в моём вкусе, извини.
  
   - А ты что, в своём возрасте уже разбираешься в девушках? - Скептически поинтересовался отшельник, возвращаясь к остывающей лапше.
  
   - Любви все возрасты покорны. - Процитировал я Пушкина.
  
   - Отличная фраза, надо записать. - Тут же полез за своим блокнотом Джирайя.
  
   - Только не забудь в своей книге упомянуть, что придумал эту фразу наследный император всея Руси Крюгер Урами.
  
   - Это ты что ли? А что за Русь? Ни разу о такой стране не слышал.
  
   - Эх ты, деревенщина. Русь - это название всего этого мира.
  
   - То есть ты - император всего мира?
  
   - Точно. - Важно согласился я. - Разве по одежде не видно?
  
   Джирайя осмотрел мой костюм с золотым шитьём и сапфировыми пуговицами и признался:
  
   - Видно. Как тебя ещё не ограбили с таким нарядом.
  
   - Ха. У меня уже есть целое персональное кладбище для таких идиотов.
  
   - Почему идиотов?
  
   - А кто ещё станет нападать на шиноби, чтобы ограбить его?
  
   - Так ты шиноби? - Удивился эро-сеннин, внимательно присматриваясь ко мне. - Что-то я чакры у тебя не вижу.
  
   - Это старческая слепота. Бывает. - Согласился я. - Так лучше видно?
  
   Я снял маскировку и изобразил типичную энергетику шиноби уровня Каге. Джирайя ажно лапшой подавился. Пришлось стукнуть его по спине.
  
   - Кха! Спасибо. Да, теперь я вспоминаю, что в совет Конохи вошёл ещё один клан Крюгер. А ты, значит, сын Крюгера Икари?
  
   - Точно.
  
   - Должен признаться, что не часто можно встретить шиноби с таким запасом чакры, как у тебя.
  
   - Да ладно врать. У меня в команде у напарника запас чакры ещё больше.
  
   - Это кто такой?
  
   - Узумаки Наруто. Слышали о таком?
  
   - А, да. - Сразу погрустнел Джирайя, потеряв аппетит.
  
   - Странно. А я думал, ты вообще о его существовании не догадывался. Это же твой крестник, которого твой лучший ученик назвал именем из твоей книги.
  
   - Ох, не трави душу. - Джирайя дал владельцу забегаловки знак принести саке и с жадностью присосался в вожделенной ёмкости.
  
   - Ты с Минато хоть раз встречался за последние пять лет?
  
   - Это не Минато. - Жёстко отрезал захмелевший сеннин. - Это нежить непонятного происхождения. Или ты думаешь, я не знаю, что душу Намиказе забрал к себе Шинигами? Так что душа Минато находится у него в желудке, а что за самозванец поселился в деревне мне дела нет. Это пусть кланы между собой разбираются.
  
   Джирайя опять присосался к кувшину саке, уже второму за пять минут.
  
   - Даже если тебя съели, у тебя есть как минимум два выхода. Мог бы у Шинигами спросить, есть у него кто в желудке, или он опять с голоду пухнет.
  
   - И как я его спрошу? Чтобы призвать Шинигами, нужно пожертвовать своей душой или использовать маску Шики Фуджин.
  
   - Эту? - Показал я маску, вытащив её из печати, где она хранилась все эти годы, с тех пор как я запечатал Шинигами в ловушке.
  
   - Да-да, её. - Пробормотал уже пьяный отшельник. - ЧТО? Откуда она у тебя? - Через секунду его меланхолия исчезла без следа, а глаза вылезли из орбит, уставившись на предмет нашей беседы.
  
   - Отец подарил. - Равнодушно сказал я, одевая маску. - Сказал, что это последнее напоминание об одном строптивом боге, что посмел ему перечить.
  
   - Перечить?
  
   - Ну да, они не сошлись в вопросе относительно пользы лечебного голодания. - Я снял маску, осмотрел её со всех сторон и спрятал обратно в печать.
  
   Джирайя сначала побледнел, оценив могущество того, с чьим сыном ему довелось общаться, а потом его мысли скользнули обратно к Минато.
  
   - Ой, я старый дурак. - Схватился он за голову. - Так, значит, это всё время был Минато? А я даже ни разу не пришёл проведать его.
  
   - Это пока ещё не поздно исправить?
  
   - Пока? То есть он может исчезнуть? - Подозрительно покосился на меня враз протрезвевший эро-сеннин.
  
   - Пока - это пока ты жив. В твоём возрасте уже следует начинать подбирать себе место на кладбище.
  
   - Ха, не дождётесь! Я ещё всех вас переживу.
  
   Джирайя замолк и о чём-то задумался.
  
   - Ты знаешь, где живёт Минато? - Спросил он у меня через пару минут.
  
   - Знаю. Но он сейчас тренирует Наруто. Могу тебя доставить к ним на площадку. Или ты предпочитаешь сначала поговорить с Кушиной.
  
   От упоминания Кровавой Хабанеро отшельник поёжился.
  
   - Нет, давай сразу к Минато. За одно и на сына его погляжу. Веди.
  
   Я ухмыльнулся, взял собеседника за руку и использовал Хирайшин. Поскольку в этот момент мы сидели на стульях, приземление вышло несколько неудачным. По крайней мере у Джирайи. Он приземлился на ноги и подставленную руку, поднялся и осмотревшись увидел Минато, что-то обсуждающего с Наруто, который озадаченно чесал затылок.
  
   Наше появление не осталось незамеченным, и отец с сыном уставились на нежданных гостей.
  
   - Ой, Урами. У тебя какое-то срочное дело ко мне? - Тут же задал мне вопрос Наруто, кося глазом на своего отца. Тот смотрел на Джирайю и внимания на нас не обращал. - Отец, я пойду помогу Урами. Он без меня не справится.
  
   Наруто быстро проскользнул перед Джирайей схватил меня за руку и торопливо повёл прочь.
  
   - Давай быстрее сваливать. А то меня опять на эти тренировки припашут.
  
   Я в ответ только усмехнулся и переместил нас во двор госпиталя, заранее зная, с кем хочет встретиться мой напарник. Оставив там Наруто, сам я незаметно вернулся к Минато.
  
   Я надеялся увидеть какие-то выяснения отношений, глобальный махач или ещё что забавное, но стал свидетелем слёзной драмы в стиле индийского кино. "Сын! Брат! Отец! А у меня на жопе такая же родинка, как у тебя на лбу!" Ну и так далее. Закончилось всё, как всегда, глобальной пьянкой. Минато хоть и не пьянел, сидел в ресторане вместе со своим учителем, пока за ним Кушина не пришла.
  
   А следующим утром Минато вломился в палату к Хинате, за ухо вытащил Наруто из её постели и повёл его на тренировки с Джирайей. Когда они добрались до тренировочной площадки, то обнаружили там меня, делающего разминку и изображающего саму невинность. Время от времени я пользовался полигоном клана Узумаки, чтобы отрабатывать техники вместе с Наруто.
  
   Джирайя, выпивший за предыдущий вечер не меньше ведра саке, хотел было возмутиться наличием посторонних, но я подкупил его банкой огуречного рассола и снятием похмелья с помощью ирьёниндзюцу. Про рассол как средство от похмелья местные дикари ничего не знали, так что я фактически подарил ему результат тысячелетней мудрости предков.
  
   - Ладно, - обратился к нам Джирайя, допив остатки рассола и закусив последним огурцом, - давайте начнём с небольшого спарринга в полный контакт.
  
   - Может, ты для начала посмотришь на его техники? - Выразил сомнение Минато.
  
   - Да чего там смотреть? Я хочу понять, на что способен Наруто в бою, а не на тренировочной площадке после получаса подготовки.
  
   - Минато, не мешай. - Подал голос сам объект исследований. - Я тоже хочу посмотреть, на что способен этот старик.
  
   - Ха-ха-ха. Старик. Смотри, не пожалей о своих словах. Нападай. - Деланно возмутился Джирайя.
  
   - Ерунда. Если я из Цунаде смог дурь выбить, то и из тебя смогу.
  
   - Цунаде?
  
   Только понимание того, кто являлся предыдущим объектом выбивания дури, позволило отшельнику вовремя усилить обе руки чакрой и отделаться лишь ушибами, а не сломанными костями. Наруто не стал долго думать, а рванул вперёд с максимальным ускорением и ударил в грудь противнику. Джирайя поставил блок двумя руками, отлетел метров на двадцать и дальше уже предпочитал удары не блокировать, а отводить.
  
   Наруто использовал разрыв дистанции, чтобы создать пару десятков клонов, которые рассыпались по территории и начали устанавливать ловушки. Сам же он в сопровождении трёх клонов кинулся в атаку, раскручивая Разенган.
  
   Через десять минут изрядно потрёпанный Джирайя остановил бой.
  
   - Всё, хватит. Хватит. Сдаюсь.
  
   - Ура! Я победил. - Обрадовался Наруто и шлёпнулся на задницу. Он тоже выглядел помятым, закопчённым и был весь перемазан в саже и масле.
  
   - Минато, твой сын - просто зверь. У меня до сих пор руки болят после первого его удара.
  
   - Я же предупреждал. Он только с Урами в полный контакт дерётся, потому что они удары друг друга выдерживают, а все остальные сразу напополам складываются.
  
   Наруто сверкнул довольной улыбкой. Джирайя посмотрел на него, а потом перевёл взгляд на меня.
  
   - То есть ты дерёшься также, как он?
  
   - Нет, конечно. - Изобразил я уязвлённую гордость. - Я сильнее.
  
   Наруто посмотрел на меня обиженным взглядом, но спорить не стал. Знание того, кто из нас сильнее, я вбивал в него на каждой тренировке.
  
   - Охохо. Мне даже страшно становится. Если в меня прилетит такое дзюцу, каким меня всё Наруто хотел подловить, то даже я могу не выдержать. Что это, кстати, за техника?
  
   - Я назвал её Джа-Джанкен. - Выдал Наруто, название этой техники из своей любимой истории.
  
   - И что эта фигня значит? - Озадачился Джирайя. Наруто на такую оценку названия техники обиделся и изобразил из себя оскорблённую невинность, отвернувшись в сторону.
  
   - А откуда ты её взял? - Поинтересовался Минато, до этого не видевший этой способности в деле.
  
   - Сам придумал. Мне, правда, Урами помог. Вот.
  
   Наруто показал правую ладонь, где по его мысленной команде проявились два иероглифа слова "Камикадзе".
  
   - Божественный ветер. - Правильно понял этот знак Джирайя. - Хорошее название.
  
   Наруто от такого отношения оскорбился ещё больше.
  
   - Как насчёт спарринга со мной? - Поинтересовался я. - Спорим, что моё кунг-фу сильнее твоего кунг-фу?
  
   - А что такое кунг-фу? - Поинтересовался Джирайя, поднимаясь на ноги.
  
   - Это тайдзюцу, которое предполагает использование чакры только для усиления тела.
  
   - У меня очень хорошее тайдзюцу. - Обиженно отметил сеннин.
  
   - Вот и проверим.
  
   - Хорошо.
  
  14.02.2017
  
   Мы встали друг напротив друга, а потом сошлись в рукопашную. Для меня это была не столько тренировка, сколько развлечение. Самым смешным было, когда я встречал удар Джирайи встречным ударом в его кулак. В результате, я всегда оставался на месте, а он отлетал метров на пять.
  
   - Ох, кажется мне пора на пенсию. - Пожаловался отшельник минут через пять, останавливая бой. - Вряд ли я смогу чему-то их научить. Они прикончат меня раньше, чем я смогу передать им хоть одну технику.
  
   - Старость - не радость. - Согласился я. - Вы должны не скакать по площадке, а делиться своей многовековой мудростью, вкладывая её в пустую голову подрастающего поколения. - В конце этой фразы я показал на Наруто, чтобы было понятно, у кого тут пустая голова.
  
   - Ну, я ещё не настолько стар, чтобы моя мудрость стала многовековой. Да и женщины от меня без ума.
  
   - Да, я заметил, как за вами гналась толпа полуголых поклонниц. - Схохмил я. Эро-сеннин только затылок почесал при упоминании этого случая. - А вы можете показать свой призыв? Думаю, Наруто будет интересно познакомиться с жабами. Он до сих пор в ванной с лягушонком моется.
  
   Наруто от раскрытия таких подробностей его личной жизни покраснел и возмущённо предъявил мне претензии.
  
   - А ты откуда знаешь? Ты что подсматривал за мной? Извращенец.
  
   - Ха-ха-ха. Я вижу, что нашёл единомышленника в искусстве подсматривания. - Обрадовался Джирайя.
  
   - Мне Кушина рассказала. - Сдал я свой источник информации. Наруто сидел красный как рак и с возмущением смотрел на меня. - Так что там с призывом?
  
   - Хорошо. Думаю, Наруто уже достаточно взрослый, чтобы сменить резинового лягушонка на настоящего.
  
   Я хотел было пошутить, что он достаточно взрослый, чтобы поменять резиновую бабу на настоящую, но потом вспомнил, что в этом мире секс-индустрия таких высот ещё не достигла.
  
   Джирайя использовал призыв и призвал Гаму - своего основного партнёра среди жаб.
  
   - Ну как? - Самодовольно спросил он, глядя на Наруто.
  
   - Не, эта жаба не то что в ванной, она внутри дома не поместится. - Высказал тот свои претензии.
  
   - Ха-ха. Эту жабу я использую как напарника во время боя.
  
   - И что она умеет? Квакать?
  
   Жаба возмущённо квакнула.
  
   - Она атакует языком, а ещё может плеваться жабьим маслом, таким же, каким я в тебя плевался.
  
   - Э-э-э... Понятно... - Ответил Наруто голосом, в котором не ощущалось ни грамма энтузиазма.
  
   - Да что тебе понятно? - Взвился Джирайя. - Жабы - это самый крутой призыв. Я могу призвать жабу размером больше башни Хокаге. Когда твой отец запечатывал Девятихвостого, он призвал Гамабунту, который один на один сдерживал сильнейшего из биджу.
  
   - Ну ладно. И как этих жаб призывать?
  
   Джирайя достал свой свиток из-за спины и расстелил его на земле.
  
   - Вот тут подписываешься кровью и ставишь отпечаток ладони. После этого ты сможешь призывать жаб с помощью специальной техники.
  
   - Кровью? Это что, брачный контракт? - Удивился Наруто.
  
   - Какой брачный? - Ещё больше распалился Джирайя. - Это контракт призыва.
  
   - Ладно, ладно. Только не ори.
  
   Сеннин от такой отповеди сразу заткнулся, а Наруто достал свой пыточный набор. Там он выбрал небольшое лезвие, надрезал им указательный палец и написал им своё имя в свитке.
  
   Я смотрел на этот процесс во все глаза и заметил внедрение в кровь Наруто интересного фуиндзюцу. Так вот как это работает. Теперь понятно, зачем для сильного призыва нужно использовать свою кровь.
  
   - А теперь сложи печати и выпусти чакру в землю, как я показывал. - Дал инструкцию Джирайя.
  
   Наруто рисуясь встал чуть в стороне и использовал технику призыва.
  
   - Кучиёсе.
  
   Раздался хлопок, облачко дыма развеялось, и на земле появился головастик с двумя лапками.
  
   - Ути-пути, какая лапочка. - Тут же подобрал его Наруто.
  
   - Головастик? Ты призвал головастика? - Возмутился жабий отшельник. - Сколько чакры ты вложил в технику?
  
   - Ровно столько, сколько нужно для получения лягушонка, а не здоровой пупырчатой жабы с дом размером. - Отрезал блондин, гладя своего головастика одним пальцем.
  
   Через пару минут призыв Наруто исчез, и он посмотрел на своего наставника.
  
   - Наигрался? - Усмехнулся тот. - А теперь используй максимальное количество чакры, какое сможешь.
  
   Зная Наруто, я бочком отошёл в сторону метров на двадцать. Блондин сложил печати, собрал всю свою чакру, а также доступную ему чакру Девятихвостого и влил их в призыв.
  
   - Кучиёсе!!!
  
   На этот раз перед нами появился Гамабунта, придавивший Джирайю одной из лап.
  
   - Буэ... пусти. - Просипел тот, пытаясь выбраться наружу.
  
   - Джирайя? - Удивилась жаба, отходя чуть в сторону. - А кто тогда призвал меня?
  
   - Это я. Великий и ужасный Узумаки Наруто по прозвищу Кровавый Дождь.
  
   Представился Наруто, стоя на голове жабы.
  
   - Наруто? Сын Минато.
  
   - Да.
  
   - Рад видеть, что с тобой всё в порядке. Ладно, если вы тут просто тренируетесь, то я пойду.
  
   С этими словами гигантская жаба исчезла, а Наруто шлёпнулся вниз с высоты в полсотни метров. Что ему не сильно повредило.
  
   - А чего он так быстро свалил? - Недовольно спросил блондин, потирая зад, на который он приземлился.
  
   - Гамабунта довольно ленивый тип, так что предпочитает всё время отдыхать.
  
   - Ясно. Так и запишем. КПД ноль процентов. - Схохмил Наруто, опять используя мои фразы.
  
   - Чего ноль? - Не понял сеннин.
  
   - А... это... ну... как его там? - Наруто попытался вспомнить смысл, которого никогда не знал.
  
   - Коэффициент полезного действия. - Вмешался я.
  
   - А во, точно! Бесполезная жаба, в общем, как я и думал.
  
   Такое отношение к призыву не устроило Джирайю, и он опять начал перепалку с Наруто на эту тему.
  
   Я тем временем посмотрел на Минато, тихо стоящего в стороне.
  
   - Странно, что Гамабунта тебя не заметил. - Обратился я к нему.
  
   - Мы были связаны с ним через клятву крови. А сейчас я мёртв, и выгляжу для него обычным шиноби. Вот он на меня внимания и не обратил.
  
   - Ясно. Пошли Джирайю спасать, а то Наруто ему все мозги выест.
  
   Тем временем спорщики установили временное перемирие, оставшись каждый при своём мнении.
  
   - А ты не хочешь заключить контракт с жабами? - Спросил у меня Джирайя, сворачивая свиток.
  
   - У меня уже есть призыв.
  
   - Да? Покажешь?
  
   - Конечно.
  
   - Что? У тебя есть призыв? - Удивился Наруто. - А почему ты его ни разу не использовал?
  
   - Он несколько специфичный. Сейчас увидите.
  
   Я сложил несколько печатей, ударил рукой о землю, и рядом со мной возник мой же теневой клон, но имеющий несколько нестандартную форму. Я решил познакомить местных жителей с лучшими образцами земного кинематографа.
  
   Перед нами стоял чужой, скаля свою пасть и размахивая хвостом.
  
   - И что он может? - Поинтересовался Наруто, обходя его кругом и благоразумно не приближаясь слишком близко к хвосту.
  
   - Атакует врага пастью, лапами и хвостом. Также, может плеваться кислотой и откладывать яйца?
  
   - Что за яйца? - Спросил Джирайя. - Омлет готовить?
  
   - Ха-ха. Омлет. Сейчас увидите. Как бы этот омлет сам вас не сожрал.
  
   Моя курочка снесла яичко, да не простое, а с раскрывающимся кожистым клапаном наверху, через который, спустя несколько секунд, вылез чужой в виде хвостатого паука. Я создал теневого клона в виде шиноби Страны Дождя и распечатал его перед собой, изображая появление захваченного в плен человека. Пока будущая жертва мотала головой и пыталась подняться на ноги, я принялся "в живую" показывать весь процесс размножения чужого.
  
   - Яйцо может длительное время пребывать в неблагоприятных условиях. При наличии поблизости живого существа, из него вылупляется вот эта паукообразная тварь. Она находит жертву и... - Паук прыгнул на лицо клона, обхватил его голову лапами и обвил шею хвостом. - откладывает ей в желудок личинку. После этого паук умирает, - многолапая тварь соскочила с жертвы и сдохла, конвульсивно задёргав лапами, - а личинка развивается внутри жертвы.
  
   Я применил дзюцу цепей из чакры, чтобы обездвижить "пришедшего в себя" шиноби Амегакуре.
  
   - Обычно, время развития личинки составляет несколько часов или даже дней, но сейчас я ускорю этот процесс. - Пленный шиноби закричал, дёргаясь от боли, его лицо осунулось, а кожа покрылась сеткой тёмных вен. - После того, как жертва ослабевает, а личинка развивается, она выходит наружу.
  
   Цепи чакры исчезли, а обессиленная жертва скривилась от боли в груди. Через несколько секунд из его грудной клетки пробился червяк в виде личинки чужого.
  
   - Эта личинка уже питается всем, что может сожрать, и быстро вырастает до размеров взрослой особи. - Я повернулся к слушателям и убедился, что на их зелёных физиономиях написано желание немедленно проблеваться. - Вот такой вот у меня призыв.
  
   Я дал команду, и "призванный" мной чужой исчез в облаке чакры. А "труп" шиноби, яйцо и остаток паука я накрыл огненным дзюцу, которое быстро испепелило их, не оставив и следа.
  
   - А где эта... личинка? - Взволновался Джирайя, оглядываясь по сторонам.
  
   - Ой, кажется, она убежала. - Огорчился я.
  
   - Что?!! Ты хочешь сказать, что по деревне скоро будет бегать такая тварь и откладывать яйца.
  
   - Ну... да. А что?
  
   - Ты... да ты... Нужно срочно дать задание АНБУ начать искать эту тварь. - Джирайя оглянулся на Минато, ища у него поддержки. Тот, уже знакомый с моими подначками, энтузиазма не проявлял, а Наруто так и вовсе лыбился от уха до уха. Так он мне весь сюрприз испортит.
  
   - Эро-сеннин, успокойся, я пошутил. - Обратился я к паникёру, привлекая внимание.
  
   - Пошутил?
  
   - Конечно. Эта личинка у тебя под ногами.
  
   Джирайя посмотрел вниз и увидел искомого чужого, что уже отрастил небольшие лапки. Личинка кинулась вперёд, собираясь откусить палец на его ноге, и отшельник с громким визгом отскочил метров на пять, одновременно кидая огненный шар.
  
   Мой клон немного посопротивлялся огню, а потом сгорел дотла.
  
   - Как видите, - продолжил я свою лекцию, - за этими тварями нужен постоянный присмотр. Так что я довольно редко ими пользуюсь.
  
  15.02.2017
  
   Джирайя подошёл к месту упокоения личинки и ногой смял оставшийся от неё "пепел".
  
   - Да, это самый отвратительный призыв, что я видел. Он даже отвратительнее этих слизней Цунаде.
  
   - Зато, это идеальный вариант, если нужно уничтожить какую-то страну. Достаточно вызвать одну такую тварь и выпустить её на волю, и население требуемой территории будет уничтожено за пару месяцев.
  
   - И как потом избавляться от самих этих тварей?
  
   - Никак. Потому-то эта техника и является запретной.
  
   Джирайя посмотрел на меня как на сумасшедшего, но вслух ничего не сказал.
  
   - Ладно, вы тут тренируйтесь, а у меня дела ещё есть.
  
   Я перенёсся Хирайшином к себе в дом и начал составление коварного плана. Я хотел изучить призывной свиток Джирайи. Заключённое в нём фуиндзюцу было крайне интересным, а простого разглядывания свитка мне было мало.
  
   И так, мне нужно отвлечь его внимание от свитка минимум на полчаса. Что постоянно притягивает к себе внимание Джирайи? Конечно же обнажённые женщины. Теперь оставалось только найти добровольцев, согласных сыграть свою роль в этом спектакле.
  
   План я набросал довольно быстро, и даже нашёл подходящие места для его реализации, но вот с участницами случился вполне ожидаемый затык. Пришлось мне вводить плату за участие и искать их через мир снов. Плата, естественно, полагалась мне, а не девушкам. Ведь когда ты предлагаешь что-то бесплатно, то это как минимум начинает вызывать подозрения. Впрочем, бонус для участниц тоже предполагался.
  
   Ко второй половине следующего дня всё было готово, и я приступил к реализации своего замысла.
  
   Джирайя как всегда шёл по кратчайшей дороге от своего временного пристанища в Конохе к общественным купальням, где он проводил большую часть вечеров. Он свернул за угол, и тут ему прямо бросился в глаза большой цветной плакат с рекламой, наклеенный на заборе.
  
   Встреча поклонниц серии книг "Приди-Приди Рай" в горячих источниках. Приглашаются все желающие девушки. Вход для девушек моложе 22 лет - бесплатно. Для остальных - 3000 рё. Вход мужчинам воспрещён. Адрес проведения встречи: улица Парная, дом 17. Время: сегодня в 18:00.
  
   - Гыыыы... - Протянул эро-сеннин, пуская слюну и строя рожу придурочного дибилоида.
  
   Он воровато осмотрелся по сторонам и достал свой блокнот, куда тут же внёс адрес и время встречи. Как только Джирайя отошёл от плаката на приличное расстояние, тот потемнел и сгорел бездымным огнём, не оставив после себя и следа.
  
   Сегодня небольшой семейный горячий источник семьи Таназава переживал второе рождение. Буквально вчера его арендовала дама в дорогих одеждах для проведения небольшой встречи в узком кругу, как она выразилась. Цена, предложенная за эту встречу, оказалась настолько завораживающей, что хозяйка тут же согласилась на это предложение и даже всей семьёй временно переехала жить в ближайший отель.
  
   Сам источник и прилегающее к нему здание были подвергнуты срочному косметическому ремонту, кое-где перешедшему в капитальный. Но сделано это было с таким мастерством, что догадаться о вчерашнем ремонте не смог бы даже самый придирчивый глаз. Здесь всё так и дышало стариной и той особой атмосферой роскоши, что почти уже не встречались в других частях когда-то богатого поместья.
  
   К пяти часам начали собираться участницы встречи. Они подвое-потрое мылись в небольшой купальне, а потом отправлялись в сам источник, чья температура идеально подходила для многочасовых купаний.
  
   Джирайя, скорчился в три погибели, скрываясь за невысоким заборчиком, что огораживал источник вожделенной красоты от крутого склона небольшого холма. Ему постоянно приходилось прилагать усилия, чтобы не напирать на забор слишком сильно, но имеющаяся тут щель, давала отличный вид на место событий.
  
   - Попрошу внимания. - Сказала громким голосом молодая девушка со строгими чертами лица. - Я вижу, что все желающие уже собрались, так что мы можем начинать.
  
   Ведущая встречи поднялась из воды и манящей походкой продефилировала к стулу, стоящему рядом. Там она эротично наклонилась, чтобы смести со стула пару листьев, и уселась в него, подперев свои выдающиеся груди сложенными руками. Джирайя непроизвольно сглотнул.
  
   - Сегодняшняя наша встреча посвящена семнадцатому тому книги Приди-Приди Рай, действие которого происходит на горячих источниках. Что особенно символично, этот дом тоже имеет номер семнадцать.
  
   Дальше ведущая кратко пересказала содержание книги, обозначила главных героинь и предложила обсудить те способы, с помощью которых эти героини соблазняли главного героя - богатого мужчину в возрасте, выбравшегося загород, чтобы отдохнуть от опостылевшей жены и шумных детей.
  
   Чем дальше шло обсуждение, тем сильнее возбуждались его участницы. Кто-то уже бесстыдно ласкал свою грудь или опускал руку вниз. И тут... весь этот пир вуайеризма был прерван так некстати треснувшим забором. Хлипкая бамбуковая ограда, подгнившая за старостью лет, не выдержала напора Джирайи и рухнула вперёд, заставив нежданного свидетеля колобком прокатиться вниз почти к самому источнику.
  
   Девушки вскрикнули и прикрыли груди руками. Но перерасти в панику или праведный гнев это смущение не успело, потому что раздался экзальтирующий голос ведущей.
  
   - Это же Джирайя-сенсей! Да, это он! Я узнала его по фотографии.
  
   - Джирайя? Сам автор серии Приди-Приди Рай? - Начали переспрашивать друг у друга девушки, неожиданно расслабляясь. Сам виновник переполоха застыл в недоумении, продолжая пожирать глазами утончённые изгибы тел присутствующих.
  
   - Джирайя-сама, это и правда вы? - Одна из девушек поднялась из воды и чарующей походкой направилась к нему. - Я... я хочу заняться сексом с вами. Так, как это делала Сузуку в седьмом томе.
  
   - Я тоже хочу! - Вмешалась другая. - Джирайя-сан, моё тело так и трепещет от возбуждения. Только вы можете утолить эту страсть.
  
   Девушки начали наперебой предлагать себя, от чего эро-сеннин расплылся в своей дурацкой улыбке.
  
   - Я в раю. Приди-приди рай. - Отшельник вытянул руки и схватился за груди двух ближайших его поклонниц. Те чуть смущённо вскрикнули, но не отстранились, а, наоборот, шагнули ближе.
  
   В кратчайшие сроки сеннин был лишён одежды и отправлен в бассейн, где к нему прижался десяток разгорячённых женских тел. Он сам не заметил, как купание сменилось бурным групповым сексом в близлежащем доме, главный зал которого оказался укрыт широким и мягким футоном. Всё происходящее напоминало отшельнику сон, но даже в самых смелых своих мечтах он не мог предположить того, что девушки делали по своей воле. Это рай!
  
   Я надеялся, что у меня будет хотя бы полчаса на исследование свитка, но, похоже, Джирайя окончательно оторвался от реальности, погрузившись в свою мечту. Так что у меня был весь вечер и вся ночь на то, чтобы внимательнейшим образом исследовать свиток. Похоже, его создавали жабы, которые умудрились сделать самоподзаряжающееся фуиндзюцу, работающее на природной чакре. Этот свиток выступал в качестве маяка-ретранслятора для техники призыва. Внедряемое в кровь пользователя фуиндзюцу связывалось со свитком, который образовывал пространственный канал переноса жабы из места их проживания к месту призыва и обратно.
  
   За одно я разобрался и в природе сен-чакры. Это была чакра, которую рассеивали в пространстве все организмы, производящие её. Двигаясь по одному из планов реальности, эта чакра проходила через центр планеты и возвращалась обратно уже на другом плане, где она и скапливалась, постепенно рассеиваясь уже окончательно. Эта чакра имела сильный сдвиг по Стихии Земли и небольшой по Стихии Огня. Её плотность распределения в пространстве была крайне низкой, так что приходилось идти на изрядные ухищрения для того, чтобы перевести её в состояние пригодное для использования.
  
   Я хотел выяснить принципы работы с природной чакрой у Джирайи, но сам свиток дал мне гораздо больше. Так что уже ближе к утру я свернул его и положил на место, где его так неосмотрительно оставил хозяин. Впрочем, он мог сильно не волноваться о его сохранности. Свиток было крайне непросто повредить, а красть его и вовсе смысла не было - законный владелец всегда мог призвать его к себе с помощью пространственной техники.
  
   Когда солнце позолотило небо на востоке, а Джирайя забылся сном, выжатый до последней капли, девушки начали собираться и покидать поместье. На выходе их встречал я, проводя краткую диагностику состояния их здоровья и принимая оплату.
  
   В этом мире шиноби могли не опасаться нежелательной беременности, поскольку существовали довольно простые дзюцу, предотвращающие зачатие ребёнка. Джирайя выучил такое дзюцу ещё в шестнадцать лет и с тех пор постоянно держал его активированным. Вот только сегодняшней ночью эта техника дала неожиданный сбой. С моей помощью, внешне всё было в порядке, но на самом деле результата от её работы не было. А все двенадцать девушек, что пришли на эту встречу, я специально подлечил чакрой так, чтобы они гарантированно смогли забеременеть.
  
   И вот, сейчас на выходе из купальни я проверял выполнение своих обязательств. Кто из настоящих куноичи не желает завести ребёнка от легендарного шиноби? И я дал им такой шанс. Из дюжины девушек забеременеть удалось десяти, что стоило им по сто тысяч рё. А двоим не повезло, и они заплатили только по десять тысяч за ночь с автором их любимых книг.
  
   В общем, все стороны этой маленькой аферы остались довольны. Джирайя так и вовсе целую неделю после этого ходил довольный, как обожравшийся сметаны кот, постоянно записывая что-то в свой блокнот. Думаю, ещё более довольным он будет, когда через девять месяцев узнает, что стал отцом минимум десяти детей.
  
   Чем ближе подходило время третьего этапа экзамена, тем больше я убеждался, что нападение деревень Звука и Песка на Коноху неизбежно. Нет, Орочимару после заданной ему в Лесу Смерти трёпки подумал-было отказаться от этой затеи, но я влез в его сон и убрал все лишние опасения.
  
   Всё шло по плану, и вскоре ещё один биджу должен был попасть ко мне в руки.
  
  16.02.2017
  
   Весь этот месяц Минато и Джирайя гоняли Наруто, а наш командир Хатаке Какаши был назначен персональным тренером Учиха Саске. Он работал в паре с ещё одним тренером от клана Учиха, натаскивая Саске на использование Стихии Молнии.
  
   В день экзамена все восемь участников стояли на арене, слушая торжественную речь Цунаде. Я не поленился отправить клона, чтобы дать ускоряющего пендаля Какаши и его ученику, так что на церемонию они явились без опоздания.
  
   Выслушав все полагающиеся славословия, заверения и пожелания, мы, наконец, смогли перейти к главному событию дня - мочилову.
  
   - Первый бой: Узумаки Наруто против Хьюга Неджи. - Сделал объявление новый рефери. - Всех остальных прошу подняться на трибуны.
  
   Пока арена подготавливалась к бою, я совершил одно давно уже ожидавшееся действие - активировал систему сбора душ, которая перенаправляла их в мир Сансекай, что уже полностью был готов принять своих новых жителей.
  
   Наруто и Неджи заняли места на арене метрах в пяти друг от друга. Поскольку событие это было в достаточной степени театральным, то после представления участников рефери дал им возможность высказаться на злобу дня.
  
   - Наруто, сегодня я покажу тебе, что бездари вроде тебя никогда не смогут встать в один ряд с гениями. Никакой упорный труд не способен пересилить судьбу. Ибо данное нам с рождения управляет всей нашей жизнью.
  
   Наруто на это только презрительно сплюнул и встал в довольно необычную позу. Правую руку он вытянул вперёд, направив открытую ладонь в сторону противника, а левой рукой поддерживал запястье правой. Изобретённая Узумаки техника Джа-Джанкен была ещё достаточно сырой, и для её применения ему требовалась минимум пара секунд на активацию. Но, зарядив руку чакрой, он мог удерживать эту технику на протяжении десятка секунд. При этом вся энергия хранилась в моей печати и потому наружу её не утекало ни капли, что создавало обманчивое впечатление, что никаких техник он использовать не собирается.
  
   - Готовы? Начали.
  
   Как только рефери дал команду на старт, Наруто активировал взрыв чакры. Светящееся полотно чакры Стихии Воздуха рвануло вперёд со скоростью превышающей скорость звука и буквально смело стоящего перед ним Неджи. Скорость и внезапность были такими, что тот даже не успел дёрнуться.
  
   Бах! И противник Наруто разлетелся кровавыми брызгами, что зашумели, опадая на землю кровавым дождём. На земле остались стоять только две ноги, срезанные чуть выше стоп - всё что осталось от гения клана Хьюга.
  
   Зрители замерли, поражённые неожиданным финалом. Но через пару секунд кто-то начал скандировать девиз, и скоро весь стадион ревел в едином порыве.
  
   - Кровавый дождь. Кровавый дождь. Кровавый дождь. - Буйствовала толпа.
  
   Наруто посмотрел на ликующие трибуны, улыбнулся своей наивной улыбкой и закричал, подпрыгивая от избытка чувств?
  
   - Ура! Я победил! Я стану Хокаге.
  
   В это время нынешняя Хокаге открыв рот пялилась на останки Хьюга. А ведь она и не подозревала, что мальчишка настолько силён. И когда он вот так говорит, что станет следующим Хокаге, наверняка в его голове звучит дополнительная мысль, что станет он им после того, как прикончит Хокаге предыдущего.
  
   Внезапно, у Цунаде закололо сердце. От неожиданности, она даже не поняла, что происходит, и только пару секунд спустя до неё дошло, что это сердечный приступ. Быстрый посыл медицинской чакры решил эту проблему, но показателен был сам факт её возникновения. Тело хоть и выглядело молодым, но уже начало сдавать позиции в борьбе со старостью. С такими-то стрессами.
  
   Я же в это время отслеживал работу системы, в которой появился первый бета-тестер. Душа Неджи была уловлена Шинигами и отправлена на нижний уровень моего мира - прямо в Ад. Добро пожаловать.
  
   Неджи непонимающе осмотрелся вокруг. Только что он готовился к тому, чтобы прикончить этого выскочку Наруто, как вдруг всё погрузилось в темноту, и после нескольких минут томительной неизвестности он оказался тут - в довольно странном месте.
  
   Он стоял в центре каменного круга, который окружали шесть статуй, возвышающихся на постаментах. За кругом шла пара метров заросшего травой пространства, после которого стеной стояли непролазные джунгли. Внизу, на самом краю зрения мелькнуло что-то зелёное, и Неджи инстинктивно махнул рукой, пытаясь то ли поймать, то ли оттолкнуть непонятный предмет, но тут его взгляд упёрся в его же руку, этим предметом и оказавшейся.
  
   Это была хилая конечность, покрытая зелёной кожей с твёрдыми чешуйками, что появлялись на ней то тут, то там. Неджи осмотрел себя и его худшие опасения подтвердились. Он стал грязным зелёным уродцем в набедренной повязке из травы. Ноги были разной длины, мускул у него почти не было, а венчал всё это уродство длинный крючковатый нос, загораживающий значительную часть обзора.
  
   - Что со мной? Где я? - Закричал гений клана Хьюга, оглядываясь в поисках виновного. Невольное сравнение себя со статуями странных существ говорило о том, что в дополнение ко всему он оказался в теле карлика, чей рост был ненамного выше метра.
  
   - "Здравствуйте. Вы умерли. Добро пожаловать в Ад мира Сансекай". - Появилась светящаяся надпись перед его глазами. - "Чтобы начать игру вам нужно выбрать специализацию. Для этого пройдите сквозь джунгли на север и найдите там деревню лесных гоблинов. Главный шаман вашего племени поможет сделать вам выбор. Ваше игровое имя: Колченогий Оглоед. Вы сможете сменить имя после достижения десятого уровня развития."
  
   Что? Что это за ерунда? Неджи помотал головой, но текст всё также стоял перед его лицом, двигаясь вместе с головой. После того, как он прочитал всё сообщение, текст исчез, а на земле появилась чуть заметная светящаяся линия, ведущая прямо в заросли колючих кустов.
  
   - Колченогий Оглоед? Моё имя Хьюга Неджи.
  
   Непризнанный гений попытался активировать бьякуган, развеять гендзюцу и использовать Кайтен, но в результате только нелепо взмахнул руками и шлёпнулся на задницу.
  
   - "Вы нанести себе 3 единицы урона. Текущий запас жизни 47/50. Будьте осторожны." - Появилась перед глазами новая надпись. Повисев, она опять исчезла, а в справа-внизу зоны обзора появилась красная полоска, чуть заполненная красно-серым с одной стороны.
  
   Неджи осмотрелся непонимающим взглядом и в панике не глядя рванул прямо в лес, прорываясь сквозь кусты и ломая ветви деревьев. Светящиеся буквы опять заполонили обзор, но он не обращал на них внимания, стремясь сбежать из этого кошмара.
  
   - Это гендзюцу. Или сон. Точно, это сон. - Твердил он сам себе. - Это просто не может быть реальностью.
  
   Его нога неожиданно провалилась в пустоту, и он полетел с обрыва заходясь в диком вопле. Потому что там, внизу, его встречали сотни отвратительного вида пауков с длинными хвостами.
  
   - "Вы умерли и были воскрешены на ближайшей точке возрождения." - Появилась перед глазами новая надпись, после того как его грудь разорвала нестерпимая боль, и оттуда вылезла тварь отвратительного вида. Неджи ощупал себя и убедился, что стоит в центре всё того же каменного круга. Он хотел было опять убедить себя, что всё это лишь гендзюцу, но испытанные им ощущения были слишком реальными. Оставалось только или идти в деревню к своим новым родственникам, или сидеть тут в надежде, что рано или поздно эта иллюзия рассеется.
  
   Неджи выбрал второй вариант, сел на каменный пол, уперевшись спиной в постамент статуи, и замер. Через десять минут перед его закрытыми глазами появилась новая надпись.
  
   - "Вы голодны. Вы теряете 1 единицу здоровья. Текущий запас жизни 49/50."
  
   Пока Неджи познавал радость существования в моём мире, ещё один Хьюга пытался справиться с внезапным крушением своих представлений о реальности.
  
   Хьюга Хиаши пялился на останки своего племянника и думал о том, что тогда, во время сцены в палате его дочери, он был на волосок от смерти. Тогда на правой ладони Наруто тоже проявился этот знак. И только появление Минато остановило его нежданного зятя. Услышанные там же его шпионом слова о возможном уничтожении клана Хьюга он воспринял как бред детского разума, но сейчас понимал, что это была более чем реальная оценка способностей Наруто.
  
   Хиаши поёжился и перевёл взгляд на свою дочь Ханаби. Сейчас она являлась единственным претендентом на должность следующего главы клана. И, пожалуй, стоит уже сейчас задуматься о том, кто будет её супругом. Решение этого вопроса для Хинаты он отложил, и вот чем всё это закончилось.
  
   Переговоры с главой клана Узумаки были тяжёлыми и завершились совсем не так, как он ожидал. Теперь, его старшая дочь перейдёт в клан Узумаки, а клан Хьюга получит выкуп в виде техник и знаний по фуиндзюцу. Ни о какой постановке печати побочной ветви рода и речи идти не могло, потому что Кушина пообещала в этом случае поставить печать на лоб уже ему, да такую, что он вообще не сможет пользоваться бьякуганом до конца жизни. А в качестве бесплатного бонуса она пообещала поставить такие печати вообще на всех членов правящего рода. И глядя в её глаза, он понимал, что это не пустая угроза, а лишь предупреждение о последствиях. Пришлось клану Хьюга утереться и брать, что дают.
  
   Пока зрители первого боя находились в состоянии шока разной степени тяжести, на арену вышли бойцы второго поединка.
  
   Как я и ожидал, битва Шикамару с Темари прошла почти в рамках канона. Хитрый Нара спрятался в тенях ограждения арены и отгонял раздражённую соперницу, держа её на безопасной дистанции. После того, как он умудрился-таки спеленать её тенями, Шикамару подошёл вплотную, сорвал с соперницы одежду, пощупал открывшуюся грудь и сдался.
  
   Я наблюдал за этой схваткой из первого ряда, то есть из сознания самого Шикамару. Хитрый наследник клана Нара не показал и половины своей силы. Он мог спеленать свою противницу тенями в любой момент, так как доставали они куда дальше, чем он показывал. Весь этот получасовой бой позволил ему насладиться видом прыгающей и бегающей сексуальной красотки, а финалом стала возможность потрогать и её грудь, что для двенадцатилетнего пацана было пределом мечтаний.
  
  17.02.2017
  
   Опозоренная победительница дождалась объявления конца боя, а потом под смешки и улюлюканье кинулась прочь с арены, закрывая грудь руками. Подлый мальчишка оставил из её одежды лишь трусы, не забыв проделать в них сотни маленьких дырочек, из-за чего рядовая одежда превратилась в кружевное произведение искусства.
  
   Казекаге неудовольствия от финала этой битвы не выразил, а только проводил обнажённое тело глазами и предвкушающе облизнулся. Гаара же, наоборот, в гневе прикончил одного из сопровождающих его шиноби Песка. Сначала Канкуро получил ранение, из-за которого он до конца жизни останется идиотом, а теперь и Темари прилюдно опозорил какой-то прыщ с дурацкой причёской. Эта деревня так и нарывается на то, чтобы её уничтожили. Ранее он сомневался в плане отца, но сейчас окончательно понял, что Коноха им больше не союзник. Ещё немного, и он сможет выпить столько крови, сколько пожелает. Шукаку одобрительно заворчал в своей печати, желая, чтобы глупые людишки поскорее прикончили друг друга.
  
   Третий бой между мной и Саске я собирался сделать не менее зрелищным, чем предыдущие два. А возможно, даже и более. Первый бой был слишком коротким, а второй чересчур затянутым. Я же собирался уложиться в пять минут, достаточно повеселив зрителей.
  
   Учиха Саске недобро сверкал шаринганом с двумя томое, исподлобья поглядывая на меня. Он уже устал от того, что никто в этом селении не воспринимает его всерьёз. До того памятного дня он был всего лишь братом гения Учиха. Потом, он стал братом предателя. Все ученики его класса академии не желали признавать его величия и лишь воротили нос от одного упоминания его имени.
  
   Даже по окончании академии ему не удалось выделиться. В напарники Саске дали заносчивого Кибу, что совершенно безосновательно считал себя лидером группы, а придурочный Шино со своими жуками вызывал стойкое желание сжечь его большим огненным шаром.
  
   И вот, сейчас настал его звёздный момент. Весь предыдущий месяц Учиха изучал Стихию Молнии и теперь собирался показать этому выскочке Урами, что против шарингана все его мелкие фокусы ничего не стоят. Он оторвёт его пустую голову и сразу станет сильнейшим шиноби деревни. Ведь некоторые злые языки говорили, что клан Крюгер, состоящий всего из двух человек, куда сильнее даже клана Учиха. И сегодня он покажет им, чего стоит вся эта пустая болтовня.
  
   Я насмешливо смотрел на Учиху, чьи мысли были наполнены желанием славы и власти - всего того, что довело Третьего Хокаге до его закономерного финала. Желанием денег этот бездарь пока не озаботился, поскольку жил на всём готовом и искренне считал, что всё окружающее и так принадлежит ему как наследнику клана.
  
   Сразу после начала боя я остался стоять на месте, а Саске бешеной макакой принялся скакать по арене, кидая в меня шурикенами. Наконец, он решил предпринять более сильную атаку и выдул в меня большой огненный шар, под прикрытием которого пошёл на сближение со мной, активируя Чидори.
  
   Он собирался повесить на меня гендзюцу и прикончить одним ударом, но не учёл того, что я не буду пытаться избежать встречи с огнём. Я же банально подождал, пока хлипкий огненный шар пройдёт вокруг меня, после чего распечатал из свитка большое зеркало в свой рост. Как только Саске недоумённо уставился на своё отражение в зеркале, я активировал гендзюцу, что вложил в его сознание прошедшей ночью.
  
   Для окружающих же это выглядело так, будто Учиха увидел своё отражение и наложил гендзюцу сам на себя. Пока Саске прыгал на месте, воюя с невидимым противником под хохот трибун, я запечатал зеркало обратно в свиток, поставил на землю печать фуиндзюцу, потом отошёл в сторону так, чтобы эта печать оказалась между мной и Саске и распечатал диван, на который и улёгся, наблюдая за своим соперником и жуя попкорн.
  
   Народ от такого способа ведения боя просто катался по полу, а Фугаку покраснел как рак.
  
   Наконец, Учиха смог снять с себя гендзюцу и уставился на меня, спокойно лежащего на диване.
  
   - Убью! - Закричал он, активировал Чидори и бросился на меня прямо через установленную мной печать. Как я и планировал.
  
   Едва только Учиха оказался в центре печати, как та сработала, извергая из себя потоки воды. Жидкость закоротила молнию в его руке и заставила его корчиться в судорогах от своей собственной техники. Молнии красиво плясали вокруг Саске, пока спустя пяток секунд не исчезли в особо яркой вспышке, после которой его подпалённое тело рухнуло прямо в лужу.
  
   Естественно, это опять была лишь видимость. А на самом деле моя печать содержала не только Стихию Воды, но и Молнию. Еле живого Саске унесли в реанимацию, а меня объявили победителем.
  
   Последний бой между теми, кто прошёл со второго этапа в третий, должен был проходить между Гаарой и Роком Ли. Согласно планам Орочимару, в этом бою Гаара должен был активировать Однохвостого и передать ему управление. Это было сигналом для начала следующего этапа нападения. Пока Однохвостый громил бы селение или дрался с Девятихвостым, змеиный сеннин планировал уничтожить Цунаде и большую часть мирного населения деревни.
  
   Рок Ли понимал, что ему предстоит тяжёлый бой, но не собирался сдаваться. Пока Тен-Тен оплакивала смерть их товарища, он наоборот собирался доказать, что тяжёлый и упорный труд способны превзойти любой талант. Гаара с самого рождения был оружием своей деревни. Но это оружие оказалось слишком своевольным и ненадёжным, чтобы принести пользу. И сейчас он покажет всем, что даже джинчурики не может противостоять Силе Юности.
  
   - Гай-сенсей, даже если это будет последний бой в моей жизни, а не подведу вас! - Выкрикнул Ли и широко улыбнулся, как и учил его наставник.
  
   Гаара уже изнывал от нетерпения. Шёпот Шукаку становился всё громче. Он ещё держал в узде его чакру, но безумие уже срывало последние скрепы с его сознания. Ему срочно нужно кого-то убить. Срочно! Прямо сейчас. А не то... а не то он просто забьёт на все планы и начнёт убивать всех без разбора.
  
   Как только судья дал команду к началу боя, Рок Ли разорвал дистанцию и последовательно открыл пять врат из восьми. Этот бой будет решающим в его жизни, и не стоило тратить время зря, пытаясь определить силы противника. Он и так знал, что этих сил столько, что его шансы на победу призрачны.
  
   Устремившись вперёд на максимальной скорости, Ли обогнул стену песка, что пыталась нагнать его и начал наносить удары по защите Гаары, что автоматически возникала вокруг его тела. Но Ли знал об этой защите и её особенностях. Она состояла из песка, и в этом и была её уязвимость. Несколько размашистых ударов из стороны в сторону разметали весь песок и открыли достаточно пространства для нанесения прямого удара в голову.
  
   В самый последний момент Ли понял, что недооценил скорость восстановления защиты. Если бы он сделал ещё пару подготовительных ударов, то вполне мог бы успеть убить Гаару одним ударом в голову, но сейчас его рука остановилась, лишь пробив песчаную броню на теле врага и до крови рассадив ему лоб как раз в том месте, где было нанесено кандзи "Любовь".
  
   Гаара в бешенстве скрутил своего противника потоками песка. Во второй раз в жизни он ощутил страх от того, что его защита оказалась бессильна перед врагом. И если этот непонятный Крюгер с безжалостным взглядом вызывал невольное уважение, то безродный выскочка, не владеющий ничем, кроме тайдзюцу, вызывал лишь презрение и гнев. Нет, не так. ГНЕВ!
  
   Ненависть затмила взор джинчурики Однохвостого, и в себя он пришёл только когда шар песка перед ним окрасился цветами крови, а Шукаку удовлетворённо заворчал в глубине сознания.
  
   Что же он наделал? От отчаяния Гаара схватился руками за голову. Он опять подвёл отца. Он же должен был затянуть этот бой и дать возможность пробудиться Однохвостому. А вместо этого он сразу убил своего противника. Может, изобразить, что Шукаку вышел из-под контроля? Гаара посмотрел на ложу Каге и увидел лишь спокойный взгляд своего отца. Значит, ещё не время. У него ещё будет шанс в бою против этого Крюгера. И там никто не удивится тому, что он использует силу Биджу сразу после начала боя. Все знали, что этот Урами невероятно силён. Да, так будет лучше всего.
  
   Гаара успокоился и с равнодушным лицом выслушал заявление судьи о своей победе. После этого он вытряхнул останки наглого выскочки из песка и поднялся на трибуну.
  
   Я проследил, как душа Рока Ли прошла через выстроенную мной систему и обрела новое рождение на среднем уровне моего мира.
  
   Ли очнулся и первым, что пришло ему в голову была мысль о том, что у него ничего не болит. Неужели в загробном мире настолько приятно? Все эти годы бесконечных тренировок Ли так сильно напрягал своё тело, что оно постоянно разрушалось от запредельных усилий. Его регенерация, подстёгнутая чакрой, что не могла найти выход из тела, заживляла его раны, но боль оставалась. Тихая, ноющая и выворачивающая душу, избавиться от которой можно было только заглушив её новой болью и усталостью после очередной тренировки.
  
   Именно поэтому Ли мало спал и много тренировался. Все считали его помешанным на тренировках психом, но для него это был единственный способ продолжать жить и оставаться шиноби. И вот, теперь боль исчезла.
  
   Он поднял руку к глазам, сжал-разжал кулак и почувствовал только обычное напряжение мышц. А где же Гаара? Хотя, он сюда попадёт не скоро. Ли слышал разные истории про загробный мир, но все они больше напоминали сказки. И вот, теперь он и сам оказался тут, так что стоит пойти и выяснить всё самому. Его путь ниндзя остался неизменным, и все препятствия он привык встречать лицом к лицу.
  
   Как только Ли вышел из странного каменного круга, расположенного на крохотной площади посреди безлюдного селения, как перед его глазами появились светящиеся буквы.
  
   - "Здравствуйте. Вы умерли. Добро пожаловать в Поднебесье мира Сансекай. Чтобы начать игру вам нужно выбрать специализацию. Для этого вам нужно найти наставника в Храме Искусств".
  
   Игру? Что за игру? Рок Ли осмотрелся и обратил внимание на светящуюся дорожку, что вела в один из переулков. Время от времени по ней пробегала стрелка, зовущая следовать за собой. Ну что ж, он готов принять участие в любой игре. И да поможет ему Сила Юности. Правда, тело стало слушаться хуже, чем при жизни, так что стоит за одно провести тренировку, дойдя до этого храма на руках.
  
  18.02.2017
  
   Наруто посмотрел на рыдающую Тен-Тен, и в его сердце закралась жалость. За один день она потеряла двоих товарищей из своей команды. Одного по его вине, и второго по вине Гаары. Тогда, при первой встрече он подумал, что, возможно, они с Гаарой подружатся, но сейчас понимал, что он должен уничтожить отмороженного выскочку. Рок Ли был конечно, немного странным, но он был классным парнем, в отличие от этого чокнутого Неджи. И потому, его смерть не должна остаться неотмщённой.
  
   Увы, ему самому свершить эту месть не удастся. Наруто не сомневался, что его товарищ Урами расчленит своего противника особо жестоким способом. Возможно, даже скормит его своему призывному животному. А значит, ему остаётся только расправиться с этой шлюхой Темари. Она так бесстыдно виляла задницей, когда покидала арену, что этот образ так и вставал теперь перед его глазами, заставляя заливаться краской. Нет, он предан Хинате и только ей. А эту девку из песка он уничтожит так же, как и другого своего врага - Хьюга Неджи, что тоже посмел покуситься на его отношения с любимой.
  
   Темари встала на песок арены, посмотрела в глаза противника и увидела в них свой приговор. Пока рефери представлял их, Наруто встал в ту же позу, что и при убийстве Хьюга. Ужас сковал всё её тело. Она умрёт. Здесь и сейчас. Тогда она отлично почувствовала, что за мощь высвободил джинчурики Девятихвостого своим ударом. И у неё нет ни единого шанса пережить такой удар.
  
   - Я сдаюсь. Сдаюсь! - Закричала Темари, падая коленями на песок. Даже её опора в жизни - веер, подаренный матерью, не смог удержать её на ногах.
  
   - Ты так боишься за свою жизнь, сучка? - Донёсся до неё голос Узумаки. Она подняла взгляд и с ужасом увидела, что его глаза пылают оранжевым цветом чакры лиса.
  
   Взвизгнув, она помчалась прочь, спасая свою жизнь. А ей вслед звучал издевательский хохот. Хохот врага, что пощадил её, не желая мараться о такое ничтожество.
  
   Наруто смотрел вслед своей противнице и презрительно кривил рот. И что он в этой дуре нашёл? Бежит, вихляя, как криволапая курица. Нет, сравнивать её с Хинатой - это просто оскорбление. Ладно, пусть живёт в той норе, куда она забьётся, спасаясь от него.
  
   - Победитель Узумаки Наруто. - Услышал он ласкающую слух фразу, нашёл восхищённую Хинату на трибуне среди тысяч зрителей и улыбнулся ей.
  
   Публика ревела. Кто в экстазе, кто от разочарования, но равнодушных почти не было. И чем дольше скандировали свои лозунги трибуны, тем больше было в них предвкушения. Впереди был один из самых интересных боёв этого экзамена: Гаара против Урами. Ставки и мнения об исходе боя были самые разные, и потому зрители кричали, пытаясь хоть таким образом склонить ход событий к понравившемуся им варианту.
  
   - "Наивное быдло". - Подумал Кабуто, прячущийся под маской АНБУ. Этот образ был крайне удобен. Коноха своими руками вырыла себе могилу, сделав свою службу безопасности безликой. Достаточно было изучить пару десятков тайных знаков АНБУ, и любой шиноби любой страны мог сойти за одного из них. Кабуто не раз злобно хохотал в своём сознании, когда продавал эти знания шиноби вражеских деревень. И даже сейчас, через пять лет после первой такой сделки, он пользовался всё теми же знаками, не вызывая ни малейших подозрений.
  
   Кабуто посмотрел в ложу Каге и увидел, как Орочимару что-то говорит, обращаясь к своему помощнику справа. Значит, время пришло. Он ещё раз проверил готовность использования усыпляющего гендзюцу и обратил внимание на арену. Нужно успеть использовать это гендзюцу до того, как чакра Однохвостого сможет помешать этому.
  
   Я стоял в пяти метрах от Гаары, эмоции которого панически метались от страха до предвкушения моей смерти. Эк его колбасит. Если бы я хотел победить в этом поединке, то уже через секунду развернул бы печать подавления биджу на всю арену и выбил из него дурь, заставив под конец умолять о смерти. Но сегодняшний план, увы, не предполагал подобного развития событий. Нужно только будет уделить достаточно внимания своевременности некоторых ключевых событий.
  
   Судья объявил начало боя, и джинчурики Однохвостого начал призывать силу своего биджу, одновременно разрывая дистанцию. Правая половина его лица покрылась толстым слоем песка, а левая рука удлинилась и стала напоминать лапу Шукаку.
  
   Я достал два своих пистолета и почти не целясь один раз выстрелил в Гаару. Утяжелённая цельнометаллическая пуля с лёгкостью пробила защиту из песка и прошла мимо левого виска джинчурики, срезав прядь волос и отхватив самый кончик уха. В глазах Гаары появился страх, а скорость его слияния с Однохвостым значительно возросла. Да, да. Именно так. Позволь зверю поглотить себя.
  
   Когда песок почти полностью поглотил тело джинчурики, оставив снаружи только ноги, сработало гендзюцу, погружающее всех зрителей в сон. Наконец-то, а то я устал ждать.
  
   Гаара к этому моменту набрался смелости, чтобы атаковать меня, но я встретил его, выстрелив зарядом чакры особо свойства, что вызывал у биджу сильнейшую боль. Шукаку заревел и от следующего выстрела уклонился, и от следующего. Но как только он приблизился ко мне слишком близко, по получил сразу три заряда, от который громко зашипел и поспешил отбежать подальше. Дикое животное, что с него взять? Впрочем, его план был мне понятен - полностью подчинить своего носителя, проявиться в полную силу и только потом нападать на меня, невзирая на боль.
  
   Тем временем, на крыше ложи Каге появился красный четырёхгранный барьер, а мои клоны разбудили Наруто и всех моих бывших одноклассников. Я попросил Наруто заняться Гаарой, пока сам решу одну небольшую проблему. Тот с радостью согласился лично прикончить вражеского джинчурики.
  
   Наруто не стал терять время, а сразу ринулся в атаку, рассеивая враждебный песок своим Разенганом. Убедившись, что противники на арене заняты друг другом, я переместился к барьеру. Там Орочимару что-то вещал Цунаде, а та поливала его грязью в ответ. И вот, словесная пикировка окончилась, и на сцене появилось три гроба, внутри которых оказалось три бывших Хокаге.
  
   Пора.
  
   Я подошёл к барьеру вплотную, насмешливо посмотрел на Таюю и показал ей язык. Как только её глаза расширились в гневе, и она начала беззвучно материть меня, я подключился к барьеру и начал менять его свойства. Для простых шиноби этот барьер и вправду был непроницаем. Но для специалиста по фуиндзюцу его разрушение было делом всего нескольких секунд. Впрочем, занимался я не этим. Я хотел поймать Орочимару живым для проведения над ним экспериментов, и для этого мне следовало задержать его внутри барьера до тех пор, пока у меня не появится время заняться этим юрким червячком.
  
   Моя чакра сформировала ещё один барьер вокруг установленного, а потом слилась с ним. В результате, цвет стенок барьера поменялся с красного на чёрный, а потом и вовсе обратился в чернильную тьму. Готово. Я замедлил течение времени внутри барьера в тысячу раз. Это даст мне несколько часов на то, чтобы разобраться с более важными вопросами.
  
   - Я остановил течение времени внутри барьера. - Обратился я к ближайшему АНБУ. - Сейчас нужно все силы бросить на уничтожение вражеских шиноби. Я займусь биджу, а к Хокаге и Орочимару мы вернёмся все вместе через пару часов.
  
   Надеюсь, она там не умрёт за десяток секунд? Хокаге, как никак.
  
   Я повернулся и посмотрел, как Наруто пинает Шукаку, устроив из него и арены что-то вроде гигантского пинбола, где очки даются за попадание шара в цель. Приглядевшись, я увидел, что стены арены укреплены дополнительным барьером. А иначе они не смогли бы выдержать такой экстремальной нагрузки, что создавал стотонный мяч из песка, впечатывающийся в препятствие и отлетающий назад.
  
   - Наруто, - подобрался я к увлечённому блондину, - ты должен спасти деревню.
  
   - А? Что?
  
   - На деревню напали тысячи шиноби Звука и гигантские призывные змеи, так что только ты можешь спасти жизней простых людей.
  
   - А ты что не можешь, что ли? - Неудовлетворённо ответил мне блондин, наблюдая за тем, как Шукаку пытается встать на лапы.
  
   - Я не могу создать тысячу клонов за раз. А ты можешь. Нам сейчас нужно именно большое количество высокоранговых шиноби, способных не только уничтожать врага, но и спасать жителей Конохи. Ты ведь герой деревни. Если все жители будут благодарны тебе за спасение, то ты станешь ещё на один шаг ближе к тому, чтобы стать Хокаге.
  
   Волшебное слово возымело своё действие, и мозги у Наруто переключились в другой режим.
  
   - Да! Я стану Хокаге! - Закричал он и подобно Супермену устремился в небо, где размножился на тысячи клонов и начал бомбардировку ими города, стараясь перехватить и уничтожить нападавших.
  
   Так, ладно. С Наруто я разобрался, теперь пришла очередь Гаары.
  
   Я достал пистолеты и привлёк внимание биджу болевыми зарядами. Тот оглушающе завыл и бросился на меня, стремясь отыграться за бесславное поражение от джинчурики Девятихвостого. Я пару минут поскакал по арене, а потом, убедившись, что Шукаку сосредоточил своё внимание только на мне, побежал прочь из деревни.
  
   Я летел над лесом, используя планер из чакры, а Однохвостый бежал за мной следом со скоростью электрички, раздвигая деревья подобно траве на лугу. В таком масштабе он здорово походил на енота, гоняющегося за бабочкой. Бабочка с периодичностью раз в пять секунд пулялась противными зарядами чакры, что ещё больше распаляло ненависть "собачки".
  
   Преодолев около пятидесяти километров за полчаса, я заманил Шукаку в давно подготовленную ловушку. Тот с таким упорством бежал за мной, что не обратил внимания на огромную даже по его меркам печать подавления биджу, в которую я его и завёл.
  
   Как только печать сработала, Однохвостый завыл метнулся в сторону и бессильно опал на землю, осыпаясь до состояния песчаного бархана, большая часть которого тут же испарялась, превращаясь обратно в чакру.
  
   Я подошёл к лежащему Гааре и убедился, что он спит. Спи, моя радость, усни. Взвалив его себе на плечо, я активировал ещё одно сложное фуиндзюцу, которое переместило меня, Гаару, а главное Шукаку в Сансекай. Тут была только пустота и чакра, но мне этого хватало. Специально для Гаары я создал ещё небольшую область, где был воздух и что-то вроде небольшого клочка тверди, что плыл среди мелькания многоцветного Хаоса.
  
  19.02.2017
  
   Пока власти деревни были заняты борьбой с шиноби Звука, я занялся экспроприацией Однохвостого. Реальность и нереальность ничем не отличались в этом мире, плавно перетекая из одного в другое. Поэтому, я переместился во внутренний мир Гаары, где среди бесконечной пустыни лежал скованный Шукаку. Эта печать была грубой поделкой варваров, так что мне пришлось изрядно напрячь своё воображение, чтобы суметь выколупать оттуда биджу, не повредив саму печать, что так и норовила рассыпаться на куски.
  
   Биджу на протяжении всего этого мероприятия тоже провалялся без сознания. Очнулся он, лёжа на диване рядом с телевизором. Диван был мягкий и приятный на ощупь, цвета песка, а по телевизору показывали его любимую передачу - выпускание кишков из разных видов живых существ разнообразными удивительными способами.
  
   Шукаку так прикипел взглядом к экрану, что не сразу заметил гостя, который присел на диван рядом с ним. Но заметив, тут же принялся осматривать его, а потом и себя. Прошедшие годы не пожалели однохвостого биджу, и теперь он был размером с типичного енота. По крайней мере, по сравнению с сидящим рядом человеком в расшитых золотом одеждах.
  
   - Как тебе твой новый дом? - Миролюбиво спросил пришелец, что совсем недавно так унизил его на этой арене, а потом ещё и заманил в примитивную ловушку, как безмозглого щенка.
  
   Кстати, а как мне новый дом? Только сейчас Шукаку понял, что он не прикован, ошейник не сдавливает горло, и вообще, жить стало лучше, жить стало веселее. Раздражала разве что только невозможность самостоятельно выпускать кишки своими лапами. Но с этим вполне можно было смириться, наблюдая за прекрасным зрелищем через окно в другой мир.
  
   - В целом неплохо. - Оценил мои усилия Однохвостый. - Разве что диван жестковат. Вот, так нормально будет. - Я как заправский джинн тут же выполнил пожелание клиента. - И пожевать бы чего.
  
   - Держи. - Я протянул Шукаку большой стакан попкорна со вкусом человечины.
  
   - Во, ништяк!
  
   Это где он таких слов нахватался?
  
   - Если захочется посмотреть что-то другое, то вот этой штукой можно переключать каналы.
  
   Я дал Однохвостому пульт управления телевизором, где возле каждой кнопки были короткие поясняющие надписи: 1-Кишки, 2-Мозги, 3-Коноха, 4-Буря в Пустыне, 5-Elfen Lied и так далее. Тот пощёлкал каналами и остановился на видеокамере, что снимала уничтожение шиноби Звука силами АНБУ и Наруто. Кишков тут было не меньше, чем на первом канале.
  
   - Развлекайся. - Дал я напутствие Шукаку, что уже не обращал на меня внимания. Он попал в персональный рай, и все его чувства, в первую очередь чувство прекрасного, занимались наслаждением.
  
   Я подсоединил систему отсоса чакры к Однохвостому и настроил её на передачу этого ресурса внутрь печати Гаары. Саму печать я тоже переделал так, чтобы ни у кого не возникло никакой возможности достучаться до сознания биджу, даже если бы он там был. Только тоненький ручеёк чакры вытекал оттуда, ускоряя восстановление личного запаса чакры будущего Казекаге.
  
   Закончив все необходимые манипуляции, я принял форму Крюгера Икари и переместился в Коноху, где уже установилось некое подобие порядка, и сильнейшие шиноби начали собираться вокруг барьера, внутри которого находились Орочимару и Цунаде.
  
   - Доложите обстановку. - Обратился я к Нара Шикаку, что стоял на крыше рядом с барьером, отдавая приказы подбегающим АНБУ.
  
   Тот посмотрел на меня немного недовольным взглядом, но требовать соблюдения правил этикета и вежливости не стал.
  
   - С силами Звука и Песка почти покончено. Сейчас патрули деревни совместно с членами кланов Хьюга и Учиха прочёсывают все кварталы, выискивая последних врагов. Все сильнейшие шиноби уже начали собираться здесь.
  
   - Хорошо. Через... пятнадцать минут я сниму барьер, установленный моим сыном. К этому времени местность нужно оцепить, особенно уделив внимание подземным путям отхода. Сразу после снятия барьера я вступлю в схватку с Орочимару один на один. Я использую яд, разрушающий систему циркуляции чакры. Пока он будет действовать, никто не должен касаться Орочимару, чтобы не отравиться самому. Секунд через десять действие яда прекратится, и вы сможете взять змея в плен. Постарайтесь быть аккуратны, чтобы не прибить его раньше времени.
  
   - Отлично.
  
   Настроение у главы клана Нара улучшилось, и он начал раздавать приказы с удвоенной силой.
  
   Я заглянул внутрь барьера и убедился, что Цунаде всё ещё жива.
  
   В назначенное время я направил на барьер поток чакры, что нарушал его целостность. С нашей стороны этот поток был не таким уж и сильным, но вот с той он усиливался в тысячу раз за счёт замедления времени. Через пять минут четверо шестёрок Орочимару не выдержали напряжения и одновременно сдохли, взорвавшись кровавыми брызгами. Вместе с ними спал и барьер.
  
   Цунаде вылетела из него, преследуемая тройкой воскрешённых Хокаге, а я наоборот залетел внутрь, встречая Орочимару, что был крайне встревожен нештатной работой барьера. Мой коронный удар ногой в челюсть с разворота он встретил блоком, за что тут же поплатился не только челюстью, но и рукой. Пока змеиный сеннин регенерировал, я впечатал руку ему в живот и использовал одно хитрое дзюцу, которое мне всё никак не удавалось проверить на достаточно сильной жертве.
  
   Это был пик моего искусства фуиндзюцу - вирус из чакры. Он поглощал практически любой вид чакры, преобразовывал её под себя и размножался. Вместе с этим происходило преобразование не только той чакры, что текла в каналах человека, но и той, что составляла основу этих каналов. В результате, вся система циркуляции чакры в считанные секунды превращалась в лохмотья. Целыми оставалась только сама душа с заключённой в неё чакрой и источник чакры - та самая крохотная песчинка "мяса из чакры", что находилась в теле каждого шиноби.
  
   Воскрешение Орочимару неожиданно прервалось, и он начал кататься по крыше, извиваясь подобно червю. Возникало впечатление, что в его теле нет ни одной кости. Через пять секунд человеческое тело распалось, и глазам изумлённых свидетелей предстала истинная форма этой помеси змеи и человека.
  
   - Что ты сделал со мной? - Прошипел Орочимару, устремив на меня свой взгляд.
  
   - Небольшой эксперимент. - Успокоил я его. - От такого не умирают.
  
   Рожа змея перекосилась от гримасы ненависти, и он последним запредельным усилием активировал какое-то фуиндзюцу, наложенное на его тело. Практически мгновенно по нему расползлась печать, что смогла подавить даже мой вирус, а потом остатки Орочимару мгновенно сгнили, выделив большое количество вонючего газа.
  
   Я посмотрел на пузырящуюся грязь, что осталась от моего экспериментального образца, и отметил, что его душа в мой мир не попала. Что ж, значит впереди нас ждёт новая встреча.
  
   Вместе со смертью Орочимару закончилось и действие его Эдо Тенсей, так что души трёх предыдущих Хокаге попали в мои загребущие лапы и отправились прямиком в Ад. Уж Хирузена я оттуда точно не выпущу.
  
   Из всего селения неожиданной смертью змеиного сеннина огорчилось всего несколько человек. Все остальные чуть ли не плясали от радости, считая это безоговорочной победой. Враг был разбит, а наши потери были если не минимальны, то близки к этому значению. Больше всего пострадало гражданское население в тех районах, где началась атака шиноби Звука. А вот силы шиноби почти не пострадали. Наруто вовремя пришёл на помощь, сломив строй врагов и превратив их наступление в беспорядочную защиту малыми группами.
  
   К вечеру следующего дня я вернул Гаару Конохе. Кланы как моей деревни, так и Песка боялись, что я наложу свою лапу на джинчурики, но изучив печать и поступающую оттуда чакру успокоились. Наивные.
  
   Прошедшие переговоры между представителями Конохи и Суны закончились передачей им Гаары, Темари и ещё десятка шиноби, что смогли выжить в битве. Также, был заключён новый мирный договор с условиями куда более благоприятными для Страны Огня.
  
   За время битвы в мой мир попало огромное количество душ, которые по большей части отправились в Ад. Так что дел у меня было полно. Пришлось даже отвлечься от управления своим клоном в виде Урами, оставив его действовать на автопилоте.
  
   Наша команда большую часть времени была занята на миссиях, посвящённых восстановлению деревни - разбору завалов, строительству и так далее.
  
   Примерно через неделю я разобрался со всеми багами в своей виртуальной реальности и решил перейти к следующему этапу - объединению биджу.
  
   Сейчас в моём мире зависало два биджу, и это требовало от меня постоянного приложения усилий сознания. У Наруто система компенсации попыток биджу вырваться была завязана на физическое тело носителя, а вот мне приходилось напрягать своё сознание. Вырваться шансов у биджу не было никаких, но вот доставить мне проблем они могли. Так что следовало поскорее разобраться с Однохвостым.
  
   Кроме этого, я собирался переместить точку концентрации внимания Курамы из клона в реальном мире в игровую аватару мира Сансекай. Рано или поздно он всё равно там окажется, да и существование в моём мире давало куда больше ощущений и возможностей интересно провести время.
  
   Я сосредоточился на клоне Курамы и переместился к нему. Он опять кого-то жрал. Вот как ни приду к нему, он всё время жрёт. Я осмотрелся и обнаружил, что нахожусь в небольшой деревушке в лесистой местности. Большая часть её жителей уже была изрядно обглодана, а меньшая ещё только ждала своей очереди. Впрочем, все они уже были мертвы.
  
   - Ну и кто тебе не понравился на этот раз? - Уточнил я у лиса, что глянул на меня одним глазом, но прерывать своё занятие не спешил.
  
   - Почему не понравился? Они очень даже ничего на вкус.
  
   - Не обманывай, я же вижу, что у тебя настроение поганое. Рассказывай, что тут произошло?
  
   Я устроился поудобнее на завалинке и принялся слушать слезливую историю о дружбе и предательстве.
  
   Курама решил посмотреть, как живут люди этой деревни. Он принял вид обычной большой собаки и начал шариться в окрестностях, где и натолкнулся на мальчика лет двенадцати. Тот не испугался собаки, а попробовал её приручить. Несколько дней подряд они играли, при этом Девятихвостый продемонстрировал свой изрядный интеллект и даже способность манипулирования чакрой.
  
  20.02.2017
  
   А на пятый день их дружбы, мальчик завёл лиса в ловушку, подготовленную жителями деревни. От удивления, он позволил спеленать себя сетями, и услышал подноготную всей этой истории. Мальчик оказался инициатором и вдохновителем этой охоты. Именно в его голову пришла идея о том, чтобы поймать своего нового друга и продать шиноби на опыты.
  
   Вполне естественно, что после этого лис потерял все остатки приобретённой человечности и вырезал всё население деревни вплоть до свиней и куриц. А сейчас он доедал последние трупы, приближаясь к десерту - тому самому пацану, что чуть не стал его другом.
  
   - Да-а-а... - Протянул я, смотря на то, как Курама давится чьей-то печенью, но останавливаться не желает. - Бросай эту гадость жрать. У меня есть для тебя деликатес получше.
  
   - Мда? И что же это?
  
   - Однохвостый.
  
   - Что, уже?
  
   - Ага. Нужно будет только сам процесс продумать. Собственно, суть в том, что, если ты просто сожрёшь его тело, он не умрёт. Чтобы ты поглотил его, мне нужно будет объединить ваши души. Но как только я это сделаю, Шукаку сам умрёт и без твоей помощи. А вот ты станешь гораздо сильнее.
  
   - Вообще-то я хотел насладиться его предсмертной агонией. - Недовольно отметил лис.
  
   - Тут можно сделать так. Я лишу его большей части силы, после чего ты сожрёшь его тело, а я уже оприходую душу. Мне ни к чему смертельная битва биджу в моём мире.
  
   - То есть он не сможет сопротивляться мне?
  
   - Нет, сопротивляться то он будет, вот только все его способности не смогут причинить тебе никакого вреда в принципе. Так что тебе останется только сконцентрироваться на погружении его в пучину ужаса и безнадёжности, которая закончится для него в твоей пасти.
  
   Мой рекламный ролик предстоящего мероприятия произвёл благоприятное впечатление на заказчика.
  
   - Уже жду не дождусь. - Курама посмотрел на недоеденное блюдо. - Тьфу, гадость какая. Ну что, где там Однохвостый?
  
   Я использовал специальное дзюцу, и клон Курамы развеялся в пыль, а сам он обнаружил себя зависающим в бесконечной пустоте и невесомости. Лис с удивлением осмотрелся и начал смешно перебирать лапами, пытаясь куда-то бежать, но потом бросил это дело и завис в позе пойманного за шкирку котёнка.
  
   - Ну что за дела? Где я? - Обратился ко мне Курама, когда я возник передним.
  
   - Ты в нигде. А вокруг тебя ничто. Крайне занятное местечко.
  
   - И чем мне тут заниматься?
  
   - А ты разве не понял? Конечно же ничем. Ладно, не волнуйся. Сейчас я тебя в подходящее место отправлю.
  
   Я решил, что нет необходимости устраивать настоящую битву биджу, если есть возможность устроить виртуальную. Моя техника наведения ощущений давала возможность организовать полное погружение в виртуальную реальность. При этом подопытный практически не имел шансов осознать, что это всё иллюзия. Шиноби распознавали гендзюцу за счёт того, что оно противоречило ощущениям с физических органов чувств. А вот если никаких других ощущений не было, то и выяснить их природу не удавалось.
  
   С биджу всё было несколько сложнее, поскольку их тело состояло только из энергии. Но специальным образом модулированное излучение чакры позволяло лишить сознание биджу возможности воспринимать своё тело. Это было частью техники подавления биджу. Так что сейчас я создавал модель виртуальной реальности, куда и собирался переместить сознание Курамы.
  
   Я решил немного посмеяться над обоими биджу и создать для них мир с изрядной долей сюрреализма.
  
   - Приготовься. Сейчас я тебя перемещу на поле боя, где ты встретишься с Шукаку.
  
   - Не называй при мне это имя. Я ненавижу его! - Взвился Курама и не заметил, как оказался в другом мире.
  
   С высоты в сотню метров он шлёпнулся прямо посреди леса, подмяв под себя деревья. Кругом были поросшие лесом горы, на горизонте виднелось море, а тут, рядом с местом где он приземлился, стоял диван. Вот только если соотношение размеров Курамы к размеру деревьев соответствовало его настоящим размерам, то в сравнении с диваном он был мелким лисёнком, в чьём теле он провёл минимум половину времени за последние несколько лет.
  
   Лис вскочил на диван, покрутился на нём и свернулся в клубок. "Да, диван - это вершина достижений человеческой мысли", - признался он сам себе. Мягкий, большой, удобный. Со спинкой, которую можно драть когтями. Так, не время спать. Курама потянулся, встал и обратил внимание на большую трубу, что шла от спинки дивана куда-то в сторону. Хотя снаружи труба выглядела узким конусом, внутри она оказалась прямой. А на выходе из неё он почувствовал себя тараканом.
  
   Девятихвостый стоял на столе и озадаченно смотрел на раскиданные книги, кучку карандашей, стакан с чаем и недоеденный пряник. И всё это было просто гигантским. За пряником можно было запросто спрятаться, а в стакане утонуть.
  
   Вдалеке что-то хлопнуло, и Курама увидел на горизонте Шукаку, шлёпнувшегося в лесу также, как и он минут пять назад. Девятихвостый быстро пробежал по трубе, соскочил с дивана и затаился за пригорком. Шукаку недоумённо осмотрелся, принюхался, чихнул и отправился в сторону дивана. Привычным движением он вскочил на него, потоптался и уставился вверх на трубу.
  
   Этот-то момент и выбрал Девятихвостый, чтобы атаковать своего противника. Они сцепились и начали драть друг друга в клочья, на одно раздирая и диван. Шукаку вырвался, скакнул на спинку дивана и оттуда сделал длинный прыжок на стол. Лис же воспользовался трубой, как более удобным маршрутом. Вот только вынырнув с другой стороны, он обнаружил, что Шукаку стал раза в два больше. Или это он стал меньше? Лис рванул обратно в трубу, а тануки полез в неё следом, с трудом пробираясь через узкий лаз.
  
   Встретившись на диване, Девятихвостый сообразил, что его противник действительно стал в два раза больше. Демоны! Дело - труба. Чтобы победить, ему придётся тоже заскочить на стол и пролезть через трубу в обратном направлении. Лис рванул на спинку дивана, но Однохвостый преградил ему путь, откинув своим хвостом.
  
   Я понаблюдал за мечущимися биджу и вернулся к своим делам. Пусть развлекаются.
  
   Я же тем временем приготовился использовать ещё одно своё гениальное изобретение - насос для духовной энергии биджу. Эта центральная составляющая животных из чакры крайне слабо взаимодействовала с чакрой, и чуть лучше поддавалась управлению с помощью мыслей. Так что мне пришлось создать устройство на стыке этих двух технологий. В душу обоих биджу вставлялась трубка, через которую энергия одного из них перекачивалась другому.
  
   Процедура это была небыстрая, но за час я смог вынуть душу из Однохвостого и объединить её с душой Девятихвостого. Как я и предполагал, в процессе перекачки энергии, Шукаку становился всё меньше, слабее и тупее. В виртуальном мире, где он бился с Курамой, сила и размер реального тела значения не имели, а вот разумность влияла на результат в первую очередь. Так что примерно к этому моменту Курама сожрал-таки своего родственника, пусть и виртуально. При этом, я сделал вкус плоти Шукаку похожим на мороженое, а его кости на ириски. Так что когда лис догрызал его, то урчал от удовольствия как десять тракторов.
  
   А вот наблюдение за реальным телом Курамы вызвало у меня некоторые опасения. При объединении душ энергия биджу росла не в арифметической прогрессии, и даже не в геометрической, как я надеялся, а в экспоненциальной. Уже сейчас, после объединения всего двух биджу, сила Курамы подходила к верхнему пределу, который была способна выдержать моя печать. Так что прежде чем продолжать ловить других биджу мне предстояло изрядно поработать над созданием новой печати.
  
   Впрочем, был в этом и положительный момент. Уже сейчас мой мир мог стать достаточно большим, чтобы вместить в себя всех тех шиноби, что погибали на территории Страны Огня. В дальнейшем же я собирался распространить область захвата душ на весь мир, а потом и забрать те души, что обитали в царстве мёртвых. А ведь их там было куда больше, чем в мире живых.
  
   Но это всё планы на будущее, а сейчас мне предстояло совершить ещё одну пакость. Я ехидно засмеялся и перенёсся к Кураме, что пытался устроиться поспать на диване. Но тот был разодран до такой степени, что торчащие из него пружины и вата не позволяли найти места для комфортной лёжки.
  
   - Не спи, замёрзнешь. - Обратился я к Девятихвостому, появившись в его мире в виде великана, как раз под стать дивану.
  
   - С чего это я вдруг замёрзну? - Подозрительно осведомился он.
  
   - Так тут сейчас зима начнётся. Видишь, листья на деревьях желтеют? - Повинуясь моей воле, в лесу началась осень.
  
   - А чего тут ещё делать? Ни одной живой твари вокруг.
  
   - Пошли я тебя в наш новый мир перенесу. Ты там будешь в двух ипостасях присутствовать. Во-первых, сможешь наблюдать за реальностью через все свои статуи в храмах и освящённые амулеты у людей. Будешь им по своей милости благословения давать, чтобы они тебе сильнее молились. - Лис навострил уши и внимательно слушал меня. - А во-вторых, ты станешь обычным обитателем этого мира и сможешь увидеть его не как бог, а как один из простых жителей. Поверь, это тоже интересное занятие.
  
   - Ладно, пошли. Куда идти то?
  
   - Идти никуда не надо. Просто подпрыгни на месте три раза.
  
   Лис подпрыгнул три раза, изображая кавайную лисичку, и я не смог удержаться от смеха. Тот недоумённо осмотрелся вокруг, посмотрел на ржущего меня и злобно зарычал.
  
   - Ты что, издеваешься надо мной?
  
   - Ну да, а что? - Удивился я. В ответ мне донеслось ещё более яростное рычание. - Ладно, не сердись. Где ещё можно увидеть такого милого и красивого биджу?
  
   - Я милый?
  
   - Да. А ещё, ты мягкий и пушистый.
  
   Я схватил не ожидавшего такой подлости Кураму за шкирку, взял на руки и начал гладить. Тот было принялся грызть мне в отместку руки, но через несколько секунд с удивлением остановился.
  
   - Что это? Почему мне хочется, чтобы ты... продолжал это делать?
  
   - Это называется удовольствие. Здесь ты можешь испытывать куда больше чувств, чем позволял ощущать твой клон или даже настоящее тело. Поверь, выедание кишков - далеко не самое увлекательное занятие.
  
   - Да ладно. Быть этого не может. - Скептически заметил лис и заурчал, когда я начал чесать его за ухом. - Кишки Однохвостого были невероятно вкусными. Разве может быть что-то более приятное?
  
  21.02.2017
  
   - Может. Но всему своё время. Думаю, тебе будет интереснее самому познать все радости мира Сансекай без чужих подсказок.
  
   Мир вокруг нас моргнул, на миг погрузившись в абсолютную темноту, и мы оказались в храме Курамы перед его изображением, выражавшим состояние дикой ярости. Лис уставился на себя и зарычал.
  
   - Что, не признал? Это ты.
  
   - Я? - Сразу успокоился Курама, поняв, что это просто статуя. - Так вот почему все убегают от одного моего вида.
  
   - И это в том числе. Но ты можешь быть и другим. Вот, смотри.
  
   Я посадил лисёнка на алтарь и создал перед ним зеркало, в которое он с удивлением уставился.
  
   - Правда милашка?
  
   - Это я что ли? - Он подошёл поближе, обнюхал зеркало, прошёлся туда-обратно и перевёл взгляд на свою статую.
  
   - Ты в кого меня превратил, злыдень? А ну верни всё как было!
  
   - Ха-ха-ха. - Не удержался я. - Великий бог сердится.
  
   Курама посмотрел в зеркало и увидел разъярённого лисёнка, что в таком настроении выглядел ещё более милым.
  
   - Тебе что, нравится издеваться надо мной?
  
   - Конечно. Тебе ведь нравится издеваться над другими. - Уверил я его. - Но ты не волнуйся, я делаю это не для того, чтобы тебя унизить, а чтобы дать тебе более полную гамму ощущений. Нельзя осознать своей силы, если не можешь сравнить её с бессилием. Ты станешь сильнейшим игроком этого мира, но не сразу, а через некоторое время.
  
   - И тогда я смогу разорвать тебя в клочья?
  
   - Кто знает? - Усмехнулся я. - А сейчас тебе нужно будет напрячься, чтобы разорвать в клочья хотя бы бабочку.
  
   - Что? Да ты врёшь!
  
   - Увидишь. Чтобы тебе не было скучно в этом мире, первое время ты будешь питомцем одной милой девушки. А спустя некоторое время ты станешь сильнее и...
  
   - И разорву её в клочья?
  
   - Ну, если тебе этого захочется. - Пожал я плечами. - Но я бы порекомендовал не торопиться. Сожрать её ты всегда успеешь. Так вот, после того, как ты станешь сильнее, ты сможешь стать независимым игроком и даже превращаться в человека.
  
   - В человека? Не смеши меня. Я - лис! Ужасный, злобный и всемогущий девятихвостый лис-демон.
  
   - Да-да, ужасно кавайный лис. - Согласился я, опять услышав в ответ злобное рычание. - Человеческая форма позволит тебе испытать куда большее удовлетворение от жизни. Просто попробуй, а потом сам решай, кем тебе быть. Этот мир создан именно для этого.
  
   - Хмм... - Лис горделиво махнул своим единственным хвостом, отвернулся от меня и начал любоваться своим отражением в зеркале.
  
   Я же скрылся в невидимости и впустил в зал первого претендента на приручение, что наконец-то смог взломать замок и открыл дверь, ведущую в зал.
  
   - Ой, какой миленький. - Раздался щебечущий девичий голосок. - А как тебя зовут?
  
   Любопытное женское лицо отразилось в зеркале, и Курама соизволил обернуться.
  
   - Меня зовут Курама. Я - ужасный... - он посмотрел на количество своих хвостов, вздохнул и продолжил, - ужасный лис-демон.
  
   - А ты станешь моим питомцем? У меня вот угощение есть? - Девушка достала из сумки какой-то предмет.
  
   - Что за угощение? - Поинтересовался лис, принюхиваясь.
  
   - Сахарная косточка.
  
   - И много их у тебя? - Поинтересовался он, уплетая подарок за обе щёки.
  
   - Целая сумка. - Сразу подкупила его новая хозяйка.
  
   - Ладно. Стану. Только ты ещё мне пару косточек подкинь.
  
   - Конечно. Вот, держи. Сейчас пообедаешь, а потом мы пойдём охотиться на бабочек. - Принялась сразу планировать их общую жизнь девушка.
  
   - Пойдём-пойдём. Как тебя зовут-то?
  
   - Ой. Меня зовут Харуру. Приятно познакомиться.
  
   - Угу. Где там твои бабочки? Они хоть вкусные?
  
   - Не знаю. Я их на вкус не пробовала.
  
   Я оставил эту парочку разбираться друг с другом дальше, а сам переместился в материальный мир. Эта Харуру погибла во время нападения на Коноху в возрасте шестнадцати лет. При жизни она не была куноичи, хоть и умела немного управлять чакрой. А тут она довольно быстро освоилась и выбрала специализацию мага-целителя - довольно популярное направление с многочисленными путями развития.
  
   Эх, вот как закончу тут всю эту байду с отловом биджу, сам за эту игру засяду. Там правила хоть и относительно простые, но за счёт всяких комбинаций возникает столько путей развития и способов переплюнуть окружающих, что шахматы и рядом не стояли.
  
   Вернувшись к бренной реальности, я занялся тем, чтобы переключить печать Гаары на потребление чакры Девятихвостого. Плюс, у него и у Наруто нужно было настроить фильтрацию чакры, чтобы её характеристики соответствовали тем, что были до объединения биджу. Тоже та ещё морока. В общем, дел было море.
  
   За всей этой суетой я как-то упустил тот момент, что согласно сюжету оригинального аниме сейчас к нам должны были наведаться Акатцуки. Вспомнил я об этом, только получив сигнал от своих клонов, что давно уже внедрил в сознание всех членов этой организации. Нагато и Кисаме находились на окраине деревни, и явно не испытывали проблем с проникновением на её территорию. Чёрте-что! Это деревня, скрытая в листве, или проходной двор? Я решил раньше времени не вмешиваться, а посмотреть, как будет развиваться ситуация.
  
   После нападения на деревню все места в больнице оказались заняты, и Хинату быстро выписали оттуда. После этого она по настоянию Кушины переселилась домой к семье Наруто. Глава клана Узумаки постоянно умилялась своей невестке и втайне, наверняка, уже мечтала о внуках. Но несмотря на свои мечты, а точнее вопреки им, Кушина постоянно выступала ревнителем морали, не позволяя детям общаться слишком близко. Потому-то тем и приходилось прятаться по разным углам, чтобы даже просто взяться за руки. Впрочем, это добавляло их отношениям особую пикантность.
  
   Сейчас же я, Наруто и Хината сидели в небольшом ресторанчике на окраине деревни прямо напротив моста через реку и отдыхали после выполнения миссии. Наруто усадил Хинату себе на колени и теперь пытался кормить её.
  
   - Хината-чан, скажи, а-а-а... - Протянул Наруто, подхватывая палочками кусочек риса с овощами.
  
   - Наруто-кун... А-а-а... - Хината опять засмущалась, но просьбу выполнила.
  
   Я смотрел на это действо с улыбкой, потягивая чай.
  
   Тем временем, Хошигаке Кисаме в сопровождении марионетки Нагато по имени Тендо, шёл по одной из узких и кривых улочек Конохи, где так просто затеряться... или наткнуться на хулигана.
  
   - Ну, что? - Спросило земноводное у нежити.
  
   - Я чувствую чакру биджу. Нам туда.
  
   Парочка в чёрных плащах с красными облаками и соломенными шляпами на головах свернула за угол, чуть не столкнувшись с каким-то прохожим. Впереди улица заканчивалась, и начинался мост, ведущий через реку.
  
   И опять-таки тем временем, Сарутоби Асума с раздражением шёл по городу, раздумывая о своей поганой жизненной ситуации. После смерти деда, клану Сарутоби пришлось расстаться с большей частью собственности, поскольку она оказалась "нажитой неправедным путём". Всех тех, кто попытался воспротивиться этому решению, Крюгер Икари быстро укоротил на голову, апеллируя к непонятным "законам мировой революции". Что это за законы уточнять никто не стремился, потому что первых двух любопытных постигла та же судьба - они совсем потеряли голову.
  
   Так что на сегодняшний день Сарутоби Асума едва сводил концы с концами, зарабатывая на миссиях, а доход от пары непонятных забегаловок, всё ещё принадлежавших ему, уходил на поддержание штанов его племянника Конохамару.
  
   И что самое поганое, прямо сейчас в его карманах было всего две сотни рё, а шёл он на свидание с девушкой. Юхи Куренай уже давно намекала ему о своём интересе, но с вечным безденежьем он только сейчас решился начать встречаться с ней. И как назло, вчера утром прямо во время дождя прохудилась крыша его дома. Пришлось вызывать рабочих, чтобы починить её, и все его более чем скромные накопления опять испарились.
  
   Сойдя с моста через реку, Асума прошёл по короткому переулку и чуть не столкнулся с двумя странно одетыми типами. Что-то он их тут раньше не видел. Стоп! Если это не местные, то можно попробовать стрясти с них тысячу-другую рё. А с такой суммой можно уже зайти посидеть в кафе и угостить Куренай данго. Решено! Нужно только быть понаглее и вворачивать те словечки, что он слышал в фильме, что недавно показывали по телевизору.
  
   - Эй, вы, двое. А ну стоять! Вы что, не местные что ли? - Обратился он к уже отошедшим на пару метров незнакомцам. Те остановились, посмотрели на него из-под своих подозрительных шляп, но ничего не сказали. - Вы вообще в курсе, что за проход тут нужно платить? А? По две штуки с носа. - Ответа он опять не дождался. - Чё молчите, а? Внатуре. У вас деньги есть? А если проверю?
  
   Культурная натура Кисаме пребывала в шоке, не позволяя ему вымолвить и слова. Он, конечно, слышал истории о всяких хулиганах, что пристают к подросткам на улице, вымогая деньги. Но чтобы он, шиноби S-ранга попал в такую ситуацию, да ещё и в роли жертвы, такого он даже в кошмарном сне представить себе не мог.
  
   - Ты чё, совсем оборзел? Да ты знаешь, кто я, а? - Ещё больше шокировал Кисаме его напарник. Откуда Нагато вообще такие слова знает? - Сдристни отсюда, пока я твои кишки на перо не намотал.
  
   - Чё сказал?
  
   Асума понял, что даже не представляет себе, что говорить дальше. Фильм он видел только мельком, а эти двое, похоже, завзятые уголовники. То-то они морды свои скрывают. Значит, оставалось одно - избить их, забрать деньги, а потом сдать за вознаграждение в полицию. Чакры от них почти совсем не ощущалось, так что проблем не должно было возникнуть.
  
   Сарутоби атаковал того противника, что посмел перечить ему и стоял справа. Он нанёс ему удар ногой в левое бедро, собираясь сломать его или согнуть эту ногу противника в колене, а потом нанести удар рукой в голову. В результате, от его удара раздался глухой стук, как по дереву, нога противника не сдвинулась и на миллиметр, но зато тот тоже попытался нанести удар, из-за чего Асуме срочно пришлось разрывать дистанцию.
  
  22.02.2017
  
   Нагато смотрел на неожиданного противника и думал, как можно решить эту проблему с минимальными усилиями. Его попытка использовать фразу из ещё вчера просмотренного фильма привела к прямо противоположному результату. И теперь нужно было как-то отделаться от этого шиноби, не раскрывая при этом своего присутствия. Специальные плащи поглощали чакру, но они не были рассчитаны на применение в бою. А как только он использует более-менее приличную технику, сюда сбежится половина Конохи.
  
   Наблюдая за не в меру наглым хулиганом, Кисаме вспомнил, что совсем недавно краем глаза видел, как Тендо смотрел какое-то блатное кино по телевизору. Тогда он посчитал это желанием убить время, но, похоже, его напарник и вправду водился с уголовниками, если так легко пользуется их сленгом. Надо тоже что-то такое ввернуть, чтобы этот идиот испугался и не раскрыл их маскировку окончательно.
  
   - Слышь, ты, козёл. Я ща тебе ксиву на маляву намотаю и по этапу отправлю.
  
   Вся тройка замерла, пытаясь понять смысл произнесённой фразы. Глядя в ошалевшие глаза уголовника, Кисаме понял, что попал пальцем в небо. Похоже, тот уже начал думать об отступлении.
  
   - Что тут происходит, Асума? - Раздался взволнованный женский голос, а секунду спустя его обладательница появилась из-за угла, сжимая в руках кунай.
  
   После неожиданной отповеди второго из бандитов, Асума понял, что нарвался на каких-то матёрых уголовников, которые к тому же являлись и шиноби немалого ранга. Простой человек или даже чунин не смог бы с такой лёгкостью пережить его удар по бедру и при этом даже не дёрнуться. Он один вполне мог не пережить этой встречи. Уже собравшись было извиниться и сбежать, Асума услышал голос своей девушки, а потом увидел и её саму. В такой ситуации попытка к бегству выглядела бы крайне позорной. Так что оставалось только сжать зубы и идти до конца. Главное - повернуть всю эту ситуацию в свою пользу.
  
   - Два нукенина S-ранга ходят по улицам Конохи и вымогают у людей деньги. - Только произнеся фразу до конца, Сарутоби понял, что за глупость он сморозил. Шиноби S-ранга вымогает деньги у простых горожан? Да это даже на анекдот не похоже, настолько это бредовая идея.
  
   - Чёрт, нас раскрыли. - Произнёс Тендо. - Придётся от них избавиться. Попробуем сделать это тихо.
  
   Кисаме внутренне возмутился происходящему. Мало того, что у него вымогают деньги. Недостаточно было и того, что после этого его самого обвинили в вымогательстве. Так ещё и его напарник признал, что именно подобным мелким разбоем они тут и промышляют.
  
   - Может, просто отберём у них все деньги и разойдёмся? - С иронией спросил он у Нагато, и только потом вспомнил, что его напарник юмора не понимает.
  
   Юхи Куренай наблюдала за происходящим и не могла понять, что тут происходит. То ли какая-то театральная постановка, то ли просто чьё-то хитрое гендзюцу. Два нукенина S-ранга вымогают деньги у простых шиноби по подворотням? Она бы подумала, что Асума шутит или придумал какую-то дикую ложь, но эти двое не выглядели настроенными шутить шутки. Вместо этого они на полном серьёзе предложили им, элитным джонинам Конохи, выложить деньги из карманов и убежать, пока не получили по горбу.
  
   Нагато пытался понять, что имел в виду его напарник, когда предлагал ограбить этих двух шиноби. Может, он намекал, что им нужно продолжать играть навязанную им роль уголовников? Если так подумать, то это давало им шанс не раскрывать своего инкогнито. Оставалось только поддержать напарника в этой игре. Надеюсь, он знает, что за уголовные нравы царят в этой деревне.
  
   - С каждого из вас по тысяче рё, или вы оба трупы. - Изложил свои условия Нагато. По его прикидкам, шиноби будет проще заплатить такие копейки, чем связываться с уголовниками.
  
   В ответ на такой ультиматум Асума достал свой нож и приготовился к битве. Он бы с радостью заплатил этим идиотам тысячу рё, если бы они у него были. Но судьба повернулась так, что ему оставалось только умереть в этом переулке, принеся жизнь в жертву своей гордости.
  
   - Вы так низко цените мою жизнь? - Переспросила Куренай, проводя руками по груди. Нет, это однозначно какая-то юмористическая сценка. А иначе зачем бы Асума стал предлагать ей встретиться в этой дыре, а потом городить подобную чушь? А эти двое, хоть и выглядят угрожающе, всего лишь нанятые актёры. Интересно, что задумал Сарутоби?
  
   Кисаме уже неделю не был с женщиной, а эта баба его реально завела, предлагая себя чуть ли не открытым текстом. Он уже потерял надежду вообще разобраться в текущей ситуации, так что решил просто играть свою роль дальше, не заботясь о последствиях. И так ясно, что эту миссию они провалили.
  
   - Тебе, милая, я готов приплатить даже миллион, чтобы ты решила этот конфликт ценой своего тела.
  
   Асума стиснул зубы, услышав названную незнакомцем сумму. Его финансовое положение было настолько критическим, что за миллион он мог бы согласиться продать своё тело для чьих-то сексуальных утех. Но если речь шла о его возможной будущей жене, то подобные намёки требовало пресекать на корню.
  
   - Дуэль. Немедленно! Только тайдзюцу и кендзюцу. - Выкрикнул Асума, уже слабо представляя себе, что тут происходит. Он уже настолько запутался, что только бой смог бы прояснить эту ситуацию.
  
   - Если она будет наградой за победу, то я согласен. - Ухмыльнулся Кисаме, снимая Самехаду с плеча. Он считал себя более чем профессионалом в обоих упомянутых дисциплинах и всегда был не прочь сразиться с достойным соперником. А уж если наградой будет эта девка, то его победа и вовсе была неизбежна.
  
   - "Так вот что задумал Асума". - Подумала про себя Куренай. Сейчас он победит в дуэли, а потом скажет, что она является его наградой и потребует секса. Хитрый ход. И, может быть, она даже согласится. Нужно будет посмотреть, как актёры отыграют свою роль. И надо бы, наверно, подыграть ему.
  
   - Ох, я уже вся горю.
  
   Нагато наблюдал за этой сценой, но так и не мог понять, о чём эти люди вообще говорят. Но, похоже, всё складывалось удачно. Кисаме повернул ситуацию так, что от него требовалось применение только тайдзюцу, а значит их маскировка останется нераскрытой. Что им и требовалось. Честно говоря, он уже начинал жалеть, что просто не дал денег этому бородатому клоуну. Это было бы самым простым решением, но тогда это, почему-то, показалось ему неприемлемым.
  
   Только противники встали напротив друг друга, а два свидетеля отошли подальше, как прямо посреди предполагаемого поля боя появился Хатаке Какаши.
  
   - Что за шум, а драки нет? - Спросил он, осматривая присутствующих.
  
   - Какаши-сан, не мешайте. - Обратилась к нему Юхи Куренай. - У них тут дуэль из-за меня. Если вы её сорвёте, то мне будет так одиноко без моего миллиона. - Эта фраза, услышанная на одном из спектаклей пару недель назад, почему-то показалась ей подходящей.
  
   После услышанного ноги у Асумы подкосились, и он упал, упираясь руками в землю. Она продалась за деньги. Готова отдаться тому, кто заплатит ей миллион. Более того, она уже считает этот миллион своим. Если он победит, то окажется должен ей миллион. А если проиграет..., то по крайней мере у него останется его жизнь. А если поставить на кон своё тело? Есть ли такой вариант, при котором он получит миллион, а этот мужик Куренай? И что тут вообще делает Какаши? Давно он за ними наблюдает? Втроём они вполне могут справиться с этой парочкой, за одно забрав тот миллион, что имелся у мужика с непонятным веслом.
  
   Асума тайными жестами дал понять Какаши, что перед ними враги, которых нужно уничтожить. Теперь осталось только начать бой, а там они уже смогут неожиданной атакой убить одного из двух противников.
  
   Какаши шёл по городу, наслаждаясь прогулкой после завершения миссии. Переходя мост, он заметил подозрительную парочку, обсуждавшую что-то с Асумой и Куренай. Похоже, назревал какой-то конфликт. Он эффектно появился на месте событий, но как оказалось, ничего криминального тут не предполагалось. По крайней мере, пока.
  
   Однако, поданные Асумой знаки Какаши смог интерпретировать с трудом. Тот приглашал присоединиться к бою. Учитывая, что речь шла о награде в виде самой Куренай и каком-то миллионе, выглядело это несколько странно. Какаши внимательно посмотрел на девушку, а потом на странного парня с веслом в руках.
  
   - Что, тоже хочешь попытать счастья, чтобы получить награду? - Правильно понял тот взгляд Какаши.
  
   - А что за награда? - Поинтересовался Белый Клык Конохи, занимая третье место на воображаемой окружности, на которой теперь стояли дуэлянты.
  
   - Тот, кто выиграет, получает право на тело этой крошки, а проигравший платит ей миллион рё. Используем только тайдзюцу и оружие.
  
   - Мнэээ... Не уверен, что дуэль ради обладания телом...
  
   - Какаши! - Вмешался новый участник событий, приземляясь точно в центр окружности, и поднимая вокруг себя клубы пыли. На сцене появился Зелёный Зверь Конохи. - Неужели ты, наконец, решился поставить своё тело на кон в этом дружеском поединке?
  
   - Нет! - Отрезал ошалевший Хатаке.
  
   - Я поставил. - Признался Асума, от чего глаза у всех присутствующих, громе Майто Гая, вылезли из орбит.
  
   - Асума! - Опять закричал Гай. - Я и не знал, что в тебе тоже горит Энергия Юности. А ведь после смерти Ли мне было так одиноко. Может...
  
   - А может, вы все заткнётесь и, наконец, поубиваете друг друга? - Завопил потерявший терпение Нагато.
  
   - Чё сказал? - Неожиданно хулиганистым голосом выдал Гай.
  
   - Да я вас всех в асфальт закатаю. Шинра Тенсей!
  
   Техника Тендо вдавила всех присутствующих в землю, на одно обрушив пару стоящих рядом домов.
  
   - Какаши-сенсей! - Донёсся до места событий голос Наруто, что заметил всё это сборище из окна ресторана и теперь мчался по мосту на помощь своему командиру.
  
   - Кисаме, хватай эту свою девку, а я заберу Наруто. - Дал команду напарнику Тендо и стремительным прыжком устремился к своей цели, которая на бегу раскручивала Разенган.
  
   Я тоже решил вмешаться в этот театр абсурда, хотя его участники отлично справлялись и без меня. Вытащив пистолет, я выстрелил бронебойным зарядом прямо в голову марионетки Нагато. Его черепушка разлетелась кровавыми лохмотьями, а потом в грудь дополнительно прилетел и Разенган от Наруто.
  -      Эй ты, камбала, - обратился я к Кисаме, который потерял свою модную шляпку и под действием техники Нагато и вправду приобрёл изрядную расплющенность, - хватай труп этого педофила и вали отсюда, пока я тебе башку не отстрелил.
  
  Дважды мне повторять не пришлось. Великий мечник Тумана одним прыжком добрался до трупа, схватил его за ногу и быстро поскакал по крышам к границе города.
  
  -      Держите его! - Раздался далёкий голос эро-сеннина. - Чёрт, ушёл. -Резюмировал он, добравшись до моста.
  
  -      Кто это был? Ты знаешь их? - Обратился к Джирайе Какаши, что самым первым смог отодрать себя от земли.
  
  -      Это Акатцуки.
  -      Акатцуки? - Переспросил Гай.
  
  -      Банда педофилов, охотящаяся на джинчурики. - Объяснил я. Все переглянулись и вынуждены были признать правоту моих слов.
  
  После всего этого переполоха начался совет джонинов, на котором было принято решение отправить Наруто в путешествие вместе с Джирайей. Основных аргументов было два. Во-первых, Джирайя на протяжении многих лет скрывался так, что его не могли найти даже агенты АНБУ. А во-вторых, поскольку эро-сеннин сам был извращенцем, он мог предвидеть действия противников и заранее избегать их. Жабий отшельник изо всех сил отказывался от второй причины, но его никто не слушал. Ведь высказал эту точку зрения непререкаемый авторитет -Крюгер Икари.
  
  После того, как был решён вопрос с отправкой Наруто, я внёс предложение отправить вместе с ними Хинату и Урами. Во-первых, Хинату могли захватить в заложники, так что стоило спрятать также и её, а во-вторых мой "сын" отлично справился с членом Акатцуки, а значит может на равных противостоять им и дальше. Эту идею тоже признали удачной и нагрузили Джирайю целым детским садом. Тот, убедившись в непогрешимости моих решений, уже даже и не пытался сопротивляться. Правда, встал неожиданный вопрос о том, что Хината является несовершеннолетней, а клан Хьюга воспротивился отправке её на длительную миссию. На это я предложил дать всем троим звание Чунина. Это звание за одно было признанием факта совершеннолетия, так что клан Хьюга больше не имел бы власти над Хинатой.
  
  Через пару дней, когда наше неразлучное трио во главе с извращённым отшельником уже было готово выступать, пришла новость о том, что Учиха Саске сбежал из деревни. Харуно Сакура, ставшая в попытках следить за объектом своей страсти настоящей ниндзя, скрывающейся в ночи, дала показания, что тот был соблазнён человеком в чёрном плаще и оранжевой одноглазой маске обещанием дать ему силу и власть, которых он заслуживает.
  
  -      А я говорил, что эти Акатцуки - педофилы. Вон, Саске соблазнили. Сакура, услышав эти слова, опять зарыдала. Её надежда лишить наследника клана Учиха девственности, рухнула, не оставив ни единого шанса на возрождение.
  
  -      Какой силы ему не хватало? - Удивился Наруто, чеша затылок. - Как был слабаком, так им и останется. Вот попомните мои слова.
  
  Поскольку никаких следов похищенного и похитителя не осталось, а поисковые команды вернулись ни с чем, мы решили не задерживаться из-за такого пустяка и двинулись в путь.
  
  Следующие несколько лет прошли в постоянных переездах и приключениях. Я параллельно с этим длительным отпуском дорабатывал печать биджу, а также сам мир Сансекай. Пришлось мне раскрутить Кушину на координаты деревни Водоворота и наведаться туда в поисках знаний. Я смог отыскать древние архивы, о которых, похоже, забыли даже сами Узумаки, где находилось несколько свитков за авторством самого Рикудо. Были там и свитки, посвящённые биджу. Благодаря новым знаниям я получил ещё более глубокое понимание способов управления чакрой.
  
  Прошёл год, два, три. Наруто уже перешёл на более близкие отношения с Хинатой. Что не было удивительным при наличии рядом такого примера, как Джирайя, и такого подстрекателя, как я. Сам я сексом заняться не мог. Точнее мог, но тело из чакры не позволяло получить от этого удовольствия. Ведь я контактировал с ним не напрямую, а посредством своей мысленной связи, находясь в мире снов. Но зато я обнаружил, что начал получать удовольствие, улавливая чужие эмоции. Мне не так важно было, что это за эмоции, сколько именно сама их яркость и насыщенность. Когда Наруто исполнилось шестнадцать лет, я начал задумываться, что что-то с сюжетом этой истории идёт не так. Я уже был готов к поглощению следующих биджу, а Акатцуки всё никак не могли собраться напасть на Гаару. К этому моменту я подселил своих клонов в сознание всех джинчурики, и потому знал местоположение всех биджу, за исключением Трёххвостого. Тот после смерти Ханзо Саламандры возродился непонятно где, и потому был для меня недоступен.
  
  Я обратил своё внимание к Нохаре Рин, которая до сих пор жила рядом с Учихой Обито. К своему удивлению, я обнаружил её не в тёмном подземелье тайного убежища, а в красивом деревянном доме на склоне горы, откуда открывался замечательный вид на сопки и море. Рин стояла на ветру в тоненьком платье, а сзади её обнимал довольный как слон Обито, на лице которого играла счастливая улыбка.
  
  Всё ясно. Он сдрейфил. Решил, что счастье рядом с нежитью лучше, чем непонятный рай в чужом гендзюцу. Что ж, пора придать течению событий некоторое ускорение.
  
  Я решил создать себе новый клон, который выступал бы в образе мирового зла. В оригинальном аниме эту роль играл Обито, но сейчас он был несколько недееспособен. Подражая его образу Тоби, я создал тело человека, покрытое белым бесформенным балахоном. Цвет был своеобразным антиподом чёрного плаща Акатцуки. Заместо облаков я покрыл этот плащ квадратами, как шахматную доску, а потом уменьшил размеры разных квадратов, сделав из них прямоугольники с разным соотношением сторон, что всё ещё были соединены некоторыми углами. Получился довольно интересный узор, который я раскрасил в кислотные цвета спектра от жёлтого до голубого.
  
  Руки и ноги я изобразил одетыми в одежду, обувь и перчатки белого цвета, а апофеозом стала маска на месте лица. Она тоже была одноглазой. Фактически, на месте глаз я разместил знак Инь-Ян с его двумя "глазами". Вот только правый белый глаз был белой поверхностью, а левый чёрный глаз был бездонной дырой, в которой светилась крошечная голубая точка. Согласно моей легенде, правый глаз символизировал добро, которое всегда слепо, а левый - зло, которое всегда наблюдает за тобой.
  
  Кроме этого, я решил изобразить на маске улыбку. Растянутая от уха до уха изогнутая линия могла раздваиваться, открывая вид на пилообразную линию "зубов". Всё это было изображено черными линиями на белом фоне, создавая отличную картину физиономии маньячного психопата. Именно эту роль я и собирался играть.
  
  Имя для своего нового образа я опять решил скопировать с Обито. Так же как его псевдоним Тоби образовывался перестановкой слогов в его настоящем имени, своё Альтер эго я решил назвать, поменяв Икари на Рика. Пришлось мне озаботиться и уникальными способностями. Мои пистолеты отлично зарекомендовали себя, но были слишком узнаваемыми. Поэтому, я разместил аналогичные элементы внутри предплечий, выстреливая дзюцу через ладонь.
  
  Кроме того, я изменил толщину и длину рук и ног, сделав их тоньше и длиннее, чем это возможно у людей. Получилось что-то похожее на образ Пустого из аниме Блич. Я подумывал сделать и сквозную дыру в груди, но решил не увлекаться. Тогда меня точно за человека не примут. А так тут столько всяких уродов обитает, что там вполне мог затесаться и кто-то вроде меня.
  
  Отработав внешний вид и манеру движения моего нового образа, я предстал перед Обито, а точнее за его спиной. Все приготовления заняли у меня от силы десять минут, так что он всё ещё стоял на свежем воздухе, обнимая Рин.
  
  -      Привет, Тоби. Или лучше сказать Мадара? Или всё же Обито? -Обратился я к нему.
  
  Обито резко напрягся и повернулся ко мне.
  
  -      Кто ты? Что тебе надо?
  
  -      Я Рика. Твой лучший друг. Иль не признал? Как тебе мой подарочек? Я вижу он тебе по нраву пришёлся.
  
  -      Подарок? - Непонимающе переспросил Обито, оглядываясь через плечо
  на Рин.
  
  -      Подружка твоя. Я через неё за тобой следил. И теперь я всё о тебе знаю. И про твой план собрать всех биджу, и про воскрешение Мадары, и про Муген Тсукуёми, всё-все знаю.
  
  Единственный глаз Мадары обратился в Мангекё Шаринган, но ничего нового он во мне не увидел. Даже попытка воздействовать на меня с помощью гендзюцу или пространственной техники успехом не увенчалась.
  
  -      И про все твои способности она мне тоже рассказала. Твоё Камуи далеко не так всесильно, как ты думаешь. - По моему телу поползло чёрное пламя. - И Аматерасу тебе не поможет. Не зря говорят, знание -сила. А мой подарок стал источником множества знаний о тебе.
  
  Я руками собрал чёрное пламя в комок и "всосал" его в свой левый глаз.
  
  -      Ты! Ты предала меня! - Обито, наконец, обратил свой гнев на нужный мне объект.
  -      Нет, Обито. Я никогда не...
  
  -      Ты лжёшь!!! Умри, сука!
  
  Из глаза Обито побежала кровавая слеза, а Рин вспыхнула черным пламенем. Она горела и не могла сгореть. Её тело восстанавливалось быстрее, чем его поглощало пламя. Физической боли Рин не ощущала, но боль душевная терзала её. Она сделала всё ради Обито, посвятила ему свою жизнь в этой форме существования, но в ответ получила лишь безосновательное обвинение в предательстве и попытку убить её. Он даже на секунду не усомнился в том, что она виновна.
  
  -      Если ты так хочешь, чтобы я умерла, то я умру. Кай!
  
  Нохара Рин рассеяла технику Югана Тенсей и её клон исчез во облаке дыма. Вместо него из печати вывалилось тело жертвы - куноичи из страны Травы. Огонь Аматерасу перекинулся на труп и сжёг его дотла в считанные секунды. Душа Рин, уловленная Шинигами, отправилась в Рай.
  
  -      А-ха-ха-ха-ха. - Засмеялся я смехом окончательно сбрендившего
  психопата. - Она убила себя. Убила. Ты вынудил её совершить самоубийство, хотя это вовсе не она являлась источником информации о тебе. Я обманул тебя, а ты повёлся как наивный лох. Ха-ха-ха.
  
  Обито в гневе кинулся на меня, пытаясь ударить, но я мгновенно телепортировался ему за спину.
  
  - Тебе меня не поймать. Небо уронит, ночь на ладони, нас не догонят, нас не догонят. - Напел я противным голосом мелодию группы Тату, уворачиваясь от атак Обито и его техник. - Ха-ха-ха.
  
  Я собирался издеваться над бедным Обито ещё минимум полчаса, но он использовал свою способность, чтобы переместиться в тайное убежище. Я подумал, и решил, что на сегодня с него хватит. И так он там плачет, стенает и бьётся головой об стену. Думаю, необходимый стимул для скорейшего воплощения своего плана он уже получил.
  
  Этой же ночью Обито приснился сон, где он пытался догнать Рин, но та лёгкой походкой удалялась от него всё дальше и дальше. А на фоне звучала всё та же песня "Нас не догонят". Проснулся он с горящим неугасаемым огнём шаринганом. Повторно потеряв самого дорого человека в своей жизни, он обрёл истинный "Вечный Мангекё Шаринган", который он больше не мог отключить, и который не страдал от использования даже самых сильных техник.
  
  Следующим утром наша команда вернулась в Коноху. Я уговорил всех, что пара дней в деревне не раскроют нашего местоположения врагу. Минато и Кушина последние годы навещали нашу компанию минимум раз в неделю, а вот у всех остальных такой возможности не было. Вот я и решил встретиться со старыми друзьями, которые за эти годы изрядно окрепли и возмужали.
  
  Команда Ино-Шика-Чо всё так же работала вместе под руководством Сарутоби Асумы, а Киба, Шино и Тен-Тен образовали новую команду, руководителем которой стал Майто Гай. Киба и Тен-Тен во время встречи так переглядывались, что я понял, что они друг другу больше, чем просто товарищи. Сакура всё так же ждала своего ненаглядного Саске, работая ирьёнином в госпитале и получив уже А-ранг.
  
  Больше всего меня поразила Карин. Она выросла в красивую девушку и при нашей встрече кинулась обниматься. В её глазах я читал желание близости со мной, но я ответных шагов пока не предпринимал.
  
  Пока мы сидели и отмечали своё возвращение, Акатцуки собрались на срочное собрание, где Пейн объявил о необходимости перехода к активным действиям. Было решено, что команда из Дейдары и Сасори отправится за Гаарой и Однохвостым, а Какузу и Хидан возьмут на себя Нии Югито и Двухвостого.
  
  Я оставил историю с Гаарой развиваться по стандартному сценарию, а сам ночью поспешил к Нии Югито, что в этот момент как раз была на задании. Для начала, я решил выяснить, могу ли я погрузить Джинчурики в такой глубокий сон, чтобы он не смог почувствовать извлечения биджу. То есть меня интересовала именно возможность достичь такого состояния без использования чакры.
  
  Бесплотной тенью я проник в сон джинчурики и утащил её на самое дно мира снов, куда она вообще могла попасть, как пользователь чакры. После этого я появился рядом с ней в образе Рики и попытался наложить на неё печать подавления биджу. Увы, Мататаби почувствовала моё воздействие и самостоятельно усилила ток чакры в голове Югито, пробудив её ото сна.
  
  -      Кто тут? - Вскочила с кровати моя цель, будя своим криком и своих товарищей, что я так старательно погружал в сон.
  
  -      Спокойно, юная дева. - Сказал Рика, поднимая руки в успокоительном жесте. - Я всего лишь хочу забрать твою кошку. Эту милую двухвостую кошечку.
  
  Югито не стала реагировать на мои подначки, а сразу кинулась в атаку. Если бы речь шла о том, чтобы прикончить её, джинчурики Двухвостого не прожила бы и секунды. Но вот захватить живьём... Я вдруг осознал, что в этой области искусства шиноби у меня никакого опыта нет. Можно ведь её случайно и убить. И что мне тогда, ещё несколько лет ждать появления биджу в мире живых? Нет уж. Доверим эту задачу профессионалам.
  
  Я переместился за окно, покинув дом, и уже оттуда обратился к строптивой блондинке.
  
  - Мы ещё встретимся. - Пообещал я ей, растворяясь подобно чеширскому коту, оставляя в воздухе только зубастую улыбку.
  
  А теперь мне предстояло продумать способ экстренного извлечения биджу. Жизнь джинчурики меня больше не интересовала, так что рассматривались даже самые радикальны методы. По результатам мозгового штурма я пришёл к выводу, что лучшим способом является кинжал с нанесённым на него фуиндзюцу. Его следовало втыкать прямо в центр печати, после чего оная печать автоматически вскрывалась, а биджу перемещался в мой мир через пространственный канал. Джинчурики от такого обращения, конечно же, умирал, а кинжал, как одноразовое оружие, распадался в труху. Идеально!
  
  По моим расчётам, достаточно мощное фуиндзюцу могло похитить биджу всего за пять секунд. Не сравнить с той ахинеей, что собирались творить с ними Акатцуки. Ну да что с них убогих взять? Разве что развлечься немного за их счёт.
  
  Следующее утро началось для Нии Югито с головной боли. После того, как её разбудил этот странный во всех отношениях ночной гость, она так и не смогла нормально уснуть. А потому, утром была злая, не выспавшаяся и раздражённая. После короткого совещания, команда решила срочно закончить свои дела и вернуться в Кумогакуре. Похоже, уже которых год ходящие слухи об Акатцуки - похитителях биджу, стали сбываться.
  
  Но едва только они договорились с администрацией города, где находились, о том, что выход каравана, который они должны были охранять, нужно отложить на несколько дней, как прямо посреди города появились двое странных типов в чёрных одеждах.
  
  Они без предупреждения атаковали членов команды Югито, буквально за минуту уничтожив половину из них. В результате, она дала возможность своим товарищам сбежать, отправившись за помощью, а сама принялась уводить врагов из города. Попытка сбежать через канализацию закончилась тем, что этот сумасшедший фанатик сумел-таки достать её и пригвоздить к стене своим штырём, после чего сознание покинуло её.
  
  Я сидел на камне рядом со входом в катакомбы и ждал, пока оттуда выйдут Какузу и Хидан, несущие с собой еле живую Нии Югито. Я не боялся, что меня обнаружат, поскольку мой оптический камуфляж был безупречен, а чакры мой клон не испускал ни капли. Бьякугана с их активным радаром из чакры у врага не было, так что можно было не волноваться.
  
  Хидан шёл по подземному коридору, уже привычно переругиваясь с Какузу. На его левом плече висела эта сучка Югито, что посмела отрицать волю Джашина. Ничего, после того, как из неё извлекут биджу, он с ней ещё поиграется. Пусть даже она к этому моменту будет мертва. Он бы поразвлёкся с ней прямо сейчас, но Какузу всё твердил о том, что нельзя портить товар. Можно подумать, биджу это как-то может повредить. Впереди показался светлый прямоугольник выхода, и Хидан напрягся. Следовало быть настороже. Из катакомб было всего три нормальных выхода, и они воспользовались самым популярным. Какузу вышел вперёд, осмотрелся и дал ему знак выходить. Значит, можно расслабиться. Уж в чём-чём, а в боевом чутье тому отказать было нельзя.
  
  Какузу вышел из прохода, долго всматривался прямо сквозь меня, а потом дал знак Хидану выходить. Тот вышел, осмотрелся, и только собрался что-то сказать, как ему ниже пояса прилетела пуля калибром в два сантиметра. Одновременно, такая же пуля попала в область сердца Какузу.
  
  Жрец непонятного бога отбросил ноги и грохнулся на землю, громко матерясь. Всё его туловище ниже пояса разлетелось кровавыми клочьями. Какузу от моего выстрела отлетел к скале, в которой был проделан проход в катакомбы, и начал быстро отползать за камни. Я не стал преследовать его, а подошёл к Хидану и отключил невидимость, строя из себя Хищника.
  
  -      Ты кто такой, мать твою? - Прохрипел самый известный матерщинник Югакуре.
  
  -      Привет. Я Рика. Пока.
  
  На этом наше общение завершилось, и в лоб Хидану прилетела ещё одна пуля.
  
  Я подхватил Нии Югито и понёс её к лежащему неподалёку плоскому камню, что вполне мог сыграть роль импровизированного алтаря. Какузу попытался приблизиться, чтобы посмотреть, что я делаю, но ещё один мой выстрел заставил его отойти на безопасное расстояние. Первым попаданием я умудрился уничтожить два из его пяти сердец, а сейчас попал ещё в одно. При таком раскладе, он решил вообще ко мне не лезть, а забиться в укрытие.
  
  Я положил Югито, достал ритуальный кинжал и воткнул его ей в живот. Чакра биджу начала выходить из тела в этом месте, пузыриться и поглощаться клинком. Первая версия фуиндзюцу получилась не совсем удачной, так что поглощение биджу потребовало около минуты. После этого я вытащил остатки кинжала из тела и спрятал их. Дело сделано.
  
  Я решил ещё раз проведать Хидана. Любопытно, что за бессмертие он приобрёл. Как оказалось, это была ещё одна сущность вроде Шинигами, но только куда более примитивная. Она питалась мясом из чакры, вырывая его из тел своих жертв. Восстановление тела жреца происходило на базе сохранённого образа. То есть Хидан не только не умирал, но и не старел. Единственным минусом для него была привязка этой техники именно к телу, так что разрубание его на несколько кусков могло закончиться их раздельным существованием всё то время, пока этот Джашин продолжал бы поддерживать в них жизнь.
  
  Голова у жреца уже восстановилась, но в сознание он не пришёл. Я пару раз пнул его в висок для профилактики и перенёсся в Сансекай, где меня уже ждал Двухвостый. Следовало объединить его с Девятихвостым. Я решил не сообщать об этой процедуре подопытным, поскольку не видел в этом никакого смысла. Курама и так занят жизнью в моём мире, а Мататаби фактически труп, и разговаривать с ней бесполезно.
  
  Пока шло объединение биджу, я обратил своё внимание на Дейдару и Сасори, что всё никак не могли разобраться с Гаарой.
  
  Младший сын Четвёртого Казекаге давно уже стал Пятым Казекаге. Но поскольку Наруто не проехался своей пропагандой по его мозгам, то этот Гаара не был настолько наивным, как его образ в аниме.
  
  Когда Дейдара начал атаковать Сунагакуре, бомбардируя её с воздуха, Гаара сосредоточился не на защите деревни, а на уничтожении врагов. Он успешно смог оторвать руку Дейдаре, но ответный взрыв уничтожил большую часть деревни. На этом последователь высокого искусства не успокоился и продолжил ковровое бомбометание, пока не сравнял все селение с землёй. Погибло почти всё население деревни, включая Канкуро, что до сих пор вёл полурастительное существование.
  
  Сейчас же Гаара прятался в развалинах одного из домов, переводя дух. Эта битва сильно вымотала его. Даже несмотря на поток чакры от Однохвостого, он не успевал восстановиться. Защита от постоянных взрывов потребляла слишком много энергии. Так что в конце концов, ему пришлось банально спрятаться, забившись в нору, подобно мыши.
  
  От входа в его убежище раздался шорох, и он напрягся. Неужели его нашли? Послышался звук шагов раненого человека, и он разобрал голос Темари.
  
  -      Чёрт, надо заняться ногой. А-а-а. Блин. Где бы найти палку, чтобы закрепить кость?
  
  -      Темари? - Недоверчиво спросил Гаара, выходя из-за угла. Он увидел
  свою сестру, сидящую недалеко от входа и бинтующую ногу.
  
  -      Гаара? Ты что тут делаешь?
  
  -      То же что и ты - прячусь.
  
  -      Чёрт, эти Акатцуки оказались слишком сильны. Думаешь, они уже убрались отсюда?
  
  -      Вряд ли. Им нужен я. Правитель без страны. - Гаара горько усмехнулся, присаживаясь недалеко от Темари.
  
  -      Почему без страны? Ты Казекаге. Вся страна Песка находится под твоей властью.
  
  -      И кем я буду править? Пустынными скорпионами? Наша деревня уничтожена, шиноби погибли, от простых горожан не осталось даже трупов.
  
  -      Ещё не всё потеряно. Часть сил ушла по подземным коридорам. Нам тоже нужно отступить и перегруппироваться. Песок силён и не падёт от одной атаки.
  -      Пустые слова. Песок уже пал. Мне остаётся или бежать, поджав хвост, или пойти и героически умереть в битве.
  
  -      Не говори так. - Убеждённо возразила Темари. - Ты Казекаге. Пока жив ты, жива и Страна Песка.
  
  -      Пошли, я провожу тебя до подземного хода. - Поднялся на ноги Гаара. -Если он не обвалился, то мы действительно можем попробовать убежать. Тут рядом. Снаружи сейчас никого нет, так что мы сможем добраться туда под прикрытием песка.
  
  -      Хорошо.
  
  Темари встала на одну ногу, используя свой веер как костыль. Она сделала пару шагов, покачнулась, и Гаара сделал шаг ей навстречу, подставляя руку.
  
  -      Спасибо, Гаа-а-а-а-а...
  
  Раздался громкий щелчок, и вся верхняя половина головы Темари откинулась, открывая вид на устройство для метания игл. Гаара
  неверящими глазами посмотрел та то, что осталось от его сестры, превращённой в марионетку, и перевёл взгляд на несколько длинных игл, что вылетели из её рта и вонзились ему в грудь. Кончики стальных спиц, не вошедших в тело до конца, были смазаны бурым ядом. Тело отказалось повиноваться ему, и он рухнул на землю. -      Вот что такое? Уже вторая пружина из этой партии лопается в самый ответственный момент. - Раздался хриплый голос со стороны входа. Гаара смог скосить глаза и увидел вползающую в него куклу. - Я найду изготовителя этого барахла и прикончу его самым болезненным способом.
  
  -      Может взорвать его? - Послышался молодой и весёлый голос.
  
  -      Нет. Это будет слишком быстрой смертью.
  
  -      Тогда нужно взорвать мастерскую, где изготовили эти пружины.
  
  -      Нет. Лучше я заберу оттуда всё полезное?
  
  -      Да что там может быть полезного? Ещё десяток бракованных пружин?
  
  -      Да, пожалуй, тут ты прав. Это тот редкий случай, когда это место действительно нужно взорвать. Что тут у нас?
  
  Голоса, наконец приблизились, и Гаара смог рассмотреть второго члена Акатцуки, что сегодня в одиночку уничтожил всю его деревню.
  
  -      Иглы вошли рядом с сердцем. Он не умрёт раньше времени? -Поинтересовался подрывник.
  -      Не должен... - С сомнением ответил кукольник. Голос шёл из марионетки, а его самого нигде не было видно.
  
  -      Хватай его быстрее и полетели. Если он сдохнет, то Пейн нас точно прикончит.
  
  Гаара попытался хоть как-то приблизить свою смерть, чтобы таким образом отомстить своим захватчикам, но не смог не то что пошевелиться, а даже моргнуть.
  
  Грубые руки подхватили его и понесли наружу. Вскоре, стены города ушли из зоны видимости, и он почувствовал на лице ветер. Всё что он мог видеть - это отвратительную рожу марионетки и безоблачное белёсое небо пустыни.
  
  Известие о нападении на союзную деревню застало нас в тот час, когда в голову приходит понимание того, что последняя рюмка водки вчера была лишней. Я-то был бодр и весел, а вот все мои собутыльники лежали пластом или наперегонки ползли к лучшему белому другу.
  Руководство деревни приняло решение немедленно отправить помощь в виде двух команд - нашей тройки под руководством Хатаке Какаши и команды Майто Гая. Пришлось моим напарникам протрезвляться на ходу. Мы отреагировали довольно быстро, а Акатцуки, наоборот, задержались в противостоянии с джинчурики, так что прибыли мы на место, где раньше находилась Сунагакуре, всего через час после пленения Гаары. Открывшаяся нам картина повергла всех в шок. Суна перестала существовать. Только редкие фигуры бродили по развалинам, пытаясь найти выживших.
  
  Из руководства деревни осталась только Чиё. Эта пенсионерка жила в часе ходьбы от самой деревни, так что ничуть не пострадала.
  
  -      Мы должны спасти Гаару. - Безапелляционно заявила она, как только мы добрались до города. Фактически, кроме этой бабульки и ещё пары шиноби нас никто не встречал.
  
  -      А что с ним? - Поинтересовался Гай, осматривая разрушенный город.
  -      Его похитили Акатцуки. Канкуро и Темари мертвы, так что только он теперь сможет возродить деревню, вернуть её былое величие и подчинить себе весь мир.
  
  Похоже, у бабули изрядно протекает крыша. Впрочем, в её возрасте это неудивительно. В этот момент рядом с нами появился и Какаши. Он с Хинатой осматривал окрестности деревни на предмет шпионов.
  
  -      Молодой человек, я вас где-то видела? - Обратилась Чиё к Какаши?
  
  -      Не думаю. Я Хатаке Какаши.
  
  -      Хатаке, да? А у вас, случайно, сына нет?
  
  -      Нет. У меня нет детей. - Открестился Какаши усталым голосом.
  
  -      Нет... нет. Это хорошо. - С этими словами боевая бабулька неожиданно для всех нанесла Какаши сокрушительный удар между ног, от которого он подлетел на пару метров, и упал, скрючившись и воя от боли. - Я всегда хотела прекратить род Хатаке. И сегодня моя мечта сбылась. Хи-хи-хи. Больше у него не будет детей.
  Хината бросилась лечить своего командира, а все остальные на всякий случай отошли подальше. Вдруг, эта безумная бабка ещё что вспомнит?
  
  -      Вы уж простите её. - Попытался исправить ситуацию один из сопровождающих буйнопомешанной. - Хатаке Сакумо убил её сына и невестку.
  
  -      Ага. И теперь мы видим, насколько Песок ценит помощь своих союзников. Пошли отсюда. - Недовольным голосом ответил Наруто, с состраданием глядя на своего наставника.
  
  -      Ох, нет. Стойте. Что вы хотите, за помощь нам? - Переполошился безымянный шиноби.
  
  -      Хочу прикончить эту бабку. - Безапелляционным голосом потребовал самозваный руководитель спасательной операцией.
  
  В разговоре возникла пауза, за время которой инициативу перехватил Майто Гай.
  
  -      Не волнуйтесь. Мы обязательно спасём Гаару! Во имя Силы Юности!
  Тем временем, Какаши смог подняться на ноги, но к зловредной бабке старался не приближаться.
  
  -      Что известно о похитителях? - Спросил он.
  
  -      Два человека в чёрных одеждах. Один летал по небу, кричал о великой силе искусства и бросал бомбы. А второго мы смогли увидеть только в конце. Он сидел внутри марионетки и тащил бессознательного Гаару.
  
  -      Сасори и Дейдара. - Резюмировал Какаши, сравнивая описание с тем, что мы знали про Акатцуки. - Куда они направились?
  
  -      Полетели на северо-восток.
  
  -      Значит, они в Стране Рек или в Стране Дождя. Выдвигаемся. Нам нужна вещь, которой пользовался Гаара.
  
  -      Вот, его трусы.
  
  Какаши поморщился, но взял важную улику и передал её Кибе. Тот тоже поморщился, дал понюхать её Акамару, а потом спрятал её в печать.
  
  -      Я пойду с вами. - Торжественно объявила Чиё. - Я должна спасти
  Гаару.
  
  -      Какаши-сан, - громко зашептал я, - берегите яйца. Это часть её коварного замысла.
  
  Все присутствующие покосились на меня и заулыбались. Серьёзными остались только Чиё и сам Какаши.
  
  -      Хорошо. - Кивнул Белый Клык Конохи, отвечая то ли мне, то ли Чиё.
  
  Мы побежали в указанном нам направлении. Акамару и призывные собаки Какаши искали следы, прочёсывая местность. Вскоре, мы выбрались с территории пустыни и попали в Страну Рек.
  
  Во всей этой истории с Гаарой меня больше всего волновала возможность того, что Акатцуки догадаются, что никакого Однохвостого в Казекаге нет. Это сразу бы навело подозрения на меня, потому что именно я захватил Гаару во время той бойни на экзамене.
  
  А так, пока они будут пытаться понять, кто такой Рика, я использую их для захвата биджу, оставаясь в тени. Битва один против всего мира могла закончиться совсем не так, как я планировал, так что стоило по максимуму использовать тот факт, что события в этом мире стремились повторить сюжет аниме.
  
  Чтобы достичь своей цели, мне нужно было привести команду к месту извлечения Однохвостого как раз в тот момент, когда церемония только начнётся. Для этого я давал примерное направление на убежище, ориентируясь на "чакру биджу". Не говорить же мне, что я прекрасно знаю, где находится Гаара и что с ним в этот момент делают.
  
  Когда мы уже приближались к пещере, перед нами появился Зетсу. Не знаю, как он хотел помешать нам, может, заболтать до смерти, но в мои планы задержка не входила. Увы, эта гигантская мухоловка не могла спать в принципе, так что я не смог подсадить свой клон в её сознание. Но увидев чакру Зетсу, появляющегося из одного из деревьев, я без разговоров выпустил в него десяток слабеньких зарядов Стихии Воздуха, которых вполне хватило, чтобы разорвать его на мелкие клочки. После этого противник затаился и позволил нам беспрепятственно пробежать мимо.
  
  Члены Акатцуки только что начали ритуал извлечения биджу. На десяти пальцах Гедо Мазо стояли Дейдара и Сасори, а также клоны Зетсу, Обито, Нагато, Конан, Хидана, Какузу, Кисаме и Саске. Чакра Однохвостого вытекала из печати Гаары тоненьким ручейком, из-за чего Нагато уже начал раздражаться. Изобретённое им фуиндзюцу должно было действовать куда эффективнее, но, видимо, дополнительная печать, установленная на джинчурики этим непонятным Крюгером, мешала нормальному течению процесса.
  
  Только Нагато решил отвлечься от подачи чакры в статую и более подробно изучить печать, как рядом с телом Гаары появилась фигура в белых одеждах с яркими цветными пятнами. Она взмахнула руками, и вокруг неё и джинчурики возник сферический барьер, сразу же прервавший течение ритуала. Не медля ни секунды, фигура достала из джинчурики взорвалась, уничтожая клонов и обрушивая потолок пещеры. Только в самый последний момент Нагато успел спрятать статую Гедо Мазо.
  
  Команда помощи Сунагакуре под предводительством Какаши стремительно приближалась к логову Акатцуки. Теперь уже не только Урами, но и Хината с Кибой могли почувствовать чакру Гаары, скрытую в пещере впереди. Какаши подпрыгнул повыше и увидел цель их стремительного забега - запечатанный вход в пещеру. Ещё несколько секунд, и они вдевятером встали перед последним препятствием. -      Тут барьер. - Уведомил всех Урами.
  
  -      И как его снять? - Нетерпеливо поинтересовался Наруто. - Долбануть посильнее?
  
  -      Это тоже вариант, но после такого, тут не что спасать, хоронить некого будет.
  
  -      Что скажешь, Гай? - Обратился Какаши к своему напарнику, рассматривая центральную печать шаринганом.
  
  -      Похоже на барьер.
  
  -      Да, я тоже так подумал. - Какаши замолчал, и секунд пять все стояли и смотрели на камень, загораживающий вход в пещеру. - Это барьер Пяти Элементов. - Наконец, родил Хатаке.
  
  У меня прямо от сердца отлегло. Я подумал, что произошёл какой-то вселенский сбой, и программа зависла. Эту печать первой должна была обнаружить команда Гая, а мой диалог с Наруто явно смешал Судьбе все карты. -      Тут барьер. - Уведомил всех Урами.
  
  -      И как его снять? - Нетерпеливо поинтересовался Наруто. - Долбануть посильнее?
  
  -      Это тоже вариант, но после такого, тут не что спасать, хоронить некого будет.
  
  -      Что скажешь, Гай? - Обратился Какаши к своему напарнику, рассматривая центральную печать шаринганом.
  
  -      Похоже на барьер.
  
  -      Да, я тоже так подумал. - Какаши замолчал, и секунд пять все стояли и смотрели на камень, загораживающий вход в пещеру. - Это барьер Пяти Элементов. - Наконец, родил Хатаке.
  
  У меня прямо от сердца отлегло. Я подумал, что произошёл какой-то вселенский сбой, и программа зависла. Эту печать первой должна была обнаружить команда Гая, а мой диалог с Наруто явно смешал Судьбе все карты. -      Где-то поблизости находятся пять печатей, которые и создают этот барьер. Одна стоит прямо на входе, нужно найти ещё четыре. - Начал свою речь наш предводитель.
  
  -      Не нужно. - Перебил его я. Время уже поджимало. - Это творение криворукого идиота можно снять гораздо проще.
  
  В этот момент внутри пещеры раздался взрыв, и над возвышающейся над нами скалой поднялось облако пыли. Я подбежал к печати, приложил к ней обе руки и громко крикнул:
  
  -      Кай! - Камень пошёл волнами, и барьер спал. - Наруто!
  
  -      Ща!
  
  Я отскочил в сторону, а Наруто ударил по входной двери Разенганом. Камень пошёл трещинами и обвалился, открывая проход. Я создал сильный порыв ветра, который мгновенно выдул всю пыль и открыл нам вид на происходящее внутри пещеры.
  
  Там царил полный разгром. Часть потолка пещеры обвалилась, укрыв половину зала каменными обломками. Вторая часть была относительно чистой и там стояли две фигуры в чёрных плащах. Но самое первое, что нам бросилось в глаза - это оторванная голова Гаары, что сиротливо лежала на полу недалеко от входа.
  
  -      Это всё ты со своим искусством виноват. - Услышали мы недовольный голос Сасори.
  
  -      Да я тут причём?
  
  -      Это мы потом выясним. А сейчас иди разберись с гостями.
  
  -      Ну уж нет. Сам разбирайся. А у меня срочные дела появились.
  
  С этими словами Дейдара создал себе птицу, вскочил на неё и вылетел в дыру в потолке пещеры.
  
  -      Гай! - Крикнул Какаши.
  
  -      Понял! - Ответил тот и рванул вверх по скале, дав знак своей команде следовать за собой.
  
  -      Получи урод! - Крикнул Наруто, бросаясь на Сасори с Разенганом наперевес. Тот не замедлил выстрелить в него несколько игл, от которых клон развеялся, так и не добравшись до цели.
  
  Я подобрал голову Гаары и передал её бабульке, что стояла в трансе, не обращая ни на что внимания.
  
  -      Это ваше.
  
  Та автоматически схватила голову Казекаге и отошла в сторону, рассматривая пропажу.
  
  -      И это всё, на что ты способен? - Спросил новый клон Наруто, подбегающий к Сасори.
  
  В руке у клона опять был Разенган. От пары выстрелов иглами он увернулся, но в конце концов, подошёл слишком близко и был застрелен. Вот только за миг до своей смерти этот клон создал ещё одного клона рядом, который перехватил Разенган и уже вплотную приблизился к врагу. Хвост марионетки разорвал эту копию на части, но она успела создать ещё одну, которая и впечатала Разенган в цель. Огромная маска на спине у марионетки треснула и разлетелась на части. Но за миг до этого из неё выскочила ещё одна марионетка.
  
  Сасори посмотрел на остатки своего "танка" и перевёл взгляд на улыбающийся оригинал Наруто, что всё так же стоял у входа в пещеру.
  
  -      А вы, похоже, не так уж просты. Что ж, для таких как вы у меня есть специальная марионетка. Было довольно сложно получить его в коллекцию. Но именно поэтому он нравится мне больше всех.
  
  Сасори распечатал свиток, из которого появился...
  
  -      Третий Казекаге! - Охнула Чиё.
  
  -      Ещё одна твоя игрушка? - Презрительно сплюнул Наруто. - В детстве в куклы не наигрался?
  
  -      Ах ты... Сатетсу Шигуре.
  
  Из марионетки Третьего Казекаге вылетела куча железного песка, которая превратилась в стальные иглы и устремилась к нам. Чиё и Какаши прятались по сторонам от входа, а наша троица стояла прямо по центру. Тут вперёд вышла Хината и закружилась в вихре своей семейной техники.
  
  -      Кайтен.
  
  Железный песок бессильно скользил по куполу из чакры, и до нас не долетело ни песчинки.
  
  -      Молодец, Хината! - Поддержал свою любимую Наруто.
  
  -      Тц. Похоже, придётся переходить к серьёзным техникам. - Недовольно отметил Сасори. - Третий Казекаге владел силой магнетизма, и сейчас вы познаете всю её мощь. Сатетсу Кайхо.
  
  Из марионетки полезло ещё больше песка, который стал превращаться в копья из стали, растущие во все стороны.
  
  -Ты дикий варвар. - Ответил я ему. - Это я сейчас покажу тебе силу магнетизма.
  
  Давно хотел испытать. Хотя, это по сути была не техника, а чистое баловство. С моих рук слетел светящийся шар, который долетел до центра зала пещеры и взорвался. На его месте возникло сложное фуиндзюцу. Оно создало несколько кольцевых молний, которые стали генерировать сильнейшие магнитные поля.
  
  Первыми к моему электромагниту устремились остатки железных игл. Потом, за ними последовали так до конца и не сформировавшиеся копья. Следующим этапом из марионетки Третьего Казекаге вытянуло весь железный песок, что там оставался, а потом притянуло и его самого, мгновенно расплющив и разорвав на куски теми же магнитными полями, что он и генерировал.
  
  Нас было тоже потащило вперёд из-за имеющегося железного оружия, но я поставил впереди специальный барьер, отсекающий магнитные поля. Сасори цеплялся за камни изо всех сил, стараясь не улететь следом за своей любимой куклой. В его главной марионетке было не так уж много железа, если не считать трос, что хранился в желудке и лезвия на манипуляторах за спиной. Трос довольно быстро размотало, а потом и выдрало с корнем, а лезвия ему пришлось отбросить почти сразу.
  
  Запас чакры в фуиндзюцу подошёл к концу, и вся куча притянутого металла противно зашелестела. Каждая песчинка в ней намагнитилась и стала самостоятельным магнитом. И сейчас все эти магниты вращались, стараясь соприкоснуться противоположными полюсами. Было бы это монолитной кучей металла, тут бы остался сильнейший постоянный магнит. А так все эти мелкие магнитики нейтрализовали друг друга, образовав плотно спаянную массу железа.
  
  -      Ну, как тебе сила магнетизма? - Ехидно поинтересовался я у Сасори.
  
  -      Вам не победить меня! Я величайший кукольник этого мира. Акахиги: Танец ста марионеток! - Из распечатанного свитка появилась целая толпа марионеток.
  
  -      Всего лишь ста? - С пренебрежением спросил Наруто. - А как тебе это? Таджу Каге Буншин но Дзюцу! Я могу создать тысячу клонов.
  
  Бесконечная толпа клонов ринулась внутрь пещеры, давя всех противников массой и превращая их в пыль Разенганами. Буквально через минуту клоны исчезли, оставив после себя только марионетку Сасори, что стояла с разинутым ртом.
  
  -      Ах так? Тогда...
  
  -      Хватит. Надоел!
  
  Я выхватил пистолет и повторил сцену из фильма Индиана Джонс. Я скучающе повернулся к противнику спиной и в самый последний момент почти не целясь выстрелил. Бронебойная пуля не подвела и на этот раз, разнеся сердце Сасори в мелкие клочья.
  
  -      Тут мы закончили. Идём за Дейдарой?
  
  -      Нет, мне нужно завершить одно важное дело. - Ответила нам Чиё, бережно укладывая голову Гаары перед собой.
  
  Гаара мучился от боли и бессилия в течение всего полёта. Потом над ним стали проводить какой-то ритуал, и боль стала невыносимой. А в конце, кто-то воткнул ему нож прямо в живот, и он познал целый океан боли. Но, наконец, всё было закончено. Он умер.
  
  Темнота вокруг рассеялась, и Гаара обнаружил, что стоит на круглой каменной площадке. Чувствовал он себя просто замечательно, а всего в нескольких шагах впереди он увидел знакомые лица.
  
  -      Темари? Канкуро?
  
  -      Я же говорила, что он тут появится. - Произнесла Темари весёлым голосом. - Иди сюда.
  
  -      Что происходит? Где мы?
  
  -Ты умер. Собственно, сложно было надеяться на что-то другое.
  
  -      Ну, спасибо, что так верила в мои силы. - Недовольно ответил Гаара, осматриваясь по сторонам. Они находились на поляне в лесу.
  
  -      Да ладно. Поверь, тут жизнь куда лучше, чем там. Пошли.
  
  -      Куда?
  
  -      Увидишь.
  
  -      Гаара, я тут уже несколько часов, так что более-менее разобрался.
  Вмешался в эту пикировку Канкуро. - Это новая жизнь в новом мире. И тут куча всего интересного. Пошли, не стой столбом.
  
  -      Не могу.
  
  -      В смысле? - Нахмурилась Темари.
  
  -      Меня что-то не пускает и... тянет назад.
  
  -      Что?
  
  -      Я чувствую...
  
  -      Нет, стой. Сопротивляйся.
  
  Темари и Канкуро подбежали к своему брату и схватили его за руки.
  
  -      Что за дело у тебя осталось, Чиё-басан? - Поинтересовался Наруто.
  
  -      Я должна вернуть к жизни Гаару.
  
  -      Э-э-э... Зачем?
  
  -      Затем, что только он может спасти деревню Песка от уничтожения. -Взвилась старушка. - Не мешай.
  
  -      Ладно. Подумаешь.
  - Наруто, если она воскресит Гаару, то наша миссия из проваленной станет успешной. - Высказала свою идею Хината. - Да? А что, это мысль.
  Тем временем, Чиё начала свой ритуал. Я думал, что она по крайней мере      попытается найти всё остальное тело Гаары, но та, похоже, удовлетворилась головой. Мне даже было интересно, как она сможет      вытащить душу из моего мира. Я почувствовал, как удерживающие Гаару печати фуиндзюцу напряглись, пытаясь удержать его на новом месте жительства. Не, не сумеет.
  
  -      Ох! Я не могу вернуть его душу из мира мёртвых. Мне не хватает чакры.
  
  -      Чакры? Так я помогу.
  
  А вот это уже серьёзно. Наруто встал за спиной у Чиё и положил руки ей на плечи. Его чакра широким потоком полилась в измученное старческое тело. Душа Гаары дёрнулась и мгновенно влетела в остатки своего тела. Голова открыла глаза и попыталась что-то сказать, но лишь беззвучно открыла рот.
  
  -      Да! Мне удалось. Он жив! - Восторженно прошептала Чиё, оседая на землю. - Подожди, я дам тебе возможность говорить.
  
  Бабулька сформировала сложное фуиндзюцу и вложила его в горло Гаары.
  
  -      Что со мной? - Раздался безжизненный металлический голос.
  
  -      Я вернула тебя к жизни. Теперь ты бессмертен.
  
  -      Что? А почему я не чувствую ничего ниже шеи?
  
  -      Потому что от тебя осталась одна голова. - Ответил Наруто жизнерадостным голосом.
  
  -      Одна голова? Безумная старуха, что ты сотворила со мной?
  
  -      Не волнуйся. В деревне ещё остались мастера марионеток. Они смогут сделать тебе тело и научат им пользоваться.
  
  -      Зачем мне механическое тело? Бабка ты сошла с ума? Верни меня обратно. Я не хочу вечно жить говорящей головой! Эй! -      Я сделала это ради деревни. Живи...
  
  На этом слёзном моменте старушка отбросила копыта. Её ноги конвульсивно дёрнулись, распрямляясь, и она обмякла, испустив дух.
  
  -      Она умерла. - Диагностировал я, наблюдая за тем, как помолодевшая Чиё появляется на том же месте, где минуту назад находился Гаара.
  
  -      Что? Эта дура воскресила меня и умерла? Убейте меня! Я не хочу так жить.
  
  -      Ну чего тебе не нравится? - Ворчливо возмутился Наруто. - Если ты умрёшь, то у нас статистика миссий пострадает. Мы ещё ни одной миссии за всё время не провалили. А тут ты со своим "Я не хочу жить". -Передразнил он.
  
  -      Это же не тебя превратили в голову без тела. Урами, сделай что-нибудь. Я озадаченно почесал затылок, имитируя любимую привычку Наруто. Ну бабка, ну даёт.
  
  Изучение говорящей головы показало, что она во многом похожа на то,
  что произошло с Хиданом. Вот только у неё отсутствовала регенерация тела. Точнее, эта регенерация ограничивалась головой. СЦЧ тоже претерпела изрядные изменения. Чиё отдала свой источник чакры, поместив его Гааре в центр мозга. Умереть он действительно не мог. Его душу так примотало к телу, что разделить их теперь было довольно сложно. Уж простым уничтожением головы тут не отделаться.
  
  Ладно, давно хотел попробовать себя на этом поприще. В целом, я уже достаточно разбирался в устройстве человека, чтобы попытаться на самом деле вернуть его к жизни. Клетки головы Гаары почти не пострадали, так что они вполне могли дать начало его новому телу. Всего-то и нужно, что регенерировать всё тело целиком, потом вырастить новую систему циркуляции чакры и переместить источник чакры на его законное место в солнечном сплетении. Ну и убрать всю ту ересь, что понакрутила Чиё, заменив её на стандартное крепление души к телу, а точнее его аналог из чакры. Дел на пять минут. -      Хината, можешь найти остатки тела Гаары и притащить сюда?
  
  -      Да, конечно.
  
  С помощью бьякугана Хината быстро нашла нижнюю часть тела подопытного, остатки его позвоночника и руки. С помощью Наруто всё это было перенесено и сложено кучкой рядом с головой. Причём так, чтобы Гаара смог насладиться видом своих внутренностей.
  
  Я сложил имеющиеся запчасти в примерном анатомическом порядке, едва не перепутав левую и правую руки. После этого окружил всё это барьером и заполнил его био-растворителем, украденным мной из одной из лабораторий Орочимару. Я наложил фуиндзюцу регенерации тела и проследил за тем, как оно полностью восстановилось буквально за пару минут. Жидкость содержала всё необходимое для создания органики. Убедившись, что тело ожило на клеточном уровне, я сформировал новую систему циркуляции чакры, переместил источник чакры и развеял технику Чиё. Последнее было самым муторным. После этого я уже с нуля схватил душу Гаары и сформировал аналог энергетики живого человека, соединив её с телом и СЦЧ. Ещё пара минут проверок, и барьер вокруг Гаары лопнул, оставив на земле его обнажённое тело.
  
  Через несколько секунд опытный образец пошевелился, посмотрел на свои руки, сел и уже более внимательно изучил себя.
  
  -      Я жив?
  
  -      Ну-у-у...      - Гаара напрягся. - Процентов на девяносто ответ
  
  утвердительный.
  
  -      А на остальные десять?
  
  -      Ответа тебе лучше не знать. Считай себя живым, и все дела. Если тебе оторвут голову, то ты умрёшь. Если вырвут сердце, то тоже. Не стоит забивать себе голову техническими деталями. - Тем более, что жить ему всё равно осталось не так уж долго.
  
  -      Хорошо. Тут одежда есть?
  
  -      Держи. - Я протянул Казекаге халат из своих запасов. Это сложно было назвать одеждой для шиноби, но тело он прикрывал. - Обуви нет.
  
  -      Обойдусь. - Отмахнулся босоногий правитель страны без подданных. -У вас есть ещё какие-то дела, или мы можем отправляться в Суну?
  
  Тут на площадку перед пещерой приземлился Майто Гай, а следом за ним и его подчинённые.
  
  -      Какаши, прости. Мы упустили его. Э-э-э... А разве он не был мёртв? -Гай с удивлением уставился на живого Гаару.
  
  Какаши, всё это время простоявший в стороне с видом "Что я тут вообще делаю?", философски заметил:
  
  -      Тебе показалось. Отделение головы от тела - ещё не повод для смерти.
  
  -      Да? Ну... даже не знаю.
  
  -      Главное, что миссия по спасению выполнена, и мы можем вернуться в Страну Песка.
  
  -      А что с Чиё? Сасори убил её?
  
  -      Не совсем. Думаю, это можно будет обсудить потом. Надо бы донести её Сунагакуре и там похоронить.
  
  - Нет! - Категорически возразил Гаара. - Ей не место в моей стране.
  
  Он с изрядным напряжением сил создал огненный шар, который ударил в тело старушки и сжёг его дотла, разметав пепел в воздухе и подняв его к небесам. Вот оно - огненное вознесение.
  
  После возвращения в Сунагакуре мы денёк отдохнули, а потом отправились обратно в Коноху. Народ был задумчивым и время от времени посматривал на меня. Только Наруто и Хината не парились и наслаждались путешествием. За эти годы они привыкли, что от меня можно ожидать любого чуда.
  
  По возвращении в деревню состоялся совет кланов, где обсуждалось положение дел. Реальность была такова, что Страна Песка как политическая сила канула в небытие. Там осталось не более пяти десятков шиноби, из которых джонинами были всего семь, включая Гаару. Были проведены дистанционные переговоры с главами стран Камня и Молнии, но те заявили, что их эта ситуация не касается, и более того, в ближайшее время они планируют забрать земли Страны Песка под своё управление. Особенно абсурдным такое заявление выглядело со стороны Молнии, которая находилась на другом конце света. Страна Воды же вообще от всех проблем отстранилась, чуть ли не с фразой "После нас хоть потоп".
  
  Через три дня бесконечной говорильни было принято решение готовиться к войне против Акатцуки. Всем было ясно, что если всего два их члена уничтожили целую страну, то дело принимает серьёзный оборот.
  
  Пока народ истерил и готовился к войне, я решил проверить, как обстоят дела у моих знакомых, живущих в Сансекай. Сам мир я навещал и проверял постоянно, но вот жизнью отдельных душ заниматься мне было некогда.
  
  Начать решил с недавних переселенцев - семьи Сабаку и Чиё. Они довольно быстро освоились с правилами существования в новом мире, но каждый выбрал ту специализацию, с которой работал при жизни. Чиё, появившаяся в мире как пожилая женщина, довольно быстро разобралась, как сменить свой внешний вид и стала молодой красавицей, какой она была лет пятьдесят назад.
  
  Хьюга Неджи уже четвёртый год жил в Аду, и пути наверх для него не существовало. Впрочем, он по этому поводу и не беспокоился. За это время он усвоил свой урок - тяжёлый ежедневный труд способен дать то, чего не достичь никаким талантом. Из колченогого гоблина он превратился в настоящего красавца. Он вернул себе свой прижизненный облик и даже смог получить бьякуган, вырвав его из глазницы одного из боссов и пересадив себе.
  
  Рок Ли, наконец, смог исполнить свою мечту. Он стал настоящим магом, способным уничтожить противника как с максимальной дистанции, так и вблизи. Но он не свернул со своего пути ниндзя, и по-прежнему изнурял себя многочасовыми тренировками. Разве что теперь это были тренировки в магии. Благодаря им он мог мгновенно использовать даже самые сильные заклинания. А ежедневные физические упражнения дали ему возможность увернуться от любой атаки. Свой зелёный костюм он так и не сменил, а слова Сила Юности теперь все игроки воспринимали как символ неограниченной мужской потенции, от которой его личный гарем был без ума.
  
  Последним я незримо навестил Кураму. Он давно уже превратился из питомца в человека, но всё так же ходил со своей подружкой. Я застал их в кафе, где лис ел мороженое. Несмотря на свой человеческий вид, принимать человеческие привычки и правила он не пожелал, так что ел мороженое руками, постоянно их облизывая. Смотрелось это настолько комично, что я невольно рассмеялся. Харуру тоже смеялась и время от времени заказывала новую порцию лакомства, вытирая своему "питомцу" рот платком, а то и слизывая мороженое с его губ, что как правило заканчивалось затяжным поцелуем. Лис давно уже понял, что человеческое тело даёт ему возможность заняться такой вещью, как секс. После этой небольшой экскурсии, я утвердился в том, что мой мир является куда более счастливым местом, чем окружающая материальная реальность. В самом ближайшем будущем я планировал начать массовое переселение сюда душ, тем более, что после объединения Двухвостого и Девятихвостого поток чакры значительно усилился, и теперь мир Сансекай ждало очередное расширение и появление новых локаций, монстров и заданий.
  
  Закончив с экскурсией, я обратил внимание на членов Акатцуки. Обито и Нагато были в бешенстве. Потерять Двухвостого, а потом сразу и Однохвостого - это был настоящий вызов. Проблема заключалась в том, что вызов этот исходил от личности, про которую они не знали вообще ничего. Ни один из информаторов не смог сказать ничего конкретного про имя Рика или человека в маске и белой одежде с разноцветными узорами. - Этот Рика должен быть уничтожен! - Стукнул Пейн по подлокотнику своего трона.
  
  -      Да я даже приблизиться к нему не смог. - Возразил Какузу - Это его непонятное дзюцу уничтожило три моих сердца за два удара. Во второй раз я использовал максимальное усиление кожи с помощью Стихии Земли, но это нисколько не помогло. Я даже разницы заметить не смог.
  
  -      Да, это может стать проблемой. - Согласился Кисаме. - А эти его появления из пустоты? Он может становиться невидимкой?
  
  -      Тоби думает, что Рика невидимка. - Согласился Обито.
  
  -      То есть он может сидеть прямо тут и слушать, о чём мы говорим? -Уточнил Кисаме, скептически улыбаясь.
  
  -      Думаю, до такого ещё не дошло. - Возразил Пейн. - Иначе он бы просто уничтожил нас всех, или по крайней мере большинство из нас.
  
  Ха-ха. Теоретики. Да я сижу в мозгах у каждого из вас, и хрен вы меня оттуда выколупаете. Разве что вместе с мозгами.
  
  -      Так что будем делать с его техниками? - Вернул всех на путь истинный Какузу.
  
  -      Я создам и покажу вам дзюцу барьера, который будет способен остановить любую физическую атаку. Это ведь было именно дзюцу Стихии Земли?
  
  -      Да, я уверен в этом. Там был и Огонь, но он играл второстепенную роль.
  
  -      Огонь этот барьер тоже удержит. Соберёмся через три часа. Я научу вас дзюцу, а потом нам всем нужно будет отправиться на захват остальных джинчурики. Если мы сможем захватить их, то этот Рика обязательно явится за ними. В этот момент мы его и прикончим.
  
  Все согласились с этим планом и разошлись. А я остался строить свои коварные замыслы.
  
  В назначенное время все члены Акатцуки собрались и прослушали лекцию на тему "Создание барьеров методом научного тыка". Именно этот подход использовал Нагато для разработки новых техник. Он видел структуру чакры в разных дзюцу, менял её и смотрел, что получилось. Его риннеган позволял рассмотреть такие детали этих структур, которые были за пределами восприятия обычных шиноби, работающих "на ощупь".
  
  Этот новый барьер отличала крайняя простота и высокая скорость установки. Он выглядел как равносторонний треугольник произвольного размера и позволял соединять себя с аналогичными барьерами. В результате, владеющий им шиноби мог в любой момент спрятаться внутри тетраэдра.
  
  После этого Акатцуки распределили между собой биджу и выдвинулись на охоту. Тоби и Дейдара отправились за Трёххвостым, Какузу и Хидан за Четырёххвостым, Кисаме и Саске взяли на себя Пятихвостого, а Нагато решил в одиночку завалить Шестихвостого. Конан и Зетсу досталась роль сторожей базы. Я мысленно почесал в затылке и отправился вместе с придурочным Тоби, роль которого играл Обито. Мне тоже нужно было объединять биджу в строгом арифметическом порядке.
  
  Учиха Обито летел, сидя на птице рядом со своим напарником, и думал о своей тяжкой судьбе. Во время Третьей Мировой Войны Шиноби он потерял самого дорогого для себя человека - Нохару Рин. Предложенный Мадарой план он принял как единственный шанс вернуть её.
  
  И вот, четыре года назад Рин вернулась к нему сама. Она утверждала, что очнулась живой на территории Страны Травы, а рядом с ней был странный клон, который должен был отвести её на встречу с ним. И тогда он поверил ей. Он верил в то, что хотел увидеть. И даже его шаринган не позволил распознать обман. За четыре года Рин выросла в красивую девушку. Они счастливо жили в доме на склоне горы, и Обито даже начал думать, что план Мадары вовсе не обязателен лично для него... Но реальность опять ткнула его носом в суровую правду: жизнь - дерьмо.
  
  Рин оказалась подделкой. Сейчас он даже не мог понять, была ли это воскрешённая душа Рин или же кто-то играющий её роль. Эта потеря сильно изменила его. Он больше не сомневался. Только погружение всего мира, включая его самого, в иллюзию сможет исполнить его мечты. Обито мог продолжать индульгировать в себе вечно, но они уже приблизились к месту, где обитал Трёххвостый. Это был кратер потухшего вулкана. По докладам разведчиков, полученным совсем недавно, Исобу мирно спал на дне озера уже который год. И вот, только они собрались разбудить его, как обнаружили, что их уже опередили новые конкуренты. Это ставленники Рики? Или просто желающие заполучить нового джинчурики?
  
  Обито дал команду Дейдаре оставаться на расстоянии и принялся наблюдать за происходящим. Это вполне можно попытаться использовать для собственной пользы.
  
  Кабуто плыл в лодке по озеру. Их тут было трое, не считая собаки. Он, Гурен и Юкимару. Собаку пацан подобрал уже здесь, рядом с озером и ни в какую не желал с ней расставаться. Впрочем, это несущественно. Как только тут появится Трёххвостый, собака сама сдохнет от страха и чужеродной чакры. -      Юкимару, на дне этого озера спит ещё одна собачка. - Кабуто решил рассказать мальчику о том, какую роль он сегодня должен выполнить. -Попробуй позвать её, чтобы она всплыла на поверхность.
  
  -      Собачка? - Переспросил пацан, сразу забыв про своего нового друга. -Что за собачка? Она большая?
  
  -      Трёххвостая собачка. - Усмехнулся Кабуто. - И она очень большая. Я даже разрешу тебе оставить её себе.
  
  -      Ура! Большая собачка!
  
  Мелкая псина тут же была забыта и выкинута за борт, а Юкимару попытался войти в телепатический контакт с биджу. Его чакра на удивление точно совпадала с характеристиками чакры самого Исобу. Так что тот должен был заинтересоваться и подобраться поближе. Тут то они его обездвижат с помощью кристаллов Гурен и запечатают в джинчурики. Кабуто знал, что Акатцуки ищут биджу и собирался использовать Трёххвостого для торга. Наконец, биджу услышал телепатический зов и всплыл, пуская высокие волны по поверхности озера. Но Кабуто не волновался, что лодка перевернётся. За этим должна была следить Гурен.
  
  -      Ва-а-а! Большая собачка! - Обрадовался Юкимару. Он протянул к биджу руки и позвал его к себе.
  
  Исобу заинтересованно начал приближаться, не проявляя агрессии. Всё идёт как запланировано. Возможно, даже не придётся его удерживать.
  
  -      А я точно смогу взять его себе? - С надеждой в глазах обратился к Кабуто пацан.
  
  -      Конечно. Только нужно будет надеть на него ошейник. - Кабуто уже устал возиться с этим ребёнком. Но это был самый простой способ добиться поставленной цели, так что оставалось только смириться. -Попроси его немного потерпеть, пока я буду привязывать его к тебе.
  
  -      Ха-а-ай.
  
  Обито наблюдал за происходящим и в тайне радовался своей удаче. Это был Кабуто - подстилка Орочимару. И он собирался запечатать Исобу в нового джинчурики. Это позволяло избавиться от проблем, связанных с удержанием Трёххвостого. У них, конечно, был сосуд для биджу, украденный из деревни Песка, но живой джинчурики был гораздо надёжнее. Так что оставалось только подождать, а потом забрать мальца себе.
  
  А вот я наблюдал за происходящим с раздражением. Мне куда проще было бы разобраться с Трёххвостым в его исходной форме. При наличии джинчурики возникала вероятность того, что он может умереть, а это отправит душу биджу на очередной круг возрождения. Кроме того, мне хотелось ещё немного поиздеваться над теми, кто мнил себя великими шиноби.
  
  Рика возник над озером в тот момент, когда Исобу оказался совсем рядом с лодкой, в которой находился потенциальный Джинчурики. Я рассмеялся противным голосом безумного маньяка, а потом влепил по биджу ударом чакры. Это была техника, причиняющая животным из чакры невыносимую боль. И чакры я на неё не пожалел.
  
  Трёххвостый громко завопил и крутанулся на месте, поднимая высокую волну. Утлая лодка не выдержала такой нагрузки и перевернулась, отправляя своё содержимое в воду. Кабуто и Гурен могли использовать чакру, чтобы остаться на поверхности, а вот Юкимару камнем пошёл на дно. У меня не было клона в сознании Гурен, так что я не знал, о чём она думает. Но она горестно вскрикнула и бросилась спасать мальчишку.
  
  Тем временем, биджу нашёл ответственного за свои мучения, которым оказался Кабуто. Анатомия не позволяла этой непонятной твари смотреть наверх, так что меня она просто не видела. А вот Кабуто был буквально под носом, и потому он стал целью для вымещения гнева биджу. Исобу погнался за добычей, а та принялась удирать со всей возможной скоростью. Беги Лола, беги.
  
  Тем временем, Обито заметил меня и направил птицу на перехват. Я висел в воздухе, не испытывая с этим никаких проблем, а вот мои противники могли приблизиться, только используя это подобие самолёта. Дейдара кинул в меня несколько бомб, но я уклонился, также, как и от огненных техник Обито. Едва я протянул к ним руку для выстрела, как Обито сформировал треугольный барьер, что закрывал его и всю птицу. Вот только он не учёл, что громадная стена сопротивляется потоку воздуха, из-за чего его чуть не смело со спины летательного аппарата, а когда он закрепился на нём чакрой, то тут же значительно снизилась скорость полёта и птица начала падать.
  
  Пока Обито и Дейдара спорили, как нужно правильно летать, я проверил барьер на прочность. Он и вправду оказался достаточно устойчивым, чтобы вынести прямое попадание моей пули. И что дальше?
  
  Я глянул вниз, где разыгрывалась натуральная сценка из мультфильма "Ну, погоди". Волк в виде биджу гонялся за вёртким зайцем в виде Кабуто. Наконец, Исобу надоели эти догонялки, и он решил прибегнуть к последнему доводу - бомбе биджу. Этот то момент и выбрала Гурен, чтобы всплыть на поверхность.
  
  Она подняла голову Юкимару над водой, чтобы дать ему вздохнуть, и уставилась прямо на приближающийся шар из чакры. Всё, на что у неё хватило ума, это запечатать пацана в свой кристалл, после чего она прекратила своё существование, или можно сказать, что продолжила существовать в виде пепла и пара. Бомба биджу пролетела, испаряя воду озера на своём пути, и взорвалась, достигнув берега. Кристалл с Юкимару пролетел вместе с ней и оказался вплавлен в скалу. Пацан неподвижно застыл внутри, а его лицо было перекошено от страха и желания вдохнуть воздух.
  
  Тем временем, я продолжал свою дуэль с Обито и Дейдарой. У нас установился паритет наступательных способностей. В том смысле, что я не мог атаковать их, а они не могли атаковать меня - барьер, за которым они прятались, ничего не пропускал в обе стороны. Только Дейдара продолжал клепать маленьких летающих тварей, что так и норовили приблизиться ко мне и взорваться. Приходилось постоянно лавировать и сбивать их техниками, бьющими по площади. Я мог бы и вовсе игнорировать все эти взрывы, но это было бы невежливо по отношению к искусству.
  
  Обито всё пытался подобраться ко мне вплотную, чтобы нанести удар, но я банально уходил от приближающейся птицы, поднимаясь вверх или резко меняя направление своего полёта. Пару раз Обито прыгнул, но не достал до меня, и Дейдаре пришлось ловить его в воздухе с помощью ещё одной птицы.
  
  Пока мы парили в облаках, Исобу окончательно рехнулся и принялся стрелять бомбами биджу без перерыва. Кабуто смог, наконец, добраться до берега озера и затеряться в лесу и скалах. Потеряв цель, биджу переключился на мошек, что летали у него над головой. Теперь мне приходилось уворачиваться не только от членов Акатцуки, но и от мощнейших атак биджу. Впрочем, моя работа тут уже была выполнена.
  
  Я пару раз выстрелил в щит, прикрывающий Дейдару, а потом сделал ещё один выстрел, целясь чуть в сторону. Скорость полёта пули я при этом сделал минимальной, но как только она пролетела мимо щита, то взорвалась, разлетевшись мелкими осколками. Эти осколки попали в птицу и детонировали её. Это надо же было додуматься, чтобы летать верхом на бомбе?
  
  Дейдара с воплем улетел в сторону, а Обито пропустил взрыв сквозь себя и начал падать вертикально вниз, смотря на меня ненавидящим взглядом. Я решил сыграть роль Терминатора, так что крикнул ему вслед:
  
  - Я ещё вернусь!
  
  После этого я увернулся от очередного выстрела биджу и полетел прочь на большой скорости. Обито приземлился на поверхность озера, посмотрел мне вслед и побежал искать своего напарника. Биджу уже не обращал ни на что внимания и просто палил в разные стороны, не заботясь о том, попадает ли он по кому-то или нет.
  
  -      Где этот Рика? - Обратился Дейдара к Тоби, подлетев к нему на новой птице.
  
  -      Он улетел, но обещал вернуться. - Вот, зараза. Я хотел стать Терминатором, а стал Карлсоном. - Давай займёмся биджу. Нужно успокоить его, а потом найти этого пацана. Он всё ещё жив, так что можно использовать его в качестве сосуда для запечатывания биджу.
  
  -      Отлично. А то я бы запарился тащить эту махину на своём горбу. Усмирение биджу удалось Дейдаре с лёгкостью. Всего-то и нужно было -закидать его бомбами до потери сознания. После одного особо мощного взрыва в районе головы Исобу заревел, перевернулся кверху пузом и затих.
  
  Обито нашёл будущего джинчурики и потратил не меньше пятнадцати минут, чтобы извлечь его из кристалла. Это дзюцу было на редкость хитрым. Любое неосторожное усилие, и пацан развалился бы вместе с кристаллом.
  
  Но усилия гения клана Учиха не прошли даром, и он получил живого ребёнка, который тут же не замедлил вывалить ему ворох вопросов на голову.
  
  - А где Гурен? Что с собачкой? Куда Кабуто ушёл? Ты кто? Я писать хочу. Обито вначале схватился за голову, а потом решил эту проблему, погрузив мальчика в гендзюцу. После справления физиологических потребностей, он доставил Юкимару к месту, куда Дейдара уже отбуксировал Трёххвостого. Учиха создал печать удержания биджу на животе джинчурики и начал процесс поглощения чакры Исобу. Вот только финал у этой попытки оказался совсем не таким, как он надеялся.
  
  Ещё при нанесении своего первого удара я одновременно метнул в биджу клинок с запечатывающим фуиндзюцу. Он пробил броню биджу и застрял в кишках, начав поглощать его тело и душу. Процесс это был болезненным, так что Трёххвостый от боли начал кидаться на всех окружающих. К моменту, когда Дейдара начал свои атаки, душа зверя из чакры уже была в моём мире, а тут оставалось лишь немного "мяса" с остатками рефлексов.
  
  Как только Обито начал поглощать чакру из останков Трёххвостого, тот лишился последнего скрепляющего компонента своего тела и развалился на части, демонстрируя пустую скорлупу, состоявшую из обычной чакры, сконцентрированной до состояния материи.
  
  Вопль досады, пронёсшийся над озером ласкал мой слух. А уж насколько вкусными были эмоции Обито, просто не передать. Эти злость, обида, ненависть и неудовлетворённость были для меня потрясающим коктейлем.
  
  Юкимару, получивший печать запечатывания биджу, которая так и осталась пустой, тихо помер в диких мучениях, а его душа отправилась в мой мир. Там он встретился с Гурен, и счастливая парочка отправилась вперёд на поиски приключений по дороге из жёлтого кирпича.
  полный текст главы ниже, читайте, листать стрелочками и лапами по оокам страницы
  Переместившись в свой мир, я сразу занялся новым постояльцем. Остальных биджу я уже не успевал перехватить, так что решил вначале прожевать то, что успел откусить.
  
  На следующий день я пришёл на совещание Акатцуки, которое они устроили в своём логове в катакомбах под столицей Страны Дождя. Захваченные джинчурики Четырёх- Пяти и Шестихвостого лежали без сознания, укрытые запечатывающими барьерами.
  
  -      Тоби, как ты мог так облажаться? - Подтрунивал над самым бестолковым членом организации Кисаме.
  
  -      Тоби не виноват. Тоби не умеет летать в облаках. - Отмазался Обито, кося под дурачка. Эта маска уже начала надоедать ему.
  
  -      Нам нужно решить, как мы уничтожим этого Рику. - Прервал пустую болтовню Пэйн.
  
  -      Да чего тут нахрен решать? Устроим западню и схватим его, как только он тут появится. - Выразил своё мнение Хидан. - Он ведь не сможет забрать биджу, пока те сидят под барьером?
  
  -      Не сможет. - Подтвердил Нагато, сам эти барьеры установивший. - Судя по действиям противника, следующим он попытается захватить Четырёххвостого. Поэтому, тут мы оставим тех, кто больше всего подходит для действий в засаде. А вот тебя, Дейдара, придётся отправить за Семихвостым.
  
  -      Почему меня? - Удивился подрывник.
  
  -      Потому что ты скорее нас всех угробишь, чем достанешь врага. Твой стиль боя не подходит для помещений.
  
  -      Ладно. Только с этим Тоби я больше не пойду. Я захватил для него Трёххвостого, а он его проворонил.
  
  Обито скрипнул зубами от такого несправедливого обвинения.
  
  -      С тобой пойдёт Какузу. Думаю, вы сработаетесь. - Два участника новой команды захвата переглянулись. - Кроме этого, нам нужен новый член организации вместо Сасори. Я предлагаю установить контакт с Кабуто. По имеющимся у меня данным, он сам планировал вступить к нам. Возможно, именно для этого он решил сначала захватить Трёххвостого. Саске, ты и Зетсу отправитесь в убежище Кабуто, в которое он сбежал после своего поражения в битве с биджу. Ты должен будешь провести переговоры и убедить его присоединиться к нам.
  
  - Я не подведу вас. - Радостно-возбуждённо ответил Учиха Саске. Последние несколько лет он посвятил тренировкам под наставничеством Тоби. Тот хоть и играл роль недалёкого дурочка, на самом деле был крайне проницательной личностью. И он был Учиха, о чём говорил горевший в его маске шаринган.
  
  Последняя схватка с джинчурики Пятихвостого показала, что Саске стал действительно сильным воином. Он на равных бился с джинчурики, хотя у него не было бесконечного источника чакры под рукой. Его заменял джуин Орочимару. Саске оценил этот подарок, хотя благодарить уже было некого. Змей сдох нелепой смертью в день нападения на Коноху. Дейдара и Кабуто выбрались из подземелья и отправились к месту, где по их данным находился Семихвостый.
  
  -      Кабуто, как ты относишься к искусству? - Завёл свою любимую пластинку любитель взрывов.
  
  -      Хм... Искусство должно высоко цениться, а значит, стоить больших денег.
  
  -      Красота дороже любых денег. - Убеждённо возразил Дейдара.
  
  -      Думаешь? - С сомнением протянул Какузу, прикидывая, насколько именно она может быть дороже.
  
  -      Однозначно. - Вошёл в раж эксперт по искусству. - Деньги могут как прийти, так и уйти. А однажды увиденная красота останется в твоей памяти навечно. За это люди и готовы платить деньги - за ощущения, что возникают при созерцании прекрасного. Вот представь себе. Знаешь этот замок Адзути? - Какузу согласно кивнул. - Он как башня возвышается над равниной, поросшей цветущей сакурой. А мы стоим на холме рядом и смотрим на него. Тут, взрывается основание замка, распространяя клубы белого дыма, а сам замок подлетает вверх на несколько метров. Потом, идёт следующий взрыв в той части, что теперь находится в самом внизу, и замок подлетает ещё выше. Так он движется вверх и вверх, оставляя вертикальный столб дыма, а потом, уже высоко в небе, его золотой купол взрывается огненными потоками, расцветая подобно алой хризантеме.
  
  Оба напарника немного помолчали, представляя себе эту картину.
  
  -      Ну, что скажешь? - С интересом спросил Дейдара, останавливаясь и заглядывая в лицо своему напарнику.
  
  -      Гениально! - Ответил тот, тоже остановившись. - И я даже знаю, кому это можно продать за немалую сумму.
  
  -      Правда? Я знал, что тебе понравится. А ещё, мы можем взорвать...
  
  Эти двое нашли друг друга. И если Мадара не уничтожит этот мир, то это сделают они. Я оставил их в покое и перевёл своё внимание на Саске. Бывший наследник клана Учиха пробирался по лесу, приближаясь к одному из убежищ Орочимару, где теперь всем заправлял Кабуто. Зетсу невидимо следовал за ним, наблюдая со стороны. По их договорённости, Саске проводил переговоры, а Зетсу только наблюдал. Это ещё раз доказывало, что он стал важной фигурой. Пейн лично выбрал его для выполнения этой важной задачи.
  
  Впереди показался холм, в котором чернел вход в подземелье. Саске постоял пред дверью, пару раз пнул её, и не дождавшись приветствия разрубил препятствие мечом Кусанаги, что подарил ему Тоби. Войдя в тёмное помещение, Саске двинулся вперёд, активировав свой шаринган. Это был лабиринт, но Учиха с лёгкостью находил в нём дорогу, ориентируясь на едва заметные следы на каменном полу, что оставили хозяева, когда проходили сами. Обычный шиноби не смог бы заметить их даже в упор, но для его шарингана всё было очевидно.
  
  Из-за поворота выскочило трое шиноби, которые бросились на него, но он не колеблясь разрубил их на куски. Выйдя в небольшую комнату, Саске нос к носу столкнулся в Кабуто. Тот выглядел не обеспокоенным, а скорее заинтересованным.
  
  -      Ну ка, ну ка, кто тут у нас? - Произнёс он, подражая Орочимару и сверкая стёклами очков.
  
  -      Я Учиха Саске, член организации Акатцуки. Я пришёл, чтобы сделать тебе предложение, от которого ты не сможешь отказаться.
  
  Саске как-то услышал эту фразу от своего отца, и она ему дико понравилась. Никто не смеет отказывать ему, даже если его приказ оформлен как предложение.
  
  -      Как интересно. А если я всё-таки откажусь?
  
  -      Тогда я убью тебя. - На пару секунд в воздухе повисла тишина. - Пэйн предлагает тебе вступить в нашу организацию Акатцуки. Нашей целью является создание мира, в котором мы будем подобны богам.
  
  Обито знал, что нужно обещать каждому из членов Акатцуки, чтобы добиться их лояльности. Но на Кабуто мотивация, предназначенная для горделивого Учиха, не оказала никакого влияния.
  
  -      Пожалуй, я всё же откажусь. Меня и текущий мир вполне устраивает.
  
  -      Тогда, полагаю, тебя устроит и мир загробный, куда я сейчас тебя отправлю. - Пафосно завил Саске и бросился в атаку.
  
  Несмотря на все свои таланты, за следующую минуту Учиха так и не смог достать Кабуто. Впрочем, это пока ещё была просто проверка способностей. Как только Саске активировал джуин, Кабуто остановился и примирительно поднял руки.
  
  -      Стой. Я согласен вступить в вашу организацию.
  
  -      Давно бы так. - Самодовольно ответил рекрутёр, деактивируя джуин и вкладывая меч в ножны. - Идём, ты должен встретиться с лидером.
  
  -      Подожди. Мне нужно собрать свои вещи. Может, подождёшь внизу? Я -      Хорошо.
  
  -      Прошу следовать за мной.
  
  Кабуто сверкнул очками и направился вглубь по коридору, ведущему из комнаты. Саске настороженно последовал за ним, но всё равно оказался не готов к сработавшей ловушке. Он расслабился, уверовал в свою победу, и потому не обратил внимания на узор на стенах, который скрывал отверстия ловушки, из которой, как только он зашёл в коридор, вылетели отравленные иглы. Снаряды были смазаны ядом, заряжены чакрой и летели с такой скоростью, что насквозь пробили обе его ноги. Уже падая от внезапно отказавших ног, Саске использовал Чидори, чтобы пронзить сердце предателя. Но тот только усмехнулся в ответ, а рана на его груди затянулась всего за несколько секунд. Дальше тело Учихи отказало совсем, и он грохнулся на пол.
  
  Всё дальнейшее Саске воспринимал как во сне. Кабуто с лёгкостью подхватил его на плечо, отнёс в лабораторию, зафиксировал на столе с помощью ремней, а потом поднёс руку к печати джуин.
  
  -      Она в прекрасном состоянии. - Удовлетворённо произнёс он. - Всё должно получиться.
  
  Что именно должно получиться Саске не понял, но зато он почувствовал сильнейшую боль в плече. Печать взбесилась и пыталась буквально вылезти из тела, разрывая его на части. Он почти потерял сознание от боли, когда всё прекратилось.
  
  -      Приветствую вас, Орочимару-сама. - Услышал он голос Кабуто.
  
  -      Спасибо. Как хорошо опять оказаться на свободе. - Раздалось в ответ шипение змеиного сеннина. - Что тут у нас?
  
  -      Ваш протеже Учиха Саске.
  
  -      Я ведь хотел забрать себе его тело.
  
  -      Да. Но увы, извлечение джуин разрушило его систему циркуляции чакры. Я вообще удивлён, что он всё ещё жив.
  
  -      Да, это крайне необычно. У него ведь есть шаринган?
  -      Конечно.
  
  -      Тогда нужно срочно извлечь его, пока деградация каналов не добралась до него.
  
  -      Тут есть всё необходимое. Я могу приступить к операции немедленно.
  
  -      Не нужно. Я сам займусь этим. Жду не дождусь, когда смогу взглянуть на мир новыми глазами. Ха-ха-ха.
  
  Орочимару засмеялся своему каламбуру, а Саске напряг все силы, чтобы прошипеть.
  
  -      Это мои глаза.
  
  -      О, посмотри Кабуто, он даже может говорить.
  
  -      Странно. Неужели яд так быстро прекратил своё действие.
  
  -      Пока действовала джуин, она нейтрализовала любой яд, попадающий в тело. Просто ты успел вовремя применить технику раскрытия печати.
  
  -      Понятно. Вот инструменты. Обезболивающее будем применять?
  
  -      Нет, конечно. Ты что? Это может нарушить естественную работу глаз. У нас не так много исходного материала, чтобы рисковать его качеством. - Конечно. Вы как всегда прозорливы, Орочимару-сама.
  - Разумеется.
  Орочимару заглянул в глаза Саске. Сначала вместе, а потом по
  отдельности, изучая их состояние. - Что ты на меня так зыркаешь? - С насмешкой обратился он к
  подопытному. - Боишься остаться слепым? Не волнуйся. В качестве компенсации за то, что ты для меня сделал, а пересажу тебе свои глаза. Ха-ха. Обычно, когда люди братаются, они обмениваются кровью. Мы же обменяемся глазами. Это будет забавно - смотреть на мир своими и твоими глазами одновременно.
  
  После этого обнадёживающего вступления мир Саске погрузился во тьму, а спустя час он прозрел.
  
  - Ну вот, а ты боялся. - Прошипел Орочимару.
  
  К этому времени паралич уже прошёл, но путы надёжно удерживали свою жертву. Чакра отказывалась подчиняться Саске, а любая попытка применить хоть самую простую технику заканчивалась волнами боли, что прокатывались по телу.
  
  -      Не волнуйся, Саске, ты ничего не потерял. С высвобождением джуин твоя система циркуляции чакры почти полностью разрушилась. Ты бы всё равно не смог активировать свой шаринган. А мои глаза работают даже с тем минимумом чакры, что у тебя ещё остался. Считай это благодарностью за моё воскрешение.
  
  Саске мог только молчать, сжав зубы. Любые слова, а тем более ругань, были бы лишь подтверждением его слабости.
  
  -      Зетсу, я знаю, что ты здесь. - Крикнул Орочимару в пространство. Появился ли кто-то в комнате, Саске не увидел, но змей продолжил свою речь. - Скажи Пейну, что я и Кабуто примем его предложение о вступлении в Акатцуки, если он согласится уничтожить Коноху. И передай ему от меня особую благодарность за такой королевский подарок в виде Учиха.
  
  -      Я передам. - Раздался голос Чёрного Зетсу.
  
  Саске бессильно сжал зубы. Этот Пэйн. Он с самого начала знал, чем всё это закончится. Он продал его. Использовал, а потом выкинул. Он поплатится за это. Они все поплатятся.
  
  -      Кабуто.
  
  -Да.
  
  -      Собирайся, мы уходим. Не забудь перед уничтожением комплекса выкинуть Учиха где-нибудь в лесу. Он мне ещё может понадобиться в будущем.
  
  -      Хай.
  
  Шприц со снотворным кольнул в шею, и Саске потерял сознание.
  
  Очнулся он в лесу. Тело продрогло до костей, и чакра больше не согревала его. С трудом поднявшись на ноги, он осмотрелся по сторонам и побрёл в сторону ближайшего города. Оценив скорость своего передвижения, Саске понял, что идти ему придётся дня три. Чакра не хотела отвечать на его призыв. Он чувствовал, как она утекает сквозь порванные каналы его тела. Возможно Сенджу Цунаде смогла бы вылечить его, но он сам сбежал из деревни. Теперь же никто не будет помогать ему.
  
  Саске остановился и впервые за всю жизнь осознал, что в своей погоне за силой он с каждым шагом делал себя слабее. Вначале, от отстранился от компании своих сверстников в академии. Потом не пожелал просить у Крюгеров, чтобы они сняли джуин Орочимару. Затем он вообще сбежал из деревни и клана, что владели тайнами предыдущих поколений. И, наконец, он сам отдал себя в руки Кабуто, беспечно поверив в свою исключительность.
  
  Он неудачник. Он готов был идти за тем, кто пообещает ему силу, но правда была такова, что его сила была нужна только ему. Никто из людей, что окружали его всю жизнь, не интересовались им и его силой. Им нужен был только послушный инструмент. А теперь, когда инструмент сломался, его выкинули, пообещав на последок, что он ещё может понадобиться. Но теперь Саске точно был уверен, что если он кому-то и понадобится, то только для того, чтобы использовать его в последний раз. Усмехнувшись мыслям вечного зазнайки, я перенёсся обратно в логово Акатцуки и стал размышлять, как бы мне выкрасть троих джинчурики. Просто ворваться и замочить всех я мог... но это было неспортивно. Более того, это было бы разбазариванием ценных ресурсов. Мне эта организация ещё понадобится.
  
  Джинчурики расположили в сыром подвале в большой комнате, под потолком которой тянулось множество труб. Члены организации равномерно распределились по периметру комнаты и сидели, не сводя глаз с наживки.
  
  Неожиданно, Пэйн в теле Тендо встал и направился к выходу.
  
  - У меня появились дела. Вы пока тут сидите. - Сообщил он собравшимся и ушёл. Остальные никак не выразили своего отношения к этому, продолжая беззвучно сидеть.
  
  Я заинтересовался, куда это пошёл Нагато, и прочитал в его сознании, что в Амегакуре проник шпион. Сейчас он собирался разобраться с ним. Я быстро проверил свои закладки в этом районе и обнаружил, что шпионом является никто иной как Джирайя. Пока мы бегали спасать Гаару, эро-сеннин отправился на разведку в самое логово Акатцуки. Что ж, не буду вмешиваться. Думаю, эта часть истории сможет пройти как надо и без меня. Но вот использовать её стоило с умом.
  
  Пока Джирайя отвлекал Нагато и Конан, я решил экспроприировать биджу. У меня уже были готовы три клинка с фуиндзюцу, и на этот раз я был уверен, что извлечение биджу займёт не более пяти секунд.
  
  Барьеры, за которыми скрывались джинчурики, были достаточно надёжными, и мне нужно было потратить минимум три секунды на каждый из них, чтобы вскрыть. Задачка. Я перевёл взгляд на Обито, что стоял недалеко от входа, и в моём сознании забрезжила идея.
  
  Учиха Обито, он же придурок Тоби, стоял, подпирая стену, и внимательно пялился на лежащих без сознания джинчурики. Сейчас, после суток постоянного напряжения, он уже чувствовал небольшую сонливость. Но именно в этот момент не стоило отвлекаться. Какузу и Дейдара отправились за Семихвостым. Этот идиот Саске так глупо попался в лапы Кабуто, и на его месте теперь будет Орочимару, но это было делом будущего. Нагато и Конан пошли разбираться со шпионом, что шмыгал у них под самым носом. Вполне вероятно, что это происки Рики. А они остались тут втроём: он сам, Хидан и Кисаме. Был ещё Зетсу, но тот мог помочь разве что с обнаружением противника. В бою на него рассчитывать не стоило.
  
  И тут, до ушей Учиха долетел слабый звук шагов из коридора. Неужели, Тендо? Нет. -      Обито. Где ты? - Раздался тихий голос.
  
  Рин! Обито встряхнул головой и осмотрелся. Оба его напарника не проявляли никакого беспокойства, а значит, они ничего не слышали.
  
  -      Обито, помоги мне.
  
  Он отошёл от стены и посмотрел в коридор. В темноте мелькнул неясный силуэт, но он успел увидеть лицо Рин. Он должен проверить, действительно ли это Рин. Ведь она вполне могла вернуться. Обито посмотрел на союзников и сказал:
  
  -      Тоби нужно в туалет. Тоби сейчас вернётся.
  
  С этими словами он быстро рванул по коридору.
  
  Хидан раздражённо заворчал и начал осматривать помещение. Их осталось всего двое. Этот Тоби - полный придурок. Впрочем, вернулся тот и вправду быстро. Прошло не больше тридцати секунд, как он вышел из коридора и встал на своё место. Прямо в коридоре что ли отлил? С него станется. -      Тоби скучно. - Выдало это недоразумение и медленным шагом приблизилось к охраняемым объектам. Впрочем, слишком близко он не подходил, и остановился на расстоянии в пару шагов, с интересом рассматривая джинчурики. Не насмотрелся что ль?
  
  Тоби внимательно осмотрел одну жертву, валяющуюся внутри барьера и направился к другой. Там он постоял чуть подольше и перешёл к третьей. Потом вернулся ко второму джинчурики и начал рассматривать его ещё более пристально.
  
  -      Тоби думает, этот уже сдох.
  
  -      Что? - Всполошился Кисаме.
  
  -      Он не дышит. Те двое дышат, а этот нет.
  
  Произнося эту фразу, Тоби вытянул руки по направлению к двум остальным джинчурики. В этот момент, все три барьера неожиданно спали, а из рук предателя вылетело по лезвию, которые воткнулись прямо в животы жертвам. Ещё один такой клинок вылетел из глазницы оранжевой маски и воткнулся в кишки среднему джинчурики. Все трое после этого очнулись и начали вопить во всё горло.
  
  Хидан кинулся вперёд, стремясь проткнуть Тоби своей косой, но тот неожиданно ловко увернулся, перепрыгнул через Самехаду Кисаме и заехал ему ногой в челюсть. Человек-рыба от такого крякнул, но попытался ударить оппонента ещё раз, опять неудачно. В это время Хидан зашёл с боку и ещё раз атаковал Тоби косой. Тому пришлось упасть на пол спиной вперёд и перекатиться через голову, после чего он оказался в коридоре. Но уже мгновение спустя он выскочил обратно, чтобы пропустить ещё один удар Кисаме сквозь себя.
  
  -      Что тут происходит? - Заговорил Тоби неожиданно нормальным голосом.
  
  -      Мы убиваем предателя - тебя. - Ответил ему Кисаме.
  
  -      Что?
  
  -      Что? Ты мля спрашиваешь, что? - Взорвался Хидан, продолжая атаковать. - Ты только что убил троих джинчурики и спрашиваешь, что?
  
  - Убил? - Тоби посмотрел на три бездыханных тела, одно из которых ещё конвульсивно дёргало ногой. - Тоби не убивал их. Чёрт. Да стойте же вы. Обито встал посреди комнаты и просто пропускал сквозь себя все атаки своих союзников, давая им время успокоиться. Рика опять их обманул.
  
  Я смотрел на этот цирк и ржал во весь голос. Моё небольшое вмешательство в сознание Обито погрузило его в сон и отправило на поиски Рин. Как и в любом сне, критичность мышления у него при этом была нулевая, так что он не почувствовал подвоха.
  
  После этого я принял его вид, копирующий даже энергетику чакры, а за одно скрыл энергетику оригинала, так что даже Зетсу ничего не заподозрил. Дальше состоялся небольшой спектакль, за время которого я взломал барьеры, разом развеял их и убил трёх джинчурики одним выстрелом.
  
  Всё что мне оставалось в конце - это подстроить события таким образом, чтобы моё исчезновение совпало с появлением Обито, который окончательно проснулся, только вбежав в комнату.
  
  Теперь же я наблюдал за их разборками и оплакиванием невинно убиенных джинчурики. Спустя минуту появился Нагато, только что прикончивший Джирайю, и устроил своим подчинённым разнос и выговор с занесением в грудную клетку.
  
  Ладно, пусть они тут без меня разбираются, а мне нужно трёх биджу обработать. Их удержание требовало от меня таких усилий, что я не мог сконцентрироваться больше ни на чём другом.
  
  Уже через полчаса в Конохе получили посмертное послание эро-сеннина. Наруто обвинил в смерти Джирайи Цунаде, заявив, что этого бы не случилось, если бы их команда отправилась вместе с ним. После этого, джинчурики Девятихвостого отправился в мир жаб, чтобы тренировать там сендзюцу. Я же использовал это как предлог к тому, чтобы отправиться на особую тренировку со своим отцом. Мне нужно было на время избавиться даже от этого клона, потому что я не мог отвлекать своё внимание на управление им.
  
  Уже перед самым уходом я в виде Икари подозвал Минато и Кушину и дал им свой наказ, ослушаться которого они не могли.
  
  -      Ваша задача, как родителей Наруто - охранять Хинату. Она обязательно должна остаться живой и здоровой, поняли? Пусть даже вся деревня буде лежать в руинах, с её головы не должен и волос упасть.
  
  -      Мы поняли тебя, Икари. - Ответил Минато. Все эти годы с самого своего воскрешения он был немного заторможеным. Сказывался недостаток энергии сознания, которой я снабжал его и Кушину по самому минимуму. Мне не нужен был гениальный Минато, способный свернуть горы. Они с Кушиной должны были играть роль родителей Наруто и ничего больше.
  
  На этом я попрощался и окончательно переместился в Сансекай. Занимаясь объединением биджу, я краем глаза посматривал на события в реальном мире. Дейдара и Какузу захватили Семихвостого и долго смеялись над остальными членами организации, прошляпивших аж троих джинчурики. В результате, Нагато принял решение временно переместиться в Сангоку но Хакаба - тайное убежище Акатцуки в Стране Молнии.
  
  Там Нагато поместил джинчурики Семихвостого в особый сферический барьер, который просто физически не мог быть снят за несколько секунд. Он имел вид сферы, внутри которой в наркотическом сне сидела Фу в позе лотоса. По поверхности сферы бежали символы фуиндзюцу, замкнутые в три взаимно перпендикулярных круга. По условиям соглашения, никто не мог приближаться к барьеру ближе, чем на десять метров под угрозой немедленной смерти. Теоретически, это должно было не допустить моего приближения к барьеру, но никто уже особо не верил в то, что это поможет.
  
  И опять Нагато пришлось покинуть охраняемый объект, оставив его на попечение Конан и Обито. Сам же он в это время направился в Коноху, которую должен был уничтожить совместно с Кабуто и Орочимару. Одновременно, Нагато собирался захватить Наруто.
  
  К моменту, когда Нагато начал атаку на Коноху, я уже закончил объединение всех трёх биджу с Девятихвостым. Вот только помимо ожидаемого усиления Курамы, это привело ещё и к непонятной активности в его духовном ядре. Там ходили какие-то волны, возникали своеобразные течения, в общем, творилась какая-то хрень. Пришлось вместо наблюдения за боем наблюдать за душой биджу.
  
  К счастью, вскоре все эти непонятные брожения закончились. Я провёл все возможные виды замеров и исследований, но ничего подозрительного обнаружить не смог. Ладно, потом разберусь, как время будет.
  
  Я посмотрел на Коноху... и не обнаружил её. По показаниям очевидцев, буквально несколько секунд назад Нагато применил Шинра Тенсей, не оставив от селения и следа. Точнее, только след от Конохи и остался -громадный такой кратер километров пять в диаметре и метров пятьсот в глубину. Я лихорадочно начал проверять списки выживших.
  
  Первым делом я убедился, что Хината жива, также, как и пара моих зомби. Минато вовремя вытащил свою невестку и ещё несколько человек с помощью Хирайшина. Счастливчиками оказались Цунаде, Шикамару и Сакура. Все остальные мои знакомые находились слишком близко к эпицентру и погибли. Я краем глаза убедился, что все они переселились в мой мир и опять стал наблюдать за событиями.
  
  Многие люди, жившие на окраине Конохи ещё были живы. Хоть и раненные, перемешанные с остатками зданий, но они ещё не умерли. Цунаде распечатала свой Инфуин и призвала Катсую, направив множество её мелких копий лечить раненых. Вот только Орочимару, до этого весь бой просидевший в засаде, призвал своих змей, что кинулись мешать слизням. Ценой своей жизни, змеи нападали на клонов Катсую и травили их ядом. Чакра таких слизней тут же становилась ядовитой, и они не могли никого лечить. В момент, когда стало ясно, что это полное и безоговорочное поражение Конохи, в центре кратера появился Наруто.
  
  -      Что такое? Где Коноха? - Недоумённо спросил сам у себя Наруто.
  
  -      Она переместилась в загробный мир. - Схохмил Тендо, подав мне отличную идею.
  
  Шесть марионеток Нагато окружили Наруто и пошли в атаку. Но спустя всего секунду их стало уже четыре. Узумаки не зря провёл время в мире жаб. Комбинация Разенгана, сендзюцу и моей стабилизирующей печати Камикадзе позволила ему создать новую технику Бакухатсу но Разен. За долю секунды Наруто создавал шар из чакры Стихии Воздуха и выстреливал им в противника. При попадании в цель шар мгновенно разбухал, поглощая противника и разрезая его на множество тонких ломтиков.
  
  Марионетки Шурадо и Нингендо были уничтожены, как только попытались напасть. Остальные же противники отступили, продумывая стратегию.
  
  Рядом с Наруто появился Минато, притащивший с собой Цунаде.
  
  -      Отец! Что с Хинатой? - Тут же спросил Наруто.
  
  -      Она жива. Мы должны рассказать тебе о враге и его силах. Теперь, только ты сможешь уничтожить его.
  
  -      А что с остальными?
  
  -      Они все погибли.
  
  -      Как?
  
  -      Вон тот шиноби использовал дзюцу, которое уничтожило всю деревню.
  
  -      Ах ты...
  
  В Тендо тут же полетел новый шар, но на его пути встал Гакидо, поглотивший эту технику без следа.
  
  -      Наруто, - начала объяснять Цунаде, - этот враг может поглощать любое направленное на него ниндзюцу. Вон тот, как уже сказали, может отталкивать и притягивать окружающие предметы. Но после применения способности ему нужно сделать паузу минимум в пять секунд. Тот может призывать огромных животных. Самый дальний может воскрешать союзников. Нам так и не удалось его уничтожить. Шестирукий враг использует встроенное в тело оружие. А последний может убить противника лишь прикосновением, забирая его душу и читая память.
  
  -      Я уничтожу их всех!
  
  -      Это ещё не всё, Наруто. Шикамару предполагает, что эти шесть врагов являются марионетками, а настоящий враг сидит где-то ещё. Плюс, мы видели змей, которых мог призывать только Орочимару.
  
  -      Я всё понял, Цунаде-басан. Уходите. Защищайте Хинату. Я уничтожу врага и найду вас.
  
  -      Удачи тебе, Наруто.
  
  Минато и Цунаде исчезли, а Наруто опять остался один против шести врагов. Он бросился вперёд, атакуя Джигокудо. Того, как и прежде, прикрывал Гакидо. Чикушодо попыталась призвать своих зверей, но после первого же призванного зверя, была уничтожена.
  
  Помимо самого Наруто, вперёд побежали его клоны. Они не кидались новой техникой, а использовали обычные Разенганы. Шурадо попытался напасть врукопашную, но получил взрывной шаринган. Он защитился от него барьером, но Наруто просто кинул ещё один рядом. Шурадо был вынужден отскочить в сторону и наткнулся на пару клонов, которые разнесли его на куски обычным Разенганом.
  
  Наруто рвался напрямик к Джигокудо, стремясь предотвратить воскрешение марионеток, но на его пути встал Тендо, оттолкнувший его. Нингендо зашёл сзади, пытаясь коснуться Наруто, но это оказался клон, а сам он получил Бакухатсу но Разен в спину.
  
  Собака, призванная Нагато кинулась на единственного врага, но тут же лишилась одной из голов. Она попыталась отступить, но лишилась ещё и задней ноги. Добить её помешал вновь воскрешённый Шурадо.
  
  Наруто носился по полю как белка в автомате для пинбола. Клоны помогали ему уходить из-под ударов, но он всё никак не мог добраться до Джигокудо или вступить в ближний бой с Гакидо. Плюс, марионетки постоянно использовали барьер для того, чтобы защититься от самых сильных атак Наруто. Его запас природной чакры иссякал, и ему пришлось призвать Фукасаку и Шиму, которые принесли с собой свиток, где был запечатал клон Наруто с природной чакрой.
  
  Но даже так, силы были слишком неравны. Подобравшись к Наруто поближе, Тендо использовал притяжение, а не отталкивание, и притянул Наруто к себе, где его тут же схватил Гакидо. Узумаки начал терять чакру, отчаянно отбиваясь от Нингендо. Что ж, похоже, мой выход.
  
  Я появился на поле боя в нужном месте в нужный момент. Передо мной на одной линии стояли Нингендо, Тендо и Джигокудо, а в руках у меня был рейлган. Это чудо инженерной мысли по большей части было красивой игрушкой, кроме печати фуиндзюцу, что я в неё установил. Я присел и прицелился. Нингендо успел поставить на пути моего выстрела свой барьер, но это его не спасло.
  
  Ещё когда я разбирался с последними изменениями в энергетике Курамы, я обнаружил, что его чакра стала гораздо плотнее и сильнее взаимодействует с пространством. Памятуя о барьере, разработанном Нагато, я решил создать оружие, которое нельзя заблокировать. Основой стал луч, искривляющий пространство. Он банально действовал на расстоянии, разбивая материю на атомы и телепортируя их на расстояние до двух метров в случайном направлении.
  
  Я создал излучатель, стреляющий этой техникой, а потом вставил его в одну из футуристичных винтовок, что хранились в моей коллекции. Их я создал от нечего делать, надеясь как-нибудь удивить Наруто. И вот, этот момент настал.
  
  Луч тьмы, отдающий синеватым свечением, прорезал пространство, уничтожив сразу три марионетки. Гакидо я отстрелил голову, использовав свой пистолет левой рукой. Пока Наруто вырывался из объятий сломанной марионетки, а нашёл Чикушодо и телепортировался на подходящую точку, чтобы одним выстрелом уничтожить её и собаку, что всё никак не желала сдохнуть. Все, с марионетками покончено. Только собака всё отказывалась помирать, но тут уже вмешался Наруто, закидавший её своей новой техникой. От такого обращения псина превратилась в гору фарша и с громким хлопком вернулась в свой мир.
  
  -      Всё, Наруто. Мы победили. - Обратился я к своему другу, с удивлением осматриваясь.
  
  -      Нет. Нужно ещё найти кукловода. Это были марионетки.
  
  -      Понятно. А что с Конохой?
  
  -      Её уничтожили.
  
  -      Как? - Я скорчил расстроенную физиономию и осел на землю. -Кто-нибудь выжил?
  
  -      Хината, Цунаде, мои родители. Может, кто-то ещё. Нужно добить марионеточника и начать искать выживших. -      Пошли. Куда идти то?
  
  -      Э-э-э... Не знаю. - Наруто растерянно оглянулся, пытаясь понять, где засел враг.
  
  Пока я играл свою роль, в логове Нагато появился Рика. Не тратя ни секунды, я применил улучшенную версию печати, что я использовал на экзамене на чунина вокруг башни. У Нагато было всего полсекунды, чтобы помешать мне, а потом... все ниндзюцу в радиусе ста метров перестали работать. Теперь единственным способом нанести урон было тайдзюцу или холодное оружие. Я вытащил свою обновку и продемонстрировал её Нагато и Конан.
  
  Это была большая коса с лезвием, что, изгибаясь, отходило широкой полосой от рукоятки и заканчивалось игольным остриём.
  
  Нагато в своём кресле-каталке оказался полностью беззащитным. Конан попыталась напасть на меня, но получила древком косы в живот и отлетела к стене. -      Привет. Я Рика. Пока. - Повторил я фразу, которую уже говорил до этого Хидану, и отрубил Нагато голову.
  
  Я не дал столь ценной вещи упасть на землю, а подхватит её и спрятал в печати.
  
  -      Нагато! Нет!!! - Закричала Конан.
  
  -      Да!!! - Закричал я в ответ. - Я убил его. И передай своим друзьям из Акатцуки, что они - следующие.
  
  С этими словами я встал с косой над головой, подобно безумному Шинигами, и мгновенно исчез, развеивая свою сдерживающую печать. Наруто почувствовал постановку моей подавляющей печати и рванул в ту сторону. Я не отставал от него. Мы за минуту добрались до дерева, внутри которого прятался Нагато, но обнаружили только его обезглавленный труп, что так и торчал в коляске для инвалидов. Конан скрылась, не сумев захватить тело с собой.
  
  Мы покрутились вокруг трупа пару минут, а потом побежали искать ВЫЖИВШИХ.
  
  Орочимару бежал от Конохи с максимальной скоростью, которую мог развить. Он находился неподалёку от Нагато, когда появился Рика. Применённая им печать была просто чудовищна. Она делала невозможным применение техник. После этого, обладатель риннегана погиб с пугающей простотой. Раз, и всё. А ещё, Орочимару узнал этот стиль фуиндзюцу. Кто-то другой не обратил бы внимания, но он запомнил свой бой с мальчишкой Урами, а потом и с его отцом Икари. Тот же самый подход к формированию техник, то же самое тело, не излучающее ни капли чакры, отточенные скупые движения и взгляд - насмешливый и снисходительный. Это не была мимика или голос, это было ощущение. И именно его он только что почувствовал. А почувствовав, понёсся прочь что есть сил.
  
  Но все надежды улизнуть оказались тщетными. Даже обратный призыв не работал, не позволяя сбежать в мир змей. Сзади раздался безумный смех. Он обернулся и покатился кубарем. Это была Смерть. Смерть с большой буквы. Она летела всего в нескольких метрах от него, размахивала косой и ехидно улыбалась своей зубастой улыбкой.
  
  Орочимару подумал было, что должен сказать другим о своём открытии. Не ради их общего дела, до которого ему и дела не было, а ради мести. Но слова застряли у него в горле, пережатом нечеловечески сильной рукой. Вторая рука легла ему на грудь и заблокировала течение чакры во всём теле. Какая же нечеловеческая скорость. Он даже не успел ощутить этого движения. Шаринган, горящий в его глазах, не увидел ничего. Раз, и рука, бывшая в стороне, уже касается его груди.
  
  Рика заглянул ему в глаза и пробормотал.
  
  - Воровать нехорошо. Отдай!
  
  С этими словами он накрыл его глаза ладонью и вынул их из глазниц. Змей не мог даже пошевелиться. А секунду спустя он почувствовал, как в его сердце входит холодная сталь. Это было его последней мыслью до того, как его тело скрутила боль, и он закричал. Не для того, чтобы позвать на помощь или попросить о милости, а потому что не кричать было невозможно. Боль требовала выхода, и выходила с этим криком. А затем, боль закончилась, и на её место пришла темнота. Он умер.
  
  Я стоял над умирающим змеиным сеннином и следил за тем, как его душа поглощается лезвием кинжала и передаётся в мой мир. Никаких больше фокусов. Только смерть. Интуиция Орочимару оказалась слишком сильной, и он смог раскусить мою игру, что и предопределило его судьбу. Даже в аду моего мира от отныне всегда будет один.
  
  Я посмотрел вслед Кабуто, что в ужасе убегал, зажимая руками уши, пытаясь не слышать больше крик своего учителя, наполненный нечеловеческой болью. В его голове билась только одна мысль - убежать, спрятаться, забиться в самую дальнюю щель и не вылезать оттуда минимум лет десять, пока о нём не забудут.
  
  Непорядок. Я догнал Кабуто, и он услышал за своей спиной противный издевательский смех.
  
  - Жертва должна бежать. Бежать и сопротивляться. Только так она может продлить своё существование. - Кабуто узнал слова Орочимару, что тот любил повторять своим игрушкам. - Если ты остановишься, то умрёшь в тот же миг.
  
  Сказав эти слова, Рика растворился в пустоте, а Кабуто побежал дальше. Намёк он понял. Он должен вернуться в Акатцуки и продолжить борьбу. Только так он сможет выжить, а точнее прожить ещё немного, пока хищник наслаждается игрой с дичью. Но говорить об этом тоже нельзя. Потому что в крике Орочимару он услышал, что бывают вещи, куда хуже смерти.
  
  Я проводил Кабуто удовлетворённым взглядом и перевёл внимание на Урами. Там всё было в порядке. Наруто обнимал Хинату, а все остальные оплакивали гибель деревни. Шикамару выдвинул идею найти выживших и переместиться в одно из секретных убежищ АНБУ. В общем, моего вмешательства не требовалось. Всё шло, как шло.
  
  Вместо этого я обратил своё внимание на ещё одного героя этой драмы, который готовился свести счёты с жизнью. А ну стой! Нефиг.
  
  Саске стоял на коленях и готовился перерезать себе горло своим же мечом. Больше ему ничего не оставалось. Только что сгнили глаза, что пересадил ему Орочимару. Вот он идёт по лесу, потом возникает резь в глазах, он слепнет, а через секунду из его глазниц бежит гной, а пальцы нащупывают провалы.
  
  Змей посмеялся над ним. Дал надежду, а потом отнял её. Теперь он вообще ничего не может. Слепой, без чакры. Он даже не выберется из леса. Лучше уж сдохнуть быстро здесь и сейчас, чем получить тот же самый результат, но через неделю слепых скитаний без еды.
  
  Но только он собрался вынуть клинок из ножен, как его остановило прикосновение к руке. Чья-то прохладная и жёсткая ладонь сдавила предплечье, заставляя отдать меч.
  
  -      Спички детям не игрушка. - Раздался издевательский голос. - Или это из другой оперы? А, ладно, неважно. Учиха Саске, хочешь ли ты стать сильнейшим шиноби этого мира?
  
  Саске истерически рассмеялся, но ответил.
  
  -Да.
  
  -      Отлично. Я так и думал. Могу тебя обрадовать, я собираюсь выполнить это твоё желание.
  
  -      И чего же ты потребуешь взамен? - Голос Учихи был сух и горек. - Ты даже меч у меня отобрал. Больше у меня ничего нет.
  
  -      Мне ничего от тебя не нужно. Это подарок. Бесплатный фан-сервис.
  
  -      Чего?
  
  -      Неважно. А чтобы ты не сомневался, сейчас я верну тебе твои глаза.
  
  -      Мои глаза? Они у Орочимару.
  
  -      Нет, они у меня в кармане. Так, не дёргайся. Руки неведомого благодетеля опять коснулись его, принося облегчение горящим огнём глазницам. Саске почувствовал, как гной и кровь покидают их, а потом туда вставляют что-то круглое. Ещё несколько секунд, и он прозрел.
  
  С изумлением он осмотрелся вокруг и глянул на своего спасителя. Это был странный человек в белом балахоне с цветными узорами и маске: белое с чёрным, знак Инь-Ян и зубастая улыбка.
  
  Но что поразило ещё больше, это его зрение. Оно было ещё более чётким, чем раньше. Даже шаринган с тремя томое не давал такой чёткости? Мангекё Шаринган?
  
  - Держи.
  
  Человек протянул ему зеркало, и он начал рассматривать свои глаза. Он ожидал увидеть необычный шаринган, или может даже риннеган, но на него пялилась тьма. Полная и беспросветная тьма в обоих глазницах. А в самой её глубине притаилась светящаяся голубая точка. Точно такой же глаз светился в маске незнакомца.
  
  -      Меня зовут Рика. Я слегка изменил твой шаринган, от чего он стал только лучше. Увы, пока что ты не сможешь им нормально пользоваться, из-за состояния своей системы циркуляции чакры.
  
  -      Что мне нужно сделать?
  
  Саске и на миг не поверил, что все его желания исполнятся просто так, в качестве подарка.
  
  -      Всё очень просто. - Начал объяснять Рика, отходя чуть назад. - Тебе нужно идти отсюда на восток. Всё время прямо и прямо, пока ты не упрёшься в море. И как только ты дойдёшь до моря, то тут же станешь величайшим шиноби этого мира. Просто, правда?
  
  -      Даже слишком просто.
  
  -      Это потому, что всё гениальное - просто. - Убедительно ответил этот странный Рика, поучающе подняв указательный палец на правой руке. -Думаю, для тебя не будет сложным последовать этому совету и убедиться в его правдивости.
  
  -      Да, сложным не будет. - Согласился Учиха. - Мне всё равно, куда идти. Можно идти и на восток, хоть до самого моря.
  
  -      Ну, вот и ладушки. А мне пора другими делами заняться. Пока-пока.
  
  С этими словами фигура сомнительного благодетеля растаяла в воздухе, оставив после себя только улыбку, что задержалась на пару секунд.
  
  Саске поднялся на ноги, взял свой меч и сориентировался по сторонам света. Как раз на востоке, чуть к северу находилась та деревня, к которой он шёл уже второй день. Он подумал, что не обязательно следовать на восток точно по линейке, а можно и немного свернуть в сторону, чтобы отдохнуть и, может, купить лошадь. Путь предстоял неблизкий, а использовать чакру для бега он не мог.
  
  Конан шла по дороге, не замечая ничего вокруг. Всё потеряно. Она одна. Сначала её покинул Яхико, а теперь погиб и Нагато. Этот Рика был просто чудовищно силён. Она видела, как перед смертью Нагато пытался применять свои техники. Он выбросил в пространство огромное количество чакры..., и она просто рассеялась, даже не соизволив посветиться напоследок.
  
  Для неё эта война закончена. Организации, что создал её возлюбленный, больше не существует. Все эти странные люди, что ей до них? Пусть они и дальше пытаются собрать биджу или придумают ещё какой безумный план, но её это уже не касается. Впрочем, так уж и быть, она окажет им последнюю услугу и сообщит о смерти Нагато. А потом... потом она уйдёт. Когда Конан появилась в зале, где сидели все члены Акатцуки, их взгляды начали буквально буравить её.
  
  -      А где Нагато? - Поинтересовался Кисаме, никогда не стеснявшийся задавать вопросов.
  
  -      Погиб. - У половины из присутствующих отпала челюсть. - Рика убил его после того, как джинчурики Девятихвостого и его дружок уничтожили всех марионеток. -      Убил? Убил обладателя риннегана? - Переспросил Тоби, а точнее, скрывающийся под этой маской лже-Мадара.
  
  -      Да. Взял и убил.
  
  -      А где его глаза?
  
  -      Там же, где и голова - у этого Рики. Он отрубил Нагато голову и забрал её с собой.
  
  -      Как это произошло? Расскажи подробнее. - Обратился к ней Какузу.
  
  -      Нагато бился с шиноби Конохи. Он уничтожил всю деревню с помощью Шинра Тенсей, после чего там появился этот Наруто. Он один смог противостоять шести марионеткам Нагато, но в конце почти проиграл. И в этот момент появился Крюгер Урами. Он в мгновение ока уничтожил пять марионеток. Как только это произошло, рядом с нами появился Рика. Возник из ниоткуда и применил какое-то фуиндзюцу, которое сделало невозможным использование чакры. После этого он отрубил голову Нагато, забрал её себе, а мне велел передать, что вы - следующие. Все замолчали, обдумывая сказанное.
  
  -      Я должен сделать важное заявление. - Произнёс Мадара.
  
  -      Чего тебе Тоби? - Усталым голосом поинтересовался Кисаме. - Сейчас не время для шуток.
  
  -      Я Учиха Мадара, и я настоящий руководитель Акатцуки.
  
  -      Я же сказал, что сейчас не время для шуток! - Закричал великий мечник Тумана, вскакивая на ноги и занося твой меч.
  
  -      Я не шучу. - Только сейчас все обратили внимание, что голос Тоби предельно серьёзен. - Это я придумал план "Тцуки но Ме". И только я могу его завершить.
  
  -Ты что, млять, действительно веришь в этот херов план? - Взвился Хидан. - После того, как у нас отобрали всех биджу, что мы смогли добыть? После того, как нашего сильнейшего бойца зарезали как свинью на бойне? После всего этого ты, млять, ещё веришь в свой план?
  
  -Да. -      Пффф. - Хидан сдулся и сел на своё место.
  
  -      И что дальше? - Поинтересовался Дейдара.
  
  -      Дальше мы сидим и ждём, пока тут появится Рика. - Изложил свой гениальный план Мадара.
  
  -      После чего, он вас всех прикончит. - Внёс необходимое дополнение Хидан.
  
  -      Кто испугался, может уйти. - Мадара обвёл всех присутствующим внимательным взглядом своего глаза.
  
  Только Конан собралась силами, чтобы заявить о своём уходе, как в зал ввалился Кабуто.
  
  -      Где Орочимару? - Тут же задал ему вопрос новый лидер.
  
  Ответом ему был безумный взгляд затравленного зверя.
  
  -      Его убили.
  
  -      Рика?
  
  -Да. Несколько секунд гнетущей тишины можно было принять за траурную минуту молчания.
  
  -      Нам нужно организовать оборону Семихвостого. Какие есть идеи по усилению нашей защиты.
  
  -      У меня есть несколько сот элитных шиноби, воскрешённых с помощью Эдо Тенсей. - Выдал Кабуто. Про этот его козырь не знал даже Орочимару. Хоть Кабуто и уважал своего учителя, полностью он ему никогда не доверял.
  
  -      И ты молчал? - Удивился Мадара.
  
  -      Это должен был быть сюрприз.
  
  -      Пошли, расскажешь кто там у тебя есть, и я подумаю, как их можно использовать.
  
  -      Рассказать тебе? А ты что тут, главный? - Удивился Кабуто. По его данным, Тоби был чем-то вроде дурачка на побегушках.
  
  -      Я Учиха Мадара. Новый глава Акатцуки. Учиха Мадара? Ну-ну. Ладно, пошли поговорим.
  Пока Обито и Кабуто совещались, я задумался над тем, как бы мне умыкнуть Семихвостого. Барьер, что поставил Нагато, был действительно крайне непростым. Даже если я подойду к нему под невидимостью, мне понадобится минимум пять минут, чтобы снять его. И за это время кто-то может заметить мои манипуляции с чакрой или изменение в состоянии щита.
  
  Вот если бы была возможность проникнуть внутрь сквозь барьер. А хотя... Там ведь находится Фу, и она спит. Что если проникнуть туда через её сон? И через него же умыкнуть биджу. Точно. Вот сюрприз будет.
  
  Я обратился к своему клону, что сидел в сознании джинчурики и в кои то веки выбрался из своего гнёздышка в сознании Наруто, лично добравшись до сознания Фу. Там я приблизился к той части внутреннего мира, где сидел Чомей, и запустил свой клон, управляемый дистанционно. Мне требовалось совершить филигранную работу, и большое расстояние до клона могло повлиять на результат. Я зашёл в зал, где был запечатал биджу. Это был какой-то гибрид насекомого и растения, который рос в горшке, накрытом сверху решётчатой клеткой. Я обошёл эту конструкцию по кругу и начал чертить печать вокруг неё.
  
  -      Кто ты? Что ты делаешь? А ну, отвечай! - Пытался выйти со мной на связь биджу, но я не обращал на него внимания.
  
  Семихвостый сделал попытку выбраться из клетки, но моя печать уже начала действовать, ограничивая его свободу перемещений.
  
  -      Как ты сюда попал? Что тебе нужно? - Голос биджу становился все визгливее и истеричнее. - Не смей трогать Фу. - Выдал он, наконец.
  
  -      Как трогательно. - Наконец, соизволил я ответить. Печать была готова, и мне нужно было несколько секунд, чтобы собраться с мыслями. - Биджу защищает своего тюремщика. Тебе так нравится в этой клетке? Не желаешь выбраться наружу и выдавить немного кишков из этих людишек?
  
  -      Не равняй меня с этими психами Однохвостым и Девятихвостым. Я не занимаюсь подобной ерундой. Я лишь пронзаю людей своими корнями и поглощаю из них все питательные вещества и чакру.
  
  -      Ну да. А хотя, неважно. Время пришло.
  
  -      Время для чего?
  
  -      Для твоего освобождения.
  
  Я активировал печать, и потоки чакры начали скручиваться вокруг неё, образуя требуемое мне искривление пространства. Из ниоткуда появился жадный хобот, который просунулся сквозь решётку и жадно присосался к телу биджу. Тот пытался отбиваться, но его конечности проходили сквозь кровососа без всякого сопротивления. Через пять минут клетка оказалась пуста, а хобот принялся испускать небольшое количество чакры биджу, поддерживая жизнь джинчурики, что не мог больше жить без неё.
  
  Биджу я занимался совсем немного времени, но, когда вернулся к реальности, чтобы посмотреть на Акатцуки, там почти произошли важные события - власть опять переменилась. Из дальнего угла зала к собравшимся подошли три фигуры - Мадара, Кабуто и... Мадара. Последнего узнали далеко не все.
  
  -      Я Учиха Мадара, и я настоящий руководитель Акатцуки. - Произнёс новичок.
  
  -      Шо, опять? Это что ли заразно? - Встревожился Хидан.
  
  -      Нет, это и вправду Учиха Мадара. - Подтвердил Какузу. - Я лично видел его, пока он был ещё жив.
  
  -      А это тогда кто? - Кивнул Кисаме, кивая на Обито.
  
  -      Я тоже Учиха Мадара. - Ответил тот. - Но я лишь тень настоящего. Мадара удовлетворённо кивнул в ответ.
  
  -      И как вас тогда, млять, называть? Мадара-один и Мадара-два? - Опять схохмил Хидан.
  
  -      Что-то меня раздражает этот тип. - Бросил Мадара-два и бросился вперёд. Он быстро обменялся с Хиданом ударами, а потом отрубил ему голову голой рукой. - Думаю, это научит его вежливости. -      Сомневаюсь. - Ответил Какузу, наблюдая как безголовое тело Хидана разрубает своей косой нового Мадару. - Я ему уже раз десять голову отрубал, и это ничуть не помогло.
  
  Мадара восстановился за счёт Эдо Тенсей, а Хидан подобрал свою голову и приставил к шее, куда она тут же приросла.
  
  -      Можете называть меня, как и раньше, Тоби. - Уведомил всех Обито.
  
  -      Забавный тип. - Отметил Мадара, осматривая Хидана. - И так. Я принимаю на себя управление организацией. Каких джинчурики мы уже захватили.
  
  -      Вы ему разве не сказали эту радостную новость? - Удивился Кисаме. -Мы захватили семь биджу, а потом у нас украли шестерых из них.
  
  -      Кто украл? - Мадара гневно посмотрел на Обито.
  
  -      Какой-то непонятный тип. - Доложил тот. - Зовёт себя Рика. Он чудовищно силён и очень хитёр. Смог убить Нагато буквально за пару секунд. -      А глаза? - Мадара нахмурился ещё больше.
  
  -      Были похищены вместе с головой.
  
  -      Ты бесполезен. - Резюмировал Мадара. - Зетсу, а ты чего молчишь?
  
  -      А что я мог сделать? У меня не было ни единого шанса хоть как-то помочь. Ни у кого не было шансов.
  
  -      Хм. Похоже, этот противник крайне силён. - Мадара подошёл к запечатанному джинчурики и спросил. - А это кто?
  
  -      Джинчурики Семихвостого. Мы держим её под барьером, чтобы её тоже не украли.
  
  -      Что-то я ничего разобрать не могу. Снимайте барьер. - В помещении установилась тишина. - Что?
  
  -      Барьер ставил Нагато, и мы не знаем, как его снять. - Признался Обито.
  
  -      Ха-ха-ха. Отличная шутка. - Развеселился Мадара. - Я вижу, что планирование операции у вас на высоте. Ладно, я сам этим займусь.
  
  Через полчаса Мадара смог снять барьер и уставился на лежащую без сознания Фу.
  
  -      Да что такое?
  
  Он подошёл к ней вплотную и положил руку на живот, накрывая печать биджу. Оттуда выступила чакра биджу, а потом рисунок печати начал меняться. Мадара всё это время смотрел на печать, а потом резко отнял руку и уставился на окружающих.
  
  -      У неё нет биджу. Кто-то забрал его из печати, оставив немного чакры для поддержания жизни джинчурики.
  
  -      Рика. - Только и смог произнести Обито.
  
  -      Где Восьмихвостый? - Встревожился Мадара.
  
  -      Он в Стране Молнии, сейчас отбивается от моих марионеток. -Подсказал Кабуто
  
  -      Биджу всё ещё у него?
  
  -      Да. Он использует его в бою.
  
  -      Странно, что этот Рика ещё не захватил его. -      Раньше он всегда ждал, пока мы захватим биджу и похищал его уже у нас. - Пояснил Зетсу.
  
  -      Тогда, все выдвигаемся на захват Восьмихвостого. А эту тварь...
  
  Мадара посмотрел на лежащую Фу, наклонился и быстрым движением руки пробил ей грудь и вырвал сердце. Оно вспыхнуло огнём у него в руке и обратилось в пепел.
  
  -      Идём.
  
  Ну, идите. А я пока посмотрю, что там с Восьмихвостым.
  
  Киллер Би двигался во главе довольно большого отряда, направляясь на захват территории Страны Огня. Весть о том, что Коноха уничтожена, облетела остальные страны буквально за полдня. Большинство деревень после этого начали стягивать основные силы в столицы и, наоборот, эвакуировать то, что нужно сохранить, в тайные убежища, но руководители стран Земли и Молнии помимо этого направили армии в Страну Огня. Ничейный кусок земли, показался им слишком лакомым, так что они решили захватить его даже ценой ослабления обороны. Что ж, жадность их погубит.
  
  Сейчас продвижение армии Молнии замедлилось из-за нападения пары десятков странных врагов, что никак не желали умирать.
  
  Я решил, что пока нет необходимости захватывать осьминожку. Пусть лучше Акатцуки проредят силы Страны Молнии. А я в это время займусь поглощением Семихвостого и навещу жителей своего мира. Нужно бы создать квест на возрождение Конохи.
  
  Но перед этим я уделил пару минут событиям в Конохе реальной. Выжившее руководство деревни заседало в подземном бункере, располагавшемся в окрестностях селения. Удар Нагато был такой силы, что все подземелья и здания на многие километры вокруг были уничтожены землетрясением. Не обошли разрушения и это место, но первый этаж относительно неплохо сохранился. Тут и расположились три десятка шиноби - всё, что осталось от могущественной когда-то Деревни, Скрытой в Листве.
  
  Нара Шикамару, Сенджу Цунаде, Узумаки Наруто, Хьюга Хината, Крюгер Урами и Харуно Сакура - все оставшиеся в живых элитные шиноби, сидели в большом зале. Узумаки Кушина и Намиказе Минато дежурили на входе, передав инициативу принятия решений живым. Все остальные шиноби были генинами и парочка чунинами, так что в бою от них пользы никто не ждал.
  
  -      Нам нужно решить, что делать дальше. - Начала совет Цунаде.
  
  -      Это очевидно. Мы должны готовиться к следующей битве. - Уведомил её Шикамару. - Акатцуки в любом случае ещё раз попытаются захватить Наруто. У меня сложилось впечатление, что сегодняшней их целью было именно уничтожение Конохи, а захват джинчурики был второстепенной задачей.
  
  -      И как мы будем готовиться? - Пессимистично поинтересовалась Сакура.
  
  -      Мы не смогли остановить их целой деревней. Что мы сможем ввосьмером?
  
  -      Не бойся, Сакура-чан, - обнадёжил её Наруто, - теперь я с вами, и я стал гораздо сильнее. Да и Урами вернулся. Мы справимся.
  
  -      Я предлагаю отправить запрос о помощи нашим союзникам из Сунагакуре. Мы должны объединить свои силы, чтобы выжить. -Предложил Шикамару.
  
  -      Хорошая идея. Кого отправим?
  
  -      Предлагаю Минато. - Высказал я усталым голосом. - Он сможет быстро добраться туда и вернуться обратно.
  
  -      Хорошо. Ещё какие-то идеи есть?
  
  Идей ни у кого не было. Общее настроение у всех было поганым, и только Цунаде удавалось не поддаваться унынию и даже пытаться подбодрить остальных.
  
  В целом, идея Шикамару мне нравилась - можно будет прихлопнуть всех одним ударом, а не отлавливать поодиночке. Я отвлёкся от происходящего тут и отправился в свой мир, чтобы пустить Семихвостого на колбасу. Я внимательно наблюдал за происходящими в ядре биджу явлениями, но так и не смог понять, что их вызывает, а главное, чем мне это грозит.
  
  Никаких отклонений в поведении Курамы я не заметил. Он как раз ушёл в длинный поход по подземельям вместе со своей пассией, и ничего необычного не происходило ни с ним, ни вокруг него.
  
  После завершения объединения биджу, я начал работы по созданию новой локации и нового задания - возрождения Конохи в мире Сансекай. Через час всё было готово, и каждый бывший житель деревни получил уникальное задание.
  
  После уничтожения Конохи, в моём мире творился сущий бардак. Больше ста тысяч человек оккупировали стартовые локации и пытались понять, куда они попали, где их знакомые, что делать дальше и так далее. Что характерно, нахождение знакомых большинству людей удавалось без Бывшая элита деревни, состоящая из Совета Кланов и Совета Джонинов, собралась на расширенное заседание, где решалось, что и как делать дальше.
  
  В это время неподалёку заседала отдельная компания из Ино, Чоджи, Тен-Тен, Шино и Кибы. Последний особо тосковал по Акамару, но души животных в мой мир не попадали. Тут были свои игровые питомцы, содержащие слепок сознания теневого клона. Этого вполне хватало для имитации мыслительной деятельности животного.
  
  Тут к группе подошёл человек в зелёном костюме. Внимание на него обратила только Тен-Тен.
  
  -      Ли? - Спросила она.
  
  -      Да, это я. - Раздался узнаваемый голос ученика Майто Гая.
  
  -      Ли! Я так рада тебя видеть! - Бросилась обниматься Тен-Тен. Киба в ответ на такое проявление чувств ещё больше расстроился. Ему всё казалось, что его подружка слишком много внимания уделяет посторонним мужчинам. И надо признать, это ощущение было небеспочвенным.
  
  -      Я тоже рад тебя видеть, Тен-Тен. Друзья, я всех вас рад видеть. Вы уже разобрались в правилах игры?
  
  - Не особо. - Вздохнул Чоджи. - Обычно, этим у нас занимался Шикамару. Но он, похоже, выжил.
  
  -      Не беспокойтесь, друзья. Думаю, его скоро прикончат, и он к нам присоединится. - Обнадёжил всех Рок Ли. Местные условности уже достаточно сильно повлияли на него, так что ценность чьей-то жизни в его глазах стремилась к нулю. Тем временем, он отцепил от себя покрасневшую Тен-Тен и подозвал трёх девушек ангельской внешности, что скромно стояли в сторонке. - Знакомьтесь. Это мои жены: Каору, Мисака и Рин.
  
  -      Жёны? - чуть ли не плача уточнила Тен-Тен. Только что все её мечты обратились в прах.
  
  -      Да. Я очень горжусь ими. - Подтвердил Ли. - Мы вместе составляем лучшую в мире команду охотников за сокровищами.
  
  -      Сокровищами? - Загорелись глаза у Ино. - Тут есть сокровища?
  
  -      Есть. - Авторитетно заявил Ли. - Но вам ещё рано об этом думать. Я уже составил для вас расписание тренировок. Сейчас мы быстренько возьмём по пять уровней, а потом пойдём выполнять задание на возрождение Конохи.
  
  -      Да, я что-то такое читал. - Согласился Чоджи, опять вздыхая с голодухи. - И что это за задание? Оно какого ранга?
  
  -      Ранга?... - Ли на секунду завис. Он уже отвык от того, что миссии шиноби имеют ранги. Тут была совсем другая система ценностей. -Считайте это миссией A-ранга. По крайней мере по размеру награды и сложности. Не будем терять время. Я вам всё расскажу, пока вы будете сражаться с бабочками. -      Бабочками?
  
  Пятеро нубов посмотрели на Ли, как на сумасшедшего.
  
  -      Да, с бабочками. Меньше слов и больше дела. Вы сами всё увидите. Следуйте за мной.
  
  Как всегда, Ли был крайне энергичен и выполнял все свои дела с крайней дотошностью. Гений тяжёлой работы собирался загрузить своих друзей работой по максимуму.
  
  Пока пятёрка будущих охотников за сокровищами убегала от хищных кровососущих бабочек с размахом крыльев в два метра, я решил посмотреть, что делает Хатаке Какаши.
  
  Тот не пошёл на совет кланов, а сел в сторонке под деревом. Спустя десять минут, к нему подошёл посетитель.
  
  -      Какаши.
  
  -      Рин? Рин! Ты тут? Я так давно мечтал встретиться с тобой. - Какаши и Рин обнялись. Теперь им обоим было по 16 лет. - Прости, что я не смог спасти тебя.
  
  -      Я давно простила тебя, Какаши. Теперь всё будет хорошо. Мы снова вместе.
  
  -      А Обито? Он тоже тут?
  
  -      Нет. Обито всё ещё в мире живых. - Рин перестала улыбаться и опустила глаза.
  
  -      Как? - Эта новость подкосила Какаши, и он уселся на землю.
  
  -      Он выжил. Я не так много знаю, но похоже, он замышлял что-то против Конохи. И пока что он здесь не появлялся.
  
  -      Как ты тут живёшь? - Поинтересовался Какаши, усаживая неожиданно смелую девушку себе на колени.
  
  -      Хорошо. Мне было немного скучно, но теперь у меня есть ты.
  
  Рин обняла своего любимого и поцеловала его. Тот вначале думал сопротивляться, но потом решил не мешать исполнению и своей мечты. Каждый раз, когда он читал книги "Приди-Приди Рай", он представлял себе, что всё это происходит между ним и Рин. И вот, эта мечта начала сбываться. Кусты вокруг них сдвинулись, окружая со всех сторон и скрывая от посторонних глаз. В этом мире личная жизнь могла оставаться личной без особых усилий.
  
  Уже немного освоившаяся команда игроков шла по вполне обычному лесу со вполне прозаическими гигантскими деревьями. Они уже были пятого уровня, и каждый выбрал себе специализацию. Чоджи стал танком, Ино магом и менталистом, Шино повелителем зверей, Киба оборотнем, а Тен-Тен целительницей. Последняя в новой роли пока не совсем разобралась, но Ли уверил её, что целитель - самая важная часть команды.
  
  Новая Деревня, Скрытая в Листве, в этом мире действительно должна была скрываться в листве. Эта локация предназначалась для лесных эльфов, которые строили свои жилища в ветвях деревьев. Сам лес находился в Долине Огня, получившей своё имя из-за миллиардов светлячков, что по вечерам освещали весь лес, создавая иллюзию настоящего пожара. Рядом с долиной высилась гора Хокаге, на которой
  были изображены мордочки Пяти Священных Покемонов.
  Каждый житель оригинальной Конохи получал возможность поменять
  свою расу на лесного эльфа. После этого можно было получить задание на строительство личного дома и начать целую серию заданий по обустройству на новом месте жительства.
  
  И именно сейчас команда новичков под руководством Ли направлялась к Источнику Жизни, который мог превратить их в эльфов.
  
  Я огорчённо вздохнул и отвлёкся от подсматривания за жизнью своих знакомых. Надо побыстрее уже всю эту возню заканчивать. Где там мой Восьмихвостый?
  
  К моему удивлению, Киллер Би всё ещё сражался с превосходящими силами противника. Но он уже был на грани. Большинство воскрешённых сдерживали основную армию во главе с Райкаге, которая шла на помощь, но никак не могла прийти. А в это время Мадара на пару с Обито уже выбивали последнее дерьмо из джинчурики Восьмихвостого.
  
  Но эта победа тоже имела свою цену - погиб Дейдара. Его сразу узнали, как шиноби, уничтожившего столицу Страны Ветра, и потому замочили в кратчайшие сроки, кинувшись всей толпой. Он даже среагировать не успел, как его буквально разорвали на куски. На этом успехи у армии Страны Молнии закончились, и их всех выбили поодиночке. В живых оставался только Киллер Би.
  
  Райкаге послал срочную весть Оноки с просьбой помочь в битве с Акатцуки, и к месту событий с запада приближалась вторая армия, но она не успевала.
  
  Наконец, от последнего удара Мадары джинчурики Восьмихвостого потерял сознание, и члены Акатцуки собрались вокруг него.
  
  -      Что будем делать? - Поинтересовался Кисаме.
  
  -      Перезапечатаем биджу в Тоби. - Предложил Мадара. -      Уверен, что после этого его не украдут? - Съязвил Хидан, за что опять поплатился головой.
  
  -      Нам могут помешать. - Высказал свои соображения Какузу. - Сюда движется уже две армии.
  
  -      Вашей задачей и станет их сдерживание. Посылайте нежить вперёд, а сами выбивайте сильных противников. - Мадара, похоже, себя нежитью не считал.
  
  Я подумал, и решил, что можно немного подождать. Уничтожение армий шиноби и было той целью, ради которой я оставил членов Акатцуки в живых. А вот дезертиров следовало покарать.
  
  Конан, как и обещала сама себе, покинула ряды Акатцуки. Она не стала делать громких заявлений, а просто тихо потерялась по дороге к Восьмихвостому. Теперь, она направлялась к одному из старых убежищ, которое было известно только троим - Яхико, Нагато и ей самой. Там она собиралась провести остаток жизни в посте и покаянии, но на её пути встало неожиданное препятствие. Или, наоборот, ожидаемое.
  
  -      Рика. - С ненавистью произнесла Конан, как только увидела меня, смиренно стоящего посреди дороги.
  
  -      Конан. - С насмешкой ответил я. - Решила выйти на пенсию?
  
  -      Да. Я больше не имею отношения к Акатцуки.
  
  -      Как жаль. Что ж, тогда ты бесполезна. Умри.
  
  -      Даже если я умру, я заберу тебя с собой. Я готовила эту ловушку для Тоби, но придётся использовать её на тебе.
  
  -      Это ты о своих бесполезных листочках? - Уточнил я, обозревая все сотни тонн макулатуры, что вывалила из печатей моя соперница. Это были миллиарды взрывных печатей, с помощью которых Конан собиралась взорвать Обито. - Увы, должен тебя разочаровать.
  
  От меня распространилась сферическая светящаяся волна, которая прошла сквозь все призванные печати, и они тут же перестали изображать живой океан, и осели мёртвой бумагой. - Моё фуиндзюцу сильнее твоего фуиндзюцу. Ну или что-то типа того. Конан пыталась взорвать печати, пыталась управлять бумагой, но всё было тщетно. Это было ещё одно моё изобретение, которое банально превращало структуры фуин-печатей в шум, не способный ни к какому организованному действию. Фактически, печать из сложного механизма превращалась в кучку опилок. Чакра быстро покидала такие структуры, и уже через пару минут от них оставался только материальный носитель. Конан посмотрела на море загубленных деревьев, что бессильно шелестело бумагой на ветру и кинулась на меня с кунаем. Я не стал её разочаровывать, а разрубил своей косой по диагонали от левого плеча до правого пояса. Лезвие почти не встретило сопротивления.
  
  Посмотрев на красное пятно, что расплывалось вокруг тела по белоснежной бумаге, я мысленно поставил галочку напротив этого пункта. Сделано.
  
  Когда я вернулся на место битвы, то запечатывание Восьмихвостого в Обито уже было завершено. Он ещё не освоился с управлением своим внутренним зверем, и потому сидел в сторонке, тяжело дыша. А все остальные члены Акатцуки носились взад-вперёд, уничтожая наседавшие на них две армии.
  
  Я решил посмотреть, что там делает Мизукаге, и с удивлением обнаружил, что она тоже находится не так далеко, и сражается с армией белых Зетсу, которым на помощь пришла вездесущая нежить. Похоже, моего вмешательства не требуется. Или нет? Сейчас самое время для того, чтобы подсократить количество членов в нашей тайной организации. Свою работу они уже выполнили, а с оставшимся справятся Мадара и Обито.
  
  Я создал своих клонов, которые, шифруясь под шиноби Камня и Молнии, начали уничтожать свои цели. Каждый клон мог выстрелить только один раз моим лучом Рейлгана. Но этого вполне хватало для уничтожения цели. Раскрытия я не боялся, потому что тут не было ни одного свидетеля моей битвы с Нагато. Оставался, правда, Кабуто, но над ним уже завис дамоклов меч в виде Рики.
  
  Первым в Ад отправился Кисаме. Его я уничтожил вместе с Самехадой, пока он летел в прыжке. На Какузу потребовалось потратить аж два выстрела. Тот пытался хитрить, и переместил пару сердец себе в пятки. Но я первым выстрелом лишил его ног, а вторым всего остального. Диаметр гарантированного уничтожения у моего луча был почти метр. Хидан мог доставить мне проблем со своим бессмертием, так что его пришлось уничтожить другим способом. Я улучил момент, появился у него за спиной и рассёк его на части своей косой. После этого мне оставалось только применить особое огненное дзюцу, которое не просто сожгло его останки, а буквально испарило их, разбив на отдельные атомы и уничтожив все структуры чакры, завязанные на тело.
  
  После этого Джашин не смог больше найти точки для приложения своего внимания и окончательно отправился в небытие - Хидан был его последним жрецом.
  
  Зетсу, только заметив смерть Кисаме, сразу скрылся в земле, и я так и не смог его обнаружить. Впрочем, он был хорош только как сенсор, а силы у него было не больше, чем у генина.
  
  Всё, с Акатцуки покончено. В живых остался только Обито, частично живым можно было признать Зетсу, и совсем неживым был Мадара.
  
  Как говорится, битва продолжалась три дня и три ночи, по завершении которых в живых осталось только три богатыря - члены одной тайной организации. Армии трёх стран перемололо в пыль, не в последнюю очередь благодаря армии нежити. Мадара просто скакал по полю боя и распечатывал тех воскрешённых, что были запечатаны мастерами этого направления. С течением времени, все смертные закончились, и остались только бессмертные.
  
  Но долго радоваться этому они не смогли, потому что в момент окончательного триумфа я погрузил Кабуто в сон и выяснил у него, как отменить его дзюцу Эдо Тенсей. После чего, данная операция и была выполнена, а Кабуто умер тихой спокойной смертью во сне, как и положено настоящему патриоту.
  
  Все шиноби, поднятые с помощью Эдо Тенсей, отправились в мой мир, а Мадара перехватил управление этой техникой и стал сущностью, отдалённо напоминающей меня. Его душа находилась внутри барьера, а в реальном мире проявлялся только его клон. Это можно было бы назвать бессмертием, если бы эта форма существования была хоть сколько-то комфортной. Атак, это была не-жизнь.
  
  После небольшого совещания Обито и Мадара решили двигаться на захват Девятихвостого. Я надеялся, что Обито поспит хотя бы пару часов, за которые я умыкну Восьмихвостого, но не похоже было, что трое суток непрерывной битвы его сильно утомили. По крайней мере не настолько, чтобы он остановился в одном шаге от своей цели. Конечно, близость к цели оценивалась им самим на основании каких-то своих фантазий. Мне лично было очевидно, что его цель стала недостижимой в тот момент, когда я перетянул Девятихвостого в свой мир.
  
  Тем временем, в Конохе завершились переговоры о создании союза Песка и Листа. Хотя слово "союз" в данном случае смотрелось скорее насмешкой. Гаара был единственным выжившим шиноби Песка, которого можно было бы назвать достаточно сильным для предстоящего сражения. Всех остальных подкосила встреча с большим отрядом из Страны Земли. Как только Обито и Мадара появились на горизонте, наши войска вышли встретить их. Прятаться смысла не было. Впрочем, это касалось именно сильных шиноби. А вот всякую шелупень, наоборот отправили подальше, чтобы не мешалась под ногами. В число этих вынужденных беженцев попала и Сакура. Она всё рвалась в бой, но Цунаде сказала, что среди выживших обязательно должен остаться медик, иначе все знания по ирьёниндзюцу будут утеряны.
  
  Бой мы решили устроить на месте, где ещё несколько дней назад -      Я вас уничтожу, даттебайо! - Заявил Наруто, ударив кулаком в ладонь.
  
  -      Я займусь джинчурики. - Объявил Мадара. - Разберись с остальными.
  
  -      Хорошо. - Согласился Обито.
  
  Ещё секунда на сбор сил, и мы кинулись друг к другу. Я основную часть внимания направил на управление Икари, а меньшую на поддержку в виде Урами.
  
  Обито решил сделать своей первой целью Цунаде, но я не дал ему пройти. Вместе с Гаарой и Урами я подбежал к нашему противнику. Когда тот дематериализовался, чтобы пропустить летящий в него песок, я создал подобие четырёхгранного барьера, что в своё время использовал Орочимару. Теперь Обито был заперт здесь и у него было всего пять минут на то, чтобы убить Гаару, чей песок постоянно пытался схватить Обито, не позволяя ему использовать телепортацию.
  
  -      Когда он станет материальным, вырви ему глаза. - Дал я приказ Гааре.
  
  -      Не смотри, что у него один глаз в маске. Вырывать нужно оба. - Что, не ожидал такой подлянки? - Спросил я у Обито, застывшего в раздумьях. Чтобы атаковать нас, он должен был обрети полную материальность, но именно это подставило бы его под песок. Более того, значительная масса песка уже находилась внутри его тела, и материализация в таких условиях была несовместима с жизнью.
  
  Как только я убедился, что все участники связаны боем, я материализовал своего третьего клона. Рика навестил подземелье, где сидели генины и Сакура, и убил там всех, кроме собственно Харуны. Её я погрузил в сон и похитил, перенеся в тайное убежище.
  
  Тем временем, внутри барьера Обито смог найти решение своей проблемы. В своём измерении он создал сильнейший огненный шар, который потом перенёс в наш мир. Тут он взорвался, отбрасывая песок, и за краткий мир Обито материализовался и окружил себя покровом чакры Восьмихвостого. Ещё секунда - и он материализовал уже физическое тело своего биджу. В этой форме он попытался напасть на Гаару, но был остановлен перекрёстным огнём из четырёх автоматических пистолетов. Мои выстрелы с лёгкостью разрушали плоть джинчурики, почти доставая до самого Обито. Пришлось Учихе сконцентрироваться на поддержании двух барьеров, сдерживающих мою стрельбу из двух тел.
  
  В ответ, Урами создал десяток клонов, которые тоже начали стрелять по цели, окружая её с разных сторон. Атаки этих клонов были бесплотны, но периодически настоящий Урами обменивался местами с одним из своих клонов, успевая нанести значительный урон Обито.
  
  Учиха вначале пытался атаковать нас щупальцами своего биджу, как это обычно делал Киллер Би, но быстро получив по тентаклям, сменил стратегию. Первая бомба биджу полетела в Икари, но тот успел поставить барьер, который отразил её вверх. Вторая бомба полетела в Гаару, и Урами пришлось встать на его защиту с ещё одним барьером.
  
  Защищая Гаару, я перестал телепортироваться между клонами, и Обито тоже перестал обращать на них внимание. Что ж, время пришло. Бой снаружи барьера дошёл до нужной мне точки.
  
  Один из клонов, поливающих джинчурики иллюзорными пулями, оказался довольно близко от Обито. Этот-то момент я и выбрал, чтобы мгновенно сменить пистолеты на два рейлгана. Два луча тьмы мгновенно рассеяли тело биджу, намеренно минуя при этом самого Обито. Тот испытал сильнейший болевой шок и был вынужден сбросить покров биджу и уйти в нематериальное состояние.
  
  Тут-то и пригодился мой клон. Он использовал фуиндзюцу, которое на несколько секунд сделало невозможным применение пространственных техник в небольшом радиусе. Обито полностью материализовался, и только и ждавший этого момента Гаара вырвал ему глаза, за одно сорвав с его лица и маску.
  
  В этот же момент Икари подскочил к джинчурики и всадил ему кинжал в живот. Фуиндзюцу сработало, поглощая Восьмихвостого, а Обито схватил меня за руку и прохрипел.
  
  -      Так это ты ...ика...
  
  Окончание фразы потонуло в хрипе и судорогах умирающего.
  
  -      Что он сказал? - поинтересовался Гаара.
  
  -      Так это ты Икари. - Повторил я. - Мы с ним, оказывается уже встречались. Это Учиха Обито. Вот только в тот раз он был без маски, а я наоборот закрывал лицо. Ладно, хватит экскурсов в историю. Нам ещё одного противника нужно уничтожить. И с ним разобраться будет куда сложнее.
  
  Я снял окружавший нас барьер и осмотрел диспозицию. Все шло в полном соответствии с моими планами. Мадара вполне успешно прикончил Шикамару и Цунаде, и сейчас бился против Наруто. Хината и нежить в этот бой почти не вмешивались. Нет, они применяли техники, но толку в этом особого не было.
  
  Мадара схлестнулся с Наруто. Тот всё пытался разрушить оболочку бумажного клона и использовать запечатывающую технику, но даже несовершенный риннеган в глазах Учихи позволял ему разрушать любую пространственную технику ещё на стадии формирования.
  
  Урами и Гаара рванули вперёд, а Икари подошёл к Цунаде, чтобы проверить её состояние, и незаметно добил её направленным выплеском чакры. Даже после того, как от принцессы Сенджу оставалась одна голова, она была жива. Ведь у неё ещё оставался рабочий Инфуин, снабжавший её чакрой. Моё вмешательство прекратило её мучения и отправило в Рай. Я уже позаботился, чтобы там её встретили Дан и Наваки.
  
  В этот же момент Мадара, мельком глянул на мёртвого Обито, и его лицо перекосилось в гневе.
  
  - РИКА!!! - Завопил он и всего лишь парой сильнейших техник прикончил Гаару. - Отдай мне биджу!
  
  Мля! Он мне так весь спектакль испортит. Надо его кончать. Хорошо хоть лишнего свидетеля он только что сам убрал.
  
  Ещё когда Мадара уничтожал армии стран Молнии и Земли, я начал раздумывать, как бы прикончить его. Изначально, его Эдо Тенсей напоминало моё Югана Тенсей. Разве что клон был не теневой, а бумажный. Но после того, как я убил Кабуто, Мадара перехватил контроль над этой техникой.
  
  Он полностью убрал промежуточное звено, контролирующее действия бумажного клона. Более того, он изменил и подчинил себе запечатывающий барьер, в котором находилось тело жертвы. И самое главное - он смог изменить тот барьер, в котором находилась его душа. Мадара каким-то образом смог начать вырабатывать чакру с помощью одной лишь своей души. Возможно, он сделал соответствующие изменения ещё при жизни.
  
  Теперь, техника его воскрешения напоминала песочные часы - две колбы соединялись в одной точке и подавали одинаковое количество чакры, за счёт которой формировался бумажный клон и применяемые техники. Если же клон уничтожался, то две части песочных часов разлетались в разные стороны, потом притягивались и формировали новую точку, где создавался новый клон.
  
  То есть даже запечатывание клона не могло больше ему повредить. Он создал натуральный Инь и Ян, которые притягивались друг к другу и создавали новую псевдо-жизнь - бумажного клона.
  
  Для противодействия этой технике, я собирался использовать специальную фуин-печать, которая должна была нарушить этот баланс, частично снимая барьер вокруг жертвы. Это позволяло притянуть к нашей реальности также и барьер, в котором находилась душа Мадары. Его же я собирался уничтожить с помощью чакра-вируса.
  
  Это моё адское изобретение было значительно улучшено с тех пор, как я использовал его на Орочимару. Оно должно было разрушить не только технику воскрешения, но и саму душу Мадары, а точнее, ту её часть, что контактировала с чакрой. После этого он станет обычной душой, никак не связанной с чакрой и неспособной с ней взаимодействовать. То есть, он перестанет быть шиноби. Всё равно я считал слишком опасным засовывать такого гения в свой мир. Вырабатывать чакру душой - это уже слишком круто для меня.
  
  Я приготовился применить своё секретное оружие против Мадары. Но перед этим, мне нужно было поймать в ловушку ещё одну интересную крысу.
  
  Зетсу всё ещё прятался под землёй, и нужно было выманить его наружу. Он тоже был довольно странным созданием. Нет, Белый Зетсу был вполне прозаическим клоном из клеток Хаширамы. Разве что чуть более умным, чем остальные подобные ему клоны. А вот Чёрный Зетсу был непонятной тварью, что тонкой плёнкой покрывала правую сторону Белого Зетсу. И понять, что это такое с помощью просто наблюдения я не мог. Ясно было только одно - он очень похож на биджу. Такой маленький карманный биджу размером с мышь. И против него я собирался использовать тот же чакра-вирус, но немного изменённый. Он не должен был убить Чёрного Зетсу, а должен был доставлять ему невыносимую боль. Белый Зетсу же от такого вируса банально должен был сдохнуть за пару секунд. Диспозиция на поле боя была подходящей. Наруто стоял справа от Урами метрах в десяти. Мадара только что прыгнул, размозжив череп Гааре, и стоял впереди-слева. А Икари стоял впереди, недалеко от Мадары. Он то и использовал печать подавления воскрешённого.
  
  Икари присел, дотронувшись двумя руками до земли, и под Мадарой возник круг с письменами и фигурными линиями. Его тело выгнулось дугой и закричало от боли, которую испытывал уже не бумажный клон, а сама душа. Мадара пытался вырываться, но печать крепко держала его.
  
  В этот момент за спиной Икари из-под земли появилась фигура Зетсу и воткнула какой-то клинок ему в спину.
  
  - Нет! - Закричал Урами и телепортировался прямо к Зетсу за спину. Быстрый удар ладонью передал вирус прямо в тело Чёрного Зетсу, и тот начал морщиться и кричать. Тем временем, клинок, которым меня атаковали, оказался не такой уж и безобидной штучкой. Он содержал огромное количество чакры Стихии Молнии, которая за секунду испепелила Икари.
  
  Печать подавления воскрешённого начала гаснуть, но Урами успел заскочить в неё и заразить вирусом Мадару до того, как тот оклемался.
  
  На этот раз уже Мадара начал корчиться и кричать. Я посмотрел на два тела, бьющихся в агонии и направился к Зетсу. Его белая половина уже умерла, а чёрная собралась в шарик размером с кулак и истошно верещала. Я подхватил её и запечатал в барьер с остановленным временем. Потом разберусь, что это за штука. Интересно ведь.
  
  Тем временем, Мадара распался на крошево светящихся от чакры листов бумаги, после чего туда упало тело жертвы Эдо Тенсей. Душа ещё пяток секунд вопила, летая как спускающийся воздушный шарик, после чего затихла. Все мои способы наблюдения за многомерной реальностью говорили об одном - Мадара мёртв окончательно.
  
  Урами посмотрел на останки Мадары, потом на обугленный труп своего отца, повернулся к Наруто с Хинатой и со слезами на глазах сказал.
  
  -      Мы победили. - Он улыбнулся через силу и повторил. - Мы победили! Наруто тоже улыбался, но тут глаза его округлились от ужаса. Он попытался предупредить своего друга о новой опасности, попытался добежать и защитить, но не успел ничего.
  
  Рика появился за спиной Урами и с ехидным смешком разрубил его напополам своей косой.
  
  -      Хи.
  
  -      Урами!!!
  
  Наруто бросился в бой, к нему на помощь поспешила Хината, но этот противник был существом совсем другого уровня. Он банально проигнорировал все атаки. Любая техника поглощалась им без следа, а физические удары упирались в препятствие, что не прогибалось и на микрон.
  
  -      Вы жалкие смертные. - Произнёс Рика, глядя Наруто в глаза. - Это я заставил Акатцуки уничтожить все страны, заставил их похищать биджу, а сам забирал их потом себе. Я вернул тысячи шиноби к жизни, чтобы и после смерти они верно служили мне. И вот, я всего в шаге от достижения своей цели.
  
  Маска ненависти на лице Наруто пришла в движение, и он выплюнул вопрос:
  
  -      Что за цель?
  
  -      Моя цель - это... секрет. А-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха.
  
  С этими словами Рика телепортировался за спину Хинате и двумя взмахами косы уничтожил её телохранителей - Минато и Кушину. Их жертвы вывалились наружу уже в виде вонючей слизи.
  
  -      А вас двоих я оставлю в живых. Пока. Ваше время ещё не пришло. Наслаждайтесь жизнью, пока можете.
  
  После этого я ещё раз расхохотался, игнорируя все удары Наруто, и исчез. Раз, и всё - меня нет.
  
  -      Хината, как же так? - Произнёс Наруто, размазывая слезы по лицу. -Ведь мы же победили. Почему они все умерли? Почему? - Прокричал он вопрос в небеса.
  
  И небеса ответили ему плачем. Противный мелкий дождь лился из низких туч, а где-то вдалеке чуть грохотал гром.
  
  -      Наруто. - Обняла Хината своего возлюбленного. Всё, что она могла, это поддержать его, дать ему силы идти дальше, даже если впереди тупик. -Давай вернёмся к тем, кто остался в убежище.
  
  -      Да, ты права Хината. Нужно найти их.
  
  Двое шиноби пошли по раскисающей земле, что уже собирала воду на месте будущего озера. Озера под названием Коноха. Когда они добрались до убежища, то обнаружили там только десятки расчленённых трупов и ни одного живого. Наруто разрыдался, а Хината сидела рядом, обняв его, плакала сама и успокаивала своего любимого.
  
  Что ж я за гад такой. Эмоции этих двоих били по моим мозгам, вводя меня в наркотический экстаз. Ладно, это ненадолго. Скоро я переселю их в свой мир, и там они встретятся со всеми своими друзьями. И тогда, этот мир станет для них кошмаром, а тот - сбывшейся мечтой. Но всему своё время.
  
  Что ж. Пора заняться делами. Немного осталось. Для начала нужно объединить ещё двух биджу с Курамой. Почему двух? Потому что ещё один биджу на четыре с половиной хвоста был запечатал в душе Минато. Это опять была работа Шинигами, так что мне пришлось потратить почти сутки на то, чтобы распутать весь этот клубок, не повредив душу. Последнего биджу я заливал в общий котёл с неясным предвкушением и опасениями. Духовное ядро начало работать. Что это была за работа, мне понять не удавалось, но что-то происходило. Или нет. Потому что кроме движения внутри ядра я больше никаких последствий не наблюдал. Ладно, поживём увидим. Дурное дело нехитрое. В крайнем случае, можно будет его обратно на части порезать. Да и, вроде, среди свитков, что я нашёл в деревне Водоворота, что-то на эту тему было. Не помню только, что. Ересь какая-то.
  
  Ладно. Посмотрим, что у нас происходит в других местах. Во-первых, я проверил жизнь переселенцев в новом мире. Шикамару и Цунаде тут встретили чуть ни не с цветами, танцами и плясками. Жизнь в новой Конохе кипела и била ключом по голове.
  
  По мере развития деревни, игра предложила выбрать Шестого Покемона. Это был аналог должности Хокаге. Совет кланов тут же опять собрался на одно из своих бесконечных совещаний, и пока они переливали из пустого в порожнее, Покемоном был выбран Рок Ли. Он внёс наибольший вклад в подготовку новичков, организацию жизни деревни и так далее. Сказывался большой опыт жизни в этом мире и его неуёмная жажда деятельности.
  
  Совет кланов было возмутился и даже попробовал настоять на своём кандидате силой, но быстро получил по мордасам. Пока они заседали и совещались, другие игроки получали уровни. И теперь Нара Шикамару был восемнадцатого уровня, а его отец Нара Шикаку всего второго. Вполне естественно, что с точки зрения игры сын был куда важнее и сильнее отца. Большой жизненный опыт предку никак не помогал, потому что в первую очередь учитывался опыт игровой.
  
  Отвлёкшись от этой забавной истории, я перешёл к заключительному этапу своего плана. В реальном мире я создал тысячи огромных монстров, названных мной левиафанами. Они летали в небе и сотнями длинных щупалец собирали урожай душ. Каждый человек, что имел хоть небольшое количество чакры в своей душе, становился их целью. Одно из щупалец приближалось к нему и убивало, используя техники или банально пронзая насквозь. Не спасали ни техники шиноби, ни барьеры, ни глубокие подземелья. Левиафаны не знали усталости и шерстили весь мир в поисках потенциальных шиноби.
  
  Мне пришлось на три дня полностью погрузиться в управление этими тварями. Хоть они и имели слепок сознания теневого клона, но могли решать только ограниченный круг задач. Когда возникала какая-то нестандартная проблема, то приходилось вмешиваться мне. За всей этой суетой, я ни на что больше отвлекаться не мог.
  
  Помимо сбора душ, была у Левиафанов и другая функция - они поглощали природную чакру и передавали её в мой мир. Чего добру пропадать? Всё равно без подпитки со стороны шиноби она довольно быстро рассеется в пространстве. Месяц-другой и всё.
  
  После того, как в мире осталось только несколько избранных мной шиноби, я озаботился своим собственным переселением из мира снов Наруто в мир Сансекай. Я мог сделать это уже давно, но всё руки не доходили. Я уже создал для себя подходящую ракушку в многомерном пространстве. Если до этого я жил в мире снов одного человека, то теперь переехал в мир снов целого мира. Ведь мир, как общность всех живущих в нём людей, сам был живым существом. И у него тоже были свои сны. Мне совершенно непонятные, нечеловеческие, но существующие в той же плоскости бытия, что и сны людей. И уже в этом общем мире снов возникали сны отдельных людей. Даже переселившись в Сансекай, души продолжали спать и видеть сны. Это было удивительно, и я наверняка этим займусь, когда мне станет скучно.
  
  Переместившись на новое место жительства, я решил перейти к финальной части моей драмы.
  
  Рика возник перед Наруто и Хинатой, что сидели на постели в заброшенной лесной хижине. Последние дни они видели огромных монстров, летающих в небе, но на них они не нападали. А сам Наруто не мог дотянуться до этих исполинов, хоть и пытался.
  
  - Пришло ваше время. - Сказал Рика и улыбнулся. Наруто в упор выстрелил в него разрывным Разенганом, но техника как в воду канула, поглотившись без следа. Это всё бесполезно.
  
  Мелькнула коса, и голова Хинаты покатилась по полу.
  
  - Зачем ты всё это делаешь? - Не выдержал Наруто, крича прямо в бесчувственную маску.
  
  -Ты узнаешь это, как только умрёшь. - Ответил я и коса мелькнула ещё раз. Вторая голова покатилась по полу и уставилась в глаза той, что была объектом её созерцания при жизни.
  
  Финита ля комедиа.
  
  Я проследил, как души Наруто и Хинаты отправились в Рай, а сам перенёсся к ещё одному актёру.
  
  Учиха Саске стоял на берегу моря и смотрел на волны, бесконечно бьющиеся в песок. За последние три дня он увидел, как умирали сотни шиноби. Все те, кто имел в себе хоть крошку чакры, были убиты огромными летающими тварями. И вот, сегодня он добрался до моря, и небо очистилось от порождений ночных кошмаров. Где там этот Рика?
  
  -      Я тут. - Раздался голос позади него.
  
  Саске вздрогнул и обернулся. В нескольких метрах от него стоял всё тот же непонятный тип по имени Рика, держащий на руках девушку с розовыми волосами. Мальвина? Пришло в его голову дурацкое имя, услышанное им когда-то. Нет, это Сакура. Харуно Сакура, которая училась с ним в академии и больше всех остальных раздражала его. Что она тут делает?
  
  -      Ну как, ты уже ощутил себя самым сильным шиноби этого мира? -Спросил Рика, опуская девушку на песок и приводя её в чувство.
  
  -      Да что-то не особо. - Горько усмехнулся Саске.
  
  -      А зря. Можешь начинать ощущать прям щас. Ты не просто сильнейший из шиноби, ты единственный шиноби этого мира. Кроме тебя никого не осталось.
  
  -      Ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха. - Залился безумным смехом гений клана Учиха. - Так вот, что это был за подарок. Ты не собирался помогать мне стать сильнее. Ты уничтожил всех, кто был сильнее меня. Так?
  
  -      Ну... да. - Признался я, расплываясь в улыбке. - И знакомься, это твоя жена. Вместе вы дадите начало новому роду шиноби - королевскому роду, что будет править этим миром.
  
  Сакура, наконец, полностью проснулась открыла глаза и с радостью уставилась на предмет своей мечты.
  
  -      Саске-кун.
  
  Сакура бросилась вперёд и обняла его. Саске же слегка отстранился, обхватил её голову двумя руками и уставился в её глаза. А два риннегана с удивлением уставились на него в ответ.
  
  -      Саске, что у тебя с глазами? - Удивилась Сакура.
  
  -      Тот же вопрос я могу задать и тебе. Почему у неё в глазах риннеган? -Свой вопрос он тем не менее адресовал мне.
  
  -      А что тебя не устраивает? Твои дети получат силу и риннегана, и шарингана.
  
  -      Какие дети, ты о чём? Зачем мне эта дура в жёны? - Саске оттолкнул свою поклонницу и посмотрел на неё сверху-вниз. - Что я с ней делать буду?
  
  -      Ты не знаешь, что нужно делать с женой? - Рассмеялся я. - С ней нужно заниматься сексом.
  
  -      Сексом? Что это?
  
  На этот вопрос я не просто расхохотался, а дико завизжал и начал кататься по земле, держась за живот.
  
  -      А-ха-ха-ха-ха-ха. Он не знает, что такое секс. В свои почти семнадцать лет. Чему тебя эти Акатцуки учили? Ха-ха-ха-ха.
  
  Харуно Сакура тоже не выдержала и презрительно рассмеялась. В этом смехе чувствовалась и горечь. Человек, о котором она мечтала, как о мужчине, оказался сущим ребёнком.
  
  -      Что ты смеёшься надо мной, сука?! Потерял терпение Учиха. Он подбежал к Сакуре и начал пинать её ногами. Та пыталась заслоняться руками, кричала "Саске-кун", но потом разозлилась и вспомнила, что она - куноичи. Один ответный удар сложил Учиху напополам. Второй удар в челюсть заставил его разогнуться и отлететь на пару метров назад, веером раскидывая зубы.
  
  - Ты на кого руку поднял?!! - Прорычала внутренняя Сакура, что наконец-то смогла получить доступ к штурвалу. - Ой, Саске-кун. Не умирай. - Вернула себе управление Сакура-заучка.
  
  Она бросилась к своему мужу и принялась лечить его. Пока шло лечение, я популярно объяснил невинному мальчику, что такое секс и откуда берутся дети. Свои лекции я сопровождал демонстрацией порно в разных позах на большом телеэкране. Саске краснел, бледнел, смотрел на Сакуру, отворачивался, а потом опять впивался взглядом в происходящее на экране.
  
  Сакура тоже слегка покраснела, но она была ирьёнином, не раз принимала роды, и к тому же была уже давно не девочкой. Утешение она искала не в одних руках, предпочитая заводить лёгкие интрижки и ждать ненаглядного Саске-куна.
  
  Свою лекцию я закончил стандартной фразой профессора университета.
  
  -      Вопросы есть?
  
  -      Да, один. - Саске поднялся на ноги, оттолкнул Сакуру и с вызовом уставился на меня. - Почему она сильнее меня? Я ведь должен быть сильнейшим шиноби этого мира.
  
  -      Я ведь только что объяснил тебе разницу между мальчиками и девочками. - Ответил я с бесконечно усталостью в голосе. Так в тысячный раз повторяют прописную истину последним идиотам. - Ты - шиноби, а она - куноичи. Это разные вещи. Так что твоё желание я выполнил. Наслаждайся. И учти, что другие женщины тебе не подойдут. Только твои дети от Сакуры смогут дожить до рождения и стать шиноби. Хилыми и слабыми, по меркам Конохи, но сильнейшими во всём мире. Радуйся. С этими словами я опять исчез, оставив висеть в воздухе только свою улыбку. А спустя пару секунд исчезла и она.
  
  Что ж. Этот спектакль завершился. Я посмотрел на то, как Саске идёт по берегу моря, а Сакура бредёт следом за ним, и выбросил этих двоих из головы. Они оба получили исполнение своих желаний, пусть даже и не так, как рассчитывали.
  
  Меня же ждал ещё один интересный эксперимент - Чёрный Зетсу.
  
  Я переместился в одну из своих лабораторий, что были построены мной для проведения некоторых исследований. Там я распечатал чёрный шарик в глубокую миску и нейтрализовал терзающий его вирус.
  
  -      Ну, привет, Чёрный Зетсу. Кто ты такой?
  
  -      Привет, Рика. Или лучше называть тебя Икари? А может, Урами?
  
  -      Давно догадался? - Уточнил я, усаживаясь на стул. Мой собеседник, похоже, был настроен поговорить. Сбегать ему было некуда, так как помещение было изолировано барьерами. -      Когда ты напал на Трёххвостого.
  
  -      И что же ты не рассказал об этом Обито или Мадаре?
  
  -      Этим идиотам? Зачем? Ты сделал именно то, что я хотел - объединил всех биджу.
  
  -      Что ты имеешь в виду? - Ко мне в душу закрались дурные предчувствия.
  
  -      Думаю, будет лучше, если тебе от этом расскажет Рикудо.
  
  -      Он жив?
  
  -      Нет, конечно. Но он оставил послание. Ты знаешь, где находится Плита Рикудо?
  
  -      Конечно. Вот она. - Я выгрузил означенный предмет на ближайший стол. - Я подобрал её после того, как Нагато уничтожил Коноху. Решил, чего зря добру пропадать. Правда, текст, что там написан, является какой-то ахинеей.
  
  -      Я изменил этот текст. Но остался ещё один источник информации, который я просто спрятал. Сейчас покажу. Шарик отрастил себе лапки и запинаясь, и путаясь в них добрался до плиты.
  
  -      Давно не ходил в таком виде. - Извинился он. - Вот.
  
  Чёрный Зетсу подал немного чакры в несколько точек на плите, и она слегка засветилась. А через пару секунд над ней возникла светящаяся голограмма, напоминающая голограмму из четвёртой части Звёздных Войн.
  
  -      Э-э-э. Меня зовут Рикудо. - Произнёс появившийся старец. - Я хочу сохранить для потомков свои знания о чакре, биджу и искре творца. Многое я описал в свитках, но тут хочу изложить самую суть истории. То, что вы не найдёте больше нигде. Храните эти знания в тайне и не позволяйте им разойтись по миру. Иначе, мир шиноби, который вы знаете, будет уничтожен.
  
  Старик замолчал, а я переглянулся с Зетсу, который отрастил себе один огромный глаз на всё тело и ехидную улыбку вдобавок к нему. Теперь это был зубастый глаз в чёрной мохнатой шкурке на четырёх паучьих ножках. Забавный питомец. Кого-то он мне напоминает. Тем временем Рикудо, собравшись с мыслями, продолжил.
  
  - Однажды, когда я был ещё молод, я наткнулся на одного крайне странного демона, который содержал в себе необычную энергию. Мне удалось извлечь эту энергию и удержать её внутри магического барьера. Проведя несколько месяцев за её изучением, я понял, что эта энергия является чистой квинтэссенцией силы Творца, что создал всё мироздание. Эта духовная сущность могла порождать материю, которая объединяла в себе духовные и материальные качества. А эта материя в свою очередь могла производить неограниченное количество чакры - особой энергии, которую можно было превратить в материальный объект или материальную энергию. Я назвал эту духовную субстанцию Искра Творца. С её помощью можно было бы творить целые миры и даже Вселенные. Это было крайне перспективное направление исследований. Увы, всё это рухнуло в один день.
  
  Рикудо опять замолчал, собираясь с мыслями.
  
  - Материя, производимая Искрой Творца, обладала собственным разумом. И этот разум был... примитивен. Также, как примитивен разум любого ребёнка. Скопившаяся вокруг Искры Творца материя однажды вырвалась из барьера. Она убила мою мать и стала бродить по миру, пожирая души людей и уничтожая всё, что попадалось у неё не пути. Я в это время был в отъезде, а вернувшись, обнаружил в лаборатории только труп своей матери и огромную дыру в потолке. Вырвавшийся монстр обрёл форму всего того, что он пожирал на своём пути. Это были люди, животные и растения. Растений, что очевидно, было больше всего, поэтому он стал выглядеть как огромное дерево с цветком на вершине и десятью корнями-щупальцами. Ценой невероятных усилий мне удалось пленить это существо. При всей его безграничной силе, оно было слишком тупым. Какая насмешка над мирозданием. Существо, способное творить Вселенные, думало только о том, чтобы сожрать всё, что содержало в себе душу или энергию сознания.
  
  - Захватив этого монстра, которого люди прозвали Десятихвостым демоном, я решил очистить духовное ядро. Я отделил от него плоть демона, выкинул эту плоть в космос и материализовал до состояния камня. Так возникла луна, что каждую ночь освещает этот мир. Само же ядро, как выяснилось, тоже изменилось. В нём стали протекать непонятные процессы, и оно постоянно пыталось отрастить новую оболочку. Я не смог найти решения этой проблемы и в конце концов просто разделил одно духовное ядро на девять частей таким образом, что все происходящие в них процессы замедлились в миллионы раз. Каждое из этих ядер я окружил плотью из чакры и придал ей форму одного или комбинации нескольких животных, энергетику которых я взял за основу. Из-за некоторого творческого порыва я дал этим девяти демонам разное количество хвостов, в зависимости от их силы. - После этого я взял исходную плоть Десятихвостого демона, что хранилась у меня в лаборатории, и с её помощью создал технологию, позволяющую дать простым людям способности к магии. Я ходил по миру и давал всем желающим великую силу использовать чакру - энергию, производимую демонами. Я ещё несколько раз пытался вернуться к проблеме управления духовным ядром Искры Творца, но так и не решился объединить их обратно. Сила Десятихвостого была слишком велика, и я не смог бы запечатать его во второй раз. Поэтому, я обращаюсь к вам, моим потомкам - храните биджу и не давайте им творить зло. Тех, кто попробует нападать на людей, вы сможете подчинить себе с помощью техники запечатывания в джинчурики. И ни в коем случае не пытайтесь объединить или разъединить биджу. Это приведёт к нарушению равновесия между частями, и даже я не берусь сказать, какими будут последствия.
  
  На этом запись закончилась, камень потух, а я с Зетсу опять уставились друг на друга.
  
  -      Это, конечно, очень интересно и многое объясняет, но не отвечает на мой вопрос - кто ты?
  
  -      О. Это почти отвечает на твой вопрос. Просто в рассказанной истории отсутствует один фрагмент, о котором не подозревал даже Рикудо. Дело в том, что Кагуя, мать Рикудо, была очарована безграничной силой Искры Творца. Она решила подчинить её себе, но использовала другой подход, чем её сын. Она попыталась объединить свою душу с Искрой, стать с ней единым целым. Кагуя специально отправила своего сына в дальнюю поездку, а сама провела ритуал объединения душ и открыла барьер в лаборатории. Вот только она не учла одной мелкой детали. Искра Творца и окружающая её плоть биджу обладают независимыми сознаниями. И пока Кагуя пыталась подчинить себе божественную энергию, Десятихвостый ходил по миру и делал то, что хотело сделать сознание Кагуи непосредственно перед объединением душ - жрал души. Зетсу сделал выразительную паузу и продолжил.
  
  -      Когда Рикудо лишил Искру Творца тела, Кагуя уже почти осознала себя. Но деятельность её сознания Рикудо принял за неизвестные процессы, которые он попытался подавить. Удалось это не с первой попытки, и у Кагуи было несколько просветлений сознания. В одном из них она и создала меня - первого биджу. Как видишь, бесхвостого. Только такая мелочь как я, могла проскользнуть сквозь решётку энергетической ловушки. И у меня было только две задачи - восстановить сознание Кагуи и не дать узнать её сыну о том, что его мать завладела Искрой Творца. Она была не тем человеком, которого стоит допускать к абсолютной власти, так что Рикудо попытался бы уничтожить её сознание более надёжным способом.
  
  -      Все эти годы я ждал. Сначала ждал, пока помрёт Рикудо. Потом ждал, пока родится человек, способный объединить биджу. И, наконец, я дождался. Это был Учиха Мадара. Я нашёл его в Долине Свершений почти мёртвого. Его сердце не билось, источник чакры почти разрушился, но его глаза достигли стадии риннегана. Так что я вернул его к жизни. Было не очень сложно промыть ему мозги и заставить поверить в то, что его мечту можно исполнить, объединив биджу. Пообещать можно было что угодно. В течение многих лет Мадара пытался вернуть себе утраченные способности к управлению чакрой, но в конце концов решил передать свои глаза другому - Нагато. А за одно создал себе преемника - Обито. Остальное ты, как я полагаю, знаешь.
  
  С последним словом Зетсу я как будто проснулся. Все части головоломки встали на свои места, и я осознал, что за глупость совершил. Нужно срочно вернуться в Сансекай и проверить работу запечатывающей техники вокруг Курамы.
  
  Я переместил свой клон в место, откуда я обычно наблюдал за работой моего мира... но оказался в чёрной пустоте. Никакого мира больше не было. Только редкие обрывки локаций ещё летали туда-сюда, растворяясь как сахар в кипятке.
  
  -      Нет!
  
  Я переместился внутрь барьера, где сидел Курама и увидел, как он закидывает себе в пасть пару душ. Последнюю пару душ, что ещё оставались в этом мире - Наруто и Хинату.
  
  -      Ты сожрал их. - Произнёс я, бессильно наблюдая за тем, как души моих друзей растворяются в брюхе Десятихвостого.
  
  -      Да. - Согласился тот. - Я же демон. С того самого дня, как ты предложил мне стать богом, я ждал этого момента. Момента, когда я смогу сожрать души целого мира. И как видишь, дождался.
  
  Курама ехидно посмотрел на меня и по привычке начал облизывать пальцы языком. По привычке, которую он приобрёл в моём мире.
  
  Весь мой мир, все мои друзья, все мои планы на счастливую жизнь - всё это пропало в бездонном брюхе биджу. И ради чего я тогда так напрягался? Ради чего убил всех тех, кто окружал меня? Я почувствовал себя в кошмарном сне, почувствовал в своей душе пустоту, гнев и обиду -все те качества, которыми я назывался все эти годы.
  
  Я совершил главную ошибку в самом начале, когда посчитал, что смогу сделать из Курамы ту личность, что была показана в последних сериях аниме. Как же я не догадался, что вся эта наивная история - это бред? Большая часть всех поступков главных героев была настолько слащавой и приторно-правильной, что в реальности такого быть не могло. И не было. В реальности Курама всегда был злобной дикой тварью, думающей только о том, чтобы жрать людей живьём. Именно таким его изображали в начале аниме. И только потом началась вся эта политкорректность и промывание детских мозгов доморощенной философией добра.
  
  - Ну, что скажешь? - Спросил Курама спустя несколько секунд.
  
  А что я скажу? Поздняк метаться. Будь я человеком, я бы как раз этим сейчас и занимался - метался в истерике и проклинал всё и вся. Но я -ночной кошмар. За время исследования биджу я многое понял в его природе. Возможно, даже больше, чем Рикудо. И чем глубже было моё понимание, тем больше я осознавал, что использование биджу в качестве батарейки - это нелепое расточительство. Искра Творца была способна на куда большее, чем служить источником чакры. Мне всё больше и больше хотелось забрать эту энергию себе, но я просто не представлял, как это сделать, не разрушая весь созданный мной мир.
  
  И вот, мой мир разрушен. А значит...
  
  -      Ну, в принципе, тоже неплохо.
  
  -      Чего? - Переспросил Курама обиженным голосом. Он то наверняка надеялся, что я буду истерить и проклинать его. А вот фиг. Не дождёшься.
  
  -      Раз ты съел их, значит, будешь не против, если я съем тебя.
  
  -      Это я тебя съем. - Вызверился лис.
  
  Он стремительным движением лапы схватил меня и забросил к себе в пасть. Тупое животное. Так и не понял ещё, что это просто клон? Точнее, не просто клон, а клон, содержащий подарок в виде чакра-вируса.
  
  Кураму скрючило от невыносимого приступа боли. Он ревел, катался по полу, раздирал себя на части, но не мог ни умереть, ни остановить эту боль. А ещё один мой клон, только что появившийся внутри барьера, смотрел на это зрелище с чувством глубокого удовлетворения.
  
  Спустя примерно пять минут, когда лис начал умолять меня убить его, произошла очередная неожиданная вещь. Курама взорвался. Просто разлетелся кучей ошмётков, оставив сиять в центре барьера своё духовное ядро - Искру Творца.
  
  - Наконец-то. А то я устала уже от попыток избавиться от этого тупого животного. Мой сынок был крайне изощрён в своих попытках лишить меня сознания.
  
  Сложно было сказать, что это был за голос. Скорее женский, но в нём было столько нечеловеческого, что принадлежность к полу, как атрибуту человека, почти не ощущалась. -      Кто ты. - Решил я уточнить достаточно очевидную вещь.
  
  -      Я Кагуя - Богиня всего Мироздания. Это я призвала тебя в этот мир, чтобы ты объединил меня в одно целое. Когда этот идиот Минато попросил Шинигами разделить биджу напополам, он вообще не соображал, что говорит. Впрочем, это понятно - он был на грани смерти. Его пожелание исполнилось, а Шинигами получил себе обед, который мог производить бесконечное количество чакры. Я же обрела сознание. Пусть слабое, пусть почти бессильное, но я смогла манипулировать миром духов, чтобы создать подходящую ситуацию в одной из соседних вселенных: внушить эту историю Кисимото Масаши, сделать её популярной, дать тебе возможность путешествовать по снам людей, и, наконец, помочь переместиться в мой мир. Тут же я внушила тебе необходимость объединить биджу и дала способность понять принципы управления чакрой и Искрой Творца, а всё остальное ты сделал сам.
  
  Вот теперь у меня точно встали на место все части этой головоломки. - Знаешь, я даже благодарна тебе. - Облагодетельствовали меня откровением. - За это я позволю тебе жить. А теперь, вытащи меня из барьера и отдай мне всю чакру этого мира. Курама большую часть и так себе забрал, но мне нужна вся чакра до последней капли. Она вся моя!
  
  Я только рассмеялся в ответ. Я уже нашёл все дефекты в барьере, что использовал Курама для разрушения моего мира и поглощения душ. Я ведь изначально делал барьер из расчёта, чтобы не дать биджу вырваться наружу, а не не дать ему притянуть чакру обратно. Теперь же, этот барьер был абсолютен. При его создании я использовал те наработки, что остались ещё от Рикудо, но также добавил свои знания по физике и математике, что принёс из своего мира.
  
  Сейчас мне стало понятно, что имелось в виду в одном из свитков Рикудо под словами "очищение души биджу". Речь шла о стирании сознания, что обитало в Искре Творца. Использованная Кагуей технология объединения была вовсе не идеальной. Она торопилась, выбрала самый быстрый способ, и поплатилась за это. По сути, духовная составляющая биджу сожрала её душу. Но вот её сознание внедрилось в Искру Творца в качестве информационного паразита. Сложно сказать, та ли это Кагуя, что была матерью Рикудо, или же это некое информационное образование, что считает себя Кагуей. Компьютерная программа, что вдруг поверила, что она и есть программист её написавший. Смешно.
  
  -      Я уже сказал это, но повторю ещё раз, для особо тупых. Раз ты съела их, значит, будешь не против, если я съем тебя.
  
  -      Что? Мерзкий человечишка! Я уничтожу тебя.
  
  Мой клон опять развеяли, но я ничуть от этого не расстроился. Я собирался сожрать Искру Творца, за одно очистив его от этих странных флуктуаций, что мнили себя Кагуей. Технология уже была разработана Рикудо, и мне оставалось только лишь слегка подправить её для достижения нужного результата.
  
  Опять заработал насос, перекачивающий душу биджу. Вот только в процессе эта энергия проходила ряд трансформаций, разделение на фракции, объединение и так далее. Результат же попадал внутрь моей души. Я решился, наконец, войти во взаимодействие с чакрой. Пусть это может сделать меня уязвимым, но за одно это даст мне огромную силу. А когда я полностью подчиню её себе, то даже эта небольшая уязвимость исчезнет.
  
  Я не мог сразу поглотить всю ту энергию, что являлась душой Десятихвостого. Её было слишком много, а меня слишком мало. Поэтому, я использовал аналог той структуры, что Шинигами запихал в душу Минато. Это был барьер, существующий внутри измерения, что создавалось моей душой. Искра Творца могла создавать целые миры, так что поглотив первую её каплю, я создал пространство, куда стал складывать всё остальное, окружая это добро необходимыми барьерами. Я очень ответственно подошёл к вопросам собственной безопасности и сохранения награбленного. По моим подсчётам, мне понадобится около года, чтобы полностью поглотить всю эту энергию. Это был правильный способ, отвергнутый Кагуей. Пусть не за пять минут, но я достигну своей цели. А там, уже можно будет подумать, что делать дальше. Торопиться мне теперь некуда, раз уж оба доступных мне мира были почти полностью уничтожены. Полностью переработав всю энергию Искры Творца и окончательно уничтожив Кагую, я начал поглощать всю ту чакру, что была разлита в пространстве вокруг. Именно это хотела сделать Кагуя. Что ж, выполним её предсмертную волю. Мои левиафаны поглотили далеко не всю природную чакру, и даже добили не всех шиноби, но я исправил эту ошибку. Я поглотил чакру даже из всех фуин-печатей, что существовали в этом мире. В конце, я на всей планете видел только две крошечные точки - источники чакры Саске и Сакуры. Эти пусть живут. Так смешнее. Увлёкшись возвращением себе своей чакры, я как-то упустил из виду тот факт, что являюсь душой без тела. Раньше я жил во сне Наруто, потом переехал в другой мир, а потом этот мир сам же до конца уничтожил.
  
  Я почувствовал, то теряю точку опоры и начинаю сдвигаться куда-то... взад. В смысле, в глубокую жопу. Кроме того, я чувствовал, что любая попытка сейчас дёрнуться может стать фатальной. Лучше подождать, пока я не достигну дна, а уж потом грести в сторону ближайшей физической реальности. А то ведь так можно в такие дебри Хаоса попасть, что ввек потом не выберешься.
  
  Время для меня словно остановилось, но спустя некоторый отрезок вечности я понял, что нахожусь рядом с физическим миром. Банальное дзюцу телепортации - Хирайшин переместило меня в реальный мир, где я тут же создал себе тело в виде теневого клона. С непривычки от использования именно своей чакры, да ещё и из источника бесконечной мощности, я выплеснул в окружающий мир просто море чакры, которая начала рассеиваться по округе. Я буквально чувствовал, что чакра появилась в этом мире впервые, и теперь он впитывал эту новую для себя энергию, пробуя её на вкус.
  
  Откуда я знаю, что чувствует мир? Похоже, это одна из способностей, что даёт мне Искра Творца. Сколько всего интересного ждёт меня впереди.
  
  Тут рядом со мной появился молодой парень, от которого несло едва ощутимой угрозой и просто безмерным могуществом.
  
  -      Ты кто? - Кроме этого глупого вопроса, больше мне ничего в голову не пришло.
  
  -      Меня зовут Рикудо. И, кажется, я нашёл кое-что интересное.
  
  -      Млять!
  В момент нашей встречи я на пару секунд растерялся, и величайшему магу того мира удалось замуровать меня внутри энергетического барьера. А я, ещё не сумев толком разобраться со своими новыми способностями, не смог ничего противопоставить новому явлению, с которым я столкнулся - истинной магии.
  
  Мне понадобился почти месяц, чтобы поглотить хотя бы небольшую часть Искры Творца. За это же время Рикудо смог похитить у меня почти 98% божественной энергии. Под конец, я смог догадаться, как подобрать набор резонансных частот воздействия на барьер, чтобы на мгновение в нём образовалась небольшая брешь. Туда-то я и проскользнул.
  
  Сейчас же я удалялся через первозданный Хаос в поисках места, где меня не найдут никакие маги, боги и демоны. И вместе с собой я нёс самое драгоценное из своих сокровищ.
  
  Нет, это была не энергия Искры Творца. Это были души всех тех людей, что жили в моём мире Сансекай до того, как его разрушил Курама. Всех их вначале сожрал биджу, потом их поглотила Кагуя, но на полноценное переваривание душ нужно было время. И именно его то у этих прожорливых тварей и не оказалось.
  
  Во время трансформации Искры Творца с целью уничтожения сознания Кагуи я обнаружил, что получаю на выходе какие-то отходы производства. Ими оказались души людей. Они слегка пострадали, лишившись пронизывающей их чакры, но самое главное осталось в неприкосновенности - их личность и память.
  
  Среди сотен миллионов этих душ я нашёл всех своих друзей и врагов. Всех тех, о ком я слышал хоть краем уха или видел их хотя бы мельком. Все они станут элитой нового мира - мира, что я собирался создать среди бесконечной пустоты.
  
  Та часть Искры Творца, что мне всё же удалось поглотить, дала мне невероятные способности. Теперь, я воспринимал изначальный Хаос не как непонятную круговерть, а как стройную систему Мироздания. Я видел Вселенные, что подобно листьям крепились на бесконечном Древе Миров. И сейчас я как раз мигрировал в сторону уютного уголка, где моё новое творение будет в полной безопасности.
  
  Тут я создам новый мир, где учту весь свой опыт, полученный при создании предыдущего. Этот мир позволит всем людям быть счастливыми ровно настолько, насколько они сами этого захотят.
  
  Это будет идеальный мир. Мир без изъяна.
  
  - Да будет свет!
  Омак: Начало.
  
  Мир Рикудо, 771 год после Великого Очищения.
  
  Чёрный Зетсу отгрёб в сторону последний комок земли и смог, наконец, выбраться на поверхность. Он свободен! Свободен!!! Через почти восемьсот лет бесконечного долбления гранита, он смог выбраться из той лаборатории, где его забыл этот идиот Икари.
  
  Кагуя - его создательница тоже была не лучше. Он до последнего отвлекал внимание своего захватчика, давая ей возможность поглотить всю чакру этого мира, и что он получил взамен? Ничего. Вообще ничего! Про него все забыли, и ему пришлось самостоятельно выбираться из лаборатории, что находилась под землёй на глубине восемнадцати километров.
  
  Хорошо хоть он бессмертен, и температура в несколько сот градусов не стала для него проблемой. Но в этой своей форме он был совершенно беспомощен. Его мягкие лапки не могли даже поцарапать камень. Он буквально истирал его, каждым движением снимая слой в несколько микрон и проходя за сутки около шести с половиной сантиметров.
  
  Семьсот семьдесят лет он шёл к свободе, и вот она! Теперь, нужно найти подходящего носителя и подчинить его себе. После этого он подумает, чем бы ему заняться дальше. Хорошо хоть, что он не человек, и столь длительное заключение не разрушило его психику.
  
  Зетсу осмотрелся и увидел, что находится на склоне горы. Кругом громоздились камни, росла трава, а внизу чуть в стороне находилась деревня. Он поскакал вниз, решая, что делать дальше. Ему нужен был носитель - человек, имеющий источник чакры. Спустившись вниз, он оказался в густых зарослях травы. Пробираясь сквозь эти джунгли, Зетсу совсем упустил из виду, что ему нужно быть настороже. За эти семьсот лет он забыл о том, насколько слаб, хотя и помнил об этом каждую секунду. Неожиданно, трава закончилась, и он попал на сенокосный луг, сейчас покрытый короткой щёткой вновь отрастающей травы. А самое главное - он попал чуть ли не на обеденный стол к двум детишкам, что расположились на пикник в этом уголке дикой природы.
  
  На траве была расстелена небольшая скатерть, на которой стояла корзинка с едой, лежали бутерброды, фрукты и пара стеклянных фляжек с ягодным напитком. Рядом с этой скатертью-самобранкой расположились двое детей - мальчик и девочка лет двенадцати.
  
  Взгляд девочки скользнул по скатерти, остановился на Зетсу, и она пронзительно закричала, роняя надкушенный бутерброд и вскакивая на ноги.
  
  -      Что такое, Мина? - Тоже подскочил мальчик, от которого нежданного гостя скрывала корзинка.
  
  -      Смотри! Паук!!! - Закричала девочка, указывая на чёрный шарик рукой.
  
  -      Где? - В голосе пацана сквозил не испуг, а дикий энтузиазм.
  
  Зетсу попробовал было протиснуться обратно сквозь траву, но та встала перед ним непреодолимым препятствием. Секундная задержка стоила ему свободы. Пацан схватил его за туловище правой рукой и принялся внимательно рассматривать
  
  -      Ван! Брось его. Он может быть ядовитым. - Завизжала девочка.
  
  -      Да ладно, чего бояться. У нас тут отродясь ядовитых пауков не водилось.
  
  Пока мальчишка строил себя героя перед девочкой, Зетсу обнаружил, что столкнулся именно с тем, что искал - пользователем чакры. Правда, источник этого ребёнка был совершенно неразвит. Но сейчас это не имело значения. Главное, что он получил носителя.
  
  Чёрный шар в руке мальчика растёкся бесформенной кляксой и обволок его руку двигаясь по ней всё дальше.
  
  -      А-а-а-а-а!!! - Закричал Ван, тряся рукой.
  
  Ему не было больно, но страх заставлял его скакать по поляне и пытаться избавиться от той дряни, что прилипла к нему. Но все попытки стряхнуть её, счистить о траву или даже содрать другой рукой ни к чему не привели. Тьма поглотила половину его тела, а потом и половину его разума.
  
  Зетсу прекратил скакать по земле и обернулся в сторону девочки, что стояла почти в тридцати метрах него. Та была готова рвануть и убежать, но всё ещё надеялась, что с её братом всё в порядке.
  
  - Мина, успокойся. Со мной всё в порядке. - Зетсу попытался сделать вид, что ничего не произошло. Но за эти столетия он забыл, что его голос всегда отличался от голоса его носителя.
  
  Девочка заорала во всю силу своих лёгких и кинулась бежать. Он попытался было догнать её, но тут уже ему начал мешать носитель, решивший проявить свою строптивость. Вот же незадача. Сейчас эта девчонка позовёт родителей, и они смогут схватить его. Быстрое обследование организма носителя показало, что его способностей управления чакрой не хватит даже для банального усиления тела. Он просто мелкий пацан. А точнее, половина мелкого пацана, которая вообще ничего не может. Хромая, Зетсу побежал в обратную от деревни сторону. Нужно просто отойти подальше, принять свою естественную форму и сбежать. В идеале, нужно найти какое-то подземелье или быстрый ручей, в котором он сможет стать юркой рыбкой. Но ни того, ни другого в окрестностях не наблюдалось. Хоть тут и были кругом горы, стояло засушливое лето и все мелкие ручьи давно пересохли. А до крупной речки бежать было не меньше получаса.
  
  Но даже эта надежда бесследно пропала, когда наперерез Зетсу кинулся шиноби. Вот у того источник был более-менее развит, хотя он не дотягивал даже до уровня самого хилого генина. Этот странный шиноби быстро подбежал к нему и использовал не менее странное запечатывающее фуиндзюцу, которое парализовало носителя и даже его самого. Второй раз за всю свою жизнь Зетсу потерял сознание.
  
  Очнулся он внутри барьера, что окружал его со всех сторон. Странные линии фигуры на полу, внутри которой он лежал, говорили о том, что современное фуиндзюцу принципиально отличается о того, что было известно ему.
  
  За границей печати стояло несколько человек. Судя по их внешнему виду и СЦЧ, это было несколько шиноби и кто-то вроде даймё, в сопровождении охраны.
  
  -      Кто ты? - Обратился к нему самый сильный шиноби.
  
  Зетсу предпочёл промолчать.
  
  -      Отвечай, когда тебя спрашивают. - Начал буйствовать шиноби, плюясь слюной. Что-то быстро он из себя вышел.
  
  Тем временем, Зетсу пытался разобраться в тех мыслях, что бродили в голове у пацана. Следовало разобраться в том, что творится в этом мире.
  
  -      Дяденька, я Ван. - Ответил на вопрос мужчины его носитель. Тоже неплохой вариант. Можно сделать вид, что его тут нет.
  
  -      Что с тобой произошло?
  
  Пока Ван рассказывал о том, как он пошёл на пикник со своей сестрой, Зетсу шерстил его воспоминания, коих было не так уж и много.
  
  Страна, где он находился, называлась Ксеркс. Правил ей Царь Горох Восьмой, который и стоял перед ним собственной персоной. Ван узнал его по портрету, что он видел в городе на ярмарке, куда ездил с отцом прошлой осенью. А рядом с ним стояли алхимики - учёные и элитные военные, что служили царю ради славы, власти и денег.
  
  Тем временем, Ван рассказал свою историю и признался, что со своей сестрой говорил не он, а кто-то в его голове. Последнее признание он смог сделать даже несмотря на всё сопротивление Зетсу.
  
  - То есть ты можешь говорить, но отказываешься? - Сделал вывод алхимик. - Даю тебе последний шанс. Если ты не будешь сотрудничать, то тебя ждут пытки и эксперименты. Уж поверь, мы достаточно хорошо изучили тебя, пока ты был без сознания. И мы сможем превратить твою жизнь в ад.
  
  Зетсу посмотрел в глаза главного алхимика и понял, что тот нисколько не шутит. Именно такой взгляд он видел у Орочимару, нашедшего интересный образец для исследований.
  
  -      Чего вам надо? - Пришлось вступить ему в диалог.
  
  -      А что ты можешь нам дать? - Спросил его уже сам Царь Горох.
  
  Зетсу посмотрел на стареющего человека, на лице которого были видны следы косметики, призванной скрыть его настоящий возраст, и решил пойти ва-банк. Он уже проворачивал этот фокус много раз. Нужно лишь пообещать ему то, что он хочет больше всего. А потом уже можно будет подумать, как использовать этих смертных в своих целях.
  
  -      Я могу дать тебе бессмертие. Вечно молодое тело, которое нельзя убить. Глаза царя расширились, и Зетсу понял, что попал в цель. Именно бессмертие было тайной мечтой этого жалкого человечишки.
  
  -      Ты можешь сделать меня бессмертным? Прямо сейчас? - Правитель Ксеркса чуть слюной не подавился, а главный алхимик посмотрел на своего начальника с раздражением и опаской. - Могу. Но не прямо сейчас, а после подготовки. Нужно будет провести ритуал, построить печать диаметром в сотню километров для набора нужного количества энергии. Это будет не сложно. Управиться можно и за пару лет.
  
  Зетсу эти семьсот лет не только копал, но и думал о том, как стать сильнее. Он мог усилиться за счёт огромного жертвоприношения. Печать фуиндзюцу могла поглотить души и чакру множества людей и дать ему нормальное тело, а не это убожество. И теперь ему лишь оставалось внушить местному правителю, что тот находится всего в одном шаге от достижения своей мечты. Как удачно всё сложилось.
  
  Зетсу сидел в стеклянной колбе, что держал в руках его вечный спутник Ван, ныне носящий достойное его имя Раб Номер 23. Прошло уже пять лет с момента его поимки. За эти годы он успел многое сделать. А сейчас, пришло время для того, чтобы получить результат работы десятков тысяч людей и сотен алхимиков. Всё было готово к ритуалу обретения бессмертного тела. Печать фуиндзюцу была больше трёхсот километров в диаметре, охватывая почти всю страну. А они сейчас стояли в её центре внутри специально возведённого храма.
  
  Царь Горох Восьмой стоял в точном геометрическом центре всей этой огромной конструкции, а Зетсу стоял на месте энергетического центра. Спланировать всю печать так, чтобы результат достался ему, а не наивному правителю, было проще простого.
  
  И вот, ритуал начался. Энергия наполнила линии на полу и окружила его и его носителя защитным барьером. Пора.
  
  Зетсу использовал небольшой запас чакры, что он накопил в своём теле, чтобы выбить пробку из колбы. Он быстро вылез наружу и присосался к телу Вана, покрывая правую половину его тела. Тот удивился, но сопротивляться не стал. Подобное было для него не впервой.
  
  Время пришло! Линии засветились ещё ярче, печать сработала и Зетсу ощутил, как жизнь миллионов людей вливается в его тело и тело его носителя. Сверху наложились сложнейшие печати фуиндзюцу, и он стал полноправным обладателем человеческого тела. Точнее, всего половины тела, но это была лишь незначительная помеха.
  
  Воздушный клинок разрезал носителя Зетсу напополам, отделяя правую и левую его половины. Будь он человеком, это убило бы его. Но теперь он был существом высшего порядка - гомункулусом. Две половины тела согнулись в судороге, дёрнулись и... регенерировали.
  
  С пола поднялись два человека, похожие друг на друга как две капли воды.
  
  -      Что произошло? - Спросил Ван, осматриваясь по сторонам.
  
  -      Небольшая ошибка в расчётах. - Ехидно ответил его двойник. - Вместо царя бессмертие получили мы двое.
  
  -      А что с ними? - Ван кивнул на валяющихся вокруг людей.
  -      Ничего особенного. Ритуал убил их. Как и всех остальных жителей этой страны.
  
  -      Что? Ты... Это ты убил их!
  
  -      Ну, можно сказать и так. Но тебе не стоит жаловаться на это. Ведь ты тоже стал бессмертным. И половина этих жертв на твоей совести. - Ван упал на колени и закрыл лицо руками. - Кроме того, ты теперь свободен. И даже можешь вернуть себе своё имя. Встань, Ван Хоэнхайм. Теперь ты -высшее существо. Не пристало тебе стоять на коленях.
  
  Ван поднялся на ноги и посмотрел на свою половину.
  
  -      Да, я Ван Хоэнхайм. А ты так и не назвал своего имени.
  
  -      Зови меня Отец. Потому что именно я дал тебе это бессмертное тело. Ну а теперь, нам стоит расстаться. Я пойду на запад, а ты иди на восток. Мне будет неприятно находиться рядом с тем, кто в своём существовании вознёсся на ту же высоту, что и я, но так и остался безмозглым смертным. С этим словами, Отец развернулся и пошёл на выход из храма, стаскивая с себя правую половину одежды раба номер 23.
  
  Впереди его ждал целый мир, а до рождения Эдварда Элрика было ещё четыреста двадцать девять лет.
  
  Омак: Конец.
  - Конец книги -
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Деев "Я – другой 5"(ЛитРПГ) Л.Малюдка "Монк"(Уся (Wuxia)) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) Л.Малюдка "Конфигурация некромантки. Адептка"(Боевое фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) Ф.Вудворт "Наша сила"(Любовное фэнтези) Е.Белильщикова "Иной. Время древнего Пророчества."(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"