Anteri: другие произведения.

осколки..

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 6.51*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Аннотация: Завихрение Судьбы... открытое окно... ограбленная колыбель... двое отчаявшихся родителей... потерянная надежда и осколки пророчества.

   Осколки пророчества Главы 1-6
  
  Воскресенье, 18 Сентября 2011 г. 11:39 (ссылка)
  Процитировано 2 раз + в цитатник
  Прочитало: 1 за час / 10 за неделю / 37 за месяц
  Название: A Shattered Prophecy (досл.: разрушенное пророчество)
  Автор: Project Dark Overlord
  Ссылка на оригинал: http://www.fanfiction.net/s/2762511...ttered_Prophecy
  Разрешение на перевод: запрос отправлен
  
  Аннотация: Завихрение Судьбы... открытое окно... ограбленная колыбель... двое отчаявшихся родителей... потерянная надежда и осколки пророчества.
  
  Глава 1. Пустая колыбель
  Напряжение заполнило темную комнату. Лорд Волдеморт ждал, пока Хвост прекратит бормотать. Его извинения начинали раздражать Темного Лорда (действовать ему на нервы). Он лениво поднял палочку и направил ее на своего слугу. Крики заполнили комнату, когда Волдеморт наложил Круциатус на него.
  - Я устал от твоих извинений, Хвост!
  - Вы слишком добры..., - вопил Хвост, извиваясь на полу от боли.
  - Помни об этом, - сказал Волдеморт, снимая заклятие. - Хвост, я довольно терпеливо ждал прошедшие месяцы такую возможность, как эта. Ты знаешь, чего я хочу?
  - Смерти Поттеров? - Хвост съежился в ожидании новой боли.
  - Да, Хвост, я бы очень хотел этого. Теперь, когда ты стал Хранителем тайны предателя крови и его жены-грязнокровки, я, наконец, приблизился к этому.
  Хвост хмуро кивнул головой.
  - Хвост, ты все еще должен сообщить мне их месторасположения. Я был милостив к тебе... до сих пор, но мое терпение заканчивается.
  Волдеморт повертел в руках палочку перед тем, как снова направить ее на дрожащее тело у его ног.
  - Мой Лорд, пожалуйста, они мои друзья.
  Волдеморт засмеялся.
  - Какова твоя цена, кроме твоей жизни?
  Хвост внезапно замер.
  - Мой Лорд, разве я не служил вам верно?
  - Да, Хвост, от тебя была польза, но, как и все крысы, ты потеряешь свою значимость, - Волдеморт позволил своим словам просочиться в голову Хвоста. - Скажи мне их месторасположения, и ты будешь жить. Это шанс, за который многие готовы убить, и я даю его тебе.
  - Они в Годриковой Лощине.
  Волдеморт холодно улыбнулся.
  - Конечно, - пробормотал он скорее для себя.
  - Мой Лорд, вы убьете Лили и Джеймса?
  - "Грядет тот, в чьих силах победить Темного Лорда.... Рожденный у трижды бросавших ему вызов, рожденный на исходе седьмого месяца...". И это все, что Снейпу удалось услышать. Ребенок Поттеров - угроза для меня?
  - Но должны ли Лили и Джеймс умирать из-за него?
  Змеиные глаза Волдеморта уставились на Хвоста.
  - У тебя нет верности. Ты предал их. Они убьют тебя за ту информацию, которую ты только что сообщил мне. Не бойся, Хвост, у тебя есть кое-что получше, чем их защита. У тебя есть мое покровительство.
  Хвост подполз к ногам своего хозяина и вцепился в полу его мантии.
  - Вы слишком добры ко мне.
  Волдеморт еще раз усмехнулся.
  - Что случится, Хвост, если один из детей пророчества исчезнет? - Когда Хвост покачал головой, Волдеморт продолжил. - Это будет непредсказуемо. И здесь в игру вступаешь ты, Хвост.
  - Хозя...
  - Молчать! - Хвост мгновенно затихнул. - Я пощажу твоих друзей, если ты принесешь мальчишку ко мне.
  - Вы хотите, чтобы я похитил Гарри, мой Лорд?
  - Гарри, - прошептал Волдеморт, - Гарри - это ключ. Он мне нужен на какое-то время живым. Я отправлю Люциуса с ним в Отдел Тайн взять пророчество. После этого я решу, будет ли молодой Гарри жив или умрет. Хвост, ты захватишь Гарри и отдашь его Люциусу. Он позаботится об остальном.
  - Почему я, мой Лорд?
  - Мальчик вряд ли будет бояться "дядюшки Хвоста", не так ли? Если тебя схватят, Хвост, помни, что твои друзья умрут вместе с Гарри. Я всегда могу нанести визит Лонгботтомам, чтобы получить пророчество. Теперь, Хвост, тебе пора отправляться.
  Хвост аппарировал из замка Темного Лорда, не дожидаясь повторных указаний.
  
  Ночь опустилась на землю несколькими часами ранее, но Лили и Джеймс Поттеры все еще бодрствовали. Питер Петтигрю начинал сомневаться в успехе своей миссии. Собираются ли Джеймс и Лили ложиться спать? Сквозь окно небольшого дома Петтигрю смотрел, как Джеймс подошел к Лили, обвивая ее руками. Она улыбнулась и затем игриво шлепнула его, заставляя Джеймса печально улыбнуться. Питер молча гадал, что же Джеймс сделал. Лили потушила свет, и сердце Питера подпрыгнуло к горлу. Они собирались ложиться спать! Дом погрузился во тьму. Единственный луч света, который можно было увидеть, лился из комнаты Лили и Джеймса, но спустя какое-то время он тоже погас.
  Превратившись в свою анимагическую форму, Петтигрю пробрался через газон к небольшому сараю, в котором хранилась лестница. Вернувшись в человеческий облик, он понес лестницу к окну детской. Осторожно установив ее возле дома, Питер снова обернулся крысой. Он пробежался по траве, пока не нашел трещину в фундаменте. Пропихнув себя сквозь нее, он продолжил свою миссию. Сначала, он отправился проверить Джеймса и Лили. Дыхание обоих, казалось, было сонным, но Питер не собирался так легко поверить в это. Джеймс рассказал однажды ему и Сириусу, что он долго не может заснуть. Успех его миссии будет зависеть от Гарри. Петтигрю знал это.
  Питер трансформировался, чтобы открыть дверь детской. Там довольно спал Гарри. Перед тем, как взять ребенка на руки, Петтигрю открыл окно. Затем он взял Гарри на руки и стал вылезать через окно, когда услышал шаги. Гарри слегка зашевелился у него на руках. К облегчению Питера, шаги миновали дверь детской и зазвучали на лестнице. Медленно и тихо Питер спускался по лестнице. Его ноги подгибались, но, несмотря на это, он ни разу не оступился. Вина витала вокруг стен, которыми он окружил свой разум.
  - Я делаю то, что лучше для Джеймса, - он прошептал, глядя в лицо Гарри. - Джеймс бы погиб, если бы Темный Лорд решил убить тебя прямо там. Так будет лучше.
  Ноги Хвоста коснулись земли, и он изо всех сил побежал к границе леса, окружавшего дом Поттеров. Бег разбудил Гарри, но он не заплакал, когда увидел, что это дядя Хвост держит его. Вместо этого он уютнее устроился в теплых руках.
  Хвост улыбнулся:
  - Хороший мальчик, засыпай, Гарри, засыпай.
  В лесу Питер остановился. С хлопком перед ним появился Люциус Малфой.
  - Хорошо сработано, Петтигрю, ты не ошибся в этот раз. А теперь давай сюда мальчишку. Мне нужно отнести его в Министерство прежде, чем Поттеры заметят, что он исчез.
  Питер неохотно передал спящий сверток. Малфой сразу же аппарировал. Бросив последний взгляд на дом Поттеров, Петтигрю аппарировал к своему господину, чтобы ожидать решения судьбы Гарри.
  
  Джеймс спустился по лестнице и прошел на кухню, его мучила жажда. Его взгляд был устремлен в темноту за окном, пока он пил воду из чашки. Мужчина скосил глаза, когда ему показалось, что он увидел движение у кромки леса. Поставив стакан, он пристальнее всмотрелся в окно. Тревожное чувство, которое охватило его в этот Хэллоуин, усилилось. Он подошел к магическим детекторам, которые предоставил им Дамблдор. Ничего не отразилось на них. Нахмурившись, Джеймс вернулся на кухню и вылил остатки воды, перед тем как направиться на второй этаж.
  Он остановился у двери детской и медленно открыл ее, не желая потревожить спящего младенца. Он улыбнулся при мысли о сыне. Однако, его улыбка исчезла, когда он увидел открытое окно. С грохотом распахнув дверь, он вбежал в темную комнату. Его сердце остановилось при взгляде на пустую колыбель. Выглянув из окна, он увидел лестницу и потоптанную траву вокруг нее.
  Вбежав в спальню, он схватил свою палочку, лежащую на прикроватной тумбочке. Он подошел к лежащей на другой половине кровати жене и разбудил ее: "Лили, Гарри исчез! Они похитили его!".
  Глаза женщины широко распахнулись. Она открыла рот, пытаясь сказать что-то, но была слишком шокирована.
  - Мне нужно, чтобы ты связалась с Дамблдором. Они направились в лес, я уверен. Мне нужно, чтобы ты сообщила Дамблдору, я вернусь, когда обыщу лес.
  - Будь осторожен, Джеймс, - взмолилась Лили, хватая собственную палочку.
  Они разделились в гостиной на первом этаже. Пока Лили связывалась с Дамблдором по каминной сети, Джеймс направился исследовать лес. Он шел по следу похитителя.
  Ярость вспыхнула в нем, когда след оборвался,он зло пнул ногой землю и вернулся в дом.
  Он почувствовал облегчение, когда увидел, что Дамблдор уже прибыл и сейчас расположился на одном из стульев в гостиной. Он, вероятно, воспользовался дымолетным порошком, чтобы добраться до дома Поттеров. Лили сидела напротив почтенного профессора на диване. Джеймс покачал головой в ответ на вопрошающий взгляд Лили.
  - Кто бы это ни был, он аппарировал прежде, чем я смог добраться до него, - сказал он, падая на диван рядом с Лили. Он обвил рукой ее дрожащие плечи.
  Дамблдор кивнул словам Джеймса.
  - Не так давно я получил сообщение из Министерства Магии, что Гарри Поттер и Люциус Малфой проникли в Отдел Тайн и взяли из Зала Пророчеств предсказание, касающееся Лорда Волдеморта, Гарри Поттера и Невилла Лонгботтома. Они, разумеется, исчезли до прибытия авроров.
  И Лили, и Джеймс побледнели при упоминании пророчества.
  - Значит, он знает, - прошептала Лили.
  Дамблдор медленно кивнул:
  - Невилл - наша единственная надежда.
  - А как же Гарри? - настойчиво спросил Джеймс.
  - Я боюсь, что как только Волдеморт услышит полный текст пророчества, Гарри больше не будет нужен ему живым.
  - Он не убьет моего ребенка! - застонала Лили от ярости и отчаяния, лишенная возможности помочь своему сыну.
  Профессор посмотрел на молодых разбитых родителей.
  - Я не стану лгать вам, - он медленно сложил руки, - шансы найти Гарри живым очень малы, но Орден сделает все, что в человеческих силах, чтобы найти его.
  - Я хочу помочь, - глаза Джеймса вспыхнули неистовым пламенем.
  - Как и я, - прошептала Лили.
  - Лили, это не...
  - Джеймс, ты не удержишь меня от поисков нашего ребенка!
  Дамблдор остановил начинающийся спор:
  - Я думаю, лучше вам обоим оставить это Ордену.
  - Мы - члены Ордена!
  Вздохнув, Дамблдор спокойно объяснил:
  - Джеймс, ты и Лили эмоционально вовлечены в происходящее (переполнены эмоциями). Вы будете следовать своему сердцу, а не разуму и подвергнете опасности не только самих себя, но и Гарри. Вы знаете, как многие из Ордена привязаны к вашему сыну. Вы должны доверять нам.
  Лили обвила руками своего мужа и медленно кивнула.
  - Вы сообщите нам немедленно, если выясните что-то.... что угодно.
  - Разумеется, вы услышите от меня даже самые незначительные новости, - Дамблдор помолчал. - Я уже отправил членов Ордена задержать Сириуса для допроса.
  - Почему Сириуса? - вырвалось у Джеймса. - Он бы никогда не похитил Гарри!
  - Он был вашим Хранителем тайны.
  - Нет, - Джеймс внезапно остановился, и огонь ярости в его глазах разгорелся сильнее. - Питер был нашим Хранителем Тайны. ОН СЛУЖИЛ ВОЛДЕМОРТУ ВСЕ ЭТО ВРЕМЯ! - Джеймс вскочил с места и заметался по комнате. - Я найду эту крысу и убью!
  Лили, казалось, лишилась дара речи от вспышки своего мужа и открывшейся правды о том, кто предал их. Она начала тереть полные слез глаза, мечтая повернуть время вспять.
  - Мы позаботимся о Питере, Джеймс. Я освобожу Сириуса немедленно, - Дамблдор поднялся со своего стула. - Перед тем, как я покину вас, вы оба должны пообещать, что не выйдете из дому, пока я этого не позволю. - Когда никто из родителей не ответил, Дамблдор, прищурившись, уставился на них, пока не получил два утвердительных кивка.
  - Мы сделаем все возможное, - с этими словами Дамблдор зачерпнул горсть дымолетного порошка и исчез в камине. Его последними словами были: "Министерство Магии!".
  Когда профессор исчез, Джеймс вернулся к Лили и обнял ее, их обоих охватило горе.
  
  Поиски Гарри Поттера продолжались уже три недели. Но членам Ордена не удалось найти никаких зацепок. Джеймс Поттер шел по коридорам Аврората с одним из своих лучших друзей - Сириусом Блэком. Дамблдор только недавно позволил ему вернуться на службу, но Джеймс знал, что за ним все еще наблюдают. Однако он был рад делать хоть что-то вместо пустого ожидания. Лили тоже позволили продолжать помогать Ордену варкой зелий.
  - Блэк, Поттер, вас ждут в кабинете Грюма, - раздался голос.
  Друзья обменялись взглядами. Дверь кабинета Грозного Глаза была прямо по коридору. Зловещее чувство вспыхнуло в груди Джеймса, и он похолодел.
  - Все нормально, дружище?
  - Конечно, - коротко ответил Джеймс.
  Сириус потянулся к дверной ручке и повернул ее. Кабинет был наполнен множеством интересных магических вещичек. Многие из приспособлений использовались для определения проклятий, темных магов и некоторых магических артефактов. Сам Грюм стоял за столом, и вид у него был грозный, как никогда. Его волшебный взгляд смотрел то на Джеймса, то на Сириуса, пока они рассаживались. Стулья располагались напротив стола, на одном из них уже сидел Альбус Дамблдор.
  - Вы нашли что-нибудь? - с надеждой спросил Джеймс.
  Альбус кивнул головой, при этом его длинная борода разметалась но мантии.
  - Темная Метка висела над домом в деревне. Орден отправился проверить, что случилось. Внутри дом был разгромлен...
  - Могущественной магией, - добавил Грюм.
  - Какое отношение это имеет к Гарри? - спросил Сириус, теряя терпение.
  - Мы нашли тело ребенка Гарриного возраста.
  - Гарри? - Джеймс практически задохнулся от чувств, раздирающих душу.
  Дамблдор кивнул:
  - Вне сомнений.
  Джеймс внезапно вскочил и, прежде чем кто-либо смог остановить его, вылетел за дверь.
  - Дайте ему время побыть одному, - спокойно заявил Сириус. Но, несмотря на то, что говорил он уверенно, он беспокоился о своем друге.
  Дамблдор снова склонил голову:
  - Надеюсь, Питер Петтигрю не пересечется с Джеймсом прежде, чем у нас будет шанс допросить его.
  Взгляд Сириуса упал на дверь, через которую только что вышел Джеймс, и его глаза вспыхнули гневом:
  - Лучше бы ему не встречаться и со мной!
  
  - Весть о смерти Гарри Поттера заняла первую полосу "Ежедневного Пророка", - произнесла Беллатрикс Лейстранж, опускаясь на колени перед Лордом Волдемортом. - Но что мы будем делать с настоящим Поттером?
  Волдеморт откинулся на резную спинку троноподобного стула. Не произнося ни слова, он переплел пальцы рук. Он прослушал текст пророчества множество раз за прошедшие три недели, но еще не принял окончательного решения. Лишь в двух вещах он был уверен: нужно было прекратить поиски маленького Гарри и стереть воспоминания Хвоста о нем. И то, и другое ему легко удалось. Он нетерпеливо поднялся и направился к выходу их тронного зала.
  - Следуй за мной, - сказал он своей преданной Упивающейся. - Это мне суждено избрать того, кто уничтожит меня. Какая ирония! Как и то, что, если бы я следовал изначальному плану, меня здесь могло и не быть сегодня. Но это уже не важно, ведь, в конечном счете, я обыграл Дамблдора, украв мальчишку.
  Беллатрикс хранила молчание. Она знала, что не стоит прерывать Темного Лорда в такие моменты.
  - Я убрал одну из возможностей из поля зрения Дамблдора. Что если я изберу его своей погибелью...
  - Выбрать его и убить его... Это имеет смысл, мой Лорд.
  - Я задумал куда более долговидный шаг, - Волдеморт резко рассмеялся. К тому времени они уже достигли дверей, которые отрезали новую "детскую" Гарри Поттера от остального мира. Темный Лорд медленно открыл ее и вошел. С тех пор, как здесь появился маленький жилец, он лишь однажды заходил в комнату, сейчас его нога переступала порог во второй раз.
  - Что вы решили, мой Лорд?
  Волдеморт неловко взял на руки настороженного младенца. Он коснулся прохладным пальцем детской щеки. На его губах появилась бесчувственная улыбка. Шепот Темного Лорда был едва различим, но Лейстранж безошибочно разобрала слова:
  - Я собираюсь любить его.
  
  Глава 2. Война расколола мир
  Одинокий силуэт застыл в маленьком сером коттедже недалеко от городка Ковентри. Голова была опущена вниз на тела, которые лежали у его ног. Его глаза были так же мертвы, как и его жертвы, в них не осталось ни мыслей, ни эмоций. Неуловимое движение запястьем - и вот палочка уже не указывает на поверженного человека, а покоится в рукаве мантии. Он тщательно осмотрелся, убеждаясь, что не оставил никаких следов. Удовлетворившись осмотром, он направился к открытому окну, через которое он и проник в жилище предателя крови. В последнее время Министерство и Орден Феникса работали более активно и скоординировано. В последний раз, когда он выполнял такое опасное задание, он едва не напоролся на Главу Аврората - Грозного Глаза.
  Его молодое тело легко выскользнуло через окно. Приземлившись на ноги, он сразу же определил контрольную точку, откуда он аппарирует. В другое время ему бы не было разрешено аппарировать, поскольку он еще слишком молод и у него нет лицензии. Мрачная улыбка промелькнула по его лицу и тут же исчезла. Если бы Министерство удержало прежний уровень контроля, он бы не смог использовать магию вне школы так же, как и использовать Непростительные. Его мысли прояснились. Когда он играл такую роль, он не мог думать или чувствовать. Успех миссии был его единственной заботой.
  По мере приближения к назначенному месту его легкие начали гореть от наполняющего их прохладного ночного воздуха. Он развернулся на каблуках, доставая палочку. Он вгляделся в темноту и довольно отметил отсутствие преследования. Сосредоточившись, он ощутил неприятное чувство аппарации. Через мгновение он был уже далеко от Ковентри.
  
  Джеймс Поттер вместе со своим напарником и другом, Сириусом Блэком, осматривали последнее место убийства, совершенное ассассином Волдеморта. Этот талантливый убийца очень редко выполнял задания. Дамблдор считал, что этот ассассин приходит только за теми, кто лично бросал вызов Волдеморту или предал его. Разумеется, самых важных предателей Волдеморт приберегал для себя, по крайней мере, так говорил Дамблдор членам Ордена.
  Жертва лежала на спине, его глаза невидяще смотрели в потолок.
  - Его убила Авада Кедавра.
  Сириус мрачно кивнул, затем кивнул головой в сторону окна.
  - Спорим, что он вошел и сбежал через это окно.
  - С чего ты взял? - саркастически спросил Джеймс. - Возможно, открытое окно подтолкнуло тебя к такой мысли, старина? А потом, разумеется, они аппарировали.
  - Кто-то должен констатировать очевидное. возможно, это был..., - голос Сириуса сорвался, когда он поймал себя на том, что практически произнес имя. - Прости, Джеймс, меня охватила ностальгия.
  Джеймс отмахнулся от повисшего в воздухе имени Питера Петтигрю:
  - Старая история.... я ничего не могу для него сделать. Я даже не могу найти его убийцу, чтобы отомстить.
  Сириус не отрывал от него глаз. Его друг даже не мог произнести имени Гарри. Боль все еще была слишком свежа. Питер Петтигрю заплатит за те мучения, которые он принес семье Поттеров - Сириус позаботиться об этом.
  - Что ж, думаю, мы закончили здесь, Сохатый. Мы больше ничего не можем сделать, только сообщить в Министерство, чтобы сюда прислали кого-нибудь.
  Посмотрев на часы на стене, Джеймс быстро улыбнулся:
  - Это будет впервые.
  - Впервые что?
  - Мы собираемся прийти на встречу Ордена вовремя.
  - У Лили будет удар! - Сириус выдавил кривую усмешку. - Я ни за что не пропущу это собрание.
  - Не загадывай, Бродяга. Шансы, что наша информация окажется полезной, довольно малы. Из того, что известно Дамблдору, он не входит в число приближенных Волдика.
  - Хоть какие шансы - лучше, чем ничего. Думаю, он знает что-то, хотя бы вполовину стоящее.
  Джеймс улыбнулся:
  - Поспорим?
  - Конечно, старина.
  Они аппарировали на пустынную улицу. Перед ними стоял древний особняк, который не могли увидеть маглы и большинство волшебников. Только члены Ордена Феникса знали его месторасположение. Это место называлось Площадь Гриммо и только недавно досталось в наследство Сириусу от его матери. С детства невзлюбив особняк, он с готовностью передал его Дамблдору под официальный штаб Ордена.
  - Если бы мои родители только могли видеть, что я сотворил с этим местом, - хихикнул Сириус себе под нос.
  Джеймс покачал головой и потянулся к старинной дверной ручке. Он постарался сделать это бесшумно, чтобы не потревожить портрет покойной матери Сириуса. Мужчина не хотел выслушивать ее вопли. Войдя в прихожую, Поттер увидел, что она наполнена членами Ордена, которые как раз собирались расположиться в столовой. Джеймс заметил вверху на лестнице четверых детей Уизли. Гермиона Грейнджер и Невилл Лонгботтом, друзья Рона и его однокурсники в Хогвардсе, тоже стояли рядом с ними. Он разглядел за ними молчаливого мальчика с каштановыми волосами. Его второй сын улыбнулся, когда увидел отца и дядю Сириуса. Дориан Поттер был всего на два года младше, чем был бы его брат. Он был больше похож на Лили, несмотря на его темные волосы и ореховые глаза, которые достались ему от Джеймса. Мужчина помахал детям, которые жаждали подслушать собрание Ордена, хотя большинство их попыток провалились. Джеймс улыбнулся. Было довольно сложно проказничать, когда рядом были он и Сириус, поскольку в свое время они сотворили множество шалостей, да и сейчас изредка организовывали розыгрыши.
  Вместе с Сириусом Джеймс вошел в людную столовую, а миссис Уизли принялась загонять детей на второй этаж. Волшебный мир был не готов к началу террора Волдеморта. Дамблдор быстро собрал Орден, но, кажется, опоздал, поскольку членов Ордена стали выводить из игры одного за другим. После похищения и убийства Гарри Волдеморт некоторое время бездействовал, и Орден смог перегруппироваться. Присоединилось множество добровольцев, что помешало Волдеморту покончить с Орденом. Но, похоже, Волдеморта не заботило возрастание их сил и ребенок Пророчества. Джеймс вздохнул. Гарри был убит, потому что он мог быть им. Родители Невилла погибли, потому что он был ребенком Пророчества.
  Лили, заметив своего мужа, встала с места и крепко обняла его.
  - Хоть один раз вы появились вовремя!
  - А меня ты не обнимешь, Лил? - спросил Сириус, напуская на себя унылый вид.
  - Нет, но я сделаю это, - внезапно она ударила его локтем под ребра.
  - За что?
  - На моем стуле было проклятие.
  С оскорбленной гримасой Сириус сказал:
  - Вообще-то, это были Фред и Джордж.
  - А кто научил их?
  - Сохатый, - серьезно ответил Сириус.
  - Джеймс! - яростный зеленый взгляд Лили впился в ее мужа.
  - Возможно, я... трудно сейчас вспомнить.
  Их шутливая перепалка угасла, когда в дверь вошли Дамблдор и еще один маг.
  - Сюда, - Лили потянула мужчин за руки. - Ремус занял нам места.
  Они уселись недалеко от дверей и приветливо кивнули Ремусу. Они хотели было заговорить, но их опередил Дамблдор.
  - Сначала я хотел бы представить мистера Роланда Пирса, который пришел к нам в сложных обстоятельствах. Я прошу его рассказать все, что ему известно о планах Волдеморта.
  Многие в комнате поежились от упоминания имени. После такого вступления Дамблдор занял свое место в первом ряду.
  Пирс сильно задрожал, оглядев собрание.
  - Я не посвящен в Его самые важные тайны. Но недавно я узнал от друга, которого предпочел бы называть Р.А.Б., что Темный Лорд создал крестражи, которые спрятаны в разных местах. После долгих поисков мой друг узнал местонахождения только одного крестража и спрятал его в этом доме. Это медальон Слизерина.
  Дамблдор заговорил:
  - Молли, ты хорошо знаешь этот дом, поищи, пожалуйста, этот медальон. - Недавно спустившаяся к ним Молли Уизли кивнула и вышла. - Пожалуйста, продолжай, Роланд.
  - Недавно Темный Лорд увеличил свою активность. Он будет нападать чаще и с большей силой.
  Сириус, который точно знал, кто такой Р.А.Б., заговорил:
  - Что случилось с Р.А.Б.?
  Пирс побледнел, когда увидел лицо Сириуса, который был очень похож на своего брата, Регулуса Блэка.
  - Его убил не ассассин Темного Лорда, а Он сам, лично.
  Сириус моргнул, затем медленно кивнул и быстро покинул комнату. Джеймс мгновенно все понял, как и то, что Сириус хочет побыть в одиночестве.
  - Волдеморт использует своего ассассина. Ты знаешь, кто он?
  Пирс вздрогнул:
  - Ассассин - это его сын. Я никогда лично не встречал его. Его видели только несколько членов Внутреннего Круга. Беллатрикс Лейстранж особенно близка к нему... и хвастается этим на каждом шагу. Люциус Малфой также близок, потому что его сын, Драко, приятель сына Темного Лорда. Причина, по которой в течение этих лет было затишье, в том, что Темный Лорд тренировал своего сына... и его сын придет отплатить мне за предательство.
  Тишина заполнила комнату, новости поразили сидящих в ней магов. Их мысли возвращались к одному. У Темного Лорда, Волдеморта, был сын.
  
  Волдеморт сидел на своем троноподобном кресле, терпеливо ожидая возвращения сына. Недалеко взволнованно мерила шагами комнату Беллатрикс Лейстранж.
  Волдеморт улыбнулся:
  - Белла, я готов поклясться, что ты привязалась к мальчишке.
  Лейстранж побледнела.
  - Все в порядке, моя верная слуга. Я тоже привязался к нему. Я почти люблю его... по крайней мере, думаю, что это любовь. Однако если он отвернется от нас, его придется устранить.
  - Он не предаст. Мы - все, что у него есть.
  В это мгновение дверь тронной залы распахнулась, и вошел молодой волшебник с яркими зелеными глазами. Его лицо было скрыто капюшоном, который он быстро откинул, увидев отца, что еще больше растрепало его непослушные черные волосы. Юноша кивнул своему отцу и быстро улыбнулся Беллатрикс. Волдеморт тоже слегка склонил голову в ответ. Его сын был единственным, кому было позволено не кланяться перед ним. К нему относились, как к равному Темному Лорду.
  - Мой сын, как прошла твоя миссия? Гарри? - поинтересовался Волдеморт шелестящим голосом.
  - Предатель мертв, отец, - улыбаясь, сказал Гарри и подошел ближе к нему.
  Волдеморт вернул улыбку юноше. Он встал и обнял шестнадцатилетнего волшебника.
  - Я горжусь тобой, сын, - Волдеморт улыбнулся, когда увидел, как просиял Гарри от похвалы. Его сын был во многом еще сущим ребенком, несмотря на то, что ему приходилось делать, и Волдеморт пытался сохранить это, оберегая мальчика. - Давай, посиди со мной немного, Гарри. - Когда Гарри сделал, как было сказано, Волдеморт продолжил: - У меня есть особенный подарок для тебя.
  - Что это?
  Темный Лорд извлек из кармана цепочку, на которой висел маленький щит с красным львом.
  - Это, Гарри, принадлежало одному из великих Основателей Хогвардса, а именно Годрику Гриффиндору. Кроме того, это крестраж, - увидев недоумение в глазах сына, Волдеморт пояснил: - Он содержит частицу моей души, делая меня бессмертным. У меня семь крестражей. Для меня будет честью, если ты будешь носить один из них, Гарри.
  Гарри подхватил серебряную цепочку и несколько раз пропустил ее сквозь пальцы.
  - Но что если я поврежу его?
  - Он защищен могущественной магией. Пока ты носишь его, ему не повредить. Только ты или я сможем снять его. Вне зависимости от твоего состояния, никто другой не сможет этого сделать. - Волдеморт улыбнулся. - То, что ты будешь носить вещь, принадлежавшую Гриффиндору, справедливо.
  - Это из-за моих родителей-предателей? - лицо Гарри исказилось при упоминании биологической семьи.
  - Нет, потому что ты, скорее всего, был бы распределен на этот факультет... хотя, возможно, и нет. - Волдеморт оценивающе посмотрел на Гарри Марволо. - Нет, я верю, что ты был бы в Слизерине.
  Эти слова успокоили Гарри, и Волдеморт был доволен:
  - У меня есть задание для тебя, сын. Мне жаль, что его нужно выполнить быстро, ты ведь только что вернулся.
  - Кто моя цель, отец? - взгляд Гарри потяжелел, поскольку он готовился к выполнению миссии.
  Волдеморт был удивлен волной гордости, которая поднялась в его сердце.
  - Роланд Пирс, Упивающийся, он предал меня. Он был сообщником Регулуса Блэка. Он обратился к Дамблдору и Ордену Феникса. Ты должен уничтожить его.
  Гарри извлек свою палочку, его глаза были мертвы:
  - Он вскоре будет мертв, отец. Я обещаю тебе это.
  
  Глава 3. Шагая по пути Одиночества
  
  Комната, в которую вошел Гарри, была скудно обставлена. Несмотря на такой аскетизм, эта комната все же оставалась его домом. Здесь он жил уже довольно давно. Он подошел к шкафу и рассеянно открыл его. Внутри висели многочисленные мантии разных цветов, но яркая одежда только привлечет к нему излишнее внимание. Так что он достал черный костюм, который обычно использовал во время выполнения заданий для своего отца. Он был благодарен за однодневную передышку между миссиями, но пора уже было и приступить к делу.
  Он медленно начал расстегивать зеленую мантию, когда дверь внезапно распахнулась. Он поправил одежду и резко обернулся, чтобы увидеть, кто посмел побеспокоить его. На юном лице расцвела улыбка.
  - Я мог бы убить тебя, - шутя прошептал он.
  Беллатрикс Лейстранж беспечно пожала плечами.
  - Я знаю тебя слишком хорошо... в доме своего отца ты не настроен на подобное.
  - Зачем ты пришла?
  Беллатрикс про себя отметила, что он, как и всегда, предпочитал сразу переходить к делу.
  - Твой отец хочет увидеть тебя, прежде чем ты уйдешь.
  Слушая ее, Гарри направился к своему комоду. Открыв один ящик, он достал множество маленьких кинжалов, которые легко можно было спрятать в одежде.
  - Я всегда захожу к нему перед заданием. Что ты хотела, Белла?
  - В этом задании замешан Орден. Это легко может оказаться ловушкой, хитростью Дамблдора.
  Гарри пожал плечами.
  - Что ж, тогда, прежде чем добраться до Пирса, я искупаюсь в крови орденцев. Я хорошо знаю уловки Дамблдора.
  - Пообещай, что будешь осторожен.
  Тихий смешок вырвался из горла юноши.
  - Наседка, кудахтающая над своим цыпленком... Кажется, именно так отец называет это. Или так, или одна волшебница просто боится утратить свое положение, которого она достигла благодаря моему появлению.
  - Все может быть, - начала Лейстранж. - Но, возможно, я просто не хочу, чтобы ты пострадал.
  Гарри принялся распихивать кинжалы по внутренним, тайным карманам мантии.
  - Я обещаю, что буду осторожен. Я уйду сразу же, как обезврежу Пирса. Я не так туп, как Крэбб и Гойл. Я знаю, когда стоит отступить.
  Лейстранж кивнула:
  - Туда и обратно.
  - Туда и обратно, - вслед за ней прошептал Гарри. - Скажи отцу, что я скоро зайду.
  Беллатрикс еще раз кивнула и вышла из комнаты, давая ему возможность спокойно одеться.
  Его грязные одеяния полетели на пол, и он быстро натянул чистую мантию. Он был очень осторожен, одевая ее, поскольку в ней было спрятано множество острых кинжалов. Взяв с комода палочку, он шагнул к двери своего убежища. Он обернулся и взглянул на кровать, которая обещала ему необходимый отдых после возвращения. Выкинув из головы посторонние мысли, он отправился к отцу.
  
  Дамблдор сосредоточенно перекладывал стопки пергамента, которыми был покрыт его стол. Напротив него сидели профессор Снейп и Пирс. Оба мага поглядывали друг на друга с недоверием. Дамблдор заметил это и перестал шелестеть бумагами.
  - Здесь все друзья.
  - Простите, Дамблдор, - сказал Пирс, - но мне понадобиться время, чтобы научиться смотреть на Снейпа не только как на Упивающегося Смертью.
  Лицо Снейпа осталось бесстрастной маской.
  - То же самое можно сказать и о тебе, Пирс.
  Дамблдор вздохнул:
  - Вам стоит пожать друг другу руки и забыть об этом.
  Двое бывших Упивающихся, казалось, возненавидели саму мысль об этом, но, в конце концов, сделали так, как приказал Дамблдор. Рукопожатие, каким бы коротким оно ни было, похоже, удовлетворило директора. Он вернулся к своим бумагам, но его глаза практически не отрывались от лиц мужчин.
  - Мы должны остановить ассассина Волдеморта. Он слишком опасен, мы не можем позволить Волдеморту и дальше распоряжаться таким оружием.
  Снейп заговорил первым:
  - Я расскажу Темному Лорду о том, что наш друг здесь, - зельевар кивнул на другого мага. - Он наверняка пошлет за ним своего сына.
  Дамблдор откинулся на спинку своего кресла. Его глаза смотрели прямо на Снейпа:
  - Ты когда-либо встречался с ассассином, Северус?
  - Нет, - ровно ответил тот. - Я слышал кое-что о нем. Как Пирс и говорил, только избранным позволено приближаться к мальчику.
  - Почему ты не говорил мне о его существовании раньше?
  Снейп подал плечами.
  - Я не видел мальчика лично, а слухи о нем появились всего несколько лет назад. Я ждал более весомых доказательств его существования.
  - Смерти - недостаточное доказательство? - практически выплюнул Пирс.
  - У смертей может быть множество причин, - глаза Снейпа горели холодным огнем.
  Дамблдор поднял руку, требуя тишины.
  - Северус, я вынужден попросить тебя вернуться к Волдеморту. Ты скажешь ему, где Орден собирается спрятать Пирса. А мы подготовим ловушку для ассассина или для любого Упивающегося, которого пошлет Волдеморт.
  - Темный Лорд будет ожидать такой западни, - Снейп посмотрел прямо на директора. - Если я пошлю его сына в ловушку, Темный Лорд перестанет доверять мне.
  - Том не терпит предателей, - произнес Дамблдор, поднимаясь с места и начиная вышагивать по кабинету. - Ты скажешь ему, что уверен в том, что это ловушка. Но он все равно захочет отомстить тому, кто посмел от него отвернуться.
  Пирс утвердительно склонил голову.
  - Я сделаю все, что нужно. Убрав "королеву" из этой шахматной партии, мы сильно ослабим Темного Лорда.
  - Минерва покажет тебе твой временный "дом". Члены Ордена будут охранять помещение. Если все пойдет, как спланировано, это приблизит конец войны. Я уже знаю, какие предметы стали крестражами Темного Лорда. Я расскажу о них Невиллу в этом семестре.
  - Лонгботтому? - переспросил Пирс.
  - Возможно, вы сказали слишком много, господин директор, - произнес Снейп, впившись взглядом в Пирса.
  Тот покачал головой.
  - Что ж, пусть так, господин директор. Я пойду к МакГоннагал.
  Пирс поспешно отправился на поиски профессора Трансфигурации. Снейп хотел было последовать за ним, но его остановила тихая просьба Дамблдора.
  - Как и ты, Пирс сильно рискует, чтобы помочь Ордену. Если эта хитрость не сработает, нам тяжело будет защитить его от ярости Волдеморта. Так что, Северус, будь любезен, не вмешивайся.
  Снейп резко встал и быстро покинул кабинет директора.
  
  Волдеморт аккуратно разрезал бифштекс на своей тарелке на маленькие кусочки. Сидящий рядом с ним сын едва ли прикоснулся к еде. Волдеморт знал, что такое поведение характерно для сына и молчал. Прошло много времени с тех пор, как они в последний раз обедали так вдвоем. Тревожное чувство вспыхнуло в его груди, и потрясенный ним Волдеморт с тихим звоном отложил вилку. Гарри поднял на отца глаза.
  - Все нормально?
  Темный Лорд откинулся на спинку кресла, изучая юношу.
  - Война с предателями крови достигает апогея. Я уверен в этом, особенно после сегодняшнего инцидента, - Волдеморт взял в руки бокал с вином и задумчиво покрутил его, наблюдая за кроваво-красными разводами на стекле. - Боишься ли ты смерти, Гарри?
  Брови молодого мага поползли вверх.
  - Нет, - наконец последовал ответ.
  - Если тебя схватят... мне больно просить об этом, но я не могу позволить Дамблдору контролировать тебя. Ты понимаешь, о чем я прошу, Гарри?
  - Я с радостью умру ради тебя, отец, как и убивал для тебя.
  Волдеморт открыл было рот, чтобы сказать что-то еще, но тут дверь столовой распахнулась. Его сын быстро отвернулся, чтобы вошедший не смог увидеть его лица.
  - CRUCIO! - разъяренно воскликнул Волдеморт. В ответ раздался крик боли. - Снейп, мне казалось, ты знаешь, когда не стоит беспокоить меня!
  - Мой Лорд, - подавляя стон, выдавил Снейп. - У меня есть информация... о Пирсе!
  Темный Лорд снял проклятие, и Снейп вздохнул свободнее.
  - Говори, - холодно приказал Волдеморт.
  - Орден устроил ловушку. Они поместили его в заброшенном складе в другой части Лондона. Там множество орденцев ожидают ваших действий.
  Волдеморт кивнул, он уже знал все это, кроме, пожалуй, месторасположения. Он посмотрел на сына, который уже набросил на голову капюшон.
  - Я буду настороже.
  Темный Лорд холодно улыбнулся, когда увидел, как вспыхнули глаза сына. Он почти сочувствовал Ордену.
  - Северус, ты задержишься на какое-то время. Моему сыну нужно уладить одну проблемку.
  
  На территории склада стояла тишина. Джеймс завидовал самообладанию мага, который откровенно бездельничал, лениво потягивая вино. Только едва заметно дергающееся правое веко выдавало волнение Пирса.
  Джеймс осмотрел территорию складу, останавливая взгляд на разнообразных укрытиях, в которых прятались члены Ордена. Слева от него стоял Чарли Уизли, а за ним - его брат Билл. Справа ожидали Тонкс и Ремус. Его взгляд обратился на противоположную сторону комнаты, где расположился Сириус.
  Легкий шум отвлек Джеймса от созерцания укрытия старого друга. Человек среднего роста с лицом, закрытым капюшоном, спокойно приближался к Пирсу. Джеймс от удивления распахнул рот, когда Пирс приглашающе указал молодому магу на место рядом с ним. Джеймс молча понадеялся, что информатор знает, что делает.
  - Я знал, что ты придешь, - просто сказал Пирс.
  Молодой волшебник остался стоять, прожигая свою цель яркими зелеными глазами.
  - Тебе не стоило предавать Темного Лорда.
  Пирс предложил вина, которое пил сам, зеленоглазому юноше. И не удивился отказу. Вздохнув, он продолжил: - Ребенок, приходит время, когда понимаешь, что у всего есть своя цена. За то, к чему стремится Темный Лорд, приходится платить слишком много. Ты выполняешь за него грязную работу... ты убиваешь тех, на кого он тебе укажет. - Пирс помолчал немного. - Ты когда-нибудь задумывался над тем, чем они заслужили смерть?
  Несколько мгновений ничего не нарушало напряженную тишину.
  - Не мне об этом спрашивать, - палочка молодого мага скользнула вверх, пока не уперлась в Пирса. - Несмотря на то, что наша маленькая "беседа" не так уж и плоха, мне пора переходить к главному.
  - Логботтомы!
  Зеленый глаза наполнились гневом.
  - Почему они погибли?
  - Необходимость, - юноша крепче сжал палочку так, что костяшки пальцев побелели.
  - Волнуешься?
  - Заткнись! - прорычал он сквозь стиснутые зубы. - Avada Kedavra!
  Пирс выкатился из кресла, избегая смертельного зеленого луча. Кресло, на котором он сидел мгновение назад, разлетелось на щепки, когда проклятие угодило в него. Ассассин, однако, не казался удивленным, когда десять магов выбрались из своих укрытий. Сверкающий кинжал появился в его ладони, чтобы в следующее мгновение оказаться в горле быстро приближающегося Старгуса Подмора.
  - Avada Kedavra! - снова прокричал Гарри, и в этот раз не промахнулся. Пирс как подрубленный упал, он был мертв прежде, чем его тело коснулось земли. Его глаза слепо уставились на убийцу. Гарри яростно смотрел на членов Ордена, которые пытались окружить его, просчитывая пути отступления.
  Его ладонь извлекла следующий кинжал из мантии. Он метнул его, задев лицо рыжеволосого мужчины. Маг испуганно отшатнулся, давая Гарри возможность выскользнуть из кольца врагов. Спокойно увернувшись от множества проклятий, которые полетели ему в след, Гарри промчался мимо рыжеволосого, растворяясь в полумраке. Он быстро бежал к единственному выходу, щедро награждая проклятиями и острыми кинжалами тех, кто стоял на его пути или приближался слишком близко.
  Наложив Confundus на остальных орденцев, он выбежал в распахнутую дверь и с удивлением обнаружил, что пропустил одного врага. Волшебник, с которым он столкнулся, выглядел как его зеркальное отражение, не считая орехового цвета глаз.
  - Sectumsempra!, - прокричал Джеймс, и проклятие задело щеку юноши, из открытой раны потекла кровь.
  - Прочь с дороги, Поттер, - его голос зловещим эхом слился с криками ошеломленных магов в другой комнате.
  Палочка Джеймса все еще указывала на юношу.
  - Ты не отправишься никуда, кроме Азкабана.
  - Нет, я вернусь домой к своему отцу, - губы Гарри начали слова Смертельного проклятия.
  - Silencio! - Жесткая улыбка появилась на лице Джеймса Поттера. - Этого нам совсем не нужно.
  С лица юноши исчезла ярость, когда его губы сложились в такую же усмешку. Привычным неуловимым движением Гарри достал последний кинжал и метнул его в мужчину, заграждающего ему путь. Кинжал ударил его в грудь.
  Джеймс Поттер удивленно отступил на шаг. Его взгляд сначала уперся в кинжал, затем снова скользнул к его обладателю. Ореховые глаза встретились с зелеными. И только когда темнота поглотила его, он осознал, что эти изумрудные глаза выглядят такими знакомыми...
  Гарри смотрел, как мужчина падает на землю. Его мозг лихорадочно просчитывал ситуацию. Сзади он слышал голоса постепенно приходящих в себя врагов. Гарри беззаботно миновал распростертое тело. Ноги уносили его прочь, в темноту ночи.
  
  Глава 4. Туман, застилающий глаза
  Джеймс Поттер слегка пошевелился. Он почувствовал, как что-то плотно обернуто вокруг его туловища, и его память принялась проигрывать последние воспоминания перед тем, как тьма заволокла его глаза. Он помнил стоящего перед ним ассасина, а затем ничего. Джеймс медленно открыл глаза, только чтобы тотчас зажмуриться от яркого света.
  - Джеймс, - услышал он дрогнувший голос Лили.
  Он с трудом сфокусировал взгляд на бледном лице своей жены.
  - Где я?
  Тонкие пальцы убрали с его лба непокорную прядь волос.
  - В Св.Мунго, дорогой.
  - Что случилось?
  Лицо Лили нахмурилось, принимая выражение, которое Джеймс называл "материнским".
  - Тебе не стоит сейчас волноваться. Сириус все расскажет, когда ты пойдешь на поправку.
  Джеймс вздохнул, и Лили тотчас склонилась ближе к нему. Слабая улыбка тронула его губы:
  - Я в порядке, Лил.
  - Ты не "в порядке", - слезы потекли по щекам женщины, и она быстро смахнула их рукавом своей мантии. - Ты мог умереть, если бы они не доставили тебя сюда так быстро. А если бы кинжал вошел чуть правее, он бы попал в твое сердце.
  - Но сейчас я в порядке.
  - Ты всегда настолько ребячлив!
  - Как долго я здесь?
  - Уже два дня, и пройдет еще, по меньшей мере, три, прежде чем тебя выпишут. И, возможно, в течение нескольких недель ты будешь отстранен от работы.
  - Это распоряжение Грюма или твое собственное?
  - Обоих, - произнесла Лили, награждая мужа суровым взглядом. - Не пугай меня так больше, Джеймс!
  - Лили, до тех пор, пока Волдеморт жив, нам не избавиться от страха и такого риска, - Джеймс остановился на мгновение, чтобы восстановить дыхание. - Мы не можем просто прятаться, Лил.... Это не сработает. Мы убедились в этом с Гарри.
  Лили спрятала лицо в ладонях.
  - Я знаю. Но я так устала бояться. Я устала от всего этого, - воскликнула Лили. Тут дверь палаты распахнулась, заставив ее поднять взгляд. Ее лицо смягчилось. - Он очнулся, - сообщила она вновь прибывшему.
  Джеймс улыбнулся, увидев Сириуса.
  - Отлично, тот, кто сможет рассказать мне, что, черт возьми, произошло.
  Лили зыркнула на Сириуса, заставив того покраснеть.
  - Возможно, позже, друг, - подойдя ближе к кровати, он шепотом добавил: - Когда Лили не будет рядом.
  - Сириус! Джеймсу нужен отдых!
  - Как он может отдыхать, когда неизвестность сводит его с ума?
  Как и всегда, они тут же углубились в жаркий спор.
  Все еще держась на отдалении, Дориан просто смотрел на своего отца. Джеймс улыбнулся и кивнул на препирающуюся пару, заставив своего сына рассмеяться.
  - Что смешного? - полюбопытствовал Сириус.
  - Возможно, вам двоим стоило пожениться. В ваших спорах столько страсти!
  - Я бы не вышла за него, даже если бы он был последним мужчиной на земле!
  - Могу сказать тоже самое... о женитьбе на Лили.
  - Милая атмосфера для выздоровления, - сказал Дориан, пихая своего дядю.
  - Ох, он научился этому у матери, - пожаловался Сириус, потирая ушибленные ребра.
  Джеймс покачал головой и переключил внимание на жену.
  - Пожалуйста, Лили, я должен знать, что произошло.
  Лили только кивнула и отвела взгляд.
  Сириус подтянул себе стул, а Дориан присел на краешек кровати в ногах отца.
  - Что ж, это не было самой удачной ночью для Ордена... это точно. Подмор и Пирс были убиты, и четверо из нас были ранены. В целом, я бы сказал, что мы дешево отделались. Ремус попал под одно из проклятий, но ничего серьезного. Билла зацепило кинжалом по лицу в самом начале. Шрам останется у него на всю жизнь.
  - Что с ассасином?
  - Он ушел. Я принес тебя прямо сюда, поэтому не участвовал в поисках. Но я слышал, следов он не оставил.
  Джеймс откинулся на подушку.
  - Нам стоит оставить его одного и дать отдохнуть, - твердо сказала Лили.
  Не желая спорить с ней, Сириус и Дориан поднялись со своих мест и направились к двери. Однако на пороге мужчина остановился:
  - Ах да, Сохатый, я хочу получить свой выигрыш.
  - Выигрыш?
  - Помнишь наше пари... Информация Пирса действительно оказалась стоящей.
  Джеймс надменно усмехнулся.
  - Ты всегда умеешь извернуться так, чтобы сотворить невозможное, не так ли, Бродяга?
  Сириус рассмеялся:
  - Да, этого тебе не дано, - ухмыльнулся он, выходя из палаты.
  
  Гарри медленно направлялся к комнате своего отца, каждый шаг отзывался болью в измученном теле. Он провел два дня в укрытии, и это истощило его. Его щека горела там, куда угодила Sectumsempra Джеймса Поттера. Его грязные волосы безвольно спадали на лоб, закрывая обзор.
  - Отец? - хрипло прошептал он.
  Волдеморт обернулся и, оценив состояние сына, поднялся с места и помог ему расположиться в кресле. Затем он извлек палочку и принялся залечивать ранения юноши.
  - Я рад, что ты смог вернуться домой, - просто сказал Волдеморт. - Я послал много Упивающихся, но они лишь подтвердили свою бесполезность.
  Гарри только кивнул. Кресло было настолько удобным, что он практически уснул в нем.
  - Пирс мертв, отец.
  Волдеморт искренне улыбнулся и обнял обессиленного юношу.
  - Ты великолепно справился с заданием. Даже лучше, чем я рассчитывал.
  Гарри вернул отцу улыбку:
  - Я рад, что смог угодить тебе.
  Волдеморт вернулся к своему креслу:
  - Я боялся, что ты не вернешься.
  - Они окружили склад антиаппарационным барьером. Я предпочел затаиться на несколько дней, прежде чем возвращаться сюда, - пояснил Гарри, пытаясь держать глаза открытыми.
  - Очень мудро с твоей стороны, - Волдеморт прикрыл глаза и добавил: - Джеймс Поттер жив.
  Гарри промолчал.
  - Почему ты не убил его? - змеиные глаза Волдеморта впились в юношу.
  Гарри продолжал молчать. Этот вопрос сильно тревожил его самого. Его пугало то, что он не знал, промахнулся ли он случайно или потому что хотел этого.
  - Я не знаю. Я спешил, и просто метнул кинжал.
  Волдеморт кивнул.
  - Я убил своего отца-маггла и его родителей. Он заслужил смерть, превратив мою жизнь в ад, - взгляд Волдеморта все еще был прикован к Гарри. - Я спас тебя от твоей участи. Дамблдор и твои "родители" уничтожили бы тебя в бесполезной попытке заставить сражаться со мной.
  - Я никогда не приму их ложь.
  - Да, - Волдеморт улыбнулся. - Я уверен в этом. Они приправляют свою ложь крупицами правды. Видишь ли, Гарри, в любой лжи можно найти немного правды. Нужно лишь уметь сделать это.
  Гарри кивнул:
  - Увлекаешься ролью учителя, как и всегда.
  Усмешка скользнула по губам Темного Лорда:
  - Однажды я хотел стать профессором Хогвардса. Дамблдор, однако, отказал мне. Забавно, с тех пор они не способны удержать ни единого преподавателя ЗоТИ.
  - Ты проклял должность?
  - Да, - Волдеморт потянулся и добавил: - Ты утомлен и нуждаешься в отдыхе.
  Гарри осторожно поднялся с кресла и направился к двери:
  - Спасибо за все, что ты сделал для меня, отец.
  - Ты - мой сын.
  - Я тоже тебя люблю, - прошептал Гарри, задержавшись на мгновение на пороге.
  Добравшись до своей комнаты, он рухнул в постель, не заботясь о потрепанной одежде. Спрятав свое лицо в мягкую подушку, он выбросил из головы тревожный вопрос, который бросила ему в лицо его жертва. Запретив себе вспоминать об этом, он позволил себе провалиться в глубокий сон.
  
  Глава 5. Новое задание
  
  Дамблдор сидел на кухне особняка Блэков на площади Гриммо 12, поглаживая свою длинную бороду, и изучал медальон, лежащий перед ним. Слева от него молча стояла Молли Уизли.
  - Благодарю, Молли, что нашла его для нас.
  Миссис Уизли слегка покраснела:
  - Что вы собираетесь делать с этим, Альбус?
  - Его нужно уничтожить, - вздохнул Дамблдор. - Если бы я только знал, сколько подобных вещей Том создал, а я уверен, что он не ограничился одним. Дневник, который уничтожили Невилл, Рон и Гермиона тоже был крестражем. Пожалуй, мне понадобиться помощь старого друга, чтобы узнать, сколько еще осталось.
  Молли Уизли вопросительно склонила голову набок.
  - Гораций Слизнорт, - пояснил Дамблдор. - Том был его любимчиком, и я уверен, он может предоставить нам информацию, которая поможет разрешить эту загадку.
  В комнату зашел еще один маг.
  - Дамблдор, мы только что остановили нападение Упивающихся, - отрапортовал Кингсли Шеклбот. - Нам необходимо ваше присутствие в Министерстве, чтобы решить вопрос о нескольких плененных Упивающихся.
  Поднимаясь с кресла, Дамблдор бросил взгляд на медальон и нахмурился.
  - Молли, я могу попросить тебя присмотреть за эти? Когда я вернусь, то уничтожу его.
  Миссис Уизли подняла серебряную вещицу и опустила в свой карман.
  - Я сохраню его, Альбус.
  - Еще раз спасибо, Молли, - сказал старый волшебники повернулся к Кингсли. - Не стоит заставлять Министра ждать.
  
  Прим.перев. я взяла на себя смелость убрать одно недоразумение: в начале главы определенно речь идет об медальоне locket, а потом вдруг the pocket watch. Я оставила медальон, но если пойму, в чем фишка, исправлю.
  
  - Я здесь не для "твоего" развлечения, Драко, - напряженно бросил Гарри, с трудом сдерживая желание расхохотаться.
  Драко Малфой замер, но, заметив веселые искорки в глазах друга, рискнул продолжить.
  - Мне нужны детали! Уизел имеет право узнать, как было обезображено лицо его брата. И я бы хотел рассказать Поттеру, как его отец чуть не погиб.
  Руки Гарри вцепились в подлокотники его кресла.
  - Не о чем говорить. Уизли стоял у меня на дороге, а потом я наткнулся на Поттера, - его рука бессознательно скользнула к заживающей ране на щеке. - Все еще болит, - пробормотал он.
  - Жаль, что ты не убил его, - протянул Малфой. - Мерлин, я терпеть не могу его сынка! Я рад, что ты на него не похож.
  Гарри слегка вздрогнул.
  - Я бы предпочел не иметь с ними ничего общего.
  - Ты совсем не похож на них, - быстро добавил Драко. - Этот Поттер почти также плох, как и близнецы Уизли, особенно с тех пор, как они взяли его под свое крылышко. Хогвардс превращается непонятно во что! Стоит избавиться от этих "отбросов", и он вернет себе былое величие.
  Лицо Гарри помрачнело при упоминании Хогвардса, ведь Драко скоро отправиться туда.
  - Ты говоришь в точности как мой отец, - улыбка скользнула по нахмурившемуся лицу юноши. - У него грандиозные планы на Хогвардс, как и на весь Магический мир.
  На лице Драко промелькнула зависть.
  - Как бы я хотел, чтобы мне так повезло, как тебе.
  Гарри вопросительно приподнял бровь.
  - Стать сыном и наследником Темного Лорда - вот судьба, за которую многие бы пролили кровь. Тебе также не нужно сидеть за партой, слушая пространные лекции магглолюбцев! Я бы сделал все, чтобы избежать этого.
  - Задания - не совсем то, чем они кажутся, - Гарри отвел взгляд от друга. - Некоторые предатели действительно сильные противники.
  - Ты о Эммелин Вэнс?
  Гарри кивнул.
  - Она доставила много проблем. Частично, это была моя вина, я был недостаточно осторожен, - Гарри помолчал, вспоминая те мгновения. - В поединке она сорвала с моего лица маску. Она заколебалась, и в этом была ее ошибка. Она не смогла убить меня, потому что увидела сына своего лучшего друга.
  Холодная улыбка скользнула по губам блондина.
  - Да, выражение ее лица должно было быть неописуемым.
  - Ужас, в ее чертах застыл ужас, - легко подтвердил Гарри. - Если бы она не увидела моего лица, то могла бы победить. Вместо этого она позволила своим эмоциям управлять собой.
  Улыбка Драко стала еще шире.
  - Она хотела "спасти" тебя. Почему все они уверены, что нам нужно спасение от тьмы?
  - По той же причине, почему они убеждены, что мой отец - абсолютное зло.
  - Невежество. Слепец ведет слепых.
  Дверь в гостиную внезапно распахнулась, и вошел Волдеморт. Было очевидно, что он в ярости. Его лицо было мертвенно-бледным от злости. При его появлении Драко склонился в поклоне, а Гарри встал навстречу отцу.
  - Министерство и Орден вмешались в еще один рейд! - его глаза скользнули по фигуре сына. - Вмешательство Нимфадоры Тонкс привело к поражению моих слуг. Избавь меня от нее.
  Глаза Гарри слегка потемнели, и отец быстро заметил это.
  - Что он сказал тебе? - Волдеморт указал на Драко.
  - Ничего, - быстро ответил Гарри. - Я просто рассчитывал подольше побыть здесь.
  - Оставь нас, Малфой, - как и любой на его месте, юноша поспешил исполнить приказ Темного Лорда. Когда Драко ушел, Волдеморт приподнял пальцами подбородок юноши, чтобы заглянуть в изумрудные глаза. - Что тебя тревожит? Ты выглядишь так, будто не спал несколько дней. - Холодный палец проследил темные круги под глазами на юном лице.
  Гарри не мог заставить себя отвести взгляд, но в тоже время он был неспособен ответить на этот вопрос. Он почувствовал присутствие в своем сознании, когда отец углубился в его воспоминания. Внезапно перед его глазами возникло лицо Пирса. Мертвец открыл рот и произнес слова, которые преследовали его: "Интересовался ли ты когда-либо, почему они должны были быть уничтожены?". Его отец заглянул еще глубже в память, затем внезапно отстранился.
  - Никогда не сомневайся в том, что сделал. Ты лишь хороший сын, который следует указаниям своего отца. Если бы я мог, я бы наказал Пирса за слова, которые растревожили тебя. Но я не могу этого сделать.
  Гарри слегка расслабился.
  - Как...?
  - Ш-ш. Тебе не стоит тревожиться об этом. Все, что мы сделали, было ради нашей безопасности. Если бы мы позволили кому-то из них уцелеть, мы давно были бы уже мертвы. Мы убиваем, чтобы защититься, - Волдеморт притянул сына в объятия. - Ты останешься здесь и отдохнешь.
  - Нет, - твердо сказал Гарри. - Я выполню это задание для тебя.
  - Ты только понаблюдаешь за ней, Но если у тебя будет удобная возможность, используй ее. - Волдеморт внимательно посмотрел на сына. - Ты совсем не жалеешь себя. Когда ты вернешься, обещаю, у тебя будет много времени, чтобы отдохнуть.
  - Спасибо, отец, - сказал Гарри, направляясь в двери.
  Внезапно Волдеморт остановил его.
  - Запомни, Гарри, его слова не имеют значения. Он не знал, о чем говорил.
  Покидая комнату, Гарри на мгновение остановился. Посмотрев через плечо на своего отца, он выдавил из себя улыбку:
  - Я запомню твои слова.
  
  В Косом переулке гудела оживленная толпа учеников Хогвардса, которые прибыли за покупками к новому учебному году. Сидя в кафе Фортескью, Гарри практически забыл о том, что идет война. Он ощутил укол вины при мысли о том, что действия его отца развеют беззаботную атмосферу Косого переулка. На мгновение он задержал взгляд на дружных семьях, спешащих по своим делам, и снова сконцентрировался на своем объекте.
  Тонкс стояла вдали от толпы с ее неестественно-розовыми волосами, которые она только что поправляла. Казалось, ей нравиться такой цвет, потому что за те три дня, на протяжении которых Гарри наблюдал за ней, она постоянно возвращала его.
  Сегодня у нее был напарник - Кингсли Шеклбот. Создавалось впечатление, что они ждали кого-то. Гарри нахмурился, когда они стали изучать толпу. Подняв "Ежедневный Пророк", он спрятал свое лицо, когда их взгляды скользнули к кафе. Через несколько мгновений Гарри опустил газету. Его глаза ловили каждое движение этой парочки.
  С левой стороны к аврорам приближалась большая группа магов. Гарри узнал многих из них. Четверых детей Уизли было легко определить по рыжим макушкам. Рядом обнаружилась их мать. Он также заметил Невилла Лонгботтома, рядом с которым стояла его бабушка. Девушка с каштановыми волосами показалась ему незнакомой, он задержал на ней взгляд на несколько секунд, прежде чем посмотреть на последних членов группы: рыжеволосою женщину с изумрудными глазами и мальчика, который был похож на нее, не считая орехового цвета глаз.
  Его взгляд быстро скользнул к "ежедневному Пророку" в его руках, прежде чем снова вернуться к группе, которая направлялась к Флориш&Блотс. Присутствие двух авроров стало понятным. Они были здесь для защиты Лонгботтома. Отодвинув стул, Гарри собрался уходить. Он найдет свою цель, когда та будет одна.
  
  Дориан Поттер моргнул, и когда он снова посмотрел на кафе Фортескью, подросток уже исчез, оставив Дориана сомневаться в его реальности. Странный юноша быстро вылетел у него из головы, потому что ему не удалось разглядеть его лица. Вместо этого его внимание переключилось на мать, которая внезапно побледнела. После того, как отец едва не погиб, мама выглядела больной. Дориан нахмурился, зная, что она плохо спит и постоянно волнуется.
  - Он в порядке, мама.
  Лили задумчиво посмотрела на сына.
  - Неунывающий оптимизм юности, - она прошептала. - Однажды ты узнаешь, что бессмертия не существует.
  - Не стоит и рассчитывать на него, - бросил Дориан.
  - Я не хочу потерять никого из своей семьи.
  - И не потеряешь, мама.
  Чтобы успокоить сына, Лили постаралась улыбнуться.
  - Раз уж ты раздаешь обещания, дай мне слово, что в этом году я не получу ни одной совы от директора.
  - Этого я не могу пообещать тебе, - вздохнул Дориан с лукавыми искрами в глазах, которые напоминали ей Джеймса. - Это последний год Фреда и Джорджа.... они хотят сделать из своего выпуска что-то феерическое.
  Лили застонала.
  - Разве они не должны сосредоточиться на Ж.А.Б.А.?
  - Единственная причина, по которой они возвращаются, это настойчивость миссис Уизли.
  - Ты слишком похож на своего отца.
  Дориан усмехнулся.
  - Значит, мне суждено найти прекрасную ведьму?
  - Лесть не умерит мой гнев, когда совы начнут прилетать! - сказала Лили, прежде чем повторить предыдущую фразу: - Ты слишком похож на своего отца.
  Тонкс приблизилась к ним и улыбнулась.
  - Когда мы закончим в Флориш&Блоттс, мы отправимся во "Все для квиддича", так что юный охотник сможет получить новую метлу.
  - У меня будет "Молния", правда же?
  Лили вздохнула.
  - Ты получишь "Молнию", поскольку и ты, и твой отец уверены, что она тебе необходима.
  Дориан улыбнулся и опрометью бросился к близнецам Уизли, чтобы рассказать о своей победе. Тонкс, однако, осталась возле Лили.
  - Лили, я покину вас возле Флориш&Блоттс, Хагрид меня сменит.
  - Куда ты? - спросила Лили, ее глаза впились в молодую волшебницу.
  - Меня вызвали из отдела. - Тонкс вздохнула и добавила: - Я надеюсь, это ненадолго. Мне действительно нужно отдохнуть.
  - Кажется, никто из нас не может нормально спать.
  Тонкс прикусила нижнюю губу.
  - У меня такое чувство, что за мной наблюдают.
  Рот Лили округлился.
  - Тонкс, возможно, будет лучше, если ты останешься в штабе.
  - У меня нет доказательств. Большую часть времени я думаю, что это просто паранойя.
  - Мне знакомо это чувство.
  Тут впереди показалось здание Флориш&Блоттс. Тонкс улыбнулась и быстро обняла Лили.
  - Я буду на связи.
  
  Тонкс уже два часа была одна в своей небольшой квартире. Гарри потянулся, разглядывая апартаменты. Это была прекрасная возможность, и он не видел причин продолжать бездействовать. Вынув из кармана волшебную палочку, он стал выбираться из своего убежища.
  Краем сознания он уловил мысленное присутствие отца и недоумевал, почему он связался с ним сейчас.
  "Гарри, мне нужно чтобы ты оставил полукровку и возглавил моих Упивающихся. Они схлестнулись с Орденом Феникса".
  "Какова расстановка сил?".
  "Мы проигрываем. Поэтому ты мне нужен там".
  Координаты вспыхнули в его голове.
  "Я прибуду немедленно".
  "Обрушь на них мой гнев, сын".
  С этими словами Волдеморт покинул его разум. Гарри посмотрел на темнеющую квартиру и знал, что цель ускользнула. Возможно, он сможет завершить эту миссию позже. Закрыв глаза, он аппарировал туда, где сражались слуги его отца, Упивающиеся смертью.
  
  Глава 6. Проигранная битва
  
  Гарри оказался в заброшенном уголке индустриальной части Лондона. Строения уже давно обветшали из-за недостатка обслуживания. Гарри бесшумно накинул на голову капюшон, завидев приближающегося к нему Люциуса Малфоя. Упивающийся вежливо поклонился наследнику своего господина.
  - Орден только что получил подкрепление от авроров, - Упивающийся замолчал на мгновение, указав рукой в сторону разворачивающейся битвы. - Ситуация безнадежна.
  Лицо Гарри закаменело в привычной маске невозмутимости.
  - Мой отец не считает, что ситуация "безнадежна", Малфой. На твоем месте я бы придержал язык.
  Мужчина покраснел от слов, которые задели его честь.
  - Если мой Лорд хочет продолжить сражение, нам следует поторопиться.
  Гарри холодно кивнул и последовал за старшим Малфоем по заброшенным лабиринтам фабричного района. До него доносились отрывки произносимых проклятий, крики людей, цветные лучи заклятий то тут, то там разбивались о каменные стены. Они ускорили шаг, приближаясь к месту сражения.
  Когда панорама битвы предстала перед их глазами, Малфой повернулся к юноше:
  - Удачи, мой Лорд.
  Гарри коротко кивнул и с головой нырнул в сражение с палочкой, зажатой в правой руке. Он выкрикнул проклятие, которое когда-то использовал Долохов, и огненные молнии ударили в цель, которая замертво рухнули на землю.
  - INCENDIO! - выкрикнул он, вскидывая палочку в строну приближающегося аврора. Мужчина закричал от боли, когда языки пламени охватили его. Гарри быстро переключил внимание на нового противника.
  - SECTUMSEMPRA! - проклятие угодило магу в лицо, и тот рухнул на землю.
  Гарри рвано вздохнул, восстанавливая дыхание. Его глаза быстро оценили сложность их положения. Результат этой стычки будет зависеть от случая. Его рука скользнула в складки мантии, извлекая кинжал, который тут же нашел свою цель, спасая жизнь Упивающемуся.
  Он заметил, что слева от него Беллатрикс сражается со своим кузеном-предателем крови, Сириусом Блэком. На его глазах Упивающаяся рухнула на землю, когда одно из проклятий пробило ее защиту. Сердце юноши пропустило удар, когда Блэк шагнул к ней, поднимая палочку.
  Первый шок схлынул, и Гарри мгновенно кинулся к Беллатрикс. Он замер напротив Блэка, целясь палочкой ему в грудную клетку.
  - Проваливай, Блэк, - угрожающе прошептал он.
  Сириус моментально отвлекся от Лейстранж и обернулся к новому противнику:
  - Ах, маленький сыночек Волдеморта!
  Судорожно вздохнув, Беллатрикс повернула голову и увидела Гарри:
  - Уходи, Марволо! - приказала она.
  Взгляд Гарри скользнул по ее дрожащей фигуре:
  - Ты не в состоянии завершить дуэль. Ты возвращаешься.
  Беллатрикс попыталась встать, но обнаружила, что не способна даже на это.
  - Я не могу.
  - Еще как можешь, - приказал Гарри, пристально глядя ей в глаза.
  Понимая бесполезность спора с упрямым подростком, Беллатрикс аппарировала к замку Темного Лорда, оставив Гарри разбираться с Блэком в одиночку.
  - Очень смело с твоей стороны, мальчик, - спокойно произнес Сириус. - К несчастью, я сомневаюсь, что моя дорогая кузина сделала бы то же самое для тебя.
  - Ты был бы удивлен.
  Двое противников не спускали друг с друга глаз, настороженно выжидая, кто же первым ринется в атаку.
  Гарри первым начал дуэль, послав в сторону Блэка жалящее проклятие. Мужчина тотчас же ответил несколькими заклятиями, которые Гарри легко отразил с помощью щита.
  Они кружили посреди битвы в изматывающем танце дуэли, нападая и защищаясь. Незаметно они оказались возле древней каменной стены одного из заводов. В это мгновение Expelliarmus Гарри достиг своей цели, и палочка Блэка упала в его протянутую ладонь.
  - Тебе стоило послушаться меня, Блэк, и просто уйти.
  Лицо Сириуса застыло в угрюмой гримасе ожидания смерти.
  Краем глаза он увидел Джеймса, сражающегося с другим Упивающимся. Их глаза на мгновение встретились, и Джеймс внезапно направил палочку в сторону асассина. Сириус усмехнулся, но тут же помрачнел, когда проклятие Джеймса было отражено Упивающимся, с которым тот сражался. Цветной луч угодил в каменную кладку, разрушая ее. Обломки обрушились на Сириуса и асассина.
  Через несколько мгновений Сириус медленно поднялся, и принялся отряхивать с себя пыль. Он судорожно закашлялся, когда пыль попала в его легкие.
  - Черт возьми, Джеймс! - выдавил Сириус между приступами кашля, хотя его друга не было видно.
  Его серые глаза уперлись в бессознательное тело асассина. Сириус обошел темную фигуру вокруг и слегка встряхнул. Никакой реакции. Он прижал два пальца к горлу юноши и ощутил слабое биение пульса. Лицо асассина по-прежнему было скрыто маской.
  Луч отраженного заклятия напомнил ему, что вокруг все еще идет сражение. Подняв тело избитого и окровавленного асассина, Сириус аппарировал на Площадь Гриммо, где уже должен был находиться Дамблдор.
  Все еще держа бессознательного асассина на своем плече, Сириус быстро поднялся наверх и расположил его в одной из спален, а затем опрометью бросился за Дамблдором. Он застал директора как раз в тот момент, когда он собирался присоединиться к битве.
  - Альбус, - поспешно окликнул Сириус мага, - я схватил его.
  Дамблдор тут же остановился и без дальнейших расспросов последовал за Сириусом в комнату. Директор приблизился к безвольному телу на кровати. Подняв палочку, он стал залечивать раны молодого волшебника. Когда опасных для жизни повреждений не осталось, руки Дамблдора принялись осторожно снимать капюшон.
  Внезапно он замер. Сириус подошел к побледневшему директору. С лица мужчины тоже схлынула краска.
  - Гарри? - выдавил он, когда увидел шестнадцатилетнего подростка, как две капли воды похожего на его лучшего друга.
  Дамблдор зажмурился и, вздрогнув, отступил на несколько шагов.
  - Как мы скажем об этом Лили и Джеймсу? - Сириус взмахом руки указал на бессознательного юношу. - Мы схватили их сына!
  Дамблдор открыл было рот, чтобы ответить, но тут дверь распахнулась. В комнату, тяжело дыша, вошел Джеймс Поттер.
  - Прости, Сириус. Я не ожидал, что так получиться. Я слышал, ты поймал асассина...
  Сириус увидел, как потрясенно расширились глаза Джеймса.
  - Джеймс, - окликнул он друга, но тот вылетел за дверь, пытаясь убежать от осознания того, кем оказался его давно потерянный сын.
   Глава 7. Не будет просто
  
  - Это не мой сын! - лихорадочно повторял Джеймс, вышагивая по комнате.
  Сириус Блэк и Ремус Люпин обменялись тяжелыми взглядами. Джеймс был настроен так враждебно с тех пор, как они обнаружили его здесь. Сириус вздохнул, снова переключая внимание на мечущегося друга, который бессознательным движением растрепал и без того непокорные волосы.
  - Может, ты прекратишь бегать туда-сюда, старина? - наконец подал голос Сириус.
  Джеймс зыркнул на него, но не прекратил своего занятия.
  - Джеймс, это не поможет, - сказал Ремус, располагаясь на одном из удобных диванчиков, которых было полно на Площади Гриммо 12.
  Сириус нахмурился. Он бросил на Ремуса быстрый взгляд. Тот выглядел по-настоящему изможденным, полнолуние было лишь два дня назад.
  - Джеймс, почему бы нам всем не присесть?
  И снова единственным ответом Сириусу стал мрачный взгляд.
  Ремус откинулся на мягкую спинку дивана, расслабляя ноющие мышцы:
  - Это Гарри лежит в той комнате.
  - Нет.
  - Я знаю, что это не тот Гарри, которого воспитал бы ты, Джеймс, - сказал Ремус, прерывая разглагольствования друга. - Волдеморт обманул его.
  - Он несет ответственность за смерть других! - Джеймс наконец-то рухнул на диван рядом с Ремусом. - Он пытался убить меня!
  - Его вырастил Темный Лорд! - констатировал Сириус. - Только представь, как он учил поступать Гарри!
  Джеймс напряженно потер глаза.
  - Я все еще надеюсь проснуться, и обнаружить, что все это - лишь страшный сон. Лучше было бы по-прежнему считать его мертвым.
  - Но он жив, Джеймс, это реальность, с которой тебе придется столкнуться, не только тебе, но и Лили с Дорианом, - мягко произнес Люпин, не спуская глаз с раздираемого эмоциями друга. - Я знаю, что это не будет просто... такое никогда не легко преодолеть, но, все же, вам придется пройти через это.
  Джеймс поднял на Ремуса взгляд, когда тот упомянул имя Лили.
  - Ей не нужно знать об этом.
  - Гарри - и ее сын, - напомнил Ремус, - ей стоит услышать об этом от тебя, а не от посторонних.
  - Ремус прав, Джеймс, - сказал Дамблдор, входя в комнату.
  - Это только причинит ей еще больше боли, - прошептал Джеймс. - Он принадлежит Волдеморту, а не нам. Гарри считает именно так.
  Дамблдор кивнул.
  - Это правда, что он отравлен ложью Волдеморта, но это не значит, что надежды нет. Ты слишком легко отказываешься от Гарри.
  - Вы не видели его взгляда той ночью, - воскликнул Джеймс. - В нем была абсолютная пустота!
  Сириус про себя согласился с этими словами. На протяжении тех нескольких минут, пока он сражался с Гарри, в глазах юноши застыли холод и пустота.
  - Джеймс, все чего я прошу, это чтобы вы с Лили попытались достучаться до него.
  Джеймс отвел взгляд в сторону окна, его губы сурово сжались.
  - Я не хочу давать ей обманчивую надежду. Она и так уже достаточно настрадалась.
  - Лили бы хотела попытаться, - убеждал друга Люпин.
  Джеймс кратко кивнул.
  - Стоит ли также говорить Дориану?
  - Это решение должны принять вы с Лили, - Дамблдор помолчал мгновение, затем добавил: - Но он может услышать об этом и от других учеников. - Дамблдор многозначительно посмотрел на Джеймса.
  - Детей Упивающихся Смертью? Зачем? Чего они этим добьются?
  - Любопытство одного подростка, а может, и кое-какой информации. Я предполагаю, Драко Малфой сыграет в этом решающую роль, - старый директор склонил голову. - Это твой выбор.
  - Выбор? - иронически рассмеялся Джеймс. - Позволить ему узнать все от Малфоя?
  Дамблдор кивнул.
  - Возможно, нам следует проверить, как там наш гость? - не дожидаясь ответа, Дамблдор направился к двери.
  Три Мародера обменялись взглядами, прежде чем последовать за ним. Джеймс покидал комнату последним, ощущая в глубине души нежелание встречаться со своим сыном. Когда он переступил порог спальни, его лицо окаменело при взгляде на распростертую фигуру. Дамблдор как раз склонился к нему, коснувшись цепочки на шее юноши. Джеймс заметил, как сузились глаза директора, когда его взгляд скользнул по подвеске в форме щита, которая висела на серебряной цепочке. Дамблдор попытался осторожно стянуть цепочку со спящего подростка, но внезапно разряд магии ударил в его руку.
  - Очень умно с твоей стороны, Том, - вслух произнес директор. - Полагаю, мы обнаружили еще один крестраж.
  Тело Гарри вздрогнуло от боли, и стон слетел с его губ. Он почувствовал легкое покалывание и услышал приглушенные голоса, обсуждающие что-то. Он расслышал слово "крестраж". Оно встревожило его разум, и он попытался остаться в сознании. Гарри заставил свои глаза медленно распахнуться. И первым человеком, которого он увидел, был самый ненавистный враг его отца, Альбус Дамблдор.
  Магглолюбец приблизился к нему, протягивая серебряный кубок.
  - Полагаю, тебе это нужно...
  Гарри уставился на чашу, прежде чем переключить внимание на трех других волшебников в комнате. Он узнал их, но предпочел не подать виду, что заметил их присутствие. Он повернул голову влево, прочь от чаши.
  - Даю слово, что это не отравлено, Гарри, - довольно дружелюбно сказал Дамблдор.
  Вместо ответа Гарри закрыл глаза, моля о смерти.
  - Тебе придется это выпить, Гарри.
  Никакого ответа. Лица Мародеров помрачнели. Джеймс посмотрел на хрупкого подростка и вздохнул.
  - Твое имя Гарри, правильно? - Спросил Джеймс, не уверенный, изменил ли Волдеморт имя его сына.
  Ни подтверждения, ни опровержения не последовало.
  - Твои ранения не настолько серьезны, чтобы привести к твоей смерти, - продолжил Дамблдор. - Для всех будет лучше, если ты выпьешь это. - Единственным ответом на слова Дамблдора стали еще более плотно сжатые губы. - В этом случае, мы оставим тебя на некоторое время, чтобы ты смог отдохнуть. Но прежде чем я уйду, я бы хотел спросить, позволишь ли ты нам изучить подвеску, которую ты носишь?
  На лице Гарри промелькнула улыбка. Чувствуя, что сознание покидает его, он прошептал:
  - Изучайте, если сумеете снять.
  
  Джеймс беспокойно ждал, сидя в кресле, пока Лили прибудет на Площадь Гриммо по дымолетной сети. Его разум возвращался к одному и тому же вопросу: "Как я собираюсь сказать об этом Лили?". В его голове вспыхивали разные сценарии, но ни один из них не имел шансов. Джеймс резко выдохнул. Ему никогда не удавалось хорошо обращаться со словами.
  В камине вспыхнуло зеленое пламя, и из него вывалился Дориан, за его спиной тотчас же появилась его мать. Глаза Лили стразу же заскользили по фигуре мужа, выискивая следы ранений. Джеймс постарался успокаивающе улыбнуться, хотя в желудке застыл ледяной ком.
  - Дориан, почему бы тебе не оставить меня с мамой наедине?
  Глаза Дориана испуганно сузились, но он предпочел оставить свои подозрения при себе.
  - Уизли уже здесь?
  - Нет, тебе придется развлекаться самому. Но не суйся на второй этаж, - Джеймс строго посмотрел на сына поверх своих очков. - Ты меня понял?
  - Есть какая-то особенная причина...
  - Потому что твой отец сказал тебе, что он под запретом, - серьезно сказал Джеймс.
  - Тогда я останусь здесь, внизу, - сказал Дориан и быстро добавил: - и буду держаться подальше от двери.
  - Спасибо.
  Когда Дориан ушел, Джеймс осторожно повернулся к Лили, которая уже извелась от напряжения.
  - Все в порядке, Джеймс?
  Джеймс указал на кресло, рядом со своим.
  - В общем, да.
  - Почему мне не верится в твои слова? - изумрудные глаза Лили внезапно стали усталыми, когда она опустилась на стул.
  Джеймс потер виски:
  - Мы сегодня обнаружили кое-что интересное.
  - И?
  - Я уверен, ты слышала о сегодняшнем сражении, - медленно начал Джеймс. - Оно не закончилось ни явной победой, ни поражением для нас. Однако нам удалось пленить одно важное действующее лицо.
  Лили приподняла бровь.
  - Джеймс, я знаю, ты пытаешься сказать мне что-то важное, потому что начинаешь ходить вокруг да около. Ты всегда так делаешь, когда не знаешь, как это сказать.
  - Мы поймали асассина, - челюсть Джеймса напряглась.
  - Джеймс?
  Губы его мужа шевелились, но до нее не донеслось ни звука.
  Джеймс вздохнул и поднял на нее несчастный взгляд.
  - Лили, я не знаю, как сказать тебе... Волдеморт не убил Гарри.
  Глаза Лили расширились
  Джеймс проклял себя за надежду, которую увидел в ее прекрасных зеленых глазах.
  - Лили, он сделал его своим асассином, - он проклял себя снова, когда увидел выражение ужаса на ее лице.
  
  - ЧТО? - глаза Волдеморта сузились от ярости. - AVADA KEDAVRA! - проревел Темный Лорд.
  Малфой вздрогнул, когда стоящий рядом с ним Упивающийся замертво рухнул на мраморный пол. Малфою отчаянно захотелось провалиться сквозь землю, когда Волдеморт встал и направился к нему. Рука Темного Лорда взметнулась вверх и словно плетью обрушилась на лицо блондина.
  - Мой Лорд, мы ничего не могли поделать. Блэк сразу же аппарировал...
  Волдеморт погрузил свои тонкие пальцы в волосы Люциуса и грубо дернул, заставляя Упивающегося посмотреть ему в лицо.
  - МОЙ СЫН В РУКАХ ДАМБЛДОРА! - В ярости он встряхнул голову Малфоя. - МОЙ НАСЛЕДНИК! В РУКАХ ДАМБЛДОРА! МОЙ ПЛАН НЕ БУДЕТ РАЗРУШЕН ДАМБЛДОРОМ!
  Снейп наблюдал из тени за этой сценой, глубоко пряча свое изумление.
  - Что такого неправильного в этой ситуации, Люциус? - низко, угрожающе прошептал Волдеморт.
  - Мы вернем его, - быстро ответил тот.
  В глазах Волдеморта все еще полыхало пламя.
  - Лучше тебе действительно сделать это, Люциус, иначе ты разделишь его судьбу, - он указал на безжизненное тело Упивающегося у своих ног.
  Сильно дрожа, Малфой встал на ноги, поклонился Волдеморту и быстро покинул комнату.
  Волдеморт задышал размеренно, но его спокойствия не хватило надолго.
  - REDUCTO! - стол слева от него разлетелся на щепки. - СНЕЙП!
  Северус Снейп неохотно покинул свое укрытие.
  - Да, мой Лорд? - склонился в поклоне он.
  - Ты поможешь Люциусу с его заданием, - голос Волдеморта звучал практически спокойно. - Мне нужно, чтобы ты передал моему сыну, что я хочу, чтобы он был жив и здоров.
  - Как я узнаю его, мой Лорд? - спросил Снейп.
  - Он выглядит почти в точности как молодая версия Джеймса Поттера, - усмехнулся Волдеморт, зная, что за ледяной невозмутимостью зельевара скрывается глубокий шок. - Кажется, вы учились на одном курсе в Хогвардсе.
  - Вашего сына не будет тяжело найти, - Снейп поклонился и собрался уходить.
  - Поторопись, Снейп, мой сын беспрекословно подчиняется мне и постарается выполнить предыдущий приказ.
  - Я не стану терять время, - мантия взметнулась за спиной уходящего Снейпа.
  
  Глава 8. Допрос или Время объясниться
  
  Комната перед глазами Гарри была словно в тумане. Он потер глаза, зная, что чары хорошего зрения потеряли свою силу, а возобновить их без палочки не было возможности. Так что придется обходиться так. Свесив ноги с кровати, он неуверенно сел. В висках пульсировало после слишком долгого сна. Когда комната перестала кружиться у него перед глазами, он встал на подгибающиеся ноги. Ему пришлось раскинуть руки в стороны, чтобы удержать равновесие. К этому моменту он был уверен, что в комнате больше никого нет.
  Медленно он подошел к закрытой двери. Открыв ее, он по стеночке направился к лестнице. На неуверенных ногах он стал спускаться по ступенькам. Голова закружилась. Оступившись, он кубарем полетел к подножью лестницы. Воздух вышибло у него из легких, когда он, наконец, рухнул на пол первого этажа.
  - Какое неприятное падение, - услышал он голос Дамблдора, - позволь, я помогу тебе.
  Оперевшись на руки, он сумел сесть и отпрянуть от размытой фигуры над ним. На юном лице вспыхнула ненависть, когда он отклонил помощь старого мага.
  - Я так понимаю, ты предпочитаешь встать самостоятельно?
  Отодвинувшись к стене, Гарри оперся на нее, чтобы подняться на ноги. Его дыхание было прерывистым, но усилием воли ему удалось задышать ровно и спокойно.
  - Следуй за мной на кухню, - размытая фигура Дамблдора пошевелилась. Должно быть, он взмахнул рукой.
  Гарри ухмыльнулся. Он не собирался следовать за этим человеком куда бы там ни было.
  - Ты не сможешь покинуть этот дом, Гарри. Я наложил специальные чары, которые не позволят тебе этого сделать, - Дамблдор немного помолчал. - На кухне довольно уютно, знаешь ли.
  Вздохнув, Гарри пошел за врагом своего отца на кухню. Он сумел различить, по крайней мере, еще пять размытых силуэтов на кухне.
  - Садись, Гарри.
  Гарри поколебался мгновение, затем принялся на ощупь пробираться к стулу. Он вздрогнул, когда наткнулся на другой. Он неуверенно выдвинул стул и неуклюже рухнул на него. Его глаза изучали людей, сидящих за столом. Он нахмурился, когда не смог разглядеть их лица из-за своего плохого зрения.
  - Ты в порядке, Гарри? - голос директора разрезал напряженную тишину.
  Гарри коротко кивнул в ответ.
  - Натыкаться на стулья - отнюдь не признак хорошего самочувствия, - Гарри узнал голос оборотня.
  Гарри подавил желание ответить, отвернувшись от сидящих за столом магов. Ему пришлось снова обратить на них внимание, когда чья-то ладонь коснулась его плеча.
  - Думаю, это поможет, - услышал он голос директора.
  Юноша почувствовал, как его лица коснулись очки, и с презрением отшвырнул их прочь.
  Директор невозмутимо продолжил.
  - Возможно, если кто-то другой предложит тебе очки, ты примешь их?
  Гарри проигнорировал это предложение. Он услышал звук отодвигаемого стула и легкие шаги. Через стекла, которые оказались на уровне его глаз, он увидел лицо рыжеволосой женщины. В ее глазах светилась надежда, пока она всматривалась в его черты. Очки остались на переносице, и он продолжал смотреть на нее. Его глаза широко распахнулись, когда она обняла его. Никогда еще он не был столь неуверен в себе, поэтому неподвижно замер на месте.
  Лили Поттер неохотно отстранилась от него и вернулась на свое место. Гарри не отводил от нее взгляда, не зная, как к ней относиться. Затем его глаза скользнули по лицам остальных магов. Грозный Глаз Грюм сидел в конце стола, сверля его острым взглядом. Справа от него сидели Поттеры и Сириус Блэк. Напротив них расположился оборотень, Ремус Люпин.
  - Уверен, ты голоден, - доброжелательно сказал Дамблдор, глядя на него поверх голов остальных.
  Гарри вернул ему пристальный взгляд.
  - Довольно! - Грюм встал с места, и сделал большой шаг в сторону Гарри. - Каково планы Темного Лорда?
  Гарри остался невозмутим. Его скучающий взгляд теперь остановился на главе Аврората.
  Покрытое шрамами лицо Грюма исказилось от ярости, в то время как его волшебный глаз изучал темноволосого подростка.
  - О, как вам бы хотелось это знать, не так ли? - прошептал Гарри.
  - Ах ты, маленький...
  - Аластор! - одернул того Дамблдор. - Мы ведь договорились.
  Грюм еще больше нахмурился, но вернулся на свое место.
  Желудок Гарри громко заворчал. Его взгляд остановился на еде перед ним. Признавая свое поражение, Гарри подвинул к себе тарелку и принялся быстро поглощать ее содержимое.
  - Когда ты в последний раз ел? - спросила жена Поттера.
  Гарри посмотрел на нее, вспоминая то чувство неуверенности, которое он ощутил в ее объятиях. Было ли опасно ответить ей?
  - У меня было много дел.
  - Несколько свежих трупов, о которых нам следует волноваться? - спросил Грюм.
  - Меня отвлекли, а то одним стало бы больше.
  - Кто?
  - Сомневаюсь, что эта цель все еще возглавляет список моего отца.
  - Очень жаль говорить тебе это, но Волдеморт тебе не отец, - громко произнес Грюм.
  Гарри улыбнулся.
  - Есть вещи куда более важные, чем кровь.
  Множество глаз уставились на него при этих словах.
  - Ты знал о том, кто ты, и все же совершал все эти преступления! - Грюм снова вскочил с места. - Альбус, его место в Азкабане!
  - Аластор, Волдеморт не был откровенен с Гарри.
  - Он был достаточно откровенным, - произнес Гарри. - Он хорошо описал тебя, Дамблдор. Ты - действительно прекрасный манипулятор. - Гарри встал с места. - Пожалуй, я вернусь в свою "комнату".
  Уходя, он услышал, как кто-то хотел последовать за ним, но Дамблдор воспрепятствовал этому. Гарри рухнул на кровать, радуясь, что остался один.
  
  Глава 9. Разбитое зеркало
  
  Крошечные ладони мальчика до боли сжимали кажущуюся такой большой палочку. Его широко распахнутые изумрудные глаза с ужасом смотрели в конец коридора. Но несмотря на страх, ноги несли его все вперед и вперед. Детское сердце забилось часто-часто, когда мальчика охватило чувство клаустрофобии. Но маленькие ножки продолжали шагать. Он хотел остановиться, но волна паники накрыла ребенка. Свет, льющийся из комнаты, затопил его вместе с сожалением.
  Он попытался остановиться, но безуспешно. С губ рвалась мольба о помощи, но не раздалось ни звука. Он не мог остановиться, не сейчас.
  
  Гарри встал с кровати и принялся вышагивать по комнате, пытаясь успокоить отчаянно бьющееся сердце. Он вытер глаза рукавом. Этот сон преследовал его со дня смерти Пирса. Он про себя проклял волшебника. Запустив руки в волосы, Гарри обвел взглядом комнату.
  Он открыл шкаф и с удивлением обнаружил, что он заполнен вещами его размера. Отодвинув вешалки с одеждой, он осмотрел полки. На одной из них обнаружилась обувь, которую он зло смахнул на пол. Остальные были пусты. Гарри запрокинул голову, чтобы заглянуть на самую высокую. Его руки наткнулись на что-то металлическое. Гарри осторожно достал заинтересовавший его предмет.
  Из серебряного зеркала на него взглянуло его собственное отражение. Миндалевидные зеленые глаза казались темнее и глубже, чем раньше. Непокорные черные вихри безжизненно повисли.
  - Ты выглядишь как ничтожество, - прошептал он с беззвучным смешком. В нем вспыхнул гнев, и зеркало полетело на пол. Звон разбитого стекла мертвым эхом заполнил пустую комнату.
  Он моргнул, когда звук вырвал его из раздумий. Его губы сурово сжались, он подошел к осколкам и поднял один из них. Слова его отца гулко бились в ушах, пока он смотрел на неровный край разбитого зеркала.
  Оттуда на него не мигая уставились темные глаза. Медленно, очень медленно он прижал осколок к бледной коже запястья.
  
  Джеймс откинулся на спинку стула, не отрывая взгляда от часов. Скоро его "смена" закончиться, и присматривать за Гарри будет Дамблдор. Он повертел головой, зная, что перед приходом директора, он должен будет проверить Гарри лишь еще один раз. Это ночь была спокойной, и его то и дело одолевала дремота.
  Он бы предпочел не оставаться в одиночестве, но Лили забрала Дориана домой. Мальчик воспринял новость о своем брате довольно хорошо, но, в конце концов, он никогда его не видел. Сириус отправился с Грюмом оформлять бумаги, связанные с Гарри. Дамблдор предупредил их, что Министерство попытается упрятать Гарри в тюрьму. Эта новость сильно расстроила Лили.
  Он вздохнул, направляясь к комнате, в которой находился его сын. Джеймс слегка нахмурился. Было все еще трудно поверить, что Гарри жив. Ладонь осторожно повернула холодную дверную ручку, а взгляд упал на кровать, но та на удивление оказалась пустой. Его сердце забилось быстрее при мысли о том, что его подопечный спрятался где-то в доме.
  Обернувшись, Джеймс заметил Гарри, который сидел на полу, оперевшись спиной на стену. Его лицо было белее мела, и на нем неестественно ярко сверкали зеленые глаза.
  - Гарри, все нормально?
  Юноша промолчал, поэтому Джеймс подошел ближе и наклонился, чтобы пристальнее осмотреть его. Его рука случайно коснулась запястья Гарри, и на ней сразу же расцвели багровые капли крови.
  - О Боже, - вырвалось у него. Трясущимися руками он выхватил палочку и выкрикнул: EPISKEY!
  Кровотечение остановилось, и рана стала затягиваться. Джеймс потянулся ко второй руке, молча радуясь, что Гарри был слишком слаб, чтобы сопротивляться. Еще раз пробормотав заклинание, Джеймс облегченно вздохнул.
  - Какого черта ты это сделала?! - вырвалось у него, когда он осторожно поднял сына на руки.
  Голова Гарри безвольно запрокинулась и уперлась ему в плечо, из глаз подростка катились молчаливые слезы.
  - Джеймс, все в порядке? - раздался за дверью голос Дамблдора.
  - Альбус, поторопитесь!
  Старый маг вошел в комнату и быстро оценил ситуацию.
  - Что случилось? - спросил он, помогая Джеймсу устроить юношу на кровати. Его взгляд скользнул по шраму в виде молнии: - Он порезал себя здесь?
  - Нет, он вскрыл себе вены, - Дамблдор продолжал изучать заинтересовавший его шрам. - Его нужно доставить в Св.Мунго.
  - Мы пошлем за мадам Помфри, - прервал его Дамблдор. - Мы не сможем поместить его в Мунго. Он опасен. Аластор никогда не позволит этого. Джеймс, вызови Поппи и принеси воды. Ему нужно много жидкости.
  Джеймс кивнул и практически выбежал из комнаты. Дамблдор подождал, пока он не исчезнет из виду, затем попытался привести Гарри в чувство.
  - Гарри мне нужно знать, как ты получил этот шрам, - повелительно спросил он, склонившись над юношей. Слегка встряхнув его за плечи, он повторил вопрос.
  Глаза Гарри на мгновение открылись, но тут же снова закатились. Он прошептал что-то, но Дамблдор не разобрал слов. Затем более четко добавил:
  - Я не ношу метки слуг и рабов.
  И погрузился в глубокий сон.
  Дамблдор помрачнел.
  - Все-таки ты меня обыграл, Том.
  
  Примечание переводчика: шрам-молния вроде должен быть на лбу? В оригинале forearm (предплечье). Возможно опечатка: forehead (лоб)? Надеюсь, потом станет ясно...(((
  
  Интриги Риддла
  Через два дня после попытки суицида Гарри постепенно начал поправляться. Убедившись, что он будет жить, Дамблдор немного успокоился. Оглядывая кухню, в которой расположились самые преданные члены Ордена, директор чувствовал себя как никогда уставшим и дряхлым. Несколько последних дней прошли в хлопотах, да и потом передышки не предвиделось.
  Его взглянул на неуверенно вертевшегося на стуле Джеймса Поттера. Дамблдор знал, что он о чем-то догадывается, но все же не решился быть откровенным той ночью.
  - Аластор, - начал Дамблдор, - мне нужно, чтобы Гарри остался под моим постоянным надзором.
  - Альбус, он - убийца, - проскрипел Грюм. - Министр Магии никогда не согласится на такой вариант.
  С лица старого волшебника исчезли остатки напускной бодрости.
  - Волдеморт решил обмануть Пророчество. Он действительно отметил Гарри как равного себе. Ему удалось оставить ребенка Пророчества у себя и убедить нас всех, что Избранный - Невилл. И до сих пор мастерски разыгрывал эту партию, - Дамблдор помолчал мгновение. - Я забираю Гарри в Хогвардс, Аластор.
  - Я улажу этот вопрос, но пообещай мне, что он не покинет замка без твоего ведома и без надзора.
  - Я позабочусь об этом, - Дамблдор обернулся к Джеймсу. - Мне нужно, чтобы ты оставался рядом с Гарри в Хогвардсе.
  Джеймс кивнул, хотя его взгляд был острым. Директор знал, что это реакция на сокрытие от него информации об интригах Риддла.
  - Как мы заставим его уничтожить Темного Лорда, если он называет его "отцом"? - несмело поинтересовалась Тонкс.
  - Мы покажем ему правду, - Дамблдор потер глаза. - Я буду разговаривать с ним в течении года, чтобы убедить в неправильности поступков Волдеморта. Уверен, у нас получиться.
  - А как же Невилл? - спросил Джеймс? - Вы уверены, что он - не Избранный.
  - Невилл - способный маг. Однако, после того как я увидел метку Гарри, я уверен, что речь идет о нем. Волдеморт довольно тщательно следовал словам Пророчества. Он не только осторожно выбрал равного себе, но и сделал так, чтобы его руки были запятнаны кровью, - Дамблдор окинул взглядом внимательные лица соратников. - Его работа как асассина Темного Лорда была обусловлена не столько необходимостью, сколько желанием Волдеморта лишить Гарри даже шанса на искупление.
  - И наша задача - убедить его в обратном, - почти весело подхватил Сириус.
  Дамблдор кивнул. Его внимание переключилось на появившегося у двери Снейпа.
  - Северус, я не ждал тебя сегодня.
  Снейп остался стоять у двери.
  - Темный Лорд приказал доставить сообщение его сыну.
  Дамблдор застыл.
  - И каково же оно?
  - Что он хочет, чтобы его сын оставался жив и здоров.
  - Ты не смог прийти раньше, не так ли, Снейп? - язвительно выплюнул Джеймс Поттер. - Когда Волдеморт дал тебе это поручение, хмм?
  - Меня немного задержали, Поттер.
  - Ну конечно, "задержали"...
  - Джеймс, не стоит, - начал Дамблдор.
  - Неужели вы не видите...
  Хмурый взгляд Дамблдора заставил Джеймса замолчать.
  - Ты можешь зайти к нему, Северус. Там сейчас Лили, но я уверен, она даст вам спокойно поговорить.
  - Спасибо, господин директор, - проговорил Снейп, с усмешкой взглянув на Поттера.
  
  Гарри уставился на зеленоглазую женщину, которая постоянно поправляла непокорные пряди его волос, словно они хоть когда-то лежали аккуратно. Такой стиль поведения был ему непривычен, и он не знал, как реагировать на него. Однако Гарри обнаружил, что не может сказать ей прекратить это. Он закрыл глаза, молясь о том, чтобы проснуться в замке своего отца или просто там, где рядом не будет этой женщины, действия которой сбивают его с толку.
  - Все нормально? - пробился сквозь его мысли ее звонкий голос.
  Он кивнул в ответ, зная, что она уже привыкла к его молчаливым ответам. Это только сильнее раздражало его. Он не хотел общаться с этими людьми.
  - Ты совсем вырос, - вздохнула Лили. - Ты так похож на Джеймса.
  Гарри не сумел сдержать дрожь.
  - Я вам не сын.
  - Я все еще помню, как носила тебя, - легкая улыбка скользнула по ее губам. - Потом я растила тебя целый год, до того как он украл тебя!
  - Мой отец сделал это, чтобы защитить меня, - спокойно сказал Гарри.
  - Волдеморт сделал это, чтобы использовать тебя!
  - Я и не ожидал, что ты поймешь. Ты слишком запутана словами Дамблдора, чтобы увидеть правду.
  - Ты уверен, что все обстоит не наоборот?
  Гарри коротко ответил:
  - Да.
  Дверь открылась.
  - Поттер, господин директор хочет поговорить с тобой.
  Лили нахмурилась, посмотрев на Гарри.
  - Уверяю тебя, он будет в порядке, когда ты вернешься, - Снейп зашел в комнату.
  Лили кивнула и неохотно вышла.
  - Снейп, - медленно произнес Гарри.
  - У меня есть послание от Темного Лорда, - Снейп посмотрел на хрупкого подростка. - Ты должен быть в порядке.
  Из горла Гарри вырвался смешок.
  - На чьей ты стороне, Снейп?
  - Ты сомневаешься в моей верности Темному Лорду?
  - Нет, - промолвил Гарри, словно случайно открывая взгляду мужчины свежие шрамы на запястьях, - просто ты немного припозднился.
  Снейп моргнул, поняв, о чем речь.
  - Меня задержали. Наш дорогой директор не хотел пропускать меня к тебе.
  - Предатели погибают ужасной смертью, - не моргая произнес Гарри.
  - Да... уж тебе об этом точно известно, - невозмутимо прошептал в ответ Снейп. - И все же хорошо, что я предан моему Лорду.
  Гарри кивнул, по его лицу блуждала легкая улыбка.
  - Сообщи отцу о моем самочувствии. Ты можешь идти, Снейп.
  Мастер Зелий покинул комнату, и Гарри тяжело опустился на подушки. Его истощили попытки проникнуть в разум Снейпа. Мужчина был мастером окклюменции. Гарри задумчиво рассуждал о том, почему отец терпит этого "шпиона". Совершенно ясно, что он ведет свою собственную игру.
  - Скользкий мерзавец, - прошептал Гарри, когда Лили Поттер вернулась в комнату. Потом он быстро прикрыл глаза, притворяясь спящим, чтобы избежать внимания рыжеволосой женщины.
  
  Глава 10. Отправная точка
  
  Гарри вышел из камина прямо в логово главного врага его отца. Путешествие по каминной сети слегка дезориентировало его, поскольку он все еще набирался сил. Его глаза изучающее скользнули по округлой комнате и причудливо изогнутых в форме арок окон. Наконец он перевел взгляд на письменный стол, за которым, спокойно ожидая, сидел директор. Его голубые глаза с интересом наблюдали за Гарри. Однако юноша отводил взгляд, разглядывая портреты предыдущих директоров и директрис Хогвардса. Он услышал, как за его спиной вышел из камина Джеймс Поттер.
  - Пожалуйста, садись, - вежливо предложил Дамблдор.
  "Да уж, здесь он определенно чувствует себя в своей стихии", - усмехнулся Гарри. И вместо того, чтобы сесть, подошел к столу с многочисленными серебряными предметами.
  - Гарри, сядь, пожалуйста. Нам много чего предстоит обсудить, - повторил просьбу Дамблдор.
  - Мне нечего "обсуждать" с предателями крови, - краем глаза Гарри отметил, как оба мага побледнели.
  Джеймс смерил сына тяжелым взглядом, лицо Дамблдора ничего не выражало. Директор чуть наклонился вперед, оперевшись локтями о стол. От его проницательного взгляда не укрылось ни одно движение Гарри.
  - Этот разговор все равно состоится, - он помолчал мгновение. - Уж лучше разобраться с этим сейчас, чем затягивать.
  Гарри громко вздохнул, испытывая желание швырнуть серебряные приспособления на пол.
  - Это всего лишь вещи.
  Гарри вскинул голову. Он неверяще посмотрел на Дамблдора, но предпочел промолчать и расположиться рядом с Поттером. Однако в глубине своего разума он поспешно возводил стены, чтобы не позволить Дамблдору проникать в его мысли. Тот улыбнулся, наблюдая за действиями юноши.
  - Учителям известно о твоем прошлом. Большинство студентов, однако, ничего не знает. Мы сообщим только, что родители только недавно нашли тебя. Таким образом, присутствие твоего отца можно будет объяснить необходимостью помочь тебе освоиться в Магическом мире. Знать о твоем прошлом будут только те студенты, чьи родители - члены Ордена, ну и, разумеется, те, с кем ты был знаком, находясь рядом с Водемортом.
  Гарри нахмурился:
  - Во-первых, он мне не отец. И никогда не будет. Во-вторых, вы что действительно собираетесь определить меня к студентам?
  Уголок рта директора дернулся.
  - Ты будешь изучать всего несколько предметов... чтобы сохранить видимость. Все остальное время ты будешь проводить в своей комнате или в этом кабинете. Нам с тобой предстоит о многом поговорить, - Дамблдор напрягся. - Кроме дополнительных защитных чар, Хогвардс будут охранять авроры. Сбежать не удастся.
  Лицо Гарри осталось пустым, ничего не выражающим.
  - Как вы можете быть так уверенны в этом, Дамблдор? Уверен, вам не удержать меня здесь.
  - С помощью группы бывших студентов, мы обезопасили все ходы.
  - Толпа авроров у выхода? - насмешливо протянул Гарри.
  Дамблдор кивнул.
  - Я все равно смогу пройти мимо них, даже без своей палочки, - глаза Гарри опасно сверкнули. - Мне уже случалось обводить вокруг пальца лучших людей Министерства. К сожалению, здесь на пути могут попасться ваши ученики. Что скажет на это Совет попечителей? Тем более когда узнает, что вы сознательно подвергли жизни их детей опасности.
  Гарри замолчал, недоверчиво отметив, как заблестели глаза директора.
  - Не думаю, что ты способен на такую жестокость.
  - Я убивал людей раньше. Это не так уж и сложно.
  Гарри с презрением посмотрел на спокойного директора.
  - Ты убиваешь, когда тебе приказано. Ты никогда не убиваешь ради удовольствия.
  Стул Гарри с грохотом отлетел назад, когда он неуловимым движением подскочил к директорскому столу, схватил нож для открытия почты и прижал его к горлу Дамблдора прежде, чем директор или Джеймс успели сделать хоть что-нибудь.
  - Ты не убьешь меня, Гарри, - уверенно произнес Дамблдор.
  Гарри посмотрел в голубые глаза, которые он успел возненавидеть. Краем глаза он заметил, что Джеймс Поттер направил на него свою палочку. Он сосредоточился на директоре, сильнее прижимая нож к коже.
  Дамблдор оставался невозмутим.
  - Я вижу это в твоих глазах, Гарри. Тебе не нравится то, что ты вынужден делать для Волдеморта, - он жестом приказал Джеймсу опустить палочку, и мужчина неохотно послушался. - Положи нож, Гарри.
  Гарри бросил на директора напряженный взгляд и движением запястья метнул нож в стену. Он почувствовал, как рука Поттера схватила его ладонь и потянула к стулу. Он неохотно вернулся на место.
  - Альбус, я не думаю, что это хорошая идея, - взгляд Джеймса был прикован к ножу, который глубоко вошел в стену. - Он слишком опасен.
  - Я прошу тебя довериться мне, Джеймс, - директор встал со стула. - Формально ты будешь распределен в Гриффиндор, хотя останешься в отдельной комнате вместе с Джеймсом.
  Глаза Джеймса потрясенно расширились.
  - Мне придется спать в одной комнате с ним?!
  - Я не вижу в этом проблемы. Думаю, так будет лучше для вас обоих, - улыбнулся Дамблдор. - Гарри, ты присоединишься к ученикам на пиру, но потом Джеймс отведет тебя в ваши апартаменты.
  - Что если я, или кто-то другой, раскроет всем ваш "секрет", Дамблдор? Тогда вам не позволят держать меня здесь.
  - Я почему-то думаю, что Хогвардс тебе понравится больше, чем Азкабан, - Дамблдор пристально посмотрел на подростка. - Это твой последний шанс на искупление, Гарри.
  - Искупление подразумевает, что было совершено какое-то преступление или злодеяние. Прежде чем искупить свою вину, мне нужно знать, в чем она состоит.
  - Со временем ты поймешь... если еще не осознал, - рассудительно заметил Дамблдор.
  Глаза Гарри вспыхнули яростью.
  - Единственный "грех", который я совершил, это был хорошим сыном.
  Казалось, Дамблдор хотел прокомментировать его слова, но сдержался.
  - На большей части твоих занятий палочка тебе не понадобится. Однако я решил, что ты также будешь изучать Защиту от Темных Искусств. Только на эти уроки тебе будут давать палочку.
  Гарри равнодушно кивнул.
  - Если вопросов больше нет, думаю, нам стоит направиться в Большой Зал, - встал со своего места Дамблдор. - Джеймс, ты будешь сидеть за столом преподавателей.
  - А Гарри?
  - А он познакомиться со своими однокурсниками - гриффиндорцами.
  
  Гарри обнаружил себя в постепенно наполняющимся студентами Большом Зале. Дамблдор указал ему место за столом и ушел, не сказав ни слова. Гарри нервно вздрогнул, когда за столом стали рассаживаться ученики Гриффиндора. Это место было его личным Адом. Он никогда не находился в окружении одногодок, но по сравнению с ним, они были всего лишь детьми.
  Он склонил голову, позволяя тяжелым прядям скрыть его лицо. Отрешившись от окружающего его шума, он попытался сосредоточиться на ситуации. Должен быть какой-то способ связаться с Драко, который сидит на противоположной стороне Зала. Но Гарри понимал, что Дамблдор вряд ли позволит это.
  Какое-то движение справа от него разбудило его любопытство. Кто-то действительно собирается сесть рядом с ним. Его изумрудные глаза встретились с коричневыми.
  - Ты и есть печально известный Гарри Поттер? - мальчик с темно-рыжими волосами скорее утверждал, чем спрашивал. - А я - Дориан Поттер.
  - Моя фамилия Марволо, - ответил Гарри, но реакции не последовало.
  - А выглядишь ты как Поттер.
  - Разве ты не должен меня бояться?
  - Почему? - удивился Дориан. - Очень тяжело бояться тебя, когда ты выглядишь как копия папы.
  Гарри нахмурился.
  - Ты меня раздражаешь.
  Дориан усмехнулся.
  - Как и многих других.
  - Малыш Дорри... - начал один из рыжих близнецов.
  - Пытается избежать неприятностей? - закончил второй.
  Гарри заметил, как съежился от этих слов Поттер-младший.
  - Вы же знаете, я ненавижу, когда вы меня так называете, - произнес Дориан, скривившись от отвращения.
  Один из рыжеголовых встретился глазами с Гарри и резко побледнел. Его губы сжались в тонкую полосу, взгляд отвердел.
  - Ты чуть не убил нашего брата.
  Тут его близнец наконец заметил Гарри и тоже скривился от отвращения.
  Гарри понял, что это те близнецы, на которых так часто жаловался Драко.
  - Дориан, ты же не собираешься всерьез общаться с ним? - недоверчиво протянул рыжий.
  - Он - мой брат, Джйордж, - тихо ответил Дориан.
  - Он опасен, - поддержал брата Фред Уизли.
  - Я вовсе не пытался убить вашего брата, - спокойно прошептал Гарри. И тут же возненавидел собственные слова. Он не должен оправдываться перед ними.
  Близнецы с недоверием посмотрели на него.
  - Те, кого я решаю убить, обычно умирают. Лишь немногим удается ускользнуть, - безразлично пояснил Гарри.
  Выражение их лиц не изменилось, когда они медленно уселись рядом с Дорианом.
  К противоположной стороне стола подошла девочка с непослушным гнездом каштановых волос, а за ней младший Уизли и его сестра. Их реакция была такой же, как и у близнецов. Казалось, Рону Уизли невыносимо даже находиться с ним в одной комнате.
  Гарри искренне наслаждался их реакцией. Как бы сказал его отец, они чувствовали его превосходство.
  - О чем, черт возьми, думал Дамблдор? - воскликнул Рон, глядя на Гарри. Ученики повернули к ним головы, заставив Дориана вздрогнуть.
  - Рон, сядь на место и заткнись. - Когда ошеломленный староста послушался, Дориан продолжил:
  - Дамблдор удерживает его здесь, чтобы не дать Волдеморту... - Дориан вздохнул, когда большая часть их группы отшатнулась при упоминании имение Темного Лорда. - Чтобы не позволить Волдеморту добраться до него. Наш уважаемый директор не будет доволен, если мы провалим его план.
  Их часть стола погрузилась в молчание, хотя Гарри все еще чувствовал на себе их взгляды.
  - Поттер и Уизли... о, кажется, я забыл упомянуть грязнокровку. Прости, Грейнджер, - Драко замер, когда его взгляд упал на его друга детства. На его лице расползлась расчетливая улыбка. - Марволо, - с кивком поприветствовал его он.
  - Малфой, - произнес в ответ Гарри.
  - Ты выглядишь ужасно.
  Уголок рта Гарри дернулся, грозя расползтись в улыбку.
  - Я попал в заварушку.
  - Не сомневаюсь, - с презрением протянул Драко, с отвращением осматривая сидящих рядом с Гарри учеников. - Застрять в компании этих невежественных...
  Внезапно Драко замолчал, почувствовав чье-то присутствие за своей спиной. Он медленно обернулся и увидел Джеймса Поттера, прожигающего его взглядом.
  - Мистер Малфой, вам стоит занять ваше место за столом своего факультета, - холодно бросил Джеймс.
  Малфой послал Поттеру взбешенный взгляд, затем направился к слизеринскому столу. Гарри смотрел, как он уходит, и, воспользовавшись Легелименцией, чтобы вложить в его голову сообщение:
  "Убедись, что мой отец знает, что я здесь, но будь осторожен - не попадись Дамблдору, - и в последнюю секунду добавил, - Не разглашай мою истинную личность. Я бы предпочел избежать Азкабана".
  Он потерял концентрацию. Легилименция и Окклюменция всегда казались ему изматывающими. Гарри замети, что Поттер-старший вернулся на свое место за преподавательским столом. Как он и предполагал раньше, поговорить с Драко будет очень тяжело.
  Первогодок ввели в Зал, и началось Распределение. Гарри не обратил внимания, на песню Шляпы, он разглядывал толпу одиннадцатилетних детей. Он был совсем другим в их возрасте. К этому времени, он уже выполнял поручения своего отца. Его поведение было таким же, как у взрослых. Странное чувство вспыхнуло в его груди, он никогда не испытывал такого раньше. Его лицо закаменело, когда он попытался опознать это чувство. Гарри нахмурился и решительно подавил его. Он вовсе не завидовал их детству.
  Когда Распределение завершилось, директор встал с места и заговорил. По выражению скуки на лицах, Гарри понял, что тот повторяет эту речь каждый год.
  - И да начнется пир, - жизнерадостно закончил Дамблдор, и на столе появились блюда с едой.
  Гарри больше размазывал еду по тарелке, чем ел. Его аппетит еще не вернулся. Он проклинал про себя окружавших его детей.
  Рядом с ним раздался хлопок, и Дориан Поттер внезапно превратился в большую канарейку. Потом так же неожиданно превратился обратно.
  - Это уже надоедает, - хмуро сказал Дориан.
  - Но все еще работает, - усмехнулся Фред.
  - И довольно эффектно, - добавил Джордж.
  - Настоящее произведение искусства, - со смехом выдохнули оба.
  Дориан фыркнул.
  - Теперь я остался без ножа, - он заметил нетронутый нож, возле тарелки брата. - Ты собираешься использовать его?
  Гарри молча поднял нож, подавая его Дориану рукояткой вперед.
  - Спасибо, - медленно произнес Дориан, все еще пораженный скоростью его движения.
  Гарри пожал плечами и вернулся к истязанию почти не тронутой пищи. Он был рад, когда ужин, наконец, завершился. Едва за его спиной вырос Джеймс, он тут же встал с места.
  - Что ж, пожалуй, стоит отправиться спать, - сказал Джеймс младшему сыну. - Твоя мама просила напомнить тебе, чтобы ты вел себя хорошо.
  - Она все еще надеется на это, - улыбнулся Дориан.
  Джеймс бросил взгляд на Гарри и пробормотал:
  - Да, все еще надеется.
  - Могу я пойти с вами?
  Джеймс покачал головой.
  - Возможно, позже, - он опустил руку на плечо Гарри и направился с ним к выходу из Большого Зала.
  Их комнаты были недалеко от кабинета директора и располагались вдали от коридоров, по которым часто ходили ученики. Апартаменты состояли из трех частей: спальня, гостиная и ванная. Обстановка была выдержана в гриффиндорском стиле.
  - Если я пообещаю не убивать тебя, ты прекратишь на меня пялиться? - спросил Гарри. - Я не могу спать, пока ты так делаешь.
  Джеймс перевернулся на спину и уставился в потолок.
  - Думаю, мы договорились.
  Гарри ухмыльнулся:
  - Думаю, да.
  Тишина заполнила комнату. Гарри перевернулся на другой бок, пытаясь устроиться поудобнее. Спрятав лицо в подушку, он понял, что боится следующего дня.
  
  Глава 11. ЗоТИ
  Темнота окутала зал, в который не проникало ни лучика света. Здесь царила тишина. Создавалось впечатление, что сюда наведалась смерть, в воздухе повисло ощущение тяжелой утраты. Обсидиановые шестиугольные плитки, покрывающие пол, слабо мерцали. Возле камина стояло величественное кресло. Вокруг его изящных ножек обернулась громадная змея, греясь у едва тлеющего огня.
  Беллатрикс Лейстранж старалась держаться на почтительном расстоянии от кресла. Поскольку в нем сидел один из немногих, кого она когда-либо боялась в своей жизни. И у нее были на это все основания. Особенно учитывая тот факт, что это из-за ее слабости был схвачен Гарри. Оправившись от ранения, Беллатрикс в полной мере ощутила на себе гнев Темного Лорда. Теперь он не желал ее видеть. Она знала, что балансирует на лезвии клинка. Без Гарри ее положение сильно пошатнулось.
  Осознавая неизбежность, Беллатрикс быстро подошла к креслу и склонилась в глубоком поклоне:
  - Мой Лорд...
  Тонкие пальцы сжались на подлокотниках кресла, медленно, напряженно. Беллатрикс почувствовала, как подкашиваются ноги, мгновения проходили, но хватка не ослабевала и она не решалась сказать ни слова.
  - Мы получили странное письмо от сына Люциуса прошлой ночью, - Волдеморт помолчал немного. - Мы не можем понять, о чем оно. Может, ты знаешь, в чем дело?
  Беллатрикс почувствовала, как в груди вспыхнула надежда.
  - Гарри в Хогвардсе.
  - Мои шпионы сообщили мне, что Дамблдор усилил защиту вокруг замка и в самой школе, - пальцы Волдеморта впились в обивку кресла. - Похоже, директор знает.
  - Мой Лорд, как вы можете быть уверены в этом? - осторожно спросила Беллатрикс, готовясь получить Круциатус вместо ответа.
  Волдеморт обернулся, и Беллатрикс почувствовала на себе взгляд его красных глаз.
  - Гарри должен был оказаться в Азкабане. Вместо этого его удерживают возле старого глупца, - Беллатрикс распознала неуверенность в его голосе, хотя он и пытался скрыть ее. - Мой дорогой старый профессор знает мою стратегию. Но я тоже знаю его.
  Беллатрикс кивнула. Дамблдор никогда не изменится.
  - Он попытается вернуть Гарри "к свету", а потом использовать как оружие против нас.
  Волдеморт снова перевел взгляд на тлеющие угли.
  - Он действительно попытается, но все же Дамблдор не знает, каковы границы возможностей Гарри. Он считает его ребенком. Дамблдор откажется видеть в нем что-либо выходящее за эти рамки. Он не сможет увидеть, что на самом деле внутри невинной оболочки ребенок давно умер, - Волдеморт встал с кресла. - Малфой и Снейп уже работают над тем, как вернуть Гарри. Я хочу, чтобы ты помогала им. Считай это возможностью искупить свой промах.
  -Спасибо, мой Лорд. Вы слишком добры ко мне.
  Рука Волдеморта опустилась на темный камень камина. На таком контрастном фоне его кожа казалась ужасающе бледной.
  - Верни его мне, Беллатрикс.
  - Я обещаю, - прошептала Лейстранж.
  Волдеморт слушал, как эхо подхватывало тихие шаги удаляющейся слуги. Он мог только надеяться, что она добьется успеха, и почему-то он был уверен, что ей это удастся.
  ***
  В классе звенели надоедливые голоса, обсуждающие мельчайшие подробности жизней их обладателей. Одинокий подросток с непослушными черными волосами бесцельно уставился в пустоту. Он игнорировал своих товарищей. Его пальцы играли с палочкой, лежащей на краю стола, пока он в подробностях вспоминал, как Поттер вручил ее ему.
  Кто-то отодвинул стул рядом с ним. Гарри медленно обернулся и уставился на подростка, занявшего соседнее место. В круглолицом мальчишке с каштановыми волосами Гарри узнал Невилла Лонгботтома и сразу же отвернулся.
  - Невилл, если хочешь, я могу сесть здесь, - раздался голос Рона Уизли.
  - Все нормально, - ответил Невилл. - Я знаю, что ты будешь... э-э, что тебе будет тяжело...
  Уизли кивнул и занял место позади Гарри. Рядом с ним уселась Грейнджер, бросая на Гарри напряженные взгляды. Ее глаза расширились, когда она заметила, что в руках он держит палочку. Она хотела что-то сказать, но тут вошел преподаватель. Гарри сразу же узнал оборотня.
  Люпин подошел к учительскому столу и поставил на него свой портфель. Затем его усталый взгляд скользнул по ученикам, на мгновение дольше задержавшись на лице Гарри.
  - Сегодня у нас будет практическое занятие, - сказал Люпин. - Я уверен, вы знаете, что Волдеморт перешел к активным действиям. Многим из вас пришлось столкнуться с нападениями Упивающихся, - профессор умолк на несколько секунд. - Моя задача - убедиться, что вы способны защитить себя. Я разобью вас на пары, чтобы вы могли потренироваться. Но начать дуэль вы можете лишь после моего разрешения.
  Люпин подошел к Гарри, как раз когда Уизли поменялся местами с мрачным шатеном.
  - Мистер Поттер, мистер Уизли, пожалуй, вам стоит воздержаться от дуэли, - небрежно бросил Люпин, но его голос прозвучал глухо и напряженно.
  - Я - не Поттер, - бросил Гарри, пытаясь сохранить самообладание.
  Прежде чем Люпин успел что-либо сказать, вскинулся Уизли:
  - Я не боюсь сражаться с ним!
  Люпин моргнул, услышав это заявление. Теперь внимание всех учеников было приковано к их разговору.
  - Помните, что это не бой до смерти, - медленно произнес Люпин, не отрывая взгляда от Гарри.
  Гарри слегка кивнул и направился за Уизли к свободной площадке.
  - Я не знаю, о чем думал Дамблдор, когда вернул тебе ЭТО,- выдавил Уизли сквозь зубы. - Я заставлю тебя заплатить за все.
  Усмешка коснулась губ Гарри, но взгляд его привычно заледенел.
  - С чего ты взял, что сможешь победить? Я попался лишь по вине нелепой случайности. Никогда еще я не проигрывал в сражении один-на-один.
  Гарри с удивлением заметил, как в глазах Уизли вспыхнула ярость. Возможно, он слишком явно показал, что наслаждается ситуацией: Уизли даже покраснел от злости.
  - Обернитесь к своему партнеру, - скомандовал Люпин студентам. - НАЧИНАЙТЕ!
  - Expelliarmus! - выкрикнул Уизли.
  Гарри легко увернулся от заклинания. Его улыбка расползлась еще шире. Он подмигнул стоящему напротив него подростку, лицо которого снова вспыхнуло, как факел.
  - Furnunculus!
  Гарри небрежно взмахнул палочкой, отражая проклятие в сторону. И зевнул.
  - Petrificus Totalus!
  Гарри снова отразил проклятие. Краем уха он услышал, как Люпин приказывает Рону остановиться. Но Уизли словно не услышал его.
  Взмахом палочки Гарри отправил Уизли в полет к противоположной стене комнаты отталкивающими чарами.
  - Прекратите оба! - прикрикнул на них Люпин, когда Рон поднялся на ноги. Профессор обернулся к остальным ученикам, которые шокировано уставились на них. - Теперь...
  Его прервали пораженные вскрики, когда Рон бросился на своего противника. Гарри легко перехватил руку рыжего, завел ее ему за спину и впечатал разъяренного подростка в пол.
  - МИСТЕР УИЗЛИ! МИСТЕР ПОТТЕР! Довольно! - ладонь Люпина сжала палочку, он с тревогой смотрел на Гарри.
  Гарри вернул оборотню его взгляд. Ему хотелось удержать захват, просто чтобы посмотреть на реакцию Люпина. Но все же он отпустил руку подростка и выпрямился. Он заметил, как расслабился оборотень. Уизли попятился от него, в его глазах плескалась тревога. Его пылающее лицо стало бледнее мела, отчего веснушки казались еще ярче.
  - Думаю, на сегодня достаточно. На следующее занятие прочитайте первые две главы учебника... - произнес Люпин и добавил:
  - Мистер Поттер, задержитесь после занятия. А с вами, мистер Уизли, я бы хотел поговорить позже.
  Комната опустела, оставляя Гарри наедине с Люпином.
  - Гарри, отдай мне, пожалуйста, палочку, - произнес тот, протягивая раскрытую ладонь.
  Гарри молча опустил в нее палочку.
  - Твой отец скоро придет.
  - Он мне не отец, - парировал Гарри.
  На бледном лице Люпина отразилась грусть.
  - Мои глаза уверяют меня в обратном, - профессор подошел к учительскому столу и сел на свое место. - Как бы ты не отрицал этого, ты - сын Джеймса Поттера, а не Волдеморта.
  Дверь распахнулась, и в комнату вошел Джеймс Поттер, осмотрев помещение так, словно ожидал увидеть его полностью разрушенным.
  - Лунатик, рад видеть тебя живым, - криво усмехнулся он. - И непохоже, что тебе пришлось вырубить его.
  Люпин слабо улыбнулся.
  - Однако ему удалось вбить немного здравого смысла в голову мистера Уизли, ну, или я надеюсь, что удалось, - заметив вопросительный взгляд Джеймса, он объяснил:
  - Сегодня они практиковались в дуэлях. По очевидным причинам я попросил Гарри воздержаться от сражения. Но мистер Уизли настаивал на дуэли с ним. В результате Рональд оказался впечатанным в пол.
  Джеймс бросил взгляд на спокойного подростка, затем снова повернулся к Ремусу.
  - Увидимся позже. Сейчас нас ждет Дамблдор.
  - Будь осторожен Джеймс, - украдкой добавил Ремус. - Думаю, Альбусу стоит узнать о произошедшем инциденте.
  Джеймс кивнул.
  - Это была плохая идея с самого начала.
  Гарри нахмурился при упоминании Дамблдора. Он знал, что эта встреча будет изнурительной.
  Джеймс вздохнул и подошел ближе к Гарри:
  - Пойдем.
  Они добрались до кабинета директора без происшествий. Дамблдор приветливо кивнул им из-за своего стола.
  - Присаживайся, Гарри, - сказал он, затем обернулся к Джеймсу:
  - Я бы хотел обсудить кое-что с Гарри наедине.
  Джеймс медленно кивнул и направился к выходу.
  - Ах да, - обернулся он, - Ремус решил, что вам следует знать, что на ЗоТИ возникли проблемы. Рональд Уизли не может забыть, что случилось с его братом.
  - Я поговорю с ним.
  Джеймс нахмурился.
  - Альбус, чтобы вы не сказали Рону, это не сработает. В конечном счете, пусть даже не умышленно, он сорвется. Кроме того, Гарри не стоит находиться на этих уроках рядом с детьми. Он значительно превосходит их!
  - Я подумаю над альтернативой,- легко согласился Дамблдор.
  Джеймс покачал головой и вышел.
  - А теперь, Гарри, садись, пожалуйста, - Дамблдор указал жестом на стул. - Лимонную дольку? - предложил он, когда Гарри, наконец, сел напротив.
  Юноша отрицательно мотнул головой.
  На лице директора промелькнуло мимолетное разочарование.
  - Ты знаешь, почему Волдеморт усыновил тебя?
  Зеленые глаза встретились с голубыми.
  - Чтобы защитить меня от тебя.
  - Понятно, - голубые глаза уставились на него поверх очков-полумесяцев. - И почему тебе понадобилась защита от меня?
  Гарри не пошевелился.
  - Том Марволо Риддл не сказал тебе? - Дамблдор и не ждал его ответа. - Том забрал тебя той ночью не для того, чтобы защитить, а чтобы использовать. Было сделано пророчество, согласно которому ты сможешь уничтожить его. Он решил обмануть тебя, чтобы не допустить этого.
  В глазах Гарри застыло безразличие, когда он посмотрел в одно из окон.
  - Даже если бы моя жизнь сложилась иначе, директор, сомневаюсь, что лично для меня что-то изменилось бы.
  - Мы бы никогда не потребовали от тебя того, что заставил тебя делать Волдеморт.
  - Но вы уже потребовали.
  Дамблдор не позволил проявиться ни одной своей эмоции.
  - Волдеморт убил множество людей, которые не заслужили такой судьбы.
  - Большинство из них убил я, - ровным тоном произнес Гарри, продолжая смотреть в окно. - Вот оно, настоящее лицемерие. Вы хотите дать мне второй шанс, но проклинаете моего отца. А на моих руках столько же крови.
  - Как ты используешь непростительные, Гарри?
  Юноша перевел взгляд на своего собеседника.
  - Без колебаний, - самодовольно усмехнулся он.
  На лицо Дамблдора вернулась улыбка превосходства, заставив Гарри почувствовать себя неуверенно.
  - Чтобы использовать непростительные, нужно чувствовать ненависть. Я не ощущаю ее в тебе.
  Гарри замер, плотно сжав губы в тонкую линию. Директор заметил это, но промолчал. Он позволил гнетущей тишине повиснуть в комнате. Через несколько мгновений сидящей на золотой жердочке феникс запел. Песня вызвала в душе подростка волну паники и вместе с тем... умиротворения. Не осознавая своих действий, Гарри подскочил с места и обернулся к двери.
  - Прежде чем ты уйдешь, - произнес Дамблдор, - скажи мне, что тебе известно о нападениях Упивающихся смертью? Они участились в последнее время.
  - Я работал один.
  - Моя дверь всегда открыта...
  Гарри взглянул через плечо на Дамблдора:
  - Не сомневаюсь в этом.
  Дверь перед Гарри распахнулась, за ней ждал его тюремщик. Не глядя на директора, Гарри прошептал:
  - Я вам не комок глины.
  ***
  К тому времени, как Гарри вошел в Большой Зал, он был уже заполнен студентами. За гриффиндорским столом сидел Дориан Поттер и жестами предлагал ему присоединиться к его компании. Рон Уизли силой перехватил руку Поттера-младшего, добавив, очевидно, несколько яростных фраз. Действия рыжика были Гарри только на руку, так что он сел как можно дальше от них.
  - Эй, Уизел! Слышал, тебе понравилось обниматься с полом, - прозвенел веселый голос Драко. Его слова, похоже, произвели впечатление: за слизеринским столом то тут, то там раздавались смешки.
  - Довольно, - оборвал забаву строгий женский голос. - Десять баллов со Слизерина. Я не потерплю подобного поведения. Вернитесь на свое место, - Гарри услышал шаги за своей спиной. Обладательницей голоса оказалась Минерва МакГоннагал.
  - Сегодня ты был очень хорош.
  Гарри поднял взгляд на девушку, которая сидела напротив него.
  - На Защите, - она попыталась искренне улыбнуться ему. - Меня зовут Лаванда Браун, а это моя лучшая подруга Парвати Патил.
  Гарри вернул ей такую же фальшивую улыбку:
  - Рад познакомиться.
  Девушки довольно переглянулись.
  - Мы слышали, ты жил со своими родственниками-магглами?
  "Даже так?", - удивился про себя Гарри и неопределенно ответил:
  - Типа того. Родители сказали, что это было сделано для моей безопасности. Ну, поскольку Волдеморт преследует мою семью..., - он почувствовал удовлетворение, когда его собеседницы вздрогнули.
  - Почему же они не спрятали Дориана, когда он родился?
  Гарри нацепил на лицо маску обиженного страдальца.
  - К тому времени Волдеморт уже не проявлял такой активности. Стоит ли говорить, что они оставили Дориана, но предпочли забыть обо мне?
  Испуганное выражение их лиц стало ему наградой.
  Патил опомнилась первой:
  - Нам не стоило спрашивать...
  - По крайней мере, ты не вырос таким глупцом, как Дориан, - мягко сказала Лаванда.
  Гарри улыбнулся, но его улыбка быстро исчезла, когда двери Большого зала распахнулись. В их проеме появилась одинокая фигура. Стук деревянной ноги о каменный пол эхом прокатился по притихшему Залу. Гарри казалось, что он постоянно чувствовал на себе пристальный взгляд волшебного глаза Грюма, пока тот медленно продвигался к столу преподавателей.
  Профессора прислушались к тихому разговору Грюма с директором. Гарри с любопытством заметил, как побледнели их лица. Дамблдор кивнул МакГоннагал, и та медленно встала:
  - Внимание! Ученики, проследуйте за старостами в ваши общежития. Сегодня вы поужинаете там, - старосты обменялись взволнованными взглядами, прежде чем принялись выполнять указание. Они замерли еще на мгновение, когда МакГоннагал добавила:
  - Мисс Боунс, я прошу вас пройти со мной.
  Шестнадцатилетняя девушка за столом Хафлпафа застыла, когда услышала свое имя из уст МакГоннагал. Ее сотрясала видимая дрожь, но она попыталась встать из-за стола. Глаза Сьюзан Боунс поймали взгляд МакГоннагал, которая быстро направлялась к ней. Девушка вскрикнула, закрыла лицо руками и зарыдала.
  Гарри смотрел, как МакГоннагал помогает Боунс покинуть Большой Зал. Его правая рука слегка дрожала. Он не отводил взгляда от дверей, за которыми исчезла девушка.
  - Гриффиндорцы, следуйте за нами, - прокричала Гермиона Грейнджер.
  Гарри стряхнул с себя оцепенение и окинул взглядом Зал, который бурлил от взволнованных слухами о новом нападении Упивающихся студентов. Ситуация была идеальной. Он попытался затесаться в толпу перепуганных учеников, но тут чья-то рука схватила его за плечо.
  - Куда это ты собрался? - спросил Джеймс Поттер.
  Гарри бросил на него взгляд неприкрытой ненависти, и Поттер неосознанно схватился за палочку. Заметив это, Гарри постарался успокоиться.
  - Грюм рассчитывает на твою помощь, - бросил Джеймс.
  Шаг за шагом его подвели к покрытому шрамами аврору. Грюм наградил его презрительным взглядом, который Гарри с удовольствием ему вернул. Грозный Глаз швырнул несколько фотографий на стол. Его взгляд был прикован к Гарри. Один из скрюченных пальцев уткнулся в фотографии.
  - Работа кого-то из твоих дружков, - уголок рта Грюма дернулся, и в следующее мгновение его ладонь уже опустилась на затылок Гарри, заставляя его склониться к фотографиям.
  - КТО ЭТО СДЕЛАЛ? - рявкнул Грюм, встряхнув Гарри.
  Гарри скользнув взглядом по ужасным изображениям перед ним: тела двух ведьм и одного волшебника были жестоко изранены. Их было невозможно опознать. Убийца явно наслаждался страданиями жертв, так что это мог быть кто угодно из Упивающихся, даже его отец. Почерки Упивающихся были очень похожи.
  - Кто это? - спокойно поинтересовался Гарри, желая, чтобы Грюм ослабил свою хватку.
  - Семья Боунс. Амелия Боунс, ее брат и невестка, - прохрипел Грюм, сильнее сжимая пальцы.
  Гарри напрягся от нарастающей боли и заставил себя сконцентрироваться на фотографиях, отрешившись от нее. Его зеленые глаза блуждали по фотографиям, и внезапно он почувствовал в груди холодный комок. Наверное, часть его мыслей отразилась на лице, так как Грюм еще раз встряхнул его:
  - КТО?
  Гарри дернулся от его грубой хватки.
  - Мой отец... он хотел, чтобы Боунс была устранена к этому времени.
  Дамблдор нахмурился.
  - Открытая война снова началась. Волдеморт снова наступает.
  ***
  Мандангус Флетчер попытался отползти от закутанной в мантию женщины, которая надменно возвышалась над ним. Его пальцы зарывались в землю в отчаянной попытке спастись.
  - Crucio, - в ее голосе звучала насмешка.
  - Белла, умоляю! - сумел выдохнуть Мандангус между двумя воплями боли.
  Внезапно проклятие было резко снято.
  - Флетчер, ты отвратительный подонок.
  - Я скажу тебе все, что знаю, - отчаянно всхлипнул мужчина.
  Беллатрикс Лейстранж жестоко улыбнулась.
  - О да, несомненно, - снисходительно прошептала она. - Я знаю, что ты - член Ордена. Мне нужно знать, сколько авроров и орденовцев расположены в Хогвардсе.
  - В Хогвардсе? - завижжал Мандангус. - Зачем тебе...
  - Crucio!
  Крики звенели в холодном воздухе, пока волшебница не опустила палочку.
  Содрогаясь от последствий пыточного проклятия, вор судорожно вздохнул:
  - Около двадцати.
  Белла рассмеялась.
  - Вряд ли этого будет достаточно.
  Глаза Флетчера расширились от ужаса, и он попятился.
  - Я действительно наслаждаюсь нашей беседой, но мне пора уходить.
  Вор лихорадочно заметался. Он сумел выпрямиться и побежать прочь. На холоде его дыхание вырывалось облачками пара. Ему нужно было сбежать, даже если придется признаваться Дамблдору в своей болтливости.
  - Avada Kedavra! - Мандангус рухнул на твердую землю.
  Лейстранж подошла к телу. Ее темные глаза оставались холодны. Прежде чем аппарировать, она прошептала:
  - Жаль, у меня не было времени поиграть.
   Осколки пророчества. Глава 12-14
  
  Воскресенье, 15 Января 2012 г. 19:42 (ссылка) + в цитатник
  Прочитало: 0 за час / 2 за неделю / 12 за месяц
  Глава 12. Тестралы
  Гарри глубоко вздохнул, лежа на кровати, и ощутил дразнящий аромат завтрака. На его лицо упали солнечные лучи, стоило ему закинуть руки за голову. Мышцы повиновалось неохотно. С тихим стоном Гарри выбрался из теплого кокона и начал свой ежедневный утренний ритуал. Натянув ненавистную школьную мантию, он схватил расческу, но из этой извечной битвы его волосы снова вышли победителями. Бросив быстрый взгляд в зеркало, он покинул спальню.
  Когда он вошел в гостиную, стол был уже накрыт. За ним неспешно расправлялся со своим завтраком Джеймс Поттер. Он поднял глаза на вошедшего Гарри.
  - Я попросил домового эльфа принести завтрак сюда, - небрежно пояснил Поттер, поднося к губам чашку с ароматным чаем.
  Гарри кивнул, ощутив прилив благодарности. Он отодвинул стул, сел и принялся наполнять свою тарелку. Волшебники молчали. Тишину нарушал лишь тихий звон столовых приборов.
  Первым заговорил Джеймс:
  - Тебе хочется попасть на Уход за магическими существами?
  Гарри замер, не донеся до рта кусочек тоста.
  - Не то чтобы, - он положил хлебец на тарелку. - Еще один способ отвлечь меня, который придумал Дамблдор.
  Джеймс отложил свою вилку и откинулся на спинку стула:
  - Гарри, постарайся избежать вероятных усложнений.
  - Я всего лишь защищался.
  - Я знаю, но ты мог легко избежать столкновения.
  - В таком случае Уизли не понял бы, что ко мне лучше не лезть.
  - Ты не в том положении, чтобы давать "уроки".
  - А тебе какое дело?
  Джеймс пожал плечами.
  Гарри нахмурился, но не стал развивать тему.
  Через несколько минут Джеймс встал из-за стола:
  - Ты готов?
  Гарри кивнул, отодвигая тарелку.
  - Лучше сразу с этим разобраться,
  Когда они шли по коридору, Гарри заметил очень бледного первокурсника-слизеринца, который со страхом смотрел на него. Он дрожал, но на лице была написана решимость. Прикрыв глаза, он практически понесся на Гарри. Тот на мгновение растерялся, и не смог избежать столкновения. Книги и пергаменты первогодки смешались на полу с вещами Гарри.
  - Прости, пожалуйста, - запинаясь, выдавил мальчишка, лихорадочно собирая свои вещи. Он был слишком напуган, чтобы поднять взгляд на Гарри. - Это я виноват. Я спешил на Травоведение, - мальчик обернулся к Гарри и протянул руку.
  Гарри нахмурился, но все же пожал хрупкую ладонь. Слизеринец быстро отпрянул и понесся по коридору. Когда мальчик скрылся за поворотом, Гарри понял, что в его ладони остался клочок пергамента. Гарри поднял с пола книгу по Уходу и спрятал записку между страницами, стараясь не привлечь внимания Джеймса. Его конвоир был занят тем, что пытался сложить разлетевшиеся свитки пергамента.
  - Странный мальчик, - пробормотал Джеймс, протягивая Гарри его бумаги.
  Гарри пожал плечами:
  - Как и большинство здесь.
  Поттер бросил на него короткий взгляд, в котором читалось подозрение, но промолчал, и повел Гарри к выходу из замка. Гарри зажмурился, когда солнечный свет упал ему на лицо. Он уже давно не видел солнца, и теперь наслаждался прикосновениями его теплых лучей. Чуть впереди по траве шагали студенты. Они направлялись к какой-то грубой постройке, похожей на хижину.
  - Это дом Хагрида. Он проводит уроки там, - подтвердил его догадку своими словами Поттер.
  Гарри кивнул.
  - Думаю, я смогу дойти туда самостоятельно, - и быстро продолжил, не давая Джеймсу возможности возразить:
  - Я не настолько глуп, чтобы попытаться сбежать. Уверен, вокруг шныряет достаточно авроров. Без палочки у меня нет шансов.
  Поттер кивнул и позволил ему направиться к группе учеников.
  Среди них Гарри сразу узнал Уизли, Грейнджер и Лонгботтома. Лицо Грейнджер побледнело, а вот Уизли, наоборот, покрылся красными пятнами. Лонгботтом, кажется, его вообще не заметил. Когда он приблизился к ученикам, Уизли схватил Грейнджер за руку и поволок в противоположную сторону, как можно дальше от него.
  В том, как расположились студенты, было что-то символичное: гриффиндорцы и слизеринцы образовали два "лагеря", между которыми сохранялась определенная дистанция. Даже не глядя на змеек, Гарри мог сказать, что среди них нет Драко. Он слышал историю про гипогрифа достаточно раз, чтобы понять, что Малфой бросит этот предмет при первой же возможности.
  Внезапно среди толпы студентов возникла громадная фигура, на плече которой болталась половина коровьей туши. Гарри с ужасом понял, что это и есть учитель. Описание Драко было достаточно подробным, так что проблем с узнаванием не возникло.
  Хагрид мотнул головой в сторону леса:
  - Сегодня у нас урок там! - на его лице расползлась счастливая улыбка. Хагрид, казалось, был переполнен энтузиазмом, и Гарри почувствовал, как усиливаются его опасения. Драко был уверен, что Хагрид воспринимает мир не так, как нормальные люди. - Готовы? Я, значит, давно планировал прогулку в лес. Хотел, чтобы вы увидели этих созданий в их... ээ... природной среде обитания. Сейчас, эти существа встречаются редко, я, наверное, единственный счастливчик во всей Британии, кому повезло заботиться о них.
  Его слова не успокоили Гарри. Он отметил, что остальные студенты тоже были напряжены. В течение 10 минут они шагали вглубь леса, туда, где деревья так плотно срослись друг с другом, что под их кронами царил полумрак.
  Хагрид опустил тушу на землю и скомандовал:
  - Становитесь вокруг! Их привлекает запах пищи.
  - Хагрид, эти создания... они ведь не едят людей? - спросил Рон.
  Хагрид, казалось, был шокирован таким предположением. Он стал вглядываться в темноту леса:
  - А, вот и они!
  Гарри перехватило дыхание, когда он увидел черную лошадь со сверкающими белыми глазами. Она была больше похожа скорее на крылатый скелет, чем на живого коня. Существо пристально посмотрело на учеников, а затем склонилось к мясу, разрывая плоть своими клыками. Он не видел крылатых лошадей уже давно. И в тот день, когда это случилось, он пожелал никогда больше не видеть их. Сегодняшний день лишил разбил его надежду.
  - Почему Хагрид не позовет снова? - шепотом спросил Уизли у Грейнджер.
  Гарри окинул взглядом класс, и понял, что кроме него, лишь двое учеников видят существо. Слизеринец, на лице которого застыла гримаса отвращения. И Невилл Лонгботтом, наблюдающий за резкими движениями хвоста крылатого коня.
  Краем глаза Гарри уловил движение за деревьями, и через несколько мгновений из леса появилось еще одно существо. Оно, казалось, посмотрело прямо на него, прежде чем присоединиться к трапезе.
  - А вот и еще один! - радостно воскликнул Хагрид.
  - Хагрид, а кого мы должны были увидеть? - полюбопытствовала Грейнджер.
  - Тестралы, - прошептал Гарри достаточно громко, чтобы услышала большая часть группы.
  Создавалось впечатление, что в этот момент Хагрид впервые заметил его. Лицо преподавателя отразило целую гамму чувств, большую часть которых Гарри не смог распознать.
  - Верно. Не удивлен, что ты можешь их увидеть, - и кратко пояснил классу:
  - Тестралов видят только те, кто видел смерть.
  Гарри решил проигнорировать рокочущий голос Хагрида и повернулся к третьему тестралу, который подходил к ним. Его внимание привлекла не коровья туша, а Гарри. В его животе словно увеличивался скользкий ком, пока он наблюдал, как животное медленно приближается. Мышцы подростка закаменели в ожидании. Но не только он заметил приближение тестрала.
  - Хагрид, - позвал Лонгботтом преподавателя.
  Тот обернулся и быстро оценил ситуацию.
  - Будь осторожен, Гарри. Не делай резких движений.
  Гарри не нуждался в подобном совете. Неподвижно застыв на месте, он пристально смотрел в белые глаза существа. Очень медленно он протянул руку и легонько погладил шероховатую морду. Он услышал, как изумленно вздохнули однокурсники, но быстро выкинул их из головы. Когда он коснулся лошади, на него стали наваливаться воспоминания. Ладонь юноши замерла на холке животного, когда прошлое захватило его. Он мог увидеть отражение длинного коридора в блестящих глазах тестрала.
  
  Дверь была открыта, и льющийся оттуда свет очерчивал ее контуры в темноте коридора. Ноги несли его туда. Взгляд остановился на стенах, завешенных многочисленными картинами и семейными колдографиями. Одно изображение привлекло его внимание, и он подошел ближе. Это была пасторальная картина... она была противоположностью того, что случилось здесь этой ночью. Неокрепшее сознание маленького Гарри отчаянно пожелало оказаться там, в этом выдуманном мире спокойствия. Но ноги упрямо тянули его вперед.
  На него уставились двое взрослых. В их глазах мелькали какие-то эмоции, но Гарри не мог понять их...
  
  Его рука соскользнула с прохладной кожи существа, прерывая воспоминание. Гарри сделал быстрый шаг назад. Тестрал направился к мясу, его интерес к Гарри угас.
  - Все в порядке, Гарри? - спросил Хагрид, в его голосе отчетливо слышалась тревога.
  Гарри знал, что его лицо покрыла восковая бледность.
  - Нормально, - коротко ответил он.
  - Ну, - протянул Хагрид, бросив на него скептический взгляд, - на сегодня все.
  После этих слов массивный преподаватель повел их обратно. Оказавшись на открытой местности, студенты сразу расслабились. Там Гарри поджидал Джеймс. Когда остальные отдалились от них, Джеймс произнес:
  - У тебя встреча с Дамблдором.
  - Ее не было в планах на сегодня, - холодно ответил Гарри. Он вовсе не нуждался в очередной промывке мозгов во время беседы с уважаемым директором Хогвардса. Страх медленно поднял голову в его душе:
  - Что ему нужно?
  Джеймс только пожал плечами.
  Гарри был уверен: авроры, которые следили за ним в лесу, доложили Дамблдору подробности его встречи с тестралами. Он мог только представить, что отразилось на его лице, пока он был во власти воспоминаний.
  - Уверен, это ненадолго, - резко бросил Гарри.
  ***
  Дамблдор устремил на него спокойный взгляд поверх очков:
  - Если что-то, о чем ты хочешь мне рассказать, Гарри?
  - Опять все с начала, - с улыбкой вздохнул Гарри.
  - Мне сказали, твоя реакция на тестралов была довольно странной...
  - Этих созданий притягивает смерть. Но все же им свойственно определенное очарование.
  Старый директор улыбнулся.
  - Ты умный мальчик, Гарри. Том тоже был таким. Вы оба умеете отвлекать внимание от того, что хотите скрыть.
  - Думаю, на этом разговор окончен.
  - Придет день, когда нам не удастся спрятаться от того, что мы совершили, Гарри, - тихо произнес Дамблдор. - И нет нужды в напоминании о наших поступках от других. Они и так неотступно преследуют нас. Уверен, ты уже знаешь это. Я хочу, чтобы ты знал, я всегда готов тебя выслушать.
  Во время этой речи Гарри ощутил давление на сознание. Он с надеждой взглянул на дверь.
  - Это все, Гарри. Наслаждайся остатками вечера. Надеюсь увидеть тебя на ужине в Большом Зале.
  - Вы не представляете, как я жажду на нем появиться.
  Когда Гарри, наконец-то, добрался до своей комнаты, он буквально рухнул на кровать. Каждая встреча с директором забирала все его силы. Сколько бы раз он не закрывал сознание, Дамблдор не оставлял попыток прочитать его. Гарри почувствовал, что его навыки Окклюменции недостаточны и отбирают слишком много сил.
  "Однажды он сумеет пробить мои щиты, - подумал Гарри. - Удивительно, что этого не случилось сегодня". Оплошность с тестралами значительно ослабила его мысленную защиту.
  Его рука соскользнула на пол и нащупала учебник по Уходу. Он бросил взгляд в сторону двери и с удовлетворением отметил, что Джеймс не маячил поблизости. Он пролистал страницы и нашел записку, которую вложил ему в руку слизеринский первогодка. Гарри быстро развернул записку и нетерпеливо прочитал ее. Он сразу же узнал почерк Драко.
  "Встреться со мной в библиотеке в понедельник после обеда.
  Знаю, это будет затруднительно, но ты что-нибудь придумаешь.
  Я буду в отделе Чар... думаю, тебя заинтересует содержимое отдела Зельеварения.
  Друг".
  ***
  Снейп устремил на директора тяжелый взгляд:
  - Абсолютно исключено!
  - Северус...
  - Я не допущу на свои уроки того, кого Темный Лорд нарек своим наследником. Это не обсуждается.
  Дамблдор устало вздохнул.
  - Я не понимаю, в чем проблема...
  - Этот... он уже ненавидит меня и подозревает в предательстве. Я не собираюсь позволить ему крутиться вокруг меня, - практически прошипел Снейп, - это подвергнет мое положение ненужному риску.
  - Северус, я сильно в этом сомневаюсь...
  - Директор, - резко бросил Северус, - вы глубоко заблуждаетесь, если рассчитываете, что он примкнет к вам.
  - У меня было предположение, которое подтвердилось сегодня, - Дамблдор зарылся в бумаги, которыми был завален его стол. - Осуществление этого плана потребует времени.
  - Я вас предупредил.
  Дамблдор кивнул:
  - Пожалуйста, подумай над тем, чтобы принять его в свой класс.
  Снейп нахмурился.
  - Я обещаю подумать. Я сообщу вам решение утром, перед занятиями.
  - Спасибо, Северус.
  ***
  - В этом и состоит твой план, Белла? - переспросил Волдеморт. - Ты предлагаешь мне напасть на Хогвардс?
  Губы Беллатрикс Лейстранж исказила ее знаменитая жестокая улыбка.
  - Не совсем. Это будет скромная операция с небольшой помощью изнутри.
  Волдеморт пристально уставился на нее:
  - И от кого она будет исходить?
  - Драко Малфой будет рад помочь нам.
  Волдеморт фыркнул:
  - Мальчишка некомпетентен. Он все провалит.
  - Не стоит его недооценивать. Он абсолютно предан вам и Гарри. Гарри доверяет ему, это тоже полезно, - Беллатрикс замолчала на несколько секунд. - Это сработает, хотя на подготовку может уйти несколько месяцев.
  Темный Лорд отвернулся от Лейстранж.
  - Как раз времени у нас нет. Мы приближаемся к развязке этого противостояния, я чувствую это в своей крови. И Гарри станет решающим фактором. Поэтому он должен вернуться в мои руки.
  - Обещаю вам, так и будет.
  - Что ж, нам стоит заняться другими делами. Продолжай разрабатывать свой план, Белла. А мне же в отсутствие Гарри придется взять на себя несколько его обязанностей.
  - Что-то вроде дела Боунс, мой Лорд? - глаза Упивающейся заблестели.
  Смех Темного Лорда разнесся по залу. Его вспыхнувшие глаза заставили Беллатрикс замереть.
  - Дорогая Белла, то, что я задумал, намного превосходит случившееся с Боунс. Это превосходит даже нападение на Хогвардс, - Волдеморт предвкушающее улыбнулся. - Это заставит содрогнуться весь Магический Мир.
  
  Глава 13. Пылающий огонь
  На стол перед Гарри с грохотом опустился котел. Звук эхом прокатился по полупустой и тихой комнате, заставив Гарри едва заметно вздрогнуть. Бледный профессор, сузив глаза, уставился на него. Через несколько минут Снейп прошипел, прерывая молчаливое противостояния:
  - Надеюсь, вам не удастся уничтожить класс с помощью своего котла, мистер Поттер.
  Гарри окинул взглядом кабинет, и в его взгляде промелькнула насмешливая искра:
  - Я и подумать не могу о разрешении так изысканно украшенного помещения!
  Вокруг раздались смешки. Даже слизеринцы оценили его ответ. Гарри понравился такой отклик, хотя он сам не знал почему. Юноша усмехнулся Снейпу и пожал плечами.
  - Вам не стоит забывать, что вы здесь только из... любезности, - прошептал Снейп едва слышно, чтобы никто кроме Гарри не разобрал слов. - Дамблдор легко может отправить вас... на побережье, если вы понимаете, о чем я.
  Гарри так же тихо ответил:
  - Старик слеп. Он не отошлет меня.
  Снейп склонился еще ниже, практически нависая над ним:
  - Вы так стремитесь проверить это?
  Гарри отпрянул от зельевара и слегка улыбнулся:
  - Мне кажется, вам стоит начать урок, профессор.
  - Благодарю вас за разрешение, - громко протянул Снейп. Он заметил любопытство учеников, которые не понимали, как Гарри удается оскорблять его и избегать наказания. - Мистер Поттер, думаю, мы обсудим ваше поведение с директором.
  - Я с нетерпением жду разговора с этим милым пожилым джентльменом, - практически пропел Гарри, хотя его глаза говорили совсем другое.
  На другом конце комнаты разразился хохотом Драко Малфой:
  - Ты слишком добр к нему, Поттер. Он же древний!
  - Малфой, - одернул его Снейп. - Взыскание со мной каждую среду... в течение шести недель.
  Малфой резко побледнел:
  - Профессор!..
  - Это не обсуждается, - властно бросил Снейп, направляясь к своему столу. - А вы, Поттер, станете в пару с Грейнджер...
  - Профессор, - Уизли попробовал возмутиться, но резкий взгляд профессора мигов заткнул его.
  - Не искушайте меня, Уизли, или вы застрянете на отработках до самого выпускного!
  Лицо Уизли покрылось бледностью, как и лица остальных учеников. Никогда еще они не видели Снейпа в такой ярости. Постепенно к Снейпу вернулось самообладание. Наградив класс презрительным взглядом, он указал на доску:
  - Сегодняшнее зелье. Довольно простое Зелье Глупости. И только попробуйте его испортить, - прошипел он и добавил в мертвой тишине:
  - Зелье не свариться само.
  Ученики лихорадочно принялись за приготовление ингредиентов к зелью. Грейнджер, поправляя свои встрепанные волосы, заняла место рядом с Гарри. Она не поднимала на него глаз, уставившись на котел. Он громко вздохнул, приступая к выполнению инструкций, написанных на доске, потом бросил быстрый взгляд на напарницу.
  - Мы можем избежать проблем, - небрежно сказал он, опуская в котел первый ингредиент.
  Грейнджер посмотрела на него:
  - Ладно. Мы просто сварим зелье и будем разговаривать только при необходимости.
  Гарри кивнул.
  - Так мы сможем выжить, - юноша заметил, с какой яростью смотрел на них Рон. - Твой парень тоже будет счастлив. Особенно когда убедится, что ты цела и все еще на стороне Света.
  - Ему стоит научиться доверять мне, - тихо сказала Грейнджер, игнорируя полные тревоги взгляды рыжика. - Я могу сама о себе позаботиться.
  - Да уж, можешь, - согласился Гарри. - Драко рассказывал мне о тебе... скорее о том, как на третьем курсе его чуть не убила разъяренная львица.
  Гермиона покраснела:
  - Не так уж и сильно я его ударила...
  Гарри попытался подавить смешок:
  - Согласно его словам, ты избила его почти до смерти.
  - Это похоже на Драко. В тот же год он заявил, что его чуть не убил гипогриф, хотя он получил всего лишь царапину.
  Гарри задумчиво улыбнулся, посмотрев на друга.
  - Таков Драко, каким его видишь ты.
  Гермиона удивленно подняла брови:
  - Ты не такой, как я ожидала.
  - В чем именно?
  - Я думала, ты будешь больше похож на Малфоя.
  - Мой отец никогда бы не позволил этого, - Гарри положил в котел следующий ингредиент. - Он не одобряет некоторые черты Драко. Но он был приемлем как "товарищ по играм".
  - Похоже, у тебя было интересное детство, - многозначительно сказала Грейнджер, обдумав его слова. - Я не могу понять, как можно делать то, что ты делал. А ведешь ты себя практически как нормальный...
  - Я не думаю, что зелье должно было стать оранжевым, - внезапно сказал Гарри, уходя от темы.
  Гермиона пробормотала что-то себе под нос и принялась исправлять ситуацию. Как раз вовремя, потому что Снейп направлялся к их столу. Разочарование проступило на его лице, когда он увидел, что Грейнджер успешно исправляет зелье. Он раздраженно вернулся за свой стол и продолжил сверлить их непроницаемым взглядом.
  "Он все еще думает, что я хочу взорвать его чертовы подземелья, - подумал Гарри, слегка махнув рукой в сторону Снейпа, от чего его лицо сразу же вспыхнуло. - Когда я вернусь домой, кое-что изменится. Он слишком хорошо играет".
  Гарри заметил, как на слизеринской половине Драко развлекается за счет своего напарника, Невилла Лонгботтома. Их зелье внезапно стало выплескиваться на стол, быстро разъедая его. Снейп, настроение которого и так было отвратительным, уничтожил результат их работы и устроил разнос Лонгботтому, оставив Драко в покое.
  Гарри умел делать выводы. Возможно, он перегнул палку, дразня Снейпа.
  "Если он только изображает преданность моему отцу, ему ничего не стоит отравить меня", - с этой мыслью Гарри переключил внимание на Грейнджер, которая доваривала их зелье.
  ***
  Директор слегка вздрогнул, когда огонь в его камине взвился зеленым столпом. Он встал навстречу человеку, появившемуся в камине. Из зеленого пламени вышел Аластор Грюм, его лицо было мрачным, а весь вид кричал о спешке.
  - Альбус, у нас проблема, - выдохнул он. - Волдеморт в Лондоне. Сейчас он атакует Косой переулок. Он направляется к Министерству Магии.
  Глаза Дамблдора расширились.
  - Отправляйся без меня. Я прибуду через несколько минут с аврорами, которых прислали охранять Гарри.
  - Разве это разумно? - с сомнением протянул Грозный Глаз.
  - Том сейчас представляет гораздо большую опасность, - отрезал Дамблдор, быстрым шагом направляясь в двери своего кабинета. - У нас нет времени ждать, Аластор.
  Грюм коротко кивнул.
  - После такого у нас не получится скрыть от магглов свое существование. Они видят огонь так же, как и мы.
  Дамблдор остановился и обернулся к лучшему другу.
  - Все тайное рано или поздно становится явным. Мы осознавали, что однажды придет день, когда они узнают о нашем существовании. И этот день настал. Никто бы не подумал, но, возможно, нам понадобиться помощь магглов, чтобы победить в этой войне. А потом попытаемся склеить осколки своего мира.
  Грозный Глаз задался вопросом, что же могут сделать маглы против Темного Лорда. Но решил не озвучивать свои мысли. Вместо этого он вернулся к камину и со словами "Министерство Магии" исчез в зеленом пламени.
  Дамблдор не стал дожидаться его ухода. У него были заботы поважнее. Ему стоило поговорить с Джеймсом, прежде чем увести авроров на сражение с Волдемортом. Директор рассчитывал перехватить Джеймса до конца урока Зельеварения у Гарри. Как он и надеялся, Джеймс терпеливо ждал под дверью кабинета.
  - Джеймс, мне нужно, чтобы ты очень внимательно присматривал за Гарри, - Дамблдор посмотрел на дверь, за которой находился юноша. - Волдеморт атакует Лондон. Мне кажется, это может быть отвлекающим маневром, чтобы забрать Гарри. Будь особенно осторожен, я увожу с собой часть авроров, приставленных к нему. Для Волдеморта это станет хорошей возможностью действовать.
  - Я могу помочь, - упрямо начал Джеймс.
  - Сейчас тебе намного важнее оставаться рядом с Гарри. Если ты неожиданно исчезнешь, он поймет, что происходит, - Дамблдор вздохнул. - Нам не нужно провоцировать его на противостояние, особенно когда все наши силы направлены на борьбу с Волдемортом.
  Во взгляде Джеймса не уменьшилось упрямства:
  - Я останусь. Но если понадобиться помощь, дайте мне знать.
  - Я сразу же сообщу тебе, - Дамблдор развернулся и зашагал прочь, оставляя мужчину наедине с его мыслями.
  ***
  Гарри был рад, когда урок Зельеварения закончился. Сразу же возле двери его перехватил Джеймс, и они вместе зашагали на следующее занятие. Предсказания, которые Гарри искренне ненавидел, потому что они превратили его жизнь в ад. По дороге он заметил необычное поведение Поттера. "Что-то случилось", - подумал Гарри. Перед глазами замелькали догадки.
  - Ты ведешь себя странно, - осторожно начал Гарри. Любопытство победило его нежелание общаться с мужчиной.
  Джеймс искоса посмотрел на него.
  - С чего ты взял?
  - Ты взволнован, - с деланным безразличием отметил он. - Что происходит?
  - Ничего, - коротко ответил Джеймс, закрывая тему.
  Дальше они шли в молчании. Гарри продолжал попытки прочитать эмоции мужчины. По дороге Гарри отметил, что количество авроров в его охране уменьшилось.
  - Мой отец начал действовать.
  Джеймс повернул к нему голову:
  - Лестница ведет прямо к кабинету. Я встречу тебя после урока.
  Гарри улыбнулся:
  - Я прав. Должно быть, это что-то важное, раз Дамблдор забрал часть моей стражи.
  - Увидимся позже, - пробормотал Джеймс, игнорируя его слова.
  Гарри ничего не оставалось, как подняться по винтовой лестнице. Едва он вступил в комнату, как в ноздри ударил аромат ладана и других благовоний. Его разум начал погружаться в близкий к дреме транс. Он занял место за круглым столом в самом конце комнаты. Количество учеников было гораздо меньше, чем на других занятиях, и Гарри предположил, что остальные разделяют его мнение о предсказаниях как о полной чепухе.
  - Один человек не может спасти мир, - прошептал Гарри, так тихо, что никто не услышал. - Если люди не могут постоять за себя, они заслуживают той судьбы, которую получили.
  Слева от него раздался шелест. Профессор попыталась сделать свое появление эффектным. Ее глаза увеличивали громадные очки, а растрепанная шевелюра падала на лицо. На нее было трудно смотреть без смеха.
  - О, мои дорогие, как приятно видеть вас все в..., - с тихим вскриком она оборвала свою речь.
  Лаванда Браун, девочка рядом с которой он сидел во время ужина, выпрямилась и, посмотрев на лицо профессора, спросила:
  - Что вы видите?
  - Я вижу могущественное существо, получеловека-полукозла. В картах Таро его называют Дьяволом, - произнесла она, не отводя взгляда от Гарри.
  Лаванда и Парвати вскрикнули, затем повернулись друг к другу и о чем-то восторженно зашептались. Затем Парвати поинтересовалась:
  - А что означает Дьявол, Профессор?
  - Дьявол, моя дорогая, это существо, наделенное огромной силой. Он символизирует подчинение низменным желаниям, - Трелони помолчала для значительности. - Среди карт Таро она считается даже хуже Смерти.
  "Ты выбрала для меня неправильную карту, - подумал Гарри. - Смерть бы подошла мне больше. И старый дурак не избежит ее".
  Голос Трелони тем временем продолжал:
  - К несчастью, мое внутреннее око говорит мне, что сегодня мы будем работать с хрустальными шарами, а не с картами. Подойдите и возьмите каждый по одному, затем возвращайтесь на места. Здесь достаточно места, чтобы работать самостоятельно, а не в парах. Вы запишите все, что увидите внутренним взором, на пергамент.
  Гарри встал, взял кристалл и тотчас вернулся на место. У него не было желания разговаривать с сумасшедшей, которая сделала предсказание о нем самом. Устроившись поудобнее, он устремил хмурый взгляд на кристалл. В его глубине он не увидел ничего, кроме извивающихся в причудливом танце клубов дыма. Его мысли сосредоточились на отце. Он про себя взмолился несуществующим богам, чтобы тот был в порядке.
  "Он не может умереть, не волнуйся", - уговаривал он сам себя.
  Гарри подскочил на месте, когда дым в его шаре рассеялся. Он сразу же узнал Косой переулок, хотя это место и изменилось с тех пор, как он был там в последний раз. Дома пылали, создавая иллюзию преисподней. Он мог почувствовать жар так, словно он касался его лица. Перед его глазами сошлись в смертельной схватке Упивающиеся и авроры. В воздухе висел знакомый запах крови и горящей человеческой плоти. Улицы и тротуары были залиты кровью.
  Ужасные крики звенели в этом аду. Он мог слышать, как стоны невинных жертв смешались с возгласами их палачей. Оборотни в человеческом облике нападали на всех, кто попадался им на пути, словно уже трансформировались. Сердце Гарри пропустило удар, когда он увидел выбегающую из горящего дома девочку. Ее глаза с ужасом посмотрели на резню вокруг, и она в шоке застыла на месте. Оборотень, в котором Гарри узнал Фенрира Грейнбека, направлялся к ней. В последнее мгновение, прежде чем он настиг ее, голубые глаза ребенка встретились с взглядом Гарри. Ее губы шевельнулись, шепча слова "помоги мне".
  Гарри не выдержал и закрыл глаза. В его сознании маленькая девочка превратилась в другого человека, которого он когда-то знал.
  " - Гарри, почему мы больше не можем быть друзьями? - тихо спросила она. В ее голубых глазах светилась боль от его предательства. Ее детский разум не мог понять причин, которые он приводил.
  - Я уезжаю, - сказал он тогда, а про себя ответил: "Ты - маггла". Несмотря на то, что они были одногодками, он чувствовал себя старше на несколько десятилетий.
  На следующий день он должен был устранить свою цель, молодую магглорожденную. Он даже не знал ее имени. Он никогда не интересовался именами своих жертв. Но убегая из ее дома, он наткнулся на свою подругу. Он помнил, как ее взгляд изменился, когда она увидела покрытый кровью кинжал в его руке. Ни один шестилетний ребенок не должен видеть такого.
  
  " - Гарри, что ты сделал с мисс Филипс? - ее голос дрожал.
  - Иди домой.
  - Что ты с ней сделал? - по ее щекам побежали слезы. - Она была так добра ко всем. Что ты с ней сделал? - ее голос звучал как у обиженного ребенка.
  "Что мне делать?", - с отчаянием подумал Гарри. Он еще не изучил заклятие, стирающее память. Внезапно в его голове голосом отца прозвучал совет: "Убей ее".
  - Мне жаль, Люси, - прошептал он, двигаясь очень быстро. У нее не было времени, чтобы среагировать, да и что могло сделать ее маленькое изнеженное тело против его тренированных мышц. Он чувствовал, как обмякает ее тело в его руках. Ее кровь покрывала его руки и одежду. Он медленно опустил безжизненный труп на землю. Ее смешные косички торчали из-под неподвижной головы, впитывая кровь, которая окрашивала ее светлые волосы в необычный фиолетовый оттенок.
  - Мне жаль, - повторил он, прежде чем отвернуться и уйти.
  Гарри отвел взгляд от хрустального шара, его горячее дыхание оседало на нем облачками пара. Во взглядах учеников сверкало нетерпение, но Трелони не стала обращать на него внимание. Вместо этого она приказала всем вернуться к их заданию, игнорируя его дрожь и бледность.
  ***
  Волдеморт окинул взглядом разрушенные огнем здания Косого переулка. Вид руины, созданной одним его приказом, доставил ему истинное наслаждение. Но все же главная цель - Министерство Магии - еще не была достигнута. Привычный уклад магического мира рухнет под его мощью. Он победно взмахнул палочкой, практически разрубая пополам тело отчаянного аврора. Его кровь залила лицо Волдеморта, но он даже не попытался утереть ее.
  Он обернулся к своим Упивающимся:
  - Вот наша цель, мои соратники. Уничтожьте ее и всех, кто там находится. Когда Министерство падет, никто не посмеет противостоять нам. Этот мир будет принадлежать нам. Мы будем править в течение следующих столетий. Старые традиции будут восстановлены в нашем обществе, которое долгое время отравляли полукровки и грязнокровки. Этот день наш, - его голос эхом разнесся по полю битвы, в которое превратился Лондон. - В бой, Упивающиеся Смертью!
  С помощью дементоров, оборотней и великанов Упивающиеся прорвали линию обороны из сил авроров, обычных волшебников и даже полицейских-магглов. Волдеморт заклятием отбросил группу отчаянных защитников назад. Их тела впечатались в стену у входа в Министерство с ужасающим звуком ломающихся костей.
  Впереди Волдеморт увидел фигуру Альбуса Дамблдора, его бывшего учителя Трансфигурации. С его губ сорвался безрадостный смех.
  - Ты здесь. Я удивлен, что ты покинул Хогвардс.
  - Тебе не победить, Том.
  Красные глаза Волдеморта вспыхнули.
  - Это имя принадлежало слабому простаку. Со времен школы мне удалось достичь почти запредельных вершин, - Волдеморт огляделся по сторонам. - Посмотри вокруг, Дамблдор. Я уже победил, даже если не захвачу сегодня Министерство.
  Дамблдор только покачал головой.
  - Я разрушу все магические районы так же, как этот. Англия запылает!
  - Том, после этой трагедии люди объединятся, чтобы противостоять тебе. Ты только еще больше усложнил собственное положение, - спокойно произнес Дамблдор.
  - Объединятся? Да они боятся меня! - усмехнулся Волдеморт. - Они слишком зависимы от Избранного, их спасителя, чтобы обороняться самим. Если бы они только знали, кого я отметил равным себе. На что бы они надеялись тогда?
  - Я вытащу Гарри из пропасти, в которую ты толкнул его!
  - Нет, - пробормотал Волдеморт, - у тебя ничего не выйдет. Несмотря на задания, которые я просил его выполнять, он всегда оставался предан мне, как верный пес. Думаю, если бы мы поменялись местами, он был бы также предан тебе. Хотя ты бы никогда не относился к нему, как к равному.
  - Ты относился к нему, как к оружию, бездушному инструменту!
  Волдеморт рассмеялся.
  - Стоя у ворот ада перед книгами наших жизней, мы увидим, Дамблдор, как я относился к Гарри. Эта игра еще не подошла к своему завершению.
  Дамблдор поднял палочку в то же мгновение, что и Волдеморт. Они обменялись презрительными взглядами и скользящим шагом двинулись по кругу, как голодные волки, выискивая слабину в противнике.
  - Старый мир умрет вместе с тобой, старик, - прошипел Волдеморт, посылая в Дамблдора ярко-зеленый луч.
  Дамблдор с удивительной грацией увернулся от проклятия Темного Лорда.
  - Тебе стоило лучше постараться, Том.
  - Это всего лишь тень предстоящего, - Волдеморт на мгновение замолчал, затем поднял сложный щит. - Я не убью тебя сегодня. Сначала я заставлю тебя страдать.
  - Ты совсем не изменился, Том. Все еще наслаждаешься чужой болью, - ответил Дамблдор, легко отразив голубой луч проклятия.
  Волдеморт никак не прокомментировал слова директора. Вместо этого он швырнул режущее проклятие, которое Дамблдор не успел вовремя заблокировать. Луч задел висок волшебника. Волдеморт с удовлетворением отметил, как его учитель утирает с глаз собственную кровь. Слегка обернувшись, Волдеморт посмотрел на поле сражения. Он знал, что им не удастся взять Министерство сегодня, но память о сегодняшнем нападении не скоро поблекнет.
  Волдеморт слегка улыбнулся, прежде чем снова повернуться к Дамблдору.
  - Видишь того парня, он еще так молод. Как жаль, что погибают такие, как он, а не лидеры сторон, которые втягивают их в войну за свои идеалы. Действительно жаль, - Волдеморт прошептал проклятие так, чтобы старый волшебник мог его услышать, и вспышка красного света ударила рыжеволосого волшебника в очках.
  Очки слетели с лица, несколько раз перевернулись в воздухе и упали чуть в отдалении. Их владелец тяжело завалился на бок и рухнул в противоположную сторону.
  - Жаль, - в последний раз прошептал Волдеморт. - Он был чистокровным. Кажется, Уизли.
  Глаза Дамблдора вспыхнули, и он заставил себя выпрямиться.
  - Этот день твой, Дамблдор, потому что я решил подарить его тебе. Позаботься о мертвых и о развалинах, - на мгновение Волдеморт замолчал:
  - И позаботься о моем сыне.
  - Его преследуют видения о длинном коридоре, - Дамблдор пристально наблюдал за реакцией Риддла. Тот не обманул его ожиданий: его глаза на мгновение расширились от потрясения. - Я собираюсь пройти этот коридор до конца.
  Волдеморт поднял палочку, испытывая жгучее желание оборвать жизнь директора здесь и сейчас.
  - Ты ничего там не найдешь, - с этими словами он вместе со своими сторонниками покинул остатки центра Магической Англии.
  - Прощай, Том, - наконец прошептал Дамблдор, оглядывая окружавшие его руины, хотя Риддл уже давно аппарировал прочь.
  
  Глава 14. Дорогами правды
  Новости о нападении Волдеморта на Лондон просочились в школу вместе с письмами обеспокоенных родителей некоторых учеников. Остальные нетерпеливо ожидали прибытия "Ежедневного Пророка", но напрасно. Редакция "Ежедневного Пророка" была разрушена, как и большая часть Лондона, когда Волдеморт бушевал после неудачи в Министерстве. Ученикам оставалось надеяться, что в "Придире" появится информация об атаках Волдеморта. Многие с ужасом смотрели на МакГоннагал, которая принялась озвучивать список учеников, которым необходимо последовать за ней. Услышав свое имя, многие не могли сдержать рыданий. Когда прозвучала фамилия Уизли, они не проронили не звука, но голова Рона дернулась, и его глаза уставились на Гарри. В этом взгляде светилась угроза.
  "Он этого так не оставит", - подумал Гарри.
  Гарри переключил внимание на директора, который не спускал с него глаз со времени своего возвращения рано утром. Под этим взглядом Гарри почувствовал себя неуверенно. Он ощутил, как волоски на руке встали дыбом, когда он встретился взглядом со льдистыми голубыми глазами. Гарри почувствовал легкий ментальный толчок, и быстро укрепил стену, отводя взгляд.
  "Ублюдок", - зло подумал он.
  Он повернул голову к двери Большого зала, где стоял, дрожа, Рональд Уизли. Гарри услышал, как за его спиной поднялся с места Дамблдор. Однако он не успел отреагировать до того, как Рон оказался прямо перед Гарри, направив на него кончик волшебной палочки.
  - Мой брат мертв, - ядовито начал Уизли. - Он мертв!
  Невозмутимость Гарри, казалось, только подлила масла в огонь.
  - Умри, ублюдок, - проревел подросток, и после его слов в Большом зале воцарилась полная тишина.
  Гарри лениво посмотрел на кончик волшебной палочки, направленной ему в лицо.
  - Сделай это, - прошептал он. - Стань таким же, как и я.
  - Ты, ублюдок, - слезы ярости выступили на глазах рыжеволосого юноши, его рука задрожала.
  - Мистер Уизли, - спокойно сказал Дамблдор, - Гарри не убивал Перси.
  - Его "отец" это сделал, - прокричал Рон. - Волдеморт - его отец, и он убил моего брата! Этот кусок дерьма сделал бы это, если бы был там.
  Дамблдор успокаивающе произнес:
  - Ты не можешь этого знать, Рон.
  Тот яростно затряс головой.
  - Люди умирают, Уизли, - прошептал Гарри. - И ты не можешь вернуть их. Твой брат мертв. И тебе не исправить этого. Подумай лучше о себе, ты все еще жив. Живые должны завидовать мертвым
  Лицо Уизли побагровело, его губы шевельнулись, произнося заклинание. Но тут палочка вылетела из его ладони. Подросток пораженно посмотрел на Джеймса Поттера, который сжимал его палочку в своих руках. Палочка мужчины все еще была направлена на него. На лице Рона отразилось смятение.
  - Почему? - с нотками истерики в голосе спросил он. - Он заслуживает смерти! Скольких он убил?
  Ко всеобщему удивлению Гарри подошел к Рону. Палочка Джеймса Поттера сменила цель: теперь она указывала на черноволосого подростка. Гарри остановился, когда заглянул Уизли прямо в лицо. Тихо, так, чтобы услышал только Рон, он шепнул ему в лицо:
  - Ты не услышал... Я завидую мертвым. Никаких воспоминаний, никаких снов, а лишь пустота.
  С этими словами он покинул Большой зал, оставляя в нем шокированных волшебников.
  Дамблдор повернулся к Джеймсу:
  - Приведи его ко мне завтра, Джеймс. Мы должны покончить с этим.
  Джеймс медленно кивнул, словно отметая сомнения.
  - Я приведу его.
  Дамблдор повернулся к потрясенным студентам, которые ожидали его советов после вспышки Рона.
  - Все хорошо, - громко произнес он. - Мистер Уизли просто слишком потрясен смертью своего брата. А сейчас, мистер Уизли, вам стоит присоединиться к своей семье, - и, повернувшись к Джеймсу, тихо добавил:
  - Найди Гарри и отведи его наружу, пусть ученики немного успокоятся.
  
  Гарри сидел рядом с Джеймсом Поттером, который болтал о пустяках с Ремусом Люпином и Сириусом Блэком. Трое магов иногда замолкали, наблюдая, как Дориан Поттер выполняет на своей метле какой-то особенно головокружительный трюк. Ласковое солнце и легкий бриз скрашивали послеобеденное время.
  - Можешь ли ты и впрямь винить Рона? - громко произнес Сириус. - Взрыв искалечил тело до неузнаваемости. Если бы мы не видели, как в Перси попало это заклинание, никто бы не смог опознать его.
  - Сириус, - вмешался оборотень, пока Гарри не обратил внимания на слова.
  Но юноша предпочел игнорировать разговор и молча с интересом наблюдал, как его биологический брат совершает рискованное пике. Должно быть, любопытство отразилось на его лице, и Джеймс Поттер заметил его.
  - Ты летаешь?
  Гарри бесцветным тоном ответил:
  - Нет.
  
  Драко одолжил ему свою метлу, чтобы попробовать полетать. Это был Новый Нимбус-2001. В возрасте двенадцати лет это составляло предел мечтаний Гарри. Он должен был пойти на первый курс в прошлом году, но отец постоянно откладывал это, а с этими миссиями у Гарри просто не оставалось времени.
  На молодом лице расцвела легкомысленная улыбка, и он уселся на метлу. Его зрачки расширились, когда он заметил, как тонкие пальцы отца крепко сжали полированное древко. Его взгляд скользнул от рук отца к его лицу, и на нем он увидел неодобрение.
  - Почему я не могу полетать на метле? - доверчиво спросил он. Он просто не мог понять, почему ему приходится ждать, в то время как Драко нет.
  - Ты можешь пострадать, - ответил его отец.- Ты мне нужен, Гарри... и кроме того, я не хочу, чтобы с тобой что-то случилось.
  
  - Почему? - поинтересовался Джеймс в своей небрежной манере.
  - Он не хочет, чтобы я пострадал.
  Сириус фыркнул.
  - И вместо метлы он дал тебе палочку, пару кинжалов и запас проклятий, отправив убивать людей. Как будто при этом ты не можешь пострадать.
  - Сириус, - предупреждающе зашипел на него Люпин.
  - Луни, - начал Сириус.
  - Ты хочешь полетать? - спросил Джеймс.
  Глаза Гарри удивленно распахнулись, а Люпин и Блэк застыли с открытыми ртами.
  - Ты с ума сошел? - воскликнул Блэк.
  Джеймс нахмурился в ответ:
  - Он не сможет покинуть территорию Хогвардса, даже на метле. Все будет хорошо, Бродяга.
  Джеймс встал с места и повел Гарри на поле. Дориан спустился на землю, заметив их.
  Он улыбнулся, спрыгивая с метлы.
  - Ну, что скажешь?
  - У Слизерина нет шансов,- восторженно ответил Джеймс, в его взгляде светилась гордость за сына.
  Гарри неловко отвернулся. "Такой могла быть моя жизнь", - с непонятным чувством подумал он. - "Нет, такой должна была быть моя жизнь".
  - Гарри хочет попробовать, - начал Джеймс. - Он никогда раньше не летал.
  В ответ Дориан широко улыбнулся:
  - Это легко! Ты - Поттер, уверен, у тебя все получится, - не мешкая ни секунды, он протянул свою новую Молнию Гарри.
  - Ты уверен? - тихо спросил Гарри. Теперь, когда он получил такую возможность, его желание поугасло. Он всегда представлял, что его отец будет здесь.
  - Бери, - сказал Дориан, шутливо толкнув его в плечо.
  Все еще сомневаясь, Гарри взял метлу.
  - Что дальше?
  - Просто садись и лети, - усмехнулся Дориан. - Ох, и постарайся ни во что не врезаться.
  На лице Гарри проступила глубокая сосредоточенность, затем он оттолкнулся от земли. Он сразу почувствовал, что летит. Ликование, которого он раньше никогда не ощущал, наполнило все его тело. Юноше показалось, что его тело сейчас вспыхнет. Гарри покрепче ухватился за метлу и нашел для себя идеальную скорость. Справившись с этим, он вошел в пике. Земля под ним была такой маленькой. Пейзаж, открывавшийся с высоты, преобразился. Он был прекрасен. Он попытался поточнее запомнить его, чтобы потом перебирать восхитительные воспоминания. Он знал, что в ближайшем времени ему не удастся больше полетать, тем более, когда он вернется к отцу.
  Постепенно он почувствовал, что ему стоит возвращаться на землю. Как только его ноги коснулись земли, его окружила небольшая группа людей. Гарри растерялся, заметив на их лицах удивление. Сначала он подумал, что дело в его способностях к полету, но потом понял, почему они так странно смотрят на него. Он улыбался.
  Вместе с осознанием на его лицо вернулась безжизненная маска, придавая его лицу уже привычное безразличие. Заметив реакцию сына, Джеймс Поттер решил сохранить беспечный тон в общении с подростком, который просто хотел спрятаться от всех.
  - Впечатляюще для первого раза, - отметил он.
  Гарри пожал плечами, отчаянно желая оказаться в этот момент где-нибудь в другом месте.
  Дориан улыбнулся, когда Гарри протянул ему метлу:
  - Это весело, правда?
  Гарри коротко кивнул. Ему все больше становилось не по себе от этих пораженных взглядов:
  - Я бы хотел вернуться в свою комнату.
  - Сегодня такой хороший день, - произнес Джеймс. - Уверен, что хочешь провести его в четырех стенах?
  - Да, - с этими словами Гарри направился обратно к замку, заставив Джеймса поспешить вслед за ним.
  Сириус нахмурился, глядя вслед уходящей паре.
  - Он еще такой ребенок.
  Ремус кивнул:
  - Сегодня мы впервые увидели его без маски. Это только все усложняет, Бродяга.
  - Кажется, нам удалось достучаться до него, - парировал Сириус.
  Ремус фыркнул:
  - Гарри - ребенок, но он еще и оружие, созданное Волдемортом. Нам не стоит забывать этого.
  Дориан молча прислушивался к разговору двух мужчин. "Дядя Ремус неправ. Он должен быть... только в этот раз".
  
  - Что вы собираетесь делать, Дамблдор? - тихо спросил Джеймс.
  Тот бросил на Поттера быстрый взгляд:
  - Джеймс, ты в порядке?
  Мужчина не сдержал тихого вздоха, а его взгляд устремился куда-то вдаль.
  - Он улыбался вчера. У него Лилина улыбка.
  Глаза директора замерцали ярче, и он крепко сжал плечо бывшего ученика:
  - Я попытаюсь показать ему правду.
  - Просто... Я не знаю, - потерянно выдохнул Джеймс.
  - Все будет хорошо, - Дамблдор обернулся к двери своего кабинета. - Я не знаю, сколько времени мне потребуется, так что лучше отправляйся-ка ты к Ремусу. Ты ничего интересного здесь не пропустишь.
  Джеймс кивнул. Но и после того, как директор отправился к себе, он продолжал сверлить взглядом дверь.
  "Альбус, иногда мне кажется, что ты не способен видеть людей такими, каковы они на самом деле, особенно когда увлечен воплощением своих планов". Джеймс неохотно отправился прочь. Ему нужно было найти Ремуса.
  А в кабинете директора Гарри ждал, когда же тот соизволит появиться. Тяжелое предчувствие, которое зародилось в его сердце вчера утром, неожиданно усилилось. Юноша не заметил, как вошел директор, пока тот не оказался в поле его зрения. Не говоря ни слова, Дамблдор расположился за своим столом. Он пристально заглянул в глаза Гарри. Когда тот почувствовал быстрое прикосновение к разуму, то моментально поднял свои щиты.
  Дамблдор вздохнул.
  - Я боялся, что мне придется пройти по этому трудному пути. Мне действительно очень жаль, Гарри.
  Быстрая атака на сознание заставила Гарри задохнуться. Юноша вскочил на ноги, пытаясь отразить ментальный удар.
  - Зачем? - вслух спросил он.
  "Я должен увидеть, что в конце того коридора", - голос директора эхом прозвучал в его голове, хотя ни одного слова не было произнесено вслух.
  "Нет", - все существо Гарри закричало от боли, когда его щиты дрогнули под натиском чужой воли.
  "Гарри, пожалуйста, опусти их, - попросил голос Дамблдора, - тогда это не причинит тебе боли".
  
  Ноги несли его все дальше по коридору. В самом его конце он мог видеть яркий свет, льющийся из комнаты. Дверь была распахнута словно безмолвное приглашение войти.
  
  "Нет", - отчаянно закричал Гарри, и образ померк, а затем полностью исчез.
  Дамблдор надавил сильнее. Гарри почувствовал, что падает на колени, но это не избавило его от боли, когда рухнули еще несколько защитных барьеров.
  
  Его маленькие ладошки до боли сжали палочку, которая казалась слишком большой для него. Его изумрудные глаза заворожено смотрели вглубь коридора, а горло сжалось в предчувствии беды. Но, несмотря на страх, ноги упрямо несли его вперед, словно зажили собственной жизнью.
  
  "Останови это!", - закричал Гарри, впиваясь пальцами в холодные плиты пола.
  "Я не могу сделать этого, Гарри", - прозвенел суровый ответ.
  
  - Отец, - пятилетний Гарри улыбнулся, беря в руки палочку, - спасибо тебе! Я буду разумно использовать ее, обещаю.
  - Я в этом и не сомневаюсь, - произнес отец, серьезно всматриваясь в его лицо. - Мне нужно, чтобы ты кое-что сделал для меня. Что-то, что можешь сделать только ты.
  
  В это мгновение Дамблдора практически вышвырнуло из разума Гарри.
  "Что он попросил тебя сделать, Гарри?", - спросил директор.
  "Убирайся из моей головы!", - Гарри еще раз попытался вытолкнуть директора из своего сознания, но тот оказался сильнее. После последней попытки сопротивления щиты Гарри рухнули окончательно под новой атакой старого мага.
  
  - Предатели крови, отец?
  - Да, Гарри, это чистокровные волшебники, которые предали Магический мир, как Альбус Дамблдор.
  Гарри непроизвольно съежился от звуков этого имени.
  - Они заберут меня у тебя... как Дамблдор? - сказал мальчик, запнувшись на имени.
  - Да, Гарри, они слушаются его.
  - Но ты защитишь меня от них, правда?
  Волдеморт печально посмотрел вниз на сына:
  - В этот раз я не могу добраться до них, Гарри. Мне нужна твоя помощь. В этот раз ты должен защитить нас обоих.
  Гарри улыбнулся при мысли о том, чтобы помочь своему отцу.
  - Что я должен делать?
  
  "Пожалуйста", - отчаянно попросил юноша директора.
  
  - Не волнуйся, Гарри, тебе не придется выполнять это задание в одиночку. Я буду с тобой, - Волдеморт поднял свою палочку и направил ее на Гарри. После ее быстрого взмаха Гарри почувствовал, что миг вокруг дрогнул, а сознание затуманилось. Но он все равно мог слышать голос отца:
  - Пойдем со мной, Гарри.
  И снова ноги самостоятельно понесли его вперед.
  
  Используя силу своего разума против директора, Гарри пытался изменить воспоминания. Теперь он понимал, почему отец пытался научить его Окклюменции. Его разум, казалось, никогда не был способен освоить ее, и вот теперь он рухнул на четвереньки перед Альбусом Дамблдором. Боль становилась нестерпимой, и горячие слезы закапали из-под плотно сомкнутых век.
  
  Дверь была открыта, и льющийся из нее свет наполнял узенький коридор. Ноги несли его вперед. Взгляду открылась комната, стены которой были украшены картинами и семейными колдографиями. Один пейзаж привлек его внимание. Это была пасторальная сцена... контрастирующая с тем, что случится здесь этой ночью. Маленький Гарри отчаянно пожелал раствориться в этом заманчиво безмятежном мирке. Но ноги уже уносили его прочь.
  Двое людей обернулись, чтобы посмотреть на него. Какие-то эмоции вспыхнули в их глазах, которые Гарри не смог опознать.
  
  В отчаянной попытке становить воспоминание Гарри закричал. Но его мольба не была услышана.
  
  - Гарри? Гарри Поттер? - ошеломленно спросил мужчина, когда заметил стоявшего в нескольких шагах от них с женой мальчика.
  - Сейчас Гарри здесь нет, - ответили губы мальчика голосом его отца.
  Лицо мужчины застыло:
  - Алиса, он под...
  Его голос навсегда смолк ќ- с палочки Гарри сорвался зеленый луч.
  Круглолицая женщина в ужасе закричала, когда ее муж безвольно рухнул на пол. Ее карие глаза взглянули на мальчика, чья палочка теперь указывала на нее.
  - Пожалуйста, Гарри, ты не хочешь этого делать.
  - Я думаю, что хочу, женщина, - прошелестел голос его отца.
  Детский крик из угла комнаты заставил их обоих обернуться.
  - Невилл! - вскрикнула женщина, загораживая собой сына.
  - Я не собираюсь убивать его... пока.
  Слезы закапали из ее глаз:
  - Гарри, умоляю тебя, пусть с моим сыном ничего не случиться. Только об этом я прошу тебя.
  Гарри почувствовал, что палочка в его руках внезапно задрожала, когда в голове немного прояснилось:
  - Я... Avada Kedavra!
  Женщина упала на пол перед сыном, который с ужасом уставился на Гарри.
  - Мама! - закричал он.
  - Не стоит тебе помнить о том, что здесь произошло, - произнес Гарри. Он взмахнул палочкой, стирая настоящие воспоминания и навязывая ложные. Вместо мальчика с взъерошенными черными волосами, который убил его родителей, Невилл видел змееподобного мага в черной мантии. Мальчик, так похожий на свою мать, потерял сознание от истощения. С последним взмахом палочки на лбу у ребенка появился шрам в виде молнии.
  
  Гарри смотрел, как Невилл спит. Туман в его голове развеялся, и он с тревогой взглянул на женщину. Она не дышала. Палочка выпала из его рук. Мужчина тоже не дышал. Руки ребенка дрожали, когда он поднял палочку и выбежал из дому. Теперь он понял.
  
  Давление внезапно прекратилось. Дамблдор печально посмотрел на подростка, который уткнулся лбом в каменные плиты пола. Старый маг смотрел, как его тело сотрясается от рыданий.
  - Мне жаль, Гарри, что тебе пришлось пережить это еще раз, - прошептал Дамблдор. - Я должен был показать тебе, как Волдеморт использует тебя в собственных целях. Ты должен был узнать.
  Мышцы Гарри застыли. Он медленно поднял полные слез глаза и впился взглядом в Дамблдора:
  - Я убью тебя, - прошипел он сквозь стиснутые зубы.
  Дамблдор покачал головой.
  - Том использовал на тебе Империус, Гарри. Смерть Лонгботтомов не послужила какой-то цели. Она была бессмысленной. Разве ты не видишь этого?
  - Он использовал на мне это проклятие, чтобы я не был тем, кто убьет их. Он забрал эти воспоминания, чтобы я мог спать по ночам, - Гарри потер глаза кончиками пальцев. - Я согласился пойти в тот дом. Мой отец дал мне выбор.
  - Гарри...
  - Не смей жалеть меня! - прошипел Гарри, сверкая глазами. - Ты не понимаешь. После этого убийства не прошло и года, когда я выполнил следующее поручение своего отца. Все, что я сделал, было моим собственным выбором.
  -Ты не наслаждался тем, что делал, Гарри. Твоя душа была разбита на множество осколков, - Дамблдор на мгновение умолк. - Позволь мне предложить тебе другой выбор... путь, далекий от разрушения, которое неизбежно, если ты останешься на своем.
  - Я - не наивный дурачок. Я видел и до сих пор ощущаю твои методы, - пробормотал Гарри, осторожно прикасаясь к раскалывающейся голове. - Ты просто используешь меня для достижения своей цели, как часто поступает мой отец. Я выбрал свой путь, Дамблдор, даже если он и ведет к вратам ада.
  Мерцание в голубых глазах директора сверкнуло и погасло:
  - Я не проиграю битву с тьмой, которой Том позволил пробраться в твое сердце.
  - Ты уже проиграл, - Гарри не сдержал смешок, когда его взгляд упал через окно на Квиддичное поле. - Вчерашний день был только сном... спасибо, что разбил его. Мне стоило быть умнее и не позволять себе поддаваться иллюзии. Такие, как я, никогда не будут счастливы. Судьба всегда рядом, чтобы развеять то небольшое счастье, которое мы способны обрести.
  - Мы обсудим это позже.
  "Если я все еще буду здесь", - Гарри повернулся спиной к директору и не сдержал жестоких слов:
  - Запомни мои слова, Дамблдор... твое убийство станет первым, которым я буду искренне наслаждаться.
  Ответа не последовала. Гарри и не ждал его, поэтому снова зашагал прочь. Он не сомневался, что авроры по-прежнему следят за каждым его движением, но это его больше не заботило. Под полой своей мантии он крепко сжимал записку Драко, спрятанную в кармане. "Лучше бы ему найти выход отсюда".
  ***
  Легкие маленького Гарри горели. Он не смотрел, куда несется. Лондонские здания проплывали мимо него словно в тумане. Горячие слезы продолжали литься из его глаз, несмотря на все попытки сдержать их. Он остановился, только когда очутился в темном переулке, который заканчивался тупиком. Разворачиваясь, чтобы покинуть это место, Гарри заметил изможденного черного коня, стоявшего в тени у него на пути. Казалось, его сердце остановилось, когда он уставился на это существо.
  Словно в знак симпатии лошадь склонила голову перед ним. Страх мальчика утих, и он медленно приблизился к животному. Белые глаза пристально следили за детской ладошкой, которая потянулась, чтобы погладить коня. Когда он коснулся морды создания, тугой комок в горле исчез. Внезапно уши коня вздрогнули, он резко распахнул крылья и улетел прочь от Гарри, ошеломленного, испуганного.
  - Молодой Хозззяин? - голос Нагини эхом прокатился по переулку.
  - Они не дышшшали, Нагини, - тихо прошипел Гарри.
  Громадная змея утешающе обернулась вокруг маленького мальчика.
  - Т-ш-ш-ш. Твой отец сссильно волнуетссссся.
  - Я убил его родителей... он оссстался один.
  - Возвращайся сссо мной, Гарри. Твой отец зассставит это уйти, - успокаивающе прошипел змея ему на ухо. - Это больше не побессспокоит тебя. Кроме того, это сссделал твой отец, а не ты. Твое тело было всссего лишшшь проводником, чтобы он мог проникнуть в дом. Ты оччень помог сссвоему отцу.
  Гарри улыбнулся змее и совсем по-детски переспросил:
  - Правда?
  В шипении змеи проскользнула ответная улыбка:
  - Пойдем, твой отец жжждет. Он зззассставит эту ночь исссчезззнуть.
  Гарри поднялся на ноги.
  - Но лошшадь я не хочу забывать.
  Змея озадаченно склонила голову:
  - Какую лошшадь?
  Уголки его губ дрогнули, словно в полуулыбке:
  - Воззззможно, поззззже, Нагини... Я хочу увидеть отца.
  
   Осколки пророчества. Глава 15-18
  
  Воскресенье, 03 Июня 2012 г. 18:28 (ссылка) + в цитатник
  Прочитало: 1 за час / 2 за неделю / 8 за месяц
  Глава 15. Сквозь книги
  
  За столом Гриффиндора вокруг Гарри образовалась "мертвая зона", и только его брат осмелился усесться рядом с ним. Обвинения Рона Уизли все еще крутились в головах подростков, и никакие слова Дамблдора не могли стереть их из памяти школьников. Гарри оставалось надеяться, что час его побега приближается. Дамблдор устанет от его упрямства, и вскоре студенты поймут, кто он на самом деле... Ассасин Волдеморта. У Гарри не было никакого желания оказаться в Азкабане, даже если дементоры покинули это место.
  - Ты вообще спал прошлой ночью? - спросил Дориан, разглядывая черные круги под глазами юноши.
  Гарри моргнул и повернулся лицом к брату, чтобы бросить на того короткий взгляд:
  - Нет.
  - Сегодня у тебя нет уроков, так что можешь вздремнуть, - жизнерадостно предложил Дориан.
  Гарри осторожно взглянул на стол преподавателей, за которым Дамблдор уплетал еду, неспешно разговаривая с профессором МакГоннагал. Он не раскаивался. Его голова не гудела от боли. Он не видел страшных повторяющихся видений в своих снах.
  - Гарри? - воскликнул Дориан, испугавшись яростного пламени, вспыхнувшего в глазах брата.
  Огонь в его зрачках погас, сменившись прежним безразличным выражением.
  - Что?
  Странное выражение промелькнуло по лицу гриффиндорца:
  - Ничего.
  - Ты лжешь, - чуть наклонил голову Гарри. - Я вижу это по твоим глазам.
  - Я не хочу разрушать это...
  "Он знает", - безразлично подумал Гарри.
  - Ты позволишь мне уйти?
  Дориан уткнулся взглядом в свою тарелку:
  - Да.
  - Почему ты делаешь это для меня? - тихо спросил Гарри.
  Дориан быстро пожал плечами. На его лице промелькнула целая гамма чувств.
  - Это сложно объяснить.
  - Хм... некоторые вещи не нуждаются в объяснениях, - произнес он, затем мягко добавил:
  - Спасибо.
  - Может быть, однажды, когда все это закончиться...
  - Может быть, - пробормотал Гарри.
  Гарри устало зажмурил глаза, затем посмотрел на Невилла Логботтома. Он быстро отвернулся, когда перед глазами вспыхнуло видение плачущего в углу мальчишки. Слушая бешеный ритм своего сердца, Гарри попытался отогнать воспоминания.
  - Гарри, я бы хотел подарить тебе кое-что, - сказал Дориан, не догадываясь о вихре эмоций, охватившем брата. - Я попросил маму прислать это.
  Медленно, очень медленно Гарри протянул руку и принял маленький сверток из ладони брата. Юноша знал, что не должен принимать его, но возможно в этот раз все обойдется. Он осторожно развязал маггловскую ленту, чтобы не порвать бумагу. Дориан пораженно наблюдал за братом. Он привык нетерпеливо разрывать обертку своих подарков. Гарри ловко развернул оберточную бумагу, а затем открыл коричневую коробку. Внутри маленькой коробки была миниатюрная версия Нимбуса-2000.
  - Это была моя первая метла. Мама с папой подарили мне ее копию на один из моих дней рождений, - Достав маленькую метлу, Дориан продемонстрировал, что она зачарована летать по кругу. - Круто, а?
  Губы Гарри немного разжались, когда он наблюдал за полетом игрушечной метлы.
  - Я не могу принять это. Ее подарили тебе твои родители.
  Дориан пожал плечами.
  - Они бы хотели, чтобы она была у тебя. Кроме того, скоро я получу от них копию Молнии. Я хочу, чтобы ты помнил меня.
  Гарри не ответил. Вместо этого он схватил свой подарок и спрятал его в карман мантии.
  - Спасибо.
  Дориан просиял и кивнул головой.
  Повернув голову, Гарри заметил, что Большой зал практически опустел. Скоро вернется Джеймс, и Гарри придется убедить своего биологического отцу отконвоировать его в библиотеку, где он должен встретиться с Драко. Гарри отметил, что за Слизеринским столом уже нет Малфоя-младшего. Гарри знал, что уговорить Джеймса будет несложно, поскольку тот терзается чувством вины, догадываясь, что произошло вчера в кабинете директора.
  Как Гарри и предполагал, вскоре появился Джеймс.
  - Я бы хотел посетить легендарную библиотеку Хогвардса, - высказал юноша свое требования, стараясь сохранять равнодушный тон.
  - Неплохая идея, - сказал Джеймс.
  - Что ж, желаю повеселиться, - Дориан помолчал секунду и скорчил им рожицу. - У меня двойные Зелья со Снейпом.
  Выражение лица Джеймса стало хитрым.
  - Придумай, над чем можно поприкалываться. Снейп просто создан для этого.
  - В голову приходит только образ Снейпа в оранжевом платье, в ярко-розовых туфлях на высоком каблуке и украшенной цветами шляпке.
  Гарри задумчиво хмыкнул. "Почему бы нет? Всего лишь притвориться нормальным еще разок... к тому же, это Снейп", - подумал он.
  - Сделай что-то с его волосами. Кажется, их не помешает хорошенько отмыть.
  И Дориан, и Джеймс усмехнулись.
  - Стоит попробовать, - ответил Дориан, направляясь на урок.
  - Что ж, библиотека в эту сторону.
  Гарри молча следовал за Джеймсом. Говорил, по большей части, его проводник, показывая отдельные части замка. Гарри заметил, что Джеймс избегает разговора о прошлой ночи. Гарри знал, что Поттер не спал почти всю ночь, поскольку сам просыпался, когда тот ворочался на своей кровати. Этим утром в глазах мужчины светилась печаль, смешанная с раскаянием.
  - Вот мы и пришли.
  Многочисленные ряды стеллажей испугали Гарри. Библиотека его отца не выдерживала сравнения с Хогвардской.
  - Мистер Поттер, как приятно видеть вас снова, - произнесла библиотекарь Хогвардса, мадам Пинс, завидев их. - Я еще помню отработки, которые вы и ваши друзья проводили здесь. Когда вы прекращали дурачиться, то могли горы свернуть.
  - Кажется, это было только вчера, мадам Пинс, - широко улыбнулся Джеймс.
  - Я пойду осмотрюсь, пока вы разговариваете, - тихо сказал Гарри.
  Джеймс согласно кивнул, и Гарри неспешно направился к отделу Зельеварения. Он заметил, что рядом с ней находилась секция Чар. Они с Драко будут разговаривать сквозь книги. Его губы искривились в усмешке. Он стал вслух перебирать названия книг и их авторов так, чтобы Драко мог его услышать. Скоро он был вне пределов слышимости беседующих взрослых. Он был уверен, что они не смогут ни увидеть, ни услышать их разговор с Драко.
  - "Зелья огромной силы" Ульрика вон Веттерстейна, - пробормотал Гарри название древнего, обтянутого кожей фолианта.
  - Марволо? - из-за книг раздался приглушенный шепот.
  - Кто еще стал бы читать это? - усмехнулся Гарри, вынимая книгу. Он положил книгу на пол и уставился на лицо Драко Малфоя, появившееся в просвете. - Пожалуйста, скажи, что ты принес мне план побега.
  - Ты вообще спал? Выглядишь как поднятый мертвец, - отметил Драко.
  - А без комплиментов никак нельзя? - он окинул проход между стеллажами быстрым взглядом. - Дамблдор разрушил мою способность к здоровому сну. Мне нужно выбраться отсюда.
  Драко выглядел ошарашенным.
  - Что он сделал с тобой?
  - Это не твое дело! - резко осадил его Гарри. - А теперь рассказывай, каков план.
  - В Хогвардсе есть исчезательный шкаф, связанный с таким же в Боргин&Берк. Беллатрикс собирается провести небольшой отряд Упивающихся через него, - Драко на мгновение замолчал. - Нам нужно знать, сколько авроров и орденцев охраняют тебя, прежде чем решим, сколько понадобиться людей.
  - Это просто, - сказал Гарри, подсчитывая в голове количество своих стражей. - Их ряды поредели после нападения на Лондон. Большую часть времени их двенадцать, не считая Дамблдора и Поттера. Джеймс почти постоянно крутиться рядом, если я не на уроке. Кроме него за мной по пятам обычно ходят четверо. Остальные восемь рассредоточены по всему замку. Они располагаются в основном там, где я буду топтаться в течение дня.
  Драко выглядел ошарашенным.
  - Я впечатлен.
  Гарри пожал плечами.
  - Они не могут сделать ничего так, чтобы я не заметил. Я привык к такой работе.
  На мгновение во взгляде Драко промелькнула зависть.
  - Я передам информацию Беллатрикс. Но может пройти около месяца прежде, чем мы начнем действовать.
  Гарри с трудом сдержал желание вцепиться в горло младшему Малфою сквозь просвет между книгами. - Это неприемлемо, - выдавил он сквозь стиснутые зубы.
  Блондин был поражен выражением его резко побледневшего лица.
  - Что они делают с тобой?
  - Драко, - внезапно голос Гарри зазвучал устало, - просто поскорее верните меня домой.
  - Ты ведь не собираешься оставить нас, а?
  - Нет, - пробормотал Гарри, - но скоро Дамблдор устанет терпеть меня, а я - его нападения на мое сознание.
  - Назначим все на эту пятницу. Я уверен, Беллатрикс сможет убедить владельцев магазина, что в их же интересах одолжить нам свой магазин и шкаф. Мы вытащим тебя отсюда.
  Кивнув, Гарри еще раз быстро проверил междурядье.
  - Прежде чем уйти, мне нужно пробраться в кабинет Дамблдора.
  - Ты хочешь убить его здесь, в Хогвардсе? Ты обезумел? - недоверчиво выдохнул Драко.
  - Моя палочка лежит в верхнем правом ящике его стола. Я собираюсь вернуть ее, - Гарри на мгновение умолк. - Кроме того она - сестра палочки моего отца. Не стоит оставлять ее в руках Дамблдора.
  - Лучше постарайся оказаться рядом с кабинетом директора, когда начнется нападение.
  - Я учту это.
  По лицу Драко промелькнула быстрая улыбка.
  - Думаю, после пятницы я окончательно перерасту формальную систему получения образования.
  Гарри улыбнулся в ответ.
  - Будет так, как мы всегда хотели... ты и я будем работать вместе.
  Через мгновение Гарри добавил:
  - Мне нужно, чтобы ты передал Беллатрикс две вещи. Во-первых, Дамблдор - мой, даже если у меня не получиться убить его во время побега. Я вскоре найду его. Я не прощу ему того, что он сделал. Во-вторых, - его голос упал.
  - Во-вторых... что?
  Гарри опустил взгляд и быстро прошептал:
  - Я не хочу, чтобы погиб кто-то из Поттеров. На остальных мне плевать.
  - Марволо?
  - Это ничего не значит. Я верен своему отцу... Я просто не вижу причин, по которым их следует убить.
  - Я передам ей..., - Драко прервали прежде, чем он успел договорить.
  - Они идут, - Гарри быстро подхватил книгу и вернул ее на место.
  - Нашел что-то интересное? - поинтересовался Поттер, покосившись на "Зелья огромной силы".
  - Нет, все слишком сухо.
  - Ладно, что ты запланировал на остаток дня?
  - У меня не было возможности осмотреть школу полностью.
  Джеймс удивленно склонил голову:
  - Ну, если ты так хочешь...
  Гарри кивнул.
  
  Драко вылетел из библиотеки. Он не сдержался и обернулся, чтобы удостовериться, что ни один из авроров, приставленных к Марволо, не следует за ним. Только достигнув пустой факультетской гостиной, он почувствовал себя в безопасности. Открыв свой сундук, подросток достал двустороннее зеркало, которое тетя купила в Лютном переулке.
  - Беллатрикс Лейстранж, - выдохнул имя Драко, заставив поверхность зеркальца запотеть. Он осторожно протер блестящую поверхность и увидел, как в ней отразилось женское лицо. - Тетя Белла.
  - Давай по делу. Ты смог встретиться с Марволо или нет?
  Драко кивнул.
  - Мы должны вытащить его отсюда к пятнице, прежде чем старый маразматик сделает с ним что-то еще.
  Лицо Беллатрикс посерьезнело:
  - У меня почти все готово, осталось только сформировать отряд. Что у тебя?
  - Я отремонтировал шкаф, - доложил Драко. - Марволо сообщил мне число своих охранников, их двенадцать. Мы должны суметь совладать с ними.
  - Этот день Дамблдор никогда не забудет.
  - О, Марволо сказал, что хочет разобраться со старым дураком лично... Драко помолчал, затем договорил:
  - Он не хочет, чтобы Поттеры погибли.
  Беллатрикс выглядела удивленной.
  - Почему?
  - Он не сказал, - Драко бросил быстрый взгляд на дверь. - Он сказал, что верен Темному Лорду.
  Беллатрикс кивнула.
  - Тогда так оно и есть.
  Драко про себя согласился с ее словами.
  - Скажи Марволо, что если он хочет сохранить им жизнь, пусть придумает, как убрать их с дороги. В пылу боя некогда делать различия между врагами.
  - Я передам ему.
  Кривая улыбка скользнула по ее губам:
  - Ты доказал, что можешь быть полезен, Драко. Темный Лорд щедро вознаградит тебя за возвращение его сына.
  - Он позволит мне работать с Марволо?
  Беллатрикс фыркнула:
  - Почему нет, если ты не станешь для него обузой. Видишь, Драко, как удачно, что при поиске друга детства для Темного Принца выбор пал на тебя. В конце концов, это принесет свою выгоду.
  - Думаю, я хочу покинуть эту дыру не меньше, чем сам Марволо.
  - Думаю, после событий этой пятницы многие студенты захотят покинуть Хогвардс, - усмехнулась Беллатрикс. - Этот день станет для Дамблдора ужасным позором, и, возможно, двери Хогвардса закроются навсегда.
  
  Глава 16. Чистилище
  
  Гарри быстро взглянул на записку, которую Драко подкинул, когда он завтракал в Большом Зале. Она слегка отсырела, поскольку угодила в его тарелку с яичницей. Очень осторожно Гарри принялся разворачивать кусочек пергамента, боясь повредить послание. Наконец, у него получилось:
  "В пятницу погода будет хорошей. Лучшее время для прогулки - где-то час спустя Предсказаний. Что касается твое второй просьбы, то моя тетя говорит, что ты сам должен позаботиться об этом, поскольку у нее не будет на это времени.
  Друг".
  Гарри фыркнул. "Сам должен позаботиться". Он перевел взгляд на Джеймса, который завтракал за столом учителей. "Ты взваливаешь на себя целый ворох проблем, Марволо. Ради чего? Разве это не вопрос моей жизни?". Его взгляд скользнул вдоль стола к месту, где сидел Снейп. Пока он пристально смотрел на зельевара, в голове начал созревать план.
  - Дориан, - громко окликнул Гарри.
  Сидящий напротив него брат вскинул на него взгляд.
  - Мне нужно, чтобы ты оказал мне услугу, - тихо сказал Гарри. - Это касается кражи ингредиентов из хранилища Снейпа.
  - Что тебе понадобилось оттуда? - смешался Дориан.
  - Яд Магии. Это растение, экстракт которого лишает волшебника его силы где-то на неделю. Ну, и становится причиной довольно высокой температуры, - Гарри пристально наблюдал за реакцией брата и обрадовался, ничего не заметив. - Ни одно лекарство не помогает. Пациент должен перетерпеть симптомы, пока зелье не выйдет из организма. Обычно это занимает две недели. Но самое его большое достоинство - оно не имеет ни цвета, ни запаха, ни даже вкуса.
  -Комы ты хочешь подлить эту гадость? - уклончиво отозвался Дориан.
  "Так я тебе и сказал", - мрачно подумал Гарри.
  - Снейпу.
  - Ну, Снейп всегда был у меня на особом счету, - внимание Дориана переключилось на злобного зельевара. - Когда оно тебе понадобиться?
  - Самое позднее, к обеду.
  - Как ты собираешься подсунуть ему это?
  Гарри улыбнулся, на мгновение покосившись на Джеймса Поттера.
  - У меня есть свои способы.
  - Думаю, достать его будет довольно просто.
  - Спасибо, Дориан, - сказал Гарри. "Ты спасаешь жизнь своему отцу".
  - Увидимся после моего урока зелий.
  "Одного с дороги я уже убрал", - подумал Гарри, когда Дориан ушел. Его сердце забилось чаще, когда он подумал о пятнице, которая приближалась даже быстрее, чем он надеялся. Осталось всего два дня. К его глубокому удивлению, Дамблдор больше не пытался залезть к нему в голову. "Но это может измениться. Я должен быть осторожен. Он не должен увидеть мои планы".
  С этой мыслью Гарри встал с места и направился к следующему пункту в его списке.
  - Лонгботтом, - прошептал он, останавливаясь возле подростка. Гарри даже не взглянул на него, устремив свой взгляд на двери Большого зала, - мне нужно с тобой поговорить.
  - Невилл, не надо, - быстро запротестовала сидящая рядом Гермиона Грейнджер, когда подросток начал подниматься из-за стола.
  - Все нормально.
  Гермиона нахмурилась.
  - Будь осторожен.
  Гарри вышел из Большого зала, за ним следовал Невилл. К счастью, найти уединенный уголок не составило труда. Несколько минут протянулось в молчании, и Гарри убедился, что никто из его стражей не последовал за ними.
  - Ты хотел со мной поговорить? - с любопытством переспросил Невилл.
  Не глядя в глаза собеседнику, Гарри тихо поинтересовался:
  - Сколько стоит жизнь?
  Невилл удивленно открыл рот:
  - Что... О чем ты? - его рука скользнула к волшебной палочке.
  На безрадостном лице Гарри промелькнула тень улыбки.
  - Я превратил твою жизнь в ад, а ты даже не знаешь об этом.
  - Я не улавливаю, о чем ты. Я не понимаю, чего ты хочешь.
  - Я хочу узнать цену жизни, - Гарри, наконец, поднял взгляд на сбитого с толку гриффиндорца. - Любил ли ты своих родителей так же сильно, как я люблю своего отца?
  Лицо Невилла застыло.
  - Я любил их очень сильно... твой отец забрал их у меня.
  Гарри тихо рассмеялся.
  - Он не забирал их, Невилл. Это сделал я.
  Подросток открыл рот, но не смог выдавить ни слова.
  - Ты потерял дар речи, - тихо пробормотал Гарри. - Я слышал слова о том, что нельзя определить цену жизни. Но сейчас я хочу попытаться сделать это.
  - Зачем? Почему тебя это заботит?
  Зеленые глаза Гарри снова уставились на цветное оконное стекло.
  - Я люблю своего отца. Я не могу представить, что останусь один. Я не только лишил жизни твоих родителей, но и забрал твою судьбу, отдав тебе свою. И у меня есть для тебя один совет, Невилл. Не становись их плакатным символом. Один человек не должен нести ответственность за целый мир. Это их задача: объединиться и бороться.
  - Они напуганы.
  Гарри фыркнул.
  - А мы разве нет? Страх - не препятствие. Это оправдание... их оправдание. Оставь их. Пусть они сами спасают свои шкуры.
  - Я не могу это сделать.
  - Я предвидел такой ответ, - Гарри оперся спиной о холодную каменную стену. - Ты слишком благороден, Невилл, и не я буду тем, кто убьет тебя... Это было бы все равно, что убить себя, потому что я вижу, как легко мы могли поменяться местами.
  Невилл помолчал.
  - Ты спрашивал раньше, сколько стоит жизнь. У меня есть ответ: она бесценна. Поэтому я сражаюсь за них. А за что сражаешься ты, Гарри?
  - За любовь отца, который, быть может, не любит меня, но которого люблю я, - Гарри сжал цепочку, висевшую у него на шее, и резким движением разорвал ее. - Это не вернет твоих мертвых родителей, Невилл, но это выиграет для тебя немного времени.
  Пораженный подросток взял крестраж:
  - По...
  - По двум причинам, - тихо сказал Гарри. - Когда мне было пять, я подсознательно дал обещание, а во-вторых, я не хочу иметь перед тобой долгов. Теперь мы в расчете. Ты можешь попытаться убить моего отца, но тогда тебе придется пройти через меня, если только отец не решит заняться тобой сам.
  - Я понимаю, - Невилл собрался уходить.
  - Не говори Дамблдору о крестраже. Оставь его у себя.
  Глаза Невилла сузились.
  - Ты что-то затеял?
  - Нет, - солгал Гарри. - Скорее всего, скоро меня отправят в Азкабан.
  - Мне жаль.
  - Не стоит. Мне не нужна твоя жалость.
  Невилл снова направился прочь, затем остановился:
  - Тебя отправляют в Азкабан в пятницу?
  С лица Гарри схлынула вся кровь: "Как он мог узнать?".
  - С чего ты взял?
  - Дамблдора не будет в пятницу. Я подумал, может, он решил лично отвести тебя.
  - Увидим.
  Когда Невилл, наконец, ушел, лицо Гарри превратилось в маску гнева. Он со злостью обрушил кулак на стену. "Теперь мне придется ждать, чтобы убить старого ублюдка. Хорошо, что терпения мне не занимать".
  ***
  Вечер наступил быстро, и Гарри обнаружил, что ему остается только ждать. В кармане мантии его ладонь еще раз крепко сжала пузырек, который Дориан умудрился украсть у Снейпа. Гарри забрал его у своего брата, не вдаваясь в подробности о том, как собирается использовать зелье. Единственное, что он выдавил из себя, так это предупреждение. Предупреждение, что с этого момента Дориан должен держаться от него подальше. Подросток был шокирован, но промолчал. Это молчание пробудило у Гарри мрачные предчувствия. Но сейчас он отмел их в сторону. Гарри нужно было сосредоточиться на куда более важных вещах, как, например, ожидание удачного случая подлить Джеймса Яд Магии в чай. Но чашка все еще не покидала рук аврора. Гарри похолодел, когда заметил, что огонь в камине приобретает знакомый зеленый оттенок. Но в этот раз никто не собирался прибыть через камин.
  - Должно быть, Лили, - сказал Джеймс, покидая свое место и свою чашку. - Она собиралась связаться с нами по каминной сети.
  Гарри улыбнулся, взглянув на чашку, и осторожно вытащил пробку из флакончика. Убедившись, что Джеймс не смотрит на него, он медленно вытянул пузырек из кармана мантии. Внезапно его сердце рухнуло в пятки.
  - Джеймс, а Гарри там? - раздался из камина голос Лили.
  - Да, сидит за столом, - ответил Джеймс.
  - Я бы хотела увидеть его.
  Джеймс оглянулся через плечо и кивком подозвал юношу к себе. Как только его внимание снова переключилось на Лили, Гарри быстро добавил в чай три капли из флакончика.
  - Ты собираешься допивать чай? - громко спросил подросток.
  - Захвати его сюда, - ответил Джеймс.
  "Обожаю, когда мои планы удаются", - Гарри улыбнулся бы, если бы это не выдало его.
  Лили улыбнулась ему из каминного пламени.
  - Ну что, как дела?
  На мгновение Гарри затопила грусть. Эта женщина отчаянно хотела вернуть себе старшего сына, но у нее никогда этого не получится.
  - Нормально.
  Краем глаза он заметил, как Джеймс повертел в руках чашку, прежде чем сделать глоток. Зелью потребуется всего минута, чтобы начать взаимодействовать с кровью волшебника.
  Взгляд Лили стал обеспокоенным, когда она пристально всмотрелась в лицо сына.
  - Почему ты так смотришь на меня?
  Брови подростка вопросительно взлетели вверх:
  - Как именно?
  - Ты выглядишь таким... - голос Лили прервался.
  - Джеймс! - закричала она, когда ее муж рухнул на пол.
  Гарри заставил себя удивленно распахнуть глаза.
  Но Лили не смотрела на него, когда вышла из камина. Все ее внимание было сосредоточено на Джеймсе. Она осторожно перевернула его на спину, сняла очки. Гарри наблюдал за ее действиями, а потом опустил взгляд на пятно, расползающееся по ковру. Он был уверен, что Джеймс выпил достаточно.
  - Ты ничего не заметил раньше? - быстро спросила Лили.
  - Только что он был в полном порядке.
  Лили поднялась на ноги и зачерпнула горсть дымолетного порошка.
  - Кабинет мадам Помфри, - прокричала она в зеленое пламя. - Поппи, Джеймс только что потерял сознание. Мне нужна твоя помощь.
  Школьная медсестра тут же перенеслась к ним по каминной сети.
  - Давай посмотрим, что случилось, - ее взгляд остановился на Гарри. Пока она накладывала на Поттера диагностические чары, он старался сохранять полную невозмутимость. Медсестра и так подозревала его.
  - Похоже на магический грипп, - наконец произнесла она. Он успел заметить искру удивления в ее глазах, когда она пришла к такому заключению. "Она хотела верить в то, что я пытаюсь навредить ему", - подумал Гарри.
  - Что будем делать, Поппи? - лицо Лили превратилось в напряженную маску.
  - Я возьмусь за него и напичкаю зельями, - успокаивающе продолжила Помфри. - Потом ты можешь забрать его домой, чтобы он смог получить так необходимый ему отдых.
  - А как же Гарри? - тихо спросила Лили.
  - Дамблдор разберется с этим, не волнуйся.
  Гарри улыбнулся. "Как пожелаешь, старая ведьма. Я способен убить любого аврора, которого вы ко мне приставите".
  - Не отставай, - крикнула ему через плечо Помфри, левитируя Джеймса в палату. Подчиняясь ее словам, Гарри молча последовал за двумя женщинами.
  Когда они уложили бессознательного мужчину на кровать, Гарри не мог не заметить иронии. "Вот уже второй раз я отправляю тебя на больничную койку за время нашего недолгого знакомства".
  Дверь за его спиной распахнулась, заставив Гарри внутренне похолодеть. Повернув голову, он оказался лицом к лицу с Альбусом Дамблдором. Дамблдор бросил на Джеймса быстрый взгляд, затем снова впился холодными глазами в подростка.
  - Что с ним случилось, Поппи? - спросил директор.
  - Подхватил магический грипп, Альбус.
  - Гарри, пойдем со мной.
  Две женщины наблюдали за их молчаливым противостоянием.
  -Как скажете, директор, - наконец сказал Гарри.
  Когда Лили и мадам Помфри уже не могли их услышать, Дамблдор начал свой допрос. Его пальцы схватили юношу за подбородок, заставляя поднять взгляд.
  - Ты отравил Джеймса, Гарри? - ровным голосом спросил Дамблдор.
  Гарри ощутил легкий ментальный толчок.
  - Нет.
  - Почему ты лжешь, Гарри?
  - Проверь его кровь.
  Напряжение достигло апогея. Гарри не мог долго удерживать щиты, сопротивляясь директору. Но у него была последняя возможность. Он полностью очистил сознание, стирая все эмоции.
  - Что ты скрываешь, Гарри?
  - Ничего. Поэтому я и могу противостоять тебе, - проговорил Гарри сквозь стиснутые зубы. - Я не тронул его и пальцем.
  Дамблдор нахмурился.
  - Я сожалею. Кажется, я зря усомнился в тебе.
  - Спасибо за доверие, - выдавил из себя Гарри.
  - Я назначу другого аврора твоим личным охранником. Думаю, Сириус Блэк будет неплохой заменой.
  - Я терпеть не могу Блэка, - слегка вздрогнув, ответил подросток.
  - Ты предпочтешь кого-то незнакомого? - удивленно поинтересовался Дамблдор.
  Гарри кивнул.
  - Я ненавижу людей, которых вынужден терпеть здесь постоянно, так что предоставь новый объект для моей ненависти.
  Выражение лица старого мага стало удрученным.
  - Я бы хотел, чтобы ты позволил мне помочь тебе.
  Гарри фыркнул.
  - Я полагаюсь только на себя.
  - Если тебе когда-нибудь понадобиться моя помощь...
  - Никогда, - отрезал Гарри. - А если и так, я убью себя прежде, чем попрошу помощи у тебя.
  Дамблдор только кивнул.
  - Твой новый охранник будет здесь утром в четверг. До тех пор тебе запрещено отходить от мадам Помфри или твоей матери. Мы поняли друг друга, Гарри?
  - Несомненно.
  Директор покачал головой и куда-то ушел, Гарри даже не мог предположить куда. Ощущая на себе взгляды авроров, Гарри вернулся в Больничное крыло. День его побега совсем рядом. Он сожалел лишь о том, что Дамблдора не будет здесь, чтобы увидеть это.
  
  Глава 17. Когда откроются дверцы шкафа
  
  Гарри с легким интересом наблюдал, как студенты вокруг него старательно трудятся над своими зельями. По какой-то причине Снейп потребовал, чтобы Гарри сегодня не смел даже приближаться к котлу. Юноша не возражал. Ему было о чем подумать, кроме самоуправства зельевара, например, о том, как попасть в кабинет директора, не зная пароля. Ему было известно, что Дамблдор отдает предпочтение странным паролям, обычно, названиям сладостей. "Жаль, что в мире так много видов конфет. По крайней мере, Невилл был прав, старого глупца не будет сегодня в школе".
  - Поттер, - ворвался в его мысли голос Снейпа, - следуйте за мной.
  Гарри встал с места и направился вдоль ряда работающих учеников; один наглый рыжеволосый подросток, который вместе с остальным выводком вернулся в школу во вторник, едва не подставил ему подножку. Наверное, их мать не хотела, чтобы они пропускали школу. Гарри знал, что миссис Уизли будет сожалеть об этом решении до конца жизни, особенно если кто-то из ее детей попадет в заварушку сегодня вечером.
  - Уизли, - прошипел Гарри, - держись от меня подальше, если тебе дорога жизнь.
  - Ты заплатишь за все, - так же тихо ответил Уизли.
  - Поттер!
  - Уже иду, профессор, - отозвался Гарри.
  Снейп терпеливо ждал, но в его глазах вспыхивало какое-то странное чувство.
  - Пойдемте со мной, Поттер, в хранилище ингредиентов. Я хочу показать вам кое-что.
  Гарри благоразумно помалкивал, оставшись один на один с разъяренным зельеваром.
  - Поттер, у меня пропало очень редкое зелье, которое получают при термической обработке сока одного растения, известного как Яд Магии. Яд Магии, - медленно повторил название растения Снейп, чтобы убедиться, что юноша понял его. - Оно практически исчезло из употребления в 18 веке, поскольку при его применении было много случаев с летальным исходом, - прошептал Снейп многозначительным тоном. - Осмелюсь предположить, что вы уже использовали сок этого растения раньше, во время своих вылазок. Вы использовали Яд Магии, чтобы ослабить своих жертв, сделать их более уязвимыми. Я знаю, что прав, поскольку лично варил для вас это зелье.
  - На что вы намекаете?
  - Любопытно то, что Джеймс Поттер "заболел" как раз тогда, когда у меня пропал флакон Яда Магии, - профессор впился взглядом в лицо подростка.
  Гарри сохранил бесстрастный вид:
  - Действительно любопытно.
  Глаза Снейпа вспыхнули:
  - Я знаю, что это сделали вы.
  Гарри склонил голову и с ноткой веселья подумал: "Туше... но у меня есть еще аргументы".
  Прочистив горло, он легко парировал:
  - Спросите моих стражей, они сообщат, что я не приближался к этой комнате.
  - Вероятно, - во взгляде зельевара появилось разочарование, хотя искры триумфа еще не погасли. - Возвращайтесь на свое место, мистер "Поттер". Мое желание разговаривать с вами иссякло.
  Гарри кивнул и вышел из темного хранилища. Он проигнорировал холодный взгляд Уизли и зашагал к своему место. Его глаза скользнули по циферблату часов, которые он позаимствовал без ведома владельца. "Еще один урок... и где-то два часа до конца этого кошмара". Он с нетерпением ждал мгновения, когда сможет почувствовать в руке свою палочку. "Я снова буду чувствовать себя свободным. Как же это все затянулось". Незаметно потянувшись на своем месте, он бросил нетерпеливый взгляд на дверь. Впервые ожидание так выматывало его. "Я сутками мог выслеживать своих жертв, но сейчас не в состоянии потерпеть еще два часа", - с иронией подумал он.
  На другой стороне класса Драко выглядел не менее взволнованным и умудрился взорвать свой котел, хотя, возможно, это было предсказуемым результатом сотрудничества с Невиллом. Снейп подлетел к ним и одним взмахом палочки уничтожил остатки зелья. Но мерзкое зловоние и голубоватый дым уже успели заполнить комнату.
  - Урок окончен, - объявил Снейп, перекрикивая кашляющих студентов. - Домашнее задание - к следующему занятию изучить материал учебника с пятисотой до пятьсот семьдесят пятой страницы.
  В классе послышались негодующие стоны, но студенты послушно бросились собирать свои вещи. В этом хаосе Драко вполне мог быстро переговорить с Гарри.
  - Поттер показывал тебе Выручай-Комнату? - прошептал он.
  Гарри коротко кивнул.
  - Постарайся добраться до нее как можно быстрее, - Драко поспешно оглянулся. - Мы задержим их до твоего прихода.
  Гарри не нужно было отвечать, так что он поспешил покинуть класс, пока его личный "эскорт" не пожаловал за ним.
  Как Гарри и подозревал, долговязый аврор уже собирался идти на его поиски.
  - Следующие у меня Предсказания... Даже в самом сладком сне я и не мечтаю о том, чтобы пропустить их, - в голосе подростка звенел сарказм.
  - Ты медлил, покидая кабинет зельеварения.
  - Это называется "собирать вещи".
  - За это время ты легко мог сговориться с вражеским агентом или захватить то, что можно использовать в качестве оружия.
  "Если бы он только знал", - подумал Гарри, шагая на Предсказания.
  Предсказания был до безобразия монотонными. Трелони посвятила занятие картам Таро. Гарри про себя отметил, что у карт не получилось предвидеть ближайшее будущее. Трелони все так же бродила по классу, опасаясь приближаться к нему.
  Вышагивая кругами по кабинету и заглядывая через плечи студентов на их гадание, она подошла к Лаванде Браун и замерла возле нее.
  - О, моя дорогая, - прошептала преподавательница. Ее лицо внезапно стало еще бледнее, чем было до этого. - Ох, как плохо.
  Остальные студенты тут же подскочили к Лаванде, заглядывая в ее карты.
  - Что это значит? - тихим шепотом спросила испуганная девушка.
  В глазах Трелони заблестели слезы.
  - Моя дорогая, карты предсказывают, что ты упадешь на пути, - сказала она, указывая на первую карту. - Но ты не погибнешь.
  Наконец, Трелони перешла к третьей карте:
  - Но это будет так, словно ты умерла.
  - А что значат последние две карты? - спросила Патил.
  - Четвертая карта говорит, что мисс Браун упадет с лестницы. Последняя карта желает ей смелости и решительности.
  Дрожащей рукой Лаванда подняла со стола четвертую карту:
  - А предсказания карт всегда правдивы?
  - Нет, не всегда, - ответила Трелони, но Гарри видел по ее глазам, что она обманывает девушку. Профессор действительно верила картам.
  После долгой молчаливой паузы студенты стали просить предсказательницу посмотреть на их карты. Гарри искренне не понимал такого интереса, ведь Трелони всегда предпочитала предрекать им ужасную судьбу.
  - А что сулят карты Гарри? - спросила Лаванда, справившись со своим голосом.
  Трелони пораженно замерла, затем, к глубокому неудовольствию юноши, неохотно подошла к нему.
  - Как я подозревала, это несчастливые карты... так много ужасных знаков. Но этого стоило ожидать, - спокойно произнесла Трелони. - Вас ожидает очень несчастливая жизнь. Я не смею озвучить предсказание этих карт.
  Ученики, которые сидели недалеко от стола Гарри, поддались вперед, чтобы получше рассмотреть его карты.
  - Но почему ему выпал Дьявол? - спросила Патил. Она указывала на четвертую карту в раскладе.
  Трелони нахмурилась.
  - Он знает, что это значит, - быстро ответила она и перевела разговор на домашнее задание. - Теперь, пожалуйста, все вернитесь на свои места и запишите домашнее задание. Мое внутренне око говорит мне, что вам нужно будет попрактиковаться с картами Таро. Вы будете записывать их предсказания каждый вечер до следующей пятницы.
  Гарри был первым, кто покинул кабинет. Через минуту его нагнал Палмер.
  - Следуй за мной, - спокойно сказал Гарри, хотя внутренне весь подобрался.
  - И почему я должен делать то, что говоришь ты?
  - Тебе платят за то, что ты присматриваешь за мной, а я хочу пройтись, - с этими словами Гарри медленно направился к той части замка, где находился кабинет директора.
  Гарри про себя отметил, что странно идти ногу в ногу с человеком, которого он убьет через несколько минут. Они не разговаривали. Слова были ненужны. Гарри выбирал дорогу, а его страж просто следовал за ним. Аврор не понимал до самого конца, что Гарри ведет его к гибели. Слова Невилла эхом отдавались в голове Гарри: "Жизнь бесценна".
  - Но ее необходимо отобрать, - пробормотал Гарри. - Потому что я не тюфяк.
  - Что ты сказал? - спросил Палмер, не улавливая хода его мыслей.
  У Гарри не было возможности ответить аврору. Где-то вдали послышались испуганные крики. Одно слово донеслось до слуха аврора: "Упивающиеся". Палмер вытащил свою палочку. При этом он повернулся к Гарри спиной. На лице аврора проступил страх, когда он застыл в ожидании нападения Упивающихся, которые проникли в Хогвардс. За его спиной губы Гарри исказила грустная улыбка, хотя он и не раскаивался в том, что сейчас сделает.
  - Тебе не стоит бояться их, - тихо прошептал он, подходя ближе к аврору. - Реальную угрозу здесь представляю я.
  Палмер дернулся было в его сторону, но опоздал. Тело мужчины превратилось в безвольный кусок плоти. Способность двигаться покинула его вместе с жизнью, когда убийца сломал ему шею. Гарри позволил телу аврора рухнуть на пол, и глухой звук удара эхом прокатился по коридору. Схватив палочку мертвеца, Гарри быстро увернулся от проклятий двух оставшихся охранников. Еще восемь были заняты Упивающимися, которые, вероятно, рассредоточились по всей школе.
  Укрывшись за доспехами, Гарри пожалел, что с ним нет кинжалов. Ему всегда доставляло удовольствие использовать это оружие. Поток заклятий хлынул на его укрытие, и одно из них едва не задело ухо юноши. Высунувшись из-за доспехов, Гарри направил в грудь одного из авроров красный луч. Брызги крови упали на каменную стену, доказывая, что он не промахнулся. Красные капли потекли вниз по каменной поверхности, пока не слились на полу с бесформенной лужей такого же кровавого цвета.
  - Проклятье! - услышал Гарри голос второго аврора.
  Гарри резко ушел влево, уклоняясь от смертельного зеленого луча, который вырвался из палочки мага.
  - У меня нет времени на игры, - произнес Гарри, подражая любимой манере Беллатрикс.
  Аврор отразил его первую атаку, заставив Гарри нахмуриться. Палочка Палмера была слишком слаба в его руках. "Придется подобраться к нему поближе и расправиться более сложным способом".
  С быстротой молнии Гарри пересек разделяющее их пространство, легко отражая поток проклятий, которые вырывались из палочки противника. Изогнувшись в прыжке, Гарри ударил растерявшегося аврора в грудь ногами, повергая его на пол. Гарри покачал головой, глядя на аврора, и направил на него палочку. Он не стал злорадствовать над отчаявшимся противником. Зеленый свет вспыхнул на кончике его палочки. Даже после смерти на лице аврора остался отпечаток ужаса, с которым он ожидал своей участи.
  Гарри поднес палочку Палмера к своим глазам, изучая ее деревянную основу.
  - Бесполезный хлам, - прошипел он, швыряя ее на тело мертвого хозяина.
  Гарри побежал к кабинету директора. Он сможет лучше защищаться, когда в руках окажется его собственная палочка. Еще не завернув за угол, Гарри понял, что что-то пошло не так. Его первой мыслью было, что Дамблдор возвратился раньше. Но этот голос принадлежал отнюдь не директору. Из глубин памяти пришла догадка, что это голос Упивающегося. Вероятно, он пробрался к кабинету директора в надежде, что ему удастся убить злейшего врага Темного Лорда.
  - Кто это у нас тут? - полюбопытствовал голос.
  Юноша вздрогнул, когда услышал второй голос. Его Гарри не сможет забыть и через много лет.
  "Дориан", - Гарри застыл в оцепенении, когда увидел, как Упивающийся Смертью вздернул подростка в воздух ленивым взмахом палочки. "Идиот. Я же сказал не приближаться к кабинету Дамблдора".
  Отбросив сомнения, Гарри выступил вперед:
  - Отпусти его.
  - И кем ты себя возомнил? - сплюнул Упивающийся. - Ты - никто.
  Глаза Гарри опасно сузились:
  - Я - сын Темного Лорда.
  Мужчина фыркнул:
  - Ты всего лишь мальчишка-очкарик.
  Мрачная насмешка осветила лицо юноши:
  - А ты - идиот, который посмел усомниться во мне, - Гарри фыркнул, когда мужчина не пошевелил и пальцем, чтобы выполнить приказ. - Что ж, тогда мне придется доказать тебе это, - небрежно бросил Гарри, с невероятной скоростью скользнув по коридору.
  Увидев, как Гарри несется на него, Упивающийся отбросил Дориана в сторону. На бегу Гарри извлек перо из внутреннего кармана мантии. И несколькими неуловимо быстрыми движениями вогнал письменную принадлежность в глотку волшебника. Кровь брызнула на лицо Гарри, залила его ладони и рукава мантии. Из разодранного горла мужчины вырвались булькающие звуки. Выпустив перо, Гарри сомкнул руки на шее Упивающегося. И одним движением сломал ее. Пугающий хруст эхом прокатился по коридору.
  Переключив внимание на Дориана, Гарри заметил, что тот в ужасе съежился у стены. Его глаза были широко распахнуты от страха. Заметив взгляд брата, Дориан закусил нижнюю губу.
  - Ты боишься меня? - тихо спросил Гарри. Ответа не последовало, и Гарри зашагал дальше мимо младшего брата.
  - Ты спас мне жизнь, - слабым голосом выдавил Дориан.
  Повернувшись к подростку, Гарри протянул ему свою заляпанную кровью руку. В глазах брата Дориан прочитал молчаливый вызов. Не сомневаясь ни секунды, он принял руку и позволил поднять себя на ноги. Как только Дориан принял вертикальное положение, Гарри разжал ладонь. Он поднес руку к своему лицу и коснулся капель крови на нем. Чужая кровь не впервые отпечаталась на его лице, но сейчас кое-что было не так.
  - Это первый раз, когда я убил не по приказу моего отца, - задумчиво сказал Гарри. - Чтобы спасти жизнь.
  Последние слова прозвучали так тихо, что Дориан не смог их расслышать.
  Дориан осторожно коснулся своей ноющей шеи, на которой проступали отпечатки рук Упивающегося.
  - Я рад, что ты сделал это.
  Гарри нахмурился.
  - Этого не повториться. С этого момента ты сам по себе, Дориан. Я не смогу спасти тебя еще раз! Просто не смогу.
  - Волдеморт будет зол на тебя? - встревожено спросил Дориан.
  - Нет, этот идиот свершил ошибку, даже если не узнал меня, - твердо ответил Гарри. - Мой отец сам убил бы его за нарушение приказа.
  - А...
  - Уходи, - прошептал Гарри. - Держись подальше от коридоров, которые ведут к Выручай-Комнате. Если ты забредешь туда, я не спасу тебя.
  Дориан кивнул. На его лице отразилось сожаление, но подросток не стал озвучивать свои мысли. Он знал, что видит Гарри в последний раз. Через несколько мгновений Дориан повернулся, чтобы уйти, но Гарри неожиданно схватил его за запястье.
  - Я сожалею. Я не могу быть тем, кем твоя семья хочет меня видеть, - прошептал Гарри. - Было бы классно притвориться, что могу, но я видел... и совершил слишком многое. Я никогда не смогу быть ребенком снова. В конце концов, никто из нас не был бы счастлив, живя во лжи, какой бы заманчивой она не казалась.
  Дориан резко кивнул:
  - Поступай так, как подсказывает тебе твое сердце, Гарри. Мне будет не хватать тебя.
  Гарри покачал головой.
  - Тебе будет не хватать мечты о брате... а не меня. Я никогда не был тебе братом, Дориан.
  Дориан чуть заметно улыбнулся:
  - Прощай, Гарри.
  Гарри кивнул и зашагал прочь по коридору. Голос Дориан еще раз донесся до него, прежде чем подросток скрылся:
  - Пароль - "Шоколадные тараканы".
  Гарри улыбнулся, подойдя к горгулье, которая охраняла вход в кабинет Директора. У него были кое-какие планы на смену обстановки в этой комнате. Он пробормотал пароль, который сообщил ему Дориан, и горгулья освободила ему дорогу. К его удовольствию, комната была пуста, исключая любимца директора - феникса. Едва завидев его, птица сбежала. У Гарри не было сомнений, что она отправилась на поиски хозяина. Гарри улыбнулся, распахнув верхний правый ящик стола. Было так приятно снова держать в руках свою палочку. Одним мощным взмахом палочки Гарри смел всю драгоценную коллекцию Дамблдора на пол. Хрупкие приборы разбивались, падая на пол, и их осколки разлетались по всему кабинету. Книги беспорядочно разметались по комнате, когда развалились деревянные полки.
  "Гораздо лучше".
  На стене за рабочим столом Гарри оставил палочкой послание: "Ты сам навлек на себя это, старик. Мы снова встретимся, и тогда ты умрешь".
  Гарри снял с себя очки. "Прощай, Гарри Поттер". Воспользовавшись палочкой, он заклинанием подправил себе зрение. Он положил отвергнутые очки на стол, а затем поджег его. Он пожалел, что не увидит лица Дамблдора, когда тот обнаружит спаленный стол и разгромленный кабинет.
  Довольный подросток покинул кабинет и на пределе сил понесся к Выручай-Комнате. Он не знал, сколько осталось времени до прибытия Дамблдора с оравой орденцев и министерских крыс. Гарри не был глупцом. Он знал, что Упивающиеся не смогут выстоять против Дамблдора в Хогвардсе. Его отец отдавал себе в этом отчет. Дамблдора не удастся разгромить, пока он находится в стенах Хогвардса, поэтому Темный Лорд никогда не нападал на школу.
  Когда он приблизился к Выручай-Комнате, то расслышал звуки сражения. Слишком увлеченный своей целью, он не заметил шагов за спиной, пока не стало слишком поздно.
  - Стой! - закричал Рональд Уизли. Его палочка была нацелена в голову Гарри. - Дамблдор поступил глупо, впустив тебя в школу. Несколько моих друзей погибли из-за тебя!
  Гарри безучастно уставился на подростка.
  - Ты не испытываешь никаких сожалений даже перед лицом смерти?
  - Нет, - спокойно ответил Гарри. - Я подарил тем, кого убил, лучшую смерть, чем они получили бы от руки моего отца. Быструю и почти безболезненную.
  Красный луч угодил в плечо Гарри, сбив его с ног. Сила удара выбила из его рук палочку.
  - Ах ты ублюдок....
  Гарри коснулся пальцами свежей раны. Когда отвел руку, на них заблестела красная жидкость.
  - Урок номер один, Уизли: убивая кого-то, не играй с ним. Если не убьешь сразу, то он вернется за твоей жизнью.
  - Заткнись!
  Гарри заставил себя подняться на ноги.
  - У тебя нет того, что нужно, чтобы отнять жизнь.
  Рон побледнел от этих слов:
  - Я смогу убить такого, как ты!
  - Ты бы уже давно сделал это, если бы мог.
  - Avada, - но его заклинание заглушило громкое "Crucio!".
  Из-за поворота показалась Беллатрикс Лейстранж. Он посмотрела на корчившегося от боли рыжеволосого подростка, который умолял о прекращении пытки. Беллатрикс не сняла проклятие. Вместо этого она увеличила его силу. Усмешка расцвела на ее ярко-красных губах. Наконец она опустила палочку и перевела взгляд на Гарри.
  - Этот кусок дерьма сильно задел тебя, Марволо?
  Гарри посмотрел на свою кровоточащую рану, вокруг которой на черной мантии быстро расплывалось мокрое пятно.
  - Бывало хуже.
  - Однако, - прошептала Беллатрикс, - ему стоит преподать урок... чтоб не смел связываться с сильнейшим.
  Использовав режущее проклятие, Беллатрикс заставила Уизли закричать от боли, когда его кровь полилась на пол. Затем вышвырнула подростка отражающим заклятием из окна, осколки разбитого стекла разлетелись во все стороны.
  - Не думаю, что он сможет воспользоваться твоим уроком, Белла, - сказал Гарри.
  - Не моя вина, что мои ученики настолько слабы, что не могут пережить урок.
  - Это напомнило мне, что я должен быть благодарен отцу за то, что не ты стала моим учителем!
  Беллатрикс тепло улыбнулась ему.
  - Давай покинем это место.
  Гарри кивнул, и они вдвоем пронеслись сквозь гущу сражения Упивающихся Смертью и служителей света. На пути Гарри пришлось переступить через два трупа. Он не замедлил шаг, чтобы осмотреть их.
  - В Комнату, - прозвенел над хаосом голос Беллатрикс. Услышав ее команду, Упивающиеся стали отступать. Очутившись внутри Выручай-Комнаты, Гарри первым шагнул в шкаф, за ним сразу же последовал Драко.
  По ту сторону Гарри увидел убранство Боргин&Берк, одного из немногих мест, уцелевших после нападения Волдеморта на Косой переулок.
  - Тебе действительно стоит исцелить это, - небрежно бросил Драко.
  Гарри кивнул и наложил заживляющие чары на рассеченное плечо. Он не счел нужным восстанавливать мантию, поскольку ему больше не понадобиться школьная форма.
  Беллатрикс вышла из шкафа последней. Ее лицо светилось жаждой крови. Гарри видел подобное выражение бесчисленное количество и давно привык к нему. Но Драко был поражен.
  - Мы аппарируем, - Беллатрикс прервал луч заклятия, угодивший в оконное стекло. - Здесь министерские.
  - Сдавайтесь! - приказал глубокий голос.
  - Дамблдор, - прошептал Гарри, шагая к разбитому окну.
  - Марволо, не смей, - тихо прошипела Беллатрикс. - Там почти все Министерство в полном составе. Это не подходящее время для решающей схватки.
  Гарри, казалось, не слышал ее и осторожно выглянул из-за оконной рамы. Дамблдора видно не было.
  - Лучше всего сейчас вернуться к твоему отцу и перегруппироваться, - твердо сказала Беллатрикс. - Ты хочешь, чтобы тебя снова схватили?
  - Они не схватят меня живым еще раз.
  - Я прошу вас, мой Лорд, отправиться к вашему отцу! - Помолчав несколько секунд, она добавила:
  - Будет другая возможность убить Дамблдора. Нам нужно поспешить, пока они не установили анти-аппарационный барьер!
  Гарри кивнул.
  Звук многочисленных хлопков донесся до Альбуса Дамблдора. Его губы плотно сжались от огорчения. Они прибыли слишком поздно. Они установили щиты слишком поздно. Сегодня он подвел своих учеников, коллег и весь Хогвардс. Сегодня он подвел Гарри и себя самого.
  ***
  Гарри удачно приземлился в нескольких милях от замка его отца. Здесь проходила граница анти-аппарационного щита и разнообразных защитных заклинаний, наложенных Волдемортом. Это была неприветливая крепость, на которой стояли чары, не пропускавшие магглов и некоторых магических существ.
  Беллатрикс остановилась возле юноши.
  - Твой отец нетерпеливо ждет тебя.
  "Я и не сомневался, что так будет", - подумал Гарри. В горле застыло странное чувство, очень похожее на страх. Юношу не радовали мысли о том, какие вопросы могли возникнуть у его отца. Гарри даже не был уверен, что сможет ответить на них. Он не мог объяснить свои последние решения даже самому себе. Кроме того, он ощущал в себе слабые перемены, которые наверняка не обрадуют отца. "Эта встреча прояснит множество вещей... как например, есть ли в нем хоть капля привязанности ко мне.
  - Марволо? - громко окликнула его Беллатрикс, легко обрывая его размышления.
  Гарри кивнул:
  - Не стоит заставлять его ждать.
  
  Глава 18. Под крышей отчего дома
  
  Дориан помогал, как мог. Пока он выполнял свое задание, мысли вернулись к темному коридору, в котором остывали тела авроров, которые должны были стеречь Гарри. "Ненавижу ли я его? Они были соратниками моего отца и крестного. На их месте легко мог оказаться папа или один из "дядюшек", - он похолодел, когда осознал ответ. - Я не ненавижу его, даже после такого. Он ведь точно так же запутался".
  Его размышления были прерваны появлением мадам Помфри, которая левитировала тело Лаванды Браун в Большой Зал, который в эту ночь стал центром всего. Это была больница, морг и место встречи. Он медленно подошел к шестнадцатилетней девочке с уверенностью, что она мертва. Мадам Помфри заметила его взгляд и мимолетно улыбнулась.
  - Она жива, хотя я не могу гарантировать, что она выйдет из комы, - школьная медсестра на мгновение смолкла. - Во всеобщей панике она упала с лестницы. Мисс Браун повезло остаться в живых.
  Дориан кивнул, отводя взгляд от бледного лица, которое он помнил полным жизни. Недалеко от входа раздался громкий звук, отдаленно напоминающий смех, но Дориан понимал, что вызван он отнюдь не весельем. В дверях показалась дрожащая Гермиона Грейнджер, которую поддерживал Невилл Лонгботтом. Ее глаза застилали слезы, а от судорожных рыданий стрясалось все тело. Уверенность в своей догадке наполнила Дориана. "Рон мертв. Его тело, должно быть, сильно обезображено, раз не принесли его сюда, - оцепененно подумал он, наблюдая как трое уцелевших Уизли сжимают девушку в объятиях. - Как много смертей. Профессор Флитвик и Спраут мертвы. Лаванда находится между жизнью и смертью. Так много раненных".
  Дориан не заметил своей матери, пока она отчаянно не прижала его к груди. Ее дрожащие руки коснулись его лица, ища следы ранений.
  - Я в порядке, - сказал Дориан, чтобы хоть немного уменьшить ее страх.
  - Твоя шея вся в синяках, - срывающимся голосом ответила она.
  Его карие глаза на мгновение вспыхнули.
  - Уж лучше синяки, чем их альтернатива, - хрипло сказал Дориан.
  Глаза Лили расширились от ужаса.
  - О, Дориан!
  - Не накручивай себя, мама, - утешающе сказал Дориан, возвращая ей объятие.
  - Гарри убежал, да? - тихо спросила Лили, убедившись, что их разговор никто не услышит.
  - Да, - Дориан не удивился, когда заметил слезы в ее глазах. - Я не готов отказаться от него, мама. Еще нет.
  Мама заглянула в его глаза. В изумрудных омутах сомнения боролось с надеждой, которой так жаждало ее сердце.
  - Почему, Дориан?
  - Он спас меня, - Дориан не разрывал зрительного контакта с матерью. - Возможно, мы никогда не будем семьей, но надежда для Гарри еще есть.
  - Я не понимаю, - прошептала Лили, впиваясь взглядом в черты младшего сына.
  - Если ты искренне любишь кого-то, нужно отпустить его. Гарри страдал, запертый в стенах Хогвардса, - Дориан на секунду умолк. - У нас нет права требовать, чтобы он оставался здесь.
  Лили ахнула, но не от заявления сына, а от появления рядом с ними Альбуса Дамблдора. Старый маг продолжал сверлить их суровым взглядом поверх своих очков.
  - Дориан, - начал Дамблдор, - ты дал Гарри пароль к моему кабинету.
  Подросток уверенно встретил его взгляд.
  - Дал.
  По лицу Дамблдора разлилось разочарование.
  - Министерство охотно привлечет тебя к ответственности за это, Дориан. Учитывая такое развитие событий, они могут решить, что ты заранее знал о нападении.
  - Альбус, но вы же можете сделать хоть что-то! - умоляюще воскликнула Лили, одновременно с раздавшимся ответом Дориана:
  - Понятия не имел, - спокойно заявил подросток, тщательно контролируя свой голос. - Я бы никогда не позволил произойти этому, - он махнул рукой на израненные тела студентов, лежащие в Большом Зале.
  - Я верю тебе, но против тебя много доказательств.
  Дориан удивленно открыл рот.
  - Каких доказательств?
  - В течение нескольких дней перед нападением тебя часто видели в обществе Гарри, - брови директора сошлись на переносице.
  - Он - мой брат!
  Дамблдор покачал головой.
  - Он лишь цепной пес Волдеморта, - грустно сказал Дамблдор. - Я совершил такую же ошибку, Дориан. Не позволяй ему обмануть тебя так же, как меня. Это может привести к твоей гибели.
  - Вы все еще недооцениваете его.
  - Я не сделаю этого снова.
  Лили шокировано отступила от директора:
  - Вы собираетесь убить моего сына? Это ваша вина!
  Дамблдор покачал головой и попытался быстро успокоить испуганную женщину.
  - Я сделаю все, что в моих силах, чтобы он остался жив.
  Лили фыркнула.
  - Вы обещали, что спасете моего сына от Волдеморта! Ваши слова ничего не значат для меня! Когда Джеймс оправиться от Яда Магии, который, я уверена, Гарри использовал, чтобы сохранить ему жизнь, вас ждет серьезный разговор о ваших методах.
  - Мне искренне жаль, что все не закончилось счастливо, Лили. Ты должна мне поверить.
  - Оставьте нас. И прекратите вмешиваться в нашу жизнь.
  Дамблдор слегка поклонился Лили и ушел. Женщину просто трясло от ярости.
  - Мы вернем твоего брата.
  - Нет, мам, мы не сможем, - Дориан помолчал. - Перед тем как уйти, Гарри сказал, что нам не стоит вставать у него на пути. У него не будет другого выбора, кроме как убить нас. Не стоит пускать насмарку все его усилия сохранить наши жизни. Кроме того, удерживать возле себя Гарри - все равно, что посадить его в золотую клетку.
  - Меня пугает, что мой маленький сын рассуждает как взрослый, - прошептала Лили. - Это значит, что наступили страшные времена.
  Дориан слабо улыбнулся.
  - Все уладиться, хотя это может быть и не тот счастливый конец, о котором мы мечтали. Но не нам решать это.
  - Я горжусь тобой, - прошептала Лили. - Твой отец и я никогда не позволим Министерству добраться до тебя.
  Взгляд Дориана стал отсутствующим.
  - У Министерства есть заботы и поважнее.
  Лили кивнула.
  - Особенно с грядущим закрытием Хогвардса, - Лили грустно посмотрела на сына. - Это уже решено. Хогвардс закрывается до исчезновения угрозы Волдеморта.
  - Никогда не думал, что доведется увидеть это.
  - В конечном счете, это и должно было случиться со всей этой войной, - печально улыбнулась Лили, устремив взгляд на зачарованный потолок Большого Зала, с которого им холодно улыбались звезды. - Самый могучий оплот сопротивления Волдеморту пал. Должно быть, наступит очень темная ночь, раз звезды светят так ярко, - слезы покатились из ее глаз, и она крепче прижала сына к себе. - Но все это закономерно.
  ***
  Тьма недовольно клубилась в углах большой комнаты, которая была рабочим кабинетом его отца. Еще никогда на его памяти Гарри не чувствовал себя так, словно эти стены угрожающе давят на него. Обычно это место было тихой гаванью после изнуряющих тренировок. Натруженные ноги подростка начинали гудеть от усталости. Он не мог даже представить, как долго стоит здесь, неподвижно замерев на месте. Гарри не решался потянуть ноющие мышцы, ведь это продемонстрирует его слабость. Он услышал, как слева от него зашелестела по обсидиановым плитам чешуя Нагини. Подросток не сомневался, что она ползет к его отцу. Темный Лорд находился в кабинете с самого начала. Гарри знал это, поскольку почувствовал присутствие отца, едва открыл дверь. "Как долго он будет выжидать, прежде чем покажется мне?" - молча гадал Гарри.
  Казалось, отец услышал его мысли:
  - Прошло так много времени, Гарри.
  Гарри скользнул взглядом по комнате, ориентируясь на слух.
  - Целая вечность.
  Снова в воздухе повисло молчание. Впервые в присутствии отца Гарри ощутил страх.
  - Я все еще верен тебе, отец, - громко произнес во мрак Гарри, пытаясь приглушить тревогу отца. - Я все еще послушен твоей воле, - страх, который охватил подростка, прозвенел в его голосе.
  - Верность, - прошептал Волдеморт. - Где была твоя верность, когда ты позволил Поттерам выжить? Они - мои враги. Они желают мне смерти.
  Гарри, казалось, мог коснуться ярости и ненависти, которая наполнила комнату.
  - Вовсе не поэтому я позволил им уцелеть.
  - Тогда почему, Гарри? - прошипел Волдеморт. - Докажи мне, что все еще понимаешь, что такое верность.
  - Я не знаю почему, - порывисто воскликнул Гарри.
  Волдеморт выступил из окружавшего его мрака. Он осторожно коснулся пальцами подбородка юноши, заставляя встретиться с ним взглядом.
  - Что они сделали с тобой? Столько боли в твоих глазах... я никогда не видел в них столько тревоги.
  Гарри собирался ответить, но его отец покачал головой.
  - Не нужно отвечать, Гарри, - прошептал он, убирая руки. - Я могу избавить тебя от этой боли.
  Понимание вспыхнуло в глазах Гарри.
  - Позволь мне остаться рядом с тобой.
  Темный Лорд отвернулся, не способный выдержать взгляд сына.
  - Тогда объясни свои действия, которые привели к смерти одного из моих Упивающихся.
  - Он отказался подчиниться мне.
  - Ты убил его ради Поттера. Разве было так необходимо спасать маленького паршивца?
  "Жизнь бесценна". Гарри тяжело сглотнул.
  - Мне нужно, чтобы он жил. Мне нужно, чтобы они продолжали жить.
  Волдеморт склонил голову к сыну, пока тот пытался выдавить из себя слова, которые помогли бы отцу понять.
  - Тебе нужно чтобы они жили... для чего, Гарри? Что они способны дать тебе, чего не дал тебе я?
  - Мне нужны они как образ. Как тот, который я видел на стене у Лонгботтомов той ночью, - прошептал Гарри. - Я счастлив рядом с тобой... мне просто нужен такой образ.
  Темный Лорд нахмурился.
  - Я не понимаю.
  - Я тоже.
  Волдеморт подошел к креслу у камина. Он медленно опустился на удобное сидение.
  - У тебя не должно остаться сомнений, Гарри. Ты должен быть предан всем сердцем, или это будет медленно убивать тебя изнутри. Говорят, что убийство разбивает душу человека на мелкие осколки. Но на самом деле убийство - самый легкий способ расколоть свою душу, поскольку существуют куда более страшные пути. Неуверенность разрушает душу так же, как и убийство, - голос Волдеморта оборвался. - Оставшись со мной, сможешь ли ты убить Поттеров, если они попытаются уничтожить меня?
  Гарри слегка поколебался перед ответом и взмолился про себя, чтобы отец не заметил этого.
  - Я с радостью убью или умру ради тебя.
  Единственным звуком, нарушавшим тишину, был шелест чешуи Нагини. Ее присутствие успокаивало бешеный ритм сердца подростка.
  - Хм, - пробормотал Волдеморт. - Ты так говоришь, а сам отдал часть моей души в руки Дамблдору.
  Кровь отхлынуло от лица Гарри.
  - Я не отдавал ее Дамблдору..., - невероятная боль охватила его тело, и Гарри рухнул на пол. Это был первый раз, когда отец использовал на нем Пыточное проклятие, и он был абсолютно к этому неготов. - Пожалуйста...
  Проклятие спало.
  - Ты отдал крестраж его верному псу, это все равно как если бы ты вручил его Дамблдору лично.
  - Я должен был, - в отчаянии прошептал Гарри сквозь боль, которая вернулась вместе с новым проклятием.
  - Они приставили палочку к твоей шее? - тихо спросил Волдеморт. - Или сумели разорвать цепочку и вручили его неуклюжему Мальчику-Которому-Позволили-Выжить? Будь честен, Гарри.
  Пытаясь снова подняться на ноги, Гарри умоляюще посмотрел на отца.
  - Я отдал ему крестраж. Я убил его родителей...
  - Его родителей убил я, Гарри, - голос его отца смягчился.
  - На какое-то мгновение, - Гарри сумел совладать с собой, и голос вернулся к нему. - Когда...
  - Заклятие Подвластия ослабло, - закончил за него предложение Волдеморт.
  - Я помню ее лицо... ее слова, - Гарри запнулся, уйдя в свои мысли. - В то мгновение я дал ей обещание, хотя и не произнес его вслух. Мне так жаль, отец.
  Нового проклятия не последовало, и Гарри почувствовал себя немного увереннее.
  - Теперь твое обещание исполнено? - бесстрастно спросил его отец.
  - Да.
  Даже не глядя на отца, Гарри мог сказать, что тот удовлетворенно кивнул.
  - Я всегда учил тебя держать слово и никогда не лгать самому себе. Несмотря на проблемы, которые ты навлек на меня, я горжусь тобой.
  - Не стоит, - пробормотал Гарри. - Я не должен был позволить им так легко схватить меня. Уже это достаточная причина стыдиться меня. Я не усвоил твои уроки. Я позволил Дамблдору влезть в мою голову. Если бы он не был так сосредоточен на моем прошлом, он мог бы увидеть твои планы.
  - Достаточно, Гарри, - голос отца звучал на удивление спокойно. - Что сделано, то сделано. Теперь мне нужен твой ответ... Останешься ли ты со мной? Не отвечай, пока не будешь уверен в своем решении. Возврата не будет.
  - Я останусь с тобой.
  Волдеморт поднялся с кресла, хотя снова повернулся спиной к сыну.
  - В глубине души я представляю, что тебе наговорил Дамблдор, - Волдеморт помолчал. - Мы - не монстры, Гарри. Мы не убиваем без причины, - волшебник подошел к двери, которая вела в его личные апартаменты. За дверью была скромно обставленная комната без единого окна. Ее освещал только небольшой камин, который не был подключен к сети. - Пойдем со мной, Гарри.
  Ноги понесли его вслед за отцом. Темный Лорд открыл дверцу тайника возле кровати, в котором обнаружилась коллекция кинжалов. Тонкая скелетообразная рука его отца взяла кожаные ножны и поднесла их к глазам юноши.
  - Дамблдор гордиться тем, что не отнимает жизнь, поскольку верит в ее ценность. Он верит в любовь. Наш уважаемый директор считает, что я не способен на любовь, и поэтому у меня нет шанса на искупление. Единственный выход - это моя смерть, - его отец взглянул на острые кинжалы. - Но я убиваю ради спасения Волшебного мира, который погряз в коррупции и предубеждениях. Коррупции, которую Дамблдор и другие просто не замечают, - Он протянул кинжалы Гарри, но когда тот собирался забрать их, усилил хватку. - Я открою тебе истинную правду, которую Дамблдор не способен понять, поскольку не видит темной стороны любви. Любовь может убивать. Если любовь способна убить, то ненависть может спасти. Мы спасем Волшебный Мир своей ненавистью.
  После этих слов кинжалы легко легли в ладонь Гарри. "Если любовь способна убить, то ненависть может спасти". Слова его отца эхом отдавались в голове. "Неужели так и впрямь может быть?" Гарри еще больше нахмурился.
  - Ты выглядишь больным, - тихо произнес отец.
  Выражение глаз Гарри стало сосредоточенным.
  - Я просто устал.
  - Твоя комната ждет тебя.
  - Спасибо, - пробормотал Гарри, адреналин, циркулирующий в его венах, уступил, наконец, место усталости.
  Волдеморт смотрел, как его сын покидает комнату. Его лицо искривилось в угрюмой гримасе. Ладонь опустилась на кровать. Пальцы рассеянно погладили бархатное покрывало. Это немного успокоило его сердце. Он знал, что так случится. Он медленно сел на кровать, постепенно расслабляясь.
  Дверь распахнулась. Волдеморт ожидал увидеть в проеме Гарри. Но там застыла Беллатрикс Лейстранж. Ее лицо было напряженным.
  - Мой Лорд, - пробормотала она, кланяясь. - Надеюсь, вы простите мне это вторжение...
  Волдеморт уже успел подняться на ноги.
  - Только в этот раз, Беллатрикс, больше чтоб такого не было.
  Лейстранж быстро кивнула.
  - Каково ваше мнение, мой Лорд?
  Волдеморт повернулся спиной к своей преданной слуге.
  - Вред нанесен, - Волдеморт невесело усмехнулся. - Даже я не смог бы довести мальчика до такого разбитого состояния, как это ухитрился сделать Дамблдор.
  - Но он будет сражаться за нас? - осторожно переспросила Беллатрикс.
  Волдеморт улыбнулся.
  - Он последует за мной даже к вратам ада, но..., - его голос оборвался, отказываясь завершить мысль.
  - Но что?
  Волдеморт посмотрел через плечо на женщину.
  - Еще в самом начале я предупреждал тебя, Беллатрикс, не привязываться к мальчику. Я предупреждал нас обоих. Но мы оба не вняли этому предупреждению, - Волдеморт направился к своему кабинету. - В конце этой войны Гарри перестанет существовать.
  - Вы лишите его жизни после всего, что он сделал для вас? - угрожающе повысила голос Беллатрикс.
  Темный Лорд промолчал, устремив взгляд на свои книги.
  - Разве ты не видела его глаз, Беллатрикс?
  Беллатрикс молча посмотрела на своего господина.
  - Он умирает, Беллатрикс, - Волдеморт схватил ближайший стул и швырнул его через всю комнату. - Я вылепил для себя оружие. Идеальное оружие, но теперь я вижу, что оно повреждено. Он человек... все еще подросток, - он неподвижно уставился на разбитый стул. - Раньше Гарри никогда не видел ту, другую, сторону. Он оставался немного наивным, поскольку я так хотел, - Волдеморт опустил взгляд на свои руки. - Я стал причиной этого.
  Беллатрикс нахмурилась.
  - Мы не предвидели, что Дамблдор может заполучить его в свои руки.
  - Нет, я никогда не предполагал, что Гарри может оказаться в руках старого глупца, - сказал Волдеморт, потирая виски в безуспешной попытке облегчить головную боль. - Теперь из-за Дамблдора Гарри будет медленно умирать изнутри, оставляя пустую оболочку.
  "Дамблдор усовершенствовал мое оружие, - промелькнула слабая мысль. - Нет, отнюдь нет".
  - Мой Лорд?
  - Оставь меня, Беллатрикс, - прошептал он.
  Он подчинилась без слов. Пытаясь не шуметь, она плотно закрыла дверь. Ей это практически удалось. Волдеморт без всяких усилий создал заклинанием новый стул и рухнул на него. Он был изможден. Но еще на несколько часов остался на рабочем месте вместо того, чтобы вернуться в свою комнату.
  "Я собираюсь любить его". Слова эхом звенели в его голове. Когда он сказал так много лет назад, то не имел это в виду. Он никогда не любил. Люди - это всего лишь пешки... пешки со своими желаниями, чувствами и особенностями. Маленький ребенок и был изначально такой разменной фигурой, но постепенно сумел забраться в душу Волдеморта. Маг презрительно фыркнул. "Ты думаешь, что знаешь меня, Дамблдор. Когда-то ты пытался спасти меня, но вскоре оставил это занятие. Мне было незнакомо то, что ты называешь любовью. Так как же вышло, что я чувствую это к подростку, которого называю своим сыном?". Откинувшись на спинку стула, он громко вздохнул. "Я пытался отрицать это... но теперь знаю правду... Я сделаю все, чтобы глаза моего сына снова были полны жизни".
  
  Трудная задача
  - Северус, то, о чем я тебя прошу, наверняка станет самым опасным заданием, которое я когда-либо поручал тебе, - тяжело произнес Дамблдор.
  Глаза Снейпа сузились от страха и неуверенности.
  - Мне нужно, чтобы ты подлил Яд Магии Волдеморту, тогда он потеряет свою силу, - Дамблдор пристально посмотрел на мастера зелий. - Если ты достигнешь успеха, мы сможем выиграть войну.
   Осколки пророчества. Глава 19-20
  
  Воскресенье, 17 Июня 2012 г. 17:08 (ссылка) + в цитатник
  Прочитало: 1 за час
  Глава 19. Когда мы встретимся вновь
  
  Гарри потянулся, лежа на своей кровати. Шелковая ткань собралась волнами от его движения, переливаясь разными оттенками голубого. Сквозь сладкую дрему дисциплинированный разум командовал ему встать, но мягкое ложе не выпускало из объятий тело. Повернувшись на живот, он зарылся лицом в подушку. Он уже неделю был дома, но практически ничего не делал, только отдыхал. В течение этого времени Гарри мало с кем разговаривал, предпочитая оставаться в своих апартаментах или практиковаться в одиночестве в личном тренировочном зале. Его совсем не тянуло в чью-то компанию, особенно когда он замечал во взглядах жалость.
  Со стоном Гарри резко перевернулся обратно на спину. Его глаза распахнулись и уставились на руку, в которой он держал палочку. Он медленно пошевелил пальцами, просто чтобы убедиться, что все еще жив. Но вместо тепла жизни, он ощутил только пронизывающий холод, заполнивший все его существование. "Я уже и не помню, каково это чувствовать тепло", - отстраненно подумал он. - Когда это случилось? Ох, помню... когда я увидел конец того коридора". Гарри нахмурился. "Имеет ли это значение?".
  Его размышления были прерваны громким стуком в дверь. Поднявшись с постели, Гарри ответил:
  - Входите.
  Его отец вошел в комнату, окинул взглядом комнату, затем самого Гарри.
  - Думаю, ты уже достаточно поскучал.
  - Есть задание, которое ты хочешь поручить мне? - спросил Гарри.
  - Нет, - ответил Волдеморт, пристально глядя на него. - Пришло время усилить твои тренировки, особенно если ты хочешь сразиться с Дамблдором.
  - Ты знаешь?
  - Беллатрикс сумела донести до меня мысль, что ты жаждешь мщения, - усмехнулся Волдеморт. - Я собирался разобраться с ним лично, но я не могу отказать тебе в праве на месть. Будь к нему безжалостен, и я не пожалею о своем решении. Как только мы уберем его с дороги, сопротивление падет. Волшебному Миру не хватает сильных лидеров. Никто и близко не сможет заменить его.
  Гарри кивнул. Каким бы маразматиком не казался Дамблдор, он был очень харизматичным лидером и умел ловко использовать людей в своих целях.
  - Когда мы встретимся вновь, он умрет. Даю слово.
  - Так и будет, - кивнул Волдеморт. - Для этих тренировок тебе не понадобиться палочка.
  - Беспалочковая магия, - ошеломленно пробормотал Гарри. - Раньше ты говорил, что мне вовсе необязательно изучать ее.
  - Времена меняются, Гарри. В такого рода сражении очень легко оказаться вдали от своей палочки. А это может стоить тебе жизни, - Волдеморт помолчал. - Мы направимся в тренировочный зал, что расположен в восточном крыле, после обеда. Его размеры как раз подойдут для нашего спарринга.
  - Есть ли другая причина, по которой ты будешь учить меня этому?
  - Ты всегда был слишком проницательным, - прошептал Волдеморт. - Через три недели для тебя будет задание, которое потребует использования только маггловского оружия и беспалочковой магии, поскольку Министерству теперь известна магическая подпись твоей палочки. Оно послужит деморализации врага и выманит Дамблдора... к твоему глубокому удовлетворению, я полагаю?
  Глаза Гарри расширились.
  - Нанести удар и скрыться. Кто цель?
  - Министр Магии. Поскольку это твое задание, ты займешься предварительной оценкой охраны, которая обеспечивает безопасность дражайшего Фарджа. У тебя есть возможность выбрать себе помощников. Но у них не должно быть Темной Метки.
  - Это будет самое трудное задание из всех, что ты поручал мне, - невозмутимо сказал Гарри.
  Его отец медленно кивнул.
  - Кроме меня, лишь ты способен справиться с ним. Я слишком заметен для такого задания. Мое вмешательство только усложнит ситуацию.
  - Теперь они знают, кто я, - Гарри направился к своему гардеробу за мантией. Выбрав удобную черную мантию, он замер, ожидая ответа.
  - Это так, - произнес Волдеморт, не сводя взгляда со спины сына. - Но я уверен, что ты справишься, несмотря на некоторые осложнения. Ты найдешь их уязвимое место и воспользуешься им, как всегда.
  Гарри закрыл глаза и кивнул головой. Воспоминания о собственной самоуверенности встали перед глазами. Он нарушил одно из важных правил такой работы. Он начал играть с Блэком, подставив себя под удар Поттеру. "Я вовсе не неуязвим, - промелькнула тихая мысль. - Я не боюсь смерти, хотя и прошел через то, что могло бы сломить многих. Неужели отсутствие страха привело меня к поражению?".
  - Гарри, - позвал его отец, преодолевая расстояние между ними. Его рука легла на плечо сына. Самое большое проявление привязанности, которое позволял себе отец, но Гарри было этого достаточно. - Такого совпадения, как на твоем последнем задании, больше не повториться. Я думаю, твоя ошибка научила тебя большему, чем все тренировки со мной.
  Гарри фыркнул.
  - Я усвоил, что этого не должно повториться. Я лучше умру, чем еще раз попаду под контроль Дамблдора.
  Волдеморт кивнул.
  - Ты преуспеешь, - его ладонь соскользнула с плеча сына, и он зашагал к двери. - Ты пообедаешь сегодня вместе со мной. Не опаздывай.
  - Да, отец.
  Когда дверь закрылась, Гарри стал быстро приводить себя в порядок
  ***
  Альбус Дамблдор устало тер виски, сидя посреди разгромленного кабинета. Со дня нападения на Хогвардс прошла неделя. Студенты уже давно разъехались, как и большинство преподавателей, только профессор МакГоннагал пожертвовала своим временем, чтобы помочь ему. За эту неделю директор убрал почти все следы разрушений. Но послание, оставленное на стене позади него, не удавалось стереть. "Гарри, должно быть, использовал перманентные приклеивающие чары", - про себя размышлял директор. "Ты сам навлек на себя это, старик. Мы встретимся вновь, и тогда ты умрешь". Слова отдавались в его мозгу, словно Гарри сейчас шептал их ему на ухо. Он откинулся на спинку наколдованного стула. Его мысли переключились на то мгновение, когда он впервые зашел в кабинет в ту пятницу.
  Фоукс быстро нашел его, поскольку знал, что директор отправился на поиски одного из оставшихся крестражей. Он уже нашел способ уничтожить его, избегнув ловушки, расставленной для защиты чаши Хельги Хаффлпафф. Трансфигурировав камень в кота, он позволил защите уничтожить его. Когда проклятие истощилось, Дамблдор с ликованием схватил чашу. Он прокрутил в голове список оставшихся крестражей, и с радостью осознал, что их осталось только два... Кулон Годрика Гриффиндора, который все еще висел на шее Гарри Поттера, и, наконец, какая-то реликвия Ровены Рейнквело, местонахождение которой было неизвестно директору. Но миг его триумфа был развеян появлением Фоукса.
  Не имея возможности вернуться в Хогвардс до того, как Упивающиеся покинут замок, он решил перехватить их в Лютном переулке. Расчет старого мага был верным, но за него пришлось дорого заплатить. К тому же, в самом конце план провалился из-за медлительности работников Министерства, устанавливающих анти-аппарационный барьер, и Упивающиеся успели скрыться.
  Директор вернулся в школу к охваченным ужасом студентам с пустыми руками. И намного позже переступил порог своего кабинета, чтобы застать там руину. Его глаза удивленно расширились, а затем сузились от гнева. Гарри был сыном Риддла. Такой издевательский жест доказывал это. Дамблдор легко мог представить, что именно так поступил бы Том Риддл. Взмахом палочки он направил на дымящийся стол струю воды, под которой тот обгорелыми обломками рухнул на пол. Среди пепла он обнаружил очки в черной оправе, которые пламя окрасило в красно-коричневую гамму. "Итак, здесь Гарри Поттер умер, не успев получить и шанса на жизнь. А из пепла восстал Гарри Марволо", - с иронией подумал Дамблдор. Старый маг сжал в руках оплавленные очки и несколько минут задумчиво смотрел на них. "Символично, что он умер именно здесь".
  - Господин директор, вы хотели поговорить со мной? - спросил Северус Снейп, разглядывая задумавшегося мага.
  - Да, Северус, - слабо улыбнулся Дамблдор. - Я просто заблудился в своих мыслях.
  Снейп кивнул.
  - Многие люди обнаруживают, что заблудились в лабиринте собственных мыслей... это куда лучше, чем то, что мы называем реальностью.
  Дамблдор согласно кивнул.
  - Особенно теперь, когда кажется, что всякая надежда утеряна. Мы проиграем эту войну, если не сумеем переломить ход событий. После возвращения Гарри к Волдеморту наши потери могут возрасти. Они будут атаковать нас на два фронта... один - связанный с Гарри, второй - полностью под руководством Волдеморта.
  Снейп дернулся при упоминании имени Темного Лорда.
  - Довольно безрадостные перспективы.
  Лицо директора стало еще более бледным и напряженным.
  - Северус, то, о чем я тебя прошу, наверняка станет самым опасным заданием, которое я когда-либо поручал тебе, - тяжело произнес Дамблдор.
  Глаза Снейпа сузились от страха и неуверенности.
  - Мне нужно, чтобы ты подлил Яд Магии Волдеморту, тогда он потеряет свою силу, - Дамблдор пристально посмотрел на мастера зелий. - Если ты достигнешь успеха, мы сможем выиграть войну.
  - Это невыполнимо, - растерянно пробормотал обычно собранный зельевар. - Это просто не получиться сделать. Темный Лорд узнает! И выпытав у меня важные сведения, просто убьет.
  - Я знаю, что это рискованно...
  - Моя жизнь, вот чем ты рискуешь, Альбус! - прошипел Снейп, замерев на месте. Он испытывал искушение покинуть кабинет.
  - Северус, это может остановить смертоубийства.
  Снейп издал горький смешок.
  - Я - живой человек, Альбус, и, как любому человеку, мне свойственен эгоизм. Для чего мне прекращать это безумие, если я не смогу насладиться покоем? Я предпочитаю не попадать в ситуации, которые могут привести к моей гибели, если есть возможность избежать их.
  Дамблдор вздохнул.
  - А существует ли способ подлить это зелье Волдеморту так, чтобы он не заметил.
  - Возможно, - с сомнением протянул Снейп. - Но вот узнать, сработало ли оно, никак не выйдет.
  - Нужно хотя бы попробовать.
  Снейп нахмурился, возвращая Дамблдору пристальный взгляд. Про себя он боролся с угрожающей усмешкой, в которую складывались его губы.
  - Я сделаю это.
  - Спасибо, Северус. Это очень важно для меня и для Волшебного Мира.
  "Могу поклясться, что да", - подумал Северус, прощаясь со своим работодателем и направляясь к своему кабинету.
  - Это не имеет значения, - прошептал зельевар, закрыв за собой дверь. - После этого, Альбус, все мои долги перед вами я посчитаю закрытыми. Ждет меня успех или неудача, я не вернусь ни к вам, ни к Волдеморту, - Снейп слегка улыбнулся, сжав в ладони портключ, спрятанный в кармане мантии. Это был его путь к бегству, который зельевар специально приготовил, чтобы прорваться сквозь защиту, которую наложил на свой замок Темный Лорд. - Я получу свою свободу.
  ***
  Пыхтя от напряжения, Гарри уклонился от очередной атаки своего отца. Он сумел приземлиться на ноги, но движение не было достаточно ловким, и ему пришлось опереться на руки, чтобы восстановить равновесие. Он устало поднял взгляд на лицо отца, ища на нем признаки разочарования. Вместо этого он увидел фиолетовый луч заклятия, несущийся к нему. Оттолкнувшись руками и ногами, он взвился в прыжке, уворачиваясь от проклятия. На этот раз он не смог приземлиться на ноги, а рухнул на бок. От удара воздух выбило из легких. Тело зашлось в рваном кашле. Когда приступ, наконец, прошел, и у Гарри прояснилось в глазах, он с удивлением увидел протянутую руку отца. Он благодарно принял его помощь, чтобы подняться на ноги.
  - В чем цель этой тренировки? - терпеливо спросил отец.
  - Научить меня, как пользоваться беспалочковой магией, - быстро ответил Гарри, утирая пот со лба.
  Красные глаза закрылись.
  - Странно, мне начало казаться, что мы пытаемся отточить твое мастерство в уклонении от атак.
  - Я пытаюсь...
  Его отец зло рассмеялся.
  - Я не заметил попыток. Я вижу, как ты отступаешь со своей позиции снова и снова! Ты останешься на месте и сразишься со мной. Если ты еще раз покинешь свою позицию, чтобы уклониться от моего проклятия, Гарри, тебя ждет наказание.
  Лицо Гарри застыло в сосредоточенной гримасе.
  - Я понял.
  Волдеморт улыбнулся и вернулся на свое место. И снова обернулся к ученику лицом к лицу, чтобы встретить на нем выражение ожесточенной решимости.
  - Начинаем! - едва отдав команду, Темный Лорд выпустил заклинание. Следует отдать должное юноше, он не пытался увернуться. Но Гарри все еще не мог создать щит, поэтому проклятие сбило его с ног.
  - Поднимайся!
  Гарри неохотно выпрямился. Ребра болели после прямого удара. "Попытайся представить щит между тобой и заклятием", - сказал он себе, готовясь к неизбежной атаке. И она последовала, но теперь что-то изменилось. Гарри мог ощущать магию, окружающую его. Он мог использовать ее, как пожелает. Звонкий гул достиг ушей противника, когда луч заклятия отразился от щита и врезался в стену за спиной Волдеморта.
  - Отлично сработано, Гарри, - Волдеморт на мгновение умолк. - Теперь мы сможем пойти дальше. Любое заклинание можно создать так же, как этот щит. Но такие проклятия, как Avada Kedavra, слабеют, если их выполнять без палочки. У каждого вида магии есть свои преимущества и недостатки.
  Гарри подавил желание улыбнуться, когда услышал фразу, которую отец часто повторял ему во время тренировок.
  - Я помню.
  Губы Волдеморта дрогнули.
  - Думаю, помнишь. В таком случае продолжим урок. В этот раз ты нападаешь. Без использования Непростительных.
  Гарри кивнул и стал представлять себе заклинание ватных ног.
  - Начинай! - приказал его отец.
  Гарри собрал часть магии вокруг себя и выпустил проклятие. К его удивлению оно не долетело до отца, а исчезло. Прежде чем он сумел поднять щит, отец направил в него Ошеломляющее проклятие. Помня предыдущие инструкции своего отца, он не увернулся. Гарри почувствовал, как немеет тело и падает, впечатывая его нос в пол. Заклятие спало, и Гарри тут же схватился за нос, чтобы остановить кровь, но это не помогло.
  - Подожди, - сказал Волдеморт, накладывая исцеляющие чары на ушибленный нос сына.
  - Мой Лорд, - голос Беллатрикс проник в разгромленную комнату. - Снейп здесь. Он говорит, что принес важные сведения о планах Дамблдора.
  - Он может сообщить мне новости за ужином, - Волдмерт обернулся к Гарри. - На сегодня мы поработали достаточно. У нас есть еще три недели. Я уверен, что этого времени хватит, чтобы ты успел освоить основное. Прими душ и присоединяйся к нам с Северусом.
  - И ты, Беллатрикс.
  Упивающаяся кивнула.
  - Конечно, мой Лорд.
  Темный Лорд уже шагал к двери, когда Гарри окликнул его.
  - Отец, я не доверяю Снейпу.
  - Я тоже, - произнес Волдеморт. - Поэтому ты и Беллатрикс присоединитесь к нам.
  Беспокойство Гарри ни на каплю не уменьшилось.
  Домовые эльфы принесли еду, затем красное вино, уже разлитое в хрустальные бокалы. Гарри не удивился, заметив, что Снейп нервничает и неохотно ковыряется в своей тарелке. "Он что-то задумал", - Гарри знал это наверняка. Посмотрев на своего отца, сидящего рядом с ним, Гарри с удивлением отметил его абсолютное спокойствие. Гарри разочарованно вернулся к еде. Домовые эльфы сегодня просто превзошли себя. Филе было приготовлено изумительно, как и другие блюда на любой вкус.
  Гарри как раз прекратил изучать еду, когда заметил, что отец вертит в руках свой бокал вина. Жест был привычным, но в нем появилось что-то новое.
  Волдеморт поднес бокал к лицу, вдыхая аромат бургундского.
  - Всегда приятно насладиться букетом выдержанного вина. У этого очень притягательный аромат, - произнес он, заставляя красную жидкость плескаться по хрустальным стенкам. - Текучесть вина - еще один хороший критерий его качества. Ты не согласен, Северус?
  Шпион коротко кивнул.
  - Да, мой Лорд. Вы правы. Это изумительное вино.
  Темный Лорд отсутствующе кивнул. Казалось, он был полностью заворожен вином.
  - Как удачно, что это красное вино, - он поднес его к губам, но внезапно замер. Его взгляд остановился на Снейпе. - Почему ты так бледен, Северус? Ты болен?
  - Нет, мой Лорд.
  Волдеморт опустил бокал на полированное дерево стола.
  - Как ты подлил это в мой бокал?
  - Я не понимаю, о чем вы, мой Лорд.
  Темный Лорд улыбнулся, снова взглянув на вино.
  - Если бы только предательство на вкус было бы такое же, как качественное вино, - с этими словами он смахнул бокал со стола на пол. Осколки стекла смешались с красными каплями жидкости. - Итак, Северус, как ты сумел подлить Яд Магии мне в бокал? Я ненавижу понапрасну тратить такое хорошее вино.
  - Я обманом заставил домовых эльфов сделать это.
  - Умно, - произнес Волдеморт. - К несчастью, я не могу позволить тебе остаться в живых после такого. Однажды предавший, предаст снова.
  Снейп посмотрел в красные глаза.
  - Теперь я буду служить только одному человеку.. себе. Мой Лорд, вы и Дамблдор столкнетесь в открытой войне. Но я не хочу застрять посредине, - рука Снейпа сжала в кармане портключ, и он исчез. Кинжал Гарри угодил в пустоту.
  - Сальный ублюдок, - прошипел Гарри.
  Беллатрикс повернулась к Волдеморту.
  - Как вы узнали?
  Волдеморт принял задумчивый вид.
  - Некоторые считают меня знатоком вин. Запах был немного не таким. Я не сомневаюсь, что он подлил именно Яд Магии. Но все же мое обоняние острее человеческого.
  ***
  Кирпичные стены лондонских строений служили отличным прикрытием. Засунув свернутую газету в рюкзак, Гарри зашагал вперед. Три дня, в течение которых он наблюдал за Фарджем, не были щедры на события. Проходя мимо охраняемого здания, в котором сейчас жил Министр Магии, Гарри вознес хвалу маскировочным чарам. Убрав прядь каштановых волос со своих теперь серых глаз, Гарри пристально посмотрел на особняк. Во взглядах авроров не было подозрения. Гарри улыбнулся и помахал им. Только один ответил на приветствие.
  Миновав особняк, Гарри свернул на шумную улицу. Он криво улыбнулся, вспоминая аксиому, которую он выучил за годы службы своему отцу. "Они никогда не станут подозревать ребенка. А когда осознают правду, многие так и не способны убить ребенка, поэтому погибают".
  Направляясь к новому месту назначения, Гарри оставил позади улицу, по которой недавно шел. Оторвав глаза от тротуара под ногами, он увидел вдали парк. Холодный поток воздуха коснулся волос, набрасывая их на его лицо. Впереди показалась оговоренная лавочка. Гарри сел на нее, снова извлекая из рюкзака газету. Через несколько минут он услышал, как другой человек сел рядом.
  - Что у тебя? - спросил Гарри.
  Черноволосый подросток шестнадцати лет усмехнулся.
  - К удивлению, легкодоступно.
  - Хм, - проворчал Гарри. - Видимость может быть обманчивой. Как, например, всего два охранника на входе.
  - Должно быть больше.
  Гарри улыбнулся.
  - Когда все слишком хорошо, чтобы быть правдой, то, скорее всего, ею не является. Это главный урок в таком деле, Драко, - Гарри помолчал. - Окна выдают их количество. Я предполагаю, там около тридцати охранников, разбросанных по четырем этажам. Что усложняет задание, так это близость к Министерству Магии. По первому же сигналу тревоги легко подойдет подкрепление.
  - И Темный Лорд ожидает, что мы справимся с этим? - в голосе друга появились саркастические нотки.
  - Он ожидает, что мы хорошо справимся, - Гарри убедился, что его слова дошли до сознания Драко. - Это задание требует не большой ударной мощи, а изящества. К тому же, у меня есть план здания.
  - Как тебе удалось заполучить его в руки? - недоверчиво протянул когда-то светловолосый юноша.
  - У всего есть своя цена, - резко ответил Гарри. - Кабинет Фарджа находится на четвертом этаже, что ставит всех авроров между нами. Фасад здания должен остаться не заденут, и двое авроров должны оставаться на своих местах, или наше прикрытие исчезнет. Я планирую проникнуть внутрь через окно на третьем этаже в восточном крыле. Его не видно от входа. Единственная проблема - трое авроров. Если кто-то из них успеет поднять тревогу, мы потерпим поражение.
  - Что я должен буду делать?
  - Твоя задача - следить, не появится ли пополнение, из углового дома по ту сторону дороги от цели. Оттуда ты будешь сообщать мне о перемещениях врага, как снаружи, так и внутри здания.
  - То есть, все действия ты берешь на себя?
  Бровь Гарри взлетела вверх:
  - Тебе так не терпится оказаться в здании, напичканном аврорами?
  - По здравому размышлению, я предоставлю это тебе, Марволо.
  Гарри улыбнулся.
  - Следующий рассчитанный момент - это намеченный день выполнения задания. Фардж ежедневно срывается домой в полдень. В это время число его охранников снижается, но у нас будет короткий промежуток времени, чтобы войти и выйти. К тому же, я буду более заметным. Но если у нас все получиться, это будет красноречивым посланием Магическому Миру, тем более, что мы сделаем это среди белого дня.
  - Это безумие!
  Гарри фыркнул.
  - Безумие и гениальность часто идут рука об руку.
  - А если что-то пойдет не так?
  Гарри потянулся к своему рюкзаку.
  - Это, мой друг, маггловское устройство, используемое для коммуникации. Поскольку волшебники почти не имеют представления о маггловских технологиях, они не смогут подслушать наш разговор. Если подоспеет подмога, ты предупредишь меня... и воспользуешься этим портключом, чтобы добраться до моего убежища. Нажмешь на эту кнопку, и портключ сработает,
  - А у тебя будет такой портал? - спросил Драко. Его глаза сузились.
  - Да, но мое отступление не будет таким простым, - Гарри вздохнул. - На здание наложены чары, которые не дадут портключу сработать. Сначала мне придется выбраться оттуда, а затем активировать его.
  - Это рискованно, - сказал Драко, все еще сомневаясь в плане друга.
  - Чтобы побеждать, нужно уметь рисковать. К тому же, если мы пойдем ночью, то число охранников возрастет, и это меня задержит.
  Поддавшись вперед, Драко краем глаза посмотрел на своего друга.
  - Когда?
  - В этот четверг.
  Карие глаза Драко расширились.
  - В этот четверг? Через сутки? Разве это не сокращает время на подготовку?
  - У меня есть все, что нужно, - отрезал Гарри. - Драко, помни, что ты не можешь пользоваться палочкой. Если все пойдет, как спланировано, такой необходимости и не возникнет. Не снимай наушники. Вот кнопка включения.
  - Я понял.
  Опираясь руками на край лавочки, Гарри встал с места.
  - Увидимся завтра.
  Драко кивнул.
  - Лучше бы этому сработать, Марволо. Мне очень не хочется ощутить на себе гнев Темного Лорда, если с тобой что-то случится.
  - Ничего со мной не случится... я не собираюсь быть тряпкой.
  - Что?
  Гарри выдавил из себя улыбку.
  - Ничего.
  Он зашагал прочь, оставив за спиной сильно озадаченного Драко Малфоя.
  ***
  "Один, два, три... вперед", - мысленно отсчитал Гарри. Его сердце билось ровно, пока он беспрепятственно миновал темную улицу, которая лежала за особняком. Он мог расслышать, как впереди болтают авроры. Прячась за мусорным баком, Гарри выжидал, наблюдая за их перемещениями. "Трое... как я и думал". Звуки шагов приблизились. Они будут проходить мимо него. Использовав беспалочковую магию, Гарри создал негромкий шум, который привлек внимание авроров в другую сторону.
  - Что это было?
  - Я не... - третий вышел из игры, в его спине торчал кинжал. Тело упало на бетон.
  Молодое тело Гарри пришло в движение раньше, чем труп коснулся земли. Второй кинжал угодил другому аврору в лоб. Гарри остался с пустыми руками, и ему пришлось пустить их в ход, чтобы устранить последнего охранника. Посмотрев на окно третьего этажа, Гарри создал ведущую к нему веревку. Его ладони крепко обхватили ее и быстро вытянули его наверх.
  Окно не было запертым, что упрощало следующую задачу. Подтянувшись на руках, Гарри проник в особняк.
  - Я внутри, - прошептал он в наушники.
  - Превосходно... Стража все еще на месте.
  Гарри не ответил. Он стал осторожно продвигаться вдоль обклеенных обоями стен коридора, которые были украшены различными предметами роскоши. Он услышал шаги аврора за углом. Вжавшись в стену, Гарри терпеливо ждал его приближения. Когда тот прошел мимо, Гарри достал кинжал и напал на него сзади. Сопротивление аврора угасало вместе с кровью, вытекающей из его раны. Подхватив безжизненное тело, Гарри оттащил его от главного коридора.
  Продвигаясь дальше, Гарри добрался до ступенек, которые вели вниз. Он беззвучно запечатал проход беспалочковой магией. "Это немного задержит их, - подумал он. Его ноги быстро преодолели оставшийся лестничный пролет. - Почти на месте".
  - Кто вы? - прозвучал голос сверху. - Что за черт!".
  Гарри послал зеленый луч в мужчину, но он не попал в цель, угодив в стену.
  "Проклятье!".
  Гарри понесся вверх по ступенькам. Достав кинжал, он выступил на лестничный пролет. Резко метнув кинжал за угол, Гарри с удовлетворением услышал звук падающего тела. Покинув укрытие, он увидел задыхающегося мужчину, из груди которого торчал кинжал. Скорее всего, лезвие попало в легкое.
  - Не волнуйся, тебе недолго осталось страдать, - прошептал Гарри.
  - Отойди от него! - потребовал женский голос. Палочка девушки была направлена на Гарри.
  - Ну же, нападай, - бросил ей вызов Гарри.
  Из палочки аврора вылетела оранжевая вспышка. Создав щит, Гарри отразил ее влево. Гарри послал в ответ мощные отталкивающие чары. Женщина с ярко-розовыми волосами впечаталась в стену позади нее, и рухнула без сознания. Устранив ее со своего пути, Гарри извлек кинжал из тела мужчины, который, похоже, умер во время его сражения с женщиной, которую он опознал как Тонкс.
  - Я на четвертом этаже, - прошипел Гарри в микрофон. - Тут возникло несколько проблем.
  - Внизу ничего не происходит, - раздался голос Драко сквозь потрескивание в наушниках.
  "Изумительно", - лениво подумал Гарри.
  - Следующая комната - кабинет Фарджа.
  - Удачи.
  - Спасибо.
  Открыв дверь, Гарри обнаружил двух авроров, направивших на него палочки.
  - Мистер Поттер, - раздался голос Фарджа из-за его рабочего стола. - Кажется, следующий пункт вашего назначения - Азкабан.
  Гарри улыбнулся, склонив голову.
  - Еще нет.
  Послав отталкивающие чары, Гарри впечатал одного аврора в стену так же, как перед этим Тонкс. Второй аврор промахнулся, давая Гарри время достать его кинжалом. Плавным движением Гарри метнул другой кинжал, чтобы прикончить первого аврора.
  - Боже мой, - вырвалось у Фарджа, который замер в шоке.
  - Теперь, когда они не стоят на пути, мы можем перейти к делу, - резко произнес Гарри. - Во-первых, я хочу, чтобы вы подписали вердикт о закрытии дела Дориана Поттера.
  - Что? - Лицо Фарджа приняло лиловый оттенок. - Этот маленький паршивец помог сбежать такому монстру, как ты.
  Гарри ухмыльнулся.
  - Вы же не полный идиот, чтобы считать, что его помощь была мне нужна или что я хотя бы хотел ее получить.
  - Тогда зачем заставлять меня подписать оправдание?
  - Я - большой поклонник справедливости, - прошептал Гарри. -Говорят даже, что я - ее послушное орудие.
  Глаза Фарджа сузились, когда он потянулся в ящик стола за бумагой.
  - Кем ты себя возомнил? Каким-то темным принцем?
  - Ты считаешь меня принцем? - рассмеялся Гарри. - Принцы и принцессы, короли и королевы, - пробормотал он, когда Фардж с ужасом посмотрел на него, подписав приказ. Гарри окинул взглядом бумагу и одобрительно кивнул. - У них была возможность править так, как заходят, в соответствии с законами меча и времени. Их заменили революционеры и диктаторы.
  - Вы, Фардж, - монархист, для которого дни славы давно миновали. Считайте моего отца революционером, - уголки губ юноши дернулись. - А с точки зрения истории он станет диктатором, и это противостояние продлиться до тех пор, пока он остается Темным Лордом.
  - Видишь, Фардж? Я - не принц, поскольку не имею их слабости, и не революционер, поскольку у меня нет тайных целей, - Гарри достал из складок мантии сверкающий кинжал. - Я просто сын Волдеморта.
  Легким движением запястья Гарри отправил кинжал в полет, целью которого было горло Фарджа. Кровь потекла по шее мужчины, и он удивленно моргнул. Голова Министра Магии опустилась на стол, когда жизнь покинула его тело. Гарри не стал задерживаться. В конце концов, он сумел убить двух зайцев одним ударом.
  Когда он направился к двери, голос Драко вырвался из шипящего электронного прибора.
  - Подкрепление... в пути... много магов... вызывать подкрепление...
  - Чертовы помехи, - прошипел Гарри, на полной скорости проносясь по коридору. Прижавшись спиной к стене, он стал осторожно пробираться к окну. Слегка раздвинув тяжелые шторы, Гарри кинул быстрый взгляд на врагов. - Проклятье!
  
  Глава 20. Убежище
  Стекло отразило силуэт Гарри, хотя он и пытался спрятаться за гардиной. Окно, в которое он выглядывал, рухнуло на пол, задев спину юноши. Его левая щека и руки заныли от множества осколков, которые впились в них. Поднявшись на ноги и позволив кусочкам стекла просто слететь с его тела, Гарри продолжил свой путь, готовый ко всему. "Думай, Марволо... Думай! - мысленно закричал он. - Барьер, который я установил на лестнице, долго не протянет. А если там окажется кто-то опытный, то он падет через несколько секунд". Миновав ряд окон, Гарри смог зашагать быстрее. Выпрямившись в полный рост, Гарри направился к тому окну четвертого этажа, которое выходило на запад. "По крайней мере, я буду движущейся мишенью", - подумал он, разбивая окно.
  Внезапно между ним и соседним домом возникла веревка. Ухватившись за ее конец, Гарри уперся ногами в оконную раму. Глубоко вдохнув, юноша выпрыгнул из бывшего особняка Министра Магии. Он извернулся в воздухе, выбрасывая вперед ноги, готовясь к неизбежному столкновению с окном третьего этажа. Он практически проигнорировал проклятия, которые снизу швыряли в него авроры. Звук разбивающегося стекла оглушил его. Боль пронзила тело, когда осколки впились в незащищенную плоть. Не в силах удержаться за веревку, Гарри рухнул на бок, с силой ударившись о деревянный пол. Его тело по инерции скользнуло по полу еще на несколько метров, прежде чем окончательно остановилось. Поднявшись на трясущихся ногах, он кинулся к аварийной двери. Движения заставили ушибленный бок заныть от боли.
  "Я должен точно распорядиться своим временем", - подумал он, распахивая дверь. Применив замедляющее время чары, он спрыгнул с пожарной лестницы, приземляясь на булыжную мостовую.
  Не так далеко юноша услышал голос, раздающий команды. Гарри снова побежал. Он легко петлял в лабиринте переулков. Его дыхание стало рваным, и он знал, что вскоре преследователи настигнут его. Юноша затормозил, когда внезапно понял, что находится сейчас в той части Лондона, которую намеренно разгромил его отец в ярости. Покинутые дома могли стать превосходным укрытием, но, сперва, ему стоило кое-что проверить, чтобы зря не терять времени. Достав свой портключ, он коснулся кнопки, которая в активном состоянии должна была перенести его в убежище, но ничего не произошло. "Должно быть, они расширили границы барьера... хотелось бы верить, что Драко успел скрыться".
  Его глаза скользнули по пустынной улице, пока не остановились на обугленном синем доме. Ему на мгновение показалось, что он стоит перед домом, полным призраков. Хотя внешняя часть здания сильно обгорела, внутреннего убранства, казалось, время не коснулось. Вещи остались лежать там, где их побросали хозяева, которые либо покинули это место, либо были убиты. Глаза Гарри остановились на движущихся семейных фотографиях, которые свидетельствовали о том, что раньше здесь жила семья волшебников. Его дрожащие руки, натертые веревкой, изрезанные осколками стекла, бережно коснулись серебряной рамы и поднесли ее к глазам.
  - Девочка, которую я видел, - голос юноши сорвался. Его пальцы коснулись ее улыбающегося личика.
  - Он не мог далеко уйти, - прокричал голос. - Рассредоточиться.
  Гарри еще раз с грустью посмотрел на колдографию и положил ее на стол, лицом вниз. Юноша молча углубился в разгромленный дом.
  
  - Он сумасшедший! - вырвалось у Сириуса Блэка, когда он увидел, как старший сын его друга прыгнул в окно третьего этажа соседнего дома.
  Лицо Джеймса было очень бледным, пока он молча наблюдал за этим. Даже если бы он хотел что-то сказать, ему бы не удалось выдавить ни слова.
  - Проверьте периметр, - закричал Альбус Дамблдор. - Обеспечьте безопасность Министра!
  Джеймс нахмурился, когда вместе с Сириусом направился в особняк. Они достигли лестницы на третьем этаже. Их с коллегами там ожидала интересная проблемка, которая не позволяла им добраться до Министра.
  - И что у нас здесь? - подойдя ближе, спросил Джеймс.
  Один из стажеров, Томас... по крайней мере, Джемсу казалось, что это его имя, ответил:
  - Здесь барьер, сэр.
  - Сириус, покажи им, как это делается, - небрежно попросил Джеймс.
  Быстрым взмахом палочки Сириус убрал магический барьер к глубокой досаде тех, кто ковырялся над ним уже пятнадцать минут. Не дожидаясь комментариев новичков, Джеймс и Сириус поднялись вверх по лестнице. На четвертом этаже они с шоком увидели двух мертвецов, в которых опознали своих коллег.
  - Тонкс! - вскрикнул Сириус, бросаясь к телу кузины. Его дрожащие пальцы коснулись ее горла, нащупывая пульс. - Она жива!
  Джеймс кивнул.
  - Я проверю Министра.
  Но Джеймс точно знал, что ожидает его в кабинете Министра. Догадка была верна. Его лицо исказила мрачная безысходность. За долгие годы выслеживания ассасина Волдеморта он должен был бы привыкнуть к подобному зрелищу. Но теперь он знал, что это сделал его сын. Он осторожно оттащил тело Фарджа от его стола и положил на пол. Кинжал, торчащий из горла мужчины, был последней деталью. "У него не было шансов".
  Подняв глаза от трупа, он увидел Сириуса, наблюдающего за ним из дверного проема. Короткий кивок подтвердил опасения его лучшего друга.
  - Пойдем... Нам ничем не помочь мертвым.
  - Друг, я просто хочу, чтоб ты знал, что я всегда рядом, - прямо сказал Сириус. - Гарри был... Гарри - мой крестник. Я знаю, что не очень-то воспринял его "воскрешение" из мертвых. Но в тот день, когда мы наблюдали за его полетом... мы увидели его без маски... это заставило меня задуматься.
  - Спасибо, Мягколап, - Джеймс закрыл глаза, пряча слезы. - Тяжело оставить все как есть... но это решение Гарри.
  Сириус коротко кивнул, когда они покинули комнату.
  - Это не тот конец, о котором мы мечтали для Гарри, когда крошечным держали его на руках. Я думаю, ты уже понял, Джеймс, что должен подготовиться... Этот конец не будет счастливым.
  - В жизни не бывает счастливых концов, Мягколап, - резко ответил Джеймс. - Я куда больше беспокоюсь за Лили и Дориана.
  Сириус Блэк нахмурился. Ему было больно смотреть, как Поттеры страдают, тем более что не было пути остановить это. "Я хочу сказать, что все будет в порядке... но, черт возьми, я не могу".
  - Убери это кислое выражение, Сириус, - сказал Джеймс, спускаясь по лестнице. Проходя мимо новичков, он распорядился:
  - Уберите тела. Министр мертв. Тонкс нуждается в медицинской помощи. Проследите, чтоб она ее получила.
  - Да, сэр.
  Повернувшись к Сириусу, Джеймс произнес:
  - Нам нужно доложить Дамблдору.
  Сириус нахмурился.
  - Возможно, тебе стоит предоставить мне право говорить... Помнишь ваш последний разговор?
  - Договорились, - сказал Джеймс, вспоминая спор на повышенных тонах, который состоялся, как только он оправился. Разговор ни к чему не привел и только официально подтвердил образовавшуюся пропасть между Дамблдором и семьей Поттеров. После этого Джеймс едва не ушел из Аврората. Только угроза Волдеморта удержала его от этого шага.
  Оказавшись снаружи, Сириус спросил у первого же аврора:
  - Где Дамблдор?
  - Он и Грозный Глаз выслеживают ассасина. Думаю, они загнали его в ловушку в старой разрушенной части города, - произнес мужчина. - Ну что, Фардж мертв?
  - Да, - сказал Сириус, направляясь прочь. Краем глаза он заметил, что его напарник следует за ним.
  - Что ты задумал?
  - Мы должны добраться до Гарри раньше них.
  
  Скрип половиц печальным эхом раздавался после каждого шага Гарри. У подростка промелькнули сомнения, сможет ли шаткое строение выдержать его вес. Но уж если они возникли у него, то авроры точно так подумают. Дверь позади него громко застонала, заставив Гарри похолодеть. Его глаза еще выискивали преследователя, а проклятие уже летело в ту сторону. Звук разбивающегося стекла достиг его ушей. Гарри быстро оглянулся через плечо. Его рот распахнулся, когда он увидел, как блестящие осколки, которые еще мгновение назад были зеркалом, осыпаются на пол, разбиваясь на еще более мелкие кусочки. В каждом осколке он видел свое отражение. Через несколько мгновений Гарри пришел к выводу, что шум издало не человеческое существо, а скорее сам дом.
  Медленно шагая по разбитому стеклу, Гарри поднял глаза на раму, в которой оставался еще один осколок. Там застыло безупречное отражение правой стороны его лица. Улыбка коснулась губ юноши, когда он увидел частичку своего отражения.
  - Я убиваю себя,- прошептал он, касаясь гладкой поверхности. - Я убиваю себя, но мне плевать на это.
  Отдернув пальцы, Гарри зашагал дальше по коридору.
  -Зеркало холодно,- озвучил Гарри последнюю мысль.
  Через тонкие стены Гарри слышал голоса авроров, которые искали его след. Кто-то заговорил об уничтожении зданий. Войдя в соседнюю комнату, Гарри прижал ухо к гипсокартону, пытаясь расслышать их разговор, но он оказался кратким и бесполезным. Нахмурившись, Гарри прислонился спиной к стене, и принялся ждать первого шага министерских псов.
  Из угла донесся приглушенный всхлип, разрушая концентрацию юноши. Гарри покинул свое место на возвышении и обошел диван. Наклонившись, он отдернул кусок материи, который скрывал пространство между диваном и покрытым ковром полом. На него со страхом уставилась пара серебряных глаз.
  - П-пожалуйста, не убивай меня! - прошептал дрожащий мальчишеский голос.
  Глаза Гарри слегка расширились, но не отразили его эмоций.
  - Только если ты не попытаешься убить меня.
  - Как я могу убить тебя, если мне всего пять с половиной? - спросил мальчик.
  Его неожиданный ответ на условие юноши заставил того ошеломленно вздрогнуть. Его изумрудные глаза сузились от воспоминаний, которые пробудили простые слова ребенка.
  - Ты был бы сильно удивлен, малыш, - произнес Гарри так тихо, что мальчик наверняка не смог услышать его.
  Рокот рухнувшего здания поселил неприятное холодное чувство в животе Гарри. "Им не удастся схватить меня снова". Звук ударившегося о стену заклятия был слишком близко, чтобы оставить Гарри равнодушным. Всхлипы мальчика заставили его громко вздохнуть.
  - Как тебя зовут? - спросил Гарри у дивана.
  - Джонас.
  Гарри прикрыл глаза.
  - Голубь.
  Мальчик, наконец, выбрался из своего укрытия. Его волосы были цвета спелой пшеницы и заметно отросли после последней стрижки. Его глаза цвета жидкого серебра выглядели странно на маленьком личике. Его одежда была порвана во многих местах и отвратительно на нем сидела. Очевидно, недавно ребенок очень сильно потерял в весе. Об этом говорила и слегка потерявшая упругость кожа.
  - Что ты сказал? - спросил Джонас. На его лице был написан ужас, когда он, дрожа, стал рядом с Гарри.
  - Джонас... "голубь" по-гречески, - прошептал Гарри, нащупывая пять оставшихся кинжалов. - Ты живешь здесь один?
  - Я жил здесь со своей семьей. Они не вернулись после того, как пришел Сам-Знаешь-Кто, - мальчик растерянно прикусил нижнюю губу.
  - Понимаю, - успокаивающим тоном произнес Гарри. - Почему ты остался здесь?
  - Я не хотел... - Джонас запнулся, когда раздался еще один грохот падающего здания. - Я не хотел попасть в приют.
  На лице Гарри отразились мрачные раздумья.
  - Мой отец вырос в приюте. Он не любит вспоминать об этом.
  Джонас молча уставился на Гарри.
  - Ты - сын Сам-Знаешь-Кого. Но я все еще не знаю твоего имени.
  Улыбка скользнула по губам юноши, он отвернулся от ребенка и произнес:
  - Меня зовут Гарри. Я не удивлен, что ты слышал обо мне. Они распространяли мое описание и список прегрешений после моего побега.
  Мальчик опустил взгляд на свои ботинки.
  - Мне жаль.
  "Жаль", - про себя подумал Гарри, прежде чем раздался звук приближающего заклятия, и мысли вылетели из головы. Гарри накрыл своим телом Джонаса, когда проклятие угодило в стену, заставив штукатурку посыпаться с потолка.
  - Ублюдки, - прошипел Гарри, обхватывая пальцами тонкое запястье ребенка. Потащив мальчика за собой, он стал пробираться в заднюю часть полуразрушенного дома. Он слышал, как позади них трескаются и падают стены. А рядом плакал от страха пятилетний мальчик. Его маленькие ноги не успевали за широкими шагами более взрослого товарища. Не видя другого выхода, Гарри забросил ребенка себе за спину.
  - Держись и пригни голову!
  Еще одно заклятие угодило в разрушающееся здание, стирая все признаки того, что однажды целая семья называла это место домом. Перед ними потолок начал медленно проседать. Подняв руку, Гарри заставил его застыть на месте, пока они не прошли мимо.
  - Поверни налево по следующему коридору, - сказал Джонас.
  Гарри тут же послушался, сворачивая в указанный коридор. Боль в боку усиливалась с каждым рваным вздохом. Слезы стали застилать ему глаза, когда он побежал к двери черного входа. Без сомнений, ее будут охранять несколько авроров. Учитывая ребенка за спиной, у него были проблемы. Его рука схватила золотистую дверную ручку. Повернув ее, он открыл путь наружу. Но открывшийся перед глазами вид был далек от приятного.
  - Принялись за захват заложников, а, Поттер? - скрипящий голос Грюма заставил волоски на затылке встать дыбом. - Какой низкий уровень, даже для тебя.
  Гарри кивнул головой. Со своего места он окинул взглядом круг авроров. Их число не впечатляло, но с ними был Грюм. Глава Аврора стоил, по меньшей мере, пятерых бойцов. Остальные пять авроров были практически неопасны, но их следовало обезвредить до того, как он хотя бы попытается ввязаться в бой с Грюмом.
  - Опусти мальчика, Поттер.
  "Это я и собираюсь сделать", - язвительно подумал он. Он медленно опустил испуганного ребенка на землю.
  - Закрой глаза, - шепнул он Джонасу в последний момент.
  Когда серебристые омуты ребенка закрылись, Гарри выпустил из правой ладони кинжал прямо в аврора, стоявшего слева от него. Неуловимыми движениями Гарри отправил в полет четвертый и третий кинжал. Краем глаза он заметил, как один из авроров шагнул в сторону. Мужчина двигался недостаточно быстро, и один из оставшихся кинжалов подростка ударил его в висок. Не глядя, он метнул последний кинжал вправо. К его удовлетворению оттуда донесся судорожный всхлип, свидетельствующий, что еще одним противником стало меньше.
  Гарри колебался слишком долго и обнаружил, что вынужден был отступить обратно к дому. Он чувствовал, как его левый бок словно бы охватило пламя. Боль почти заставила его потерять сознание. Но решимость удержала его на грани. Он принял боль, хотя и тяжело опустился на землю. Его тело сотрясалось от приступа кашля. В оцепенении Гарри ощутил, как на его губах появилось что-то влажное. Подняв руку, он вытер жидкость. На ладони остался кровавый след. "Мои ребра, должно быть, сломаны".
  - Ты не сможешь продержаться, Поттер, - сказал Грюм, чей силуэт вырисовывался в нескольких шагах от израненного тела Гарри. - Болезненно, не правда ли? Смерть всегда болезненна... медленно высасывает душу из тела, оставляя лишь пустую оболочку. Какая подходящая судьба для тебя... ощутить то же, что и твои жертвы.
  Гарри улыбнулся, обнажив стиснутые зубы.
  - Я еще не умираю, Грюм. Несколько сломанных ребер не помешают мне покинуть этот ад.
  - В таком случае, для тебя наступит темная ночь... а утро ты встретишь в настоящем аду.
  К ужасу Гарри Джонас встал между ним и Грюмом.
  - Прочь с дороги, мальчишка.
  - Пожалуйста, не вреди ему.
  Лицо Грюма исказилось от ярости. Не тратя времени на слова, старый аврор отшвырнул мальчика прочь. Гарри слышал, как Джонас вскрикнул от боли, ударившись о тротуар, его плач разнесся по темной улице. Эти слезы вернули Гарри способность двигаться. Поднявшись на колени, Гарри быстро подполз к одной из своих жертв и рухнул на мертвое тело. Его пальцы нащупали кинжал, который попал точно в сердце мужчины.
  - Убери от него свои грязные лапы.
  Гарри снова вздрогнул, кашляя кровью.
  - С радостью, - прошипел он.
  Грюм отступил на шаг, уронив свою палочку. Серебрянный кинжал торчал из его живота.
  Гарри, шатаясь, поднялся на ноги. Все его тело дрожало, когда он зашагал к поверженному аврору, который продолжал сыпать угрозами . Он остановился и осторожно склонился над Джонасом, который сотрясался в рыданиях, баюкая вывихнутое запястье. Холодно посмотрев на Грюма, Гарри достал кинжал из другого тела. Когда юноша оказался рядом с главным аврором, он опустился на колени, чтобы они могли смотреть прямо в глаза друг другу.
  - Ты был прав только в одном, Грюм. Мои руки запятнаны, - его голос дрогнул, когда он попытался подавить кашель. - Сколько бы раз я не пытался, мне не отмыть их, - его рот наполнился кровью. - В конце концов, еще больше крови остается на них.
  Ладонь Грюма обхватила кинжал, который торчал из его живота. Кровь сочилась между сжатыми пальцами. Он расширившимися глазами смотрел на изможденное лицо Гарри. "Дитя, вышедшее из горнила смерти.... наивное, испуганное, несущее гибель и, в конечном счете, обреченное".
  - Я бы не стал извлекать его на твоем месте, Грюм. Рана в живот - медленная и ужасная кончина... очень болезненная. Мне кажется, оставив все, как есть, ты проживешь дольше.
  Глаза Грюма начали стекленеть.
  - Ты не выживешь... создание Волдеморта.
  Гарри закрыл глаза, воткнув кинжал в землю.
  - Я и не хочу выжить, Грюм. Я отведал плода познания... Я увидел множество оттенков серого, и это убивает меня. Я не могу отмыть с рук кровь!
  - Тогда убей себя! - крикнул Грюм.
  - Мой отец еще нуждается во мне, - прошипел Гарри, сквозь боль поднимаясь на ноги. - Я сохраню тебе жизнь, только чтобы ты передал Дамблдору, что я жду его. Он узнает, как найти меня.
  - Как?
  Гарри повернулся спиной к Грюму.
  - Пойдем, Джонас. Мы уходим.
  - Малыш, не иди за ним, - прокричал Грюм, содрогаясь от боли. - Лишь смерть следует за ним.
  Обхватив поврежденное запястье, Джонас окинул Грюма коротким взглядом и поспешил за Гарри. Оба шагали молча, не желая привлечь внимание рассредоточившихся авроров. Гарри знал, что им не потребуется много времени, чтобы обнаружить Грюма. Они беспрепятственно миновали несколько кварталов, и Гарри, наконец, остановился. Его рука скользнула во внутренний карман мантии.
  - Держись за мою руку, - приказал он мальчику. И достал портключ. - Сомневаюсь, что их барьер простирается настолько далеко.
  Гарри ощутил знакомый рывок. Он снова вспомнил, почему так ненавидит использовать портключи. Содержимое его желудка скрутилось в узел, пока он не приземлился на деревянный пол. Они прибыли успешно. Гарри рухнул на здоровый бок, а его спутника отшвырнуло прочь.
  - Марволо? - встревоженный голос Драко пробился сквозь туман боли. - Ты в порядке?
  "Придурок", - успел подумать Гарри, прежде чем его тело зашлось в судорожном кашле. Краем сознания он уловил удивленный вздох друга. Он почувствовал, как руки Драко обхватили его, помогая выпрямиться.
  - Драко, принеси мою палочку.
  Друг бросился выполнять просьбу. Когда палочка оказалась в его руках, Гарри принялся сращивать свои ребра. Сдавленный крик сорвался с его губ, когда он вернул первую кость на свое место. Задыхаясь, Гарри задрожал от боли.
  - Сколько ты сломал? - спросил Драко. Его голос звучал очень натянуто.
  Гарри проигнорировал вопрос. Вместо ответа он залечил проколотое легкое и очистил его от крови. Очень спокойно Гарри воспользовался палочкой, чтобы найти следующий перелом. Он нашел только один и быстро срастил его.
  - Все, - прошептал он, прислоняясь спиной к стене. Он с облегчением воспользовался опорой для измученного тела.
  - Марволо, кто этот ребенок?
  - Я объясню позже, Драко, - сказал Гарри, прислоняясь к стене головой. - Джонас, подойди сюда, и я залечу твое запястье.
  Подавленный мальчик сразу же подскочил к нему. Вытянув вперед поврежденную руку, он терпеливо ждал. Постепенно боль стихала, пока Гарри водил кончиком палочки над травмированным запястьем.
  - Посиди где-нибудь, пока я разговариваю со своим другом, - бесцеремонно сказал Гарри.
  Выражение лица Драко было бесценным. Если бы это случилось в другое время... и с другим Гарри, он непременно бы воспользовался шансом посмеяться над своим другом.
  - Скоро у нас будут гости, Драко. Дамблдор отследит портключ к этому месту, - Гарри посмотрел на серебряную вещицу, лежащую на дубовом столе. - Они уже начали работать со щитами. Мы не сможем воспользоваться дымолетным порошком или аппарацией, а портключ бесполезен, поскольку ведет только сюда.
  - И как мы сбежим?
  Гарри улыбнулся. И что-то в этой улыбке напоминало Беллатрикс Лейстранж.
  - Мы не станем бежать.
  - Мы не сможем сразиться со всем Министерством!
  - Все министерские крысы и не придут сюда. Только Дамблдор и горстка других, - твердо сказал Гарри.
  - Откуда ты знаешь? - зло выкрикнул Драко. - Я не хочу погибнуть в каком-то "последнем бою"...
  Смешок прервал набирающую обороты тираду подростка.
  - "Последний бой" - просто глупость. Я тоже не собираюсь так умирать, - голос Гарри превратился в шипение. - Это будет "последний бой" Дамблдора.
  - Ты не в том состоянии, чтобы сражаться с ним, - твердо сказал Драко. - Марволо, твое тело просто не выдержит.
  - Я буду в порядке. У меня есть здесь зелья, которые исцелят ранения, - Гарри пересек скудно обставленную комнату и направился к своему кабинету. Там он быстро отыскал зеленый флакон. Он проглотил содержимое под напряженным взглядом Драко.
  - А что с ребенком? - спокойно спросил его друг, указывая через плечо на Джонаса, который болтал ногами, сидя на своем месте.
  - Он - птица.
  - Что?
  Гарри грустно улыбнулся.
  - Он - моя птица.
  Драко посмотрел на него как на безумного.
  - Он - не птица.
  - Я знаю, - Гарри вздохнул. - Это метафора...
  Гарри отвернулся от друга и подошел к покрытому подушками сундуку. Сбросив их на пол, он откинул крышку.
  - Какая еще метафора? - поинтересовался Драко, подходя ближе к другу, который пристально изучал содержимое сундука. Блондин с любопытством наблюдал, как Гарри извлекает оттуда серебристую вещь. - Что это?
  Гарри улыбнулся, восторгаясь оружием.
  - Это SIG P230SL, - Гарри извлек пустой магазин. - Восемь патронов в обойме.
  Быстрым движением он направил дуло пистолета на Драко, заставив того подпрыгнуть на месте.
  Гарри улыбнулся, а Драко нахмурился.
  - Опасное?
  - Это ты скажи. Ты подпрыгнул, - взяв пустой магазин, Гарри быстро зарядил его патронами.
  - Это огнестрельное оружие магглов, Драко. Я давно не использовал его.
  - Ты помнишь, как это делается?
  - Это как езда на велосипеде... не забывается, - Гарри вернул магазин на место. - Думаю, тебе стоит продолжать пользоваться палочкой. Слишком рискованно давать тебе пушку, - но все же Гарри достал и зарядил пистолет модели Beretta M84. - Джонас, подойди сюда, - Гарри начал объяснение раньше, чем мальчик успел преодолеть разделявшее их расстояние. - Ты пойдешь по тайному ходу. Если кто-то нападет на тебя, я хочу, чтобы ты воспользовался этим, - маленький черный пистолет, казалось, идеально лег в ладошку мальчика, заставив Гарри вспомнить несколько своих первых заданий. Внезапно он пожалел, что вложил пистолет в руки ребенка. - Используй только при необходимости.
  Джонас просто кивнул головой. В его глазах не было страха, что еще раз напомнило другого маленького мальчика. Мотнув головой, чтобы избавиться от навязчивых мыслей, Гарри вскочил на ноги и показал ребенку, как пользоваться пистолетом. Покончив с этим, Гарри потянулся. По всему телу разлилось облегчение, значит, зелье сработало.
  - Мы должны быть готовы, Драко, - сказал Гарри. - Пойдем, Джонас.
  Мальчик шагал за ним попятам, пока Гарри не остановился у двери. За ней обнаружились узкие ступеньки.
  - Джонас, ты пойдешь по этому туннелю. Я приду за тобой позже. А теперь иди.
  Как только мальчик вошел, Гарри захлопнул и запер дверь. Он не даст Джонасу возможности передумать. "Моя птица, - отсутствующе подумал Гарри. - Обладатель того, что я давно потерял".
  - Почему мы не можем пойти по тайному пути? - сердито спросил Драко.
  - А в чем тогда веселье? - Гарри продолжил шагать по коридору, заставляя друга бежать за ним. - Я не упущу шанса убить Дамблдора.
  Драко нахмурился.
  - Ты уверен, что мы не ввязываемся во что-то, с чем не справимся? Очень по-гриффиндоски с твоей стороны, Марволо.
  Гарри остановился, но его лицо было все еще обращено вперед. Полумрак скрыл от Драко выражение глаз друга, и блондин не знал, злиться он или обдумывает его слова.
  - Драко, школа кончилась. Это то, что мы называем жизнью, - пробормотал Гарри. - Я не бросаюсь бездумно в эту битву. У нас есть преимущества, и мы ими воспользуемся. Это моя работа... и я хорошо ее знаю.
  Драко посмотрел сквозь пыльное оконное стекло на загрязненный индустриальный район. По крайней мере, недостатка в укрытиях не будет. Кивнув головой, Драко согласился.
  - Я с тобой, Марволо.
  В это мгновение щиты на доме рухнули. Взмахнув палочкой, Гарри накинул на них полог тишины. Окинув Драко решительным взглядом, он коротко кивнул.
  - У нас гости.
  - Тогда не будем их разочаровывать.
  Глаза Гарри помертвели.
  - Драко, нам нужно ударить быстро, пока не прибыло подкрепление. Ты пойдешь направо, я - налево. Что бы ни случилось, не связывайся с Дамблдором. Он - мой.
  Кроткий кивок был единственным ответом, которого ждал Гарри, и напарники разделились, двигаясь в противоположных направлениях. Спрятав палочку в карман мантии, Гарри вытащил пистолет. Остановившись перед поворотом, он снял пистолет с предохранителя. Его палец привычно лег на курок. Выйдя из-за угла, Гарри нажал на курок, простреливая аврору голову. Кровь мужчины брызнула на черную стену.
  Гарри перезарядил пистолет, двигаясь дальше по коридору. Это был его дом, он был вправе очистить его от Дамблдора и его людей. Дойдя до разветвления коридора, Гарри использовал зажатый в правой руке пистолет, чтобы убрать противника справа, направляя второй рукой удар беспалочковой магии влево. Крик вырвался из горла женщины-аврора, когда пуля врезалась ей в грудь, отбрасывая ее назад. Слева от Гарри издал последний вздох еще один охотник на темных магов, когда красный луч отделил его голову от тела.
  Резко повернув налево, Гарри стал спускаться по ступенькам на первый этаж. Быстрая серия выстрелов поразила еще три мишени. Ныряя в укрытие за видавшим виды диваном, Гарри спрятал пистолет в кобуру и достал палочку. Стоит сохранить оставшиеся три патрона на крайний случай.
  - Аvada Kedavra! - выкрикнул Гарри в сторону аврора, стоящего возле выхода. Сила удара отшвырнула назад тело, в глазах которого угасала искра жизни. Припав к земле и прижимаясь спиной к стене, Гарри толкнул дверь. Как он и ожидал, в проем сразу же полетели проклятия, хотя все они угодили в пустоту. Его противники растерянно замерли, и в это мгновение Гарри начал действовать. Он стремительно устранил еще троих авроров. Склонив голову, он направился в сторону Драко, оставляя за спиной трупы.
  Издалека он услышал крик, который, он был уверен, не принадлежал Драко. Гарри ускорил шаг. Обогнув угол дома, он увидел, как Драко играет со своей жертвой. Аврор извивался под Пыточным проклятием. Не замеченный другом, Гарри подобрался к нему поближе. Лицо Гарри застыло, когда он увидел, как тело аврора дрожит в агонии. Он промолчал, только поднял палочку.
  - Аvada Kedavra! - произнес Гарри тихим голосом. Драко подпрыгнул. Но Гарри никак не отреагировал на присутствие блондина.
  - Зачем ты сделал это? - закричал Драко. - У меня сердце чуть не остановилось.
  - Не веди себя как обычный Упивающийся Смертью, - зло бросил Гарри.
  - Что с тобой, Марволо?
  Гарри сжал челюсти.
  - Дари им быструю смерть.
  Между ними повисло молчание.
  - У нас нет времени на это, Драко, - Гарри указал рукой на тело.
  Лицо Драко все еще пылало от ярости, охватившей его. Но он промолчал. Проклятие полетело в их сторону, заставив их вернуться к первоочередной задаче. Оба мгновенно метнулись в укрытие.
  - Драко, - позвал Гарри. - Так же, как в прошлый раз. Они рассредоточились по территории складов.
  Драко резко кивнул и покинул укрытие, которым ему служила старая поржавевшая машина. Гарри сразу же повторил его маневр, только он направился налево, а Драко направо. Используя палочку, чтобы отразить проклятия, сыпавшиеся на него, Гарри успешно добрался до первого склада. Его кровь вскипела, когда он почувствовал, что Дамблдор где-то рядом. Гарри все еще помнил, каково ощущать на себе его взгляд. Это было нервирующее чувство. Когда его ноги коснулись тротуара, в голове зазвучали слова.
  Canta per me ne addio
  quell dolce suono
  de' passati giorni
  mi sempre rammenta
  (Sing for me farewell
  that sweet sound
  of the past days
  it always remember me)
  Спой для меня на прощанье.
  Навсегда в моей памяти
  Эти сладкие звуки
  Умерших дней.
  Луч голубого света выстрелил из его палочки, угодив в грудь аврору. Мужчина рухнул на землю, когда смерть вырвала его душу из тела. Глаза Гарри блуждали по улице, выискивая следующего противника.
  La vita dell'amore
  Dilette del cor mio
  O felice, tu anima mia
  Canta addagio...
  the life of the love
  beloveds of my heart
  oh happy, you my soul
  sing slowly...
  Жизнь любви
  Мила моему сердцу.
  Счастье мое, душа моя,
  Спой нежно...
  
  Ему не пришлось далеко искать. Быстрым взмахом палочки он отправил глупца в полет, впечатывая его в здание. Звук ломающихся костей достиг ушей Гарри. Но он не привлек его внимания, поскольку к нему направлялся новый враг. Красная вспышка вылетела из палочки Гарри. Когда она врезалась в грудь аврору, то оставила зияющую рану, которую никакая магия уже не смогла бы исцелить. Стекленеющие глаза мужчины уставились на полростка. Его губы дрогнули, но с них не слетело ни слова, а тело рухнуло на землю.
  Tempra la cetra e cantra
  Il inno di morte
  A noi si schiude il ciel
  Volano al raggio
  strenghten your lyre and sing
  the hymn of death
  the sky opens to us
  they fly to the ray
  Искажают твои арфа и голос
  Гимн смерти.
  Небеса раскрыли нам свои объятия,
  Чтобы мы взлетели в лучах света.
  
  Гарри пробежал мимо мертвого человека, поворачивая направо. Он резко остановился, восстанавливая дыхание. Гарри уже собирался продолжить путь, когда внезапно замер на месте. Обернувшись, он увидел стареющее лицо Альбуса Дамблдора. Ледяным голубым глазам волшебника не хватало привычного мерцания, и это превращало их в копию мертвых глаз самого Гарри.
  Холодная улыбка скользнула по губам юноши.
  - Я ждал этого момента.
  - Что ты надеешься получить от этого, Гарри? - спросил директор.
  Гарри так крепко сжал в ладони палочку, что его пальцы побелели.
  - Ничего... и все.
  Подняв палочку, Гарри тихо рассмеялся и начал свой танец смерти.
  La vita dell'amore
  Dilette del cor mio
  O felice, tu anima mia
  Canta addio...
  the life of the love
  beloveds of my heart
  oh happy, you my soul
  sing farewell...
  
  Жизнь любви
  Мила моему сердцу.
  Счастье мое, душа моя,
  Спой на прощанье...
  
  Примечание переводчика: Автор указывает в комментарии к главе, что большая ее часть была написана под песни Noir 'Salva Nos' и 'Canta per Me'.
   Осколки Пророчества. Глава 23
  
  Воскресенье, 01 Июля 2012 г. 17:49 (ссылка) + в цитатник
  Прочитало: 1 за час / 2 за неделю
  Глава 23. Личная преисподняя для Гарри
  
  Ритм инстинктивных движений Гарри только глубже погружал его в состояние транса. Он совсем не замечал капелек пота, которые заливали его глаза и ручьями стекали по его телу, впитываясь в мантию. Он не замечал и того, что мокрые волосы липли к коже, обрамляя лицо. Вместо этого разум Гарри был сосредоточен на образах, которые повторялись в его сознании как поврежденная запись. Первая картинка - он, прижимающий кинжал к горлу Грейнджер, затем - разрушающийся крестраж, и - мертвое тело Беллатрикс. Он прокручивал события трехмесячной давности, пытаясь объяснить их. Результаты были неприемлемы, и Гарри винил себя в этом.
  "Мне стоило просто перерезать ей горло", - подумал Гарри, переставляя тело в другую позицию, еще сильнее напрягая мускулы. Его глаза прояснились, когда он отшвырнул прочь воспоминания о проваленной миссии. Теперь Гарри уставился в зеркало, ища недостаток, который привел его к поражению.
  "Почему я не убил ее? - гадал Гарри. - Из-за того, что она - друг Дориана, или из-за выражения ее глаз... такого знакомого выражения?". Его губы разомкнулись, выпуская слова, которые принадлежали к временам его детства:
  - Жалость - это слабость, которая заставляет колебаться. Ее нужно подавлять.
  Вздохнув, Гарри расслабил мышцы и прислонился к холодной стене, восстанавливая дыхание. Его глаза остановились на часах, которые указывали на пролетевшее время. Острая боль пронзила его. Если бы Беллатрикс была жива, она бы пришла и заставила его закончить тренировку, пока он не довел себя до изнеможения. Но эти времена миновали.
  Гарри оттолкнулся от стены и направился в дальний угол тренировочного зала, где лежало полотенце. Взяв кусок грубой материи, он вытер пот, заливавший его лицо.
  Его мысли сменили направление и переключились на его отца. Гарри не был дураком и понимал, что отец был в ярости из-за потери крестража. Смерть Беллатрикс лишь сдержала его гнев. Но ее гибель уже не была свежа в памяти. Гарри медленно начал ощущать немилость Темного Лорда, как и Упивающиеся Смертью. Многие из них уже воспользовались понижением его статуса. В конечном счете, что хорошего в наследнике, который показал свою слабость? Гарри фыркнул. "Меня победили дети. Конечно, Невилла тренировал Дамблдор, но это не имеет значения. Мальчишка ничего не стоит". Стол, на котором лежало полотенце, пролетел через всю комнату. Он с громким треском рухнул, и одна из массивных ножек подломилась. Стол почти уцелел, не считая потери одной опоры. "Он не сможет стоять на трех ножках", - как символично. По иронии судьбы Беллатрикс была опорой, которая скрепляла их семью. Без нее стол неминуемо зашатался. Холодные слезы покатились из его глаз.
  Как и предсказывал Дамблдор, стены начинали медленно сдвигаться вокруг него. Ирония ситуации не переставала забавлять его. Несмотря на его ненависть к директору, Гарри признал, что ошибался на его счет: старик знал, о чем говорил. Словно у Дамблдора был своего рода дар к предсказаниям или, по меньшей мере, понимание человеческой природы.
  - Предсказание, - пробормотал Гарри. Его разум быстро вызвал из памяти результат его опыта с хрустальным шаром в Хогвардсе. Это постепенно заставляло его верить в это "искусство". Трелони называла это искусством. Но Гарри предпочитал называть это проклятием, которое наполнило его сны образами и кажущейся реальной болью. Он быстро очистил разум.
  Дверь медленно распахнулась. Гарри взглянул на степенно приближающуюся фигуру.
  - Малфой, - просто сказал он, с презрением рассматривая Малфоя-старшего. - Что тебе нужно?
  Чистокровный маг усмехнулся. В его голосе появились снисходительные нотки.
  - Ох, как низко могут пасть могущественные, - он замахал рукой перед лицом, пытаясь защититься от запаха пота.
  Юноша ощетинился. Малфой был одним из Упивающихся, которые быстро вознеслись на место Беллатрикс и его собственное.
  - Я не так низко пал, чтобы перестать быть угрозой, Малфой. Не забывай об этом.
  Лицо старшего мага слегка прояснилось.
  - Возможно, если бы я услышал это раньше, то и испытал бы страх, но не теперь. Твое имя утратило свою устрашающую власть, Гарри Марволо.
  - Но отблески того страха еще остались. Даже с отрубленной головой змея еще извивается... чтобы укусить, - Гарри впился взглядом в мужчину перед ним. - Ты можешь забрать у меня все, что хочешь. Моя жизнь и так пуста.
  - Хм... возможно, - лицо Малфоя сохраняло невозмутимость, хотя он перевел разговор в другое русло. - Но все же я здесь не для того, чтобы поболтать с тобой для собственного удовольствия, а просто сообщить, что твой отец хочет тебя видеть.
  Гарри отчаянно попытался скрыть изумление, которое охватило его. Отец открыто избегал его со времени того происшествия. Темный Лорд отказывался поручать ему какие-либо задания.
  - Где?
  - В Главном зале, - отозвался Люциус. - Кажется, даже в твоем "положении", ты можешь принести какую-то пользу. Будь осторожен, Марволо, ты можешь превратиться в расходный материал.
  Кинжал мгновенно оказался в ладони Гарри и его кончик коснулся основания шеи Малфоя.
  - Что ты знаешь? - резко спросил он.
  Малфой хохотнул.
  - Параноя? Ты ничем не лучше бешеного пса, Марволо, - он помолчал, опустив взгляд на кинжал. - Убери это. Твой отец не будет доволен, если ты станешь без причины убивать его верных сторонников.
  - Тебе не знакома верность.
  - Как и тебе, иначе ты бы не колебался, прежде чем убить, - Малфой отступил назад, и Гарри опустил кинжал. - У тебя сознание ребенка, Марволо. Так сделал Темный Лорд. Ты мог убивать без понимания, но не сейчас, - Малфой понизил голос. - Теперь, когда ты понимаешь, твои поступки убивают тебя. К несчастью, ты начал свою "карьеру" слишком рано. В конце концов, взрослые способны просто отмахиваться от своих поступков. Клянусь небесами, я способен на это, - губы Упивающегося Смертью исказила улыбка. - Я бы не опаздывал, Марволо. В конце концов, Темный Лорд далеко не терпеливый хозяин. Но в этом случае, думаю, он предпочтет подождать, пока ты не примешь душ.
  - Я буду через полчаса.
  - Я сообщу ему, - Малфой остановился в дверном проеме. - С возвращением из ссылки, Марволо, пусть оно не будет кратким.
  Старший Упивающийся оставил Гарри, погруженного в размышления. Изумительно, как быстро все может поменяться местами. С одной стороны, Люциус Малфой стремился к благосклонности или месту возле Гарри, все это время ненавидя его. Но теперь, унюхав слабость, он, словно зверь, принялся нападать. И вместе с действиями Люциуса на Гарри свалилось куда большое огорчение. Гарри лишился одного из своих немногих товарищей. Драко больше не появлялся в его компании.
  - Вот мгновение, которого ты так жаждал, - прошептал Гарри, глядя в зеркало у входа в ванную комнату, думая о встрече со своим отцом. - Но почему оно не кажется правильным?
  Он не долго обдумывал последнюю мысль и движением запястья включил воду. Он проверит свои подозрения. Целью слов Малфоя было уколоть и подтолкнуть. Маловероятно, что в них была заключена истина.
  Сбросив свою мантию для тренировок, Гарри вошел в покрытую кафелем душевую кабинку и с облегчением вздохнул, когда теплая вода побежала по его лицу и волосам. Смывая грязь, Гарри ощущал, как обновляются его чувства. Он про себя удивился такому эффекту душа и потянулся к мылу. Смыв мыльную пену, Гарри повернул аккуратный выключатель, останавливая воду. Краем глаза он заметил в дальнем углу сложенную мантию, которую оставил домовой эльф, пока он принимал душ. Ощущение вильветовой материи на теле только усилило облегчение после душа. Окинув себя быстрым взглядом, Гарри направился на встречу со своим отцом.
  Гарри не потребовалось много времени, чтобы пройти по продуваемым коридорам к большой комнате, которую для удобства называли "Главным залом", поскольку большинство Упивающихся никогда не допускались дальше нее в лабиринты замка. Толкнув створки двери, Гарри ошеломленно увидел, что комната практически пуста, не считая сидящей на троне грозной фигуры.
  - Отец, - поприветствовал Гарри.
  Мрачное выражение на лице волшебника не изменилось, словно он не замечал его существования.
  Гарри сжал зубы, чувствуя, как тревога одолевает его.
  - Ты хотел меня видеть.
  Его отец слегка кивнул, воздух вокруг него словно сгустился.
  - Ты бережно распорядился своим временем. Скажи мне, Гарри, ты нашел то, что искал, вглядываясь в то зеркало? Подарили ли эти месяцы тебе какой-то ответ?
  Его лицо побледнело.
  - Нет.
  Темный Лорд поднял голову, и его глаза оказались на одном уровне с глазами Гарри.
  - Жаль... потому что твое время вышло.
  Неосознанно рука Гарри сжала кинжал, спрятанный в его мантии.
  Улыбка появилась на губах Волдеморта.
  - Быть убийцей в твоей природе, Гарри, как и говорит пророчество, - его жуткий голос на мгновение смолк. - Я не враг тебе, а ты - мне. Ты знаешь это.
  Ладонь Гарри разжалась.
  - Значит, ты поручаешь мне задание?
  - Несмотря на мои убеждения, да. Ты не вернул тот контроль, который необходим, чтобы вернуть твое прошлое мастерство...
  - Я не... - его слова оборвал обжигающий красный луч. Он схватился рукой за щеку, неверяще глядя на своего отца.
  - Напоминание, мой сын. Не может быть послушания без наказания, - сказал Волдеморт, поднимаясь со своего трона. Широкими шагами он быстро подошел к столу. - Подойди.
  Не отрывая ладони от щеки, Гарри пересек комнату и подошел к столу, на который указал его отец. На деревянной поверхности стола была расстелена карта. Дыхание Гарри прервалось, когда он увидел отмеченные красным чернилом цели.
  - Как? - его вопрос прозвучал едва слышным шепотом.
  - Последствия твоей дуэли с Дамблдором превзошли наши ожидания, - ответил Водеморт, касаясь здания, отмеченного как штаб Ордена Феникса. - Погибший директор был хранителем тайны Ордена. С его смертью защита на доме... скажем так, ослабела.
  - Им известно об этом? - спросил Гарри, все еще не уверенный, к чему приведет этот разговор.
  Темный Лорд улыбнулся.
  - Нет, как сообщает мой новый шпион, не известно. У них было три месяца, чтобы перегруппироваться. Но после смерти их лидера они бездействовали, - Волдеморт фыркнул. - Дамблдор взял на себя полное руководство, так что неудивительно, что с его смертью Орден ослабел. С ними слишком долго нянчились. Грустно, что их судьба стала бы нашей, если бы погиб я, - голос его отца стал острым, как сталь.
  Гарри почувствовал молчаливое обвинение. Он сделал своего отца уязвимым.
  - Этого не случится. Единственный, кто может убить тебя, это я. Как ты и сказал, мы не враги.
  - Так говорит пророчество, - его отец с любопытством посмотрел на него. - Но предсказывать будущее - тяжелая задача. Оно редко идет по прямому пути, раскрывая свои секреты.
  Гарри улыбнулся.
  - Правда всегда по ту сторону слов.
  - Льстишь? - поддразнил его отец, и Гарри почувствовал, как тяжесть на его сердце слегка уменьшилась.
  - Никогда, отец. Я оставляю это Люциусу.
  Волдеморт кивнул.
  - Другого я бы и не принял, - настроение Темного Лорда снова стало угрюмым. - Мы приближаемся к решающей схватке в этой войне. Благодаря твоей работе, мы устранили основных членов правительства, а другие отступили, пытаясь создать движение сопротивления. Возможно, вскоре ты увидишь плоды своей работы для меня, Гарри.
  Гарри отвел глаза.
  Грустная улыбка скользнула по лицу его отца.
  - Твои жертвы не будут напрасными. Ни одна из наших жертв... Я предвижу это.
  "Должно быть, хорошо уметь видеть наперед, - подумал Гарри, задумчиво разглядывая своего отца. - Я могу только представить".
  - А теперь, - голос Волдеморта вернул его мысли к предстоящему заданию. - Ты поведешь небольшой отряд Упивающихся в штаб Ордена Феникса. Твои действия будут скорее обманным маневром, поскольку я поведу основную силу по ключевым позициям в Лондоне. Сосредоточив их внимание на твоей группе, мы сможем достичь своей цели относительно легко.
  Гарри следил, как рука его отца скользит по карте, указывая отмеченные точки.
  - В конечном счете, у них будут превосходящие силы, - констатировал он.
  Волдеморт кивнул.
  - Таков план, - он поднял руку, прерывая поток возражений. - Когда они начнут побеждать, Гарри, ты заманишь их в нашу ловушку. Они попадут под перекрестный огонь.
  - И тогда война будет окончена.
  - Нет, - сказал Волдеморт. - Всегда будет очаг сопротивления. Но да, мы получим основную победу. Окончательной же можно достичь, лишь контролируя разумы и души людей. К сожалению, этот подвиг невыполним.
  Неуютное чувство поселилось в груди Гарри.
  - А что если план провалиться?
  - О чем ты думаешь?
  - Мне кажется, мы что-то упускаем, - глаза Гарри сузились, и он погрузился в свои мысли.
  - Я думал о каждом факторе. Единственный, который я не могу просчитать, это человеческая ошибка.
  Взгляд отца впился в Гарри, заставив его вздрогнуть.
  - Я буду готов, - он на мгновение помолчал, сомневаясь. - Мне нужно кое-что уладить перед нападением.
  - У тебя есть этот вечер, Гарри.
  - Спасибо, отец.
  Волдеморт отсутствующе кивнул, не отводя острого взгляда от сына.
  - Поступай, как пожелаешь.
  Гарри коротко кивнул и покинул комнату. Пока он шагал к месту назначения, его сердце ощутило что-то давно забытое. Оно сжалось от сожалений, когда пришлось столкнуться лицом к лицу с жестокой реальностью. Никто не может обмануть судьбу, чему суждено случиться, исполнится. Но даже эта истина не могла ослабить тяжелое чувство, наполнившее его сердце. "Хм, как смешон я стал?".
  Ноги понесли его направо, когда он достиг личного коридора, который был слабо украшен, не считая нескольких эмблем дома Салазара Слизерина. В глубине коридора располагалась дверь из черного дерева. Его ладонь легла на серебряную ручку, но Гарри замер в сомнениях. Его разум заметался в поисках спасения от сомнений, которые словно язва, разъедали его душу. Прикусив губу, Гарри твердо взялся за ручку и повернул ее.
  Его глаза скользнули по обстановке комнаты. Когда-то чистый пол был завален разноцветными мелками вперемешку с неаккуратными рисунками с нечеткими образами. Стены, раньше пустые, были покрыты этими рисунками. Рисунки принадлежали ребенку, который еще не изучил пропорции человеческого тела. В углу лежала груда плюшевых мишек. Несмотря на то, что его собственное детство осталось позади, Гарри не имел представления о том, чего может хотеть нормальный ребенок, поэтому Джонас получал неизменных плюшевых медвежат.
  Джонас уже забыл о своем последнем шедевре и сияющими глазами смотрел на Гарри.
  - Приберись здесь, Джонас, и собери вещи, - как и всегда, Джонас послушался, хотя и продолжал украдкой поглядывать на него.
  Поскольку Джонас был занят, Гарри беспечно опустил взгляд на последний рисунок. Его рот распахнулся. На желтом фоне были нарисованы лишь две фигуры. У первой были черные волосы и зеленые глаза, а у второй желтые волосы и серые глаза. Кривым почерком вверху листа было выведено название картины "Гарри и я".
  - Тебе нравится? - спросил Джонас из-за его плеча.
  Гарри резко кивнул.
  - Думаю, это лучшая твоя работа.
  Мальчик просиял.
  - Ты можешь взять ее себе, если хочешь.
  - Спасибо, - едва слышно выдохнул он, затем сменил тему:
  - Ты все собрал?
  - Да.
  - Хорошо, тогда пойдем, - Гарри повернулся к двери, но голос Джонаса остановил его.
  - Куда мы идем? И почему ты не собрал вещи?
  "Слишком наблюдателен", - промелькнула мысль у Гарри.
  - Вскоре я уеду, и ты не сможешь приехать.
  - Почему?
  - Неужели ты действительно хочешь следовать за мной всю свою жизнь? - на губах Гарри возникла пренебрежительная усмешка. - Тебе будет куда лучше без меня, - Гарри подхватил рюкзак мальчика и забросил его себе за плечо. "Кто знает, может, ты даже переживешь эту войну".
  Слезы закапали из глаз ребенка.
  - Я не нравлюсь тебе.
  Гарри пожал плечами.
  - Если бы ты мне не нравился, разве я позволил бы тебе так долго оставаться рядом со мной? - Выражение глаз Джонаса не изменилось, в них все еще застыло ощущение предательства. - Пойдем, у нас мало времени.
  Он слышал за спиной медленные шаги мальчика, который пытался оттянуть расставание.
  - Поторопись, - отозвался Гарри через плечо. Звук ускорившихся шагов достиг его слуха, когда он повернул в центральный коридор. Они покинут замок через малоизвестный выход. Это привлечет меньше внимания.
  - Я не..., - начал Джонас, когда они дошли до двери.
  - Тихо, - повернув дверную ручку, Гарри вышел на холод, Джонас, как всегда, последовал за ним.
  Рука Гарри сжала палочку и поднесла ее к лицу. Через мгновение его черты дрогнули, волосы посветлели, и лицо почти зеркально отразило черты Джонаса. Протянув руку, Гарри дождался, пока его подопечный ухватится за нее.
  - Держись крепко, - конечно, мальчик и так это знал. Джонас аппарировал вместе с ним неисчислимое количество раз, но Гарри все равно предпочитал постоянно напоминать.
  Они оказались в небольшом городке. Гарри много раз бывал тут. Это был город волшебников, который даже не заслуживал звания "город", поскольку состоял из горстки домов и паба под названием "Глиняная трубка". Гарри скосил глаза, без слов изучая безразличный взгляд на лице Джонаса.
  - Когда мы войдем в паб, не смотри ни на кого, а просто следуй за мной.
  Неуверенность проступила на лице ребенка.
  - Здесь грубовато, - произнес Гарри. - Все-таки, в этом пабе собираются довольно "сомнительные" личности... те, которые стремятся к собственной гибели. Они не потерпят ребенка, так что держись от них подальше, и у нас не будет проблем.
  Они медленно подошли к стенам паба с облущенной краской. Гарри открыл дверь и втолкнул вперед Джонаса, опустив руку ему на плечо, чтобы ребенок не потерялся. Глаза завсегдатаев устремились на вновь прибывших, подмечая каждую деталь.
  - Камин на той стороне, - тихо прошептал Гарри.
  - И куда я отправляюсь?
  Гарри чувствовал страх, который испытывал мальчик.
  - В безопасное место.
  Они неуклюже пробрались между столами.
  - Камин только для платежеспособных клиентов, - проревел бармен.
  Кинжал скользнул в ладонь Гарри, заставив бармена резко побледнеть.
  - Мар...
  - Некоторые имена не стоит называть, - Гарри отвернулся, потянув за собой Джонаса.
  Спрятавшись от посторонних взглядов, Гарри снял с плеча рюкзак Джонаса. Из кармана мантии он достал конверт, который подготовил несколько недель назад, когда впервые решил, что поступит именно так. На конверте было написано одно слово - "Поттеры"
  - Я не собираюсь лгать тебе, Джонас. Люди, к которым я тебя отправляю, не знают, что ты придешь, - Гарри склонился над камином, пристально глядя на своего подопечного. - Но если их слова правдивы, они сентиментальны достаточно, чтобы принять тебя.
  - Почему я должен уходить? - тихо спросил Джонас.
  Гарри закрыл глаза.
  - Рядом со мной нет безопасного места, - перед его глазами промелькнул образ Беллатрикс. - Особенно теперь. Кое-что должно измениться, Джонас, и будет лучше, если тебя не будет рядом, когда это случиться.
  - Я увижу тебя снова?
  Теперь, когда Гарри опустился на корточки, потрясенный мальчик мог заглянуть ему прямо в глаза.
  - Что это такое? - сказал Гарри, смахивая слезы со щек Джонаса. - Оставь их на потом.
  "Они могут тебе пригодиться".
  - Мы...
  - Возможно, - ответил Гарри и выпрямился. - Я не хочу давать тебе ложной надежды.
  Его рука скользнула в накрытый горшочек, извлекая горсть дымолетного порошка. Затем Гарри швырнул его в очаг.
  Гарри завел Джонаса в камин, и когда тот переступил порог, заговорил снова:
  - Если Поттеры начнут делать глупости, вроде сопротивления Волдеморту, уходи. Ты понял?
  Мальчик кивнул.
  - Тебе нужно сказать только: "Поттеры, Гриффиндорова Лощина". О, и отдай им это.
  Гарри отвернулся и покинул скрытую часть комнаты, когда услышал, как мальчик назвал место назначения. Это было необходимо, любое другое решение было бы безответственным. Подойдя к барной стойке, Гарри опустился на высокий табурет. Склонившись вперед, Гарри привлек внимание бармена.
  - Надеюсь, ты не совершил никакой глупости? - прошептал Гарри.
  - Конечно, нет! - быстро ответил мужчина. - Как насчет выпивки... за счет заведения, разумеется.
  - Налей мне чего-нибудь покрепче.
  Вскоре перед Гарри очутился стакан с янтарной жидкостью. Подняв его, Гарри уставился на "свое" отражение. В нем он видел мужчину, которым когда-то станет ребенок. "Он будет жить, даже если я не буду, - он моргнул, пытаясь прогнать комок в горле. - Я потерялся в темном лесу, и только что отослал свое святое проведение, - стакан коснулся его губ, и горло обжег крепкий напиток. - Кажется, мне нравиться блуждать в темном лесу".
  Стакан опустился на стойку уже пустым.
   Осколки пророчества. Глава 24.
  
  Воскресенье, 01 Июля 2012 г. 18:01 (ссылка) + в цитатник
  Прочитало: 1 за час / 5 за неделю / 19 за месяц
  Глава 24. Спой для меня песню прощания
  
  Путешествие по каминной сети завершилось, оставив желудок Джонаса сжаться от непривычного ощущения тошноты. Маленький мальчик гадал, может ли это иметь что-то общее со слезами, которые никак не желали остановиться. Он вновь вспомнил слова Гарри и быстро вытер лицо, неуверенно оглядываясь вокруг: обстановка сильно отличалась от той, к которой он привык в замке. Она больше напоминала городской домик, в котором жила его семья до нападения. В гостиной стоял красный диван и множество стульев.
  Стоя у камина, Джонас не слышал ни звука. Уже было довольно поздно. Но было очевидно, что кто-то еще не спит, поскольку свет до сих пор горел. Так что ребенок расположился на диване, откинувшись на его мягкую спинку.
  Он пристально вгляделся в семейные колдографии. Один мужчина выглядел почти как Гарри. "Возможно, они родственники", - с этой мыслью Джонас громко зевнул. Он вытянулся на диване и закрыл глаза, забыв, что он в чужом месте и совсем один.
  
  Дориан глубже засунул руки в карманы пальто в попытке защитить их от холодного воздуха. Он низко надвинул шапку, закрывая уши, пока шел рядом с Невиллом и Гермионой, которые вновь попросили его о помощи. Он молча слушал, как Невилл объясняет, в каком положении оказались Орден и Министерство.
  - Каждый человек на счету, - спокойно сказала Гермиона. Но ее глаза отказывались встретиться с ним взглядом.
  - Я устал от этого, - резко ответил он. Невилл и Гермиона были удивлены резкой переменой его голоса.
  - Ты, конечно, не хочешь, чтобы Волдеморт победил, Дориан? Твоя мама магглорожденная. Не думай, что Волдеморт забудет о ее существовании только потому, что она биологическая мать его "сына", - откровенно заявил Невилл. - Гарри не сможет всегда защищать твою семью. В конечном счете, он перейдет черту... или потеряет свое значение. Дориан, не сомневайся, что, когда это случиться, Волдеморт отречется от него. Слишком рискованно с его стороны будет сохранить Гарри жизнь, тем более, что он - единственный человек, который может его уничтожить.
  - Гарри не позволит такому произойти, тем более, если то, что вы рассказали мне о том ребенке - правда, - Дориан посмотрел вверх на звезды, которые сияли сегодня особенно ярко. - У него есть тот, кто нуждается в его защите... Сомневаюсь, что он позволит себе погибнуть так бессмысленно.
  Гермиона нахмурилась. Ее взгляд стал тревожным, когда она заговорила:
  - Дориан, мы не знаем, как Гарри относится к этому мальчику. Может быть и такое, что этого ребенка забрал Волдеморт, а Гарри просто тренирует его. Ничего не указывает на то, что Гарри действительно заботиться о нем.
  - Вполне может быть, что Гарри просто тренирует себе замену, - уныло добавил Невилл. - Все-таки, Волдеморт довольно успешно использует детей для выполнения различных "заданий". Неудивительно, если он попытался еще раз.
  Они снова оказались перед домом. Дориан обнаружил, что с восторгом ожидает возможности посидеть у камина с чашкой горячего чая. Его тело настоятельно требовало тепла после такой прогулки.
  Рядом с ним вздохнул Невилл, возможно, догадываясь, что ему не удалось убедить друга.
  - По крайней мере, подумай об этом, Дориан. Поступай так, как подсказывает тебе внутренний голос.
  Дориан улыбнулся.
  - Я всегда поступал так... к глубокому неудовольствию профессора МакГоннагал.
  Невилл хохотнул.
  - Увидимся позже, Дориан. Может быть, к тому времени ты примешь свое собственное решение.
  - Или так, или ответ останется прежним, - парировал Дориан.
  - Пожалуйста, подумай об этом, - тихо попросила Гермиона.
  - Хорошо, - в его голосе прозвенела искренность. - Что ж, увидимся... по крайней мере, я рассчитываю увидеть вас обоих.
  Его компаньоны легко поняли, что скрывалось за его спокойными словами.
  - Увидишь, - ответил Невилл, хлопнув его по спине. - Пойдем, Гермиона. Хорошего вечера, Дориан.
  Дориан пожелал им того же и приблизился к золотой двери. Когда он распахнул ее, долгожданное тепло коснулось его замерзшего лица. "Разговор с Невиллом и Гермионой вышел слишком долгим", - подумал он, направившись на кухню. Он почувствовал благодарность за то, что родители оставили для него включенным свет. Оказавшись в странного вида кухне, он наполнил чайник водой и поставил его на печь, от которой его мать не хотела избавляться, пока она не сломается. Затем налил кипяток в голубую керамическую кружку, в которую уже положил пакетик чая. Простой процесс смешивания заварки и прозрачной воды всегда завораживал его. Когда чай полностью заварился, Дориан быстро достал пакетик и положил в чашку три чайные ложки сахара.
  Его глаза остановились на часах, которые висели на стене. Похоже, он разговаривал с друзьями около двух часов, поскольку стрелки показывали 11.30. Сжав пальцы вокруг теплой чашки, он отсутствующе зашагал к гостиной. Его разум отрешился от действительности, обдумывая проблему, которую поставили перед ним. Аргументы, которые привели Невилл и Гермиона, имели вес, Дориан никоим образом не желал победы Волдеморта. Но противостоять Волдеморту - значит, бороться и против Гарри. Дориан все еще не был готов на это. "Все еще нет".
  Он осторожно опустился на диван, стараясь не пролить свой чай. Но что-то было не так. Внезапно он ощутил что-то постороннее на диване.
  - Черт возьми! - воскликнул Дориан, резко подскакивая на ноги, роняя кружку, которая разлетелась на кусочки, упав на покрытый ковром пол, а горячие капли забрызгали одежду Дориана и мебель в комнате.
  Позади себя он услышал тихий шорох, когда маленький ребенок забился в дальний конец дивана. Дориан посмотрел в широко распахнутые глаза ребенка, и что-то щелкнуло у него в голове. Он вполне соответствовал тому описанию, которое дала Гермиона мальчику, который был с Гарри. "Но что он тут делает?" Дориан быстро окинул взглядом комнату, но в ней не было и следа пребывания его старшего брата. Предположения Гермионы об этом ребенке вспыхнули в его голове. "Мог ли он в действительности быть ассасином?"
  - Кто ты? - тихо спросил мальчик.
  Дориан мысленно улыбнулся.
  - Ты находишься в доме моей семьи... кажется, этот вопрос должен задавать я.
  - Джонас, - мальчик приблизился к нему, заставив Дориана застыть на месте. - А ты - "Поттеры"? - спросил Джонас, глядя на конверт.
  - Я один из них, - ответил Дориан, выхватывая письмо. Он слабо узнал почерк Гарри. После короткой паузы Дориан вскрыл конверт и достал короткое послание.
  "У меня есть просьба. Это довольно простое поручение, вам просто нужно присмотреть за ребенком. Я больше не могу этого делать, поскольку события вскоре станут "интересными". Держитесь подальше от неприятностей, если вы уловили, о чем я. Я не могу спасать людей, и вряд ли смогу помочь, если вы впутаетесь в это. Вы были предупреждены. Гарри.
  Вряд ли мы встретимся вновь".
  Дориан молча прочитал письмо. "Ох, еще одна атака", - беспомощно подумал Дориан.
  - Думаю, ты останешься с ними на какое-то время, - произнес Дориан. - У нас куча комнат. Сначала я уберу этот беспорядок, а потом утром представлю тебя моим маме и папе.
  - А Гарри написал, когда заберет меня?
  Лицо Дориана застыло.
  - Нет, не написал. Только сообщил, что это на какое-то время... он не знает, на сколько.
  - Ох, - мальчик выглядел разочарованным, и вздохнул. - Мне он тоже не сказал. - Джонас подвинул ноги, так что они стали свисать с дивана. - Откуда ты знаешь Гарри?
  Дориан отвернулся, его карие глаза уставились куда-то вдаль.
  - Он был моим братом.
  
  Гарри чувствовал, как тяжелели его веки, пока он стоял рядом с отцом. Большую часть вчерашнего вечера он провел в пабе и вернулся в замок около двенадцати. Затем провел следующие полчаса, срывая со стен своей комнаты украшающие их рисунки и швыряя их в недра своего шкафа. Только тогда он смог попробовать уснуть. Он на несколько часов забылся беспокойным сном, встал и направился к отцу, радуясь отсутствию похмелья.
  - Ты уверен, что встреча Ордена состоится сегодня? - спросил Гарри у информатора, который стоял сбоку от него. - Лучше бы нм не пришлось работать на удачу, - его глаза потемнели, когда он взглянул на Люциуса Малфоя.
  - Уверяю тебя, Марволо, эта информация поступила прямо из Ордена, - ответил Люциус, в своей любимой манере растягивая слова. Его самодовольный вид заставил Гарри сжаться от предчувствия. - Вообще-то, домовой эльф, который служит благородному Дому Блэков, пришел к моей дражайшей жене с этой информацией. Ты можешь доверять ему, поскольку домовые эльфы скорее верны роду, чем хозяину... и я убежден, что этот конкретный эльф не испытывает не капли преданности по отношению к своему хозяину... грязному предателю крови.
  Волдеморт уставился на сына.
  - Я не сомневаюсь в этой информации... домовой эльф оказался полезен несколько раз, когда Северус не был.
  Гарри молча уступил Малфою.
  - Ты хочешь провести атаку, когда их так много, и прям среди бела дня, - задумчиво сказал он.
  - Мы хотим собрать в одном месте как можно больше членов Ордена. Тем меньше останется людей для формирования движения сопротивления. Они будут также куда более самоуверенны, если будут считать, что преимущество на их стороне.
  Гарри кивнул.
  - Тогда используй оживленные улицы, чтобы сдержать их... они не захотят навредить невинным.
  - Превосходный план, мой Лорд, - похвалил Люциус.
  - Оставь свою лесть, - отсутствующе сказал Темный Лорд, взмахом руки словно отметая слова Малфоя. - Гарри, я сформировал группу из восьми Упивающихся, которые пойдут с тобой в первоначальную атаку на штаб Ордена. Помни, ты должен заманить их в нашу ловушку... используй население, чтобы достичь своей цели. В конце концов, это будет оправдано.
  - Как пожелаешь, отец, - Гарри поклонился. - Пусть Упивающиеся встретятся со мной в нескольких кварталах от цели, - Гарри указал место на развернутой на столе карте.
  - Будет сделано, - глаза отца на мгновение задержались на нем. - После того, как ты "доставишь" наше послание Ордену, отправь своих людей им наперехват. А ты, Гарри, сначала должен забрать несколько вещей, которые пригодятся тебе, а затем отправляйся прямо ко мне. Я не приму оправданий, если ты пропустишь нашу встречу.
  Гарри усмехнулся.
  - Ни за что на свете не пропущу, - с этими словами он развернулся и вышел из комнаты. Ему нужно было попасть в несколько мест. К тому же не было времени предаваться сантиментам.
  Медленное течение времени постепенно выводило Гарри из себя. Он поплотнее завернулся в мантию, готовясь войти. Гарри пойдет один, поскольку у него на предплечье нет Темной Метки. Слабая улыбка скользнула по его губам, когда он представил сцену своего появления. Это будет глупо, но и забавно в то же время. Гарри ощутил приближение Упивающихся. Обернувшись, он не узнал лицо одного из них.
  - Ты новенький, - сказал Гарри. Его голос сохранил скучающие интонации.
  Мужчина пожал плечами, его странные красно-коричневые глаза, казалось, пылали. - Мои таланты не казались полезными в такого рода заданиях. Не стоит и говорить, что я считаю предстоящее нападение развлечением.
  Гарри еще сильнее нахмурился. Он мог узнать этот безумный блеск в глазах мужчины, он часто видел его среди Упивающихся, но никогда до такой степени явный.
  - Кто завербовал тебя?
  Мужчина провел рукой по своим темно-рыжим волосам.
  - Его имя ускользнуло от меня... Я привык забывать имена тех, кто помог мне, когда появляюсь среди людей. Я обнаружил, что так легче договориться со своей совестью.
  - Хм, - пробормотал Гарри. - И в чем состоит твоя роль в задании, мист...
  - Рэйнард Криэ, - произнес мужчина. - Моя работа - нести опустошение всюду, куда иду.
  "Почему это создание здесь?" - недоверчиво подумал Гарри, но, разумеется, ответа не последовало.
  - Надеюсь, ты будешь выполнять мои приказы.
  - Для достижения цели, - сказал мужчина, надевая маску Упивающегося Смертью, словно чтобы подчеркнуть значение своих слов.
  Взгляд Гарри скользнул по другим Упивающимся, которые были более знакомы. Среди группы он узнал старших Крэбба и Гойла. Имена остальных же, несмотря на знакомые лица, Гарри не мог вспомнить.
  - Вы подождете моего возвращения, - сказал Гарри, быстро работая над маскировочными чарами, чтобы принять наиболее привычный облик Нимфадоры Тонкс. "Это справедливо", - подумал он про себя, болезненная улыбка не покидала его губ. - Вы знаете, где должны быть, - добавил он, покидая Упивающихся.
  Он спокойно зашагал по тротуару. Изредка люди таращились на его розовые волосы, но этого следовало ожидать. Девушка-аврор, должно быть, всегда привлекала столько внимания. Завернув за угол, Гарри достал помятый, слегка подпаленный лист бумаги, на котором было написано "Площадь Гриммо, 12". Когда он прочитал надпись, перед ним появилось здание. Домовой эльф все же оказался полезен.
  Гарри ухватился за ручку и открыл дверь. Войдя в дом, он сразу услышал собрание, расположившееся на кухне. Достав палочку, он снял маскирующие чары и зашагал дальше. "Атакуй Орден, и Министерство подключится... и тогда мы загоним их в угол, как рыбу в сети". Гарри остановился перед тем, как открыть следующую дверь. Он стер с лица все эмоции, сделал глубокий вдох и распахнул дверь.
  Он прислонился к косяку двери и спокойно наблюдал, как на лице МакГоннагал расцветает выражение ужаса. Вскоре обернулись и остальные, проследив за взглядом МакГоннагал. Многочисленные вздохи наполнили большую комнату, когда члены Ордена сразу же узнали лицо Гарри. Сам он узнал всех уцелевших Уизли, не считая отсутствующей здесь дочери, Люпина, Блэка, Тонкс, Лонгботтома и его подругу Грейнджер. Много палочек были сразу же направлены на него.
  - Вы все выглядите настолько удивленными, - прошептал Гарри, сохраняя маску невозмутимости.
  - Зачем ты пришел сюда? - раздался голос МакГоннагал. - Чего хочет Волдеморт?
  Взгляд Гарри скользнул по комнате.
  - Думаю, это место почти не изменилось. Несмотря на то, что здесь меньше людей, чем когда меня притащили сюда. На самом деле неудивительно, что число членов Ордена уменьшилось. Большинство наверняка мертвы, - боковым зрением Гарри продолжал следить за направленными на него палочками.
  - Сообщи свое послание и умри, наглый щенок! - взревел Грюм, вскакивая на ноги. Стул, на котором он сидел мгновение назад, полетел прочь. - Говори!
  Гарри беспечно помахал рукой и зевнул.
  - А как ты думаешь, чего он хочет, Грозный Глаз? Чего он всегда хотел? Но только вот на этот раз он достигнет своей цели.
  - Звучит не очень-то страшно, Гарри, - сказал Сириус, его черты предали его, отражая смесь страха и надежды.
  Косяк двери врезался в плечо Гарри, и он выпрямился.
  - Это вовсе не было моей целью... больше ничего, кроме действий, правда.
  - Тогда зачем? - вырвалось у Сириуса. - Останови это!
  Гарри закрыл глаза, безумная улыбка коснулась его губ. Его изумрудные глаза засияли огнем, когда он вновь распахнул их.
  - Лишь смерть остановит меня.
  Первый удар последовал от кого-то из Ордена. После событий, развернувшихся на кухне, никто так и не узнает, кто это был, поскольку контроль над ситуацией был безвозвратно утерян. В ту же секунду, когда луч полетел в сторону Гарри, он был отражен в сторону невидимым щитом юноши, который слегка задрожал от удара.
  - И это лучшее, на что вы способны? - спросил Гарри. - И вы всегда верили, что выиграете эту войну? Вы так наивны! - последние слова вырвались сквозь стиснутые зубы, поскольку Гарри поднял палочку и нанес собственный удар, заставляя обломки двери взлететь в воздух.
  В его сторону полетело больше проклятий. Гарри знал, что силы его щита хватит лишь еще на какое-то время. К тому же, его миссия заключалась не в том, чтобы уничтожить всех членов Ордена Феникса на месте. И хотя лично Гарри считал, что это будет куда более красочным посланием - убить их здесь, в их штабе, но это не приведет авроров и Министерство под перекрестный огонь.
  Выпустив яркий пурпурный луч, Гарри слегка поклонился разъяренным членам Ордена.
  - Я всего лишь посланник, - сказал он сквозь хаос, окружавший его. - Мы ждем... вам было сообщено.
  Гарри развернулся на пятках и покинул кухню, набросив на спину щит. Позади него стояла тишина, когда он вылетел за дверь. Гарри знал, что они шокированы произошедшим, но все же понимал, что они придут. Оказавшись снаружи, он тотчас аппарировал обратно к Упивающимся. Многие из них лениво прислонились к стене позади них.
  Гарри зыркнул на них, сразу же привлекая их внимание.
  - Отряд Б, Орден будет обыскивать близлежащую территорию в поисках меня. Вы знаете, что делать... убедитесь, что они найдут дорогу, но не раньше, чем прибудет Министерство.
  Тихие хлопки были тем, что требовалось Гарри, чтобы убедиться, что они поняли приказ. А он, со своей стороны, должен был встретиться с отцом, а не гоняться за членами Ордена. Подняв палочку, Гарри аппарировал в следующую точку на заброшенном заводе, в нескольких минутах ходьбы от места, где состоится кровавая бойня. Там Гарри достанет маску, чтобы скрыть лицо и не выделяться. Там же будет дожидаться своего часа комплект кинжалов.
  Внутри завод был полон битого стекла, пыли и паутины. Между ними кое-где еще виднелось оборудование. Металлические поверхности были покрыты рыжими пятнами ржавчины - следами от воды, проникавшей через дыры в прохудившейся крыше. Он окинул взглядом большое помещение, отмечая, что тут его никто не ждет, на что он и не рассчитывал. Гарри подошел к одной из машин и заглянул за нее. Его вещи лежали именно там, где отец сказал, они будут находиться. Но Гарри никак не мог подавить инстинкты, которые оттачивал всю свою жизнь, кричавшие о том, что что-то пошло ужасно неправильно. Он словно чувствовал, как кто-то следит за каждым его движением. Его глаза еще раз скользнули по помещению, затем он принялся рассовывать кинжалы на свои места под мантией.
  Гарри наклонился, чтобы достать последний предмет. Как только его рука сжалась на маске Упивающегося Смертью, боль пронзила все его тело. Он потерял над ним контроль, когда взрыв отбросил его в сторону. Ему показалось, что он на мгновение завис в воздухе, а затем вновь понесся вперед. Ощущение нереальности происходящего охватило его в то мгновение, когда он врезался в стену. Он рухнул на пол, сотрясаясь от болезненного кашля. Его глаза медленно нашли стоящего чуть в стороне Упивающегося Смертью. Гнев охватил Гарри.
  - Сними маску! - закричал он.
  Упивающийся пожал плечами, но подчинился. Это лицо принадлежало Упивающемуся Смертью, Рейнарду Криэ.
  - Ты выглядишь слишком удивленным, Гарри, - сказал Криэ. - Ты ведь совсем не знаешь меня.
  Разум Гарри работал быстро, пока рот пытался справиться со словами.
  - Кт.. кто нанял тебя?
  Криэ удивленно покачал головой.
  - Ай-ай... Ты же ассасин, Гарри! Ты должен был бы знать, что мы не выдаем своих клиентов, - убийца сделал большой шаг, приближаясь на опасное расстояние к Гарри. - Мой клиент - просто тот, кто извлечет пользу из твоей смерти, как бы ни закончилась эта война. Можно сказать, он просто упрочняет все свои позиции.
  Гарри отвел взгляд, его затуманенный разум пытался найти выход из ситуации. Его губы разомкнулись.
  -Тогда я заставлю тебя назвать имя своего нанимателя... прежде чем убить тебя!
  Заставив себя встать на ноги, Гарри отскочил вправо с палочкой наизготовку. Он почувствовал, как заклятие пролетело в нескольких миллиметрах от него, врезаясь в стоявшую отдельно машину, часть того, что магглы называют сборочным конвейером. От следующего удара во все стороны полетели куски металла.
  - Гарри, выходи! - Криэ наверняка улыбался. - Ты не должен прятаться... что бы сказал твой отец, если бы увидел, как его маленький ассасин прячется, словно испуганная крыса.
  Еще одно взрывающее проклятие угодило в старую машину, заставив ее заскрипеть от удара. За ней Гарри потянулся к своей рваной и пропитанной кровью мантии и достал из-под нее сверкающий кинжал. Одним быстрым движением он выглянул из-за укрытия и швырнул кинжал в горло противника. Шок пронзил Гарри, когда он увидел, как ему навстречу летит другой кинжал. Краем лезвия он зацепил его щеку, пролетел мимо и с лязгом упал на пол.
  Взгляд Гарри быстро нашел Рейнарда и понял, что его кинжал тоже не угодил в цель, хотя на шее мужчины и осталась маленькая красная полоса.
  Криэ злобно усмехнулся, обнажая идеальные белые зубы.
  - Выходи, Гарри, это лучшее, что ты можешь сделать.
  Гарри пожал плечами, медленно уходя влево.
  - По крайней мере, это мой собственный стиль боя, - прошипел он. - А ты всего лишь подражатель.
  - Ай-ай, Гарри, - отозвался ассасин, уклоняясь вправо. - Это рынок с сильной конкуренцией... элемент соревнования идет на пользу лучшим. Если видишь что-то, что тебе нравиться, подражаешь этому. Ты должен быть польщен!
  Гарри фыркнул.
  - И как же это работает?
  - Откуда мне знать, Гарри? - Криэ поднял свою палочку из полированного красного дерева. - Все, что мне известно, это то, что ты пока не умер... по крайней мере, еще нет!
  Два луча встретились в воздухе, когда оба противника одновременно выпустили проклятия. Лучи не соединились, а сразу отрикошетили друг от друга, врезаясь в противоположные стены. Осколки разлетелись по комнате, заставляя обоих противников уворачиваться от кусков кирпичей и бетона.
  - А где же веселье, Гарри? - прокричал Криэ сквозь шум.
  Лицо Гарри отражало его сосредоточенность, когда он быстро отскочил вправо, уворачиваясь от нового проклятия. В ответ Гарри выкрикнул "Avada Kedavra", наполняя проклятие своим гневом. Поржавевшая лента конвейера, которая отделяла его от врага, разлетелась от силы удара.
  - Выходи, Гарри, - сказал Криэ, его губы сложились в кривую улыбку. - Как же ты собираешься узнать, кто предатель, если убьешь меня?
  - Ты, ублюдок, - выкрикнул Гарри, посылая в ответ пыточное проклятие. - Я собираюсь заставить тебя страдать.
  - Темный Лорд был бы очень горд, - с напускной искренностью сказал Криэ, отражая удар в сторону. - Ты, наконец, разделишь его восторг от чьей-то медленной и болезненной кончины. Вот настоящая сила твоих проклятий.
  - Заткнись!
  Воздух в помещении потемнел, когда сила Гарри стала рваться наружу. Он даже не стал поднимать палочку, поскольку в этом не было необходимости. Огненный вихрь понесся в сторону ассасина. Только в последнее мгновение пораженный Криэ сумел заставить себя рухнуть на пол.
  Гарри смотрел, как огонь пылает над Криэ, хотя теперь он не причинял вреда, поскольку тот успел поставить щит. Боль вернулась в спину Гарри, напоминая ему, что вскоре кровопотеря скажется на скорости его реакции. Он поднял палочку, размыкая губы, чтобы произнести слова, которые несут смерть вместе с ярким зеленым светом. Щит Рейнарда не спасет его от "Avada Kedavra".
  Когда изо рта Гарри вылетел слог "ке", он внезапно замер. Его палочка упала на бетонный пол. Режущая боль в животе остановила рвущиеся из горла слова. Яростный удар Рейнарда угодил ему куда-то в левое бедро. Ассасин встал на ноги и посмотрел на Гарри.
  Гарри усмехнулся.
  - Ты пожалеешь об этом.
  - И все же, Гарри, я так не думаю, - Криэ продолжал двигаться вперед. - Чтобы выпустить Смертельное проклятие, тебе понадобиться палочка, а ты не успеешь дотянуться до нее прежде, чем я убью тебя.
  Гарри напрягся, пытаясь сбросить оцепенение, в которое его погрузила большая потеря крови.
  - Я могу опередить тебя, - не договорив, Гарри сорвался в движение.
  Сквозь стук своего сердца, Гарри услышал, как Криэ выкрикивает Смертельное проклятие. Его пальцы сжались вокруг палочки, и он выпустил красный луч. В нескольких сантиметрах от места, где лежала его палочка, зияла небольшая дыра, но у Гарри не было времени размышлять над собственным везением. Он должен начать двигаться, прежде чем его противник нанесет следующий удар. Слово "фланг" вспыхнуло в его мозгу, когда он попытался обогнуть Рейнарда, скрываясь за имеющимися укрытиями. Но Круэ разгадал его замысел и последовал за ним. Гарри нырнул под машину и обернулся, посылая режущее проклятие в своего преследователя. Мужчина позади него вскрикнул от боли. Гарри бросил на него быстрый взгляд и увидел рваную рану на плече Рейнарда, из которой текла кровь. Используя возможность, Гарри метнул два кинжала левой рукой. Один из них угодил Криэ в бедро, а от другого тот смог увернуться, отделавшись новой прорехой на мантии. Правой рукой Гарри взмахнул палочкой, начиная новую магическую атаку.
  Ситуация быстро обернулась против Рейнарда, заставляя его ставить мощные щиты, чтобы отразить серию жестких атак Гарри. Каждая из них разбивалась об эту защиту.
  Двое вскоре сошлись в яростной дуэли, ставки в которой стали еще выше. Если один из них дрогнет, то умрет. Преимущество было то у одного, то у другого, пока они двигались влево к дальней стене, в которой был ряд окон. Гарри мог неясно расслышать звуки битвы, которая разворачивалась сейчас в Лондоне.
  Отвлекшись на секунду, Гарри слишком поздно поднял щит. К счастью, он был достаточно силен, чтобы отразить прямой удар. Но все же Гарри оказался прижат к стене.
  - Ты умрешь, Гарри, - прошептал Криэ, приклеивая Гарри к стене своим заклинанием. - Ты умрешь здесь... посреди этой свалки. Тебе еще повезет, если они найдут твое тело, хотя, думаю, зловоние все-таки приведет их сюда, - Мужчина помолчал. - Каково это? Ты услышишь всего два слова, и все будет кончено... никакой отсрочки или возможности бежать, как и у твоих жертв.
  Гарри приготовился, собирая всю свою силу.
  - Это не закончиться здесь, - он замолк, его взгляд метнулся к окну справа от него. - Мы встретимся снова, Криэ.
  Беспалочковой магией Гарри освободился от заклятия Криэ и выпрыгнул из окна. Сжав палочку, Гарри аппарировал прежде, чем его тело коснулось черной мостовой. Криэ сверху смотрел, как исчезает его мишень. Его клиент не будет счастлив, но все же наследник Темного Лорда был сильно изранен. "Рана на спине убьет его", - мимолетно подумал Криэ и покинул завод.
  
  В нескольких милях оттуда Гарри неудачно приземлился на спину. Звуки, которые окружили его, подсказали, что он оказался посреди поля битвы. Пытаясь подняться на ноги, он услышал звук приближающихся шагов.
  "Пожалуйста, пусть это будут Упивающиеся", - подумал Гарри и резко застыл. "А если это его отец нанял ассасина?" В сердце зародилась искра сомнения. Его хватка на палочке усилилась, когда он повернулся, чтобы оглядеться. "Проклятье", - вот единственное относительно цензурное слово, которое пришло ему на ум, когда он увидел двух приближающихся к нему авроров.
  - Это..., - начал один, пока товарищ его не перебил.
  - Stupi..., - начал тот проклятие, взмахивая палочкой.
  Гарри быстро вскочил на ноги и обернулся:
  - Avada Kedavra!
  Более сообразительный из на парников рухнул на землю, за ним вскоре последовал второй.
  - Идиоты, - пробормотал Гарри. Им даже не следовало прикасаться к палочкам, не то что колдо..., - стон прервал его речь.
  Только теперь у Гарри появилось время осмотреть раны. Он сжал зубы и убрал обрывки мантии со своей израненной спины. Когда его глаза увидели рану, то непроизвольно зажмурились. Ему понадобиться зелье, чтобы залечить это. Он проигнорировал порезы и синяки от падения из окна, сосредоточившись на кинжале, который все еще торчал из его тела. Быстрое движение, которым он выдернул его, принесло новую волну боли, заставив юношу вздрогнуть. Используя свою мантию, он замедлил кровотечение, затем залечил рану палочкой.
  Выпрямившись, Гарри внимательнее осмотрелся вокруг. Его разум представил картинку места, где должен был находиться его отец, и он аппарировал во второй раз.
  
  Он обрадовался, что ему удалось приземлиться на ноги, а не как в прошлый раз. Оглянувшись, он с радостью увидел знакомую мрачную фигуру отца, стоявшего к нему спиной.
  Позади Темного Лорда, у подножья холма, шла битва.
  - Гарри, почему ты так поздно? - спросил Волдеморт, поворачиваясь на звук аппарации. - Что с тобой случилось?
  - На меня напали, - прямо ответил Гарри. - Похоже, кто-то нанял ассасина, чтобы убить меня.
  Глаза Волдеморта сузились.
  - Похоже, в наших рядах появился предатель... а точнее, в моем внутреннем круге. Кто этот наемник?
  - Упивающийся Смертью, который сопровождал меня... по имени Рейнард Криэ, - Гарри осел на землю, пытаясь собраться с силами.
  - Рейнард Криэ? - в глазах Волдеморта промелькнуло понимание. Он знал, кто предатель... тот, кто порекомендовал Рейнарда. Тело охватила ярость, которая только усилилась, когда он рассмотрел ранения Гарри.
  - Рейнард мертв? - спросил он своего сына. Он узнал ответ еще до того, как он прозвучал, по взгляду подростка.
  - Мне пришлось прервать этот поединок, - спокойно произнес Гарри.
  Волдеморт коротко кивнул.
  - Ты возвращаешься в замок. Мы справимся здесь и без тебя.
  Лицо Гарри закаменело.
  - Мое место рядом с тобой.
  Темный Лорд ощутил, как сузились его глаза. Гарри осмелился оспорить его приказ... очень неожиданный поворот. "Возможно, он вернул себе душевное равновесие", - размышлял Волдеморт.
  Гарри настороженно смотрел на отца, пока тот разглядывал его, как старинную вещь, которую он намеревался приобрести.
  - А что по твоему ты можешь сделать, Гарри? - спросил Волдеморт. Теперь он действительно относился к нему как к равному. - Мы победим в этом сражении. Орден и авроры уже разбиты, - Темный Лорд указал своему наследнику на затухающую битву. - Ты серьезно ранен... ты только помешаешь.
  Слова отца заставили спину Гарри заныть с новой силой.
  - Если я что-то и узнал о сражениях, так это то, что ситуация может измениться в любой момент... нет никаких гарантий, - отмахнувшись от усталости, Гарри продолжил настаивать. - Я не уйду.
  Волдеморт почувствовал, как его брови поползли вверх. Он всегда считал Гарри интересной личностью, а теперь еще более интригующей. Черное сердце, которое билось в груди Волдеморта, желало знать, на что еще пойдет подросток, прежде чем погибнет. Но куда большая часть его хотела, чтобы юноша вернулся в безопасный замок, чтобы залечить раны.
  - Ты оспариваешь мои приказы? - спросил Темный Лорд.
  - Да, - прошептал Гарри, ожидая возмездия, которого так и не последовало. Вместо этого его отец продолжал всматриваться в решимость на его лице.
  Наконец, Волдеморт фыркнул.
  - Обернись, - приказал он. Когда Гарри послушался, он принялся закрывать рану, понимая, что это ненадолго. Он убрал боль, но она вернется с новой силой, когда рана вновь откроется.
  - Спасибо, - произнес Гарри.
  - Нет необходимости в таких бессмысленных вещах, - коротко ответил его отец. "К тому же, - подумал он про себя, - то, что я сделал, как раз не в твоих интересах". - Теперь пора знакомиться с ситуацией поближе. Когда с этим будет покончено, среди Упивающихся Смертью будет произведена чистка.
  Краем глаза Гарри посмотрел на своего отца.
  - Тогда это не ты нанял убийцу.
  - Ты должен был знать, что это не я, - Темный Лорд продолжил двигаться вперед. - Если бы я хотел твоей смерти, то убил бы сам... а не нанял кого-то, чтобы сделать это вместо меня. Я достаточно уважаю тебя.
  Гарри кивнул, не доверяя своему голосу. Вместо этого он крепче сжал палочку, готовясь к первой битве, в которую он вступит вместе со своим отцом. Он должен запомнить этот день, пусть ему и не удалось искоренить зерно сомнений, которое уже несколько дней вызревало в нем. Его столкновение с Рейнардом лишь усилило их.
  Глупец, вырвавшийся из общей линии, наткнулся на пару, шагавшую в центр сражения. Гарри быстро встал между аврором и своим отцом и убил противника одним ударом Смертельного проклятия. Не обращая больше внимания на труп, они двинулись дальше.
  Шагая вперед, Гарри не мог не представлять, как мирный день в Лондоне превратился в кошмар. Земля была усыпана трупами, и не только сражающихся, но и простых обывателей, которые лишь оказались не в том месте не в то время. Краем глаза Гарри заметил разбитую фарфоровую куклу, которую, должно быть, уронил ребенок, убегая с места сражения. Ее стеклянные глаза, казалось, следят за Гарри, и это нервировало его. Яркие голубые глаза куклы, казалось, были такого же оттенка, что и глаза Дамблдора. Он яростно замотал головой. Сейчас не время вспоминать старого простака.
  Упивающийся Смертью приблизился к ним, все еще не снимая маску.
  - Милорд, - глубокий голос старшего Малфоя раздался из-под нее. - Они рассредоточились и используют местность в своих целях. Они пытаются окружить нас. Я предлагаю поджечь город.
  Красные глаза Волдеморта с презрением уставились на Малфоя.
  - Если бы ты не был полезен сейчас, Малфой, ты бы уже расплачивался за свою дерзость, - этот пронзительный взгляд хорошо знали все Упивающиеся, он нес в себе обещание медленной и болезненной смерти.
  Малфой заметно напрягся, его взгляд медленно скользнул по лицу Гарри. - Марволо, рад видеть тебя... ты ужасно выглядишь.
  Прежде чем Гарри успел что-то сказать, Волдеморт ответил сам.
  - Кто-то нанял ассасина, чтобы убить моего ассасина. Любопытно, не так ли, Люциус?
  - Очень, милорд.
  - Я убью того, кто нанял его, - небрежно продолжил Волдеморт.
  - Несомненно, милорд, - спокойно ответил Малфой.
  Гарри наблюдал за этой сценой. Кажется, его отец питал некие сомнения относительно старшего Малфоя и, опять же, не всегда верил тому, что этот скользкий змей говорил ему в лицо.
  Волдеморт кивнул.
  - Теперь, Гарри, наше присутствие здесь пригодится. Эти глупцы с детства росли в страхе от одного моего имени... они дрогнут, и мы получим контроль над Магическим миром.
  - Так просто? - беспечно спросил Гарри. - Они так просто сдадутся? - Гарри снова подумал о тех светлых волшебников, которых узнал раньше, и знал, что это не будет так легко.
  - Нет, - ответил Волдеморт. - Мы уже говорили об этом, Гарри. Я осознаю трудности, с которыми нам придется столкнуться... потребуются годы, чтобы окончательно их уничтожить, но мы практически забиваем последний гвоздь в их гроб.
  Гарри слегка склонил голову.
  - Я собираюсь разобраться с несколькими из них.
  Волдеморт почти остановил его, но затем позволил отправиться вперед:
  - Возвращайся живым.
  Темный Лорд повернулся к Малфою:
  - А разве ты не идешь?
  Люциус быстро поклонился и исчез. Он знал, что его Лорд прибывает отнюдь не в благодушном настроении. К тому же, у него были дела поважнее.
  Перед уходом Гарри бросил быстрый взгляд на своего отца. Эта их встреча не будет последней. Гарри знал это.
  Шагая среди бушующего сражения, Гарри заметил знакомое лицо. Это была не Тонкс, смерти которой он желал, но и старый аврор сойдет. Приняв боевую стойку, Гарри начал атаку. Первое проклятие поразило бы цель, если бы чертов волшебный глаз не заметил его.
  - Ты, маленький ублюдок, - проревел Грюм, оборачиваясь к нему.
  - Грюм, ты доказал свой принцип "постоянной бдительности"... ты просто ее воплощение.
  - Встреться со своей смертью, Поттер... подожди, ты ведь недостоин зваться Поттером!
  - Я ужасно расстроен, Грюм, - злобно усмехнулся Гарри, крепче сжимая палочку, готовясь к дуэли.
  - На твоем месте я бы стер эту ухмылку со своей рожи...
  Гарри расхохотался.
  - Разве она напоминает тебе одного из собственных учеников? Представляю, на что это похоже, видеть его копию своим противником, - магия пульсировала в венах юноши. - Вот почему ты так меня ненавидишь. Ты ненавидишь меня, потому что я сын твоего ученика и противостою тебе.
  - Ты - чистое зло, такой же, как Волдеморт! Ты многим навредил, - Грюм вскинул палочку. - Поэтому я ненавижу тебя.
  Гарри увернулся от летевшего в его строну проклятия. Хотя оно и не задело его, Гарри вскрикнул от боли. Его рука непроизвольно коснулась раны на спине, и он почувствовал на пальцах теплую кровь.
  - Ах, так ты уже ранен, - громко бросил Грюм. - Интересно, кто это был... он заслуживает медали за нанесение такой раны.
  Глаза Гарри сузились.
  - Не будь так уверен в себе, Грюм, - отозвался Гарри, стряхивая с пальцев темно-красную жидкость. - Это пустяк, - сказал он, атакую старого аврора.
  Он послал в противника режущее проклятие. За спиной Грюма были годы опыта и, судя по всему, он был невредим. Четким движением Грюм уклонился от атаки и воспользовался магией, чтобы напасть. Гарри припал к земле, избегая удара. Но каждое его движение имело свою цену, поскольку рана все больше открывалась.
  Гарри заставил себя встать на ноги, посылая новое проклятие в старого аврора. В этот раз Грюм окаменел на мгновение, но, на вкус Гарри, освободился слишком быстро.
  Новое заклинание Грюма угодило скорее в землю, чем в Гарри, поскольку он не смог как следует прицелиться в этот раз. Но дрожи земли оказалось достаточно, чтобы свалить с ног юношу, который и так шатался. Он тяжело рухнул на землю у ног Грюма. Он попытался встать, но у его тела больше не было сил.
  - Что случилось, щенок? Не можешь встать? - Грюм пнул Гарри ногой, заставляя его перевернуться на раненную спину. - Полагаю, наконец, доигрался.
  Гарри от боли стиснул зубы.
  - Это не имеет значения.
  - Это так, - прорычал Грюм. - Это все, чему тебя учили, но мне плевать. Я - служитель правосудия... и думаю, что твое время давно наступило.
  Гарри безразлично смотрел на направленную на него палочку. Его глаза шокировано распахнулись, когда Грюм внезапно дрогнул и завалился на спину. Гарри устало повернул голову и увидел дрожащего Сириуса Блэка.
  - Привет, Гарри, - сказал Сириус, его голос был далек от свойственного ему жизнерадостного тона. - Давно не виделись.
  Гарри сохранял неподвижность, глядя на приближающегося Сириуса.
  - Выглядишь ужасно, - продолжил Сириус.
  Гарри закрыл глаза.
  - Мне сегодня хорошо досталось.
  Сириус не мог отвести взгляда от израненного сына своего друга.
  - Кажется, тебе здесь не место.
  - Я вскоре уйду, - Гарри открыл глаза. - Тебе тоже стоит... приближается мой отец.
  Сириус сильнее нахмурился.
  "Его отец"... человек, который тогда выкрал Гарри. У него промелькнула мысль остаться и сразиться с Темным Лордом, но Сириус не был дураком и знал предел собственным возможностям.
  - Удачи, - наконец выдавил Сириус и подхватил парализованного и усыпленного Грозного Глаза. Сириус взмолился, чтобы старый эксцентричный аврор никогда не узнал, кто его проклял.
  Гарри даже не посмотрел, как он уходит. Он сосредоточился только на приближающемся сгустке силы своего отца. "Он знал, что рана вновь откроется, но не сказал мне, - про себя подумал Гарри. - Это была проверка?". Гарри попытался разжечь ярость, которую должен был ощутить, но ее не было.
  - Думаю, в следующий раз ты послушаешься, когда я прикажу тебе вернуться в замок, - произнес Волдеморт. - Это максимум, насколько можно залечить палочкой такую широкую и глубокую рану. Я должен признать, мой сын, что ты хорошо выучил урок, хотя, возможно, слегка и перестарался.
  - Что ты имеешь в виду? - спросил Гарри, даже не пытаясь встать. Он знал, что тело его не послушается.
  - Гарри, ты перегибаешь палку. Раньше ты бы ушел и при малейшей ране, а теперь остаешься, когда это убивает тебя.
  Волдеморт подошел к сыну и направил на него свою палочку, стягивая края раны насколько возможно. Затем он помог Гарри встать на колени.
  - Ты возвращаешься домой.
  - Я могу..., - начал Гарри.
  - Ты подчинишься мне, - твердо сказал Волдеморт. Глядя на подростка, он мимолетно подумал о том, что же он создал. - Там ты...
  Гарри так никогда и не смог понять, что произошло в следующие несколько минут. Единственное, что он четко запомнил, это то, как отец повалил его на землю сильным толчком. Следующие события произошли словно в замедленном действии. Его отец упал сверху на него. Только тогда он понял, что проклятие поразило Темного Лорда... проклятие, которое предназначалось Гарри.
  - Отец, - закричал Гарри, обхватывая тело своего отца. Краем сознания он на мгновение уловил голос своего отца, прежде чем он исчез. "Теперь ты можешь жить, Гарри". Гарри вцепился в опустевшую мантию, горячие слезы полились из его глаз. Он огляделся вокруг, когда резкое движение привлекло его внимание к Невиллу Лонгботому.
  - Ты, - прошипел Гарри сквозь стиснутые зубы. - Я убью тебя!
  Невилл отступил назад, когда увидел, как лицо Гарри исказилось до неузнаваемости. Он смотрел, как зубы Гарри впились в его нижнюю губу, и из нее закапала кровь. Безумный блеск в глазах Гарри напомнил Невиллу взгляд Беллатрикс Лейстранж. Юный маг быстро прикинул, что могло так вывести из себя Гарри, когда он заметил пустую мантию, зажатую в его руке. "Темный Лорд мертв, - подумал Невилл. - Кто?".
  - Я заставлю тебя страдать, - голос Гарри приобрел потусторонне звучание, словно он исходил не из его израненного тела.
  - Гарри, это был не я, - закричал Невилл, хотя и знал, что если бы у него была такая возможность, он тоже нанес бы удар. - Останови это безумие. Все кончено.
  - Нет, еще не все кончено, пока ты жив! - мучившая его рана вновь открылась, когда он бросился к Лонгботтому. Но в этот раз боли не было. Все перекрыла ярость.
  Невилл занял защитную позицию, когда Гарри стал неистово швырять в него проклятия. Его щиты разбились под натиском несдерживаемой силы, которую выпустил Гарри. Невилл почувствовал, как его подбросило в воздух. Он тяжело рухнул на бок. Он поднял взгляд и увидел, что Гарри медленно приближается к нему. Глядя на его неуверенные шаги, Невилл понял, что ассасин Волдеморта не сможет долго продержаться.
  - Гарри, твое тело больше не выдержит, - взмолился Невилл. - Остановись.
  Гарри даже не потрудился ответить, но поднял палочку, выпуская Пыточное проклятие.
  Невилл задрожал от боли. Но даже сквозь боль Невилл понял, что Гарри достиг предела своих физических и магических способностей. "Мне нужно только продержаться", - когда он подумал об этом, проклятие спало.
  Гарри упал на колени и невидяще уставился на Невилла. "Когда же стало так тяжело стоять на ногах", - подумал Гарри.
  - Убей меня, - внезапно прошептал он.
  Невилл в замешательстве уставился на Гарри. Он отчаянно замотал головой.
  - Это моя вина, - пробормотал юноша. - Убей меня!
  Невилл как-то сумел совладать со своим голосом.
  - Я не могу... это все равно, что убить себя самого.
  Гарри истерически рассмеялся, когда к нему вернулись его собственные слова.
  - Сейчас я бы сделал это, - сказал он. - Я бы сделал это сам, но сомневаюсь, что сейчас у меня получиться Смертельное проклятие.
  Невилл поднял палочку. Но он знал, что вряд ли сможет сделать это.
  - Какая ирония... думаю, что и я не смогу...
  - Жаль, - простонал Гарри, когда боль, наконец, вернулась. - Мне все же могла бы пригодиться твоя помощь.
  Невилл не знал, что сказать.
  - Ты собираешься вмешаться в ситуацию... когда исцелишься?
  - Ты имеешь в виду "если", - Гарри откинулся назад, вытягиваясь на земле. - Это никогда не было моей целью.
  Невилл нахмурился.
  - И что тогда?
  - Действительно, что? - его ладонь крепче сжала залитую кровью палочку. Прежде чем Невилл смог что-либо сказать, Гарри исчез, оставив за собой только кровавый след, как доказательство того, что он вообще был здесь.
  
  Пять месяцев спустя
  
  Невилл чувствовал себя неуверенно, сидя напротив Риты Скиттер. Ее диковинный очки заставляли его пялиться на нее дольше, чем ему бы хотелось. Он засомневался в собственном рассудке. Почему он принял ее предложение? Он знал, что она просто перекрутит его слова своим Прытко-пишущим-пером.
  - Ах, и ты был там, когда был убит Сам-Знаешь-Кто? - спросила Рита. - Это случилось медленно?
  Невилл безучастно посмотрел на женщину перед ним. День, в котором они одержали победу над Упивающимися, был, казалось, всего несколько недель, а не месяцев назад.
  - Он погиб до того, как я пришел. Думаю, это было Смертельное проклятие.
  - Ах, какая ирония судьбы, согласен? - перо быстро строчило что-то на пергаменте. - А ассасин Волдеморта, который позднее оказался сыном мистера и миссис Поттер, тоже был убит, как ты заявил после битвы. Только между нами, ты уверен в этом?
  Невилл отпрянул.
  - Волдеморт использовал его...
  - По его воле, - отмахнулась Рита. - Но о чем мы говорили?
  - Гарри Джеймс Поттер мертв... я в этом не сомневаюсь.
  - Но тело так и не нашли. Ты можешь честно сказать нашим читателям, что видел его тело?
  Невилл воскресил перед глазами тот день, который преследовал его, вспоминая дикий блеск в глазах Гарри.
  - Он был тяжело ранен..., - скрип пера оборвал Невилла.
  - И? - подтолкнула его Рита.
  Перед глазами Невилла промелькнула картинка, как Гарри аппарировал прочь.
  - Я видел его тело... он мертв.
  - А что тогда случилось с телом?
  Невилл уставился на блокнот, замерший перед блондинкой.
  - Наверное, было уничтожено... в Лондоне вспыхнул пожар, - тихо ответил Невилл. - От него остался только пепел.
  Рита фыркнула.
  - Что ж, остается радоваться, что он не феникс, верно?
  - Да, - согласился Невилл. Судьба окажется слишком жестока, если Гарри все-таки выжил в тут ночь, но Рита никогда не поймет, почему он искренне с ней согласился. "Надеюсь, Гарри умер спокойно", - подумал Невилл.
  - Обычно я не касаюсь таких важных вопросов... но любопытство всегда подстегивало меня, - Рита заколебалась. - Я люблю свою работу, я встречаюсь с множеством интересных людей. Должна признать, что ты - один из уникальных экземпляров... такой наивный и честный. На следующей неделе я возьму интервью у Люциуса Малфоя о его героических поступках. Хотя он не станет скромничать, - Рита фыркнула. - Несмотря на то, что его действия держались под строжайшим секретом... я слышала, они сыграли важную роль. Через несколько лет он даже может стать Министром Магии.
  - Я не отдам ему свой голос, - вырвалось у Невилла. - Упивающиеся Смертью никогда не меняются.
  Невилл подозревал, что Малфой что-то задумал, и ему всегда было интересно, как Упивающийся умудрился избежать Поцелуя и Азкабана.
  - Он довольно скучен, не так ли? - отозвалась Рита. - А теперь расскажи мне подробнее о твоих подвигах. Мои читатели никогда не устают от "Мальчика-Который-Выжил".
  
  Он мрачно сидел за барной стойкой какой-то маленькой таверны в итальянской деревушке. Он даже не поднял взгляд на вновь прибывшего, пока тот не сел рядом с ним. Выражение глаз мужчины заставило его обратить на него внимание.
  - Я знаю, кто ты, - холодно бросил мужчина. - Ты убил мою семью.
  Он не двигался, в этом и не было необходимости.
  - Я собираюсь убить тебя, - продолжил мужчина.
  "Если бы я получал по десять центов каждый раз, когда кто-то говорит мне это".
  Мужчина достал свою палочку, и несколько посетителей таверны уставились на них.
  - Ты такой же, как остальные, - абсолютно спокойно сказал он. - Вы никогда не выучите этот урок.
  Волшебник взмахнул палочкой, бормоча на ходу заклинание, но его прервала вспышка зеленого света, угодившая ему в грудь. Мужчина упал со стула и рухнул на пол.
  Юноша, на которого тот напал, потянулся рукой в карман и достал две монеты, затем бросил их на безжизненное тело.
  - Это для реки Стикс.
  Вернувшись за барную стойку, он расплатился с барменом и залпом допил свою выпивку. Он едва взглянул на тело, покидая таверну. Оказавшись снаружи, он прошептал, словно обращаясь к только что убитому им мужчине: - Ненависть не может спасти.
Оценка: 6.51*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) Ф.Вудворт "Наша сила"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) А.Емельянов "Последняя петля 6. Старая империя"(ЛитРПГ) И.Коняева "Академия (не)красавиц"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Ахрем "Ноль"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"