Антидепрессант: другие произведения.

Жрец Еды

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс Наследница на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
Оценка: 5.83*52  Ваша оценка:

  ========== Пролог. ==========
  
Страна Огня. Много Южнее поселения клана Акимичи. До образования Конохагакуре но Сато 10 лет.
  
  
  
  Чоусу Акимичи, десятый глава древнего клана бежал по верхним путям. Буквально только что ему доложили о нападении на караван, везший его сестру в поселение. Чоусу еще не были известны подробности, но предчувствие у сорокалетнего, широкого в кости, мужчины были самые скверные, ведь напали то не простые бандиты, а эти проклятые красноглазые дьяволы Учиха. Акимичи не часто пересекались с этими безумцами, но все встречи обычно заканчивались кровью. Ведь клан жрецов еды, как себя звали благородные толстяки, сотрудничал с Сенджу, фактически являясь их негласным союзником в межклановой войне. А, как всем в регионе огня известно, худших врагов, чем Сенджу и Учиха не сыскать. Истоки вражды двух этих, несомненно, великих кланов берут начало еще со времен Рикудо. Однако Чоусу сейчас меньше всего заботили причины межвековой вражды, он испытывал обоснованный страх за свою любимую младшую сестренку, сбежавшую из поселения, будучи соблазненной розововолосым ублюдком из Удзумаки. При мыслях об этом слащавом уродце, Чоусу в очередной раз пожалел, что не может саморучно свернуть тому шею, по причине отсутствия этого самого тела в живых. Удзумаки Пчи, человек с именем собачьего чиха, в свое время добегался. Он был пойман на принцессе Хьюга и благополучно превращен в отбивную. Интересно кстати то, что никаких действий со стороны Водоворота не последовало, видать его там не особо любили.
  
  
  
  Сестра же боялась вернуться в поселение, ей было стыдно и если бы не беременность, то она так и не связалась бы с представителем союзного Акимичи клана. И вот когда её везли под защитой десятка шиноби Акимичи домой, группа была атакована Учихами.
  
  
  
  Чоусу в сопровождении четырех сильнейших чунинов деревни достиг места рандеву с остатками отряда в рекордные сроки. И то, что он увидел, удручало. Пять раненых шиноби, один без руки, понурив головы, сидели у костра. Рядом с отрядом, в палатке ощущался шестой член отряда, ирьенин, а также сигнатура его сестры и еще одна, детская. Очень слабые сигнатуры, практически потухшие. Чоусу не рванул в сторону палатки, как говорило ему сердце, а поступил по велению разума. Как глава клана.
  
  
  
  -Шурсу, доклад. - Пожилой шиноби, со свежим шрамом на пол лица, опустив голову и пряча глаза, с трудом поднялся. Тревога Чоусу нарастала, что-то очень плохое случилось с его сестрой, если ветеран, на счету которого пару десятков лет постоянной резни, ведет себя словно провинившийся ребенок.
  
  
  
  - Чоусу-сама, я прошу о нисхождении. Позвольте мне умереть, но прошу, не трогайте ребят, вся ответственность лежит только на мне...
  
  
  
  -Шурсу, ДОКЛАД! - Прорычал Чоусу, готовый голыми руками разорвать подчиненного.
  
  
  
  -Её выкрали. Ночью, на нас наложили какое-то мощное гендзюцу, даже на меня. Заметили что, что-то не так только через пару часов и только великий Инари-сама* знает каким чудом нам удалось настигнуть Учих. Расспросив, взятого в плен, я понял, что это был просто стандартное натаскивание молодняка. Они не знали на кого напали, не знали, кого в плен взяли, просто развлекались...
  
  
  
   -Если ты сейчас же не скажешь, что с моей сестрой, то клянусь Инари я выкину всех твоих родных из клана, а тебя скину в яму суда, где ты и подохнешь от голода! - Чоусу уже с трудом удерживал свой норов. Тот, кого в свое время назвали Красным Медведем, за кровожадность, готов был убивать. Ведь речь о его любимой сестренке, о той кого он любил больше всего на этом свете.
  
  
  
  -Они выкололи ей глаза, вспороли живот, вытащив ребенка, и ему тоже выкололи глаза. Мы совсем чуть-чуть не успели. - Это были последние слова, что произнес ветеран в своей жизни, прежде чем две медвежьи лапы исполинских размеров не разорвали его на части.
  
  
  
  -Этих в допросную, а затем в яму. Нам не нужны воины не способные распознать гендзюцу каких-то детей, даже если это дети Учих.
  
  
  
  -Чоусу-сама, позвольте мне прежде предоставить вам пленника - молодой еще шиноби единственной своей целой рукой достал свиток и положил на землю перед главой клана. Затем он присел на колени, ожидая запечатывания в свиток. Этим шиноби больше нет доверия, а значит войти в поселение на своих ногах они не вправе.
  
  
  
  Больше на провинившихся глава клана внимания не обращал. Для него они уже мертвы.
  
  
  
  Зайдя в палатку, он сразу понял как все плохо. Боевой ирьенин держащий сейчас жизнь сестры и племянника в своих руках выглядел неважно. Его худое тело и впалые щеки, а так же лицо старика говорило, что он жертвует всем, даже своей жизнью, что бы удержать на этом свете мать и дитя.
  
  
  
  -Немедленно направьте послание в клан и просьбу о помощи к Яманака, а так же к Сенджу. Яманак попросите прислать Урью, как лучшего врача. Ну а Сенджу пусть пришлют хоть кого, обещай им все, что угодно, кроме вассалитета. - Отдал команду Чоусу своему другу и правой руке, Ёру.
  
  
  
  -Боюсь, они не успеют - прохрипел двадцатилетний ирьенин, выглядящий сейчас на все шестьдесят. - Мать уже не спасти. Хоть её тело и живо, но вот душа уже покинула наш мир. Очаг потух, мне очень жаль.
  
  
  
  Словно гиганский молот ударил по мужчине. В голове зашумело, а сердце вдруг пронзила острейший укол боли. С трудом Чоусу смог взять себя в руки. Детский плач помог великому толстяку прийти в себя. Он посмотрел на дитя. Маленький безглазый комочек жизни беспорядочно двигал руками, словно пытаясь ухватить нить, что удержит его в мире живых. Покрытый кровью, ребенок из последних сил надрывал свой голосок в просьбе о помощи.
  
  
  
  -Спасай ребенка, во что бы то ни стало. - Чоуса посмотрел на впалые глазницы, потом перевел взор на свиток с пленным в руках и кивнул своим мыслям. Он подарит ребенку путеводную нить, что удержит того в мире.
  
  
  
  -Сможешь пересадить ему глаза?- обратился красноволосый гигант к еле дышащему ирьенину.
  
  
  
  -Боюсь будет отторжение. Ребенка уже не сделать зрячим, все что мы можем это спасти его жизнь. - прокряхтел молодой старик
  
  
  
  -Ошибаешься, есть глаза подходящие любому генотипу. Глаза Учихи.
  
  
  
  -Вы убьете ребенка! Даже взрослому тяжело подстроиться к великому додзюцу. Ребенка же просто высушит, даже полукровку Удзумаки! - Не переставая вливать медчакру в дитя, запротестовал ирьенин.
  
  
  
  -Ха, глупый пацан! По мне так лучше смерть, чем жизнь во тьме! Сейчас ты вырежешь глаза у Учихи, а потом пересадишь моему племяннику. Если при этом он выживет, то гарантирую, ваши родственники не пострадают за вашу провинность. Слово Акимичи! - Ударил кулаком в мощную грудь Чоусу. Для себя он уже все решил, если пацан выживет, то он воспитает его истинным Акимичи. И если племянник оправдает надежды, то именно его, а не своего слабохарактерного и мягкого сына он сделает главой клана. Именно так. Чоусу был уверен, что всё, что происходит сейчас, есть воля Инари-сама. Что поделать, глава клана слегка повредился рассудком от горя.
  
  
  
  Учиха оказался самой обычной девкой, лет пятнадцати. Кто-нибудь очень смелый, но не умный, наверное, решился бы использовать эту учиху как инкубатор для детей с шаринганом. И его деревню бы благополучно вырезали через пару дней. Кто-нибудь не очень смелый, но умный запросил бы за неё выкуп, как принято, но такой умник не долго оставался бы главой клана. Мудрый же просто-напросто перерезал девушке горло. Но слегка обезумевший от горя Чоусу приказал вырезать глаза с тремя томое и пересадить ребенку. Время показало, что порой самые безумные решения являются самыми верными.
  
  
  
  
Приз зрительских симпатий за самую смешную смерть получает...
  
  
  
  -Джокер, давай собирайся быстрей, мы опаздываем! - Настя как обычно не давала мне поспать после долгой ночи. Вот скажите, почему у девушек после секса столько энергии, когда парни наоборот теряют кучу сил. Это ведь неспроста. Определенно бог является бабой, раз доверил женщинам подобную плюшку, она та еще сука, да...
  
  
  
  -Джони ну вставай же! Столько нужно еще сделать. Или быть может ты не хочешь со мной идти, получил свое и доволен? - Началось, мало того, что спать не дает, так еще и мозги полоскать будет. И зачем я на ней женился? Меня определенно ввели в заблуждение две причины третьего размера. Да, классные такие причины. Стоп, стоп! Не поддавайся наваждению Олег! Она того только и ждет! Мало сил выпила, так еще хочет, вон как своими причинами колыхает. Прям слышится: боин, боин.
  
  
  
  -Дитьёнука вставай! - и резко сдернула с меня одеяло. Черт! - Хо, кто-то хочет сладкого? А я думала, что твой предел был достигнут. - Промурчала чертовка. Ну держись, я за себя не ручаюсь.
  
  
  
  Рывок, хватаю её руку и тяну к себе в постель. Намек на сопротивление был подавлен, моими руками профессионально обхаживающими причины. Все доводы против, сломались об мой основной довод за, который никак не хотел снижать свою боевую готовность.
  
  
  
  Вот, так я и отдал опять часть своей жизненной силы той, что постоянно придумывает мне крутые имена. Кстати зовут меня Олег, ни Джони, ни Джокер и ни Д-чего то там. Просто моя жена отаку, и я отаку и дети у нас будут отаку, точно вам говорю. А все отаку психи полные, помешанные на различные сетинги. Например, Настюха без ума от Марвела и DC, я же тяготею к милым девушкам волшебницам с крутыми перевоплощениями. Аниме кавай форево! Вот мой девиз на наш медовый месяц. Первая половина, которого прошла в Америке, где мы посетили практически все существующие комикс студии и накупили кучу макулатуры. Даже поучаствовали в параде уродцев, с переодеванием. Косплей удался на славу, особенно ночь, ну да не важно. На данный момент мы зависаем в Японии, и я в своей наивности надеялся посетить Акихабару, святую землю отаку. Но дражайшая вчера ночью, под пытками, уговорила на посещение боёв сумо. И что там может быть интересного, хотя. Краем глаза наблюдаю за супругой, которая аки кошка сейчас довольная. У неё батяня сумоист, скорее всего благодаря ему у неё и фетиш на больших парней. Я уже ревную. И кто заставлял меня в седьмом классе начать заниматься легкой атлетикой? Теперь моя личная жизнь из-за моего тренированного тела в опасности.
  
  
  
  -Класс, надеюсь мой бетмэн готов поохотиться со своей робин-чан на больших потных парней. - Нда, похоже не стоит больше злоупотреблять с вливанием жизненных сил.
  
  
  
  -Пошли уж, Робин-чан - придал ускорение любимой шлепком пониже спины.
  
  
  
  Приведя себя в порядок, мы направились к месту обитания японских сумоистов. Добрались кстати на удивление быстро, что для Токио, города вечных пробок не типично. Именно в момент посадки в пустой вагон метро, я должен был насторожиться. Дальше больше. Милая впервые за два месяца назвала меня по имени, что опять-таки не стало для меня звоночком. Приятная погода, ветер унесший смог большого города, милые улыбающиеся прохожие. Если вы хоть раз были в Японии, то поймете, всю несуразность подобных явлений. Почуял я надвигающиеся гуано, только когда мы во второй раз в лотерее выиграли печеньку счастья.
  
  
  
  -Милая, что-то вселенная подсказывает мне о больших неприятностях. Пойдем-ка обратно домой.
  
  
  
  - Ну уж нет, я так мечтала посетить классические бои сумоистов, а сейчас ты говоришь о каком-то плохом предчувствии? Да задави меня на месте, если нечто подобное произойдёт! - топнула своей прекрасной ножкой Настя.
  
  
  
  А в это время Годжу Хоахе спрыгнул с крыши. Очередной проигрыш стал для тридцатилетнего неженатого сумоиста последней каплей. Он решил начать все заново, в новой жизни. А внизу молодая пара спорила о своем, молодом. Женщина выкрикнула, что-то и топнула ножкой. Однако Хоахе не интересовало, что именно, он летел вниз, словно ласточка. Двухсоткилограммовая ласточка.
  
  
  
  -Нет! - Выкрикнул я и, не зная сам почему, толкнул Настюху вперед. Сработал на чистых инстинктах. Однако они не подвели, я спас жене жизнь.
  
  
  
  Мощный удар чего-то тяжелого, смял мое тело. Секунды превратились в вечность, боль накатила волной. Если кто скажет, что можно умереть безболезненно, не верьте ему. То, что убивало меня, делало это на редкость долго. Жена словно в киселе, медленно падала в сторону, в её глазах было непонимание, постепенно сменившееся ужасом.
  
  
  
  "Все-таки я был прав. Бог, та еще сука" - это были последние мои мысли в этом мире и этом теле.
  
  
  
  Тьма поглотила разум.
  
  
  
  21 сентября 1999 года, любящий муж, сумасшедший отаку, пускающий слюни на лоли-волшебниц геройски погиб, спасая свою жену от летающего сумоиста.
  
  
  
  ---------------------------------------------------------------------------------------
  
  
  
  1. Бог пищи
   Комментарий к Пролог.
   Прошу, умаляю если вам что-то не понравилось объясните что именно. Не надо комментариев: Автор пидарас, а я Дарт Вейдр.
  
  ========== Глава 1. Требуется больше молока! ==========
  
Страна Огня. Поселение клана Акимичи. Большой дом ирьенина. До образования Конохагакуре но Сато 10 лет.
  
  
  
  Чоусу не находил себе места. Вот уже четыре часа как идет операция, и неизвестно выживет ли его племянник или отправится в чистый мир.
  
  
  
  Толстый мужчина, сорока лет отроду, беспокойно метался в предбаннике Большого Дома Ирьенина. Периодически мужчина останавливался и смотрел в сторону двери, проверяя, не закончилась ли операция. Его шестнадцатилетняя дочь Мира, тихонько сидела в уголке и обеспокоенно следила за своим отцом. Мира была довольно миловидной девушкой, как и большинство женщин Акимичи, выглядела она просто прекрасно. Полные груди, точеная фигура и приятная на вид нижняя округлость, делали её красивой в понятиях среднестатистического шиноби, но уродиной в глазах мужчин Акимичи. Геном у девушки еще не проснулся. Она как и многие женщины клана будет способна на использование техник клана только после того, как родит ребенка. Именно после беременности женщины клана начинают интенсивно набирать вес и становятся способны сжигать жир, перерабатывая его в чакру.
  
  
  
  Мира очень любила отца, и когда он сам не свой влетел в их дом и приказал идти с ним, не на шутку испугалась. Все знают, какой крутой нрав у Красного Медведя, и девушка ненароком подумала, что он узнал о её любимом. Но все оказалось проще и сложнее. Безумные Учихи напали на караван, перевозивший её беременную тетю. Как объяснил отец, тетю убили и серьезно ранили двоюродного брата. И так как Мира единственная из ближайших родственников, еще не родила, то ей доверят честь стать непорочной матерью, вскормив будущего воина. Не удивляйтесь, физиология женщин Акимичи такова, что молоко еще не испытавшей радости материнства обладает сильнейшими лечебными свойствами. Также вскармливание активизирует клановый геном у женщины, что очень хорошо и важно. Разумеется, есть свои подводные камни, но они не столь страшны, по сравнению с возможностью стать по настоящему красивой (в глазах клановых мужчин).
  
  
  
  Дверь открылась и на встречу Чоусу вышел уставший Гимза, главный ирьенин клана, за ним также еле перебирая ноги, проковылял Урью Яманака, прибывший по первой же просьбе.
  
  
  
  Сенджу же так и не откликнулись.
  
  
  
  -Ну и поставил ты перед нами задачку медведь - прокряхтел пятидесятипяти летний Гимза - Да не переживай так, жив и здоров твой племяш.
  
  
  
  -Нужно будет еще посмотреть, как поведет себя его организм в долгосрочной перспективе. Но основную проблему мы решили. Кровоток восстановлен, очаг работает без перебоев, в общем, все нормально. - Старик, проходя мимо Чоусу, резко выбросил кулак и прописал главе клана смачный хук. - Твою мать! Как тебе вообще в голову могла прийти идея пересадить НЕДОНОШЕНОМУ младенцу проклятые глаза с ТРЕМЯ томое! - Еще один удар, на этот раз по почкам прервал все оправдания главы клана.
  
  
  
  -Видит Инари, такой потенциал загублен глупостью ничего не понимающего в медицине глупца.
  
  
  
  -У мальца при рождении было просто чудовищное количество инь* чакры, я не понимаю, как так вышло при родителях с ярко выраженной предрасположенностью к ян чакре, но теперь весь этот потенциал загублен шаринганом. Проклятые глаза стали потреблять примерно 80% всей инь чакры, поверь мне это очень много. - Как маленькому объяснил свою позицию старичок.
  
  
  
  -Чем это грозит в будущем? - Как ни в чем не бывало спросил Чоусу. Он безмерно уважал этого старика, и пока он не переступает границы дозволенного готов терпеть все его выходки. Правда, на удар по яйцам он бы уже ответил.
  
  
  
  -Да ничем, в общем-то, разве что парню не будет даваться гендзюцу и учиться сложней будет, но ему останутся доступны многие плюсы шарингана. Мне не много известно про это додзюцу, сам знаешь, как учихи хранят свои секреты. Ах да! Старость совсем мою память губит. - Покачал головой ирьенин. - Что-то странное стало происходить с геномом Акимичи и Удзумаки, я такое впервые вижу. Возможно, со временем, геном трансформируется во что-то другое. Ну, или парень умрет мучительной смертью.
  
  Красный Медведь облегченно выдохнул. По правде он и не рассчитывал на гения, Акимичи никогда не отличались большим умом и сообразительностью из-за малого количество инь составляющей чакры.
  
  
  
  -А ты что скажешь, Урью? - Обратился к совсем еще молодому Яманака большой мужчина.
  
  
  
  -Многоуважаемый Акимичи Гимза-доно забыл упомянуть о невозможности деактивации глаз. Это будет огромным стрессом, и я рекомендую, во первых заказать у Удзумаки специальную маску на глаза, а во вторых постоянно следить за психическим состоянием ребенка. Он может вести себя... неадекватно. Также возможны некоторые странности, но если будет позволено, мы попробуем исправить...
  
  
  
  -Я признателен клану Яманака за оказанную честь, но вынужден отказаться. У нас есть свои методики. - Мягко перебил Урью глава клана. Ему не улыбалось пускать в голову племянника кого-либо, даже из союзников. А вот над повязкой стоит подумать. Нужно хотя бы попытаться скрыть от Учих глаза мальца.
  
  
  
  -Уважаемый Гимза-сан, уважаемый Яманака Урью-сан. Я признателен вам за помощь и содействие. Ваши труды будут вознаграждены достойно. Слово Акимичи. Мира пойдем, пора и тебе поработать - улыбнулся Чоусу дочери. В первый раз за, наверное, десять лет, отчего девушка разволновалась еще больше.
  
  
  
  Она уважительно поклонилась ирьенинам и, пристроившись за левым плечом отца, вошла в Большой Дом.
  
  
  
  С каждым шагом она все отчетливей слышала детский плач и в конце, не выдержав неспешного шага Чоусу, рванула к младенцу. Она не видела, как ей вслед Красный Медведь кивнул головой. Он не ошибся с выбором непорочной матери.
  
  Вбежав в палату, она увидела ребеночка, совсем еще кроху. Он, надрываясь, плакал, дергая своими ручонками. Верхняя половина лица ребенка была замотана специальными зелеными бинтами.
  
  
  
  -Какой маленький. - Мари впервые видела столь маленького ребеночка. Она подошла к кроватке. В грудях разгорелось странное тепло, и девушка сняла верх платья, оголив шикарную грудь. Аккуратно взяла на ручки ребеночка, подивившись его легкости. Младенец заплакал еще сильнее. Инстинкт матери заставил поднести головку дитя к груди, а ребенок, ухватив грудь, схватил ртом сосок и принялся, причмокивая, утолять голод.
  
  
  
  -Кушай мой маленький Тама, расти сильным и могучим Акимичи. Кушай и расти.
  
  
  
  -Не подходящее имя для Акимичи ты придумала, дочь. - Заметил её отец.
  
  
  
  -Ошибаешься папа, поверь мне, имя самое подходящее из всех возможных. - Улыбнулась девушка своему папе, от чего тот смутился. Такой свою дочь он еще не видел.
  
  
  
  "А не выпустил ли я своим решением тигра из клетки?"
  
  
  
  
***
  
  
  
  Умирать больно, говорил я раньше? О! Я был не прав, чертовски не прав. Жить оказалось намного больнее! А может Бога сучкой обзывать не стоило?
  
  
  
  Умереть задавленным жиртрестом. Смешно? Вот и парень с косой, который походу должен был переправить меня дальше, ржал до слез. То ли смешинка ему помешала, то ли он так меня отблагодарил за пару счастливых минут, но сути это не меняет. Я умер и родился заново, со всеми воспоминаниями о прошлой жизни. Первое время было здорово, живешь себе в теплоте и уюте, иногда ощущаешь приливы любви своей матери, иногда её печаль. Первое время я еще пытался понять, как я мыслю, ведь мозгов пока не много, у эмбриона то, а потом забил и просто наслаждался всем спектром чувств и тепла, исходящем от матери. Сколько так продлилось, неизвестно, но в итоге меня вытащили. Скажу вам, это очень неприятно, сперва мать облила отчаяньем и страхом, а затем чьи-то грязные лапы буквально вырвали мое хрупкое тельце из утробы. Дальше больше, пока я извивался от боли и материл уродов, мне, мать его, выкололи глаза! О. Боль перешла на новый уровень, болело буквально все, как еще сердце не разорвалось, неясно. Болевой транс, вот как можно описать мое состояние тогда. Волны страдания накатывали со всех сторон, я ощущал, как меня тащат, кладут на твердую поверхность, и все это сопровождалось тьмой и болью. Правда, потом что-то теплое начало ласкать мое многострадальное тельце, я уж было подумал, что наконец спасся. Ага, как бы не так. Эта тварь знала толк в пытках. Сперва, этот кто-то унял боль, а потом увеличить во много раз, начав ковыряться в глазницах. От ощущения чьего-то пальца внутри глазницы меня и повело. Я, наконец, вырубился.
  
  
  
  Следующее пробуждение было не легче. Боль в теле чуть унялась, но вот глаза. Скажите, разве могут глаза так болеть? В них ведь нервов то и нету, а у меня яблоки глазные разрывались от режущей боли. Тело опять ополоснули в этой приятной энергии, но Олега больше не проведешь. Я был наготове, и, когда тварь опять полезла к глазам, я попытался куснуть урода за палец. Как узнал, что тянутся к глазам, чем собрался укусить, зубы то еще не выросли, непонятно. Но на тот момент я уже не был человеком, от боли я буквально озверел.
  
  
  
  Вы бы знали, до чего обидно стало, когда я не смог дотянуться до ковырялок ублюдка, мучившего бедного меня.
  
  
  
  Правда потом этот кто-то что-то такое сделал с телом, что мне слегка полегчало, за это решил ему глотку не разрывать, а просто прописать пару раз в печень. Скажем так, в то время я был слегка на взводе.
  
  
  
  Через пару недель субъективного и хрен знает сколько реального времени, меня оставили одного. Боль почти ушла, остались лишь небольшие отголоски в глазах. И именно тогда товарищ голод решил навестить вашего покорного слугу. Жрать захотелось до безумия сильно, было даже ощущение, что живот собирается переварить сам себя. И я заорал, как я заорал, просто заслушаться можно. Все свои силы вкладывал в этот крик, и он призвал богиню! Чудесная валькирия снизошла до меня, дав отведать божественного нектара, что унес падшего в неравной борьбе с летающими сумоистами и вивисекторами воина в валгаллу. Мягкое и нежная грудь была обхвачена моим коротенькими ручонками и я, с трудом найдя сосок, присосался к жизненной силе этой великой женщины, что сжалилась над бедным Олегом и отдала часть себя, ради удовлетворения моего голода. И сося молоко, я понял простую истину, осознал круговорот жизненной силы между мужчиной и женщиной, а потом уснул...
  
  
  
  
***
  
  
  
  "А жить то можно, оказывается" - прошло совсем немного времени, может неделя, может две, сложно сказать. Все ужасы первых дней жизни постепенно забылись, уступив место ярким детским чувствам. Теперь если хочется есть, то просто до одури, если грустно, то охота рыдать и что бы тебя пожалели. Радость вызывает неконтролируемый смех, сложно описать словами этот период жизни. Ты как бы одновременно совмещаешь в себе зрелую личность с комочком чувств и энергии.
  
  
  
  "Эй! Куда собралась!" Крепче вцепился я в грудь своей кормилице. Вишь, что удумала, я еще не наелся.
  
  
  
  Так о чем это я? Ах да. Жизнь вошла в колею, кормежка, затем после обеденный досуг в течение которого я стараюсь взять контроль над не слушающимся телом, затем снова кормежка и сон. И так по кругу, время размывается, и ты начинаешь жить этими событиями. Единственное что удручает - это проблемы со зрением. У меня есть глаза, я их чувствую, но ведь точно помнил, как их выкололи. И пока повязку с лица не снимут, главный вопрос так и останется без ответа. Зрячий я или слепой.
  
  
  
  -Хи, хи, хи. Ну Тама-тян, перестань, ты же лопнешь, и куда в тебя столько влезает только.
  
  
  
  Женский смех и её слова на незнакомом языке заставили отвлечься от мыслей.
  
  
  
  "Сейчас будет пробовать отобрать мою прелесть. Не позволю!"
  
  
  
  Нежные, но сильные руки оторвали меня от сокровища, за что я выдвинул пока что свой единственный аргумент.
  
  
  
  -БЛЯЯЯ!
  
  
  
  "Положи меня на место женщина! Подчинись доминанту!"
  
  
  
  -Ну, ну, тише малыш, ты итак ешь слишком много, ирьенин-сама просил тебя не перекармливать перед обследованиями.
  
  
  
  -БЛЯЯЯ!!!
  
  
  
  "Слушай ты! Верни меня на место, твои сиськи теперь моя собственность! Кому говорю!"
  
  
  
  -Какой ты настырный, ну ладно, не думаю, что будет какой-нибудь вред от еды. Благословенная Инари-сама пища не может навредить его детям.
  
  
  
  Меня снова прижали к груди, а я мгновенно нащупал губами краник и стал утолять свой голод. Голод и боль теперь мои постоянные спутники, и утоляя один, я заглушаю и вторую. Надеюсь, что со временем восстановлюсь, но что-то как-то не вериться.
  
  
  
  Вкуснейший нектар огнем пробежался по внутренностям, омыв теплым ветерком глаза, смыл с них боль и подарил легкость. Голова потяжелела, и я сам не заметил, как уснул.
  
  
  
  Из дремы меня вывели два голоса, оба мне были знакомы. Один старческий, слегка дребезжащий и второй сильный и глубокий, больше подходящий какому-либо крупному зверю который вдруг решил поговорить, чем человеку. Раз эти два голоса вместе, то, похоже, пришло время процедур. Что это за процедуры я без понятия, но после них всегда становится легче, появляется жор, а область вокруг глазниц начинает зудеть.
  
  
  
  -Гимза-сан ты уверен, что пора снимать повязку? Не рано ли, как бы не было болевого шока.
  
  
  
  -Кхе, кхе. Вы если в вопросе не разбираетесь, Чоусу-доно, то лучше лапу пососите, и не лезьте под руку. Конечно рано, тупой ты болван! Рано было ему глаза в минус месяц пересаживать! Да еще и такие проблемные. Вот отличный глава клана вроде бы, а совершенно не подумал о последствиях. Эх, такой потенциал загубил. А повязку нужно снимать, да. Пусть малец лучше сейчас пару месяцев жизни проваляется под лечением, но адаптирует глаза. Может ведь и ослепнуть, если слишком временить со снятием повязки.
  
  
  
  -Потенциал, потенциал. Достал ты меня уже старый маразматик! Сколько можно, бла, бла, бла! Зато у клана будет шаринган! Чем тебе не потенциал?
  
  
  
  Хрясь. Раздался звук смачной оплеухи. Видать голоса опять чего-то делят. Надеюсь не сисички, что теперь мне принадлежат?
  
  
  
  -Идиот! Ты уверен, что шаринган сохранит свои свойства, а? И я не уверен. Мы вообще вслепую работаем с этим проклятым всеми светлыми богами додзюцу! Так ты еще его с бабы снял. С бабы! Если бы я не спросил подробности той роковой ночи, так бы и не узнал про бабский шаринган! Ты бы ему еще сиськи бы её пришил, идиот! А если у него после твоих манипуляций стоять на женщин не станет, а? Если на мужиков потянет? Ведь шаринган, эти чертовы глаза, имеют свою волю! Ты не видел, но я то знаю, как они при пересадке сами под глазницу подстраиваются! А если они ему пол со временем изменят. Ты медведь меня не зли, я сейчас на взводе, не посмотрю, что глава клана изменю желудок и пища больше усваиваться не будет!
  
  
  
  -Тише, тише, Гимза-сан, а то договоритесь. Может вы и лучший ирьенин в поселке, но это не значит, что мне можно угрожать!
  
  
  
  "Грр. Достали орать. Пора применять секретное оружие."
  
  
  
  -БЛЯЯЯ!
  
  
  
  -Тише, Тама-тян. А ну замолкли живо! Разбудили мне ребенка. Вы что сюда пришли меряться авторитетом или все же займетесь ребенком?
  
  
  
  Секретное оружие, охраняющее мою прелесть, сисички, доказало свою эффективность, голоса успокоились.
  
  
  
  -Как всегда суровы, Мира-сама. Сейчас я сниму эту повязку, ребенку станет очень больно, постарайтесь его успокоить, пока я буду вливать медчакру. А вы, балбес, отойдите, а лучше выйдите. Не хватало еще, что бы ребенок сенсорный шок заработал.
  
  
  
  -Гиза-доно, а нельзя успокоительное использовать или анестезию?
  
  
  
  -К сожалению нет. Мне необходимо следить за очагом и системой циркуляции чакры в возбужденном состоянии. Иначе я не смогу заблаговременно исправить все повреждения, что нанесут глаза. А теперь давайте его сюда. Повторюсь, ему будет очень больно и от дополнительной информации боль только усилится, так что постарайтесь не говорить и меньше двигаться.
  
  
  
  -Я поняла и готова.
  
  
  
  
  
  "Что-то происходит, больно уж у женщины голос обеспокоенный, вселенная намекает мне..."
  
  
  
  С меня сняли повязку, яркий свет ударил в глаза. Перемогавшись, я сфокусировал взгляд на двух людях склонившихся надомной.
  
  
  
  "Какие красивые сисички." - Подумал я смотря на две выдающихся сестрички.
  
  Щелк, что-то щелкнуло внутри глаз и прошла моя старая подруга - БОЛЬ.
  
  
  
  -БЛЯЯ!
  
  
  
  "Как же больно, бля!" - мир поплыл, я начал ловить галлюцинации. Все стало очень четким. Слишком четким, каким не может быть у человека. Я увидел все в диапазоне зрения, каждую пылинку, каждый волосок на головах людей рядом со мной. Мозг начал взрываться от боли и информации, поступающей в него. Из рук склонившегося надо мной старика на мое лицо опустилось зеленое свечение, оно немного ослабило боль, но лишь слегка. В панике, буквально кожей чувствуя приходящее безумие, я сфокусировался на втором своем друге, на голоде. Не знаю, что сотворил, но боль ослабла, правда спазм голода скрутил все нутро. Но по сравнению с теми иглами боли, что недавно терзали мои глазницы, это так, пустяк.
  
  
  
  -БРРР! - Раздался рев моего желудка, а я сменил интонацию крика, пытаясь пояснить, что жрать хочу.
  
  
  
  -О, Боги! Что с его шаринганом! Я ничего не понимаю, система циркуляции буквально только что сама перестроилась. Что происходит, Биджу тебя дери!
  
  
  
  -Гимза-доно, сделайте что-нибудь, ему очень плохо! Может покормить его? А вы через меня вольёте медчакру? Он ведь умирает!
  
  
  
  -Да, да! Отличная идея. Давай, корми его.
  
  
  
  Меня приложили к сокровищам, я словно за спасательный круг губами впился в сосок и начал сосать пищу.
  
  
  
  "Больше, нужно много больше молока!" - орали мои инстинкты, а я в угоду им пил и пил, сосредоточившись только на еде, и игнорируя мир с его странностями и постоянной болью.
  
  
  
  -Шаринган, голод, Акимимичи, Удзумаки. Я понял! О, Инари-сама молю, пусть этот ребенок выживет.
  
  
  
  -Старик ты чего это? Совсем с головой поспорил?
  
  
  
  -Геном Чоусу-сама. Ты своей глупостью подарил нашему клану новый геном...
  
  
  
   Чмок, чмок, чмок. Малышу было плевать на какие-то там геномы. В его голове постоянно крутилось одна и та же фраза. Которая впоследствии, немного изменившись, станет его Ниндо, путем ниндзя.
  
  
  
  "Требуется Больше Молока!" - вот о чём думал малыш.
  
  
  
  -------------------------------------------------------------
  
  
  
  1. Инь составляющая чакры и, как еще иногда говорят, инь чакра - это энергия шиноби, что происходит из духовной составляющей шиноби. Чем образованней, опытней и умней шиноби тем этой чакры у него будет больше. Возможен и обратный эффект: если при рождении у ребенка будет большое количество инь чакры, то ему будут легче даваться науки и весь процесс обучения целиком.
  
  
  
  Шиноби с высоким показателем духовной энергии (инь) легче даётся создание форм из небытия, а так же развито воображение, которое может быть использовано при создании техник.
  
  
  
  Существует понятие Иньтон - это техники, основанные на инь компоненте чакры.
  
  
  
  2. Ян составляющая чакры и, как еще иногда говорят, ян чакра - это энергия шиноби, что происходит из физической составляющей шиноби. Чем тренированней и здоровей будет шиноби, тем больше у него ян чакры. Возможен и обратный эффект: Если при рождении у ребенка будет большое количество ян чакры, то он будет меньше болеть, а его тело будет легче тренироваться. Так же шиноби рожденные с огромным количеством ян чакры живут намного дольше. Яркий пример клан Удзумаки, некоторые представители которого без проблем доживали до трех сотен лет.
  
  
  
  Щиноби с высоким показателем физической энергии (ян) легче удается вдохнуть в форму жизнь.
  
  
  
  Существует понятие Йотон - это техники, основанные на ян компоненте чакры.
  
  
   Комментарий к Глава 1. Требуется больше молока!
   Курсивом обозначен разговор который гг не понимает, в связи с незнанием им языка.
  
  ========== Глава 2. Кашу с маслом. Дай! ==========
  
Страна Огня. Поселение клана Акимичи. Приют для детей шиноби. До образования Конохагакуре но Сато 9 лет.
  
  
  
  "Мои сисечки. Почему, почему вы бросили меня одного в этом ужасном мире! Ох, как я ненавижу кашу" - Предаваясь унылым мыслям о предательстве самых дорогих моему сердцу существ, я вяло ковырялся палочками в странной аморфной субстанции зеленого цвета, по недоразумению именуемой кашей.
  
  
  
  "Это просто заговор толстяков какой-то! Сперва летающий сумоист лишил меня радости мять милые сердцу "причины" моей жены. Теперь какой-то залетный красноволосый толстяк наложил лапу на принадлежащие мне сисечки! Из-за этого борова меня и привели в это унылое место, с унылыми детьми и самое паршивое, унылой кашей. А в моем доме сейчас, этот толстозадый трахает мою любимую Мари-тян! Эх, жизнь дерьмо."
  
  
  
  -Тама-тян, чего грустишь, может кашки подложить. - Спросила меня женщина бальзаковского возраста, поистине героических размеров.
  
  
  
  -Домой хочу - К сожалению, мой язык пока плох, хоть я и выучил все слова, спасибо моим генномодифицированым глазам, но вот говорить пока получается только простые предложения.
  
  
  
  -Ути-пути, какие мы серьезные. - Это ужасное существо начало растягивать мои щеки! И ведь не пошлешь её. Боязно, вон она какая здоровая, килограмм триста, если не больше.
  
  
  
  -Пойми, Тама-тян, у твоей мамы сейчас важная работа - "Знаю я эту работу! Мои сисички..." - Будь умницей, скушай кашку, не огорчай старушку Огу.
  
  
  
  "Бабой Ягой тебя нужно было назвать! Такие пытки, а ведь каша даже без масла. Жизнь дерьмо"
  
  
  
  Здравствуйте. Меня зовут нынче Акимичи Тама не Олег, нет. Забудьте это старое имя. Теперь я больше не отаку, я будущий шиноби-отаку! Чтобы это не значило. Уже идет второй год, как я тяну лямку своей второй жизни и за эти полтора года, если не считать плохой старт, не произошло фактически ничего. Жил я с матерью, которая на самом деле приходится мне двоюродной сестрой и даже меня не рожала... ну, вы поняли. Так вот живем мы в шикарном поместье с её отцом, здоровенным волосатым и бородатым мужиком, постоянно ходящим в доспехах, который во мне души не чает. Постоянно орет и дает подзатыльники, а еще заставляет носиться по поселению с различными поручениями. Один очень важный вывод я таки сделал за всю свою новую жизнь. Мы, Акимичи - не люди. Не может ребенок человека начать ходить в четыре месяца, а уже в год носиться по деревне, играя со сверстниками. А именно такие здесь дети. Суровые и развитые.
  
  Вся та история с моим рождением и глазами очень мутная. Что-то там со мной сделали и я теперь еще больше мутант, нежели остальные. Я стал очень четко видеть, запоминать все с одного взгляда и абсолютно точно повторять движения других. И мне постоянно хочется есть. Во сне, когда сру, во время еды, всегда я голоден. Наесться просто нереально. Было время, я даже траву пробовал жевать, пытаясь заполнить желудок. И чем больше меня одолевал голод, тем меньше болели и лучше слушались глаза. Все мои вопросы обычно игнорировались, а сам я понять, что не так со зрением не мог. Да я даже стал за полтора года, к галлюцинациям относиться, как к чему-то обыденному.
  
  
  
  Да я вижу глюки. Множество синих линий внутри людей, а также куча точек на коже где эти линии выходят. И если у женщин и детей в большинстве своем эти линии голубого цвета, то у мужчин варьируется. У кого темней, а у кого и светлей. Когда же я честно рассказал старику Гимза о моих проблемах, этот плохой мутант лишь посмеялся и сказал все нормально и в три года, после начала обучения на шиноби я сам все пойму. Ну не урод ли? Да мне еще полтора года до этого обучения! А энергия внутри детского тела так и бурлит, любопытство так и просит все разузнать побыстрей.
  
  
  
  -Тама-тян, не спи. Смотри сколько вкусной кашки, я тебе принесла. Бедный малыш, совсем худенький. Но ничего, бабушка Ога откормит тебя на зависть всем взрослым шиноби нашего клана.
  
  
  
  Вы не ослышались, Акимичи - это клан шиноби. И я когда-нибудь должен буду стать таким же жирным и здоровым, как и взрослый член клана. Не очень перспектива как мне кажется.
  
  
  
  Пока мозг рассуждал о моей нелегкой жизни, руки жили своей жизнью и вторая бадья ненавистной зеленой каши, без масла была приговорена. Старуха под охи и ахи убежала на кухню, варить добавку.
  
  
  
   "Блин, но почему мамка решила потрахаться со своим ухажером именно сегодня? У меня такие планы были, а теперь вынужден сидеть в этом клоповнике и жевать тупую кашу."
  
  Чье-то внимание отвлекло меня от грустных мыслей. Я кстати, всегда ощущаю направленное на меня внимание. Если на меня смотрят, я точно знаю кто и откуда.
  
  В данный момент моя тушка чем-то привлекла внимание черноволосой кареглазой девочки примерно моего возраста. Она мялась недалеко от моего стола и прятала что-то за спиной. Заметив, что я на неё смотрю, девочка несмело подошла и со словом угосяся протянула мне тарелку.
  
  
  
  -Это фе (же). Не мофет (может) быть! - слезы счастья потекли по моим щекам.
  
  
  
  -Дорогая, будь моей феной (женой)!
  
  
  
  -Хихихи - засмеялась малышка так, как могут смеяться только дети, заливисто и открыто.
  
  
  
  Девочка преподнесла мне тарелку полную так любимой мной в далеком детстве рисовой каши. А по центру блюда лежал шмат сливочного масла. Я влюбился.
  
  
  
  Этот день ознаменовался началом дружбы ненасытного Акимичи Тама и безумной поварихи Нара-Акимичи Рай.
  
  
  
  
***
  
  
  
  После съедания каши я с девочкой прогуливался по поселку. Ярко светило солнце, прохожие приветливо улыбались. Замечательный день. Разговорить девочку получилось с трудом. И дело не в том, что она не хотела разговаривать, наоборот очень даже хотела. Просто она совсем еще кроха, и говорит с трудом. Основные вопросы я между тем выяснил. Кашу малышка приготовила сама из молока и риса, и почему-то решила, что кусок масла будет смотреться очень мило посередине тарелки. Меня же угостила, потому что больше никто её шедевр пробовать не решался, а я выглядел очень голодным. Ну, я не в обиде, женщины они все такие, чего уж обижаться, если природа так распорядилась.
  
  
  
  Так вот, зовут девочку Нара-Акимичи Рай, живет она тут с отцом, официальным послом Нара у Акимичи, между прочим, и матерью Акимичи, главной поварихой поселка, так что девушка полукровка. Малышка сокрушалась, что папочка скоро тютю, и мам много плак, плак. Ну, вы поняли. Батя наделал делов и решил срулить с курорта обратно к семье, оставив опозоренную женщину с ребенком на руках. Все как везде.
  
  
  
  Гуляю я значит с прекрасной дамой, обсуждаем какие конфетки лучше, круглые, что готовит Маюка-тян или квадратные что варит Руи-тян, как какой-то малолетний хулиган швыряется в мою подругу куском грязи! Возмутительно!
  
  
  
  -Страшная престрашная, вали в свою нору к ку-р-ти-за-н-ке матери, бхе!
  
  
  
  Недослушав, я поднял с земли камень и кинул его в лицо главарю стаи юных головорезов. Тут стоит заметить, что мне хоть и было полтора года, но выглядел я года на три-четыре. Правда этим парням по шесть лет, скорее всего, и они уже обучаются быть этими-самими шиноби. Но когда это меня останавливало? Тем более защищал я не просто свою будущую жену, нет. Я спасал жену-лоли! Один этот факт добавил +100% к моей смелости и безбашенности.
  
  
  
  Камень попал агрессору прямо в глаз. И пока малолетние гопники не очухались, схватил притихшую девочку и помчался с ней по тайным путям (через дырку в соседнем заборе) подальше. Конечно взрослые, которых на улице довольно много не допустили бы моего избиения, ведь я не абы кто, а прынц клана, но почему бы не завоевать сердце лоли, спасая её от хулиганов?
  
  
  
  Пара минут бега и завернув за очередной уголок, мы остановились. Девочка уже вовсю ревела, а я, оторвав кусок от своего детского кимоно, принялся вытирать личико малолетки.
  
  
  
  -Тыфе, фенуфка. Пофли домой (Тише женушка. Пошли домой). - Взял я малышку за руку и та повела домой.
  
  
  
  По дороге нам встретилось пара взрослых членов клана, и у одного я приметил ту дань, что он мне сейчас заплатит.
  
  
  
  Подойдя к жующему вяленое мясо здоровенному толстому мужику в потрепанных доспехах мы с Рай остановились прямо перед ним. Девочка уже перестала плакать и с интересом посматривала то на меня, то на мужика.
  
  
  
  Взрослый Акимичи опустил на нас свой печальный взгляд, горестно вздохнул. Видно обо мне ему уже успели рассказать.
  
  
  
  -Конфетку дай! - требовательно вытянул руку вперед я и выжидательно уставился на здоровяка.
  
  
  
  -Дай! Дай! - Повторила за мной умная девочка и тоже вытянула руку вперед.
  
  
  
  Мужик попытался срулить, но мы это уже проходили. Он прыгнул на крышу дома и аки перекормленный кузнечик поскакал от меня. Бедняга, он не знал, что от меня уже не скрыться, ведь запах я его уже запомнил.
  
  
  
  -Фперть (Вперед)! - Выкрикнул я и, взяв жену за руку, помчался, ведомый запахом.
  
  
  
  Каменная застройка поселка была довольно плотной, и нам пришлось немного поплутать, но данника мы все же нашли.
  
  
  
  -Конфетку дай!
  
  
  
  -Дай! Дай!
  
  
  
  Обалдевший толстяк опустил свои очи к земле, что бы лицезреть, две пары глаз требовательно на него смотрящих. Желтую и карюю. А также две руки вытянутых в просительном жесте.
  
  
  
  -Охохо. И как только Тама-тян ты узнаешь о наличии конфет. Настоящий Акимичи. - печально прокряхтел мужик и достал из-за пазухи пакетик круглых конфеток.
  
  
  
  Фсвить! И пакетик в моих руках, сам без понятия как так получается, но получается ведь! Руки всегда успевают схватить еду, как только увидят, притом скорость впечатляет.
  
  
  
  Толстяк проморгался и, открыв рот, так и остался, столбом стоять, пока дети, жуя его любимые конфетки с медом, бежали в одном им известном направлении.
  
  
  
  "Так то, от Тама-сама еще никто не сбегал. Хм, как истинный джентльмен я должен проводить даму домой. Жаль, что не перепадет ничего из особых наград, разве что поцелуй в щечку. Может хоть покормят?"
  
  
  
  -Пофли домой отьведю (Пошли домой отведу) - Пояснил свою позицию девочке я. Та похихикав чему-то, потащила меня по путаным переулкам поселения к себе домой.
  
  Мы Акимичи сверхлюди, однозначно. Разве может человеческая девочка полтора лет отроду знать где, что расположено в таком большом поселке, как наш. Ладно, я, тот, кто помнит свою прежнюю жизнь, но она ведь обычная девочка.
  
  
  
  Через некоторое время мы стояли возле небольшого уютного домика находящегося напротив унылого здания, где живет баба Яга и кормит несчастных унылых детей своей зеленой кашей.
  
  
  
  Девочка отворила дверь и повела меня вовнутрь помещения. Дом ни чем не выделялся из когорты стандартных жилых зданий Акимичи, разве что внутри ощущался покой и уют. Везде стояли фотографии различных людей, а на большой подставке в углу коридора располагался алтарь нашего бога Инари, покровителя урожая и еды. Рай-тян повела меня на второй этаж, откуда слышался приглушенный плачь женщины. В нерешительности малышка постояла рядом с дверью комнаты и затем с такой надеждой посмотрела на меня, что я понял. Свалить не выйдет, придётся успокаивать её мать.
  
  
  
  Мы тихонько зашли в комнату, где на кровати, обхватив колени, сидела и плакала совсем еще молодая девушка, чуть старше моей мамы. Как все женщины клана она была немного полновата, но не настолько, что бы получить титул жирной. Просто пышечка, обладающая особым шармом. Она мне понравилась, и решение было принято, эта женщина будет платить мне дань, кашей.
  
  
  
  Моя будущая жена тоже заревела и бросилась в объятия матери. Женщина обняла дочь и обратила внимание на меня.
  
  
  
  -Кафу молёчнюю с мяслёмь (Кашу с маслом.). Дай! - Вытянув руку, я с полной серьезностью принялся вымогать еду.
  
  
  
  Брови женщины устремились вверх.
  
  
  
  -Дай! Хнык. Дай! - Повторила умная девочка.
  
  
  
  
Вечер того же дня. Поместье главы клана.
  
  
  
  -Бррр.
  
  
  
  "Потерпи немного, сейчас домой придем и поедим"
  
  
  
  -Бррр. Буль. Бр. Буууль
  
  
  
  "Извини, но каши с маслом дома не будет. Зато будет творог из козьего молока! Да, да я тоже не отказался бы от кашки, но мы и так почти все запасы у мамы Рай-тян подчистили."
  
  
  
  -Бууур. Льбуль.
  
  
  
  "Не волнуйся, она обещала нам с тобой завтра презентовать еще пару ведер кашки!"
  
  
  
  -Бур - наконец согласился с моими доводами желудок и на время успокоился.
  
  
  
  -Я дёмя (дома) - открываю дверь поместья и морщусь от запаха секса, что ударил в нос. В хорошем обонянии есть свои минусы.
  
  
  
  -Ты где так долго был! Почему убежал от Огы-сан? - уперев руки в бока, стала наезжать на меня эта изменница.
  
  
  
  -Гулял.
  
  
  
  - Тама-тян, дождёшься ты, выпорю ведь. Или может мне твоему дяде рассказать, что ты меня в его отсутствие совершенно не слушаешься? - Не стала наезжать на меня мать. Она развернулась и вернулась на кухню. Раздался звук мытья посуды. Видно женщина была в отличном настроении и не имела желания устраивать скандала.
  
  
  
  "Может мне твоему отцу рассказать о твоем хахале? Вот дядя обрадуется." - Мысленно спросил я ту, что отдала мои сисички другому.
  
  
  
  Помыв руки, я прошел на кухню и принялся ждать еду. Втянул носом воздух. Сегодня у нас будет на ужин карри с курицей и свининой, а так же рис. Еще раз втянул воздух. Вторым ужином станет печеный в духовке аист со сладким картофелем в меду. А теперь самый сложный момент. Принюхался. На сладкое пирог с творогом, а так же рулет с лесными ягодами.
  
  
  
  "Нормально, на легкий ужин самое то."
  
  
  
  -И где ты гулял Тама-тян. Надеюсь, больше не отбирал у шиноби еду? Как тебе вообще это удается? Отобрать у мужчины Акимичи еду, это из ряда вон, даже для такого как ты - покачала головой женщина, не отвлекаясь от мытья посуды.
  
  
  
  "Что тут скажешь, я просто крут. Не то, что твой хахаль трус. Боящийся посмотреть мне в глаза. Уууу вор."
  
  
  
  -Я себе фену (жену) насёл. - Проинформировал мать.
  
  
  
  - И кто стал избранницей нашего Тамы?
  
  
  
  -Рай-тян, она готовит кафу (кашу) с мясьлём (маслом). Вкусно.
  
  
  
  -Настоящий Акимичи. - Улыбнулась мать и накрыла на стол. А я приступил к священнодействию. Нужно немного утолить голод, что бы удалось хоть немного поспать.
  
  
  
  Мира хоть и улыбалась, но внутри ощущала печаль. Ей было жаль малыша, её названого сына. Сколько бы много и вкусно она не готовила, сколько бы полезна пища бы не была, он все равно не мог наесться. Женщина помнила те ужасные ночи, когда ребёнок не мог спать терзаемый постоянным голодом, когда он в отчаянья пихал в себя всю пищу, что была в округе, и все равно не наедался.
  
  
  
  Для той, в чьем геноме прописан инстинкт накормить до отвала её мужчин, сама мысль о постоянном голоде сына была невыносима. Ведь для Акимичи самым страшным врагом являлся не вражеский кунай или техника. Вот уже на протяжении сотен поколений их страх и враг это голод.
  
  
  
  
Подземный поселок клана Яманака. Пещера Большого Совета.
  
  
  
  Сегодня в глубинах подземных пещер, где живет клан ломающих волю, происходило знаменательное событие. Сегодня трое глав кланов в очередной раз должны будут скрепить союзный документ своими подписями. Этому старому свитку уже несколько тысяч лет и создан он был еще, когда не существовало кланов Яманака, Нара и Акимичи, а были простые семьи наёмников, что использовали свои незначительные тогда еще техники и тайдзюцу для зарабатывания денег на рис насущный. Под давлением конкурентов и набирающих тогда силу последователей Рикудо, они вынуждены были пойти на этот союз. И как оказалось, не прогадали. Сменялись эпохи, менялся ландшафт, а крепкая дружба трех семей позволяла им выжить в любой ситуации. Именно на подобном совете сорок поколений назад был составлен проект по улучшению генома каждой из трех семей. Также в связи с направленностью генома была определена роль каждого из кланов в союзе. Клан Акимичи сфокусировался на развитии ян чакры, а так же использовании фармацевтики и препаратов для изменения структур мышц и формы тела. В союзе кланов Акимичи стали играть роль бойцов прямого контакта, штурмовиков.
  
  
  
  Клан Яманака же углубили свою практику развития ментальных техник. Им больше не было необходимости заботится о боевых качествах, Акимичи и Нара исполняли роль их защитника. Со временем Яманака научились управлять сознанием, ставить ментальные закладки, сам их геном позволял лучше работать с мозгом.
  
  
  
  История умалчивает каким образом Нара добились своей способности управлять тенями, но есть теория, что здесь не обошлось без сен чакры, так называемой природной чакры. Нара многие поколения прожили в лесу, насыщенном жизнью и возможно это как-то повлияло на них. К сожалению, ирьениндзюцу не было сильной стороной трех этих кланов и подробный, глубокий анализ генома был невозможен. Так же главное семейство клана Нара, помимо управлением тенями обладает еще выдающимся интеллектом. В союзе Нара выполняют функцию полевых командиров, а также убийц и шпионов.
  
  
  
  Если обобщить, то фактически можно говорить, что тандем кланов является одним великим кланом, просто разделенным на три ветви. И всех троих устраивает данное положение дел. Да они могли бы объединиться в один великий, но за долгую историю союза время показало, что именно разнообразие дает трио ту жизнеспособность, которой нету даже у великих кланов на подобии Сенджу и Учиха.
  
  
  
  Шестидесятипятилетний глава Яманак, Иноус уважительным поклоном поприветствовал своих гостей. Именно его клану в этом году выпала честь принимать союзников.
  
  После традиционных приветствий трое самых уважаемых шиноби тандема расположились за круглым столом, символизирующим их равность друг перед другом.
  
  
  
  Справа от Иноуса водрузился на кресло нынешний глава клана Акимичи, Чоусу. Кресло под огромным волосатым мужчиной затрещало. Этот шиноби в свои сорок с копейками является одним из сильнейших ниндзя страны огня. Одним фактом своего существования этот исполин решает кучу проблем с защитой подконтрольных кланам территорий. Чоусу заслужено является одним из шиноби S класса.
  
  
  
  Слева же на кресло мягко присел Нара Шаджи, при этом не было слышно ни единого звука. Внешность у шиноби была самая обычная, незапоминающаяся. Таких как он миллионы. Однако эта серая невыразительная внешность скрывает хитрого циника, убийцу. Шаджи, не должен был стать главой клана Нара, его не готовили к правлению. Он, четвертый сын, готовился вступить в тень оленя, ликвидатором, но трагический пожар унес жизнь его отца и братьев. Иноус смотря юному двадцатидвухлетнему шиноби в глаза был уверен, это Шаджи постарался. Однако лезть в интриги клана прирожденных интриганов? Нет уж. Тем более случай для Нара рядовой, они периодически там у себя пускают кровь родственникам. Ничего необычного не случилось, иначе старейшины бы вмешались.
  
  
  
  Старый Яманака не питал иллюзий. Тандемом управляют не главы, они лишь руководят. Вся власть находится в руках старейшин. Именно старейшины решают, кому сесть в кресло главы клана, также они и могут устроить главе клана несчастный случай, если посчитают его действия вредными. Иноус справедливо полагал, что скоро в составе глав кланов произойдут радикальные изменения. Либо его, либо Чоусу сместят. Яманака ставил на себя. Слишком уж была важна сила Чоусу в период конфликта с Хотаке и Курама. Иноус не боялся смерти. Совсем недавно он взглянул на свою политику усиления клана с высоты прожитых лет и ужаснулся! Из-за его действий доверие к Яманака было подорвано и теперь к ним относятся в других двух кланах с подозрением. Пройдет немало времени, прежде чем старейшины смогут выровнять ситуацию. Само осознание ошибочности его взглядов вселяло в душу Иноуса уныние, радовало только, что его наследник придерживался совершенно иных взглядов. Что открывало дорогу для Инори во власть.
  
  
  
  Пока происходили торжественные процедуры представления свитка, и оглашение древнейшего соглашения, Иноус размышлял о будущем. На данный момент в его клане около двух сотен активных шиноби, начиная от сопливого генина, заканчивая ветераном чунином. Довольно неплохие силы по нынешним временам, вот только Яманака не являются шиноби прямого столкновения. Останься они без поддержки Акимичи и их в этот же год задавят, мужчин вырежут, а женщин будут насильничать, пока они будут способны рожать детей, после чего убьют. Почему он раньше не видел всю картину целиком? Зачем периодически пытался подкопаться к секретам двух других кланов? Вот стоит сейчас тому же Чоусу отказаться подписывать документ на старых условиях и клану придёт конец. Дошло до того что их мужчин перестали приглашать в другие кланы для усиления крови, а ведь раньше частенько блондины Яманака гостили в постелях пышечек Акимичи и стройных малюток Нара, делая девушкам здоровых детей. Но когда последний раз родился Нара-Яманака или же Акимичи-Яманака? Лет пять назад, если не больше. Да даже количество гостящих в их клане шиноби мужчин уменьшилось, чего вообще никогда не было. Разве мог раньше тот же воин Акимичи устоять и не отдохнуть пару недель с прелестницей Яманака? Теперь же они бояться, что в их мозгах будут ковыряться во время секса. Глупость, но в ту глупость теперь верят. И все из-за него.
  
  
  
  -Готовы вы скрепить договор кровью как завещали предки? - Отвлек старого шиноби от самобичевания громогласный голос старейшины Яманака. По традиции именно старейшине принимающего совет клана выпадала честь быть арбитром.
  
  
  
  -Готов. - Тихо произнес со своего места молодой Нара. Ему поднесли свиток, и шиноби куснув палец до крови, написал на свитке кандзи своего клана.
  
  
  
  Ожидание затягивалось. Все внимание было сейчас обращено на Чоусу, если он не подтвердит желание, то проживет не очень долго. Но союз будет разрушен, это точно.
  
  
  
  -Готов! - Рыкнул мужчина и смотря в глаза Иноусу врезал кулаком об стол.
  
  
  
  Старый шиноби перевел дух. Самое страшное позади. Дождавшись окончания процедуры он произнес и свою часть, а так же расписался в свитке. Теперь настала пора стандартного обсуждения и подведения годовых итогов. Как обычно первый вопрос на повестке дня таким же и остался, как и сотню лет назад.
  
  
  
  -Заседание великого союза кланов объявляю открытым. Слово предоставляется Нара.
  
  
  
  -Значит вот как все происходит, это довольно напряжно знаете-ли слушать все эти процедуры. Раз так получилось, что я обладаю самым свежим взглядом на мир шиноби из всех, то мне и вносить предложение по мучающей наши кланы проблеме.
  
  
  
  -Завязывай разглагольствовать пацан и говори по существу! - громко фыркнул Чоусу.
  
  
  
  -Ох как напряжно общаться с вами Чоусу-кун. По традиции, что зародилась за сто лет, спрошу. Что делать будем с Учихами и Сенджу? Их разборки становятся все серьезней с каждым годом. По последним расчетам из-за них мы в этом году потеряли два миллиона рье. Это на двести тысяч больше чем прежде. Заказчики теперь объезжают страну огня и обращаются к кланам шиноби травы и леса. И по подсчётам аналитиков в следующем году все будет ещё хуже! Все мы прекрасно понимаем, что если эту вражду не прекратить, то страна огня обезлюдит. Все мы знаем кому выгодно данное положение дел, однако вопрос так и не был за последние сто лет решен. Как помирить Учих и Сенджу? У кого есть идеи?
  
  
  
  -Удзумаки так и не изменили свою позицию? - Спросил Иноус. Может, случилось чудо, и красноволосые поменяли политическую линию клана.
  
  
  
  -Все как и сто лет назад. Позиция Удзумаки по Учихам однозначна. Никакого примирения, только уничтожение. - Вздохнул молодой Нара. - Все попытки наших дипломатов в Водовороте хоть немного ослабить давление на Сенджу не привели ни к чему. Да и если бы удалось склонить Водоворот к пути стабилизации обстановки в регионе, то дало бы это не много. По оценкам специалистов конфликт теперь будет поддерживать сам себя. Вы, наверное, еще не в курсе, но совсем недавно Учихи убили второго сына Сенджу Буцума...
  
  
  
  -Вот дерьмо! Кого из троих? Надеюсь не Хошираму. - Чоусу не на шутку разволновался.
  
  - Итаму. Однако как эта трагедия повлияет на Хошираму нам неизвестно. Вполне возможно их дружбе с Учиха Мадарой придет конец.
  
  
  
  -Возможно, придется снова начать воздействовать на разум Хоширамы. Друзья мои боюсь это последний раз, когда мои лучшие специалисты могут вмешаться. Дальнейшие воздействия на мозг Сенджу скорее всего приведут к его сумасшествию. Поэтому я вношу на повестку дня вопрос о направленности воздействий.
  
  
  
  Колея обсуждений завертелась с новой силой. Периодически каждый из глав шиноби вызывали своих помощников, чтобы переправить распоряжения в кланы. Большая игра против доминирования Водоворота в Стране Огня, длившаяся уже практически век, набирала обороты.
  
  
  
  За эти восемь часов главы кланов обсудили множество вопросов, затронули нарастающий конфликт Нара и Хотаке. Прошлись по договорной войне с Курама, которая неожиданно переросла в настоящую. Взглянули на ситуацию в соседних странах и дружно покачали головами, подивившись тому бардаку, что сейчас происходит в мире.
  
  
  
  И наконец, под конец заседания затронули тему будущего поколения.
  
  
  
  -Прошу слова. - попросил Чоусу.
  
  
  
  -Слово предоставляется главе клана Акимичи. - Из последних сил прокряхтел старейшина. Подобные длительные советы очень тяжело ему давались.
  
  
  
  Двое глав кланов дружно удивились. Обычно Чоусу не любил поднимать какую-либо тему на обсуждение. Особенно по вопросам образования, справедливо полагая, что каждый клан имеет права учить будущих шиноби как им заблагорассудится.
  
  
  
  -Все вы помните историю моего племянника, полукровки Удзумаки. В общем, он выжил и, по словам нашего ирьенина, не умрет от отторжения глаз или мутации генома. Глаза прижились, изменились и теперь с уверенностью можно говорить о приобретении членом моего клана додзюцу. Это не шаринган точно, но где-то близко. Прошу причислить ребенку стратегический потенциал.
  
  
  
  Чоусу не просто удивил своих коллег, нет, он их шокировал. Секунды тишины сменились целым шквалом вопросов. Толстяк терпеливо отвечал на все. Мужчине было необходимо, что бы его просьбу-предложение выполнили. Это был единственный шанс для его племянника. Учихи рано или поздно узнают о ворованных глазах, и только помощь спецслужб союзников может уберечь жизнь мальца.
  
  
  
  В итоги маленький Акимичи Тама удостоился чести быть первым за сотню лет шиноби со стратегическим потенциалом.
  
  
  
  
  
  
   Комментарий к Глава 2. Кашу с маслом. Дай!
   Автор своей волей послал Рикудо в глубину веков. Временной промежуток между смертью Рикудо и началом моей книги растянут на 1500 лет
  
  ========== Глава 3. Сыр-сан. ==========
  
Страна Огня. Поселение Акимичи. До образования Конохогакуре но Сато 7 лет.
  
  
  
  "Здравствуйте. Это я, Акимичи Тама, помните еще меня? Мне совсем недавно исполнилось три года, и я уже охрененно взрослый. Настолько взрослый, что дядя с матерью перестали бесплатно кормить! Теперь, чтобы получить завтрак, мне необходимо пройти утреннюю тренировку, как и перед обедом и перед ужином. И тренировки-то не простые, нагрузка настолько большая, что домой я буквально приползаю. Все возмущение, которое я вылил на мать, пытаясь сыграть на материнских чувствах, вызвало у женщины лишь улыбку. Только благодаря моей несравненной Рай-тян и держусь. Пускай её блюда и пугают своим внешним видом и запахом, зато они съедобны! А то, что первый суп был фиолетового цвета и подозрительно булькал, это ничего, в той ситуации он казался вершинной кулинарных изысков".
  
  
  
  -Тама-кун, неужели ты решил сесть на диету? Если не успеешь прибежать вовремя, то останешься без завтрака. - Напомнила о себе черноволосая сенсей. Это чудовище, прячущееся под внешностью миловидной хрупкой женщины, появилось в моей жизни год назад, и поначалу я был обманут её лоликоностью. Коварная женщина с первым размером груди и кукольным личиком сыграла на моих слабостях, обманула чуткий глаз отаку. Этот монстр следил за мной, выведывал мои слабости и желания, готовился поработить душу бедного отаку. Именно в день моего рождения, полгода назад, монстр сбросил свою маску. Женщина подговорила буквально всех в поселке, и теперь чтобы получить даже сраное ведерко кашки, необходимо или отжаться двести раз, или пресс качнуть, или же подтянуться полтинник.... Вдумайтесь в эти цифры! Мне, блин, три года! Ну и что, что выгляжу на пять, и довольно силен и вынослив, но это ведь не повод проводить через подобные пытки!
  
  
  
  - Ну-Ну Тама-кун, еще два кружочка, и ты отведаешь самого вкусного сыра в этом регионе. Его специально для тебя привезли из Страны Гранита, контрабандой. Он же просто Дайме всех сыров. Несравненный Сыр-сама, а ты заставляешь его ждать. Нехорошо!
  
  
  
  "Сыр? СЫР!"
  
  
  
  -СЫР! - Заорал я что есть мочи и врубил полную скорость. Стоит, наверное, пояснить в чем дело. За три года я выяснил несколько забавных фактов о своем теле, помимо странного зрения и звериных инстинктов. Мой голод, терзающий меня постоянно, временно проходит только в двух случаях: если я съедаю достаточное количество калорий и если пробую нечто с ярко выраженной вкусовой палитрой. Вроде сыра с плесенью.
  
  
  
  Бегали мы по внешней каменной стене поселения, с которой открывался шикарнейший вид на равнину внизу. Дом клана Акимичи располагался в северной, гористой части Страны Огня, на горе Инариуказе. Фактически большинство зданий вырублено в породе, и они монументальны. К поселению ведет одна открытая горная тропа и множество скрытых подземных путей. Если рассматривать это место с точки зрения атакующего, то единственный шанс взять его, это полная блокада и бомбежка с воздуха. В истории клана задокументировано несколько попыток взятия поселения, но ни разу толстяки не пускали врага в дом. Были случаи, когда от голода, во время блокады, погибало до 80% населения Акимичи, когда детям скармливали трупы павших в бою шиноби и призывных зверей, и именно после подобных суровых испытаний Акимичи ввели в свою жизнь культ поклонения еде, поклонение Инари.
  
  
  
  -И финиш! - Валюсь я после пересечения линии, что любезно начертила сенсей.
  
  
  
  -Тама-кун, но ведь дома ты должен быть через две минуты. Есть ли у тебя время разлёживаться, Сыр-сама уже, наверное, устал тебя ждать и на пути ко рту Чоусу-сама. - Ехидный голос злобной ведьмы моментально убил всю радость от окончания утренней пробежки.
  
  
  
  Взяв волю в кулак, поднимаюсь и гордо смотрю на монстра. Утреннее солнце подсвечивает её воздушную, хрупкую фигуру, слабый ветерок треплет гриву черных как смоль волос, её карие глаза смотрят мягко и немного наивно.
  
  
  
  "Приди в себя Тама-сама!" - Ущипнул я себя за руку. Монстр снова хотел сломить волю бедного сиротинушки.
  
  
  
  -Минута Тама-кун. Одна минута, думаешь, успеешь?
  
  
  
  -Мой СЫР!
  
  
  
  Тело обожгло. Странное тепло образовалось в животе и прошлось по организму, смывая усталость и придавая новые силы. Глаза немного защипало, и зрение стало четче. Я на одних инстинктах заставил странный орган в животе дать мне еще больше этой энергии и направил её в ноги. Рывок, на камне от моего следа осталась небольшая выемка, но меня не заботили сейчас мелочи. Охотничий азарт и голод управляли сейчас мной. Все что было, вложил в этот рывок до дома и таки успел! На полной скорости я влетел в поместье, вынося дверь, и уже практически добрался до вожделенной добычи, когда удар поварёшки по голове впечатал в пол бедного меня.
  
  
  
  -А ну живо пошел в душ! - Угрожающе держа поварёшку в боевом положении, приказала ни кто иная, как Мари-тян.
  
  
  
  -Мой сыр. Его ведь съест этот медведь. Мама, позволь хоть куснуть. Маленький укус сделает твоего сына самым счастливым Акимичи в клане. - Грустным голосом пытаюсь разжалобить маму. Краем глаза замечаю волосатую харю дяди с издевательской улыбкой, подносящего кусок сыра ко рту.
  
  
  
   -Не волнуйся, твоя порция не будет съедена. Я прослежу. - Последнее предложение было сказано с такой зловещей интонацией, что ехидная улыбка стерлась с волосатой рожи Чоусу.
  
  
  
  -Ну, тогда я пошел?
  
  
  
  -Иди сынок, иди. Настоящие шиноби держат свое тело в чистоте и после каждой тренировки обязательно принимают хотя бы душ.
  
  
  
  Шиноби, да. Моя будущая профессия, прямо скажем, восторга не вызывает. С раннего детства до самой смерти быть наемным убийцей, не то о чем я мечтал всю жизнь. Даже возможность научиться магии, не компенсирует все минусы бытности ниндзя. Конечно, круто если научусь пуляться огненными шарами как Лина Инверс или перевоплощаться в воителя Луны. Однако убивать за деньги, чего-то не особо хочется.
  
  
  
  Нажав на иероглиф над краном, тем самым включая теплую воду и пока та набирается в ванную, принялся снимать одежду. Если бы меня сейчас увидел человек с земли, то он, наверное, дал бы мне лет пять, может шесть и удивился бы такому количеству мышц, что не может быть у ребенка. Он бы посмеялся над моими волосами, которые год назад начали светлеть и приобрели розово-земляничный цвет, а затем впал в ступор от желтых глаз со зрачком, совершенно не реагирующим ни на свет, ни на какие-либо другие раздражители. Странное сочетание цвета волос и глаз, а также моя слишком правильная для мальчика внешность делает лицо несуразным, отталкивающим. Последнее время я из-за своей внешности начал терять авторитет в детской стае.
  
  
  
  Захожу в большую ванну и чувствую, как горячая вода окружает тело, смывая грязь и усталость.
  
  
  
   В нашем поместье нынче кипит жизнь. Мари-тян поженилась со своим хахалем и сейчас беременна, она это зачем-то скрывает, но я ясно вижу еще одну маленькую бесформенную сигнатуру внутри неё. Так же год назад у нас поселились две отмороженные на всю голову куноичи. Обе из союзных кланов. Черноволосая и хрупкая Нара Шика и высокая статная блондинка Яманака Ина. Первое время эти две актрисы дружили со мной, угощали, усыпляли бдительность. На самом же деле они составляли план на мои тренировки, подыскивали ниточки, дернув за которые можно было бы направить мое движение.
  
  
  
  Ныряю с головой в воду, наслаждаясь её игрой в моих непослушных волосах.
  
  
  
  Нара Шика занимается со мной бегом и физическими тренировками на силу, типа поднятия камня, приседаний с камнем, а также подтягиваний. Эти тренировки проходят утром. Перед обедом наступает черед блонди. И это самые болезненные три часа в день, в течение которых мое тело крутят, вертят, гнут и ломают, и все это бедствие зовется растяжкой. После её садизма, на обед приползает уже не Акимичи Тама, а нечто аморфное и бескостное. Последним со мной занимается дядюшка, чертов бородач вместо занятий делами клана, не дает мне выбраться с тренировочного полигона. Он толкает, кидает, иногда слабенько бьет, но как скала стоит перед выходом и контролирует все окружающее его пространство. Под конец тренировки я уже настолько зверею от боли и того неописуемого голода, который она вызывает, что слетаю с нарезки.
  
  
  
  Вылезаю из ванны и, нажав на иероглиф у её основания, дожидаюсь пока вода уйдет и затем специальной тряпкой вытираю начисто.
  
  
  
  Вот так обычно и проходит мой день. Всего несколько часов досуга вместе с Рай-тян и моим корешом Когои. Обычно мы вмести или пробуем новые шедевры несравненной Рай-тян или же идем за данью, что платят нам подконтрольные группировки детей. Хотя последнее время стая Вана, начала бузить, но я думаю, пару взвешенных аргументов убедят и самого Вана и его коллектив в неправильности своей позиции.
  
  
  
  Захожу на кухню и сажусь на свое место за столом. Напротив меня дядя, справа обе сенсея, слева же места Мари и её мужа Коуске, который сейчас на миссии. Ну а по центру стола он. Тот ради кого я сегодня испытал боль и унижение, мистер Сыр-сан.
  
  
  
  -Приятного аппетита! - Дружно складываем ладони вместе в молитвенном жесте, а затем приступаем к еде.
  
  
  
  Сыр был удивителен. Яркое послевкусие еще долго играло на языке. На несколько минут я пропал для мира, поглощенный процессом священнодействия, взрослые не отставали. Когда с завтраком было покончено, пришло время для стандартных разговоров за столом.
  
  
  
  -Отец, как успехи на фронте? Не слышно, когда будет смена?
  
  
  
  -Мари, ничего не случится с твоим суженым. Повоюет и приедет домой. Хотаке потеряли поддержку Курама, а без них противопоставить нашим кланам им нечего, так что скоро бледные на попятную пойдут, я более чем уверен в своих словах, не будь я Акимичи Чоусу! - Рыкнул гигант.
  
  
  
  -Уважаемый Чоусу-сама, не могли бы вы сперва пережевать, а уже затем кричать. И да, Мари-сан не переживайте, мой муж недавно прислал ласточку с письмом, у клана Хотаке возникли большие проблемы с Хьюга. Война вскоре закончится как всегда в нашем мире, ничем. - Ровный уважительный голос Ины подошел бы для официального мероприятия, нежели для семейного завтрака.
  
  
  
  -Да, Мари-тян все будет хорошо, вот увидишь, твой муженёк вернётся с войны героем. - Поддержала разговор Шика.
  
  
  
  -За что воюем хоть? - мой вопрос вогнал взрослых шиноби в ступор.
  
  
  
  "Чего это они?"
  
  
  
  -Понимаешь, Тама-тян, может тебе это и покажется глупостью, но все дело в северном перевале, несколько лет назад очищенном от диких чакро-зверей*. Теперь караванам не нужно идти в обход по землям Хотаке, они по нашему перевалу намного быстрее добираются до северных стран. Хотаке это не очень понравилось, ведь они теряют прибыль, вот и решили бледнолицые разрушить дорогу. Там еще есть несколько причин, завязанных на локальную политику. - Вот один несомненный плюс этого мира. От меня не отмахнулись, а четко объяснили, почему и как.
  
  
  
  -Мама, а какие еще причины?
  
  
  
  Вместо матери голос подала блондинка.
  
  
  
  -Клан Хотаке издревле специализируется на сфере досуга, в частности они предоставляют для двора Дайме нашей и соседних стран лучших медовых куноичи. Медовые куноичи, Тама-сан, это девушки чье призвание доставлять удовольствие мужчинам и женщинам, посредством секса узнавать различную информацию, но не стоит их приравнивать к проституткам. Медовая куноичи для удовлетворения плотских потребностей клиента использует множество техник на основе чакры. Их клиенты и клиентки очень часто проживают очень длинные жизни и умирают с улыбкой на устах.
  
  
  
  - Последние два года клан Хотаке в этом бизнесе потеснил мой клан, Яманак. Наши девушки хоть не столь обворожительны и прекрасны как куноичи Хотаке, но так же умеют многое, особенно они хороши в психологической разрядке. Чем не причина?
  
  
  
  -Или вот еще одна. Хотаке очень тесно связаны с Намикадзе, которые подчиняются Великому Водовороту, основному нашему противнику в регионе, и хоть вся интрига не видна, но вполне возможно за этой клановой войной стоит нечто большее, чем потеря клиентуры.
  
  
  
  "Какие страсти". - Подумал я, но информацию запомнил. Я ведь прынц, необходимо соответствовать.
  
  
  
  
8 часов утра. Поселение Акимичи.
  
  
  
  Тук. Тук. Тук.
  
  
  
  - Рай-тян, открывай! Муж пришел!
  
  
  
  Дверь открывается, и из-за угла выглядывает лицо девочки. Её мокрые черные волосы свисают сосульками, и с них капает на пол вода. Карие глаза смотрят на меня с осуждением.
  
  
  
  -Тама-тти, проходи, проходи. Холодно.
  
  
  
  Захожу в дом. За последний год тут многое изменилось. Особенно запах. Теперь постоянно ощущаю вора, что приходит к Пири-тян, маме Рай-тян, в гости, на сладкое.
  
  
  
  -Мама ушла на работу. Дом в полном нашем распоряжении. - Девочка, замотанная в полотенце, принялась особой расческой сушить себе волосы. - Будем готовить, Тама-тти? Или в кубик-рубик поиграем?
  
  
  
  Мама Рай-тян работает куноичи-поварихой. Это куноичи, что охотятся на чакро зверей, живущих в долинах гор, а затем особым образом их готовят. Так же они собирают лечебные травы и изготавливают медицинские препараты и пилюли с различными эффектами.
  
  
  
  -Сегодня нужно разобраться с Вана. Зайдем за Когои и пойдем за конфетами, которые Вана отказался платить.
  
  
  
  -Бе. Опять драться? Может ну его, этого Вана. И зачем нам столько конфет? Давай лучше приготовим чего-нибудь экспериментального! - предложила девочка, принявшаяся заплетать свои отросшие волосы в косу. Затем она на некоторое время убежала в комнату, одеться.
  
  
  
   -Дело не в конфетах. Дело в принципе! Сперва, он откажется платить дань, затем договориться с другими группировками. И не успеешь оглянуться, как нас низложат с вершины пищевой цепи детской части поселка! - Терпеливо объяснил непонятливой даме. - Разделяй и властвуй. Разделяй и властвуй, юная куноичи.
  
  
  
  -Н-и-з-л-о-ж-и-ть. Тама-тти, ты такой умный! Но может, прикажем Чимоу-пёну один раз отдать дань Вана-пёну, а они потом там сами передерутся?
  
  
  
  Я не нашелся, что ответить.
  
  
  
  
8.15 утра того же дня.
  
  
  
  Бах. Бах. Бах.
  
  
  
  -Когои, открывай! Это я, твой босс Тама-сама!
  
  
  
  Со скрипом дверь, повидавшая лучшие времена, открылась. Полноватый мальчик в бесформенной рубашке и бандане с опаской посмотрел на вторженцев, то бишь на нас. И как по волшебству его хмурую полнощекую физиономию озарила улыбка.
  
  
  
  -Тама-аники, Рай-тти, дарова! Хе-хе-хе, а у вас пожевать для вашего аники не найдётся? - Смущенно засмеялся мой кореш. Бедняга живет с отцом, который либо на миссии пропадает, либо бухает. Мать Когои погибла год назад. И так как она была моим данником, я взвалил на свои плечи просвещение пацана во все тонкости жизни. Через некоторое время мы сдружились, на почве любви к странным блюдам Рай-тян.
  
  
  
  -Привет, здоровяк, держи, угощайся и тебе, Рай-тян, тоже вот кусочек. От сердца отрываю, чтобы вы знали. - Из-за пазухи мои руки извлекли шмат заныканного на вчерашнем ужине вяленого мяса, а затем еще и кусок сыра. Моя курточка была с секретом. В ней на внутренней стороне есть пара иероглифов, в которых я храню запас пищи.
  
  
  
  -Аники! - Толстячок дрожащими руками схватил угощение и тут же принялся его уплетать. Жизнь у него не сахар. Вот если бы у пацана и отец помер, то, несомненно, существование для него облегчилась бы. Приют тут очень хорош. Кормят до отвала, учат, можно найти кучу друзей. В его же ситуации никто не имеет право оказать помощь, ведь так можно оскорбить старшего в семье, отца Когои. Я до сих пор помню как этот алкоголик орал на женщину, что принялась ухаживать за мальцом. Урод, сам забил на сына, и другим не дает о нём заботиться. Да парню даже есть иногда нечего! Что может приготовить себе четырехлетний мальчик? Вот и питается только гадкой зеленой кашей, да тем, что я и Рай ему принесём.
  
  
  
  -Ешь и пошли. Нужно разобраться с Вана, пока он не договорился с другими группировками.
  
  
  
  
9.26 утра того же дня.
  
  
  
  -Ну, здравствуй Вана-пён, как дела, как семья? - Руки в карманах штанов, куртка накинута на плечи, и её рукава развеваются на ветру.
  
  
  
  - Девочка, девочка, розоволосая девочка! Ребят, а давайте стянем с него штаны, может там и нет ничего. - Храбрился пятилетний Вана. Мальчик полный и довольно высокий для своего возраста. Это был его последний год бытности ребенком и видно он хотел оставить память о себе у более маленьких представителей своей стаи-банды. Жили эти восемь парней у западной стены, где держала лавку Руи-тян, поэтому конфеты у них всегда водились.
  
  
  
  -Эх. Как же так Вана-пён, мы же через столько прошли вместе! Жаль, очень жаль, что ты не стал слушать своего советника мистера Гира-пёна. - С сожалением покачал головой. За мной Когои исправно отрабатывал свой завтрак, корча страшные рожи и периодически разминая кулаки. Рай-тян же с интересом наблюдала за моим спектаклем.
  
  
  
  -Ща ты получишь, розовый! - Ринулся на меня крупный мальчик.
  
  
  
  Легким движением плеч сбрасываю куртку, делая шаг вперед и чуть пригнув голову, пропускаю размашистый удар поверх себя, одновременно с эти впечатываю свой костлявый левый кулак в пузо оппонента. Подшаг вправо и завершающий удар в челюсть. Дитё не удерживает равновесие и по инерции валится на землю. Что не говори, а Вана парень крепкий. Уже через пару секунд он вскакивает и, растопырив руки, пытается меня схватить. Ставлю подножку, и он снова валится на землю. Так мы и танцевали, пока пацан не выдохся.
  
  
  
  -Вана, Вана, ну зачем ты всё это затеял? Будь умничкой, гони конфеты.
  
  
  
  -Ха, ха, ха. Может ты и побил меня сейчас Тама-пён, но я буду ждать тебя распростертыми объятиями в лагере генинов. - Тяжело дыша, засмеялся Вана. Он кивнул одному из парней, и мне вручили кулёк конфет.
  
  
  
  -Готовь больше конфет, Вана. Ведь когда я приду в лагерь, то спрошу за все время, что мы не виделись. - Улыбнулся я. Меня, почему-то начал забавлять этот парень. Интересно почему?
  
  
  
  -Погнали, сготовим чего-нибудь новенького. Рай-тти, Когои-тти побежали, у нас лишь час до моей тренировки!
  
  
  
  -Аники! Поделишься конфетками?
  
  
  
  -На, держи, все равно я не люблю такие.
  
  
  
  Трое друзей побежали по улицам каменного посёлка. Два мальчика и девочка, чья дружба зародилась в раннем детстве и продлилась до самой смерти.
  
  
  
  
Тот же день. Вечер.
  
  
  
  Семейный полигон. Сколько поколений ветви Чоу, клана Акимичи он повидал, сколько слез боли пролилось на песок этой арены, не счесть. И именно здесь сильнейший шиноби клана сейчас учит своего племянника самому важному качеству воина, храбрости. Давя на маленького, худенького человечка своим ки, он не дает ему пройти, постоянно сбивая на землю. Эти занятия длятся уже полгода и продлятся вплоть до шестого года жизни розоволосого мальца.
  
  
  
  Я с трудом поднялся. Жуть, излучаемая дядей усилилась, цепи страха сжимаются на моем теле, не давая двигаться с полной скоростью. Каждый день он усиливает напор, и мне все трудней противится ужасу, что навевает эта исполинская фигура. Но я не имею право проиграть, не сегодня, не сейчас. Она ждет меня дома, она, наверное, уже совсем устала и выдохлась. Моя милая жареная корова.
  
  
  
  Напрягаю все свои небольшие мышцы и делаю рывок к выходу, пытаясь обмануть великана, обозначив движение вправо, а сам пытаюсь проскочить под широко расставленными ногами.
  
  
  
  -Слабо! - Рука дяди хватает меня за плечо и швыряет в воздух.
  
  
  
  Кое-как приземлившись на ноги, снова делаю рывок, и снова он меня швыряет.
  
  
  
   "Так дело не пойдет. Моя скорость недостаточна, у меня мало опыта, я по всем показателем намного слабее его. Но ведь должен быть способ, не может не быть решения".
  
  
  
  Голод разрывает желудок, он уже не орет, он визжит, требуя еду. Снова чувствую энергию внутри тела. Её яростный ток дает чувство всесильности и мощи. Мир обретает большую четкость, и я теперь вижу иллюзорные руки, исходящие от дяди.
  
  
  
  Напрягаюсь, переправляя энергию в ноги, и делаю отчаянный рывок в зону недоступную для рук дяди.
  
  
  
  "Выбрался!" - Пришла мысль.
  
  
  
  -Медленно! - Возразил дядя.
  
  
  
  Рука невесть откуда взявшаяся, снова отправляет в полет, но это только раззадоривает. Азарт охотника просыпается внутри.
  
  
  
  Наше противостояние все длилось и длилось. Я уже позабыл о прожаренной в кислом соусе корове. Существовала только одна цель, обмануть большего хищника, выбраться из ловушки.
  
  
  
  В какой-то миг что-то произошло, силуэт дяди размылся, и я провалился в небытие.
  
  
  
  Помню, как очнулся дома и в полусонном состоянии скушал ужин, а потом темнота.
  
  
  
  
Поместье главы клана Акимичи. Поздний вечер.
  
  
  
  Беловолосая куноичи водила светящейся синем светом рукой над телом спящего мальчика и периодически, что-то записывала в журнал. Рядом с ней на кресле сидели Чоусу и Шика, ждавшие окончания ежедневного осмотра техникой Мистического анализа. Через некоторое время свет излучения сменился на зеленый. Яманака принялась лечить микро повреждения мышц и костей, вызванных перегрузками на тренировках.
  
  
  
  -Как наш малыш? Чоусу-сан не перестарался случаем? - Тихий ласковый голосок Шика был приятен для слуха.
  
  
  
  -Основные повреждения приходятся на мышцы и кости, тут все как у всех. Но вот чакроканалы у глаз беспокоят, слишком их много, и они чересчур переплетены. Притом в отличие от шарингана, где все упорядочено, здесь сплошной хаос. Такое чувство, что глаза, это не само додзюцу, а лишь его часть. Мне очень жаль, но мой анализ не способен взглянуть глубже и найти основу генома. - Повинилась беловолосая красавица Яманака. - Действия Чоусу-сана не вызвали сильных повреждений, насколько мне видно.
  
  
  
  -Пф. Я учу мелкого, как учили меня и моего отца. Естественно все в порядке! Пойдемте в трапезную, нам есть что обсудить.
  
  
  
  Через пару минут в трапезной две куноичи вели отчет о прогрессе маленького Тама перед Акимичи Чоусу.
  
  
  
  -Начну с того, что темпы развития тела хорошие, как и выносливость, а вот с силой придется поработать, сейчас есть небольшой перекос. Также парень не набирает жировую массу выше определённого значения, и это станет проблемой, очень большой проблемой.
  
  
  
  -Можешь не утруждать себя заботой о жире мальца, Нара Шика, когда придёт время, я самолично обучу парня техникам Акимичи, не требующим большего количества массы тела.
  
  
  
  -А разве такие есть? - удивилась Нара. Хоть она и не рассчитывала на ответ, но все же его получила.
  
  
  
  -Плохо вы знаете историю союзных кланов. На следующем собрание я непременно укажу Шаджи на это. Помимо техник увеличения формы тела, имеются и техники изменения. И именно им я обучу Таму.
  
  
  
  -Благодарю за пояснение Чоусу-сан. В ближайшие три года я предлагаю сделать ставку на скорость. Будем честны, даже после усиленных тренировок, мальчик никогда не станет физически сильнее определённого предела. Но вот предела скорости, что сможет развить тело может и не быть. Возможно, скорость является одной из отличительных черт изменённого генома Тама. Более подробный отчет о программе тренировок на ближайшие три года вы можете прочесть здесь. - Положила на стол женщина увесистую папку. - У меня все.
  
  
  
  Чоусу кивком дал понять, что женщина услышана, а затем перевел взгляд на блондинку.
  
  
  
  -Никакого ниндзюцу до достижения ребенком семи лет. Тренировки на развития контроля можно начинать хоть завтра, вреда они не принесут, даже наоборот, есть вероятность выравнивание отставания инь чакры, по сравнению с ян. С предрасположенностью к элементу пока ничего не ясно, тут или молния или огонь, конкретнее можно будет говорить через годик, другой. Настоятельно рекомендую начать обучение основ ирьениндзюцу, теории там много и вся эта информация будет полезна для развития инь чакры.
  
  
  
  -Я не ослышался? Ты предлагаешь учить его на ирьенина? Не слишком ли вязкая чакра у ребенка, и не уничтожим ли мы этим обучением потенциал племянника в ниндзюцу? - Перебил женщину Чоусу, неслабо удивленный её предложением.
  
  
  
  -До десяти лет только теория, а там будет видно. На несколько лет только развитие контроля. По чакре всё. Теперь по поводу генома и додзюцу. - Женщина вдруг замолчала. Было видно, что она собирается с мыслями.
  
  
  
  -Если проводить аналогии, то геном Тамы и геном Акимичи также близки, как и геномы Сенджу и Удзумаки. Я выявила пока только несколько отличительных особенностей его кеккай генкай. Мальчик очень быстр для своего возраста. Были даже замечены случаи, когда он вырывал еду из рук опытных чунинов настолько быстро, что они даже не успевали реагировать. К сожалению, эта скорость скорее интуитивна и неподконтрольна, хотя может со временем все и изменится. Следующей особенностью можно считать голод. Он постоянно хочет есть, даже во сне. Ради эксперимента я ночью поводила возле его рта куриной ножкой, и ребенок, не просыпаясь, вырвал её у меня из рук и сжевал. Пока неясно в чем причина этого голода, и несет он хоть какие-либо плюсы. И последнее, додзюцу. Это уже не шаринган, хоть и имеет ряд его свойств. Глаза стабильные, даже слишком, на раздражители не реагируют. Был замечен небольшой гипнотический эффект. Можно утверждать, что на данный момент додзюцу не активно, и как его активировать и сколько у него "режимов" неясно. Применять известные нам методики Учих и Хьюг не желательно. В этой папке все мои выкладки по состоянию чакросистемы, а так же план на ближайшие три года. Там подобраны наиболее эффективные, на мой взгляд, тренировки по контролю. - На стол бухнула здоровенная папка. - А здесь все, что нам известно по геному и додзюцу Тамы-сана - Два листочка были положены на талмуд.
  
  
  
  -У меня все. Чоусу-сама, а почему пригласили именно нас, женщин, не мужчин?
  
  
  
  -Хе хе хе. - Противно засмеялся гигант - Поверьте, вы поймете причину. Рано или поздно.
  
  
  
  --------------------------------------------------------------------------------
  
  
  
  1. Чакро зверь - Неразумное животное имеющее развитую систему циркуляции чакры. Практически полностью выбиты на всем материке.
  
  ========== Глава 4. Рисовые булочки, которые никто не любит. ==========
  
  
  
3-5 года жизни начинающего шиноби Акимичи Тама. (7-5 лет до основания Конохагакуре но сато)
  
  
  
  Акимичи Тама. Возраст 3 года 6 месяцев 12 дней 20 часов 9 минут и 13.3 секунды
  
  
  
  Хрум, хрум, хрум.
  
  
  
  -Тама-сан, сосредоточься. Сегодня начнутся очень важные тренировки.
  
  
  
  Хрум, хрум, хрум.
  
  
  
  -Контроль чакры, один из важнейших навыков для шиноби. Имея большое количество чакры, но не умея ей управлять, ты не сможешь использовать большинство дзюцу. Даже такие с виду простые дисциплины как тайдзюцу и кендзюцу, которые на первый взгляд не как не связаны с чакрой, не развить в должной мере без, хотя бы, начального контроля.
  
  
  
  Хрум, хрум, хрум. Хрясь!
  
  
  
  -Эй! Ты что творишь, Сенсей! Больно же!
  
  
  
  -Так вот, Тама-сан, сегодня начнутся твои тренировки по развитию контроля чакры. Прежде чем приступать к внешним манипуляциям и выделению, ты должен ощутить свою чакру внутри тела, научиться ускорять и замедлять её движение. Именно для этого я осмелилась пригласить мастера Аге-доно. - Злая, белобрысая Яманака, отобрав мои любимые рисовые булочки, представила поистине выдающуюся старуху.
  
  
  
  Пожилая женщина, согнутая под тяжестью лет с улыбчивым морщинистым лицом, стояла в тени дерева и наблюдала за мной с начала предобеденной тренировки. Вроде обычная старуха, ничего примечательного. Но! Её рост, даже в теперешнем, скрюченным старостью состояние, был выше даже чем у дяди! Первый раз, когда я её увидел, пару дней назад, наблюдающей за мной, то от страха даже пару раз перекрестился.
  
  Старушка вышла на свет и приветливо мне улыбнулась, на её поясе висело множество различных кисточек, а в руках увесистый чемодан. Прошлые разы старуха чемодан не приносила.
  
  
  
  -Хо, Тама-тян, здравствуй, здравствуй. Много о тебе наслышана от внучки, да, много. Рай-тян только и делает, что рассказывает, какие у неё замечательные друзья и муж, да, МУЖ. - На последнем слове тон старушки неуловимо изменился, и у меня по спине пробежал целый табун мурашек. - Ты ведь не будешь обижать мою любимую внучку? Не будешь ведь, да?
  
  
  
  Это старуха реально пугает, притом никакого намека на ки, просто игра интонацией голоса.
  
  
  
  -А сколько много я слышал о вас, Ага-обасан! Так желал нашей встречи, не передать словами! - Сориентировался я в ситуации - Не желаете рисовой булочки? Это новое творение Рай-тян.
  
  
  
  -Ох, какой обходительный малыш, да, обходительный. Но возможно после. - Нависла надо мной старуха. - Многие кланы практикуют метод листа или уголька. Приложив на лобовое перекрестие каналов чакры, точнее на тэнкэцу расположенное там, тот же уголек мы добиваемся следующего эффекта.
  
  
  
  Старуха достала из кармана маленький уголек и приложила ко лбу. В точке приложения я ощутил какое-то то ли давление, то ли зуд. Дотрагиваюсь до лба и понимаю, ощущаю некую шероховатость. Это был уголек, могучее колдунство сделало меня человеком липучкой...
  
  
  
   -Как видишь чакра пропитала объект и притянула его к телу, к системе циркуляции, если быть точным, да, забавно, не так ли? - Женщина сорвала уголек со лба и показала его мне. Маленький камушек слегка светился тускло голубым. - Твои глаза же видят это, не так ли, Тама-тян?
  
  
  
  -Да, Ага-обасан, я вижу тусклое свечение. Это моя чакра?
  
  
  
  -Ну не моя же! Метод хорош своей простотой и эффективностью. Используя подобную тренировку, можно за пару лет, при должном таланте, ощутить и взять под незначительный контроль чакру внутри тела. Затем, обычно, юный ученик начинает обучаться непосредственно выделению чакры вовне и простейшему внешнему контролю. Но ведь тебе не интересно слушать про то, что случится лишь через год, не так ли, юный Тама-тян? - Растрепала мои непослушные, торчащие в разные стороны земляничного цвета волосы старуха.
  
  
  
  "Эй, эй! Завязывай с этим рукоприкладством. Мне потом еще твой старческий запах с волос выводить!" - Возмутился я, мысленно. Лицо при этом попытался сделать как можно смущённей.
  
  
  
  -Мы, Акимичи же имеем свою, особую, тренировку начального внутреннего контроля. Видишь ли, в чем дело, малыш. Наш клан специализируется на тайдзюцу и особом, клановом, ниндзюцу, для использования которого необходимо развить внутренний контроль до запредельных высот. По правде говоря, Акимичи внешний контроль и развивать-то особо не нужно, только на уровень бега по воде, не больше... Но ты ведь у нас не обычный Акимичи, да, Тама-кун? И раз большие дяди из совета старейшин трех кланов не знают, какой контроль тебя больше необходим, то мы с Яманака-чан должным образом разовьем оба.
  
  
  
  Старуха сняла свой пояс с кисточками, а затем открыла чемодан, полный банок с различными красками.
  
  
  
  -Эти краски - самый охраняемый секрет нашего клана. Как их готовить знает только несколько мастеров, и я одна из них. - Женщина принялась смешивать растворы и, когда получился насыщенный розовый цвет, чему-то покивала. - Существует забавный факт: волосы шиноби отображают истинный цвет чакры. Не фыркай. То, что ты её видишь синей, не значит, что она такой и является. Не стоит всегда доверять своим глазам, Тама-тян, даже таким особым, как твои.
  
  
  
  -Из-за необходимости в рекордные сроки развить оба вида контроля, мне придется покрыть все твое тело линиями-татуировками, так что раздевайся, да, не стесняйся, раздевайся.
  
  
  
  Я с подозрением посмотрел на старую, не педофилка ли она случаем?
  
  
  
  -Ага-обасан, а что я должен почувствовать? Мне готовится к боли или может к зуду?
  
  
  
  -Не волнуйся, ничего такого не будет, просто необычные ощущения. - Ответила старушка на мой вопрос, отвлекаясь от насыпанния в раствор-краску каких-то порошков.
  
  
  
  Пройдясь взглядом по ровному течению её чакры и не заметив на лице признаков вранья, я немного успокоился. Боль сама по себе не вызывает у меня страх, но вот тот голод, что она пробуждает...
  
  
  
  Раздевшись, я принялся ждать пока старуха сделает свое грязное дело.
  
  Женщина макнула самую толстую кисть в краску и принялась выводить на моем теле линии, в основном прямые, но в некоторых местах слегка гнутые. Действо продлилось несколько часов, в течение которых я неслабо так продрог от холода. А старуха все рисовала и рисовала, периодически меняя кисти.
  
  
  
  -Тама-тян, закрой глаза.
  
  
  
  Подчинившись, я ощутил холодное касание кисти и то, как она идет сверху вниз по веку и дальше до середины щеки, а потом и с другой стороны.
  
  
  
  -Вот и все, можешь одеваться.
  
  
  
  Накинув трусы, штаны, а также черную футболку с курткой я достал из печати булочку и начал её потихоньку точить.
  
  
  
  -И на последок я напомню тебе свой совет, Тама-тян, не доверяй своим глазам сверх меры, они могут подвести - Улыбнулась бабушка Ага. - Ограничитель: КАЙ!
  
  
  
  Тело словно в кипяток опустили. Множество линий выплавилось в кожу, и я испытал непередаваемые ощущения.
  
  
  
  -Ах ты, старая сука! Бляяя! Как больно! Сука, сука, сука! - Скинул с себя одежду и принялся оттирать сраную краску, но ничего не выходило.
  
  
  
  -Охохо, Тама-тян, ты такой активный. Надо было добавить побольше реагента А в раствор, да, надо было. - Засмеялась ведьма.
  
  
  
  -Убери эту дрянь!
  
  
  
  -Я не могу, Тама-тян. Теперь эти рисунки останутся с тобой до самой смерти, или ты думаешь, просто так раствор считается одним из важнейших секретов клана? Но не печалься, когда-нибудь ты сможешь взять под контроль свою чакру, боль ведь самый лучший учитель.
  
  
  
  Последующие две недели для Тамы прошли под симфонию боли и аккомпанемент вызванным ей голода.
  
  
  
  Акимичи Тама. Возраст 3 года 7 месяцев 23 дня 6 часов 30 минут и 24.1 секунды.
  
  
  
  Хрум, хрум, хрум, хрум.
  
  
  
  -Итак малыш, надеюсь ты готов испытать настоящую боль? - Нара Шика нависла надо мной предвкушающе улыбнувшись.
  
  
  
  Хрум, хрум, хрум, хрум. Хрясь!
  
  
  
  -Не слышу ответа, малявка.
  
  
  
  -Мои булочки... Жизнь - это боль, сенсей. Не знаю, что вы там мне приготовили, но... Ками-сама, только не она! - Сорвал на писк голос я, увидев знакомую скрюченную фигуру. Развернувшись, я попытался дать дёру, но добрая Нара, подножкой остановила мой рывок.
  
  
  
  -Офефефе, сестрица и внучатая племянница так и описывали тебя, драгоценность моя, резвым и милым. - Ведьма появилась, как черт из табакерки, прямо рядом со мной, взяв за плечо, помогла подняться и, не отпуская, принялась второй рукой ощупывать моё тело. - Неплохо поработала Шика-чан, неплохо, да, неплохо-неплохо. Зовут меня, моя маленькая драгоценность, Апе, для тебя можно просто Апе-обасан, и не переживай, я в отличие от младшей сестры не считаю боль лучшим учителем, да, точно-точно.
  
  
  
  Подозрительно осмотрев старушку, достал из печати рисовую булочку и предложил ей.
  
  
  
  -Ой, моя драгоценность, ты такой добрый малыш, я полностью спокойна за свою милую маленькую истину (Рай на яп.). Спасибо большое, но я на диете, да, на диете. Этот старик Гимза, сгрызи плешь его волосы, требует от меня питаться только мясом, старый имбецил, а иногда так хочется простых овощей. Но не суть. Так как рост твоих показателей более или менее выровнялся, то можно приступать к работе с утяжелителями.
  
  
  
  -Скажи, Апе-обасан, а не останусь я коротышкой после этих твоих утяжелителей? Не хочется мелким всю жизнь быть.
  
  
  
  Женщина покачала головой.
  
  
  
   -Чтобы не случилось подобного, я каждый день буду тебя кормить особым блюдом, рецепт которого передавался из поколения в поколения в нашей семье. На вкус оно, конечно, не очень, да совсем не очень, но зато проблем с ростом не будет. А теперь давай помогу одеть утяжелители. Раздевайся.
  
  
  
  Со вздохом я оголил свое тело. Старуха же с кряхтением достала из-за пояса странные бинты с нарисованными на них непонятными иероглифами и принялась обматывать ими мое тело.
  
  
  
  -На этих бинтах выведено специальное фуин, и куплены они были в далекой стране ветра у клана кочевников Энзарц за бешеную сумму в десять тысяч рье. Так что гордись малыш, в нашем клане ни у кого таких нет. Вот так, а теперь мы с Шика-чан поможем тебе использовать эти приспособления на полную. Фуин: Кай!
  
  
  
  Гора навалилось на плечи, но я ожидал подвоха от старой ведьмы и не упал.
  
  
  
  -Молодец, мальчик мой, просто молодец! Одевайся и, думаю, пора начинать, да, пора-пора. И как говорила моя бабушка: голод - вот самый лучший учитель юных Акимичи, а теперь вперёд! Если не сможешь пробежать двадцать кругов вокруг поселения, то останешься без завтрака! Охохохохо.
  
  
  
  "Эээээ?!"
  
  
  
  Через несколько часов.
  
  
  
  Жуя последнюю свою рисовую булочку, я ходил туда-сюда возле дома Рай-чан. К сожалению, она еще не вернулась с её занятий и всё, что мне оставалось, это ждать и надеяться на предусмотрительность моей жёнушки.
  
  
  
  "Надеюсь, она догадалась приготовить пару булочек про запас."
  
  
  
  Как вы, наверное, уже поняли, норматив я не выполнил и остался без завтрака. Ту бурду, что скормила мне ведьма Љ2, я им не считаю, эта дрянь даже меня чуть не вывернула на изнанку, как её вообще можно есть?
  
  
  
  Глаз зацепился за знакомую коричневую бандану.
  
  
  
  -Эй, Когои. Дуй сюда!
  
  
  
  -Аники! Дарова, у тебя случайно покушать нету чего? - прибежал на зов босса этот оболдуй. Пару месяцев назад его батяню зарезали, и теперь жизнь у парня неслабо так улучшилась.
  
  
  
  Осматриваю эту наглую харю. Вот что за несправедливость! Его тренировки ни в какую нельзя с моими сравнить, пару часов в день и остальное время пухлый свободен. Несправедливо!
  
  
  
  -бурр! Бульк! БУРРР! - зарычал желудок, требуя пищи.
  
  
  
  -Когои, не видел Рай-тян случайно?
  
  
  
  -Не, аники, она как утром с матерью ушла, так и не возвращалась. Аники, давай пойдем поиграем в толкашки, а то скучно!
  
  
  
  Подхожу к корешу и ложу свою руку ему на плечо. Смотря снизу вверх ( пухлый на голову меня уже перерос) с серьёзной миной начинаю промывать другу мозги.
  
  
  
  -Вот тебе скучно, Когои, а знаешь ли ты, что обстановка в мире нынче далека от спокойной. Совсем недавно был убит брат Учихи Мадары, и не кем-нибудь, а братом Сенджу Хоширамы, Тобирамой! Ты понимаешь, что теперь леса нашей великой страны зальет кровью этих двух, несомненно, великих кланов! - Отпускаю плечо и веско тычу пальцем в сторону обалдевшего мальца. - ТЫ скучаешь сейчас, а через несколько лет нас бросят в горнило этого противостояния, как союзников Сенджу. Думаешь, долго проживешь против глазастых дьяволов и союзным им властителей вакуума? А? И пока ты спишь и жрешь, враг, тот, кто в скором времени, возможно, окропит свой кунай твоей кровью, нещадно тренируется!
  
  
  
  -Аники! Но что же делать, хнык, ваа, я не хочу умирать! - Заплакал пацан.
  
  
  
  Подхожу и хватаю его за плечи, крепко сжимая.
  
  
  
  -Не волнуйся, Когои, доверься другу! Я поговорю с дядей, и пускай меня лишат еды, но добьюсь, чтобы тебя начали тренировать со мной! Не будь я Акимичи Тама-сама! Твой великий босс!
  
  
  
  -Ты сделаешь это для меня, аники? Шмыг, шмыг. Спасибо, спасибо Аники! - Искренне обрадовался пухлый мальчик.
  
  
  
  Справедливость восстановлена. Тама поступил как настоящий друг.
  
  
  
  Ведь, если ты вдруг начал тонуть, то твоя обязанность схватить кореша за ногу, и если даже он не поможет вам выплыть, то, по крайней мере, вы потонете вместе. Как настоящие друзья...
  
  
  
  Акимичи Тама. Возраст 4 года 0 месяцев 1 день 1 час 17 минут и 56.3 секунды
  
  
  
  Хрум, хрум, хрум.
  
  
  
  -Мелкий будь горд. Твой любимый дядюшка нашел учителя кендзюцу! Ты рад?
  
  
  
  Хрум, хрум, хрум. Фить!
  
  
  
  Уворачиваюсь от подзатыльника и прячу недоеденную булочку в карман. К сожалению, запечатывать самостоятельно я пока не умею.
  
  
  
  Месяц назад, наши с Чоусу занятия претерпели изменения. Дядя начал давать основы тайдзюцу. Клановое мне, по его словам, не подходит, а вот переработанные стили Нара и Яманака с их фокусировкой на разрыве дистанции и уворотах в самый раз. Давались мне только основы, но этих малых навыков уже хватало, чтобы защитить свою еду от посягательств.
  
  
  
  -С сегодняшнего дня и до твоего отбытия в лагерь занятия будут чередоваться. Один день тайдзюцу, один день кендзюцу и один день смешанного спарринга. Ты рад? Ведь если ты не рад, то тебе же будет хуже.
  
  
  
  -Конечно рад, Чоусу-сенсей! - Заверил дядю, а то мало ли.
  
  
  
  Впившись глазами в своего нового сенсея, пытаюсь понять, что меня ждет. Невысокого роста женщина неопределенного возраста, с прической горшком. О её старости говорили только глубокие морщинки у глаз. Взгляд карих глаз, серьезный, оценивающий. Особое внимание также стоит обратить на её каналы чакры. В отличии от ранее виденных шиноби у моего нового учителя каналы в руках не особо отставали по ширине и разветвленности от тех, что в ногах.
  
  
  
  Также выделялись короткий клинок, висевший на поясе женщины и перчатки из странного материала, покрывающие руки до плеч.
  
  
  
  "Нужно будет потом обязательно узнать, почему все мои учителя женского пола. Это неспроста. Не верю я, что нет более квалифицированного мужчины в мечемахании."
  
  
  
  -Зови меня Нина-сенсей. Наше знакомство не продлится долго, лишь два года, поэтому не нужно пытаться со мной сдружиться, предлагать еду и все эти твои штучки. Кендзюцу, очень опасная дисциплина, одна ошибка, и ты инвалид. Никаких игр, шуток и еды на моих тренировках. Многие считают тебя маленьким гением, но меня это совершенно не волнует.
  
  
  
  -Кендзюцу, это не просто дисциплина, это искусство и зачастую гениальные шиноби не в состоянии выучить даже простейших приемов. Они их просто не понимают. А то, что непонятно обычно начинают презирать. Вот, видишь это? - Вытащив свой короткий клинок из ножен, спросила она. - Этим оружием я зарезала бывшего главу Хьюга. Ни его клановое тайдзюцу, считающиеся сильнейшим, ни великий Бьякуган, ни превосходство в количестве и качестве чакры, не спасло его голову от отсечения. Возможно, я не успею научить тебя всему, что знаю и умею, но дать базу, на которой можно будет построить свой собственный стиль, обязана.
  
  
  
  Серьезная женщина, однако, мне попалась в учителя.
  
  
  
  -Прежде чем учиться приемам и стойкам, нужно найти твое оружие. - С этими словами женщина прокусила палец до крови. - Призыв: Дом мечей!
  
  
  
  Раздался хлопок, и полигон заволокло дымом.
  
  
  
  -Заходи внутрь, парень. Если существует оружие, подходящее тебе по духу, то оно там будет.
  
  
  
  Я с опаской присмотрелся к появившемуся из дыма покошенному додзё. В нерешительности постоял перед входом, а затем с глубоким вздохом зашел в здание.
  
  
  
  -Тама-кун, сосредоточься на своих ощущения и, если почувствуешь зов, то не стесняйся, следуй ему. Однако же, если нет того оружия, что предназначено тебе провидением, то как ни печально, но кендзюцу не твоё.
  
  
  
  Талант к кендзюцу у меня был. Сделав шаг в темноте додзё, я ощутил её. Она звала меня, как только женщина может. Нежно, но при этом очень настойчиво. Протягиваю руку и ощущаю рукоять моей красавицы. Свет вспыхивает в помещении, а я перевожу взгляд на свою новую любовницу.
  
  
  
  Она была прекрасна, с длинным прямым клинком, около метра, но при этом невероятно легкая. Из-за её длинны, мне не удалось держать её одной рукой, как говорили все мои чувства, и пришлось взять двойным хватом.
  
  
  
  -Тебе повезло, мальчик. Цзянь очень редко используется в наших землях, и обычно шиноби не знают, как противостоять этому малышу.
  
  
  
  -Это она. - Тихо произнес я, залюбовавшись моей красавицей.
  
  
  
  -Тайцзицюань. Я обучу тебя ему.
  
  
  
  Обратив внимание на своего нового сенсея, я искренне, счастливо улыбнулся.
  
  
  
   -Но будь осторожен, мой юный ученик, не показывай это знание клану Хьюга, ведь именно в погоне за этим стилем, они уничтожили мой маленький клан Тао.
  
  
  
  -Я запомню, Тао Нина-сенсей - Поклонился я учителю.
  
  
  
  -Хой, мелкий засранец! А мне ты ни разу не кланялся! - Возмутился дядя.
  
  
  
  -Так ты и не знакомил меня с такими красавицами. - Погладил я меч.
  
  
  
  -Итак, приступим, положи пока оружие. Тебе она не скоро еще понадобиться. Вначале нужно научиться правильно ходить. Шаг очень важен, правильный вход в бой и выход - это основы.
  
  
  
  Мы вышли в центр додзё, сенсей сперва показала, как нужно правильно делать шаг, а затем настал мой черёд. Она не ругалась при моих ошибках, не била и не морила голодом, но именно на этих тренировках мне хотелось показать всё, на что я способен, поразить эту вечно хмурую женщину. Заставить улыбнуться и похвалить меня. Может для шиноби боль главный учитель, возможно Акимичи лучше обучаются подгоняемые голодом, но для мальчика по имени Тама любовь стала тем стимулом, что помог добраться до невиданных ранее высот в кендзюцу. Любовь к своей Цзянь, к своему мечу.
  
  
  
  Акимичи Тама. Возраст 4 года 11 месяцев 29 дней 23 часов 46 минут и 0.2 секунды.
  
  
  
  -Тама-тти, а давай сегодня пойдем погуляем по парку. - Девочка сидела на траве полигона и наблюдала за тем, как я обливаюсь холодной водой после сложной тренировки. Недалеко подвывал полностью лишенный сил Когои, тренировки на внешний контроль давались парню особенно тяжело. Мне иногда становится стыдно за то, что утянул пухлого с собой в бездну, но неособенное часто. Обычно по воскресеньям вечером за чашечкой горячего шоколада.
  
  
  
  -А давай, заодно и расскажешь, как тебе живется с новым папой и братиком.
  
  
  
  -Он добрый, добрей предыдущего, который Нара. Мама по утрам не плачет и не пьет о-б-е-з-б-о-л-и-в-а-ю-щ-ее, как было при папе Нара. Теперь она веселая и радостная! А братик такой милый, когда не плачет. Ну и плачет когда тоже милый. - Я знал, что этот Нара Поска урод, навел в свое время справки. И плакала в тот день мама Рай не от горя, нет, она плакала от облегчения, что навязанный ей селекционерами-старейшинами урод наконец-то сваливает.
  
  
  
  Мы шли по главной улице поселка в сторону парка и общались ни о чём. Девочка рассказывала как её обучают алхимии и знахарству, а так же особой готовке при помощи чакры. Я поведал о своих новых тренировках контроля, о том как приходится около часа сидеть в позе медитации и пытаться силой воли двигать песок и траву вокруг себя.
  
  
  
  В парке мы присели на скамейку, и я, достав свой любимый рисовый хлеб, предложил девочке.
  
  
  
  -Бе, убери его. И вообще, я больше не буду его готовить, надоело! Рай-тти, приготовь хлеба, Рай-тти спеки хлеба. - Передразнила меня девочка, заводясь. - Обо мне совершенно не думаешь! Когда мы последний раз вместе экспериментировали с новыми блюдами? Теперь только о своем хлебе и думаешь! Все твои слова о нашей женитьбе, все это ложь! И ты мне совершенно не нравишься, вот!
  
  
  
  И убежала.
  
  
  
  "Жизнь боль" - Подумал я тогда, доедая свой последний кусочек рисового хлеба.
  
  
  
  Хрум, хрум, хрум.
  
  
  
  На следующий день меня великодушно простили, но хлеб я так больше и не попробовал.
   Комментарий к Глава 4. Рисовые булочки, которые никто не любит.
   Читатель будь снисходителен к бедному графоману. Я честно пытался разобраться во всех хитросплетениях в отношениях Хоширамы, Тобирамы, Мадары и Изуны. Читал вики, разбирал форум, но после прочтения постоянно забывал кто, кого спас, чей отец, что предложил... НУ не люблю я бразильские сериалы, не люблю!
  
  
  
  Поэтому немного перепишу историю, упорядочу, но смысл останется тот же.
  
  
  
  Прошу понять и простить.
  
  ========== Глава 5. Рай-тян, а давай добавим в онигири мёда? ==========
  
Страна Огня. Поселение Акимичи. До образования Конохогакуре но Сато 4 года.
  
  
  
  -Хороший сегодня день, не находишь?
  
  
  
  -Угу. Солнышко и ветерочек, приятно.
  
  
  
  Посидели, помолчали.
  
  
  
  -Рай, а помнишь, вчера дождик был? Удивительно, как погода часто меняется в нашей местности?
  
  
  
  -Угу. Даже капельки росы не осталось. Но мне не нравится дождь, он навевает тоску. Теплое солнышко лучше - улыбнулась, смотря на небо, девочка.
  
  
  
  Неловкость стала потихоньку уходить.
  
  
  
  -Скажи мне, Тама-тти, это ведь все игра, да? Ведь ты лишь играешь, не воспринимаешь всё это всерьёз? - взгляд малышки опустился с небес на меня. Довольно смешно слышать подобный вопрос от девочки шести лет, но в этом мире дети взрослей некоторых взрослых из моего старого.
  
  
  
  Сегодня я решил пригласить Рай-тян на свидание. Возможно, это и глупо, учитывая наш возраст, но мне почему-то захотелось перед отправлением в военный лагерь показать всю серьёзность моих намерений. День вдвоём прошел на удивление хорошо. Мы посетили парк, покупались в озере и поели сладостей, и вот в конце, мне предстояло кое-что сказать этой милой и наивной девочке.
  
  
  
  -Рай, нам с тобой обоим по шесть лет, еще через семь, я должен буду жениться, зачать ребенка, чтобы если меня убьют, клан не потерял новый ген. Тебе через шесть подыщут первого партнера, ведь мать тебе говорила об этом, не так ли? - Девочка осторожно кивнула, еще не понимая, как одно связано с другим.
  
  
  
  -Так уж получилось, что четыре года назад, девочка угостила мальчика кашей, и он в шутку назвал её женой. Это было весело, детский смех и радость девочки наполняло и сердце мальчика кусочком этого светлого чувства. Игра не несла в себе никакого смысла, ведь дети маленькие еще и всякое может случиться: девочка найдет свою любовь или парень в ней разочаруется, в жизни всякое бывает. Так считал мальчик. Но все изменилось год назад. Варварский, по мнению мальчика, обычай ложить под двенадцатилетних девочек взрослых шиноби стал ему известен. Он тогда лишь пожал плечами, подивившись, пацану не было до этого никакого дела. - Тень легла на мое лицо. - В тот день он как обычно пошёл к той, которую в шутку звал женой, они играли, веселились, приготовили множество странных блюд, и уже прощаясь, сердце мальчика пронзила игла понимания. Он, как наяву, увидел чуть повзрослевшую девочку, стонущую от боли, разрываемую ошалевшим от вседозволенности толстым мужчиной.
  
  
  
  Я постарался вспомнить все те ощущения, что родились в тот момент. Понимание, злость, сливающаяся с ревностью и ярость, что родилась в итоге.
  
  
  
  -После того дня, мальчик не называл девочку своей женой, но не потому, что не хотел. Причина в другом, он желает, чтобы в совершенно другом месте, когда они повзрослеют, когда девочка даст свое согласие, их губы произнесли два слова отличающихся по звучанию, но делающих мальчика и девочку одним целым. И если жизнерадостная любительница смешивать несмешиваемое не захочет иметь с этим эгоистичным мальчиком общих детей и семью, он поймёт и отпустит. - Я приложил палец к губам растерявшейся Рай.
  
  
  
  -Завтра меня забирают в лагерь генинов, и мы не увидимся в течение трех лет. Когда я вернусь, то задам один вопрос, и тогда ты решишь, достоин ли я называть тебя женой, а ты меня мужем.
  
  
  
  Рай кивнула, она еще многое не понимала из сказанного мной, но согласилась. Надеюсь, она ответит да...
  
  
  
  Мы еще немного погуляли, и я отвел подругу домой. Постояли у дверей, и девочка, прежде чем я успел что-либо сделать, подскочила и поцеловала меня в щеку, а затем скрылась за дверьми.
  
  
  
  Поклонившись выглянувшей в окошко маме Рай, я побежал на последнюю тренировку с Ниной-сенсей.
  
  
  
  А в доме прислонившись к двери спиной, девочка по имени Рай, красная как рак, не знала, куда деть глаза и руки. Её сердце стучало быстро-быстро, девочка многое ещё не понимала, но уверена была в одном, она не хочет, чтобы через семь лет её, вечно голодный и несерьёзный Тама, кушал кашу, приготовленную другой.
  
  
  
  Акимичи Тама, вечер того же дня.
  
  
  
  "Вот чёрт! Да она издевается!"
  
  
  
  Фюуть! - Просвистел над моей головой короткий клинок. Если бы не сделал глубокий низкий шаг, то остался бы без головы.
  
  
  
  В низкой стойке начинаю первый круг движения клинка. К сожалению, милая Цзянь еще слишком длинна для меня, и приходится довольствоваться другим оружием, что снижает как мотивацию, так и не дает ощутить бой.
  
  
  
  Пытаюсь разрубить сенсея ударом снизу верх, однако, не завершив движение, вращаю кисть руки с оружием, изменяя траекторию движения клинка. Нине-сенсею пришлось менять стойку на верхнюю, и она начинает колоть. Вся суть верхней стойки состоит в пронзании врага, нанесении ему наибольшего количества ран, и если бы она вложила хоть каплю чакры, то меня бы размазало по полу додзё. Использую инерцию, полученную после неудавшегося взмаха, и захожу противнице во фланг, однако пару дырок в моей одежде она оставила. Начинаю течь вокруг противницы, плавно ступая, и с каждым шагом нанося рубящие удары.
  
  
  
  Нина улыбается. Кто-нибудь другой не заметил бы улыбки, но не я. Эта женщина за последние два года стала моим другом. Очень строгая и не терпящая непослушания, она, тем не менее, искренне переживала, когда у меня что-либо не получалось. В отличие от других учителей, просто выполняющих свою работу, Нина вкладывала в меня душу. Наставник в самом высшем понимании этого слова - вот кто для меня эта женщина.
  
  
  
  Мои взмахи проходят мимо, женщина слишком опытна и как обычно на этой фазе бой бы уже и закончился, но события недавнего времени, а именно разговор с Рай-тян немного изменил меня. И как говорит Нина-сенсей: становясь другим, взрослея духовно, ты растёшь и как мечник.
  
  
  
  Останавливаю шаг на широкой стойке и начинаю ломаное движение туда-сюда вокруг женщины, меняя скорость атак. Плавные взмахи неожиданно становятся хлесткими ударами и наоборот. Подобного эффекта я добился, используя весь корпус. Но даже этого не хватило, защита женщины всё также непроницаема для меча. Перехожу в среднюю стойку и завожу меч для колющего удара, одновременно шагом, а также небольшим наклоном в сторону уходя от ударов сенсея.
  
  
  
  Шаг за горизонт, именно так зовется этот прием, и предназначен он для мгновенного убийства цели. Именно из-за него и был уничтожен клан Тао. Хьюги не могли ничего противопоставить этой атаке, и гибли пачками. Отец Нины, перед смертью преподнес шинигами несколько десятков опытных чунинов из белоглазых. Сама женщина также убила немало Хьюг и именно этим приемом, хоть он и не самый сильный и быстрый. Почему тогда Тао уничтожен, а Хьюги здравствуют, спросите вы? Все очень просто, на самом деле. Хьюги задавили Тао числом. Полегло немало белоглазых, но старейшины Хьюг не могли поступить иначе. Слишком многое было поставлено на карту, ведь Тайцзицюань, по мнению Хьюг, может выучить каждый, они же не знали про подводные камни при его изучении, вот и испугались за свой клан. Их можно понять, один, вдумайтесь, один не самый сильный чунин убил столько народу, а что будет, если этот стиль станет общедоступным? Клан потеряет свое преимущество и даже может быть уничтожен.
  
  
  
  Учитель не стала стоять на месте и ждать, когда я использую мощный колющий удар, она выбросила руку с клинком, пытаясь отрубить мою ногу.
  
  
  
  "Поздно!"
  
  
  
  Шаг и звук рассекаемого воздуха. Удар очень быстр даже без использования чакры, а что будет при усилении ей, я даже боюсь представить. Разумеется, я не попал, даже не поцарапал её, но тот факт, что мне удалось первый раз за столько спаррингов продержаться так долго, воодушевлял.
  
  
  
  Я по-глупому улыбнулся, немного скривившись от боли в поцарапанной шее.
  
  
  
  "А я ведь даже движения не увидел"
  
  
  
  -Молодец, Тама-кун, мои занятия не стали для тебя пустым времяпровождением, и ты даже кое-чему научился. На этом наши отношения заканчиваются. - Её голос немного дрогнул. Самую малость.
  
  
  
  Я поклонился учителю, а затем по-детски обнял. Эта женщина была очень похожа на мою маму из того, оставшегося лишь в воспоминаниях мира. Её рука легла на мою розовую шевелюру.
  
  
  
  -Я обучила тебя всему, что знала. Запомни, не приемы делаю тебя мечником, они лишь иллюзия, костыли, призванные научить правильно двигаться и махать своей партнёршей - кивнула Нина на лежащую на столе Цзянь. - Только сражаясь, побеждая и убивая можно стать мастером нашего стиля. Возможно, тебе и удастся. Дай мне свою руку, малыш.
  
  
  
  Я доверчиво протянул ладонь, в которую Нина вложила маленький, запечатанный свиток.
  
  
  
  -Когда сольешься со своим мечем воедино, киндзюцу (запретная техника) моего мертвого клана откроется тебе. Смотри не потеряй это сокровище Тама, а то на том свете мне придется вколотить в твою голову пару полезных мыслей. Пока, малыш, стань достойным этих знаний и не разочаруй старую женщину, доверившую тебе все, что у неё было.
  
  
  
  -Я не подведу тебя, Нина-нэсан. - Что-то мелькнуло в глазах женщины и тут же пропало, она еще раз встрепала мне волосы и исчезла в белом дыме техники замещения. Со стуком упали простые черные ножны. Последний подарок сенсея, а под ними на деревянной доске пола блестела маленькая капля соленой воды.
  
  
  
  Я в шоке смотрел на эту каплю, впитывающуюся в дерево.
  
  
  
  -Идиот!
  
  
  
  Мощный подзатыльник на мгновение лишил сознания.
  
  
  
  -Довел бедную Нину-чан до слёз! Жаль, что не могу преподать тебе урок хороших манер, собирается экстренный совет кланов, на котором меня ждут.
  
  
  
  -Дядя, почему у меня такое чувство, что мы больше не увидимся в этом мире? - Повернулся я к гиганту и заглянул в бусинки его глаз.
  
  
  
  Мужчина вздохнул, ему не очень была приятна эта тема.
  
  
  
  -Понимаешь в чем дело, Тама, она является личным, кровным врагом всех Хьюг. Всего клана.
  
  
  
  -Но разве нельзя просто уйти в другую страну или на тот же остров тумана. Говорят, тамошние Дайме с распростертыми объятиями принимают мечников такого уровня. - Недоуменно спросил я.
  
  
  
  -Никто не примет её. - Покачал головой дядя - Если бы все было так просто, то я бы взял её второй женой! Такая женщина! Ох. Став врагом Хьюг, клан Тао стал одновременно с этим и врагом торгового дома Сарутоби. Сейчас за голову Нины дают цену, равную нашему бюджету на этот год, и мне огромных усилий стоило остудить горячие головы, жаждущие подобных деньжищ даже в нашем, лояльном Тао клане.
  
  
  
  -Тцц. - Скрипнул я зубами. Деньги, деньги, везде деньги решают всё, даже в мире, где балом правит сила.
  
  
  
  - Разумеется, будь Нина шиноби S класса, то были бы ещё варианты. Тем более она женщина хоть и в возрасте, но еще способна родить. Я уверен, даже Водоворот бы вмешался желая получить куноичи эску. Засранец мелкий, испоганил таки мне настроение. - Дядя, с кряхтением размял спину и пошел в сторону выхода исчезающего на глазах додзё. Техника исчерпывала себя.
  
  
  
  -Попрощался со своей подружкой, поди уже. Три года мы не увидимся Тама, поэтому я скажу это сейчас. Акимичи-Нара Рай не просто девочка, она идет по программе селекции, в которой твоей наглой рожи не предусмотрено. В принципе тебе тоже уже готовят жену, идеально подходящую генетически. Не знаю, что ты там себе напридумывал, однако не думаешь ли ты, что у тебя есть хоть тень выбора, парень? Ты Акимичи с додзюцу невиданным ранее, она результат программы, длившейся уже пять сотен лет. Забудь, без шансов. - Печально констатировал Чоусу. - И даже не думай о таких глупостях, как побег с возлюбленной и прочей чуши.
  
  
  
  Дядя уже покинул помещение, а я так и стоял, как в дерьмо опущенный. Мысли метались из крайности в крайность и, чтобы хоть как-то привести себя в порядок, достал из печати самый сладкий онигири, что у меня был.
  
  
  
  "Рай-тян вбухала в этот шарик кучу мёда, почему же он такой горький на вкус?"
  
  
  
  
Экстренный совет союза трех кланов. Страна Огня. Скрытый поселок клана Нара.
  
  
  
  Пух. Раздался звук хлопка, и четыре представителя клана Акимичи появились перед усадьбой, покрытой лозой.
  
  
  
  Чоусу и трое старейшин клана прошли по коридорам здания, сопровождаемые беззвучным эскортом, из двух смуглых женщин Нара.
  
  
  
  "Красавицы-то какие. Особенно попка вон той, справа, просто прелесть" - Воодушевился Чоусу.
  
  
  
  "Нужно попросить Шаджи выделить на ночь её, но можно и обеих, а то после общения с племянником нервы ни к черту"
  
  
  
  Всем хорош пацан, и сильный и талантливый, даже чрезмерно талантливый, по мнению Чоусу. А это опасно. Такой талант сразу бросается в глаза. Особенно беспокоили Чоусу глаза красные, с томое которые, но и от белых он ничего хорошего не ждал.
  
  
  
  "Парень слишком взрослый, не на свой возраст". - Скривился Чоусу. Конечно, это в некоторой степени хорошо, что малец сознанием уже на десятилетку тянет, но и минусов также много. И главный минус, это невозможность воспитать мелкого в правильном ключе. В новом геноме ли дело или в остатках сраной учихи, что нёс в себе шаринган, но пацан с самого рождения имел сформированную, устойчивую психику. Ни психологическая обработка, ни привлечение сторонних специалистов (старейшины настояли) не изменили ситуацию.
  
  
  
  "Ох. Ещё и эти грёбаные Сенджу с Удзумаки какую-то дрянь творят. Интрига настолько запутана, что не разобрать даже чья она!"
  
  
  
  -Глава клана Акимичи Чоусу-сама, а так же старейшины Гимза-доно, Йупроску-доно и Ага-доно!
  
  
  
  Зычный голос старейшины Нара, арбитра собрания, разнесся по помещению.
  
  
  
  -Иноиу-доно, примите искренние соболезнования в связи со смертью Иноусу-доно. Пусть часть его разума навеки поселится в потомках. - Чоусу на самом деле было жаль парня. День назад кремировали отца и, не успевшего принять дела, Иноиу сразу же срывают на экстренное совещание глав.
  
  
  
  -Отец покинул нас в тяжелые времена, Чоусу-доно. Но будьте уверены, клан Яманака чтил, чтит и всегда будет чтить союзный договор. Я считаю, что в столь неспокойное время стоит забыть о сиюминутной выгоде и сосредоточится на поддержании старого курса наших кланов, а именно на выживании.
  
  
  
  "Значит, не хочешь умирать? Ну, посмотрим. Иноус конечно был мужиком свойским, но и делов он успел натворить изрядно. Сможешь ли ты вернуть утраченное доверие, покажет время."
  
  
  
  Началась стандартная фаза начала совета.
  
  
  
  Чоусу решил не разводить словесности, а просто врезал по столу рукой, оборвав старейшину Нара.
  
  
  
  "Мне терять нечего, пять лет и тоже споткнусь в ванной, как Иноус. Так нафига слушать всю эту бурду?"
  
  
  
  -У нас экстренное собрание! В жопу формальности! Начну я. - Сделал паузу Чоусу, а затем взорвался рыком - Что за дерьмо происходит! Что за Коногохакуре но Сато! В чье воспалённое саке сознание пришла идея объединить хренову кучу ненавидящих друг друга до усрачки кланов в Скрытую Деревню? Можете мне объяснить? - И рухнул на стул, скрестив руки на груди.
  
  
  
  -Кхем. Извините - Издал странный звук Нара Шаджи - Вы как всегда задаёте правильные вопросы. Бфкхэ, хе, Вуахахаха - Заржал как конь Шаджи.
  
  
  
  Все недоуменного на него посмотрели, а он, только, распалялся всё больше и больше. В конце мужчина уже не смеялся, а подвывал. Чоусу среагировал первым, он смутно помнил, как ему еще дед рассказывал об одном киндзюцу Нара имеющим подобный побочный эффект.
  
  
  
  Чоусу в один прыжок приблизился к обезумевшему от смеха мужчине и залепил ему пощечину.
  
  
  
  -Сколько времени использовал технику?
  
  
  
  -Фу. Спасибо, Чоусу-доно. Я вижу, клан Акимичи ещё помнят об этом киндзюцу, в отличие от представителей моего клана.
  
  
  
  -Глубоко сожалею, что вмешиваюсь, но не могли бы вы объяснить, что это было? - Спросил смутившийся своего незнания восемнадцатилетний Иноуи.
  
  
  
  -Киндзюцу моего клана, и зовется оно Тень Разума. Мозг шиноби применяющего технику начинает работать на двести процентов, но при этом разрушаются нейроны. Сегодня утром, чтобы понять всю суть интриги Сенджу и Водоворота, я держал технику двенадцать минут, тем самым лишив себя старости. Более чем уверен в пятьдесят лет мой мозг утратит функциональность. Но поверьте, оно того стоило! Хе-хе-хе. - Тихо засмеялся шиноби. В его взгляде угадывался налет безумия и по уму нужно было его срочно госпитализировать, вот только информация сейчас первична.
  
  
  
  -Фух, ну как все обставил засранец, однозначно гений, гениальней брата и намного!
  
  
  
  Присутствующие не торопили Шаджи.
  
  
  
  -Начну, пожалуй, по порядку. Сто десять лет назад к нам поступила информация по странному шевелению Водоворота. Удзумаки стали подкармливать малые кланы печатями, доспехами, а так же оружием с фуин. В это же время неизвестный Учиха вырезает ветвь Мадзю клана Сенджу, фактически обезглавив клан. Но вот вопрос, а был ли Учиха? Всё, что нам известно по тому событию, это что была использована техника Огня S ранга, и все! Только поэтому Седжу кинулись на Учих. Самое забавное в той истории - это личность посла Удзумаки у Седжу, непосредственно участвующий в расследовании. Догадайтесь, кто это был? Ну, ну? Есть варианты? Тс. Брат Главы Водоворота, того самого, которого зарезали пару лет назад на дуэли за главенство!
  
  
  
  -Ну, это еще ничего не значит. И причем здесь те давние времена. - Лениво поинтересовался Чоусу. Он уже уловил нить, ведущую к истине, но не собирался выбиваться из образа недалёкого бугая.
  
  
  
  -Терпение, Чоусу-доно, терпение. Да это только догадка. Но ведь именно после тех событий клановая война на континенте ужесточилась. Несколько великих кланов в один день перестали существовать и, хоть все говорят о Биджу, но сомневаюсь я в этом, если конечно их не научились контролировать, но слишком уж фантастически звучит, не находите? Перемотаем время на двадцать пять лет вперёд, и мы видим как Учихи давят Сенджу по всем направлением. Союзники клана ирьенинов гибли один клан за другим, зато из ниоткуда стали появляться группы сочувствующих Учихам... Как бы дико это не звучало, но так они себя и обозначили, когда вступили в конфликт. Они не нападали на Сенджу, они давили их вассалов. И Сенджу, лишенные всех своих преимуществ в виде многочисленных вассалов и союзников, почти проиграли. Вмешались Удзумаки. Был заключен союзный договор, делающий ирьенинов зависимыми от водоворота, от его поставок артефактной брони. На долгие годы ситуация в нашем регионе более или мене стабилизировалась, но не проходило и года без смертей в каждом из великих кланов. Поистине, эти кланы должны благодарить за своё существование не шиноби мужчин, что резали друг друга каждый год, а героинь куноичи, каждая из которых за свою короткую жизнь приносила по четыре-пять детей. Можно водички? - попросил Шаджи.
  
  
  
  Глоть, глоть.
  
  
  
  -Фух. Спасибо. В общем, наше время, хаос по всему миру, а в особенности в центре континента. Однако шиноби развиваются, и война лучший стимул для развития. Появились новые кланы, с зачатками кеккай гекай. Сенджу наработали свои собственные техники боя и даже начали использовать некий Мокутон, стихию дерева, хоть и в зачаточном состоянии. Учихи так вообще превратились в ужас материка, да они даже в водоворот заглядывают, пограбить. Сила кланов материка растет, дом Сарутоби начинает торговую экспансию, заручившись поддержкой таких кланов как Хьюга, Абураме и Олнеку. Глава Сенджу подумывает о перемирии с Учихами, да и те подустали от постоянных бессмысленных стычек, и сценарий повторяется, у Боцумы Сенджу умирает два сына от рук Учих. Но Удзумаки не учли клан уважаемых Яманак, а также одного хитрого альбиноса, что еще в детстве просчитал всю ситуацию и начал готовиться и ждать шанса. Пока Хошираме промывали мозги, Тобирама скрытно от всех вел переговоры с Дайме страны Огня, который уже две сотни лет кусает локти из-за утекающей из рук власти. Он наведывается в Водоворот, и уже через два года Главу клана убивает молодой и горячий (молодой по меркам Удзумаки, всего шестьдесят лет отроду) Кварим. Дальше больше, неизвестно с чьей подачи, но Кварим принимает план по созданию деревни подконтрольной Удзумаки, ясно дело они хотели одним махом обескровить множество кланов разом, раз Хоширама и Мадара не особо хотят убивать друг друга. Надавив на Сенджу и своих должников на континенте, заставили принять пакт о создании скрытой деревни Коногохакуре но Сато ... А потом Сенджу Хоширма неожиданно становиться санином при помощи странной техники печатей, которая ближе пустынникам, чем Удзумаки. Что интересно неделю до этого Тобирама пил чай у главы клана Сарутоби. У клана, что как раз таки и торгует с песчаниками. Более того, по отчетам аналитиков все долги Сенджу перед Удзумаки погашены, и огромная сумма рье ушла из банка Сарутоби в никуда. Тобирама сделал все, чтобы не повторилась ситуация столетней давности. Единственной его проблемой стали Учихи, которую мы через Хошираму и решили. Вдумайтесь! Хоширама уговорил Мадару на союз! В два часа утра от шпиона я узнал об этом и тогда решился использовать технику, в противном случае мы бы блуждали в темноте, что недопустимо!
  
  
  
  -Удзумаки сейчас в панике. Они ведь хотели ослабления материка, вызванной началом борьбы за власть в деревне после смерти Хоширамы, но ты попробуй, убей санина голой силой. Теперь еще и с Мадарой разбираться, ведь при смерти Хоширамы именно он своей силой установит в деревне диктатуру. И знаете, что смешно? Никто в своих раскладах никогда не рассматривал Тобираму по нашим данным, он всегда лишь брат! Все свои выводы я задокументировал. Папки у моих девочек. - Кивнул Шаджи на смуглых красавиц. - Прежде чем уйду лечиться, скажу так. Нам необходимо вступать в это объединение. Иначе смерть.
  
  
  
  "Дела". - Переглянулся со своими старейшинами Чоусу. Им предстояли долгие сутки работы...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  ========== Глава 6. 10000 пончиков. ==========
  
  
  
Страна Огня. Военный лагерь союза трех кланов. До образования Конохогакуре но Сато 3 года.
  
  
  
  -Бубубубу - Бубнил лекцию по шпионажу старенький Яманака. Время не пощадило этого шиноби, у него не хватало одной руки и глаза.
  
  
  
  Примерно половина из нашей группы будущих генинов спала, четверть пыталась конспектировать и не присоединиться к сдавшейся половине. И были такие как я, что уже давно выучили всю программу и в данный момент занимались своими делами. Кто-то ел, кто-то игрался с листочком, тренируя простейший внешний контроль. Я же, глядя на пончик в руке, думал. Год назад меня опустили двумя предложениями с небес на землю, а в лагере еще и добили. Имущество, мы все лишь имущество, шестерёнки огромного механизма, носящего имя Акимичи-Нара-Яманака.
  
  
  
  Стратегический потенциал, тот, кто создаст новую ветвь, а возможно и еще один союзный клан. Внесёт генетическое разнообразие, станет этаким бычком осеменителем, если разумеется выживет до тринадцати лет, вот кто я. Разумеется я понимал, что та обида, которую периодически чувствую навеяна детским телом, но ничего не могу с собой поделать.
  
  
  
  -Бубубубу. БУбуБУбу. - Бубнит сенсей.
  
  
  
  "Рай-тян, как ты там?" - Образ милой девочки помог абстрагироваться от нежелательных мыслей. Так всегда, ты не ценишь то, что у тебя есть, но стоит только начать терять, как зверь-собственник вцепляется зубами в СВОЕ.
  
  
  
  Разламываю пончик на две части, повидло капает на парту. Съедаю одну половинку, а вторую кручу в руке, с интересом наблюдая, как начинка вязкой субстанцией стекает по ладони.
  
  
  
  "Как поступить?" - Вопрос мучает уже целый год. У меня есть шанс сделать девочку своей, но это не очень красиво будет по отношению к ней, и чтобы решиться на подобный поступок, нужно её согласие.
  
  
  
  "Согласиться ли девочка после стольких лет, может найдет кого-нибудь другого. Ведь она ещё совсем маленькая и воспринимает меня как друга. Пройдет время и какой-нибудь Акимичи, воспользовавшись моим отсутствием, очарует малышку, подберет нужные слова и сорвет этот цветочек в нужное время".
  
  
  
  Хлюп!
  
  
  
  Рука сжала пончик, и во все стороны брызнула начинка, заляпав как меня, так и соседа, моего нового кореша из Яманак.
  
  
  
  Щуплый женственный пацан со светло-розовыми волосами, младший сын бывшего главы их клана, отвлекся от конспекта. Посмотрел на свою ветровку, испачканную повидлом, и набрал воздуха для крика возмущения.
  
  
  
  Забавный парень, кстати, хоть и ботаник.
  
  
  
  -Харуно, хочешь пончик? - доверительно прошептал я худому мальчику, с мягко-розовыми волосами.
  
  
  
  Рот пацана не успел открыться, как я запихнул в него пончик, мгновенно вытащенный из печати.
  
  
  
  Худощавый ребёнок в задумчивости пережевал угощение, затем пальцем принялся собирать повидло и слизывать.
  
  
  
  -Вкусно, правда? Это моя Рай-тян постаралась, ты не стесняйся, проси, если понравилось, но не наглей, у меня самого мало осталось.
  
  
  
  -Тама-кун, всегда хотел спросить, сколько у тебя пончиков? Как не посмотрю, ты все жуёшь их и жуёшь. Или может тебе кто передаёт? - Подозрительно прищурился Харуно.
  
  
  
  -Хе-хе-хе-хе. Поражайся моей Рай-тян, Яманака! Десять тысяч пончиков! Вот сколько моя девочка приготовила в течение пары лет до отъезда. - Настроение резко поменялось с "Жизнь дерьмо" до "Хе-хе-хе-хе"
  
  
  
  Харуна задумался, наверняка подсчитывал, сколько необходимо времени на готовку десяти тысяч пончиков с разными начинками.
  
  
  
  -Тама-кун, врёшь! - Ткнул указательным пальцем в мою сторону разгневанный товарищ.
  
  
  
  -Если вам неинтересно, можете выйти Яманака Харуно-кун. На полевой практике покажите нам своё умение, я лично вас проэкзаменую. - Старик огорченно покачал головой. - Вы можете обладать огромной силой, талантом, но без знаний вы не проживете и дня, и уж точно не добьетесь вашей мечты, особенно вашей, Харуно-кун. Можете садиться.
  
  
  
  -На чем я остановился? Ах да! Бу! БуБУБУБбууууБ. - Вернулся к лекции сенсей.
  
  
  
  Красный как помидор Харуно уткнулся носом в тетрадь и сделал вид, что меня не существует. Наивный парень, пусть лучше продолжает поднимать мне настроение, нежели писать то, что и так знает.
  
  
  
  -Пончики Рай-тян обалдены! Флюп. Попробую-ка я со сгущенкой. Сколько там у меня таких осталось? О, целых шесть сотен! - Якобы сам с собой заговорил я.
  
  
  
  Парень стал искоса на меня поглядывать. Он очень любопытен, просто до невозможности. Это любопытство постоянно тянет его в библиотеку, и мне часто приходиться за шкирку вытаскивать пыльного ботаника на ужин.
  
  
  
  Отложив тетрадь в сторону, он, искоса глядя на меня решался задать свой вопрос. Видно обида еще тлеет внутри, но постепенно проигрывает нарастающему любопытству.
  
  
  
  -Не могла твоя подруга приготовить столько, ей всего семь лет! Не могла! - Шепотом прокричал парень.
  
  
  
  На что я демонстративно показал ему пончик покрытый варенной сгущенкой и медленно повёл им сперва вправо, а затем влево.
  
  
  
  Как загипнотизированный Харуно следил за аппетитным пончиком. Флюп. Сглотнул он слюну.
  
  
  
  -Хочешь узнать секретную технику моей Рай-тян, Харуно-кун? - Дождавшись его кивка, я поманил доверчивого пацана пальцем, якобы собираясь ему рассказать что-то по секрету.
  
  
  
  Мальчик, покосившись на ушедшего в медитативный бубнёж сенсея, склонил ко мне свою голову. Его глаза блестели, и он чуть-ли не трясся от интереса и любопытства.
  
  
  
  -Эти техники передавались из поколения в поколения и называются - Сделал я вескую паузу. - Бабушки-но-дзюцу! Гы гы гы гы. - Засмеялся от выражения лица парня я.
  
  
  
  -Ты провел меня, засранец! - Заорал на всю аудиторию возмущенный Харуно. Волосы парня встали дыбом, и он сейчас напоминал больше Они(яп: Нечто вроде демона), нежели парня семилетку.
  
  
  
  -Наверно Харуно-кун очень хорошо разбирается в вопросе пыток C категории? Может заместите меня на пару занятий?
  
  
  
  -Простите. - Пискнул красный как рак мальчик. Мне даже на мгновение стало стыдно.
  
  - А Тама-кун вам в этом поможет.
  
  
  
  "Блядь! Доигрался" - Взгрустнул я. Очень тяжело остановиться, когда меня начинает "нести".
  
  
  
  -Не стесняйтесь, прошу. - Взмахом руки пригасил на свое место нас сенсей.
  
  
  
  Мы покорно вышли. Я окинул всю нашу группу взглядом. Восемь детей. Четыре мальчика и четыре девочки. Что можно о них сказать? В начале обучения нам сообщили, что наша группа особенная, а на деле все мы мутанты из мутантов. В нашей крови гены перекручены настолько, что никого нельзя отнести, ни к одному из трех кланов. Мусор, как называют нас за глаза. Например, тот же Харуно никогда не сможет овладеть ни одним из ментальных дзюцу своего клана, его геном слишком мутировал. Он мне рассказывал, что из-за этого его вычеркнули из ветви Ино, поселив с матерью на поверхности. Никому кроме матери ненужный, он рос в полной изоляции от других детей, вокруг книг. Именно там парень прочитал о законе, позволяющем выйти из клана, клана, который он ненавидит до зубного скрежета. И у этой ненависти были основания: мало того, что его, фактически принца могла избить любая тварь, даже низкородная, так еще и мать парня вынуждена была продавать себя, дабы прокормится. Представьте, какого было ребенку наблюдать как его матушку пялят несколько пьяных вдрызг шиноби, позволяющих себе всё. И так по несколько раз в день. Жуткое детство.
  
  
  
  Покосился взглядом на парня. Вот он и поехал крышей от того потрясения. Скорее всего никто не заметил, но мне точно видно, когда я общаюсь с Харуно, а когда с его второй личностью. По правде общались мы с альтер эго лишь раз, в момент знакомства, неплохая драка была, скажу я вам - равная.
  
  
  
  Опять смотрю на аудиторию, показывая, что мне пофиг, пока Харуно не начнет, и слова не вымолвлю.
  
  
  
  Группа заметно оживилась, ну как же, хоть какое-то развлечение. Даже Нара Шикану проснулся, а он тот еще соня.
  
  
  
  Шлёп! Хлопнул себе по щекам Харуно.
  
  
  
  -Существует несколько категорий пыток....
  
  
  
  Дальнейшее занятие прошло под объяснение Харуно и мои демонстрации.
  
  
  
  
Вечер того же дня.
  
  
  
  -Да ладно тебе! Твой босс немного переиграл, чего ты дуешься как девочка? - Орал я перед запертой душевой. - Пусти меня, там еще три свободных душа! Сколько можно, мало того что последний ходишь мыться, так еще и меня за собой тащишь.
  
  
  
  -Ты не мой босс! - Донеслось возмущенный выкрик с той стороны двери. - И я всегда один моюсь, это закон!
  
  
  
  -Да упаси Инари, и не собирался мыться с тобой, я хочу помыться в свободной душевой.
  
  
  
  -Жди своей очереди и вообще, я с тобой не разговариваю!
  
  
  
  Вот не знал бы, что он парень, точно поверил бы своим глазам, говорившим о его женской природе. Но маленький Харуно был замечен на медосмотре ещё при поступлении, так что мои глаза врут, что произошло не впервые (Старая ведьма, я помню твой урок!).
  
  
  
  -Давай быстрей там! Мне еще внешний контроль тренировать. - Попытался поторопить кореша.
  
  
  
  Звук отключения воды стал мне ответом. С той стороны зашуршала одежда.
  
  
  
  -Скажи Тама-кун, ради чего ты так рвёшь жилы? У тебя есть все, о чем только может любой из нашей группы мечтать. Сила, талант, родные, что оберегают и заботятся. Так почему ты каждый день ломаешь свое тело и душу, тренируясь до поздней ночи? - Вопрос, заданный с какой-то странной интонацией, донёсся до меня.
  
  
  
  Вздохнув, я прислонился спиной к двери. Придётся разъяснять, а то ведь не отвяжется.
  
  
  
   -Помнишь представление перед группой, и как я озвучил свое Ниндо? - Ударился я в воспоминания. Вроде и было совсем недавно, а уже чествуется ностальгия по прошедшим денькам.
  
  
  
  -Пф. Хихихи. Это сложно забыть. Мой Ниндо: Больше, Еще Больше! - Совсем не по-мальчишески захихикав, парень передразнил меня. - Никто так и не понял, что это значит, даже тот вечно спящий выскочка.
  
  
  
  -Все очень просто, мой славный миньон. Я хочу прожить свою жизнь настолько ярко, настолько красиво, чтобы в чистом мире, в окружении тонн всевозможных вкусностей, хихикать над своими воспоминаниями. Если тренироваться, то на максимуме, если быть шиноби, то сильнейшим, если мечтать, то о сложно выполнимом. - Мечтательно произношу, абсолютно уверенный в правильности своих слов
  
  
  
  -Ммм. И что это за мечта такая, раз голос Тама-куна так изменился? - Что-то такое в его голосе было непонятное, тяжелоуловимое, но я не придал этому значения.
  
  
  
  -Ха! Разумеется, попробовать мяса всех девяти биджу, о чем еще я могу мечтать?
  
  
  
  -Ахахаха, Тама-кун, ты такой Тама-кун! Хахахаха, фух, ну надо же, я ещё думал, что моя мечта несбыточна. - Звонко рассмеялся парень, резко открывая дверь, из-за чего я повалился на пол.
  
  
  
  Глядя снизу вверх на разрумяненного парня с ярко зелеными глазами, я одернул себя, понимая, что любуюсь им!
  
  
  
  "Фу, я же не педик! Нет! Я точно натурал! Какого мне захотелось обнять его? Ну нафиг, это все из-за глаз, видящих перед собой не парня, а миловидную девочку". - Успокоил себя. Вспоминая Рай-тян, могу однозначно сказать, мне нравятся девочки.
  
  
  
  -Ну, твою мечту довольно просто осуществить, Харуно-кун, как и мою кстати. - Веско произнес, до сих пор лежа на полу.
  
  
  
  -Да, просвети меня, о великий! - Пафосно провозгласил он.
  
  
  
  -Нужно лишь стать сильнейшим, всего лишь. Просто, правда?
  
  
  
  -Пф, как будто я чего-то другого ожидала от идиота Тамы. - пробурчал себе под нос Харуно, так тихо, что я не расслышал.
  
  
  
  -Чегось? Ты восхваляешь мое величие? А почему так тихо?
  
  
  
  -ПФ! - Очень важно сказал он и с гордо поднятой головой проследовал в сторону своей палатки.
  
  
  
  -Ну ладно, пора помыться и приступить к развитию контроля. Черт, как неохота-то, а ведь придётся после тренировки опять мыться! Чертовы привычки, чертова ведьма, приучившая меня к ним!
  
  
  
  Через некоторое время я с мешочком песка стоял у озера. Дабы не мешать таким же, как и я трудоголикам, выбрал место подальше от лагеря. Недалеко зашуршали кусты, я пощелкал пальцем в ответ, выбив сегодняшний шифр. Охрана бдит.
  
  
  
  Подхожу к воде и делаю первый шаг. Что называется - ощути себя Иисусом. Хотя весело от этой мысли было только первый десяток раз, теперь хождение по воде не вызывает такого восторга.
  
  
  
  Через метров десять остановился, затем щедро сыпанул песком и аккуратно лег на спину, но не погружаясь. Сейчас тенкецу на спине выделяют небольшое количество чакры, которая расплывшись по поверхности кожи, моим волевым усилием держит меня над водой.
  
  
  
  "Черт. Права была ведьма, не тренируясь каждый день я вернусь на исходные показатели по контролю". - Буквально вчера я мог держаться над водой не отвлекаясь на прямое выделение и контроль чакры. Даже в своей самонадеянности хотел сегодня приступить к следующему этапу тренировки, даже песка взял. С другой стороны контроль ухудшается только в трех случаях: При травме, если пару лет не тренироваться и при росте объема чакры. Мой явно третий случай, но до чего обидно, так хотелось приступить к изучению, хоть какого-нибудь колдовства, помимо Иллюзорных клонов и Хенге. И главное есть у меня свиток с техникой ирьёниндзюцу, но открыть его без достаточно развитого контроля невозможно.
  
  
  
  "Решено! Спать не пойду, пока не пройду этап с песком".
  
  
  
  Через час, поняв, что добился вчерашних успехов со спиной, напялил подводную маску с трубкой и лёг на живот. Тут все было намного быстрее, и я приступил к самой сложной части.
  
  
  
  Прыгнув, сделал сальто и приземлился на руки. Боль резанула по ладоням, но я стерпел. Второе сальто, было уже после неосознанного контроля на руках. Так я прыгал сальто, приземляясь на руки, пот пропитал всю одежду, когда чакры оставались копейки решил перекусить, дабы разогнать источник. Очередное сальто, и я держу тело над водой на одной левой руке, правой доставая из печати пару пончиков и, не разжёвывая, глотаю и так пару раз.
  
  
  
  Наконец-то, теперь можно приступить к следующей части.
  
  
  
  Достаю из-за пазухи оставшийся песок и рассыпаю его вокруг. Присев в медитативную позу, стал выпускать вовне чакру, силой воли не давая ей уйти в мир, раствориться в более тяжелой сен чакре мира. Направляю выпущенную чакру, заставляю её покрыть поверхность воды вокруг себя.
  
  
  
  " А теперь самое сложное. Черт, похоже не потяну. Черт! Отставить панику. Во имя лунной призмы Мазефака!" - Кипятя мозги, заставляю непослушную часть поступать, согласно МОЕЙ воле. Чакра с неохотой покрывает поверхность воды, её часть впитывается в специальный песок, что с избытком дала мне ведьма.
  
  
  
  "Заново, фигуру пока не потяну". - С этой мыслью, впитываю обратно ту часть чакры, что еще слушается, остальное отпускаю.
  
  
  
  Вечер уступал место ночи. В кустах скучал вставший только что на дежурство чунин. А из-за дерева выглядывала девочка, что всю свою сознательную жизнь притворялась мальчиком, следила как необычно серьёзный желтоглазый мальчик делает всё возможное ради своей мечты.
  
  
  
  -Я не проиграю! Вот увидишь Тама-кун, клан Харуно появиться в мире шиноби. Хихихи, столько стараний и все ради мяса, пусть и демонического. Ты такой Акимичи, Тама-кун. Хихихи. - Не смогла сдержать веселья девочка, вспоминая недавний разговор. Так улыбаясь и смеясь, она пошла в другую часть озера. Тренировки не ждут, она теперь знает, в чем заключается следующий этап, и пусть у неё нет специального песка, но вот листьев вокруг навалом.
  
  
  
  Она уже не видела, как через несколько часов, под светом луны две ромашки состоящих из мокрого песка выросли на воде озера под пристальным взглядом мертвых желтых глаз розововолосого ребенка.
  
  
  
  
Там же. Несколько дней спустя.
  
  
  
  Тренировочный лагерь союза трех кланов. Место, где впервые встречаются дети Акимичи, Нара и Яманака. Здесь они тренируются под руководством опытных чунинов, отошедших от полевой деятельности в силу тех или иных обстоятельств. Детей, только вступивших в лагерь разделяют на три группы. Первые две лишь условно отличаются друг от друга. Их программа практически одинакова с той разницей, что детям привилегированных членов кланов помимо науки ниндзя обучают еще и нескольким дополнительным наукам, таким как "начальное искусство интриги" или "основы чайных церемоний" и так далее.
  
  
  
  Однако третья группа не такая, у детей в ней особая программа. Их не учат начальным клановым дьзюцу, так как они не могут их повторить в силу особенностей своего измененного генома. Но если вы считаете, что на них забили и учат лишь по остаточному принципу, то глубоко ошибаетесь. Для каждого из особых детей составлена специальная программа. Кому-то дополнительно дают кендзюцу, кого-то готовят к обучению специальных или необычных ниндзюцу. На каждого из этих детей у руководства свои планы. Например, стратегическому потенциалу, талантливому Таме суждено стать козырным тузом, а также либо улучшить одну из ветвей Акимичи, либо создать новую. Однако был ребенок, ненужный никому, даже его семье. Ками, по всем документам клана эта девочка была прописана как мальчик! Отрицательный индекс её потенциала поставил крест на судьбе девочки. Этому ребенку не позволят ни создать семью, ни выйти из клана. Даже отец ребенка, только узнав о дефекте, был вынужден выбросить женщину на начальной стадии беременности на улицу. И не будь Иноус главой клана, женщину и ребенка ждала бы смерть. Все дело в особенности мутации генома Яманака, она устойчивей гена родоначальника.
  
  
  
  Если бы эта мутация не была так бесполезна, по мнению ирьенинов, то девочку просто включили бы в еще одну селекционную программу, но не судьба. Яманака Харуно, девочка, которую все считают мальчиком (не без её помощи кстати) обозначена как генетический мусор Яманака.
  
  
  
  -Эй, мусор, не подох еще? - К нашей группе подошла стайка детей во глава с рыжей девочкой на год старше нас. Её необычные зрачки выдавали в девочке Яманака. Она не шла, а словно парила над землей. Движения и мимика, а именно застывшее на лице выражение превосходства выдавало в ней одну из привилегированных.
  
  
  
  Харуно рядом со мной прикусил губу, его взгляд начал терять ту искру жизни, что выделяет парня из толпы.
  
  
  
  -Как всегда нечего сказать? Мне противно от одной мысли, что отец спал с твоей шлюхой матерью. Почему тебя не придушили в детстве, а? Из-за твоего существования пятно позора лежит на нашей ветви. - Скривилось лицо девочки. Подойдя поближе к Харуно, она кинула ему в лицо что-то слизкое, гаденько при этом улыбаясь. Так получилось, что моя рука в этот момент дернулась (случайно, я серьёзно!), и мой бедный пончик был облит куском экскрементов.
  
  
  
  -Мой любимый пончик с начинкой! - Опечалено я посмотрел на бедную сладость всю в дерьме.
  
  
  
  -Эй ты, мусор с желтыми глазами! Размажь это по голове мусора рядом, и я, так уж и быть позволю ходить со мной в дальней свите. - Кивнула рыжеволосая на толпу малолеток за собой.
  
  
  
  "Отлично! Пора поставить суке фингал!" - я уже собирался влупить много возомнившей о себе дырке смачный хук, как Харуно подскочил к ней и вмазал коленом в живот, затем схватив голову за рыжие волосы добавил коленом в челюсть. Раздался отвратительный хруст.
  
  
  
  Волна Ки полыхнула от парня, заставив свиту девки, сделать шаг назад.
  
  
  
  -Тварь, он не мусор, не мусор, не мусор! Тварь, сдохни! - Рычал пацан, пиная подвывающую на земле сестру, или кто там ему она приходиться.
  
  
  
  Пока не произошло не поправимого, то есть пока сенсей не спалил и не посадил нас в яму, ребром ладони легонько бью Харуно по затылку. Он мгновенно поворачивается, готовый разорвать меня на части. О, что-то новенькое, глаза говорят мне, что тут уже второе альтер эго. Интересно сколько у него друзей и подруг в башке живёт. Пока он не кинулся, еще раз стукаю по затылку, предварительно рывком оказавшись за спиной.
  
  
  
  -Ай, больно! - Схватился за шишку кореш.
  
  
  
  -Если хочешь еще раз вести лекцию, то прямо так и скажи! Мне и прошлого раза хватило.
  
  
  
  -Но ведь она, шмыг, ты ведь не мусор, столько тренируешься, шмыг, а она. - Принялся шмыгать носом малец.
  
  
  
  "Все время забываю, что он только ребенок, не перерожденец с глазами сканерами, лишь ребенок с раздвоением(или с раcтроением?) личности".
  
  
  
  Кладу другу руку на плечо и искренне весело улыбаюсь.
  
  
  
  -Спасибо, что заступился. Это было так круто! А чего сразу, как она стала приставать не вмазал?
  
  
  
  Так получилось, что мое лицо было совсем недалеко от его. Харуно, вспыхнув словно факел, его губу затряслись, а огонек в глаза разгорелся ярче, сверхновой звездой.
  
  
  
  -Тебе что плохо? - Удивился я. Друг выглядел нездорово.
  
  
  
  "Может откат от смены личностей? Нужно температуру проверить. Блин, я только лбом умею. А черт, мы только дети! Это в России за такое я бы схлопотал в бубен и был бы крещён педиком, даже в возрасте семи лет кстати. Нужно решаться, не хватало, что бы мой единственный миньон слег с горячкой из-за моих предрассудков. С кем я буду спринтоваться тогда? Только Харуно может с горем пополам успевать за мной". Уговорив себя таким образом, я схватил голову розововолосого друга в руки и прислонил его лоб к своему.
  
  
  
  -Слушай, ты весь горишь, да и взгляд странный какой-то. Пойдем-ка я тебя к ирьенину отведу.
  
  
  
  -Нет! Нннне нужно! Я здоров, да здоров, ахахаха. Пойдем на урок, а то время уже, поспешим. - И вырвавшись из моих рук, убежал.
  
  
  
  -Странно, а он случайно не из этих? Ведёт себя как девчонка. - Рассудительно проговорил сам с собой, оббегая взглядом детей и мелкую блядь.
  
  
  
  "Это может стать проблемой. Нужно переправить агрессию с Харуно, а то она входит в правящую семью, в отличие от друга". - Все её движения, мимика лица, глаза, все это вызывало тревогу за кореша. Рыжая, что-то решила для себя, что-то очень плохое для него.
  
  
  
   "Эх, Харуно, Харуно, врагов нельзя оставлять в живых, даже если это родственники. Жаль, что сам ты не решишься на её убийство. В отличие от сестры, однозначно определившей твою судьбу, мой друг, ты слишком мягок".
  
  
  
  Подхожу к полыхающей ненавистью девочке. Наклоняюсь. Она пытается нанести мне удар скрытым оружием, но куда уж ей, изнеженному ребенку, тягаться со мной, рвущему жилы уже несколько лет.
  
  
  
  -Милая, если с моим другом, Харуно-куном что-нибудь случится по твоей вине, а я это узнаю точно, то твоя жизнь продлится ровно до того момента пока не останешься одна. Поверь мне, я очень люблю жаренные потроха врагов моих друзей, ты мне веришь, милая? - Угроза не была бы столь действенна, если бы я не взял весь свой голод, и, влив его в свой самый сильный Ки посыл, не направил на избалованного ребенка. Вонючая лужа расползлась под девочкой, прядь волос поседела, и она безэмоционально произнесла одно слово. - Верю.
  
  
  
  -Ну вот и хорошо. - Радостно сказал я, прекратив давить на ребенка - Будь умницей и не будь сучкой, ведь такие красивые малышки редкость, не хотелось бы лишать этот мир прекрасного... Сверх меры. Пока-пока.
  
  
  
  Помахал я ей ручкой и пошел на лекцию, досадуя на Харуно, кинувшего меня со своими проблемами. Но ничего, я знаю пару способов, чтобы на отработку оставили нас двоих.
  
  
  
  "Да, завести друга было определенно хорошей идей". - Улыбнулся я, заходя на полигон под звук ляляканья сенсея.
   Комментарий к Глава 6. 10000 пончиков.
   Что бы не было вопросов отвечу сразу: Да. Яманака Харуно , предок Харуно Сакуры.
  
  ========== Глава 7. Обенто на природе... ==========
  
Страна Огня. Военный лагерь союза трех кланов. До образования Конохогакуре но Сато 2 года.
  
  
  
  -Эй, Тама-кун, останься на пару минут. - Голос сенсея остановил мой порыв валить отсюда подальше. Взгляд Они рядом со мной не предвещал ничего хорошего.
  
  
  
  "И чего Харуно злится? Подумаешь, я его со своими чистыми вещами из прачки захватил и его труселя. Ну чего тут такого? Теперь вот обижена весь день, не разговаривает и жутко на меня смотрит".
  
  
  
  -Хорошо, Нара-сенсей. - Ответил учителю, искоса поглядывая на хищную улыбку Уно, второй личности Харуно.
  
  
  
  -Тама-тян, не волнуйся, твой друг подождет за дверью. Не волнуйся. - Прошипел Уно, уже не улыбаясь, а скалясь по-звериному.
  
  
  
  "Он чертовски пугает, блин". - Стадо мурашек пробежало по коже.
  
  
  
  Дождавшись пока все дети покинут помещение, учитель принялся объяснять, что он от меня хотел.
  
  
  
  -Сперва, Тама-кун, я бы хотел выразить своё восхищение твоими талантами, скажу больше, все нужные навыки ты получил, и только традиции не позволяют присудить тебе ранг генина. - Нара Сока заложил руки за спину и всем своим видом попытался показать, как он огорчен этим фактом. Какой год назад я бы и не заметил подвоха, но не теперь. В моём додзюцу ли дело или же в особенностях генома, не суть. Факт в том, что от речи этого шиноби у меня во рту появился вкус гнили, нос уловил кислый запах вранья, а глаза подметил несколько не заметных в обычной жизни деталей мимики лица. Сенсей тем временем продолжал. - Такой потенциал как у тебя, Тама-кун, необходимо развивать, а не зарывать в землю традициями и условностями.
  
  
  
  -Совсем скоро для шиноби наступит новая эпоха, эпоха мира и процветания! Никто не сможет противостоять силе стольких кланов, собранных вместе, но есть и минусы. Я более чем уверен, скорость подготовки будущих шиноби будет замедленна, ведь больше не будет жертв клановой войны, и старшее поколение не захочет порождать себе конкурентов. Если раньше генина получали в двенадцать лет, а чунина в пятнадцать, то теперь всё будет иначе. Многие генины так и никогда и не смогут стать чунинами, ведь зачем так много высококвалифицированных бойцов в мирное время? Вижу, ты понял, а ещё и твоё додзюцу сыграет роль. Не удивляйся у меня огромные связи в клане. - Теперь лицо сенсея стало печальным. Он искренне хотел мне показать своё сочувствие, которого и в помине не было. - Тама-кун, я не хочу, чтобы твоё великое будущее уничтожили старые пердуны! Но не волнуйся, мой мальчик, я со своими друзьями поможем тебе, научим паре техник которые, несомненно, будут оценены по достоинству! А то, где это видано, что вас не обучают ниндзюцу?
  
  
  
  "Вот он высший класс шиноби. Как хотел бы и я научиться когда-нибудь, врать так же хорошо. Не хочет он, как же. Давай переходи к делу, а то времени у меня в обрез, нужно еще контроль тренировать и посылку Рай-тян вскрыть. Интересно, что она приготовила мне на этот раз?" - Предвкушающая улыбка окрасила сама собой моё лицо.
  
  
  
  -Держи, Тама-кун. В этом свитке описано пару техник нинпо (Искусство ниндзя), но никому их не показывай, а то у меня будут проблемы, договорились? - Приняв мою улыбку на свой счет, Нара достал из кармана среднего размера свиток и положил на стол передо мной. Не в руки положил, теперь даже под допросом нельзя будет доказать, что свиток он дал мне, а не просто положил на парту и потом забыл забрать.
  
  
  
  -Сока-сенсей, а разве преждевременное изучение ниндзюцу не вредно для очага? Нам Акимичи Нуне-сенсей говорил, что раньше начала полового созревания использование ниндзюцу может пагубно сказаться на наших чакроканалах. - Недоверчиво спросил я. Если не можешь скрыть, что думаешь, лучше подай свои мысли в нужном свете, чуть изменив акценты.
  
  
  
  -Для очага и каналов вредно преобразование чакры в стихийную, Тама-кун. Не думаешь-ли ты, что я стал бы советовать своему ученику нечто опасное для здоровья? - Оскорбился Нара.
  
  
  
  "Вот только меня своим учеником ты не считаешь. И ведь не соврал, стихийные преобразования вредны, как собственно и качественные, чего ты не сказал".
  
  
  
  -Нет, что вы такое говорите сенсей! Мне просто любопытно. А мне вправду можно взять свиток? - Недоверчиво смотрю на мужчину.
  
  
  
  Он ничего не сказал, лишь пожал плечами.
  
  
  
  Хоть от всей этой фигни и пахло дерьмом за километр, но скорее всего некто не хочет, чтобы я слишком сильным стал, нежели просто поймать на нарушении. И это интрига явно не клана Акимичи, ведь верхушке клана прекрасно известно какие именно книги я читал по ирьениндзюцу, и высшая теория чакросистемы там была. Однако свиток всё же взял, под довольный взгляд Нара. Раскланявшись в благодарности, я под его настойчивым вниманием покинул класс.
  
  
  
  На улице, прислонившись к стенке, меня ждал Уно. Его хищная походка, готового бросится на добычу дикого кота, заставила собраться. Что-то увидев у меня на лице, альтер эго уступил место доминанту.
  
  
  
  -Харуно-сан, примите мои искренние извинения за то, что взял ваши труселя без спроса. Дабы загладить недоразумение не соизволите отведать мой особый пончик? - Все так же радостно улыбаясь, выдал я. Заветное словосочетание преобразило Харуно. На вид и не скажешь, но он собрался. Тело парня немного напряглось, а брови слегка дернулись. Он меня услышал.
  
  
  
  -С радостью отведаю то, что вы мне не приготовили, Тама-сан, надеюсь, ваши мифические сладости столь же сладки, как и ваша речь.
  
  
  
  Мы поравнялись, и как ни в чем не бывало переговариваясь, пошли на тренировку. День прошёл на удивление медленно.
  
  
  
  Там же. Поздняя ночь.
  
  
  
  Два ребенка сидели на диване, обсуждая их детские дела, периодически раздавался заливистый смех и вспыхивали шуточные потасовки. Обычный вечер этих двух, ничем не примечательный. Вот тот, чьи розовые волосы темнее подшутил над вторым, заставив вспыхнуть краской гнева. Завязалась борьба, входе которой более женственный мальчик случайно порвал маленький свиток с печатью из внутреннего кармана шутника. По воздуху пошла рябь, а мальчишки прислушавшись к чему-то, резко успокоились.
  
  
  
  -В следующий раз назовешь меня воробьём, получишь в глаз по-настоящему! - нахохлился Харуно.
  
  
  
  -Хм, учту на будущее, но уж больно ты был на него похож, когда пытался повторить покров чакры. И чем тебе прозвище это не угодило? Воробей нормальный псевдоним, чё.
  
  
  
  -Меня мама так называла - Прошептал парень.
  
  
  
  Тень легла как на его, так и на мое лицо. Что тут скажешь, накосячил я. Парень лишился самого дорогого ему человека месяц назад и ещё не отошёл. А тут великий и тактичный Тама-сама со своим языком без костей. Нда.
  
  
  
  -Извини, Харуно, я ничего такого не хотел, просто ты так прикольно хохлишься, когда я тебя воробьем называю. Блин, ну ты же меня знаешь, не могу не цепляться, в этом вся моя суть! Как говорят: друзья для того и нужны, чтобы их подкалывать! - Развел руки в стороны, показывая, что ничего тут не поделаешь.
  
  
  
  -Ничего... Давай лучше перейдем к проблеме, а то свиток, который ты израсходовал, очень дорогая вещь и действует недолго. - Скосил друг взгляд на порванную бумажку. Однозначно сожалея, что не удалось подробнее осмотреть процесс активации.
  
  
  
  Ничего не говоря, я подошел к шкафу со свитками и книгами и достал ничем не примечательный свиток. Взмах рукой и свиток летит в сторону Харуно, тот не сплоховал, поймал вещь.
  
  
  
  -Ты что творишь изверг! Нельзя так со свитками обращаться! И что в нем?
  
  
  
  -Это, дорогой мой миньон, свиток двенадцати техник, относящихся к нинпо B ранга. Не стесняйся, разворачивай.
  
  
  
  Еще не веря, что у него в руках такое сокровище, он, не тратя ни секунды, развернул свиток и жадно принялся вчитываться в описание первой техники. - По мере прочтение брови парня взлетали все выше и выше.
  
  
  
  -Откуда? - Лишь спросил Харуно, трясясь от предвкушения, и справедливо рассудив, что раз я показал, то и обучиться по свитку позволю.
  
  
  
  -Нара Сока поделился, при этом расписав все ужасы будущего. Хочешь изучить это нинпо, не так ли?
  
  
  
  Харуно начал энергично кивать в знак подтверждения, а так же своими тонкими пальцами вцепился в сокровище.
  
  
  
  -Я так понимаю в изучении ирьениндзюцу ты еще недалеко ушел?
  
  
  
  -Все что ты мне дал и все что в открытой секции я выучил, а больше информации мне никто не даёт, знаешь же, как ко мне относятся. - Скис мальчик. По непонятной мне причине общением с ним брезговали абсолютно все взрослые шиноби. Не считать же его мутацию причиной? Хотя вспоминая, как бегут после спарринга с ним мыть руки дети, как после общения с кем-то больным, закрадывается мысль, а не во власти тех же предрассудков все остальные? Более или менее разбираются в том, что такое геном лишь некоторые ирьенины. Вполне может быть, что зная о доминантности генома Харуно по отношению к геномам Акимичи, Нара и Яманака несведущие шиноби боятся, что их гены "заразятся". Идиотизм, но что еще ожидать от тупорылой серой массы обывателей, пусть и способных на чудеса?
  
  
  
  -Так уж и быть Тама-сама просветит тебя, смерд о таком понятии как нестабильность чакры шиноби, не вошедшего в пубертатный период. - Смотря на кореша с жалостью, произношу я.
  
  
  
  -Я знаю об этом! Стихийные, если стихия не является частью кеккей гекай, преобразования вредят организму и очагу, чакра... Ауч! - Прервал я подзатыльником оскорбленного ботаника.
  
  
  
  -Не знаешь, не говори! Тама-сама еще не закончил свой монолог, жалкий смертный! Внемли же его мудрости. Говоришь-то ты правильно, но есть малоизвестные подробности. Почему, как ты думаешь, некоторых детей начинают чуть ли не с пеленок обучать различным нинпо и дзюцу, а других только после двенадцати? И не бери в расчет великие кланы, такие как Сенджу и Учихи, вполне возможно у них там свои секреты. Ну, как считаешь?
  
  
  
  -У детей есть способности, отвечающие этим дзюцу? - Вопросительно ответил парень и задумался - И вправду, почему?
  
  
  
  -Можешь не стараться, пока не прочтешь пару книг по высшему ирьениндзюцу навряд-ли догадаешься. Все дело чакре и мозге шиноби. Начав изучение ниндзюцу, а в нашем случае дзюцу одного типа, объединённого в нинпо, до начала полового созревания чакра начинает подстраиваться именно под это нинпо. После того как ты сложишь все сто сорок четыре печати этого нинпо, то шанс на изучение какой-либо техники с другими начальными печатями будет стремиться к нулю, ну разве что только на ирьениндзюцу это не повлияет в силу особенностей лечебной чакры. Никаких стихийных преобразований, киндзюцу и сложного гендзюцу, разве что только йотон и интон будут доступны. Вижу на твоем лице вопрос, почему тогда некоторых детей всё равно обучают нинпо? - Сделал я небольшую паузу и, дождавшись кивка парня, продолжил.
  
  
  
  -Чтобы было понятнее, я разъясню на примере. Как ты, наверное, уже смог заметить я чертовски хорош: талантлив, силен, быстр, а все из-за высокого качества моей чакры. Есть правда еще одна причина, но пока я не хочу о ней говорить. Так вот, используй я сейчас первую и самую легкую в освоении технику из этого свитка, и весь потенциал моей чакры уйдет на подстройку к использованию именно этого нинпо. Мой гениальный мозг замкнет на этих дзюцу, я стану их лучше понимать, изучу все двенадцать влёт и более чем уверен через годик напридумываю пару вариаций, это нинпо станет моей специализацией на всю жизнь, понимаешь?
  
  
  
  -Тама-кун, так это хорошо или плохо? - наклонил голову мой друг. Свиток он так и не отпустил.
  
  
  
  -Это странно, по чьей бы инициативе мне не вручили эту вещь, он хочет, чтобы я имел узкую специализацию и почему неясно. Возможно он хочет мне добра, а возможно не хочет усиления. Однако, независимо от причин, ограничивать себя этим нинпо я не намерен. А вот тебе Харуно-кун он как раз необходим. - Очень серьёзно говорю, смотря в зеленые глаза полные непонимания.
  
  
  
  -Но ведь ты только, что говорил...
  
  
  
  - Давай начистоту, Харуно-кун. За все это время ты мне стал как брат, и твоя судьба не безразлична мне. Ты талантлив, талантливее меня, но при этом не обладаешь ни таким же объёмом чакры, ни остальными моими преимуществами. Признай, даже будь у тебя несколько основных или вторичных стихий, ты не сможешь использовать ни одну из дзюцу выше C ранга - просто чакры не хватит. Ирьениндзюцу и гендзюцу, вот твои козыри, но без учителя их развить нереально, и я предлагаю создать тебе еще один. Это нинпо на первый взгляд малополезно, но с твоим умом, смекалкой и интуицией, возможно, удастся превратить его в нечто невероятное. Ками! Даже я вижу несколько вариаций применения!
  
  
  
  Плечи друга во время моего монолога поникли, длинная челка скрыла его глаза.
  
  
  
  -Нинпо: Удаленный Контроль Чакры. Нинпо основой, которого является создание тончайших нитей чакры, но в отличие от Нинпо: Управление Марионеткой, так же основанной на нитях чакры, имеет ряд отличий. Дзюцу, описанные в этом свитке, позволят вам осуществлять более тонкие манипуляции небольшими объектами, такими как сюрикен или кунай, однако управление чем-то тяжелее десяти килограмм вызовет затруднения. К плюсам Нинпо: Удалённый Контроль Чакры можно отнести возможность волевого управление объектом, пропитанным вашей чакрой, если этот объект и вашу систему циркуляции соединяет нить чакры. - Зачитал пояснение к свитку Харуно - Оно бесполезно, Тама-кун, это нинпо! Управление сюрикенами, ты серьёзно? Тот, кто тебе его подсунул, хотел ослабить клан Акимичи, лишить сильного шиноби! И ты мне предлагаешь специализироваться на чем-то столь бесполезном? Неужели ты смеёшься надо мной?
  
  
  
  Слёзы брызнули из глаз Харуно, и пока он не наговорил лишнего, я перебил друга. Попытался разъяснить, как я вижу будущее величие этих техник.
  
  
  
  -Харуно-кун, ну ты и болван. Прочитай внимательней название свитка, удаленный контроль чакры! Хочешь, подскажу применение? - Харуно осторожно кивнул. - Леска, представь обычную стометровую леску из метала полностью подконтрольную тебе. Пропитав её своей чакрой, тем самым сделав прочнее, и, используя это нинпо, можно на средней дистанции превратиться в машину смерти, а ведь еще можно наловчиться использовать сенобоны, иглы с ядом и еще кучу всего! Поэтому подумай и реши, стоит ли надеяться на везение в будущем или сосредоточиться на настоящем.
  
  
  
  -А чего сам тогда не изучил свиток, раз дзюцу столь крутые? - Нахохлившись, поинтересовался Харуно, но видно мне удалось его уговорить, а этот вопрос лишь дань его упрямству.
  
  
  
  -ПФ! Тогда я не смогу ни кидаться огненными шарами с рук, ни пуляться молниями. Короче, если не хочешь, то я свиток забираю. Заныкаю от греха подальше, а то он меня искушает, знаешь ли. - Попытка отобрать скрученную бумажку встретило ожесточенное сопротивление.
  
  
  
  -Нет! То есть, так уж и быть, уговорил. - Огонь из зеленых глаз предвкушающее горел, сам Харуно уже представлял, как будет убивать врагов пачками своей супер крутой техникой.
  
  
  
  -И запомни юный ученик, страшен не тот, кто знает тысячу приемов, а тот, кто отработал единственный известный ему тысячу раз. - Но мои слова не дошли до друга. Я для него больше не существовал. В данный момент времени его мир заполнился последовательностью сто сорока четырех ручных печатей, которые нужно было выучить и желательно быстрее, пока свиток не отобрали...
  
  
  
  -Нда. Ну ладно, я пока напишу письмо дядюшке, и не стоит благодарности, Харуно-кун - пробурчал я
  
  
  
  Достав чистый свиток и письменные принадлежности, а также особый воск для запечатывания письма, принялся писать донос на подозрительного сенсея. Не верилось мне в его искренность, от слова совсем.
  
  
  
  Через пару дней улыбчивый Акимичи исполинских размеров вместе с хмурыми Яманака и Нара посетили лагерь, пообщавшись с желтоглазым мальчиком, они на следующий день отбыли восвояси. После их визита бесследно пропал один из преподавателей, а через неделю ряд загадочных смертей прокатился по поселению клана Нара. В эти дни от сердечного приступа умерла одна из старейшин.
  
  
  
  Трехглавое чудовище избавилось от пары паразитов, точивших его организм, поползло дальше, к светлому будущему.
  
  
  
  
Два месяца спустя. Десять километров западнее лагеря. Земли подконтрольные клану Нара.
  
  
  
  -Убей его, Тама-кун. - Улыбка на лице милой пухленькой Акимичи и её слова порождали неслабый конвективный диссонанс. Ребенок, выбранный целью не плакал, нет, весь его вид говорил о смирении к своей судьбе, пустые глаза десятилетнего мальчика смотрели сквозь меня. Я сильнее сжал кунай в руке, стараясь не показать всю свою ненависть к этой женщине, этому миру и всей ситуации в целом.
  
  
  
  -Не нужно переживать, если ты его не убьёшь, то он подохнет в канаве через пару дней. Или ты не хочешь отомстить за одного из своих соклановцев, Тама-кун? Кто-то из этих зверей отравил одного из Акимичи, и они должны поплатиться, разве не справедливо, как считаешь? Этот последний, об остальных позаботились генины, что проводили зачистку.
  
  
  
  Не говоря ни слова, хватаю невиновного мальчика за шкирку, и взмахом куная перерезаю горло. Я не отвожу взгляд, смотрю прямо в умирающие глаза ребенка, мне противно от содеянного, но если бы это сделал не я, то пришлось бы одному из семи еще неготовых к нашему ремеслу одногруппников. Возможно Харуно смог бы, но перекладывать непростое решение на друга - это не мой стиль.
  
  
  
  Фонтан крови обливает меня с ног до головы. Поворачиваюсь в сторону сенсея, натягивая на лицо маску веселого парня, улыбаюсь. Женщина не смогла удержать эмоции в узде, я улавливаю страх исходящий от неё.
  
  
  
  -Готово, сенсей! Может поедим, а то дорога была долгая - я проголодался.
  
  
  
  Вокруг жужжат мухи, смрад смерти витает в уничтоженной деревне. Яманака Тита, одна из одногруппниц не выдерживает и содрогается в рвоте. Вижу еще в пяти выражениях лиц брезгливость по отношению ко мне и страх. Хорошо, страх лучше жалости.
  
  
  
  -Я не уверена, что место подходящее, Тама-кун. - Произнесла сенсей.
  
  
  
  -А чем плохо место славы нашего клана?
  
  
  
  Подхожу к телу женщины, голова которой была смята чьими-то сильными руками. Явно палачи веселились, убивая беспомощных людей всевозможными способами. Сажусь на труп и достаю из печати своё обенто.
  
  
  
  -И меня угостишь, Тама-кун, я свой не взял. Не думал, что мы задержимся на экскурсию. - Присел рядом со мной друг.
  
  
  
  -Да без проблем, Харуно-кун, у меня сегодня омлет с красным соусом из помидор, а так же сливы с рисом! Блин, даже жаль делиться подобной вкуснотищей, но ради друга я готов пойти на жертву.
  
  
  
  Открываю обенто, показывая всем интересующимся его состав. Инстинкт Акимичи у маленькой Рие сработал как надо, и она с любопытной мордашкой сделала пару шагов вперед, наступив в лужу ещё теплой крови. Перевела взгляд под ноги, затем на мое обенто и, позеленев, присоединилась к Яманака.
  
  
  
  Шесть детей и их сенсей с ужасом наблюдали как два розововолосых мальчика, весело переговариваясь, со смаком поедали свой обед, сидя на трупе молодой девушки со смятым в крошево черепом. Им было невдомек, что у того чья шевелюра ярче был сильнейший стресс из-за первого убийства, а второй как мог, пытался поддержать единственного друга, стараясь удержать еду внутри.
  
  
  
  Слух о двух больных на голову детей, способных после убийства спокойно жрать на трупах обенто, ураганом разнесся по лагерю в тот же вечер. И все оставшиеся два года в лагере эти двое больше ни с кем не общались, укрепив свою славу.
  
  
  
  А между тем время шло и все стороны договорились. Эпоха воюющих кланов заканчивалась, уступая место новой, в противовес чаяньям большинства, намного более кровавой. Новая эпоха уничтожит многих чудовищ, но на их пепле возникнут новые, более жуткие.
  
  
  
  
Клан Нара. До образования Конохогакуре но Сато 2 года.
  
  
  
  -Таким образом нашим кланам выделят землю вот в этом секторе. Это неплохое место для проживания, не самый центр конечно, но и не задворки. У меня всё. - Поклонился докладчик высокому собранию глав кланов, отходя от карты будущего поселения.
  
  
  
  Чоусу, очень внимательно выслушав речь своего соклановца, лишь покивал головой. Редко, очень редко его клану доверяют подобные задачи. Выбить место для размещения клановых кварталов - это не тривиальная задача. Особенно если есть еще пять десятков кланов, получивших статус благородных и готовых зубами вцепится в понравившуюся им территорию.
  
  
  
  -С этим закончили. У кого есть еще предложения или пожелания? - Нара Шаджи посмотрел на лица своих товарищей. Старейшина-арбитр совета не смог выдержать двое суток постоянных дебатов и слег. По традициям честь вести собрание переходила к главе клана, в котором этот старейшина состоял.
  
  
  
  -Я выскажусь. - Встал со своего места Чоусу.
  
  
  
  -Буду краток. Необходимо поддержать начинание Сенджу и Сарутоби, а именно создание команд со смешанным составом. - Кратко высказался Чоусу. Он был способен провести еще пару недель непрерывного обсуждения, в отличие от коллег, чей разум уже не был столь остр. Именно сейчас он решил протащить проект выгодный именно его клану, а не союзу. Чоусу сознательно хотел слегка отдалится от влияния союзников, все больше и больше навязывающих свою власть толстякам, одна история с его племянником чего стоит! Если сейчас будет позволено генинам из его клана вступать в отряды под предводительством дружественных или нейтральных их клану шиноби, то связь Деревня-Акимичи только окрепнет. Чоусу знал, что как раньше жить не получится, и кто первый оседлает эту волну, тот и выиграет. Знали об этом и другие главы кланов.
  
  
  
  -Чоусу, ты понимаешь, что после подобного предложения твоя жизнь не будет стоить и ломаного гроша. Не боишься поскользнуться в ванной? - Прямо спросил Шаджи.
  
  
  
  -Я осознаю всю степень риска. Но этот закон необходим. Старейшины наших кланов не могут быть достаточно гибкими для подобных решительных мер. Боюсь, без полного вливания в состав будущего поселения нам грозит уничтожение. - Чоусу не сказал о разговоре между ним и Сенджу Тобирамой, входе которого были достигнуты некоторые соглашения, гарантирующие трем кланам устойчивую политическую почву внутри будущей деревни.
  
  
  
  -Чоусу-доно, надеюсь ками-сама не позволит вам умереть глупой смертью, как мой отец. Я за. - Глава Яманак поставил свою печать и роспись на свитке, что положил перед ним помощник Чоусу.
  
  
  
  -Простите, что не я предложил этот закон. Я за. - Печать главы клана Нара и его подпись нашла свое место на революционном свитке.
  
  
  
  Впервые за несколько лет улыбка озарила лицо сурового шиноби. Теперь он мог спокойно уйти на покой, об одном лишь сожалел суровый мужчина - он так и не успел лично научить любимого племянника той технике...
  
  
  
  По дороге в родной клан ядовитое насекомое отравило величайшего из глав Акимичи последних двух сотен лет. Он умер, так и не придя в сознание.
   Комментарий к Глава 7. Обенто на природе...
   Юмор не уйдет из данного фанфика, он лишь иногда будет засыпать.
  
  Глава многим покажеться пустой и излишне темной, но она необходима для сюжета и понимания метоморфоз характеров героев.
  
  ========== Глава 8. Фиолетовый суп, под названием фиол-суп. ==========
  
(Данная глава является завершением нулевой арки произведения.)
  
  
  
  
Страна огня. Поселение Акимичи. До начала эры Скрытых Деревень 2 месяца.
  
  
  
  На улицах небольшого горного поселения в этот день было многолюдно. Радостные лица прохожих, предвкушающих окончания клановых войн, мелькали то тут то там. Многие дома уже были законсервированы, некоторые даже разобраны. Переселение в новый дом началось каких-то пару дней назад, но уже примерно половина клана покинула гору-город. Только старики, не желавшие покидать свои старые жилища, да немногочисленная охрана из провинившихся чунинов, останутся тут. По главной улице поселения шёл мальчик в неброской коричневой одежде, на его лице играла полуулыбка, которая немного раздражала, ибо не несла в себе радости, а скорее высокомерие по отношению ко всем встречным. Розовые непослушные волосы блестели в лучах летнего солнца, мальчику не было никакого дела до праздника вокруг, все чего он хотел - это повидаться с друзьями и в течение двухмесячных каникул продолжить свои тренировки.
  
  
  
  Но вот тень накрыла ребенка. Он недоуменно посмотрел на стоящего рядом сверстника, на две головы выше и в несколько раз шире, и уже по настоящему, не иронично и высокомерно, улыбнулся.
  
  
  
  -Когои, привет, чего не признал босса? - Обратился я к хлопающему глазами другу.
  
  
  
  -Аники! - Взревел медведем он и схватил меня в охапку и принялся сжимать.
  
  
  
  -Как я скучал, Тама-аники! Босс, как я рад! - Всхлипнул здоровяк продолжая сжимать меня в объятиях.
  
  
  
  Крак. Мои кости затрещали не выдержав буйной радости.
  
  
  
  -А ты подрос, Когои. Даже удивительно насколько, интересно чем ты питался-то? И отпусти меня, пока не сломал. - Терпеливо, игнорируя боль в ребрах, вталкивал корешу.
  
  
  
  -Аники! Меня взяла в ученики сама Ага-обасан! Теперь мы таких делов наворотим, просто ух! - Все-таки отпустил меня шкет. Теперь он экспрессивно размахивал руками, выражая свою радость и рассказывая об успехах в тренировках.
  
  
  
  -Хм. Старая ведьма взяла тебя в ученики? Неожиданно. Скажи, а чему тебя обучают?
  
  
  
  Подозрительно, очень подозрительно. Насколько помню, ведьма очень плохо относилась к другу, брезговала им. Так чего она вдруг поменяла свое мнение?
  
  
  
  -Она меня кормит кашей, просто ужасной на вкус и еще всякими разными таблетками. Недавно вот технике обучила. Аники, ты чего? - Уловил смену моего настроения друг. Может он не очень умный, но зато невероятно чуткий.
  
  
  
  -Да так, ничего. - Не говорить же, что мне очень захотелось разорвать старую суку на мелкие кусочки, ведь если это те препараты, о которых я думаю и та техника, то все очень плохо.
  
  
  
  -Ты за два года неслабо возмужал, вон как вымахал. Вот я испугался, что уведёшь мою Рай-тян.
  
  
  
  -Инари упаси! Сам забирай свою Рай-тян, не, не, не! Ты бы знал, что она творила. - Парень оглянулся по сторонам и удостоверившись, что никто не слышит, наклонился ко мне, собираясь что-то рассказать. - Будешь у неё, ни в коем случае не пробуй экспериментальную пищу. И не смотри ей в глаза!
  
  
  
  - Ты надолго в поселении? А то без тебя скучно, никто не хочет ни играть, ни тренироваться со мной, только Рай-тян, но... - Вдруг сглотнул парень, так и не договорив.
  
  
  
  -Не прогуляешься со мной до дома, Когои, или ты занят?
  
  
  
  -Не, свободен. Тренировки вечером будут, а таблетки я уже съел. - Добродушно улыбнулся друг.
  
  
  
  Мы неспешной походной шли по поселению, разговаривая о всякой всячине. Я рассказал о лагере, о Харуно и наших с ним приключениях. Когои посетовал, что такой крутой пацан не Акимичи, а Яманака и взял с меня слово познакомить их. Друг не очень много знал о событиях в клане, вся его жизнь в этот период времени крутилась вокруг учителя и Рай-тян, кормившей парня своими экспериментами. От одних воспоминаниях о той пище друг зеленел и трясся, видна была небольшая психологическая травма. Рай-тян, чем ты его кормила?
  
  
  
  Вот из-за угла показался дом моего детства, место, где жил дядя и мама. Попрощавшись с другом и договорившись об вечерней встрече, я с глубоким вздохом пошел к зданию.
  
  
  
  Открывая дверь, я как мог, готовился к тому, что меня ждет и во время отскочил в сторону.
  
  
  
  С визгом "братик!" две тени спикировали с потолка. Делаю шаг назад, закрывая дверь.
  
  
  
  Бух! Два тела грохнулись на пол. Медленно приоткрываю дверь, чтобы лицезреть толкающейся и ругающейся комок двух детских тел, периодически из него вылетали куски одежды и даже пучки волос. Бочком, бочком протискиваюсь в коридор, как вдруг чья-то детская ручка хватает за ногу. Со вздохом опускаю глаза и вижу две пары глаз на совершенно одинаковых пухленьких личиках смотрящих на меня с обидой, радостью, предвкушением, и еще много всего можно было найти на лицах этих мальчиков.
  
  
  
  -Тама-ни-сан! - Выкрикнули эти черти одновременно, а затем бросились на меня с кулаками. Наверное, было глупостью обещать научить их секретной технике Бога-Императора, если смогут меня одолеть, да и про Вархаммер сказки читать тоже не стоило, пожалуй, мда. Теперь каждый раз дома меня ждут в засаде пара начинающих ниндзя с деревянными колотушками наперевес, и у них был бы шанс стукнуть меня хоть раз, благо талант у детей был, но вот ведь беда, и Чоудчи и Чоуши желали стать богом человечества, а консенсус не был уместен для этих двоих. Как итог постоянные потасовки, даже во время засады.
  
  
  
  Уворачиваясь от ударов, я смещался в коридор. Отвожу удар Чоудчи таким образом, чтобы он задел брата. Тук. Сказала голова младшего и началось. Братья позабыли про меня, клубок двух тел был возрожден, ну а я с чувством выполненного долга пошел в гостиную, к матери.
  
  
  
  Светлое помещение, полное уюта и тепла, везде стоят семейные фотографии, цветы и различные статуэтки, что в большинстве своём добыл дядя за свою недолгую, но яркую жизнь. Возле окна, читая какой-то свиток, сидела приятной наружности женщина, она была столь поглощена своим занятием, что заметила меня только когда я коснулся её плеча. Женщина отложила свиток и повернулась ко мне: в глазах строгость, губу сжаты в тонкую нить - близнецы видно часто испытывали на прочность нервы мамы. Но стоило ей только понять кто перед ней, глаза женщины наполнились влагой, рот стал открываться, но она не смогла ничего сказать. Пригнувшись ближе я обнял эту великую женщину, на своих хрупких плечах тянущей двух детей. Мама открывала свой ротик, пытаясь говорить, но издавалось только невнятное мычание. Я еще сильнее обнял ее, от чего кресло-каталка, чуть сдвинулась. Женщина после отравления не могла ни говорить не ходить. Мое сердце разрывалось от жалости к ней и ярости на ублюдка кузена, фактически допустившего подобное. Мы обнимались довольно долго, я начал рассказывать про свою жизнь в лагере, о друге и своих приключениях, недалеко было слышно пыхтение близнецов, с восторгом слушающих мои истории.
  
  
  
  -...потом Харуно не разговаривал со мной целую неделю. Подумаешь, случайно во время спарринга придал ускорение шлепком по пятой точке, но так ведь то фактически почти бой был. Иногда я задумываюсь - не из "этих" ли парень. Глаза говорят мне о принадлежности его к женскому полу. Да даже мимика у него, как у девочки! Но ведь я видел его голого на медосмотре! Он точно пацан. - Задумчиво в очередной раз рассуждал по этой теме я. Мама лишь загадочно улыбалась, и казалось, что она знает нечто мне недоступное. Её рука гладила мои непослушные волосы, вставшие ежиком. Глаза женщины лучились любовью, от чего сердце в очередной раз сжалось давлением противоречивых чувств. Хотелось остаться с ней рядом, помогать, учить близнецов, но я не имею на это право. Те инструкции, что оставил мне дядя в завещании, могут разорвать связь Тама-Акимичи, и не хочется, чтобы скандал, что разгорится через два месяца, затронул этот дом, дом моей семьи.
  
  
  
  -Нисан! Потренируй меня! - На два голоса выкрикнули братья. Эти комки энергии были удивительно похожи на отца дяди, их дедушку, запечатленного на старых фотографиях. Их рождение стало настоящим праздником для Акимичи, не позволила матери скатиться в пропасть после смерти первенца, а затем еще и мужа с отцом. Возможно, именно из-за них главный ирьенин спас жизнь матери после отравления.
  
  
  
  Рука мамы легла поверх моей, она кивнула на близнецов, якобы говоря: Иди, потренируй их. Напоследок обняв, направился в сторону пухленьких красноволосых братьев.
  
  
  
  -Ну что, бандиты, пойдемте, покажу вам пару трюков. - С криком "Ура" братья схватили меня за руки и потянули на полигон.
  
  
  
  Если бы Тама обернулся, то увидел бы мрачную решимость в глазах поломанной, но не сломленной женщины.
  
  
  
  Через некоторое время, убедившись, что мальчики ушли, она сложив ряд ручных печатей прокусила палец и ударила ладонью об стол. Раздался хлопок высвободив облако дыма, женщина поморщилась, её чакроканалы были слишком повреждены и она, использовав технику призыва, лишила себя нескольких лет жизни.
  
  
  
  -Девочка. Тск. Звала, тск? - Прощелкал красивый пестрый попугай. Размером и цветом он особо не выделялся из своих собратьев, лишь полные вековой мудрости голубые глаза давали понять, что животное и не животное вовсе, а нечто намного большее.
  
  
  
  -М..ы..сыыш...(Мне требуется ваша помощь Кикиик-сенсей, необходим попугаичий мутаген.)* - Замычала женщина.
  
  
  
  -Деточка. Тск. Надеюсь, ты знаешь, тск, что делаешь? - прощелкал Кикиик. При этом забавно повернув по-птичьему голову. - Дороги назад не будет. Тск. И ты ведь знаешь цену, тск?
  
  
  
  -..Ы..э..с...(Я готова заплатить цену. Умоляю, добудьте мутаген, от этого зависят жизни моих детей!) - Черты лица женщины заострились, а глаза полыхали решимостью. Кикиик помог ей, и цена этой помощи была страшна, десять лет обычной жизни, а затем перерождение в призывного попугая, навсегда...
  
  
  
  Вечер того же дня.
  
  
  
  День с братьями пролетел незаметно, мы потренировались, я показал пару упражнений на контроль, а дальше началась их любимая игра - царь горы. Суть в том, чтобы скинуть меня с небольшой возвышенности, использовать можно только тайдзюцу. Братья показали себя очень хорошо, пускай их и не натаскивали как меня, скорее всего готовя к обучению ирьенинами нежели бойцами (у детей была подходящая для преобразования ян чакра), но они сами тренировались в тай с упорством достойном нашей семьи. Под вечер, искупавшись вместе и поужинав, я отправился к Рай-тян.
  
  
  
  Стоя в нерешительности перед особняком, я думал, а стоит ли? Может меня уже позабыли, ведь виделись мы в последний раз на похоронах дяди, и то мельком, да и мне в тот момент было не до амурных дел.
  
  
  
  -О Тама-кун! Может зайдёшь? - Раздался громкий голос из-за спины. Если старуха хотела меня напугать, то хрен ей в рыло. Я уже давно её почувствовал.
  
  
  
  -Добрый день, Ага-обасан, я смотрю, вы хорошеете с каждым днем. - С полуулыбкой сказал я, повернувшись к высокой горбатой старухе.
  
  
  
  -Ну что ты такое говоришь! Моя красота всегда была преувеличена, вот моя сестрица, она да, красивой была. - Махнула рукой старуха. - Поди к Рай-тян пришел? Не стесняйся, заходи, она сейчас в подвале, варит свои эксперименты. Малышка очень скучает без вас с Когои.
  
  
  
  Пройдя за пожилой женщиной в их дом, осмотрелся. Здесь за столько лет практически ничего не изменилось.
  
  
  
  -Вы стали обучать Когои, Ага-обасан? И как его успехи. - На миг маска дружелюбия треснула, уступив беспокойству. Жещина явно не хотела поднимать тему обучения моего друга, подтвердив мои наихудшие опасения.
  
  
  
  -Когои не достаёт твоего таланта, но он очень упорен и со временем станет одним из сильнейших воинов клана. - Женщина покивала важно головой в подтверждение своих слов.
  
  
  
  -Я честно очень благодарен, что взяли заботу о нем в свои руки. Меня очень беспокоит его судьба, не хотелось, чтобы нерадивый сенсей испортил здоровье Когои, но вы ведь опытный учитель и не будете учить друга опасным вещам. Я в вас уверен, сенсей. - Женщина снова дернулась как от удара. Другой бы не заметил, но моё додзюцу вошло в фазу развития, и теперь мне видно много больше, особенно, что касается чувств и эмоций людей.
  
  
  
  -Не буду мешать вам, молодым. Рай-тян внизу, но не отвлекай её от эксперимента, а то прошлая ошибка стоила нам очень ценного оборудования. Договорились, Тама-кун?
  
  
  
  -Хорошо! - Криво улыбнулся я женщине, затем мы раскланялись, и я отправился в подвал.
  
  
  
  "Нифига себе тут лаборатория" - Смотря по сторонам, я подмечал различные детали. Везде на стеллажах стояли колбы, змеевики и еще куча всякой стеклянной фигни. В глубине помещения булькала и шипела жидкость, был слышан скрип карандаша и невнятное бормотание детского голоска. Как можно тише приблизился к месту работы Рай. Девочка сидела за столом, её волосы черной волной ниспадали на спину, доставая до ремня, стягивающего телесного цвета штаны на поясе. На её плечах был накинут белый халат, местами прожжённый.
  
  
  
  Время шло, я присел на пол, девочка иногда отрывалась от записей, брала колбы и что-то смешивала, сыпала различные порошки, менявшие цвет растворов. Но вот с криком готово, она в кастрюлю с варевом вылила получившийся от смешивания раствор, взяла ложку и попробовала варево.
  
  
  
  -Отлично. Хе, пусть теперь только попробует не попробовать моё блюдо, этот Когои-кун! Если понадобиться подговорю бабушку, но он все съест! Хехехе. - Начала разговор сама с собой девочка.
  
  
  
  -Кхем. Кхем! - прокашлялся я, привлекая внимание. Она недоуменно похлопала глазами развернувшись. Оценив её внешний вид, сделал вывод, что внешность девочки ближе женщинам Нара с их хрупкостью и аристократичностью, нежели к домашним Акимичи. - Привет, Рай-тян. Как дела?
  
  
  
  Выражение на аристократичном бледном личике не изменилось. Она аккуратно встала, сняла халат, сняла перчатки. Затем Рай убрала все инструменты, закупорила все склянки под мой насмешливый взгляд. Вот все было убрано, а девочка в нерешительности остановилась.
  
  
  
  -Тама-кун? Прриивеет. Нормально. Не хочешь отведать моей готовки? - Не зная, куда деть руки, спросила смущенная девочка
  
  
  
  -Твоей еды? - Подозрительно прищурился я, а затем, улыбнувшись искренне, радостно, сделал шаг к кастрюле, достав предварительно самолично вырезанную русскую ложку, больше похожую на черпак, и зачерпнул варево. - С удовольствием!
  
  
  
  Чтобы это ни было, какие бы ингредиенты не были использованы, но пища стала самым вкусным блюдом за последние недели.
  
  
  
  -Вкусно! Невероятно вкусно, Рай-тян! А добавки нет? - С восторгом спросил девочку.
  
  
  
  От этого вопроса на щеках малышки выступил румянец, и она в ответ робко улыбнулась мне.
  
  
  
  -С возвращением, Тама-тти. Вот, угощайся. - Достала она из хранилища еще одну кастрюлю.
  
  
  
  -Я дома...
  
  
  
  
0 день. 0 год. 0 век. Конохагакуре но сато.
  
  
  
  Мир еще не видывал такого большого скопления шиноби в одном месте в мирное время. Не видел он и стольких кланов, собранных в один кулак силой двух живых богов шиноби. Сенджу и Учихи, Сарутоби и Шимура, Накамидзе и Хотаке, Курама и Абураме, Хьюги и Инудзука, и многие другие среднего и малого размера кланы, множество простых семей шиноби, с еще неустойчивым или не до конца разработанным геномом, а так же простые наемники-самоучки способные лишь на тай и несколько нин, были здесь. Все они уже расселились по огромнейшей территории поселения, построенного Сенджу Хоширамой буквально за неделю своими Древесными техниками.
  
  
  
  Не обошлось и без убийств и небольших беспорядков, всё же между кланами чересчур много всего произошло. Контролировать и разобраться в этом букете ненависти не способен никто, даже живые боги. Поэтому вместо разборок и судов Учихи, как и Сенджу, просто ликвидировали зачинщиков, без суда и следствия. За несколько месяцев они добились своего, кланы хоть и не примирились, но зато перестали резать кровных врагов. И пускай сплоченностью в деревне и не пахло, но это ведь пока. Стоит только начаться первой запланированной Дайме Огня кампании и простые шиноби оценят все плюсы от жизни в скрытой деревне, ведь добыча обещала быть невероятной!
  
  
  
  Сегодня был знаменательный день. Именно сегодня официально объявят о создании деревни и несколько церемоний запланированы на весь день. Но нашего героя интересовала лишь одна, последняя, именно вовремя неё решится его судьба. Сейчас же, парень отделился от группы своего клана, и ожидал своего друга у ворот в поселение. Учиха, стоящий на страже, с нездоровым любопытством сверлил парня шаринганом. Возможно, он заметил нечто странное в глазах ребенка, может просто замкнуло его. Это ведь Учиха, кто знает, что думают эти психи.
  
  
  
  "Ну и где он?" - Думал я, всматриваясь в делегацию Яманак. Мы с Харуно договорились, что встретимся в день торжеств на входе в поселения. Другу необходимо было закончить какие-то свои дела в родном поселении. Засранец ни в какую не признавался, что за дела такие важные. Мы даже подрались из-за этой фигни. Что ни говори, но ботаник он боевой. Ну, или это я просто достал его.
  
  
  
  "Какого?"
  
  
  
  Парень ковылял в конце толпы мозголомов. Выглядел он нездорово, худой со впалыми щеками, также заметны были многочисленные гематомы на теле. Одежда на друге местами была испачкана. Вот один пацан, чуть старше нас, поднял с земли камень и швырнул в кореша.
  
  
  
  "Ками! Насколько же ты ослаб Харуно, что от камня даже не можешь уклониться!"
  
  
  
  Я уже собирался сделать рывок, дабы уничтожить тварь, покусившуюся на МОЕ, но зеленые, потухшие глаза пригвоздили меня к месту. Пустота и ожидание скорой смерти, вот что там было. Ни капли огня жизни, что всегда горит в душе друга.
  
  
  
  Я сжал кулаки до боли. Зубы скрипнули, норовя треснуть.
  
  
  
  На ватных ногах подойдя к нему, помог подняться. Печальную улыбку подарил он мне. Яманаки недалеко ржали и кидали в Харуно обидными словами. Шакалы, не смеющие тронуть сильного, но глумящиеся над слабыми.
  
  
  
  Перевожу взгляд на парня лет тринадцати подошедшего ко мне. Он что-то говорит, но я не слышу. От его слов Харуно сжимается, его взгляд тухнет еще сильней.
  
  
  
  Живот урчит, а правый глаз начинает жечь боль. Парень побледнел, он делает несколько шагов от нас и затем убегает со всех ног. Толпа шакалов, которым надоело представление, уходят, посмеиваясь уже над товарищем.
  
  
  
  Голод отступает, а боль уходит из глаза.
  
  
  
  "Чтобы это не было, но себя бы я не сдержал". - Пришла мысль утверждение.
  
  
  
  -Харуно. - Друг не реагирует. Достаю из печати тарелку фиолетового супа, нового эксперимента моей Рай и предлагаю другу. - Вот, поешь.
  
  
  
  Рука друга дергается в сторону пищи, он хватает тарелку и просто проглатывает все содержимое.
  
  
  
  -Яманака Харуно, в награду за суп, мой любимый кстати, ты расскажешь, что БЛЯДЬ за дерьмо с тобой произошло за два месяца! - Хватая Харуно за плечо, тащу в ближайшую к дороге рощу, подальше от любопытного шарингана.
  
  
  
  -Просто Харуно, не Яманака. - Еле слышно говорит он. - Меня выгнали из клана...
  
  
  
  -Но, как так? Это ведь незаконно! Тебе же еще и десяти лет нет! Они же могли только после тринадцати тебя изгнать. Ками! Давно тебя изгнали? - Побледнел я от свалившейся информации.
  
  
  
  Может показаться, что ничего страшного не произошло, но это только на первый взгляд. Да, Харуно мечтал покинуть клан, да, он его ненавидел, однако сделать это не только не просто, так есть еще и забавное правило, касающееся изгнанных. С бывшим членом клана могут сделать, что угодно на территории этого клана. Населению запрещается помогать изгнаннику. Охота на дичь отверженному запрещена на всей территории клана под страхом смерти. Разумеется, изгнанный уходит подальше, но куда податься ребенку? Добраться один до Конохи он не смог бы, питаться ему нечем. Да его в любом случае смерть ждет, кланы всегда убивают своих изгнанников, рано или поздно.
  
  
  
  -Сразу по прибытию вызвали на совет старейшин и лишили фамилии. Дом отобрали, я жил в лесу, если бы не брат, то умер с голоду. Но его поймали месяц назад... - Затрясся парень. Я даже представить не могу как ему сейчас хреново. Слезы брызнули из глаз, он обнял меня и во весь голос заплакал
  
  
  
  Два месяца побоев, месяц голода, одиночество и постоянные унижения надломили его дух. Я давал ему выплакаться, обняв крепче.
  
  
  
  В деревне слышался радостный гомон людей, кто-то торжественно, что-то вещал, а я пытался удержать друга.
  
  
  
  -Хочешь еще фиол-супа? - Спросил у более или менее успокоившегося парня.
  
  
  
  -А можно? - Столько надежды в голосе, будто я ему предлагаю все сокровища мира, а не подозрительный фиолетовый суп, под названием фиол-суп.
  
  
  
  -Угощайся. - Достал из печати стратегический запас. Голод напомнил о себе, но я решил не есть, а отдать все другу.
  
  
  
  Через час, уже повеселевший и оживший Харуно рассказывал причины его изгнания. Оказывается геном Харуно начал неожиданно усиливаться и проявлять себя. Выражено это было в постоянной ментальной усталости и срыве техник у тех, к кому прикасался парень (На самом деле у тех, кто его избивал, у остальных все нормально было). Вот и решили проблему с изяществом топора, я более чем уверен ему вскоре деревня, по просьбе клана даст миссию, с которой он не вернется. Ах да, в отличие от меня ему дали генина прямо перед изгнанием. Вот такое гуано.
  
  
  
  Взяв друга за руку, повел его в поселение, нужно найти новой одежды и познакомить с друзьями.
  
  
  
  Однако ребята не знали, что таланты Харуно были оценены по достоинству и клан Яманака начал его разработку. Они не позволили бы ему умереть или сойти с ума, держали бы на грани и в определенный момент сделали бы предложение. Но Тама об этом не знал, он хотел спасти друга, и он мог это сделать, правда был нюанс.
  
  
  
  Несколько часов спустя. Центральная площадь Конохагакуре но сато.
  
  
  
  Мы с другом стояли в толпе обычных шиноби, я решил поддержать товарища и отделился от компании знати Акимичи. Все основные мероприятия прошли и сейчас два великих шиноби Мадара и Хоширама готовились к последнему акту, к созданию архива техник деревни. Два шиноби сидели рядом друг с другом, тем самым говоря о своем равенстве. Но все присутствующие знали, что Сенджу чуть ровней, да и Учиха об этом знал, не мог не знать. Возможно, он со временем и пожалеет о поддержке проекта селения, но на данный момент ему все равно. Вселенская скука жила в черных глазах.
  
  
  
  В деревне не было прописано закона о пополнении архива дзюцу, но я не обольщаюсь. Некоторые малые кланы отдавали большую часть своих библиотек лишь бы не быть высушенными гигантским деревом, росток которого пробился сегодня.
  
  
  
  Сильные кланы, такие как Акимичи, тоже делились секретами, но тут все иначе. Своими дарами эти кланы добавляли себе политический вес внутри малого совета кланов.
  
  
  
  -Глава благородного клана Сарутоби, Сарутоби Саске-сама с наследником Сарутоби Хизурен-сама!
  
  
  
  Мужчина с ребенком нашего с Харуно возраста, отделились от своей делегации и направились в сторону центра площади.
  
  
  
  -Хоширама-сама, Мадара-сама, в этот знаменательный день наш клан радуется оказанной нам чести лицезреть столько кланов вместе... - Начал свою двадцатиминутную речь мужчина. Чего он там говорил, я не понял. Инстинкт русского человека проснулся ото сна и отключил сознание на время рекламы. Очнулся от голоса Харуно, чего-то спрашивающего.
  
  
  
  -Тама-кун, а ты как считаешь, это правда, ну про огонь? - Повторил он вопрос.
  
  
  
  Я почесал репу пытаясь вникнуть, о каком огне речь и не найдя чего сказать просто ляпнул.
  
  
  
  -Огонь горит, искры летят. - И очень важно кивнул, якобы своим мыслям.
  
  
  
  Харуно задумался. Прикрыл слегка веки, что-то анализируя и выдал.
  
  
  
  -А ты прав, Тама-кун. Даже удивительно. - И так подозрительно, подозрительно на меня коситься.
  
  
  
  -Пф! Твой босс всегда прав, привыкай, воробей!
  
  
  
  -ЭЙ! Не называй меня так! - Вспыхнул он гневом. Огонь в зеленых глазах вновь проявил себя. Друг под Тама-терапией начал приходить в себя.
  
  
  
  Совсем рядом, старичок краем уха услышал фразу, которую он увековечил в веках: "Огонь горит. Искры летят". И каждый, кто её слышит, глубокомысленно задумывается, а потом выдает всякую философскую чушь. Никто не хочет выглядеть тупым.
  
  
  
  Если речь Сарутоби взбудоражила народ, зажгла, то информацию о даруемых дзюцу он подал так, что многие чуть не уснули от скуки.
  
  
  
  После Сарутоби, дарили Хотаке, затем Шимура. Кланы меняли друг друга, народ начал уставать, Мадара уснул с открытыми глазами, один лишь Хоширама все также приветливо улыбался и обязательно чего-нибудь отвечал, поддерживая диалог. Кланы закончились, и стали выходить представители простых династий и семей шиноби. Они как раз таки дарили свои секреты безвозмездно, но и количество и качество даруемого дзюцу оставляло желать лучшего.
  
  
  
  А я тем временем достал из печати письмо-завещание дяди. Пропустив первую часть, где описаны все его нычки, вторую часть с последней волей, сосредоточился на конце третий.
  
  
  
  "... выполнив все, что написано свыше у тебя Тама появится шанс вытащить свою задницу и попку своей ненаглядной из капкана описанного мной выше. Однако запомни, если ты решишься на сей поступок, то количество твоих врагов ( а они у тебя уже есть, с твоим-то характером), увеличиться на четыре, и это будут не недомерки еще не ставшие генинами, а главы четырех из пяти ветвей. Выбирай с умом мальчик, от этого выбора зависит твоё и её будущее. Жаль, что не смогу обучить тебя, мой сын. Искренне твой, Акимичи Чоусу".
  
  
  
  Сердце стучит в груди. Перевожу взгляд на ряды своего клана. Где-то там Рай-тян с Когои. Такие близкие и далёкие. Перевожу взгляд на человека рядом. Розововолосый Харуно с каким-то отчаянным восторгом пытается запомнить название всех техник, напитаться ощущениями, как будто это последний день в его жизни.
  
  
  
  Сердце сжимают тиски. Последний из желающих одарить деревню отходит от Двоих.
  
  
  
  "Прости, Рай-тян..." - я решаюсь и, схватив друга за руку, начинаю свое движение к богам шиноби.
  
  
  
  Каждый шаг отдается стуком сердца, а ничего непонимающий Харуно тащится буксиром за мной и пытается дозваться. Он мог бы вырваться, не будь так ослаблен голодом и побоями.
  
  
  
  Мадара все еще спит, Хоширама с интересом на меня смотрит. Раздаются шепотки среди толпы. Кто-то орет убрать детей, но Хоширама со смехом останавливает охрану. В точности как писал дядя, нет, отец. Вот мы перед ними, друг бледный от страха, уже не вырывается, а наоборот вцепляется сильней в мою руку.
  
  
  
  -Хахаха. Молодые люди, вы тоже решили внести свой вклад в будущее? - Улыбается этот человек. Поначалу я хотел выбрать его. Но слишком много света, слишком ярок.
  
  
  
  -Мда. И кто вы? - Проснулся Мадара, незаметно разбуженный другом, ведь забавное происходит, а Мадара спит, непорядок. И он не подходит. Слишком много злобы во взгляде, слишком категоричен и тёмен.
  
  
  
  "Не подходит"
  
  
  
  -Великие Мадара-сама и Хоширама-сама. Моё имя Тама, а это мой друг Харуно. Мы бы хотели преподнести дар деревне, а также просить права на Ученичество*! - Толпа ахнула от моей дерзости. Хоширама улыбался, а Мадара смотрит со скукой.
  
  
  
  От внимания, что давили меня все окружающие, чувства взбунтовались, я с трудом держал свое сознание в узде. Паника рождалась внутри. Я был стопроцентно уверен - эти двое не подходят. Мой взгляд забегал по людям рядом с подиумом и зацепился за альбиноса с интересом на меня смотрящего. Я узнал его. Сенджу Тобирама, тень Хоширамы.
  
  
  
  "Подходит".
  
  
  
  -Выполняя последнюю волю Чоу Чоусу*, отца по духу ,преподношу деревне сей дар. - С этими словами распечатываю дар отца. Все ахнули, когда увидели, что я отдаю. Со сторон Акимичи, даже с такого расстояния я ощутил волну Ки на секунду окатившую с ног до головы.
  
  
  
  -Ты уверен. Это ведь Свиток Призыва Медведей. Сокровище, которому нет цены. - Уже серьёзно спросил Хоширама. И было от чего. В отличие от многих призывов, медведи способны обучить контрактника режиму мудреца. Невиданное сокровище, которое я увожу из клана, хоть и имею право, ибо это было записано в обоих завещаниях дяди, другое дело официальное переписали.
  
  
  
  -Я лишь выполняю волю своего отца. - Поклонился я. Кореш рядом похоже даже дышать перестал от волнения.
  
  
  
  -Хм. Щедрый дар. Но с чего ты взял, что можно купить Ученичество, довольно нагло. - Грозно сказал Мадара и потихоньку начал давить Ки. Вот сука.
  
  
  
  -Я, Чоу Тама, и мой друг Харуно предлагаем в плату два дзюцу, составленных моим отцом и подаренным нам на день рождение! - С трудом уже соображая, выдал я. Как знал, что надеяться на авось не стоило, лучше бы речь подготовил. Пока нас не выкинул с площади этот ублюдок Мадара, достал оба свитка.
  
  
  
  -Техника S класса Отложенная смерть! Техника S класса Высвобождение Ярости: Резня. Дзюцу сделавшие Чоу Чоусу непобедимым!
  
  
  
  Лица Богов шиноби тут же изменились. Но извините парни, вы двое мне не подходите.
  
  
  
  -Хм. Если выживите, то я сделаю вас сильнейшими! - Воскликнул Мадара. Его алчный взгляд прикипел к бумажкам у меня в руках.
  
  
  
  -Ваша напористость, похвальна, но я не смогу вас обучать. Просто не успею, ведь деревня молода, а проблем море. - Отшил Хоширама. Тобирама, с которого я не спускал глаз сплюнул и выругался.
  
  
  
  -Хоширама-сама, Мадара-сама, я прошу простить свою малограмотность, но я ввел вас в заблуждение. Простите. - По-детски шмыгнул носом и продолжил - Но мы с моим другом хотели бы попросить об ученичестве шиноби, который очень сильно впечатлил отца. Он столько всего положительного о вас рассказал, Тобирама-сама! Будете нашим учителем?
  
  
  
  -Пф! - Фыркнул Мадара, никак более не показывая своих истинных чувств.
  
  
  
   Толпа на площади перешёптывалась, такое шоу не каждый день увидишь, будет о чем поговорить пару недель на патрулях и миссиях!
  
  
  
  Харуно уже ни черта не соображал, просто лупал своими очами.
  
  
  
  -А почему бы и нет. - Пожал плечами Тобирама. Так и началось наше с Харуно обучение...
  
  
  
  Два дня спустя. Квартал Акимичи. Совет клана.
  
  
  
  -Раз мы разобрались с насущными проблемами перейдем к следующему вопросу, а именно что нам делать с предателем? - Задал вопрос немолодой мужчина, глава ветви Гои.
  
  
  
  -Для начала необходимо лишить мальчика неприкосновенности, подать прошение на снятия статуса стратегического потенциала. Жаль, но, похоже, придется сажать малыша на наркотик, очень жаль. - Предложил представительный мужчина, старейшиной Гудока.
  
  
  
  -Что по додзюцу, оно не проявило ещё себя? Может мутация вредная и глаза деградируют? - Задала вопрос старейшина Ага, главному ирьенину Гимзе.
  
  
  
  -Какие-то процессы происходят, но сказать ничего не могу. - Развел руками Гиза. У них с Ага своя роль в спектакле, что затеяла молодая хозяйка.
  
  
  
  -Ясно. Значит, лишаем неприкосновенности. Есть шанс вернуть контракт? - Спросил все тот же Гоирза, глава Гои.
  
  
  
  -Никаких. Если дзюцу возможно парень переписал себе на свиток, то контракт ушел навсегда. Можно попытаться его украсть, но цена ему тогда грош. - Заключил еще один старейшина.
  
  
  
  -Можно слово? - Пухлый мужчина, двадцати семи лет отроду, поднялся со стула. Внешне он был один в один похож на отца, Чоусу, но, к сожалению, не обладал теми же силой воли, умом и решимостью, что прекрасно сам понимал. Да и не хотел он становится ни главой клана, ни главой ветви. Поэтому принял предложение сестры с радостью.
  
  
  
  Люди за столом насмешливо переглянулись. Но когда парень заговорил, их улыбки тут же погасли, они испытали настоящий шок.
  
  
  
  -Пользуясь своим правом, я складываю свои полномочия в сторону официального наследника согласно официального завещания Акимичи Чоусу! - Без запинки протараторил он заученный текст.
  
  
  
  -Глупости! Официальный наследник не в состоянии исполнять свою роль в связи с болезнью! Тем более, никогда женщина не вставала во главе клана! - Продолжал играть свою роль Гимза, внутренне посмеиваясь над идиотами, пляшущими под дудку госпожи.
  
  
  
  -Однако закона запрещающего править женщине нет. Но я согласна с коллегой, Мира-сама не в состоянии руководить. - Это Ага вставила свои пять копеек.
  
  
  
  Тут ветер распахнул настежь окно, в которое влетел небольшой попугай. Птица взмахнула крыльями и приземлилась на пол рядом с всё еще стоящим молодым главой клана. Раздался хлопок, и вот уже не попугай, а женщина со странными разноцветными волосами и птичьими глазами едко улыбается высокому собранию. Зал ахнул. Та, что должна быть прикована к инвалидному креслу, спокойно стояла и как будто в насмешку над планами многих здесь присутствующих она заговорила!
  
  
  
  -Высокое собрание преувеличивает мою болезнь. Спасибо брат, я принимаю твоё место и как новый глава клана, с традицией рожденной в веках, постановляю, Акимичи Тама изгоняется из клана Акимичи, без объявления преступником и с полным прощением!
  
  
  
  -Не имеешь права! - Выкрикнул не сдержанный глава ветви Тио, вскочив с места. - По какому праву ты распоряжаешься женщина! Тебя еще не признало собрание!
  
  
  
  -По праву сильного! Высвобождение земли: Цветок!
  
  
  
  Момент был подобран идеально, не успел среагировать никто кроме Ага, Гимза и Чоузу, посвящённых в план.
  
  
  
  На огромной скорости множество каменных кольев пробив пол, убили таких великих и могущественных людей, допустивших самую большую ошибку в жизни. Они осмелились посягнуть на жизнь ребенка, не избавившись при этом от матери. Смертельная ошибка.
  
  
  
  В это время революция в кланах Акимичи, Нара и Яманака свершилась. Совет старейшин был уничтожен, и вся полнота власти перешла в руки Главам кланов, но было ли это решение верным? Покажет лишь время.
  
  
  
  С удовлетворением смотря на сотни каменных цветков покрытых кровью, женщина вспоминала своего сына. Желтоглазого кроху Тама, которому она сегодня даст свободу и возможно через много лет, когда её тело превратиться в попугая, а разум изменится, на просторах Страны Огня родится новый клан, клан Тама. Женщина улыбнулась своим мыслям.
  
  
  
  _______________________________________________________________
  
  
  
  1. Призывные чакро звери воспринимают не речь, а мыслепосыл, что разумный вкладывает в слова.
  
  
  
  2. В культуре шиноби Ученичество, настоящее с большой буквы, можно приравнять к усыновлению. Учитель принимает всю ответственность над учеником, учит его не только дзюцу и наукам, а еще и передает своё наследие. Учитель - ученик одна из крепчайших связей в мире. Считается несусветной наглостью просить о подобном малознакомого шиноби.
  
  
  
  
  
  3. Тама акцентирует внимание окружающих именно на ветви Чоу, а не на клане Акимичи. Беспрецедентный случай, и за подобное его ожидает наказание в клане. Он фактически плюнул в сторону четырех других ветвей.
  
  
  
  
  
  
  
  
   Комментарий к Глава 8. Фиолетовый суп, под названием фиол-суп.
   Этой главой я завершаю пролог к произведению. Автор предупреждает, в дальнейшем доля дарка увеличется.
  
  ========== Арка I: Шведский стол. Пролог. ==========
  
  
  
1 день. 0 год. 0 век. Конохагакуре но сато.
  
  
  
  -Вааах! Хорошо поспал! - Вытянулся я на своей кровати.
  
  
  
  Приподнимаюсь и смотрю по сторонам. Небольшая комната на две кровати, на одной сплю я, на второй под горой одеял Харуно.
  
  
  
  Вчера был слишком долгий день, я настолько устал как морально, так и физически, что был не способен не то, что на тренировки, но даже на общение с Тобирамой-сенсеем. Благо он все понял по нашим с Харуно рожам и выделил комнату в особняке Сенджу. После нас довольно сытно покормила улыбчивая женщина из Сенджу, и мы с другом вымотанные завалились спать.
  
  
  
  "Вопрос на миллион, будить Харуно или нет?" - Скашиваю взгляд на гору тряпья под которой дрыхнет друг.
  
  
  
  -Хм. Цени мою дружбу Харуно, все ради тебя. Подъем! - Рявкнул я и одним движением сорвал все пять одеял.
  
  
  
  На меня уставились два ничего непонимающих глаза. Парень сейчас как никогда напоминал девочку: растрепанные волосы, белоснежная кожа, бабская пижама с воробьями на ней и милое личико. Я сглотнул. Постепенно на лице друга проступило понимание и вот уже не Харуно, а Уно оценивающе смотрит на меня.
  
  
  
  -Это, утро доброе? - Криво улыбнулся я.
  
  
  
  Движение. Ухожу от удара ногой в лицо, хлопая по спине агрессора, подправляя его движение. Уно, разворачивается в воздухе и пытается прописать вертушку в челюсть. Приседаю, хватаю ногу товарища и швыряю его об стену. Парень не сплоховал, аки человек паук распластался на стене и хищно улыбнувшись, кинулся на меня с кулаками. Стычка, используя шлепки ладонями парирую все удары, но парень не сдается, он в точности повторяя прием, что я ему когда-то показал наносит мне идеальный лоу-кик. Боль стреляет в ноге, но я так просто не сдаюсь. Делаю широкий шаг вперед и выстреливаю ладонью прямо в центр груди засранца. Удар был хорош, друга унесло и впечатал в стену.
  
  
  
  -Вот так-то. Доброе утро Харуно! - Весело ору я. Нет ничего лучше дружеской потасовки с самого утра.
  
  
  
  -Ататата. Тама-кун, засранец, зачем было так поступать? - Осуждающе кряхтит Харуно, стирая дорожку крови с губ. Затем прикладывает светящуюся лечебной зеленой чакрой руку к груди и вздыхает с облегчением.
  
  
  
  -Мне было скучно. И ты был слишком красив, я смутился - Пожал я плечами, также начав подлечивать поврежденную ногу. Возможно, показывать Харуно пару известных мне ударов из Мауй тай, было не лучшим решением. Теперь он в тайдзюцу довольно сильный.
  
  
  
  Почему-то друг немного покраснел под моим взглядом. Может я чересчур сильно приложил его?
  
  
  
  -Почему ты спишь под столькими одеялами, кстати? Даже головы не видно, мерзнешь, или чё?
  
  
  
  -Мне холодно. Выйди, пожалуйста, я переоденусь. - Помялся парень, еще сильнее краснея.
  
  
  
  "Чертов трап, вводит в заблуждение своей девичьей внешностью честных гетеросексуалов!" - Ворчал про себя, стыдясь того что любуюсь красотой образа друга. Выйдя из комнаты я попытался успокоится, но добился лишь того, что перед взглядом встал образ смущенной Рай-тян. На душе вдруг стало очень скверно. Я ощутил себя предателем, но и бросить друга на смерть не мог. Принимая решение в тот момент поступил как велит сердце, от чего еще больней. Чтобы отвлечься стал с интересом разглядывать молодого парня Сенджу лет тринадцати, приставленного охранять нашу комнату. От моего интереса парень заерзал.
  
  
  
  -А кормить нас будут? - Спросил нервничавшего генина. Он ничего не ответил, даже не кивнул. - Ясно с тобой все, ну работай, я пойду, переоденусь.
  
  
  
  -Харуно, мне скучно, захожу! - И открыл дверь. Мне предстал запыхавшийся парень, разглаживающий складки на одежде. Хмыкнув и закрыв дверь, принялся снимать мою любимую пижаму со смеющимися черепами, при этом насвистывая запомнившийся еще по прошлой жизни мотивчик.
  
  
  
  Харуно не знала, куда деть себя. Её взгляд нет-нет, да и соскальзывал на мальчика рядом с ней. Еще в первый раз, когда она увидела его без одежды, поразилась той вязью татуировок покрывающих все тело лучшего друга, они завораживали. Сейчас она просто кипела от стыда, но не могла оторвать взгляда. Сердце девочки стучало громко-громко. Хотелось, чтобы он снова, как вчера, обнял и успокоил, хотелось почувствовать то тепло, что излучал этот мальчик своей кожей. Но вот парень переоделся, и она взяла себя в руки. Харуно не знала, стоит ли скрывать свой пол или можно уже рассказать новому сенсею и другу, что она девочка, не мальчик. Однако малышка еще и боялась, что своим признанием уничтожит их дружбу.
  
  
  
  -Пойдем, поищем завтрак, а то мой фиол-суп закончился еще вчера...- Вдруг осекся её друг, тень на миг легла на его лицо, но тут же исчезла. Раздражающая всех встречных кривая полуулыбка снова приклеилась к Таме, но Харуно видела то, что за ней скрывается.
  
  
  
  -Пойдём.
  
  
  
  Пару часов спустя. Особняк клана Сенджу.
  
  
  
  Мы сидели на клановом полигоне и ждали нашего сенсея. Я немного нервничал, так как фактически поставил на кон свою жизнь и, если Тобирама сейчас откажется от ученичества, вернув свитки, то все что нас ждет с другом - это смерть или, что еще хуже, накачка наркотиками и после достижения тринадцати лет пожизненный секс марафон.
  
  
  
  -Тама-сан, у меня не было времени вчера. Спасибо тебе огромное! - Вдруг уважительно по всем правилам поклонился мне Харуно. Глаза друга подозрительно заблестели, слезы собрались в их уголках.
  
  
  
  - Однажды я отплачу тебе за доброту, будь уверен!
  
  
  
  -Да брось ты. - Махнул я рукой, отвлекаясь от игры с цветком, который своей чакрой заставлял по-разному извиваться. Неплохое, кстати, упражнение на контроль вышло. - Я не мог бросить своего миньона в беде. Кто будет нести весть о моём величии в массы? Так что забудь, тем более еще неизвестно как нас будут учить.
  
  
  
  -Это будет зависеть от вас самих. - Раздался голос рядом. - Вы меня удивили своей дерзостью, как и многих. И хоть я и не собирался в ближайшие два года создавать команду, но ваш поступок, дети, немного изменил планы.
  
  
  
  Альбинос с серьёзным лицом, как будто общается не с десятилетними детьми, а с умудренными жизнью главами кланов, пояснил нам ситуацию.
  
  
  
  -С этого дня можете называть меня Тобирама-сенсей. - Слегка качнул он головой. - И раз уж вы теперь мои ученики, представьтесь.
  
  
  
  "А ты не общительный и уж больно серьёзный. Или же причина в новообразованной деревне? Слишком уж много проблем она принесла, как мне кажется".
  
  
  
  Может, вы представитесь первым? - Смущенно попросил Харуно и затем зачем-то пояснил - Ну, чтобы мы знали о чем говорить.
  
  
  
  -Хорошо. Я Сенджу Тобирама, двадцати двух лет отроду, специализируюсь на ниндзюцу. Раз я стал вашим Учителем, то приложу все усилия, дабы вырастить вас как достойных шиноби, которые не опозорят ни деревню, ни меня, как учителя. Что ещё? - Почесал бровь сенсей, задумавшись. - Больше всего на свете ненавижу необразованное быдло, которое навязывает свою глупость другим. Мечтаю создать идеальную технику. Теперь твоя очередь, мальчик похожий на девочку.
  
  
  
  Харуно сжал губы в трубочку, выказывая тем самым недовольство обращением сенсея. Огонь в глазах парня на миг вспыхнул яростным пламенем. Может мне показалось, но в тот момент Тобирама слегка дернул губы в намеке на улыбку.
  
  
  
  -Харуно Яман...Просто Харуно. Мечтаю стать сильнейшим шиноби на планете и создать свой клан. Не люблю когда в моё личное пространство вторгаются и ненавижу всякие прозвища! Меня зовут Харуно, никак иначе. - Вошел в раж друг, позабыв о смущении. - Немного изучил ирьениндзюцу, также разрабатываю своё тайдзюцу по наработкам друга. Еще я изучил Нинпо и теперь в нем специализируюсь. Пожалуй и все.
  
  
  
  - Потом покажешь своё Нинпо, а я подумаю над его тренировкой. Теперь ты, мальчик с раздражающей улыбкой. - Перевел свои красные глаза на меня Тобирама.
  
  
  
  -Меня пока еще зовут Акимичи Тама, но вполне возможно вскоре стану простым Тамой, если повезёт. Люблю я есть, неважно что, и красивые вещи трогать и девочек, и женщин и сиськи, притом размер не важен, но предпочтителен небольшой, под размер ладони. Ненавижу, когда трогают, ломают, забирают то, что принадлежит МНЕ! Мечтаю попробовать мясо всех девяти биджу. Хм? - Задумался я на мгновение о том, раскрывать ли все свои данные. И решил рискнуть, все чувства и глаза тоже, говорили - этому человеку можно доверять. - Немного могу подлечить себя ирьениндзюцу, знаю внутреннее тайдзюцу, также обучался у профессиональной куноичи особому кендзюцу. Из нин владею только базой: иллюзорными клонами, Хенге и Заменой, и ближайшие два-три года изучать нин не планирую. И сенсей можете сделать так, чтобы нас не подслушали?
  
  
  
  Тобирама даже не удивился, просто сложил пару печатей и поставил барьер.
  
  
  
  -Меня могут попробовать или вернуть в клан насильственно или ликвидировать. Дело в том, что у меня, скажем так, особая мутация. - Сделал я паузу, собирая решимость в кулак. Все же изначально сообщать о глазах я не планировал, но не хочется, чтобы на незнании сенсея сыграли и меня утащили обратно в клан. - У меня додзюцу. Все его свойства пока не известны, но можно с точностью сказать, оно близко по показателям к великому.
  
  
  
  Глаза Харуно расширились от удивления, а сенсей лишь кивнул своим мыслям. Видно, что он нечто такое и подозревал. Да и не мудрено, кстати, вид-то у глаз слишком уж специфический.
  
  
  
  -Ясно. Все становится на свои места, Тама-кун. - И тут же пояснил, что имел ввиду. - Дети, вам очень повезло, что вашим сенсеем стал я, мои принципы не позволяют нарушить данное обещание. Что не скажу ни о Мадаре, ни, как не жаль признавать, о брате. Сегодня утром к нам в клан поступили запросы о твоей выдачи Тама-кун и о твоей, кстати, Харуно, тоже. Ничего не хочешь нам сказать? М?
  
  
  
  Харуно тоже удивило известие, что его, оказывается, тоже не желали видеть у Сенджу в особняке.
  
  
  
   -Тобирама-сенсей, я совершенно не представляю, зачем понадобился Яманака! Они же сами выкинули на улицу, бросили на верную смерть. Шмыг. Если бы не Тама-кун. Шмыг. А теперь, когда вы согласились обучать меня, то, они, они хотят меня обратно! Что я им сделал! Сперва, отобрали мать, издевались над ней! Отобрали брата, за что, Ками! ЗА ЧТО! - Друг начал скатываться в истерику. Все же два месяца "дома" не прошли для него даром.
  
  
  
  Тобирама не стал ни успокаивать, ни говорить добрых слов, он просто взял и влепил Харуно пощёчину.
  
  
  
  -Успокойся. Это мир шиноби мальчик, если хочешь выжить стань сильным и перестань пускать нюни. В нашем мире можно полагаться только на своё знание и силу и лишь немного на тех, кто рядом. Ты пока никто, даже твое ученичество заслуга решимости Тама-куна. Так что собери все свои силы в кулак и докажи мне, Таме и самое главное себе, свою решимость. Упал и отжался! Триста раз для начала, а там посмотрим. Тебя это тоже касается наглый. - Повернул своё хмурое лицо ко мне альбинос.
  
  
  
  И как вдарил Ки. Вот это я понимаю учитель, пара предложений и вместо печали Харуно уже испытывает злость.
  
  
  
  День прошел под постоянным прессингом Ки и явно завышенными нагрузками.
  
  
  
  И только под вечер я смог поймать простую мысль, что витала на задворках сознания.
  
  
  
  "У учителя явно полно свободного времени, раз он тратит его на десятилетних детей"
  
  
  
  Дети еще не знали, что связались с монстром, способным быть в сорока местах одновременно.
  
  
  
  Вечер того же дня. Резиденция Хокаге.
  
  
  
  -Брат, подпиши еще вот эту бумагу. - Положил на стол перед Хоши, Тоби лист, исписанный мелкими символами. Хоши же с завистью глянул на Мадару, спокойно спящего на диване, и принялся подписывать очередной бесполезный, по его мнению, документ.
  
  
  
  -Братец, как твои ученики? - Пошел на хитрость Хоши, когда увидел очередную стопку бумаг, что принес теневой клон Тоби.
  
  
  
  -Сырой материал. Один чересчур эмоционален, я бы даже сказал нестабилен, со вторым же хуже, слишком проблематичен, особенно эта вся нездоровая ситуация с их кланами, напрягает. - Не отрываясь от перелистывания документов, ответил на вопрос альбинос. - Но потенциал у обоих хороший, вот еще здесь подпиши, прогоню их через большой круг, если выдержат, и не будут ныть, возьмусь всерьёз.
  
  
  
  -Хммм, а они еще не слишком маленькие, ты ведь не хочешь загнать детей и заставить отказаться от обучения? - Жестко спросил брата Хоширама. "Доброта однажды сведет его в могилу" - именно так подумали оба присутствующих в помещении шиноби.
  
  
  
  -Выдержат, и один и второй. Как раз и протестируем мою программу обучения элитных генинов на практике. - С непроницаемым выражением лица ответил на требовательный вопрос Тобирама. - Позже, может через год или два, если они выдержат, приступим к натаскиванию наследника Сарутоби.
  
  
  
  -Пф! Плохая идея делать из торгаша-шиноби Хокаге, будьте уверены, он приведет деревню к пропасти. И если будет хоть намек на угрозу моему клану... - Угрожающе, как и всегда, высказался Мадара, проснувшийся от их диалога и уже несколько минут греющий уши.
  
  
  
  -Мы учтем ваше мнение, Мадара-сан. Скоро голосование, и, если вы станете Первым Хокаге, то подобные решения будут в вашей компетенции, но пока у нас двоевластие. - Нейтрально ответил Тобирама. Однако не он ни его брат, ни даже сам Мадара не верили, что сумасшедшему Учихе доверят подобную власть. Надо также учитывать тот факт, что по количеству вложенных в деревню ресурсов Учихи были лишь на четвертом месте, когда Сенджу на третьим, но больше всего вложили Сарутоби. Да практически половину ресурсов было из карманов и свитков Сарутоби!
  
  
  
  -Пф! Пойду, потренируюсь. - Оставил за собой последние слово Мадара и ушел, использовав технику замены.
  
  
  
  -Не нравится мне его настроение, Хоши, очень не нравится - Смотря на место, где только что был Мадара, сказал Тобирама.
  
  
  
  -Да брось! Хахаха, это же Мадара-тян, он всегда дуется! Просто он обижен на нас, вот и все. - Легкомысленно махнул рукой Хоши.
  
  
  
  -Брат, поговори с ним. Объясни, что если бы мы отказались от вложения Удзумаки, то деревня не прожила бы и десяти лет! Скажи, он послушает тебя. - Навис над братом альбинос.
  
  
  
  Эти идиоты: Мадара и Хоширама стоят друг друга. Один легкомысленно приглашает вечных союзников-врагов в деревню, не прося ничего взамен, второй же не хочет понять простой истины: Нельзя одной силой решать все проблемы! Необходимо искать точки соприкосновения, связать врагов договорами и превратить в друзей. Удзумаки в своих руках держат рынок печатей, именно они задают цены, и стоит Водовороту всерьёз обеспокоится за свою безопасность и благополучие, как рынок рухнет, а за ним и вся экономика. Слишком многое в повседневной жизни людей завязано на печати, они есть топливо экономики, как страны Огня, так и всего региона в целом.
  
  
  
  -Да ладно, не волнуйся, братишка, побесится и успокоится. У Учих всегда так, тебе ли не знать? Остынет.
  
  
  
  Мадара, к сожалению, не остыл.
  
  
  
  
10 день. 0 год. 0 век. Конохагакуре но сато.
  
  
  
  Здравствуйте, это я Тама, не Акимичи Тама, нет, теперь мое имя Отаку Тама, гордый родоначальник великой династии шиноби-фриков. Осталось найти себе в пару девушку по-сумасшедшей и нарожать кучу детишек, а потом воспитать их в правильном ключе!
  
  
  
  Моя жизнь после начала ученичества стала более размеренной, спокойной. Правда Тобирама-сенсей нас пока и не учит ничему, просто гоняет до седьмого пота. У меня даже сил на тренировку контроля практически не остаётся, приходиться пересиливать и превозмогать себя. С Харуно та же история, парень более или менее отошел и сейчас чуть ли не в рот альбиносу смотрит, раздражает. И да у нашего учителя оказывается есть пара братьев близнецов, мы когда первый раз увидели с Харуно картину общения двух одинаковых сенсеев слегка так прифигели. Даже пощипал друг друга, ну а потом и подрались, как без этого-то? На самом деле оказалось, что белобрысый владеет крутым дзюцу, позволяющим создавать теневых клонов, обладающих слепком личности оригинала. Когда Харуно попросил обучит этой технике, то сенсей объяснил всю её опасность, да так, что волосы дыбом встали. Мне-то не важно, всё равно пока не разовью простейший контроль над стихиями, я ниндзюцу учить не намерен, хочу быть чистым специалистом по стихийным дзюцу, там ведь своя специфика - лучше над чакрой пока не изгаляться, мало ли. А вот Харуно зацепила та информация, которой огорошил его Тобирама-сенсей. Оказывается, теневые клоны неплохо так бьют по мозгам, снижают критичность мышления, и пока не укрепишь чакроканалы в мозгу, тем самым повысив ментальную устойчивость, то эту технику лучше не учить, можно стать дурачком.
  
  
  
  Сенсей, эта белобрысая сволочь, оказался не общительным человеком, говорящим только по делу. Однако мужик разбирался в науках шиноби превосходно, он за каких-то десять дней дал нам много всяких уловок, полезных в жизни, как например: если долго жить с котом, есть с котом и спать, то через пару лет можно научиться изменять сигнатуру своей чакры, делать её похожей на кошачью. Подобный трюк часто используется для заказных убийств сложных целей (глав кланов и шиноби A ранга). Шиноби пару лет готовиться, постоянно находясь рядом с выбранным животным, и затем подкрадывается к цели под хенге этого животного, и хрен ты его распознаешь, разве только с помощью додзюцу и то, пожалуй, только великим, всякие там шакуганы и канеганы бесполезны.
  
  
  
  В данный момент я лежу мордой в траве и даже не пытаюсь сдвинуться с места. Все тело раскалывается от боли в мышцах. Пару минут назад мы с другом проводили тренировочный бой и одновременно уворачивались от камушков, что метал в нас белый дьявол, с удобством устроившийся на здоровенном белом медведе. И камушки эти были не простые, а напитанные лечебной чакрой, правда не обычной, а так скажем специализированной. Она, эта гнилого цвета чакра, вызывала вспышки боли, попадёшь под камень с ней и уже с трудом соображаешь, где что, так еще и Харуно может зарядить хай-кик меж глаз. Ему тоже хочется наградного тортика отведать.
  
  
  
  Хлоп. Хлоп. Хлоп.
  
  
  
  -Поздравляю, вы прошли первый физический круг элитного генина. Пожалуй, можно начинать давать вам простые миссии, но сперва, Тама-кун, я так понимаю, ты от своей глупой идеи еще не отказался, да? Отлично, такое упорство достойно награды. С сегодняшнего дня мы будем развивать твой стихийный контроль. Задавай свой вопрос.
  
  
  
  -Сенсей, но ведь я не знаю свою стихию и не опасно ли трогать стихийные преобразования до достижения начала полового созревания? - Подозрительно щурю глаза пытаясь распознать ложь, если она будет произнесена. С клоном бы не получилось точно просканировать, но перед нами сейчас настоящий. Не знаю, почему он не доверяет наше развитие клонам, но подобный подход к обучению подкупает.
  
  
  
  -Кто говорит о стихийных преобразованиях? - Выгнул бровь Тобирама. - Так как твоя чакра еще не стабилизировалась, то будешь ты, Тама-кун, выполнять упражнения со всеми пятью стихиями. Никакой чакры, просто стихия и её понимание. Начнём с самого простого, с земли, завтра будет вода, а дальше по кругу.
  
  
  
  -Высвобождение Земли: малый контроль тверди - Предварительно сложив печати, использовал технику сенсей. Мои глаза разглядели, что довольно много чакры ушло в никуда, что означает, что контроль над стихией далёк от идеального. - Спускайся в яму, Тама-кун.
  
  
  
  Я уже понял, что он затеял. Читал я об этой тренировке в записях клана, и является ли она эффективной или нет, неизвестно до сих пор.
  
  
  
  Как только спрыгнул в яму, учитель снова сложил печати, и теперь одна моя голова торчит на поверхности. Перевожу взгляд на Харуно и непроизвольно сглатываю. Однозначно кореш затеял пакость, вон как улыбается.
  
  
  
  -Харуно-кун, подойди. - Позвал друга сенсей и вручил в руки свиток. - Здесь описана техника скальпеля чакры. Если ваша с твоим другом идея насчет лески будет удачна, то возможно тебе пригодиться это дзюцу. Оно очень сложное, нужен практически идеальный контроль, и я даже не представляю, как можно добиться наложения подобной техники на предмет, но вот если тебе удастся. Поверь, ты не разочаруешься, Харуно-кун. - Странно выделил интонацией кун Тобирама.
  
  
  
  И замолчал, развалившись на спине призывного животного, затем достал эту свою странную сферу и начал в неё пялиться, чертов извращенец. Когда узнал, что данный артефакт предназначен для подглядывания за женщинами в душевых, схватил не слабый такой когнитивный диссонанс.
  
  
  
  Харуно посмотрел на учителя, затем на мою голову, торчавшую из земли, затем опять на учителя и с коварной улыбкой достал из кармана несмываемый маркер...
   Комментарий к Арка I: Шведский стол. Пролог.
   Простой пролог.
  
  ========== Глава 1. Неплохо прожаренное мясо. ==========
  
100 день. 0 год. 0 век. Конохагакуре но сато.
  
  
  
  -Черт! Как мне надоели эти тупые миссии! Бра! Хочу поохотиться на людей, испытать себя, наконец. - Жаловался я на жизнь своему единственному слушателю. - Вот скажи мне, почему я так медленно расту? Еще целый год жить только ногами, да подметать улицы! Молчишь? Эх. И когда уже Харуно придёт, тяжка жизнь без рации.
  
  
  
  -МяУ! ШШШШ! - Окатило меня презрением это существо. Этот гребанный кот уже в седьмой раз сбегает из лаборатории сенсея, и именно нам с Харуно приходиться носится по всей деревне, ловя шуструю тварь. Первые три раза котёнок проблем не составлял, но со временем этот пушистый сатана все изощренней прятался и научился всяким трюкам, например, он уже может бегать по стенам. Честное слово, еще раз он сбежит, и я его в канализации утоплю! Благо Хоширама-сан создал неплохую сеть подземелий под Конохой, простирающуюся на сотни метров вглубь и охватывающую всю площадь застройки скрытого поселения.
  
  
  
  -Бля! Больно, получай! - Хитрая тварь, ослабив мою бдительность, вывернулась из схватки и на скорости приличного генина принялась орудовать своими когтями. Подобного стерпеть я уже не смог. Хватаю кота за хвост и, раскрутив, швыряю об стену. На миг я увидел в зеленых кошачьих глазах злое торжество разума над глупой обезьяной. Котенок разворачивается в полете и, оттолкнувшись от стены, на первой кошачьей скорости улепётывает, и он бы удрал, если бы не Харуно.
  
  
  
  -Здравствуй, Котик. - С полностью непроницаемым лицом, говорит друг кошаку, так неловко попавшемуся, снова. - Тама-кун, у меня предложение.
  
  
  
  -Излагай.
  
  
  
  -Кошка Хатаке Кинисы-сенсея недавно окотилась, и один котенок как две капли воды похож на это. Может? - И кореш проводит ладонью по горлу в интернациональном жесте. Враг двух генинов же уже не пытается вырваться, он спокойно висит вниз головой и притворяется мертвым.
  
  
  
  -Боюсь не выйдет, Тобираме-сенсею еще нужно это существо. Однако если оно сбежит еще раз, то учитель обещал отдать мне это на опыты по ирьениндзюцу. - Развожу руками в стороны, и я не вру, сенсея кошак тоже задолбал.
  
  
  
  -Жаль. Очень жаль. - Печаль в голосе друга была неподдельна. Он и вправду искренне сожалел, что не может именно сейчас отрезать твари пару лишних конечностей. - Пойдем отнесем тогда сенсею это существо.
  
  
  
  Мы с другом побежали на средней своей скорости по крышам домов. Разумеется, наш путь пролегал через кварталы мелких кланов, а затем по территории, где жили обычные семьи шиноби. Кварталы же благородных и великих кланов полностью закрыты барьерами, притом там постоянно маячит охрана. Слишком уж много всего было крови, не так быстро все забывается и поэтому от греха подальше Хоширама-сан утвердил закон "клановой собственности благородных шиноби". Это был его первый указ как Хокаге. В соответствии с ним клановый квартал благородного клана или шиноби является неприкосновенной территории, и на ней, хозяин сей территории может устанавливать свои правила и законы, которые тем не менее не должны противоречить законам самой деревни. Короче рождение крючкотворству было положено.
  
  
  
  - Как успехи с техникой массажа чакрой? А то мой сенсей все время хвалит твои успехи, говорит, типа у тебя талант Харуно. Может, если будет время, покажешь мне класс, а Харуно? - Тобирама-сенсей договорился с кланом Хатаке, и теперь нас учат еще и всяким хитростям медовых шиноби. Правда, по неясной для меня причине, нас с Харуно учат разные сенсеи. Вообще учитель сторонник разностороннего образования. Не знаю, кого из нас готовят, иногда даже закрадывается мысль, что и учитель не знает, просто экспериментирует с разными программами.
  
  
  
  - Нет-нет-нет. - Энергично закивал из стороны в сторону головой друг, при этом от его кожи можно было прикуривать, настолько он покраснел. - Я еще отработать хочу свое кендзюцу, да, хахаха.
  
  
  
  - Не знаю, чего ты там себе удумал, но я же просто прошу помять мне плечи, ну и спину слегка вправить. А потом я тебе.
  
  
  
  Друг опустил голову, его отросшая челка закрыла от меня глаза друга. Кошак же, о котором все забыли, решил воспользоваться ситуацией. Он дернулся, пытаясь полоснуть когтями по руке Харуно. Движение кистью, и рыжий комок шерсти с протяжным мявком описал круг на просто безумной скорости. Мне немного жаль его стало. У бедолаги чуть хвост не оторвался.
  
  
  
  -Х-х-хорошо. После тренировки. Ве-ч-ч-ером. - Чуть запинаясь, произнес Харуно, отчаянно алея. И добавил - Я-я-я раз-з-зомну плеч-ч-и Тама-куну.
  
  
  
  -Вот и договорились. - Ехидная улыбка сама расползлась по лицу. Большинство подколов и моих шуток перестало на него действовать и приходиться играть на гране фола.
  
  
  
  Смотря на моего миньона, вращающего за хвост вырубившееся животное, мне вспомнился разговор, а точнее совет, альбиноса. Он тогда попросил постоянно теребить Харуно, заставлять либо злиться либо, что лучше, стесняться. Много всякой теории на меня он тогда вывалил, я, если честно, нифига не понял, но звучало все это очень уж зловеще. Особенно последняя фраза, про полное исчезновение у друга чувств из-за психологической травмы и особенностей генома. Короче прикалываюсь над другом теперь не просто так и не потому, что это весело, а из-за благих целей, именно так, да.
  
  
  
  Так в раздумьях мы и добрались до клана Сенджу.
  
  
  
  -Вот. Держите. - Передал Харуно животное сенсею, чего-то там пишущему. Наверняка придумывал какое-нибудь крутое дзюцу.
  
  
  
  -Живой. Не ожидал, но судя по состоянию объекта, эксперимент стоит закончить. - Взяв за шкирку тварюшку, учитель по обыкновению принялся рассуждать сам с собой. - Хм. Да, пожалуй, введу тест с котом как заключительную часть второго этапа. Тест кота - так и назову.
  
  
  
  У меня и у Харуно одновременно задергался глаз, левый.
  
  
  
  "Впрочем, чего еще ожидать от стукнутого на голову сумасшедшего ученого-извращенца". - Как-то отчаянно подумал я. В последнее время Мадара-сан в роли учителя не кажется таким уж плохим вариантом.
  
  
  
  -Поздравляю, ученики. Пришло время серьезных миссий. - Очнулся от размышлений сенсей. Внутри все замерло.
  
  
  
  "Неужели дадут серьёзную миссию с хорошей оплатой? И мне в кои-то веке удастся накупить нормально еды и приодеться? Инари-сама! Пусть будет миссия, а не те недоразумения, что были в прошлом!"
  
  
  
  -Да, D ранг как раз для вас самое то. - Качнул он головой утверждающе.
  
  
  
  -Сенсей. Мы уже три месяца выполняем мисси D ранга! Что опять, уборка или может присмотр за пожилым шиноби? - Очень грустно, как маленькому ребенку разъяснил Харуно.
  
  
  
  -Вот и продолжите выполнять. Но теперь они будут отображаться в вашей анкете, и как выполните, скажем, сотню, я дам что-нибудь посерьёзней.
  
  
  
  "Замечательно. Оказывается, они ввели какие-то анкеты, а мы не слухом, не духом. Но что-то учитель частенько стал невнимателен. Может, случилось чего?"
  
  
  
  - Есть пожелания? - Не успел он спросить, как мы в два голоса с Харуно выкрикнули самые полезные из D ранговых. А именно.
  
  
  
  -Курьерские!
  
  
  
  -Хм - Уголки губ альбиноса дернулись - Я так и думал. Отнесите вот этот документ главе клана Хатаке и можете быть свободны до вечерней тренировки.
  
  
  
  Я побледнел. Харуно тоже.
  
  
  
  Десять минут спустя. Ворота квартала Хатаке.
  
  
  
  - Харуно, я, как настоящий друг, хочу, чтобы ты получил опыт общения с красавицами. Поэтому пойду, дела, знаешь ли. - Только хотел дать деру, как рука легла на плечо.
  
  
  
  - Ты ведь не бросишь меня одного, не так ли, Тама? - Сжал плечо - Не ты ли говорил, что Какрина-сама "горячая штучка"? Возможно, как настоящий товарищ, я должен оставить вас наедине?
  
  
  
  -Да когда это было? Столько времени прошло, я вырос из подобного возраста! Теперь внешность для Тама-сама вторична, главное то, что внутри! - И для наглядности дотронулся до груди в районе сердца.
  
  
  
  - Ой! Мальчики, неужели вы пришли повидать сестрёнку?
  
  
  
  Медленно поворачиваю голову в сторону ворот, а там беловолосая женщина чуть старше двадцати пяти, с кукольным личиком и идеальной фигурой, приветливо махала ладонью.
  
  
  
  Немногие прохожие мужчины, да и женщины тоже, краснея, отводили взгляд в сторону. Я прямо таки ощутил желание и похоть, вспыхнувшее над улицей. Женщина плавной походкой направилась в нашу с Харуно сторону. По улице разлетелся звук сглатывания слюны. Эта женщина, являющаяся квинтэссенцией сексуальности - глава клана Хатаке, Хатаке Какрина, и она нимфоманка, любящая "портить" невинных мальчиков и девочек. Ходят слухи, что каждый ребенок Хатаке, уже способный испытывать сексуальные удовлетворение, прошел через её постель.
  
  
  
  Даже сейчас, зная, что мы еще слишком маленькие, она испытывает просто чудовищную похоть по отношению и ко мне и к Харуно. Вы спросите, почему я так её опасаюсь? Ну, будь она сторонницей обычного секса, то я, как только младший Тама проснулся бы, сам к ней прибежал, нет у меня комплексов по этому поводу. Проблема в том, что женщина обожает лишать девственности, и анальной тоже. Своими глазами видел! Нимфоманка решила во время обучения массажу привести наглядный пример работы медовых куноичи. И главное не убежишь и глаза не закрыть, сука парализовала тогда нас сенбонами! Мне потом еще несколько дней кошмары снились. Брр.
  
  
  
  -Какрина-сама, Тобирама-сенсей просил передать вам этот свиток. К сожалению, нам еще нужно передать пару сообщений, извините и до свидания! - На одном дыхании выпалил я, всучив женщине свиток и схватив друга, рванул прочь.
  
  
  
  -Ох, Тама-кун. Как жаль. Но ничего, я подожду, немного осталось, полтора года всего. Ах! - Лицо женщины расползлось в похотливой улыбке. Она без зазрения совести потратит ресурсы клана, но попробует этих детей. Уж с Тобирамой она договориться. Руки женщины легли на промежность, и она наплевав на зрителей, а их было не мало, стала удовлетворять себя, при этом, не отрывая взгляда от удаляющихся детей, точнее от их задниц.
  
  
  
  -Какрина-сама, примите. - Подскочил к женщине парень из клана Хатаке, лет четырнадцати. На него не подействовала распыленная в воздухе чакра, которую излучала женщина. И если обычные шиноби или куноичи набросились бы на женщину, стремясь удовлетворить свои низменные потребности - подверглись бы действию кеккей гекай Хатаке, то у мужчин этого клана был иммунитет.
  
  
  
  Приняв препарат, женщина выгнулась дугой и на ватных ногах последовала за юношей. Еще раз взглянув на место, где стояли дети, женщина горестно вздохнула, скоро похоть опять вернется, а клановые партнеры уже приелись.
  
  
  
  - Каане-кун, сбегай в ближайшую деревню и купи пару девочек девственниц и одного мальчика, да поскорей. Если найдешь ребенка с розовыми волосами, получишь особую награду. - Погладила парня по щеке красавица, от чего на невозмутимом лице проявился легкий румянец.
  
  
  
  Тот же день. Клановый полигон Сенджу.
  
  
  
  -Тама-кун, хочешь еще мяска? - Спросила меня Кьёко-сан. Этой улыбчивой девушке было всего шестнадцать лет, и она по совместительству главой фанатского клуба Харуно. Первое время мы с другом не могли понять, в чем дело. Вокруг наших персон стали крутиться девочки, начиная от пяти лет до шестнадцати. Они постоянно приносили поесть, терлись где-то неподалёку, перешептываясь и хихикая. Иногда какая-нибудь из девочек под хихиканье подруг приносила обенто или другую еду как мне, так и другу. А потом до меня дошло.
  
  
  
  Прожив всю жизнь в клане, где идеал красоты это здоровенный, толстый мужик, я начал себя считать не особо привлекательным внешне! Но вот для Сенджу ( как и для большинства не фриковых кланов) мои растрепанные малиновые волосы, холодный взгляд, ехидная улыбка и крутая татуировка на всё тело, были в диковинку и разили девчонок наповал (в основном правда это были немного двинутые на голову сталкерши, что прячась по углам следили и подглядывали). Хотя я не обольщался, это сейчас, пока я маленький популярен, со временем необычная внешность примелькается и от меня отстанут, в отличие от Харуно.
  
  
  
  Раньше презираемый всеми, как девочками, так и мальчиками он вдруг оказался эталонным красавчиком. Даже умудренные жизнью куноичи приходили потискать друга. Немного завидно, его-то фанатки не больные на всю голову, а просто девочки.
  
  
  
  -Не откажусь, ведь мясо, приготовленное вами, обладает глубоким вкусом, кому-то очень сильно повезёт с такой женой как вы! - Первое правило обжоры: Будь лапочкой с теми, кто тебя кормит.
  
  
  
  -Что ты такое говоришь, Тама-кун. - Толкнула меня в плечо девушка, стреляя глазками в сторону генина Сенджу, тренирующего контроль неподалеку. Паренек даже на мгновение сбился и его ноги погрузились в воду.
  
  
  
  Я же тем временем поднес кусок хорошо прожаренной свинины ко рту, при этом ни на миг не теряя концентрации. Не хочется поджарить задницу, знаете ли.
  
  
  
  -Долго тебе еще сидеть, Тама? - Спросил Харуно, не отрываясь от тренировки. Четыре верёвки хаотично извивались в его руках. Он уже вплотную подобрался к управлению пятым и шестым объектом и скоро перейдёт на леску.
  
  
  
  -Пока не почувствую пламя. - Почесал подбородок, задумавшись. - Возможно, минут через десять-двадцать.
  
  
  
  Пару дней назад также сидя на тлеющих углях, я почувствовал что-то и имел глупость сообщить об этом Тобираме-сенсею. Теперь вот сижу на раскаленных углях и изо всех своих малых сил держу покров чакры на ногах и пятой точке.
  
  
  
  -Знаешь, Харуно, как мне хочется получить огонь в основную стихию? Пускай даже у меня больше ничего не будет кроме огня! - Представляю, как подбрасываю огненный шар на руке, как он срывается в сторону толпы злобных вражин и взрывается волной пламени.
  
  
  
  Мой чуткий нос учуял запах палёного.
  
  
  
  "Черт! Отвлекся".
  
  
  
  Фокусируюсь на очаге чакры и на голоде. В животе заурчало, по каналам прошла обжигающе холодная чакра - это очаг принялся форсировано вырабатывать столь необходимый ресурс. Подобный режим можно держать пока голод не станет нестерпимым, ибо потом начинаешь туго соображать, настолько хочется кушать. Ради эксперимента мы с сенсеям пытались выяснить мой предел, остановились через три часа, когда мне Тобирама показался невероятно аппетитным, особенно его чакра. Короче способности моего кеккей генкай постепенно становятся известны. Однако меня не покидало чувство, что я упускаю нечто важное.
  
  
  
  Пока пытался не поджарится, Кьёку уже сместилась к пареньку-генину и вовсю флиртовала. Краем глаза замечаю, как сенсей, как обычно глядящий в свою сферу, встрепенулся.
  
  
  
  "Выглядит так, что он получил информацию от клона, и она его не обрадовала".
  
  
  
  В подтверждение моих мыслей Тобирама отозвал полярного мишку. Он сперва подошел к Харуно, что-то сказав, от чего друг удивился. К сожалению, башка друга загораживала низ лица сенсея, и я не смог прочитать по губам.
  
  
  
  - На завтра задания и тренировки отменяются, Тама-кун. Прибывает невеста Хоши, и вы будете её проводниками по деревне. В деле я пропишу эту миссию как C ранг. И Тама-кун, будь осторожен, у неё тяжелая рука, очень тяжелая. - Что-то, вспомнив, учитель непроизвольно потер свою челюсть.
  
  
  
  - Эй! Не перегибайте сенсей, женщины меня любят. - И тихо добавил. - В отличие от вас, извращенца.
  
  
  
  - Возможно, тренировка огнем подойдет тебе лучше, нежели углями, как считаешь? - Вспышка Ки сбила мою концентрацию. Опять запахло паленным.
  
  
  
  - Возможно, мне стоит рассказать уважаемой невесте о вашей чудесной сфере, как считаете? - Криво улыбнулся в ответ на наезд.
  
  
  
  Бледная кожа альбиноса побледнела еще сильнее. Что это за женщина такая, что человек из мрамора так струхнул?
  
  
  
  Ты не посмеешь. - Больше убеждая себя, нежели меня сказал Тобирама. Затем взгляд учителя потяжелел, а у меня внутри все похолодело. Он явно прикидывал, как избавится от ученика.
  
  
  
  -Шутка! Хахаха. - Натянуто посмеялся я.
  
  
  
  -Смешно. - Был мне ответ, искра веселья проскользнула в красных глазах.
  
  
  
  Поздний вечер того же дня.
  
  
  
  - Ложись на кровать, чего вылупился? - Устало приказываю товарищу, показывая на специальную массажную кровать, что притащил нам Тобирама. - Харуно, я чертовски устал, мясо на моей пятой точке неплохо прожарилось, а еще ты со своими тараканами.
  
  
  
  - Может, просто соврем сенсею, что выполнили задание, а? - С надеждой глянул на меня друг.
  
  
  
  - Тс. Не смотри на меня так, это ведь ты виноват! Если бы не сболтнул о том, что я предложил тебе плечи помять, то сенсей и не дал бы это тупое задание! - Вспылил я. Простая шутка и такие последствия блин. Теперь придется ему полный чакромассаж спины и головы делать. Радует, что потом будет его очередь, а печалит, что он не милашка лоли, просто скрывающая свой пол.
  
  
  
  - Но я ведь не знал, что ты шутишь, Тама! - Справедливо заметил Харуно.
  
  
  
  -Чего уже говорить-то. Ложись давай, завтра рано вставать. - Отвернулся я от друга. Стеснительный парень зашуршал одеждой, снимая свою кофту. Раздался скрип кровати.
  
  
  
  -Можно. - Тихо прошептал товарищ.
  
  
  
  "Нда. Отбоя от девушек у него точно не будет. Это же надо было родиться таким женственным!" - Мысленно присвистнул я, подходя к кровати и выпуская с кончиков пальцев изменённую лечебную чакру.
  
  
  
  Ложу ладони на позвоночник, тело под руками вздрагивает, а я, вздыхая, начинаю осторожно пальцами массировать спину, периодически выпуская больше чакры в районе скопления спинных тенкецу. Напряжение отпускало Харуно, мышцы расслаблялись, а течение чакры по каналам замедлилось.
  
  
  
  Массаж с помощью чакры это отдельный раздел хидзюцу Хатаке. Не знаю, чем заплатил сенсей за наше обучение, да и не хочу знать если честно. Нам, разумеется, всего не открыли, но даже тех капель знания хватает лично для меня с лихвой.
  
  
  
  Сотня различных методик, десятки особых узкоспециализированных ирьениндзюцу и шесть типов массажа, начиная от лечебного, который я сейчас и делаю, заканчивая вызывающим зависимость - одно это может обеспечить мою безбедную жизнь на многие года, а ведь после тринадцати нас еще и как доставлять удовольствие посредством секса будут учить.
  
  
  
  За два часа я прошелся по всей спине и рукам (ноги оголять и переворачиваться на спину Харуно отказался категорически, я и не настаивал, меньше работы будет) и принялся за голову. Перебирая пальцами кожу на голове, я задумался о завтрашнем дне. Интересно узнать, что это за женщина, которая станет вторым человеком в деревне.
  
  
  
  "Черт, а ведь ей придется показать кварталы благородных кланов". - Вдруг осознал ту гадость, что устроил мне Тобирама.
  
  
  
  "Гребанный психолог! Встреться со своими страхами, да?"
  
  
  
  Перед глазами встала Рай-тян и слова, что она сказала при последней нашей встрече, двадцать шесть дней назад. Вспомнился Когои плюнувший в лицо. Похудевшая мать, её холодные безразличные глаза, а также слова, слово в слово повторяющие то, что сказала до этого Рай.
  
  
  
  "-Что ты здесь забыл, предатель?" - Слова, что отрубили половину сердца и породили страх.
  
  
  
  -Ах. - Отвлек от мрачных мыслей вздох Харуно.
  
  
  
  -Чертов трап. - С полуулыбкой тихо прошептал я. И уже громче - Давай вставай, моя очередь.
  
  
  
  Держа простыню двумя руками, таким образом, прикрывая торс, товарищ приподнялся и посмотрел на меня.
  
  
  
  "Только не она". - Забыв о переживаниях, мысленно простонал я. Единственная девушка в голове моего друга посетила меня своим присутствием.
  
  
  
  -Давно не виделись, Мари-тян. - Ответом мне была искренняя улыбка. Чистые зеленые глаза смотрели прямо в мою грязную душу.
  
  
  
  -Привет, Тама-кун, не плачь, я тебя спасу, вот увидишь. - Уверенно произнес он.
  
  
  
  "Или все же она?"
  
  
  
  Я встряхнул головой, пытаясь избавится от этой мысли.
  
  
  
  "Чертов трап".
  
  
  
  ========== Глава 2. Химе всех самых красивых помидорчиков Конохи. ==========
  
50 день. 0 год. 0 век. Узушиогакуре.
  
  
  
  -Таким образом, твоей основной задачей станет нести волю Водоворота в недавно зародившейся деревне. - Невысокий седой мужчина, довольно мускулистый, отдавал последние наставления своему резиденту в стане потенциального врага (а возможно и союзника). - Теперь, что касается тебя, дочь.
  
  
  
  Мужчина ненадолго задумался. Ему не очень хотелось отпускать младшенькую в это болото. Слишком хорошо он знал, что за черви живут в этом молодом дереве. Особенно беспокоили Учихи. Риннеган не должен возродиться, вот что завещали предки, и он выполнит их волю, но Шинигами, как не хочется отдавать свою любимую дочь за этого глуповатого и наивного Сенджу. Разумеется Кварим уважал его как сильного шиноби и как человека, но как политик старший из братьев Сенджу слишком слаб.
  
  
  
  - Дочь, основной задачей для тебя станет охрана Хоширамы и Тобирамы, хотя бы один из них должен выжить. - Упрямая девица вскинула подбородок и поджала губы. Она была очень не довольна, но так как девушкой она была приличной, то перед подчинёнными давить на отца не станет, но вот потом. Именно это прочитал на открытом лице дочери Кварим. - И пожалуйста, Шинигами заклинаю тебя дочь, хотя бы до появления наследника или наследницы сдерживай свой норов!
  
  
  
  - Кварим-сама - Начала двадцатилетняя девушка, а потом, чуть подойдя, нависла над невысоким отцом. - Еще пожелания-обане?
  
  
  
  - Нет. - Проскрипел мужчина, вспотев. Его Мито вся в маму пошла и бабушку, даже говор тот же.
  
  
  
  - Тогда я пойду собирать вещи. Скажи отец, жизнь беловолосого извращенца очень нам важна?
  
  
  
  - Тобирама должен жить, хотя бы десять лет. Мито! Откуда такая кровожадность? Мне мальчик показался очень даже хорошим, поначалу даже за него тебя хотел отдать.
  
  
  
  Крак!
  
  
  
  Веер в руках девушки осыпался опилками.
  
  
  
  -Да никогда в жизни-обане! Лучше уж женой Абураме стать, чем этого, этого. - Задохнулась от возмущения девушка. - Извращенца! Первый хоть смирный извращенец, а этот даже лапать меня пытался!
  
  
  
  -Мито... Ему было десять лет.
  
  
  
  - Люди не меняются-обане! - Резко ответила Мито, рубанув рукой по воздуху.
  
  
  
  Молодой красноволосый мужчина, отправляющийся послом в Коноху вместе с Мито, отвернулся к окну, якобы интересуясь видом поселения, а не семейной перепалки, хотя уши грел, это да.
  
  
  
  - Хватит! - Стукнул по столу рукой мужчина. - Уймись, женщина!
  
  
  
  Мито застыла на секунду. Прищурилась, сжала кулак и с криком "Женщина-обане?!" врезала по столу, при этом маленькая точка на её лбу вспыхнула.
  
  
  
  Если бы не фуин укрепления, то от силы удара мебель бы разбилась на осколки, под ножками стола, на полу прошла трещина, и раздался подозрительный скрип.
  
  
  
  Сама девушка раскраснелась и со злостью смотрела на отца. Правда вспышка агрессии уже прошла, и вскоре Мито остыла.
  
  
  
  - Кх. Мда, Мито, постарайся не прибить мужа. Хорошо?
  
  
  
  Принцесса немного смущенно кивнула. В отличие от Тобирамы, добрый Хоширама привлекал её как мужчина.
  
  
  
  
80 день. 0 год. 0 век. Узушиогакуре.
  
  
  
  Удзумаки Мито, младшая принцесса клана, собирала, а точнее запечатывала, вещи. Ей было очень грустно покидать семью и отправляться в варварскую страну, пускай даже и к суженному. Вообще судьба к ней благоволила, у неё появится какая-никакая власть, пускай и теневая (девушка планировала потихоньку через мужа начать перехватывать нити управления деревней), ей как четвертому ребенку в семье и этого хватит.
  
  
  
  - Мито-нэсан, не уезжай-дебане! - Обнял её младший братик. - Останься, сестрёнка.
  
  
  
  Кому было еще хуже так это ему. Самый младший и тот, у кого геном проявился слабее всего - малышу Ку предстояла стать в будущем бойцом, а не мастером печатей, как все его братья и сестры. От чего он чувствовал себя еще более одиноким.
  
  
  
  - Прости братик, но я вынуждена. Водоворот должен жить. - Потрепала она брата по голове.
  
  
  
  - Водоворот и так неплохо живет-дебане! У нас самый сильная деревня, самый сильный клан и воины! Каким-то шиноби ни за что нас не одолеть! - Разгорячился красноволосый шкет.
  
  
  
  Мито легонько стукнула брата по макушке, прерывая таким образом его спич.
  
  
  
  - Не нужно их недооценивать, братик, ведь один из шиноби в далёкие времена пленил нашего бога. - Начала втолковывать брату девушка. - Моя обязанность, как принцессы, не допустить появления еще одного Риннегана.
  
  
  
  - Но ведь может поехать кто-нибудь другой! Почему именно ты, сестрёнка?
  
  
  
  -Потому что должна, братишка.
  
  
  
  Брат с сестрой еще долго сидели вдвоем, пока посыльный от главы клана не прервал идиллию.
  
  
  
  -Мито-сама, ваш отец просил вас к себе. - Поклонилась посыльный.
  
  
  
  - Ладно, Ку, поговорим вечером. - Нежно сказала девушка брату, но он все равно надулся.
  
  
  
  - Ты обещала, нэсан! - Оставил за собой последнее слово ребенок уже возле двери. Мито же, не показав своих истинных чувств перед прислугой, направилась на верхний этаж дворца, в кабинет отца.
  
  
  
  Поднимаясь по лестнице, она как в далеком детстве дабы успокоится, принялась считать ступеньки и, как и всегда, сбилась на второй сотне.
  
  
  
  - Отец, звал? - Постучав вошла в кабинет девушка. Кварим отложил в сторону документ, поднял взгляд на дочь и тяжело вздохнул. Сердце Мито защемило от жалости к папе. После той злосчастной дуэли он сильно сдал, убийство учителя, практически отца, надломило его волю.
  
  
  
  - Присаживайся, Мито. Может чаю? Твой любимый. - Устало предложил мужчина.
  
  
  
  - Не откажусь. Пап, прости за ту вспышку гнева, я повела себя недостойно, не как принцесса, не как дочь. - Поклонилась она отцу, испытывая стыд, как, впрочем, и всегда в подобных ситуациях. Горячность всегда была основным недостатком девушки, именно из-за вспыльчивости и болезненной гордости у двадцатилетней привлекательной девушки не было ни друзей, ни подруг, даже сестры не могли подолгу с ней общаться.
  
  
  
  - Ох, Мито, Мито, как же ты похожа на мою мать, такая же вспыльчивая и такая же добрая. Тяжело придется тебе в Конохе. Но ты выдержишь, я знаю. - Улыбнулся дочери Кварим.
  
  
  
  - Но перейдем к делу. Свою основную задачу ты уже знаешь, но есть еще кое-что. Удзумаки Мито, я, как глава народа Удзу, постановляю, отныне ты являешься главой новой ветви!
  
  
  
  Мито не нашлась, что сказать. Это было столь неожиданно, что она просто застыла памятником сама себе.
  
  
  
  - Как глава клана Удзумаки я постановляю, отныне клан, с которым ты породнишься, станет полноправными родственниками Удзумаки! - Добил опешившую девушку отец. Однако надо отдать ей должное, она быстро отошла от удивления и принялась анализировать всю ситуацию в целом, ища мотивы такого неоднозначного поступка отца.
  
  
  
  Кварим смотрел на свою младшенькую с одобрением, он был уверен, что Мито сама догадается, без помощи и не ошибся.
  
  
  
  - Водоворот должен жить? Есть только одна причина твоего поступка отец, народу грозит опасность. Но кто? Ведь нет больше серьёзных игроков в этом огрызке нашей планеты! Или же пока нет? Коноха? - Рассуждая вслух, спросила Мито, и тут же отвергла предположение. - Нет, иначе мы бы даже не дали им объединиться. Возможно ли, что Он начал против нас игру? Но почему именно сейчас, после стольких лет?
  
  
  
  - Это не он, Мито. Он все также не вмешивается, по крайней мере пока. Все на самом деле проще. Мир просто созрел, кланы в любом случае объединились бы. И в этом повинны именно мы. Создав торговую сеть в каждой крупной стране, мы скрепили кланы торговлей. Многие увидели, что добиться лучшей жизни можно не только кунаем, но еще и монетой. Наша жадность, вкупе с агрессивной политикой стравливания, породила ненависть и страх к нам же. Ты знаешь, что по информации разведки клана именно Удзумаки считают самыми опасными и коварными шиноби мира, не Учих, не Кагуя, а именно нас, хотя мы даже не шиноби! Через сотню, может две лет на нас набросятся эти союзы, что сейчас рождаются. Им будет наплевать на то, что экономика рухнет, что сложный фуин станет недоступен! Нам необходим сильный союзник на континенте, и я решил поставить на Коноху, а точнее на Сенджу. Сенджу, что станут подконтрольны тебе, ты понимаешь дочь? От тебя зависит, переживет ли клан неспокойные времена или канет в лету, как и остальные народы поклоняющиеся богам. - На одном дыхании просветил дочь Кварим.
  
  
  
  - Но Учихи, они же наши кровные враги. Или мне ликвидировать их? - Сама тема уничтожения целого клана, не вызывала у Мито ничего кроме брезгливости к подобному методу решения проблемы. Однако если отец прикажет - она выполнит. Ведь у Мито нет полной информации о ситуации в мире, она не слишком умная, не владеет ни тайными знаниями, ни внеранговым фуиндзюцу, она просто девушка с некоторым количеством тараканов в голове, не больше.
  
  
  
  - Нет, мой предшественник слишком зациклился на уничтожении Учих, но боль и ненависть делает этот клан лишь сильней. В итоге теперь у нас по миру ходит Мадара, человек, подобравшийся вплотную к глазам бога. С этим кланом поступишь иначе. Дай им мир, и за несколько поколений они просто растворятся в многообразии деревни, их глаза без подпитки негативными эмоциями деградируют и со временем мы получим просто сильный в гендзюцу и огненных техниках клан.
  
  
  
  - Поняла. - Мито очень внимательно слушала отца. Кто знает, удастся ли им еще раз встретиться. - А как с Мадарой быть?
  
  
  
  - Никак. Не лезь к нему, со временем его глаза сами заведут юношу в пропасть и, когда это случиться, только братья будут способны его остановить. По расчетам аналитиков где-то в течение пары лет шаринган полностью поглотит его. Мы не знаем, какая у него появится навязчивая идея, но в любом случае он бросит вызов сильнейшему, это заложено в сами глаза, именно такими создал их Рикудо.
  
  
  
   - И дочь, вот возьми. В этом свитке запечатана библиотека нашей семьи, я даю тебе право обучать этим знаниям того кого пожелаешь. Прости, что именно на тебя взвешиваю весь этот груз, но я верю, ты справишься.
  
  
  
  - Я не подведу, отец. - Голова девушки отчаянно болела. Многое необходимо обдумать, оценить и сделать вывод. У неё есть лишь десять дней до отбытия.
  
  
  
  
101 день. 0 год. 0 век. Конохагакуре но сато.
  
  
  
  -Вот это да! Смотри какая красавица! Эй, Харуно, ты только глянь, какая милашка. - Пытался растормошить друга. Он лишь все больше посмурнел от моих попыток. - Не твой тип или чё? Неужели малышу Харуно нравятся девушки с выдающимися грудями? Ай! Хрена ли ты дерешься, плоскодонками, что ли увлекаешься? Бля, больно! Прекращай!
  
  
  
  Смещаю ногу, и Харуно не удается в очередной раз наступить на неё. В ответ на агрессию пальцем тыкаю в подмышку. Друг в ответ пытается схватить руку, чтобы заломить мне палец.
  
  
  
  Хрясь!
  
  
  
  -Прекращайте, они скоро будут здесь. - Получили мы по подзатыльнику от сенсея. Он сурово сдвинул брови и снова уставился на процессию, идущую по главной улице селения.
  
  
  
  - Из-за тебя мне опять досталось, придется проучить тебя на спарринге.
  
  
  
  - Хм! - Веско хмыкнул Харуно, отвернувшись от меня.
  
  
  
  Мы с приятелем стояли рядом с сенсеем в задних рядах Сенджу. Учитель не любил быть в первых рядах, предпочитая оставаться в тени, и постепенно я все более убеждаюсь в правильности данного подхода. Стояли бы мы в первых рядах, разве получилось бы сыграть в камень-ножницы-бумагу на щелбаны или же в дзюцу (аналог нашей игры в городки).
  
  
  
  Мероприятие, идущее сейчас, не отличалось особым блеском и роскошью. Насколько я понял, невеста должна была прибыть только через пять дней, но чего-то там случилось, и вот она здесь с толпой охраны и прислуги. И все как на подбор высокие, красноволосые и с виду добродушные. Хотя по слухам Удзумаки добродушны, даже когда пытают и насилуют. Но я слухам не особо-то верю, про меня вон тоже говорят, что типо добрый мальчик, из-за стеснения колющий всех вокруг - ну не чушь ли?
  
  
  
  - Слава Инари они заканчивают! - Облегченно выдыхаю. Детское тело требует срочно чем-нибудь заняться, а не стоять и пялится на толпу праздношатающихся шиноби.
  
  
  
  - Тс. Послали боги ученика. Тама-кун, ты в состоянии хоть пару минут помолчать? - Потер виски Тобирама. Он явно не хотел, чтобы мероприятие вообще заканчивалось.
  
  
  
  - Учитель, не бойтесь вы её, подумаешь, не любит извращенцев! Ну не убьёт же она вас, в конце то концов.
  
  
  
  Тобирама многозначительно промолчал.
  
  
  
  - Чем же вы её так рассердили Тобирама-сенсей? - Подал голос Харуно.
  
  
  
  -Или же вы сделали что-то, что порядочный шиноби не будет делать с невинной девушкой? - Прищурился Харуно.
  
  
  
  " В точку! Вон как ноздри раздулись. Значит, не знает что ответить, следовательно, в чем-то повинен. Ай да Тобирама-сенсей! Неужели испортил невестку брата?" - Восхищенно я посмотрел на учителя. Если это правда, то он эталонный засранец, просто король всех засранцев.
  
  
  
  - Ничего такого, чего бы ты там не напридумывал, Тама-кун. Был у нас с Мито-сан в детстве небольшой конфликт, но времени прошло много. Мы уже не дети, так что все будет хорошо. - Успокоил себя Тобирама.
  
  
  
  Однако стоило Удзумаки Мито и Сенджу Тобираме встретиться взглядами, все участники беседы поняли. Женщина все еще злится на альбиноса. Вон как глазками гневно стреляет.
  
  
  
  - Ну, долго еще все это будет длиться, сенсей? Пожрать бы.
  
  
  
  - Тама-кун. Заткнись.
  
  
  
  - Замолкни уже, Тама.
  
  
  
  "Сговорились, сволочи. Я им еще припомню. Но как же скучно!".
  
  
  
  Через некоторое время Тобирама положил руки нам на плечи и повел знакомиться с будущей женой брата. В это время я уже практически спал с открытыми глазами и довольно туго соображал.
  
  
  
  - Здравствуйте, молодой человек. - Женский голос с хрипотцой, заставил меня поднять свой мутный взор наверх. Что-то красное и круглое обращалось ко мне. Сон еще не отпустил, поэтому проведя ассоциативный ряд, я ляпнул:
  
  
  
  - Здравствуйте, Помидорка. - И снова начал засыпать, благо звуки мешающие сну как-то резко стихли. Рядом некто сглотнул.
  
  
  
  - П-помидорка-обане?! - Кто-то навис надо мной.
  
  
  
  - Он н-ничего такого не имел ввиду Мито-сама! Не нужно его убивать! - Тревожный голос Харуно начал прогонять сонливость, и я прозрел, что и кому только, что ляпнул.
  
  
  
  Прямо напротив меня кипела гневом красавица Удзумаки.
  
  
  
  "Ойё! Как же так-то? Нужно выкручиваться!"
  
  
  
  Со стороны делегации Удзумаки раздались смешки, как и со стороны Сенджу.
  
  
  
  - Это. Я хотел сказать, что вы красивы, как самый спелый помидор Конохи! Да! Вы просто Химе всех самых красивых помидорчиков Конохи! Это я вам такой комплимент сделал, если не поняли. В клане Акимичи, знаете-ли, редко какая красавица достойна подобного звания! Это вам как бывший Акимичи говорю. Да, вот. - Выкрутился я из щекотливой ситуации. Что поделать, проснулся-то я не до конца.
  
  
  
  - Тама-кун, боюсь тебе хана. - Грустно прошептал рядом стоящий Харуно.
  
  
  
  Девушка набрала воздуха, чтобы что-то сказать. Но вдруг осеклась, будто вспомнив нечто. Посмотрела на мою искреннюю физиономию повнимательней, перевела взгляд на сенсея.
  
  
  
  - Правда? Спасибо. - Резко успокоилась Мито. Подарив ребенку благодарную улыбку.
  
  
  
  Шлёп.
  
  
  
  Рука Тобирамы встретилась с его лицом. Настолько глупых ситуаций он еще не видывал.
  
  
  
  Один, как обычно, понёс какую-то чушь.
  
  
  
  Вторая приняла эту чушь на веру, благоразумно посчитав, что у варваров подобные комплименты могут быть в ходу.
  
  
  
  Только Хоширама пытался не заржать, как и все присутствующие Сенджу, да и Удзумаки тоже.
  
  ========== Глава 3. Приправа к Хот-Догу ==========
  
104 день. 0 год. 0 век. Конохагакуре но сато.
  
  
  
  Девушка приятной наружности шла по улицам селения скрытого в листе, эту красавицу сопровождали два ребенка, а также молчаливый мужчина лет сорока. Один из детей, тот, чьи волосы цвета спелой малины, был хмур и с неохотой рассказывал женщине о своём поселении. Крылась ли причина его плохого настроения в фингале под левым глазом, или же в странной печати на лбу, известно лишь ему самому. Важно, что ребенок ну совершенно не хотел помогать женщине, на её вопросы он отвечал скупо и обтекаемо, красноволосая же лишь покровительственно улыбалась и переспрашивала второго мальчика, с более светлыми розовыми волосами, довольно красивого и больше похожего на девочку.
  
  
  
  Как нетрудно догадаться оба украшения надутому хаму поставила именно Мито. Вообще будь этот ребенок не учеником Тобирамы Сенджу, а, скажем, начинающим шиноби из обычной семьи, то его наказали бы строже, причем намного, вплоть до постановки рабской печати. Но звезды так сошлись, что именно ученик беловолосого извращенца унизил принцессу великого клана прилюдно. Будь воля сопровождающего химе телохранителя, и пацана бы лишили головы, но мнением безымянного воина из Водоворота не интересовались. Мито лишь, вспылив, стукнула шкета точно в глаз так, чтобы оставить синяк, а затем поставила наспех составленную печать, которая не позволяла Таме, так звали пацана, залечить рану. Было у этой печати и еще одно свойство, мальчик не мог есть, говорить мог, а вот есть, нет. Мито посчитала отличным наказанием трое суток голодовки для бастарда Акимичи. И она не ошиблась.
  
  
  
  Шестнадцать часов с момента постановки печати для Тамы стали адом, однако гордость не позволяла мальчику извиниться, стоя на коленях, как это требовала Мито, и он полный решимости приказал себе терпеть. Так они и шли от одного клана шиноби к другому.
  
  
  
  -Квартал клана Шимура. - Пробурчал Тама, махнув рукой в сторону ворот с гербом этого клана. - Они знамениты своими жареными семечками. Очень вкусные между прочем.
  
  
  
  Больше информации про этот клан он говорить не собирался, хоть и знал всю доступную информацию об их геноме, и немного больше.
  
  
  
  -Шимура значит. - Пробормотала Мито, с интересом разглядывая застывшего истуканом охранника у ворот. Ей было очень интересно узнать о них побольше, не сухие строчки корреспонденции отца и не то, что лилось из уст патриота сенсея, а более достоверную, живую информацию. Конечно, после свадьбы у них с мужем будут официальные встречи с главами всех благородных кланов, да и резиденты Удзумаки уже начали, потихоньку, обживаться и скоро будут предоставлять сведения, но любопытство юной Удзумаки (а по меркам клана она была лишь подростком) требовало узнать обо всем немедленно.
  
  
  
  - Клан, специализирующийся на воздушных техниках? Тот, чей геном позволяет без проблем начинать изучение этих их дзюцу вакуума с трех лет? Расскажи о них подробнее, Тама-кун. - Приказала мальчику химе. И очень красноречиво на него уставилась.
  
  
  
  Взгляд наткнулся на мертвые желтые глаза ребенка.
  
  
  
  - Клан Шимура. Первое упоминание о нем можно найти в манускрипте "Наемники центральных земель" неизвестного автора. В этом документе был описан шиноби с невыразительной внешностью, что мог не дышать сутками, а также слыл легендарным убийцей, способном похищать дыхание, что бы это не значило. Геном клана очень устойчив и передается по материнской линии, как и у таких кланов, как Хатаке, Курама и Абураме. Шиноби Шимура специализируются на воздушных дзюцу, можно сказать они используют кеккей гекай вакуума. Недостатки у генома пока не установлены, но судя по недостаточно сильной чакре, они есть. - Сухим голосом объяснял всем известные истины Тама. - Они очень сильны на средних дистанциях и являются неплохими тактиками. Все.
  
  
  
  Мито было немного жаль, что не удалось завязать хороших отношений с этим мальчиком, угадывалось в нем что-то знакомое, из далекого детства.
  
  
  
  "Сам виноват! Помидорка-обане! Хотя будет, что вспомнить" - Неожиданно пришла мысль женщине. Да она и была скора на расправу, но и отходчива тоже. Принеси малец ей сейчас извинения как полагается по этикету, и она тут же сняла бы печать, но, как говорилось выше, мальчик был чересчур упрямым.
  
  
  
  Поняв, что больше от Тамы не добиться, Мито повернула голову к тихому мальчику. Харуно, так его звали. Этот ребенок в отличие от своего друга не мог не показать свои знания, настоящая находка для шпиона.
  
  
  
  Харуно краснел, Харуно пыхтел, Харуно сверкал своими глазищами и в итоге не выдержал настойчивого внимания принцессы. Он рассказал все, что знал о Шимура. Мито, сама того не подозревая, нащупала слабость этой девочки, притворяющейся мальчиком. Харуно жаждала похвалы.
  
  
  
  - Ну, это... Шимура очень дорожат своими родными - Неуверенно начал ребенок и постепенно все больше распалялся - Кровное родство для них возведено в разряд культа. Женщины клана очень редко выходят из своих домов, и раньше считалось, что в клане Патриархат, но первое собрание кланов опровергло эту информацию. У них разделенное правление, женщинами правит женщина, мужчинами мужчина, нам не известно как они решают спорные вопросы... Ах да! Тобирама-сенсей говорил, что в большинстве своем это самые верные шиноби из всех, правда не понятно как убийца может быть верным... - Постепенно разговор с Мито перетек в диалог Харуно самой с собой.
  
  
  
  С интересом слушая рассуждения Харуно, Мито украдкой поглядывала на своего телохранителя, который по совместительству был еще и шпионом Водоворота. Мужчина явно грел уши, как собственно и Мито.
  
  
  
  -... интересно, а почему клан Шимура скупает так много чакро бумаги? Хм. Нужно обязательно поспрашивать сенсея...
  
  
  
  В это время Тама все больше нервничал, ведь следующая на очереди экскурсия по кварталу Акимичи и в отличие от Шимура, толстяки пропустят высокого гостя, и Таму вместе с ней.
  
  
  
  
***
  
  
  
  -Смотри предатель идет. - Шепот женщины с соседней грядки отвлек Рай от её занятия, а именно ухаживания за травами необходимыми для фармацевтики.
  
  
  
  Рай вздрогнула, отложила тяпку и стартанула на полной скорости в дом главы клана. Там уже был Когои, крупный полный мальчик, который с недовольным видом сосал пилюлю. Девочка поклонилась Мире-сама, женщине сумевшей объединить некогда неоднородный клан, по совместительству являющейся матерью второго её друга, того самого который по незнанию вляпался в нешуточные проблемы.
  
  
  
  - Молодец Рай-тян, сама пришла. - Улыбнулась красивая женщина с разноцветными волосами и она была худой, что для Акимичи редкость. - В отличие от этого идиота! - Ткнула она пальцем в хмурого Когои.
  
  
  
  Девочке тоже не нравилось то, что приходилось говорить Таме, но она была ответственным членом клана и ни при каких обстоятельствах не пошла бы против воли главы, пускай и требующей ввести лучшего друга в заблуждения, заставить его увеличить дистанцию между собой и кланом. Разумеется, она обязательно потом объяснится перед Тамой, но только тогда, когда обучение у Тобирамы-сама закончится...
  
  
  
  А тем временем Мира-сама вкрадчиво вдалбливала в башку никак не хотящего понимать ситуацию Когои, что для Тамы будет лучше сохранять дистанцию от Акимичи, ведь только так он может сблизиться с Сенджу.
  
  
  
  -Малыш, пойми, если Сенджу будут уверены в том, что за Тамой никто не стоит, то они станут опекать его как своего соклановца! Уже сейчас идет рассмотрения полной опеки над ним в совете Сенджу, однако стоит им только заподозрить, что мальчика изгнали не по плохому варианту, и мой сын останется один на один со всеми проблемами, кои есть у безклановых шиноби.
  
  
  
  - Я понимаю, Мари-сама, но мне это не нравится! Это не правильно! - Гнул свою линию Когои. - Тама-аники помог мне, когда всем было плевать! Благодаря ему у меня есть сенсей, будущее! А вы просите меня снова плюнуть в лицо нашей дружбе! Он мне как брат, это не правильно отказываться от семьи, пускай и не взаправду!
  
  
  
  Больше Рай стерпеть не смогла. Холод ярости проморозил все её чувства, и она, подойдя к другу, влепила ему пощечину.
  
  
  
  - Думай, кому ты это говоришь! Она его мать! Думаешь, Мире-доно доставляет удовольствия причинять боль своему сыну? Считаешь, мне легко оскорблять и отдалять от себя своего лучшего друга? Это клановая необходимость, наш долг как Акимичи выполнять то, что предписывает глава, не тебе и не мне с ней спорить! - Девочка побледнела еще сильней, что всегда происходило, когда она злилась. Две дорожки от слез поблескивали в свете фуин-лампы.
  
  
  
  Спич подруги выбил всю силу из Когои, и он словно сдулся.
  
  
  
  Девочка взяла специальную пилюлю, под странный взгляд Миры-доно и с решимостью принялась её грызть.
  
  
  
  В окно постучали. Глава клана, открыв створки, приняла из клюва попугая письмо, и тот с хлопком исчез в клубах белого дыма. Пробежав по строчкам, женщина печально вздохнула.
  
  
  
  - Идите дети, мне нужно работать и помните, вы не просто Рай и Когои, вы Акимичи.
  
  
  
  Дети поклонились главе клана, и ушли отыгрывать свою роль.
  
  
  
  Мира тяжело вздохнула. У неё осталось не так много времени, а нужно столько успеть, еще и Дайме, получив полноту власти, стал чудить. Он начал захват близлежащей страны Лесов.
  
  
  
  У Миры было очень плохое предчувствие по этому поводу.
  
  
  
  
***
  
  
  
  Я шел по кварталу своего бывшего клана. Кожу жгло внимание со всех сторон, в нем было презрение и злость. Как же, я же предатель, продавший секреты предыдущего главы ради своей выгоды, и всем плевать, что поступил я в точности по завещанию. Правильно говорит Тобирама-сенсей: "Быдлу неинтересна правда, они всегда будут рассматривать ситуацию только под выгодным именно им углом, наплевав на честь и гордость".
  
  
  
  Ведя принцессу по широким улочкам квартала, я доверил рассказ Харуно. Друг точно понимал, что я сейчас чувствую и взял на себя роль гида и рассказчика. И я благодарен ему за это, пускай и в его порыве было больше эгоистических мотивов, чем благородных. Но такова суть людей, они всегда действуют только ради себя, и в этом я не нахожу ничего плохого.
  
  
  
  Ведь дружба и даже любовь рождается, когда двоим комфортно общаться друг с другом. Кто будет дружить во вред себе? Или заниматься сексом без выгоды для себя, будь она в удовольствии физическом, эмоциональном или же в неких более приземленных благах, например деньгах?
  
  
  
  Благотворительности не существует. Даже подбирая бездомного ребенка, человек потакает своему комплексу хорошего парня. Он действует в большой степени ради себя, нежели ради того бездомного малыша.
  
  
  
  Я так считаю, и таков я есть. Так зачем притворятся, носить маски? Хочешь быть героем или же злодеем? Будь им! И плевать на всех остальных!
  
  
  
  Так отрешённо размышляя, я пытался отвлечься от боли в душе, что никак не хотела успокаиваться. Невдалеке глаз цепляется за пару детей идущих, держась за руки. Рай и Когои. Вот они отвлекаются от разговора друг с другом, поворачиваются в мою сторону. Волна презрения от одного и полное безразличие от второй, словно я пустое место, никто.
  
  
  
  "Плевать на всех. Да. Именно так, все ради себя..."
  
  
  
  Кривая полуулыбка появляется на лице.
  
  
  
  "Будьте прокляты мои глаза, что видят чувства других людей!"
  
  
  
  Голод, который терзает непереставая, боль и горечь от утерянной дружбы формируют корку на душе, отсекающую негативные чувства.
  
  
  
  Вздыхаю с облегчением. Немного отпустило. Осматриваю Мито-химе, Харуно и телохранителя и перевожу дух.
  
  
  
  "Слава Инари никто не заметил моей слабости".
  
  
  
  Пройдя весь квартал, Мито заглянула к главе клана с неофициальным визитом, а затем мы направились в сторону выхода.
  
  
  
  Пара глаз жгла спину. Если бы Тама оглянулся, то увидел бы двух детей, мальчика и девочку, держащихся за руки и, хоть они фонтанировали негативом по отношению к нему, почему-то их руки дрожали. Эх, если бы он только не так доверял своим глазам...
  
  
  
  Вечер того же дня.
  
  
  
  
  
  Тайдзюцу. Дисциплина, недооцененная большинством шиноби. Ведь не каждому дано убить лишь при помощи своего тела. Для этого нужен либо отличный контроль, дабы преодолеть естественную чакро-защиту кожи, либо очень сильная чакра, которая способна подавить чакру противника. Конечно, в идеале, хорошо присутствие обоих критериев, но не обязательно. Яркий пример тому Харуно. Он при недостаточно сильной, по сравнению с моей, чакрой, без проблем способен нанести фатальные повреждения, скажем, сломав хай-киком шею.
  
  
  
  Мастера тайдзюцу ценились во все времена, ведь помимо способности в пару ударов убить любого, они еще и обладают невероятной защитой. Из хроник известно о некой Лу, чья кожа была не пробиваемой ни для мечей, даже напитанных чакрой, ни для ниндзюцу до средней мощности. Сейчас таких монстров в мире единицы, и не будь я так очарован настоящей магией, то, скорее всего, и пошёл бы по пути тай, благо данные у меня подходящие.
  
  
  
  Как можно выбрать специализацию в тай? Да очень просто, берешь и каждый день до кровавого пота отрабатываешь приемы того же Муай Тай, достаточно даже того суррогата, что впитал мой мозг после просмотра телевизора еще в прошлой жизни, дальше чакра сама подскажет и направит.
  
  
  
  Но так как я решил специализироваться в стихийном ниндзюцу, то тот же мною любимый простой и эффективный муай тай не подходил, слишком он много требует отработок и, следовательно, потребует столько же потенциала чакры. Не приемлемо. Пришлось напрягать извилины и память и искать что-то подходящее. Я сразу отсек все внешние боевые искусства: такие как бокс, самбо, карате (тем более я и знал о них не много). Из внутренних я смутно помнил только о кунг-фу, и оно вроде как делилось еще на кучу стилей, которые якобы произошли от копирований движений животных. Решив попробовать понаблюдать за котом, был ведь стиль тигра, возможно и кота существовал. В общем, наблюдение показало, что кот ленивая скотина, которая целый день спит и лишь иногда из засады ловит крыс, никаких приемов усатый не применял. Вполне возможно со временем я бы и смог чего придумать, наблюдая за местным крысоловом, но судьба распорядилась иначе. Меня начали учить кендзюцу Тайцзицюань, и именно взяв за основы принципы гибкости и плавности движений, а также напитку меча своей жаждой крови Ки, я постепенно стал составлять свой стиль тайдзюцу. Да он был еще очень сырой, да надо мной постоянно потешаются обзывая танцором ( для Тайцзицюань характерна плавность шагов внешне напоминающий какой-то танец) и да еще не скоро я смогу убить, используя лишь его, но вот как средство, при помощи которого можно противостоять тай противника или же разорвать дистанцию для применения нин, он идеален. Так же, являясь внутренним стилем он не требует большой мышечной силы и постоянных истязаний себя физическими упражнениями, лишь необходимый минимум (узнай на родине этот минимум многие спортсмены бы не слабо так удивились), а значит и потенциала чакры* много не расходует. Просто знай себе каждый день выполняй определенный "танец" и бой с тенью, ну иногда еще и с Харуно.
  
  
  
  Вот сейчас я и танцую. Харуно нынче занят, жополиз смог подружиться с принцессой и сейчас общается с ней, а не тренируется со мной. Его можно понять, в отличие от меня Харуно просто ребенок, ему нужно иногда отвлечься, но все равно завидно.
  
  
  
  "Как же кушать хочется. Нет, не думай о еде, не думай, лучше думай о голой Мито, не зря же сенсей показал мне её в своей сфере! Однозначно он подозревал, что для отвлечения от чего-либо её изящное тело подходит лучше всего! Ну, или просто хотел заразить меня своим извращением, передать так сказать эстафету будущему поколению ..."
  
  
  
  Чакры море. Что ни говори, но от этого безумного голода есть и польза, по каким-то причинам мой очаг начинает вырабатывать просто безумное количество чакры, при этом, не повреждаясь и не искажая систему циркуляции.
  
  
  
  Плавно кружусь вокруг дерева, периодически намечая удары ладонями, отводя удары воображаемого врага, вовсю используя внутренний контроль, ускоряя и замедляя поток чакры внутри себя, как итог мои движения непостоянны, хаотичны, но при этом плавны и элегантны. Периодически меняя расстояние до дерева, начинаю наносить удары ногами, хоть они и не свойственны внутренним боевым искусствам, но я решил слегка разнообразить рукопашный стиль. Постепенно все тревоги уходят, боль от перенапряженных каналов притупляется, голод отдаляется на край сознания, и я начинаю выдавливать из себя Ки, но, не выпуская вовне, как принято для запугивания, а воображаемо направляя в ладони. Подобный трюк не дает прибавки к мощи удара, он просто заставляет противника больше опасаться моих атак, вынуждая его перейти в оборону, что позволит мне разорвать дистанцию и использовать ниндзюцу. Даже Харуно точно зная о трюке, переходил в оборону и старался увернуться, а не принять на блок.
  
  
  
  "Заключительный аккорд" - Делаю шаг вперед и, сконцентрировав в каналах ладони максимальное количество чакры, выталкиваю руку вперёд, использую инерцию тела. Удар ладонью заставляет ствол дерева накрениться под острым углом, раздается треск, однако моих сил пока недостаточно, чтобы повалить пятиметровое деревце.
  
  
  
  "Фух. Сегодня я вряд ли усну, как в прочем и в ближайшие два дня. Буду воспринимать это как экстремальную трехдневную тренировку".
  
  
  
  С такими мыслями я отошёл от многострадального деревца и направился к водоему. Буду практиковаться в контроле стихии воды...
  
  
  
  
106 день. 0 год. 0 век. Конохагакуре но сато.
  
  
  
  Утро.
  
  
  
  Перед глазами все плывет, живот уже не скулит, а орет благим матом, требуя покормить его. Закрадывается мысль пойти и извинится на коленях перед принцессой, ведь я все-таки был не прав. От гордости не осталось и следа, она была сожрана и переварена, как в принципе и самоуважение. Если позавчерашняя ночь еще ничего была, я смог усиленными тренировками отвлечься, то эта стала настоящим испытанием.
  
  
  
  Пошатываясь, иду в сторону места жительства принцессы. Вчера я её не видел, так как женщина пожелала взять в сопровождение не меня, а только Харуно. В другое время я бы может и позавидовал, но не вчера.
  
  
  
  По дороге достаю из печати самодельный Хот-Дог и подношу ко рту. Челюсть сводит спазм, и она захлопывается. Со вздохом убираю пищу в обычный карман, отдам потом кому-нибудь и достаю фляжку с бульоном. Опять неудача, как и сотни раз до этого. Печать работает стабильно.
  
  
  
  Еле доковыляв до двери, фокусирую внимание на охране.
  
  
  
  - Извините, не могли бы вы отвлечь Миту-сама на секунду, у меня есть к ней просьба. - Мито вроде как говорила, что если захочу извиниться, то меня пропустят.
  
  
  
  - Химе с сопровождающими ушла на прогулку. - Ответил молодой воин Удзумаки, обеспокоенно на меня посмотрев, но помощь не предложил, не принято у них.
  
  
  
  -Спасибо, что проинформировали. - Сухим голосом благодарю парня, он ведь мог просто меня проигнорировать, были случаи.
  
  
  
  "А Харуно даже не сказал мне. Как впрочем, и вчера. Еще один пункт в подтверждение моего виденья мира. Все всегда действуют только ради себя". - Я передергиваю и знаю об этом. Харуно просто нашел себе еще одного друга, он не предал и не каким образом не хотел меня игнорировать, скорее всего, просто на радостях забыл мне сообщить, да, и не обязан он мне отчитываться, все же не моя собственность, а лишь миньон. Но уставший мозг искал любой способ сбросить копившийся негатив, истязания тела тренировкой уже не помогали, как и работа с чакрой, вот он и нашел выход. Обида, я обиделся на друга за то, что не заметил моих проблем, а ведь он видел вчера мое состояние, но не "увидел", все его мысли в тот момент крутились вокруг принцессы, наверняка влюбившей в себя мальца (на самом деле Харуно начала восхищаться столь сильной женщиной, мотая на ус её поведение). Полностью истощенный и скатывающийся в депрессию, я побрел на полигон. Кто-то со мной здоровался, я вроде отвечал, иногда доставал из кармана Хот-Дог и подносил ко рту. Сознание постепенно расползалось в тумане. Будь Тобирама-сам в поселении, я бы обратился к нему за помощью, но учитель уехал в столицу, на встречу с Дайме. Друзей же у меня больше нет... Поэтому я пошел на полигон. Одна единственная мысль стала центром меня - "Тренировка поможет".
  
  
  
  Добравшись до полигона, я выбрал подходящее дерево и закружился вокруг него, отрабатывая шаги и удары. Через некоторое время сознание покинуло тело, которое так и продолжало наносить удары ладонями по стволу шестиметрового деревца...
  
  
  
  Ночь.
  
  
  
  Хоширама, разгорячённый отличный сексом, укрыл свою невесту одеялом. Она будучи не очень опытной в плане секса брала своим напором и смелостью. О! А как она горяча! В общем Хоши был доволен своей будущей женой. Бедняга не понимал в какого монстра эта женщина будет превращаться во время скандалов. Но не будем расстраивать наивного мужчину.
  
  
  
  Хокаге вовсю пользовался отсутствием брата в селении и немного подзабил на свои обязанности, зато он провел отличный день вместе с невестой и забавной ученицей брата, которой успешно удается водить за нос очень многих, притворяясь мальчиком. Как шиноби девочка была очень талантлива, особенно в плане ирьениндзюцу, и возможно он попозже подучит её, в тайне от Тобирамы, конечно.
  
  
  
  Сегодня Хоши решил немного поэкспериментировать с сенчакрой - создать новый вид дерева. Он, преодолев за пару секунд расстояние до дальнего полигона уже собирался приступить как ощутил на гране восприятия сигнатуру чьей-то чакры. Она была знакома, но мужчина никак не мог понять чья же. Развернув свою сенсорику на максимум, Хоширама "всмотрелся" в шиноби. Сенсорика говорила, что объект без сознания. Но почему же тогда он двигается? Хошираме стало интересно. Мгновение и он застыл истуканом, поразившись до глубины души. Второй ученик брата кружил вокруг кучи опилок и периодически наносил содранными до мяса, а в некоторых местах и до костей, ладонями мощные шлепки и удары. От них во все стороны разлеталась кровь и сукровица.
  
  
  
  -Тама-кун? Успокойся, что на тебя нашло? Может, поговорим? - Подойдя поближе, он решил окликнуть ребенка.
  
  
  
  Мальчик застыл с занесённой рукой, а потом как будто весь обмяк и неестественным дерганым движением повернул голову в его сторону. Создавалось впечатление, что голова тянет за собой корпус.
  
  
  
  Вены вокруг глаз были вздуты, зрачок на левом глазе пульсировал, когда правый все также был безжизненен. Теперь Хоширама понял, что его смутило когда он только ощутил чакру ребенка. Она стала злее, мужчину обдало могильным холодом, и он решил спеленать Таму корнями, а уже потом разбираться. Только он поднес соединил руки в печати концентрации, как тело ребенка извернулось еще сильней и рвануло в сторону Бога Шиноби. Скорость впечатляла и подходила опытному чунину, но никак не недогенину! Здравый смысл требовал остановить ребенка пока он себе не навредил, любопытство же просило оценить потенциал мальчика. Победил здравый смысл.
  
  
  
  Уклонившись от удара, направленного в горло, Хоширама стукнул ребенка по затылку, параллельно впрыснув лечебной чакрой, та нехотя, словно прорывая какой-то барьер, окутала голову Тамы, а затем впиталась.
  
  
  
  Уже готовый отнести мальчика в лечебницу и просканировать в фуин печати, Хоши никак не ожидал быстрого и точного удара в грудь от бессознательного тела. От неожиданности он даже отпустил Таму.
  
  
  
  Ребенок, покачиваясь, поднялся с земли, его глаз все также пульсировал, но вдруг что-то изменилось. Хоширама ясно видел, как затухает печать на лбу и как только она полностью потухла. Мальчик достал из кармана кусок какой-то пищи,сжевал, и свалился на землю, его глаза медленно закрылись.
  
  
  
  -Ничего не понимаю. - Задумчиво почесал в затылке Хокаге, взвалил ученика брата себе на плечо и понес в больницу. Хоширама вознамерился за сегодняшнюю ночь решить эту загадку.
  
  
  
  ------------------------------------------
  
  
  
  1. Потенциал чакры - это условное понятие в мире шиноби. Чакра до пятнадцатилетия может видоизменяться, подстраиваясь под действия шиноби, становясь стабильней.
  
  Количество видоизменений до стабильности чакры и есть её потенциал.
  
  
  
  ========== Глава 4. Пища для ума. ==========
  
  
  
  
  
110 день. 0 год. 0 век. Конохагакуре но сато.
  
  
  
  Война. Она не несёт правосудия. Она не решает проблемы. Она не имеет оправданий. Получив в свои руки Власть над десятками тысяч сверхлюдей, Дайме Страны Огня захотел большего. Благоразумный мужчина, ни чем не примечательный, по факту контролирующий только столицу, изменился. Ум сыграл с ним дурную шутку, и будь он мудрей, то не стал бы пользоваться ситуацией и начинать никому не нужную экспансию. Даже дипломатический талант Тобирамы не смог перевесить амбиции правителя страны. Устранить неугодного правителя тоже нельзя, сейчас деревня неоднородна, по факту она просто большой союз из сотен кланов, и держится вся система под названием Коноха на трех столпах, трех людях олицетворяющих Страну Огня, и нынешний Дайме один из этих столпов.
  
  
  
  Сколько бы не пытался Тобирама переубедить двор Дайме и его самого, ничего не вышло. Заказ на поддержку войск в наступлении на Страну Лесов ушел в Коноху. Альбиносу оставалось только запомнить поименно всех идиотов, уговоривших Дайме на авантюру, чтобы постепенно устранить в будущем. А ведь все было так хорошо. Пара лет, и никто бы уже не догнал деревню по боевой мощи, но теперь из-за войны, возможен вариант с объединением кланов в деревни в других странах, что очень опасно. Да они пока будут не так монолитны, как Коноха, да немало крови прольётся во вражеских (а все кланы, не входящие в состав Конохи, Тобирама по умолчанию рассматривал как врагов) кланах, но самое-то главное, что под угрозой боевой мощи Конохи они объединятся!
  
  
  
  Тобирама еще раз мысленно посетовал на свою оплошность, не смог он предусмотреть столь быструю смену курса двора правителя. Еще вчера Дайме кричал об укреплении торговли с соседними странами и недопустимости кровопролития, а сегодня, аки заправский генерал готов вести своих верных самураев в наступление. Словно подменили, но все проверки подтвердили, что все решения Дайме принимает сам, или менталист чересчур силен для Тобирамы. Мужчина допускал возможность чьей-то игры, но за неимением информации не знал, как подступится.
  
  
  
  Зайдя в свою комнату в поместье, он решил сперва немного расслабится, а уже потом идти к брату на доклад ( скорее это Хоширама обычно докладывается ему). Достав из сложнейшей печати в шкафу свое сокровище, он уже хотел было приступить к созерцанию прекрасного, как его нагло прервал непутевый братец.
  
  
  
  -Наконец-то ты здесь, Тоби! Ты не представляешь, как я соскучился, столько всего произошло за время твоего отсутствия. - Эмоционально выкрикнул Хоши, влетев в покои своего младшего брата.
  
  
  
  -Тск. Я только прибыл. - Немного холодно ответил Тобирама на приветствие. - Сразу отвечу на твой вопрос. Мне не удалось переубедить Дайме, деревню будут просить о содействии в войне.
  
  
  
  Радостная улыбка исчезла с лица бога шиноби.
  
  
  
  -Насколько все плохо? Возможно-ли ликвидировать Дайме? Или хотя бы ментально обработать? - Теперь вместо придурковатого рубахи парня перед альбиносом был истинный глава деревни.
  
  
  
  Тобирама отрицательно покачал головой. Несколько часов сорок клонов и он сам думали над проблемой, но решение так и не нашёл.
  
  
  
  -Момент упущен, кланы шиноби просто не поймут нашего отказа. Ведь прибыль будет неимоверная, начиная от денег и клановых секретов, заканчивая наложницами и рабами-осеменителями. Брат обсудим это завтра - ночь на дворе.
  
  
  
  Секунда и Хокаге исчез, уступив место наивному Хошираме.
  
  
  
  -Конечно, не вопрос! - Замахал он руками. - Пока тебя не было, с твоим учеником кое-что случилось... - отвел взгляд Хоши.
  
  
  
  - Я приношу свои искренние извинения за действия своей невесты! Она не знала особенностей Тамы-куна, сейчас уже поздно, но с утра она сама объяснится и принесет тебе и мальчику свои извинения. - Глубоко поклонился Хоши, уповая на сознательность брата, ведь покушение на жизнь Ученика это далеко не шутки, даже по незнанию, и может спровоцировать вражду, чего любящий свою семью глава клана не хотел.
  
  
  
  -Рассказывай. - Обреченно произнёс Тобирама. Стоило ему на неделю уехать, и все начало рушиться.
  
  
  
  - Мито-чан решила наказать мальчика за ту его шутку. - Улыбнулся Хоши, вспоминая событие. - Её можно понять, все-таки она принцесса клана, росшая в атмосфере почитания и преклонения, да и не было в личном деле Тамы информации о особенностях его духовной составляющей чакры! Вот она и подумала, что для полукровки Акимичи поголодать пару дней не будет так страшно. Короче она ему печать, запрещающую есть, поставила.
  
  
  
  Альбинос помассировал виски, пытаясь успокоить зарождающийся гнев на женщину. Она посмела подвергнуть риску его ученика!
  
  
  
  - Что с ним. Он жив? Каково психическое состояние Тамы? - Голос Тобирамы промораживал насквозь.
  
  
  
  - Я, конечно, понимаю брат, что это твой ученик и у тебя на него определенные планы, но в следующий раз говори о детях с деградировавшим Шаринганом, ладно? Пусть ты гений в нин, но по части ирьенин я на пару пунктов впереди. В порядке все с ним, относительно, конечно. Мальчика я поместил в лечебную кому, но к процедурам тонкой коррекции, которую стоило провести еще в прошлом году, еще не приступал. - Осуждающе посмотрел на брата Хоши.
  
  
  
  - Тонкой коррекции? Но зачем, гены устойчивы, да и додзюцу хоть и сравнимо с великим по составу выделяемой чакры, но оно лишь регрессированный Шаринган, как у Юхи или тех же Курама.
  
  
  
  - Ознакомься с этим, это данные по глубокому анализу. - Достал из кармана Хоширама конверт и передал брату.
  
  
  
  По мере чтения белые брови взлетали все выше и выше. Подобное он точно не предполагал.
  
  
  
  -Вызывай его мать, Тоби, не знаю что у вас за договор, но я ввожу мальчика в состав Сенджу, и пускай Учихи, Хьюги, Акимичи, Яманака и другие поцелуют меня в задницу.
  
  
  
  Альбинос не удивился догадкам брата, хоть его разум и подвергся изменению Яманак в сторону мягкости, но дураком это его не сделало.
  
  
  
  Под взглядом Хокаге, Тобирама написал письмо и, призвав карликовую панду, отправил её с посланием к главе клана Акимичи.
  
  
  
  Некоторое время спустя.
  
  
  
  -Тоби, сообщать будешь мелкому о результатах?
  
  
  
  - Да. Раз он пробудил левый глаз, то скрывать от него всю ситуацию будет преступно. Завтра же и сообщу, а пока не мог бы ты меня оставить наедине с гостьей?
  
  
  
  - С какой гостьей? - Удивился Хиши.
  
  
  
  - Приветствую, глубокоуважаемых Тобираму-доно и Хошираму-доно. - Из тени вышла женщина с разноцветными волосами. На её плече сидел абсолютно черный попугай с неестественно ярким белым клювом. Хоши мог поклясться, что её там секунду назад не было.
  
  
  
  - Мари-доно, рад встречи. - Наметил поклон Тобирама, за ним и Хоширама поклонился смуглой Акимичи.
  
  
  
  - Вы говорили, что просить об "этом" будете позже? Я сегодня не готова. - Голос её был сух. - И почему здесь Хоширама-доно?
  
  
  
  - Заранее извиняюсь, что ввел вас в заблуждение, Мари-доно. Сейчас я не буду пользоваться...услугой, как упомянул в письме. - На слове "услуга" щеки женщины чуть покраснели, она явно слегка смутилась, но тут же взяла свои чувства под контроль. - Позвал я вас по поводу вашего сына.
  
  
  
  - У меня нет больше сыновей, кроме близнецов - Чуть более поспешно, чем следовало, ответила она. - Тама-кун является предателем нашего клана и как ни горько это осознавать, но он подвел и меня и память моего отца своим поступком.
  
  
  
  - Незачем притворятся, Мари-доно, брат уже решил принять мальчика в клан Сенджу, невзирая на обстоятельства. - Сделал паузу Тобирама, дав женщине переварить информацию. От него не укрылся её чуть более глубокий выдох.
  
  
  
  -Да. Мальчик будет Сенджу, пускай и войдет не через брак.
  
  
  
  Альбинос кивнул на вопросительный взгляд женщины.
  
  
  
  -Ясно. Спасибо. - Искренне поблагодарила она. - Зачем я вам понадобилась в столь поздний час?
  
  
  
  - Присядьте, Мари-сан. - Хоширама подвинул стул главе Акимичи и предложил присесть. И, дождавшись пока женщина устроится поудобней, продолжил.
  
  
  
   - Дело в том, что я недавно провел глубокий анализ состояния вашего сына. Прошу, прежде чем спрашивать или делать какие-то выводы, дослушайте, пожалуйста, до конца. - Опередил Хоши её вопросы.
  
  
  
  - Ваш сын умирает, Мари-сан.
  
  
  
  Эта новость как будто обухом по голове ударила двадцатипятилетнюю куноичи. Она перевела взгляд с одного мужчины на другого и не могла вымолвить не слова.
  
  
  
  -Что?!
  
  
  
  
***
  
  
  
  Белое ничто. В нем нет ни верха, ни низа. Мое изуродованное детское тело парит в нём.
  
  
  
  Из пустых глазниц течет кровь вперемешку с гноем, но я почему-то вижу.
  
  
  
  Цзынь. Цзынь. Кззц.
  
  
  
  Откуда-то доносится звук китайского колокольчика, постепенно заглушаемый перезвоном движущихся цепей.
  
  
  
  Я все также парю в этом ничто, но вот по белому пространству пробежала трещина.
  
  
  
  Перезвон цепей становится громче и чётче.
  
  
  
  Вижу, как трещина расширяется, а мой полет направляется к ней. Из тьмы проявляется желтый глаз с пульсирующим зрачком.
  
  
  
  -Т...а...м...а
  
  
  
  Глаз уже рядом, но неожиданно щель захлопывается. Пространство идет черными волнами, будто в белое ничто бросили камень. Несколько концентрических кругов застывает выше места исчезновения щели, пространство в этом месте наливается фиолетовым.
  
  
  
  Просыпайся!
  
  
  
  Беги!
  
  
  
  Не дай себя поймать!
  
  
  
  Боль пронзает все тело, а за ней приходит голод, и я просыпаюсь.
  
  
  
  Вскакиваю с кровати, попутно осматриваясь по сторонам. Рядом кто-то ойкает. Опустив взгляд вижу сонного Харуно, трущего кулачком глаза.
  
  
  
  -Приснится же - Перевожу дух я. - Где-то это я?
  
  
  
  Харуно заразительно зевает, постепенно на его лице проступает осмысленное выражение лица, и он с рыданием кидается мне на шею. Разум попутно отмечает, что Харуно зачем-то оделся в бабскую одежду. На нем был темно розовый топик, а также шортики того же цвета, живот был оголён. Вдруг друг заглядывает мне в глаз, и с писком отскакивает, а я понимаю, что он и не друг вовсе, а самая настоящая подруга!
  
  
  
  -П-п-пойду позову Тобираму-сенсея! - Заикаясь пропищав, выскочила Харуно за дверь.
  
  
  
  -Но он же был. Малыш Харуно - Отчаянно проговорил я. Таких фейлов со мной еще не случалось. Однако против правды не попрешь. Шортики очерчивали женский низ, верх же тоже был женский...
  
  
  
  Я уставился в одну точку пытаясь понять: "Бля, как так-то?!"
  
  
  
  Из-за такого шокирующего нежданчика прямо после сна, не сразу заметил, что чего-то не хватает. Я не хотел есть. Стоило только зацепиться за эту мысль, как мозг начал работать в совершенно другом направлении. Но сколько не пытался, вспомнить, что со мной произошло, никак не получалось. Помню только, как побрел извиняться перед титулованной сукой, потом провал, ну и кошмар я помню полностью.
  
  
  
  Вскоре послышались шаги, принадлежащие сенсею. Он зашел в палату, если это палата конечно, осмотрел меня с ног до головы. Глаз зацепился за нешуточное беспокойство, которое сенсею так и не удалось полностью скрыть. На душе от подобной заботы стало чуть светлей, приятно, когда есть кто-то кому на тебя не плевать. Я старался не думать, что эти эмоции могут быть просто игрой талантливого лицедея.
  
  
  
   - Тама-кун, ну и устроил же ты. - Покачал головой сенсей, приземляя свою пятую точку на стул подле кровати. - С другой стороны не разозли ты Мито-сан, мы бы так и не узнали масштаба твоей проблемы
  
  
  
  - Привет, сенсей! Проблемы? Кстати, сенсей, я есть не хочу. Это нормально?
  
  
  
  - Не волнуйся, он вернется, твой голод. Просто организм еще полон лечебной чакры высочайшего качества, но обо всем по порядку. Для начала поздравляю, ты пробудил доудзюцу своего левого глаза. - Похлопал он меня по плечу. - По расчетам это должно было произойти не раньше пятнадцати, но ты же у нас быстрострел.
  
  
  
  -Сенсей? - Непонимающе переспросил у учителя. Он что, злится?
  
  
  
  - Для начала расскажи мне о геномах Акимичи и Удзумаки, все что знаешь, а я дополню. Это нужно, чтобы ты понял в точности то, что происходит. - Сенсей как всегда любит разжевывать тему. Кайф он что ли от этого получает?
  
  
  
  - Ну, у Акимичи ян составляющая чары превалирует над инь, что выражается в их физической силе и высокой продолжительности жизни. Геном клана позволяет расщеплять жир или мясо в чакру, так же, пропитав часть или же все тело, можно увеличить размер соответственно. Ах да! Отец мог еще превращаться в медведя-оборотня, следовательно чакра у Акимичи способна изменять тело. Что еще? Я не уверен, но возможно Духовная составляющая чакры несет на себе след повышенного аппетита, который закрепился в гене. Больше по Акимичи я и не знаю.
  
  
  
  - Не совсем верно, Тама-кун. Акимичи способен не расщеплять жир, а изменять его: Пропитывая чакрой, превращать в ян чакру. При правильном подходе к селекции шиноби этого клана вполне могут развить геном и научиться принимать любой внешний вид. Более чем уверен подобные программы идут. По поводу духовной составляющей сам догадался? - Не дал мне уйти в размышления своим вопросом Тобирама-сенсей. Кивнув, я приготовился внимать его мудрости, ведь мне и вправду было чертовски все это интересно. Магия жеж!
  
  
  
  - Может из тебя и будет толк. - Одобрил он. - Хоть тебе и рановато это знать, но раз уж сам догадался, просвещу в тайну, до которой не многие доходят. - Слушай внимательно, Тама. Духовная составляющая не так однородна как физическая, именно она придает чакре шиноби её уникальность, неповторимость. Она не однородна, состоит из множества слоев: таких как Инь Злости, Инь Решительности или же Инь Голода. Для шиноби без ярко выраженной наследственности использования чакры характерны примерно одинаковые пропорции в духовной составляющей, но у кланов все не так. Учихи поколениями культивировали в себе негативные чувства, то есть инь злости, отчаянья и т.д, именно они им были нужны для использования способностей Шарингана, в итоге их чакра отдает темными чувствами. Ситуация с Акимичи иная, так повелось, что они много едят для быстрого наращения жировой массы, отсюда и более сильный голод, присущий этому клану, а также чакра, от которой у сенсора начинает урчать в животе. Разумеется, все это справедливо для шиноби с сильной чакрой, как у тебя или у Харуно.
  
  
  
  Упоминание Харуно на миг сбило меня с мысли, опять не дав увлечься анализом информации.
  
  
  
  - Теперь давай рассмотрим Удзумаки, вряд ли в клане рассказывали о них все, раз уж даже об Акимичи не всю информацию дали. Итак, у Удзумаки высокая регенерация, большое количество чакры и сильная ян составляющая - это общедоступная информация. Однако задумайся, Тама, почему тогда они способны на чудеса с фуин? Ведь для печатей нужна не только сильная ян, но еще и инь. Какой отсюда вывод? - Решил включить меня в свое объяснение сенсей.
  
  
  
  - Инь у них сильная, качественная, хоть её и немного. Хм. Поэтому красноволосые так эмоциональны?
  
  
  
  - Твоя правда. Не часто увидишь Удзумаки младше тридцати за пределами их деревни, слишком уж непоседливы и непредсказуемы "дети" этого клана.
  
  
  
  - Регенерация Удзумаки тоже интересна, по сути для неё используется не собственная чакра, а так называемая природная сенчакра. Именно этим сильны воины клана, а не печатями. Каждый из красноволосых может стать отшельником при должном старании, представляешь всю их мощь? Порядка тысячи воинов способных выжить даже с выжженной до костей плотью! Очень сильный клан, один из сильнейших в мире. Кхем. - Прокашлялся увлекшийся Тобирама, затем он подошел к окну и, налив стакан воды, выпил. - Ты, Тама-кун, полукровка и по идее, как и все полукровки этого клана должен был стать очень сильным шиноби, правда не особо уравновешенным, но кого это волнует в наше время? Но случилось непредвиденное, Чоусу-доно пересадил тебе шаринган, да не простой, а с тремя томое.
  
  
  
  - Отвлечемся ненадолго от геномов и поговорим об этих несомненно удивительных глазах. Ты знаешь, что как Сенджу, так и Учиха проводили исследования по созданию додзюцу на его основе, но с другими свойствами? И Именно пересадка глаз недоношенным детям была частично успешна. Сенджу создали первых Юхи, в честь первой удачного образца, а через пару десятков лет Учихи напортачили с Курамой. Оба эксперимента не удались, шаринган деградировал, хоть и наделил подопытных особыми способностями. Даже скрестив образцы с настоящими Учихами, мы получали Юхи, хоть и более здравомыслящих, чем первые образцы - ни намека на шаринган, просто недододзюцу, улучшающее контроль над гендзюцу. Что касается тебя, ученик: Произошла аномалия, ты родился с огромным количеством инь составляющей, я даже не поверил сперва, но, изучив образцы - Вдруг на секунду Тобирама осекся, видать, я не должен был знать, что у него есть откуда-то образцы, ну или наоборот должен думать, что не должен был знать, а он случайно проболтался...
  
  
  
  - Я удостоверился, что аномалия была! Ребенок с количеством инь, которой даже у шиноби в возрасте не бывает - это феноменальное явление и от этого еще больше жаль, что Чоусу-сан решился на авантюру с шаринганом.
  
  
  
  - А теперь представь, есть недоношенный ребенок с огромной инь составляющей высокого качества, ему пересаживают завершенный шаринган, несущий часть генома Учихи. Яд этих глаз стал убивать ребенка. Дальше больше, урезанный геном Удзумаки начинает тянуть небольшие порции сенчакры и лечить организм, но это капля в море. Резко негативная инь, да еще и женская, что тоже важно, разъедает каналы чакры и подбирается к очагу. Организм всегда будет искать пути к выживанию, всегда! Активизируется геном Акимичи. Чакра пытается изменить ядовитого агрессора, потребляя уйму ян составляющей тела носителя, постепенно переходя на твою чудовищную инь! Геномы начинают переплетаться, взрывная эволюция! Процесс нарастает, сенчакры уже не хватает и твоя чакра достигает глаз. Вот тут и начались необратимые изменения. Глаза Учихи, регрессируя вырабатывающие яд, под действием мутирующих геномов перестраиваются, эволюционируют в нечто новое, отличное от шарингана. Природа нашла путь к выживанию, Тама-кун. Родился новый геном, теперь твой левый глаз, обладая многими свойствами шарингана, постоянно поглощает природную чакру, фильтрует её и по особым каналам, которые есть только у тебя, на огромнейшей скорости переправляет в очаг.
  
  
  
  - То есть этот постоянный голод, что я ощущаю, не потому что я мне не хватает пищи, а из-за глаз, которые для переработки чакры требуют особую инь? Инь голода? Но ведь я голоден, даже когда сплю и не трачу чакру! Куда она вся уходит и почему, если не поем, то голод ТАК усиливается? При чем тут лечебная чакра высокого качества? Правый глаз, что обычный? Я не понимаю. - Зачастил я. Пока сенсей делится информацией есть шанс узнать о себе побольше.
  
  
  
  - В момент образования додзюцу, геном стабилизировался, система пришла в равновесие. Сейчас твоё тело постоянно разрушается и регенерирует - это заложено в геном. Ты умираешь, Тама-кун и тут же воскрешаешь, это происходит каждую наносекунду, каждый миг времени. Чудо, именно поэтому от тебя отказались Акимичи, ты как алмаз высочайшей пробы в руках крестьянина и Мира-доно и Чоусу-доно поступили очень мудро, отдав тебя нам. Скажу прямо ученик, когда предложат вступление в Сенджу, соглашайся. О тебе уже знают довольно много кланов, только вопрос времени, когда они разгадают загадку. - Огорошил меня новостью учитель. Такого я точно не ожидал. - Теперь не будет столь острого голода, твоя неожиданная голодовка спровоцировала цепную реакцию и доудзюцу левого глаза пробудилось. Надеюсь ты понимаешь, что случится если, тебя лишат левого глаза?
  
  
  
  Чего Тобирама не сказал, так это то, что Таму на пике голода подчинил левый глаз, как мальчик напал на Хошираму по непонятной причине, и как по той же неизвестной причине доудзюцу отпустило контроль. Незачем пока десятилетнему ученику пугаться, а то еще натворит глупостей.
  
  
  
  - Учитель, шаринганов ведь было два. Почему додзюцу тогда только в левом глазе? - От вопроса Тобирама слегка нахмурился. Он не понимал, как так получилось, и от этого злился.
  
  
  
  "Почему оба глаза изменились не в одно додзюцу? Почему только левый похож на шаринган, правый скрыт? Тобирама видел загадку, он чувствовал, что за этим что-то кроется, что-то невероятно важное и столь же интересное" - Такие мысли сейчас были в голове альбиноса.
  
  
  
  - Правый глаз это додзюцу, правда, другое. Фактически левый глаз отражает свои способности на правый, он скрыт в тени левого, и его свойства нельзя узнать без пробуждения. Если заметишь какие-то особые силы за собой, сразу мне сообщи. Позже я предоставлю весь список того, на что способен Шаринган с тремя томоэ, чтобы ты мог понять, что дает тебе левый глаз. И так как ты пробудил доудзюцу, то готовься к особым тренировкам. Ладно, мне пора пацан, выздоравливай.
  
  
  
  - Последний вопрос, учитель! Вы знали, что Харуно девочка?!
  
  
  
  Тобирама ничего не ответил. Лишь глубоко вздохнул и помассировал свои виски.
  
  
  
  Следующее утро.
  
  
  
  Проснулся я все там же. От голода, он таки вернулся чертяга. На краешке кровати клубком свернулась Харуно, вчера нам не удалось поговорить. Может сегодня удастся?
  
  
  
  Обдумав все и так, и этак, я просто махнул рукой на все эти гены и додзюцу. Просто принял к сведенью, ничего ведь по сути и не изменилось. Ну есть у меня еще одна слабость, ну втянули меня в клан ирьенинов и чё? Да я и так знал о том, что мне уготовил отец, с самого начала. Одному выжить в это непростое время нереально, а вот при поддержке Сенджу и Тобирамы очень даже можно. Стали понятны мотивы матери, но не мог я простить друзей, что повелись на её интерпретацию моего ухода. Понять мог, но не простить, может со временем и удастся. Эх мама, мама ну почему ты даже не намекнула, и ведь даже не выскажешь ей возмущение, пока официально не примут в клан, а ведь как обвела меня вокруг пальца-то, я даже поверил.
  
  
  
  В дверь постучали. От звука завозилась крупная розововолосая проблема. Как к ней относиться я еще не решил.
  
  
  
  - Открыто. Милости прошу! - Пригласил я посетителя. - Доброе утро, Мито-сама.
  
  
  
  Я привстал, намереваясь, поклонится по всем правилам этикета. Ссориться с этой женщиной не стоит, но и дружить я не собираюсь. Красивая сучка фактически сломила мою волю своей печатью, такое просто нельзя взять и забыть, задета моя честь и моя гордость как человека, как шиноби и как мужчины. Но что я могу против неё? Отомстить? Не смешно. Поэтому я твердо решил вести себя с ней подчеркнуто вежливо. Да и печати стоит подучить, но это уже как сенсей скажет.
  
  
  
  Женщина, не давая мне встать, подлетела к кровати и согнулась в уничтожительном поклоне, да так, что я смог оценить два аккуратных сокровища выглянувших из декольте и подмигнувших мне коричневыми сосками.
  
  
  
  - Тама-сан, приношу вам глубочайше извинения. - Поза, голос, пальцы, перебирающие ткань платья, говорили мне, что женщина накрутила себя сверх меры, только вот с чего бы? Я ведь обычный безклановый, с мутной перспективой влиться к Сенджу не на первых ролях.
  
  
  
  Пока я думал, женщина начала паниковать, в уголках глаз заблестели капельки слез, немного меня смутив. Но вот искренне ли эти извинения? Глаза говорят что да, вот только стоит ли им доверять?
  
  
  
  -Мито-сама, почему вы так унижаетесь передо мной? Я ведь никто! Вы же принцесса великого клана и перестаньте, пожалуйста, смущать меня своим декольте.
  
  
  
  - Декольте? - Переспросила Мито, услышав слово на незнакомом языке, но послушалась и выпрямилась. Совсем рядом, на краюшке кровати Харуно изображала спящую, вот если б еще так не пыхтела и не фонтанировала любопытством, то может я бы и поверил.
  
  
  
  - Наказание было несоизмеримо с преступлением-обане! Несправедливо-обане! - Странно выделило "справедливо" женщина, а потом хитро так улыбнулась. - Позволь мне тебя первой поздравить родственничек! - Вдруг обняла меня женщина. Наше с Харуно удивление взвелось в квадрат.
  
  
  
  - Теперь ты состоишь в клане Сенджу, как приемный сын Тобирамы. Вчера была равная* помолвка Мари Акимичи и Тобирамы Сенджу...
  
  
  
  Что она там дальше говорила, я не слышал.
  
  
  
  Два удивленных вскрика прервали спич женщины. Харуно и Тама неожиданно заговорили в унисон.
  
  
  
  - Что?!
  
  
  
  _____________________________
  
  
  
  1. Сие значит, что поженившись, они остаются в своих кланах. Дети от такого брака обычно остаются с отцом...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  ========== Глава 5. Эх, и никакой пьянки... ==========
  
  
  
  
  
120 день. 0 год. 0 век. Конохагакуре но сато.
  
  
  
  Харуно от волнения не знала куда себя деть. Решение открыть свой пол далось девочке невероятно тяжело. Разумеется, она прекрасно понимала, что скрывать правду не выйдет, год, может два, и Тама всё поймет. Как тогда он отреагирует? Не откажется ли от их дружбы? Обидится? Неизвестно. Однако девочка была уверена, они в любом случае отдалятся друг от друга.
  
  
  
  Харуно решила поступить по совету Тобирамы-сенсея: довериться другу, поверить в него. Ведь Тама умный, он поймет почему девочка была вынуждена обманывать всех. Иначе бы с ней сделали тоже, что и с матерью! А после начала ученичества было страшно рассказать хоть кому-либо, мало ли учитель откажется от ученицы из-за пола. Однако Тобирама-сенсей заверил, что все в порядке, даже отлично, что она девочка, он сможет провести социальный эксперимент с их командой.
  
  
  
  Было немного неуютно чувствовать себя подопытной, но выбора, как такового, у неё и не было.
  
  
  
  "Перестань строить из себя несчастного ребеночка! Слабачка, и почему ты являешься основой? Такая бесхребетная слизь как ты, почему не я?" - Уно проявила себя как обычно резким высказыванием в сторону основной личности.
  
  
  
  "Может, потому что ты импульсивная стерва? Или из-за своей привычки кидаться на людей как бешенное животное?" - Огрызнулась нервничающая Харуно. - "Тебя нужно на цепь посадить и не пускать дальше будки!"
  
  
  
  "Чего?! Ах ты дрянь, живо спустилась сюда!"
  
  
  
  "Перестань Уно, не нужно ссорится, а то еще Хо разбудите. И я же говорила, нужно было сразу во всем признаться! Любовь между нами и Тама-куном не даст нашим узам увянуть". - Мира как всегда старалась погасить конфликт.
  
  
  
  "К-к-акая любовь? Чего ты лепечешь, он мой соперник!" - Выкрикнула гневно Уно, но упоминание Хо подействовало. Вторая личность ушла на время.
  
  
  
  "Мы просто друзья. И Тама-кун не привлекает меня в этом плане, тем более у него есть его Рай-тян!" - Чуть поспешно отвертелась от скользкой темы основа.
  
  
  
  "Ой-ли?" - Харуно так и видела ехидную улыбку её женственности, принявшей облик Миры.
  
  
  
  Разговор с самой собой, точнее со своими другими личностями помог девочке немного успокоиться. Она стала размышлять о том, что делать в случае, если Тама разозлится на неё за обман.
  
  
  
  Харуно за время проживания в клане Сенджу так и не подружилась ни с кем. Она общалась со своими сверстниками, но все они казались избалованными, шумными детьми, не знавшими об окружающем мире совершенно ничего. По мнению Харуно, Сенджу чересчур стали опекать своих детей с приходом к власти Хоширамы и Тобирамы. Возможно, ей удалось бы сойтись с кем-нибудь постарше, кем-нибудь уже вкусившим правды мира, но, к сожалению, все дети старше десяти уже сами не хотели с ней общаться, считая ребенком. Вот и получается, что у неё так и не появилось больше друзей (Не считать же подругой Мито-сама, они совсем немного знакомы).
  
  
  
  Скрип открывающейся двери отвлек девочку от размышлений. Из палаты Тамы-куна вышла его мать. Мари-сама окинула глубоко поклонившуюся ей Харуно быстрым взглядом, немного задержавшись взглядом на волосах. Черный попугай на плече женщины что-то поцокал ей на ушко, на что та покачала головой и направилась прямо к розоволосой девочке.
  
  
  
  - Харуно, посмотри на меня. - Тихий голос главы клана Акимичи давил, заставляя подчиниться.
  
  
  
  - Мари-сама?
  
  
  
  - Ками, какая же ты красивая. - Женщина провела пальцем по щеке смутившейся Харуно.- Не бойся, ты же его знаешь.
  
  
  
  -Присмотришь за моим непутевым сыном, хорошо? Ох, как же кому-то повезет с женой.
  
  
  
  -М-м-мари-сама!?
  
  
  
  
***
  
  
  
  Обычный ничем непримечательный день начался не с обследования как обычно и не с непонятных мне процедур Хоширамы-сана, якобы корректирующих мою систему циркуляции чакры. Нет, сегодня пришла моя мать, прямо с утра.
  
  
  
  Она стояла у двери и просто смотрела как я сплю. Когда зашла, неизвестно.
  
  
  
  Увидев, что проснулся, мама немного помялась, но не подошла. Она ничего не говорила, просто смотрела прямо в мои глаза. Вздыхаю, спрыгиваю с кровати и, ступая босиком по полу, подхожу к изменившейся внешне, но не внутренне женщине, которая вскормила меня, той, что пошла против старейшин, дабы позволить мне поступить по совести. Обнимаю её и утыкаюсь носом в тело, чувствую, как рука ложится мне на голову и начинает несмело поглаживать, как раньше, много-много лет назад.
  
  
  
  Мои глаза видят безразличие и холод, но не может такого быть, чтобы самый родной в этом мире для меня человек так резко изменил свое мнение, не может! А после того как узнал, что Харуно девочка, окончательно для себя решил, в отношениях с людьми не доверять тому, что вижу, но ориентироваться на то, что чувствую в душе и думать головой.
  
  
  
  - Тама, сыночек, прости меня, прости, но другого выбора не было.
  
  
  
  Поднимаю голову и смотрю на плачущую мать. Улыбаюсь радостно, счастливо.
  
  
  
  "Я прав, я прав! Она не отказалась от меня, не бросила, наоборот пыталась защитить от шакалов, отдав самому сильному игроку, на своих условиях*"
  
  
  
  Мысль об условиях уменьшило мою радость. Тобирама похоже потребовал женитьбы на маме. Неужели двух техник S ранга не хватило?
  
  
  
  - Это я должен просить прощение, ведь из-за меня у тебя столько проблем. Я ведь даже не родной сын тебе.
  
  
  
  - Перестань! Я вырастила тебя, ты мой сын! Чтобы не было больше таких разговоров или может мне применить "аргумент"?
  
  
  
  Подобного мне не хотелось. Тут же перевожу тему разговора.
  
  
  
   - Мама, скажи, это ведь из-за меня ты женишься на белобрысом извращенце? Не нужно, не иди на подобную жертву! Он не просто извращенец, он бог всех извращенцев в мире.
  
  
  
  Мама улыбнулась.
  
  
  
  - Не переживай сынок, Тобирама-сан хороший человек, сильный шиноби пускай и с причудами. - Вдруг она нахмурилась. - Этот союз решит множество проблем, не только твою. Видишь ли, Тама, Акимичи - Яманака - Нара нуждаются в Сенджу, а Сенджу в свою очередь нуждаются в нашей поддержке, чтобы начать укреплять союз Конохагакуре. Грядут сложные времена, и только единство в деревне, общее командование и отсутствие сильной межклановой политической борьбы даст нам шанс пережить то, что готовит оно.
  
  
  
  - Не будем об этих скучных вещах. Лучше расскажи как ты тут?
  
  
  
  Эти пара часов общения с ней стали самыми лучшими часами в моей жизни за последнее время. Я поведал матери кучу историй про наши с Харуно тренировки, о том как я шокирован был истинным полом друга. Посмеялись над учителем, пытающимся привить мне свою философию подглядывания за куноичи. В общем прекрасно провели время, но все когда-нибудь кончается, вот и маме нужно было идти на какое-то важное собрание.
  
  
  
  Она напоследок поцеловала мне лоб и пообещала проведывать.
  
  
  
  - Сынок, никто не должен знать о том, что мы не в ссоре. Также прошу, не старайся выйти на Когои-куна и Рай-тян, им итак тяжело было притворяться и играть роль. Пускай они думают, что ты их ненавидишь за предательство, так будет легче как им, так и тебе.
  
  
  
  Я кивнул в подтверждение. Так будет лучше для всех.
  
  
  
  -Мама, а как вы обманываете моё додзюцу? Даже сейчас я вижу лишь безразличие на твоем лице.
  
  
  
  - Есть пилюля с особым эффектом. Выпив ее, можно изменить свою мимику на определенное время, а твоё додзюцу именно по мимике и ориентируется. Ладно, малыш, мне пора идти.
  
  
  
  Женщина еще раз поцеловала мне лоб и больше не поворачиваясь, вышла из комнаты, оставив меня ненадолго наедине с собой.
  
  
  
  "Как здорово было бы видеть истинные чувства людей..."
  
  
  
  Тук. Тук. Тук.
  
  
  
  - Заходите.
  
  
  
  - Привет, Тама-кун. Можно? - Приоткрыв дверь, в комнату заглянула напуганная Харуно. Вот чьи эмоции не скрыть никакой таблеткой, столь они ярки. И почему я сразу же не определил что он, на самом деле она? Ведь столько подсказок же было! Может я идиот?
  
  
  
  - Заходи. Чего мнешься-то?
  
  
  
  Девочка прошла в комнату, затем медленно закрыла за собой дверь, явно пытаясь оттянуть разговор на как можно больший промежуток времени.
  
  
  
  Вот дверь, наконец, закрыта, а Харуно, вцепившись в свои шортики кулачками и опустив глаза к полу, тихонько прошла и села на стул напротив меня, где еще недавно сидела мама.
  
  
  
  - Эх, Харуно, Харуно. Все понимаю, ты боялась открывать свой пол перед взрослыми, но почему от меня скрывала-то? Блин! Чувствую себя идиотом, знаешь ли. Извини, но после твоего обмана мы больше не можем быть друзьями, я тебе не доверяю, чтобы глаза мои тебя больше не видели!
  
  
  
  Плечи розововолосой по мере моего монолога опускались все ниже и ниже, и после последнего предложения она бледная как моль, еле-еле сдерживая рыдания, хотела подняться и убежать.
  
  
  
  Максимально быстро, выдавливая из себя всю доступную скорость, подскакиваю к бледной девочке, хватаю её голову в охапку и начинаю кулаком растирать волосы, но не очень сильно, дабы не причинить боли.
  
  
  
  - Дура! ТЫ и вправду подумала, что я скажу что-то подобное! Ты тупая розововолосая пацанка накрутила себя сверх меры из-за подобного пустяка. Есть член, или нет, какая разница! Ты, та кто в первый день знакомства чуть отбивную не сделала из признанного гения и надежды кланов, та, что в половине спаррингов раскатывает меня по полу, та, которой я могу доверить свою спину, и вправду считаешь, что твой Босс великий Тама-сама кинет тебя только из-за подобного недостатка, как бытность девочкой? Дура, я тоже не безгрешен, и то, что вскоре у тебя вырастут титьки не сможет разрушить нашу дружбу! Да! Я все сказал. - Во время спича я продолжал держать её голову и чесать кулаком, причиняя неудобство. Постепенно бледность уходило с её лица, уступая пылающей красноте ярости.
  
  
  
  - Недостаток? - Шипение Харуно донеслось до моего уха, одновременно с красивейшим ударом локтем туда же. - Босс? Титьки?
  
  
  
  Она была прекрасна в своей ярости, я даже немного залюбовался, за что тут же поплатился ударом в корпус.
  
  
  
  - Хе-хе-хе. Вот это та Харуно, какой я её помню. Ну давай! Тама-сама покажет тебе свою дружбу.
  
  
  
  Взбешенная фурия не заставила себя долго ждать.
  
  
  
   Несколько десятков минут спустя.
  
  
  
  Двое детей сидели на полу в разгромленной комнате. Мальчик с фингалом под правым глазом и девочка с таким же, но под левым.
  
  
  
  -Обязательно было говорить такие смущающие слова как титьки?
  
  
  
  - Обязательно было игнорировать меня столько дней? Мне скучно было! В отличие от тебя у меня друзей больше нет. С этими слюнтяями Сенджу моего возраста совершенно невозможно общаться, а кто постарше не могут оценить мое величие, жалкие глупцы. Ты чего?
  
  
  
  Звонкий девичий смех был мне ответом.
  
  
  
  Тот же день. Ближе к вечеру.
  
  
  
  - Ну, вот и все. Можешь выходить из печати и одеваться.
  
  
  
  Хоширама-сан, дождавшись моего выхода из фуин, положил в её центр листок.
  
  
  
  - Так. Угу, все нормально, можно будет с завтрашнего дня приступать к тренировкам по усиленной программе. Тоби, взгляни, у твоего ученика неплохо вырос объем чакры после пробуждения додзюцу.
  
  
  
  - Не сокращай мое имя при посторонних. - На автомате рыкнул Тобирама-сенсей, вчитываясь в информацию на листке.
  
  
  
  - Значит так, Тама, показатели твоей чакры дают понять, что она очень хороша для стихийных преобразований, даже странно. Может желание пользователя влияет на новый геном у первого поколения? Нет, рано делать подобные выводы, необходимо всесторонне исследование. - Учитель быстро сложил печать концентрации одной рукой и призвал двух Теневых клонов. Вот он профессионализм, ни дыма, ни вербальной команды, даже звука "пуф" не было.
  
  
  
  - Можно я пойду? Мне еще контроль тренировать сегодня и кендзюцу отрабатывать. - Напомнил я о своем присутствии.
  
  
  
  - Да, да, можешь идти. Не проспи завтрашнюю тренировку только. - Отмахнулся от меня сенсей.
  
  
  
  - Всего доброго.
  
  
  
  Три часа спустя. Клановый полигон Сенджу.
  
  
  
  Вздох. Ветер - это свобода, им невозможно управлять, он не терпит оков. Выдох. Ветер - это острота, он режет, но может и крушить. Пропитав воздух собой, своей чакрой, можно впустить в себя ветер и получить часть его свойств. Вздох. Ветер - это воздух, что следует за силой луны, но не подчиняется ей. Если я хочу научиться направлять воздух, я должен стать той силой, за которой он последует. Выдох. Преобразовывая чакру в стихию воздуха, я даю ей свойство резать и крушить, но стоит быть аккуратным, ведь она будет опасна и для меня. Вздох. Выдох.
  
  
  
  Сидя на верхушке дерева, я бубнил про себя мантру, что придумал недавно. Каждый день, после стандартных тренировок по контролю чакры, я приступал к попыткам ощутить стихию. Пока только с огнем и воздухом у меня, что-то получалось. В отличие от поддатливости земли и текучести воды, голод огня и острота воздуха мне были понятны, и я даже начал понемногу закручивать вокруг себя ветерок и управлять язычком пламени без посредника в виде чакры, только силой воли. Разумеется, это может быть лишь самообман, и я вижу-то, чего нет на самом деле. Узнать об эффективности тренировки я смогу только через полтора года, когда можно будет без вреда для организма приступить к изучению стихийных преобразований и ниндзюцу.
  
  
  
   "Ладно, хватит на сегодня воздуха. Потренирую-ка я кендзюцу".
  
  
  
  Спрыгнув с дерева, я выпустил через тенкецу ступни чакру, чтобы смягчить падение и не повредить себе ноги.
  
  
  
  Помимо стандартных физических тренировок, отработки тайдзюцу и развития трех видов контроля, я не забывал и о Тайцзицюань. Из формы севера мне удаются только нижняя и верхняя стойки в полной мере, средняя так-сяк. Но, блин, мне всего десять лет, не все же сразу!
  
  
  
  Тайцзицюань состоит из четырех форм: Севера, Юга, Запада и Востока. Также для каждой формы есть по три стойки: Высокая, Низкая и Средняя. Меня обучили им всем, но, к сожалению, нельзя тренировать все сразу, нужно выбрать с какой формы начать и идти по кругу. Я начал с формы нападения с помощью колющих выпадов - формы Севера. Как нетрудно догадаться, форма юга, тоже основана на колющих выпадах, но в ней используется стиль обороны и контратаки. Запад и восток характеризуются рубящими ударами, восток - оборона и контратаки, запад - чистое нападение. Но и это еще не все, можно использовать гибридные формы такие как Северо-Восток, Юго-Запад и т.д.
  
  
  
  Со стойками проще: Нижняя - это один мощный удар, Верхняя - быстрые многочисленные серии, ну и Средняя - использует как сильные одиночные, так и быстрые серии, но уступает верхней и нижней по эффективности.
  
  
  
  Не очень сложно на самом деле, проблема в ином. Для использования Тайцзицюань в полной мере необходимо развить микроскопические и магистральные каналы в руках, кистях и даже пальцах особым образом. Вот тут начинаются проблемы. Нужно каждый день выполнять целый ряд упражнений, своеобразных танцев-медитаций, дабы развить нужные для выбранной формы каналы чакры! И для каждой формы и стоек они свои, более того нельзя одновременно развивать каналы для двух разных форм, если конечно не хочешь стать калекой.
  
  
  
  Когда я в полной мере разовью все формы и научусь их комбинировать, стану достоин звания мечника и смогу начать изучать секретные техники меча либо Ян, либо Инь. И последним шагом станет их совмещение. По словам сестренки-сенсея, только родоначальник клана Тао добился этого, открыв Путь Неба и Земли, чтобы это не значило.
  
  
  
  Параллельно со всей этой белибердой форм, сенсей научила меня напитывать меч Ки. Хоть я и не вижу смысла в этом, все равно тренирую, даже такой бесполезный с виду навык.
  
  
  
  Я не обольщался. Мне не светит стать мастером меча, просто не проживу столько, хотя очень интересно, что этот Путь Неба и Земли означает.
  
  
  
  "Эх, сенсей, это было жестоко требовать с меня обещания пояснять себе всю теорию стиля перед тренировкой" - По традиции подумал я, встав в тренировочную стойку первого круга. В моей руке была точная копия моей любимой, выполненная из каменного дерева. Я не опасался копирования или чего-то подобного, без той фигни, которой меня кормила сестренка-сенсей перед обучением, все эти телодвижения лишь глупый танец с палкой...
  
  
  
  
160 день. 0 год. 0 век. Конохагакуре но сато.
  
  
  
  Сегодня важный день для меня.
  
  
  
  Я приоделся, нацепил парадное одеяние с труднопроизносимым названием, но по сути являющиеся простым красивым и дорогим кимоно, попытался расчесать волосы.
  
  
  
  Сегодня очень грустный день для сенсея.
  
  
  
  Он выглядел взволнованным, и с трудом удерживал мимику лица, дожидаясь пока я соберусь.
  
  
  
  Сегодня радостный день для Харуно.
  
  
  
  Она причёсанная, одетая в такое же красивое кимоно как у меня, только женское, стреляла глазками по сторонам пытаясь запомнить события сегодняшнего дня в точности.
  
  
  
  Сегодня свадьба. Альбинос извращенец возьмет мою маму в жены. Он был предупрежден и, надеюсь, внял моему предостережению, ведь если он её обидит, то я найду способ ему навредить, даже ценой своего будущего.
  
  
  
  - Наконец-то. - Выдохнул Тобирама, увидев что я нацепил обувку.
  
  
  
  - Да не переживайте вы так, учитель! Будьте мужиком.
  
  
  
  - Тама, заткнись.
  
  
  
  Мы встали рядом с альбиносом, и он, положив руки на наши плечи, использовал свою эту телепортацию.
  
  
  
  Хоп, и мы уже рядом с храмом Огня.
  
  
  
  "Классно, интересно он меня научит подобной технике?"
  
  
  
  В помещении храма было не очень много народу, только самые важные представители Сенджу и Акимичи, а также главы всех остальных кланов со своими женами, ну или любовниками, как в случае с белобрысой нимфоманкой ( В клане Хатаке отсутствует понятие брака).
  
  
  
  Сенсей направил свои стопы к здоровенному алтарю, из которого било пламя, мы с подругой отставали на пару шагов, в соответствии с протоколом мероприятия.
  
  
  
  Сама свадьба, если сравнивать с моим прошлым миром была проста до невозможности. Два человека подходят к горящему огню и клянутся друг другу, что станут опорой своей второй жены/мужа. Заметьте никаких заверений в верности, трахайся с кем хочешь, имей детей на стороне, жена не вправе даже пикнуть по этому поводу. Однако если она посчитает, что ты уделяешь ей мало внимания, бьёшь её или обижаешь общих детей, то она имеет право от тебя уйти и просить Хокаге оставить у себя детей (данная просьба оформляется письменно, и рассматривать её будет именно Хокаге, если только женщина большая шишка).
  
  
  
  Разумеется, все это справедливо только для браков свободных, заключающихся по правилам деревни, у каждого же клана свои заморочки. У тех же Учих, жена может вызвать мужа на бой и там благополучно зарезать, если она сильнее, конечно. Хьюги же держат женщин в ежовых рукавицах, ставя эту свою печать и полностью контролируя их жизнь. У них жена не имеет права выходить из дома без дозволения мужа.
  
  
  
  Прикольно обстоит семейная жизнь у Абураме. За них по слухам все решают матки жуков, что живут под сердцем у каждого члена. Понравилась твоему главному жуку вон та старуха пятидесяти лет? Будь добр женись, и насрать что тебе лишь пятнадцать.
  
  
  
  Вот мы подошли к извивающемуся в диком танце Огню, напротив по другую сторону пламени застыла мама, по левую руку которой Рай-тян, а по правую Когои.
  
  
  
  "Хреново, но ничего не поделаешь, ведь ученики обязаны присутствовать на свадьбе учителя".
  
  
  
  Монахи по кругу алтаря начинают бубнить мантру, подчиняя пламя.
  
  
  
  Мою кожу щекочет чужая чакра разлитая вокруг. Огонь нехотя расходится, оставляя тонкую дорожку из раскаленных углей, которые быстро остывают. Сам огонь очень странен, он не греет, но я почему-то уверен, что если засунуть в него свою руку, она тут же сгорит.
  
  
  
  Тобирама и мама одновременно делают первый шаг, за ним второй, и вот они друг напротив друга.
  
  
  
  Тон мантры монахов изменяется, и пламя раньше безмолвное начинает реветь разъяренным зверем. Губы двоих посередине алтаря начинают шевелиться, они приносят друг другу клятвы.
  
  
  
  - Ох. - Завороженно вздыхает Харуно, краснея от вида поцелуя, который скрепил клятву.
  
  
  
  С той стороны видно красную, как рак Рай.
  
  
  
  Вот поцелуй закончен, и появляется еще одна тропинка среди ревущего пламени, она перпендикулярно тех, по которым пришли новобрачные.
  
  
  
  Тобирама и мама, держась за руки спускаются по специальным ступенькам с десятиметрового постамента, на котором находится алтарь с пламенем. Ни на кого не оглядываясь, они по специальному пути идут в комнату новобрачных, где "закрепят" свой брак всем известным способом.
  
  
  
  Мы с Харуно кланяемся алтарю, а затем каждому из двенадцати монахов по отдельности, одновременно с нами этим заняты Рай и Когои.
  
  
  
  Затем спускаемся и идем в сторону Сенджу. Больше мы на этой неделе не увидим ни сенсея, ни мою маму. Им предстоит пройти таинство в храме Инари, что находится в старом поселении Акимичи, а так же у алтаря Рикудо в роще Сенджу. Потом еще пару дней особых очистительных обрядов и после каждого следует "закрепление".
  
  
  
  - Я верю в вас, сенсей. Эх, и никакой пьянки... - С сожалением прошептал я. Очень жаль, но шиноби не умеют праздновать свадьбы.
  
  
  
  Рядом со мной Харуно была так поглощена недолгим мероприятием, что ни как не отреагировала на слова. Её уши горели огнем, а глаза сияли зеленым пламенем.
  
  
  
  Вдруг глаз цепляется за ублюдочного Мадару, с ненавистью смотрящего на находящуюся в своих грезах Мито Удзумаки, что-то щебечущую Хошираме.
  
  
  
  Присматриваюсь и на секунду вижу, как тень Мадары немного изменила свое положение, словно живая.
  
  
  
  "Ну и привидится же..."
  
  
   Комментарий к Глава 5. Эх, и никакой пьянки...
   Вам может показаться что Тама ведет себя слишком уж по детски, но на это есть причина. Все дело в Инь, что пошла на стабилизацию генома и глаз. Вместе с ней пропал и его жизненный опыт, хоть знания и сохранились.
  
  ========== Глава 6.1. Команда Љ 1. Пиццу хочешь? ==========
  
6 день. 2 год. 0 век. Конохагакуре но сато.
  
  
  
  Велика и могуча Коноха, первая деревня шиноби на континенте. В ней живут многие сильные кланы самой разной специализации, но не они нам сейчас интересны. В этой деревне в отличии от остальных, что словно грибы после дождя, начали возникать под угрозой "листвы" есть район, огромный по размеру, где живут простые гражданские и бывшие крестьяне, эти бедные люди стали материалом для различных экспериментов кланов. Район этот состоял из нескольких десятков улиц, каждая из которых закреплена за своим кланом.
  
  
  
  Обычный дом на улице подконтрольной Сенджу, и в нем сейчас происходило знаменательное событие: Кусана и Ранга провожали своего старшего сына, Рью, в неизвестность.
  
  
  
  Отец семейства - высокий молодой мускулистый мужчина с пышной бородой, почему-то темно фиолетового цвета и волосами, заплетенными в косу, бывший крестьянский сын, забранный из семьи насильно. Ранга, так его звали, не всегда был таким здоровым, с ним что-то сделали, когда он был еще совсем мелким, и парень стал интенсивно расти. Буквально за пару лет он из хлюпика превратился в здоровенного накаченного мужика, с кулаками кувалдами и недюжинной силой. Может показаться, что он только выиграл от эксперимента ирьенина из Сенджу, но сам он так не считал. Ранга заставили нарушить табу, сделать наиотвратительнейшую вещь из всех возможных - заставили сойтись со своей родной младшей сестрой, буквально под завязку накачав обоих наркотиками, да так хитро, что у мужика перестал вставать на кого бы то ни было, кроме несчастной сестренки Кусаны.
  
  
  
  Его бедная, несчастная сестра-жена однако не выглядела несчастной. Будучи младшей девочкой в крестьянской семье, она не ждала счастливой жизни. Кусана не была дурой и понимала, что не появись в её жизни тот шиноби, и судьбой Кусаны стала жизнь впроголодь с уродом мужем. Старший братик, постоянно её подкармливающий, не дающий старшим детям обижать тогда еще совсем мелкую девочку, казался идеальным вариантом тогда и сейчас. А уж когда он начал расти, и его мышцы стали поистине монументальными, можно было даже не сажать её на наркотик, сама бы прыгнула в постель к этой скале, отзывающейся на имя Ранга! Инцест? Извращения? Скажите эти слова крестьянкам, которые не доживают до двадцати из-за насилия в семье, голода и мужа урода. Подведя итог можно сказать, что девушке было насрать на всякие там табу и общественное мнение, хоть она и поддакивала на бурчание братика.
  
  
  
  Она жила в безопасном месте, работала в больнице санитаркой, и ей даже деньги платили! А уж когда она забеременела и родила Рью, когда ирьенин из Сенджу подтвердил, что у мальчика неплохие задатки шиноби, началась самая счастливая часть её жизни. Бесплатная еда, ласка мужа, а когда их переселили в Коноху еще и свой собственный двухэтажный дом с подвалом и небольшим садом. И главное вокруг такие же люди, как и ты, с такой же судьбой и теми же проблемами. Подруги с мужьями-братьями, что вечно бурчат и вырвавшиеся из ада деревни в Деревню шиноби.
  
  
  
  Сейчас женщина вынашивала еще одного ребенка и провожала первенца в будущее. Она до сих пор не верила, что именно её серьёзному и даже немного угрюмому двенадцатилетнему мальчику, с такими же, как и у нее, тёмно-фиолетовыми волосами и глазами, предстоит стать не просто "мясом", как называли подобных детей шиноби, а одним из команды самого Тобирамы-сама! Великая честь и ответственность.
  
  
  
  Хоть она и не понимала, почему выбрали именно его, чьи показатели в детской группе* не особо впечатляли, но была несказанно рада. Ведь теперь у их семьи появится статус, теперь её и мужа продвинут на более выгодное рабочее место.
  
  
  
  Сам Рью не слабо нервничал. Он боялся опростоволоситься и подвести мать и отца. Мальчик понимал, что его жизнь сейчас круто меняется, но для него не ясно было в какую сторону, лучшую или худшую. Будучи прирожденным пессимистом, он склонялся ко второму варианту. Что он может кроме гендзюцу и тайдзюцу? Да ничего, если честно. Но при таких монструозных пользователях ген как Юхи, Курама и Учихи, можно сделать вывод, что не его основной талант привлек Тобираму-сама. Тогда зачем он нужен в команде столь великого человека? Его тай среднего уровня, нин он не знает, ген, как описывалось ранее хоть и дается мальчику легче, но не сравнить с кланами на нем специализирующимися. На ум приходит только вариант со свитой. Он должен будет стать чьей-то шестеркой, которую не жалко пустить в расход, на котором его покровитель сможет потренироваться в управлении подчинёнными.
  
  
  
  Стоит сказать, что прогноз пацана оказался в корне неверен.
  
  
  
  Угрюмый пессимист Рью обнял мать, пожал руку отца и, не говоря ни слова, отправился на встречу со своей судьбой под всхлипы молодой беременной мамы.
  
  
  
  Чуть раньше. Квартал Шимура.
  
  
  
  Шимура Акеми, миленькая рыженькая девчушка, не очень умная, но и не тупая, не трусливая и не храбрая, обычный ребенок в обычной семье убийц. Её с самого детства готовили стать постельной убийцей, ведь девочка была очень красива. Но судьба распорядилась иначе. На одном из заданий её мать умерла, будучи раскрытой, девочке до сих пор снятся кошмары с её мамой, точнее с тем, что от неё осталось, когда ту принесли в клан. Лишенная кожи женщина, еще недавно бывшая прекрасной мамой, её вытекшие глаза и оголённый череп намертво впились в сознание маленькой куноичи. Из рассказа парня, выдающего маму из пыточных подвалов, она на миссии столкнулась с Учихой, специалистом в тайдзюцу. Именно тогда маленькая пятилетняя Акеми все для себя решила. Ежедневные тренировки тай, до боли, до крови, до изнеможения в ущерб ген и нин. Когда отец заметил одержимость дочери, было уже поздно. Она стала непригодна для техник постельных убийц, она никогда не сможет использовать сильное ниндзюцу и клановое хидзюцу. В тот день она лишилась отца, сдавшего её в приют, но рыжая Акеми не печалилась, не плакала. В своей короткой жизни бывшего папу девочка видела от силы пару раз, ведь её бывший папа один из совета клана, очень занятой шиноби.
  
  
  
  Неожиданно она нашла много друзей в приюте, в основном девочка хорошо сходилась с проблемными мальчиками*. И рыжая еще сильнее стала изводить себя физическими тренировками, чередуя их с развитием контроля. Часто над Акеми смеялись, говоря, что не бывает куноичи сильных в тай, за это девочка раздавала тумаки особо наглым и увеличивала количество тренировок, доводя их до абсурда. И быть бы ей одной из отряда прорыва, одной из мяса, если бы не Мито Удзумаки, посетившая приют и заметившая необычную девочку с необычной целью. Мито, в свою очередь, мимоходом рассказала о смешной рыженькой малышке мужу, в тот момент в комнате присутствовал вездесущий Тобирама, который заинтересовался решимостью девочки. И вот в момент подбора кандидатов в команду, он вспомнил о Акеми, по которой навел справки в свое время, как итог Акеми пригласили в команду Тобирамы Сенджу.
  
  
  
  Как вы думаете, как повела себя Шимура Акеми? Правильно, она увеличила количество тренировок.
  
  
  
  - Акеми-анеки! Ты опаздываешь же! - Крупный мальчик с перебинтованной рукой отвлек рыжеволосую девочку со стрижкой под мальчика от битья макивары. Она нахмурилась, пытаясь вспомнить, о чем это говорит Шимуро Кен. Простая мальчишеская рубашка и штаны коричневого цвета, полностью промокшие от пота, вызывали небольшой дискомфорт, сбивая с мысли. Она подошла к бочке с холодной водой, умыла лицо, отходя от транса, сопровождающего её во время отработки ударов.
  
  
  
  - Кен! Ты тупой идиот! Не мог меня раньше окликнуть?! Черт! Черт! Черт!!! - Забегала кругами девочка, не зная с чего начать. Сегодня важный день, не хватало еще опоздать. Акеми подскочила к своей повседневной одежде, аккуратно сложенной у бочки и принялась быстро-быстро переодеваться... В такой же мальчишеский спортивный костюм, только ярко оранжевого цвета.
  
  
  
  Кен охренел от неожиданного стриптиза своей анеки, однако, не отвернулся. На его лице расползалась глупая улыбка.
  
  
  
  - Куда пялишься, урод?! - Прилетела неожиданная плюха в дыхалочку, напрочь лишив пацана глупых фантазий. За что он уважал Акеми, так это за то, что в отличие от остальных девчонок в подобных ситуациях она никогда не бьёт по яйцам.
  
  
  
  Надев поверх рубашки свою любимую черную жилетку, обычная ничем не примечательная девочка (какой она сама себя считает) на первой генинской стартанула в квартал Сенджу. Ей было невдомек, что Кен решил напоследок подколоть сестренку и дернул её на два часа раньше, параллельно переведя все часы в приюте, дабы не спалиться.
  
  
  
  -Кха-Кха. Надеюсь, ты меня потом не изобьёшь до полусмерти. - Весело прохрипел бывший глава всех гопников приюта.
  
  
  
   Тоже время. Дом младшего клана Конотори.
  
  
  
  -ВА! Ва! Братик, не ухоти! Не ухоти! - Заплакала двухлетняя девочка, никак не желая понять, что братику нужно куда-то идти.
  
  
  
  Озэму подхватил плачущую сестренку на руки и попытался успокоить, пока клич не подхватили остальные дети. Но было поздно. Сперва маленький, годовалый Рокеро отвлекся от игрушек и начал шмыгать носом, затем играющие в куклы сестры близняшки Наоми и Норико, трех лет отроду задрожали губами, всеми силами пытаясь сдержать плач, дабы не расстраивать старшего братика. Хмурый семилетний Мэзээки отложил палочки, и стал своим недовольным взором сверлить плачущую девочку. Бедная одиннадцатилетняя Ясука тоже не отказалась бы поплакать, но она не могла себе этого позволить. В отсутствии брата именно она должна будет следить за их маленьким магазинчиком, договариваться о поставках, следить за сестрами и братом и ухаживать за матерью. Она до ужаса боялась подвести Озэму, который вот уже четыре года тащит их семью, отваживает шакалов, что вьются над хидзюцу их клана. Именно Озэму смог договориться о вступлении их клана в деревню, отдав половину техник.
  
  
  
  Смог начать бизнес, пускай и не приносящий особого дохода, но позволяющий большому семейству сводить концы с концами. И даже успевал тренироваться и стать неплохим ирьенином, что в совокупности с геномом клана, завязанным на сенсорику и работу с призывом, сделало его желанным шиноби для любой команды. Девочка даже и не удивилась, когда брату предложили вступить в команду Тобирамы-сама. Она не позволила брату отказаться от этого предложения, справедливо рассудив, что теперь они справятся и так, а ему пора бы подумать уже о статусе их клана, которого со смертью всех взрослых представителей и нет как такового. Озэму не смог отказать под напором сестры. Он согласился.
  
  
  
  -Ну-Ну. Я же не навсегда ухожу. Вечером вернусь, и мы все вместе приготовим карри, как ты любишь Тсукико. Будь умницей и слушайся старшей сестренки и братика, а я специально для тебя испеку пирожки, как ты любишь.
  
  
  
  - Нетесно! Нетесно! Мя пироски хотю тосе! - Вцепился в черные штаны самый младший член клана.
  
  
  
  Озэму понимающе улыбнулся брату и погладил его древесного цвета волосы. Сам парень не обладал столь выраженными признаками кланового генома, в отличие от всех остальных братьев и сестер, его глаза и волосы были не столь яркого цвета. Обычные карие глаза и коричневые волосы, да и ничем не примечательное лицо, с немного длинным носом, с горбинкой.
  
  
  
  - Тсукико! Рокеро! Хватит, Ни-сама итак тяжело, а тут вы еще со своими капризами! - Рыкнул Мэзээки, ударяя по столу кулаком. Смотрелось довольно комично, и естественно дети тут же рассмеялись над своим братом.
  
  
  
  -Ниисан, удачи. Не переживай, я присмотрю за всем. - Ясука обняла брата, взяла в руки не плачущую, а с любопытством смотрящую на Мэзээки девочку. И немного отстранилась, предательская слеза так и хотела выступить из глаз.
  
  
  
  -Наоми-тян, Норико-тян, идите сюда. - Близняшки обняли и поцеловали в щеки севшего на корточки любимого братика.
  
  
  
  Последним подошел набычившийся, как всегда серьезный Мэзээки.
  
  
  
  -Братишка, оставляю дом на тебя. - Брат серьезно кивнул.
  
  
  
  Озэму направился к дверям, напоследок помахал рукой своей семье и, не прощаясь с матерью, которую так до сих пор не простил, отбыл к своей будущей команде и сенсею.
  
  
  
  Из окна второго этажа их поместья потерявшая былую красоту женщина с печалью в глазах провожала своего первенца в будущее. Когда-то она предала клан, предала семью, предала его и теперь имела право лишь издалека смотреть на мальчика, который принял своих новых брата и сестер в свою семью, но не её.
  
  
  
  Тоже время. Главное поместье клана Сенджу.
  
  
  
  Харуно сидела перед зеркалом, привычно производя каждодневные процедуры. Её волосы самостоятельно заплетались в косу, а одежда подгонялась по фигуре. Раньше девочка и помыслить не могла, что чакру можно использовать для бытовых нужд, а теперь не могла понять как жила без всего этого раньше. Подогнать одежду при помощи нитей чакры, сделать прическу, убраться в комнате, готовить, делать несколько дел одновременно и еще куча всего стало для неё доступно после двух лет изматывающих тренировок. И хоть чакры у девочки не особо больше стало, но её дзюцу и не тратит чакру! Нити потом просто впитываются обратно в тенкецу.
  
  
  
  Девочка привычно поднесла руку к груди, использовала дзюцу мистической руки, дабы унять боль. Хоть девочка и была несказанно рада началу роста двух верхних форм, но постоянные боли доставляли ряд неудобств, и мало болей, так еще пришлось и одежку другую подбирать.
  
  
  
  Все страхи перед началом полового созревания, а именно перед процедурой лишения девственности для усиления генома, развеял Тобирама-сенсей, сказав, что рано ей еще, может лет в пятнадцать или даже восемнадцать. Это процедура по его исследованиям давно пережила себя и подходит лишь для только появившихся геномов, а не для такого устойчивого, как её.
  
  
  
  По его словам он все эти результаты огласил, и многие кланы пересмотрели свой подход, перестав ломать психику юных куноичи. Но, к сожалению, не все. Те же Хьюги под предлогом соблюдения традиций все оставили как было раньше. Харуно до ужаса было жаль своих одногодок вынужденных проходить подобный шок в столь раннем возрасте.
  
  
  
  - Тупой Тама. - Фыркнула девочка, вспомнив как умолял мальчик сенсея позволить ему отдать дань традициям и отправится в клан Хатаке, отдавать эту самую дань.
  
  
  
  В результате разгорелась ссора (Харуно вспылила), и теперь уже пару дней девочка дуется на друга, хотя и сама не понимает почему.
  
  
  
  -Ладно. Нужно показать себя как можно лучше перед будущими товарищами по команде. - Девочка решительно встала, от чего её длинная розовая коса с вплетенной в неё леской и иглами вильнула. Оценив еще раз свою блузку и шортики, покивав самой себе в зеркале, она направилась на назначенное место встречи. Если бы здесь был бы сейчас Хьюга с сильным бьякуганом, он бы оценил множество тончайших нитей чакры выходящих из всех тенкецу на её теле и ощупывающих пространство вокруг девочки.
  
  
  
  Чуть раньше. Полигон клана Сенджу.
  
  
  
  -Кен! Бум. Засранец! Бум. Так обмануть меня, я ему еще покажу при следующей встрече! Крак.
  
  
  
  Сидя на дереве, я наблюдал за беснующейся внизу рыжей девочкой. Она уже сломала третий столб-макивару и останавливаться явно не собиралась.
  
  
  
  Пришло это чудо десять минут назад и не на секунду не замолкая, принялось крушить все в округе, фонтанируя какой-то дикой энергией. Я как неплохой сенсор сразу же оценил её яростную чакру, острую как красный перец и сбитые костяшки пальцев.
  
  
  
  "Неужели это чудо решило пойти по пути тайдзюцу? Странный выбор для девочки. Может пойти познакомиться?" - Рассуждал я, любуясь её необычной красотой. Правда, костюм немного портил внешний вид рыжей девочки.
  
  
  
  - Хватит на меня пялиться! Достал!
  
  
  
  Спрыгиваю с ветки, которую разносит в щепки удар ногой этой мелкой (девчонка была меньше меня на голову).
  
  
  
  -Психованная? - Ответом мне был удар в лицо, который я с легкостью отвел.
  
  
  
  -Ха! А ты неплох татуированный! Меня зовут Шимура Акеми, я самая обычная девочка. А тебя? - Весело выдала девчонка, будто и не напала на меня только что.
  
  
  
  - Се-Отаку Тама-сама, во всём своем величии приветствует тебя, мелкая. - Важно кивнул я, в очередной раз начав выводить людей из себя. К сожалению, из-за этой своей черты друзей у меня не очень много, а точнее целых два. Обе женского полу, одна замужняя красноволосая сучка с комплексом младшего брата, а вторая просто Харуно.
  
  
  
  - Я не мелкая! Мой рост тактическое преимущество, да точно, тактическое. Понял? - Рыжая совсем не обиделась, что странно.
  
  
  
  - Ок. мелкая. Слушай, а Шимура же не рыжие. Ты, что полукровка? Не подумай ничего, у меня самого в родословной биджу ноги сломит. Просто интересно.
  
  
  
  - Да, я рыжая, и че? Нарываешься, а? - Девочка сжала и разжала кулаки, но, не увидев на моем лице ни намека на оскорбление, немного успокоилась. - У меня мама рыжая была. Говорят, я вся в неё. А чего ты тут делаешь?
  
  
  
  - Отдыхаю после тренировки. Еда у меня всегда с собой, поэтому незачем было возвращаться в поместье. - Развел я руки в стороны. - Кстати ты не голодна? Я бы поел, если честно, присоединишься?
  
  
  
  - Буррр. - Вместо рыжей ответил её живот. Вот тут она меня и удивила, не смутившись, как обычная девочка, а лишь весело рассмеявшись.
  
  
  
  - Хахаха. Не откажусь. Этот засранец Кен подколол меня, и я не успела поесть. Чего там у тебя и где?
  
  
  
  - Пошли, не на солнцепёке же кушать?
  
  
  
  Мы направились к тени дерева, на котором я сидел.
  
  
  
  Под любопытным взглядом распечатываю из печати в куртке лоток с пиццей собственного приготовления.
  
  
  
  - Угощайся, эта острая, эта не очень, а вот та сладенькая с медом. - Сам беру ту что поострей и начинаю с удовольствием смаковать.
  
  
  
  "Как здорово кушать просто ради вкуса, а не из-за непрекращающегося сильного голода".
  
  
  
  Мне удалось взять левый глаз под контроль, и теперь я чувствую лишь тень былого голода, которую без проблем могу игнорировать. Так же по желанию я способен усилить голод, тем самым увеличив поток поглощаемой сенчакры левым глазом, фактически делая свой запас чакры бесконечным. Разумеется, имеются и подводные камни, например: мне становится недоступны так называемые дзюцу глаза или же после определенного предела инь голода я теряю контроль над телом.
  
  
  
  Пусть я развил свою додзюцу незначительно - могу использовать лишь поиск шиноби по его крови, которую необходимо капнуть в доудзюцу, но я близок к открытию следующей техники, которая будет очень полезна.
  
  
  
  - Вкусно! Можно еще? - Два сияющих сапфира её глаз немного покоробили.
  
  
  
  "Хоть и мелкая, хоть и нифига не женственная, а гляди ж ты, умеет стрелять глазками".
  
  
  
  Распечатав еще пару коробок, мы продолжили трапезу.
  
  
  
  Через некоторое время.
  
  
  
  -Вау. Спасибо большое, Тама-кун, это было так вкусно! Ик! - Рыжая развалилась под тенью дерева и с довольным лицо поглаживала свой животик.
  
  
  
  - Обращайся.
  
  
  
  - Слушай, а что это за клан такой Се-Отаку? Первый раз слышу, хотя имя мне твое кажется почему-то знакомым.
  
  
  
  - Неудивительно, истории о легендарном Тама-доно ходят по всей деревне. На самом деле я полукровка Акимичи-Удзумаки, которого приняли в клан Сенджу, но из-за ряда причин я не могу быть Сенджу, и было решено создать новый клан Отаку под протекторатом Сенджу. Как видишь, Се перед названием клана стоит не просто так. Тобирама-сенсей не хочет говорить почему так, а я сам хоть и гений, но не понимаю всех нюансов этого решения.
  
  
  
  - А? ААА! Ты же тот ученик Тобирамы-сама! Мой будущий товарищ по команде! - Вскочила девочка и начала тыкать в меня пальцем.
  
  
  
  "Ну ты и тормознутая" - Чуть не сорвалось с губ. Но я пересилил себя. Работаю над собой однако.
  
  
  
  -Слушай, слушай, Тама-кун. - Прошептала она. - А какой он, наш учитель?
  
  
  
  - Он извращенец.
  
  
  
  - Не может быть! Тобирама-сама легендарный шиноби, один из сильнейших и талантливейших во всей стране не может быть извращенцем! - Рубанула она рукой по воздуху, не веря.
  
  
  
  - Завязывай меня обманывать, а то обижусь и не расскажу о себе ничего. Ладно! Так уж и быть, прощаю на первое время. Короче моя история началась...
  
  
  
  -... потом они на меня всей толпой накинулись, не веря что девочка способна на что-то в тай, идиоты. Я их в пару ударов уложила, а потом их главный такой: Не может быть! Я не верю! А я ему такая: Смирись, Кен, теперь это моя территория, и все вы мои младшие прислужники. А он такой: Чудовище, как такая мелкая пиглица могла избить моих подручных так быстро?. А я ему в ответ: Я не мелкая! Я самая обычная девочка, Шимура Акеми, а тебя как звать?...
  
  
  
  -... этот засранец возьми и обмани меня. Меня! Свою главную! Ну, я ему покажу! Прибегаю я на этот полигон, а надо мной парень у ворот смеётся, ранней пташкой обзывает. Успокоится и не нервничать говорит, вот тут-то я поняла по положению солнца, что Кен надул меня. Кое-как пришла сюда и давай ярость выплескивать, а тут ты пялишься и пялишься. Раздражает. Вот собственно и все.
  
  
  
  -Ясно. - Протянул я. Буду надеяться, что она просто нервничает, а не на самом деле такая болтушка.
  
  
  
  - Простите. - Раздался голос совсем рядом.
  
  
  
  -Кья! - Совсем по-девичьи вскрикнула Акеми и, отпрыгнув на пару метров от нас, встала в стойку.
  
  
  
  - Простите, пожалуйста. Я не хотел вас пугать, просто вы так интересно рассказывали, ну я и не хотел отвлекать. - Из-за дерева вышел новый субъект. Даже субъектище!
  
  
  
  "Ни хрена себе! Тебя чем кормили в детстве, что так вымахал?!" - Подивился диву дивному.
  
  
  
  - Не подкрадывайся ко мне так больше! - Отвесила пендаль высокому, на две головы выше меня, широкому в плечах пацану с тёмно-фиолетовыми волосами и такими же глазами. Ни я, будучи неплохим сенсором, ни Акеми, тоже похоже способная к сенсорным техниками, его не почувствовали и не чувствуем до сих пор.
  
  
  
  - Простите. - Еще раз повинился парень, потирая ушибленную ляху, он не высказал совершенно никакого возмущения по поводу ногоприкладства, будто и ждал что-то подобное. На миг активировав додзюцу, оценил его. Полная покорность своей судьбе, ожидание гадости абсолютно от всего. Да он даже на дерево поглядывает с опасением, ожидая, что оно может упасть прямо на него.
  
  
  
  "Параноик! Круто!" - Первый раз в жизни вижу подобный характер.
  
  
  
  - Акеми, перестань. Это наш будущий товарищ, видишь же, что ему не по себе.
  
  
  
  -А? Прости-прости, хахаха. Мне так жаль. Меня зовут Шимура Акеми, я самая обычная девочка двенадцати лет. Это Тама...ээээ. Тама, да.
  
  
  
  - Я Се-Отаку Тама. Будем знакомы. - "Будь сдержан, будь сдержан". Как мантру повторяю про себя, дабы не ляпнуть чего. - Пиццу хочешь?
  
  
  
  Хочешь с кем-нибудь подружиться покорми его.
  
  
  
  - Простите. Рью. Я из простой семьи, мои родные не шиноби. - И так зыркнул, готовясь слышать гадости.
  
  
  
  "Да парень, похоже от жизни ты ничего хорошего не ждешь"
  
  
  
  - Ух ты! Простые люди, а какие они? А то я только шиноби знаю, они такие все важные и скучные. Расскажи-расскажи, расскажешь? - Мелкая, как будто до этого не била парня принялась клянчить у него информацию.
  
  
  
  - Ну. Они обычные. Моя мама работает в госпитале простой санитаркой, отец кузнец. Сейчас учится на оружейника.
  
  
  
  -А еще? Можешь больше рассказать?
  
  
  
   Краем глаза замечаю быстро идущую в нашу сторону девочку с розовыми волосами, сплетёнными в косу - Харуно.
  
  
  
  Машу ей рукой, привлекая внимание Рью и Акеми. Они насторожено косятся в её сторону, но продолжают свой диалог.
  
  
  
  - Я не опоздала? Привет всем. - Харуно, игнорируя мое существование, обратилась к детине и рыжей болтушке. Вот почему она дуется, кто мне скажет? Сперва накричала, потом отказалась принимать мои извинения, вот сейчас игнорирует. Может переходный возраст?
  
  
  
  Пока они знакомились, вижу еще одного ребенка, идущего направленно в нашу сторону. Гордая осанка, уверенный взгляд, аристократический нос. Короче он мне сразу не понравился. Читаю в его глазах недоумение моему бунтарскому образу, похоже, первое впечатление у нас одинаковое.
  
  
  
   - Приветствую. Я Конотори Озэму, ваш будущий товарищ по команде.
  
  
  
  - Вау! Привет-привет, а я Шимура Акеми. Этот стесняшка Рью. Представляешь он из обычной семьи, классно правда? Вот эта красотка Се-Кумоносу Харуно, а тот татуированный Се-Отаку Тама. - Представила нас невежливо тыкая пальцем рыжая Акеми.
  
  
  
  - Рад знакомству. Но Рью, ты уверен, что тут есть место для тебя? Я хочу сказать, всех нас обучали с раннего детства искусству шиноби. А сколько ты занимался? Два года? Так же прошу мисс Акеми, не могли бы вы не тыкать в меня пальцем, ведь мы еще пока незнакомые друг другу. Прошу будьте повежливей. - Мимика лица, голос, глаза, осанка. Он очень вежливо, не имея ничего плохого, говорил вещи отталкивающие.
  
  
  
  - Эм? Прости..те? Да ладно тебе, Озэму-кун. Мы ведь товарищи, в будущем будем прикрывать спину друг другу, зачем лишние сложности? Будь проще! - Похлопала по плечу холодному Озэму, рыжая девочка, пытаясь подружится. Рью молчал в тряпочку, хоть и видно, что ему слова произнесенные брюнетом не понравились. Харуно, ну Харуно это Харуно, она в первые минуты-часы-дни знакомства предпочитает смотреть и мотать на ус, а уж потом открывается.
  
  
  
  - Прошу мисс, давайте без фамильярности. Для меня много значит быть в команде Тобирамы-сама, и я не намерен играть в игрушки и быть легкомысленным, чего и вам советую.
  
  
  
  - Хахаха. - Смущенно засмеялась Акеми, явно не зная как быть. Похоже и её этому индюку удалось задеть.
  
  
  
  - В первые минуты настроить против себя товарищей не самая лучшая идея. Как считаешь, Озэму-кун? - О Харуно подала голос. С чего бы это? Неужели рыжая уже и её успела очаровать своим напором?
  
  
  
  - Сожалею, но я не пытался вас оскорбить или же, как-то унизить. Просто пытаюсь настроить явных детей на рабочий лад.
  
  
  
  - И не могли бы вы одеться не столь вызывающе. Извините, но вы похожи на медовую куноичи.
  
  
  
  - Это говорит ребенок, у которого еще молоко на губах не обсохло? Не стоит разбрасываться словами, ты еще никого не знаешь, и уже вешаешь ярлыки. - Не выдержал я. И начинаю поочередно показывать пальцем на каждого и комментировать, что он о них подумал и сказал. Ну не люблю я подобных людей, не люблю.
  
  
  
  - Слабак, из простой семьи ничего не знающий и не умеющий. А ведь ты даже не проверил его навыки. - Показываю на Рью.
  
  
  
  - Мелкая неуравновешенная девочка, избалованная до невозможности. Не зная о ней ничего, посчитал ты. - Очередь Акеми.
  
  
  
  - Пустышка. Выставляющая тело на показ. Но ведь это основа для куноичи, уметь отвлекать своим красивым телом, хоть и незначительно. - Харуно, смущенно улыбнулась. Для неё следовать заветам сенсея, и начать одеваться так откровенно, (не особо откровенно если честно: Блуза с открытым животом и шортики) было тем еще испытанием.
  
  
  
  - Прошу вас не передергивать и воздержаться от подобных высказываний не обоснованных ни на чем, кроме ваших предположений. Как я уже говорил нахождение в команде столь значимой личности, для меня очень важно, и если потребуется, я готов ввести строгую дисциплину. Даже силой.
  
  
  
  - О! Наш маменькин сынок решил показать зубки. Никто не смеет мной командовать, кроме тех кому я сам позволяю это делать. И не тебе напыщенному индюку быть здесь главным.
  
  
  
  - Закройте свою пасть, иначе лишитесь пары зубов. Из-за подобных асоциальных элементов деревня никак не может прийти к монолитности. Такие как ты, Тама-сан, не могут работать в коллективе. Ты жалкий предатель, продавший секреты своего клана на сторону, дабы пригреть местечко потеплей!
  
  
  
  Взмахом руки останавливаю Харуно, готовую вбить в землю идиота. Ухмыляюсь ему. Но тем временем продолжает с отвращением глядя в мою сторону, совершенно не осознавая последствий своих слов.
  
  
  
   - Я ни за что тебя не признаю как товарища и никогда не доверю свою спину. Предавшие единожды, предадут снова. Это закон нашего мира.
  
  
  
  - Знаешь парень, такие как ты, постоянно вешающие ярлыки на других людей сами по себе ничего не представляют. Твои слова были услышаны, и я их запомню. Но запомни и ты мои. Попробуешь давить на меня, попытаешься командовать, манипулировать и очень сильно пожалеешь. В этой команде главный не ты, не я, а Тобирама-сенсей и только ему решать достаточна ли строгая дисциплина в нашей команде, квалифицированы ли её члены. Ведь именно он здесь главный, а не левый пацан ничего в жизни не понимающий!
  
  
  
  На время установилась тишина.
  
  
  
  Было слышно, как Рью переминается с ноги на ногу.
  
  
  
  Акеми почесала голову, пробурчав себе что-то под нос.
  
  
  
  Харуно недовольно запыхтела, костеря, что меня, что новенького.
  
  
  
  А я и Озэму сверлили друг друга взглядом, не желая уступать и признавать поражения.
  
  
  
  За день до описываемых событий. Поместье Сенджу
  
  
  
  - Дорогой, ты уверен, что это хорошая идея? - Как-то лениво произнесла смуглая женщина, потягиваясь на кровати. Она была гола и полностью вымотана ночью с мужем, однако находила в себе силы немного пообщаться. Вообще самое интересное, по её мнению, в их отношениях с Тоби были именно разговоры на совершенно разные темы. Начиная от политики, заканчивая философией.
  
  
  
  - Ты о чем? - Тоби повел рукой по мягкой коже жены, потихоньку начиная ласкать, вызывая возбуждение.
  
  
  
  - Ох. О команде. Пять человек, при этом с двумя полюсами, разве может выйти из этого толк? Ох, да так. Ммм. Перестань, я уже без сил. - Как-то вяло она запротестовала, сдаваясь под натиском нежных рук.
  
  
  
  - Поверь, за три года я из них сделаю сильнейшую команду. - Рука нырнула в заветное место, а вторая принялась играться с сосочками жены.
  
  
  
  "Тем более это будет интересный социальный эксперимент"
  
  
  
  Но этого он не сказал. Незачем нервировать женщину, тем более, если она беременна...
  
  ========== Глава 6.2. Команда Љ 1. Лист и Уголек 1 ==========
  
6 день. 2 год. 0 век. Конохагакуре но сато.
  
  
  
  - Вижу, вы уже познакомились. Отлично. - Бодрый Тобирама-сенсей появился аккурат между мной и Озэму. - Пройдемте за мной.
  
  
  
  Все тут же притихли, как же легенда мира шиноби воплоти. Акеми даже рот открыла от восторга.
  
  
  
  Мы всей группой последовали за шагающим бодрячком альбиносом. Он немного изменился со времени женитьбы на маме, стал счастливей что ли. Даже улыбаться изредка стал, хоть и в кругу семьи только. Однако что не изменилось, так это его увлечение подглядывать за куноичи, сколько сфер матушка уничтожила не счесть, но эффекта не возымело. Тобирама-сенсей придумывал артефакты все крепче и прятал их лучше. Мне даже кажется иногда, будто это игра у них такая.
  
  
  
  - Присаживайтесь.
  
  
  
  Мы пришли в беседку рядом с полигоном. Здесь любит проводить свое время Мито с сыном, да и Хоширама-сан иногда составляет компанию своей жене. Милое место надо сказать. Из-за огромного количества сенчакры, использованной для её выращивания, сюда постоянно захаживают мелкие зверьки и птицы.
  
  
  
  Мы разместились на удобной скамейке. Я сел с правого конца, подальше от напыщенного индюка, дабы не провоцировать конфликт сверх меры. Рядом со мной пристроилась Акеми, под недовольный взгляд Харуно, разместившейся посередине, рядом с Рью и Акеми.
  
  
  
  Как только мы поудобней расселись учитель заговорил.
  
  
  
  - Приветствую вас, молодые генины, Меня зовут Сенджу Тобирама. Все вы показали выдающиеся способности. Кто-то в определённой дисциплине, кто-то в организаторских способностях, ну а кто-то как личность. Сразу хочу сказать, мне плевать на все ваши прошлые достижения. Вычеркните их из своей памяти, они уже были использованы, когда проходил отбор, и теперь можете даже о них не заикаться. Следующие два месяца вы впятером пройдете командную тренировку по усложненному курсу. Для каждого из вас будут подобраны особые упражнения в соответствии с местом в команде. Также вы теперь не принадлежите клану, вы часть деревни, как было описано в соглашении и можете не беспокоится, клан не имеет над вами более власти. - Выразительно посмотрел учитель на Акеми, а та лишь глупо хлопала глазами.
  
  
  
  - По истечении двух месяцев мы начнем выполнять миссии. И только от того как вы покажете себя за время подготовки будет зависеть их сложность. - Тобирама обвел нас всех взглядом, всматриваясь в каждого по несколько секунд. - Ваша команда будет специализироваться на прямом столкновении, прорыве линии обороны, уничтожении групп противников и одиночных целей с высокими боевыми показателями, а также защите клиентов*. Поэтому отнеситесь к тренировкам со всей серьезностью, ведь это самая опасная работа из всех, и немногие шиноби выживают даже на простых миссиях С ранга. Например, на задании по уничтожению логова бандитов может оказаться пара десятков клановых шиноби, ловящих на живца материал для своего клана. Я, конечно, буду вас страховать, но я же не ваша мамочка, чтобы сопли утирать, да и не могу я спасать вас всегда. Сейчас прошу, расскажите о себе немного и охарактеризуйте свои навыки шиноби, пожалуй начну с себя.
  
  
  
  - Зовут меня Сенджу Тобирама. Будем знакомы. Люблю исследовать, а также свою жену. Ненавижу слабовольных людей и тех, кто не хочет развиваться, но желает благ ни за что. На данный момент моей целью является подготовить из вас сильный отряд. Силен в ниндзюцу и кендзюцу, тайдзюцу средне, также я неплохой сенсор и знаю пару киндзюцу. К сожалению, не владею Мокутоном и мощными клановыми ирьениндзюцу. Теперь ваша очередь.
  
  
  
  Я встаю опережая в этом дёрнувшегося Озэму. Хитро улыбаюсь на его недовольный взгляд.
  
  
  
  "Пожалуй будет интересно доводить этого пацана".
  
  
  
  - Здравствуйте все! Мое имя, кто еще не в курсе Се-Отаку Тама. Люблю маму и еще одного человека. Нравится мне вкусно кушать, готовить и изучать различные аспекты шиноби. Обожаю экспериментировать, ну и доводить людей до белого каления, но я работаю над собой! Не люблю людей, которые отказываются от моих угощений, предложенных от чистого сердца, а также тех, кто смотрит на меня как на говно. Мечтаю добиться признания любимого человека, а так же попробовать мяса всех девяти биджу. Слаб в тайдзюцу, не знаю ни одного ниндзюцу, немного владею мечом, еще я неплохой ирьенин, наверное, все же близок к середнячку, если сравнивать с ирьенинами Сенджу. Ах да! Еще владею призывом, но он бесполезен, так как призывает не животных. Пожалуй, и все. - Пожимаю плечами и плюхаюсь на задницу, под задумчивый взор сенсея, обещающий мне много за то, что не сказал о призыве раньше. С места вскакивает Акеми.
  
  
  
  - Здрасьте. Шимура Акеми я! Самая обычная девочка, ничем не примечательная, да! Мечтаю, стать сильнейшим мастером тай в мире. Нет чего-то такого, что бы я ненавидела. Обожаю тренировки и спарринги с сильными противниками. Кроме тайдзюцу ничего не знаю и не умею, а оно у меня пока очень и очень слабое, но я стараюсь, вот! Хехехе - Не зная, что еще сказать девочка смущенно засмеялась и принялась чесать затылок. Затем тихонько садиться на место, покраснев как рак.
  
  
  
  - Добрый день. Я очень горд, что могу быть в вашей команде, Тобирама-сенсей. Конотори Озэму, вот мое имя. В данный момент я являюсь единственным взрослым членом клана Конотори, специализирующимся на сендзюцу и призыве аистов. Люблю своих братьев и сестер, ненавижу предателей. Тай средне, ген средне, знаю пару клановых хидзюцу, владею призывом аистов, но пока на него откликаются только неразумные животные. Мечтаю возродить свой клан из небытия. Позаботьтесь обо мне, сенсей. - Кланяется он и с гордой спиной садиться на свое место.
  
  
  
  - Простите. Мм. Я Рью, из простой семьи, не владею ничем кроме тай и ген. Почему меня выбрали в столь сильную команду не понимаю. Люблю своих маму и папу. Мечты нет. Все. Это, простите что так мало. - Глубоко поклонился он сперва сенсею, а потом и нам.
  
  
  
  - Кратко. - Пробурчала Акеми, видно ей тяжко дается сидение на одном месте.
  
  
  
  - Приветствую всех. Я Се-Кумоносу Харуно, позаботьтесь обо мне. - Девочка вежливо поклонилась сперва нам, потом учителю. - Есть много вещей, которые мне нравятся, но перечислю только пару. Мне нравится шить одежду, и вкусно покушать, люблю своих друзей и ещ...еще одного человека. Ненавижу хамов и извращенцев! Касательно искусства шиноби: владею нинпо, мой тай среднего уровня, его я пытаюсь модифицировать в нин-тай. Недавно получила ранг А ирьенина, могу проводить полевые операции. Сейчас учусь на боевого ирьенина, но, к сожалению, пока не добилась особых успехов в этом направлении. Мой запас чакры не очень большой, поэтому я слаба в затяжных противостояниях. Спасибо за внимание.
  
  
  
  - Отлично. Позже сходим в отличное место и познакомимся поближе. Но перед тем я хочу провести испытание. Это будет небольшой турнир, цель которого не выявить сильнейшего, а оценить ваши способности по анализу. Кто покажет себя лучше всего, получит особый подарок.
  
  
  
  "Похоже, меня опять сегодня будут валять в грязи". - Я здраво оценивал свои шансы на победу. Победить Харуно на близкой дистанции? Нет, нереально.
  
  
  
  Мы все за сенсеем направились на ближайшую площадку для спаррингов.
  
  
  
  -Итак, объясню правила подробней: Первое правило - Тобирама-сенсей показал нам указательный палец - Можно использовать все кроме оружия, стихийных ниндзюцу, призывов и клановых хидзюцу.
  
  
  
  Мы окружили учителя и принялись внимательно слушать. Мне стало интересно чего того в качестве приза приготовил учитель. Зная его можно сказать, что вещь будет не бесполезной.
  
  
  
  - Второе правило: Если мне покажется, что вы не выкладываетесь полностью, то я лишу вас всех "листочков", о них позже. - Продемонстрировал нам учитель большой и указательный пальцы.
  
  
  
  - Третье правило: Первый бой у каждого будет тестовым со мной и за него лист вы не получите... Хотя если кто-то сможет уложить меня на лопатки получит десять листиков.
  
  
  
  - Четвертое правило: За каждую победу в бою вы получите по одному листу. Победа присуждается только при неспособности оппонента продолжать бой или его сдачи. Действуйте со всей серьезностью, я в случае чего смогу реанимировать вас даже с пробитой головой, но помните, вы бьётесь со своим товарищем по команде.
  
  
  
  - Пятое правило: Пока пара сражается, остальные делают свою анонимную ставку, однако сам бой и его результаты игрокам не будут известны. У вас у всех с самого начала будет по листу и ставка всегда равняется максимальному количеству ваших листиков. Даже если у вас нет листов, то вы все равно делаете ставку, но в случае неудачи получаете один уголек. Количество угольков также помножается в случае неудачных ставок, но при первой же победе в спарринге они аннулируются, и вы получаете листок. За победу в ставке количество угольков уменьшается на один.
  
  
  
  - Шестое правило: В этом турнире помимо основного приза можно будет "купить" за листы и другие призы.
  
  
  
  - Седьмое правило: Тот, кто останется без листов будет наказан особым образом. Тот, у кого больше всего угольков пожалеет, что родился. - Мягкое касание концентрированного Ки Тобирамы-сенсея вызвало целый рой мурашек.
  
  
  
  - Восьмое: Каждый сражается с каждым по очереди. Реванша не будет.
  
  
  
  - Девятое: В конце испытания я задам вопрос, и кто ответит на него, станет в отряде командиром на ближайшую неделю. Потом будет проведено другое испытание и выбран другой командир.
  
  
  
  - И последнее Десятое: Оно секретное, но подсказку по поводу его вы получили. - Ухмыльнулся он.
  
  
  
  - Для помощи в испытании я пригласил уважаемую Удзумаки Мито. Она поставит вам особые "умные" печати, в которые и будут добавляться листки и угольки. - Кивнул он на красноволосую куноичи, все время сидевшую в беседке рядом с той, в которой были мы. Рядом с ней сидел и любопытно поглядывал в нашу сторону малыш в красивом детском кимоно.
  
  
  
  "Но ведь..." - Мысль еще не успела сформироваться, но её прервала реплика Акеми.
  
  
  
  - Но как мы узнаем, какое у нас их количество?! Этих листков, если они будут запечатаны? - Девочка корчила все объяснение забавные рожицы и стоящая рядом с ней Харуно с трудом сдерживала смех, настолько она была забавна.
  
  
  
  "Блядь, как ненавижу подобные испытания".
  
  
  
  - Никак. Это одиннадцатое правило. До самого последнего момента вы не узнаете. Ну что ж, приступим. Кто первый?
  
  
  
  Мито взяла ребенка за руку и что-то ему говоря, направилась в нашу сторону. Малыш лишь улыбался своей матери и агукал.
  
  
  
  Вот они подошли к нам, и все мы синхронно глубоко поклонились. Это в поместье я и Харуно её друзья, но на людях она принцесса клана и жена Хокаге.
  
  
  
  - Твоя команда, Тобирама-сан? Выглядят неплохо. Фуин: Печать игры! - Одной рукой сложила она знак концентрации.
  
  
  
  С любопытством смотрю, как на правой ладони появляется фуин. До сих пор поражает вся та мощь, что скрыта в подобных закорючках и, глядя на них осознаешь - не зря клан Удзумаки так боятся.
  
  
  
  - Вот так. Мы с Сеиичи будем в беседке.
  
  
  
  - Спасибо за помощь, Мито-сан.
  
  
  
  - Гаугу - Вместо Мито просмеялся Сеиичи тыкая в меня пальцем.
  
  
  
  "Помнит шкет, кто наставлял его на путь истинный".
  
  
  
  - Кто желает первым продемонстрировать мне и товарищам свои навыки?
  
  
  
  - Я! Я! Можно я?! - Акеми проявила нездоровый энтузиазм.
  
  
  
  "Вот сейчас и посмотрим на самом деле ты такая простофиля или поняла суть испытания. Ведь выиграет не тот, кто победит больше раз в боях, а тот кто правильно просчитает оппонентов и скроет как можно больше своих навыков так, чтобы сенсей не срезал листы". - Рассуждал я, смотря, как рыжеволосая девочка встает напротив альбиноса, готовясь к бою.
  
  
  
  - Готова? Начали! - Выкрикнул сенсей.
  
  
  
  "Быстро, но..."
  
  
  
  Рыжая налетает на сенсея и наносит град ударов на приличной скорости, но он без проблем все их блокирует и наносит ответный прямой в лицо. Бил он не в полную силу и не на полной скорости, но даже так девочка не смогла увернутся. Все что она успела поставить плечо, избежав попадания в голову. Не растерявшись рыжая пытается достать Тобираму ударом ногой в живот, но он опять уходит от атаки.
  
  
  
  "Не глупа. Атаки быстры и видно, что сильны, но нет и намека на использования какого-то бы ни было стиля. Просто множество ударов усиленных чакрой, укрепление ей же кожи и ускорение путем повышения скорости циркуляции. Все это конечно выше всяческих похвал.
  
  
  
  - Время вышло. - С этими словами сенсей запускает рыжей в кусты, та не успела ни увидеть движения, ни среагировать.
  
  
  
  - И не переживайте в фуин вложено много мед чакры, и она восстановит вас между боями*. Следующий!
  
  
  
  - Похоже, пора герою вступить в дело. Великий Тама-сама готов! - Унимаю дрожь усилием воли и становлюсь напротив сенсея. Из кустов выходит грустная Акеми. На её лице вселенская обида.
  
  
  
  -Ну давай, "герой". Начали!
  
  
  
  Используя сплагиатеный у Харуно стиль - переработанный под местные реалии Муай-тай, наношу лоу-кик. Пытаюсь, по крайней мере. Учитель без особых проблем поднимает ногу и тут же пытается нанести мне удар в лицо, этой поднятой ногой. Шаг, локтем бью в атакующую ногу и пытаюсь перейти на самую близкую дистанцию, где у меня будут преимущества в росте.
  
  
  
  "Стоило попытаться". - Философски размышлял я, лежа в тех же кустах, куда недавно улетела Акеми.
  
  
  
  Покачиваясь, выбираюсь из зарослей и приземляюсь рядом с рыжей. Мы понимающе переглядываемся. Сенсей крут. Даже моё додзюцу не смогло увидеть захват и бросок.
  
  
  
  На поляне напротив Тобирамы стояла в псевдо кунг-фу стойке, которую я оттачивал всё свое ученичество, Харуно.
  
  
  
  "Она же не дура показывать свои умения. Сомневаюсь, что увижу её нинпо в этом бою".
  
  
  
  - Готова? Начали!
  
  
  
  Подруга медленно, по спирали обходит расслабленно стоящего Тобираму. Делает плавный шаг, еще один и на середине второго стелясь по земле подпрыгивает к нему в каком-то извращающем саму суть моего стиля тайдзюцу движении, чередуя удары ногами и руками на подлете.
  
  
  
  Я скривился от этого. Да выглядит очень эффектно, плавные быстрые атаки под разными углами, но блин все это фигня. Она однако смогла обмануть сокомандников этим представлением.
  
  
  
  "Сейчас". - Активирую доудзюцу и с трудом замечаю размытое движение рукой Тобирамы.
  
  
  
  - Хорошо летит. - Тяну я. Розововолося падает в тоже место, куда и я и Акеми.
  
  
  
  - Он такой крутой! Фьюх и все. Как же хочется еще с ним подраться. - Мечтательно произносит девочка.
  
  
  
  - Учитель очень силен. Многие недооценивают сенсея, только из-за таких монстров как Хоширама и Мадара, ведь их свет оттеняет его силу. - Хвалится нашим сенсеем Харуно.
  
  
  
  - Харуно-Харуно! Расскажи о том, какой он человек, вы же тренировались у него, так?
  
  
  
  Не слушая лепет девочек, я концентрирую внимание на следующем бое. Рью. Самый загадочный лично для меня человек из команды. Из простой семьи, с обычной, даже можно сказать со слабой чакрой. Почему его взяли в нашу команду? Тобирама-сенсей увидел в нем нечто такое, что может быть полезно или же это очередной эксперимент? Мне кажется больше первое.
  
  
  
  Вот они кланяются друг другу. Вот Рью нападает на сенсея. Ого, гендзюцу в движении. Довольно сложно такое провернуть, но все равно не такой уж уникальный навык.
  
  
  
  Ни о чем. Он не показал абсолютно ничего. Может он раскусил идею теста. Только прямой бой может дать ответы.
  
  
  
  Тогда я не обратил внимание, как в принципе все остальные. Рью не полетел в кусты. Сеней вырубил его ударом в живот. Я не увидел, никто из нас не увидел как Сенджу Тобирама, бог шиноби, не смог провести захват на ребенке с плохой чакрой, ведь тот увернулся.
  
  
  
  ----------------------------------------------------------
  
  
  
  1. Фактически Тобирама сказал, что команда будет специализироваться на всем.
  
  
  
  2. Он нагло врет. Особенности печати установленные на ребят будут описаны позже.
  
  
  
  
  
  
   Комментарий к Глава 6.2. Команда Љ 1. Лист и Уголек 1
   Дорогой читатель. Будет ли тебе интересно полное описание испытания или ограничиться урезанным вариантом?
  
  ========== Глава 6.3. Команда Љ 1. Я худею. ==========
  
6 день. 2 год. 0 век. Конохагакуре но сато.
  
  
  
  - Может сразу сдашься, Тама-кун? Без меча у тебя нет ни единого шанса - Харуно спокойно глядела мне в глаза.
  
  
  
  "Первый бой и первый проигрыш. Как это печально". - Думал я, смотря на разворачивающуюся технику розововолосой подруги.
  
  
  
  " А ведь совсем недавно я побеждал девять из десяти боев".
  
  
  
  Наша с Харуно ситуация - это классический пример, когда преимущество превращается противником в недостаток.
  
  
  
  Вокруг девочки стали появляться тонкие нити её нинпо. Мои глаза пока могут уследить за ними, совсем скоро наступит сенсорный шок. Слишком много объектов, слишком они "маленькие", да еще и Харуно будет постоянно давить своим жестким стилем боя.
  
  
  
  И самое поганое то, что из-за моего стиля боя от обороны, я не очень хорош в атаке.
  
  
  
  Если брать классификацию тайдзюцу от Тобирамы-сенсея, то у меня слабый уровень тай. Когда смогу одновременно с одинаковой эффективностью атаковать и защищаться, противостоять любому противнику в ближнем бою перейду на уровень среднего тайдзюцу, как та же Харуно, со своим Нин-Муай-Тай. Это не значит, что я не смогу победить шиноби на среднем уровне, нужно же учитывать еще и такие факторы как количество чакры, её качество, физические показатели. Простой пример: ребенок двенадцати лет со средним уровнем владения тайдзюцу при прочих равных вряд ли победит сформировавшегося двадцатилетнего чунина, пускай даже он слаб в тай.
  
  
  
  • Полная выкладка по тайдзюцу в разделе "Обо всем понемногу"
  
  
  
  Подбегаю к ней, не снижая скорости, бью ногой в корпус. Она чуть смещается назад, одновременно с этим локтем пытается попасть в ногу. Её нити оплетают мою конечность и тянут на удар, не давая ни остановиться, ни разорвать дистанцию.
  
  
  
  Подаюсь вперед и с силой делаю шаг, рвя нити чакры. Скорость такова, что девушка не успевает за мной. Локоть пролетает мимо, она проваливается вперед, пряма на жесткую атаку в челюсть.
  
  
  
  Розововолосую впечатывает в землю, она перекатом уходит от добивающего.
  
  
  
  Застываем друг напротив друга. Струя крови стекает из уголка губ девочки. Я напрягаюсь, готовый на все ради победы. Активирую доудзюцу, и мир замедляется.
  
  
  
  Харуно не принимая стойки, бросается в бой, атакуя одновременно и кулаками и нитями чакры, что норовят лишить меня равновесия, оплести или же попасть в глаза, лишить зрения.
  
  
  
  И вот я, уже не помышляя ни о чем кроме защиты, стараюсь устоять под бешеным напором Харуно. Повсюду мешающиеся еле заметные нити чакры, они не дают мне войти в свой ритм боя.
  
  
  
  Легким касанием отвожу прямой в челюсть, шаг в сторону и подсечка провалилась. Мы сталкиваемся в клинче, где девочка не может со стопроцентной эффективностью пользоваться своим нинпо. Однако беда в том, что Муай Тай - это искусство боя в клинче и на близкой дистанции.
  
  
  
  От удара локтем в голову еле ухожу, чтобы нарваться на захват головы. Максимально укрепляю чакрой голову, но этого оказалось недостаточно. Последнее, что вижу это приближающееся колено покрытое сеточкой поблескивающих нитей чакры. Темнота.
  
  
  
  
***
  
  
  
  Харуно упала на траву без сил. Тама уже начал потихоньку сопротивляться её доминированию в тай, а значит, девочке нужно увеличить количество тренировок и еще сильнее сфокусироваться на ирьенинтай. Она боялась до слез, что станет бесполезной для своего друга, слишком быстро он развивается, слишком много у него чакры, слишком хороший у него контроль. А ведь он еще и не стал фокусироваться на ирьениндзюцу, дабы сохранить побольше потенциала чакры для стихийных дзюцу. Ками, да он даже в контроле при его-то объемах почти догоняет её! Харуно оставалось только посильней стиснуть зубы и налегать на развитие нинпо и ирьениндзюцу, а как иногда хочется одеться в красивую юкату и сходить на весенний или осенний карнавал цветов! Погулять с Тама где-нибудь, посетить тот же театр или хотя бы сходить на пикник. А там, а там может даже и... и... поцеловаться с мальчиком...
  
  
  
  Щеки девочки заалели от нахлынувшей фантазии.
  
  
  
  - Атата. Она опять меня отделала. Эх. Ты такая жестокая, Харуно-чан.
  
  
  
  Девочка посмотрела на объект своих дум. С каждым годом его лицо становилось все необычней и необычней. Какая-то потусторонняя красота этого мальчика и притягивала и отталкивала одновременно. Из-за своей необычной внешности его часто опасались, сторонились и боялись. В отличие от неё. Уже сейчас девочка замечала на себе задумчивые взгляды клановых парней. Это льстило.
  
  
  
  - И это говорит мальчик, без зазрения совести бьющий девочек по лицу?
  
  
  
  - Да ладно, я думал ты увернешься. Хахаха. - Засмеялся Тама.
  
  
  
  - Как и я. - В ответ хитро улыбнулась Харуно.
  
  
  
  
***
  
  
  
  Мы сидели рядом с барьером и ждали своей очереди.
  
  
  
  - Долговато они что-то. - Произнесла Акеми, при этом заразительно зевая.
  
  
  
  Озэму хмуро осмотрел девочку и ничего не ответил. Переживает бедняга. Хоть и не говорит, но, похоже, он уже два боя слил. Первой с ним билась Харуно, затем Акеми. И после каждого он становился все грустней. Глупые, ясно же что цель испытания не победить все бои и даже не в поиске информации и аналитике. Все намного проще. Нам не было запрещено кооперироваться и обсуждать свои бои. Мы могли договариваться между собой перед боем, но никто этого не делал. Даже я.
  
  
  
  
  
  С ними все понятно. Тобирама-сенсей очень правильно подобрал слова и надавил где нужно, как итог у детей проснулся дух соперничества. Я, конечно же, мог бы все пояснить, дать подсказку... Но зачем? Сенсей всегда учил нас чему-либо. Все ситуации и испытания, что он задавал, всегда были направлены на наше совершенствование. Проясни я всю подоплеку испытания, чему бы они научились? Да ничему! Максимум - это, может быть, добился бы своего лидерства в группе, чего пока не желаю по ряду причин.
  
  
  
  
  
  Не знаю, осознала ли все это Харуно, но она пока помалкивает и исправно делает ставки перед каждым боем.
  
  
  
  Краем глаза замечаю, как часть стены непрозрачного красного барьера исчезает, и оттуда выходят Рью вместе с Харуно. На миг активирую доудзюцу.
  
  
  
  "Ага, парень продул. Неудивительно, при том кто был его противником. Пока Харуно идет без поражений. Не знаю как у Рью со ставками, но он пока ни одного боя так и не выиграл".
  
  
  
   На самом деле Рью не так плох в тай. Звезд с небо он в нашем бою не хватал, но держался уверенно, что для выходца из простой семьи уже достижение.
  
  
  
  Ощущаю жжение фуин печати. Следующий мой бой.
  
  
  
  Вместе со мной вскакивает Акеми и на всех парах мчится в барьер. Степенно захожу следом за ней
  
  
  
  Тобирама-сенсей сурово посмотрел сперва на меня, затем на переминающуюся с ноги на ногу Акеми.
  
  
  
  - Готовы? Начали!
  
  
  
  Встаю в стойку и, готовясь к атаке, которая не заставила себя ждать.
  
  
  
  Акеми налетела словно вихрь. Хаос ударов со всех сторон заставил раньше времени активировать доудзюцу.
  
  
  
  Чуть нагибаюсь, пропуская поверху очередную её вертушку, следом бью с шагом ладонью в солнечное сплетение. Девочка принимает мою атаку на жесткий блок, но даже это не спасло её от боли. Не отпускаю. Она отпрыгивает, но не может вырваться с моей дистанции, кривит губы в предвкушающем оскале и еще больше ускоряется, позабыв о защите, резко кидается в самоубийственную атаку.
  
  
  
  Мое доудзюцу прекрасно видит все её движения и предсказывает, откуда придет следующий удар. Подловив рыжую на чересчур размашистом замахе, сокращаю дистанцию до минимальной и, используя импульс движения, вбиваю свои ладони в её живот.
  
  
  
  На мое лицо попадает пара брызг крови. Хватаю за волосы и пытаюсь врезать коленом в голову, но она изворачивается под невероятным углом и, рыча как дикая кошка, накидывается на меня. С легкими шлепками парирую каждую атаку, но затем стали происходить странные вещи. Каждый её следующий удар стал быстрее предыдущего, скорость циркуляции чакры увеличивалась с каждой секундой, за минуту достигнув пика возможностей детского тела и перешагнув его!
  
  
  
  Принимаю решение вырубить её, пока не случилось необратимого. Подлавливаю её на паузе между бешенными сериями и ребром ладони бью в основание шеи. Чтобы в следующую секунду рвя жилы уйти от апперкота... или не уйти. Легкое касание по подбородку, мир плывет, качается и уходит из-под ног. Вижу красивую вертушечку в исполнении Акеми, а за ней темнота.
  
  
  
  
***
  
  
  
  Озэму неплохо сопротивлялся мне, была видна техника клана, наработки, но вся беда в том, что для использования всех сильных сторон кланового стиля не хватало самого главного - сенчакры. Мне кажется зря он так упорно развивает этот стиль, надеясь в будущем стать сеннином. Ведь может так случится, что призванные животные могут посчитать парня недостойным своих секретов, или же он не сможет научиться копить пресловутую природную энергию, всякое может случится. И что тогда? В общем я решил помочь напыщенному индюку.
  
  
  
  Держа его разбитую голову за волосы, я глядя на него сверху вниз иронично улыбаюсь.
  
  
  
  - Пф. А сколько гонору-то было! "Возрожу свой клан, сделаю его великим". - Передразнил я его - Тьфу. Если в твоем клане все такие слабаки, неудивительно, что он на грани вымирания. Неудачники.
  
  
  
  
  
  - А? ты что-то хочешь сказать? Говори громче, я не слышу. - Отпустив избитого в мясо ребенка, кривляясь наклоняю к нему ухо.
  
  
  
  - Я. Кха, кха. Убью...тебя... - Выплюнув крошево, в которое превратились его зубы произнес парень.
  
  
  
  Наступаю ногой на его шею и начинаю душить.
  
  
  
  - Тогда я прямо сейчас лишу себя будущих проблем. Интересно сколько будет стоить прикупить твоих родных, отличная из них получится прислуга.
  
  
  
  - НЕ...- Придавливаю сильней и наклоняюсь к нему, следом доверчиво шепча.
  
  
  
  - И кто меня остановит? Ты? Да ты даже меня в моей самой слабой дисциплине одолеть не можешь. Живешь в своем воображаемом мирке, вешаешь на людей ярлыки. Зачем ты нужен этой деревне? Зачем деревне нужны будут дети, воспитанные тобой? Жалкое ничтожество, могущее только трепать языком, ставящее себя выше других, не способное на командную работу. Желал стать лидером в группе? Тогда почему ты не собрал нас всех вместе и не обсудил, кто какой бой выиграет, не рассчитал так, чтобы у всех было равное количество этих биджевых листков? Молчишь? А да что с тобой говорить. - Убрал я ногу с шеи парня. Его глаза смотрели в одну точку.
  
  
  
  - Ах да! - Разворачиваюсь и, надавив на шейную артерию, вырубаю Озэму.
  
  
  
  
***
  
  
  
  Сидим. Ждем. Скучаем. Последний бой дня! Супер противостояние мощи и... и... и простого парня Рью. Акеми сейчас за барьером гоняет бедного Рью. Девочка прошлась по нам всем несокрушимой волной, поваляв даже такого титана как Харуно. Я подругу такой поникшей давно не видел.
  
  
  
  Нужно будет потом приготовить ей чего повкусней. В этом деле самое главное быть рядом! И пускай воспитать жену уже не выйдет, как было в моей прошлой жизни, когда мы определились с Настюхой еще в пять лет (и пускай поначалу это была лишь забавная игра двух детей), но даже так не стоит отпускать Харуно. Мне она нравится, если честно. Не любовь пока, но может чего и выйдет. Вон с Настюхой у нас любви в помине не было, а жили-то счастливо. А тут меня к ней немного влечет, чем не стимул быть рядом? Да и характер у неё яркий, как я люблю. Осталось только отгонять всяких шакалов, что уже так и норовят подкатить к чужой (в будущем) девушке.
  
  
  
  "О, открывается проход. Ээээ!?"
  
  
  
  Открываю удивленно рот и как рыба хватаю воздух. Харуно любопытно на меня поглядывает.
  
  
  
  "ОН. Победил! Как! ТАК?!"
  
  
  
  Мои глаза сканируют грустную Акеми и говорят однозначно: Девочка расстроена поражением.
  
  
  
  "Стоп! Без паники, может мои глаза ошибаются. Ведь было такое и не раз".
  
  
  
  -Итак. Подведем итоги нашего маленького турнира. - Тобирама-сенсей как чертик из табакерки появился в раскатах грома. Любит он дешёвые эффекты, однако.
  
  
  
  В руках сенсея были какие-то бумаги.
  
  
  
  - Для начала я задам простой вопрос. Кто правильно ответит на него, тот станет лидером группы на неделю. Чтобы все было по-честному, используем печати. Ответ скажите полушепотом в фуин печать, которую Мито-сан установила на вашем теле. Кхэм. Итак, вопрос: Скажите, какое было последнее правило у этого испытания. Даю вам на это десять минут. - Он уставился в свои документы хмурым взглядом.
  
  
  
  "Ответить или нет? Стоит ли поступить, как решил недавно и отказаться от места лидера покамест? Ведь зная сенсея, эта должность будет очень сложной, а у меня определение стихии и тренировки с ней на носу. Ладно, отвечу нашару".
  
  
  
  Наклоняю голову к печати и произношу свой ответ.
  
  
  
  "А все же, победил Рью?" - этот вопрос не давал мне покоя. Как посмотри, он не дотягивал до уровня Акеми, ну никак. Эта оторва просто размазала по стенке всех остальных своим "очень и очень слабым тай".
  
  
  
  - Подведя итоги, хочу сказать: вы все как команда провалились!
  
  
  
  - Сутью испытания была в том, чтобы вы смогли найти точки соприкосновения, проявили свои дипломатические таланты и сопротивлялись давлению внешней силы. А что делаете вы? Просто мутузите, друг друга, пытаетесь анализировать совершенно недостоверные данные первого боя со мной, при полном отсутствии таланта к анализу! Вы меня разочаровали, абсолютно все.
  
  
  
  - На миссиях вы будете постоянно попадать в сложные ситуации, ситуации, когда боевых талантов будет не хватать, и вы должны не надеяться на удачу, как только что было продемонстрировано! Нет! Используйте обходные пути, думайте. Ведь сила шиноби не в чакре или крутых дзюцу, она находится в сером веществе вашего мозга, в ваших извилинах и имя этой силы - Интеллект!
  
  
  
  - И да десятое правило звучит: Насрать на биджевы листики и угольки, главное команда! Пошли с глаз моих! Рью завтра можешь выбрать приз, остальные провалились.
  
  
  
  А я с поникшими плечами плелся в свою уютную комнату. Недооценил я сенсея, недооценил.
  
  
  
  " И почему я ляпнул именно эту фразу в это биджево фуин? Эх, как же это проблемно..."
  
  
  
  - Эй, Харуно! Пойдем, приготовим чего-нибудь покалорийней. У меня депрессия. Кстати приглашаю всех через два часа сюда же. Будем ЖРАТЬ.
  
  
  
  Акеми радостно кивнула. Рью кивнул слегка, косясь на меня насторожено. Озэму не кивнул, он лишь пробубнил себе что-то под нос.
  
  
  
  - Не буду сладкого. Я худею. - Ответила Харуно.
  
  
  
  "Что?!"
  
  
  
  Вечер того же дня.
  
  
  
  Тобирама цедил приятное на вкус саке. Сегодня его милая не греет его постель. Клан Акимичи очень не поворотлив, те реформы, что она сейчас проводит, идут со скрипом и требуют всё её внимания. Он, разумеется, старался помочь, чем мог, но не все дела она ему доверяла. Все же хоть они и муж с женой, хоть у них и родится вскоре ребенок, но разная клановая принадлежность играет весомую роль в их отношениях. Тобирама сам не понял, как простой брак по расчету стал чем-то большим. Он совсем недавно осознал, как ему одиноко без жены. А поняв, решил со всей основательностью устроить их счастье. Тобирама был в курсе её проблемы и каждую свободную минуту искал решение, даже ради этого забросил свой проект по воскрешению.
  
  
  
  Пока результаты не очень, но ученый чувствовал: еще чуть-чуть и женщине дарящей уют не будет грозить печальная судьба превращения в призваное животное. Благо есть еще шесть лет до точки невозврата. Целый океан времени для сорока Тобирам.
  
  
  
  От мыслей мужчину отвлек звук открывающихся дверей. Удзумаки Мито собственной персоной. Тобирама поражался неудержимой энергии, бьющей из этой женщины. Она смогла подружиться со всеми. Даже с его нелюдимым учеником!
  
  
  
  - Не думаешь, что поступать таким образом со своими ученикам было немного нечестно? Все-таки такое сильное гендзюцу, да еще и посредством фуин.
  
  
  
  - Не думаю. - Односложно ответил Тобирама. Настроения объяснять свои мотивы не было никакого.
  
  
  
  -...- Мито очень красноречиво молчала.
  
  
  
  -...- Тобирама молчал в ответ, прихлебывая саке.
  
  
  
  -...- Мито молча присела на стульчик и уставилась немигающим взглядом на мужчину.
  
  
  
  -...- Тобирама хлебнул саке. Настойчивое внимание раздражало.
  
  
  
  -...- Мито все так же не мигала.
  
  
  
  - У них не было шанса пройти это испытание. Более того, даже в случае их кооперации я бы использовал другой вариант концовки и все равно бы их отругал.
  
  
  
  -...- Мито все также, не мигая, смотрела в рот Тобираме.
  
  
  
  - Как ты уже поняла, я дал им подсказку с Рью, но никто не заметил. Вот если бы они заметили, это уже другой вопрос. Особенно на Таму я рассчитывал.
  
  
  
  -...-
  
  
  
  -Небольшое гендзюцу пошло ученикам на пользу. Да, спасибо за печать, мои клоны вычистили их разумы через внутренний мир от закладок, да и защиту я им более или менее нормальную поставил. Да и не мешало подтолкнуть этого лентяя к правильному решению. Ох, ну и сложно на него накладывать гендзюцу. Знаешь, Мито, я ни на секунду не пожалел, что мне попались два таких ученика! Что Тама, что Харуно, очень радуют.
  
  - Завтра сможешь предоставить выкладку по состоянию чакросистемы каждого из пятерки... Мито? Ты что спишь?
  
  
  
  -...- Немигающий взгляд и легкое посапывание было ему ответом.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  ========== Глава 7. Сидим. Молчим. Жуем. ==========
  
6 день. 2 год. 0 век. Конохагакуре но сато.
  
  
  
  Сидим. Молчим. Жуем.
  
  
  
  Рыжая Акеми ерзает своей тощей попкой о сиденье дивана. Девочка показала себя очень бойкой и активной, поэтому долгое однотипное занятие для неё в тягость. Видно, что ей ну просто очень хочется начать разговор, но рыжая, то ли стесняется, то ли огрызки кланового воспитания проявляют себя, ну или может она не знает о чем говорить в подобной ситуации. Вот немного большой для её типа лица, ротик приоткрывается, слегка, на миллиметр лишь, а потом резко, захлопывается, губки упрямо сжимаются, а глаза начинают панически бегать по всем членам "команды".
  
  
  
  Молчим. Жуем. Сидим.
  
  
  
  Голова Рью чуть опущена, его фиолетовая челка спадает на лицо, пряча того же цвета глаза. Мальчик слегка сутулится, флюиды страха буквально окружают большого подростка. Он не двигается, не ощущается его сигнатура чакры, и если б не легкое движение воздуха у рта, то я бы уже начал бы его реанимировать.
  
  
  
  Жуем. Сидим. Молчим.
  
  
  
  Колокольчики в косе Харуно весело звенят, но сама девочка не выглядит радостной. Вяло ковыряя в миске палочками и перебирая зернышки риса, она лишь печально вздыхает, иногда украдкой бросая на меня непонятные взгляды. Дуется, наверное, еще.
  
  
  
  Молчим. Жуем. Молчим.
  
  
  
  Два синих птичьих глаза пытаются просверлить во мне дырку. Кажется - дай ему повод, спровоцируй и чудовище, что скрывается за детской мальчишеской внешностью, с кунаем наперевес кинется на вашего покорного слугу, дабы сделать из цельного Тамы несколько поменьше. Озэму явно не пришлась по душе моя терапия. Однако брюнет, надо отдать ему должное, не испытывал жгучей ненависти (если он, разумеется, не умудряется сейчас обмануть мои глаза), лишь злость.
  
  
  
  Молчим. Молчим. Молчим.
  
  
  
  - Рью, а ты чего попросил у сенсея? - От моего вопроса все вздрогнули, Акеми даже поперхнулась свининой. - А че?
  
  Разумеется, я знал, что подобные вопросы задавать не прилично, как собственно любые вопросы связанные с техниками и их обучением, но мне честно насрать на этикет. Особенно когда заканчивается свинина.
  
  Рью шевельнулся. Поднял свой взор от так интересующего его совсем недавно пола и посмотрел на мою грудь... Серьезно, он пялился на мой торс!
  
  "Неужто из этих?" - Скользнула по задворкам сознания страшная мысль. На миг активирую доудзюцу.
  
  "Вкус мяты на языке - опаска, приправленная кислым - немного страха, и совсем чуть-чуть цитрусовые - надежда." - Ощутил вкус его инь мой глаз. Вообще я совсем недавно научился этому трюку и еще не все вкусы расшифровал, и кому-то покажется проба на вкус чужой чакры неэтичным, но это если не знать о моей способности пробовать на вкус ян и даже выделять из крови природную сен чакру человека - вот это неэтично, чувствуешь себя каннибалом.
  
  "Фух. Слава Инари-сама, он просто не смотрит мне в глаза, будто со зверем общается и не хочет провоцировать". - Решаю про себя, мысленно вытирая пот со лба. Неохота иметь в команде педика.
  
  - Я попросил Тобираму-сама о возможности сохранить фуин. - Сухим голосом констатировал здоровяк и, немного помявшись, закатал рукав, дабы продемонстрировать нам ту самую фуин игры.
  
  - Зачем!? - Возбужденно спросила Акеми, лимит молчания она превысила во много раз за сегодня, за сейчас, за эту минуту. - Она ведь бесполезна! Или нет?
  
  Девочка интенсивно закрутила головой, переводя взгляд на каждого из команды.
  
  Все задумались. Рью мялся, он хотел продолжить свою мысль, но видя, что разговор немного свернул, не решался на инициативу.
  
  - Рью-кун, думаешь благодаря ей ты выиграл - Скрестив пальцы и сделав страшную рожу( на мой взгляд)(про себя он считал её скорее всего высокоинтеллектуальной) Озэму. - Можешь, если тебе не трудно, рассказать подтвердил или опроверг твои умозаключения, многоуважаемый Тобирама-сенсей, не сочти за хамство, но мне, да и нам всем, просто необходимо знать на многое ли ты будешь способен. Это критичная информация для составления тактики и стратегии наших действий! Поверь, мы все, со временем, друг о друге узнаем практически всё, ведь насколько я понял, мы все по очереди станем главами команды, и информации лишней не будет ни сейчас, ни в будущем.
  
  Пока Озэму строил из себя умника, в кучу слов вкладывая один вопрос, я радостно заказывал еще порцию мяса, Харуно мне тем временем заговорчески улыбалась, она-то понимала - вкус мяса лучше, когда есть о чем поговорить.
  
  - Давай, Рью! Рожай давай, мне очень интересно! - Акеми подпрыгнув обхватила руку победителя, и с сияющим взором уставилась прямо в его фиолетовые глаза.
  
  - Эмм... Первый раз... это когда Тобирама-сенсе...сама проверял наши навыки, мое тело начало двигаться само - промямлил раскрасневшийся пацан, потер печать и, слегка коснувшись руки Акеми, заалел еще сильней, но продолжил. - Я слаб в тайдзюцу, но развит физически, все так говорят, еще немного могу управлять любой мышцей, да и чувствую их все... Тогда не я управлял руками, когда уворачивался от броска, управляла фуин. - Рью, быстро осмотрев нас и убедившись, что его внимательно слушают, продолжил уже уверенней. - Во время последнего боя это случилось опять. Фуин управляла мной. Не я победил, это был клон Тобирамы-сама в печати, из которой он управлял моим телом... наверное его, но может и клон Мито-сама.
  
  -Биджева задни...Шлеп, ауч, больно! - Харуно слегка стукнула меня по ребрам.
  
  - Не выражайся, ты ведь на людях! - Грозно свела брови она.
  
  - Рью, но почему ты тогда согласился на эту, эту... ну как его? - Не смогла подобрать слова Акеми.
  
  - Мерзость. - Грустная улыбка вылезла на лицо фиолетововолосого здоровяка. - У меня нет ничего, ни клана, ни таланта, ни решимости как у Акеми-доно. Я подумал, может только так я и смогу принести пользу - являясь марионеткой гения или же его эксперементом.
  
  
  
  Встаю с места. Под растерянные взгляды этих по сути детей. Подхожу к, с мрачной решимостью смотрящему на меня, Рью. Даже сидя, его рост немного не дотягивает до моего, когда я стою. Накланяюсь чуть вперед, дабы наши глаза оказались на одной линии. Харуно сжала пальчики в кулачки, Акеми из-за плеча Рью с удивлением на меня смотрит, Озэму словно сжатая пружина, он готов бросится на меня, если будет сказаны лишние слова.
  
  "Птиц все же не такой и засранец, как поначалу показалось".
  
  Полуулыбка вылезает на мое лицо, руки медленно, словно змеи тянутся к шеи высокого мальчика, мои глаза расширяются, как и глаза Рью, зеркально отображающие мои. Все молчат и как заворожённые смотрят за этой безумной сценой.
  
  
  
  "Еще не время"
  
  
  
  Чуть замедляю движение рук, дабы подгадать правильно.
  
  
  
  Вот две мои ладони уже почти сжимаются на его шее.
  
  
  
  Резко дергаю руки вверх и хватаю его щеки растягивая, одновременно с этим тучная официантка с зычным "Ваше мясо!", появившись словно из неоткуда с грохотом "ставит" наш заказ на стол.
  
  
  
  - Идиот. - Хлопает открытой ладошкой по лицу Харуно. Все выдыхают.
  
  
  
  - Слышь, Рью, а давай без этих кунов общаться, а? Ты крутой парень оказывается, да и шаристый, но вот тууупооой, неслыханно тупой. - Растягиваю его щеки сильней, делая его физиономию забавной. Не выдерживает Акеми и начинает хихикать. - Неправильно ставишь акценты. Скажи, после использования твоей тушки Тобирамой-сенсеем, у тебя ведь ничего не болело? Так ведь? - Дождавшись утвердительного кивка продолжил. - Если у тебя ничего не болело, значит фуин не перенапрягала твои мышцы, суставы и чакроканалы, что в свою очередь значит, что ты, дурья башка, и сам способен был победить этот рыжий смерч! А еще. - Наклоняюсь и, приставив ко рту ладонь, дабы не прочитали по губам шепчу. - Ни я, ни Харуно, ни кто из нашей команды, не может почувствовать и управлять каждой своей мышцей в своем теле, как думаешь, почему?
  
  Рью хоть и был идиотом, но все понял. Да, это трудно осознать, что нечто привычное для тебя, естественное, может оказаться совершенно недоступно остальным. Обычная ситуация у шиноби с улучшенным геномом...
  
  
  
  " А ведь глаза с самого начал говорили - парень не прост". - Хмыкнул про себя, отпуская многострадальные щеки парня, и резво перемещаюсь к своему месту, чтобы затем с большим энтузиазмом начать поглощать резко повкусневшее мясо.
  
  
  
  Все молчат.
  
  
  
  - Значит, с тобой теперь всегда будет клон Тобирама-сенсея в печати? - Разорвала молчание вопросом Харуно, аккуратно накладывая себе кусочек свинины.
  
  
  
  -Эмм? Тобирама-сенсей сказал, что такая печать не предусмотрена для долгого содержания клона, и он взамен научит меня технике завязанной на эту фуин. Простите. - Под моим взглядом повинился Рью.
  
  
  
  -Я идиот. - Бурчу себе под нос.
  
  
  
  "Это так тупо!"
  
  
  
  На четырех детских лицах проявились слабые и не очень улыбки.
  
  
  
  - Акеми-сан, а где ты научилась такому сильному тайдзюцу, оно необычно. Рубленное и непредсказуемое. Я никак не могу понять, какой стиль, западный или восточный, может южный? - Озэму задал интересующий его вопрос рыжей девочке, а та охотно поддержала разговор.
  
  
  
  - Ой! Оно самое обычное, ни северное и западное, самое-самое обычное, хахаха. Да и не тайдзюцу это. - Махнула рукой, немного наиграно при этом действии улыбаясь, девочка. - Просто рука-нога-лицо стиль, ничего необычного. Я ведь самая обычная девочка, откуда мне знать искусный тай?
  
  Разговоры набирали обороты, неловкость и скованность ушла. Один только я сидел, молчал и жевал очень вкусную свинину с кровью, приправленную дружеским общением и несмелыми детскими улыбками...
  
  
  
  
Вечер того же дня.
  
  
  
  Меч в руках живет своей жизнью, описывая замысловатые траектории, блестя при этом в свете жаровен додзё. Клинок ведет меня, чему я несказанно рад. Вот уже несколько лет я каждый божий день выполняю заветы Нины-сенсея, и как она и говорила, чакроканалы в руках со временем приобрели размер сравнимый с чакроканалами в ногах, системы циркуляции в руках и ногах стала практически зеркальной, а это значит, что я, наконец, могу полноценно использовать оружие в бою.
  
  - Моя любимая, надеюсь, ты простишь своего суженого за его ветреность, но он пока тебя не достоин. - Говорю, проводя пальцем, по лезвию лежащего на пьедестале Цзян.
  
  Очень жаль, но пока я не освою хотя бы форму севера и не подрасту хоть чуть-чуть, о моем призывном мече стоит забыть.
  
  В общем, не так уж мне много осталось до изучения формы севера в полной мере, даже удивительно, насколько быстро мои каналы чакры, в том числе и микро, расширяются и изменяются.
  
  - Прощай, любимая, и до встречи. - Ласково беру в руки меч и отзываю и его и додзё.
  
  Все пространство заволокло дымом, по факту являющимся ян чакрой.
  
  - Закончил? - Тобирама-сенсей облокотившись на дерево, стоит рядом и своими красными глазами сканирует бедного меня.
  
  - Нет, Тобирама-сенсей, или может мне начать вас называть "Папа"? - Щека учителя чуть дернулась.
  
  "Настоящий, не клон".
  
  - Не паясничай, "сынок". Как кендзюцу? Можешь использовать меч - кивнул он на иллюзию моей любимой на моей спине.
  
  - Её? Нет, пока, нет. Но что попроще, без проблем. - Подхожу к учителю, он хмыкает и кивает головой в сторону, "пошли" - мол.
  
  - Подберешь себе по вкусу, в оружейной клана, только не наглей, Тама-кун. - Прищурился сенсей, скосив глаз на мою хитрую полуулыбку. - Какой ранг?
  
  - Мечник по кендзюцу. Как левой, так и правой могу использовать техники без проблем. В Тайцзицюань же, все еще новичок.
  
  - Мечник? - Удивленно вскинул брови Тобирама, но тут же взял себя в руки. - Очень быстрый прогресс. Завтра определим твою стихию, похоже время пришло.
  
  Радостно ухнуло сердце и по венам прогнало это светлое чувство по всему телу, подарив необычную легкость. Хотелось бегать и смеяться, радоваться и подарить эту радость другим.
  
  Счастливая улыбка сама собой овладела лицом.
  
  Левая сторона губ Тобирамы чуть дернулась.
  
  С трудом взяв себя в руки, задаю интересующий меня вопрос.
  
  - Почему я главой отряда, вы же насколько я понял, собрались меня оставлять главным до самого конца? Харуно же лучше подойдет.
  
  - Она девочка. - Покачал головой сенсей. - Кланы не поймут, кроме Хатаке разумеется. Тама, будь бдителен, глава Хатаке в тебе заинтересована и может начать действовать, эту женщину не сдержат возможные последствия. Мне не надо тебе объяснять, что может случится если первый твой раз будет с ней?
  
  "Зависимость будет у меня от её передка". - Скривился я. Уж очень тянуло меня на эту красотку, именно поэтому я хотел трахнуть другую представительницу их клана, дабы получить более слабое воздействие их хидзюцу и дать моей чакре возможность перебороть воздействие, но похоже не судьба.
  
  - Тама, за эти два месяца постарайся выложиться на полную. Возможно, мне придется участвовать в сражениях в следующей кампании, как и вам. - Тобирама остановился и очень серьезно на меня посмотрел. - Вытяни свою команду, сплоти их, тебе это по силам.
  
  "Похоже, детство заканчивается. Неужели что-то готовится?"
  
  - Сенсей, я выполню ваше указание. - Делаю поклон на 45 градусов в соответствии с традицией. Я предельно серьезен, если сенсей говорит о неприятностях, то стоит готовиться.
  
  Он ничего не ответил.
  
  Мы чуть ускорили шаг.
  
  - Учитель, Харуно адаптировала скальпель чакры к своему нинпо. - Огорошил я расслабившегося Тобираму.
  
  Он споткнулся на ровном месте и чуть не грохнулся в газон, настолько удивился.
  
  - Ты ведь не шутишь? - Не веря спросил он. - И когда?
  
  - Да год уже как. Не знаю почему она вам не сказала. Но зная Харуно, скорее причина в "это техника не завершена, Тама-кун!" - Пародировал я голос розововолосой. - Да и с лечебной чакрой у неё все отлично. Учитель, научите её ирьениндзюцу B ранга, а то она начинает останавливаться.
  
  - Хм. Может быть, может быть. Завтра после теста на стихию, подумаю о твоем предложении. - Вдруг учитель вздрогнул, а его лицо немного изменило выражение на предвкушающее-похотливое.
  
  Отрешаюсь от мира. Да так и есть. Мама пришла к своему мужу.
  
  - "Папочка", а чего это вы удумали делать с моей беременной мамой?
  
  - Кхе!?
  
  - Слишком много эмоций у вас сегодня, сенсей, стареете, наверное?
  
  
  
  
7 день. 2 год. 0 век. Конохагакуре но сато.
  
  
  
  "На поляне полигона сидим мы кружком, мыслим о своем
  
  Каждый с надеждой смотри вдаль
  
  Все хотят, и я хочу, чтобы жизнь не изменилась никогда
  
  Чтобы вера не ушла, и несчастье не пришло
  
  Чтобы тепло весны, давало сил
  
  Почкам раскрыться листком" - напевал я себе под нос незатейливую песенку.
  
  Акеми, сидевшая рядом, с восторгом смотрела прямо мне в рот, ловя каждое слово детского мотивчика.
  
  Рью в полголоса с Харуно обсуждал какую-то траву. Озэму же что-то строчил в небольшом блокнотике, иногда оглядываясь по сторонам, контролирую обстановку.
  
  
  
  Хлопок
  
  
  
  Прямо перед нами появилась карликовая панда со странным на вид кунаем в лапе. Она с презрением обвела нас всех бусинками своих глаз, а затем воткнула в землю этот кунай.
  
  
  
  Треск
  
  
  
  С синей вспышкой, пред нами предстал учитель. Весь из себя важный и такой довольный, что мне просто ну очень захотелось спросить про маму. Однако я сдержался.
  
  - Приветствую.
  
  Мы нескладно поздоровались в ответ.
  
  - Это первый день вашей двухмесячной тренировки и стоит подробней рассказать, что именно вас ждет. - Пока он говорил свою речь, панда с угрюмым выражением достала из кармана учителя кусок бамбука и, что-то проскрипев под нос, с хлопком исчезла.
  
  - Перво-наперво я проверю ваши физические показатели, такие как сила, скорость и выносливость, необходимо это для составления индивидуальных тренировок для каждого.
  
  - Также огромная роль будет отводиться командному взаимодействию и разработки тактик и стратегий. Вы команда, и должны действовать именно как команда, а не сборище шиноби.
  
  - Подобными вещами мы будет заниматься до обеда.
  
  - Касательно ниндзюцу. Первую неделю мы ничего кроме контроля изучать не будем и только потом я подберу несколько техник для каждого. - Тобирама во время речи не сдвинулся и на миллиметр.
  
  -Эти два месяца для вас покажутся адом, но поверьте это лучше, нежели смерть на первом задании, лучше чувства беспомощности, когда ничем не можешь помочь своему товарищу. Будьте предельно серьезны. - Обвел он нас всех взглядом, по несколько секунд задерживаясь на каждом. - Многие называют грядущую эпоху мирной, эпохой расцвета, я же так не считаю. На нашем материке уже стали образовываться другие деревни и хотя пока их мощь не дотягивает до Конохи и Водоворота, но это пока. Год, может десять и грянет ужасающая война, по сравнению с которой клановые войны - игра в песочнице. Наш Хокаге всеми силами пытается не допустить её, но стоит быть готовыми к худшему.
  
  - Надеюсь, я смог достучаться до вас. - Тобирама вздохнул, переводя дыхание. - Сегодня мы изучим классификацию ниндзюцу*, но сперва узнаем вашу предрасположенность к стихиям, после обеда я предоставлю свитки, которые необходимо будет изучить досконально.
  
  Тобирама-сенсей достал из кармашка пачку чакропроводящей бумаги.
  
  - Этот листок стоит зажать между указательным и средним пальцем основной руки, вот так - Продемонстрировал учитель - затем пустить минимальное количество чакры в листок. Как видите, в моем случае он намок и сжался, это значит, что моими основными стихиями являются молния и вода.
  
  - Если листок горит - значит у вас огонь, рассыпается - земля, разрезается - воздух. Существуют также так называемые сложные элементы, но для них необходимо иметь соответствующий улучшенный геном или же уникальный, практически недостижимый контроль чакры. Так у нашего многоуважаемого Хокаге при желании листок прорастет.
  
  - Прежде чем подробнее рассказывать о всех особенностях стихийного ниндзюцу, давайте узнаем у кого что.
  
  Первой с места вскочила Акеми, на долю секунды опередив Озэму.
  
  - Ой, горит! Она горит! Как классно и круто! - Радостно подпрыгнув, восторженно произнесла рыжая.
  
  - Отлично, в нашей деревне как раз множество техник огня.
  
  Девушка сперва радостно пискнула, а затем неожиданно осеклась, задумалась.
  
  - Учитель... Это, а Огонь можно сочетать с тай? - Вопрос был задан с такой надеждой, что Тобирама не смог ответить отрицательно.
  
  - Все зависит лишь от тебя, сможешь приспособить - будет работать с тай и огонь.
  
  Следующей вскочила Харуно, опять опередив Озэму.
  
  - Ничего. - Тихо произнесла девочка, гипнотизируя листок. - Ничего.
  
  - Да, такое бывает, если потенциал чакры уже был израсходован, но не отчаивайся, это лишь значит, что тебе нужно будет приложить много больше усилий в развитии понравившейся тебе стихии. - Выделил интонацией слово понравившейся сенсей. - Может через год или через два, при должном старании ты станешь способна на преобразовании чакры, скажем в чакру ветра.
  
  - Ветер. Да, пусть будет ветер. - Харуно несмело улыбнулась и отошла в сторону, позвякивая колокольчиками в косе.
  
  Озэму, наконец, удалось прорваться к заветным листочкам. Зануда подал в лист бумаги чакру, и тот разрезало на куски и тут же они сгорели.
  
  - Огонь и ветер? Отличное сочетание, поздравляю Озэму-кун, очень впечатляет. Будешь углубленно развивать стихийное нин или же поверхностно?
  
  - Я думал развивать ирьениндзюцу и тай, но нашей команде не хватает огневой мощи, поэтому, да, изменю свои планы и буду углубленно тренировать нин.
  
  Тобирама кивнул. Типа понял.
  
  Мы с Рью не сдвинулись с места. Махаю ему рукой, хочу быть последним.
  
  Рью встает и подходит к Тобираме-сенсею. Стандартная процедура и листок рассыпается песком.
  
  - Земля. Хорошо, в сочетании с нинпо, которому я тебя обучу, из тебя получится отличный боец средней линии.
  
  Моя очередь. Беру листок. Вот он момент истины. Сейчас и увижу стоили ли все мои тренировки хоть чего-нибудь.
  
  Активирую доудзюцу, дабы ничего не пропустить. Подаю чакру в бумажку. Время застывает киселем.
  
  Миг. Бумажка начинает сминаться - Молния.
  
  "Отлично, отлично! Пока все хорошо".
  
  Миг. Влага проявляется на белом листке. - Вода.
  
  "Блядь! Блядь, блядь, блядь, биджева мать!" - Я так мечтал об огне, а тут такая подстава! Огонь никогда не проявляется с водой. Никогда!
  
  "Если только нет улучшенного генома. Точно! Может не все еще потеряно?" - Мир замедлился еще сильней, от напряжения, начал побаливать глаз.
  
  Миг. Края сминающейся, мокрой бумажки начинают осыпаться - Земля.
  
  "Нет. Не может быть. Даже не ветер, а земля! За что?" - Самая бесполезная, на мой взгляд, стихия проявила себя.
  
  Время ускоряется и возвращается в привычное русло. Мои плечи опускаются, а глаза неотрывно смотрят на все что осталось от бумажки.
  
  - Сильно. Очень сильно. Успел разглядеть? - Тобирама чему-то доволен.
  
  "Сейчас я его огорчу" - Приходит злорадная мысль.
  
  - Молния, вода и земля. Такое вот дерьмо. - Грустно улыбаюсь сенсею.
   - Поздравляю, Тама-кун, готовься к тренировкам. Ты не представляешь, насколько тебе повезло. - Уголки губ учителя дернулись вверх в намеке на улыбку.
Оценка: 5.83*52  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Пылаев "Видящий-5. На родной земле"(ЛитРПГ) С.Волкова "Игрушка Верховного Мага 2"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) В.Пылаев "Пятый посланник"(Уся (Wuxia)) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) GreatYarick "Время выживать"(Постапокалипсис) К.Демина "На краю одиночества"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"