Антиинтервью: другие произведения.

Владимир Михальчук: "Раньше писал девять книг одновременно"

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Режим комментирования - "для залогиненных".

 

 О сегодняшнем моём собеседнике требуется рассказать побольше.
Владимир Михальчук — украинский писатель-фантаст. Родился 06 июля 1984 г. во Львове, Украина. В настоящее время там и живёт.
Читать научился в очень раннем возрасте. В пять лет уже бойко перечитывал и декламировал наизусть все детские книги, какие только удавалось найти. С 1990-го года в родном городе не было детской и юношеской библиотеки, куда бы его не записали. В семь лет прочитал книгу «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский» Мигеля де Сервантеса Сааведры. С этого времени будущий писатель и погрузился в мир литературы.
Двигателем к творчеству стала книга Гарри Гаррисона. Какая — уже не вспомнить. Но первые шаги в «бумагоисчеркательном жанре» Владимир сделал в третьем классе средней школы. Шариковой ручкой была исписана целая тетрадь, «в клеточку, на 96 страниц». Первая книга называлась «Планета Икс» и весьма напоминала «Звездные похождения галактических рейнджеров» (Star Smashers of the Galaxy Rangers) Гарри Гаррисона.
А потом литература надолго ушла из жизни Владимира, сменившись, как он признается, «девочками, мальчишескими проказами, девочками, учебой, высшим образованием и еще несколько раз — девочками!». За это время создавались только стихи на украинском языке, молодёжные частушки и шутки для КВН.
Во время учёбы сдал несколько классов средней школы экстерном. Окончил Львовскую Гуманитарную Гимназию в 1999 году. В высшее учебное заведение — Львовский Национальный Университет имени Ивана Франко поступил в «ещё не совсем совершеннолетнем возрасте». Всю жизнь учился, работал и общался с более взрослыми людьми. Пытался учиться на чужих ошибках. Но жизнь, почему-то, «предоставляла учебу исключительно на шкуре» писателя.
Во время неоконченной учебы (которая длится и до сих пор) «отвоевал себе звание» магистра филологических наук по специальности украинский язык и литература. Кстати говоря, русский никогда не учил, хотя и пишет на этом языке.
Кроме филологии поступил на факультет актёрского мастерства, но учиться не пошёл. Вместо «скакать по сцене драматического театра» долгое время был игроком-сценаристом львовской сборной команды КВН «Львовские партизаны» (и еще несколько названий), режиссером КВН, несколько раз ведущим и членом жюри на региональных играх Клуба Вёселых и Находчивых.
Также изучал психологию и маркетинг, «разобраться с которыми даже сейчас нет ни времени, ни сил».
Работал менеджером, старшим менеджером, даже менеджером-грузчиком на полставки, заместителем директора, директором (одновременно четырёх) организаций. Занимался обычной и политической рекламой, выпускал собственную газету. Издал несколько книг под псевдонимом на украинском языке в жанре «остро перченой скандалологии». Со временем осознал, что политические деньги — не лучшая панацея для совести.
Открыл собственную строительную фирму. Впоследствии благополучно её закрыл, поскольку с бизнесом абсолютно не везло. «Остался в долгах, нервных расстройствах и в результате серьезно заболел».
В середине 2009-го — начале 2010-го годов болезнь была побеждена. «Случилось творческое озарение: лучше творить доброе и весёлое, чем пытаться зарабатывать на нудном».
В фантастику пришёл в конце 2008-го года, писал под несколькими псевдонимами. Исключительно на русском, поскольку заработать («а как иначе кормить семью?») на украинской литературе казалось невозможным.
Уровень знания русского языка значительно хромал. Потому писатель, а тогда еще «заматеревший графоман», выкладывая произведения в сеть (в основном, на портале «Журнал «Самиздат»), активно рекламировал свои «раманы и рыссказы», как он сам их характеризует. Владимир рассчитывал собрать как можно больше негативно настроенных критиков, которые могли бы помочь найти все ошибки, указать на неточности, «носом ткнуть в корявый сюжет». К сожалению, расчет оказался неверным. В сети большинство критиков руководствовалось, в основном, личной неприязненностью. Потому ожидаемого анализа Владимир не получил.
Пришлось учиться самому. Сел за классику, научную литературу и советские переводы американских и европейских фантастов.
В итоге получилось «выкарабкаться к новому уровню». К своему удивлению, обнаружил, что стучаться в издательства с предложениями своих произведений — нет необходимости. Издательства сами находят перспективных авторов!
Так и случилось. Первая книга Владимира «Клыки на погонах» (первый том одноимённого цикла) ещё не была готова и на четверть, как с ним связался Александр Сидорович — главный редактор «Ленинградского издательства» («Лениздат») и предложил сотрудничество. Эта эпохальная беседа, по словам писателя, произошла 03 января 2010-го года. С этого момента и началась жизнь писателя Владимира Михальчука.
Надо отметить, что Владимир Михальчук необычайно плодовит. Дебютный трехтомник «Клыки на погонах» был написан всего за три месяца. Остальные книги в жанре юмористической фэнтези, которые создаются сейчас и будут создаваться в будущем, рождаются примерно за двадцать-тридцать дней.


Вот и, начав с феномена скорострельности и закончив общесамиздатскими вопросами, мы с Владимиром и побеседовали.


Сразу быка за рога: я неоднократно сталкивался с тем, что многих интересует феномен твоей «скорописи». Для затравки приведи, пожалуйста, «голые цифры» — сколько часов в день (в среднем, конечно) ты работаешь, сколько за это время выдаёшь килобайтов текста, сколько дней в месяц творишь, и бывают ли перерывы между книгами?

Быка, с твоего позволения, немного подвину и к рогам перейду чуть позже. Для начала отмечу, что быстрота написания текста всегда означает отсутствие качества. Ты можешь писать, изливая сознание-подсознание в Ворд и даже этот текст потом без труда издать; главные критерии издательств — постоянная динамика, то бишь экшн и резкие повороты сюжета, яркие персонажи, ударный юмор (если он в книге должен присутствовать) и запоминаемость сцен. Не секрет, что многие книги создаются буквально под копирку. Пишется это легко и просто, даже получаешь некоторое удовольствие. Но со временем, поглядывая на красивый томик на полке (или отвратный, если не повезло с иллюстратором), начинаешь ощущать, что гонорар в кармане жжет, а щеки заливаются румянцем. Это я о чем вообще? Ах, да! Немного вылил душу.
Говорю пусть не в тему, но надеюсь, что начинающим писателям эта информация поможет.
Своими первыми книгами я взял и поиздевался над этими самыми «копирками», которыми негласно и часто неосознанно пользуются писатели. Местами получилось очень грубо и стебно, некоторые места даже мне нравятся. Создались, опять же, легко. Кстати, отмечу, что «Ленинградское издательство» (Лениздат) в лице замечательного Александра Сидоровича, заинтересовалось моей первой книгой еще в то время, когда текст не был готов и на четверть. В итоге работа пошла как по эльфийскому маслу — весело, с музыкой и без напряжения. Вот уж не знаю, попал ли под веяние конъюнктуры издательского рынка или действительно написал что-то совершенно непохожее на другие книги, но то, что издательство само нашло меня — факт.
Теперь, наконец, о скорости.
Я печатаю, нажимая более 250 клавиш в минуту. Скорость печати варьируется от 210 до 400 символов/мин. — проверял. Никакими «самоучителями тыцкания по клаве» никогда не пользовался. Производительность слепого набора текста есть всего лишь дело практики. Кстати, набираю только четырьмя пальцами. Вот.
За шесть-восемь часов непрерывной работы у меня максимально получалось «нарисовать» примерно 1,4 а. л. (авторского листа), то есть порядка 56000 символов с пробелами. Однажды сделал даже две алки, но сей рекорд выбил меня из ритма на долгое время. Любая ранняя книга реально создавалась за две-три недели, причем публиковал ее на Самиздате сразу, не обращая внимания на ошибки и недоработки. Затем, перед отправкой в издательство, на неделю садился за редактуру. Вычищал ошибки-опечатки-глупости, изменял некоторые сцены, «дополнял» героев и так далее. Финал — отправка, а через одну-пять недель уже редакторский вариант книги. За ними еще одна авторская редактура, и текст уходил в работу на печатный станок. Это занимало от силы два дня.
В своей быстроте ничего аномального не вижу. Юмористический текст у меня всегда получался почти молниеносно. Возможно, дело в том, что раньше я был играющим сценаристом КВН и без проблем активничал на «разминках». То есть создание юмора выработалось до автоматизма.
Каждый день я работаю от шести до четырнадцати часов. Это не только письмо, но и чтение — практическая и теоретическая часть. Признаюсь также: в последнее время редко читаю современные книги. Больше интересуюсь советскими переводами американской фантастики, русскоязычными звездами литературы прошлых двух десятилетий и научной литературой. От них и набираюсь опыта в создании текста. Кажется, с каждой новой книгой получается все лучше. Хотя, не мне судить...
Должен отметить, что моя «скорострельность» имеет два основных этапа: до цикла «Клыки на погонах» и после. Вкратце поясню.
Когда я появился на Самиздате под псевдонимом Датыщев, то активно и часто грязными методами завлекал к себе читателя. Русский язык я не знал совершенно. Благодаря своей скорости, нахрапом создавал любой текст, хотя бы отдаленно напоминающий книгу, и ожидал реакции народа. Реакция пришла, причем не с той стороны, откуда замышлял (стратег из меня не получился))). Хотел критики и «тыканья носом в ошибки». А в результате настроил против себя массу обитателей сети. Причем как саморекламой, так и умышленно-скандальным поведением. Те, кто близко знаком со мной и в ближнем общении до сих пор продолжают удивляться: зачем тебе это было? Честно говоря, сам не знаю. Но плоды сие издевательство над собой и другими (за что извиняюсь перед всеми, с кем сталкивался в ссорах и спорах) принесло. Я таки научился сносно писать и выражаться по-русски. И с удивлением заметил, что, умея бойко писать, можно без труда издаваться.
Затем был цикл про Клыки под настоящим именем (с ним, кстати, я поспешил, но уже ничего не поделать). Местами детский, местами грубый, иногда — провоцирующий или глупый. Но четко направленный под современную струю. Хотите гоблинов, эльфов, оборотней и вампиров — нате. И любовь здесь, и стандартные фэнтезийные конфликты. Только взгляните чуть со стороны. Кстати говоря, за часто угловатыми абзацами Клыков скрываются вторичные намеки.
Многие говорят, что цикл недоработан и мог бы быть намного лучше. Согласен! Но менять ничего не собираюсь. Это первая веха моей цеховой работы. Пускай неотшлифованная, однако честная и самостоятельная.
После Клыков по просьбе читателей пришел цикл про Ходжу Наследи — фэнтезийный детектив в стиле Гаррета Глена Кука. Тут уже скорость была не такой, как с предыдущими книгами. Да, я делал по авторскому листу в день и тоже заливал «по завершению». И тоже сделал, на сей раз уже, две юмористические книги за два месяца. Но качество получилось намного лучшим. И характеры, и описания, и все прочее... Дело оказалось в практике, полученной за добрых полтора года беспрерывной работы с русским языком. Да и не сам работал, а с очень близким человеком-соавтором. Ну, ты в курсе)) А результатом более вдумчивой работы стало предложение от Эксмо.
Так что советую всем и каждому. Будь вы филологом русского языка или студентом мехмата, желая увидеть свои книги на бумаге, — пишите каждый день. Созидание — лучшее, что может человек. Удаляйте и переделывайте старое, надеясь когда-нибудь дойти до совершенства. Его, конечно, никогда не достичь, но кроме разочарований и ударов само/критики, вы получите невероятное удовольствие от процесса. И сможете издаваться, если носите творческую голову на плечах.
Теперь скажу о своем очередном этапе (надеюсь, не последнем). Сейчас я работаю совершенно в другом направлении. Вместо юмора занялся серьезной книгой и потерял темп. Как и раньше, вкалываю ночью, чтобы не мешали дети и жена. Езжу на дачу, по тем же причинам. Пыхчу над текстом. Сплю всего четыре часа в сутки... Но едва «выдаю» по три-четыре страницы Ворд за один присест. Очень уж тема сложная; плюс надеюсь не ударить в грязь лицом перед высокими требованиями издательства. В подробности вдаваться не буду — секрет. Через полгодика посмотрим, до чего он нас доведет))

Удачи, Владимир, взялся ты крепко. А вот такой вопрос: работаешь ли ты над одним текстом, или можешь откладывать один проект и писать второй? Сколько одновременно бывает в работе крупных вещей?

Раньше писал девять книг одновременно. Пробовал разные стили, подходы, описания и так далее. Но, учитывая мое незнание русского языка и полный дилетантизм в создании художественной литературы (политические публикации, газета и КВН не в счет — все на украинском), получалась жуткая каша. Когда-нибудь вернусь к этому винегрету и переделаю каждую книгу по отдельности. Было несколько неплохих задумок — жаль терять.
Теперь работаю только над одной книгой. Пока не довожу ее до логического завершения, больше ни за что не берусь. Исключения делаю только для редактуры или набросков новых книг, если неожиданно возникнет хорошая идея. Также иногда отвлекаюсь, чтобы помогать с текстами друзьям. В последнее время редко получается, но если выбираюсь на пару часиков в сеть, то хватаю книгу кого-нибудь присутствующего онлайн и быстренько указываю ему на ошибки. Польза двойная: другу помогает «увидеть себя» со стороны, а мне — навести параллели между своими книгами и чужими.
Откладывать проекты и переключаться на что-то другое, конечно, могу. Но стараюсь этого не делать. Писательство — единственный мой хлеб. А желудок начинающего писателя тоже кушать хочет. Потому стремлюсь выйти на качественный уровень книги и запустить ее в бумажное плавание в кратчайшие сроки.
Впрочем, уже понимая, каким образом сварить вкусный литературный борщ, варишь его уже медленнее. Чтобы вкусней получился.

Ты уже перешёл в своих ответах от количества к «качественному наполнению труда», т. е. к тому, как происходит работа. Тишина, ночь... Это понятно. А есть ли какие-то упражнения, ритуалы, вводящие тебя в нужное состояние? Как долго происходит обдумывание будущей сцены? Часто ли ты переписываешь текст и сколько раз прочитываешь готовый?

Мне очень нравятся звуки леса и моря. Или полная тишина. Можно писать под классическую музыку, мелодии типа E.L.O и ERA, под саундтреки из хороших фильмов. Каждая мелодия по-своему оставляет отпечаток на тексте. Даже не знаю, как объяснить.
По-моему, писатель — своеобразный буфер между фантомными мирами и нашей реальностью. На самом деле мы не создаем что-то новое, а «передаем» существующее Нечто из-за грани нашего сознания. Перерисовываем картины и действия, согласно своей душевной матрице, на бумагу, а потом и в сознания других людей. А фон, в котором мы работаем, придает этому «рисунку» дополнительные тона. Если хочешь написать что-то красивое — слушай то, что любишь. Отвратное — допустим, вульгарно-матершинную музыку. Не могу указать конкретные примеры, потому что у каждого они свои, в зависимости от вкусов.
Но в целом лучше работать в тишине. Тогда мозг не отвлекается для восприятия иной информации кроме той, которую ты «обрабатываешь».
Сцены обдумываю и создаю по-разному. Бывает, изображение или действие мгновенно переливается в текст. Иногда же приходится вдоволь намучиться, чтобы достичь желаемого впечатления — удаляешь или десяток раз перекраиваешь. Очень помогает дать кому-то из друзей «на почитать». Пару раз тебя сунут носом в определенные места книги, и ты, довольный или расстроенный, продолжаешь с переработки этих нюансов. К слову, из всех семи книг мною написанных (три лично, три в соавторстве и одна пока что не завершена) за этот год, переделки текста совершались только с последней — серьезной.

Пожалуй, хватит о каторжном труде писателя. Давай поговорим немного о «концепте». Ты утверждаешь, что отказался от негатива и пишешь позитивные вещи. Как ты пришёл к такому решению и как влияет твой авторский позитивизм на жизнь?

Признаюсь, этот вопрос оказался для меня довольно трудным. Я довольно специфический человек. Мои «концепты» могут меняться по десять раз в минуту — дело в настроении. Особенно трудно держаться за линию поведения в тексте, когда приходит осенняя депрессия. Не знаю, у кого как, но на меня, начиная с августа и примерно до середины декабря, нападает «мозговая спячка». В этот период меня тянет в мистику, философию и на прочие малоинтересные вещи))) Трудно удержаться на позитиве. Больше охота громко вопить из каждой книги о том, что человеческая жизнь — отстойник, злобный эксперимент вселенского разума, пища для инопланетян и так далее.
После Нового года приходит облегчение. Возвращается стремление к доброму и светлому, желание отдать кому-нибудь частичку своего позитивного заряда и радоваться, что тебе не «отдали» взамен.)) Потому что вдруг из ниоткуда получаешь невероятную порцию хорошего настроения, балдеешь оттого, что связанная с увяданием природы депрессия прошла.
Основная моя позиция совершенно проста. В наше тяжелое время, которое, кстати, никогда не бывало легким, человек должен поддерживать человека. Напрочь и навечно забыть о расовых предрассудках, религиозных сварах, неприятных отношениях с соседями (список бесконечен). Полюбить, в первую очередь, себя, а вместе с тем и ближнего своего. Честно говоря, мне трудно ответить на этот вопрос в нескольких абзацах. По-моему, это вопрос целой идеологии, которую надо создавать годами.
Замечу только, что любой писатель, независимо от своих целей — зарабатывать, самоутверждаться, жаждать славы и прочее — должен вкладывать в книгу дополнительный смысл, с помощью которого он хотел бы внести в наш мир улучшения. Вроде бы общеизвестно, однако многие писатели возможность что-либо и кого-либо улучшить игнорируют. Главное — навороченный сюжет и пара долларов в карман. «Шоп была интересна». Современный книжный рынок диктует условия: побольше драйва, побольше титек и поменьше напряжения для мозга. Согласен, с этим утверждением можно спорить до бесконечности (лучше не спорить, потому как бесполезно) и добрых-умных-позитивных романов есть множество. Но подавляющее большинство современных книг завязаны именно на указанном мною условии.
Я пока начинающий писатель, вчерашний графоман-скандалист. Но я хочу и буду, хоть тихой сапой, малозаметно и намеками, пытаться внести в этот мир капельку хорошего. Да, в антураже боевиков и загадочных убийств. Да, в несоответствующих цели фантастических жанрах. Но с надеждой на то, что кого-нибудь моя книга подтолкнет к более правильному решению в жизни. Чтобы не растекаться мыслью по файлу, приведу пример: в юмо-фэнтезийном цикле «Ходжа Наследи, частный детектив», герой-бабник периодически соскакивает на мысли об одной-единственной и совершенно не приемлет алкоголя.
Пусть капля. Но все еще впереди!))

Читал «Ходжу», бодро и бесбашенно! Откуда рождается юмор?

Из юмористической машинки.
А если серьезно, то ответа, как такового, нет. Юмор существует всегда и везде. В диалогах знакомых и родных, в новостях, вообще в природе. Надо просто заметить и запомнить. Позже — «прицепить» к тексту, и готово. Но ни в коем случае не пользоваться юмором народным или чужим! Это даже не плагиат, по-моему, это жалко. Лучше десять раз покорячиться и придумать свое, чем выглядеть банально. Говорю, кстати, имея опыт по циклу стебно-острых «Клыков на погонах». Грубый авторский юмор часто напоминает народный и довольно прохладно воспринимается читателем. Лучший выход — недосказанность и ирония. Если ее замечают, то тебе плюс. А если нет, то ничего не потеряешь.

Немного о СИ. Ты ждал от сайта содержательной критики, но не дождался. Однако так ли это? Есть ли оговорки? Всё-таки посещаешься ты здорово, наверняка были и толковые рецензенты?

Оговорка всегда найдется))
Не хочу говорить о дополнительной и, возможно, самой главной подоплеке. Два года назад, когда я взялся за изучение русского языка с надеждой прилично зарабатывать на книгах, у меня было очень тяжелое состояние. Фактически мне было необходимо донести до окружающих информацию: вот он я — есть такой человек. Пускай далеко неидеальный, но есть. И будет... Извини, в подробности не буду вдаваться. Слишком интимное.
Рецензенты и бета-тестеры есть и сейчас. Некоторые невероятно толковые. Кстати, заметил пару особенностей в сетевом литературном общении.
Есть тип людей, которые очень эффективно разбирают тексты и видят все их недостатки. Но при этом, к сожалению, совершенно не могут создавать эти самые тексты. Аналитики.
Есть люди, которые вообще ничего не умеют делать с текстом. Они работают совершенно в других направлениях, но любят читать. Делятся на следующие категории: злостные критеги — имеют двоих-троих идолов, а остальных смешивают с непотребностями; активные критики — почти всеядны и очень помогают, не претендуя на собственное литературное творчество или на статус рецензентов.
Молчаливые Читатели. Наиболее распространенное сословие, как ни банально, читателей Сети. Они постоянно читают твои книги, но очень редко комментируют. От них не добьешься даже краткого предложения даже тогда, когда бесплатно рассылаешь тексты своих книг в ответ на письмо с просьбой. Около двух с половиной сотен читателей присылали мне письма, желая получить то Клыки, то Ходжу, то книгу под другим псевдонимом. Среди них нашлось всего двенадцать тех, кто не ограничился двумя-тремя предложениями вроде «я тут вот читал, понравилось; пришлите, пожалуйста, книгу; обязуюсь не публиковать ее в сети». Молчаливых Читателей большинство. И, по-моему, именно они делают погоду на книжном рынке.
И, наконец, есть МТА — молодые талантливые авторы. Они не умеют многого, но стремятся научиться. Помогают друг другу, «подтягивают», дискуссируют и так далее. Вот общение с ними всегда наиболее существенно. Есть в нем, правда, и невероятный минус. Большинство писателей (как молодых-талантливых, так и устоявшихся светил), чтобы не обидеть товарищей, активно расхваливают их. При этом не менее активно в личном общении тех же товарищей «опуская». Если ты «как с гуся вода», то сетевое общение в этой среде не повредит. Но если излишне впечатлителен или, что более страшное, иногда не умеешь контролировать свой язык, — лучше работай вне сети. Надеюсь, объяснений не надо?)) Неоднократно проверено на собственной шкуре.

Какова роль СИ в твоей истории

Невероятная!
Уже не помню, как нашел этот портал и как на нем прижился. Отмечу только сишную «Таверну Фингуса», обитатели которой ввели меня в мир сетевой литературы. На Самиздате можно бесконечно развиваться, если разберешься в его течениях. Это громадный океан знаний, ошибок, еще раз ошибок и гениальных открытий. Философствовать не буду. Думаю, многие так считают; иначе не приходили бы сюда.
Самиздат помог мне на сносном уровне изучить русский язык и разобраться с течениями фантастической литературы. Он же принес немало радости и разочарований. Да многое... Словом, Самиздат это целая жизнь. Самостоятельно развившийся на сервере Максима Мошкова организм, частью которого приятно себя чувствовать.

Как думаешь, что ждёт СИ в будущем? Вдарь прогнозом...

Как и каждый организм, полагаю, Самиздат имеет свой век. Он может стареть и перерождаться. А вместе с ним и его обитатели. Умереть Самиздат не может. Для этого нужен либо серьезный катаклизм, покруче решения какого-то суда, либо тотальное разочарование людей в литературе. К счастью, такого разочарования спрогнозировать не могу. Славяне очень привязаны к литературе. Мы, а вместе с нами и те, кто попал под славянское влияние, — общности думающие, и пусть вынуждены прогибаться под экономическими фантомами банковских картелей, но всегда храним в генофонде любовь к родному слову и потому сильны духом. Дух у нас никто не отберет и под процентную ставку не поставит))) А Самиздат уже, считаю, — народный дух многих национальностей на базе славянского. Потому Си — только процветание.
И пусть будет великая масса некачественных текстов молодых авторов, стремящихся к развитию. Если перегрузят сервер — скинемся с миру по нитке и поможем ресурсу))
Но в этого оптимистического завершения добавлю личную горькую нотку. Я с Самиздата практически ухожу. Не только отсюда, но и из сети вообще. Для всех, с кем поддерживаю отношения благодаря СИ, мои контакты открыты. Но на публику больше не высовываюсь. Причин немало и всех не вспомнить. Главное — слишком уж много времени занимает плавание по веб-пространству, а дети и книги требуют внимания.

Спасибо тебе за ответы и успеха — и в литературе, и, естественно, за её пределами.



Сентябрь-октябрь, 2010.



Страница Владимира Михальчука в журнале «Самиздат».


 

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"