Антонец Николай Анатольевич: другие произведения.

Мегаструктура

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Хаос - это не всегда одна только безумная разрушительная сила без конкретного вектора, вовсе нет. Порой он принимает пугающие своей организацией формы и модели. Так, в многоуровневом городе-улье, подчинённом металлическому холоду и тотальному контролю, незримые щупальца Хаоса преследуют какую-то зловещую цель: обагряясь кровью невинных жертв, они ведут в самые чёрные провалы реальности под вечным городом. И, по воле судьбы, проследовать этой тропой в поисках ответов предстоит человеку, чьей прямой обязанностью является соблюдение всеобщего порядка. Только вот на кону в этом неожиданном противостоянии оказывается куда больше, чем можно предположить на первый взгляд...

  Я посмотрел на покрытый иероглифической вязью козлиный череп, а тот, будто бы издеваясь, уставился пустыми глазницами в пустоту по сторонам от моего лица. Большой, тяжёлый и как будто бы крайне старый, этот кусок скелета занимал почти половину массивного рабочего стола - и, казалось, готов был расползтись ещё шире, стоило отвернуться хоть на мгновение.
  - СиТри, - мрачно пробормотал я, не сводя взгляда с причудливых надписей, толкущихся на лобной доле черепа и вокруг его неровных ноздрей. - Сделай для меня ещё один анализ...
  - Это будет шестнадцатый по счёту, - услужливо подсказал механический женский голос, раздавшийся как будто бы со всех сторон разом и легко заполонивший комнату от пола до высокого потолка.
  - Да, - я неуверенно кивнул. - Да, я знаю. Но выполни, пожалуйста...
  На поверхности стола, прямо под моим мрачным визави, разверзлось окошко зеленоватого света, и, озарив полумрак комнаты, исторгло из себя целый сонм бешено мечущихся лучей.
  Очередное сканирование. Скорее всего, бессмысленное - как и все предыдущие... Однако в моём распоряжении больше не было зацепок и идей - только эта мёртвая голова с росписями и кровавая записка на месте преступления. Всемирная информационная сеть молчала: любые упоминания подобных событий были вычеркнуты или помечены штампом информации, опасной для распространения, а поисковые запросы отслеживались с пугающей точностью. И, если бы не должность следователя по особым делам - не избежать бы мне сурового визита со стороны комитета по информационной безопасности...
  Но всё же... Кто мог пойти на такой шаг? Кто осмелился единовременно лишить меня коллеги, друга - и веры в незыблемость сложившегося порядка?.. И какого чёрта эти нелюди устроили на месте преступления кровавый фарс, равных которым нам со штатным судмедэкспертом не приходилось видеть за все годы в должности?..
  Подавшись назад в кресле, я сцепил пальцы домиком у переносицы и тяжело вздохнул.
  Лучи сканеров, тем временем, постепенно замедлили свой безумный танец, после чего, потускнев, истаяли в воздухе. Словно бы их и не было вовсе.
  - Анализ завершён, - бесстрастно оповестил компьютерный ассистент. Единственный голос, помимо моего, что ещё звучал в этом кабинете после смерти Уолкера.
  - Результат? - поинтересовался я, наперёд зная ответ системы.
  - Никаких изменений со времён последнего обследования: элемент скелета вымершего животного, травоядного, некогда использовавшегося в животноводческом хозяйстве. На поверхности - неизвестные символы, нанесённые острым предметом, возможно - клинковым оружием. В современной письменности текстовых аналогов не имеется. Примерное время существования объекта - не более тридцати суток, заканчивая настоящим днём.
  - Тридцать суток, - повторил я, в который раз зацепившись за эту простую фразу.
  Месяц. Ровно месяц прошёл с тех пор, как несчастливый обладатель этого черепа появился на свет и около двух недель - с момента его кошмарной гибели. Во всяком случае, эти невероятно упрямые - пусть и совершенно невероятные - факты пытались убедить в том, что часть мешанины из внутренних органов, свидетелем которой мне пришлось стать некоторое время назад - принадлежала именно этому давно исчезнувшему зверю... Тогда как другая когда-то... могла составлять здоровый организм человека по имени Даг Уолкер.
  Вот только как? Как существо, которого уже не могло существовать, попало в мой город - и зачем его, выпотрошив, смешали с останками обычного, ничем не примечательного полицейского?.. В этом акте садизма было что-то противоестественное, что-то, от чего наше общество, по уверениям СМИ, давным-давно избавилось. И что-то, что некогда делало работу следователя по-настоящему важной, заставляло встречаться с реальными преступниками, а не искать доказательства отклонений в жизни преступников потенциальных.
  Подавив разочарованный вздох, я тяжело вышел из-за стола и, неловко пошатываясь, прошёлся по кабинету. За окном, искрясь и маня, горели голографические вывески размером с дом, но их фальшивого света было недостаточно, чтобы разогнать ночной полумрак офиса и густой туман в моей душе.
  Последний взгляд на череп - загадку, к которой мне никак не удавалось подобрать ключ - я бросил уже от входной двери. Та легко скользнула в сторону при моём приближении, так как будто бы не оставила иных вариантов, кроме капитуляции. Неизвестно которой по счёту.
  - Ладно, - произнёс я, не обращаясь ни к кому в частности. - На сегодня уступлю. Но война ещё не закончена, примите к сведению...
  Будто бы в ответ на эти слова резные рисунки, иссекающие козлиный череп вдоль и поперёк, засветились неровным багряным светом, но, стоило искрящейся огнями парящей рекламе кетчупа проскользнуть мимо матового, как дурная иллюзия развеялась, не оставив и следа.
  Поёжившись от накатившего испуга, я заставил себя забыть о проклятом артефакте и быстро вышел прочь из кабинета.
  
   Вот уже вторую неделю я не мог избавиться от навязчивой паранойи - с самого дня смерти Дага - и чувствовал себя под наблюдением даже во время комендантского часа. Только служители закона имели неограниченное право передвижения по городу в вечернее и ночное время, и кроме меня во всей округе громадной многоуровневой структуры не должно было быть ни души - только металл и неяркое пламя рекламных вывесок... Однако же...
  Однако же меня не покидало странное, пугающее беспокойство. Как будто бы сотни горящих глаз таращились из подворотен, занимали каждую тень и прятались в глубоких провалах меж титанических небоскрёбов, возвышавшихся безмолвными часовыми на всём пути до самого моего дома... На счастье, тот располагался неподалёку, в одной из корпоративных высоток, и потому я обычно обходился без наёмных средств доставки. Хотя, признаться, с каждым днём желание брести по пустой подвесной улице на своих двоих таяло всё быстрее.
  А ещё этот козлиный череп... Он никак не давал мне покоя. Выбеленная временем кость, очевидно старая, но просуществовавшая не больше месяца - возьмись кто рассказывать о подобной находке до кровавого происшествия, потрясшего город, и я счёл бы его безумцем... Но теперь...
  Я резко остановился. И развернулся на месте в сторону ближайшей подворотни - туда, где секунду назад мне померещилось серое пятно с двумя чёрными провалами глазниц. Мозг, напряжённый дневной работой, сперва счёл этот образ всего лишь очередной галлюцинацией, однако, невольно поддавшись приступу паники, я вынужден был признать обратное: из мрачной темноты слепо таращилась отрубленная козлиная голова, лишённая плоти и будто бы источающая изнутри обжигающий холод.
  Страх пронзил меня до самых костей, приковав к месту, но за считанные мгновения он сменился непонятной, тупой злобой: прямо под белесым черепом находилось подобие свободной мантии, в складках которой отчётливо читался человеческий силуэт. И это не могло быть обычным совпадением: маньяк, хладнокровно прикончивший Уолкера, действительно решился показаться мне на глаза.
  Рука сама собой дёрнулась к бедру - табельный пистолет, "Осирис", названный в честь египетского бога и судьи мёртвых, должен был выдать полную информацию по цели при первом же наведении - но широкая пола полицейского плаща словно бы назло опутала ладонь и задержала меня на несколько долгих секунд...
  Моментально крутнувшись на месте, таинственный наблюдатель скрылся во тьме прежде, чем я успел направить в его сторону оружие - и мне пришлось тут же броситься следом, чтобы не отстать окончательно. Рывком забросив тело на невысокую ограду, отделяющую навесную улицу от окружающих построек, я одним прыжком преодолел расстояние до подворотни и, не задумываясь о последствиях, нырнул в её кромешный мрак.
  Тут, в закутке между домами, было холодно и тесно, и чем дальше я забредал в глубину бесконечного коридора - тем громче и страшнее отдавались эхом неровные шаги, и тем гуще становилась окружающая чернота. А звук поступи человека в маске?.. Его не было... То есть - совсем не было... Я как будто бы передвигался в полном одиночестве посреди безвестности, рискуя не просто миновать преследуемого - но и попасть под его удар...
  Задыхаясь от неожиданной нагрузки, я постепенно сбавил шаг и попробовал отдышаться. Грохочущая в висках кровь не позволяла как следует прислушаться к окружающей действительности, а глаза всё никак не желали привыкать к этой липкой черноте... Впервые в жизни я пожалел о том, что отказался в своё время пройти добровольную имплантацию биотического глаза, и вынужден был полагаться только на свои ограниченные чувства.
  Вскинув пистолет в полной темноте, я дождался, когда сканер отпечатков пошлёт зелёный сигнал к индикатору на рукояти, и начал медленно вести оружие по кругу, пока не совершил - по собственным ощущениям - полный оборот вокруг своей оси. Высокотехнологичная игрушка молчала. Не было ни сигнала о захвате цели, ни даже банального предупреждения вроде "гражданин на линии огня"... Я как будто бы существовал в одиночестве на дне этого колодца. В полном, опустошающем одиночестве.
  Боязнь темноты проснулась внезапно и как-то сама собой: подтолкнув меня вперёд, она заставила ускорять шаг до тех пор, пока я вновь не рванулся сквозь ночь размытой шумной тенью. Секунда - и впереди показалась вертикальная линия слабого света. Ещё миг - и меня буквально вынесло из обволакивающих объятий тьмы на крохотный пятачок освещённой земли - маленькую площадь с фонтаном, сплошь расписанную граффити и заваленную мусором. Забитое помехами журчание голографической воды породило в голове странный, омерзительный отзвук, будто бы рождённый целым снопом гвоздей, скрежещущих по стеклу.
  И тут, словно бы дожидаясь только зрителя, искусственная струя вдруг резко погасла, оставив меня один на один с освещённым лучом старого фонаря постаментом. Алтарём, на котором, как оказалось, уже находилось что-то округлое и светлое.
  Человеческий череп. Изрезанный сверху донизу белый череп со следами множества имплантаций, некогда принадлежавший Дагу Уолкеру. И, похоже, без особых затруднений выкраденный из-под самого носа полиции...
  Прикрыв рот ладонью от шока и омерзения, я быстро поднял оружие и принялся тыкать им во все стороны, как будто бы одно только это могло выбить из темноты то чудовище в человечьем облике, что завело меня сюда. Но, вопреки самым смелым ожиданиям и опасениям, тварь в козлиной маске не спешила появляться вновь. Я остался в полном одиночестве посреди громадного города, перепуганный и злой на самого себя.
  
  - Жутковатое дело, - пробормотал Антвиллер, пригубив кофе из термостойкого стаканчика. - Сначала эти внутренности, сброшенные в кучу, потом звериный череп, а теперь - это... Человеческая голова...
  - Да уж, - я отрешённо посмотрел на тлеющий огонёк сигареты. - Словно в кошмарном сне...
  Мы стояли на краю улицы в квартале от того места, откуда, воя сиренами и разбрасывая вокруг разноцветные пятна, стартовали вверх парящие машины полиции. Ной Антвиллер, сухощавый черноволосый следователь из соседнего отдела, стоял чуть поодаль. Его тонкие руки были сложены на груди - одна под локтем другой - и легонько подрагивали, стоило парню вернуться мыслями к поднятой теме.
  - Напоминает какой-то кровавый ритуал, - произнёс мой коллега после длительной паузы.
  - Ритуал? - не сразу переспросил я, пожевав губами странное, будто бы знакомое слово. - Это как... У древних людей? Что-то вроде... Песнопений и чтения книг вслух?.. Но как это связано с... текущим делом?..
  Ной поджал тонкие губы, собираясь с мыслями. Его неухоженные волосы то и дело норовили сползти на лицо, так что следователю приходилось постоянно поправлять их свободной от стакана рукой - что окончательно разрушало его якобы сосредоточенный образ.
  - Нет, - он неуверенно качнул головой. - Не совсем... Дед рассказывал мне, что во времена... То есть, до строительства этого города - и до полного запрета религии как таковой - люди бесконтрольно поклонялись всему подряд... Ну... Как будто бы вообще всему...
  - А как же информационный комитет?..
  - Не было такого, - уверил меня Ной, залпом допив кофе. - Вся информация была на виду. Любой мог прочитать в Сети что угодно... И многие вроде бы как использовали это в своих целях. Собирались группами и... знаешь... убивали других людей, наверное. Надеялись, что таким образом смогут заслужить благосклонность какого-то вымышленного существа...
  - Бред, - отрезал я, скривившись. - Будь среди наших предков пособники этой глупости - они не создали бы современное общество таковым, каким оно является сейчас!
  - А может, - Антвиллер заглянул в стаканчик, сосредоточив взгляд серых глаз на кофейных потёках. - Может, они выстроили всё именно так как раз потому, что...
  - Хватит! - я предупреждающе поднял ладонь. - Не хочу больше ничего об этом слышать! Ребята из комитета и так смотрят на меня косо из-за попыток найти ответы в сетевом пространстве - не хватало ещё понабраться от тебя дурных мыслей... Меня тогда точно сочтут потенциальным преступником!
  - Ну, как скажешь, - Ной спокойно пожал плечами и кивнул в сторону своего авто: - Тебя подбросить до дома?
  Поначалу я хотел отказаться, но, случайно коснувшись взглядом светового пятна, в центре которого читался пустой остов нерабочего фонтана, смог только кивнуть в ответ.
  - Да, - хрипло отозвался я, пытаясь проглотить вставший поперёк горла ком. - Будь так любезен...
  В конце концов, мне не казалось - кто-то действительно наблюдал за мной всё это время. Кто-то, чьё поведение не могло быть истолковано логически. Не потенциальный преступник, но действительный психопат, бороться с которыми наша система как будто бы вовсе разучилась.
  
  Слова Ноя не давали мне покоя ни ночью, ни тяжёлым - будто с похмелья - утром. Они преследовали меня во снах и, повторяясь, звучали в голове после пробуждения. При всей абсурдности в них было что-то важное - какая-то зацепка, очевидно связанная с моим странным делом.
  И, вернувшись в свой полупустой кабинет, уже освобождённый от стола и личных вещей Дага, я в первую очередь запер за собой дверь и перевёл оконное стекло в режим полной изолированности от внешнего мира: мгновенный электрический импульс превратил пласт полупрозрачного материала в сплошную непроницаемую ширму.
  - СиТри, - негромко произнёс я, сбрасывая с плеч плащ. - У меня персональный запрос наивысшего приоритета.
  - Я слушаю, - вежливо отозвался механический голос, вдруг показавшийся мне раскатом грома посреди окружающего безмолвия.
  - Скажи, у тебя есть встроенные браузеры, которые невозможно отследить извне?
  - Технически, да, - ответ последовал незамедлительно. - Я могу обеспечить беспрепятственный доступ к Сети. Но это находится вне полномочий следовательского отдела...
  - Наивысший приоритет, - напомнил я, усаживаясь в кресло напротив жутковатого козлиного черепа. В полной темноте его очертания казались ещё более расплывчатыми, чем прежде, и ярко напоминали о маске моего вчерашнего наблюдателя.
  - Ожидаю запрос, - в голосе СиТри не было и не могло быть места неуверенности или осуждению, однако мне показалось, что искусственный интеллект отдела несколько промедлил с этой простой фразой.
  - Найди мне информацию о религии. И - да, я знаю, что это запрещено... Просто сделай всё как можно быстрее...
  Прямо над столом - снова чуть медленнее, чем следовало бы - возник небольшой голографический монитор, сверкающий слабым голубоватым светом. На нём быстро мелькали какие-то слова и цифры, связанные с моим запросом, и вскоре из целого вороха старой информации СиТри удалось почерпнуть основные определения и ветви религий древности. Пробежавшись взглядом по описаниям застарелой концепции, я почувствовал себя полным идиотом, но, собравшись с мыслями, попробовал идти от одного звена цепи к другому. "Религия" в моём запросе быстро сменилась "Сектами", "Секты" превратились в "Идолопоклонничество", затем, уйдя в сторону, перетекли в "Ритуалы". И, наконец, все эти мелкие ручейки упёрлись в страницу со странным названием "Жертвоприношения". А уже тогда, тогда... Тогда всё, наконец, встало на свои места.
  - Си... - я шумно сглотнул, не в силах отвернуться от завораживающей вязи бесконечных букв. - СиТри... Пожалуйста, свяжи меня с...
  - Уже.
  - Что?.. - мне не сразу удалось осознать ответ компьютера. - В каком смысле?.. Я ведь не сказал даже - с кем именно...
  - В этом нет необходимости. Ваше поведение было сочтено опасным для общества, и мои директивы на сей счёт прописаны в мельчайших подробностях.
  - Поведение?.. То есть... Как у потенциального преступника?.. - удивление связало меня стальными канатами. - Но ведь... Я просто занимался расследованием убийства! Своей, чёрт возьми, работой! Комитет информационной безопасности обязан посодействовать любым изысканиям!.. На кону жизни людей! И не только!
  Мой крик утонул в отупляющей, тяжёлой тишине... Но спустя всего миг дверь в мой кабинет с тихим шелестом распахнулась, взломанная снаружи, и на пороге появилась целая группа вооружённых людей во главе с запыхавшимся Антвиллером.
  - Ной! - воскликнул я, вскочив со своего места. - Хорошо, что ты тут! Случилось недоразумение! Объясни этим людям, что...
  Уголки губ Антвиллера резко дёрнулись вверх, и в ту же секунду по телу моему пробежал резкий разряд электрического тока. Полицейские шокеры работали с колоссальной эффективностью, опрокинув моё тело с такой лёгкостью, будто б в нём вовсе не было центнера живого веса...
  
  Сознание возвращалось неспешно, потихоньку, и кромешная чернота внутри моего черепа начала сменяться подобиями мыслей и образов. Я не видел снов, не слышал ничего снаружи и словно бы выпал из мира на время своего забытья, так что постепенное пробуждение начало подкидывать вопросов больше, чем могло дать ответов.
  Я находился на большой плоской поверхности - холодной, точно металл или камень - в одних брюках и обуви. Руки и ноги мои были разведены в стороны и обмотаны по всей длине толстыми нитями колючей проволоки. Поначалу я не замечал причиняемой ими боли, но, стоило только обратить внимание на сотню игл, пронзающих моё тело, как в голове тут же вспыхнул пламенеющий очаг ужаса.
  Всё это не было похоже на работу комитета!.. Почему-то в голове ярче всего вспыхнула именно эта безумно глупая, пустая мысль...
  Пытаясь максимально вытянуть шею - и не повредить при этом сцепленные конечности - я начал медленно оглядываться по сторонам. Слева и справа от моего стола - вдоль стены огромного тёмного зала - располагались постаменты схожего вида, на каждом из которых можно было разглядеть по человеческой фигуре, вот только со стороны они напоминали скорее жертвенные алтари, нежели обыкновенные лежанки для допросов.
  Алтари... для жертвоприношений... Почти такие же, как в запрещённых файлах из Сети...
  Я чуть было не заметался от ужаса, но, вовремя опомнившись, лишь несколько раз повёл плечами, пытаясь вырваться из саднящих оков. Впрочем, связали меня на совесть: толстая проволока, что разводила мои руки в стороны, была протянута под шеей и, похоже, составляла единое звено, скрепленное под массивом постамента. К счастью, какой-либо сверхъестественной боли проволока не причиняла - её касания казались скорее некомфортными, нежели мучительными. То же можно было сказать и о ногах: путы держали так крепко, словно представляли собой единое целое с алтарём и моим телом, но почти не впивались в кожу.
  Сердце в моей груди забилось с бешеной скоростью. Стараясь найти выход из сложившегося положения, я принялся оглядываться вновь - и только теперь, подавив вздох изумления, сообразил, что люди слева и справа от меня, товарищи по несчастью, принадлежали к той группе захвата, во главе которой я видел Ноя. Только вот самого Антвиллера видно не было...
  Но тут из дальнего угла тёмной комнаты раздались негромкие шаги, и я, бросив разглядывать окружение, вновь притворился бессознательным куском мяса. Впрочем, вышло не очень убедительно: пронзённые стальными иглами руки и ноги то и дело непроизвольно подёргивались, а на лице моём, похоже, зависла гримаса первобытного ужаса.
  - Можешь не прикидываться, - резкий, сильный голос наполнил помещение, заставив некоторых ребят из штурмового отряда полиции задёргаться на алтарях и окончательно выведя из полуобморочного состояния других. - Я вижу, что ты очнулся. Как и многие другие... Вами так легко было манипулировать... До омерзения просто.
  Я узнал этот голос. И понял, почему на алтарях по сторонам от меня нельзя было найти Ноя Антвиллера. Он стоял в стороне от всех нас, облачённый в тёмно-красную рваную мантию, и держал у локтя огромный козлиный череп вроде того, что остался лежать на моём рабочем столе. Только куда более крупный и устрашающий, с языческим символом Абсолютного Хаоса на белом вдавленном лбу.
  - Ты, - Ной подошёл совсем близко к моему алтарю; я мог расслышать каждый вздох младшего следователя. - Ты ведь даже не задумался, почему я первым прибыл вчера к тому фонтану... Ты не сообразил, какую опасность могли представлять подаренные мною знания... И вот ты здесь. Вместе со всеми этими глупцами, возомнившими себя законом. Вы придумали массу запретов, поставили одних людей следить за другими, вот только... забыли о простой истине. Quis custodiet ipsos custodes? "Кто же сторожит самих сторожей?"...
  Антвиллер обыграл нас всех... Как маленьких детей. Он натравил на меня комитет по сетевой безопасности - и тут же, воспользовавшись неразберихой, вырубил всю группу захвата...
  - Вы все набились, как сельдь в бочку, - продолжал злословить Антвиллер, применив незнакомое мне сравнение. - Забрались целой кучей в фургон грузовика, будто бы один парализованный мужчина мог что-то сотворить... Неудивительно, что мне удалось так просто затравить вас единственным баллоном газа. Идиоты. Неудачники. Отбросы...
  - Так это ты?.. - прошипел я, силясь приподняться над алтарём. - Ты убил Дага и подсунул мне этот... чёртов муляж... Этот череп...
  - Я не убил твоего друга в привычном понимании этого слова, - отозвался Ной с кривой усмешкой на тонких губах. - Просто... В мои вычисления закралась маленькая ошибка. И... В общем, всё оказалось несколько сложнее, чем я думал. Чем мы думали...
  Только сейчас, после напыщенных слов Антвиллера я сообразил, что в тени у дальней от меня стены можно было различить ещё с десяток таких же фигур в алых мантиях. И каждую из них венчало по белому костяному пятну с коряво выведенными росписями.
  Секта... Скопище безумцев, посвятивших жизнь какой-то призрачной идее. Но откуда они взялись?.. Кто допустил их существование в современном мире - в обществе, где потенциальных преступников отлавливали прежде, чем они успевали даже задуматься о чём-то противозаконном...
  - Я рассказывал тебе про деда, - голос Ноя вдруг зазвучал над самой моей головой, хотя парень даже не сдвинулся с прежнего места. - Он был великим человеком. Сильным, решительным защитником собственных идей. И ваше правительство убило его. Растоптало только за то, что в голове его не хватило места для вашей гнилой пропаганды... Но, к счастью, мир не наполнился одними лишь слепцами только потому, что того захотели подобные тебе. Нет, - следователь презрительно фыркнул. - Всё это время мы вынашивали свой план... И теперь... он придёт к своему завершению. На этот раз у нас достаточно подопытных, и маленькие помарки едва ли помешают процессу становления нового порядка...
  - Что ты задумал?! - прокричал я, силясь заглушить нарастающий гул нескольких испуганных голосов. Солдаты вокруг меня оживились, принялись кидаться угрозами и вымаливать спасение, всё повышая тон наперебой друг другу.
  - Мы уже научились возвращать из пустоты плоть животных, - чуть запрокинув голову, чтобы смотреть сверху вниз с максимальным презрением, Ной вознёс на вытянутых руках маску-череп. - Связав воедино науку и древние учения, мы создали новую жизнь. И пусть первая попытка воскресить первородный Хаос во плоти - в теле твоего друга - обернулась полным провалом... Сегодня ошибок не будет.
  С этими словами Антвиллер скрыл лицо за костяной маской и, расставив руки в стороны, направился к дальнему алтарю справа от меня. В руках его, бережно поданный кем-то из прислужников, загорелся самодельный факел, а на передвижной кафедре раскрылся толстенный том в тяжёлом металлическом переплёте.
  К теряющемуся во мраке потолку вознеслись первые слова неизвестных мне молитв, и будто бы самое основание города завибрировало где-то глубоко-глубоко под моей спиной. Материал алтаря - каким бы он ни был - пришёл в движение, и по нему молниеносно пробежали целые паутины крохотных трещин.
  "Первородный Хаос"... Что Антвиллер мог подразумевать под этим сочетанием непонятных слов?.. Зачем ему это было нужно?! И... Что грозило жертве этого заклинания, кроме превращения в кровавый фарш - как это случилось с Дагом?..
  Я заёрзал на гладкой поверхности постамента, надеясь, что непонятная вибрация ослабит хватку металлических пут, но та как будто бы становилась лишь прочнее.
  Раздался крик. Нет, не крик даже - вопль. Полный мучительной боли вой, заполнивший собой сразу весь мрачный зал, и устремившийся вдаль по тесным коридорам непонятного сооружения. Где-то там, у дальней стены зажглось неестественно чёрное пламя, и на месте, где располагались прежде два алтаря, теперь поднимался водоворот из плоти, костей и обрывков ткани. Он рос с ужасающей скоростью, осыпая всё вокруг кровавыми брызгами, и вскоре растворился во мраке под самым потолком...
  По полу справа от меня, с резким лязгом поделив надвое металлическую панель, пробежала кривая трещина. Я не видел её - но слышал, как заскрежетали стороны разверстой металлической раны, и как накренился в сторону весь блок моего алтаря.
  Невольно повернув голову, я вновь вгляделся в поражающей своей дикостью ритуал, и с омерзением разглядел, как формируется в центре вихря какой-то новый силуэт. Притягивая окружающую действительность, он выдирал из неё всё необходимое и укреплял себя наборами костей, металлическими прутами и чем-то ещё, что у меня не получалось как следует разглядеть. Один за другим в его воющем облачении из грязно-чёрного пламени исчезали фигурки сектантов, и я уже не мог поручиться за собственное здравомыслие - так сюрреалистично и дико выглядело всё происходящее.
  Но тут, вернув меня к реальности, протяжно заскрипел мой тяжёлый постамент. Прошёл миг - и он буквально лопнул изнутри, раскрошившись на несколько самостоятельных частей. Ни одна из них, к счастью, не дёрнулась в сторону от остальных; я сохранил в целости все свои конечности - и, к своему вящему удивлению - даже получил некоторый простор для движения. Огромный каменный пласт под моей головой завалился назад, и, лишившись опоры, нить колючей проволоки соскользнула вверх.
  Резко двинув сперва одной рукой, затем - другой, я согнулся вдвое и начал лихорадочно выпутывать руки из проклятой железной тюрьмы. Грохот вихря тем временем становился всё яростнее и громче: ужасающий, секущий почище лезвий ветер подбирался всё ближе, раскалывая алтари и поглощая без следа вопящие тела моих недавних конвоиров.
  Освободив руки, я уже без особого труда вытащил саднённые ноги - ран было много, но ни одна из них не казалось серьёзной - и быстро спрыгнул с разваливающегося постамента. Замер на мгновение, не решаясь оставить на смерть таких же заложников ситуации, каким сам являлся всего несколько секунду назад, но, уступив обезоруживающему страху - не видя ничего вокруг себя, бросился к прямоугольному провалу выхода.
  Ной возник на моём пути размытой багровой тенью - его можно было узнать по костяному шлему с исполосованным стрелами кругом во лбу - и незамедлительно поднял руку с готовым к выстрелу полицейским пистолетом.
  - Ты никуда не уйдёшь, - процедил Антвиллер, отступая назад, ближе к спасительному выходу. - Владыке нужен материал для нового становления... И он его получит...
  - А что же... Как же ты сам?.. - я говорил с большим трудом. Мозг разрывался на части от тысячи разных мыслей и чувств, так что слова находили дорогу к языку через раз, теряясь где-то по пути.
  - Я-то? - Ной нервно хмыкнул. - Я не подхожу. Слишком много имплантов. Механической грязи, которая может всё испортить... Именно это разорвало твоего друга - и моего владыку - изнутри. А я себе такой судьбы не желаю...
  - Тебе просто жизнь дорога, - сплюнул я, чувствуя на обнажённой спине касания разрастающегося вихря. Тот подбирался всё ближе, и чем больше в нём было силы - тем яростнее он старался притянуть меня к себе.
  - Моя жизнь бесценна! - прокричал Антвиллер с полной уверенностью в своих словах. - Без меня... Ничего этого не было бы! Я не собрал бы сегодня идеально чистых, лишённых любой искусственной мерзости людей в одном месте... Не прочёл бы священные строки - и не исполнил бы великую миссию, возложенную на человечество истинными богами!
  Ной упивался своим величием. Исторгал каждое последующее слово с невероятным апломбом, как на верховном суде, взвешивающем истинную ценность его существования.
  - Нельзя запретить веру! - самохвальство следователя вдруг сменилось истеричным, злым визгом. - Нельзя! Даже наше оружие названо в честь древнего бога! Что это, если не лицемерие?! Что?! Вы все будете прокляты! Каждый из вас!..
  Потеряв контроль над собой, Ной взмахнул обеими руками, топнул ногой... И тут же получил от меня быстрый удар в голову. Тело моё двинулось само собой - экстремальная ситуация насытила мышцы невиданной ранее силой - и невероятно далёкий от рукопашных схваток тяжёлый кулак буквально срубил сумасшедшего сектанта одним касанием. Не знаю, куда в точности я попал - под маской-черепом было сложно судить о расположении лица Ноя - но единственного выпада оказалось достаточно...
  Быстро нагнувшись над агонизирующим телом бывшего коллеги, я поднял его пистолет - такой же, каким некогда владел сам - и несколько раз прострелил грудь Ноя почти в упор. "Осирис" надрывался, сигнализировал о том, что я держу на прицеле сотрудника полицейского управления - но мне уже не было до этого дела. Подхватив сектанта за воротник, я резко крутнулся на месте - и отшвырнул его прочь, в самые объятия разрастающегося смертельного вихря. А потом, вспомнив о конфликте этого колдовства с техникой, бросил вслед и напичканный электроникой пистолет.
  И... Вихрь зарычал. Вихрь взвыл. Он накинулся на тело Антвиллера хищным, изнемогающим от голода зверем, вцепился в него так крепко, что уже не мог отпустить - но обнаружил на месте сочной плоти целый набор из созданных искусственно деталей. Компьютерный мозг, механический глаз, усиленное сердце и целый сонм наномашин, формирующих кожный покров - Ной отдал всё родительское состояние, чтобы превратить себя в совершенную человеческую особь. Но просчитался.
  Вихрь сжался быстрее, чем я успел опомниться. Исчез. Растворился, превратившись из яростного стихийного бедствия в бурлящий пузырь из мяса и какой-то чёрной студенистой массы, природу которой сложно было даже определить с первого взгляда. Чудовищная тряска, до этого мига сковывавшая всю постройку, начала постепенно угасать. И я уже готов был вздохнуть с некоторым облегчением, когда вдруг разглядел в дальнем углу недоделанный остов чудовища из самых страшных ночных кошмаров... Его образ - устрашающий, чуждый всему живому - тут же бросил меня на колени... Но отвести взора от этого существа я никак не мог: слишком велика была мощь, скрытая в голом, похожем на козлиный, черепе. Слишком яростно тлели угольки первейшего пламени в бездонных чёрных глазницах... И слишком, слишком страшен был голос, угасающий где-то вдали.
  Но ритуал зашёл уже слишком далеко, чтобы просто прерваться. Слишком...
  А потом... Потом громадная фигура начала рассыпаться. Не на части, не как сломанная игрушка - но несколько иначе... Будто сложный механизм, перестраивающийся для новых условий. Громадные плечи с хрустом выгнулись назад. Рогатая голова, издав омерзительный хруст, сжалась до размеров чуть больше футбольного мяча - и как будто бы утонула в быстро истончающемся туловище. Мускулы стекали с костей рук желеобразной массой, находя себя в куче отвратительных внутренностей на полу, а на смену им... На смену им пришли сложные механические структуры, сотканные из того самого чёрного материала, что булькал сейчас у самых ног неведомой твари.
  Наномашины... Существо поглотило их точно так же, как и тела несчастных жертв - но не смогло возобладать над ними. И теперь на остове древнего бога рождалось нечто новое... Что-то, чему в нашем языке пока не могло существовать названия.
  Будто бы сотканное из металла, кости и латекса, существо начало постепенно обретать свои окончательные черты: рост под три с небольшим метра; белая голова с узкими росчерками кобальтовых глаз, лоб которой до сих пор хранил роспись поглощённого козлиного черепа; длинные - почти до пола - тонкие руки с большими ладонями и сложными пальцами о семи-восьми суставах; и хрупкое тело, заканчивающееся подобием блестящей чёрной юбки, под которой не видно было ног.
  Первый вдох создания окатил полуразрушенную комнату страшнейшим арктическим холодом - моя ладонь примёрзла к полу быстрее, чем я успел её одёрнуть - и всего мгновение спустя рукотворное божество уже возвышалось надо мной во всём своём неестественном величии. Оно не было ни живым, ни мёртвым. Равно как и не являлось механизмом в полном смысле этого слова... Существо это объединяло в себе всё вышеперечисленное, образуя сущность совершенного иного, невиданного ранее порядка.
  Взгляд его бездонных глаз - в каждом из которых читалось более десятка крохотных треугольных "зрачков" - вовсе не казался взором бездумного животного. Скорее даже наоборот - он светился пугающей мудростью, непостижимой для обычного человека.
  У нового Бога не было рта - низ его лица был частью подвижного воротника, связывающего воедино узкие плечи, тело и подобие шеи - но его голос зазвучал в моей голове так ярко и громко, что заполонил собой всё мироздание. Нет, я не мог понять ни слова в этом размеренном шуме - но всем естеством ощутил основной его посыл: новый владыка был рождён в этом мире, и сложившемуся порядку вещей суждено было сойти на нет. Потому что иной судьбы теперь не могло существовать...
  Я спрятал взгляд всего на мгновение, устрашившись воле своего нового владыки, но и этого мига было достаточно, чтобы обнаружить себя в полнейшем одиночестве. В комнате не осталось даже тех полицейских, до которых ещё не дотянулся голодный вихрь - только я. Я один. И рокот громадных роботов-строителей, продирающихся сквозь металл вечного города и приступающих к своей великой задаче - к изменению мира снаружи по совершенно новому образцу...
  Это был День Первый. День, когда началось строительство Мегаструктуры - титанического склепа, медленно поглощающего всю планету - на месте остова человеческой жизни, и день зарождения новой религии, равных которой никогда не существовало прежде.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"