Антонов Михаил Алексеевич: другие произведения.

Семейная хроника Том 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Моя родословная том 2- материнская линия
   СЕМЕЙНАЯ ХРОНИКА
   1.
   У каждого человека обычно двое родителей, и я в этом плане не исключение. У меня тоже были отец и мать. И если в первой части своей родословной я рассказал об отце и его родственниках и предках, то теперь пришла пора написать о моей родне по материнской линии.
  
   Но начну я опять с отцовских записей, вот что он мне оставил:
   "По матери вашей очень трудно было проследить родословную, кроме Бурлаковых.
   На Каспии основательно поселился Бурлаков Александр Иванович. Появился, наверное, по контракту. Берёг море и реки - это <была> собственность <терских> казаков. Основался в Старом Бирюзяке. По расспросам сначала им пришлось туго, пока не подросли дети - 6 человек (На самом деле 8). После стали жить получше, "богато"- имели 2 лодки, невод, сети. Спали на глиняном полу и имели по выходному пиджаку. Отец вашей матери /Нины Сергеевны/ Сергей Александрович смог окончить реальное училище в Астрахани, и оттуда привез себе жену. В 30-х годах отца матери взяли по оговору, в заключении он пропал. Работал плотовым мастером на рыбзаводе, старшим приемщиком. Ну что он мог сделать <такого>? Чем он мог вредить или мешать?
   Да, время было страшное. Но мы росли и жили".
  
   Мне удалось узнать чуть больше. Итак, про Бурлаковых и малую Родину.
   "В давние времена северные рукава Терека: Борозда, Таловка, Бекетей, Средняя и др.) и прилегающая к их устьям часть Каспийского моря были чрезвычайно богаты рыбой, в том числе и красной <(осетровых пород)>. Поэтому сюда часто заходили на своих судах предприимчивые люди, в числе которых был и астраханский купец Григорий Чурек. Он организовал здесь постоянный рыболовецкий промысел. Здесь же на Березяке (тогда острове) Григорий создал первый рыболовный стан (около 1776г.), положивший начало селению Березяк (позднее Старый Бирюзяк).
   В 1783 году более ста тысяч десятин пустующих земель здесь были пожалованы за службу генерал-губернатору князю А.А.Вяземскому. Он завез людей, и они стали первыми постоянными жителями сел: Старый Бирюзяк, Черный рынок, Коктюбей, Брянское, получивших свое наименование от здешних мест."
  
   О том, когда именно мой прадед Александр Иванович Бурлаков поселился в Старом Бирюзяке, у меня точных сведений пока нет. Был ли он потомком крепостных князя Вяземского или человеком пришлым, ищущим лучшей доли в новых малоосвоенных землях бескрайней Российской империи, пока доподлинно неизвестно. Но есть версия, что был он выходцем из известного в тех краях рыбацкого рода. Достаточно сказать, что на тамошнем каспийском побережье даже один из мысов так и назывался - Бурлаковская коса, поскольку на этой косе располагался рыбзавод принадлежавший Ивану Евлампиевичу Бурлакову, якобы доводившемуся моему прадеду Александру Ивановичу двоюродным братом. И возможно, что в юности именно на этом заводике Александр Бурлаков и начинал свой трудовой путь.
   Ныне село Старый Бирюзяк уже не существует, но я его находил на картах России довоенного времени. Располагалось оно в 25 км к юго-востоку от п. Артезиан, в устье р. Кума.
   Поселение было достаточно крупным. В 1914 году в нем имелась собственная церковь, и проживало не менее 1200 жителей обоего пола.
   Со временем прадед мой - Александр Иванович Бурлаков- стал человеком самостоятельным и зажиточным. Конечно, по меркам тогдашнего времени. По воспоминаниям его детей имел он: две лодки рыбацких, сети, большой дом с двумя жилыми комнатами. В одной жил он сам с женой своей Палахтией Андреевной, а в другой обитали его дочери: Вера, Александра и Варвара. Сыновья ночевали в большой пристроенной кухне с земляным полом. Спали мальчишки на рыбацких сетях вместо матрасов и укрывались, чем придется. Было же сыновей у прадеда пятеро: Сергей, Константин, Иван, Александр и Андрей.
   Александр Иванович Бурлаков был весьма уважаемым в поселке человеком не только благодаря своей "состоятельности", но и потому, что владел единственным на всю округу барометром, с помощью которого он мог достаточно точно предсказывать погоду, что в рыбацком промысле имело огромнейшее значение. Весь поселок внимательно следил за поведением Бурлаковых. Если Александр с сыновьями собирался в море, за ним спешили и остальные рыбаки. Если же Бурлаковы в ясный солнечный день оставались дома, то это означало, что на море ожидается буря и выходить на лов рыбы опасно.
   Хотя Каспий и не океан, но и с ним в плохую погоду шутить было не позволительно, и погибших рыбаков на этом море ничуть не меньше, чем в других рыбацких краях. Ведь рыболовство в те времена было довольно примитивным. На небольших лодках под парусом, а в безветренную погоду на веслах, выходили рыбаки подальше в море и на известных мелководьях ставили сети. На следующее утро эти сети с уловом снимались, и на их место ставились другие. На берегу пойманную рыбу выпутывали из сетей, сети сушились, расправлялись и потом опять ставились в море.
  
   2. Про Сергея Александровича.
   Дед мой Сергей Бурлаков был старшим сыном Александра Ивановича. Родился он, скорее всего, в 1897, точнее можно было бы узнать в метрических церковных книгах или в деле НКВД, но бог ведает, где находятся эти документы.
   Видимо, с детства старший сын отличался умом и сообразительностью, поскольку именно его Бурлаков старший отправил учиться в Астрахань. Есть две версии о его учебе. По одной - Сергей проучился там 3 года и получил начальное образование, по другой - он окончил в городе реальное училище, что по тем временам было очень даже неплохо. Я склоняюсь ко второй версии, и постараюсь объяснить почему.
   Кстати, именно на почве образованности возник нешуточный конфликт отца и старшего сына. Сергей и Александр Иванович однажды серьезно разругались из-за такого небесного явления, как гром. Приехавший в гости к отцу Сергей на полном серьезе стал уверять родителя, что гром гремит от электрического разряда молнии, а вовсе не потому, что пророк Илия куда-то на своей колеснице скачет. Александр Иванович сыну, конечно, не поверил. А когда Сережа стал доказывать отцу, что и бога, в общем-то, нет, старший Бурлаков не на шутку рассердился.
   Слово за слово, и они поссорились всерьез. После этого Сергей Александрович с родителями жить отказался и далее по жизни пошел своим путем. Этот спор является первым косвенным доказательством того, что Сережа Бурлаков учился, скорее всего, в реальном училище, поскольку именно там он мог усвоить знания о таком разделе физики, как электричество. В начальных трехлетних школах физику не изучали.
   К сожалению, его дальнейший жизненный путь нам тоже неведом, мы не знаем, где он жил и кем работал. Однако имеется документ 1917 года, где он предстает перед нами уже в военной форме.
   0x08 graphic
На снимке мы видим бравого, молодого, усатого мужчину лет двадцати, (в 1917 ему должно было быть не меньше). На голове у него что-то вроде кубанки, на правом боку кобура, на левом - шашка.
   К сожалению, я не могу точно определить его чин, но сдается мне, что дед снимался по окончанию учебы в школе прапорщиков.
   Как известно, в августе 1914 началась Первая мировая война, и Российская империя приняла в ней активное участие.
   Из-за больших потерь офицерского состава в начале войны, из всех более-менее образованных граждан царское правительство начало готовить именно прапорщиков. Это, кстати, является еще одним доказательством того, что Сергей Бурлаков закончил в Астрахани именно реальное училище. С начальным образованием в школы прапорщиков не посылали.
   Успел ли поучаствовать Сергей Бурлаков в боевых действиях, и на каком фронте, - не известно. Но если и довелось ему попасть на фронт, то, скорее всего, на кавказский, под начало бравого генерала Юденича.
   На фотографии есть надпись: "Придворный фотографъ Мищенко, Ростовъ-на-Дону, Тифлисъ." В Тифлисе (Тбилиси) точно была школа прапорщиков. Да и из Ростова-на Дону и Тбилиси до Карса и Эрзэрума значительно ближе, чем до Пинских болот Западного фронта. Но даже если и успел прапорщик Сергей Бурлаков попасть на фронт, то поучаствовать в боях он мог недолго. Ведь согласно хронике империалистической войны боевые действия на русско-турецком фронте шли довольно вяло.
   "После Февральской революции генерал Юденич, назначенный главнокомандующим Кавказского фронта, созданного на основе Кавказской армии, продолжил наступательные действия против турок, однако трудности со снабжением войск, падение дисциплины под воздействием революционной агитации и рост заболеваемости малярией заставили его прекратить Месопотамскую операцию и отвести войска в горные районы. Отказавшись выполнить приказ Временного правительства о возобновлении наступления, 31 мая 1917 года генерал Юденич Н. Н. был отстранен от командования фронтом "за сопротивление указаниям" Временного правительства. Сдав командование генералу от инфантерии Пржевальскому М. А. он был переведён в распоряжение военного министра.
   Февральская революция 1917 года вызвала хаос и брожение в войсках Кавказского фронта. В течение 1917 года русская армия постепенно разлагалась, солдаты дезертировали, отправляясь по домам, и к концу года Кавказский фронт оказался развален полностью.
   5 (18) декабря 1917 года между русскими и турецкими войсками было заключено так называемое Эрзинджанское перемирие. Это привело к массовому отходу русских войск из Западной (Турецкой) Армении на территорию России".
  
   Так же неизвестно мне, что делал Сергей Александрович Бурлаков по возвращению на Родину. А события, происходившие тогда на Северном Кавказе, тоже были весьма занимательными и достойными своего отражения в великой русской литературе.
   "В начале октября 1917г. во Владикавказе была созвана конференция Астраханского, Донского, Кубанского и Терского казачьих войск, с участием делегаций от калмыков и Союза кавказских горцев и народов Дагестана. 21 октября 1917г. конференция приняла решение об образовании "Юго-Восточного союза казачьих войск, горцев Кавказа и вольных народов степей" для борьбы с "анархо-большевизмом". Члены Союза выступали за сохранение единого российского государства в форме федеративной республики.
   Однако намеченные реформы Союзом не были реализованы из-за Октябрьской пролетарской революции и начавшейся Гражданской войны. Не получив широкой народной поддержки, правительство Союза прекратило свою деятельность в начале 1918г.
   Союз возрождался еще раз, при поддержке Белого движения, но ненадолго - в 1919-1920 гг.
   Казачьи области не признали созданный 7 ноября 1917г. Совет народных комиссаров. Атаманы казачьих войск публично в телеграфном обращении высказались о том, что власть в казачьих областях остается в войсковых правительствах.
   В Терской области до колоссальных размеров разросся бандитизм, которому способствовали брошенные и забытые части русской армии, сражавшиеся в Первую мировую войну на Турецком фронте. Вооруженные и деморализованные солдаты без должной организации и дисциплины отказывались подчиняться кому-либо. На казачьи станицы начались нападения чеченцев, которые добились изгнания всего русского населения из Хасав-Юртовского округа.
   Вскоре принятый СНК декрет "Об уничтожении сословий и гражданских чинов" отменил правовые основы социального положения казаков и лишил их особых прерогатив в наделении землей и угодьями. Рушилась вековая самоорганизация казачества.
   В декабре 1917г. на железнодорожной станции "Прохладная" деморализованными "революционными" солдатами был расстрелян атаман Терского Казачьего Войска М.А. Караулов и его спутники. Они были обвинены в попустительстве горским националистам. Новым атаманом ТКВ был избран войсковой старшина ГА. Вдовенко.
   Из-за неэффективного сопротивления революционным силам, власть в области перешла к советам рабочих, которые учредили Терскую советскую республику.
   По указанию чрезвычайного комиссара Юга России Г.К. Орджоникидзе из революционных солдат и "красных горцев" создавались специальные отряды, которые занимались принудительным выселением казачьих семей из станиц, заселявшихся потом горцами и неказачьим населением.
   Нападавшие грабили и жестоко убивали выселяемых казаков. В ответ по станицам пронеслись казачьи восстания под началом белых офицеров: Г. Бичехарова, И.Е. Эрдели, Г.А. Вдовенко. Советской власти наносились сокрушительные удары и 26 июня 1918г. она на Тереке пала.
   Но положение все равно было неустойчивым. Под командованием А.3. Дьякова на Тереке действовала "Казачья Красная Армия Сунженской линии", в которую входило около 7000 бойцов. И только когда в ноябре 1918г. белые заняли Ставрополь, Северо-Кавказский фронт распался на множество "местных" мелких фронтов. Советская власть была выбита с территории Терской области и Ставропольской губернии.
   Ожесточенные бои продолжались еще семь месяцев. Погибло около 40% участников этих боев с обеих сторон.
   В январе 1919г. большевики применили тактику "расказачивания", в которую они вкладывали совсем иной смысл, чем эсеры. Директива Оргбюро ЦК РКП(б) предписывала всем комиссарам вести беспощадную борьбу с казачеством.
   И, хотя эта директива признавалась ошибочной и была отменена пленумом ЦК РКП(б) от 16 марта 1919г., аппарат репрессий советской власти против казаков продолжал действовать. Большевики добивались физического уничтожения казаков, которые отказывались служить в Красной Армии.
   Поэтому многие казаки отступали вместе с белогвардейцами в Крым. Бежало туда и гражданское население".
  
   В каких из этих событий участвовал Сергей Бурлаков мне пока не известно, но с большой долей уверенности можно сказать, что к перемене общественного строя он отнесся весьма положительно. В отличие от других господ офицеров он не был ни дворянином с поместьями, ни казаком с их специфическим укладом жизни, привилегиями и обычаями. Его родной младший брат Александр Александрович Бурлаков рассказывал, ссылаясь на слова самого Сергея, что окончательный выбор в пользу большевиков тот сделал, когда на какой-то офицерской вечеринке полковой священник неожиданно пожалел их. Дескать, жаль ему, господ офицеров, живота своего не жалеющих и гибнущих в боях. Когда же ему намекнули, что жалеть надобно и скотинку серую - солдатиков простых, батюшка ответил: "Да что солдат. Мужиков бабы еще нарожают, а вы, офицеры - люди образованные, соль земли русской".
   Двадцатилетний Сережа Бурлаков - сын рыбака, и сам не раз ходивший в море, вся родня которого была именно "серое, мужичьё", естественно обиделся. Неудивительно, что социалистические идеи о равенстве всех людей показались ему тогда более привлекательными и справедливыми. Так что проблем с выбором позиций в грядущей гражданской войне у него не было.
   Имеется непроверенная пока информация, что во время гражданской войны он сотрудничал с большевиками. Но Сергей не служил в кадровой Красной армии, а, скорее всего, пребывал в рядах партизанских отрядов, сочувствующих коммунистам. Возможно, воевал в отряде у легендарного Кочубея.
   Беды "расказачивания" жителей Старого Бирюзяка не касались, село было не казачье, а рыбацкое, земледелием там тоже всерьез не занимались, поэтому конфликтов с любым правительством по земельному вопросу там тоже не возникало, и единственное упоминание поселка в документах о гражданской войне я нашел пока только в белогвардейских архивах Астраханского отряда.
   "Ф. 39759; 25 д.; 1918 - 1919 гг.
   Отряд сформирован на основании телеграммы командующего войсками Терско-Дагестанского края N 01617 от 31 мая 1919 г.
   В его состав вошли: войска бывших Приморской (16 Терский пластунский батальон, 1 бригада 4 Терской казачьей дивизии. Ширванский пехотный полк. Осетинский конный дивизион, 1 Терская конная батарея, 1 Терская пластунская гаубичная батарея, радиостанции N 2 и 18) и Свято-Крестовской (9 Терский пластунский батальон. Чеченская конная дивизия, 1 бригада 3 Терской казачьей дивизии, 1 бригада Осетинской конной дивизии. Кумыкский конный полк. Кабардинский конный дивизион. Александрийский гусарский полк, 6 и 8 Терские конные батареи, радиостанции N 6 и 8) групп.
   С июля 1919 г. отряд входил в состав войск Северного Кавказа.
   Летом 1919 г. отряд принимал участие в боевых действиях на Астраханском направлении, в районе г. Царицына.
   Приказом главнокомандующего ВСЮР N 3075 от 27 апреля 1920 г. штаб отряда был расформирован.
   Начальник отряда: Генерального штаба генерал-майор Д. П. Драценко.
   Начальник штаба: генерал-майор Пиковский.
   Место дислокации штаба отряда: ст. Бирюзяк, Кизляр, ст. Тарковская".
   Если я правильно понял, то в Старом Бирюзяке какое-то время располагался штаб этого белогвардейского отряда под руководством двух царских генералов. Но, похоже, их наступление на Астрахань закончилось неудачей и, судя по перемещению штаба, отряд был отогнан от Астрахани, а позднее распущен.
  
   В 1920-м году, или чуть позже, Сергей Бурлаков, согласно рассказу его дочери Анны, был на руководящей должности в своем родном селе, в Старом Бирюзяке. Был кем-то вроде председателя сельсовета. Времена были сложные, Красная армия ушла к Крыму и в Закавказье, а в районе прикаспийских сел и станиц активизировались всякие бандиты. Днем в селе была Советская власть, а по ночам - "зеленая". Причем, кое- кто из жителей поселка умудрялся сотрудничать с обеими. Однажды, рассерженный подобным двурушничеством, атаман зеленых приказал казнить одного из таких двойных агентов по фамилии Морозов. В назидание остальным жителям поселка его убили, а затем, уже мертвого, повесили и запретили снимать.
   Где в момент казни был Сергей Бурлаков неизвестно, но он оказался единственным, кто осмелился нарушить этот приказ атамана.
   Покойника по указанию Сергея вынули из петли и похоронили по-человечески. И последствия этого смелого поступка не замедлили сказаться. Атаман бандитов решил найти нарушителя его приказа и разобраться уже с ним. Но старик Морозов - отец или родственник казненного - предупредил Сергея, что его ищут, дабы отомстить, и тот поспешил скрыться. На санях по льду замершего моря поехал он на север, сначала в поселок Лагань, а оттуда в Астрахань, к знакомой женщине, у которой он жил во время своей учебы в реальном училище.
   0x08 graphic
Именно во время этого бегства Сергей Бурлаков и познакомился с юной Евпраксией Васильевной Письменновой- дочерью астраханского портного.
  
   Евпраксия Письменнова
   05.10.1915г.
  
   В то время Астрахань была столицей Автономной Калмыцкой области. Но жизнь там была отнюдь не столичная. В городе трудно шло восстановление хозяйства края, разрушенного в годы Первой Мировой и гражданской войн. Сильно пострадала рыбная промышленность - основа всей астраханской экономики. Более чем наполовину сократился паромоторный промысловый флот, число орудий лова уменьшилось в четыре раза, не работали многие рыбообрабатывающие промыслы, бондарные предприятия, сетевязальные фабрики. Морское рыболовство перестало существовать, а оно раньше давало 75 % всей добываемой рыбы. В таком же тяжелом положении находилась и соляная промышленность губернии, добыча соли из озера Баскунчак упала в 7 раз. Это грозило молодой Советской республике соляным голодом. Не лучше дело обстояло и в других промышленных отраслях. В результате этого росла безработица и ухудшилось материальное положение населения. Всеобщее обнищание, голод, постоянные мобилизации на рыбные и соляные промыслы вызывали недовольство жителей Астрахани. В марте 1919 года большевикам даже пришлось расстреливать забастовку рабочих некоторых предприятий города.
   Чем именно занималась в 1920 году Евпраксия Бурлакова, я пока не знаю. Возможно, как грамотная и образованная девушка, она служила за паек в какой-нибудь из многочисленных советских контор.
  
   Вскоре после знакомства Сергей Бурлаков и Пася Письменнова (так уменьшительно в семье звали Евпраксию) поженились и переехали на родину мужа.
   В сельской местности тогда было проще прокормиться.
   А с бандитами в Старом Бирюзяке Сергей Александрович разобрался с помощью советской власти. В помощь ему дали нескольких солдатиков. Правда красноармейцы были совсем юные, необстрелянные, и поначалу их самих надо было охранять от бандитов. Но под руководством Сергея Бурлакова солдаты обвыкли, освоились и победили.
   По его рассказам дочерям в ходе этих разборок с "зелеными" ему не раз приходилось прятаться от бандитов в прибрежных камышах, укрывая сельсоветскую кассу, сидеть в засадах и вступать с ними в перестрелки.
  
   Жили Сергей и Евпраксия Бурлаковы неплохо, но у них долгое время не было детей. Они уже даже о разводе подумывали, но тут в 1926 родилась у них, наконец, дочка Аннушка, а в 1929 появилась на свет и ее сестренка - Ниночка.
   0x08 graphic
   С. А. Бурлаков 1929
  
   В начале 30-х Сергея Бурлакова, как образованного и знающего специалиста, назначили то ли мастером, то ли даже главным инженером в цех по переработке рыбы на острове Тюлений, в Каспийском море.
   В то время остров был еще обитаем, и там существовал целый поселок для рыбаков и переработчиков рыбы. Имелась контора, производственные помещения, школа для детей и даже часовенка сохранилась с царских времен.
   Жили Сергей и Евпраксия на острове поначалу в бараке для семейных - в длинной казарме, разделенной на клетушки не стенками даже, а занавесками. Потом рыбзавод построил на острове новый дом для специалистов и начальства с отдельными комнатами. И одну из этих новых комнат выделили семье Сергея Александровича Бурлакова.
   Но, желая помочь своему младшему брату Александру с работой, он пригласил его переехать к нему на остров. Брат приехал с женой и дочкой. Комнату поделили занавеской пополам. А вскоре отслужил срочную службу младший из братьев Бурлаковых- Андрей. Возвращаться ему оказалось некуда, и тогда Сергей Александрович и его позвал жить на остров. На острове Тюленем молодой и рослый Андрей познакомился с девушкой и вскоре женился на ней. Звали его избранницу Ксенией. Мест в общежитии для семейных не было, и тогда Сергей решил еще потесниться. Натянули в его комнате еще одну занавеску, и за ней поселили молодоженов. Таким образом, отдельная комнатушка специалиста Сергея Александровича Бурлакова превратилась в обычную коммуналку.
  
   Тем временем в стране началась коллективизация. И в Старом Бирюзяке тоже решили организовать колхоз и назвать его в честь командарма С. М. Буденного.
   Естественно, начали с создания материальной базы коллективного хозяйства. Под это дело решили раскулачивать кулаков - мироедов. Но в рыбацких поселках кулаки с большими земельными участками были редкостью, тогда решили раскулачивать просто зажиточных, кого не жалко. И мой прадед Александр Иванович Бурлаков под эту категорию подходил идеально. На тот момент он построил новый большой дом и, по рассказам его внучки Анны Сергеевны, якобы, имел десяток овец, десяток коров, 3-4 лошади. Батраков, правда, он не нанимал, но это не мешало поселковому начальству его не любить. Уж больно руководству не нравилось, что старый и сварливый Александр Бурлаков лучше их, представителей советской власти, знает, когда можно выходить в море за рыбой, а когда нет. Защитить старика было некому, все сыновья жили отдельно, а младший Андрей служил тогда срочную в Красной Армии.
   Лодки, сети, паруса и скотину у Александра Ивановича отобрали и обобществили. Новый дом забрали под колхозную пекарню. Самого же Александра и жену его Палахтию Андреевну, можно сказать, пожалели: не выслали под конвоем куда-нибудь к черту на кулички на север, а разрешили жить-прозябать на родине.
   И бездомные, обобранные старики решили идти к одному из своих сыновей - Константину, он с семьей жил тогда в селе Черный Рынок (ныне п. Кочубей).
   Коней и упряжь у прадеда конфисковали, автобусов и общественного транспорта тогда еще не было никакого, потому пришлось супругам идти пешком. Все 60 верст.
   Дошли старики, наконец, увидели сына, сноху, внуков и расплакались.
   И остаток своей жизни пришлось моему прадеду Александру Ивановичу и жене его Палахтии Андреевне скитаться приживалами по семьям своих взрослых детей. К сожалению, и сыновья их, и дочери, были не в состоянии содержать их обоих. И в какой-то момент вынуждены были старикам жить порознь: дед- у одного сына, бабка- у другого. Соединились опять они только после смерти на старом Крайновском кладбище. Рядом там их могилки. Я видел.
  
   В 1937-м году Сергей Александрович Бурлаков попал под следствие. За что? Точно пока не знаю, но по рассказам его старшей дочери Анны Сергеевны Бурлаковой обвинили моего деда во вредительстве.
   Якобы, отправил их рыбзавод в Астрахань соленую рыбу в бочках, а она по дороге протухла. Виноват в порче продукции был вовсе не Сергей Бурлаков, отсутствовавший при изготовлении данной партии сельди. Но и его тоже обвинили во вредительстве.
   Забрали в НКВД по этому делу еще трех руководителей завода. Но одного из задержанных, впрочем, вскоре выпустили. Видимо, он дал какие-то показания на остальных специалистов. И тут, скорее всего, Сергею Александровичу припомнили и раскулаченного отца, которому, якобы, уже принадлежала и Бурлаковская коса с расположенным на ней заводом. На доводы Сергея, что его отец просто в молодости там работал по найму и никогда не являлся владельцем предприятия, никто никакого внимания не обращал.
   По итогам решения тройки он получил свою десятку.
   Не так давно в интернете на сайте "Мемориала" нашел запись:
   "Бурлаков Сергей Александрович
   Родился в 1897 г., г. Астрахань;
   Приговорен: Тройка НКВД ДАССР 20 сентября 1937 г.
   Приговор: лиш. св.
   Источник: Сведения, предоставленные Правительством Республики Дагестан"
   Вполне возможно, что эта запись как раз касается моего деда.
   По воспоминаниям Анны Сергеевны отец ее был отправлен в дальневосточные лагеря. Якобы, от него оттуда пришло несколько писем.
   После ареста мужа Евпраксия Васильевна, не имевшая на острове Тюлений работы, перебралась к своей старшей сестре Александре в село Седлистое Астраханской области. Но и там было неспокойно. Мужа сестры Александры - Александра Петровича Дмитриева тоже арестовали.
   Кстати, по рассказам моей тети Анны Сергеевны, в селе Седлистом учителем у нее была Бурлакова Анна Евлампиевна не только ее однофамилица, но и, вроде как, дочь того самого владельца рыбозавода с Бурлаковской косы. И самое интересное, что учительницу эту советская власть никак не преследовала.
   Прожив в Седлистом зиму, Евпраксия с дочками переехала к Андрею Бурлакову - младшему брату мужа.
   Братьев Андрея и Александра из отдельной комнаты на острове Тюленьем тогда уже выселили в общий барак.
   На острове Евпраксия с детьми прожила всего пару дней, после чего их перевезли в Старый Бирюзяк.
   Там Евпраксия Васильевна Бурлакова работала в конторе сельсовета. Будучи единственной на весь поселок образованной женщиной она пользовалась у селян огромным авторитетом. Пася Бурлакова могла прочесть любое письмо и помогала своим неграмотным соседям написать на него ответ. Она хорошо разбиралась в тогдашнем делопроизводстве и могла растолковать малограмотному сельскому начальству смысл любого официального документа, а также правильно составить ответ на это письмо.
   Не забывала Евпраксия Васильевна и про дело своего мужа. Писала в разные инстанции советской власти и даже к самому Калинину Михаилу Ивановичу обратилась. И вроде бы пришел от всесоюзного старосты ей положительный ответ. Дескать, дело ее мужа - Бурлакова Сергея Александровича- пересмотрено и, вроде как, должны были деда отпустить. Но пришло то письмо во второй половине июня 1941 года. Через несколько дней началась война, и реабилитации осужденных прекратились.
   Из лагерей на родину Бурлаков Сергей Александрович так и не вернулся. Есть мнение, что он в заключении погиб.
  
   А чуть раньше в 1940-м году рыболовецкий колхоз "Имени Буденного" в Старом Бирюзяке посчитали нерентабельным. Море ушло.
   Как известно, Каспийское море часто меняет свои границы: то широко разольется и затопит свои пологие песчаные берега, то вдруг сожмется и оголит бывшее свое дно, покрытое песком, илом и мелкими ракушками.
   Все 30-е годы море с северо-западной стороны съеживалось, отступая от Старого Бирюзяка. И вскоре оказалось, что рыбацкие лодки надо хранить в нескольких километрах от поселка, и там же их чинить. Сети и людей до лодок и моря тоже как-то надо было доставлять. А ведь потом вернувшихся с лова людей с сетями, полными рыбой, надо было доставить в поселок, но на чем? В те времена ни автобусов для рыбаков, ни грузовых машин для перевозки сетей и улова у колхозе просто не было. Все грузы возили на лошадях или на быках. А где взять столько гужевого транспорта?
   Поэтому было решено: если поселок нельзя вернуть на берег моря, то надо переселить ближе к морю самих рыбаков. Поэтому жителей Старого Бирюзяка стали переселять в другие рыбацкие поселки. Так Евпраксия Васильевна вместе с дочерьми оказались в селе Крайновка Кизлярского района.
   Поначалу жили они в принадлежащем колхозу доме на четыре семьи. Однако с началом войны в 1942-м году их из этого дома выселили. Скорее всего, из-за наплыва эвакуированных. И пришлось им поселиться у родственников - в доме Ивана Бурлакова, одного из младших братьев Сергея Александровича.
   А в 1943-м Евпраксия Васильевна умерла от саркомы. Ее дочери Аннушка и Ниночка остались одни на белом свете.
   У их дяди Ивана Бурлакова к тому времени уже было не меньше трех своих детей. Сам он был инвалидом и много заработать в колхозе во время войны не мог в принципе. Поэтому старшая из сестер-сироток - Анна вынуждена была устроиться на работу. Семнадцатилетнюю девушку в колхозе взяли на должность рыбака. И стала девушка ходить в море вместе с другими рыбаками.
   Младшая ее сестра Нина продолжила учебу в школе. Летом 1944 г. она окончила семилетку и поступила в педагогический техникум в городе Кизляре. Но содержать ее в городе было некому, и по материальным причинам учиться в техникуме Нина не смогла. Пришлось ей возвращаться в Крайновку, где она устроилась работать на почту.
   В 1944 году, видимо, в связи с расформированием Чечено-Ингушской АССР, село Крайновка неожиданно стало районным центром в новообразованной Грозненской области. Там появились райком ВКП(б), райисполком и другие полагающиеся советские организации. Сельская почта, на которую устроилась работать юная Нина Бурлакова, неожиданно стала районным узлом связи.
   Старшая ее сестра Анна Сергеевна в конце войны вышла замуж за молодого демобилизованного по ранению солдата - Андрея Нечаева.
   Уже после войны с Анной Сергеевной произошел необычный случай, который я записал с ее слов.
   Однажды в жаркий летний день зашел к ней на баз (во двор) прохожий - пожилой мужчина, почти старик. Судя по внешнему виду из лагерных отпускников. Встал возле калитки да и попросил хлеба.
   Анна Сергеевна в хлебе ему не отказала, отрезала кусок. Дала и воды испить, принесла холодненькой из хаты. А потом вдруг заметила у деда зеленый фанерный чемоданчик. И был тот чемоданчик не фабричный, а самодельный, сбитый из фанеры, и, что важно, ну очень сильно похожий на тот, что еще до войны заказывала сделать местному умельцу ее мать Евпраксия Васильевна, и который потом отослала с посылкой в лагерь мужу - Сергею Александровичу.
   Анна Сергеевна даже что-то высказала по этому поводу, дескать, чемоданчик-то ей, вроде, как знаком. Но тут прохожий воду допил и кружку ей вернул. И пока Анна относила эту кружку обратно в сенцы, появилось у нее вдруг мысль, что появление этого странника в их краях не случайно. Что, быть может, он зашел по просьбе отца, а, может, знает что-то про него, а может..! А может - это сам отец! Ведь десятилетний срок его был на исходе. Да вот только она помнила отца высоким и сильным, а здесь сухощавый такой старичок, весь седой. Но ведь видела она отца последний раз в десять лет, когда сама была маленькой и судила о росте и возрасте других людей по себе. А теперь она сама выросла и много кто уже не кажется ей великанами.
   Быстро вернулась Анна к калитке, расспросить хотела прохожего о чемоданчике, об отце, а у калитки-то - нет никого. И на улице пустынно, тоже никого. Она даже прошлась туда-сюда, у соседок поспрашивала, никто не видел этого старика. Куда только человек смог исчезнуть за минуту, словно и не было, словно и не говорили...
   В сентябре 1946 года у Анны и Андрея Нечаевых родился сын, которого они назвали Сергеем.
   Всего Бог дал ей шестерых детей: Сергея, Таисью, Ивана (умер в возрасте 8 лет от белокровия), Владимира, Валентину и Ивана.
   Ее младшая сестра - Бурлакова Нина Сергеевна 9 мая 1947 года вышла замуж за Антонова Алексея Васильевича и стала моей матерью. Ее жизненный путь я уже описал в другом своем произведении и здесь я повторяться не стану.
  
  
  
  
  
  
  
   3. Про Письменновых
  
   Моя прабабушка Надежда Письменнова скорей всего, была домохозяйкой, а ее муж Василий слыл неплохим портным. Жили они в Астрахани на 7-й пристани в съемной квартире.
   Евпраксия Васильевна была третьей их дочерью, двух старших звали Мария и Александра, а младшую - Анной.
   Видимо, зарабатывал Василий Письменнов неплохо, поскольку дочери его на фотографиях всегда одеты как настоящие барышни.
   Мария Письменнова
   14.09.1908
   0x08 graphic
Старшая из сестер Мария имела какое-то отношение к медицине, говорят, была фельдшером. Она вышла замуж за врача и жила в Ново-Николаевске (с 1925 Новосибирск). Возможно, носила в замужестве фамилию Попова.
  
   Младшая - Анна - работала учителем в селе Седлистом и в начале 20-х годов скончалась от тифа. Детей, похоже, у нее не было. По крайней мере, мне о них ничего не известно. Ее фото, к сожалению, не сохранились.
  
  
  
   Александра- вторая по возрасту из сестер- была замужем дважды. От первого мужа имела двоих детей: Нину и Георгия.
   Пася и Шура 08.10.1917
   0x08 graphic
Но муж ее Кузьма Захаров погиб на фронте в империалистическую войну.
   Александра вышла замуж повторно за рыбака и перевозчика Александра Дмитриева, у которого был и свой сын от первого брака- Федор.
   Перевозчик Дмитриев занимался тем, что доставлял грузы и пассажиров с пароходов на остров, где находилось с. Седлистое. Видимо не все суда могли пристать к острову, да, может, там и пристани-то никакой в то время еще не было. Вот Александр Дмитриев и выполнял обязанности своеобразного речного таксиста.
   Кроме трех детей от первых браков завели Александра и Александр еще и совместных ребятишек: Евгения, Фаину, Петра, Александра и Михаила.
   В 1937 году мужа Александры Васильевны забрали, как врага народа. Интересно даже, что такого совершил обычный лодочник. Может, просто хотел быть независимым и уклонялся от вступления в какой-нибудь кооператив? Из лагерей он не вернулся.
   Всю свою жизнь Александра Васильевна Дмитриева прожила в с. Седлистое Астраханской области. Там же, в Седлистом, или в самой Астрахани жили и живут большинство ее потомков.
   Кстати, в далекой Сибири муж старшей сестры Марии Васильевны, говорят, также оказался "врагом народа". И никто из мужей сестер Письменновых из лагерей так и не вернулся.
  
  
  
   4. Другие Бурлаковы
  
   Константин Бурлаков второй по старшинству из сыновей Александра Ивановича всю свою взрослую жизнь прожил в п. Черный рынок, ныне п. Кочубей.
  
   Иван Бурлаков был инвалид. По молодости лет застудил он горло. Ему его прооперировали и в трахею вставили серебряную трубку с дырочкой. Желая что-то сказать, он должен был эту дырочку на шее затыкать пальцем.
   В его доме после смерти матери и жили до замужества Нина и Анна Бурлаковы. Иван Александрович умер в конце 60-х годов и имел много детей: Лидию, Надежду, Петра, Дмитрия, Виктора и Бориса. С большинством из них я был лично знаком. Не встречался только с Петром и Дмитрием. Жизнь довольно сурово обошлась с потомками Ивана Александровича, но это - отдельный шекспировский сюжет, достойный самостоятельной повести, которой здесь я приводить не стану.
  
   Александр Александрович Бурлаков - был единственным из братьев моего деда, которого я видел воочию. Жил он тогда в Крайновке и, скорее всего, до выхода на пенсию работал там в колхозе. Как многие из Бурлаковых он имел проблемы со зрением.
   В то время, когда я с родителями приезжал в Крайновку и ходил к нему в гости, дед Саша был известен тем, что единственный во всем поселке не стеснялся пользоваться очками. Остальные старики щурились, мучились, заставляли читать детей и внуков, но прилюдно очками не пользовались.
   Умер он в 70-х годах.
   0x08 graphic
   Андрей Александрович был самым младшим из братьев Бурлаковых, он родился в 1910 году. Также Андрей был единственным в семье, кого призвали во время Отечественной войны в армию. Остальные оказались не годны по здоровью и по профессии. У рыбаков была частичная бронь, защищавшая их от фронта.
   Согласно найденным мною на сайте "Подвиг народа" документам призвали его уже 26 июня 1941 года. В домашнем архиве я обнаружил единственное его фото, снятое ровно через год 26 июня 1942 года.
   Эту фотографию он послал жене на память с припиской:
   "26 июня 1942 г. снимался в г. Балашове".
   Город Балашов находится на востоке Саратовской области. Боев там не было. Вскоре я обнаружил еще одну запись на сайте "Подвиг народа".
   Мне попался приказ о награждении медалью "За оборону Сталинграда" по 271 полку 88- гвардейской стрелковой дивизии от 22 сентября 1943 года. В этом приказе тоже фигурирует Бурлаков Андрей Александрович, санитар, но, к сожалению, не указан ни год его рождения, ни место его призыва. Вполне вероятно, что это был просто однофамилец и полный тезка моего двоюродного деда. Однако, есть одно обстоятельство, которое позволяет мне надеяться, что речь идет все же о дяде моей матери. Дело в том, что 99-я стрелковая дивизия, (позднее переименованная в 88-ю гвардейскую), после ее разгрома под Барвенково в ходе неудачной для Красной Армии Харьковской операции в мае1942 года, вышла из окружения и 15 июня 1942 года была выведена из боев и отправлена на переформирование в город Балашов. И в этом же городе 26 июня фотографировался красноармеец Андрей Бурлаков. Так что, шанс того, что речь в обоих документах идет об одном и том же человеке, как мне кажется, существенно возрастает.
   Переформированная 99-я дивизия потом участвовала в разгроме немцев под Сталинградом, за что и получила звание гвардейской, а затем освобождала Украину.
   И если предположить, что в конце 1943, в начале 1944 года Бурлаков Андрей в очередной раз был ранен, то после выписки из госпиталя, он вполне в марте 1944 года мог попасть стрелком в 431-й с.п. 52-й стрелковой дивизии, где его и ждала очередная награда.
   "Приказ по 431 стрелковому полку 52 стрелковой дивизии от 14 августа 1944 года N24/н действующая армия.
   Награждаю медалью "За отвагу"
   - Стрелка 6-й стрелковой роты- красноармейца Бурлакова Андрея Александровича за то, что он участвуя на фронтах Отечественной войны с 26 июня 1941 года перенес два ранения. Первое слепое осколочное ранение левого бедра 16.01.43г. в боях за город Харьков в составе 284 стрелкового полка и второе слепое осколочное ранение в области левой ягодицы. Находясь в 431 стрелковом полку с марта месяца 1944 года, участвовал при форсировании реки Днестр, где показал себя смелым дисциплинированным бойцом.
   1910 года рождения, русский беспартийный, рабочий в Красной Армии с 3.07.41 года призван Кизлярским РВК Ставропольского Края."
  
   Как мне кажется, то, что речь в наградном документе идет именно о брате моего деда сомнения не вызывает. Вряд ли Кизлярский РВК призывал Бурлаковых Андреев Александровичей пачками. Так что можно считать доказанным, что Андрей Бурлаков в августе 1944 года находился в рядах 52-й с.д.
   Наградили медалью его 14.08.44 г. А уже 20 августа началась знаменитая Ясско- Кишиневская операция Красной Армии, после которой 52-я с.д. отправилась освобождать Балканы.
   Последняя запись про Андрея Александровича Бурлакова я нашел на сайте "Память народа". В документе сообщалось, что рядовой 431-го сп 53-й сд Бурлаков Андрей Александрович погиб 22.10.1944 года и похоронен в Сербии.
   Единственно, что напрягает в этой найденной мной архивной записи - местом призыва и местом жительства жены погибшего героя. Там написано, что призван Бурлаков А.А. в мае 1944 года в Николаевской области на Украине.
   Вроде бы часть данных про моего родственника, а часть про чужого человека.
   Но одно известно точно. С войны Андрей Александрович Бурлаков на родину не вернулся.
  
   Со слов моей тетушки Анны Сергеевны две сестры ее отца: Вера и Александра Бурлаковы в свое время выходили замуж, но овдовели еще до Великой отечественной войны. Жили и трудились сначала в Старом Бирюзяке, затем в Крайновке. В 1944-м, после выселения чеченцев в Казахстан, обеих сестер принудительно отправили на заселение опустевшего поселка Шали в Чечне. Но жить там было не очень приятно, а возможно даже и страшно, и при первой возможности сестры оттуда уехали домой.
   Умерли Вера Александровна и Александра Александровна вскоре после войны.
   Третья сестра моего деда Варвара Александровна Бурлакова, после замужества носила фамилию Чайкина. Достаточно рано овдовела. Я застал ее еще живой и бывал у нее в гостях. Всю жизнь она прожила в Крайновке.
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"