Антонов Михаил Фёдорович: другие произведения.

Россия В Мире Xxi Века

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В книге излагается итог размышлений автора о судьбах России, чему были посвящены в большинстве своём его предыдущие сочинения. Даётся новое прочтение истории России, согласно которому призвание в 862 году в Новгород варяга Хродрика (Рюрика в славян-ской транскрипции), сына фрисляндского маркграфа, вместе с его германским племенем русов стало началом германской оккупации восточнославянских земель. Киевская Русь до конца своего существования оставалась типичным феодальным западноевропейским госу-дарством с расой господ Рюриковичей и покорённым славянским населением. Начатком Русской государственности и зарождения великорусской народности стало установление во Владимиро-Суздальской земле тоталитарного общенародного государства (отвечавшего русскому менталитету) с самодержавным правлением великого князя Андрея Боголюбско-го. Рассматривается современное положение России, её внутреннее состояние и позиции на мировой арене. В заключение даётся разработанная автором программа выхода страны из настоящего кризиса и освещаются пути достижения ею мирового лидерства. Книга рас-считана на широкий круг читателей.

  
  
  РОССИЯ В МИРЕ XXI ВЕКА ИСПРАВЛЕННЫЙ ВАРИАНТ
  Об авторе.
  Антонов Михаил Фёдорович родился в 1927 году в тульской деревне. С 1932 года живет в Москве. Окончил Московский институт инженеров железнодорожного транспорта. Работал в академических институтах. Последнее место работы и должность до выхода на пенсию - заведующий сектором Института мировой экономики и международных отношений АН СССР. В 1968 году был репрессирован по политической статье, хотя он не был диссидентом-антисоветчиком, а критиковал Советскую власть за то, что она недостаточно советская. Впоследствии реабилитирован. В публицистике выступает с 1981 года, автор десяти книг и нескольких сотен журнальных и газетных статей. Удостоен международным форумом "Диалог Цивилизации и Культур" диплома лауреата международной премии "Новый век.2012" "за лучшее публицистическое произведение начала XXI столетия"
  
  О книге.
  В книге излагается итог размышлений автора о судьбах России, чему были посвящены в большинстве своём его предыдущие сочинения. Даётся новое прочтение истории России, согласно которому призвание в 862 году в Новгород варяга Хродрика (Рюрика в славянской транскрипции), сына фрисляндского маркграфа, вместе с его германским племенем русов стало началом германской оккупации восточнославянских земель. Киевская Русь до конца своего существования оставалась типичным феодальным западноевропейским государством с расой господ Рюриковичей и покорённым славянским населением. Начатком Русской государственности и зарождения великорусской народности стало установление во Владимиро-Суздальской земле тоталитарного общенародного государства (отвечавшего русскому менталитету) с самодержавным правлением великого князя Андрея Боголюбского. Рассматривается современное положение России, её внутреннее состояние и позиции на мировой арене. В заключение даётся разработанная автором программа выхода страны из настоящего кризиса и освещаются пути достижения ею мирового лидерства. Книга рассчитана на широкий круг читателей.
  
  ПРЕДИСЛОВИЕ
  
  Предлагаемая книга - это итог исследований в области прошлого, настоящего и будущего России, изложенных в моих предыдущих книгах, а также в журнальных и газетных статьях.
  Прошло более двадцати лет с момента распада СССР и падения Советской власти. И хотя с приходом Владимира Путина в третий раз на пост президента РФ самая мрачная полоса в нашей постсоветской истории, будем надеяться, миновала, исход борьбы за возвращение нашей стране статуса независимой, могущественной и процветающей мировой державы, по его собственным словам, ещё не предрешён. Нас ждут суровые испытания, и победа может быть одержана нами только при условии правильного понимания обстановки в стране и в мире. Однако, на мой взгляд, до этого нам ещё далеко.
   Что видит в своей стране российский обыватель? Кучка воров, захвативших в свои руки львиную долю национального богатства, всё ещё торжествует. А большинство народа, с возмущением наблюдая эту картину, никак не выберется из пучины нищеты и безысходности. При этом самая обездоленная часть всё глубже погружается в эту бездну. И самая большая опасность для будущего России заключается именно в том, что угнетённое и униженное большинство поверит, будто контрреволюция 1991 - 1993 годов необратима, и смирится со своим новым положением, которое по сравнению с утраченным советским прошлым выглядит как рабство.
  Не случайно сейчас и либералы во власти, и находящиеся в их руках средства массовой информации пытаются внушить народу, будто социализм пал, не выдержав конкуренции с капитализмом, и в России установился "нормальный" капиталистический строй, деликатно именуемый "рыночной экономикой". Изо дня в день мы только и слышим: Россия вернулась в "семью цивилизованных народов" и вновь пошла "столбовой дорогой мировой цивилизации", приняла в качестве мерила прогресса "общечеловеческие ценности", в особенности принцип "священной и неприкосновенной" частной собственности. А значит, власть высокопоставленного жулья, преподносимая нам под видом "демократии", незыблема, и присвоенное им богатство неотъемлемо.
  А я утверждаю, что картина положения в стране совершенно иная.
  Во-первых, власть в России не совсем в руках либералов. В стране установилось двоевластие. Патриотические и государственнические силы, группирующиеся вокруг Путина, не желают мириться с положением колонии Запада, которое победивший в "холодной войне" военный блок НАТО навязывает России, и полны решимости возродить нашу Родину как Великую Страну. Однако эти силы ещё слабы, плохо организованы и не имеют чёткой идеологии. Им противостоят либералы, опирающиеся на олигархов и иных крупных частных собственников, располагающие громадными финансовыми ресурсами и пользующиеся всесторонней поддержкой Запада. Борьба между этими силами по принципу "кто - кого" впереди, и от каждого из нас в той или иной степени зависит её исход.
  Во-вторых, никакого капитализма в нынешней России не было и нет. Царская Россия до конца царствования Николая I была крестьянско-помещичьей страной с редкими очагами промышленного производства, которое тоже строилось на труде полукрепостных работников. После отмены крепостного права в России стали быстро развиваться капиталистические отношения, однако ещё быстрее шло проникновение в страну иностранного капитала, который превратил её в скрытую колонию Запада. Совершив Октябрьскую революцию 1917 года, большевики провозгласили своей целью построение социализма в нашей стране. Отстояв свою независимость в ходе Гражданской войны, осуществив грандиозные программы коллективизации сельского хозяйства и индустриализации, советский народ превратил СССР во вторую промышленную державу
   3
  мира. Именно Советский Союз внёс решающий вклад в разгром нацистских орд, которые развязали Вторую мировую войну и, собрав потенциал всей континентальной Европы, вторглись в нашу страну. В короткий срок после завершения войны СССР восстановил разрушенное захватчиками народное хозяйство в освобождённых от них районах страны и добился новых успехов в экономике и культуре, во всех сферах народной жизни. Великим подвигом нашего народа стало обеспечение стратегического паритета сил, с одной стороны, СССР с союзниками по Варшавскому договору, а с другой - США с их вассалами - блоком НАТО. СССР первым поставил энергию атома на службу мирному труду и первым проложил дорогу человечеству в космос. Так были делом опровергнуты утверждения либералов, будто советский строй с его плановым ведением народного хозяйства неэффективен по сравнению с капитализмом. Очевидно, что никакая капиталистическая страна не смогла бы в такой короткий срок восстановить огромную страну, дважды разорённую войной, и затем добиться столь впечатляющих успехов в хозяйственном и культурном строительстве.
  Во-вторых, несмотря на наличие рыночных отношений, акционерных обществ, частных банков, фондовых бирж, долларовых миллиардеров и "новых нищих", у нас нет и никогда не будет капитализма. На это есть много причин. Но главная - это миропонимание и менталитет наших народов, органически не приемлющие капитализма. У нас установился буржуазный строй, основанный не на развитии производительных сил, а на проедании советского наследства. И "киты" российской экономики знают, что этот строй едва стоит на ногах и скоро рухнет, а потому они держат свои капиталы за границей, где обзавелись виллами и перевезли туда свои семьи.
  Эти тезисы я выдвинул и обосновал в книге "Капитализму в России не бывать!" (М., 2005). Естественно, у многих читателей возник вопрос: "А что же тогда будет с Россией?". В самом деле, в XX веке мы привыкли к тому, что в современном мире есть только две общественно-политические системы - капитализм и социализм. Если России вернуться в социализм невозможно (как вообще нельзя вернуть отжившее и прошедшее), а капитализму в ней не бывать, то какой же строй в ней установится?
  
  Я отвечаю, что развитие России пойдёт по совершенно новому пути. Пик процесса распада страны, начавшегося в 1991 году, уже пройден. Началось новое "собирание земель" вокруг Москвы. И Россия вернётся к добуржуазному, неосоветскому строю, но, разумеется, в ином качестве, отвечающем новым историческим условиям. К какому именно? Мой ответ: Россия пройдёт через стадию корпоративного государства, от которого - плавно или скачком, в зависимости от обстоятельств, перейдёт к социализму нового советского образца. Что такое корпоративное государство и почему Россия неизбежно пройдёт через эту стадию своего развития, я показал в книге "От лжекапитализма - к тоталитаризму!" (М., 2008).
  Теперь надо показать, как будет происходить этот переход. В этом цель данного труда.
  В заключение приношу глубокую благодарность М.М.Антонову за всестороннюю помощь в подготовке этой книги.
  
  
  ВВЕДЕНИЕ
  
  Эта книга - о России, об её настоящем и будущем, о месте, какое она занимает в современном мире и какое (более достойное) займёт в скором времени. И этот сдвиг, скорее - прорыв, произойдёт не потому, что мне так этого хочется (к чему сводится большинство имеющихся ныне "патриотических" и "оптимистических" прогнозов), а в силу действия непреложных факторов, которые никто в мире не в силах отменить. Но вначале несколько фраз о сегодняшнем состоянии страны и её народа.
  Наши соотечественники в большинстве своём, как можно думать, плохо представляют себе, в какой критический момент истории им выпало жить, какие катаклизмы и катастрофы ожидают мир в целом и Россию в частности в ближайшие годы, с какими взлётами и трагедиями это может быть связано для них лично.
  Когда я начинал работу над этой книгой, мне пришлось просмотреть множество прогнозов отечественных и зарубежных футурологов относительно будущего России - одни только эти материалы могли бы составить солидный том. Там были исследователи, верящие в Россию и предсказывающие ей расцвет. Были и враждебно к ней настроенные и предрекающие её гибель. Но особенно оживлённо, преимущественно в Интернете, тогда обсуждали прогноз западного футуролога, известного своими блестящими и вполне оправдавшимися предсказаниями (в том числе и предвидением, ещё в самом начале 1987 года, развала СССР в 1991-м), любящего Россию и в то же время пессимистически оценивающего её перспективы. Речь идёт об известном канадском писателе и футурологе Доменике Рикарди и его работе "XXI век и будущее России", датированной октябрём 2000 года.
  Рикарди тогда считал, что (здесь и далее цитаты выделены курсивом) "через 10 лет... Россия прекратит существование как отдельное государственное и культурное образование" (об одной важной его оговорке будет сказано ниже).
  По его мнению, азиатская часть территории нынешней России будет поделена между США, Японией и Китаем, а европейская - между Англией, Германией, Норвегией и Францией. В Москве и Московской области администрация будет смешанной: в ней будут представлены почти все страны - члены НАТО (исключая почему-то Грецию и Турцию), а также российские пособники оккупантов. И только на юг России оккупанты не сунутся, опасаясь больших потерь, потому что там будет десятилетиями идти война афганского типа, но не между отдельными этносами, а между двумя многонациональными армиями, представляющими два враждебных друг другу течения в исламе. Там воцарятся хаос и разруха.
  При этом никакой большой войны в России не будет! Будущая оккупация, несмотря на свою стремительность, будет носить относительно мирный и организованный характер. Россия не будет завоёвана, она будет "сдана на милость победителя". Военные арсеналы, включая ядерное оружие, по договорённости НАТО с Китаем, перейдут под контроль американцев. Российская армия будет демобилизована.
  Далее в прогнозе расписано, какие порядки оккупанты установят на занятых ими территориях, но это (как и прогнозы о будущем других стран СНГ) я пока опущу.
  Теперь о том, какую важную оговорку сделал Рикарди. Этот футуролог - не совсем обычный гражданин Запада. Его мать украинка, отец итальянец. А сам он не просто любит Россию и русскую культуру, а ещё и считает (как и его духовный учитель, великий американский провидец Эдгар Кейси), что именно духовные ценности России - это то, что крайне необходимо миру, они могут спасти Запад. Поэтому, даже если Россия будет погибать, Рикарди останется её сторонником. И потому на Западе он "свой среди чужих, и чужой среди своих".
  Рикарди убеждён в том, что безвыходных ситуаций не бывает. Россияне, действительно, находятся в отчаянном положении, но пока эта ситуация отнюдь не фатальна и не безнадёжна. Всё ещё можно поправить,- была бы на то воля граждан и особенно руководства России.
  Можно понять, почему Рикарди нарисовал такую мрачную картину: в 2000 году, когда он составлял свой прогноз: наша страна жила хотя и с новым президентом, но ещё, по сути, при ельцинском режиме. Такой картина и должна была бы быть, если политика России не изменится.
  Со времени опубликования прогноза прошло больше десяти лет, отведённых футурологом на оккупацию России Западом и Востоком. С одной стороны, если не считать усиленного проникновения китайцев на российскую территорию и усиления давления Запада на Россию, других грозных свидетельств того, что прогноз Рикарди сбывается, нет. С другой стороны, Риккардо правильно подметил, что Запад (в особенности Европа, о чём речь пойдёт дальше) - непримиримый враг России. Те обстоятельства, которые породили этот прогноз, остаются в силе и будут действовать до того момента, когда вопрос "кто - кого" (при всём миролюбии России, он стоит именно так) не решится окончательно и бесповоротно. Просто ситуация в нашей стране и в мире изменилась. Россия вовсе не намерена смиренно дожидаться, когда на её территорию придут оккупанты с Запада или с Востока. В то же время и мало что сделано, чтобы коренным образом изменить соотношение сил сторон. Россия по-прежнему - страна, малозаселённая и экономически ослабленная, но фантастически богатая природными ресурсами, и она уже давно является объектом вожделения со стороны хищников и на Западе, и на Дальнем Востоке. "Их компьютеры дымятся, просчитывая различные "варианты" и "планы действий", при ознакомлении с которыми, будь они обнародованы, "волосы встали бы дыбом не только у русских, но и у западных обывателей", - отмечал Рикарди. Не случайно число пессимистических прогнозов относительно будущего России непрерывно множилось.
  Можно, в частности, напомнить прогноз американского политика Патрика Бьюкенена и выводы, им сделанные: "Ни одно европейское государство не находится в таком катастрофическом положении, как Россия", - при сохранении нынешнего уровня рождаемости и нулевой миграции в 2100 году русских будет менее 80 миллионов. И вот горстка русских занимает северную половину крупнейшего континента Земли, по площади превосходящую Соединённые Штаты, изобилующую полезными ископаемыми, нефтью, золотом".
  Вытащу из папки прогнозов ещё два суждения о настоящем России, с намёком и на её возможное будущее:
  Первое: довольно известный публицист Максим Калашников рисует три возможных сценария будущего России. Или создание "Пятой империи" ("СССР-2"), или "война элит" с распадом страны, или... "распад и оккупация" .
  И второе, принадлежащее, пожалуй, наиболее востребованному сегодня прогностику и политологу Сергею Кургиняну, который убеждён, что мир нашу Россию приговорил к смерти:
  "Я считаю, что мировое сообщество Россию приговорило. Причем приговорили её сразу все члены мирового сообщества. А не один только Запад... Стратегического различия между Ираном и Западной Европой, и Америкой, и Китаем в этом вопросе нет. Вынесенный коллективный вердикт продиктован не алчностью даже и не жестокостью. Просто, пока что мир перестраивается очень определённым образом. И тот, кто отстаёт, выпадает из системы. И когда эта глобальная перестройка завершится, то выяснится по факту, что ослабленной либеральными реформами России в новом мироустройстве места нет".
  Ведь, по Кургиняну, в современном мире возможны лишь три сценария развития. Первый - это модерн (переход от доиндустриального общества к индустриальному). Второй - постмодерн (отказ от индустриализма, переход на оказание проблематичных финансовых, управленческих, информационных и прочих услуг, демонтаж классической морали, фактическая ликвидация национальных государств, втягивание в себя огромных масс мигрантов как дешёвой и неассимилирующейся рабочей силы...). Третий - контрмодерн (сознательный отказ от развития, от связанных с ним ценностей, и оформление нового Средневековья на основе радикального ислама, способного предоставить под подобное начинание миллиард вполне энергичных, жертвенных и волевых людей). А что же может из этих сценариев выбрать Россия?
  "Традиционного общества у нас нет. А значит, модернизация у нас невозможна. У нас нет социального вещества, которое можно бросить в топку модернизации. Мы это уже делали несколько раз за свою историю. Мы уже совершили все свои модернизации, жили в индустриальном обществе и подошли к постиндустриальному уровню.
  Последние 20 лет отбросили нас далеко назад. Идти путём красной авторитарной модернизации (Китай, Вьетнам), демократической полуавторитарной модернизации (Индия), националистической почти что авторитарной модернизации (Сингапур, Южная Корея и так далее) - мы по определению не можем. Классический модерн ушёл на Восток. И это все понимают. Туда же бежит капитал, жаждущий дешёвых, дисциплинированных, толковых рабочих. Причём, достаточно молодых и в огромном количестве. Постмодерн стал уделом Запада, и его сомнительные радости существуют для избранных, в круг которых мы не можем войти по очень многим причинам. Россия, не войдя ни в Запад, ни в Восток, неизбежно окажется жертвой Юга. Её так и воспринимают... Страна приговорена. Никому, кроме себя самой, она не нужна" . Кургинян, конечно, не теряет надежды, что России удастся избежать гибели, но пока шансы на это он оценивает как минимальные.
  Прогнозов апокалипсических, предполагающих скорое развязывания Третьей мировой войны, причём ядерной, и гибель человечества, я здесь не касаюсь, от каких бы авторитетных прогностиков они ни исходили. Не потому, что я вообще исключаю возможность самой жестокой войны мирового масштаба, а потому, что прогнозировать, как будут выживать остатки человечества, обречённые на лишения вплоть до каннибализма и мучительное доживание, нет смысла.
  В противовес взглядам скептиков и пессимистов, есть и немало прогнозов (типа "Русской доктрины", "Третьего проекта" и пр.), представляющих картины будущего величия России и её ведущей роли на предстоящем этапе истории человечества. Большинство их, правда, относится к числу упомянутых уже предположений, основу которых можно выразить одной фразой: "Я так хочу!" Но есть и вполне оптимистические прогнозы, базирующиеся на несомненных фактах и реальных конкурентных преимуществах нашей страны. К их числу можно отнести картину будущего России, нарисованную в докладе и ряде других работ всемирно известного физика-ядерщика, доктора технических наук, профессора, академика отраслевой академии Игоря Острецова, "ученого одного уровня с легендарным академиком Сахаровым", как его отрекомендовали на одном из собраний. В основе его концепции лежат следующие положения:
  Энергетика лежит в основе всякой деятельности человечества, поскольку удовлетворяет ключевые первичные потребности человека - тепло и свет, и ключевую потребность любого производства - энергию. Нынешний уровень потребления энергии всей человеческой цивилизацией примерно в 6 раз ниже того цивилизационного минимума, при котором резко сокращается детская смертность и увеличивается продолжительность жизни до 70-80 лет. (При этом существует большой разрыв между развитыми и развивающимися странами: в США душевое потребление энергии в 20 раз больше, чем в Китае). Численность населения планеты, ныне составляющая 7 миллиардов человек, к середине века, по прогнозу ООН, увеличится до 10 миллиардов. Необходимый рост производства энергии примерно в 10 раз не может быть достигнут увеличением потребления органических источников - нефти, газа и угля. Во-первых, запасы их не безграничны и по некоторым источникам близки к исчерпанию, во-вторых, сжигание такого количества органики приведёт к экологической катастрофе. Ядерная энергетика, основанная на использовании урана-235, исчерпает его запасы ещё раньше. Как сказано в выступлении Владимира Путина на "сессии тысячелетия ООН", "ядерная энергетика в XXI веке должна быть избавлена от обогащённого урана и плутония", ибо в современном своём виде она делает невозможным режим нераспространения атомного оружия и грозит отравлением всей планеты своими отходами. Термоядерный синтез пока остаётся и на протяжении минимум 50 лет останется мечтой (к тому же мало обоснованной).
  Даже при условии благополучия "развитых" стран, "давление" нищеты и безысходности со стороны "неразвитых" стран на "развитые" уже сегодня становится разрушительным. Всё чаще говорят, что Китаю и США вместе на этой планете места нет. Действительно, душевое потребление энергии в США составляет около 20 тонн условного топлива, а в Китае немногим более одной тонны. И это есть основная проблема современности, которая предопределяет жёсткое противостояние этих стран в ближайшей перспективе. Поражение США предопределено, но произойти это может либо в результате экономических действий, либо в результате актов государственного ядерного терроризма.
  В случае пассивного поведения России её судьба весьма печальна в силу двух обстоятельств. Первое. Ликвидация США, как основного потребителя углеводородов, приведёт к резкому падению цен на энергоносители (в этом крайне заинтересован Китай в целях ориентации своего производства в основном на внутренний, практически неограниченный рынок) и ликвидации доллара в качестве основной мировой валюты. Валютные резервы и поступления валюты от продажи энергоносителей для России останутся в прошлом. Второе. В этом случае весьма вероятен сценарий отделения от России "Сибирской Республики", способной обеспечить себя при любых ценах на энергоносители и гарантировать поставки в Китай энергоносителей и других ресурсов. Сепаратистские настроения в Сибири уже начали проявляться. В этом случае судьба Европейской части России и Европы будет весьма печальной. Диктат Китая будет гораздо более жёстким, чем диктат США.
  Сценарий с отделением Сибири смог бы найти поддержку Китая, если бы Россия не обладала технологиями, которые обеспечат выживание человечества в XXI веке. Китайцы могут "удавить" всех. Но к середине века, когда будет сожжена органика, они будут погибать в одиночестве. При современном уровне развития Китай уже не успеет создать самостоятельно "технологии выживания" к середине XXI века. Они есть лишь в России. И только в этом заключается шанс спасения всей человеческой цивилизации во главе с Россией.
  В настоящее время Россия не является энергетической супердержавой. Существующий экспорт углеводородов не восстанавливает международного статуса России и не заменяет собой наукоёмкий советский ВПК.
  Основной программой научно-технологического развития России и мира в XXI веке будут ядерные релятивистские технологии... и ядерно-космические технологии. В данных технологиях Россия является абсолютным лидером в мире. Именно Острецов и его соратник Богомолов обладают патентами на эти технологии. И дело не только в патентах, которые можно украсть или обойти. Тут важны также "ноу-хау", знания о том, как применять новейшие технологии. Известны случаи, когда американцы, получившие при Ельцине доступ к самым секретным разработкам и производствам в России, вывезли соответствующую документацию в США, но так и не могли в ней разобраться. Пришлось им просить российское правительство направить в США бывших советских компетентных специалистов для разъяснения смысла украденных наших достижений. Вот и сейчас остальному миру просто не остаётся альтернативы: ему придётся, во избежание собственной гибели, начать совместную работу по внедрению этих технологий под руководством России.
  Прогноз Острецова типичен для технократов, которые ставят мировое лидерство России в зависимость от достижения ею первенства в прорывных технологиях. Желающие узнать подробности его концепции могут ознакомиться с первоисточниками, которые есть в Интернете. Ещё одно слабое место всех подобных прогнозов - в такой постановке вопроса: человечество должно образумиться и начать новую жизнь, иначе неизбежна его гибель. Подобным образом пытаются образумить род людской вот уже как минимум две тысячи лет (см. Евангелие) или даже четыре тысячелетия (см. Ветхий Завет).
  Иной характер носит прогноз сопредседателя Общероссийской общественной организации "Журналисты России" Дмитрия Терехова, опубликованный на сайте быстро набирающего популярность публициста Николая Старикова. Прогноз исходит из того, что за первое десятилетие XXI века Россия, которая уже была списана со счетов как мировая держава и, как предполагалось, должна была вскоре вообще исчезнуть с карты мира, стала восстанавливать свою мощь. ВВП России вырос с 1999 по 2009 годы в 8 раз, в результате чего она вошла в семёрку крупнейших экономик мира, существенно уступая пока только США, Японии, Китаю и Германии и вплотную догнав Англию. Бюджет России вырос за 10 лет в 14 раз! Россия отдала все внешние долги, спрыгнув с долговой удавки Запада, и создала третьи в мире золотовалютные резервы, стала третьим в мире экспортёром зерна, обогнав США. Самое главное заключается в том, что по темпам экономического роста Россия все последние годы далеко опережает (точнее, опережала до 2010 года) все западные страны, включая Евросоюз и США. Создалась реальная возможность того, что через 10-15 лет, при сохранении нынешних темпов роста экономики, Россия станет реально в ряд первых трёх супердержав планеты, соревнуясь с США и Китаем и, возможно, подмяв под себя всю Европу.
  В прогнозе напоминается об аналогичном взлёте экономики России в первое десятилетие ХХ века. Тогда многие западные эксперты прямо докладывали своим правительствам, что если Россию не остановить, то к 1925 - 1930 годам она станет державой, абсолютно доминирующей в Европе или даже во всём мире. Тогда Россию удалось на время остановить, ввергнув её сначала в войну с Германией, а затем в хаос революций. Причём, сделано всё это было вполне сознательно и продуманно.
  Сейчас ситуация похожая. К тому же в России остались гигантские природные ресурсы, которые в остальном мире находятся на грани полного истощения в ближайшие 20 - 30 лет. Начались интеграционные процессы восстановления влияния России на отколовшиеся в 1991 году части территории, входившие в состав СССР. И степень опасности для Запада происходящих в России изменений трудно переоценить.
  После принятия законов о продлении сроков полномочий президента с 4 до 6 лет и парламента с 4 до 5 лет и отмены выборов губернаторов, которые прежде позволяли им активно влиять на внутреннюю стабильность и управляемость страны, стало окончательно понятно: если удастся сохранить преемственность курса Путина, то к следующим выборам 2018 года повлиять на развитие страны из-за рубежа уже будет невозможно. Поэтому Запад, видимо, окончательно взял курс на необходимость повернуть вспять развитие России уже испытанным способом - путём приведения к власти полностью подконтрольной и послушной Западу марионетки, которая снова возвратит Россию в хаос, аналогичный по масштабам свинцовым 90-м годам ХХ века.
  Начиная с 2008 года, началась кампания по дискредитации руководства страны. Тогда же была сделана попытка любыми силами поссорить Путина и Медведева и не допустить консолидированной работы "тандема". А с начала 2010 года запущена кампания "Россия без Путина!", преследующая цель выбить главную фигуру, ставшую символом достижений нулевых годов. Нет сомнений, что Запад через своих агентов влияния начал полномасштабную подготовку аналога "оранжевого" мятежа, произошедшего на Украине в 2005 году и приведшего к власти американских марионеток Ющенко и Тимошенко.
  В итоге прогноз Терехова сводится к двум вариантам развития России. Либо продолжится курс Путина, и тогда Россия станет мировым лидером, а Западу придётся довольствоваться ролью неудачника, резко снижать своё влияние в мире и уровень жизни. Либо любым путём (вплоть до военной интервенции) свергнуть режим Путина, и тогда представится возможность расчленить Россию на 10 - 15 "независимых государств", которые легко можно будет стравить между собой и ввергнуть в непрекращающуюся войну всех против всех. Чем этот вариант обернётся для жителей России, можно прочитать на сайте клуба Старикова. Поскольку Запад никогда не смирится с перспективой своего увядания и схода с исторической арены, лично я предполагаю, что Россию уже в ближайшее время ждёт бурная политическая жизнь, от которой мы несколько поотвыкли. А в более дальней перспективе нашей стране придётся столкнуться с куда более серьёзными вызовами Истории.
  А завершу я этот краткий обзор взглядов на будущее России двумя красноречивыми высказываниями:
  "... Мы не проявили понимания сложности и опасности процессов, происходящих в своей собственной стране и в мире в целом... Одни (недруги России - М.А.) хотят отнять от нас кусок пожирнее, другие им помогают... полагая, что Россия, как одна из ядерных держав, ещё представляет для кого-то угрозу. Поэтому эту угрозу надо устранить. И терроризм - это, конечно, только инструмент для достижения этих целей... Это - вызов всей России... У нас есть выбор - дать им отпор или согласиться с их притязаниями, сдаться, позволить разрушить и растащить Россию".
  Эта цитата - не из очередного прогноза какого-то футуролога, а из обращения президента России Владимира Путина после чудовищного теракта в Беслане.
  Эту же тему, но уже 22 февраля 2011 года, развил Дмитрий Медведев во Владикавказе на совещании по борьбе с терроризмом:
  "Посмотрите на ситуацию, которая сложилась на Ближнем Востоке и в арабском мире. Она тяжелейшая. Предстоят очень большие трудности. В ряде случаев речь может пойти о дезинтеграции больших густонаселённых государств, об их распаде на мелкие осколки. А государства эти очень непростые. Вполне вероятно, что произойдут сложные события, включая приход фанатиков к власти. Это будет означать пожары на десятилетия и дальнейшее распространение экстремизма.
  Надо смотреть правде в глаза. Такой сценарий они раньше готовили для нас, а сейчас они тем более будут пытаться его осуществлять. В любом случае этот сценарий не пройдёт. Но всё происходящее там будет оказывать прямое воздействие на нашу ситуацию, причём речь идёт о достаточно длительной перспективе, речь идёт о перспективе десятилетий". (Выделено мной. - М.А.). Какие государства или иные внешние силы готовили сценарий развала России, Д.Медведев не уточнил, но ясно, что это не Гондурас, не Намибия и не Международный олимпийский комитет. И если его готовили, то вряд ли ныне воспылали к нам любовью и отказались от всяких козней. Напротив, если говорить о внешнеполитической обстановке, то вокруг России спешно создаются зоны нестабильности и очаги возможных конфликтов, начиная от Южно-Курильских островов и кончая Грузией и новыми планами развёртывания американской ПРО в Восточной Европе. Чего стоят такие неожиданные вспышки в ряде регионов России болезней, либо раньше у нас неизвестных (африканская чума свиней), либо давно в нашей стране ликвидированных (ящур). В итоге только начавшее подниматься российское животноводство получило тяжёлый удар, пришлось забить и уничтожить сотни тысяч голов скота. Специалисты убеждены, что эти болезни занесены в Россию извне её недругами. Речь, следовательно, идёт о начале бактериологической войны против России. И это лишь один из элементов плана ослабления России. А внутри страны извне поддерживаются и поощряются различные сетевые структуры, подогреваются всевозможные сепаратистские и прочие антигосударственные силы, которым в "момент X" может быть дан сигнал для совместного антироссийского выступления.
  А мировой кризис, который начался в 2008 году как финансовый, затем перешёл в экономический, а ныне развивается как системный, предельно обостряет противоречия между государствами, их борьбу за ресурсы и влияние, за "место под солнцем". Из истории известно, что государства, переживающие кризис, нередко ищут выход в "маленькой победоносной войне". Впрочем, она не всегда бывает маленькой, даже если и замышляется как таковая. Из мирового кризиса рубежа 20 - 30-х годов выход был найден в усиленной милитаризации и в развязывании Второй мировой войны. Разве это не усиливает опасность военных авантюр, в которые может быть вовлечена и наша страна?
  И вот перед лицом такой смертельной угрозы Россия остаётся до предела ослабленной либеральными реформами, с недостаточным, быстро убывающим количественно и деградирующим качественно населением, с армией, которая только начинает восстанавливать свою боеспособность после реформ Ельцина - Гайдара и Сердюкова, с разваленной и технологически отсталой экономикой. К тому же страна зависит от импорта продовольствия, лекарств и современного оборудования. Разве это не побуждает врагов России искать "окончательное решение русского вопроса"? А это решение, как известно, крайне простое (пока, к счастью для нас, простое только в замысле, но не в исполнении). И заключается оно в том, чтобы уничтожить русский народ или, по крайней мере, отбросить его за Урал, к берегам Северного Ледовитого океана.
  Несмотря на усилия, предпринимаемые Россией в самое последнее время, вырваться из кабалы, в которую завели её либеральные реформаторы, страна объективно ещё остаётся "криптоколонией" (то есть скрытой колонией), сырьевым придатком Запада, а в последние годы - также и Востока.
  Вот почему Россия находится перед вызовами, которые могут обрушиться на неё с любой стороны и в любой момент. Тут впору напомнить известный лозунг Мао Цзэдуна: "Готовиться к голоду, готовиться к войне! Не бояться трудностей, не бояться смерти!" А граждане России всё ещё полагают, будто кто-то хочет их напугать, помешать им предаваться удовольствиям безмятежной мирной жизни.
  К сожалению, и российская власть при Горбачёве и Ельцине тоже убаюкивала народ рассуждениями вроде того, что в XXI веке конфликты отойдут в прошлое, что врагов у России нет, и вообще на неё никто не покушается. Правительство предпочитало плыть по воле волн, не пытаясь хоть как-то направлять развитие страны. Да и как оно могло бы это делать, если все ключевые отрасли экономики были отданы в частные руки? И отданы не хозяйственникам, радеющим хотя бы о развитии своего производства или о своей прибыли, а хищникам и паразитам. А они стремятся лишь выжать всё возможное из почти даром доставшейся им собственности и, бросив развалины предприятий, уехать за рубеж вместе с нажитыми воровским путём капиталами. Один из самых опытных российских аналитиков Александр Привалов, близко знавший механику современной российской власти, утверждает, что ни один федеральный министр не представляет себе, какой Россия станет через 10 и 20 лет.
  Власть не выполняет и своей важнейшей духовной функции. Она даже не выдвигает национальную идею, которая могла бы сплотить население, превратить его в народ. А там, где такой идеей не озаботилось государство, каждый слой общества, предаваясь самодеятельности, выдвигает свою национальную идею. Недавно на одном из зарубежных форумов богатейших людей страны был выдвинут лозунг: "Роскошь как национальная идея России". На другом полюсе "народное правительство" Геннадия Семигина провозглашает национальной идеей "справедливость и счастье для каждого". (Это как бы улучшенный лозунг Жириновского, каким его преподносили СМИ: "Каждому мужику по ящику водки, каждой женщине по мужику".)
  И это в условиях, когда Россия остаётся фактически колонией!? Тут впору провозглашать национальной идею священной национально-освободительной войны России против иноземных поработителей и их внутренних пособников! (Пока об этом открыто говорит только депутат Государственной думы РФ Евгений Фёдоров, утверждающий, что США, победив Россию в "холодной войне", установили у нас в 1991 году оккупационный режим и назначили гауляйтеров, старост и бургомистров, отвечающих за сохранение этого порядка.) Можно ли сейчас на первый план ставить рост благосостояния, счастье для всех (что само по себе нелепо) и прочие цели, уместные во времена благополучия страны?
  Нет, наша страна стоит на пороге войны (в смысле - ожесточённой борьбы не на жизнь, а на смерть), которая неминуемо разразится и кончится порабощением России, если мы будем по-прежнему благодушествовать. И только мобилизация всего потенциала нации может противостоять натиску хищников, позволит дать им сокрушительный отпор.
  В последнее время в России наметились некоторые перемены к лучшему. В частности, принята новая военная доктрина России, определяющая также и духовные ценности, национальные идеалы и идеологические принципы, которые прежде всего остального будет оборонять русская армия. Ведь "без национальных идеалов не существует обоснования для сверхусилия, героизма, жертвенности" . И чем более будет обостряться ситуация на мировой арене (да и внутри страны, имея в виду выкорчёвывание горбачёвщины-ельцинщины и разоблачение "иностранных агентов"), тем более необходимыми окажутся решительные действия по укреплению порядка во всех сферах жизни государства.
  Так что обстановка в стране и в мире остаётся очень опасной. Уже в августе 2008 года США были на волосок от войны с Россией. Вашингтон, для которого сохранение Грузии как американского плацдарма было жизненно важным, собирался нанести авиаудары по Рокскому тоннелю, чтобы помешать российским войскам прийти на помощь Южной Осетии. По словам американского профессора Стивена Коэна, тогда впервые с момента Карибского кризиса отношения двух стран испортились настолько, что обе стороны всерьёз взвешивали возможность применения ядерного оружия. И ЕС был целиком на стороне США.
  В тот раз прямого военного конфликта удалось избежать. Не последнюю роль тут сыграли проявления взаимной демонстрации силы, о чем говорится в статье "Россия - США: Перед схваткой", появившейся 20 июня 2012 г. в интернет-издании Dailymedia. В ответ на появление американского эсминца с крылатыми ракетами на борту в Чёрном море российские атомные подводные лодки неожиданно всплыли у берегов США.
  Ныне, в связи с военным конфликтом в Сирии, обстановка накалилась еще больше, чем в 2008 году. В той же статье Dailymedia отмечается, что "две державы как никогда близки к фатальным действиям. Похоже, против российских десантников вполне серьёзно собрались выступить морпехи США. Это чересчур опасное своей близостью расположение наземных сил, почти гарантированно закончится столкновением". При этом "ни один из президентов не сможет отступить в этом противостоянии. (Объяснения - почему? - я опускаю.)... По некоторым данным, атомоходы двух самых сильных флотов - Северного и Тихоокеанского, уже в ближайшие дни могут получить боевую задачу занять ударную позицию в нейтральных водах у материковой части США". И снова ЕС - целиком на стороне США.
  На фоне таких действий США и их союзников по НАТО становится понятным заявление начальника Генерального штаба ВС РФ генерала Валерия Герасимова: "Вооружённые силы Российской Федерации готовы к крупномасштабной войне".
  
  В настоящей книге вниманию читателей предлагается своего рода программа развития России на ближайшие годы, разработанная на основе статей, которые мне удалось напечатать в течение нескольких лет в газете "Подмосковье", с поправками на изменившиеся с того времени условия. Впрочем, это не то чтобы цельная программа, она освещает наиболее остроактуальные вопросы. Но это не просто рассуждения вообще, каких сейчас публикуется множество. Как и работ критического характера, и программ и прогнозов, не опирающихся на идею, укоренённую в истории нашего народа, - их тоже опубликованы тысячи. Мировой кризис добавил к этому немало панических суждений. Философ Александр Дугин предрекает: "...Разразившийся кризис не имеет шансов завершиться просто технологическим подстраиванием. Ситуация полностью вышла из-под контроля и уже никогда не впишется в старые нормы и формы. Мир, который мы знаем, этим кризисом закончится. Наступит мир новый, в котором больше не будет известной нам экономики, знакомых нам политических игроков, привычных для нас социальных законов. Кризис утянет за собой то, что называется "социальным логосом". А это и есть конец света - западноевропейской культуры, цивилизации, хозяйственных укладов, социумов, разделения властей, рассудка и так далее. Кризис, как вселенский потоп, всё смоет. Что будет после него? Трудно сказать" . А я говорю, что будет после кризиса. Ведь этот кризис - не конец света как таковой. Это - конец того света, в котором Россия была унижена, ограблена, деморализована, приговорена к смерти. Это - переход к новому свету, в котором Россия займёт достойное место в мире, принадлежащее ей по праву, а Запад, наконец, окончательно "закатится". Я взглянул на прошлое и настоящее России с высоты 20-х годов XXI века, когда от власти либералов не останется даже воспоминаний, и в стране установится тот единственно возможный общественно-политический и духовно-нравственный строй, который отвечает сущности русского миропонимания.
  Я сознаю, что иду наперекор господствующему ныне общественному мнению. Наперекор не только убеждениям либералов, большинства нынешней российской интеллигенции и того слоя, который публицист Станислав Белковский называет РОГ ("рассерженные образованные горожане"), и даже обыденному народному сознанию. Но я убеждён, что наш народ если не головным мозгом (он в рыночном обществе обычно пребывает в полуспящем состоянии), то хотя бы спинным - ощущает то же, что я утверждаю.
  Предлагаемая программа призвана способствовать мобилизации всех сил нашего народа перед лицом открытого противодействия возрождению страны со стороны Мирового Капитала - прежде всего в виде попыток блокады - и согласованной с ним активизации его пособников внутри страны. Ну, а мобилизацию надо начинать с инвентаризации всего, чем страна располагает - от материальных ресурсов и производственного потенциала и до духовных ценностей.
  Полная инвентаризация в таком объёме не может быть выполнена одним человеком или небольшой группкой исследователей. Однако пройтись по периметру границ России - сначала по "внутренним", то есть в пределах СНГ, а затем и по "внешним", тем, что у нас было принято именовать "дальним зарубежьем", можно и нужно. И пройтись не просто описывая увиденное, а одновременно и решая возникающие проблемы. Затем перейдём к внутренним проблемам, и так возникнет программа развития страны, вытекающая не из каких-то абстрактных пожеланий и предположений, а из анализа той конкретной предгрозовой ситуации, в которой оказалась ныне Россия.
  
  Глава 1. РОССИЯ СОБИРАЕТ ЕВРАЗИЮ. ВОСТОЧНОЕ НАПРАВЛЕНИЕ
  
  Каганат, империя, снова каганат...
  
  Многие русские патриоты не без основания полагают, что нынешняя РФ не вполне заслуживает названия "Россия", потому что представляет собой "обрубок" исторической России, которую они отождествляют либо с Российской империей в границах 1913 года, либо с СССР конца 45-го.
  Но если посмотреть исторически на то, что происходило на просторах Северной Евразии, то можно убедиться: здесь процессы образования союзов племён или государств сменялись процессами распада этих союзов, и наоборот. Правильнее будет сказать, что пространство нынешней России периодически оказывалось в положении, которое можно назвать чередованиями каганата и империи.
  Слово "каганат" здесь не означает ничего, кроме определённой формы государственного устройства (и никак не связано с пресловутым Хазарским каганатом), когда несколько крупных частей (они назывались, например, у кочевников, "ордами") объединяются в союз, признавая предводителя старшей орды каганом - начальником над всем образованием, каганатом. Такой титул был знаком и на Руси на заре её истории; недаром митрополит Иларион в "Слове о Законе и Благодати" наделял покойного великого князя Владимира этим модным тогда званием.
  А что такое империя - мы все знаем: это единообразная форма управления провинциями и регионами из центра. За примерами далеко ходить не надо - от императорского Рима до Российской империи.
  Принято считать, что у русских доминирует "имперское" сознание. Однако пристальный взгляд на российскую историю показывает, что дело обстоит сложнее: динамика государственности колеблется между той моделью, которую мы зовём каганатом, и имперской.
  Московское государство, а затем Российская империя росли присоединением к себе сопредельных территорий. Сначала эти территории приходили "под высокую государеву руку" в качестве, скажем так, "младших орд", а кончалось дело обычной провинцией в составе империи.
  Процесс поглощения, видимо, дошёл до своего предела к XX веку, и огромная империя распалась на составляющие "орды" - настолько разнородным оказался её состав ("тюрьма народов", как её окрестили либералы и марксисты). Однако эти "орды" очень быстро соединились обратно, но уже не в империю, а по принципу каганата. Этот новообразованный каганат под названием СССР с конфедеративно-договорным характером связей между составляющими его ордами вновь очень быстро стал уплотняться до состояния империи. Если кратко обозначить этот процесс на уровне персоналии, то можно сказать, что Сталин вступил на "капитанский мостик" страны каганом, а сошёл с него - типичным императором (особенно если учесть, что римское воинское звание "император" первоначально и означало "генералиссимус").
  Из сказанного ясна схема: унитарное государство СССР, не выдержав напряжение противоречия между декларированной независимостью своих составляющих и их фактическим статусом провинций, распадается. Составляющие - "орды" - так же быстро, как и семь десятилетий назад, начинают собираться в новый союз - пока что без преобладающего главенства "старшей орды". А дальше... Как говорят музыканты, da capo al Fine - "повторим сначала и до конца".
  И в то же время здесь нет места торжеству дурной бесконечности. Каждый исторический виток совершается не в вакууме, а проходит по судьбам людей и государств всей своей тяжестью. СССР распался на составляющие, но далеко не во всех бывших республиках заметны тенденции к дальнейшему разделению. Особенно удивительно относительное спокойствие для такой, казалось бы, разношёрстной Российской Федерации с её бесчисленными "республиками, краями и областями", несмотря на предложения "взять суверенитета столько, сколько сможете". Только с четырьмя республиками пришлось заключать особые договоры, и только на одну Чеченскую республику, не пожелавшую и этого сделать (а пожелавшую сделать кое-что другое), пришлось ходить войной. Некоторые из влиятельных лиц в политике 90-х годов (Галина Старовойтова, Гавриил Попов), зная о тенденциях распада в российской истории, призывали к созданию конфедеративной России по образцу СНГ, где были бы и вненациональные образования - Уральская республика, Дальневосточная республика... Но, к удивлению многих наблюдателей, дробления России не произошло, она осталась практически монолитной: слишком тесно спеклись её составляющие в единую общность россиян, тогда как такая же общность в границах СССР (знаменитый "советский народ") ещё только находилась в стадии становления.
  Лозунг "Берите суверенитета, кто сколько сможет" позволил объективно оценить степень взаимосвязанности бывшего советского общества: где-то она оказалась очень высокой, а где-то нет. Но, помня о наличии колебаний в историческом процессе, мы можем смело предсказать, что дальнейшая интеграция независимых республик не за горами.
  ... Доводилось как-то слышать, будто русский святой Серафим Саровский в разговоре с кем-то предсказал свою посмертную судьбу, в частности, то, что его мощи покинут Саров.
  - Да как же это будет, батюшка? - удивился слушавший.
  - Не то диво, что их отсюда увезут, а то диво, как они опять сюда возвратятся, - ответил старец.
  И, как известно, мощи старца были из Сарова увезены (видимо, на уничтожение), но чудесным образом сохранились. А в постсоветское время они действительно в Саров вернулись.
  Мы все находимся под впечатлением внезапного распада Советского Союза, хотя с того времени прошло немало лет. Нам кажется: вот это диво - ещё одна "тысячелетняя империя" кончилась через какие-то семьдесят лет. Но уже давно крепнут другие процессы, так что впору сказать: не то диво, что распался Союз, а то диво, что он вновь соберётся.
  В этом процессе нового собирания Евразии России должна опять сыграть ведущую роль (хотя если она с этим будет медлить, статус Главного Собирателя окончательно перейдёт к Казахстану, который уже сейчас набирает очки на интеграционной идее - но об этом далее). Только вот с учётом исторического опыта надо понять, что на этот раз речь должна идти не о воссоздании на этом пространстве единого государственного образования имперского типа, а о разных степенях связи составляющих. Ибо некоторые составляющие настолько чужды русскому миропониманию, что с ними лучше дружить, иметь тесные экономические связи, но не принимать их в единое государство. Будем жить с ними рядом, но не вместе, ходить друг к другу в гости, но в свой дом на жительство их впускать не следует. Поэтому уже в начале первой же главы нашего исследования надо оглядеться, кто окружает Россию, и кто как показал себя в эти трудные годы, прошедшие со времени распада СССР.
  Так что же мы увидим вокруг России? Начнём с инвентаризации по её границам с востока на запад, как движется день по нашей стране.
  
  Русский с казахом - братья навек?..
  
  Осознать новые реалии
  
  Подспудные геополитические сдвиги последних десятилетий привели к тому, что на советском пространстве вторая (после России) роль перешла от Украины к Казахстану. Для нас чрезвычайно важны добрососедские отношения с этим "государством казахстанской нации", которое ныне столкнулось со сложнейшими внутри- и внешнеполитическими проблемами. А они, в конечном счёте, упираются в то, как там сложатся отношения между казахами и русскими. Пока отношения эти непросты и уж, конечно, далеки от идиллии.
  Нужно учесть то особое положение, которое занимает Казахстан среди всех стран СНГ и Балтии, и, прежде всего, - близость казахов к русским. Первыми подметили её не экзальтированные проповедники интернационализма, а... царские чиновники, в начале XX века возжелавшие образовать на земле "киргизов" (так тогда называли казахов) четвертый (наряду с Великороссией, Малороссией и Белоруссией) столп российской государственности - "Желтороссию". И требовалась-то для этого самая "малость": чтобы киргизы "добровольно" крестились. Революция, к счастью, поставила крест на подобных затеях (можно представить, сколько козырей дало бы их осуществление будущим националистам). Но интересна сама идея, приравнивавшая казахов к "русским" (то есть к православному населению империи, которая различала своих подданных не по национальности, а по вероисповеданию).
  Видимо, в этом отношении после 1917 года у нас перегнули палку в другую сторону. Весь огромный Туркестанский край входил в состав РСФСР. Лишь с 1920 года в нём стали выделяться автономные области и республики. Союзной республикой Казахстан стал лишь в 1936 году, и так уж сложилось, что в советское время привычно считали: Великая Россия (СССР, как затем и СНГ) держится на трёх главных стволах - собственно России, Украине и Белоруссии, к которым примкнули "разные прочие". Вроде бы это и было зафиксировано Беловежскими соглашениями трёх, нарочно проигнорировавших Нурсултана Назарбаева как явно "не того корня" поросль. По свидетельству Сергея Станкевича, игравшего тогда видную роль в окружении Ельцина, Назарбаев уже в те дни предлагал создать федерацию России и Казахстана как ядро, к которому могли бы впоследствии присоединиться и другие республики. Именно в Алма-Ате было оформлено создание СНГ - уже не как содружества славянских государств, а как объединения всех бывших союзных республик, за исключением прибалтийских. Правда, в Таможенный союз трёх Украина войти отказалась, а Казахстан вошёл. А затем Назарбаев повторил своё предложение о более тесном сближении - переходе от Союза Советского к Союзу Евроазиатскому.
  Однако в России в кругах интеллигенции, особенно в горбачевские времена, были распространены псевдонационалистические и псевдопатриотические представления, будто казахи - народ для русских довольно чуждый. Дескать, мы - народ европейский и даже чуть ли не главный строитель "общеевропейского дома" от Дублина до Владивостока, казахи же, как ни крути, остаются народом азиатским (пусть даже у них и ОБСЕ обосновалась, правда, неизвестно зачем). На эту почву и была брошена идея Александра Солженицына: России надо заняться собственным "обустройством" и как можно скорее избавиться от южного "подбрюшья" - республик Средней Азии и Казахстана, оттяпав предварительно у последнего его северные области с преимущественно русским населением. Вряд ли надо напоминать, какую бурю возмущения вызвало это провокационное заявление в "подбрюшье".
  На этой волне, как грибы после дождя, стали появляться всякие именитые фальсификаторы истории, "доказывающие" всему миру, что-де русские жили в Казахстане, когда и казахов-то ещё не было, а были киргизы. Фальсификаторами они названы здесь не потому, что русские не жили в давние времена на казахской земле, а потому, что "русский север", что бы там ни говорили, образовался в Казахстане после знаменитой "целины". А она была такой же вредительской акцией с дальним прицелом, как и передача Крыма Украине (хотя, конечно, это не умаляет величия подвига тысяч целинников).
  Надо учитывать и то, что вряд ли какой другой народ (кроме русского) претерпел в XX столетии больше лишений, чем казахи. Мало того, что они стали одной из самых больших жертв массового голода 30-х годов, когда Советская власть из самых лучших побуждений решила за один год превратить этот кочевой народ в оседлый. Тогда погибло, по разным данным, от четверти до половины всех казахов. Впоследствии земля республики была признана очень удобной буквально для всего. Например, для создания сети лагерей и поселений ссыльных в сталинские времена, в том числе и целых народов (немцев Поволжья, чеченцев и др.). Для постройки Семипалатинского полигона, где проводились испытания ядерного оружия, от которых жители окрестных мест впадали в депрессию и сходили с ума. И для размещения космодрома (завалившего огромные пространства ядовитым металлоломом). А что, территория большая, население маленькое, да и то не в счёт.
  Одновременно в Казахстане был создан мощный индустриальный потенциал - угольная промышленность, предприятия чёрной и цветной металлургии, машиностроение, оборонные предприятия. Всё это требовало участия русских инженеров и рабочих. А уже упоминавшаяся пресловутая "целина", казалось, окончательно обрекла "титульную" нацию на роль "национального меньшинства" на собственной земле. Признаемся: это был этноцид, но такой, какой вряд ли можно было поставить кому-либо в вину. В большинстве случаев у властей не было не только злого умысла, но даже осознания возможных отрицательных последствий таких мероприятий для казахов. Казалось, сама история с непонятной людям и одной ею осознаваемой последовательностью превращала Казахстан в гигантский экспериментальный полигон, если не сказать - в свалку. И можно понять решительный протест казахов в 70-е годы против проекта создания немецкой автономии "в местах компактного проживания", то есть всё в том же Казахстане, что опускало коренную нацию еще на ступеньку вниз.
  Мудрый Брежнев, не в пример иным понимавший важность оси Москва-Алма-Ата, прислушался к их голосу, и напряженность в значительной степени была снята. Реванш был взят в 86-м, при Горбачеве. Тогда нарочито грубой командой из Москвы (как мы знаем, "неуклонно пекшейся" о благополучии казахов), подчеркивавшей пренебрежение к народу, и составлявшему-то какую-то треть населения республики, был сменён друг Брежнева Кунаев. А на его место, как шахматная фигурка, поставлен некто Колбин. Что было дальше (и какую лепту в "дружбу русского и казахского народов" это внесло) - все помнят.
  
  Через тернии - к звёздам
  
  Однако за кажущейся беспорядочностью политических событий просматривается и некая логика, в данном случае удивительная. Народ, как бы последовательно оттеснявшийся на обочину истории и вроде бы обречённый на постепенное исчезновение, не только выжил, но и громко заявил о себе.
  Мне довелось побывать в Алма-Ате в начале кампании шельмования Кунаева. Я был поражён: передо мной предстал современный город с яркой и запоминающейся архитектурой. Он был не только лишён традиционного для Востока обилия грязных лачуг в "старом городе", но и мог по чистоте соперничать чуть ли не с Сингапуром (а уж тем более - с тогдашней Москвой). Да и до сих пор, как свидетельствуют приезжие из России, в Алматы (как теперь называется город) поражает чувство комфорта: неторопливость жителей, множество зелени, парков, скверов, фонтанов, журчание арыков, доставляющих в город воду с ледников. И в то же время - чувство неразрывной связи с Россией: русская речь, названия улиц с обязательным дублированием на русском, преобладание газет и журналов на русском языке. Делопроизводство в республике долго велось тоже на русском языке, но с 1 января 2007 года все документы выходят уже на двух языках - русском и казахском. Такой статус русского языка не удивителен: из 15 миллионов жителей республики более 4 миллионов составляет русская диаспора.
  А новую столицу Казахстана - Астану проектировали архитекторы из разных стран мира. Приезжающих россиян поражают красота и величие этого казахстанского чуда, возведённого на месте бывшего рядового областного центра Целинограда (прежде - Акмолинска, напоминавшего скорее не город, а большое село). И так во всём.
  Возьмём, например, кино. Казахские фильмы получили широкое признание не только на Ташкентском или Московском кинофестивале. Со временем Казахстан проявил стремление стать мощной кинематографической державой. Фильм "Чингисхан" с успехом прошёл по всему миру. То же и в области эстрадной музыки. Конкурс эстрадной песни собирает в Алма-Ате таких мировых знаменитостей, как Патрисия Каас и многие другие.
  Но в наш век "воинствующего экономизма" российских аналитиков больше всего поражает бурный рост экономики Казахстана. Темпы роста ВВП в Казахстане существенно выше, чем в России, его объём был удвоен за семь лет. И теперь Казахстан, вступив на тропу "азиатских тигров", готовится к новому прыжку. Он намерен к 2030 году войти в первую двадцатку наиболее развитых стран мира, с вполне современными стандартами жизни людей. А по экспорту зерна хочет войти в первую пятёрку стран-экспортёров. И добиваться всего этого он будет не только за счёт увеличения добычи нефти и газа, но и за счёт развития информационных технологий, биотехнологий, нанотехнологий и пр. Ради этого правительство ежегодно направляет тысячи студентов на обучение за рубеж и поощряет получение образования внутри страны. 800 тысяч студентов при общем населении в 15 миллионов человек - это едва ли не мировой рекорд успехов в сфере народного просвещения. Открыт и набирает силу Евразийский университет имени Л.Н.Гумилёва. Но главное даже не в этом.
  Экономика экономикой, а суть дела в том, как чувствует себя тот или иной народ, как он воспринимает своё положение в мире. Один проницательный наблюдатель заметил: "Сегодня Казахстан - чуть ли не единственное государство в мире, которое на глазах у всех творит собственную историю. Казахи чувствуют оптимизм, они чувствуют себя, по сути, заново рождающейся нацией, а это очень важно".
  Ещё бы не важно! Сейчас в мире мало таких стран, где народ сам творит свою историю и с оптимизмом смотрит в будущее. Собственно говоря, именно это состояние духа и превращает население в народ. И казахи вправе гордиться тем, что они взялись строить свою страну, и у них это получилось.
  И в советское время, и позднее лидером экономического развития среди стран Центральной Азии считали Узбекистан. Однако сейчас уже ясно, что эту роль играет и будет играть Казахстан.
  А ведь всё начиналось с полной разрухи. Назарбаев не случайно противился скоропалительному развалу СССР, обрыву хозяйственных и культурных связей между бывшими братскими республиками. Но в Москве и в Киеве взяли верх силы, которым важно было утвердить своё первенство. Казахстан был брошен на произвол судьбы. А на эту громадную, по любым меркам, страну, буквально набитую природными ресурсами (в том числе такими дефицитными, как уран, не говоря уж о нефти и газе), зарились все, кому не лень. И отстоять свою независимость этой большой по территории, но сравнительно мало населённой стране было очень нелегко. Тем более, что Казахстан, располагавший значительным ракетно-ядерным потенциалом, отказался от него и передал имевшееся у него ракетно-ядерное оружие России.
  Сначала Казахстану пришлось отдать большинство предприятий и месторождений полезных ископаемых иностранному капиталу. Зарубежные компании вложили в эти предприятия приличные средства. Нефтяную промышленность они подняли практически с нуля. Однако, как только в стране появились деньги, и стало возможным платить зарплату бюджетникам, власть Казахстана твёрдо стала проводить курс на защиту национальных интересов. Так, был принят закон, по которому иностранная компания, желающая продать свои активы, была обязана прежде всего предложить их государству. И иностранцы, получавшие высокие прибыли, вынуждены были смириться с новыми порядками.
  Сейчас в Казахстане создаётся мощный холдинг из государственных компаний, что ещё более упрочит позиции национального капитала в экономике. Более того, дочь президента страны Дарига Назарбаева, которую считают одним из самых влиятельных политиков республики (и даже одним из кандидатов на роль "преемника" президента), уже ставила вопрос о необходимости "деколонизации" Казахстана. Она предлагала для начала "раскулачить" индийского олигарха Лакшми Миттала, купившего в Казахстане металлургический комбинат и установившего там колониальные порядки. Дарига говорила о необходимости создания на комбинате профсоюза, установления предельной продолжительности рабочей недели, гарантированного минимума заработной платы и пр. Она разработала проект нового Трудового кодекса, нормам которого должны следовать все предприниматели, в том числе и иностранные. И многое из этого уже удалось воплотить в жизнь.
  Ведётся кампания по возвращению на историческую родину казахов из-за рубежа, в том числе из Монголии и Северо-Западного Китая. Правда, говорят, что переселенцы, которых направили в сельскую местность, бежали оттуда в города, где не могут найти работы, но это, видимо, временные трудности.
  Сначала большинству населения республики пришлось очень тяжело. Многие промышленные предприятия, работавшие прежде на оборону или связанные кооперацией с предприятиями в других республиках, остановились и в значительной мере подверглись разграблению и разрушению. Страну душила безработица, зарплата была невелика и выплачивалась с перебоями, пенсий у многих стариков первоначально, можно сказать, не было вообще. Русские покидали Казахстан, вытесняемые активистами познавшей вкус независимости титульной нации. Космодром в Байконуре был заброшен. На пусковых площадках кочевники установили юрты. Но Назарбаев сумел остановить скатывание республики в средневековье. Он пошёл на легализацию теневых капиталов, в том числе незаконно вывезенных из страны. В общем, он делал всё, чтобы облегчить положение страны. В итоге инфляция, которая в 1992 - 1993 годы составляла более 3000 процентов, сейчас снизилась до 7 - 8 процентов в год. Даже реформа армии, проведённая Назарбаевым, представляет собой заявку на современную военную политику.
  По подсчётам специалистов, за последние пять лет острота бедности снизилась в 4 раза, глубина бедности - в 3 раза, доля населения, имеющая доходы ниже прожиточного минимума, - в 2 раза.
  Но и до сих пор жизненный уровень большинства населения растёт медленнее, чем ВВП страны. В том же Алматы цены почти московские, а зарплата учителя или врача немногим превышает прожиточный минимум. У государственных чиновников зарплаты значительно выше. А руководитель государственной компании "Казахтелеком" установил было себе годовой оклад в 365 тысяч долларов, не считая почти два миллиона долларов премий, но был за это снят Назарбаевым с должности. Хотя ему было далеко до некоторых российских министров или их жён, зарабатывающих по полмиллиона, а то и по миллиону рублей в день.
  Стало весьма заметным имущественное расслоение, хотя оно и не идёт ни в какое сравнение с тем, что наблюдается в России. И всё же появились, по сообщениям СМИ, нувориши, "новые казахи", готовые утереть нос "новым русским". Они хранят свои капиталы в оффшорных зонах, сорят деньгами в Куршевеле, на Северном Кипре и на Лазурном берегу, и потому ощущают себя не столько гражданами своей страны, сколько частью космополитической международной олигархии. Их дети обучаются в зарубежных университетах и колледжах преимущественно на английском языке.
  У этой новой поросли казахстанской элиты нет никаких сентиментальных воспоминаний о совместном житье под крышей СССР. Они мыслят прагматично, подчас цинично. (Сам Назарбаев отмечал, что среди казахов немало людей "кулацкого типа".) На них могут делать и, похоже, делают ставку те, кто заинтересован в превращении Казахстана в управляемый или хотя бы направляемый извне "сырьевой придаток".
  Но это, можно сказать, неприятная деталь, не отменяющая главного. Историк и публицист Рой Медведев поражён: "в современном Казахстане уникально всё". Едва не исчезнувший казахский народ не только обрёл национальное самосознание и второе дыхание, но и становится серьёзной геополитической силой, с которой приходится считаться всем.
  Как бы тяжело ни было казахам, они готовы простить Назарбаеву все трудности и лишения за то, что он впервые в истории поднял Казахстан как государство на такой уровень, что с ним вынуждены считаться во всём мире. Такова уж природа человека: в историю входят как герои не те руководители государств, в правление которых повысилось благосостояние народа, а те, при которых одержаны великие победы в войне, особенно если они потребовали громадных человеческих жертв, строители пирамид или, на худой конец, новой чудо-столицы, какую построил Назарбаев.
  Но на наших глазах меняется положение в мире. Россия становится сильнее, и это влияет на позицию Казахстана. И внутри этой страны начался поворот от либеральной экономики к социально ориентированной, хотя тут не всё гладко, как будет видно из дальнейшего. И вот ещё одно достижение: Путин и Назарбаев совместно наблюдали на Байконуре запуск первого казахстанского спутника Земли. Казахстан вошёл в число космических держав, какими не стали ещё и многие страны Западной Европы.
  Русские казахстанцы: используют ли свой шанс?
  
  В свете сказанного о достижениях Казахстана взглянем по-новому на "внезапно" обострившиеся отношения между казахами и русскими в этой стране. Увы, к этому "перерасчёту" многие казахстанские русские оказались не готовы. Они по-прежнему живут представлениями многолетней давности: дескать, казахи - это чабаны, часть которых при помощи "старшего русского брата" стали политиками и деятелями культуры, за что и должны вечно его благодарить.
  Замечу, что археологические раскопки и изыскания историков показали: у древних кочевников письменность появилась на много веков раньше, чем у европейцев. Возможно, она имеет связь с самой древней из известных науке системой письменности - шумерской. Так что культура предков казахов - очень древняя, хотя и непохожая на привычные нам культуры городского типа.
  Мы часто и справедливо говорим, что русские, в отличие от западных колонизаторов, в особенности от англосаксов, не уничтожили ни одного народа из тех, что оказались в составе Российской империи, а затем СССР. Мы не только признавали право каждого народа на свою национальную культуру, но и помогали развивать её, охотно вступали с местными жителями в разнообразные отношения, в том числе и заключали межнациональные браки. И это не какие-то поступки, обусловленные конъюнктурой, а проявление одного из отличительных свойств русского народа, о чём, кажется, лучше всех сказал Лермонтов:
  "Меня невольно поразила способность русского человека применяться к обычаям тех народов, среди которых ему случается жить; не знаю, достойно порицания или похвалы это свойство ума, только оно доказывает неимоверную его гибкость и присутствие этого ясного здравого смысла, который прощает зло везде, где видит его необходимость или невозможность его уничтожения". Правда, он тут же добавляет о "беспечности русака". А Василий Розанов давал такое определение русскому человеку: "симпатичный шалопай".
  И в то же время надо признать, что русские относились при этом к народам Востока несколько свысока. (Как говорил лермонтовский Максим Максимович, наблюдая выкрутасы Казбича или попрошайничество осетин: "Азиаты!") Если русские и помогали другим народам улучшить их образ жизни, то делали это, исходя из собственных представлений, "что такое хорошо и что такое плохо". Можно привести тысячи примеров, когда русские, прожившие в национальных республиках не один десяток лет, так и не удосужились выучить местный язык хотя бы на уровне, необходимом для повседневного бытового общения. "А нам этот собачий язык и не нужен", - сказал как-то один такой русский "культуртрегер" про язык казахов. А уж если туземцы не находились под защитой верховной власти России, то русские купцы и промышленники эксплуатировали их столь же жестоко, как и испанцы или англосаксы, о чём со знанием дела рассказывает на телевидении, например, Феликс Разумовский, повествуя о становлении "Русской Америки".
  Нет сомнения в том, что русские в Казахстане часто ущемляются в своих правах и вытесняются с руководящих должностей. Подобный вопиющий случай был несколько лет назад и в Киргизии, где из правительства изгнали последнего министра-русского. Он свободно говорит по-киргизски, женат на киргизке, был, надо полагать, патриотом независимого Кыргызстана, но... вот уж, действительно, рылом не вышел - в смысле: оказался не ко двору. Более того, в Казахстане в отношении русских допускаются акты вандализма и хулиганства, которыми должна заниматься прокуратура (часто делающая вид, что она их не замечает). Все проявления нарушений прав граждан, в том числе и русских, заслуживают осуждения, а допущенная несправедливость должна быть устранена. Но здесь говорится о той стороне дела, о которой у нас умалчивают.
  Редко кто осмелится сказать о повышенном самомнении многих русских: дескать, мы все-таки культурная нация и вступили даже в Совет Европы, а казахи... Взвинченное самосознание готово увидеть ущемление прав и там, где имеет место нечто другое. Что же именно?
  Казахстан стал уникальным "союзом народов внутри СССР" - по многообразию наций (их почти 150) и вытекающей из него неповторимости исторической судьбы (одну лишь целину называли "планетой ста языков"). И если в СССР группировал вокруг себя нации русский народ, то кто возьмёт на себя такую же роль в многонациональном Казахстане? Либо те же русские (тогда будущее казахов трудно предсказать, но не исключено, что они окажутся на положении современных американских индейцев), либо казахи (не немцы же и не корейцы!), что поставит в тяжёлое положение русских. Но стать государствообразующим народом непросто, этой науке надо долго - в историческом масштабе - учиться.
  Позволю себе небольшую историческую аналогию. Когда победила Октябрьская революция 1917 года, большинство наблюдателей, как у нас, так и за рубежом были убеждены в том, что власть большевиков установилась ненадолго, ей отводили дни, недели, ну, может быть, месяц-другой... А жизнь шла, и новая власть падать совсем не собиралась, хотя её положение временами становилось отчаянным. Прошло десять лет, а противники Советской власти всё ещё ждали её падения. И вот Патриарший Местоблюститель митрополит Сергий (Страгородский) подписал свою знаменитую Декларацию, в которой призвал священнослужителей и мирян Русской Православной церкви быть лояльными гражданами Советского государства, своей Родины. Сколько упрёков, обвинений в сотрудничестве с безбожной властью и даже прямых оскорблений пришлось ему тогда выслушать! Но он был непоколебим, ибо занял единственно правильную и канонически безупречную позицию в вопросе об отношении Церкви к государству. А своим оппонентам он отвечал: они не понимают всей серьёзности происшедших в стране изменений, того, что жизнь страны пошла другим курсом всерьёз и надолго. Точно так же плохо понимают, что произошло, в большинстве своём казахстанские русские.
  Они требуют, например, чтобы русский язык был объявлен вторым государственным языком Казахстана (между прочим, замечу, что русский язык там признан не как государственный, а как язык межнационального общения; в будущем предполагается, что Казахстан станет трёхъязычным - добавится ещё и английский). А вот русские, живущие в Англии (в одном лишь Лондоне их проживает более 300 тысяч), такого требования не выдвигают. Между тем Казахстан сегодня - такое же суверенное государство, как и Англия. А введение двуязычия в Казахстане создало бы ситуацию, похожую на сценку из "Давида Копперфильда" Диккенса, когда взрослый, вооружившись большой ложкой, а малышу дав маленькую, объедает его, призывая: "А ну, малыш, давай наперегонки!" Руководители Казахстана просто обязаны принять меры к защите казахского языка. А установка многих русских на то, что жили без этого казахского языка столько десятилетий, проживем и дальше, по меньшей мере, близорука (говорят, к сожалению, таких русских там немало и сейчас - после двух десятилетий существования суверенного Казахстана).
  Особенно возмущает многих русских то, что их детям приходится учиться в казахской школе (как в Англии - в английской). А ведь по идее они должны были бы настраивать детей на то, чтобы те сами шли в казахскую школу, чтобы знать язык, историю, культуру народа, среди которого им жить, не хуже самих казахов. Вот тогда, владея ценностями казахской культуры, которые они изучали в школе, и русской, которой овладевали дома и в кружках русской общины, русские юноши и девушки по праву влились бы в ряды интеллектуальной элиты многонационального Казахстана.
  Итак, нет фатальной неизбежности столкновения интересов русских и казахов в Казахстане, не обязательно развитие страны должно пойти так, что её поведут в будущее либо русские (и тогда плохо будет казахам), либо казахи (и незавидной станет судьба русских). Если лидеры русской общины Казахстана займут правильную позицию, то своеобразным "имперским народом", элитой Казахстана станет объединение лучших сынов и дочерей обоих народов (как и выходцев из других наций). Этот "третий путь", строго говоря, остается ныне единственно правильным и даже единственно возможным. Если у казахов возьмёт верх тенденция к окончательному вытеснению русских, это очень скоро закончится катастрофой. Если русские уедут, рухнет промышленность и культура республики, межнациональные разборки перейдут во внутриэтнические и межклановые, начало чего можно было наблюдать в Таджикистане (хотя там еще остаются и российские военные, и русские специалисты). Словом, путь оголтелого казахского национализма - гибельный путь. Но и русские должны помнить, что одно дело - отстаивать свои права, и другое - "качать права", требовать то, что подрывает суверенитет страны,
  К сожалению, недальновидными показали себя и российские политики, которые поднимают на щит "борцов за права русских", требующих отделения от Казахстана его северных областей (а это - государственное преступление). Владимир Жириновский в годы своего максимального политического успеха призывал взять Алма-Ату (его родной город) штурмом. А вот как разговаривал с казахскими государственными деятелями Виктор Черномырдин: "Вам не нравятся наши расценки за транзит вашего газа? Тогда возите его самолётами". И до сих пор российские монополии устанавливают такие высокие тарифы, что стоимость казахстанских товаров резко возрастает при пересечении границы. Это почти как в Средние века.
  Казахов поражает и ненасытность российских коррумпированных чиновников. Дело, которое можно решить за час, занимает недели - так вымогаются взятки. Когда в Алматы решили строить метро, казахстанцы обратились за помощью в Москву. Но там заломили такую цену, что пришлось искать другого подрядчика. Заказ достался канадской фирме.
  Всё это - игра с огнем. Если оборвётся крепнущая (слава Богу) связь России с Казахстаном, то, по словам русского мыслителя Николая Федорова, мы однажды "увидим у себя в гостях настоящих туранцев", а вовсе не тот традиционно дружественный нам народ, который проживает за нашими южными рубежами.
  Немало русских, проживавших в Казахстане, свидетельствуют: любой казах, у которого был русский друг, гордился этим. Никакой другой народ бывшего СССР так не уважал и не уважает русских, как казахи. Конечно, и там есть свои националисты экстремистского толка, которые требовали, чтобы Россия возвратила Казахстану Оренбург, Астрахань и некоторые территории даже западнее Волги, якобы когда-то принадлежавшие казахам. Но это было в кратковременную пору естественного обострения националистического безумия. Сегодня всё обстоит иначе. "Мы необходимы друг другу" - это преобладающее мнение в Казахстане. К России там до сих пор относятся с симпатией, хотя иные русские, кажется, сделали всё возможное и невозможное, чтобы это отношение казахов к нам испортить. Да и Россия в целом будто задалась целью предстать пред миром в самом непотребном виде.
  В налаживании дружеских связей между нашими народами велика роль лично Назарбаева. Именно ему принадлежит крылатое выражение: "Россия и Казахстан даны друг другу Богом". Ещё в пору его юности в Темир-Тау, где он работал в горячем цехе металлургического комбината, в ходу была поговорка "Русские - это четвёртый жуз" (наряду с тремя главными племенными союзами казахов). Президент многое делает для улучшения межнациональных и межконфессиональных отношений в республике. Создана Ассамблея народов Казахстана, проводятся конгрессы представителей разных религий. Астана явно претендует на роль духовной столицы мира.
  Например, президент на православную Пасху посетил кафедральный собор и был на приёме у митрополита Мефодия. (Назарбаев даже предложил казахам праздновать Рождество наряду с мусульманскими праздниками, но этот его почин не был поддержан.) Мусульманские лидеры Казахстана считают, что у их страны два крыла: ислам и православие. Многие русские, собиравшиеся покинуть республику, в свете наметившихся благоприятных перемен решили остаться. И надо надеяться, что принимаемые властью меры создадут ещё более благоприятные условия для подлинно братских отношений между русским и казахским народами. Но сегодня этого мало, вопрос надо ставить острее.
  
  Условие выживания России - союз с Казахстаном
  
  Да, дело обстоит именно так. Задача эта настолько жизненно важна для России, что является безальтернативной, её надо решать любой ценой. Почему?
  В XX веке было создано так называемое бинарное оружие. Оно состоит из двух компонент, каждая из которых вовсе и не оружие. Но их соединение даёт оружие колоссальной мощи.
  Для большинства русских евразийство - это некая интеллектуальная конструкция последнего времени; даже как течение мысли в среде русской белой эмиграции оно возникло только в 20-е годы прошлого века. У казахов евразийство - это живая традиция, всегда жившая в народе. Замечу, что в Казахстане и сейчас очень важна принадлежность к тому или иному жузу (племенному союзу). Но в стране проживают и несколько сотен чингизидов (прямых потомков Чингисхана), пользующихся всеобщим почётом и уважением не за свои личные качества, а как "принцы крови", пусть и в каком-нибудь тридцать пятом поколении.
  Но казахам не хватает осознания опасности, идущей всем остальным народам от Запада, у них нет опыта противостояния этой людоедской всеуничтожающей силе. Казахи до последних лет не подвергались агрессии со стороны Запада именно потому, что их защищала от неё Россия.
  Историю человечества можно рассматривать как идею, и как факт. История как идея всем известна: дескать, Россия защищала Европу от Востока. История как факт несколько иная: Россия защитила республики Востока от участи Индии, которую Англия превратила в колонию, или Афганистана, который англичане пытались покорить, но встретили отпор, что стоило народу этой страны многих тысяч жизней. Поэтому Россия способна наполнить идею евразийства своим опытом противостояния Западу.
  Получить России доступ к такому бинарному оружию, каким является её интеграция с Казахстаном, - безусловная задача ближайшего будущего.
  Таким образом, жизнеспособное постсоветское образование видится прежде всего российско-казахстанским.
  Ещё Лев Гумилёв писал: "... если Россия будет спасена, то только как евразийская держава". И сегодня единственная возможность выживания для России - будущий союз двух наших народов. Образование Евроазиатского экономического сообщества, заключение Договора о коллективной безопасности, Таможенного союза и создание Шанхайской организации сотрудничества - верные шаги в этом направлении.
  Теперь Назарбаев выступает с новой инициативой - превратить Евроазиатское Экономическое Сообщество в единое сверхгосударство по типу Евросоюза. При этом он говорит, что Таможенный союз, как первый шаг к этому надгосударственному образованию, состоится даже в том случае, если Украина откажется войти в него. И так оно пока и получается.
  То, что интеграция экономик наших двух стран идёт, это хорошо, но надо объединить Евразийский континент не только экономически, но и политически.
  Что это означает, разъясняет Дарига Назарбаева:
  "Для нас это прежде всего спокойствие, безопасность в регионах, в каждом доме, это экономические, деловые отношения между государствами, это открытые границы, это возможность свободно передвигаться, выбирать любую землю, любую страну, если ты там видишь своё будущее и возможности для лучшей жизни. Как мне кажется, это должно быть некое подобие Европейского Союза, только на нашей, евразийской почве".
  (Отметим, что муж Дариги, первый заместитель министра иностранных дел Казахстана Рахат Алиев видит будущее своей страны иначе: этот будет монархия во главе с султаном; но ему сейчас, кажется, не до политики.)
  
  За лидерство придётся побороться
  
  Кто будет лидером в этом новом государственном образовании? Не будет ли оно "союзом всадника и лошади", где всадником окажется вовсе не Россия? Назарбаев не скрывает: "А сердцем Евразии может стать наша столица - город Астана". Казахстан претендует на роль ключевого игрока на постсоветском пространстве.
  Многие аналитики призывают Россию смириться с тем, что лидером СНГ становится не она, а Казахстан. Думаю, это упрощённая постановка вопроса.
  У России было достаточно времени, чтобы выработать правильную политику в отношении стран СНГ, но она его бездарно потеряла. Ельцин и его окружение вообще приняли СНГ скрепя сердце, для них это было вынужденное решение. Даже Путин одно время признавал, что у нас Содружество рассматривалось как форма цивилизованного развода республик после распада СССР. А Назарбаев с самого начала выступал за всестороннюю интеграцию республик, и потому у него оказалась самая выигрышная позиция. А главное - в том, как пишет крупнейший у нас специалист по Казахстану Юрий Солозобов, что "после распада СССР в Казахстане уже сформировалась своя государственность, а в России ещё нет". Назарбаев (как и Лукашенко) отбросил "химеру коммунизма и космополитизма ради спасительного национализма. "В национальных экономиках Казахстана и Белоруссии реализуется важнейший принцип максимальной занятости для граждан своей страны. Все национальные ресурсы страны используются для развития своего общества. Наши соседи давно начали "жить для себя", а не для "реформ ради реформ" или для "бесперебойного обеспечения энергоносителями Европы", как это до сих пор принято в РФ" .
  Поскольку Россия продолжала смотреть на другие страны СНГ как на младших партнёров, которые якобы без неё никак не обойдутся, Назарбаев, всегда склонявшийся к союзу с РФ и не находивший понимания у неё, стал искать другие пути реализации национальных интересов Казахстана, к чему его подталкивают и геополитические изменения в мире.
  США подпитывают в Казахстане оппозицию Назарбаеву, которая обвиняет президента в коррупции, наличии тайных счетов в западных банках, в зажиме демократии и диктаторских замашках. Она грозит ему переворотом, "цветной революцией". Но эту силу американцы держат в запасе. Стабильный Казахстан при Назарбаеве их вполне устраивает, но чтобы президент не вышел слишком из-под контроля, всегда нужно иметь под руками тех, кто мог бы придти ему на смену. Назарбаев вынужден был направить потоки казахстанской нефти на экспорт по трубопроводу Баку-Джейхан, в обход России, что больно ударило по нашим интересам.
  Вообще Казахстан стал отдавать явный приоритет развитию отношений с США и ЕС. И видные чиновники Казахстана всё чаще на переговорах со своими российскими коллегами заявляют, например, следующее: "Наши страны разные. У них разные цели и разные способы вхождения в мировое сообщество. Наши страны идут не в ногу". Дескать, Казахстан пытается слезть с нефтяной иглы, а Россия, напротив, "делает акцент на энергетическую составляющую своей внешней политики". Это уже явный знак равнения части новой казахстанской элиты на Запад. (Сильнее становится и влияние Турции. Не случайно и Назарбаев подчас высказывает идеи пантюркизма.)
  Руководство Казахстана заявляет, что будет развивать стратегическое партнёрство с Россией. Однако сразу после своей победы на выборах 2006 года Назарбаев заявил, что Казахстан и Россия намерены усиливать экономическую интеграцию, не создавая союзного государства, сторонником которого его ещё недавно считали. Юрий Солозобов остроумно замечает по этому поводу: "в межгосударственный союз могут объединяться только состоявшиеся государства, к каковым РФ не относится". И продолжает: "В ближайшей перспективе межгосударственный союз в Евразии не только возможен, но он будет просто необходим для сохранения суверенитета наших стран. На практике этот Союз станет возможным только тогда, когда закончится разруха в русских головах. Союз станет актуален в тот момент, когда в стране сменится правящая элита и произойдёт новая национальная сборка".
  И русские, по знаменитому выражению Розанова, из "арабов, кочующих по своей земле" (а теперь ещё и уезжающих на заработки, а то и на постоянное место жительства, за рубеж), станут настоящими хозяевами страны. "Только такой союз из состоявшихся и самостоятельных хозяев Евразии может обеспечить целостность и мир на нашем континенте. И этот процесс евразийского объединения объективен. И его нельзя остановить никакими пиар-акциями и никакими "прививками от Союза".
  С этими положениями вполне можно согласиться. Россия свою государственность обретает, и скоро весь мир почувствует её силу. А с сильными считаются все. И быстрее всех откликнутся на это те из народов бывшего СССР, которые без преувеличения можно назвать для нас братскими.
  Думается, в первую очередь это будет как раз казахстанский народ. Недоразумения, о которых шла речь выше, преходящи, они порождены больше "детской болезнью" национализма, которую надо пережить. Но в жизни народов по большому счёту политика выше экономики, а духовный фактор, родство душ - выше политики. Казахи духовно родственны русским, что заметили ещё царские чиновники, и русская культура всегда будет им близка. Поэтому, видимо, в экономике Россия и Казахстан будут идти на равных, а в культурном отношении у русских много шансов на признание их лидером.
  Ну, и самый важный шаг последнего времени. Россия и Казахстан договорились о создании своего рода "энергетического альянса", для руководства которым создаётся наднациональный орган, которому передаются существенные активы с обеих сторон. Это должно сделать интеграцию экономик двух стран независимой от возможных изменений в политической конъюнктуре как в России, так и в Казахстане. Такое решение можно считать элементом политического объединения двух наших стран.
  
  Казахстан на распутье
  
  Ещё в послании 2004 года Назарбаев поставил перед своим народом задачу: идти "к конкурентоспособному Казахстану, конкурентоспособной экономике, конкурентоспособной нации".
  В отличие от того, что до последнего времени происходило в России, в Казахстане строятся и реконструируются заводы, железные и автомобильные дороги, мосты, морские порты на Каспийском море. Неуклонно повышается жизненный уровень всего населения. Увеличены минимальные размеры пенсии и заработной платы. Казахстан - единственное государство в СНГ, которое сочло необходимым компенсировать потерянные вклады населения в Сбербанке СССР. Страна вплотную приблизилась по основным параметрам к ряду стран Центральной Европы, а государства Юго-Восточной Европы уже опередила. Усиливаются роль и авторитет Казахстана в мире.
  Но что касается новой экономической и социальной политики, то далее в послании шли рассуждения, очень напоминающие заявления Гайдара и других российских либералов:
  "Общеизвестно, что конкурентоспособность достигается не в тепличных условиях государственной поддержки, а в суровой борьбе с конкурентами. Оптимальная роль государства здесь - в том, чтобы, с одной стороны, достигнуть максимальной либерализации и открытости экономики, с другой - вести активную работу по строительству инфраструктуры и привлечению частного сектора к развитию ключевых отраслей".
  Конкурентоспособность национальной экономики Казахстана может быть достигнута только в условиях её интеграции в мировую экономику. Поэтому важнейшей задачей является активизация вступления страны во Всемирную Торговую Организацию. Казахстанский бизнес (в том числе и сельский, крестьянский) вполне "созрел" для борьбы не только на внутренних, но и на внешних рынках.
  Необходимо приветствовать и поощрять движение казахстанского капитала за рубеж, освоение им внешних рынков. Это - элемент глобальной конкуренции, а также возможность получения важных знаний о мировой экономике. (Назарбаев даже собирался купить латвийский морской порт Вентспилс и построить там нефтеперерабатывающий завод; такие же заводы он намеревался строить в Турции и других странах).
  Необходимы либерализация валютного регулирования, внедрение стандартов Евросоюза в финансовом секторе, переход предприятий на международные стандарты, освоение опыта стран Запада по управлению качеством продукции. По этим критериям будет оцениваться работа каждого министра и акима (губернатора).
  Важно определить приоритеты индустриально-инновационного развития с привлечением экспертов мирового уровня, провести необходимый анализ конкурентных преимуществ страны, использовать кластерный подход к развитию индустрии. (Кластер - это совокупность предприятий конкурентоспособных отраслей, расположенных на одной площадке и связанных технологически, что повышает эффективность производства.) Для развития инфраструктуры инновационной деятельности необходимо создать Парк информационных технологий и два технопарка.
  Государственные инвестиции в неперспективные территории прекращены.
  Как развивать человеческий потенциал казахстанцев?
  Надо пресекать иждивенческие настроения: решить многие проблемы только за счёт государственных средств - такой подход отбросит страну назад.
  "Бесплатность и дармовщина приводят к искажению ценностей, извращают мотивацию к труду, расслабляют человека, снижают его жизнеспособность. На Западе с детства прививается уважение к труду, стремление самому зарабатывать на жизнь, независимо от благосостояния родителей и страны. Поэтому все блага для себя и своей семьи человек должен обеспечивать сам, неуклонно повышая уровень своего развития и профессионализма.
  И чем меньше будет участие государства в решении его насущных проблем, тем это будет полезнее для человека. Нужно учить людей жить и работать так, как будто у страны нет доходов от нефти.
  Государство должно заботиться только о тех, кто в силу возраста или состояния здоровья не может работать и самостоятельно получать доходы. Оно создаёт новые рабочие места, условия для самореализации работающего человека, заботится о росте доходов населения. На его плечи возлагается решение и финансирование задачи обеспечения минимально гарантированных стандартов в ключевых отраслях человеческого развития". В чём же эта задача заключается?
  Так, "бесплатного жилья, за исключением отдельных групп населения, не будет. Жильё является частной собственностью, а значит - сферой ответственности самого человека".
  Жилищное строительство будет расширяться, оно потянет за собой развитие других отраслей и превратится в один из локомотивов экономического развития. Доступность жилья для более широких слоев населения будет достигаться через удешевление его стоимости, увеличение сроков жилищного кредитования, снижение первоначальных взносов и ставки кредитования, а главное - благодаря политике неуклонного роста доходов граждан. При этом стоимость одного квадратного метра жилья в крупных городах будет снижена в среднем от сегодняшних 700 долларов до 350, а в регионах - ещё ниже. Тогда около 200 тысяч семей (почти миллион человек) из среднего класса в течение трёх лет смогут воспользоваться ипотекой и системой жилищно-строительных сбережений.
  Итак, для элиты жилищной проблемы не существует, средний класс, поднатужившись, сможет её решить для себя. А остальные? Это же больше половины населения! Тут ответ однозначен: "Будем реалистами. Пока ещё не все казахстанцы могут претендовать на новое жильё. Но скоро настанет время, когда каждый работающий сможет рассчитывать на приобретение квартиры или дома". Это примерно то же, что мы в России слышали от Гайдара, а позднее - от Медведева.
  В сфере здравоохранения в Казахстане надо избежать чрезмерной коммерциализации, которая искажает мотивацию врача: ему становится выгоднее, чтобы человек чаще болел и больше платил, чем был здоровым. Нужна солидарная, совместная ответственность государства и человека за его здоровье. "Государство должно обеспечивать гарантированное, безвозмездное для человека, медицинское обслуживание по минимальным стандартам. Всё, что сверх этого - должно обеспечиваться за счёт заработка или добровольного медицинского страхования человека. Нужно перенести центр тяжести на первичную медико-санитарную помощь, со стационарного на амбулаторное лечение, уйти от ориентации на койко-места, перейти на международные стандарты здравоохранения, новые технологии и современные методики лечения и медицинского обслуживания". В общем, это то же, что в России слышали от Зурабова. Но будут построены центр материнства и детства, соответствующий международным стандартам, как эталон качества в системе здравоохранения, и десятки новых больниц.
  Систему образования нужно поднять на международный уровень, перейти на двенадцатилетнее образование, предусматривающее профильное обучение учащихся на старшей ступени. Дошкольная подготовка будет соответствовать первому классу. После десяти лет учёбы школьники должны определиться: либо готовиться к поступлению в вузы, либо к самостоятельной трудовой деятельности, получив соответствующее профессионально-техническое образование. Последний год обучения в школе будет соответствовать первому курсу вуза при нынешней системе. Поэтому само высшее образование станет в основном четырёхлетним. Должны появиться педагоги новой формации.
  Школы станут уютными, оборудованными на уровне лучших мировых стандартов, со спортивными площадками, с подключением к Интернету. Предполагается такой размах строительства школ, какого не было даже в "лучшие годы" недавней советской истории. Вузы, особенно элитные, должны давать самое лучшее образование. В общем, примерно то же в России слышали от Фурсенко и от Ливанова.
  В сфере социального обеспечения предусматривается введение обязательного социального страхования, индексация пенсий с опережением уровня инфляции, повышение государственных социальных пособий по инвалидности и потере кормильца, формирование современной модели занятости.
  В области государственного строительства взят курс на формирование "электронного Правительства", небольшого по численности, прозрачного в своей деятельности. Это упростит контакты между населением и чиновниками, повысит качество и уменьшит сроки оказания услуг, сократит численность госаппарата. Предстоит такая же масштабная работа по компьютерному самообразованию, как была в тридцатых годах минувшего века борьба с неграмотностью.
  Для государственных служащих должно стать обязательным умение пользоваться компьютером, Интернетом и владение английским языком.
  Тут Назарбаев выступает как ярый западник. Ему достойно ответил казахстанский журналист Алексей Лобанов, который отстаивает путь самобытного развития страны.
  Он отметил, что все государства, созданные на обломках Советского Союза (и даже, казалось бы, полупроцветающие страны Балтии, которые добились столь желаемого приобщения к европейскому клубу), оказались в ситуации системного кризиса. Казахстан успешно преодолел первоначальный этап становления рыночной экономики, когда страна была отдана на разграбление победителям. Теперь нужна новая национальная идеология и сопряжённая с ней новая экономическая стратегия, базирующиеся на приоритетах национального государства и обращенные ко всему народу.
  А правительство Казахстана находится в плену устаревших западных экономических теорий, когда приоритетом является "догоняющая модернизация", когда единственным образцом развития для стран третьего мира является Запад. Собственно и модель "государство - корпорация" в приложении к Казахстану несет ту же печать. "Догнать и перегнать Америку" - популярный лозунг времен Хрущева, - похоже, становится идефикс правительства Казахстана. В свое время страна пережила коллективизацию, индустриализацию, давайте осторожно подойдем к кластеризации.
  Новейшая экономическая теория фиксирует, как факт - появление разнообразных форм капитализма, представленных национальными моделями модернизации. Ярчайшими представителями являются Индия и Китай. При этом "национальный", как подчеркивают авторитеты, понимается не как этноцентристский, а как соответствующий интересам основной геополитической единицы современности - национальному государству.
  Поставив в божничку "Запад", правительство рискует превратить процесс в самоцель, ибо в современный период ни одному региону мира не удалось стать "Западом" в полном смысле, да это и невозможно. Следование западной модели вполне естественно и достаточно плодотворно на начальном этапе модернизации до определённого периода, и наше общество должно осознать свою своеобычность, отличность от Запада. Безусловно, должно быть продолжено освоение достижений западной технологии, науки и т.д., но правительству необходимо перейти на национальную модель экономического развития. Разумеется, это не означает возврат к национальной архаике, но мы не можем отрицать, что при всей нашей продвинутости мы ближе к традиционному обществу. Наше же правительство продолжает жить в иллюзии о возможности пересадки в прямом виде западного опыта, западной модели на родные отечественные грядки и пастбища, при этом, не имея, как таковой, ясной экономической доктрины, а просто проявляя подражательское поведение и время от времени нанимая западных консультантов. И недаром столь в ходу у нашего истеблишмента фразы оправдывающегося типа - мол, Ваши (западные) демократии или Ваш капитализм развиваются уже 200 - 300 лет, а нам всего ничего. С таким подходом мы и действительно раньше, чем через 200 лет не построим достойное общество.
  Пока в Казахстане экономика и общество становятся не пересекающимися и не сопрягающимися понятиями. Экономика сама по себе, народ сам по себе. Новая национальная идеология и новая экономическая стратегия должны вернуть экономике первородное значение - служение обществу во всех смыслах этого слова.
  Отбросим иллюзию, будто переход к полной демократии западного типа автоматически приведёт страну и народ к процветанию и изобилию. Демократия есть необходимый, но не единственно достаточный фактор процветания. К тому же представление о демократии, которое навязывается нам Западом и озвучивается в нашем обществе в достаточно вульгарном изложении, имеет собственно мало общего с демократией, как таковой, практикуемой в странах Европы, а больше является инструментом политики. Собственно, это и есть одна из функций западной демократии в применении к третьему миру - инструмент политики, который весьма часто превращается в новейшие времена в неандертальскую дубинку - демократизатор для стран, осмеливающихся не согласиться с Западом.
  Не будем забывать библейскую заповедь - не сотвори себе кумира, как и изречение Дэн Сяопина - не важно, какого цвета кошка, белого или черного, важно, чтобы она ловила мышей. Да, демократия, но для кого и для чего? И Запад, и демократия, и любые экономические теории хороши настолько, насколько они нам приносят пользу, способны или не способны решать кардинальные проблемы общенационального значения и обеспечивать выполнение базовых функций государства. Всё остальное - пустое.
  Новации и реформы - это хорошо, но хорошо жить еще лучше. Народ ждёт от системы, прежде всего, материального достатка, свободы и социальной справедливости. Для достижения этих целей отечественная экономика, по сути, должна снова стать социальной. Стоит позаимствовать социализм по-скандинавски, в первую очередь пример Норвегии, основа процветания которой нефть и рыба, и которая всегда прежде была бедной провинцией Швеции. И слова "социализм" пугаться нечего, не всё в нашем прошлом было так уж плохо, тем более что и Запад обращается к социальным факторам, которые мы поспешили выбросить. Казахстан - маленькая страна, в которой все друг друга знают. И в ней у руля должна встать национально ориентированная элита общества (неэтноцентричная). Перефразируя Владислава Суркова, можно сказать, что все эти графы Бермудские и бароны Виргинские должны реально ощутить и выбрать - гражданами кого и чего они являются. Именно они должны составить нашу истинно национальную, а не компрадорскую буржуазию, как становой хребет нашего общества. Элиты должны осознать свою ответственность перед обществом.
  Не следует вульгарно воспринимать теорию патернализма. Это вовсе не значит, что нуворишам следует стоять у мечети или церкви и раздавать деньги, "халявные" подачки только развращают нравственность и мораль народа.
  В Казахстане следует строить социально ориентированную экономику, учитывающую национальные особенности, традиции и менталитет народа. Как известно, культурно-ментальные особенности народа есть вещь вроде бы виртуальная, но которую просто так не выкорчуешь, даже если кому-то это очень сильно захочется. Япония, Корея, Китай абсолютно конкурентны на мировом рынке, но в основе их успеха лежит сплав национального менталитета и современных технологий.
  Казахский народ издревле живёт на этой земле. В этом окружающем ландшафте сформировались национальный характер и культура. И экономика, безусловно, должна строиться с учётом и этих особенностей народа, и того нового, что пришло в степь за последние столетия. И в этой связи актуальным является вопрос идентичности страны и самоидентификации нации. Кто мы - Европа или Азия? (Назарбаев, находясь с визитом в США, заявил: "Казахи - европейцы, а не азиаты", правда, добавив: "по существу": население на 100 процентов грамотное, в основном с законченным средним образованием. - М.А.) Или же мы некая евразийская общность? А может быть мы пресловутая Азиопа? Что мы строим? Этнократическое государство с элементами фундаментализма или государство для всех граждан? Ответ на эти и многие другие вопросы должен дать любой политик, стремящийся к власти.
  В современном глобальном мире Китай, например, готов завалить весь мир ширпотребом и не только. Весь мировой рынок автомобилей, электроники и пр. поделён между десятком крупнейших мировых производителей. Мир, в лице крупнейших компаний и их правительств, не заинтересован в появлении конкурентов. Чтобы прорваться на мировой рынок готовой продукции, нужно даже не сверхусилие, а что-то из разряда чудес. Реализовывать какие-то проекты, чтобы приобрести у Запада оборудование на миллиарды долларов? Вспомним закупленную у Израиля на миллионы долларов систему капельного орошения, и где она? Куда эффективнее развивать традиционные сферы экономики. Ведь миллионы наших сограждан отпущены на "вольные хлеба", и вынуждены жить по принципу "кто смел, тот и съел".
  Возьмем производство мяса. Под боком крупнейший рынок - Россия, которая в обозримом будущем не сумеет обеспечить свой рынок собственной продукцией, а сейчас покупает мясо в Аргентине, Бразилии, Австралии. Почему же Казахстан не присутствует на продовольственных рынках северного соседа? Разведение скота - традиционное занятие для казахов. Пастбищное скотоводство дает продукцию высшего качества и наиболее дешёвую по сравнению с другими формами производства. Мясные деликатесы идут в Москве по разряду люкс, только поставляет всё это не Казахстан. Единое экономическое пространство должно дать преимущество нашему производителю перед западными поставщиками. Развитие этого сектора экономики потянет за собой организацию на местах переработки мяса, шерсти, шкур и т.д., будет способствовать возникновению сопутствующей инфраструктуры хранения, торговли, транспортировки и пр. Всё это должно занять население в аулах, снять социальное напряжение, в том числе сбить волну стихийной миграции в крупные города.
  Разумеется, такой проект должен стать государственной программой. Государство должно целенаправленно создать первоначальную структуру всего этого проекта. И субсидировать его, по крайней мере, на начальном этапе.
  Вот это, действительно, будет национальный кластер. Дайте сельчанину доступные кредиты, дайте возможность пользоваться землёй, оградите от произвола чиновников, и село не только накормит страну, но и завалит СНГ качественным мясом. То же можно говорить о производстве фруктов и овощей, которые мы в основном импортируем. Семиречье завалит страну сельхозпродукцией. А это и вопрос национальной безопасности. Ведь недаром чуть ли не единственный конкурентный продукт в сельском хозяйстве - это зерно, структура производства которого досталась в наследство от Союза. Почему нельзя создать подобную систему производства других видов продуктов?
  Освободите сельского производителя от налогов на какой-то период, создайте режим благоприятствования, организуйте систему гарантированного закупа (как минимум, на первое время). Даже в самом худшем варианте деньги попадут к беднейшему слою населения. У власти программа есть - результата нет! На селе живет около 50 процентов населения страны. Это и беднейшая часть населения, и среда, порождающая основную волну социальной миграции в крупные города, все последствия которой стране ещё придётся хлебнуть. Именно тут - ключ к пониманию будущего страны. И каким оно будет, в определяющей мере зависит от позиции национальных элит.
  Как видим, прозападные устремления Назарбаева разделяются далеко не всеми. Сторонников национальной экономической и политической системы в республике немало, и, думается, их число будет нарастать. Как только с вступлением Казахстана в ВТО во всю силу заработает механизм глобализации, выяснится, что сельское хозяйство, обрабатывающая промышленность, а также финансовый сектор республики неконкурентоспособны. Казахстану придётся принять международные требования по уровню заработной платы работников и по соблюдению норм экологии, что потребует громадных затрат, а это ещё более снизит конкурентоспособность его продукции. Не исключено, что в итоге в стране возникнет острая социально-экономическая ситуация, выход из которой придётся искать на путях отказа от западных экономических теорий.
  Назарбаев был переизбран президентом Казахстана ещё на один 7-летний срок, а в 2011 году пошёл на новые президентские выборы, так что, видимо, именно ему придётся расхлёбывать ту кашу, которую он заварил, объявив о следовании западным моделям социально-экономического развития. Впрочем, возможно, он выступает западником больше на словах, чем на деле, это нужно ему для сохранения установившихся отношений с США и ЕС. Как трезвый политик, он не может не понимать, что буквальное следование западным экономическим теориям гибельно для Казахстана.
  Будем надеяться, что братский Казахстан, переживающий, в общем, те же трудности в экономике, что и Россия, успешно пройдёт ту развилку, на которой он в последнее время пребывал, и пойдёт по пути строительства социального государства, максимально использующего положительный опыт СССР.
  К размышлению
  Остаётся добавить к сказанному о Казахстане, что Россия имеет общую границу с этой республикой протяжённостью свыше 7 000 километров, почти совсем не оборудованную. А Казахстан, в свою очередь, почти не защищён от соседних среднеазиатских республик, через которые проходят толпы нелегальных мигрантов и торговцев наркотиками. И потому придётся хотя бы коротко остановиться на положении в этих республиках и посмотреть, насколько они готовы к союзу с Россией. Об этом пойдёт речь в следующей главе.
  
  Глава 2. НА ЮЖНЫХ РУБЕЖАХ РОССИИ
  
  Россия и Средняя Азия
  
  21 декабря 2006 года умер президент Туркмении Сапармурад Ниязов. Казалось бы, кого в мире могла взволновать смерть главы государства с населением менее 5 миллионов человек? А на похороны Туркменбаши прибыли премьер-министр России, председатель КНР, президенты, главы правительств и другие VIP-лица из 40 стран. Чем же заслужила Туркмения такое внимание? Причин две: огромные (до трети мировых, если не больше) запасы природного газа и важное стратегическое положение. Но так же богаты разными природными ресурсами и стратегически важны и остальные республики Средней Азии. Захват контроля над природными ресурсами Кавказа и Средней Азии, особенно над крупнейшими месторождениями нефти и газа, ныне представляет собой основу неофициальной американской стратегии, один из залогов сохранения США своего влияния в XXI веке. Здесь проходит "линия фронта" между двумя главными претендентами на глобальное лидерство - США и КНР, здесь же проявляются и интересы России, Турции, Ирана.
  Козыревская политика следования в фарватере США привела к ослаблению позиций России в этом регионе. Позднее необходимость защиты наших рубежей от надвигавшегося вала талибов заставила Россию дать согласие на создание здесь американских военных баз для поддержки вооружённых сил США в Афганистане. В этих условиях среднеазиатские республики повели себя по-разному, что обусловлено исторически.
  В 1913 году в Ташкенте была издана книга В.Н. Наливкина "Туземцы раньше и теперь", автор которой с грустью отмечал: "Наше поступательное движение... в недра Средней Азии... носило на себе отпечаток чего-то стихийного, фатального. Нас влекла сюда та "неведомая сила", которую уместно, быть может, назвать роком, неисповедимой исторической судьбой, ибо мы шли и пришли сюда случайно, без зрело обдуманного плана, без сколько-нибудь разработанной программы наших дальнейших действий".
  Но, даже занимаясь бессмысленными колониальными захватами в духе "догнать и перегнать цивилизованный мир", царское правительство вело себя отлично от прочих колониальных держав, придерживаясь принципа невмешательства во внутренние дела "туземного" населения. Но большевики, взявшие власть в России, не могли равнодушно взирать на феодальные порядки в Туркестане. Они рвались осчастливить весь мир, а уж тех-то, кто жил рядом, под боком, - тем более. Красная конница с боями прошла через этот край, неся свободу трудовому народу, среди которого нашлось немало искренних приверженцев нового порядка, и к началу 30-х годов с басмачеством здесь было покончено.
  Советская власть, как мы считали, освободила местное крестьянство от рабства у баев, раскрепостила женщин, дала жителям образование, создала систему здравоохранения. Российские вузы приняли студентов из среднеазиатских республик. А вскоре в этих республиках появились и кадры национальной интеллигенции, возникли Академии наук, вузы и техникумы, театры, музеи. Словом, как казалось, и тут закипела культурная жизнь, свидетельствуя о крепнущей дружбе народов, несмотря на репрессии конца 30-х годов, затронувшие преимущественно местную интеллигенцию, чаще всего обвинявшуюся в национализме.
  Ещё более сплотила население СССР Великая Отечественная война. Воины из республик Средней Азии влились в ряды Красной Армии. А сотни промышленных предприятий, эвакуированных из оккупированных врагом регионов страны, вместе с их работниками - русскими, украинцами и др. - оказались в Средней Азии и были там радушно приняты. Это дало новый мощный толчок развитию экономики и культуры среднеазиатских республик.
  Конечно, и тогда бывали проявления национализма, при Горбачёве уже специально подогревавшиеся как из Центра, так и со стороны подросших национальных элит. Всеобщая ненависть к Горбачёву в национальных республиках переносилась на Кремль и на всю Россию. Но ничто не предвещало здесь катастрофы, разразившейся после подписания Ельциным, Кравчуком и Шушкевичем пресловутых Беловежских соглашений.
  Республики Центральной Азии не мыслили своего существования вне СССР, тем более, что они были почти все дотационными. Однако эта их "нерентабельность" во многом была искусственной. В СССР, представлявшем собой единый народнохозяйственный комплекс, стремились максимально использовать преимущества каждой республики в целях общего подъёма экономики. Так, земли Узбекистана и Туркмении не занимали под пшеницу, на них выращивали хлопок, фрукты и овощи для общесоюзных нужд, а хлеб сюда поставляли из других республик. А сельское хозяйство Узбекистана и Туркмении становилось всё более монокультурным, со всеми выгодами и недостатками такой узкой специализации.
  И вот ельцинская Россия грубо вытолкнула центральноазиатские республики из Союза, на смену которому пришло ничего не решавшее СНГ, которое в России рассматривали лишь как форму цивилизованного "развода" некогда братских республик.
  Распад Союза обрёк большинство населения центральноазиатских республик на нищету и на возврат к архаическим формам существования. А перед русскими здесь всюду встал вопрос: уезжать ли на свою "историческую родину"? Вопрос принял трагический оттенок, когда выяснилось, что новая российская власть и своё-то население (во всяком случае, основную его массу) рассматривало как обузу, от которой надо было бы поскорее избавиться. А на среднеазиатских русских она вообще смотрела как на чужеродный элемент и сделала всё от неё зависящее, чтобы затруднить возврат их на Родину. На местах же их стали притеснять или, по крайней мере, показывать им, что здесь они не хозяева, а гости, причём по большей части нежеланные. И тут отчётливо выяснилось, какие народы региона близки русским по духу, а какие им абсолютно чужды. А из этого можно было сделать вывод, стоит ли России, собирая снова Евразию вокруг себя, добиваться тесного объединения в одном государстве или федеративном союзе с теми республиками Центральной Азии, которые проявили себя как чуждые нам. Этот момент нам и предстоит уяснить в данной главе.
  
  Киргизия - полноправный член ЕвроАзЭС
  
  Киргизы - народ, близкий казахам, и ещё евразийцы считали, что эти два прежде кочевых народа являются естественными союзниками России. А среднеазиатские республики поливного земледелия они считали цивилизационно чуждыми России, их завоевание при царизме называли ошибкой. Если говорить о воссоздании в том или ином виде нового Союза республик, то, пожалуй, только Киргизия подходит на роль полноправного члена этого объединения, о чём подробнее будет сказано ниже.
  Киргизия - страна с населением около пяти миллионов человек, из которых чуть более половины составляют собственно киргизы. Это единственная страна Центральной Азии, где после распада СССР президентом стал не бывший первый секретарь ЦК республиканской Компартии, а учёный-физик, президент местной Академии наук, естественно, демократ (о глубинных причинах этого, казалось бы, исключительного для Востока феномена чуть ниже). Поэтому Киргизия раньше всех других стран СНГ вступила в ВТО, в эту страну тут же запустил лапы Международный валютный фонд, пошла "помощь" ей со стороны Запада, особенно со стороны США, Японии и... Швейцарии (которая даже приняла на хранение золотой запас Киргизии). "Помощь" прежде всего проявилась в виде захвата наиболее прибыльных местных предприятий американскими, германскими, канадскими и другими западными компаниями. Разрыв хозяйственных связей с Россией и другими республиками бывшего СССР привёл к остановке большинства остальных предприятий Киргизии, следствием чего стали массовая безработица в городах и наплыв тысяч их жителей в столицу Бишкек, где они рассчитывают получить хоть какую-нибудь работу, что удаётся далеко не всем. Жизнь в Бишкеке на порядок лучше, чем в глубинке, но для всего населения Киргизии его ресурсов не хватит.
  МВФ потребовал от правительства Киргизии ужесточения пенсионного законодательства, - только при этом условии он обещал дальнейшую финансовую помощь в деле совершенствования пенсионной системы. В итоге пенсия старикам, например, составлявшая примерно 5 долларов в месяц, была ещё более урезана. Почти полностью ушло в прошлое бесплатное медицинское обслуживание, услуги медиков стали платными и доступны в основном состоятельным людям. Иностранная помощь частью разворовывается, частью идёт на оплату услуг западных консультантов. Внешний долг стал неподъёмным для страны. И хотя Парижский клуб кредиторов списал ей часть долга, новые займы уходят по большей части на выплату процентов по прежним долгам.
  В целом в стране царит хозяйственная разруха. Профессор Михаил Делягин назвал экономику Киргизии "выжженным полем". Республика, прежде полностью обеспечивавшая себя хлебом, ныне зерно закупает, в основном в Казахстане (хотя, по признанию экспертов, распределение земли в республике между крестьянами было произведено более справедливо, чем в соседних республиках). И причина здесь не только в сокращении посевов зерновых, но и в том, что частники предпочитают продавать киргизское зерно за рубеж, в то время как местные мелькомбинаты простаивают из-за отсутствия зерна.
  Разрушена лёгкая промышленность, которая не в силах конкурировать с дешёвым китайским ширпотребом. И никакими политическими комбинациями не устранить того факта, что вне рамок бывшего СССР экономика Киргизии (как, впрочем, и почти всех остальных его республик) оказалась неконкурентоспособной. В республике всё чаще раздаются голоса в пользу более тесной интеграции, для начала - с Казахстаном, а затем и с другими странами СНГ.
  Киргизия резко делится на Север, близкий Казахстану и ориентированный прежде на Урал и Сибирь, и на Юг, теснее связанный с Узбекистаном (там узбеки составляют до трети населения), а также с Таджикистаном и китайским Синьцзяном. В качестве примера того, как борьба элит разных регионов за преобладание во власти в стране может привести Киргизию к катастрофе, рассмотрим ситуацию, сложившуюся там после "революции тюльпанов" в марте 2005 года. Сама эта революция была в немалой степени порождена действиями "демократической" власти.
  Президент Акаев, принадлежавший к самому богатому северному племени, на видные места во власти поставил своих единоплеменников. Но это не устраивало элиты 19 остальных, неакаевских, племён. Акаев принимал демократические решения. Но их исполнителями выступали чиновники, принадлежащие к тем или иным кланам и действующие в их интересах. Решения часто менялись, власть, по сути, повисла в воздухе. Тотальная коррупция разрушила экономику, развратила народ.
  "Революция тюльпанов" свергла власть Акаева. Эксперты оценивают её как "феодально-демократическую", она проходила под демократическими лозунгами, находящими понимание у ориентированной на Запад части молодёжи. Но в Киргизии ещё сильны родоплеменные и клановые отношения. К тому же там сказывается исламский фактор, а также влияние наркомафии. А большинство киргизов, особенно ещё живущих кочевой жизнью, равнодушно к "тюльпановым" лозунгам.
  Казахский журналист Адиль Тойганбаев так расценил итоги "революции тюльпанов" в Киргизии:
  "Нелегитимный силовой "снос власти" открыл череду бесконечных нелегитимных "перетасовок" внутри самого нового истеблишмента, когда политика "делается" не в парламенте и посредством конституционных процедур, а методами закулисных договорённостей, отстрела конкурентов, силового давления на органы власти, шантажа и безучастности органов правопорядка.
  В Кыргызстане утвердилась "явочная демократия" как в республике Гуляйполе времён батьки Махно, когда большинство населения в страхе сидит по домам, а различные политически активные меньшинства выясняют свои отношения при помощи оружия, или захватывая земельные участки, помещения органов власти, судов и целые населённые пункты. Совершённая в марте нелегитимность не решила всех проблем страны, она породила сотни других. Несомненно, произошедшее в республике не просто обесценило её международный (в том числе инвестиционный) рейтинг, оно косвенно подрывает стабильность в окружающих государствах".
  Пусть сетования официозного журналиста на "нелигитимный снос власти" видится несколько лицемерным после событий начала 90-х годов, но всё же и не зря Тойганбаев опасается разрушительного влияния киргизских событий не только на положение в его стране, но и на ситуацию во всём регионе.
  Курманбек Бакиев, пришедший к власти в стране весной 2005 года в ходе "тюльпановой революции", был уже не учёный-демократ, а хозяйственник и чиновник, прошедший советскую школу воспитания национальных кадров. Он родился в 1949 году в селе. Окончил Куйбышевский политехнический институт, до распада СССР занимал различные партийные и административные должности - после работы на заводах в России (в Куйбышеве) и в Киргизии делал карьеру в партийных и советских органах (первый секретарь горкома КПСС, председатель горсовета). После распада СССР в 1992 году был назначен главой администрации района, в 1994 году - заместителем председателя Фонда государственного имущества Республики Киргизия, затем первым заместителем главы Джалалабадской облгосадминистрации. В 1997 году Бакиев стал губернатором - главой Чуйской областной администрации.
  С декабря 2001 года по май 2002 года Бакиев являлся премьер-министром Республики Киргизия. Когда на юге Киргизии произошли столкновения местных жителей с милицией, в результате которых пять человек погибли и более 90 получили ранения, оппозиция именно Бакиеву поставила в вину неспособность разрешить ситуацию, и он подал в отставку. Но он не оставил политическую деятельность, был избран депутатом Законодательного собрания Республики Киргизия, вошёл в созданную лидерами пяти оппозиционных блоков коалицию для противодействия административному ресурсу. В марте 2005 года Бакиев баллотировался в парламент Киргизии, выборы проиграл. В том же месяце возглавил Координационный совет народного единства (объединённый орган, созданный оппозицией после первого тура выборов).
  В марте 2005 года в ходе очередных парламентских выборов, итоги которых оппозиция во главе с Бакиевым не признала, в Киргизии и произошла "тюльпановая революция". 10 июля 2005 года Бакиев был избран президентом Республики Киргизия.
  В декабре 2007 года Бакиев подписал указ о назначении Игоря Чудинова (надо думать, русского) главой правительства Киргизии.
  В начале 2009 года Бакиев заявил о своём намерении избираться на второй срок. На выборах, состоявшихся 23 июля 2009 года, Бакиев одержал уверенную победу, набрав более 76 процентов голосов.
  В апреле 2010 года в Киргизии вновь произошло насильственное свержение власти. В результате волны беспорядков в стране десятки людей были убиты, сотни ранены. 7 апреля Бакиев подписал указ о введении в стране чрезвычайного положения. На следующий день правительство страны ушло в отставку, парламент был распущен. Бакиев бежал из столицы в Ош. В том же месяце сформированное оппозицией временное правительство ("правительство народного доверия") лишило его президентских полномочий, после чего Бакиев бежал в Казахстан, а затем в Белоруссию и подал заявление об отставке, которое впоследствии опроверг.
  Бакиев женат (его жена - Татьяна Васильевна Бакиева, надо полагать, русская), у них двое сыновей: старший Марат и младший Максим.
  Государственный переворот не был бескровным. В стране (особенно на юге) произошли многочисленные столкновения, в том числе и на межнациональной почве. Дело дошло до фактической войны между киргизами и узбеками. Русским, особенно казакам, проживающим в Киргизии с давних пор, пришлось создавать свои отряды самообороны. В столице также бесчинствовали мародёры. С трудом удалось восстановить некоторое подобие порядка. Президентом переходного периода "(до 31 декабря 2011 года) стала Роза Отумбаева. Киргизия перешла от президентской республики к парламентской, что, как полагают эксперты, не сулит ей стабильности. Хотя Россия считает, что происходящее в Киргизии - внутреннее дело этой независимой страны, всё же Дмитрий Медведев заявил, что переход её от президентской республики к парламентской может иметь катастрофические для неё последствия.
  В ходе всех этих мятежей и революций подняли голову и ультранационалисты, требующие, в частности, очистить карту Киргизии от русских названий. Популярными стали лозунги: "Сколько времени мы будем ещё молиться на русских!" При этом подобные идеи высказывают не только оппозиционеры, но нередко и высокопоставленные правительственные чиновники. Когда приходит время просить денег у России, эти деятели предстают как самые верные её друзья. Когда же нужно подыграть оппозиции, чтобы не стать изгоями, их риторика резко меняется. Сама Отумбаева - сторонница демократических ценностей в их западном понимании, но и она заявляет о необходимости дружеских отношений между Киргизией и Россией.
  С декабря 2011 года Президент Киргизии - Алмазбек Атамбаев. Он родился в 1956 году, в селе. Окончил Московский институт управления имени Серго Орджоникидзе по специальности инженер-экономист, организатор управления производством. Трудовую деятельность начал с работы инженером на предприятиях министерства связи Киргизской ССР. Затем работал заместителем председателя первомайского райисполкома города Фрунзе. Но в 1989 году ушёл со всех постов и начал карьеру в бизнесе. После государственного переворота в Киргизии в марте 2005 года был министром промышленности, торговли и туризма, в 2007 году - премьер-министром. Республики.
  После Апрельской революции в 2010 году был заместителем главы временного правительства по экономике. В декабре 2010 г. он был вновь утверждён главой правительства. В 2011 году избран в первом туре Президентом Киргизии. Он также председатель Социал-демократической партии Киргизии и Почетный президент Федерации самбо Кыргызстана.
  
   Тут, пожалуй, стоит сделать одно очень важное и даже шокирующее отступление, которое можно было бы сделать ещё в главе, посвящённой Казахстану. Но в главе про Киргизию оно даже более уместно.
  Дело в том, что типологически центральноазиатские кочевые общества... ближе к европейским, чем даже, скажем, российское!
  В традициях степняков были и парламентская демократия (курултаи), и выборность глав государств (султанов, которых ошибочно считают монархами, хотя на самом деле они были президентами). А также свобода слова (в плане традиции неприкосновенности акынов), гласный суд, а у казахов - даже... избирательное право для женщин (на местных выборах)! Одним словом, если сделать скидку на средневековую специфику, - просто готовый образец для демократий мира!
  И если демократический уклад казахов смазывается уже оформляющейся государственностью имперского типа, то таковой у киргизов можно увидеть в достаточно чистом виде. Вот почему лидером Кыргызстана оказался не "партийный бай", а демократически избранный скромный профессор - это вполне в духе традиций степняков. Да и бессменный президент Казахстана не воспринимается в мире каким-то диктатором - видимо, настолько сильно проступает сквозь его действия настоящая демократическая традиция казахов, которую невозможно подделать.
  Понимаю, что такое отступление вызовет шок у части читателей: да неужели эти степняки большие европейцы, чем мы, родимые?! Но это всего лишь следствие длительной дрессировки умов российского истэблишмента. Плюс поверхностное отождествление деспотических порядков, скажем, в Узбекистане со степными, что тоже является, в общем-то, продуктом пренебрежительного восприятия "традиций туземцев": дескать, все они там одинаковы, только названиями отличаются. Для многих, увы, тезис о "большей европейскости" степных обществ лишает их возможности свысока поглядывать на своих юго-восточных соседей - дескать, пусть нам ещё до "полной демократии" далеко, но им-то ещё дальше! Порой в прессе приходится встречать иронически-риторические вопросы: что же это, или в Казахстане больше демократии, чем в России? (Предполагается: абсурд.) А один высокопоставленный умник даже увидел в разгуле киргизской толпы во время переворота... признаки "восточной деспотии"! Словом, тот комплекс, который Ф.Кривин выразил словами: "...читая это, лилипуты вырастают в собственных глазах".
  Это одна сторона вопроса. Но естественно возникает и другой. А если степные общества так близки европейским, то не впустую ли пройдут помещённые выше предсказания насчёт неизбежности скорой интеграции Казахстана и Киргизии с Россией? Ведь тогда получается, что как раз им лучше было бы наводить мосты с Евросоюзом?
  К счастью, типологические сходства не являются фатальными. И яркий пример тому - отношения России с Индией, этой "самой большой демократией мира". И впрямь, в плане устройства общества (а в известной степени и в смысле многих ценностей) наши две страны практически не имеют ничего общего. Индия - самая настоящая демократия западного типа, к которой даже вся западная правозащитная общественность не может подкопаться в плане пресловутых "прав"; Россия же в её архетипе - это общество тоталитарной демократии, чьи социальные ценности ничего общего не имеют с европейскими. И, тем не менее, СССР и Индия довольно быстро (после кратковременного ожидания, что в Индии должна непременно победить социалистическая революция) нашли друг в друге союзников не-разлей-вода (что было очень кстати в эпоху "холодной войны").
  В чём же причина такой вроде бы парадоксальной (но проверенной временем) дружбы? Думается, одна из важнейших причин - то, что парламентская демократия для индийцев - атрибут жизни, а не орудие распространения своего геополитического влияния, как для англосаксов. Да, западная демократия - это, прежде всего, орудие порабощения народов иных культур.
  А вот Индия не стремится весь мир выстроить под себя; она просто существует в парламентской системе. И это, оказывается, не мешает дружеским отношениям со страной, построенной на полностью противоположных началах!
  Вот и бОльшая либеральность степных традиций - вовсе не причина для враждебности центральноазиатских стран и России. Если она в чём-то и проявляется, то в достаточно активных контактах этих двух стран, скажем, с Евросоюзом (а Казахстан даже стал... очередным председателем ОБСЕ!). Вот здесь, наверное, играет роль фактор типологической общности с Европой, и делать из этого ни сенсацию, ни трагедию не стоит. Ведь главного - желания уничтожить российскую политическую традицию (если надо, то вместе с самим народом) - у наших центральноазиатских друзей не наблюдается. А значит, и особых глубинных причин, стоящих на пути нашей будущей дружбы, нет.
  Но вернёмся к Киргизии.
  Новая власть, установившаяся в Киргизии после "революции тюльпанов", тоже была построена оригинально. Президент Курманбек Бакиев, южанин, - крепкий хозяйственник, а вынужден был руководить силовыми структурами. Тогдашний премьер-министр Феликс Кулов, северянин (революция освободила его из тюрьмы), - профессиональный милиционер, а должен был управлять экономикой. А оппозиция добивалась превращения президентской республики в парламентскую, частично она этого добилась в ходе нового противостояния с властью в ноябре 2006 года. А народ видит, что такая беспомощная власть вряд ли способна обеспечить хозяйственное возрождение страны.
  Клубок острых противоречий завязан в наиболее плодородной зоне Средней Азии - в Ферганской долине, которая разделена между Киргизией, Узбекистаном и Таджикистаном и представляет собой этнический котёл. Впрочем, и население других районов этих республик тоже этнически неоднородно. В Киргизии, например, 12 процентов населения составляют узбеки, а немало киргизов проживает в Узбекистане, Таджикистане и даже в Синьцзяне. Кроме того, Ферганская долина - край благодатный, с плодородными почвами. Подавляющая часть населения занята в сельском хозяйстве. На орошаемых землях сосредоточены посевы хлопчатника, риса, сады, виноградники, бахчи, огороды, в предгорьях имеются богарные посевы зерновых культур. Участки пустынных равнин служат круглогодичными пастбищами, а на участках с эфемерной растительностью - весенними. Однако появление государственных границ нарушило свободное перемещение скота с равнинных на горные пастбища.
  Ферганская долина - крупный район шелководства с полуторатысячелетней историей производства шёлка. По окраинам Ферганской долины и в окаймляющих её горах имеются месторождения нефти, газа, угля, железных, медных, полиметаллических руд, ртути, сурьмы, серы, известняка, строительных материалов. При этом нефть выходит наружу во многих местах долины и давно уже добывалась в небольших размерах, а затем и во вполне приличных, производилась также её переработка (что не пошло на пользу плодородию почв). Неудивительно, что долину называют "жемчужиной Средней Азии" или даже "раем на земле", хотя, к сожалению, жизнь большинства там живущих райской не назовёшь. Впрочем, люди там живут разной жизнью, как и у нас в России. Многие жалеют о развале Союза, мечтают, чтобы границ, разногласий и войн между соседями не было. Ну, а пока, как выразился один блогер, - "строят дома, женятся, растят детей. Пытаются радоваться жизни и показать гостям свои красоты души, природы и истории". Как такому лакомому куску не стать яблоком раздора!
  Через киргизский город Ош (и далее на Бишкек) проходит дорога из таджикского Горного Бадахшана, которую считают главной артерией наркотрафика в Евразии (она находится под контролем чеченцев и ингушей, предки которых были высланы в своё время с Кавказа).
  Киргизия вошла и в ЕвроАзЭС, и в ОДКБ, и в ШОС. Отношение к России и к русским здесь даже в самые трудные времена, до последних месяцев, оставалось в целом доброжелательным. В стране создан Славянский университет, русский язык имеет статус официального и широко используется в общении. Не только власть, но и оппозиция (не считая ультранационалистов, не пользующихся широкой поддержкой в народе) не выступают против дружеских отношений с Россией.
  Но внутренняя обстановка в стране и после революции остаётся нестабильной, а в случае обострения межэтнических и социальных противоречий речь может пойти о самом существовании Киргизии как единого самостоятельного государства. Не раз высказывалось мнение, что Киргизию может спасти интеграция с Казахстаном, которая выглядит скорее как поглощение горной республики её степным соседом (примерно так же российские верхи рассматривают интеграцию России и Белоруссии). Президенты Киргизии и Таджикистана заявили о желании их республик присоединиться к Таможенному союзу России, Казахстана и Белоруссии. (Да ведь многие тысячи киргизов вынуждены были уехать на заработки в Россию, в Москве они составляют значительную часть неквалифицированной рабочей силы - дворников, подсобных рабочих на стройках и пр.)
  Это не случайно. Интеграция в рамках ЕвроАзЭС даёт плоды, в частности, намечаемое объединение центральноазиатского энергетического кольца с российским позволит улучшить снабжение участников проекта электроэнергией.
  В Киргизии находятся российская авиабаза в Канте и американская в аэропорту "Манас" (близ Бишкека), созданная, как объяснялось, для борьбы с талибами в Афганистане. В феврале 2009 года Бакиев, находясь в Москве на саммите ОДКБ, заявил о требовании Киргизии к США ликвидировать эту американскую военную базу. Это заявление вызвало волну возмущения не только в США, но и у их союзников по НАТО. В западных СМИ появились панические высказывания: "Россия теснит Америку на нескольких фронтах". Американцы должны были покинуть базу в течение 180 дней. Появилась информация о том, что они смогут перебазироваться в Таджикистан. Но затем оказалось, что американская база остаётся в Киргизии, просто меняются её название и статус. Видимо, американцы хорошо заплатили, кому следует, во властных структурах Киргизии. Да и рабочие места для местного населения не лишние. Наиболее "американизированная" часть киргизской молодёжи, особенно те, кто получает американские гранты на обучение, также выступала против закрытия американской базы.
  В Киргизию усиленно проникают и китайские инвестиции. Китайцы уже построили в республике овчинно-шубный и целлюлозно-бумажный комбинаты. Особенно их интересует Ферганская долина, где можно будет довести добычу нефти с нынешних 70 до 500 миллионов тонн. Киргизии отводится важная роль в планах осуществления железнодорожной связи Китая с Турцией, что можно рассматривать как один из вариантов восстановления Великого Шёлкового пути в обход России. Самая острая борьба за влияние в Киргизии - ещё впереди. И всё же есть основания надеяться на то, что общие черты менталитетов наших народов, совместная вековая история и общность интересов окажутся сильнее иноземных влияний, и Киргизия со временем окажется надёжной союзницей России.
  
  Узбекистан - союзник России поневоле
  
  Узбекистан - самая крупная по численности населения республика Средней Азии. В нём проживает 25 миллионов человек, из которых узбеков - 15 миллионов. В советское время он негласно считался "первой среди равных" среднеазиатских республик. Однако это было обусловлено скорее экономическими и политическими обстоятельствами, чем духовными. Русский человек, приезжавший тогда, например, в Казахстан, видел там обычную советскую республику с некоторыми особенностями, обусловленными влиянием ислама. А Узбекистан, напротив, представлялся, прежде всего, исламским государством, на жизни которого появился некий советский отпечаток.
  Карл Маркс в конце своей жизни почувствовал особенности азиатского способа производства, к которому неприменимы категории капиталистического общества. В пустынных регионах Средней Азии жизнь, возможность выращивания хлеба насущного зависела от воды, для подачи которой на поля нужно было создавать сложные системы ирригации. Такое дело было не под силу ни отдельному крестьянскому хозяйству, ни даже крупному частному собственнику. Системы ирригации обычно находились в руках государства. Это был своеобразный восточный, азиатский социализм. Маркс отмечал, что время от времени в этих регионах менялись правители, исчезали одни государства и возникали другие, а сам способ производства и общественный быт оставался неизменным. (Правда, думается, Маркс под одним названием "азиатского способа производства" необоснованно объединил североазиатский - кочевническо-скотоводческий, китайский государственно-бюрократический и среднеазиатский земледельческий на поливных землях.) Конечно, в индустриальную эпоху и технология сельскохозяйственного производства изменилась, на поля пришли машины, но менталитет народов, тысячелетиями выращивавших хлопок и хлеб на поливных землях, оставался в основе своей неизменным, не принимавшим идеологию индивидуализма и неограниченной конкуренции.
  Советская власть, симпатизировавшая Турции Кемаля Ататюрка, подарила Узбекистану, наиболее близкому по менталитету к Турции, такие культурно тяготевшие к Таджикистану города, как Бухара и Самарканд. Это служит предпосылкой для того, чтобы сегодня осуществился план создания так называемого "туранского коридора", который должен объединить исламские суннитские государства Азии в единую коалицию под эгидой Турции, и она благодаря этому станет сверхдержавой. С этим проектом конкурирует "панисламистский проект", осуществляемый под эгидой Пакистана и Саудовской Аравии.
  После провозглашения независимости Узбекистан сначала "дистанцировался" от России и даже вступил было в антироссийский блок ГУУАМ (Грузия, Украина, Узбекистан, Азербайджан, Молдавия). Но угроза вторжения извне и активизация исламских фундаменталистов внутри страны (террористические акты 2004 года, кровавые события 2005 года в Андижане и др.) заставили его вновь обратить свои взоры к бывшему "старшему брату". В то время как ЕС ввёл эмбарго на поставку оружия в Узбекистан, республика получила от России всё необходимое ей вооружение. После выхода в 2005 году Узбекистана ГУУАМ превратился в ГУАМ.
  Однако Узбекистану нужно было не испортить отношения и с США, на помощь которых он рассчитывал, а это было возможно лишь в том случае, если республика не будет демонстрировать слишком тесные связи с Россией. Поэтому участие Узбекистана в ШОС остаётся больше номинальным. Правящая элита Узбекистана опасается слишком явной демонстрации дружеских чувств к России ещё и потому, что далеко не была уверена в сохранении стабильности в нашей стране после 2008 года, когда Путин оставил пост президента. Но всё же, по мере укрепления связей страны с Россией, в Узбекистане порой стали открыто проявляться антиамериканские настроения. Дело дошло даже до публичного выступления одного узбекского сенатора, заявившего, что США - враг свободы в мире номер один. Наблюдатели тогда отмечали, что такой демарш возможен лишь с согласия президента Ислама Каримова. В американских СМИ этот случай был преподнесён как курьёз: дескать, можно ли всерьёз относиться к критике со стороны политического деятеля такого государства, в котором месячная зарплата равна плате в США за час работы?
  Узбекистану надо было создавать благоприятные условия для компаний из стран ЕС, в надежде на привлечение оттуда инвестиций в экономику, которая нуждается в модернизации. Нуждалась страна и в установлении экономических связей с Китаем, который стремится завоевать крепкие позиции в регионе. Большой интерес к ресурсам и внутреннему рынку Узбекистана проявляет Япония. А тут ещё традиционные связи с Турцией, Ираном, Саудовской Аравией. Периодически возникают осложнения в отношениях Узбекистана с соседними республиками СНГ - Казахстаном, Киргизией, Туркменистаном, Таджикистаном. Между тем взаимозависимость этих государств очевидна: например, Узбекистан, как страна поливного земледелия, нуждается в воде, а истоки рек, протекающих по территории республики, находятся за её пределами - в Киргизии и Таджикистане, которые используют часть водных ресурсов в своих интересах. (Узбекистан больше всех заинтересован и в реанимации проекта поворота сибирских рек в Среднюю Азию, хотя это его проблем не решит.) Но пока "центральноазиатская интеграция" остаётся больше мифом, чем реальностью.
  Казахстан избрал линию поведения, которую можно выразить формулой: "Политически - с Россией, экономически - с Западом" (правда, в последнее время и тут стал весомым и "китайский фактор"). Туркменистан стремился вообще отгородиться от внешнего мира, сохраняя лишь один выход во вне страны - газопровод. А Узбекистану приходится, сохраняя известную замкнутость, в то же время во внешней политике балансировать на стыке интересов многих государств, чтобы извлечь из противоречий между его партнёрами максимальную пользу для себя, для сохранения стабильности в стране. (Более подробно этот вопрос рассмотрен в статье Евгения Абдуллаева "Устойчивое неравновесие: отношения с Россией в политике Узбекистана" ) Показательно в этом смысле название книги президента Ислама Каримова, вышедшей в 2006 году: "Узбекский народ никогда и ни от кого не будет зависеть".
  Но ведь это легко сказать: мы будем независимы. Действительно независимые государства на карте мира можно пересчитать по пальцам. Как только Узбекистан выпал из народнохозяйственного комплекса бывшего СССР, нарушились десятилетиями налаживавшиеся экономические связи с другими республиками, оказались потерянными поставщики и потребители продукции, внутрисоюзные рынки её сбыта, уехали в Россию высококвалифицированные специалисты, своими силами новая независимая страна не могла преодолеть вызванную этим разруху. Россия принципиально от своего "южного подбрюшья" (по выражению Александра Солженицына) отвернулась, а "руку дружбы" на строго коммерческой, своекорыстной основе протянул Узбекистану Запад.
  МВФ и Всемирный банк предоставили Узбекистану кредиты - при условии установления в экономике страны рыночных отношений, обеспечения открытости её экономики для западных инвесторов и т.п. А последствия заранее были известны: экономика страны-жертвы становилась добычей транснациональных корпораций.
  ЕС и Всемирный банк выражали недовольство закрытостью Узбекистана, в том числе и от соседних республик бывшего СССР. Европейским компаниям хотелось бы иметь единый открытый для них центральноазиатский рынок. Вообще Запад торопил Узбекистан с проведением либеральных реформ, пугая его возможными потрясениями, если преобразования не будут осуществлены. Насколько это было возможно, руководство Узбекистана тормозило процессы распада, неизбежные при внедрении рыночных отношений в экономику восточного типа. Каримов отвечал эмиссарам Запада: "Не нужно разрушать старый дом, пока не построен новый". Узбекистану нужно выработать уникальную модель, чтобы вписаться в глобальную экономику на достойном, мировом уровне.
  Приватизацию предприятий здесь провели более осторожно, чем в России, отказавшись от системы ваучеров. Первоначально объектами приватизации стали жилой фонд и мелкие предприятия, прежде всего в сфере обслуживания населения. Но сегодня уже наибольшая часть ВВП производится на частных предприятиях. Нередко на предприятиях работников не увольняли, а либо отправляли в отпуск, либо переводили на сокращённый рабочий день (с соответствующим сокращением оплаты труда). В стране действуют сотни западноевропейских, американских, китайских, южнокорейских и других иностранных компаний, которые никаких филантропических чувств к местным работникам не испытывают. Добилась участия в разработке газовых месторождений Узбекистана и российская компания ЛУКойл, намеревающаяся вложить в этот проект 1 миллиард долларов.
  Многие предприятия, оставшиеся в собственности государства, оказались в новых условиях нерентабельными, и правительство намеревается либо закрыть их, либо продать хотя бы по символической цене в один доллар.
  МВФ сейчас доволен Узбекистаном: он добился конвертации узбекской валюты - сума. Иностранным инвесторам разрешено прибыль, полученную в Узбекистане, переводить в доллары и вывозить за пределы страны. Инвесторы (а это в основном акционерные общества) мотивируют вывоз капитала тем, что они обязаны выплатить дивиденды акционерам.
  Современное положение в экономике Узбекистана сложно охарактеризовать однозначно. Официально сообщается об успехах в хозяйственном строительстве. Так, большим достижением считается строительство силами ряда западных компаний Шурганского газохимического комплекса и ряда других крупных промышленных объектов. (В своей речи на открытии упомянутого комплекса Каримов не преминул подчеркнуть: в советское время узбекский газ направлялся в Москву, местные же кишлаки оставались на печном отоплении, а теперь газ получит местное население.) Как удовлетворительные оцениваются и макроэкономические показатели - рост ВВП, снижение темпов инфляции (в 90-е годы там свирепствовала гиперинфляция - до 1500 процентов в год) и пр. Страна добилась энергетической и зерновой независимости.
  Однако те, кому доводилось побывать в Узбекистане, утверждают, что экономика страны переживает глубокий кризис. Картина здесь та же, что и в большинстве других бывших республик СССР: спад производства, массовая безработица, особенно среди молодёжи (нарастающая из-за быстрого прироста населения), нищета большинства народа и баснословные доходы кучки новых "хозяев жизни". Жизнеспособны только те секторы экономики и предприятия, которые могут производить продукцию на экспорт, а это преимущественно добыча золота (в СССР Узбекистан занимал по этому показателю второе место), нефти и газа, а также выращивание хлопка. (Всё это - остатки советского наследия.) Но мировой рынок находится в руках транснациональных корпораций, которые "обвалили" цены на золото и хлопок, вследствие чего экономика Узбекистана лишилась большей части своих доходов.
  Многие узбеки в поисках источников пропитания отправились за границу, в том числе и в Россию. Местная власть такой отток кадров приветствует, потому что это хоть немного смягчает гнёт безработицы, и очень болезненно воспринимает депортацию из России своих соотечественников - гастарбайтеров, проникших к нам незаконно. Но публично Каримов заявил: "Те, кто уезжает на заработки в Россию, - лентяи и бездельники, позорят там наш народ тем, что метут улицы" .
  О положении русских, оставшихся в Узбекистане (на момент распада СССР их было примерно два миллиона), хорошо повествует в своём очерке "Первородный грех колониста" Вадим Муратханов .
  "Русских не гонят. Не мажут дёгтем калитки, не бьют стёкла. Им только вежливо и по-восточному тонко дают понять, что они здесь чужие, что это не их земля, всегда была не их, а они, несмотря на относительную многочисленность и остатки иллюзий, - не более чем загостившиеся здесь иноземцы, независимо от того, кто где родился и вырос". (Русских мужчин здесь ещё с советских времён зовут "Васёк", как в Турции все русские женщины - "Наташи".)
  Размер минимальной заработной платы в Узбекистане составлял в 2004 году примерно 5 долларов США. При обилии овощей и фруктов и их дешевизне человеку с такой зарплатой можно лето прожить на лепёшках и арбузах, но в остальное время года приходится просто голодать, так как цены на другие продукты первой необходимости здесь сопоставимы с российскими. По данным ООН, в республике более 20 процентов населения недоедают.
  Большинство узбекистанских русских проживает в Ташкенте, где зарплата колеблется от 30 до 50 долларов (жителям узбекской глубинки о таком уровне платы за труд остаётся только мечтать).
  Чем же русские жители Ташкента заслужили такую мизерную по мировым меркам, а с точки зрения жителя узбекского кишлака - астрономическую зарплату?
  "Чаще всего на каждом уважающем себя производстве и в каждой ещё не впавшей в летаргию конторе сидит своя Марьиванна или Сан Саныч - странные и нелепые в окружении периодически ржущих над своими непонятными русскому уху шутками молодых "новых узбеков", с зализанными гелем волосами и поминутно вынимаемыми как бы невзначай из карманов сотовыми телефонами".
  Известно, что "новые русские" не заслужили симпатий мировой общественности. Но по сравнению с "новыми узбеками" они смотрятся как гиганты мысли...
  "На этих тронутых временем осколками империи - Марьиваннах и Сан Санычах во многом и держится пока шаткое здание узбекской экономики и делопроизводство...
  - Марьиванна, посмотрите процентовку. Сюда что вписываем?
  - Зульфия, я ж тебе объясняла...
  - Ой, Мариванна, я всегда так путаюсь в этих цифрах. И что бы мы без вас делали, Маш-опа!"
  Вот так лопнул миф о квалифицированных узбекских национальных кадрах. Зульфия способна получать высокую зарплату. А нужными знаниями и умением, несмотря на диплом о высшем образовании, она всё-таки не обладает.
  "Но при этом Марьиванна - человек второго сорта, хотя уволить её ни один начальник не решится - без неё вся работа остановится... К русским, этим "белым неграм" Средней Азии, питают смешанное чувство соболезнования и брезгливости - как к непонятным, но безобидным загостившимся чужакам, дом которых сгорел за время их отсутствия. В то время как корейцы, чеченцы, евреи и др. живут национальными общинами, русские остаются каждый со своей бедой один.
  И это понятно, ведь среди русских никогда не было этнической солидарности. Те русские, которые живут сейчас в республиках СНГ, стать влиятельным национальным меньшинством, владельцами предприятий и банков не могут. Высокооплачиваемыми специалистами, которых оберегает местное правительство - тоже. Просто для этого нужны другие русские" . Те русские специалисты высочайшей квалификации, которым в Узбекистане платили бы большие деньги, давно уехали в Россию или на Запад, а специалисты средней руки вроде упомянутых Марьиванны или Сан Саныча, на которых держится малый и средний бизнес в Узбекистане, на большие зарплаты и уважение претендовать не могут. Да, у них есть знания и опыт, но это не те качества, которые считаются престижными в узбекском обществе.
  Вернусь к очерку Муратханова. Плакаты, вывески, официальные заявления, воинские команды - всё это пишется и звучит на узбекском, а потому недоступно неграмотным русским, 99 процентов которых так и не удосужились в достаточной мере овладеть языком титульной нации. А сейчас ещё проводится переход с кириллицы на латинскую графику, что сделает неграмотными и большинство узбеков. И, конечно, весь культурный багаж, накопленный в советское время и зафиксированный на русском языке, станет узбекам недоступным. Такая же судьба постигла в середине прошлого века арабскую вязь, превратившуюся для новых поколений советских узбеков в китайскую грамоту.
  В школьном курсе новейшей истории русские объявлены захватчиками и завоевателями, а басмачи - героями национально-освободительной борьбы. Учебники советского образца, как и сочинения Горького и Маяковского, изъяты и уничтожены ещё в 90-х, при обнаружении подобных книг и директора школ, и заведующие библиотеками лишались работы.
  Узбекская власть стремится представить республику светским государством, время от времени проводятся обыски с целью изъятия у населения исламской экстремистской литературы. Но если и не было в семье экстремистов, после ареста кормильца они появятся.
  Современные идеологи при поддержке узбекоязычных СМИ (а других там почти нет) активно культивируют в общественном сознании образ женщины - хранительницы очага, изо дня в день терпеливо ожидающей мужа в четырёх стенах и безгласно принимающей любую его волю. У узбекской девушки с высшим образованием шансов на замужество мало. Образование у женщины стало пороком, так Узбекистан возвращается к собственному Домострою (как крестьяне, из-за обнищания лишённые возможности покупать товары в городе, вернулись к натуральному хозяйству). Единственный островок, законсервировавший советскую стабильность и благополучие, - это Навойский горно-металлургический комбинат (где директор - крепкий русский хозяйственник) и золотодобывающее узбекско-американское СП. Платят здесь в среднем от 200 до 400 долларов в месяц, и, в отличие от Ташкента, бесплатно показывают российское ТВ.
  Уехать русскому из Узбекистана непросто - за билет на поезд надо будет заплатить полугодовую зарплату среднестатистического русского жителя Ташкента. А продать свою квартиру можно лишь за гроши: таков жизненный уровень потенциальных покупателей (в города стремятся попасть молодые люди из кишлаков). Да и предложение намного превышает спрос. Получить же российское гражданство почти невозможно: очередь в консульство насчитывает многие тысячи человек, а в день оформляют документы в среднем на пять семей. Когда возмущённый волокитой русский кричит чиновнику, что он не по своей воле приехал в Среднюю Азию, а по распределению после института, тот невозмутимо отвечает: "А мы вас туда не посылали..."
  Конечно, среди узбекистанских русских сильны чувства горечи по поводу неблагодарности со стороны власти и населения республики, для процветания которой наши специалисты и рабочие так много сделали в прошлом. Но тут есть один важный нюанс, который они редко учитывают и о котором написал в своём очерке "Восток есть..." журналист Андрей Тарасов:
  "В растерянности и оскорблённости нашей, в позе гордого недоумения от неблагодарности за оставленные города и заводы ("мы им столько понастроили, столько понавезли, а они!..") читается укор непонятливым "чучмекам", так и не воспринявшим благодатной советско-европейской индустриальной цивилизации. И не укор даже, а суд. Но судьи ли мы им, если трудились, добиваясь во всём выравнивания - города и деревни, центра и окраины, Востока и Запада? Выравнивания с верой, что преодолеваем проклятое прошлое, и без опасений, что можем породить проклятое будущее".
  Старый Ташкент был типичным азиатским городом. Довольно убогим и грязным. В советское время, после случившегося в 1966 году катастрофического землетрясения, столицу Узбекистана восстанавливала вся страна, в ней появились резные дворцы, плиточные площади, искрящиеся фонтаны.
  Это строила Советская власть, главную роль тут играли русские специалисты и рабочие (хотя вдохновителем работ по благоустройству города выступал первый секретарь ЦК КП Узбекистана Шараф Рашидов, жизнь которого так трагически оборвалась в 1983 году). Но советские люди руководствовались пришедшей с Запада, из Европы марксистской идеологией, они хотели "догнать и перегнать Америку". И им было непонятно, например, зачем трусят стариковской рысцой по узким улочкам Старого города почтенных лет граждане в ватных халатах, пряча в рукавах каких-то сереньких птичек. А они спешили на перепелиные бои - развлечение узбекских дедушек, тогда как парни предпочитали буйное и пылкое времяпрепровождение на ипподроме. Только почему эти самые сражения птиц, вызывавшие на невозмутимых байских лицах такой детский азарт и вдохновение, были под запретом милиции и проводились на тайных, скрытых от глаз пустырях? Ну ладно - калым, ну ладно - обрезание. Ну, паранджа, которая то и дело попадалась в переулках Старого города и на базаре. Но перепелиные бои - чем страшны?
  Русские постарше наставляли юного Андрея Тарасова:
  "Они (узбеки) тут из себя больших хозяев строят... Ты в случае чего усы им покажи, вот так - сразу Будённого вспомнят! Он тут басмачей переколотил, до сих пор уважают!"
  Или:
  "В начальники лезут, а сами жён с кухни не выпускают... С гостями жену за стол никогда не посадят. Вместе с базара идут: он впереди, а она сзади с сумкой, на десять шагов... На трудную работу не загонишь, а в магазинах продавцы - одни парни, вон какие морды наедают...Ничего, мы их культуре научим! Если спросят, когда вы, русские, отсюда уйдёте, отвечай: мы вас стоя справлять нужду по-малому научили? Научили, а вы тут до нас сидя это делали. Вот когда по-большому стоя научим, тогда и уйдём. Ха-ха-ха...
  Между собой, конечно, и погрубее выражались. Не то чтобы все поголовно...
  Молодость груба и бесцеремонна, но корешки мои лишь отсвечивали оборотной стороной официальной медали. В какую газету ни глянь - рядом с победителями соцсоревнования обязательная образцово-показательна проработка феодально-байских предрассудков и пережитков, под которые подводилось множество привычных для узбеков черт образа жизни, вплоть до перепелиных боёв. И, конечно, самый главный враг - национализм...
  Осознание, что мы в общем-то в чужом доме присвоили себе право хозяина и с важным видом поучаем настоящих хозяев, где и как им сидеть и стоять, что делать, что петь и читать, приходило в ту пору трудно и не сразу..." (выделено мной. - М.А.)
  Так что нынешние притеснения русских - в известной мере ответ на бесцеремонность, с которой мы наводили порядок в азиатских республиках, часто не считаясь с особенностями характера и менталитета, нравами и обычаями местных народов. В какой-то мере здесь сказался тот дефицит времени, в который поставила нас История". (Нас ведь посылали туда не для изучения местных обычаев, а чтобы перестраивать жизнь на основе прогресса.) "Возможно, не будь необходимости спешить с индустриализацией страны и пр., будь у русских время, чтобы не спеша вживаться в этот своеобразный мир Востока, они вели бы себя более деликатно и уважительно по отношению к местным жителям". Память подсказывает и другие поводы для оправдания.
  Да, трудно в этом мире найти кого-либо лживей, продажней и самодовольней, чем полуобразованный и бесконтрольный восточный чиновник. Немало пришлось русским насмотреться на них в кабинетах с претензией на все домашние удобства, на их непрерывные чаепития, и эти полотенца, подстилаемые под локти, и эти тусклые глаза, поднимаемые на посетителя... Но сколько там было узбеков другого склада, вроде чеканно-худого, иссечённого морщинами темнокожего директора сельской школы, знающего и по-арабски, и по-латыни, и по-русски, путешествующего по многотомному "Шахнаме", как по родному колхозу.
  И вот каков итог размышлений Андрея Тарасова:
  "Глупо и бессмысленно отрицать исторические достижения "российского Востока", "советского Востока". Когда я увидел своими глазами афганский кишлак, то понял, как далеко ушёл по сравнению с ним наш среднеазиатский колхоз. Это действительно светлое царство социализма, со школой, асфальтом, больницей, водопроводом, роскошным клубом, с властью, выполняющей какие-то просьбы. С совершенно другими людьми.
  Но когда я увидел афганский кишлак, излупленный в пыль советскими ракетами и снарядами, то содрогнулся от жестокости изничтожения даже столь убогого, но последнего обиталища человека. Мы перед этим не остановились - это поразило в сердце всю Азию.
  И не останавливаемся до сих пор - под удивлённым взором тоже всей Азии. При всех державных разговорах о величии России как стыковочного пространства Запада и Востока у Москвы казённое, правящее, а часто и массовое общественное сознание так и не прониклось тем пониманием истинно азиатского духа, с которым только и возможно идти на разговор с Востоком, его менталитетом одновременно лукавого и простодушного восприятия мира, с его верой в незыблемость этого мира, с его мгновенными вспышками оскорблённой справедливости. "Взрослость" Запада - хладнокровное осознание расколотости мира, никаких иллюзий, разделённость справедливости и пользы, возможность говорить без обиняков. Наверное, все эти слова неточны, и тогда остаётся лишь признать Восток непознаваемым. Но и это значит, что обращаться с ним следует очень осторожно, только и всего. С осторожным почтением.
  Восток есть. И казённая Россия пока не поняла, что она у него в гостях. Так же, впрочем, как и в Якутии, на Чукотке, а по самому большому счёту и в каждом доме Калужской или Новосибирской области. Ибо центральная власть в эти дома приходит выполнять лишь какую-то свою функцию. В глазах же восточного (а может, и любого?) человека нет ничего позорнее, чем наглый гость, не дающий хозяину дохнуть по-своему, назойливый и вездесущий. Если он к тому же наделён и силой, то не знаю, на что можно рассчитывать... Наша пограничная цивилизация, громогласно гордящаяся тем, что она восточно-западный кентавр, ещё не осознала, что ли, губительность неаккуратности: воспламенённый Восток, внешний ли, внутренний ли - неугасим".
  Сейчас, когда русские в своих собственных городах и сёлах основательно настрадались от наглости инонациональных этнических группировок, возможно, мы лучше сможем понять и особенности образа жизни на Востоке, и необходимость вести себя там соответственно. Хотя, думается, и сказанного достаточно, чтобы осознать чуждость узбеков русским.
  Как оценивают перспективы узбекского режима в самой Центральной Азии? Уже цитировавшийся выше Адиль Тойганбаев сравнивал ситуацию в Узбекистане с тем, что произошло в Киргизии:
  "Здесь (в Узбекистане) вышла обратная ситуация, когда власть определила главным приоритетом собственное выживание, а не недопущение кровопролития любой (даже своего самосохранения) ценой. Впрочем, в такой ситуации оба крайних решения в конечном счёте ведут к нелегитимности. Тактически выиграв раунд, Ислам Каримов, оставшись президентом, создал не меньшие стратегические проблемы на будущее. Его власть окончательно маргинализуется и переходит в разряд "отверженных" режимов, отрицая любые легальные возможности действия за мирной (и светской) оппозицией. Президенту придётся противостоять как внутренним противникам, так и всё возрастающему внешнему давлению, но при этом его собственная исключительная зависимость от силовиков становится критичной. Такое построение политического режима хорошо знакомо по истории двадцатого века, оно не просто опасно, оно бесперспективно. Вооружённое подавление ферганского мятежа не отменяет того факта, что такой мятеж случился - в историческом смысле второе главнее первого. И это несмотря на то, что в Узбекистане и тени не было тех "либеральных порядков", какие были в акаевском Кыргызстане.
  Перспективы Ислама Каримова тем сложнее, чем больше "сомневаются" в нём международные институты, чья неслучайная пристрастность после произошедшего во многих государствах СНГ теперь уже общеизвестна. Цена, заплаченная за стабильность власти - общественная нестабильность, получилось не восстание, а так, глухой ропот. Репрессии - такой же мятеж, только мятеж власти в отношении соотечественников. Когда власть и народ упорно говорят на разных языках, одно стоит другого, и репрессии ничем не лучше мятежей". Положение власти стало ещё более сложным после того, как разгорелись (разумеется, не сами собой, а под скрытым воздействием некоторых внешних сил) "цветные" революции в странах Северной Африки и Ближнего Востока. Не исключено, что этот политический пожар перекинется и на республики Центральной Азии.
  Как ни тяжёл для русских нынешний режим Каримова, в случае прихода к власти мусульманских экстремистов их судьба будет ещё более незавидной. Поэтому они воспринимают нынешний порядок, хотя бы номинально поддерживающий стабильность, как наименьшее из зол.
  Конечно, если Россия станет снова сильной, отношение к русским и в среднеазиатских республиках изменится в лучшую сторону, там возникнет мода на всё русское. Все ли русские в Узбекистане доживут до этого времени?
  Не поучиться ли нашей власти у покойного Туркменбаши?
  
  Туркмения занимает особое место на постсоветском пространстве. Эксперты называют её самой советской из всех стран СНГ и отмечают, что она наиболее дистанцировалась не только от России, но и от других стран содружества.
  Туркмения - страна с населением около 4,5 миллиона человек, из которых собственно туркмены составляют несколько более половины. По численности населения она уступает, например, Дании, а по территории превосходит её более чем в 10 раз. Но большая часть этой территории - пустыни и полупустыни, горы и предгорья.
  Туркмения самой последней из союзных республик СССР объявила о своей независимости. Но после этого, в отличие от других среднеазиатских республик, вступающих в экономические или военно-политические союзы, она выбрала путь самостоятельного плавания по волнам океана мировой политики. Она заявила и записала в Конституции о своём принципиальном нейтралитете, и этот её статус признан ООН. Даже в СНГ Туркменистан фактически уже не участвует, на саммитах Содружества Ниязов появлялся редко и вёл себя так, будто обсуждаемые вопросы его не интересуют.
  Но нейтралитет Туркмении, с её громадными, мирового значения, запасами нефти и особенно природного газа, держать непросто. На её пространстве сталкиваются интересы США и России, а также ЕС, Китая и других стран.
  Все достижения и неудачи Туркмении в первые 15 лет её независимого существования (а она прежде за всю свою многовековую историю независимой никогда не была) связаны с именем её руководителя Сапармурада Ниязова - в советское время первого секретаря ЦК Компартии республики, а после провозглашения независимости Туркменистана - его президента.
  Судьба самого Ниязова кажется волшебной историей из восточной сказки. Родился он в 1940 году и рано остался сиротой. Его отец погиб на фронте в Великую Отечественную войну, мать и два брата - во время катастрофического землетрясения 1948 года, когда Ашхабад был почти полностью уничтожен. Чудом выживший в этой катастрофе, извлечённый из-под завалов Ниязов с восьми лет воспитывался в детском доме. Но Советская власть дала ему возможность получить высшее образование (он окончил Ленинградский политехнический институт). Говорят, он ещё в студенческие годы пристрастился к азартным играм, особенно к картам и бильярду, а также к спиртным напиткам. По отзывам знавших его русских (например, членов Политбюро ЦК КПСС Александра Яковлева и Егора Лигачёва) и туркмен, Ниязов особенными способностями не отличался, был скромным и услужливым. Ещё работая на рядовой инженерной должности, он попал в поле зрения первого секретаря ЦК Компартии республики Гапурова, который проникся симпатией к "сироте" и приблизил его к себе. В дальнейшем Ниязов сделал головокружительную карьеру уже по партийной и советской линии. В 1980 году он возглавил горком партии в Ашхабаде, в 1984 году был переведён в Москву, в аппарат ЦК КПСС, откуда через год вернулся на родину уже в роли председателя Совета Министров республики. В декабре 1985 года он стал первым секретарём ЦК КП, а в январе 1990-го - ещё и председателем Верховного Совета республики. На выборах президента Туркменистана ещё до распада СССР за Ниязова проголосовало 93 процента избирателей.
  После принятия Конституции Туркменистана Ниязов предложил провести повторные президентские выборы, на которых он, единственный кандидат, получил 99,5 процента голосов. В 1999 году его назвали пожизненным президентом страны. Его считали властным и требовательным руководителем, но в то же время мягким, доброжелательным и гостеприимным человеком.
  Туркмения вызывала особую нелюбовь у российских либералов, их просто бесил культ личности Ниязова. Этот бывший первый секретарь Компартии республики вдруг стал правоверным мусульманином, учителем и духовным наставником своего народа, и получил титул Туркменбаши ("отца всех туркмен"). Возмущали наших либералов и отсутствие в стране свободы слова, наличие якобы миллиардных счетов диктатора в зарубежных банках и пр. Но почему-то вне поля их зрения остаются такие действия туркменского лидера, как освобождение населения республики от платы за газ, свет и воду, а также за соль.
  Ниязов посчитал, что богатства недр Туркмении - нефть и газ - принадлежат всему народу, а, следовательно, было бы несправедливым брать с граждан плату за пользование тем, что дано их стране Всевышним. Низкими, почти символическими являются квартирная плата и тарифы на услуги ЖКХ, цены на авиабилеты, на проезд в автобусах и поездах. Бензин в республике стоит дешевле воды. Почему бы нашим демократам не посоветовать российской власти последовать этому благому примеру?
  Ниязов стал президентом самой отсталой в социально-экономическом отношении республики Союза. Он сам вспоминал: "все 74 года Советской власти мы были мишенью для критических стрел. Мы привыкли к постоянным нападкам, издевательствам над нами. На любом бюро или Пленуме ЦК КПСС, на любом общесоюзном совещании в Москве непременно критиковали туркмен. И это вошло в привычку, стало традицией". Хотя и в Туркмении в советское время строились школы и больницы, всё же из Центра было невозможно предусмотреть все нужды регионов. И нередко Ниязову приходилось тратить немало усилий, чтобы пробить решение о строительстве какой-нибудь школы в Каракумах. Поэтому, став президентом независимой республики, он решил вытащить её из этой ямы, не считаясь ни с какими жертвами. В этом смысле можно, наверное, назвать Ниязова "туркменским Сталиным".
  Разрыв хозяйственных связей после распада СССР, выталкивание Туркмении из рублёвой зоны либералами, пришедшими к власти в России, ещё более усугубили трудности, с которыми столкнулся Ниязов. Но с 1997 года республика начала выходить из кризиса. Возобновившийся экспорт газа на Украину и в Россию давал деньги, необходимые для развития страны. Главным направлением Ниязов избрал создание инфраструктуры, строительство, а также модернизацию основных секторов национальной экономики, на что и шли доллары, получаемые от экспорта нефти и газа.
  В Ашхабаде построили прекрасный международный аэропорт, по стране проложили современные автомобильные дороги вполне европейского качества.
  Ниязов украсил Ашхабад бело-мраморно-золочёными дворцами сказочной красоты. Это дворец самого президента, Дворец конгрессов и искусств на 3 тысячи мест, получивший название "Рухиет" (Духовность), Дворец Правосудия, "Туркменский пентагон" - здание Министерства обороны, здание парламента, Национальный музей и суперсовременный Центробанк. Из любой точки Ашхабада видна расположенная в центре города арка Нейтралитета высотой 75 метров, которую венчает золотая фигура Туркменбаши. Эта статуя, повинуясь сложной электронной системе, поворачивается вслед солнцу. Статуи и портреты (в том числе и на коврах) вождя можно встретить в стране повсеместно, а в столице они - на каждом шагу. Для министерств и ведомств нефтегазового комплекса страны построен 25-этажный дворец. Два стадиона - "Олимпийский" и "Копетдаг" - позволяют проводить соревнования самого высокого уровня. Несмотря на возражения скептиков, полагавших, что ледовый дворец в пустыне просто невозможен, Ниязов настоял на строительстве спортивного комплекса с ледяным катком внутри. (Говорят, он хотел построить в пустыне Каракум зоопарк для пингвинов, поскольку в Антарктике им угрожает вымирание от голода в результате глобального потепления.) Строится и детский парк - своего рода туркменский Диснейленд. Выстроены целые улицы отелей, супермаркетов и других великолепных зданий. В разных концах города воздвигнуты статуи, разбиты парки и сады с фонтанами, открытыми и закрытыми бассейнами, в зелёном поясе высажены 15 миллионов деревьев - и это в стране, где вода на вес золота. Построены медицинские центры мирового класса, доступные всем жителям страны. Красив и Дворец сирот, в который свозят со всего Туркменистана детей, оставшихся без родителей.
  Ниязов не забывал и о духовных потребностях мусульман. В своём родовом посёлке Кипчак в пригороде Ашхабада он построил самую большую в Средней Азии мечеть Духовности, у стен которой сооружён мавзолей, где покоились его родители и братья и где он сам упокоился после своей смерти.
  Не обойдены вниманием и повседневные нужды обитателей столицы: создана сеть бензозаправочных станций, поскольку на улицах много автомобилей, в том числе и "Мерседесов". Повсюду - пункты химчистки и иные предприятия службы быта.
  Как и во всём Туркменистане, в столице есть государственные (с регулируемыми ценами) и частные (со свободным ценообразованием) магазины. В частных цены выше, но они привлекают покупателей тем, что работают без перерывов и допоздна (до 23 часов). Плотный ужин в ашхабадском кафе обойдётся примерно в пять долларов. Арендовать такси на час можно за полтора доллара. Официальных пунктов обмена валюты нет, но доллары меняют на Русском базаре по коммерческому курсу, который в 4 - 5 раз выше официального. Вечером, после захода солнца, в Ашхабаде мало кого можно встретить на улице.
  Высотные жилые дома, возводимые в столице отдельными ведомствами (а квартиры в них получают все - от шофёра до министра) тоже напоминают дворцы, отличаются повышенным комфортом: высота потолков в них - четыре метра, единая система кондиционирования, в подъездах-вестибюлях пальмы. Для вселения в такую квартиру достаточно уплатить треть стоимости (при этом ещё помогает профсоюз), остальное - льготный кредит банка на 15 лет, причём его погашение начинается лишь через 5 лет.
  Те, кто не был в столице Туркменистана со времён СССР, не узнают её. Ашхабад, прежде лежащий в пыли заштатный городок, сегодня стал одним из самых красивых городов Центральной Азии.
  К строительству Ниязов широко привлекал иностранные, прежде всего, французские и турецкие фирмы.
  От Ашхабада до Ниссы, древней столицы Парфянского царства, тянется по предгорьям Копетдага "тропа здоровья" протяжённостью около сорока километров. Это бетонная лестница с удобными перилами, беседками, в которых можно отдохнуть и спрятаться от полуденной жары, с освещением в вечернее время. Сам Ниязов время от времени проходил этой тропой.
  В советские время только 3 - 4 процента выращенного в республике хлопка перерабатывалось на месте, остальное отправлялось в центральные области СССР, где вырабатывались ткани. При Ниязове эта доля повысилась до 50 процентов, в столице и её пригородах, а также в районных центрах были построены текстильные фабрики, оснащённые самым современным оборудованием, что позволило им производить продукцию, конкурентоспособную на мировом уровне. Например, ткани со 100-процентным содержанием хлопка, выпускаемые джинсовым комбинатом в уже упоминавшемся посёлке Кипчак, охотно покупают бизнесмены из Европы и Америки. Ниязов оставил контрольный пакет акций этих предприятий в собственности государства, и местные жители могут покупать эти ткани, например, приобретать за 2 - 3 доллара джинсы, не уступающие по качеству американским. Если бы предприятия находились в собственности у частников, те продавали бы всю продукцию за рубеж, где цена на неё намного выше. Туркмены вообще предпочитают одежду отечественного производства, потому что в республике выпускают прекрасный трикотаж, сорочки, костюмы, национальные платья.
  Преобразились и другие города республики, в них тоже строились текстильные фабрики с новейшими технологиями. Расчёт был на то, что такие фабрики будут построены в каждом крупном хлопкосеющем районе республики, и они тоже станут поставлять свою продукцию в развитые страны Запада.
  Построена железная дорога Теджен - Серах, после соединения которой с иранским Мешхедом открылась возможность для движения поездов между Стамбулом и Пекином. А это ещё один участок восстанавливаемого Великого шёлкового пути в обход России. Своими силами Туркмения построила и железную дорогу Туркменбат - Керки, и 200-километровый газопровод Корпедже - Курт-Куи.
  Предметом особой гордости Ниязова стала реконструкция нефтеперерабатывающего завода в бывшем Красноводске (город был переименован в Туркменбаши), которая обошлась в 1,5 миллиарда долларов. На месте старого предприятия с изношенным оборудованием возник самый современный по технологическому оснащению в Центральноазиатском регионе комплекс нефтеперерабатывающих заводов. Благодаря этому Туркмения не только довела до мировых стандартов качество переработки своей нефти, но и освоила производство новых видов продукции - полипропилена и смазочных масел, идущих на экспорт. Словом, в маленькой Туркмении за 15 лет независимости построено больше объектов важного народнохозяйственного и общественно-политического значения, чем в 145-миллионной России. Почему бы российской власти не использовать и этот опыт Туркменбаши?
  Надо заметить, что не все в Туркмении разделяли эту страсть Ниязова к строительству. Некоторые критики заявляли, что лучше было бы направить средства не на инвестирование грандиозных строительных проектов, а на повышение зарплат. Президент отвечал: "Зарплаты надо учиться зарабатывать. Но если бы мы с самого начала не вкладывали средства в развитие, мы по-прежнему оставались бы на обочине цивилизации".
  Преуспела Туркмения и в привлечении иностранного капитала: в стране действуют около 80 иностранных компаний.
  Туркмения, земли которой ранее, при Советской власти, использовались для выращивания хлопка, винограда, фруктов, бахчевых культур в интересах всего Союза, получала хлеб из других республик. Поэтому после распада СССР она оказалась в труднейшем положении. Ниязов поставил перед страной задачу: не только обеспечить себя хлебом, но и экспортировать зерно и муку. Некоторые экономисты пытались убедить его в бессмысленности этой затеи. Дескать, в условиях песчаных почв и постоянных засух выгоднее вкладывать деньги не в хлебное поле, а, скажем, в освоение нефтяных месторождений. Но президент был непреклонен. Он отвечал таким советникам:
  "...проще закупать зерно за нефтедоллары. Но, во-первых, подземные кладовые не беспредельны. А, во-вторых, в процессе решения задачи достижения хлебной независимости мы дадим земле настоящего хозяина".
  Но добиться намеченного было нелегко. Специалисты отмечают, что не раз правительству приходилось идти на списание долгов бывших колхозов и совхозов, а лично курирующий выполнение программы "Зерно" Ниязов прививал руководителям на местах любовь к хлебному полю методом кнута (преимущественно) и пряника. Глав администраций районов, не справившихся с хлебным заданием, он переводил на должности руководителей крестьянских объединений.
  Крестьянам и всем желающим безвозмездно выделялись неиспользуемые и целинные земли (но без права продавать землю). Семейные и арендные хозяйства были освобождены от всех налогов. Земледельцы получали от государства кредиты по льготным ставкам и компенсацию 50 процентов затрат на приобретение семян, удобрений, технические услуги. По оснащённости села высокопроизводительной техникой лучших зарубежных марок - "Джон Дир" и "Кейс" - с Туркменией вряд ли может сравниться любая другая страна СНГ. С участием иностранных фирм возводились современные элеваторы, так что проблем с хранением зерна уже не существует.
  И каков итог? Более 100 тысяч сельских семей, взяв в аренду от одного до пяти гектаров пашни или владея ею на правах собственности, из года в год получают по 30 - 70 центнеров зерна с гектара. К концу правления Ниязова Туркмения увеличила сбор продовольственного зерна более чем в 30 раз и полностью обеспечивала себя хлебом. В 2006 году хлеборобы рапортовали о получении 3,5 миллиона тонн и обязались увеличить сбор пшеницы и других зерновых культур до 4 миллионов тонн. (А в начале 90-х годов собирали около 70 тысяч тонн пшеницы, и в городах выстраивались огромные очереди за хлебом.) Туркмения отказалась от монокультуры хлопчатника, но благодаря новой агротехнике и использованию рыночных инструментов смогла удержать производство этой ценной культуры на высоком уровне. Рекордной величины достигло и поголовье мелкого скота. (В связи с этим непонятно, как могли появиться в СМИ сообщения о голоде в Туркмении.) По-прежнему разводят в Туркмении и выведенную ещё в древности на её территории лошадей знаменитой ахалтекинской породы (Ниязов строил для них ипподромы, больницы и даже дома отдыха). А ведь большая часть страны - это пустыня, посреди которой есть всего четыре крупных оазиса. А этот опыт Туркменбаши не был бы полезен для России, которая веками не может добиться высокой эффективности сельскохозяйственного производства?
  На мой взгляд, можно было бы примириться с миллиардными банковскими счетами за рубежом, открытыми лично на диктатора (как гарантия того, что деньги не разворуют), если он всё делает для блага народа.
  Достижения Туркмении в экономике признал весь мир. Комиссия ООН сообщила, что в 2003 году республика стала мировым лидером экономического роста, реальный ВВП, начиная с 1999 года, рос ежегодно в среднем на 18 процентов. Но и скептики признают, что темп роста ВВП не менее половины этой цифры.
  Рядовые туркмены никогда не жили особенно богато, но крестьяне и не бедствовали, имея отары овец и получая несколько урожаев в год со своего огорода. Средняя продолжительность жизни мужчин в Туркмении такая же, какой была тогда в России - 58 лет.
  Ниязов не ставил задачу повышения благосостояния народа на первый план, считая, что сначала нужно все силы и средства направить на восстановление и развитие экономики и на строительство и благоустройство столицы. О ком он проявил подлинную заботу, так это о ветеранах Великой Отечественной войны. У них пенсия намного выше, чем в России или в какой-либо другой стране СНГ (она даже выше, чем у министров). Кроме того, для них бесплатны не только свет и газ (как у всех жителей Туркмении), но и квартира, транспорт, ежегодная путёвка в санаторий, медицинское обслуживание, включая стоматологическую помощь и любую операцию, как и лекарства.
  Вообще квартплата в Туркмении по сравнению с Россией очень низкая, почти символическая. Стоимость проезда на автобусе в Ашхабаде в 250 раз ниже, чем в Москве.
  В связи с объявлением постоянного нейтралитета Туркменистана российские пограничники покинули страну в 1999 году. В республике создана своя армия численностью около 100 тысяч человек. Призыву подлежат юноши в возрасте от 18 до 30 лет. Срок службы - два года, для окончивших вуз - полтора. Солдаты, кроме военной подготовки, выполняют функции дорожной полиции, пожарной службы, патрулируют улицы, так что дедовщиной им заниматься некогда.
  Жизнь туркменского народа после обретения независимости республики сильно изменилась. Даже молодёжь стала другая. Многие ходят в мечеть, молятся, не курят, не выпивают совсем. Ниязов чутко уловил эту смену настроений в обществе, но, понимая, что тенденция может вылиться в господство исламского фундаментализма, решил направить мысль своих соотечественников в русло патриотизма. И он создал книгу "Рухнама", этот новый Коран для туркмен. Это и история туркменского народа, и наставления на все важнейшие ситуации в жизни человека. Вот одно из таких наставлений:
  "Долг отца... - дать детям такое воспитание, которое направило бы их по истинной стезе, привило честность, здравомыслие, ответственность. Я бы так сказал: последний долг родителей перед детьми заключается в том, чтобы, во-первых, дать образование и специальность, во-вторых, построить дом и, в-третьих, женить". Правда, как говорят, свою семейную жизнь и воспитание детей Ниязов не сумел построить соответственно им же сформулированным правилам. Жена Муза Алексеевна жила в Москве, потом уехала в Лондон, а муж развлекался с молоденькими любовницами. Сын Мурад, окончивший юридический факультет Ленинградского университета и Дипломатическую академию и часто бывавший за границей, по слухам, играл и проигрывал большие суммы в ночных клубах (видимо, страсть к игре передалась ему от отца, который потому и оплачивал его проигрыши). В 40 лет он женился уже в третий раз. В последние годы жизни отца Мурад жил то в Австрии, то в ОАЭ.
  Любимая дочь Ирина окончила экономический факультет МГУ, вышла замуж за генерала, сейчас живёт то в Москве, то во Франции, где имеет собственный банк в Париже (но отец свои деньги хранил в другом банке).
  Нельзя сказать, что у туркмен отсутствует чувство национальной гордости. Но поскольку они прежде не знали независимости, у них это чувство, так сказать, не имело до того "научного обоснования", и они приняли труд Ниязова "Рухнама" как откровение. Ведь не только каждому человеку, но и каждому народу необходимо чувство своей значимости. Вождь дал туркменам ощущение их необходимости для истории и создал базу для идеологии "особого пути развития туркменского народа". Им было приятно узнать, что их предки были великим и славным народом. Даже турки, оказывается, произошли от туркмен. Именно туркмены изобрели колесо и телегу, открыли способ добычи огня с помощью кремния. А эти изобретения дали мощный толчок развитию всей человеческой цивилизации. И таких "открытий" в "Рухнаме" немало. Недаром туркменский флаг и "Рухнама" отправлены Ниязовым в космос.
  Нашлись в Туркменистане и учёные, не сразу понявшие гениальность откровений вождя. Тогда Ниязов распустил республиканскую Академию наук. (Я не сторонник закона о ликвидации РАН, но считаю реформирование её в том духе, что предложен Владимиром Путиным, шагом в правильном направлении. Думается, не мешало бы почистить РАН, которая, будучи свободной от какого-либо давления, о чём академики на каждом углу кричат, избрала своим действительным членом А.Н.Яковлева, того самого "архитектора перестройки", а также продолжает держать в своих рядах Аганбегяна, Шмелёва и других им подобных либералов, немало способствовавших переходу на рыночную экономику и деградации страны. Борис Березовский, даже после того, как сбежал в Лондон и оттуда старался навредить России, чем только мог, оставался членом-корреспондентом РАН. И, надо полагать, получал зарплату из российского бюджета.) Зато молодые учёные, аспиранты, усвоившие дух "Рухнамы", заняли ведущее положение в научном мире республики. Всех в стране проверяли на знание цитат из "Рухнамы" по всякому поводу - и на экзаменах в школе и вузе, и при приёме на работу, и даже при получении водительских прав. Даже на минаретах построенной Ниязовым великолепной мечети в Кипчаке наряду с цитатами из Корана помещены изречения из "Рухнамы". Кроме "Рухнамы", Ниязов написал и ещё ряд книг для своего народа, в частности, книгу поэзии "Туркменистан - счастье моё", а также книгу стихов и прозы "Мяхрибанларым" ("Мои дорогие"), изучение которой тоже обязательно.
  Чтобы поднять значение и самосознание туркмен, Ниязов поддерживал их национальные обычаи, традиционную культуру, в частности, национальный театр. Зато оперу и балет, цирк, рок-музыку, как искусство, чуждое его народу, он запретил. Перестали устраивать концерты классической музыки в филармонии. Закрываются сельские библиотеки. А время, когда экономика поднимается и расцветает насаждаемая таким образом национальная культура, именуется "золотым веком". Туркменистан объявлен развитым и богатым государством.
  Разумеется, такие представления можно внушать народу лишь в том случае, если тот не имеет других источников информации. Туркменистан стал самой закрытой из стран СНГ. Но спутниковые тарелки есть почти в каждом доме Ашхабада. Их владельцам, кроме туркменских, доступны до 30 иностранных телеканалов, в том числе и российские - НТВ, "Россия"...
  Из зарубежья довольно просто попасть в Туркменистан только из Ирана (надо лишь заплатить на границе пять долларов). Туркмены ездят с коммерческими целями в иранский Мешхед. Но въезд в Туркмению из стран СНГ строго регулируется. Иногда это объясняют прагматическими соображениями: дескать, узбеки и армяне мешками вывозили продукты из Туркмении. Но и этническим туркменам, которые долго жили вне республики, въезд в неё часто не разрешается. Очевидно, считают, что за время отсутствия на родине они могли идеологически испортиться.
  В своём стремлении оградить народ от чуждых и враждебных влияний Ниязов, видимо, перегнул палку. Так, прежде, до советского периода истории, у туркмен не было никакой системы социального обеспечения, стариков были обязаны содержать взрослые дети. Туркменбаши решил возродить этот обычай. В последние годы его жизни пенсии старикам (кроме участников Великой Отечественной войны) отменялись или урезались, обязанность содержания престарелых родителей возлагалась на взрослых детей. Прекращены закупки лекарств в странах СНГ, а медикаменты западных фирм очень дорогие, большинству жителей республики не по карману.
  Крайними проявлениями культа личности Ниязова стали переименования городов, а также изменения названий месяцев года и дней недели в честь его самого и его родителей и т.п. Вряд ли оправдано было возмущение Ниязова давним обычаем туркмен, в том числе и молодых, иметь золотые зубы в знак благосостояния и обеспеченной жизни, его борьба против бород и длинных волос и пр.
  Наиболее пострадали от последних реформ Ниязова русские, живущие в Туркменистане. Время, когда делегацию журнала "Огонёк" принимали как дорогих друзей, ушло. Отношение к русским изменилось к худшему. Отменено двойное гражданство. Российские паспорта приказано было сдать под страхом увольнения с работы и лишения жилья. Признаны недействительными дипломы иностранного образца, а это по большей части советские и российские дипломы. Зато действует Туркмено-турецкий университет. Сильно ограничены поступление российской прессы, обучение на русском языке, доступ к Интернету. Вследствие всего этого численность русских в Туркмении сократилась на 250 тысяч человек, уехали, прежде всего, самые квалифицированные и творческие кадры.
  Весь установившийся при Ниязове строй жизни в Туркмении возможен лишь при диктаторском правлении. Выше уже говорилось о типичном азиатском чиновнике (та характеристика идёт ещё от Киплинга). Ниязов жаловался, что министры и другие чиновники, объевшись плова и барашка, после обеда не способны работать. К тому же они вороваты и склонны к вранью, к приукрашиванию действительности, к сокрытию собственных провалов. И он держал своих чиновников в страхе, постоянно проводил "ротацию кадров", отправляя особенно проворовавшихся или непослушных за решётку. Но народу это нравилось, и популярность Туркменбаши только росла. А чтобы узнать подлинное положение вещей, по его собственным словам, он, подобно легендарному халифу Гарун-аль-Рашиду, переодевался и тайно ходил в народ.
  В Туркмении была невозможной открытая оппозиция режиму. Правозащитники утверждают, что там в тюрьмах томятся 4 тысячи политических заключённых. Оппозиционные лидеры находятся за границей.
  Корреспондент "Литературной газеты" Владислав Корнейчук заканчивает свой очерк о поездке в эту республику вопросом: "Неужели бывшему первому секретарю ЦК Туркменистана Сапармураду Ниязову удалось создать в чём-то идеальное государство, похожее на большую семью, в которой все сыты (или хорошо делают вид, что это так), при неповиновении отцу бывают высечены и привыкли благодарить Туркменбаши за всё, что у них есть?"
  Редакция добавила от себя:
  "Люди, для которых главное в жизни - покой и сытость, может быть, весьма довольны установленным порядком. Но ведь "не хлебом единым" измеряется качество жизни, демократические свободы для образованных людей - насущная необходимость. И тут надо прислушаться к голосам туркменской оппозиции, которая может действовать лишь за пределами страны".
  А вообще-то Ниязов представляется трагической фигурой. Он сам говорил, что после его смерти статуи его и портреты будут уничтожены, его изображения на деньгах будут убраны... (так оно и произошло.) Но народу нужен символ, и он не препятствовал проявлениям культа личности, хотя самому Ниязову слава была не нужна. И положение вождя подчас ему было в тягость: он не мог, как все, посидеть в кафе или "сходить налево", как сам выразился. Люди с европейским менталитетом называли его восточным деспотом. А дело не в том, что Ниязов деспот, а в том, что он руководил молодой нацией, которой культ вождя был необходим, как воздух, чтобы с его помощью наглядно ощущать величие своего народа.
  В довершение всего ещё две подробности, роднящие его со Сталиным. Ниязов скончался 21 декабря (в день рождения Сталина) на 67 году жизни, после 21 года правления в республике. По слухам, Ниязов был отравлен (такое же поговаривали и про Сталина.) С ним ушла в прошлое целая эпоха в пока ещё не очень долгой истории Туркменистана. Как будут разыгрываться события в этой республике и в Центральноазиатском регионе в целом?
  Думается, что нейтралитет Туркмении окажется слабой защитой от потрясений, которые непременно постараются вызвать и внутренние, и внешние силы. Запад потребует, чтобы в Туркмению вернулись из эмиграции лидеры демократической оппозиции, а их присутствие и открытая деятельность в республике сделают невозможным сохранение прежних диктаторских порядков. Но главное - это борьба внешних сил за обладание богатейшими ресурсами Туркмении.
  С учётом недавно открытых месторождений Туркмения обладает примерно третью всех мировых запасов газа. По этому показателю Туркменистан сравнится с Россией. Но запасы газа в России приурочены к труднодоступным районам Крайнего Севера, его добыча там затруднительна и дорогостояща. Туркменские Каракумы тоже, конечно, не рай, но всё же там намного более благоприятные условия для добычи газа. В эпоху обостряющегося энергетического кризиса за обладание этим богатством развернётся острейшая борьба.
  "Газпром" договорился с Ниязовым, что в течение трёх лет он будет закупать ежегодно по 50 миллиардов кубических метров газа (из 60 миллиардов, добываемых в Туркмении). Без этого он не сможет выполнять свои обязательства по поставкам газа в Западную Европу и в Китай. Новый президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухаммедов пообещал и впредь поставлять газ в Россию, но уже по европейской, более высокой, цене. У стран Запада возникнет сильнейший соблазн завладеть самим этими богатствами, а заодно поставить в трудное положение Россию, назвавшую себя "энергетической сверхдержавой". Первые успехи у Запада уже налицо, вот тому подтверждение:
  "Туркмения и Азербайджан готовятся приступить к совместной реализации проекта Транскаспийского трубопровода. Первым шагом станет оценка экологических рисков прокладки газовой ветки по дну Каспия. По мнению экспертов, трубопровод в будущем будет играть существенную роль в поставках туркменских углеводородных ресурсов на европейский рынок по системе Nabucco".
  На прошедшей в Ашхабаде международной конференции "Экологические аспекты транскаспийских трубопроводов" обсуждалась возможность транспортировки туркменского газа по дну Каспия. Ранее президент Гурбангулы Бердымухаммедов твёрдо пообещал находившемуся с визитом в Ашхабаде главе Еврокомиссии Жозе Мануэлу Баррозу развивать европейское направление в энергетической политике своей страны. По его словам, для этого у Туркмении имеются все необходимые условия. И прежде всего наличие больших запасов природного газа, которые, по уточненным данным, оцениваются в 21 трлн. куб. м. В числе вариантов доставки природного газа на европейские рынки туркменский лидер назвал "строительство трубопровода по дну Каспийского моря и транспортировку природного газа по Каспию на специализированных морских судах-танкерах". Он заверил, что контракт на поставку газа может быть подписан "хоть сегодня": "Дело лишь за компаниями, которые бы осуществляли его доставку от границ Туркмении до потребителей".
  Попытается проникнуть в Туркмению и Китай.
  Сговориться все эти игроки о полюбовном разделе туркменской сокровищницы вряд ли смогут. Дать пользоваться ею одному игроку они тоже не согласятся. И если ни одна из конкурирующих сторон не станет вводить войска в нейтральную Туркмению, то спровоцировать междоусобицу в самой республике или нападение на неё извне, со стороны других среднеазиатских государств, вполне возможно. Особенно если учесть, что границы между странами в этом регионе не бесспорны, и конфликты на этой почве уже случались в недавнем прошлом.
  Скорее всего, инициативу такого рода проявят США. И тогда запылает весь Центральноазиатский регион. Так что осуществление американского плана дестабилизации "Большого Ближнего Востока" может начаться не с Ирака, Сирии или Ирана, а с Туркмении. Страна с самым стабильным режимом может оказаться пороховой бочкой Средней Азии, - такова "диалектика".
  Вот такие разные тюркоязычные республики Средней Азии, так по-разному относятся они и к русскому населению у себя, и к России. Однако, как бы различно эти республики ни относились к нам, угроза экспансии исламского фундаментализма порождает тревогу у всех. Ни И. Каримов, ни С. Ниязов (или его преемник) не желали введения у них в республиках жизни по шариату с её многочисленными неудобствами даже для тех, кто исповедует ислам. Да и есть риск, что нынешние президенты - бывшие первые секретари компартий при таком режиме не смогут там удержаться у власти: даже если они и совершат хадж в Мекку и станут молиться пять раз в день, всегда кто-то сможет их обвинить в коммунистическом прошлом (с развязкой, как у бывшего главы Афганистана Наджибуллы).
  Новый президент повёл страну во многом по-новому. Развенчивается культ личности Ниязова, многие его решения пересмотрены. Туркменистан, сохраняя нейтралитет, ищет дополнительные выходы на мировой рынок, строит газопроводы, выходящие за пределы республики. Очень хотелось бы, чтобы те социальные завоевания, которые были связаны с правлением Ниязова, сохранились и даже были упрочены.
  Трагедия Таджикистана - урок для всех?
  
  Таджики - единственный народ в Центральной Азии, который, в отличие от тюркоязычных казахов, киргизов, узбеков и туркмен, говорит на языке иранской группы индоевропейских языков. Население Таджикистана - около шести с половиной миллионов человек, из которых несколько более половины - собственно таджики. Но Таджикистан также - единственная страна СНГ, которая после провозглашения независимости пережила полномасштабную гражданскую войну, вызванную борьбой разных кланов за свою долю во власти. За удовлетворение этих властных амбиций элит кланов страна заплатила более чем ста тысячами жизней. Кроме того, 900 тысяч жителей республики стали беженцами (в Москве и других местах России ныне можно встретить таджиков во многих бывших ЖЭКах), десятки тысяч детей остались сиротами. Из страны уехали многие русские специалисты. Разрушено более 150 тысяч домов и многие производственные объекты. Ущерб, причинённый войной, оценивается в 7 миллиардов долларов. Как человеческие потери, так и материальный урон слишком велики для такой небольшой страны.
  Хотя военные действия в стране закончились, противостояние Юга (Кулябского клана, к которому принадлежит и президент Эмомали Рахмон) и экономически более развитого Севера временами сказывается и по сей день, грозя порой обернуться новым вооружённым конфликтом.
  Беда, как известно, не приходит одна. По окончании войны на страну обрушилась сильнейшая засуха, а затем прошли разрушительные проливные дожди. Экономист Эдуард Полетаев охарактеризовал состояние страны одной фразой: "Таджикистан: руины экономики". По его словам, экономика Таджикистана упала до уровня 1929 года. Внешний долг республики, превышающий миллиард долларов, не позволяет брать новые кредиты, даже если они предлагаются на выгодных условиях (под 1 - 1,5 процента годовых и на длительный срок, тогда как другим центральноазиатским республикам приходится платить по кредитам 6 - 7 процентов в год). Таджикистан попал в замкнутый круг, который хорошо знаком многим отсталым странам. Чтобы создать условия для привлечения иностранного капитала, обеспечить в стране хотя бы минимальную стабильность, нужны деньги, а они не придут, пока там не установится порядок.
  Таджикистан ныне - самая бедная страна СНГ, и ООН присвоила ему статус наименее развитой страны, чего удостоено не каждое отсталое государство Африки. Средняя зарплата в стране находится на уровне 15 долларов в месяц. С бедностью так не вяжется обычай таджиков иметь хоть один золотой зуб в знак благосостояния, и Рахмон даже стал специально бороться с этим.
  Если Россия страдает по поводу сокращения численности населения, то Таджикистан, напротив, от избытка людских ресурсов. Рахмон (у которого у самого 9 детей) говорит, что перенаселённость Таджикистана плохо влияет на экономику, производимый продукт почти весь уходит на текущее потребление, ничего не оставляя для развития страны. Несмотря на людские потери во время войны, прирост населения обгоняет рост ВВП, а это означает, что обнищание народа усиливается.
  Таджикистан поддержал американскую антитеррористическую акцию в Афганистане, рассчитывая, что США окажут ему экономическую помощь. Однако Америка ограничивалась туманными обещаниями. Обстановка резко изменилась после того, как Киргизия потребовала ликвидировать американскую военную базу в Манасе. Тогда США стали усиленно обхаживать власти Таджикистана, чтобы переместить на его территорию свою базу из Киргизии. Уже ведутся переговоры об открытии там учебного центра США, который, вероятно, со временем и превратится в полноценную военную базу. За это американцы пообещали таджикам построить мост через реку на границе с Афганистаном.
  И всё же страна живёт, экономика понемногу восстанавливается, растёт и внешняя торговля, которая ведётся уже почти с 70 государствами мира, её оборот превысил миллиард долларов. Импортирует Таджикистан прежде всего природный газ, а основные предметы его экспорта - хлопок, которого сейчас собирают до 500 тысяч тонн в год, а также алюминий (получаемый на базе дешёвой энергии, какую дают гидроэлектростанции).
  Власти Таджикистана признают, что страна превратилась в самую крупную перевалочную базу наркотиков, поступающих из Афганистана в Россию и через неё - в Западную Европу. Наркоторговля приносит её организаторам громадные прибыли. Она, наряду с угрозой возобновления гражданской войны, препятствует освоению несметных природных богатств республики.
  Таджикистан, южную границу которого до недавнего времени охраняли российские воины, во время гражданской войны был готов (по крайней мере, его власть) на любую форму объединения с Россией, даже войти в её состав в качестве автономной республики. Но когда обстановка в стране несколько стабилизировалась, Таджикистан стал проявлять больше самостоятельности и пытаться проводить разновекторную внешнюю политику. И всё же сейчас он - член ЕврАзЭС, ОДКБ и ШОС, изъявляет желание вступить и в Таможенный союз России, Казахстана и Белоруссии. В республике ещё располагается российская дивизия.
  В последние годы экономическое сотрудничество Таджикистана и России расширяется. РАО "ЕЭС России" развернуло строительство гидроэлектростанций, что обеспечит энергетическую независимость Таджикистана и позволит ему экспортировать электроэнергию. Компания "Русский алюминий" намерена расширить действующий Таджикский алюминиевый завод и построить новый. Всего российские компании намерены вложить в экономику Таджикистана до двух миллиардов долларов.
  На втором месте по объёму инвестиций в Таджикистане стоит Китай, на третьем - Иран (он, в частности, собирается построить в Душанбе высотный жилой комплекс). Некоторые страны оказывают Таджикистану безвозмездную помощь. Япония за всё время выделила ему около 100 миллионов долларов. Недавно она обещала предоставить 5 миллионов долларов на улучшении состояния автомобильной дороги Дусти - Нижний Пяндж протяжением 27 километров, которая облегчит связь Севера и Юга республики. Она даже даст Таджикистану выход к Индийскому океану (через Афганистан), что, как полагают, благотворно скажется на его экономике.
  К размышлению
  Как видим, Узбекистан, Туркменистан и Таджикистан не испытывали особой тяги к России, но когда над ними нависала угроза, поворачивались к ней лицом.
  Каждому понятно: вынужденный союз - совсем не то же, что добровольный, основанный на общности долговременных интересов и взаимных симпатиях.
  Будут ли эти республики Средней Азии в союзе с Россией или предпочтут самостоятельное плавание, они цивилизационно достаточно чужды нам. В этом смысле можно говорить, что завоевание этих народов Россией было исторической ошибкой, пусть оно и казалось в тех обстоятельствах оправданным (необходимостью противостоять проникновению Англии и пр.). России пришлось оплатить эти приобретения большой кровью, и ещё неизвестно, не придётся ли ей снова проливать там кровь своих сыновей в будущем.
  Объединение с этими республиками в одном государстве с Россией вряд ли целесообразно, однако дружественные отношения с ними, сохранение там нашего влияния жизненно необходимы.
  Когда-то Гитлер предлагал СССР присоединиться к антикоминтерновскому пакту, соблазняя Москву возможностью экспансии в южном направлении, к Индийскому океану. Ныне можно твёрдо сказать: Россия за свои южные рубежи не переступит, и в Индийском океане, как призывают некоторые доморощенные политики, нашим солдатам обмывать сапоги не надо.
  Теперь посмотрим, как складывается обстановка на юго-западных и западных рубежах России.
  
  Глава 3. САНИТАРНЫЙ КОРДОН МЕЖДУ ЗАПАДОМ И РОССИЕЙ?
  
  Россия и республики Закавказья
  
  В геополитике принято рассматривать Большой Кавказ (то есть Северный Кавказ и Закавказье) как единый регион. Действительно, события, происходящие на его юге, часто вызывают соответствующую реакцию на севере, и наоборот. Так, попытка грузин "навести порядок" в адыгоязычной Абхазии немедленно вызвала движение в поддержку своих братьев-абхазов в адыгоязычных республиках Северного Кавказа . А авантюра Грузии, устроившей в августе 2008 года бойню в Южной Осетии, вызвала возмущение не только в Северной Осетии, но и во всей нашей стране. России пришлось провести военную операцию по принуждению агрессора к миру. В итоге обе республики - Абхазия и Южная Осетия - обрели, наконец, независимость. Россия признала их суверенными государствами и установила с ними дипломатические, военные и иные дружественные отношения.
  В историческом плане Большой Кавказ - это территория вечной борьбы за доминирование. За господство над Кавказом боролись Парфия и Рим, Византия и Сасанидский Иран, Византия и арабы, Турция и Персия. С начала XIX века здесь развернулась борьба за доминирование между Россией с одной стороны, Англией и Францией - с другой. Англия стремилась превратить Кавказ в барьер на пути возможного продвижения России в Иран, Турцию и Индию. Франция эпизодически использовала эту территорию против Англии и России для решения собственных колониально-имперских задач. В России не без оснований видели угрозу своим интересам в регионе со стороны Англии и Франции, что подтвердилось во время Крымской войны.
  Принято считать, что в этой войне Россия потерпела поражение. В действительности здесь правильнее было бы говорить о нашей утраченной победе. Воинские контингенты Англии, Франции, Сардинии и Турции мало чего добились. Захват войсками стран Запада небольшого пятачка в Крыму - это ведь не победа над Россией (тем более - после блистательных побед русских флотоводцев, уничтоживших турецкий флот, и успешного продвижения наших соединений в Закавказье). Зато в России поднялась волна патриотизма, которая могла бы превратиться во вторую Отечественную войну. Лишь внезапная смерть Николая I и воцарение ориентировавшегося на Запад Александра II привели к тому, что Россия признала своё поражение и подписала мирный договор на унизительных для себя условиях.
  Но в итоге этой войны Запад признал Кавказ сферой влияния России, и с этого времени российская власть оказывала покровительство английскому, французскому, затем германскому, бельгийскому и голландскому капиталам, осваивавшим кавказское экономическое пространство (особым вниманием иностранцев пользовались Бакинские нефтепромыслы).
  После Второй мировой войны Кавказ с его нефтяными ресурсами, имеющий исключительно важное стратегическое значение, оказался в центре внимания США. Запад явно стремится превратить этот регион в свою сферу влияния, вытеснив оттуда Россию.
  "Теперь, - пишет Владимир Дегоев в статье "Чтоб не пропасть поодиночке", - на повестке дня тема расширения ЕС на Восток, в том числе и за счёт Кавказа. И вот тут начнутся проблемы, с которыми Европе ещё не приходилось сталкиваться.
  До сих пор ЕС прирастал государствами и народами, принадлежащими к европейскому культурно-историческому и географическому пространству... Что же касается Кавказа, то он никогда не являлся органичной частью западной цивилизации, в силу чего интегрировать этот регион в ЕС даже на ассоциированных началах будет чрезвычайно сложно".
  Казалось бы, суждение очевидное. Но, как и в случае с Казахстаном, здесь не всё так просто, а в целом, пожалуй, проявляется всё то же высокомерие "цивилизованного" наблюдателя.
  Если присмотреться повнимательнее, то можно увидеть немало национально-психологических черт, роднящих кавказцев с европейцами. Прежде всего - культ частной собственности и личной чести. Все это делает кавказца как бы "диким европейцем". И недаром кавказский абрек так восхищал русских офицеров и писателей, прошедших выучку европейским романтизмом. В каждом кавказце, как и в европейце, с рождения было заложено обострённое чувство личного достоинства, которое они так безуспешно пытались привить русскому простонародью (при этом русский человек тоже, разумеется, обладал не меньшим чувством достоинства, но не оформленным в кодекс чести и потому не так заметным).
  Этот момент обязательно надо учитывать, чтобы лучше понять и разлившуюся среди русских масс ненависть к кавказцам, и, скажем, курс независимой Грузии.
  Правда, понятие европейца у нас больше ассоциируется с англосаксами или скандинавами, поэтому объявление кавказцев "образцовыми европейцами" (а в старину европеоидов даже часто называли "кавказской расой") может вызвать недоумение: уж не очень-то кавказский человек похож на британского джентльмена! Но будем помнить, что в Европе живут не одни англичане, а, скажем, особо бросающегося в глаза отличия грузин от греков, сицилийцев или корсиканцев увидеть трудно.
  Поэтому и стремление Запада (в лице Евросоюза) утвердиться на Кавказе не так уж безосновательно. Что создаёт, конечно, большие проблемы для России, многие в руководстве которой лелеют надежды на то, что этому региону самой судьбой написано на роду быть эксклюзивной зоной влияния северного соседа.
  Но вернёмся к Кавказу.
  Хотя Большой Кавказ действительно представляет собой единый регион и населяющим его народам присущи некоторые общие черты, всё же у Северного и Южного Кавказа есть свои особенности. Поэтому в данной главе будут освещены отдельные моменты, общие для всего Кавказа, а также специфические черты каждого из государств Закавказья. А характеристика положения на Северном Кавказе будет дана позднее, при исследовании ситуации в критических регионах России.
  Кавказский менталитет
  
  После прогремевшего на всю Россию конфликта в Кондопоге стала особенно явной несовместимость менталитетов русских и "лиц кавказской национальности" (неприязнь к кавказцам затмила нелюбовь к "мировому еврейству"). Её осознание шло постепенно на протяжении двух столетий, что хорошо показано в статье Артура Цуциева "Русские и кавказцы: по ту сторону дружбы народов" .
  Многим русским офицерам-участникам Кавказской войны XIX века, как было сказано выше, воинственные горцы-абреки казались своего рода рыцарями чести, которые совершали грабительские набеги на русские сёла не столько ради добычи, сколько для того, чтобы реализовать себя как воинов, проявить свою удаль, обрести славу и уважение соплеменников.
  Примечательно, что гребенские (терские) казаки-староверы явили миру парадоксальный сплав русской души с горским "законом достоинства", с этосом джигита-волка, разбойника Чести.
  По свидетельству Льва Толстого, ещё в его время казацкие роды считались родством с чеченскими, "и любовь к свободе, праздности, грабежу и войне составляет главные черты их характера... Казак, по влечению, менее ненавидит джигита-горца, который убил его брата, чем солдата, который стоит у него, чтобы защитить его станицу, но который закурил табаком его хату. Он уважает врага горца, но презирает чужого для него и угнетателя солдата. Собственно, русский мужик для казака есть какое-то чуждое, дикое и презренное существо, которого образчик он видел в заходящих торгашах и переселенцах-малороссиянах, которых казаки презрительно называют шаповалами. Щёгольство в одежде состоит в подражании черкесу. Лучшее оружие добывается от горца, лучшие лошади покупаются и крадутся у них же. Молодец казак щеголяет знанием татарского языка и, разгулявшись, даже со своим братом говорит по-татарски. Несмотря на то, этот христианский народец, закинутый в уголок земли, окружённый полудикими магометанскими племенами и солдатами, считает себя на высокой степени развития и признаёт человеком только одного казака; на всё же остальное смотрит с презрением. Казак большую часть времени проводит на кордонах, в походах, на охоте или рыбной ловле. Он почти никогда не бывает дома. Пребывание его в станице есть исключение из правила, и тогда он "гуляет". Горец, приехавший на казачий кордон, чтобы увезти тело застреленного казаком брата, "несмотря на то, что был в оборваннейшей черкеске и папахе, был спокоен и величав, как царь... Он так ненавидел и презирал (русских), что ему даже любопытного ничего тут не было".
  Пришедшие вслед за армией в завоёванный край чиновники имели возможность повнимательнее вглядеться в быт кавказцев. Они видели здесь преимущественно алчных и вероломных дикарей, которых надлежало цивилизовать.
  "Имам Шамиль спросил у генерала: "Зачем вы пришли на нашу землю и воюете с нами?". Генерал ответил: "Мы пришли к вам, дикарям, с высшей культурой и цивилизацией".
  Тогда имам Шамиль позвал одного из мусульман и попросил снять башмак и носки и показать ногу генералу - нога мусульманина блестела от пятикратного омовения. Тогда имам подозвал русского солдата и попросил его сделать то же самое. Нога солдата была грязной и воняла на расстоянии.
  Имам спросил: "Так вы с этой культурой к нам пришли?!".
  А русский обыватель, оказавшийся на Кавказе и не чувствовавший за собой мощь Империи, воспринимал кавказцев как угрозу своему существованию.
  В советское время кавказцы должны были служить доказательством благотворного воздействия дружбы народов СССР. И лишь с распадом СССР вновь всплыл весь комплекс проблем, связанных с взаимоотношениями русских и кавказцев.
  Восприятие русских кавказцами также со временем менялось. Надежда на Белого царя как на гаранта мира и порядка по мере русской колонизации Кавказа сменялась недовольством по поводу ущемления прав туземцев.
  Распашка русскими равнинных земель лишала местное население пастбищ, что вело к сокращению поголовья скота, потому что перегон скота на зимние пастбища на равнину был и остаётся элементом скотоводческого цикла на Кавказе.
  Ядро горской культуры можно выразить одной фразой: "то, что недопустимо в отношении своих, допустимо в отношении русских". Это часто выливается в тихий моральный террор.
  Кавказец среди своих должен вести себя как кавказец, а мир русских воспринимается им как во многом свободный от условностей, то есть как нечто ущербное, и это позволяет кавказцу смотреть на русских с презрением. В русском пьянстве он не видит проявления удали, русский мат ("...твою мать") воспринимает буквально, то есть как величайшее оскорбление".
  С другой стороны, русским, не владеющим местными языками, многие стороны социальной реальности оказываются недоступными - они "для избранных", своих, местных.
  Кавказская элита - горожане, и русские - нищие бюджетники - воспринимаются ею как ни на что не способные. Кавказец - воин, ему присуща агрессивность, прикрываемая сдержанностью, и русское миролюбие воспринимается им как слабость. Имперское спокойствие русских, их уверенность в защите государства непонятны кавказцу, нацеленному на обеспечение своего благополучия личными усилиями. Русским, в свою очередь, кавказский образ жизни кажется чем-то средневековым. Ну, а "величие, - то "естественное" величие, которому, кажется, не требуется никаких подтверждений... - остаётся по-прежнему русским". И если кавказец получает признание в России (а тем более - за её пределами), то он воспринимается как selfmade man, человек, создавший себя сам, где ни кумовство, ни деньги роли не играют. (Любопытно, что многие грузины, даже не питая любви к сталинскому СССР, самого Сталина высоко ценят именно в таком ключе: скромный джигит, сумевший в Москве сделать очень и очень неплохую карьеру.)
  Цуциев видит перспективу "взросления пока ещё юного русского фашизма: этот фашизм является патологическим результатом общенационального русского унижения, в том числе и того, что переживают русские в кавказском периферийном поясе. Эффектом возможной фашизации России для кавказцев станет невозможность русского горизонта как поля "освобождения от предписанной этичности"... Такое смыкание создаёт живой спрос в кавказском мире на поиск иного пространства Свободы и рождает иллюзии, с ним связанные.
  Разбегание кавказских устремлений по ту сторону России имеет несколько основных адресов: Запад (к которому прямо и без всяких сомнений стремится Грузия); снова Запад, но в турецком исполнении (Азербайджан); мифический арабский Восток (чьё шариатское одеяние примеряла было одно время Чечня)... Перед другими кавказскими обществами может возникнуть дилемма - в каком качестве "двигаться по ту сторону России": вместе со своими территориями или персонально-отходническим порядком - тем порядком, каким сейчас начинает рассыпаться по "дальнему зарубежью" амбициозная кавказская молодёжь.
  И здесь, в сущности, нет большой разницы, куда ехать - везде прежней Страны для них больше нет".
  О том, насколько оправдались ожидания амбициозных кавказцев, уехавших покорять "дальнее зарубежье", у нас будет возможность скоро поговорить.
  Михаил Полторанин, ныне просто журналист, а при Ельцине вице-премьер РФ, детство провёл в Восточном Казахстане, куда при Сталине были депортированы вайнахи (чеченцы и ингуши), и мог наблюдать их быт на протяжении довольно многих лет. Свои впечатления от них он сформулировал в книге "Власть в тротиловом эквиваленте" (М., 2011. С. 204 - 207) следующим образом:
  "Как растут на планете реликтовые деревья, так сохранились на ней и реликтовые этносы. Живут с языческих времён по родовому традиционному праву. У одних племён до сих пор считается нормой потчевать желанного гостя печенью свежеукокошенных пленников, у других - бросать со скал жертвенных молодок - красавиц. Но это, слава Богу, где-то там далеко, за морями да за джунглями.
  И вайнахи придерживаются древних обычаев предков, строго соблюдая неписаные законы - адаты. У каждого клана, то есть тейпа, свой адат... И только к государству и инородцам (иноверцам, гяурам) у всех адатов одинаковый подход. Истинному чеченцу не пристало уважать чьи-либо интересы, кроме лично своих и интересов своего племени. Он должен презирать государство и всех инородцев, обворовывать их, грабить, заниматься разбоем. А если кто-то начнёт мешать, того разрешается отправлять на тот свет. Адаты учат: "Государство - это ничто, клан - всё", "Воровство - доблесть", "Все иноверцы - враги" и т.д.
  Вайнахам полагается с раннего возраста приучать своих детей к налётам и разбоям". Даже образованные вайнахи, которые пообтёрлись в столичных вузах, так натаскивают своих подростков "на всякий случай" и для соблюдения традиций. "Иначе соседние кланы начнут относиться к их роду как к сборищу отступников от горских обычаев".
  И далее:
  "В теснинах Кавказа, где все на виду друг у друга... важнее даже не быть правоверным чеченцем, а в глазах сородичей и соседей - казаться им. Вайнахи - это нация показных, внешних эффектов, для них ритуал намного важнее существа самого дела. А Чечня - Ярмарка Тщеславия. В ней любят демонстрировать друг перед другом, у кого выше забор, кто больше пленил рабов в набегах на Ставрополье, у кого богаче добыча на грабеже поездов. "Ты не можешь украсть даже барана!" - эти слова бросают в лицо вайнаху, чтобы унизить его".
  Когда читаешь подобное, невольно думаешь, что российские олигархи, демонстрирующие друг другу, у кого из них круче иномарка, роскошнее вилла и длиннее яхта, недалеко ушли от представителей "реликтовых этносов".
  Закавказские республики
  Грузия
  
  Грузия первой из стран Закавказья вошла в состав России. Эта страна, куда христианство пришло вскоре после провозглашения его государственной религией в Византии, к началу XIX века представляла собой совокупность царств и княжеств: Картли, Кахети, Имерети, Самцхе-Саатабаго, Мегрелия, Гурия и Абхазия. Эти мелкие государства постоянно подвергались нашествиям со стороны Ирана и Турции, что могло привести к полному уничтожению грузинского народа. Перед лицом такой опасности царь Картли и Кахетии Ираклий II обратился за помощью к православной России.
  Россия пришла на помощь. В 1783 году в крепости Георгиевск был заключён трактат, по которому был установлен протекторат России над Восточной Грузией. Российское правительство, принимая Грузию под своё покровительство, гарантировала её автономию и защиту в случае войны. В 1801 году Восточная, а в 1803 - 1864 годы - и Западная Грузия вошли в состав России, образовав Тифлисскую и Кутаисскую губернии.
  Со школьных лет помним мы строки из поэмы Лермонтова "Мцыри":
  И Божья благодать сошла
  На Грузию! Она цвела
  С тех пор в тени своих садов,
  Не опасаяся врагов,
  За гранью дружеских штыков.
  
  Эта помощь Грузии дорого обошлась России. Пути сообщения России с Грузией постоянно подвергались нападениям со стороны горцев Северного Кавказа, живших преимущественно грабежом. И, чтобы обезопасить движение по этим магистралям, России пришлось вести почти полувековую (1817 - 1864 годы) изнурительную Кавказскую войну, унесшую тысячи и тысячи жизней наших солдат, но закончившуюся присоединением Северного Кавказа к России.
  Можно сказать, что и в советское время Грузия цвела - стоит лишь сравнить, например, уровень жизни рязанского и грузинского крестьянина.
  По словам Цуциева, к середине 1960-х годов грузин в представлении русских - это прежде всего ловелас с Черноморского побережья, курортный ухажёр, милый, мечтательный, привлекательный рыцарь и чудак в одном лице. ("Счастливая Леночка - она вышла замуж за грузина!"). Или, как писал Анатолий Макаров, "в массовом представлении грузин воспринимался воплощением всех мыслимых художественных талантов - артист, живописец, поэт, тамада, плейбой... Короче говоря, человек-праздник". И у грузин "складывался некий... комплекс превосходства, победительности, самоуверенности и лёгкого презрения ко всем, кто под их обаяние самозабвенно попадал". Их элите казалось, что она может занять такое же положение плейбоя и во всём цивилизованном мире, если Грузия станет самостоятельной.
  Это вроде бы так, но тут много было видимости. Потому что за давностью лет мы забыли об одном достаточно драматическом событии в российско-грузинских отношениях.
  Можно сказать, что Россия благополучно выполнила свою миссию защитницы единоверного грузинского народа. Правда, кто-то может сказать: уж если попросились к нам, так терпите наши объятия до скончания света! Но в Грузии так не считали.
  И когда в 1917 году Российская империя развалилась, быстро образовалась независимая социал-демократическая (меньшевистская) Грузия, взявшая курс на европейские стандарты.
  Казалось бы, история благополучно развела две страны и два народа. Но не тут-то было.
  Советские правители большие надежды возлагали на революции на Переднем Востоке: в Турции и Иране. Но путь к ним лежал через горло Кавказа, а в этом горле, как самая настоящая кость, торчала буржуазная Грузия.
  Подобное было и в других закавказских республиках, но там большевики быстренько устроили перевороты и путём таких управляемых революций установили Советскую власть, мгновенно превратив эти государства из враждебных в самые что ни на есть дружеские. Но с Грузией, как они не старались, этот номер не прошёл. (Отметим этот момент, показывающий, что советские порядки уже тогда были в целом достаточно чужды грузинам.)
  И вот тогда, поколебавшись, в Кремле принимают ужасное и трагическое по последствиям решение: наплевать на столь заботливо провозглашавшееся право наций на самоопределение и... просто оккупировать республику. Ради Мировой Революции, которая всё спишет.
  Сказано - сделано. В 1921 г. Красная Армия вошла в Грузию, меньшевистское правительство пало.
  Что можно сказать по этому случаю? С Грузией случилось то же, что потом с Прибалтикой. Только на два десятилетия раньше.
  Зная это, можно многое понять в происходящем ныне в Грузии. Правда, помимо того, что грузины насильно оказались в составе СССР на двадцать лет раньше, было и ещё одно отличие: США так и не признали аннексию СССР прибалтийских республик, тогда как Грузия была дальше от Европы, от Запада, и "грузинский вопрос" не привлекал к себе такого острого внимания в мире. Вот почему прибалты могли практически открыто выражать свою ненависть к "русским оккупантам": и историческая память о независимости была свежа, и сама независимость длилась целых двадцать лет, а главное - они постоянно чувствовали поддержку западных друзей и потому пребывали в уверенности, что те их не оставят. Ничего этого (кроме активного неприятия советских порядков) не было у грузин; они чувствовали себя брошенными один на один с огромным имперским колоссом, и о независимости можно было только тихо мечтать. А к русским от безысходности приходилось демонстрировать дружелюбие.
  Но после развала СССР Грузия (наверное, сама неожиданно для себя) стала независимой. И вот тут-то мы можем почувствовать всю глубину ненависти к нам и к советским порядкам. Только в Грузии и Прибалтике, наверное, в обществе полностью отсутствуют пророссийские силы, а о какой-то "интеграции" с нашей страной и заикаться немыслимо.
  Однако с приближением к концу эры СССР отношения и русских к грузинам начало меняться. Это отразилось в вышедшем в свет в начале "перестройки" рассказе Виктора Астафьева "Ловля пескарей в Грузии" (1986 год).
  Астафьев клеймит грузинского типа, которого и грузином-то не поворачивается язык назвать. "Как обломанный, занозистый сучок на дереве человеческом, торчит он по всем российским базарам, вплоть до Мурманска и Норильска, с пренебрежением обдирая доверчивый северный народ... Жадный, безграмотный, из тех, кого в России уничижительно зовут "копеечная душа", везде он распоясан, везде с растопыренными карманами, от немытых рук залоснившимися, везде он швыряет деньги..."
  Издёрганный жизнью и уже, пожалуй, не вполне психически здоровый писатель надавал грузинам множество оскорбительных и часто немотивированных характеристик, что вызвало, конечно, справедливое возмущение грузинской общественности. Но, заметим, что Астафьев первым выдал в подцензурную печать то, что подспудно говорилось иными русскими на разных углах.
  После распада СССР в Грузии у власти оказались "демократы", прошла приватизация, вылившаяся, как и везде, в разграбление общенародного достояния. Заводы скупались для того, чтобы оборудование продать на "лом" в Турцию. И всё же на митингах по всей Грузии раздавались клятвы: "Траву будем есть - но под иго России не возвратимся!"
  Страна распадалась. Объявили о своей независимости Абхазия и Южная Осетия, особую позицию заняла Аджария. Режим ярого националиста Гамсахурдиа обанкротился. Его противники также не могли справиться с разрухой. Тогда для наведения порядка в Грузии туда вернулся её бывший "хозяин" Эдуард Шеварднадзе. Он в 1972-1985 годы был первым секретарём ЦК КП Грузии, а затем был вызван в Москву, стал членом Политбюро ЦК КПСС и министром иностранных дел СССР, одним из самых зловещих деятелей "перестройки", и уже тогда зарекомендовал себя как верный прислужник США.
  В ноябре 1995 года Шеварднадзе стал президентом республики. Когда этот лакей США отработал своё, американцы организовали в Грузии "революцию роз", и президентом стал Михаил Саакашвили. И все эти годы менялись лидеры, а грузинское руководство обличало проклятую империю, которая под именем России или СССР двести с лишним лет терзала бедную Грузию. В Тбилиси был торжественно открыт музей советской, читай российской, оккупации.
  Россия "сдала" Аджарию Грузии, лишь предоставив аджарскому лидеру Абашидзе убежище в Москве. По этому поводу Владимир Дегоев пишет:
  "Одна часть наблюдателей склонна считать позицию, занятую Кремлём в аджарском кризисе, "прорывом" в кавказской политике России, ибо цивилизованному Западу предъявлен похвальный образец служения делу мира и стабильности. Другая часть так и не возьмёт в толк - какими же это заслугами снискало тбилисское руководство благорасположение Москвы? Не своими ли систематическими усилиями по насаждению русофобской истерии в Грузии? Или своим внешнеполитическим курсом, прозападная и пронатовская сервильность которого порой вводит в конфуз даже неконфузливых американцев? Или, быть может, своим усердием в строительстве антироссийских блоков по всему периметру российских границ? Вопросов много. Пока ясно (а точнее - совсем не ясно) одно: успешная инсценировка "розовой" революции в Аджарии не состоялась бы без поддержки Москвы. Больше того - для младогрузинских реформаторов всё могло бы закончиться катастрофой".
  Тут можно дать такое объяснение. До недавних пор в Кремле существовало мощное прогрузинское лобби. Причём оно состояло не столько из грузин, сколько из ревнителей общечеловеческих ценностей. Их усилиями была сформирована концепция о том, что-де Грузия - самое демократическое государство в регионе, поэтому оно и должно рассматриваться как региональный гегемон. В частности, когда Шеварднадзе во время грузино-абхазской войны попал в ловушку в Сухуми, российские войска... вывезли этого подлинного врага народа в безопасное место. Такая вот была разработана "гениальная" комбинация: мы сначала грузинского президента как следует попугаем, а потом вызволим - вот и будет у России на Кавказе послушный сателлит. Не так уж невероятно, что и смерть шеварнадзевского соперника Гамсахурдии была подстроена российскими спецслужбами, поскольку в Кремле уже сделали ставку на нового лидера Грузии (он же давно известный старый). Под эту сурдинку произошла и сдача Аджарии, под этим соусом бесконечно затягивалось признание Россией Абхазии с Южной Осетией. Как все понимают, ни малейшей пользы от таких уступок враждебному государству для интересов России - интересов настоящих, а не выдаваемых за такие российским истэблишментом, - не было.
  А экономика Грузии катилась в пропасть. В Тбилиси почти нет работы. Жируют "новые грузины", а остальное население впадает в нищету, в городах переходит на печное отопление, но и дрова становятся недоступными.
  За годы независимости население Грузии уменьшилось на миллион человек, но не за счёт высокой смертности, как в России, а из-за того, что многие уехали: торговцы, духанщики и "воры в законе" - в Россию, интеллигенция - в Европу. Сейчас в стране остались 4,5 миллиона жителей.
  Интерес американцев к Грузии понятен: Через Тбилиси проходит нефтепровод Баку - Джейхан, о котором речь пойдёт ниже. Он гарантирует США доступ к нефти Прикаспия. А главное - в лице Грузии Запад имеет шансы получить верного проводника своих интересов и, что называется, непотопляемый авианосец. Ради этого американцам пришлось даже взять на своё содержание грузинскую власть: президент и члены правительства Грузии получают зарплату из средств бюджета США.
  Сегодня Грузия проводит самую ярую антироссийскую политику, стремясь поскорее вступить в НАТО. Она - активный член антироссийского блока ГУАМ. Грузия оставила открытой (через ущелье Панкиси) дверь для поставки чеченским боевикам оружия и наёмников из арабских стран. Предпринятые грузинской стороной провокации против российских военных, остававшихся на наших военных базах в республике, вызвали жёсткие ответные меры со стороны России, оценивавшиеся и у нас самих неоднозначно. Военные базу в Грузии нам пришлось ликвидировать. И, вопреки тому, что сообщали российские СМИ, антироссийские акции Саакашвили получили поддержку подавляющего большинства населения Грузии.
  И вот дело кончилось в 2008 году молниеносной войной, надо полагать окончательно и бесповоротно разведшей две страны по разные стороны линии противостояния. Один западный социолог выдвинул концепцию "золотых ворот": дескать, страны, в которых есть Макдоналдсы, друг с другом не воюют. Если всерьёз к ней отнестись, то факт недавней войны должен привести к тому, что... Макдоналдсам в России настаёт конец.
  Парадокс здесь в том, что элиты России и Грузии тяготели друг к другу, а в народе у нас симпатий к грузинам не наблюдалось. Грузия - православная страна, но в нашем народе грузин воспринимали не как единоверцев, а как "лиц кавказской национальности" - в одном ряду с чеченцами и азербайджанцами.
  Национальной идефикс для Грузии становится проблема: как вернуть в её состав потерянные республики - Абхазию и Южную Осетию. Увы, здесь перспектив у неё нет никаких. И в первую очередь - из-за крайне националистического мироощущения самих грузин. Время господства Грузии над Абхазией, к примеру, осталось в памяти абхазов как эпоха форменного этноцида, когда местные кадры последовательно выдавливались из всех руководящих структур - недаром вступление в союз с Россией становится в бывших грузинских автономиях общенациональным требованием. А сама Грузия рассорилась со всеми своими соседями. И если к России или Турции у неё могут быть исторические претензии, то вот напряжённость в отношениях с Арменией или Азербайджаном вызвана как раз притеснением меньшинств на грузинской территории.
  Итак, Грузия - самое антироссийски настроенное государство в Закавказье. Пожалуй, Россия даже не в состоянии помешать её вступлению в НАТО. Даже пытаться играть на каких-то внутренних противоречиях не получится. Поэтому единственное оружие для России в отношении Грузии - это твёрдо осознавать, что грузины - это не просто жители враждебного государства, а враждебный этнос (что подтверждается хотя бы чередой грузинских лидеров, с точки зрения российских интересов, оказывавшихся один хуже другого), в отношении которого не следует питать никаких иллюзий.
  Кое-кто в России надеется на то, что новый премьер-министр Грузии, избранный в 2012 году, Бидзина Иванишвили попытается нормализовать российско-грузинские отношения. Ведь срок президентства Саакашвили закончится в октябре 2013 года. А согласно изменениям, внесённым в Конституцию государства, после инаугурации избранного в 2013 году президента власть в стране фактически перейдет к парламенту и правительству, которое станет высшим органом исполнительной власти. Но эти надежды вряд ли оправдаются. Иванишвили подтвердил, что приоритетом для Грузии по-прежнему останется укрепление связей с НАТО, так что его слова о намерении улучшить отношения с Россией - не более чем протокольная формальность.
  Не исключено, что Запад попытается вновь ввергнуть Грузию в военный конфликт с Россией, причём в самых неблагоприятных для нас условиях. Представим на минуту, что Рокский туннель, через который проходит единственная автомобильная дорога, связывающая Россию с Южной Осетией, по тем или иным причинам вышел из строя. (О том, что вариант нанесения бомбового удара по нему в августе 2008 года рассматривали в США, уже говорилось выше.) Небольшой российский воинский контингент, расположенный в Южной Осетии, останется без возможности получать подкрепления из России и превратится в мишень для грузинской артиллерии и авиации, а также станет объектом танковых атак. Россия могла бы попытаться начать наступление со стороны Абхазии, но подступы к абхазским портам могут быть блокированы военно-морским флотом США, которые ведь не признали независимость этой республики, а Грузию считают своим союзником. Так что Грузия - не просто государство, недружественное России, но и возможный очаг военных конфликтов на наших границах.
  
  Азербайджан
  
  Азербайджан, в отличие от Грузии, вошёл в состав России не целиком, а только северная его часть. Три азербайджанских князя отложились от Ирана и присягнули царю Николаю I, без чего русские вряд ли закрепились бы на Кавказе. На основе этих княжеств были образованы Бакинская и Елизаветпольская губернии. Во время войны против Шамиля азербайджанцы обеспечивали тыл русской армии.
  И в годы Гражданской войны в России Азербайджан служил форпостом большевиков в Закавказье. Они закрепились сначала в Азербайджане (начиная с Бакинской коммуны) и уже оттуда вступили в дашнакскую Армению и меньшевистскую Грузию. При Советской власти Азербайджан был единственной закавказской республикой, где среди властителей дум не было национал-диссидентов, мечтавших о независимости (а и в Грузии, и в Армении таких сепаратистов было немало).
  Хотя Азербайджан - это самое большое и по территории и по численности населения (8 миллионов человек) государство Закавказья, собственно азербайджанцев в нём проживает около 6 миллионов, а в Иране их более 10 (по другим данным, чуть ли не 30) миллионов. (В отличие от других мусульманских республик бывшего СССР, где преобладают сунниты, азербайджанцы, как и иранцы, - шииты.) По официальным данным, в России проживает свыше 300 тысяч азербайджанцев, тогда как в действительности их только в Москве, видимо, гораздо больше.
  Положение в Азербайджане осложнялось конфликтом вокруг Нагорного Карабаха. Эта территория, населённая преимущественно армянами, входила в Азербайджан на правах автономной области. В 1988 году произошло вооружённое выступление населения Нагорного Карабаха за воссоединение с Арменией (видимо, втайне согласованное с тогдашним Кремлем). В результате двухлетних боевых действий повстанцы (которым, как утверждала азербайджанская сторона, помогала Москва) не только освободили территорию своей области и проложили коридор, связывающий её с Арменией, но и заняли часть территории собственно Азербайджана. Затем было заключено соглашение о прекращении огня, но конфликт далёк от разрешения. Азербайджан никогда не примирится с потерей части своей территории, жители Армении и Карабаха не допускают и мысли, что могут лишиться плодов своей победы.
  Впрочем, есть на Кавказе оптимисты, считающие, что со временем Азербайджан вернёт оккупированные земли без единого выстрела, как это делает Китай. Для этого ему нужно "только лишь" стать мощной державой с высокоразвитой экономикой, и тогда Карабах сам упадёт к его ногам.
  По свидетельству изгнанника из Азербайджана, ныне проживающего в России, кровавая резня - массовые убийства армян в азербайджанском Сумгаите в 1987 году (в которой отчётливо просматривается почерк спецслужб), ввод войск генерала Лебедя в Баку и "зачистка" ими столицы республики стали, пожалуй, самыми мощными ударами по единству народов СССР. Это был Рубикон, после которого рухнуло всё. Только после этих событий в Азербайджане укрепились позиции Народного фронта, а Коротич, Сахаров, "Огонёк" - все тогдашние демократы - спустили на азербайджанцев собак с цепи. Весь народ объявили убийцами. А ведь азербайджанцы были самым стабильно-советским народом на Кавказе и не хотели выходить из СССР, они, в отличие от своих соседей, двумя руками держались за Союз. В Азербайджане и сейчас, говорят, 90 процентов населения высказались бы за Союз. Но в Москве это тогда никого не интересовало.
  После распада СССР президентом Азербайджана стал бывший первый секретарь ЦК Компартии республики Аяз Муталибов, но уже в 1992 году к власти пришли "демократы", во всём равнявшиеся на Запад (пусть и в турецком варианте). Стремясь заслужить одобрение Запада, тогдашний президент Азербайджана, председатель Народного фронта Абульфаз Эльчибей (Алиев) взял курс на разрыв связей с Россией, потребовал вывода российских войск с территории республики (и заключения договора о совместном использовании радиолокационной станции), ратовал за введение в Азербайджане собственной валюты. Он критиковал Россию и за отсутствие демократии, и за всеобъемлющую коррупцию, и даже за постоянные унижения перед Западом:
  "Россия уже больше года умоляет МВФ предоставить кредит в четыре с лишним миллиарда долларов, а какие-то разбойники, которые имеют миллиарды, сидят в Москве и разбазаривают Россию... По запасам энергоресурсов Россия может кормить всю Европу. А где же деньги России? Ни у государства, ни у населения денег нет. Все деньги России - в карманах международных мафиозных структур".
  Разгулу "демократии" в Азербайджане должен был положить конец Гейдар Алиев, который в 1969 - 1982 годы был первым секретарём ЦК Компартии республики. Ставленник Андропова, член Политбюро ЦК КПСС, Алиев с 1982 по 1987 годы был первым заместителем председателя Совета Министров СССР. После своей отставки он не стал претендовать на власть в Баку, а уехал в Нахичевань, отделённую от остального Азербайджана узкой полоской армянской территории, и его там в 1991 году избрали председателем Верховного маджлиса (парламента) этой автономной республики. С таким знатоком всех пружин высокой политики никакому "демократу" тягаться было невозможно, и уже в июне 1983 года он стал председателем Верховного Совета Азербайджана, а в октябре - президентом, каковым и оставался до своей смерти (его незадачливый однофамилец, наоборот, переехал из президентского дворца в Нахичевань, где и проживает по настоящее время). Гейдар Алиев оказался пока единственным лидером страны СНГ, который сумел надёжно передать власть - своему сыну Ильхаму.
  Ещё Эльчибей взял курс на сотрудничество с США, а также с Турцией и другими странами НАТО, мотивируя это необходимостью защиты от угрозы нападения на Азербайджан со стороны Армении, России и Ирана. Гейдар Алиев продолжил этот курс, но старался сохранить и сравнительно хорошие отношения с Россией. Важнейшую роль в определении этого курса сыграл вопрос о судьбе азербайджанской нефти.
  В районе Баку нефть добывали ещё во времена царской России. После провозглашения независимости Азербайджана появился слух, будто на азербайджанском участке каспийского шельфа открыты колоссальные запасы нефти. Но у Азербайджана не было ни денег, ни технологий, необходимых для освоения этих нефтяных месторождений. Он стал искать партнёров за рубежом. И ряд западных (прежде всего американских) нефтяных компаний (при незначительном участии российской компании ЛУКойл) образовали Каспийский нефтяной консорциум, который приступил к добыче нефти.
  Но чтобы нефть могла поступать на мировой рынок, она должна получить выход к открытому (а не изолированному, как Каспий) морю. Нефть к морскому побережью необходимо перекачивать по нефтепроводу. Легче всего было решить эту задачу, используя существующий нефтепровод Баку - Новороссийск, проходивший через Чечню. Чтобы исключить этот вариант, невыгодный для Запада, правящие круги НАТО воспользовались конфликтом в Чечне, который не без их содействия искусственно обострялся. Запад выдвинул иной проект - перекачки нефти в обход России по нефтепроводу от Баку до турецкого порта Джейхан. Труба должна была пройти по территории либо Грузии, либо Армении, либо Ирана. Два последних варианта были нежелательны для США: Иран уже тогда рассматривался американцами как враждебная страна, Армения считалась союзницей России. Грузия же охотно предоставила свою территорию для прокладки трубы - хотя бы только для того, чтобы досадить России. В итоге был построен нефтепровод Баку - Тбилиси - Джейхан. Но в непосредственной близости от его азербайджанского участка тлеет карабахский конфликт, перспективы урегулирования которого остаются туманными.
  Слухи о колоссальных запасах нефти в Азербайджане оказались ложными. Постройка нефтепровода была обусловлена скорее политическими, чем экономическими соображениями. Экономически она становилась оправданной лишь в том случае, если по нему будет перекачиваться также и нефть Казахстана. США вынудили Назарбаева согласиться на переориентацию потоков казахстанской нефти - она пошла не на Новороссийск, как прежде, а на Джейхан.
  Гейдар Алиев принял Азербайджан в состоянии полной разрухи. Эльчибей и восемь лет спустя со злорадством говорил, что в Азербайджане 95 процентов населения голодает, абсолютное большинство народа живёт за чертой бедности. "Экономики Азербайджана как таковой больше нет, есть только торговля, процветает коррупция. Воры, разбойники находятся у власти и разбазаривают Азербайджан".
  Ему вторит известный деятель исламского движения Гейдар Джемаль:
  "Азербайджан возглавляется осколками советского номенклатурного истеблишмента, - суть которого - продажность и коррупция" (в чём мыслитель видит большую вину горских евреев), что соответствует его конформистскому нутру и жажде обслуживать свои шкурные интересы. В Азербайджане к власти поднимались маргиналы с менталитетом чайханщиков, это относится как к правящей клике, так и к оппозиции. Идеология есть только у простых верующих азербайджанцев, которые отброшены вниз и лишены голоса".
  В этих упрёках много правды, но нельзя отрицать, что Гейдар Алиев спас страну от распада и саморазрушения в самый последний момент. И он сумел использовать богатства недр республики на благо не только "новых азербайджанцев", местных олигархов. Те, кто бывал в Азербайджане (например, журналист Александр Будберг), отмечают, что люди стали там жить лучше. Азербайджан занимал первое место в мире по темпам роста ВВП - 18 процентов в год. Сверхвысокие мировые цены на нефть принесли в страну много денег. И эти деньги потихоньку "протекают" с верха в низы. Становится больше рабочих мест, растут доходы у всех слоёв населения (разумеется, не в одинаковой степени) В Баку настоящий строительный бум. И хотя квартиру по цене 5 тысяч долларов за квадратный метр могут позволить себе единицы, работать на строительстве могут уже тысячи. Госбюджет может позволить себе многочисленные программы по строительству жилья для беженцев с оккупированной территории (их много - около миллиона, и до сих пор сотни тысяч из них живут в палаточных лагерях и спят на голой земле). Это решает вопрос не только поддержки самых обездоленных, но и создания для них рынка труда. Свободные деньги позволяют не только развивать нефтедобычу и строительство, но и достаточно быстро переоборудовать заводы или просто покупать новое производство. Сельское хозяйство тоже идёт потихоньку вверх, так как земельная реформа и полная приватизация земли были проведены давно и уже дают результаты. Короче говоря, "голодная революция", как в Грузии, стране не грозит.
  Впрочем, как сказать. В первые дни 2007 года (когда Ильхама Алиева не было в республике) население испытало настоящий шок. Правительство, руководствуясь стремлением подвести жизнь в Азербайджане под "мировые стандарты", приняло решение о столь резком повышении тарифов на коммунальные услуги, что это могло бы вызвать социальный взрыв. С возвращением президента социальную напряжённость удалось сгладить, однако, как видим, грань между стабильностью и взрывом остаётся весьма условной.
  В целом Азербайджан должен сохранить свою ориентацию на США, хотя и вряд ли вступит в острый конфликт с Россией (если его к тому не вынудит обстановка с разрешением карабахской проблемы).
  
  Армения
  
  Армения, как и Азербайджан, вошла в состав Российской империи лишь своей частью (восточной), образовав Эриванскую губернию. Западная Армения, в том числе священные для армян места - гора Арарат, остались в Турции. Во время русско-турецкой войны, в 1878 году, русские войска взяли штурмом город Карс, а во время первой мировой войны русские войска под командованием генерала Николая Юденича овладели городом Эрзурум, и эти города Западной Армении до 1918 года находились в составе России.
  Армения, зажатая между не очень дружественной Грузией и совсем недружественными мусульманскими странами Азербайджаном и Турцией, традиционно ориентировалась на Россию, в которой видела гарантии своей безопасности. При этом стоит отметить, что сами армяне - народ, известный своей предприимчивостью, привыкший жить в рыночной экономике, как рыба в воде, и ему вроде бы должны быть близки западные идеалы. Однако исторический опыт вполне чётко говорит армянам: чтобы идеалы хорошей (и безопасной) жизни осуществились, нужно покровительство России. Причём такая позиция - это не результат конъюнктурного расчета, а уже сформировавшаяся традиция этноса. Поэтому Армения при возможности всегда будет проводить пророссийский курс и будет главным союзником России в регионе. И смена краткосрочного антироссийского курса после первых лет независимости на традиционный пророссийский - тому подтверждение. (Отметим, что Армянская ССР оказалась единственной союзной республикой, которая не вышла явочным порядком из "империи зла", а оформила свою независимость в согласии с требованиями Конституции СССР, как бы показав тем самым, что её отделение не связано со взглядом на СССР как на антиисторического монстра.)
  Она и сегодня поддерживает дружеские отношения с Россией, входит в ОДКБ, на её территории сохраняются российские военные базы. Отношение к русскому населению и русскому языку там самое благожелательное. Но дело осложняется тем, что у нас нет с ней общей границы; неплохо было бы, кстати, позаботиться о расширении транспортного коридора с Ираном, откуда дальше сообщение с Россией могло бы идти по Каспийскому морю. К счастью, граничащий с ней на юге Иран всё больше и больше становится если не союзником России, то страной, относящейся к нам более или менее благожелательно, из-за чего у армяно-иранских отношений вырисовываются всё более и более благоприятные перспективы. Уже достаточно чётко проглядывается ось Москва-Ереван-Тегеран, противостоящая прозападным блокам и осям на Кавказе и Переднем Востоке.
  Таким образом, в отношениях с Арменией вырисовывается достаточно оригинальный союз, основанный, в общем-то, исключительно на двусторонних отношениях. Армения как союзница России, как уже было сказано, готова войти в разные пророссийские союзы, но будет делать это, пожалуй, только лишь ради сохранения своих хороших отношений с северным патроном. Поэтому именно в отношении Армении следовало бы в первую очередь поставить вопрос о Союзном Государстве двух стран - даже в большей степени, чем в отношении Белоруссии.
  Впрочем, в последнее время и в Армении активизируются антироссийские силы, вероятно, вследствие того, что либералы в российском руководстве палец о палец не ударили для того, чтобы укрепить наши связи с дружественной закавказской республикой.
  К размышлению
  А вообще Закавказье, как и Средняя Азия, чуждо России в цивилизационном отношении, его завоевание в прошлом, по большому счёту, было ошибкой, хотя по обстановке того времени и было, вероятно, оправданным. Связана эта чуждость, как уже было сказано, с психотипом кавказца, резко отличающегося от психотипа стандартного россиянина (обратим внимание - не просто от русского, а именно большинства народов РФ); исключение представляют разве что армяне, которым обычно удается быстро ассимилироваться в русской среде и не выделяться чертами "кавказского человека". Именно из-за этого и вырисовывается разделение в регионе - Армения, твёрдо ориентирующаяся на Россию, и остальные (включая тот же Азербайджан с его формальной дружественностью к нам).
  "Кавказская проблема" хорошо подспудно чувствуется - хотя бы простым населением, всё больше ненавидящим выходцев из региона. Крайне показательными в этом отношении оказались события в Калмыкии, где в противостоянии чеченцам объединились и русские, и калмыки, и представители оказавшихся там прочих некавказских народов, что похоронило примитивные объяснения антикавказских настроений "ксенофобией", "нетерпимостью" и пр. (Получилось, как в циничном советском анекдоте. Армянское радио спрашивают: что такое дружба народов? Армянское радио отвечает: это когда армяне соединяются с русскими, а ещё с татарами и литовцами и все вместе идут бить грузин! Конкретное распределение национальностей, разумеется, не имеет значения.) Не потому ли калмыцкие события постарались побыстрее забыть, выпячивая на первый план столкновения в Кондопоге, где не было такой явной подоплёки?
  Кавказ называют по-разному, например, южным подбрюшьем России и др. Но никто не решается дать ему ещё одно определение: капкан для России. И действительно, если посмотреть на карту, то при определённой фантазии Россию можно увидеть большим зверем, на передней, кавказской лапе волочащим огромный груз. А поскольку суть кавказского вопроса уходит в такие фундаментальные вещи, как психотип народов с их системами ценностей, то отношения России с ним видятся достаточно пессимистическими.
  Мне кажется, что лидеры России, возможно, сами того не подозревая, сделали ряд правильных шагов именно в этом направлении. Признав независимость Абхазии и Южной Осетии, заключив с ними договора о взаимопомощи и разместив там свои войска, Россия фактически сделала эти республики своими протекторатами. Так что если к этим двум независимым государствам присоединить горские республики Северного Кавказа, получился бы полноценный российский протекторат на Кавказе.
  Но оптимисты не унывают. Вот Николай Силаев в статье "Кавказский вызов" полагает: "В нынешних условиях Северный Кавказ должен стать не просто "аванпостом", но ещё и "визитной карточкой" России... Россия пока не сумела реализовать эффективную программу развития Северного Кавказа, которая могла бы служить образцом для Кавказа Южного". Именно таким оптимизмом заражено руководство России, неустанно бросающее сотни миллиардов рублей на "обустройство" Северного Кавказа, создание там горнолыжных курортов мирового уровня и пр.
  Неужели у нас мало своих задач, чтобы делать ещё что-то как образец для других?
  Да и (в силу сказанного) пустое это дело: что привлекательно для нас, то по большей части отталкивает кавказцев. А строить в России какую-то модель, привлекательную для этносов-антагонистов - занятие, сомнительное уже с точки зрения здравого смысла русского народа.
  Поэтому мне одно время казалось, что самым смелым и радикальным, но максимально отражающим суть проблемы решением было бы - поставить вопрос об отделении Северного Кавказа от России. (Я даже написал это в книге "Цель номер один..." 2011.) Увы, конечно, стандартной реакцией на это будет обвинение в чём-то очень антигосударственном. Происходит такое от господствующего примитивного взгляда: если государство приобретает какую-то территорию, то становится сильнее, а если теряет - то слабее. Но это не так. Наличие в составе страны глубоко и принципиально проблемных, враждебно настроенных регионов делает её как раз не сильнее, а слабее. И, конечно, присутствует ещё момент оглупления оппонентов в духе чёрно-белого мышления: раз предложено отделиться от Кавказа, значит, хотят уйти оттуда, всё вывести, отвернуться и - дескать, занимайтесь сами вашими делами, а мы знать ничего не знаем... На самом деле, разумеется, любой серьёзный политик, если и будет прорабатывать вопрос об отделении, то, конечно, так, чтобы можно было уйти, не уходя; чтобы регион остался, если выражаться без обиняков, российским протекторатом, но ни местное население на каждом шагу не испытывало выравнивания под чуждые им общероссийские стандарты, ни население, скажем опять откровенно, метрополии не испытывало дискомфорта от людей принципиально иного менталитета, которые "понаехали тут". Однако развитие событий вокруг Сирии и Афганистана показало, что в современных условиях, при слабой России, где во власти и в СМИ преобладают либералы, невозможно будет предотвратить проникновение на территорию протектората тысяч и тысяч боевиков-экстремистов из разных мусульманских стран - сторонников "имарата (эмирата) Кавказ" как части Всемирного исламского халифата. В северокавказских республиках есть пророссийские силы: одни - искренне любящие Россию и её культуру (видимо, таких там немного), другие (этих больше среди элит) - привыкли получать дотации от центра, являющиеся для них источником повышения личного благосостояния, третьи - приверженцы традиционного ислама, боящиеся установления жизни по шариату... Перестав прямо управлять процессами в республиках, Россия откроет там путь к гражданской войне, в ходе которой все пророссийски настроенные кавказцы, не принявшие сторону экстремистов, будут истреблены поголовно. После чего протекторат превратится в базу мироых антироссийских сил, в государство, открыто враждебное России, от которого можно будет ждать любых провокаций, засылки к нам террористов-смертников и диверсантов, а то и открытого нападения на прилегающие российские регионы.
  Протектораты может создавать только сильное государство. Как говорил Николай I, "Россия - государство военное, и его назначение - быть грозою всему свету". Россия присоединяла кавказские государства как прямым завоеванием, так и установлением протектората над ними. Но и Николай, переоценив силы России, потерпел неудачу на крымско-кавказском направлении.
  Слабой России создать полноценный протекторат над Кавказом не по силам. А если она станет сильной, то захочет ли сам Кавказ отделяться от России? В мире слабых топчут, а с сильными стараются поддерживать дружбу. Только Россия, воодушевлённая великой идеей всестороннего развития страны, может управлять Кавазм, руководствуясь не принципом "разделяй - и властвуй", а противоположным началом: "объединяй - и веди народы к прогрессу!"
  У моего приятеля есть знакомый армянин, отец двух уже взрослых сыновей. Отец сетует на то, что сыновья не знают армянского языка и родной культуры, а считают себя русскими. Ему хочется поговорить на родном языке, а с кем он может разговаривать по-армянски в маленьком российском провинциальном городке, кроме как с сыновьями? И когда он слишком пристаёт с этим к детям, они говорят ему: "Чурка!" И на этом обидном для отца повороте разговора общение надолго заканчивается.
  Не знаю, возможна ли такая культурная ассимиляция юношества северокавказских республик в сильной России? Была ли карьера и героическая служба России генерала Багратиона исключением или же типичным явлением того периода? Но, какие бы ответы ни давлись на подобные вопросы, очевидно, что в современных условиях создание российского протектората над Кавказом невозможно.
  Но не со стороны Закавказья России следует опасаться наибольших угроз. Всё-таки непосредственно Россия граничит со странами НАТО на Западном направлении, к рассмотрению которого мы и перейдём.
  Украина не будет союзником России
  
  Для России нормальные отношения с Украиной важнее, чем с Германией, Японией и даже США. Однако и наладить их чрезвычайно сложно. Причина - в непонимании с российской стороны как подлинной (а не выдуманной) истории, так и новых реалий нашей эпохи. В России (как и за рубежом, включая знаменитого Сэмюэля Хантингтона) проглядели рождение новой самобытной украинской нации.
  Русские и украинцы - разные народы
  
  В России русские "патриоты" жаждут союза трёх братских славянских государств - самой России, Белоруссии и Украины. Они отказывают Украине в праве считаться независимым государством, а украинцам - самостоятельной нацией, объявляя их лишь одной из ветвей (наряду с белорусами и великороссами) триединого русского народа. Это - одно из глубочайших заблуждений не только патриотической общественности, но и значительной части правящих кругов России, которое уже привело к многочисленным провалам российской политики, а может натворить ещё много бед.
  Трудно не привести здесь один поучительный пример из истории.
  Рейхсканцлер Германии Адольф Гитлер был примерно столь же уверен, что немцы и англичане - по сути "две ветви одного великого германского племени" и что великое дело господства нордической расы невозможно при сохранении разделения двух великих народов-колонизаторов. Находясь в плену этой умозрительной теории, он долго и настойчиво делал миролюбивые жесты в адрес "братьев англичан". Самый известный пример - Гитлер позволяет вдрызг разгромленной во Франции британской армии эвакуировать личный состав на острова. Да и воздушная война за Британию первоначально велась с целью не разгромить, а принудить упрямых англосаксов к принятию его предложений.
  В истории оборона Британских островов осталась как пример стойкости их народов, оставшихся на некоторое время один на один со всей Европой в их почти безнадёжной борьбе. Отдавая дань их мужеству, однако, предположим, что дело было не так однозначно. По крайней мере, дело Гесса, совершившего загадочный, поразивший всех перелёт в Великобританию, недаром хранится до сих пор за семью печатями. Есть подозрение, что англичане негласно как бы приняли предложения Гитлера - но только для того, чтобы при первой возможности его, что называется, кинуть. Недаром до конца своих дней, даже когда Красная Армия подходила к Берлину, фюрер продолжал считать главными врагами Рейха именно англичан. И так называемое "окончательное решение еврейского вопроса", проводившееся с 1942 года, можно считать формой косвенной мести английской элите, якобы находившейся под влиянием еврейских банкиров.
  Но как бы там ни было, мы видим, к каким катастрофическим последствиям может привести фанатичное следование вроде бы логичным, но умозрительным концепциям. А ведь в среде современных российских геополитиков достаточно распространено мнение (во многом идущее от Бжезинского, тоже разделяющего устаревшие взгляды или намеренно пытавшегося внушить их лидерам России), будто Россия без Украины не сможет стать по-настоящему великой державой! И вот "патриоты" стараются: любой ценой, кнутом или пряником, но вернуть Украину в лоно России. К чему может привести такой нерассуждающий фанатизм - страшно и представить.
  Мы давно уже наблюдаем, как, несмотря на обоюдное желание русских и белорусов, не удаётся осуществить союз двух наших государств. Ну, а объединение с Украиной принципиально невозможно, потому что большинство украинцев (а отнюдь не только "западенцев") сознательно или бессознательно относится к России с неприязнью, и на это есть глубокие исторически обусловленные причины.
  Русские и украинцы - два совершенно разных народа. Современные украинцы назойливо возводят свою государственность к Киевской Руси, этому феодальному образованию во главе с "матерью городов русских", возглавшегося потомками германского правителя Рюрика, сына фрисляндского маркграфа. И пусть они несколько увлекаются, пусть прямой преемственности между Киевщиной рюриковичей и казацкой Украйной нет, но всё равно разрыв между древним Киевом и современным меньше, чем между Киевом князей и Москвой.
  Зародыш Московского государства, этой колыбели великорусской нации, возник тогда, когда князь Андрей Боголюбский начал строить на северо-восточной "украйне" Руси "государство нового типа" (прообраз будущей России). Это было общество максимально равных возможностей (насколько то было реально тогда), держащееся не на противопоставлении родовитости простонародью, а наоборот - на обязанности всех сословий максимально сотрудничать на благо новой исторической общности, которых впоследствии назовут московитами.
  Мы совершенно не осознаём, каким революционером-радикалом был Андрей Боголюбский, который, завоевав титул великого князя киевского, не остался "на киевском столе", а перенёс столицу своей империи в только что начавший отстраиваться Владимир-на-Клязьме в Суздальской земле. Историки нисколько нам не помогают в осознании великого исторического значения этого выдающегося государственного деятеля и данного его поступка. Согласно традиционной историографии, князь Андрей перенёс столицу... ну и перенёс; мало ли где столицы переносятся - вон в Казахстане новая столица, и ничего. И только оставшийся с тех времён в Русской Церкви праздник Покрова, посвящённый (по земным меркам)... победе греков над русскими (то есть над киевскими князьями), показывает, насколько князь ненавидел всё традиционное киевское - больше, наверное, чем Пётр Алексеевич - московское.
  Андрей не просто перенёс столицу на Северо-Восток (как Пётр - на Балтику). На Суздальщине царил дух нигилистического отношения к предыдущей киевской жизни как к чему-то бесцельному и варварскому, о чём надо забыть, как о страшном сне - примерно как большевики относились к царизму. И вот в такой-то атмосфере началось складывание великорусской нации, которая буквально выросла на отрицании киевских вольностей. Поэтому насчет преемственности в строгом смысле Украины и Киевской Руси можно спорить, но вот в сравнении с великороссами украинцы могут действительно считать себя потомками Ярослава Мудрого. (Которого, кстати говоря, "Мудрым" впервые назвал Карамзин, а в документах того времени, особенно в скандинавских хрониках, поскольку князь был женат на шведской принцессе, его характеризовали совсем иначе.)
  Меньше чем через столетие Ордынское нашествие смело Киев с лица земли. Александр Невский заключил союз с ханом, тогда как Даниил Галицкий - с Римом. Северо-Восточная Русь стала частью улуса Джучи, а Южная вошла в состав Польско-Литовского королевства. Так пути Руси Киевской и Руси Владимирской надолго разошлись.
  Получился парадокс, каких немало в истории, - северо-восточная украина Русской земли стала восприниматься как Русь (Россия), а Старая Русь осталась хранительницей своей древней славы, живя ожиданием чудесного воскрешения и опускаясь постепенно до положения Украины - окраины неизвестно чего, но всё же окраины. Так что по-настоящему-то Украина должна бы называться Русью, а её население - русскими или русинами, тогда как теперешняя Россия - Московией, а население - московитами (как римляне - от Рима) или даже москалями (как "ласково" именуют нас украинцы).
  Сердцевиной будущей украинской нации стало казачество. Казак - это человек, добывающий своё пропитание оружием. (О том, как казак относился к людям других этносов, говорилось при рассмотрении проблем Северного Кавказа. Ещё красочнее об этом писал Загоскин, цитата будет приведена ниже.) Запорожская Сечь, эта единственная в своём роде казацкая республика, находясь между Россией, Польшей, Крымским ханством и Турцией, воевала то с одним, то с другим своим соседом и жила тем, что добывала во время набегов на соседей (регулярной хозяйственной деятельности она не вела). Гоголь, восхищавшийся казачеством, всё же вынужден был описать крайнюю жестокость, даже зверства казаков, которые не просто убивали свои жертвы, а и вырезали младенцев из чрева матерей и бросали их в огонь.
  До ХVII века украинцы жили мечтой о независимости и восстановлении Великой Руси (то есть Киевщины), не обращая особого внимания на своего северного соседа, как не имеющего отношения к проблеме "вильной Украины". Москва же крепла и возвышалась, присоединяя земли в Сибири, много большие, чем Украина, а в южных степях слепые кобзари пели бесконечные думы о казацкой славе.
  Не упускали казаки возможности пограбить северного соседа, когда для этого представлялась возможность. Особенно буйствовали они на российской земле во время Смуты начала XVII века. Весьма популярный в XIX веке писатель Михаил Загоскин в своём романе "Юрий Милославский" так рисовал "доброго", положительного казака:
  "Кирша был удалой наездник, любил подраться, попить, побуянить; но и в самом пылу сражения щадил безоружного врага, не забавлялся, подобно своим товарищам, над пленными, то есть не резал им ни ушей, ни носов, а только, обобрав с ног до головы и оставив в одной рубашке, отпускал их на все четыре стороны. Правда, это случалось иногда зимою, в трескучие морозы; но зато и летом он поступал с ними с тем же самым милосердием и терпеливо сносил насмешки товарищей, которые называли его отцом Киршею и говорили, что он не запорожский казак, а баба. Вечно мстить за нанесённую обиду и никогда не забывать сделанного ему добра - вот правило, которому Кирша не изменял во всю жизнь свою".
  На фоне такого доброго казака легко представить себе нравы его менее добрых товарищей.
  Возрождение Украины началось в ХVII веке. Московское государство было к тому времени разорено польско-литовско-шведской интервенцией, а Киев стал вновь, как и при Ярославе Мудром, очагом восточноевропейской образованности, с церковной Академией, где преподавание было поставлено на хорошем европейском уровне. Студентов там учили не только богословию и греческому и латинскому языкам, но и стихосложению. Но гнёт польских панов и опустошительные набеги крымских татар становились невыносимыми, и казачьи вожди не раз обращались к России с просьбой о присоединении к ней. Наконец, Земские соборы 1651 и 1653 годов дают добро на этот шаг, и Россия вступает в 14-летнюю войну с Польшей - в ущерб своим интересам. Сознавая невозможность сохранить независимость Украины в тех исторических условиях, гетман Богдан Хмельницкий выбрал как наименьшее из зол союз с Россией. По его инициативе Переяславская рада приняла решение о воссоединении Украины (это была тогда сравнительно узкая полоска земли на левом берегу Днепра) с Россией. Польша бросила все силы против России, и это позволило казакам очистить от панов всю Украину.
  А дальше произошло то, что не раз случалось с народами, "облагодетельствованными" Россией. Новые гетманы призывают к "самостийности" и, вступив в союз то с крымским ханом, то с поляками, наносят русским войскам тяжёлые поражения. Победа "самостийности" оборачивается новым подчинением Польше, которая признала привилегии казацкой старшины, чтобы вернуть под панский гнёт рядовых казаков и крестьянство. А крымские татары уже безнаказанно грабили украинские города и сёла, уводя каждый раз тысячи пленников-рабов. (Украинские историки называют это время "руиной".)
  И тогда украинские города просят русского царя принять их страну под свою высокую руку и править ею "по всей его государевой воле". А в России как раз в это время складывается новый курс - на расширение государства преимущественно на юг, через славянские и греческие земли к Царьграду ("тишайший" царь Алексей Михайлович был одержим идеей стать государем всех православных стран, ради чего пошёл и на церковную реформу, породившую раскол).
  Начиная с правления "тишайшего" (хотя это одна из самых зловещих фигур в российской истории) и вплоть до царствования Павла I выходцы из Украины играли определяющую роль в культурной жизни российских "верхов". Симеон Полоцкий был ведущим писателем России и воспитателем старших детей царя. При Петре I всё высшее духовенство было из выпускников Киевской академии (Феофан Прокопович, Стефан Яворский, Димитрий Ростовский, Филофей Лещинский и др.). При Елизавете Петровне её фаворитом (и, как говорили, тайным мужем) был сын простого казака, красивый певчий на клиросе Алексей Розум, ставший графом и генерал-фелдмаршалом Алексеем Разумовским, полновластным хозяином во дворце. В "верхах" оказались и другие Разумовские, потянувшие за собой в столицу многих своих земляков. При Екатерине II фактически руководил внешней политикой Российской империи "русский государственный деятель малороссийского происхождения" Александр Безбородко. Он стал графом и одним из самых влиятельных лиц при дворе. Будучи страстным поклонником женщин, он вёл разгульную и легкомысленную жизнь, несмотря на огромное богатсто, был вечно в долгах. За два года до смерти Безбородко был удостоен Павлом I высшего по тем временам ранга канцлера Российской империи и возведён в княжеское достоинство с титулом светлости.
   Забегая (хронологически) несколько вперё, отмечу, что Александр I в первые годы своего правления опирался на небольшой круг друзей, который стали называть "Негласным комитетом". Одним из четырёх его членов был Ви́ктор Кочубе́й, правнук генерального писаря Кочубея, казнённого Мазепой, и плямянник и воспитанник Александра Безбородко. Он ещё при Павле I был дипломатом, служил в Швеции, в Лондоне, в Константинополе, стал графом. Как дипломат он держался "национальной системы, основанной на пользе России", желал, чтобы "все державы дорожили её дружбой" и боялся её территориальных расширений (!). Александр назначил его членм Государственного совета, а затем - первым министром внутренних дел Российской империи. Его карьера продолжалась и при Николае I. Кочубей стал председателем Госсовета и Комитета министров и был возведён в княжеское достоинство, а 1834 году он стал канцлером по внутренним делам.
  
  
  В музыке тогда задавали тон Бортнянский, Березовский, Ведель, в живописи - Левицкий, Боровиковский... При этом первые "просвещённые" украинские деятели относились к "тёмным" русским ученикам и коллегам с высокомерием, хотя, объективно говоря, гордиться им было особенно нечем. Культура, какую они несли в Россию, не была их созданием. Это была культура Западной Европы, которуя переняла Польша. А от Польши она, всё более адаптированная к условиям православного восточнославянского ареала, перешла к украинцам. Так что украинцы послужили в большей мере лишь передаточным звеном в процессе вестернизации (или, скорее, европеизации) России, начавшемся ещё до Петра I и в известной мере подготовившем почву для петровских преобразований.
  Признавая вклад названных персон в русскую культуру и политическую жизнь, следует всё же иметь в виду, что, по мнению авторитетных специалистов, они способствовали отходу её от своего магистрального пути. Например, внедрение взятого с Запада партесного пения остановило развитие прежнего русского музыкального строя. Даже великий Гоголь создавал литературные шедевры мирового значения якобы на русские темы, в действительности не имевшие к русской жизни никакого отношения (см. об этом мою работу в Интернете). Он противопоставлял холодный, жестокий, бесчеловесный Петербург и Россию Ноздрёвых, Собакевичей и прочих "мёртвых душ" (что вызывало тогда многочисленные протесты ряда представителей русской общественности) прекрасной Украине с её упоительными майскими ночами и могучим Днепром, до середины которого долетит редко какая птица. Он воспевал Русь как неудержимую "птицу-тройку", забывая, что бричка-то везёт прохиндея, "приобретателя" Чичикова. Русский идеал подвижника был Гоголю непонятен, и он нарисовал свой идеал - казака, который доблестно воюет, виртуозно орудует саблей и палит из ружья, добывает богатство, чтобы тут же спустить его в ходе весёлой пьянки и гулянки. Венцом антирусского творчества украинцев стала поэзия Тараса Шевченко, пронизанная ненавистью к "москалям" и призывами к мести этим оккупантам и угнетателям, закабалившим ранее вольное казачество ("...вставайте, кайданы порвите и вражою злою кровью волю окропите!"). О его творчестве я ещё добавлю несколько строк чуть ниже. Перекосы, порождённые влиянием украинцев, в музыке пришлось выправлять Глинке и композиторам "могучей кучки", а в литературе - Ломоносову, Державину, Пушкину. И т.д., и т.п...
  
  Антиукраинская политика царизма
  
  Прошло полстолетия, и гетман Мазепа, понимая, что оборот "на всей государевой воле", употреблённый в универсале о присоединении к России, оказался вовсе не риторической фигурой, сделал отчаянную попытку освободиться от "братского союза", воспользовавшись Северной войной. В чём, как известно, потерпел неудачу.
  А потом... Потом Екатерина II... просто уничтожила Запорожскую Сечь, а её последнего кошевого атамана заточила в Соловецком монастыре! Остатки казаков Сечи были переселены на Кубань. Но это было уже совсем другое казачество - оседлое, земледельческое и служилое сословие. Того казачества, о котором сложены лучшие украинские песни, которое вообще составило основу украинской культуры и самобытности, не стало. А оставшиеся на Украине казаки наравне с крестьянами стали закабаляться на польский манер, то есть с особой жестокостью; при этом казацкой верхушке по принципу "разделяй и властвуй" было присвоен статус неких "полудворян". (Вообще-то на месте украинских националистов этот бы эпизод сделать символом геноцида украинского народа, а вовсе не пресловутый "голодомор".)
  Примерно с этого времени вечная освободительная борьба украинцев приобретает явные черты антирусской. Можно вспомнить хотя бы Котляревского, сочинившего казалось бы невинный пародийный бурлеск - переложение классической "Энеиды" на "малороссийский" манер. Но более-менее внимательный взгляд легко определит, кто скрывается под именем "греков", разрушителей великой вольной Трои, из которой сумел бежать Эней с горсткой сподвижников. (Потом этот Эней, как известно из преданий, станет родоначальником римлян, которые сполна возьмут у греков реванш! Имеющий уши да слышит.) Даже великий Гоголь, так и не решивший, какая у него душа - "хохлацкая или русская", - внёс в неё (вольно или невольно) свою лепту (сейчас уже забыты бесчисленные протесты русских против "клеветы на Россию" как на страну "мёртвых душ"). Он противопоставил жалкому состоянию русских (с непонятным ему идеалом подвижника) малопонятный для нашего читателя идеал "казацкого лыцарства" с бесконечной гульбой и пальбой (у нас редко кто, уже взрослым, перечитывал полного "Тараса Бульбу").
  Но окончательно украинское национальное самосознание оформилось в личности Тараса Шевченко (как и русское того времени - в лице его старшего современника Пушкина), который прошёл через российскую выучку и солдатчину, но так и не принял в себя ничего москальского, доказав, что украинец может овладеть высотами мировой культуры и остаться украинцем. В этом - секрет его вечной популярности у соотечественников. Как отмечали критики, для Шевченко столица России Петербург - это этический полюс абсолютного зла, город-упырь, болотный Ад, противопоставляемый Раю, "городу на холмах" - Киеву-Иерусалиму. Гностически-манихейское отношение Шевченко к Российской империи как к носительнице метафизического зла в значительной степени будет определять ценностные ориентиры послешевченковского украинского национализма.
  Не стану останавливаться на принудительной русификации Украины при Александре III, который вообще принципиально отрицал существование украинского народа и украинского языка, как и на других проявлениях угнетения украинцев в предреволюционной России.
  Не раз в дореволюционной России возникал проект переноса столицы империи в Киев - "мать городов русских". Но он не был осуществлён. И с прекращением Российской империи Украина поспешила заявить о своей независимости.
  
  Украина в советский период
  
  Но по Брестскому миру Украина подлежала немецкой оккупации. (При этом Украинская Рада подписала договор с немцами раньше, чем Москва.) Впрочем, она продолжалась недолго. Образовалась Украинская Республика во главе с известным национальным деятелем Грушевским, которая, впрочем, тоже просуществовала недолго: на Украине установилась Советская власть.
  Ради "пролетаризации" ещё преимущественно сельской Украины большевики "прирезали" к ней промышленно развитые Харьков и Донбасс, а также Новороссию с портами Одесса и Николаев. В 1939 году к ней была присоединена Западная Украина. А Хрущёв ещё подарил Украине от имени России Крым (не имевший к ней ни малейшего отношения). Так образовалась нынешняя столь крупная по размерам держава - Украина.
  В советское время Украина считалась второй (после РСФСР) по значимости среди формально равноправных республик Союза, и позиции украинцев в общесоюзной правящей элите были прочными (Косиор, Постышев, Чубарь, позднее Хрущёв и его ставленники, "днепропетровский клан" при Брежневе).
  Но втайне украинская элита, включая партийных руководителей, считала себя, подобно прибалтам, территорией, аннексированной Россией. Выяснилось, что Украина не забыла и не собирается забывать голода 30-х годов, который унёс миллионы жизней. Он стал поводом для ещё одной её претензии к России - и до какой-то степени справедливо, поскольку голод этот стал следствием курса на коллективизацию. Она, с одной стороны, лежала в марксистском русле уничтожения собственности, с другой стороны, была ответом на требование времени опираться на крупные сельскохозяйственные "латифундии". Но главное - курс на коллективизацию вырабатывался на основе положения дел в российской деревне, где шла ожесточённая классовая борьба трудового крестьянства с новообразовавшимся кулачеством, и основная масса русских крестьян настойчиво требовала от Центра, как это ни горько слышать современным пропагандистам, расправы с кулаками, полного уничтожения кулачества, как класса. Такая политика была принята Москвой и была, как водится, распространена на всю подведомственную территорию, включая Украину, где в силу иного отношения к собственности вопрос о кулаках так остро не стоял. Коротко говоря, украинцы - народ хозяйственный, русские - народ политический. Вот и получилось, что если для России коллективизация прежде всего запомнилась раскулачиванием, то на Украине она обернулась "голодомором" - массовой гибелью крестьян от голода. (Одной из главных его причин его стало то, что, под влиянием агитации противников коллективизации, крестьяне резали скот, в первую оередь быков - главную тягловую силу при пахоте плугом на украинских чернозёмах, тогда как в Великороссии с её лёгкими почвами пахали сохой на конской тяге.)
  И, когда Горбачёв и Ельцин довели дело до развала СССР, украинские руководители, в первую очередь Леонид Кравчук, выступили инициаторами выхода Украины из Союза. Иначе, - говорил он, - украинский народ сойдёт с исторической сцены.
  
  Украина "незалэжная"
  
  Так Украина вторично обрела независимость, которую у нас, правда, постарались вскоре истолковать как обязанность всегда идти одним путём с братским русским народом. Но развитие остановить нельзя. Украинская нация созрела, она возродилась для того, чтобы восстановить значение Киева как одного из центров европейской культуры, а это неизбежно означает некоторое умаление роли Москвы. Украина, как и Киевская Русь, - государство европейское, её стремление войти в семью западных "цивилизованных" стран достаточно естественное. Поэтому соглашение Украины с ЕС о едином экономическом пространстве могло удивить только тех в России, кто жил иллюзиями и не желал видеть реальности. Россия - страна принципиально не-европейская, точнее - анти-европейская (сознательно не будем здесь употреблять термин "азиатская", прочно связанный с массой ненужных ассоциаций), и отталкивание Украины от России геополитически обусловлено. В то же время в рамках СНГ Украина выступает конкурентом и противовесом России. Украинские националисты рассматривают Украину как форпост западной цивилизации перед океаном восточных азиатских "варваров". В антироссийском блоке ГУАМ буква У означает как раз Украину.
  А о том, хотят ли украинцы объединиться с единокровными братьями (если бы их не смущали проклятые националисты), говорит такой анекдот.
  Украинский мальчик услышал по радио о запуске космонавтов и кричит:
  - Дидо, дидо, москали в космос полэтилы!
  - Вси? - со смесью сомнения и надежды переспрашивает дед.
  Это анекдот. Но созданный не на пустом месте.
  Впрочем, нелепы и потуги современных украинских авторов создать мифы о Древней Украине. Якобы она простиралась от Тихого океана до Средиземного моря. Украинцы были предками древних египтян. Не только Адам и Ева - украинцы, но и Дева Мария была украинкой и, следовательно, сам Иисус Христос тоже был украинцем. Разве всё это не анекдоты, ставшие явью? Хотя, разумеется, все становящиеся нации проходят через полосу "национального самосознания не по разуму".
  Правда, положение на Украине ныне сложное не только из-за хозяйственной разрухи (кажется, ещё большей, чем в России), но и потому, что в ряде её регионов большинство населения составляют русские или обрусевшие украинцы (особенно это касается Крыма), и это затрудняет насильственную "украинизацию", а тем более развязывание вооружённого конфликта между нашими странами. Но можно представить, например, как изменятся наши взаимоотношения, если нефтяные месторождения России иссякнут, и она из экспортёра нефти превратится в её импортёра (говорят, это может случиться довольно скоро), а на украинском черноморском шельфе будут открыты громадные залежи "чёрного золота" (соответствующие работы западными компаниями уже ведутся).
  В целом Украина сейчас представляет собой объединение четырёх трудно совместимых частей. Западная Украина задыхается от ненависти ко всему русскому. Центральная Украина говорит в основном по-русски, хотя и вскормлена на антироссийских настроениях. Восточная и Южная Украина населена русскими, относящимися к России дружелюбно. Большинство населения Крыма - русские, но там набирает силу растущая и агрессивная татарская община. Насколько прочен этот "союз лебедя, рака и щуки"? Многие пророчат Украине распад.
  Но всё же украинская нация состоялась, украинцы - самостоятельный народ, наконец-то создавший собственное государство, независимость которого будет отстаивать любой ценой. Наше разделение - всерьёз и надолго. Подписание Украиной соглашения с ЕС о создании зоны свободной торговли ещё более разведёт наши страны, потому что Россия вынуждена будет ввести высокие таможенные пошлины, чтобы под видом украинских товаров к нам не поступали беспошлинно товары из Европы.
  А политика России в последние годы строится так, будто преследует цель оттолкнуть от нас и тех украинских русских, которые желали бы воссоединения двух наших государств. В российских СМИ не раз приводились суждения украинских русских, поживших немного в Москве, которую заполонили многочисленные мигранты из Средней Азии. Они твёрдо решили: с такой Россией мы объединяться не хотим.
  
  Украина - угроза для России?
  
  Украина не просто выступает против России в разных международных организациях, она явно показывает намерение взять исторический реванш за всё, чем её "обидела" Россия. В общем, "хохлы и москали - заклятые друзья". В Киеве подчёркивают: русские и украинцы - только соседи, но ни в коем случае не родственники и тем более не братья.
  При этом Киев не прочь стать новым центром поствизантийской цивилизации. И вот здесь стоит вспомнить об упомянутом вскользь геополитике С.Хантингтоне, составившем список "цивилизаций", куда попала и Россия в раздел "славяно-православная".
  Разумеется, Россия как принципиально тотально-государственое, имперское образование уже давно ничего общего ни со славянским, ни с православным мирами не имеет. А славянофильские мечтания об объединении славяно-православного мира под эгидой России были в большой степени реализованы Сталиным, но приятных воспоминаний в славянском мире это почему-то не оставило. А вот Украина могла бы при определённых условиях стать центром "славяно-православного мира", противостоящего как романско-католической, так и англо-германской Европе.
  "Могла бы", потому что, к сожалению, Европа последовательно становится сверхгосударством вместо простого конгломерата стран, и пространство для манёвра у отдельных составляющих будущей Пан-Европы будет всё меньше и меньше. И Украина, став членом ЕС, будет вынуждена подчиниться господствующему там курсу, отнюдь не славянскому и не православному. Но всё-таки надо помнить, что потенциал для политического объединения со славянскими странами у Украины существует. Линия эта как бы заложена в самой истории украинского народа, и целью Украины, даже отдалившейся от России, вовсе не является послушное следование в русле европейской политики в союзе, скажем, с другим исконным врагом украинцев - Польшей. Можно предположить, что в подконтрольной англо-германцам и французам Большой Европе Украина опять станет центром диссидентства и негласного сопротивления общеевропейской политике, каким она была в составе СССР. И Россия на этом, конечно, может периодически играть. Но не более того.
  И вот Украина получила приглашение вступить в НАТО уже в ближайшее время (но этот миг, кажется, всё время отодвигается). Сам Виктор Ющенко, бывший тогда президентом Украины, утверждал: "Без членства в НАТО Украина не сможет самостоятельно защитить свою независимость от посягательств России" . Если население регионов, населённых преимущественно русскими, выступит против этого акта, а правительство Украины попытается силой подавить это сопротивление, останется ли Россия безразличной к судьбе гонимых там русских? Далее, по уставу блока НАТО в него не могут входить страны, на территории которых находятся иностранные военные базы. Значит, Украина потребует вывода российского Черноморского флота из Севастополя ещё до 2017 года. Что предпримет Россия, если Украина попытается выдворить (обязательно при поддержке Запада, который пригрозит нам всевозможными санкциями) незваных российских гостей из Севастополя? Как встанет тогда вопрос о принадлежности Крыма?
  С приходом к власти на Украине Виктора Януковича, который в обмен на продление срока пребывания российского флота в Севастополе выторговал льготные цены на российский газ, отношения между нашими двумя странами несколько потеплели. Но надолго ли хватит сил у Януковича противостоять напору антироссийских сил? И долго ли сам Янукович продержится на посту президента Украины?
  Тем кругам на Западе, которые ищут повод для развязывания войны против России, Украина предоставляет великолепный шанс.
  
  Молдавия: курс на задворки Европы
  
  
  О Молдавии (Молдове), казалось бы, православной стране, население которой до недавних пор пользовалось в письме кириллицей, можно сказать очень коротко, но ничего хорошего о ней не скажешь. Видно, что в молдаванах взял верх общерумынский национализм, и объединение с "братским румынским народом" стало там твёрдым национальным курсом. А это автоматически означает переход страны на антироссийские позиции, что уже выразилось в участии её в антироссийском блоке ГУАМ, где последняя буква обозначает как раз Молдову. И это происходит независимо от того, кто находится у власти - коммунисты или националисты. Надо также иметь в виду, что многие тысячи молдаван подались на заработки не только в Россию, но и в Западную Европу, а такой вояж гораздо легче совершать, имея румынский паспорт. Румыны же своё гражданство дают молдаванам весьма охотно.
  В Молдавии, на этой благодатной земле, после распада СССР царит разруха. Достаточно привести один эпизод, красноречиво свидетельствующий об этом. По российскому телевидению показали, как в центральной больнице Кишинёва детям делают операции, просверливая кости не медицинской, а обычной дрелью. Директор больницы объясняет, что старая медицинская дрель вышла из строя по ветхости, а новую, стоящую десятки тысяч евро, приобрести учреждению не по средствам
  Ситуация в Молдавии осложняется и запутывается тем, что добрую половину территории страны составляет русскоязычное Приднестровье, против населения которого была развязана в начале 90-х годов зверская и кровавая война. Естественно, это стало дополнительной причиной, из-за которой приднестровцы категорически не желают слышать даже об ином объединении с Молдовой, кроме конфедеративного, и тем более - о вхождении в Румынию.
  Россия пытается использовать Приднестровья как гирю на ногах Молдовы, мешающую ей совершить окончательный шаг за пределы российской зоны влияния. В регионе до сих пор расквартирована российская армия под предлогом охраны оставшихся с советских времён огромных складов с боеприпасами. Но долго такое положение продолжаться не может. Молдавия, видимо, найдёт всё-таки способ осуществить свою нелепую мечту - слиться с Румынией, а Приднестровье, как не имеющее границы с Россией, в лучшем случае войдёт в состав Украины.
  
  Быть ли Союзу России и Белоруссии?
  
  Двум наиболее близким народам бывшего СССР - русским и белорусам - оказалось достаточно нескольких лет раздельного существования, чтобы прийти к выводу, что жить вместе всё-таки лучше. И как радовались патриоты, когда президенты Александр Лукашенко и Борис Ельцин подписали Договор об образовании Союза двух наших государств!
  Тогда новый Союз России и Белоруссии, открытый для присоединения и других государств, виделся во многих отношениях более совершенной формой объединения, чем бывший СССР. Независимость объединяющихся республик сохранится, "центр" не сможет навязывать им свою волю: его полномочия строго определены, общесоюзный бюджет создается из отчислений только на конкретные взаимосогласованные проекты, так что не возникнет и мысли, что кто-то кого-то "кормит" или, наоборот, "объедает". В пока еще аморфном СНГ возникает более чёткая структура: Содружество России и Белоруссии - это высший уровень объединения; их союз с Казахстаном и Киргизией - второй уровень, с менее тесными связями; наконец, остальные страны (исключая, возможно, особые отношения России с Арменией) - третий уровень, с минимумом взаимных обязательств. Выходит, думалось нам тогда, жизнь берет своё, для наших народов наступает время творчества и нового взлёта.
  Увы, всё оказалось гораздо сложнее, чем предполагалось. В России, как известно из СМИ, "построили капитализм" с опорой на частную собственность. Поэтому в какую сторону белорусско-российского экономического сотрудничества ни кинь, наткнёшься на олигархов и прочих современных мироедов, у которых на уме - дорваться до ресурсов и активов соседней страны в целях собственного обогащения. А в Белоруссии царит некий "остаточный социализм" с опорой на госсектор. Естественно, белорусам перспектива такой "белорусско-олигархической дружбы" не по душе, и Лукашенко такую "дружбу" старательно тормозит. А другой Россия, увы, до недавних пор "проолигаршенная" до самого нутра, предложить не могла. Вот и остался громкий союз до сих пор на бумаге.
  В общем, в России углублялись "рыночные реформы" (то есть плановый распад хозяйственной системы), а в Белоруссии сохранилось многое из советских порядков. Там не было массовой приватизации предприятий, заводы и фабрики работают и выпускают продукцию, в том числе и идущую на экспорт. Колхозы и совхозы сохранились, земля обрабатывается, брошенных и заросших кустарником полей и разрушенных ферм нет. Заработная плата и пенсии, как и темпы экономического роста, выше, чем в России (хотя Белоруссия не располагает большими богатствами недр и не экспортирует нефть и газ). Влиятельным кругам в России всё это не по душе. Как белорусы готовы войти в союз с Россией - но не "рыночной", а нормальной, хозяйственно централизованной, так и российские деятели тоже готовы к союзу с Белоруссией но - без Лукашенко и той плановой системы, которую он закрепил в стране. Не удивительно, что объединительный воз и поныне на исходной позиции.
  Но есть и еще один момент, препятствующий объединению.
  Можно предположить, что в переговорах об объединении двух наших стран повторилась в миниатюре ситуация, сложившаяся при образовании СССР. Тогда, как известно, боролись два подхода.
  Ленин настаивал на добровольном союзе равноправных республик, вставших на путь строительства социализма, с правом их выхода из Союза. Это вытекало из его концепции мировой революции: дескать, новые страны, где победит пролетариат, могут смело присоединяться к Союзу социалистических республик Европы и Азии, не опасаясь угрозы нового порабощения, уже Центром.
  Сталин предлагал национальным республикам присоединиться к России, войдя в её состав в качестве автономий, без права выхода из Союза. После долгих споров Сталин уступил больному вождю, и многие полагают, что именно тогда под фундамент СССР была заложена бомба, которая рано или поздно должна его взорвать.
  Лукашенко предлагает создать "мини-СССР" - союз не 15, а двух республик, к которому впоследствии могут присоединиться и другие страны СНГ и даже некоторые страны "дальнего зарубежья" (одно время, в критический для неё момент, такое желание вроде бы высказывала Югославия). Путин же говорил, что нового СССР ни в каком виде не будет, и предлагает войти Белоруссии (целиком или отдельными областями) в состав России. Мотивируется такое предложение, которое Лукашенко счёл оскорбительным для своей страны, в частности, тем, что экономика Белоруссии составляет всего три процента от экономики России. Медведев то ругапся с Лукашенко, то обнимал его как лучшего друга, но и при нём дело не сдвигалось с мёртвой точки, если не считать вступление Белоруссии в Таможенный союз с Россией и Казахстаном.
  Но действительные причины разногласий - более глубокие. И не только потому, что в наших странах господствуют различные, если не сказать - антагонистические, социальные модели, и воедино механически сомкнуть эти два государства сегодня не удастся.
  Кстати сказать, почему-то никто не заикается об объединении двух государств по известному, хотя и труднопонимаемому принципу "одна страна - две системы". Когда речь идет даже о Гонконге и Макао, уже разъедающих экономическую систему КНР - не говоря уже о предполагаемом воссоединении с Тайванем, со всех сторон слышны дифирамбы в адрес китайского "архитектора реформ", сей принцип изобретшего. Когда же речь заходит об аналогичном объединении, грозящем ещё больше замедлить триумфальное восхождение России вверх по рыночной лестнице, ведущей вниз, о вышеупомянутой мудрой формуле почему-то не вспоминают. Да и при воссоединении Германии аналогичная формула была лишь провозглашена для отвода глаз, после чего ГДР поспешили сдать западному соседу с потрохами и без всяких сказочек о "двух системах".
  Так вот, падение социализма в России явилось, разумеется, не столько экономическим переворотом, сколько попыткой переворота идеологического, мировоззренческого. И, в частности, дискредитации советского подхода к национальному вопросу, основанного на принципе дружбы народов и максимально возможного равенства наций (который только и позволял десятилетиями сплачивать разношёрстную империю): дескать, дружбу народов придумали большевики, тогда как все цивилизованные народы решают свои национальные вопросы силой. В стране стал торжествовать белогвардейский культ "единой и неделимой", означавший фактическое сползание Российской Федерации к состоянию пресловутой "тюрьмы народов". (Недаром через год после переворота 93-го года, открывшего дорогу к власти самым непримиримым антисоветским силам, началась экспедиция в Чечню ельцинской военщины, завершившаяся, к счастью, позорным провалом.)
  Эта линия в чести и в современных российских властных кругах. Стало популярным пропагандировать Белое Движение с его известным лозунгом "за единую и неделимую". Возможно, находился под её влиянием и Путин. Возможно, он объединение с белорусами старался рассматривать как раз с точки зрения "единой и неделимой". Один из наблюдателей предположил, что такой невероятный с точки зрения национальных интересов шаг, как объединение РПЦ с давно оголтело антирусской Зарубежной Церковью, был одобрен Путиным. И именно потому, что он, подобно Сталину, подпал под манию "собирания" земель и вообще всего русского. Хотя, как мы знаем на примере Плюшкина, не всякое собирательство идет на пользу. Возможно, он в своём споре с Лукашенко исходил из мысли: позволь только одним заикнуться о конфедерации - сразу все прочие татарстаны за ними последуют. И всё сначала - опять к 91-му году. Нет, автономия и только автономия! В истории СССР уже был довольно неприглядный эпизод, когда во время войны Москва согласилась принять под свою высокую руку - в рамках дружбы и взаимоуважения равноправных народов, разумеется, - независимое государство Тувинскую Народную Республику в качестве... автономной области! И лишь позже, при Хрущёве, в Кремле, видимо, поняли неприличность такого "опускания" ещё вчера суверенного народа, и статус был поднят хотя бы до АССР.
  Но Лукашенко говорит, что Белоруссия никогда не войдёт в состав России: это красивая, самодостаточная страна. Иначе его не поймёт народ, даже могут возникнуть подпольные террористические организации "героев национально-освободительной войны". Вот так.
  Но и Лукашенко - проблемный товарищ. В нём явно проглядывает увлечённость панславистскими идеями (включая, возможно, модное учение о цивилизациях Хантингтона). Не в обиду белорусам пусть будет сказано, но по сравнению с Россией их страна, как и многие другие небольшие страны, всё-таки более периферийная и оттого несколько провинциальная. И увлечение белорусского президента идеями славянского единства чем-то напоминает увлечённость провинциального самоучки последней прочитанной книгой (не в обиду, конечно, и провинциалам, среди которых есть и вполне продвинутые люди). Почитал бы Александр Григорьевич труды Константина Леонтьева, который за время пребывания в должности российского консула в Стамбуле хорошо изучил славянский мир, находившийся под властью Турции, и пришёл к однозначному выводу: южные славяне тяготеют к Западной Европе, и их объединение с Россией (в которой многие желали этого) невозможно. Что впоследствии не раз и подтвердилось. Болгария, обретя независимость благодаря подвигам и жертвам российских солдат, пригласила на свой царский трон не кого-то из династии Романовых, а германского принца. А потом участвовала в двух мировых войнах против России.
  Ладно, что в Белоруссии с помпой ежегодно проводится международное шоу под вполне предсказуемым названием "Славянский базар". Гораздо хуже позиция белорусского президента по Украине. То, что у русских националистов на уме или хотя бы на языке - имеем в виду чудовищное положение "Россия без Украины - не Россия", - для Лукашенко руководство к действию. Он буквально одержим идеей вопреки всему непременно сохранить "союз трёх славянских народов", даже если это будет в ущерб интересам России. Последняя же объективно (пусть и страшно медленно) разворачивает вектор своей политики туда, куда по возможности стягиваются великие державы будущего - в Тихоокеанский регион. Она успешно вместе с Китаем создала Шанхайскую организацию сотрудничества, перспективы которой могут стать самыми неожиданными. Чувствуется, что Лукашенко это всё глубоко чуждо, он участвует в подобных мероприятиях лишь по необходимости, предпочитая осваивать в республике производство... шоколадного сала - видимо, чтобы хоть как-то подсластить непонятливых украинских собратьев. И это тоже создаёт зону непонимания между лидерами двух стран.
  Естественно, на Западе развёрнута злобная кампания против Белоруссии и её президента - "последнего диктатора в Европе". И российский "Газпром" (надо думать, не без ведома руководства страны) норовит повысить цены на газ для Белоруссии до европейского уровня, то есть в три раза, если не больше. Принимаются и другие меры экономического давления на Белоруссию. Такого повышения цен на энергоносители экономика Белоруссии не выдержит. Вряд ли маленькая республика устоит перед таким напором.
  В России большинство населения недоумевает по поводу такой политики в отношении братской Белоруссии. Лукашенко, поставленный в безвыходное положение, ищет возможности получения энергоресурсов вне России, обращаясь даже к Ирану и Венесуэле. Более того, он пытается осуществить некий поворот в сторону Запада, и тот, ради отрыва Белоруссии от России, готов пойти ему навстречу, забыв все обвинения в адрес "диктатора". О том, какие тайные причины такого поворота событий и каким окажется выход из этого запутанного положения, пока можно только догадываться. Но после того, как Лукашенко в декабре 2010 года в четвёртый раз был избран президентом Белоруссии, да к тому же приказал арестовать деятелей прозападной оппозиции, устроившей в Минске погром ряда государственных учреждений, Запад, кажется, окончательно отвернулся от "последнего диктатора". Российские либералы тут же по-новому расшифровали аббревиатуру "ГУЛАГ": "Государство, управляемое Лукашенко Алексанром Григорьевичем". И вот в то время, пока Запад и Москва никак не могут найти общий язык с Лукашенко, Китай завоёвывает всё более прочные позиции в экономике Белоруссии.
  В феврале 2009 года в Москве было, наконец, подписано соглашение о создании единой системы противовоздушной обороны России и Белоруссии. Россия поставит Белоруссии новейшие зенитно-ракетные комплексы. Проводятся совместные военные учения армий двух стран. Предпринимаются и другие шаги, направленные на укрепление связей между нашими государствами.
  
  Страны Балтии - заповедник вековой ненависти
  
  Особо стоят бывшие прибалтийские союзные республики, которые обрели независимость в 1919 году и пользовались ею только до 1940 года, когда туда вошли части Красной Армии. Во время пребывания этих земель в составе царской России они представляли собой множество бедных деревень и хуторов вокруг немногих портовых и промышленных городов, построенных ещё в Средние века в основном немцами. В деревнях дома были крыты соломой, полы были земляные. А за годы независимости уровень жизни значительно повысился, быт тоже стал более благоустроенным, почти европейским. Откуда же пришли такие деньги в эти страны?
  Ларчик открывался просто. Запад объявил СССР блокаду. Получать необходимое оборудование для индустриализации Советская Россия могла в основном через сопредельные страны, путём так называемого реэкспорта, в частности, из Прибалтики. То есть, скажем, Латвия покупала нужные России станки по мировым ценам, а продавала нам по тройной цене. И нам приходилось переплачивать, потому что иные пути получения нужных товаров были для нас закрыты. Что-то подобное повторилось уже в последнем десятилетии XX века, когда прибалтийские республики стали получать доход от реэкспорта, но уже в обратном направлении. Через эти республики ещё только зарождавшиеся российские олигархи вывозили за границу товары, скупая их внутри СССР по низким внутренним ценам и продавая на Запад по мировым. Так Эстония, не имевшая собственного месторождения цветных металлов, вдруг оказалась в числе их экспортёров.
  Страны Прибалтики - мелкобуржуазные, идеалы их народов - мещанские, да и сами они (прежде всего латыши и эстонцы) прошли хорошую дрессировку за те столетия, когда их земли принадлежали германским рыцарским орденам, и в сильной степени позаимствовали немецкие черты - прежде всего бюргерское упоение отлаженным порядком и размеренностью жизни. Их мечта - вписаться в "настоящую Европу". Это стало возможным после поражения революций в их странах, когда в России еще бушевала Гражданская война.
  Увы, в 1940 г. в Кремле решили, что лучше будет, если три прибалтийские республики станут советскими. Начинать новую войну против них после провала наскока на Финляндию советское руководство не хотело, а политики этих стран, опять же помня жестокую войну СССР с их северным соседом, в свою очередь, особенно перечить Москве тоже не желали. В результате Советский Союз реализовал план ползучей аннексии: сначала навязывание мирного договора с размещением советских войск, а потом то, что в Германии было названо "аншлюс": "просьбы" парламентов включить их страны в великую семью советских народов, а проще - один за другим цепочка государственных переворотов.
  Вообще-то стоит подумать, насколько дальновидным был этот шаг. Мало того, что от аннексии территорий, население которых тебе не симпатизирует, держава не столько окрепнет, сколько ослабнет. Даже в виду стремительно приближающейся войны не лучше ли было бы сделать эти республики подконтрольным буфером между СССР и Германией? Тем более, что при нападении последней Красная Армия на недавно присоединенных территориях была всё равно молниеносно разгромлена, причем, не без активного содействия местного населения.
  Но решение было принято. И опять же в виду надвигающейся войны было решено поосновательнее зачистить новые республики от буржуазных элементов. А выше указывалось на то, что буржуазность давно была в крови прибалтов. Это означало, что для нормальной зачистки надо было выселить в Сибирь добрую половину местного населения - в таком духе доблестные советские органы и поступили; ну не половину, но значительную часть коренного населения, а интеллигенцию в особенности, отправили в эшелонах на Восток.
  Эти старания оказались достаточно тщетными: в первые же часы германского нападения в Прибалтике началось, по сути, антисоветское восстание - как гражданских, так и военнослужащих, включенных в Красную Армию. А дальше, несмотря на все зачистки, по первому призыву новых германских властей эстонцы сформировали дивизию СС, а латыши - аж целый корпус!
  И позже были попытки привить прибалтам советское сознание путём депортаций (они были и после войны) и массового переселения на их место русских кадров. Делались они в целях, разумеется, укрепления дружбы народов, а попросту - разбавления неблагонадежного местного населения. Но они остались в исторической памяти так же, как у украинцев голодомор, добавив, разумеется, солидную порцию ненависти к соседям с востока. Тут можно поиронизировать насчет попыток советских властей отмыть прибалтийских чёрных кобелей (вводило в заблуждение и активное участие, прежде всего латышей, в борьбе за Советскую власть, которая в 20-х годах была, конечно, совершенно не такой, какой стала с 30-х). Но что поделать - тогдашнее советское мышление совершенно не учитывало цивилизационного фактора и того, на чём оно базируется - системы национальных ценностей.
  Промышленными странами эти республики стали в советский период, кадры инженеров и квалифицированных рабочих направлялись туда в основном из России (во многом с целью попрочнее привязать их к советской колеснице). И хотя доля русского населения в этих краях всегда была высокой, за годы послевоенных пятилеток она существенно увеличилась, достигнув от четверти до почти половины общей численности. Но симпатии прибалтов всегда были на стороне Запада, а наличие большого количества русских переселенцев эти симпатии еще больше усиливало.
  И это притом, что русские в Прибалтике подверглись достаточно сильному местному влиянию. Когда в странах Балтии проходило голосование по вопросу о предоставлении им независимости, большинство русских голосовало "за". Им казалось, что они сохранят все те блага, какими они пользовались в советское время, а вдобавок ещё получат и возможность свободно ездить в Европу. Действительность, как известно, оказалась несколько иной.
  Став независимыми, эти страны повели самую ярую антироссийскую политику. Тут сказались и несовместимость менталитетов прибалтов и русских, и стремление туземцев отомстить "русским колонизаторам" за все прежние действительные и мнимые обиды. Правда, в России картину положения русских в Прибалтике представляют искажённо.
  Например, говорят о том, что в Латвии русским не предоставляют латвийского гражданства. Но это не так. Русские, родившиеся в Латвии до 1940 года, получают латвийское гражданство без проблем. Значит, трудности создаются не вообще для русских, а для советских русских, что естественно для страны с мещанским укладом жизни. Русских там награждают особо презрительными кличками (в Эстонии их, например, называют "тиблы", что означает "быдло").
  Вступив в ЕС и в НАТО, страны Балтии, стремясь доказать свою "европейскость", стали самым надёжным звеном того пояса, "санитарного кордона", который отделяет благополучную Европу от "разлагающейся" России. Отсюда всегда можно ожидать каких-либо козней против нас. И у каждой из этих стран есть своё особое задание.
  Особенно показательна позиция Латвии, где и после отъезда значительной части русских в Россию они составляют более трети населения, и подвергаются там всяческой дискриминации.
  Казалось бы, страны ЕС должны были одёрнуть латвийскую власть, допускающую подобное нарушение прав человека, но они этого не делают. Видимо, миссия, возложенная ими на Латвию, заключается в том, чтобы обкатать национальную политику, основанную на нетерпимости к русским, которых в Европе рассматривают как низшую расу. К тому же у Латвии и Эстонии есть к России и территориальные претензии, и иски о компенсациях за ущерб, причинённый "советской оккупацией". Правда, теперь, оказавшись в ЕС и НАТО, они, кажется, уже начинают ощущать, что сменили лёгкий, в последние годы Советской власти почти символический контроль со стороны Москвы на жёсткое регулирование всех сторон жизни бюрократией ЕС. Но... не по хорошему мил, а по милу хорош, как гласит русская пословица.
  Но в оценке перспектив жизни в Европе ошиблись не только русские. Неожиданно горькой стороной повернулась Европа и к прибалтам. Сельскохозяйственная продукция этих стран оказалась в ЕС никому не нужной, а российских рынков эти страны лишились. О промышленности и говорить нечего - она фактически перестала существовать. То, что ещё осталось дееспособного, перешло в собственность западных компаний. Запад стал даже поставлять в эти страны президентов. Прибалтика превратилась в поставщика гастарбайтеров для "старой" Европы. Мировой экономический кризис больно ударил по прибалтийским республикам, жизненный уровень населения, ещё недавно относительно высокий, катастрофически упал. В 2009 году там во многих местах начались антиправительственные демонстрации, сопровождавшиеся потасовками между протестующими и силами правопорядка. И теперь там многие начинают сожалеть об опрометчивых решениях о вступлении в ЕС. В Интернете даже началась кампания в поддержку петиции к Швеции с просьбой оккупировать эти незадачливые независимые республики.
  К размышлению
  СССР был государством невиданного ранее типа, и населявшие его многочисленные народы начали образовывать новую историческую общность людей - советский народ. И он реально существовал, да и до сих пор, как бы в виде призрака, существует, если иметь в виду разрозненных и разбросанных по разным "независимым республикам" СНГ сторонников восстановления советского строя. Он лишь оказался разделённым народом, к тому же лишённым права самому определять свою судьбу.
  Но каждая встреча глав стран СНГ развеивает надежды тех, кто еще мечтал о скором восстановлении СССР (если не прежнего, то хоть "обновлённого"). Ни одна из стран СНГ отказываться от своей независимости не собирается. Более того, их политические курсы всё больше расходятся. Так что новому СССР, увы, при нынешней ситуации в России не бывать. И раскол стран СНГ проходит по той самой линии, которую предвидели ещё евразийцы.
  Однако интеграция наших стран идет, подчас даже преодолевая нежелание их руководителей. Четыре из них заключили договор об углублении интеграции, а две - даже намерены создать Союзное государство.
  Важным шагом на этом пути стали саммиты в Москве ОДКБ и ЕврАзЭС в феврале 2009 года. Решение о создании Коллективных сил оперативного реагирования, по своей боеспособности не уступающих соответствующим структурам НАТО, было воспринято в мире как очень серьёзная мера. На Западе заговорили даже о том, что в рамках ОДКБ возникает военный блок "АнтиНАТО". Создание Таможенного союза России, Казахстана и Белоруссии, общего банка и наднациональных органов, решающих отдельные важные вопросы, - это тоже важные шаги на пути интеграции.
  Дружба - хорошее чувство, но в современном мире предпочитают дружить с сильными, богатыми и привлекательными. И еще - более-менее близкими и потому понятными. Так что если Россия окажется на высоте своих задач, то к 2017 - 2020 году СНГ будет представлять собой пусть не "новый СССР", но всё-таки как некий "Постсоветский Союз" (или кратко "Постсоюз").
  
  Русская культура - окно в мир
  
  Великий певец современности Дмитрий Хворостовский в последние годы нечасто бывает на Родине. Его плотный график выступлений на лучших оперных сценах мира заполнен на несколько лет вперёд. Иногда артист выступает и в концертах. Особой любовью зрителей и слушателей пользуются в его исполнении песни о Великой Отечественной войне. И всякий раз настоящую бурю аплодисментов вызывает песня "Журавли" на стихи Расула Гамзатова.
  Стихи были написаны на аварском языке. Аварцы - народ, вполне достойный уважения, со славными традициями, но численность его невелика - около полумиллиона человек. И, как и во всяком другом народе, вероятно, не все они - любители поэзии. Так и остались бы стихи Гамзатова известными лишь немногим аварцам, тем более, что в них говорилось о джигитах, не вернувшихся из боя.
  Но в СССР внимательно следили за духовной и культурной жизнью всех народов страны (как, впрочем, и зарубежья), и талантливые произведения, где бы они ни появлялись, переводились на русский язык. (Существовали, конечно, ограничения на идеологической почве, но сейчас речь не о них.)
  Русская школа перевода художественной литературы, получившая в советский период достойное продолжение, славится на весь мир тем, что переводчик выступает не просто как пересказчик, "толмач", но почти как соавтор переводимого произведения. На ниве переводов выступали и выдающиеся русские поэты - Пушкин, Лермонтов, Заболоцкий, Маршак, Пастернак... Крупнейшие авторитеты признавали переводы с других языков, выполненные русскими поэтами, конгениальными, могущими соперничать по красоте и глубине содержания с оригиналами.
  Наш переводчик убедил (не без труда) Гамзатова заменить слово "джигиты" на "солдаты". Ведь подвиги и судьба джигитов интересны в основном кавказцам, тогда как солдаты гибли, гибнут и, надо думать, будут гибнуть на полях сражений по всей планете, их участь волнует каждого человека, где бы он ни жил. Тогда стихотворение приобретает общечеловеческое звучание.
  Стихи, зазвучавшие на русском языке, произвели ошеломляющее впечатление. Они вдохновили талантливого композитора Яна Френкеля, и появилась песня, ставшая поистине всенародно любимой. А когда песню в исполнении Хворостовского слышат за рубежом, она вызывает слёзы умиления не только у русскоязычной диаспоры, но и у слушателей и зрителей разных национальностей. Некоторые иностранцы ищут подстрочник или, достав русский текст, сами тянутся к словарю. Так стихи аварца Гамзатова облетели весь мир, стали вкладом в мировую культуру. Вот как сказалось на судьбе этих стихов то, что они были переведены на русский.
  Приводить другие такие примеры нет возможности - их тысячи. Великолепные стихи башкира Мустая Карима, калмыка Давида Кугультинова, якута Алексея Кулаковского и многих других поэтов разных народов России вошли в мировую литературу потому, что сначала стали достоянием русских любителей поэзии. Даже гениальные творения, составляющие славу тех или иных народов бывшего СССР, такие, как "Витязь в тигровой шкуре" грузина Шота Руставели или поэмы латыша Яниса Райниса, вряд ли вышли бы за пределы соответственно Грузии и Латвии, не будь их перевода на русский. Вряд ли тот же Руставели привлёк бы особенное внимание англичан или немцев, а русские поэты словно вступили в соревнование, кто из них переведёт гениальную поэму точнее и красивее. Уж не говоря о современных (в смысле - XX - начала XXI века) поэтах этих стран, которые, пусть и великолепные, как, например, Тициан Табидзе, вряд ли вышли бы на мировой уровень без посредничества русского языка.
  Но ведь такая же картина складывалась и в других областях творчества. Казалось бы, живопись, музыка, изделия народных промыслов понятны всем, а потому могут покорять мир и без перевода. Однако в действительности всё не так просто.
  Государства Западной Европы (не говоря уж о Японии) в большей степени мононациональны. В США живут люди сотен национальностей, но там они - как песчинки, в лучшем случае как островки, этнические общины в океане англоязычной культуры. Невозможно себе представить, например, ирландский или татарский штат в составе США. И только в России существуют национально-территориальные образования, народы которых свободно развивают свою культуру и в этом пользуются (во всяком случае, пользовались в советский период) полной материальной и моральной поддержкой со стороны государства. И потому деятели культуры во всех её областях творят не просто как индивидуумы, занимающиеся самовыражением, а работают в своей национальной среде и выступают как выразители духа, дум и чаяний своих народов. И лучшие произведения искусства с разных концов страны собираются в Москве на художественных выставках, музыкальных и кинофестивалях и т.д. При этом издаются каталоги выставок, программы фестивалей с вводными статьями, в которых раскрываются особенности национального мировоззрения и вытекающие из этого специфические черты искусства. И только после этого творения мастеров разных народов становятся по-настоящему доступными всему человечеству.
  А нередко и сами мастера культуры других народов России стремились писать на русском языке. Например, дагестанский писатель Эффенди Капиев, лак по происхождению. (Чего стоит один его грустный афоризм: "Двух вещей так и не смог я понять в жизни: почему людям не хватает земли, и почему люди не совершенны".) А Фазиль Искандер, хотя и пишет по-русски, но с лиризмом и юмором развёртывает панораму жизни и судьбы своего абхазского народа, и это особенно актуально в наши дни, когда Абхазия переживает непростой этап своей истории.
  Мы, русские, может быть, даже подчас бывали чрезмерно внимательны к культурам других народов России, в ущерб своей. У нас в Москве нет настоящего музея Гоголя, а в Красной Поляне (возле Сочи) есть музей классика эстонской литературы, который провёл там несколько недель на лечении. Но это уже вопрос народного характера.
  Надеюсь, мои слова не поймут так, будто русские облагодетельствовали те народы, творения сынов и дочерей которых переводили на свой язык и демонстрировали в своей столице. Русская культура сама обогащалась, впитывая лучшие достижения братских народов. Их литературы, творения мастеров разных видов искусства расширяли наш горизонт, рисуя облик разных краёв страны, особенности образа жизни и исторического пути народов, образы великих предков. В детстве одной из самых моих любимых книг был исторический роман Антоновской "Великий Моурави" - о великом сыне грузинского народа Георгии Саакадзе, боровшемся за объединение Родины и освобождение её от оккупантов и пожертвовавшем ради блага своего народа жизнью двух своих сыновей, да, в конечном счёте, и собственной жизнью.
  Более того, творения других народов пополняли русский язык новыми образами, афоризмами, чеканными выражениями. Многие строки того же Руставели стали у нас крылатыми фразами ("Всякий мнит себя стратегом, видя бой со стороны", "Что ты спрятал - то пропало, что ты отдал - то твоё" и пр.).
  В советское время очень много делали для сближения разных народов страны регулярно проводившиеся декады их культур. Когда проходили концерты и встречи на Декаде таджикского искусства в Москве, были великолепно изданы на русском языке сборники произведений корифеев таджикской и персидской поэзии. Я их тогда приобрёл и храню. Вот, например, томик газелей Саади, о котором до того большинство наших соотечественников только и знали строку из "Евгения Онегина": "Как Сади некогда сказал". Такие же томики Хафиза, Омара Хайяма и др. - это была уникальная серия. Сейчас ни власти, ни "капитанам бизнеса" нет дела до культуры народов страны, а ведь возобновить подобные мероприятия было бы очень полезно, да и денег на них надо не так уж много.
  Но дело тут вовсе не в деньгах - на всякие паскудства в искусстве средства находятся, и немалые. Дело в том, что либералы во власти, направляющие культурные процессы, всякие "швыдкие" дельцы и шоумены, преднамеренно дискредитируют русскую культуру, как и культуры других народов России. Они не ограничиваются выдвижением на первый план в литературе и искусстве поделок нынешних "мастеров", создающих непристойные романы и спектакли, бесконечные сериалы про убийц и насильников, а часто и "осовременивают" классику. В их трактовке благородные герои в лучших русских спектаклях выходят на сцену одетыми в какие-то безобразные лохмотья и вообще ведут себя непотребно. Жертвой такого "новаторства" стала даже опера Чайковского "Евгений Онегин" в Большом театре (!), что вынудило знаменитую певицу Галину Вишневскую бросить в лицо этому жулью: "Бездари и паразиты! Холуи и ничтожества!" Вишневская в знак протеста против издевательства над нашим великим наследием отказалась отмечать свой 80-летний юбилей в когда-то славном на весь мир, а ныне опозоренном Большом театре, где она много лет блистала.
  Но где власть отыскала этот сброд, глумящийся над нашей культурой и мнящий себя "новаторами" и "творцами"? А его и отыскивать не надо было, стоило лишь свистнуть, и холуи прибежали сами. И не просто холуи, но и сексуально озабоченные извращенцы всех видов. Редко кто решается говорить о засилье "голубых" и вообще ущербных "деятелей" в искусстве, равно как и в покрывающей их власти. На днях в газете промелькнула заметка, в которой говорилось о том, что молодого эстрадного артиста, недавно ставшего "звездой", поставили перед выбором: либо он станет "голубым", либо лишится возможности зарабатывать миллионы. Выбор не нов, и немало по-настоящему одарённых артистов сломалось, став "как все". Публицист Станислав Белковский не раз публично заявлял, что в РФ половина начальников - "голубые".
  А умышленное опошление культуры народов - вещь далеко не безобидная, оно оскорбляет народное чувство и может послужить причиной межнациональных конфликтов. Значит, засилье выродков, безнаказанно уродующих культуру, превращается в угрозу национальной безопасности.
  Можно было бы многое ещё сказать на данную тему, но общий вывод ясен. Мы, русские люди, кровно заинтересованы в развитии культур всех братских народов России, потому что это обогащает нашу собственную, русскую культуру. И, думается, каждый истинный патриот любого другого народа России, не захваченный бредовыми идеями местечкового национализма, должен быть заинтересован в развитии русской культуры, которая открывает окно в мир, во Вселенную, и его родной культуре. То, что наша сила - в единстве, справедливо не только в политике и на полях сражений, но и в духовной жизни, во всех сферах бытия наших народов. И нам надо крепить это единство всеми способами.
  Но речь может идти, если говорить не только о народах России, но и о народах других стран СНГ, лишь о единстве цивилизационно близких народов и стран. Как мы видели, такими странами прежде всего могут быть Россия, Казахстан, Киргизия и, возможно, Белоруссия при благожелательно нейтральной позиции Армении.
  Ведь правительства других стран СНГ нередко проводят просто враждебную политику в отношении России, русской культуры и русского языка. Например, на Украине, ради скорейшего достижения культурной "незалэжности", делается всё для того, чтобы уничтожить у своих граждан саму память о русском языке. Даже произведения украинских писателей, созданные на русском языке, переводятся на украинский. Даже великий Гоголь оказывается иностранным писателем, труды которого нуждаются в услугах толмачей.
  Тут вообще-то при желании украинское руководство можно понять. Русский язык в Советской Украине объективно вытеснял украинский на обочину - особенно в силу их достаточной близости. Поэтому, желая восстановить его позиции, националистам приходится ставить его в тепличные условия и принимать драконовские меры против русского языка. Но одновременно они тем самым показывают, что до русского языка им дела нет, а значит, и свою враждебность России.
  В других республиках поступают ещё проще - делают вид, будто и не было никогда ни России, ни её культуры. Из школьных программ изымают всё, что касается России, но вставляют описания бед, причинённых "русскими оккупантами". И выпускники этих школ, даже если они в совершенстве научатся говорить по-английски, всё равно будут восприниматься на Западе, где культурный человек не может не знать творений Пушкина, Достоевского, Толстого, Чехова, просто как дикари.
  Уверен, что всё это ненадолго. Вот пример.
  Ниязов запретил преподавание русского языка в школах. И что же? Не успели ещё высохнуть свежие цветы, возложенные при его похоронах на могилу, как преемник диктатора, давший клятву следовать путём великого учителя, вынужден был обещать туркменам свободное пользование Интернетом и восстановление десятилетнего обучения в школах. А за этим, надо думать, непременно придёт и изучение русского языка и русской литературы. Ведь по-английски все туркмены заговорят ещё не скоро, и англоязычный Интернет долго останется для них "китайской грамотой", тогда как по-русски старшее поколение говорит пока поголовно, да и молодёжь вынуждена будет его осваивать.
  Сейчас часто можно прочитать сетования по поводу сокращения сферы употребления русского языка в мире, пророчества насчёт её скорого исчезновения. Думаю, пророки ошибаются.
  Если Россия восстановит свою технологическую, экономическую и военную мощь, а также преодолеет переживаемую ныне полосу дикости в культурной жизни, то скоро "и негры преклонных годов" снова потянутся к русскому языку. И деятели русской культуры должны сознавать, что, создавая произведения, пронизанные идеями любви, добра и света, они не только выполняют свой долг "инженеров человеческих душ", но и создают условия для культурной интеграции ещё недавно действительно братских народов Великой Страны.
  Теперь, рассмотрев современное положение на наших внешних границах и перспективы взаимодействия с соседними государствами-республиками бывшего СССР, мы можем перейти к важнейшим вопросам внутренней политики и разных сторон жизни России.
  
  Глава 4. РУССКИЙ СЕВЕР: ОПТИМИСТИЧЕСКАЯ ЛИ ТРАГЕДИЯ?
  
  Заметим, что в наше время нарастающего тотального дефицита природных ресурсов в России всё есть и даже, кажется, с избытком. 15 процентов земной суши, 30 процентов пресной воды, 30 - 40 процентов полезных ископаемых, - и всё это принадлежит народу, составляющему менее двух процентов населения планеты. К тому же эти природные ресурсы используются крайне плохо, безалаберно, а часто и вовсе лежат втуне. Вот и рождается кое у кого (пока неофициально) мысль об "интернационализации природных ресурсов России". Дескать, те природные богатства, которые в изобилии оказались на российской территории, вовсе не должны служить только народу России, они - достояние всего человечества. Правда, американцы, среди которых есть немало приверженцев этой концепции, не спешат делиться своими ресурсами с остальным населением планеты. Похоже, они руководствуются нехитрым принципом, как бы обращаясь к другим народам с предложением: "сначала мы вместе съедим ваши ресурсы, а потом будем есть каждый свои". (Причём даже слово "вместе" тут излишне.)
  И дело не ограничивается только словесными заявлениями. Поскольку Россия после распада СССР сильно ослабела, в западном мире всё чаще раздаются голоса: "НАТО - организация, созданная для обеспечения нашей безопасности. Но безопасность - широкое понятие, оно не сводится только к военной безопасности. Оно должно, например, включать и энергетическую безопасность. И Россия обязана нам её обеспечить, предоставив нам доступ к своим энергетическим ресурсам. Она должна ратифицировать подписанную ею при Ельцине Энергетическую хартию. В противном случае НАТО принудит её к этому, используя все свои возможности, в том числе и военную силу". И в XXI веке угроза конфликтов из-за ресурсов наверняка будет ещё выше, чем в веке XX.
  Пока до откровенного диктата дело не дошло, но наши богатства, конечно, многим не дают покоя. И прежде всего их взоры обращаются на кладовые российских ресурсов - слабо заселённые Сибирь и Дальний Восток и на Крайний Север.
  Прельщают не только наши полезные ископаемые, но и само российское пространство. Ведь 70 процентов населения мира сконцентрировано на 7 процентах территории земной суши. Российский Север также занимает 7 процентов суши, но на этих землях проживает всего 0,2 процента населения земного шара. До 15 процентов территории России - это пространство, не затронутое жизнедеятельностью человека, и оно почти всё - на Севере, а в Европе таких мест всего 2,8 процента.
  Вот и посмотрим, в каком состоянии находятся эти российские регионы. Начнём мы с того края Земли, где восходит Солнце. 180-й меридиан, от которого начинается отсчёт дня, проходит как раз по Чукотке (на глобусе специально его линия искривлена так, что она огибает крайнюю точку Азиатского материка - мыс Дежнёва; при пересечении этого меридиана при движении на Запад добавляется один день). Это - и "край Крайнего Севера". А что такое вообще Крайний Север?
  
  Бескрайний Крайний Север
  
  В одной популярной песне поётся: "напрасно называют Север Крайним, Ты увидишь - он бескрайний..." И это действительно так.
  Чтобы не следить за всеми изломами границы Крайнего Севера, просто проведём мысленно на карте линию от Мурманска на Западе и до устья Амура на Востоке. То, что лежит севернее этой линии, и есть собственно Крайний Север, занимающий более 60 процентов территории России. Значит, Россия - это по-настоящему северная страна.
  На этой территории расположены (в только разведанных месторождениях) следующие наши природные богатства. Треть мировых запасов никеля, десятая часть меди, 15 процентов кобальта, треть мировых запасов платиноидов, все российские месторождения алмазов, большая часть месторождений золота, около 80 процентов российской нефти и почти весь природный газ, 90 процентов олова, 15 процентов каменного угля. А также апатиты, бокситы, слюда, графит, различные драгоценные камни. И, как говорили в старину (правда, по другому поводу), "и прочая, и прочая, и прочая". А проживает там только 8 процентов населения страны, в том числе около 30 малочисленных народов общей численностью примерно 200 тысяч человек. Всего же к северо-востоку от линии разграничения проживает 4 процента населения России (и эта цифра всё сокращается), а 96 процентов - к юго-западу от неё.
  В этих районах добывается почти половина деловой древесины, основная часть пушнины, морской и речной рыбы, вырабатывается 20 процентов электроэнергии. Север даёт пятую часть национального дохода России и более 60 процентов её экспорта. Попытайтесь представить себе, что представляла бы собой Россия, не будь у неё Крайнего Севера!
  Этот край также чрезвычайно важен в транспортном отношении. Вдоль всего северного побережья России проходит самая короткая морская трасса между Европой и Азиатско-Тихоокеанским регионом. При этом богатый опыт её круглогодичной эксплуатации, как и уникальный флот ледового класса, есть только у России.
  Понятно, насколько велико геополитическое и геостратегическое значение Русского Севера. При ожидаемых природно-климатических катаклизмах XXI века, будь то глобальное потепление или приближение неоледникового периода, самой благоприятной для проживания людей частью суши окажется Северная Евразия, и большая часть её природных богатств расположена как раз на Крайнем Севере. Не случайно, по просочившимся в СМИ сведениям, влиятельные мировые наднациональные структуры разрабатывают (о чём говорит профессор Андрей Фурсов) планы массового переселения англосаксов в Северную Евразию. А сейчас надо остановиться на одном важнейшем аспекте его обустройства.
  
  Муза дальних странствий, или Следующая станция - "Аляска"!
  
  Часто повторявшееся в постсоветский период трагическое событие - это срыв завоза грузов во многие города и посёлки Крайнего Севера, что обрекало жителей северных регионов почти на положение ленинградских блокадников, грозило им смертью от голода и холода. В прежние времена, помнится, в случае такой недоработки моряков на помощь призывался воздушный транспорт, но ныне он вряд ли способен взять на свои плечи такую ношу. "Аэрофлот", например, еще недавно крупнейшая авиакомпания мира, в результате приватизации распался на 418 компаний, в большинстве своём - карликовых, и все более утрачивает позиции не только на международных, но уже и на внутренних линиях. Автомобильный, речной и морской транспорт также перестали существовать как целостные отрасли и превратились в конгломераты мелких фирм, каждая из которых гонится лишь за своей прибылью, часто в ущерб друќгим.
  А ведь совсем иной была бы картина, если бы в свое время завершили сооружение Приполярной железной дороги, важное звено которой - участок Салехард - Игарка - уже наполовину было построено. Жизнь всё более ясно показывает, что железные дороги - самый надёжный и устойчивый вид транспорта именно в критических ситуациях. И лишь железные дороги до наших дней сохранили технологическое, организационное и экономическое единство, хотя и их подкосили "перестройка" и особенно распад СССР.
  Единая прежде сеть оказалась разделённой на обрубки границами новых "независимых государств", причем одним странам достались избыточные мощности, а другие не получили и жизненно необходимых. Даже российский Транссиб оказался разрезанным на две части, поскольку один его участок проходит по территории Казахстана. Нанесли удар железным дорогам и бездумная приватизация, и другие новшества "реформ", но всё-таки они, хоть и из последних сил, обеспечивают единство России. Надолго ли их хватит, чтобы сопротивляться разрушительным воздействиям внутри страны и извне, трудно сказать.
  Международный валютный фонд, уже ставший одно время, казалось, полным хозяином в России, условием предоставления очередной порции кредита поставил разукрупнение таких "естественных монополий", как "Газпром", "Единая энергетическая система России" и "Российские железные дороги", хотя совершенно очевидно, что это резко снизит эффективность названных корпораций. Нам "рекомендуют" уничтожить ещё и собственное транспортное машиностроение (его мощности и без того загружены всего лишь на 20 процентов) и закупать технику за рубежом, расплачиваясь нефтью, газом и сырьём.
  Российское правительство ельцинской поры чутко прислушивалось к этим советам. В развитии железнодорожного транспорта наступил длительный застой.
  Сеть железных дорог в целом по начертанию оставалась в России почти такой же, как и до революции. А в советское время в стране произошли громадные сдвиги в размещении производительных сил: в восточных районах построены сотни городов, открыты крупнейшие месторождения полезных ископаемых. Новые очаги жизни и хозяйственной деятельности подсоединялись к старым магистралям, например, к "дедушке" Транссибу, недавно отметившему свое столетие. Задуманная в помощь ему Байкало-Амурская магистраль строилась свыше двадцати лет (а с учетом довоенных работ - более шестидесяти) и, по большому счёту, всё ещё остаётся далёкой от завершения (хотя из-за спада производства на Дальнем Востоке и имеющаяся её пропускная способность используется далеко не полностью). Достаточно взглянуть на карту России, чтобы увидеть на востоке громадную "плешь" - там царит бездорожье. А ведь русские инженеры, построившие тот же Транссиб (во всём мире это восприняли как восьмое чудо света), уже тогда проводили изыскательские работы севернее Байкала. В 20-е годы выдвигались смелые проекты железнодорожных линий Тайшет - Аян, Тайшет - Охотск и Северной Тихоокеанской магистрали. В 30-е годы началось строительство упомянутого БАМа. Однако это были отдельные стройки, вызванные к жизни требованиями минуты, они не вытекали из единого плана, не стали этапами продуманной общегосударственной концепции. Наши проектировщики, кажется, давно утратили способность мыслить категориями великого государства в целом.
  Несколько лет назад в печати появилось сообщение, будто в зоне влияния Северной железной дороги английская компания намеревается построить Сибирско-Беломорскую железнодорожную магистраль, вложив в проект 500 миллионов американских долларов. Уже было получено согласие местных администраций. Известие это, как сказал бы гоголевский городничий, пренеприятнейшее.
  Был ли резон соглашаться на строительство данной дороги иностранцами, это отдельный вопрос. Но уж слишком часто приходилось в последние годы сталкиваться со случаями, когда власти российских регионов за гроши готовы были спуcтить любую доступную им собственность, даже тогда, когда явно видно, что стройка нацелена на вывоз из России нефти, леса и разного другого сырья. Они, по сути, выступали в роли компрадоќров.
  Когда-то М. Салтыков-Щедрин писал: "Вопрос о том, можно ли сделать из невежественных людей какое-нибудь употребление, остаётся открытым". Ныне вопрос разрешён: невежественные люди вполне пригодны, например, для распродажи страны. Правда, здесь речь идет об особом роде невежества - о невежестве "тёмных людей с высшим образованием". Они подобны тем, о которых тот же сатирик говорил: "Дальше рубля взор ничего не видит. Ни общего смысла жизни, ни смысла общечеловеческих поступков, ни прошлого, ни настоящего, ни будущего. Все сосредоточилось, замкнулось, заклепалось в одном слове: жрать!".
  Примеров, показывающих, как иностранные компании понимают выгодность строительства у нас железных дорог, можно привести немало. Например, проект высокоскоростной магистрали Санкт-Петербург - Москва (компанию, его осуществляющую, возглавлял Алексей Большаков, тогда первый вице-премьер правительства РФ). Эксперты показали, что в нём очень заинтересованы французские фирмы, закончившие магистраль Париж-Лион и оставшиеся без заказов, а инициаторы утверждали, что именно высокоскоростная дорога станет тем звеном, которое поможет вытащить всю железнодорожную сеть на путь модернизации.
  Допустим, это так. Но зачем и дальше было привязывать наши железные дороги к Западу, не лучше ли проложить эту высокоскоростную магистраль к Востоку, например, к Казани (такое решение принято только в 2013 году) или Екатеринбургу? Да, технический прогресс необходим, но деньги на строительство, раз они есть, было бы разумнее использовать так, чтобы обеспечить сдвиг производства на Восток, куда перемещается центр деловой активности XXI века. Кстати, проект той магистрали лопнул, огромные деньги были вбуханы в сооружение котлована под новый вокзал в Санкт-Петербурге, и для городских властей головной болью стало, как его можно использовать. Сколько денег было действительно освоено для дела, а сколько разворовано, теперь уже никакая экспертиза или инспекция не установит.
  А ведь как раз тогда решался вопрос, пройдет ли восстанавливаемый ныне древний Великий шёлковый путь (соединяющий порты Ланъюньган на Жёлтом море и Роттердам на Северном) по железным дорогам России или же в обход её. Не так давно восстановлено движение через станцию Дружба между Казахстаном и Китаем; при нормальных условиях этот путь не сможет пройти мимо России, но в мире есть мощные силы, желающие отстранить её от контроля за жизненно важной артерией мировой торговли. А как бы укрепила наши позиции высокоскоростная магистраль, ведущая именно к Востоку!
  Можно ли поверить, что у государства не было денег на строительство (намеченное еще при Сталине) дороги на Якутск, в край золота и алмазов (её сейчас потихоньку ведут и уже практически довели до Якутска)? Можно ли закрыть глаза на то, что из главной базы нашего Тихоокеанского флота, Владивостока, имеется только один выход через глубоководный пролив между Южно-Курильскими островами, на которые претендует Япония, причём его так легко перекрыть возможному противнику? Не пора ли России превратить в свою главную военно-морскую базу на Тихом океане, скажем, Петропавловск-Камчатский, расположение которого гораздо более выгодно (и где, рядом, кстати, уже есть база для наших подводных лодок)?
  Да и освоение такого благодатного края, как Камчатка, уже должно стоять как первоочередная задача. Но для этого нужно построить железные дороги до Аяна на западном берегу Охотского моря и от Кировска на восточном берегу до Петропавловска, а между этими двумя новыми портами наладить паромную переправу. Паромы перевозили вагоны через Каспий, Керченский пролив, Чёрное море (в Болгарию), Балтийское море (в ГДР) и хорошо себя показали. Работает и паромная переправа, связывающая остров Сахалин с материком. (Загадочная трагедия парома "Эстония" - это предмет отдельного расследования, которое, как представляется, однако, никогда не будет проведено.)
  По поручению Владимира Путина разрабатывается проект железной дороги Полуночное (это конечный пункт существующей дороги, ведущей от Свердловска на север) - Лабытнанги (это станция, обслуживающая город Салехард). Промышленный Урал получит сырьё с месторождений полезных ископаемых, открытых вдоль трассы этой магистрали. Сейчас уральские заводы получают железную руду из Костомукши, с рудников Курской магнитной аномалии и Западной Сибири, хромовую и марганцевую руды - из Украины и Казахстана, уголь - из Кузбасса, Воркуты и казахстанского Экибастуза. Мало того, что это связано с большими транспортными затратами, не обеспечивается и экономическая безопасность России.
  Так, в советское время усилиями всей страны был освоен Соколово-Сарбайский железорудный район. После распада СССР он остался на территории Казахстана, и Магнитка, давно исчерпавшая ресурсы знаменитой горы Магнитной, пользовалась этим сырьём. Но когда Китай поднял на него закупочные цены, Казахстан нашёл для своей руды более выгодного покупателя. А месторождения Приполярного Урала обеспечат нам сырьевую независимость. Там уже найдены (в количествах, достаточных для промышленной добычи) не только железная руда и уголь, но и хром, и марганец, и медь, и бокситы. А геологическая разведка района, по сути, только началась.
  С постройкой указанной железнодорожной линии Россия получит новый выход к Ледовитому океану, и мощные потоки грузов из Восточной и Западной Сибири устремятся к морским коммуникациям. Строительство этой железной дороги будет завершено, вероятно, к 2015 году.
  Стоит вспомнить о Приполярной железной дороге - в последние годы жизни Сталина был взят курс на параллельную работу Севморпути и железной дороги по освоению Крайнего Севера. Опыт строительства БАМа свидетельствует, что вечная мерзлота не является непреодолимой помехой, до сих пор действует железная дорога Дудинка-Талнах. Ещё более неотложной задачей надо считать строительство Северо-Сибирской магистрали (например, как продолжение БАМа от Тынды на запад, по направлению к Екатеринбургу), вдоль которой возникнут десятки новых городов и промышленных центров.
  То, что могущество и богатства России будут прирастать Сибирью и Северным Ледовитым океаном, мы вроде бы усвоили ещё со времён Ломоносова, затем ссыльных декабристов, но на деле остаёмся в большинстве своем безнадёжными "центроцентристами". Для нас центральные районы России - самые важные. (Вот и Москву решено расширять вплоть до границы с Калужской областью, хотя это определённо вызовет дальнейшее обезлюдение многих провинциальных территорий.) Но это всего-навсего укоренившийся предрассудок. Как это ни странно с точки зрения логики, центром России становится Восток. Всё чаще высказывается мысль о необходимости переноса столицы страны за Урал, поближе к Азиатско-Тихоокеанскому региону. Москва, конечно же, останется духовным и культурным центром России, каким она была и в течение тех двух столетий, когда столицей считался Санкт-Петербург, а разгрузка её от административных функций пойдет ей только на пользу. Кстати, тогда станут ненужными и гигантские затраты, которые уже осуществляются и планируются в будущем на строительство в Москве всё новых линий метрополитена, автомобильных колец и развязок. Ведь с переносом столичных функций на Восток в нынешней первопрестольной размеры автомобильного движения существенно уменьшатся.
  Перенос столицы надо будет осуществить не разовым актом, а постепенно, в течение достаточно длительного периода. И важно уже сейчас принять принципиальное решение, психологически подготовить к этому народ (и прежде всего чиновников высших государственных учреждений). Лучше всего было бы разместить столицу прямо на берегу Тихого океана. Неудобство тут в том, что города у незамерзающего моря слишком близки к границе, а более северные - на Охотском море, крайне неудобном для судоходства.
  В восточные районы надо привлекать переселенцев. (На дармовую рабочую силу - заключённых, как в прежнее время, ныне рассчитывать не приходится.) Для этого нужна достаточно жёсткая целенаправленная государственная политика, включающая в себя, конечно, и целую систему льгот, в том числе полное или частичное освобождение от налогов физических и юридических лиц, облегчённые правила отвода земель и регистрации предприятий. (Только эти льготы надо выстроить так, чтобы они поощряли переселение народа на Восток, а не хождение "встречь солнцу" за "длинным рублём".) Широкое развитие сети железных дорог на Востоке немыслимо без привлечения большого числа работников, но оно же и даст мощный толчок развитию металлургии, машиностроения, электроники - словом, станет тем мотором, который оживит всю экономику страны. Россия снова станет по праву именоваться великой железнодорожной державой.
  Вспомним, как высок был престиж железнодорожника перед войной. Машиниста паровоза почтительно именовали механиком, по движению пассажирских поездов можно было проверять часы, День железнодорожника отмечался почти как всенародный праздник. Во время войны для работников железнодорожного транспорта были установлены персональные звания и введена форменная одежда с погонами. В знак их заслуг в Москве на станции метро "Таганская" среди барельефов воинов разных родов войск до сих пор можно видеть изображение работника транспорта с надписью: "Слава героям-железнодорожникам!".
  Но впоследствии престиж профессии стал падать, и ныне уже не осталось почти ничего от установленных льгот и почётных знаков. Но с наступлением нового этапа развития страны, который немыслим без опережающего наращивания транспортных мощностей, можно быть уверенными, труд железнодорожников снова станет почётным, окружённым романтикой далеких дорог.
  ... Название для данного раздела взято у Константина Паустовского, статья которого оканчивается призывом: "Если хотите быть подлинными сыновьями своей страны и всей земли, людьми познания и духовной свободы, людьми мужества и гуманности, труда и борьбы, людьми, создающими духовные ценности, - то будьте верны музе дальних странствий...". Может быть, кто-то из читателей, скорее из тех, кто сейчас еще совсем молод, проедет по самому дальнему из упомянутых здесь маршруту, на станции "Берингов пролив" выйдет на перрон погулять во время стоянки и услышит объявление по радио: "Внимание, граждане пассажиры! Поезд номер два сообщением Москва-Анкоридж через пять минут отправляется с четвертого пути. Следующая станция - Аляска!"
  
  Характер нордический, или Песнь о Русском Севере
  
  Когда мы говорим о Русском Севере, нам всем давно пора понять, что речь идёт уже не о судьбах одного лишь "края вечного безмолвия", а о том, быть или не быть России. И дело даже не столько в природных богатствах, о которых шла речь выше. На карту поставлена сама сущность русского человека.
  Со времён сериала про Штирлица стало модным выражение "нордический характер". Так в нацистской доктрине обозначен психический тип истинного арийца, восходивший к рождённому в головах учёных мифу о блистательном представителе "высшей расы", сошедшем однажды из стран вечных льдов в теплолюбивые долины, поразив воображение робких туземцев своим "ледяным" великолепием и быстро подчинив их себе. Так, по-видимому, нацистами воспринимались древние сказания о переходе ариев в Индию через Гималаи и о подвигах викингов на северных побережьях Европы. Считалось, что настоящий "неиспорченный" немец и есть последний носитель этого "ледяного огня", и вопрос о мировом господстве становился сугубо техническим.
  В России, как известно, немцев часто воспринимали как народ чересчур прямолинейно-примитивный (вспомним персонажи Пушкина, Гоголя, Л.Толстого, Лескова, И.Киреевского). И потому нас не должно удивлять, что и модные идеи приобретали у них, на взгляд русских, прямолинейно-глуповатый оттенок. А вот история России даёт пищу для более серьёзных размышлений о феномене "нордического характера".
  В ХVII веке русские появились на северном побережье Якутии и живут там до настоящего времени. Более того, в том же ХVII веке существовали заполярные торговые города - Зашиверск (вымерший позднее от чумы) и знаменитая Мангазея, ставшая крупным торгово-промысловым центром и портом. Она блистала несколько десятилетий, а затем пришла в упадок с изменением торговой (а больше - политической) конъюнктуры. (Царь Алексей Михайлович, обеспокоенный тем, что иностранные суда часто появлялись в наших северных морях в поисках пути в Индию, а заодно подчас и занимались разбоем, запретил вообще морские рейсы в тех широтах.) После опустошительного пожара в 1672 году город был перенесён в Туруханск, который до 1780 года именовался Новой Мангазеей. Скоро возникли и города Якутск и Анадырь. В 1648 году русский землепроходец (точнее сказать, мореплаватель) Семён Дежнёв совместно с Федотом Поповым проплыл от устья Колымы в Тихий океан, обогнув Чукотский полуостров. Тем самым был открыт пролив между Азией и Америкой. 75 лет спустя этот пролив был повторно открыт Витусом Ионассеном (Иваном Ивановичем) Берингом и назван почему-то его именем. В те же годы другой наш землепроходец Ерофей Хабаров плавал по рекам Сибири, а затем совершил ряд походов в Приамурье и составил "Чертёж реке Амуру" (его имя до сих пор носят два города - Ерофей Павлович и Хабаровск). К концу ХVII века Россия уже простиралась от Пскова до берегов Тихого океана. В нашем сознании эти факты если и присутствуют, то как-то совершенно безгласно - кто-то очень постарался, чтобы мы не хранили в памяти никаких реалий ХVII века, не говоря уж о временах более ранних.
  Попытаемся осмыслить этот феномен. Русские люди - задолго до эпохи вертолётов - основали у Полярного круга не какие-то "вахтовые острожки", а города с постоянным населением. И жители на поселение приходили туда, не уныло бренча "железАми", а по собственной воле. Почему они не обосновались на сотню-другую вёрст южнее в той же Сибири? Мы вряд ли разгадаем эту тайну. Просто надо принять, что в русских людях присутствует элемент "нордического характера", как есть он у птиц, гнездящихся на арктических утёсах. Что-то их тянет на Север, как тянуло туда жюль-верновского капитана Гаттераса.
  Впрочем, по меньшей мере, четыре составляющих этой притягательной силы очевидны: простор и воля, изобилие и красота. По словам писателя Бориса Шергина, "в летнюю пору, когда солнце светит и в полночь, и в полдень, жить у моря светло и любо. На островах расцветают прекрасные цветы, веет томный и душистый ветерок, и как бы дымок серебристый веет над травами и лугами... От ягод тундры как коврами кумачными покрыты... Обильно всем наше двинское понизовье - птицей, рыбой. Холмогорский скот идёт от деревень, мычит, как серебряные трубы трубят. И над водами и островами хрустальное небо, беззакатное солнце. А прилетают птицы - "стон стоит на дворе, земли не видно, голосу человеческого не слышно". И над всем этим - "Гандвик, студёное море, светлое печальное раздолье".
  Шергину вторили Михаил Пришвин и другие знатоки Севера.
  Зато зимой на Севере морозы под пятьдесят градусов и сильнее, мотор автомобиля при остановке и на ночь выключать нельзя - потом не заведёшь, резина ломается и отваливается кусками. В снежную бурю не видно ни зги. А люди работают. Но и зимой Север притягивает необычной красотой.
  Того, кто видел северное сияние не на слайдах, а в небе у себя над головой, вряд ли соблазнят красоты Юга. Недаром кто-то из великих путешественников сказал: "Кто хоть раз побывал на Севере, тот, как стрелка компаса, смотрит только на Полярную звезду".
  Ну, а у тех русских людей, что приходили на Север и, поддавшись его очарованию, пускали там корни, суровая природа края и необходимость добывать хлеб насущный опасным морским промыслом, выковывали уж подлинно "нордический характер" - отвагу, мужество, трудолюбие и способность к любому делу: "Нет таких дел человеческих, чтобы ему не под силу", - говорил Борису Шергину, ещё мальчику, его отец о прославленном корабеле Севера Кононе Ивановиче Вторушине, которого земляки уважительно называли Тектоном (по-гречески - строителем). И сегодня именно такие люди составляют костяк населения Севера.
  По государственной линии последней вспышкой движения русских на Север было строительство Петербурга (после того, как провалилась попытка Петра I учредить новую столицу в Азове). Позднее правительство надолго взяло курс на освоение Юга: Кубань, Крым, Кавказ, Туркестан... Не состоялся уже намечавшийся Северный морской путь, за который ратовал, в частности, еще Михайло Ломоносов (его докладная записка об этом будущему императору Павлу I читается так, будто написана сегодня). Начал приходить в упадок Архангельск. Исследования полярных широт велись крайне нерегулярно для такой приполярной державы, как Россия, хотя, например, Дмитрий Менделеев разработал проект ледокола и изъявил желание, несмотря на преклонный возраст, лично возглавить полярную экспедицию. Исследования северных широт в предреволюционный период входят в моду только в XX веке (да и то под влиянием успехов "нордических" иностранцев, открывших, например, Землю Франца-Иосифа). А единственным достижением в освоении Севера, наверное, можно считать построенный перед самой революцией незамерзающий морской порт Романов (ныне Мурманск). (И то война вынудила - это "окно" для поступающего, как рассчитывали, оружия из Англии.)
  Картина решительно изменилась после революции. Все 30-е годы страна буквально бредила подвигами полярников (вспомним фильмы "Семеро смелых", "Начальник Чукотки", эпопею челюскинцев, перелёты Чкалова и Громова из Москвы через Северный полюс в Америку и пр.). Наконец-то был открыт и стал действовать Северный морской путь. И главное - возникли такие крупные северные города, как Магадан и Норильск. Правда, тогда они заселялись "добровольно-принудительно", но существуют и ныне, уже вне системы ГУЛага, не одно десятилетие, и жители их до последнего времени и не собирались разбегаться.
  "Перестройка" нанесла тяжёлый удар по всему здоровому, что было в стране, но особенно - по северным районам. Люди там остались без работы, следовательно, без зарплаты, а главное - с перебоями стала осуществляться навигация, что поставило под угрозу само существование цивилизации в тех краях. Но у этих бед, видимо, существовала и идейная подоплёка.
  Горбачёв и его последователи сначала осторожно, а потом и более явно взяли курс на преемственность с Российской империей, с её, как мы видели, отнюдь не "нордическим", а, так сказать, "зюйдическим" характером освоения территорий. Не удивительно, что не только начали тонуть теплоходы, но и стал дышать на ладан Севморпуть. Однако кризис рано или поздно будет преодолён, если только существует воля к его преодолению. А вот в этом-то и приходится сомневаться.
  Российские министры не раз выступали с проектом программы переселения жителей северных широт (сначала пенсионеров) на "благодатный" Юг. Дескать, они и так провели всю жизнь в этой "дыре", так пусть хоть на закате дней порадуются нормальным условиям. А раз так, то стоит ли тратиться на северную навигацию? Всё равно через некоторое время переселим всех на Юг и заживём как люди. Не знаю, как восприняли это начинание жители Крайнего Севера, но, полагаю, что нашлись и такие, которых оно больно задело. Ведь понятия "хороший климат" и "плохой" так же относительны, как "хорошая" и "плохая" модели государственного устройства. Это в "зюйдическом" XIX веке у офранцуженных русских аристократов вошло в моду проводить зиму в Ницце, а потом сочувствовать менее удачливым соотечественникам (помните, у Пушкина граф Нулин "Святую Русь бранит, дивится, как можно жить в её снегах?"). Да и вообще, наверное, с точки зрения, скажем, итальянца, вся Россия - это сплошной нонсенс, тут не может существовать ничто живое. Да, ближе к экватору растут ананасы и бананы, но не растёт картошка, а в тропиках много цитрусовых и риса, но нет ржи, брусники и клюквы. Так что это ещё можно поспорить, где благоприятнее климат.
  Затея с переселением пенсионеров вообще-то кажется несколько отдающей людоедством. Сколько мы знаем примеров, когда деревенские старики, перевезённые в город заботливыми детьми, быстро умирали от тоски по родным местам! Не будет ли то же самое и со стариками-северянами, этими новыми "перемещёнными лицами"? Но главное - это, конечно, трудно учитываемые сдвиги в национальной психологии, происходящие от навязывания таких программ.
  А уже есть лобби из географов, которые доказывают, что нам надо "учесть объективные тенденции" и ("временно", конечно) остановить освоение Севера и Дальнего Востока, нацелив вектор расселения на Юг. Но "объективные тенденции" не говорят ли как раз за то, что русские люди по своей природе связывают судьбу с освоением Севера? Напомню, что и в учёных кругах получает всё большее признание теория, исходящая из того, что именно побережье Ледовитого океана (в ту пору гораздо более тёплого, чем сейчас) была прародиной арийцев вообще и славян в частности. (Недавно индийский профессор, специалист по санскриту, оказавшись в Вологодской области, с удивлением обнаружил, что понимает северный говор без переводчика.) Словом, Север для русских - это гораздо больше, чем район добычи полезных ископаемых или извлечения прибыли.
  Речь не о призыве насильно удерживать жителей в северных городах и посёлках. Нет, возможность переселения в другие края для тех, кто мечтает вырваться из этих "проклятых мест" (а немало людей приехали туда именно в погоне за "длинным рублём") должна быть обеспечена. Но хотелось бы, чтобы в ведомствах, занимающихся северными проблемами, была сначала выработана программа заселения Крайнего Севера, а уж потом - программа помощи в переезде лицам, которым Север оказался чужд.
  Эра торговли нашими природными богатствами, увы, ещё не кончилась. Кто будет обслуживать существующие и намечаемые к строительству газопроводы с полуострова Ямал в Европу? Работники по вахтовому методу? Вроде бы руководителям названного проекта программы переселения лучше всех должно быть известно, насколько губителен вахтовый метод для природы, особенно на Севере, как и для самих вахтовиков. Значит, в свете намечаемых новых индустриальных проектов на нашем многострадальном Севере тем более первоочередной должна стать задача формирования у россиян их "нордического" сознания. Возможно, оно даже войдёт в вырабатываемую ныне Национальную Идею.
  В XIX веке на Севере выращивали картофель, разводили свиней, а из оранжерей получали цветы и фрукты. Сейчас это - край, куда даже доски и кирпичи завозят с "Большой земли".
  Самое время вспомнить выдающегося патриота Севера М.Сидорова, который предупреждал ещё более ста лет назад: "Если мы на все естественные произведения Севера не будем обращать внимания... то скоро дождёмся того, что Север будет пользоваться не только мануфактурными и фабричными товарами из-за границы, но даже мясо, соль, овощи, хлеб, рыбу и молочные продукты будет получать из Америки. При таких порядках русский народ дойдёт до того, что со своими естественными богатствами... будет беднейшим народом в мире...". И далее - будто о нашей "новой северной политике": "Но и на этом северном море, где должна господствовать Россия, местное начальство не только ничего не устраивало, не заселяло его берегов русскими, не извлекало из его бесчисленных богатств никаких выгод, но даже, находя прибрежья его по климатическим условиям вредными и для жителей, которые там ещё остаются, прибегало к разным средствам, чтобы и остальное русское население оттуда выселить..."
  Добавлю: не платят зарплату, облагают такими немыслимыми налогами, что невыгодной становится добыча золота и алмазов, ещё недавно приносившая стране ежегодно миллиарды долларов. Да, рынок порой делает продукцию Севера неконкурентоспособной по сравнению с товарами, произведёнными в более благоприятных природных условиях. Но почему в США умеют оказать своим северным регионам государственную поддержку, а у нас нет? В итоге там северяне живут, а у нас выживают, да и то не всегда. Или в самом деле подумывают повторить "сильный ход" с Аляской и продать Сибирь (включая Север) американцам за триллионы долларов (то есть бумажек)? Не ясно разве, что причина деградации Русского Севера - не в суровых природных условиях, а в близорукой, недальновидной политике?
  Но хотелось бы обратить внимание читателей ещё на один момент мировоззренческого характера, связанный с Севером и имеющий, на мой взгляд, не только общероссийское, но и всемирное значение. Для этого нам придётся повнимательнее приглядеться к опыту Якутии.
  
  Страна Вечной Мерзлоты или Восходящего Солнца?
  
  Как это ни странно, но почти за двадцать пять лет "реформ" (начиная с "перестройки") в России, пережившей в своей общественной жизни столько сдвигов тектонического характера, удивительно мало объявилось по-настоящему крупных политических деятелей. Сколько было кумиров дня, а проходило совсем немного времени - и они оказывались обыкновенной шантрапой. А чем обернулись массовые психозы в поддержку Ельцина или Собчака? Тем большее уважение должен бы вызывать Михаил Ефимович Николаев, долгое время занимавший пост президента Республики Саха-Якутия.
  Михаил Николаев родился в 1937 году в селе, в якутской семье. Трудовую деятельность начал после окончания Омского государственного ветеринарного института в качестве ветеринарного врача. Затем перешёл на комсомольскую работу. Член КПСС с 1963 года до её запрещения. Учился в Высшей партийной школе при ЦК КПСС. Затем был заместителем Председателя Совета Министров ЯАССР, министром сельского хозяйства республики. Это был период, когда республика вышла на передовые позиции в Российской Федерации по производству сельскохозяйственной продукции, предприняты новые и смелые начинания в луговодстве, семеноводстве и по другим направлениям. Позднее стал секретарём Якутского обкома КПСС, курировал вопросы агропромышленного комплекса. Далее был избран Председателем Президиума Верховного Совета ЯАССР. А в 1991 году избран первым Президентом Якутии. В декабре 1991 года Якутская Автономная Советская Социалистическая Республика (ЯАССР) была переименована в Республику Саха (Якутия). Николаев одновременно возглавил и правительство республики. В 1996 году был переизбран на второй срок.
  Казалось бы, Николаев - типичный советский и партийный функционер. Однако, возглавив свою северную республику, он сумел во многом изменить порядки в ней и само мышление якутов.
  Хотя скандалов вокруг Николаева не возникало, зато слухи, которые, как изќвестно, распространяются быстрее звуќка, не преминули погулять по кругам столичной общественности. О далёкой северной республике рассказывали, будто она намерена прибрать к рукам свои немалые природные богатства и, изгнав русское население, постепенно отделиться от некогда великой России. Но ведь республике "с видом на Ледовитый океан" вроде бы и отделяться-то некуда, и даже простые перебои с поставкой грузов парализуют жизнь в её городах. Да и с чем полностью "самостийные" якуты вышли бы на мировой рынок, кроме оленьих шкур, - самостоятельно добыть алмазы, которых не счесть в тамошних каменных пещерах, они не в состоянии. Впрочем, и сам Николаев успокаивал общественность, заявляя (и вызывая при этом улыбку у журналистов), что его республика будет "форпостом России на северном направлении".
  Первое, что приходит на ум при объяснении "якутского феномена", - это ситуация с южноафриканской (а точнее - транснациональной) компанией "Де Бирс" - монополистом на мировом рынке алмазов и бриллиантов (сама она контролировалась кланом банкиров Ротшильдов). В 1990 году "Де Бирс" заключила с Россией соглашение, по которому 95 процентов добываемых в нашей стране алмазов должны поступать на внешний рынок через центральную сбытовую организацию этой компании в Лондоне. Сделка, конечно, выгодна для "Де Бирс", поскольку она получила контроль над российскими алмазами. Но и для России в далёкой перспективе аналогичное соглашение могло бы быть выгодным: еще в советское время один экономист заверял, что если бы ЮАР и СССР объќединились в добыче и сбыте золота и алмазов, то они, как он выразился, "размазали бы по стенке весь остальной мир". И вот некогда казавшееся невозможным может сбыться, правда, пока не в особенно выгодном для нас виде, поскольку "Де Бирс", пользуясь отсталым состоянием нашей ограночной промышленности, попросту "наложила лапу" на российское богатство. Но, к счастью, не на 99 лет. Когда истёк срок прежнего кабального договора, началась и до сих пор периодически вспыхивает скрытая от непосвящённых борьба вокруг условий нового соглашения.
  А почему наша ограночная промышленность так неразвита? Потому что определённые круги во власти и в бизнесе (не говоря уж о зарубежных кругах) специально тормозили её развитие, чтобы сливки с продажи бриллиантов доставались Брюсселю или израильским компаниям. Думается, они делали это небескорыстно.
  Николаев, разумеется, не стоял в стороне (как хозяин своих алмазных недр) от борьбы за лучшие условия сбыта алмазов. Он активно влиял на дела российского аналога "Де Бирс" - акционерной компании "Алмазы России - Саха" (АЛРОСА). Он даже потребовал, чтобы Россия была представлена в правлении самой "Де Бирс" и допущена к составлению прейскуранта цен, который сейчас эта ТНК разрабатывает в одностороннем порядке. Видимо, визит Николаева в Японию и подписанные там соглашения, в своё время наделавшие много шума, послужили хорошей подготовкой к достижению этих целей. Хотя переговоры с "Де Бирс" проходили за закрытыми дверями, все же появились сообщения о том, что роль России на мировом рынке алмазов и бриллиантов существенно возрастает, и именно Николаев заявил, что наша страна может стать мировым лидером в этой области. Но Николаев ушёл (точнее, его "ушли") с поста президента Якутии. Его преемником стал именно прежний глава АЛРОСА и вице-президент республики Вячеслав Штыров.
  Он родился в 1953 году в поселке Хандыга Томпонского района Якутской АССР в семье контр-адмирала, писателя-мариниста. В 1975 году окончил Дальневосточный политехнический институт по специальности инженер-строитель и был направлен на работу в Управление строительства в Якутии. Работал мастером, прорабом, начальником строительного участка, первым заместителем начальника управления строительства "Вилюйгэсстрой". Затем перешёл на партийную работу. Он стал аспирантом Академии общественных наук при ЦК КПСС, защитил диссертацию на учёную степень кандидата экономических наук. В 1991 году был назначен министром строительства и инвестиций Якутской - Саха ССР. В этом же году пошёл на выборы с кандидатом в президенты Якутской - Саха ССР М. Е. Николаевым и был избран вице-президентом республики.
  С 1995 года Штыров - президент акционерной компании "Алмазы России-Саха" (АК "АЛРОСА") и член Межведомственной комиссии по вопросам алмазно-бриллиантового комплекса. В 2002 году был избран президентом Республики Саха (Якутия), затем переизбран на второй срок. В 2007 году вступил в партию "Единая Россия". В 2010 году Президент России Д. А. Медведев подписал указ о досрочном прекращении полномочий Президента Республики Саха (Якутия) В. А. Штырова (якобы по его собственному желанию).
  С 2010 года Штыров - представитель Республики Саха (Якутия) в Совете Федерации РФ, затем - заместитель Председателя Совета Федерации.
  Вообще-то к компании "АЛРОСА" есть большие вопросы: в советское время алмазы Якутии приносили казне миллиард долларов в год, а "реформаторам" понадобилось всего три года, чтобы компания погрязла в долгах.
  После Штырова президентом Якутии стал Егор Борисов. Он родился в 1954 году, в селе. Работал слесарем-ремонтником в "Сельхозтехнике", затем окончил Новосибирский сельскохозяйственный институт по специальности "инженер-механик", получил учёную степень: доктора экономических наук. Стал заместителем министра сельского хозяйства республики, далее - министром, членом партии "Единая Россия".
  Николаева же после ухода с поста президента Якутии сделали представителем республики в Совете Федерации. А в 2011 года его избрали депутатом Государственной Думы РФ от "Единой России". И в Думе он - член комитета по региональной политике и проблемам Севера и Дальнего Востока. Николаев также является руководителем ряда общественных организаций. Он - президент Международного общественного движения "Восточное измерение", президент Национального общественного комитета "Российская семья".
  Не мне, глядя из Москвы, решать, кто в Якутии должен стоять во главе республики. Однако несомненно, что со своим экологическим подходом к решению проблем развития родной земли Николаев мешал очень многим, жаждущим быстрого обогащения. На мой дилетантский взгляд, с уходом Николаева (причина вроде бы законная - отработал на высшем посту в республике два срока) Якутия в этом отношении покатилась под откос. Подтверждение этого вывода будет приведено ниже.
  Но вернусь к Николаеву. Всё-таки его авторитет зиждется не на алмазах, по крайней мере, не на них одних. В статьќях, которых он неќмало написал для различных российских изданий, ясно вырисовывается концепция подлинно нового мышления - назовите его экологическим или "концепцией устойчивого развития", всё равно суть дела этим не ограничивается.
  Какой образ жизни предложит нам уже наступивший, но по-прежнему неведомый XXI век? И доживет ли человечество до XXII века - при безудержном росте своей численности, устремлённости к сверхпотребительству и усиливающќемся загрязнении, даже отравлении природной среды?
  Николаев говорит, что с детства вeрил: там, где поселился человек, земля облагораживается. Особенно это было видно на якутских аласах - своего рода луговых оазисах посреди тайги. Сочетание леса, лугов и озер - залог обилия рыбы, зверя, птицы, грибов, ягод. И якуты с незапамятных времен обживали аласы небольшими поселеќниями наподобие хуторов, где человек и природа взаимодополняли и обогаќщали друг друга, достигали той гармонии, истинное значение которой человеќчество только-только начинает осознавать.
  Сейчас уже поздно обсуждать, можно ли было в эпоху спешной индустриализации страны бережнее обходиться с природой Севера. Её покоряли, безоглядно разрушая. И позднее рождённая в Центре идея укрупнения деревень сгубила якутский алас. Крестьян из небольших поселений собрали в посёлки на несколько тысяч человек. Пагубные последствия этой кампании хорошо знакомы нам даже по Нечерноземью, а для Якутии, с ее особо ранимой природой, она обернулась просто катастрофой.
  И вот, пока в других регионах охают и ахают по поводу случившегося, в Республике Саха при Николаеве перестали обречённо взирать на разрушительную работу ведомств, а взялись за дело и разработали основы новой системы природопользования. Двадцать процентов территории республики переведены в особо охраняемый государством режим безотходных суперэкологических систем, где будет обеспечено естественное право людей на здоровую жизнь в гармонии со здоровой природой.
  Западные (в том числе и марксистская) концепции "активного потребления" якобы неисчерпаемых природных ресурсов потерпели крах. Человеќчество мучительно ищет выход из современного "рая", бросаясь то в "планирование народонаселения", то в "зелёное движение".
  Альтернативу западным установкам естественно искать на Востоке. Ещё К.Маркс в конце жизни отметил, что традиционное восточное общество, уступая западному в уровне производства, намного превосходит его в устойчивости. А ныне этот "косный" Восток оказался в центре внимания как политологов, так и мирового обывателя. За японскими и корейскими телевизорами и компьютеќрами скрывается не просто очередной технологический рывок очередного региона планеты, а куда более серьезный перехват идейного лидерства, после которого человечество пойдет уже "другим путём".
  Основной ценностью всякой уважаќющей себя современной цивилизации считался до сих пор непрерывный прогресс. (Этому соответствует человек "фаустовского типа", готовый в погоне за прогрессом разрушить природу, принести в жертву "ближних" и "дальних", и сам при этом деградирующий духовно и нравственно.). Отдельные голоса против него (Шеллинга в Германии или Николая Фёдорова в России), конечно, рассматривались как чудачество оторванных от жизни интеллектуалов, своего рода "горе от ума". И вот, похоже, антипрогрессисты берут реванш. Это не значит, что мир в XXI веке впадёт в застой, наоборот (если не покончит самоубийством вследствие глобальной войы или рукотвороного всеобщего кризиса) , он станет развиваться быстро, как никогда. Но главное - у живущих в ежедневно меняющемся мире людей будет на слуху идея, что прогресс может быть иным, а идеи, как известно, - великая сила...
  Это противоречивое "хождение в прогресс" во имя застоя всколыхнуло всю Азию, причем всерьёз и надолго. И если признанные лидеры - Япония или Сингапур - являют миру больше прогрессистскую сторону своего развития, то захваченные этим потоком "приокеанские народы второго плана" уже могут стоять на более взвешенных позициях.
  Некоторые российские учёные, в частности, Игорь Иванович Шилин, изучавшие культуру малых народов Крайнего Севера и Дальнего Востока, пришли к выводу, что образ жизни этих, казалось бы, отсталых племён во многом более разумен, чем в странах привычной нам европеизированной цивилизации. У северян человек никогда не порывает своей связи с природой, что служит залогом сохранения образа жизни если не навечно, то, во всяком случае, на долгие времена, без опасения погибнуть вследствие вызванной самими этими людьми экологической катастрофы.
  Ещё в 1994 году Николаев писал в "Независимой газете": "Поскольку Россия не в состоянии решать экологические проблемы своих северных территорий, Якутия будет делать это самостоятельно при помощи иностранных инвестиций". А в одном из документов Минэкономики в 1995 году указывалось, что малочисленные коренные народы имеют право решать вопросы размещения крупных производств на территориях их традиционного проживания, то есть, по сути, должны иметь право вето при принятии подобных проектов. Тогда "Творческий центр" Сергея Кургиняна увидел в этом проявления сепаратизма, могущего привести к распаду РФ. Может быть, маститый политолог прав?
  Применительно к Якутии - нет. В данном случае "парада суверенитетов" в этом национальном образовании дело не сводится только к приходу к власти националистических элит (как это мы наблюдаем в более "продвинутых" республиках). Нет, он влечет за собой попытки преображения, обустройства жизни (титульной нации в первую очередь) на более разумных и более обращённых к человеку началах, выводя свою землю из-под всевластия отраслевых монополий, которые привыкли хозяйничать там по принципу "край даќлекий, но нашенский". В такой новый подход, в общем-то, вписывались и действия бывшего якутского президента, чувствуется, серьёзно пожелавшего направить вырванную с боем у Центра свою долю доходов от собственных сказочных богатств на обустройство родной страны и превращение её, насколько возможно, в образцовую республику-парк, созданную для труда, для отдыха, вообще для полноценной жизни людей.
  А что же русские, как они действуют в этом всемирном движении "встречь солнцу"? Вообще-то СССР из авангарда социального прогресса с удивительной быстротой сделался чуть ли не оплотом мирового консерватизма. Но вот в идейном отношении мы оставались страной с культом прогресса любой ценой.
  Мы пытались соќревноваться с Америкой на звание самой лучшей и, естественно, самой прогрессивной державы на свете, и во имя этого соревнования уничтожали природу. Сводили леса, осушали и поворачиќвали реки и, наконец, постоянно пытались сделать так, чтобы у нас люди жили "ещё лучше", чем в Штатах (только часто не в том, в чём надо). Русские просто не могут быстро сориентироваться в своём сознании, а время не ждёт. Поэтому на время нашей стране, да и всему миру, нужен новый лидер.
  Впрочем, если говорить о народах ареала тайги и тундры, то вопрос о лидерстве достаточно ясен заранее. Кроме глобального гегемона русских, там есть еще только один локальный - это якуты. Недаром ведь только они имели там самый серьезный уровень государственности. Дело в том, что якуты - такие же колонизаторы Сибири, как и русские (хотя нам из Москвы представляется, будто они всегда там жили). Они так же чуждые своим соседям, и появились в тех местах лишь немногим раньше русских, только они пришли с юга (чуть ли не из нынешней Туркмении), а русские - с севера (приплыли по Ледовитому океану). Исторические судьбы наших двух народов настолько потом начали разниться, что, казалось бы, давали наглядную иллюстрацию к тезису о неравномерности развития разных наций. И вот в последние годы положение серьезно изменилось, и младший в семье народов, почувствовав поќпутный ветер истории, резко пошёл вперед.
  Неорганизованных движений в жизни не бывает. Каждому движению нужен лидер. Нужен он и национальным движениям наших северян. Русские себя там дискредитировали, и ведущая роль (будем думать, на время) автоматически переходит к якутам. Вот это обстоятельство и уловил Николаев, утверждающий, что "северный человек раздвинул границы своего миќропонимания от аласа, урочища до планетарного масштаба..."
  Придет время, когда удастся в полной мере оценить и определить не только экономическую, но и нравственную стоимость нашего территориального пространства... Потребность в богатствах Севера и Арктики будет всё время возрастать, но важнейший сырьевой плацдарм России и планеты не придётся в очередной раз "покорять" энтузиастам и романтикам. Северяне всё более готовы самостоќятельно решать общегосударственные задачи, обладая уникальным опытом жизнедеятельности в экстремальных природных условиях. Не исключено, что со временем они будут самыми подготовленными к жизни по модели устойчивого развития, имея традиќционно высокую экологическую культуру, минимальные потребности (тогда как у большинства россиян господствуют стереотипы потребительства, а уровень экологической культуры невысок), умение подчинять свои интересы общим интересам. Всё это наиболее характерные черты будущей цивилизации, которой предстоит жить в равновесии с прироќдой.
  Вот почему в далёкой северной стоќроне мы имеем не просто столицу наќционального государственного образоќвания, а крупный и весьма перспективќный центр пока общероссийского, а в перспективе - международного масштаба. По той же причине Николаев - политик первостепенного значения для всей страны и один из немногих лидеров, чьи воззрения могут оказать влияние на образ мышления всего человечества. Он прямо так и пишет: "И вот неожиданно для себя мы открываем, что уровень экологической культуры северных народов может стать образцом для будущих цивилизаций" (выделено мной - М.А.). С ним согласен и писатель Владимир Карпов: "Будущее - за северным человеком с его твёрдой заповедью: "нельзя брать лишнего от природы". "Цивилизованный мир" в своей алчности рано или поздно съест самого себя. А природный человек - может даже и не заметить "прогрессистского" Армагеддона. Ну, придёт себе эвен по весне, с ласковым солнышком панты сдавать, а здесь на тебе - все отправились в просторный мир..."
  Сказав, что русские "дискредитировали себя", я вовсе не собираюсь кого-то обвинять: был взят курс на то, чтобы, как мечтал герой фильма "Начальник Чукотки", "и на Чукотке были поќстроены заводы, и у чукчей появился свой пролетариат". Была проделана большая и героическая работа, но жизнь идёт вперед, а представления, как известно, остаются во многом старыми, да и мы теперь знаем, что "хочется как лучше, а получается как всегда". Это надо понимать и не впадать в панику от временной потери лидерства (тем более - среди народов своей страны). Но вот тем, кто предлагает упразднить в стране национальные образования и разделить её только на губернии (дескать, пусть те же якуты изучают в национальных классах свой "Олонхо" - и хватит с них), хорошо бы показать хотя бы один участочек северного или дальќневосточного берега, усеянный ржавыми бочками из-под бензина. Нахозяйничались уже губернаторы, хватит. Землям нужны хозяева.
  Даже то, что Республика Саха порой не ќплатила ничего в общероссийский бюджет, до определённой степени справедливо: край, поставляющий нам несметные богатства, до сих пор был буквально "медвежьим углом". Теперь положение меняется, в Якутск практически пришла железная дорога, республику обеспечат спутниковой и прочей связью. Надо надеяться, что зараќботанным средствам найдётся достойќное применение (если их не отберут высокопоставленные чиновники из Центра ради каких-то финансовых афер).
  Да, жизнь не стоит на месте. И народ, который хочет сохранить свою среду обитания, должен обзавестись надёжными путями сообщения, компьютерќной связью и пр. Парадокс, но это так. И, похоже, "республика вечной мерзлоты" готовится это противоречие успешно разрешить. В Якутии открылся блестящий университет, для студентов созданы великолепные условия. Так что следите за развитием событий на северо-востоке. Ведь там, на Чукотке, восходит солнце, и Якутия, как самая обжитая наша северная земля, по праву (не меньше, чем Япония) может именоваться Страной Восходящего Солнца.
  Пример Якутии важен и в другом отношении. Известно, что в иных субъекќтах Российской Федерации стремление к самостоятельности выливается в некие разновидности сепаратизма. Республика Саха также стремится к самостоятельности, но это - самостоятельность в составе Федерации, это - вызов на соревнование за более достойную человека жизнь, за лучшее обустройство родной земли. Такой самоќстоятельности субъектов можно только радоваться, противиться ей станет лишь неисправимый великодержавный шовинист. Думается, Федеральное собрание России могло бы почерпќнуть много полезного для себя из якутского опыта и пошире распространить его по стране.
  У нас много говорят о призвании Росќсии заложить основы новой, спасительќной для мира русской цивилизации, духовной и экологической по своему характеру, с тем, чтобы она стала альтернативой западному сверхпотребительќству. Однако дальше разговоров дело обычно не идёт, и это не случайно. Основы новой цивилизации нельзя выдумать в кабинете, они вырисовываются в самой жизни человечества, на направлениях прорыва. И вот одним из таких направлений прорыва и стал опыт далёкой Якутии. И хотя наследие Николаева, видимо, в значительной мере расхищалось, сами высказанные им идеи не пропадут и будут востребованы (только бы это случилось не слишком поздно).
  Якутия - один из немногих регионов современной России, где повсеместно наблюдается подъём пассионарности. Это видно даже в мелочах. Например, широко развиваются садоводство и огородничество на вечной мерзлоте. Журналист Владимир Таюрский рассказывает на страницах "Российской газеты", как вечная мерзлота в Якутии перестала быть препятствием для разведения некогда экзотических растений.
  Земледелие в Якутии зародилось по историческим меркам совсем недавно. Коренное население до прихода сюда русских с грядками не возилось. Русские, непривычные к рациону скотоводов и охотников, научились выращивать морковь, лук, капусту и другие овощи, для них это была не просто пища, но и лекарство от цинги. А ныне ассортимент выращиваемых в Якутии овощей и фруктов существенно расширился. И началось всё с дачников, которые словно вступили в соревнование, кто вырастит какую-нибудь диковину. Во многом - благодаря селекционерам, поработавшим над выведением скороспелых и морозостойких культур. На грядках - обычный для любого края набор. Редис, лук, укроп, петрушка, морковь, свёкла, редька, по штакетнику на радость ребятишкам лезет вверх горох, а на краю какой-нибудь грядки пристроился салат, четырех-пяти корней которого хватает на всё лето. Репа обычно родится отменная. Однако у каждой хозяйки непременно найдётся и что-нибудь нетиповое. Небольшую грядку любознательная огородница обычно засевает "для эксперимента". Там можно встретить что угодно - яблочный сельдерей, южные ароматные травки...
  Яблони, сирень, арбузы, дыни и многие другие теплолюбивые растения экзотами здесь уже не считаются - народ научился выращивать дыни и баклажаны и пытается экспериментировать даже с цитрусовыми. И это - на вечной мерзлоте, толща которой в окрестностях Якутска достигает многих сотен метров, оставляя садоводам-огородникам для их опытов тонюсенький слой земли, оттаивающей на три летних месяца. В теплицах выращивают огурцы, помидоры, иногда перцы. Но томаты здесь вполне массово краснеют на корню даже в открытом грунте. Многие занимаются садовыми культурами, экспериментируя с барбарисом, вишней, яблонями, крыжовником. Вдоль забора обычно рассажены кусты красной и чёрной смородины, с которых дачник средней руки собирает несколько вёдер ягод. Популярен гибрид черной смородины с местной ягодой охтой, грозди которого - вылитый виноград. Кроме того, прекрасно растёт малина.
  Зимним холодам, когда земля трещит от лютых морозов, якутские огородники тоже нашли применение. Хранить овощи в городских квартирах негде. Поэтому то, что не законсервировали, хозяйки, дождавшись морозных дней, промывают, шинкуют или трут на тёрках, фасуют в пакеты и выносят на мороз. Свежий вкус продуктов сохраняется до весны.
  Постепенно навыки земледелия распространяются всё дальше на Север, к Полярному кругу и даже за него. Этому способствуют работа селекционеров, бесконечные эксперименты энтузиастов огородного дела и, как ни странно, любознательность школьников. В республике действует множество агрошкол, и именно ребятишки, начав с пришкольных опытных плантаций, научили северян выращивать картофель и некоторые другие овощные культуры.
  Несколько лет близ столицы республики работает необычное крестьянское хозяйство "Эм". Начали с привычных капусты, огурцов и помидоров. А в 2007 году начали выращивать арбузы, тянувшие на 4-5 килограммов. С каждого гектара собирают по 40 тонн арбузов, созревших на корню. На рынок их не успевали вывозить, так как горожане выстраивались в очередь прямо у полевого стана. Проводят здесь опыты и с другими культурами. Сладкую кукурузу выращивают уже в промышленных масштабах. А экспериментальный участок отвели под перцы и баклажаны в открытом грунте.
  Хорошо чувствуют себя в этих краях целебная облепиха, барбарис, калина... В яблоках, вырастающих на якутских дачах, витамина С гораздо больше, чем в привозных. Местные яблоки пользовались большой популярностью у детворы, отдыхавшей в расположенных по соседству детских лагерях.
  "Российская газета" сообщает: в Якутии разработан и закон "О кочевой семье", призванный разрешить противоречия между современной цивилизацией и традиционным образом жизни коренных народов Севера, смягчить стрессы, которым подвергаются оленеводы, вынужденные разрываться между традициями и благами цивилизации, далеко не всегда оборачивающимися для них благом. Ведь то, что мы считаем признаками цивилизации (благоустроенное жильё, шумные города, машины и прочее), для оленеводов ценности не представляет. Они хотят, подобно предкам, кочевать за стадами семьями - с жёнами и детьми. Но мы всё глубже вторгаемся в их жизнь со своим уставом, навязываем свои правила игры, ломаем людям быт и традиции и мало чего доброго предлагаем взамен.
  В оленеводстве есть необычная профессия - чумработница. Это одновременно завхоз, уборщица, повариха и вообще хранительница очага. Испокон веков обязанности эти исполняют жёны оленеводов. Но в традицию вторглись нормативы - если положено на бригаду три чумработницы, пусть там будет сколько угодно жён, ставок больше нет.
  В обычной жизни ребенок утром идёт в школу, а после занятий возвращается домой. На кочевье же получить полноценное среднее образование невозможно, и, если родители мечтают, чтобы их дитя поступило в вуз, они вынуждены отдавать его в интернат. Многие в этих условиях предпочитают вообще не заводить семьи, нежели жить так. В Якутии на кочевьях работают более 2200 человек, а семейных пар среди них - чуть более 400. Всё это влечет за собой стрессы, неведомые горожанам. Средняя продолжительность жизни в среде кочевых народов не превышает 42 лет у мужчин и 45 - 50 - у женщин. Причем, хотя понятие о здравоохранении на стойбищах довольно условно, среди причин высокой смертности преобладают отнюдь не болезни, а убийства и самоубийства.
  Теперь впервые признаётся наличие в обществе таких специфических явлений, как кочевой образ жизни и кочевая семья, расписаны задачи республиканских и муниципальных органов власти по улучшению социально-демографической ситуации в этой среде. Предусмотрено финансирование - на отдых детей в южных краях, на организацию медико-профилактических работ, на поддержку молодёжи, на воссоединение семей.
  Проблема эта не чисто якутская, она касается всего Севера. Например, в Красноярском крае между депутатами Законодательного собрания разгорелись яростные споры о том, нужно ли детям тундры получать базовое образование или юным северянам достаточно для нормальной жизни и уровня кочевой начальной школы. В последние годы снижается количество поступающих в вузы из числа малочисленных народов. Современная молодёжь Севера не видит смысла в получении образования, поскольку не уверена в своём трудоустройстве и социально не адаптирована к городской жизни. И это несмотря на то, что государство ежегодно квотирует для детей северян десятки бюджетных мест в вузах страны, оплачивает проезд к месту учебы и обратно, ежемесячно выплачивает дополнительную стипендию, компенсируя расходы на жилье и частично на оплату образования.
  Но проблема не только в том, что сокращение людей с высшим образованием приводит к угасанию и без того небольшого слоя местной интеллигенции. А нужно ли тем, кто предпочитает традиционный уклад жизни, вообще получать полноценное среднее образование? Для базового образования детей нужно отрывать их от привычного уклада и отправлять в интернаты, после которых многие северяне не способны вернуться к традиционному образу жизни, зависая, как говорится, между небом и землёй. Для тех же, кому хватает умения читать, писать и складывать, достаточно кочевых школ.
  Объективности ради надо сказать, что борьба якутов за достойные условия жизни не закончена. Свидетельством этого может служить статья "Сырьевая колонизация Якутии" Дмитрия Верхотурова, в которой обсуждается вопрос: "Что ждёт Якутию: сырьевая колонизация или экономический расцвет?"
  С большой помпой, - отмечается в статье, - прошла презентация "Схемы комплексного развития производительных сил, транспорта и энергетики Республики Саха (Якутия) до 2020 года" на Международном экономическом форуме. Она получила одобрение и правительства России. Но в самой республике её практически не обсуждали, а ведь этот документ определяет судьбу Якутии, якутов. Практически никто ни из политиков, ни из известных экономистов республики публично так и не высказался по этому проекту. А так ли уж он идеален? Отрицательный ответ на этот вопрос и даёт Д.Верхотуров.
  На его взгляд, названная "Схема комплексного развития..." на самом деле представляет собой "программу сырьевой колонизации Якутии крупными компаниями, в ходе которой самой республике и её жителям практически ничего не достанется". Демонстрация же внимания со стороны российского правительства, предпринимателей, высокие награды и похвалы - это лишь маскировка настоящей сути программы.
  Автор выдвигает следующие аргументы: "Сырьё является главным и решающим фактором в этой программе. Да, что и говорить, запасы сырья в Якутии огромны. Настолько огромны, что застилают глаза..."
  Критик хорошо знает мотивы тех, кто зарится на якутские богатства:
  "Риторических вопросов можно не задавать. Если где-то лежит колоссальное богатство, размером почти в 80 триллионов рублей (3,2 триллиона долларов), то это богатство нужно поскорее взять, вывезти и продать. Вот главная мысль программы экономического развития Якутии".
  Это те же самые "пенкосниматели нараспашку", которых обличал ещё Салтыков-Щедрин, их миропонимание нисколько не изменилось:
  "Экономическое развитие Якутии будет стоять всё на тех же самых опорах, на которых стоит экономическое развитие России последних 20 - 25 лет: нефть и газ".
  В статье приводятся длинные цитаты из "Схемы", для того, чтобы показать, что "план добычи в Якутии сырья, нефти и газа и электроэнергии, для последующего вывоза, формулируется предельно чётко и ясно". Что касается наукоёмких технологий, то о них говорится лишь в двух пунктах: "Во-первых, предполагается модернизировать информационную инфраструктуру органов власти республики" и с этой целью создать региональное информационно-консалтинговое агентство (РИКА). Кстати, подобное агентство с такой же аббревиатурой в республике уже есть. "Во-вторых, предлагается испытывать в Якутии технику на устойчивость к низким температурам: "Специфическим и характерным именно для Якутии, укрепляющим её конкурентные преимущества, станет возрождение услуг экспериментальной проверки техники в экстремальных условиях Якутии (существовали в позднесоветское время)". "Вот и все наукоёмкие технологии, которые правительство РС(Я) предложило в "Схеме комплексного развития". Производства высокотехнологичной продукции, товаров и услуг в ней даже не предполагается. Д. Верхотуров подчёркивает, что "только за счёт переработки сырья в промышленный полуфабрикат с высокой добавленной стоимостью, экономика Якутии могла бы резко рвануть вперед как по валовым показателям, так и по технологическому уровню. Этот эффект можно дополнительно усилить, если освоить также производство готовых товаров и комплектующих из полуфабрикатов собственного производства".
  На фоне составления грандиозного проекта освоения природных ресурсов Якутии, говорится в статье, совсем малозаметно прошел другой процесс: республика полностью утратила контроль над ключевыми отраслями промышленности. Распроданы пакеты акций предприятий по добыче алмазов, угля, нефтегазовые, золотодобывающие (с запасами золота 1150 тонн) и телекоммуникационные активы. За всё это было выручено 75,7 миллиарда рублей. В республиканский бюджет было зачислено всего 6 миллиардов рублей. Кое-что было просто роздано. Несмотря на то, что Якутия обеспечивает 98,2% добычи алмазов России, алмазодобывающий комплекс, который передавал в бюджет ежегодно 10,5 миллиарда рублей, уже не контролируется правительством республики.
  "Имея в руках такие активы в ключевых отраслях якутской экономики, Штыров мог выполнить свою программу развития Якутии собственными силами, за счёт доходов и инвестиций республиканских компаний, никого не привлекая со стороны. Но он предпочёл всё распродать и раздать... Активы проданы, новые доходы будут только лет через десять. А на что будет жить Якутия всё это время?"
  Д.Верхотуров проводит аналогию с теми обещаниями, которые в своё время раздавались в Иркутской области, Красноярском крае: "Обещания высоких доходов, благ и процветания в результате строительства сырьевой экономики уже были, и накопленный опыт позволяет сказать, что эти обещания - лживые. Все примеры строительства как раз именно такой экономики, какую предложил президент РС(Я), показывают, что небольшое увеличение доходов оборачивается резким ухудшением условий и качестве жизни".
  Говоря о перспективах добычи урана, автор приводит в пример Приаргуньское горно-химическое объединение, располагающееся в посёлке Краснокаменск Читинской области. "2850 жителей посёлка Октябрьский, Краснокаменского района, живут в кольце урановых отвалов, в условиях гамма-излучения, в три раза превышающего ПДК. Поблизости от Эльконского ГМК в Южной Якутии будет то же самое, и от добычи урана хлебнут жители близ расположенных Алдана и Томмота".
  Промышленная разработка полезных ископаемых в Сибири и на Дальнем Востоке ведётся такими методами, убеждён Д.Верхотуров, что обширные районы превращаются в территории экологического бедствия. "Некоторые ГЭС: Колымская и Вилюйская - вызвали настолько сильные изменения, что разрушили систему хозяйства и вызвали исход коренного населения из этих районов. То же самое будет и с ГЭС в Южной Якутии. Климатические изменения, произведённые водохранилищами, накроют весь регион, кроме, пожалуй, людей, ныне твердящих о "незначительных последствиях".
  В заключение Верхотуров пишет: "Если бы правительство РС(Я) держало основные активы под своим контролем, то у него была бы возможность вести промышленное развитие щадящими методами, с учетом местных условий и требований населения. Но теперь на кого Штыров, распродавший эти активы, может повлиять? Крупные компании, скупившие якутские активы, вкладывают миллиарды долларов в якутские проекты, им надо побыстрее отбить инвестиции, и они точно не будут считаться со всякими "мелочами", вроде экологии или требований коренных жителей. Не обратят они внимания и на президента Якутии, который теперь только и может, что погрозить пальцем, потому что рычаги влияния на экономику утрачены".
  Вот что я имел в виду, когда писал, что с уходом М.Николаева многие из завоеваний республики утрачены. Есть и другие критики деятельности президента ремпублики, уже Борисова, оппозиция даже обвиняет его не только в коррупции, но и в её легализации в республике. Поводом стало то, что Борисов якобы оказал незаконное давление на суд по делу бывшего министра по делам молодёжи. А значит, по мнению оппозиционеров, теперь (впрочем, как и раньше) определять "кому и сколько" можно воровать, будет руководство республики". Проехалась оппозиция и по родственникам высших руководителей республики. Якобы Штырова Ю.В., дочь бывшего президента, на пару с дочерью нынешнего президента Якутии Борисова - Поповой С.Е. владеют ООО "Прогресс", являющимся единственным учредителем ООО "Алмазгидроспецстрой", которое получает крайне выгодные контракты от АК "АЛРОСА". Особое внимание уделено деятельности дочери - Штыровой Т.В. и другим родственникам в Италии. Это открывает возможности доступа к оффшорным территориям, увода российских активов в которые представляет угрозу экономике и государственности страны. Однако президент РФ Владимир Путин (который, надо думать, знает ситуацию лучше, чем Верхотуров), заслушав доклад Борисова о положении дел в Якутии, остался доволен его работой.
  К сожалению, осенью 2013 года северный завоз продовольствия и топлива в посёлки Якутии у Ледовитого океана снова, как в 90-е годы, был сорван. Люди оказались на грани смерти от голода и холода. Суда, которые везли грузы по реке Индигирке, вмёрзли в лёд. А местные власти не позаботились о своевременной подготовке систем отопления к зиме. Пока помощь бедствующим оказывают самолётами МЧС, лишь с декабря станет возможным движение автотранспорта по зимнику - по льду всё той же Индигирки.
  Что бы ни говорили о Борисове, он внедряет в республике передовые методы хозяйствования. Особенно это касается сельского хозяйства.
  Все знают, что Якутия - страна оленеводов. Но Борисов напоминает, что здесь, в условиях Крайнего Севера, уже много столетий культивируется и развивается уникальное, самое северное в мире животноводство. Основная масса коренного населения - народ саха - с незапамятных времён занимался табунным коневодством и разведением крупного рогатого скота, а с XVII века - землепашеством и огородничеством. Выращивают рожь, картофель, овёс, капусту... "На Дальнем Востоке, и особенно в таких северных регионах, как Якутия, только коллективные формы сельхозпроизводства могут быть по-настоящему эффективными. Поодиночке крестьянским хозяйствам выжить сложно". В Якутии предусматривается передача отдельных государственных полномочий в области сельского хозяйства непосредственно районам. Это, видимо, поворот не к колхозам, а к более совершенным формам коллективного хозяйствования.
  
  Разруха, похожая на вредительство
  
  А теперь взглянем на Русский Север в целом.
  В советское время эти регионы ещё отставали от Центра по обустроенности, но везде чувствовался подъём, и люди с уверенностью смотрели в будущее. Как им было не гордиться тем, что они обживают кладовую природных богатств России!
  Буквально за несколько лет либеральные "реформаторы" добились, казалось бы, невозможного. Полностью разрушены горнодобывающая и рыбоперерабатывающая промышленность, убыточными стали даже добыча золота и алмазов.
  Если бы можно было посмотреть сразу на все наши северные земли из космоса, мы бы увидели странное сочетание лихорадочной деятельности и оцепенения. Лихорадочно рвут на куски природные богатства Севера частники, которым "реформаторы" отдали на откуп (в смысле - на разграбление) нефтяные месторождения, лесные массивы, рыбные промыслы, золотые прииски... С нефтепромыслов снимают сливки, бросая более половины нефти в земле. Отравляются великие реки и озёра Севера (а именно вода в XXI веке становится очень дефицитным природным ресурсом). Они настолько загрязнены, что осётр, например, там практически уже уничтожен, под угрозой гибели оказались нельма, муксун, таймень.
  А почему ныне развернулась такая лихорадочная деятельность хищников? Потому что частники (среди которых немало фирм-однодневок, работающих по фальшивым документам) знают, что получили собственность незаконно, её могут отобрать, а потому надо успеть выжать из неё всё, что можно, и убежать за границу с наворованными капиталами. И создаётся впечатление экономического роста, что радует доверчивую власть.
  А на всей остальной территории полумёртвые города и посёлки, остановившиеся или дышащие на ладан заводы.
  Чтобы убедиться в этом, пройдём по Русскому Северу с востока на запад. Вообще-то каждый из его регионов заслуживает отдельного тома, а то и нескольких. Но пока таких монографий нет, и я для "взгляда на Север с птичьего полёта" ограничусь отдельными примерами, которые мне представляются наиболее важными. Те, кто желает получить о регионах более подробные сведения, могут почитать журналы "Эксперт Сибирь", "Эксперт Урал" и "Эксперт Северо-Запад", а также выпуски "Российской газеты" для соответствующих регионов.
  
  Чукотка. Начинать придётся с неё - с края, где восходит Солнце. И сразу же мы столкнемся с двумя открытиями.
  Во-первых, коренное население полуострова - чукчи, - в отличие от персонажей анекдотов, - народ смелый (это прирождённые китобои), воинственный, агрессивный, умевший постоять за себя. В своё время они сумели подчинить себе соседние народности, а царские чиновники долго не могли заставить их платить ясак (дань пушниной). Им пришлось удовлетвориться формального подчинения чукчей: якобы правительство преподносило им дар (по стоимости подчас превышавший стоимость ясака), а чукчи в ответ приносили пушнину как знак благодарности. Покорить их военной силой не удавалось. Тогда ходил даже анекдот: если бы чукчи победили в этой войне, дошли до Москвы и взяли её, то столицей империи стал бы Анадырь. Тогда чукчей не могли одолеть русские казаки, и они подкинули им водку. Что не смогла сделать армия - сделала водка. Сейчас чукчи уже не те, многие из них спились. И нация за пару столетий существенно деградировала.
  Во-вторых, я сам удивился, прочитав название одного интервью: "Чукотка - форпост России". Но произнёс эти слова не дилетант, а очень известный в стране старатель (добытчик золота) Леонтий Милинский. Ниже будет показано, что для такого утверждения есть все основания.
  Как это ни странно, по Чукотке в 1918 -1920 годы прокатился вал гражданской войны, и коренное население вовлекалось в борьбу за власть, весьма смутно представляя себе её причины и за что боролась каждая из противоборствующих сторон. В результате была разрушена система управления, которая таким мучительным путём создавалась в течение двух веков. Подорвано было и снабжение промышленными товарами. В 20-х годах большевиками создаётся новая система управления. Не миновали Чукотку и "перегибы коллективизации", и раскулачивание крупных оленеводов, которые отказывались продавать своих животных для совхозов и колхозов. Затем началось активное освоение полуострова: создавались полярные станции, порты, аэродромы. В 30-е годы были открыты крупное месторождение олова на Певекском полуострове и Иультинское олово-вольфрамовое месторождение. Объявив ярангу пережитком прошлого, советская власть переселила кочевников в каменные дома. Чукчи быстро привыкли к тёплым домам, стали обращаться в больницы и пользоваться завезённой техникой.
  В годы Великой Отечественной войны началась добыча на Чукотке оборонного металла - олова. С этого времени основой хозяйства Чукотского национального округа стала горнодобывающая промышленность.
  После войны на Чукотке началась добыча золота. Основная часть приисков, посёлков, промышленных предприятий, электростанций, ЛЭП, дорог и т.д. создана на Чукотке в 60-х годах, к концу которых численность населения превысила 100 тысяч человек. Эти же годы были периодом максимального производства оленины, рыбы, пушнины. Были построены Билибинская АЭС, Чаунская ТЭЦ и Эквекинотская ГРЭС. Появились молочное животноводство, свиноводство, парниковое хозяйство, клеточное звероводство. Правда, кампания по ликвидации неперспективных посёлков привела к тому, что условия ведения хозяйства ухудшились, а многие посёлки оказались заброшенными, и вид их производит тяжёлое впечатление.
  Но главное - на Чукотке была расквартирована 14-я Десантная армия специального назначения, созданная по личному приказу Сталина. Она имела стратегическую задачу: если американцы совершат на нас атомное нападение, она высаживается на Аляску, идёт по побережью и развивает наступление на США. Задача, на первый взгляд, невыполнимая, но пыл американцев всё это сдерживало.
  А Хрущёв, если верить информации, появившейся в Интернете, приказал построить на Чукотке подземный город Гудым, как центр управления межконтинентальными баллистическими ракетами, нацеленными на США. (Сами ракеты, оснащённые разделяющимися боеголовками, были подвижные, на автомобильном ходу.) Город находится в горе. У него 9 уровней. Объект имел полную противоатомную защиту, вес некоторых бронированных дверей достигает 40 тонн; объект был разделён на части по уровням доступа для личного состава; перемещение грузов осуществлялось по подземной узкоколейной железной дороге. Посёлок, обслуживающий этот объект, снабжался по самой высокой категории. Ну, и как же после этого сомневаться в том, что Чукотка - форпост России?
  С 1986 года из объекта было вывезено всё ядерное вооружение, и огромные по площади подземные помещения стали использовать как базу хранения Анадырского военного гарнизона (и, вероятно, как командный пункт). Город Гудым как стратегический объект был расформирован в период с 1992 по 1998 гг., в 2002 году окончательно оставлен военными, после чего был разрушен, и разграблен. Но только верхний его этаж (первый из подземных). Во все остальные доступа нет: советские специалисты, покидая город, замуровали его.
  Чукотское золото тоже оказалось ненужным либеральной власти России. Город Билибино (при АЭС) был центром добычи золота, в иные годы сдавал его до 14 тонн. В Билибино построили школы, в их числе детскую музыкальную, отделение связи, детскую районную библиотеку, кинотеатр и много чего ещё. А после "реформ" народ побежал из Билибина на материк. Предприятия лежат в руинах. Даже металлоконструкции никто не вывозит на продажу - чёрный металл из-за высоких транспортных расходов обойдётся по цене золота.
  В период между переписями населения 1989 и 2002 годов численность постоянного населения в округе сократилась в 3 раза. Оставшиеся люди как-то выживают. Цены в магазинах запредельные, работы нет. Жизнь ещё теплится благодаря АЭС: оттуда свет, тепло и зарплата, но станцию намечено закрыть. Правда, в 20 километрах от города работает подземный золотой рудник, но он не сможет принять на работу всех желающих.
  Крупнейшие горно-обогатительные комбинаты - Певекский и Иультинский - прекратили работу. В 1995 году посёлок Иультин официально закончил своё существование.
  На треть упала добыча угля, вдвое сократилось производство мяса и яиц, улов рыбы. Замерло строительство. Зато цены на товары на Чукотке росли более высокими темпами, чем в целом по России.
  В упадке находились и традиционные промыслы. Оленье стадо сократилось более чем в два раза. Перестала приносить прибыль и некогда процветавшая в этих краях охота и торговля пушниной. В бедственном положении оказалось здравоохранение и образование. Многие годы население округа находилось на грани выживания.
  Как это ни покажется удивительным, за время пребывания одиозного Романа Абрамовича губернатором Чукотки экономика этого края получила значительное развитие. Округ, прежде банкрот с умирающим производством, безработицей, замерзающими домами, бегством людей на юг, ожил. Доходы округа увеличились в пять раз, федеральные бюджетные вливания снизились почти втрое. Повысилась рождаемость. Удвоилось поголовье оленей. Возникло даже свиноводство (на привозных кормах). Строились дороги и мосты, жильё, ремонтировались школы и другие образовательные учреждения. Заработная плата увеличилась в 4 - 5 раз, в среднем до 27 тысяч рублей. Добыча угля увеличилась настолько, что не только были удовлетворены собственные потребности в нём, но и налажена его поставка в Корякию и на Камчатку.
  В окружном центре Анадыре силами строителей "с материка", точнее - из Канады и Турции, построены две гостиницы, ледовая арена, Дворец молодёжи, суперсовременный кинотеатр, фитнес-центр, которому, впрочем, местные жители всё равно предпочитают рыбалку, весело разукрашенные дома, дороги с пешеходными переходами. Установлены банковские терминалы. Зарплата перечисляется на кредитные карточки. Канадская фирма платит рабочим до тысячи долларов в месяц. Однако настоящего перелома в жизни местных граждан, особенно чукчей, нет. После получки едва ли не все работники уходят в запой, чукчи, привыкшие к патернализму со стороны государства, и теперь надеются на него.
  Абрамович считает, что население округа слишком велико, тысяч двадцать жителей следует переселить на материк, где для них приобреталось жильё.
  Деньги на все эти преобразования Абрамович получил, добившись перевода налогов с принадлежавшей ему "Сибнефти" в бюджет Чукотки. Будто бы тратит на нужды округа и свои деньги, считая, что эти траты окупятся улучшением его имиджа в глазах общественности.
  Абрамович возил детей чукчей в оздоровительные лагеря, стариков на лечение, юных футболистов - в Лондон. Он давал деньги на строительство, на учёбу. Он продолжал финансировать чудо из собственных внебюджетных фондов, созданных специально для того, чтобы раздавать деньги. До самого 2004 года, когда на Чукотке был закрыт обнаруженный Счётной палатой налоговый рай. А СМИ охотно прокомментировали итоги проверки.
  И оказалось, что Абрамович вовсе не благотворитель, а вполне деловой человек. Половину той четверти бюджета, которую Чукотка формировала сама, давала зарегистрированная здесь "Сибнефть". Но за работу в неблагоприятных условиях всем зарегистрированным на Чукотке бизнес-структурам чукотской властью были, без возражений со стороны Москвы, дарованы налоговые льготы. Уже это, как подсчитывали экономисты, с лихвой покрыло расходы на чукотское спасение. Кроме того, структурам Абрамовича лицензии на разработку доставались недорого. Покупка месторождения золота обошлась им чуть больше чем в миллиард рублей. А потом оно было продано австралийско-британской компании за миллиард долларов. Раздача денег Абрамовичем прекратилась. С его уходом эпоха закончена. Введённый недавно законодательный запрет совмещать государственные должности с зарубежными активами подоспел для самого Абрамовича как нельзя более кстати.
  И всё же надо поблагодарить Абрамовича за сделанное для Чукотки. Если бы каждый из российских олигархов-миллиардеров взял на своё попечение по региону, глядишь, и несколько преобразилась бы Россия. Но что-то не видно очереди желающих последовать его примеру.
  На Чукотке добывают красную икру, есть звероферма, поставляющая мех песцов, но вывоз этой продукции крайне затруднён. Хотя на промысел китов в мире установлен мораторий, для чукчей добились выделения квоты - 140 животных в год. Мясо китов идёт в пищу чукчей - это для них основной источник белка в зимнее время, а остатки поступают на зверофермы в качестве корма для разводимых там животных. В недрах много золота - больше чем было на Аляске, есть олово, вольфрам, нефть, газ, и это притом, что разведано только 7 процентов территории округа. Верховье Анадыря - это царство ягоды. В изобилии - голубика, морошка, шикша, смородина (красная и чёрная), малина, шиповник, рябина, брусника, княженика, орехи на стланнике... В лесу есть и дикие пчёлы.
  Для регионов Севера России, в том числе и для Чукотки, разработаны (под тем или иным названием) "Стратегии социально-экономического развития на перспективу до 2030 года". Однако разбирать эти документы большого смысла не имеет, потому что они отражают в основном пожелания разработчиков. И смысл их таков: край наш изобилует полезными ископаемыми и многими другими богатствами, но на их освоение у нас нет денег, технологий и квалифицированных кадров, поэтому мы ждём финансовой помощи и инвесторов. Можно сказать, что на новом историческом витке повторяется древнее сказание: "Земля наша велика и обильна, но настоящего управления в ней нет; приходите к нам, вкладывайте свои капиталы и распоряжайтесь нашими богатствами".
  Чтобы не быть голословным, приведу отрывок из документа под названием "Социально-экономическое развитие Чукотского автономного округа":
  "Развитие промышленного производства и производственной инфраструктуры будет сконцентрировано в 2 зонах опережающего экономического роста - Анадырской и Чаун-Билибинской.
  В Анадырской зоне будет обеспечено освоение месторождений каменного угля Беринговского каменноугольного бассейна (общие суммарные запасы - свыше 4 млрд. тонн), располагающегося на побережье незамерзающего Берингова моря. А также нефти и газа Анадырского и Хатырского нефтегазоносных бассейнов, нескольких золоторудных месторождений и хромоникелевых объектов, требующих значительных объемов геолого-разведочных работ... "Беринговские" угли по качеству отвечают международным стандартам и могут быть конкурентоспособными на мировом рынке. Благоприятное географическое положение района удобно для торговли и транспортировки грузов в любые районы Дальнего Востока, а также в страны Азиатско-Тихоокеанского региона... Для реализации проекта потребуется строительство угледобывающего предприятия, морского порта Беринговский, а также строительство воздушной линии электропередачи и автомобильной дороги (обе по трассе Анадырь - Беринговский)...
  В настоящее время в континентальной части Анадырского нефтегазоносного бассейна введено в эксплуатацию Западно-Озёрное месторождение нефти... Кроме того, на прилегающих нефтегазоносных структурах на основании поисковых данных прогнозируются значительные ресурсы углеводородных энергоносителей... в г. Анадыре намечено строительство нефтеперерабатывающего завода мощностью 350 тыс. тонн в год с соответствующей инфраструктурой, включающей подогреваемый нефтепровод, головную перекачивающую станцию, нефтебазу и новый причал в морском порту.
  В Чаун-Билибинской промышленной зоне находятся крупнейшие месторождения золота в России - Майское и Купол, крупнейшие в России месторождения олова (Пыркакайские штокверки) и меди (Песчанка). Для их освоения требуются значительные объёмы геолого-разведочных работ".
  Всё правильно. Только неизвестно, намерено ли государство осуществить этот проект, возможно, у него совсем другие приоритеты (например, строительство морского порта на Ямале, о чём будет сказано ниже). Ведь это в советское время существовали долгосрочные, утверждённые высшими инстанциями планы строительства по всей территории страны, или принимались, также высшими органами власти, решения о сооружении конкретных объектов. Сейчас государство не вмешивается в хозяйственную деятельность. Конечно, принимаются Федеральные целевые программы развития регионов. Но для Сибири и Дальнего Востока она пока, по сути, отсутствует, несмотря на то, что для развития этой части страны создано специальное министерство. "Никакой официальной стратегической доктрины России в отношении азиатской части страны не существует... нет ни общественной востребованности таких всеобъемлющих программ, ни ресурсов, ни организационно-административных рычагов для их реализации", - читаю я в авторитетном документе. А о "Стратегии развития Сибири", разработанной в 2001 году по поручению Президента РФ, там сказано: "Специалисты, разрабатывавшие "Стратегию", хорошо знают положение дел в Сибири и её огромный потенциал, но во многих случаях они как бы нарочно "подставляются" под критику, выдвигая безадресные предложения, игнорируя действующее федеральное законодательство и явно идеализируя перспективы". Как более деликатно выражается один из проектантов, "федеральные целевые программы реализуются не так, как хотелось бы". Например, ГЭС строится, а производственные комплексы, ради которых она создавалась, до сих пор не построены: нет инвесторов.
  Я просмотрел десятка полтора целевых программ - и региональных, и отраслевых. У некоторых из них срок действия уже закончился, но на ситуацию они практически не повлияли. Разрабатываются они обычно без излишней детализации, не доходя до конкретных объектов, и больше с упором на объёмы финансирования за счёт бюджета. Общий их смысл таков: нам известны недостатки нынешней ситуации. Если их устранить, да ещё добавить несколько плюсов, то и получится идеальная экономика региона. Но это скорее игра воображения, чем реальное исследование и проектирование. Оно и не удивительно: если нет единого государственног плана развития народного хозяйства, то на что же могут опираться проекты развития экономики регионов?
  Насколько мне известно, ни в какой государственной программе намеченных чукотской "Стратегией" объектов нет. Ну, тогда, возможно, есть частные инвесторы, желающие и способные осилить осуществление планов чукотских "стратегов"? Об этом не сказано ни слова. Видимо, таких частников тоже нет. Если бы этот проект представлял для них интерес, они давно бы сами уже пришли со своими капиталами. Проект разработан старыми методами, привычными для советского периода, и совершенно не учитывает психологию частника. Ему важно не то, что нужно Чукотке, а то, что принесёт ему быструю и высокую прибыль. К тому же частник следит за конъюнктурой мирового рынка, где сегодня - подъём, а завтра спад. Будет ли он ориентироваться на те цели и сроки, которые установлены "Стратегией"? А без этого всё написанное - всего лишь благие пожелания. Но даже если придёт частник со своими капиталами на Чукотку, у властей которой нет ни денег, ни технологий, ни кадров, то зачем они ему нужны, кроме того, чтобы дать разрешение на эксплуатацию им богатств округа? Вся прибыль достанется частнику, а власти в лучшем случае получат уплаченные им налоги (обычно это копейки по сравнению с тем, что загребает частник).
  (И ещё одно замечание. Все регионы стараются завлечь к себе туристов, в особенности иностранных. Но надо иметь в виду: будут иностранцы - не исключено и появление в России тяжёлых болезней людей и заболеваний скота, у нас ранее неизвестных или считавшихся полностью ликвидированными ещё в советское время. Авторитетные эксперты предупреждают об опасности не объявленной, но на деле уже ведущейся бактериологической войны, развязанной Западом против РФ.)
  Поэтому целесообразнее не анализировать широковещательные программы, а остановиться на тех мерах, которые реально уже приняты в последние годы для преодоления разрухи. Так, возобновилось регулярное снабжение прибрежных сёл Чукотки углем. В национальном эскимосском селе Новое Чаплино в начале 2000-х годов проведена полная реконструкция, построен современный образовательный комплекс. Там же начаты работы по замене угля местными геотермальными ресурсами для создания системы центрального отопления жилого фонда. Сахалинское морское пароходство открыло судоходную линию между США и Чукоткой. Из американского порта Эверетт в самый северный в России морской порт Певек будут доставляться разные грузы, в основном оборудование для горнодобывающей промышленности. Такая же линия свяжет Певек с китайским портом Тяньцзинь. Сопровождать грузовые суда будет ледокол, дежурящий в Беринговом проливе. В Певек заходят и российские суда, следующие по Северному морскому пути. В Певеке предполагают установить плавучую атомную электростанцию. В восьми сёлах установлен высокоскоростной Интернет. В Анадыре построен горнолыжный комплекс. Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев распорядился создать национальный парк "Берингия" на Чукотке.
  И далёкая Чукотка не обходится без гастарбайтеров. Иностранные рабочие начали активно привлекаться к работе на Чукотке с начала этого десятилетия, главным образом, для ведения строительных работ в населённых пунктах округа. На этом направлении работали три крупные иностранные фирмы: турецкая, канадская и сербская. Помимо этого, трудовые мигранты, преимущественно с Украины, работали на предприятиях угледобывающей отрасли.
   Укрепляется и оборона России на Востоке. На Чукотке установлены зенитные ракетно-пушечные комплексы "Панцирь С 1", способные поражать не только воздушные, но и наземные цели. Это единственный в мире ЗРПК, который может запускать ракеты на ходу.
  
  Камчатка. Чтобы не отступать от принятого порядка, начнём обзор с восточного берега полуострова, со столицы края - города Петропавловск-Камчатский. Это один из старинных городов Дальнего Востока, он более чем на 100 лет старше Хабаровска и Владивостока. Но в течение почти двух веков он представлял собой большую деревню. Лишь в начале XX века были построено для чиновников два десятка зданий, большинство из которых были в два этажа.
  В советский период Петропавловск пережил два периода своего расцвета. Первый - 1930-1940-е годы, когда в городе появились судоремонтный, механический и лесопильные заводы, жестянобаночная фабрика, морской и рыбный порты, первые рыбодобывающие и рыбоперерабатывающие предприятия. Второй - 1956-1991 годы, когда в городе начали создаваться крупные рыбодобывающие предприятия с флотом, выходившим на вылов рыбы в Мировой океан. Это был золотой период Петропавловска-Камчатского. В эти годы стабильно работали рыбодобывающие, судоремонтные, строительные предприятия и предприятия энергетики. Появилась своя творческая интеллигенция: писатели, поэты, музыканты и художники; научные и педагогические кадры.
  С 1991 года в городе исчезли многие крупные предприятия и организации, прекратилось массовое строительство. Несколько десятков тысяч жителей уехало на материк. Оставшимся пришлось несладко. Комфортным считалось уже такое жилье, в котором хотя бы есть тепло и горячая вода. Тогда Петропавловск, как, впрочем, и другие населённые пункты полуострова, жил от танкера до танкера. Тревога за завтрашний день ни на минуту не покидала людей: каждый знал, сколько и на какой период осталось топлива на котельных и ТЭЦ. С оперативных сводок по запасам топлива и проблемам его оплаты начинались первые полосы газет, местные радио- и теленовости. Казалось, что для властей вопрос о том, где взять деньги на оплату топлива, будет вечным.
  Ещё драматичнее подчас складывалась ситуация в других населённых пунктах. Вся страна переживала за жителей тех северных сёл и посёлков, где по нерадению новых собственников в сильные морозы выходили из строя старые котельные, лопались трубы, и сотни, а то и тысячи жителей в сильные морозы оставались в холодных квартирах, а еду приходилось готовить на кострах, разожжённых на улицах. И тогда котлы и трубы приходилось доставлять в районы бедствия самолётами МЧС. Приметой времени стали печки-буржуйки, казалось бы, канувшие в прошлое со времён Гражданской войны.
  С тех пор миновало чуть более 20 лет. За это время успела измениться социально-экономическая ситуация, появилась определённая стабильность, которая положительно повлияла на жилищно-коммунальный комплекс поселений Камчатки. Постепенно ушли в прошлое холодные батареи и отсутствие горячей воды в кранах. Жизнь налаживалась. Большая заслуга в этом энергетиков, которые, несмотря на экономические катаклизмы, умудрялось бесперебойно подавать тепло и горячую воду в квартиры даже тогда, когда муниципальные власти не расплачивались за полученный теплоресурс. (И сегодня многие управляющие компании и ТСЖ, вероятно, уверенные в своей безнаказанности, взяли за правило не выполнять свои договорные обязательства и не рассчитываются с энергетиками.)
  С 2006 года деловая жизнь начала оживать, но - как и почти везде в России, где хоть какое-то развитие идёт. В Петропавловске стали возводить из стекла и металла торговые и развлекательные центры. Началось строительство элитных коттеджей.
  В краевом центре проживают более половины населения Камчатки, которое составляет около 340 тысяч человек. В городе находятся крупные рыбодобывающие и рыбоперерабатывающие предприятия, два порта, научные организации и учреждения культуры.
  Поскольку уехавшие на материк оставили свои квартиры, в городе должно бы хватать жилья, школ, детских садов, но большая часть этого хозяйства обветшала, а главное - всё оно сейсмоопасное.
  Губернатор Камчатки Владимир Илюхин так говорит о нынешнем состоянии и перспективах города:
  Сегодня Петропавловск-Камчатский - хаотично застроенный город в сейсмоопасной зоне. Значительная часть жилфонда и социальных объектов находятся на 9-балльных площадках. Дефицит по сейсмостойкости (достигающий трех баллов) только в Петропавловске имеют больше 3 тысяч зданий. Не дай Бог рванет. Конечно, такие дома нужно сносить. После землетрясения 1971 года, когда в эпицентре было в пределах 8,5 балла, проекты зданий стали рассчитывать на девять баллов. По ним стали строить новые микрорайоны на северо-востоке города.
  Во время землетрясения в 2006 году, которое произошло на севере полуострова, в Корякии, в эпицентре было 9,5 баллов. Сегодня зона Петропавловска-Камчатского и вообще всей южной агломерации края считается 9-балльной площадкой, здесь строится сейсмостойкое жилье. Благодаря федеральной программе, с 2009 года удалось построить большое количество жилья. В 2013 - 2014 годах построят ещё один новый безопасный микрорайон.
  Стоимость квадратного метра жилья эконом-класса в Петропавловске составляет 58 тысяч рублей. Строительные компании набрали хорошие темпы по строительству коммерческого жилья. Бизнес сегодня заинтересован и в социальных стройках. Строители готовы возводить и малоэтажное жилье, оно дороже, но значительно комфортнее.
  Сейчас расселяют и сносят старое жилье, готовят площадки под застройку по береговой линии, с видом на бухту, в центральных районах города. Малоэтажка - это перспективный проект. Нужно менять облик города, перестраивать и развивать его. Город воинской славы должен быть красивым и уютным для жителей. Эти проекты интересны и инвесторам.
  Фактически неочищенные отходы, сливаемые в Авачинскую бухту, губят эту "жемчужину". Если федеральное правительство начнёт инвестировать в реконструкцию сетей и очистных сооружений, тогда на условиях софинансирования придёт и бизнес.
  Социальное жилье на Камчатке лет 20 не строили. Недавно, впервые за долгие годы, построили два новых дома для молодых специалистов. Но без поддержки федерального центра нельзя всё это кардинально изменить.
  Ключевой проект по развитию транспортной инфраструктуры региона - это завершающаяся реконструкция взлётно-посадочной полосы аэропорта Петропавловска-Камчатского. С 94-го года она пребывает в аварийном состоянии. Будет построено новое здание аэропорта на условиях государственно-частного партнерства. Аэропорт сразу строится как международный. Международные рейсы и сейчас осуществляются - на Аляску, на Токио, но эти рейсы осуществляются только в летний сезон. И путь в Америку для дальневосточников через Петропавловск гораздо ближе, чем через Москву, не говоря уже об Азиатско-Тихоокеанском регионе.
  Сейчас идут работы по созданию морского вокзала в Петропавловске-Камчатском. У города появятся современные морские ворота.
  Практически решена проблема грузового сообщения вдоль восточного и западного побережий полуострова. Вступили в эксплуатацию суда на воздушной подушке. Они могут выгружаться на сложных участках, особенно на Охотском побережье, где невозможно построить пирсовые сооружения из-за больших отливов. Сейчас во многие северные отдалённые сёла перевозить людей можно только авиацией. Во-первых - это дорого, во-вторых, полётам самолётов и вертолётов часто мешает погода. А суда на воздушной подушке могут ходить по рекам, по льду, по тундре, по болотам, поэтому для севера эта машина незаменима. Отчасти они - альтернатива дорогостоящему строительству дорог.
  Туристический сектор на Камчатке вряд ли сможет стать серьезным подспорьем для экономики территории. Чтобы этот сектор считался рентабельным и приносил ощутимые деньги в бюджет, нужно в течение года принимать порядка 100 тысяч человек, а пока приезжают около 25 - 30 тысяч. И туры сюда довольно дорогие, позволить их себе могут лишь люди состоятельные. Но это перспективное направление, и чтобы оно заработало в полную мощность, нужно много вложить. В первую очередь, в гостиничную инфраструктуру. Сегодня здесь немного хороших гостиниц. Ближайший крупный инвестиционный проект - гостиница "Парус", с видом на бухту, в самом центре города, реализуемый с помощью корейцев.
  В историческом центре Петропавловска появятся несколько этнодеревень коренных малочисленных народов. Там откроются ресторанчики и кафетерии, сувенирные лавки, пешеходные зоны и зоны отдыха для горожан и гостей.
  Решается и проблема пробок в городе. Основная дорога протяженностью 25 километров идёт вдоль города по берегу Авачинской бухты. В городе проживают 193 тысячи жителей, а зарегистрированных машин - 137 тысяч. Поэтому будут построены развязки и на этой дороге, и на федеральной трассе.
  Авачинская бухта, по данным международных специалистов, самая удобная незамерзающая бухта в мире, может вместить весь мировой флот. Других таких портов на тихоокеанском побережье России нет. На перспективу порт Петропавловск-Камчатский рассматривается как одна из ключевых точек - порт-хаб на Северном морском пути. Так именуются глубоководные порты, способные принимать суда с максимально возможной осадкой дедвейтом 100-150 тыс. тонн. Обычно это суда для перевозки массовых наливных и навалочных грузов, а также контейнеровозы. Пока объёмов грузов для выгодной работы такого порта нет. Но развитие пирсового хозяйства порта идёт, в том числе и за счет привлечённых инвестиций.
  О том, что говорит губернатор о развитии края в целом, будет сказано ниже.
  Мэр Петропавловска Владислав Скворцов, бывший военный моряк, обращает внимание на другой аспект проблемы:
  - Все помнят, что Пётр Первый прорубил окно в Европу. И мало кто вспоминает, что была прорублена еще и дверь в Азию, вернее на Дальний Восток, которая впоследствии была забита гвоздями и заделана кирпичом, а сегодня прорубается в очередной раз. Эта дверь распахивается в Тихий океан, в регион, где сегодня наиболее мощно развивается мировая цивилизация (это и Соединенные Штаты, и Япония, и Китай, и Юго-Восточная Азия). Европа - старый мир. А Камчатка - это, по большому счёту, ворота в цивилизацию завтрашнего дня. И мир через эти ворота видит мощь государства Российского.
  Кроме того, Камчатка - это база, где сосредоточены важнейшие силы, не только поддерживающие безопасность России, но и формирующие тот стратегический паритет, который позволяет сегодня говорить о сохранении мира вообще. И, безусловно, это историческая миссия Камчатки и людей, здесь живущих, поскольку даже при наличии крупнейших российских флотов - Черноморского, Северного - именно наш, Камчатский флот, становится основной силой. Ведь Петропавловск-Камчатский - единственный город России на берегу океана.
  А в 25 километрах от Петропавловска находится город Вилючинск, где размещается база подводных лодок. Его население - 25 тысяч человек. Большинство их - военнослужащие и члены их семей.
  Другим населённым пунктам края повезло меньше, чем краевому центру.
  В 90-е годы птицесовхоз "Елизовский" постигла участь многих крупных предприятий - он закрылся. А это было большое хозяйство со своей инфраструктурой, при нём работала даже музыкальная школа. Сегодня же совхозные здания разграблены. Жителям посёлка Зелёный, старожилам, отдавшим много лет предприятию, больно смотреть на всё это. Одно время здесь планировалось построить бройлерный цех. Однако этого не произошло, и люди до сих пор вынуждены покупать привозную птицу - невкусную и непитательную. Неужели так и не будет налажено производство птицы на Камчатке? Сколько тогда можно было бы дать работы землякам! Ведь ниша производства бройлерного мяса до сих пор не занята в крае...
  А в посёлке Сокоч сдана в эксплуатацию первая очередь свинокомлекса. Планируется, что через полтора года предприятие выйдет на заявленную мощность и сможет поставлять до тысячи тонн мяса в год. Общее поголовье стада планируется увеличить до 12 тысяч. Инвесторам пришлось закупить 728 племенных свиней из Канады, их доставили грузовым самолетом.
  Блогер Игорь Кравчук пишет о посёлке Октябрьский. Это - самый богатый на Камчатке по рыбным ресурсам. Мимо него на нерест проходят десятки тысяч тонн лосося. А у морского побережья добываются минтай и краб. Однако местным жителям (их немногим более двух тысяч человек) перепадает совсем немного.
  Ситуация здесь типична для России: основные ресурсы оказались в руках крупных компаний, которые нацелены на вывоз сырца. Летом жители Октябрьского видят бесконечные автоколонны, которые увозят отсюда деликатесное "красное золото". А посёлку остаётся разбитая дорога, которую он обязан содержать за свой счёт.
  В 2012 году в Усть-Большерецком районе, где находится Октябрьский, было добыто 159 тысяч тонн рыбы и морепродуктов, из них126 тысяч тонн лосося. Это примерно на сумму 10 миллиардов рублей. Большую часть дали предприятия, которые работают в Октябрьском (их здесь свыше десятка). В то же время собственный доход этого посёлка составил всего-то около 4 миллионов рублей.
  Архитекторы из Ростова-на-Дону, готовившие для Октябрьского генеральный план, предложили просто закрыть посёлок и переселить людей в более комфортные условия. Но эта идея не нашла поддержки.
  Но не все тут бедствуют. Один из самых богатых людей Камчатки Де Ен Тяк, он же Валерий Иванович, он же Большой Денёк. Совладелец "Океанрыбфлота" и еше многих фирм на Камчатке. Сейчас в основном проживает в Пусане.
  А летом отсюда тоннами повезут лосось и красную икру. Рыбообработчки заработают копейку. Браконьеры чуть побольше. Рыбные магнаты - очередные миллионы. Пароходы набьют свои трюмы выловленными косяками лосося и повезут его в Китай, Корею и Японию. Многие станут богаче, кто чуть-чуть, кто даже очень. Только посёлок будет такой же обветренный, облупленный, грязный и никому не нужный.
  Если хотя бы 5 процентов стоимости рыбы и крабов, которые выловлены на камчатском побережье, оставалось в распоряжении посёлков, то в крабовом Усть-Хайрюзово тротуары как минимум должны быть мраморные, а дороги посеребрённые. В остальных поселках типа Октябрьского народ должен бы жить не в хибарах, а в хоромах, летать на личных самолетах и владеть персональными яхтами, чтобы в отпуске отдыхать на них в южных широтах, пока на Камчатке метёт пурга. Но, увы. Новые буржуа вряд ли скинутся даже на дорогу до Октябрьского. Зачем она им? Так что спасибо КПСС за то, что построили эти посёлки и дороги, которыми пользуются нынешние нувориши, как и везде по России.
  Один из комментаторов замечает по этому поводу: "Да уж... страна воров, миллионеров и нищеты..."
  А вот другой посёлок - Камчатские Ключи, в самом сердце полуострова. Как живётся людям за 600 километров от Петропавловска-Камчатского, выяснил корреспондент "АиФ-Камчатка", который приехал полюбоваться картиной извержения вулкана Плоский Толбачик.
  Здесь располагается единственная в своём роде станция вулканологов. Да и вообще Ключи - не совсем обычный населённый пункт. Располагается он у подножия высочайшего действующего вулкана Евразии - Ключевской сопки (4850 м над уровнем моря), близ посёлка находится небезызвестный ракетный российский полигон Кура, а под тем же Толбачиком в советские времена испытывали первый в СССР луноход...
  Добирался корреспондент до Ключей микроавтобусом - 8 часов тряски по камчатским дорогам с четырьмя остановками на "перекур". В посёлке больница, редкие трёх- и пятиэтажки. В основном здесь одноэтажные домики и двухэтажные деревянные бараки, многие здания разрушены...
  В советские и постсоветские времена Ключи имели статус города, но в 2004 его утратили... Численность населения Ключей уменьшалась, свёртывалось производство - комментирует это глава Ключевского сельского поселения. - Сейчас у нас живут немногим более пяти тысяч человек.
  Коренные жители, действительно, помнят добрые времена, когда производство здесь было поставлено на широкую ногу. Самым крупным предприятием посёлка считался леспромхоз. В его работе было задействовано 70 процентов взрослого населения, завод работал в три смены, а лес шёл на экспорт за границу - в Японию. Сейчас от былого величия не осталось и следа...
  Ещё одна погибшая достопримечательность - агрофирма.
  - Помним, ещё школьниками мы ездили убирать поля. Они были бескрайними. И что мы только здесь не собирали - и турнепс, и морковь, и свеклу... Всё это кануло в прошлое. Поля заросли лесом... - не без грусти вспоминают старожилы.
  Изюминкой посёлка теперь стало пчеловодство, знаменитые на всю Камчатку ключевские вяленые караси да летний туризм. Приезжают и россияне, и иностранцы. Посмотреть тут есть на что.
  Зимой в посёлке, конечно, скучнее, чем летом. Холодно, безлюдно, снежно. Есть лыжные трассы, но горнолыжных нет - они только в перспективе.
  Морозы здесь порой очень сильные, но местных они не смущают: по сравнению с Петропавловском здесь пусть и морозный, но рай. Ни грязи, ни льда на улицах... И цены в местных магазинах почти такие же, как и в петропавловских.... Дефицита продуктов нет. Встречаются в магазинах даже экзотические фрукты - ананасы, дыни, правда, их свежесть не всегда вызывает доверие. С одеждой сложнее - ассортимент невелик, но цены приемлемы.
  Река Камчатка, на берегах которой расположился посёлок, здесь никогда не замерзает. Всему виной подземные горячие ключи (отсюда и название посёлка).
  Кстати, на реке Камчатке недавно приступили к строительству моста, который свяжет Ключи с Усть-Камчатском - в прошлое уйдут и паромы, и опасные для жизни переправы.
  Театров, ресторанов, кино и ночных клубов в посёлке, конечно, нет. Зато есть Дом культуры - в нём открыты танцевальные, вокальные, спортивные студии, работает кукольный театр. Ещё есть библиотека, она же своего рода музей. Центральное отопление в посёлке есть, но печи здесь топят всё равно - так уютней.
  В 30-е годы в Милькове сеяли рожь, пшеницу. В 90-е годы всё это было похоронено. Тогда на Камчатку завозили даже сено. Хотя трава здесь растет неплохо. Теперь в Милкове опять стали сеять рожь. Тамошние фермеры собрали урожай ржи, забили элеватор, всю зиму питались ржаным хлебом и никому эту рожь не продавали.
  Игорь Кравчук пытался выяснить у почвоведа Николая Казакова, почему на Камчатке не растёт дуб. Казаков, работавший в лесном хозяйстве в советское время, помнит, что был и питомник сибирского кедра. После перестройки питомник сгорел, а ведь там были кедры почти 40-летнего возраста! Они уже начали давать шишки. Из завезённых растений хорошо привилась сосна. В советское время в лесной отрасли был относительный порядок. На сегодня - полный разброд и шатания у всех природопользовательских организаций. В 80-е годы на Камчатке по 8000 гектаров лесов восстанавливали. Была сеть питомников, был план, собирали семена. Потом система нарушилась. Нет системы лесозаготовок, нет лесосечного фонда. Остались одни недорубы и недогорелки. Восстанавливать надо не вырубки, а, в первую очередь, горельники. Лес ещё спасает тот факт, что нет крупных лесорубов, а то бы уже выкосили всё. Но при этом лес браконьеры рубят по-чёрному! Они снабжают наши посёлки дровами. В Козыревске был посёлкообразующий леспромхоз. Всё рухнуло. Прошёл конкурс на вырубку леса, тендер выиграло не Козыревское лесозаготовительное предприятие, а предприниматель из Атласова. И что теперь с козыревчанами делать? Вывозить их?
  От этой беседы осталось тягостное чувство. И ведь так везде. Была такая страна... Вот так: начал Игорь с дубка, а закончил лесом и судьбой страны.
  Камчатка - самый богатый регион Дальневосточного федерального округа. И самый дотационный. Об истоках такого положения говорит губернатор Камчатки Владимир Илюхин:
  "Камчатке для развития нужно три "Д" - дети, дома, дороги. Камчатка, несмотря на то, что является дотационным регионом, остаётся одним из главных поставщиков рыбы и рыбной продукции для страны.
  У Камчатки будущее очень хорошее, но сегодня без поддержки страны мы её на какой-то новый уровень просто-напросто не поднимем. В течение десятилетий с Камчатки только брали. Это "рыбный стол" страны - как в советские времена, так и сегодня мы даём четверть общего вылова рыбы. Вместе с тем, в Камчатку не вкладывали практически ничего. Поэтому страна Камчатке задолжала. Пришло, наверное, время хоть какую-то часть того, что взяли с Камчатки, ей вернуть для восстановления инфраструктуры.
  В консолидированном бюджете края 80 процентов - это дотации. Поэтому здесь сегодня самая низкая заработная плата у бюджетников. Да, у нас есть северный коэффициент и надбавки. Но если сегодня средняя заработная плата в средней полосе страны, допустим, 30 тысяч рублей, то у нас 30 тысяч рублей - это в том числе с коэффициентами и надбавками. А ведь нельзя сегодня приравнивать образ жизни и условия жизни на Севере или в районах, приравненных к ним, к территориям в центральной полосе России.
  В бюджете края в 50 миллиардов рублей доля налоговых и иных поступлений от предприятий рыбохозяйственного комплекса - всего порядка 2 миллиардов рублей. При этом более 50 процентов объемов промышленного производства приходится именно на рыбохозяйственный комплекс. Ежегодно примерно 1,2 миллиарда рублей край платит в федеральный бюджет. Если бы край освободили на пять лет от уплаты федеральных налогов и сборов, это дало бы дополнительную возможность развиваться.
  На Камчатке развивается аквакультура, действуют пять рыбоводных заводов. В планах развития до 2020 года намечено строительство ещё 30 заводов по разведению тихоокеанских лососей. Найти на это деньги - не проблема, сегодня сами рыбаки заинтересованы в развитии аквакультуры. В наличии дополнительных рыбоводных заводов на территории полуострова заинтересованы все перерабатывающие предприятия региона. На сегодняшний день инвестиции в береговую переработку выгодны. После закрепления квот и промысловых участков за предприятиями на долгосрочный период впервые за многие годы рыбаки стали очень активно инвестировать в берег.
  На побережьях полуострова построено 12 современных заводов, нацеленных на выпуск высококачественной и рентабельной рыбной продукции, что позволило увеличить производственные мощности по выпуску продукции более чем на 2,5 тысячи тонн в сутки. В ближайшее время в крае планируется ввести два новых перерабатывающих завода стоимостью около миллиарда рублей каждый. Причем, это будут крупнейшие в стране заводы по объёму переработки. Но сегодня заводы загружены лишь в сезон путины. Наша задача сделать так, чтобы эти заводы работали хотя бы 4-5 месяцев в году (в период социализма они работали круглогодично).
  Надо, чтобы Камчатка пользовалась приоритетным правом по обеспечению продуктами питания всех войсковых соединений, расположенных на полуострове. И это касается не только рыбопродукции. Здесь картошка лучше, чем где-нибудь в России, можно содержать сельхозхозяйства, чтобы обеспечивать военных, но нужны гарантии.
  Мешает развиваться рыбному комплексу в регионе множество проблем. Одна из основных, предельно обострившаяся в последние четыре рекордных по объёмам добычи лосося года, - проблема доставки рыбопродукции в центральные районы страны. Значительная часть дальневосточной, в том числе и выловленной на Камчатке рыбы, экспортируется за границу. Например, чтобы доставить рыбопродукцию в Москву, требуется 40-60 суток, плюс высокая стоимость транспортировки и хранения, увеличивающаяся на порядок в период лососёвой путины. Поэтому для Камчатки очень важно и перспективно развитие Северного морского пути. В 2011 году камчатская рыба впервые отправилась в Санкт-Петербург по Севморпути. Сроки доставки минимальны, цена доставки этим путем ниже, а значит, качественная российская рыба будет дешевле для потребителей в европейской части России.
  На Камчатке появятся пять горно-обогатительных комбинатов. Планируется к 2020 году выйти на добычу 18 тонн золота в год. А сейчас добывается 2 - 3 тонны золота - это мало. В целом разведанные ещё в советские времена запасы горнорудного золота составляют около тысячи тонн. Сейчас идёт строительство рудника аметистового месторождения, запас которого составляет где-то около 50 тонн. Ведутся геолого-разведочные работы и подготовка к опытной эксплуатации Озерновского рудника, где подтверждены 50 тонн золота и 50 тонн серебра.
  Региону нужна помощь".
  За два года построены пять детских садов и новый микрорайон. К году 2018 - 2020-му будут созданы не идеальные, но нормальные человеческие условия для жизни на Камчатке. Сегодня по опросам 53 процента населения довольны своим образом жизни. Они имеют 2 - 3 машины, хорошую квартиру, дачу, возможность один-два раза в год выезжать на отдых. Чтобы закрепить население на Камчатке, на всём Дальнем Востоке, нужно решить ключевые задачи - построить детские сады, жильё, поднять уровень здравоохранения и навести порядок в коммуналке.
  Порядок нужно навести и в других сферах. Долгие годы японцы обкрадывали Россию, ставя в море, на подходах к камчатским рекам, на пути идущей на нерест рыбы, дрифтерные сети общей длиной в десятки километров. А они уничтожают всё живое. И вот под научный промысел, заболев дрифтерной болезнью, и российские рыбопромышленники пролоббировали отечественный дрифтерный лов. Начали в 1992 году с двух судов и поднялись до шестнадцати. В 1997 году объём вылова был три с половиной тысячи тонн, в 2008-м - четырнадцать тысяч тонн. Доля вылова самой ценной рыбы - нерки достигал при этом девяноста процентов, точно в море больше никакой другой рыбы и нет. А на вылов горбуши (запасы которой и должны определять "научные" суда и которая является самым массовым видом лососей) - приходятся десятые доли процента. У японцев то же самое. И горбуша, и кета идут за борт в объемах, измеряемых десятками тысяч тонн.
  Ничего не меняется. Как были отечественные чиновники и представители российского бизнеса продажными по отношению к своей стране и её рыбным ресурсам, такими они и остались в эпоху реставрации капитализма в России. И поэтому продолжается, не затихая, русско-японская ресурсная война, и, увы, - не в нашу пользу.
  Лишний повод задуматься над этим дают сообщения о найденных на Сахалине нарушениях, которые негативно повлияли на рыбные ресурсы. Это просто следствия безответственности бизнеса и слабости государства. На Камчатке такого допустить нельзя, поскольку это была бы катастрофа общемирового масштаба, - ведь таких богатых запасами морей, как наше Охотское, нет нигде в мире.
  И ещё одна проблема: русские вытесняются с рынка труда на Камчатке (как и во многих других регионах), а им на смену приходят мигранты с Кавказа и из Средней Азии. Местные чиновники заверяют, что работодатели, подавая заявки на привлечение иностранных рабочих, берут на себя обязательства по обеспечению им соответствующих социально-бытовых гарантий, в том числе надлежащих условий для проживания. Властями будет проверяться, как эти обязательства выполняются. Они смогут оценить фактическую потребность работодателей в трудовых мигрантах, а также возможности трудоустройства на эти рабочие места жителей Камчатского края. В рамках общей квоты на 2013 год в регионе смогут работать больше трёх тысяч граждан других государств. Однако уже сейчас работодатели начинают подавать заявки на дополнительные квоты на привлечение иностранной рабочей силы на текущий год.
  И вот в Петропавловске-Камчатском построят специальный посёлок для трудовых мигрантов. Власти считают, что создание "резервации" поможет контролировать приезжих и снизить уровень криминала в регионе. Сами национальные меньшинства настроены против этой идеи. А нелегальные мигранты обнаружены не только в Петропавловске, но и в... закрытом городе Вилючинске (!).
  Но жизнь налаживается. В последние годы на Камчатке дачники приноровились выращивать в открытом грунте и яблоки, и сливы, и вишню, и кизил. А уж про теплицы и говорить нечего: в них растут гранаты, виноград и пр. Опровергнута даже аксиома: на Камчатке дубы не растут. А дачники их выращивают!
  Дмитрий Медведев в бытность его президентом России побывал на Камчатке. Одной из целей поездки стал запуск газопровода, который будет большим подспорьем жителям края. Петропавловск-Камчатский получит свой, камчатский газ с запада полуострова - это снизит зависимость от привозного топлива. До сих пор "голубое топливо" в крае было доступно только тем, кто жил около соответствующих месторождений.
  "Это только самое начало, потому что магистральный трубопровод - почти 400 километров - это база для того, чтобы газ пришел на Камчатку, чтобы он стал доступен и промышленным предприятиям, и самое главное - обычным гражданам. Это другое качество жизни, это возможность нормальных человеческих условий, возможность использовать газ в домашнем хозяйстве, для расширения экономических и социальных проектов, которые так необходимы Камчатке", - сказал Д.Медведев.
  Президент также осмотрел выставку перспективных проектов Камчатского края. В его присутствии был подписан ряд соглашений по электроэнергетике между компаниями, работающими на российском рынке, а также несколько договоров о поставках электроэнергии с Мутновской геотермальной электростанции-1 на различные объекты Петропавловска-Камчатского.
  На встрече с губернатором края Медведев призвал его вплотную заняться решением проблемы ветхого жилья. Вспомнив поездку в пострадавший от землетрясения Корякский округ, глава государства заметил, что ситуация с ветхим жильем критическая: "Там всё выглядит отвратительно, ужасно, всё в удручающем состоянии...
  Нужно, чтобы и вы, и мэр города, и руководители муниципальных образований активно работали, чтобы не получалось так: работа начинается после приезда федеральных начальников, которые ходят и смотрят, как обстоят дела по разным социальным объектам, вместо того чтобы заниматься более масштабными проектами, - призвал президент. - Это ваша прямая ответственность. Накрутите всех. Эта работа должна вестись 24 часа в сутки". Медведев обратился к губернатору с призывом к решительным действиям "по наведению порядка на камчатской земле".
  Газ в ряде случаев сможет вытеснить мазут. Глава государства поручил правительству, "Газпрому" и камчатским властям за месяц подготовить схему подведения "голубого топлива" в каждый дом региона. "Мы не для того начинали эту газовую тему, чтобы оставить её на уровне магистрального газопровода. Мы доведём газ до каждого дома".
  "Газпром" займётся межпоселковыми газовыми сетями, а региональные власти будут строить внутрипоселковые сети.
  Но, кажется, рано радовались приходу газа. Теперь губернатор заявляет, что необходимо искать альтернативу газу. В ближайшей перспективе стоимость газа может резко вырасти, сделав тем самым его применение для энергоснабжения невыгодным. И, наверное, придётся строить ГЭС на реке Жупанова. Это позволит в перспективе закрыть все вопросы по центральному энергоузлу. Но зачем нужно было строить газопровод целых десять лет, чтобы потом спустя два года начинать поиски альтернативы ему? Разве не знали, что запасы газа ограничены и что цена на него может вырасти? (А, между прочим, "Стратегией социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона на период до 2025 года" предусмотрено, что "новой отраслью экономики Камчатки станет газовая промышленность", на газ будут переведены многие предприятия и даже возникнет центр производства сжиженного природного газа для поставки в страны Азиатско-Тихоокеанского региона.). Видно, разучились у нас разрабатывать качественные проекты
  Рассматривается и проект строительства приливной электростанции в Пенжинском районе на севере Камчатки. Для его реализации планируется привлечение компаний из других стран, в частности, из Южной Кореи. Высота приливов в Пенжинской губе составляет около 9 метров, что представляет собой колоссальный потенциал для выработки электроэнергии - можно построить даже самую мощную (в 87 ГВт) электростанцию в мире. Но... суммарное энергопотребление в крае не превышает 0,4 ГВт. При этом в районе строительства отсутствуют потребители такого большого количества электроэнергии. К тому же электростанция будет находиться в 1100 километрах от Петропавловска-Камчатского и в 900 километрах от Магадана, что сделает транспортировку электроэнергии весьма проблематичной (для сравнения, Мутновская ГеоЭС находится в 116 км от Петропавловска). Тем не менее, Дмитрий Медведев в бытность его президентом РФ поддержал данный проект.
  "На Камчатке, - пишет Владимир Хитров, - хотят установить плавучую атомную станцию. Власти- за, учёные - против. Планируется установить её в бухте Крашенинникова, неподалеку от военного городка Вилючинска".
  Камчатка является сейсмоопасным регионом (землетрясения разной силы происходят здесь практически ежедневно), поэтому большинство жителей относятся к идее атомщиков, мягко говоря, настороженно. Однако у региональных властей свое мнение на этот счет.
  "Нам, камчатцам, живущим рядом с базой атомных подводных лодок, говорить о каком-то одном реакторе и придавать ему такое большое значение - не стоит. Не заслуживает эта тема ажиотажного обсуждения, - сказал губернатор края Владимир Илюхин. - Я всегда высказывался за то, чтобы станция на Камчатке была... Это и налоги, и рабочие места. Я полагаю, что ядерной угрозы Камчатке плавучая станция не несет... Наука говорит, что, если у входа в Авачинский залив происходит 10-балльный удар, максимальная волна, которая может дойти до этого места, - 1 метр 30 сантиметров. Ничего станции не грозит в этом случае".
  В научных кругах точку зрения губернатора разделяют далеко не все. Самое интересное - то, что сначала сюда приплывёт ПАТЭС, а потом бухту начнут исследовать... Глубокие сомнения вызывает и её экономическая эффективность. Камчатка сегодня не испытывает дефицита электроэнергии. Поэтому специалисты теряются в догадках: зачем к имеющимся мощностям добавлять еще и ПАТЭС, которая будет вырабатывать отнюдь не самую дешевую электрическую и тепловую энергию?
  Мирный атом пытались зачем-то внедрить на Камчатку в 80-е годы. В регионе намеревались соорудить наземную АЭС. Но власти прислушались к мнению учёных, которые говорили, что строить станцию в 10-балльной зоне сейсмичности - безумие. Советское правительство от проекта отказалось.
  Особо надо сказать: у многих складывается впечатление, что экономика Камчатки утрачивает связь с полуостровом и со всей страной. Рыболовные компании практически полностью теряют связи с "камчатскими берегами". Продукция рыбаков почти полностью идёт на экспорт и пользуется устойчивым спросом. Топливо для траулеров закупается в море с танкеров, ремонт и техническое обслуживание рыболовецких судов производится за рубежом. Отток капиталов за границу обусловлен всё большей ориентацией на создание иностранных рыболовецких компаний под контролем краевого правительства Смена страны приписки рыболовных и транспортных судов повлечёт уменьшение заказов для судоремонтной отрасли, а также снижение поставок рыбы и морепродуктов для рыбоперерабатывающих предприятий Камчатки.
  На Камчатке открыты и разрабатываются месторождения золота, платины и серебра. В связи с этим появились планы сделать приоритетом в развитии края горнодобывающую промышленность. Но раздаются и предостерегающие голоса: "Прежде всего, надо победить промышленное браконьерство и возродить прибрежный промысел (малотоннажный флот) и обработку рыбы и морепродуктов на месте), возродить сельское и лесное хозяйства. В советские времена Камчатка снабжала картофелем и овощами весь Дальний Восток. Были закрыты все золотые прииски на Камчатке из-за загрязнения рек и сокращения числа лосося, прошедшего к нерестилищам. Все же прекрасно понимают, горнодобывающая промышленность убьёт природу Камчатки вместе с коренным населением". На 3-ем съезде предпринимателей Камчатки в мае 2011 года приводились факты коррупции в органах власти и монопольных проявлений в предпринимательской деятельности на рынке хозяйствующих субъектов. Некоторые камчатские депутаты и рыбопромышленники даже предлагают вернуть плановую экономику взамен дискредитировавшей себя рыночной. Об этой сенсации сообщил и Пятый канал телевидения. Одна из фракций Госдумы РФ предлагает обязать торговые сети и госучреждения покупать рыбу исключительно на Дальнем Востоке.
  "Это позволит нам финансовые ресурсы не где-то за бугром оставлять, а вкладывать в нашу экономику, - полагает депутат Законодательного собрания Камчатского края от ЛДПР Андрей Сизинцев. - Деньги будут приходить именно на Камчатку. А ведь это укрепление налогооблагаемой базы, развитие территории". А пока в стране почти нельзя купить рыбу камчатского улова, её вытесняет китайская продукция, изготавливаемая из рыбы, выловленной в России.
  
  Магаданская область - "Золотая кладовая" страны. Магадан, заложенный в 1929 году и через 10 лет получивший статус города, рос как база снабжения золотых приисков. В основном на Колыме использовался труд заключённых. Однако с середины 1950-х годов началось активное промышленное освоение богатств области за счёт мигрантов, ехавших в Магаданскую область за высокими заработками, которые обеспечивало государство (северные коэффициенты, надбавки и компенсации расходов на переезд по оргнабору). За 1959-1989 годы численность населения области удвоилась, а Магадан вошёл в число больших городов, его население превысило 150 тысяч человек. В постсоветский период финансовая поддержка государства резко снизилась, многие предприятия оказались нерентабельными. А так как других предприятий и иных мест приложения труда в посёлках не было, то люди оказались в безвыходном положении. Предполагалось желающих переселить на "Большую землю", но денег на это не оказалось.
  В результате разрушительных процессов 90-х годов замерла Колымская трасса, которую называли самой длинной улицей в мире, бывшая "дорога жизни" для края золотодобытчиков. Порушены процветавшие предприятия с их тепличным хозяйством и животноводческими фермами. Упадок начался сразу после того, как побывавший на Дальнем Востоке Егор Гайдар высказался против освоения удалённых районов путём их заселения и развития инфраструктуры, и предложил сделать ставку на вахтовый метод, который высвободит массу лишних людей. Это вызвало массовый отток населения с Севера. С 1990 года численность населения области сократилась почти в 2,5 раза. (При этом в областном центре сосредоточено более половины всего населения области.) Сеть населённых пунктов существенно сократилась: в 1989 году в области насчитывалось 34 посёлка городского типа, а в 2002-м. - только 28, а из 89 сельских поселений 37 не имели населения. Работать стало некому, и колонии с мощнейшей производственной базой, оказавшиеся нерентабельными, были заброшены. Магаданская область, в 40 - 50-е годы добывавшая ежегодно до 80 тонн золота, едва вытягивала в 2002 году 34 тонны, а в 2009-м - только 16 тонн - в основном из-за дефицита кадров. Много золота уходит подпольно, и неудивительно. На те 4 - 5 месяцев, пока идёт добыча золота, даже многие работники правоохранительных органов уходят в старатели, а по окончании сезона их вынуждены принимать обратно на службу - других-то кадров нет. Ещё одна крупная отрасль экономики в Магаданской области - это рыбная промышленность. Разведанные запасы рыб, беспозвоночных и водорослей северной части Охотского моря, примыкающей к Магаданской области, составляют порядка четверти запасов в российских дальневосточных морях. В 2013 году рыбакам Магаданской области разрешили выловить 6 тысяч тонн красной рыбы.
  Разруха коснулась и столицы области - города Магадана. Он был крупным промышленным центром и морским портом, работавшим круглогодично (зимой - с проводкой судов ледоколами). Исторический центр образуют ансамбли зданий, построенные в 1950-е годы по проектам ленинградских архитекторов в стиле неоклассицизма. Численность населения Магадана в 1990-е годы катастрофически (на треть) уменьшилась. Отмеченная в 2006-2008 её стабилизация во многом обеспечивалась притоком населения из области и уменьшением оттока населения из-за многократного роста цен на недвижимость на "Большой земле". В советские годы был прямой авиарейс Магадан-Якутск. В 1990-е годы эти рейсы прекратились.
  Ещё хуже положение в области. Там (как и на Чукотке, и на Камчатке) обнаружены целые посёлки, где жители числятся, а на деле их нет. Как в областном центре, так и в оставшихся посёлках велика доля ветхого и аварийного жилья, а нового во многих районах почти не строили. А платежи за коммунальные услуги растут. В периферийных районах почти недоступны квалифицированная медицинская помощь и качественные образовательные услуги.
  Посёлок Мякит, делящий трассу ровно пополам и расположенный в месте потрясающей красоты, стало невыгодно содержать, людям предложили уехать. На месте столовой, общежития, гостиницы, гаража остались пустые коробки домов, из которых выдрано всё, что можно, всё разбито, опоганено. Закрыта как нерентабельная прежде знаменитая грязелечебница в посёлке Талое, и жители разъехались, кто куда.
  Почти полностью вымер посёлок Апрельск - один из центров Ленских золотых приисков. Почта пополам с магазином - вот и весь рынок труда в посёлке. Лет десять назад руководство АО "Лензолото" взяло курс на "старателизацию". А старателям соцкультбыт ни к чему. За 12-часовой рабочий день они так намаются, что хотят лишь выспаться.
  В условиях рыночной экономики от наших северных регионов требуется только добыча сырья, преимущественно на экспорт. Другие производства не развиваются, так как оказываются неконкурентоспособными.
  О том, как поднимается после такого разорения Колыма, рассказал в редакции "Московского Комсомольца" губернатор Николай Дудов.
  Он объяснил, почему "золотая кладовая" России является дотационной. Хотя область наращивает производство драгметаллов, стремится к планке в 20 тонн (из них 12,5 тонн - это золото, добываемое на рассыпных месторождениях) и будет увеличивать объемы добычи в разы, она пока не может обходиться без помощи федерального центра. Она наращивает собственный потенциал. Ведутся геологоразведочные работы в поисках и цветных металлов, и железной руды, и коксующихся углей. Но это перспектива будущего. В Магадане строится предприятие по выработке искусственного снега (хотя, казалось бы, в настоящем снеге у Колымы, недостатка нет). Речь идёт об оборудовании искусственного оснежения горнолыжной трассы. Сегодня на ней начинается спортивный сезон в декабре и завершается в мае. А новое оборудование даст возможность - начинать его в октябре и заканчивать где-то в июне. Это даст возможность катающимся на горных лыжах и сноуборде тренироваться в тех же условиях, что приняты во многих странах. Для области эти виды спорта являются базовыми, её спортсмены есть в составе сборной команды России.
  Магаданскую область приводили в пример, как регион, успешно решивший проблему с очередями в детские сады. Рождаемость здесь сейчас растёт. Когда был серьёзный отток людей из региона, многие дошкольные учреждения закрывались, перепрофилировались. Но сегодня здесь строят, хотя и не так много, новые детские учреждения. Создаются дополнительные группы при действующих учреждениях. И ранее перепрофилированные детсады возвращаются к своему прямому назначению. И в результате проблему с детьми от 3-х до 7-ми лет удалось решить.
  Средства, выделенные по "Программе развития Дальнего Востока", направлены на развитие инфраструктуры - дорожной, энергетической. Это "узкие места" в области, без решения которых развитие её экономики невозможно. Сегодня там строят линии электропередач, подстанции, вторую гидроэлектростанцию, реконструируют региональную дорогу, которая ведёт к богатейшей яно-колымской золоторудной провинции. Там находятся два крупных месторождения, которые вскоре будут выдавать продукцию. Собираются реконструировать санаторий Талая, который когда-то был всесоюзной здравницей, строить перинатальный центр в Магадане. Но даже эти целевые программы не могут решить проблемы региона, такие, как демографическая ситуация и миграционный отток. Пока кто-то из области переселяется в Магадан, а большинство - на "Большую землю".
  Общее мнение руководителей области: Без развития экономики, крупных проектов мы обречены находиться в состоянии просителя. А развитие социальной составляющей, обеспечение комфортности проживания - то, что должно остановить отток населения.
  Сейчас в стадии запуска одно из крупнейших в России предприятий по добыче золота - рудник имени Матросова, который в первый год нормальной работы должен дать прирост добычи в 10 тонн золота в год. (Для сравнения - в 2012 году добыча золота составила 20,7 тонн, что на 2,5 тонны превысило уровень добычи 2011 года.) Серебра добыто 834,7 тонн, что на 56,8 тонны больше, чем в 2011 году. Сейчас на руднике одновременно сооружаются 22 объекта, установлена одна из трёх самых крупных рудных мельниц в мире. Они должны запуститься в конце 2013 года. На серьёзные объёмы рудник выйдет к лету 2014 года. Строительство линий электропередачи уже идёт. Скоро будет запущена первая очередь Усть-Среднеканской гидроэлектростанции (в дополнение к Колымской ГЭС).
  Область может производить много электроэнергии, но потребляет пока очень мало. Рудник имени Матросова - потенциально колоссальный потребитель. В ближайшие пару лет нужно построить линии электропередачи и довести их до крупных месторождений
  Неподалёку запускается ещё одно предприятие на руднике Павлик, которое должно добывать ещё 6 тонн золота ежегодно. Так что в ближайшие несколько лет область может выйти на первое место по добыче золота в России. (Сейчас она пока находится на четвертом.)
  Кроме того, в области самое большое в мире разведанное месторождение серебра. На примагаданском нефтегазовом шельфе идёт работа над "Магаданом-1" с норвежской компанией Statoil. Треть доли в совместных предприятиях будет принадлежать иностранному партнёру. Подписаны соглашения с японской компанией на совместную разработку и добычу по той же схеме.
  Области нужно активно заниматься рыбоводными заводами. В госпрограмме "Социально-экономическое развитие Дальнего Востока и Байкальского региона" предусмотрены реконструкция и строительство шести рыборазводных заводов на разных колымских реках, а также реконструкция морского порта. Это частная компания, однако причальная стенка принадлежит государству. Если не заниматься портом, он так и останется сдерживающим фактором в развитии региона и реализации масштабных проектов. Тот же рудник имени Матросова нуждается в огромном количестве техники - там сейчас работает более 250 самосвалов, причём многие являются двухсоттонниками.
  Важно не только сохранить особую экономическую зону в Магадане, но и расширить её границы на всю территорию Магаданской области.
  Многие реализуемые на территории области проекты нуждаются в рабочих руках. На том же руднике имени Матросова сейчас работает 2,5 тысяч человек, летом 3 - 3,5 тысяч. При этом только треть являются жителями области, остальные привезены из других регионов. Магаданская область не всегда может обеспечить конкретную кадровую потребность. Нужно менять систему образования и подготовки кадров в регионе, интегрируя в этот процесс весь Дальний Восток. Готовить выпускников по нужным сегодня и завтра специальностям, для которых есть высокооплачиваемые рабочие места.
  
  Чтобы уже не возвращаться к тихоокеанскому побережью Крайнего Севера, посмотрим на то, как живёт город Охотск. Вот какую, может быть, самую впечатляющую картину разрухи нарисовал журналист Виктор Марьясин, побывавший в этом форпосте России на побережье Охотского моря. В Охотск ещё в XVII веке пробились "встречь солнцу" русские казаки. Самый северный в Хабаровском крае Охотский район - это 159 000 кв. км, или четыре Швейцарии. Район сказочно богат рыбой, пушниной, золотом.
  Охотск, первую тихоокеанскую имперскую базу, заложили казаки. Именно из Охотска в 1716 году ушло к берегам Камчатки первое исследовательское судно, а в 1783-м - экспедиция в Северную Америку. Почти два века, до начала регулярного межокеанского плавания, Охотск оставался главным восточным портом страны. Настоящий расцвет начался в 1935 году с создания Охотско-Аянского рыбного треста. В 50-е годы всё побережье района охватывали более тридцати рыбных посёлков примерно с тридцатью пятью тысячами жителей.
  Однако в 60-х годах государство начало удалённые посёлки закрывать как неперспективные, по аналогии с хрущёвским огораживанием деревень в центре России. И к середине 80-х число охотских посёлков сократилось в два раза, а районное население "утряслось" до неполных двадцати тысяч.
  Следующий удар нанесли разрушительные реформы 1990-х годов, не оставившие камня на камне от мощного рыбокомбината и трёх рыбных колхозов - несущего каркаса всей экономики территории.
  Население сегодня тут - 10 400 человек. Уже в два раза меньше, чем в 1990 году. И продолжает стремительно убывать. Вылов рыбы сократился в семь раз, стадо оленей - в пять. Почили в бозе животноводство, птицеводство, овощеводство. Исчез рыбный флот прибрежного и океанского применения. Единственный плюс с изрядными минусами - добыча рудного золота на месторождениях Хаканджа и Юрьевское.
  Вот впечатления журналиста.
  Всё, казалось бы, есть в Охотске. Дивная как сказка северная природа - с золотыми рудными жилами, роскошным подводным миром и ценным пушным зверьём. И самое главное - влюблённые в север люди. А счастья нет. Почему?
  Авиабилет от Хабаровска до Охотска стоит почти 10 000 рублей. Самолёт - допотопный "АН-24" на 48 персон. Кстати, самый дешёвый билет до Москвы стоил 11 800.
  В советское время в Охотске получали втрое больше хабаровчан. Теперь зарплаты сравнялись, а жизнь здесь в разы дороже, чем в Хабаровске. Многие из района никуда не показываются. Нет денег. И на переселение тоже.
  Здесь нерестовый ход до верховий рек, где, отметав икру, лососёвая армия дружно умрёт.
  На пути к верховьям до четверти нерестовых рыб задирают нерпы. Действуют словно морские волки, отгрызая рыбные головы и остальное оставляя в воде. Отдельные хищники по весу превышают два центнера и за сутки потрошат свыше ста килограммов лососёвых. Раньше из нерповых шкур шили долговечные стильные шапки, обувь, одежду. Теперь ластоногих не трогают, и их развелось как саранчи. По устьям рек они собираются в лежбища сотнями серебристых туш и алчно стерегут нерест. В целом по Охотскому морю тюлени с белухами уничтожают рыбы за миллион тонн в год - больше, чем промысловый флот. Рядом усердствуют браконьеры - берут десятки тонн красной икры и сваливают туши рыбных самок на берег. Хотя правильный промысел - это разделка с заморозкой и деликатесной икры, и остальной рыбной туши.
  Магазинные цены тут и вправду бешеные. И это в навигацию. До и после неё всё вдвое дороже. Нынешняя началась месяцем позже, и до захода первых судов в магазинах было хоть шаром покати. От голода, правда, пока никто не погиб, потому что в каждой семье есть икра и рыба.
  Местные предприниматели считают, что цель властей - превратить Охотск из промышленно-транспортного узла в вахтовый лагерь на 1,5 - 2 тысячи человек. Отсюда все транспортные проблемы. Против идеи вахтовой экономики не возражают и краевые депутаты в Хабаровске, и краевое правительство. Дежурный довод: низкие изотермы противопоказаны цивилизованной жизни. Но ведь это как посмотреть. Да, индусы и зулусы уже при 10 градусах по Цельсию сворачиваются в сосульку, а русские выходят в мороз на лыжню, играют в хоккей и прыгают в прорубь.
  Вахтовой линии, на взгляд малого бизнеса, вольно или невольно придерживается районная власть в Охотске. Может, потому в пятитысячном Охотске нет водопровода, канализации, уличные туалеты загажены и разбиты, во дворах свалки мусора, зимой батареи в квартирах едва греют, отопление вдвое дороже хабаровского. Многократно обанкроченные предприятия ЖКХ должны некоторым своим работникам по зарплате до 150 тысяч. Рабочие в ответ не торопятся оплачивать коммуналку. Словно на дворе безумные 90-е.
  Дышит на ладан морской порт. Специалисты и молодёжь покидают район. Население постепенно люмпенизируется. Те, кому ехать некуда, находят покой на бесхозном кладбище с множеством безымянных могил. Побережье напоминает брошенными остовами траулеров и сейнеров кладбище кораблей. В мае-июне муниципальная дизель-электростанция по ночам отключала свет, выводя из строя электроприборы, провоцируя криминальную напряжённость. Привозное дизтопливо стоит запредельно дорого. С таким тарифом нормальная экономика невозможна.
  Дошло до того, что в районе не осталось гинекологов, педиатров, хирургов, других врачей. Жители, словно три века назад, остались один на один с болезнями.
  Общее недовольство подогревает завоз районным начальством рабочей бригады убогой квалификации из Армении. Хотя в посёлке полно своих мастеров - только плати. Гастарбайтеры прославились укладкой асфальта, который быстро рассыпался. Оставшись без уличного асфальта, городской когда-то посёлок Охотск опустился до деревенского захолустья с клубами пыли от гравия и угля на проезжих дорогах. Пыль окутывает дома и набивается в лёгкие.
  При резком оттоке русского населения наблюдается приток поселенцев из Закавказья и Китая. Китайцы себе в убыток торгуют здесь донельзя дешёвым и низкокачественным ширпотребом, красят в рыжий цвет свои волосы и пытаются зацепиться всячески за Охотск. Даже эвены, несмотря на жуткую безработицу, перебираются из национальных посёлков в Охотск. Не находя там себе работы, слоняются и живут на пособия. Люмпенизация населения способна привести к тому, что оно полностью утратит навыки к производительному труду.
  Чувствуя беспросветность своего положения, местные жители шлют письма-SOS краевой и центральной власти. Чиновники отвечают служебным сочувствием.
  Приезжему можно поесть в ресторане "Волна". Он здесь один. Рестораном заведуют господин Мамедов и его азербайджанские земляки. К журналисту подсел предприниматель и браконьер. И вот что он поведал:
  - Левой икрой здесь занимаются все. Вывозят её несколько таких, как я, скупщиков, морем и самолётами. Даём на лапу всем силовикам, контролёрам и проверяющим. Теперь о причинах, вынуждающих браконьерствовать. Первая - чтобы выжить, когда жить не дают. В путину по лицензии надо выложить до 80 рублей за один пойманный хвост. Это подарок от краевой власти! Если по-человечески, каждому местному надо дать право бесплатного вылова хотя бы центнера лососёвых - в виде льготы.
  Во-вторых, краевое начальство из общей квоты вылова на район дарит жирный кусок разным "рогам и копытам". Недобравшим квот серьёзным хозяйствам приходится брать у таких проныр виртуальный подряд на вылов и отдавать им за бумажку половину продукции. Или по-браконьерски ловить сверх квоты. После того как два года назад сократили районную санэпидемстанцию, залётные "ООО" перерабатывают рыбу с помощью гастарбайтеров как попало. Скоро так и весь Охотск сократят. Для экономии. И ещё: пустопорожние фирмы разрешённые им объёмы улова не отрабатывают даже наполовину, однако эти квоты им почему-то даже не уменьшают.
  Когда открытый вывоз левой икры прикроют, она пойдёт под легальными документами "ООО". Заготавливать её будут привозные бригады. Местные лишатся пусть левого, но стабильного заработка. Охотск станет пустыней. А я этого не хочу. Порядок надо начинать с квот, лицензий, зарплат в ЖКХ, пресечения топливных махинаций. А не с разгона местной милиции, после которого в посёлке участились хулиганства и грабежи. Или нас здесь специально кошмарят, чтобы мы скорей куда-нибудь эмигрировали?
  Журналист несколько раз беседовал с главой района. Интересовало одно: что следует предпринять, чтобы освободить из пут деградации процветавшие когда-то посёлки и тысячи брошенных там людей? Глава много рассуждал об отсутствии федеральной политики по Северам, о необходимости централизованного завоза продуктов за счёт казны, о недостаточной поддержке района краевой властью. Корень всех бед ЖКХ он усматривает в неплатежах населения, в его тунеядстве и пьянстве.
  Но местные предприниматели говорили другое:
  - При надёжных транспортных схемах и нормальных тарифах коммерсанты сами завезут всё, что нужно, и по человеческим ценам. Но весь бизнес должен быть в равных условиях. А не так, как в нашем районе, где одному приближённому всё как на блюдечке, а другим - заведомо невыполнимые условия конкурсов на поставки продуктов муниципальным больницам, школам и детсадам.
  Что же касается тунеядства... Охотчане старой советской закалки до сих пор живут как большая община, и даже тому, кто отбился от рук, помогают работой, деньгами.
  У района с десятитысячным населением миллиардный бюджет, в котором лишь 150 миллионов - собственные доходы, а остальные 850 - краевые трансферты. По 100 тысяч на человека. По столько же в Аяно-Майском районе. В Хабаровске в пять раз меньше. На миллиард можно построить тысячу новых квартир. Это, по сути, новый Охотск! Но куда идут казённые деньги, мало кто знает.
  Местные бюджеты невозможно расшифровать из-за отсутствия прозрачной и публичной формы отчётности. Вот, к примеру, районные расходы на образование. 316 миллионов, или по 137 000 на одного ребёнка! Из них 140 миллионов - зарплата. По 40 тысяч на каждого, включая нянь и уборщиц. В действительности даже опытные учителя получают не более 30 тысяч, в школьном здании Охотска течёт крыша, школы в близлежащих посёлках сокращены.
  И таких пунктиков в виртуальном районном бюджете уйма. Виртуальном, поскольку в числе других Охотский район получает на руки не более половины причитающихся ему средств. Остальными распоряжается краевой Минфин.
  Дутые бюджеты создают ложное впечатление, что Севера безнадёжно убыточны. В советский период, когда государство брало на себя все северные поставки - от экскаваторов до колготок, северяне своей продукцией с лихвой перекрывали затраты. Ничего, по сути, не изменилось, кроме цены на солярку. Значит, надо быстро переходить на дешёвый уголь, а не толочь на совещаниях пустоту.
  В крае до сих пор не решили: строить в Охотске угольную мини-ТЭЦ или новую дизель-электростанцию комбинированного типа. Дешёвый ток мини-ТЭЦ даст мощный толчок всей экономике района, включая горно-обогатительный комбинат Хаканджи, который осваивается вахтами. Одна вахта - 400 человек на два месяца. Большая часть - приезжие. Их приходится завозить и увозить самолётами.
  Директор ГОКа от вахтового метода не в восторге: это и накладно, и хлопотно. Однако местное ПТУ Љ 21 не в состоянии обеспечить подготовку рабочих рук. В районе ежегодно около 200 юношей и девушек достигают совершеннолетнего возраста. Достаточно обеспечить их учёбой, жильём, работой, и большинство с удовольствием останется жить на Севере.
  Кстати, юные охотчане почти все, как на подбор, красивые, статные, рослые.
  Богатства района огромны. При разумном отношении практически неисчерпаемы водные биоресурсы. В сущности хозяйств, способных ловить и перерабатывать достаточно большие объёмы рыбы, на весь район только два - колхоз имени Ленина и артель "Иня". Сейчас квоты у колхоза, например, достаточные, но для добычи практически нетронутых запасов прибрежной мойвы, наваги, креветки, камбалы, краба и жировой сельди в открытом море требуются восстановление флота и наращивание местной переработки на берегу. А где они?
  Даже в советское время почти весь огромный охотский улов перерабатывался в Приморье, и там же базировались большие рыболовецкие корабли, приписанные к охотским колхозам. Когда в стране начали приватизацию, алчные капитаны океанских плавбаз объявили их своим личным колхозным паем и угнали под бандитские крыши во Владивосток.
  Удивляет безразличие края к оленеводству. На оленину повсюду ажиотажный спрос, но оленеводы среди охотских эвенов его не чувствуют. Многие даже не получают крохотную дотацию на оленя от краевого сельхозминистерства, дающего её только национальной общине или предпринимателям. И главное - не налажены крупные закупки мяса, которые позволили бы содержать в несколько раз больше оленей, уменьшить повальную эвенскую безработицу. Вместо помощи эвенским посёлкам Иня и Арка в этом году закрыли их регулярное вертолётное сообщение с Охотском. Хотя цена вопроса - всего полтора миллиона.
  Охотники оказались в безвыходном положении. А их здесь сотни. Цены на горючее и вертолёты им, конечно, не по карману. Раньше к местам промысла они добирались за пару часов по воздуху, теперь по нескольку суток пешком. Несмотря на то, что добыча соболя осталась почти на советском уровне - более пяти тысяч штук за сезон, - доходам советских добытчиков постсоветские могут только завидовать. Даже западные туристы называют наши авиатарифы грабительскими, и вместо красот Охотского севера едут на Аляску или в Канаду. В случае укрощения тарифов на топливо и энергию ВВП района легко может превысить и 10 миллиардов рублей при нынешних трёх. Хотя и это не так уж много, ведь по ресурсам Приохотье куда богаче Норвегии - самой зажиточной на планете страны.
  Для рывка вперёд району нужны сильные кадры и финансовые права. В сложившихся условиях передача основной части денег и полномочий из района в местные поселения может не состояться из-за банального нежелания бюрократии. Да и что может обыкновенный район передать посёлкам, когда ему самому со стороны края до сих пор не передали то, что положено по закону!
  Отдельные деятели краевой Думы, в свою очередь, жёсткому контролю за северными миллиардами предпочитают досужие домыслы об "объективных трудностях". Так дальше нельзя. Пора честно сказать: каким край видит Охотск. Если как город с производственными мощностями - тогда помогайте его развитию, если как вахтовую деревню - надо срочно изыскивать в местных и федеральном бюджетах деньги для вывоза людей с предоставлением им жилья и работы. А не разыгрывать театр бюрократического абсурда из хитроумных финансовых схем за счёт оставленного на произвол судьбы населения.
  В противном случае наша единая пока что Россия останется лишь за Уральским хребтом. Остальное пространство заселят более шустрые и не обременённые брюссельской политкорректностью племена. Всем нам нужен сильный Охотск, ведь со времён его первостроителя атамана Шелковникова русскому человеку жить и работать там в радость, а со стратегической и хозяйственной точек зрения он просто незаменим. На тысячу километров морского побережья от Аяна до Магадана - это практически единственный русский форпост.
  Однако в президентскую программу "Дальний Восток" по Охотску включён только новый аэродром. А что же для людей и производства? Самый первый символ дальней России рассыпается. В прямом смысле. Недавно обрушился охотский причал, через два года прибой смоет набережную и улицы. Время не ждёт. Для начала федеральные власти могли бы решить давно перезревший вопрос с северными надбавками за отдалённость и непростой климат. В советское время трудящимся районные коэффициенты и надбавки оплачивали не предприятия, а казна. Нынче вместо реальных шагов по поддержке северного населения представители государства довольствуются провозглашением очередных ура-патриотических афоризмов о том, как много значит для России Дальний Восток.
  Неужели мы потеряем Охотск из-за какой-то идиотской солярки? Нефтяные генералы взвинтили на неё цену, ещё столько же приплюсовали бюрократы, посредники - и в результате как минимум 360 лет русской жизни на краевом севере - коту под хвост! Неужели окончательно?
  Комментаторы отмечают, что за рамками статьи В. Марьясина, производящей тягостное впечатление, осталась духовная сторона жизни охотчан. Ведь люди, в каких бы тяжёлых условиях они ни оказались - всегда люди. Есть ли в Охотске храм? Что думает о прихожанах и их образе жизни настоятель? Местный музей? Газета? Радиовещание? Литературный кружок? Наверняка, есть свои и поэты и прозаики. Что там происходит с политической жизнью, за кого голосуют? Неужели в городе и районе нет известных, интересных людей, с замечательными судьбами? Даже беглое упоминание в статье "ЛГ" о тех, кого знают и уважают жители Охотска из их среды, а не только начальства, несомненно, добавило бы так необходимого им ощущения, что они не одни, что есть в России люди, которые сопереживают в их бедах. Это, конечно, мало, почти ничто, но что мы ещё можем сделать для них и, увы, не только для них?
  Допустим, этот упрёк справедлив. Но заслуга журналиста в том, что он не только нарисовал картину разрухи, в которую ввергнут Охотск и Охотский район, но и явно показал эгоизм местных и краевых (да и федеральных) чиновников, их нежелание или неумение наладить жизнь населения подведомственных им территорий. Зато они охотно идут навстречу местным и приезжим дельцам полукриминального или откровенно криминального толка и предоставляют им "режим наибольшего благоприятствования", в котором отказывают местному населению. Впрочем, и сопротивляться криминалу местным властям очень трудно. Мафия таких несговорчивых руководителей запросто может убрать, примеры такого рода у всех на слуху. Все знают о судьбе генерала Гамова, стремившегося навести порядок в своём ведомстве, или мэра Нефтеюганска Петухова, застреленного наймитами Ходорковского за то, что он требовал, чтобы ЮКОС платил положенные налоги в бюджет. Как главе государства наводить порядок, когда буквально на всех уровнях власти и на всём пространстве сидят такие вороватые или неумелые чиновники?
  
  Пойдём дальше на запад. О Якутии уже было много сказано, но следует поговорить о проекте Трансконтинентальной магистрали (ТКМ) с туннельным переходом через Берингов пролив и заглянуть в расположенный на берегу Ледовитого океана посёлок и морской порт Тикси, который посетил Владимир Путин.
  Строительство железной дороги Правая Лена - Уэлен, - говорил Вячеслав Штыров, - рассматривается как продолжение линии Беркакит - Томмот - Якутск до Магадана с последующим выходом к Берингову проливу. Хотя другие члены руководства республики придерживаются скептического взгляда. "Этим проектом заниматься разве только нашим потомкам", - заявил тогда председатель правительства, а ныне президент РС(Я) Егор Борисов.
  По мнению авторитетных экспертов, представленный предварительный проект строительства ТКМ совершенно неудовлетворителен по многим причинам. А Дмитрий Верхотуров, заключение которого я здесь цитирую, дал ему название "Трансконтинентальное прожектёрство".
  Протяжённость железной дороги Якутск - Уэлен составляет 3850 километров по "северному варианту" и 4020 км по "южному варианту", 98 - 113 км составляет протяжённость туннельного перехода через Берингов пролив, и протяжённость железной дороги Уэллс - Фербенкс - Форт Нельсон составляет 1925 км. Итого протяжённость: 5873 км по наиболее короткому варианту, и 6058 км по наиболее протяжённому.
  Проектируемая дорога короче Транссибирской магистрали (9288 км) чуть более чем на треть. Однако, в отличие от неё, практически целиком находится севернее 62-й широты. Весь маршрут пролегает в очень сложных климатических и топографических условиях, где зафиксированы минимальные температуры до -70 градусов, и в основном по горной местности, а также около трети предполагаемого маршрута пролегает по районам, вовсе не имеющим никаких дорог, даже автозимников. Там мало населённых пунктов. Надо также учесть слабое развитие портового хозяйства Магадана и Чукотки. На всей трассе - вечная мерзлота. При этом отсутствуют какие-либо признаки осуществления подготовки к строительству. Похоже, что руководители и авторы проекта просто не понимают, с чем имеют дело.
  Каким образом составители проекта собираются поддерживать работу изыскательских партий, как собираются доставлять строителей, строительную технику, материалы и оборудование дороги? Никто чёткого ответа не дал.
  Опыт строительства других северных дорог показывает, что недооценка подготовки трассы к строительству, а также пренебрежение развитием вспомогательного транспорта всегда выходит боком. Стройку начинают в порыве и "пафосе освоения", а потом начинаются огромные трудности, затягивающие работы и безмерно удорожающие строительство. Так, при строительстве дороги Котлас - Воркута в 1938 - 1943 годах выяснилось, что существующий транспорт не в состоянии забросить грузы на строительство. Дорог нет, реки мелкие и порожистые, непроходимые для барж.
  В итоге сделали 700-километровый маршрут от Лабытнанги, по которому грузы возили оленьими упряжками. Но в этом случае хотя бы были олени, да и равнинная тундра позволяла осуществлять такие перевозки. А тут хотят построить железную дорогу без транспортной подготовки в горах Магадана и Чукотки, без оленей и проходимых рек, да еще в таких местах, куда всесильный "Дальстрой СССР" со своими тысячами зэков не смог пробиться. В такие чудеса не верится!
  Для того, чтобы приступить к строительству дороги, нужно создать по трассе цепочку населённых пунктов, оснащённых жильём для рабочих, складами, аэродромами, генераторами. Нужно реконструировать порты Магадана, Певека, Анадыря, создать там мощные терминалы для приёма строительных грузов и техники. Нужно подвести ко всем участкам будущего строительства автодороги, пусть самые плохие, пусть автозимники. Нужно создать запасы продовольствия и горючего по всей трассе, завести первоначальный запас стройматериалов и так далее. А в эти районы из-за труднодоступности грузы доставляются иногда в течение года.
  То же самое относится к строительству туннеля через Берингов пролив. Даже если быть оптимистами и считать, что с континентальных частей строительство туннеля будет обеспечиваться построенной железной дорогой, то вот на островах Ратманова (РФ) и Крузенштерна (США), всё равно придётся строить порты для завоза оборудования для прокладки запланированных вертикальных стволов, для проходки туннелей и обеспечения работы всего этого оборудования. Без портов на островах строить не получится, проходческий щит с парашютом не сбросишь.
  Без тщательной и всесторонней подготовки к строительству, оно обречено на провал, причем на провал с человеческими жертвами. Без подготовки строить эту дорогу можно будет только в бесчеловечных условиях, ничем не отличных от условий колымских лагерей.
  Спешка - враг всех северных проектов. По необъяснимой причине практически все проекты, выполненные на Севере, делались в условиях страшной спешки, в нереально короткие сроки, невзирая на затраты и жертвы. И все до одного безжалостно "обламывались". Железнодорожные проекты пострадали от спешки сильнее всех остальных проектов.
  Дело в том, что строительство железной дороги в условиях Севера, способной сразу же обеспечить нормальную пропускную способность, требует выполнения очень жёстких нормативов строительства, соблюдения всех технических условий и требований к конструкциям пути, сооружениям и оборудованию.
  Но спешка не позволяла выполнить все эти условия. Строительство что дороги Котлас - Воркута, что 503-й стройки, что сталинской Байкало-Амурской магистрали постоянно наталкивалось на одно и то же: сильнейшую недооценку расхода материалов, помноженную на острейший дефицит этих самых материалов, заранее не завезённых на стройку или не доставленных из-за отсутствия вспомогательного транспорта. В этих условиях начиналось "народное творчество", то есть строительство в стиле "тяп-ляп", "сойдет и так".
  На всех северных железнодорожных стройках не выдерживался ни профиль пути, ни нормативы укладки насыпи и балласта, ни требования к мостам, путепроводам и сооружениям. Материалы о строительстве дорог пестрят сообщениями об укладке путей-"времянок" на гати, укладки брёвен и веток в насыпи, замены бетонных конструкций на ряжевые (бревенчатые срубы, забитые грунтом или бутовым камнем), использование дерева вместо стальных конструкций и так далее. В итоге дорогу Котлас-Воркута пришлось уже после войны, в сущности, перестраивать по нормативам. Сталинский БАМ Наркомат путей сообщения СССР просто отказался принимать в эксплуатацию, и путь перестраивался заново уже в 1970-е годы.
  Новый "мегапроект" готовится разбить лоб о те же самые, многократно хоженые грабли.
  Если всё же приступят к строительству, то мы неизбежно увидим принятие "мудрого решения" - строить по "облегчённым нормативам", то есть тяп-ляп, на живую нитку, лишь бы отчитаться. И далее мы увидим либо перестройку дорогу уже после торжественного открытия в лучшем случае, либо разрушение наспех построенной дороги в худшем случае.
  И ещё одно немаловажное обстоятельство. Все протяжённые железные дороги строились в короткие сроки одним и тем же методом: трасса разбивалась на 15-20 участков, на которых одновременно начиналось строительство. В данном примере не будет ничего похожего. Значит, расчёт делается на строительство дороги с одного конца, от Якутска. Но строительство таким образом ведётся очень медленно. Ведь Амуро-Якутская магистраль строилась много лет, и 16,5 километра в год - вот темпы такого строительства. А в царское время при строительстве Транссибирской магистрали за год в среднем проходили по 560 километров.
  Вообще, прежде чем замахиваться на строительство железной дороги Якутск - Уэлен, достроили бы для начала Амуро-Якутскую магистраль, с которой возятся с 1985 года. Если принять более или менее реалистичный темп строительства, показанный на Амуро-Якутской магистрали (15-20 км в год), то на строительство дороги до Уэлена уйдет около 200 лет.
  Авторы проекта, возможно, допустили досадную опечатку в тексте, и фразу "окончание строительства в 2015 году" надо читать так: "окончание строительства в 2215 году"?
  Россия - единственная страна в мире, которая имеет опыт строительства и длительной регулярной эксплуатации железных дорог в условиях Севера, в тундре, при низких температурах. Но трасса Якутск - Уэлен выбивается даже из этого уникального опыта. Резко континентальный климат Восточной Якутии, Колымы и Чукотки отличается от климата Кольского полуострова и Ямала. Климат здесь намного суровее. Если в Западной Сибири морозы в -50 градусов - редкость, то здесь они не редкость, а минимальные температуры составляют на "полюсе холода" -72,2 градуса. Это означает, помимо всего прочего, что встаёт проблема хладноломкости стали, которая на морозе ниже минус 60 градусов становится хрупкой. При эксплуатации дороги на столь сильных морозах возможен излом рельсов, поломки стрелочных переводов, частей вагонов и прочего оборудования, что чревато авариями. Строительство этой железной дороги требует применения особых сортов стали, устойчивых к столь низким температурам. Особые требования будут предъявляться к подвижному составу - вагонам и локомотивам, они должны быть работоспособны даже в самых тяжёлых условиях.
  И как будут возить грузы по железной дороге на таких сильных морозах? Похоже, что разработчики проекта даже не задумались над тем, что на морозе в минус 50 градусов нефть в цистерне замерзает и становится твёрдой. В желе превращаются бензин и солярка, смерзается уголь, лес, и все прочие грузы. Промерзают контейнеры, не оборудованные специальной защитой.
  Даже в России нет железнодорожного оборудования и подвижного состава, рассчитанного на эксплуатацию на морозах -60 градусов и ниже, потому что потребности в этом просто не вставало.
  Проектирование этой дороги, а также разработку правил технической эксплуатации нельзя ни в коем случае поручать московским кабинетным теоретикам, которые мороз в -5 градусов уже воспринимают как "сильный". Они не в состоянии учесть влияние на дорогу вечной мерзлоты под путями и сильных морозов. Этим делом должны заниматься практики, на своем опыте знакомые с зимними перевозками по железным дорогам.
  Наличие сильных морозов по всей трассе железной дороги Якутск - Уэлен требует заблаговременного строительства капитальных сооружений станций, строительства посёлков, оборудованных надёжными системами отопления. Это требует строительства множества котельных, разработки местных месторождений угля, и целого ряда прочих подготовительных работ. Без этого невозможно обеспечить работоспособность дороги в зимних условиях. Нужно ли говорить, что ничего этого сейчас даже не планируется?
  Но самое курьёзное - это что собираются возить по проектируемой дороге. Оказывается, поставки нефти, нефтепродуктов, минерального сырья и леса из России в США, поставки зерна, угля, продукции машиностроения и продуктов питания из США в Россию и страны Азии. Предусматривались также интермодальные перевозки США - Европа. Также содержалась любопытная строка - вывоз радиоактивных отходов из США в Россию.
  Но, во-первых, США имеет развитую инфраструктуру ввоза нефти и нефтепродуктов морским транспортом, а также имеет собственную мощную нефтедобывающую промышленность и транспортные мощности. Зачем возить уголь в Китай, в страну, лишь немного уступающую США по объёмам угледобычи, также не вполне ясно. Кроме того, уголь в страны АТР завозится исключительно морем, в силу географии поставщиков и потребителей. Все перечисленные грузы могут быть в настоящее время лучше и эффективнее перевезены морским транспортом, для которого есть мощная инфраструктура и большой флот танкеров и балкеров.
  Средняя скорость движения по железной дороге Якутск - Уэлен планируется примерно на уровне. 45 - 50, а после реконструкции - до 60 км/час. Но этого слишком мало. От Форт Нельсон до Москвы по железной дороге будет 14408 км. Для преодоления этого расстояния поезду потребуется более 240 часов или 10 суток. Это при идеальных условиях, которые на новой дороге будут достигнуты очень и очень нескоро. Если рассчитывать на полную протяжённость транзитного маршрута из США в Европу, который по своей протяжённости превысит 20 тысяч километров, то становится ясно, что принятая в России скорость движения чрезмерно мала. У дороги нет ни малейших шансов на конкуренцию с пассажирскими авиаперевозками, а также весьма мало шансов на конкуренцию с морским транспортом. Для успеха этого трансконтинентального проекта нужно проектировать дорогу на среднюю скорость движения хотя бы 160 км/час, попутно решив сложнейшие задачи обеспечения скоростного движения в условиях низких температур, и реконструировать остальные железные дороги в России. Это сейчас недостижимая мечта.
  А в итоге обсуждения невольно возникает вопрос: нужна ли нам колонизация Восточной Сибири?
  Учёные из Совета по изучению производительных сил - это давние сторонники сырьевого, колониального характера развития Восточной Сибири и Дальнего Востока, что они неоднократно доказали. Проект ТКМ - не исключение.
  Мало того, что структура грузооборота предусматривает вывоз сырья из России в США и ввоз товаров обратно. (В материалах так и говорится: "США, Канада и страны Латинской Америки получают прямой выход своей продукции и технологий на территорию России и далее в Китай, страны Юго-Восточной, Центральной и Южной Азии"). СОПС ещё предусмотрел целую программу добычи и экспорта сырьевых и топливно-энергетических ресурсов Восточной Сибири.
  А нам это надо?
  Почему именно Россия должна инвестировать сотни миллиардов долларов в освоение труднодоступных месторождений и территорий с суровым климатом, чтобы товаропроизводителям Китая и США хорошо жилось, и они могли покупать сибирское сырьё, а нам же сбывать свои товары? Одни и те же люди, по необъяснимой причине, говорят о "китайской угрозе" и давлении импорта, делая в то же время всё возможное, чтобы производители этого импорта были щедро обеспечены сырьём и энергией.
  Если зарубежным компаниями нужны сибирские ресурсы, пусть приходят со своими капиталами и инвестируют в добычу, тратятся и несут риски.
  Вот с этим тезисом эксперта я (М.А.) не согласен. Если у нас нет сейчас денег и технологий на освоение богатейших месторождений сырья, то зачем же нам отдавать их на откуп иностранцам? Пусть эти богатства полежат в земле до тех пор, пока мы сможем их добывать сами. Если нашего века на это не хватит - пусть богатства достанутся нашим внукам. Зачем же нам лихорадочно раздавать их на сторону ради тех крох, какие достанутся стране в виде налогов? Заинтересованность олигархов и иностранного капитала в том, чтобы поскорее их откопать и продать - налицо, но польза от этого стране, народу - весьма сомнительна.
  Ещё в начале XX века выдающийся русский экономист Александр Нечволодов в своей книге "От разорения - к достатку" резко критиковал колониальный характер экономики предреволюционной России:
  "Главным предметом нашего вывоза служат продукты сельского хозяйства, из которых первое место принадлежит хлебу, и естественные богатства в сыром или полуобработанном виде: лес, нефть, металлы и проч.". Будто о сегодняшнем дне России! Но особенно его возмущала погоня властей за иностранными инвестициями:
  "Привлечение иностранных капиталов в государство сводится: к эксплуатации этими капиталами отечественных богатств и рабочих рук страны, а затем и вывоза за границу золота, приобретённого в стране за продажу продуктов производства. При этом общее благосостояние местности, где возникают крупные (иностранные) капиталистические производства, обязательно понижается...".
  Намного более выгодный вариант, - продолжает Д.Верхотуров, - развитие в Восточной Сибири товарного производства, с освоением природных ресурсов по мере необходимости для поддержания и развития этого товарного производства.
  В общем и целом, предложенный проект ТКМ просто совершенно непродуман.
  Нормальный технический и экономический расчет, предвидение трудностей в строительстве и эксплуатации подменены прожектёрскими рассуждениями о том, что стоит только построить как-нибудь, некоей неведомой силой дорогу, как в бюджет потекут реки долларов от транзитных перевозок.
  Если же реально оценивать силы и возможности, то, начав подготовку в ближайшее время, к строительству можно будет приступить не раньше 2030 года. Само строительство будет весьма медленным из-за суровых условий, со среднегодовым темпом порядка 100 километров (при учёте строительства участков в точном и строгом соответствии с техническими требованиями), то есть дорога до Уэлена будет построена не ранее 2070 года. Соединение Трансконтинентальной магистрали и пуск её в постоянную эксплуатацию произойдёт не ранее 2085 - 2090 годов.
  Разумеется, при таком подходе это не будет порыв "Даешь дорогу!" с мёрзлыми трупами под каждой шпалой. Это будет постепенная подготовка инфраструктуры и сети посёлков для строительства, заблаговременного строительства энергетических и тепловых мощностей, тщательные проектно-изыскательские работы.
  Само строительство будет сопровождаться освоением прилегающей к дороге территории, с созданием предприятий, производств, развитием по очень специфическим методикам сложной северной экономики, за счёт которой и будут окупаться все затраты. Только таким образом можно достичь цели, не вылетев при этом в трубу.
  Тут, правда, возникает ещё один вопрос: при современном состоянии российско-американских отношений проектирование подобной дороги не вызвано ли стремлением облегчить армии США захват ими Русского Востока и Русского Севера?
  Теперь о якутском городке Тикси. Это - один из многих российских городков, разбросанных по окраинам страны. Арктический посёлок был еще и крупнейшим морским портом, приписанный к нему флот ежегодно перевозил сотни тысяч тонн грузов. Также в Тикси располагался домостроительный комбинат, который поставлял продукцию для арктических территорий. В 1990-х годах военных летчиков с Севера практически выжили. Когда там закрыли военный аэродром, городок оказался в бедственном положении.
  Некогда цветущий (по арктическим меркам), теперь он, по мнению журналистов, напоминает город-призрак: в начале 1990-х годов многие жители, не задумываясь, покидали свои дома, оставляя мебель и утварь. Эти вещи уезжающим некому было продать, а остающимся не на что было купить. Поэтому зрелище десятков опустевших домов, где местные дети играют в войну, никого не смущает. Как и не удивляет лишь дважды в месяц летающий на Большую землю самолет.
  Город делится на четыре части: Тикси-1, где живут простые граждане, Тикси-2 - арктический порт, Тикси-3 - военный гарнизон и Тикси-4 - кладбище... Там, где была горнолыжная база, куда приезжали покататься из Германии, теперь совершенно голая гора. Более или менее благоустроенным можно считать микрорайон из двухэтажных бараков, отделанных современными материалами. Это гидрометеорологическая обсерватория, где совместно работают российские и американские учёные. Российские специалисты собирают данные о составе атмосферы и параметрах океана и суши, чтобы предсказать последствия глобального потепления. Они просили Путина восстановить дрейфующую станцию "Северный полюс" и предложили ряд других мероприятий, требующих немалых затрат. Им была обещана помощь.
  
  Перенесёмся в Красноярский край.
  То, что на территории этого края разместились бы несколько крупных европейских государств, а в его недрах представлена почти вся таблица Менделеева, и этим его богатства не исчерпываются, знает каждый школьник. Но в данной главе пойдёт речь лишь о той части края, которая относится к Крайнему Северу.
  В развитии Красноярского края отражаются наиболее типичные проблемы Сибири, унаследованные от прошлого и усиленные трудностями переходного периода. Экономика края сверхиндустриальна, значительная её часть локализована в двух крупнейших городах, центральные и сервисные функции этих городов недостаточны для обслуживания всей огромной территории, местные центры слаборазвиты, обширная периферия сохраняет черты депрессивности, особенно на севере региона.
  Вот этот-то север региона и есть Таймырский (с одним из двух развитых центром края - Норильском) и Эвенкийский районы. Примечательно, что с точки зрения не только западноевропейца, но и москвича, составлявшего справку об Эвенкии, это край, практически не пригодный для проживания человека. Между тем на протяжении веков это была земля оленеводов, которые считают свои родные места лучшим местом на Земле, о чём ниже ещё будет сказано. Но затем в Таймырском районе появились большой город Норильск и несколько посёлков городского типа - Диксон, Игарка, Дудинка и др. А вот в Эвенкии пока больших поселений нет, зато есть большие пространства, где, говорят, ещё не ступала нога человека.
  Старожилы вспоминают: "в 1990-е годы свет в Туре (столице) давали на три часа в день, солярку экстренно завозили самолётами из Якутии. Тогда Эвенкия была брошена на произвол судьбы, эвенкийцы выдержали, хотя и были вынуждены забить почти всё оленье стадо. Начался отток населения, оно сократилось с 24,3 тысяч человек в 1990 году до 17 тысяч человек в 2005 году (и осталось примерно на том же уровне сегодня). И бюджет округа был в несколько раз меньше, чем сейчас. Хуже, чем тогда, уже не будет". (Я бы поостерёгся такого утверждения, худшее всегда возможно, а для Эвенкии особенно - об этом ниже.)
  Сегодня Эвенкия живет на дотации из бюджета Красноярского края, потому что для неё дизельное топливо завозят извне. Энергия, вырабатываемая из этого топлива на местных электростанциях, обходится безумно дорого. Продавать населению эту энергию хотя бы по себестоимости невозможно, эвенки народ небогатый и таких тарифов не выдержат. Вот и приходится отпускать им энергию по тарифу в 10 раз ниже себестоимости, а чтобы электростанции не разорились, им и дают дотации. Но Эвенкия обладает солидными запасами топлива: нефти, газа, угля, древесины. Казалось бы, чего проще, если дизельное топливо стало дорогим, перейти на местные источники энергии и в разы понизить себестоимость электроэнергии? Это не стоит каких-то запредельных средств. Чтобы ликвидировать дотационность Эвенкии, надо максимально исключить завоз извне, и во всём, что только возможно, перейти на собственные ресурсы, которые доступнее и дешевле. В принципе, эту программу можно было бы реализовать за 4-5 лет.
  Но вместо этого в 2005 году провернули манипуляцию с объединением Красноярского края, Эвенкии и Таймыра, передав дотации и доходы в бюджет края. Специалисты полагают, что это было ошибочное решение, и потому надо Эвенкию вновь сделать республикой в составе РФ.
  Несмотря на суровые климатические условия, те, кто долго жили в Эвенкии, считают, что это - край невиданной красоты и благодати. Учительница Надежда Кокорина воспевает природу Эвенкии в стихах, но главную красоту видит в людях: "Здесь, как и на Севере вообще, без таких качеств, как душевная открытость и неподдельное участие, не только трудно обойтись, а невозможно выжить. Кем бы вы ни были, здесь дадут вам и у огня согреться, и накормят, ничего не требуя в награду. Таков обычай". К сожалению, и эвенков ослабило пристрастие к горячительным напиткам, завезённым русскими.
  Однако к Эвенкии давно тянутся руки тех, кто хотел бы овладеть её природными богатствами любой ценой - даже ценой уничтожения эвенков как народа. Раньше всех добрались до этого края гидростроители, предложившие построить на Нижней Тунгуске Туруханскую ГЭС колоссальной мощности. Тогда протесты общественности были услышаны, и проект был отвергнут. Однако в последние годы гидростроители вновь начали продвигать его, назвав ГЭС Эвенкийской. В СМИ и в Интернете периодически возникают дискуссии, нужна ли эта ГЭС.
  Большинство местных жителей или бывавших в Эвенкии не как туристы убеждены, что от строительства ГЭС Эвенкия много потеряет и ничего не приобретёт. Образуется водохранилище протяженностью 1200 километров с шириной разлива от 3 до 25 километров - озеро с большой концентрацией соли (из подземных рассолов). Солёная вода попадёт в Енисей и погубит остатки его рыбных богатств. Затоплены будут шесть посёлков, в том числе столица Эвенкии, самые плодородные земли. А переселение эвенков с низин на бесплодные горные склоны станет, особенно для старшего поколения, гибелью. Затоплены будут и уникальные месторождения нефти, исландского шпата и других полезных ископаемых. Кроме того, нарушатся миграционные пути дикого северного оленя.
  В связи с тем, что река на большом протяжении не будет замерзать зимой либо замерзать позже и вскрываться раньше, исчезнет зимник, по которому доставляется большая часть товаров и грузов. Это приведёт к удорожанию всего, потому что товары надо будет привозить самолётами.
  Наши северные или, как их иначе называют, бореальные леса - единственные, дающие кислород всей планете. Экваториальные же леса, сколько выделяют кислорода, столько же его и поглощают. Стоит ли губить наше и общепланетарное богатство?
  Но, наверное, самое страшное - это остатки подземных ядерных взрывов близ Нидыма. Сейчас их надёжно сохраняет вечная мерзлота, но под руслом водохранилища её не будет, при таянии будет подвижка пластов, и вполне возможно, их разорвёт. Мы хотим получить второй Чернобыль? Могут обнажиться и могилы умерших от чёрной оспы, эпидемия которой когда-то бушевала в этих местах, и тогда...
  Некоторые участники дискуссий ставят вопрос шире: не будет ли очередная ГЭС в Красноярском крае последней каплей в чаше терпения всей планеты. Ведь последствия такой масштабной переделки климата могут быть глобальными. Страшно себе представить, как тут будут переноситься морозы, да еще и с ветром... Если в Красноярске в -30 градусов уже немыслимый холод (а таким климат стал там после сооружения ГЭС), то как местные -50 (с неизбежно возникшими после образования водохранилища ветрами) можно вообще будет пережить?
  Следовало бы также спросить у медиков, как отразится увеличение периода незамерзаемости Нижней Тунгуски на здоровье людей, и сколько надо будет построить поликлиник, больниц чтобы лечить этих самых людей от астмы, ангины, сердечных заболеваний.
  Главное опасение участников дискуссии - в том, что кратковременная и достаточно лёгкая нажива (которую сулит почти дармовая электроэнергия) легко может вскружить голову нашим чиновникам. (Тем более, что есть проект продажи электроэнергии в Китай.)
  Почему северные регионы должны горбатиться, чтобы жирела и процветала Москва? Или чтобы ещё один кавказец смог открыть очередной ресторан где-нибудь на Урале? "А этой электроэнергии мы так и не увидим, потому что наша прекрасная земля будет загублена ради других регионов. Разве это справедливо?"
  Неужели нас так ничему не научил опыт тех территорий, на которых уже построены гидроэлектростанции? К примеру, те, кто переселялся из зоны затопления Богучанской ГЭС, получили ключи от жилья, которое, мягко говоря, нельзя назвать жильём. (Впрочем, подобную же картину рисовал ещё Валентин Распутин в "Прощании с Матёрой".) Строительство Вилюйской ГЭС, по отзывам экологов, ничего не принесло положительного: питьевая вода и та стала дефицитом. Вот и Эвенкийская ГЭС - это чёрная дыра, куда будут вложены огромные средства, а значит, там можно будет много украсть. Экономически проект также не обоснован: кто будет тянуть более 1000 километров линии электропередачи по тайге до Вилюйской ГЭС?
  На всех гидросооружениях, которые только существуют в Сибири, ни в одном регионе не была сохранена экология: гниют леса, не замерзают реки, ценные породы рыбы вытеснены сорными, ухудшилось здоровье людей, проживающих в непосредственной близости от водохранилищ. А как эти водохранилища "цветут" летом!
  Проталкивают проект ГЭС временщики. Люди этой породы ненасытные, духовно убогие. В советское время они предпочитали орденок, должность - сейчас наличные или должность, связанную с наличными. Они никогда не бывают созидателями - они разрушители. Их девиз: "сливочки я слизал, а дальше - гори всё синим пламенем!" Во всём мире создают новые альтернативные источники электроэнергии, ведь у них нет таких рек, как в России, а вот непотопляемый Анатолий Чубайс и его могущественные покровители хотят угробить чистейшую и первозданную природу Эвенкии на века. Чубайс прямо заявил, что Эвенкийская ГЭС будет построена "в любом случае". Они будут тратить гигантские деньги - не "свои", а наши с вами, собранные в виде налогов. Громадная часть этих денег перекочует в карманы этих "предпринимателей".
  Интересно, что в числе ярого сторонника строительства ГЭС оказался некто Матюнин, несколько лет проработавший вице-губернатором Эвенкии, а затем благополучно устроившийся в Москве. Он упрекает своих оппонентов как носителей психологии иждивенчеств, и вопрошает: "А кому нужна сама Эвенкия? Почему вся страна должна горбатиться, чтобы прокормить и одеть людей, проживающих в Эвенкии? Ведь эвенков всего несколько тысяч. И что выращивается на этих плодородных землях? Стыдно ставить так вопрос. Спросили бы лучше, а что Эвенкия может дать России. Это будет справедливо". Эвенкам предлагается пожертвовать собой ради блага России, которое вовсе не очевидно. Не случайно оппоненты назвали г-на Матюнина пиявкой, насосавшейся крови народа эвенков и, наконец, отвалившейся.
  Опытные специалисты считают, что борьба вокруг Эвенкийской ГЭС доказывает: на практике в России по-прежнему есть сторонники типично колониальной политики, которая предусматривает только извлечение прибыли, с полным пренебрежением к правам и интересам местного населения, с полным наплевательством к долгосрочным перспективам развития. А чего вы хотели бы от экономики, находящейся почти целиком в руках частников?
  Битва за Эвенкию, за само существование этого народа продолжается, и исход её ещё не предрешён.
  Сейчас в Эвенкии как достижение отмечают строительство нескольких одно- или двухквартирных домов ежегодно для переселения кочевников из чумов. Эти события преподносятся под заголовками: "Эвенкия строится".
  А вот уже известный нам Дмитрий Верхотуров разработал (видимо, в одиночку) "Генеральный план перспективного развития Эвенкии до 2040 года", имеющий такую амбициозную цель: Эвенкия к 2040 году должна стать экономическим лидером Севера Сибири и Дальнего Востока и центром развития всего приарктического региона.
  
  На Таймыре есть несметные природные богатства, в том числе урановые руды, для России это дефицитный продукт. А общие разведанные запасы нефти на Таймыре превышают 1,5 миллиарда тонн. И это при том, что 75% территории Таймыра до сих пор не изучены. Об этом на презентации своей книги "К открытой экономике Таймыра" сообщил губернатор ТАО Олег Бударгин. По его словам, сейчас округ принимает меры по дальнейшим изысканиям на предмет природных богатств совместно с учёными из Европы и Америки. Благодаря этому выявляются новые участки полезных ископаемых. Только в нынешнем году на аукцион планируется выставить 5 месторождений углеводородов. Но самое интересное - то, что в Генштабе армии Китая прекрасно осведомлены о природных богатствах Таймыра. Об этом сообщил заместитель губернатора Красноярского края Юрий Олейников. Он в своё время побывал в Генеральном штабе Народно-освободительной армии Китая, и представители китайской стороны показали ему книгу объёмом более 200 страниц, где содержалась практически полная информация о Таймыре - с указанием населённых пунктов, численности населения, дорог, картами запасов минерального сырья, даже товаров, завозимых в КНР и имеющих таймырское происхождение. Китайцы даже выразили готовность развивать экономику ТАО в случае, если Россия от этого откажется.
  
  На Таймыре главный центр развития - это город Норильск и предприятия цветной металлургии, находящиеся в собственности компании "Норильникель".
  Можно было бы предположить, исходя из здравого смысла, что жителям Таймыра нужен защитник их интересов, а они не всегда совпадают с интересами индустриального гиганта. Ан нет. Люди здесь трезво осознают: кормилец на заполярном полуострове один - норильский комбинат. Так было, есть и будет. Люди понимают, что они - "при комбинате". Территория, на которой они живут, - производственная единица. Такова данность.
  Со стороны очень трудно понять, насколько мощной силой стал комбинат. Когда в 1998 году губернатором края стал Александр Лебедь, экономические войны в регионе, эпидемия банкротств, грубые управленческие ошибки привели к тому, что наполнение краевой казны оказалось чуть ли не в исключительной зависимости от платежей Норильской горной компании, которая зарегистрировалась к тому времени в Дудинке.
  В реальности именно менеджеры норильского комбината через бюджетные поступления стали управлять краем, неслучайно в это время появилась тема переноса столицы края из Красноярска в Норильск. Было очевидно: Норильск, став центром экономической и финансовой силы, становился центром и политической воли. После избрания в 2001 году гендиректора "Норникеля" Александра Хлопонина губернатором Таймыра Лебедь, по сути, делегировал ему свои функции, И в реальности ещё тогда Хлопонин был избран не только главой Таймыра, но и всего Красноярского края. Позднее произошло лишь юридическое закрепление статус-кво. О международных связях "Норникеля" достаточно говорит тот факт, что в состав его совета директоров входит представитель самого богатого в мире банкирского клана Ротшильдов Натаниэль Филипп Джеймс Ротшильд, Председатель ООО "JNR", ООО "UC RUSAL", Независимый директор ООО "Эн+ Менеджмент", ОАО "Баррик Голд Корпорейшн". Ну, а из российских олигархов основными владельцами были Владимир Потанин и Михаил Прохоров. После долгой тяжбы Потанин продал свою долю Прохорову. Акционерами компании стали и олигархи Олег Дерипаска, Роман Абрамович и Алишер Усманов. Вот, видимо, и сидят Ротшильд, Дерипаска и Прохоров, вместе думают о делах компании и благе России. А компания покупает (не всегда удачно) активы за рубежом - в Канаде и других странах. Одно время появилась было информация о том, что Норникель обязался продавать свою продукцию канадской фирме по выгодной цене, но канадская фирма, став благодаря этому монополистом, взвинтила цены, и российские производители, нуждающиеся в никеле, покупали его на внешнем рынке, по сверхвысоким мировым ценам. Но сейчас я эту информацию не нашёл, она, видимо, была удалена.
  Норильск - один из 500 городов, построенных в СССР за предвоенные пятилетки. Он был основан для разработки цветных металлов (номенклатура которых расширялась год от года), необходимых для индустриализации страны. К концу советского периода это был уникальный город, застроенный на вечной мерзлоте многоэтжными домами. Норильский комбинат производит 35 % мирового палладия, 25 % платины, 20 % никеля, 20 % родия, 10 % кобальта. Кроме того, здесь ведётся добыча меди, осмия, золота, серебра, иридия, рутения. Попутная продукция: техническая сера, металлический селен и теллур, серная кислота.
  Но Норильску пришлось заплатить за это большую цену - он давно уже входит в десятку самых экологически загрязнённых городов мира. Как минимум раз в неделю на город опускается газ с заводов - любой норильчанин сразу может определить, что за газ терроризирует его лёгкие сегодня, а также с какого завода он идёт. Добавьте к этому морозы долгой зимой под 50 градусов с сильным ветром, пургу, когда часто человек не видит ничего дальше собственного носа, и вы получите представление об условиях жизни норильчан.
  1990-е годы, как деликатно выражаются в официальных документах, "стали для Норильска, как и для всей страны, временем непростых социально-экономических испытаний". Конкретно - "Государственный концерн по производству драгоценных и цветных металлов" был приватизирован и преобразован в РАО "Норильский никель". Раньше комбинат содержал и жилищно-коммунальное хозяйство, и школы, и детские сады и многое другое, выдавал работникам путёвки в санатории и дома отдыха на юге, на Чёрном море, отправлял туда детей на время летних каникул. "Норникель" сбросил со своего баланса всю городскую инфраструктуру. Тогда-то началось обветшание жилищного фонда, а последний новый жилой дом в Норильске был построен в 1997 году. Нулевые показатели жилищного строительства в 2011-м обеспечили столице Заполярья место в "чёрном списке" городов РФ. Город стал быстро ветшать и разрушаться. Заброшенные дома, окна без стёкол, облупившиеся фасады - таков облик Норильска, места дислокации одной из самых прибыльных компаний в мире. В 1990-е годы численность городского населения уменьшилась более чем на 40 000 человек. Сейчас оно составляет 175 тысяч человек. К 2002 году был реализован проект газопровода, который позволил в полной мере снабжать Норильский промышленный район газом с 12 скважин Пеляткинского газоконденсатного месторождения.
  
  Ныне, говорят, деньги на обустройство Норильска у муниципалитета есть. В 2011-м он занял четвертое место среди городов с населением от 100 тыс. человек по доходам бюджета на душу населения. Однако расходуются эти средства не слишком эффективно. Город много тратит на содержание ЖКХ. Но на себя любимых городские власти тратят гораздо больше. Муниципалитет Норильска - рекордсмен нашего рейтинга по размеру среднедушевых расходов на так называемые общегосударственные вопросы, проще говоря, на собственные зарплаты. Когда же жители города обращаются к властям с просьбами устранить какие-то неполадки в своих жилищах, им говорят, что теперь они сами собственники своих квартир и потому должны решать эти проблемы сами. Ведь "Жилищный кодекс даёт собственникам жилых помещений право производить такие работы самостоятельно". В этом вполне экономически благополучном Норильске последовательно реализуется политика сокращения постоянных жителей, а потому и не строилось новое жильё.
  Связь Норильска с Большой Землёй зимой осуществляется по воздуху. (В значительной мере уже построенную железную дорогу Воркута-Салехард предполагалось довести до Норильска - и далее вести параллельно Северному морскому пути. Но в 1953 году стройка была законсервирована.) Аэропорт находится близ города Дудинка. С Дудинкой Норильск связан железной дорогой, которая была электрифицирована. Планом её развития, разработанным в конце 1980-х годов, предполагалась электрификация других участков, а также всех заводских и рудничных веток в районе Талнаха и Надеждинского промышленного узла. Таким образом, Норильская железная дорога стала бы практически полностью электрифицированной. Но частники, которым была нужна только прибыль, причём немедленная и сиюминутная, сочли всё это роскошью.
  В 1990-х годах последовали дикие, необъяснимые, почти вредительские действия. Один за другим отменялись маршруты пассажирских поездов. Людей лишали права выбора, в "приказном порядке" заставляя пересаживаться на автобусы. Подавляющее большинство жителей выступало за сохранение пассажирского движения. Но оно было почти полностью ликвидировано. С 1996 года электрички продолжали ходить только зимой, и только по двум маршрутам (Норильск - Аэропорт и Аэропорт - Дудинка). Это объяснялось тем, что летом дороги более безопасны, отсутствует угроза застревания автотранспорта в снежных заносах. Сохранение пассажирского движения хотя бы в зимний период позволяло жителям Норильска экономить время, не опасаясь опоздания на авиарейс из-за заносов и "черепашьей" скорости на заснеженной дороге. Но вскоре руководство компании "Норильский никель" пошло дальше. Было заявлено о том, что беспрепятственное автомобильное движение возможно круглый год, в связи с чем не видится необходимости существования убыточных пассажирских перевозок, и весной 1998 года они были окончательно ликвидированы. Одной лишь отменой движения электропоездов дело не ограничилось. Было принято решение о переводе всех участков Норильской железной дороги на тепловозную тягу - это будет дешевле, чем заменять провода и опоры контактной сети. А вагоны электропоездов, а также часть электровозов были проданы Свердловской железной дороге.
  О том, чтобы восстановить движение пассажирских электропоездов на линии Норильск - Дудинка заговорили, когда выяснилось, что автомобильной трассе требуется серьёзная реконструкция. В ходе своего визита в Заполярье в 2011 году тогда ещё глава МЧС России Сергей Шойгу поддержал эту идею, отметив, что на время реконструкции автомобильной дороги у людей должны быть альтернативные пути передвижения, и даже пообещал поддержать северян в Министерстве транспорта РФ, чтобы финансирование проекта началось как можно раньше.
  Когда власти края добивались согласия населения на его объединение с Таймыром и Эвенкией, они не скупились на обещания. Однако на деле положение жителей прежних национальных округов, особенно коренных малочисленных народов, ухудшилось. По их жалобам на Таймыр выезжала комиссия Совета Федерации, которая увидела много вопиющих недостатков в организации быта этой категории населения. По итогам проверки было принято постановление, однако вряд ли от этого дело сдвинется с места.
  Ещё один интересный момент - это проявления подлинного государственного мышления именно у представителей этих малочисленных народов. Так, член Ассоциации коренных народов Таймыра Алексей Болин представляет свой проект "Таймыр". И вот причины, заставившие его взяться за это дело:
  "В последние годы было много разговоров и разных предложений о развитии Таймырского муниципального района: и на уровне власти, и на уровне гражданского общества. Но всё, в итоге, сводилось лишь к временным решениям и затыканию "дыр", решению сиюминутных проблем, например, как покрасить двери, отремонтировать дорогу, построить несколько домов...
  Подобный подход в работе властей вызывает недоумение, ведь, согласно указанию Владимира Путина, все регионы и муниципалитеты огромной страны должны принять соответствующие программы развития экономики до 2020 года. И действительно, немыслимо в такой стране как Россия не планировать глобально развитие экономики и экономического роста, увеличения благосостояния общества (то, чего не понимают многие представители правящей элиты РФ. - М.А.)
  На деле местная власть не хочет и, видимо, просто не в состоянии осуществлять столь необходимое планирование, поэтому главная надежда в реализации этой задачи ложится, как это ни парадоксально, на нас - на гражданское общество, состоящее из обычных людей, как мы с вами. Мы должны научиться быть гражданами Российской Федерации, иметь гражданские убеждения и знать, что нам надо и что требовать от власти...
  Власти проще что-то скрыть, что-то не доделать, промолчать о каких-то больных местах, но такая тактика действий ведет не к решению проблем, а к разрушению региона и всей России. Говоря о Таймыре, можно смело отметить, что власти Долгано-Ненецкого муниципального района боятся инициативы, боятся выделиться чем-то среди других регионов РФ, поскольку сама система государственного управления России выстроена так, что она не приемлет самостоятельности. Поэтому только гражданское общество эту ситуацию и может вывести из тупика, как бы изнутри подтолкнуть локомотив модернизации и диверсификации экономики арктического региона, являющегося базой добычи цветных металлов в РФ.
  Между тем за последнее время экономика Таймыра деградировала. Разрушалась инфраструктура, закрывались, к примеру, зверофермы.
  Региональной авиации почти не осталось, а та, что есть, изношена на 100 процентов, программа переселения пенсионеров на Большую землю стоит на месте, да и в целом регион не развивается, депрессия налицо. Уровень безработицы в Дудинке внушительный, ещё выше он в посёлках Таймыра, где живут коренные жители - ненцы, энцы, нганасаны, долганы...
  Люди, конечно, не сидят сложа руки. Но при полном отсутствии работы и низком уровне социального обслуживания многие стремятся переехать в районный центр, а ещё лучше - на материк, где гораздо легче найти достойную работу и зарплату.
  Как избежать обезлюдения и упадка Таймыра? Что для этого надо сделать? Как поднять экономику региона на краю Земли?
  Глупо просто требовать от власти денег и моментально их проедать, также сомнительны всевозможные пиар-кампании чиновников... Всё это не является экономическим развитием.
  Перспективы сохранения цивилизованной жизни в Российской Арктике лежат именно в плоскости проектов, рассчитанных на далёкое будущее.
  Можно много задавать вопросов на тему экономического развития региона: почему сегодня Финляндия, а не мы, лидер в производстве пушнины, в сфере северного туризма?
  Почему краевой центр Красноярск закупает рыбу и мясо в других регионах России и даже за рубежом, а не у рыбаков и оленеводов Таймыра и Эвенкии?"
  И Алексей Волин предложил создать фонд или корпорацию развития коренных малочисленных народов Севера, в котором бы финансово участвовали государство и сырьевые компании. "Особенно это касается нефтяников и газовиков, ведь уже много говорилось руководством страны о социальной ответственности крупного бизнеса перед населением. Сегодня же деятельность сырьевых компаний на Таймыре больше походит на эксплуатацию колоний с досаждающими процессу выкачивания столь вожделенных природных ресурсов аборигенами.
  Корпорация смогла бы решить многие наболевшие проблемы северян, на деньги фонда шли бы инвестиции в строительство звероферм, мясо- и рыбоперерабатывающих заводов, эта же корпорация взяла бы на себя организационные вопросы, связанные со сбытом всей продукции, открытием сети филиалов - как в Красноярске, так и в других крупных городах РФ.
  Отдельным направлением её деятельности стал бы туризм, постройка современного туристического центра, куда можно было бы сьездить на охоту, рыбалку, ознакомиться с бытом и культурой аборигенов Таймыра. Это тем более актуально сейчас, когда этно- и экотуризм всё больше набирает в мире популярность, такой проект имел бы большое будущее.
  Строго говоря, источник пополнения фонда - это часть ренты, которую получают (пока!) федеральный бюджет и сырьевые олигархи, а должны получать - коренные жители северных регионов, у которых отбирают родовые угодья.
  Кстати, в Ханты-Мансийском автономном округе есть свой региональный закон о родовых угодьях. И без согласия их владельцев нефтяники не могут бурить землю, уничтожая оленьи пастбища, реки и озера. Почему бы не принять аналогичный закон в ТАО?
  Средства фонда должны расходоваться не на дорогие офисы и высокую зарплату его руководства, а на ежегодные выплаты самим КМНС Таймыра, на образование молодёжи коренных северян, в том числе в центральных вузах страны, создание рабочих мест, поддержку традиционных для северян отраслей хозяйства (оленеводство, рыболовство, охота, пушной промысел, ремёсла).
  Примеры подобного подхода мы видим едва ли не в каждой приарктической стране - от Канады и США (Аляска) до Норвегии. Везде, где гражданское общество стало участвовать в решении насущных социально-экономических проблем Севера.
  Пока ничего этого нет, стоит надеяться на то, что власть на Таймыре всё-таки начнет делать что-то реально способствующее развитию экономики.
  А иначе - зачем такая власть нужна? Об этом стоит задуматься".
  Алексея Волина упрекали в том, что он не представил экономических расчётов и т.п. Но ясно, что для одного человека это был бы непосильный труд. А вот если бы власть взялась проработать эту идею и привлекла бы Волина к участию в этом деле, возможно, из этого вышел бы толк. Хотя работа и встретила бы, видимо, сопротивление нефтяных и газовых олигархов, которые не захотели бы отрывать пусть даже копейки на нужды фонда от своих миллиардных прибылей.
  
  Дудинка была основана в 1667 году как ясачное зимовье. Ещё в начале ХХ века Фритьоф Нансен назвал Дудинку "Северной Москвой - важнейшим пунктом всего края". Но большое значение она приобрела с постройкой Норильска, для которого стала воротами в мир - речным и незамерзающим морским портом. Дудинка - административный центр Таймыра, в ней сконцентрированы промышленный и культурно-научно-интеллектуальный потенциал и две трети населения Таймырского автономного округа. В Дудинке находятся рыбозавод и некоторые другие предприятия, это уже целый северный город с населением 32 тысячи человек, достаточно благоустроенный. Здесь есть спорткомплекс, Дом культуры, Дом творчества "Юность", клуб порта, Таймырский краеведческий музей, Дом юных техников, художественная и музыкальная школы и общеобразовательные школы, центральная окружная больница (очень прилично оснащённая) и так далее.
  А Николай Маймаго, президент "Ассоциации коренных малочисленных народов Таймыра", помощник главы Таймырского района, на вопрос "Как Вы оцениваете современное состояние коренных народов Таймыра" ответил, глядя прямо в корень проблемы, чего обычно избегают чиновники и интеллигентные проектанты (если не сказать: прожектёры):
  "...в стране сменились самые основы общественной системы. Фактически, у нас вместо общенародного государства возникло буржуазное, с ценностями, достаточно далёкими от общечеловеческих правил. Сегодня малочисленным народам Севера крайне трудно найти себя и своё место в блоке взаимоотношений с появившимися на территории олигархами, с крупнейшими промышленными группами, овладевшими природными ресурсами Таймыра, с властью, которая теперь отчётливо представляет эти корпорации.
  Такие пертурбации не могут проходить незаметно, они коснулись и Таймыра, неизбежно вызвав распад его социально-хозяйственной системы и появление напряжения среди населения.
  Принципиально важным для меня является осознание того, что при всём произошедшем с Таймыром за период реформирования сложности и проблемы в развитии региона не вызвали раскол и неприязнь между нашими народами, мы не отошли от убеждённости, что решение проблем возможно только общими усилиями, а это очень важно".
  Вот вам ещё одно проявление высокой политической культуры образованных представителей "малочисленных народов". А не понимают этого представители нынешних "цивилизованных наций" потому, что не учитывают предсказываемое многими исследователями выдвижение "ныне диких тунгусов" в лидеры человечества. Вот отрывок из статьи (если не ошибаюсь, Андрея Козлова) в "Живом журнале":
  "По окончании процесса реализации интеллектуальных способностей океанической расы, а это произойдёт буквально через несколько столетий, настанет время лидерства шестой, луноликой расы людей. Однако сегодня все её этносы являются реликтовыми, и культура народов Севера пока что находится в архаическом состоянии. Поэтому в искусстве сибиряков сегодня преобладают детские - наивные жанры, но, тем не менее, будущее за ними. В отличие от всех остальных пород человека, объём мозга у Сибироидов самый значительный, и они способны совмещать в своём сознании прямолинейное мышление с циклическим, потому, что зимою эти люди вынуждены вести островную жизнь, а летом материковую. Кстати говоря, африканский тип человека тоже обладает сдвоенным джунглево-оазисным, как бы материково-островным мировосприятием, но, в отличие от моносознания негров, мировосприятие сибиряков шестимерное... собственно "сибироид" есть древний "монголоид"". Особенно много этой перспективе уделяет внимание профессор Александр Михайлов (его сайт в Интернете называется "Другая наука").
  
  Выше Дудинки по Енисею располагается город Игарка. Это был первый советский город в Заполярье, ровесник первой пятилетки, морской порт мирового значения, гордость страны, и в середине 30-х годов Игарку именовали не иначе, как "Полярная промышленная столица". В советское время город служил преимущественно для распилки леса и отправления его на экспорт. Через порт проходило за навигацию более сотни судов. Кризис 1990-х годов убил экономику Игарки. Невыплаты зарплат, талонная система и другие "прелести" тех лет - трудно забыть. Остановилась знаменитая лесопилка Игарки, - город остался без работы, речной порт погиб, морской - на грани гибели. Полную катастрофу пережило жилищно-коммунальное хозяйство. Старый город, построенный в 30 - 40-х годах прошлого века, как и новый, появившийся в 50-х, надо просто снести, их составляют "дома-баяны", которые действительно напоминают растянутую гармошку, так как сваи, забитые в вечную мерзлоту, "поехали" в разные стороны. Но и в двух микрорайонах постройки 70 - 80-х годов дома часто "едут", на их стенах видны глубокие трещины. Дышат на ладан и все коммуникации, из кранов течёт ржавая вода, и люди вынуждены её пить. Многим спать зимой приходится в одежде и в шапке. И за эти "квартиры" надо платить очень дорого. Самые квалифицированные кадры из Игарки уехали, оставшимся ехать некуда и не на что. Сносить старые дома надо, но куда девать людей? Новое строительство администрация не приветствовала, поскольку было неизвестно, сохранится ли город вообще. Так Родина отблагодарила тех, кто ковал её могущество, зарабатывал для неё валюту. Периодически обсуждались проекты переселения большей части населения на "Большую землю", но кто там для них построит жильё, даст работу?
  Но в последнее время у игарчан появилась, хоть и небольшая, но всё-таки - надежда на возрождение города. Связана она с тем, что в 130 километрах на северо-запад от Игарки находится активно разрабатываемое Ванкорское нефтегазовое месторождение. В 2009 году месторождение дало промышленную нефть. В 80 километрах на северо-восток от Игарки расположена Усть-Хантайская ГЭС, в 90 километрах на юго-восток - Курейская ГЭС. Планируется строительство Нижне-Курейской ГЭС. В связи с этим начались финансовые вложения в регион Игарки, который быстренько сделали Туруханским районом. Благодаря этому к 2010 году представилась возможность часть жителей старой части города, застроенной старыми деревянными домами необычной архитектуры, отселить в микрорайоны. А сами эти дома, к сожалению многих, разобраны и сожжены. Хотя на Игарку посыпался золотой дождь Ванкора, пока в городе царит нищета, разбиты дороги, развалена и умирает социалка...
  Но уже заметно оживление грузовых перевозок по Северному морскому пути, а местный аэропорт оказался востребованным для обслуживания перспективных трансарктических маршрутов. Прямого воздушного сообщения центра страны с Норильском нет, оно возможно только через Красноярск. Хотя раньше был прямой маршрут Норильск-Игарка, летали Ан-2, ИЛ-14, вертолёты. В настоящий момент основную часть пассажирских перевозок аэропорта Игарка составляет доставка 4.5 тысяч человек ежемесячной вахтовой смены, в значительной части перевозимых рейсами из Москвы. В общем, потребовалась коренная реконструкция аэропорта и приспособление его для приёма пассажирских самолетов любого класса. Проект осуществляет кампания "Роснефть". Уже сдано в эксплуатацию новое служебно-пассажирское здание, оно полностью соответствует требованиям, предъявляемым к аэровокзалам подобной категории. Это значительно ускорило процедуру досмотра пассажиров, улучшило качество обслуживания, и сделало для них более комфортным ожидание вылета рейсов. В 2011 году проведена реконструкция взлётно-посадочной полосы, установлено новое свето-сигнальное оборудование, восстановлено ограждение лётного поля по периметру, построена новая аварийно-спасательная станция. Завершаются работы по реконструкции перрона, рулёжных дорожек и благоустройству территории. Поскольку аэропорт Игарки находится на острове, доставка пассажиров в аэропорт и обратно в город осуществляется на пароме.
  В связи с тем, что обозначились возможности возрождения Игарки, архитекторы внимательно изучили архивы и сделали важное открытие.
  До сих пор считалось, что всемирно известный советский архитектор Иван Леонидов - это гениальный неудачник, который создал десятки чудесных проектов, но так и не построил ни одного здания. А теперь выясняется, что именно по его проекту и эскизам был построен в Заполярье целый город и просуществовал более 70 лет. Сейчас мало что осталось от прежней деревянной Игарки, но и те здания, которые выстояли на вечной мерзлоте, до сих пор поражают оригинальностью и простотой конструкции. У музейного проекта есть шанс повлиять и на действительное, физическое возрождение исчезающего города. Игарка неизвестная, Игарка забытая, Игарка утерянная, "прошлая" вдруг заговорила с архивных листочков о... будущем. О городе, где жильё расположено удобно и максимально приближено к рабочим местам, где есть аэропорт для дирижаблей, где к услугам населения есть сеть клубов, театров, кинозалов, библиотек. Об архитекторе, который не "боролся" с суровой природой, а взял ландшафт, климат, особенности местных условий в советчики и помощники. Бывшие неизвестными архивные строки возвращают игарчан к перспективам и возможностям развития города, которые были сформулированы и обозначены в середине 30-х годов, но как нельзя актуально звучат сегодня. Игарка, привлекающая туристов разных стран и континентов своим уникальным "Музеем вечной мерзлоты", может увеличить приток в город не только отечественных и иностранных учёных (мерзлотоведов, экологов, историков, археологов, строителей), музейщиков, журналистов, но уже и культурологов, искусствоведов, архитекторов и других специалистов, которых волнует творчество и наследие Ивана Леонидова.
  
  Ещё севернее Игарки расположен посёлок Диксон. Остров был открыт русскими мореплавателями ещё в нале XVIII века, они давали ему разные названия. Но в 1875 - 1878 годах на зверобойном паруснике "Превен" ("Попытка") здесь побывал известный шведский полярный исследователь А.Э. Норденшельд. Благополучно достигнув устья Енисея через Карское море и считая себя первооткрывателем острова, он назвал его и бухту именем шведского предпринимателя Оскара Диксона, финансировавшего его экспедицию. В 1894 году острову официально присвоено нынешнее название. Норденшельд предсказывал: "Эта гавань - лучшая на всём северном берегу Азии и со временем будет очень важна для сибирской торговли".
  В советское время, ещё в 1930-х годах на Диксоне были созданы первый на Северном морском пути радиогидрометеорологический центр, обсерватория и самый северный в стране морской порт. Здесь загружали углем проходящие корабли и вели их сквозь льды. Уголь доставляли на баржах с реки Пясины. Пясинские угольные шахты - первые промышленные предприятия Таймыра. В 80-х в посёлке было около пяти тысяч жителей и несколько военных частей ПВО. Сюда приезжали туристы, на тундровых кочках паслись тучные стада, а на вечной мерзлоте торчали коровники. Про Диксон слагали песни ("Утра без рассвета, горы снега летом и крутые нравы у морской волны"), его воспевали как ворота Арктики и землю пионеров. Были построены двух-, трёх- и пятиэтажные дома. Именно в это время Диксон стали называть "воротами Арктики".
  В 1941 году для обеспечения возросшего объёма грузооборота построили новый причал морского порта. Диксон превратился в базовый посёлок со сложившейся инфраструктурой, способной обеспечить нужды любой экспедиции. В Диксоне были морской порт, авиапредприятие, Таймырское управление по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды, рыбозавод, гидрометеоуправление, передвижная механизированная колонна, Дом культуры, музыкальная школа, краеведческий музей, самая северная в стране общественная картинная галерея.
  Ещё в 1935 году, будучи специальным корреспондентом газеты "Правда", писатель Борис Горбатов на самолёте полярного лётчика В. Молокова летит на остров Диксон и зимует там. В следующем году Горбатов снова в Арктике, участвует в перелёте над Северным морским путём. Жизнь на Севере дала писателю материал для книги рассказов "Обыкновенная Арктика" (1940). Эту книгу полезно прочитать каждому, кого по-настоящему интересуют история страны и освоения Диксона. Ведь это легко сказать: построили морской порт. Но из книги Горбатова можно узнать, каких невероятных усилий это потребовало, какие поистине героические начинания требовались для этого. Рыночники могут сойти с ума, читая, с какими затратами было связано освоение Севера, который они так бездумно разрушили.
  С началом войны значение Диксона резко возросло. Все конвои, следующие через Карское море, формировались здесь. О том, какое значение придавали этому порту немцы, свидетельствует рейд сюда линкора "Адмирал Шеер". В посёлке установлен памятник полярникам, погибшим в результате этого вражеского налёта.
  Но в 90-х вместе с советским нацпроектом "Освоение Крайнего Севера" закончилось и благополучие Диксона. В Диксонском управлении по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды из 40 стационарных полярных станций осталось всего 27. Сгорело и деревянное здание этого управления. Есть острова, где 2 - 3 зимовщика живут безвылазно по несколько лет - нет им смены. Ухудшилось и снабжение полярников научным оборудованием, запасными частями, тёплой специальной одеждой, топливом и продуктами питания. Ещё 10 лет назад в Диксоне было достаточно вертолётов Ми-8 и экипажей. В те времена в состав авиапредприятия входили аэропорты на мысе Челюскин и на острове Среднем. Теперь ледовая разведка с бортов самолётов не ведётся. Самолеты Ил-14 списали, а замены им так и не нашлось. Прилёт вертолёта на станцию стал грандиозным событием - следующий может прилететь через месяц или два. Уникальный опыт работы авиапредприятия не востребован. Финансирование полярной гидрографии практически свёрнуто, а проведение промеров глубин полярных морей уже давно не ведётся. Нет денег на содержание навигационных и радиолокационных знаков, стоящих на побережье и островах. Полуостров Таймыр потерял оборонное значение. Армия практически полностью ушла из Арктики. Если раньше части ПВО помогали авиаторам определять координаты в высоких широтах, то теперь, отлетев от Диксона на 300 километров, экипаж остаётся один на один с Арктикой. Як-40 летает по маршруту Диксон - Красноярск 1 раз в неделю и возит не 40 человек, а 5 - 10. Остальное место в салоне занимают коммерческий груз и почта. Авиаторы заявляют, что снижать цену билетов и увеличивать стоимость перевозки груза им невыгодно. Они опасаются, что тогда из Арктики сбегут практически все и возить будет некого и нечего. Спецснабжение и северные надбавки исчезли, и люди стали уезжать. Сейчас из пяти тысяч остались около 500 человек. Вот каким увидела Диксон корреспондент "Новой газеты" Елена Рачева:
  Окна большей части домов заколочены, и поселок кажется отчаянно, безнадёжно брошенным. На берегу Карского моря стоят два морских вокзала: заброшенный старый - в стиле романтического модерна Васнецова: с ионическими колоннами, резными наличниками и кокетливой башенкой, - и действующий новый: обшарпанная серая коробка с бойницами-окнами. Старый вокзал строили, чтобы жить. Новый - чтобы выживать.
  Сверху, сквозь ажурные перила смотровой башни, видно залив с ржавыми баркасами, тротуары, обрывающиеся в никуда. Захожу в подъезд жилой пятиэтажки. На стенах плесень, по полу течёт ручеёк бурой воды, в воздухе - сырость и дух какого-то отчаянного запустения. Подниматься наверх не хочется, да и незачем. Мелькает мысль, что не должно человеку так жить - но дом почти и не ассоциируется с жильём.
  Выше по посёлку дорога заканчивается, и пройти можно только по бревенчатым мосткам в метре от земли. С ноября между мостками наметает сугробы, летом видно сваленный хлам. Мусор на Диксоне особый, такой не оставляет за собой ни человек, ни стихия, ни война: ржавые бочки, гнутая арматура, остовы машин и поломанные доски. Мостки шатаются, часть досок выворочена, и из дыр торчат грязные хлопья стекловаты: внизу проложены коммуникации.
  Вечная мерзлота не позволяет зарыть ни трубы, ни человека: говорят, когда на Диксоне кто-то умирал, вместе со свидетельством о смерти выдавали взрывчатку.
  Среди человеческого жилья, не слышно ни единого человеческого звука. Орут чайки, бьются о берег волны, но нет ни крика, ни шороха шин, ни пароходного гудка.
  А почему корреспондента занесло на Диксон?
  В 1900 году полярный исследователь Эдуард Толль захоронил в вечной мерзлоте на побережье Карского моря, на западной оконечности Таймыра, депо (склад) с едой, которой думал воспользоваться во время зимних походов. В 1973 году склад Толля обнаружила одна из групп специально снаряжённой полярной экспедиции Дмитрия Шпаро. Часть оставленных Толлем продуктов достали из вечной мерзлоты и увезли в Москву. Выяснилось, что сухари и овсянка семидесятилетней давности сохранились, как новые. С тех пор учёные продолжают случайно начатый эксперимент по использованию вечной мерзлоты как вечного холодильника, раз в несколько лет возвращаясь к месту депо с новыми образцами продуктов. На складе Толля побывали три экспедиции, оставившие для испытания вечной мерзлотой разные виды пищи, бактерии и семена, была подготовлена монография о хранении продуктов в вечной мерзлоте и разработан план использовать Арктику для укрытия там стратегических запасов.
  Пограничник предупреждает: по поселку в одиночку не ходить, можно встретиться с медведем.
  Чтобы рассказать, как живёт посёлок Диксон, нужно перечислить, чего в нём нет. Нет промышленности, производств, полезных ископаемых. Нет развлекательных заведений, промтоварных магазинов, роддома, педиатра, зубного врача. Нет деревьев, кустов (привозные не выживают), огородов, теплиц. Нет коренного населения (ближайшие ненцы живут на 200-300 километров южнее). Нет и туристов: как-никак погранзона. Практически нет дорог: из автомобилей самые популярные - внедорожники с колёсами от трактора, самые удобные - вездеходы. Из хороших новостей: на Диксоне нет преступности, бомжей, гаишников, пробок, мигалок, квартирного вопроса, безработицы (на 100 вакансий -8 безработных) и даже комаров. При этом на Диксоне есть: метеостанция, гидрографическая база, порт, аэродром, больница, школа, отделение Сбербанка и погранзастава. Несколько магазинов подвида "сельпо" с ценами в три раза выше московских. Северное сияние зимой, полярные маки - летом; омуль, медведи, белухи и лохматые добродушные псы - круглый год. Есть полярный день (до 10 августа) и полярная ночь (с 5 ноября). Есть средняя зарплата 8-15 тысяч рублей и рейсовый самолет Диксон - Норильск, раз в неделю и за 9 тысяч рублей. Есть самое большое на душу населения количество милиционеров, налоговых инспекторов и чиновников.
  Но, возможно, новую жизнь вдохнёт в Диксон нефтепровод, который собирается строить компания "Роснефть". Он соединит богатое месторождение нефти Ванкорского месторождения с портом на Диксоне. Компании предстоит выбрать вариант строительства трубопровода, который соединит Ванкор и Диксон (подземный или наземный), определить тип строительства терминала на Диксоне (также подземный или наземный) и тип танкеров, которые будут вывозить нефть. "Роснефть" намерена при прокладке нефтепровода Ванкор-Диксон использовать опыт строительства трубопровода Мессояха-Норильск, чтобы максимально учесть интересы Таймырского округа. "Роснефть" готова даже изучать возможность прокладки нефтепровода в земле, что очень сложно, трудоёмко и дорого.
  Интересно, насколько пристально следят иностранные бизнесмены за всем, что происходит у нас на Севере. Проект нефтепровода ещё только разрабатывается, а к трубе и к будущему порту уже проявляют деловой интерес французские, немецкие и иные зарубежные компании.
  
  Западнее Красноярского края лежит Тюменская область, но нас пока будет интересовать только её северная часть - Ямало - Ненецкий и Ханты - Мансийский автономные (национальные) округа. Это - главная энергетическая база России, источник основных поступлений валюты от экспорта нефти и природного газа. В данной главе оба эти округа рассматриваются вместе и обозначаются как край.
  На Ямале природа укрыла 70 процентов мировых запасов сиговых рыб (муксун, щёкур, нельма). На 50 миллионах гектаров тундры выпасается около 600 тысяч голов северного домашнего оленя. Некоторое значение имеют пушной промысел, клеточное звероводство, очаговое разведение крупного рогатого скота, выращивание картофеля.
  Ямало-Ненецкий округ занимает территорию в 750 тысяч кв.км, - в полтора раза большую, чем Франция или Испания, но проживает тут 550 тысяч человек, из которыз ненцев - лишь 30 тысяч (из них половина - кочевники). Свыше 80 процентов населения проживает в городах. Столица округа - город Салехард (бывшая Обдорская крепость), другие наиболее известные города - Новый Уренгой, Ноябрьск, Надым. Территория Ханты-Мансийского округа (Югры) тоже не маленькая - 535 тысяч кв. км. Но население его больше - свыше 1,5 миллиона человек. Хоть климат округа суров и не слишком благоприятен для жизни, это один из самых процветающих регионов России. Округ является экономически самодостаточным регионом-донором. В Югре добывается 60 % российской нефти. Административный центр - город Ханты-Мансийск. Крупнейшие города - Сургут (324 000 чел.), Нижневартовск (263 800 чел.), Нефтеюганск (138 000 чел.). Это действительно новые города. Даже не верится, что в Ханты-Мансийске построены гостиничные комплексы и другие многоэтажные здания, по северным меркам - вообще небоскрёбы.
  В этом северном крае построены не только автомобильные, но и железные дороги, проложены магистральные нефте- и газопроводы. С переходом к рыночным реформам в стране происходило снижение добычи нефти, вообще спад объёмов производства и относительное ухудшение общей картины экономики. Но, поскольку нефтегазовый комплекс работал в большой мере на экспорт, а цены на углеводороды были высокими, то край процветал. Край вырабатывал много электроэнергии (благодаря сооружению крупнейших в Европе производителей электроэнергии - Сургутских ГРЭС-1 и ГРЭС-2 , работающих, как и Нижневартовская ГРЭС, на попутном газе). Производил её больше, чем потреблял, и она находила сбыт, в том числе и за рубеж. Энергетикам тоже жить было можно. Иногда даже энергомощности оказываются излишними, а затраты на их создание - неэффективными..
  Так, финский концерн Fortum запустил сверхновую теплоэлектростанцию в городе Нягань, образованном на месте посёлка лесозаготовителей Нях. К 1990 году в Нягани уже проживало 55 тысяч человек. Примерно такая же численность его населения и сейчас. Проект Няганской ГРЭС берёт начало в 80-х годах прошлого века. Тогда из-за потребностей растущей нефтедобычи регион столкнулся с сильнейшим энергодефицитом. Тюменской области требовалось увеличить выработку электроэнергии в пять раз. Проектировалось, что Няганская ГРЭС тоже будет работать на попутном газе. Но в середине 80-х стоимость нефти сильно упала, бюджет СССР затрещал по швам, и стройку в Нягани заморозили. А к тому времени, когда строительство станции возобновилось, экономика России сильно изменилась. Добытчики нефти нашли попутному газу лучшее применение - его стали закачивать обратно в пласт. Это повышает нефтеотдачу, к тому же не надо тратиться на строительство газопроводов. В итоге НГРЭС подключили к магистральному газопроводу "Газпрома", и оттуда станция уже выбирает нужный ресурс - природный газ. При этом остаточное тепло (например, горячих выхлопных газов) пока тратится впустую. Если бы оставшееся тепло использовать для отопления жилья, то КПД такой станции может достигать 80%. Но договоренностей с администрацией города Нягань о поставках тепла в дома местных жителей у Fortum пока нет, и станция в ближайшее время будет работать только на производство электроэнергии. А излишнее тепло со станции выводить нужно. В результате Fortum решено построить гигантские "холодильники" - 80-метровые градирни. Но чтобы они могли работать в экстремальных условиях перепада годовых температур в 80˚С, в стенки охлаждающих градирен встроена система зимнего отопления - уникальный для мировой теплоэнергетики случай.
  В российской энергосистеме на текущий момент имеется профицит мощностей, пусть частично устаревших. НГРЭС при строительстве была нацелена на более динамичное развитие ХМАО, а также на соседний Северный Урал. В первую очередь речь шла о гигантском проекте "Урал промышленный - Урал полярный", но в последние годы его реализация буксует. НГРЭС готова вырабатывать тепло, но пока его некуда поставлять. В итоге станция, построенная финнами и использующая генераторы и паровые турбины немецкой фирмы Siemens, обошлась более чем в 2 миллиарда долларов, но, по сути, необходимость в ней отпала ("Эксперт" Љ39, 2013).
  А вот такие отрасли, как лесозаготовительная и деревообрабатывающая промышленность, производство строительных материалов и сельское хозяйство, пострадали из-за сужения внутреннего рынка и падения покупательной способности населения.
  Социальная сфера также испытала множество трудностей. И всё же в крае у большинства населения есть всё необходимое для нормальной жизни: благоустроенное жильё, больницы, дома культуры, театры, магазины, школы, детские сады, физкультурно-оздоровительные комплексы, гостиницы. Молодые северяне могут продолжить свое образование в высших учебных заведениях округа - институтах, университетах. Развита сеть учреждений социальной службы (центры срочной социальной помощи, социальной помощи семье и детям, социального обслуживания, реабилитации детей, планирования семьи и репродукции человека, дома-интернаты для престарелых и одиноких). Темпы жилищного строительства в расчёте на душу населения в крае были выше, чем в среднем по России. Только рождаемость значительно упала в сельских районах.
  Уровень жизни населения падал менее заметно на нефтедобывающих территориях. Самые низкие доходы - у жителей сельскохозяйственных и лесоперерабатывающих районов.
  
  Как пишут на сайтах для туристов, "Ямал - далекий северный край, суровый и прекрасный, земля, на которой тесно переплелись традиции коренных народов и достижения современной науки. Облик Ямала неповторим, в нём причудливым образом сочетаются суровость северного климата и доброта местных жителей, скупость полярного солнца и щедрость северной природы, бесконечная белизна зимних дней и фантастические краски осени. Ямал всегда притягивал путешественников и ученых своей уникальностью, природными и культурными богатствами, чистым воздухом и первозданностью природы". Не менее красочны и завлекательны и проспекты, приглашающие туристов в Югру: "Сегодня Югра - это нефтяные вышки, трубопроводы, автомагистрали, современные аэропорты и учреждения, туристические, гостиничные, ресторанные и развлекательные комплексы... В округе делают ставку на событийный, спортивный, этнографический, охотничий, рыболовный, круизный туризм. Уже вошли в нашу жизнь проводимые в Ханты-Мансийске состязания международного уровня по зимним видам спорта... В одном только Ханты-Мансийске за последние годы построены Центр искусств для одарённых детей Севера, Центр лыжного спорта, гостиничные комплексы "Югорская долина", "На семи холмах", отель "Тарей", развлекательный комплекс "Территория первых" с боулинг-центром, развлекательный центр "Лангал" с кинотеатром, кофейней, суши-баром, дворец-шатёр Гостиный двор, Театрально-концертный комплекс. Трудно переоценить богатство растительного и животного мира округа, уникальность многих природно-ландшафтных факторов, включая наличие подземных термальных минеральных источников. Округ является уникальным местом, здесь расположены памятники древней истории, городища, могильники, целые археологические комплексы, а также необозримые таёжные просторы".
  Всё это правда, и пейзажи здесь несказанной красоты, и климат очень суровый. Лето здесь короткое, но радующее обилием грибов и ягод. Исключительно богатая рыбалка и охота. Но условия жизни в этом райском уголке (по северным меркам) далеко не райские как для приезжих, так и для коренного населения. И большая часть неудобств порождена хищническими методами освоения богатств края.
  Гигантские запасы углеводородов здесь были открыты в советское время, когда шла "холодная война" и соревновались в мире две общественно-политические системы, и добыча полезных ископаемых шла в страшной спешке. Чтобы выйти на намеченные рубежи их добычи к поставленному сроку, допускались (разумеется, "временно") многие отступления от норм нормальной эксплуатации. Подчас с месторождений "снимали пенки" и уходили на новые, оставляя в земле до половины нефти. Так, например, было загублено богатейшее месторождение "Самотлор". Ну, а когда в ходе приватизации месторождения перешли в руки олигархов, "снятие пенок" стало нормой. В итоге - огромные потери нефти, её разливы по тундре, лишающие оленей их пастбищ, захламление территории ржавыми бочками из-под бензина, поломанной и увязшей в тундре техникой. В докладе экологов ХМАО отмечается: "Сжигание огромных объёмов попутного нефтяного газа на факелах... насыщенность территории магистральными и промысловыми нефте- и газопроводами, которые в условиях технологического старения, износа, а также других факторов становятся источниками повышенной экологической опасности... негативное воздействие на окружающую среду объектов жилищно-коммунального комплекса, не обеспеченного объектами очистки сточных вод, размещения отходов производства и потребления. Это приводит к загрязнению водных объектов сбросами недостаточно очищенных сточных вод по причине высокого уровня физического износа оборудования... несанкционированного размещения отходов... низкой экологической культурой населения". Ну, а предлагаемые меры - как обычно: "улучшить, строже контролировать" и т.п.
  А вот что пишут рядовые жители края. Например, Олеся Яхно: "Нефть - главная беда моей Родины":
  "Я родилась в национальном посёлке Кондинском Ханты-Мансийского округа - крае, богатом лесом, ягодой, пушниной, дичью. А ещё очень хорошими людьми. Там принято угощать всех пришедших в дом, не расспрашивая, кто, откуда, зачем. А попавшему в беду соседу отдавать половину своего имущества. Многие кондинцы до сих пор ключи прячут под ковриком. А жизнь между тем там всё хуже и хуже".
  Так что радоваться и почивать на лаврах властям Севера рановато.
  Сейчас жизнь понемногу налаживается. Так, край в ближайшие несколько лет должен выйти на уровень самообеспечения картофелем к отметке в 70 процентов. В Салехарде планируется расширить сферу деятельности комбината по переработке рыбы. Планируется, что на Ямале на несколько лет прекратят вылов рыбы породы мускун, а Салехардский рыбоперерабатывающий комбинат при этом займётся обработкой продукции, поставляемой из других регионов России, в том числе из Якутии, а также из Канады.
  Кинорежиссёр Владимир Меньшов побывал в Ямало-Ненецком автономном округе, где скоро начнутся съёмки фильма о быте малых народов "Белый ягель". Корреспондент "Московского комсомольца" Никита Карцев прежде всего спросил Меньшова, как его, человека, который родился в Баку, занесло вдруг на Крайний Север? Но режиссёр, как оказалось, три года ребёнком прожил в городе Архангельске, поэтому к северу у него уже давно тайное влечение на всю жизнь. Одни из лучших его воспоминаний - съёмки в Карелии картины "Любовь и голуби". Тогда вся группа получала громадное удовольствие от пейзажей, Онежского озера - всей этой удивительной красоты Русского Севера. Да и люди там другие. А об условиях жизни на Ямале он отозвался так:
  "Это очень непонятный, неизвестный нам быт. Порой просто ставящий в тупик. Я буквально донимал экскурсоводов в музее в Салехарде: у ненцев просто невыносимо тяжёлая жизнь. Ведь даже короткие перебежки при минус 32, да еще в таком сухом воздухе - перенести непросто. А они всё равно оттуда не уезжают. Но почему? Да, сегодня у них появились мобильные телефоны, телевизоры и снегоходы - уже какой-никакой, но прогресс. А в остальном они живут точь-в-точь как их предки. Видно, в этом белом безмолвии есть своё магическое очарование".
  Меньшову, кстати, опять понравилось на Севере. Да и город Салехард сильно изменился за последнее десятилетие. Раньше там просто бараки стояли. Дома в основном двухэтажные, с одним коридором, разделённым на комнаты. Сейчас много современных зданий.
  Особенно впечатлила Меньшова беседа с губернатором. Дмитрием Кобылкиным. Он рассказал, что в Северном ледовитом океане активно тает лёд, и надо срочно проявлять инициативу и разрабатывать новый Северный морской путь - тогда можно будет на двадцать дней сократить морское сообщение с Европой и Азией, сэкономив до двух миллионов долларов на каждом рейсе. И если брать хотя бы минимальный процент за право проезда, мы половину бюджета страны пополним только за счёт расчищения этого морского пути.
  Поучителен пример "Газпрома", построившего, пишет Александр Попов, Бованенковскую железную дорогу для освоения одноимённого нефтегазоконденсатного месторождения. (Начало работ было положено ещё в 1986 году.) Это самая северная железная дорога в мире из находящихся в эксплуатации. И если в советское время финансирование было государственным, то на достройку "Газпром" вложил собственные средства. И теперь он владеет, пожалуй, самой протяжённой ведомственной железной дорогой.
  Вся линия длиной 570 километров проходит полностью в зоне вечной мерзлоты от станции Обская до Бованенковского и обеспечивает функционирование вахтового посёлка: доставку и вывоз вахты и разных грузов. На трассе - много мостов и труб для пропуска воды. Самый длинный мост (3,9 км) за Полярным кругом построен в 2008 - 2009 годах в рекордные сроки: всего за 349 дней.
  Дорога работает на тепловозной тяге. В последнем вагоне установлен дизель-генератор. Все поезда ходят с ним, на случай если локомотив вдруг заглохнет или сломается. Тогда этот вагон обеспечит поезд теплом и электричеством. Плюс там живёт локомотивная бригада. Вахта - месяц, рабочий день - 12 часов. Потом идешь спать в вагон, а твои коллеги - в кабину локомотива.
  Всего на линии - 8 действующих станций (в том числе Обская и Карская) и 15 действующих разъездов (плюс ещё 2 законсервировано). Станция Обская имеет огромное хозяйство, где есть локомотивное и мотовозное депо, цеха по ремонту вагонов и прочие подразделения.
  Особенность строительства в вечной мерзлоте: она ни в коем случае не должна таять, иначе все сооружения просто поплывут. В 50-е годы решение найти не удалось. Сейчас, хоть это и оказалось дорого, но удалось преодолеть вечную мерзлоту. В ходе строительства была опробована новая схема сооружения земляного полотна: зимой (именно зимой!) отсыпается "ядро" насыпи - мёрзлая тундра закрывается мёрзлым грунтом, летом насыпь доводят до проектного профиля талым, сухим грунтом. Для защиты насыпи от разрушения в результате нагревания используются тепловые амортизаторы из пеноплекса (особым образом обработанного пенопласта). В качестве основы - недренирующий суглинок, который раньше считался для этого непригодным. Основная цель такого пирога - сохранить температуру почвы постоянной в течение всего года. В итоге удалось с самого начала, в отличие от Транссибирской, Трансполярной магистралей и БАМа, обеспечивать стабильное состояние земляного полотна. В том месте, где под полотном дороги проходит водопропускное сооружение, используются различные "холодильники". Например, уложены две пары больших белых труб по бокам пути. Чтобы тут не растаял грунт, его охлаждают воздухом через эти вентиляционные трубы. Плюс используются холодильники - трубки с фреоном, которые за зиму переносят холод вниз, замораживая конус, которого хватает на лето.
  Вахтовый поезд - обычные плацкартные вагоны. Но всё чисто и аккуратно. В силу строжайшего сухого закона на месторождении все вахтовики при посадке в поезд проходят контроль, как в аэропорту - рентген и досмотр. Кормят тут прекрасно, впрочем, хорошая и сытная еда - это особенность Крайнего Севера. Иначе тут придется туго. Вахта длится месяц. В доме, оборудованном всем необходимым, живёт несколько человек. Есть рабочие места, спальные, кухня, тренажёры. Даже в пургу рабочие выходят работать. Скидок на плохую погоду тут нет.
  В феврале 2013 года был разрешён сквозной проезд по дороге Ивдель - Ханты-Мансийск. Новая автомагистраль сокращает путь от Перми до Ханты-Мансийска на 500 километров. От неё непосредственно зависит качество жизни 80 процентов населения Югры. А для жителей северных территорий Среднего Урала пуск трассы означает не только рост автомобильного движения и объёмов автоперевозок, но и общее оживление экономики. Сразу же станут актуальными вопросы строительства гостиниц, организации питания, медицинского обслуживания, ремонта и заправки автомобилей, то есть всей инфраструктуры крупной дороги с интенсивным движением. Предполагается открыть вблизи трассы Ивдель - Ханты-Мансийск на базе больницы опорный пункт Центра медицины катастроф. В Ханты-Мансийском и Ямало-Ненецком автономных округах сегодня высок спрос на строительные материалы. Но собственной производственной базы им не хватает, а значит, следует наладить каналы поставки известняков, песчано-гравийных смесей, щебня из Свердловской области. Для этого тоже нужна хорошая автомагистраль.
  
  Что бы там ни говорили насчёт заботы о малочисленных коренных народах Севера, и по образу жизни, и по уровню доходов между аборигенами и пришлыми русскими - пропасть. Журналист Анастасия Гнединская поинтересовалась тем, как живут в XXI веке аборигены Севера - ненцы-оленеводы. Вот её впечатления.
  "Этот регион не зря назвали "краем земли". Она здесь действительно заканчивается, по крайней мере в понимании жителей Центральной России. В ресторанах Салехарда строители могут позволить себе свиную рульку за 1200 рублей, а всего в 400 километрах от города, в тундре, кочующие ненцы до сих пор пьют кровь северных оленей. Здесь даже в столице региона Интернет работает с перебоями, зато уже никого не удивляет спутниковая тарелка, установленная на "крыше" чума".
  Да, быт коренных народов Севера улучшается или, лучше сказать, осовременивается. Но они оказались в тяжёлом положении в другом отношении. В советское время даже тогда, когда почти по всей стране были трудности с продовольствием, в национальных посёлках, например, тушёнка, сгущёнка, сахар, мука продавались без ограничений. Сегодня этого нет. Кроме того, земли ненцев, хантов, манси, эвенков утыканы нефтяными и газовыми скважинами и разрезаны трубопроводами, загрязнены отходами нефте- и газодобычи. Оленям негде пастись, и их поголовье стремительно сокращается. Исчезает основной продукт питания коренных народов - рыба. А это уже ставит население на грань выживания. Президент Владимир Путин в своём выступлении в Салехарде вынужден был заявить:
  "Я хочу вам напомнить, господа губернаторы и бизнесмены, что вы работаете на землях коренных народов. Делайте из этого выводы".
  По словам президента, "на бизнесе должна лежать ответственность за территории, на которых он работает". А стране в целом необходима "грамотная и долгосрочная северная политика".
  Увы, до такой политики нам ещё далеко, как и до социальной ответственности бизнеса. Богатства Русского Севера в большинстве своём пока лежат втуне. Осваивается, в том числе иностранным капиталом, главным образом та их часть, которая уходит на экспорт. (О доле иностранцев во владении российскими ресурсами будет сказано ниже.)
  В этих районах, пишут журналисты, жизнь кипит, кое-что перепадает и рядовым труженикам. Неплохо обустроен Новый Уренгой, город посреди ямальской тундры, стоящий на "слоёном пироге" из четырёх газоносных горизонтов, так что запасов газа здесь хватит не на одно столетие. Морозы здесь зимой доходят до 60 градусов, а летом, которое длится всего 35 дней, донимают тучи москитов. Но люди ухитрились и тут создать бытовой комфорт, хотя это и влетает в копеечку. К тому же здесь прекрасная рыбалка и охота. Население города превышает 100 тысяч человек - это вдвое больше, чем в столице округа Салехарде, и преобладает молодёжь, рождаемость заметно выше, чем в остальной России. Тут есть аэропорт, речной порт, железная дорога, связывающая город с Большой землёй, родильный дом, какому могут позавидовать многие московские, семь филиалов вузов, спортивные сооружения и клубы, культурно-развлекательный и деловой центры. Зарплата газовиков доходит до 40 тысяч рублей в месяц. В будущем предполагается избавиться от ветхих бараков, построить нефтегазохимический комбинат и многоуровневые паркинги и т.д.
  Достаточно устроен быт и жителей Ханты-Мансийска. Бросаются в глаза кирпичные многоэтажные особняки, на улицах - сплошь иномарки. Построены мирового уровня центр для биатлонистов, на котором проводятся и международные соревнования, центр искусств для одарённых детей. Если прежде молодёжь, коренные северяне уезжали учиться в большие города, а на их место подчас прибывали временщики с психологией колонизатора, то теперь она может приобретать знания и специальность в собственном университете. В городе проходит международный кинофестиваль.
  Компания ЮКОС до того времени, когда арестовали её владельца Ходорковского, проявляла известную заботу о своих работниках. В городе Нефтеюганске выстроена поликлиника с самым современным оборудованием. По видеосвязи врачи могут консультироваться с ведущими московскими специалистами. Построены и красивая новая школа, спорткомплекс, родильный дом, развлекательный комплекс "Империя" с роскошным казино, боулингом, японским рестораном. В городе Стержневой был построен центр детского образования с различными кружками и секциями, организован Интернет-клуб с бильярдом и боулингом, спорткомплекс с тренажёрным залом, бассейном, комнатами для аэробики, сауной. Место деревянных бараков заняли новенькие девятиэтажки. Работникам компании выделялись по льготным ценам путёвки в санатории на Большой земле. В школах изучали особенности компании ЮКОС, создавали культ её владельца, при этом пропагандировались, в соответствии со вкусами хозяев, индивидуализм и культ успеха, вообще - западные ценности.
  Нефтеюганск прославился ещё тем, что компания ЮКОС не платила положенные налоги в бюджет города. Мэр города Петухов настойчиво добивался уплаты этих налогов. Попытка подкупить его не увенчалась успехом, на угрозы в его адрес он не реагировал. И вот, как раз в день рождения главы ЮКОСа Ходорковского (в виде подарка ему, что ли?) мэр был убит. За долгие годы, прошедшие с того дня, это преступление, по сути, остаётся нераскрытым и безнаказанным.
  На Ямале принимаются меры и для улучшения условий жизни коренных народов Севера - ненцев, хантов и др. Хотя для них и строят многоэтажные дома (качество жилья высокое, есть газ, электричество, тепло), многие предпочитают традиционное жилище - чум. Но это современные чумы - с электрогенератором, телевизором, мобильным телефоном. Сохраняется поголовье (около 700 тысяч - это больше трети мировой численности) оленей, строятся заводы по переработке оленины и рыбы с использованием новейших технологий. "Чумработницам" (жёнам оленеводов) выплачивают зарплату. Организована закупка у оленеводов мяса оленей, рыбы, ягод, пушнины. Намечено поставлять деликатесную оленину на европейский рынок, хотя страны Евросоюза, боясь конкуренции, этому препятствуют. Есть планы наладить переработку пантокрина - целебной вытяжки из оленьего рога, развивать экстремальный туризм - с охотой в тундре. Из среды коренных жителей полуострова появились высокоодарённые художественные натуры, артисты, одного из них направили на стажировку в знаменитый итальянский оперный театр "Ла Скала". Книги писателя Еремея Айпина выходят во Франции, Англии, Эстонии, Венгрии.
  И всё же площадь нефте- и газоразработок в тундре увеличивается, прокладываются всё новые трубопроводы. Следы от тракторов-тягачей и прочей техники терзают крайне ранимый почвенный покров тундры. А значит, возможности для традиционного образа жизни коренных народов всё более сужаются. И за пределами таких очагов относительного процветания, как Нижний Уренгой или Ханты-Мансийск, быт коренных жителей, да и многих приезжих, остаётся убогим, пьянство и самоубийства стали их бичом.
  
  К западу от Тюменской области находятся Архангельская область, с входящим в её состав Ненецким автономным округом, и Республика Коми, также по большей части относящаяся к Крайнему Северу. В данной главе все эти три образования рассматриваются как единый край.
  
  Ненецкий автономный (национальный) округ занимает восточную часть Архангельской области, прилегающей к Ледовитому океану. Его площадь - 176 810 км², население - 43 тысячи человек, в том числе ненцев - 7,5 тысяч (из них только 1 тысяча ведёт чисто кочевой образ жизни). Доля городского населения - 70 процентов. Административный центр - город Нарьян-Мар. Округ обладает большими запасами нефти и газа, так как находится в северной части Тимано-Печорской нефтегазоносной провинции, находящейся по запасам нефти на 4-м месте в России. Открыто 83 месторождения углеводородного сырья: 71 нефтяное, 6 нефтегазоконденсатных, 1 газонефтяное, 4 газоконденсатных и 1 газовое. Причём глубина залегания углеводородов сравнительно невелика, а их физико-химические свойства высоки, как следствие высокая рентабельность разработки большинства месторождений. По мере выработки запасов нефти на месторождениях в Республике Коми будет увеличиваться её добыча в Ненецком округе.
  Здесь есть также месторождения каменного угля, марганца, никеля, меди, молибдена, золота, алмазов, однако, большинство месторождений до конца не разведано. На острове Вайгач обнаружены проявления свинцово-цинковых и медных руд. Море и реки богаты рыбой. Развито оленеводство. При этом значительная часть оленеводческих хозяйств НАО перегоняет стада на зимовку в лесотундру и тайгу Республики Коми, в то время как оленеводы Коми пользуются пастбищами на территории округа для летнего выпаса на побережье Баренцева моря.
  
  Республика Коми занимает площадь в 416 774 км², численность её населения составляет 880 тысяч человек. Столица республики - город Сыктывкар. Леса занимают более 70 % территории, болота - около 15 %. На Северном Урале 32 800 км² покрыты девственными лесами. Уникальная территория - Печоро-Илычский заповедник. Таких девственных лесов, не подвергавшихся влиянию человеческой деятельности и техногенному воздействию, в Европе уже не сохранилось. В 1985 году заповедник был включен в список биосферных. Десять лет спустя, по решению ЮНЕСКО, Печоро-Илычский заповедник с охранной и буферной зонами и национальный парк "Югыд Ва", объединённые под общим названием "Девственные леса Коми", были внесены в перечень объектов Всемирного культурного и природного наследия.
  Полезные ископаемые на территории республики, можно сказать, неисчислимы. Наиболее значимы для народного хозяйства - уголь, нефть, природный газ, бокситы, золото и алмазы. Есть также горючие сланцы, асфальтиты, фосфориты, самородная сера, каменная и калийная соль, барит. Есть флюорит, горный хрусталь, известняки и доломиты, гипсы, песчаники, кварциты, кристаллические породы. А также камнесамоцветное сырьё (ограночные камни - кварц, рубины, гранаты, прениты, янтарь; поделочные камни - агаты, яшма, мраморы, нефрит, жадеит, серпентиниты). Плюс к тому - титановые и алюминиевые руды, промышленные россыпи золота и др.
  Но условия освоения всех этих богатств очень трудные: холодная зима, короткое лето, вечная мерзлота, часто отсутствие дорог, имеющих выход на общую сеть страны, тундра, заболоченные леса.
  Однако это не останавливает нефтяные компании. "ЛУКойл", действуя совместно с американским партнёром, сформировала флот танкеров ледового класса и завершила строительство уникального Варандейского ледового морского отгрузочного терминала мощностью до 12 миллионов тонн в год (он принимает суда водоизмещением до 70 тыс. т). Это обеспечивает прямой доступ её нефти на мировые рынки. Компания также подошла к созданию интегрированной системы межпромысловых трубопроводов.
  Рассматриваемый край интересен ещё тем, что именно здесь в 1995 году было заключено первое в России соглашение о разделе продукции (конкретно - Харьягинского нефтяного месторождения) между нашей страной и несколькими иностранными компаниями. О том, что это за соглашения, пойдёт речь в следующей главе, потому что их суть вполне раскрылась при эксплуатации месторождений нефти и газа на Сахалине. Но предварительно замечу, что они, по сути, означали передачу наших месторождений полезных ископаемых иностранцам навечно и бесплатно.
  
  Центр всего этого края - славный город Архангельск. Он знал несколько периодов расцвета. Вот что писал один блогер о городе в статье "Архангельск утраченный":
  "Архангельск - город с очень необычной судьбой. Морские ворота России в 17 веке, центр торговли с Европой, где уже до официального основания в 1583 году были торговые фактории, а "немцев" жило едва ли не больше, чем русских. В те годы Архангельск был не просто главным портом, но и экономической столицей Русского Севера - на тот момент богатейшей части страны. Из-за сходства названий Архангельск часто с горькой усмешкой именуют "Русским Лос-Анджелесом" - но когда-то он действительно был таковым... Лет 100, а тем более лет 200 назад Архангельск был, наверное, одним из красивейших городов России, но, кажется, вся его история со времён Петра Первого - это история постепенной деградации и утраты исторического облика. И дело может даже не только в том, как "глубоко" опустился город за 300 лет, а в том, как "высоко" он был тогда. Впрочем, верно и первое, и второе - Архангельск явно в числе наиболее потрёпанных "культурной революцией" городов России". Тем не менее, в конце XIX - начале XX века Архангельск превратился в крупнейший лесопромышленный и лесоэкспортный центр страны. Город также служил важной базой для освоения Арктики и налаживания судоходства по Северному морскому пути. От причалов порта отправилось свыше двухсот полярных исследовательских экспедиций. В 1915 году при управлении Архангельского торгового порта открыто ледокольное бюро, в составе которого было 13 ледоколов и ледокольных судов, положивших начало ледокольной флотилии. Эти суда в зимнюю навигацию обеспечивали проводку судов от горла Белого моря в Архангельск. С основанием в 1916 году на берегу незамерзающего Кольского залива порта Мурманск, куда со временем были перенесены рыбообрабатывающие и судоремонтные предприятия, Архангельск отчасти потерял своё значение".
  Как сказано в книге А. А. Жилинского "Крайний Север Европейской России" (1919 год), "коренное население Архангельска в 1913 году достигало 45.000 чел. Город сравнительно благоустроенный, но, как и все русские более или менее незначительные города, имеет свой специфический оттенок неряшливости... Жители Архангельского уезда великоруссы. В 1913 году население уезда достигало 53.924 чел."
  Всё, на чём держится нынешний Архангельск (впрочем, как и вся Россия), было создано в советское время. Архангельск продолжал быть крупным портом, "воротами в Арктику", отправной точкой полярных экспедиций. Население его составляет 356 тысяч человек, временами оно достигало (когда в городках были расквартированы крупные воинские контингенты) 400 тысяч.
  Важное значение для его развития имело строительство Беломорско-Балтийского канала, о котором у нас обычно вспоминают только затем, чтобы проиллюстрировать рассказы о репрессиях 1930-х годов и ГУЛаге. Между тем, до его строительства в наших северных водах беспрепятственно хозяйничали норвежцы, добывали там рыбу, тюленей и пр. Но когда по каналу были переброшены с Балтики советские эсминцы, этот разбой прекратился. Благодаря каналу путь из Ленинграда в Архангельск (раньше этот маршрут пролегал вокруг Скандинавии) сокращался в 4 раза и становился речным.
  Архангельск - крупный научный и промышленный центр северо-запада России. Здесь сосредоточены предприятия лесоперерабатывающей (Соломбальский ЛДК, Лесозавод Љ 2, Лесозавод Љ 3, Лесозавод 25, ЛДК Љ 3), лесохимической, целлюлозно-бумажной (Соломбальский целлюлозно-бумажный комбинат), рыбной, микробиологической промышленности, машиностроения (Соломбальский машиностроительный завод). Лес, бумага, картон, целлюлоза, а также рыба до сих пор остаются основой торговли Архангельска с другими регионами России и странами Запада.
  Из более чем шести тысяч домов в Архангельске свыше 4000 - деревянные. Большая часть из них были построены в 1930 - 1950-е годы во время индустриализации, когда город стал "всесоюзной лесопилкой" и "валютным цехом страны". Население Архангельска за 20 лет, с 1917 по 1937 год, увеличилось почти в 20 раз. Вокруг новых лесозаводов, протянувшихся на 70 километров вдоль двух берегов Северной Двины и на её островах, выросли целые посёлки. Но поскольку в те годы главным было скорейшее наращивание темпов промышленного производства, жильё для "новобранцев пятилеток" строилось часто по остаточному принципу. И это были щитовые двухэтажные бараки коридорного типа. Водопроводные колонки в этих районах появились в 1970-е годы, а канализации - ливневой и хозфекальной никогда не было. Дома строили и содержали лесоперерабатывающие предприятия, часто - из имеющихся под рукой материалов.
  В годы Великой Отечественной войны именно в порт Архангельска прибывали северные конвои и привозили грузы в рамках програмы ленд-лиза.
  Реформы 90-х годов больно ударили и по промышленности Архангельска. Часть лесозаводов и других предприятий закрылась, другие перешли в частную собственность. Большое количество жилья, сетей и объектов инфраструктуры, которые некогда были на балансе различных предприятий, в основном, лесозаводов (всё это находилось в крайне ветхом, изношенном состоянии), частники поспешили передать муниципалитету. Новая экономическая ситуация обернулась для деревянного фонда Архангельска коммунальной катастрофой. Во всех домах, построенных в советское время, были установлены металлические трубы. Срок их службы - всего 15 - 20 лет. Практически все они в настоящее время пришли в негодность. А теперь мэрия Архангельска заявляет: чтобы привести эту часть городского хозяйства в порядок, необходимы миллиарды рублей и годы работы.
  Некоторые здания дошкольных учреждений перешли в частную собственность. А теперь Архангельск рассчитывает на 120 миллионов рублей из госбюджета на детские сады.
  Была в городе и наркологическая служба с диспансером на 550 мест. В 1990-е годы её, как и во многих российских городах, ликвидировали.
  Пожалуй, самой знаменитой стройкой в Архангельске в постсоветское время стал знаменитый дом Сутягина - "деревянный небоскрёб", 13-этажное деревянное здание... Его возвёл в 1990-е годы местный бизнесмен (по другой версии - бандит) Сутягин. Сама эта история - невероятно русская. Свой старый дом Сутягин потерял в бандитских разборках (а занимался он строительным бизнесом), к середине 1990-х разбогател, и решил выстроить новый дом на пепелище... Да не просто так, а с деревянной башней, с которой будет видно море. Дом строился несколько лет, и достиг высоты 38 метров, что сделало его самым высоким гражданским деревянным зданием России и самым многоэтажным в мире. Слухи о восьмом чуде света в Архангельске постепенно распространились по России и по Европе, сюда зачастили туристы и путешественники, дом был номинирован на "Книгу Гиннеса"... Но оказалось, что Сутягин даже не удосужился получить разрешение на строительство небоскрёба - возводил его в те годы, когда было "всё можно". А в наше время "рыцарь 1990-х" уже не мог сопротивляться государству. Хотя Сутягин пытался защитить свою постройку через суды и привлекал на свою сторону мнение авторитетных специалистов, ему это не помогло. Всплыли и старые грехи, а бизнес в те годы без греха вёл мало кто. И на вполне законных основаниях Сутягин отбыл срок в колонии. А дом, за это время обветшавший, стал представлять уже объективную опасность для соседей. Нередко в чужие огороды, на крыши с башни падали оторванные ветром доски, да и сама башня могла обрушиться на соседние дома. И "небоскрёб" по решению суда был снесён. "Скажите мне, - вопрошает написавший об этом блогер, - где, в какой стране человек может угрохать часть своего состояния только на то, чтобы из верхней башенки своего дома было видно море, при этом, забыв получить разрешение на строительство дома. Загадочна душа русского человека..."
  С начала 1990-х из-за миграции и отрицательного естественного прироста численность населения города непрерывно уменьшалась. Почему? Отчасти ответила на этот вопрос журналист Елизавета Белова в статье "Дорогой Архангельск, ты достал". Я передам её суть, убрав стилистические украшения:
  В небольшом, довольно грязном, бесперспективном и холодном Архангельске жить дорого. Купить квартиру семье со средним достатком практически невозможно. Снять однокомнатную квартиру" в центре Архангельске стоит 15 - 20 тысяч рублей в месяц (комнату - 6 - 8 тысяч). А в Санкт-Петербурге в новостройке недалеко от центра (в 10 минутах ходьбы от метро) за 15 тысяч деревянных можно снять однокомнатную квартирку с безлимитным Интернетом и евроремонтом.
  Тарифы на коммунальные услуги ползут вверх, появляются всякие общедомовые и прочие загадочные сборы, а во многих домах воды горячей месяцами нет, крыши протекают, и подъезды никто не ремонтирует. Еще и зимы лютые, приходится платить сверх меры за обогреватели, ибо с отоплением тоже проблемы бывают. Семья платит в холодные периоды по 10 - 12 тысяч рублей в месяц, и при этом постоянно мёрзнет.
  О магазинах. Торговых центров с каждым днём в Архангельске всё больше. Бессмысленные железобетонные махины возвышаются в центре города. А зайдешь внутрь - хочется плакать. Продаётся унылый ширпотреб по заоблачным ценам. Я люблю шопинг, но в Архангельске порой он вгоняет меня в тоску. Кеды "Конверс" стоят ровно в два раза дороже, чем если их из Штатов заказать, (включая стоимость доставки). Ужасает цена "итальянского" платья китайского производства с торчащими во все стороны нитками. Китайские шмотки, которые на Ebay стоят по 15 - 20 долларов, здесь у нас продаются по 2 - 4 тысячи рублей. В Москве или Питере за те же деньги можно одеваться в такие шикарные и эксклюзивные вещи, о которых тут и мечтать не приходится. А обувь? На прилавках стоят страх божий и по несусветным ценам.
  Не блещет в Архангельске и досуг. Концерты-выставки-клубы-спортивные залы. Да, всё это есть. Но ассортимент скуден, а цены высокие. Многие любят потанцевать, но лучшая площадка - неухоженная, банальная и с дорогим ценником. Есть места, не похожие на всё остальное в городе, живущие творчеством. Но это скорее точки "для своих", кружки по интересам. Отрадно, что в последнее время эта ситуация меняется. Хороших артистов приезжает больше, интересные проекты в городе развиваются.
  Ну, и справедливо ли говорят, что в больших городах жить дорого, в отличие от провинции? - спрашивает журналист. И заканчивает статью такими словами:
  "Эх, Архангельск-Архангельск. Дорогой ты наш во всех смыслах город доски и трески, где и за треску, перемороженную сто раз, придётся платить втридорога... И чего удивляться, что с каждым годом отсюда уезжает всё больше людей?"
  
  Население Архангельской области (за вычетом областного центра) составляет 846 тысяч человек. В области практически все значимые объекты тоже построены в советское время. В 1936 году было принято постановление о строительстве нового судостроительного завода на побережье Белого моря, порта и города при нём, впоследствии получившего название Северодвинск. В годы Великой Отечественной войны порт вместе с Архангельском принял большое число иностранных караванов по ленд-лизу. В Северодвинске работает "Севмаш" - единственная судоверфь в России, где ведётся серийное строительство атомных подводных лодок с баллистическими ракетами. В 1957 году началось развёртывание первого в СССР ракетного соединения, вооружённого межконтинентальными баллистическими ракетами, на космодроме Плесецк.
  В 100 километрах севернее Архангельска находятся открытые в 1980-е годы крупнейшие в Европе месторождения алмазов (месторождение им. М. В. Ломоносова, месторождение им. В. Гриба). Месторождение имени Ломоносова в настоящее время активно разрабатывается. Настоящий подарок преподнесло месторождение им. М. В. Ломоносова к 425-летию Архангельска - извлечён крупный алмаз, весом 30,61 карат ювелирного качества. Но пока, если верить владельцам компании, архангельские алмазы прибыли не приносят (доход от продажи ещё не окупил затрат на освоение месторождения). Но к ним уже проявляют интерес вездесущая "Де Бирс" (о которой рассказывалось в разделе о Якутии), а также индийские и иные зарубежные компании.
  Перспективы дальнейшего развития Архангельска и области не совсем ясны. Наиболее активно проталкивается проект Белкомур ((Белое море - Коми - Урал).. Его сторонники заверяют, что интерес к инвестициям будет закономерным. Масштабный проект, связывающий Архангельск, Сыктывкар, Кудымкар и Пермь, был задуман в 1996 году. В Финляндии в 1990-е годы его называли "Архангельским коридором". Проект "Белкомур" включён в "Стратегию развития железнодорожного транспорта в Российской Федерации до 2030 года", "Транспортную стратегию Российской Федерации на период до 2030 года" и в "Стратегию социально-экономического развития СЗФО-2020". Проект также входит в "Комплексную программу промышленного и инфраструктурного развития Республики Коми, Пермского края и Архангельской области" в качестве её инфраструктурной основы. Включён он и в список приоритетных проектов "Народной программы". Проект включён в качестве приоритетного проекта партнёрства по транспорту и логистике "Северное измерение" (совместная программа Российской Федерации, ЕС, Исландии и Норвегии). Очевидно, что это ещё один канал для выкачивания ресурсов России на Запад.
  Важное значение новый транспортный коридор будет иметь для экспорта:
   углей из района Кузбасса, а также Печорского бассейна;
   калийных удобрений с месторождений Пермского края;
   нефтегрузов и газоконденсата с севера Западной Сибири;
   лесных грузов из районов тяготения по всей трассе.
  В условиях финансового кризиса Проект "Белкомур", утверждают его сторонники, носит антикризисный характер, генерируя спрос на отечественную продукцию. Строительство дороги в условиях кризиса позволит обеспечить работой десятки тысяч людей в российской строительной индустрии, в производстве строительных материалов, чёрной металлургии, транспортного машиностроения и других отраслях
  Реконструкция Мурманского порта и строительство нового Архангельского глубоководного порта, с грузооборотом около 50 млн. тонн в год, даст возможность привлечь грузы, на сегодняшний день ориентированные на порты Северной Европы. Магистраль подойдёт к новому Архангельскому порту, рассчитанному на приём судов дедвейтом до 100 тысяч тонн. Очевидно, речь идёт о развитии глубоководного порта Бакарица, там уже началось углубление дна Северной Двины. В связи с мерами по укреплению обороноспособности России будут развиваться космодром Плесецк, а также верфи, на которых строятся военные корабли. Так, Северодвинская "Звёздочка" восстановит титановые подлодки типа тех, что строились в 1980-е годы, поскольку они более прочные, не притягивают магнитные мины. Но из-за дороговизны титана, который в несколько раз дороже стали, после распада СССР от строительства титановых лодок решили отказаться. И вот теперь решено восстановить их строительство. Главная мишень новых лодок - авианосцы и подводные лодки противника.
  
  Архангельск - центр диссидентства и этносепаратизма?
  
  Я бы отметил ещё одну особенность Архангельска: как и другие города, где часто бывали (со времён Ивана Грозного, а тем более - Петра) иностранные моряки и предприниматели, его отличает дух некоего вольнодумства или диссидентства, который здесь ещё накладывается на сильный характер жителей Поморья. И порой там возникает своего рода этносепаратизм, причём порой дело доходит до анекдота. Но играют в эту игру солидные люди, и она может иметь важные и роковые политические последствия.
  Вот что пишет историк и журналист Дмитрий Сёмушин в статье "Кухонные" национально-культурные автономии Архангельска". В 1990-е годы ректор Поморского университета в Архангельске профессор Владимир Булатов в интересах определённых кругов региональной элиты сочинил историческую концепцию, по которой современная территория Русского Севера от Вологды до Урала в ХV-ХIХ веках якобы называлась "Поморье" и была населена нерусским народом "поморы". Чисто спекулятивная теория Булатова не подтверждается ни одним историческим источником. Тем не менее, создавший организацию "Поморское возрождение" директор "Поморского института" Северного (Арктического) федерального университета (САФУ) Иван Мосеев объявил, что он является потомком тех самых живших когда-то в прошлом "булатовских поморов". Поморский этнический антрепренёр стал работать по "возрождению" этого в прошлом никогда не существовавшего народа. Мосеев и его последователи стали требовать от региональных и федеральных властей признать их "коренным народом". В Архангельске в 1990-е годы появились и другие деятели, которые вслед за Булатовым стали доказывать, что был такой маленький, но гордый и работящий народ "поморы", и русские этих "поморов" давили, но не додавили, и теперь оставшиеся в живых потомки имеют право на крохи от госбюджета. "Поморы", по Булатову, были завоеваны, как он говорил, "москалями", и потом ассимилированы русскими. Несмотря на активные процессы ассимиляции, "поморы" якобы сохранили свое "национальное самосознание" до наших дней и начали своё "возрождение". Так был создан миф о поморах - выстроено здание, под которым нет фундамента, а не рушилось это здание потому, что его со всех сторон стали поддерживать подпорки в виде норвежских и иных денег с Запада.
  Схема "Поморского возрождения", если очистить её от словесной шелухи, довольно проста: 1. Поморы - не русские. 2. Поморы - это малочисленный коренной народ "Российского" Севера. 3. У поморов много общего с норвежцами, таким же коренным народом Севера. 4. Поморам надо возрождать и крепить связи с норвежцами, существовавшие ранее, в ХVIII-ХIХ веках.
  О пятом пункте, о возможном выходе из состава Российской Федерации, никто, разумеется, открыто не говорит, но он подразумевается, для чего, собственно говоря, и кружится в Архангельске с середины девяностых годов прошлого века весь этот "поморский хоровод". Это - хоть и потенциальный, но очень мощный фактор норвежского и иного влияния на Русский Север теперь, когда началась острая военно-политическая и разведывательная борьба за Русскую Арктику и её ресурсы.
  Одновременно эгоистический территориальный аспект является значимой составляющей идеологических конструкций поморских активистов. В основе попыток сконструировать новую поморскую идентичность лежат, на самом деле, политические и экономические интересы местных элит. Региональная архангельская элита с начала 1990-х годов продвигает идею превращения Архангельска в экономическую и культурную столицу Европейского Севера России и объединения вокруг неё северных регионов. В результате поморская идея стала идеологией регионального общественно-политического движения, противопоставляющего себя федеральному центру под лозунгом создания "Поморской республики". С начала 1990-х годов на первом этапе в официальное и публичное пользование для топонима Архангельской области было введено не имеющее четких географических границ понятие "Поморье"... Так Архангельск стал восприниматься как некая интеллектуальная и культурная столица историко-культурного региона, называемого уже не "Русский Север", а "Поморье". Провинциальный довольно запущенный внешне и грязный город стал возвышенно именоваться "Столицей Поморья". В настоящее время при сотрудничестве с норвежцами в Архангельске идет работа, чтобы понятия "Поморье" и "Баренцев регион" стали тождественными. Деятельность идеологов поморского этносепаратизма получила поддержку из-за рубежа. Проекты по созданию "поморского" литературного языка финансировались фондом Форда (США) и Баренц-секретариатом (Норвегия). В целом, гуманитарные программы норвежского Баренцева региона в Архангельской области направлены на изменение сознания местных русских, в том числе, этнического.
  "Поморская истерия" в региональных СМИ в 1990-е годы подготовила почву для того, чтобы перепись 2002 года показала наличие в Архангельске новой городской поморской идентичности. Ссылаясь на данные переписи, региональные власти обратились к федеральному центру с требованием признать в качестве "коренного и малочисленного народа" "поморов", хотя в персональном плане весь актив движения не имеет никакого отношения к историческим поморам. В СМИ уже начали обсуждать проблему вычленение из территории Архангельской области отдельного автономного поморского округа. Эту идею предложил "этнический помор" профессор Юрий Лукин. Многим, как на месте, так и в столицах стало казаться, что "Поморье" и "поморы" были в Архангельске всегда. Но уроженцы этого города старшего поколения, которые здесь учились и всю жизнь прожили, могут свидетельствовать, что о поморах, как об этносе, здесь никто раньше никогда не говорил, и этнического деления на поморов и русских никогда не было. Поморами называли исключительно людей, живших на побережье Белого моря и занимавшихся промыслом морского зверя и рыбной ловлей.
  В 2000-х годах в Архангельске "поморы" (а точнее - группа активистов) заявили о своих претензиях на территорию, ресурсы и культурный приоритет. Конструирование поморского этноса как особого псевдо-финно-угорского сообщества преследует как политические, так и экономические цели. Сегодня поморский "бренд" активно используется и лидерами поморского движения, и местными властями, и интеллектуалами для сугубо прагматических целей. Главная из них - получение официального статуса коренного малочисленного народа и включение "поморов" в Перечень коренных малочисленных народов РФ. Но активисты "поморского возрождения" в Архангельске в ближайшей перспективе присматривают для себя статус "коренного народа" в "международных категориях права". Статус коренного народа не только позволяет получать определенные преференции со стороны федерального правительства, но и гарантирует финансовые поступления от компаний, ведущих хозяйственную деятельность на территории проживания такого народа. Политико-экономический проект "поморы" в случае реализации, может принести его участникам и организаторам солидные дивиденды. Но на практике в локальном варианте это прямой путь к развалу России.
  Рассмотрение ценностных установок кружка городских активистов "поморов" выясняет, что целью поморских этносепаратистов является занятие лидерских позиций в создаваемом ими самими под себя искусственно "коренном и малочисленном народе" для "руководства" и посредничества над финансовым потоком предполагаемых субсидий" и выделения квот населению "поморских" деревень.
  Но в поморском проекте гораздо более опасным является всё-таки создание новой региональной идентичности. В рамках её кружок современных этносепаратистов с их идеологией представляет сейчас крайнее маргинальное явление. Но в будущем всё может измениться.
  Об этой "поморской истерии" норвежский профессор истории Университета Тромсе Эйнар Ниеми говорит: "Понятие это возникло из небытия по обе стороны границы. На побережье Белого моря появились "поморский хор", "поморский университет", "поморские музеи" и т. п. В северной Норвегии возникли "поморские" рестораны, "поморские" торговые компании, "дни поморов..."
  Так же и в Архангельске мы имеем Поморье здесь, Поморье тут, Поморье там, Поморье сям, Поморье повсюду, и ещё поезд к нам из Москвы "фирменный" едет "Поморье". Даже и национальное меньшинство финно-угорского толка, но без знания языка и обычаев, под этим ярлыком образовалось и в Европу стало жаловаться на притеснителей и национальных гонителей. И после этого еще кто-то в Архангельске ждёт чуда - потока в область инвестиций и туристов под "зонтичный бренд" Поморье, а в только что образовавшемся федеральном университете ещё и пару тысяч студентов с Запада!
  Д.Сёмушин разоблачил эту четвертьвековую региональную поморскую аферу и предложил, чтобы Мосеев подтвердил продвигаемые им положения булатовской поморской концепции историческими документами (источниками) с цитированием и указанием датировки означенного конкретного документа, места его архивного хранения или публикации. До сих пор Мосеев этого не сделал, чем и подтвердил своё поморское этническое самозванство. Впрочем, в ответ он пустил клевету, в том числе, на государство Российское. Он рассчитывает на поддержку и сочувствие столичной белоленточной либеральствующей публики. Ангажированные этнополитикой СМИ в октябре 2012 года напечатали статьи под заголовками: "Представители коренных малых народов Севера (КМНС) требуют привлечь Сёмушина к уголовной ответственности за клевету". "Северные народы требуют суда над журналистом" и т.д. А "новые поморы" наряжаются в какие-то странные одеяния, которые объявляют древними, свойственными их предкам. И этот совсем не безобидный спектакль, могущий иметь серьёзные последствия, к сожалению, ещё не окончился.
   Разумеется, эта грязная история не обошлась без участия агентуры стран Запада, в особенности Норвегии. Активную роль тут играет член "Общественного совета по делам КМНС" Андрей Шалев, бывший заведующий идеологического отдела обкома ВЛКСМ в Архангельске и космополит по своим внутренним убеждениям. Он же директор Информационного офиса Норвежского Баренц-секретариата и по совместительству - почётный консул Норвежского королевства. Шалев своим прямым участием в "поморских этнических делах" уже достаточно скомпрометировал своих хозяев - норвежцев и, что важно, лично бывшего министра иностранных дел Норвегии, арктического стратега этой страны - Турвальда Столтенберга, а через него и его сына, нынешнего премьер-министра Норвегии Йенса Столтенберга. Но норвежцы никак не хотят успокоиться и признать свой текущий провал в деле "поморизации" этнического сознания русского населения "Баренцева региона". Через создание структур типа "Общественный совет КМНС" и действия людей, тесно связанных с Норвегией, норвежцы хотели бы влиять на обсуждение у нас проблем нашей российской национальной безопасности, в том числе, в такой деликатной сфере, как этнические отношения.
  Замечу, кстати, что основоположник концепции "поморского народа" В. Н. Булатов (скончавшийся в 2007 году) был тесно связан с Норвегией. Он был президентом областного правления общества "СССР - Норвегия". В 1993 году В. Н. Булатов возглавил комиссию по сотрудничеству в области образования Комитета стран Баренцева Евро-Арктического региона. Встречался с премьер-министром Норвегии К. Бундевиком, королём Швеции Карлом XVI Густавом, министром иностранных дел Норвегии Я. Петерсоном и др. Участник двух российско-норвежских экспедиций, в том числе на Землю Франца-Иосифа. Участник международной программы "Баренц-регион". Как деликатно выражаются составители справки в Википедии о его деятельности, "концепция В. Н. Булатова не стала общепринятой. Существует мнение, что В. Н. Булатов в угоду исходящей из Норвегии политики создания трансграничной поморской идентичности фактически исказил историю Русского Севера. "Поморская концепция" В. Н. Булатова подверглась критике за выборочное и неполное использование письменных и материальных источников и не получила широкого распространения и поддержки в научных кругах России".
  Дмитрий Сёмушин продолжил свои расследования, итоги которых подвёл в статье "Как Норвегия срывает планы Путина в Арктике". Речь в ней идёт о политике "мягкой силы" норвежского Баренц-секретариата в Архангельске. Три года исполнилось со дня основания в регионе Северного Арктического Федерального университета (САФУ). И за такой короткий срок САФУ оказался в сетях проецируемой на Русскую Арктику норвежской политики "мягкой силы", в которых увяз предшественник нынешнего САФУ Поморский университет. ("Мягкая сила" - это форма политической власти, способность добиваться желаемых результатов на основе добровольного участия, симпатии и привлекательности, в особенности усилиями дипломатии и общественности, в отличие от "жёсткой силы", которая подразумевает принуждение, в том числе и военным путём.) Сейчас эти структуры по наследству достались САФУ, хотя создание федерального университета в Архангельске давало возможность избавиться от них. Эффективность норвежской политики "мягкой силы" в данном случае определяется тем, что учреждения, финансируемые норвежцами, функционируют на рабочих площадях университета, внутри него. Сейчас мы наблюдаем уже симбиоз в случае создаваемых норвежцами в рамках стратегии Баренцева региона новых организационных структур внутри САФУ. С 2011 года в рамках САФУ действует Поморский институт коренных и малочисленных народов Севера (ПИКиМНС), финансируемый норвежским Баренц-секретариатом и университетом Тромсе.
  А в 2013 году в САФУ ректором Кудряшовой был открыт польский центр. Присутствовавший на открытии центра генеральный консул Польши в Санкт-Петербурге сообщил о планах польской стороны наладить сотрудничество в области общественных наук - политологии и социологии, а также в приоритетных для САФУ исследованиях Арктики. Сейчас САФУ осуществляет международный проект "Создание Центра Европейского Союза в Баренц-регионе России".
  Политика "мягкой силы" Норвегии в САФУ ведётся руками деморализованных двумя десятилетиями российской Смуты граждан Российской Федерации, которых посредством различных программ вначале купили и этим прочно привязали к себе. В случае каких-либо провалов главные зарубежные организаторы ответственности не несут, поскольку на сцене действа они не присутствуют, предпочитая руководить из-за кулис.
  Люди, вовлечённые ещё в 1990-е годы в деятельность по продвижению национальных интересов Норвегии (шире скандинавов и США) в Архангельске, заняли руководящие посты в созданном в 2010 году федеральном университете в Архангельске. Ключевую роль здесь играет ректор Елена Кудряшова. Она начинала как руководитель спонсируемого скандинавами с 1996 года Центра гендерных исследований Поморского университета. Близкая подруга Кудряшовой со студенческих времён Марина Калинина, возглавлявшая ранее финансируемый МИДом Норвегии Норвежско-Поморский университетский центр, была назначена Кудряшовой проректором САФУ по международному сотрудничеству. Теперь под контроль норвежцев попала вся международная деятельность САФУ. При САФУ, как и прежде, продолжает функционировать Баренцев информационный центр. О его директоре Шалеве уже говорилось выше, он же по совместительству возглавил ещё реально работающее и выдающее визы "почётное" норвежское консульство в Архангельске. По этому направлению службы Шалев находится в непосредственном подчинении у генерального консула Королевства Норвегии в Мурманске. Одновременно в САФУ Шалев начал играть роль "теневого проректора", представляющего Норвегию. Он постоянно консультирует ректора Кудряшову. В нужных для Норвегии ситуациях не имеющий никакого отношения к науке Шалев появлялся на учёном совете САФУ и давал указания, которые ученый совет САФУ безропотно исполнял. Шалев начал создавать в Архангельске организации псевдоэтнических меньшинств.
  Вот эта руководящая тройка в Архангельске - Кудряшова, Калинина и Шалев и являются сейчас проводниками норвежской политики "мягкой силы" в федеральном университете, а шире - в Архангельске и его регионе. Важные управленческие решения Кудряшова зачастую принимает в результате прямого лоббирования иностранной стороной.
  Перед тем, как Кудряшова начала своё восхождение к руководящему посту в системе российского образования, она прошла солидные "смотрины" на Западе в виде различных стажировок. В 1992 году - в Оксфордском университете в Великобритании, в 1995 - 1996 годы в университете Джорджа Вашингтона в США, в 1996 году в университете Осло в Норвегии, в 1998 в NIKK опять в Норвегии и в 1998 году в Институте Кеннана в Вашингтоне, США.
  Первым мероприятием Кудряшовой на посту ректора САФУ стало назначение самой себе из бюджетных средств, выделенных на развитие университета, зарплаты, которая в месячном исчислении лишь на 20% меньше жалованья канцлера Германии Ангелы Меркель . При этом зарплата ректора САФУ соотносится с зарплатой ассистента этого заведения, как один к шестидесяти, тогда как при поминаемом ныне добрым словом ректоре АГПИ Георгии Фруменкове она была в соотношении один к четырем или один к пяти. Какая обстановка после этого будет в коллективе САФУ?
  Совсем в традиции каких-нибудь банановых республик ректор САФУ принялась приобретать недвижимость далеко как от Севера, так и от Арктики. На свои "скромные" трудовые сбережения Кудряшова обзавелась в Бордо во Франции гостиницей. Стяжательство в гомерических размерах ректора САФУ стало предметом пересудов преподавателей и объектом открытого издевательства студентов.
  Сейчас правительство выделяет на инфраструктурное развитие САФУ 1 млрд. рублей ежегодно. Положение САФУ о закупках постоянно нарушается ректором. На основании письменных приказов ректора проводятся закрытые конкурсы. Бюджетные деньги по ним, по мнению экспертов, расходуются неэкономно и неэффективно, а стоимость выполнения основных проектов завышена зачастую на треть, а то и в два раза. Речь идет: о строящейся библиотеке САФУ за 1 млрд. 80 млн. рублей, о подготавливаемом строительстве общежития за 572 млн. рублей, о Центре космического мониторинга с неоправданно дорогостоящим и малоэффективным оборудованием за 110 млн. руб. (сейчас руководство Центра оказывает услуги клиентам без зачисления денежных средств на счета университета). А также о ремонте учебных корпусов за более чем 100 млн. рублей, о Центре обработки данных САФУ за 110 млн. рублей. В настоящее время ЦОД в САФУ практически не работает. На фоне этого "пира" просто мелочью выглядят: приобретённое и лежащее на неприспособленном складе оборудование, ремонтные работы, выполняемые фирмой сына проректора по строительству, электронный читальный зал за 70 млн. рублей на 16 посадочных мест при 20 тыс. студентов и 4 тыс. сотрудников САФУ и т д. А также благоустройство территории и катание чиновников областной администрации на Соловки за счёт бюджетных средств университета...
  В духе каких-нибудь экваториальных африканских монархий ректор Кудряшова развела семейственность в САФУ. Своего мужа она назначила директором программы развития САФУ. При этом в САФУ уже имеется специальный первый проректор, ответственный за стратегическое развитие вуза - медиамагнат областного значения. У них обоих есть собственные аппараты, и они, надо полагать, сейчас соревнуются между собой в производстве бумаг и величине своих зарплат.
  Ещё со времени своей работы в администрацию Архангельской области Кудряшова продолжала тесно контактировать с норвежцами из руководящих структур Баренц-секретариата. Став ректором автономного САФУ, она стала увеличивать представительство норвежцев в САФУ и количество их программ. Самое главное - в 2012 - 2013 годах Кудряшова с подачи своих норвежских партнеров приступила к реализации на базе САФУ международного проекта "Открытый доступ к результатам исследований", предусматривающий предоставление норвежцам и американцам свободного доступа к результатам научных работ, осуществляемых в САФУ, в том числе, что важно - по Арктической тематике.
  Выбор ректора Кудряшовой был крупной ошибкой российского правительства. Кудряшова не имеет университетского образования. По окончанию средней школы она пыталась поступить на исторический факультет Ленинградского государственного университета. Теперь в разного рода интервью она занимается измышлениями, будто в ЛГУ "в то время документы принимали только у имеющих ленинградскую прописку, и два или три места оставались за представителями народов Крайнего Севера". На самом деле, Кудряшова не смогла написать сочинение на вступительных экзаменах в ЛГУ. Кудряшова закончила Архангельский пединститут с дипломом школьного учителя истории и английского языка. Сейчас она числится "философом", однако базового образования в этой области знания она не имеет. В аспирантуру МГПИ без базового образования Кудряшова попала, благодаря личной протекции и недальновидности своего научного руководителя в АГПИ, о чем последний сейчас весьма сожалеет. Кудряшова специализируется на трансляции различного рода западных социологических теорий. Её научный вклад в философию более чем сомнителен. Кудряшова возглавляет в Архангельске научное направление "социально-философский анализ личности в системе социального управления" и превратила кафедру философии в Поморском университете, а теперь в САФУ в конвейер по "производству" сомнительных диссертаций по социальной философии, хотя в вузе нет философского факультета и нет специализации в преподавании философии. В 1999 году Кудряшова возглавила местный диссертационный совет по защите кандидатских диссертаций по философии. С этого момента под руководством Кудряшовой защищено 32 кандидатских диссертации (!), в том числе, и её ближайшей подруги директора Норвежско-Поморского центра Марины Калининой, также не имеющей базового образования по философии. С подобным образовательным и научным багажом "философ" Кудряшова сейчас обещает правительству превратить руководимый ею САФУ в "интеллектуальное, региональное ядро постиндустриальной экономики знаний, центр притяжения и формирования креативного класса". Не удивительно, что Кудряшова сформировала ректорат из людей, ни один из которых не имеет университетского образования, а из 13 человек ректората САФУ у шестерых вообще нет какого-либо опыта работы в учреждениях высшего образования.
  На кандидатуру ректора САФУ предпочтительней было назначить человека, имеющего авторитет настоящего ученого и из другого региона Российской Федерации. Елена Кудряшова - чиновник, который занимала посты, не требующие большой ответственности в местной администрации. Отсюда идёт её бюрократический стиль руководства и столь ненужные в случае с САФУ связи с местными "деловыми кругами" и региональной "элитой", если её можно назвать таковой. Представителей этой "элиты", скомпрометировавших себя предшествующей своей деятельностью в период приватизации в 1990-х годах и на постах в администрации крайне непопулярного в Архангельске бывшего губернатора Ильи Михальчука, Кудряшова и привела на руководящие посты в СФАУ. Своей деятельностью ректор САФУ стала компрометировать экс-министра финансов Алексея Кудрина, о личных отношениях с которым в юные "коммунарские" годы столь любит вспоминать. И, наконец, давние связи Кудряшовой с норвежцами. В разрезе политики мягкой силы норвежцев деятельность Кудряшовой на посту ректора САФУ создаёт основания для дискредитации идеи создания на Русском Севере центра подготовки кадров и политики арктической направленности в интересах России. Объективно Кудряшова при полном одобрении и поддержке норвежцев работает над срывом планов правительства и президента РФ по реализации геополитических интересов России в Арктике.
  Д.Сёмушин называет и других лоббистов проектов норвежцев в САФУ. Это - профессор Андрей Репневский, организатор подрыва русской идентичности в школьном образовании региона. Это - профессор Татьяна Буторина, вечный "исследователь" скандинавской системы образования без знания соответствующих языков. Это = профессор Ирина Луговская, оставшийся без института местный регионалист. А также, правда, уже в прошлом "этнический помор" профессор Юрий Лукин и не имеющие никакого отношения к науке проректор Николай Калистратов, Владимир Плетнёв, Яков Попаренко, Дмитрий Таскаев и отставной "военнослужащий" Александр Топчий.
  Китай стремится обозначить своё присутствие в Арктике, чтобы принять участие в освоении её природных богатств. Он ищет всевозможные поводы для этого. В начале 2013 года китайцам вдруг понадобилось искать в Архангельской области могилы китайских героев, павших в Гражданской войне в 1918 - 1920 годах. Действительно, на строительство Мурманской ветки железной дороги царское правительство в 1915 году завезло в Архангельскую губернию множество китайских кули. Потом благодаря им целый район Мурманска даже именовался Шанхаем. Некоторые китайцы из их числа, действительно, приняли участие в Гражданской войне, сражаясь в Северной области на стороне Красной Армии. Китайские бойцы в Красной Армии были, но, вот досада для Пекина, могил их нет. Последнее обстоятельство не мешает проректору по стратегическому развитию САФУ Якову Попаренко сейчас лоббировать в федеральном университете проект "Электронного университета" с участием в нём китайской корпорации Huawei. В 2008 году Пентагон в специальном докладе Конгрессу США утверждал, что Huawei "поддерживает тесные связи" с Народно-Освободительной Армией Китая. Поэтому Huawei был ограничен в США доступ к сетям, передающим информацию государственного и военного характера. Huawei из соображений "национальной безопасности" было запрещено приобретение американской корпорации 3COM. В 2012 году в Сенате Конгресса США был рассмотрен проект постановления комитета по разведке, где указывалось на опасность, которую представляет деятельность компании Huawei на территории страны. В октябре 2012 года в Конгрессе США в рамках доклада разведки снова была озвучена информация о связях Huawei и китайской компании ZTE с китайскими государственными и военными органами, в связи с чем было рекомендовано отстранить эти фирмы от любых сделок по слияниям и поглощениям в США.
  К аналогичным оценкам продукции Huawei пришли компетентные органы Великобритании. Существенные ограничения на деятельность Huawei были наложены на территории Австралии и Индии. Вся эта информация в очередной раз была широко озвучена в международных и российских СМИ осенью 2012 года. На этом фоне Кудряшова идёт на предварительные переговоры с Huawei о создании сети проекта "Электронный университет" в САФУ китайцами. Ректор САФУ ещё раз демонстрирует полное непонимание государственных интересов России. После того, как она открыла Русскую Арктику норвежцам, она намеревается подобного рода любезность предоставить и китайцам. В 2013 году в САФУ появились и китайцы из Шанхайской академии международных исследований.
  В общем, как показывают спциалисты, деятельнсть активистов мифического "поморского народа" свидетельствует о том, что зачистка агентов влияния Запада в РФ если и начиналась, то ещё далека от завершения.
  В советское время в Архангельске было распространено и диссидентство иного толка. Не случайно именно здесь вышла работа, смысл которой ясен из аннотации: "Краткий обзор истории инакомыслия на Архангельском Севере позволяет выявить особенности проявления форм несогласия с советским строем и противостояния тоталитаризму в советской провинции 1950-х - 1980-х годов".
  Ясно, что все эти проявления этносепаратизма и равнения на Запад не могли бы так укорениться в Архангельске без покровительства и помощи со стороны региональных элит. Интересно, после принятия закона о запрете получения неправительственными и некоммерческими организациями денег из-за рубежа прекратится ли финансирование прозападных организаций в Архангельске со стороны Норвегии, США и других иностранных государств, и зарегистрируются ли упомянутые деятели из САФУ и разных "общественных советов" в качестве иностранных агентов?
  
  Западнее Архангельской области лежит Мурманская область, занимающая Кольский полуостров. Её значение определяется четырьмя обстоятельствами. Во-первых, Мурманск - единственный на Европейском Севере России крупный незамерзающий морской порт. Во-вторых, город Североморск - база Северного военно-морского флота России. В-третьих, на территории области есть месторождения полезных ископаемых, первыми из которых в советский период начали добывать апатиты. В-четвёртых, область граничит с не всегда дружественной нам Норвегией и с Финляндией.
  В 1915 году, во время Первой мировой войны, на восточном берегу Кольского залива Баренцева моря был основан Мурманский морской порт (и при нём - портовый посёлок Семёновский). С созданием этого порта России получила выход в Северный Ледовитый океан через незамерзающий залив, чтобы бесперебойно получать военные грузы от союзников по Антанте в условиях блокады Чёрного и Балтийского морей. В 1916 году был основан город, носивший первоначально название Романов-на-Мурмане. После Октябрьской революции 1917 года город оказался в руках большевиков, однако уже в марте 1918 года его захватили английские интервенты, затем пришли белогвардейцы. В 1920 году Мурманск был освобождён Красной Армией. В 1917 году в городе жили 1,3 тысячи человек, в 1920 - 2,5 тысячи. Сам город в это время представлял собой скопление одноэтажных домов, перенаселённых рабочих бараков, лачуг и приспособленных под жильё железнодорожных вагонов. Промышленность была представлена в основном кустарными артелями, рыбный промысел пришёл в упадок. Но уже в 1926 году население выросло до 9 тысяч человек. В 1927 году появилось первое многоэтажное здание из кирпича. А быстрый рост города начался с конца 1920-х годов и был связан с развитием морского порта, созданием и обслуживанием советского Северного флота, строительством ряда гражданских и военных объектов на территории области. С 1933 года Мурманск стал базой снабжения и судоремонта для Северного флота и для сообщения со строящимся Норильским горнометаллургическим комбинатом. В связи с увеличением уловов рыбы в городе был создан рыбный порт. К началу 1949 года в Мурманске насчитывалось уже несколько десятков кирпичных и каменных зданий, а население достигло 120 тысяч жителей
  В годы Великой Отечественной войны Мурманск неоднократно подвергался атакам с суши и с воздуха. В результате бомбардировок было уничтожено три четверти построек. К концу войны город был практически полностью сожжён. Сохранились лишь портовые сооружения и центральная, состоящая, в основном, из каменных домов, часть города. Однако население города значительно выросло, поскольку к 1942 году Мурманск остался одним из нескольких портов, через который осуществлялась внешняя торговля СССР и поставки военной техники по ленд-лизу. К началу 1950-х годов город был восстановлен и продолжал развиваться.
  Вследствие "реформ" 1990-х годов активное строительство жилых домов в городе было прервано, к 2002 году число жителей города сократилось на 150 тысяч по сравнению с 1989 годом, то есть почти на треть. Позже, в 2000-х годах, возводили крупные гипермаркеты и супермаркеты в пустующих местах. Теперь осуществляется программа "К 100-летию города-героя Мурманска (то есть к 2016 году) - без деревяшек". Сейчас численность населения города составляет чуть больше 300 тысяч человек.
  Выдающимся достижением советской науки стало бурение Кольской скважины, достигшей глубины 13 километров. Она дала бесценные данные, помогающие в изучении размещения полезных ископаемых и в решении фундаментальных научных проблем. И вот её решили "заморозить" (вероятнее, ликвидировать).
  
  Основными отраслями экономики Мурманска являются рыболовство и рыбопереработка (действует рыбокомбинат), морской транспорт, судоремонт, металлообработка, пищевая промышленность. Мурманский порт состоит из трёх частей: Рыбный порт, Торговый порт и Пассажирский. Но в последние годы Торговый порт вытесняет все остальные из-за увеличения экспорта каменного угля и ряда других минеральных ресурсов. Кроме того, значительно уменьшилось поступление рыбы, поскольку её стало выгоднее поставлять на экспорт, а не внутрь страны. (Девиз времени: "Всё - на продажу за валюту!".)
  
  Мурманская область расположена на Балтийском кристаллическом щите. Это поистине минералогическая сокровищница, не имеющая себе равных по разнообразию минералов и полезных ископаемых. Более 1000 минералов (1/3 от всех известных на Земле) открыто в её недрах. Более 150 из них не встречаются больше нигде.
  Основные месторождения полезных ископаемых на территории области: Хибинские месторождения апатит-нефелиновых руд - сырьё для фосфорных удобрений и для выработки глинозёма, который служит сырьём для алюминиевой промышленности, получения соды и производства цемента. Оленегорское и Ковдорское месторождения железных руд (а также руды циркония и другие минералы). Печенгская и Мончегорская группы месторождений медно-никелевых руд, дающие стране ещё кобальт, платину, осмий, иридий и многие другие. Шельф Баренцева моря, где ведётся добыча нефти, здесь же разведано одно из крупнейших в мире Штокмановское месторождение газа. Ловозерское месторождение с крупнейшими в стране запасами редкоземельных металлов. Кроме того, практически неограниченные запасы алюминиевого сырья, граната-альмандина, есть и залежи бериллиевых и литиевых (почти 50% российских запасов) руд, редких металлов. Многочисленны месторождения строительных горных пород, поделочных и полудрагоценных камней (аметист, хризолит, гранат, лунный камень "беломорит", амазонит, эвдиалит и др.). В последнее время отмечены находки алмазов. Лишь бы распорядиться этими богатствами по-умному, на благо страны.
  
  В 25 километрах от Мурманска расположен закрытый город и порт Северомо́рск, служащий военно-морской базой Северного флота России. Город связан с Мурманском железнодорожной линией и автомагистралью. Его население - 50 060 человек (в основном военнослужащие и члены их семей).
  
  К районам Крайнего Севера относится и часть территории Республики Карелия. Её площадь 180 520 км², население - 637 тысяч человек (сосредоточено в основном в южных районах), столица - город Петрозаводск. С 2002 по 2010 год численность населения уменьшилась на 71 тысячу человек. Уменьшение численности населения отмечено во всех районах республики.
  В Карелии есть сотни разведанных месторождений полезных ископаемых - железной руды, титана, ванадия, молибдена, урановых руд, редкоземельных и благородных металлов, алмазов, слюды, строительных материалов и пр. Добываются железная руда, слюда, полевой шпат, кварц, а также разнообразные строительные материалы (в том числе - граниты, диабазы, мраморы.) Велика площадь лесов, но заготовляется (в том числе финнами) в основном круглый лес, идущий на экспорт.
  Карелия - край ягод, здесь произрастают во множестве брусника, черника, морошка, голубика, клюква, малина, земляника, смородина, калина красная. Встречается и лещина обыкновенная.
  В Карелии два заповедника ("Кивач" и "Костомукшский", планируется создание и других), а также три национальных парка - "Водлозерский", "Паанаярви" и "Калевальский". Также действуют два музея-заповедника: "Валаам" и "Кижи".
  Перспективы развития Карелии туманны, они зависят как от результатов геолого-разведочных работ на её территории, так и от общей обстановки в стране.
  
  Как это ни странно, Русский Север не заканчивается на линии государственной границы РФ, есть ещё его анклав за рубежом. Это городок Баренцбург, расположенный за Полярным кругом, на земле норвежского архипелага Шпицберген (замечу, кстати, что эти острова могли бы принадлежать нашей стране, если бы не халатность тогдашних властей).
  Когда в 1920-х годах Советский Союз получил здесь права на разработку месторождений каменного угля, городок превратился в полную жизни советскую общину. Местные жители любят рассказывать, как в советские времена, когда норвежцы приезжали в Баренцбург, они часто выражали удивление и даже зависть к благосостоянию обитателей посёлка. В рассказах тех, кто работал там в советское время, Баренцбург практически был маленький коммунизм в отдельно взятом городе. В столовой на материке - выбираешь, платишь, ешь. А в Баренцбурге платить не надо было. Можешь 25; 50....100 раз подряд подойти к раздаче, набрать всего, что там имеется и есть, есть, есть. Всё бесплатно. Там практически всё бесплатно. Заказываешь в бухгалтерии 50 рублей на месяц - и ещё остаётся. Деньги нужны были для похода в кино, на то, чтобы купить сигареты, водку (это в обязательном порядке, так как водка - это еще и "валюта"). Раньше за 20 бутылок водки у норвежцев можно было купить магнитофон Шарп. От тебя только требуется нормальная работа и нормальное поведение. Это сейчас под нормальным поведением подразумевается не устраивать пьяные дебоши и не скандалить. А в советское время отбор был строгий.
  Присылали, например, на шахту в Донбассе разнарядку, сколько кого нужно для работы на Шпицбергене. Отдел кадров вывешивал объявление, и люди записывались. Потом в определённый день всех желающих везли к представителю Арктикугля, и тот уже отбирал лучших. Привозили сотни, выбирали единицы.
  Поскольку деньги там практически были не нужны, они аккумулировались на твоем счёте в Москве. По окончании тебе платят всё - зарплату за два года, отпускные, полярные надбавки. Причём "полярку" насчитывали через каждые 6 месяцев с увеличением, т.е. первые 6 месяцев 20%, потом соответственно 40 и 60. А тот, кто работал больше двух лет, получал 100%. Вот и посчитайте: если зарплата (не оклад) составляла 1000 руб в месяц (а были и больше)... Шахтёр с женой (она была машинистом подъёмника) в 1987 году, приехав на Большую землю, получили 30 тысяч рублей - это когда "Жигули" 2106 стоили 9036 руб в магазине. Так что они ещё кучу других вещей накупили. Понятно, почему свободных вакансий в Баренцбурге никогда не бывало.
  Ещё в 1980-х годах Баренцбург был активно растущей общиной, и Советский Союз был настроен на то, чтобы поддерживать это присутствие любой ценой. Ведь это стратегически важный пункт. Архипелаг Шпицберген является частью Норвегии, но имеет особый статус, позволяющий другим странам основывать там производственные базы. В разгар холодной войны он являлся самым западным аванпостом СССР. Сегодня он превратился в последний из достоверно сохранившихся реликтов Советского Союза.
  Когда коммунизм развалился, развалилась и община. Оксана Бойко рассказывает о том, как старая советская мечта по-прежнему даёт средства к существованию и помогает сохранить прошлое.
  Увы, это наследие, которым нельзя гордиться, - груды металлолома, засоряющие арктический ландшафт, накренившиеся здания и трубы, выбрасывающие чёрный дым, на фоне покрытых снегом гор. Следы советской промышленной деятельности на архипелаге Шпицберген - неприглядная картина.
  Времена, конечно, сегодня другие, но советское наследие по-прежнему приводит сюда норвежских туристов - а с ними и столь необходимые наличные. Именно поэтому, когда местная администрация нашла старый транспарант с надписью "Наша цель - коммунизм", она не стала выбрасывать его, а обновила буквы и повесила стяг на центральной площади Баренцбурга. Это любопытное зрелище для западных туристов, но оно может быть ещё более привлекательно для российских путешественников.
  Коммунизм уже давно не является целью жизни, но быстро превращается в средство существования. Проржавевшее советское наследие острова внезапно превратило его в место паломничества для старших поколений западных туристов. И хотя экскурсоводы слишком молоды, чтобы помнить о "холодной войне", они с радостью извлекают выгоду из стереотипов былых времен.
  Здесь были проблемы с алкоголизмом, но теперь тут новые правила. Шахтёры могут покупать только одну бутылку водки в месяц, так что теперь проблем с этим нет ...
  Чтобы сохранять присутствие на Шпицбергене, Россия продолжает работы на угольной шахте, но с точки зрения прибыли шахта сильно отстает от местных сувенирных лавок, в которых (даже в российских), правда, сегодня нельзя платить рублями, принимаются только кроны и евро. Предметы советского быта - большой хит у западных туристов. Исчезнувший "железный занавес" по-прежнему приносит деньги.
  В представлении большинства западных туристов Советская Россия - это мужик, медведь, балалайка, водка, матрёшка, красный суп (борщ), красный флаг, шапка-ушанка. Всё, чтобы вырабатывать боязнь и неприятие "русских варваров" и неприязнь к ним.
  Местная администрация хотела бы привести инфраструктуру в соответствие с современными стандартами, но турфирмы относятся к этим усилиям с неодобрением. Такое достоверно сохранившееся место, как Баренцбург, должно оставаться таким, какое есть. Это часть традиции. Не хотелось бы они, чтобы Баренцбург сиял, как новенький.
  Тот факт, что перемены, даже к лучшему, не всегда хороши для бизнеса, осознал даже местный музыкальный ансамбль. Когда артисты попытались добавить в свой репертуар современные российские песни, аудитория осталась недовольна. Всё, что они хотели, это услышать известные и привычные песни.
  Вот почему лично мне особенно жалко, что один из немногих очагов советской цивилизации, благосостоянию которого завидовали иностранцы, место, где советский дух словно застыл во времени, доведён до позорного состояния руин и груд мусора.
  И ещё несколько слов о Русском Севере в целом. Для испытания водородной бомбы неслыханной мощности Семипалатинский полигон не подходил, и новый построили на Новой Земле... С развитием ядерной энергетики возникла проблема утилизации отходов. Основной удар приняла на себя Арктика. В океан сливали жидкие радиоактивные отходы, сбрасывали радиоактивные контейнеры и реакторы, подчас с невыгруженным топливом.
  Вообще всё чаще высказывается мнение, что период "увлеченности" человечества ядерным оружием, начавшийся с чудовищной бомбардировки Хиросимы, завершился в конце ХХ века. Но и время восторгов по поводу перспектив "мирного атома" тоже, судя по всему, подходит к концу. "Мирный атом" в России - это дорого, плохо, неэффективно.
  В 1990 году при Горбачёве было принято решение закрыть все дрейфующие, береговые и островные полярные метеорологические станции. Решение выполняла уже новая власть.
  
  Промежуточный итог
  
  Должен признаться, что у меня после такой пробежки по Русскому Северу от Чукотки до Мурманска, Карелии и Баренцбурга осталось гнетущее впечатление, хотя и с известной долей надежды на лучшее будущее, о чём речь пойдёт дальше.
  Когда-то бывший министр обороны РФ генерал Игорь Родионов заявил: разруха в стране, ставшая следствием "реформ" Горбачёва и Ельцина - Гайдара (а точнее - их американских хозяев-"советников") оказалась страшнее той, что была причинена во время Великой Отечественной войны. Сначала мне это показалось преувеличением. Но сейчас видно, что это была сущая правда. Ведь во время войны была опустошена территория от западной границы страны до Волги, от Кольского полуострова до Кавказа. А либеральные реформаторы уничтожили промышленное и сельскохозяйственное производство на пространстве от Смоленска до Тихого океана и от Диксона до Дербента. При этом был разрушен также научный и кадровый потенциал страны, вследствие чего во всех сферах её жизни воцарился вопиющий непрофессионализм. Подорван также моральный дух нации, преждевременно ушли из жизни 10 - 15 миллионов наших сограждан. Поэтому возродить Россию ныне будет много труднее, чем после Гражданской войны, нэпа, Великой Отечественной. И как это делать, пока ещё, кажется, не вполне ясно даже лидерам страны.
  Тут невольно вспоминаются древние египтяне, которые построили свои три великие пирамиды, которые стоят тысячелетия. Но затем по каким-то непонятным причинам они утратили свои знания, навыки и мастерство, и от того, что ими было построено позже, остались только груды щебня. И произошла эта деградация за очень короткий срок.
  В нашу эпоху ход времени ускорился, и необратимая деградация страны может произойти буквально за 30 - 40 лет.
  Такой вывод отчасти подтверждают авторы статьи "Мы ничего не производим" (в журнале "Эксперт") Татьяна Гурова и Александр Ивантер:
  "...через четверть века после начала перестройки мы почти ничего не производим, у нас осталось совсем мало основного капитала, многие наши города, посёлки и деревни находятся на грани цивилизованного существования. И вот она, идеологическая вершина постиндустриального мира: никому до этого нет дела... такие потери равносильны потерям во времена войны, не зря наши города и дороги зачастую выглядят как послевоенные".
  Как видно на примере одного только Русского Севера (а таких примеров и ниже будет приведено предостаточно), Владимиру Путину досталась совершённо разорённая страна. И при этом большинство персон, занимающих ключевые позиции во власти и в бизнесе - это люди, придерживающиеся либеральных, прозападных воззрений, пользующиеся поддержкой Запада и не приемлющие курс президента на возрождение страны. А его возможности влиять на социально-экономическую ситуацию в России ограничены. Основные предприятия в ходе приватизации были отданы этим сторонникам западных ценностей, совсем не заинтересованным в развитии производства и уводящим свои активы в зарубежную юрисдикцию. То есть, экономическая мощь - в их руках. А реально воздействовать на них Путин не может, потому что его полномочия, которые либералы представляют как почти неограниченные, в действительности во многом сведены на нет буржуазной ельцинской Конституцией. Она специально так и была написана американскими советниками (в том числе разведчиками из ЦРУ) Ельцина - Гайдара - Чубайса. Ею нашей стране запрещено иметь государственную идеологию, собирать данные о личной жизни любого лица без его согласия. Поэтому вора даже нельзя спросить, откуда у него при скромной зарплате и отсутствии иных источников дохода шикарная квартира в Москве, дорогой автомобиль, особняк в Подмосковье и вилла в Каннах (пока он не попадётся с поличным при очередной попытке воровства).
  Настоящий чиновник должен не только быть компетентным, но и начинать день с мысли о том, что он может сегодня сделать для подъёма на участке, за который отвечает, и заканчивать, думая о том, что ему надо будет сделать полезного завтра. В России всегда бывали такие подвижники. Сегодня они не в моде. Сейчас руководят экономикой, да и другими сферами жизни страны не специалисты, а "эффективные менеджеры", умеющие лишь управлять финансовыми потоками, преимущественно в свой собственный карман. Потому и падают так часто самолёты и спутники, рушатся только что построенные дороги и обваливаются недавно возведённые дома.
  Итак, на всём пространстве Крайнего Севера, кроме отдельных очагов интенсивного и хищнического освоения природных богатств, часто иностранцами, царят разруха и безнадёжность. Кажется, более бездарного хозяйствования, чем то, что сложилось сегодня на Русском Севере, мировая история ещё не знала.
  И это не случайность, не роковое стечение обстоятельств, а закономерное следствие ориентации либералов у власти на Запад и ведения ими соответствующей экономической политики. Егор Гайдар прямо заявил, что Север "неэкономичен", а когда ему напомнили слова Ломоносова о том, что могущество России будет прирастать Сибирью и Северным морским путём, ответил: "Глуп был ваш Ломоносов. Не понимал существа политики России. Мы западное государство". По его мнению, не продукты нужно завозить на Север, а вывозить население оттуда. Когда министру финансов Алексею Кудрину представили проект, который положил бы конец ограблению России зарубежными монополистами в области обработки алмазов, тот сказал: "В ближайшие 20 лет это неактульно". Ясно, что либерал-реформаторам не по душе слова Михаила Николаева: "Те, кто сегодня отмахиваются от Севера, отмахиваются от обновления России".
  И российская власть, на словах признавая значение Севера для России, на деле преднамеренно разрушает устои его экономики. Развивать её она не хочет. Помогать жителям Севера, попавшим по её вине в беду, она тоже не желает. На предложение о помощи бедствующим северянам депутат Государственное думы от фракции "Единая Россия" Воронин ответил: лучшая доля для северян наступит только с глобальным потеплением климата, которое, по его расчётам, наступит примерно через 15 лет. (Ясно, что этот человек, как и многие другие, путает климат тёплый с хорошим, хотя это могут быть совершенно разные вещи.)
  Ныне политика власти в отношении Русского Севера будет иметь для России поистине судьбоносное, историческое значение. На планете существуют около двухсот государств, но только восьми из них выпало счастье прилегать к Арктике или, как принято говорить в документах международного характера, к Циркумполярному региону. Глобализация, по мнению специалистов, приведёт к тому, что в мире останутся две - три сверхдержавы и "толпа" государств второго и третьего порядка. Скорее всего, в сверхдержавы выйдут те, что имеют доступ к "шапке мира" и к его кладовой. "Кто владеет Севером - тот господствует в мире". Где окажется Россия - пока сказать трудно. При обилии всяких ведомств, управляющих отдельными сторонами жизни государства, в России нет органа, отвечающего за экономику в целом, за судьбы страны. Упразднён и Госкомсевер, блокируется решение о создании Министерства по делам коренных народов и развитию Севера. На самой территории Севера, как выразился один высокопоставленный чиновник, преобладает дух временщиков и каторжан.
  Уже ясно, что Россия и рыночная экономика несовместимы, но либералы во власти продолжают разорительную для страны политику.
  
  Грядущее Русского Севера
  
  А теперь снова взглянем на Русский Север в целом, но уже с точки зрения его перспектив в условиях развёртывающейся в мире борьбы за Арктику и освоения богатств океанского шельфа.
  Тут ещё сыграло роль открытие огромного значения. Оказалось, что, как ни огромны запасы полезных ископаемых в материковой части Русского Севера, они несравненно более велики на российском шельфе. Дело в том, что только в России великие реки - Северная Двина, Обь, Енисей и Лена, а также многие менее протяжённые, текут на север и впадают в Ледовитый океан. И на протяжении десятков тысяч лет речная вода вымывала из горных пород полезные ископаемые и несла их в океан, где они откладывались преимущественно на шельфе. Поэтому наш шельф (а нам принадлежит до трети общего протяжения мирового северного шельфа) неизмеримо богаче ценнейшими ресурсами, чем северные шельфы других стран.
  А рассказали об этом, раскрыли перед иностранцами секретные сведения о ресурсах нашего шельфа российские чиновники. В советское время наши геологи провели большие разведочные работы на шельфе. Результаты их изысканий составляли государственную тайну. Но когда к власти пришли "демократы" (точнее либералы), им эти данные оказались ненужными. Хорошо хоть то, что они не выбросили все эти материалы на помойку. Но и на обработку данных у них не нашлось денег (наверное, просто не хватило умения). Тут-то и пришли "на помощь" американцы - тогда Чубайс и компания пригласили с Запада сотни консультантов, как правило, сотрудников ЦРУ. Они взялись обработать наши секретные данные, перевели их "в цифру" и, естественно, оставили копию себе. И началось тотальное наступление иностранцев на русский шельф.
  При Сталине морские границы СССР определялись просто. Проводились на карте две линии к Северному полюсу. Первая - от пограничного столба западнее полуострова Рыбачий на Кольском полуострове (о котором поётся в песне: "Растаял в далёком тумане Рыбачий..."). Вторая - от мыса Дежнёва на Чукотке. И всё, что попадало в этот "треугольник", считалось нашей акваторией. Теперь принадлежность шельфа той или иной стране ограничена 200-мильной зоной, а возможность её расширения доказывается тем, что он служит прямым продолжением её территории.
  В Северном Ледовитом океане есть подводные хребты Ломоносова и Менделеева, и на этом основании Россия считает шельф своим. Но свои претензии на него предъявляют и Норвегия, и Дания, и Исландия, которую ради этого собираются срочно принять в ЕС. Так, якобы спорной с Норвегией оказалась наша акватория в 155 тысяч квадратных километров, на которой обнаружены колоссальные запасы нефти и газа - во много раз больше, чем на знаменитом Штокмановском месторождении. Сотой доли этих запасов хватило бы для отопления Европы на многие десятилетия. Это - спор на западе. Но Дмитрий Медведев заключил соглашение с Норвегией, по которому часть спорной зоны, наиболее богатая и нефтью, и газом, и рыбой, отошла к нашему соседу.
  А на северо-востоке Шеварднадзе подарил Америке громадную акваторию, также изобилующую рыбой, газом и нефтью. Правда, наша Государственная дума так и не ратифицировала это соглашение, но американцы, похоже, делиться с нами этим вдруг ставшим "спорным" пространством не собираются.
  На юго-востоке японцы не признают наше право на владение Южно-Курильскими островами, и в этом исключительно обильном рыбой районе систематически задерживают японские рыболовные суда, занимающиеся контрабандной добычей морепродуктов. А вообще там, а также в Охотском море, каких только иностранных судов не встретишь.
  Раз наша акватория теперь ограничена 200-мильной прибрежной зоной, значит, воды возле полюса и, соответственно, дно под ними считаются "ничьими", и там могут вести и лов рыбы, и добычу полезных ископаемых кто угодно. И ныне там можно встретить суда не только США или Норвегии, но и Китая, и Индии, и многих других стран. Можно ли спокойно наблюдать за тем, как обкрадывается Родина?
  Профессор Михаил Делягин не уважает нынешнюю российскую власть, считая её скопищем коррупционеров и воров. (Он не видит, что во власти идёт невидимая со стороны борьба между государственниками и неисправимыми ворами - либералами.) В статье "Когда закончится нефть...", напечатанной в "Московском комсомольце", он прямо говорит:
  "Дорогая нефть для России - то же, что героин для человека: смертельный наркотик. Утратившие человеческий облик существа, ради дозы продающие своих детей, напоминают потерявшую человеческий облик власть, копошащуюся в гниющем государстве".
  И учёный предупреждает:
  "А впереди ломка: нефть подешевеет. Наша сиятельная "офшорная аристократия" прозевала "сланцевую революцию".
  Когда цена на нефть упадёт, и мир впадёт в депрессию, неясно. Но точно известно: в 2016 году с верфей Южной Кореи сойдут огромные газовозы, и США станут экспортёром газа. Это ударит не по одному "Газпрому", но и по всему рынку энергоносителей. Нефть упадёт в цене в лучшем случае до 60 долларов за баррель. Коррупция в России усилится (начнут воровать, "как в последний день"), и стране не будет доставаться ничего. Это вызовет ужесточение финансовой политики внутри страны. Сокращение притока валюты сожмёт эмиссию рублей и создаст нехватку денег в российских банках. Банки получат помощь государства - и сразу, как в 1998 и 2008 годах, купят на неё валюту и выведут за рубеж. Итог - девальвация рубля, спекуляции, рост цен и крах банков.
  Внешний долг России уже превысил 30% ВВП, а её международные резервы, вложенные в основном в иностранные бумаги, обесценятся. Сжатие спроса добьёт многие заводы. Безработица станет реальной проблемой, на фоне чего резко обострится "дружба народов". Свёртывание социальной сферы обострит социальные проблемы. Государство, считающее смыслом своего существования разграбление советского наследства и переработку народа в личные богатства, легализованные в фешенебельных странах, начнёт рассыпаться. "Офшорная аристократия" на личных самолетах улетит в свои замки на Запад - навстречу замораживанию там их активов до доказательства их законности. А в ходе суда Березовского с Абрамовичем в Лондоне было заявлено, что все нажитые в России в 90-е годы крупные состояния наворованы. В России будет нарастать хаос, местами переходящий в резню "коренного населения" этническими бандами, поддерживаемыми местной бюрократией. Вот тогда власть в России возьмут новые люди. Первой их задачей станет стабилизация (чтоб было что воровать), но потом они поймут, что бежать им некуда.
  Страх заставит их быть ответственными и проводить разумную социально-экономическую политику, развивая, а не уничтожая страну и народ, вернув в жизнь недоступное нынешним позолоченным Плюшкиным понимание: ценность не то, что лежит в банке, а то, чем живут люди.
  Такая политика вернёт России массовое благосостояние, из которого, как в Германии и Корее, вырастет демократия" .
  Страшилки, рисуемые М.Делягиным, можно оставить без внимания, как и его надежды на установление в России западной демократии. Но понимание того, что Русский Север надо защищать от атак извне, приходит. Западная пресса немедленно отреагировала на это статьями типа "Россия готовится к возможной полярной войне", отметив, что Владимир Путин в очередной раз показал свои воинственные черты, когда он в выступлении на партийном собрании в Екатеринбурге ясно обозначил российские претензии на арктические сырьевые месторождения. "Мы открыты для диалога с нашими иностранными партнёрами", но мы будем жёстко и последовательно защищать свои интересы". Этими общими угрозами дело, судя по всему, не ограничится. Но накаляют обстановку устремления других государств к нашим ресурсам на шельфе, усиление их военной активности в Арктике.
  По словам бывшего главнокомандующего российским военно-морскими флотом адмирала Владимира Высоцкого, российские интересы в Арктике в настоящий момент находятся под угрозой со стороны стран, входящих в НАТО. А также ряда азиатских государств - Китая, Кореи и таких "известных арктических" государств", как Таиланд и Малайзия. Все эти страны объединяются и начинают угрожать экономическим интересам России. А ранее генсек НАТО заверял Россию, что Альянс не имеет интересов в арктическом регионе. Помимо этого, глава НАТО выразил надежду, что страны, чьи интересы пересекаются в Арктике, найдут правовые способы решения возникших проблем.
  А по сообщению издания "Русский обозреватель", на Североевропейском саммите, который прошёл в Лондоне, лидеры стран Скандинавии и Прибалтики обсудили возможность создания Северной федерации - "мини-НАТО", которое - как выразился бывший посол США в Норвегии - будет "присматривать за полярными медведями и русскими". Очевидно, что идея скандинавской мини-НАТО - ответ на усилия России по межеванию и освоению арктического шельфа и природных ресурсов под ним.
  Хотя Владимир Путин и заявил, что войны из-за ресурсов Арктики не будет, меры оборонного характера он принимает.
  Так, президент неожиданно поставил перед пограничниками принципиально новую задачу - создать надёжный рубеж в Арктике. Прежде считалось, что с Севера территорию нашей страны защищает сама природа. Ведь ни один нарушитель не смог бы преодолеть сотни километров по ледяной тундре. А во время поездки в Архангельск Путин посетил предприятие "Севмаш", строящее военные корабли, и проверил готовность Военно-морских сил к обороне страны.
  Там же, на заводе, глава государства и провёл очередное совещание по выполнению госпрограммы вооружения в части оснащения ВМФ. Он призвал сохранить и укрепить статус России как одной из ведущих морских держав в мире. Для этого нужно развивать морскую составляющую стратегических ядерных сил, формировать многоцелевые морские группировки общего назначения. ВМФ - инструмент эффективной защиты экономических интересов, особенно в Арктике. Разговор на совещании шёл о формировании нового облика морских сил, о планах обновления потенциала ядерных сил морского базирования, о том, какие новые корабли войдут в строй к 2020 году и какие средства на это выделяются. Важно то, что почти все новые корабли строиться будут на отечественных верфях. Путин призвал ускоренными темпами перейти к созданию кораблей нового поколения (хотя вопрос, кто ныне способен это делать, остаётся).
  Из Архангельска глава государства отправился в Северодвинск, где принял участие в церемонии закладки атомного подводного крейсера "Князь Владимир". Это четвёртое поколение атомных стратегических ракетоносцев. К 2020 году таких крейсеров будет восемь.
  Путин занялся также вопросами экологии. В Архангельском морском торговом порту президента встретили участники экспедиции Русского географического общества. Они будут очищать Землю Франца-Иосифа от мусора. О начале этой программы глава государства объявил на Первом арктическом международном форуме "Арктика - территория диалога" в 2010 году. Как обстоят дела с экологией в Арктике, Путин видел лично во время посещения Земли Франца-Иосифа.
  На территории архипелага с советских времен осталась масса нефтепродуктов и смазочных материалов в бочках и танках, техника и оборудование, различные сооружения и отходы. Мусор лежал там от 20 до 70 лет. Экологическая ситуация приближалась к критической.
  Путин подчеркнул, что в Арктике будут осваивать новые месторождения, возводить инфраструктуру, укреплять военную составляющую. При этом надо стремиться к балансу между развитием и сохранением природы, ведь "Арктика - очень уязвимый регион. И действовать здесь нужно аккуратно... Прежде чем приступить к активной работе по реализации новых планов, мы должны зачистить то, что осталось от прежних поколений... мы начинаем большой новый проект - генеральную уборку Арктики". И на это отпускаются большие средства.
  И очистка Арктики началась. На острове Земля Александры работали около сотни человек, с оборудованием и техникой. Отходы накапливали на спецплощадках и оттуда вывозили на Большую землю. С началом зимнего сезона оборудование было законсервировано до следующего года, когда уборка продолжится на других островах.
  Надо защитить от истребления арктических животных, особенно белых медведей. Для этого была создана Российско-американская комиссия. Сегодня чукотско-аляскинская популяция насчитывает около двух тысяч особей на две страны. Квота на добычу белых медведей в рамках российско-американского сотрудничества - 58 особей в год на две страны. В России охота на белых медведей, которые занесены в Красную книгу, запрещена ещё в 1956 году. И наша страна свою квоту никогда не выбирала. Но мониторинг численности медведей - занятие дорогостоящее. Их охраной у нас занимаются министерство природных ресурсов и экологии, Федеральная служба по надзору в сфере природопользования и власти Чукотского автономного округа. Но всё равно в каждый уголок не заглянешь. И здесь на подмогу должны прийти местные жители. С их помощью власти надеются снять остроту ещё одной проблемы. С 1990-х годов активизировались браконьеры. Именно тогда нелегальная добыча белых медведей приобрела масштабный характер. Самое ценное в медведе, конечно, шкура. Ее цена может достигать несколько десятков тысяч долларов. Количество нелегально добываемых в российском секторе Арктики белых медведей и ущерб, наносимый при этом популяциям, существенны.
  Стратегия сохранения белого медведя не единственная, которой наше государство уделяет внимание. Наравне с ней сегодня действуют стратегии сохранения редких и находящихся под угрозой исчезновения видов животных, растений и грибов, сохранения сахалинской кабарги, амурского тигра и др.
  И всё же возникает и необходимость форсировать добычу нефти и газа. А сделать это можно только при условии освоения арктического шельфа. И тут, как обычно, образовались два лагеря: "за" и "против". Те, кто "за", требуют немедленного освоения нефтегазовых месторождений на шельфе, хотя это удовольствие очень дорогое, да и технологии добычи не вполне отработаны. Те, кто "против", пугают необратимыми негативными последствиями такого шага, экологической катастрофой.
  По данным ученых-метеорологов, Арктика сегодня уже не белая, а зелёная, - по крайней мере, летом. Глобальное потепление приводит к тому, что снег и лёд сходят всё раньше и раньше. А по прогнозам некоторых ученых, к середине XXI века вся арктическая полярная шапка будет полностью исчезать к концу лета.
  Мы на пороге "арктической промышленной революции", в ходе которой Арктику ожидает вторая (после советской) волна индустриализации - вместо айсбергов и торосов на горизонте полярных морей вырастут буровые платформы, а полярная ночь озарится светом нефтяных факелов.
  Экологи подозревают "Газпром" и "Роснефть" в безрассудной экспансии на Север и опасаются последствий освоения шельфа. В мире добыча нефти на шельфе составляет около 1/3 от общемировой, а у нас только 3-5% от суммарной добычи страны. По мнению Алексея Книжникова из Фонда дикой природы России, возможно, такое отставание нашей страны и породило ту политическую мотивацию руководства страны, которая выталкивает "Газпром" и "Роснефть" на шельф Арктики. Иначе трудно найти какие-то разумные причины для экологически и экономически безрассудной нефтегазовой экспансии в арктические моря. Ведь пока нет эффективных технологий ликвидации аварийных разливов нефти в арктических ледовых условиях. Если разлив 50-100 тонн в полярных условиях ещё можно локализовать и убрать, то с разливом объёмом тысячи или десятки тысяч тонн нефти ни одна из имеющихся в мире технологий и существующих сил реагирования не справится.
  В книге Игоря Зонна и Сергея Жильцова "Арктическая гонка: захватить и разбурить" рассмотрен комплекс проблем, связанных с добычей нефти и газа на морских месторождениях в Арктике в связи с истощением сухопутных месторождений. Пока Россия не готова самостоятельно сделать это. "Неожиданно" выяснилось, что она не располагает современными платформами, судами и телеуправляемыми подводными аппаратами для глубоководного бурения в Арктике с минимальными рисками для экологии. Это заставило Россию сделать ставку на совместную реализацию проектов в Арктике с нефтегазовыми компаниями ExxonMobil, Statoil и Eni, которые накопили значительный опыт глубоководного бурения. Без подобного сотрудничества России невозможно не допустить ослабления позиций страны в этом регионе. А чиновники преподносят такие договорённости с иностранцами как прорыв в нефтегазовом освоении российской части Арктики. У них сформировалось ожидание, что иностранные компании обеспечат реализацию долгосрочных задач России и решат проблемы, с которыми в ближайшее время может столкнуться российский ТЭК.
  Подобный оптимизм представляется неоправданным. Научно обоснованные данные относительно запасов углеводородов на северном шельфе отсутствуют. В случае расширения присутствия иностранных нефтегазовых компаний в российской Арктике неизбежно усилится и зависимость России от политики западных стран. Пока в недрах нашего чиновничьего аппарата плодятся программы с прогнозными и заведомо невыполнимыми сроками, зарубежные компании осваивают новые технологии глубоководного бурения. А без них шельф превращается в дорогой, но малопригодный для использования ресурс.
  В ближайшее десятилетие углеводородные ресурсы Арктики вряд ли могут рассматриваться в качестве альтернативной энергетической базы. Трудности с освоением шельфовых месторождений и развитие альтернативных источников энергии вообще могут поставить под сомнение целесообразность добычи углеводородного сырья в Арктике. И политика, базирующаяся на принципе "захватить и разбурить", не имеет перспективы. Приоритетом должны стать разработка новых технологий глубоководного бурения.
  Перенос центров нефтегазовой добычи в арктические просторы сопряжён с большими рисками, - заявляют учёные, чиновники и газовики. Российский рывок на север займёт много лет и необязательно приведёт к успеху. И даже совместные проекты с западными компаниями не гарантируют российским партнёрам полноценного и столь необходимого обмена опытом и тем более технологиями. А ресурсы осваивать будет сложнее, чем даже освоение космоса. Но оптимизм внушают "инициатива "Газпрома" по освоению ресурсов Штокмановского месторождения, а также недавнее соглашение "Роснефти" и ExxonMobil по проектам в Карском море". Компании, работающие на шельфе, вероятно, потребуют для себя налоговые льготы.
  Нина Пусенкова (ИМЭМО РАН) отмечает, что в глобальной энергетике свершилась революция сланцевого газа, началась революция сланцевой нефти, грядёт революция газогидратов... Это может сделать наши арктические углеводороды неконкурентоспособными по ценам. Но все прогнозы развития мировой энергетики на следующие 20-30 лет предрекают существенный рост потребления первичных энергоресурсов. И в долгосрочном плане России, чтобы поддержать свои позиции на мировом энергетическом рынке, всё-таки придётся дополнять работу в старых нефтегазовых провинциях освоением новых углеводородных рубежей, в том числе в Арктике. И готовиться к такому походу нужно заранее и очень тщательно, и не только в технологическом и финансовом плане. Необходимо думать и об ущербе, который может быть нанесён хрупкой северной природе. Насколько наши энергетические компании и чиновники представляют себе возможные экологические последствия реализации арктических нефтегазовых проектов? К тому же не до конца оценены риски, связанные с изменением климата: да, оно приводит к уменьшению ледового покрова на арктических морях, что облегчает судоходство по Северному морскому пути, но при этом таяние вечной мерзлоты на суше может повредить трубопроводную и иную инфраструктуру. Всё это ставит Россию перед сложным инвестиционным выбором. Вот и возникает вопрос: арктические углеводороды - это спасение для России или авантюра?
  В электроэнергетике наблюдается замещение нефти газом. Поэтому ведущие международные нефтяные корпорации (например, ВР и Shell) снижают добычу нефти и увеличивают добычу газа. Их можно будет скоро называть не нефтяными, а газовыми корпорациями. Газовая революция связывается прежде всего с добычей нетрадициционного (как сланцевого, так и попутного) газа на территории США, а также с резким увеличением предложения сжиженного газа Катаром. Высокие цены на нефть делают добычу такого газа рентабельным. В США ожидается замещение угольной генерации газовой и постепенный перевод автотранспорта на газ.
  Как это может отразиться на России? Для Европы характерен суживающийся газовый рынок. Но, по мнению экспертов, европейцы не прочь и дальше покупать газ, в том числе и российский. Но они хотели бы покупать российский газ по более низким ценам, чем предлагает "Газпром". Именно этим объясняются многочисленные арбитражные процессы, в которые сейчас вовлечён наш газовый монополист. Избытка газа пока в Европе нет. Но замещение угольной генерации газовой в США приводит к росту экспорта американского угля в Европу. Это даже оказывается выгоднее экспорта сжиженного газа (СПГ), поскольку строительство установок по сжижению газа дороже поставок угля (но тут нужно учесть требования охраны окружающей среды). Самая сложная ситуация для российских поставщиков может сложиться после 2015 года, когда ожидается новая волна предложения СПГ из Северной Америки, Австралии и Восточной Африки. Поэтому энергетическое будущее Европы неопределённое. Стоит ли России строить дополнительные ветки трубопроводов в рамках "Северного потока" или вообще сооружать "Южный поток", а также разрабатывать газовые месторождения Севера и Арктического региона в расчёте на европейский рынок?
  Российским газовикам, наверное, стоит обратить более пристальное внимание на другие регионы мира. Хотя и в Китае, и в Японии, которые также являются в перспективе крупными потенциальными потребителями российского газа, ситуация тоже неясная. К тому же нам надо выиграть конкурентную борьбу с поставщиками газа из Центральной Азии, а в перспективе и из США и Австралии.
  Арктическая нефть - опасная, но и перспективная. Поэтому богатства Арктики манят разработчиков. Крупная сделка ExxonMobil с "Роснефтью", договорившихся о стратегическом партнёрстве в освоении арктического шельфа, - очередное свидетельство огромного интереса к разведке ресурсов за Полярным кругом, пишет The Wall Street Journal. Компании предполагают пробурить первую разведочную скважину до 2015 года и, если всё пойдёт благополучно, могут начать добычу к началу следующего десятилетия.
  Однако было бы все-таки несколько упрощённым видеть только одну, углеводородную сторону проблемы освоения Арктики. В условиях глобального потепления Северный морской путь составит конкуренцию Суэцкому и Панамскому каналам. Если, например, расстояние от порта Мурманск в порт Иокогаму (Япония) через Суэцкий канал составляет 12 840 морских миль, то Северным морским путем - только 5770 миль. Подсчитано, что грузопоток может увеличиться с 2012 до 2019 года в 10 раз, а позже - в 20, до 50 миллионов тонн в год, а это кардинально изменит экономические перспективы как Арктики, так и Восточной Сибири.
  
  Есть и более отрадные новости.
  Как сообщила "Российская газета" , на востоке страны, на Ямале, в районе поселка Сабетта будет построен крупнейший морской порт, через который ежегодно можно будет отправлять на экспорт пять миллионов тонн сжиженного природного газа. К 2018 году эти мощности вырастут в три раза. А для переработки газа на Ямале построят завод. Министр транспорта Максим Соколов заложил символический камень в знак начала строительства порта.
  Порт позволит существенно удешевить транспортировку углеводородного сырья, добываемого в приарктических российских регионах. Сегодня эти грузы везут через полстраны - в морские порты на северо-западе или на востоке.
  Строительство порта - сложный проект, требующий нестандартных и высокотехнологических решений. До сих пор никогда и нигде в мире не осуществлялось успешное строительство 50-ти километровых морских каналов для крупнотоннажных судов на столь высоких широтах. Впервые в России завод по производству СПГ будет размещён на 500 километров севернее Полярного круга. Объём инвестиций в строительство порта и завода составит около триллиона рублей. При этом в строительство завода вложится бизнес.
  В рамках проекта планируется разрабатывать Южно-Тамбейское газоконденсатное месторождение на Ямале. Порт также будет обслуживать Севморпуть, который сейчас загружен недостаточно, но ожидается, что объём перевозок по нему будет быстро нарастать.
  Чтобы новый порт не оказался отрезанным от Большой земли, ведётся строительство автодороги Надым - Салехард. Необходимо также возрождение малой авиации. Развитие же полноценного грузового сообщения невозможно без строительства новых железных дорог. Речь идёт о магистрали "Обская-2 ̵̵ Салехард ̵ Надым - Коротчаево" или так называемом Северном широтном ходе. Его проект был разработан ещё в царской России. В сталинские времена была предпринята попытка построить железную дорогу. И нельзя сказать, что попытка была провальна. До Лабытнанги железнодорожный путь был проложен. В рамках реализации проекта "Северный широтных ход" ускоренными темпами возводится железнодорожный мост через реку Надым.
  Первые суда должны будут загрузиться на терминалах нового арктического порта Сабетта в 2018 году. В результате реализации проекта Россия сможет увеличить свою долю на перспективном мировом рынке СПГ и диверсифицировать экспортные потоки.
  
  Путин поставил задачу создания новой космической системы "Арктика" для мониторинга залежей природных ресурсов на шельфе арктических морей. Она будет включать четыре спутника: нового типа (существующие сейчас способны вести контроль лишь до 60-й параллели северной широты, то есть средней полосы России). Помимо мониторинга, космическая система позволит обеспечивать трансполярные перелёты из Евразии в Северную Америку. Сегодня подобных систем не имеет ни одна страна мира, лишь Канада начинает разрабатывать подобный проект. Система "Арктика" позволит также повысить точность прогнозов погоды.
  Конечно, жаль, что пока крупные проекты разрабатываются и осуществляются в основном ради облегчения вывоза сырья из России. Сколько ещё нерешённых проблем внутри северных регионов! Вот пример:
  Как сообщает журналист Алексей Тарасов, северные районы Красноярского края, откуда выехать и куда добраться можно только по воздуху, окажутся в полной изоляции, если будет реализован (после авиакатастроф в Карелии и Томской области) предложенный Дмитрием Медведевым запрет на эксплуатацию самолётов Ан-24. Альтернативы Ан-24 в крае нет, они сейчас обеспечивают транспортное сообщение с 10 труднодоступными населёнными пунктами. А дооборудование системами безопасности одного Ан-24 - при его обычной сейчас остаточной стоимости 2 млн. рублей - обойдётся в 10 млн. рублей, на что руководители авиакомпаний пойти не могут. Перевозчики остаются без работы, а Сибирь и Дальний Восток ждёт коллапс региональных перевозок. Авиабизнесмены боятся банкротства. У них более 90 процентов перевозок закрыто "крыльями советов"- устаревшими самолетами советского производства. "Аннушки", которые связывают многие отдаленные поселения с Большой землей, изношены донельзя, и различные лётные происшествия с ними случаются регулярно. Ан-24 технически и морально устарел, несмотря на всю его надёжность и незаменимость. На внутренних линиях в Сибири и на Севере сформировался новый класс пассажиров. У топ-менеджмента, разумеется, есть бизнес-джеты. Ну, а среднее звено и обычных вахтовиков - не жаль? Может, стоит подумать о том, чтобы эти компании, выкачивающие из Сибири прибыль, подключить к программе замены летающих через раз гробов на приличные воздушные суда? Хотя, скорее всего, преобразования закончатся как обычно. Внутренних перевозчиков принудят взять кредиты, чтобы по ним расплатиться за дооборудование устаревших самолётов, они увеличат тарифы, и билеты из Красноярска в Игарку и обратно будут стоить не 17 тысяч, а намного больше. Уже не как в Москву, а, скажем, как из Красноярска в Париж через Москву. И обратно. Полетим, куда деваться. На незаменимых музейных экспонатах, оборудованных модернизированной системой безопасности.
  Но будем надеяться, что период роста экономики преимущественно за счёт вывоза сырья подходит к концу. А возможности развития Севера в иных направлениях безграничны, начну с, казалось бы, мелочи.
  Фирма, возглавляемая Вячеславом Хваном, занимается изготовлением препаратов традиционной восточной медицины. Она использует наработки советской науки, опыт коренных народов Севера, японские и корейские рецепты. Её продукция идёт на экспорт, в том числе в США. В расширении и развитии фармакологии и экспорта биотехнологий - важный ресурс развития Дальнего Востока и всего российского Севера.
  Для этого у России есть всё: и уникальное сырьё, и технологии, и широчайшие рынки сбыта. После 1991 года в ряде районов почти полностью погибло оленеводство. Охотой мало кто занимался, поэтому на Таймыре, например, сегодня очень многочисленное поголовье диких северных оленей. В России произрастают в большом количестве те виды растений, которые являются сырьём для японских и корейских препаратов: грибы, ягоды, древесные грибы - всё это есть в изобилии. Есть и эндемики - растения, произрастающих только у нас. Уровень коммерческого освоения ресурсов Севера у нас может быть гораздо выше, чем за рубежом. Сегодня активных исследований в этом направлении, к сожалению, не ведётся, но наследие осталось огромное. Например, в Канаде оленеводство ориентировано только на производство мяса, всё остальное при разделке оленя просто выбрасывалось, даже шкуры. Россияне поделились технологиями, показали, как можно использовать шкуры, как делать церебролизин из мозга и т.д. В принципы, северный олень, так же, как уникальная якутская лошадь - это уникальное сырьё, которое может быть переработано на 100%. Мясное оленеводство и коневодство не может быть рентабельным, если на этом всё и заканчивается. Но если остальной материал используется как эндокринно-ферментное сырьё, то рентабельность оленеводства и коневодства оказывается высочайшей. Если это будет освоено, то никаких дотаций не понадобится для этого сектора. Но для этого понадобится разносторонняя государственная поддержка (не только финансовая).
  Давно раздаются требования обеспечить более справедливое распределение средств, получаемых при эксплуатации богатств Севера. Так, газ, добываемый в ХМАО, имеет себестоимость менее $18 за 1 тыс. куб. м, но продаётся в России по $95, а в Европу - по $390 за 1 тыс. куб. м. Разница уходит в "Газпром". То же самое с нефтью: издержки добычи у "Юганскнефтегаза" - $14 за баррель, экспортная цена "Роснефти" - около $100 за баррель (экспортные пошлины и налоги идут в федеральный и московский бюджеты). А "Норильский никель" вообще получает свой основной, титульный продукт даром - производственные затраты окупаются продажей одних только металлов платиновой группы. Выход прост: надо обязать этих монстров покупать у добывающих "дочек" сырье хотя бы за 50% средней цены продажи этих товаров головными компаниями конечному потребителю. Прибыль холдингов не упадёт - но произойдёт перераспределение налогов в пользу сибирских областей. Федеральные компании должны регистрироваться в регионах, где они имеют основные производящие или добывающие мощности. Только эти два нововведения увеличат объём налогов, поступающих в бюджетную систему Сибири и Дальнего Востока, более чем втрое. А Центральная Россия пусть задумается о том, что она "производит" и за счёт чего "процветает". Только допустив обогащение Сибири, Россия может начать нормально развиваться. Не может валовой региональный продукт Москвы и области (по данным за 2010 г.) на 8% (!) превышать ВРП всей территории к востоку от Урала!
  До сих пор в планах освоения Арктики ставка делается в основном на вахтовый метод. И вот наконец-то прозвучала научно обоснованная его оценка.
  Вахтовый метод отличает особый режим труда и отдыха. В условиях Севера он предусматривал перевозки работников за сотни и тысячи километров. Это чудовищно затратная система, на которую решались только от невозможности проводить работы другим способом, например, в силу невозможности создать постоянный посёлок в нужном месте. Но главное - в процессах адаптации организма. Адаптация человека к экстремальным условиям Севера обеспечивается перестройками всех видов обмена веществ, изменениями нейроэндокринных механизмов регуляции, и у пришлого населения протекает по фазам. Начальный период занимает до полугода, период нормализации функций организма - 2 - 3 года, период стабилизации - 10 - 15 лет. Но вахтовые работники постоянно, в силу регулярных вахт, находятся в первой стадии адаптации при работе на Севере, и снова в первой стадии адаптации при возвращении к своему месту жительства. Организм постоянно в состоянии дестабилизации физиологических параметров, поэтому быстро изнашивается, что и делает вахтовика жертвой ранних и серьезных заболеваний. Вахтовый метод с этой точки зрения - это освоение Севера с помощью людского расходного материала. К тому же, этот метод не в состоянии обеспечить длительного нормального освоения территорий и построения эффективной северной экономики.
  Опыт разработки полезных ископаемых показывает, что большая часть из них не поддаётся разработке вахтовым методом. Крупное рудное месторождение отрабатывается за 20 - 30 лет, месторождения нефти и газа - 30 - 40 лет, угольные могут разрабатываться столетиями. Даже золото или алмазную кимберлитовую трубку невозможно взять наскоком. Кроме того, для подавляющего большинства полезных ископаемых нужно обогащение, а это плюс обогатительная фабрика к руднику. Сырьё должно быть максимально чистым, иначе его невыгодно будет перевозить. Так что, как ни крути, а разработка полезных ископаемых - дело долгое. Потому, когда разворачивался проект освоения Севера, было правильно решено, что там нужно постоянное население. Вахтовый метод ориентирует на хищническое разграбление ресурсов, поскольку не позволяет заниматься планомерной и комплексной добычей, с полной отработкой полезных ископаемых. Вахтовики часто вносят решающий вклад в загрязнение и разрушение хрупких северных экосистем. Потому любое экономическое развитие должно строиться в первую и главную очередь с опорой на местное, коренное население, в особенности на местные народы, которые адаптированы к условиям Севера на генетическом уровне.
  Последний тезис правилен, но требуется одно его уточнение. Коренное население - это в основном оленеводы, и вряд ли из них можно быстро подготовить кадры добытчиков нефти, газа, золота и других металлов. А вот молодёжь из коренного населения часто после обучения в интернатах оказывается уже не способной к оленеводству, и уезжать на Большую землю тоже не рвётся, зная, что там ей будет реализовать себя не просто. Вот она могла бы влиться в ряды кадров, осуществляющих промышленное освоение Севера. Жаль, что численность её невелика, да и соответствующая работа с ней целенаправленно не проводится.
  Точно так же найден, наконец, оптимальный для Севера тип расселения в соответствии с его природно-климатическими условиями. Если они не позволяют селиться крупными коллективами и строить города, не нужно брать в лоб и строить города любой ценой. Норильск - город удивительный, но его опыт показал полную непригодность такого подхода. Для таких широт больше подошла бы густая сеть небольших, но полностью оборудованных всем необходимым и комфортабельных посёлков, тесно связанных дорогами и коммуникациями (а отнюдь не сплошное заселение). Здесь есть на что опереться. Археологические данные позволяют судить, что население Сибири в глубокой древности создало подобную сеть связей, состоящую из троп: сухопутных и речных. Она отличалась большой устойчивостью, и большинство современных дорог проложено по этой сети. Кроме того, требуется серьёзное развитие жилой и промышленной архитектуры, подходящей для суровых климатических условий.
  Северный морской путь, его инфраструктура и безопасность стали главными темами второго международного форума "Арктика - территория диалога", который прошёл в Архангельске. При этом освоение "крыши мира" будет проходить экологично, пообещали российские власти.
  Для эталонного маршрута Роттердам - Йокогама при следовании через Индийский океан расстояние составляет 11,2 тысячи морских миль. При следовании по Северному морскому пути расстояние сокращается на 3,9 тысячи морских миль или на 34%. Это уменьшает время в пути с 33 суток до 20 и, соответственно, снижает стоимость доставки грузов. Потенциальный грузопоток СМП оценивается в 50 миллионов тонн в год.
  Объём грузоперевозок по Севморпути от максимального значения (6,7 миллиона тонн в 1987 году) в 1990-е годы упал практически до нуля, однако с 2000 года регулярное использование морских трасс возобновилось. Сейчас перевозки продолжают расти, превысив 3 миллиона тонн в 2010 году, когда была возобновлена проводка по СМП крупнотоннажных танкеров.
  Изменение климата позволяет активнее развивать экономическую деятельность в Арктике, однако Россия будет прилагать все усилия для сохранения природы этого региона в первозданном виде, заявил Путин на форуме. Человечество уже накопило значительный опыт, позволяющий обеспечивать защиту окружающей среды, и предложил посвятить следующий Арктический форум экологии региона.
  Освоение Арктики с оглядкой на природу потребует развития инфраструктуры безопасности, в частности, создание сети центров по борьбе с разливами нефти. Сеть из десяти комплексных аварийно-спасательных центров для обеспечения безопасности в Арктике, которую планируется построить до 2015 года, обойдётся России в 1 миллиард рублей. Для создания баз будет использоваться существующая инфраструктура МЧС.
  Между тем российские власти рассчитывают увеличить территорию страны за счёт Арктики. Россия подготовит научно-обоснованную заявку в комиссию ООН по морскому праву на расширение своей экономической зоны на арктическом шельфе. Для этого будет проведено бурение дна с целью получения проб грунта в заранее намеченных точках, чтобы доказать соответствие состава этого грунта грунтам территории северной Сибири.
  Согласно Конвенции ООН по морскому праву, прибрежные государства имеют суверенное право разведки и разработки природных ресурсов на континентальном шельфе, который является продолжением их территории. Ранее Россия представила в комиссию ООН по морскому праву свою заявку на арктический шельф, однако она была отклонена в связи с недостатком информации. Если Россия докажет, что подводные арктические хребты Ломоносова и Менделеева, которые тянутся к Гренландии, являются геологическим продолжением её континентального шельфа, то сможет получить право на дополнительные 1,2 миллиона квадратных километров площади в Арктике и на разработку колоссальных месторождений нефти и газа в треугольнике Чукотка - Мурманск - Северный Полюс.
  Сокращение площади льдов на руку транспортникам, но опасно для российских полярников, которые с 1930-х годов работают в Арктике на дрейфующих ледовых станциях "Северный полюс". Для решения проблемы предложено использовать для размещения полярников платформы, по форме напоминающие сигару, чтобы обеспечить "самоходность" и чтобы давление льда не сжимало корпус, а как бы выдавливало изо льда. Задача такой платформы - дойти до нужного места, вмёрзнуть в ледовый массив и путешествовать до тех пор, пока не нужно будет освободиться и уйти "в свободное плавание". Размер платформы составит десятки метров, её движение будет обеспечивать дизельная установка. На платформе также обязательно будут вертолетная площадка и спутниковая связь.
  Губернатор Архангельской области предложил открыть в Архангельске Арктический научный центр для комплексного изучения северных районов Земли. Легендарный полярник и ученый Артур Чилингаров намерен открыть собственную кафедру в Северном Арктическом федеральном университете (где и проходил форум). Но знает ли Чилингаров, какую агентуру имеет Запад в этом университете (о чём было сказано выше)?
  
  Россия, Русь, храни себя, храни!
  
  Кажется, эти слова из знаменитого стихотворения Николая Рубцова применимы к сегодняшней ситуации именно в связи с проблемами Севера. Потому что есть способы захвата русских земель без применения военной силы. Это либо прямая их скупка, либо внедрение иностранного капитала в капитал российских компаний. Достаточно напомнить о "сделке века" - слиянии Тюменской нефтяной компании с "Бритиш петролеум", поделивших суммарный капитал в пропорции 50:50. Американская компания Marathon купила Ханты-Мансийскую нефтяную компанию. В свою очередь российская компания "Норильский никель" купила американскую компанию Stillwater mining. Какова доля иностранного капитала в совместных или акционерных предприятиях (не на бумаге, а фактически) - никто не знает, это "коммерческая тайна". Многие российские предприниматели, видимо, играют роль зиц-председателя Фунта, за определённую плату делающего вид, что управляет производством, тогда как на деле давно уже продал акции своих компаний на зарубежных биржах.
  Некоторую ясность в суть этих покупок-продаж внесла появившаяся в декабре 2010 года в Интернете и буквально взорвавшая его статья предпринимателя из Екатеринбурга Сергея Писарева "Предпродажная подготовка России завершена?". В ней говорилось:
  За "демократию", видимо, придётся заплатить по максимальной цене... Согласно утверждённому Минфином и Минэкономразвития списку госактивов, подлежащих реализации в 2011 - 2013 годах, в него войдут госпакеты акций "Роснефти", "Транснефти", Сбербанка, "Совкомфлота", ВТБ, Россельхозбанка, "Росагролизинга", "Росспиртпрома", ОЗК, ФСК и "РусГидро". Исторический опыт показывает, что значительная часть прибыли этих структур со временем осядет в оффшорах, легализуется в гигантские дивиденды десятка "физлиц", английские футбольные и американские баскетбольные клубы, яхты, зарубежную недвижимость, умопомрачительные "откаты" чиновникам. Это, если продавать "своим". Но что-то подсказывает, что пришло время появления в России "конечных" покупателей, тех, ради кого и чьими усилиями, собственно, разрушили СССР, а до этого - Российскую Империю. Что, к слову, не меняет направления использования прибыли.
  Председатель наблюдательного совета UC Rusal (РУСАЛ - компания-владелец алюминиевой отрасли России) Натаниэль Ротшильд в интервью газете "Ведомости" сказал знаменательную фразу: "...Наверное, можно сказать, что я вернул Ротшильдов в Россию". По словам Н. Ротшильда, он уже давно дружит с О. Дерипаской (основным (?) акционером РУСАЛа) и В. Потаниным (бывшим совладельцем "Норникеля") и планирует возглавить в России ещё и Совет директоров "Норникеля" А "Норникель" - крупнейший в мире производитель никеля, палладия, один из крупнейших производителей платины и меди. Помимо этого, компания производит кобальт, хром, родий, серебро, золото, иридий, рутений, а также селен, теллур и серу.
  Из интервью видно, что Натаниэль, несмотря на относительную молодость, человек очень образованный и умный, а если добавить ко всем его плюсам ещё и неограниченные финансовые возможности, то за судьбу РУСАЛа и "Норникеля", видимо, можно уже не беспокоиться. Было время, когда "офицер" был синонимом "патриота России". Сегодня на дворе время "финансовых офицеров Ротшильда".
  В прессу попал правительственный документ от 25 октября 2010 г. N1874-р. Согласно этому Распоряжению, Российское государство уполномочивает продавать вышеуказанную собственность 10 структурам, среди которых небезызвестные: ЗАО "Банк Кредит Свисс", ООО "Дойче Банк", ООО Коммерческий банк "Дж.П. Морган Банк Интернешнл", ООО "Мерилл Линч Секьюритиз", ООО "Морган Стэнли Банк" и "Голдман Сакс". Есть среди них и российская "ВТБ Капитал", хотя даже акции самого ВТБ поручено почему-то продавать "Мерилл Линч Секьюритиз".
  Откуда появилось убеждение, что господа из этих фирм будут действовать в интересах российского народа, непонятно. Остаётся в который раз уповать на знаменитые "законы свободного рынка".
  В свете этих событий многое становится понятным. Зачем в России свой ВПК, когда появилась реальная перспектива вхождения в НАТО? Тогда уже логично покупать корабли во Франции, бронетехнику в Италии, а самолёты в Израиле. Всё большая доля автомобилей, электроники, одежды, мебели, игрушек, еды, гражданских самолётов и т.д. и т.п., даже гвозди, грабли и лопаты - импортного производства.
  Соответственно, с фактом исчезновения аналогичных производств в России, появляется и "головная боль": куда девать тех, кто там работал? Тогда уже демографическая проблема становится вовсе и не проблемой, а естественным способом снятия вышеуказанной "головной боли".
  Зачем в России фундаментальное образование для всех, когда кроме сырьевых отраслей в перспективе у нас ничего не останется? Сакраментальный вопрос на ЕГЭ: "Пётр I - это: 1. Царь, 2. Космонавт, 3. Хоккеист" - неприемлем для будущего конструктора, инженера, учёного, но вполне приемлем для будущего разнорабочего, официанта, портье.
  Во времена Горбачёва населению промывали мозги "перестройкой", "гласностью", "новым мЫшлением", а в это время "агенты влияния" типа Яковлева - главного советника-идеолога Горбачёва, занимались демонтажём СССР. Сегодня нам говорят о нанотехнологиях, Сколково, "модернизации", "перезагрузке" и в это же время главный идеолог - советник Президента РФ Д.А. Медведева г-н Юргенс - называет основным противником реализации этих чудесных планов русский народ, т.е. 80% населения России.
  Предпродажная подготовка России завершается.
  Постепенно убирается всё лишнее, остаётся всё полезное: территория, недра, вода, чернозёмы, "ЕГЭ-рабсила". С выходом из тюрьмы Ходорковского, через любой "независимый суд" в Страсбурге, Лондоне или где-нибудь в Нью-Йорке легко решится вопрос по российской нефти. Если кто забыл, то на ЮКОС, по мнению экспертов, получено лицензий на 70% запасов нефти РФ, а старший Буш тогда же приезжал в Россию и сообщил, что эту "самую прозрачную в России компанию" решила купить американская "Еххon". 15%, контролируемых "ТНК-ВР" ("Бритиш Петролеум"), плюс 70% "Еххon" - итого 85%. "Такая вот загогулина получается". (Почему-то пока не трогают лишь "Газпром". Может, так договорились, или оставили "на десерт"?)...
  На наших глазах сбывается мечта всех поколений российских либералов и демократов, начиная от "декабристов" и заканчивая сегодняшними борцами за права секс-меньшинств: у нас появился реальный шанс "жить как в Париже". Правда, половина населения и половина территории как бы лишние. Наши культура, традиции, православная вера могут оказаться неуместны. Зато прекратятся споры вокруг легализации "однополых браков", наркотиков, проституции, ювенальной юстиции.
  Правда, придётся снова повоевать в Афганистане в рядах НАТО, защищая английские и американские интересы. Что, к слову, уже началось и вызвало протест у руководства Афганистана и тревогу нашей общественности по поводу ожидания в ответ какого-нибудь жуткого теракта, который припишут неуловимому Бен Ладену, а затем - цинковых гробов, с трупами наших мальчишек, которых опять пошлют в Афган. Может, придётся повоевать и с Китаем в интересах США. А что, грузин ведь заставили воевать с Россией? Да, неприятно, зато какая классная военная форма и оружие!
  За "демократию", видимо, придется заплатить по максимальной цене. Зато Россия, пусть "в обрезанном" виде, но сможет влиться наконец-то в ряды "цивилизованных стран". Наверное "чертовски приятно" дружить с Ротшильдом, только вот есть ли этот шанс у большинства граждан России, которым не удалось поучаствовать в приснопамятных "залоговых аукционах"? Вряд ли.
  К сожалению, всё больше людей именно таким образом объясняют всё происходящее в России. Хотелось бы думать, что это не так, и слова, которые мы слышим из уст руководства страны - хороши, но "по делам узнаете их..."
  Кстати... не с этим ли связано "эпохальное" решение г-жи Матвиенко не строить башню Газпрома на Охте? Причём после того, как противники строительства проиграли суд, и все уже согласились с этим строительством, а многие "генералы от архитектуры" покорно прогнулись перед газовым гигантом, отказавшись от своих протестов. Она [Матвиенко] мотивировала это тем, что не хочет создавать конфликт в обществе, но конфликт в обществе уже сошёл на нет. Скорей всего, причина в другом. Офис Газпрома будет не в Питере, а скажем в Лондоне, и называться он будет уже не Газпром, а как-нибудь по-английски".
  И в дополнение приведены несколько любопытных высказываний из блога в ЖЖ по поводу слов Натана Ротшильда "Я вернул Ротшильдов в Россию":
  "...В 2002 г. он [Н. Ротшильд] познакомился с Олегом Дерипаской, они быстро сдружились, в том же году новый друг Дерипаски возглавил наблюдательный совет En+ Group, которой принадлежат все активы Дерипаски. В 2008 г. разразился скандал: британские СМИ написали, что Натан Ротшильд познакомил Дерипаску с еврокомиссаром по торговле Питером Мендельсоном, после чего последний стал лоббировать интересы Дерипаски. Комментировать это Натан также не стал. Зато сейчас он в открытую лоббирует интересы своего друга в России. В четверг пройдёт внеочередное собрание акционеров "Норникеля", на котором UC Rusal будет пытаться сменить совет директоров компании, один из её кандидатов - Натан Ротшильд..." (Как я уже указывал, Н.Ротшильд в состав совета директоров "Норникеля" вошёл.)
  ..."Я знаю [владельца "Интерроса"] Владимира Потанина очень-очень давно. Я считаю его своим другом. Ситуацию вокруг "Норникеля" я с ним пока не обсуждал, но такое намерение есть - для этого нужно правильное время...
  Честно сказать, я горжусь принадлежностью к своей семье и всеми её знаменитыми историями, её традициями, благородством и благотворительной деятельностью и всем, что Ротшильды делали для общества. Это столетия и столетия. И я восхищаюсь тем, как мои предки вели бизнес, но я думаю, что больший интерес нужно проявлять именно к ранним Ротшильдам. Торги после Ватерлоо, пожалуй, самая любимая история... Наверное, можно сказать, что я вернул Ротшильдов в Россию".
  Н.Ротшильд, видимо, запамятовал, что их семья известна не только благотворительностью, но и причастностью к развязыванию двух мировых войн и многим другим не столь уж благородным акциям, жертвами которых стали миллионы людей по всему миру. Но главная мысль цитируемой статьи такова: Все эти дерипаски и потанины - лишь подставные лица, на которых оформлена собственность на "Русал", "Норникель" и другие важнейшие предприятия России. Но теперь уже настало время, когда можно истинным их хозяевам не прятаться за подставными фигурами, и прямо заявить, что экономика России находится в руках кланов Ротшильдов и других мультимиллиардеров Запада. О том, чем это, по мнению Сергея Писарева, обернётся для россиян, можно посмотреть в оригинале его статьи.
  Сергей Писарев сделал "серьёзное предупреждение" в связи с возвращением в Россию Ротшильдов (и, видимо, не только их) как конечных хозяев российских богатств, которым уже не нужны прикрытия - фиктивные российские якобы хозяева. Только непонятно, кому это предупреждение адресовано.
  Ротшильдам? Они его даже не заметят, хотя их обслуга возьмёт автора на заметку. Знаю это по собственному опыту. Как-то я написал в одной мало читаемой газете, что некий олигарх в ходе кампании по приватизации купил огромный, знаменитый на всю страну завод за копейки. И мне немедленно позвонил уполномоченный этого олигарха с требованием опровергнуть это сообщение. Тот эпизод закончился ничем. Видимо, олигарх понял, что затевать судебный процесс, в ходе которого будут публично оглашены скандальные подробности покупки завода, не в его интересах. Но факт остаётся фактом: обслуга олигархов просматривает даже мало читаемые газеты. Вряд ли пренебрегает она и Интернетом.
  Если "серьёзное предупреждение" адресовано российской общественности, то это тоже холостой выстрел. Общественность прочитает (если прочитает) и... промолчит. Если не считать откликов в Интернете, которые помогут авторам выпустить пар, но не повлияют на ситуацию в стране.
  Тут есть смысл обратиться к истории.
  России не привыкать к тому, что её богатствами распоряжаются в своих корыстных интересах иностранцы. В книге Бориса Кагарлицкого "Периферийная империя" процесс надевания Западом хомута на шею России прослежен в историческом разрезе - с XVI века. Сергей Кара-Мурза показал, что перед революцией большинство крупнейших предприятий России принадлежало (явно или скрытно) иностранному капиталу. К 1917 году эта доля дошла до 90 процентов. О размерах дани, взимаемой Западом с России, "серьёзно предупреждал" историк, экономист, публицист и исследователь масонства генерал Александр Нечволодов.
  После Октябрьской революции Ленин, вводя нэп, говорил, что одной из главных его целей было привлечение иностранного капитала путём сдачи богатств России в концессию бизнесменам Запада (тут он темнил, целью его было восстановление капитализма, но меня сейчас интересует не это). В правление Сталина многие путы, наложенные иностранцами на российскую экономику, удалось разорвать. Ну, а что началось после падения Советской власти, - об этом рассказывать нет надобности, все видели, как расхищались российские богатства иностранным капиталом и его туземными ставленниками. Вот лишь один пример.
  Уже много лет во всём мире ненавистники России проливают крокодиловы слёзы по поводу несправедливого второго обвинительного приговора Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву. Но если бы был опубликован полный перечень деяний Ходорковского, из преуспевающего комсомольского функционера вдруг, почти в одночасье, превратившегося в долларового мультимиллардера, картина предстала бы крайне неприглядная. Желающие поподробнее ознакомиться с нею могут обратиться к книге Александра Бушкова "Полковник, ставший капитаном" (так он пишет о Путине). Приведу лишь парочку эпизодов из неё.
  О глобальных планах Ходорковского "с детским простодушием проговорился видный американский журналист Дэвид Хоффман, сочинивший толстенную книгу про то, что олигархи - соль земли русской: "Честолюбие Ходорковского, однако, еще не было удовлетворено. 22 апреля 2003 года "ЮКОС" объявил о новых планах слияния с "Сибнефтью", нефтяной компанией, созданной Борисом Березовским... Теперь объединённая компания, которую собирались назвать "ЮКОССибнефть", могла занять четвёртое место в мире по размерам добычи. После объединения гигантская компания стала бы привлекательным объектом для поглощения и приобретения другой международной нефтяной компанией. В этом и заключалось намерение и самая честолюбивая цель Ходорковского: создать свою империю, а затем продать её "Экссон-Мобил" или "Шеврон-Тексако". Сделка сулила фантастическую прибыль". (Выделено мной. - М.А.).
  Как бы отреагировала власть США, если бы некий американский бизнесмен решил продать крупнейшую американскую нефтяную компанию России?
  Но и это ещё не всё.
  "Весной 2003 года в Вашингтоне в беседе с одним из высокопоставленных представителей администрации США Ходорковский заявил, что, "придя к формальной политической власти, пойдет на полное ядерное разоружение России".
  И это - "невинная жертва "басманного правосудия", царящего в России"? Я уж не говорю, об убийствах и прочих преступлениях, которые творились слугами хозяев ЮКОСа, но почему-то Ходорковскому так и не были поставлены в вину (на их счету числятся минимум 72 трупа).
  Ходорковский (как и другие нефтяные олигархи) применял хитрые схемы для ухода от уплаты налогов. Компания ЮКОС продавала добытую ею нефть по заниженным в разы ценам своим дочерним компаниям за рубежом, которые перепродавали её на мировом рынке по рыночной цене. Естественно, прибыли ЮКОСа были заоблачными, а государству от его собственного богатства (недра, по Конституции, - всенародное достояние) не доставалось практически ничего. Но "жадность фраера сгубила". Удалось доказать несколько эпизодов грубого ухода компании от уплаты налогов, а это и в странах Запада считается тягчайшим преступлением. (В США в период действия "сухого закона" никак не могли привлечь к ответственности организатора нелегальной торговли алкоголем мафиозо Аль Капоне, поскольку сам он виски не торговал; но его поймали на неуплате налогов и засадили в тюрьму на длительный срок.) Другие российские нефтяные и прочие олигархи, повторяю, тоже применяли разные схемы "оптимизации" налогового бремени. Некоторые из них откровенно говорили, что ненавидят и презирают Россию и не станут содействовать её восстановлению ("В эту страну я не вложу ни копейки!") Сам Ходорковский, кажется, писал, что олигархи рассматривают Россию как территорию для охоты. Но никто из них, кроме Ходорковского, не заявлял открыто о своих политических амбициях, о мечте - придти к власти и разоружить Россию...
  Урок, преподанный Ходорковскому, быстро усвоили другие нефтяные олигархи. До того от добычи нашей собственной нефти бюджет России получал гроши. И вдруг собираемость налогов от добычи нефти после рассмотренного случая выросла в 80 раз!
  Кстати, насчёт продажи ЮКОСа. Россия нашла более приемлемый для неё вариант реализации активов этой компании. В январе Владимир Путин принимал главу "Бритиш Петролеум" Дадли. Он выразил удовлетворение по поводу соглашения об обмене акциями и о планах совместного освоения месторождений нефти и газа в Карском море, достигнутого "BP" с "Транснефтью". (А именно этой российской компании перешли наиболее ценные активы ЮКОСа.) Как видим, акулы бизнеса на Западе могут негодовать по поводу того, что российская тоталитарная власть незаконно отобрала активы у владельцев ЮКОСа, но когда дело запахло прибылью, охотно заключают сделки с российской компанией, которой достались эти самые "незаконно отобранные" активы. Не потому ли даже международные суды признали, что Ходорковский осуждён не по политическим мотивам, а за уголовные преступления.
  Вот так чуть было не уплыла из России нефтяная компания, владеющая большей частью разведанных запасов "чёрного золота". Не получилось. Российская власть предпочла не продавать активы ЮКОСа американцам, а пойти на частичное их слияние с английской (транснациональной) корпорацией, воспользовавшись тем, что акции BP после учинённой ею катастрофы в Мексиканском заливе сильно упали в цене. А после достигнутого в Москве соглашения капитализация и BP, и "Транснефти" стала быстро расти. И Россия может рассчитывать на доступ к новейшим технологиям добычи нефти и газа.
  Но ведь комбинации с продажей российских активов замышлял не один Ходорковский. А сколько было (и остаётся) любителей поторговать богатствами российских недр! Как утверждает председатель Комитета по экономической политике и предпринимательству Госдумы Евгений Фёдоров, свыше 90 процентов крупной российской собственности находится в иностранной юрисдикции. И без перевода активов за границу крупного бизнеса в России не возникнет.
  Самобытный и глубокий мыслитель, постигший не формальную экономическую науку, а реальную сущность экономических процессов, Александр Александрович Зверев из Тюмени в своей книге "Трезво о политике" рассказал о том, как в ельцинские времена в Тюменской области намечалось осуществить планы мировой финансовой олигархии по порабощению России, овладению её землями и ресурсами российского Севера:
  "По зарубежным планам, Тюменская область делится на три части и распределяется следующим образом между "цивилизованными странами".
  Север области (Ямало-Ненецкий округ), где сосредоточены в основном нефть и газ, отходит преимущественно к США.
  Ниже расположенный по широте Ханты-Мансийский округ определённо поделить не смогли, и на его месте планируется некий "Международный консорциум по эксплуатации богатств Западной Сибири". А юг области предполагается отдать под заселение германскими немцами.
  Существует официальный документ, благословляющий такое распределение. Его подписали Ю.Шафраник (когда он был главой администрации Тюменской области) и А.Руцкой (когда он в администрации Ельцина отвечал за сельское хозяйство).
  На юге Тюменской области уже несколько лет живёт "немецкий наместник", который выступал по радио и сказал, что на юге Тюменской области планируется район компактного проживания германских немцев. Имеется немецкое консульство. Несколько лет сидит на юге области представитель МВФ. В "Сибкомбанке" организована "немецкая кредитная линия". В областной библиотеке организован читальный зал, в который литература поступает прямо из Германии. Постепенно отдаются немцам предприятия города Тюмени и происходят другие обеспечивающие этот процесс события.
  Естественно, народ, специалисты высказывали своё возмущение происходящим. Излагали его официально, в том числе и в прессе. Например, была уже тогда опубликована статья Д.Заводовской "Неправое дело господина Рокецкого" (это тогдашний глава администрации Тюменской области). Вот в такой обстановке, на фоне борьбы с заселением германскими немцами юга Тюменской области и написана ниже приведённая статья".
  И далее приводится статья Зверева "Сможет ли глава администрации организовать голод?" . Там подробно разобрана программа ликвидации крупного сельскохозяйственного производства в России и замена его "фермерскими хозяйствами", которые затем доводятся до банкротства и вынуждаются продать свои земельные доли. Ещё в декабре 1990 года руководители крупнейших банков мира в Брюсселе решили, что российская земля пойдёт в залог, но не в виде её самой, а в виде акций...
  Затем Ю.Шафраник и А.Руцкой подписали проект "РИТЗА". Точное его содержание держится в тайне, но известно, что в результате его немцы и голландцы обеспечили своё присутствие на самых лучших землях нашего Заводоуковского района.
  В 1992 году на английском, а в 1993 году на русском языке появляется документ Всемирного банка под длинным названием "Стратегия реформ в продовольственном и аграрном секторах экономики бывшего СССР". В нём излагается сценарий захвата иностранцами российской земли. В частности, там говорится:
  "Пока будет существовать трёхлетний мораторий на продажу земли, полученной из государственного Фонда перераспределения, все остальные категории земли должны стать доступны для продажи немедленно. Эти категории включают земельные доли и паи, полученные в результате реорганизации бывших колхозов и совхозов".
  Как известно, в России были приняты законы о купле-продаже земли, в том числе и о продаже её иностранцам. И в Тюменской области были изданы соответствующие распоряжения. Во-первых, это распоряжение о ликвидации Управления сельского хозяйства, которое было призвано сохранять коллективные хозяйства и координировать их деятельность. Во-вторых, распоряжение "О мерах по реформированию агропромышленного комплекса области в 1995 году", конкретно - о наделении сельских жителей реальными имущественными и земельными паями, с выдачей до 1 марта государственных свидетельств на право собственности.
  Примечательно, что глава администрации области, комментируя ход земельной реформы, сказал:
  "Людей жалко... реформы нам дорого обходятся, но ... решиться было надо..."
  А ещё в 1991 году "Тюменская правда" в заметке с первого съезда партии Руцкого привела слова консультанта Ельцина по реформам А.Ракитова: "... при такой политике вымрут некоторые категории населения, но это вполне естественный ход реформ".
  В заключение статьи Зверев спрашивал: "Сможет ли губернатор организовать голод?" (как необходимое условие для разорения мелких крестьянских хозяйств и продажи земли - в соответствии с установками Всемирного банка и политикой правительства Ельцина). И отвечал: "Ответ остаётся за всеми нами, за людьми. Если народ, рабочие и крестьяне, специалисты и служащие позволят провести незаконные разрушительные реформы, сценарий которых написан за рубежом, то голод будет, и некоторые категории населения, как это и планировалось консультантом президента, - вымрут".
  Все эти сведения кажутся настолько чудовищными, что может возникнуть сомнение в их достоверности. Однако ведь в те годы был представлен в Государственную думу и был принят Закон, позволяющий заключать сделки на основе так называемого "соглашения о разделе продукции", по которому богатства российских недр передавались иностранцам навечно и бесплатно. Наиболее ярко его суть проявилась в так называемом проекте "Сахалин - 2" . Лишь благодаря выступлениям Юрия Болдырева и нескольких других деятелей удалось остановить законопроект, по которому под эти грабительские условия подпадали все российские месторождения полезных ископаемых. Хотя официальных опровержений сведений, приведённых в статье Зверева, тогда не последовало, всё же начавшиеся акции протеста против распродажи земель России, видимо, возымели действие.
  Итак, посягательства иностранного капитала на земли России пока носят косвенный характер. А вот браконьерствовать в наших территориальных водах и добывать сырьё на российском шельфе позволяют себе многие.
  Но не всё так печально на нашем Севере. Медленно, но возрождается Северный морской путь, уже есть опыт прохождения судов на всём его протяжении за одну навигацию. Север будет обретать второе дыхание. И это всё - только начало.
  Председатель правительства РФ Дмитрий Медведев на встрече с представителями Российского союза промышленников и предпринимателей признал, что в 1990-е годы мы допустили много ошибок, в частности, "насоздавали множество так называемых обществ с ограниченной ответственностью, открытых и закрытых акционерных обществ, чего нет больше ни в одной стране мира. Надо это поправлять, но так, чтобы не нанести ущерба действующим компаниям".
  Думается, Д.Медведев слишком благодушно оценил итоги реформ 90-х. Ошибочным было введение в России частной собственности на землю, вследствие чего значительная часть земель оказалась скупленной неизвестно кем. И когда требуется, например, выделить земельные участки многодетным семьям, это оказывается невозможным, хотя земли пустуют. А когда нужно построить новую дорогу, вдруг объявляются земельные собственники, заламывающие несусветные цены, по которым государство вынуждено их выкупать. Ну, а если говорить о главной ошибке, то ею было установление в России буржуазного строя, совершенно не соответствующего сущности нашей страны и русского человека.
  Так что же, в свете опыта Ломоносова и русских первопроходцев, нужно для освоения Русского Севера?
  Во-первых, беззаветная преданность инициаторов этого великого дела, их бескорыстие и готовность преодолеть любые препятствия.
  Во-вторых, государственная воля не только удержать Русский Север в составе России, но и сделать его базой для рывка нашей страны в постиндустриальное общество, восстановить Северный морской путь как кратчайшую линию связи Европы с Азиатско-Тихоокеанским регионом.
  В-третьих, экономические инструменты для решения этой задачи, которые по определению не могут быть рыночными.
  Но найдутся ли в современной России политики, которым такой подвиг окажется по плечу?
  
  Глава 5. ЦЕНТР РОССИИ - НА ТИХОМ ОКЕАНЕ!
  
  Как и Крайний Север, Русский Восток, включающий Сибирь и Дальний Восток, - это огромные слабо заселённые пространства и богатейшая кладовая полезных ископаемых и других природных ресурсов (в частности, пресной воды). И эти несметные богатства также нами плохо используются или не используются совсем, а часто расхищаются браконьерами и иностранными пенкоснимателями. Посмотрим, что представляет собой этот край ныне.
  
  Далёкий край, или Кто нынче патриот
  
  Трудно привыкнуть к тому, что у нас стали традиционными акции протеста населения Приморья против нечеловеческих условий жизни в замерзающих зимой городах и посёлках, против безработицы, против многомесячных задержек с выплатой заработной платы работникам, против роста тарифов на услуги транспорта и жилищно-коммунального хозяйства. События достигали порой такого накала, что приходилось пускать против протестующих ОМОН (причём московский - местный оказывался ненадёжным), и уже не кажется бредом призыв к отделению Приморья от России и образованию независимой Дальневосточной республики. Так же, как и к отделению Сибири от России. А лозунг "Хватит кормить Москву!" становится чуть ли не общим требованием. И хотя появление так называемых "приморских партизан", нападавших на отделения милиции, было представлено официозными СМИ как художество банды хулиганов и грабителей, их действия вызвали волну сочувствия во всей стране, а в Приморье в особенности. "Книга о "приморских партизанах"" Ростислава Антонова нашла широкую массу читателей. Чего стоят хотя бы первые её строки:
  "Приморье. Что значит это слово для центральной России и для Москвы в частности? Далёкий, далёкий край, неосвоенный и непонятный. Край, который многие уже считают потерянным и капитулировавшим под натиском огромного Китая. И вдруг, этот край стал известен на всю страну, и даже не весь, а лишь крошечный посёлок Кировское, где несколько молодых русских парней объявили свою личную войну. Войну против Системы. И хотя сейчас о них говорят, что они простые бандиты, зарабатывающие на жизнь грабежом и разбоем, каких в России множество, но как тогда объяснить тот факт, что для их ликвидации была создана группировка численностью в 1 500 человек при поддержке бронетехники и авиации. Как объяснить, что форумы Владивостока приняли их сторону, а не сторону милиции, по сути, оправдывая и защищая их".
  А ведь Дальний Восток - это жемчужина России, причем такая, что заставляет вспомнить слова Евангелия: "...подобно Царство Небесное купцу, ищущему хороших жемчужин, который, найдя одну драгоценную жемчужину, пошёл и продал всё, что имел, и купил её". И дело здесь не в одних громадных природных богатствах и важном геостратегическом положении края, а еще и в духовных, почти мистических реалиях, почему и можно уверенно утверждать: от положения на Дальнем Востоке зависит, быть или не быть России как великой державе в XXI веке.
  О том же говорит в своих путевых очерках "Дальневосточные мотивы" археолог и журналист А.А.Иконников-Галицкий :
  "Если Россия, несмотря ни на что, остаётся державой, если с русским именем в мире считаются, - то это потому, что мы ещё обладаем Дальним Востоком... Чего бы стоила позиция России на мировой арене, если б не её полуразрушенный, полуразворованный, но всё-таки атомный Тихоокеанский флот?
  Обладание Дальним Востоком обеспечивает доступ к природным ресурсам Забайкалья и сибирского Севера, не говоря о сахалинской нефти. Сказочные богатства Якутии или региона БАМа принадлежат тому, кто твёрдо стоит на Амуре, Охотском и Японском морях.
  Дальний Восток - ворота евразийского транзита. Владея им, Россия занимает исключительное положение: она единственная страна, сухопутными дорогами соединяющая Тихий океан с Атлантикой.
  Из сего следует: обладание Дальним Востоком есть необходимое, хотя и недостаточное условие существования России как государства".
  Полковник в отставке Евгений Морозов в статье "Как нам сохранить Дальний Восток" пишет ещё короче:
  "Вот что значит для России Дальний Восток - будущее. Или достойное существование страны и российской (евразийской) цивилизации в веках с Дальним Востоком, или угасание, перерождение и смерть без него".
  Как же мы довели этот край до такого плачевного состояния?
  Когда Горбачёв провозгласил на всю страну лозунг де Голля "Европа от Атлантики до Урала", наша публика была просто ошарашена его очевидной глупостью: СССР-то двумя третями своей территории числится в Азии, а тут получается, что до Урала советская территория "едина" с Западной Европой, а за ним - уже нет. Как же так? На редкие просачивавшиеся тогда в официальную печать недоумённые вопросы давались уклончивые ответы: дескать, это только первый этап, а потом, возможно, будет провозглашено "единство" и до Владивостока.
  На самом деле "киты перестройки" здесь попросту проговорились. Идея отрезать как можно больше азиатских территорий от нашей страны, по-видимому, непрестанно прокручивалась где-то в кругах, закулисно направляющих мировую политику. И неосторожные слова о "единстве до Урала" делают явным тайный замысел отторгнуть от России Урал, Сибирь и Дальний Восток. И в самом деле: не пойди в свое время Ермак на хана Кучума - жили бы мы сейчас как в Швеции (правда, можно спросить: а почему не как в Румынии?). Так что возникающие время от времени слухи о возможной продаже американцам Сибири за несколько триллионов долларов распускаются неспроста - хотя бы лишь в порядке подготовки общественного мнения.
  Но для русских людей наши дальневосточные земли никогда не были лишними. Напротив, их всегда тянуло на Восток, и чем сильнее антинародная династия Романовых стремилась ввести Россию "в семью цивилизованных стран Запада", тем настойчивее русские землепроходцы шли на восток, пока не достигли Тихого океана. Правда, Николай II как бы угадал это народное стремление и выдвинул "большую азиатскую программу", которая буквально всполошила Запад. Зато она была встречена в штыки российской либеральной интеллигенцией, усмотревшей в ней всего лишь авантюру в интересах "жадной придворной клики", в том числе ряда царских адъютантов, якобы желавших получить лесные концессии в Маньчжурии. (Китайцы её тогда только начинали заселять, и наместник предупреждал царя, что если не принять мер, они скоро дойдут до Амура и Приморья. Меры приняты не были, и граница впоследствии прошла по Амуру и Уссури.)
  Интересы жадной придворной клики действительно сыграли определённую роль в разработке программы, но в целом она отвечала общегосударственным нуждам.
  Программа осуществлялась вяло - царь рассчитывал, что маленькая Япония не решится напасть на могущественную громадную Россию, а через несколько лет русский военно-морской флот окажется самым сильным на Тихом океане, и тогда нам не будут страшны никакие противники. Но тут он просчитался. Япония тоже сознавала, что промедление чревато поражением, и развязала войну в наиболее выгодный для себя момент. Япония сама находилась на грани поражения, все её резервы были использованы, но... в России назревала революция, и царь решил закончить войну, признав наше поражение. А оно оказало катастрофическое воздействие на всю нашу дальнейшую историю.
  Столыпинский план "великого переселения народов" был осуществлён лишь частично. Многие переселенцы (из тех, кто выжил) вернулись обратно, в Европейскую Россию, оставшиеся осели в основном в Сибири, а Дальний Восток оставался по-прежнему слабо заселённым.
  Зато после Октябрьской революции освоение Дальнего Востока стало действительно государственной и даже общенародной задачей, и воздвигнутый во Владивостоке памятник красноармейцу в будёновке и шинели, со знаменем в руке, символизировал, что мы действительно отстояли Русскую землю "и на Тихом океане свой закончили поход". Возникшие в тайге или тундре города Комсомольск-на-Амуре, Советская Гавань, Магадан и другие, довольно мощный Тихоокеанский флот принадлежат к числу великих наших достижений 30-х годов. Правда, там использовался и труд заключенных (в лагерях знаменитого "Дальстроя"), но главной ударной силой были энтузиасты-переселенцы.
  Тогда раздался призыв к девушкам ехать на Дальний Восток, где много храбрых воинов и строителей великой Советской державы не могут найти достойных подруг жизни Эпизодом массового отъезда девушек на Дальний Восток заканчивался очень популярный тогда фильм "Девушка с характером".
  Тогда же началось и строительство много позже ставшего знаменитым БАМа - Байкало-Амурской магистрали, но уже уложенные на ряде её участков рельсы в 1942 году пришлось снять и отправить на спешно сооружавшуюся линию к Сталинграду.
  Горбачёвская "перестройка", гайдаровская "шоковая терапия" и чубайсовская "приватизация" тяжело отразились на всём нашем народном хозяйстве, а экономику Дальнего Востока подрубили под корень. Безумно выросшие тарифы на железнодорожные и воздушные перевозки и электроэнергию сделали невыгодным завоз грузов из западных районов страны и ввоз в западные районы продукции дальневосточных предприятий, которая оказалась неконкурентоспособной и на мировом, и на внутреннем рынке.
  Непосильными для большинства жителей края стали и поездки в другие концы страны. Это был уже первый этап расчленения страны - пока транспортного. Авторам такой программы казалось гораздо более привлекательной завязка окраинных районов на соседние государства - так, видимо, они представляли себе "вхождение России в мировой рынок".
  Противники такой линии, без ложной скромности назвавшиеся патриотами, предупреждают, чтобы Россия не входила "в семью цивилизованных стран" эгоистического, коварного и торгашеского Запада. Пусть Центр даёт Дальнему Востоку дотации, а уж они-то никому не уступят ни пяди священной Русской земли.
  Оба эти подхода - недопустимые крайности: Россия должна входить в мировую цивилизацию, но не позавчерашнего, а завтрашнего дня, и Дальний Восток - как раз тот регион, к которому это относится в первую очередь.
  Когда-то Ленин, глядя из Кремля в "коммунистическое далёко", произнес знаменитую фразу про Дальний Восток: дескать, край далекий, но нашенский. К сожалению, этот стереотип прочно засел в умах приморцев и к тому же усиленно поддерживается определёнными влиятельными кругами за пределами края и страны. А между тем пора уже осознать: именно Приморье близко (к Гонконгу и Сингапуру, вообще к АТР - Азиатско-Тихоокеанскому региону, центру мировой экономики XXI века), а Москва - далеко (увы, расположение столицы нашего Отечества на его западной окраине объективно стало гирей на ногах России на пути в грядущее).
  Похоже, из руководителей региона это понимал только один президент Саха - Якутии Михаил Николаев (о нём уже говорилось в предыдущей главе). Другие же, на словах признавая, что Приморье - это ворота в АТР, на деле проводят политику "тащить и не пущать" или "активно участвовать" в развитии региона, не вовлекаясь в него. Так не получится.
  Основать настоящий форпост на Тихом океане - это значит, во-первых, завязать самые широкие связи с державами региона, а во-вторых, внедрить в сознание россиян представление о Приморье как о новом Клондайке, куда надо стремиться всеми правдами и неправдами - как китайцы из внутренних провинций стремятся попасть в прибрежные "особые зоны".
  Но из Приморья мы слышим хорошо знакомую песню: "Не отдадим! Запрёмся! Граница на замке!" И одновременно - традиционные просьбы к Москве: "Помогите, подбросьте на нашу нищету!"
  Почему так? Ведь не Пекин помогал Гонконгу, а Гонконг вливал капитал в материковый Китай. Пора бы Дальнему Востоку помогать финансами Центру, а не наоборот. Что, его жители - безрукие? Почему они, сидя на несметных богатствах, вынуждены выпрашивать дотации? Ведь ещё до "перестройки" местные власти привлекали рабочую силу из Китая для... выращивания капусты, не говоря уж об использовании северокорейцев и прочих азиатов на лесоразработках. Власти Приморья вместо того, чтобы начать возведение на Тихоокеанском побережье страны нового центра деловой активности, чуть ли не альтернативного занятой политическими схватками Москве, стали воплощением провинциального иждивенчества, выдаваемого за патриотизм. Люди бегут из региона, а тогдашний приморский губернатор Евгений Наздратенко срочно проводил операцию "Иностранец" по выявлению незаконно проживающих в крае китайцев. Вообще-то очень нужную, но ведь подлинной-то её целью является создание стереотипа у всех граждан страны: "Сидим мы тут тихо, никого не тревожим, а к нам всё лезут и лезут!" (тем более что активистами операции выступали казаки, которые никак не могут найти достойного применения своим силам).
  Но сегодня патриот не тот, кто с фонарём ищет под кроватью шпионов или высчитывает на калькуляторе, когда Россия будет заселена китайцами, а тот, кто готов идти на риск ради умножения могущества своей страны - и на риск не только личный! Тот, кто, понимая конъюнктуру, используя и местный, и иностранный капитал, добился бы подлинного процветания края, шаг за шагом переигрывая и постепенно вытесняя иностранцев.
  Другого пути развития Русского Востока, увы, сейчас, наверное, уже нет. Упущено время. В начале "перестройки" наша партийная верхушка медленно и туповато начала дрейф в нужном направлении; проводились конференции с участием КНДР, МНР, Вьетнама - с явной целью создать просоветский "азиатский блок" в противовес проамериканским "азиатским тиграм". А потом всё пошло прахом. И виноваты мы сами. Гайдары, бурбулисы, козыревы и прочие "птенцы гнезда Горбачёва", которых привели к власти московские интеллигенты (они собирали на антисоветские митинги по триста - пятьсот тысяч участников) начали по всем азимутам подрывать азиатские интересы России. Постепенно деятели этой клики, которую по-настоящему надо бы судить всенародным Ревтрибуналом, один за другим были вытеснены из политической жизни - и на том спасибо. А результаты?
  "Тихоокеанский состав" уже сформирован (на встречи азиатских стран "в верхах" Россию до недавнего времени даже не приглашали). А что оставалось России, кроме как глядеть на уходящий поезд со счастливыми обладателями билетов (включая США и Австралию)? Она оказалась в одной компании со злобными неудачниками вроде стран Западной Европы, оказавшейся на периферии мировой цивилизации и способной лишь на то, чтобы пытаться вставлять палки в колёса объективно обусловленному и неизбежно наступающему современному этапу развития мировой экономики. Вот и приходится нам выходить на большую международную дорогу и зазывать: "Продаются - и дешево! - леса, реки, фабрики, прииски". Ведь очевидно, - если войдём в мировую элиту, мы сможем диктовать свои условия пользования нашими ресурсами, а если не войдём - то и беспокоиться не о чем...
  Было бы несправедливо возлагать ответственность за запустение Дальнего Востока только на местные власти - Центр тоже виноват, и прежде всего в том, что проводит политику "сам не делаю - и другим (в данном случае регионам) не дам". Вообще правительство чем-то занимается, суетится, чтобы заткнуть одну внезапно возникающую в госбюджете дыру за другой, но ему вроде бы некогда подумать о стране и народе. Ну а стране и народу тогда - не до властей.
  У Советской власти было много недостатков, но, по крайней мере, одно она умела: осознавать назревшие нужды страны и выдвигать задачи-лозунги, понимаемые народом и, значит, находящие всенародную поддержку. Вспомним хотя бы, с каким подъёмом был встречен в народе лозунг Сталина "За овладение техникой!". (Многие тогда носили значок с кратким выражением этого призыва "ЗОT".) А сейчас? Можно ли увлечь народ лозунгами "Все на борьбу с инфляцией!"? или "Добьёмся удвоения числа отечественных долларовых миллиардеров!" А если у правительства свои дела, а у народа - свои, то формально легитимная власть становится не легитимной по существу.
  Итак, "Россия - вперед!", "Дальний Восток, даёшь стране достойную роль в АТР!", "Возрождаемый Великий Шёлковый Путь пройдёт через Россию!" (что сделает её страной-гегемоном).
  Дальний Восток должен стать "центральной улицей России", поскольку выходит на главную магистраль мирового развития. Здесь, на Тихоокеанском побережье, должны размещаться центры бизнеса России - головные офисы крупнейших российских компаний и банков, биржи. Тут проявят себя самые предприимчивые люди страны, которые оказались на переднем крае жизни и разбогатели не потому, что вовремя оказались у государственной кормушки, а потому, что проявили смекалку и находчивость, открыли дело, которого требует новый век. Тут будут работать на экономику страны самые большие российские деньги. А значит, туда приедут звёзды российского искусства. Тут окажутся крупнейшие писатели, почувствовавшие новые веяния в жизни народа и желающие запечатлеть главные деяния эпохи, создать портрет героя нашего времени, который будет совсем не похож на привычных ныне персонажей книг, за неимением настоящих шедевров выдаваемых за бестселлеры. Словом, Дальний Восток - это центр процветания, кипения жизни, куда устремляется всё живое.
  Я бы поставил ныне вопрос так. В Великую Отечественную войну линия фронта проходила в западных районах страны, в критические для нас моменты приближаясь к Москве, Волге и Главному Кавказскому хребту. Тогда Урал и Сибирь (а также Средняя Азия) служили, если так можно выразиться, ближним тылом, куда эвакуировали из западных районов промышленные предприятия вместе с рабочими и членами их семей. Этот тыл жил под лозунгом "Всё для фронта, всё для победы!" А Дальний Восток служил глубоким тылом, хотя одновременно и оставался районом, готовым к обороне на случай нападения со стороны Японии. Но там готовились и прекрасно обученные и вооружённые дивизии (их почему-то называют "сибирскими"), которые были переброшены под Москву в решающий момент битвы за столицу и сыграли неоценимую роль в разгроме ядра немецкой группы армий "Центр".
  А сегодня линия фронта - это Дальний Восток. Ближним тылом для него служат Сибирь и Урал. А запад страны - это глубокий тыл, девизом которого должно стать: "Всё для Дальневосточного фронта, всё для нашей общей победы!" Жизнь Москвы и всей Европейской части страны должна быть подчинена поддержке усилий по завоеванию Россией передовых позиций на Дальнем Востоке.
  Радикальным решением был бы перенос столицы России на Тихий океан. С. Б. Переслегин, Е. Б. Переслегина, С. Е. Боровиков, известные разработчики сценариев будущего страны, в своей работе "Тихоокеанская стратегия России" считают, что для такой громадной страны, как наша, необходимо иметь несколько столичных центров. Трактуя принцип разделения властей также и в территориальном разрезе, они предлагают судебной и финансовой столицей России сделать Санкт-Петербург, местом размещения правительства - Казань, а резиденцией президента РФ - Владивосток, что подразумевает воздвижение - и именно на берегу Океана - комплекса правительственных зданий и соразмерного этому комплексу культурного и делового центра. А также интернационализацию города и превращение его в крупнейший в России центр социокультурной переработки. Владивосток должен стать русским городом с многомиллионным китайским и корейским населением. (Подробности - см. в указанной работе.) Правда, они ни слова не сказали о том, насколько осуществимо это предложение: ведь столица будет находиться в зоне поражения не только бомбами с самолётов или ракетами, но даже и артиллерией потенциального противника! Либо они предполагают, что вокруг города будет сооружён непробиваемый щит, способный защитить его от любого вражеского оружия (но таковой ещё не удалось создать ни одному государству), либо, как и либералы, считают, что в мире XXI века наступит, наконец-то, божья благодать, и войны уйдут в прошлое. Я к числу таких сверхоптимистов не принадлежу.
  Так должно быть завтра. Но, увы, не так обстоит дело сегодня. Пока Сибирь, а особенно Дальний Восток - это пустыня с оазисами (чем восточнее, тем более редкими) цивилизации.
  Но почему же на Русском Востоке оказалась такая пугающая пустота? И мыслимо ли допустить, чтобы он, обретённый страданиями и подвигами многих поколений русских первопроходцев, исследователей и воинов, был потерян для России в дни нашего нынешнего лихолетья?
  А, кажется, именно это и делалось всё время после развала СССР. И если в центре страны в результате бандитской приватизации воцарилась разруха, то для Русского Востока эта кампания обернулась подлинной трагедией, разорением пуще самой опустошительной войны.
  
  Разграбление Русского Востока
  
  После того, как в предыдущей главе было показано, какая разруха воцарилась в 1990-е года на Русском Севере, вряд ли стоит так же детально, отдельно по каждому региону, разбирать, как рушили Русский Восток. Картина всюду была той же, но всё же некоторые эпизоды из жизни Востока поражают воображение или носят столь специфический характер, что заслуживают отдельного упоминания.
  Как только было объявлено о начале приватизации, на Русский Восток нагрянули банды как туземных, так и иноземных "предпринимателей" - авантюристов и грабителей. А скоро в эту кампанию по грабежу ресурсов включилось и местное население, брошенное властями на произвол судьбы и увидевшее единственный шанс на спасение в том, чтобы разобрать на продажу (хотя бы в виде металлолома и кирпича) остатки индустриального потенциала края.
  Разрушение экономики Русского Востока проводилось по плану, составленному за океаном, но российские пособники западных разрушителей неизменно выступали со встречной инициативой - углубить разруху и усилить, ускорить грабёж. Показательным в этом смысле можно считать процесс ликвидации добычи угля в Сибири и в Приморском крае.
  Международный валютный фонд вдруг озаботился неудовлетворительным состоянием российской угольной отрасли и предложил свою помощь кредитами и консультациями. Консультанты признали большинство российских угольных шахт и разрезов нерентабельными. МВФ и Всемирный банк проявили "милосердие" и предложили закрыть эти убыточные шахты, но так, чтобы шахтёры не пострадали от закрытия предприятий (часто градообразующих, то есть без них работы в городе или посёлке нет). "Благодетели" выделили 500 миллионов долларов на переобучение работников и на строительство жилья для переселяемых семей горняков.
  Но угольные генералы быстро смекнули, как можно использовать эти деньги. Они составили внушительный перечень ликвидируемых шахт. В первую очередь под ликвидацию подводились предприятия с самыми крупными (на много десятилетий) запасами высококачественного угля. Не останавливало этих вредителей и то, что часто на ликвидацию шахт требовалось затратить больше средств, чем на поддержание их в эксплуатационном состоянии.
  Так, подведя под закрытие шахту "Центральная" в Прокопьевске (с большими запасами угля), руководители угольной промышленности Кузбасса вкупе с московскими чиновниками озаботились возведением посёлка на берегу Азовского моря якобы для переселяемых горняков. Скандал разразился, когда выяснилось, что посёлок почему-то состоит исключительно из вилл и коттеджей, явно не рассчитанных на проживание в них тружеников с закрываемых шахт.
  Всё же в целом по стране 500 миллионов долларов "помощи" были истрачены, причём так, что приехавшая комиссия Всемирного банка не могла (может, и не хотела) найти концов. Но происшедшее настолько отвечало замыслу устроителей погрома угольной промышленности в России, что банк не поскупился и выделил ещё 500 миллионов долларов, а затем дополнительно 300 миллионов на те же "благородные" цели. Вот каким был результат этой кампании в Приморье.
  Там из 19 шахт были закрыты 18. При этом шахты были не только затоплены, но и взорваны, чтобы их нельзя было восстановить, - такого не было даже во время войны, когда нашим войскам пришлось оставить Донбасс. И край, лишённый собственной энергетической базы, теперь каждую зиму замерзает. И всё потому, что шахтёры поддались на уловку вредителей, предпочли "синицу в руки", деньги (вообще-то - в расчёте на семью - копейки) сейчас обеспеченному будущему на десятилетия. И потому они равнодушно наблюдали за тем, как Чубайс планирует создать "энергетический мост" в Японию - экспортировать электроэнергию по линиям электропередачи, проходящим через замерзающие районы Дальнего Востока.
  В других угольных бассейнах России шахты тоже закрывали и взрывали. Это был непосредственный результат кампании. Но, как оказалось, её организаторы ставили перед собой гораздо более серьёзные цели. Снижение добычи угля в России должно было послужить ударом по российской металлургии, для уничтожения которой надо было лишить её кокса. Гибель металлургии - это конец машиностроению и серьёзной промышленности вообще. А если в России сокращается производство - значит, потребление нефти и газа внутри страны сводится к минимуму, и все эти богатства пойдут на экспорт, причём за копейки.
  В 1950-х годах бывал я в городе Райчихинске на Амуре. Это был город угольщиков, которые считались привилегированной прослойкой советского рабочего класса. Среди жителей города было несколько Героев Социалистического труда и вообще немало уважаемых людей - орденоносцев, депутатов и делегатов. Добываемый здесь бурый уголь грузили на баржи и развозили по приречным городам и посёлкам. В городе работали мебельная фабрика и стекольный завод, а также, естественно, все учреждения, каким полагалось быть в райцентре.
  А в 1990-е годы в городе закрылись все производственные предприятия, за исключением угольного разреза, но и тот "усох", на нём из десяти тысяч работавших прежде сегодня трудится менее двух тысяч человек. А трудоспособного населения в Райчихинске больше 15 000 (при численности населения 40 000 жителей). Большая часть трудоспособных кочует по вахтам, зарабатывая на жизнь за сотни километров от дома и неделями не видя семьи. Ясно, что ни о каком уважении к таким работникам, ни о каких для них привилегиях не может быть и речи. Они вынесут любое ужесточение режима труда и отдыха, любое унижение, лишь бы не лишиться и этой неблагодарной работы. Городскую "коммуналку" банкротили почти ежегодно, разрушено газовое хозяйство. Жители готовят еду на электроплитках. Буржуйки в окнах многоэтажных домов стали привычными. А раньше такое можно было увидеть только в Великую Отечественную. Что это, как не возврат в Средневековье?
  О Райчихинске я заговорил лишь потому, что своими глазами видел, как он выглядел прежде. А вообще городов и посёлков, попавших под планы "оптимизации" угледобычи, по стране многие десятки.
  Россия до "перестройки" была уже довольно мощной тихоокеанской державой. На Дальнем Востоке были развиты авиастроение (заводы в Комсомольске-на-Амуре и Арсеньеве), судостроение, обеспечивавшее потребности Тихоокеанского флота, рыболовство и переработка рыбы, добыча угля, нефти и газа на Сахалине и другие виды промышленности. Всё это было ликвидировано практически под корень. Дело дошло до того, что в 2007 году, когда в России была создана Объединённая судостроительная корпорация, для возобновления работы дальневосточных верфей приходилось буквально поштучно выискивать квалифицированных рабочих (уже пенсионного возраста), сумевших выжить, занимаясь изготовлением железных оград для вилл "новых русских" и другими столь же почтенными видами труда. Впрочем, и торговый флот Дальнего Востока (как и рыболовецкий) был почти весь продан за рубеж, и если для тамошнего морского пароходства требовались новые суда, их постройку заказывали либо в Польше, либо в Китае.
  Одно время тему разграбления Дальнего Востока часто поднимал в своей программе "Момент истины" журналист Андрей Караулов. Невозможно было без содрогания слушать рассказы героев его передач о том, как рушили новенькие заводы ради того, чтобы отправить на переплавку в Китай станки, а потом толпы местных жителей растаскивали по кирпичику то, что оставалось от недавно ещё работавших предприятий. Как продавали за рубеж горючее до капли, когда край в нём остро нуждался.
  К эпопее разграбления подключились и высокопоставленные военные чины - генералы и адмиралы. За бесценок продавали за рубеж военные корабли, причём только благодаря бдительности офицера ФСБ с них были сняты новейшие совершенно секретные приборы. Были задержаны на границе боевые самолёты и вертолёты, которые генералами отправлялись на незаконную продажу тоже за кордон. А сколько таких сделок удалось дельцам провернуть, прежде чем власть спохватилась и приняла минимальные меры по охране государственного достояния. Примечательно, что хотя о преступлениях такого рода было заявлено на всю страну (а Караулов не раз предупреждал, что его передачи смотрит Владимир Путин), никто из виновных к серьёзной ответственности привлечён не был.
  Упомяну об одном, уж совсем патологическом случае. Государственный секретарь Бурбулис распорядился порезать на металл стапели судостроительного завода в Комсомольске-на-Амуре. И рабочие уже приступили к подготовительным работам. По счастливой случайности, в то время на Дальнем Востоке находился в командировке вице-президент Александр Руцкой, и одному из заводчан удалось сообщить ему о грядущей катастрофе. Ведь если бы стапели были порезаны, то на заводе не смогли бы не только строить корабли, но и ремонтировать атомные подводные лодки. А доставить такую лодку в Северодвинск не было бы никакой возможности: сама она к плаванию (тем более - по Северному морскому пути) была неспособна, а для перевозки корабля высотой с девятиэтажный дом по суше ещё не придумано таких средств сообщения. Значит, целью Бурбулиса было уничтожение нашего Тихоокеанского флота. С большим трудом Руцкому удалось сорвать этот воистину сатанинский замысел.
  Большая часть рыбы, крабов и других морепродуктов, выловленных на Тихом океане российскими рыболовецкими судами, реализуется не в России, а в портах Японии и Южной Кореи, разумеется, незаконно и по бросовым ценам. (Хотя та же картина, как уже говорилось выше, наблюдается и на Севере - рыба, выловленная в Баренцевом море, продаётся по большей части в Норвегии.) Рыбодобывающие предприятия, "осваивающие" квоты на добычу водных биологических ресурсов на Дальнем Востоке РФ, по сути, являются "временщиками", не заинтересованными в развитии рыбохозяйственного комплекса страны, чьи стратегические ресурсы оказались в их руках. Большинство компаний региона не стремятся обновлять уже выработавший все мыслимые ресурсы промысловый флот, предпочитая просто "набивать карманы" за счет массовой продажи необработанного сырья в страны АТР, при этом нисколько не задумываясь о будущем отечественной рыбной отрасли. Если не принять решительных мер, рыбная отрасль буквально через несколько лет окажется под угрозой "катастрофического коллапса", когда построенные ещё в прошлом веке суда начнут массово выходить из строя. И в первую очередь необходимо провести реальную декриминализацию отрасли. Рыбная, и не только рыбная, мафия там сильна, и часто невозможно определить, где проходит грань между криминалом и властью. (Много шума наделала публикация разговора областного прокурора, отчитывавшегося перед главой организованной преступной группировки, который фактически содержал этого чиновника.) Рыбная отрасль Дальнего Востока РФ всё ближе к тому моменту, когда она станет российской лишь номинально.
  Россия располагает 22 процентами лесного фонда планеты, наибольшая его часть сосредоточена на Русском Востоке. Внутри страны, в связи с экономической разрухой, потребление леса снизилось, почти вся древесина, как и изготовленная из неё бумага уходит на экспорт. И от своих лесных богатств Россия получает доход в четыре раза меньше, чем крохотная Финляндия (которая и лес-то заготавливает по большей части в России). Русский, в особенности сибирский и дальневосточный лес стал объектом неслыханного грабежа. Самым прибыльным бизнесом стали хищнические рубки леса, часто нелегальные, и вывоз за рубеж необработанного леса-кругляка. По данным статистики, 70 процентов леса, заготавливаемого в Иркутской области, вывозится в Китай, 24 процента - в Японию. Для Красноярского края - соответственно 91 и 8 процентов. А немало леса вырубается и вывозится за рубеж нелегально. Для этого созданы тысячи фирм-однодневок, которые, провернув преступную сделку, исчезают, но на их место тут же приходят другие. Только экспортом леса у нас занимаются 13 тысяч физических и юридических лиц, тогда как в любой другой стране их число измеряется единицами. Большинство компаний - это акционерные общества, в которых нет реального собственника, в них всем заправляют кучки спекулянтов. Много леса погибает от пожаров, в том числе от искусственно вызванных: дерево, слегка обгоревшее, без проволочки разрешают срубить.
  Пресекать этот грабёж некому, штат лесников и инспекторов сокращается, да и опасное это занятие - пытаться остановить браконьеров, для которых убить того, кто стоит на пути к наживе, - раз плюнуть. Для чиновников же, призванных сохранять и использовать лесные богатства Востока, это занятие превратилось в кормушку. Лесные пожары, особенно бушевавшие в России летом 2010 года (впрочем, происходили и позднее ежегодно), затронули и Дальний Восток.
  Переработкой леса никто заниматься не хочет, это дело хлопотное и менее выгодное, чем вывоз кругляка. А Амурский бумажный комбинат разобрали на металлолом.
  Уже знакомый нам журналист Виктор Марьясин напечатал в "Литературной газете" статью "Почему в Советскую Гавань не заходят корабли и не идут поезда", в которой бросил взгляд на общую ситуацию на Дальнем Востоке и особенно остановился на том, что мешает развитию этого будто самой природой предназначенного для процветания города и порта.
  Власть разработала "Стратегию развития Дальнего Востока и Забайкалья, Бурятии и Иркутской области". Однако в отдалённых глухих районах жизнь зачастую опровергает стратегические замыслы.
  От обитателей краевой глубинки то и дело приходится слышать: "Пока Хабаровск с Владивостоком растут и красуются, всё вокруг опустошается. Даже в Комсомольске-на-Амуре, где заводы дают столько продукции и местных налогов, ничего толком не строится. Чем дальше от краевого центра, тем ниже зарплаты и выше цены. Словно комсомольчане, охотчане, ульчане - изгои".
  Власть развивала порт Ванино: реконструируется железная дорога, введена в строй первая очередь угольного портового терминала и лесоперерабатывающего комплекса... Но около Ванина свободных морских бухточек под новые терминалы практически не осталось, да и те, что есть, - чересчур мелководны.
  А соседний залив Советская Гавань со своими глубинами подходит под суда любого водоизмещения и дедвейта. При желании здесь можно разместить второй Сан-Франциско. Сейчас от Владивостока до Магадана - а это без малого три тысячи километров - ни одного солидного портового города. За неимением мощного портового центра в нашем Приморском крае основная часть его населения стекается в Хабаровск, который после упадка многих заводов и технических институтов просто не в состоянии генерировать освоение и заселение огромной краевой территории.
  На побережье залива Советская Гавань намечено создание первой в стране портовой особой экономической зоны. Основная задача - обеспечение грузопотоков между западом и востоком России, Россией и Азиатско-Тихоокеанским регионом, АТР и Европой. Годовой грузооборот её от нынешних трёхсот тысяч тонн возрастёт в таком случае в десятки и сотни раз. Главное - чтобы первыми от этого выиграли местные жители, предприятия, муниципальный бюджет, чтобы финансовые потоки не уходили на 90 процентов в Москву, Хабаровск и за рубеж, а обосновавшиеся здесь компании выплачивали налоги не в столицах и не в офшорах, а по месту работы. Международные портовые функции преобразят Советскую Гавань в комфортный продвинутый город. Сам Советско-Гаванский район с его дивной природой идеально подходит для его заселения нашими соотечественниками. По наблюдениям старожилов, местный климат стал значительно мягче, появились даже теплолюбивые ежи, которых здесь отродясь не видели.
  От таких планов захватывает дух. Уступив сначала японцам, а затем китайцам Маньчжурию, которая никогда им не принадлежала, советская власть взялась за освоение всего хабаровского поморья. В середине 80-х, когда Советская Гавань замыкает на себя две железные дороги - седой Транссиб и новенький БАМ, - Москва повторно принимает решение: "Судостроительному гиганту в заливе быть!" и планирует на месте тридцатитысячного населённого пункта полноценный портовый город с населением в 150 тысяч человек. И это только на первом этапе.
  Благое дело погубила воровская приватизация. Вся производственная система Советско-Гаванского узла, при которой судоремонтные заводы обслуживали гражданские суда и военные корабли, пошла под откос. Освободившись от надзора КПСС, красные директора и их первые сменщики отличились махровым пьянством и папуасской распродажей доверенных им предприятий. Либерализация закрытого прежде порта позволила построить частный причал для экспорта круглого леса, который после повышения лесных пошлин бездействует. Пассажирский поезд из Хабаровска до Советской Гавани не идёт. Высаживают людей на станции Сортировочная - за двадцать километров до городского вокзала. Почему? Тянуть вагоны с людьми через горбатые сопки двумя локомотивами железнодорожникам стало невыгодно. Зато грузовые составы - пожалуйста.
  В уютном ухоженном городке - оживлённое автомобильное движение, такси и изобилие коммерческих фирм.
  Судовой механик Юрий Горбунов после разгрома флота поработал в корейском порту Пусан, где на его глазах поднялись 12-этажные холодильники под нашу рыбу. Что же гонит рыбопромышленников и морских капитанов подальше от родных берегов? Более качественный быстрый ремонт и бесперебойный сбыт морского улова в китайских и корейских портах. В России же - бешеные накрутки торговых сетей, а продукцию берут только на длительную реализацию, и без гарантированного расчёта. В Корее за рыбу рассчитываются в течение трёх банковских дней. В итоге - в наших портах стало невозможно продать рыбный улов, отремонтировать траулер и получить под него квоту.
  В Советской Гавани люди хотят жить, и жить интересно. Но... из-за нехватки специалистов в соседнем посёлке закрылся оборудованный на спонсорские средства дневной стационар, и теперь пожилые люди трясутся на автобусе в районную больницу и поликлинику. Здешняя безработица в два раза превысила краевой уровень, усилив отток населения в западные регионы. Встречный поток - бесцеремонные торговцы из Китая и Азербайджана, таджикские разнорабочие. Ничего хорошего такая рокировка не сулит. А дальневосточная стратегия развития предлагает региону до 2025 года до двух миллионов мигрантов из Средней Азии, Закавказья, Китая. И это при семи миллионах всего дальневосточного населения.
  . Острая проблема в Советской Гавани - энергообеспечение. В Комсомольском энергорайоне, к которому относится Советская Гавань, избыток энергетических мощностей, а предприятия не в состоянии к ним подключиться. Приоритет отдаётся экспорту электричества по секретным тарифам: ЛЭП спешно тянут не на Советскую Гавань, а к китайской границе. Кстати, Саяно-Шушенскую ГЭС постигло несчастье после начала этого экспорта её владельцем и монопольным посредником. А заставь монополиста на экспорт молиться, он и ГЭС расшибёт.
  Автомобильная дорога Лидога-Ванино. строится пятнадцать лет, но введено в строй чуть более половины из 320 километров. Сто лет назад мужики-артельщики закатали бы такую за несколько лет. Теперь аж три генподрядчика делают в год не более двадцати километров.
  В общем, Советской Гавани от Кремля необходима чёткая установка на то, что здесь будет создаваться крупный портовый центр, сопоставимый с Владивостоком. От того, станет Советская Гавань промышленной опорой державы или захудалым вахтовым стойбищем, зависит геополитическая устойчивость огромного региона. Значение Советско-Гаванского узла беспрецедентно даже по сравнению с такими проектами, как остров Русский и Олимпиада в Сочи. В самой Советской Гавани для модернизации имеются все условия. Разбазарить этот потенциал было бы преступлением.
  Загрязняются реки и озёра Русского Востока. Не щадят торгаши и "славное море, священный Байкал". В ХVII веке знаменитый русский писатель Аввакум Петров проезжал через Байкал, направляясь в ссылку. По его словам, на Байкале "птиц зело много, гусей и лебедей по морю, яко снег, плавают... А рыбы зело густо в нём: осетры и таймени жирны гораздо, - нельзя жарить на сковороде: жир всё будет".
  Сегодня гуси и лебеди "яко снег" по Байкалу не плавают, да и осетров и тайменей там скоро не останется. Писатель Валентин Распутин размышляет:
  "Не потому ли, что Байкал во всех своих ипостасях несоотносим с психическими и эстетическими возможностями человека, с его ограниченностью, человек и не смог оценить вполне этот великий дар небес, и вместо того, чтобы "подняться" до него, принялся "укорачивать" его под себя".
  Думаю, наш замечательный писатель прав, но лишь отчасти. Человек-торгаш, естественно, не может постичь величия и красоты Байкала, а тот же Аввакум делал из увиденного вывод, весьма соотносимый с эстетикой священного моря:
  "А всё то у Христа тово-света наделано для человеков, чтоб, успокояся, хвалу Богу воздавал. А человек, суете который уподобится, дние его яко сень, преходят; скачет, яко козёл; раздувается, яко пузырь" и т.д.
  И какую бы отрасль экономики мы ни взяли, всюду увидим ту же картину грабежа. А богатейшие запасы сырья лежат под ногами, но их не используют.
  Вот очень богатое Чинейское месторождение разных металлов, лежащих почти у поверхности земли недалеко от БАМа. Чтобы можно было приступить к его освоению, нужно достроить всего несколько километров железной дороги Чара-Чиней (строило её МПС, но когда министра Аксёненко обвинили в "нецелевом использовании средств", стройку законсервировали). Для бюджета это были бы копеечные расходы, а для страны - огромное приращение экономического потенциала.
  Вблизи БАМа есть месторождения бокситов. Но Гайдар считал нецелесообразной их разработку, поскольку это могло бы обрушить мировые цены на данное сырьё для алюминиевой промышленности. А вот закупать бокситы в Гвинее, по его мнению, было вполне целесообразно. Гайдара в правительстве давно нет, а богатства зоны БАМа, где в советское время предполагалось создать десять промышленных комплексов, по-прежнему лежат под спудом.
  Огромны запасы высококачественного угля и разных других полезных ископаемых в Туве, но нет там железной дороги - и все эти богатства лежат втуне. Сейчас дорогу решено строить, но до завершения её строительства пройдёт ещё не один год.
  Для развития региона власть почти 25 лет ничего не делала. Если что-то и разрабатывалось, то с участием иностранного капитала. На Ковыктинское нефтегазовое месторождение глаз положила "Бритиш Петролеум", на Дарасунское месторождение золота в Читинской области - англичане. Бывшая ткацкая фабрика в городе Артёме взята в аренду южнокорейскими бизнесменами, и русские швеи, подвергающиеся нещадной эксплуатации и грубому обращению, создают действительно великолепные изделия, идущие на экспорт в США или Италию. Работницы открыто обвиняют российскую власть в том, что она распродаёт Родину иностранному капиталу.
  Сейчас и в Центральной России у большинства населения жизнь нелёгкая. Но на Дальнем Востоке жить невозможно, как говорил генерал Константин Пуликовский, когда был там полномочным представителем президента. Не удивительно, что там у многих "одна, но пламенная страсть" - уехать куда-нибудь: в Америку, в Москву, в Питер...
  Но, замечает Иконников, "не всё так уж мрачно. Дальний Восток живёт и не слишком-то бедствует. Правда, его бытие очень контрастно. Есть страшная разруха: прибрежные посёлки Сахалина, например, или брошенные военные базы. А тут же рядом - плодородная земля, огороды, картошка, красная рыба, строящиеся дороги, японские джипы, хорошие нефтяные заработки... Здоровый, красивый генофонд: народ на Дальнем Востоке красивее и здоровее, чем в европейском Нечерноземье...
  Один из парадоксов Приморья заключается в том, что при всеобщей безработице (без работы офицеры, моряки, рыбаки, геологи, инженеры) и при - вроде бы - безденежье все ездят на машинах. Быть без машины - признак крайней бедности: неприличнее, чем без штанов. Все машины японские, с правым рулём... Вся эта японская рухлядь стоит копейки... Никто машин не жалеет... А чего жалеть? Год назад купил машину, теперь уже пора менять на новую..." (Не удивительно, что решение правительства России о повышении пошлин на ввозимые иномарки ради защиты отечественного автопрома было встречено на Дальнем Востоке, мягко говоря, без энтузиазма.)
  Вот город Арсеньев - островок социализма, построенный когда-то вокруг огромного авиационного завода. Раньше завод был богат, а город - образцов. Он и сейчас интеллигентен и подтянут, но завод еле дышит; всё дёшево, но денег ни у кого нет. Гостиница тоже стоит пустая.
  А вот воинская часть, элитная, ракетная. Половина солдат и офицеров личного состава части следит за ракетами возможного противника, а вторая половина коров пасёт. И картошку окучивает.
  
  Судьба Южных Курил
  
  Первый остров Курильской гряды открыл казак В.Атласов в 1698 году. Прибывшая сюда впоследствии экспедиция отметила, что острова необитаемы или заселены айнами. Японцев тогда ни на Курильских островах, ни на Сахалине обнаружено не было. Вскоре Курилы были включены в состав России, а айны приняли русское подданство.
  Позднее Курильские острова отошли к Японии, после русско-японской войны 1904 - 1905 годов ей же достался и юг Сахалина. Но после победы СССР в 1945 году эти земли вернулись в состав России. Крещёные айны давно смешались с русскими, некрещёные в 1945 году уехали в Японию.
  Писатель Михаил Веллер рассказывает, что Сталин предполагал высадить десант на японский остров Хоккайдо, чтобы разделить Японию на советскую и американскую зоны оккупации (как Германию и Корею). Вроде бы один советский военачальник вызывался осуществить эту десантную операцию. Но Сталин сказал ему: получится - наградим вас, провалите - накажем. Бравый военачальник не решился рисковать. На самом деле Сталин предполагал (видимо, об этом у него была договорённость с Рузвельтом), что основная часть Японии будет оккупирована американскими войсками, а северная часть - советскими. И там должна быть создана Японская Народно-Демократическая Республика. Американские военные также были за совместную оккупацию Японии двумя странами. По их подсчётам, захват Японских островов будет сопряжён с потерями миллиона американских солдат и офицеров и полмиллиона британских. Но вступивший после убийства Рузвельта на пост президента США Трумэн не хотел повторения ситуации, создавшейся в Германии, где советская зона оккупации была для американцев бельмом на глазу. И он принял единоличное решение отказать СССР в создании своей оккупационной зоны в Японии (и даже пригрозил бомбардировкой наших дальневосточных городов, если такая попытка будет нами предпринята). К тому же атомная бомбардировка Хиросимы и Нагасаки американцами и стремительный разгром советскими войсками японской Квантунской армии заставили Японию капитулировать быстрее, чем могла бы быть подготовлена и осуществлена наша десантная операция на Хоккайдо.
  Ныне Курильские острова - в полной запущенности. На этих небольших островах в советское время велись большие работы, в основном оборонного характера. На Самушире, например, строилась база подводных лодок, вырубленная в скале. После того как оттуда вывели воинские контингенты, там царит запустение, людям негде работать.
  А ведь эти земли могут стать раем. Здесь множество месторождений полезных ископаемых. В частности, в вулкане на острове Итуруп - целая кладовая редко встречающегося на планете и так нужного современной промышленности рения, без которого, например, невозможно создание авиационных двигателей ближайшего будущего, и Россия могла бы стать мировым монополистом в его производстве. Но эти месторождения никто не разрабатывает. Курилы - самое, наверное, богатое рыбой место на земном шаре, но России и от этого богатства мало что достаётся. Вот иллюстрация современного положения Курил: один из двух пароходов, подаренных Японией, у причала Южнокурильска на острове Кунашир выгружает японскую гуманитарную помощь в полуразрушенный склад.
  Журналист Екатерина Сажнева побывала на Курилах. Она комментирует популярную песенку "И вообще нам всё - трын-трава, здесь Курильские острова...", делая из неё неожиданный вывод: "Японцам никогда не понять, почему русские хотят уехать оттуда, но ни за что эту землю не отдадут". Собеседники журналиста делятся своими впечатлениями о жизни на островах и планами на будущее. Священник отец Александр с супругой хотят родить здесь второго ребёнка, на майские праздники в Японию съездить, а летом подняться на вулкан Тятю и водрузить там наш православный крест. "Это же русская земля!"
  Хозяин гостиницы в Южно-Курильске Дима видит прелесть Курил в том, что здесь - полная свобода ото всех и всего, возможность делать всё, что хочешь: "Можно уйти из города, пройти три часа, и всё - ты один на один со Вселенной. Месяц живи, не встретишь другого человека". Но Дима несколько раз в год с Курил уезжает. Он собирается на Эверест. В прошлом - покорил Килиманджаро. По профессии он океанолог. Но - тянет в горы. "Есть такая международная программа - подняться на семь высочайших гор мира, осознать границы своих возможностей. Южная Америка, Африка, Антарктида - тот, кто побывал на Курилах, уже не может жить без новых впечатлений. Миллионы людей, просыпаясь каждое утро, видят из окна серые стены соседнего дома. Я же повидал слишком много, чтобы ограничиться этим... Я совершенно свободен. Мой дом на самом берегу океана. Я захотел - и я его построил. Я захотел посмотреть мир - и меня ничего не держит... Но я всегда сюда вернусь, потому что решил для себя, что могу быть счастлив только на Курилах".
  Ещё встречаются и "коренные жители" острова вроде 99-летней бабы Раи: после окончания Второй мировой, когда Курилы и Сахалин отошли Советскому Союзу, два сибирских колхоза насильно переселили осваивать эту землю. В эту кучу постепенно влились геологи, пограничники, искатели приключений. Русские приезжали и приезжали... Жители Кунашира - волей Сталина - пассионарии. Японцы уехали. В 49-м. Насовсем. Японские постройки на Курильских островах и на Сахалине были стёрты с лица земли (за острова не ручаюсь, а в Южно-Сахалинске я в 1952 году видел много японских строений, пил в ресторане необыкновенно ароматный коньяк, оставшийся ещё, как мне говорили, от японцев). Был уничтожен аэродром на Итурупе, откуда, по легенде, японские самолёты взлетали бомбить Пёрл-Харбор... Развалины на Шикотане, где, как рассказывают местные, в стенах после 49-го ржавели железные цепи - к ним тоже приковали себя камикадзе, не желая покидать перешедшие к России острова. Но, видимо, это было внутреннее решение самих японцев, уйти оттуда, куда вернулись русские.
  Местная журналистка и художница Оксана предупреждает: "Не верьте тем, кто скажет вам, что мечтает уехать с Курил. Это правило хорошего тона, пожаловаться на жизнь, на то, что Россия про нас забыла. Послушать местных, они только и делают, что пакуют чемоданы, однако до сих пор все здесь!"
  Есть ещё одна категория людей, которые чувствуют себя на Курилах вольными пташками. Это бомжи. Человек восемьдесят бродят по острову Шикотану, ловят рыбу, зимой помогают бабушкам по хозяйству. Откуда они вообще взялись?
  И тут Елена Сажнева нечаянно, мимоходом, раскрывает тайну: как нещадно российские частники эксплуатируют рабочих:
  "Это бывшие рабочие по контракту. Многие ловятся на высокие курильские заработки и приезжают на рыбоперерабатывающий комбинат. По правилам, если они отработали у нас больше полугода, им положено начислять дополнительные коэффициенты, умножать зарплату на 2,8. Разумеется, работодатели стараются отправить людей обратно хоть бы за день до истечения шестимесячного срока.
  Смена на комбинате длится 11 часов. Потом 11 - отдых. Производство не останавливается ни на миг. Одни приходят на работу, другие уходят. Мелькают перед глазами скользкие хвосты сайры и минтая, женщины-работницы не поднимают глаз. Рыба-икра-икра-рыба... С ума сойти! Бывает, люди не выдерживают, срываются, начинают пить - а это уже нарушение контракта, они теряют право на бесплатное возвращение домой. Так и остаются бомжевать. Впрочем, умереть с голоду нельзя, опять же жалостливые бабушки..."
  На вопрос губернатора Сахалина "Какая у работниц зарплата?" начальник производства гордо рапортует. "35 тысяч рублей". Но наедине журналисту говорят: "Не верьте. 9 тысяч рублей. Что на это можно купить? У нас хлеб в магазине тридцать с лишним рублей! Но куда ты денешься с подводной лодки?"
  Процветают на островах казнокрадство и коррупция. Терра инкогнита, неизведанная земля. Здесь магическим образом пропадают гигантские федеральные средства. Недавно вышел скандал - в Южно-Курильске построили новый детский сад "Алёнка", потратили на него сотни миллионов, похвастались даже перед Дмитрием Медведевым, когда тот приехал на Курилы. После отъезда президента "Алёнка" начала разваливаться как карточный домик, безо всякого землетрясения. Восстанавливали "Алёнку" в кратчайшие сроки. Губернатор специально прилетел открывать садик заново.
  А на острове Шикотане лежит в развалинах Дом культуры "Утро Родины". Маленький такой домик, типа барака. Но на его ремонт в своё время из центра выделили... 300 миллионов рублей. Деньги тоже исчезли. Внутри нет пола, свалены в кучу кресла с парчовой обивкой. А строители просят ещё примерно... миллиард. Губернатор поражён: "На эти деньги можно построить два Дома культуры из новых материалов, и это обойдётся дешевле, чем восстанавливать эту рухлядь".
  Вот так мы обустраиваем горячо любимые Курилы, эти несколько точек в океане, которые никому ни в какую не хотим отдавать.
  Общее мнение островитян таково: четыре поколения россиян живут уже на Курилах, наши родители сюда приехали, дети и внуки родились здесь. За эту землю, российский Дальний Восток, гибли наши деды. Разве мы не предаём их память, даже теоретически допуская возвращение островов японцам?
  Исторической справедливости не существует вообще, всегда и везде торжествует право сильного. Мало кто помнит, что после Русско-японской войны те же японцы оккупировали Южный Сахалин. Неужели они вернули бы его нам добровольно, если бы мы не выиграли у них потом во Второй мировой?..
  ...Да если уж на то пошло, есть ещё один народ, который претендует на эти четыре острова. Загадочные айны, коренные жители Курил, похожие на североамериканских индейцев, их осталось всего несколько тысяч. Придя на Курилы в XVIII веке, русские первопроходцы айнов не трогали. Живут себе и живут, традиционно вырезают мишек из дерева. Японцы же почти полностью истребили их. Достаточно жестоко, не заморачиваясь моральными принципами, об этом написаны сотни исследований. Остатки айнов (отличных рыболовов) они вывезли к себе, поселили в резервации, со временем почти полностью ассимилировали, мало кто в Японии сейчас признается, что он - айн. Организация "Общество Бирикамосири" считает, что если кто и имеет право считать Курилы своими, то только айны. Члены общества отправили свои требования в МИД Японии и посольство России. Справедливость должна восторжествовать, написали они. Японцы и русские дерутся за то, что по праву принадлежит им, айнам. Но просьбу малочисленных и робких айнов сверхдержавы будто и не заметили...
  А ведь айны - удивительный народ! Русские путешественники (в частности, И.Ф.Крузенштерн) отмечали их редкую доброжелательность. Когда-то, в древности, они заселяли всё пространство от нынешней Окинавы до севера Курил. Но когда нынешнюю Японию стали заселять пришельцы из Кореи (предки нынешних японцев), они истребляли айнов так же, как европейцы - американских индейцев.
  Все здесь, на Курилах, якобы пакуют чемоданы - но никто не уезжает. Все говорят, что живут плохо и бедно. Но никто не хочет в богатую Японию. "Мы согласны дружить с японцами, ездить к ним в гости, хорошо относимся к ним, признаем их ум, практичность, но они сами по себе, а мы - сами. Мы хотим остаться свободными и в России", - убеждены курильчане. Это необъяснимо, нелогично, иррационально. Это так по-русски...
  Между Курилами и Японией уже двадцать с лишним лет проходят безвизовые обмены. Права на них имею только те, кто прописан здесь постоянно. За это время на островах почти не осталось людей, которые не побывали бы в гостях у соседей. Все расходы берёт на себя "Всеяпонский совет по развитию связей с четырьмя северными островами". Официальная цель визитов - узнать друг друга и в идеале найти способы решения территориального вопроса. Когда японцы только начинали свою программу, естественно, они рассчитывали убедить курильчан в том, что Россия, забрав острова, была не права. Но за двадцать лет так никого и не переубедили! Хотя ездят русские к японцам, на соседний остров Хоккайдо, с удовольствием.
  Интересный момент, характеризующий разные менталитеты русских и японцев: Когда в Японии началось землетрясение, наши как раз собирались туда, - рассказывает Василий Соломко, глава Южно-Курильского округа. - Мы хотели отменить визит, но японцы настояли. Они же любят традиции. Для них такие поездки стали ритуальными. Пришлось согласиться, чтобы не обидеть...
  Но, рассказывают, когда землетрясение началось, японцы, народ законопослушный, взяли в руки заранее приготовленные чемоданчики со всем необходимым на такой случай, и стали ждать помощи. Не дождались - и погибли. А наши не надеялись на помощь со стороны, решали свои проблемы сами, и, несмотря на землетрясение, все остались живы.
  Впрочем, не следует напрасно говорить, что японцы бесчувственные и холодные, как роботы, что они в отношениях с нами только твердо гнут свою политическую линию -"верните Курилы - и баста!". На островах проблемы с врачами, с больницами, с медикаментами, санитарными самолётами... Так японцы забирают русских детей и лечат их у себя совершенно бесплатно. Свыше 120 ребятишек спасли!
  Курильчане ни разу в жизни не видели евро и имеют смутное представление о долларах - зато иена для здешних всё равно, что рубль. Экологичные японские продукты, праворулевые машины, бытовая химия с инструкцией иероглифами... "Может, японцы таким образом нас задабривают? А вернём острова - тут же про свою помощь и забудут! А наших, ну конечно, не депортируют. Они же вежливые. Просто сделают их жизнь здесь морально невыносимой". Ведь мы для японцев - непонятные, не просчитываемые логически северные варвары, которые порой и сами не знают, чего хотят... А русским с материка островитяне говорят: "Для вас экзотика, для нас - обычная жизнь!"
  Да, всё это прекрасно, но как же быть с тем, что на Южные Курилы претендует Япония?
  На это есть жёсткий официальный ответ: ни пяди японцы не получат! Пишутся монографии, доказывающие приоритет русских в открытии островов. (Поэтому они наши, и отдавать мы их никому не будем. Интересно, если вдруг окажется, что приоритет открытия, скажем, забайкальских земель принадлежит - опять же условно - китайцам, получается, надо их будет срочно отдать?) Жёсткая патриотическая риторика властей (на фоне далёкой от патриотизма политики во многих областях) находит опору в деятельности различных проходимцев в ранге экспертов; например, один такой уверял наш МИД, что-де японская кампания по возвращению "северных территорий" дутая, искусственная и через несколько лет должна будет пойти на спад. (Кто сколько-нибудь следит за этим давним спором, отлично понимает, какая это невероятная чушь.)
  С другой стороны, есть инициативники, предлагающие быстренько решить вопрос, так сказать, с "южными территориями" на коммерческой основе. Давайте продадим их побыстрее - хоть денежки какие-никакие будут! Уже упоминавшийся писатель Веллер предлагает весь Дальний Восток продать, пока его у нас не отобрали силой. А журналистка "Московского комсомольца" Юлия Калинина предлагает отдать Южные Курилы японцам просто так, в знак сочувствия им - жертвам аварии на АЭС Фукусима.
  Если посмотреть на эту проблему трезво, без заданности, то легко можно почувствовать её серьезность.
  Дело не в том, что Япония вдруг стала претендовать на острова и решила их отобрать у несчастной слабой России. Япония стала требовать их возвращения почти сразу после Второй мировой войны, причём, требовала их у могучего СССР, отказываясь даже подписывать с ним принятый в практике добрососедства мирный договор. В своих требованиях японское правительство опиралось и опирается на мощную поддержку общественности. Один пример. Все мы знаем, чем были большинство зарубежных компартий - находившейся на содержании ЦК КПСС агентурой влияния. И вот как-то раз три видных члена КПЯ высказались за то, чтобы в знак дружбы с КПСС отказаться от солидарности с требованиями возврата Южных Курил. И мгновенно были... исключены из партии! Отношения двух компартий резко ухудшились.
  Вот так. А вы говорите - искусственная кампания, инспирируемая "определёнными реваншистскими кругами"!
  С другой стороны, Япония в своё время владела и некоторыми другими ныне российскими землями (вспомним Южный Сахалин). Но её правительство, занимая крайне жёсткую позицию в отношении Курил, никогда не поднимает вопросов о других потерянных землях.
  Это заставляет задуматься о том, что здесь не всё так просто и так гладко, как кажется из околокремлёвских кабинетов - политикам, а из академических - учёным. Советско-российская линия в курильском вопросе была проста, как дважды два: подождем, пока японцы перебесятся, а дальше - куда они денутся.
  Но прошли десятилетия, а японцы так и не собираются успокаиваться. Именно аннексия четырёх курильских островов нанесла рану их национальному сознанию. Почему? Да потому что, по сути, Южные Курилы всё-таки японская земля, что бы там ни говорили карманные кремлёвские "историки". Для японцев их земля - сакральна, ибо по ней ходила богиня солнца Аматэрасу. А захват всей курильской гряды в 1945 году, по-видимому, не был ли ошибочным и поспешным решением, проявлением "головокружения от успехов"? (Надо полагать, не было: вряд ли СССР согласился бы на то, что выход с главной базы Тихоокеанского флота - Владивостока на океанские просторы, возможный только через пролив между двумя южнокурильскими островами, оставался бы за японцами.)
  Ситуация с курильским вопросом решительно изменилась после того, как в 2011 году США решили поддержать позицию Японии, и теперь, как полагает журналист Андрей Фефелов, японские политики чувствуют себя под прикрытием Большого брата.
  "Что это, сиюминутная политическая игра? Или часть стратегии отторжения Южных Курил от России, начало дележа русского наследства?..
  Схема начала войны может включать любую провокацию. К примеру: прибывшие на катерах, джонках и резиновых лодках толпы бушующей японской молодежи в националистическом порыве высаживаются на российский берег. Российские пограничники открывают огонь на поражение. Кровь, жертвы, телевизионные трансляции. Затем в дело вступают сухопутная группировка на острове Хоккайдо, японская так называемая Северная армия...
  Сегодня японский флот - самый мощный на Тихом океане. Он включает авианосцы, подводные лодки, миноносцы, фрегаты, десантные корабли и ракетные катера. Большинство судов - новые, построенные на верфях Японии.
  Противовоздушная оборона входит в состав японских ВВС, имея на вооружении 130 зенитно-ракетных комплексов дальнего действия. Правы те, кто считает, что Япония вполне может осуществить стремительную оккупацию Курил и Сахалина, разгромив остатки советского потенциала на Тихом океане.
  Противостоять им будет разношёрстная Приморская флотилия, российские корабли, стоящие на вечном ремонте, разрушенная до основания система ПВО и сухопутная армия, доведённая последними реформами до уровня табуретки.
  Япония - совсем-таки не Грузия! Это страна с третьей по мощи экономикой мира, с населением более 125 миллионов человек...
  У России остаётся единственный козырь - ядерное оружие! Но как звать того политика, который отдаст приказ на его применение? Российская колониальная элита связана со странами Запада тысячами капилляров, перейти грозный ядерный Рубикон ей не под силу.
  Может быть, на это и рассчитывают японские военные круги, раскачивающие ситуацию на Дальнем Востоке?" .
  А Японии будет обеспечена мощная поддержка всего "цивилизованного мира", который неизменно следует курсу, намеченному Америкой. Не отстанут в этом деле и маргиналы:
  "Президент Грузии Михаил Саакашвили уже высказал свою солидарность с "обиженной" Японией. Исламисты на Кавказе, вероятно, тоже не упускают из виду ситуацию вокруг Курил"
  Раньше я писал: в свете сказанного видно, что оптимальным (и исторически справедливым) решением был бы всё-таки раздел Курильской гряды между двумя странами.
  Конечно, это вызовет яростный вопль в определённых кругах: да представляют ли авторы такого предложения, сколько Россия потеряет на этом? Но такие представления - продукт прямолинейного чёрно-белого мышления: либо отдать, либо не отдать.
  А, между прочим, все знают такое название как Шпицберген. Уже много десятилетий, как было сказано в предыдущей главе, на территории Норвегии действует советская (российская) хозяйственная зона. Все, повторяем, об этом знают, но почему-то никто даже не подумывает о том, что у России и после раздела Курильской гряды мог бы появиться "курильский Шпицберген" с различными ценными месторождениями (и, разумеется, рыболовной зоной). Одним из вариантов оптимального решения мог бы быть такой: Курильская гряда юридически поделена между двумя странами, а в хозяйственном плане она становится... общим, двусторонним достоянием (разумеется, на основе чётко прописанных договорённостей и квот).
  Против такого решения наверняка выступят военные: ведь Тихоокеанский флот с базой во Владивостоке станет после этого из океанского прибрежным! Но если наши адмиралы за десятилетия палец о палец не ударили, чтобы найти для флота более выгодную базу, то нужны ли нам такие флотоводцы? Не выгоднее ли будет распустить штаб флота вместе с Главным морским штабом, а адмиралов уволить без права ношения формы (если вообще не прогнать сквозь строй)?
  Ратующий за быстрейшую продажу Курил (как и всего Русского Востока) писатель Веллер пугает: продавайте, пока покупают, а то скоро вообще отберут. С первым соглашаться не стоит: продавать ничего не надо, это вопрос не корыстный. А вот насчет второго стоит призадуматься. Хорошо было сверхдержаве СССР затягивать курильский вопрос; могла этим заниматься и ельцинская Россия, несмотря на своё бедственное положение, обхаживаемая западными "друзьями". Но что будет завтра? И не придётся ли когда-нибудь российскому руководству самому навязывать японцам спорные земли даром, лишь бы они в обстановке возможного общезападного бойкота России немножко отошли от него и сменили гнев на милость?
  Однако писатель и историк, ныне министр культуры РФ Владимир Мединский в книге "Война" утверждает: до Второй мировой войны не только Южные Курилы, но даже и Хоккайдо управлялись в Японии... министерством колоний (!). Проверить справедливость этого утверждения у меня сейчас нет возможности. Но если это так, то, выходит, Южные Курилы и Хоккайдо - вовсе не часть сакральной японской земли? И тогда требования Японии на возврат островов не имеют под собой мировоззренческой и религиозной основы?
  В упоминавшейся выше "Тихоокеанской стратегии России" о будущей роли Курил говорится:
  "Сегодня практически невозможно ответить на вопрос, зачем России Курилы? Немногие россияне видели эти земли, очень немногие интересуются их судьбой. Политическая элита считает Южные Курилы камнем преткновения в отношениях России и Японии, в развитии которых заинтересованы обе стороны.
  Необходимо чёткое понимание, что Россия не может выстроить сколько-нибудь последовательную стратегию на Дальнем Востоке, отдавая территорию с высоким геополитическим потенциалом, хотя бы и не реализованным.
  Курильские острова значимы для России, прежде всего, потому, что образуют вместе с Чукоткой, Камчаткой и Командорами её восточный фронтир, указывая вектор геополитического развития.
  В рамках тихоокеанской стратегии Курильские острова должны быть поделены между туристическим бизнесом, военными и Академией Наук. Такой подход позволяет полностью использовать географическое положение островов - между Охотским морем и Тихим океаном, в зоне аномально высокой биологической продуктивности вод...
  Весьма важным является военное использование Курильских островов. Прежде всего, в этом районе должен быть дислоцирован крупный морской штаб, вероятно даже - штаб Флота. Первой его задачей будет восстановление в полном объёме пограничной охраны российских территориальных вод. Кроме того, вооружённым силам - и, вероятно, иррегулярным казачьим формированиям - следует восстановить на Курилах "вертикаль власти". На следующей стадии архипелаг может быть использован для размещения систем космической связи и дальнего радиолокационного предупреждения.
  Туристический потенциал Курильских островов очевиден. В первую очередь это касается, конечно, Южных Курил с их крупнейшим в России водопадом, уникальной эндемической флорой, фантастической красоты пейзажами. Полное отсутствие на архипелаге обслуживающей инфраструктуры не будет иметь значения, если ограничиться морскими круизами с базированием отдыхающих на борту лайнера.
  Не следует думать, что туристские круизы - маловажная вещь, не имеющая отношения к стратегическим задачам. Пока Россия не имеет возможности бороться за Тихий океан в географическом или экономическом пространстве, она может и должна "набирать очки" в информационном мире. Любой турист, посетивший природные заповедники Южных Курил на российском круизном лайнере, свидетельствует о суверенитете России над архипелагом.
  Очень сложен вопрос, следует ли вести на Курилах разработку сырья? Разумеется, об этом не может идти речи на тех островах, которые имеют или получат статус национального заповедника. Однако, лантан, титан и рений слишком ценны, чтобы их не замечать. И если сегодня любая хозяйственная деятельность к востоку от Сахалина экономически невыгодна, завтра ситуация может перемениться".
  По совокупности приведённых выше данных я признаю ранее высказывавшееся мною мнение по вопросу о принадлежности Южных Курил Японии поспешным и недостаточно обоснованным.
  
  
  Уроки Сахалина
  
  Сахалин, как и Курильские острова, отошёл к СССР в 1945 году. Еще в 1952 году на острове шли большие строительные работы. Я сам мог наблюдать, как шло строительство в центре области городе Южно-Сахалинске. Через морские порты Корсаков и Холмск шёл поток грузов с материка, в том числе для секретной стройки - туннеля, который должен был соединить железные дороги Сахалина с общей сетью железных дорог страны. (На юге острова они были европейской колеи, как в Японии, то есть более узкой, чем наша.) После смерти Сталина эта стройка была прекращена, и для связи с островом была устроена паромная переправа Ванино - Холмск, работающая и поныне (когда позволяет погода).
  На севере острова добывали уголь высокого качества, нефть и газ, ловили и перерабатывали рыбу, заготавливали древесину, словом, производство росло и развивалось, развёртывалось жилищное строительство, для чего был сооружён домостроительный комбинат и созданы условия для малоэтажного индивидуального строительства.
  За годы Советской власти на острове возникли семь целлюлозно-бумажных комбинатов, снабжавших первосортной бумагой не только свою страну, но и Канаду, Австралию. Геологическая разведка выявила большие запасы нефти и газа на морском шельфе.
  Журналисты, посещающие остров ныне, видят картину разрухи, нищеты и безработицы в бесперспективных посёлках. Брошенные дома, мёртвые окна, обвалившиеся трубы, руины заводов... По берегам - остовы разбитых сейнеров. Дороги разбиты, мосты снесены селями и паводками. Добыча рыбы уменьшилась с одного миллиона до 400 тысяч тонн. Рыбозаводы стоят, рыболовецкий флот разворован, зверофермы брошены. Новенький домостроительный комбинат разобран на металлолом, уничтожен важный научно-исследовательский центр, брошены военные аэродромы, шахты для запуска ракет, радары ПВО. Современный транспорт на Сахалине практически отсутствует. Паромная переправа, делавшая в советское время четыре рейса в сутки, теперь - один раз, и то - если есть горючее и позволяет погода. Бросается в глаза: всюду хмурое полупьяное население. Как-то живут-доживают. Делать здесь нечего, уехать отсюда некуда. Численность населения острова сократилась с 820 до 520 тысяч человек.
  Особенно остро ощущают, что такое участие иностранного капитала в освоении богатств Русского Востока, именно жители Сахалина.
  Здесь, на севере острова кипит работа на строительстве первого в РФ завода по сжижению природного газа. Газ, который будет добывать концерн иностранных компаний, должен идти на рынки США, Японии, Южной Кореи. На стройке почти нет россиян - концерн завёз рабочих с Филиппин, из Турции, Индии, Южной Кореи. Для них выстроены бараки, для инженерно-технического персонала - индивидуальные домики, для менеджеров - виллы.
  Молодой парень, работающий на буровой, рассказывает Иконникову:
  - Зарабатываем мы прилично. Грех жаловаться. Долларов пятьсот - семьсот в месяц получается. Не то что в Холмске или в Томарях, где за тысячу рублей люди удавиться готовы. Но ведь что обидно: я вот вкалываю, а рядом американец за ту же работу получает в десять раз больше. Да он меньше чем за пять тысяч баксов и разговаривать не станет... Они всё у нас скупили - вся нефтедобыча принадлежит американцам. Наши начальники, которые к скважине близко не подходят, здесь, в Южном (так на острове называют Южносахалинск), тусуются - им американцы платят по две, по три штуки баксов. Купили, значит. А с нами, русскими рабочими, разговаривают как с рабами. Они нас на нашей же земле за людей не считают...
  Месторождения нефти и газа на шельфе Сахалина разрабатывают, в рамках проектов "Сахалин-1" и "Сахалин-2", иностранные компании на основе пресловутого соглашения о разделе продукции. Пора разъяснить его суть. По этому соглашению инвесторы сначала должны окупить свои затраты, а уж потом делиться продукцией и прибылями с российской стороной. Однако это "потом" может и вовсе не наступить (и даже определённо не наступит), потому что компании включают в свои издержки всё, что они потратят на строительство и покупку домов для своих сотрудников, на оборудование, закупаемое в США по баснословным ценам, и пр. Уже упоминавшийся Андрей Караулов показывал, что Россия не только не получает своей доли, но ещё часто и остаётся должником "инвесторов". Когда же инвесторы выкачают нефть и газ из недр, России достанутся обезображенная природа и ржавые металлоконструкции. А если российскую сторону что-то не устраивает - пожалуйте в Стокгольмский суд, где вы вряд ли когда-нибудь добьётесь справедливого решения.
  Вероятно, в истории едва ли найдётся пример более унизительного, кабального соглашения. По сути, Россия отдала свои богатства недр бесплатно и навечно (до полного исчерпания запасов). И что интересно: инициаторы этого соглашения предлагали на условиях соглашения о разделе продукции, то есть навечно и бесплатно, отдать иностранцам все важнейшие российские месторождения полезных ископаемых!
  Соответствующий законопроект был представлен в Государственную думу РФ и едва не прошёл через неё! Лишь благодаря бдительности заместителя председателя Счётной палаты РФ Юрия Болдырева и ряда депутатов Думы он был отозван. Его инициаторы не только не понесли наказания за предательство национальных интересов, но ещё и продолжают играть видную роль на политической арене. А Болдырев лишился своего поста в Счётной палате .
  "Инвесторы" вели себя на Сахалине как оккупанты в завоёванной стране. Они прорубали просеки и прокладывали трубопроводы (через весь остров, по площади равный Венгрии) - от места добычи нефти и газа на севере до пункта его погрузки на суда на юге, не считаясь с элементарными требованиями природоохранного законодательства. Они захламляли реки, по которым рыба идёт на нерест, и сбрасывали ядовитые отходы в зоны шельфа, где добываются морепродукты.
  Когда к власти пришёл Путин и Россия немного окрепла, её природоохранная служба провела расследование этих экологических преступлений. Общий ущерб, причинённый природе острова, был оценён в десятки миллиардов долларов. Понадобилось ткнуть иностранных оккупантов носом в содеянное ими, чтобы заставить их сесть за стол переговоров. В конце концов, они вынуждены были передать контрольный пакет акций российскому "Газпрому", но, разумеется, не бесплатно. Инициатива российских творцов соглашений о разделе продукции обошлась стране в миллиарды долларов, не считая тех затрат, которые придётся понести, восстанавливая приемлемые условия для нереста рыбы в захламлённых водоёмах и пр. Сахалин ныне - едва ли не такой же остров безнадёжности, каким он был до революции, когда служил местом каторги (что так талантливо было описано Чеховым).
  
  Российским Востоком пока больше прирастает Китай
  
  Предсказание Ломоносова о том, что Россия будет прирастать Сибирью, оправдывалось до распада СССР. А сейчас ею (как и Дальним Востоком) прирастает в основном Китай. Если нефть и газ наш великий сосед получает из России по межгосударственным соглашениям, то остальное добро поставляется туда почти целиком частными фирмами.
  Частники спешат вырубать массивы кедра и сосны и вывезти, продать за копейки лес-кругляк в Китай, где из него делают прекрасную мебель, пользующуюся спросом на Западе, на чём китайцы наживают большие деньги (свои леса, которых у них мало, они берегут). Чаще рубят лес не сами китайцы, а нанятые ими российские лесозаготовители. Возмущение общественности вызвал проект передачи в аренду китайцам лесного массива в Тюменской области, площадью в миллион гектаров, сроком на десятки лет. Ведь известно, что на тех лесосеках, которые сдаются в аренду иностранцам, выдирается всё, вплоть до корней, так что хозяевам остаётся безжизненный лунный пейзаж, и на этой местности культурное лесоводство можно будет восстановить ценой больших усилий и за десятилетия. Новый, рыночный, Лесной кодекс, по сути, узаконил браконьерство и спекуляцию лесом.
  Везут в Китай металлолом. После того, как был снят запрет на этот промысел, нищее население бросилось разворовывать всё, что плохо лежит: разбирают железнодорожные пути, срезают провода линий электропередач, разрезают бесхозные корабли (годный для эксплуатации торговый и рыболовецкий флот был продан по дешёвке за границу ещё раньше), оборудование обанкротившихся заводов и остовы цехов. (Прежде регион был напичкан оборонными предприятиями, по ним-то, как центрам новейших технологий, "реформаторы" и нанесли главный удар.)
  По всем дорогам, ведущим к совершенно не обустроенной южной границе России, тянутся вереницы грузовиков, везущих в Китай разное добро, а навстречу идёт поток дешёвого китайского ширпотреба, который помогает уничтожить российскую текстильную и швейную промышленность (а с ним везут и наркотики). И этот поток практически некому останавливать (таможни подчас устраивали в сотне километров от границы). Торговля ширпотребом приносит не меньшие прибыли, чем вывоз леса. Пара мужских носков в китайском городе Урумчи стоит 1 рубль, в Новосибирске она продаётся уже по 10 рублей. Китай кормит, одевает и обувает Сибирь и Дальний Восток, потому что собственное производство там нами же уничтожено.
  Тот же Благовещенск, каким я застал его в 1952 - 1953 годах, был небольшим чистым городом, население которого было занято на промышленных предприятиях и в учреждениях. На противоположном берегу Амура можно было невооружённым взглядом видеть китайскую деревню, а в бинокль - рассмотреть, что она не блистала благоустройством. Сейчас Благовещенск - город, переживающий упадок и страдающий от безработицы. А на месте китайской деревни вырос город Хэйхэ с многомиллионным населением и небоскрёбами. И вырос он за счёт леса и металла, вывозимых - легально и нелегально - из России, с Дальнего Востока. Точно так же бывший китайский посёлок Маньчжурия - теперь город с 150-тысячным населением, а наш Забайкальск остался посёлком с прежними 17 тысячами жителей, только ещё больше обветшал.
  Жителей Русского Востока особенно тревожит проникновение китайцев, которых на Дальнем Востоке и в Сибири становится всё больше. Раньше китайские власти наказывали китайцев, задержанных при нелегальном пересечении границы и выдворенных на родину. Теперь Китай уже официально проводит политику "движения вовне", разрабатывает программу "содействия трудоустройству" за рубежом. Это связано с изменением экономической политики Китая.
  Пока нужно было вырываться из экономической отсталости, Китай стремился развивать опережающими темпами производство товаров на экспорт, позволяющий зарабатывать валюту. На этом пути он добился больших успехов, став мировой мастерской, какой когда-то служила Англия. Львиную долю своей потребности в ширпотребе США и Западная Европа удовлетворяют за счёт китайских товаров. Однако всё более явные признаки приближения мирового экономического кризиса заставили власти Китая задуматься над тем, что будет с его экономикой, если рынки сбыта его товаров на Западе закроются. И руководство Китая пришло к выводу, что необходимо спешно развивать внутренний рынок, модернизировать производство, работающее на внутреннее потребление. Но как расширять внутренний рынок, если доход сотеи миллионов китайцев обеспечивает им только скудное пропитание? Но есть и другая, более серьёзная проблема: зачем повышать благосостояние масс? Опыт показывает: как только растёт прослойка "среднего класса", в обществе начинают всё громче звучать требования демократизации, ликвидации монополии правящей партии на власть, а в условиях Китая эти процессы могут завести очень далеко. Рынок ведёт не к выравниванию уровня жизни всех слоёв общества. Напротив, он неизбежно приводит к углублению имущественного и социального неравенства. К тому же модернизация производства высвободит много рабочих рук, что ещё более усугубит проблему безработицы. Хотя Китай решил задачу исторической важности - обеспечил себя продовольствием, и никто в стране не умирает от голода, но бедность ещё остаётся уделом сотен миллионов жителей, особенно крестьян. Продолжающийся рост населения и растущая безработица (исчисляющаяся сотнями миллионов человек) и толкают страну на экспансию её рабочей силы вовне. Вступив в ВТО, Китай получил ещё одно средство давления на другие страны, в том числе и на Россию, требуя свободного доступа китайской рабочей силы на рынок труда этих стран.
  И это ещё лучший исход для нас. Когда-то Дэн Сяопин говорил, что соседи Китая должны молить Бога, чтобы Он сохранил Компартию Китая у власти. Потому что КПК проводит политику, обеспечивающую стабильность в стране. А что будет, если ситуация изменится, возникнет внутренний конфликт, и сотни миллионов беженцев устремятся в соседние страны? Поэтому нынешняя экспансия китайцев - это полбеды для соседей.
  Но создаётся впечатление, что и местными российскими властями для китайцев создан "режим наибольшего благоприятствования". А ведь оседают на Дальнем Востоке в основном не интеллектуалы (те стремятся обосноваться в США, а если в России, то ближе к столице), а часто "низы" общества. Умение зарабатывать деньги у китайцев в крови (хотя они и не такие уж "прагматики", как нам их стараются представить, а наоборот, больше авантюристичны, склонны к азартным играм).
  Работать на российские предприятия китайцы не идут, а основывают собственные фирмы или устраиваются к своим уже осевшим в России соотечественникам. Их трудолюбие для нас - фантастическое (вероятно, сказывается тысячелетний опыт культуры возделывания риса). Среди русских найдётся немного желающих работать по 12 - 14 часов в сутки, спать в каморке на полу в страшной тесноте и получать за свой труд столько, сколько нужно лишь для пропитания. Иногда несколько десятков китайцев по продуктивности своего труда могли заменить целый российский совхоз. Но мечты российской элиты о дешёвой китайской рабочей силе вряд ли сбудутся. Бедный китаец может наняться в работники к богатому русскому. Но очень скоро оказывается так, что бедные русские нанимаются на работу к богатому китайцу. Рубят лес для китайцев русские, они же пополняют ряды грузчиков и подсобных рабочих у китайских торговцев на наших рынках. Даже в Якутске, где зимой стоят пятидесятиградусные морозы, на рынках господствуют китайцы. И может ли бороться с китайской экспансией, например, мэрия Уссурийска, если налоги, поступающие от китайского "Уссури-центра", составляют 70 процентов бюджета города?
  Есть ещё один отрицательный момент в отношениях Китая и России. Китай с помощью иностранных инвестиций создал мощную, но неэффективную экономику, по крайней мере, в части экологии. Китайские реки отравлены сточными водами предприятий. Для России особенно неприятно отравление вод рек Сунгари и Уссури, впадающих в Амур, который служит источником питьевой воды практически для всего юга Дальнего Востока. Бензольные пятна, образовавшиеся вследствие аварий на химических заводах на реке Сунгари, уже приводили к тревожной ситуации в нашем Приамурье. Сейчас уже ясно: китайцы умудрились настолько загрязнить правые притоки Амура (прежде всего реку Сунгари), что вода Большого Амура в Хабаровске стала непригодной не только для питья,но и для купания. (Амурскую рыбу никто не ест, а знатная хабаровская уха готовится из рыбы, выловленной в местных озерах.) А ведь только повторением подобных ситуаций несложно сделать невозможной жизнь для россиян в этом регионе. Недавно подписано соглашение о совместной работе по мониторингу состояния воды в пограничных реках, но от наблюдения за водой до очистки стоков - дорога долгая.
  Вследствие запустения Русского Востока он всё больше втягивается в орбиту Китая, становится его сырьевым придатком. (И, естественно, Китай во всё большей мере диктует условия товарооборота.) Если раньше Китай покупал в России не только сырьё, но и промышленное оборудование, то теперь он научился изготавливать его сам, притом лучшего качества. Он продолжает закупать российское вооружение, но и здесь намечается переход к покупке им лицензий на его производство. А часто просто копирует нашу технику, не обременяя себя покупкой лицензий. Состоятельные жители Дальнего Востока даже жилищный вопрос решают нетрадиционным способом - покупают квартиры в Китае, это и дешевле, и надёжнее. Так же подчас поступают и весьма небогатые россияне. Откуда у них деньги на это? Да от сдачи своего жилья китайским мигрантам. За последние лет пять в Китай уехали 500-600 тысяч россиян. Гражданство в Китае получить нереально, постоянный вид на жительство - чрезвычайно сложно. Живут по разовым визам. (И это считать надёжным приобретением?) Китай восхищает и ужасает. Ситуации бывают разные. Далеко не все смогут там жить. Из-за менталитета китайцев, да даже из-за одних запахов.. И всё же по сравнению с Китаем ныне Европа - деревня. Тихая и сонная. Курорт.
  Почему Китаю удаётся, опираясь на российские ресурсы, быстрыми темпами развивать свою экономику, а Россия этими своими ресурсами не в состоянии разумно распорядиться? Главное здесь - в разном состоянии правящих элит наших стран.
  Для российской элиты, которая окончательно оформилась после компрадорского государственного переворота 1993 года, наша страна - лишь место наживы. Свои капиталы она хранит на Западе, куда намерены со временем и перебраться на постоянное жительство, недаром Лондон, где богатые россияне скупили самую дорогую недвижимость, часто именуют Лондонградом или Петербургом-на-Темзе. Это потому, что она чувствует себя "пионерами приобщения к мировой цивилизации", а не гражданами страны. Как грибы после дождя, растут виллы "новых русских" и на средиземноморском побережье, и в США. В Китае такого откровенного переворота удалось избежать. У большинства членов тамошней элиты ещё не возобладало нигилистическое отношение к своей стране. Среди них не принято хвастаться тем, что на Родине они бывают наездами. Вывоз капитала на Запад не считается добродетелью "продвинутых" и не поощряется. Хотя по мере либерализации экономики и в Китае расцветает коррупция (этот процесс не могут остановить даже казни наиболее опасных коррупционеров). Впрочем, это для Китая исторически так же привычно, как и для России. Там исстари приходили с просьбой к чиновнику, принося ему в дар жареного поросёнка. И всё же китайские "элитарии" своё будущее связывает с процветанием собственной страны. Отсюда и такие разные результаты. Ясно, что при сохранении нынешней российской элиты у власти наша страна не имеет никаких шансов на возрождение в качестве великой державы, и даже рискует потерять свой суверенитет..
  В марте 2007 года в Россию приезжал председатель КНР Ху Цзиньтао, формально для того, чтобы открыть Год Китая в России. На деле в Москве прошли серьёзные переговоры, по итогам которых была принята совместная декларация, отразившая совпадение точек зрения двух стран по широкому кругу вопросов, прежде всего внешнеполитических. Китай по Конституции не может вступать в военный союз ни с каким государством. Но общее мнение двух стран, высказанное в декларации, было услышано во всех концах планеты: однополярному миру не бывать. Весомым добавлением к этой декларации служит укрепление взаимодействия России и Китая в рамках ШОС, вплоть до проведения совместных военных манёвров попеременно на территории то одной, то другой страны.
  Сейчас пограничные споры между Россией и Китаем урегулированы, торговля растёт, оба государства согласованно выступают на международной арене по всем важнейшим вопросам. Казалось бы, остаётся только радоваться этому. Но на деле у многих из нас к этой радости примешивается тревога.
  А всё очень просто. Китай - реальное государство, а "новая демократическая" Россия ещё остаётся во многом государством виртуальным. Китай набирает силу, а мы никак не преодолеем свою слабость. И если мы не переломим ситуацию, то наши отношения уже не будут отношениями равных.
  Если же быть честными, то надо откровенно признать, что Китай в отношении России проводит колониальную политику. Россия ему нужна как источник сырья и рынок сбыта своей продукции, и в развитии российской экономики на Русском Востоке, как и в стране в целом, он не заинтересован. В этом отношении вряд ли его отношение к России лучше, чем отношение к ней хищников Запада. Но тут есть и наша вина: "Много ли производится товаров с высокой добавленной стоимостью на территории Дальнего Востока? Что может поставлять регион в Китай?" - задают вопрос китайские партнёры, и вразумительного ответа, увы, не получают.
  Вообще-то кое о чём здесь можно было бы напомнить. Так, "Роснефть" строит нефтеперерабатывающий завод в Тяньцзине. Китайская сторона удовлетворена и качеством продукта, который предоставляет наше атомное машиностроение. Но, конечно, этого мало.
  А что касается экологии и учёта интересов местного населения, то китайцы не лучше, чем к русским, относятся и к своим национальным меньшинствам. Журналист Семён Ласкин рассказывает, как выглядит монгольская степь (имеется в виду автономный район Внутренняя Монголия в КНР) "в её китайском варианте".
  Монгольские пастухи выступают против строительства на их землях угольных карьеров с их отвалами, теплоэлектростанций, линий электропередач, что лишает скотоводов их пастбищ. Выступления протестующих жёстко подавляются. Если на одной чаше весов - среда обитания миллиона монгольских пастухов, то на другой - экономическая и социальная стабильность 25 провинций с миллиардным населением, то разве не ясно, что перевесит? Но журналист обеспокоен не столько судьбой монголов, сколько условиями жизни на нашем Русском Востоке.
  Китай обладает богатейшими в мире запасами угля, но в силу чрезмерной скорости экономического роста и запредельного увеличения социальных и экологических издержек, всё больше энергии будет импортировать из-за рубежа как в виде дешёвого угля, так и в виде полученной из него дешёвой электроэнергии. В 2010 году Китай и Россия заключили соглашение на сумму в 6 млрд. долларов, гарантирующее ежегодную поставку в КНР 15, а через пять лет и 20 млн. тонн угля. А ведь ещё есть Индонезия, Австралия, Вьетнам, Монголия... Что касается России, то на фоне неуклонного вытеснения угля газом в отечественной энергетике экспорт в Азию - последняя надежда российских угольщиков. Уже дано поручение Путина: создать дополнительные мощности по экспорту угля на Азиатско-Тихоокеанском направлении.
  B России многие угольные разрезы - от Забайкальcкого края и Якутии до Камчатки, Магадана и Чукотки ориентируются на экспорт. В качестве экспортёров электроэнергии фигурируют и проекты ряда крупных дальневосточных ГРЭС. Каждый из проектов сопряжён с существенными социально-экологическими проблемами. Например, угольный разрез расширяется посреди пашен Зейско-Бурейской равнины - главной житницы Дальнего Востока. При этом малейшее колебание на рынке приведёт к тому, что Китай может предпочесть, например, монгольский уголь российскому. И российским экспортёрам придётся из кожи вон лезть, чтобы снижать издержки, например, наплевав на экологические нормы и социальные последствия. Так что проблемы монгольских пастухов очень скоро станут нам близки и понятны. Мы с энтузиазмом включаемся в ту же самую гонку, которая привела к катастрофе в степях КНР.
  Россия также просится в Китай со своим газом. Его поставки могут начаться в 2015 году, несмотря на то, что далеко не все проблемы урегулированы. Главное - вопрос о цене. Предлагаемая китайцами цена (а они торгуются упорно и обычно добиваются своего) сделает эти поставки для России невыгодными. Но некоторые эксперты полагают, что для газовой экспансии в восточном направлении Россия может пойти на некоторые жертвы.
  23 сентября 2009 года, президентом РФ Д.Медведевым и председателем КНР Ху Цзиньтао была одобрена "Программа сотрудничества между регионами Дальнего Востока и Восточной Сибири РФ и Северо-Востока КНР (2009-2018 годы)", по сути, колониального формата. Практически все проекты, которые будут осуществляться на территории России, основаны на добыче сырья и других ресурсов, а перерабатывающее и производящее производство, в том числе получение меди, олова, свинца, титана и т.п., будет создаваться в Китае. Кроме того, на деревообрабатывающих заводах в РФ должно работать не менее 50% китайских рабочих. Также китайцы заинтересованы в модернизации наших аэропортов (до самого Анадыря) и строительстве дорог и мостов через Амур. Им это нужно, очевидно, для активного и быстрого проникновения во все уголки нашего безбрежья со своими товарами и вывоза российского сырья, леса, морепродуктов и создания своих точек развития. По сути, речь идет о тихой экспансии.
  Тихая-то она тихая. Но если Китаю не нравятся какие-то действия власти РФ, он устраивает возле наших границ устрашающие своим размахом военные манёвры. А китайская армия самая большая в мире и отлично вооружена. Вот и попробуйте в чём-нибудь серьёзном перечить Китаю.
  Особое и достаточно взвешенное мнение о взаимоотношениях России и Китая высказывает доктор экономических наук Владислав Иноземцев. Он обращает внимание на то, что Россия в этом вопросе часто шарахается из одной крайности в другую (до некоторой степени это вообще черта нашего национального характера). У нас либо завтра война, либо объятия и любовь до гроба. И когда наши ожидания не оправдываются, мы виним в этом других. Но Китаю сейчас война не нужна, он занят экономическим ростом, для чего ему нужна стабильность. У него существует одна проблема - Тайвань. Этой проблемой Пекин занят надолго. Но и быть нашим братом он не собирается. За всю свою историю Китай, как и США, не имел союзников. Мы исходили из того, что Россия - самостоятельный центр силы, и решали, кто с нами, а кто против нас. На самом деле мы сейчас - не центр силы. Мы можем быть либо с Китаем, либо с США, но лучше бы нам не примыкать ни к одной из сверхдержав, а больше ориентироваться на ЕС, который не есть единое государство. Объективно Россия является сырьевой базой Европы, а теперь, по сути, мы рискуем стать сырьевой базой еще и Китая, который сам по себе является индустриальным придатком Америки и Европы. Иначе говоря, Китай в геополитическом плане для нас угрозы не представляет. Единственная угроза, которая может быть с его стороны, это то, что он, расширяясь экономически, и завоевывая на мировом рынке индустриальную нишу, лишает Россию возможности стать индустриальной страной. То есть, закрывает нам рынки и делает невозможной нашу модернизацию. Если же нам удастся сделать следующий шаг в рамках модернизации - осуществить переход от сырьевой экономики к индустриальной, то мы объективно должны занять нишу Китая в международном разделении труда. Но он нам её без борьбы не отдаст и станет нашим прямым конкурентом.
  Почти всё, что продает Америка, это технология, воплощённая в индустриальном продукте. В самолетах "Боинг", автомашинах "Форд", кроссовках "Найк", в майкрософтовских программах и так далее. Вот и мы ещё лет через 50 сможем перейти к экономике постиндустриальной, наукоемкой и инновационной.
  Стремления заселить нашу территорию у китайцев тоже нет. Не нужно представлять себе дело так, будто китайцы лезут на наши территории, и мы не можем дать им отпор. Если мы не захотим, чтобы китайцы жили на Дальнем Востоке, они там жить не будут. Это вопрос существования фальшивых разрешений на работу, полученных с помощью подкупа виз, и т.д.
  Известно, что националистически настроенные круги Китая включают территории на Дальнем Востоке в состав Великой Китайской Империи. Да, идея о том, что все договора, начиная с тех, что были заключены между ещё царской Россией и Китаем, Советским Союзом и Китаем, и заканчивая договорами, подписанными в последние годы, являются несправедливыми, существует в китайском обществе. Это точка зрения отражена в большинстве документов, на которых учатся китайские военные. Она закреплена в большинстве учебников для армии Китая, во многих работах ведущих военных теоретиков Поднебесной. И в китайской прессе всё это очень подробно излагается. У китайцев есть притязания. Но одно дело иметь притязания, другое дело пойти на конфликт. У Японии тоже есть территориальные претензии к России. Но вряд ли кто-либо из наших политологов и политиков считают, что Япония может напасть на Российскую Федерацию для решения проблемы островов. Это невозможно.
  Некоторые китайские чиновники высказываются откровенно: если бы Россия согласилась стать младшим партнёром Китая и фактически слушаться его в основных международных делах, то у нас отношения станут моментально идеальными. Но, очевидно, к такому обороту событий Россия не готова. Нам нужно реалистическое отношение к этому великому партнеру, нам нужно понимать его интересы, понимать наши возможности и выстраивать с ним позитивные отношения. Не сдавая своих позиций.
  В.Иноземцев - известный либерал, я не могу согласиться с ним в том, что только лет через 50 мы войдём в круг постиндустриальных держав. (А вернее всего, нам и не надо туда входить, у нас будет свой путь, а мир, скорее всего, скоро станет свидетелем того, как рушится это пресловутое постиндустриальное общество.) Но в том, что нам нужно в отношениях с Китаем руководствоваться не иллюзиями, а реальным учётом ситуации, я с ним полностью согласен.
  Между прочим, китайцы - не единственные иностранцы, кто готов работать на российской земле. Северная Корея готова арендовать сотни тысяч гектаров земли в дальневосточных регионах России, чтобы выращивать сельхозпродукты и кормить своих граждан. Переговоры об аренде земли делегация КНДР провела в Амурской области. Эксперты напоминают, что примерно четверть сельскохозяйственных земель в России заброшено, а оставшиеся хозяйства жалуются на нехватку рабочей силы.
  Пхеньян возлагает большие надежды на проект создания на российском Дальнем Востоке большого предприятия по выращиванию зерна и овощей. В самой КНДР земля в дефиците, и над страной с населением около 25 млн. человек постоянно витает угроза голода.
  У России другая беда - нехватка рабочих рук на селе. Итог известен - только в Приамурье почти 200 тысяч гектаров земель сельхозназначения в настоящий момент не обрабатывается.
  А какова выгода российской стороны? Власть области считает: "Для нас важно, чтобы земля не была заброшена. И новое корейское предприятие - это поступление налогов в бюджет".
  Как бы тут не просчитаться. Ежегодно в Россию прибывают тысячи китайских туристов. Однако лишь единицы из них едут, чтобы полюбоваться шедеврами Эрмитажа или Третьяковки. Большинство же становятся фермерами на наших пустующих землях. Известно множество случаев, когда китайцы выращивали овощи на арендованных у нас землях. Они получали высокие урожаи, но при этом так обильно использовали химические удобрения и различные яды, что после них на этих землях много лет не росли даже сорняки. А выращиваемые ими овощи сами они не ели (это для нас), потому что в них содержание вредных для здоровья веществ многократно превышало все допустимые нормы. Будем продолжать эту практику, расширяя круг иностранныз арендаторов земли?
  
  Первые сдвиги к лучшему
  
  Незадолго до окончания второго срока президентства Владимира Путина наметились контуры новой политики Центра в отношении Русского Востока. Начало ей было положено в связи с подготовкой к проведению во Владивостоке саммита "Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество" в 2012 году. Город, конечно, к этому мероприятию был совершенно не готов. В нём нет ни гостиниц с нужным уровнем сервиса, ни других звеньев современной городской инфраструктуры. Поэтому было решено строить во Владивостоке аэропорты, гостиницы, дороги, театр оперы и балета, медицинский центр и даже океанариум с дельфинарием. Возможно, недалеко возведут и казино. А на самом острове Русском, где должен был пройти саммит, начали строить комплекс зданий, где гости из многих стран чувствовали бы себя вполне комфортно. Скептики говорили: в общем, 100 миллиардов рублей на эти стройки "освоят". Но разве благоустройством одного города можно поднять экономику и жизненный уровень населения громадного края? А все остальные проекты рассчитаны на привлечение в край частного капитала, то есть пока основаны на песке.
  И вот саммит позади. Комплекс зданий на острове Русском построен. С недоделками, с другими огрехами. Но в целом без всяких срывов приняли более чем десятитысячную "армию" участников и гостей АТЭС-2012, и гости остались довольны нашим гостеприимством, которое было продемонстрировано с истинно русским размахом. Теперь там начал работать Федеральный университет. А для связи острова с материком сооружён уникальный вантовый мост (правда, на его строительство были приглашены турецкие рабочие). И пусть построенная автомобильная дорога развалилась при первом же серьёзном испытании, она была восстановлена. Много денег было разворовано, с этим разбираются Счётная палата РФ и прокуратура, но город существенно преобразился. А целью разработанной амбициозной стратегии развития Владивостока стало превращение его в "один из мировых, интеллектуальных, предприимчивых и культурных городов региона". Владивостоку уже удалось заявить о себе как об инновационном центре, в котором студенты стран региона не только учатся, но и реализуют себя в науке, искусстве, спорте. Превращение Владивостока в город-кампус, образовательную столицу АТР - дело времени. Заявка подкреплена не только создаваемой на острове Русский научно-исследовательской инфраструктурой и самым современным в мире студенческим городком, но и теоретической базой - в краевой столице двенадцать академических институтов. Владивосток предрасположен к тому, чтобы коммерциализировать накопленные знания в ноу-хау, то есть стать и инновационным центром, встроиться в высокотехнологичный сектор региональной экономики. Теперь сюда и деньги придут. Не просто обновлённый, а модернизированный к саммиту город должен приглянуться инвесторам. Для туристов столица Приморья стала привлекательнее новыми условиями передвижения и проживания, а с вводом двух пятизвёздочных отелей преумножит свои достоинства. Владивосток - самый европейский город тихоокеанского побережья. По-хозяйски сделанные на саммите заявления (о международном значении развития Севморпути и модернизации Транссиба) обращают внимание на потенциал Владивостока как транспортного узла и центра переработки морских и сельскохозяйственных ресурсов. Надо понимать, что уже сейчас это другой край с новой столицей. Саммит дал Владивостоку хороший стартовый капитал - 680 миллиардов рублей, вложенных в его реконструкцию. Теперь они должны умножиться частными инвестициями. Сегодня Россия обращена на Дальний Восток, и вслед за ней к Дальнему Востоку поворачивается остальной мир.
  Построен газопровод Сахалин - Хабаровск - Владивосток, что значительно расширяет возможности газификации Хабаровского края и Приморья. Сюда же будет подведён и газ из Якутии. Но почему из далёкой Якутии, если сахалинский газ под боком? Оказывается, из тех российских энергоресурсов, которые международный консорциум добывает в рамках проектов "Сахалин -1" и "Сахалин-2", России не положено получать ни одной тонны нефти и ни единого кубометра газа. Все эти богатства идут на экспорт, причём покупатели расписаны на десятилетия вперёд. При этом Россия ещё остаётся должна добытчикам российских энергоресурсов несколько сотен миллионов долларов. Концерн проложил газопровод с севера острова, где добывается газ, на юг, где его загружают в суда-газовозы. Нет газа не только для потребителей в Приморье, но даже и на самом Сахалине. В городе Горнозаводске, расположенном рядом с трассой этого газопровода, жители замерзали (бывало даже, что люди умирали от холода в своих квартирах). Но на просьбу сделать ответвление от газопровода и газифицировать город последовал ответ: переходите на местные источники топлива - каменный уголь и дрова. Так и пришлось этому небольшому городу строить котельные и устраивать в домах центральное отопление, а тем жителям, которым не достались эти блага цивилизации, обзаводиться буржуйками. Но такая же судьба постигла и более крупный город Корсаков, также находящийся у трассы газопровода. Таковы условия, навязываемые России "инвесторами", точнее, грабителями наших богатств.
  Компания "Роснефть" презентовала топливозаправочный комплекс в новом терминале аэропорта "Киевичи", заявила о начале строительства Восточного нефтехимического завода, хотя ряд экспертов считает выбор места для него большой ошибкой, экологический риск велик, ведь здесь уникальная рекреационная зона с редкостной аквакультурой. Гораздо лучше было бы тянуть трубу на Де-Кастри, там и терминальная инфраструктура есть. Намечены и модернизация Комсомольского НПЗ, а также проекты разведки и разработки месторождений полезных ископаемых на шельфе и строительства сети трубопроводов.
  Судоверфь "Звезда-ДСМЕ" будет единственным в России судостроительным производством крупнотоннажной морской техники. А верфь Восток-Раффлс - самой крупной базой по производству морских буровых установок для освоения морского шельфа.
  Дано разрешение на строительство двух зерновых терминалов с элеваторами - во Владивостоке и в Хасанском районе (или порту Восточном), чтобы обеспечить российский экспорт в страны АТР. Причём вывоз будет осуществляться с условием, что часть зерна для своих нужд край будет покупать по специальным ценам, чтобы не допустить существенного повышения стоимости такого социально значимого продукта, как хлеб, даже в связи с ростом цен на зерно.
  Крупнейшей стройкой на Дальнем Востоке стало сооружение космодрома "Восточный" в Амурской области, вблизи посёлка Углегорск. Строительство идёт быстрыми темпами. В 2011 году начато техническое и эскизное проектирование, строительство начато в середине 2012 года. А первый пуск ракеты-носителя планируется на конец 2015 года, первый запуск пилотируемого космического корабля - на 2018 год.
  Общая площадь космодрома ~ 700 квадратных километров. "Ядро" космодрома, его административная и социальная инфраструктура будут находиться в закрытой зоне Углегорск. Это не исключает создания объектов, связанных с "Восточным", и за пределами Амурской области.
  Планируется строительство десяти технических и обеспечивающих площадок. В ходе строительства будет построен стартовый комплекс ракеты-носителя среднего класса повышенной грузоподъёмности (до 20 тонн) в составе двух пусковых установок, аэродром, кислородно-азотный завод, водородный завод, система электроснабжения, 115 километров автомобильных и 125 километров железных дорог, включая 30-километровую железнодорожную ветку от станции Ледяная.
  На космодроме "Восточном" будут построены до 2015 года две стартовые площадки для ракет "Союз-2" лёгкого и среднего классов. Стартовый комплекс для тяжёлой ракеты "Ангара" будет построен к 2018 году. Всего на строительство космодрома будет потрачено около 300 млрд. рублей.
  Что даёт России новый космодром?
  Независимость космической деятельности по всему спектру решаемых задач: от научных и социально-экономических до программ пилотируемых полётов.
  Гарантированное выполнение международных и коммерческих космических программ (в отличие от космодрома Байконур, для использования которого Казахстан требует жёсткого соблюдения экологии, чего Россия не может обеспечить).
  Улучшение социально-экономической обстановки в Амурской области, развитие местной промышленной базы с привлечением инвестиций и частного капитала.
  Новый, более современный (по сравнению с оборудованием Байконура) технический комплекс. В перспективе - сокращение затрат на аренду космодрома Байконур.
  Преимущества дальневосточного космодрома:
   начальный участок траектории полёта ракеты-носителя не проходит над густонаселёнными районами России и над территориями иностранных государств;
   районы падения отделяющихся частей ракет-носителей расположены в малонаселённых районах территории России или в нейтральных водах;
   место расположения космодрома находится поблизости от развитых железнодорожных и автомобильных магистралей и аэродромов.
  Первоочередная задача нового комплекса - снизить нагрузку на космодром Байконур, но не заменить его полностью, по крайней мере, до конца срока аренды - 2050 года.
  Местные власти стремятся за счёт создания космодрома решить региональные задачи. Космодром "Восточный" рассматривается как краеугольный камень для реализации Госпрограммы по переселению соотечественников.
  У этого решения есть и недостатки по сравнению с Байконуром: необходимость строить для космодрома собственный аэродром (в то время как на Байконуре имеются два современных аэродрома) либо прокладывать железнодорожную ветку от космодрома до ближайшего аэродрома (для транспортировки космических аппаратов). А также увеличение транспортных издержек (как финансовых, так и затрат времени). Сейчас основные космические предприятия находятся в Москве, Самаре, Железногорске (Красноярский край), оттуда космические аппараты, ракеты-носители и персонал доставляются на Байконур железнодорожным и авиационным транспортом на расстояние 2500 и 1500 километров соответственно. А на "Восточный" расстояние доставки превысит 5500 километров.
  Космодром находится почти на 6№ севернее, чем Байконур, что приведёт к снижению массы выводимых грузов.
  Отработанные части ракет, падая в тайгу, могут вызывать лесные пожары, которые и так для этого региона являются серьёзной проблемой.
  Численность необходимого персонала, вместе с семьями, может достигать 100 000 человек. В самом Углегорске проживает не более 5 000 человек, что вызывает необходимость фактически строить новый город, по количеству жилых зданий и размеру инфраструктуры сопоставимый с областным центром Благовещенском.
  Многочисленным критикам Проекта, который они называют "вокзалом за 300 миллиардов рублей", ответил Путин:
  "Строящийся космодром поможет России ежегодно сохранять более одного миллиарда рублей - цена аренды казахстанского Байконура - и позволит оградить отечественную космическую программу от политики. Это крупнейший проект. По сути, это не просто площадка для пусков, это целый наукоград. Уверен, что это будет заметным, серьёзным шагом в развитии космонавтики вообще и в развитии высоких технологий в нашей стране, в частности. Такая страна с такими традициями, как Россия, безусловно, должна иметь собственную площадку, собственный космодром. Работы уже начались, и, надеюсь, что они будут осуществляться качественно и в срок. И мы с вами будем ещё свидетелями стартов, в том числе и с космонавтами на борту".
  А профессор американского Университета имени Гопкинса Юрий Караш отмечал, что строительство нового космодрома для страны сейчас неактуально: есть неограниченный доступ к пяти космодромам: Байконур, "Морской старт", Плесецк, Капустин Яр и пусковую базу "Ясный". А вот основа российской космонавтики - "Союзы" и "Протоны" - устарели. "Роскосмос" продолжает эксплуатировать "паровозы".
  На это у российских ракетчиков ответ уже имеется. На Международном авиакосмическом салоне 2013 года обещают представить проект нового космического корабля. (Был показан его макет в натуральную величину.).
  На Курильских островах, по свидетельству посетившего осенью 2013 года остров Итуруп публициста Николая Старикова, "жизнь... сказать, что она бьёт ключом, было бы преувеличением, но и на месте точно не стоит. Например, всего два года назад там впервые за всю историю острова начали класть асфальт. Так что женщины получили возможность ходить на каблуках. Сейчас там строят современные дома, построен глубоковоодный причал и, самое главное, в стадии завершения строительства- всепогодный, новейший аэродром. Единственный, построенный "с нуля" в постсоветское время. Хочется верить, что Россия не собирается больше разбазаривать свои земли.
  В Курильские острова сейчас вкладываются солидные деньги. То есть, наконец, появилось понимание, что нужно преодолеть некую оторванность Курильских островов от основной России и приступить к планомерному освоению природных богатств края. Японцы требуют передать Курилы им вовсе не потому, что там могилы их предков, а по вполне очевидным экономическим соображениям. Плюс к этому стратегическое значение островов: будучи не подконтрольными России, они закроют выход нашему флоту в Мировой океан" ("Литературная газета", Љ 44, 2013).
  
  Не забыта и Сибирь, на которую давно пора обратить внимание Центра. Страшилки на тему отделения Сибири от России всё популярнее, но чем дальше на восток, тем меньше веры в "китайскую угрозу". Эксперты сходятся во мнении, что если кто и захочет в обозримом будущем отнять у России Сибирь, то это будут сами сибиряки. На востоке уже выросло целое поколение людей, которые Москвы никогда не видели и мало что хорошего о ней слышали. А по итогам последней переписи населения слово "сибиряк" в графе "Национальность" побило все рекорды. Журналист Владимир Антипин побывал в опорных городах региона и своими глазами увидел, как формируется угроза, которая через 5-10 лет может заявить о себе погромче Кавказа. А некто Михаил Кулехов, добивающийся независимости для Сибири, даже возглавлял "Освободительную армию Сибири". Но к нему пришли сотрудники компетентных органов и спросили, собирается ли он воевать с оружием в руках? Убедившись, что это не так, офицеры попросили Кулехова сменить название организации. Теперь она носит название "Областническая альтернатива Сибири" (но сокращённое название организации - ОАС - не изменилось). Пусть это кучка маргиналов, но это всё же - звоночек. США активно подогревают сепаратистские настроения в Сибири. С подачи американцев студентам была предложена тема игры: "Как строилась бы экономика Сибири в случае обретения ею независимости от России?" А в Новосибирске прошла выставка "Соединённые Штаты Сибири".
  Вообще-то в Сибири уже заметно оживление экономики и строительства. Журналисты Елена Короткова и Елена Мишина побывали в Иркутске на праздновании 350-летия города. За последние несколько лет в Иркутске построены пешеходный мост в два луча по 7.5 метра шириной ("создан" всего за три месяца), Ледовый дворец, который десятилетие до этого гнил в виде ржавых конструкций. Восстановлены Московские ворота, что были разобраны ещё в 1928 году. С нуля была выстроена современная библиотека в четырёх девятиэтажных башнях. Облагорожена Нижняя набережная, сдан музыкальный дом Дениса Мацуева. А главное - представлен миру уникальный деревянный квартал - "Иркутская слобода". Этот образец нового градостроительства, сочетающий традиции зодчества XIX века и современную городскую "начинку", был явлен иркутянам не только как подарок к празднику, но и как ориентир той жизни, которая возможна и к которой нужно стремиться. В слободе есть пешеходная зона, кафе, магазины, офисы, интерактивные музеи, мастерские, планетарий. Построен водноспортивный комплекс с бассейном "на 50 метров", введены в строй спортивные площадки во многих муниципалитетах. В Усолье-Сибирском сейчас завершается строительство завода поликремния как "ядра" солнечной энергетики и кластера электроники.
  Строительный бум наблюдается в Читинской области, там возводится не только жильё для состоятельных граждан, но и новые горно-обогатительные комбинаты.
  Мощный рывок совершил Кузбасс, где объём добычи угля уже превысил уровень советского времени, построены новые и реконструированы существующие шахты, разрезы и обогатительные фабрики. Внушает некоторые опасения то, что весь этот прирост добычи угля ориентирован на экспорт, и в случае неблагоприятных изменений на мировом рынке энергоресурсов все эти гигантские вложения капитала могут оказаться напрасными. Поэтому необходимо ускоренными темпами развивать внутренний рынок, который основывался бы на бы этих энергоресурсах. (Ещё раз напоминаю про журнал "Эксперт Сибирь", где в каждом номере есть статьи о новом в экономическом развитии края.)
  Но в целом наблюдающееся оживление экономики Русского Востока напоминает скорее травинки, пробивающиеся через асфальт, чем дружные всходы посевов на хорошо обработанном поле.
  О дальнейших планах развития Сибири Владимир Путин говорит так: "Сибирским регионам требуется новая индустриализация. В скором времени бескрайние сибирские просторы должны будут преобразиться. На них появятся новые предприятия, причем не только добывающие сырьё, но и относящиеся к высокотехнологичному кластеру. Кроме того, это даст толчок созданию индустрии туризма. Наша цель состоит в том, чтобы за 10 лет сформировать за Уралом более высокие стандарты качества жизни. Сделать Сибирь по-настоящему привлекательной для людей",
  Уже известный нам Дмитрий Верхотуров считает: "Если отбросить все спекуляции по поводу "китайского нашествия", то у нас останется один простой и непреложный факт: развитие Дальнего Востока вне взаимодействия с Китаем, Японией и Кореей невозможно. Более того, экономические отношения с этими странами - это, пожалуй, единственный на сегодняшний день осязаемый ресурс развития Дальнего Востока. Поэтому нам надо думать не о китайской экспансии, а о том, как с Китаем и Японией выстраивать цивилизованные, взаимовыгодные экономические отношения. Необходимо создавать совместные банки, товарные биржи, реализовывать совместные проекты. В этом мне видится главное направление работы". На это ему возражают: "Китай - это сегодня такой экономический монстр, который по определению не может не втягивать в свою орбиту соседние земли - то есть, в том числе и наш Дальний Восток, и Сибирь. Такое положение дел задаёт особое измерение проблеме Зауралья: это есть проблема политическая, решение её требует твёрдой государственной воли - конечно, в дополнение к общественным усилиям". Другие участники непрерывно идущих дискуссий отмечают: "Если раньше люди ездили на Дальний Восток за туманами, то теперь могут начать ездить за деньгами и за достойной жизнью". "Россия - великая страна, которая сегодня существует в довольно убогой форме, когда есть Москва и есть "всё остальное". Такое положение дел, безусловно, неприемлемо. И необходимость второго центра, на Востоке страны является в такой ситуации бесспорной. Воссоздание России вообще возможно только, так сказать, с восточным вектором, в восточном направлении".
  После поездки тогдашнего первого вице-премьера РФ Сергея Иванова по Дальнему Востоку авиационный завод в городе Арсеньеве, выпускавший знаменитые вертолёты Ка-52 "Чёрная акула", получил оборонный заказ, достаточный для того, чтобы взять разгон, нужный для возобновления производства. Не менее важный заказ получил и авиационный завод в Комсомольске-на-Амуре - на разработку и выпуск нового самолёта, удовлетворяющего всем международным требованиям и имеющего большие перспективы применения как в России, так и за рубежом. Иванов, наконец, открыто сказал, что Тихоокеанский флот станет в перспективе главным флотом России. В Северодвинске началось строительство плавучих атомных электростанций, которые должны снять напряжённость с энергообеспечением отдалённых районов, прежде всего на Севере и на Востоке. Есть на них спрос и за рубежом.
  Особый резонанс в мире вызвало посещение Дмитрием Медведевым (тогда президентом РФ) Курильских островов. Официальный Токио выразил своё возмущение этим фактом, японские националисты устроили шумные демонстрации. Президент дал указание оснастить наши гарнизоны на Курилах новейшим вооружением, посетил предприятие по разделке рыбы и производству красной икры, ознакомился с ходом жилищного строительства и пообещал выделить для развития экономики островов дополнительные средства.
  Начаты работы по созданию крупных городских комплексов в разных регионах страны. В их числе значится и комплекс Находка - Уссурийск - Владивосток.
  Защитникам Байкала удалось донести свою озабоченность до Владимира Путина, и в итоге нефтепровод Восточная Сибирь - Тихий океан был отведён от озера на 400 километров, хотя это, конечно, удлинит трассу, приведёт к удорожанию строительства и ещё более снизит его и без того сомнительную рентабельность.
  Принято решение о строительстве на государственные средства железной дороги в Туву. Линия протяжённостью 440 километров пройдёт от станции Курагино до Кызыла. Это позволит освоить новые месторождения каменного угля, железной руды, цветных металлов.
  Выше я говорил об упадке городов и посёлков Дальнего Востока, приведя в пример город Райчихинск. Да, где-то строятся новые предприятия, медицинские центры (обычно на импортном оборудовании), и по большей части бестолково. Вот и в том же Райчихинске построили медицинский центр с новейшим оборудованием. Но работать на этих чудо-аппаратах некому. Просто врач, не освоивший такую технику (а это особая специальность), управляться с ней не может. А как завлечь а такую глушь, как Райчихинск, современных специалистов? Как минимум, им надо предложить высокую зарплату и предоставить приличное жильё. Ни того, ни другого ни город, ни область предоставить не могут. А опыт показывает, что оборудование, будь оно самое ценнейшее и дорогостоящее, если не используется по назначению, непременно скоро выйдет из строя и превратится в металлолом. Те в Москве, в министерстве, кто проектировал этот центр, должны были об этом подумать?
  Построен в городе и Дом престарелых, это несколько десятков новых рабочих мест - уже благо. Но ведь не это же заведение станет тем локомотивом, которое вытянет экономику города из разрухи и направит развитие по пути модернизации и инноваций!
  Да, такие точечные объекты, как новые цеха и предприятия, возводятся то тут, то там, но никакой системы в их размещении нет. Она возможна лишь при плановом ведении хозяйства, а частник, если и строит производственный объект, руководствуется своими соображениями. Но на большинстве территории РФ разруха только углубляется, и Дальний Восток тут не исключение. Но даже эти точечные улучшения имеют большое значение. Ведь если жизнь налаживается (или даже хотя бы намёк на это заметен), то и дух людей крепнет, и притягательность края растёт.
  Совершенно особый взгляд на развитее Русского Востока - у авторов уже упоминавшейся выше "Тихоокеанской стратегии России". Хотя эта работа выполнена в 2003 году и, на первый взгляд, устарела, однако по своей устремлённости в грядущее она даст сто очков вперёд многим современным проектам. В ней, в частности, отмечается:
  "Сколько бы усилий не вкладывалось в развитие промышленности Сибири и Дальнего Востока, эта промышленность неизменно оставалась нерентабельной. На месте для неё не было рынка, а доставка товара на европейский рынок была непозволительно дорога. Практически, любая попытка наладить восточнее Урала нормальное капиталистическое (неколониальное) хозяйствование способствовала возрастанию в стране "связностной" или "транспортной" инфляции.
  На Сахалине водка, произведённая на острове, стоит дороже, чем доставленная с материка. Проблема - в том, что рабочую силу приходится завозить, и это оказывается недёшево. В результате фонд оплаты труда составляет в цене сахалинской водки 45%, а в цене импортной - 6%. Ещё примерно 20% "накручивают" транспортные расходы.
  На сегодня ситуация выглядит следующим образом: если Россия создаст у себя систему производства, соответствующую европейским стандартам, её продукция - внутри страны или за рубежом - будет стоить дороже соответствующей европейской... Нерентабельностью производства страна оплачивает свои размеры".
  Но из этого, по-видимому, следует лишь то, что рыночный подход к развитию Русского Востока неприемлем.
  Данная стратегия в целом очень интересна, однако заглядывает в столь отдалённое будущее, что в разделе о первых шагах к лучшему окажется неуместной. Те, кого заинтересуют отдалённые перспективы развития России и Русского Востока, могут посмотреть её в Интернете.
  
  У российских либералов свой взгляд на будущее Сибири. Уже цитировавшийся Владислав Иноземцев совместно с Ильёй Пономарёвым и Владимиром Рыжковым опубликовали статью "Континент Сибирь. На пути от колониальной к глобальной парадигме развития". В ней проведено сравнение освоения Запада США и Сибири и сделан вывод: Калифорния стала хозяйственным центром и игроком на мировом рынке, а Сибирь - нет, как её рассматривали 400 лет в качестве колонии, таковой она и осталась. А почему?
  "Сибирь не повторила успех "дикого Запада" прежде всего потому, что её освоение оставалось жёстко подчинено задачам развития российской, а затем и советской экономики как единого целого. На протяжении большей части своей истории Сибирь оставалась поставщиком полезных ископаемых или продукции первого передела, а также специализированного промышленного оборудования и военной техники. По самой логике развития, задававшейся из Москвы, она не могла быть конкурентоспособной на мировых рынках и выступать субъектом глобальной экономики. Именно поэтому в наши дни Калифорния обладает валовым региональным продуктом, превышающим ВВП всей Российской Федерации, а Сибирь довольствуется показателем, в 1,5 раза меньшим бельгийского".
  Но может ли ситуация измениться? На взгляд либералов, не только может, но и, скорее всего, должна. Развитие народного хозяйства СССР обеспечивалось огромным ростом добычи сырья и его первичной переработки, в основном в Сибири.
  Казалось бы, колониальный характер эксплуатации региона оказался разрушен. Резко выросли сибирские города, ставшие, как Новосибирск, не только промышленными, но и культурными и научными столицами России.
  "Однако в основе развития производительных сил региона по-прежнему лежали принципы мобилизационного типа развития, заложенные ещё в годы Великой Отечественной войны. Оборонные предприятия и тяжёлая промышленность доминировали в структуре сибирской экономики, будучи в последние десятилетия советской эпохи дополнены разработкой огромных месторождений сырья. До 85% всех сибирских предприятий критически зависели от смежников в других частях страны". К тому же мир жил в обстановке "холодной войны".
  Как только начался кризис 1990-х годов, "процесс деиндустриализации привёл в итоге к закреплению сырьевой парадигмы развития Сибири... По мере нарастания специализации инвестиции и финансы начали концентрироваться в отдельных точках роста, а инфраструктура и коммунальное хозяйство стали приходить в упадок. Как следствие, жители начали покидать регион, а оставшиеся - концентрироваться в крупных городах, где можно было найти работу и обустроиться".
  Я полностью согласен с авторами статьи в том, что доля Русского Востока в финансовых ресурсах страны должна стать существенно выше, для чего, в частности, компании, добывающие сырьё в Сибири, должны быть зарегистрированы (следовательно, и платить налоги) там же, а не в Москве. Я был бы рад, если бы сбылось их видение будущего в части того, что "в новых условиях Сибирь могла бы превратиться в центр промышленного роста и развития инновационной экономики, борющейся за лидерство с Центральной Россией. На западном берегу Тихого океана появилась бы своя "Калифорния". Россия, как и Соединенные Штаты, стала бы в таком случае страной, основные центры промышленности и образования которой тяготеют к двум великим океанам и ориентированы соответственно на европейский и азиатский рынки. Именно такой мы видим устойчивую геополитическую конструкцию России в XXI веке". Но их рецепт, который они предлагают для ускоренного развития Сибири, представляется мне совершенно утопическим. Они "убеждены: развитие Сибири может быть успешным только на пути индустриализации и нового научно-технологического развития - и тут Китай может оказаться нашим конкурентом. Поэтому основными союзниками России по освоению и развитию Сибири должны скорее стать Южная Корея, Япония и США.
  Исторической миссией России в этом регионе мы видим "замыкание" того, что можно назвать "Северным кольцом" - союза современных демократических рыночных стран: от Европы через Россию и Японию к Соединенным Штатам.... Атлантический блок, состоящий из США и стран ЕС, должен дополниться Тихоокеанским блоком из Японии и Соединенных Штатов. Китай же может оставаться важным торговым партнёром России, покупающим у неё уже не сырье и энергоносители, а продукцию высокотехнологичных отраслей сибирской промышленности... Источником технологий для проведения индустриализации и для становления важных инновационных центров могут выступить зарубежные инвесторы из Кореи, Японии и Соединенных Штатов. Сибирь должна позиционироваться как "Европа в Азии", как мост, соединяющий не Россию и Китай, а Европу и Америку".
  Эту песню мы уже слышали, тогда она называлась "либеральной империей" Анатолия Чубайса. Он тоже призывал Россию "замкнуть кольцо" цивилизованных государств, стать мостом между США и ЕС с одной стороны и Японией - с другой. Все либералы органически не понимают, что США, а тем более - Европа, видят в России главного врага. И они зададутся благородной целью своими инвестициями помочь России стать на ноги? Горбатого только могила исправит, и либералы не станут путаться под ногами встающей во весь рост России только тогда, когда они будут убраны с политической и идеологической арены.
  Авторы статьи рассматривают Сибирь как инструмент, "способный пробудить всю Россию от летаргического сна последних 15 лет. Только здесь, в регионе, заселённом наследниками многих поколений пассионариев, на территории, где переплелись десятки культур и традиций, на просторах, открытых Великому океану, может сформироваться новая российская идентичность. Идентичность, адекватная миру и современным вызовам, ставящая во главу угла самостоятельность и риск, провозглашающая готовность к взаимовыгодному взаимодействию со всеми, кто того достоин. Идентичность по своим основам европейская, а по направленности - глобальная и космополитическая".
  Если же Сибирь упустит возможность изменить Россию, - пугают они, - то она "придёт вместе с ней к упадку, закономерно подстерегающему страну, не способную преодолеть колониального отношения к самой достойной из своих составных частей".
  Для авторов статьи, как либералов, Россия должна обрести европейскую идентичность и стать демократической рыночной страной. Но Россия по своей сути - это Антиевропа, рыночной и демократической (в западном понимании) страной никогда не станет, ибо это было бы для неё гибелью. И по всему видно, что рыночная России доживает последние дни. Как только на повестку дня реально станет вопрос о восстановлении полного суверенитета России и необходимости вырваться из капкана технологической отсталости, - а это будет борьба не на жизнь, а на смерть, - снова на первый план выступит задача установления мобилизационной экономики. На этот раз - не во вред благосостоянию Русского Востока.
  
  Что делать?
  
  Ясно одно: при сохранении в России либерального режима она не сможет сохранить Русский Восток. Либеральная Россия может только деградировать и распадаться. Дело тут даже не только во власти. Сам русский народ при либеральном строе жизни непременно деградирует. Нет в стране Большого дела - и всё в ней хиреет и распадается. И для Русского Востока в либеральной России возможны лишь следующие исходы.
  Либо он сам отделится от демонстративно пренебрегающей им России и образует две-три "самостоятельных" республики (а такие настроения на Востоке всё крепнут), которые тут же будут вовлечены в сферы влияния других государств. Либо продажный режим уступит его США или Японии за несколько триллионов долларов (призывы такого рода не стихают не только в иностранной, но и в российской прессе). Либо, наконец, он, обезлюдевший и спившийся, сам упадёт в руки других государств.
  Меры по сохранению и развитию Русского Востока следует рассматривать только для условий, когда режим либералов в России уйдёт в прошлое.
  Такое исторически великое дело, как освоение Русского Востока, частному капиталу - не под силу. Но даже если его придётся осуществлять силами государства, то едва ли можно добиться успеха, рассчитывая только на добровольное переселение десятков миллионов людей из западных районов страны. Добиться коренного перелома в ходе миграционных процессов можно только системой государственных мер, в том числе и весьма жёстких.
  Если говорить о развитии производственной базы, то, очевидно, решать эту задачу нужно в два этапа.
  На первом этапе необходимо запустить все имеющиеся, ныне простаивающие, предприятия (продукция которых будет востребована либо в самом регионе, либо в центральных областях страны, за исключением заведомо убыточных), чтобы полностью обеспечить работой наличное население. Наличие работы, заработка, достаточного, чтобы работающий человек мог нормально содержать семью, - это первое условие возрождения депрессивных регионов. Но уже с самого начала должно быть сформировано представление о Дальнем Востоке как о новом Клондайке, регионе, где жить и работать престижно, как о центре развития страны.
  На втором этапе, учитывая, что в регионе ещё долго будет сохраняться дефицит трудовых ресурсов, на Востоке нужно будет допускать строительство только таких предприятий, которые основаны на новейших, прежде всего - трудосберегающих, технологиях. Освоение Востока должно достигаться в основном за счёт более высокой, чем в старых районах страны, производительности труда и непрерывного её дальнейшего повышения. Технологический прогресс должен непрерывно высвобождать трудовые ресурсы, которые тут же будут поглощаться вновь возникающими производствами.
  Такой технологический прорыв потребует форсированного развития науки и новейших технологий. Но это не означает, что надо ждать, когда на Востоке возникнет собственный центр фундаментальной науки и прикладных технологических разработок. Необходимо пересмотреть сложившееся разделение труда: центры науки и технологии в Европейской части страны необходимо ориентировать на изобретения и открытия в интересах развития Востока, с тем, чтобы сам Восток стал полем для внедрения этих научно-технических достижений. Повторюсь: тут можно провести аналогию с разделением труда во время Великой Отечественной войны, когда на Западе гремел фронт, а Восток представлял собой тыл, где ковалось оружие победы. Теперь должна быть такая же картина, только наоборот: Восток - это фронт, где решается судьба России, Запад - это тыл, который живёт под лозунгом: "Всё для фронта!"
  Цель этой новой борьбы - восстановление могущества России, что превратит её в мирового лидера, и главный ресурс в этой борьбе - богатства и потенциал Русского Востока.
  На Востоке потребуется не просто возведение тысяч предприятий, строительство десятков городов. Возникнет надобность и в таких уникальных сооружениях, как мост протяжением 7 километров через Татарский пролив для соединения Сахалина с материком железнодорожным сообщением (вместо строительства туннеля, как намечал Сталин).
  Нет худа без добра. То, что экономика России сильно завязана на рынки Китая, потребует быстрого развёртывания геолого-разведочных работ на нефть и газ в Восточной Сибири. Ведь запасы этих ресурсов на месторождениях Западной Сибири недостаточны для выполнения заключённых контрактов по поставкам нефти и газа в Китай и другие страны Восточной Азии. А события последнего времени позволяют сформулировать стратегию освоения Русского Востока, в корне отличную от прежних планов и федеральных целевых программ.
  Главных этих событий - три. Первое - это превращение "Газпрома" в крупнейшую энергетическую корпорацию мира, занимающуюся добычей и экспортом не только газа, но и нефти, а также выработкой и продажей электроэнергии. Второе - это переход в руки "Газпрома" контрольного пакета акций международного концерна, осуществляющего проект "Сахалин-2". Третье - это коренное изменение международной обстановки, нашедшее отражение в речи Владимира Путина в Мюнхене 10 февраля 2007 года.
  Месторождения нефти и газа "Сахалин-1" и "Сахалин-2" можно считать потерянными для России, по крайней мере, в части использования их ресурсов для российских нужд. Эти ресурсы, в соответствии с контрактами, заключёнными на весь период эксплуатации месторождений, уже проданы компаниям США, Японии, Южной Кореи и других стран.
  Примечательно, что Дмитрий Медведев принял участие в торжествах на Сахалине по случаю пуска первого в России завода сжиженного природного газа. Дело это важное. Если бы Россия начала строить такие заводы раньше, нам не нужны были бы газопроводы, идущие через Украину или Польшу, да и трубопроводы по дну Балтики и Чёрного моря. Газ по трубам мог бы доставляться в морской порт, откуда судами-газовозами перевозился бы в порт назначения. Но данное торжество омрачено следующими обстоятельствами.
  Завод этот построен на нашей территории, но не нами, а иностранным концерном, осуществляющим проект "Сахалин-2" - добычу газа. Весь добываемый им газ, как уже сказано, пойдёт не России, а странам Запада и Востока, контракты на его поставку заключены на десятилетия вперёд. Иностранцам достанется и большая часть прибыли от добычи и продажи нашего газа, Россия получит в основном налоги. Президент сказал: "Кризисы приходят и уходят, а заводы остаются". Это правда, но тоже отчасти. Иностранцы строят предприятия со строго рассчитанным сроком службы, в данном случае - на то время, когда в недрах остаётся газ. А когда он кончится, нам останутся пустые недра, ржавое железо и обезображенная природа. Слава Богу, с трудом и с затратами во много миллиардов долларов удалось "Газпрому" выкупить у концерна контрольный пакет акций. Тем самым он получил и доступ к новейшим технологиям. Это и технология добычи нефти и газа на морском шельфе методом наклонного бурения, и технология сжижения газа. Так что есть надежда, что следующие проекты (от "Сахалина-3" и до "Сахалина-11") мы сможем осваивать уже собственными силами и не на кабальных условиях. И направлять добытые ресурсы как для экспорта в Китай и другие страны АТР, так и для развития энергетики Русского Востока. Для этого надо построить систему газопроводов с Сахалина на материк нашего Дальнего Востока (начало этой работе, как говорилось выше, уже положено). И тогда проблема энергетической безопасности Русского Востока будет решена.
  Теперь к решению проблем развития Востока привлекается капитал российских олигархов. Абрамовичу, Дерипаске, Евтушенкову, Мордашову и др. предложено вложить средства в экономику Дальнего Востока - в нефтепереработку и нефтехимию, в автомобиле- и самолётостроение. Частная собственность не отменяется, но использоваться должна в интересах страны.
  О некоторых дополнительных условиях освоения Русского Востока писал Дмитрий Верхотуров:
  Восточные регионы с их огромными расстояниями должны обладать наиболее развитой в стране транспортной системой. Она должна иметь несколько осей.
  Первая ось: Транссибирская магистраль, состоящая из взаимосвязанных элементов - магистрального автобана, магистральной скоростной грузовой железной дороги, скоростной пассажирской железной дороги с современными логистическими центрами. Она пересекает все восточные регионы с запада на восток и выходит в Приморье, к портам.
  Вторая ось: Ленская, состоящая из магистрального автобана и скоростной железной дороги. Она начинается на востоке Красноярского края, соединяясь с Транссибом, пересекает Якутию и выходит к побережью Охотского моря в Магадане.
  Третья ось: Уральская, состоящая из скоростной грузовой железной дороги и автодороги, которая начинается от казахстанской границы, пересекает Восточный Урал и выходит на побережье Карского моря.
  Четвертая ось: Бурято-Якутская, состоящая из магистрального автобана, скоростной грузовой железной дороги. Она начинается от восточного берега Байкала, пересекает Забайкалье и Якутию, соединяя между собой Транссибирскую и Ленскую транспортные оси.
  Эти магистральные направления частично существуют, частично строятся, частично их нужно запроектировать и построить. Все выдвинутые проекты развития транспорта (вроде Средне-Сибирской магистрали) укладываются в эту схему.
  Транспорт в восточных регионах нужно развивать главным образом исходя из транспортных потребностей самих восточных регионов. Ставка на транзит грузов иностранных государств - ошибочна.
  Итак, развитие транспорта восточных регионов можно представить так.
  Грузовые перевозки в основном осуществляются скоростным железнодорожным транспортом. Пассажирские перевозки в широтном направлении - скоростными пассажирскими железными дорогами, в меридиональном - самолетами. Сеть автодорог покрывает всю населённую часть восточных регионов, достигает основных анклавов в ненаселённой части и соединяет между собой все населённые пункты.
  Транспорт восточных регионов тогда станет современным, когда он будет позволять пассажиру наземного транспорта за сутки пересекать пространство от Урала до Тихого океана, а грузу по земле - за 2 - 3 суток.
  Сейчас население Сибири скучено в гигантских городах, окружённых крупными промышленными предприятиями, которые выбрасывают в атмосферу гигантское количество вредных веществ. В таких условиях загрязнённых городов, тесного и неудобного жилья, отсутствия простора, никогда здорового населения не будет. Но тенденция всё тащить в мегаполисы сохраняется, и вот иркутские власти стремятся сделать из Иркутска, Ангарска (один из самых загрязнённых городов в России) и Шелехова ещё один мегаполис.
  Между тем современные технологии в промышленности, на транспорте и в связи позволяют, сохраняя основные достижения жизни в мегаполисах, отказаться от скучивания в них, и расселяться в системе сравнительно небольших населённых пунктов: городов - до 100-120 тысяч человек, посёлков - до 50-60 тысяч человек, и более мелких населённых пунктов.
  При развитии этой системы расселения образуется примерно следующая картина. Промышленные предприятия будут сосредоточены узлами, как и сейчас, вокруг крупных энергогенерирующих мощностей. Но они будут отгорожены широкими защитными лесополосами, и население будет размещено в густой сети небольших населённых пунктов, связанных между собой скоростным транспортом и автодорогами.
  При такой системе расселения можно дать намного больший простор индивидуальному жилищному строительству, деревянному домостроению, в том числе и по сибирским традициям, что самым положительным образом скажется на здоровье населения.
  Современные средства связи и Интернет позволяют радикально решить вопрос о доступе к информации, образованию, науке. Интернет-кафе появились даже в небольших деревнях по Чуйскому тракту в Республике Алтай, а спутниковый канал решает вопрос доступа в сеть даже для отдалённых горных долин в Тыве или Хакасии. Имея оборудование для спутникового Интернета, можно поставить юрту в степи на границе с Монголией, и не чувствовать себя в отрыве от страны и цивилизации.
  С другой стороны, сегодня существует большой разрыв между фундаментальной наукой и производством. Чаще всего это связано с отсутствием у разработчиков возможности претворять свои идеи в металл, строить и испытывать опытные образцы техники, производить новые материалы и так далее.
  Потому научные центры необходимо развивать в сторону превращения из ставшего привычным нагромождения учебных аудиторий, кабинетов и общежитий, в научно-производственные и информационные центры. Такой центр может представлять собой систему НИИ в комплексе с лабораториями и опытным производством, и системы поддержания и обслуживания электронных банков данных, электронных библиотек, которые используются как в нуждах образования, так и для свободного доступа. Система таких центров, связанных между собой и доступных из любого населённого пункта, кардинально изменит вопрос с образованием и интеллектуальным развитием в восточных регионах страны.
  По-новому должны быть организованы промышленность и вся экономика. Главным средством решения всех проблем восточных регионов можно назвать создание товаропроизводящей экономики, которая может дать работу и доход населению Урала, Сибири и Дальнего Востока, а также толкать развитие региональной экономики и рынка. Понятно, что экономика восточных регионов будет основываться во многом на добыче и переработке природных ресурсов. Но новый подход к ресурсам отличен от ныне существующего практически во всём.
  Сегодня ресурсы в восточных регионах не добывают, а грабят, вычерпывая наиболее богатые и легкодоступные запасы. При этом заброшено огромное количество месторождений, рудников, приисков, лесосек и прочего, которые находятся не в Заполярье, а вполне себе в обжитых и доступных местах. Вся "вина", скажем, черногорского угля в Хакасии или полиметаллических руд Тывы заключается в том, что объём и доступность этих месторождений не удовлетворяют нынешних грабителей, по недоразумению называемых "недропользователями".
  Главный принцип правильной добычи природных ресурсов - наиболее полная разработка месторождений, которые наиболее близки к перерабатывающим предприятиям.
  Во-первых, ориентация в производстве в восточных регионах должна быть на готовый продукт, как можно ближе к месту потребления. Чем больше будет выпускаться товаров, которые будут продаваться здесь же, в восточных регионах или вывозиться на экспорт, тем ниже будет порог рентабельности, и тем больше можно будет вовлечь ресурсов в разработку.
  Во-вторых, переработка в полуфабрикат должна осуществляться по возможности на месте добычи. Современные энергетические технологии позволяют создать уже достаточные мощные и мобильные энергоустановки, пригодные для обеспечения энергией небольших и средних производств. Скажем, если добывается медная руда, то на руднике же она должна превращаться по меньшей мере в штейн (черновой металл), если заготавливается лес, то в леспромхозе должна вестись по меньшей мере раскряжёвка, а лучше - изготовление деталей на заказ.
  В-третьих, крупные предприятия, например металлургические заводы, где идёт выплавка чистого металла, должны быть совмещены с производством или комплектующих, или полуфабриката, или готовых изделий.
  Но сырьё - это только часть экономики восточных регионов. Другим его устоем должно быть развитое и современное машиностроение. Из самого необходимого, что нужно в восточных регионах, это производство легковых и грузовых автомобилей, железнодорожных локомотивов и вагонов, региональных самолётов и вертолетов, судов класса "река" и "река-море", дорожно-строительной техники. Также необходимо производство энергетического оборудования, мобильных силовых установок, оборудования для малых и средних предприятий и опытных производств. Это основы индустрии современного общества, без которых невозможно никакое развитие.
  Ну и конечно, на основе развития транспорта, новой структуры расселения, общедоступного образования, изменения разработки сырья и развития машиностроения, уже будет развиваться производство широкого спектра товаров народного потребления, электроники, машин, продукции высоких технологий.
  По существу, это политика второго этапа индустриализации восточных регионов, когда экономика превращается из сырьевой в товаропроизводящую.
  В силу масштабов региона и остроты проблем потребуются такие средства, которых в России нет, даже при нефтяных доходах. Проблемы нерешаемы путем сохранения транспортно-сырьевой ориентации регионов, потому что политика "добыть и вывезти" сформировала все основные нынешние социальные и экономические проблемы.
  Заключительную мысль Д.Верхотурова можно изложить иначе. Только отказ от частнособственнического, хищнического, рыночного подхода и переход к плановой экономике в её современном варианте могут обеспечить процветание Русского Востока, а также гарантировать территориальную целостность страны.
  Ведь сепаратистские настроения зреют либо от невнимания Центра, как на Востоке, либо от нежелания регионов делиться выручкой с Центром, как в богатых нефтедобывающих регионах. Развивать Восток нужно так, как это делалось в СССР, - чтобы край не мог обходиться без остальной страны, а был частью единой национальной экономики.
  Осуществим такую программу - оправдается старинный девиз: "Ex oriente lux!" ("Свет придёт с Востока!") Раньше это выражение употребляли, чтобы выразить мысль о том, что Россия покажет Западной Европе пример достойного устроения жизни. Теперь тот же лозунг будет применим и к внутрироссийской жизни.
  Когда речь заходит о Дальнем Востоке, то очень часто на поверхность всплывает "китайский вопрос". Но, вероятно, по большей части высказывания о "китайской угрозе" для России надо отнести к числу страшилок, которые зародились еще в конце XIX века, но до сих пор благополучно здравствуют. Если присмотреться повнимательнее, Китай стремительно становится современным государством, он жаждет освоить современные реалии, включая стандарты так называемого "общества потребления" (даже то, что он вышел на первое место в мире по числу разводов, хотя и вряд ли можно оценивать позитивно, свидетельствует о его следовании нынешней общемировой тенденции). Его магистральная цель - вписаться в мир и занять в нём подобающее положение, а вовсе не "сделать мир китайским", как это порой вульгарно представляют. Хотя и в Китае поднимают голову либералы, сторонники "перестройки с национальной спецификой", и эту опасность нам надо принимать во внимание.
  Ну а в современном мире, если говорить о заселении Сибири, население пока ещё стремится в города, то есть оно не распространяется по большим площадям, а концентрируется в относительно небольшом числе точек, где застройка всё больше устремляется вверх. И вряд ли китайцы захотят оказываться в положении первопроходцев, осваивать необжитые пространства Сибири и Дальнего Востока, у них есть возможность приобщаться к современному образу жизни в городах на своей земле. То, что китайцы едут в Россию зарабатывать деньги, так же естественно, как и то, что россияне с той же целью едут в Китай. Ведь в последнем случае никто не впадает в панику, не опасается, что русские присоединят Китай к России. А главное - русский и китайский народы, хотя и принадлежат к разным расам и культурам, в то же время имеют много общего. Прежде всего, это два народа-государственника, с давними традициями управления с помощью мощного чиновничьего аппарата. Китайцы действительно любят и русскую классическую, и русскую советскую культуру. У наших народов есть поле для плодотворного сотрудничества, но эти возможности могут быть использованы лишь при условии устранения либерального режима в России, который в Китае воспринимается как угроза и его собственной стабильности. Так же надо в России "ввести в рамки" распоясавшихся частных собственников..
  Теперь пора вернуться к рассмотрению "третьего, самого тяжкого", по словам Иконникова-Галицкого, фактора - "болезни русского мира, утрате им воли к сопротивлению". Да, всё упирается в то, что значительная часть русского народа потеряла волю к жизни, к державному строительству. Никита Михалков проехал по Европейской части России и снял документальный фильм "Чужая земля". Этой "чужой землей" для десятков миллионов русских оказалась не заграница, а их собственная "малая ролина", четверть сельскохозяйственных земель страны оказалась заброшенной, и на месте тысяч деревень, среди выросших на их месте лесов догнивают избы, детские ясли, школы. Но в современном мире, где над сотнями миллионов нависает угроза голодной смерти, эта ставшая для нас "чужой" земля будет освоена другими народами. Так утрата воли к жизни русскими, - убеждает нас знамениый кинорежиссёр, - может привести к гибели России. Многие полагают, что это не просто временное ослабление воли нашего народа, а проявление надрыва, исчерпания пассионарности, даже наступления периода угасания. Если это так, то наши попытки возрождения России столь же бесплодны, как и любые потуги взбодрить умирающего, жизненный ресурс которого полностью исчерпан.
  На Дальнем Востоке этот упадок русского духа особенно заметен. "Азия во главе с Китаем владеет умами и душами дальневосточников, - пишет журнал "Эксперт". - Пусть не всех. Но стойкое впечатление "поражения до битвы" прочно остаётся после разговоров со многими, очень разными местными людьми - делового, рабочего и даже учёного сословья.
  Если в Москве и Европейской России доминирующие эмоции в отношении Китая - это гремучая смесь брезгливости, страха и высокомерия, то в Приморье Китаем восхищаются, гордятся, смакуют успехи, мечтают о его великом будущем.
  На Сахалине людям ближе Япония. Тут привычна ностальгия о расцвете рыбного хозяйства и угледобычи в годы японской аннексии юга острова.
  Только в Хабаровске доминируют неуверенные, но всё-таки патриотические настроения. И хабаровчане сильно переживают по поводу отсутствия внятной федеральной стратегии в отношении восточной окраины страны".
  Увлечение, восхищение Китаем здесь настолько сильны, что подчас распространяются и на сферы, где они, казалось бы, неуместны. Так, многие полагают, что Китай намного обогнал Россию в технологиях.
  "Когда я слышу заявления экономистов, что Китай в технологическом отношении сильно обогнал Россию, у меня это вызывает как минимум недоумение, - говорит Владимир Квинт, завкафедрой Московской школы экономики, иностранный член РАН. - Всё развитие этой страны сосредоточено пока в городах. Попробуйте отъехать два-три километра от любого китайского города, и вы окажетесь в каменном веке. Крестьяне по колено в ледяной воде пашут, идя за мулом. Огромное, абсолютно бесправное, нищее сельское население. Без пенсий, без соцобеспечения и даже без паспортов. Вот что верно, так это то, что Корея и Тайвань обогнали Россию технологически. Так и Америку они обогнали по многим направлениям научно-технологического развития, особенно в сфере информационных технологий. Выстраивая стратегию сотрудничества с АТР, Россия должна сотрудничать с теми странами, которые могут в результате подтолкнуть её вперёд в технологическом смысле".
  Автор статьи близко подходит к пониманию причин такого положения. Либералы ввергли дальневосточников в стихию рынка. А русский человек не торгаш, он - государственный человек. И отсюда вывод: "сетования на отсутствие федеральной стратегии в отношении их региона ... выдают глубокую провинциальность сознания дальневосточников. Разве Москва может "спустить" им цель и смысл их существования, отличный от естественного - быть хабаровчанами, растить хабаровчан и обустраивать всеми возможными способами свой край? Впрочем, эта психологическая коллизия вполне объяснима. За полтора века трансляции монаршей, а затем советской власти на восточные рубежи России естественные смыслы проживания здесь потомков Ермака и Хабарова были подчинены "высшим" целям - защита рубежей Родины, освоение природных кладовых и так далее. Поэтому и укоренилась самоидентификация пришлых государевых людей, психология вахтового посёлка и военного гарнизона. Когда же эти смыслы оказались подвисшими, образовавшийся вакуум заполнила причудливая смесь обиды, демагогии и многого другого. В Приморье всё это ещё заряжено приличной энергетикой. Жители Владивостока очень напоминают одесситов: та же быстрая, чуть певучая речь, приправленная байками и анекдотами, тот же бизнес-нюх, та же оборотливость ("психология порто-франко"). Только улыбаются здесь пореже - всё-таки климат не одесский".
  Да, психология жителей портового города, где часто бывают иностранцы, - это особый феномен, которого я слегка касался ранее, в разделе об Архангельске. А хабаровчане - не приморцы. Вот в китайцах как-то уживаются и преданность государству, и торговая хватка, давно было сказано, что они - не солдаты, а торговцы. И подчас безжалостные эксплуататоры коренного населения, как это показал ещё знаменитый русский исследователь Дальнего Востока, автор замечательных книг "По Уссурийскому краю", "Дерсу Узала" и др. Владимир Арсеньев. А то, что жителям Сибири и Дальнего Востока пора брать свои судьбы в собственные руки, не помышляя при этом об отделении от России, - совершенно справедливо, и тут очень полезными могут оказаться идеи Михаила Николаева, о которых было рассказано выше в разделе о Якутии.
  
  Непредвиденная катастрофа - непоправимый ущерб?
  
  Эта глава была уже написана, когда на Российский Дальний Восток обрушилось невиданное наводнение. Затопленными оказались десятки приречных сёл и посёлков, да и целые кварталы крупных городов - Благовещенска, Хабаровска, Комсомольска-на-Амуре... Владимир Путин лично посетил районы бедствия, обещал пострадавшим от наводнения помощь. Он заверил, что никто из них не будет брошен на произвол судьбы, нацелил местных чиновников на скорейшее восстановление жилья, поскольку на Дальнем Востоке зима начинается рано (уже в конце сентября бывают заморозки). Учитывая, что эти указания даны в начале сентября, когда уровень воды в Амуре оставался ещё высоким, есть много оснований полагать, что до заморозков в большинстве пострадавших от наводнения населённых пунктов восстановить жильё не удастся. Если же затопленные дома ещё и замёрзнут, то, как полагают специалисты, такое жильё вообще восстановлению не подлежит. Разрушены дороги, мосты, линии электропередачи. Практически уничтожены поля, часто там даже смыт плодородный слой, погибнут деревья и кустарники. Словом, юг Дальнего Востока останется без сельского хозяйства, по крайней мере, на несколько лет. Страшно подумать, как переживут это бедствие страдальцы (число которых превышает сто тысяч), оставшиеся без жилья и без работы. На Дальнем Востоке они вряд ли найдут и то, и другое, и не придётся ли им потратить полученную денежную компенсацию на билет в Подмосковье или... в Китай? (К чему их побуждают и бюрократические выкрутасы местных чиновников, стремящихся всячески ущемить пострадавших, занижая размеры причитающихся тем компенсаций.)
  Власти делают всё возможное для выхода из катастрофического положения (конечно, с поправкой на бюрократический стиль работы чиновничества). Принимают законы о немедленном (без аукционов и пр.) выделении земельных участков желающим построить свои дома. Заключают договора с компаниями по строительству быстровозводимых домов. Покупают пустующие квартиры. Договариваются с банками о продлении срока взятых пострадавшими кредитов. Проводят дезинфекцию жилых домов и территорий, особенно в связи с нашествием крыс и мышей с затопленных земель поближе к жилищам людей. Решают задачу обеспечения населения водой, поскольку речная вода не пригодна для употребления (размыты выгребные ямы, кладбища и скотомогильники), да и колодцы заполнены грязной жижей, и пр. Развёрнуты пункты временного проживания для пострадавших. Обеспечивается питание для их обитателей (а тысячам из них придётся провести в этих пристанищах как минимум одну зиму...)
  А причины такого катастрофического наводнения неясны. Неудивительно, что в народе рождаются самые невероятные их объяснения. Обвиняют гидроэнергетиков в том, что они ради возможности экспортировать как можно больше электроэнергии в Китай запоздали со сбросом лишней воды из водохранилищ ГЭС в Амур. Договариваются даже до того, что катастрофа - лишь очередное проявление войны против России, которую ведёт одна сверхдержава с использованием новейших военных технологий. Дескать, именно она, используя бактериологическое оружие, вызвала у нас эпидемии африканской чумы свиней и ящура. А в 2010 году применила климатическое оружие, что стало причиной аномально жаркого лето и лесных пожаров в России. И вот теперь, используя то же оружие, обрушила на нас водную стихию. Дескать, СССР шёл впереди всех в разработке таких новых видов оружия, и тогда никто не посмел бы попытаться применить подобные новинки против нас. Современная Россия, разрушившая свою науку и промышленность, не сможет не только надлежаще ответить агрессору, но даже и защититься от подобных атак.
  Справедливы ли такие предположения или нет, ясно, что ущёрб от наводнения несравненно выше, чем это следует из цифр стоимости разрушенного государственного и частного имущества на Дальнем Востоке. Нанесён трудно переносимый удар по этой жемчужине России. И, конечно, по моральному духу жителей этого богатейшего края.
  А посмотреть на состояние "русского духа", русского характера в наши дни, и уже не применительно только к Дальнему Востоку, а в разрезе всей России, необходимо. В этой сфере давно уже господствуют устаревшие и просто надуманные, ложные взгляды. Но если мы неправильно представляем себе саму сущность русского народа, то о каких же разумных и реально осуществимых программах устройства его жизни может идти речь?
  
  
  
  
  
  Глава 6. О НАЦИОНАЛЬНОМ ДОСТОИНСТВЕ ВЕЛИКОРОССОВ, РУССКОМ ХАРАКТЕРЕ И РОССИЙСКОМ ГОСУДАРСТВЕ
  
  Анализируя перспективы России в XXI веке, надо составить себе чёткое представление об её будущем государственном устройстве. А его нельзя установить произвольно.
  История знает тысячи государств, существовавших на разных континентах нашей планеты. И сейчас членами ООН состоят почти 200 государств. И у каждого государства, если только это не чья-то марионетка, есть своё особенное лицо.
  Вот Франция и Германия, две демократические республики, но насколько разно их государственное устройство!
  Вот эти-то различия между государствами в решающей степени зависят от того невидимого и часто не учитываемого политиками элемента, который можно назвать духом народа. А дух народа определяет и национальный характер, и народный менталитет.
  Народ - это не просто совокупность людей, проживающих на определённой территории. Их объединяют некие общие ценности, которые в старину считали религиозными. В наши дни им дают объяснения светского характера. Дух народа соединяет людей в народ и определяет собой "физиономию" государства.
  О том, что такое государство, написаны тысячи книг, но коротко можно сказать: если дух оживляет тело народа, то государство образует для народного тела скелет и панцирь. Профессор Сергей Кара-Мурза отметил два разных взгляда на природу государства:
  "В традиционном обществе (Сергей Георгиевич относит к ним и советское общество, на мой взгляд, ошибочно. - М.А.) государство - ипостась народа, выражение его воли и духа, оно создаётся "сверху", через откровение (Бога, революции, традиции). У гражданского (рыночного) общества государство - его служащий, прежде всего полицейский, защищающий собственность граждан от пролетариев и голодных орд "дикарей". Оно создаётся "снизу" - волей массы индивидов (тех, кого не отлучили от выборов цензами, апатией и наркотиками)" .
  Политолог Ксения Мяло, выступая на организованном "Литературной газетой" "круглом столе" "Все ли народы России равны?" , дала другое определение:
  "Государство - высшая форма самоорганизации народа для решения проблем его исторической жизни".
  В самом деле, если народ нашёл себя, живёт своими, а не заимствованными или навязанными чуждыми идеалами, то его государство крепкое, и национальное его достоинство на высоте. Если же народ "заблудился в эпохе" или его завели в исторический тупик собственные идеологи и правители, то о настоящем государстве не приходится и говорить, а сам народ стоит на пути в никуда. И если такое состояние продолжается слишком долго, то либо страну спасёт революция, которая приведёт государственный строй в соответствие с духом и идеалами народа, либо страна превращается в колонию другого государства или вообще исчезает с исторической арены.
  Так каково же нынешнее российское государство, хранит ли русский народ своё национальное достоинство, каков наш национальный характер и кто же мы такие, русские?
  Сущность проблемы
  
  В одной из телевизионных передач бывший министр иностранных дел СССР А.Бессмертных публично подтвердил факт, известный ранее только по слухам. Оказывается, президенты США, готовясь к встречам с советскими руководителями, получали от своих советников записки, в которых неизменно говорилось, что советские лидеры (находившиеся у власти после Сталина) страдают комплексом неполноценности. И это была несомненная правда. О каком же воспитании чувства национального достоинства можно говорить в стране, вожди которой сами этого достоинства не имеют!
  Но откуда появился у нас этот неизживаемый комплекс? Это, можно сказать, болезнь наследственная. Русский человек в конце правления Романовых ощущал себя затравленным, почти незаконнорождённым ребёнком, изгоем, ему с детских лет внушали - школа и общественное мнение (то есть мнение интеллигенции), - что Россия - это некое незаконное дитя, курьёз истории, страна, где люди обречены мучиться и периодически проходить через бессмысленные кровавые потрясения. Напомним, что Пётр Чаадаев в своём знаменитом первом "философическом письме" прямо утверждал, что если у европейских народов первоначальный период истории был полон великих деяний и поэзии, то "у нас ничего этого нет. Сначала - дикое варварство, потом грубое невежество, затем свирепое и унизительное чужеземное владычество, дух которого позднее унаследовала наша национальная власть, - такова печальная история нашей юности... Мы растём, но не созреваем, движемся вперёд, но по кривой линии, то есть по такой, которая не ведёт к цели... мы не обладаем ни одним из достоинств, отличающих народы зрелые и высококультурные... И вот я спрашиваю вас, где наши мудрецы, где наши мыслители?.. Исторический опыт для нас не существует, поколения и века протекли без пользы для нас... Одинокие в мире, мы ничего не дали миру, ничему не научили его. Мы не внесли ни одной идеи в массу идей человеческих, ничем не содействовали прогрессу человеческого разума, и всё, что нам досталось от этого прогресса, мы исказили. С первой минуты нашего общественного существования мы ничего не сделали для общего блага людей, ни одна полезная мысль не родилась на бесплодной почве нашей Родины, ни одна великая истина не вышла из нашей среды. Мы не дали себе труда ничего выдумать сами, а из того, что выдумали другие, мы перенимали только обманчивую внешность и бесполезную роскошь... И в общем мы жили и продолжаем жить лишь для того, чтобы послужить каким-то важным уроком для отдалённых поколений, которые сумеют его понять. Ныне же мы, во всяком случае, составляем пробел в нравственном миропорядке. Я не могу вдоволь надивиться этой необычайной пустоте и обособленности нашего социального существования" .
  Это писал Чаадаев, человек высочайшей образованности (впрочем, образованности, как легко видеть, односторонней), горячо переживавший судьбы России! (Письмо ему Пушкина, не соглашавшегося с такой оценкой нашей истории, не было отправлено и долго оставалось неизвестным ни Чаадаеву, ни общественности.) Что же говорить о рядовых российских интеллигентах, о космополитизме которых, о незнании ими своей страны и о низкопоклонстве их перед Западом написаны тома и тома! Россия - страна, показывающая миру, как не следует жить! - вот суть их миропонимания, которое сначала, когда простой народ существовал вне истории, царило именно в среде "мозга нации" и в правительственных кругах, а затем, по мере распространения образованности, в ослабленном виде проникало в сознание и даже скорее в подсознание всё более широких слоёв народа.
  Так и жил русский человек свой век с таким клеймом. Лучше всех это ощущение русских выразил наш замечательный писатель и мыслитель Василий Розанов:
  "У нас нет совсем мечты своей родины.
  И на голом месте выросла космополитическая мечтательность.
  У греков есть она. Была у римлян. У евреев есть.
  У француза - "chere France", у англичан - "Старая Англия". У немцев - "наш старый Фриц".
  Только у прошедшего русскую гимназию и университет - "проклятая Россия"...
  У нас слово "отечество" узнаётся одновременно со словом "проклятие".
  Посмотрите названия журналов: "Тарантул", "Оса". Целое издательство - "Скорпион"...
  И все "жалят" Россию. "Как бы и куда ей запустить яда"...
  Жалит её немец. Жалит её еврей. Жалит армянин, литовец. Разворачивая челюсти, лезет с насмешкой хохол.
  И в середине всех, распоясавшись, "сам русский" ступил сапожищем на лицо бабушки-Родины" .
  Такое мироощущение насаждалось всей системой образования в романовской России. Тот же Розанов вспоминал: учился он в Костроме - ничего не знал об этом крае, даже о подвиге Ивана Сусанина. "Учился в Симбирске - не знал ничего и об этой земле, не знал, куда и как протекает прелестная местная речка, любимица горожан - Свияга. Учился в Нижнем Новгороде - увлекался Боклем и до тошноты ненавидел Минина и Пожарского за то, что они не написали никакой великой книги вроде "Истории цивилизации в Англии". Потом университет. "У них была Реформация, а у нас нечёсаный поп Аввакум". Там - римляне, у русских же - Чичиковы. Как же не взять бомбу, как не примкнуть к партии "ниспровержения существующего строя".
  Разумеется, лучшие умы России выступали против этого засилья западничества в русской жизни, знамя этой национально-освободительной войны поднял в литературе ещё Пушкин, однако влияние этих гениев ощущалось больше в области художественного творчества, чем в общественной жизни. Суть мироощущения русской интеллигенции в предреволюционные годы Розанов, ссылаясь на произведения Дмитрия Мережковского, выразил в одной фразе: "Честно мыслящий русский человек, и особенно если он писатель, не может не ненавидеть Россию".
  В свете сказанного Октябрьскую революцию надо рассматривать не только как социальную, но и как национально-освободительную. В короткий исторический срок, буквально за несколько лет благодаря развязыванию народной инициативы разорённая Первой мировой и Гражданской войнами страна не только первой в Европе достигла довоенного уровня материального производства, но и выдвинула множество талантов мировой величины и породила революционные идеи в различных областях творчества. Однако той идеологии, какой вдохновлялся авангард народа, были присущи не только очевидные достоинства, но и скрытые недостатки, которые со всей силой проявились лишь позднее.
  С одной стороны, идея мировой революции, братства трудящихся всех стран обладала огромной притягательной силой, несла в себе заряд мессианства, без чего русских людей вряд ли можно было бы поднять на тяжёлую и беспощадную борьбу и великие подвиги, ведь нас не привлечь обещанием прибавки заработка в пятачок на рубль. С другой стороны, именно в силу этого русские люди, совершившие революцию и поднимавшие страну в первые годы Советской власти, воспринимали свою деятельность как созидание новой общественно-экономической формации, а не как строительство новой Русской цивилизации, которая служила бы контрцивилизацией по отношению к европейской. Вера в то, что мы стали первопроходцами на пути к коммунизму, по которому со временем пойдут все другие народы планеты, как бы подразумевала, что мы должны быть первыми во всём, в том числе и в уровне жизни. Однако, скажем, красноармейцы, вступившие освободителями трудящихся от гнёта капитала в страны Балтии, увидели там не сплошную нищету, а переполненные полки магазинов и изобилие товаров без очередей, о чём ещё приходилось только мечтать в Стране Советов. Известный советский разведчик Михаил Любимов вспоминал, какой идейный кризис он пережил, когда приехал на задание в Англию и столкнулся совсем не с оборванными работягами, а с материально обеспеченными людьми труда, к тому же считающими себя джентльменами.
  Если бы мы своевременно поняли, что строим самобытную русско-советскую цивилизацию, то не стали бы надрываться в гонке с Западом по уровню жизни, сознавая, что это - ещё не показатель степени развития общества. "Да, - сказали бы мы людям Запада, - у вас каждая семья имеет автомобиль, и даже не один, но зато у нас больше социальной гармонии, больше заботы о человеке..." Ведь писал же В.Г.Белинский, что он завидует внукам и правнукам, которым суждено видеть Россию 1940 года, стоящею во главе цивилизованного мира, дающею ему законы и принимающею благоговейную дань уважения от всех народов!
  Вот и казалось: приедет западный бизнесмен в такой Советский Союз и, увидев там 170 миллионов творцов, продолжающих дела Пушкина и Чайковского, Ломоносова и Менделеева, должен будет признать, что он, посвятивший свою жизнь наживе, по сравнению с нами прожил её напрасно. И лишь общение с рядом деятелей Запада заставляет взглянуть на дело иначе.
  Во-первых, им совсем не интересны ни наши ценности, ни достижения, они свысока посматривали на нас, как бы спрашивая: "А есть ли у вас свобода от государства?" - это известный пункт помешательства западного человека, своего рода новый религиозный принцип (естественный для общества, сложившегося на частной собственности), мерило, которым они привыкли оценивать людей и общества. Во-вторых, в разных культурах различны критерии хорошего и плохого, создать такой строй жизни, который был бы идеальным для всех, принципиально невозможно. Отдельные интеллектуалы Запада, увидев, что наша страна находится на гребне мирового прогресса, могли, даже не принимая советского строя, проявлять к нам интерес и симпатии, но сами народы и власти Запада воспринимали нас иначе. И то, что мы сочли бы для себя вполне подходящим, людям там могло бы показаться чудовищным. И как тогда быть?
  Тот же западный бизнесмен завопил бы: "Ноги моей не будет в этой стране, где "права человека" не признаются как нечто стоящее превыше всего!" И наш ответ должен был бы быть таким: "Да, у вас, возможно, чётче организованы снабжение и бытовое обслуживание, уважаются любые, в том числе и самые безнравственные меньшинства, зато у нас есть то, что нам нужно: хозяйство ведётся по плану, обеспечивается социальная справедливость, страна идёт вперёд семимильными шагами... Так что возвращайтесь в ваш капиталистический рай, а мы пойдём своим путём!" В ёрнической вроде бы песне "Зато мы делаем ракеты..." была большая доля правды, но это было осознано нами слишком поздно.
  Непонимание сути цивилизационной революции, какую должна была бы осуществить наша страна, привело к кризису коммунистической идеологии. Советская элита всё острее ощущала, что руководствуется устаревшими идеями и оказывается на обочине исторического процесса. Но революция, как говорится, подобна велосипеду, который либо движется вперёд, либо лежит на боку, к стоянию на месте без внешней опоры он не приспособлен. Из-за отставания идеологии в стране начался застой, и СССР распался, не выдержав гонки, в которую он втянулся зря, по недомыслию своих "верхов" (не столько в военную, как принято считать, сколько в потребительскую). А за неимением передовой идеологии вновь ожила идеология старая, перелицованная дореволюционная, основанная на преклонении перед Западом (которое лишь укрепилось после фарса борьбы с космополитизмом в конце 40-х годов). Потому-то советским лидерам и был присущ тот самый комплекс неполноценности, о котором напоминали президентам США их советники. Российская элита и до сих пор лебезит перед Западом - как перед его общественным мнением, так и перед официальными властями. "А что подумают о нас на Западе, если мы..." (например, запретим проведение гей-парада в Москве, поступив вопреки их представлениям о "правах человека")? И в этом - корень главных наших недостатков, бед и несчастий.
  Не познав себя, нельзя найти себя - это справедливо как для отдельного человека, так и для народа. История России развивалась стихийно, вслепую, она нам неизвестна. Россия оказалась в худшем положении, чем Ирландия или Шотландия, народы которых после завоевания англичанами почти потеряли свои языки. У нас язык сохранился, но украдена история. В её изучении бывали озарения, подчас гениальные, но не было системы. А ныне для России настало время сознательного движения к высокой цели. И воспитание национального достоинства может быть успешным лишь на этом пути.
  Но обратимся к заботам дня сегодняшнего.
  В известном в своё время фильме "Мёртвый сезон" герой определяет, что есть главное в профессии разведчика: это - чувство собственного достоинства. Строго говоря, оно должно бы быть главным и в любой сфере человеческой деятельности. Не в меньшей мере, чем к отдельным людям, это относится и к народам. Так в какой же мере чувство национального достоинства присуще русским людям, гражданам России вообще и в данный конкретный исторический момент в особенности, и если оно сегодня недостаточно развито, то как можно его воспитать?
  Ответ на данные вопросы важен не только для теоретиков, но и для власти. Ведь она будет чувствовать себя вполне прочной лишь в том случае, если поймёт душу собственного народа и будет действовать соответственно народным чаяниям. Но нашим государственным мужам и в голову не приходит, что в их политике и самом образе мыслей что-то не так, не отвечает ходу истории, духу народа.
  Но в чём же заключается этот русский менталитет, эта загадочная русская душа, в спорах о которой поломано столько копий и в среде нашей интеллигенции, и зарубежными интеллектуалами? При всей разноголосице мнений на этот счёт можно всё же выделить две крайние точки зрения, как бы продолжающие в современных условиях известные идеи "славянофилов" ("почвенников") и "западников" (либералов) позапрошлого века.
  Авторитеты, увязшие в прошлом
  
  Оказывается, в кругах нынешних радетелей "русскости" большим авторитетом пользуется книга Н.О.Лосского "Характер русского народа" . Её автор, известный философ, был в 1922 году выслан из России и остаток жизни (а умер он в 1965 году в возрасте 94 лет) провёл в эмиграции, не соприкасаясь с объектом своего исследования - русскими, живущими в России. (Да и до высылки он с ним имел не так уж много точек соприкосновения.) И книга его - это собрание мнений русских и зарубежных авторов о русском человеке, подогнанных под излюбленную идею сочинителя, высказанную в первой же фразе: "Основная, наиболее глубокая черта характера русского народа есть его религиозность и связанное с нею искание абсолютного добра, которое осуществимо лишь в Царстве Божием".
  Своеобразной рецензией на писания такого рода можно считать мнение другого русского мыслителя, высланного в том же 1922 году из России, - учёного-экономиста, тонкого критика, богослова и священника Сергия Булгакова. Персонаж его книги "У стен Херсониса" (отождествляемый с самим автором) говорит о славянофильстве, что оно "разрушено с начала и до конца, от него ничего не осталось. Оно всё было основано на идеологии Третьего Рима, православного царства, которое ушло из истории, а именно этого-то и не предвидели и не допускали славянофилы, с этим была связана их вера в миссию русского народа, более того, в его мессианство... даже во многих отношениях прозорливый и гениально одарённый Достоевский тоже устарел, представляет собой пример мечтательности отжившей уже эпохи... удалите из Достоевского "царя-батюшку", что же останется от его исторической философии? Или мечтательная идея народа-богоносца - безответственная фраза, слишком долго мутившая наши головы?.. как смел кто бы то ни было, хотя бы Достоевский, дать своему народу такое именование, на которое властен только Господь Бог! И как мы за это наказаны, как наказаны!... Это народничество разных видов у нас общая болезнь, затемняющая сознание. А между тем духовное состояние русского народа ужасное, и не теперь только, но и раньше не было иным, как свидетельствует нелицеприятная история... И это народничество усыпляло совесть, родило самодовольство, и самой опасной и вредной формой этого самодовольства было церковное" .
  И действительно, жизнь вскоре показала, что русский народ-богоносец (по крайней мере - его активная часть) очень быстро превратился в народ-богоборец.
  Какие же качества русского народа Н.Лосский объявляет наиболее важными, определяющими в его характере? Тут и гадать нечего, главы книги так и называются: "Доброта русского народа". "Способность русского народа к высшим формам опыта". "Свободолюбие". И прочая, и прочая, и прочая... Конечно, учёный признаёт, что русским присуща и жестокость, и другие мало приятные качества, но их он считает как бы оборотной стороной наших достоинств. А вы, читатель, знаете ли какой-нибудь народ, в характере которого не переплеталось бы хорошее и дурное?
  А в чём же философ видит проявления той самой религиозности, которая, по его мнению, прежде всего определяет характер русского народа? В том, что крестьянин, войдя в избу, "прежде всего крестился, смотря на икону, и потом отвешивал поклоны всем присутствующим по определённому порядку, степенно, неторопливо". По средам и пятницам крестьяне постились. И далее в том же духе. Иными словами, за религиозность русских выдаётся их приверженность обрядовой стороне православия, а вовсе не соответствие их жизни и идеалов учению Христа. Об интеллигенции российской и говорить нечего, - она, как признаёт сам философ, космополитична и безрелигиозна, воспитана на идеалах, принесённых с Запада.
  Ну и, разумеется, для Н.Лосского идеал коммунистического общества - это торжество сатанократии , хотя он и вынужден признать, что вера большевиков в победу коммунизма, в торжество справедливости - это тоже как бы религия. Если в Ленине, как в настоящем русском интеллигенте, он ещё готов признать "искателя максимального добра для всего человечества", лишь избравшего ложный путь (не к Царству Божьему, а к обеспечению обилия материальных благ для всех), то уж Сталин для него - только честолюбец, властолюбец и карьерист. А советский строй, по его мнению, оскотинил русских людей. В этом Н.Лосский сходился с другим усиленно навязываемым сейчас авторитетом - Иваном Ильиным, но тот умер в 1954 году, до всемирного торжества русской мысли, науки и техники - открытия нами дороги в космос не дожил, а Лосский увидел даже полёт Гагарина. И таких "исследователей" возводить в авторитеты?
  Замечу попутно, что русская мысль давно уже установила, что пытаться строить общественную и государственную жизнь на основе Евангелия бессмысленно, ибо Христос сказал, что Царство Его - "не от мира сего". Наиболее полно эта идея раскрыта в трудах выдающегося русского богослова, профессора Московской духовной академии М.М.Тареева, опубликованных ещё до революции. Он считал, в частности, крайне вредными до сих пор популярные попытки с детства прививать знание Евангелия, мудрость Которого и не всякому взрослому доступна: "Если бы внушить Евангелие кому-нибудь с детства, с первых дней сознания воспитать его в истинно христианском духе, то ведь это вырос бы жалкий уродец, никому и ни на что не годный" . Показал он и несостоятельность идей Достоевского о мессианском призвании России, проистекавших из того, что великий писатель в понимании православия русского народа стоит на высоте древних еврейских пророков, которые предназначали еврейскому народу великую миссию - благовествовать всему свету мир, правду и спасение. Известно, в какой мере эта миссия состоялась.
  
  Ошибочка классика
  
  В 1914 году появилась статья Владимира Ульянова (Ленина) "О национальной гордости великороссов", которая долгие годы, уже в советское время, служила одной из основ идеологического воспитания трудящихся нашей страны. Ленин видел основание для чувства нашей национальной гордости в том, что насилия, гнёт и издевательства, которым подвергают нашу прекрасную Родину царские палачи, дворяне и капиталисты, "вызвали отпор из нашей среды, из среды великорусов", и эта среда выдвинула Радищева, декабристов, революционеров-разночинцев, а затем и социал-демократов. "Необходимо длительное воспитание масс в смысле самого решительного, последовательного, смелого, революционного отстаивания полного равноправия и права самоопределения всех угнетённых великороссами наций". Но и эта задача воспитания была поставлена так же абстрактно, как и сформулированная тремя годами позже в книге "Государство и революция" задача построения идеального советского государства. Но государства особого: во-первых, без постоянной армии (заменённой вооружённым народом - даже попытка была такую "армию нового типа" создать в лице так называемой Красной Гвардии). Во-вторых, без чиновничества (а с народными представителями, которых можно отозвать или сменить в любое время, причём получать они должны не более заработной платы рабочего, без каких-либо "представительских"). В-третьих, без тюрем и пр. В-четвёртых, организованного как одна контора и одна фабрика. И т.д., и т.п. Утопичность этих представлений жизнь показала сразу же после взятия власти большевиками.
  После победоносного окончания Гражданской войны, вызвавшей к жизни эпоху "военного коммунизма", Ленин по существу стал лидером меньшевистского крыла в РКП(б), выдвинув идеи НЭПа, культурной революции, строя цивилизованных кооператоров, то есть "теорию малых дел" в новой упаковке. В его "Письме к съезду" содержится, например, пожелание "защитить российских инородцев от нашествия того истинно русского человека, великоросса-шовиниста, в сущности, подлеца и насильника, каким является типичный русский бюрократ".
  Ясно, что при такой установке пролетарского вождя воспитание чувства национального достоинства у русских людей становилось чрезвычайно односторонним, если вообще возможным, а подчас и опасным.
  
  Не народ, не класс, а цивилизация!
  
  Как мы видим, у Лосского речь идёт о характерах народов, а у Ленина на первый план выступает классовое начало, пролетарский подход. Но и то, и другое оказывается недостаточным для объяснения такого явления, как дух народа и неразрывно связанное с ним национальное достоинство. Недостающее звено было гораздо раньше найдено русским публицистом и социологом Николаем Яковлевичем Данилевским, который в своей книге "Россия и Европа", вышедшей ещё в 1869 году, изложил теорию так называемых "культурно-исторических типов" (или цивилизаций), развивающихся подобно биологическим организмам. Согласно этой теории, история человечества - это сосуществование или смена таких цивилизаций, вступающих в борьбу за существование подобно биологическим видам. У каждой из них - своя система ценностей, скрещивания культур невозможны.
  У древних евреев, по Данилевскому, культура была построена на религиозной основе, у древних греков - на красоте, у римлян - на достижении политического могущества. Эти три цивилизации можно назвать одноосновными. А западноевропейские народы создали двухосновную романо-германскую цивилизацию, соединив политическое могущество с культурой, прежде всего промышленного и научного характера.
  Данилевский выражает "надежду, что славянский культурно-исторический тип в первый раз представит синтезис всех сторон культурной деятельности" и "будет полным четырёхосновным культурно-историческим типом". Для этого высшим сословиям России, "привыкшим презрительно смотреть на всё русское", надо избавиться от "затемнения своеобразного русского взгляда на вещи европейничаньем".
  Основоположники славянофильства романтически смотрели на Европу, рассчитывая, что со временем Россия, восстановив свою самобытность, поможет своим европейским странам-сёстрам подняться в духовном отношении. А Данилевский говорит о "коварстве Европы", об исторически сложившихся агрессивности и эгоизме европейцев. Европу это привело к колониализму, угнетению, а то и поголовному истреблению других народов, нещадной эксплуатации наёмных работников, навязыванию своей веры огнём и мечом.
  Хотя пионером цивилизационного подхода в науке был именно Данилевский, это открытие чаще всего связывают с именами немецкого философа и историка Освальда Шпенглера (1880 - 1936) и английского историка и социолога Арнолда Джозефа Тойнби (1889 - 1975). Зато Шпенглер в своём знаменитом труде "Закат Европы" прямо сказал, что Европа исчерпала свой творческий и жизненный потенциал. Из его идей можно сделать и вывод о том, что после 2000 года мировое лидерство перейдёт к России, к православной русской культуре. В конце XX века наиболее известным представителем цивилизационного подхода стал С.Хантингтон, предсказывающий, что главные события XXI века будут связаны с конфликтами цивилизаций, о чём будет сказано в дальнейшем.
  
  Так кто же общинник и кто - индивидуалист?
  
  Над сущностью русского человека размышляли и учёные, и публицисты. Учёные дают русскому человеку научные определения. Например, К.Касьянова, автор книги "О русском национальном характере", утверждает: русский человек - "культурный эпилептоид". А уже упоминавшийся В.Розанов дал другое, тоже краткое определение: "Русский - это симпатичный шалопай". Современные "почвенники" утверждают, что русские по природе-де коллективисты, общинники, "соборники", тогда как западная модель - это состояние "атомарных" личностей, находящихся в состоянии вечной конкуренции и борьбы всех против всех. Нынешние "западники" верят, что и в России в результате либеральных реформ "западный индивидуализм" уже победил, а если это сегодня ещё не очевидно, то уж во всяком случае окончательно победит в новом поколении, обеспечив необратимость установления капитализма. И чуть ли не ежедневно "исследователи общественного мнения", выполняя социальный заказ, с деланной беспристрастностью уведомляют нас, что, "согласно последним опросам", отечественная молодёжь уже меньше ценит коллективистские ценности, отдавая предпочтение индивидуалистским... А ведь эти разговоры о коллективизме и его антагонисте - индивидуализме, споры о том, кто победит - ведутся с самого начала перестройки, и невозможно понять, о ком всё-таки говорят. Так и хочется спросить спорщиков, наблюдавших русскую жизнь: друзья, где это вы видели здесь коллективизм? Вспомните, каким притеснениям и просто надругательствам подверглись рабочие со стороны новых "хозяев жизни": тут и хладнокровное закрытие градообразующих предприятий, и умышленное доведение заводов до банкротства и пр. Можете ли вы припомнить случаи, когда эти акты угнетения рабочих вызывали бы отклик среди рабочего люда в других частях страны в виде забастовок и митингов - той самой классовой солидарности, на которой строятся не только марксистские постулаты, но и повседневная жизнь на "индивидуалистическом Западе"? Находят ли у нас действенный отклик призывы "озаботиться судьбами русских людей, оставшихся в республиках бывшего СССР"? (Особенно если сравнить это с мощной тягой немцев к воссоединению двух частей расчленённой после Второй мировой войны Германии.) И уж, наверное, уникальным является такой момент: правящий режим, замыслив в начале 90-х годов людоедские реформы, остриё своей политики обратил против... армии (имею в виду все силовые структуры, включая правоохранительные). А ведь именно армия, вроде бы, должна была быть его единственной опорой, - настолько, видимо, сильна была уверенность в том, что никто из офицеров и ухом не поведёт, услышав о нищей жизни своих коллег за пределами гарнизонных ворот. Нет, на личный протест они способны: тщательно заперев вверенное им мощное оружие, стреляются в укромном уголке или устраивают публичные самосожжения; жёны офицеров время от времени зачем-то перекрывают полосы аэродромов, словно это самолёты - их главные враги. Но никакого мощного коллективного протеста, проявления классовой солидарности у нас долго и представить себе было невозможно ни в армии, ни "на гражданке".
  А на бытовом уровне? Сколько сетований слышали мы на то, что в городе даже семьи, годами живущие на одной лестничной площадке, остаются незнакомыми! Как часто хулиганы избивают прохожего на глазах десятков людей, и никто не только не вступится за жертву, но даже и не вызовет милицию (по-нынешнему, полицию). Словом, проявлений нашей антиобщинности, несоборности не счесть.
  С другой стороны, явно на очень наивных людей может быть рассчитано представление, что жители одной из классических буржуазных стран - голландцы - сумели обустроить свою страну на основе "звериного индивидуализма". Как известно, значительная часть территории этой страны отвоёвана у моря путём постройки дамб. Разве можно было бы их соорудить так, чтобы каждый голландец, по-индивидуалистически озираясь, возводил от сих до сих свой личный участочек дамбы, а там хоть трава не расти? Нет, конечно, тут мы имеем дело с высочайшей организацией совместного труда. Вспомним к тому же, что старинные голландские групповые портреты изображают членов гильдий, обществ. В общем, там, куда ни глянь, - вот она, соборность, в действии! Получается, что это как раз западный человек "общинник", тогда как наш соотечественник - ярый индивидуалист?! (Кстати, массовое международное движение протеста против диктата мирового капитала и в наши дни тоже развернулось именно на Западе, а не в бывшем "государстве трудящихся".)
  Вот это объяснение особенностей нашей истории преобладанием у русских общинного, артельного начала широко распространено в кругах патриотической общественности, и это заблуждение в современных условиях чрезвычайно вредно. Уже упоминавшийся Сергей Кара-Мурза совершил, можно сказать, подвиг, создав двухтомный труд "Советская цивилизация". Никто другой ничего лучшего о величайших преимуществах советского строя не сказал и не написал. Сказать, что советский строй был вершиной развития не только России, но и всего человечества, мог и Александр Зиновьев. Но рассмотреть вопрос всесторонне, собрать и обобщить тысячи фактов смог только Сергей Георгиевич. И тем досаднее, что в главном вопросе - о природе советского строя и Советского государства он допустил ошибку. Он объявил, что Советская власть - это порождение традиции, идущей от крестьянской общины, проистекает из крестьянского мироощущения, а крестьянская жизнь якобы отличается от городской тем, что она религиозна. СССР будто бы стал народом-семьёй (в отличие от государства на Западе, где оно было обществом-рынком), народом-общиной и даже страной - большой общиной. Если бы дело обстояло действительно так, то эта большая община выстроила бы, скажем, большую деревню, но создать великую мировую державу ей было бы не по силам. Эту державу создавал авангард народа, часто преодолевая сопротивление ведомых и даже прибегая к суровым репрессиям. Да и сам Сергей Георгиевич признаёт: "У нас крестьянство было заключено в несколько сот тысяч общин, каждая из которых жила в своём космосе-деревне. Государственная власть была той силой, что объединяла все эти деревни в Россию...", и диктат - хоть Петра I, хоть земства, хоть райкома - был для крестьян и для страны совершенно необходим. А отношение Петра к крестьянству вряд ли можно было уподобить отношению доброго любящего отца к своим детям. Правящая элита, образно говоря, берёт народ за шкирку и тащит его к достижению цели, ею поставленной. Весь вопрос в том, насколько правильно понимает элита эту цель, соответствует ли её курс реальным потребностям страны, или же "элитарии" преследуют лишь свой корыстный интерес. Впрочем, об элите нам предстоит особый разговор.
  
  Секрет "русскости" (либо "сажа", либо "алмаз")
  
  Выходит, неправы ни "почвенники", ни "западники", и русский национальный характер остаётся непонятым обоими спорящими лагерями. А распространённое его понимание - это результат одной путаницы в умах нашей интеллектуальной элиты. Русских отличает от европейцев (равно как и от большинства других народов) не какой-то таинственный "коллективизм", а отношение к собственности. Русский крестьянин фактически обладал правом аренды земли у своей общины (как колхозы в СССР считались бессрочными пользователями земли), не более того. А большинство правящего класса до середины XVIII века (до "вольности дворянской") были тоже своего рода арендаторами - владельцами поместий, то есть пожалованных в пользование на время службы земельных участков, и лишь немногие счастливцы были настоящими земельными собственниками, вотчинниками, аналогами европейских феодалов.
  Тут надо напомнить ещё и различное понимание предназначения человека в России и на Западе. А оно в главном сводится к тому, что если на Западе акцент делается на "талант", то в России - на "призвание".
  "Талант" - это возможности человека; "призвание" - это его обязанность в этой жизни. Как и во многом другом, здесь проявляется западный крен всё мерить правами ("права человека") и русский - обязанностями. Отсюда вытекает и разное понимание свободы у тех и других. В западном понимании человек свободен, когда он физически и юридически свободен; в русском - когда он свободен реализовывать своё призвание. Если у русского человека абстрактная свобода выбора есть, а нет самой малости - возможности реализовать своё предназначение, то это в его понимании не свобода, а каторга. И наоборот, заставьте нашего человека ходить на любимую работу в цепях и под конвоем - он всё равно будет счастлив. Полистайте книги замечательного (к сожалению, уже умершего) писателя Феликса Чуева о наших выдающихся конструкторах ракет и самолётов, людях, ставших впоследствии гордостью страны (таких как Сергей Королёв, Борис Стечкин и многие другие), но в 30-е годы невинно репрессированных и попавших в "шаражки", то есть в конструкторские бюро с тюремным режимом. Сколько изобретательности проявляли эти творцы, какие неординарные решения они находили в, казалось бы, невыносимых, не подходящих для творчества, условиях!
  Можно сказать, что, по русскому пониманию, человек свободен, когда он счастлив. А счастье - это не только "когда тебя понимают", но и когда ты видишь, как сбываются твои мечты, - особенно, если тебе самому удалось приложить к этому руку. Вот почему в известной песне второй половины 30-х годов "Широка страна моя родная..." без всякого смущения поётся: "где так вольно дышит человек!", хотя состояние в обществе мало имело общего с "разгулом политических свобод". Просто люди видели, как сбываются их мечты о стране, выбивающейся в люди, о жизни, которая каждый день меняется в лучшую сторону на их глазах. Они были счастливы - и потому свободны!
  Более того, именно отсутствие частной собственности на землю породило всё мировоззрение русского народа, космизм его мировидения. В то время как взор европейца упирался в границы его земельных владений, взор русского от пределов его общины ("мира") переходил прямо к миру Божьему, мирозданию. Отсюда - всем известная высочайшая духовность русской литературы и русской культуры вообще.
  Русских как фактически народ без собственности отличает не "коллективизм", а мобильность, готовность к действию во имя воодушевляющей его идеи (что при поверхностном взгляде можно принять за некое коллективистское начало). Русского легче поднять на какое-то общественно значимое дело, как бы лично его и не касающееся, тогда как у прочих народов грузом висит на ногах собственность, за которую они держатся руками и зубами.
  Если провести аналогию с физикой, то получается, что определение "атомарный" больше подходит как раз к общественному состоянию в России, а для Запада подходило бы определение "молекулярный". У нас наблюдается лёгкая атомарность, а у них - тяжёлая неповоротливость громоздких молекул. Можно даже сказать, что русское общество "газообразно"; "газообразность" - одно из его традиционных "агрегатных состояний".
  Но ведь на одной такой "атомарности" вряд можно построить что-то большее, чем культуру подсечного земледелия. А поскольку русские - творцы великой и самостоятельной цивилизации, то значит, что-то ещё должно было лежать в основе их достижений. Этим чем-то является государственный инстинкт. Кажущийся аморфным социальный газ легко пробивается общегосударственным импульсом и... структурируется в другое агрегатное состояние, близкое к кристаллу.
  Вот эту-то открытость русских людей государственному импульсу (по научному - этатизм) и приняли исследователи за мифический "коллективизм". (Другой причиной ошибки интеллектуалов было всё то же лёгкое у нас, можно даже сказать - легкомысленное, отношение к собственности и как следствие - отсутствие привычки охранять частную жизнь, свою и чужую.) Якобы этот "коллективизм" русских противостоял "западному индивидуализму". На деле же западного человека просто трудно вытянуть за пределы его личных интересов в пользу абстрактных общенациональных и тем более интернациональных, хотя он гораздо легче кооперируется с другими для защиты конкретного общего дела, задевающего этот частный интерес.
  Если продолжить аналогию с миром физических явлений, можно отметить, что среди аморфных веществ числятся не только газы, но и, допустим, сажа. Обычная сажа - это продукт, образующийся в результате неполного сгорания или термического разложения углеводородов. Многие, наверное, знают, что сажа применяется не только в производстве резины или пластмасс, - её можно, воздействуя высокими температурами и давлениями, превратить в... алмаз! Ежегодно в мире производятся миллионы карат искусственных алмазов. В свою очередь алмаз, этот самый твёрдый минерал, может попросту сгореть, оставив после себя... сажу.
  Аморфная "сажа" и кристаллический "алмаз" - это как бы два основных состояния русского народа. Сгорел алмаз - получилась сажа, пачкающая всё вокруг. "Русская мафия", коррупция, хаос в экономике - вот впечатления от "общества-сажи". Трудно увидеть что-то общее у этих русских с теми, кто создал великое государство и великую культуру (как невозможно представить, что мирно обрабатывающие землю тяпками мексиканские индейцы - прямые потомки высокой цивилизации майя). Но ведь Великую Россию построили не инопланетяне и не "варяги" (как утверждала популярная в своё время "норманнская теория" о происхождении российской государственности от скандинавов). Тем не менее, многочисленные доброхоты, не меняя обстановки в стране, пытаются научить "частицы сажи" объединяться, вести себя "по-цивилизованному", но... только сами пачкаются, а "сажа" остаётся аморфной.
  Но вот наступает какой-то таинственный момент - звучит труба, словно трубят ангелы перед кончиной мира. Это государственный зов, мобилизующий нацию на борьбу и подвиг. И чудо - аморфные частицы начинают вроде сами по себе выстраиваться... среда нагревается... пробегает искра - и вместо невзрачной кучки "сажи" взору открывается "алмаз" или даже сверкающий гранями бриллиант!
  Так что же, неправы не только сегодняшние "почвенники" и "западники", но и корифеи прошлого, Достоевский, называвший русский народ самым стадным народом на Земле, или Лев Толстой, столько страниц посвятивший освещению "роевого начала" народной жизни? Нет, для своего времени они были правы (впрочем, тоже лишь отчасти), к тому же Толстой хорошо понимал и ярко отобразил и государственнический инстинкт русских. Но уже А.Н.Энгельгардт и писатели-народники Н.В. и Г.И.Успенские в конце XIX века показали, что русская крестьянская община - это вовсе не пчелиная семья, где каждая пчёлка трудится в полную силу ради общего дела. (Правда, современные исследователи доказали, что и там дело обстоит не так идиллически, среди пчёл есть свои лодыри и прогульщики.) По свидетельству Энгельгардта, известная доля кулачества присуща каждому крестьянину, но настоящими кулаками становились лишь немногие - и то при определённых условиях. Община - это собрание ярких индивидуалистов, которых лишь верховная власть и обстоятельства (в особенности природно-климатические) заставляют жить вместе и совместно решать вопросы общей жизни. А с переходом от аграрного общества к индустриальному, от сельского образа жизни к городскому проявления общинного духа у наших соотечественников, наличие которых трудно отрицать полностью, носят характер реликта. Ещё перед войной "ребята с нашего двора" представляли собой некую общность, противостоящую другим, между мальчишками дворов порой развёртывались нешуточные побоища. А теперь не осталось не только команд, но и самих дворов. Правда, в некоторых городах идут куда более дикие и кровавые схватки молодёжи разных кварталов. А так, кажется, самыми яркими проявлениями "общинности" остаются толпы фанатов - поклонников спортивных клубов и шоу-кумиров. Вот этого-то обстоятельства и не заметили наши "властители дум".
  Из сказанного вовсе не следует, что русский человек-государственник любит это самое государство. Он нередко страдал от государства (от власти), порой восставал против него. Но при этом государство всегда оставалось для него глобальным понятием, неважно - положительным или отрицательным. И потому, когда вопрос вставал о судьбе страны, о том, быть или не быть России, русские люди в массе своей поднимались на защиту государства, подчинялись его приказам и спасали его, не считаясь с ценой, которую им приходилось за это заплатить.
  Все попытки "оживить" русскую жизнь без её "огосударствления" тщетны. На индивидуализм уповать бесполезно - он может породить только то, что мы имеем. Все эти телевизионные игры "О, счастливчик!", призывающие выиграть миллион, и другие подобные им ухищрения, способны ещё больше развратить и разложить народ. Но стать созидательной силой они не могут. Развивать же в русских коллективизм тоже не имеет смысла - даже на субботник в своём дворе жильцов приходится чуть ли не выгонять принудительно. И только признав, что слом всеобъемлющей государственной машины был ошибкой, и приняв программу её срочного восстановления, можно вытащить наше общество на высокий энергетический уровень, возродить его "пассионарность". Не вертикаль власти, замыкающаяся в чиновничьем кругу, а государственная машина, опирающаяся на народ, нужна сегодня России.
  В качестве иллюстрации можно напомнить, что произошло в 1972 году, когда под Москвой загорелись торфяники. Эти пожары стали рубежом в структуре Гражданской обороны СССР: до того у неё не было своих собственных контингентов, только техника и штабы - предполагалось, что людскими ресурсами её при необходимости обеспечат трудовые коллективы; лишь после тех пожаров ГО стала комплектоваться и личным составом. И вот почему такое изменение случилось.
  Когда начались пожары, решили попросить трудовые коллективы выделить работников для их тушения. Те откликнулись на просьбу, выделив для такого большого дела разных граждан - алкоголиков, тунеядцев, хулиганов... Целый день, говорят, командующий Гражданской обороной бегал по окрестностям, закрывая точки продажи спиртного. Потом стали думать, что делать с этой "непобедимой армадой".
  От отчаяния решились на крайнюю меру - постановили людей мобилизовать. Их зачислили на довольствие, выдали им форму, напомнили о присяге. И свершилось чудо: казалось бы, никчёмные, потерянные для общества люди пошли в огонь! И сделала это не угроза кары (как предположил рассказавший об этом случае офицер Гражданской обороны); просто люди зримо ощутили причастность к чему-то великому, национальному, государственному (а иные, возможно, даже, надев форму, вспомнили фронтовую юность). И произошло преображение.
  Вот так же может преобразиться и наш народ, который уже не раз в истории доказывал свою способность подниматься на высоты героизма и подвижничества после, казалось бы, окончательных падений. Но для этого нужна власть, понимающая свой народ и способная поставить перед ним великую цель, которую он воспринял бы как свою. Трудно представить, чтобы наши люди пошли на подвиг ради увеличения барышей Дерипаски или Потанина (или тех из президентской команды, кто хотел бы обратить в свою собственность имущество этих олигархов). Не пойдут они на жертвы и борьбу и ради демократии, "прав человека" или каких-нибудь других ценностей, чуждых русскому миропониманию. Только восстановление чувства причастности каждого нашего соотечественника к делам и судьбам государства, чувства, утерянного задолго до "перестройки" (что и предопределило распад великой страны), способно вывести Россию из того исторического тупика, в который её загоняли правители последние 60 лет и продолжает с маниакальным стремлением загонять нынешняя власть. Все другие способы, какие бы усилия там ни прилагались и какие бы громадные инвестиции ни изыскивались, лишь ускорят приближение печального конца для нашей страны.
  Вот так: казалось бы, какое значение для практики государственного строительства имеют споры теоретиков и идеологов по поводу соотношения коллективизма и индивидуализма в русском человеке? А выходит, значение это решающее, иначе говоря, идеология (если она отвечает духу народа) первична, а государственное строительство вторично. Государство для русских - высшая, священная, сакральная ценность. И пока власть пытается поставить телегу впереди лошади, страна не только не сможет двинуться рысью к вершинам технологии, финансов и политики, но и не сдвинется с места. Понимание властью своего народа становится сегодня условием выживания и народа, и страны, да и самой власти.
  
  Советский человек - высший взлёт России
  
  Но наиболее полно свой характер и свой потенциал русский человек проявил в героический период нашей истории - от индустриализации до победы в Великой Отечественной войне.
  Всем известно: главное богатство общества - это его люди. Точнее, достойные люди. Людей более достойных, чем лучшие советские люди, мировая история не знала. Николай Бердяев, высланный из Советской России в 1922 году, даже говорил, что в нашей стране после Гражданской войны "появились совершенно новые лица, ранее не встречавшиеся в русском народе. Появился новый антропологический тип, в котором уже не было доброты, расплывчатости, некоторой неопределённости прежних русских лиц. Это были лица гладко выбритые, жёсткие по своему выражению, наступательные и активные. Ни малейшего сходства с лицами старой русской интеллигенции, готовившей революцию. Новый антропологический тип вышел из (Гражданской) войны, которая и дала большевистские кадры". Бердяев характеризовал этот тип как "милитаризированный". И в самом деле, - писал Михаил Саяпин, - попробуйте найти в старой России такое лицо, какое было у Сергея Кирова. Признание Бердяева особенно ценно потому, что этот новый человеческий тип его, индивидуалиста-персоналиста, вечного бунтаря и апологета свободы, какой в истории не было, нет и не будет, не радовал. Бердяев понимал, что государство необходимо и неизбежно, но считал его злом. Он также знал, что в любом обществе правят немногие. Как отмечает Арсений Гулыга, "Бердяев значительно раньше Джиласа заговорил о "новом классе" в условиях социализма: "Диктатура пролетариата, усилив государственную власть, развивает колоссальную бюрократию, охватывающую, как паутина, всю страну и всё себе подчиняющую. Эта новая советская бюрократия, более сильная, чем бюрократия царская, есть новый привилегированный класс, который может жестоко эксплуатировать народные массы. Это и происходит". Аристократа Бердяева, хотя и всегда не любившего тех, кто правит, обладает привилегиями, должна была отталкивать советская бюрократия, тогда как русский строй - это всегда бюрократический строй. Бердяев считал, что царская Россия себя изжила, вина за революцию в большей мере лежит на правящих классах и на Церкви. Он не разделял ненависти белой эмиграции к "Совдепии", был решительным противником иностранной интервенции в России, даже признавал, что "социально в коммунизме может быть правда, несомненная правда против лжи капитализма. Ложь коммунизма есть ложь всякого тоталитаризма". Бердяев оказал известное влияние на эмигрантскую "послереволюционную молодёжь, которая, в противоположность старой эмиграции, признала революцию и пыталась утвердить не дореволюционное, а послереволюционное. Они примирились с тем, что произошёл социальный переворот, и хотели строить новую Россию на новой социальной почве". А что касается СССР, он надеялся на внутреннее перерождение режима, поскольку, по его мнению, "не может хотеть русский человек, чтобы на место коммунизма пришёл европейский буржуа". Но он был убеждён, что "именно коммунисты толкают страну к буржуазному образу жизни. Страшно именно то, что в коммунистической революции Россия впервые делается буржуазной, мещанской страной. (Очевидно, это писалось, когда в СССР появились первые нотки вступления страны в потребительскую гонку с Западом, о чём речь пойдёт чуть позже.) Ловкие, беззастенчивые и энергичные дельцы мира сего выдвинулись и заявили свои права быть господами... Дети этих молодых людей будут вполне солидными буржуа. Эти люди свергнут коммунистическое господство, и дело может обернуться русским фашизмом".
  Не знаю, как насчёт фашизма, а внук красного командира и сын советского адмирала, выходец из коммунистической элиты Егор Гайдар совместно с другими выкормышами номенклатуры установили самый жестокий буржуазный строй из всех существующих ныне в развитых странах, так что предсказание Бердяева можно в какой-то мере считать пророческим.
  Бердяев писал преимущественно о советской элите, а о новой поросли, которая и составила массу "нового антропологического типа", ограничивался короткими замечаниями (видимо, сказался его отрыв от Родины).
  Всё изменилось в воззрениях Бердяева, проживавшего в оккупированной нацистами Франции, с нападением Германии на СССР:
  "Вторжение немцев в русскую землю потрясло глубины моего существа... Я всегда верил в непобедимость России... Я чувствовал себя слитым с успехами Красной Армии... Я никогда не поклонялся силе, но силу, которая была проявлена Красной Армией в защите России, я считал провиденциальной. Я верил в великую миссию России... Советскую власть я считал единственной русской национальной властью, никакой другой нет, и только она представляет Россию в международных отношениях... Во мне вызывает сильное противление то, что для русской эмиграции главный вопрос есть вопрос об отношении к советской власти. Между тем как я считаю главным вопросом вопрос об отношении к русскому народу, к советскому народу, к революции как внутреннему моменту в судьбе русского народа. Нужно пережить судьбу русского народа как свою собственную судьбу".
  Так Бердяев, открывший в советском народе новый антропологический тип русского человека и долго его не принимавший, на склоне лет осознал величие подвига советских людей. Это они построили великую державу, причём в стране, с точки зрения европейцев, по климатическим условиям по большей части вообще не пригодной для жизни. Они создали грандиозную экономику, которую разворовывают десятилетиями и так до конца разворовать не могут. Либералы говорят, что эта экономика "неэффективна". Да, неэффективна в условиях рынка, при господстве частников, которые дальше своей выгоды ничего не видят и помыслить не могут. Однако она - самая эффективная за всю историю человечества: никогда и нигде не было примера, чтобы огромная страна, разорённая Гражданской войной, без помощи извне, за десять лет преодолела столетний отрыв от наиболее развитых стран Запада и смогла обеспечить фронт всем необходимым в Великую Отечественную войну. Она же позволила ликвидировать разруху после Великой Отечественной войны за пять - семь лет и превратить СССР в одну из двух сверхдержав мира. И всё это сделали русские люди, как и все, из плоти и крови, но одушевлённые идеями равенства и справедливости и убеждённые в том, что нет на свете таких крепостей, которых они не могли бы взять. Во всём этом был и элемент утопизма, но без него не обходится ни одно значительное общественное движение. Не случайно после каждой революции, обещавшей наступление рая на земле, наступала полоса разочарования. Рай на земле не наступал, что естественно: ведь сущность-то человека (с религиозной точки зрения - существа падшего, впавшего в грех) не менялась. Однако из таких революций, не приводивших к райской жизни, и складывался общественный прогресс. По крайней мере, так было до сих пор. Что будет при продолжении такого прогресса (весьма спорного с точки зрения экологии, нравственности и пр.), узнают наши потомки. А советские люди, по сути - сверхлюди, сами не считали себя ни сверхчеловеками, ни героями, а просто обычными тружениками, поступавшими так, как должно поступать в соответствующих обстоятельствах. Их называли большевиками. И если кто-то из них не состояли членами ВКП(б) (а таких было большинство), их именовали беспартийными большевиками. Впрочем, о феномене большевизма дальше будет особый разговор.
  О том, каким был этот русский советский человек, у нас написано и сказано много. Но, пожалуй, наиболее впечатляет книга воспоминаний русского писателя-белоэмигранта (то есть врага) Гайто Газданова "На французской земле" - о советских людях, военнопленных, бежавших из нацистского плена и боровшихся на чужбине с врагами нашей Родины не на жизнь, а на смерть. Хотя я однажды уже писал об этом, но пример настолько убедительный, что его не грех повторить.
  Газданов поражается их человеческой несокрушимости. Русский, советский человек превышал "в героизме, хладнокровии, просто в выносливости и в способности выжить - самые высокие человеческие мерки". Это - "человек "под крылом государства" (с полным к нему доверием), человек, у которого нет быта, который не знает частной собственности и не понимает её значения в жизни Европы ("французская расчётливость для него - своего рода сумасшествие"). И Газданов приходит к выводу: "...Никогда, кажется, в истории России не было периода, в котором таким явным образом все народные силы, все ресурсы, вся воля страны были бы направлены на защиту национального бытия... Россия воспитала несколько поколений людей, которые были созданы для того, чтобы защитить и спасти свою Родину. Никакие другие люди не могли бы их заменить, никакое другое государство не могло бы так выдержать испытание, которое выпало на долю России... Эти люди были непобедимы". Это вам не французское движение сопротивления, которое сам его вождь генерал де Голль признавал хорошим пропагандистским ходом.
  Белоэмигрант Газданов понял сущность советского тоталитарного строя и соответствующего этому строю советского человека, чего никак не могут понять иные русские "патриоты".
  "Демократы" объясняют проявления массового героизма советских людей на фронте и в тылу двумя обстоятельствами. Во-первых, гипнотическим воздействием официальной пропаганды, изо дня в день долбившей: "Эх, хорошо в стране советской жить!", а там, у империалистов, общество прогнило до сердцевины. Во-вторых, страхом репрессий со стороны власти. Но ни жертвы пропаганды, ни запуганные репрессиями вряд ли способны были совершить подвиги Александра Матросова или 3ои Космодемьянской. Тем более военнопленные, попавшие во Францию, должны были бы убедиться в лживости официальной пропаганды и разочароваться в прежних идеалах. А они стали в ещё большей степени советскими патриотами, подвиги которых большинству современных русских людей (особенно тому поколению, которое "выбирает пепси") покажутся невероятными, а их поведение непонятным.
  В наши дни нередко можно услышать или прочитать, что Гражданская война в России 1918 - 1922 годов была какой-то вспышкой братоубийственного безумия: "красномордые" и "белокожие" убивали друг друга. Помню, как Владимир Солоухин именно в таком ключе комментировал сцену из фильма "Чапаев", когда красная Анка-пулеметчица косила огнём цепи белых, отбивая их "психическую атаку": "Как же так, ведь и красные, и белые - это же русские люди!". Будто не знал этот писатель, служивший, если не ошибаюсь, в Кремлёвском полку, но бывший монархистом и носивший перстень с изображение Николая II, простую истину. В моменты, когда общественные противоречия предельно обостряются, люди одной национальности вступают в смертельную борьбу за своё видение будущего Родины, и тут социально-политические воззрения становятся важнее не только этнического, но и биологического родства. Василий Белов написал о трагедии матери, простой вологодской крестьянки, у которой погибли оба сына - один воевал за красных, другой - за белых. При этом упускается из виду, что все достижения СССР были следствием именно победы красных. Чего добились красные - выше уже было сказано. Что было бы в случае победы белых - можно представить. Во-первых, ужасающий террор. Как писал один сиятельный граф из лагеря белых своим крестьянам, захватившим его имение: "Рубите сад и парк, только оставьте березы, на которых я по возвращении буду вас вешать!". Это обычная картина мести добившихся реванша сил реакции. Во-вторых, Россия, уже бывшая почти полной колонией Запада перед Первой мировой войной, была бы превращена в колонию окончательно и бесповоротно. Кто такие были вожди белого движения? Колчак, бывший командующий Черноморским флотом, после Февральской революции побывал в США и даже успел быть зачисленным на службу в военно-морском флоте Англии, прежде чем его вернули в Россию в качестве её "Верховного правителя!. Страны-победительницы в Первой мировой войне снабжали белые армии оружием и всем необходимым для боевых действий - чем расплачивались бы вожди-марионетки со своими благодетелями после победы? Если не территориями, то природными ресурсами России и возможностью беспощадно эксплуатировать её народ.
  Русский советский человек был человеком тоталитарным, он был не просто русским человеком, а как бы воскресшим московитом. СССР стал неким восстановлением империи Даниловичей и отрицанием империи Романовых.
  Поэт образно сказал:
  "Гвозди бы делать из этих людей -
  Крепче бы не было в мире гвоздей!"
  Ну, нет, гвозди бы из них, как и вообще из людей, не получились, но построить государство, в наибольшей мере приближающееся к идеалу равенства и справедливости, и защитить его, проявив невиданный массовый героизм, они смогли. (Обратим внимание на это выражение, ставшее для нас привычным, но по сути - оксюморон: героизм - это свойство и деяния индивидуалиста, героя, противостоящего массе, толпе.) Не обошлось, конечно, без ошибок и лишних жертв, но такова уж природа человека, а особенно судьба народов-первопроходцев.
  Свидетельством высочайшего взлёта советского человека служили литература и искусство той поры. Какими жизнеутверждающими были лучшие советские песни!
  
  Мы всё добудем, поймём и откроем -
  холодный полюс и шар голубой.
  Когда страна быть прикажет героем -
  у нас героем становится любой!
  
  И как гармонично сочетался с этой песней, распеваемой мужчинами, хор женщин:
  
  А ну-ка, девушки, а ну, красавицы,
  Пускай поёт о нас страна,
  И звонкой песнею пускай прославятся
  Среди героев наши имена!
  
  И эти песни не только исполнялись на концертах по случаю официальных торжеств, их пела страна, особенно молодёжь (и я тоже, выходец из семьи крестьян, ставших потом простыми рабочими на московской фабрике). Не все, конечно, стали героями (чего никогда и нигде не бывает), но советский народ в целом показал себя народом-героем даже в большей степени, чем мог описать Газданов.
  А литература! Одну лишь книгу "Как закалялась сталь" Николая Островского прочитали сотни миллионов людей не только в СССР, но и во всех концах планеты, и её герой стал образцом для подражания для борцов за народное счастье во многих странах.
  И эти песни, книги, фильмы, скульптура "Рабочий и колхозница" Веры Мухиной, вся советская культуры дышали оптимизмом и создавали в народе позитивный настрой.
  Татьяна Воеводина мечтает о том, чтобы в Сочи вместо олимпийских объектов и душных железобетонных домов, в которых никто не захочет жить, "превратить Сочи в детский курорт. Превратить весь город в своего рода Артек. Поставить задачу: каждый ребёнок две недели должен провести на тёплом море. Ну, пусть сначала не каждый, а начать с жителей "северов", из бедных, сельских семей. Бесплатно или за малые деньги. Условия - скромные, но для всех. Этим, между прочим, мы гораздо вернее впечатлили бы заграницу, чем олимпиадой".
  А откуда вдруг у неё такая мечта? Из советского опыта:
  "Когда-то, в самые тяжёлые годы, большевики заботились о детском отдыхе. Даже поразительно, как серьёзно к этому относились. Моя свекровь недавно вспоминала: она девочкой вернулась из эвакуации после освобождения Запорожья в 1944 году. И уже летом, ещё война шла, их нашли возможность собрать и вывезти в лагерь за город на берег Днепра - чтоб подкормить, подержать на свежем воздухе. Даже одежонку кое-какую раздали сатиновую: белый верх, синий низ. Удивительно: вокруг руины, а дети едут в лагерь. Таковы были приоритеты - здоровье подрастающего поколения. Собственно, это длилось до самой капиталистической революции: я ещё в 90-м и 91-м году отправляла сына на дачу детского сада. Так что если уж кого-то чем-то поражать - то скорее заботой о детском отдыхе. Этим, между прочим, всегда восхищались иностранцы: я когда-то подрабатывала сопровождающей западных профсоюзных делегаций, которым показывали всякие советские социальные объекты. Организация детского отдыха их поражала и восхищала. Вообще, лучшие ответы - ассиметричные. А мы - вечно подражаем... Кстати, проблема детского отдыха не решена нигде. Есть стихотворение Джанни Родари, переведённое Маршаком, на эту тему".
  Стишок про летнюю жару и городскую детвору длинный, я приведу только несколько его строк:
  "Если б меня президентом избрали,
  Я бы велел, чтобы в каждом квартале
  Каждого города всем напоказ
  Вывешен был мой строжайший приказ:
  Детям страны президентским декретом
  Жить в городах запрещается летом...
  Кто не исполнит приказа, тому
  Будет грозить заключенье в тюрьму!"
  (Естественно, наказаны будут не дети, а чиновники, ослушавшиеся президента.)
  
  Вот такая была мечта у западных трудящихся. Мечта, которая так или иначе была осуществлена в нашей стране, в СССР. Но теперь - "веселися, славный росс!" - мы вошли в клуб цивилизованных стран, а детские лагеря, наследие совка, в большинстве закрыли. Зато у нас будет международный курорт в Сочи" (tochka-py.ru, 16.06. 2013).
  Я ещё застал в живых последних представителей этого поколения обыкновенных русских героев. Тому, кто их видел, общался с ними, разъяснять, в чём их уникальность, не требуется. А тем, кто их не видел, рассказывать о них, видимо, бесполезно, всё равно читатели, зрители и слушатели не поверят и не поймут, потому что те герои не нажили ни палат каменных, ни капиталов для себя лично, а значит, по современным понятиям, были неудачниками или, как сейчас чаще говорят, лузерами.
  Вернусь к ещё одной мысли Газданова. Из его наблюдений вытекает также, что Гражданская война, проходившая в России в 1918 - 1922 годах, - это не только трагедия, какой её принято представлять, но и благо, она выкинула неподходящий человеческий балласт за пределы Родины, и это было для неё своего рода актом самосохранения. И если сейчас Россия скажет неисправимым либералам: "чемодан - вокзал - Европа!", то не только ничего не потеряет, но и обретёт единственный шанс на спасение. Потому что либералы в нынешней России - это инородное тело в народном организме, всегда несущее в себе опасность заражения с тяжким исходом.
  Деградация русских в постсоветской России
  
  С разрушением СССР миллионы русских потерялись. Во-первых, они оказались самым большим в мире разделённым народом. Десятки миллионов русских в одночасье невольно оказались гражданами чужих государств. При этом во многих случаях они превратились из уважаемых специалистов в оккупантов, пребывание которых в новых "независимых" государствах стало в лучшем случае лишь терпимым, а часто вовсе нежелательным. Их унижали, увольняли с работы, даже лишали возможности общаться на родном (великом русском) языке.
  Но и в самой России при "демократах" русские, в большинстве своём, перестав быть людьми тоталитарными, не стали и людьми либеральными, ибо это невозможно вообще, и стали людьми "ни то ни сё". Им пришлось узнать, что такое экономические кризисы, безработица, бездомность, беспризорные дети, часто при живых родителях, невиданное социальное расслоение, безумное расточительство и роскошь у кучки разбогатевших проходимцев и жизнь на грани выживания у десятков миллионов обездоленных, как и прочие прелести буржуазного строя. Особенно разрушительно действует на человека чувство страха. А мир рынка - это по определению мир страха. Вот и в России сегодня почти половина работающих боятся потерять работу. Добавьте к этому страх за жизнь свою и своих близких вследствие роста преступности, страх лишиться жилья, что уже стало уделом сотен тысяч россиян, и прочие страхи, неведомые ранее советским людям, и станет понятна глубина психологической катастрофы, пережитой нашим народом. А главное - это ощущение безысходности, что порождает пьянство, наркоманию, проституцию, самоубийства и в итоге "сверхсмертность".
  Весьма популярный ныне социолог Леонтий Бызов в статье "Где искать идеологию большинства?" попытался посмотреть на реальные перемены, произошедшие с нами за последние два-три десятилетия, не с точки зрения политики, а через призму быта. И он увидел "стихию частного быта, которую классики марксизма непременно бы назвали мелкобуржуазной". Ещё в советское время на смену коммунистической идеологии "пришла идея, которая никогда не провозглашалась официально "идеологией большинства", но фактически именно такой и стала, - это идея частной жизни. Сколько сил стали отдавать тогда ещё советские граждане обустройству своих дачек, садовых участков, квартир, своего быта!.." А теперь - тем более: "отчётливо видно, как энергия преобразования страны, крупных строек, обороны, большой науки - вся растеклась по частным ручейкам. Отгородись ото всех забором, железными дверями, если есть средства - строй коттедж, нет - делай пристройку к веранде! Вот эта стихия сформировала то, что называется психологией общества массового потребления. Она коснулась и бедных, и богатых. И все вопиющие цифры социального неравенства не должны нас вводить в заблуждение, просто у одних есть одни возможности, у других другие... Не только относительно состоятельные слои общества, которые социологи относят к среднему классу, но и самые массовые, пока "недопотребляющие" с точки зрения современных стандартов группы населения ещё только входят во вкус тех материальных благ, которые им может дать современная цивилизация". Естественно, такое "общество в целом пока, безусловно, не готово к каким-либо жертвам во имя общего блага или общих целей. То есть никакая мобилизационная идеология, даже под популярными левыми лозунгами о социальной справедливости, не может рассчитывать на поддержку большинства. Особенно это касается молодых и относительно молодых поколений россиян, по своему жизненному опыту не знающих, что такое "работать на дядю", даже если этот "дядя" именуется Российским государством" .
  Подобные мысли Л.Бызов развивает и в других своих статьях. Он прав в том смысле, что в обществе частников смешна даже мысль о жертвах ради общего блага, которым обычно прикрывается корыстный интерес частников во власти. ("Что хорошо для "Дженерал моторс", то хорошо для Америки".) Но интересны комментарии читателей к идеям Л.Бызова. Вот, например, такой:
  "Ни одно устойчивое общество не может существовать без идеологии большинства... Это набор непререкаемых догм, которые однозначно принимаются на веру большинством общества и отступление от которых вызывает осуждение всем обществом... Такая идеология существовала в СССР. В конце концов, именно, следуя этой идеологии, мы построили "магнитки" и "днепрогэсы", победили фашизм, делали ракеты, а "также в области балета были впереди планеты всей". Сейчас идеология большинства общества принципиально невозможна. После развала СССР идеология была простой: хватай, что плохо лежит, а кто стоит на твоем пути - бей. Обеспечь свою безопасность от других бандитов, меньше всего думай о всяких червях, путающихся под ногами, дави всех кого можешь. Однако долго награбленное и свою безопасность при такой идеологии не удержишь. Необходимо придать всему произошедшему хотя бы видимость легитимности. Поэтому власть бьётся над проблемой создания идеологии, являющейся консенсусом всех слоев российского общества. Идеальным конечным результатом такой идеологии будет: то, что "нас всех ограбили, правильно, появились эффективные управленцы, они создали нам спокойную, сытую жизнь, у страны прекрасные перспективы, мы уверенно идем к какому-то светлому будущему". Однако жизнь это не подтверждает. Всё с точностью до наоборот. Поэтому всё время процветал, а сейчас особенно усилился шквал лжи, оплёвывания нашей истории. "Зато сейчас мы будем жить скромно, а некоторые наши люди будут жить шикарно, но нас не будут расстреливать и сажать в тюрьму". Но не все готовы принять такую идеологию. К тому же мы потерпели поражение в "холодной войне". Нам идеологию навязывают извне".
  Ещё откровеннее, чем Л.Бызов, говорят о русских как об обычном европейском народе брат и сестра (оба доктора наук и профессора) Валерий и Татьяна Соловей в статье "Чего не хотят русские". Они высмеивают тех теоретиков, которые видят в русских аскетичный, равнодушный ко всем материальным благам, братолюбивый, общинный, богобоязненный, послушный властям народ, мечтающий о том, чтобы отдать ближнему последнюю рубаху и надорваться, выполняя великую миссию ("землю в Гренаде крестьянам отдать", восстановить "Третий Рим" и т.д.) На самом деле народ наш являет собой полную противоположность этой умилительной картине. Русские - вполне буржуазный и обычный европейский народ, мечты, надежды и желания которого самые что ни на есть буржуазные и обычные. Это желание спокойной, обеспеченной и свободной жизни, бытия без всяких духоподъёмных химер и желательно подальше от излишне стеснительной и загребущей длани государства. Разве не к этому идеалу стремится каждая нормальная русская семья, разве не ради него вкалывает всякий нормальный русский человек? А витии "уверяют, что мы, русские, не такие, как другие народы, что наше дело - аскеза, напряжение и жертвенность ради высокой цели, а жизнь в достатке и спокойствии нам заказана. Стало быть, все другие народы России и мира могут плодиться и размножаться, строиться и обогащаться - что они, кстати, и делают (не очень-то делают это благополучные европейцы, у которых смертность превышает рождаемость. - М.А.). Одним русским предназначено жить в вечной нищете... Где, на каких скрижалях истории, в каком божественном завете отчеканена эта вопиющая несправедливость?.. Разве высокая цель отменяет комфортную жизнь? Нравится нам или нет, но именно американцы - сейчас самый мессианский народ иудеохристианской цивилизации, однако попробуйте им сказать, что они должны прозябать в нищете во имя "сияющего града на холме". Плюнут в глаза - и правильно сделают.
  Слава богу, русский народ умнее доморощенных учителей аскетизма, которые, кстати, сами предпочитают жизнь комфортную и сытую. Он продолжает заниматься своим делом - обустройством личной жизни, которое и есть обустройство России. Русские больше не верят никаким духоподъёмным идеям. Их не заманишь в рати и трудовые армии строителей утопии, как бы она ни называлась и под каким бы соусом ни подавалась. Русские хотят жить здесь и сейчас, не понимая, почему и ради чего они должны отрывать от себя и своих детей добытый тяжёлым трудом кусок... Презрение - это ещё самая политкорректная эмоция, испытываемая русскими к власти... Власть, которую хотят иметь русские - это не монархия, не "сильная рука", а обычная (для кого-то - вульгарная) демократия. Они хотят, чтобы общество могло влиять на власть, а та была ответственна перед обществом; хотят разделения властей и независимого суда; хотят свободных выборов и многопартийной системы; хотят свободы слова, неприкосновенности личности и гарантий прав собственности.
  Русские боятся произвола властей, их не устраивает правовая и гражданская беспомощность, им не нравится ограничение политических свобод и свободы слова. Не азиатская деспотия или советский социализм, как бы он ни был хорош, а европейское устройство власти и европейский уклад жизни - вот магистральный выбор современного русского народа... Русские вовсе не бессребреники, они хотят иметь собственность и свободно ею распоряжаться. Они не хотят жить в нужде и надеются, что хотя бы их дети будут от неё избавлены. Разве это не естественное желание нормальных, живых людей? Аскетический идеал, он для монахов и немногих избранных, но не для большинства общества.
  Большинство же это, несмотря на формальное крещение, ведёт себя совсем не по-христиански. Русская душа вообще скорее язычница, чем христианка и, вероятно, была такою и в прошлом. На "обезбоженном Западе" христианское братолюбие и христианский уклад жизни встречаются не в пример чаще, чем в нашем богоспасаемом Отечестве. Россия же, увы, юдоль скорби, печали и социальной жестокости...
  Называть современных русских коллективистами? У нас даже соседи по лестничной площадке знать не желают друг друга, а при строительстве загородного дома первым делом возводится высоченный забор. Пресловутый индивидуализм Запада - апофеоз общинности в сравнении с русской атомизацией..." Задача русских - "самоорганизация... и формирование гражданского общества, то есть общества, независимого от власти, говорящего с ней на равных и, если потребуется, способного давать ей отпор. Неудивительно, что власть всячески перечит и препятствует этому процессу, ведь он подорвёт сами её основы. Вопреки расхожей пушкинской фразе в современной России народ-европеец значительно больше, чем азиатски помыкающее им государство.
  И этот европейский народ всеми своими жилками жаждет справедливости. Его угнетают вопиющая ложь, неправда и несправедливость, которыми буквально пропитан воздух. Требование справедливости чуть ли не единственное, объединяющее все слои нашего общества снизу доверху, от бедных до богатых. Хотя разные люди и разные социальные слои вкладывают в понятие справедливости разные смыслы, все они ощущают её острый дефицит...
  Русские... не очень охотно вступаются за правду и справедливость, предпочитая выжидать и до последнего надеясь, что, может, "оно как-нибудь обойдётся, само рассосётся". Ни один европейский народ никогда не потерпел бы того, что русские терпят уже два десятка лет. Любой европейский народ сразу же и объединясь выступил бы против подобного издевательства над собой. Так что если и говорить об особых отношениях русских с правдой и справедливостью, то они не в особой чувствительности, а в особой нечувствительности нашего народа к этим моральным императивам.
  Потребовалось очень долго убивать русских, бить их по головам (нередко в прямом смысле слова), плевать им в душу, потребовались долгие годы оскорблений и унижений, дабы они стали наконец подниматься за свои права, за справедливость. Знаменитое "восстание Спартака", народный сход на Манежной площади 11 декабря прошлого года, было по своей сути выступлением против вопиющей неправды и несправедливости, творимых в отношении русского народа. Это событие знаменовало собой начало поистине тектонического сдвига в нашей истории. Пока ещё не очень заметный, скоро он станет очевиден всем без исключения.
  Так что русские точно такие же, как и другие европейские народы. Конечно, мы многим отличаемся от них: широта души и щедрость, добродушие и смекалка и ещё многое другое - всё это и в самом деле наше и про нас. Но это различие не отменяет и не может отменить главного сходства: мы - европейцы, наши желания, мысли и мечтания также вполне европейские" .
  Можно согласиться с В. и Т.Соловеями в их критике "знатоков русского народа" в духе уже упоминавшегося Н.Лосского. Так же понятна (с оговорками, о которых скажу позже) и их мысль о том, что комфорт в быту может не мешать русским посвящать себя высоким идеям. Никто из русских добровольно не откажется от благ цивилизации, если они заработаны честно и в ладах с совестью. Но насколько справедливо из этого сделать вывод, что русские - обычный европейский буржуазный народ? Будь это так, европейцы относились бы к русским так же, как и к своим собратьям по ЕС, а они и сегодня, как и много веков в прошлом, видят в нас "крещёных (или не крещёных) медведей", варваров, не приемлющих европейские ценности. (Особенно, пожалуй, в свете последних событий, легализацию там гомосексуализма и однополых браков.) То, что русские - народ антибуржуазный, утверждали не только поимённо не названные В. и Т.Соловьями современные проповедники аскетизма, не только Н.Бердяев, но и Пушкин, и Достоевский, и Л.Толстой, и Чехов. И с чего это В. и Т.Соловьи решили, что наш народ хочет собственности и права свободно ею распоряжаться? Сегодня уже чуть ли не единодушным (особенно со стороны крестьян) становится требование запретить земельные спекуляции, изъять у владельцев пустующие земли, а то и вообще ликвидировать частную собственность на землю, заменив её арендой земли у государства с минимальной арендной платой. (А это покушение на коренной устой европейской цивилизации - принцип "священной и неприкосновенной" частной собственности.) А требование отменить итоги "воровской приватизации" и вернуть предприятия в собственность государства? И уж вообще кошмаром для русских стала бы реальная многопартийность, при которой лидеры разных партий стали бы публично обливать друг друга помоями ради голосов на выборах и захвата власти. Это либералы, интеллигенция и несистемная оппозиция жаждут превратить Россию в европейскую страну, а народ об этом и не помышляет. То же можно сказать и о "свободе слова, СМИ и творчества", которой наш народ вдоволь нахлебался в 90-е годы, да и сейчас плюётся, когда видит в театре и кино голых баб и мужиков (свежий пример - фильм "Интимные места"), ругающихся матом и несущих всякую похабщину.
  Сомнителен и тезис, будто, устраивая своё благополучие, русские тем самым строят и Россию. Наши олигархи только тем и заняты, что строят своё благополучие, но что-то Россия от этого сильнее и богаче не становится. И это относится не только к олигархам. Мой хороший знакомый купил дом в одном из райцентров Центральной России. Десять лет назад там царило запустение, сейчас всюду слышны стук молотка и визг пилы, все строят хоромы. В каждом дворе - машина, а то и две-три, в худшем случае - мотоцикл... Но эти люди стали настолько алчны, что, хотя дом - полная чаша, берутся за две-три работы, часто надрываются при этом. А брат сестре отросток розы не отдаст бесплатно. Впрочем, достаточно вспомнить НЭП - не нынешний, а ленинский. Царство кулака никогда не усиливает и не обогащает государство.
  Многие социологи и публицисты уверяют, что в жизни России воцарился культ денег, ради которых люди (особенно молодёжь) нередко идут на любое попрание морали и даже на преступления. Отчасти это правильно, хотя больше проявляется в среде столь милого В. и Т.Соловьям "креативного класса" и тех, кто стремится в него попасть. Что же касается основной массы русских, то их по-прежнему устраивает достаток, и они не стремятся любой ценой к большим деньгам. Убедительно говорит об этом вступившая в полемику с В. и Т.Соловьями Татьяна Воеводина. Она согласна, что русские охотно пользуются всякими благами цивилизации, более того - стремятся превзойти в этом европейцев и в количественном, и в качественном отношении. Но её заинтересовала другая сторона вопроса: "чем наш народ готов пожертвовать ради обретения этого самого буржуазного благополучия". И тут выяснилось следующее:
  "Работать - долго... и повседневно - народ не готов и не стремится. Ну, как-то недолго поупираться и срубить бабла - это ещё ладно, а долго и упорно - это увольте... масса на труд не ориентирована. Для того чтобы кто-то приступил к труду, нужно заплатить какие-то неимоверные деньги. Люди чрезвычайно ценят своё свободное время, свой досуг, свою свободу... Найти человека на какие-то незатейливые работы по дому и саду не так-то просто. Все няньки и домработницы в нашем посёлке - приезжие из бывших союзных республик. Местные лучше будут сидеть и жалиться друг другу на жизнь, чем возиться с чужими "сопливыми". И ещё: "Я наблюдаю постоянно, как наши продавцы (частники! заинтересованные!) бросают работу, как только слегка приподнимутся в материальном отношении" .
  В статье "Кафтан на чужом гвозде" Т.Воеводина отвечает на вопрос, "почему нам не надо становиться европейцами": Потому что русским это не годится. Но если бы и захотели, "европейцами нам стать всё-таки не удастся". Ибо "европеец (говорит она, кажется, со ссылкой на Бердяева) по масштабу и настрою личности - лавочник... Честный квалифицированный лавочник, любящий своё дело и не обсчитывающий покупателей, потому что эдак можно, упаси боже, потерять клиентуру. В лавке которого всё расставлено по местам и чисто выметен пол. А кто мы?"
  А мы - совсем другие: "большинство нашего народа - это ... государственные жители. Они - прирождённые наёмные работники, люди на зарплате. Они не ищут новых путей, они, возможно, и добросовестные и квалифицированные труженики, но им непременно нужно указать их место и круг обязанностей. И пока можно жить (а жить они могут в самых непритязательных условиях) - они будут ходить на это место и исполнять свои обязанности, как привыкли". Лучше сказать: русские - служивый народ, а не лавочник.
  "Чтобы капитализм и вообще рыночная экономика были удачны, нужен некий критический процент людей, готовых действовать инициативно и самостоятельно. Если этого минимального процента нет - капитализм не удаётся. Настоящий, действующий, капитализм - это когда в народе силён этот самый капиталистический дух. Когда жизнь понимается (или, скорее, ощущается) как борьба, завоевание, приключение, путешествие с непредвиденным результатом". Среди русских есть всякие люди, в том числе и такие, но они скорее исключение, чем правило.
  Ну, а какой же отсюда вывод? Надо "строить жизнь с учётом народного характера". А "что следует из нашего характера?.. Социализм следует". Это признание дорогого стоит, потому что исходит от "старой либералки и антисоветчицы с дореволюционным стажем", по её собственному признанию. Она сама говорит: "очень печально это признавать, но что делать - истина дороже" .
  Почему у нынешней либеральной власти ничего не клеится? Т.Воеводина напоминает:
  "Вопрос о протекционизме и фритрейдерстве - это, можно сказать, основной вопрос политэкономии и экономической политики... Кому выгодны фритрейдерство и неограниченная конкуренция? Очевидно: сильному и развитому. Свободы торговли требует более мощный по отношению к слабому, чтобы завладеть его рынком. "Откройся, - говорит сильный слабому, - будем конкурировать на равных". Ведь это так прекрасно и справедливо - идеальная конкуренция. Она так дивно стимулирует инновации. А протекционизм ведёт к застою". Слабый открывается - и в ту же секунду теряет свой рынок. Потому что свободно конкурировать сильному со слабым, неумелым и начинающим - это всё равно, что пенсионеру на "жигулях" соревноваться с гонщиком на "феррари"...
  Энгельс верно назвал протекционизм "фабрикой фабрикантов"... Отсекая внешнюю конкуренцию, он обостряет конкуренцию внутри страны. Он усиливает борьбу за свой собственный рынок. А у нас в 90-е годы его с мазохистским восторгом отдали иностранцам... у нас не формировалась национальная буржуазия. Не по образу жизни буржуазия (с этим как раз всё в порядке), а по месту в системе общественного разделения труда... тягло организации народного труда... может выполнять либо государство (как это было при советской власти), либо - национальная буржуазия. Анархическая идея "Свободный труд свободно собравшихся людей" - нигде в широких масштабах не была осуществлена на практике... Государство наше устранилось, буржуазия наша - не сформировалась. Надо ли удивляться, что труда у нас почти что нет?
  Наша буржуазия - мелкая, запуганная и себя не осознающая... А крупные дельцы, олигархи - это по существу не буржуазия, это феодалы, бояре, которым великий князь отстегнул вотчины с людишками...
  Протекционизм - труден в исполнении. Осуществлять его должны умные и грамотные чиновники. Имеющие кругозор, понимание смысла своих действий (явление в нашем министерском обиходе крайне нетипичное), знающие экономическую историю и способные черпать оттуда идеи и предостережения. Таких чиновников у нас нет. Уровень нашей государственной мысли не сильно возвышается над управленческими достижениями допетровских приказов. И это не глупая острота - это объективный факт, порождаемый ресурсной экономикой.
  Люди мысли, та самая народолюбивая интеллигенция, презирают (и брезгливо побаиваются) государственную работу, а те, кто правит, чужды той самой государственной мысли. Потому начальники наши остаются либералами и фритрейдерами. "Иного не дано", - как говорили в перестройку" .
  
  Так что же, В. и Т.Соловьи в своей критике современной российской власти совсем не правы? Нет, правы во многом, если сделать оговорку: современный буржуазный строй, часто называемый бандитским капитализмом, лишил русский служивый народ возможности служить государству, великой цели, и тем обессмыслил народное существование.
  И ещё один признак несказанного упадка русских. Татьяна Воеводина отмечает, что многие объекты, сооружаемые к зимней Олимпиаде в Сочи, возводятся с громадным перерасходом средств по сравнению с утверждённой сметой. (Путин сам убеждался, что расходы на один объект превышены втрое, а его сооружение далеко от завершения.) И она опасается, что намеченное так и не построят:
  "Не построят по обидной причине - потому что не умеют. По этой причине, а не только из-за масштабного воровства в несколько раз возросла цена некоторых объектов. Как это могло случиться? Да элементарно. Трудные грунты, в которые нужно забивать необычайной длины сваи, вначале об этом никто не думал; да мало ли что может ВДРУГ обнаружиться... Вполне допускаю, что руководители уважаемых организаций вообще не понимают разницы между строительством в разных условиях - они же не строители, они, скорее всего, юристы, или финансисты, или переводчики какие-нибудь, как у нас нынче принято, зачем им голову забивать какими-то сваями? А может, просто решили: главное - выиграть тендер, а там ... там видно будет. Ну что с ними сделают - партбилет отнимут, как в совке голимом? Ясное дело - нет, значит, отсыплют ещё денежек. И ведь отсыплют в конечном счёте! Сколько угодно отсыплют, только чтоб закончить. Мораль сей басни: работать плохо - даже выгодно. Потому что владелец денег - государство - по-настоящему никого не накажет, а, будучи припёртым к стенке, под угрозой невиданного вселенского конфуза - распахнёт казну.
  Это дело похуже всякой коррупции. Почему? А просто. Коррупцию побороть трудно, очень трудно, но всё-таки легче, чем одолеть некомпетентность. Не чью-то конкретную некомпетентность, а общее технологическое одичание нашего народа. А именно это сегодня происходит. Количество истинных технических специалистов сегодня сокращается день ото дня. Просто потому, что сформировать, воспитать "кадры, овладевшие техникой" (как выражался тов. Сталин), в одночасье - невозможно. Это годы и годы. Притом если начать сегодня, пока ещё остались кое-какие специалисты, могущие учить.
  C нашим народом сегодня происходит то, что нередко случается с бывшими спортсменами: им кажется, что они могут сделать какое-то упражнение или движение, а они уже давно не могут. Бывшие навыки живут только в памяти, а в реальности - утрачены. Отдельные люди при подобных обстоятельствах нередко получают травмы, а народ - всё чаще сталкивается с масштабными техногенными катастрофами, вроде той, что произошла на Саяно-Шушенской ГЭС. Я говорю: "народ", а не "начальники", потому что деиндустриализация, которая идёт полным ходом, технологическое одичание - это болезнь всего народа. Как и индустрия - это не просто фабрики и заводы, НИИ и КБ, а в первую очередь умения и навыки народа. Их пустили по ветру" .
  Но жизнь идёт, Россия, вопреки всем кликушеским предсказаниям, не погибла и погибать не собирается, а значит, перед ней снова встанет задача выбора самобытного пути, и забытый ныне опыт героического периода советской истории будет востребован. Но для этого нужен новый "Великий перелом", после описания которого я вернусь к теме "Русские", но уже в грядущую эпоху.
  
  Что ожидает Россию в "годы великого перелома"?
  
  Долгие годы наш народ был готов терпеть всякие тяготы и неудобства, "лишь бы не было войны". Люди старались не думать о возможных угрозах стране извне. Но сейчас и даже те, кто редко задумывается над вопросами мировой политики, начинают осознавать: в воздухе вновь запахло порохом.
  Путин много раз говорил о том, что всем нам объявлена война (эти слова он произнёс после трагедии Беслана), что в мире немало тех, кто зарится на наши богатства и мечтает отхватить кусочек побольше от нашей территории. Напоминал он и о том, что "товарищ волк" (надо бы добавить - со сворой шакалов и гиен) кушает и никого не слушает. Но всё это воспринималось в обществе как некие абстрактные рассуждения (притом, что эта война шла полным ходом задолго до правления Путина). Однако, когда агрессивные намерения Запада стали уж совсем очевидны, Путин своей речью на международной конференции по безопасности в Мюнхене в феврале 2007 года предупредил любителей военных авантюр, что Россия готова дать им достойный отпор. При этом она не позволит втянуть себя в изнурительную гонку вооружений, её ответ будет асимметричным, основанным, как он говорил раньше, на нашем интеллектуальном превосходстве.
  Из того, что Путин говорил о "товарище волке", из факта, что наиболее острые разногласия по военным вопросам у нас существуют с Америкой, а главное - под воздействием страхов времён "холодной войны" у нас многие привычно считают первым врагом России США. Особенно усилились эти настроения с тех пор, как распался СССР, и Америка осталась единственной в мире сверхдержавой. Однако в действительности, - скажу об этом пока лишь одной фразой - дело обстоит иначе. США - наш вероятный противник, и, возможно, до прямого столкновения двух наших держав дело не дойдёт (на что есть важные причины, которые здесь нет возможности рассмотреть). А первый, вечный и непримиримый враг России - это Западная Европа. И в основе этой враждебности лежат даже не столько экономические интересы, сколько мировоззренческая, духовная и моральная несовместимость русского и европейского менталитетов. И те интеллектуалы, которые наиболее полно выражают дух народов Европы, и государственные деятели, определяющие политику ведущих европейских держав, живут (причём на протяжении нескольких веков) стремлением к "окончательному решению русского вопроса", которое заключается в уничтожении нашего народа или, по крайней мере, в оттеснении его за Урал.
  Для француза, например, каждый русский, как писал маркиз де Кюстин, - это крещёный медведь (подобных суждений полно в его книге о России). Но это как бы просто неприязнь. Немцы - те всегда в отношении России имели колониальные намерения (принимая, видимо, нас за продолжение Прибалтики, где они в свое время так хорошо похозяйничали). А сегодня в Евросоюзе оказались и самый непримиримый враг России - Польша, и жаждущие мести "советским оккупантам" бывшие прибалтийские республики СССР, и иные недавние наши собратья по Варшавскому договору, а ныне явные недоброжелатели.
  Чего добивались от нашей страны главы государств Евросоюза на "саммите Россия - ЕС" в президентской резиденции под Самарой в мае 2007 года? Свободного доступа к нашим месторождениям полезных ископаемых и к нашей трубопроводной сети. Это уже вплотную приближается к требованию, всё чаще выдвигаемому на Западе, объявить природные ресурсы России "всеобщим достоянием человечества": дескать, Бог создавал эти богатства не для одних русских. И одновременно провозглашается, что НАТО должна силой подкрепить эти "справедливые требования" Запада. Ведь вот, стоило только американцам начать переговоры о размещении радаров их ПРО в Польше и Чехии, как ЕС немедленно объявил о своём желании создать систему ПРО, совместно с США. Против кого она будет направлена? Ясно, что против России.
  И сегодня повторяется знакомая картина. Пока Германия стремилась к воссоединению, она преследовала, прежде всего, свои национальные интересы. Однако, став экономическим лидером Европы, она вновь берёт на себя роль выразительницы общеевропейских интересов, среди которых одно из первых мест занимает уже упомянутое выше "окончательное решение русского вопроса".
  Немцы вообще склонны к силовому решению любых вопросов, в этом (наряду с педантичностью и пунктуальностью) - главная особенность их национального характера. (Хорошо видно хотя бы из того, как отличался недипломатичный римский папа-немец Бенеди́кт XVI, в миру Йо́зеф Алои́з Ра́тцингер, от покойного скрытного и хитроумного папы-поляка Иоанна Павла II, в миру Кароля Юзефа Войтылы.) Не исключено, что и сейчас они попытаются подтолкнуть весь блок НАТО решать вопросы международной политики, в особенности "русский вопрос", силой, военным путём.
  И ещё один пример из дней сегодняшних. На саммите "Россия - ЕС" в Екатеринбурге главные претензии европейцев к России сводились даже не к проблемам энергетики, как это бывало раньше, а... к запрету у нас гей-парадов и пропаганды гомосексуализма. Как же, тут Россия наступила на "святая святых" Европы - на "свободу личности" (хотя при половых извращениях личность-то и становится ущербной). И дело тут даже не в том, что в Европе (как, впрочем, и вообще на Западе) гомосексуалистов становится всё больше (в том числе и в правящих элитах), а в наступлении на "права человека". И опять европейцы, получив отпор, уехали из России убеждёнными, что это неисправимая варварская страна. Хотя с точки зрения большинства русских людей, да и вообще россиян, именно Европа с её разгулом сексуальных извращений стала континентом дикарей.
  Итог сказанному можно выразить одной фразой: как международная обстановка, так и ход событий внутри страны дают основание утверждать, что мы живём в переломную эпоху.
  Слово "перелом" в русском языке имеет несколько значений. Бывает перелом руки, ноги, позвоночника, - избави Боже нас от таких несчастий. Но можно говорить о переломе наметившейся тенденции в общественной жизни, например, о переходе от спада в экономике к подъёму, от беспредела преступности к порядку. В нашей истории уже был "год великого перелома" - так называлась и статья Сталина, написанная к 12-й годовщине Октябрьской революции. Как бы ни оценивать проведённую тогда коллективизацию сельского хозяйства, вряд ли кто станет отрицать, что этот момент в нашей истории оказался во многом переломным. А чтобы понять, в каком направлении будут меняться тенденции развития нашей страны сегодня, есть смысл поглубже разобраться в том, что представляет собой путинский курс. Вспомним один символический эпизод из фильма "Чапаев".
  ...Чапаеву доносят: взбунтовался полк. Он седлает коня и мчится к мятежникам.
  А там вовсю митинг. На бочке стоит оратор, подстрекающий: "Хватит, навоевались! Пора по домам!" (В переводе на нашу современную лексику: "Хватит противостояния! Долой образ врага! Пусть наши люди поживут в своё удовольствие!", как зовут бесчиленные Бызовы и Соловьи). Толпа одобрительно поддакивает: "Правильно! Верно говоришь!" Вдруг горлопан замечает, что все куда-то побежали. Оглядывается - он уже один, а все стоят в строю навытяжку; перед строем - Чапаев. Провокатора он быстро пускает в расход, а к прочим обращается с краткой речью: "кровью искупите свой позор!" и далее в том же духе.
  А если оценивать наши "весёлые" девяностые годы, то приходит на ум мини-история, пересказанная К.Чуковским в его книге "От двух до пяти".
  - Мама, а ты умрёшь?
  - Умру, деточка.
  - И тебя закопают?
  - Закопают.
  - Глубоко?
  - Глубоко.
  - Вот тогда я буду твою швейную машинку вертеть!..
  Мамаша-КПСС наконец-то отдала Богу душу; да и то сказать - под конец изрядно из ума подвыжила. Её закопали, а кто-то даже утверждал, что забил в её гроб последний гвоздь. Хорошо, вольно. Теперь вертим машинку: бизнес, поездки за границу, модная аппаратура и шмотки. И так крутим уже более двадцати лет - спокойно и без помех.
  Вообще-то ничего плохого во всём этом самом по себе нет - приятно смотреть, как люди находят своё дело, как иные из них приобрели достойное благосостояние. Плохо то, что ради всего этого людей заставили растоптать всё, чем жила страна. Да, мобильный телефон, счёт в банке и иномарка - это хорошо. Но когда эти атрибуты уже не в диковинку, постепенно встают вопросы: а зачем, а дальше что? Великая цель великого народа исчезла, растворилась, а потому мелкие частные достижения всё больше становятся похожими на бесплодное верчение машинки. И постепенно подспудно нарастает в душе тоска: "На что променяли былое величие?" (Или, в бытовом варианте: "На что променяли былые социальные гарантии?") Вожделенные когда-то атрибуты всё больше становятся похожи на забавных, но надоевших чёртиков за ветровым стеклом автомобиля, а то и на маячащие перед глазами Иуды 30 сребреников.
  Вот здесь и разгадка того, в чём секрет такого феноменального успеха Путина в самых широких массах. Почему ещё в предвыборную пору светила интеллигенции исключительно "по зову сердца" пришли на съезд пропутинского "Единства". И почему укрощаемые губернаторы не осмеливаются и пикнуть, а наперегонки бегут к президенту и берут под козырёк.
  Объяснение тому очень простое. Немного поостывших и прозревших людей начинает мучить совесть. До них начинает (пока подспудно) доходить, что они наделали. Конечно, прямо покаяться в содеянном мало у кого хватит духу, больше в ходу самооправдание и попытки свалить вину на других: дескать, это всё Гайдар с Чубайсом, проклятые, наделали (можно подумать, что у Гайдара такое красноречие и дар убеждения, что он сумел повести за собой миллионы людей). Но внутренний голос говорит очень нелицеприятные слова. Вот постепенно на наших глазах и бежит народ строиться, как чапаевские бунтовщики, перед командиром - а на самом деле, конечно, перед Историей. А идейные либерал-реформаторы (типа Боннер с Новодворской) остаются в глубоком одиночестве, отход человеческих масс от них подобен стремительному отливу на море.
  И дело, конечно, не в Путине: он популярен просто потому, что явился вовремя. Люди, как было сказано, стремятся стать навытяжку не перед президентом, а перед Историей, незримо стоящей за ним и пронзительными глазами Чапаева смотрящей на них. "Вы пошли за горсткой отщепенцев, продали величие страны, позволили разрушить и растащить всё. Теперь вы кровью искупите ваш позор. Будете работать сутками, вас будут приковывать к станкам и кормить раз в день баландой, но вы не посмеете роптать!". И впрямь не посмеют - не потому, что будут бояться: люди уже понемногу понимают, что нашкодили, и внутренне начинают готовиться к будущему искуплению.
  На рубеже 20-30-х годов Сталин сказал свои знаменитые слова, обосновывающие необходимость форсированной индустриализации страны: мы отстали от передовых стран на 50 - 100 лет, нам надо преодолеть это отставание за 10 лет, "иначе нас сомнут". Что уж говорить о нас, знающих о стоящих заводах, замершем производстве и всё увеличивающемся отставании страны от мирового уровня... И всё больше и больше людей начинают неосознанно ждать, когда же нынешний или новый президент скажет эти заветные слова, призвав к режиму жёсткой экономии и настойчивого труда - к тому, что в условиях правления "реформаторов" называется "непопулярными мерами", но в новых условиях вдруг станет очень популярным. Уже сейчас едва только наметившиеся контуры путинского курса кое-кто называет мобилизационной программой развития России.
  Внутренне люди понимают, что для пробивания страны на оставленные ею позиции необходим масштабный комплекс мер военного типа; невозможно мобилизовать население, не построив его предварительно в колонны, не приучив вновь его двигаться по свистку и команде, не установив в стране единомыслия, наконец. Но человек, как правило, не любит осознавать фатальность противоречий. Он хочет жить на авось - авось "новый курс" сможет соединить несоединимое: чтобы и страна была монолитно-сильной, и я мог приятно сачковать на диване перед телевизором с бутылочкой в руке. Авось необходимая диктатура сможет мирно ужиться со всеобщей анархией.
  Поэтому лозунг момента облечён в весьма половинчатую форму: необходима "диктатура закона". Кто такой этот Закон, которого прочат в диктаторы, - никто не знает (как в советские годы никто не знал, кто такой Слава Капээсэс), но всё же лозунг успокаивает: и магическое слово "диктатура" произнесено, и диктатором обещан, слава богу, не Пиночет, а кто-то другой, "в законе"...
  В российских СМИ тогда преобладал такой взгляд: Путин принимал эти меры, чтобы сосредоточить всю полноту власти в своих руках, но зачем он это делает, в каких целях употребит эту неограниченную (в рамках закона) власть - неизвестно. Что ж, с этим можно согласиться, но только надо добавить: ясность появится уже очень скоро.
  Вот, скажем, оппозиция остро критиковала внесённый правительством и принятый Государственной думой новый Трудовой кодекс и другие законодательные акты. Дескать, при новых законах станут возможными меры по усилению эксплуатации наёмных работников работодателями. Это - увеличение продолжительности рабочего дня без оплаты сверхурочных, шестидневная рабочая неделя, перевод всех на контрактную основу, так чтобы в любое время работодатель мог отказаться от продления трудового договора, то есть уволить работника, и притом без согласования с профсоюзом (а только после "консультации" с ним), и многое другое такого же характера. Некоторые свои предложения правительство отозвало, столкнувшись с негативным отношением депутатов (которые оглядываются на своих избирателей), но это ненадолго. Внесут нужные редакционные поправки и снова представят в Думу, и та, поворчав для виду, все проекты одобрит: а куда ей деваться? Ведь большинство в Думе принадлежит к фракциям, заранее заявившим, что они будут поддерживать президента и правительство во всех их начинаниях.
  Возможно, юным читателям, да и большинству наших соотечественников среднего возраста эти проекты ничего не напоминают из советской истории. Тогда стоит напомнить, как незадолго до начала Великой Отечественной войны (и в предвидении её) были изданы Указы Президиума Верховного Совета СССР о переходе с пятидневки на семидневную неделю с шестью рабочими днями и восьмичасовой рабочий день, да ещё и о фактическом закреплении работников за предприятием. Более того, не только за прогул без уважительных причин, но и за опоздание на работу более чем на 20 минут было введено уголовное наказание (как много людей попало под эти Указы, легко представить, если вспомнить, сколь слабо развит наш городской транспорт, а тогда он был ещё слабее). Правда, большинство судимых за опоздание на работу приговаривалось не к отбыванию наказания в тюрьме или лагере, а к принудительным работам по месту основной работы с удержанием части (порядка 20 - 25 процентов) заработка. И всё же меры были очень суровыми. Вольготная жизнь у прогульщиков и "летунов" (как тогда называли тех, кто, устроившись на работу на одном предприятии и получив там комнату или ещё кое-какие льготы, прощался с ним и "перелетал" на другое...) кончилась, вообще расхлябанность на производстве была в основном искоренена. А чем её продолжение обернулось бы в войну, легко представить.
  И вот сегодня - снова "закручивание гаек" в области трудовых отношений (и не только). Благо это или зло?
  Если ужесточение "правил игры" коснётся не только наёмных работников, но и работодателей, то станет очевидным, что речь идёт о мобилизации усилий для вывода страны из болота, в каком она оказалась. Образно говоря, если рабочих "прикуют к тачке", то и предпринимателей нужно "приковать цепями" к ножкам столов в их офисах. Служить делу возрождения страны обязаны все. Пётр I никак не мог взять в толк, почему фельдмаршал Шереметев просит отпустить его со службы на покой в силу достижения преклонного возраста. В России все должны служить царю, государству, будь то крепостной крестьянин или граф и фельдмаршал, и служить до конца дней. Это сурово, но справедливо. А если новый трудовой кодекс будет в сегодняшней России принят ради того, чтобы дать возможность "олигархам" и прочим "хозяевам жизни" безнаказанно усиливать эксплуатацию бесправных наёмных работников? То это станет свидетельством того, что президент не "стоит над схваткой", а выполняет волю властвующей "элиты", служит её корыстным интересам ("по зову сердца" или "в силу обстоятельтв" - не так важно). И это только один пример, "лакмусовая бумажка" для определения подлинных целей российской власти.
  А вот другие примеры. После многолетнего перерыва российские военные лётчики стали совершать дальние полёты за пределы страны. Однажды они, взломав американскую систему противовоздушной обороны, совершили дерзкий облёт авианосца США. А затем эскадрилья бомбардировщиков дальней авиации, способных без дозаправки совершать полёт на расстояние 12 тысяч километров, была перебазирована в Анадырь, расположенный в непосредственной близости к границам США. На боевое дежурство был поставлен ещё один полк межконтинентальных ракет "Тополь-М" (пусть и в сокращённом составе). Теперь, после размещения элементов американской системы противоракетной обороны вблизи границ России, не исключена возможность оснащения наших межконтинентальных ракет боеголовками с разделяющимися частями, а также создания вновь ракет средней дальности. Все эти шаги можно расценить и как заявку на проведение самостоятельной внешней политики, и как очередной этап милитаризации страны. А саму милитаризацию можно рассматривать и как козырь в торговле в предвидении "войны с исламом" ради защиты "мировой цивилизации", на что Западу очень хотелось бы толкнуть Россию. Не случайно делегация ОБСЕ, побывавшая на таджикско-афганской границе, тогда положительно оценила присутствие там российских пограничников, подчеркнув, что речь идёт о "защите рубежей Европы", для начала - от проникновения наркотиков. И какая из этих версий более справедлива, станет ясным очень скоро.
  Наконец, возьмём уже намозоливший глаза пример с новой государственной символикой России. Путин "продавил" мелодию советского гимна композитора Александрова, но в порядке компенсации либералам утвердил в качестве герба - двуглавый орёл, а флага - романовский (и, к слову сказать, власовский) триколор. В обоснование такого решения было сказано, что тем самым подчёркивается идея преемственности: дескать, мы чтим наследие эпох Московского государства, имперской России и Советского Союза. Но ведь ельцинская госсимволика как раз и строилась на том, что в ней принципиально не было ничего советского. Дескать, смотрите, вот орел от Московского государства, вот флаг от Российской Республики, вот гимн (предполагался на музыку Михаила Глинки) как представитель от великой русской культуры - и все они единым фронтом против большевиков, символизируя, что в "подлинной" России ничего нет от богопротивного большевизма! И вот в этом едином фронте приказано одну составляющую заменить на советскую. Маленькое вроде бы изменение, а какие революционные идейные последствия оно несет!
  Россия сможет сохраниться как государство и снова стать великой державой, лишь став на путь строительства русской цивилизации, продолжая и развивая советский опыт. Вот на этих основах, думается, только и можно строить воспитание чувства национального достоинства.
  Казалось бы, понимание необходимости большой цели, причём именно государственного масштаба и характера, сегодня пробивает себе дорогу в нашем обществе. Вот что говорил политолог Юрий Крупнов на уже упоминавшемся "круглом столе" в редакции "Литературной газеты": "Русские существуют только тогда, когда Россия сильная. А сильная Россия - это Россия как мировая держава, способная противостоять глобализации и гиперимперии США. Большинство русских людей, особенно молодёжь, остро ощущают себя русскими по отношению к происходящему в мире. Базы США идут на территорию союзных республик - у людей болит. В Катаре судят соотечественников - наши переживают. Люди чувствуют, что мы в промышленности недотягиваем из-за лени и пьянки, кому-то из-за этого стыдно. Вот где они русские!
  Главное - направить все усилия страны на проведение новой восточной политики, преодоление дисбаланса между западной и восточной частями страны. В числе заострённых вопросов, связанных с развитием приоритетов Дальнего Востока, есть и такой, как перенос столицы России на Тихий океан. Практически мы перестали решать вопросы на нашем Дальнем Востоке. Если так будет продолжаться дальше, нас как державы, империи - назовите как угодно - не станет уже в течение ближайших десяти лет. В мире очень жёсткая ситуация...
  Без постановки таких принципиальных вопросов всё наше нытьё будет сводиться только к тому, что рожать будут всё меньше и меньше, а пить будут всё больше.
  А главное - самая талантливая молодёжь будет убегать из страны, ибо никто не предлагает ей ясного и интересного дела. Ей наплевать на наши идеологические споры, её интересует, как прожить интересную жизнь".
  Это правильно подмечено, что молодёжь уезжает из России на Запад не только ради большего заработка, но и потому, что хочет прожить интересную жизнь. Только вряд ли она найдёт её на нынешнем Западе. А в России она может стать реальностью. Только надо договаривать до конца. При сохранении курса на рыночную экономику, на "построение капитализма" (который, кстати, как известно, в принципе не надо строить, ибо он должен вырастать сам) великой цели Россия своим гражданам предложить не сможет. И без обращения к советскому опыту Россия не только не станет мировой державой, но и вряд ли избежит превращения в колонию. Так что "год великого перелома" и мобилизации всех сил России для её прорыва в ряд держав - лидеров мира недалёк.
  
  Русские в грядущую эпоху
  
  На мой взгляд, лучше всех на эту тему высказался Сергей Сухонос в своей книге "Российский ренессанс в XXI веке" (М., 2001, книга есть в Интернете). Он рассматривает русский характер в процессе его исторического развития. Начинает он с того времени, когда славяне переселились с тучных киевских чернозёмов в Ростово-Суздальскую землю, в край лесов и болот с редкими островками бедных почв, пригодных для хлебопашества, и вынуждены были заняться подсечным земледелием. Это значит, семья, очистив участок от леса, сжигала срубленные деревья и использовала золу для удобрения скудной почвы. Несколько лет это позволяло получать относительно неплохие урожаи, после чего было необходимо бросать этот участок и искать новый, где все эти операции повторялись снова. Так эта народность, ставшая основой будущего русского народа (великороссов), формировалась как народ кочующих земледельцев. Разбирать эту интереснейшую книгу здесь нет возможности, По С.Сухоносу, под покровом внешних событий в России вызревало нечто большее, чем крестьянский образ жизни; там тысячу лет развивалось Русское Дело - стиль трудовой жизни народа, породивший его характер, культуру и самобытную судьбу. Стиль, который, вопреки мнению большинства, не только не устарел, но является золотым фондом мировой культуры, востребованность которого в ХХI веке будет огромна.
  С самого начала для великоросса стали привычными: перманентная колонизация безграничных пространств, глобализм свершений в единстве с сородичами, анархичность, открытость и гостеприимство, терпимость, cамодостаточный и синтезирующий универсализм, изворотливость и изобретательность, неприхотливость, трудовой индивидуализм, природная наблюдательность, рискованность характера, эвристичность принимаемых решений, авральность, бесхозяйственность, парадоксальная крайность противоположностей, широта характера. А производство на Руси изќначально приобрело явно нетоварный характер. Это, впоследствии, роковым образом скажется на конкурентоспособности российских товаров.
  И еще несколько свойств: отсутствие привычки к частной собственности на средства производства, в том числе, на землю; неуважение к частной собственноќсти других, стремление к общинному выравниванию дохода; отсутствие привычки доводить продукцию до предельного соверќшенства. Отсюда постоянное стремление обходиться без денег, обмен натурой, ориќентация не на личное богатство, а на достойный образ жизни с гарантированным уровнем потребления. Поэтому Россия - это целая Вселенная, а русский - человек всего Мира, всей Всеќленной.
  Такой народ не воодушевить мечтой о маленьком уютном домике на берегу швейцарского озера. Но такой народ пойдет на любые усилия ради достижения глобальной общечеловеческой цели.
  В Европе, по С.Сухоносу, промышленность появилась благодаря совершенно противоположным географическим и климатическим условиям. Скученность населения на небольших территориях и благоприятный климат создали все предпосылки для закрепления креќстьян на постоянных участках земли. Это способствовало постепенному улучшению и обустройству этих участков, накоплению недвижимости, развитию кооперации, всё более углубляющейся специализации и дифференциации, развитию товарного производства. А также накоплению финансов, без которых невозможно создаќние крупной промышленности. Машинный период развития требовал всё более узкоќспециализированного труда. Западноевропейская ветвь человеческой культуры на этом этапе получила исторические преимущества, которыми она восќпользовалась, осуществляя за счёт более развитой промышленности захват остального мира, ресурсов почти всего земного шара. В настоящее время дифференциация и специализация достигли своего предела, материаќлизовавшись наиболее ярко в конвейерных системах производства и бытового обслуќживания.
  В России, в силу прямо противоположных условий её существования, не мог возќникнуть аналогичный общественный уклад. Промышленность в ней зародилась не естественным путем, а была внедрена искусственно и под воздействием, в первую очередь, внешней угрозы. И в дальнейшем развитие промышленного проќизводства происходило скачками, в моменты крайней необходимости ликќвидации военно-технического отставания от западных соседей. Естественно, что развитие промышленности в России осуществлялось силами заќпадных капиталов и специалистов. Капиталы привлекались в обмен на сырьё. При этом крайне интересно проследить, как взаимодействовали на территории России её исконное Русское Дело и Дело Западное.
  До середины XIX века, а в подавляющей массе крестьянской России - до самой революции 1917 года домиќнировало Русское Дело, и лишь в тонком нанесённом с Запада слое промышленного производства, которое затрагивало мизерную часть населения страны, развивалось Дело Западное. Они существовали долгое время, как бы не видя друг друга. Западное Дело ковало оружие, а Русское Дело растило хлеб. При этом львиная доля того же металла, который выплавлялся на Урале, уходила либо в Европу, либо на нужды оборонной промышленности. В силу его дороговизны крестьяне металлом практически не пользовались. Влияние соседней западноевропейской культуры коснулось только аристократии и технических спецов.
  Западное Дело, в силу своего государственного и оборонного значения было представлено во властных структурах непропорционально велико. Более трети в высших эшелонах власти составляли руководители иностранного происхождения, по большей части западноевропейского и, в первую очередь, немецќкого. Ни в одной другой стране мира корни власти не лежали так мелко в национальќной почве, знать не была так далека от своего народа и не преклонялась так откровенно перед культурой народов зарубежных. И ни в одной друќгой стране интеллектуальная часть знати - интеллигенция - так плохо не понимала свой народ, навязывая ему чужие идеи и схемы, презирая его за то, что он живет не так, как народ Европы. И лишь небольшая часть русской интеллигенции и аристокраќтии двигала Русское Дело, подготавливая его триумф в будущем.
  Русское Дело и Западное Дело были несовместимы в своих главных принциќпах. Вписать универсального, синтетичного, изобретательного и аврального русского труженика в прокрустово ложе узкой специализации западного конвейера с его жёстко регламентированной дисциплиной и монотонно-размеренным ритмом труда - задача практически невыполнимая. Чистая индустриализация России грозила полным искоренением Русского Дела, а его сохранение препятствовало предстоящей индустриализации. Снятие этого противоречия не могло пройти гладко и без потерь. И когда проходила индустриализация 1930-х годов (неизбежная и необходимая), эти потери оказались громадными. Чтобы русского работника, вчерашнего крестьянина, приставить к конвейеру, понадобились драконовские меры.
  Но индустриализация осуществлялась авралами (это по-русски) при западных технологиях и специалистах. В итоге, как показала Великая Отечественная война, ученик опередил учителя, хотя и заплатил за это огромную цену. А когда после контрреволюционного переворота 1991 года прежние методы закрепления кадров за предприятиями в интересах государства отпали, и воцарилась "свобода", да ещё российское производство, принципиально не товарное, ввергли в стихию рынка (причём мирового!), развал экономики и общественной жизни России стал неизбежным и неотвратимым, в пределах рыночной экономики непреодолимым. (Кстати, Т.Воеводина в своих статьях показывает не только достоинства свободы, но и её губительное - в пределе - влияние как на человека, так и на страну.)
  Но для творческого Ильи Муромца, - продолжает С.Сухонос, - время встать с печи придёт лишь в ХХI веке, на начальной стадии колонизации космического пространства. Тогда в ближний космос будут вынесены все энергетические станции и основные технологические проќцессы по синтезу новейших материалов. На орбите и на Луне будет вестись работа по монтажу заводов, наблюдательных и экспериментальных модулей. Вот тут-то и понадобятся работники универсальные, творческие, общинники - словом, со всеми теми качествами, которые выработались у русских исторически. А тут ещё предстоит решать экологические и другие глобальные проблемы. Других таких работников на планете нет, и русские самой жизнью мира будут выдвинуты на передний план.
  Лично я не верю в космические фантазии вроде полётов в другие галактики, телепортации, бессмертия и пр., но в части освоения ближнего космоса кое-что, возможно, удастся (хотя и не в тех масштабах, как это рисуется С.Сухоносу). Возможно, это будет, если сверхдержавы не станут конкурировать друг с другом в том, кто первым устроит военную базу на Луне и добьётся стратегического господства, выведя оружие в космос, а объединят свои усилия. Но это была бы настоящая революция, не только социальная, но и антропологическая, изменение природы человека. Насколько такая перспектива реальна, судить читателям. Но сказанное С.Сухоносом о перспективах русских вполне разумно.
  Так кто же такие русские?
  
  Вопрос этот так часто и горячо обсуждался, что повторять многократно высказывавшиеся точки зрения нет смысла. Конечно, даже намёка на расовый подход здесь допускать нельзя. Да и объективные доказательства налицо: чем больше генотипов смешано в народе, тем он богаче. Но у этой темы есть одна сторона, до сих пор не решённая: существует ли в России "русский вопрос", не оказались ли русские, эта государствообразующая нация, угнетёнными на своей собственной Родине? Это и было главным предметом дискуссии на "круглом столе" "Литературной газеты".
  Об ущемлении русских говорил депутат Государственной думы Александр Крутов. Ему возражал Юрий Крупнов:
  "Я считаю, что "русского вопроса в России" просто не существует. Нет и русского национализма, русского фашизма, о котором так любят говорить. Есть простой вопрос - судьба России, её сегодняшнего состояния, будущего. Естественно, великое будущее России невозможно без того, чтобы русские люди начали действовать в полную силу. Русского же вопроса в России быть не может, потому что России не будет без русских.
  Постановка русского вопроса происходит от слабости и безысходности. Нужно обсуждать не это, а положение в стране. У русских не может быть национального вопроса, ибо они - не нация. Русские - супернарод. Нация - это народ, который унифицирует в рамках национального государства свои культурные представления, "привязывает" их к определённой территории и существует в истории как национально самодостаточное государство. Русские никогда так не существовали. Неприемлемы две крайности: как растворение русских среди других народностей, как это делают называющие себя евразийцами, так и называние русских нацией, то есть использование чужого нам западного подхода по отношению к русскому народу. Неправильно в "национальных" терминах описывать русских. Я считаю себя русским. И считаю также, что от состояния русского народа зависит состояние России".
  И вот как прозвучал в его изложении главный вопрос дискуссии:
  "Но кто такие русские? Это все, кому дорога Россия историческая, тысячелетняя, кто сегодня готов восстанавливать страну на этих тысячелетних основаниях - как мировую державу. Русский - это не национальная характеристика, это суперэтнос, который отвечает за тысячелетнее Российское государство". (Думается мне, что такое определение русского человека нечётко: и либерал будет убеждён в том, что ему дорога тысячелетняя Россия, только он истолкует её историю в либеральном духе. А надо твёрдо сказать: Россия - это АнтиЗапад. - М.А.)
  И тут участники дискуссии скрестили шпаги по главному вопросу: Кто же такие русские?
  Александр Крутов утверждал:
  "Чтобы русский человек чувствовал себя русским, он прежде всего должен быть православным".
  Его поддержал священник Александр Макаров: "Русский народ - это те, кто православные".
  На это Ксения Мяло возразила: "Великая русская культура в огромной мере формировалась в русле православия... Наверное, французская культура сложилась на основе католичества. Но из этого же не следует, что француз - это католик, а католик - это француз".
  И свой ответ дал Юрий Крупнов:
  "Но кто такие русские? Это все, кому дорога Россия историческая, тысячелетняя, кто сегодня готов восстанавливать страну на этих тысячелетних основаниях - как мировую державу...
  Те, кто не видит реального дела для России, начинают говорить, что все, в том числе малочисленные коренные народы, не дают им нормально жить и развиваться. Всё это кажется чудовищным преувеличением из-за отсутствия реального дела для страны".
  За этими полусхоластическими спорами осталась без рассмотрения одна очень важная деталь.
  Правящая элита, пришедшая к власти в 1991 году, поставила задачу построения в России капитализма. Но она даже не задалась вопросом: а способен ли русский человек полноценно жить и трудиться в капиталистическом обществе. Ведь настоящий капитализм так и оставался достоянием нескольких стран Западной Европы и США, во всём остальном мире, даже за пределами бывшего социалистического лагеря, капитализма, по сути, не было. И это не случайно.
  Для капиталистического общества нужен особый тип человека - "экономический человек", homo oeconomicus. Именно с этого типа человека и в расчёте на него создана наука политической экономии. Это человек - индивид, радующийся только прибыли и горюющий только об убытках, а к другим людям и к природе относящийся только как к объекту эксплуатации. Это, конечно, абстракция, а точнее - идеал.
  Но русский человек никогда не был таким индивидом, он - личность, связанная с другими людьми и с космосом. Вспомним, что писал об этом С.Сухонос.
  Впрочем, настаёт тот критический момент, когда каждый не на словах, а на деле покажет, русский он или нет. Ибо снова настаёт время подвига и жертвы во имя России.
  Гражданином быть обязан, или Какая Конституция нам нужна
  
  Когда речь заходит о Конституции, то часто возникает какой-нибудь дежурный политолог, который начинает говорить в таком примерно духе: да, нынешняя (ельцинская) Конституция несовершенна, но всё же это первая реально действующая Конституция в нашей истории...
  Это гнусная ложь. Люди, которые так говорят, видимо, не знают (или не хотят знать), что у нас была такая, вполне реально действовавшая, Конституция - Конституция СССР 1924 года! Впрочем, скорее всего такой политолог это прекрасно знает, но просто для него любая Конституция, где провозглашается власть трудящихся - это не Основной закон, а изначально бред сивой кобылы. Но это уже из области личных установок...
  Итак, Конституция 1924 года. Она декларировала завоевания трудящихся, полученные ими благодаря революции. На всей территории страны провозглашалась Власть Советов - и кто скажет, что её не было, или что она была фикцией?
  Эта Конституция впервые сделала подавляющее большинство населения страны гражданами. Правда, о "правах человека" (то есть биологического вида homo sapiens), она умолчала. Наверное, поэтому её и принято, что называется, в упор не видеть.
  А вот в 1936 году произошла катастрофа: была принята новая Конституция СССР, как и всё тогда, получившая гордое название Сталинской (хотя её писал Бухарин). Политологам она очень нравится: замечательная была Конституция, все права человека практически были там предусмотрены, ну для того времени лучше и не надо! Одно плохо: не действовала она, по крайней мере, так, как была написана.
  Но бог с ними, с политологами. Куда хуже другое. И в те времена не все были дураки, тоже видели: в Конституции одно, а в жизни другое. Именно с этого времени и на целых полстолетия Конституция начала восприниматься как пустая бумажка, основное предназначение которой - обманывать мировое общественное мнение. А раз лживым стал Основной Закон, то, разумеется, в такой стране не могло быть полноценных граждан. Граждане СССР постепенно психологически начали становиться подданными - как в той же Российской империи.
  Символически этот процесс выразился в том, что демонтировали памятник Свободы (напротив Моссовета), на котором был торжественно, на века, для потомков, выбит текст Конституции 1924 года, и установили там державную фигуру на коне с протянутой рукой, коей как бы показывалось всем, какой вышины шесток полагался всякому советскому сверчку.
  Державный всадник не просто затоптал копытами Свободу - он втоптал её в грязь Истории, вытравил её из памяти людей. В результате появилась возможность манипулировать сознанием людей и внушать им, будто ельцинская Конституция - это такое достижение, какого в нашей стране никто никогда отродясь не видел.
  Но народ мирился с грандиозной липой под названием Конституция, пока осознавал, что она - пусть такая-сякая и никуда не годная - всё-таки символически охраняет свободу - не каждого лично, а всего общества. Свободу от подчинения его чуждому строю и образу жизни.
  И вот тут можно дать ещё один ответ на вопрос, почему народ в массе своей поддержал переворот 1991 года. Люди снова захотели быть гражданами; они захотели быть свободными. Поэтому они поддержали ту власть, которая написала на своём знамени: "Берите суверенитета столько, сколько проглотите" (нелишне вспомнить тем, кто тогда был озабочен "наведением конституционного порядка" в Чечне).
  Переживаемый сейчас общепризнанный конституционный кризис - это кризис власти, опирающейся на положения этой Конституции. Граждане получили свободу, но... гражданами не стали.
  А дело в том, что гражданство и права человека - несовместимы! Это, странное на первый взгляд, положение на самом деле вполне естественно: "права человека" - это права подданного британской империи. И вот этот британский аршин стараются распространить на всё человечество.
  Человек свободен, если он борется за свои права. А если за его права активно борются какие-то дяди-тёти, то он раб.
  Русский мыслитель Николай Фёдоров в своё время сделал замечательное наблюдение. "Для Западной Европы непонятно, почему иго Англии так тяжело, так невыносимо для Индии, как не было ни одно из предшествовавших; хотя Англия наделила Индию свободою прессы, почти конституционными учреждениями, в которых Европа видит верх возможного для человека совершенства и неприятие коих индусами никак уже не отнесёт к ограниченности самих учреждений, а скорее к неспособности племени и к недостаточности его развития для принятия этих форм жизни, в которых нашли своё выражение идеалы европейцев, не имеющих ни малейшего сомнения в их всемирности, общечеловечности. Но уничтожив общину, а с ней и орошение, англичане сделались истинными виновниками голода и эпидемий в Индии".
  Комментарии, наверное, излишни. Человек свободен тогда, когда он живёт в своём доме, своём обществе. Вспомним слова Протасова из "Живого трупа" Л.Толстого: "Это не свобода... Это воля!" Не свободной, а вольной жизни идеал был дан в проекте Советской власти. Независимая страна с таким общественным устройством, в котором гражданину вольно дышится, - вот идеал советской жизни. А ельцинская Конституция призвана закрепить власть олигархов, она даже запрещает интересоваться источником их богатства, собирать данные о личной жизни гражданина "без его согласия". А даст ли олигарх (как и любой другой жулик) согласие на это?
  Отсюда видно, что направление выхода из тупика одно: установление (в противовес "гражданскому обществу") общества граждан, где не будет места правам человека, но будут максимально обеспечены права гражданина. В новом обществе будет, конечно, и новая Конституция; уверен - чем ближе она будет к Конституции СССР 1924 года, чем скорее будет восстановлен прерванный в 30-е годы ход общественного развития, тем более прочным будет фундамент российского общества в XXI веке.
  Но кто же будет устраивать новое российское государство и вырабатывать новую Конституцию? Кто эти наши "лучшие люди", как называли в старину народных представителей и правящую элиту? Это очень сложный вопрос, потому что здесь важен религиозный его аспект (отнюдь не сводящийся только к воцерковлённости). Рассмотрим его в следующей главе.
  
  Глава 7. СМЕНА ЭЛИТЫ - УСЛОВИЕ ВЫЖИВАНИЯ И РАЗВИТИЯ РОССИИ
  
  Одна из самых модных тем в СМИ наших дней - необходимость смены российских элит. Прокремлёвское молодёжное движение "Наши" выработало очень верный девиз - сменить "поколение пораженцев"! Телевизионный журна