Антонов Виталий Александрович: другие произведения.

Дети Половинки

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 7.44*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Станция "Половинка" располагалась за Алешкиным огородом. За железнодорожными путями был уже шахтерский город Губаха. Восточнее барака протекала Горная речка. Поселок Углеуральский начинался за Горной речкой и имел четыре достопримечательности: начальную школу, лагерь содержания заключенных, клуб Пионер и кладбище. Вокруг города и поселка начинались бескрайние уральские леса. Практически, документальный рассказ о жизни в 60-65 годах. О том, что ушло.


Добрый день.

Посылаю самое скучное чтиво, какое смогу прислать когда либо.

Написанное, мне кажется серым.

Как, в принципе, были серыми большинство тех дней.

Это не художественная проза.

Скорее документальная.

Просто хотелось рассказать детям и будущим внукам о тех годах.

Хочется оставить правдивую память о людях, поселениях и жизни, которых уже не будет никогда.

Так сказать, для внутрисемейного пользования.

И для тех, кто рос рядом.

- Итак, воспоминания о четырех сознательных годах из жизни семилетнего пацана...

Виталий Антонов.

ДЕТИ ПОЛОВИНКИ.

Начало всего.

Окресности станции Половинки (пос. Углеуральского и г.Губахи). []
   Алешка хорошо запомнил тот момент, когда для него распахнулся окружающий мир.
   Сквозь сон он услышал кукареканье петуха и стук топора, открыл глаза, увидел оштукатуренную, выбеленную известкой, освещенную солнечными лучами стену. Потянулся, вылез из под одеяла, не одеваясь, подошел в тяжелой, обитой ватным одеялом, двери, с трудом открыл ее, прошлепал босыми ногами по полутемному коридору, отворил уличную дверь и зажмурился от яркого, слепящего солнца.
   За дверью - высокое крыльцо. У крыльца отец колет березовые чурбаки, откидывая готовые дрова к забору.
   - На дворе - трава, на траве - дрова...
   В конце двора дощатый сарай. У сарая конура пятнистого пса Пирата и гуляющие куры, возглавляемые белым петухом.
   Между крыльцом и сараем - дощатый тротуар. Между сараем и забором - калитка на улицу.
   Алешка стоял на крыльце и впервые осознанно смотрел на этот, окружающий его, огромный, светлый мир начала второй половинки двадцатого века.

Соседи.

   Алешка будет расти. Он самостоятельно спустится с крыльца. Пройдет по тротуару и отворит калитку. Человек выйдет в мир, окружающий Алешкин дом.
   За забором еще два дома. В одном живет вдова, репатриированная поволжская немка с двумя дочками. В другом - семья репатриированных крымских татар.
   За воротами луг. За лугом - пруд. На берегу пруда барак. В бараке полтора десятка семей. Разные семьи.
   Кто-то, освободившись из гулаговских лагерей, не рискнул возвращаться в родные места.
   Бывшие фронтовики, потерявшие на брянской, смоленской или белорусской земле родной кров и всех родственников, приехали сюда, подальше от горестных мест и от западной границы.
   Бывшие колхозники, уставшие жить в нужде, подались за хорошими заработками на строящиеся угольные шахты.
   Жила семья Стрельчуков.
   На одном из последних пароходов, уходящих из Крыма, покинул Россию белогвардейский кубанский казак Стрельчук. Постранствовал по Европе, осел в Югославии. Вырастил на чужбине трех сыновей. Тосковал. Неведомым путем его тоска по неведомой Родине передалась младшему сыну. В 1945 году приехал сын в Советский Союз и растил казачку и двух казачат на уральской земле.
   Со старшим Алешкиным братом сидел за одной партой украинец Витя Голова. Витькин отец был выходцем с Западной Украины. Однажды в их село пришла банда бандеровцев. Арестовали коммунистов и активистов. Расстрелять их приказали местному сельскому парню, будущему Витькиному отцу. Когда на тебя направлено несколько автоматных стволов, выбор маленький - или лечь за пулемет или стать перед пулеметом. А жить хочется и активистам все равно не уцелеть...
   ...Повязали бандюки хлопца кровью и оказался он за три тысячи километров от родных мест.
   Мнимый антисоветчик - старик Березовский, отбыл срок из-за пьянки и своего языка. Купили друзья пару бутылок водки и кольцо колбасы. Выпил Березовский чарку, откусил колбасы, сморщился от тошнотного привкуса испорченного продукта, выругался русским матюгом и высказался, что Сталину такую колбасу дать бы попробовать. А через сутки сидел Березовский в кутузке НКВД за оскорбление горячо любимого товарища Сталина, ожидал скорого суда, гадал, кто же из близких друзей-собутыльников донес на него и где ему придется провести ближайшие годы - на лесоповале или на рудниках.
   Все вокруг были людьми повидавшими жизнь, бывалыми и тертыми.
   Странно, но не помнит Алешка, чтобы прорывалось у взрослых их лагерное прошлое. Люди, испытавшие военное лихолетье и колючую проволоку лагерей, радовались Хрущевской оттепели, получали письма о снятии судимости, работали, растили детей. Не привились людям волчьи законы. Такой взаимовыручки, когда соседи спешат на помощь не потому, что их просят, а потому, что кому-то нужна помощь, Алексей не встречал в своей взрослой жизни.
   Только от одного человека шарахались дети. От Ильи - бывшего полицейского. Он жил отчужденно. Возделывал большой огород картофеля. Алешка помнит, как Илья по весне, прибивал к жердине ведерную банку из под яблочного повидла. Этим черпаком черпал фекалии из общественного туалета - деревянного строения, стоящего возле барака.
   Наполнял, стоящую на тележке, железную бочку и вез вонючую массу на огород, удобрять свой картофельный участок. Выращенный картофель Илья продавал на базаре, а себе для еды покупал в овощном магазине.
   Мал был Алешка, чтобы понять все проблемы взрослой жизни, но помнит, как кто-то из старших мальчиков, первым увидевший идущего мужчину, предупреждал: "дядя Илья идет" и стайка ребятишек отбегала в сторону с дороги бывшего полицейского.
   А еще у Ильи был сын Петька-Хулиган. Чем занимался подросток неизвестно. Как к нему прилипла кличка - тоже не известно. Помнит Алешка, что возвращался Петька домой вечерами со станции и носил в кармане пиджака самодельный нож кинжальной формы, сделанный из обточенного плоского ромбического напильника.
  

Краткая география.

   Станция "Половинка" располагалась за Алешкиным огородом. За железнодорожными путями был уже шахтерский город Губаха.
   Восточнее барака протекала Горная речка.
   В глубине шахтных забоев неустанно откачивали воду и гнали ее на поверхность мощные насосы. Вода глиняного цвета и кислого вкуса. В одном месте речку перегородили плотинкой и образовался небольшой пруд, в котором купались жители поселка Углеуральский.
   Поселок начинался за Горной речкой и имел четыре достопримечательности: начальную школу, лагерь содержания заключенных, клуб Пионер и кладбище. Вокруг города и поселка начинались бескрайние уральские леса.

Школа.

   Про школу можно сказать, что до семи лет, нет места желанней, а после семи лет нет места скучнее, чем начальная школа.
   Буквы он знал до школы, читал самостоятельно, а к доске его не вызывали, как не тяни руку. Надоело тянуть.
   Надоело выписывать аккуратные буковки. Как ни старался, пятерку редко получал.
   Мрачный коридор, четыре переполненных класса, равнодушная учительница и таз жареных пирожков, продаваемых на перемене. Причем, младшей половине учеников пирожков никогда не хватало.
   Надоело стоять в хвосте очереди.
   Все Алешкины приятели были или старше его или пошли в другие школы. Одноклассники, в основном, дети лагерной обслуги, казались ему избалованными малолетками. С наушничеством и ябедничеством он столкнулся впервые в школе. Любили некоторые аккуратные девочки и мальчики показать свою преданность и сказать учительнице гадость про одноклассника.
   И еще возмутилось Алешкино сердце когда Игорек подскочил к нему сзади, дал подзатыльник, а получив ответную оплеуху, нажаловался учительнице.
   Вместо того, чтобы сидеть в классе, несправедливо - наказанный, Алешка стоял в холодном коридоре, в грязном углу за противопожарной бочкой с водой, переживал свою обиду и жалел только что утонувшую в бочке новенькую стиральную резинку...
   Так сложится жизнь, что за первые три года учебы Алешка сменит три школы, а за десять лет - четыре, закончит институт за полтысячи верст от дома, отслужит в армии, но нигде больше он не будет чувствовать себя таким ненужным и одиноким.

О Пионере.

   Клуб "Пионер" за Горной речкой. Это длинное, обшитое досками здание. Изнутри, во всю длину стены висел лозунг "Нынешнее поколение будет жить при коммунизме!".
   Трудно объяснить ребенку, что такое коммунизм. Да и не объяснял никто. Поэтому у мальчишек существовало две версии жизни в коммунистическом обществе. По первой версии, при коммунизме можно будет заходить в любой магазин и брать все, что нужно, все что хочется. По второй - и заходить не нужно. Нажал на кнопочку и все появляется из окошечка в стене твоего дома. Хочешь - новые ботинки, хочешь - мороженое. Зрительный зал клуба слабо-освещен висящими на стенах литыми светильниками. Но в нем всегда было тепло. О телевизорах еще никто не слышал. Поэтому, на сеансах свободных мест не бывает.
   На новый год в центре зала ставится разлапистая таежная ель.
   ...Полный зал детворы. Девочки, почти все в костюмах снежинок. Мальчики наряжены волками, медвежатами, зайчиками и клоунами. Алешкин брат, Валерка второклассник - тоже зайчик.
   Четырехлетний Алешка без костюма. Он гость на утреннике.
   Дед мороз приглашает выступить желающих. Алешка взбирается на табурет, бойко и картаво рассказывает стихотворение про школу, ему громко хлопают, Дед мороз дает конфеты, шоколадные, в хрустящем и блестящем целлофане. Ободренный успехом, Алешка вспоминает другие стихи, выученные с матерью долгими зимними вечерами, и продолжает свой первый концерт, до тех пор, пока детские ручёнки в состоянии удерживать прижатый к груди ворох конфет, первого Алешкиного заработка и редкого в те годы лакомства.
   ...В семь лет Алешка стоял на клубной сцене. Седьмого ноября их первый класс принимали в октябрята. После торжественной части учительница стала вручать каждому из них алые сверкающие звездочки с портретом маленького Володи Ульянова, будущего вождя пролетариата - Владимира Ильича Ленина. Одной звездочки не хватило. Игорек, последний в строю, остался без звездочки. Несмотря на переполненный зал, Игорек был со своим детским горем один на один. Он плакал навзрыд. Алешка отцепил с груди свою звездочку, подошел к Игорьку и положил в его ладошку сияющий алой эмалью символ внучат дедушки Ленина. Игорек сглотнул слезы, а Алешка вернулся на свое место в строю и стоял, готовый расплакаться сам...
   Из всех фильмов, показываемых в клубе, больше всего ребятам понравился фильм "Двенадцать". Это было кино о том, как в окружении басмачей в годы гражданской войны сражались и умирали одиннадцать пограничников и жена командира заставы. Ребятня выучила все реплики киногероев и долгое время после показа фильма распределяли роли и играли в войну, дословно воссоздавая героическую историю. В этой игре был недостаток. В фильме имелась одна женская роль. Для большей правдоподобности, приходилось приглашать для игры девочку.

Немного о лагере.

   Лагерь окружен высоким дощатым забором. По верху забора натянута колючая проволока. По углам - сторожевые вышки. Заключенных не видно, они заняты работой.
   Когда заканчивался срок отсидки, бывшие зеки шли тропинкой мимо Алешкиного дома. Обычно в одиночестве. При любой погоде - в телогрейке, самошитой кепке на остриженной голове, с самодельным фанерным чемоданчиком в руках. Они шли на станцию и уезжали в те края, где их кто то ждал.
   Но не всегда и не всех ждали. Запомнился один случай. Освободившийся зек зашел на станции в магазин, у всех на глазах взял за прилавком неполный ящик водки, цыкнул на продавщицу, вынес водку на улицу, сорвал с бутылочного горлышка алюминиевую пробку, выпил сколько душа просила и спокойно сидел на скамейке ожидая, пока растрепанная продавщица не приведет дежурного милиционера Селедкова задерживать грабителя. Наверное, очень нужно было человеку вернуться за колючую проволоку.
   Случались побеги. Однажды Алешкин отец работал в лесу. На стук топора вышел запыхавшийся беглец в расползающихся шерстяных носках, пропитанных кровью из пораненных ног. Попросил закурить. Молча сидел на пне, слушал далекий, но приближающийся лай сторожевых овчарок, смотрел на шелестящие зеленой листвой березы, на синее небо со свободно-плывущими облаками. Затушил окурок, поблагодарил и побежал навстречу своей свободе, вопреки здравому смыслу, все еще надеясь на чудо.
   Бывали и групповые побеги. Кого то ловили в товарном вагоне, кого то в лесу, кого то в поселке, на огородах, лежащим посреди картофельной ботвы.
   Однажды беглый заключенный, не скрываясь, шел посреди поселковой дороги. Алешка ехал с пастбища на лесхозовской лошади Чайке. Когда лошадь поравнялась с беглым зеком, тот рванулся к лошади, пытаясь схватить ее за узду, чтобы завладеть простым и надежным транспортным средством. Чайка отпрянула, прыгнула через глубокий кювет, поскользнулась копытами, но устояла на ногах и поскакала галопом по мокрому дощатому тротуару, унося от опасности семилетнего мальчика...
   ...На краю лагеря - казарма охраны. За открытыми воротами контрольно-пропускного пункта плац, спортивная площадка, и скамейка, на которой сидят свободные от караула солдаты срочной службы. Возможно там, за лагерным забором они лютуют, но здесь на скамейке они мысленно дома. Вспоминают матерей, младших братьев. Ребята с Половинки ходят к солдатам за звездочками, погонами, пуговицами и эмблемами. Любимая игра ребят - игра в войну. С атрибутами солдатской символики мальчишки похожи на солдат или на партизан. И горе тому, у кого нет звездочки, в игре ему придется быть немцем.

О чем не хотелось говорить.

   Кладбище было неотъемлемой частью поселковой жизни.
   Оно было больше поселка!
   В первый раз Алешка не понял что такое смерть.
   У кого-то из соседей умерла бабушка. Алешкин отец запряг коня. На сани постелили сено, сено укрыли тканым половиком, на половик поставили закрытый гроб. Лошадь везла сани по заснеженной дороге, сзади шли немногочисленные знакомые.
   Маленького Алешку посадили на сани. Дорога вилась вдоль опушки леса. Светило солнце. Искрился снег. Ехали мимо занесенных снегом холмиков под крестами и обелисками, мимо могил с красивыми оградами и величественными монументами. Это было красиво.
   Красота закончилась у холма свеженарытой глины, на краю ямы. Гроб опустили в яму. Сказали, что Алешка должен бросить горсть земли на новенькую, отструганную до янтарного блеска крышку гроба. Яму закопали и поехали назад, оставив бабушку зимой в холодной земле под холмиком глины.
   Глубину человеческой скорби Алешка почувствовал летом. Что-то случилось и, за день до дня своей свадьбы, девушка распрощалась с жизнью, выпила концентрированной уксусной кислоты. Ее хоронили в подвенечном платье. Поверх платья сплошным ковром лежали букеты разноцветной косьмеи. По улице шел длинный людской поток. Многие плакали. Все говорили, что хоронят невесту. Алешка понял, что эту молодую девушку тоже несут на кладбище, чтобы навсегда оставить под толщей глины...
   ...Через пару месяцев в поселке играли свадьбу. Веселая невеста шла рядом с нарядным женихом. Увидев мальчишек, она решила угостить их конфетами.
   "Невеста!!!" - крикнул потрясенный Алешка и в ужасе бросился убегать от нее, думая, что это встала из земли та, девушка, похороненная в начале лета. Мальчишки убегали, а за ними бежала забывшая о солидности и ничего не понимающая девчонка в белом свадебном платье, с кульком конфет...
   ...Стране нужен был уголь. Шахты были вокруг поселка. А в шахтах гибли люди. Гибли постоянно.
   Взрывался от неосторожной искры метан. Рушились угольные своды.
   Горе бывало большим или маленьким.
   Иногда под обвалом погибал один шахтер, как это случилось с молдаванином Димой Голубенко, когда его, придавленного угольной глыбой, медленно засыпало кусками угля на глазах оторопевших товарищей. Так появлялись на кладбище одинокие могилы под скромными обелисками.
   Горе было большим, когда в забое гибла бригада шахтеров и над братской могилой вырастал каменный обелиск с мраморной доской.
   Однажды случилась страшная беда. Вторая смена опустилась в забои, а первая смена не успела подняться на поверхность. Взорвался горный газ. Погибших хоронил весь город Губаха, хоронила станция Половинка, хоронил поселок Углеуральский. Горестный плачь, казалось, рвет воздух и разрывает уши.
   На огромном людском горе стоят самые красивые кладбищенские монументы...
   А как умели веселиться и гулять шахтерские семьи в праздник, в день шахтера! Все улицы заполнялись празднично-одетыми, поющими и смеющимися людьми...
  

На улице праздник.

   От Алешкиного дома до железной дороги пятьдесят метров. За рельсами начинается Губаха.
   Потеряться в городе Губахе было невозможно. Весь город состоял из одной улицы имени Серова и центральной площади в южном конце улицы.
   Одновременно, улица была и шоссе из Нового города в соседний шахтерский городок - Кизел.
   Улица застроена щитовыми "финскими" домиками. Наружные стены домов обиты цветными панелями и похожи на яркие шахматные доски.
   Сегодня на улице праздник.
   По улице идут толпы нарядных людей.
   Среди них, дети с Половинки в новой или чистой и отутюженной одежде.
   Люди идут группами. Кто парочкой, кто компанией в двадцать человек. Играют гармошки, звучат гитары, льются песни, слышен смех. Издали слов песен не разобрать. Все тонет в громких звуках музыки и поздравлений из репродукторов местного радиоузла.
   Все идут на площадь. При проектировании города места не экономили. По краям площади Центральный универмаг, столовая, школа и дворец культуры. За дворцом парк молодых деревьев.
   На площади стоят автоматы для продажи газированной воды. Но есть и лоток, где газированную воду наливает продавщица и можно взять напиток с двойным сиропом, так вкуснее, но дороже.
   Мороженое продается одного сорта - сливочное. Мороженица берет в руки что-то похожее на большие щипцы, кладет в каждую половинку по вафельному кружочку, ложкой достает из четырех - ведерной молочной фляги и вкладывает в щипцы белую, холодную, пахнущую ванилином массу, легонько сдавливает створки щипцов и вынимает из них круглую порцию мороженого с вафельными кружочками по бокам. Мороженое - детская радость.
   Мужики кучкуются у палаток с двухсотлитровыми дубовыми пивными бочками. Продавец нажимает на ручку насоса и в стеклянные кружки льется янтарное пиво с белой, сползающей на землю, шапкой пены.
   Женская половина пьет чай из самовара. Пробует блины с различными начинками. Забирает своих мужчин от пивной палатки, чтобы те не вставали в очередь по третьему разу.
   И опять звучит над площадью песня. На этот раз, одна на весь город. Или идет пляска, одна на всю площадь.
   Седьмое ноября - День Великой Октябрьской революции и Первое мая - День мировой солидарности всех трудящихся отличались тем, что в эти дни на площади проходили демонстрации, было больше знамен, флагов, кумачевых транспарантов и портретов руководителей Коммунистической партии и Советского государства.
   Девятого мая, в день победы в Великой Отечественной Войне, люди были серьезнее и песни звучали военные или о войне.
   На масленицу, как тогда ее называли, в день проводов русской зимы, площадь наполнялась нарумяненными людьми в старорусских нарядах, богаче и разнообразнее были угощения. Вокруг площади был маршрут для лошадей, украшенных лентами и бубенцами. Народ в санях катали бесплатно - прыгай в сани и катись. На площади стоял столб, с призами наверху - гитара, хромовые сапоги и петух в корзине. В каждом городе есть такая забава - лазание в масленицу на столб. Такая, да не такая! За день до праздника на площадь приезжала пожарная машина и несколько раз обливала столб водой. Столб покрывался идеально-гладким сантиметровым слоем льда. Только в Губахе видел Алексей призовые столбы, покрытые льдом, и только в Губахе видел людей, способных забраться по такому столбу до приза.
   День шахтера был профессиональным праздником жителей шахтерского городка.
   Это был праздник людей, которые завтра могут не вернуться из забоя.
   Люди веселились, как веселятся в последний раз.
   Люди были внимательнее к близким, понимая, что те каждый день ждут мужа, отца, сына из шахты, как семья пилота ждет летчика из боевого полета.
   Люди были дружнее, потому, что только друг, работающий рядом с тобой, может успеть откопать тебя из-под угольного завала или вынести из задымленного, горящего забоя.
   Или разделит твою судьбу...
   Счастливую или несчастную...
   ...На улице праздник!!!
  
  

Прогулка на свежем воздухе.

   Дети Половинки.
   Их дома жались к станции.
   Их родители работали или на железной дороге, или на шахтах, или в лесничестве.
   Дети не знали словосочетания "детский сад".
   Они просыпались утром, завтракали тем, что приготовили родители, ушедшие на работу, быстренько одевались и выходили на улицу. Местом сбора была лужайка между бараком и прудом. Обычно собиралось полтора десятка детей. От трех до двенадцати лет. Затем дети делились на группы по интересам. Кто-то, как обычно, играет в войну или в космонавтов, кто повзрослее - в лапту или в ножички. Малышня копается в песочке на берегу пруда.
   Старшие присматривают за маленькими. Старшие придумывают игры и развлечения.
   Развлечений несколько.
   Одно из самых интересных и небезобидных - поход на станцию.
   На станции стоят вагоны с массой интересных грузов. На платформах со щебнем можно найти красивый камень.
   С другой платформы можно снять кусок серы, поджечь его и смотреть, как сера плавится и горит синеватым огоньком, источая резкий пробивающий до слез запах сернистого газа.
   Говорят, что горящей серой хорошо травить тараканов, к сожалению, их нет ни у кого из ребят. Поэтому, слух проверить не удастся, но немного серы нужно спрятать под откосом, вдруг повезет и тараканы все-таки у кого-то заведутся. Интересно, какие они?
   Гораздо интереснее копаться на платформах с металлоломом. Война закончилась всего пятнадцать лет назад. Страна продолжает собирать и перерабатывать железо войны. В металлоломе, можно найти винтовочный ствол, ствольную коробку от автомата или сломанный сабельный клинок.
   Вагоны тоже представляют интерес. Если положить на рельсу, перед двигающийся вагоном, гвоздь, то он расплющится под массивными колесами и станет похожим на лезвие ножа. А расплющенная пятикопеечная монета становится гладкой и блестящей, похожей на медаль.
   На осях вагонных колес находятся буксы - металлические ящики с поднимающейся крышкой. В буксе залито масло для смазки подшипника. Чтобы масло меньше выплескивалось из буксы при движении вагонов, в буксу помещают моток промасленной ветоши - шпагата. Ребята берут ветошь и несут ее в овраг. Ветошь горит долго и жарко. Если на нее побросать щепок, получается прекрасный костер.
   Еще мальчишки знают, что если в буксу насыпать песок, то, за много километров от их станции, подшипник перегреется и загорится масло в буксе. Когда выгорит все масло, подшипник без смазки развалится и заклинит вагонное колесо, но такого вагонокрушения нельзя делать ни в коем случае.
   Дальше по насыпи, в тупике стоит железнодорожный семафор. Мальчишки вынимают из него красное стекло и разбивают о рельсы, чтобы каждому досталось по кусочку цветного стекла.
   Затем, самый старший из малолетних вандалов забирается на железнодорожную мачту освещения, вынимает из прожектора вогнутое зеркало отражателя и ведет компанию к пруду.
   Пора возвращаться.
   У пруда дети смотрят на окружающий мир через кусочки семафорного стекла. Мир кажется ярким и цветным.
   Прожекторное зеркало делает отражение лиц детворы смешными, похожими на ожиревших толстяков. Совсем как в неведомой комнате смеха в далекой Москве...
  

От лета до лета.

   Родители на работе. К их приходу нужно вымыть пол и помыть посуду. Не хочется, но надо. Трудиться должны все.
   ...А еще нужно подготовиться к зиме. Зимой должно быть тепло. Нужно топливо.
   За железной дорогой находится Отвал - рукотворный холм. Из года в год в шахтах добывается уголь, который в вагонетках (маленьких, открытых с верху железных вагончиках) вывозится на поверхность и поступает на сортировку. На полотне прорезиненного транспортера движутся куски каменного угля - антрацита. Среди угля попадается никчемная порода. Женщины сортировщицы выхватывают куски породы и бросают их на другой транспортер. Уголь идет на погрузку в вагоны, порода на свалку - в Отвал. Однообразная и тяжелая работа - сортировка угля. Не удивительно, что кто-то из женщин, отупевших от бегущей перед глазами ленты транспортера, по ошибке кинет в отходы кусок антрацита.
   Так на стометровых склонах Отвала, появлялись куски прекрасного угля. По выходным - со взрослыми, а в будни и одни, мальчишки брали мешки и шли на Отвал. Те, кто постарше и посильней, находили и клали в мешки уголь. Малолетки собирали для растопки сухие и легкие, пропитанные угольной пылью, чурбачки - отпилки от бревен крепежного леса, поднятые из шахты вместе с углем. Мешки с углем и чурбачками несли в свои сарайчики.
   Настанут морозы. Семьи разожгут в плитах мелко-наколотые чурбачки, высыпят на них ведро угля, нагреют жилище, приготовят ужин, еще добавят в печь ведро угля, прикроют поддувало, прикроют трубу, чтобы уголь горел медленнее, и лягут спать, а домашний очаг будет до самого утра давать тепло и не пускать сорокоградусный мороз через тонкие, шлако-засыпные стены.
   Зимой, когда выпадал первый снег и надоедало лепить снеговиков, ребята всей компанией шли к железной дороге за снегозадерживающим щитом. Эти квадратные решетчатые щиты делаются из тонких досок и зимой выставляются на открытым местах вдоль железной дороги, чтобы снежная поземка задерживалась у щитов и не заметала рельсы.
   Каждая сторона щита около трех метров. Щит облепляют со всех сторон и тащат к пруду.
   Катают снежные шары и сооружают из них стены с дверным отверстием и окошком. Для большей прочности, укрепляют и выравнивают стены мокрым снегом. Наверх кладут щит и накидывают на него мелкие снежные комья. Крыша готова. Назавтра ударит мороз и построенный снежный дом простоит до весны. Будет где собраться зимой. Зимние уральские метели заметут дом до уровня крыши и попасть в него можно будет только по вырытым в сугробе ступенькам. В доме станет темно, но нет ветра и, если закрыть дверной проем фанеркой, намного теплее, чем на улице...
   Алешка плохо помнит зимние дни.
   Помнит, как ходили ребята друг к другу играть в настольные игры.
   Помнит, что не ходили дети Половинки кататься на склон Отвала, потому, что боялись наехать на торчащую из снега глыбу породы и сломать лыжи.
   Помнит, что жила их семья неважно. Мать болела. Отец зарабатывал, как зарабатывали в те годы все простые работяги - на хлеб, соль, и одни брюки на 2 года.
   Особенно трудно пришлось, когда отца срочно, без оформления приказа, вызвали из отпуска на работу и там, в лесу падающее дерево переломило ему ногу. Долгих три месяца, до обращения матери в прокуратуру, руководство лесничества не выплачивало деньги по больничному листу, потому, что своевременно не оформило акт о несчастном случае на производстве.
   Отец, прыгая на одной ноге и опираясь на костыль приносил откуда то доски, деревянные бруски и куски фанеры. Сидя на полу, с загипсованной ногой, строгал, пилил, долбил и склеивал из принесенных материалов табуретки, сколачивал посылочные ящики. Вязал из мочала побелочные кисти.
   Алешка с братом носили все это на городской базарчик. Отдавали не торгуясь. Кто сколько заплатит. Люди, видя сидящих на морозе маленьких детей, спрашивали цену у соседних торговцев, а ящики и кисти покупали у мальчиков. Так и перезимовали...
   К весне снег покрывается слоем копоти и угольной сажи.
   Почерневший снег тает быстро. Особенно на небольшом холме.
   Первая проталина появляется не на южном, как должно быть, а на северном склоне холма. Видимо долгие зимние северные ветры сдули снежный покров с северного склона.
   Сильнее пригрело солнце. Во всех низинках стоит вода. По всем лощинкам бурлят ручьи. Горная речка взбунтовалась, превратилась из ручейка в горный поток, бьется и пенится о камни, сорвала бревенчатый настил и захлестывает бревна основания моста, перекинутые с берега на берег в самом узком месте.
   Алешке нужно в школу. Он осторожно движется по мокрому бревну, балансирует для равновесия тяжелым портфелем, но очередная волна захлестывает бревно, сбивает Алешку с ног, он умудряется усесться на бревно верхом, схватиться за него и ползком перебирается на другой берег.
   Нельзя прогуливать уроки.
   В тот день Алешка сидел на уроках мокрый по пояс, в мокрых резиновых сапожках, а мокрые носки лежали в парте, рядом с портфелем.
   К вечеру вода спала.
   Скоро наступит лето...
  

Ангел не спит.

   Лето!
   Уральское лето!
   Что может быть Прекраснее!
   Оно начиналось для Алешки не в июне, а со сходом последнего снега.
   Отец был лесником. Мать тоже была для леса своим человеком, когда-то училась в лесотехническом техникуме, до болезни работала лесомастером.
   Свои люди для природы.
   И Алешка свой.
   Отец, рос в войну. Оставшись старшим мужчиной в семье, он пацаном, всеми доступными способами, добывал пропитание для матери, трех сестер и двух младших братьев.
   Навыки сохранились.
   В апреле, при первой возможности, отец брал курковую одностволку и уходил в деревню Рассек. На тетеревиный ток. Приносил с охоты краснобровых, белохвостых, вороных тетеревов - косачей.
   Иногда, брал у шахтеров - подрывников взрывчатку, детонаторы и уезжал на реки Вильву или Лысьву, глушить рыбу. Привозил метровых сомов. Однако реки были сильно загрязнены мазутом, жареная рыба пахла соляркой и рыбалку пришлось прекратить.
   До распускания листьев, всей семьей ездили в лес. Запрягали лошадей Чайку и Матроса. Находили бывшую вырубку, заросшую частым, гонким березняком. Рубили молодой березняк, распиливали его по длине черенка для лопаты, нагружали заготовками телеги, а дома вечерами очищали заготовки от коры, сушили и сдавали их в лесничество.
   У каждого лесника был план по сдаче черенков для лопат, метел, березовых почек, еловых семян, гриба-чаги и других даров природы. Это была дополнительная внеурочная работа и дополнительный семейный доход.
   В лесу хорошо. Воздух чистый, без запаха угля, тлеющего в глубине Отвалов. Птицы поют. В сторонке течет ручей. Из подсеченной березы капает в банку березовый сок. Горит костер. К стволу ели подвешена собранная матерью сумка с продуктами.
   А еще из дома взяли алюминиевую солдатскую флягу со сладким чаем.
   Чай выпили.
   Пока родители рубят березняк, дети решили вскипятить свежий чай.
   Набрали во фляжку воды из ручья. Насобирали брусничного листа вместо заварки, запихали в горлышко фляги и крепко закрутили пробку.
   Хорошо горят в костре сухие пихтовые сучья, огонь лижет и грет бока подвешенной над костром фляжки. Один бок у фляжки круглый, другой плоский. Откуда то появился пискляво-свистяший звук. Плоский бок фляжки щелкнул и стал круглым. Хорошо детям у костра, только мешает надоедливый свист.
   ...Звук выстрела громыхнул совсем рядом, там, где горел костер. Там где были дети. Отец схватил с телеги топор и бросился к детям.
   ...Выстрела не было. Давлением пара разорвало фляжку. Взрывом разметало костер. Старшему Валерке пеплом запорошило глаза. Один рваный кусок алюминия разорвал Алешкину курточку на животе, другой перерубил замок-молнию на шее у мальчика, третий застрял глубоко в древесине ближней ели. Так Алешка впервые познакомился с могучей силой сжатого пара и осознал, что если бы он шагнул вперед на три сантиметра, то корчился бы сейчас на земле, в луже крови с распоротым животом и перерубленным горлом.
   Видимо, хороший был у Алешки ангел-хранитель, не спал, когда нужно было хранить мальчика. Сколько бед отвел он от мальчика?
   Первое спасение Алешка не помнит. Мать говорила, что однажды идя с работы обомлела, увидев Алешку - карапуза сидяшим на колодезном срубе и весело болтающим ногами над водой.
   Второй раз - дети подмели пол. Посредине комнаты попытались поджечь костерчик из мусора, но мусорный холмик не хотел разгораться. Валерка принес из коридора трехлитровую банку бензина, полил мусор. После этого мусор сгорел, на полу осталось выгоревшее в доске пятно, а стоящая рядом банка бензина не вспыхнула.
   Помнит Алешка, как впервые самостоятельно зашел в пруд, соскользнул в глубину и смотрел на водоросли сквозь зеленую толщу воды, пока его не выхватили из пруда старшие мальчики.
   Помнит, как прижал к груди санки и кинулся с берега на первый лед. Лед проломился от удара санок и превратился в полынью ледяной воды.
   Помнит обжигающую холодом, грязную воду Горной речки, смывающую его со скользкого бревна.
   Помнит случайный выстрел заряженного ружья.
   Много чего помнит.
   А еще помнит детскую обиду на старшего брата, что не позволил Алешке плавать в стиральном корыте по пруду и не дал прыгнуть с крыши с зонтиком вместо парашюта. Сам плавал и прыгал, а Алешке не разрешал.

Подарок для потомков.

   Весной лесничество начинало высаживать саженцы ценных лесных пород. Для этого на лесной поляне закладывался питомник. Поляну огораживали жердевым забором от лосей. Строили дощатый сарайчик для лопат, грабель, леек и прочего нужного инвентаря. Вскапывали на лесной поляне длинные, многометровые гряды и высевали семена. Дикий лес вырастает сам по себе. А в питомнике за проростками нужен уход. Землю нужно удобрить, всходы подкормить, защитить от болезней, уберечь от личинок майского жука и прочих вредителей.
   Когда деревца вырастут высотой с вытянутую ладонь, их высаживают в нужном месте.
   Раннее утро. У дороги стоят все работники лесничества. Подъезжает грузовичек. Он военного образца. Деревянная кабина обшитая фанерой. В углу кабины - кронштейн для крепления карабина. Мужики, бабы, дети залезают в кузов, малышей сажают в кабину к шоферу.
   Машина, урча двигателем и громыхая по булыжной мостовой, выбирается из поселка, кренится на неровностях проселочной дороги и въезжает в лес. Шофер напряжено крутит баранку. Машина поднимается по пологому склону подошвы уральских гор, объезжает скальные валуны, протискивается между столетними елями, подпрыгивает на корнях вековых деревьев.
   Вот и питомник. Гряды сильно, до состояния грязи, проливают водой, чтобы меньше травмировать корешки саженцев, и начинают выдергивать хрупкие растения из почвы. Надергает работница два десятка кедринок или сосенок, окунет их корешки в болтушку - жидко-разведенную глину, чтобы не высохли, и положит пучек в сажалку - деревянный ящик с ручкой. Разносят полные сажалки по лесу к сажальщикам. Сажальщики - как боги создают природу. Где остановятся они, где понравится им место, там и посадят дерево и будет оно расти как живой памятник о тех людях, что согрели его в своих ладонях.
   Первый сажальщик - сильный мужчина с остро-заточенной лопатой срезает лесной дерн. Срезает и отворачивает в сторону три полосы дерна, каждая шириной в лезвие лопаты. Очищен квадрат 60 * 60 сантиметров.
   Второй сажальщик вооружен "мечем". Это заостренная металлическая пластина, приваренная к металлическому пруту. Наверху прута поперечная рукоять, внизу - упор для ноги.
   Вдавит сажальщик меч в очищенный квадрат почвы, качнет его пару раз от себя и образуется в почве открытый разрез - лунка. На квадрате делается три лунки. В каждую из них осторожно положит сажальщик по саженцу. Опять вдавит меч в землю, немного в стороне и наклонами меча зажмет лунки с высаженными деревцами. Выживет сильнейшее.
   А напарник ушел далеко вперед. Подхватит человек сажалку с саженцами и спешит к следующему квадрату. В лесу идет "посевная" страда.
   Дети бегают вокруг, проверяют не закончилась ли болтушка у кого-то нерадивого в сажалке. Не пересохли ли корешки. Просят меч и, подменяя взрослых, сажают лес. Жгут костры. Жарят на прутиках над огнем кусочки хлеба и сала.
   Бывает, что не доглядят лесники и дети за кем то из маленьких, крутанется пацан пару раз, потеряет правильное направление и заблудится. Дело житейское. Побросают взрослые работу, прикажут оставшейся детворе строго-настрого не сходить с места и разыскивают неудачного путешественника.
   Найдут, приведут. Шлепнет обрадованная мать его для виду пару раз по заднице, прикажет не отходить далеко и поведет кормить.
   Соберется народ в кучу. Вытрясет свои авоськи и сумки. В общую кучу. Что у кого есть. Едят лесники. Подшучивают друг над другом. Без водки им весело.
   Великое, доброе дело делают, лес сажают еловый, сосновый или кедровый.
   Отдохнут и опять за сажалки, мечи и лопаты...
  

В лесной глухомани.

   В середине лета начинается сенокос. У каждого лесника есть задание по заготовке сена для лесхозовских лошадей. А еще Алешкины родители купили и привели домой корову. У коровы родился теленочек. В доме всегда есть молоко. Но теперь необходимо и для коровы приготовить на зиму около трех тонн сена.
   Отец приводит запряженную Чайку, берет косы, грабли, сажает на телегу Валерку и Алешку и они едут в Рассек.
   Рассек - деревушка из десятка домов на холме. Местами на поверхность холма прорвались скальные выступы песчаника и известняка. На этих каменных глыбах разросся дикий шиповник. Он давно отцвел и скинул розовую кипень лепестков, а сейчас обсыпан розовеющими ягодами, которые вскоре созреют, покраснеют. И листья покраснеют. Издалека заросли шиповника будут словно красные облака на земле.
   Как говорят старики, шиповник - кладовая витамина С, не чета заморскому лимону. Говорят, что где-то в далекой Болгарии чай заваривают только шиповником, по томошнему - шипкой. Даже есть гора Шипка, поросшая шиповником, на которойв старину славно сражались против турок русские солдаты...
   Вокруг Рассека - лес.
   В лесу течет речушка. Вода в речке чистая как слеза, ключевая. Ледяная даже в зной. Пробовали Алешка с Валеркой воду пить - заломило зубы от студеной воды. Пробовали искупаться - прыгнули в воду со сгнившего мостика и сразу выскочили на берег. Холодно.
   Холодно в воде даже растениям, не зарастает дно водорослями. Так и течет веками прозрачная вода по голому глинистому, словно только что промытому руслу.
   По берегам речки небольшие тенистые полянки. На них отец по утрам скашивает высокую траву для своей коровы и уходит на работу к бригаде лесников.
   Ребята идут в лес ворошить сено в середине дня, когда солнышко поднимется в зенит, станет жарко, с травы обветрится утренняя роса и сама трава подсохнет, потеряв часть своих соков.
   Душно в лесу, кусают слепни и оводы, тяжело растряхивать высокие валы скошенных трав, переплелись метровые стебли между собой, а делать надо.
   "Сделал дело - гуляй смело" - старая русская пословица.
   Теперь можно идти на опушку леса. Там крупнющая малина созрела. Сочная, сладкая, ароматная.
   Едят мальчишки малину, а Валерка обернулся да как закричит: "Медведь!!!".
   И рванули они от медведя в деревню. Жалко было Алешке, что не увидел медведя, но удирал он очень добросовестно, и очень быстро.
   Прибежали к дому, где жили у старушки.
   Дом с улицы закрыт.
   Валерка к приятелям убежал, а Алешка через сарай в дом пошел.
   Сунулся в сарай - опять беда.
   В сарае звери лохматые, ростом с Алешку.
   Увидели звери человека - начали кругами по сараю носиться. Того и смотри, или с ног собьют, или искусают.
   Нужно идти брата искать.
   Нашел. Привел зверей показать. Показал.
   Объяснил брат, что это овцы, что не кусаются они, а бодаются очень редко, да и то только овечьи дяденьки - бараны.
   Протиснулись пацаны между овцами, поднялись на лесенку, поглядели на чердак, а там к жердине прилеплен белый шар. На мячик похожий.
   Интересно, что это такое?
   Взял Валерка грабли, дотянулся до шара и оторвал его граблями от жердины. Упал шар, начали из него какие-то мухи вылетать, да больно жалить. Пришлось опять, второй раз за день спасаться бегством.
   Вечером отец объяснил, что осиное гнездо разорили.
   ... И еще запомнился Алешке один день в Рассеке.
   Было очень душно и жарко. Неожиданно из-за леса выплыла туча и зависла над Рассеком. Загромыхала, засверкала туча и пеленой дождя накрыла лес, холм, деревню.
   Закончилась гроза так же неожиданно, как и началась. Никто не успел укрыться. Вымокли все. И взрослые и дети.
   Разошлись переодеваться в сухое. Переоделись в то, что нашлось в бабушкиных сундуках.
   Штаны у Алешки свои были, а вот рубашку ему дали косоворотку, наверное, еще дореволюционную, огромного размера, ниже колен.
   Вышли дети на улицу. Собрались на околице, разожгли костер. Уселись на бревнышках. Одеты - кто во что. Даже девочки в мальчиковых рубашках и брюках. Удивительно.
   ...В то время женщины брюк еще не носили, их одеждой были платья или юбки. Только девушки - стиляги в Москве одевали брюки, а стиляг осуждали в газетах и по радио.
   Сидят дети у костра.
   Тепло от огня.
   В лесу птицы поют.
   В низине, у леса, белый туман стелется.
   Воздух теплый, густой, пахнет лесом, дождем и малиной.
   В траве зеленые кузнечики громко стрекочут, огромные, длинной со спичку.
   В небе, низко - низко, стрижи и ласточки летают, мошек ловят.
   Говорят дети о чем-то своем важном, детском.
   Хорошо им всем у огня...
  
  

Берегите лес от огня!

   Огонь в домашней печи...
   Огонь когда-то горевшего костра...
   Воспоминания о них через годы успокаивают и согревают человека.
   - Но бывает и другой огонь - лесной пожар.
   С детства учил отец Алешку, как правильно жечь костер в лесу.
   Нужно срезать и убрать дернину.
   Уходя от кострища, необходимо залить костер водой, а, убедившись, что все угли погашены, засыпать кострище землей и накрыть снятым дерном, чтобы не было на травяном покрове черной, годами не зарастающей раны, чтобы не начался лесной пожар.
   Никогда не бросил отец в лесу на землю горящую спичку или непотушенный окурок папиросы.
   Лес - народное богатство.
   Народное богатство берегли от пожара.
   Когда долго стояла сухая погода, над лесом начинал курсировать дежурный самолет.
   На тесовой, почерневшей от времени крыше лесничества большими цифрами, белой краской написан номер лесничества - 12.
   Увидит пилот дым в лесу, определит, какое лесничество отвечает за этот участок, прилетит в нужный поселок, определит по цифре, нарисованной на крыше, где размещаются хозяева леса, сделает круг над конторой и сбросит на паращютике записку со всеми нужными указаниями.
   В назначенное время соберутся лесники на лужайке около Алешкиного дома. При них ведра, лопаты, пилы и топоры.
   На этот раз не слышно шуток.
   Разговор идет серьезный, как у солдат перед боем.
   Лесной пожар дело серьезное.
   Ребятня не докучает, стоит в сторонке. Ждет, когда из-за кромки леса появится зеленый стремительный вертолет.
   Прилетел. Опустился. Сели в него мужики. Закрыли дверь.
   Прибавляют вертолетчики обороты двигателю. Ревет двигатель так, что не слышно слов.
   Лопасти превратились в сверкающий круг, от лопастей поднялся ветер. Вырывает упругий ветер сухую траву, поднимает пыль, срывает кепки с голов мальчишек.
   Оторвалась машина от земли, на секунду зависла в воздухе и полетела, набирая скорость, куда то вдаль, за кромку леса.
   Когда вернутся мужики - неизвестно.
   Возможно, что через несколько часов, а возможно, через несколько суток.
   Вернутся и расскажут ребятне, что загасить непогашенный костер или горящую траву не сложно.
   Низовой лесной пожар, когда горит трава, кустарник, подлесок и обугливается кора больших деревьев тушить труднее. Нужно сделать преграду, через которую огонь не пройдет.
   Гонит ветер перед собой огонь и дым. На пути огня, как бешенные, работают люди. Вырубают кустарник и вскапывают полосу земли. Жарко. Нечем дышать. Дым разъедает глаза.
   - Если люди пропустят огонь на этом рубеже - весь труд окажется напрасным.
   - Изменится ветер, пойдет огонь в другую сторону - весь труд окажется напрасным...
   Но самое страшное - пожар верховой...
   ...Добрался огонь до сухой пихты. Как порох вспыхнула на ней хвоя. За секунду превратилось дерево в пылающий факел. А тут, совсем некстати, порыв ветра, и вспыхнуло соседнее дерево, за от него другое, третье...
   Со скоростью ветра летит по кронам деревьев огненный ураган. За считанные минуты запылали в огне десятки гектаров леса. Горе тому, кто окажется на пути или в окружении верхового пожара. Спасения нет ни лесу, ни птице, ни зверю, ни людям.
   Но люди стоят против стихии.
   Пожар всасывает в себя воздух, необходимый для горения. Понизу, как в печном поддувале, идет ветер в сторону пожара. Чем ближе к огню, тем сильнее низовой ветер.
   Бегают лесники на пути верхового пожара, словно черти в аду, зажигают встречный пожар. Сближаются два огненных фронта, пожирают кислород, столкнулись пожары, взметнулось к небу пламя и бессильно осело к земле.
   А низовой пожар - не верховой, совладают с ним люди.
   ... Никогда не баловались с огнем в лесу дети Половинки.
   Огонь был для них другом и помощником, но не игрушкой.

Игрушки.

   Праздником были для детей походы с родителями в городской универмаг, в отдел игрушек.
   Иногда родители ходили туда одни.
   Проснется Алешка утром, в день рождения, а на табуретке возле его кровати стоит букет луговых ромашек и лежит подарок - пистолет или мячик или заводная машинка.
   Самой короткой была жизнь у мячика. Поиграли им полдня в футбол и, после этого, Алешка разрезал мяч, сделал из него, что-то, похожее на армейскую каску. Каска оказалась велика, сваливалась с головы, а обратно - мячик из каски не сделаешь.
   Машинки не были рассчитаны на крепкие мальчишеские руки. То колеса отваливались, то заводная пружина лопалась.
   Поэтому, в почете было то, что делалось своими руками и что руками не сломать.
   Однажды у пруда взрослые сделали детскую площадку. Построили турник. Подвесили качели на веревках. Для тех, кто помладше, соорудили качелю-качалку из прочной доски, прикрепленной к лежащему бревну. Построили карусель.
   Для карусели прикатили ось от шахтерской вагонетки. Ось, одним колесом вниз, до половины вкопали в землю, а к верхнему колесу прикрепили болтами доску. Получилась карусель, похожая на винт вертолета. Легко вращается на подшипниках колесо вагонетки с прикрепленной доской. До бешенной скорости раскручивается карусель. Двигатель вращения - мальчишеские руки. Ветер выдавливает слезы у сидящих на мчащейся карусели. Белеют, от напряжения, руках пальцы, сжимающие ручку карусели. Мелькают перед глазами и сливаются в один круг барак, пруд, Алешкин дом, сараи, Отвал.
   Остановится карусель. Встанет мальчик на землю зашатается и упадет на траву. Перекружился. Кажется, что, по-прежнему, все вокруг него продолжает вертеться, а земля вырывается из под ног. Тренировка как у космонавтов на центрифуге.
   Велосипеды с успехом заменялись самокатами. Их ребята делали сами. Нужно два подшипника, принесенных из шахтного металлолома, десять гвоздей, полметра толстой проволоки, три доски по половине метра, свои руки и час времени.
   Час пройдет и весело помчится мальчишка по тротуару на своем самокате. Отталкивается одной ногой. А если дорога ведет под уклон, самокат разгоняется сам. Главное удержать равновесие, покрепче держать руль и вовремя остановиться.
   Для самых нетерпеливых и шустрых, развлечением была каталка. Найдут ребята в металлоломе узкое металлическое кольцо диаметром тридцать-сорок сантиметров, согнут руками из толстой проволоки правилку с U- образным изгибом на конце. Правилка в руке, кольцо в изгибе правилки. Бежит мальчишка, только пятки сверкают. Толкает перед собой кольцо. Катится кольцо, подпрыгивает и звенит на неровностях, иногда убегает вперед и нужно догнать кольцо, не дать ему упасть набок.
   А еще пускали "вертолетики" - пропеллеры вырезанные из консервной банки. Деревянная катушка из под ниток одевается на выструганную палочку. Сверху в катушку вбиваются два маленьких гвоздика без шляпок. Торчат гвоздики из катушки на пару миллиметров. На гвоздики одевается, продырявленный в нужных местах пропеллер. На катушку наматывается шнурок. Если резко дернуть за шнурок, крутанется катушка с пропеллером и пропеллер, сверкая на солнце, взмоет в высоту.
   Самодельные сабли, шпаги, мечи, щиты, луки знакомы всем.
   Кораблики, самолетики, хлопушки и пилотки из листа бумаги мог сложить любой.
   Современный датс успешно заменялся обычным ученическим пером из перьевой ручки с бумажным хвостиком оперения.
   Еще стреляли скобками, согнутыми из обрезков алюминиевой проволоки. Если у мальчика маленький обрезок слабой резинки, то одевается резинка петельками на большой и указательный пальцы. Получается подобие маленькой, незаметной рогатки. Одевай скобку на резинку и стреляй по цели. Даже на уроке можно незаметно, влепить скобкой в затылок лучшему другу или худшему недругу. Главное, чтобы было не очень больно. Ведь не у одного тебя лежит в кармане резинка и, поэтому, возмездие неизбежно.
   Обладатели хороших резинок делают себе, стреляющие скобками, пистолеты и ружья.
   А еще есть пистолеты - пугачи, заряжаемые серой от спичек. Нужно 2 коробка спичек на один выстрел.
   Самопалы, для которых нужен порох. Самопал это серьезное оружие, навылет пробивающее толстую половую доску. Неудачно сделанный самопал может разнести стрелку голову, выжечь глаза, оторвать пальцы на правой руке. Не пытайтесь сами изготовить самопал. Для этого нужны материалы, знания, навыки и опыт, которые имели дети Половинки.
   Если кто-то хотел стрельнуть из настоящего оружия, то просил своего отца. У Алешки в доме были одностволка и берданка, а на чердаке лежал немецкий автомат без патронов, оставшийся от прежних домовладельцев. Про автомат отец ничего не знал.
   ...Серьезная игрушка.
  

О земле, Хрущеве и кукурузе.

   Жаркое, но короткое уральское лето. А сильные заморозки случаются и в конце июня. У многих жителей станции и поселка есть огородики и картофельные участки. Набор культур небольшой. На огородах выращивают лук, капусту, свеклу и морковку.
   Картошка не успевает созреть до осени. Ее копают, когда ботва еще крепкая, сочная и зеленая. Выкопанный картофельный куст нужно взять за ботву и сильно его трясти. Тяжелые крупные и средние - семенные клубни отрываются от ботвы и сыплются на землю. Мелкие - для кормления поросеночка, еще крепко держатся на корнях. Их нужно отрывать руками.
   До семи лет Алешка думал, что свежие и соленые огурцы, продаваемые в магазинах это два разных сорта, разные по виду и вкусу.
   На первой странице Алешкиного букваря был портрет Ленина, на второй - Генерального секретаря коммунистической партии страны - Никиты Сергеевича Хрущева. Не успел Алешка отучиться двух месяцев, как услышал, что Хрущева освободили от занимаемой должности. По рукам ходило и переписывалось стихотворение. Несколько строчек запомнились:
  
   А Никита так сказал,
   Ешь и пей от пуза!
   Станешь крепкий,
   Как металл,
   И от кукурузы!
  
   Алешка ничего не знал о кукурузе и ничего не имел против кукурузы. В магазинах продавался хлеб с добавлением кукурузной муки. Ежу понятно, если добавляют кукурузу в хлеб, значит в стране не хватает ржаной и пшеничной муки. Но это временно, страна осваивает Целину и скоро оттуда пойдут эшелоны зерна, выращенного на степных черноземах.
   А пока с зерном плохо. Совсем недавно в магазинах манную крупу для каши давали по талонам. Талоны получали у детского врача. На ребенка, до семи лет, выделялось по два килограмма манки в год.
   Зато, в магазинах появились дешевые кукурузные хлопья и сладкие кукурузные палочки.
   А еще появились в продаже жестяные банки с консервированным зерном кукурузы. Правда никто пока не знает, что из них готовить. После снятия Хрущева, консервированная кукуруза исчезнет из продажи на долгие тридцать пять лет.
   В стране не хватает специальных вагонов - зерновозов. На станцию пришел обычный крытый вагон с зерном. Зерно в него засыпалось через верхние люки, а чтобы не просыпалось зерно в пути, изнутри к вагонным дверям устанавливались шиты, сколоченные из досок и оббитые мешковиной.
   Весной, когда сажали огород, Алешке выделили отдельную, его Алешкину грядку. Алешка копал грядку, а невдалеке отец разбирал на доски щит, принесенный от вагона с зерном. В мешковине попались четыре зернышка - семечка подсолнечника, и по зерновке овса, пшеницы и кукурузы.
   К осени, на Алешкиной грядке вырос колосок пшеницы, качалась на ветру метелка овса, зеленело крепкое растение кукурузы и весело поглядывала на окружающий мир золотисто-желтая головка подсолнечника.
   Трудно сказать, но возможно, что тот яркий, веселый цветок подсолнечника определил Алешкину судьбу, ставшего впоследствии агрономом - семеноводом.
   И еще раз о кукурузе.
   Ее Алешка тоже любил растить. После армии, на смоленских подзолах, у молодого агронома будет вырастать трехметровая кукуруза с крупными, налитыми початками. С одного кукурузного поля в сорок гектаров, хозяйство сможет заготавливать шесть тысяч тонн питательного кукурузного силоса для зимнего кормления тысячи двухсот коров на животноводческом комплексе. Но это спустя пятнадцать лет.
  

Прощай, здравствуй, прощай!

   Дымятся паровозные трубы на станции Половинка. Разлагаются породы в отвалах. Горит уголь в котельных. Работают химические предприятия в Новом городе, в Березниках, в Соликамске.
   На приеме у врача, Алешкиной матери сказали, что ей нужен чистый, свежий воздух и, поэтому, необходимо сменить место жительства.
   Так Алешкины родители вернулись в свои родные места, на Смоленщину.
   Долго еще, в мальчишеских разговорах, Алешка говорил: "А вот у нас на Урале...".
   Все проходит и ко всему привыкает человек.
   Но детские воспоминания зовут в места детства.
   Через тридцать пять лет после отъезда, Алексей возвращался с республиканского совещания, проводившегося в Сибири.
   Он вышел в Перми из поезда, купил билет на электричку до Кизела, а затем автобусом добрался до Губахи...
   На центральной площади лежала куча битого кирпича - все, что осталось от дворца культуры.
   Универмаг глядел на площадь дырами оконных проемов.
   Улицы Серова не стало.
   Шахты были закрыты и похожи на дом Павлова в Сталинграде.
   Станция Половинка казалась вымершей. Ни локомотивов, ни вагонов. Пустовал маленький, чистенький, тихий вокзал.
   Горной речки не стало, потому, что не откачивается вода из заброшенных шахт.
   От Станции до пересохшего русла речки все заросло мелким лесом. Осинником и березняком.
   Барака нет.
   Нет пруда.
   Видимо, пруд завален остатками разрушенных строений.
   Алешкин дом сохранился. Одиноко стоит в молодом леске, сияет на солнышке вымытыми окошками и выбеленными известью стенами.
   Вдалеке, на новом месте, там, куда решил перебраться поселок Углеуральский, видны коробки типовых кирпичных домов.
   С отвала ветер приносит знакомый, режущий горло запах разлагающейся горной породы.
   Здравствуй дорогая Половинка и прощай.
   Теперь, видимо, навсегда.
   Мальчик с половинки, хозяева леса и станция в наши дни []
  

Г. Тверь

13 марта 2008 г.

  

Оценка: 7.44*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"