Антонов Владимир Юрьевич: другие произведения.

Чудесное лето

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


Чудесное лето

   Такого чудесного лета Гунт не помнил давно. Солнце светило ярко, но не было той удушающей жары, как в прошлом июле, когда из-за глупого пастуха Ёрна сгорел целый луг и без того жухлой, потерявшей свой природный цвет травы. В минувшем году все ждали дождя, но его не было до самого конца августа. Нынешним летом дожди шли, и все они были теплые, короткие и, казалось, просто ласково умывают запылившуюся землю.
   Эх, везёт же Пескарю! Каждый день на речке! Отец-то у него рыбак, вот он полдня отцу помогает, а полдня просто так купается. А тут, если только вечером вырвешься, да и то не всегда. Хорошо, что есть воскресенье. Вот как сегодня.
   Полдня ребята провели на реке, и только когда солнце перевалило на другой край неба, отправились в своё тайное убежище, за Рваный овраг. Нужно было идти вдоль берега до того места, где тихая и не очень широкая речка Змейка делает крутой изгиб. А сразу после поворота - небольшая роща, по которой и тянется этот самый Рваный овраг. Перейти через него трудно, широкий - не перепрыгнуть, а глубина... Едва ли выберешься - стенки у оврага ровные, будто в колодце. Люди говорят, что этот овраг кто-то давным-давно нарочно выкопал, а вот зачем, почему - того никто уж не помнит. Может, чтоб люди в Старый город не ходили.
   И в Старый город никто и не ходил... До нынешней весны. А в конце весны Дит по прозвищу Жердь - сын Куриной Эльзы, нашёл толстое дерево, что упало прямо поперёк оврага. Дит, даром что за несушками всю жизнь ухаживал - а парень не глупый оказался. Никому о своей находке не рассказал, только вот Гунту и Пескарю.
   А в Старом городе ничего интересного и не было. Да и города там тоже никакого не было. Был просто большой луг с невысокой травой, да кое-где валялись белые камни. Камни по размеру разные были - где с кулак, а где и с быка. А в одном месте камней было особенно много, они по расположению напоминали стены большого дома. Гунт думал, что это и были стены какого-то богатого здания, может быть, даже дворца, как в столичном городе Эрвине, но время, а может быть, враги разрушили и сравняли с землей всё былое величие, оставив только уродливые белые руины. В самой середине Зала, как прозвали эти развалины мальчишки, торчала из земли железная палка - высотой примерно с Дита. По длинной тени, что она отбрасывала, ребята определяли время - если доберется вот до того камня, - пора собираться, чтоб родители не хватились. Вот не далеко от этих "солнечных часов" и облюбовали себе места друзья - сделали сиденья из мятой травы и обложили белыми камнями место для костра, на котором часто пекли клубни дикой медовки - эти толстые, как пальцы мясника, корешки и вправду по вкусу отдалённо напоминали мёд.
   Но сегодня им перепало угощение другого рода - Пескарь стащил у отца немного табака.
   - Да-а, - протянул он, вынимая трубку изо рта, - это тебе не опилки курить!
   Гунт, затянулся, попытался проглотить сладковатый дым, но закашлялся и сплюнул накопившуюся во рту слюну. Дит выглядел не лучше - по его побледневшему лицу было видно, что он отчаянно борется с тошнотой.
   - Слабаки, курить совсем не умеете, - усмехнулся Пескарь и снова запыхтел трубкой.
   Чтобы перевести тему, Дит спросил:
   - Слышь, Рыжий, говорят, к тебе брат приехал?
   - Ну да, приехал, - сказал Гунт, незаметно вытряхивая остатки табака.
   - А я видал его вчера, кажется, - оскалился Пескарь, - рубаха у него смешная такая, с карманами!
   - Сюртук это, - сказал Гунт, - в университете все такие носят.
   - Где, где? В уни-вер-си.. Где? И чего он там делает, учится? Умный, что ли?
   - Да уж поумней тебя будет.
   Гунту было обидно за брата. Ведь Рихти и вправду был умный. Столичный богач граф Эйзенгер лично взял под опеку одарённого деревенского паренька, который сам, почти без помощи взрослых, выучился читать и писать, а также считать и решать сложные уравнения. Теперь брат учился в Эрвинском университете, лишь на лето приезжая помочь родным по хозяйству. Гунт чувствовал, что мама обижается на студента, ведь мог бы помочь деньгами, выпросить у графа несколько золотых монет. Как она не поймет - думал младший сын, - того, что Рихти теперь в столице и учится, это и так большая удача, и не стоит лишний раз досаждать графу-благодетелю. Вот выучится наш студент, станет министром каким, или учёным или аптекарем, вот тогда и поможет и матери, и отцу, и самому Гунту, заберет к себе, и начнется совсем другая жизнь.
   - Ну, и чего твой умный братец говорит? Расскажи чего-нибудь! - Пескарь никак не хотел уняться.
   - Да и расскажу... Вот, говорят, что за океаном люди делают из железа такие штуки... ну как бы помощников... ну чтобы работу себе облегчить, они за них многие дела делают.
   - Из железа? - недоверчиво произнес Пескарь. - У них что, и руки есть?
   - Наверное...
   - И пальцы есть?
   - Да нет, у них там вроде клещей, как у кузнеца.
   - Хм... - Пескарь сложил пальцы, изображая кузничные клещи, - Так это только кузнецу помогать можно, раскалённые подковы держать. А вот сеть как клещами удержишь? Порвешь только... Или вон как у Жерди, куриц клещами не особо-то пообхаживаешь, перья все повыдираешь. Ух, и врать здоров твой братец, Рыжий!
   Пескарь расхохотался. Гунт бросил в него камешком, но Пескарь ловко откатился в сторону, только трубка выпала у него из руки и погасла.
   - Да ладно тебе, - произнес сын рыбака, поднимая собственноручно выточенное курительное приспособление. - Ты вот лучше скажи, а как твои помощники работают, они что, живые?
   - Какие они тебе живые, говорю же, из железа сделаны!
   - А как тогда? Колдовство?
   А вот тут Гунт почувствовал себя уверенней, ведь накануне отец сказал то же самое Рихти. Эх, поточней бы вспомнить, что там брат говорил...
   - Колдовство! Эх ты - темный! Все бы тебе колдовство! Ты вот в Мейлине был?
   - Ха, спрашиваешь! - Пескарь насупился, - да мы почитай каждый год с отцом на ярмарку ездим, да и не по одному разу! Вот, например...
   - А на площади был? - прервал его веснушчатый мальчишка.
   - А как же?!
   - Видал там башню? Там каждый день, когда башенные часы отбивают полдень, из дверок выходят всякие фигуры, звери, люди, ангелы...
   - Да видел я, чего ты рассказываешь? Я, может, ещё почаще тебя там бывал!
   - Ну и что, скажешь тоже, колдовство? - торжествуя, закончил Гунт.
   Пескарь задумался.
   - Да нет... Мне отец рассказывал... Там такие колеса с зубьями, они там цепляются, и все двигается.
   - Вот, это называется - механизм. Так же и те железные помощники - механизмы.
   Помолчали. Пескарь снова раскурил трубку.
   - Ну, ещё чего твой брат рассказывал? - спросил Дит.
   - Да много чего, всего и не упомнишь, - замялся Гунт; с одной стороны, ему нравился интерес, который проявляют друзья к его познаниям, но с другой... Пескарь опять ведь смеяться будет. А, была не была! - Говорят, что Земля на самом деле круглая и крутится.
   - Это как же крутится? - встрепенулся сын рыбака.
   - Ну, как колесо, наверное. Видал колесо на телеге? На ось надето и крутится!
   - Как колесо? А чего ж мы тогда ничего не замечаем?
   - Чего не замечаем? - спросил Гунтер.
   - Ну, что Земля крутится!
   - Да, не замечаем? Вон Солнце на небе с утра где было? А сейчас где? Думаешь, это Солнце по небу летает? Ан нет! Это Земля крутится, а Солнце на месте стоит!
   - Во даёт! Значит, Солнце к небу приделано, а Земля как колесо на оси крутится? - Пескарь даже подполз поближе, чтобы лучше слышать.
   - Выходит, так!
   - Это что тоже... как его там... мехо...
   - Механизм! - подсказал Дит.
   - Ну да, наверное... - Гунтер, был не очень в этом уверен, брат, кажется, такого не говорил.
   - А если это так, то что будет, если это колесо с оси соскочит? А? И почему мы тогда с колеса этого не сваливаемся? Попробуй-ка на крутящемся колесе удержись! В миг бы должны улететь в небо! Что, молчишь? Врешь ты всё!
   - Мне брат сказал... - процедил сквозь зубы Гунт.
   - Брат сказал...- передразнил Пескарь, - Брешет твой брат, как Лундхемский пёс!
   - Сам ты брешешь! Рыба ты - Пескарь! - Гунтер вскочил на ноги и сжал кулаки. Лицо покрылось красными пятнами, так что веснушек почти не стало видно.
   Но Пескарь не хотел драться. На своё прозвище он не обижался, его настоящее имя - Йоган, совсем ему не нравилось, казалось каким-то "городским" и совсем ему неподходящим. А Пескарём его все звали.
   Коренастый и загорелый сын рыбака даже не поднялся с земли. Он просто заливисто рассмеялся, глядя на разъяренного товарища.
   - Да сядь ты, сядь, воин! Успокойся! - проговорил Йоган, как только смог немного отдышаться. - Давай-ка лучше Жердю послушаем, может, он чего расскажет. Ну, что там люди говорят?
   Длинный и худой как скелет, Дит и правду сильно смахивал на жердь. Мать его - Куриная Эльза вела торговые отношения со многими деревнями и селами в округе, да и в городе часто наведывалась, так что была в курсе всех свежих слухов.
   Дит был рад отвлечь товарищей от ссоры, да и поделиться новыми историями не терпелось:
   - Говорят что в Южном герцогстве объявился дракон, никакого житья людям не давал: то поля сожжёт, то мост порушит, а то и человека схватит, да и потащит в своё гнездо... И тогда доблестный рыцарь Вакириус...
   - Опять ты за своё! - перебил его Пескарь, - Только и знаешь что про драконов, да про рыцарей сказки рассказывать. Вот скажи, ты хоть одного дракона видел?
   - Ага, увидишь их... - ответил Дит. - Они ж у нас не водятся... Может, и к лучшему...
   - И у нас не водятся, и нигде не водятся! Сказки это, понимаешь? Или вот рыцари... Рыцари у нас тоже не водятся?
   - Неправда, тогда у нас на постоялом дворе один останавливался. В таких блестящих доспехах...
   - Ага в доспехах... Рассказывай! Котелок чугунный у него на голове был надет - вот и все доспехи. Рыцарь! Да никаких рыцарей уж триста лет как нету!
   - А ну тебя, Пескарь! - отмахнулся Дит. - Не хочешь верить - не надо. А я всё равно рыцарем стану!
   - Ты - рыцарем? Ой не могу, держите меня! - Пескарь снова расхохотался. - Великим героем хочешь стать? Да в тебе великого - только рост! Рост есть, а силы нету! Иди лучше за несушками помёт выноси!
   Тут уже Дит вскочил на ноги.
   - Пескарь, ты чего сегодня, как с цепи сорвался? - заговорил Гунт. - Сначала меня злил, теперь вот Жердю довел?
   - А чего он - рыцарь, рыцарь... - Пескарь больше не смеялся, в его глазах Гунт увидел злобу и... зависть?
   - Думает, вырасту - стану рыцарем, буду путешествовать - драконов убивать да принцесс спасать! Как будто не знает, что всю жизнь за несушками своими будет ухаживать, дрожать над ними, лишь бы яйца давать не перестали! А ты... Тоже поди думаешь, брат тебя в город заберёт, в сюртуке ходить будешь? А вот шиш тебе!
   Гунт оторопел от таких слов. Он не мог понять, что случилось с этим парнем. Пескарь всегда был остр на язык, но чтоб такое!
   Из оцепенения его вывел Дит.
   - Значит, думаешь, я слабак, да? Ну давай, вставай, померяемся силушкой! - Жердь приблизился к Пескарю, угрожающе сжав кулаки.
   - Эка невидаль, меня победить, - усмехнулся Пескарь. - Ты почитай на две головы меня выше. Я и не дотянусь... Ты вот лучше...
   Сын рыбака оглянулся по сторонам.
   - А, вот! Если ты сильный, вырви-ка вот эту палку! - Пескарь указал на железный шест.
   Дит без слов подошёл к железке и ухватился за неё обеими руками.
  
   Минут через пять Гунту стало ясно, что эта задача Жерди не под силу. Да и окажись на его месте настоящий рыцарь, едва ли и он справился с проклятой штуковиной. Как Дит ни старался, как ни тянул и раскачивал железный шест, тот ни на ноготь не сдвинулся с места.
   - Ну что, рыцарь? Не получается? - хохотал Пескарь, - Иди на несушках потренируйся!
   - Брось, Дит, надорвешься! - кричал Гунт, - Она, может, на три сажени в землю врыта, а может и на милю!
   Но Дит их не слышал. Ухватив обеими руками заржавленный стержень у самой земли, он изо всех сил тянул его вверх, сдирая ладони о грубую поверхность. Лицо побелело от натуги, казалось, он решил биться до конца.
   - Ой, не могу! Жердь с жердью борется, кто кого победит?! - кричал Пескарь, подпрыгивая и размахивая руками.
   Гунтер решительно направился к Диту, чтобы остановить это дурное соревнование, пока Жердя не покалечился, но тут что-то звякнуло, зашелестело и "рыцарь" повалился на землю с металлическим стержнем в руках.
   Тяжело дыша, Дит встал на ноги, высоко поднял побежденную железку и выбросил её куда-то за стенку из белого камня.
   Все замолчали. Потом Пескарь сказал:
   - Ну вот, часы наши сломал, рыцарь. Как теперь время определять будем?...
   Гунт прищурился и посмотрел на солнце.
   - Пора, скоро уже вечер, мать волноваться будет, - сказал он.
   Обратную дорогу прошли молча, только Дит улыбался и мурлыкал какие-то песенки...
  
   Но вечер так и не наступил.
   Солнце, казалось, прилипло к небу и никак не хотело двигаться. Через несколько часов, когда по всем законам должна была наступить короткая летняя ночь, а солнце всё ещё продолжало светить, люди высыпали на улицы.
   "Что же это такое? Что это? Чудеса? На радость или на беду?" - слышалось с каждого двора.. Кто-то говорил, что это конец света и всем нужно готовиться к неминуемой гибели, кто-то, напротив, считал, что это добрый знак: "Если бы это был конец света, то Солнце бы не взошло, а если не заходит, значит, это - ... что-то другое".
   Брат Гунта Рихт долго, прищурившись, смотрел на Солнце, потом вздохнул и сказал:
   - Эх, сейчас бы стекло закоптить... Да только где ж его в этой дыре сыскать... В город ехать надо.
   Только ребятня была довольна! Теперь никто тебя домой не загонит, потому что "темно"! Можно бегать, сколько хочешь, никогда темно не станет!
   Кто-то отправился в город узнать, что по этому поводу скажут власти. Но вернулся ни с чем: "говорят, Господин Управитель собрал совет - заседают, пока никаких действий не предпринимать".
   Народ шумел долго, до самого "утра". Шумели бы и дольше - но усталость и напряжение сделали своё дело - всё меньше и меньше спорщиков оставалось на улице, большинство отправилось домой, где, занавесив окна от солнечных лучей, ложились спать.
  
   Прошло недели три. Точно никто сказать не мог - Солнце так и не двинулось с места.
   Трое друзей вновь сидели в своём тайном убежище, над костерком вился голубенький дым, несколько клубней медовки дожидались своей очереди лечь в горячую золу.
   - Мать плачет, - сказал Дит, - курицы нестись перестали... Яиц нету, придется их резать начать... Мясо продать можно... Говорят, пшеница не зреет. Все ещё зеленая, а ведь убирать скоро. Голод будет.
   - А у нас рыбы полно - ничуть не меньше, - сказал Пескарь, - мы с отцом каждый день ловим, продаём нормально...
   - А когда всю выловишь, что делать будешь? - спросил Гунт.
   - Всю? Да как её выловишь, её ж полно!
   - Сколько бы ни было, а новая уже не родится!
   Пескарь молчал.
   А Гунт думал. Он думал, что это чудесное лето никогда не кончится. Всегда будет светить солнце, всегда будет тепло, но не жарко, Змейка никогда не покроется льдом, а он навсегда останется мальчишкой. Он никогда не вырастет, не станет взрослым, никогда не увидит другие города и страны. Да и вообще... Урожая не будет, на огороде ничего не растёт, молока нет, яиц нет... Так и будем резать домашнюю птицу и скот, пока не кончится. А что потом, охота? Рыбалка? Надолго ли хватит? А дальше? Голодная смерть?
   Его размышления прервал голос Пескаря:
   - А брат твой что говорит?
   - Да ничего... Уехал он... В университет отправился, говорит, ученые будут думать, что произошло... Даже со мной не попрощался.
   У рыжеволосого мальчишки невольно навернулись слезы.
   - А помните мы в тот день, тоже так сидели... На этом самом месте, а потом всё это и случилось, - сказал Дит.
   - Да, точно... - пробормотал Пескарь. И вдруг вскочил на ноги. - Что там брат про землю говорил?
   - Чего? - не понял Гунт.
   - Чего, чего! - разъярился Пескарь. - Глухая тетеря! Земля говоришь, как колесо крутится?
   - Ну да... - пробормотал Гунт.
   Пескарь сверкнув глазами, кинулся за ряд белых камней.
   - Где? Куда ты ось кинул? - крикнул он.
   - Какую ось? - всё ещё не понимал Гунт. А Дит вдруг вскочил и кинулся на помощь Пескарю. Но тот уже появился из-за камня с ржавой железкой в руках.
   - Куда? Где он стоял-то? - бросил он на ходу.
   - Вот, вот здесь, кажется - Жердь низко наклонился, рассматривая дырку в земле, из которой он недавно с таким трудом вырвал железный штырь.
   Отыскав углубление в земле, Пескарь принялся пихать туда шест.
   - Слушай, дай мне! - сказал вдруг Дит, выхватывая у Пескаря железку.
   Пескарь на мгновение остановился, внимательно посмотрел на товарища - и отошел в сторону.
   Задача оказалось не простой. Диту потребовалось не меньше усилий для того, чтобы поставить упрямую ось на место. Она упорно не хотела становиться, да даже просто держаться ровно. Только приложив все силы, Дит рывком воткнул палку на место. Гунтер с удивлением смотрел на товарищей.
   - Теперь ждать... - проговорил Пескарь, усаживаясь на смятую траву.
   И они ждали. Только когда Солнце закатилось за далекий лес, друзья отправились домой.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"