Архангельская Мария Владимировна: другие произведения.

Глава 18

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


   18.
  
   - Привет, Петрихен! - дежурный за стеклом махнул рукой.
   - Привет, Альфред! - Петра ответила тем же. Альфред ей нравился, и первое время, после того, как он перевёлся в их управление, ей казалось, что симпатия может перерасти во что-то большее. Она даже была готова поступиться своими принципами и завести роман на работе. Увы, оказалось, что он уже давно и прочно женат. И, кажется, вполне счастлив в браке. С Петрой он любил иногда поболтать за чашкой кофе, но не более того.
   - На обед? Может, подождёшь пять минут, и сходим вместе?
   - Давай, - легко согласилась Петра.
   Чтобы не ждать в общем холле, она зашла за загородку. Там было намусорено, и ей сразу захотелось взять щётку и привести помещение в порядок. Рядком стояли банки из-под колы и пива, пустые бутылки от воды и две грязные кружки. Тут же лежала обложкой вверх раскрытая книга в чёрном глянцевом переплёте с женским лицом на передней крышке. С лица стекало что-то вроде расплавленного серебристого металла, а на заднем фоне возвышались высовывающиеся из облаков, а может просто из тумана утёсы. Очередной триллер - Альфред на памяти Петры ничего иного и не читал.
   Зазвонил телефон, дежурный ответил, но разговор быстро закончился. Мимо ходили коллеги, иногда кивая на ходу, однажды прошла женщина, назвавшаяся свидетельницей и уточнившая, в каком кабинете сидит вызвавший её следователь. Наконец пришёл отлучавшийся напарник Альфреда, и полицейские двинулись к выходу. Альфред сунул книгу подмышку, и перед Петрой мелькнули большие буквы на обложке: "Даниэль Фёрстнер. Утёс безумия".
   Петра моргнула. Потом присмотрелась повнимательнее. Нет, знакомое имя ей не померещилось. Она не знала фамилии своего вчерашнего знакомого, но много ли современных писателей носят имя Даниэль?
   - Можно взглянуть?
   Альфред без возражений отдал книгу.
   - Здоровская вещь, - сказал он. - Я пока только половину прочёл, но прям каждый раз отрываться жаль.
   Петра кивнула и перевернула том. На задней обложке был помещён маленький портрет автора и краткая биографическая справка. Человек на снимке улыбался во весь рот и был подстрижен довольно коротко, но сомнений не было - именно его она вчера и видела.
   В забегаловке, пока они оба ждали бизнес-ланч, Петра пролистала первые страницы. Книга повествовала о молодом человеке, который вдруг открыл, что его недавно умерший дед, всю жизнь боявшийся преследовавших его чудовищ, был прав, а сам он, высмеивая суеверия старика, ошибался. После смерти деда чудовища переключились на героя, и вскоре стало ясно, что преследуют они его не просто так, а с какой-то целью. Написано было довольно жёстко, но появившийся на пятой странице распотрошённый труп не пугал тошнотворностью описания, как в иных книгах подобного жанра. Писатель, избегая подробностей, ограничился изложением чувств и мыслей напуганного героя.
   - Эй, я сам ещё не дочитал! - Альфред бесцеремонно выдернул том из её рук. - И вообще ешь давай, нам уже принесли.
   - Но там правда интересно, - Петра взялась за ложку. - Я как-то даже об этом писателе до сих пор и не слышала. Хотя фамилия запоминающаяся.
   - А он, между прочим, отлично пишет. Знаешь, забавно...
   - Что?
   - Сегодня утром мне звонили насчёт Даниэля Фёрстнера, узнавали, нет ли у нас чего-нибудь на него. Я решил, что это про тёзку, а теперь думаю - а вдруг и в самом деле про того самого Фёрстнера.
   - А кто звонил?
   Альфред пожал плечами:
   - Назвался братом. Ищу, мол, говорит. Я спрашиваю - что, заявление о пропаже подавать будете? А он такой - да нет, хочу знать, не попал ли мой брат в какие-нибудь неприятности. Ну, я Фёрстнера по базе пробил - нет, говорю, ничего на него не числится.
   - А у этого, - Петра кивнула на книгу, - есть брат?
   - Понятия не имею.
   Женщина помолчала, сосредоточенно пережёвывая сэндвич с курицей.
   - А можешь ещё разок пробить Фёрстнера для меня? Любое упоминание?
   - А зачем тебе?
   Петра замялась. Она и сама не знала - зачем. Просто как-то всё складывалось одно к одному. Вчера она встретила, оказывается, известного писателя, который интересовался убийствами. Ладно, само по себе это ещё ни о чём не говорит, может, он материал на новую книгу собирает. Но вот сегодня звонит его брат и интересуется, нет ли у Фёрстнера неприятностей с законом. Что ему мешает справиться у самого Даниэля - вопрос открытый.
   Конечно, всё это - не её, Петры, дело. Но она вдруг обнаружила, что всё, что касается Даниэля Фёрстнера, вызывает у неё какое-то нездоровое любопытство. Ей хотелось узнать о нём побольше. Подойти к нему поближе. Эй, а давай ты не будешь лукавить хотя бы сама с собой, подруга. Ты просто влюбилась в красавца-писателя. Другие в актёров влюбляется, а тебя повело на труженика пера. Любовь если не с первого взгляда, то с первого разговора точно.
   - Да есть у меня одно подозрение, проверить надо. Так сделаешь?
   - Без проблем, - Альфред ещё раз пожал плечами. - Подходи вечерком, или завтра после полудня. Идёт?
   - Спасибо. Буду должна.
   - Да что там...
   Оказавшись на своём рабочем месте, Петра первым делом полезла в сеть и набрала в поисковике имя Даниэля Фёрстнера. Оказалось, что в ВИКИ про него есть довольно обширная статья. И брат у него действительно имелся, Пауль Фёрстнер, инженер-конструктор, младше его на три года.
   Вечером Альфред позвонил сам и напомнил об обещании, сказав, что всё готово.
   - Я проверил обоих Фёрстнеров, на всякий случай. О старшем, который писатель, вот уже около месяца ничего не слышно, последнее упоминание - встреча с читателями в Кирхберг. А младший на днях приехал в Эйкендорф и остановился в отеле "Виктория". А так больше ничего на него тоже нет.
   - "Виктория" - это где?
   - Это... - слышно было, как в трубке защёлкали кнопки клавиатуры, - улица Патрициев, 28. В старой части города, короче.
   - Спасибо, Альфред.
   - Всегда пожалуйста.
   Почему бы и нет, думала Петра, выходя из своего кабинета и запирая дверь. Почему бы не поговорить о Даниэле Фёрстнере с Паулем Фёрстнером? Предлог отыскать не трудно. "Вы знаете, ваш брат был замечен рядом с местом преступления (чистая правда, между прочим). Вы не могли бы подтвердить его алиби? Да, я понимаю, что это невозможно, и что ваш брат не похож на убийцу, но и вы поймите, служба... А вы не могли бы связать нас с ним самим? Да, нам точно известно, что он в Эйкендорфе, но адреса он, увы, не оставил..."
   Улица Патрициев была застроена стоявшими вплотную друг к другу трёх-, четырёх- и пятиэтажными домами, с крытыми черепицей острыми крышами. Отели здесь были через два шага на третий, не самые дешёвые, но и далеко не шикарные, как раз для достаточно преуспевающего человека из среднего класса. "Виктория" оказалась как раз в середине улицы. Внутри был выкрашенный белой краской узкий холл с парой фикусов в кадках и красными низкими диванчиками вдоль стен. На одном пристроились двое мужчин в плащах, показавшихся похожими, как близнецы. Один читал газету, второй со скучающим видом рассматривал абстрактную картину на стене. Стойка рецепшен была отделана тёмным деревом, Петра облокотилась на неё рядом со стопкой тонких проспектов отеля. Дабы не затевать долгих дискуссий, она сразу показала удостоверение.
   - Э-э... - похоже, молодой человек за стойкой растерялся. - Чем могу помочь?
   Ответить женщина не успела - за её спиной раздался вежливый голос:
   - Герр Фёрстнер?
   Петра резко обернулась. Нет, только что вошедший в холл с улицы человек не был Даниэлем. И братом его он мог как быть, так и не быть. Да, что-то общее имелось - в разрезе глаз, в линии бровей, как Петра быстро определила намётанным глазом, привыкшем запоминать множество лиц. Но лицо более вытянуто, черты резче, подбородок длинней. Так что если не искать фамильное сходство специально, ничего и не заметишь.
   - Да, - Пауль Фёрстнер установился, с вежливым удивлением гладя на поднявшегося с дивана мужчину.
   - Мы вас ждали, - второй мужчина тоже встал. - Пойдёмте.
   - Куда, простите?
   - С нами, - ласково произнёс второй. - Вы ведь тоже нас ждали, помните?
   - А... - Фёрстнер приоткрыл рот, моргнул. Вид у него стал довольно глупый.
   - Вы нас ждали, и вы хотите с нами пойти, - чётко и раздельно, словно ребёнку, произнёс мужчина. - Так что давайте, шагайте.
   Он подтолкнул Пауля к выходу, и тот действительно шагнул в указанном направлении. Вид у него был несколько обалделый, но он не сопротивлялся и не протестовал, так что никаких поводов для тревоги и вмешательства не было. Все трое вышли из отеля, сквозь стеклянную дверь было видно, как они садятся в подъехавший автомобиль.
   - Так чем я могу вам помочь? - переспросил юноша за стойкой.
   - Уже ничем, - ответила Петра.
  
   "Даниэль, надо поговорить", - высветилось на экране телефона. Смс-ку отправили ещё позавчера днём, но когда Даниэль набирал номер Пауля, женский голос сообщал, что абонент находится вне зоны доступа. Странно, было не так уж и поздно, в ноябре вампиры просыпаются уже после шести часов вечера. Хотя, скорее всего, Пауль просто забыл поставить свой мобильник на подзарядку. Даниэль набрал "Перезвони вечером после семи" и сунул телефон в карман.
   - Готов? - Ральф в смокинге спустился с верхнего этажа, от спален. - Пошли.
   Всё было как в прошлый раз, только теперь они были вдвоём, и Даниэль чувствовал себя куда спокойнее. Уже знакомый маршрут, знакомая дверь, знакомый клуб. На этот раз они прибыли раньше, и вампиры ещё только-только начали собираться. Хозяин не вышел их встречать, и Ральф немедленно исчез, сказав, что ему необходимо переговорить с Куинном. На некоторое время Даниэль оказался предоставлен самому себе.
   - Привет.
   Даниэль оглянулся. К нему подошла обвиняемая собственной персоной. Теперь она была одета не так роскошно, как в прошлый раз - длинное, но простое чёрное платье, волосы связаны в узел, из всех украшений только небольшие серёжки в ушах.
   - Привет. Неплохо выглядишь.
   - Лучше, чем ты в той же ситуации, - Грета криво улыбнулась и подхватила его под локоть. - Как Ральф?
   - Неплохо, хотя за тебя переживает.
   - Я рада. В смысле, рада, что неплохо. Вы с ним говорили обо мне?
   - Почти нет, но я и так вижу. А как ты?
   - Нормально, - Грета дёрнула плечом. - Есть свои преимущества в проживании в "Не последнем приюте" - всегда хватает свежей крови. Сюда собираются доноры со всего Эйкендорфа. Хотя я, прежде чем меня к ним стало можно подпускать, с десяток человек разорвала. А как у тебя с этим дела?
   - Движутся потихоньку, - сдержанно отозвался Даниэль. - Удивляюсь людям, готовым добровольно отдавать свою кровь вампирам.
   - Да, как по мне, позволять из себя сосать и получать от этого удовольствие сродни извращению. Но это их проблемы, а не наши, верно?
   - А они получают от этого удовольствие?
   - Ну, кто-то просто деньги зарабатывает, кто-то будущее бессмертие, но большинство на это подсаживаются, как игроманы на рулетку. Игра с огнём - очень увлекательное занятие. А бывает, что их ещё в детстве подбирают на улицах или в приютах, как Айке, и тогда человек просто не знает ничего другого.
   - Айке?
   - Та донорша, которой отравился Михаил.
   - А кстати, что с ней стало?
   - Не знаю, - Грета пожала плечами. - Её Кавальери забрал, донор-то его. Точнее, была Андронеску, но по наследству перешла к Пьетро, как и все прочее имущество. Едва ли он оставил её в живых после такого, чтобы она служила вечным напоминанием, так что, вероятно, дал протрезветь да и выпил. Да ну её, не хочу больше о ней говорить.
   - Она же свидетель.
   - О, - женщина усмехнулась. - Этот свидетель не скажет ничего такого, что здесь не повторят, поверь мне. Конечно, Пьетро её допросил.
   - Фройляйн Хайнце, - рядом с ними возник незнакомый официант. Видимо, влияние места - здесь все не подходили, а возникали рядом, словно материализовываясь из воздуха.
   - Ну вот, мне пора, - Грета скорчила гримаску. - Тебя, я думаю, как свидетеля, тоже сейчас где-нибудь запрут. Так что встретимся на суде.
   Она махнула рукой и пошла за официантом. Даниэль остался в одиночестве, но ненадолго. На этот раз подошедшего к нему он засёк заранее, и с удовольствием уклонился бы от разговора. Но Пьетро Кавальери, лёгок на помине, едва войдя в зал и обведя его глазами, целенаправленно двинулся прямо к нему, и Даниэлю оставалось либо дождаться его, либо откровенно бежать.
   - Я вижу, Ральф уже здесь, - чернявый Пьетро улыбался. Его сопровождающие отстали, и Фёрстнер остался с ним практически наедине.
   - Да, это так, - сдержанно подтвердил Даниэль.
   - Побеседуем в более укромном месте? - Кавальери указал на одну из ниш.
   - Признаться, не очень представляю, о чём мы с вами можем побеседовать...
   - Ничего, зато я представляю, - новый глава клана ненавязчиво сжал его бицепс. Хватка у него была железная, и Даниэль счёл за благо подчиниться. Он уже имел некоторое представление о силе Ральфа, и знал, то та напрямую зависит от возраста вампира. Кавальери старше, а, стало быть, ещё сильнее. Можно было, конечно, поднять шум и привлечь к себе внимание, но это было бы как-то не по-мужски.
   - У вас ведь есть семья? - спросил Пьетро, когда они сели на диванчик в нише, и Пьетро собственноручно задёрнул тяжёлую бархатную штору.
   - Да, есть.
   - Вы виделись с родными? После обращения, я имею в виду?
   - Пока ещё нет.
   - Штейман не пускает, или сами не хотите? Впрочем, это не имеет значения. Должно быть, они удивляются, куда это вы пропали...
   - Да, наверное, - разговор нравился Даниэлю всё меньше.
   - А ведь они вас ищут, - доверительно сообщил Пьетро. - Во всяком случае, ваш младший брат вас ищет. Приехал в этот город, спрашивал о вас. Это так трогательно... Вы не получали от него сообщений?
   - Пауль в Эйкендорфе?
   - Да. Хотите на него взглянуть? - и Пьетро, не дожидаясь ответа, протянул Даниэлю свой смартфон.
   Съёмка была совсем короткая, но этого более чем хватило, чтобы Даниэль узнал удивлённо моргающего брата. Тот оглядывался по сторонам, явно не очень понимая, где находится. Его лицо занимало весь экран смартфона, потом тот, кто снимал, отошёл назад, и в кадр попал Пьетро. О чём они говорили, было не слышно. Кроме вампира и человека Даниэль разглядел стену, покрытую старой, крошащейся штукатуркой, но больше ничего видно не было. Потом экран погас.
   - Что с ним? - Даниэль сумел удержать себя в руках, хотя больше всего ему хотелось вскочить и вцепиться Кавальери в глотку.
   - Пока ничего, - Пьетро продолжал улыбаться. - Он цел и невредим, из него никто даже глотка не выпил.
   - Что вам от него нужно?
   - От него - ровным счётом ничего. А вот вы... - Пьетро убрал смартфон во внутренний карман. - Когда вас будут допрашивать в качестве свидетеля на суде, я хочу, чтобы вы кое-что вспомнили.
   - Всё, что я смогу вспомнить, я скажу и так.
   - А вот я в этом не уверен. Это совершенно пустяковое событие, которому вы могли просто не предать значения, и, как следствие, забыть.
   - Какое событие?
   - Звонок Греты Хайнце.
   - Она мне не звонила.
   - А я уверен, что звонила, - мягко сказал Пьетро. - Ну, или, возможно, отправила смс-ку. В которой просила передать Ральфу, что она скоро со всем разберётся и вернётся к нему.
   - Так вы... - Даниэль прищурился, - хотите обвинить Грету в сговоре с Ральфом?
   - В попытке сговора, - уточнил Кавальери. - Если хотите, можете добавить, что вы эту смс-ку случайно или намеренно стёрли и ничего не стали о ней говорить. Тогда вашего Мастера будет совершенно не в чем упрекнуть.
   - Это нелогично. Зачем Грете звонить мне, если она могла позвонить Ральфу?
   - Ну, например, затем, чтобы на суде он мог с чистой совестью поклясться, что не имел от неё никаких вестей. Хайнце умна и изворотлива, этого у неё не отнимешь. А если Ральф не знал о её послании, то и клятва будет правдива не только формально.
   - А если я откажусь? - по спине Даниэля побежали мурашки.
   - Думаю, вы и сами догадываетесь. Люди порой пропадают бесследно. Иногда потом их тела находят... А иногда и нет.
   Даниэль молчал.
   - Повторяю ещё раз, вашему Мастеру ничего не грозит, - Пьетро больше не улыбался, он глядел на Даниэля... да, почти с сочувствием. - Даже если он и получил послание, едва ли отнёсся к нему серьёзно. Ну, кто бы мог подумать, что птенец окажется способен на такое? Хайнце уникум. Так что вам до этой девицы? Она знала, на что шла, и знала, чем рискует.
   Он сделал паузу, но ответа так и не дождался.
   - В общем, стоит ли её жизнь жизни вашего брата - решать вам, - подытожил Пьетро, поднимаясь.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"