Архарова Яна: другие произведения.

О героизме, глупости, погрузке чугуния и тд

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Выросла телега из редкостного сора - из раздумий над фильмом, доброго слова и мысли на мой взгляд, не стоящем - который большой твердый знак, "АдмиралЪ" то бишь. Сноской: мнение сие хрен оспоришь, объяснить могу по пунктам - ежли найдутся желающие потребовать:) Верней парой эпизодов из оного. Охх, не нравится мне, что нам сейчас вкармливает массовое и разное под знаменами героизма и всякого прочего. Ибо героика - она штука такая. Грузить чугуний?

  1. Начну с банального - что всякая героика - штука древняя весьма, от корней камня - а вы найдите мне народ без своего героя - и как все древнее, в наше привычное взаимоотношения к миром встраивается острыми углами и оказывается на взаимоисключающих позициях.
  
  С одной стороны - для обычного порядка жизни всякая героика - штука редкостно небезопасная. Если умничать, то героические стили поведения, поступки и личности мягко сказать, рассчитаны на другую продолжительность жизни, равно как ее отдельную ценность и тд и проч. Но, вспомнив положенную мне приземленность, скажу другое: если жить в интересные времена пожелаешь не каждому - мы все это проверили на своей шкурке, то в героические времена - и вовсе - не дай боже никому. Продолжением тому можно сказать еще более цЫничное - что в мирное время в большинстве своем подвиг - лишь закономерное следствие чужого раз3.14дяйства (и - я мрачно - военное время нередко есть таковое следствие само по себе), ибо если возникает необходимость закрывать дыры в плотине собственной тушкой, значит кто-то до того поленился проверить ее ворота вовремя и отремонтировать более подходящим материалом. Из того еще получается странное, что если эпоха всячески культурно-идеологически требует от своих граждан всякой способности к геройству, можно смело предполагать, что процент раз3.14дяйства в подходах лиц обязанных и прочих к чему бы то ни было в этой же эпохе вырос до опасных пределов, и соответственно необходимость в подвиге закономерно возникает все чаще и чаще. Впрочем, возможно - "песни не виноваты" - просто процент рас3.14дяйства закономерно возрастает, когда эпоха начинает обваливаться.
  
  Но далее странное... На всех порой находит склонность потырить цемента со стройки дома в сейсмоопасном районе, слегка забывая о том, что живут в нем же - но что тряханет - и когда тряханет - дело не их и мало предсказуемое. Разумеется, есть свои всякие подвижки тектонических плит и прочее - но - бывает: трясет - и думается мне: героическая эпоха таковое и есть - минуты (в геологическом смысле: годы) - землетрясения, и часы еще - после.
  
  Вот оно в том и дело - бывает: трясет. И хрен тут предскажешь, когда тряханет и с какой интенсивностью... А еще - вот сильно сомневаюсь я, что силы затрясти землю были у "средств английской разведки", якобы устроившей нам революцию - и примеры далее: средствов не хватит.
  
  Но решать почему и кто виноват - будут благодарные потомки, а пока оно вот - затрясло и рухнуло; и далее - "монтеры, перед вами выжженная страна, у вас в сумке два гвоздя и камень, имея вот это воздвигнете город". Потому и не дай боже никому жить в героические эпохи - тем они и отличаются, что другого ресурса для затыкания конкретно обнаруженных дыр у них нет. А вот физически - нету. Кроме местных жителей... А дыр тех - весь домик, рухнувший на голову. А решать, почему и кто виноват, когда водица хлещет, трудновато ж... Однако решают - как следует, и кого попало, и тех уложим в пролом, а то одних героев увы, не хватает. Соотношение подвигов и жертв вокруг - в том числе, невинных - с мифологических времен если и изменилось, то не в пользу мирного населения. Эпоха, которой приходится делать из людей гвозди, неизбежно использует их по назначению - то есть, забивает. Причем чем более светлый и лучший мир предполагается строить - тем, опасаюсь, больше укладывается ему в фундамент... дальше которого дело вряд ли пойдет. Тоже - из законов эпохи. Эта топка топится исключительно людьми, а они - отвратительный горючий материал: на восемьдесят процентов состоят из воды, оставляют кучу отходов, да еще иногда и имеют наглость возмущаться, чего это их так используют? И стоит только прогореть первоначальному запалу - и стоит только имеющейся температуре времени подняться до сколько-нибудь комфортной... И с упорством всего живого между героическими величиями начинают протискиваться самые ужасненькие враги - пресловутое "мурло мещанина". Я далека от стремления непременно хаять это понятное, человеческое - ну все, версты пройдены, разруха отстроена, "жизнь одна, второй не будет", смысл гореть-то - что в прямом, что в переносном? Что мы там ни говори, в расчете на какую сейсмоопасную обстановку не возводи - дом строится не для землетрясения - для жизни из года в год и изо дня в день. И кто бы там не держал небо над "любимым городом" "на каменных руках", держать приходится и землю - тем, кто живет, растит и производит... Уточню цепляющимся: я не противопоставляю, когда грянет - из таких может получиться все, что угодно - от всех настоящих людей на свете до ох, разного - тоже человеческого...
  
  А потом я тихо добавлю, что рушится оно еще по одному поводу. В некоторых условиях героика становится не только неуместна, но и небезопасна. Их до фига на самом деле, но жизнь-как-она-есть - одно из них со знаком непременно. Не знаю, как это назвать не умничая, но представляется так: время подвига - время совершенно отдельное, вырезанное из общего его потока. Оно еще больше направлено, чем наше дурацкое общепринятое представление, утверждающее, что то - прямая и никак иначе - прошлое, будущее, настоящее - теряются только точки начала и окончания. Как нельзя более четко обозначенные во времени подвига - оно, пользуясь незнакомой мне геометрией, отрезок, где и время движется с другой скоростью - быстрее ли, медленнее - по-другому, и в любом случае, "мне б только до этой канавы - полмига, полшага прожить". Оно стремительно - и стремится оно к концу... за которым не видно никакого "после". Здесь я ужасно разойдусь со всеми понимающими и умными, но по мне - никакого "во имя" непосредственно в этом времени не остается... Может быть - до, еще как - может быть после, если будет после - внутри же... "Что вы думали, когда спасали?" - "Ничего". То, что начнется после - вовсе не факт, что начнется, оно за скобками, за временем подвига, до него - как от "взять высоту" до "победить в войне"... И что дальше? Да ничего, в общем... Пока само действие, внутри которого выполняется отдельный подвиг - будь то победить врага, достичь северного полюса и т.д. примерно совпадает с ним по направленности - а также - иногда "а главное" - окончательности результата.
  
  Но когда тот же "метод" пытаются практиковать в областях рассчитанных на другой стиль действия и развития - медленно, шаг за шагом, рассчитывая на то, что и жизни гораздо дольше - как растят сады, и иногда - детей, в пространстве, где нет единого огромного результата, после которого - все уже неважно; где результаты - те цыплята, что по осени считают: по каждой осени... И вот здесь-то, после великих свершений - как кончается время подвига - начинается расхлебывание заваренной каши, что оказывается крайне несъедобной... Нельзя строить мост как временную огневую точку - рухнет. Там, где начинается "битва за урожай", все шансы через сколько там лет - ждать пустых полей и гуманитарной помощи... А чуть раньше - пьяного зоотехника Васю, что оставил непогашенную беломорину на сеновале, из-за чего героической школьнице Маше, про которую напишет Пионерская правда, пришлось вытаскивать телят из горящего коровника... Про этих Маш, когда "рушилась держава", писали неимоверно много, это еще я помню. Потому что ну на фиг драться-то? Причем пример не совсем верен: долбает такая ситуевина не неизбежный балласт, которому - гори оно все мелким пропадом, и который быть обязан, а как раз ту опору, что работает - и любит, и умеет это делать. Разумеется, оно не единственная причина наступающей после фигни, но одно из... Вот не вспомню советских времен произведения, где так громко недоумевал положительный главгер, директор завода или чего-то в этом роде: но почему я обязан сражаться, бороться и т.д. - дайте, сукины дети, работать!
  
  На всякий случай уточняю: упаси все боги меня кидать камни в тех, кто делал ракеты и перекрывал Енисей - и даже в тех кто вещал и командовал - с оговорками сильными... Не есть дурная цель победить - врага, Днепр, северный полюс или вселенную. Не есть дурная цель сделать лучше то, что умеешь делать и видишь - мог бы понять - как это делать лучше. Более того - первая без второй не держится - а чего ради? - вторая без первой закисает - с тем же припевом - это я чуть позже, в главных странностях темы. Не есть дурное время, когда они идут рука об руку - это неплохое время... утопическое, как все неплохие. Но что-то явно дурное начинает вырастать, когда первый, получив на свой вопрос "Чего вы хотите - завоевать вселенную?" закономерное "Я хочу сделать лучше" - отвечает - вслух или про себя: "Ну и бред мне несут!"... мрачно предположу: закономерное же - закон, мать его, героики... Вот здесь уже где-то появляется ма-аленькая трещинка в общем металле, на которой - все когда-нибудь да обвалится.
  
  За "ну и бред" следует закономерное "а тебе оно надо?" - а "не высовывайся", а "будь как все"... в кого-то это счастье вбивают в голову, а кто-то - получает уже готовым в колыбели, и, как ни парадоксально - нужен высокий градус содержания героики в крови, чтоб оное предисловие одолеть... А градус - время-то мирное - исключение, а эта топка на другом работать не может, и требует - человеческого материала - героизм, как все сильнодействующие, штука к тому же вызывающая зависимость. А как это вырабатывается в крови - подозреваю, доселе имеет десять тысяч объяснений и мало кому известно. Но человек ищет где проще - и по всем обращениям идет звучная трескотня о битвах за... Когда вслух вещают "Будь героем!" - но герой - штука неудобная, и на официальный это переводится двумя вариантами: "И пойдешь фтопку!" или "Не высовывайся!" - эффект понятен? Это погрузка чугуния на подгнивающие опоры - рухнет. С вариантом - утонет в болоте - пресловутого "на фиг надо" и прочее, прочее... Мы в нем и сидим - отчасти - и отчасти потому я и не кину камнем, и мне тошно - от тех, кто кидает - потому что мы до сих пор живы только тем, что делали те: мы ездим по их дорогам, потребляем ими добытое и найденное, и когда ищем, что вспомнить и чем держаться - цепляемся за их победы. Этот дом построен так, что до сих пор не рухнул на голову, что бы с ним ни делали... И все кажется мне, что я там ни пиши в рекламных статьях - вся наша новая эпоха - оно только конец эпохи, отсрочка, пауза - в накренившемся доме, а девятый вал где-то там, за горизонтом - а там "за мутною пургою что-то видится такое, что и страшно разглядеть"... Горячо надеюсь, что я не крутой футуролог, ибо не хочется мне желать - ни себе, ни нынешним маленьким - понимать своей шкурой разницу - между преддверием и эпохой.
  
  Но одновременно - ох, не нравится - ох, как мне не нравится - то, что творится сегодня... Весь этот громкий - напоказ - героизм и призыв молодежи к подвигу... По-моему на нас опять пытаются нагрузить чугуний... слегка не позаботившись о том, есть ли нам на чем стоять. Ну - простейший пример - знаю, что я им задолбавши, но что поделать - больная тема... А-а-а-а, у нас - демографический кризис, семья - чудо природы, рожай, сцуко, семерых - а то, что выплаты на детей у нас нецензурны - что поделать, средства ушли на социальные ролики с призывом, они важнее - подтекстом: то, что впереди уйма предвиденных битв насмерть - от роддома до военкомата, и неведомо, сколько непредвиденных - так а фиг ли на свет производила? - а че, держись, мы тобой гордимся, это как его - мать его - героизьм, вот. И бог в помощь.
  
  Что тут скажешь? Что действовать в условиях, когда "подмога не пришла, подкрепленья опоздали" - героизм он и есть. Что такое веселье подхода к людям сверху - пожалуй, промолчу - ибо у меня даже нецензурного эквивалента нет. Что, наконец, чем дольше я на это смотрю, тем меньше мне хочется отзываться на призывы - что "сцуко, рожай!", что "сцуко, работай!" Хотя иной раз я и печалюсь сильно - все ж таки это моя земля, а я рас3.14дяй и тунеядец.
  
  2.
  Но я хотел дальше. И еще одно нечеловеческое.
  Что в то не самое прекрасное время, растянутое на столетия, когда человек окончательно перемешал статусы и убедил себя в том, что святых не бывает, мы немного забыли что - чья принадлежность, и основательно перепутали необходимые качества и свойства человеческих собирательных. Ну и стереотипы времени предыдущего нам тоже здесь изрядно картинку подкрасили: а других святых у времени не было.
  
  Так вот - вовсе не на героя возложена задача игнорировать материальный мир и его достаток. Его - иной раз куда более непростая - с ним справляться. Ни "это ничего не стоит" записано здесь в отношении к миру, но "это стоит - но это неважно; но - а ну-ка, отними!" Пресловутый материальный достаток - это то, чего во времени подвига не остается - он где-то за чертой, где может быть, а может и не быть... Причем, там же за чертой - этому "нет" условно позволено превратиться в "есть". Мы не возражаем против "полкоролевства", достающегося герою. Нет, он вполне может - и это обозначено порой, как предпочительное - и отказаться, "на деву не глянет, награду не примет" - и пошел себе дальше - но оно исключением - идеалом, и сказала бы - тоже - смесью статусов. Но равно те, кто ищет "себе чести и князю славы" - вправе потребовать исковать себе серебряные ложки: одна из - по мне - характерно героических историй...и второй уже вопрос, что они там наискивали. Между "дОлжно" и "позволительно" не непроницаемый барьер, а так - забор - с системой КПП представлений внутренних и общественных... иногда - с колючей проволокой и пулеметами. И, исходя из имеющейся парадигмы - герою не дОлжно сражаться с тем, кто слабее - для себя же и нелестно: честь-то какова? - дальше больше: герою не дОлжно отступать с поля боя - теоретически... а практически - отступить, собраться с силами, вернуться, надавать по ушам - от правды не отступит... И в продолжение: а вот после выигранного боя разнести вдребезги и в свою пользу вражеский обоз... оно возможно некрасиво - песен о том не споют - хотя вопрос: какая культура - в некоторой - еще как споют; и еще вопрос - насколько велика вероятность у поющего оказаться в качестве этого обоза - вон, сколько песенок у нас проскладывали про героических флибустьеров - а разницы-то? Однако категорически недолжным - вплоть до отказа в статусе - оно будет далеко не обязательно, более того - это надо постараться, чтоб оно таковым было... Или - должно пройти время. От постройки эпохи до падения ее. В гнилье всегда повинны не "мы", предшественники, и понятно, какое лучшее оправдание, и вот высокоморальный юноша или благородная дама, представления не имеющие - как это - война и трофеи (и чьими, спрашивается, трудами - не имеющие?) повторяют, что как это, какой он герой, вон - сколько трофеев вывозил в компромат.ру написано. Я пожимаю плечами - и говорю, что и то, и другое - может быть верно - и области эти пересекаются - с вероятностью, чаще, чем пишут правду разоблачительные статьи.
  
  И вообще - это сноска в сторону, хотя и сторона та по прямой. С искусством поставить материальное на достойное его место - достойное и все же не первое - совладать старалась всякая эпоха, да ни одна еще не совладала. И наша тут веселее многих - ох, как по ней видна череда ее восторженных поклонниц, что во времена оные, выбравшись "за рубеж" "просто плакали" стоя у прилавков с бо-ольшим выбором колбас. Эпическая песня - почти мифологическая - я ее слышала не соврать раз пять от разных.
  Да-да, я уже принял, что сама оценишь, когда дети голодные дома заплачут - не знаю, может быть, оценю. Однако ж осторожно припрятываю "ну нашли, о чем плакать!" - я колбасу люблю, всякую-разную, и когда ее много - оно хорошо... Н-но (а, можно озвучить - все равно никто не поверит) - какой завистью завидует то во мне, чему я не совсем верю, одной моей героине - и пусть картошка, фаршированная картошкой, было бы - чего ради...
  
  Но ладно бы с ним, с материальным, добавлю и больше - и ангельских черт характера герою тоже не предписано. Однако ж героизм не святость (да и святость-то далеко не обязательно кротость и терпение). И в том, что было от корней - и прорасти может - там и жесткость, и упрямство, и мстительность, и обидчивость, и ревность к славе, и еще дополните список... И еще вполголоса - причем порой те заковыки характера парадоксальных свойств: что с одной стороны - без них и герой не стал бы таковым: из-под огня выводят не под "спасибо, извините", а нередко под родной многоэтажный - а с другой, и каждый такой поворот характера иной раз стоит потерь таких же живых - кого не вносят в песни на века, разве что - в списки потерь. И порой - тебе ли, после и в тишине, сказать что-то против? - это небо запомнит миг, "когда обернулся Орудж", а здесь - "живые нужны живым"... Но и как не вороти меня от так любимой многими героики ради целей высоких и невнятных, того самого прекрасного "ах, как славно мы умрем", что подставляет своих людей под выстрелы - оно тоже входит сюда же, и на тебе после солнечную славу, не как-нибудь...
  
  Но далее - за "на тебе", за всеми моими трезвыми мыслями, вылетает поворот на сто восемьдесят. Я же говорила в самом начале, что штука оно парадоксальная. Героика - как все, со сроком давности за всю нашу память - еще и платформа, место, на чем мы стоим - и очень плохо умеем иначе. Если разгоняться: еще один доступ к тем колодцам подземных рек времени, где люди умели становиться богами. Но если и вернуться на землю... То, что человечек скорей всего рухнет, ежли его бесконечно заставлять грузить чугуний, отнюдь не отменяет того, что человек - он потому и человек, и кровушка у него теплая и красная, что в ней содержатся примерно те же атомы, что и в чугунии. Будь это время и эпоха, будь это хребет отдельного человека - небо над тобой держит в том числе и это - непонятное - но в крови. Чтоб дышать было просторнее. Здесь мне трудно, у меня в крови этого мало, достаточно чтоб понимать, и чтоб стыдно было высокопарствовать далее. Но просто: именно то, что обладает свойством железа притягиваться - к полюсу - хотите, к небу - хотите, к пути, которому следовать - все равно звучит высокопарно и отвратительно... и, кстати, также сбивается на разные...магнитные аномалии. Впрочем, стрелка у этого компаса чаще всего повернута на юг - я тоже глубоко убеждена в том, что героизм начинается от "не могу" - не: "я хочу так", но "я не могу иначе". И еще - ну, уж совсем выеживаясь: когда эта штука работает, она охренительно портит жизнь-как-она-есть - но когда эта штука работает, когда порой поперек всего включает тебе это "не могу" - насколько ты чувствуешь себя сильнее - и правильнее, чем когда все-таки можешь. Далее зашкаливает доля пафоса, скрываюсь и говорю об общественном. А оно та же самая фигня - с человеком и с обществом. Хребет. То, что держит небо - и помогает двигаться - вперед, где бы ни полагали тот перед. То, что - и те, кто - удерживают плотину - удерживают мир, землю и народ(-ы) в единстве - от бардака и войны, и тех волн истории, что и шумят где-то за ней, и хоронят времена и государства. Народам было - зачем - возводить героев к богам. Но далее же - уже обозначенной странностью - чем больше у народа этого железа в крови - тем проще делать из него гвозди - и тем сложнее, порой и страшнее жить... Правда вот (не мной раскопано: по работе Льва Аннинского) - остается вопрос: знаете, а эти давно ушедшие девочки и мальчики, умевшие говорить - что не стали нашими бабушками и дедушками, их почти поголовно выбили, кого - война, кого - что творилось в стране - они ведь называли себя "счастливым поколением". Страшное они дело, песни - не лучше героики.
  
  А далее следует - "но": а чем меньше? - я правильно помню, есть еще одна правда метафоры - кажется, какие-то соединения железа тоже сохраняют от гниения? Человек без единого внутреннего "не могу" - без своего истинного полюса, где бы он ни был... По мне - сие есть объект и печальный, и непроизводительный - да не "общественно" - что хуже, внутренне. Состояние "все позволено" - оно на самом деле очень тоскливое. Непродуктивное. Гнилое. Любая работа - выбор, отказ - требующий в том числе и хребта... разной степени гибкости. Но парадокс в том, что именно такого человека очень быстро начинают воспитывать эпохи, на словах требующего героизма. Даже не винтик великой машины - смазку. Простите, мне дальше безумно трудно - оно четко чувствуется, оно нездраво пафосно, я не знаю, как это переводить. Ведь "делай, что должен" - обречено обращаться к тому, кто умеет - быть должным, а оно - ой, какое непростое умение... да еще вдруг оказывается - ча-асто оказывается - что умеющего могут перехватить - самые разные вожатые - куда высшие глашатаев эпохи. Остальным требуется четко расписать программу - а что этот "ты", собственно, должен; а долг - понятие внутреннее, то, что извне - уже не оно; не совсем оно - и часто буквальный перевод тому: делай, что мы хотим. Рано или поздно подгнивают в такой ситуевине что верх, что низ... Потому что "хочухи" во-первых, с неизбежностью начинают расползаться во все стороны - свойство у них такое. А во-вторых - эта рыба гниет не с головы, но с желудка, оставляя закономерное пустое пространство между "нами", кого, простите, ебут. И "теми кто велят". Пространство, которое всегда способно наполниться бунтом - или буферным болотом разнообразного - под главным девизом "мы тоже хотим хотеть". Задумчиво - именно поэтому любые "они", желающие устоять - должны и обязаны оставлять то пространство - под потребление и хочухи "народной массой" - как можно больше. Уже говорила: всякий бунт есть только несоответствие силы давления и высоты крышки. А если он оказывается удачным - говорит об одном: крышка прогнила.
  
  На гнилье ее есть один тест - странность еще большая. Как ни странно, то, что полагают иной раз средством развалить мир - и героику в том числе - есть и средство его сцепить. Бок о бок с героикой - как вода рядом с плотиной - идет вечный ее спутник. Как вода подтачивает плотину, проверяя на слабину, как плотина должна позволять воде течь - если не хочет стоять на гнилом болоте... Припомните, что происходит с официальными - а уж тем более, официозными - героическими песнями и речами, стоит им попасть народу в руки? "За царя и Русь Святую уничтожим мы любую рать врагов" - гремит маршевая команда... И что же отвечает ей - и ведь тот, кому с этой командой идти - возможно в бой, возможно - на смерть? - "У тятеньки, у маменьки просил солдат говядинки - дай, дай, дай!" Это тоже - от камней и корней - миф знает, что делает - когда вставляет - прописью: в корпус священных текстов - "Перебранку Локи" - и иное разное, выставляющее Старших в виде отнюдь не благовидном. Мир знает, что делает - когда в век какой серьезный, когда за слово в огонь идут (ведут - что?) - складывает "Литургию пьяниц". И, переходя ко времени более близкому: наши недавние тоже знали, что делали, вполголоса напевая вслед репродукторам: "Нам песня строй пережить помогает..."
  
  Ага - именно это оно и делает. Смех - именно над самым возвышенным и героическим - это первый тест на прочность плотины - где гниет, у какого колосса глиняные ноги - и именно потому времена, которые запрещают смеяться, рано или поздно начнут затапливаться из всех щелей, потребуют героев и завершатся болотом - тому и мы свидетели. Но и не только - не мне же - после разнообразных умных авторов повторять, что смешное и сакральное - противопоставлены, ага - как зерно и плодородная грязь: чтоб был - мир и хлеб - оба нужны. А помимо - смех еще и первая и самая действенная из всех трудовых песен - там, где надо поднимать неподъемное и всячески грузить чугуний. Плач работает - как успокаивающее, и временами - как целительное средство, и поэтому в иное время говорящих "не плачь" надо бить больно: фактически они говорят: не лечись... и поэтому - имею мнение, хрен оспоришь - умение жалеть унижает не больше, чем обезболивающее - а то, правда, умеет: и уколы нередко делаются в далеко не пафосную часть тела, и - если переборщить...да и подсаживающим на себя эффектом многих таких средств - отличается, однако ж... Смех порой тоже работает обезболивающим, как там название - средством останавливать страх - но главное - природным антидепрессантом и стимулятором. Тем самым "а жизнь-то налаживается": пока над ситуевиной можно сказать - смешно, и рассмеяться - шансов на то, что она тебя угробит, у нее маловато. На умении смеяться - над собой, над окружающим и над разным еще - кто не выплывал?
  Но смех бывает разным: иной - как кофе, а иной - такая дрянь, запрещенная законом, что еще непонятно, что хуже-то. И стоит не забывать, что на всякие там стимуляторы тоже подсаживаются. С отвратным эффектом.
  
  Сначала еще сноской в сторону: именно смех и плач отмечают пространство - временное, географическое и какое угодно - как пространство, пригодное для жизни. Как огонь, зажженный в доме - здесь живут люди. В месте и во времени - где невозможно - ни плакать, не смеяться - происходящий процесс называется как-то по-другому. Выживанием. В лучшем случае. Интересно, что профессиональный юмор тех, кто живет и работает условно говоря на границе между жизнью и выживанием - порой сильно сдвинут в сторону от общепринятых границ "над чем нельзя смеяться". Расчистка пространства - себе и тем, кто рядом... Второй вопрос, что надо действительно там работать: строить границы - на продвижении от космоса в хаос, чтоб позволять себе так смеяться.
  
  А еще одно свойство смеха - удивительная его живучесть. Царства и победы канут во мгле - а насмешка качества детской дразнилки над одним из победителей улыбнуться заставит и сейчас. Смешное переживает - и победное, и священное - а уж тем более разное официальное... И распевать: "Тихо в лесу, только не спит барсук - яйцами он зацепился за сук, вот и не спит барсук..." - принимаются подростки, понятия не имеющие об оригинале... (О котором - мнение хрен оспоришь - при всех сопутствующих фактах, мнение мое остается скверным крайне: так сочетать музыку и текст нельзя... и где-то там на заднем плане бродит призрак грядущего - где все рухнет).
  
  Однако не только переживает, но и подрывает тоже. Здесь - я не знаю, как четко расписать и обозначить; но оно чувствуется, как граница, подозреваю, что параметры ее постановки разные, для каждого свои... И - задумчиво - как долг - граница этого "можно" и "нельзя" - тоже дело внутреннее. По мне примерно получается так - вещи, над которыми можно смеяться - для тебя живые; вещи над которыми нельзя - они раненый кусочек, болевая поверхность - то есть живые трижды; даже когда кажутся с поверхности мертвыми совсем... Но вещи над которыми официально нельзя смеяться - они начинают умирать, это шаткая стойка, к которой поток энергии внимания и укрепления не идет. И первый же напор воды - вышибет на фиг. Беда в том, что мертвое, брошенное в воду - оно заразно. Граница смеха есть не там, где предполагает разномастная толпа профессиональных моралистов: смеяться можно надо всем, но не надо всем - безопасно. Но она действительно есть - граница, где побочные эффекты превышают пользу, и - неважно над чем ты смеешься, над миром или над собой - в первую очередь бьют они по хребту, и имеешь все шансы однажды проснувшись увидеть, что небо свалилось, а ты стоишь в говнище непролазном. А тащить себя из болота - задача куда как непростая. И что там ни говори разнообразные мудрецы про человека, какая он тварь прожорливая и трахательная исключительно - врут; не знаю, чьим там образом и подобием мы есть - но без того самого пути и возможности стремиться куда-нибудь - если это что-нибудь расположено впереди и выше - тухло этой тварюшке. И гнило. Остальное не держит.
  
  С обществом же штука еще дурнее. У дна есть свойство - казаться вершиной - тем, кто пролежал достаточно долго. И жизнь - это скользкая горочка, где есть все шансы покатиться, перестав карабкаться. Причем обществу это проще - оно тяжелее. И отдельные детали скатятся далеко весьма... Боюсь, за теми, кто говорил - "гы-ы" на любой минимально достойный поступок (и искал в нем подтекст наживы: логичный вывод - для того, у кого небо лежит где-то на уровне асфальта) - почти законно вырастут те, кто говорит "гы-ы", зашвырнув бутылку с горючей смесью в коляску младенцу.
  
  Смех - живучая вещь, но иногда - это страшная живучесть. От чистой и целебной воды иных рек, до такой грязи и отравы, что и подойти стремненько. Иные шутки почти реально воняют прорвавшейся канализацией.
  Беда в том, что плотины располагают к застою воды, а застой - к гнили. И официальные, тем более - официозные герои располагают говорить о них - гы-ы...
  
  В общем, беда с этой героикой - и с ней тяжко, и без нее - никак, но жизнь - на то она и жизнь, никак не желающая быть прямой - и идущая себе неровным маятником, никак не устаканивающимся на точке равновесия. И сколько бы очаровательные профессионалы не твердили нам, что все это - фигня и комплексы, они с вероятностью правы, но... Все равно придумают - даже если не давать. "У нас нет никаких героев, мы живем реальной жизнью!" - радостно твердят взрослые и мудрые - а потом торжественно идут смотреть, как двадцать два товарища бегают за одним мячиком, и громко кричать, когда мячик попадает. Или перелистывать журнал ТВ-парк, следя за жизнью кого-нибудь там... Или побеждать в очередной компьютерной войнушке... Этих "или" десятки тысяч - особенно у тех, кто говорит "на фиг оно надо?" "не верю" и прочую пургу про реальную жизнь.
  
  3.
  Но есть и те, кому "не верю" не сказать. Как ни пиши "поэмы без героя", тсукин сын герой все равно туды влезет. Причем чем ближе то искусство к "народу", тем более обязательно влезет. Веселье вот в чем: отдав изучение мифологии филфакам, мы слегка позабыли - повторял и повторять буду - что ни хрена она не "элитарный" вид литературы и если уж дальше - не литература вообще. Первородный расплав - каша общего стола, из которого зачерпывает каждый в меру голода и вместимости... "Элитарные" ж тысячелетиями кривят лицо, утверждая "мы такого не читаем" - и что всех этих, непочтительно подходящих к богам и правителям - гнать поганой метлой из идеального города. Бесполезно, правда:) - ветер всегда приносит семена сорных трав. Это тоже не мое - это частично подарок от (забыла имя-отчество) господина Жаринова, преподававшего нам много что - своеобразно, но именно это по мне бесспорная правда - мифам ничто не мешает прорасти в высокой литературе, но если хотите оценить современную мифологию - зачерпывайте массовое: статьи в желтых газетах, мягкие обложки и фильмы и даж рекламу...
  Второй вопрос, что в поиске с удивлением убедишься, сколь оно несовременно...
  
  Сразу отмечаю для любителей говорить: это все фигня, всякие правды мифа ты туда вчитываешь, а автор хотел сказать совсем не это. Да, верно - автор хотел сказать совсем не это, все повседневно и просто, а я умствую, реальная жизнь производит реальные ценности с десяти до шести и после, мифы - это такая книжка с картинками для детей среднего школьного возраста, небо в клеточку, земля в полосочку - до свиданья, мне не интересно. Я - тварь дикая и глубоководная, и жить в мире, где смыслы растут из смыслов - мне ценней и полезней, это обеспечивает мне воздух и с него же - прикрытие из самых неожиданных источников, от самых ощутимых неприятностей. А уж что реальней - разберемся где-нибудь.
  
  А далее - я приближаюсь к сору, из которого выросла вся эта телега. Мифы не пишутся, да. Но иногда из этого первоморя автором вылавливается на редкость богатый улов...с непредвиденными последствиями. (Доброе утро, драгоценная "ролевая культура"). Иногда ж наоборот - нечто непредвиденное умудряется быть закинуто в этом море, найти там питательную среду - и в итоге иной раз выдать эффект непредсказуемый - часто по приятности равный пачке дрожжей, кинутой в туалет типа сортир. "Белинского и Гоголя" мужик с базаров не понесет...ни в какие века не понесет, ну вот увы (хотя по мне - и не увы, ежли речь о Белинском). А крупными буквами написанное ловко-агитационное нечто - может и прихватить. Может употребить по первейшему назначению (в сортир, то бишь) - но может и по предназначенному: в голову... И если море там найдет свое - туши свет, кидай гранату, все равно поздно. Странность законов жизни: дикие идеи слишком часто выигрывают у разумных.
  
  Так вот, мифы не пишутся... Но их во все времена усердно пытаются писать - и подкидывать в "общественное сознание". И не могу сказать, что в большинстве безуспешно. Бывают промахи, бывают удачи, бывает белый полярный зверек - в попытке создать обществу правду мифа - что ты есть, куда тебе идти, и - в том числе - как тебе представлять, что героика и кто герой...
  
  А так как "пока наш народ неграмотен, важнейшим для нас искусством являются кино и цирк", и со времен сказавшего эту фразу здесь очень мало что изменилось - "всеобщее среднее" помогло мало и сомнительно - то черпать полной ложкой нынешние виды мифологии и мифостроительства из шумных движущихся картинок - самое милое дело. Второй вопрос, что мне оно не очень просто, покольку вырос я слегка по-другому, и "картинка" для меня слишком напориста и объемна. Внимание: и из самых что ни на есть популярных и массовых картинок - элитарное кино, в т.ч. тщательно реконструирующее разнообразные мифы - дело другое и третье, и по мне, картинки, еще раз, плохо воспринимающей - нередко дело гиблое, столь же пригодное для жизни - и душеньки, порой - как музейный черепок для пития: обыкновенная чашка из Икеи и даже пластиковый стаканчик пойдет лучше...
  
  Но вот от той смыслы, что вылавливается из шумихи, у меня волосы отчетливо начинают шевелиться и шипеть. Увы, в Ъ раскапываются не только феерические ляпы, но и опорные конструкции постройки некоего мифотворчества. Некоторые вполне общие - их из песни не выкинешь - из любой песни, любого качества... Ну, ту же черно-белую полярность царств - верней, тут красно-белую, и то частично - лень пересматривать, но помнится - у противоположной стороны практически нет лиц - мы их не видим (за одним характерным исключением, о котором после): бронированную дуру, выстрелы, абстрактных тех, кто бастуют (кто? - почему? - наверно, на коленях стоять под "боже царя храни" на сибирском морозце поднадоело) и т.п. т.д. - чуть-чуть сгладить углы жизни-как-она-есть - и фактически - героя перед хаосом. Причем героя узнаваемого тоже: с одной стороны, командира великого и жесткого, способного при поддержке Высших Сил (всенепременно) на деяния порядка непростого, а то и около сверхъестественного - однако ж не лишенного своей "пятки" уязвимости и неправильности. Он - почти классически - влюблен в чужую жену, и в итоге - почти классически же - бежит - от врага - от судьбы ли? Правда жизни взаимно показывает правде мифа фигу, и обе любуются результатом.
  Но с общими - да бог с ним: у нас просто нет другого колодца, и сложно найти такую штуку, на которую правда мифа не дыхнула хотя бы малость.
  
  Хуже другие детали. Объемом поменьше. Как сделать так, чтоб море человеческого восприятия эту историю приняло - как свою - с вероятностью: как правду - "как все было на самом деле"? Зацепи его за имеющиеся - равно за системы представлений и правды мифа, известные веку и году. Веками рассказываешь - про волю и богатство, караешь сытых гадов и поешь про героев, им надававших в глазик, а еще желательны молочные реки и кисельные берега - на тебе "землю - крестьянам", и "мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем!" - а уж что тебе выдаст правда жизни под таким вот соусом - вопрос второй (а выдаст - по определению дрянь).
  
  Впрочем, иные времена - иные песни, труба пониже, дым пожиже, слава богу. Да и цеплять проще - за слабости, над которыми мы мало склонны задумываться - что принимается само собой - и само собой пытается встроить в ядрену парадигму. "Они такие же, они похожи, они совсем как мы", - герои старательно говорят языком эпохи, их рассказывающей - и поэтому правде жизни показывается очередная фига, и офицерское общество зеркалит до падения челюсти светскую вечеринку века нынешнего, и в том же начале ХХ века - женщина среды отнюдь не богемной - позволяет себе едва ли не на всю улицу орать едва ли не: "Я с ним не спала, если это тебя волнует!" Правда жизни говорит: "ик...!" - правда мифа усмехается: "вчера тысячу лет назад" - "они такие же"... Есть зацепочка еще восхитительнее - она правда несколько грязного свойства, ну что ж поделаешь. Лица - лица революсьён матрос, таки возникающие в кадре. Ибо оно не только - по меткому замечанию одной милой леди - готово вот-вот спросить: "Че, закурить не найдется?" - оно еще и спросит с характерным акцентом... Ибо все эти лица - пардон за выражение, но терминологически точно только так - вполне современные "чурки черножопые". Образ уже почти мифологический, однозначно негативный - и вполне подвигающий в правильном направлении головы дам и барышень - тех самых, что вздыхают и плакают: вот как все оно было. Сразу сделаю сноску: вопреки общепринятому прототипы мифологических образов вполне часто и щедро встречаются в действительности...что не значит, что в действительности они были таковы - и что не были тоже. Взаимодействие этих правд - узор очень хитрый и очень цветной... и небезопасный тоже - очень. Но о нем - долго и отдельно, а вот что еще подумалось вслед - может, и впрямую срисованные кадры и сцены "Титаника", во множестве попользованные в Ъ играют ту же функцию - позволяют узнавать знакомое - и - ибо дамы и барышни соответственного склада - романтишное весьма?
  
  Но впрочем, фиг с ним - принимается ли оно за "как все было", нет ли, предвидены эти крючки или сами выросли - миф плох тем, что от него не увернешься... Вернемся к теме - к героике собственно. И - знаете, я не удивляюсь, почему впечатленными с фильма уходят дамы и барышни, и почему иные мужчины - которые мужчины действительно, но пишут - что Ъ - не (с)только дерьмо, но и что-то еще - обычно продолжают дальше, что он вовсе не про войну, но про историю любви... Потому что в любви им традиционно позволено быть внимательными не слишком - и я сама промолчу, ибо по авторитетному мнению ни фига в оной не понимаю... но все же эта прекрасная героиня с лицом куколки - резиновой - абсолютно одинаковым на любое событие - ну да фиг с ним. Потому что "про войну" там - мама моя родная, кто меня будил...
  
  Подробно мне честно лень - там много чего забавного можно откопать - но пересматривать для вящей точности это я не захочу. Расскажу только о зацепившем же. На всякий случай делаю сноску - мне немного пофиг, если в жизни-как-она-есть оно было и так. Правда - честно скажу - сомневаюсь. Меня интересует, как выполнен конкретный образец героики, и что нам на его правах предложено. Их два.
  Номер раз - трагический эпизод с героем второстепенным и пафосным без страха и упрека, зато едва ли не с блаженной кончиной - с пафосными словами за Россию и прочее... Угу, но что нам предлагают перед тем?
  
  Итак... "За царя и Русь святую - ну, в смысле, за этого правителя земли русской свет-его-Колчака - уничтожим мы любую рать-вра-гов..." И - в реч-ку бухЪ!
  Далее следует пафосная сцена отказа от переодевания в чужие штаны - отморожение, гангрена, героические действия разной степени тяжести - пафосная гибель надежды России со словами об оной... Далее очевидно предполагаются дамские вздыхания и девичьи слезы...
  
  Злая тетка Инги, вообще, как многие эгоцентричные сцуки, существо сентиментальное - дай только порыдать над чужими пафосными страданиями (вы не верите? - я тоже)). Но - что делает Инги? - Инги смотрит на экран и говорит: "Армия, бля!" Да мелочи - разумеется, мелочи - героические картинки они и проваливаются на мелочах. Интересно, а карта у них была - ехидно ухмыляется она вслед. Ладно, Сибирь - земля дикая, неосвоенная, медведи по улицам бродят (когда у нас оные окрестности исследовались - полюбопытствовать можно), карту пропили, опять по пачке "Беломора" лететь будем... Н-но, сукин ты сын - говорит из дырки в ингиной голове кто-то из героев - тебе здесь армию вести. Свою, блин, а не противника! Разведка, етить, где? Где хоть что-нибудь? Да и дальше, не опираясь на единственные мужские плечи, что нам достались - даже такое дохленькое девочко как я, ни разу не отмахивавшее более десяти кэмэ - и то в теплое время года - как-нибудь да соображает, что не надо в походе лететь на всей скорости с обрыва - где внизу плохая видимость, ибо под ним может оказаться все, что угодно в т.ч. для жизни опасное. Ну и далее моя приземленность - уж для окончательного основания лекции о моем гнусном облике - замечает, что насколько я помню, запасные портянки в вещмешке едва ли не положены уставом - современным, правда, а в сорокаградусный мороз по снегам - тут и запасные штаны с валенками не помешали б (мой дивнюк еще вполголоса добавит - что блин, и давать этому прекрасному господину проявить свое благородство - фиг бы надо; да, поморожусь - а ты переодевайся; ты командир - за тобой армия... правда, все мои тут же упираются рогами и вопять - сохрани нас все боги от таких командиров!). Что - нет? - ни у одного? - и возможности остановиться тоже? - а, у них времени не было, и лишних сил - ведь необходимо было выйти на марш, спасать командующего и белое движение... Я, знаете, очень люблю аргумент "нет времени". Вот чтоб резать командиру отмороженные ноженьки - у них время есть...
  
  Н-нет, мои внутренние представления о героике - а у меня они есть - включают в себя немало вариантов разного неодобрительного здравым смыслом - туда все геройство обреченных, периодические приступы дивности, и всякое разное в комплекте. Я изо всех сил буду желать не узнать как это, но восхищаться разнообразными песнями и историями про - мне вряд ли запретишь... Впрочем, я не люблю блестящих героев. Я люблю странных и временами скучных. Пожалуй - с одной обязательной сноской - отвечающих за своих. Даже когда приходится отправлять их на смерть. А как это? А вот так.
  
  Но благородная гибель благодаря собственному - как бы это сказать помягче-то, чтоб не идиотизму... Да еще и с пафосными словами о России. Видимо, да, я ничего не понимаю ни в чести, ни в благородстве, потому что я вполголоса начинаю напевать "Тачанку". Или - "где Алеха Боханский гонял Колчака, начиналось Эльдорадо..." И замечать, что такой армии - самый путь - медленным и скорбным шагом на чужие пулеметы. Толку больше.
  
  Это разумеется второй момент, который меня - простите, развеселил особенно. Медленный торжественный шаг на чужие пулеметы, с героической санитарочкой и всем таким прочим. Это правда мне другой эпизод напомнило - на этот раз не "Титаник", а грешный ВК, с последней атакой Фарамира на строй орочьих лучников. Там йа даж слегка впечатлялся - но вышел я все равно с "не верю". Уж да простят меня - не верю - в такой идиотизм наместника (опять же командира) приграничного государства накануне глобальной драки, ну да ладно - это разговор отдельный...
  
  Разумеется, я хорошо думаю о людях, о командирах в частности... Но нет, я трезва и идеализирую не шибко. Бывает. Извините уж, что говорю о том, в чем ни хрена не понимаю. Бывает тупят, нетрезво оценивают обстановку и даже пропускают в боевые действия те чувства, которым надлежит оставаться далеко позади те, кто глубоко ответственен за ход действия на любой из передовых, даже не обязательно - на линии фронта. Бывает - и "десять винтовок на весь батальон, в каждой винтовке последний патрон", и "пушка сдохла, все, пиздец, больше нечем отбиваться"... Ну, бывает - когда все, что есть - честное слово, одно крыло, и необходимость лезть в чужие окопы без патронов - с колюще-режущим и собственным озверением. Бывает. Может быть.
  
  Но ничего - ну то есть глухо, пусто - ни-че-го - во мне не понимает, как - идти на те самые окопы без патронов в полный рост парадным шагом - а главное на фига? В расчете не то, что противник восхитится благородством обосрется и сбежит? Да счас-с - у него-то патроны есть. Вот здесь - стартует мое сворачивание в узел от подобной героики - ибо что-то в моей голове приземленно ухмыляется: а смысл? Между гибелью заведомой - и гибелью патетичной и бессмысленной - многократная разница, и - простите уж, не понимаю я в благородстве - подход "ах, как красиво мы умрем" - во мне включает исключительно говномет. Бывает нужно - идти в атаку на пулеметы, но черт возьми - оставьте мне думать, что делается это ползком... ну, короткими перебежками. А то, понимаете, не добежишь - все - не добегут. Не кинематографично, правда... Н-ну, так смысл атаки не в слезе зрителя...тем более, что зритель - он тоже разный:) - вот сидит такая фигня как я, и говорит - гы-ы... А вокруг сидят благородные люди и стыдят.
  
  А мне не стыдно. Ни героическое, ни трагическое под таким соусом - не съедобны. Потому что и трагедия - со страшное слово: катарсисом: та, из которой не выходишь с ощущением, что тебя разжевали и съели - в первую очередь столкновение смыслов, где даже крушение способно стать их утверждением. И - в сторону: беспросветный ужас многих наших бытовых драм именно в их бессмысленности - дурном тупике или замкнутом круге - откуда выхода не предполагается. Задумчиво - но если так: что гражданская война - особенно теперь, по прошествию последующих лет - может быть прочитана как общий ужас и бессмысленность? Если об этом... Но нет, не дотянуло. Как ни странно оно звучит - смысла не было во всей войне, в каждой отдельно взятой драке он как ни странно есть. Да и при заданной поляризации сторон... А что до "на войну всегда идут умирать одни и те же - но умирают достойнейшие" - я только пожму плечами... После представленных портретов возможных достойнейших...остается только усмехнуться: я не удивляюсь, что они про... ладно, проиграли - и страну, и войну.
  
  Отдаю себе отчет, что мерзкой мне, да... И что героика - ну я ж таки животное начитанное, против правды не попрешь - бывает - и дурацкой, и малоосмысленной... И только - очень редко - беспоследственной. В какую сторону - фиг их знает...
  Я не то, чтобы боюсь - но глубоко задумываюсь - о современном умении видеть героев и поддерживать небо над собой - и другом разном. А еще о том, что представление и героике - это такое висящее на стене ружье. Которое однажды может и выстрелить.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) И.Арьяр "Лунный князь. Беглец"(Боевое фэнтези) К.Ханси "Иная Сторона. Начало"(Киберпанк) А.Верт "Пекло"(Боевая фантастика) С.Алексеева "Звёздные Паломники Небес. Нф стихия"(Научная фантастика) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) А.Светлый "Сфера: эпоха империй"(ЛитРПГ) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"