Архипова Яна: другие произведения.

Похождения Принца-алкоголика

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "В одном царстве, в одном государстве, жил был Принц. И как-то раз ..." Так... Стоп. Сказка ложь. И без намеков! Наш герой -не смазливый юноша, а нормальный сорокалетний алкоголик. Не ожидали? Зря. Ведь, что ни алкоголик - то Принц! Обновлена 7 глава)9 июля

  
  
  Глава 1. Содержащая биографии главного героя и его многочисленных родственников, а так же прискорбные события, с которых и начались злоключения обозначенной королевской особы.
  
  В одном царстве, в одном государстве, жил был Принц. И как-то раз...
  Так. Стоп. А какой он был, Принц? Ну конечно до неприличия красивый двадцатилетний боец-универсал, с мрачным взглядом и мечом (копьем, секирой, арбалетом - кому как приятнее) наперевес. Ежу понятно - верхом на коне. Ну, а дамы еще вдохновились бы наличием у носителя королевской крови увесистого тома стихов собственного сочинения, хранящимся то ли в котомке за плечами, золотом расшитой, то ли под седлом, а может, и просто под задницей.
  Но, увы, нашему Принцу было сорок лет и из перспективных юношей он давно уже вышел. Почему до сих пор не стал королем? Ну да, не повезло с родителями. То есть, венценосные предки здравствовали полным составом и отходить в мир иной не собирались. Батюшка с матушкой всего-то недавно разменяли шестой десяток. А если принять во внимание наследственность, то принцу вообще мало что светило. Деды и бабки его, все как один, прожили больше восьмидесяти лет (кроме дядюшки Ганса Герберта, предусмотрительно влезшего в петлю в тридцатилетнем возрасте, но это, как говорится, приятные издержки).
  Но, тем не менее, в отдаленном будущем наш Принц имел все шансы взойти на престол, что его, прямо скажем, не радовало. И только слово 'отдаленно' хоть как-то скрашивало жизнь. Потому как, собственно говоря, престол этот нашему герою был нужен, как дракону сапоги. Ибо Принц не то, что с государством - с собственной головой подчас совладать не мог. Но шансов избежать вовсе ненужной ответственности было немного, потому как благословенные батюшка с матушкой (стадо демонов им в койку!) кроме бедняги Принца умудрились нарожать аж пять сестер и не единого брата.
  Нет, запасной вариант, конечно, был всегда. Принц свято чтил память мудрого дядюшки Ганса Герберта, вовремя выбывшего из графика престолонаследия на тот свет по собственному желанию. И в молодости, помнится, не раз грезил повторить дядюшкин героический поступок, страдая то от неразделенной любви, то от отсутствия смысла жизни, то от ограничения поставок спиртосодержащей продукции на королевский стол.
  Но, тем не менее, звезды как-то не сложились. И Принц вот уже на десять лет пережил достойного дядюшку, так и не успев убить не единого дракона и даже ни разу не женившись на самой завалящей принцессе. Да-да, романтики ноль. Принц не умел владеть мечом, не писал стихов, боялся ездить верхом на лошади. Зато сильно любил выпить и погонять по этому случаю по крышам замка драконий молодняк.
  Что же до принцесс, то тут все было куда прозаичнее. Парадокс, но принц некогда (ну, в гипотетические двадцать) был красив. И даже слишком, что, казалось бы, могло скрасить остальные негероические недостатки. И правда, девушки готовы были буквально выпрыгнуть из кринолинов, увидев вожделенную физиономию. Но только Принц от такого внимания приходил в тихий ужас и, пробиваясь сквозь стройные назойливые ряды поклонниц, быстренько бежал в башню. Напиваться... В состоянии подшофе он порой возвращался к жаждущим любви дамам и даже честно отрабатывал свои мужские обязанности. Но никаких прочных отношений, сохраните Боги-вседержатели, завязывать не желал. От официальных делегаций с портретами принцесс, на которые родители в молодости водили беднягу чуть не под прицелом арбалета, Принц так же научился отбрыкиваться под любыми поводами, самым скромным из которых была тяжелая непрекращающаяся диарея. В итоге коронованные родичи теоретически поставили на нем крест. Почему теоретически? Да потому что, не смотря на хорошую генетику, рано или поздно королевским особам все же надо отправляться в мир иной. А кто будет наследовать трон? Однако вопрос женитьбы принца был отложен до лучших времен. Тем паче, что королевских дворов по соседству, желающих выдать своих дочерей за сорокалетнего алкоголика, не наблюдалось, чему наш герой был просто несказанно рад.
  Вот так и жил бы себе Принц спокойненько лет до шестидесяти пяти, пока папочка не преставится, но случилась неприятность. А если точнее, военная кампания: объединились против принцевой вотчины две соседних державы. Наш герой, если честно, не слишком переживал: папочка в добром здравии, армия укомплектована, полководцы деньгами не обижены: 'Выиграем, куда денемся?!'.
  В сопровождении матери-королевы (всех сестер уже благополучно сбагрили замуж) принц на центральной дворцовой площади принародно проводил папочку на войну. Вызвав, как и обычно, взрыв народного восхищения. Ведь что-что, а за внешностью (точнее, за ее остатками) он все же следил. И манерами владел в совершенстве. Когда хотел, конечно.
  Ну а дальше все пошло по привычному сценарию. За свою жизнь Принц пережил 6 военных кампаний и все начинались одинаково: по случаю проводов армии, конечно же, полагалось выпить за счастливое возвращение. Естественно, он изо всех сил желал всем воинским подразделениям вернуться домой в полном составе и потому последующие несколько суток просто не помнил. Да и не было там ничего интересного.
  Так, это присказка. А вот с его пробуждения и начинается, собственно, наша сказочка.
  С трудом разлепив глаза с похмелья, принц вспомнил всех Богов-вседержителей. Рядом кто-то безобразно выл. Сфокусировав взгляд, определил - матушка. Спустя еще полчаса до бедняги дошло - седьмая военная кампания героически провалилась едва начавшись. Король мертв, войско разгромлено. В замок стройными рядами идут враги.
  Честно говоря, в глубине души принц этому даже порадовался. Нет королевства - нет проблемы. Но батюшку жалко. И вдовствующую отныне королеву-мать тоже. И народ. Но жальче всего себя, ведь убьют же! Как пить дать убьют! И не красиво, не по геройски.
  В восемнадцатый раз принц вспомнил дядюшку Ганса Герберта, прокравшегося в тронный зал ночью и утром обнаруженного висящим на главной королевской люстре над престолом. И в восемнадцатый раз смалодушничал. Матушке велел бежать к четвертой сестре в союзную державу, чем она через час и воспользовалась. А сам просто вышел из замка через черный ход и поплелся, куда глаза глядят. Стоит заметить, пошел Принц куда подальше налегке, потому как, всю жизнь проведши в замке, забыл подумать о том, что королевская кухня вместе с винными погребами вдогонку за ним не поедут. Дошло это до него несколько позже, когда насущные потребности в голос заявили о себе. Но было уже, как понимаете, поздно.
  
  Глава 2. В которой выясняется польза наличия имени и вред косорукости. Принц нарушает закон королевских особ 'О своевременном побеге'.
  
  Долго ли, коротко ли шел наш герой, но завела его дорога в лес. К тому времени одежка Принца весьма поистрепалась, физиономия поиспачкалась, а желудок намертво прилип к позвоночнику. В голове снова мелькнула героическая мысль: 'Вот взять и помереть. Прямо тут, посреди красивой полянки'. Вдохновленный грязный и голодный принц улегся на зеленую травку и даже глаза закрыл, проникаясь важностью момента.
  И тут нашего героя кто-то предательски пнул. Прямо в отощавший бок. Принц взвыл и вскочил в единственную известную ему боевую стойку - на карачки. Перед ним стояла девчонка, лет этак десяти: черные волосы, криво обрезанные 'под горшок', зеленые глазища и... справные боевые сапоги, торчащие из под застиранного платьица.
  - Живой! - весело изрекло юное создание и на радостях стукнуло принца кулаком в плечо. Бедняга со стоном сложился мордой в землю. Да у этой девчонки не рука, а лапища медвежья! Хотя, нет. Миролюбиво протянутая минутой позже ладошка при рассмотрении оказалась маленькой. Правда, широковатой на вид. 'Как у крестьянки' - брезгливо отметил про себя Принц. Но вслух предусмотрительно промолчал.
  - Меня зовут Р-рин! - отрапортовало юное создание. - А тебя?
  Принц, на автомате вцепившись в маленькую руку, чтобы подняться, несколько ошалел. По имени его за сорок лет жизни звали разве что в младенчестве. Он уже и не помнил его почти, привыкнув к тому, что является 'Вашим Высочеством'.
  - Эй! Ты немой что ли? - возмутилась девочка. И сама себе ответила: - Жалко. Думала, будет с кем поговорить.
  Принц почему-то улыбнулся и отвыкшими от разговоров губами проскрипел:
  - Оливер.
  Девочка удивленно потерла нос свободной ручонкой, а потом безапелляционно заявила:
  - Ол-ли. Так проще.
  После чего, не отпуская руку, поволокла Принца за собой по тропинке с поляны в какой-то бурелом. Принц не сопротивлялся. Как говорится, хуже, чем есть, уже не будет.
  Однако оказалось, бедняга ошибся. В головенке Рин (или как она себя картаво называла 'Р-рин') похоже, было очень своеобразное содержимое. И сей юный сообразительный мозг вовремя подкинул девчонке, непонятно по каким причинам оставшейся в лесном охотничьем домике одной, верную мысль: чтобы не сдохнуть с голоду и не быть сожранной зверьем, надо найти кого-то, кто старше и сильнее тебя. Внешний вид найденного принца девочку воодушевил. Старше - это мягко сказано. Но вот с 'сильнее' вышли проблемы. Мало того, бедняга не имел ни малейшего понятия вообще о том, как следует выживать ни в лесу, ни в городе, ни в деревне. И уж тем более, во время войны.
  ***
  - Ты чего, тупой? - верещала Рин, глядя на попытки принца разрезать пойманного в силки кролика пополам вместе со шкурой и кишками. Принц лишь виновато вздохнул. Он в последние лет двадцать все чаще только и делал, что вздыхал и потому не имел ни малейшего понятия ни как дров нарубить, ни как картошки начистить, и даже зверюшку какую-никакую изловить не мог. Зато вот уже почти целый день с завидным постоянством что-то себе травмировал, ранил, резал, а отправившись за водой, чуть не утоп.
  - Точно тупой, - поставила окончательный диагноз Р-рин. - И откуда тебя такого взяли-то? - отобрав измочаленную тушку, спросила девчонка.
  И правда, откуда? И чего это ей раньше в голову не пришло поинтересоваться? Вот уже можно сказать целый день живут вместе, а говорить - не говорят.
  - Из дворца, - честно сознался Принц.
  - Честно врешь? - Р-рин усмехнулась.
  - Не вру, - печально сообщил он.
  - Еще скажи, что ты - принц, - звонко расхохоталась девчонка.
  - Скажу. Еще неделю назад меня звали 'Ваше Высочество'. Вроде как Оливер Восьмой.
  - А потом что?
  - А потом войну проиграли!
  - Ну ты врать!
  - А вот, смотри - родовой медальон и татуировка.
  Нет, ну кто-то просил показывать? Следующие полчаса Принц помнил плохо. Разъяренная после придирчивого осмотра Р-рин собрала на него весь известный словарный запас. А попутно он получил в лоб дохлым кроликом, в живот табуретом, по зубам поварешкой и так далее, до потери сознания.
  Очнулся Принц от потока ледяной воды.
  - Вставай, пойдем! - резюмировала девчонка.
  Сидя в луже и мысленно оценивая масштаб полученных повреждений, Принц вяло попытался поинтересоваться - куда? Ведь и здесь, собственно, вполне можно жить. А что до охоты и прочих навыков, то он обязательно научится. Надо просто дать время. Но упрямая Р-рин никаких оправданий слушать не хотела и нагло тянула его за рукав. Принц вставать не желал категорически, а когда все же вынудила - упирался. А потом, вдруг разозлившись, взял и отшвырнул от себя девчонку. И то ли она не ожидала, то ли злость придала сил, но боевая коротышка сильно приложилась головой об дверной косяк и больше не встала. Наступила долгожданная тишина.
  Только вот затишье получилось подозрительным. Черные волосы Рин на глазах слиплись от крови, следующим начало багроветь застиранное платье. Девчонка была без сознания. Принц дернулся, как и велели ноги, бежать от греха подальше. Да-да, вопреки расхожему мнению, королевские особы отнюдь не жалостливы и наивное благородство, свойственное простолюдинам, в них искореняют с детства. Ведь иначе загнешься в хитросплетении замковых интриг еще до совершеннолетия. Закон для принцев суров - каждый сам за себя. И случись что - главное вовремя сбежать. За сорок лет жизни 'Его Высочество' усвоил правила побегов от всего чего только можно в совершенстве и потому сделал уверенный шаг к двери.
  Теперь чтобы выйти, надо отодвинуть девчонку: 'Как бы ее взять-то?'. Уверенность испарялась на глазах. 'Демонов зад! А если она еще жива?' - Принц осторожно сел на колени и приложил ухо к груди Р-рин: сердце билось, нос сопел и лилась дурацкая кровь.
  ***
  В ход пошло все: вода из ведра, с которым он пару часов назад чуть не утоп в реке, порванная собственная рубашка, которой полуголый принц смывал кровь с лица Рин и долгие часы надежды, когда перепачканный кровью, он прижимал девчонку к себе, слушая, не затихло ли ее маленькое сердечко.
  Рин очнулась к ночи. Зеленые глазища мутно сверкнули при свете с трудом раскочегаренного костерка в камине: 'Ол-ли?' - то ли просто шепот, то ли вопрос. Имя - как камушки перекатываются. Но большего ему было и не надо. Принц впервые за свои сорок лет был счастлив. И с радостной улыбкой в полфизиономии аккуратно поднял легкое тельце на руки и перенес на кровать.
  Всю ночь он сидел рядом, менял повязки и даже сбегал к реке по темноте за водой, когда она закончилась. А под утро решился на рискованный шаг - сварить пострадавшей по его вине девчонке что-нибудь поесть. Вчерашний кролик - невесть что. Но если хорошо проварить, возможно, и не получится отравиться. И принц решился. Больше часа он резал, скреб, выколупывал из дурацкой шкуры и кишок мясо. И хотя по итогам оно оказалось похожим на желе и его получилось не слишком много, принц четко уверился - на одного маленького человека хватит.
  Благо, за водой ночью сходил: котел кипел, мясо варилось. Через час туда полетели куски с трудом очищенной картошки, щепотка соли и какие-то коренья, которые добавляла в еду Р-рин. Еще через час принц рискнул попробовать варево. Досолил! В целом получилось неплохо, но уж больно похоже на кашу.
  Проснувшаяся Рин была встречена миской ароматного супа-каши под носом. Глаза девчонки округлились. А когда принц посадил ее в кровати, пододвинув съедобное нечто и ложку, она попыталась улыбнуться. Однако первый же опыт самостоятельной еды не удался - девчонка вместо рта заехала себе ложкой в лоб. И заплакала. Принц понял, что порядочно стряс ей голову и, сгорая от стыда, стал кормить беднягу с ложки. Судя по тому, что девчонка с аппетитом ела, стряпня хоть как-то да удалась. И он снова улыбнулся.
  Грязный, полуголый, он носился как угорелый целый день: заваривал нужные травки, которые диктовала Рин, поил, кормил, мыл единственный котел песком с речными камнями, обдирая руки, и даже носил беднягу до ближайших кустов. Лишь к вечеру он сообразил, что пора бы помыться и, валясь с ног от усталости, просто вошел по колено в холодную речушку и упал в воду.
  Спал принц на полу как убитый, закутавшись голышом в одеяло. И впервые в жизни не думал о несправедливости мироздания. Он просто улыбался.
  
  Глава 3. О нереальных мечтах, мечтательной реальности и мобилизации двух разновозрастных индивидов на одно общее дело.
  
  Прошла неделя и наш герой вдруг понял, что живет как-то без посторонней помощи. Мало того, сам помогает маленькой подружке. Удивительно, но за это время он и девочка смогли подружиться, проигнорировав обиды, нанесенные друг другу при неудачном знакомстве.
  Времени поговорить долгими вечерами было до отвала. Так Р-рин узнала подробности из жизни принца Оливера, заливавшего тоску содержимым винных погребов дворца без малого двадцать лет, и единственной радостью в жизни почитавшего гонять по ночным крышам драконью молодь. А что было раньше, до этого?
  С ответом на этот вопрос Оливер вначале затруднился, а потом постепенно стал вспоминать, что в молодости мечтал сбежать из дворца, играл на лютне, писал недурные песни. А еще старательно изучал все научные труды о драконах, мечтая когда-нибудь взлететь в небо. Во сне юный принц летал сам, что, как говорится, пеньку понятно, было невозможно. В реальности же мечтал приручить и оседлать дракона. Тут уже, не то, что пень, и старый тупой гном поймет, не менее бредовая идея. Проще даже, наверное, взлететь, просто махая руками, ведь гордые драконы человека к себе на дух не подпустят.
  Не удивительно, что принц Оливер, отдав десять лет жизни пустой мечте, разочаровался. Лютню вышвырнул из окна старой башни, книги о драконах раздал тогда еще имевшимся товарищам и даже бежать из замка расхотел. Просто запил. А дракошек, не сумев приручить, стал 'поучать' во хмелю камнями. Р-рин сочувственно кивала головой, а в особо патетичных местах, вроде попадания камнем юной драконьей самочке прямо в лоб, даже хватала принца за руку.
  Ее история оказалась куда более обычной. Девчонка росла с родителями и двумя старшими братьями, мама умерла очень давно и Р-рин ее даже не помнит. И все было бы хорошо, если бы не война. Пару месяцев назад король, прознав о готовящемся нападении соседей, призвал в армию королевства всех боеспособных мужчин. Наследника престола это, понятное дело, не касалось, ввиду его, прямо скажем, сомнительной боеспособности. Но все остальные, не желающие уходить дезертирами в глухие леса, потянулись нестройными рядами в Службу вербовки. Не стали исключением и родные Р-рин. Девочку оставили дома ненадолго, обеспечив на пару месяцев запасом продуктов, ведь все верили, что вскоре вернутся...
  Но вот грянула весть о поражении. А Р-рин (вот ведь мучилась девчонка, выговаривая свое имечко с двумя 'р'!) так никого и не дождалась. Надежда таяла на глазах, как и уверенность в своих силах. Легко ли ребенку выживать одному? Каждый день Р-рин выходила к лесной опушке, и ждала, ждала... И дождалась, на свою голову.
  Но дети тем и отличаются от взрослых, что даже в самое тяжелое и страшное время не перестают мечтать. Мечты Р-рин были просты и при этом почти несбыточны. О чем грезила девчонка? До нынешнего времени о прекрасном принце и новом платье. Принц, когда-то может и бывший прекрасным, сочувственно сжал маленькую ручонку. А сейчас грезит о том, чтобы выжить, покинуть дом и пойти искать родных. Не живых - так могилы, не могилы - так тела, чтобы похоронить. И, конечно, о мести. Именно поэтому, узнав, что Оливер - сын короля, забравшего ее близких на войну, решила потащить его с собой. Пусть расскажет людям кто он, пусть поднимет их на бой с захватчиками!
  На глаза воинственно настроенной девочки наворачивались слезы и принц, обнимая маленькую подружку, гладил ее по взъерошенной головенке. Какой, вурдалакова мать, бой, если единственный наследник и меч-то путем поднять не может! И все же платье Р-рин купить пообещал. Самое настоящее, 'принцессишное'. Уж он-то как никто другой знает, как эти самые платья выглядят. На том и заснули.
  ***
  И все было бы хорошо, но вскоре вопрос ухода из гостеприимного домика встал ребром. И так встал, что не обойти, не объехать. Во-первых, запас продуктов был не вечен и, учитывая увеличившееся вдвое количество едоков, закономерно подходил к своему логическому концу. А во-вторых, попытки Р-рин уговорить Олли отправиться на поиски родных все же были весьма дотошны. И, в свете первого обстоятельства - нехватки продуктов, небезуспешны. Скрепя сердце (или, наконец-то взяв себя в руки) принц согласился.
  В дорогу собирались шумно и основательно. Принца экипировали в одежду братьев Р-рин: добротные охотничьи сапоги, кожаные штаны, прочная грубая рубаха. Слегка побитые сединой волосы, ставшие от мытья в чистой лесной речке мягкими и послушными, он связал по привычке молодости в хвост. Девочку же переодели в такое же старенькое, но более приличное на вид платье. Сапожки, так похожие на взрослые боевые, так и остались неизменными. Оставшуюся еду и необходимые теплые вещи плотно утрамбовали в дорожные сумки. Дом закрыли на все засовы от зверья и недобрых людей и отправились в путь.
  Маршрут был выверен четко, благо, принца в юности обучали множеству различных наук, включая географию. Карта нашлась в доме. Да и Р-рин оказалось, далеко не деревенской дурочкой - она прекрасно ориентировалась в изображении близлежайщих районов и даже знала, где находятся основные дороги и столица. Путь на бумаге прокладывался в спорах. Зато выход из дома прошел дружно и собранно.
  Продуктов сушеных, вяленых и прочих, хватило бы на пару недель пути, а денег, найденных в доме, на две-три ночевки в какой-нибудь завалящей таверне. Но, на удивление, ни принц, ни девочка не унывали - сушеную картошку, одну на двоих, жевали, водой запивали, песни пели, на ночь болтали и шли... Шли, как и решили заранее: через лес, в другую сторону от замка, а потом, чтобы не привлекать внимания, деревнями.
  
  Глава 4. О сельском хозяйстве и его последствиях для организма, а также об иных физических потребностях королевских особ и их побочных эффектах.
  
  Первое селение на пути попалось на второй день. Согласно ранее разработанному плану, Олли и Р-рин отправились не в таверну, а прямиком по дворам. Ночлег и еда - в обмен на помощь по хозяйству.
  Удача не преминула улыбнуться во весь свой щербатый рот: одинокая бабка на окраине села нуждалась в прополке огорода и ремонте крыши. Торговаться долго не пришлось. Работа за еду - тот еще труд! Почти дармовой. Но бабка, тем не менее, пристально осмотрела батраков: 'Странные какие-то: мужик и девчонка - невооруженным подслеповатым глазом, видать, не родня. И уж больно у мужика рожа городская, хоть и чумазая, будто барон какой, а девчонка - чернявая, глазастая, но, видать, небалованная. Вот за пару дней эта мелочь сорняки-то и изведет, а мужик нехай крышу правит! Некому больше'. Сына-кормильца, что бабке помогал, с войны жена да дети не дождались. Им бы самим с хозяйством управиться. Не до свекрови.
  Каково же было старухино удивление, когда в огород странники бросились! Вместе! Мужик, пропалывающий грядки - зрелище не для слабонервных селян. А если учесть, что перед этим девчонка выдает ему образцы сорняков, чтобы лишнего не выдрал... Ой, держите!
  Но принцу смешно не было. Зеленый росточек с колючками только выглядел хиленьким, но в земле сидел прочно. И на первой же грядке начинающий огородник средних лет не только ободрал все пальцы, но и порядком устал. А сельхозугодия у бабки числились немаленькие.
  Нет, вообще-то ботанику принц во дворце изучал, хоть и не любил. И, возможно, даже припомнил бы, поднатужившись, какие сорта пшеницы и овса продает его держава своим соседям. Но вот чтобы этот овес своими глазами видеть или, не приведите Боги, какие-то процедуры с ним вручную производить... Увольте! Руки распухли, спина ныла, пятую точку тянуло к земле всеми правдами и неправдами.
  В кучке сорняков начала появляться мелкая морковь. Перед глазами потемнело... Короче, на пятой грядке принц сдался. Совсем. Тихонько прилег на тропинку за парником и притворился ветошью. Сил не было даже на то, чтобы доползти до бочки с водой. Глаза сами собой закрылись.
  Очнулся принц, когда на треклятый огород спустилась вечерняя прохлада. Р-рин аккуратно попинав в бок носком сапога, поставила рядом с горемыкой ведро с чистой водой. Умывшись, 'труженик села' обозрел фронт работ: грядки были чисты. В душу закралось премерзкое чувство стыда. Надо же - она сделала, а он не смог! 'Ну да ладно - на крыше отыграемся!'.
  Бабка похвалила. Работу сделали до ночи, а значит, еду заработали. Наперегонки Олли и Р-рин стучали деревянными ложками. И только когда натрескались хлебной тюри с молоком до отвала, завалились спать по лавкам.
  Утро должно было стать для принца днем реванша, а стало началом кошмара: он в ужасе осознал, что просто не может поднять онемевшее от боли тело с лавки. И, если честно, был бы не против пролежать так еще пару суток, но Р-рин да и хозяйка такого поведения явно не оценят. 'Соберись, тряпка! Этот тебе не в замке кровать давить!'.
  Самовнушение сработало. И, практически рухнув на пол с лавки, Оливер натянул на себя самую 'настоящую' из своих улыбок: 'Крыша? Да легко!'. Бабка уже заняла обзорную позицию в огороде, ведь если будут работать как вчера, есть над чем посмеяться!
  Но на этот раз 'дохленький' гость и его мелкая напарница, увы, повода для развлечений не дали: девчонка, птицей взлетев на тощую лестницу, прыгала по соломенным вязанкам как по земле. На удивление, легко работал на высоте и мужик, будто всю жизнь по крышам выгуливался, не иначе. Управились быстро. И даже до темноты успели в порядке очередности посетить бабкину баню, заботливо растопленную хозяйкой.
  Олли, наслушавшись увещеваний и добросовестно отсидевшись в парной положенные полчаса с последующим переворачиванием на голову ведра ледяной воды, с изумлением почувствовал странную легкость. Даже ноющая боль во всем теле отступила и стала какой-то почти приятной. Едва проглотив после бани все ту же тюрю, он просто отключился, провалившись в блаженное марево.
  На второй день странную парочку снабдили хлебом в дорогу и с миром проводили. Первый блин не оказался комом. И хотя спина у принца поутру снова отваливалась (он по прежнему стеснялся в этом признаться), теперь в каждой деревеньке, а их на пути попадался не один десяток, Олли и Р-рин искали тех, кому надо помочь по хозяйству. Желательно, правда, с чем угодно, кроме прополки.
  Часто добрые крестьяне подвозили их до следующей деревни на телегах. И постепенно принц и девочка начали расспрашивать их о том, что больше всего волновало - о войне. На удивление, признаков ее видно пока не было. Крестьяне говорили, что от войны деревни сохранили Боги, ведь их мудрый хозяин - барон, находился в добром здравии в собственном поместье, загодя сложив оружие или вообще не поднимая его, и присягнув на верность новому королю. Так что край был спасен от разорения. Но вот ближе к столице, говорят, все куда хуже.
  ***
  Обход родных земель многое дал принцу, так сказать, в плане самообразования, ведь никто во дворце на его памяти так ни разу и не удосужился посмотреть на людей, которыми надлежало управлять. Что они едят, как живут и работают, чем они развлекаются короли явно не знали - куда важнее были пиры, балы, шепотки в коридорах и новые пассии в здоровенных холодных кроватях.
  При одной мысли о прошлом принца передернуло. Хотя, какой он теперь принц? Без королевства-то? Просто Олли. Взрослый ребенок, пропивший полжизни и теперь с одинаковым интересом рубящий дрова и поедающий чечевичную похлебку.
  Вспомнил как-то с голодухи в одной таверне принц и старое увлечение - игру на лютне. Увидев инструмент у местного 'завывалы', попросил поиграть. И понеслось! Народ не на шутку воодушевился грустными песнями о свободе, полетах и четырех опротивевших стенах и насыпал 'музыканту' кучу мелких монет. Денег могло бы хватить на неделю! И на радостях Олли, конечно же, решил отметить первую выручку, заработанную собственными руками, для чего, за неимением королевских винных погребов, решил взять себе всего-то кружку пива.
  Очнулся принц как-то, прямо скажем, несвоевременно. Мозг с опозданием понял, что тело чем-то рьяно увлечено. И это 'что-то', в общем-то, на самом деле 'кто-то'. Дородная девка из-за барной стойки громко стонала, а принц... Ну, короче, все-таки он был мужиком, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Мозг попытался вяло напомнить о себе, но телу уже было слишком хорошо. А потом затылок обожгло болью и мир провалился во тьму...
  Очухавшись, принц понял, что лежит в какой-то комнате. Один. На кровати. Абсолютно голый. С трудом поднял с пола одежду и затолкал в нее себя нелюбимого. Вышел наружу и понял, что надо бы поискать Р-рин. Комнату, где остановились вчера, обнаружил сразу, но вот девчонки в ней не было. Принц побежал в обеденный зал, на улицу, за ворота.
  Р-рин исчезла. Будто и не было. Никто не помнил, выходила ли девчонка и куда девалась. Зато вчерашняя ночная пассия (от вида ее рябой физиономии принц пришел в шок!), обиженно кривя губы, сообщила, что именно от девчонки принц получил во время важного процесса по затылку так, что потерял сознание. И что глаза у мелкой в это время сверкали как у ведьмы, а когда она выскочила из комнаты, то и вовсе полыхала зеленым огнем. Эти подробности, конечно, Олли списал на обиженное бабское самолюбие, но кое-что уяснил - маленькая подружка очень зла и, скорее всего, просто бросила его.
  Что делать? Да, давненько он не вспоминал дядюшку, у которого хватило сил влезть в петлю. Но петля почему-то не представлялась и снова выпить не хотелось. Принц метнулся наверх и, обнаружив в комнате два мешка с вещами, осознал - она не бросила, просто разозлилась.
  Обнаружилась Р-рин вечером. В грязном платье, чумазая она, не оборачиваясь, протопала через обеденный зал наверх в комнату. Через полчаса вышла. Бледная, но чистая. Уселась за стол к напряженно ожидающему принцу.
  - Прости. Больше не повторится, - жестко сказала девчонка.
  - И ты прости. Тоже больше не будет, - похожим металлическим голосом ответил он.
  Принесли еду - тушеную картошку. И над большой миской дружно застучали две ложки. Только вот наклониться к тарелке принц не мог, ведь с одного удара, как оказалось, маленькая подружка чуть не сломала ему шею. Но рассказать ей об этом он не согласился бы и под прицелом арбалета.
  
  Глава 5. О том, как трудно рыть яму другому и как нелегко выбраться из ямы, которую роют тебе.
  
  Вытоптанные поля, нищие деревни, со сломанными заборами - вот и добрались до мест, где проходила вражеская армия. Правда, уже не с боями, а банальным мародерством.
  Стало ощутимо голодно, а по ночам, из-за неимения подработки, еще и холодно. Но спать у костра принц уже привык, как и есть все, что подадут или удастся собрать. На удивление, подобный образ жизни повлиял на него даже к лучшему: выпить было не на что, а чаще всего и негде, а тело от постоянной ходьбы и работы стало куда сильнее. 'Эх, был бы моложе, может и мечом научился бы махать и на коне ездить. А может, девушку бы какую нашел...' - хотя, при этой мысли он сразу же скривился. Голова, по старой памяти, была дорога. Так что пока с девушками бойкот.
  Р-рин тогда быстро отошла от пережитого или, может, умело сделала вид. Но, главное, дружба их осталась прежней, ведь только так можно было добраться до конца задуманного маршрута.
  А он был явно близок: все реже на пути попадались люди, все более безжизненными и изуродованными выглядели поля. На одном из них им удалось найти полуобъеденный зверьем труп дракона. Олли, несмотря на головокружительный смрад, подошел поближе. Кто же мог свалить беднягу-летуна? Через обглоданные ребра можно было лицезреть всю анатомию некогда гордого животного, сейчас раскрытого наизнанку. 'Интересно - самец, самочка?' - из анатомических размышлений принца вывел детский рев...
  Р-рин сидела перед сдохшей зверюгой на коленях, положив руки на голое ребро, торчащее из почерневшей вонючей плоти, и рыдала в голос. Попытки ее успокоить ни к чему не привели. Усилия, приложенные к тому, чтобы оторвать девчонку от ребер сдохшего дракона, остались без результата. Оставалось ждать...
  Вскоре истерика прекратилась сама собой. Ну что с нее возьмешь? Ребенок! Пожалела редкую зверюшку. Но Р-рин выглядела не по-детски серьезно и зло.
  - Мы должны его похоронить, - заявила девчонка. Принц чуть не остался заикой. Интересно, каким образом она предлагает зарыть в землю четырехметровую тушу взрослого дракона? Да они и без того, в последние дни чуть ли не воздухом питающиеся, рядом с драконом ноги протянут!
  - Сожжем, а потом кости зароем, - оборвала его рассуждения Р-рин. Принц согласился. И, хотя труда не меньше, другой альтернативы, похоже, нет.
  Но, увы, дров в поле особо не было, а гореть вместе с теми, что удалось собрать, вонючая туша категорически отказывалась. Обессиленная Р-рин сжалась в комочек и наотрез отказывалась разговаривать, а потом то ли уснула, то ли провалилась в усталое забытье.
  Но принц не мог заснуть. Вопреки здравому смыслу и всему на свете он взялся за маленькую складную лопату, купленную пару месяцев назад на сельской ярмарке, и всю ночь рыл яму под боком у сдохшего дракона. Минуты, часы - какая разница? Пять взмахов лопатой, сто, тысяча... Тело уже ничего не чувствовало. Имел значение лишь результат.
  И вот, когда на конце поля забрезжила полоска рассвета, принц, чтобы не марать одежду, разделся донага и, навалившись на труп всем телом, столкнул его в яму. Теперь бы вымыться. Но негде. И сил нет. Натянув штаны, Олли лег на траву рядом с ямой и отключился.
  Проснулся он от какой-то мошки, проползшей по лицу. День клонился к закату. Рядом сидела, раскинув ноги как кукла, Р-рин и валялась лопата. Над ямой возвышался небольшой слой земли. Значит, она работала весь день. Принц улыбнулся и попытался встать. Р-рин повернула голову и протянула ему грязную ладошку.
  ***
  Поле сражения было, на удивление, обитаемо: здесь еще изредка попадались родственники, разыскивающие погибших, и мародеры, мечтающие поживиться остатками недоукраденного. По краям тут и там светились точки костров. И теперь, впервые за несколько месяцев, из сумки Р-рин были извлечен на свет маленький арбалет - вдруг придется защищаться?
  Обход поля начинали с утра, и девочка пристально высматривала среди незахороненных полусгнивших тел своих родных. К вонище уже привыкли. На третий день нашли одного из братьев - Р-ранга. На слезы уже не было сил. Отнесли тело к окраине поля на самодельных носилках, похоронили. Посеревшая Р-рин просидела у холмика всю ночь, не сомкнув глаз. Принц то проваливался в сон, то снова просыпался. Горе подружки давило как стотонная гора. И таких как она девочек в этой стране тысячи!
  Утро не принесло ничего нового: обход, трупы, сушеная картошка на ужин. Как все надоело! Столько боли, смерти, крови принц за сорок лет не видел. Р-рин рассказывала о своих близких, а он, будто в полусне, делал редкие глотки горячей воды из маленькой чашки.
  Все закончилось на следующий вечер. К костерку подошли трое мужиков бандитского вида и полюбопытствовали - что в мешках. Принц ответил, что это их собственные вещи. Но разговор не задался - пришедшие требовали денег или девчонку. Драться Оливер, увы, не умел и потому решил откупиться единственным, что до сих пор сохранял при себе - золотым королевским медальоном.
  Глаза у мужиков округлились.
  - Нашел на поле, - ответил принц.
  - Нашел, значит?! - заметил один из пришедших и вдруг резко вскинул руку и, схватив принца за ворот рубашки, рванул на себя. Крепкая ткань поизносилась и дала трещину, обнажив тело и такую же, как на печати, татуировку.
  - Ох, ты вурдалакова мать! - ошалев, ругнулся мужик, но быстро пришел в себя: - Держи его!
  Принц рванулся назад. Сил, на удивление, хватило. Из-за его спины прошуршал арбалетный болт и с треском пробил голову нападавшему. Второго Р-рин уронила на землю в прыжке. Но силы были явно не равны - из-за кустов появлялись все новые рожи.
  - Не убивайте его! - орал единственный оставшийся в живых мужик из первой троицы. - Он беглый принц! За его голову золотом заплатят!
  Убивать и не хотели. Просто били. В пару физиономий принц, себе на удивление, успел попасть в ответ. Он и сам не понял, почему это собственная жизнь стала вдруг ценной? А уж за Р-рин он вообще готов был биться до конца. Но не умел...
  Он видел, как на девчонку навалились взрослые мужики, валяя ее в траве и колошматя кто во что горазд. Сам он к тому времени уже лежал с заломленными руками. Трава забивала рот, из носа лилась кровь. Не было сил даже голову поднять. Еще чуть-чуть и все...
  И тут вдруг железная хватка на его спине разжалась. Моментально, будто и не было никого. Принц вскочил на ноги и с удивлением увидел как мужики лежали мордами в траву... Судя по тряске филейных частей, живые. А посреди полянки стояла Р-рин. Точнее, не стояла, а висела в воздухе... Лицо девчонки стало много взрослее и жестче, а все ее тело буквально полыхало ярко-зеленым светом. Сапожки прочно стояли на воздухе в полуметре над непримятой травой, а вокруг пальцев рук свет разгорался все ярче.
  - Р-рин! - и принц, сам не зная почему, подскочил и обнял девчонку за колени (выше было не дотянуться). Руки его прошли сквозь свет безболезненно, но сердце ощутимо екнуло. Несколько бесконечно долгих минут и Р-рин медленно опустилась на траву, упершись взъерошенной головой в ребра Олли.
  - Ведьма... - тихий шепот из-за спины плавно перешел в конский топот убегающей толпы мужиков. Судя по хрусту веток и паре раздавшихся выражений, разбойники неслись куда подальше, не разбирая дороги, а значит, экстренная перемена цвета подружки - действительно что-то из ряда вон выходящее. Хотя, если честно, принц-то обалдел от второго дара - умения парить в воздухе.
  ***
  Разговор обещал быть непростым. Ведь за время путешествия эти двое научились доверять друг другу, а тут, вот такой 'зеленый казус'.
  Р-рин сидела у костра, понурив голову. Принц смотрел на нее с плохо скрываемым любопытством.
  - Так все-таки - ведьма?! - сказал он, хлюпнув разбитым носом. В ответ девчонка подняла на него сверкающие зеленым глаза:
  - Нет.
  Повисла пауза. Долгая. Противная. От которой сосало под ложечкой и дышалось с трудом. Олли и Р-рин неотрывно пялились друг на друга.
  Кто первый сдастся? Хотя...
  - Да ладно. Можешь не говорить. Мне, если честно, без разницы, хоть ты дракон в сапогах! - как можно веселее заявил принц и даже подмигнул подружке подбитым глазом.
  В ответ Р-рин поступила еще более удивительно - бросилась ему на шею, обхватив оную маленькими, но, как уже усвоил Принц, безумно сильными ручонками.
  Наутро они решили убираться из этого места как можно скорее и дальше, ведь то, что разбойники (или другие люди, готовые получить награду за голову беглого принца) вернутся, как говорится, к ведьме не ходи. Так что, нагрузившись заплечными мешками, Олли и Р-рин еще до рассвета выступили в путь.
  
   Глава 6. О случайных попутчиках, ошибках, предательстве. И совсем не случайной храбрости.
  
  
  Куда идти? Это не знали они сами. По уму следовало вернуться в лесной домик, оставленный пару месяцев назад. Ведь по ночам уже ощутимо холодало, да и поживиться едой в этих краях не представлялось возможным. Но идти назад почему-то не тянуло... Мало того, Р-рин надеялась, что кто-то из ее родных может оказаться в плену. Но принц не поддерживал идеи поиска пленных. Ведь подойти к замковым тюрьмам для него было сродни самоубийству. А уж о чем-чем, но об этом он больше не мечтал.
  Но планам тихого возвращения домой было не суждено сбыться. Выйдя на дорогу, ведущую к ближайшей деревне, Р-рин и Олли заметили вдалеке большой обоз. Несколько телег, лошади, лай собак и громкий заливистый смех на всю дорогу. Не иначе как дшари - степные орки. Существа, прямо скажем, премилые. Компанейские, веселые, щедрые. Но... до поры до времени. И только у своих костров. В деревнях дшари не жалуют. Ведь после их ухода местные огороды не досчитываются урожая, конюшни - лошадей, а винные погреба - запасов на черный день. А уж сколько девок после визита дшари еще не один месяц краснеют как вареная свекла... Слава вседержателям, хоть прирост населения в деревнях потом не наблюдается. Потому как человек и дшари для деторождения не совместимы. А вот просто для удовольствия - очень даже да.
  Хотя вид у дшари, прямо скажем, специфический. Высокие, с зеленоватой кожей, чуть вытянутыми лицами и небольшими клыками они не смотрятся страшными. Скорее, экзотическими. Дополняют вид черные прямые волосы и такие же темные, как ночь, глаза.
  Женщины у них тоже по своему красивы. Они обожают драгоценности и яркие платья, прекрасно танцуют. Но, в случае чего, так же лихо стреляют из лука и рубят головы кривыми мечами, как и дшари-мужики. Детей в семьях степных орков много не бывает. Максимум двое. Ведь вырастить малышню в вечных странствиях большого обоза - дело нелегкое.
  Тем не менее, вот уже пару тысячелетий дшари колесят по дорогам всех окрестных королевств и не собираются менять кочевой образ жизни. В города им чаще всего вход запрещен. Да и в ведьмовстве их женщин обвиняют часто, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Но тем не менее, открытых конфликтов людей с орками нет. Мало того, часто бароны и герцоги (а то и некоторые королевские армии) нанимают непревзойденных воинов-дшари для военных кампаний.
  Принц задумчиво смотрел на приближающийся обоз. Р-рин шаркала ногой по дорожной пыли. То ли нервничала, то ли просто устала стоять... И вот, наконец, путников заметили. От движущейся вдалеке, словно жирная змея, колонны повозок отделились двое всадников.
  - Приветствуем вас, странники, - не слезая с гарцующего коня благодушно сказал молодой дшари, уши которого были украшены массивными золотыми кольцами. Еще несколько украшений сверкали в гриве черных волос, собранной в высокий швост на макушке.
  - И вам доброй дороги, дети степи, - улыбаясь ответила нужную формулу приветствия Р-рин.
  - Нам по пути? - спросил другой дшари.
  - Нас ведет дорога. И если вы позволите - то по пути, - Р-рин склонила голову. Это же, глядя на нее, проделал и принц. Орки в ответ соскочили с коней.
  - Эр-шана Быстрый, - представился молодой дшари и протянул зеленую руку с черными ногтями Р-рин. Девочка аккуратно взяла ее в две своих и пожала. Принц повторил ее жест.
  - Им-шана Победитель, - озвучил свое имя второй орк, после чего процедура рукопожания повторилась.
  Теперь настала очередь девочки и принца. Представившись как Олли, принц с точностью выполнил процедуру знакомства, после чего очередь дошла до девчонки.
  - Р-рин, - сказала она, протягивая грязную ладошку. В ответ глаза орков округлились. И для того, чтобы пожать ей руку двое мужиков бухнулись на колени. Принц несколько ошалел. Может, у них ко всем детям такое уважение?!
  - Прости, высокорожденная, - не поднимая головы и стоя на коленях, спросил Эр-шана.
  - Не озвучишь ли ты нам имя своего рода?
  У принца дернулся глаз. Эта малолетняя селянка - высокорожденная? А он, получается, наследный принц, ничтожество?! Или, может, просто слепой идиот, не замечающий все это время под боком какое нибудь императорское величество?! Р-рин, похоже, замешкалась. Но орк настаивал.
  - По дороге мы видели твоих родичей. Некоторые из них были мертвы. Некоторые живы. Если ты ещешь кого-то, мы можем помочь, высокорожденная...
  Девчонка, под пристальными взглядами трех пар глаз, сглотнула. И опустив глаза четко проговорила:
  - Р-рин Зеленая звезда из рода Летящих Каарэ. Сестра Р-ранга Зеленого ветра, Р-рона Зеленого ручья, дочь Высшего Летящего Каарэ Р-риши ныне ушедшего в вечность.
  Орки склонили головы и закрыли лица руками в знак траура. Принц сел на корточки, потеряв дар речи. И только девчонка возвышалась надо всеми, испуганно сверкая глазами.
  Р-рин Каарэ... Слепой идиот! Кто бы мог подумать! Он несколько месяцев путешествует в обществе высшего дракона-оборотня. Девчонка (или кто она там), выходит, врет на каждом шагу.
  Маленькая? Беспомощная?! Тысячелетняя змеюка! Спряталась под личиной ребенка. Ненавижу!!!
  Принц, не отдавая себе отчет, громко выдохнул. Ненависть застилала глаза. И она, пожалуй, впервые в жизни превысила страх. Рывок - и Олли оказался в седле. Не думая, что делает, со всей силы вдавил шпоры в лошадиные бока и, чуть не вылетев из седла, рванул в бешеный галоп. За спиной раздался крик. Он понимал - погоня неизбежна. Но пусть догонят, отберут коня. Побъют.
  Только чтобы не видеть ее. Летающую подлую тварь... Увы. Погони не было. Скачка не останавливалась. Злоба душила и гнала вперед. Только спустя какое-то время принц осознал, что пейзаж вдоль дороги сменился, деревня осталась где-то далеко позади, а пальцы, намертво вцепившиеся в уздечку, уже не побелели, а посинели.
  Лошадь уже порядком выдохлась, и едва почувствовав слабину со стороны наездника, перешла на шаг. Взмыленные бока животного ходили ходуном.
  Принцу стало даже жалко конягу (он, честно говоря, мало что смыслил в выносливости лошадей), и он слез с седла. Пусть пройдется животина, авось полегчает... Олли шел рядом и постепенно отходил от приступа злобы. Хотя какой "Олли"? Это дурацкое имя выдумала драконица. А значит, его надо забыть как можно скорее. Как и все, что было за последние несколько месяцев. Забыть возможно, единственное время, когда жил по настоящему. И все настоящее было на самом деле обманом.
  Принц и не заметил, как на дорогу стала спускаться ночь. Хотя теперь он не боялся темноты и одиночества. Развести в лесу костер - не проблема. Да и организовать себе чай с сухарями вприкуску ему вполне по силам. Чем, собственно, принц и озаботился, предварительно привязав лошадь к дереву. Страха перед ней он, на удивление, уже не испытывал. И даже поделился с животиной водой и размоченным хлебом. После чего завалился спать.
  Снились ли принцу в эту ночь кошмары - неизвестно. Но то, что проснулся Оливер одиноким как никогда, было реальностью. Только вот желания уйти из жизни не было. Взамен, где то на дне души свернулась в клубочек черная злость. И она требовала не покоя - мести.
   ***
  Спустя неделю принц добрался до пригорода столицы. Путешествовать на лошади оказалось куда более комфортно, чем пешком. Здесь он решил временно остановиться и подумать, что делать дальше.
  Конечно, можно было продать коня и на эти деньги целый месяц жить в неплохой гостинице. Но расставаться с животиной принц категорически не хотел. Как-никак привык уже. Да и хозяину, при случае, надо бы лошадь в сохранности вернуть. Ведь он же не виноват в том, что эта... Про Р-рин Оливер вспоминать не хотел. Но тем не менее, поступил именно так, как сделала бы она - пошел по домам с целью трудоустройства.
  Богатый особняк в центре пригорода, оказался резиденцией какого-то чиновника. Однако, похоже, ныне чиновник был в опале. Богатые украшения со стен и крыши оказались сняты, а золотые полотна, которые обычно вывешивают в богатых домах на воротах, сообщая, что "здесь ждут гостей" были заменены на белые ткани. Траур...
  Вышколенная охрана у ворот с интересом взирала на мужчину с лошадью, осмелившегося сюда постучаться. Загорелое лицо, обрамленное длинными волосами с проседью, несло на себе следы благородной породы. Из под грубой одежды были видны красивые руки с длинными пальцами. А стоило незнакомцу только открыть рот - стало понятно, что перед ними не деревенщина.
  "Прошу прощения за визит в "белые дни". Я хотел бы найти работу у вашего повелителя", - с небольшим уважительным поклоном сообщил принц. Охранники переглянулись. После чего чего один из них дернул за шнур, закрепленный на стене. Спустя
  пару минут у ворот стоял капитан личной охраны чиновника. "Представьтесь, благородный господин, постучавшийся в дом моего господина, барона Эльдара дэ Морэа" - с поклоном сообщил мужчина в годах.
  "Меня зовут Олли (произнося имя, придуманное девчонкой-драконицей, принц мысленно выругался). И я хотел бы найти работу". В ответ опытный телохранитель долго изучающе смотрел на принца. После чего сказал:
  'Зайдите. Я доложу о вас господину лично".
  Эх, знал бы принц, что его перед визитом к барону обыщут и заставят раздеться - в жизни бы сюда не зашел. Но увы... Татуировка, от которой Оливер так мечтал избавиться, сделала свое черное (а может, и белое) дело. И спустя еще полчаса старик-барон, некогда возглавлявший Государственную службу порядка, не пожелавший принять новую власть, и потому сосланный в этот дом - последнее, что осталось от его владений, сидел с принцем за одним столом и пил горячий чай. Барон дэ Морэа потерял не только владения, но и преданных ему людей, в том числе родных сыновей, погибших на войне. Остались только телохранители и небольшой штат преданных слуг. Но разумом старик не помутился.
  Принц с трудом припомнил, что служба порядка была неким ведомством, занимавшимся разведкой, и имеющем "рычаги" практически на каждого более-менее знатного жителя королевства. А значит, и на него.
  То есть, господин Морэа все еще опасен. И, по уму, держаться надо настороже...
  Тем временем, старик с горечью сообщал о том, что призошло в королевстве за последнее время. За чашкой чая экс-принц Оливер восьмой узнал, что его матушка успешно доехала до союзной державы, где ей предоставили политическое убежище. Что сестры пытались разыскать его. Что большая часть дворян просто сдалась врагу без боя... Что тело его отца было выставлено новым правителем - королем сопредельного государства Джанином Смелым на посмешище перед воротами сдавшейся столицы. Армию распустили, казнив каждого десятого, деревни разграбили, народ обложили дополнительным налогом. Но все выживают. А как иначе?
  Только вот непонятно, как выжил он, принц. Ведь полгода назад лично Джанин Смелый назначил за голову единственного наследника завоеванного престола баснословную награду - столько золота, сколько весит сама голова...
  Пристальный взгляд в глаза принца дал понять - о своем отсутствии надо говорить правду. Иначе, возможно, господин Морэа не побрезгует золотишком...
  И Оливер, сглотнув, решился. А что? Зачем скрывать имя той, что его предала?! Чем дальше шло повествование, тем больше разгорались глаза старика. Похожий на натянутую струну господин Морэа ловил каждое слово.
  Но в конце рассказа снова принял расслабленный вид. Ни тебе вопросов, ни сочувствия. Чай кончился, и старик вежливо предложил гостю отдохнуть...
  Спал принц тревожно. То ли напряжение сказалось, то ли привычка к жесткой земле вместо мягкой перины. А наутро вдруг понял - надо уходить. Бежать не оглядываясь. Если еще есть время...
  За завтраком Морэа был предельно вежлив. И задал лишь один прозрачный вопрос - не думал ли Оливер, ну, чисто гипотетически, вернуть себе престол?! В ответ Олли отрицательно покачал головой. И сообщил, что напротив, мечтает покинуть пределы страны и жить свободно от политики. А посему, если в его услугах, как работника, нет надобности, покинет дом уважаемого господина Морэа сегодня же...
  Опальный барон не выглядел расстроенным. Но принц знал - сейчас он балансирует на лезвии ножа. Уж слишком он дорогая добыча, чтобы просто ускользнуть...
  - Ты знаешь, где сейчас Р-рин Каарэ? - вдруг в лоб спросил Морэа.
  - Нет, - спокойно и честно ответил Олли. - Меня это мало интересует.
  - А зря... Хотя, думаю, раз она проявила такую заинтересованность в тебе, то сама знает, что ты здесь. - резюмировал старик.
  - Ну да, старой драконице больше делать нечего, чем следить за мной... - попытался отшутиться принц.
  Но барон будто не услышал. Он вздохнул и отвернулся к окну. Тем временем по обе стороны от кресла принца бесшумно появились телохранители.
  - Ваше высочество. Вы должны вернуть себе престол, - сказал старик, не глядя на Олли. - И если вы не хотите сделать это добровольно во имя страны и людей в ней живущих, я буду вынужден принудить вас.
  Принц молчал.
  - Вы не оставите попыток сбежать? Тишина.
  - Во время содержания под стражей вам что-то нужно? Кажется, будто звенит воздух.
  - Вина?
  Принц сглотнул. Да, не помешало бы... Но нет.
  - Мне нужен один ответ, - голос Олли звенел от напряжения.
  - Спрашивайте...
  - Почему Р-рин Каарэ спасла меня? Кто за ней стоит? И почему она была ребенком? Знающий все и обо всех бывший глава службы порядка развернулся к принцу и удивленно осмотрел его.
  - Вы мало знаете о драконах, хоть и увлекались ими когда-то, ваше высочество... Они единственные, кто не предал вашего отца, будучи связанными договором. Большинство драконов взрослого возраста погибли во время последней войны. Не пошли в бой только беременные самки, дети и такие, с позволения сказать, калеки, как Р-рин Каарэ.
  На наследнице Летящих редкое проклятие их драконьей крови - матару. Хотя вообще-то это скорее болезнь... Так сказать, невозможность вступить в половозрелый возраст. Рождение ребенка с матару - большая редкость и печаль для всего клана. Ведь такой дракон -мальчик не сможет стать воином и защитником, а девочка - никогда не родит потомство. Ослаблена у них и магия - сродни детской...
  Говорят, Р-рин Каарэ больше 800 лет. И все это время она - ребенок, беззащитный по меркам драконов. Но достаточно опасный по меркам людей.
  Наследница Летящих - сильный союзник. Почему она подобрала вас в лесу? Неизвестно. Но, думаю, скоро мы это выясним...
  Морэа снова отвернулся к окну, давая понять, что разговор закончен. А принц... Сказать, что он был ошарашен услышанным - ничего не сказать.
  Выходит, она не притворялась... Вечный ребенок... Которому и правда можно, черт побери, ненароком расколотить голову! Р-рин не ведьма. Не тысячелетняя хитрая змея. Она дракон - калека...
  - Вина! - на ходу рявкнул принц то ли безмолвным телохранителям, то ли самому барону.
  Тупой идиот! Как он мог не знать про драконью болезнь?! По какой диагонали книги читал? Или, может, пропил последний разум?!
  Дверь комнаты едва не слетела с петель от того, как ею хлопнул озлобленный Олли. Что делать теперь? Где найти Р-рин? И как, для начала, отсюда сбежать?!
  Вино, заботливо принесенное в течение последующих пяти минут, в этот вечер так и осталось нетронутым. Принц думал. А это вам не шутка!
  
   Глава 7. О безвыходном положении, выходах и вылетах.
  
  
  За окном шел проливной дождь. А грустный Олли печально доливал в бокал вторую бутылку вина... Лужи за окном пузырились. И, казалось, сама природа плачет вместе с принцем. Четыре попытки побега за две недели. Четыре! И все окончились неудачей.
  Короче, повод для того, чтобы в очередной раз 'упасть в бутылку' был. И такой веский, что тянул как минимум на пятидневный запой. Но пока до выполнения плана было далеко - шел только второй день свидания с бутылками, и принц находился в весьма меланхоличном состоянии. Барон пагубной привычке узника не препятствовал. После того, как был с матом изгнан из комнаты Олли сегодня утром. Хозяин страдал жестоким похмельем и требовал продолжения банкета...
  Морэа плюнул и согласился. Пусть лучше пьет. Так хоть, глядишь, сбежать пытаться не будет...
  Да, доползти Олли теперь мог едва ли до кровати. Хотя... Озарение пришло внезапно. Может, все же свести счеты с никчемной жизнью?! Принц швырнул бокал в стену и... решился.
  Все атрибуты в наличии имелись. Люстра - в количестве одной штуки. Крепкая, кованая. Как говорится, на века. Ремень на собственных штанах - тоже один. Хороший, кожаный. Ну, и кресло. Пусть тяжеленное, но для такого дела и надсадиться на последок не жалко.
  И вот кресло установлено четко под люстрой. Массивная спинка исполняет роль лестницы - стоя на ней, Олли аккуратно и вдумчиво крепит к люстре петлю. Правда, со штанами пришлось расстаться - они без ремня не держались. Но это такая мелочь...
  Всего то и делов осталось - запихнуть в петлю из ремня свою геройскую голову... Выдох. Вдох...
  - Прости меня, Р-рин...
  Голова засунута. И последний шаг со спинки кресла сделан. Вот она, слава дядюшки Ганса Герберта...
  Что произошло дальше, принц не помнил. Потому как потерял сознание. Но на самом деле, ничего волшебного и из ряда вон выходящего. Ноги бедняги дернулись, кресло, пошатнувшись, завалилось. На грохот в комнату влетел охранник, срубивший петлю одним метким броском ножа.
  - Демонов зад!!!
  Его высочество имел вид синий и безжизненный. По крайней мере в области лица. К счастью, один хороший удар по этой области привел принца в чувство. Горло обожгло страшной болью.
  Каждый вдох был мучением. Но тем не менее, он был...
  Спустя полчаса над покалеченным высочеством хлопотали два лекаря. А сам принц был, по его собственным ощущениям, присмерти. И после неудачного повешения, и, банально, с похмелья.
  В кровати он провел практически неделю. Доктора категорически запрещали вставать. И тем более - употреблять спиртное. Пытались даже вести беседы с пациентом о вреде пьянства. Но он лишь печально водил глазами, давая понять, что говорить не в силах, а то бы высказал ответное мнение...
  Барон Морэа пришел проведать Олли лишь в конце недели.
  - К вам посетитель, ваше высочество, - несколько печально заметил старик.
  Принц изобразил на лице удивление (теперь он говорил лишь мимикой), а потом кивнул. Морэа ответил таким же кивком куда-то за дверь. И в комнату вошла ОНА. Р-рин Каарэ.
  - Олли! Дурында... - девочка метнулась к кровати.
  Оливер смог лишь привстать и сжать ее в объятьях. Слезы заливали ему глаза. Но даже сказать 'прости' маленькой подружке он не мог...
  ***
  Лечение длилось долго. Но пациент на милость медиков не сдавался и периодически портил им показатели, норовя выздороветь раньше времени.Гадостные микстуры принц был готов пить ведрами. Делать дыхательные упражнения сутками. Разминаться и дышать свежим воздухом... Да хоть всю жизнь!
  Мало того, ненормальный пациент затребовал себе оружие и настоял (в грубой письменной форме, поскольку речь еще не вернулась) на тренировках с телохранителями барона. Медики выступили против. Но, на удивление, Морэа согласился. Принц умел давить аргументами, самым веским из которых была его собственная жизнь.
  Синяки и насмешки опытных воинов престолонаследник переносил стоически. И хотя поначалу еле ноги волочил после тренировок, вскоре набрал форму.
  На удивление, Оливер оказался метким стрелком. Что-то, а зрение пропить сложно. А вот меч, увы, пока был слишком тяжек для наследника престола. Тут сказывался и немалый вес оружия, и неповоротливость принца, который уже давно вышел из юношеского возраста...
  Тем временем двор барона превратился в самый настоящий табор. Шумные и яркие дшари, с которыми явилась за своим другом Р-рин Каарэ, поставили у забора свои повозки, и вроде как отправились в город на заработки. Тогда как их женщины и дети воспользовались гостеприимством господина Морэа и оккупировали двор усадьбы, где для них были разведены костры на уличных мангальных площадках, и извлечена из погребов различная снедь.
  Таков был закон гостеприимства. А барон законы уважал. Тем паче, что вел переговоры со старейшиной клана, Кайриш - шаной Мудрейшим. Воины-дшари могли бы пригодиться Оливеру восьмому для возвращения престола...
  Сам Оливер так же один раз присутствовал на переговорах вместе с Р-рин. Девчонка уговорила. После его неудачного повешения наследница Летящих Каарэ провела в комнате Олли несколько дней, выходя наружу лишь по нужде, да пару раз воздухом подышать.
  О чем говорили онемевший принц и его подружка? Одним Богам-Вседержателям известно. Но результатом стало официальное заявление Оливера восьмого о том, что он желает вернуть себе престол. А большего барону пока было и не надо.
  ***
  'Не хочу!' - Олли вывел буквы резко, надорвав бумагу.
  - И я не хочу, - вздохнула Р-рин. - Но надо согласиться. Для начала, чтобы сбежать. А потом что-нибудь придумаем.
  ' От него не сбежишь', - написал Олли и быстро зачеркнул ответ.
  - А что если мы не сбежим, вернем трон, и потом ты от него откажешься? Пусть вон, Морэа правит. Ага?
  'Не возьмется он. И я тоже не возьмусь. Хочешь, чтобы я сдох там? В этом гадюшнике?'
  - Ты рассказывал про этот дворец. Но тогда не ты был там хозяином. Сделай не-гадюшник.
  'Как? Повесить всех лживых и подлых дворян? А заодно всех их дочерей и жен, которые норовят под меня лечь? Умная ты, погляжу'.
  - Зачем сразу так радикально? Выгони их. Ну, или просто не пускай. Хотя можно и казнить. Лживые уже давно Джанину служат. За тобой пойдут только отчаянные. Ну, а женщины... Я не знаю. Давай тебя женим, а? Тогда отстанут.
  'Еще раз и в глаз'
  - Чего злишься-то?! Ну, ты же взрослый. Вам вроде как природой положено... Прости если обидела...
  'А ты ревновать будешь?'
  - Придурок! - маленькая и обалденно сильная ручонка 'с легонца' ткнула принца в плечо. Синяк на пол-руки обеспечен...
  'Значит будешь' - криво вывел Олли другой рукой. И грустно улыбнулся.
  ***
  Р-рин ревела молча. Сбившись в светящийся зеленый комок на крыше баронского дома, рядом с водостоком.
  Вечный ребенок. Что может быть хуже? Позор рода. Жертва проклятья. Единственная девочка в семье - и калека. Теперь, когда надежда на продолжение рода Летящих Каарэ рухнула вместе со смертью братьев, она могла бы... Нет. Не могла.
  Р-рин не может иметь детей. Потому, что сама ребенок. Драконы растут медленно. И все же на ее глазах выросли из младенцев во взрослых и сильных мужчин три младших брата. А она - не росла. Сколько раз Р-рин начинала верить, что вот-вот и... С утра бежала к зеркалу, пытаясь найти хоть какие-то изменения. Но ничего не менялось. Столетиями!
  Олли младенец по сравнению с ней. Но уже такой взрослый. И даже не считающийся молодым... Почему?! По-че-му?!!! Что пошло не так, что она, с трудом расстававшаяся с друзьями-драконами, когда они вырастали, привязалась к человеку, чья жизнь так коротка?! Он не хочет во дворец. Ему там было плохо, одиноко. А она... загоняет его в клетку? Обратно, к напомаженным шлюхам и винным погребам... Зачем? Ради жителей этой страны, которая младше самой Р-рин в два раза? Или ради себя? Ведь Олли взрослый. И каждый раз бить его по голове, когда принц захочет с кем-то переспать, глупо. Башка же не казенная... Проще отпустить. Забыть. Не видеть...
  'Ревновать будешь... Буду! Хоть на это-то имею право. Это мой принц и я с ним общаюсь. Он единственный взрослый, кто меня понимает. Единственный друг. Но чего стоит дружба у взрослых, когда в перспективе маячит постель? Мне 800 лет. И я знаю, что чудес не бывает. Рано или поздно он встанет перед выбором. И меня уж точно не выберет...'
  ***
  Олли лежал и смотрел в потолок. Как же так... Странное чувство, когда кто-то самый близкий ведет себя так, будто хочет от тебя избавиться... Давненько такого не чувствовал. Если точнее - с 16 лет. Когда родители, тогда еще почитаемые романтичным юнцом, попытались женить Оливера на...35-летней вдовствующей королеве-соседке. Кстати, матери Джанина Смелого. Нет, конечно, обставили это предложение по-доброму. Мол, мы о тебе заботимся и все такое... Но, демонов зад, вурдалаку ясно - предали и не чихнули!
  Принц отчаянно искал выход из безвыходного положения. Перво-наперво сломал ногу. Два месяца, проведенные в постели после перелома, дали хоть какую-то передышку для создания плана дальнейших действий.
  А потом... Потом были почти три месяца, в течение которых принц время от времени изображал буйное помешательство на всех важных межгосударственных приемах. В результате два посла остались заиками, еще трое потребовали самоотвод, отец наследника объявил очередную (то ли вторую, то ли третью) войну... И, наконец то, даже перезрелая вдовушка ужаснулась. А ну как ее детей будущий муженек передушит в припадке безумия?! И от брака отказалась.
  С тех пор принца перестали пускать на межгосударственные встречи (чему он был несказанно рад), и с миром проводили с глаз подальше - в башню замка. Там 'помешанный' спокойно читал книги, пел песни, гулял по крыше и любовался драконьим выводком, по выходным летавшим вокруг островерхих крыш. Крылатая молодежь любила поиграть в салки...
  И ведь не плохо тогда было. Даже хорошо. До тех пор, пока принц не понял - в покое его, единственного наследника, не оставят даже под угрозой сумасшествия. Через пару лет скандал начал забываться и Оливера вновь попытались женить...Потом пристроить куда-то в армию... Короче, предавали и предавали. И он привык, уже не чувствовал боли.
  Вначале летать хотел. А потом...
  Даже мечта его предала. И что осталось?!
  Хотя... Вылезти бы на крышу. Прямо сейчас. Барон, конечно, не поймет, если донесут. Но за окном ночь. Авось не заметят...
  ***
  Олли стоял на железном парапете. Руки в стороны, ветер в лицо. А вокруг - тьма ночного города с кое-где не погасшими огоньками окон. Хорошо!
  Волосы распустить, рубашку - к демонам! Ночной ветер по обнаженному телу... М-м-м...
  Вечность бы так стоял. Пусть не полет. Пусть иллюзия. Но она куда лучше, чем все то, что окружает его в реальной жизни...
  Полчаса на крыше и приоритеты почему-то резко меняются. Романтика, конечно, дело хорошее. Но гусиная кожа на руках и явный озноб как-то отвлекают. А еще этот странный свет за водосточной трубой. У Морэа там что? Уличное освещение или какой-то магический кристалл?
  Наскоро накинув рубашку, Олли подкрался к 'зеленой' трубе. Заглянул (ну как же без этого!) за водосток и обалдел от увиденного. На крыше, окруженная зеленым сиянием, лежала, свернувшись клубочком будто кошка, гладкая, черная драконица - подросток. Всего метра два в длину (вместе с хвостом).
  И эти два метра живого дракона... явно плакали! Животинка вздрагивала всем своим лакированным упитанным тельцем, а характерные всхлипыванья ни у одного живого существа ни с чем другим не спутаешь.
  - Р-рин? - неуверенно прорезавшимся шепотом позвал Олли.
  Мелочь повернула шипастую голову с огромными зелеными глазами, полными слез.
  - Можно мне подойти? - изо всех сил просипел принц.
  Дракошка прислушалась. Задумалась. Насупилась. Пошипела что-то в ответ себе под нос. А потом в голове принца раздался голос:
  - Подходи.
  Оливер птицей перемахнул парапет и в два шага оказался рядом. Р-рин села на хвост и приподняла крылья.
  - Красотка, да?! - ехидно хмыкнула девчонка внутри чужой головы.
  - С точки зрения драконов - не знаю. Я не дракон, - честно подумал принц. - Но мне нравится.
  - Людям не могут нравиться драконы. Вам кажутся симпатичными только люди,- нравоучительно заметила Р-рин.- Хочешь посмотреть, как я летаю?
  Принц быстро закивал. Потому что подумать ответ связно не получалось - в голове разразился настоящий фейерверк.
  Черная лакированная тушка расправила кожистые крылья и воспарила в метре над землей, тихонько ими помахивая. А потом резко рванула вверх. Олли следил за ней во все глаза. Р-рин крутила пируэты, ложилась на воздух, заложила пару 'спиралей', а под конец спикировала на крышу, имитируя раненую птицу.
  - Обалдеть!!! - изо всей силы подумал принц. И обнял дракошку за шею, прижавшись к шипастой голове.
  - Это не обалдеть, - заявила Р-рин. - Сейчас кое-что другое попробуем. Принц замер. Разжал руки. И уверенно подумал:
  -Нет.
  - Да, - хихикнула в его голове Р-рин.
  -Нет! Нет!
  - Да, да, да!!!
  - Ты надорвешься!
  - Я сильная. Я же дракон!
  - Ты маленькая! Ай...
  Шлепок хвостом по мягкому месту получился 'легкий'. В аккурат, чтобы неделю 'пешком стоять'. После чего хвост тихонько подтолкнул Олли в спину по направлению к дракошке. Принц, сопротивлявшийся 'сбыче мечт', если честно, из чистого упрямства, а не страха, с улыбкой подчинился.
  Через пару минут пререканий Оливер восьмой прочно пристроил разбитую пятую точку на спине Р-рин, в аккурат между крыльями, для безопасности обхватив подружку за шею. На удивление, кожа дракошки оказалась не скользкой, как казалось на первый взгляд, а какой-то очень приятной на ощупь. Теплой, плотной и гладкой одновременно. И казалось, что сидеть на ней просто кощунственно... Но принц прогнал эти мысли прочь.
  - Готов? - весело спросила Р-рин.
  - Летим! - отозвался Олли.
  И мечта сбылась...
  Летели высоко. Над ветром. Но чувствовалось, что и это для Р-рин не просто. Дракошка усиленно махала крыльями. А потом покрылась каплями воды. Вспотела?! Но виду не показывала. Принц восторгался полетом, о котором мечтал всю жизнь. Любые жалобы 'транспорта' были неуместны. И потому Р-рин пыхтела, сопела, потела... но летела, пока не кончились силенки.
  Спуск в районе озера за городом получился не слишком мягким. Оба участника полета раскатились по траве в разные стороны, и долго лежали, глядя в ночное небо. Олли - с восторгом. Р-рин - с одышкой. Говорить не было сил. Вскоре обоих сморил сон.
  А проснувшись от первого утреннего солнца принц понял - свершилось чудо, большее, чем полет на драконе!
  Впервые в жизни его не предали. Не заперли в золотой клетке. Он свободен!
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) О.Чекменёва "Беспокойное сокровище правителя"(Любовное фэнтези) Н.Малунов "Л-Е-Ш-И-Й"(Постапокалипсис) В.Каг "Операция "Удержать Ветер""(Боевая фантастика) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) Ю.Гусейнов "Дейдрим"(Антиутопия) А.Гончаров "Образ на цепях"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"