Архипова Надежда Викторовна: другие произведения.

Завтра будет чума

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 7.92*16  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Главный герой вместе с сестрой пытается выжить в городе, где с ужасающей скоростью распространяется опасное заболевание. Ему предстоит принимать непростые решения, касающиеся жизни и смерти, встречаться с новыми людьми и искать безопасное место, где можно пережить этот кошмар. Смогут ли они выжить, превозмогая немыслимые трудности?


  Пролог
  
  - Быстро бежим! - крикнул Миша, хватая нас с Иркой за руки. Дважды говорить не пришлось: стремительно обернувшись, и, ударившись плечами, мы стремглав ринулись по узким коридорам.
  Главное, не столбенеть, повторял я про себя, не столбенеть. Но тот ужас, который мы только что видели не выходил у меня из головы.
  Неужели, сейчас все закончится?
  Впереди виднелся лестничный пролёт. Видимо, мы подбегали к границе служебных помещений, которые обычно служили способом перемещения уборщиков и рабочих.
   - Наверх, - крикнул я, указывая на лестницу. Резко завернув, и спотыкаясь, о нелепо высокие ступени мы побежали вверх.
   - Не успеем, - в панике крикнула Ирка. Я старался не думать и об этом.
  Я понимал - мы не скрылись, что позади за нами самая настоящая погоня. Я даже слышал отчасти приглушенные хрипы и не менее быстрый бег. Самое страшное, что, скорее всего, нас догонят.
  Резь в лёгких была уже невыносима, ноги начинала сводить судорога, а дурацкие лестничные пролеты не заканчивались.
  Меня вдруг толкнула мысль: а куда мы, собственно говоря, бежим? Какая панацея от ужаса внизу ждёт нас на крыше? И как мы попадём на эту крышу? Что в этих новомодных высоких новостройках? Люк, дверь? А если всё под замком? Я задумался о том, что у меня осталось в рюкзаке из полезного и что может пригодиться для проникновения в запертую дверь. Сознание перебирал мой нехитрый скарб: свитер, спички, небольшой фонарь, уже никому не нужный сотовый телефон, одна консерва, отвертка и впечатляющих размеров гаечный ключ. Одна из самых полезных вещей, что у нас есть. Чтобы не терять драгоценное время лучше сразу потянуться в крайнее отделение за ключом, так как отвертка вряд ли пригодится.
   - Последний пролет, - хриплым голосом сказал Миша. Показались крайние ступени лестницы: они упирались в дверь на которой висел амбарный замок. Я на ходу уже доставал так кстати пригодившийся ключ.
  Воображение рисовало более сложную конструкцию, поэтому я почувствовал некое подобие облегчения, когда увидел с чем нам предстоит столкнуться.
   - Ломай ушки замка! - крикнул Миша.
  Секунда мне потребовалась сообразить и отыскать взглядом то, что он имел в виду.
   - Идут! - взвизгнула Ира. Я, не оборачиваясь, засунул гаечный ключ под замочную петлю и со всей силы дернул вниз. Петля слегка погнулась, но осталась на месте. Я несколько раз тяжело вздохнул, пытаясь успокоится и набраться сил.
   - Шевелись, - взревел Миша. Я услышал, как он достал мачете. - Через минуту их будет тут сотня!
  Я снова вставил гаечный ключ под петлю и рывком потянул на себя. Петля оторвалась от двери и со звоном упала на ступеньки лестницы.
  Мы открыли дверь и, спотыкаясь, вбежали на крышу.
   - Дверь! - я с силой её захлопнул и упёрся спиной.
  Михаил подбежал ко мне и также развернувшись, стал рыться в своём рюкзаке.
  - Нам нужно её заблокировать! - Ирка заметалась по плоской крыше здания в поисках нужных приспособлений для этого. Я почувствовал снаружи пока ещё редкие пинки и толчки.
   - Цепь! - крикнул я, как только заметил взглядом железяку. Миша ногой подхватил толстую цепь и удивительно быстро замотал ею ручки.
   - Она долго не продержится! - сказал я, тяжело дыша и отходя от двери, которая раскачивалась под натиском, натягивая только что найденную цепь.
   - Давай свой ключ! Ирка, держи дверь, пока я буду вставлять, - Миша резко развернулся к ручке, и как только Ирка прижалась спиной к двери рядом со мной, воткнул между цепью многострадальный гаечный ключ.
  Мы были спасены. Пока.
  
  Глава 1
  - Ненавижу этот мир, - проворчал Пётр Анатольевич, угрюмо разгребая счета за месяц.
  Хотя он и несклонен был к меланхолии, все же впадал в некоторую апатию, когда приходило время всевозможных выплат, штрафов и налогов. Обычно в этот момент его сын и жена были рядом или для поддержки, или для того, чтобы напомнить о сумме денег, которая потребуется в этом месяце. Все эти данные Пётр Анатольевич скрупулёзно откладывал, записывал и придерживался не обходимого, по его мнению, баланса. Ни к чему он так болезненно не относился, как к непредвиденным расходам. Но сегодня жены, которая могла мастерски сгладить все острые углы, не было. Её командировка длилась вот уже три дня.
  - Во сколько у тебя автобус? - Пётр Анатольевич хмуро посмотрел на своего сына.
  - В девятнадцать сорок пять,- невозмутимо ответил Федор. Он терпеливо сидел на небольшом кухонном диване и помогал отцу упорядочивать квитанции.
   - Ты посчитал, сколько тебе нужно денег?
  Поколебавшись, Федя решил ответить более уклончиво, чтобы лишний раз его не злить:
   - На самом деле почти и не нужно - я отложил зарплату. Если только на непредвиденные расходы.
  Пётр Анатольевич удовлетворенно кивнул и слегка расслабился.
   - Сколько?
   - Сто евро.
  Отец, слегка нахмурившись, перевёл глаза на стол, где лежал его расчётный лист.
   - Вот когда ты женишься? - проворчал он. - Одни авантюры у тебя на уме.
   - Несправедливо! Ты сам женился, когда тебе было тридцать.
  Отец хмыкнул, принимая аргумент.
   - Ладно, - протянул он. - В конце концов, я даже рад, что ты уезжаешь. В кои-то веки отдохну от всех вас.
  Под напускной небрежностью Федя заметил, что перспектива оставаться, пусть и ненадолго, одному в городе его отцу совсем не нравится. В конце концов, до этого лета все отпуска они старались проводить вместе.
   - Не успеешь отдохнуть, как уже и мама приедет, - попытался приободрить отца Федор.
   - Ну да, - скептически ответил он, расстёгивая небольшой конвертик и отсчитывая нужное количество денег.
   - Я бы на твоём месте даже не расстраивался насчёт них, - кивнул Федя на отложенную сумму на столе. - Это ведь на самый крайний случай. Резерв, так сказать. Скорее всего, как только я приеду сразу же все отдам.
   - Перестань, - опять проворчал Пётр Анатольевич. - Я прекрасно знаю, как долго ты планировал этот отпуск. Я уже и сержусь скорее по привычке. Хотя на что мне злиться? Ты просишь деньги раз в полгода, так что бери их и чеши отсюда.
   Федор широко улыбнулся и забрал купюры.
   - Тебя подвезти до автовокзала?
   - Не, - мотнул сын головой. - Мне всё равно сначала в обменник нужно.
   - Ну, смотри сам, - пожал плечами отец, подвигая калькулятор и явно собираясь снова углубиться в счета.
  И хоть Федя понимал противоречивые чувства отца насчет его отъезда, он не мог грустить. Отец был прав. Федор действительно очень давно хотел уехать в отпуск из города, чтобы как следует отдохнуть и развеяться. Он задолго откладывал деньги и, подобно отцу, педантично продумывал маршрут.
   - Могу я рассчитывать на сувенир? - полушутя-полусерьезно спросил Пётр Анатольевич.
   - Ну ещё бы, - крикнул Федя из своей комнаты.
  С одной стороны, Федору было обидно, что он как следует не попрощался с мамой, а с другой - она бы упала в обморок оттого, какие вещи он взял в своё путешествие, и в итоге уехал с огромным дорожным чемоданом.
   Сейчас же, в небольшом, но вместительном рюкзаке было больше провизии, чем одежды: джинсы, свитер, пара личных вещей, да аптечка.
  Закинув в рюкзак фонарь, запасной сотовый телефон и ксерокопию паспорта, Федя поспешил в коридор. Там уже стоял отец.
   - А ты на "налегке", - слегка удивился тот.
   - Стараюсь, - ответил Федя, завязывая шнурки на кроссовках.
   - Радуешься поди, что мама не провожает? - он лукаво улыбнулся.
   - И как ты догадался? - в тон ответил ему сын.
   - Федор, я знаю, ты взрослый и все такое, - хотя Федя и зашнуровывал второй ботинок, он довольно живо представил, как при этих словах отец закатывает глаза, - но постарайся не влипать в неприятности.
  Федя, наконец, разогнулся и посмотрел ему в глаза.
   - Ты на всякий случай отложил денег, чтобы приехать ко мне? - медленно проговорил он.
   - И как ты догадался? - рассмеялся отец.
  Они коротко обнялись, Федор взял связку ключей и, обернувшись, ободряюще хлопнул его по плечу.
   - Всё будет хорошо, - успокаивающе сказал он.
   - Разумеется, - очень серьёзно кивнул ему отец, закрывая дверь.
   "Ну вот, кажется, и все. Европа, жди меня!", - подумал Федор и, глубоко вздохнув, отправился к лифту.
  
  ***
  
  Это было удивительное начало августа в Санкт-Петербурге. Тут и там можно было встретить жителей города и туристов, лениво гуляющих по аномально жарким улицам. Сотни проходящих женщин и девушек проходили по проспекту, размахивая веерами и в одеждах, дразнящих воображение.
  Город был как никогда медлителен и даже более пустым. В новостях нередко рассказывали об участившихся автомобильных авариях вызванными солнечными ударами и небывалыми ростами нервного истощения. Оставалось неизвестным - это влияние резкого роста цен или во всём виновата проклятая погода?
  Вдобавок к жаре (будто этого было мало), появлялись слухи о страшном инфекционном заболевании, главным симптомом которым было покрытие кожи язвами и фурункулами. На почве этого появлялись в бешеной скорости и в ненормальном количестве эксперты, советовавшие как можно чаще принимать душ и избегать контактов с заражёнными людьми. Комментарии к этим постам, которые рождались по нескольку штук за один час, набегало несколько тысяч. Сразу появились позёры, паникёры и просто ненормальные люди, которые заявляли, что уже заражены и при смерти. Поводом могло послужить все - от мелкого прыщика до наличия домашних животных, которые, по мнению многих, служили главным переносчиком "страшного заболевания и от него нет спасения". Люди на полном серьёзе писали о профилактике инфекции, применяя различные и не самые приятные методы самолечения. Чуть ниже новости об инфекции печатались небылицы, байки и сплетни, говорящие о том, как страшная болезнь погубила небольшой город с названием, которое упорно не "гуглилось" всего за несколько дней. И что он теперь превратился в город-призрак. Неожиданно, к комментариям этой новости, находились очевидцы, которые видели этот процесс, пережили этот кошмар, а правительство молчит, не желая возмещать ущерб. Тут же находились многочисленные рекламные ссылки о похудении и моментальном увеличении мышц и пениса, что резко снижало вероятность правдивости и адекватности новостей.
  В официальных источниках всё было тихо: о загадочной болезни никто не говорил, города не упоминали, в общем, тишь да гладь. Да жара. Словом, в августе в Петербурге было модно говорить о жаре, загадочных болезнях и о провокационных трусиках скандальной поп-дивы. Эдакий новый тренд. Хотя, чему тут удивляться? В июле говорили про похищения, инопланетян и коте, который почти умел выговорить слово "привет".
  Мир сходил с ума.
  Наверное, ещё и поэтому родители Федора благосклонно относились к поездке в другую страну, подальше от всего этого сумасшествия.
  Как бы то ни было, он и сам был рад уехать и не возвращаться, по меньшей мере, недели две. Мечта проехать по Европе на автобусе не покидала его с тех пор, как Федор окончил школу. Его не смущал ни неудобный автобус, ни тряска, ни плохая еда. Но финансовые возможности, институт, повседневная рутина постепенно остужали пыл.
  Когда Федя заканчивал институт, все его друзья и знакомые в большинстве своём были женатыми, остепенившимися и со своими капризными пассиями. Некоторое время он ещё тешил себя мыслью, что компанию для поездки найдёт без труда. Но как только Федя заговаривал о поездке в Европу у всех загорались глаза, а когда добавлял "на автобусе", сразу же возникали неотложные планы, давно запланированный отпуск и плохая работа, которая "сука, не даёт отпусков". А иногда, отбросив все церемонии, говорили, что автобусный тур для нищебродов. Ну и, конечно, главным аргументом служила причина, которая начиналась со слов "моя девушка". Все они воротили нос от отдыха, что не включал в себя авиаперелёт и отель, в котором все включено.
  Естественно, после всех этих разговоров у Федора невольно возникло два закономерных вопроса. Первый: как давно друзья стали такими снобами, и второе: была ли его идея настолько ужасна?
  Все сомнения развеяла, как ни странно, его мама.
  В один из ужинов на вопрос "как дела" неожиданно вместо "нормально" Федор поделился со своими сомнениями. Внимательно выслушав, она, усмехнувшись, покачала головой.
   - Не все ли равно, что окружающие думают о твоём отдыхе? - она села поближе к сыну и внимательно посмотрела на Федю. - Неважно понравиться ли тебе эта поездка. Все их суждения только на теории, а на практике они ничего подобного даже не пробовали. Сейчас все мужики такие изнеженные подкаблучники, - она закатила глаза, - открывают рот, а вместо слов, говорит их очередная курица. Лучше пожалей их. Вместо отличного приключения они выбрали очередной унылый курорт, в котором будут бегать за своей "цацей" и ежесекундно делать снимки.
  С этими словами она встала и, кривляясь, выгнула руку:
   - Да, - капризно сказала она воображаемому фотографу. - А теперь вот так, как будто я только что вышла из номера. О, нет! Используй другой фон на фотике. Да, вот так!
  Федя рассмеялся, уж очень забавно и похоже она изображала многих современных девушек. Не удержавшись, мама тоже улыбнулась.
   - Она ему даже отдохнуть не даст, будет пилить каждый вечер по поводу и без и выносить мозг в придачу. Так что, действительно, лучше пожалей их.
   - В принципе, ты сказала, что я и так знал, - ответил Федя.
   - Иногда необходимо, чтобы это кто-то озвучил, - пожала она плечами.
  После этого разговора, решение было принято. В его пользу и окончательно. Федор немедленно сел за компьютер и начал искать подходящие варианты автобусных туров. После долгих поисков, подбирания дат и, подсчитав все свои финансы, он нашёл идеально подходящий маршрут Хельсинки - паром - Берлин - Дрезден - Прага.
  За приемлемую стоимость Федя получал все, что ему нужно. Впереди была оправданная неизвестность. Он не знал, что ждёт его в других странах и с какими людьми он встретится. Но, несмотря на все это, Федор испытывал радостное волнение и предвкушение, впервые, от предстоящего путешествия в одиночестве.
  
  Глава 2
  
   - Миша! - раздался возмущённый голос моей старшей сестры.
  Я проснулся тем утром с чёткой определённой мыслью, что, признаться, бывало со мной нечасто: "Какого черта так сильно болит голова?!". Не открывая глаз, я натянул на себя одеяла от назойливо палящего солнца, но стало только хуже: я начал задыхаться. И почему у меня нет долбанных штор? И, вообще, сколько времени? "Бред", - прозвучал в голове голос. "Почему бред?" - не понял я. Нахмурившись, но также не открывая глаз, я попытался закрыться рукой от солнца и, поняв, тщетность своей попытки, я окончательно проснулся. Комната перед моими глазами очертилась не сразу. Разбросанные вещи тут и там, пустые упаковки из-под быстрой еды. Увиденное, как ни странно, меня успокоило. Значит, я добрался до дома. Давненько я так не напивался. Не успев как следует очнуться, в комнату ворвалась моя сестра Катя.
   - Ты в курсе, что я тебя ненавижу?! - я чуть не взвыл от её противного голоса.
   - Что такое? - пробормотал я. Зря спросил. Конкретного ответа я не услышал.
   - Я все расскажу маме! - продолжала бушевать она, в то время как её голос мячиком для пинг-понга отскакивал внутри моего черепа.
   - О чём? - уловка сработала, я подозрительно на неё посмотрел, одновременно пытаясь вспомнить, что было прошлой ночью.
   И все же краем сознания я понимал, что в этот раз я перегнул палку. Хотя, по-моему, всё было как всегда. Как всегда вечером уехал с друзьями в клуб. Как всегда потом поехали на тусовку к знакомому на квартиру. Как всегда орали песни под гитару. И вот потом я позвонил, что для меня ново, я заказал такси и приехал домой. Хорошо, что машина осталась во дворе. Вспомнив один из эпизодов последней ночи, я опять чуть не взвыл, на этот раз от своей тупости. И зачем я предложил сегодня поехать в поход на моей машине? Мудак.
  Катерина тем временем подбежала к окну и настежь его распахнула. Стало немного легче. В голове стало чуть меньше звенеть и я, шатаясь, попытался выпрямиться, мельком отметив, что даже не потрудился раздеться.
   - Я тебе звонила сто раз! - выкрикнула она. - И зачем только родители оставили меня за старшую?! Чтобы приглядывать за таким балбесом как ты? Лучше бы ты с ними поехал, придурок!
  На меня накатило апатичное состояние, что я даже не мог на неё как следует разозлиться. Наконец, с третьей попытки мне удалось встать с кровати. Я направился в ванну, а Катька, не отставая, шла за мной следом.
   - Я уже не говорю про то, что ты пьёшь как заядлый алкоголик. Спасибо, что хотя бы шлюх сюда не водишь, - причитала она.
  Я резко развернулся и от неожиданности она замолчала. Воспользовавшись паузой, я взял её за плечи и слегка встряхнул.
   - Остановись, - в моей голове болью отзывалось каждое слово, но я решил не заострять на этом внимание. - Знаю, мой косяк, постараюсь исправиться. Скажи, что сделать?
  Я заметил, что она заметно смягчилась. Знаю, пройдет немного времени и она пожалеет о том, что так быстро пошла на попятную. Но вот сейчас, ей точно что-то нужно от меня и я это отлично понял.
   - Мне нужно, чтобы ты отвёз меня в больницу, - выпалила она. - В такую жару и в общественный транспорт я садиться не собираюсь.
  Чёрт. Сам напросился. Ничего не ответив, я зашёл в ванную. Сначала надо прийти в себя. Но от общества моей назойливой сестры не так просто было отделаться. Не прошло и десяти секунд, как она ворвалась ко мне в ванную.
   - Выглядишь паршиво, - заметила она.
   Я склонился над раковиной, тщательно умываясь.
   - Ты тоже - в тон ответил я, перебивая звуки льющийся воды.
   - Ты же прекрасно знаешь, что я от тебя не отстану, - она пропустила мимо ушей мою реплику. Бесит. - А жизнь попортить ещё успею.
  В этом была вся Катерина. Если она не могла чего-то добиться, то в ход пускала абсолютно все - от милого сюсюканья, до угроз и шантажа.
   - Зачем тебе туда?
   - Я тебе рассказывала, что записана к стоматологу, - она скрестила руки и хмуро смотрела на меня.
  Я потянулся за зубной щёткой, обдумывая, как бы отвертеться. Вариант был один и довольно дурацкий.
   - Так ты что, не слышала? Сейчас куча всякой инфекционной заразы ходит...
  Она покачала головой и чуть улыбнулась.
   - Нет, не прокатит. Через час будь готов.
  С этими словами она выпорхнула из ванной комнаты. За все время отъезда наших родителей я впервые пожалел о том, что они не с нами. В этом году они проявили чудеса эгоизма, заявив, что собираются без нас уехать в Испанию. Я принял это с воодушевлением, а Катька ещё около недели с ними толком не разговаривала. Отец даже помниться разозлился на неё, высказав, что поездки, во-первых, надо заслужить, а она нигде в отличие от меня не работает, хотя и старше; и, во-вторых, на её веку этих поездок ожидается целая прорва, а у них, возможно, эта последняя. Конечно, Катька жутко расстроилась, но примирилась, хотя знаю, сравнение с младшим братом ей особенно было тяжело пережить.
  Уже заканчивая все процедуры, я почувствовал, как в кармане джинс зазвонил телефон. На дисплее высветилось имя моего друга.
   - Кирилл? - с более вопросительной интонацией, чем нужно спросил я.
   - Во сколько ты за нами заедешь? - радостно завопила трубка.
   Мог бы и поздороваться.
   - Накладка возникла. Я не поеду, - откашлявшись, ответил я. Хотя я и мог отвезти сестру к стоматологу, а потом поехать с друзьями, но мне самому нужно было дать перерыв от загула. Такими темпами я посажу себе печень к приезду родителей, если чего не похуже.
  Возникла небольшая пауза.
   - Ну ты и говнюк. - Судя по всему, Кирилл тоже не собирался просто так сдаваться. - Сам же всех вчера уговаривал, что будет классно. Что привезёшь-отвезёшь и все такое. Мы уже тут все готовы и ждём тебя.
   - Когда вы успели? - оторопел я. Прошло менее семи часов с тех пор, как мы попрощались.
   - Кстати, - Кирилл проигнорировал мой вопрос. Да что за день сегодня такой? - я слышал у тебя хата горит? Родаки уехали... Может, тогда сегодня у тебя соберёмся?
  Про себя я громко выругался. Как же так можно было протрепаться. Вынуждает два раза отшить за один звонок. Ожидала мрачная перспектива: либо приглашать всех к себе (что крайне нежелательно), либо продолжать портить печень вдали от дома в лесу.
   - Ладно, - сдался я, прокрутив всевозможные сценарии развития событий у себя в голове. - Мы поедим в лес.
   - И это отличное решение, мой друг, - с этими словами Кирилл бросил трубку.
  Глубоко вздохнув, я вышел в коридор и тут же увидел Катьку.
   - Ты подслушивала?
   - Куда ты собираешься? - прямо спросила она, снова скрестив руки в точь-в-точь как мама.
   - Куда бы ни собирался, мне там будет весело, - тут я покривил душой. Все наши пьянки вдали от цивилизации наутро не оставляли былого веселья, которое было накануне. Это, пожалуй, был существенный минус таких отдыхов на природе.
  Катька внимательно на меня посмотрела ив её взгляде проскользнуло даже некое подобие сочувствия.
   - Я прекрасно знаю, что тебе не хочется в лес, - всё-таки подслушивала. - Там половина не будет даже твоих знакомых. Друзья друзей, знакомые этих друзей, - начала перечислять она, - люди, которые когда-то вписали на ночь. Они все будут представляться, чтобы через десять минут ты забыл их имена. Кто будет вас контролировать? Кто будет оставаться в здравом уме и следить, чтобы кто-нибудь не напился и не утонул в ближайшей луже.
  Я поморщился.
   - Умеешь ты все обломать.
   - Я всего лишь говорю правду, - вздёрнула она нос.
  - Слушай, я понимаю, что все это выглядит не фонтан, - сказал я. - Скорее всего, будет так: я отвезу их на это озеро, или куда там они собрались, дождусь, пока они все напьются, потеряют бдительность, а потом уеду домой. И мне плевать, что они будут говорить обо мне наутро. Ты же знаешь Кирилла - иначе он приедет всей оравой к нам домой, и загонят в угол.
  Судя по виду, Катька успокоилась, когда я полностью рассказал ей весь план, который созревал у меня в голове по мере нашего разговора.
   - Спасибо, - сердечно сказала она.
   Я слегка улыбнулся.
   - Ну что, ты готова? - спросил я.
  Она всплеснула руками и убежала в свою комнату. Я покачал головой: "Девчонки".
  
  Выйдя из парадной, я быстрым шагом направился к машине, нашаривая ключи в брюках. Мысленно я себя похвалил за то, что я удачно поставил машину в тени деревьев. Проходя мимо детской площадки, я ускорил шаг, чтобы не встречаться даже случайно взглядами с местными мамочками, которые ещё недавно учились со мной в школе. И моё отношение было очень спокойным к ним, до того времени как они не стали всем агитировать тоже становиться родителями. Дети, которые заимели детей.
  Я сел в машину, достал солнечные очки в бардачке и включил радио. Не успел я выбрать радиостанцию, как следом в машину залезла Катька.
   - На этот раз ты быстро, - удивился я.
   - Не хочу здороваться с этими, - кивнула она в сторону детской площадки.
  Неудивительно. Как только моя одинокая сестра разменяла четверть века, довольно часто можно было увидеть осуждающий и сочувствующий взгляд у девушек с детьми. То, что они зачастую сами не имели мужа, их нисколько не останавливало.
   - Ты знаешь, что стоматологическая клиника у нас находиться в километре? - поинтересовался я, заводя машину.
   - Знаю, - упрямо ответила она, подключая свой плеер. Отлично, всю дорогу будем слушать девчачьи песни. - Но мне нужен комплекс, который ещё недавно построили.
   - Ты не могла раньше сказать? - нахмурился я. - Почему же не в Колпино-то?
   - Да ну тебя, - она махнула рукой, и углубилась в свой телефон.
  Ехать примерно полчаса, если не попадём в пробку, мысленно подсчитал я, выруливая на перекрёсток из двора, и все это под попсовые мотивы. Та ещё поездка предстоит.
  Но оказалось, что волновался я зря. Дороги были зачастую пусты, что и не удивительно. Полгорода либо разъехались на дачи, а остальные полгорода на курорты. Оставшиеся были или работающие или туристы. Вот только завсегдатаи лавочек у домов, те никогда не пропадали. Всегда на месте. Каждый день с десяти вечера до глубокой ночи. Пару-тройку лет назад я даже им завидовал - такими крутыми тусовщиками они мне казались. Как же я ошибался.
  Как бы то ни было, мы добрались довольно быстро. Я подъехал ко входу в комплекс и остановил машину напротив больших, даже несколько помпезных белых дверей.
   - Ты заберёшь меня? - прежде чем выйти спросила Катька.
  Чёрт. Вот про это я совсем не подумал.
   - Как бы нет, - протянул я. Глаза её округлились от возмущения.
   - Я что-нибудь придумаю, - попытался выкрутиться я.
   - Да пошёл ты! - грубо ответила она, открывая дверь.
   - Возьми такси, - огрызнулся я в ответ.
  Она громко захлопнула дверцу, и пошла к комплексу. Я уже хотел сдать назад, как заметил странного мужчину, шагающего нетвёрдой походкой к Кате. Я вытащил ключи зажигания и настороженно смотрел на него. Сестра уже подходила к крыльцу, как этот мужик нагнал её и схватил за руку. Я выбежал из машины и побежал к ней быстрее, чем сумел осознать это.
   - Пустите меня, - услышал я и увидел, как она замахнулась на него сумочкой.
   Я налетел на него со спины, резко толкнув. Он, не ожидая, повалился на асфальт.
   - Тебе нужны проблемы? - в бешенстве прошипел я первое, что пришло в голову. Приглядевшись к нему, я понял почему Катерина смотрела на него с таким ужасом. Все его лицо покрывали синие влажные и подсыхающие язвы, одна рука его была неестественно выгнута и застыла в одном положении, как будто бы её разбил паралич. И хоть он находился на некотором отдалении от нас, невозможно было не почувствовать ужасающую, сбивающую с ног вонь, которая исходила от его тела.
  
  Глава 3
  
  Солнце садилось, вечер медленно, но верно вступал в свои права. На Московский вокзал, с которого выезжал автобус Федор приехал задолго до отправления. Около нужного транспорта уже собиралась небольшая толпа - в основном или его ровесники или люди старше. Они радостно и беззаботно тарахтели между собой, складывая тут же рядом походные или маленькие рюкзаки. Медленно подходя к ним, Федор почувствовал одновременно и предвкушающую радость от поездки и грусть, оттого, что он едет один. Пришлось несколько раз себе напомнить, что Федя не дикий, вполне адекватный человек, который во время путешествия без труда может познакомиться. Однако от незнакомых вокруг людей, ему стало не по себе и подходя к ним, он встал слегка поодаль, но в прямой видимости, невольно прислушиваясь.
   - Представляешь, мне друзья из Москвы звонили, - говорила невысокая девушка со светлыми волосами и ярким макияжем своей рядом стоящей подруге. - Я думала, они передумали и поедут со мной, так нет же! Вместе этого они мне вешали лапшу, что сейчас из города у них очень трудно выбраться. Говорят, какой-то хренов карантин.
   - Что за бред? - невнятно пробормотала она, копаясь в своём рюкзаке. - В какой же они вселенной живут, раз у них закрыли выезд из города.
   - Да нет, - нетерпеливо мотнула блондинка головой. - Не то чтобы закрыли, а трасса сейчас там перегружена, из-за того, что идёт доскональный досмотр на всех постах.
   - На границе? - невольно спросил Федя, подходя ближе.
   Блондинка смерила его оценивающим взглядом.
   - Да нет же! - слегка раздражённо отозвалась она. - Какая может быть граница рядом с Москвой? На выезде из города.
  Федор коротко кивнул, принимая к сведению. Что же это? Очередная интернет-байка, сплетня или всё-таки правда? Не успел он как следует заострить на этом внимание, автобус, стоявший рядом с ними, ожил: открылись двери, следом багажное отделение, а затем в дверях показался хмурый водитель.
   - Сейчас придёт ваш представитель, - сказал он, тыльной стороной руки вытирая пот со лба. - И можете уже входить, а пока закиньте свои вещи в багажное отделение.
  Федор равнодушно посмотрел на толпу, которая тут же ринулась подтаскивать сумки и тяжёлые рюкзаки к автобусу. Что же касается его, то он совсем не собирался расставаться даже на время поездки со своим имуществом. В его рюкзаке находилось совсем немного вещей, и почти все они могли пригодиться во время поездки.
   Неожиданно к Феде подбежала та самая блондинка.
   - Будь другом, помоги вещи закинуть, - она умоляюще сложила ручки и улыбнулась.
  Он бросил взгляд на её скарб: огромная сумка и рюкзак небрежно валялись рядом с ней. Федя молча кивнул и направился к её сумкам. Но напрасно он решил, что без труда подхватит оба разом и закинет в автобус.
  Сумка оказалась просто неподъемной, а внушительного размера рюкзак, был заполнен на треть и был не менее тяжёлым.
   "Чёрт возьми, мы же едем туда всего на неделю! - подумал он, с трудом поднимая одну из сумок. - Неужели она решила устраивать показ мод каждые два часа поездки?" Однако, не подав виду, Федя довольно шустро дотащил обе сумки, и попытался аккуратно уложить их в багажное отделение. Не успел он справиться с этой задачей, как мимо с воем пронеслись несколько машин скорой помощи и целый кортеж машин полиции.
  Казалось, этой процессии не было конца. Неожиданный шум привлёк не только его. Даже прохожие остановились, с удивлением показывали пальцем и взволнованно переговаривались. Не прошло и минуты, как следом с воем сирен пролетели ещё около десятка скорых, полицейских и пожарных машин.
   - Что там произошло? - спросила меня рядом стоящая, явно испуганная женщина.
  Вместо ответа, Федор достал сотовый телефон и быстро набрал номер отца. Скорее всего, он в порядке, но Федя хотел в этом убедиться.
   - Федор? - донеслось из трубки. - Ты уже уехал?
   - Ты в порядке? - перебил он его.
   - Да, - удивился Пётр Анатольевич. - Что случилось?
   - Точно не знаю, - ответил Федя. - Тут огромное количество служебных машин проехало только что мимо нас.
  Повисло небольшое молчание.
   - Если что, держи меня в курсе. Я позвоню своим бывшим сослуживцам и все выясню. Потом сообщу тебе. Вы ещё в городе?
   - Да, - ответил Федя. - Я стою около автобуса, он ещё даже не тронулся с места.
   - Вот там и стой, - велел он и повесил трубку.
   Пётр Анатольевич был отставным майором милиции и мог без труда выяснить все детали. И, конечно, он знает, что сын не стал бы его тревожить по пустякам.
  Положив телефон в карман, Федя огляделся. Хотя множество служебных машин исчезли так же быстро, как и появились, люди все ещё тихо переговаривались, а прохожие не собирались расходиться.
   - Кто тут у нас до Хельсинки? - бодрым и громким голосом донеслось рядом.
   Внезапное появление туроператора вывело путешественников из некого оцепенения.
   - Вставайте в очередь, - махнула она рукой. - И приготовьте документы на проверку.
   Довольно быстро начали собираться люди и неловко, толкаясь плечами становиться в очередь, ведущую в двери автобуса.
  Сняв одну лямку рюкзака, Федя быстро рукой нашарил и достал конверт с документами. Невольно у него закралось мысль, что, может, действительно он перегибает палку? Ну подумаешь пронеслись служебные машины. Может, у них учения или ещё что-нибудь в этом роде. Однако, интуиция подсказывала, что не все так просто. Маленький червяк сомнения грыз и не давал как следует успокоиться. Решив пока не забивать этим голову, Федя тоже встал в очередь. Бойкая короткостриженая девушка оператор торопливо просматривала документы на посадку и тут же сверялась со своим списком. Когда человек едет в отпуск, он не может долго заострять внимания на чем-то плохом. Казалось, что входя в автобус, ты попадаешь в другое измерение или словно в сон, где реальная бытовая жизнь остаётся позади, а впереди тебя ожидают новые впечатления воспоминания. Поэтому не прошло и минуты, как все недавнее происшествие оставило только лёгкую тень недоумения, все вновь стали оживлённо переговариваться и звонить по телефону.
  Наконец, преодолев поток людей, Федя прошёл в автобус, и как только он сел около окна, сразу почувствовал себя спокойнее. Достав сотовый телефон, Федор проверил пропущенные звонки. Однако, их не было. Не успел он принять решение звонить домой или нет, как:
   - Привет! - прозвучал радостный голос рядом с ним. Федя оглянулся и увидел девушку примерно его лет. - Я с тобой сижу! Не знаешь, что за ерунда была тут с машинами?
   - Понятия не имею, - ответил Федя. - Как тебя зовут?
   - Марина, - ответила девушка. - Как тебя?
   - Федор, - сказал он и улыбнулся. - Ты одна едешь?
   Она слегка скривилась, создалось впечатление, что этот вопрос для неё явно не очень удобный.
   - Это долгая история, - протянула она. - Но если кратко, то моя мама с помощью этой поездки решила от меня отдохнуть на время. А ты?
  Федя слегка удивился откровенности, но не подал виду.
   - А я решил отдохнуть от своих родителей, - пошутил он.
   - Бывает, - хмыкнула она.
  Они немного помолчали, наблюдая, как автобус заполняется людьми. Она посмотрела на свои карманные часы.
   - Мы уже должны были уехать, - удивилась она. - Почему они затягивают?
  Он промолчал и вместо ответа достал бутылку минералки и дорожный складной стакан.
   - Будешь? - радушно предложил Федя.
   - Буду! - с жаром ответила Марина. - Умираю от жажды! Надо же, - улыбнулась она, рассматривая стаканчик. - Хитрое приспособление, никогда такого не видела.
   - Если честно, то ему лет двадцать пять, - ответил он, открывая бутылку.
   - В первый раз в жизни пью из такого старого стакана, - рассмеялась Марина.
  Федя тоже не удержался от смешка и невольно залюбовался, как она откинула со лба длинные тёмные волосы.
   - Хочу поскорее убраться из этого города, - немного грустно сказала она, когда выпила воду. - Мне действительно необходима эта поездка. Я давно никуда не ездила отдыхать.
   - Как я тебя понимаю! - ответил Федя, убирая минеральную воду в рюкзак. Пока они разговаривали, пассажиры располагались в своих креслах. В скором времени, он обнаружил, что абсолютно все места заняты.
   - Командир! - донёсся бас с задних рядов. - Когда уже тронешься?
  Совсем как в школе, подумал Федор: на задних рядах сидят самые шумные и говорливые.
   "Командир" ничего не ответил.
   - Ты не выпустишь меня? - спросил он Марину. - Я хочу кое-что спросить у водителя.
   - Конечно, - с готовностью ответила она и посторонилась с сиденья.
  Федя аккуратно вышел, стараясь мельком её не задеть, и направился к водительскому креслу. Их кресла оказались в середине автобуса, поэтому он довольно быстро дошёл до водительского сидения.
  Водитель сидел неподвижно. Уже со спины Федя обратил внимание на то, что его светлая футболка была влажная от пота. Он понуро сидел и читал какую-то газету.
   - Э-э, - тут Федор заметил на зеркале заднего вида бейдж с его именем. - Григорий Александрович?
   Он обернулся и Федя, пытаясь не обращать внимания на запах немытого тела, решил сразу перейти к делу.
   - Я хотел уточнить насчет отъезда, - начал он.
  На его мясистом дряблом лице промелькнуло плохо скрываемое раздражение, он явно был не рад, что кто-то отвлекает его от чтения.
   - Ну?
   - Никаких проблем с выездом из города не предвидится?
  Он заёрзал в кресле, высвобождая из-под спины куртку.
  - Нет, - наконец сказал он, как только достал пачку сигарет. - Ещё что-нибудь?
   Возможно все это была игра света заходящего солнца, но Феде показалось, что он увидел муку на его лице.
   - Когда мы выезжаем?
   - Скоро, - снова лаконично ответил водитель.
  Да он просто кладезь информации, с иронией подумал Федя, но уходить пока не спешил.
   - Вы здоровы? - Федя выпалил это быстрее, чем смог обдумать вопрос. Образцом здорового образа жизни он явно не был, это было ясно по одному взгляду на него. Внушительного размера пивной живот, лицо дряблое и ненормально бледное, ну а пачка сигарет в руке снимала все сомнения. Однако, Федора не покидало стойкое ощущение, что водитель не очень хорошо себя чувствует.
   - Все в порядке, - буркнул он. - Иди на место.
   Федя кивнул и уже хотел было последовать совету, как вдруг обратил внимание на фиолетовое пятно на его щеке, которое совсем не было похоже на синяк.
   - Тебе дважды повторить? - грубо осведомился он, ему явно не понравилось излишнее внимание назойливого пассажира.
   - Не стоит, - Федя попятился назад к проходу. Водитель смерил его подозрительным взглядом. Спас положение внезапно раздавшийся звонок от отца. Он немедленно ответил.
   - Федор, вы уже уехали?
   - Нет, но уже скоро, - Федя медленно шёл по проходу к своему месту. - Мне не уезжать?
   - Уезжать и обязательно, в городе твориться черт те что!
  Он выглянул в окно. Прохожие мирно шли по Невскому проспекту.
  
  Глава 4
  
  Катька прижалась ко мне и тихо плакала. Приобняв сестру за пояс, я потянул её назад. Тот мужик все ещё лежал на асфальте и явно пытался что-то сказать. Налившиеся кровью глаза были обращены ко мне, одна рука была вытянута, пальцы корчились и хватали воздух. Не сводя с него глаз, мы медленно пятились к машине.
   Отойдя на приличное расстояние, я встряхнул сестру за плечи.
   - Ты в порядке? Ты ранена? - отрывисто спросил я, внимательно вглядываясь в её заплаканное лицо.
  Она затравленно посмотрела на меня, шмыгнула носом и кивнула.
   -Что с ним? Я такого никогда не видела...
  Я вновь оглянулся на лежащего мужчину и заметил, как он пытался встать.
   - Быстро в машину, - рявкнул я на неё и, бросив ключи, подтолкнул Катю.
   - А как же ты, Миша? - она умоляюще на меня посмотрела.
  Не ответив сестре, я побежал к больнице и, аккуратно обойдя мужчину, который все ещё пытался встать, распахнул двери.
   - У вас там скоро жмур на крыльце будет, - крикнул я девушке, которая меланхолично перекладывала карты за стойкой регистрации.
   - В смысле? - разинула она рот.
  Я огляделся и заметил ещё несколько людей в приёмном покое. Ближе ко мне сидели несколько человек, которые натужно кашляли и я был готов поклясться, что у них тоже были похожие фиолетовые пятна на лице.
  Я попятился к двери.
   - Бригаду вызывайте, - пробормотал я и выскользнул за дверь. Мужика на асфальте уже не было, и я быстрым шагом направился к машине, где сидела моя перепуганная сестра. Я почти уже было открыл дверь машины, как почувствовал руку на моём плече. Инстинктивно я дёрнулся и рывком обернулся. От увиденного меня чуть не стошнило.
   Вблизи все выглядело ещё страшнее. Лилово-синие язвы лопались, истекая жёлтой, похожей на гной жидкостью, глаза были мутные и затравленные. Он раскрыл рот, словно опять пытаясь мне что-то сказать, и я увидел такие же язвы на языке. Я отшатнулся и ударил его под колено так, что он снова завалился на асфальт и рывком сел в машину.
   - Мишка, поехали отсюда, - взвыла Катерина. Меня долго уговаривать не пришлось: заведя машину, я с визгом шин выехал на перекрёсток. Отъехав на приличное расстояние, я припарковался у обочины и достал бутылку с водой. Только тогда я окончательно осознал, что у меня очень сильно пересохло в горле.
   - Все ещё хочешь к стоматологу? - с иронией спросил я.
   - Что это было? - снова спросила она.
   - Наверное, со стороны казалось, что я избиваю тяжелобольного человека.
   Катька нервно хихикнула.
   - А не фиг так пугать, - тихо сказала она. - Ты позвал на помощь, там, в больнице?
  Вспомнив кашляющих людей в приёмном покое, я поёжился.
   - Ну, - натянуто произнёс я, - скажем так, я их известил.
   Мы немного помолчали.
   - А знаешь, я этот день запомню, - сказал я. - Хотя бы потому, что в последний раз ты меня обнимала лет десять назад.
   - Дурак, - сердито пробурчала Катя, но через секунду слабо улыбнулась.
   - Ты в порядке? - спросил я.
   - Если честно, то как-то не очень, - отозвалась она. - Он меня успел поцарапать.
  С этими словами Катя закатала левый рукав и показала свежие розовые царапины от ногтей. В голове некстати снова привиделся образ кашляющих людей.
   - Я тебя сейчас отвожу домой, - начал я. - Ты моешь несколько раз с мылом руку, и принимаешь какой-нибудь антибиотик.
   - Какой? - спросила она.
   - Катя, ну что ты как маленькая? - я понятия не имел, какие лекарства нужно принимать в этом случае. - Да хоть уголь прими - вреда не будет.
   - Да что ты сразу заводишься? - слегка повысила голос Катька. - Мне, может, сегодня грозила смертельная опасность.
   - Между прочим, это я тебя спас, - парировал я и, вновь заведя машину, выехал на короткий путь, ведущий домой.
  Остаток дороги мы провели в молчании и хоть дорожное движение несколько оживилось, до настоящих заторов было далеко.
  За это время Катька несколько раз поговорила по телефону; позвонила родителям, аккуратно умолчав про случай около больницы, и потрепалась со своими подружками.
   - Давай домой топай, - остановился я около парадной.
   - Знаешь, что бесит? - Катерина откинулась на сидении и закрыла глаза. - У меня сегодня столько было запланировано дел, а день прошёл впустую. То ты со своими пьянками, то псих около больницы...
   - Бывает, - хмыкнул я.
   - У меня никогда такого не бывает! - отчеканила она каждое слово. - Все, я пошла домой.
   - Наконец-то! - пробормотал я.
   - Я все слышала, - отмахнулась она, вылезая из машины.
  Я достал сотовый телефон и пролистал пропущенные вызовы, не успел я обрадоваться, что никто не звонил, как незамедлительно высветилось имя моего друга на экране.
   - Мы тебя ждеем, - нараспев услышал я.
   - Ты уже пил, что ли?
   - Нет, тебя ждём, - Кирилл усмехнулся.
   - Почти выезжаю, нужно привезти что-нибудь?
   - Мы все подготовили, - небольшая пауза. На заднем фоне я услышал девчачьи голоса. Воображение сразу нарисовало его маленькую квартиру, которая редко бывает пустой. - Хотя ты можешь взять палатку, снасти, еду и все, что хочешь.
   - Ты мог сказать только последнее, - усмехнулся я. - "Все, что хочешь".
   - Когда приедешь?
   - Минут через сорок, наверное, - я посмотрел на наручные часы - было почти семь.
   - Сергей уже часть забрал на машине, я предпочёл ехать вместе с тобой, - продолжал Кирилл.
   - Как трогательно, - ответил я.
   - Да пошёл ты, - рассмеялась трубка.
  Закончив разговор, я решил всё-таки зайти домой и взять некоторые походные вещи. Выйдя из машины, я поставил её на сигнализацию и направился к крыльцу. Жара постепенно спала, и накатывал свежий вечерний ветер. Я решил пройти к дому через детскую площадку и заодно поздороваться с Дашей, которая все так же сидела на скамейке. Уже подходя ближе, я заподозрил неладное. Что-то было противоестественное в том, как она сидела, низко склонив голову и вид незнакомого мне парня в драной одежде, который целовал ей руку. Подходя к ним, я оглянулся по сторонам, пытаясь взглядом отыскать её сына. Но тщетно: площадка была пуста. Я уже хотел было её окликнуть, но увиденное заставило меня остановиться.
  Её ноги, руки и шея были залиты кровью. Медленно подойдя ближе, я обомлел. Мужчина не целовал её руку, он её ел.
  В ужасе я остановился и медленно попятился, но не успел я сделать пары шагов, как мужик обернулся. Все его лицо было покрыто фиолетовыми язвами, в точности как у странного типа около больницы. Мутно-жёлтые выпученные глаза смотрели на меня со странной злобой. Он резко взмахнул рукой и двинулся в мою сторону. Рот его открылся и вырвалось шипение.
  Мельком я заметил обглоданную до кости руку Даши, и почувствовал спазмы в животе. Тело как будто оцепенело и несколько секунд я не мог пошевелиться, ощущая только невероятную тяжесть во всём теле. Тем временем он двигался ко мне и с каждой секундой все быстрее. Казалось, время остановилось. Его рот открылся ещё шире, обнажив кровавые зубы и язык. Внезапно незнакомец обо что-то споткнулся и рухнул, крепко приложившись головой об торчавшую из земли трубу, которая осталась от старого турника, но, не смотря на падение и довольно сильный удар, он просто продолжил ползти в мою сторону, даже не пытаясь встать на ноги. После вытянул руку, пытаясь ухватиться за мою ногу, и это вывело меня из оцепенения. Стараясь, не думать о том, жива ли моя соседка, я зажмурился и, резко пнув в лицо этого парня, побежал в сторону своей парадной. Казалось, прошёл миг и вот я уже стою у двери лифта и тяжело дышу, обливаясь потом.
  Достав сотовый, я набрал номер полиции.
  "К сожалению, все операторы заняты, в ближайшие минуты мы ответим вам", послышался из трубки прохладный женский голос. Что? Какого черта линия полиции превратилась в линию центра занятости населения? Наконец, я вбежал в лифт и, быстро нажав на кнопку со своим этажом, опять позвонил в полицию. Результат был тот же. "Чёрт!" - я со всей силы пнул в стенку лифта. Я посмотрел на своё лицо в зеркале, бледный с бисеринками пота на лбу. Как ни странно, я слегка успокоился, видя свое отражение в зеркале. Что вообще происходит в этом городе? Когда мне уже начало казаться, что прошла целая вечность в этом лифте, двери открылись, и я оказался на этаже.
  Выбежав, на лестничную клетку, я быстро открыл дверь.
   - Катька! - заорал я, едва войдя в квартиру.
   - Миша? - удивлённый голос послышался из гостиной, а вскоре показалась и моя сестра. - Что такое?
   - Звони в полицию, на Дашку напали, её сын исчез, какой-то псих попытался меня сожрать, - быстро сказал я, снимая ботинки.
   - Миша, если все это шутка, - я с бешенством посмотрел на неё, что она осеклась на полуслове.
   - Быстрей! - прикрикнул я.
  Лицо сестры вмиг стало серьёзным и сосредоточенным, она метнулась к домашнему телефону. Я нетерпеливо смотрел на неё, ожидая результата. Она медленно покачала головой.
   - Тут какая-то ерунда, - медленно отозвалась она.
   - В чём дело?
   - Говорят, что все операторы заняты, - Катя выглядела растерянно.
   - Ты не поверишь, но мне ответили тоже самое, - тихо проговорил я.
  Мы посмотрели друг на друга.
   - Что происходит, Миша?
  Этот простой вопрос все расставил по своим местам.
   - Я не знаю, что твориться в городе, но ты немедленно собираешь вещи. Поедем в Выборг, в наш дом.
   - Но, - Катя растерялась ещё сильнее, - мы не можем. У меня планы, встречи и... родители! - воскликнула она. - Что мы скажем им?
   - Если ты скажешь им, что по городу ходят чертовы маньяки, а один из них в нашем дворе, они только поддержат меня в этом решении. Так что без вопросов, собирай вещи и мы немедленно выезжаем.
  Я удивился, но Катерина не стала мне возражать и быстро направилась к себе в комнату.
   Глубоко вздохнув, подойдя к стационарному телефону, я нажав на громкую связь, снова набрал номер полиции.
  Какое-то время шли длинные гудки, но спустя мгновение:
   - В данный момент все операторы заняты. Пожалуйста, дождитесь ответа оператора.
  Я выругался.
   - Миша, включи телевизор! - крикнула из комнаты Катерина. - Может, у нас третья Мировая началась, а мы и не знаем.
  Хорошая идея, подумал я, может местные СМИ прольют свет на события. Я решительно направился на кухню. Не без труда отыскав пульт, прятавшийся за подушками на небольшом диванчике стоявшего около стола, я щёлкнул в сторону телевизора. Я переключил на местное телевидение, но всё было тихо - показывали какой-то комедийный сериал, и уже хотел было выключить, как вовремя заметил повторяющуюся бегущую строку: "Уважаемые жители и гости города, просим вас прибыть в ближайшую больницу для срочной вакцинации. При себе иметь документы. Явка обязательна". Я прочитал несколько раз, прежде чем окончательно принял решение наплевать на эти больницы, явки и город. На кухню стремительным вихрем пронеслась Катя.
   - Ну что? - сестра раскрыла дверцы шкафа и достала нетронутую упаковку чая и печенья.
  Мне потребовалось доли секунды, чтобы ответить.
   - Ничего, все глухо, - покачал я головой и поспешно выключил телевизор.
   - Может, ты пока спустишься и закинешь некоторые вещи в машину? - она встала напротив меня вместе с пакетами быстро приготовляемых круп и каш.
   - Нет, - категорично отрезал я. - Спускаемся только вместе.
  Она вздохнула и, кивнув, ринулась в коридор, по пути снова включив телефон и набирая последний набранный номер.
   - Лейтенант Прохоров слушает, - тихо послышалось из динамика. Я выбежал в коридор.
   - У нас тут псих во дворе, который жрёт мою соседку, - выпалил я, оказавшись у телефона. - Адрес переулок Басова, дом 24.
  На том конце провода, похоже, ничуть не удивились.
   - В ваш район только что выехали по другому звонку, скоро прибудет наряд. Вы контактировали с подозреваемым?
   - Что происходит? - резко спросил я.
   - Вы контактировали с подозреваемым? - снова прозвучал вопрос, но более твёрдым тоном.
  Катерина со страхом смотрела на меня. Я почувствовал ко во мне вскипает злость. Этому Прохорову очень повезло, что он не стоит рядом со мной. Я со злостью отключил телефон, выдернув его из розетки.
   - Ты контактировал с подозреваемым? - медленно и серьёзно спросила Катя.
   - Да ты издеваешься? - с иронией произнёс я. - Конечно, нет! А вот ботинки мои - да. Ты с ними не целуйся.
   - Очень смешно, дебил, - буркнула сестра и унеслась к себе в комнату.
  Я несколько раз вдохнул, пытаясь прийти в себя. Надо успокоиться, столько предстоит ещё сделать. От мыслей меня отвлёк звонок, увидев, кто звонит я разозлился снова.
   - Ты не ко времени, Кирилл, - зло бросил я. - Все отменяется.
   - Ты не поверишь, что сейчас со мной произошло, - отсутствие привычной бравады в голосе меня озадачила. Я прислонился к косяку.
   - Что такое? - чуть спокойнее уже произнёс я, мельком глянув на наручные часы - почти восемь вечера.
   - Какие-то уроды сейчас чуть Ленку не сожрали, - он тяжело дышал.
   - Она в порядке? - осведомился я.
   - Он укусил её в руку, мы уже в скорую едем. Я вместе с ними поеду.
   - Хорошо, - ответил я. - Держи меня в курсе.
   - Ты знаешь, что сейчас требуют вакцинацию обязательную? По телеку сказали.
   - Да, я знаю, - я пошёл в свою комнату. - Кир, ты ни в коем случае, не позволяй себя тыкать. Скажи, что уже делал вакцину в другой больнице.
  Он промолчал.
  - Ты знаешь, что-нибудь об этом? - удивился он.
   - Когда приедешь в больницу, сразу позвони мне, - велел я.
   - Удачи, брат, - неожиданно сердечно сказал он.
   - Тебе тоже.
  Кирилл звёзд с небес не хватает, однако, мы дружим с самого детства. Наверное, он понял, что в городе творится что-то неладное. Быстрым шагом я направился в комнату. Отодвинув первый ящик стола, я достал травматический пистолет, который отец заказал по интернету смеху ради - пострелять по банкам на даче или в лесу. Надеюсь, не пригодиться. Я взял дорожную сумку и положил туда пистолет, дорожную аптечку с самым необходимым, и попытался сосредоточиться и вспомнить, что сейчас находится на даче, а что нет, что мы оттуда забирали, а что оставили, но в голове была каша. Я побежал к кладовке и вытащил из самого нижнего ящика упаковку со спичками и топор и также кинул все это в сумку. Около секунды все ещё размышляя, что лучше взять, я подумал, что не мешало бы переодеться. Почти все указывает на то, что эти твари кусачие. Открыв шкаф, я выудил оттуда походный комбинезон из плотной ткани. Напрягало лишь то, что на улице стояла жара, которая не собиралась спадать судя по прогнозам, до осени. Да плевать. Я быстро переоделся и решил пройти к сестре.
   - Катя, - позвал я её. - Ты чего затихла?
   - Почти готова, - резко сказала она. - Не входи, я переодеваюсь.
   Пожав плечами, я решил пока притащить дорожные сумки в коридор, ближе к входной двери.
  Через мгновение вышла и Катя. Пора было уезжать.
  
  Глава 5
  
  Автобус, наконец, тронулся и Федя с облегчением откинулся на спинку кресла. Звонок отца порядком его озадачил. Хотя связь была очень плохая и постоянно прерывался голос отца, сомнений не оставалось - в городе разразилась эпидемия. Из разговора он ясно дал понять, что когда Федор вернется с отпуска массовая истерия и все прочее закончится. Также он сообщил, что в разных районах города были замечены беспорядки, поэтому в отделения без конца поступают звонки с просьбами о помощи.
  Федор задумался: память услужливо подкинула ему недавно вычитанные новости и сплетни из интернета. Да нет же, подумал он, этого просто быть не может. Федя вдруг вспомнил, что заинтересовался одной такой историей и попытался найти сведения про небольшой городок около Уральских гор, где случилась вспышка заболевания. Однако, ни один современный поисковик не выдавал информацию об этом городе.
   - А ты учишься или работаешь? - вывел его из раздумий голос рядом сидящей спутницы.
   - Закончил в этом году. Прикладная информатика, - охотно поделился он. - А ты?
  Федя был рад не заострять внимание на неприятных мыслях у себя в голове.
   - Мне остался ещё год, - тяжело вздохнула Марина. - Регионоведение.
   Федор немного помолчал, обдумывая ответ.
   - А это что?
  Она тихо рассмеялась.
   - Это значит, что я бегло говорю по-английски и на уровне азбуки знаю немецкий.
   - Не любишь этот язык?
   - Да я бы и рада его полюбить, вот только в нашем институте его преподают на этом уровне, - Марина легко улыбнулась и, порывшись в кармане, достала сотовый телефон.
   - Серьезно? - искренне удивился он. - А кем ты будешь?..
   - Когда вырасту? - хихикнула она. - Этого даже не знают наши преподаватели. Гиды, туроператоры, гостиничный бизнес, секретари - выбор огромный.
  - Сейчас такое время, которое пропагандирует, что самое главное - это получить высшее образование. А какое, в принципе, неважно, - вдохнул Федя.
   - Я поступала туда, куда хотела, - грустно сказала Марина. - И все казалось мне в более идеалистическом свете.
   - Некоторые преподы, - продолжил он, - способствуют разочарованию к выбранной профессии и учебе.
   - Звучит как цитата. Хотя, это точно, - ответила Марина и, покопавшись в сумке, выудила оттуда печенье. - Будешь?
   - Давай, - с готовностью ответил Федя.
  Она протянула одну маленькую нераскрытую упаковку печенья. Федор невольно кинул взгляд в окно и удивился потоку машин, которое ехало к дороге, ведущую к КАДу.
   - У всех дачное обострение? - пошутил он, однако, на него накатила неясная тревога.
   Марина тоже посмотрела в окно и слегка пожала плечами.
   - Сейчас лето и жара, так что не удивительно.
   - Да, - пробормотал он. - Не удивительно.
  Внезапно на него нахлынуло неясное чувство, что в автобусе он находится незаконно, словно убегает от властей за знание государственной тайны.
  Тем временем автобус жил своей жизнью. Как он и думал - в основном здесь оказались компании, которые, вероятно, вместе спланировали поездку. Все весело разговаривали, включали разную музыку, громко смеялись. При других любых обстоятельствах, Федя заразился бы их общим настроением и беззаботностью, но чем ближе они подъезжали к выезду из города, тем сильнее он нервничал. "Ещё эта неясная задержка рейса... - подумал Федор, - почему мы выехали почти на час позже? Наверное, если бы не поголовное возмущение пассажиров, автобус выехал на порядок позднее!". Он попытался себя успокоить: в конце концов, у водителя задача простая: доставить пассажиров в Хельсинки. "Вот только водителю нужно сначала из Питера без приключений выехать и границу пересечь", - язвительно отозвалось его подсознание.
  Все это время Федя смотрел в окно. Постепенно темнело: солнце медленно, но верно садилось за горизонт и знаменитые белые ночи вступали в свои права. Бесконечный поток машин тянулся по обе стороны автобуса. Обычное и быстрое движение по КАДу сегодня было неторопливым. Что бы там ни было, но у водителей явно проблемы с выездом загород.
   - А ты не заметил, что наш водитель выглядит несколько болезненным, - задумчиво произнесла Марина.
  Федя и не думал поднимать этот разговор, но раз она сама так кстати заметила...
   - Вообще-то, да, - кивнул он.
   - Меня больше удивили его фиолетовые пятна на руках. Когда ты к нему подходил что-то спрашивать, ты случайно не пожимал его руку?
  Марина боязливо на него посмотрела и слегка отодвинулась. Федора в который раз удивила её непосредственность.
   - А если и да, ты полагаешь, я бы сказал тебе правду?
  Она слегка брезгливо кинула взгляд на едва заметное впереди водительское кресло и промолчала.
   - Нет, Марина, он был сам не в настроении ручкаться, а я вряд ли бы сам пожал ему руку, - успокоительно ответил он.
   - Правда, а почему? - вдруг живо поинтересовалась она. - Разве это не один из ваших мужских ритуалов?
   - Не совсем, - рассмеялся Федя. - Мы несколько иначе мыслим. Не так, как вы думаете. Пожатие рук обычно обозначает в первую очередь знакомство или некое приветствие, или если мы собираемся с этим человеком пробыть вместе более, чем десять минут. Но я ему не представлялся, раньше мы не встречались и никакой просьбы я от него не ждал. Однако это слишком субъективно. А вы всегда чмокаетесь в щеку при знакомстве? - подзадорил он.
  - Теперь я, кажется, понимаю, что ты имеешь в виду, - задумчиво сказала Марина. - В школе, помню, мои одноклассницы пошли дальше: они называли друг друга "Пупсик" и чмокались в губы, но я всегда была не из их тусовки.
   - Что, серьезно? - не поверил Федя. - "Пупсик"?
   - Ну иногда "Пупс", - рассмеялась она, глядя на мою реакцию.
  Покачав головой, он вновь невольно бросил взгляд в окно и заметил, что уже некоторое время автобус даже и не думает трогаться с места. По обе стороны автобуса машины также стояли на месте плотными рядами. Разговоры вокруг стали заметно тише, было слышно, как негромко играет в местная радиостанция.
  Федя достал сотовый телефон и подключил Интернет-соединение. Браузер нехотя и медленно загружался и, наконец, он увидел нечто, что очень его удивило. На выездах из города были автомобильные пробки около девяти баллов.
  Не находя слов, Федор показал Марине экран смартфона.
   - Ничего себе, - выдохнула она. - А что по новостям?
  Федя попытался зайти через быстрый переход на сайт новостей, но прогрузка страниц, казалось, замедлилась ещё сильнее.
  Тем временем люди в автобусе начали оживленно переговариваться.
   - Вообще-то, у нас паром по расписанию, - громко возмутилась девушка со светлыми волосами, которой Федя помог закинуть сумки.
   Недружный хор пассажиров согласился с ней. Он с Мариной переглянулся.
   - Даже если опоздаем, нам должны выплатить компенсацию, устроить в гостиницу... Ведь так? - Марина неуверенно на него посмотрела и Федор согласно кивнул.
   - Мне кажется, что главное выехать из города и пересечь границу. А то как бы наш отпуск здесь не закончился, - медленно сказал он.
   - Федя, а ты слышал про... - Марина запнулась, но продолжила Про инфекцию?
  Не успев ответить, как переднее кресло дернулось и показалось лицо паренька с очень короткими волосами и острыми чертами лица.
   - Я слышал! - выпалил незнакомец и посмотрел на Марину. - Гусь-Лиленск сгубила эта болезнь.
  Федор поморщился.
   - Да, читал я про эту сплетню. Города даже такого нет.
   - Ну, как знать, - загадочно сказал он. - Исчез город из-за болезни, вот его и не стало.
   - Железная логика, - протянула Марина и тоже достала сотовый телефон.
  Телефон! Федя посмотрел на экран - интернет-страница даже и не думала прогружаться.
   - Чертов интернет, - выругалась симпатичная девчонка напротив. - Не могу фото в Инстаграм опубликовать.
  Сидящая рядом Марина закатила глаза.
  Водитель впереди зашевелился: выключив двигатель, он неспешно встал из-за кресла, открыл двери и вышел наружу.
   - Одно утешает, - улыбнулась Марина. - Наш водила имеет грозный видок, может, он нам поможет проехать?
  Федя посмотрел в окно. Напротив автобуса стояла машина темно-синего цвета. Он видел тоненькую женскую руку, которая держала смартфон. Интересно, подумал Федор, а у них также работает интернет?
   - Марин, - обратился он к своей спутнице. - Как у тебя дела с браузером?
   - Почти не пашет, - сосредоточенно отозвалась она. - Время соединения один год пишет.
   - Всего-то? - мрачно пошутил Федор.
  Двери автобуса оставались открытыми и некоторые парни начали неуверенно вставать со своих мест и двигаться к выходу. Один из них на ходу доставал пачку сигарет, так что причина их выхода было не только банальное любопытство.
   - Хочешь выйти? - вдруг спросил он Марину.
   Она покачала головой и чуть отодвинулась в сторону.
   - Может, ты?
  Немного задумавшись, Федор кивнул, прошел мимо Марины и двинулся по проходу к водительскому сидению. Выходить он пока не собирался. В голову ему пришло нечто иное и более полезное, а именно выяснить что происходит.
  Федя внимательно осмотрел место водителя. Тут и там валялись пустые упаковки из-под лекарств. "Наверное, он не только нездоров, но ещё и чувствует себя паршиво, - подумал Федя, осматривая бардак. - Надеюсь, это обычная простуда". Рядом с приборной панелью он увидел то, что искал - старенькая магнитола. Федор решительно включил радио и почувствовал, что все обратили внимание на то, что он делает. В век цифровых технологий и интернета все в последнюю очередь думают про радиоволны. Федя нашел местный канал и услышал сначала невнятный из-за помех голос диктора. Это был именно диктор. Не было привычного радостного задора радиоведущих, все слышали скорее официальный тон. Настроив колесиком нужную частоту, женский голос заговорил:
   - ...сегодня были замечены множество случаев беспорядков, повлекшие за собой тяжкие телесные повреждения у жителей нашего города в Колпино, Купчино и Фрунзенском районов. Ввиду небывалых вспышек новой формы бешенства в городе введен комендантский час, а также просим всех жителей и гостей города обратиться в ближайшую к вам больницу, чтобы сделать необходимую вакцинацию. Просим избегать контакта с потенциальным больными. Обращаем ваше внимание, что выезды из города будут затруднены ввиду тщательной проверки.
   Все притихли, вышедшие из автобуса парни стояли около дверей и настороженно прислушивались.
   - Уважаемые жители и гости Санкт-Петербурга сегодня были замечены множество случаев беспорядков... - сообщение начало повторяться.
   - Новая форма бешенства? - недоуменно повторил парень, который встал рядом с Федором. Тут он заметил всюду полупустые упаковки лекарственных препаратов и его глаза расширились.
   - Ребята, - заорал он, обращаясь к парням, которые сидели в конце автобуса. - Походу наш водитель заразный.
  Ответом ему был дружный смех его приятелей.
  Эта дурацкая реплика заметно разрядила обстановку. Но Федя не успокоился. В первый раз он пожалел, что не курит. При условии, что это действительно успокаивает, а не действует как некое плацебо. Не успел он задуматься о пользе курения, как почувствовал прикосновение к плечу.
   - Федя, вернись на место, - он обернулся и увидел жалобный взгляд Марины.
   Федор хотел уже было направиться к их креслам, как снаружи раздался нечеловеческий вопль.
  
  
  Глава 6
  
   - Ты чего туда натаскала, женщина? - возмутился я, как только поднял две сумки. - Да ещё за такое короткое время.
   - Слушай, - огрызнулась сестра, - я понятие не имею надолго ли мы туда едем. В магазины за едой ты таскаться не будешь. В доме почти пусто, дубина! Родители все вывезли ещё месяц назад и ты бы это знал, если не тусовался днями и ночами.
   - Я непросто тусовался, но ещё в отличие от тебя работал! - раздраженно ответил я и направился к лифту. Катерина тем временем начала закрывать дверь. К моей неожиданности её реплики вызвали во мне неуверенность в моих действиях. Правильно ли я поступаю, принимая решение в одночасье уехать в Выборг? Я постарался быстро отогнать эти мысли. В любом случае, решение принято окончательно. И если уж и рассуждать о правильности поездки, то явно не в тот момент, когда уже ждешь лифт.
   - Из-за твоей паранойи я пропущу выставку цветов, - заныла Катя.
   - Ах, какая большая потеря, - издевательски сказал я.
  Не успела она ответить, как двери лифта открылись и от неожиданности мы одновременно отпрянули. Днище было заляпано кровью, в углу валялся кусок... плоти?
   - Мамочки, - пропищала Катя.
   - Паранойя, говоришь? - мрачно спросил я её.
   - Миш, - она с мольбой на меня посмотрела, - давай пойдем пешком, а?
   - Катя, мы на восьмом этаже. Нужно преодолеть 16 пролетов; и, естественно, ты это сделаешь не за 10 секунд, но за такое же время мы спустимся на лифте. Теперь ты поняла весь идиотизм своего предложения?
  Перспектива ехать в настоящих декорациях к фильму ужасов меня совсем не радовала. Но в данной ситуации это был лучший выход. А ещё я понял, что мне нужно проявить все мужество и уверенность, чтобы Катюха хоть чуть-чуть, но почувствовала себя спокойнее.
  Я решительно вошел в лифт и сестра нехотя последовала моему примеру, на цыпочках прошмыгнув внутрь. Тут меня ждал сюрприз: панель кнопок тоже была вся вымазана в крови.
   - Чего же ты ждешь, герой? - её голос дрожал, но в нем проскальзывали те высокомерные нотки, которые я так ненавидел.
   Я достал из кармана сумки первую тряпку, что попалась мне в руки и намотав на палец, быстро нажал на первый этаж.
   - Это мой купальник, тупица, - взвыла Катя.
  Купальник? Нет, серьезно, она точно сказала это слово? Я несколько раз вздохнул из последних сил стараясь её не треснуть.
   - Знаешь, я не удивлен, что мы так часто дрались в детстве, - сказал я, когда двери лифта закрылись.
  Она нервно хихикнула.
   - Ты прав, это я тупица, - выдохнула она. - Сейчас я даже не могу представить чем я руководствовалась, когда брала его.
  Я переложил вторую сумку в одну руку и шутливо толкнул её в плечо.
   - Я привык.
   - К тому, что я принимаю необдуманные решения, или я тупица?
   - Катя, перестань, - примирительно сказал я. Я следил за тем, как цифры этажей сменяли друг друга. Осталось немного и мы уже сядем в машину.
  Двери лифта открылись и мы увидели лужу крови около почтовых ящиков. Кровавые следы и разводы ввели вверх по лестнице. Я прижал палец к губам, и, ухватив её за руку, быстро повел к парадной двери. Катя уже было хотела нажать на кнопку, чтобы её открыть, но я жестом её остановил и открыл сумку.
  Зря я понадеялся, что травматический пистолет мне не пригодится так скоро, и зачем только я положил его в самый низ? Почти на ощупь, под грудой почти наверняка бесполезных вещей, скрючившись в неудобной позе я, наконец, нашел, что искал. Почти ухватив рукоять, сверху раздался громкий одиночный удар. Ноги вмиг стали ватными, а сестра, тихо вскрикнув, прижалась ко мне. Мы замерли. Я застыл в оцепенении, рука сжимала в сумке рукоять пистолета. Спустя мгновение раздался еще один громкий удар. Секунд десять ничего не было и постепенно звенящая тишина в парадной начинала оглушать. Я медленно шевельнулся и аккуратно достал оружие. Немного помедлив, я достал ещё небольшой топор, и решительно вложив ей в руку, быстро закрыл сумку. Я уже почти было нажал на кнопку, но тут мы услышали завывания разносившееся несколькими этажами выше.
   - Катя, - максимально спокойно обратился я к сестре. - Ты готова?
  Посмотрев на неё, я впервые понял значение фразы "побелеть как полотно". Катерина, сжав губы, быстро кивнула. Почти уже открыв дверь, я вновь повернулся к ней.
   - Ты только не заруби меня случайно, - попросил я.
  Катя слабо улыбнулась и покачала головой. Я закинул две сумки на одно плечо, а другой рукой сжал травмат.
  В ту секунду, что открывалась дверь мы вновь услышали вой, который, судя по звуку, был намного ближе. Тут у сестры явно сдали нервы и я впервые увидел, чтобы тяжелая стальная дверь так стремительно и быстро открывалась. Крепко ухватив сестру за руку, дабы она не умчалась в панике в другую сторону, мы побежали к машине. Наверное, со стороны мы выглядели как двое сумасшедших. Девушка с топором, парень с сумками и с пистолетом стремглав несутся по двору, взявшись за руки. На бегу я достал ключи и снял машину с сигнализации.
   - Полезай в машину, - рявкнул я. Катерина без вопросов открыла дверцу и быстро села на сидение рядом с водителем. Я стремительно закинул сумки на заднее сидение (и как это они мне раньше казались такими тяжелыми?) и через долю секунды я уже заводил двигатель. Услышав тихое урчание двигателя, я успокоился и откинулся на сиденье.
   - Катя, - обратился я к сестре. - Заблокируй двери и пристегнись.
  Все ещё бледная Катерина кивнула и опустила защелку.
   - Может, ещё раз в полицию позвоним? - робко спросила Катя.
   - Ты же сама слышала, что наряд уже выехал; видать он либо на подъезде к нам, либо во дворах маются, придурки. Сейчас уже поедем, дай мне немного собраться.
  Нужно действительно немного успокоиться, дорога предстоит долгая. Не хватало ещё на нервах задавить кого-нибудь или попасть в аварию. Я включил радио и из динамиков послышалась тихая музыка. Удовлетворенно кивнув, я аккуратно отпустил сцепление и выжал газ. Машина послушно тронулась с места и мы начали проезжать вдоль нашего дома, постепенно выезжая к перекрестку.
   - Стой, - вдруг пронзительно крикнула Катя. От неожиданности я резко нажал на тормоз.
   - Ну что такое? - раздраженно сказал я. - Забыла вечернее платье положить?
   - Там Никита, - ткнула она пальцем на детскую площадку в невысокий силуэт. - Дашкин сын!
  Приглядевшись, я понял, что она права. Самой Дарьи на скамейке уже не было. Черт, Катя не знает! Я не рассказал ей, что видел, когда шел домой.
   - Мы не можем его бросить, - упрямо произнесла она. - Ему всего четыре года исполнилось.
   Я глубоко вздохнул и остановился. Как ни крути, а Катя была права. Никита ещё совсем маленький ребенок. Вот только возвращаться в нашу парадную, где повсюду кровавые брызги не самая лучшая идея.
  Решение пришло само.
   - Мы его подберем и закинем в ближайшее отделение полиции, хорошо? - успокаивающе сказал я.
  Сестра нервно кивнула, а я вновь бросил взгляд на неподвижный силуэт. Глубоко вздохнув, я взял у Кати топор, который она все ещё судорожно сжимала в руках и открыл дверь.
   - Сиди на месте, никуда не уходи, никому дверь не открывай, - велел я, и вышел из машины.
  Где же его бабушка с дедушкой, когда они так нужны? И куда делась сама Дарья? Может, я вызвал полицию, а кто-то вызвал скорую и она сумела подъехать раньше и забрать Дарью. Только вот, где все это время был Никитка? В шоке, наверное, отбежал подальше от этого сумасшествия и только сейчас пришел назад.
  Уже подходя ближе, я почувствовал что-то неладное. Мальчик стоял неподвижно спиной ко мне и явно смотрел на скамейку, где ещё недавно руку его матери пожирал спятивший мужик.
   - Никита, - тихонько позвал я его, когда подошел уже достаточно близко. - Иди ко мне, я тебя не обижу.
  Я увидел, как мальчик едва шевельнулся и начал медленно поворачиваться в мою сторону.
   - Пойдем со мной, - успокаивающе продолжал говорить я. - У нас есть печенье.
   Как только я произнес эту фразу, я увидел весь её двойной смысл: подхожу на детской площадке к маленькому мальчику, предлагаю печенья и отвезти в безопасное место. И было бы так смешно, если б не было так страшно.
  Наконец, Никита повернулся. Даже в темноте я увидел фиолетовые пятна, обрамлявшие его щеки. Я медленно сделал шаг назад.
   - Мне больно, - тоненьким голоском вдруг отозвался Никита. Я остановился на месте, но поднял топор повыше, приготовившись дать отпор. Он разговаривает?! Тем временем сынишка Даши медленно направился ко мне. Сердце кирпичом упало в желудок.
  Я снова сделал шаг назад.
   - Где тебе больно? - я попытался его вывести на разговор, но он ничего не ответил, продолжая неуклюже двигаться ко мне.
  Тут я заметил причину его медленного передвижения - ниже колена была видна рваная рана. Небольшой кусок кожи на ноге отсутствовал. Как бы жалко мне его ни было, но в нашу машину к нам он точно не сядет. Неожиданно громко хлопнула дверь нашей парадной и, отвлёкшись, я невольно обернулся. Из нашего подъезда, где жили мы и Никита стремглав неслась мама Даши Лидия Алексеевна. У меня отлегло от сердца - теперь это не наша проблема. Надеюсь только, что она нормальная.
  Подбежав к своему внуку и по пути грубо оттолкнув меня, она схватила в руки личико мальчика и внимательно начала смотреть на него.
   - Что ты сделал с ним, ирод?!
   - Ничего, - пробормотал я. - Помочь всего лишь хотел.
  Я присмотрелся к Никите. Лидия Алексеевна прижала его маленькое худое тельце к себе и обняла.
   - Что с ним случилось? Где Даша? - она обвинительно посмотрела на меня, все ещё не выпуская его из рук. - Мальчик мой, ты в порядке? Где болит?
   На секунду его взгляд стал осмысленным, а глаза пожелтели.
  - Послушайте, он ранен, отпустите его, - попытался я остановить старушку.
  - Я его отведу домой, - она решительно встала с колен, и, взяв его маленькую ручку, повела за собой. - А на тебя, будь уверен, завтра же напишу заявление в полицию.
   - Нет, - крикнул я, - вы совершаете ошибку! Нужно срочно вызвать скорую!
  Она не обернулась, а только резко дернула плечами.
  Я смотрел как они быстро идут к парадной. Похоже Лидия Алексеевна из-за слабого зрения не увидела страшную рану, а фиолетовые пятна наверняка списала на грязь. Должно быть, я должен был что-то сделать, остановить их. Но может, все обойдется, ведь Никита даже разговаривал. Я быстро направился обратно к машине. Катя, наверное, с ума сходит, сидя там одна.
  Уже открывая дверцу автомобиля, я услышал пронзительный вопль и обернулся. Лидия Алексеевна стояла около нашей парадной и пыталась открыть дверь. Никита зубами вцепился в её икру мертвой хваткой. Я хотел было ринуться к ней на выручку, но передо мной выросла как стена Катя и вцепилась в мой рукав.
   - Поехали, Миша, - взмолилась он, оттягивая меня назад к машине. - Им уже не поможешь.
  Её слова как будто отрезвили меня. В голове вихрем пронеслись события сегодняшнего дня. Я вспомнил больницу, странного типа, что попытался напасть на Катю, вспомнил Дарью, сидящую на скамейке и навязчиво повторяющийся вопрос: "Вы контактировали с подозреваемым?". Логическая цепочка выстроилась у меня в голове. Катя права, нужно уезжать отсюда и поскорее.
  
  Глава 7
  
   - Никуда не уходи! - крикнул Федор, и поспешил к выходу.
  Пассажиры в автобусе переглянулись, и многие парни начали вставать со своих мест. Крик все продолжался. Оставив Марину растерянно стоящую позади Федора, он вышел из автобуса. Пора было выяснить, что происходит. Выйдя наружу, он заметил, что автобус находился в середине затора. Обилие машин потрясало воображение. Большинство людей выключали двигатель и стояли, прислонившись к своему авто и, видимо, ожидая новостей. Федя пригляделся: в метрах пятистах находился пост и начало пробки. Судя по крикам, источник шума тоже был впереди.
  Он бросился вперед мимо машин и заметил, как многие парни последовали его примеру. Крик стал пронзительнее и громче.
   - Что там такое? - обеспокоенно спросил рядом бежавший мужчина лет тридцати.
  Хотелось бы и мне знать, - подумал Федя. Он уже видел источник шума - молодая женщина на обочине отчаянно боролась с нападавшим мужчиной. Несколько парней уже пытались выручить её и отцепить, но тщетно. Тут же подбежал лейтенант полиции, доставая табельное оружие. Спустя секунду раздалось несколько выстрелов, а спустя мгновение - криков. Повсюду захлопали дверцы автомобилей. Испугавшись, люди попрятались в своих машинах.
   Когда они наконец прибежали, было совершенно ясно, что опоздали. Несколько мужчин собралось в некий полукруг, на лицах у них читался страх и ужас. Федя увидел окровавленную женщину на которой лежал явно мертвый мужчина. Тут же рядом находился один из лейтенантов полиции, что совершил выстрелы; он был весь бледный, у него тряслись руки, а на лбу выступил пот. Женщина, что находилась под этим мужиком слабо застонала. Тем самым вывив людей из оцепенения. Несколько мужчин бросились отодвигать мертвого мужика, чтобы она могла свободно дышать.
   - Во дела, - протянул тот мужчина, что бежал наравне с Федором.
   - Надо быстрее вызвать скорую! - вскрикнула только что подошедшая женщина.
   - Уходи отсюда, Тамара, - ласково обратился к ней один из мужчин и ловко повернул её в обратную сторону, приобнимая за талию, повел её к шоссе. - Я тебя провожу до машины.
   - Поздно тут скорую вызывать, - почесал в затылке один из парней. Спустя мгновение подошло ещё трое людей в форме.
   - Так, расступитесь все, - рявкнул один из них. - Это место преступления! Все быстро сели в свои машины. Помощь уже едет.
   - Что все это значит? - вскинулся другой парень.
   - Что опасность устранена, - громко объявил полицейский. - Расходимся!
  Зеваки и люди, которые пытались помочь женщине нехотя последовали приказу. Федя тоже хотел уже было повернуться и пойти к автобусу, как заметил на мужчине знакомую майку. Этого быть не может!
   - Иди отсюда, пацан, - обратился к нему один из полицейских, - нечего тебе тут делать.
   - Я знаю этого мужика, - Федор ткнул пальцем на лежащего без признаков жизни мужчину. - Это наш водитель автобуса.
  То, что случилось дальше он не ожидал совсем. К Федору размашистым и быстрым шагом подошел один из полицейских и схватил его за грудки.
   - Какого такого автобуса? - прошипел он.
  Нужно было держать язык за зубами, подумал Федя.
   - Это туристический автобус, едем в Хельсинки. Мы выехали около часа назад с Московского вокзала, - ровным голосом произнес он и решительно постарался отстраниться.
  Полицейский, что все ещё держал меня, оглянулся на своих коллег.
   - Он кого-нибудь ранил? Оцарапал? Контактировал? - снова обратился он к Феде, отрывисто спрашивая.
   - Да что происходит? - он решительно стряхнул его руки. - Ни с кем он не контактировал!
  Полицейский облегченно кивнул и повернулся к коллегам вновь.
   - Оттащите его подальше от дороги, аккуратно только, - распорядился мужик. - Женщину в нашу машину отнесите. У нас там канистра с водой валяется и аптечка, приведите её в порядок. Посмотрите наличие укусов и царапин. А ты, - обратился он к Феде, - иди в автобус, пока мы тебя не задержали.
   - По-моему, у вас уже полгорода в заложниках, - буркнул он и кивнул на вереницу машин, что по-прежнему стояли на месте.
   Никак не отреагировав на мои слова, Федя успел заметить, как он вздрогнул. "Что ж, мне, так или иначе, нужно возвращаться в автобус, - подумал он. - Там я оставил рюкзак с вещами, и нужно все объяснить Марине".
   Надо отдать должное этой пробке - не каждый может похвастаться, что прогуливался по скоростной трассе. Невольно Федор оценил обстановку. Они находились как раз на том участке КАДа, который был несколько под углом, поэтому шоссе оказывалось на несколько метров выше земли. Он посмотрел в сторону города - новые машины только прибывали, увеличивая протяженность пробки. Федя обеспокоенно покачал головой и ускорил шаг, нужно как можно быстрее оказаться ближе к своим вещам. "Это же надо было оставить там свой телефон? Хотя, если связь и интернет работают также, то и смысла в нем не было!". Наконец, показался автобус и Федя перешел на бег. Около него он увидел знакомую фигурку. Увидев его, Марина взволнованно побежала навстречу.
   - Что случилось? - тревожно спросила она.
   - Если честно, то я не знаю, что нам делать... - растерянно ответил Федор.
   - Я взяла из автобуса твой рюкзак, - она протянула его вещи. - Я попыталась позвонить домой с твоего телефона, но связь не работала. Идут очень быстрые гудки, а потом все обрывается, - с этими словами она протянула и его телефон.
   - Спасибо, - сказал Федор и нажал на быстрый набор отца. Но тщетно - Марина была права.
   - Ты видел нашего водителя? - Марина прикоснулась к его плечу.
   - Да. Он мертв, - коротко ответил Федя, вновь повторяя попытку.
   - Что?
   - Что?!
  Федор оглянулся: он даже и внимания не обратил, что оказывается пол-автобуса собрались вокруг них и прислушиваются. "Ну конечно, - подумал он. - Я, видимо, единственный, кто обладает хоть какими-нибудь сведениями и пусть, нам уже не по двенадцать лет, чтобы скрывать правду".
   - Очень смешно, парень, - презрительно ответила девушка со светлыми волосами. - И как же он умер?
   Федор ответил не сразу; он решил отправить отцу СМС, если появится хоть на секунду связь, есть вероятность, что сообщение успеет отправиться.
   - Его застрелили, - коротко ответил Федор. - Пойдем, Марина.
  Он взял её за руку и потянул за собой прочь от автобуса. Когда они уже отошли на приличное расстояние, Федя уже отправлял СМС. "Наш водитель мертв. Со мной все хорошо. Застряли на КАДе".
  Марина вдруг резко остановилась.
   - Стой! Остановись! Что случилось? - уже резко спросила она. - Если это шутка, то совсем не смешно, Федор!
   - Очнись! - слегка повысил он голос. - С чего бы мне так шутить?
   - Ты слишком спокойно об этом говоришь, - растерялась она.
   - Когда мой отец был майором милиции, - вздохнул Федя. - Он часто привозил домой снимки с мест преступлений, чтобы их тщательно изучить. Поверь, реальные фото мертвых людей - это не какой-нибудь кинематограф.
   - Я даже не догадывалась...
  - Ничего, - он положил телефон в карман. - Я отправил отцу сообщение, надеюсь, он его получит.
   - И что же он сделает? - сдвинула брови Марина и скрестила руки.
   - Он поможет, - уверенно ответил Федя. - Сейчас нужно выяснить, можно ли выбраться отсюда.
  Марина посмотрела вдаль и глубоко задумалась, он заметил, как её нога нервно постукивает.
   - Пойдем к началу затора, посмотрим, какая там ситуация, - ухватив её за руку, Федор потянул Марину за собой.
  После раздавшихся выстрелов люди пока не спешили выходить из своих машин. Тем лучше -быстрее дойдем, решил Федя и ускорил шаг. Оказалось, что начало затора длиннее, чем он думал. Вскоре показались посты, ребята увидели скопление людей.
   - Почему вы нас не выпускаете? - раздражённо крикнула женщина. - Я возвращаюсь домой, в Сосново!
   - Не положено, - услышал Федор не менее раздраженный голос полицейского.
   - Что вы от нас скрываете? - резко спросил парень крепкого телосложения со светлыми волосами.
   - Попрошу выразиться яснее, - лаконично ответил офицер, однако, все услышали в его голосе некие нотки опасения.
   - По моему двору бродят сумасшедшие, которые жрут людей, и живу я вовсе не в Купчино, как у вас передают по радио, - прямо ответил тот.
  Федор постарался пройти ближе через толпу, но это оказалось не так просто.
  - В последний раз повторяю: сядьте все в свои машины! Поступил приказ всем подразделениям перекрыть выезды из города, - упрямо сказал полицейский, проигнорировав выпад парня.
   - Как долго? - крикнула одна из женщин.
   - Приказ поступил задержать всех до двух часов ночи, - ответил он.
   - Чей это приказ? - крупного вида мужчина всех резко растолкнул и вырвался вперед.
   Офицер нисколько не смутился.
   - Даже если я вам скажу чей это приказ, вы его никак не оспорите! А теперь сядьте в машину! Вы все равно ничего не измените! - надрывался полицейский.
  Тут же подошел ещё один, по виду гораздо старше рангом и достал громкоговоритель.
   - Всех автомобилистов прошу разойтись по своим транспортным средствам. Как только разрешат выезд из города узнаете об этом первыми!
   - Да, как же узнаем, - пробормотал блондин, но с места не двинулся.
  Как оказалось, многие не пожелали расходиться по своим машинам и все ещё продолжали возмущенно переговариваться между собой.
   - Ну что? - за спиной Федора раздался слегка издевательский голос Марины. - Выяснил в чем дело?
  Ничего не ответив, он поддался вперед и почти оказался нос к носу с полицейскому, который только что говорил из громкоговорителя.
   - Пусть вы нас не выпускаете, но мы хотя бы должны знать причину! - крикнул Федя. - ваши люди застрелили нашего водителя! По городу происходят нападения. Объясните, в конце концов, в чем дело?!
  Толпа позади одобрительно меня поддержала. Полицейский растерялся. Он уже было хотел поднести громкоговоритель к губам, как вдруг...
   - СЗАДИ! - раздался истошный крик одного из офицеров. - ОН НЕ ТОРМОЗИТ!
  Федя оцепенел, впереди за постом на огромной скорости на людей неслась огромная фура. Тут же началась паника и повсюду раздались крики, люди кинулись врассыпную. Федор бросился в сторону, и с необычной для него ловкостью, перекатился через капот машины и прижался к бордюру. Он посмотрел на пост, прегражденный полицейскими машинами, и тут время словно остановилось. Как в замедленной съемке он с ужасом увидел, как офицер не успел отбежать в сторону и его тело с неприятным хрустом костей намотало на переднее колесо. Он наблюдал, как машины сминались под фурой, и как страшна была смерть тех, кто не успел отбежать. Федор слышал истошные крики тех, кто понадеялся остаться в безопасности в автомобилях. Не в силах закрыть глаза и отвернуться, он видел, как грузовик несется вперед сквозь ряд машин, как горячий нож через масло. Только надпись на кузове, словно издевалась над всеми: "Строительные материалы. Мы несем радость людям!".
  
  Глава 8
  
   Ясно помню тот день, как я в первый раз попал в аварию. Мне повезло: отделался легким испугом и помятым капотом. Помню, тогда все лето горбатился, чтобы выплатить ремонт автомобиля. После этого эпизода, я зарекся лихачить в пределах города, а если хотелось острых ощущений, мы собирались с друзьями и скидывались деньгами, чтобы снять в аренду небольшой автодром за городом.
   Никогда не думал, что воочию увижу, как огромная фура на полной скорости въедет в поток машин и устроит настоящую катастрофу. То, что увидел я - не вписывалось в такое скромное понятие, как "авария".
  Я едва успел отскочить в сторону, как мимо меня с невообразимым грохотом пронеслась фура и зацепила тот автомобиль, за который я имел несчастье держаться. От толчка меня понесло в сторону и я упал на асфальт. Инстинктивно, я постарался быстрее встать на ноги и прижаться к бордюру. Проехав метров тридцать и учинив разгром, собрав десяток машин, фура, наконец, остановилась.
  Секунды две все было тихо. Сердце бешено колотилось в груди, ныла рука и щека: наверное, неудачно упал. Я бы простоял ещё дольше, но что-то не давало мне покоя. Катька! Где моя сестра?
  Очнувшись от шока, я заметил, как многие с криками побежали на выручку и к своим машинам. Краем глаза я заметил лежащих без признаков жизни на асфальте людей.
   - Катя! - позвал я её в панике озираясь.
   - Миша? - отозвался голос сестры. - Миша, я в машине!
  Я метнулся к своему автомобилю и увидел, как Катерина, неловко улыбаясь, выходит из неё. У меня отлегло от сердца. Секунда и я был уже рядом с ней.
   - Ты в порядке? Не ранена?
  Она отрицательно мотнула головой и прикоснулась к моей щеке. От резкой боли я дернулся.
   - Я сейчас достану аптечку.
   - Да, - ответил я и прикрыл глаза. - Верно, нужна аптечка.
   Впереди на месте фуры раздались крики.
   - Помогите! - к нам подбежал парень моих лет. - Там есть выжившие!
   - Конечно, - ответил я и повернулся к сестре. - Стой здесь, никуда не уходи, я скоро вернусь.
   Катя, все ещё бледная, отважно кивнула. Я развернулся и побежал вслед за парнем. Около фуры столпились люди. Одна из машин была зажевана передней частью и оттуда слышался женский голос. Сильно пахло бензином.
   - Нужно помочь открыть эту дверь, - сказал парень и потянул дверцу на себя. Немедля, я присоединился к нему, и мы уже вместе изо всех сил пытались её хотя бы приоткрыть.
   - Пожалуйста, - услышали мы плачущий женский голос, - вытащите меня!
   - Марина, мы рядом, мы достанем тебя, - ответил он.
  Я остановился и более внимательно осмотрел повреждения. Заднее сидение и багажник полностью были под фурой, перед машины тоже серьезно смялся. Это огромное чудо, что она умудрилась выжить при такой аварии. Приглядевшись, я обратил внимание, что сразу за машиной, где сидела девушка оказался другой автомобиль. Я похолодел. Надеюсь, он был пуст.
   - Не получается, - выдохнул он. - Нужны какие-нибудь инструменты!
  Я повернулся, и увидел, как многие растерянно смотрят на нас. Рядом стоял мужик и записывал все происходящее на свой телефон.
   - Чего все застыли, - рявкнул я. - Там девушка застряла!
  Многие вышли из оцепенения и неловко начали суетиться.
   - Тащите все, что у вас есть из инструментов, - продолжил я. - Нужно разломать эту дверцу!
  Я снова начал тянуть дверь машины, но та, сильно смявшись, словно намертво застряла.
   - А если выбить окно? - поинтересовался парень. Я тут же осмотрел лобовое стекло, это был не самый плохой вариант, но заглянув внутрь, я сразу понял провальность этого плана.
   - Не получится, - ответил я. - Внутри салон гармошкой, а её зажало между задним и передним креслом. Точнее тем, что от них осталось.
   - Нужно поторопиться, - вдруг сказал он, показывая на фуру.
  Передняя часть фуры почти полностью отсутствовала, лобового стекла не было и я увидел, как передние кресла начали гореть.
   - В каком ты положении? - крикнул я, прильнув к крыше автомобиля.
   - Я... - запнулась девушка. - Я точно не знаю... Ног я не чувствую, но я точно знаю, что упираюсь спиной в крышу, а перед собой я вижу сидушку переднего кресла.
   Один из мужиков, что стоял рядом удивленно присвистнул. Я выругался. К нам тут же прибежала одна из женщин, протягивая топор. Парень, что стоял рядом со мной, сразу выхватил его из рук и приготовился его занести над дверцей.
   - Стой, - остановил я его.
   - В чем дело?
   - Нельзя бить по дверце! Это же металл, появится искра, а тут и так бензином воняет.
  Он в растерянности опустил топор.
   - Что же делать?
  Я замолчал, обдумывая ответ.
   - Нужно просунуть через переднюю дверцу и тянуть, там как раз стекла нет; короче, что-то вроде рычага использовать, - неуклюже ответил я. К нам подбежали ещё пара мужиков с гаечными ключами.
   - Нужно отогнуть дверцу, - крикнул я, выхватывая один из ключей у мужика. Просунув в разбитое стекло ключ, я изо всех сил потянул его вниз. Дверца слабо скрипнула и чуть-чуть прогнулась. Рядом со мной то же самое, только с топором постарался сделать парень.
   - Нужен трос! - крикнул кто-то. - И пусть впереди стоящая машина проедет чуть вперед.
   - Задние колеса отсутствуют, одна искра и всё загорится, - не отвлекаясь от слабо поддающейся дверцы, ответил я.
   - Поздно, - сказал один из мужиков и показал на небольшое пламя, которое все сильнее и сильнее начало разгораться.
   - Что поздно, вашу мать?! Огнетушители тащите! - крикнул парень изо всех сил все ещё пытаясь справиться с дверцей.
   Внутри салона послышался крик.
   - Ноги! Горячо! Я живая! Вытащите меня, пожалуйста! Пожалуйста! - заплакала девушка.
   - Марина, я здесь! - крикнул парень. - Я рядом с тобой! Я пытаюсь.
  Словно не слыша его, крики продолжались все неистовей.
   - К черту все! - я отошел от дверцы. - Я за тросом!
  Оставив их позади, я ринулся к своей машине.
   - Только бы вспомнить, где я его оставил, - пробормотал я, бегом направляясь к своей машине. И как нам повезло оказаться в крайнем правом ряду, подумал я. Если бы я был на средней полосе, под колесами этой фуры была Катька! Или ещё хуже. Я постарался не думать о машине, что была за девушкой.
  Подойдя к машине, я быстро открыл багажник и нашел пятиметровый трос.
   Мимо меня пронеслась Катерина.
   - Там много раненных, - запыхавшись, ответила она. - Я тоже помогаю.
  Оглянувшись, я увидел нескольких перепуганных людей, многие из них были заляпаны кровью. Пара человек сидело или лежало на асфальте с наспех перебинтованными головами.
   Я поспешил назад к фуре. Огонь начал разгораться все сильнее, но крики уже стихли. Я сразу побежал к передней части автомобиля и поспешил прицепить трос. Тот парень все ещё безуспешно пытался отодвинуть дверцу.
   - Кто хозяин этой машины? - кивнул я на автомобиль, который по счастливой случайности не задела фура.
   - Я, - женщина средних лет трясущейся рукой протянула мне ключи. - Пожалуйста, сделайте все сами!
  Легко сказать, подумал я, я понятия не имею, как это делается! На теории все всегда так просто...
   - Где огнетушители? - взревел я, увидев, что пламя начало подниматься все выше. Передние сидения фуры уже вовсю горели, часть огня переметнулась на машину, где находилась девушка, но, к счастью, огонь был пока не очень большим.
   Я подцепил за колесную стойку трос и быстро сел в чужую машину. Заведя автомобиль, я оглянулся назад - позади почти вплотную стоял другой автомобиль. Придется таранить.
  Я медленно и неспешно начал сдавать назад, и почувствовал, как автомобиль уперся в преграду в виде другой машины, но все равно продолжил отъезжать.
   Несколько мужчин прибежали вместе с огнетушителями и пытались погасить пламя. Краем сознания, я понимал, что девушка в автомобиле обречена. Парень с темными волосами в отчаянии отошел назад вместе с топором. Видимо, дверца раскалилась и уже невозможно было к ней прикасаться. Наконец трос натянулся и я нажал на газ. Двигатель взревел, но машина стояла как вкопанная и моя, и горящая. Я прибавил обороты и почувствовал запах горячих покрышек.
   - Ну, давай же, - пробормотал я. - Недаром же мы протаранили другую машину?
  Я услышал звук рвущегося троса и машина без особых преград понеслась задом, вместе с другим автомобилем. От неожиданности я резко нажал ногой на тормоз.
  Осознав бесполезность своих действий, я ударил со всей силы по рулю. Неужели остается уповать на меленькие огнетушители и спасателей? Вот только если кто-то сумеет дозвониться до них, то как они проедут? Тут нужно как минимум для пожарной 10 свободных метров!
  Я вышел из машины и протянул ключи женщине, которая продолжала тихонько плакать. Потом подошел к парню и ободряюще положил ему руку на плечо. Пока сдаваться рано, решил я и побежал вперед к своей машине.
   - Огнетушители! - заорал я, - срочно огнетушители нужны!
  Я подбежал к мужику, который хмуро скрестив руки на груди, стоял около своей машины.
   - У тебя есть огнетушитель? - выпалил я, когда подбежал вплотную.
  Тот лениво на меня посмотрел и пожал плечами. Я глубоко вздохнул, из-за всех сил стараясь ему не врезать.
   - Там горит девушка! - крикнул я. - Нужен срочно огнетушитель!
   - Где? - в ужасе спросил один из мужчин.
   - Там, под фурой, - на бегу крикнул я.
  Надо же, чтобы промотивировать людей нужно всего-навсего заявить, что горит противоположный пол.
   - Миша? - ко мне подбежала Катюха. - Где-то горит девушка?
   - Да, - нехотя ответил я. - Нужен огнетушитель.
   - У нас его нет? - её глаза расширились от изумления.
   - Мне сейчас некогда, Катерина! - резко развернувшись, я побежал к другой части непострадавших автомобилей. Стыдно было признаваться, что наш огнетушитель уже три года сломан. Подбежав к стоящей иномарке, я, наплевав на чужую собственность, попытался открыть багажник.
   - Ищешь чего? - строго осведомилась женщина, которая стояла рядом и перебинтовывала кому-то руку.
   - Там девушка горит, - выпалил я. - Есть огнетушитель?
  Плотно сжав губы, она кивнула и быстро открыла багажник. Я без труда нашел то, что искал и кинулся обратно к фуре.
  Надо признать мои крики возымели действие: около горящей фуры стояло пять мужиков, которые силились потушить разгоравшийся огонь. Тот парень, что пытался вытащить девушку, выхватил один из огнетушителей и сам начал это делать. С сожалением я видел, как это совсем не помогало. Самого сильного залпа химической пены хватало на десять секунд. Я сам вдруг подумал, что горящий бензин невозможно потушить автомобильными огнетушителями, которые, как правило, используются для того, чтобы заставить остыть слегка дымящийся двигатель. Я услышал громкий треск и пламя поднялось ещё выше. Я снова подошел к парню, тот, не мигая, смотрел на машину.
   - Твоя девушка? - с сожалением спросил я.
   - Нет, - ответил он, - познакомились два часа назад в туристическом автобусе. Видимо, когда неслась фура, она кинулась в ближайшую машину.
  Девушка уже не кричала и я очень надеялся, что она потеряла сознание и не чувствует боли. Рядом стоял мужик и все ещё снимал на сотовый телефон. Недолго раздумывая, я выхватил у него телефон и, кинув на землю, со всей силой припечатал его ботинком.
   - Урод, - сквозь зубы сказал я.
  
  Глава 9
  
   - Пошли, - я потянул парня за руку и медленно начал отводить прочь от горящей машины. Думаю, хватит с него впечатлений.
  Не дойдя и пары метров до автомобиля, ко мне снова выбежала Катька.
   - Миша, - крикнула она. - они все уезжают!
   - Кто все? - не понял я.
   - Ну, почти все! - поправилась Катерина. - Они не ждут ни помощи, ни полиции, ни пожарных.
   - Там же поток машин, - растерянно сказал я.
   - Был поток, - хмуро отозвался парень. - Фура от него избавилась на раз.
   Секунда мне потребовалась, чтобы все обдумать.
   - Катя, садись в машину, - резко сказал я. - Мы тоже сейчас уезжаем.
   Катерина вопросительно посмотрела на все ещё рядом стоящего парня.
   - А ты? - спросила она у него. Чудесная идея, сестрица: брать незнакомца в ночь к себе в машину.
   - Нет, ребят, спасибо, - спокойно ответил он. - я лучше останусь тут, попробую связаться с отцом.
   - Отлично, - ответил я и слегка подтолкнул сестру к машине.
  Когда я сел на водительское кресло, я осознал, что мои руки трясутся. Я взял небольшую бутылку минеральной воды и сделал изрядный глоток. Стало чуть легче. Невольно я посмотрел на себя в зеркало заднего вида и увидел несколько длинных ссадин на щеке. Я взял тряпку, смочил её небольшим количеством воды и приложил к ране.
   - Ты совсем охренел, Миша? - возмутилась сестра, как только за ней хлопнула дверь. - Нельзя его тут оставлять одного.
  Началооось.
   - Слушай, мать Тереза,- огрызнулся я. - Если у тебя на сегодня ещё запланирован список добрых дел - вперёд дальше на трассу, раненным помогать. Я тебя здесь подожду, даже мотор глушить не буду.
   - Какая же ты свинья, - буркнула она. - А если ты его сейчас на верную смерть оставляешь?
   - Я помолюсь за него, - сухо ответил я и завёл машину. Она взяла меня за руку и я невольно на неё посмотрел.
   - Пожалуйста, - прошептала она. Чертова манипуляторша. - Сам подумай: а если нам понадобится помощь, хорошо кто-нибудь будет ещё рядом с тобой.
  Доля правды в её словах была, но веской причиной тоже назвать было нельзя.
   - Он же сам отказался, - нахмурился я. - Зачем его уговаривать?
  Она продолжала молча смотреть на меня.
   - Хорошо, - вздохнул я и вытащил ключи из машины.
  Выйдя на трассу, я заметил, как автомобили одна за одной покидают место аварии. Вдалеке ещё виден был дым, клубящийся в серое небо. Парень, что помогал нам, ещё стоял на том месте, где мы попрощались.
  Я внимательно присмотрелся к его внешнему виду: обычная лёгкая куртка и джинсы, рюкзак за спиной. Что он там говорил про туристический автобус? Ладно, подброшу его до цивилизации, а там видно будет.
   - Слушай, - обратился я к нему, подойдя вплотную. - Тебя как зовут?
   - Федя, - ответил он.
   - А меня Миша, - я пожал ему руку. Он вопросительно посмотрел на меня. - Слушай, мы с сестрой подумали, на кой чёрт тебе тут стоять и ждать помощи, которой явно не будет до утра. Тут повсюду завалы из машин и до поста ещё добраться нужно. Там же всю дорогу фура перегородила. В общем, - я сделал глубокий вдох, - мы сейчас направляемся в Выборг, так что поезжай с нами.
   - Спасибо, - ответил Федя. - Признаться, я даже рад, что ты вернулся. Мой отец сказал, что сейчас самое лучшее - это в ближайшее время покинуть город.
   - А кто твой отец? - насторожился я.
   - Он майор милиции в отставке. Когда мы попытались уехать от Московского вокзала...
   - Стой, - перебил я его. - Дорога до Выборга 2 часа. Сейчас спокойно сядем в машину и ты все нам расскажешь.
  С этими словами, я направился к своему автомобилю. Возможно, он что-то знает и прольёт свет на то, что творится в городе.
   - Привет, - сразу поприветствовала его моя сестра, как только он залез в машину. - Меня зовут Катя.
   - Это моя сестра, - пояснил я, заведя двигатель.
   - Меня зовут Федор, - представился он. - Спасибо, что предложили поехать с вами.
  Катерина благосклонно улыбнулась.
  Я аккуратно выехал на среднюю полосу, минуя машины, и, нажав на газ, быстро выехал за пределы поста по трассе, ведущую в Выборг.
   - Почему они уезжают? - спросила Катя.
   - Потому, что у них есть мозги, - хмыкнул в ответ я. - Засняли на фотоаппарат свои и чужие повреждения, место аварии, раненных, фуру... Да и резонанс эта авария вызовет огромный. Наверняка мы попадём в сюжет новостей.
   - Вы знаете, что твориться? - обратился Федя. - Сотовые телефоны работают через раз, интернет отказывает прогружать страницы...
  Мы с Катей многозначительно переглянулись.
   - Когда мы были на Московском вокзале, - продолжил Федор, - и собирались уже выезжать на автобусе, мимо нас пронеслось, наверное, двадцать машин скорых, пожарных, полиции. После по радио объявили о новой форме бешенства и просили проехать в больницу для вакцины.
   Катерина обернулась на Федора.
   - Новая форма бешенства? На Мишку нападали за сегодня двое каких-то ненормальных. Выходит, это болезнь?
   - Я не знаю, - отозвался он. - Кто на вас напал?
  Я устало вздохнул, впервые подумав, что весь сегодняшний день похож на нереальный сон.
   - Я отвозил сестру в больницу, там был один из этих заразных; лицо все в каких-то фиолетовых язвах, одна из рук не двигается, и запах от него был удушающий. Он попытался Катьку схватить, я его оттолкнул, - ответил я, не отвлекаясь от дороги.
   - И ещё случай в нашем дворе, - торопливо подхватила Катерина и начала рассказывать про наши приключения.
   - Почему вы решили отправиться в Выборг? - спросил Федор, когда сестра закончила свой рассказ.
   - У нас там есть дом, который построили родители, - охотно объяснила Катя.
   - А вы не думали, что въезд в Выборг может быть так же закрыт, как в Питер?
  Соображает.
   - Я видел, как машины беспрепятственно проезжают в город по другой полосе движения. Там тоже стоял пост, но поток автомобилей редел там намного быстрее, чем на выезде, - ответил я на его вопрос.
   - Можешь пока пожить в нашем доме, - сказала Катя, - или не дозвонишься до отца.
   - Я не хочу доставлять вам неудобств, скорее всего, если и останусь, то на один день, максимум.
   - Нужно купить ещё еды, - задумчиво пробормотал я.
   - Конечно, - кивнул Федя, - у меня есть деньги, так что я угощаю.
  Сестра ехидно посмотрела на меня, мол, видишь, а ты его брать не хотел. Ну да. Да.
   - Куда ты путешествовал? - спросил я.
   - Это был автобусный тур по Европе через Хельсинки, мы должны были сесть на паром и двинутся в Берлин, после - Прага и Дрезден.
   - Хороший у тебя отпуск, - усмехнулась сестра.
   - И не говори.
   - Кстати, - обратилась она к нам. - Вы видели водителя фуры?
   - Ему повезло, что его никто не видел, - пробормотал я, невольно вспоминая горящие водительские кресла.
   - А вдруг водитель был заражён? Я никогда не видел, чтобы продолжали жать на газ после того, как врезались в машину...
   - Тогда это плохо, - сонно отозвалась Катя, - если и дальнобойщики, везущие товары из других городов заражены.
  Мы замолчали, каждый погруженный в свои мысли. Трасса была странно пустынна: за все время мимо нас пронеслось меньше десяти машин. Может, это объяснялось тем, что была глубокая ночь, а может, этот парень прав и впереди нас ждёт ещё один пост. Я попытался отвлечься и включил радио. Но меня ждал сюрприз: все годные радиостанции молчали. Я начал переключать дальше, стараясь не отвлекаться от дороги.
  Катерина, задремавшая на своём сидении, слегка дёрнулась и открылась глаза.
   - Миша, - обратилась она ко мне и поддалась вперёд. - Давай я найду.
  Я отодвинулся от аудиосистемы и обратил своё внимание на дорогу. Мельком посмотрев зеркало заднего вида, я заметил, как Федор тоже обеспокоенно наблюдает за манипуляциями Кати.
   - Ни одна не работает?
   - Не может быть, - ответила Катя, переключая канал с частотами. - Одна работать точно должна!
   - "Внимание, внимание! Внимание, внимание! - заорало радио. От неожиданности Катя дёрнулась, но тут же поспешила слегка убавить звук. - Внимание, внимание! В связи с неблагоприятной ситуацией в городе, складывается опасная обстановка. Воинскими частями уже принимаются необходимые меры. С целью обеспечения безопасности граждан, просим всех жителей и гостей города оставаться дома, закрыть окна и двери, запастись продуктами питания и не выходить. Просим всех соблюдать спокойствие, организованность и порядок".
   - Про вакцину теперь ни слова, - заметил Федор. - Я два часа назад слушал сообщение. Оно было совершенно иным...
   - Каким? - спросила Катя.
   - Ну, - наморщил лоб Федя. - Там говорилось про необходимость вакцины в ближайшей больницы, а также сказали, что это новый тип бешенства.
   - Чудесно, - фыркнул я. - А ещё через два часа они скажут, что нужно собраться на дворцовой площади и ждать эвакуации.
   - Ну, ты уж совсем фантастику говоришь, - заметила Катька. - На самом деле, совет довольно логичный. Кирпичные многоэтажки... Что может быть надёжнее, особенно если ты живёшь на каком-нибудь восьмом этаже.
  Тут я не мог с ней согласиться.
   - А вы? - спросил вдруг Федя. - Вы делали вакцину.
   Я, воспользовавшись тем, что впереди была прямая дорога, повернулся к нему.
   - У нас отец представитель медицинской техники и оборудования, нам с рождения, кроме прививки от оспы ничего не делали.
   - И вот в чём странность, - подхватила Катя, - мы никогда не болели.
   - Поэтому, - продолжил я, - если я тебе и могу дать достоверный совет - так вот он: никогда не давай себя колоть иглами, под предлогом невинной прививки.
   - Учту, - кивнул Федя.
   - Как ты думаешь, с нашими родителями все в порядке? - забеспокоилась Катя.
   Я слегка помедлил с ответом.
   - Катюх, - я шутливо ударил её кулаком, - все с ними норм. Сидят на пляже, пьют коктейли и все у них отлично, как пить дать!
  Она облегчённо вздохнула и в этот момент я пожалел, что, в свою очередь, у меня нет брата, чтобы успокоить меня.
  
  Глава 10
  
  Наконец, впереди показалась небольшое заграждение из полицейских машин, и я скинул скорость.
   - Так, - обратился я к сестре и Феде. - Говорить буду я, ни во что не вмешивайтесь, ничему не удивляйтесь.
  Как всегда, при виде представителей власти я чувствовал себя виноватым. Даже сейчас только увидев уверенную походку к моей машине одного из полицейского, я напрягся. Окончательно остановившись, я полез в бардачок и достал документы на машину и права.
   - Лейтенант Косыгин, здравствуйте, предъявите документы.
   - Здрасьте, - как можно уверенней отозвался я и широко улыбнулся. - Я что-то нарушил?
   - Вы радиосообщение слышали?
   - Слышал, конечно. "Запереться дома, никому не открывать, кушать продукты...".
   - Что ж вам тогда там не сидится? - хмуро отозвался гаишник.
   - Слушай, лейтенант, это моя сестра и двоюродный брат, мы как раз домой в Выборг и направляемся, - поспешил успокоить его я. - Наша квартира в Питере сдаётся, вот и ездили в город, чтобы удостовериться, что её не затопили и не спалили. Сейчас едем назад в наш дом, он находится здесь.
  Косыгин механически просматривал мои документы и кивал.
   - Из Выборга вы уже не уедите, - сурово сказал он, протягивая документы.
   - А мы и не собираемся - поспешил ответить я. - Мы можем ехать?
   - Сначала пусть твои пассажиры представят свои документы - посмотрим какие они тебе брат и сестра.
  Катерина с готовностью протянула свой паспорт, равно как и Федор. Лейтенант Косыгин сначала мельком просмотрел паспорт Кати, и увидев одинаковую фамилию, поспешил к просмотру следующего документа.
  Паспорт Федора он рассматривал довольно долго, нахмурив брови. Я видел, как он шевелит губами, читая его документ. Чёрт, если бы не наш пассажир, давно уже проехали дальше.
   - А ты чего не в городе? - обратился он к Федору.
   - Наши родители большие эгоисты, - нашёлся он. - Неделю назад устроили совместный отпуск вот и оставили нас троих вместе.
   - Вообще-то не положено, - погрозил он пальцем и протянул документы. - Был отдан приказ пропускать только с регистрацией в Выборге. Кстати, как Вы выехали из города?
  Я наигранно удивлённо посмотрел на сестру, и та, поняв, что требуется тоже сделала недоуменный вид.
   - Вообще никаких проблем не было, - ответил я. - Правда, там была какая-то авария, поэтому мы просто проехали мимо.
  Лейтенант обеспокоенно нахмурился.
   - Проезжайте. Но выезда из Выборга вам не будет, - повторил он и собрался уже уходить.
   - Подождите, - поспешно крикнул я.
  Он медленно обернулся.
   - Что происходит? - уже более спокойно спросила Катя. - Все эти сообщения по радио, ещё мы слышали про беспорядки, форма бешенства...
   - Поезжайте, - махнул он жезлом в сторону Выборга. - Все скоро уже и наладится.
  Я закрыл окно и беспрепятственно проехал мимо поста, продолжая путь.
   - Ничего себе ты сочинять, - усмехнулся Федор.
   - Годы практики. Ты бывал в Выборге?
   - Один раз, в глубоком детстве, - ответил Федя. - И проездом, когда направлялись в Финляндию на машине.
  Минут через десять впереди показались первые рекламные щиты, а сразу же на ним ещё один полицейский пост, только уже из города.
   - Ничего себе, - хором сказали Федя и Катерина. Удивляться было чему: всю встречную от нас полосу заполонили машины. Я слегка сбросил скорость и полностью открыл окно.
   - Неужели здесь то же самое? - осипшим голосом спросила Катя.
   - Надеюсь, не хуже, - отозвался я.
   - На каком основании вы нас задерживаете? - кричала немолодая женщина. - В городе твориться чёрт те что! Мою дочь покусал сумасшедший ребёнок, мы едем в больницу...
  Мы втроём переглянулись. Я поспешил нажать на газ и проехать быстрее.
   - Если честно, мне уже не кажется наша поездка такой удачной.
  Я посмотрел на Катерину, лицо её было испуганным.
   - Ничего, - успокаивающе произнесла она. - Сейчас уже приедем домой. Там безопасно.
  Может, действительно я все преувеличиваю. Наш дом хотя и находится в черте города, но все же был вдали от главных дорог и улиц. Оставшуюся дорогу мы провели в молчании. Как только показались наши ворота, я услышал облегчённый вздох Катерины.
   - Ничего себе, - удивился Федор.
   - То, что ты видишь, это результат десятилетнего строительства, - хмыкнула Катя, явно довольная эффектом, который произвёл наш дом.
   - Как будто ты одна его строила, - проворчал я.
  Территория нашего дома была ограждена двухметровым металлическим забором, а на воротах висел впечатляющий замок. Заехав, взору открывался мамин сад - её гордость, и вымощенная декоративным деревом тропинка, ведущая к дому. Припарковавшись в небольшом гараже, находящийся чуть поодаль, я, наконец, заглушил машину.
   - Вот сейчас, мои слова точно воспринимай буквально: "Чувствуй себя, как дома", - обратился я к Федору.
  
  ***
  
   Небольшой участок в Выборге мой отец купил спустя несколько месяцев после знакомства с мамой. Однако, после этого земля долгое время пустовала и только спустя несколько лет отец неспешно начал приводить её в порядок. По словам родителей они очень долгое время спорили о том, какой дом именно строить. Мама в перспективе видела огромный несколько этажный особняк, а отец маленькую избушку и баню. Из-за бесконечных споров строительство замедлялось, а то и вовсе стояло на месте. В конце концов, они пришли к компромиссу: одноэтажный, но большой и просторный дом. К этому решению их подбил предварительный план, нарисованный другом отца, который занимался ландшафтными работами. План дома настолько понравился родителям, что они немедленно после длительного застоя приступили к работе. Правда, после уже начались споры насчёт оформления, материалов, дороговизны и всего прочего, так что работы затянулись ещё на десяток лет. На сегодняшний день, на мой взгляд, дом был готов. Однако, родители при этих словах многозначительно переглядывались и говорили, что работы предстоит ещё очень много. Хотя степень интенсивности строительства заметно снизилась время от времени мы продолжали достраивать то мансарду, то веранду, то теплицу. К слову сказать, Катерина полностью поддерживала мою точку зрения, что в этом доме точно ничего больше не надо строить. Хотя думаю, что если бы она не принимала в этом такого же активного участия - её воображение тоже разгулялось.
   - Я могу позвонить? - Федор нерешительно сделал несколько шагов по просторной гостиной, которая одновременно служила и холлом и столовой.
   - Да, конечно, - ответил я и протянул старенький стационарный телефон.
  Катерина, войдя в дом, тут же умчалась в свою комнату, а я тем временем прошёл вглубь гостиной и включил телевизор.Но мне не повезло: половина каналов находились на профилактике, а вторая половина показывали черный экран.
   - Ну как? - спросил подошедший Федор, положив телефон на маленький стол.
   - Не очень. А у тебя?
   - Я позвонил домой - гудки идут, но никто не подходит, сотовая связь не отвечает совсем.
  В гостиную медленно зашла Катерина.
   - Давайте я приготовлю что-нибудь на завтрак, - предложила она. - Жаль, мы не заехали в супермаркет.
   - Позже заедем, дай прийти в себя и немного отдохнуть, - сказал я и сел на диван. Поколебавшись, Федор последовал моему примеру. Катька ушла на рядом расположенную кухню, и спустя мгновение послышался шум воды и посуды.
   - Откуда взялась эта болезнь?
  Я пожал плечами и, откинувшись на диване, прикрыл глаза. Как же спать охота.
   - Помню, был июнь, я только что закончил институт и собирался спланировать отпуск, - размеренно заговорил Федор. - Когда я искал билеты подешевле, нарвался на множество слухов о странной эпидемии, которая стерла население города за считанные дни.
  Ярезко открыл глаза.
   - Это одна и та же болезнь, что и сейчас?
   - Я не знаю. Тогда вообще ничему не поверил. В интернете вообще не понятно, когда правду говорят люди, а когда нет.
   - Получается, если это правда, то эта болезнь уже два месяца выкашивает население России?
  Не успел Федор ответить, как в доме зазвонил домофон от внешних ворот. Невольно я посмотрел на часы - почти пять утра. И кто это может быть?
  Катерина обогнав меня включила громкую связь.
   - Виктор Семенович! - услышали мы запыхавшийся звонкий голос. - Катя! Откройте ворота!
  Сестра без лишних вопросов нажала на кнопку.
   - Это Ира, - удивилась она. - Я думала она сейчас в Москве...
   - Да хоть чёрт с горы, - ответил я. - Мне нужно будет поговорить с о твоей самодеятельности.
  Катерина нахмурилась и одев, стоявшие на небольшой полке кеды, вышла на улицу. Я поспешил следом за ней.
   - Кто такая Ира? - спросил Федор, как только за нами захлопнулась дверь.
   - Его бывшая, - не оборачиваясь бросила Катя и резко остановилась. Я проследил за направлением её взгляда и тоже обомлел.
  Подперев спиной ворота и тяжело дыша, вся забрызганная кровью сидела Ира.
  
  Глава 11
  
  Катерина хотела было кинуться к ней, но я её быстро остановил.
   - Она может быть укушена, - тихо сказал я.
   - Перестань! - Катя попыталась вырваться, - это же наша Ира!
  "Наша Ира". Кроме общего детства нас почти ничего никогда не связывало. Ну, кроме небольшой интрижки года два назад со мной и ещё раз в лето мы всей семьей собирались на общий пикник. Чёрт. Много действительно событий вместе.
  Тем временем Ира медленно поднялась на ноги, в руках мы заметили, как она крепко сжимает топор. Федор настороженно за ней следил. Нас разделяло меньше пяти метров.
   - Федя, опусти нож, - вскрикнула Катя.
  Я удивленно обернулся на него, тот стоял наготове, подняв довольно большой кухонный нож.
   - Пусть сначала она опустит топор, - спокойно сказал он.
   Хоть у кого-то в этом доме ещё есть мозги, подумал я.
  Ирка сразу бросила топор и подняла руки, все ладони и кисти были у неё по локоть в крови.
   - Я не укушена, - дрожащим голосом сказала она. - Я не опасна, клянусь.
  Катерина в нерешительности сделала шаг к ней.
   - Иринка, - прошептала она. - Что с тобой случилось?
   - Катя, - резко сказал я. - Веди Иру в ванну, приготовь ей полотенце, потом осмотри её тело. Возьми нож у Феди, если чего...
   - Что? - вскинулась сестра. - Убить её?!
  Грубо меня оттолкнув, она подошла к Ире и, подхватив её, повела в наш дом. Я подошел к нашим воротам; серое металлическое покрытие было в свежих следах крови. Дверь была заперта на магнитный замок.
   - Надо вызвать... - начал было Федя.
   - Полицию? - насмешливо спросил я. - Давай попробуем! Мы со вчерашнего дня не можем им дозвониться. Если уж наша обычная соседка вся в крови в пять утра оказалась на окраине Выборга, представь, что твориться в городе! И сколько вызовов пытаются сделать люди ежечасно.
  До меня самого дошел весь смысл слов. Что если угроза более глобальней, чем мы думаем?
   - А здесь? - спросил он. - Здесь же мы в безопасности?
   - Ворота металлические, - пожал плечами я, - как и забор. Если только, кто-то не принесет лестницу, чтобы перелезть.
   - Нужно купить будет продукты, - медленно сказал он, явно обдумывая дальнейший план действий. - Если произойдет массовая истерия, первым наперво объявятся мародеры.
   - Пошли в дом, нужно все обсудить, - махнул я рукой.
  Войдя в гостиную, мы услышали плеск воды в ванне и успокаивающе щебетание моей сестры.
   - Вы раньше встречались?
  Невольно я закатил глаза.
   - Это было, наверное, года два назад, а длилось меньше недели. Летом часто бывает здесь скучно по вечерам.
  Федор усмехнулся, соглашаясь.
   - Она уехала в Москву, поступила в медицинский колледж...
   - Так она врач?
   - Если бы, - фыркнул я. - Дерматолог. Пойдем глянем, что есть перекусить. А то от сестры не дождешься.
  Мы вместе с Федором прошли на кухню. Я первым делом открыл старенький холодильник и, вытащив пару йогуртов, протянул Федору.
   - А где ваши родители? - спросил он, беря из рук ложку.
   Я напрягся.
   - Сейчас, наверное, в Барселоне. Мы выходили на связь позавчера, они собирались поехать на экскурсию.
   - Я думаю, так далеко зараза не добралась, - попытался меня успокоить Федя.
   - Ты думаешь, что сейчас это происходит по все стране? И Калининград и Владивосток? Это довольно далеко, - протянул я. - Даже до Испании ближе.
   - Моя мама сейчас в командировке, в Ямало-Ненецком округе, - сказал Федя, отложив банку с йогуртом. - Я не идеалист и допускаю, что дела и там могут быть не лучше. Но надежда всегда есть.
  Мы немного помолчали.
   - Херня вся эта надежда! - вдруг сказал я. - Если эпидемия добралась и до моих родителей, то они уже укрепились и все с ними хорошо. И с твоими тоже все отлично. Твой отец майор в отставке, твоя мама наверняка тоже не лыком шита.
  Федор улыбнулся.
   - Пожалуй, ты прав.
  На кухню вошла Катерина и я поддался вперед, ожидая новостей.
   - Все с ней хорошо, - вздохнула она, сердито на нас посмотрев. - Она не укушена.
   - Где она? - хором спросили мы.
   - Да здесь я, - отозвалась Ирка и вошла к нам на кухню, одетая в джинсы и кофту Катьки. Хоть шмотки её пригодились.
   - Чья это была кровь?
  Она вздрогнула, но ответила:
   - Это кровь моей Бетси.
  Федя вопросительно на меня посмотрел.
   - Это её собака, - отмахнулся я. - Продолжай.
   - Она взбесилась и напала на меня, - она покачала головой и я заметил в её глазах слезы. - Я как раз спала, как меня разбудили крики бабушки. Я вскочила, побежала в её комнату, но не успела. Бетси прогрызла ей горло. Мы как раз делали ремонт в доме, поэтому рядом были инструменты, я схватила топор и ударила её, тогда я попыталась попасть ей в голову, но промахнулась и почти перерубила ей лапы, - Ира вздохнула и я увидел, как слезы заструились по её щекам. - Она даже не взвизгнула и продолжила идти на меня. Тогда я ударила её по голове, потом побежала к бабушке, но она уже не дышала. А потом я выбежала из дома и направилась к вам, я даже не надеялась, что вы будете здесь.
  Мы замолчали. Ирка всхлипнула и заплакала.
   - Надо вызвать полицию или скорую, - воскликнула она.
   - А где все твои? - вкрадчиво спросил я.
   - Да какая разница? - сквозь слезы сказала Ира. - Они ещё вчера вечером уехали в город за стройматериалами. Я им даже не звонила. Да и что я им скажу? Как я скажу отцу, что его маму загрызла наша собака, которая даже кошек боится.
   Я посмотрел на сестру и слегка кивнул в сторону Иры. Мой намек она совсем не поняла. Катерина подошла к ней и обняла за плечи.
   - Ириша, ты только не волнуйся, - тихо начала сестра. - В общем, мы приехали в Выборг, только потому, что в Питере сейчас небезопасно.
   - Я тебя не понимаю, - Ира вытерла ладонью слезы. - Как это небезопасно.
   - Как выглядела твоя собака до этого? - спросил Федя, подходя ближе.
   - Она заболела перед этим, - ответила Ира. - Сегодня мы как раз хотели отвести её к ветеринару.
   - Как она выглядела? - повторил вопрос я.
  Она раздраженно дернула плечами.
   - У неё пожелтели глаза, появились нарывы в шерсти. Я не знаю, все произошло так быстро. Меньше, чем через сутки, появились симптомы. Какое это имеет значение? Вы хотите сказать, что это бешенство? Хотя, не может быть...
   - Я думаю, что это новая форма бешенства, которая нас и выгнала из города, - сказала Катерина, все ещё держа Иру за плечи.
   - Подождите, то есть, - она выглядела растерянно, - из-за этогоменя не выпускали из Москвы?
   - Когда ты приехала? - спросил я.
   - Вчера утром на поезде. Многие рейсы отменили, даже скоростные; на вокзале была жуткая давка. Мне ещё повезло, что я сумела уехать. Проводники в день отъезда очень сильно наварились. Много людей в мой рейс давали взятки. Получается, что все животные заболевают?
   - Как оказалось, ещё и животные, - вздохнул Федор
   - Я тебя не понимаю, - пристально посмотрела она на нас. - Объясните толком, в чем дело?
   Катерина начала рассказывать про события вчерашнего дня, не упуская деталей.
   - Не верю! - резко сказала она, как только Катя закончила рассказывать. - Не верю! Признайся, Миша, это ведь ты все придумал!
   - Даже моего воображение на такое не хватит, - хмыкнул я.
  Ирка вскочила с места и подошла к окну на кухне.
   - Получается, я могла заразится от Бетси и спустя пять часов пойти всех подряд есть? - она с особой интонацией произнесла последнее слово.
   - Ты же врач, - вдруг заговорила Катя. - Ты знаешь подобные заболевания?
   - Заболевания при которых желтеют глаза, следовательно отказывает печень, появляются нарывы и язвы, разбивает паралич конечностей, и приводит к каннибализму? Нет, не знаю. Все по отдельности, могу предположить, а все разом...Чумная желтуха с шизофренией, - добавила она вполголоса. - И вообще, я не инфекционист. Я дерматолог.
   - Что мы будем делать дальше?
   - Думаю, для начала мы прекратим принимать беженцев, - язвительно сказал я. - Нам повезло, что Ира не заразная. Но дальше, я не стану рисковать. Наш дом и так превращается в Ноев ковчег.
   - Какая я беженка? - пробормотала Ира. - У беженцев хотя бы личные вещи есть...
   - Ты предлагаешь нам здесь сидеть? - вскинулась Катя. - У нас толком еды нет. Долго мы точно не протянем на чае с печеньем, да пустой гречке.
   - Я думаю, нам нужно съездить в супермаркет и тщательно затариться, - предложил Федя. - Повторюсь: все расходы я беру на себя.
   - Хорошо, - кивнула Ира. - А дальше что?
   - Будем ждать официальных новостей, - сказал я. - Ловить радиосигналы, дозваниваться до знакомых, родителей. Когда мы въезжали в Выборг, полицейский сказал, что все скоро все закончиться.
   Федор иронично посмотрел на меня.
   - Ну, - добавил я. - Ведь когда-нибудь все это точно закончиться?
   - Нам нужно осознавать на сколько мы окажемся изолированными, - заговорила Ирина.
   - Мы уже обсудили это с Федей, - ответил я. - Нужно закупаться по максимуму, если поднимется паника, нужно обчистить супермаркет до всеобщего психоза.
   - Даже если, - медленно начала Катя, - и Ира не знала до последнего момента, высока вероятность, что люди понимают, что что-то не так.
   Я медленно подошел к Кате и взял её за руку.
   - Нужно дозвониться родителям, - сказал я. - Плевать на роуминг, главное, дозвониться.
   Она кивнула.
   - Ты прав, я хочу сама убедиться, что с ними все в порядке. И чтобы они, в свою очередь, не волновались за нас.
   - Мы вообще-то тоже не сироты, - поддалась вперед Ира. - Будем до всех звонить по очереди.
   - Хорошо, но сначала нам нужно поехать за необходимыми продуктами и вещами.
  Я опять посмотрел на часы.
   - Нужно составить список. Включайте туда все, - кивнул я девушкам. - Представьте, что Вы уезжаете на необитаемый остров. Только без фанатизма.
   - Я помогу им, - подал голос Федор.
   - А ты что будешь делать? - нахмурилась Катерина.
   - Хочется ответить, что пойду спать... - не успел я закончить фразу, как на меня направились два испепеляющих взгляда. - Но пойду проверю машину. Нам ещё нужно сегодня на ней ездить\, очень не хочется заглохнуть на половине пути.
  
  Глава 12
  
  Я вышел из дома и направился к машине, мельком снова посмотрев на кровавые разводы на воротах. Машину проверять мне было незачем, очень уж хотелось немного побыть наедине, привести мысли в порядок. Зайдя в небольшой гараж, который больше служил навесом для машины, чем помещением, я наклонился к стеллажу, и открыл первый ящик с инструментами.
  Чуть помедлив, я взял молоток, стамеску и шило и быстро закинул их в багажник. В голову закралась мысль, которую я упорно не хотел несколько часов формулировать в своей голове. Зачем мне эти инструменты? Что мы будем делать, когда очередной больной человек на нас нападет. Неужели, мы способны на убийство? Неужели я способен на это? В голове прокрутилась сцена вчерашнего дня. Я вспомнил, как мужик напал на сестру и как я не раздумывая кинулся на её защиту. "Но это ведь правильно", - шепнул внутренний голос. - "Разве не этому тебя учил отец? Первым делом нужно всегда защищать семью, родных и близких тебе людей". Но как далеко, я способен зайти в этой защите? Смогу ли переступить через жизнь чужого человека. А если больной будет ребенком? Невольно я вспомнил Никитку, которого часто встречал после работы во дворе. Вспомнил, как он смешно шепелявил и часто бежал ко мне навстречу. И вот другая сцена в голове: желтые безумные глаза, так нелепо и страшно выглядевшие на его детском лице, вот он пытается укусить меня или сестру, а я замахиваюсь на него молотком.
  Я помотал головой, отгоняя жуткие мысли. За себя отвечать не могу, но если нападут на сестру, наверное, буду готов убить.
   - Миша, - услышал я голос Федора. Я глянул на все ещё лежавшие инструменты в багажнике и рывком закрыл его. Пусть лучше лежат, хуже точно не будет.
  Не оборачиваясь, я направился прямо к дому. В дверях стоял Федор и внимательно посмотрел на меня.
   - Что такое? - спросил я, поднимаясь на ступеньки крыльца.
   - С тобой все в порядке? - спросил он. - Ты какой-то бледный...
   - Да, все нормально, - немного грубо ответил я. - Так в чем дело?
  Вместо ответа он вздохнул.
   - Пойдем, поможешь нам. Ира безучастна, твоя сестра спорит, да и я не совсем понимаю, что нам лучше купить.
   Я зашел за ним в дом.
   - Может, совсем без списка? Экспромтом? - предложил он.
  Я медленно покачал головой.
  - Предлагаю наоборот все сделать быстро. Быстро приехать, взять нужное, расплатиться и уехать, чтобы больше к этому не возвращаться.
  Мы с Федором зашли на кухню. Ира тихонько сидела на краю стола и пила кофе, Катерина была напротив с ручкой и с абсолютно пустым листом бумаги. Увидев меня, она неуверенно улыбнулась.
   - Честно, - начала она. - Совершенно ничего в голову не лезет. Видимо, бессонная ночь дает о себе знать.
   - У меня как бы тоже ночь была нелегкой, - иронично отозвался я. - Ладно, пиши: упаковки спичек, да побольше...
  
  Наконец, спустя полчаса совместных усилий и споров список был готов. Под конец даже Ирина слегка оживилась и, просмотрев список, удовлетворенно кивнула.
   - Не будем это растягивать, раз решили, значит, собираемся и едем, - сказал Федя и встал из-за стола, но вдруг в нерешительности замер. - Может, девушки останутся лучше здесь? Мы бы вдвоем быстрее со всем управились.
   - Нет, - несколько резко сказала Ира. - Я поеду с вами. Сейчас мне нужно немного от всего этого отвлечься.
   - Шопинг, как терапия? - ляпнул я.
   - Имей совесть, Миш, - слегка толкнула меня плечом Катя. - У неё буквально только что умерла бабушка! Если ей нужно хоть немного развеется и не в четырех стенах, то не вижу смысла останавливать.
  Катя рывком встала из-за стола и направилась к выходу. Я остановился, около Иры и в нерешительности замер. Она вопросительно посмотрела на меня.
   - Мне жаль твою бабушку.
   Она слегка вздрогнула.
   - Спасибо. Мне немного странно все это осознавать. Она сейчас в нашем доме, буквально в двадцати метрах от меня, а я убежала, как последняя трусиха оттуда. Можно будет после того, как мы приедем назад зайти к нам в дом?
   - Конечно! Я пойду с тобой.
  - Знаешь, - она посмотрела мне в глаза, - я вдруг подумала, что если вся эта эпидемия не так серьезна, как мы думаем. Будет забавно увидеть выражение лиц наших родителей, когда они увидят нас затаренными на случай конца света.
   Слабо улыбнувшись, я пожал плечами:
   - Перестраховаться надо все равно.
   - Да, ты прав, поехали.
  Мы вчетвером вышли из дома и я, закрыв дверь, передал ключи Кате.
   - Пусть лучше у тебя будут.
   - А ворота?
   - Ладно, я открою и передам ключи тебе. Федя, водить умеешь?
   - Конечно, -кину ключи от машины, он направился к автомобилю.
   - Выезжай, я пока с воротами разберусь.
  Я направился прямиков к ним, снова невольно обратив внимание на размазанную кровь. Она уже заметно потемнела и была уже более бордового цвета, чем красного. Глубоко вздохнув, я вытащил большой замок и открыл настежь ворота. Обернувшись, я увидел, как машина выезжает через наш двор. Как только автомобиль выехал наружу, я поспешил закрыть их и сесть за руль. Федя быстро пересел на заднее сидение к Ире, а я занял свое место и выехал на трассу.
   - Давай поедем в самый большой супермаркет, что есть в Выборге? - предложила Ира.
   - А поконкретней? - нахмурился я, выруливая на центральную улицу.
   - Который на Баренцева, - рассеянно подсказала сестра, глядя в окно. - Удивительно, так много людей... Вы только посмотрите!
  По обе стороны улицы действительно наблюдались толпы человек, шагающих, кто к центру города, кто от него. Трасса тоже заметно оживилась: то и дело автомобили проезжали мимо, а на первом же светофоре мы попали в небольшую пробку.
   - У них почти всех финские номера, - удивился Федя. Я присмотрелся - и действительно на трех машинах, что были перед нами оказались номера никак не Выборга и Петербурга.
   - Может, они идут на митинг против эпидемии, - предположила сестра.
   - Катерина, не будь смешной, - фыркнула Ира. - Сегодня суббота и даже нет семи утра.
   - Тогда, куда они все?
  Вопрос остался без ответа.
   - Получается, что если даже животные могут заразиться, - заговорил Федя. - Все остальные тоже? Коровы, лошади, куры, свиньи?
   - Я даже не думала об этом, - содрогнулась Ира. - К счастью в Выборге не особо развито сельское хозяйство. Может быть и такое, что да, животные заразятся, но болезнь и симптомы будут проходить у них несколько иначе. Вполне вероятно, что они даже не переживут их. Собаки, они более городские что ли, у них регенерация тканей и организма происходит в несколько раз быстрее, чем у тех же коров.
  Я выехал на улицу Баренцева и почти сразу увидел заезд на парковочные места в супермаркет.
   - Что за?.. - протянул Федя.
  Автомобилей и людей на парковке оказалось гораздо больше, чем это полагалось в шесть утра в субботу.
   - Я такого аншлага не припомню даже 31 декабря, - пробормотала Катерина. - Ты найдешь где припарковаться?
   - Постараюсь...
   - Это мародеры! - воскликнула Ира, как только я умудрился встать между двумя машинами и остановится. Я посмотрел в ту сторону, куда она показывала. Почти все люди или выбегали из супермаркета, или вбегали в него.
   - Если это действительно так, - сказал я, вытаскивая ключи зажигания, - то тебе, Федя, платить не придется.
   - Нужен новый план, - быстро заговорила сестра.
   - Не нужно никакого нового плана, - отрезал Федя. - Небольшое только уточнение в него: не разделяемся ни в коем случае. Берем тележку и делаем это все бегом.
   - А если не найдем тележку, - засомневалась Катя.
   - Наc четверо, - сказал я. - Отберем количеством.
  Мы вышли из машины и я, поставив на сигнализацию, взял сестру под руку и бегом направился в супермаркет.
  Войдя через стеклянные двери, мы на несколько секунд оторопели. Повсюду, периодически врезаясь, бегали люди, кто с тележками, кто без. Пара человек, которые выбежали из супермаркета тащили с собой телевизоры, ещё несколько также пронеслись мимо с бытовой техникой.
   - Помните, - крикнул я, пытаясь перекричать гвалт голосов. - Не расходимся. Движемся вместе.
  Федор ловко подхватил тележку, которая умудрилась быть несколько секунд нетронутой.
   - Не отставайте, - крикнул он, и уверенно направился через ворота, ведущие в самое сердце товаров.
   Катя достала список.
   - Спички! - громко сказала она. Мы побежали по крайнему ряду, в котором находились бытовые вещи, умудрившись обойти двух дерущихся мужиков. Ира ловко подхватила на бегу три упаковки.
   - Топор, - указал на стенд Федя. Тут уже Катя быстро взяла топор для пикников.
   - Я возьму пару ножей, - сказал я.
   - Хорошо, - ответила Катя, - где они?
   - Понятия не имею.
   - Не разделяемся! Ты что, забыл, братец?
   - Федя, влево, - крикнул я. Впереди было огромное скопление людей, около троих из них остервенело дрались и кричали друг на друга. Тележка с топором и спичками резко вильнула в сторону и девчонки, которые по бокам вцепились в прутья, чуть не упали вместе с ней. Мы оказались совершенно в другом отделе.
   - Одежда, - воскликнула Ира, показывая пальцем на стройные ряды вешалок. К счастью, здесь почти никого и не было. Удачно, что нас так закинуло.
   Девушки кинулись к висящим курткам.
   - А померить точно нельзя? - умоляюще спросила Катя.
   - Не волнуйся, - откликнулась Ирка. - Я возьму под наш размер.
   - Можно не торопиться, - беспечно отозвалась сестра. - Тут почти никого нет. Все за пылесосы и ноутбуки в соседнем отделе дерутся.
   - Поторопитесь, - сердито сказал я.
   - Я поищу берцы или что-нибудь в этом роде, - хотел было пройти вперед Федя.
   - Нет, - твердо сказал я. - Здесь ты их не найдешь. А если и найдешь, то они будут хреновые. Придерживаемся списка.
  Ира вывалила в тележку четыре темные куртки.
   - Поедем дальше? - спросила она.
   - Надо как-нибудь обойти ненормальных, что впереди, - сказал Федя.
  Я аккуратно выглянул из-за угла. Потасовка прекратилась, и толпа рассосалась. На полках ещё кое-где оставались маленькие мониторы и небольшие телевизоры. Чуть дальше находилась только бытовая техника, а слева начинались ряды продуктов. Я посмотрел на Федю и быстро кивнул.
   - Пока все успокоилось, - сказал я. - Большая часть людей убежала дальше громить. На обратном пути нужно взять на всякий случай ещё один топор.
   - Одного вполне хватит, - возразила Катя.
   - Сейчас я больше боюсь людей, а не заразы!
   - Можем быстро вернуться! - Федя посмотрел в обратную сторону и мы увидели новый поток людей, который вбегал в магазин. - Хотя, да. Лучше, когда мы будем возвращаться.
   Я взял в руки топор и снял с него бесполезную защитную этикетку, скрывающую лезвие. Ира на меня выразительно посмотрела.
   - Для устрашения,чтобы не пристали, - пожал плечами я. - Так, Федя, приготовься! Сейчас мы бежим прямо, будет первый поворот - сразу налево и прямо между рядами. Ищем все полезное, подолгу нигде не стоим, как здесь. Все ясно?
  Катерина сосредоточенно кивнула.
   - Тогда поехали!
  Девушки встали по обе стороны тележки, как раньше, а я подбежал к Феде. Как только я оказался рядом с ним, он рывком толкнул тележку вперед и мы быстрым шагом по моему маршруту.
  Оказавшись в первом ряду, в котором находились продукты, я испытал некоторую досаду. По обе стороны от нас на полках находились стопками всевозможные приправы и специи. Чуть дальше соусы, а следом хлопья и печенья. Не останавливаясь, мы побежали вперед и завернули в следующий ряд. Тут же в тележку посыпались всевозможные консервы.
   - А горошек с кукурузой-то зачем? - сердито спросил я.
   - Пригодиться, - весело отозвалась Ира. - Не на место же ставить?
  Я схватил охапку смесей с готовыми супами, Федя тем временем кидал банки с консервированными кашами, голубцами, картошкой с мясом, Ирка пробежала чуть вперед и схватила консервы с паштетами, тушенкой и рыбой. Проявив невероятную скорость мы почти до половины заполнили вместительную тележку менее, чем за тридцать секунд.
   - Разрешите пройти? - решительно сказал Федор впереди стоящему мужчине, который закрывал проход. Тот медленно обернулся и посмотрел на нас и в нашу тележку, а потом бросил взгляд на почти пустые полки, с которых мы это все взяли. В глазах мелькнула у него что-то нехорошее и он, стиснув зубы, направился к нам. Я поднял топор повыше и угрожающе посмотрел на него.
   - Проходите, - посторонился он и мы пробежали мимо него. Мельком, заглянув в его тележку,я увидел крупы, каши и телевизор с мультиваркой. Как только мы пробежали чуть дальше, к нему тут же подбежала жена.
   - Корова! - закричал он на неё. - Какого хрена ты так медленно тащишься?!
  Не оборачиваясь, мы забежали в следующий ряд. Это оказался отдел посуды и тут же в тележку посыпались с четырех сторон кухонные ножи разных размеров.
   - С ножами закончили! - крикнул я, подавляя улыбку. - Бежим вперед к выходу, нам нужна вода ещё.
  - Ты не видишь? - ответил Федя. - Вода в отделе с напитками, он впереди, а там куча народу! Мы не протолкнемся сквозь них.
   - Откуда их там так много? - удивилась Ира.
   - Там алкоголь. - догадался я. - Нужно обходить.
   - Не будем рисковать, - сказал мне Федя. - У вас колонка с водой есть?
   - Есть, - хором ответили мы с Катей.
   - Ну и этого нам пока хватит!
   - Подожди! Нам нужна ещё веревка! - Ира достала из кармана джинс список и пробежала его глазами.
  Я обернулся. С каждой минутой в магазине появлялось все больше людей.
   - Решено, с магазином мы закончили, - произнес я. - Федя, двигаемся к выходу.
  Он кивнул и мы побежали в сторону касс, благополучно миновав отдел с напитками.
  
  Глава 13
  
  Мы выбежали из супермаркета и кинулись к машине. Нагруженная тележка несколько замедляла наш ход, хотя Федор как мог, направлял её как можно ровнее. Других автомобилей на парковочной стоянке заметно прибавилось, равно как и людей. Все возбужденно бежали в супермаркет. Катерина на бегу достала из тележки куртку и накрыла нашу провизию.
   - Черт, - запыхавшись, сказала Катя. - Как же далеко ты поставил машину!
   - Федор, возьми левее от толпы! - крикнула Ира.
   Вдруг вдалеке раздались несколько выстрелов. Девушки и Федя заметно замедлили ход в ужасе озираясь по сторонам.
   - Бежим дальше! Не останавливаемся! - крикнул я.
  Я уже видел автомобильные номера нашей машины, и на бегу открыл багажник.
  - В темпе, ребят!
  Охапкой мы брали всевозможные банки и вещи и бросали их в машину. Когда тележка опустела, Федя отпихнул её подальше ногой, а я закрыл багажник и мы быстро расселись по своим местам.
  Заведя машину, я с досадой посмотрел в зеркало заднего вида. Выехать было невозможно: нас окружило несколько автомобилей.
   - Как мы проедем? - спросила Катя. - Ты сможешь выехать?
   - Постараюсь, - сжав зубы, откликнулся я.
   - Миша, - тихо обратился ко мне Федор. - Придется таранить.
  Федя был прав. Иначе выехать было невозможно. Я отпустил сцепление, выжал газ и поехал прямиком на впереди стоящую машину. Несколько раз её ударив бампером, она сдвинулась слегка с места и дала мне спокойный проезд.
   - Катерина, немедленно пристегнись!
  Сестра послушно пристегнула ремень безопасности. А я тем временем чуть не врезавшись во встречный автомобиль, все же благополучно выехал на перекресток и порулил к дому. Я заметил, как ребята заметно расслабились. Но оказалось, что радоваться нам ещё рано. Не успел я выехать на главную улицу, которая пересекала город, как мы попали в пробку.
   - Нас не было минут пятнадцать! - недоуменно сказала Ира. - Откуда машин так много?
  Впереди снова послышались выстрелы, а затем раздались крики. Несколько автомобилей не переставая, гудели. Мимо нас по перекрестку пронеслось несколько человек.
   - Заблокируйте двери! - крикнул Федя. Тут же послышались глухие щелчки затворов на дверцах.
   - Смотрите! - Ира в ужасе уставилась в окно и я обернулся.
  Мы увидели, как молодая пара бежала вдоль потока машин в испуге озираясь и оглядываясь. Внезапно девушка, споткнувшись, упала, и тут же один из зараженных повалился на неё и начал остервенело с пугающей жадностью лихорадочно её есть. Обомлев, я увидел, как он голыми руками вспорол ей живот и уткнулся лицом ей во внутренности, в то время как другой с таким же неистовством пожирал её ногу. Даже в машине с запертыми окнами и дверями мы слышали, её страшные крики. Парень же, достав небольшой топорик, несколько раз ударил в спину одного из зараженных. Увидев тщетность своих попыток, он в испуге сделал несколько шагов назад, а спустя мгновение бросился от них наутек в сторону супермаркета.
   - Твою. Мать, - раздельно произнесла Ира, все ещё смотря на девушку.
   - Да пошло оно все, - пробормотал я, снова заводя заглохший двигатель.
   - Миша, ты чего? - слабо спросила Катя. - Ты же не проедешь, мы в середине потока.
   - Это мы ещё посмотрим!
  Я резко свернул на пешеходный переход, где уже успел образоваться новый ряд машин, а затем выжал газ и ещё раз крутанув руль, сбил ограду, задел два стоявших автомобиля, и рванул к нашему дому по дворам и через маленькие улочки.
  
  Всю дорогу до дома мы молчали. Я был сосредоточен только на том, чтобы доехать по пути не заглохнув и не застряв в каком-нибудь очередном сбитом мною заборе, хотя из головы не выходила эта ужасная сцена на дороге. Пока мы ехали, моя несчастная машина тряслась, подпрыгивала и скрипела, то и дело раздавалось страшное шарканье днища об поваленный куст, огромный камень или ещё бог знает что.
  Наконец, впереди показался наш металлический забор. В ту минуту я мысленно поблагодарил родителей за то, что они купили участок несколько в стороне от главных дорог города.
  Остановившись около ворот, я глубоко вздохнул.
   - Полицейский ваш козел, - резко сказала Ира. - "Всё скоро закончится...". Тьфу!
   - Он не наш, - сказал я и повернулся к Кате. - Давай ключи.
  Катя все это время сидела с закрытыми глазами, и сейчас посмотрев на неё, я заметил некоторую болезненную бледность. Наверное, укачало.
   - Какие ключи? Ты о чем? - словно очнувшись, отозвалась она.
   - Я закрыл ворота и отдал тебе ключи, - заволновался я.
   Она молча смотрела на меня.
   - Ты мне их не отдавал, - наконец медленно сказала сестра.
  Я мысленно вернулся на час назад: вот я закрываю ворота, вот Федя выезжает с нашего участка, вот мы меняемся с ним местами, и я машинально отдаю ключи Катерине.
   - Это не смешно, Катя, - сердито ответил я. - Я точно помню, что протянул их тебе! Где они?
   - Нееет, - издевательски протянула Ира. - Не может быть.
  Я вытащил ключи зажигания и вышел из машины. Только бы не сорваться, подумал я, главное, мы приехали, да с приключениями, и с происшествиями, но все же приехали! Мы дома - это важно. Катерина перенервничала. Да мы все перенервничали, нужно просто немного прийти в себя.
   - Миша, - Ира тоже вышла из машины и прикоснулась к моему плечу. - Ты в порядке?
  Я промолчал. Смотря по каким критериям оценивать этот порядок.
   - Слушай, я знаю, что может быть сейчас не вовремя, но может мы зайдем ко мне домой? Тут недалеко, ты же знаешь...
  Я потер лицо рукой, обдумывая дальнейшие действия.
   - Да, схожу, - наконец заговорил я. - Но сначала нужно попасть к нам во двор. Я хочу убедиться, что сестра в безопасности.
   - Конечно, - с готовностью кивнула Ирка. Было видно, что она очень ценит мое согласие пойти к ней домой.
  Я обошел вокруг машины и открыл дверцу со стороны Катерины. Сестра даже не дрогнула и все так же сидела в кресле с закрытыми глазами. Я обратил внимание, что её лоб покрылся легкой испариной, а она тяжело и часто дышала.
   - Катюша, - тихонько позвал я её. - Что с тобой?
  Ира быстро подбежала к моей сестре и положила ей руку на лоб.
   - Она вся горит!
   - Это твой диагноз? - рявкнул я на неё.
  Она посмотрела на меня с особенным выражением:
   - Я дерматолог!
  Федя тоже медленно к нам приблизился.
   - А если она тоже заразилась?
   - Она не заражена, - крикнул я в бешенстве. - Её не кусали!
  Я подхватил её на руки и направился к воротам.
   - Найдите ключи!
  Катя медленно открыла глаза и невидящим взглядом посмотрела на меня.
   - Миша, - прошептала она. - Со мной все хорошо. Все хорошо. Просто я устала.
   - Где болит, Катюш?
   Она опять закрыла глаза и с шумом выдохнула.
   - Рука просто отваливается.
   - Ира, подойди, ты мне нужна!
  Ирка быстро подбежала ко мне.
   - Посмотри её руки, - распорядился я. - Мне неудобно.
  Она аккуратно закатала правую руку. На ней было несколько царапин ещё от вчерашнего инцидента около больницы, но вместо того, чтобы начать заживать - они воспалились, а на её бледной коже явно проступили вены, которые заметно потемнели.
   - Боже, - потрясенно сказала она, и я почувствовал себя так, словно меня окунули в ледяную воду.
   - Это не то, что хочешь услышать от врача, - дрожащим голосом сказал я. - Федя, где ключи?
   - Нашел, - он быстро бежал к воротам и уже начал открывать замок.
   - Я отнесу её в дом, а ты заезжай во двор. Лучше, если машина будет за воротами, - распорядился я, глядя на лицо своей старшей сестры. Она все ещё лежала у меня на руках, бледная, с закрытыми глазами.
   - Можешь на меня рассчитывать!
  
  Я аккуратно положил Катерину на кровать в спальне родителей, тут же прибежала Ирина со стаканом воды и странного вида таблеткой. Подложив несколько подушек под голову сестры, я взял стакан воды и поднес к её губам.
   - Выпей лекарство, - ласково обратилась к ней Ирка. Катя открыла глаза и чуть приподнялась.
   - Мы уже дома? - растерянно спросила она.
   - Как ты себя чувствуешь? - спросил я.
   - Болит все тело, - пробормотала она, беря здоровой рукой таблетку. Я помог ей запить её водой, она, с трудом проглотив, откинулась на подушки.
   Ира слегка меня толкнула в сторону.
   - Мне нужно её осмотреть, - решительно сказала Ира.
  Я послушно отстранился и сел рядом в кресло. Ира начала проводить нехитрые манипуляции. Прижала ухо к груди, прощупала шею и за ушами, посмотрела внимательно в глаза и вновь приложила руку ко лбу.
   - У неё жар, - пробормотала она. - Лимфоузлы расширены, учащенное сердцебиение... Её организм борется, и у неё начали появляться фиолетовые пятна по телу. Похожие на синяки.
   - А таблетка, что ты ей дала, - осипшим голосом сказал я. - Она поможет?
   - Вряд ли, - покачала она головой. - Мне жаль, Миша, но нужны антибиотики посильнее.
   - Я опять съезжу в город, - я поднялся с кресло. - Скажи, что именно взять.
   - Мы опять невольно возвращаемся к моей просьбе. У меня дома в аптечке есть все необходимое.
   - Тогда собирайся, - я направился к двери.
   - Миш, - остановила меня Ира.
   - Что? - вскинулся я на неё. - Ты предлагаешь сначала выпить чаю?
  Она виновата потупила взгляд и слегка покачала головой.
   - Отлично! Тогда выдвигаемся!
  
  Дом, где Ира проводила лето вместе с родителями и бабушкой находился недалеко. В отличие от нас они покупали уже готовый отстроенный дом, вместе с садом и большим участком. Почти каждое лето мы так или иначе пересекались, а вскоре наши родители незаметно для самих себя завязали довольно крепкую дружбу. Мы были совсем детьми, когда познакомились с Ирой, а так как из других детей никто и не обитал в этой части Выборга, приходилось довольствоваться этой компанией. К счастью для меня Ирка в детстве была вроде пацанки, и лягушек ловили мы вместе, и на велосипедах довольно далеко уезжали, а после прыгали с обрыва в ближайший залив. Но, становясь старше, мы постепенно отдалялись. Если мы уже и приезжали в Выборг, то уже не на все лето, а от силы на месяц. Встречи становились все реже, а после того, как я пошел в старшие классы, так и вообще почти прекратились. В последний раз мы действительно близко, как прежде общались два года назад, тогда я почти на два месяца застрял в Выборге и по стечению обстоятельств Ира тоже. Я до сих пор уверен, что романтика между нами завязались от того, что нам обоим было невыносимо скучно. Отношения длились всего месяц, и я, признаться, даже не помню из-за чего они закончились.
   Шли мы быстрым шагом и в полном молчании. Наконец, впереди показалась открытая калитка. Я вопросительно посмотрел на Иру.
   - Я выбегала в таком ужасе, что ничего не закрыла за собой, - отозвалась она и заметно помрачнела.
  Мы быстро вошли во двор и сразу направились к большому двухэтажному дому.
   - Ты только не обращай внимания, - сказала она, открывая дверь. - У нас ремонт и кругом бедлам.
   - Поверь, меня волнует сейчас это меньше всего.
   - Где аптечка? - спросил я, как только мы вошли в дом.
   В нос сразу ударила помесь различных запахов стружки, краски и чего-то ещё крайне неприятного. Мы завернули в небольшой коридор и направились в гостиную.
   - А где твоя бабушка?
   - Она должна быть...
  Ирка сдавленно ахнула и посмотрела на меня.
   - Она должна была быть здесь, клянусь!
   - Вот черт, - выругался я. - Может, она пошла за помощью?
   - Она была мертва, - в панике пробормотала Ира, - Уж что что, а смерть диагностировать я умею.
  Я кругом обошел небольшой диван и увидел явно мертвую уже окоченевшую собаку, лежащую около журнального столика. На шерсти Бетси действительно виднелись нарывы.
  Я уже было хотел пройти через гостиную на кухню, как лицо Иры исказилось от ужаса.
   - СЗАДИ!
  
  Глава 14
  
  От неожиданности я дернулся и инстинктивно отшатнулся, но неудачно: ударившись ногой о журнальный столик, я упал на пол. Тут же я увидел то, что так сильно напугало Ирку и уже сам задохнулся от ужаса. Некогда старое, но доброе лицо бабушки сейчас было сплошь покрыто нарывами и язвами. Потрескавшиеся губы открыты в немом крике, пожелтевшие глаза неестественно выпучены, её руки с необычной силой прижимают меня к полу.
   - Помоги, - выдохнул я, пытаясь освободиться. Её лицо с каждой секундой становилось все ближе и ближе, я уже чувствовал зловонное дыхание. Ира схватила старушку за плечи и рывком потянула на себя, пытаясь оттащить. Воспользовавшись моментом, я изо всей силы пнул её в живот и попытался отползти.
   - Миша! - Оказавшись ближе к Ире бабушка, не растерявшись, схватила её руками за волосы и начала притягивать к себе. Я, как мог, быстро вскочил на ноги и кинулся на помощь.Теперь уже я пытался оттащить старуху от Иры, но та, вцепившись мертвой хваткой не выпускала её.
   - Миша, сделай что-нибудь, - плакала Ирка. Бабушка все ещё хрипела и со всей силы тянула её голову к себе, держа за волосы. Мельком я увидел обглоданное и окровавленное горло, на миг мне показалось, что я вижу часть шейного позвонка. Невольно закусив губу, я вновь со всей силы ударил старушку в живот, хватка слегка ослабла и я, наконец, вырвал Иру из цепких рук.
  Спотыкаясь, мы побежали в коридор.
   - Надо уходить, - крикнула она, схватившись за ручку двери.
   - Нет! Антибиотики!
  Все стены в коридоре были завешены полиэтиленом, тут и там валялись банки с краской и различные инструменты. Я услышал торопливые шаги старушки к нам и рывком схватил рядом валяющийся молоток.
   - Ты что собрался делать? - глаза Ирины расширились. В проеме показалась её бабушка, которая вытянув руки побежала к нам. На долю секунды я заколебался, но спустя мгновение широко замахнулся и ударил острой частью молотка в голову. Бабушка Иры застыла, на её лице мелькнуло нечто похожее на удивление, глаза закатились, и она рухнула на пол около наших ног.
  Я почувствовал сильную тошноту, открыл входную дверь и выбежал на улицу. Меня стошнило и стало немного легче. Отдышавшись, я посмотрел на Иру, которая, оказывается, кинулась за мной. Прижав руки к лицу, она с ужасом смотрела через все ещё открытую дверь на труп своей бабушки.
   - Боже, что это было? - с дрожью в голосе спросила она и посмотрела на меня полными слез глазами.
   - Ты думаешь он ответит? Вспомни зрелище, когда мы стояли в пробке.
   - Катерина, - Ира отняла руки от лица, - она заболела, и она может...
   - Ничего она не может, - огрызнулся я. - Нужны антибиотики, и как можно скорее.
  Ира промолчала, посмотрев на меня с сожалением. Я вытер тыльной частью руки лоб и несколько раз глубоко вздохнул, стараясь успокоится.
   - Ты мне скажешь, где они? - наконец спросил я, после долгого молчания.
   - Они на кухне в белом буфете. Это были антибиотики бабушки, ей их назначали после операции по...
   - Да, хорошо, - перебил её я и поспешил поскорее отвернуться, чтобы направиться на кухню. Возможно, это и было грубо, но сейчас я не могу позволить себе думать об этом.
   - Я переживала, что убежала отсюда, а оказывается - лучше бы не возвращалась, - говорила Ира, плетясь позади меня.
  Мои ноги дрожали, меня все ещё мутило после недавних событий. Мне стоило больших усилий, чтобы не подать виду, как мне всё ещё страшно. Огромным усилием воли я взял себя в руки и решительно направился на кухню.
  Спустя мгновение, мы оказались на кухне. Ира тут же направилась к буфету, открыв верхний ящик, протянуламне коробку с лекарствами.
   - Ищи Цефтриоксон и Кетоцеф, - распорядилась она. Видимо тоже собралась на нашем задании. - Я пока найду жгут и шприцы.
   - Они помогут?
   - Они довольно сильные, - шмыгнула носом Ира. - Но они общего спектра, не направленные. Должны убить всякую заразу.
   - Нужные лекарства точно здесь? - ткнул я пальцем в коробку с разными пузырьками и таблетками.
   - Да, - слегка удивилась Ира.
   - Тогда возьмем их все.
  Я снял с плеч пустой небольшой рюкзак и высыпал всю коробку в него. Ко мне тут же подбежала Ирина и положила жгут и упаковку шприцов.
   - Теперь точно все, мы можем идти? - спросил я.
   - Думаю, да.
   - Учти, - я впервые после того как мы вошли в дом посмотрел ей в глаза, - ты сюда в ближайшие дни вряд ли вернешься.
   - Я... - запнулась она. - Хорошо, я сейчас быстро зайду наверх, в свою комнату и соберу вещи.
  Быстро кивнув, я направился к выходу, а Ира в небольшое углубление в кухне, где укромно спряталась узкая лестница, ведущая наверх в её комнату.
  Я вышел в коридор и посмотрел на бабушку Иры. Она все ещё лежала на спине с воткнутым в голову молотком. Слегка помешкав, я снял с ближайшей стены полиэтилен и накинул на неё сверху, вдруг впервые подумав о том, что я понятия не имею как зовут бабушку Иры. Потом присев перед ней на корточки я попытался достать молоток, застрявший в черепе. К моему удивлению, мне пришлось приложить значительные усилия, чтобы его выдернуть. Брызнула кровь, замарав мне рубашку и ботинки, но дело было сделано. Невольно посмотрев на острие молотка я увидел кусочки мозгового вещества. С отвращением отбросив от себя орудие, я машинально вытер руки о брюки.
  Осматривая место нашего сражения мне в голову пришла безумная идея. Остается надеяться, что Ира меня в этом поддержит. В любом случае, это прольет нам свет на безумные события в городе, и возможно поможет Катерине выкарабкаться.
  Ира застала меня сидящем в коридоре с закрытыми глазами. Входная дверь была все ещё открыта, и меня уже меньше мутило от запаха смерти.
   - Теперь мы можем идти, - произнесла она.
   - Подожди Ир, - я встал с пуфа и положил руки ей на плечи. Она вздрогнула, но пристально смотрела на меня. - Мне нужна твоя помощь.
   - Что... что я могу сделать?
   - Мне нужно чтобы ты провела вскрытие своей собаки.
  Она с отвращением отпрянула от меня.
   - Ты совсем чокнутый, Михаил?
   - Только подумай, ты сама сказала, что антибиотики общего спектра. Гораздо эффективнее, если мы будем знать, какой внутренний орган поражается и возможно, сможем помочь Катерине. Кроме того, может, ты сама поймешь, что это за болезнь!
   Я говорил торопливо и сбивчиво, надеясь, что она меня поддержит. Ира слегка нахмурилась и озадаченно посмотрела на свою бабушку. Я молчал, давая ей время обдумать мое предложение. Но лицо её внезапно стало злым.
   - Я не могу в это поверить! Как ты можешь меня сейчас просить об этом? После того, как...
   - Как что? - вскинулся я, делая шаг к ней вперед. - После того, как спас твою жизнь?
   - Я тоже тебя спасла! Это не оправдывает твою безумную идею!
   - Мы сейчас уже подвигами меряемся? Я же не предлагаю тебе провести вскрытие на твоей бабушке, - повысил я голос.
  Она задохнулась от возмущения.
   - Ещё бы ты предлагал мне это!
   - Хотя знаешь, - иронично заговорил я, делая шаг к бездыханному телу, - сейчас мне это не кажется такой безумной идеей. Твоя бабушка, как человек, больше подходит для этого!
  Я даже не успел увидеть замах, как моя щека запылала. Ира стояла напротив меня и дрожала до кончиков пальцев. Я почувствовав легкий стыд от сказанного, но поворачивать назад я не собирался.
   - Катя бы сделала такое ради тебя, - тихим голосом произнес я. Вот тут я немного покривил душой. Что-что, но вскрытие Катька бы не делала, хотя если бы она была медиком... Я отбросил ненужные мысли, ожидая ответа.
   - Я это сделаю, - поцедила она. - Но только на Бетси.
  
  Я соорудил подобие мешка из полиэтилена и аккуратно водрузил туда Бетси. В это время Ирка отобрала у меня рюкзак и снова умчалась в свою комнату. Не став у неё ничего уточнять, я вышел на улицу и подошел к калитке. Чуть позже надо бы извинится перед ней.
  Спустя несколько минут появилась Ирка, и мы так же молча направились к нашему дому.
  
  Катя лежала в полубессознательном состоянии на кровати. Рядом с ней сидел Федя со смоченным в холодной воде полотенцем. Увидев нас в дверях, он взволнованно вскочил на ноги.
   - Я думал, вы будете быстрее. Я уже начал волноваться...
   - Как она? - хором спросили мы с Иркой и тут же обменялись неприязненными взглядами.
   - У неё держится температура, дышит с хрипами, минут десять назад у неё был бред. Что так пахнет? - Федя подозрительно посмотрел на мешок, который я держал в руках.
   - Любимая собачка, - буркнул я, подходя ближе. - Ира, ты будешь колоть ей лекарство, или нет?
  Ирка сняла с плеч рюкзак и достала пузырек с Цефтриоксоном, жгут и разорвала на шприце упаковку.
   - Федор, затяни ей жгут на три сантиметра выше локтя, - сказала она, набирая в шприц лекарство.
  Я сел на кровать с другой стороны и взял Катьку за руку. Она была влажная и холодная. Мелкие бисеринки пота и воды от полотенца покрывали её лицо. Она слегка приоткрыла рот и с хрипом шумно выдохнула. Тем временем Ира сделала ей укол, а я с ужасом увидел отчетливо проступающие фиолетовые пятна у неё на руках и лице. Федя проследил за направлением моего взгляда.
   - Я тоже заметил.
   - Все с ней будет нормально, мы достали антибиотики, а Ирка будет делать вскрытие.
   - Кому? - удивился он.
   - Своей собаке, - я кивнул на валяющийся у двери мешок.
   - По-моему, это отличная идея! - сказал Федя, после недолгого молчания.
  Услышав эти слова, дышать мне стало намного легче: значит, я не какой-нибудь псих, значит, идея вполне разумна.
   - Конечно отличная, - фыркнула Ирка. - Это же не вам предстоит делать.
   - Студенты-медики вроде в морг часто наведываются, - задумчиво произнес Федор.
  Ирина, ничего не ответив, погладила руку Кати, развернулась и, взяв мешок с Бетси направилась к выходу.
   - Ты куда? - вскочил я с кровати.
   - Лучше это делать на улице. Пока светло, и, по-моему, вы не очень себе представляете насколько грязная эта процедура. Или у тебя в подвале морг расположился?
   - Иди в гараж, - махнул я рукой. - Федя, пойдешь с ней?
   - А ты?
   - Я побуду с сестрой.
   - Она уснула, - уже мягко произнесла она. - И, если честно, мне нужна будет ваша поддержка.
  Я смотрел на Катьку. Дыхание заметно выровнялось, хоть и дышала она тяжело, но вид был более умиротворённым. Наверное, лекарства действуют, и она уснула.
   - Это была твоя идея, - упрямо сказала Ира, - а сейчас ты хочешь меня бросить?
  Я встал с кровати и направился к выходу. Надеюсь, я не пожалею о своем решении.
  
  Мы с Федором убрали инструменты со стола в гараже и передвинули его на середину. Затем взяли Бетси и аккуратно водрузили собаку. Ирина тем временем переоделась в дождевик и достала из своего рюкзака небольшой скальпель, странного вида две пары ножниц, одела перчатки и деловито посмотрела на труп собаки.
   - Ты хоть раз это делала? - не удержался я.
   - Я дерматолог!
   - Кажется, я это уже слышал. Так ты это делала или нет?
  Она растеряно посмотрела на Бетси и закусила губу.
   - Нет, - наконец заговорила Ира. - Теоритически знаю, но вот с чего начать...
   Мы молчали и втроем смотрели на умершую лайку: Федор с интересом, я с ожиданием, а Ирка с волнением. Наконец, она повернула голову Бетси, открыла пасть, вытянула руками лилового цвета язык, осмотрела нос, глаза, прощупала круп и живот, коснулась язвы на ребре, согнула и разогнула лапы.
   - Что скажешь? - спросил я, подойдя ближе.
   - Трупные пятна отсутствуют, мышцы расслаблены, лапы в суставах разгибаются свободно, зубы сохранены полностью. Отека никакого нет и, вероятно, смерть наступила от внутреннего отказа органов.
   - У тебя отлично получается! - подбодрил её Федя.
   - Это может констатировать и первокурсник, но все равно спасибо, - слабо улыбнулась Ирина и ненадолго замолчала.
  - Мне нужен острый нож, - наконец заговорила она. Я тут же достал требуемое из рядом стоявшего ящика с инструментами отца. Ирка взяла в руки нож и решительно надрезала паховую и подмышечную область у Бетси.
   - Что ты делаешь? - спросил Федор.
   - Хочу снять часть меха, чтобы посмотреть верхний слой кожи. Нужно узнать глубину язв, - пробормотала она, ловко орудуя ножом, приподняв переднюю лапу. Сделав надрезы, Ира взяла в руку загривок шерсти и начала снимать скальп с собаки.
   - Ого! Разве так должно быть? - воскликнул я.
  
  Глава 15
  
  Вся поверхность кожи была сплошь усеяна черными сгустками.
   - Нет, - отозвалась Ира, продолжая снимать скальп. - Это кровоизлияния. Если бы Бетси умерла от простой простуды такого бы точно не было. Получается, вирус сгущает кровь и появляются тромбы. Если я не ошибаюсь, конечно.
   - Тебя это не очень удивляет, я смотрю, - пробормотал я.
   - Но мы же можем это предупредить, - сказал Федя. - Разве нет? Простой аспирин помогает разжижению крови.
   - И зачем я вам тогда нужна? - издевательски спросила Ира, сняв полностью левую половину шерсти. - Так, этого пока хватит.
  Ирина нерешительно посмотрела на внутренности собаки.
   - И как ты понимаешь, что где находиться? - удивился я. - Все красное, влажное и противное...
   - Пока не понимаю, - вздохнула Ира и с неприятным хрустом раздвинула ребра. - Вот так лучше. Мне нужны ещё перчатки.
  Федор с готовностью протянул ещё одну пару, а я невольно поддался вперед к трупу. Рядом с собакой на столе находилось несколько наших старых походных кастрюлек.
   - Для чего они?
   - Я хочу осмотреть каждый орган, - ответила Ирка, натягивая вторую перчатку.
  Федор стоял рядом со мной и внимательно следил за манипуляциями Ирины, которая тем временем начала доставать из Бетси что-то похожее на ребристый резиновый шланг. Аккуратно вытянув его из собаки она сделала небольшой надрез и раздвинула края - внутри была желтая липкая пена, напоминающая слюну.
   - Это трахея? - догадался Федя.
   - Угу, - кивнула Ирка. -Особых аномалий не вижу, пока все нормально.
   - А как ненормально? - заинтересовался он.
   - Если бы пена была кровавая.
  Невольно я сглотнул комок в горле. Сам виноват - моя идея.
   - Что-то ты побледнел, Миша, - мельком взглянув на меня, произнесла издевательски Ирка.
   - Тебе кажется, - буркнул я.
  Ирина опять запустила руки в тело, но внезапно вскрикнула и отпрянула от стола.
   - Что случилось? - спросил Федя.
   - Мне... - пролепетала она, - мне, наверное, показалось.
   - Что показалось?
   - Что сердце бьется.
   - Что-то ты побледнела, - сказал я и обойдя стол, встал на Иркино место. - Я вообще сердца не вижу.
  Сжав губы, Ира подошла ко мне и, слегка оттолкнув, ухватилась за края ребер и раздвинула их ещё шире. Я увидел похожее на грушу, размером с мой кулак собачье сердце. Конечно я не видел раньше в живую этот орган, но никак не ожидал, что сердце будет отливать синюшним цветом, окруженного с одной стороны жировыми прослойками.
   - По-моему, оно не должно быть таким фиолетовым, - вскинул брови Федор.
   - Зато мы ясно видим, что тебе показалось, - пожал плечами я.
   Ира покачала головой и аккуратно коснулась рукой сердца. Внезапно по нему прошла дрожь, которая заставила нас отпрянуть.
   - Вот черт! Собака ещё жива? После вырванной трахеи?
   - Может, это остаточные рефлексы после смерти? - засомневался я.
  Ира нерешительно подошла к столу и наклонилась к Бетси.
   - Под ребрами нарост странный, как будто костные мозоли.
   - Что это такое?
   - Когда ломается кость и её не вправляют, со временем она срастается как есть, но на месте перелома образуется соединительная ткань, - пояснила Ирка.
   - Может у твоей собаки был перелом ребер, - допустил я.
   - Ребра не сломаны, - отозвалась она, все ещё оглядывая Бетси. - Возможно я скажу полный бред, но создается впечатление, что запустился процесс регенерации тканей, без травм.
   - К чему ты ведешь?
   - Сама не знаю.
  По собаке прошла едва уловимая дрожь.
   - Это точно остаточный рефлекс? - спросил я, доставая нож и подходя к собаке с другой стороны от Иры.
   - Его вообще не должно быть! Я проломила череп топором!
  Покачав головой, Ира сделала едва уловимый движение ножницами и аккуратно двумя руками взяв сердце, медленно начала его доставать. Тут мы все явно увидели, как оно слабо трепыхнулось. Руки Иры слегка задрожали, но все же донесли орган, и спустя мгновение он с неприятным звуком шмякнулся о дно кастрюли. Мы втроем склонились над ним. Неподвижно.
   - Ну, - протянул Федя. - Не могло же нам всем троим показаться?
  Ира с опаской оглянулась на собаку, а потом вновь посмотрела на сердце.
   - Что скажешь? - спросил я.
   - Сначала я хочу достать все жизненно важные органы, чтобы делать выводы.
  Ира вновь подошла к столу и, слегка помедлив, нырнула руками во внутренности Бетси. А я сел на рядом стоявший стул.
   - Не переживай.
  Федор подошел ко мне и слегка толкнул кулаком в плечо.
   - А если вдруг в эту самую минуту сердце моей сестры покрывается сиреневым цветом, а ребра наращивают какую-то костную хрень?
   - Ира сделала ей укол антибиотиками, - отозвался он. - Мы вовремя все обнаруживаем, мы действуем, а не пускаем все на самотёк.
   - Ну да.
   Черт, надеюсь антибиотики действительно действуют. Я посмотрел на Иру, которая раскладывала органы по кастрюлькам и опять задумался о том, что может быть всё это нелепая паника. Что скажут родители, когда приедут в Выборг? Они увидят, что Катерина слегка заболела, а мы возомнили конец света, затарились продуктами по самое небалуйся и выпотрошили собаку, которая, скорее всего, просто заразилась бешенством, а это вовремя не увидели. Я усмехнулся.
  Федор достал сотовый телефон - он явно ещё надеется дозвониться до своих родных.
   - Алло, мама?
  От неожиданности, я чуть не свалился со стула.
   - Мам, ты меня слышишь? Алло! - Федор резко вышел из нашего гаражика, а мы с Иркой понеслись за ним. - Я весь день пытаюсь дозвониться!
  Он слегка помолчал.
   - Тут связь прерывается. Да, знаю я!.. Какие Хельсинки!? Я в Выборге. Тут в городе твориться что-то странное! Некогда объяснять! Мам, сиди в отеле - никуда не выходи! Что? Какая больница?! Алло, мам!.. Алло!
  Федя застыл у ворот с трубкой в руках, потом поспешно вновь начал набирать номер.
   - Черт! Связь прервалась, на её подругу напал какой-то бешеный тип, и она в больнице!
   - Может, там безопасно?
   - Ни хрена там не безопасно, учитывая, что сейчас все направляются туда!
  Я оглянулся - Ира расстроено стояла в проеме гаража в синем дождевике и с окровавленными руками. На секунду прикрыв глаза, она решительно направилась вновь к мертвой собаке. А я, подошел к Федору, который ещё не оставлял надежды дозвониться до матери.
   - Подожди пять минут, может, она сама сейчас пытается позвонить тебе, - сказал я.
  Федор кивнул и опустил телефон.
   - Пойдем, - сказал он. - Нужно закончить начатое. Не оставлять же девчонку наедине с мертвой собакой?
  
   Ира стояла за столом, около Бетси и напоминала мясника на рынке. Перед ней было несколько кастрюлек с органами: ни дать, ни взять кадр из фильма ужасов.
   - Что скажешь? - спросил Федя.
   - Все органы увеличены в размерах, - тут же отозвалась она. - В два, а то и в три раза! Сердечная мышца уплотнена, на всех костях и суставах виден такой же нарост, что и на ребрах.
   - Так что поражает вирус?
   Ира с особым выражением посмотрела на меня.
   - Судя по внешнему виду, все органы: печень, сердце, почки, легкие, тотально начали отмирать. Они выглядят старше, чем положено, помимо того, что вдобавок ещё и аномально увеличены, - она вздохнула и продолжила, - на всех начали образовываться образования, похожие на раковые опухоли, только сомневаюсь, что опухоли такие плотные. Мне очень трудно было разрезать печень и сердце из-за них, чтобы посмотреть, что внутри.
  - А что внутри? - хрипло спросил я.
   - В сердце аневризма, - я непонимающе нахмурил брови, но она лишь махнула рукой, - а в печени были множественные кисты. Странно то, что органы, судя по виду вступили с этими болячками в симбиоз.
  Не дожидаясь очередного вопроса, она взяла из кастрюли уже разрезанное сердце.
   - Там была обнаружена такая огромная аневризма, с которой живут максимум минуты три. А Бетси не только находилась в полном здравии, но ещё и умудрялась нападать, что невозможно!
   - Получается, симбиоз - это твоя догадка?
  Федя подошел ближе к Ирке, не отводя взгляд от органа.
   - Самая логичная, - пожала плечами она.
   Мы замолчали. Ира положила сердце обратно в кастрюлю, а Федя сел на стул.
   - Так что мы будем делать?
   - Я буду продолжать колоть Катерине антибиотики, - обнадеживающе сказала Ирка. - Я не думаю, что больным, которые приходят в больницу их колют. Они обеззараживающие, послеоперационные, их выдают по рецепту, и они действительно сильные. Мы будем надеется на лучшее.
   - Мне надо увидеть сестру.
  После слов "тотально умирающие органы", остальное меня мало интересовало. Что поражает вирус? Все! Простой вопрос - простой ответ. Ира права - нужно колоть дальше лекарства и надеется на лучшее. Невольно я поморщился. Надежда - лабуда для ленивых и эзотериков.
  Тихо открыв дверь в комнату, где мы оставили Катю и подойдя к ней ближе, я сел рядом. Она крепко спала. Я потрогал её лоб - горячий, и придирчиво на неё посмотрел. Если бы не легкий жар и не такое бледный вид, можно подумать, что она просто спит.
  Нужно дозвониться до родителей и попытаться наладить связь с внешним миром. Должны же быть какие-то новости извне. Хорошо, что Катьке стало лучше. Немного прибодрившись, я сел рядом на кресло, и, незаметно для себя, уснул.
  
   - Миша, - услышал я слабый шепот и тут же открыл глаза, как от громкого выстрела. Кинув взгляд за окно, я увидел, что солнце давно село. Сколько же я проспал?
   - Миша, - вновь прошелестел голос.
   Катерина полулежала на кровати и слабо улыбалась.
   - Я даже не помню, как вырубилась, - пробормотала она. Все ещё не очнувшись от сна, я вскочил с кресла к Катьке.
  На её щеке явно проступал фиолетовый синяк.
   - Как ты себя чувствуешь?
   - Я? - удивилась Катерина, - Ну, слабость легкую, и кушать очень хочу, а в остальном ничего особенного. Что случилось?
  Её улыбка медленно померкла, увидев, как я на неё смотрю.
   - Я же просто уснула в машине, - пробормотала она. - Ведь так?
   - Ты, главное, не волнуйся! - неуверенно начал я. Сестра тревожно нахмурилась. - Ты потеряла сознание в машине, мы тебя перенесли в дом. У тебя был жар, и ты бредила.
  Её глаза испуганно расширились.
   - Но ты не волнуйся! - поспешно вновь повторил я. - Мы тебе достали антибиотики и жар спал, да и выглядишь ты неплохо.
  Про фингал под глазом лучше не сообщать.
  Она несколько раз глубоко вздохнула, явно прислушиваясь к своим внутренние ощущения.
   - Не знаю, что со мной было. Но сейчас я себя чувствую, как в любой другой день. Голодная, правда.
   - Да, - облегченно улыбнулся я. - Поесть бы не помешало.
  Я осторожно помог ей подняться.
   - Да отвяжись ты, Миша! - сестра шутливо меня оттолкнула. - Я сама дойти могу.
   - Вот теперь я окончательно спокоен, - закатив глаза, я все же открыл ей дверь в коридор.
  Мы вышли в гостиную. Ира в обычной своей одежде дремала на диване, а Федор возился на кухне, откуда доносились вкусные запахи гречки с мясом.
   - Ира, - я толкнул рукой спавшую девушку, и та, вздрогнув, проснулась. Открыв глаза, она посмотрела на Катерину и тут же села.
   - Как ты себя чувствуешь? - хриплым от сна голосом спросила Ирка.
   - Хорошо, - кивнула она. - Ничего не болит.
   - А как лицо?
   - А что с лицом?!
  Сестра встрепенувшись кинулась к зеркалу над комодом и вскрикнула. Потом в бешенстве повернулась к нам.
   - Кто меня ударил?
   - Успокойся, - примирительно сказал я и сел на диван. - Последний, кто тебя бил - был я и лет пятнадцать назад.
   Она закатала рукав, и мы увидели ту же картину, что и утром, когда открывали ворота.
   - Я... Я заразилась и теперь умру?
   - Нет, ты не умрешь! - слегка раздраженно ответил я. - Мы достали тебе лекарство, а Ира тебе периодически делает инъекции. Мы все держим под контролем.
   - Когда ты мне все это рассказывал, я просто думала, что это переутомление, стресс, мы не спали всю ночь и все такое...
   - Ира, сделай ей укол, - велел я и отошел от сестры.
   - У меня уже все готово для этого.
  Катерина с опаской отстранилась.
   - Ты же дерматолог, - выпалила она.
   - Спасибо, что хоть кто-то ещё об этом помнит, -хмыкнула Ирка и протянув мне жгут рукой велела обвязать руку сестры.
   Ира занесла шприц, но почему-то помедлила.
   - Лучше дай мне поврежденную руку.
  Сестра глубоко вздохнула, и затянула другой рукав. Вены, ведущие от запястья ещё больше потемнели, царапины уже были не такие воспаленные, хотя я и заметил небольшую язву, которой утром ещё не было.
   - Тебе больно?
   Катерина медленно покачала головой.
   - Чешется только очень.
   - Думаю, излишним будет тебе говорить не чесать?
  Сестра закусила губу и кивнула.
   - Я возьму пластырь, - успокаивающе сказала Ирка. - Чтобы тебя не беспокоила ранка.
  Она говорила легко и непринужденно, как о рядовой царапине, что я почти уже было успокоился, пока не прочитал в её глазах страх и тревогу. Ира подошла к журнальному столику около дивана на котором находилась аптечка, откуда она доставала ещё днем свой скальпель. Я же пока затянул жгут выше локтя сестры, а спустя мгновение появилась Ирка с одетыми перчатками.
   - По-твоему, я заразная? - вскинулась сестра и опустила руку.
   - У тебя открытая рана, - миролюбиво сказала Ирка. - Учитывая, что ты заразилась от царапин, я просто хочу перестраховаться.
   Катерина скептически скривила губы, но руку вновь протянула. Ира быстро обработала язву, залепила пластырем, а потом взяла шприц с ампулой и, набрав необходимую долю лекарства, воткнула иглу в руку. Катька поморщилась.
   - Я на кухню перчатки выбросить, - сказала Ира и, развернувшись, ушла, оставив нас вдвоем.
  Катерина сняла жгут, и, слегка шатаясь, села на диван и откинула голову.
   - Тебе принести еду?
   - Мама всегда ругала нас за трапезу в гостиной в непраздничный день, - ответила Катерина все так же не открывая глаз.
   - Думаю, сейчас она была бы не против, - произнес я и направился следом за Иркой.
  
  Глава 16
  
  Войдя на кухню, я увидел, как Федор сидит за столом и не прекращая звонит родителям. Телефон он уже не держал у уха, а положив его горизонтально поочередно набирал номер, включая громкую связь.
   - Как успехи?
  Я почувствовал некоторые угрызения совести от того, что не просидел так же рядом, пытаясь дозвониться до своих.
   - Иногда отвечает автомат, иногда проходит максимум два гудка и звонок сбрасывается, - нарочито спокойно ответил он.
   - Ты сделал всем гречку? - я увидел три пустые банки из-под консервированной еды.
   - Да, это как благодарность за то, что не оставили меня на шоссе, - отозвался он и решительно отодвинул от себя телефон после ответа оператора. - Не знаю, что со мной было, если бы не вы.
   Я промолчал и двинулся к шкафу, где лежали тарелки.
   - Что по новостям? - спросила Ирка, которая села рядом с Федей.
   - Я сам днем спал, проснулся только часа два назад и сразу же начал дозваниваться до родителей. После, чтоб уж хоть чем-то себя занять, решил сделать еду.
   - А я думал, что это как благодарность за то, что мы не оставили тебя наКАДе, - хмыкнул я.
   Федя усмехнулся.
   - Ну и это тоже!
   - Хватит тут киснуть, - сказал я. - Пойдемте лучше в гостиную и нормально поедим.
   - Как Катя? - спросил он.
   - У неё проснулся аппетит, думаю, это хороший знак!
  Федя кивнул и встав из-за стола тоже достал себе тарелку.
   Решив не мучатся с порциями, я сразу взял сковороду полную гречкой, подставку и направился в гостиную. Катерина сидела на том же диване и судя по всему тоже пыталась дозвониться до родителей.
   - Ну как? - я положил сковороду на подставку на журнальный стол.
   - Барселона молчит, - отозвалась Катерина.
  И хотя я был готов к подобному ответу - все же не ожидал, что он меня так расстроит. Катя тут же отложила телефон и принялась накладывать тарелку. Следом тут же появились ребята и сели на диван с противоположной стороны.
   - Ты думал о том, что будем делать дальше? - Федя взял в руки ложку и последовал примеру Катерины.
   Нет, я думал, что моя сестра возможно умирает. Вслух же я сказал другое:
   - У тебя есть предложения?
   - Изначально был план доехать в Выборг, потом закупить продукты, потом достать лекарства, позже - сделать вскрытие собаки...
  Услышав последние слова, Катька закашлялась.
   - Вы делали вскрытие Бетси? - Катя кинула сочувствующий взгляд на Иру, которая не поднимая головы жевала гречку. - Могу поспорить, это мой брат придумал!
   - Да-да, - отозвался я. - Я такой козел, кретин и сволочь, который думал, как тебя, сестрёнка, вылечить.
  Лицо у Катерины смягчилось.
   - Ты забываешь про план, который мы так и не смогли выполнить, - продолжил я. - Мы до сих пор не связались с родными, и не знаем официальную версию правительства или новостей или ещё хрен знает кого, кто сидит с умным видом, перебирает бумажки и командует министерством здравоохранения и обороны. Ну или старательно делает вид.
   - Твой план заключается в том, чтобы пережидать? - скептически спросила Ира.
   - Почему нет, - невозмутимо ответил я и съел пару ложек гречки. Вкусно. - Тут безопасно, есть забор, электричество, еда... Ты, видимо, хочешь отправиться в путешествие?
   - Мои родители в Питере, - сказала она.
   - А мои в Барселоне, - помрачнел я. - Но я же не бегу в аэропорт за билетами.
   - Миш, кстати, - оторвалась от еды Катя, - у нас есть деньги?
   - Ты серьезно?
   - Миша прав, - подал голос Федор. - Главное правило потерявшегося - оставаться на месте. А если это место оснащено всем необходимым, вообще не вижу смысла куда-то отправляться.
  Некоторое время мы молча ели.
   - Интересно, они разгребли ту аварию на КАДе? - пробормотала Ирка.
   - Даже если и разгребли, то вновь выстроили кордон из полицейских машин, - ответил я. - Гаишник нас предупредил, что из Выборга мы уже не сможем выехать, а в Питере скорее всего также.
   Ира уже было хотела открыть рот, чтобы ответить, но вдруг раздался звонок в домофон. Мы испуганно переглянулись. Ирка вскочила на ноги и кинулась к двери, но я её удержал.
   - Это могут быть мои родители, - попыталась она вырвать руку. - Пусти!
  Я быстро отложил тарелку и подошел к двери. Домофонный звонок все ещё надрывался, а Ирка пыталась пробраться мимо меня. Чуть помедлив, я нажал на кнопку связи.
   - Кто это? - осторожно отозвался я.
  В ответ раздались незнакомые голоса.
   - Я знала, что тут кто-то есть! Мы увидели свет в окнах! Пожалуйста, откройте! Пустите нас, пожалуйста!
  Я оглянулся на ребят. Федор нахмурившись, медленно подходил ко мне, вид у Катерины был испуганный, а Ирка все ещё пыталась встать между мной и домофоном.
   - Нужно открыть! - сказала Ира.
   - Пожалуйста! - вновь услышали мы полный страха голос. - Они приближаются к нам! Пожалуйста!
  Приобняв Ирку за плечи, я начал было медленно уходить прочь от двери, но она резко оттолкнув меня, вырвалась.
   - Что ты творишь?! Они в беде, их нужно пустить! Помочь!
  Федор категорично посмотрел на меня и едва заметно покачал головой - это ещё больше подкрепило мою уверенность. Мы услышали тяжелое дыхание, а потом неожиданно хриплый мужской голос.
   - Помоги нам, дружище! Мы в беде, ты же не убьешь нас, правда?
   - Катя, - Ирка рывком оглянулась на мою сестру, и та нерешительно на нас посмотрела. Тут я поблагодарил систему, которая позволяла нас не слышать без нажатия кнопки. - Ты это допустишь?! Мы же оставляем их на смерть!
   - Если мы их оставляем на смерть, почему же после молчания они не убежали дальше? - Федор подошел ближе к Ире.
   - Они надеются, что люди не такие сволочи, как вы! - Ира обвинительно ткнула меня пальцем.
   - Мы не заразны! - вновь заговорила незнакомая девушка.
   - Вы как хотите, а я... - Ирка вновь попыталась оттолкнуть меня от двери.
   - Федя, возьми её, - распорядился я и сам подошел к домофону. - И зажми ей рот.
   Федор решительно схватил её за руки.
   - Не надо, - грубо отмахнулась наш дерматолог, когда его руки потянулись к лицу.
  Я нажал на кнопку и спросил:
   - Сколько Вас?
   - Парень, нас всего двое! - голос явно обрадовался, что я пошел на контакт. - Я и моя жена.
   Я уже было выдвинуть предложение на повестку вечера пустить ли, но неожиданная деталь всплыла в памяти.
   - Они уже близко? - вкрадчиво спросил я.
  Голоса по ту сторону ворот зашептались. Их явно было не двое.
   - Пусти нас, - угрожающе произнес ещё один парень.
   Федор отпустил Ирку и начал медленно подходить ко мне.
   - Пусти, и мы забудем о том, что ты не открыл девушке в опасности и преломим с тобой хлеб.
   - Поэтично, - отозвался Федор.
   - Лучше, если это будет по приглашению, чем если мы вломимся, - подхватил хриплый голос.
  Я отключил домофон и посмотрел на ребят.
   - И с чего бы человек, который одевает перчатки, делая простой укол, вдруг вздумал открыть дверь совершенно незнакомым людям? - иронично спросил я, глядя на Иру.
   - Прости, Миша, - прошептала она.
   - Сегодня сюда сплошное паломничество, - пробормотала Катерина.
   - Они могут сюда войти? - спросил Федор.
   - Если бы могли, не стали бы просить впустить. Надеюсь, что они отступятся, потому что теоритически это возможно.
   - Я видел на воротах камеру слежения!
   - Муляж, - ответила Катерина.
   - На секунду я подумал, что ты надумал им открыть.
  Федор подошел к комоду около двери и взял топор.
   - Они сказали, что видели свет в окнах, - ответил я. - Это невозможно, только если ты специально его не высматриваешь, а это проблематично, когда за тобой кто-то гонится.
   - Твой отец хорошо потратился на металлические ворота, а вот входная дверь ни на что не годится, - прикинул Федя.
   - Логично предположить, что если воры преодолеют забор, наплевав на видеокамеру, то никакая дверь их уже не остановит, - ехидно отозвалась Катерина.
   - Тоже верно, - спокойно согласился он.
   - Думаете, они не преломили бы с нами хлеб, если б мы их пустили? - усомнилась Ира.
   - Они скорее преломили бы нам хребет, взяли все ценное и смылись в неизвестном направлении, - сказал я и тоже направился к своей сумке, которую собирал ещё дома. - Или их приманило то, что здесь безопасно и остались бы здесь.
  Я расстегнул свою сумку и нашарив травматический пистолет, достал его. Катерина, увидев оружие в моих руках резко вскочила с дивана.
   - Постой! - вскрикнула она. - Миша, ты же не серьезно! Ты собрался их убить? А ты, Федя?!
  Катерина слегка зашаталась и медленно опустилась на диван.
   - Это самооборона, - отозвался я.
   - По российским законам тебя несколько раз ножиком должны пырнуть, чтоб это признали самообороной! - сказала Ирка подойдя к Катерине и начав мерить ей пульс.
  Вдруг отдаленно раздался удар по нашим воротам, и я осторожно подошел к окну и отодвинул занавеску.
   - Катерина, тебе надо прилечь, - услышал я Ирку. - У тебя снова поднимается температура. Я побуду с тобой.
   - Отличная идея, - поддержал я предложение и по её взгляду я понял, что она прекрасно осознает, что лучше нам не мешать.
  Ирина взяла за руку Катю, и они вдвоем направились вглубь дома к родительской спальне, а я начал осматривать двор.
   - Жаль, что здесь нет крыши, или что-то вроде этого, - сказал Федя. - Мы бы могли засесть там, и наблюдать за всем этим сверху.
   Я увидел едва заметное шевеление и выключил свет в гостиной, а Федор, без слов поняв, что от него требуется, пошел на кухню выключать его там, и спустя некоторое время оказался рядом со мной.
   Федя тихо подошел к соседнему окну и тоже начал вглядываться во тьму.
   - Думаешь, ты сможешь убить? - спустя мгновение спросил он.
   - Когда мы сегодня шли в Иркин дом, мы там встретили её бабушку. Она была уже явно зараженная, с обглоданным горлом и пыталась нас съесть.
   - Вы не рассказывали...
   - Недосуг все было. Сначала лекарство для сестры, потом вскрытие собаки... Мне пришлось её молотком, - я глотнул, вспоминая неприятные события утра, - по голове.
   Мы с Федей немного помолчали.
   Помню, как одно лето в детстве вы провели втроем у них дома в отсутствие наших родителей. Помню, какие отличные готовила она пирожки. Ирка наверняка думает, что мне все равно. Ну и пусть.
   - Ну а ты?
   - А что я? - удивился Федя.
   - Есть в тебе что-то маньячное. Не поморщившись смотрел, как Ирка потрошит собаку, не хотел пускать этих уродов, при возможном проникновении без сомнений взялся за топор...
  - Раньше сильно увлекался медициной, было интересно увидеть все воочию, - улыбнулся Федор. - Мой отец майор в отставке научил меня потенциально никому не доверять, особенно незнакомым. Ну а судя потому, что они настроены проникнуть сюда силой, это не оставляет мне выбора, как схватиться за оружие.
  
  Глава 17
  
  Мы вновь услышали домофонную трель. Я оглянулся на Федора - тот настороженно вглядывался в окно.
   - Ты ответишь?
   - Не веду переговоров с террористами, - хмыкнул я.
  Спустя мгновение раздались удары по металлическим воротам. Я почувствовал некоторое предвкушение, и даже азарт.
   - Ну, - пробормотал я. - Только попробуйте вломиться.
  Удары по воротам прекратились также внезапно, как и начались, и в гулкой ночной тишине мы услышали разгоряченные голоса.
   Я напряженно вглядывался через окно, стараясь не упустить ни малейшего движения.
   - Ты хорошо стреляешь? - шепотом поинтересовался Федя.
   - Дай угадаю: сын майора милиции делает это явно лучше?
   - Если бы, - отозвался Федя, замерев и не отвлекаясь от соседнего окна. - Пару раз было, но особых талантов к стрельбе у меня нет.
  Не успел я ответить, как со стороны ворот заметил явное шевеление.
   - Они подсаживают одного из них! - воскликнул я.
   - Приземляться будет больно, - невольно оценил Федор.
  Со стороны ворот мы увидели сначала голову, а после плечи и вот уже мужской силуэт, подтягиваясь, пытается перемахнуть через забор.
   - Стреляй!
  Но я почему-то медлил. В тот момент я даже не понял, почему я замешкался. Может, причина была в том, что боялся промазать, может, в глубине души не был готов выстрелить в безоружного.
  Тем временем, как и предсказывал Федя, мужчина перекинул одну ногу и, явно собираясь с духом, чуть погодя неудачно приземлился на землю. Раздался громкий стон.
   - Стреляй! - уже чуть громче и требовательней сказал Федор.
  Я аккуратно приоткрыл одну створку, направил дуло пистолета на мужчину и нажал на курок. Выстрел получился неожиданно громкий, я почувствовал несильную, но довольно ощутимую отдачу. Мужик тем временем припал к земле и закрыл голову руками.
   - Они там стреляют что ли? - женский голос в кромешной ночной тишине прозвучал очень отчетливо.
   - Я попал? - севшим голосом спросил я.
   - Промазал, - отозвался Федя.
   - И почему я не удивлена?
   Я вздрогнул и оглянулся.
   - Ира?
  Оказалось, Ирина по-пластунски пересекла гостиную и сидела рядом со мной на полу.
   - Какого хрена ты тут делаешь? - резко отозвался Федя.
  Ирина уже хотела ответить, как выражение её лица резко сменилось. Не мигая она смотрела через окно и властно протянула вдруг руку.
   - Он поднимается! Дай мне!
   - Что?! Пистолет?
  Не дожидаясь, пока я протяну требуемое, Ирина сама выхватила у меня оружие и, слегка меня оттолкнув, села на мое место. Через секунду раздались ещё два выстрела. То, что Ирина не промахнулась, мы поняли сразу.
   - Уроды! - прокричал мужик. - Они стреляют по мне!
   - Куда ты попала? - спросил я, не веря своим глазам.
   - Целилась в колено и в руку, - отозвалась Ира и повернулась ко мне. Выглядела она очень бледной и трясущейся рукой попыталась вернуть мне пистолет, но он с гулким стуком упал о пол.
   Мы немного помолчали, я ещё раз глянул в окно и увидел перекатывающегося от боли мужчину, все ещё звавшего своих друзей на помощь.
   - Нужно затащить его внутрь, - громко сказал Федя.
  Я кивнул и вместе с Федором мы направились к двери. Ирка все ещё бледная сидела около окна.
  Осторожно открыв дверь, мы пригнувшись, короткими перебежками подбежали к мужику. На вид ему было около тридцати, увидев наши лица, он попытался заорать, но Федор ловко зажал ему рот рукой. Я подхватил мужчину за руки и как можно быстро начал его подтягивать к дому.
  За металлическими воротами мы все ещё слышали спорящие голоса. Глаза неизвестного в ужасе смотрели на нас, пока мы пытались его дотащить.
   - Денис! - услышали мы. - Ты жив там? Чего замолчал? Ты можешь открыть ворота?
  Денис попытался вырваться и возмущенно замычал, но рука Федора очень крепко зажала ему рот, оставив всякие попытки освободиться. Я кинул взгляд на его плечо, и увидел на его серой футболке кровавый подтек от выстрела. Интересно, где Ирка стрелять научилась? Ладно, об этом потом подумаем. Сейчас нужно как можно быстрее дотащить этого мародера до гостиной. Вот только это было не так просто, как нам казалось вначале. Его раненая нога волоком тащилась за его телом, а вторая служила ему вроде тормоза. Он явно пытался нас замедлить.
  Наконец, мы втащили его через порог, я захлопнул дверь ногой, и Федор убрал руку с его рта.
   - Помогите! - истошно завопил он. Я услышал быстрые шаги и через мгновение появилась встревоженная Катерина.
   - Тащи веревку, - крикнул я, с трудом удерживая его руки. Денис сильно извивался и не оставлял попытки нас лягнуть здоровой ногой.
  Катерина испуганно посмотрела на неизвестного и отойдя к стене сжалась. Не успел я возмутиться, как тонкая женская рука уже протягивала мне походную бечевку. Видимо Ирка уже отошла от шока и принялась нам помогать.
  Теперь уже я зажимал его рот рукой, а Федор лихорадочно обматывал его ноги и тело веревкой.
   - Что вы собираетесь с ним делать? - спросила Катя. - Вы его убьете?
   - Если потребуется, - как можно грубее сказал я, мельком взглянув на мужика. Слова возымели действие. Он заметно успокоился, а я, помедлив, убрал руку с лица.
   - Нас намного больше, - выплюнул он.
   - Мы намного умнее, - в тон буркнула Ирка.
   - На что рассчитываете? - надменно спросил он. - У меня там остался брат и друзья. Думаете, они легко бросят меня?
  Ира с волнением посмотрела на нас.
   - У нас ещё остались патроны и стрелять мы умеем, - сказал Федор, туго затягивая веревку у его бедра и постепенно переходя вверх к туловищу. - В ваших же интересах не делать глупостей.
  Он промолчал, но я заметил, как по его лицу прошла волна плохо скрываемого беспокойства. Не успел он ответить, как вновь зазвонил домофон.
   - Лучше ответить, - угрожающе ответил он.
   - Ира, придержи его руки, а Федя пускай зажмет ему рот, - распорядился я, вскакивая на ноги.
  Я подошел к домофону и нажал на кнопку связи.
   - Сука, где мой брат? - взревел тот самый хриплый голос.
  - Он без пяти минут труп, если Вы не развернетесь и не уедете оттуда! - вызывающе сказал я.
   - Ты думаешь, мы его бросим? - тут же ответил пронзительный женский голос.
   - Мы вытолкнем его за ворота и в ваших же интересах быть за ними как можно дальше!
  На той стороне повисло молчание, а я не дожидаясь ответа оборвал связь.
   - Зачем Вы здесь? - резко спросила Ира. - Сколько вас?
   Глаза мужика с ненавистью уставились на девушку.
   - Сначала мы просто присмотрели для себя ваш домик, а вас думали просто выкурить, но теперь, моя сладкая, не думай, что вы так легко отделаетесь! Ты и твоя подружка...
  Я оттолкнул Ирку и с силой сжал ему рот.
   - Тащи скотч, - с омерзением сказал я, и девушкабыстро встала и пошла на кухню.
  Я со всей силы надавил на рану от выстрела на плече, и он взвыл.
   - Будь осторожен в высказываниях, - спокойно сказал я.
  Тем временем Федор, как мог, быстро приматывал его руки к туловищу. Ирка уже возвращалась со скотчем в руках, и я тут же с особой тщательностью начал заматывал его рот. Сделав последний четвёртый оборот вокруг его головы, я порвал ленту и, наконец, встал на ноги.
   Катерина все ещё испуганно стояла около стены и не мигая смотрела на распластавшегося Дениса. Я медленно к ней подошел.
   - Ты как?
   Она нервно улыбнулась
   - Не поверишь, Мишка, есть хочу! Мы ведь так и не доужинали - эти пришли.
  Сестра немного помолчала.
   - Ты правда его убьешь? - шепотом спросила она.
   - Тебе вообще об этом думать не надо, - поморщился я. - Иди лучше в комнату, приляг и отдохни. Ты выглядишь ещё слишком слабой.
  Катерина нервно кивнула и направилась в коридор к своей комнате. Федор уже закончил связывать нашего пленника и сидел на диване, задумчиво смотря на него.
   - Что нам с ним делать?
   - Нам нужно от него избавиться. Вот только непонятно как. Скорее всего они остались около ворот, поди только и ждут того момента, как дверь откроется.
  Ира обошла диван и, подойдя ко мне вплотную, зашептала.
   - Мы можем сами перелезть через забор, только с другой стороны и направится к моему дому.
   - А моя машина? - нахмурился я. - К тому же, что им мешает выгрести все ценности отсюда, и пойдя дальше по дороге, пройти к твоему дому.
   - Я знаю, что риск есть, - Ира вздохнула. - У тебя есть другие идеи?
   - Тут есть погреб? - вполголоса спросил Федор, все ещё не сводя глаз нашего с пленника.
   - Нет, - я покачал головой.
   Ира стояла рядом с нами и нервно постукивала носком по полу.
   - Нам нужно скорее что-то решать! Даже если мы от него избавимся... Я имею ввиду, что-то я не услышала особого страха в его голосе! Они вполне могут отомстить! Кто мы для них? Всего лишь малолетки за забором!
   - Ты предлагаешь их всех поубивать? - иронично посмотрел я на неё.
   - Давайте попробуем вызвать полицию, - неуверенно начала Ирина.
   Федор громко фыркнул, и Ира смерила его злым взглядом.
   - У тебя есть что-то получше?
   - А что если мы попробуем отсюда уехать? - спросил я.
   Ира с удивлением посмотрела на меня.
   - Мы цепляемся к этому дому и к этим стенам, но сейчас мы в опасности из-за них же.
   - То есть, - начал Федя, - мы кидаем сейчас вещи в машину, проламываем забор и уезжаем отсюда? Хорошо. Но куда?
   - Я понятия не имею. Будем слушать радиосигналы, вдруг где-то есть временное убежище...
   - Даже если оно и есть, оно точно не в Выборге! Все сейчас сидят в своих многоэтажках за железными дверями и трясутся от страха.
   - Или они все в больнице, - задумчиво сказала Ира.
   - Больница скоро падет. Это всего лишь вопрос времени.
   - На улице сейчас слишком опасно. Повсюду или мародеры или зараженные, - Федор обращался к нам, но не забывал краем глаза следить за связанным.
   - Может, есть тут какие-нибудь в городе безопасные места?
   - Тюрьма! - выпалила Ирка.
   - Закрытая огороженная территория, - пробормотал Федор.
   - Минус - слишком большое скопление людей, если один заразится все рухнет в один миг.
   - Мы можем попытаться в этих самых многоэтажках поискать убежище. Может, нам откроют и приютят на некоторое время.
  - Ира, ты прям как маленькая! - всплеснул руками я. - Ты думаешь, я один такой подозрительный? Зачем им пускать четыре лишних рта, пусть и на время?
  Она сжала губы и недовольно посмотрела на меня.
   - Я бы не пустил, - тихо сказал Федя.
   - Вот! - удовлетворенно произнес я. - Хотя по Федору этого и не скажешь!
   - Нужно что-то решать, - сказала Ирка. - И желательно побыстрее.
   Мы молча переглядывались друг на друга. Сломать забор... Отец меня убьет. Невольно я фыркнул. Я вздохнул - решение было принято.
   - Иди за Катериной, Федя, мы с тобой собираем как можно больше вещей! Бери сумку, рюкзак... Кидай все съестное и полезное, все, что может мало-мальски пригодится в этих... обстоятельствах.
  Ира отважно кивнула и помчалась за Катькой, а мы с Федором начали немедленно собирать вещи. Я схватил Иркин рюкзак - первая емкость, что попалась мне на глаза и закинул остатки бечёвки в рюкзак, следом схватилваляющейся нож, и пару консервов, валяющихся на одном из диване. Денис, не слышавший нашего разговора, пытался озираться, наблюдая за нашими действиями, но точный несильный, но ощутимый пинок в голову заставил его лежать более-менее смирно.
  Федя тем временем схватил топор и ещё несколько банок с гречкой, следом, чуть замешкавшись взял, все ещё валявшийся на полу, травматический пистолет.
   Я оглянулся в наш коридор и увидел свою сестру и Ирину. Последняя сразу пересекла гостиную и направилась ко мне.
   - Ей все хуже, у неё поднимается температура, - прошептала она.
   - Катерина, - я сразу направился к сестре. - Как ты себя чувствуешь.
   - Нормально, - она шумно сглотнула и попыталась улыбнуться. - Только есть очень хочу. Очень.
   Я сердито посмотрел на Ирку.
  - Видишь? Все с ней хорошо!
  Ира уже было открыла рот, чтобы мне возразить, но я грубо её оборвал.
   - Возьми лучше свою сумку и собирай одежду, продукты... Что там вам ещё девушкам надо?
  Ещё раз метнув на меня красноречивый взгляд Ирка все же взяла свой рюкзак у меня из рук и направилась собираться.
  Не успел я отойти от сестры, как услышал оглушительный грохот. Федор тут же метнулся к окну.
   - Они снесли забор!
  
  
  
  
  Глава 18
  
  Очередная ветка больно хлестнула меня по лицу. Терпимо. По сравнению с тем, что ребра все ещё сильно ныли, а во рту ощущался привкус крови. Рука сестры была перекинута через мое плечо и я как мог быстро схватив её за пояс бежал через лес.
   - Давай остановимся, - слабо пролепетала Катерина. Я без слов подхватил её на руки. Продержись, Катька! Останавливаться нельзя! Никак нельзя!
   Впереди мелькал силуэт Федора, который бежал рядом с Ириной.
   - Впереди дорога! - крикнул Федя, и чуть приостановившись, огляделся на нас.
   - Они ещё бегут за нами? - не сбавляя хода спросил я.
   Лицо Феди окаменело, мельком я заметил его разбитую губу.
   - Думаю да, хотя им тоже досталось.
  Постепенно в свои права вступал новый день. Предрассветные сумерки уже рассеивались, и я почувствовал, как накрапывает мелкий дождь.
   Федор накинул капюшон толстовки, в которую был одет и поравнялся со мной.
   - Как она? - с неподдельной тревогой спросил он.
   Этого вопроса я боялся больше всего. Даже не смев взглянуть на неё, я знал, что с каждым часом, как бы она не храбрилась, ей становилось все хуже.
   - Догони Иру, - буркнул я, уходя от ответа. - Она так и до Питера добежит одна.
  Кивнув, Федор побежал за Иркой, а я остановился около ближайшего дерева и впервые после побега из дома взглянул на сестру. Неровное с хрипами дыхание возобновилось, лицо бледное, темные волосы прилипли ко лбу, глаза закрыты. Невероятная тяжесть сдавила мою грудь. Неужели она... умирает? Так, сейчас об этом думать нельзя!
   Послышался шелест травы и вскоре за деревьями показались ребята.
   - Миша, - затараторила Ирка, - сразу за дорогой маленькая беседка и скамейки. Нам нужно добраться и привести себя в порядок.
   - Хорошо, - кивнул я и поудобнее подхватив сестру на руках побежал через лес. Пот градом валил с меня в вперемешку с кровью, я чувствовал, что у меня разбито лицо. Нужно было действительно немного передохнуть.
  Мы поспешили вперед, а Федор немного отстав, побежал сзади меня. "Это хорошо, - подумал я. - У него пистолет. Эти отморозки наверняка не сразу, но погнались за нами!".
  Впереди показалась трасса, и вот уже мои ноги ступают на гладкий асфальт. По привычке я помотал головой в поисках машин, но дорога была совершенно пуста. Ну это не особо и удивительно - полицейские преградили дорогу далеко впереди нас. По моим расчетам мы были ещё в черте Выборга.
   Перебежав дорогу, мы снова углубились в лес, а вскоре действительно показалась старая маленькая вся покосившаяся беседка. Ирка уже на бегу снимала с себя свой рюкзак, который предусмотрительно успела захватить из дома.
  С предельной аккуратностью я опустил на самодельную скамейку сестру. Её голова безжизненно мотнулась и в который раз я на секунду поддался липкому страху за Катерину.
   - Осмотри её, - я не успел закончить фразу, как Ирка тут же подскочила к Кате.
  Слегка шатаясь от усталости я уселся на противоположную скамейку и глубоко вздохнул.
   - Возьми воду из рюкзака, - не отвлекаясь от Кати велела Ира.
  Машинально я взял рюкзак, который лежал с краю полусгнившего от множества дождей стола и медленно его открыл. Пальцы почти не слушались, и я впервые увидел, что и кулаки у меня опухли и тоже разбиты в кровь. Вскоре показался Федор, который быстрым шагом направился ко мне.
   - Думаю оторвались, но возможно они бегут за нами, - Федя все ещё тяжело дышал после бега.
   - Через три минуты выдвигаемся! - сказал я и, резко встав, тут же поморщился - ребра пронзила острая боль. Голова невероятно раскалывалась, и я почувствовал, как по щеке у меня потекла кровь со лба.
   - Её нельзя переносить! - отозвалась Ира. - Антибиотики совсем не действуют!
  Федор предостерегающе посмотрел на меня.
   - Значит сделай что-нибудь! - не обращая внимания на вновь пронзившую боль, заорал я.
  Ира закусила нижнюю губу.
   - Я ничего не могу, Миш! Лекарства остались в доме, и они не помогают!
   - Значит вернемся назад! - упрямо сказал я. - После них ей становилось лучше.
   - Ненадолго! К тому же возвращаться назад это самоубийство! Не говоря уж о том, что после следующей инъекции у неё начнёт отказывать печень.
  Дождь, о котором молил Петербург и вся область почти все лето, так некстати продолжал усиливаться, также, как и моя тревога.
   - Ты предлагаешь просто опустить руки?
   - Мы сделали, что могли, Миша, - мягко отозвалась Ирина. - Нам нужно решить, что нам делать дальше.
   Я оцепенев стоял около сестры, глядя в землю.
   - Мы можем попытаться отвезти её в больницу, - сказал Федя, положив руку мне на плечо.
  Добраться до больницы... Да вообще ерунда, все равно что слетать на Луну.
   Ира расстроенно посмотрела на меня, и взяв свой рюкзак, который все также лежал на столе, стала в нём рыться.
  - Держи, - протянула она мне из рюкзака какую-то тряпку, оказавшуюся её майкой. - Оботри лицо, у тебя кровь идет.
  Невидящими глазами, я взял майку и тщательно вытер лоб, нос и щеки. Этот простой ритуал немного просветлил мой разум, и я принял решение.
   - Если они ещё за нами идут, - на удивление спокойно начал я. - Значит, их надо сбить со следа, на всякий случай. Я возьму Катю на руки. Передвигаться будем максимально быстро.
   - Хорошо, - с готовностью кивнул Федор. - Но куда? Я Выборг почти не знаю...
   - В той стороне Бухта, - показала рукой Ирка, - там железка начинается, а в той стороне город.
   - А если двигаться вправо? - спросил я.
  Ира пожала плечи.
   - Там маленькие поселки, садоводства и другие дачи.
   - Туда мы и направимся.
   - Мы не попробуем отвезти её в больницу? - удивился Федя.
  Ничего не ответив, я подхватил на руки сестру и направился вглубь леса. Спустя мгновение, я услышал, как ребята тут же начали собираться.
   - Сколько у нас патронов? - не оборачиваясь спросил я, услышав приближающиеся шаги.
   - Немного, штук двенадцать. Почти все мы оставили в доме, - ответил Федя и я услышал тихий щелчок пистолета. В голове мелькнула дикая мысль о том, чтобы было бы неплохо если бы Федор нас застрелил сейчас. Вот так со спины и без всяких мучений.
   Сжав зубы, я ускорил шаг, стараясь не обращать внимания на ноющее тело от недавних побоев. Хорошо, что Катерина вечно сидела на раздражающих всю семью диетах. Я даже и подумать не мог, что она такая легкая.
   - Миш, - тихо позвал меня Федя, но я не обернулся. - Дай её мне, ты устал и тебе досталось больше всех нас.
  Невольно я вспомнил борьбу на полу и как моя голова со всей силы прикладывается о паркет. От этих воспоминаний занылзатылок, и я почувствовал легкую тошноту. Видимо по мере уменьшения адреналина боль начинала давать о себе знать.
  Промолчав, я поудобней подхватил Катерину, отчего её голова вновь безжизненно мотнулась в сторону, и я ускорил шаг. Как будто пытаясь уйти от мыслей, убежать от этих разговоров, прочь от эпидемии, заразы, города, людей, которые оказались хуже, чем скоты.
   Земля пружинила под ногами и с непривычки ноги начинали уставать гораздо быстрее, чем от ходьбы по асфальту. Дождь все продолжал идти, раздражающе попадая за шиворот. Ирина убежала дальше всех, наверное, ей не хотелось находиться рядом с нами после событий в доме. А может, она не хотела видеть, как подруга её детства умирает.
  Хоть мы и углублялись все дальше в лес, нехоженых троп здесь совсем не наблюдалась. Места не были дикими: тут и там появлялся городской мусор, вроде пустых банок из-под пива, поломанных удочек и горелых кастрюль.
  Постепенно я уже не мог отрицать свою усталость. Злость не могла быть постоянным топливом, и Федор был прав - мне действительно досталось больше всех, и мое тело с каждым шагом все отчетливей это напоминало. Пару раз я почти поддавался искушению прислониться к дереву и передохнуть, но мысль, что возможно эти отморозки все ещё следуют за нами по пятам не позволяла мне останавливаться.
  Впереди послышался шелест деревьев и вскоре показалась Ирка.
  - Там впереди я нашла заброшенный железный вагончик, - возбужденно сказала она. - Правда, на нём замок висит.
   Эта новость придала мне сил, и мы, переглянувшись с Федором поспешили за девушкой, которая сообщив новость тут же побежала вперед. Через метров четыреста, когда я уже начал думать, что кубарем упаду вместе с сестрой на руках, мы увидели покосившийся вагон для рабочих, со всех сторон обшитый металлическими ребристыми пластинами.
   - Федь, достань из моего кармана нож, - кивнул я на дверь, на которой действительно висел внушительного вида замок.
  Я переминался с ноги на ногу, Ирина тем временем подбежала ко мне и откинула со лба Катерины длинные волосы, пощупала пульс и слегка нахмурилась. Вопрос застрял в горле. По лицу Ирки всегда было понятно, о чем она думает. Федор тем временем не без труда, но все же расправлялся с замком. Спустя некоторое время тревожного ожидания, дверь рывком распахнулась и на нас дыхнуло спертым запахом мокрой плесени. Я первый зашел в однокомнатное помещение, которое после нашего просторного дома показалось мне особенно маленьким, и аккуратно положил сестру на одноместный старый зеленый диван. Федор тем временем пытался плотно закрыть дверцу, которая все норовила распахнуться обратно. После нескольких попыток ему это удалось и он, повернувшись к нам, медленно подошел к Катерине.
   - Как она? - ответить я не успел.
   - Пока ещё держится, - сдержанно ответила Ирина. Федор снял с плеч свой рюкзак и достал маленькую бутылку воды.
   - А я думала она у меня, - удивилась Ирка. - Хотя... Неважно.
  Мы по очереди сделали несколько глотков, хотя я со всей силы сдерживался, чтобы не выпить всю воду разом.
  Я сел на пол около дивана, и ребята последовали моему примеру.
   - Хоть бы пару стульев тут было, - проворчал Федор, садясь рядом со мной.
   - Как ты думаешь, ты убил его? - перебила его Ирка, не мигая смотря на меня.
   - Ир, сейчас не время, - оборвал её Федор.
   - Наверное, - уклончиво ответил я, смотря в пол.
  События вновь перенесли меня в наш дом. В тот миг, когда яростно сражаясь на полу с самым крупным и по-видимому с самым тупым отморозком, все решалось невероятно быстро. Под её взглядом я вдруг почувствовал себя прокаженным, замаранном, не достойным даже здесь сидеть на гнилом полу. Наверняка по её мнению, я должен скитаться сейчас где-то в лесах в одиночку. Наступила полная тишина, капли дождя по металлической крыше вдруг забарабанили громче.
   - Миша спас нас, - тихо сказал Федор.
  Ира шмыгнула носом, и я посмотрел на неё. Ей тоже досталось: разбита губа и бровь.
   - Выходит, - вновь заговорила она, - убить так просто?
  Я промолчал.
  Просто и одновременно сложно. В глубине души я отчасти надеялся, что этот урод жив. Но что-то мне подсказывало, что после таких сильных ударов в кадык уже не могут оклематься.
   - Если они и погнались за нами, то скорее всего они убежали в сторону города, рассудив, что мы туда направимся, - сменил тему Федор.
   - Может быть, - пожал плечами я. Продолжать беседу не было настроения.
   - Опустошение супермаркета, поездка в Выборг, даже этот чертов ваш дом!.. Все напрасно! - Ирина с силой ударила кулаком по своему колену. - Мы оставили там машину, припасы, лекарства!
   - Мы туда не вернемся, - твердо сказал я. - Разговор окончен.
   - Ещё недавно ты был намерен отправиться за лекарствами!
   - У меня было время подумать.
   - Давай свернем на трассу, - предложила Ира после секундной заминки. - Поймаем машину, попытаемся довести Катерину до больницы. Попытаемся спасти её!
   - Нет.
   - Тогда что мы будем делать?
   - Ира, - обратился к ней Федор. - Мише надо отдохнуть, он долго нес на руках Катю. И как бы мне ни хотелось её спасти, в городе сейчас слишком опасно. Сейчас я все больше убеждаюсь, что больница вообще одно из самых сейчас опасных мест.
  Я встал с пола и, пересев на диван рядом с сестрой, взял её за руку.
  - Помнишь, когда Катька вдруг начала просить называть её Катериной? - вдруг начала Ира и я удивился резкому переходу темы. - Сколько нам тогда было? Лет двенадцать, наверное?
  Я сдержанно кивнул и посмотрел на Иру. Её глаза были наполнены слезами, и она улыбалась.
   - Мы тогда курили за сараем, а она, спалив нас, начала кричать: "Я расскажу папе! Он вас убьет! Отхлестает крапивой!".
  - А ты сразу давай плакать: "Только не говори! Мы все-все сделаем!" - похоже пропищал я и усмехнулся.
   - И Катька, важно встав в позу говорит: "С этого дня вы называете меня Катериной! И никак иначе, а то я все всем расскажу!".
   - Но она все равно нас сдала.
  Мы втроем посмотрели на бледную Катю. Мою Катерину. Черноволосая, и совсем непохожая на меня сестра, всегда с высокомерным выражением лица, сейчас была больше похожа на спящую девочку.
   - Может, все обойдется? Чудеса ведь бывают... - неуверенно сказала Ира и быстро вытерла слезы, скользнувшие по её щекам. Я поморщился, словно меня снова ударили под дых.
   - О, да! За последний день столько чудес нам на долю выпало, - закатил глаза я.
  Ира сердито смерила меня взглядом.
   - Пересядь на пол, - велела она. - Я осмотрю Катю.
  Я встал с дивана и отошел на пару шагов, оказавшись уже у двери. Но не успела рука Ирины прикоснуться к шее сестре, как рука Кати дернулась, и она тут же открыла глаза.
  
  Глава 19
  
  Катерина слабо приподняла голову и удивленно посмотрела на наши встревоженные лица.
   - Вы чего?
  Никогда я не был так рад её недовольному тону.
   - А ты чего? - в тон ответил я. Привычка грубить сестре - вторая натура, даже если она и находится при смерти. Хотя сейчас по ней следов болезни не видно. Я перевел взгляд на Иру, которая все ещё недоверчиво и с некоторым подозрением рассматривала мою сестру.
   - Чего молчишь? - более грубо спросил я, чем хотел. - Заставила меня мысленно похоронить сестру!
   - Как ты себя чувствуешь? - Ирина решила игнорировать и меня и мою реплику.
  Хоть румянец на щеки моей сестры не вернулся, вид у неё был гораздо лучше, чем когда я её таскал на руках по лесу.
   - Как будто у меня грипп, - прислушалась к своим ощущением Катя. Ирина начала ощупывать лимфоузлы на шее, а сестра посмотрела на меня и глаза у неё внезапно расширились.
   - Что у тебя с лицом, Миш?
  Мы с Федей обменялись обеспокоенными взглядами. Не успел я ответить, как Ирка резко отстранила руку.
   - Мне нужно, чтобы ты наклонила голову вниз, - слегка обеспокоенно сказала она.
   Катерина испуганно прижалась к спинке дивана и прижала к себе колени.
   - Зачем это?
   - Кать, я не сделаю тебе больно, - осторожно начала Ира, примирительно протягивая ей руки. - Просто наклони голову вниз, я хочу полностью осмотреть твою шею.
  Сестра сжала губы и нахмурилась.
   - Она просто тебя осмотрит, - вмешался я. - Все будет хорошо, тебя никто здесь не обидит.
  Замешкавшись, Катерина все же медленно повернулась к нам спиной, и Ира быстрым движением руки откинула ей волосы вперед, и нашему взору предстала глубокая язва размером с пятирублевую монету, расположившуюся с обратной стороны шеи. От неё во все стороны, расползаясь, виднелись те самые фиолетовые синяки, которые явно спускались ниже. Отбросив церемонии, Ирина задрала футболку Кати, и я едва сдержался от возгласа - вся спина была покрыта лиловыми гематомами, тут же рядом с ними - язвы самых разных размеров.
   - Катюш, как ты себя чувствуешь? - осторожно поинтересовалась Ира.
   - Хорошо, - неожиданно тонким голосом отозвалась она. - У меня ничего не болит.
   - Видишь? - обратился я к Ирине. - У неё все в порядке.
  Она посмотрела на меня как на идиота, даже Федя скептически оглянулся на меня.
   - Нам нужно что-то решать, -Ирина отошла от сестры, и та снова легла на диван. - То, что мы замедляем ход болезни - это очевидно, но она не лечится. Возможно мы просто убираем симптомы.
   - Что ты можешь об этом знать? Ты всего лишь дерматолог! - иронично заявил я.
  Ирина вместо ответа нахмурилась.
   - Мы далеко от города? - Федя поднялся с пола.
   - В километрах пяти, - прикинул я.
   - Даже если лекарства сдерживают симптомы, они сдерживают, сейчас и это главное! Значит, мы не можем отрицать, что нам они не нужны.
   - Ты предлагаешь пройти в аптеку?
   - У меня есть деньги, - поспешно сказал Федя. - Совсем не обязательно их грабить!
   - Если деньги ещё что-то значат, - хмыкнул я, но перспектива действовать по плану заметно воодушевила меня. - Значит, собираемся. Катерина, ты можешь идти?
   Сестра все ещё лежала на диване с закрытыми глазами и медленно повернулась к нам лицом, устало посмотрев на меня.
   - Думаю, я смогу идти.
  Отлично, мышцы ощутимо ныли после пробежки по лесу.
  Ира с Федей тоже начали поспешно собираться. Катерина тем временем аккуратно приподнялась с дивана, я тут же к ней подскочил, наготове в любую минуту её подхватить.
   - Все в порядке, Миш, - отстраняя меня рукой отозвалась Катя.
   - Я думаю, нам лучше идти по лесу, - предложил Федя.
   - Думаешь, от нас отстали? - засомневался я.
   - Вы знаете сколько их осталось? - Ира подошла ко мне и протянула ополовиненную бутылку воды.
   - Там осталась точно девушка и двое парней, по поводу остальных не знаю.
   - А что с остальными? - Катерина встревоженно посмотрела на меня.
   - Давайте уже выбираться из этой будки, - решил я сменить тему.
   Катерина все ещё смотрела на меня с подозрением, и я знал, что к этому разговору она ещё вернется.
   - Знаешь, по лесу все же тяжело ходить, чем по асфальту, - продолжил я, натягивая рюкзак. - Думаю, лучше будет если мы выберемся к дороге.
   - Это не так безопасно, - возразил Федор.
   - Значит, нам нужно будет продумать, как осторожно обойти наш дом, где наверняка засели мародеры.
   - Пусть будет дольше по времени, зато безопасней, - сказал Ира и решительно направилась к дверям.
   В последний раз кинув взгляд на наше временное убежище я тоже направился к двери.
   - Интересно, что это за место? - спросила Ира, как только мы вышли наружу.
   - Может, лесник проживает, - пожал плечами Федор. - Какая разница?
  Я оглянулся на Катерину. Она осторожно выбралась из нашего временного укрытия, цепляясь рукой за дверь. К своему огорчению я увидел ещё и на раннее здоровой руке признаки болезни.
   - Ты в порядке? - обратилась к ней Ира. - Идти сможешь?
  Она сдавленно кивнула и с некоторой мольбой посмотрела на меня.
   - Я буду идти рядом с ней. Федор, ты будешь впереди всех.
  Он с готовностью кивнул, а Ира, кинув на нас сочувствующий взгляд, направилась следом за ним.
   - Ну вот мы и вдвоем, - нервно хихикнула Катерина и я взял её под руку. Мы насколько можно быстро начали углубляться в лес.
   - Кать, - неуверенно начал я. - Скажи мне правду, как ты себя чувствуешь?
  Дождь успел закончиться и солнце постепенно начинало вступать в свои права, спеша вновь подарить нам ещё один жаркий день.
   - Все так плохо? - прошептала Катя. - Я заметила, как они на меня смотрят. Даже ты.
   - Я думал, антибиотики подействуют, - угрюмо отозвался я, ловко подхватив поскользнувшуюся на мокрой траве сестру.
   - Я тоже.
  Ребята уже давно обогнали нас, хотя изредка я замечал мелькавший силуэт Иры. Мы углубились в молчание и поспешили за ними, хотя Катерине вся эта прогулка давалась нелегко.
   - Иногда мысли в голову лезут, - спустя пару сотен метров наконец заговорила Катя.
   - Какие мысли?
   - Я голодна.
   - Катерин, сейчас у нас этим некоторые проблемы есть. Но как только зайдем в город, обещаю...
   - Ты не понял.
  Я резко остановился, боясь услышать продолжение её фразы.
   - В смысле?
   Вид у неё был смущенный.
   - Я думаю о том, как съесть свои пальцы, - прошептала она, пряча от меня взгляд. - И какие они, наверное, вкусные.
  Я стиснул зубы.
   - Ты толком не ела. Мы все пережили стресс. В городе купим еды.
  Подхватив вновь её под руку, я быстрее прежнего заторопился за ребятами.
   - Как ты думаешь, с родителями все в порядке?
   - Что за парад ужасных вопросов?
   - Ах, парад, - передразнила меня сестра. - Тогда вдогонку тебе ещё один: ты убил тех людей?
  
  Катерина сидит за своим розовым ноутбуком в уютном кресле, обложившись пледом и изредка посмеивается, явно с кем-то переписываясь. После долгого трудового дня, я больше всего на свете хотел побыть в тишине, но как назло вечер в нашей семье был в самом разгаре.
   - Катюш, - послышался голос матери с кухни. - Мне нужна твоя помощь!
  Скорчив недовольную гримаску, она с сожалением написала ещё пару строк и отложила ноутбук в сторону.
   - Вообще-то, ещё Миша есть, - язвительно отозвалась Катерина, явно не собираясь просто так сдаваться. Я невольно сжался, очень надеясь, что меня не припахают с поручениями.
  В проеме гостиной показалась мама. Вид у неё был сердитый, а взгляд был обращен на сестру. Клево.
   - Миша сегодня весь день работал, а чем занималась ты?
  Я мысленно возликовал: вот она - высшая справедливость.
   - Однажды ночью, когда вы спали, Миша привел свою девушку! - пошла в атаку сестра. Мама перевела на меня взгляд, и я виновато пожал плечами. Но волновался я зря - видимо, в этот день удача на моей стороне.
   - Хорошо, что домой. Ночевать на скамейке или в кустах ужасно неудобно. Не меняй тему, Катерина, ты нужна мне на кухне!
  Катя с большой неохотой начала вставать со своего места, а я, дождавшись, когда мама скроется на кухне, показал ей язык.
   - Дебил, - буркнула она и кинула меня подушкой.
   - Очень вовремя, - ухмыльнулся я. - Как раз мне её не хватало!
  С огромным удовольствием, я подложил подушку под голову и поудобнее устроился на диване, а Катерина фыркнув последовала на кухню. Я блаженно растянулся, готовясь полчаса подремать до ужина, но неожиданный звук присылаемого сообщения вывел меня из дремы. Я кинул взгляд на кресло, где так неосмотрительно Катя оставила свой ноут и прислушался к звукам на кухне. С одной стороны, мне было абсолютно неинтересно, с кем она ведет переписку, а с другой - она слишком уж тщательно оберегала свои тайны и личную жизнь, не стесняясь при этом лезть в мои. Слегка помедлив, я встал с дивана, направился к ноутбуку и осторожно его развернул. Веб-страница была открыта на переписке социальной сети и прочитав одно сообщение я уже понял, что вытянул джек-пот.
   - И давно у тебя розовый ноутбук?
  Голос отца вывел меня из увлекательнейшего чтива моей Катерины.
   - Шпионишь за сестрой?
   - Ага, - скрывать бесполезно - слишком уж широка моя ухмылка.
  - Я так горжусь тобой, сын! - серьезно сказал он и ловким движением руки отобрал ноутбук и захлопнул крышку.
   - Да ладно тебе, - примирительно сказал я. - Неужели тебе неинтересно?
   - Было интересно до вашего совершеннолетия, а теперь уже...
  Папа развел руками и улыбнулся.
   - Вновь интересно будет, если вы станете алкоголиками, наркоманами и уголовниками, - продолжил он, устраиваясь на мое место. - К счастью, вы не настолько глупые. Хотя, ты пару раз стремился к первому пункту.
   - Да брось ты! Сейчас лето - хочется отдохнуть, расслабиться...
   - Мама просила вас к столу подозвать, - угрюмо произнесла Катя, появившись в дверях гостиной.
   - Уже идем, котенок.
  Папа встал с дивана и обратился ко мне:
   - Пошевеливайся, давай! Кажется, у нас на ужин будет отличная картошка с мясом!
  Отец пошел на кухню, а я с сожалением бросил взгляд на уже закрытый ноутбук. Ко мне тут же подскочила Катерина.
   - Ты трогал его?!
  Вместо ответа я широко улыбнулся, и сестра с визгом начала колотить меня по плечу.
   - Сволочь! Ненавижу тебя! Если ты расскажешь родителям...
  Я ловко увернулся от очередного удара и схватил её руку.
   - Расскажу что? Что ты оставила у своего парня свои трусики на память?
   - Только попробуй! - прорычала она. В дверях вновь появился отец.
   - Давайте вы продолжите драться после ужина. Мама накрыла на стол и всех вас ждет, - не смея пререкаться с папой, Катерина бросив на меня уничтожающий взгляд, последовала на кухню.
  Одного взгляда на стол мне хватило понять, что мама сегодняшний ужин готовила особой тщательностью.
   - У нас сегодня праздник? - неуверенно спросил я, мысленно перебирая подходящие даты.
   - Не совсем, - загадочно сказал отец, присаживаясь за стол. - Скоро все узнаете.
  Переглянувшись с сестрой я занял свое место и тут же начал накладывать свою еду.
   - Возьми салат, милый, - улыбнулась мама, обращаясь ко мне. - Его готовила Катерина.
   - А яда там нет?
   - Очень смешно, балбес!
   - Ей-Богу, вам будто по десять лет! - нахмурился папа, заставив нас этим замолчать. Мама сняла фартук и, выключив телевизор, села за стол рядом с отцом.
   Мы начали молча есть, Катерина уныло ковырялась у себя в тарелке.
   - Скоро День рождения Олега, - начала мама. - Вы уже думали, что подарить?
   Мы с сестрой застонали.
   - Зачем нам в этом году собираться к ним? Мы даже не друзья!
   - Вообще-то, он ваш двоюродный брат, а это больше, чем друзья!
   - Тетя Марина будет опять хвастаться своими бриллиантами, тетя Галя начнет всем рассказывать, почему она собирается разводится с третьим мужем, а дядя Леша выпьет пару стопок водки и завалиться спать! Леша же - вообще имбицил. До сих пор не верится, что мы родственники. Почему мы должны с ними встречаться? - под конец своей речи, Катя все больше распалялась.
   - Потому что мы семья! - рявкнул отец.
   - Катерина, - вкрадчиво начала мама. - Тебе не приходило в голову, что ты тоже можешь им не нравится?
  От неожиданности сестра раскрыла рот.
   - Каждое такое семейное застолье ты весь вечер жуешь салатный лист, отказываешься от алкоголя, критикуешь всех и вся... Не говоря уже о том, что ты не работаешь.
   - Я ищу себя, - мгновенно отозвалась Катя.
   - О, - протянула мама. - Значит, ты у нас вся в поисках, да?
   - Ладно, прости, - неискренне сказала Катя. - Я приду на этот чертов День Рождения.
   - И, разумеется, сразу после этого начнешь искать работу?.. - продолжил отец.
   - Ага.
  Я усиленно заработал вилкой про себя тихо улыбаясь. Воистину сегодня чудесный день!
   - Мы хотим с вами поделиться одной новостью, - начал отец, откладывая бокал с компотом, который только что пригубил.
   - И что за новость? - заинтересовался я, отвлёкшись от еды.
   - Мы отправляемся в путешествие по Средиземному морю! - торжественно сказала мама.
   Глаза Катерины расширились.
   - Правда? Это же чудесная новость!
   Родители улыбнулись, явно радуясь такой радушной реакции от старшей дочери.
   - Надо столько всего приготовить! Столько всего успеть, распланировать! Мне нужно ещё купить новый купальник! Я кстати уже присмотрела, и проблем с этим не будет!
   Родителя переглянулись, отец кашлянул.
   - Катерина, ты не едешь.
  Улыбка сестры ещё не сошла с её губ, она недоуменно посмотрела на родителей.
   - Как не еду?
   - Едем мы вместе с мамой, ты остаешься в городе с Мишей.
  Катерина с негодованием вскочила на ноги, яростно вскрикнув:
   - Но почему?!
   - Вы уже взрослые. Теперь уже сами в состоянии заработать себе на поездку. К тому же, мы с мамой вместе не отдыхали лет двадцать, да?
   - Нашел кого спросить, - шутливо толкнула рукой отца мама. - По мне - так все двадцать пять!
   - Вы не можете так со мной поступить! Я не могу остаться на лето вместе с этим... с этим...
   Она обвиняюще ткнула на меня пальцем, видимо пытаясь подобрать более культурное слово.
   - Катерина, - резко заговорил отец. - Это решено! Ты не едешь, а твое мнение мы уже услышали.
  Сестра смешно топнула ногой и унеслась в свою комнату. Мама расстроенно вздохнула.
   - Я думаю, - начал я и взгляды родителей обратились на меня, - это чудесная новость! Когда уезжаете?
  
   - Миша, - вывела меня из воспоминаний Катя. - Мы же семья. Расскажи мне, что случилось. Ты убил их, да?
   - Не знаю, - честно ответил я. - Одного точно. А второй... Я не знаю, Кать.
  Сестра остановилась и устало прислонилась к дереву.
   - Я тебя не виню, - наконец заговорила она. - С тех пор, как все это началось, ты так стараешься уберечь меня. А ведь это я старшая сестра.
   - Брось ты! Мы же семья.
   - Да, точно.
  Я успокаивающе положил руку ей на плечо.
   - Пошли нам надо выбираться отсюда. Нужно тебя накормить, а то ещё и мои пальцы съешь с голодухи.
   Катерина коротко рассмеялась и внезапно посерьезнев, ответила:
   - Не шути так, Миша.
  Я взял её за руку, и мы продолжили путь. Хотя ничего практически не изменилось, но дышать мне стало вдруг намного легче.
  
  Глава 20
  
   - Мы уже приближаемся к вашему дому. Нам нужно решить, как его будет безопасней обойти!
  Примерно через час после ходьбы по лесу, нас с Катей догнал Федор.
   - Следы есть какие? - осведомился я.
   - За кого ты меня принимаешь? - удивился Федя. - Понятия не имею, как читать землю.
   - Предлагаю перейти дорогу и идти по другой стороне, - предложила Ира, которая тоже стояла рядом с нами.
   - Может, передохнем? Мы уже довольно долго идем.
   Я оглянулся на Катю, как только мы остановились, она тут же присела под ближайшее дерево, чтобы перевести дух.
   - Как ты? - спросил Федор.
  Сестра медленно перевела на него взгляд.
   - Все тело болит, словно весь день штангу тягала.
   - Давайте устроим привал, - кивнул я. - Ненадолго. Потом последуем плану Иры. У нас есть ещё вода?
   - Совсем немного, - тут же отозвался Федор, расстёгивая свой рюкзак и доставая оттуда небольшую бутылку, заполненную на четверть.
   Я взял воду и протянул её сестре. Та сделала несколько глотков и закашлялась. Ира нерешительно подошла к ней и положила руку на лоб. Катерина попыталась слабо отмахнуться.
   - Не надо. Все в порядке.
   - Тебе нужны жаропонижающие, - покачала головой Ира. - У тебя вновь поднимается температура.
   - Я в порядке, - упрямо повторила она.
  Ира укоризненно покачала головой и посмотрела на меня.
   - Может, ты её образумишь?
   - Мы передохнем, а потом перейдем дорогу, доберемся до чертового города и достанем лекарства, - медленно сказал я и отвернулся. Как же бесконечно тянется день.
  От возможных дальнейших дискуссий нас прервал неожиданно громкий вой сирены, доносившего с города. Федор быстро вскочил на ноги и заозирался.
   - Что это за ерунда? - обеспокоенно сказала Ира. - Город бомбами собираются закидать!
   - Нет, конечно!
   - А что тогда?
   - Может, просто сигнал к тому, что нужно расходится по домам или ещё вроде того? - неуверенно сказал я. Вой сирен не смолкал ни на секунду, продолжая вселять невольную тревогу.
   - Давайте поторопимся, - сказал Федя, забирая бутылку с водой и засовывая её в рюкзак.
  Я помог сестре встать на ноги, и мы направились к шоссе, чтобы пересечь его на другую сторону.
   - Один плюс: мы точно не заблудимся, - хмыкнула Ира, быстрым шагом направляясь в ту сторону, где редели деревья и начинался асфальт.
   - Миш, - окликнул меня Федор. - Можно тебя на пару слов?
   - Без проблем, - отозвался я и обратился к сестре. - Не волнуйся, я скоро приду к тебе.
  Мы вместе обогнали девушек, оставив их далек позади.
   - Как её дела? - вполголоса спросил Федя.
  - Она справляется. Правда, не так хорошо, как хотелось бы.
  - Мне жаль.
   Мы немного помолчали.
   - Так ты об этом хотел поговорить?
   - Нет, - Федор тяжело вздохнул. - Когда эти мужики проломили забор, а после ринулись к нам в дом, я стоял около входной двери с топором. В последний момент я повернул рукоять тыльной стороной, и ударил первого вбежавшего в грудь. Ты помнишь это?
   - Если честно, то нет. Все слишком быстро началось и не менее быстро закончилось.
   - Это точно, - очень серьезно кивнул Федя. - Вот только мне кажется, когда я ударил его топором, я услышал явственный хруст ребер.
  Мы остановились.
   - Я имею ввиду, что тебе не нужно все взваливать на свои плечи. Ты не обязан этого делать... В общем, мне кажется, что тот парень мертв.
   - Думаешь? - засомневался я. Неожиданно я очень захотел, чтобы это было действительно правдой. Это означает, что это бремя мне не нужно носить в одиночку.
   - Осколки ребер скорее всего повредят легкое, а там и до сердца недалеко... - пожал плечами он.
   - Мне жаль, старик.
   - Если вся эта ерунда закончится, я уверен, что мой отец поможет не только мне, но и тебе. Связи, знакомства - они все решают.
   - Пожалуй, - согласился я. - Спасибо, что рассказал мне.
  - Угу, - кивнул он, явно думая о чем-то ещё, но не решаясь сказать. - Я надеюсь, что Катя поправиться.
  Я дернул плечами и развернулся обратно к своей сестре. А час от часу все же легче.
   Догнав Катерину, я взял её под руку, и мы вновь продолжили путь. Через минут десять уже вдали замелькало шоссе, и я заметил, как Федор уже стоит у обочины и озирается. Чуть позже к нему присоединилась Ира.
   Катерина всю дорогу говорила мало, в основном смотрела себе под ноги и отрешенно в пустоту.
   - Ну чего ты, - решил подбодрить я сестру. - Скоро уже город будет, ты слышишь?
  Катерина скосила на меня глаза и коротко кивнула. Наконец, и мы подошли к ребятам. Вой сирены все ещё не смолкал и выйдя на дорогу мы его услышали явственней. Как только мы ступили на обочину мимо нас тут же пронеслось несколько машин, с нагруженными под завязку багажниками. Не успел я прокомментировать промчавшуюся процессию, как над головой захлопали лопасти вертолетов, и несколько этих летательных аппаратов направились, как ни странно, в сторону Выборга.
   - Я знаю! - ликующе вдруг произнесла Ира, и мы на неё обернулись.
   - Чего знаешь? - не понял я.
   - Разве это не очевидно? Вой сирены сгоняет всех с улиц, чтобы провести спасательную операцию! Даже вертолеты летят, чтобы помочь!
  Теория была уж слишком оптимистичной и от того казалась мне ещё более неправдоподобной. Но я решил не высмеивать её, особенно при сестре.
   - Это означает, что Питер уже, так сказать, обезврежен!
   - Нам нужно продолжать путь, - сдержанно ответил Федор и мельком взглянув на него, я понял, что он тоже почти в это не верит.
  Мы перешли шоссе и решили пойти уже вдоль обочины, благо до города оставалось чуть больше километра. Но не пройдя и трехсот метров, Катерина резко остановилась. Я тут же подбежал к ней. В её взгляде что-то резко изменилось, я заметил, как белки глаз несколько пожелтели, и она начала часто-часто дышать.
   - Что с тобой?
  С некоторым ужасом она посмотрела на меня.
   - Я не знаю, - прошептала она.
  Я отвел её от ребят, которые смотрели на неё с большим беспокойством.
   - Я не могу больше идти, - продолжила она.
   - Я понесу тебя!
   - Ты не понимаешь!
  Отчаяние в её голосе и самого меня заставило слегка испугаться. В глазах у неё стояли слезы.
   - Что мне сделать?
   - Я подвергаю тебя опасности, Миш.
  Её реплика ввела меня в ступор.
   - Значит так, - резко сказал я и подхватил её на руки, - осталось совсем немного! Мы скоро уже будем в городе, с тобой все будет хорошо! Мы найдем больницу! Ты поправишься.
  Решительным шагом вместе с сестрой на руках я направился к ребятам.
   - Все хорошо, - ответил я на немой вопрос. - Просто ногу натерла.
   - Я пойду с вами, не буду отставать, - ответил Федя.
  Ира промолчала и пошла впереди всех. Я посмотрел на сестру - та закрыв глаза, видимо спала или пыталась заснуть. Ну, тем мне легче.
  - Кто-нибудь успел захватил сотовый телефон? - спросил я, подумав о том, что понятия не имею, где ближайшая аптека.
   - Я успел, только толку от него никакого, - отозвался Федя.
   - А Интернет?
   - Я попробую, конечно, но страницы грузятся очень долго и почти безрезультатно. Тебе что-то конкретное нужно?
   - Аптеки, больницы...
  Ирина, что шла впереди нас, остановилась.
   - Значит, теперь ты думаешь, что больница - это отличная идея? - саркастически спросила она.
   - Я думаю, как спасти свою сестру! - зло сказал я.
  
   - Нам нужно как можно скорее добраться до Приморской улицы! - нехотя произнесла Ира, как только показались первые дома. - Там недалеко есть школа и рядом две аптеки.
   - Почему ты раньше не сказала? - удивился Федя. - Я бы сохранил лишний заряд батареи на телефоне.
   - Потому что я в самом городе не была очень долгое время. На этом месте может теперь быть все, что угодно.
   Катерина все ещё лежала у меня на руках.
   - Ей лучше? Она спит?
   Надеюсь, - буркнул я.
  Вой сирен прекратился так же быстро, как и начался. И чем, ближе мы подходили к Выборгу, тем сильнее меня обуревали самые неприятные предчувствия.
   - Стойте! - вдруг резко остановил нас Федя.
   - Ты чего? - удивился я.
   - Тихо!
  Мы замерли на месте, и я навострил уши.
   - Вы слышите? Там, вдалеке...
   - Там стреляют? - побледнела Ира.
   Со стороны центра города, тихо, но вполне узнаваемо звучали выстрелы, изредка доносились и автоматные очереди.
   - На нужно быстрее добраться хоть до какого-нибудь или супермаркета, или аптеки, а потом валить отсюда!
   - Может, Катерина сама сможет идти? - осторожно поинтересовалась Ира.
   Я посмотрел на сестру - она уже открыла глаза и настороженно смотрела на меня и сестру.
   - Я замедляю вас? - слабо спросила она.
   - Ну конечно нет! - ответил я и бросил недовольный взгляд на Иру.
   - Думаю, я смогу идти, - задумчиво сказала она и повернула голову в сторону города. Я увидел лиловое пятно, которое растянулось у неё на лице от лба до подбородка, когда откинулись волосы. На шее начинала гноится мелкая язва.
   - Я примерно знаю это, - сглотнул я и кивком голову указал направление. - Мы пойдем дворами, главное это сделать быстро!
  Не опуская с рук Катю, я, что есть силы направился вглубь города.
   - Мы идем на звуки выстрелов? - схватила меня за руку Ира.
   - Оставайся здесь, - рявкнул я.
   - Я... - растерялась Ира. - Нет, что ты! Конечно, я с вами.
   - Тогда меньше слов, - стиснув зубы сказал я и почти бегом направился вперед. - Федор, достань пистолет и передай Ире нож. Нам нужно как можно быстрее добраться до нужной улицы.
  Краем глаза я заметил, как Федор достает травматический пистолет, а Ирина немного с опаской вытаскивает нож из чехла.
   - Может, лучше Федя понесет Катю? Мы давно не делали привал...
  Я сделал вид, что её не услышал. Впереди показались первые жилые дома, и с каждым шагом звуки выстрелов слышались все отчетливей. Несмотря на плотность домов, улица впереди была практически пуста. Хотя довольно часто можно было заметить, как из какой-нибудь парадной выбегают люди и бегут в сторону своих припаркованных машин.
   - На нас из окон смотрят, - дрожащим голосом сказала Ира и я невольно посмотрел вверх.
   - Пусть себе смотрят, - мрачно ответил я, однако ускорил шаг.
  Мы в полном молчании пересекли первый из домов.
   - Осталось ещё два квартала, и мы на месте будем, - запыхавшись ответил Ира.
   - Уходите оттуда!!! - крикнул мужик, пробегая мимо нас. - Психи! Там в людей стреляют!
   - Кто?
   Но мужчина уже бежал впереди, волоча за собой старый засаленный чемодан.
  Чем быстрее мы преодолевали расстояние, тем явственней слышались звуки не только выстрелов, но и отчаянные крики.
   - Вон там! - крикнула Ира, показывая пальцем вперед. - Там школа и аптека!
  Стараясь не ощущать огромную усталость в ногах и боль в спине, я побежал вперед.
   - Миша! - вскрикнула Катерина.
  От неожиданности я остановился.
   - Миша, я не могу больше!
  Кто бы говорил.
   Не обращая внимания на слабые попытки меня остановить, я вновь ринулся вперед. На одном из здании уже виднелась зеленая змейка.
  Бежавший рядом со мной Федор держал наготове пистолет. Людей становилось все больше, и все они отчасти с криками бежали мимо нас. Ещё чуть-чуть! Ещё немного!
  
  Глава 21
  
  Дверь с колокольчиком громко звякнула, когда мы вошли, и нашему взору открылось небольшое помещение, заполненное высокими белыми стеллажами с лекарствами. Свет был погашен, и после ярко-освещенной улицы, глаза не сразу привыкли к полутемному освещению.
   - Нужно запереть дверь, - тут же произнес я, аккуратно кладя сестру на пол.
   - Полегче, парень, - грубый низкий голос заставил нас отпрянуть от входа.
  Из подсобки медленно вышел мужчина. Он был довольно высок, тучен, на лице борода, взглянув на которую можно смело сказать, что за ней ухаживают, но все детали его внешности ерунда по сравнению с тем, что ружье, которое у него в руках, было направленно на нас.
   - Нам нужны лекарства! - неожиданно звонким голосом сказала Ира и вышла вперед.
   - И не вам одним, - хмыкнул он. - Давеча уже прорву наркоманов отсюда выгнал.
   - Что же дверь не закроете? - продолжила Ирка.
   Вопрос застал его врасплох, и он несколько стушевался.
   Федор вышел вперед и ружье незамедлительно нацелилось ему в грудь.
   - Ни с места! - гаркнул мужик и, видимо для устрашения, потряс оружием. - Развернитесь и уходите!
  Я несколько раз вздохнул для успокоения. Пан или пропал. Быстрым и решительным шагом я направился к мужику, и почувствовал, как дуло ружья уперлось мне в грудь.
   - Мы не уйдем, - твердо сказал я, изо всех сил пытаясь скрыть страх. - Нам нужны лекарства.
  Мужик удивленно посмотрел на меня и опустил ружье.
   - Ира, - оглянулся я на девушку, - быстро в подсобку!
   - Стойте, - вновь он перегородил дорогу, - я сам! Скажите, что принести!
   - Я врач, так что...
  Глаза мужчины расширились и на лице заиграла полубезумная улыбка.
   - Я знал! Я ждал!
  В два шага он подбежал к Ирке и схватив её за руку, потащил в глубину аптеки. Мы переглянулись с Федором и, ничего не понимая, направились следом за ними.
   - Достань пистолет, - шепнул я Феде.
   - Уже.
  Мужчина открыл дверь в подсобное помещение, и я увидел, как Ира слегка шарахнулась в сторону.
   - Милая, помнишь, я говорил, что помощь придет? - неожиданно нежным голосом заговорил мужик. - Любимая, к нам пришел врач, он поможет!
  Я легко оттолкнул незнакомца и наконец увидел от чего так шарахнулась Ирка. На маленьком диване, ещё меньше, чем был в вагончике лежала немолодая женщина. Лицо, шея, руки, грудь была покрыта кровавыми язвами из которых сочился желтый гной. Женщина прерывисто дышала, лоб её покрылся испариной, и она вряд ли соображала, где находится. Почувствовав какое-то шевеление рядом с собой она приоткрыла глаза и мутным взглядом уставилась на Ирку. За спиной я услышал сдавленный вскрик и рывком обернулся. Катерина, ещё слабо стоящая на ногах была позади нас и с ужасом смотрела на женщину.
  Мужчина обернулся на сестру и кажется ещё больше обрадовался.
   - Значит, вы знаете! Вы поможете! Я знал!
   - Я... - залепетала Ира. - Мне нужны перчатки, и я сейчас захвачу кое-что в аптеке. Вы же поможете мне, ребята?
  Последнюю фразу она произнесла с невероятной мольбой в голосе.
   - Конечно, - тут же отозвался мужик. - Меня Степан зовут, кстати, берите, что хотите.
  Мы начали выходить из подсобки, я обхватил за плечи Катерину, которая все ещё оцепенев смотрела на больную женщину. Плотно закрыв дверь мы прошли к стеллажам. Как только мы оказались у входа в аптеку, Ирка, наконец, дала волю чувствам.
   - Ты идиот? Он мог тебя застрелить!
   - Тебя серьезно сейчас только это волнует?
   - Конечно нет! Я... я...
   - Ты поможешь ей? - дрожащим голосом спросила сестра.
  Ира беспомощно посмотрела на нас.
   - Я не знаю, её болезнь слишком далеко зашла.
   Мы замолчали. Снаружи все ещё доносились крики и выстрелы.
   - Федя, забаррикадируй дверь.
  Ирка подбежала к кассовому аппарату, и из углубления одного из ящичков достала ключи, тут же протянув их Федору.
   - Как ты узнала? - удивился я.
   - Работала в магазине во время студенчества, - рассеянно отозвалась она, начав выдвигать ящики с лекарствами.
   - Миш, - слабым голосом отозвалась Катерина. - Мне нужно сесть и побудь со мной немного, пожалуйста.
  Все мое внимание тут же переключилось на сестру. Я осторожно помог ей устроится на полу и присел вместе с ней рядом.
   - Миша, - нарочито небрежно начала она. - Думаешь, со мной так же будет?
  Я посмотрел на Катерину и заметил на лбу назревающую язву.
   - Нет, - соврал я.
  Ирка тем временем поочередно открывала ящики и видимо, искала нужные лекарства. Крики на улице раздавались громче и чаще, а выстрелы явственней. Федор закрыл ключами аптеку и оглянулся на нас с Иркой.
   - Они могут начать заходить в здания, нам не нужно тут надолго задерживаться, - произнес он.
   - Я сделаю все, что в моих силах для этой женщины, для Кати, и мы тут же уйдем, - отозвалась Ира, доставая шприцы и ампулы.
   - Сначала для Кати, - прорычал я.
   - Не нужно, - почти прошептала сестра. - Той женщине намного хуже.
   - А кто будучи у меня на руках лепетал, что больше не может? - спросил я.
  Ира набрала лекарство из ампулы в шприц и подошла к нам. Катерина протянула исцарапанную руку.
   - Что с другой рукой? - нахмурилась Ирка.
   Я посмотрел на вторую руку Катерины.
   - Я не знаю, она не слушается меня, - виновато произнесла она. - Почему-то не разгибается.
   - И ты молчала? - накинулся я на неё.
   - Прости...
  Ира жестом призвала меня заткнуться и усевшись на колени рядом с нами, быстро кольнула шприцем в негнущуюся руку.
   - Ты чувствуешь? - спросила она.
   Катерина могла и не отвечать. Даже слабого рефлекторного дерганья не случилось. Катерина помотала головой и Ира, глубоко вздохнув, сделала укол в негнущуюся руку.
   - Посмотрим, вернет ли чувствительность антибиотик руке. Я пока пойду к той женщине.
   - Я с тобой, - тут же отозвался я и встал с пола. - Федя, побудешь с Катей?
   - Конечно, - отозвался он. - Ты кажется кушать хотела? Тут есть гематогенновый шоколад. Тут есть с орешками, с кокосом. Тебе какой?
  Катерина слабо улыбнулась и что-то ответила, но я уже направился следом за Ирой.
   - Я понимаю, почему ты не хочешь оставаться рядом с сестрой, - помедлив, сказала она.
   - Ты ничего не знаешь, - тихо ответил я и Ирка открыла дверь в подсобку.
  Степан сидел у изголовья жены, у которой состояние совсем не улучшилось. Увидев нас в дверях, он взволнованно улыбнулся.
   - Как вы тут оказались? - несколько резко спросил я.
   - Мою жену укусили два дня назад, - грустно сказал он. - Мы пошли в больницу, врачи сделали нам двоим укол, но ей становилось все хуже. Сегодня с утра я хотел повести её снова к врачам, но она уже не могла передвигаться самостоятельно. Её нога перестала двигаться, а тут аптека, вот мы и...
   - Она была пуста, когда вы вошли?
   - Нет, - покачал головой Степа. - Тут был фармацевт, который уже собирался уходить, но увидев нас, он словно обезумел, хотел застрелить вот из этого, - он кивнул в сторону ружья, который небрежно валялся на полу рядом с ним, - но я выхватил его, и он с криками убежал. Я думал он вызовет полицию или скорую... Понимаешь, мне плевать, что со мной будет. Главное, чтобы её определили в больницу.
   - Вы знаете, что происходит на улице? - продолжил допрос я, краем глаза я заметил, как Ира делает ей укол.
   - Нет, телефоны не работают, телевизор молчит... В этом чертовом городе словно все выключилось!
  Последнюю реплику он произнес более громко, и его жена застонала и открыла глаза.
   - Милая, я тут! Не говори, сохрани силы, все хорошо! - тут же принялся он её успокаивать и взял её за руку.
  Но его жена как будто уже и не слышала его. Она открыла рот, словно хотела что-то сказать, но её взгляд вдруг сфокусировался на Ирине, которая обрабатывала её язвы на руки какой-то антисептической мазью и вдруг с неожиданной быстротой схватила девушку за волосы. Вскрикнув, Ирка попыталась отцепить её пальцы, но его жена вцепилась в девушку мертвой хваткой.
   - Дорогая, нельзя! Она пытается помочь, - басом крикнул Степан и вскочил на ноги. Но его жена уже не слышала, а только со страшным шипением притягивала голову Ирки к своему лицу, словно пытаясь откусить ей ухо.
  Я подскочил к Ирке и попытался отцепить её пальцы от волос, но потерпел неудачу.
   - Только не делайте ей больно! - взвыл мужик. - Она не специально!
   - Так помоги нам! - рявкнул я. Степан начал дергать её за руку, Ирка заплакала от боли, и тут уже я обезумел. Схватив валяющееся ружье, я направил её на больную женщину.
   - Нет! - взревел Степа. - Сонечка, отпусти, он же застрелит!
  Но Сонечка и не думала его слушаться, лицо Иры склонилось над женщиной совсем близко, она распахнула рот, но тут прогремел выстрел. Отдача получилась неожиданно очень сильной, что я невольно отошел на шаг назад, а женщина обмякнув, упала на диван. Ира, забрызганная кровью, в шоке посмотрела на меня, Степан оттолкнув девушку, схватил руки мертвой жены и начал их целовать, безостановочно рыдая.
  Ира подошла ко мне со страхом смотря на тело женщины.
   - Убирайтесь! - крикнул он.
   Дважды просить нас не пришлось, схватив ружье, мы выбежали из подсобки и тут же столкнулись с Федей.
   - Я слышал выстрел, - сказал он и заметил в моей руке ружье.
   - Она схватила Ирку, - быстро сказал я. - Где Катя? Нам надо убираться отсюда.
  Из-за двери мы ещё слышали рыдания Степана.
   - Она там, жутко перепугалась, когда раздался выстрел.
   Я выбежал к сестре, она испуганно прижалась к стене, но как только она меня увидела, тут же облегченно подбежала ко мне.
   - Слава Богу... - начало было она, но я её перебил:
   - Быстро собираем вещи и уходим.
   - Уходим?
   - Миша, - обратился ко мне Федя. - Там выстрелы на улице, они как будто стали ближе.
  Я прислушался - действительно все так. Я выругался.
   - Ира, ты вся в крови!
   - Потом будем приводить себя в порядок! Нам нужно выбираться отсюда!
   - Точно, - подтвердил Федя. - Осторожно выходим из аптеки и направляемся в ту сторону откуда пришли.
   Федор направился к двери и достал из кармана ключ, которым закрывал дверь. Мы услышали щелчок открывающегося замка и выбрались за дверь.
  После темной аптеки улица показалась неожиданно слишком яркой. Я схватил Катерину за руку, и мы все вместе побежали в сторону жилых домов, откуда мы пришли. Людей на улице поубавилось, но те, кто был бежали рядом с нами. Кто с чемоданами, кто без, подгоняемыми пальбой на соседних кварталов.
   - Я не могу бежать, Миша, - простонала Катерина и остановилась как вкопанная. Ребята тоже остановились и оглянулись на нас.
   - Катя, сейчас не место для твоих капризов!
   - Я знаю.
  Я настойчиво потянул её за руку.
   - Нет, - помотала она головой. - Оставь меня.
   - Ты рехнулась? - разозлился я.
   - Я замедляю вас! - чуть не плача крикнула Катя. Пробегающий мимо паренек задел меня своей огромной сумкой и весело крикнул "Соррян, брат!", но я даже не обратил на него внимания. - Ты не знаешь! У меня в голове! Мысли всякие! Со мной Вы в опасности!
  Выстрелы становились все громче, целая толпа хлынула мимо нас, толкая. Кто бы ни стрелял он приближается.
   - Надо уходить! - Крикнул Федор.
   - Черт возьми! Прячемся за машину! - Я показал на небольшой микроавтобус, припаркованный на другой стороне дороги.
  Мы перебежали перекресток, чуть не угодив под колеса проезжающей машины и спрятались за колесом.
   - Оставьте меня, Миш, - снова заладила Катерина, как только опустилась вместе с нами на землю.
   - Заткнись, - цыкнул я на неё и осторожно выглянул из-за колеса. Я оглянулся и увидел, что за соседней машиной тоже сидело спрятавшись несколько человек.
  Сначала ничего не было слышно, потом раздалась автоматная очередь и сдавленный крик. Я похолодел, внезапно подумав, что моя идея спрятаться за машиной может быть и не такой удачной. И вообще, какая из последних идей вообще была таковой?
   - Отлично продержались, - саркастически произнесла Катя. - Сколько там у нас вышло? День? Два?
  Я промолчал и тут из-за угла выехал БМП. Я с ужасом увидел, как люди, одетые в военную форму расстреляли не успевшего убежать мужчину.
   - Молчите, - прошептал Федор, но этого не требовалась. Девушки напряженно вслушивались, что происходит снаружи.
  Тем временем этот танк остановился посередине улицы и заглушил двигатель. Тут же из покинутой раннее нашей аптеки выбежал ревущий Степан, и один из военных тут же его застрелил.
   - Леш, - обратился к нему другой мужик в каске, - будем дальше ехать?
   - Думаю с Выборгом закончили, - лаконично заявил Алексей. - Тут ещё квартал и уже будем за городом.
  На пустынной улице разговор слышался неожиданно громко и гулко. Затаив дыхания и сжимая изо всей силы ружье, я вслушивался разговор.
   - А что с больницей? - осведомился третий голос.
   - Там чисткой занимается другая группа, - ответил Алексей.
   - Да, - протянул тот. - Не повезло.
   - Надо связаться с отрядом в Питере, и туда отправиться. Там вроде бы организовывают помощь для беженцев.
   - Миш, - услышал я шепот сестры.
   - Не сейчас, - отмахнулся я от неё.
   - Я люблю тебя, - вдруг сказала она. - И прости.
  Не успел я отреагировать, как Катерина резко вскочила на ноги и выбежала навстречу военным.
   - О, ещё одна - удивился один из них. - Ну, это точно больная!
  Как в замедленной съемке я увидел, как Катя раскинула руки и напоследок посмотрела в сторону нашего автобуса. Раздали два выстрела и сестренка упала на асфальт.
  
  Глава 22
  
   Ступор, невероятная боль утраты и потери, гнев, отрицание... Чувства словно соревновались с друг другом, перебивая и не позволяя что-то одному одержать верх. Почему день продолжается? Почему все не замерло в ужасе и оцепенении? В потоке этих ощущений промелькнула дурацкая мысль: "Что я скажу родителям?".
   Грудь сдавило стальным обручем, в желудок словно упал кирпич, голова внезапно стало ясной и на смену всем лишним чувствам пришла злость. Кажется, я даже успел вскочить на ноги, но не успел я выбежать из своего укрытия, как в лицо врезался асфальт, а спустя мгновение мне зажали рот. Краем глаза я успел заметить ботинок Федора.
   - Тихо! - прошептал он. - Ты нас погубишь!
  Я увидел, как за соседней машиной в ужасе сидит молодая женщина, тоже видимо в шоке от произошедшего.
   - Ну, чего оцепенел? - послышался грубоватый голос.
   - Да, как-то я даже не знаю, - засомневался Алексей. - Я не уверен по поводу приказа и прочего. Ты точно знаешь, что нам велено их расстреливать?..
   - Не думай, что я не заметил, - грубый голос стал угрожающим.
   - Что? - явно занервничал молодой парень.
   - Я видел, как ты стрелял мимо или в воздух. Приказ был предельно ясен! В следующий раз тебе лучше не сомневаться.
   - Так точно! - отрапортовал Алексей, явно радуясь, что легко отделался. - Мы можем возвращаться в часть?
   - Подожди, - отмахнулся мужик. - Кажется я что-то слышал за машинами.
  Ирка пискнула от ужаса, а я снова попытался вырваться, но Федор держал на удивление крепко, и как только я зашевелился, он довольно прилично припечатал меня носом в землю. Скосив глаза, я заметил, как женщина за соседней машиной подняла камень и бросила его далеко в сторону от наших укрытий. Около минуты стояла тишина. Мы слышали только тяжелые шаги армейских ботинок по асфальту.
   - Ладно, - наконец услышали мы и Федор облегченно вздохнул. - Поехали. Скоро кстати подъедет вторая группа, трупы больных собирать будут. Не хочу с ними пересекаться.
   - А что они с мертвыми делать будут? - поинтересовался Алексей.
   - Да хрен их знает, - отозвался грубый голос, и мы услышали, как завелся двигатель. Спустя мгновение БМП тронулась с места и начала отдаляться.
   Федор убрал руку и слез с моей спины.
   - Мне жаль, - сказал он, но я не обратил внимания на его слова. Встав с асфальта я подошел к лежащей на дороге Катерине.
   Руки были раскинуты, стеклянный взгляд обращен в небо, ноги полусогнуты. Очень бледная, с синими пятнами от болезни по всему телу и кровавой раной в область сердца. "Это сон! Безумный сон!" - подумал я. - "Этого не может быть! Всего этого быть просто не может!"
   За спиной я почувствовал шевеление, но не обернулся. Спустя мгновение рядом со мной появилась Ира и положила мне руку на плечо.
   - Наверное, - неуверенно начала она. - Нам нужно её похоронить. Самим.
   Я в ступоре все ещё сидел около сестры. Не понимаю. Похоронить? А что в таких случаях делается? Вызывается скорая помощь и полиция, после забирают в морг, тем временем родные договариваются с похоронным бюро, выбирают цветы, надгробие, место на кладбище. Оплачивают банкетный зал для поминок, оповещают всех родственников и друзей. Что из этого мы можем сделать? Похоронить самим. Где? И чем мы копать землю собираемся? Невольно я начал озираться по сторонам, в поисках клочка земли.
   Видимо почувствовав мое смятение, Ирка поспешила добавить:
   - Мы придумаем что-нибудь! Мы могли бы оставить её тут. Ты же слышал, что сюда едет ещё одна группа.
  Оставить тут? Представляю, как люди в форме небрежно берут за руки и за ноги мою Катерину и закидывают как мешок с мусором в кузов огромного грузовика, где уже лежат другие несчастные, попавшие под обстрел. Что с ними интересно после делают? Сжигают под открытым небом? Или все же довозят до крематория? Может и нам её сжечь? Всяко лучше мы, чем равнодушные и посторонние люди, которые к тому же наверняка причастные ко всему этому.
   - Так что ты решил? - тихо спросила Ира.
   Но язык словно прилип к небу. Решил... Последние два дня мои решения ни к чему хорошему не приводили. Возможно они и привели единственную сестру к смерти. Последняя мысль словно ударила меня под дых, заставив поморщится. Усилием воли я заставил себя собраться. Сейчас нужно как можно достойней проводить сестру. Ещё успею себя пожалеть. Я наклонился над сестрой и аккуратно закрыл ей веки. Вот уж не думал, что когда-нибудь мне придется это делать. Значит, решено. Сжечь. Невольно в голове возникли образы моих родителей, людей, которые чтили пост. Людей, которые перед тем как похоронить моего деда, отпевали его три дня. Вот, это я понимаю, достойные проводы! Катерина заслуживает не меньшего! Я с силой прикусил губу и аккуратно взял сестру на руки.
   - Нужно сжечь, - с трудом разлепив губы, сказал я.
   - Ты уверен? - нахмурилась Ира. - Это может привлечь ненужное внимание, и...
   - Оставь его, - Федор слегка взял девушку за локоть. - Это его право.
   - Там метров через семьсот есть спуск к водоему, - бесцветным голосом сказал я, стараясь не смотреть на ребят, - на берегу... Там есть место.
   Я медленно направился в сторону леса, проходя мимо Иры, мельком я увидел мокрые дорожки слез на её лице. Заметив мой взгляд, девушка поспешила повернуться. Федя взял валяющееся на земле ружье, и, обогнав меня, направился вперед.
   - Ребята? - послышался тонкий от страха голос. Я остановился. Федор оглянулся назад в сторону микроавтобусов, от которых мы собирались отдалиться.
   - Это твоя девушка?
  Я не обернулся и не проронил ни слова.
   - Это его сестра, - поспешил ответить Федя, увидев мое выражение лица.
   - Я... Мне жаль очень.
   Глубоко вздохнув, я сделал шаг вперед. Принять сочувствие, означает бесповоротность события, произошедшего с Катей, сейчас мне лучше не задумываться об этом.
   Я смотрел перед собой, не смея бросить взгляд на сестру, и старался думать об отвлеченных вещах. Я слышал, как позади меня всхлипывает Ира и это, как ни странно, придавало мне сил не раскисать. Пятиэтажные дома по обе стороны дороги стояли в безмолвии, изредка то у одного, то у другого окна мелькал любопытный силуэт. Однако находились и те, кто прознав, что больше никто не стреляет выбегали с чемоданами и сумками из парадных, поспешно садясь в машину и уезжая из города. Большинство в противомикробных марлевых повязках. Наверное, и нам такими обзавестись не помешает. Хотя, зачем? У меня на руках мертвая сестра. Если уж болен, то уже ничего не исправить.
   На нас многие косились, но увидев за спиной Феди ружье, а у меня на руках мертвую девушку поспешно отводили взгляды и обходили стороной.
   Интересно, выезды из города уже открыты после зачистки-то? А ту аварию, у Питера уже разгребли? Мысли перенесли меня в начало нашего путешествия, и сердце болезненно сжалось при воспоминании о сестре.
   После того, как все... закончится, нужно решить, что нам делать дальше и куда идти. Я не удивлюсь, если после этого ребята решат меня оставить. Ну и пусть. Наверное, так всем будет лучше. У Феди и Ирки ещё есть родные. А я? Найду какой-нибудь заброшенный дом под Выборгом, поживу там пару дней. Авось, все утрясется.
   - Здесь сворачивать? - спросил Федор, выводя меня из раздумий.
   Судорожно кивнув, я слегка постоял у тропинки, которая вела к местному водоему. Нет, все не так. Все неправильно.
   Федор заметил мою нерешительность и подошел ко мне.
   - Мы её просто сожжем и оставим на берегу её останки?
   - План был таким, - отозвался Федя.
   Я не спешил сворачивать и в первый раз за все время посмотрел на Катерину. Многие говорят о мертвых, будто у них такой вид, словно они спят. Глядя на мою сестру, можно было с уверенностью сказать, что ни о каком сне тут нет и речи. Серо-бледное лицо ни в коем разе не говорило о безмятежности, скорее о тяжелой болезни, которая заканчивается или закончится очень плохо. Трудно поверить, что ещё пару часов назад в этом теле была жизнь.
   - Я не могу, - сказал я.
   - Миш, - мягко обратилась ко мне Ира, - это нужно сделать. Или хочешь, мы достанем лопаты?
  Я вновь подумал родителях. Когда они вернутся в город и спросят, где их дочь, лучше если я приведу их на какую-никакую могилу, чем на загаженный заплеванный берег. "Если они вернутся", - шепнул мне внутренний голос.
   - Тебе, наверное, тяжело, - тихо сказал Федор.
   - Нет, - неожиданно резко ответил я.
   - Мы с Ирой вместе сходим за лопатами, или хотя бы за тем, чем будет удобней копать. Ты только не уходи никуда, ладно?
   - Я не уйду.
   Ребята переглянулись и, скинув около меня рюкзаки, вновь вышли на дорогу, оставив меня одного. Может, это мой шанс? Может, сейчас мне уйти? Они смотрят на меня в поисках ответов и решений, но им будет лучше без меня.
   Если бы я не забрал Федора в Выборг, он наверняка был бы сейчас с отцом. Если бы я не потащил Иру за антибиотиками, ей бы не пришлось видеть убийство своей бабушки, и уж точно она не стала бы проводить вскрытие своей собаки.
   Я аккуратно шагнул на тропинку и спустился вниз по склону к воде. Не доходя до берега, я свернул в небольшой лесок и спустя несколько шагов вышел на небольшую поляну, удивительно чистую и не тронутую цивилизацией. Положив сестру на землю, я сел подле неё.
   Наверное, перед этим её нужно чем-то обернуть, в некое подобие савана. И где я его возьму? У нас наверняка только куртки, да кофты остались. И то, если успели их забрать из дома. Рюкзаки! Я вскочил на ноги вернулся назад. Торопился я зря - они валялись там же, где их бросили ребята. Взяв два рюкзака в руки я потащился на полянку.
   Вновь присев рядом с сестрой, я раскрыл, судя по виду, Федин рюкзак. Оказалось, что он захватил больше всех нас. На дне я обнаружил две банки гречки, старенький складной нож и три самых дешевых зажигалки. Да и одежду он не забыл. Моя толстовка, куртка из супермаркета и Катькина кофта. Складывая это все на земле возле неё, я прикрыл глаза.
   - Черт, Катька, зачем? Зачем ты это сделала?! - воскликнул я.
   На меня нашла бесконтрольная злость. Черта с два она сделала это для меня! Как последняя эгоистка она это сделала только ради себя. Оставила меня одного в этом дерьме! Как я посмотрю в глаза родителям? Я изо всей силы вцепился руками в траву и сжал зубы. Ненавижу! Почувствовав на щеке что-то мокрое, я со злости расцарапал себе щеку, досадно раздражаясь на дождь. Вырвав клок травы, я отчаянно начал копать руками яму, вымещая всю скопившуюся боль на ни в чём не повинной земле.
   - Не смог! Не смог! Не смог спасти! Не уберег! - бормотал я, отшвыривая куски земли в сторону. - Вот, что я им скажу!
   Послышался шорох деревьев, и я оторвался от своего занятия, напряженно прислушиваясь.
   - Миша, это ты? - послышался звонкий голос Иры и у меня отлегло от сердца.
   - Да, - хрипло откликнулся я. - Вы в порядке?
   Сколько же я тут рыл?
   Через мгновение появился Федя.
   - Отличное место, - протянула Ира, глядя на мои руки в глине.
   Я хмуро промолчал.
   - Поначалу мы видели только арматуры сплошные, - заговорил Федор. - Но в последний момент нам повезло, и мы нашли саперную лопатку. Она возле парадной валялась у какого-то дома напротив. Ты пока передохни. Я пока начну копать.
  Не став с ним спорить я встал на ноги и подошел к Ире, которая не мигая смотрела на Катерину.
   - Странно, что такую полезную вещь, как саперная лопатка вы нашли у подъезда.
   - Да, - оторвалась Ирка от Кати. - Я сама удивилась. Конечно, это не очень быстро будет. Но явно продуктивней, чем руками. Ты согласен?
   - Я думаю, нам после нужно разделиться, - перебил я Ирку.
   - Что?
  Федя удивленно отложил в сторону лопату.
   - Ты рехнулся? - серьезно спросил меня он. - В городе сейчас опасно, никому доверять вообще нельзя! Нормальных людей днем с огнем не сыщешь, а ты хочешь разделиться?
   - Без меня вам будет проще, - упрямо заявил я.
   - Да с чего ты это взял? - вскинулась Ира.
   - Все мои решения... Это я виноват.
  Ответом мне послужило изумленное молчание.
   - Вообще-то со всеми этими решениями я соглашался. Выходит, нам всем троим нужно разделиться? - иронически заметил Федя, покачал головой и продолжил копать яму. - Не бери ответственность только на себя. Все было верным и правильным, исходя из той ситуации в которой мы оказались. Так что...
   - Я думаю нам нужно вернуться в Питер, - сказала Ирка, стараясь сменить тему.
   - Да, я тоже об этом думаю, - пробормотал Федя. - Кажется Выборг себя исчерпал.
   - Можно ко мне домой, - предложил я. - У нас шестой этаж, многоэтажный кирпичный дом со стальными домофонными дверями. Можно там переждать. Или даже к тебе, Федя, заехать.
   - Или ко мне, - сказала Ира.
   - Словом, вариантов тьма. Жизнь пока продолжается.
  Я задумчиво посмотрел на Катерину.
   - Да, наверное, - тяжело произнес я и направился к сестре.
  
  Глава 23
  
  Начинало довольно быстро смеркаться. Бесконечный день медленно, но верно заканчивался. Мы шли по проселочной дороге без лишних слов в сторону небольших садоводств близ Выборга и области, не рискуя выходить на трассу.
  В голове проносились события дня, каждый раз возвращая меня к моменту погребения сестры. Копать яму маленькой саперной лопаткой оказалось не так просто и не так быстро, поэтому мы не стали делать её максимально глубокой. Когда мы аккуратно уложили на дно самодельной могилы Катерину, Ира попросила меня что-нибудь сказать на прощание, но я так и не смог разлепить губ. Мне нечего было сказать сестре в последний раз. Был призрачный, но все же шанс все попытаться исправить или вылечить её, но она его полностью так глупо перечеркнула. Обида и даже злость не давали мне провалиться в уныние и до конца осознать всю горечь потери.
   - Почему ты тогда вскрикнула? - резко спросил я и остановился перед Иркой, перекрывая ей дорогу.
   - Что? - растерялась она.
   - Когда мы закапывали её, ты вскрикнула.
   - Да не обращай внимания, - промямлила Ирка. - Остаточные рефлексы и все такое.
  Так ничего и не поняв, я отвернулся и продолжил идти.
   - Нам нужно найти еды или кров на ночь, - робко заговорила она спустя четверть часа.
   - Скоро мы уже будем у первых домов, - спокойно сказал я. - Попросим пустить на ночлег. Федя, - обратился я к парню, который шел справа от меня, углубленный в свои мысли, - у тебя ещё остались деньги?
   - Всех валют, - отозвался он. - Доллары, евро, рубли...
   - Ну, если только им йены не понадобиться срочно, тогда все нормально.
  Не успели мы пройти и пары шагов, как вдруг резко прозвучал звонок телефона. Я так и подскочил к Федору, который трясущимися руками начал доставать телефон из кармана.
   - Папа? - с волнением начал Федя и быстро переключил на громкую связь. - Я весь день пытался до тебя дозвониться...
   - Значит так, - раздался из телефона густой бас. - Ты в стране?
   - Нет, мы застряли в Выборге!
   - "Мы"? - удивился отец Феди. - В смысле, ваш автобус на границе?
   - Нет, на КАДе авария была и меня подобрали ребята на машине.
   - Они инфицированы? - голос стал напряженным, и как будто жестким. - Ты ранен?
   - Со мной все хорошо! Мы сейчас направляемся в Питер...
  На другой стороне послышались помехи, каких я не слышал уже очень давно в сотовой индустрии.
   - ....в Питере сейчас очень много беспорядков... - сквозь треск услышали мы. - Выезды... перекрыты... не нужно...
   - Ты пропадаешь! - крикнул Федя, но было поздно. Экран телефона погас, напоследок извещая о законченном звонке. - Черт!
  Мы переглянулись.
   - В Петербурге беспорядки, - медленно повторила Ирка. - По-моему твой отец велел нам не приезжать.
   - У нас нет выбора, - пожал плечами я. - Нам некуда идти, мы тут в Выборге, как неприкаянные. Я уж не говорю, про то, что даже машины нет.
  Машина... Ещё одна вещь, которую я потерял за последние два дня. Тем временем Федор попытался дозвониться вновь, но тщетно. В лесной тишине мы отчетливо слышали,как шли короткие гудки.
   - Надо торопится, - бросил я. - Федя, заканчивай. Скоро будет совсем темно.
  Впереди мы уже отчетливо видели первые дома садоводства Ярина, что несколько меня воодушевляло. Если повезет, то сможем купить у деревенских машину на деньги Федора. А если повезет сильно, то возможно и одолжим внедорожник, чтобы получилось объехать ту аварию.
   - Тут недалеко железнодорожные пути должны быть, - задумчиво протянула Ирка, прерывая наше молчание. - За весь день я не слышала ни одной электрички.
   - Показалось, - буркнул я.
   - Я здесь часто лето проводила. Тут отличный есть спуск на речку... И мы тут часто плавали.
   - Поздравляю.
  Мы наконец вышли на широкую тропинку, ведущую вниз и уже можно было разглядеть первые дачные дома.
   - Я имею ввиду, что здесь постоянно поезда ездили раньше, - нахмурилась Ирка. - Неужели у них парализована вся транспортная система?
   - Тихо! - вдруг шикнул Федя и мы тут же замерли напряженно прислушиваясь.
  Секунду-другую мы стояли в полной тишине, и когда я уже хотел было открыть рот, чтобы задать вопрос, вдалеке раздался протяжный женский крик.
   Я снял с плеча ружье и несколько неуклюже и не с первого раза нажал на рычаг затвора, чтобы откинуть ствол и посмотреть наличие патронов.
   - Ну что там? - спросил Федя, краем глаза наблюдавший за моими действиями, все ещё внимательно вглядываясь в сторону деревни.
   - Один, - ответил я, и с силой вставил ствол на место.
   - Я там не вижу свет! - взволнованно прошептала Ирка. - Ни в одном окне!
  Я неуверенно сделал шаг вперед, но тут же раздался ещё один громкий крик.
   - Что мы будем делать? - спросил Федя.
   - Сколько у тебя патронов в травмате?
   - Он заряжен, а отдельно почти ничего нет. Мы почти все оставили у Вас дома.
   - Поворачивать бесполезно, - сказал я.
   - А если останемся в лесу? Ну немного отойдем вглубь, разведем костер. Худо-бедно переночуем, - неуверенно предложила Ирка.
   - Насколько мне память не изменяет ты вообще никогда на голой земле не спала, - хмыкнул я. -Костер сейчас будет очень виден, мы привлечем излишнее внимание. К тому же мы не знаем, насколько все плохо в Ярине. Нужно проверить.
   - Идем медленно и, по возможности, тихо. Ира, держи наготове лопату и вставай между нами, - распорядился Федя.
   - Толку мне от этого ружья? - проворчал я. - Там один патрон.
   - Значит, нужно не промахнуться, - лаконично заметил Федя и мы медленными шагами двинулись вперед.
  Крики уже стихли, однако все ещё явственно ощущалось постороннее присутствие. Как только мы спустились на основную дорогу, вдоль которой располагались дома, меня постигло неприятное предчувствие. Успешное садоводство Ярина, мечта всех городских купить здесь себе дом или участок земли, был как никогда тих. Создавалось впечатление, что деревня словно мертва. В этой противоестественной тиши, только ночной стрекот насекомых создавал ощущения более-менее какой нормальности.
   - Никого нет, - тихо заметил Федор. В полной тишине его слова для меня раздались как гром, что я невольно вздрогнул.
   - Может, - предположил я. - Все по домам сидят?
   - Давайте в ближайший дом пойдем? - дрожащим голосом предложила Ирка.
   - Нам все равно через всю Ярину нужно будет пройти, - возразил Федя. - Завтра мы продолжим путь к городу.
  Ещё несколько шагов, раздался громкий треск ломающейся ветки, я вскидываю ружье, но Федя быстрым движением опускает рукой мне ствол.
   - Пока не нужно, - прошептал он.
  Мы остановились. Краем сознания я подумал о нелепости возведенных тут зданий. Вот, например, дом миллионов за двадцать, а рядом покосившая изба тысяч за тридцать. Хорошее соседство.
  Совсем рядом громко залаяла собака.
   - Вся маскировка насмарку, - заметил я.
   - Совсем не вовремя, - согласился Федя.
   - Там кто-то идет! - воскликнула Ирка.
   По середине дороги вдали действительно показался человеческий силуэт, который медленно плелся нам навстречу.
   Собака залилась лаем громче и неистовее. Я бросил взгляд туда, откуда как мне показалось раздавался этот шум. Непроницаемый железный забор и роскошного вида дом.
   - Чувствуя я, мы зря сюда пришли, - сказал Федя. Я проследил за направлением его взгляда и оцепенел. Когда на дороге был один человек, я был конечно обеспокоен, но не сильно. Теперь же мы ясно видели, как к этому одному присоединилось человек пятьдесят, стекаясь в один общий поток и неуклонно движущийся к нам. То, что все эти люди были больны, уже не оставляло никаких сомнений. Не встречать же они вышли троих путников в конце концов?
   - Они приближаются!
  Уже совсем близко и рядом с нами из-за поворота вышла маленькая девочка. Её образ надолго впечатался ко мне в память: разорванное окровавленное платьишко, полностью отсутствующая кисть, желтые белки глаз, и синюшные пятна на лице. Одна нога была или парализована, или сломана и подволакивалась по земле. Невольно мы медленно попятились от девочки, которая протянув руки неуклонно шла к нам.
   - Что нам делать? - вскрикнула Ирка. Я беспомощно за озирался по сторонам в поисках укрытия и как назло не находил.
   - Туда! - крикнул Федя, указывая на покосившийся дом.
   - Там забор повален!
  Мы медленно пятились назад, пока не уперлись в железные ворота. Я вновь бросил взгляд на проселочную дорогу и к своему ужасу увидел, как толпа расширилась и разрослась, принимая в свои ряды все больше и больше людей, стекающихся один огромный поток. Теперь их было не меньше сотни. Я оглянулся на черные ворота в которые мы уперлись.
   - Нужно перелезать! - сказал я.
   - Там собака!
   - Кого ты больше боишься, - разозлился я. - Одной собаки или двести больных бешеных людей? Федя, помоги мне подсадить Ирку!
  Федор два раза выстрелил в лоб девушке, которая уже почти вплотную подошла к нам. Я сложил руки крестом, и Ирка, легко ступив ногой ухватилась за широкий край забора. Но перелезать на обратную сторону она пока не спешила, оставшись сидеть на воротах.
   - Там собака по двору бегает! - крикнула Ирка. - Она не на привязи и просто огромная!
  Я переглянулся с Федей и заметил в его глазах беспокойство.
  Толпа все приближалась и теперь не оставалось никаких сомнений, что они с нами сделают, когда приблизятся. Вместе с ними в душный вечерний воздух пребывал нестерпимый смрад гнилого мяса, который в отличных от этой ситуации заставил бы меня очистить желудок, но сейчас я старался не обращать на это внимания.
   Решительным движением руки я снял с плеч Феди рюкзак и перекинул его на другую сторону.
   - Я тебя подсажу! - сказал я. Федя ещё несколько раз выстрелил, но из-за слегка дрожащих рук, оба раза промазал, попав всего лишь в корпус. Первые ряды обезображенных людей слегка замедлились, но этого явно было недостаточно.
   - Лучше я тебя!
   - Нет времени на споры! - возразил я.
   - Ты - толстяк! Ты сам хрен перелезешь! - рявкнул Федя и выстрелил ещё один раз.
  Его реплика меня слегка озадачила. Ну да, я не худощавый, в отличие от Федора, я поплотнее, но зато и покрепче. Но Федя был прав, споры, кто быстрее преодолеет дистанцию сейчас ни к чему.
   - Черт с тобой! - сдался я и перекинул через плечо ружье. - Подсади меня.
  Первые ряды зараженных находились от нас в метрах шести и, Федя, выстрелив ещё два раза помог мне забраться на забор. Мгновение и я уже сидел рядом с Иркой, только в обратную сторону. Я бросил взгляд на красивое убранство сада около дома. Действительно, собака каким-то образом смогла отвязаться с привязи и с волнением кружила по двору, топчась на некогда красивых цветах. Отсюда неясно было здорова ли собака.
   - Ирка, возьми пистолет! - велел ей Федя. - Прикройте меня - мне нужен разбег.
  Ирка быстро схватила травмат. Я и сам приготовился стрелять.
   - Тут один патрон остался! - в панике закричала Ира.
   - Надеюсь, не промахнемся, - пробормотал я. - Где лопата?
   - Я её выронила. Она во дворе.
  Злится сейчас было бесполезно.
   - Стреляй в того, что в футболке оранжевой! А я в того, кто босиком!
   - Поняла!
  Отдача от ружья чуть не заставила меня свалится, да и Ирка тоже едва усидела на месте. До точки невозврата у Феди оставалось секунд пять, и он, быстро оценив и расстояние, и обстановку сделал несколько шагов назад и, разбежавшись, ухватился за забор, подтянулся и вот уже был рядом с нами.
   - Прям в последнюю секунду, - оценил я.
  Через мгновение целое полчище зараженных тыкались в забор, на котором мы сидели, и тянули к нам руки, пытаясь ухватиться за ноги.
   - Нам надо поскорее оказаться во дворе, - сказал я. - Но там пес...
   - Ира, ты можешь нам сказать, болен он?
  Девушка оглянулась во двор, я на всякий случай её придержал.
   - Я не вижу язв, - неуверенно ответила она. - Вроде она здорова, только голодна возможно.
   - Надеюсь, она не решит нами закусить, - ответил я и, развернувшись, начал медленно спускаться вниз.
  Огромный пес палевого окраса тут же подбежал ко мне и, перестав лаять, с интересом начал обнюхивать ноги. Я опустил руки и земля не сильно, но все равно ощутимо ударила мне в ноги. Пес тихо скуля уперся мне в живот и слегка толкнул. Я не уверенно коснулся рукой его головы и слегка погладил, одновременно на всякий случай поднимая с землю брошенную лопату.
  - Вроде все нормально, - сказал я. - Федь, спускайся!
   Федя не сводя настороженного взгляда с животного спрыгнул с ворот и слегка поморщился, когда приземлился на землю, потом мы помогли спустится и Ирине.
   - У нас каждый дом все лучше и лучше, - мрачно сказала она, когда осмотрела роскошную двухэтажную усадьбу, по-другому и не назовешь.
   - Главное, чтобы не было никаких сюрпризов внутри, - отозвался Федя. - Ира, осмотри пса, нужно удостоверится, что он здоров.
   - Хорошо, - кивнула Ирка.
   Мы с Федей подошли к забору.
   - Неужели вся деревня?.. - не удержался я.
  Федя кивнул.
   - Здесь оставаться не дело долго.
   - Знаю.
  Взгляд блуждал по огромному двору и наткнулся на гараж с двумя дверцами.
   - Может, мы найдем там машину и сможем выбраться?
   - Я надеюсь, что она там будет.
  
  Глава 24
  
  Я отошел от ворот, чтобы не слышать раздражающее слух царапанье сотен ногтей по металлическому покрытию.
   - Нам нужно найти здесь все самое необходимое, - медленно сказал Федор, задумчиво глядя на ворота.
   Я оглянулся на Иру. Она все ещё приподнимала поочерёдно то одну, то вторую лапу внимательно осматривала пса.
  - Даже если мы найдем в одном из этих гаражей машину, как мы выберемся? Они с той стороны долбятся и пытаются прорваться.
   - Сомневаешься в воротах? - нахмурился Федя.
   - В них-то я как раз и не сомневаюсь. Я думаю, как мы прорвемся через них даже на машине. Всяко сначала их надо открыть.
   - И мы опять возвращаемся к поиску полезных вещей в этом доме, - Федя кивком указал на особняк.
   - Ир, - повысил голос я. - Что там с псом?
   Ирка быстрым шагом подошла к нам, и огромное животное трусцой направилось следом.
   - Как могло все садоводство так быстро заразится? - звонко спросила она.
   - Потом с риторическими вопросами, - отмахнулся я. - Что с псом?
   - Это девочка, - сдержано ответила она. - В порядке, только, по-моему, она голодная. Кстати, она совсем безобидная. Мне кажется, её больше для устрашения брали. Странно, что здесь никого нет...
   - Возможно, бывшие жильцы за воротами, - пробормотал Федя.
  - Ирка, останься здесь, пока мы дом осматриваем, - велел я.
   Девушка с беспокойством окинула металлическое заграждение. Шум за ними не стихал, а, казалось, только усилился. Собака протяжно заскулила, постепенно переходя на вой.
   - Тише, - шикнула Ирка, пытаясь успокоить собаку.
   Чудесно. Трусливое, да ещё и громкое животное. Толку от впечатляющего размера?
   - Нужно будет поискать намордник, - сказал Федя. - Шум их только сильнее привлекает.
   Ничего не ответив, я пошел по вымощенному декоративному камню к парадным дверям дома.До входной двери оставалось совсем немного, как я заметил работающую видеокамеру. И в отличие от нашего дома в Выборге - это точно не было муляжом.
   - Ого, а дом-то под охранной системой, видимо! - вскинул брови Федя.
   - Вот только вряд ли она приедет, - мрачно отозвался я и потянул ручку двери на себя. На удивление дверь легко поддалась, представив нашему взору просторный коридор, в котором могла спокойно уместиться наша гостиная. А то и вся квартира.
   - Посвети телефоном, - шепнул я.
   - Наверняка свет есть, здесь должен быть генератор или ещё что-то вроде, - Федор, однако, спустя мгновение достал телефон и настроил свет фонарика.
  Я взял телефон Федора и осветил холл. Чуть вышекомода явно ручной работы, я заметил выключатель и, не спеша пробравшись вглубь, я включил свет. Федор присвистнул, явно будучи пораженным роскошным убранством дома, который верхний свет тут же осветил.
   - Теперь я понимаю выражение: "Чтоб я так жил!", - усмехнулся он.
  - Твоя правда, - согласился я. - Только что толку от этой вазы на комоде, если весь мир сейчас летит к чертям?
  Мигом посерьезнев, Федя кивнул.
   - Нужно все здесь проверить, - отозвался он.
   - Давай не разделяться. Мало ли что? Героем я сейчас быть совсем не хочу.
  Сделав ещё пару шагов, углубившись в дом, я заметил валяющиеся коробки в которых сверху лежало дорогое барахло. Здесь явно собирались покинуть дом.
   - У кого-то все необходимое заключается в дорогущей пепельнице, - сказал Федя достав из коробки причудливый прибор для окурков.
   - Или нет. Коробка-то осталась, - пожал плечами я.
   - По-моему там кухня. Пошли туда!
   - Пошли.
  То, что увидели мы, никак не ассоциировалась с комнатой, где раньше в советские времена решались все мировые вопросы, скорее, кухня в музее авангардного искусства было ближе.
   - Черт, здесь все пусто, - сказал Федя, выдвигая резные ящики.
  Я направился к холодильнику, минуя причудливой формы барную стойку и резко открыл его.
   - А вот тут нам повезло, - отметил я и тут же начал закидывать в сумку консервированные фрукты и банки с неизвестным названием.
   - Нужно пройти дальше, этим можно заняться и позже.
   - О, нет. Сейчас-то мы точно все будем делать заблаговременно, - сказал я, все ещё собирая всевозможные яства.
   - Тут ещё одна комната есть, - Федор подошел к одному из углу кухни к двери.
  - Подожди меня, - сказал я уже собираясь закрывать дверцу холодильника, но Федя уже потянул на себя дверь.
  Судорожно выдохнув, он быстро закрыл дверь обратно.
   - Что такое?
  Я мигом оказался рядом с ним и взял с рядом лежащей подставки самый большой нож.
   - Это не потребуется, - заявил он и слегка успокоившись, вновь открыл дверь. Эта комната оказалась ванной, которая потрясала своим убранством не хуже предыдущих помещений.
  На белоснежном кафеле, раскинув руки лежала очень старая женщина. Желудок сжался, когда я обратил внимание на отсутствующую часть её головы. Под ней, казалось растеклась вся её кровь вперемешку с мозговым веществом.
   - Калибр был большим, - сиплым голосом отозвался я, поспешав закрыть дверь.
   - По крайней мере теперь понятно, почему не забрали вещи и ушли в такой спешке.
   - Здесь есть ещё один этаж и на первом этаже есть другие комнаты.
   - В таких условиях - вот он минус больших домов. Нам потребуется отдохнуть, и я понятия не имею как это сделать, когда есть большая вероятность что здесь мы не одни.
   - Она давно умерла, - заметил я. - Кровь свернулась. Возможно, здесь все-таки больше никого нет.
   - Нужно убедиться, - настаивал Федя.
  Снаружи послышались шаги, я вскинул нож, но оказалось, что это всего лишь Ира решила войти, явно заволновавшись нашего долгого отсутствия.
   - Ого! - её громкий возглас удивления, снял напряжение от недавних событий, внеся в эту жизнь что-то будничное. - Вот это хоромы!
   - Я велел тебе оставаться во дворе! - сердито отозвался я и направился к ней навстречу.
   - Ты бы сам там попробовал побыть десять минут, - огрызнулась она. - Там творится черт-те что! Все эти завывания, да и собака успокоится не может.
   В голове возникла идея, я подошел к ещё незапертой на улице двери и присев на корточки обратился ко все ещё кружащей по двору собаке.
   - Эй, девочка! Давай ко мне!
  Животное удивленно оглянулось на меня и вопросительно тявкнула.
   - Давай, Ирка, помоги мне, - сказал я и тихонько присвистнул.
   - Ты серьезно? - удивилась она. - Хочешь пустить её в дом?
  Укоризненно покачав головой она тоже свистнула, подзывая животное, и собака уже смелее затрусила к нам. Ее явно не подпускали к дому. И не удивительно - пару раз махнув хвостом она запросто могла снести и эти столики и все, что на них.
  Как только собака вошла в дом, я с силой захлопнул входную дверь. Оказавшись внутри, собака тревожно заскулила и попятилась к входной двери назад.
   - От неё вообще толку никакого, - с досадой махнул я рукой.
   - Да что с тобой такое? - нахмурилась Ирка. - С чего бы ты так собак не любишь.
   - Конечно, - иронично заявил я, - давай сейчас покопаемся в моих ощущениях, поговорим, выясним все корни моих бед.
   Ира поджала губы.
   - В кои-то веки этому животному выпала честь доказать свою полезность, а она только трусливо жмется, - продолжил я.
  В карих глазах собаки я заметил виноватый блеск.
   - На первом этаже все в порядке, - в холле появился Федя. - Я на второй. Кто со мной?
   - Я, - презрительно посмотрев на меня напоследок, она пошла вслед за Федором оставив меня одного. Я бросил взгляд на собаку, которая все ещё жалась к входной двери.
   - Сейчас у тебя выбор невелик, - сказал я, обращаясь к ней. - Либо здесь, либо во дворе.
  Вспомнив про гаражи, я решил их проверить и с большим трудом отодвигая тело распластавшегося животного я вновь вышел во двор.
  Спустившись по крыльцу, я направился к гаражам, находившимся чуть поодаль от дома. За воротами ещё слышалась какая-то возня, но уже гораздо тише, видимо эта собака действительно создавала много шума.
  В этом доме, явно любили не только роскошь, но и идти в ногу со временем. Один из гаражей был на электрическом подъемнике. Впервые сталкиваясь с этой системой, я уже думал, что придется искать некое подобие пульта или устройства с помощью которого нужно будет его открыть, но я ошибался. В углу я обнаружил коробку с двумя кнопками. Не долго думая, я попытался нажать на самую верхнюю. Гараж спустя некоторое время чуть лязгнул и начал медленно подниматься. Но увы, машины в нем не оказалось. Все ещё стараясь раньше времени не расстраиваться очередному тупику и подошел к соседней дверце, и вновь нажал на кнопку. Дверца только ещё начала приподниматься, когда я понял свою ошибку так опрометчиво и легкомысленно поспешить с осмотром. Не успел я дернуться, как на меня вылетело нечто и повалило меня на землю.
  Инстинктивно я прижал руку к горлу этому зараженному. С нечеловеческим рычанием это человеческое существо, покрытое свежими язвами, пыталось прильнуть зубами к моему лицу. Зажатый в неудобной позе, я все ещё пытался не подпустить его к себе. Во двор тут же выбежала собака и вновь подняла свой громкий лай. Я со всей силы попытался пнуть ногой этого ненормального и боль эхом отозвалась в районе колена. Я не ожидал, но удар вышел гораздо сильнее, чем я рассчитывал. И я был готов поклясться, что не промахнулся. Но по всей видимости мои жалкие попытки вырваться и остались именно жалкими. Его лицо было уже совсем близко, и я чувствовал зловонное дыхание.
   - Миша? - раздался голос Ирки.
  Чувствуя, что если я отзовусь, силы меня окончательно покинут я все ещё продолжал бороться с этой тварью.
   - Федя он тут! Федя!!!
  Я почувствовал, как Федор бежит мне на выручку со всех ног и вот уже спустя мгновение он рывком отцепляет от меня зараженного.
  Почувствовав свободу, я как мог, постарался быстрее подняться на ноги. Федя уже со всей силы вонзил нож в лопатку зараженного. Но в этой ночной тьме, слабо освещаемой только с помощью гаража, я усомнился, а действительно ли нападавший был человек. Часть волос отсутствовала, глаза почти вылезли из орбит, даже тело как будто непропорционально вытянулось.
   Получив ранение в лопатку тот как подкошенный завалился на землю и неистово забился страшно крича. Я выхватил нож из рук Феди и со всей силы ударил зараженного в голову. И только тогда тот окончательно успокоился и обмяк.
   - Что это такое? - испуганно спросила Ира с некоторой боязнью подходя ближе.
   - А как же "Разделяться не будем! Героем быть не хочу?" - накинулся на меня Федя.
   - Виноват, - пробормотал я, внимательно осматривая то, что мы только что убили. - Смотри, это уже совсем непохоже на человека.
   - Его нужно оттащить подальше, - брезгливо отозвалась Ирка.
   - Как-то не очень прикасаться к нему хочется, - сказал я.
   - Он тебя ранил? - резко спросил Федор.
   - Все в порядке.
   - Зато мы нашли автомобиль, - вдруг сказала Ирка.
  Я резко обернулся на второй гараж, из которого вылезло это чучело. Он был шире и просторней и в глубине стоял старый-старый, повидавший много Мерседес. Оставив ребят позади, я направился к машине. Было хорошо видно, что автомобиль простоял здесь долго. Он был весь в пыли, грязный, и непонятно было, может ли он ещё ездить. Основной цвет его был черный, только вот дверцы были белыми. Заглянув в салон я увидел в замочной скважине ключи.
   - Дело за малым, - сказал я, обращаясь к ребятам. - Осталось только завести эту рухлядь на колесах.
   - А ты умеешь чинить машины? - усомнилась Ирка, обходя мерин с другой стороны и критически его осматривая.
   - Федя, - позвал я. Федор все ещё осматривал поверженного зараженного.
   - Ребята, - в свою очередь позвал он нас изменившимся тоном.
  Переглянувшись с Иркой мы направились к нему.
   - Ира, - обратился к ней Федя, - помнишь ты говорила, что внутренние органы собаки, ребра, например, видоизменились?
   - Ну да, - неуверенно ответила она.
   - Мне кажется, что эта болезнь что-то делает с нашими телами, какие-то метаморфозы.
   - У него волосы вылезли, - отметил я.
   - И не только. У него словно руки стали длиннее, видишь?
   - То есть, - начала Ира и присела на корточки рядом с Федей, - ты думаешь, что бешенством все не ограничивается?
   - А что если бешенство - это только начало? - мрачно предположил Федя.
   - Не может быть, - возразил я. - Смерть она очень меняет людей.
   - Но он же был не мертв, когда нападал на тебя!
   - Да хрен знает, - почесал я голову. - Может все эти люди просто чертовы зомби.
   - В любом случае, - прервала наши рассуждения Ира. - Нам нужно добраться до города, до цивилизации. Думаю, когда мы доберемся до Питера, все уже будет предельно ясно, с чем мы имеем дело.
   - Что-то я сомневаюсь, что мало того политики устроят брифинг, то ещё и доложат всем обществу про этот ужас.
   - Откуда мы знаем? - спросила Ира. - В таком большом городе наверняка безопасней. Туда направляют все основные силы.
   - Основные силы, чтобы расстреливать невинных людей? - возразил я. - Таких как аптекаря или мою сестру?
   Ира глубоко вздохнула и нерешительно подняла на меня глаза.
   - Катерина была больна и это было видно, а тому мужику не повезло.
   - Отец Федора сказал, что в городе беспорядки. Откуда мы знаем, что там также батальон по Невскому не проходит наперевес с оружием и расстреливая каждого, кто им на глаза попадется, - начал горячится я. Воспоминание о сестре пробудило во мне все воспоминание о двух прошедших днях.
   - В любом случае, - перебил нас Федя. - Нам нужно починить машину. Я тебе помогу. Ира, приготовь нам что-нибудь поесть. Ночь длинная предстоит.
  
  Глава 25
  
   - Я бы сейчас с радостью спать завалилась, - проворчала Ира, однако все же пошла в дом.
   Федя насмешливо посмотрел ей вслед.
   - После всех этих событий её ещё может клонить в сон?
   - Мне кажется, что тут больше обычного женского ворчания, чем правды, - усмехнулся и оглянувшись на машину, вновь окинул её взглядом.
   - Попробуем завести? Нужно для начала понять, на что мы можем рассчитывать.
   - От её потенциала?
   Федя усмехнулся и, открыв дверцу, ловко забрался за руль.
   - Да, точно. А мы все ещё о машине говорим?
  Покачав головой, я отметил, что последние несколько часов настроение у него было более приподнятое. Оно и не удивительно: до него дозвонился отец, мы едем в город и, что немаловажно, сейчас мы в безопасности. В теперешних условиях это много стоит.
   Тем временем ведя повернул ключ и я, отчетливо услышал, как старенький мерин откашливаясь пытается завестись, к сожалению, пока безуспешно. Спустя секунд десяти после безуспешных попыток, он откинулся на сиденье и, зажав губу, снова повернул в замке ключ.
   - Это бесполезно, - покачал головой я.
   - Может аккумулятор сдох?
   - Может, - согласился я. - Ты вообще в них разбираешься?
   - Ты даже понятия не имеешь, насколько это сейчас для меня сложный вопрос.
   Я удивился, но ничего не ответил, рассчитывая, что он и так сейчас постарается мне все объяснить. И я оказался прав.
   - Мой отец, - начал он, что-то нашарив под рулем, потянул ручку открывания капота на себя вылез из водительского кресла, - обожал в машинах копаться. Хотел, чтобы я также был одержим всякими тачками и всем прочим. Но это явно не мое. Хотя во всяких сырых гаражах, я провел почти все свое детство. Единственное, что я уяснил: ты никогда не поймешь причину поломки, если не будешь иметь понятия как все работает.
   - И?
   - И я знаю, как устроен и как работает двигатель. То есть чисто научный подход, - подхватил он и открыв капот начал разглядывать внутренности Мерседеса. - А ты разбираешься?
   - Больше интуитивно.
   - Для наших обстоятельств большего и не нужно, - кивнул Федя.
   - Смотри, - сказал я, указывая на двигатель, - машинка-то на дизеле.
   - Тем проще и, кстати, дешевле.
   - Чувствую я, твои деньги пока останутся бесполезными бумажками. Сейчас это совсем неважно.
   - Тут есть ещё один аккумулятор, - Федя обратил внимание на темный угол гаражного помещения.
   Я подошел к Федору, который склонившись рассматривал устройство.
   - Ну что? Проверим нашу теорию?
   - А что ещё остается? Вытащи пока старый из машины.
  Я направился к открытому капоту и мельком взгляд вновь скользнул на недавно убитом человеке, который все ещё лежал на траве.
   - Ты знаешь, что это?..
  Мне не пришлось пояснять Федору, что я имел ввиду. Он ответил не сразу. Взяв не без труда в руки аккумулятор, и повернувшись ко мне лицом, я заметил, как он слегка напрягся, тоже кинув взгляд на неподвижный труп.
   - Не было особо времени подумать. Я вспомнил про метаморфозы у собаки, которую разделывала меньше суток назад Ирка. Про потертую шерсть, про язвы, про изменившуюся грудную клетку... - с тяжелым вздохом он водрузил аккумулятор на край капота и посмотрел на меня. - Я думаю, что болезнь способна изменить организм зараженного. Медленно, но, как мы видим, верно.
  Признаться, у меня витала в голове подобная мысль, но я всеми силами не хотел её допустить. Несколько секунд мы молчали, невольно слушая громкий стрекот ночных насекомых, повисшего над округой.
   - Они стихли, - заметил Федя. - Там, за воротами.
   - Слышу, - отозвался я. - Но ненадолго. Стоит нам завести эту, как я думаю, "тарахтелку" - сбежится вновь вся округа. Давай проверим аккумулятор. Я все же надеюсь, что все дело в нем.
   - Давай, - моментально согласился Федор.
  Я снял источник питания машины и подсоединил вместо него, тот, что притащил из угла Федя.
   - Ну, что? Пробуем? - спросил я, и не дожидаясь ответа сел за руль автомобиля. Даже до конца не провернув ключ, я понял, что все дело было в аккумуляторе. Сверху на панели зажглись оранжевые датчики, оповещая об открытых дверцах, и о недостаточном уровне бензина. Как я и предполагал машина громко, словно откашлявшись, завелась.
   - Отлично! - крикнул Федя, и дал мне знак рукой, чтобы я заглушил двигатель, но я не торопился, решив, что неплохо было бы проехать хотя бы несколько метров вперед, чтобы оценить до конца состояние простоявшего здесь, бог знает сколько, мерина. Я выжал сцепление и раздались громкие методичные стуки, и спустя несколько рывков вперед заглохла.
   - Это сцепление, - нахмурился я, и вышел из машины, хлопнув дверцей. - Нужно лезть под мерин, и разбираться.
   - Сейчас темно, а эти упыри, услышав Мерседес, сразу подошли к воротам, - возразил мне Федя.
  Я прислушался. Действительно, движение за металлическим забором заметно увеличилось. На миг мне показалось, что ворота раскачиваются, под мерным натиском больных людей.
   - Черт, ну и застряли мы!
   - Сейчас нам лучше пойти в дом, поесть и немного поспать. Нужно набраться сил перед дорогой. Да и вообще - день, словно, бесконечен.
  Я с досадой посмотрел на автомобиль. Не смотря, на некоторый оптимизм Федора, я понимал, что влипли мы серьезно. Главное, суметь отсюда выбраться.
  
   Зайдя в дом, мы сразу почувствовали аромат приготавливаемой пищи, доносившийся с кухни. Желудок пронзил спазм голода, заставив невольно ускорить шаг на кухню.
   Ира стояла у газовой плиты и что-то помешивала на хозяйской сковороде. Услышав наши шаги, она слегка вздрогнула и резко обернулась.
   - Я слышала, что машина завелась! - Ирка взволнованно махнула деревянной ложкой и кусочки пищи упали на красивый кухонный кафель.
   - Да, только, есть небольшие проблемы со сцеплением, - Федя сел за стол и устало посмотрел за окно.
  Мысленно я хмыкнул: на его месте я бы все-таки не был таким оптимистом.
   - Что готовишь? - спросил я, невольно сглатывая слюну.
   - Я нашла овощи, которые лежали в холодильнике, - Ирка оглянулась на плиту. - В общем-то, ничего особенного: морковь, лук, свекла, томатная паста. О, и ещё я нашла хлеб!
   - А что с водой? - осведомился я.
   - Вода и электричество есть, - кивнула Ирка. - Кстати, сколько электричество будет работать без... без...
   - Без обслуживающего персонала около недели, - ответил я, невольно задумавшись о последствиях исчезновения людей со своих рабочих мест.
   - Вода тоже?
   - В течении нескольких дней.
   - Так быстро? - Ира обернулась и в её глазах я заметил страх.
   - Компрессоры выйдут из строя, - пожал плечами я. - Я сейчас имею ввиду мегаполисы.
   Я сел на диван рядом с Федей.
   - Сотовая связь?
   - Линии перегрузятся, сервера "упадут", и если их никто не поднимет... - Федя включился в диалог. - Останется только спутниковая связь.
   - Ира, - обратился я к девушке, которая замерев, смотрела на нас, явно обдумывая услышанное, - у тебя пригорает, кажись.
  Всплеснув руками, Ирка вновь повернулась к плите и спустя мгновение поставила горячую сковородку на стол.
   - Вот, ещё ложки, - произнесла она, ставя приборы перед нами.
   - Жаль хлеба нет, - сказал я.
   Мы молча начали ужинать, каждый погруженный в свои мысли. Я вдруг подумал, что чувствую себя крайне непривычно без сестры, но поспешил отогнать эти мысли. Если я сейчас начну углубляться в свое моральное состояние, то впору будет застрелиться. Ирка тоже заметно помрачнела, а Федя... А по Феди нечего не скажешь, тяжело понять, о чем думает этот парень.
   - Что там на втором этаже, кстати? - спросил я.
   - Куча хозяйских спален, бильярдная, огромная ванна, - отозвался Федя.
   - Нам не нужно разбредаться по дому, - я отложил ложку в сторону, хотя ни черта не наелся этими овощами. - Спим на первом этаже. Где собака, кстати?
   - Я нашла суповой набор в холодильнике и дала ей кость, - сказал Ирка. - Она где-то по дому бродит.
   - После еды ложимся спать, - продолжил я. - Как проснемся - уезжаем.
   - Вы же говорили, что какие-то проблемы с машиной...
   Совсем забыл.
   - Завтра и разберемся, - отрезал я и, встав из-за стола, направился в коридор, надеясь увидеть гостиную, или большую спальню, или ещё что-то, где можно было бы подремать.
  Долго мне искать не пришлось - сразу за поворотом, я увидел широкий проход, за которым виднелась часть комода и фортепиано.
  Я сразу понял, что попал в гостиную. Стоило ли повторять, что и здесь вся обстановка была как музее? Но сейчас это меня совсем не волновало. Как только я увидел диван, как невероятная тяжесть прошедших дней навалилась на меня. Я уже было двинулся к спальному месту, но спустя мгновение, услышал мерный цокот когтей по полу и лениво, скорее по инерции обернулся. Огромная собака, с до сих пор неизвестной нам кличкой, вопросительно смотрела на меня.
   - Чего тебе? - недовольно спросил я. Собака негромко гавкнула и вильнув хвостом скрылась за порог.
  Тем временем я скинул подушки на пол, и расстелил трехместный диван. Уже не в силах ещё хоть как-то обустраивать нам место для ночлега, я упал на диван и закрыл глаза. Уже засыпая, я вдруг вспомнил, как после моей последней реплики с тревогой переглянулись ребята. Ну и пусть. Завтра будет новый день. Завтра действительно разберемся.
  
  Я проснулся от сырого холода, который проникал в открытое окно гостиной. Я не хотел открывать глаза, мысленно досадуя на того гения, который додумался на ночь оставить окно открытым. Рядом с собой я слышал дыхание ребят. Я поежился, пытаясь устроится поудобнее и вернуть свой сон, но очередная порция холодного воздуха ворвалась в комнату, и я окончательно проснулся.
  Рывком сев на диване, я не стал долго раскачиваться, а сразу шатаясь, ещё после сна, направился в сторону открытого окна. Закрыв створку и глянув во двор, я увидел бледное распластанное тело зараженного, которого мы убили накануне. Я обернулся на диван и увидел мирно спящих ребят. Решив пока их не будить, я пошел к выходу. Нужно починить Мерседес и уезжать отсюда поскорее.
  Утренний свет уже проник в дом, освещая и показывая убранство дома в новом свете. "Чисто не там, где убирают, а там, где не сорят", гласила резная табличка у входа в кухню. Мельком, заглянув в помещение, я не увидел не одного следа нашей вчерашней трапезы. Пройдя чуть дальше, я вышел наконец в прихожую, где подперев дверь спала собака. Но услышав мои шаги, она встрепенулась, вскочила и радостно завиляла хвостом, приветствуя меня. Неужели, она думает, что я тоже рад её видеть? А ещё говорили, что собаки отлично чувствуют настроение людей. Ну да, ну да.
  Открыв входную дверь, я вышел во двор. День уже встречало пасмурное, сырое утро, но определенно на улице было теплее, чем в доме.
  Стараясь не смотреть на мертвеца, я пошел прямиком в гараж к Мерседесу. Подойдя к машине, я уныло подумал, что это великое достижение для неё самой, что она вчера завелась. Утренний свет показал машину, как она есть. Пыльная, грязная, старая, вся какая-то нелепая с этими белыми дверцами, да ещё и со сломанным сцеплением. Я взял себя в руки и через "не хочу" принялся за работу.
  Но не успел я залезть под Мерседес, как раздался топот ног по деревянному крыльцу.
   - Миша! - крикнул Федя.
   - Ты чего кричишь?! - шикнул я на него немедленно отзываясь и выходя из гаража, чтобы быть в прямой видимости от него.
   - Я проснулся - тебя нет, - сердито сказал он, потирая глаза.
   - А где Ира?
   - Я тут! - рядом с Федей тут же появилась Ирка. - Ты давно встал?
   - Минут десять назад.
   - А как же чай, кофе? Ты завтракал?
  От разговоров о еде я почувствовал отзвук в своем животе, вспомнив, что вчера я толком не поел.
   - Я принесу консервированные ананасы и абрикосы, - метнулась она в дом, а Федор все ещё потирая глаза спустился по ступенькам крыльца мне навстречу.
   - Ты бы меня разбудил, - укоризненно произнес он, подходя ближе.
   Я отмахнулся и вновь повернулся к машине.
   - Ты, кстати, знаешь сколько времени?
   - Если верить швейцарским настенным часам в прихожей, то почти шесть утра, - лаконично отозвался Федор и подошел чуть ближе.
   - Во сколько вы спать-то легли?
   - Наверное, спустя минут десять после того, как ты ушел. Ирка начала убирать за нами посуду, вытирать со стола и все прочее. Сказала, что хочет заняться чем-то привычным, это, мол, её успокаивает. Когда я зашел в гостиную, ты уже во всю храпел.
   - Да, - рассеянно произнес я. - День был довольно... сложным.
  Мы немного помолчали, и Федя прошел вглубь гаража. Воспоминания о Катерине невольно закрались в мою голову, и видимо он заметил, как я переменился в лице.
   - Хочешь поговорить?
   - Нет, - более резко, чем хотел произнес я.
  Федор пожал плечами, и настаивать не стал, чему я несказанно был ему благодарен.
   - Тут есть ящик инструментов. Вот увидишь - не пройдет и пары часов, как мы заставим её нормально работать.
   Я шумно сглотнул, но выдавил из себя улыбку.
   - Мы все ещё о машине говорим, верно?
  
  Глава 26
  
  Мы даже и не думали, что работа над машиной так надолго сможет затянуться. Солнце поднималось все выше, но видимых улучшений добиться не получалось. Оказалось, что помимо неисправного сцепления, сломалось ещё и подвеска. Двигатель, судя по всему, тоже оставлял желать лучшего. Казалось, у нас в гараже разгорелась самая настоящая война против машины. И, к несчастью, мерседес пока брал вверх.
   - Ну нам же не нужна победа в Формуле-1, - произнесла Ирка, наблюдавшая за нашей работой. Девушка сидела напротив гаража на земле и вокруг неё кружила собака.
   - В том-то все и дело, - отозвался я из-под машины. - Что мы её пытаемся только подлатать. Федя, ключ!
  К счастью, гараж был оборудован необходимым набором инструментов, которые в теории позволяли нам как можно быстрее закончить. По крайней мере, мы поначалу так думали. Наивные.
  Но, с одной стороны, я был только рад - работа над машиной позволяла мне не думать о последних событиях.
   - Может, я смогу помочь? - робко спросила Ира.
   - Сиди уж, женщина, - насмешливо сказал я. - Тут все ржавое, вдруг запачкаешься?
  Даже не глядя на неё, я мог с уверенностью сказать, что она слегка обиделась.
   - Федь, вылезай оттуда. Я попробую чуть отъехать, - я слегка пнул его по ботинку. Федор тоже был под машиной, но только с другой стороны, пытаясь отсоединить подвеску, чтобы заново её закрепить.
   - Угу, - отозвался он.
  Я сел за руль и повернул ключ в замке зажигания. Услышав неуверенный шум работающего двигателя, я выжал сцепление. Ответом мне был громкий гул.
   - Ну нет, зараза, - стиснув зубы, пробормотал я. - Ты у меня сейчас поедешь!
  Я переключил передачу сразу на третью скорость, и машина тронулась с места, периодически трясясь. Мерседес поехал нехотя, словно капризничая и, естественно, рывками. Я нажал на тормоз и заглушил двигатель. Лицо у Ирки было победным, но вот я не особенно разделял эту радость.
   - Мы только слегка подлатали, - подошел Федор, отряхиваясь по пути. - Тут работы дня на два. Мерин может в любую секунду заглохнуть. Миша не шутил, там действительно все ржавое. Машиной толком никто не занимался много лет.
  Лицо Иры уже не было таким радостным.
   - Там за забором человек пятьдесят чумных! У нас толком нет еды, мы здесь не в безопасности! Мои родители где-то в городе и волнуются обо мне, - девушка глубоко выдохнула, словно, пытаясь прийти в себя. - Нам нужно отсюда уехать, нужно!
   - Мы проехали с грехом пополам три метра! Три! - зло сказал я. - Сейчас же речь идет о ста километрах! Ты хоть представляешь, как велик риск застрять посреди дороги?!
  Девушка закусила губу и отступила чуть назад. В её взгляде я прочитал немую мольбу уступить. Невольно я вспомнил Катерину.
   - Что ты скажешь, - повернулся я к Феде, который все это время молча обходил Мерседес.
   - Шансы, что мы заглохнем весьма высоки, - признал он. - Но Ирка права, у нас тут нет припасов, мы здесь действительно в ловушке.
   - Зато в безопасности! - парировал я. - Лучше чинить машину здесь, чем на полпути к Питеру, не находишь?
  Все с ними ясно. Они быстрее хотят попасть в город к своим родным. Но, черт возьми, сейчас-то я прав!
   - Хорошо, - сдался я. - Но это, Федя, на твоей совести. Собирайте все полезные вещи. Ирка, у нас ещё остались продукты?
  Ирка утром вынесла две банки с консервированными фруктами, которые мыопустошили за пару минут.
   - Ещё три банки с ананасами, - растерянно сказала Ирка.
   - Лучше, чем ничего, - кивнул я. - И посмотри какие-нибудь теплые вещи.
   - Будем мародерствовать, - подвел итог Федор.
   - Если совесть не позволяет, можешь на столе оставить деньги, - бросил я. - Все равно они пока нам не особо пригодились.
  Ирка тут же умчалась в дом, собака с радостным лаем направилась за ней.
  Я посмотрел на часы - близились пять часов вечера. Если выезжать - то в самое ближайшее время.
   - Слушай, - обратился ко мне Федя. - Я нашел бензинный генератор - это полезная штука. Надо его затащить в багажник, на всякий случай.
   - Где он? - спросил я. Он действительно нам мог здорово пригодиться.
   - Он за гаражом, - кивнул в сторону Федя, он чувствовал, что я ещё зол над сложившейся ситуацией. - Я принесу.
   Не дожидаясь ответа, он направился в сторону гаража. А я подошел к забору. Мой последний заезд на машине нельзя было назвать тихим, и я был уверен, что мы привлекли внимание. Увы, я не ошибся. С другой стороны, отчетливо слышались скребки по металлическому покрытию тяжелое прерывистое дыхание. Интересно, сколько их там собралось снаружи?
  Я вновь оглянулся на машину. Федя уже быстрым шагом тащил на себе красного цвета генератор и собирался закинуть его в багажник. Вспомнив о состоянии мерина, я с досадой подумал о предстоящем пути к Петербургу.
   - Возьми ещё инструменты, - крикнул я Феде. - Кувалду, молоток, зубило, набор ключей... Все полезное, что может пригодиться.
  Федя кивнул и вновь пошел к гаражу, я пошел в угол участка, потому что увидел лежащую на земле лестницу, которая сливалась с травой и не оставляла попыток её обнаружить в темноте. Не без труда подняв и прислонив стремянку к забору, я забрался на самый вверх и осторожно посмотрел за нашу преграду.
   Все оказалось ещё хуже, чем я мог предположить. Я был в стороне от ворот, но заметил, как человек двадцать толкаются в металлические стены. Методично и с одним интервалом. Несколько человек (если ещё их можно было так назвать) внешне совершенно преобразились. Один из мужчин медленно повернул в мою сторону голову, и я обомлел от отвращения и ужаса. Вылезшие волосы, удлинившаяся и потяжелевшая челюсть с выступающими зубами, кожа стянулась вокруг рта, образовав некрасивые складки... Его заслоняли другие чумные, но я был готов поклясться, что у него также увеличился корпус и руки.
   - Что там?
  Неожиданно громкий звук голоса Феди заставило ещё несколько зараженных посмотреть в мою сторону. Они медленно направились ко мне.
   - Тише, - шикнул я Феде и тут же начал спускаться.
   - Сколько их там? - посерьезнев, спросил он.
   - Много, - коротко ответил я. - Нам нужно решить, как мы будем уезжать отсюда.
   - Ты имеешь ввиду, как мы будем открывать ворота и одновременно уезжать, учитывая, что там толпа стоит?
   - Ворота "на себя" открываются, или как? - спросил я.
   - Вроде бы, - неуверенно протянул Федор.
   План возник в голове сам с собой.
   - Нам нужна веревка, - сказал я. - Привяжем ей ручки ворот, далее садимся в машину, ты или я дергаем за другой конец, открываем ворота и тут же мчимся сквозь эту толпу.
   - А что делать с собакой?
   Черт, с этим животные сплошные проблемы.
   - Я даже не уверен, что она поместится на задних сидениях, - продолжил Федя.
   - Будет как отвлекающий маневр, - отозвался я, и направился к машине.
  Мерседес стоял на зеленом газоне со все ещё открытым багажником. Я незамедлительно начал в нем рыться в поисках троса.
   - Подожди! - Федор подошел ко мне. - Ты это серьезно?
   - Хорошо, - я отвлёкся от своих поисков. - Что ты предлагаешь?
   - Закрыть хотя бы её в доме...
   - И она там сдохнет от голода, - подхватил я.
   - Иначе её сожрут эти, - Федя кивком показал на ворота.
   - У неё будет шанс убежать и, вероятно выжить, плюс она отвлечет внимание от нас.
   - За что ты так собак ненавидишь? - в голосе Федора отчетливо слышалось изумление.
  Я промолчал и снова наклонился к багажнику. Где же этот чертов трос?
  Послышался звук закрывающейся двери, Ирка выбегала из дома с коробкой в руках, которая доверху была забита вещами.
   - Ира, ты в курсе, что собака возможно через десять минут погибнет? - поинтересовался Федя.
   Коробка с глухим стуком упала на землю. Ирка выглядела ошеломленной.
   - Что? С чего бы это?
  Она требовательно посмотрела на меня, я же старательно делал вид, что полностью занят поисками, хотя уже и увидел кусок троса, торчащий рядом с запасками.
   - Ты хочешь оставить собаку здесь? - догадалась Ирка.
   - Она не поместиться в машину, - я пожал плечами и встретился с ней глазами.
   - Ничего подобного, - отчеканила Ира.
   - Как хочешь, - мигом согласился я. - Но учти, сидеть с ней тебе.
  Я достал свёрнутый кольцом трос и протянул его Федору.
   - Я завяжу этот конец к ручке ворот, - сказал он. - И его потяну из машины.
   - Может, лучше я?
   - Я не смогу стартануть на машине как ты сразу с третьей скоростью, - Федя подошел ко слегка раскачивающимся воротам, за которыми скапливалось все больше зараженных.
   Сказать по правде, сейчас я и сам сомневался в своих силах. В голову закралась мысль, что все может не получиться. Что Мерседес вновь заглохнет и развалится на месте, не позволив нам вырулить за пределы этого поселка. Да что там поселка? Даже этих ворот!
   - Ирка, ты положила коробку в багажник? - обратился я к девушке.
   - Все сделано, - сухо отозвалась она и оглянувшись посмотрела на собаку, которая все это время сидела напротив машины. - Не могу поверить, что ты хотел её оставить!
   - Толку от неё практически никакого, - я как мог старался не повышать голос, но почти уже не мог справится с накатывающим на меня раздражением. - Она огромна, труслива, криклива... Продолжать? Ты подумала, чем мы её кормить будем?
   - Мы могли бы её запереть в доме, - с вызовом произнесла Ирка мысль Феди. Я не стал повторять, что будет тогда с ней в этом случае, просто пожал плечами и, закрыв с силой багажник, пошел к дверце со стороны водителя.
  Федор, привязав трос к воротам, проверял крепкость узла.
   - Давай, девочка! - послышался ласковый голос Ирки. - Скорей сюда, милая! Давай в машину!
   Я повернулся к собаке, которая все ещё сидела на траве и, наклонив голову, не сводила глаз с Ирке, радушно открывшая ей дверцу.
   - Миша, помоги мне, - требовательно сказала она.
   - Ещё этого не хватало, - пробормотал я.
  Однако все же я выбрался из машины и, направившись к собаке, схватил её за ошейник и подтащил её к пассажирским креслам. Она не отпиралась, но и не стремилась в узкое для неё место.
   - Это было довольно грубо... - подметила Ира.
   - Ты спятила? - огрызнулся я.
  Я понял, что Ирка почувствовала себя неловко. Она не стала развивать эту тему и промолчала. Вероятно, внутренне ощутила, что лучше сейчас со мной не пререкаться.
   - Я все привязал, можем отправляться.
  Федор подошел к машине, держа второй конец троса. Я сел в машину и поморщился от сильного запаха псины. Огромная собака скукожившись нависла над моим креслом и шумно дышала мне в волосы. Ирка не с первого раза, но все же устроилась рядом с ней.
  А Федя, максимально открыл окно и наполовину высунулся, держа трос над головой.
   - Заводи машину, - крикнул он.
   - Может мне задний ход дать? Тяжело же открыть ворота будет... - предложил я.
  Вероятно, Федя тоже подумал, что это будет не так просто.
   - Я попробую сначала потянуть. Если не получится - отъедешь назад.
   - Понял.
  Я повернул ключ в замке зажигания и машина тут же завелась. Хороший знак.
   - Тяни!
  Я увидел, как ручка от ворот медленно опустилась вниз, хотя Федор тянул трос изо всех сил. Одна дверца слегка покачнулась от натиска Феди и слегка приоткрылась. Почти тут же из неё повалило с нечеловеческим ревом человек сорок расширяя проход. Ирка вскрикнула, собака громко заскулила мне в ухо, а Федя быстро нырнул назад в машину, едва успев закрыть окно.
  Зараженные обступили нашу машину. Я оцепенел, смотря на эти страшные лица с пеной у рта, желтыми глазами и наполовину вылезшими волосами.
   - Чего мы стоим?! Миша, жми на газ! - взвизгнула Ирка и спустя мгновение охнула. Собака, заволновавшись начала метаться по салону, топчась по девушке.
   Но одного мы не учли: вторая дверца оставалась ещё закрытой. Впервые сев за руль, довольно внушительной машины старого образца, я пока ещё не мог с уверенностью сказать, что привык к её габаритам.
   - Мы пролезем? - неожиданно тихо спросил я у Феди.
  Один из зараженных прижался лицом к стеклу со стороны Феди. Желтый гной вперемешку с кровью, сочившийся из его язв на лице, пачкали окно. Он бился головой, вероятно совсем не чувствуя боли. Другие наседали на машину со всех сторон, и я изо всех сил старался сохранять спокойствие.
   - У нас получится! Ты отличный водитель, - также тихо отозвался он.
  "Не показывай, как ты боишься, - пронесся в моей голове голос отца. - Маскируй свой страх наглостью!". Я вздохнул и соскребая в себе последние остатки своей самоуверенной наглости, выжал сцепление, быстро перевел передачу на третью скорость и нажал ногой назад.
  Машина издала некоторый храпящий звук и быстро тронулась с места. Я никогда не сбивал людей, но был несказанно удивлен, что машина настолько беспощадно и небрежно может их отбрасывать в сторону.
  Открытая дверца ворот стремительно приближалась. Один из зараженных лежал на капоте, вцепившись рукой в дворники и отчасти загораживал мне обзор. Послышался громкий скрежет - отлетело боковое зеркало и процарапались дверцы с моей стороны, чудом не задев окно. Мы вырулили на проселочную дорогу, и, машинально посмотрев по сторонам я увидел сотню людей, которые почти бегом направлялась к нам.
   - Мамочки, мамочки! - пищала на заднем сиденье Ирка. Собака громко гавкала и скулила мне в ухо, но я старался не обращать внимание. Главное - сейчас выбраться.
  Ничуть не замедляясь, я повернул руль в сторону автострады и изо всех сил нажал на газ, уже более не сомневаясь.
  Зараженный на капоте, одетый в одежду рабочего, страшно скалился и тоже бился головой в лобовое стекло. Машина против человека. К счастью, Мерседес пока выигрывал.
   - Нам нужно его скинуть! - слегка успокоившись сказала Ира. Мимо нас проносились дома. Чумные пытались бежать за машиной, а одна женщина бросилась прямо под колеса. Дрожь прошла по всему телу, когда машина слегка подпрыгнула, переезжая человеческое тело, но никак не замедлилась.
   - Единственный способ его скинуть, - сказал я сквозь сжатые зубы, - это резко нажать на тормоз, но машина в таком случае заглохнет. А если я её не заведу?
  Федька выругался.
   - Налево шоссе! - сказал он. - Выедем на дорогу, вихляй из стороны в сторону - может поможет!
  Может, Федя. Может.
  
  Глава 27
  
  Почувствовав под колесами ровную гладь автострады, я заметно успокоился. Даже несмотря на то, что все ещё на капоте вцепившись в дворники лежал безумный, зараженный неизвестной болезнью человек; даже несмотря на удушающий запах самой собаки, голова которой была около моего плеча; и даже несмотря на не то радостные, не то панические возгласы Иры.
   - Даже если мы сейчас заглохнем, - произнес я, не сдержав улыбку, - то это уже не так опасно будет, как пару минут назад.
   - Почему он не скидывается? - спросила Ирка.
   - Вероятно ему тоже присущ инстинкт самосохранения, - я поудобнее устроился в кресле. Последние несколько минут я даже не осознавал, что сидел в крайнем напряжении.
   - Давай резко на другую полосу, - предложил Федя. - Дорога пуста.
   Я резко вильнул в сторону. Полное злобы лицо человека по другую сторону машины исказилось. Он оскалился, обнажив на удивление ровные белые зубы. Это настолько контрастировало с его внешним обликом, что я слегка озадачился.
   - Миша, лево! - воскликнула Ирка. Засмотревшись на лицо нашего "зайца", я не заметил, как почти съехал на обочину.
   - Не обязательно так кричать, - проворчал я.
  Зараженный только сильнее обхватил руками дворники. У уголков рта я заметил высохшую кровавую пену.
  - Нам нужно остановиться и скинуть его, - сказал я. - Он вцепился намертво.
   - Ты же сказал, что возможно машина может не тронуться после этого, - Ирин голос зазвучал обеспокоенно.
   - Если мы вдруг встретим машину со спецназом или с военными, что им помешает расстрелять нашу машину издалека?
  В салоне автомобиля повисло молчание.
   - Есть ещё патроны в травмате, - чуть погодя сказал Федя доставая из рюкзака, лежащего у его ног пистолет. - Я могу попробовать выстрелить в руку, или ещё куда.
  С этими словами, Федор начал открывать окно.
   - Можешь слегка притормозить?
   Я аккуратно сбросил скорость, стараясь не переусердствовать, чтобы не заглохнуть посреди дороги. Тем временем Федя приоткрыл окно и наполовину высунулся из машины.
   - Осторожнее! - взволнованно крикнула Ирка и вновь охнула. Я почувствовал, как собака на заднем сидении, заволновавшись, вновь заметалась по салону. - Тише, тише...
  Стараясь не отвлекаться от дороги, я все равно не мог не смотреть, как Федя достает пистолет и прицеливается. Зараженный отвлекшись на него медленно попытался развернуться всем корпусом и вытянул руку к Феде, пытаясь схватить. Я заметил, что его рука больше не держит дворник.
   - Федька, держись! - крикнул я и резко свернул на соседнюю полосу.
  Сработало! Нечаянный попутчик, не удержавшись, перекатился по капоту, оставляя внушительные вмятины и свалился на проезжую часть. Машина слегка подпрыгнула, явно проехавшись по нему. Спустя мгновение Федор уже сидел на соседнем сидении.
  Я оглянулся на задние сидения и хотел уже было ободрить Ирку, но меня встретила песья морда.
   - Ты там как? Тебя за собакой не видно...
   - С переменным успехом, - слабо отозвалась она с заднего сидения. - Когда мы будем в городе?
   - Если не будет пробок, если машина не заглохнет, если нас не остановят всякие представители власти, то через час-полтора, - настроение у меня улучшалось с каждой минутой, казалось, что все самое худшее уже позади. Даже горечь от гибели моей сестры отзывалась лишь слабым эхом.
   - А как машина?
   - Если не переключать скорость, то все в порядке.
  Я посмотрел в зеркало заднего вида. Собака уже посторонилась, и я увидел наморщенное лицо Ирки.
   - Но мы же будем проезжать через мелкие деревеньки, там светофоры...
   - Давай пока понапрасну не волноваться, - сказал Федя. - Кстати, может свернуть и проехать вдоль финского залива?
   - Там дороги не к черту, - сказал я. - Не хочу рисковать.
  Собака на заднем сидении протяжно завыла и вновь заметалась по задним сидениям. Я услышал, как Ирка тихо выругалась.
   - Все ещё рада, что мы взяли собаку с собой? - не удержался я.
   - Да ну тебя!
  Я с улыбкой переглянулся с Федей.
   - Почему ты так собак не любишь? - вдруг вскинулась на меня подруга детства. - Я же помню, как ты мальчишкой был и у нас гусей кормил с кроликами! Что с тобой случилось?
   - Повзрослел.
   - Ну-ну.
  Я пожал плечами. Впереди нас ожидала довольно долгая поездка, и мне меньше всего сейчас хотелось копаться в своем прошлом. Лучше перейти к более насущным проблемам.
   - Бензина почти нет, - сказал я, мельком взглянув на приборную панель.
   - У нас генератор в багажнике. Оттуда можно слить, - предложил Федор.
   Я покачал головой.
   - Ещё неизвестно, куда нас может закинуть, трогать его пока не будем. Да и мало там его. По пути должны быть заправки.
   - Но ты же говорил... - начала было Ирка.
   - Я знаю, что я говорил, - отрезал я. - Но выхода у нас другого нет. Да и от псины нужно избавляться.
  Последнюю фразу я произнес совсем тихо, втайне опасаясь возмущения или лишних вопросов. Но Ирка не услышала моей последней реплики. Я посмотрел на Федю и увидел, как он мрачно кивнул, соглашаясь с моими словами.
   - Хоть бы одна машина проехала, - отозвался он. - Жутковато.
  Я сам заметил, что с тех пор как мы выехали из злополучного поселка Ярина, мы не встретили не одной машины. Зачатки хорошего настроения немедленно поползли вниз.
   - Скорее всего перекрыты все въезды в город, - предположила Ира.
   - И выезды тоже, - пробормотал я.
  Некоторое время мы ехали в полном молчании. С каждой минутой становилось все темнее, и ни одной встречной машины нам так и не попадалось.
   Федя тем временем потянулся к радиостанции.
   - Невозможно в тишине ехать, - сказал он.
   - Ты все ещё надеешься на новости? - поинтересовался я. Впереди показался знак о ближайшей АЗС.
   - На что угодно.
  Первое время мы кроме шипения, доносившегося из динамиков не слышали. Федя пытался поймать частоту, а я изо всех сил старался не отвлекаться от дороги.
   - Чудесно, - протянул я. - Фары не работают.
   - "...Просим соблюдать спокойствие, организованность и порядок!" - донеслось из динамиков. - "Внимание! Внимание!.."
   - Это мы уже слышали, - сказал я.
   - Что это? - Ирка поддалась вперед. - Я не слышала.
   - Да там ничего особенного. Сообщается, что в городе складывается неблагоприятная обстановка и всех жителей просят оставаться дома и запасаться продуктами. Ах да, и военные силы уже в деле. Так что ждите, - пояснил Федя.
   - Подобное сообщение было после аварии на Чернобыле, - сказала она и я заметил в её глазах озадаченность. - Тогда все кончилось не очень.
   Я свернул к сильно освещенной заправке и припарковался напротив колонки. Машина возмущенно скрипнула, но все же замерла.
   - Ну что, будем спорить? - вдруг поинтересовался я.
   - Ты о чем? - непонимающе спросила Ира.
   - Пригодятся ли нам на этот раз деньги Федьки или нет, - улыбнулся я.
  Ирка усмехнулась. Мы с Федей посмотрели на небольшое помещение, ярко подсвеченное огнями. Отсюда не понять было, есть ли кто внутри живой.
   - Вот сейчас это и узнаем, - решительно сказал Федор.
   - Возьми пистолет, - тихо сказал я. - Ирка, остаешься здесь.
   - Но я могу с вами!
   - Без вопросов, - категорично отозвался я. - И выпусти ты эту псину из машины.
   - Она же убежит!
   - Да и слава богу!
  Я вылез из машины и открыл заднюю дверцу. Собака тут же радостно выбежала из салона и интенсивно завиляла хвостом, стоя около колонки.
   - Главное, чтобы выть не начала, - произнес я.
  Словно почувствовав мои опасения, она тут же начала громко лаять.
   - Пусть лучше вернется назад, - попросила Ира и чуть придвинулся к краю сидения.
   Я почувствовал, что начинаю злится этой нелепой просьбе. Мне вдруг резко захотелось встряхнуть Ирку и заорать на неё, чтобы она очнулась. Я глубоко вздохнул несколько раз стараясь успокоится. Федор в это время сосредоточенно не отрывая взгляда смотрел на помещение АЗС, сжимая в руке пистолет.
   - Ира, - произнес я максимально спокойно, - нам не нужна эта собака. Ты что, сама не видишь, насколько она бестолкова?
  Словно в подтверждение моих слов огромная собака заметалась по парковке безостановочно громко лая.
   - Она привлекает внимание, - начал перечислять я, - она огромна, её нужно кормить, и, черт возьми, она бесконечно труслива! Она не заменит тебе Бетси.
  Она вскинула голову, и я увидел, как она разозлилась. Я уже было приготовился к очередной порции претензий, но на мое удивление Ирина без лишних слов закрыла передо мной дверцу салона. В который раз я удивился непредсказуемому женскому поведению. Покачав головой, я повернулся к Феде.
   - Заметил что-нибудь? - спросил я.
   - Вроде все тихо, только я не вижу, что происходит за дверями, - отозвался Федя. - Вроде я заметил какое-то движение, когда собака начала лаять и носится. Но это было на мгновение.
   - Возможно там никого нет, - предположил я. Мы начали медленно двигаться к входу.
   - А возможно там их бесконечное множество.
   - Ну да.
  Собака все ещё продолжала носиться по парковке между колонками, её лай становился все громче и неистовей.
   - Хорошо, что у тебя пистолет, Федь, - сказал я.
   - Ира права. Ты какой-то уж очень злой.
  Моя рука коснулась прохладной ручки дверцы.
   - Готов?
   - Открывай.
  Я решительно потянул дверь на себя, и она рывком открылась. Мы вошли небольшое помещение и в ступоре остановились.
   Оказалось, что даже снаружи оно выглядело несколько больше. В действительности же все комнатка выглядела не больше размера кухни в "хрущевке". Нет, оно не было заброшенным. Скорее, покинутым. Ничего не понимая, я прошел за маленький прилавок. На столе лежал компьютер, недопитая чашка с холодным кофе и кассовый аппарат с оставленными ключами. Чуть позади находилась дверь, явно ведущая в туалет.
   Я подошел к кассе и провернул ключ в замке. Тут же выдвинулся ящичек с множеством купюр разных мастей.
   - Деньги оставлены, кофе недопит, - сказал я. - Уходили явно в спешке.
   - Ну, - протянул Федя, - надеюсь, ушли.
   - Ушли-то они ушли, а нам то что делать? Ты знаешь, как заправляться?
  Простой вопрос поставил не только меня в тупик.
   - Понятия не имею. Может, какой-нибудь пульт нужен, или команда на компьютере, чтобы колонка заработала... - сказал Федя. - Поедем на следующую АЗС?
   - Там может быть все точно также если не хуже. Как вообще колонка устроена? Давай, Федька, ты же все знаешь!
  Федя наморщил лоб.
   - Мои знания ограничиваются тем, что я протягиваю деньги, и машина заправляется. Может, Ирка знает?
   - Тихо! - резко сказал я. - Ты слышишь что-нибудь?
   - Ничего не слышу...
   - Чертова собака заткнулась! - выпалил я и ринулся к выходу.
  Я резко открыл дверь и выбежал на улицу. Ярко освещенная заправка, припаркованная у колонки машина, вокруг абсолютная тишина. Я слегка успокоился, подумав, что собака сама убежала в лес от греха подальше, но Федор вдруг изменился в лице и кинулся к машине. Проследив за направлением его взгляда, я понял, что его взволновало. Дверца Мерседеса была настежь открыта.
   - Ира! - заорал я. Какого хрена она выбралась?!
  Мне резко поплохело. "Хоть бы не она! Только не она! Только не это!" - мысленно подумал я. Подбежав к машине, я схватил с заднего сидения небольшой топор для мяса.
  - Федя, жди меня! - крикнул я, и рывком захлопнул машину.
   - Она, наверное, за собакой побежала, - предположил Федька. - Скорее всего все...
  Но не успел Федя закончить фразу, как со стороны леса раздался полный ужаса крик Ирки.
   - За заправку быстро! - быстро сориентировался Федя.
  Мы со всей силы побежали на крики, которые доносились из леса. Совсем резко Иркин голос вдруг затих.
   - Надеюсь, она жива. Иначе, я её убью!
  
  Глава 28
  
  Я бежал со всех ног, прорываясь сквозь плотно растущие кусты и деревья. Не заметив в темном лесу яму, я тут же подвернул ногу и чуть не упал.
   - Ты как? - рядом возник Федя, который все это время бежал позади меня.
   Я стиснул зубы, стараясь не обращать на тупую боль в ноге. Не успел я разогнуться и ответить, как тут же услышал полный паники голос Иры. Забыв про легкую травму, явновь кинулся на зов.
   - Миша!
  В этой интонации было все: и боль, и страх, и мольба о помощи. Но этот крик резко и внезапно оборвался.
   - Ира! - крикнул я, слегка задыхаясь. - Ира, не МОЛЧИ!
  Федя слегка потянул меня за комбез, заставив остановиться. Я замер на месте и оглянулся на Федю - тот сосредоточенно прислушивался к ночным звукам леса.
  Вновь короткий вскрик Ирки. Я почувствовал, как у меня вспотели ладони, а от нарастающего чувства тревоги, почти перестал соображать.
   - Она там, - Федя указал в сторону от небольшой поляны впереди нас и кинулся по следу. Доверившись его слуху, я последовал за ним. Через несколько шагов он вновь резко замер.
   - Не подходи! - взвизгнула девушка. Не обращая внимание на предостережение, я оттолкнул Федю и прошел вперед.
  Глупая трусливая собака, которая успевшая взбесить меня за свою бестолковость, сейчас явно была мертва. Её светлая шерсть была заляпана в крови, а перед ней, на коленях, спиной к нам, склонившись, сидел зараженный и явно ужинал.
  Я заметил, что Ира успела залезть на дерево. И сейчас, обхватив руками и ногами ствол, боялась лишний раз пошевелиться.
  - Зайдем со спины, - едва слышно сказал Федя и поднял пистолет.
   - Не трать патроны. Я сам.
  Глубоко вздохнув, и стараясь не обращать внимание на чавкающие звуки, я рывком подскочил к зараженному. Увидев кровавую кашу на брюхе собаки и то, как зараженный вытягивает кишечник, я почувствовал легкую тошноту. Вероятно, зараженный услышал меня, и уже начал было поворачивать голову в мою сторону, как я глубоко вогнал топор в череп так, что он застрял. Для него уже все кончилось. От моего удара он упал на спину. На нём была рабочая одежда и бейдж с именем.
   - Он с этой заправки, - откликнулся Федя.
  Ира выглянула из дерева, и со страхом посмотрела на лежащего человека.
  - Ты такая же тупая, как эта собака! - накинулся я на неё.
  Федя подошел к Ирке и помог ей слезть. Страха во взгляде уже не было, она уже хмуро смотрела на меня.
   - Ты не понимаешь... - начала было Ира, когда её ноги коснулись земли.
   - Как ты пытаешься всех нас убить? Действительно, до этого мне далеко.
  Она подскочила ко мне и резко толкнула в грудь.
   - Ты не понимаешь, - прошипела она.
  Я видел, как она ещё много чего хочет мне сказать и как изо всех сил сдерживает себя, чтобы этого не сделать.
   - Ребят, - Федя подошел к нам ближе, - нам лучше сейчас пойти к машине. Уже все закончилось.
   Но Ирка не сдвинулась с места, все ещё не отрывая злого взгляда.
   - Ты не понимаешь, - раздельно повторила она.
   - На кой черт ты поплелась за псиной в лес?!
   - Все было не так!
   - Мне плевать как было! Я вижу результат!
   - Ну, теперь-то ты, наверное, счастлив? Эта, как ты говоришь, "псина" умерла.
   - И слава богу!
   - Я тебя ненавижу!
  Я почувствовал себя уязвленным лишь на миг.
   - Тебе придется меня ещё потерпеть пару часов, до тех пор, пока мы не приедем в город, - уже намного спокойней сказал я. - Отдам тебя родителям, и ты уже будешь не моей головной болью.
   - Тебя никто не просил принимать за меня ответственность! - вскинулась она. - Я тебе не Катя!
  Я видел, как она тут же пожалела о своих словах, но уже было поздно.
   - Прости, Миш...
   - Идем к машине, нужно попасть в город как можно скорее, - ровно сказал я и, развернувшись, пошел в сторону дороги.
   Я шел медленно почти физически ощущая, как Ира винит себя за последние сказанные слова.
   - Извинись, - тихо сказал ей Федя, но я услышал. Лес плохо маскирует звуки.
  Признаться, я сам толком не понимал, нужны ли мне сейчас её извинения. На меня толчками накатывала сильная усталость от всего происходящего. Сейчас мне только хочется оказаться как можно скорее в городе, добраться до дома, упасть на кровать и проспать несколько дней, забыв все эти события как кошмарный сон. Мысли плавно перенесли меня к машине, и я вспомнил причину по которой мы оказались в этом лесу. Проблема с топливом ещё оставалась.
   - Миш, - Ира нерешительно ко мне обратилась.
   - Не надо, - отозвался я. - Я все понимаю.
   - Я не хотела...
   - Знаю.
  Я не хотел продолжать дальше эту тему, и Федя очень кстати пришел на выручку.
   - АЗС-то эта "мажорная".
   - Есть такое, - согласился я. Заправочная станция действительно выглядела очень ново, вероятно её построили тут совсем недавно.
   - Я к тому, что колонки нового поколения... Знаешь, вроде как на самообслуживании. С возможностью все сделать самостоятельно.
   - Это типа как на Западе? Вставил кредитку, считались деньги и бензин пошел?
   - Ну вроде того, - кивнул Федя.
   - Нам, кстати, дизельное топливо нужно.
   - Что это значит? - спросила Ира.
   - Хозяин машины поменял двигатель; машину можно и солярой заправлять.
  Впереди показалась дорога. Оказалось, мы вышли немного не в той стороне, с которой заходили в лес. Выйдя на обочину, мы неспешно двинулись к заправке. Уже было видно нашу машину и раскрытые дверцы, которые мы так и не закрыли, когда кинулись за Иркой в лес.
   - Миш, я правда не хотела...
   - Заткнись! - шикнул я.
   - Что?!.
   - Я тоже видел, - негромко отозвался Федя.
   Мы с Федей остановились. Чем ближе мы подходили к заправке, тем явственней было видно, что мы там не одни.
   - Кто это? - Ира поддалась вперед, но я её ловко подтянул к себе.
   - Это может быть кто угодно, - мрачно сказал я.
   - И что мы будем делать?
  Ира выглядела обеспокоенно.
   - Там как бы все наши вещи, машина, даже генератор. Не можем же мы убежать в лес? - Федор посмотрел на меня.
   - Не можем, - согласился я, - и не будем. У нас при себе пистолет и топор, так что...
   - Но это же может быть друг, - неуверенно предположила Ира.
   Мы с Федей переглянулись.
   - Ну да, - слегка снисходительно произнес он. - В любом случае, нужно подойти и все выяснить.
  Мы медленно двинулись к заправке. Ира шла позади нас, хотя пару раз и пыталась прорваться.
   - Если все пойдет в тартары, то ты должна убежать, ты поняла? - обратился я к девушке.
   - Но...
   - Никаких "но", - резко перебил её я. - Ты должна убежать, ясно?
   - Хорошо, Миш.
  Оставалось всего несколько метров, когда мы увидели парня, который наполовину был в салоне нашего автомобиля и рылся.
   - Вам помочь? - вежливо поинтересовался Федя.
  Мужчина от неожиданности дернулся и ударился головой о крышу.
   - Нельзя же так подкрадываться!
  Он оторвался от содержимого нашего автомобиля, выпрямился и оглядел нас.
   - Вы кто такие? - неприязненно спросил он.
  В слабом свете тусклых фонарей незнакомец выглядел неопрятно и даже несколько озлобленно. Рыхлое лицо смотрело на нас с некоторым интересом и оцениваем. Я покрепче сжал рукоятку топорика у себя в кармане, мужик кинул быстрый взгляд на здание АЗС.
   - Это наша машина, - смело сказала из-за моей спины Ира.
   - И документы, подтверждающие это, есть? - осведомился он.
   - Есть, - спокойно подтвердил я, не колеблясь.
  Он примирительно поднял руки и сделал несколько шагов от нашего мерина.
   - Куда путь держите? - поинтересовался он.
   - Питер.
  Мужчина неодобрительно цокнул языком.
   - Плохая идея, мы оттуда.
   - "Мы"? - переспросил Федя.
  Мужик поморщился, явно пожалев о своих словах.
   - В километре отсюда у нас заглохла машина, закончился бензин, - пояснил он и незаметно попытался приблизиться к нам.
   - И что же в Питере сейчас?
   - Дохрена чокнутых, которые мечтают отгрызть конечности, на Невском столпотворение, беспорядки, спецназ, выстрелы... На выезде крупная авария, которую никак не разгребут, менты, которые перекрывают выезды.
   - Как вы оттуда выбрались? - осведомился Федя.
   - Уж поверь мне, парень, не без труда, - сказал он и нехорошо ухмыльнулся. - Почти по головам.
  Мы замолчали, я искоса глянул на Федора.
   - С вами ведь кто-то есть, да? - спросил он.
   - Я же сказал, - с некоторым раздражением ответил он. - Они все в машине остались, в километре отсюда.
   - Ну, мы, пожалуй, дальше поедем, заправщика все равно нет, - сказала Ира.
   - Может, поделитесь своими припасами? Время ведь нынче такое... - незнакомец попытался придать своему голосу доброжелательность, что ему не слишком удавалось.
   - Боюсь, мы сами ничего не можем предложить, - развел руками я. - Пара свитеров, да банка с абрикосами - вот и вся поклажа наша.
   - Вот как? - неприязненно произнес он.
  Федор пожал плечами, мол, самим очень жаль. Я вытащил топорик из кармана, крепко сжимая рукоять. Мужик, проследил за движением моей руки.
   - Жаль, - протянул он. - Мне хотелось все разрешить иначе.
   Дальше события начали развиваться с такой скоростью, что я даже не сразу успел сориентироваться. Шум быстрых шагов начал раздаваться со стороны АЗС, но тут же прозвучал громкий выстрел, звук падающего тела и вот уже Федор беспристрастно направляет пистолет на замершего мужика, который в оцепенении стоит напротив нас.
   Я оглянулся и увидел другого незнакомца, который лежал в нескольких метрах от входа здания заправки.
   - Мы уезжаем, - твердо сказал Федя, не опуская пистолет.
   - Ты убил его? - громко прошептала Ирка, но я со всей силы наступил ей на ногу.
   - Парень, ты чего? Не кипешись, я все понял, - промямлил тот.
   - Здесь есть ещё кто-нибудь? - резко спросил я и поднял топорик.
  Мужик сделал несколько шагов назад, одновременно примирительно поднимая руки.
   - Нет, клянусь! Больше никого!
   - Пускай отойдет от машины, - шепнула мне Ирка.
   - Отойди от машины, повернись лицом к заправке и встань на колени! - мигом потребовал Федя.
   - Это что? Шутка такая? - опешил мужик.
  Я услышал стоны другого парня, которого подстрелил Федя. Тот незнакомец очнулся и начал перекатываться на асфальте, стеная от боли.
   - Колян! Ты жив?! - обрадовался мужик, все ещё стоящий перед нами.
   - Отойди от машины и встань на колени! Иначе, он выстрелит! - рявкнул я.
   - Хорошо-хорошо, - засуетился незнакомец. - Я все сделаю!
  Наконец, он подчинился и сделав пару шагов в сторону заправки, бухнулся на колени.
   - Довольны, придурки? - задиристо вдруг сказал он.
  Я подтолкнул Ирку к мерседесу.
   - Быстро давай!
  В свою очередь я быстро направился за водительское кресло и быстро сел за руль. Федя не шелохнулся, все ещё не опуская из рук пистолет.
   - Федор, бегом!
  Я повернул в замке ключ, но машина сделав несколько фыркающих звуков не отозвалась. Хлопнула дверца - Федя сел на свое место.
   - Это из-за топлива? - спросила Ирка, но я не отозвался, а только ещё раз сделал попытку завести двигатель.
   - Дурацкая неделя, дурацкий месяц, дурацкая жизнь! - приговаривал я изо всей силы поворачивая ключ в замке зажигания.
  Из открытого окна со стороны Феди я услышал противное хихиканье борова, который, однако, все ещё стоял на коленях.
   - И почему ты его не пристрелил?
   - Сам себе удивляюсь.
  Я кинул взгляд на наручные часы - почти полпервого ночи. Да уж. Хуже ситуации не придумать.
  
  Глава 29
  
   В машине повисла тишина. Я буквально на физическом уровне чувствовал, что Ирка нервничает, а Федя просчитывает всевозможные варианты развития событий.
   - Мы пойдем пешком? - тихо спросила Ира.
  Не успел я ответить, как раздался стук в металлическую дверцу. С другой стороны, чуть пригнувшись, стоял тот самый боров. Федор вновь направил на него пистолет, но тот примирительно поднял руки и сделал несколько шагов назад.
   - Ира, - я оглянулся на заднее сидение, где сидела девушка. - Не выходи, ничего не говори, ничего не делай.
  Не дожидаясь ее ответа, я приспустил окно и выжидательно посмотрел на мужика.
   - Пришла пора признать, что мы оба были не правы и погорячились, - сказал он, растягивая слова - Сейчас черт-те что везде творится, не понятно кому доверять, а кому нет. Согласны?
  Я промолчал.
   - У меня есть предложение.
  Мужик вновь вопросительно взглянул на нас, ожидая реакции, и, не встретив ее, слегка разочарованно поджал губы.
   - Видишь ли, у нас похожая ситуация. Ваш авто, - он мельком бросил насмешливый взгляд на нелепые белые поцарапанные дверцы, что так сильно выделялись на черном мерседесе, - не вовремя вас подвел. И я готов предложить временный союз.
   - Нам не по пути, - резко произнес я. - Ты сам сказал, что вы уехали из Питера и не собираетесь туда возвращаться.
   - Это верно, - с готовностью согласился он и потянулся в карман. Федя настороженно следил за его руками, но тот всего лишь достал мятую пачку сигарет. - Но у вас есть еда, пистолет, и готов поспорить ещё какие-то припасы уж точно найдутся. Предлагаю бартер.
   - На что? - Федя чуть поддался вперед. Однако, несмотря на то, что вроде бы нам ничего не угрожало, он и не думал опускать оружие.
   - Все, что есть у вас, мы с радостью поменяем на машину. Не Ламборджинни конечно, но точно вас не втянет в подобное приключение.
  Он замолчал и сделал очередную затяжку, ожидая нашего ответа.
   - У вас есть вторая машина? - спросил я.
   - Нет.
   - Тогда не понимаю, в чем ваша выгода? Припасы, которые мы вам отдадим нетрудно достать на машине, хмыкнул я. - Главное, чтобы она была на ходу.
   Мужик кашлянул и ответил не сразу.
   - В паре километров мы застряли в небольшом домике. Выглядит он отлично, вот только у нас нет ни еды, ни припасов. Чем мы не обделены так это черенками от лопатами. Уходить оттуда мы совсем не собираемся, место отличное. Рассчитываем переждать недельку другую, пока все не уляжется. Питер находится в часе отсюда. Плюс сдается мне, вы туда не просто так едете. Наверняка у вас там есть те, кто вас и накормит и обогреет. Машина же нам без надобности. На днях к нам ещё должны пара человек подъехать на своих колесах. Ну, так что?
   - Нам нужно будет подумать пару минут.
   Он равнодушно пожал плечами и медленно отошел от Мерседеса к своему напарнику, обещав вернуться через несколько минут.
   Я как можно быстрее закрыл окно.
   - Ну, что скажете? - я посмотрел на друзей.
   Федя отрицательно мотнул головой.
   - Может, немного подумаем? - неуверенно подала голос Ира.
   - И думать нечего, - отрезал я. - Если ты видишь в перспективе от нашего согласия некую надежду, то я вижу три трупа отдаленно напоминающие нас.
   - Как-то мутно все у этого типа, - согласился со мной Федя. - И машина у них не рядом, а около какого-то дома, и припасов нет, и не ясно, сколько там людей в итоге окажется.
   - Тогда почему ты сразу не отказался? - удивилась Ира.
  Я замолчал, обдумывая ответ.
   - Да так, - уклончиво ответил я. - Есть у меня одно предложение.
  Я посмотрел в сторону заправки, боров уже поднял с асфальта, корчившегося от боли напарника и что-то тихо ему говорил.
   - Я думаю, это опасно, - несколько сердито сказал Федя. - Здесь Ира и она...
   - Что такое? - Непонимающе спросила она. - О чем это вы?
   - Мы не знаем точно, сколько их там, и что действительно они имеют. Я не хочу, чтобы получилось так, что мы добровольно идем в засаду, - словно не слыша ее, продолжил Федя. - Ты ведь хочешь их обдурить, ведь так?
   - Так, - согласился я. - Но у них может быть машина, верно?
   - Верно, - в свою очередь согласился и Федор. - Ну а может, что у них вообще ни черта лысого за душой нет и все они грабители и мародеры с большой дороги.
   - Что лично ты предлагаешь? - нахмурился я.
   - Просто отказать.
   - Хорошо, откажу. А что дальше?
   - Переночуем в машине, утром попробуем ее завести и продолжим путь до города. Других вариантов нет.
   Я почувствовал легкое прикосновение к плечу и оглянулся.
   - Пожалуйста, давай постараемся без приключений, - Ира умоляюще смотрела на меня.
   - Можно их обезвредить и связать, - продолжил Федя, - чтобы они не натравили своих дружков. Или, отпустить их, что рискованно, но надеясь, что они не придут за возмездием.
   - Или все делать по максимуму, или не делать ничего, - возразил я. - Допустим, мы их свяжем и запрячем... да хоть в это здание заправки. Но где гарантии, что их дружки не пойдут их искать и не нарвутся опять же на нас?
   - Всех не перевешаешь, - эхом отозвалась Ирка, повторив слова Зои Космодемьянской.
   - Вот именно. Патронов у нас немного, а я далеко не Чак Норрис.
  Я заметил, как к нам медленно направлялся мужик, видимо не сомневаясь, что мы примем его предложение.
   - Сейчас, - снова заговорил я, - нам нужно придумать, как отказать им так, чтобы отбить у них желание приходить сюда вновь.
  С досадой я вспомнил Катерину. Врать с ней в команде так же естественно, словно дышать.
   - Ничего не надо выдумывать, - вновь включился нравственный компас у Ирины. - Просто отказать им и все, плюс у нас все равно времени нет. Он уже близко.
  Когда мужик вновь встал напротив, но чуть поодаль около моей дверцы, я открыл окно.
   - Так что скажете? - спросил он.
  Раздумывал над ответом я не больше доли секунды.
   - Мы согласны, - кивнул я и услышал сдавленный стон Ирки. - Но у меня есть условие.
  Я сделал небольшую паузу и глубоко вздохнул.
   - Предлагаю совершить обмен здесь и на рассвете. Мы слишком устали, чтобы тащиться непонятно куда. У вас же будет достаточно времени, чтобы вернуться в свой дом и приехать назад на предлагаемой машине. И ещё даже, - я небрежно кинул взгляд на часы, - попить чайку времени останется.
  Ликующее выражение лица борова сменилось озадаченностью, а спустя мгновение злостью. Его глаза сузились, и он размашисто шагнул к машине, но в последний момент остановился.
   - Будь по-твоему, парень, - хмыкнул он, быстро остывая от своей мимолетной вспышки ярости. - Но не вздумай обмануть нас.
   - Ты тоже, - в тон сказал я, и ничего не добавляя, постарался без лишней суеты, но как можно быстрее закрыть окно.
   - Что это было? - нахмурилась Ира. - Даже минуты и не прошло, как мы решили им отказать.
   Я смотрел, как эти двое спешат и уходят в сторону Питера. Тот, которого подстрелил Федя, старался не отставать от своего напарника.
   - То и было, - хмыкнул я. - У нас есть два-три часа, чтобы отсюда или убраться, или починить машину!
   - Все правильно сделал, - одобрительно сказал Федя. - Хотя, в начале, я, признаться, растерялся. Но, по-моему, это лучший вариант в теперешнем положении.
   - Потом будем петь мне лавры, - отмахнулся я. - Сначала нам нужно понять, что у нас осталось? Патроны, еда, какие вещи, и в каком количестве.
  Оказалось, что из еды у нас почти ничего не оставалось. Три банки с консервированными фруктами, да невероятное число шоколадных батончиков из заправки, которые Федя успел взять. Зато из предметов, которые могли пригодиться в самообороне было хоть отбавляй. Но не обошлось и без ложки дегтя. Все они были эффективны только на очень близкой дистанции, а в длительной перспективе и вовсе бесполезны. К примеру, два молотка выглядели довольно-таки добротно, но невооруженным глазом было видно, что спустя десяток другой ударов и они станут неликвидными. Зубило же отлично помещалось в руке, как оружие легкое и стремительное. Но попробуй, исхитрись попасть, в глаз, щеку или череп. Бесконечно радовало наличие лома и огромного гаечного ключа на 24. Также на глаза попался небольшой топорик для разделки мяса, который, однако, удручал своим внешним видом. Хотя он и впечатлял своими размерами, его функциональность оставляла желать лучшего. Старый, слегка прогнутый, со следами ржавчины на лезвии и явно тупой. Один травматический пистолет с почти отсутствующими патронами, да "пустое" ружье. Да, на жаркую перестрелку нам лучше не рассчитывать. В рюкзаке Феди мы нашли ещё легкую куртку, почти пустую бутылку с водой и почти 500 долларов вместе с российскими купюрами.
   - Ещё есть бензинный генератор, - добавила Ира.
  Я хмуро кивнул. Если мы не сможем наладить машину, то, скорее всего, его судьба окончится сегодня.
   Пока мы с Ирой инвентаризировали оставшиеся припасы, Федя уже вовсю копался под капотом, одной рукой освещая внутренности машины с помощью фонарика на телефоне. Ночь была в самом разгаре.
   - Миш, поверни ключ! - отозвался он.
   С неохотой, но я обогнул машину и сел на водительское кресло. Как и присуще всем водителем интуиции я понимал, что в этот раз все не так просто. Я вновь попробовал завести машину, и она с готовностью закашлялась.
   - Федь, - обратился я к нему. - Походу это весь максимум, который она может дать. Не забывай ещё про сцепление, которое и до этого было ни к черту.
  Он задумчиво оторвался от капота и посмотрел на меня.
   - Я думаю, сейчас нам нужно всерьез рассматривать вариант идти пешком.
   - Не просто идти пешком, а топать по лесу придется, чтобы с этими не столкнуться, - я кивнул в сторону, куда ушли наши новые знакомые.
   - Может они не придут? - неуверенно произнесла Ира.
   - Ага, как же, - усмехнулся я. - Ружье находилось на заднем сидении, призывно поблескивая дулом. Когда мы подошли к машине тот мужик шарился как раз на твоем месте. Сколько же у нас патронов для двустволки он не спрашивал, а вообразить, что мы перевозим целый арсенал мог легко. Они не оступятся. Приедут в этот раз более подготовленными и прикончат нас как нефиг делать.
   - Значит, пешком? - обреченно спросила Ира.
   - Значит, пешком, - подтвердил Федя.
   - Прежде чем мы выберемся, на заправке осталось что-нибудь полезное? - осведомилась девушка.
   - Кроме жвачки и презервативов уже ничего, - тут же отозвался он.
   - А карты Ленинградской области там были? - вдруг прервал их диалог я.
   - Зачем тебе? - нахмурился Федя.
   - Сдается мне, что мы территориально как раз там, где в ближайшие 20 километров нет ни одного садоводчества или села, или деревушки. Тут как раз сплошная болотистая местность пролегает по обе стороны. Не оставляя никаких надежд на постройку даже скромного домика лесничего.
   - Ты хочешь сказать?.. - начал Федя.
   - Именно! Они наврали. - От осознования этого факта мне стало несколько не по себе. Сколько их на самом деле, где они сейчас ждут рассвета, и как пройти мимо них не угодив в засаду.
  Ира заметно побледнела. Видимо, похожие мысли пронеслись и у нее в голове, Федя ощутимо напрягся и быстро взглянул на меня.
   - Я знаю, что делать, - Федор вдруг решительно скинул рюкзак, который успел нацепить, на землю. - Один я передвигаюсь быстрее всех вас, и мне не составит труда быстро по лесу пройти километр и вернутся.
   - Ты уверен? - нахмурился я. - Мы ведь разделимся.
   - Знаю, - риск есть всегда. - Если кто-то затаился тут поблизости, он не хватится, если в течение получаса тут будут вместо троих двое. Просто делайте вид, что я где-то неподалеку. Я обогну здание заправки и быстро углублюсь в лес, меня не должны заметить.
   - Возьми пистолет, - я решительно дал ему в руки оружие. - Мы услышим, если что-то пойдет не так.
   Ира молчала, но я знал, что ей совсем не нравится этот план.
   Федя деловито положил пистолет в карман джинс.
   - Я вернусь, как можно скорее, - пообещал он. - Если я не вернусь через час - уходите как можно скорее.
  Я кивнул, но он уже нарочито медленно развернулся и пошел в сторону АЗС.
   - Это отвратительный план, - вполголоса сказала Ира, глядя в спину удалявшегося Федора.
   - Сейчас он самый лучший, что у нас есть.
   - Я знаю, но лучше от этого не становится.
  Федя почти вплотную подошел к двери заправки, спустя мгновение она открылась, но вместо того, чтобы зайти внутрь, он ловко обогнул АЗС и скрылся из виду. Звук, захлопнувшийся двери, одиноко прозвучал в ночной тишине. Пока что мы с Ирой оставались сами по себе.
  
  Начались томительные минуты ожидания. Ира, скрестив руки, стояла, прислонившись спиной к машине, слегка прикрыв глаза. Бездействие её тоже тяготило.
  Я нарочито неспешно подошел к капоту, собираясь хоть как-то занять себя.
   - Я... - Ира несколько запнулась, и я вопросительно посмотрел на неё. - Я попытаюсь дозвониться хоть до кого-нибудь.
  Я молча кивнул, и приступил к изучению внутренностей автомобиля.
  В ночной тиши у пустой заправки я слышал все звуки, которые издавались с её телефона. Раз за разом "Абонент временно недоступен" или "Неправильно набран номер". Я уже почти стал ненавидеть этот голос, что размеренно повторял одно и то же.
   - Слушай, попробуй позвонить моим родителям, - хрипло произнес я. - Это же другая страна, и может...
  Ира на меня посмотрела с сочувствием, я почти физически ощущал его. И уже успел десять раз пожалеть о своей просьбе.
   - Конечно, - сама готовность помочь. Бесит. - Диктуй номер.
  Не особо надеясь на положительный результат, я протянул ей свой телефон, в котором без труда можно было найти в последних вызовах номер с иностранным кодом.
  Я опустил голову вниз, притворяясь, что изучаю двигатель, только чтобы не встречаться с ней глазами, и почувствовал даже некое подобие облегчения, когда ненавистный голос вновь повторил: "Абонент временно недоступен".
  
  Глава 30
  
  С момента как ушел Федор, прошло почти сорок минут, и я невольно стал волноваться. Ира уже оставила в покое свой телефон и просто стояла около машины, изредка отбивая носком ботинка нервный ритм.
  Я, как мог, старался сосредоточиться и мозгами придумать хоть какой-нибудь план по дальнейшим действиям на случай, если Федор так и не вернется, но мысли в моей голове были слишком хаотичны. Никогда не думал, что можно за каких-то пару дней так сблизиться с человеком. Видимо, конец света меняет все.
  Неожиданно с противоположной стороны дороги послышался шорох и оттуда быстрым шагом, выбрался Федя.
  Ира с облегчением и вздохнула, и уже было кинулась к нему навстречу, но я успел ее придержать за руку, хотя и сам чуть было не побежал к нему вприпрыжку с криками: "Ура! Ты не сдох! Ты не сдох!".
  Феде, похоже, тоже не терпелось поделиться добытой информацией, и, так же как и мы, он явно испытал облегчение, когда нас увидел. В тот момент, я понял, что нам лучше стараться не попадать в такие ситуации, где приходится разделяться.
  Он мелкой трусцой перебежал дорогу, и не прошло и минуты, как оказался с нами.
   - Ты в порядке?
   - Что ты узнал? - наши вопросы прозвучали одновременно, и Федя невольно улыбнулся, смахнув бисеринки пота со лба.
   - Могу вас успокоить, вокруг нас никого нет - это точно, я все проверил, - сказал он. - Со мной все в порядке, ни с кем не столкнулся.
  Ирка улыбнулась и с явным облегчением обняла себя руками. Однако я не спешил радоваться, ибо глаза Феди были серьезны и сам он явно был встревожен.
   - Что там впереди? - деловито спросил я.
   - Уроды нас обманули. Как впрочем, мы и предполагали, - хмыкнул он. - Впереди сплошняком трасса, болота и никаких домов. Где-то с километр в той стороне стоят три машины и человек десять. Они перекрыли дорогу и мародерствуют, распивая пиво.
   - Они убивают или просто грабят? - спросила Ирка.
   - Я думаю, просто грабят, но и убить тоже могут, - серьезно ответил Федя.
   - Они вооружены? - Осведомился я.
   Федя кивнул.
   - Я увидел два пистолета у мужиков, пару лопат, топор. Может, ещё что-то есть - не успел заметить. Судя по спецовке, это какие-то рабочие, вахтовики, или строители, или монтажники, в общем нельзя сказать, что они офисные планктоны.
   - Так что же получается? Нам или назад в Выборг или пешком по лесам? - горько спросила Ира.
   Мы с Федей угрюмо промолчали. До ближайшей цивилизации тут километров пятьдесят, не меньше, долго не разгуляешься.
   - А если дождаться хоть какой-нибудь проезжающей машины, попытаться остановить, договориться... - предложила Ирка.
   Я насмешливо на неё взглянул.
   - Мимо нас за последние два часа не проехало ни одной. А если и проедет, то вряд ли остановиться, а если остановиться, то вряд ли удастся договориться. Я бы не остановился, а ты?
   - Нет, - мотнула головой она в сторону. - Ты прав.
   - Слышал бы я это почаще, - хмыкнул я.
   - У меня есть идея, она безумная, но все же может сработать, - Федор все это время стоял в задумчивости и кажется, почти не слышал нашу небольшую перепалку. - И нам нужно торопиться. Я думал об этом, когда пробирался к вам, - он повернулся ко мне и в его глазах мелькнул странный блеск. - Без транспорта мы тут застряли. Починить же Мерседес мы не сможем - просто не хватит времени, да и все равно мы понятия не имеем, как самостоятельно заправиться на подобной АЗС.
  Я нетерпеливо кивнул.
   - Я предлагаю угнать одну из их машин и рвануть в город, - закончил свою мысль Федя.
  Ира в удивлении расширила глаза.
   - Отличная идея, - одобрил я. - И как же мы это сделаем?
   - Нужно пробраться к ним тем путем, каким пробирался к ним я, и как-то отвлечь их. Я могу специально засветиться, чтобы они побежали за мной, а вы в это время садитесь в машину и догоняете меня.
   Я кинул взгляд на рядом стоящий автомобиль.
   - Слишком много, что может пойти вдруг не так, - покачала головой Ира.
   - У нас нет другого выхода, - развел руками Федя.
   - Ты прав, - спокойно подтвердил я. - Только мы у меня есть идея получше: чтобы не подвергать тебя лишнему риску.
  С этими словами я обогнул машину и рывком открыл багажник. Не без труда вытащив генератор, я опустил его на асфальт. Внутри едва слышно послышался плеск оставшегося бензина.
   - Мы сожжем эту машину, - сказал я, - это привлечет их внимание гораздо сильнее, чем один убегающий человек.
   - Тогда мы должны быть достаточно близко для этого, - быстро сказал Федя. - Нам нужна большая вероятность того, что они отвлекутся настолько, чтобы выяснить, что происходит и побежать в сторону машины.
   - Ага, но и достаточно далеко, чтобы мы успели скрыться, - резонно заметила Ирка.
   - Значит, метров шестьсот-семьсот? - прикинул я.
   Федя кивнул.
   - Подождите, - остановила нас Ира, когда заметила, как мы с предвкушением уже начали необходимые приготовления, - вы знаете, как сжечь машину?
   - С этим, кстати, могут возникнуть проблемы, - остановился я и задумчиво посмотрел на мерин. - Дизельное топливо горит долго и медленно, но думаю, у нас есть все шансы. В генераторе на самом дне остался бензин, думаю его должно хватить. Ну, или ты можешь изучить заправку и если ты разберешься как нагрузить топливом нашу машину, то с этим проблем вообще не будет.
  Ирка кинула взгляд на пустую заправочную станцию и едва заметно поежилась.
   - Я лучше доверюсь вам.
   - Это кстати хорошая идея, - несколько жестко произнес я. - Без лишней самодеятельности. Если что-то вдруг случится, ты не должна оставаться с нами, или пытаться выручить. Ты должна убежать, и, как можно дальше. Поняла?
   - Ты уже говорил нечто подобное пару часов назад, - заметила она, но встретившись со мной глазами, быстро произнесла. - Я сделаю так, как ты просишь.
  Уже более не отвлекаясь на посторонние разговоры, я повернулся к Федору.
   - Сейчас будет самая интересная часть, - ухмыльнулся он.
   - Какая? - Ира посмотрела на Федю.
   - Нам нужно протолкать машину с полкилометра.
   - Нет, - возразил я и невольно улыбнулся. - Интересная часть начнется, когда мы её будем поджигать.
   - Или, когда улепетывать, - подвела итог Ира.
  
   - Мне казалось, что будет гораздо тяжелее...
   - Скажешь это через минут двадцать, - хмыкнул я.
  Тяжелый Мерседес шел у нас медленно, неохотно. Мы с Иркой толкали машину с багажника, в то время как Федя это делал со стороны водительского кресла и следил за рулем.
  Нам повезло, что шоссейная дорога была относительно ровной и прямой, но в тоже время отсутствие хоть малейшее наклона, удручало.
   - Федь, ты если что следи за тем, что впереди, а то внезапно нарваться на этих мародеров не хочется, - крикнул я.
  - Само собой!
   - Как ты думаешь, что там сейчас в городе? - тихо спросила Ира.
  Я вновь вспомнил предупреждение отца Федора, и слова борова с заправки. Как там он сказал? "Невский заблокирован, повсюду спецназ...". Пока что это самые свежие новости с Питера.
   - Тебе честно сказать? - нахмурился я.
   - А как иначе?
   - Думаю, ничего хорошего нас там не ждет, - после небольшой паузы сказал я. - Вот только забаррикадироваться хоть у меня дома - это все же гораздо лучше, чем в какой-нибудь покосившейся деревянной избе.
   - У тебя дома? - Ирка мотнула головой, откидывая непослушные волосы со лба. - Я думала, ты отвезешь меня ко мне.
   - Посмотрим, - сдержанно сказал я. - Не самое удачное время, чтобы становиться таксистом. Да я и понятия не имею, какая машина нам достанется. А что если в ней также будет мало бензина, или она будет неисправна?
   Следующие несколько минут мы молчали, продолжая усиленно толкать машину.
   - Федь, ты с какой части Питера? - спросил вдруг я.
   - На Ваське живу, - тут же отозвался он.
   - Может, у вас получше ситуация, - прикинула Ирка. - Как-никак маленький, но всё же остров.
   - А ты?
   - Калининский район, - ответила девушка. - Мишка с Купчино. До Феди будет тяжелее всего добраться, ехать придется через центр.
   - Давайте будет задаваться подобными вопросами, уже на подъезде к Питеру, - предложил я.
   - Ты как всегда - само олицетворение оптимизма, - вздохнула Ирка.
   - Я воплощение реализма, - повернувшись спиной к багажнику, я продолжил толкать мерин, - пока что мы в хрен поймет в каком расстоянии от Питера, толкаем машину, а уже думаем легко или сложно будет разъезжать по городу.
   - Долго ещё? - спросила Ирка, видимо желая сменить тему.
   - Неужели начинаешь уставать? - усмехнулся я.
   - Неужели так сложно ответить на вопрос?
   - Вот когда начнут уже от усталости сводить руки, вот тогда останется ещё чуть-чуть, - сказал Федя.
  Ирка покачала головой, но улыбнулась.
   - Метров через триста впереди будет не крутой поворот, - продолжил Федя. - Там, я думаю, остановимся, передохнем, а после уже и подожжем.
   - Другое дело, - произнесла Ира. - Когда знаешь, сколько осталось, все становиться вдруг легче.
   - Я бы так не сказал, - проворчал я. Руки уже начинало сводить, а в спине ощущалось неприятное покалывание.
   - Может, они уже уехали? - вдруг прервала недолго длившиеся молчание Ирка.
   - Если так, - хмыкнул я, - то мы будем выглядеть идиотами, которые решили просто так поджечь машину. Анархия - во всем её проявлении.
   - Вряд ли они уедут почти в середине ночи, когда мы уже договорились о встрече, - донесся голос Феди.
  
  Машина остановилась перед началом поворота. Федя аккуратно захлопнул дверцу, явно опасаясь создать лишний шум, который мог громко раздастся на открытой местности в ночной тиши. Тем временем, я достал бутылку с водой, а Ира утомленно присела на край пассажирского сидения.
   - Это не так просто как кажется, - девушка взяла у меня из рук бутылку и тоже сделала несколько глотков.
   - Давайте поторопимся, - сказал я. - Чем раньше со всем этим разберемся, тем раньше окажемся в Питере.
   - Лучше собраться с силами, - нахмурился Федя. - У нас пока есть время, спешка в нашей ситуации может быть губительна.
  Я перевел взгляд на Иру.
   - Я бы тоже передохнула, - виновато призналась она.
  Пожав плечами, я двинулся к автомобилю и, раскрыв дверцу, начал вытаскивать два оставшихся рюкзака.
   - Ира, один из этих рюкзаков не очень тяжелый, я думаю, ты его возьмешь, - сказал я. - Федя возьмет потяжелее.
   - А ты? - Ира обернулась со своего места в мою сторону.
   - А я стремглав кинусь к одному из авто, чтобы завести его. Если повезет - все обойдется без лишней потасовки, - ответил я.
   - Если же не повезет - все может обернуться плачевно, - вполголоса произнес Федя.
   - Давайте все ещё раз обговорим, - осторожно заговорила Ира. - Мы поджигаем машину, двигаемся вдоль дороги по лесу к ним, они должны заметить дым и двинуться на него, ты кидаешься к первой попавшейся машине, садишься, заводишь, мы в нее прыгаем и уезжаем? Все так?
   - Все пройдет гладко и если они все кинуться глазеть на пожар, и не оставят кого-то на стреме. Вот только мне кажется, что хоть один человек, но останется. Среди них были женщины? - я повернулся к Феде.
   - Не заметил.
   - Все равно всё очень рискованно, Федя возьмет пистолет и будет прикрывать меня в случае чего.
   - А я? Я тоже хорошо стреляю! - возмутилась Ирка.
   - Постреляешь в другой раз, - категорично ответил я. - Ты ещё не готова. И не спорь со мной.
  Ира ничего не ответила, хотя взгляд был и так не в меру красноречив.
   - Как скажешь, - буркнула она и отвернулась.
   Тем временем я тщательно обыскивал углы машины, опасаясь, что мы в суматохе могли что-то забыть или упустить. И хотя я чувствовал, что мне тоже не повредил бы отдых - внутренний мандраж не позволял мне присесть на сидение вместе с Ирой.
   - Машина может взорваться? - девушка встала со своего сидения и опасливо взглянула на Мерседес.
  Мы с Федей переглянулись.
   - Ну... - протянул он, и слегка улыбнулся. - Крайне это маловероятно.
   - Эх, - усмехнулась она. - Не посмотреть мне на взрывы.
   - Как я понял, - перебил я её. - Ты уже отдохнула? А ты, Федя.
   - Вполне, - кивнул он. - Приступим к поджогу?
  
  Глава 31
  
   - У нас есть остатки бензина, - Федя опустил на асфальт бензинный генератор.
   - Остатки? - иронично переспросила Ирка. - Да его там почти нет!
   - Этого хватит, - вздохнул я. - Может, и хорошо, что у нас там его не так много. Нам же нужно, чтобы машина разгоралась постепенно?
   - Разольем его на передние сидения, откроем окна, - начал Федор. - Ещё нужно открыть капот и сорвать все топливные шланги. Машина отлично будет гореть уже через пять минут.
   Я выплеснул остатки бензина из генератора на сидения машины. Желтоватая жидкость скользнула с кожаного сидения на пол.
   - Даже как-то грустно сжигать такого зверя, - хмыкнула Ира, стоя у меня за спиной.
   - Мне тоже, - признался я. - Но только отчасти. Видно, что свое она отслужила.
   Федя тем временем сорвал топливные шланги и подошел ко мне, заглянув в салон.
   - Черт, - с сомнением протянула Ира. - А этого точно хватит, чтобы она как следует загорелась?
   - Вот и узнаем, - успокаивающе сказал Федя.
   Я достал коробок спичек, который завалялся в одном из рюкзаков и без долгих церемоний зажег и бросил в салон. Короткая вспышка огня и огонь сначала словно нехотя, но с каждой секундой все более осмелев начал облизывать обивку сидения. Не прошло и полминуты, как огонь разросся и охватил салон.
   - Пока все по плану, - произнес я и оглянулся на ребят. Ирка и Федя уже стояли рядом со мной с рюкзаками, готовые двинуться в путь.
   Я схватил незаряженное ружье, скорее больше для устрашения, чем для стрельбы и кивком указал на противоположную сторону дороги.
   Мы стремглав пересекли шоссе, спустились вниз от обочины, углубились вниз и, как можно скорее, поспешили в сторону мародеров.
   Аккуратно ступая по траве и уклоняясь от случайных веток деревьев, норовивших угодить мне в лицо, я вдруг подумал, что даже не оглянулся, чтобы проверить, а не потухло ли пламя? Продолжает ли машина разгораться?
   - Смотри! - Федор схватил меня за плечо, заставив остановиться. - Там дым! У нас все получилось!
   - Мы сидим сейчас в машине, и мимо нас проносятся эти леса, а впереди видим табличку, что до Питера осталось менее семидесяти километров? - сумрачно спросил я. - Тогда получилось у нас не все.
   И хотя я был несколько обрадован, что пока у нас шло все по плану, нельзя было расслабляться. Все же нам предстояло ещё угнать машину.
  Федя вмиг посерьезнел и кивнул.
   - Нам нужно торопиться! - решительно сказал я. - Скоро этот дым будет виден и им. Мы должны быть наготове.
  Больше ничего не прибавляя, я ускорил шаг и двинулся вновь к концу нашего путешествия на ногах. Так я, по крайней мере, надеялся.
   Через несколько минут Федор нас остановил.
   - Вот здесь, - вполголоса сказал я. - Когда я убегал назад - я пометил место.
  Я посмотрел на дерево, на которое показывал Федя и заметил заметную царапину, которую он явно оставил ножом, когда уходил. Дерево было свежее - царапина уже успела заполниться полоской смолы. И хотя время абсолютно не располагало, я поймал себя на мысли, что не против её попробовать.
   - Значит, они напротив? - я перевел взгляд на Федю.
   - Да, - кивнул он. - Только прибавь метров пятнадцать вперед.
  Я посмотрел на ту сторону, с которой мы шли. Густые деревья закрывали весь обзор, но вдалеке уже угадывался пока ещё редкий черный дым.
   - Молоток, Федор, что пометил место! - я слегка улыбнулся. - Так, нам нужно подойти к ним ещё ближе. Медленно ступаем, смотрим под ноги, стараемся не шуметь. Федя, ты вперед.
  Ирка сильно бледная, но решительная сосредоточенно кивнула, Федя, мягко отодвинув ее, вышел вперед.
   Сумерки немного уже рассеивались, трава неприятно мочила ноги утренней росой. Это был не совсем рассвет, но уже что-то близкое к нему. Я глубоко вдохнул лесной влажный воздух и мы с Ирой продолжили ступать за Федей.
   Ещё некоторое время мы шаг за шагом преодолевали оставшееся расстояние, стараясь шуметь как можно меньше, пока, наконец, не были остановлены коротким жестом Федора. Почти тут же до нас донеслись приглушенные голоса.
   - Надо подойти поближе, - шепнул он.
   - Давай я теперь первый? - не дожидаясь ответа, я аккуратно обогнул Федю и прошел немного вперед.
   - Стой, - требовательно сказал он. - Ещё немного и они увидят нас! Тут же не стена, а всего лишь деревья.
  Я сделал ещё пару шагов и пригнулся, стараясь различить их болтовню.
   - Так ты говоришь, - раздался сочный бас со стороны машин, - что у них есть ружье?
   - Да, - явственный звук плевка на асфальт. - Я не успел его выхватить между сидений, как эти щенки тут же начали размахивать своим пистолетиком.
  По манере растягивать лениво слова, я без труда угадал в нем нашего ночного гостя.
   - Девчонка там хоть симпатичная?
  Забыв о словах Федора, я сделал ещё небольшой шаг, но тут же почувствовал, как предостерегающе меня схватила за плечо Ирка.
   - Ниче такая. Хочешь её оставить, а пацанов?.. - боров издал клокочущий звук и коротко рассмеялся.
   - Махали они пистолетом отлично, - басовитый проигнорировал прямой вопрос. - Колян до сих пор в себя приходит. Отпускать их совсем не вариант, я скажу.
   - Придурок сам виноват! - запальчиво заспорил голос. - Нужно было выждать!..
   - Заткнись!
   - Что?! Ты на его стороне?!
   - Заткнись! Ты видишь это?
   Секунды три молчание.
   - Это заправка? - озадачено спросил боров.
   - Слишком близко, - отчетливый звук башмаков об асфальт. Вероятно, сидел на машине и спрыгнул. Черт, как же хочется посмотреть на их рожи!
   - Тогда что, лес? - недоумевал боров, забыв для пущей важности растягивать слова. Теперь манера речи выглядела по меньшей мере смешно: голос стал выше, половина слогов проглатывалась видимо от беспокойства.
   - Ты хоть прикидываешь, как должна гореть елка, чтобы давать такой дым?! - рыкнул басовитый мужик. - Буди Гошу и Димона, надо смотреть!
  Мы с Федей с облегчением переглянулись: пока шло все по плану.
   - А Колян?
   - Ты идиот? Он едва ходит!
  Раздались звуки открывающихся дверей автомобиля и заспанные голоса.
   - Уже выдвигаемся к ним? Так рано? - раздался новый заспанный голос.
   - Разуй глаза, там что-то горит! Шевелитесь, мать твою! Это могут быть они!
  Глухой звук удара.
   - Надо было сразу их сюда вести, а теперь и не ясно, что там с ними!
   - А что мне оставалось делать? Они наставили на меня пистолет, а Коля сам говоришь - едва ходит, - оправдывающее заговорил боров. - Я бы посмотрел на тебя, если бы ты так же попал в такую засаду.
   - Да пошел ты! - ещё один звук удара.
   - Что там горит? - новый голос, отчаянно зевающий, но столь же грубый как и голоса других собеседников. Можно смело предположить, что такие люди не привыкли просить. Они берут все силой.
   - Сейчас мы это проверим, - буркнул боров. - Надо быстрее с этим разобраться.
   - К чему спешка, - фыркнул бас. - Мимо нас эта компашка не пройдет точно.
   - Они могут пойти в обратную сторону, - предположил один из мародеров.
   - Там ничего нет, кроме лесов и чумных. Далеко не уйдут.
  Я почувствовал, как Иркины пальцы сжали мое плечо и раздраженно обернулся.
   - Они с самого начала хотели нас обобрать и бросить где-нибудь, - прошептала она.
   - Да уж, - ответил я. - Какая неожиданность.
  Из-за Иры я прослушал часть разговора и когда попытался вновь сосредоточиться, то разобрал только звук удаляющихся шагов компании взрослых людей.
   - Когда выходим? - Федор выглядел несколько взволнованно, но, как всегда собранно и готовым, кажется, ко всему.
  Понятия не имею.
   - Минуты через три, - прикинул я. - Не разгибаемся. Все делаем тихо и быстро.
   - В какой-то из машин находится Колян, - сказала Ирка.
   - Он подстрелен, тяжело ходит, у тебя топор, у меня ружье, у Феди пистолет, - я позволил себе улыбнуться. - Думаю мы справимся.
   - Оно же не заряжено! - вскинула брови девушка.
   - Но он-то об этом не знает, - сказал я.
   - Ладно, - махнула она рукой. - Давайте поскорее с этим закончим.
   - Я могу выйти первым, а спустя пару минут и вы, - вызвался вдруг Федя.
   - Зачем?
   - Я могу посмотреть в какой машине ключи, а в какой Колян.
   - В этом нет никакого смысла, - не согласился я. - Мы должны все сделать вместе.
   Я видел, что Федор был ещё готов со мной поспорить, поэтому резко постарался сменить тему.
   - Какие там машины хоть?
   - Вроде обе наши, отечественные, - засомневался он.
   - Ребят, - Ирка прервала наш разговор. - Давайте пойдем уже, а? Нет мочи уже терпеть все это.
  Я перевел взгляд на Федю. Признаться, меня тоже подзадолбало сидеть на корточках, да и томительное ожидание нагнетало.
   - Думаю, пора, - кивнул он.
   - Тогда за мной, - с этими словами, я облегченно выпрямился и мелкой рысцой, держа наготове ружье, выбрался их густой травы на обочину.
  Федя не ошибся, когда говорил про некий лагерь, который они так нагло устроили посреди дороги, перегородив двумя машинами проезд к городу. И так опрометчиво побросали около колес свои пожитки. Очень опрометчиво.
  Я посмотрел в сторону нашей горящей машины. Густой черный дым поднимался над кронами высоких елей, и ещё можно было разглядеть силуэты четверых мужиков, который спешили к пожарищу. Все-таки рано вышли. На всякий случай я обогнул одну из машин и пригнулся, моему примеру последовала и Ирка.
   - Возьмем Ниву или Ладу? - ухмыльнулся Федя.
   - Там есть ключи? - вполголоса осведомился я. - Где Колян?
  Федя бегло осмотрел приборную панель Нивы и быстро перебежав, осмотрел Ладу.
   - Тот мужик лежит в Ниве, - прошептал он. - Вроде спит. Ключи есть в обоих.
   - Обоих? - удивилась Ирка. - Они даже и помыслить не могли, что их кто-то может обвести вокруг пальца.
   - Делать нечего, - нехотя произнес Федя. - Берем Ладу.
   - Может, все-таки Ниву? В дороге может всякое приключится, - засомневался я.
   - А что делать с этим мужиком? - резонно спросила Ирка. - Он же может проснуться, поднять шум и подвергнуть нас риску.
   - Ира права, - сдержанно сказал Федя. - Лучше не дразнить удачу.
   - Ладно, - вздохнул я. - Федя, заводи машину.
   - А ты? - удивился он.
   - А я сделаю так, чтобы они за нами не последовали, - с этими словами, я достал нож.
   Федя все мигом понял.
   - Проколоть колеса, - кивнул он и повернулся к Ладе. - Ирка, хватай все, до чего можешь дотянуться, я за руль, Миша, тоже поторопись.
  Ирка метнулась к валявшимся рюкзакам, Федя к машине, а я на миг прикрыв глаза, сам поверить не мог, что собираюсь заняться таким вандализмом. Невооруженным глазом видно, что шины новые, с блестящими дисками, да и сама Нива выглядела ухоженной. Кто бы ни был хозяин этой тачки - он трепетно за ней ухаживал и любил ее.
  Я услышал, как тихо закрылась дверца машины и, отогнав все ненужные мысли, с силой вонзил в колесо нож. Когда я уже вонзал нож в соседнюю шину, Федя заводил машину. Раздался фыркающий звук двигателя. Черт, как же громко!
   - Димон, это ты? - раздался слабый голос Коляна. - Что вы там задумали?
   - Миша, - прикрикнула Ирка. - Скорей!
   Резкий звук открывающейся дверцы, заспанная и невероятно несчастная морда Коляна, которая вмиг преобразилась, когда он увидел меня с наставленным на него ружьем.
   - Без глупостей, - твердо сказал я. - Или я выстрелю.
  В слабом свете восходящего солнца, хорошо проглядывался нездоровый вид мужика и уже такие знакомые синие пятна пока ещё бледно проступающие на его коже. Быстро скосив глаза в сторону, я проверил, оставалось ли шоссе таким же пустым.
   - На колени, - резко сказал я, когда убедился, что нам ничего не грозит.
   С крайним видом обреченности он повернулся ко мне спиной и бухнулся на колени.
   - Ты, - запинающимся голосом спросил он. - Ты застрелишь меня?
  Федор вопросительно на меня посмотрел.
   - Нет, - выдохнул я. - Ты уже обречен.
  Быстро пятясь но, не опуская бесполезного ружья, я двигался спиной к машине. Краем глаза я видел, как Федя держит наготове пистолет.
   - Надеюсь, твои друзья тоже, - я опустил оружие и сел в машину.
  
  Глава 32
  
   - Почему машины с проколотыми шинами не может быстро ездить? - спросила Ирка.
   - Если у тебя сломаются ноги, почему ты не сможешь быстро бегать? - в тон ответил я.
  Ира слегка нахмурилась.
   - То есть, мы оторвались?
   - Все возможно, - сдержано ответил я.
   - Все так просто получилось, что даже не вериться, - пробормотала Ирка.
  Я вновь посмотрел на зеркало заднего вида. Со словами Иры было тяжело спорить. Надеюсь, это не очередное затишье перед бурей. Последние три дня нам приносили сплошные испытания и здорово, наконец, передохнуть от этого постоянного волнения. Хотя бы на полчаса, пока не приехали в город.
   - Что в сумках, которые мы забрали? - спросил Федя. Он все ещё сидел за рулем и превышая скоростной режим гнал по трассе к Питеру.
   Ира скривила губы и помотала головой.
   - Сплошной хлам?
   - Ой ли? - не поверил я. - Даже среди хлама можно найти много полезного.
   - Поверь, не в этом случае, - вздохнула она. Я обернулся на пассажирские места. Одна из сумок лежала на коленях девушки, молния была расстегнута. Словно в поддержку своих слов, рука девушки нырнула в глубь сумки и достала пару банок из-под пива. Заметив мой брошенный взгляд на спиртное, Ира усмехнулась и покачала головой.
   - Даже не надейся, - хмыкнула девушка. - Нам нужны ясные умы.
  Я пожал плечами.
   - Его можно отлично выменять.
   - У кого? - сузила глаза девушка. - Нам ещё никто не попадался, чтобы выменять это пойло на пару пистолетов, лекарств или банок с тушенокой.
   - Да нам как бы вообще мало людей попадалось, - примирительно сказал Федя.
   Мимо нас мелькнул указатель о том, что мы подъезжали в Сосново. Значит, уже скоро.
   - А что ещё в сумках? - Федя взял протянутую бутылку с остатками воды, которую я достал из рядом лежащего рюкзака.
   - Есть ещё плед - пожалуй, одной из самого полезного. Правда он очень тоненький и явно синтетика. В холодную ночь почти не согреет, - Ирка поморщилась. - Да и несет от него чем-то... Блок дешевых сигарет и какая-то спецовка.
  Мы немного помолчали. Ирка отодвинула сумку и её содержимое и взяла вторую. В отличие от предыдущей, следующая поклажа была в яркой расцветке, с оранжевыми переливами и гораздо меньшего размера.
   - Ого! - едва раскрыв сумку, воскликнула Ира. - Смотри-ка!
  На колени мне шлепнулся внушительного размера гаечный ключ.
   - Неплохо, - я оценивающе покачал инструмент в руке.
   - И опять ближний бой, - протянул Федя. - Видать, им действительно был нужен и наш пистолет и ружье.
   - Федь, - я посмотрел на нашего водителя. - Что у нас с патронами.
   - Не осталось, - сдержанно ответил он.
   - Чудесно.
   - Не думал же, что они у нас вечные? - Федя слегка напрягся - впереди показался крутой поворот. "Парень явно ездил мало", - подумал я. - После того, как мы сбежали из твоего дома в Выборге, у нас их оставалось двенадцать-тринадцать.
  Воспоминания о Выборге пробудили во мне болезненное чувство утраты. Настроение тут же поползло вниз. Федя заметно помрачнел - видимо, тоже вспомнил мою Катерину.
   - Тут ещё есть пара рамэнов, - важно проговорила Ирка, чем разрядила обстановку.
   - Чеееего?
   - Лапша быстрого приготовления по-японски, - хихикнула девушка.
   - Так и говори: "бомжпакет", - невольно улыбнулся я. - Может, раскроем хотя бы одну? Я уже забыл, когда по-человечески завтракал. Они и на сухую ничего.
   - Далеко нам до города? - спросила она, протягивая мне пакетик с лапшой.
   - Через полчаса уже будем на КАДе, - я с предвкушением разорвал зелено-красную упаковку. - Федя, да не гони ты так! Будет обидно сдохнуть от ДТП после того, что с нами случилось.
  
  ***
  
   - Тот парень, - неуверенно начала Ира. - Он же был заражен, верно?
  Уже появлялись первые признаки того, что мы подъезжали на КАД. Цифровые ограничители скорости, разделительные полосы, множество рекламных щитов. Вместе со всем этим усиливалось и чувство тревоги.
   - Да, - неохотно подтвердил я. - Вроде как. Не уверен.
   - Я видела, - словно не слыша меня, Ирка продолжила говорить. - Синие пятна на лице, и вид такой был болезненный. Как он заразился? Разве он был укушен или что-то вроде этого?
   - Спроси что полегче, - хмыкнул я. - Как, например, умудрилось заразиться то садоводство, где мы проводили ночь? Да ещё так быстро.
   Машина замедлилась, и я отвлекся от разговора. Редкий поток машин с встречной стороны пробирался через знакомую уже нам аварию. Её никто и не думал разгребать. Та машина, из которой мы безуспешно пытались достать девушку, горелым металлолом стояла, словно памятником посередине шоссе. Опрокинутая фура со строительными инструментами, разбитые и покинутые машины, стоявшие как попало... Кажется, что я даже заметил человеческие тела, небрежно накрытые куртками.
   - Вы про эту аварию рассказывали? - упавшим голосом спросила Ира. - Ничего себе.
   - Я все думал про это, - начал вдруг Федя. - Может, это моя вина? Или, что мы недостаточно старались и смогли бы вытащить её.
   - Нет, - твердо сказал я. - Мы ничем не могли ей помочь, с самого начала она была уже обречена.
  В зеркале заднего вида я заметил, как Ира с любопытством смотрит на Федора. Перехватив мой взгляд, я едва заметно покачал головой, пресекая всяческие вопросы о той злополучной ночи, когда мы познакомились с Федей.
  Вскоре и на той стороне дороги, что мы двигались стали все чаще попадаться брошенные машины, стоявшими нестройным потоком, который все расширялся, пока окончательно не превратился в пробку. Однако, судя по тому, как стояли автомобили - не трудно было догадаться, что кто-то или крайне испуганный или крайне разозленный или отчаявшийся, а, может, и все вместе прорубил себе проход сквозь эти ряды машин напрямик к выезду. Здесь же также встречались и полусгоревшие тачки.
   - А здесь-то что произошло? - удивилась Ира.
   - Понятия не имею, это уже было после нашего отъезда, - задумался Федя. - Судя по всему, это, скорее всего, было или БМП или что-то такое же мощное. Может, военная техника.
   Что-то было не так. Тревога постепенно меня захватывала по мере того, как мы приближались к городу.
   - Где все люди? - я, наконец, понял, что не давало мне покоя.
   - В смысле? - Ирка почти уткнулась носом в окно, внимательно осматривая покореженные машины.
   - Допустим, была авария, допустим, здесь проезжал какой-нибудь КАМАЗ или ещё черт знает что. И да, некоторые машины выглядят не должным образом. Я сумел насчитать с десяток полностью сгоревших. Но большая часть выглядит просто слегка потрепанной. Никаких явных признаков того, что они больше не на ходу. И даже плевать на это! - горячо продолжил я. - Главное: где все, мать его, люди?
   Ирка испуганно оторвавшись от окна посмотрела на меня.
   - На паре машин я увидела следы от пуль, - сказала она.
   Ничего не ответив, я вопросительно посмотрел на Федю.
   - Я даже предположить затрудняюсь, - нахмурился он. - С этой стороны даже тел нет. Не пешком же они ушли. Это не имеет никакого смысла. Бред.
  Федя осторожно на не большой скорости пробирался между рядом машин, стараясь ничего не задеть. Невольно, я оценил его аккуратную езду. Скорее всего, я бы почти не сбавляя скорость промчался по этому участку дороги, задевая все, что можно на своем пути. А что? Не моя ж машина, и не жалко совсем.
  Казалось, пробка не закончится, мы уже выехали на первый перекресток со светофором, как из-за поворота выглянуло нечто. Страшное существо неспешно выползло из под одной брошенной машины. Ирка сдавленно вскрикнула, и я чуть не издал похожий возглас. Федя резко затормозил от неожиданности, и я ударился о бардачок.
  Невероятно дистрофичного вида, сильно вытянутое, абсолютно лысое озлобившееся нечто, страшно скалясь, перегородило нам дорогу.
   Теперь мы все видели явно последнюю стадию этой чумы, что обрушилась на город.
  Фиолетово-синие пятна уже почти и не обрамляли это страшное тело. Большая голова с мутноватысм огромными глазами, налитые кровью; постоянно раскрытый рот с явно удлиненными зубами, ещё недавние язвы по всему телу закрылись и напоминали лишай. Если лишай вообще мог распространяться по всему телу. На все это мы с ужасом смотрели, не в силах поверить своим глазам. Ы который раз промелькнули мысли о реальности происходящего? Неужели все это не сон?
  Существо стояло неподвижно, не издавая не звука, злобно уставившись на нас.
   - Черт! Черт! Черт! - свистящим шепотом начала ругаться Ирка.
   - Он под два метра ростом, - тихо сказал Федя. - Не меньше!
   - Она, - дрожащим голосом поправила его Ирка.
   - Она? - удивился я.
   - Обрати внимание на ноги, - сказала Ира, смотря полными ужаса глазами перед собой. - На ней синие джинсы клеш. Это женская модель.
  Теперь я увидел то, на что раннее не обратил внимания. В озлобленном выражении лица нет-нет, мелькала тень человечности, на ушах сережки; то, что при первом взгляде можно было принять за капри - при более пристальном внимании угадывались джинсы. Сами ноги, однако ж, были босы.
   - Нам нужно ехать вперед, - сказал я. - Мы же не можем стоять тут вечно.
   Федя нерешительно постучал пальцами по рулю.
   - Он... Вернее она, явно нас видит, но ничего не предпринимает пока что. И я не понимаю, почему.
   - А ещё мы понятия не имеем, насколько эта тварь сильная. Может, резкое движение её только разозлит. Она прыгнет на капот, разобьет лобовое стекло - и поминай, как звали, - проговорила Ира.
   - А ты ещё называла меня пессимистом, - хмыкнул я.
   - Ты же понимаешь, что я очень хочу домой, правда? - Ирка слегка поддалась вперед, и мне показалось, как сузились глаза у стоящей напротив твари. - Но я против такого риска.
  Мы с Федей ничего не ответили на этот выпад. Я посмотрел на него и заметил, как побелели костяшки его пальцев - с такой силы он сжал руль.
   Я уже хотел передвинуться, как Федя резко схватил меня за руку.
   - Не шевелись, - почти угрожающе прошептал он. - Тебя это тоже касается, Ира. Не смейте двигаться.
   Мы замерли в полном молчании. Прошла, наверное, минута, после чего существо, смотревшее в нашу сторону, заметно расслабилось и сделало несколько шагов в сторону.
   - Оно реагирует на движения, - одними губами произнес Федя. - Готов поклясться, ещё бы пара движени и она бы сразу прыгнула на капот.
   - Ну, прыгнула бы, и? - возразил я. - Говорю же: мы же не можем быть уверены, что они настолько сильны.
   - Так в чем же дело? - прошипела Ирка. - Ты выйди, проверь. Замахнись на это гаечным ключом, что у тебя на коленях. А мы посмотрим.
   - Никто никуда не выходит, - продолжил Федя. Похоже, он даже старался как можно реже моргать. - Ждем.
   - Ждем?! - в изумлении переспросил я. - Жми резко на газ, мы проскочим так быстро, что тварь даже не успеет ничего предпринять.
   Существо, снаружи хотя и немного отошло в сторону, но все ещё явно смотрело в нашу сторону. Резкий звук металла заставил нас вздрогнуть. На крышу одной из машин резко прыгнула ещё одна тварь. На сей раз явно мужского пола.
   - Я же говорил! - вполголоса сказал я. - Надо было ехать раньше! Теперь-то что будем делать?
   - Они могут пройти мимо, - неуверенно сказал Федя.
   - Когда? - моя спина уже начинала затекать в неудобной позе. - Пока мы и не вызываем у них агрессии, но они явно чувствуют, что мы в машине. Просто жми на чертов газ!
   - Рано.
  Я уже было вновь хотел возразить, как с огромной скоростью существо, которое ещё недавно было женщиной, резко прыгнуло на появившуюся тварь. Крыша машины сильно промялась. В немом ужасе мы увидели, как она укусила его за плечо, и словно поняв, что он не то, кто ей нужен, отстранилась. Мгновение - и ещё двое подобных существ выползли из укрытий. Видимо, их привлек шум. Новоприбывшие ещё выглядели как люди, но и в них угадывались признаки скорейшей трансформации от болезни.
   - Федя, - твердо, но тихо заговорила Ирка. - Нужно ехать дальше. Сейчас же! Их становится только больше!
  Но наш водитель впал в какое-то странное оцепенение. Я проследил за направлением его взгляда и увидел одного из зараженного, который был в полицейской форме.
  Я медленно прикоснулся к его плечу, и он вздрогнул.
   - Вытаскивай нас, - нарочито спокойно сказал я.
  Федор глубоко вздохнул и едва уловимо кивнул. Я заметил, как взгляды всех зараженных вновь обратились в нашу сторону, когда ключ зажигания завел заглохшую машину. Мгновение - и они с угрожающим видом начали на нас надвигаться. Я вдруг подумал, что, скорее всего, даже в машине мы не были в безопасности.
   Федя выжал газ и, едва не врезавшись, выехал на проспект, где как раз заканчивалась пробка. Я уже было подумал, что все позади, как страшный скрежет заставил меня обернуться. Одна из тварей с искаженным от ярости лицом вцепилась в багажник.
   - Ира! - крикнул я. - Сползи на пол! Сейчас же!
  
  Глава 33
  
  Ира спряталась за водительским креслом и испуганно смотрела на меня.
   - Федя, вихляй! - крикнул я. - Он ползет к нам!
   - Где тут маневрировать?!
  Я отвлекся от зараженного и начал смотреть по сторонам. Мы проезжали по одному из проспектов города. К счастью, он был не очень оживленным, так как мы все ещё находились на окраине. Вдалеке угадывались новостройки, пустыри и промзона.
  Тем временем эта тварь явно держалась крепко и пыталась заползти выше, чтобы добраться и разбить заднее стекло. Правда ещё оставалось не ясным, как быстро она это может сделать.
   Пока ещё удача нам благоволила - зараженный ещё не смог залезть к нам. Федя крутил руль, стараясь врезаться задницей в рядом стоящие машины, магазины или остановки. Но этого было явно недостаточно.
   - Мы только замедляем его! Он все ещё лезет!
  Звук бьющегося стекла, вскрик Ирки и я, долго не размышляя, прыгаю на пассажирские сидения, со всей силы ударяя пролезшую почему-то морщинистую руку. Получив удар, тварь зашипела, но не ослабив хватки, продолжила карабкаться к нам. Существо уже почти схватило меня, как Федя очень удачно вильнул, врезавшись правой стороной машины об забор. Меня тоже швырнуло в сторону, и я ударился об стекло. В голове тут же зазвенело.
   Все это принесло нам небольшую паузу в сражении, но до окончательной победы было ещё очень далеко. Я подобрал выпавший из рук на сидение ключ и, схватив его, вновь замахнулся на зараженного. Одна рука его уже начала пролезать сквозь небольшую дыру в стекле, от которой во все стороны расползались длинные трещины. Тварь вскинула голову, и на секунду я чуть не впал в панику. Красно-мутные глаза смотрели на меня с невероятной злобой. Рот раскрылся, издав шипение и обнажив зубы, которые неуловимо, но верно приобретали пилообразную форму.
   Черт! Нужно срочно что-то делать!
   - Федя, пусти меня за руль!
   - Что?!
   - Нет времени на споры! Переключай на нейтралку - я держу руль!
  Сделав все, как я сказал, Федя начал вставать из-за сидения. Машина постепенно начала замедлять ход. В ту секунду, когда я бухнулся на водительское кресло, раздался ещё один удар в стекло. Я кинул на пассажирское сидение ключ и увидел дыру с размером с мяч.
  Надо было торопиться! Федя свернул на дорогу, которая ввела из города и я, сделав крутой вираж, вновь помчался в сторону перекрестков.
  Я услышал звуки борьбы на задних сидениях и вскрик Ирки. Усилием воли, я заставил себя пока на это не отвлекаться, а только прибавил скорость.
  Когда перед поворотом оставалось меньше десяти метров, я выжал сцепление и крутанул руль в сторону поворота, через мгновение использовал ручник. Завизжали покрышки - машина ушла в дрифт. Я чудом успел переключить передачу ниже и бросить сцепление, пока машина ещё была под контролем. Задняя часть машины ударилась о фонарный столб, после удара её повело в другую сторону, но я успел выкрутить руль, чтобы окончательно не съехать с дороги. Машина загудела, но послушно начала набирать потерянную скорость.
   - Ну как? - я обернулся посмотреть, все ли в порядке в машине, когда мы выехали по прямой.
   - Круто! - крикнул Федя. - Ты отбросил его, но он ещё висит сзади!
  Я выругался сквозь зубы и начал продумывать следующий план действий. Снова пускать машину в дрифт я не рискнул - не был уверен в том, что выдержат колеса. Я глянул в зеркало заднего вида - позади нас оставался покореженный фонарь, в который я врезался и одинокая троллейбусная остановка. Уж сейчас я наделся, что все получится.
  Недолго думая, я переключил заднюю передачу и на максимальной скорости машина стремительно начала приближаться к остановке.
   - Держитесь!
  Громкий удар, сильный толчок и боль в затылке - известили нас об успешном таране.
   Глаза слезились от боли, но я заставил себя вновь нажать на газ - неизвестно убили мы этого монстра или нет. Спустя мгновение мы уже вновь выруливали на некогда оживленный проспект Питера.
   - Вы в порядке? - я обернулся на друзей. Федя выглядел потрепанным, но вполне живим. Ирка видимо не принимала участия в потасовке. Стекло на багажнике почти полностью было разбитым.
   - Все хорошо, - кивнул Федя, выпрямляясь и отбрасывая гаечный ключ в сторону. - Но ещё бы чуть-чуть...
   Ира тоже аккуратно начала вылезать из своего укрытия.
   - Миш, пожалуйста, - тихо начала она, и я перевел взгляд на девушку. - Пожалуйста, отвези меня домой.
  Вместо ответа, я сбросил скорость и припарковался у обочины. Голова гудела от многочисленных ударов по салону, и необходимо было хотя бы на пару минут перевести дух, а заодно оценить повреждения.
  Я вышел из машины и прислонился спиной к дверце.
   - Ты как? - подходя ко мне, спросил Федя.
   - Голова трещит, - поморщился я.
  Мы немного помолчали.
   - Знаешь, ты только Ирке не говори, - усмехнулся я.
   - О чем?
   - Да о том, что уходя в занос, все в итоге могло закончиться очень печально. Ну, машина могла перевернуться, колесо выпасть или мы могли врезаться совсем не туда, куда планировали. В общем, я здорово рисковал.
   - Ты делал это раньше?
   - Раза два и уж точно не такой крутой вираж был, и меня в тот момент никто не преследовал, - ответил я.
  Федя протянул мне на четверть заполненную бутылку с чем-то прозрачным.
   - Откуда это? - я нахмурился, пытаясь вспомнить, была ли у нас раньше похожая емкость.
   - Ира нашла в одной из сумок.
  Не спеша я отвинтил крышку и осторожно понюхал содержимое. Вроде, ничем не пахло.
   - Слушай, меня не так мучает жажда. Тут до Ирки, да по пустым дорогам минут двадцать езды. Вот тогда-то я и нахлебаюсь вдоволь.
  Не добавив больше ничего, я оставил бутылку с её содержимым у дороги.
   - Ну что? - я открыл дверцу, собираясь залезть в машину. - Едем?
  ***
  Спустя примерно полчаса я выехал на проспект Науки. Благо во время поездки мало произошло, что примечательного. Встречалось пара проезжающих машин; сам я не видел, но Ирка утверждала, что видела в окнах многоэтажек силуэты людей.
   - Что они делали? - спросил я. - Махали тебе или ещё что?
   - Ты видишь у меня в руках бинокль? - иронично отозвалась Ирка. - Стояли и смотрели. Что им ещё делать? В конце концов, ты же не на первой скорости едешь, чтобы я успела все разглядеть.
  Что верно, то верно. Полупустые перекрестки располагали к быстрой езде, где ещё несколько недель назад стояли длинные пробки.
   - Напомни мне, где поворачивать, - сказал я, проезжая мимо метро.
   - Направо! - неожиданно громко крикнула Ирка. - И не останавливайся!
  В зеркале заднего вида я заметил несколько зараженных. Фигурки силуэтов быстро отдалялись, так что было довольно трудно сказать на какой они стадии болезни. Впрочем, и выяснять это не очень-то и хотелось.
   - Поверни вот здесь, - уже более спокойным тоном велела Ирка, когда опасность миновала.
  Мы заехали в один из типичных дворов Петербурга. Квадратное расположение домов с небольшой детской площадкой посередине. Чуть поодаль виднелся небольшой магазинчик и парикмахерская. Я был тут, наверное, пару раз, и уже забыл, какой из домов принадлежит Ирке, а так же какая парадная и квартира.
   - У тебя ключи хоть есть? - спросил я.
   Девушка застыла с испуганным выражением лица.
   - Только не говори мне, что нет! - Ира страдальчески посмотрела на меня. - Ясно. Значит, уповаем на то, что дома кто-то есть.
   - Вторая парадная, Миш, - виновато произнесла она.
   Я остановился напротив подъезда, но выходить пока не спешил.
   - Может, лучше сразу выйдем? - вмешался Федя. - Судя по всему, у нас есть два пути. Или выжидать, как я в том случае - и заметь, ни к чему хорошему это не привело, или сейчас нестись на всех парах к парадной.
   - Надо ещё открыть входную дверь - там магнитный замок, - заметил я.
   - Один мощный рывок и мы уже внутри, - сказал Федя.
   - Ручка двери круглая - все пальцы сорвем, - я покачал головой и отстегнул ремень безопасности. - Как бы то ни было: собираемся и выходим.
   - Стойте! - резко сказала Ирка. - Там, у соседнего дома!
  Я посмотрел в ту сторону, куда она показывала.
   - Нужно торопиться, - произнес Федя. - Всегда нужно торопиться. Они пришли на шум.
  С десяток зараженных медленно, но неуклонно двигались к нам.
   - Выходим! - я открыл дверцу. - Оставь, ты эти сумки, Ира! Бегом!
  Я подбежал к парадной и схватил гладкую ручку двери. Пальцы сомкнулись вокруг круглого навершия и я, уже зная наперед, что меня ждет, рывком дернул дверь. Руку пронзила глухая боль, но главное, что дверь поддалась.
   Федя и Ирка быстро оказались подле меня. Прежде чем мы закрыли дверь, я заметил, как несколько чумных находились уже у машины.
Оценка: 7.92*16  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) Н.Трейси "Селинда. Будущее за тобой"(Научная фантастика) М.Ртуть "Попала, или Муж под кроватью"(Любовное фэнтези) Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) А.Минаева "Замуж в другой мир"(Любовное фэнтези) F.(Анна "Избранная волка"(Любовное фэнтези) Д.Игнис "Безудержный ураган 2"(Уся (Wuxia)) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"