Арилин Роман Александрович: другие произведения.

Первая линия защиты

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Звезды не для всех... (третье место турнира N10 Фантасты.ру, электронный сборник Фантасты)


   Первая линия защиты
  
   Петля тонко скрипнула, когда Алешка распахивал чердачное окошко. Прохладный вечерний воздух принес запах дыма с коптильни, и вонь навоза из свинарника, вытеснив пряный аромат сушеной липы и зверобоя.
   Намертво спутанный клубок веревок цеплялся за прутья корзины, словно не желая отдавать спрятанные ценности. Откинув лежащие сверху тряпки, Алешка достал треснутую строительную каску, потом заношенную до лоска телогрейку с надписью "Страда-2152", выложил журнал "Космос", и наконец, осторожно поднял со дна корзины самое главное сокровище. Покореженный, с отлупившейся серебряной краской, кусок блока управления от старого карьерного экскаватора, заброшенного и потихоньку растащенного сельчанами на всякие хозяйственные нужды. Два заедающих тумблера, одно колесико непонятного назначения, пара циферблатов, и целых три кнопки, нажимавшихся с восхитительным звонким "треньк".
   Облачившись в каску-шлем и телогрейку-скафандр, Алешка сел на пол, чтобы видеть в окно прямоугольник неба с большой мерцающей точкой, выделявшейся на фоне звезд. Юпитер!
   Сейчас Алешка был там, на далекой станции, несущейся по орбите полосатой планеты с огромной скоростью. Вот щелкает тумблер, и вниз, сквозь водородную толщу атмосферы, летит серебристое веретено исследовательского зонда. Потом второй, третий зонд....
   - Я Юпитер, прием! - нажал Алешка на кнопку "радиостанции". - Вызываю Землю! Говорит капитан станции! Веду разведку!
   - Алешка, спускайся давай! - раздался с улицы голос старшего брата. - Борьке-то еды не дал!
   Выглянув из окошка, Алешка увидел старшего брата, с довольным видом обнимающего рыжую дылду в красном сарафане.
   - Сегодня твоя очередь хряка кормить! - ответил мальчишка.
   - Вот я сейчас отцу скажу, что ты на чердаке засел, он тебе такой покажет космос! - пригрозил брат.
   Алешка вздохнул, еще раз посмотрел на яркое пятно Юпитера, спрятал свои сокровища под защиту бдительных веревок, и пошел в хлев кормить борова.
  
   За ужином собралась вся семья, кроме старшего брата. Мама приготовила тушеную свинину с картошкой, прямо тающие во рту. Отец уже принял вечерние "две по сто", и пребывал в хорошем расположении духа, комментируя ТВ. В новостях показывали преступника, который воровал картошку с колхозного поля. Весь он был худой, замотанный и жалкий, словно не заносчивый горожанин, а бедняк с дальних выселок. Бедолага невнятно тараторил что-то о синтетической еде и карточках в городе, и о том, как мечтает жить в деревне и возделывать землю.
   - Вот, а у нас и сало, и мясо, и чего душа хочет, - довольно сказал отец, смотря почему-то на Алешку, - городские, говорят, порошок из костей едят.
   - Слава, ужасы какие за столом рассказываешь, - вздохнула мама, - не пугай мальчика.
   - Ничего, не маленький, уже восьмой год, - подмигнул ему отец. - Верно я говорю, Алексей?
   Алешка молча кивнул, зная, что отцу будет приятно, а с него и не убудет.
   - Все-таки правильно, что мы периметром огородились, ох как правильно, - не останавливался отец. - Пущай посидят у себя там в коробках бетонных, а мы уж тут как-нибудь, по старому, без этих дармоедов обойдемся, с их космосами и небоскребами.
   Алешка слушал отца вполуха, каждый вечер тот говорил одно и тоже. В городе плохо, в деревне хорошо. И хорошо, что у них плохо. Потом отец переходил на председателя-гада, которого он должен кормить, а почему, спрашивается?
   - Пап, меня Мишка позвал колхозных лошадей пасти, с ночевкой, - краснея, сказал мальчик, - он мне удочку за это обещал.
   - Удочку? - спросил отец.
   - Ага, из города, легкая такая, - кивнул Алешка, входя в роль, - и леска на катушку сама мотается.
   - Молодец, сынок, - кивнул отец, немного подумав.
   - Не рано ему работать? - спросила мама.
   - Нормально, пускай привыкает, - рубанул ладонью отец, - добытчик растет, весь в меня.
   Алешка пошел спать, стараясь не смотреть на папу и маму. Так по-крупному он врал им впервые. Это если не считать тот раз, когда он поменял кеды на одну важную вещь, а потом сказал, что потерял их во время купания на речке.
   На видном месте мальчик оставил записку, чтобы они не сильно волновались. Чего переживать, если он вернется потом.
  
   На поворотах картошка прыгала по фургону, отстукивая барабанную дробь. В темноте казалось, что кто-то легонько бьет по ногам. Пахло землей и копченым поросенком. Две плотно замотанные в бумагу туши лежали вдоль стены, напоминая о пропущенном завтраке и обеде.
   Машина остановилась, хлопнула водительская дверь, и Алешка услышал голоса. Горожанин что-то отвечал, то и дело переходя на смех. Потом кто-то постучал по кузову, и машина тронулась. Значит, это был периметр. За ним свобода и дорога к его мечте.
  
   Дышать становилось все труднее, а машина все ехала и ехала. Весь его план строился по большей части на проникновении внутрь фургона. Как понял Алешка, отец вел с городскими какие-то дела, поставляя им мясо. Чудного вида горожанин, с необычной бородой, появлялся пару раз в месяц, забирая продукты. Отец за глаза называл его "бакенбарды".
   Главное случилось - он вырвался за периметр. Но что делать дальше, Алешка не спланировал. Если начать шуметь, то его просто вернут назад, и со стыдом и позором. Нет, этот вариант совсем плохой. Надо терпеть и ждать.
   Перед глазами начали плыть цветные круги. Мысли в голове путались, копченные поросята встали и начали бегать по кузову, кидая друг в друга картошкой
   - Тише вы, гады, переборки тонкие, снаружи вакуум, - грозил им в темноте Алешка, - вот пожалуюсь хряку, он вам покажет.
  
   От яркого света мальчик зажмурился, и не сразу вспомнил, где он и что с ним. Свежий воздух резко ударил по мозгам, приводя в чувство. Алешка схватил сумку, и полез через гору картошки наружу.
   "Бакенбарды" стоял около фургона, разговаривая с черной коробочкой, зажатой в руке. Алешка спрыгнул на землю, и дал деру, прочь от фургона и поросят.
   - Стой, дурак! - ошеломленно крикнул "бакенбарды" вслед.
   Алешка пробежал метров десять, и остановился, ошеломленный увиденным. Перед ним раскинулось река машин, с берегами-тротуарами, по которым куда-то спешили горожане. Это было даже больше, чем десять осенних ярмарок, вместе взятых. Настоящий город! Столько людей Алешка ни разу в жизни не видел. Куда идти дальше? И где тут космопорт?
   На плечо легла рука, и раздался уже знакомый голос.
   - А ты прыткий, брат! - запыхавшись, сказал "бакенбарды".
   Алешка дернулся, но хватка у городского была крепкой, почти как у отца.
   - Да не рыпайся ты! - прикрикнул на него "бакенбарды". - Ты хоть знаешь, что вне закона? Деревенским нельзя покидать периметр! У тебя же на лбу написано, что ты не городской!
   - Мне в космопорт надо, - угрюмо ответил Алешка.
   - Зачем? - удивился мужчина.
   - Не скажу, - бросил мальчишка.
   - Ясно, собрался космос покорять, - усмехнулся "бакендарды", ведя мальчишку к машине, - пойдем, дружок, в полицию, пусть они с тобой разбираются.
   - Мне в космопорт надо, - упрямо повторял Алешка.
   - Заладил, как попугай, - усмехнулся "бакенбарды".
   - А я им скажу, что вы мясо из деревни тайком возите, - сказал Алешка, краснея.
   Он не хотел это говорить, чувствовал, что неправильно так делать. Но отступать назад, когда цель так близко, было еще обиднее.
   - Ну ты и фрукт, оказывается, - удивился городской, - неужели заложишь?
   - Мне в космопорт, - долбил своё Алешка.
   - Да ты понимаешь, что никуда не сможешь полететь, голова садовая? - спросил мужчина.
   Алешка молчал. У него было секрет, но раскрывать его он пока не хотел.
   - Вижу, ты парень упрямый, так что поступим так, - минуту подумав, сказал городской. - Я отвезу тебя в космопорт, и если тебя завернут, верну назад в деревню. Идет?
   Алешка размышлял, выискивая какой-то подвох. Городские ведь не могут без подвоха, такая у них гнилая натура, как говорил отец.
   - По рукам, - сказал мальчишка.
  
   Ехать на переднем сиденье было намного удобнее, чем внутри темного фургона. Алешка смотрел на высокие дома, яркие вывески магазинов, красивую одежду горожан. Судя по всему, плохо жить никто в городе не собирался. И уж тем более голодать. То и дело встречались вывески разных кафе, уличные киоски и магазинчики с разной вкуснятиной, разложенной на витрине.
   - Можешь называть меня дядя Витя, - сказал горожанин. - А тебя как зовут, шантажист?
   - Алексей, можно Алешка, - ответил мальчик.
   - Куда собрался, Алексей? - спросил дядя Витя.
   - На Юпитер, - сказал Алешка.
   - Почему Юпитер? - удивился городской.
   - Потому что он самый большой, и самый главный, - ответил Алешка. - Вот вы знаете, что Юпитер это первая линия защиты Земли от астероидов? Он их всех притягивает, а потом бац! И они на него падают. И Земля спасена!
   Дальше Алешка еще долго рассказывал про планету, состоящую из газа, о загадочном красном пятне, про многочисленные спутники, с бездонными океанами под толстым ледяным панцирем. Он пересказывал прочитанное из куцых библиотечных книжек и из заляпанных жиром порванных журналов, найденных на помойках. Но еще больше он рассказывал то, что выдумывал вечерами, когда смотрел на светящуюся точку планеты. В деревне толком о планетах и космосе не с кем поговорить, только с кошкой. Но с ней неинтересно.
   - Да ты у нас специалист, оказывается, - покачал головой дядя Витя, выслушав рассказ мальчишки, - и откуда все узнал, ведь в деревне даже сети нет. ТВ только.
   И еще Алешка подумал, что горожане совсем не вредные. Этот дядя Витя оказался нормальным, не жлобом каким-нибудь. И чего в деревне их все не любят?
  
   Внутри космопорта царила суета, как на уборке урожая осенью. Все куда-то спешили, за большими окнами виднелась большая посадочная полоса, с которой сейчас натужно взлетал пузатый челнок с надписью "Орбита-25". Алешка знал, что челноки вначале доставляют всех на перевалочную орбитальную базу, а уже с нее потом настоящие космические корабли летят дальше. В том числе, и на Юпитер.
   - И куда мне идти? - спросил Алешка, с надеждой смотря на дядю Витю.
   - Ты у нас самый умный, - скрестил руки на груди "бакенбарды", словно отстраняясь, - вот сам и разбирайся.
   "Ну и ладно, сами справимся", подумал с обидой Алешка. Он посмотрел, что многие первым делом подходили к окошкам с надписью регистрация. Подойдя к стойке, Алешка протянул свое главное сокровище. Пожелтевшую, с трещинами, но яркую карточку с надписью "удостоверение космика". Именно ее он выменял на новые кеды, подаренные на день рождения, у Мишки-спекулянта.
   - Мальчик, иди отсюда - женщина за стойкой вернула карточку назад, кинув на него сердитый взгляд.
   Алешка отошел в сторону, ничего не понимая. Почему не приняли? Мишка зуб давал, что карточка самая настоящая, стыренная в городе у самого настоящего космика. Стоит её показать в космопорте, и можно летать куда хочешь.
   - О, смотрите, навозник!
   Алешка вначале не понял, что это к нему обращаются. Рядом галдела кучка ребят, немного старше его. Один из них, высокий, с пшеничными волосами, презрительно смотрел на Алешку.
   - Ты чего здесь делаешь? В космос собрался? Иди к себе в деревню, ковыряйся в навозе!
   Все они были в красивой форме, с нашивками и значками.
   - Говорят, они и читать не умеют, только ТВ смотрят целый день да жрут, - поддразнил еще кто-то из ребят.
   - Ладно, пошли, на рейс опоздаем, - махнул высокий парень.
   Ребята ушли, задержалась только одна девочка, с красиво уложенными волосами.
   - Это игрушка, сувенир, везде продается, - кивнула она на зажатую в руке мальчика карточку.
   Она смотрела на него с жалостью и брезгливостью. Алешка узнал этот взгляд. Точно так же они с ребятами смотрели на Кольку-Костыля, деревенского малахольного. Тот ковылял со своим костылем целый день по деревне, в пахнущей мочой одежде, и лопотал ерунду. Но он же не дурачок, он такой же, как они!
   Лучше бы она посмеялась, как мальчишки, или обозвала бы его навозником, или ударила его.
   - Уйди, слышишь? Уйди! - закричал Алешка.
   Ему не хотелось, чтобы она видела его плачущим.
   Девочка пожала плечами, и побежала догонять свою компанию.
  
  
  
   Когда ехали назад, Алешка молчал. Не хотелось смотреть в глаза дяде Вите, на проклятый город, и вообще ни на что.
   - Неправильно это, - сказал Алешка. - Почему им можно в космос, а мне нет? Просто потому, что я деревенский? Чем я отличаюсь от них?
   - Они учились и тренировались с самого детства, - ответил дядя Витя.
   - Я тоже мог бы учиться! - с обидой крикнул Алешка.
   - Понимаешь, такой вот в мире порядок, - вздохнул дядя Витя, - вы в деревне, мы в городе. Кто-то пашет землю, а кто-то учится и летает к звездам. В этом гармония.
   - Неправильно это, - повторил Алешка.
   - Ты может, и не поймешь сейчас меня,- продолжал говорить дядя Витя, - но вы там защищаете чистоту генетической линии, а не просто впахиваете за себя и нас всех. Вы наш генетический резерв. Природа, натуральная еда, никакого космоса с его радиацией. Вот представь, что ты Юпитер, и спасешь землю. Как первая линия защиты!
   До самой границы периметра они ехали молча. Только когда они проехали пункт контроля, и ворота захлопнулись, Алешка понял, что Юпитер стал теперь еще дальше. Если до побега между ним и планетой были сотни миллионов километров, то сейчас еще добавилась бесконечность.
   - Неправильно все это, - еще раз повторил Алешка, сдерживая слезы, - правильно вас отец гнилью называет.
  
   Юпитер не спеша полз по ночному небу. Алешка сидел перед кучей веревок, под которыми были похоронены его мечты о будущем, и счастливые воспоминания о прошлом. Дальше маячило только пахнущее навозом вечное настоящее.
   Со двора раздался недовольный голос брата.
   - Алешка, ты опять на чердаке? Иди хряка кормить!
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"