Картер Ник : другие произведения.

Американский Шерлок Холмс

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


Оценка: 10.00*4  Ваша оценка:

  Ник Картер
  Американский Шерлок Холмс
  Адская женщина
  — Вас желает видеть какая-то дама, мистер Картер, — доложил Иосиф, лакей знаменитого сыщика.
  Ник Картер сидел в своем рабочем кабинете с душистой сигарой и был занят изучением подробностей одного весьма интересного дела.
  — Дама? — переспросил сыщик, видимо недовольный тем, что ему помешали, — кто она такая?
  — Она поручила мне передать вам, что давно с вами знакома.
  — Боже мой! Мало ли кто со мной давно знаком, — проворчал Ник Картер, — разве она не назвала себя?
  — Нет. Она сказала, что как только вы увидите ее, то сразу узнаете.
  — Странно, — отозвался сыщик и нахмурил брови, — пойди и скажи ей, что я принципиально не принимаю никого, кто не называет своей фамилии.
  Лакей ушел, но через минуту уже вернулся.
  — Ну, что еще? — нетерпеливо спросил Ник Картер, — она еще не ушла?
  — Нет, она не хочет уходить, — ответил Иосиф, — и просила передать, что ее зовут Дианой Кранстон.
  Сыщик в изумлении поднял голову и отложил сигару в сторону.
  — Что такое? Ты не ошибся? Диана Кранстон? — спросил он, покачивая головой.
  — Именно Диана Кранстон. Я хорошо запомнил, мистер Картер.
  — Какова она из себя?
  — Она одета очень изящно, — сообщил Иосиф, — да и сама, прелесть, какая хорошенькая. А глаза у нее такие, что мне даже жутко стало.
  — Ого, Иосиф, ты никак на старости лет влюбиться задумал? — проговорил Ник Картер, — знай же, что это очень опасная красавица. Хотел бы я, однако, знать, каким образом она могла появиться у меня в доме. Куда ты проводил ее? В приемную или кабинет?
  — В кабинет, потому что в приемной теперь как раз идет уборка. Прикажете ее выпроводить оттуда?
  — Нет. Дай-ка мне вот с того стола зеленую книгу с надписью на обложке «Канадские дела».
  Сыщик начал перелистывать книгу, пока не нашел то, что ему нужно было. Затем он задумчиво посмотрел на лакея, ожидавшего у двери.
  — Помнишь ли ты еще, Иосиф, то дело, за которое я взялся благодаря мистеру Файрфильду и в котором большую роль играла дюжина валиков фонографа?
  — Еще бы, — отозвался Иосиф, — какая-то молодая девушка была увезена своими братьями и сестрой в уединенный замок на берегу озера, где ее и убили. Она рассказала свою историю фонографу, валики которого спустя некоторое время были найдены, и таким образом преступление было раскрыто.
  — Совершенно верно. Я успел уже почти забыть об этом деле, — ответил сыщик, — вот, ведь как время бежит. С того времени прошло уже более двух лет. Но ведь это просто-таки невероятно. Посетительница, которая сидит теперь в кабинете, и есть одна из преступниц. Она была арестована вместе со своими сообщниками, двумя мужчинами и одной девушкой. Убийство было совершено одним из мужчин, Максом Ларю, но душой всего заговора была именно эта — Диана Кранстон, дочь прежней воспитательницы несчастной жертвы.
  — А разве суд не нашел ее виновной? — спросил изумленный Иосиф.
  — Конечно, и приговорил ее к десятилетнему тюремному заключению. Не понимаю, каким образом она могла так скоро очутиться на свободе?
  — Быть может, она бежала из тюрьмы?
  — Послушай, Иосиф, какой ты, право, чудак. Неужели ты думаешь, что тогда Диана Кранстон решилась бы явиться ко мне?
  На лице Иосифа появилось выражение полного недоумения.
  — Да, я — так только подумал, — проговорил он.
  Но сыщик его уже не слушал. Он опять перелистывал книгу, куда заносил свои заметки, касающиеся выдающихся случаев из своей практики.
  — Вот и нашел, — пробормотал он, — убитую звали Натальей Деланси. Говорят, она была поразительно красива. Отец ее, человек богатый и всем известный, по имени Александр Деланси, женился на вдове с тремя детьми, которая и умерла после рождения Натальи. Дети покойной супруги Деланси от первого мужа были известны своим дурным характером. При помощи Дианы Кранстон они составили заговор против своего отчима и против Натальи, чтобы завладеть огромным состоянием старика.
  — Но каким же образом попала сюда эта женщина, и чего ей нужно от меня?
  — Да, и я хотел бы знать это, мистер Картер, — заявил Иосиф самым серьезным образом, — не спросить ли мне ее?
  — Знаешь ли, Иосиф, ты поражаешь меня своей находчивостью, — рассмеялся Ник Картер, — я охотно бы дал тебе поручение выпроводить ее на свежий воздух без всяких разговоров. Но как бы преступна она ни была, нельзя забывать, что она женщина, и как таковая, имеет право требовать вежливого обращения.
  Ник Картер умолк и задумался, а потом приказал лакею:
  — Попросите-ка моего двоюродного брата Дика пожаловать ко мне поскорее. А даме скажи, что я приму ее через несколько минут.
  Когда помощник Ника Картера, Дик, вошел в рабочий кабинет своего начальника, последний встретил его с многозначительной улыбкой.
  — Угадай, Дик, кто сидит теперь внизу в кабинете?
  — Понятия не имею.
  — Диана Кранстон.
  — Что такое? Диана Кранстон? Этот прелестный демон? — вне себя от изумления воскликнул Дик, — да ведь она сидит в тюрьме? Как попала она сюда?
  — Я знаю это не лучше тебя.
  — А что ей угодно?
  — Тоже не знаю.
  — Но ведь ты звал меня к себе не зря, не правда ли?
  — Конечно, нет. Переоденься немедленно и выследи ее, когда она уйдет. Постарайся разузнать о ней, как можно больше. Дело твое, какие меры ты примешь для достижения этой цели, но я в самом ближайшем будущем хочу получить подробные сведения о Диане Кранстон.
  — Будет исполнено.
  — Эта коварная женщина явилась в Нью-Йорк, конечно, не для того только, чтобы засвидетельствовать мне свое почтение, — продолжал Ник Картер, — я уверен, она затеяла что-то новое. Она ведь одержима духом алчности и наживы, и после того, как миллионы Деланси ей улыбнулись, она знает только одну единственную цель жизни: захватить как можно больше денег и отомстить нам.
  — Что ж, таким образом нам представляется случай снова обрезать ей когти, — заметил Дик, — впрочем, ведь из тюрьмы она вряд ли бежала?
  — Конечно, нет, — ответил Ник Картер, — тогда она не явилась бы ко мне. Но ты, вероятно, помнишь, что семья Деланси пользовалась огромным влиянием, и ее, по всей вероятности, помиловали. Впрочем, это мы скоро узнаем. Так вот, одевайся как можно скорее, и принимайся за дело.
  — Не беспокойся, Ник — ответил молодой сыщик с самоуверенным видом, — я великолепно наряжусь бонвиваном, прожигателем жизни, у которого много шальных денег. Быть может, мне в таком виде удастся даже завязать с ней знакомство.
  — Мысль не дурна, — согласился Ник Картер, — а я постараюсь задержать ее в кабинете по крайней мере на полчаса.
  * * *
  Иосиф был прав.
  Диана Кранстон была очаровательно красива.
  При появлении сыщика она приподнялась, чтобы приветствовать хозяина дома.
  Но на Ника Картера женские чары, в особенности красота, не действовали.
  Он хорошо знал, что за этой прелестной оболочкой таится коварная душа.
  Он смерил посетительницу с головы до ног холодным взглядом.
  — Вы, конечно, не ожидали меня видеть, — заговорила Диана мелодичным голосом.
  — Не ожидал, — отрезал Ник Картер, почти невежливо.
  — И еще больше вас поражает то, что я вообще имела возможность явиться? — прибавила она с едва заметным оттенком иронии.
  — Очень поражает, — спокойно ответил Ник Картер, — по моему расчету вы теперь должны были бы еще сидеть в тюрьме, куда попали благодаря неуместной мягкости присяжных, которые должны были бы, по справедливости, приговорить вас к смертной казни.
  — Вы очень любезны, мистер Картер, — заметила Диана Кранстон и надменно взглянула на сыщика.
  — Не слишком, но во всяком случае я откровенен. Но оставим лучше эти фразы. Будьте добры сказать мне коротко и ясно, по какому делу вы явились ко мне?
  — Этого я в двух словах не могу сказать, — ответила Диана с насмешливой улыбкой и снова опустилась в кресло, — впрочем, прежде всего должна вам заявить, что я не бежала из заключения, а была помилована.
  — Иначе и не могло быть, — холодно отозвался Ник Картер, — хотя я нисколько не сомневаюсь в том, что вы были бы способны и на побег. Но тогда вы, по всей вероятности, не явились бы ко мне, так как рисковали бы тем, что я кратчайшим путем отправил бы вас обратно в тюрьму. Но теперь я попрошу вас говорить о деле, приведшем вас сюда.
  Ник Картер стоял посреди комнаты, скрестив руки на груди.
  — Быть может, вам интересно также узнать, что братья и сестра Ларю тоже уже не находятся больше в тюрьме? — снова заговорила Диана тем же насмешливым тоном.
  — Это меня не интересует, пока мне до них никакого нет дела.
  — Рудольф сошел с ума и его отправили в дом для умалишенных преступников.
  — Хитро придумано, — заметил Ник Картер со злобной улыбкой, — благодаря этому он избежал виселицы.
  — Макс умер, — продолжала Диана, — он повесился в своей камере. Оливетта тоже уже не в тюрьме, а в тюремной больнице. Что касается меня, то я хотела сказать, что я была помилована по ходатайству министра внутренних дел, после того, как два года томилась в тюрьме.
  — Я лично глубоко сожалею о том, что вас так скоро выпустили, — насмешливо заметил Ник Картер.
  — Да знаете ли вы, что мне пришлось выстрадать в этом земном аду? — воскликнула Диана, причем голос ее задрожал и глаза засверкали, — там, где мне недоставало того комфорта, без которого я просто жить не в состоянии? Рассказать ли вам, до каких пределов выросла во мне ненависть к тому, кто был причиной моего заточения? Что эта ненависть охватила все мои мысли и чувства, и что я имею теперь одно лишь безумное желание, ненасытную жажду мщения?
  Произнося эти слова, Диана страшно изменилась в лице.
  Глаза ее метали молнии. Полные губы дрожали от волнения, лицо приняло столь грозное выражение, что ее трудно было узнать.
  Всякий, кто увидел бы Диану Кранстон в таком состоянии, понял бы, что она могла быть страшным, неумолимым врагом.
  А Ник Картер при виде этой страстной вспышки только пожал плечами.
  — Неужели вы не понимаете, какое ужасное несчастье вы мне причинили? — произнесла Диана.
  — Не стоит говорить об этом, — холодно ответил сыщик, — ядовитой змее, чтобы обезвредить, следовало раздавить голову.
  — Этого оскорбления я вам никогда не прощу, — прошипела она.
  — Я скажу вам, для чего я явилась сюда.
  — Вероятно, только для того, чтобы попусту беспокоить меня.
  — Нет! Для того, чтобы сказать вам, как я вас ненавижу! Чтобы известить вас о том, что я снова на свободе, что буду проклинать вас до последнего своего издыхания, так как вам обязана пребыванием в тюрьме, в этом аду, пытки которого я должна была безропотно сносить! И еще я явилась для того, чтобы заявить вам, что отомщу вам за все причиненное мне зло!
  — Что это, угроза, что ли? — презрительно спросил Ник Картер.
  — Думайте, как хотите, — воскликнула она и злобно захохотала, — ведь вы, говорят, великолепно умны.
  — Вы скоро закончите ваши словоизвержения? — спросил Ник Картер.
  — Нет еще! Я хотела вам заявить, что сегодня Рудольф ночью совершит побег из дома умалишенных!
  Если Диана ожидала изумить сыщика этим заявлением, то сильно ошиблась.
  Он принял ее сообщение с таким равнодушным видом, что она не удержалась спросить:
  — Неужели вы полагаете, что можете игнорировать мои угрозы?
  — Они не производят на меня решительно никакого впечатления, — спокойно возразил Ник Картер, — и вы сами будете интересовать меня только начиная с того момента, когда снова встанете на путь преступлений. Причем я вам теперь уже обещаю, что во второй раз вас будут судить не мягкосердечные присяжные, и что тогда не избежать эшафота.
  — Приговор суда был вполне справедлив! Я не убивала Наталью!
  — Конечно, вы были слишком умны для этого. Но кто руководил всем заговором, кто заставлял плясать марионеток? Смертельный удар нанес, правда, Макс Ларю, но сам план убийства возник в вашем мозгу. Но теперь довольно. Я обыкновенно вежлив с дамами, но беседа с вами мне отвратительна. Потрудитесь сказать, что вам от меня угодно, и уходите из этого дома.
  — Я уже сказала вам все: явилась сюда для того, чтобы заявить вам, что рано или поздно я осуществлю мою месть!
  Она громко выкрикнула эту фразу, очевидно, потеряв всякое самообладание при виде насмешливого презрения сыщика.
  — Я не имею возможности тратить время на выслушивание подобных бессмысленных фраз, — сухо прервал ее Ник Картер, — и попрошу вас удалиться. Я не хотел бы принимать энергичные меры по отношению к женщине, как бы низко она ни пала.
  Она как-то нервно расхохоталась, глядя на сыщика с нескрываемой ненавистью.
  — Я невысокого мнения о вашей благовоспитанности, — воскликнула она, — но все-таки вы не осмелитесь дотронуться до меня!
  — Вы совершенно правы, сударыня. Подобные обязанности обыкновенно исполняет прислуга! — резко возразил Ник Картер.
  Он отступил на шаг и прикоснулся к кнопке электрического звонка.
  Вошел лакей.
  — Иосиф, — обратился к нему Ник Картер, — верно ли идут твои часы?
  — Сию минуту, мистер Картер? На моих часах теперь тринадцать минут девятого.
  — Правильно. Так вот, слушай: ровно через пять минут ты выпроводишь эту особу на улицу, если она не предпочтет уйти раньше добровольно. Она — помилованная арестантка, а потому не в праве претендовать на вежливое обращение.
  — Слушаю, мистер Картер, — ухмыльнулся Иосиф, — будет исполнено.
  Ник Картер повернулся и так быстро вышел из комнаты, что Диана не успела сказать ни одного слова.
  * * *
  Иосиф с часами в руках встал перед непрошенной гостьей.
  Она смотрела на него в упор.
  — Вы не осмелитесь исполнить приказание вашего барина, — прошипела Диана по прошествии одной минуты.
  Иосиф ничего не ответил, а все смотрел на часы.
  — Вы слышите? Вы — болван! — крикнула она и топнула ногой.
  Но Иосиф был глух и нем, как стена. Он не сводил глаз с часов, наконец он начал считать вполголоса.
  — Болван! Ты отлично подходишь к такому барину, как Ник Картер! Он невежа!
  — Семь. Восемь. Девять. Десять, — спокойно считал Иосиф.
  — Передай ему, что рано или поздно я его убью, — прошипела она, вне себя от ярости, — скажи ему, что я заставлю его страдать, как не страдал еще ни один смертный! Скажи ему…
  — Двадцать восемь. Двадцать десять. Тридцать.
  Иосиф закрыл крышку часов и кашлянул.
  — Сударыня, — заговорил он с важным видом, — вы слышали приказание мистера Картера? Потрудитесь убраться. Да поскорее. Поняли?
  Диана Кранстон отступила на шаг и подняла руку как бы для удара.
  Но Иосиф это мало тронуло.
  Он подошел к ней и положил ей руку на плечо.
  Она попробовала вырваться, но он не отпускал ее.
  Вдруг она так сильно укусила его за руку, что он с криком отдернул руку.
  Вместе с тем она быстро направилась к двери.
  На полпути она вдруг обернулась, выхватила из кармана револьвер и швырнула его в Иосифа.
  Это произошло столь неожиданно, что у лакея не хватило времени уклониться в сторону. Револьвер попал в него с такой силой, что он пошатнулся и схватился руками за стул.
  — Вот тебе за твою дерзость, болван, — прошипела Диана, выбежала из комнаты и захлопнула за собой дверь.
  — Черт возьми, бойкая дама, нечего сказать, — проворчал Иосиф, обтирая кровь с лица, — но как бы там ни было, она ушла, а больше мне ничего не нужно было.
  Затем он отправился в свою комнату.
  Спустя четверть часа он по звонку Ника Картера, явился в его рабочий кабинет.
  — Ну что? — спросил сыщик, — тебе пришлось вывести ее?
  — Нет, — ответил Иосиф, — но…
  — Могу себе представить, — прервал его Ник Картер, — вероятно, она ушла еще до срока? Впрочем, что это у тебя на лбу за шрам?
  — Это от нее, — ответил Иосиф мрачно, — она оставила мне это на память.
  — Чем это она тебя? — расхохотался Ник Картер, — неужели кулаком?
  — Нет, она на прощание швырнула в меня револьвером. У меня чуть голова не разлетелась на двое. Впрочем, вот он этот самый револьвер.
  — Просто невероятная история, — заметил Ник Картер, — ведь ее нахальство переходит всякие границы. Надеюсь, теперь ты больше не будешь увлекаться всякими красавицами.
  — Будьте в этом уверены, мистер Картер, — воскликнул Иосиф, — женщин отныне для меня не существует, хотя бы они были в три раза красивее этой бабы.
  * * *
  Полночь давно миновала, когда в рабочий кабинет Ника Картера вошел Дик.
  — Закури сигару, Дик, — обратился к нему сыщик, указывая на ящик, — и налей себе рюмку вина. Ну, что у тебя нового, рассказывай.
  — В котором часу, собственно, Диана Кранстон вышла из дома? — спросил Дик, — я, правду говоря, не посмотрел на часы.
  — По моему расчету было восемнадцать минут девятого, — ответил Ник Картер с улыбкой, — возможно и целых двадцать минут, так как Иосиф немного запоздал с исполнением моего поручения.
  — Меня поражает столь точное определение времени, — в недоумении воскликнул Дик.
  — Дело обстоит весьма просто, — пояснил Ник Картер, — я приказал Иосифу выпроводить эту особу ровно в восемнадцать минут девятого. Когда он стал приводить в исполнение мое поручение, она швырнула револьвер ему в голову и слегка ранила. Но это между прочим. Расскажи, что ты видел? Ида говорила, что ты взял со собою Тен-Итси и Патси?
  — Да. Так вот: мы сели в наш большой автомобиль, заехали за ближайший угол и там остановились. Патси и Тен-Итси сидели так, что должны были немедленно увидеть Диану, как только она выйдет из парадной. Я распорядился, чтобы они следовали за ней, пока придет подходящий момент для исполнения нашего замысла.
  — В чем же состоял этот замысел?
  — Один из них должен был сзади подкрасться к ней и схватить ее за руки, а другой в это время должен был как бы ограбить ее, а я хотел появиться на месте преступления в качестве спасителя, на автомобиле.
  — И что же вышло из этого?
  — Вышло очень удачно. Диана вышла из парадной и направилась к авеню Мэдисон. По-видимому, она сильно торопилась, так как шла очень быстро, а это нам только и нужно было. Тен-Итси и Патси выждали удобный момент и напали на нее.
  — Ты, конечно, на автомобиле случайно находился вблизи?
  — Разумеется. Я примчался, как молодой бог. Моментально остановил автомобиль, выскочил и набросился на хулиганов, которые после ожесточенной борьбы удрали. Но надо сказать, что Диана нисколько не растерялась: когда я появился, она уже держала в руке маленький, очень подозрительный на вид, кинжал. «Вы видите, — обратилась она ко мне, — я вооружена! Тем не менее я очень благодарна за ваше вмешательство, которое избавило меня от необходимости укокошить одного из этих негодяев. Дело в том, что маленькая царапина, вызванная этим кинжалом, действует смертельно!» И с очаровательной улыбкой она показала мне свой кинжал. Я попросил дать мне посмотреть на кинжал поближе, но она возразила — это слишком опасно. Не успел я оглянуться, как она уже спрятала кинжал в бархатный футляр, который положила в карман. После этого, во избежание повторения подобных случайностей, я предложил отвезти ее в автомобиле.
  — Она, конечно, приняла твое предложение?
  — Приняла. Она даже села рядом со мной, а не на заднее, более удобное сиденье и мы поехали вверх по Пятой авеню. Я ее спросил, куда ехать. Как тебе сказать, Ник! — Она улыбнулась мне так очаровательно, так — ну, как бы это сказать, — так сладко, что ли, что я влюбился бы в нее моментально, если бы не знал, что она за изверг такой. Затем она сказала, что еще не поздно, что ее нервы несколько расстроены и что ей поэтому было бы приятно поехать через Центральный парк.
  — Ага, прекрасный демон пустил в ход все свои чары, — заметил Ник Картер, — ты, конечно, моментально повиновался и поехал в Центральный парк. Но, надо признаться, по тебе что-то не видно, что ты провел время в обществе очаровательной женщины.
  — Черт его знает. Ведь, не дурак же я, на самом деле, но признаюсь, что мне далеко до этой женщины. Слушай сам: я, конечно, воспользовался случаем поближе познакомиться с Дианой Кранстон, полагая, что это во всяком случае будет только полезно.
  — И отлично сделал. Значит, вы поехали по парку. Ну и что же было дальше?
  — Ночь стояла великолепная и мне это приключение нравилось. Ведь, в конце концов, я человек молодой, а она чертовски красива. Мы поехали вдоль Седьмой авеню, затем по бульвару Лафайетт, а когда мы вернулись на 125-ю улицу, то была уже половина одиннадцатого:
  — Однако, здорово же ты за ней ухаживал, Дик.
  — Пустяки. Я кажусь сам себе дурак дураком! Говорю тебе, эта женщина чистый бес! А болтать она умеет — просто невероятно! У нее все перемешивается — свет и жара, дивная, лунная ночь, куропатки с трюфелями, аэропланы и театральная критика. Словом, из всего того, что она говорила, можно спокойно забыть все. Когда мы доехали до угла Седьмой авеню и 125 улицы, она спросила, который час. Я ответил, а она сказала: «На вокзале у меня лежат несколько чемоданов. Не будете ли вы любезны довезти меня еще и туда?» «С удовольствием!» — ответил я. Спустя десять минут мы приехали к вокзалу и она вышла из автомобиля. «Зачем же вы сами беспокоитесь? — спросил я, — ведь я и сам могу достать ваши чемоданы». «Нет, нет, — возразила она самым любезным образом, — вы сидите, я скоро вернусь». И ушла.
  — И не вернулась больше? — спросил сыщик с улыбкой.
  — Она хотела вернуться через десять минут. И я, дурак, просидел битых десять минут в автомобиле, терпеливо ожидая ее.
  — Однако.
  — Охотнее всего я бы высек самого себя, — со вздохом ответил молодой сыщик. — Попал я, как кур во щи. Провела она меня, как дурака, как мальчишку.
  — Из вежливости не буду противоречить. Ну, и что же дальше?
  — Так вот, прождал я десять минут. Вскоре после того, как она вышла из автомобиля, над моей головой прошел поезд воздушной дороги по направлению к городу. Возможно, что с ним она и уехала.
  — Она провела тебя очень хитро: попросила тебя отвезти ее на вокзал ко времени отхода поезда и улетучилась. Ну-с, а затем ты, конечно, с поникшей головой отправился домой?
  — Нет, самая прелесть еще впереди. Когда я уже начал терять терпение, из здания вокзала вышел носильщик и заорал во всю глотку: «Мистер Дик Картер! Мистер Дик Картер!»
  — Вот это действительно, великолепно, — громко расхохотался Ник Картер — и что же он тебе сказал?
  — Повеситься бы мне и больше ничего, — тяжело вздохнул Дик, — представь себе: эта чертова баба зашла в здание вокзала, написала несколько слов на записке и передала ее носильщику с тем, чтобы он, через пять минут после отхода поезда, выкрикнул на всю улицу мое имя. Можешь себе представить, как это было приятно. Ну, а затем носильщик с нахальной улыбкой передал мне сложенную записку.
  — Ты привез ее с собой?
  — Вот она, — ответил Дик, — прочитай ее вслух, но ради Бога, без иронических замечаний. Я и так уже довольно наказан.
  Ник Картер прочитал записку. Она гласила:
  «Дорогой Дик! Вы плохой сыщик, но очень милый мальчик. Я с удовольствием прокатилась вместе с вами. Но, согласитесь сами, история с нападением на улице была довольно неудачна, тем более, что уже раньше я видела ваш автомобиль на углу. О, почему вы двоюродный брат Ника Картера. Я с удовольствием снова прокатилась бы с вами в вашем превосходном автомобиле. Если вы интересуетесь мною, — то я охотно готова повторить прогулку с вами. Дайте мне завтра ответ в газете под заголовком «Диана». А пока не сердитесь на меня.
  Диана Кранстон».
  Ник Картер положил записку на стол и начал смеяться, чуть ли не до слез.
  — Смейся, смейся, — проворчал Дик, — хорошо смеется тот, кто смеется последним. Я это дело так не оставлю. Знаешь, что я сделаю? Я на самом деле отвечу ей через газету.
  — Стало быть, ты хочешь, чтобы она, быть может, затеяла что-нибудь еще более для тебя приятное.
  — Это ты предоставь мне, — огрызнулся Дик, — мне, собственно говоря, не для чего выбрасывать деньги на объявление, так как она преспокойно назвала мне свое настоящее имя и сообщила, что она сегодня только приехала из Торонто и остановилась в «Голландской» гостинице. Это соответствует истине, согласно наведенным мною там справкам.
  — Это еще не значит, что завтра, лучше говоря, сегодня утром, ее уже там не будет, — заметил Ник Картер.
  — Посмотрим, — отозвался Дик, — она оскандалила меня в моих собственных глазах и я не успокоюсь, пока не отомщу ей. Вот послушай объявление, которое я думаю поместить.
  Он набросал на бумажке карандашом несколько строк и прочитал:
  «Диана! Надеюсь, вы исполните ваше обещание. Я буду ждать вас ежедневно, начиная с четырех часов, на углу Пятой авеню и 59-й улицы, у входа в Центральный парк, в моем автомобиле. Дик».
  Ник Картер задумался.
  — Твое намерение хотя и рискованно, но оно может привести к цели, — проговорил он, наконец. — Но, говоря откровенно, эта Диана противник опасный. Она открыто заявила мне, что ненавидит меня и что будет стремиться к тому, чтобы уничтожить меня. Во всяком случае ты рискуешь многим.
  — Ты еще, чего доброго, закутаешь меня в вату и поставишь под стеклянный колпак, — прервал его Дик, — нет, уж ты не старайся, Ник, я настаиваю на своем.
  Ник Картер встал и взял руку своего помощника.
  — Милый мой, — убедительно проговорил он, — остерегайся. Как сыщик я только одобряю твою затею, но какой-то внутренний голос…
  — Оставь, Ник, — решительно ответил Дик, — я не могу смотреть тебе в глаза, прежде чем не поквитаюсь с этой женщиной. Да, впрочем, ведь я на самом деле не ребенок и не раз уже находился в опасности. Поэтому пожелай мне всего хорошего, а я извещу тебя, как только добьюсь какого-нибудь результата.
  * * *
  Целые сутки о Дике не было никаких известий.
  Объявление в газете появилось и Ник Картер не сомневался в том, что Дик привел свое намерение в исполнение и встретился с Дианой.
  Сидя за завтраком и раздумывая об этом деле, он вспомнил молодого миллионера Файрфильда, который первый обратил его внимание на таинственное преступление, жертвой которого стала Наталья Деланси.
  «Пожалуй, Файрфильду интересно будет узнать, что Диана снова появилась на горизонте, — подумал Ник Картер, — сегодня до обеда у меня нет срочных дел. Пойду-ка я к Файрфильду в «Мамонтову» гостиницу».
  На исходе десятого часа Ник Картер позвонил у дверей Файрфильда. Ему открыл лакей и сообщил, что господин еще не встал.
  — Неужели мистер Файрфильд так долго спит? — воскликнул сыщик, — ведь, обыкновенно, он встает очень рано.
  — Да, но он приказал мне дать ему сегодня выспаться, — ответил лакей, — он вернулся домой позднее обыкновенного, около трех часов ночи. Прикажите разбудить его?
  — Нет, пусть себе спит, у меня не такое уж важное дело.
  Ник Картер отправился в читальню при гостинице, взял книгу и углубился в чтение.
  Лишь без десяти минут одиннадцать он опять поднялся по лифту на пятый этаж, где жил молодой миллионер.
  Лакей попросил сыщика войти в библиотечную комнату.
  В этой самой комнате Ник Картер в свое время слушал потрясающее повествование валиков.
  — А разве господин все еще не встал? — спросил он лакея.
  — Нет, что-то не слышно. Но теперь я его разбужу, а то он сделает мне выговор, что я отпустил вас.
  — Куда девался этот эскиз? — спросил Ник Картер, когда лакей уже хотел выйти из комнаты.
  — Какой эскиз? — спросил лакей Фергюсон, останавливаясь на пороге между библиотечной комнатой и гостиной, за которой была расположена спальня.
  Сыщик указал на рамку на стене, в которой прежде висел эскизный портрет Дианы Кранстон, набросок карандашом, исполненный Файрфильдом.
  Ник Картер в свое время очень этому удивился, но Файрфильд ему тогда сказал:
  — Не смейтесь, мистер Картер. Я вовсе не влюблен в Диану Кранстон, но я в жизни не видел более красивой женщины и только потому набросал этот эскиз.
  А теперь на стене висела пустая рамка.
  — Не знаете ли вы, почему эскиз вынут из рамки? — спросил сыщик.
  — Понятия не имею, — ответил Фергюсон в полном недоумении, — я не заметил бы пустой рамки, если бы вы не указали на нее. Сегодня я еще не был в библиотечной комнате, но знаю наверно, что сегодня ночью, когда я сидел в комнате у господина и ждал его возвращения, картина еще висела на месте.
  — В общем, это пустяки. Мистер Файрфильд говорил мне, что собирается уничтожить этот эскиз. Вероятно, он так и сделал сегодня утром. А теперь пойдите разбудите его.
  Фергюсон ушел.
  Не прошло и полминуты, как Ник Картер вдруг услышал страшный крик.
  Вслед за тем в дверях появился лакей, дрожа всем телом, с бледным, как смерть, лицом и задыхаясь, проговорил:
  — Идите… скорее… что-то ужасное… мой хозяин мертв… убит!
  Двумя прыжками Ник Картер очутился в спальне.
  Достаточно было одного взгляда, чтобы видеть, что никакая помощь больше не нужна.
  Файрфильд был мертв.
  — Успокойтесь, Фергюсон, — обратился Ник Картер к рыдающему лакею, — возьмите себя в руки.
  — Но, ведь это ужасно, — рыдал лакей, — кто бы мог ожидать этого.
  — Так-то оно так, но слезы тут уже не помогут. Он умер несколько часов тому назад.
  — Вызвать ли полицию или врача? Чем я могу быть полезен? — засуетился Фергюсон.
  — Очень многим. Прежде всего сядьте на стул возле окна и сидите смирно, пока я вас не позову.
  — Как угодно, мистер Картер. Господи, Боже мой! Я его любил, как родного сына! Я служил у него еще, когда он был совсем юношей, а до этого служил еще у его отца.
  — Знаю, знаю, — участливо отозвался Ник Картер, — и вполне понимаю, что это для вас ужасный удар. Но вы должны успокоиться, чтобы ясно отвечать на мои вопросы.
  Во всей спальной царил ужасный беспорядок, точно здесь произошла страшная борьба.
  Подушки, одеяло и простыни были сорваны с постели и валялись на полу.
  На простыне видны были кровяные пятна, даже пол и стены были забрызганы кровью.
  Стоявший обыкновенно у изголовья кровати стул лежал опрокинутый на середине комнаты, равно как и маленький столик, а также и стоявший раньше между окнами маленький диван, на обивке которого тоже виднелась кровь.
  Одна из старинных гравюр была сорвана со стены с такой силой, что крючок был переломан, а стекло — разбито.
  На полу валялись также осколки статуи Меркурия, сброшенной с высокой тумбы.
  Большой письменный стол был отодвинут от стены, ковер разрезан.
  Даже тяжелая кровать была сдвинута с места.
  В общем, комната имела такой вид, точно в ней бесновался сумасшедший.
  Труп лежал поперек кровати; голова свисла вниз и почти касалась пола.
  Пальцы правой руки судорожно вцепились в складки ковра.
  Лицо было обезображено до неузнаваемости.
  Очевидно, убийца колотил покойного по лицу уже после его кончины.
  На теле виднелась масса колотых ран, из которых каждая в отдельности была смертельна.
  Очевидно, на Файрфильда было совершено нападение, когда он уже лег в постель.
  На нем была лишь ночная сорочка, все остальные принадлежности костюма валялись в разных местах на полу.
  Пока лакей Фергюсон, сидя у окна, закрыл лицо руками и тихо рыдал, Ник Картер с привычной тщательностью осматривал всю комнату.
  — Странно. Очень странно, — бормотал он, качая головой, — поразительная вещь: самые талантливые преступники обязательно пересаливают и таким образом сами уничтожают тот эффект, которого хотели добиться.
  * * *
  Восприняв общую картину происшествия, Ник Картер вернулся в библиотеку, подошел к телефону и вызвал сыскное отделение главного полицейского управления.
  — Это ты, Джордж? — спросил он, когда ему ответили.
  — Я самый! А это ты, Ник? Узнаю тебя по голосу! — воскликнул давнишний друг сыщика, полицейский инспектор Мак-Глусски, — что случилось?
  — Приезжай немедленно в «Мамонтову» гостиницу.
  — Сейчас приеду. Разве что случилось?
  — Мой приятель Альварий Файрфильд сегодня ночью убит в своей комнате.
  — Боже праведный!
  — Случайно я находился здесь, когда лакей покойного обнаружил убийство; кроме него и меня да теперь и тебя, никто пока еще ничего не знает об этом убийстве. Мне было бы очень приятно, если бы ты приехал, прежде чем дело получит огласку.
  — Через полчаса буду.
  — Ладно. До свиданья.
  Ник Картер, повесив трубку, подошел к двери спальной, запер ее и обратился к сидевшему в библиотечной комнате лакею:
  — Вы должны взять себя в руки, Фергюсон. Пусть плачут женщины, а мы с вами должны теперь действовать энергично. Я убежден, что Файрфильд был бы очень недоволен, если бы увидел, как вы себя ведете.
  — Охотно верю. Но ведь это так ужасно.
  — Лучше отвечайте на мои вопросы: в котором часу Файрфильд вернулся домой?
  — Ровно в половине третьего. Войдя в комнату, он взглянул на часы и выразил изумление по поводу того, что уже так поздно?
  — Он еще долго не ложился?
  — Не думаю. Он казался очень утомленным и приказал мне лечь спать, так как я долго дожидался его.
  — А вы где спите?
  — В маленькой каморке, расположенной как раз напротив спальни покойного.
  — Где находился Файрфильд, когда вы расстались с ним?
  — Здесь в библиотечной комнате. Он сидел на том же стуле, на котором теперь сидите вы.
  — И что он делал?
  — Он пристально смотрел на картину, которой теперь уже нет в рамке. Когда вы давеча спросили меня, куда девалась картина, я вспомнил, что мой бедный барин как-то странно смотрел на нее. Быть может, он в ту минуту решил вырезать ее из рамы.
  — Может быть, он не сам сделал это, — возразил Ник Картер, — ведь ее мог вынуть и убийца. Но это не важно. Значит, после возвращения Файрфильда вы отправились в свою каморку. И что же вы, тотчас и заснули?
  — Я спал непробудным сном всю ночь. Господи, как подумаю, что я спокойно спал в то время, как…
  — Оставим это, Фергюсон. Постарайтесь-ка вспомнить, не слышали ли вы какой-нибудь шум ночью? Нет, не слышали? А что вы делали сегодня утром, когда встали?
  — Я убирал комнаты, как всегда по утрам. Но я ничего необыкновенного не заметил. Правда, в спальню я не входил.
  — Конечно. А теперь повторите мне слово в слово то, что вам сказал Файрфильд, когда пришел домой. Опишите мне, как можно подробнее, выражение его лица, его поведение, словом, расскажите мне решительно все.
  — Что же я вам скажу, мистер Картер? — ответил лакей, пожимая плечами, — он был такой, как всегда, разве только немного навеселе, хотя и это, пожалуй, неверно. Ведь он, слава богу, быть здоров выпить. Всегда, когда он одевался особенно тщательно, как вчера, он собирался на какое-нибудь торжество, на парадный обед или что-нибудь в этом роде, и после этого всегда возвращался немного навеселе.
  — Не знаете ли вы, куда именно он ушел вчера вечером?
  — Понятия не имею.
  — Не было ли у него за последнее время посторонних посетителей?
  — Нет.
  — Быть может, он получил какое-нибудь неприятное письмо?
  — Ничего такого я не заметил.
  — Помните ли вы картину, которая висела в той раме?
  — Как не помнить. Я часто разглядывал эту красивую женскую головку.
  — Кого эта картина изображала?
  — Откуда я знаю? — ответил Фергюсон и пожал плечами.
  — Но если бы вам пришлось встретиться с оригиналом, то вы сейчас узнали бы его?
  — Само собою, разумеется, — уверял лакей.
  — Не заходила ли к Файрфильду недавно дама?
  Лакей покачал головой в знак отрицания.
  — Вы кажется сказали, — продолжал Ник Картер, — что Файрфильд сегодня утром с каким-то особенным выражением смотрел на ту картину?
  — Да. Можно было подумать, что он подсмеивается.
  — Это для меня, к сожалению, никакого значения не имеет. Впрочем, скажите-ка, Фергюсон: каким образом запирается дверь из передней квартиры в коридор?
  — Просто на ключ. Мы оба, мистер Файрфильд и я, имеем по одному такому ключу. Обыкновенно господин сам открывал эту дверь и звонил лишь тогда, когда почему-либо ключа при нем не было.
  Ник Картер встал, направился в спальню, собрал всю разбросанную на полу одежду и обыскал все карманы.
  Он положил на стол в библиотечной комнате все, что нашел в карманах: три банковых билета по пять долларов, пятнадцать долларов золотом, восемьдесят пять центов мелочью, серебряный перочинный нож, спичечницу, портсигар, завернутую в папиросную бумагу бриллиантовую булавку, золотой карандаш и скомканный лист газетной бумаги с объявлениями.
  — Ключа я не нашел, — проговорил затем сыщик, — разве сегодня утром мистер Файрфильд звонил?
  — Звонил.
  — Сказал ли он вам, что забыл взять с собою ключ?
  — Нет, не говорил.
  Ник Картер взял разорванный лист газетной бумаги и разгладил его.
  Как только он взглянул на него, он насторожился и нахмурился.
  Оказалось, что на видном месте было напечатано объявление, которым Дик назначал Диане Кранстон свидание.
  — Поразительная вещь, — пробормотал Ник Картер, — почему Файрфильд носил с собой именно это объявление?
  Вдруг кто-то постучал в дверь.
  На пороге появился инспектор Мак-Глусски, торопившийся исполнить желание своего друга.
  Ник Картер проводил его в библиотечную комнату, где Фергюсон все еще уныло сидел на стуле у окна.
  — Послушайте, Фергюсон, — обратился к нему Ник Картер, — вот приехал полицейский инспектор Мак-Глусски. Пока я вместе с ним еще раз осмотрю место преступления, вы наведите справки, где был мистер Файрфильд в эту ночь. Может быть, вы узнаете это у кого-нибудь из его друзей?
  — Думаю, что это удастся, тем более, что я знаю почти всех его друзей. Во всяком случае я сделаю все, что могу.
  — Ну вот. Только не болтайте, — предупредил сыщик, — до поры до времени никто не должен знать о том, что здесь произошло; если кто-нибудь вас спросит, почему вы справляетесь, то скажите, что вы беспокоитесь, так как мистера Файрфильда все еще нет дома.
  Фергюсон еще раз обещал сделать все возможное, и ушел.
  — Вот что, Джордж, — обратился теперь Ник Картер к своему другу, когда они остались одни, — в данном случае преступника будет весьма трудно найти и уличить.
  — Разве дело покрыто такой непроницаемой тайной? — спросил Мак-Глусски.
  — Нет, не то. Мне даже кажется, что я уже знаю, кто совершил это убийство.
  — Ты что? — воскликнул Мак-Глусски в изумлении.
  — Но подозрение еще не доказательство, — продолжал Ник Картер. — Имей в виду, что на лицо нет никаких данных, которые могли бы подтвердить мою догадку. Напротив, имеются улики такого рода, что можно заподозрить кого угодно, но только не того, кто на самом деле совершил преступление.
  — Не совсем тебя понимаю. Ведь обыкновенно ты воздерживаешься от преждевременных обвинений.
  — Конечно, но в данном случае дело обстоит так, что я изменяю своей привычке. Однако, прежде чем рассуждать об этом, сначала осмотри место преступления и составь свое собственное суждение.
  Когда Ник Картер открыл дверь в спальню, Мак-Глусски остановился на пороге и оттуда внимательно смотрел на представшую перед ним картину. Наконец он проговорил:
  — Похоже на то, как будто здесь орудовал какой-то сумасшедший.
  — Вот это самое в первую минуту подумал и я, — согласился Ник Картер.
  — А как ты полагаешь, — спросил Мак-Глусски, — ведь такая борьба должна была произвести страшный шум?
  — Стены гостиницы, быть может, не пропускают звуков, — насмешливо заметил Ник Картер.
  — Но все это как-то мало похоже на правду, как ты думаешь?
  — Я очень рад, что тебе приходят те же мысли, что и мне, — сухо отозвался Ник Картер.
  Инспектор вошел к комнату, тщательно осмотрел кровавые следы, а затем наклонился над трупом. Потом он осмотрел всю мебель, поднимал то стул, то столик, как будто для того, чтобы удостовериться в весе той или другой вещи и, наконец, проворчал:
  — Я закончил.
  Они перешли опять в библиотечную комнату.
  Там Ник Картер, не говоря ни слова, указал на раму, из которой была вынута картина.
  — Что это значит? — спросил инспектор Мак-Глусски.
  — Минувшей ночью в этой раме находился нарисованный карандашом эскиз женской головки. Когда Файрфильд в три часа вернулся домой, эскиз был еще на своем месте. Покойный сел вот на этот стул и с улыбкой смотрел на картину.
  — Это тебе сообщил лакей?
  — Да.
  — Вот как. Ты полагаешь, что Файрфильд сам вынул эскиз из рамы?
  — Этого я пока еще утверждать не могу, но прежде чем продолжать наше расследование, я должен тебе сказать, что на эскизе была изображена Диана Кранстон, и что эскиз набросал сам Файрфильд.
  Инспектор сильно удивился.
  — Неужели это та самая женщина, — спросил он, — которая была замешана в деле об убийстве в Канаде?
  — Она самая.
  — Да, и если Файрфильд сам нарисовал эскиз, то почему бы ему и не уничтожить его? Он даже говорил мне о том, что намеревается сделать это. Но я не обратил бы внимания на исчезновение эскиза, если бы оригинал не появился вдруг здесь в Нью-Йорке.
  — Значит, она бежала из тюрьмы! — воскликнул Мак-Глусски, — насколько мне помнится, ее тогда приговорили к многолетнему заключению.
  — Послушай меня, — продолжал Ник Картер, — она даже имела дерзость явиться вчера после обеда ко мне на квартиру и заявить, что ее помиловали и что она воспользуется свободой, чтобы отомстить мне.
  — Однако и нахальство же, — изумился инспектор, — ну и что же дальше было с этой милой девицей?
  — Не знаю. Дик это лучше знает.
  — Ты, стало быть, приказал ему выследить ее?
  — Нет, он сам позаботился об этом, — ответил Ник Картер и в нескольких словах рассказал инспектору о том, как Диана провела Дика.
  — Теперь я догадываюсь, кого ты подозреваешь, — заметил Мак-Глусски, — и ты, стало быть, думаешь, что Диана Кранстон вырезала картину?
  — Именно.
  — Судя по всему тому, что ты рассказал мне об этой красавице, можно, пожалуй, предположить, что она хотела создать впечатление, будто убийство совершено здоровеннейшим мужчиной. Но она перестаралась.
  — Конечно, — согласился Ник Картер, — уже первая рана, нанесенная Файрфильду, была смертельна и я полагаю, что его убили, когда он спал.
  — Так и мне кажется. И вот убийца, натворивший здесь такой беспорядок, сам испортил впечатление, которое хотел произвести. Вот посмотри хотя бы на статую Меркурия: если бы она была действительно сброшена во время борьбы с мраморной колонны, то последняя наверное тоже не устояла и свалилась бы.
  — Я уже осмотрел ванную комнату, — заметил Ник Картер, — там убийца умывал руки и, хотя и старался смыть все следы, все-таки оставил некоторые кровавые пятна. Если бы на самом деле была ожесточенная борьба, то вся гостиница была бы поставлена на ноги. Я хорошо знал беднягу Файрфильда: он был хороший борец и боксер, так что сумел бы расправиться с преступником.
  — Вполне согласен с тобой, — заметил Мак-Глусски.
  — Для большей ясности, — продолжал Ник Картер, — я в нескольких словах изложу историю того убийства в Канаде.
  — Говори.
  — Несчастная жертва Наталья Деланси была дочь Александра Деланси, богатого и всеми уважаемого человека. При рождении Натальи мать ее умерла и девочка, вместе с тремя детьми ее матери от первого мужа, воспитывалась под наблюдением гувернантки. Гувернантка эта была вдова, а Диана — ее единственная дочь, по моему мнению, — и есть убийца бедного Файрфильда. Она же и была душой того первого преступления. Она руководила всем и заставляла плясать исполнителей злодеяния под свою дудку. Когда мы в свое время арестовали преступников, нас было четверо: полицейский инспектор Муррей из Торонто, мой помощник Тен-Итси, я сам и вон тот, что теперь лежит убитый в спальной. Диана попыталась было заколоть Муррея кинжалом, но это ей, к счастью, не удалось. Когда ее арестовали и связали, она казалась совершенно хладнокровной, но во время поездки в Торонто я наблюдал за ней и хорошо видел, как она смотрела на Файрфильда глазами лютой тигрицы. Вот почему я и сказал Файрфильду, когда мы с ним возвращались в Нью-Йорк: «если вы когда-нибудь узнаете, что эта женщина вышла на свободу, то немедленно известите меня».
  — Но на каком основании она возненавидела именно Файрфильда? — спросил инспектор Мак-Глусски.
  — Полагаю, что в этом больше всего виноват сам Файрфильд, — ответил Ник Картер, — и я уверен в том, что Диана поклялась отомстить всем тем, кто содействовал ее аресту. Я хорошо помню, как Файрфильд по дороге в Торонто и в присутствии арестованной Дианы, рассказал полицейскому инспектору все подробности: как он совершенно случайно приобрел на годичном аукционе общества «Велльс Фарго» невостребованный чемодан, как нашел в нем дюжину валиков фонографа, как спустя две недели купил фонограф, как его заинтересовало то, что ему поведали валики и как он заявил мне обо всем этом. Словом, он рассказал, как Наталья доверила фонографу свое сообщение, в то время, когда она с минуты на минуту ждала смерти.
  — И эта женщина слышала весь его рассказ?
  — Слышала? Не могла не слышать. Таким образом она узнала, что в сущности всю историю раскрыл Файрфильд. Если бы валики не попали к нему в руки, то Диана Кранстон спокойно продолжала бы играть роль несчастной Натальи, на которую она очень похожа и в конце концов захватила бы все состояние убитой. Но все это служит лишь предисловием к тому, что я собираюсь еще рассказать тебе.
  — Понимаю, — заметил Мак-Глусски.
  — Третьего дня после обеда, — продолжал Ник Картер, — ко мне явилась Диана Кранстон и стала мне угрожать.
  — Вспоминала ли она также о Файрфильде?
  — Нет, ни разу даже не назвала его имени. Затем я тебе уже рассказал, как она в тот же вечер искусно и до смешного удачно провела Дика, причем передала ему письмо, в котором обещала снова прийти к нему на свидание, если он поместит соответствующее объявление в газете. А что ты скажешь после всего этого, если я сообщу тебе, что в жилетном кармане Файрфильда я нашел лист газетной бумаги именно с объявлением Дика?
  — Это более, чем странно! — воскликнул полицейский инспектор, — и я могу себе объяснить это разве тем, что Файрфильд случайно прочитал это объявление и, любопытства ради, вырвал его из газеты.
  — По моему, это мало вероятно, — возразил Ник Картер, — я со своей стороны склонен думать, что Файрфильд, придя домой в третьем часу ночи, возвратился прямо со свидания с этой Дианой Кранстон.
  — Пожалуй, это возможно, — согласился Мак-Глусски.
  — Мало того, — продолжал Ник Картер, — я полагаю, что ей удалось вытащить у него из кармана ключ от дверей его квартиры.
  — Пожалуй, ты напал на верный след.
  — Имея ключ в своих руках, Диана без труда могла проникнуть в комнаты после того, как Файрфильд уже лег спать. В общем, ведь не трудно пробраться в любое время дня и ночи в такую громадную гостиницу, хотя бы уже потому, что швейцары и служащие не могут же на самом деле запоминать физиономию каждого постояльца в отдельности.
  — Разумеется. А изящно одетую, представительную даму уж во всяком случае никто не остановил бы.
  — Тем более, если эта дама Диана Кранстон. Откровенно говоря, Джордж, она так же красива, как и преступна. Если бы я не презирал ее до глубины души, то мог бы влюбиться в нее. Это легко и могло случиться с легкомысленным Файрфильдом, который вообще имел слабость к прекрасному полу. А если Диана хотела завлечь его в свои сети, то ей стоило только взглянуть раз-другой на него своими пламенными очами, чтобы он упал к ее ногам.
  — Собственно говоря, почему ты докладываешь мне обо всем этом?
  — Я исхожу из того положения, что она где-нибудь встретилась с Файрфильдом, конечно не случайно, а по ее желанию. А когда он, вернувшись домой и глядя на эскиз в раме, вспоминал проведенные с ней часы, ему, быть может, пришло в голову мое предостережение. Оно в этот момент казалось ему столь странным, что он насмешливо улыбнулся.
  — Возможно, — согласился Мак-Глусски.
  — Эта улыбка, — продолжал Ник Картер, — до некоторой степени служит мне порукой в верности моей догадки относительно того, что Файрфильд до своего возвращения домой находился в обществе прекрасной Дианы. Вероятно, он ей, между прочим, сказал, что не забыл ее и что даже нарисовал ее портрет и поставил его у себя в комнате в рамку. По всей вероятности, мы никогда не узнаем всей правды, так как Диана Кранстон настолько изолгалась, что я не поверю ни одному ее слову, хотя бы она даже откровенно созналась во всем.
  — Словом, — заговорил инспектор Мак-Глусски, — ты полагаешь, что Диана тем или иным путем достала ключ и тайком прокралась в комнаты. Но ведь это было крайне неосторожно с ее стороны. Именно, благодаря ее выдающейся красоте, ее легко могли узнать. Да наконец. Файрфильд мог еще и не спать.
  — А разве она не могла переодеться и загримироваться? — возразил сыщик, — по всей вероятности, она и в этом отношении мастер своего дела. Ну, а если она провела несколько часов с Файрфильдом, то уж конечно и не на лоне природы, а в каком-нибудь шикарном ресторане за роскошным ужином с шампанским. А если это было так, то во всяком случае было нетрудно влить незаметно в бокал своего кавалера несколько капель опия или морфия, вследствие чего Файрфильд, приехав домой, заснул, как убитый.
  — От нее это можно ожидать, — согласился Мак-Глусски.
  — Таким образом, — продолжал Ник Картер, — ей приходилось считаться уже только с лакеем Фергюсоном. По всей вероятности, ничего не подозревавший Файрфильд, между прочим, описал ей расположение своей квартиры и рассказал, что каморка лакея расположена напротив спальной и что лакей обыкновенно спит очень крепко.
  — Ты полагаешь, что она последовала за Файрфильдом прямо сюда в «Мамонтову» гостиницу?
  — Готов в этом поклясться, — ответил Ник Картер, — раз ключ был у нее в руках, она свободно могла войти и спокойно ждать, пока ее жертва уснет крепким сном. Затем она прокралась в спальную, в которой на маленьком столике горела электрическая лампочка, так как Файрфильд всегда спал при свете. Кинжал она держала в руке наготове. После того, как она метким ударом заколола свою жертву, она привела комнату в тот вид, в котором мы ее нашли. Впрочем, что я еще хотел сказать: ты осмотрел края ран?
  — Осмотрел и мне кажется, что одна из ран совершенно не похожа на другие.
  — Это я объясняю себе тем, что Диана оставила кинжал в ране, пока разбросала все в спальной, чтобы получилось впечатление об ожесточенной борьбе.
  После некоторого раздумья инспектор Мак-Глусски сказал:
  — Я думаю, ты в данном случае прав, как и всегда. Диана переоделась в мужской костюм, чтобы действовать свободнее, чем это было бы возможно в женском платье. А как ты полагаешь, что она сделала после того, как разгромила всю комнату?
  — Она пошла в ванную и вымыла руки.
  — Это ты уже говорил.
  — Говорил для того, чтобы установить факт пребывания убийцы в ванной. За последние два года я часто бывал у Файрфильда и иногда заходил также в ванную. При этом я имел случай убедиться в аккуратности лакея Фергюсона. Он всегда смотрел за тем, чтобы в ванной постоянно имелось четыре чистых полотенца. Но теперь в ванной их имеется всего три, четвертого нет.
  — Понимаю. Четвертое полотенце она запачкала и взяла с собой. Но какое это имеет отношение ко всему делу?
  — Неужели не соображаешь? Неужели ты не понимаешь, что мужчина не был бы настолько осторожен, чтобы захватить с собой окровавленное полотенце? Это чисто женская тонкость и хитрость. Затем мы видим по уверенности, с которой она тут распоряжалась, что она не опасалась чьего-либо вмешательства. Другими словами, она хорошо знала, что Файрфильд уснул навеки. Если такой человек, как Файрфильд, ложится спать не вымыв руки, то это значит, что он страшно устал. Мне известны все его привычки. А если бы он вымыл руки, прежде чем ложиться, то в спальной имелось бы полотенце. Его нет, стало быть, Файрфильд лег прямо в постель, а так как он, по словам Фергюсона, пришел в веселом и оживленном настроении, то это служит верным признаком того, что он принял какое-нибудь наркотическое средство.
  — Вот что я вспомнил! — воскликнул Мак-Глусски, — горела ли еще лампочка на столике, рядом с кроватью, когда Фергюсон обнаружил преступление?
  — Нет, лампочка была разбита и осколки валялись на ковре. По всей вероятности, Диана засветила лампочки в гостиной и при их свете орудовала в спальной. Затем она, надо полагать, прошла в библиотечную, так как наверное захотела взглянуть на свой портрет.
  — Но почему же она уничтожила свой собственный портрет? Это уж совсем не по-женски, — проворчал Мак-Глусски.
  — А кто же тебе сказал, что она его уничтожила? — возразил Ник Картер, — по моему, только вырезала эскиз из рамы и взяла его с собой?
  — Для чего?
  — Для того, чтобы не оставлять в руках полиции своего портрета, ну а затем, вероятно, просто потому, что это был ее портрет.
  — Пожалуй, — согласился Мак-Глусски.
  — А может быть ее и прельщало иметь в руках портрет, нарисованный пламенным поклонником ее красоты, — продолжал Ник Картер, — она его сохранит на память.
  — Казалось бы, нет особенного удовольствия при виде портрета постоянно вспоминать о совершенном злодеянии, — заметил Мак-Глусски.
  — Ты женщин не знаешь, мой друг, — ответил Ник Картер. — Говорят, женщина либо дьявол, либо ангел, и я готов с этим согласиться. Но все это, в сущности, пустые разговоры. Мы теперь возможно скорее должны принять меры к поимке убийцы.
  — Думаю, что это будет не слишком трудно. Ведь Дик даст нам все необходимые сведения.
  — Но он пока о себе самом не дает знать, — возразил Ник Картер, — двое суток уже о нем нет ни слуху, ни духу. Надо действовать быстро. Если нам удастся застать Диану врасплох и обыскать ее вещи, то мы наверное найдем вырезанный портрет, а равно и окровавленное полотенце, а это равносильно ее осуждению, так что дело будет сделано без особого труда.
  — Да, если бы не это словечко «но» и «если», — заметил инспектор, — все твои доводы кажутся весьма вразумительными, и я признаю, что все они очень близко подходят к истине, но к чему нам все эти догадки и предположения, если у нас нет ясных доказательств.
  — Ты прав, — ответил Ник Картер, — но можешь быть уверен в том, что в ближайшем будущем мы раздобудем сколько угодно доказательств.
  — Буду очень рад, — проворчал Мак-Глусски, вставая со стула, — а теперь я думаю пригласить полицейского врача. Я его вызову по телефону и попрошу приехать поскорее. Вместе с тем я извещу о происшедшем комиссара и вызову несколько человек из моих подчиненных. Дирекция гостиницы и без того будет недовольна, что мы так долго не заявляли о происшедшем.
  — А я думаю, что она была бы очень довольна, если бы мы вовсе ни о чем не заявляли. Огласка таких ужасных происшествий вредит репутации гостиницы и многие приезжие избегают останавливаться в гостиницах, где происходили такие случаи.
  Ник Картер подошел к двери, но опять остановился.
  — Я много бы дал, если бы можно было замять все это дело, — пробормотал он, — но, к сожалению, это не удастся.
  — Вряд ли, — заметил инспектор.
  — Ну что ж, вызови полицейского врача и вообще исполни свои формальности, а я тем временем извещу директора гостиницы о случившемся. Я постараюсь устроить так, чтобы не было лишнего шума, по крайней мере, до тех пор, пока труп будет вывезен отсюда.
  — А куда его отвезти?
  — Во всяком случае не в мертвецкую. Файрфильд был мне другом и я позабочусь о том, чтобы он был похоронен достойным образом, — заявил Ник Картер, — а если тем временем вернется Фергюсон, то не расспрашивай его, так как я хотел бы присутствовать при его рассказе.
  Когда Ник Картер, полчаса позднее, вышел из конторы директора гостиницы, он в лифте встретился с возвратившимся Фергюсоном.
  Но сыщик только кивнул ему головой и лишь после того, как вошел с ним в квартиру Файрфильда, спросил: 120
  — Ну что, Фергюсон? Что вы узнали?
  — Я узнал, что вчерашний вечер мой господин провел здесь в гостинице, — ответил лакей.
  — Другими словами: он совсем не выходил из гостиницы, хотя и был одет для выхода?
  — Именно.
  — Значит он обедал внизу, в большой столовой?
  — Да, с какой-то дамой.
  — С дамой?
  Сыщик и инспектор переглянулись.
  — Не знаете ли вы наружности этой дамы? — спросил Ник Картер.
  — Знаю. Официант описал мне ее. По его словам, она была дивно красива, у нее были роскошные, темные волосы, слегка рыжеватого оттенка, прелестные голубые глаза и очень звучный голос. Она стройна, выше среднего роста, одета изящно, причем носит много дорогих украшений.
  — Не заметил ли этот официант еще чего-нибудь?
  — Он только еще сказал, что ему постоянно казалось, будто эта дама боится появления какого-то третьего лица.
  — Вероятно, это она боялась своей совести, так как она хорошо знала, что за ней никто не наблюдает, — заметил Ник Картер, — а в общем официант довольно метко описал Диану Кранстон. Имеете еще что-нибудь сказать, Фергюсон?
  — Да, мистер Картер. Дело в том, что эта дама проживает здесь, в этой же гостинице.
  — Что такое?!
  Оба, и сыщик и инспектор вскочили, как ужаленные.
  — Да, она проживала здесь в гостинице, — подтвердил Фергюсон, — а вчера вечером расплатилась по счету и сегодня утром уехала.
  — Погодите-ка Фергюсон, — прервал его Ник Картер, — не знаете ли вы, как зовут эту даму?
  — Она записана в книгу приезжих: миссис Мабель Калловей.
  — Значит, сегодня утром она уехала из гостиницы. Куда именно?
  — На большой вокзал Центральной железной дороги. Больше мне ничего не удалось узнать.
  — Долго ли она проживала здесь в гостинице?
  — Ровно неделю.
  — Ну что ты скажешь на это, друг мой Джордж? — обратился сыщик к инспектору.
  — Да что сказать? Диана Кранстон остановилась в «Мамонтовой» гостинице и проживала здесь все время, пока находилась в Нью-Йорке. Это неоспоримый факт, — ответил Мак-Глусски.
  — Но я ведь знаю наверное, что это вовсе не факт. Она под своей настоящей фамилией остановилась в «Голландской» гостинице. Неужели же мы ошибаемся в наших догадках? Пожалуй, приходится думать, что убийство совершено неизвестным нам лицом.
  — Извините, господа, что я вас прерываю, — вмешался Фергюсон, — вы позволите мне сказать еще кое-что?
  — Понятно. Говорите скорее.
  — Несколько дней тому назад тот же официант по поручению той же дамы передал моему хозяину письмо. Меня тогда дома не было и я узнал об этом только теперь. Официант еще говорит, что тогда он на портрете в библиотечной комнате узнал миссис Калловей, именно ту самую даму, которая дала ему письмо и которая вчера ужинала в общем зале с моим хозяином.
  — Не ошибается ли он? — возразил Ник Картер.
  — Он говорит, что в любое время может принять присягу в том, что на картине была изображена именно эта самая дама.
  — В таком случае это послужит неопровержимым доказательством основательности моих подозрений, — произнес Ник Картер с довольным видом.
  Мак-Глусски кивнул головой в знак согласия.
  Кто-то постучал в дверь, и в комнату вошел полицейский врач в сопровождении нескольких полицейских чинов.
  Ник Картер и Мак-Глусски сообщили врачу о результате произведенного ими осмотра и вышли из комнаты.
  Выйдя вместе с Ником Картером в подъезд огромной гостиницы, Мак-Глусски сказал:
  — Могу только снова повторить: как бы основательны ни были твои подозрения, ты не можешь создать обвинения, так как не имеешь никаких фактических доказательств. Ни один судья не выдаст тебе приказа об аресте Дианы Кранстон на основании твоих соображений.
  — Да, ты прав, — согласился сыщик.
  — А что ты теперь намерен делать?
  — То же самое, что делаю всегда в таких случаях: не смущаясь ничем, буду искать и выслеживать, пока найду не только преступников, но и достаточно веские доказательства. Надеюсь, что Дик сегодня даст о себе знать, и своими известиями облегчить мне работу.
  — Для нашей прессы, падкой до всяких сенсаций, этот случай представляет большой интерес.
  — Пусть пишут, что хотят, мы им запретить этого не можем. Весьма возможно, что таинственная завеса, которой прикрыто это происшествие, поднимется не скоро, разве только, если мне удастся уличить убийцу еще раньше, чем я теперь и сам надеюсь. А затем я, попрошу тебя, Джордж, вот о чем: пусть твои подчиненные займутся этим делом в обычном порядке, как будто мы с тобой ничего не знаем.
  — Ладно, будет исполнено. Надеюсь, ты не оставишь меня без известий о дальнейшем ходе дела?
  — Само собою разумеется.
  * * *
  Когда Ник Картер явился к себе домой, он увидал, что отсутствовал целых пять часов.
  Он вышел из дома около одиннадцати, а теперь было уже четыре.
  Ник Картер был весьма удивлен, когда увидел на лестнице Иосифа, который, очевидно, был в сильном волнении.
  — Что случилось, Иосиф? — спросил Ник Картер, быстро поднимаясь наверх.
  — Не знаю. Знаю только, что с мистером Диком случилось что-то неладное, — пролепетал Иосиф, весь бледный, и дрожа всем телом.
  — Что с ним случилось?
  Ник Картер вошел в свой рабочий кабинет вместе с Иосифом.
  — А теперь расскажи спокойно, в чем дело, — обратился он к лакею.
  — Оно пришло — по телефону…
  — Что пришло по телефону? Говори ясней.
  — Известие о мистере Дике.
  — Ну, да говори же скорее.
  — Раздался звонок телефона, какой-то особенно резкий, как мне показалось. Я подскочил к аппарату, полагая, что звоните вы.
  — Ну, и что же? Оказалось, что звонил Дик?
  — Да, он самый. Я хорошо узнал его голос и запомнил каждое его слово.
  — Повтори мне все его слова, Иосиф. Неужели ты не видишь, что я сгораю от нетерпения?
  — Мистер Дик крикнул что-то, как мне показалось, болезненным голосом. Затем он простонал: «Иди немедленно сюда. Я не ложусь в…», и больше он ничего не мог сказать. Но вслед за этим я еще расслышал глухой звук страшного удара, а затем мне показалось, что кто-то упал на пол. Можно было подумать, что кто-то застал мистера Дика за телефоном и ударил его дубинкой или чем-нибудь в этом роде.
  — Сколько времени прошло с момента этого сообщения? — спросил Ник Картер.
  — Не больше получаса.
  — После этого никто не звонил сюда?
  — Нет, мистер Картер.
  Сыщик тотчас же подошел к телефону и вызвал центральную станцию.
  — Около получаса тому назад кто-то вызывал мой номер. Не можете ли вы установить в течение ближайших тридцати минут, откуда именно последовал этот вызов? К билету в пятьдесят долларов я присоединю искреннюю благодарность. Да, да, это говорю я, Ник Картер.
  Повесив трубку на место, он обратился опять к Иосифу и спросил:
  — Где Тен-Итси?
  — Вышел, не сказав, куда. Он ушел вскоре после вас, и после этого я его уже не видел.
  — А куда девался Патси?
  — Вышел приблизительно в то же время.
  — И не вернулся еще?
  — Нет.
  — Экая досада, — пробормотал Ник Картер, — Иды тоже дома нет.
  Он стал ходить взад и вперед по комнате; вдруг раздался звонок телефона.
  — Ну что? — спросил он, чуть не сорвав трубку с крючка.
  — Вы спрашивали, мистер Картер, откуда к вам звонили: вас вызывали из «Мамонтовой» гостиницы.
  — Быть не может! — воскликнул Ник Картер, вне себя от изумления, — и вы не ошибаетесь, барышня?
  — Нет, мистер Картер.
  — Вряд ли вы сумеете мне сказать, был ли соединен главный аппарат гостиницы с одной из комнат или с одним из домашних аппаратов внизу в вестибюле гостиницы?
  — И это могу вам сказать: я знаю, что вас вызывали не из вестибюля.
  — Откуда вы это знаете?
  — Видите ли, если бы вас вызвали из вестибюля, то дежурный швейцар сделал бы отметку в расчетной книжке. Между тем я справлялась, и мне сказали, что такой отметки нет.
  — Откуда же меня могли вызвать?
  — Либо из одной из комнат, либо по частному аппарату из одной из контор гостиницы.
  — Ага, понимаю. Очень вам благодарен. Сегодня же получите обещанную награду. Вот что я еще хотел сказать: будьте любезны, всегда отмечать номер, откуда меня вызывают: при спешных делах это сбережет мне много времени. А я позволю себе вознаградить вас за ваш труд особо. Прощайте.
  Спустя четверть часа сыщик уже был переодет и загримирован. Он приказал Иосифу передать Патси и Тен-Итси, когда они явятся домой, чтобы они сидели у него в рабочем кабинете до тех пор, пока он не вызовет их по телефону.
  В гриме под пожилого господина из хорошего круга Ник Картер снова вошел в «Мамонтову» гостиницу и направился прямо в кабинет директора гостиницы, с которым был лично знаком.
  — Так как вы все равно меня не узнаете, то я лучше прямо назову себя, — сказал он входя в кабинет, — я Ник Картер.
  — У вас по всей вероятности имеются какие-либо сведения по поводу этого ужасного убийства? — воскликнул директор, — я вам, впрочем, весьма благодарен за ваше предупредительное отношение.
  — Хорошо, хорошо, — прервал его Ник Картер, — я пришел к вам за возможно подробными сведениями об одной из ваших постоялиц, которая уехала отсюда сегодня утром, именно о миссис Мабель Калловей. Вместе с тем я покорнейше прошу вас приказать приготовить мне список всех ваших гостей, остановившихся у вас в течение последней недели.
  Директор взглянул на часы и ответил:
  — Такие списки и без того составляются каждую неделю. Так как сегодня очередной список должен быть готов, то с минуты на минуту мне должны его доставить.
  — А достаточно ли добросовестно исполняются эти списки?
  — Безусловно. Мы вынуждены относиться к этим спискам тщательно хотя бы из-за поступающих к нам ежедневно со всех концов земного шара запросов. У меня служит бухгалтер, который только тем и занимается, что составляет и исправляет этот список.
  В кабинет вошел молодой человек довольно интеллигентный на вид. Директор, указывая на него, обратился к Нику Картеру со словами:
  — Вот этот господин — ваш коллега по призванию. Он состоит в должности домашнего сыщика и сумеет дать вам все необходимые сведения о миссис Мабель Калловей.
  Ник Картер хорошо заметил, что сыщик, услыхав имя Калловей, вздрогнул.
  — Известно ли вам то лицо, о котором только что говорил мистер Перси? — спросил Ник Картер.
  — Известно.
  — Когда она остановилась здесь?
  — Ровно неделю тому назад.
  — А когда она выехала?
  — Сегодня утром.
  — Не знаете ли вы, куда именно?
  — В Торонто.
  — Вы это знаете наверное?
  — С ее же слов. Она приказала отправить багаж на Большой Центральный вокзал и сама уехала туда же. Больше я ничего не знаю.
  — Какие комнаты занимала она в гостинице?
  — Она занимала целый ряд комнат, за № 1494 на пятом этаже.
  Ник Картер чуть не вскрикнул от изумления. Но он сдержался и спросил:
  — Кажется, этот номер примыкает к номеру, который занимал Файрфильд?
  — Совершенно верно, — подтвердил молодой сыщик.
  — Занял ли кто-нибудь комнаты, в которых до сегодняшнего утра проживала миссис Калловей?
  — Да, они были заказаны еще неделю тому назад. Когда миссис Калловей поместилась в № 1494, ее предупредили, что эти комнаты могут быть отведены ей только до сегодняшнего утра. Теперь там проживают некий Юлий Джером с супругой, из Парижа. Они прибыли часа два после отъезда миссис Калловей.
  — Вот как, — заметил Ник Картер, и лицо его приняло странное, суровое выражение, — часа два после отъезда миссис Калловей. Так, так. А теперь попрошу вас присесть, господин сыщик, я должен задать вам несколько вопросов.
  Молодой сыщик с растерянным видом опустился на стул.
  Ник Картер пронизывающим взглядом смерил его с головы до ног, так что тот ежесекундно менялся в лице.
  — У меня есть привычка, — заговорил наконец Ник Картер, — все замечать. После того, как вы вошли сюда, я заметил две вещи, которые мне очень не понравились, и потому я советую вам отвечать на все мои вопросы, руководствуясь одной только сущей правдой и добросовестностью.
  — Виноват. Я не совсем понимаю вас, мистер Картер.
  — Сейчас поймете, милейший. Не забывайте только моего предупреждения. Для вас же лучше будет, если вы будете вполне откровенны. А что касается вашего начальства, в лице мистера Перси, то оно не обратит слишком серьезного внимания на упущение, если таковое и было вами допущено. Вы, скажите, родились в Канаде? По крайней мере так можно думать, судя по вашему произношению.
  — Да, я родом из Торонто, точнее говоря, я родился в Джэксон-Пойнте в окрестностях Торонто.
  — Я так и ожидал, — заметил Ник Картер, — не знали ли вы там некой девицы по имени Диана Кранстон?
  — Да, но… конечно, Диану Кранстон я знаю, но почему…
  — Видите, как я угадал, — насмешливо заметил Ник Картер, — а когда в гостиницу прибыла миссис Калловей, то вы в ее лице узнали вашу соотечественницу, не правда ли?
  — Признаюсь, это было так, — нерешительно ответил молодой сыщик, — но я положительно не понимаю…
  — Опять я угадал, как видите, — прервал его Ник Картер, — должен сказать вам, что сыщик должен прежде всего уметь владеть собой. Когда вы услышали имя Калловей, вы вздрогнули, и тем показали, что тут что-то кроется. Я, впрочем, узнал уже и раньше, что Диана Кранстон остановилась здесь под именем Мабель Калловей. А так как по произношению вашему слышно, что вы канадец, то нетрудно было скомбинировать все остальное. Теперь вы, надеюсь, понимаете, почему я требую, чтобы вы были правдивы?
  Молодой сыщик потупился.
  — В свое время вы были хорошо знакомы с Дианой Кранстон? — продолжал Ник Картер допрос.
  — Я ее знал еще ребенком. Мать Дианы служила гувернанткой в замке…
  — Семьи Деланси, не так ли? — докончил Ник Картер.
  — Совершенно верно. Так вот, пока ее мать служила, Диана жила на полном пансионе у моей тетки.
  — Известно ли вам, что подруга вашего детства сидела в тюрьме?
  — Известно.
  — И что она попала туда по обвинению в подстрекательстве к убийству?
  — Знаю и это. Но Диана сказала мне, что ее помиловали, потому что доказана ее полная невиновность.
  — И вы ей, конечно, поверили на слово?
  — Как мне было не верить. Надо вам сказать, что я… видите ли… когда-то…
  — Были влюблены по самые уши в эту самую Диану Кранстон?
  — Нет, не то. Прежде…
  — Ладно уж. А объяснила ли она вам, почему она выступает под чужим именем?
  — Да. Она говорила, что стыдится называть себя своим настоящим именем, получившим печальную известность после процесса.
  — Придумано недурно. Но сообщила ли она вам также, что, проживая в «Мамонтовой» гостинице в качестве миссис Калловей, она в то же время занимала комнаты в «Голландской» гостинице под своим настоящим именем?
  — Нет, об этом она мне не сказала ни слова, — решительно заявил молодой сыщик.
  — И все-таки это так. Правда, она освободила в «Голландской» гостинице комнаты уже два дня тому назад. Но теперь я приступаю к самому существенному вопросу. Смотрите мне в глаза, милейший, и отвечайте: уехала ли Диана Кранстон в Торонто после того, как оставила эту гостиницу?
  — Я знаю… видите ли… я хочу сказать…
  — Говорите правду! — воскликнул Ник Картер, строго глядя на краснеющего и бледнеющего юношу, — вы хорошо знаете, что Диана Кранстон не уехала из Нью-Йорка.
  — Да, знаю.
  — А куда она направилась отсюда?
  — Этого я при всем желании не могу вам сказать.
  — Ладно, об этом речь еще впереди. А что вы можете сказать о той супружеской чете, которая заранее заказала комнаты, ранее занятые Дианой Кранстон и теперь поселилась там?
  — Ничего особенного не могу сказать, — проворчал молодой сыщик, — знаю только, что мистер и миссис Джером прибыли сегодня утром. По-видимому, сам Джером разбит параличом: его перевезли в больничном кресле наверх. Нам, однако, сообщили, что речь идет лишь о параличе нижних конечностей, и что мистер Джером в общем чувствует себя хорошо, если не находится под влиянием наркотических средств, применяемых для уменьшения болей. Я должен был интересоваться этим вопросом, так как тяжело больных гостиница у себя не принимает.
  — Вы мните себя весьма хитрым, молодой человек, — проговорил Ник Картер с ледяным спокойствием, — но все-таки я вас насквозь вижу.
  — Право, не знаю… вы оскорбляете меня, мистер Картер.
  — И имею на то свои основания. Я убежден, что вы нарочно давали мне ложные сведения. Вот что, мистер Перси, — обратился он к директору гостиницы, который с явным изумлением слушал всю беседу, — список мне теперь уже не нужен. Я благодарю вас за вашу любезность, но я узнал то, что мне нужно, гораздо более легким способом вот от этого молодого человека.
  — Откровенно говоря, мистер Картер, я лично ничего не понимаю. Какое, собственно, значение имеет весь этот допрос?
  — Этот молодой человек знает гораздо больше, чем вы думаете, мистер Перси. Но он слишком упрям, да вероятно, и слишком труслив, чтобы сказать нам всю правду, — ответил Ник Картер, и снова обратился к молодому сыщику:
  — Ваше имя?
  — Яков Грин. Смею вас уверить, мистер Картер…
  — Вы уже видели госпожу Джером после ее прибытия?
  — Видел.
  — И беседовали с ней?
  — Беседовал.
  — Не узнали ли вы в ее лице одну из ваших знакомых?
  — Позвольте…
  — Ничего не позволю! — сердито воскликнул Ник Картер, и так сильно хлопнул молодого сыщика по плечу, что тот чуть не свалился со стула, — смотрите мне в глаза. Неужели вы станете отрицать, что эта госпожа Джером не кто иная, как Диана Кранстон?
  У молодого сыщика от ужаса выступил на лбу холодный пот.
  — Бога ради! Да вы чародей какой-то, мистер Картер.
  — Если вы и впредь будете лгать и изворачиваться, то через четверть часа вы будете сидеть за решеткой по обвинению в соучастии в убийстве, совершенном в «Мамонтовой» гостинице! — резко произнес Ник Картер.
  — На каком основании можете вы предполагать, что я состою участником этого ужасного преступления? — пролепетал молодой сыщик.
  — Вы лжец! — воскликнул Ник Картер, — и этим все сказано. Из лжеца может выйти вор, а потом и убийца. Говорите теперь правду, моему терпению пришел конец.
  — Я все скажу, — дрожащим голосом проговорил молодой сыщик, — да, мнимая госпожа Джером и Диана Кранстон — одно и то же лицо.
  — Ну вот! Если бы вы не вздрогнули, когда услышали фамилию Калловей, я, пожалуй, долго бы еще блуждал в темноте. А кто тот человек, который считается мужем этой госпожи Джером, и якобы парализован на обе ноги?
  — Ничего не знаю. Я сегодня видел его в первый раз в своей жизни.
  — Вы говорите правду?
  — Клянусь Богом, что я говорю правду!
  — А были ли вы знакомы с братьями Ларю и их сестрой, которые в свое время, вместе с Дианой Кранстон были арестованы по обвинению в убийстве?
  — Знал, но только поверхностно.
  — Не будет ли этот мистер Джером одним из братьев Ларю?
  — Нет, это я знаю наверное.
  — Чем он на самом деле болен?
  — Ничего достоверного не могу сказать, но, кажется, он на самом деле разбит параличом.
  — Стало быть, Диана Кранстон вовсе не замужем.
  — Нет.
  — Видели ли вы ее мнимого супруга?
  — Видел, около часа тому назад.
  — Вероятно, в комнате № 1494?
  — Да, я заходил туда по делу?
  — Был ли он в сознании?
  — Нет. Мне сказали, что ему недавно сделали впрыскивание морфия. Он занимает одну из задних комнат и при нем находился сиделец. Диана занимает переднюю комнату, а в комнате рядом ночует камеристка.
  — Стало быть их четверо?
  — Да.
  — Опишите мне, пожалуйста, наружность мистера Джерома.
  — Я видел его лишь мимоходом.
  Ник Картер, помня, что Дик очень похож на него, одним движением сорвал парик и фальшивую бороду.
  Грин разинул рот от удивления, когда увидел, что почтенный старец превратил в мужчину во цвете лет.
  — Ну-с, а теперь всмотритесь в меня по пристальнее! — воскликнул Ник Картер, — похож я на этого мнимого калеку?
  — Очень, очень похожи, — подтвердил Грин, — как две капли воды.
  — А теперь говорите: когда вы видели больного, казалось ли вам, на самом деле, что он находится под влиянием наркотического средства?
  — Да, так мне показалось.
  — Не была ли у него повязана голова.
  — Была, но не понимаю…
  — Нечего вам и понимать! — резко оборвал его Ник Картер, и обратился к дрожавшему от волнения директору, — дело вот в чем: мнимый больной в № 1494 на самом деле не кто иной, как мой двоюродный брат и старший помощник Дик. Около двух часов тому назад он пытался вызвать меня по телефону, очевидно, его на этом поймали врасплох, и кто-то ударил его по голове, прежде чем он успел договорить.
  Ник Картер взглянул на Якова Грина, который, дрожа всем телом, приподнялся и в ужасе проговорил:
  — Тут действует нечистая сила. Откуда вы все это знаете?
  — Довольно вам того, что я все знаю! — прервал его Ник Картер, — послушайте, Грин; не доводите меня до крайности. Вы — сообщник Дианы Кранстон! Скажите правду!
  Грин попытался было снова извернуться, но тут Ник Картер пришел в ярость, схватил его за ворот и начал трясти так, что у того голова кругом пошла.
  — Я требую правды, слышите ли вы! — закричал Ник Картер, — неужели вы думаете, что я поверю вашей лжи! Будете ли вы отвечать, или нет?
  — Я все скажу — только оставьте — ведь вы задушите меня.
  — Говорите же! Кто эта камеристка?
  — Оливетта Ларю.
  — Так я и думал. Кто такой сиделец?
  — При всем желании не могу сказать.
  — Ложь! Вы можете! — проскрежетал Ник Картер.
  — Не могу! Не смею! Я боюсь его!
  — Говорите! Это не может быть Макс, так как Макс повесился в тюрьме.
  — Это Рудольф Ларю, — в отчаянии простонал Грин.
  — Вот и все, что мне надо было узнать от вас, — злобно проговорил Ник Картер, — а теперь садитесь на этот стул, и горе вам, если вы уйдете без моего разрешения.
  * * *
  Если бы кто-нибудь предсказал Дику, что коварная преступница обманет его еще раз хуже прежнего, он расхохотался бы.
  Дик решил во чтобы то ни стало отомстить прекрасной преступнице и потому дал в газету объявление о свидании.
  В первый же день, ровно в четыре часа, в указанном месте появилась Диана Кранстон и приветствовала Дика очаровательной улыбкой.
  Она сейчас же подошла к автомобилю, подала сидевшему у руля Дику правую руку и села рядом с ним.
  Дик тотчас же завел автомобиль и проехал по тенистым аллеям парка по направлению на северо-запад.
  — Очень любезно с вашей стороны, что вы не заставили меня ждать, — заговорил Дик.
  — Я пришла бы в любом случае, — ответила Диана, — так как обязательно хотела вам объяснить мое вчерашнее поведение. Дело в том, что я капризное создание. Выбраните меня хорошенько, но только не гневайтесь больше. Это было бы, откровенно говоря, очень неприятно для меня.
  Все это она проговорила таким вкрадчивым голосом и так ласково смотрела ему в глаза, что ей наверное удалось бы очаровать своего спутника, если бы Дик не решил ни под каким видом не поддаваться ее влиянию.
  — Не будем больше об этом говорить, — любезно заявил он, — лучше скажите, куда мне ехать.
  — Куда хотите. Здесь в парке повсюду одинаково хорошо. Я, впрочем, хотела вас спросить кое о чем.
  — Начинайте допрос, я готов отвечать.
  — Вы старший помощник Ника Картера, не правда ли?
  — Да и очень горжусь этим.
  — Говорил ли он вам о моем посещении и о тех угрозах, которые я произнесла?
  — Конечно, говорил. У нас с ним нет секретов.
  — Стало быть, он дал вам поручение наблюдать за мной?
  — Не буду отрицать.
  — А для чего же ему нужно было выслеживать меня? — как бы в недоумении спросила она.
  — Для того, чтобы знать куда вы направляетесь и что вы вообще будете делать.
  — И что же, это поручение было вам приятно?
  — Еще бы, — ответил Дик, — я еле дождался минуты, чтобы познакомиться с вами.
  — И для скорейшего достижения цели вы устроили маленький бутафорский разбой на улице? И взяли на себя роль бравого защитникам угнетенной невинности?
  — Не буду спорить, — отозвался Дик, — мы позволили себе сыграть маленькую комедию.
  — Великолепно, — рассмеялась красавица, — но я сразу поняла, в чем дело, хотя и не рассердилась.
  — Очень рад слышать это, — любезно ответил молодой сыщик.
  — А что вы намерены предпринять теперь? — спросила она.
  — Я хочу провести возможно больше времени в вашем обществе, — открыто заявил Дик.
  — Следуя в этом отношении приказанию вашего начальника?
  — Не буду отрицать этого. Но я никогда еще не исполнял его приказания с таким удовольствием, как в данном случае.
  — Я не совсем поняла смысл ваших слов, — кокетливо произнесла она.
  — Если бы мы были с вами знакомы уже давно, — отозвался Дик, — то я позволил бы себе выразиться яснее.
  — Послушайте, неужели вы станете уверять меня, что принадлежите к числу робких. Вы, пожалуй, еще скажете, что влюблены в меня.
  — Это было бы весьма неудивительно. Ведь вы очаровательно прелестны. Я хотя и сыщик, но сердце-то у меня все-таки есть.
  — Знаете, Дик, — ворковала она, — вы один из наиболее красивых мужчин, которых я когда-либо встречала. И если бы я могла поверить, что вы действительно неравнодушны ко мне, что вы, пожалуй, из-за меня готовы порвать с вашим начальником…
  Она не докончила своей фразы, а прислонилась к плечу Дика, глядя на него пламенным взором.
  Это кокетство оказало бы свое действие у всякого другого, Дик же совершенно не поддавался ее чарам. Напротив, ему даже хотелось хорошенько проучить эту коварную красавицу.
  Он, однако, сдержался и, нежно глядя на нее, проговорил:
  — Вы чародейка, Диана. Я никогда не подумал бы, что полюблю вас так скоро. Я влюблен в ваши дивные глаза, но вряд ли я смею рассчитывать на взаимность.
  — Пожалуй, это будет звучать нехорошо в устах женщины, — прошептала она, прижимаясь к нему, — но я должна сознаться, что вы первый мужчина, который смутил мое сердце. Вы верите мне, скажите?
  Дик великолепно играл роль влюбленного селадона, но про себя поклялся еще раз отомстить своей спутнице за ее коварство и лицемерие.
  Подъехав к перекрестку на 125-й улице и Седьмой авеню, Диана попросила Дика повернуть обратно и поехать по авеню Св. Николая.
  Затем она указала на одно из огромных зданий и спросила:
  — Не остановитесь ли вы у этого дома? Я должна там нанести визит, но надеюсь, что вы меня подождете несколько минут?
  — Опять хотите меня сплавить? — спросил Дик.
  — Ничего подобного, — возразила она, — обещаю вам, что вернусь через несколько минут.
  Дик был поражен, когда увидел, что на этот раз она не обманывает. Не прошло и десяти минут, как она снова появилась в подъезде.
  — Не будете ли вы столь любезны разрешить мне познакомить вас с моими друзьями? — проговорила она с очаровательной улыбкой.
  «Она считает меня ужасно глупым, — подумал Дик, — и, по-видимому, с нетерпением ждет момента, когда я попаду в ее ловушку. Могу сделать ей это удовольствие, это скорее приведет меня к намеченной цели. Да и что может случиться со мной? В конце концов я сумею дорого продать свою жизнь.»
  И он ответил, обращаясь к Диане:
  — С удовольствием. Но я не могу бросить автомобиль без надзора, так как, пожалуй, найдутся любители уехать на нем и без меня.
  — Не беспокойтесь, — ответила Диана, — за автомобилем будет смотреть швейцар.
  — Отлично. В таком случае я готов следовать за вами, — ответил Дик и последовал за своей прелестной спутницей…
  Они на лифте поднялись до верхнего этажа, а там прошли через открытую переднюю в квартиру мнимых друзей Дианы.
  Диана Кранстон шла впереди, Дик — за ней по пятам.
  Согласно общепринятому в Нью-Йорке расположению квартир, в коридор выходило с обеих сторон несколько дверей, а в самом конце коридора была расположена гостиная.
  Диана вошла в эту гостиную и обернулась.
  В тот самый момент, когда Дик переступил порог, кто-то быстрым движением вырвал у него ковер из-под ног, и он, несмотря на то, что был настороже, покачнулся, упал и ударился затылком об пол.
  Прежде чем он успел прийти в себя, откуда-то выскочил какой-то мужчина и набросил ему петлю на плечи так, что руки его оказались крепко прижатыми к туловищу.
  Ему моментально их связали.
  — Какое коварное предательство, — прохрипел Дик, злобно глядя на Диану, которая стояла перед ним и хохотала.
  — Зачем вы волнуетесь из-за таких пустяков? — смеялась она, — ведь вы давеча говорили, что готовы принести мне какую угодно жертву? Я и позволила себе испытать вас. Чем удачнее вы выдержите это испытание, тем скорее мы станем неразрывными друзьями.
  Дик злился больше всего на самого себя: в полном сознании он попался во второй раз в ловушку, как мальчишка. Но он сообразил, что сопротивление ничему не поможет и решил покориться и уже спокойно отнесся к тому, что ему на ноги наложили стальные оковы.
  В лице напавшего на него мужчины Дик, припоминая описание Ника Картера, узнал Рудольфа Ларю.
  Вслед затем в комнату вошла очень красивая молодая женщина, правильные черты лица которой однако выражали жестокость, злобу и коварство.
  То была Оливетта Ларю, фотографическую карточку которой Дик уже видел раньше. Карточка эта находилась в числе других вещей в таинственном чемодане, купленном в свое время Файрфильдом на аукционе.
  Вдруг в комнате распространился одуряющий запах хлороформа.
  Диана с чарующей улыбкой на устах подошла к связанному Дику и наложила на его рот и нос обильно пропитанный хлороформом платок.
  Через минуту Дик лишился чувств.
  * * *
  Когда Дик пришел в себя, он ощутил страшную слабость и ломоту во всем теле. Ему казалось, что кроме хлороформа его одурманили еще и морфием или чем-то в этом роде. По его расчету со времени его появления в гостиной Дианы прошло уже много времени, может быть, даже несколько дней.
  Он увидел, что его перенесли в какую-то другую комнату, большую, обставленную весьма изящно.
  Ему даже показалось, что на обивке мебели он видит инициалы «М. Г.» — «Мамонтова» гостиница. Инициалы эти были известны всему Нью-Йорку, так как на открытии этой гостиницы присутствовал чуть ли не весь город, и инициалы «М. Г.» красовались на каждой тарелке, каждой салфетке, каждой рюмке, принадлежавшей гостинице.
  Дик поразился, когда заметил, что он уже не связан.
  С большим трудом он поднялся с постели, добрался до окна и выглянул на улицу.
  Он вздохнул с облегчением: он не ошибся, полагая, что находится в «Мамонтовой» гостинице.
  На противоположной стене висел телефонный аппарат.
  Дик собрался с силами, стиснул зубы, чтобы не вскрикнуть от боли, и подполз к аппарату.
  Наконец, он взял трубку и вызвал номер Ника Картера.
  Когда последовало соединение, Дику показалось, что он слышит голос своего начальника. Но он ошибся, то говорил Иосиф.
  Как только он успел проговорить несколько слов, ему вдруг показалось, что небо над ним рушится. Кто-то со страшной силой ударил его по голове. Он свалился на пол и лишился чувств.
  Когда он очнулся, то увидел, что лежит в постели. Рядом с ним стояли Диана и Рудольф и злобно смотрели на него.
  — Лучше всего будет, если я его укокошу сейчас де, — злобно проговорил Рудольф, — одним больше, одним меньше, не все ли равно. Он будет вторым за одни сутки.
  — И все-таки это слишком рискованно, — возразила Диана, — пусть останется жить, если захочет примкнуть к нам. Он мне нравится.
  — Нравится? — прошептал Рудольф, — а знаешь ли ты, что этим ты сама подписываешь его смертный приговор? Я нанесу ему больше ран ножом, чем ты нанесла убитому Файрфильду. А затем я примусь за тебя.
  Диана громко расхохоталась.
  — Ты, кажется, угрожаешь мне, Рудольф? Смотри, чтобы с тобой не произошло того же, что произошло с Файрфильдом.
  Она наклонилась к Дику и шепнула ему на ухо:
  — Я убила Альвара Файрфильда! Теперь настала очередь Ника Картера и Тен-Итси! Все, кто содействовал тогда моему осуждению, должны умереть! Если ты будешь разумен, то можешь спасти свою жизнь, — ты мне нравишься.
  Дик слабо покачал головой.
  — Как хочешь, — проговорила Диана.
  Она сделала ему новое вспрыскивание морфия и вместе с Рудольфом вышла из комнаты.
  * * *
  Около шести часов вечера Диана Кранстон, Оливетта и Рудольф сидели в своей гостиной и болтали.
  Вдруг кто-то постучал в дверь.
  Рудольф сейчас же ушел в ту комнату, где лежал Дик, а Диана открыла дверь.
  На пороге появился Яков Грин. Он закрыл за собою дверь и прошептал:
  — Мы делаем обычный еженедельный обход помещений гостиницы. Со мной явились два надзирателя. Между нами говоря, они оба идиоты. Пусть осмотрят комнаты, все это продлится не более двух минут. Ты должна только идти впереди и вести нас.
  Не дожидаясь ответа, он снова открыл дверь и впустил двух своих спутников.
  Они вежливо поклонились Диане и осмотрели замки, люстры, звонки и оконные затворы, а затем перешли в ту комнату, где лежал Дик.
  У изголовья кровати стоял Рудольф.
  Диана, с нахмуренными бровями, стояла тут же. Ей этот обход был крайне неприятен.
  Оливетта была тоже здесь.
  Вдруг, когда оба надзирателя подошли к кровати, Грин сорвал с головы парик.
  Оказалось, что это был Патси. А его спутники в один миг превратились в Ника Картера и Тен-Итси.
  Одним прыжком Ник Картер подскочил к громко вскрикнувшей от ужаса Диане, скрутил ей руки на спине и наложил ей наручники, а Тен-Итси связал Оливетту.
  Рудольф яростно вскрикнул, выхватил из бокового кармана нож и занес его над беспомощным Диком. Но прежде чем он успел нанести удар, раздался выстрел и меткая пуля из револьвера Патси раздробила руку преступника.
  * * *
  Диана поняла, что отнекиваться не имеет смысла, и с беззаботным видом созналась во всем.
  Она познакомилась с несчастным Файрфильдом только для того, чтобы иметь возможность убить его. Поужинав с ним в ресторане, она, налив ему в вино несколько капель опия, хладнокровно заколола его, когда он крепко спал.
  Совершенно хладнокровно она села на электрический стул.
  Рудольф бесновался в своей камере, как помешанный и в конце концов разбил себе череп об стену.
  Оливетта была судом оправдана, так как ее нельзя было уличить в соучастии.
  Дик скоро оправился от впрыскиваний морфия.
  Но он изменился. Веселый юноша стал неузнаваем. Он спокойно и сосредоточенно исполнял свои обязанности и стал молчаливым. В день казни Дианы он стал еще более задумчив.
  — Я нравился ей, — бормотал он, — не понимаю только, каким образом в таком дивно прекрасном теле могла жить такая преступная душа.
  Амазонка
  I
  Человек неподвижно сидел на берегу небольшого пруда и, затаив дыхание, наблюдал. Это был крупный мужчина со слегка располневшей талией, коротко стриженными волосами и тяжелым, покрытым морщинами лицом. Но как любой из индейцев, живущих в джунглях, он мог часами сидеть терпеливо и тихо. Жили и двигались только его глаза, мгновенно фиксирующие любое колебание в зарослях болотной травы и камыша. Гигантские кузнечики перепрыгивали со стебелька на стебелек, оводы и личинки роились на поверхности воды. Но человек следил за другим замершим существом, приготовившимся к прыжку с листа водяного гиацинта: тяжелые черные крылья его были плотно сложены за спиной, мощные клешнеобразные челюсти венчали восьмидюймовое тело. Человек уже видел этих гигантских жуков в действии, видел, как они легко переламывали карандаш своими сильными челюстями, способными до кости прокусить человеческий палец. Неудивительно, что их называли жуками-титанами; они и были титанами в мире насекомых, уничтожающими жертвы, намного превосходящие их по размерам.
  Испарина струйкой сбежала по толстой шее человека, но он не пошевелился. «Вечное пекло, — проворчал он про себя, — вечный проклятый давящий зной, вечный липкий пот». Он так и не привык жаре, хотя уже почти двадцать лет торчал в этом преддверии ада.
  Внезапно глаза его сузились: огромная зеленая лягушка с белесым брюхом, пересекая пруд, приближалась к водному гиацинту. Она двигалась короткими рывками, выныривая на поверхность, чтобы ухватить стрекозу или водяную личинку.
  Человек наблюдал, как лягушка подплывает все ближе и ближе, жирная, с набитым брюхом, вся поглощенная своим занятием. Она уже достигла водяного гиацинта, на мгновение ушла под воду, затем вынырнула вновь на поверхность и медленно поплыла в зарослях слабо колышущихся листьев. Жук-титан молнией промелькнул в воздухе, словно выстрелив сильными задними ногами. Острые клешнеобразные челюсти вонзились в тело лягушки чуть ниже шеи. Лягушка, почти в три раза превосходящая жука, рванулась было назад. Ее мягкая плоть все еще содрогалась от удара. Погрузившись в воду, она метнулась несколько раз, вновь выпрыгнула из воды, но ей не удалось сбросить с себя противника. От боли лягушка вновь взвилась в воздух, почти преодолев в прыжке расстояние до берега, но похожие на кусачки челюсти гигантского жука вонзились в нее еще глубже.
  Все было кончено в одно мгновение; тело лягушки, еще живое, судорожно подергивалось, а жук уже начал кромсать свою жертву.
  Мужчина шлепнул себя по колену, издав то ли клич, то ли смех, и сдвинул маленькую шляпу из пальмового листа на затылок. Вот как это будет, — сказал он себе, поднимаясь на ноги и улыбаясь тяжелой жестокой улыбкой. Да, именно так все и будет, повторил он, смахивая испарину с шеи. Как этот жук-титан, он будет только тихо сидеть и ждать. Они обязательно придут, у него есть все основания быть уверенным в этом. Если ЭТО так важно, как он думает, американцы должны появиться с минуты на минуту. Ему остается только ждать, ждать, пока они сами не свалятся ему под ноги. А если они не придут… тогда все теряет смысл, не стоит дней, а может недель ожидания в этих проклятых богом, алчных, всеядных джунглях.
  По пути домой, когда он брел, возвращаясь в деревню, на тропинку скользнула ядовитая черно-желтая коралловая змейка. Он плюнул в нее, и она исчезла в спутанных зарослях. Он растер ладонью испарину на лбу, хлопнул на шее мошку, привлеченную запахом пота. Чертова жара, злобно ворчал он. Нигде не было от нее избавления, днем и ночью, в дождливый и сухой сезон — она была всегда. Конечно не следовало бы ударяться в запои, но с другой стороны, пил он чтобы хоть немного забыться от этого угнетающего зноя.
  В деревне человек миновал низкие стены старых зданий католической миссии, добрел до маленькой хижины и опустился на верхнюю ступеньку деревянной веранды. Почти мгновенно в полумрак дверного проема возникла женщина с висящими плоскими грудями ниже пояса обернутая в нечто, напоминающее юбку.
  — Гин, черт тебя побери, — злобно зарычал мужчина, поднимая тяжелую толстую руку, — ты что, до сих пор не научилась?!
  Женщина отпрянула, скрылась в полумраке, в следующе мгновение возникла вновь с бутылкой, заполненной прозрачно жидкостью. Мужчина взял бутылку, следя взглядом, как она возвращается в дом.
  …Он купил ее пять лет назад в одном индейском племени. Сейчас он подумывал, не вернуть ли ее обратно. Она стала для него ничем, пустым местом. Он овладел ею прошлой ночью, облегчил себя, но она осталась ничем, бесчувственным телом. Ему не доставляло теперь удовольствия даже бить ее.
  Он сделал длинный глоток джина и откинулся назад, лениво думая, не узнал ли об ЭТОМ кто-нибудь еще и не появятся ли другие. Впрочем, это не имело значения, кроме того, что лишний раз подчеркивало всю важность происшедшего. Все они будут беспомощны, как младенцы, здесь, в стране Амапа, они будут брести наощупь как слепые, будут дергаться, словно рыба на крючке. Даже он, Колбен, не мог бы сказать с уверенностью, что он знает джунгли, но он знал их лучше кого бы то ни было, за исключением тех племен, которые каким-то образом умудрялись жить в этих глухих местах, не обозначенных ни на одной карте.
  Он облизнул толстые отвисшие губы в предвкушении близкого мига торжества. В конце концов это его единственный шанс, возможность выбраться из этой смердящей адской дыры, иметь деньги, а значит, и все остальное. Он вновь засмеялся грубым резким смехом, вспомнив о жуке-титане и лягушке. Да, ему остается только ждать.
  Они придут, и он, Колбен, будет готов к встрече.
  В это же время, почти за пять тысяч миль от Колбена, в центре Вашингтона, с таким же волнением ждал другой человек, нетерпеливо глядя в окно на хитросплетение машин и автобусов, мчащихся по площади Дюпона.
  «Он должен быть уже здесь, — пробормотал человек, кинув взгляд на большие настенные часы, — где его черти носят».
  Человек наклонил угловатое худое тело вперед, всматриваясь в мчащиеся по кольцу автомобили. Его глаза были затемнены стеклами очков в металлической оправе. Сколько часов он уже потерял, пытаясь найти своего главного агента… Дэвид Хоук нетерпеливо перебрасывал незажженную сигару во рту. Он почти застонал, вспомнив, как все произошло. Исчезновение выявилось уже через несколько минут после обычного 12-часового звонка агента в штаб-квартиру. Они сразу же попытались засечь его, перезвонив на квартиру, но там никого не было. Несколько более поздних звонков не внесли никакой ясности, поэтому оставалось только ждать, пока он сам не свяжется с ними. Как бы то ни было, очевидным было только то, что агент Номер 3 находится в Вирджинии, неподалеку от штаб-квартиры. Он выполнял задание, которое на профессиональном жаргоне называлось «охотой на лис». Если он действительно все еще охотился на лис. Хоук простонал снова и тряхнул головой. Его вечно настороженные глаза впились в маленький голубой «триумф», вынырнувший из потока машин. Он увидел высокого красивого мужчину, вышедшего из автомобиля, белокурую головку, потянувшуюся к нему для поцелуя, тонкую руку, машущую вслед. Фигура мужчины с перекинутым через руку твидовым пиджаком удалилась большими уверенными шагами. Хоук провожал ее взглядом до тех пор, пока она не исчезла из его поля зрения. Тогда он вернулся на свое место за столом и стал ждать.
  Через минуту мужчина был уже в офисе. В следующее мгновение его ладная мускулистая фигура уже комфортно расположилась в кресле.
  — Она настояла, чтобы подвезти меня, — сказал Ник Картер, — кроме того, это ее машина.
  — То, что это ее собственность, не вызывает сомнений, — вежливо откликнулся Хоук.
  — Верно, — согласился Ник.
  — И ее лошадки.
  — Тоже верно.
  — Возможно, и лисы тоже ее?
  — Возможно.
  — Как охота? — Серые стальные глаза были непроницаемы.
  — Неудачно, — ответил Ник так же бесстрастно, — если Вы говорите о лисе.
  — Естественно.
  Хоук откинулся назад и впился острым изучающим взглядом в своего главного агента, Ника Картера, официально Номер 3, одного из самых непостижимых людей среди всех, носящих звание «убийца-профессионал». Парадоксально, но это звание давалось тем, кто знает не только, как и когда убивать, но и во имя чего. Номер 3 мог все. Боже правый, он всякий раз доказывал это. Но в то же время это был человек, готовый в любую минуту выкинуть самый немыслимый фокус, и Хоук спрашивал себя, почему все это проявилось не в ком-то другом, а в таком опытном и цивилизованном агенте, как Ник Картер.
  Димрест, проведший годы в Замбези, мог бы, конечно, помочь, но он был болен, а все вокруг словно сошли с ума, прося немедленно сделать что-нибудь: армия, ВВС, лаборатория по разработке нового оружия… теперь к этому присоединилась еще и НАСА. Все они навалились разом, не считая тех, кто еще только собирается.
  Он посмотрел на Ника, терпеливо ожидающего продолжения разговора.
  — Мы кое-что потеряли, — начал он. — И мы знаем, где. Тебе необходимо только найти потерянное и привезти сюда.
  Ник улыбнулся. Он уже знал, что когда Хоук выбрасывает шар так небрежно, как бы невзначай, то это значит, что положение крайне неприятное и щекотливое.
  — Звучит просто, — откликнулся Ник. — Почему бы не привлечь Главное управление по доставке?
  Хоук двинул незажженной сигарой и пропустил эти слова мимо ушей.
  — Я хочу сказать, что это не такое уж сложное задание, Номер 3, — начал он снова. — Все просто и непросто, в зависимости от того, как к нему подойти.
  — Расскажите мне о той его части, которую Вы назвали «непросто», — улыбаясь, ответил Ник. — Это как раз то, что всегда меня очаровывает больше всего.
  Хоук кашлянул, прочищая горло.
  — Начну с начала, — произнес он. — Лаборатория по разработке нового оружия создала нечто, имеющее исключительно важное значение для Америки, — электронный мозг, весящий всего два фунта. Его можно приспосабливать почти везде, можно легко перемещать и проделывать с его помощью работу, требующую усилий нескольких громоздких компьютеров. В данный момент он может перевернуть весь принцип противоракетной обороны. Как ты знаешь, такая защита сейчас основывается, в первую очередь, на принципе теплочувствительности; при этом система противоракетной обороны улавливает тепло от ракеты противника. Этот же электронный мозг будет более действенным и эффективным, более гибким: он не будет зависеть от теплочувствительности, которую можно замаскировать или исказить помехами, так как основан на молниеносном расчете курса вторгшейся ракеты противника.
  Ник вздернул бровь, давая понять, что оценил устройство.
  — Такую вещь вряд ли можно потерять, — прокомментировал он.
  — Вряд ли, — согласился Хоук. — Она и не была потеряна. Электронный мозг находился на борту самолета, где проходил испытания на влияние разницы температур в различных точках планеты. После завершения первой серии испытаний самолет взял курс на Антарктиду и полетел над Южной Америкой. В это время и поступил этот бредовый сигнал бедствия от пилота. Что-то вдруг случилось, мы точно не знаем, что именно. Пилоту удалось только передать, что он бросил электронный мозг на парашюте, и дать точные координаты места падения. Затем самолет взорвался, и на этом все. Он сбросил электронный мозг над бразильской территорией Амапа.
  Ник нахмурился на мгновение, вспоминая.
  — Амапа, — произнес он задумчиво. — Это к северу от дельты Амазонки. Вполне вероятно, что это одно из самых влажных мест в мире, территория, совершенно не исследованная и нигде не обозначенная.
  — Верно, — отозвался Хоук. — По грубой прикидке это сотня миль к северу от экватора. — Он встал, потянул из ящика вниз большую карту, и она бесшумно опустилась, как экран в кинотеатре.
  — Это где-то здесь, — сказал он, обводя маленький квадратный участок на карте. — Ближайший населенный пункт — Серра-ду-Навиу, городок, обозначающий начало участка. Вокруг него джунгли, куда отважились зайти только несколько человек, но никто из них не вернулся обратно.
  — Я улавливаю суть, — ответил Ник. — Но имеет смысл все-таки провести тщательные поиски, даже в самых влажных непроходимых джунглях, тем более, что есть довольно точные координаты места падения.
  — О да, с этим все в порядке, — сказал Хоук, возвращая карту, на место.
  — Но у нас есть еще кое-что. Как ты знаешь, в этой игре несколько действительно важных секретов. Русские знают, что мы проводим какие-то таинственные испытания, и догадываются о том, что бы это могло быть. То, что они «вели» наш самолет и то, что они слышали переданную пилотом информацию, сомнений не вызывает. Можешь быть уверен, они пошлют команду на поиски электронного мозга. По нашим данным, наш самолет могли «вести» также и китайцы. Тебе предстоит не только найти его, но при этом и опередить всех. И конечно, не дать ему попасть в чужие руки. С помощью этой штуки мы вырвемся лет на десять вперед.
  — Похоже на охоту за падалью, к тому же в компании с настоящими падальщиками, — подумал вслух Ник. — Если эти джунгли не убьют нас, мы убьем друг друга.
  — У нас есть для тебя сюрприз, Номер 3, — сказал Хоук. — У нас есть проводник, знающий эти джунгли. Такого не будет ни у кого. Тебе надо встретиться с отцом Остином в католической миссии Серра-ду-Навиу. Несколько лет назад вождь одного индейского племени принес в миссию свою маленькую дочь. Она была при смерти, но отец Остин вылечил ее пенициллином и другими современными чудодейственными препаратами. Через отца Остина мы договорились, что дочь вождя будет твоим проводником. Старый вождь, очевидно, все эти годы ждал момента, чтобы вернуть долг отцу Остину.
  — Спасибо, но лучше опустить этот вопрос, — ответил Ник.
  — Почему? — ощетинился Хоук. — У нас есть возможность создать определенное преимущество для тебя!
  — Преимущество?! — Ник начал перечислять: — Играть в сопливую няньку с какой-то грязной чучелообразной туземкой, у которой дырка в губе, на птичьем английском?! Или, еще лучше, на языке жестов?! Это дополнительная обуза, а не преимущество! Я просто сплю и вижу, как мне придется ждать ее, пока она вызывает дух джунглей, чтобы посоветоваться с ним, или как она бежит при звуке выстрела моей «Вильгельмины», а я пытаюсь ее вернуть. Нет уж, спасибо, но я сам найду себе проводника.
  — Я советую тебе, Номер 3, все-таки связаться с отцом Остином и действовать по плану, — холодно отчеканил Хоук. Ник ухмыльнулся, представив, что может означать «совет», данный таким тоном.
  — Да, сэр, — сказал он. — Все будет так, как Вы хотите, всяком случае, сначала.
  — Я связался с Лабораторией спецэкипировки, — произнес Хоук, вставая. — Конечно, у Стюарта было немного времени, чтобы подготовить все для тебя. Но я хочу убедиться, что хотя бы в плане экипировки с тобой не возникнет сложностей.
  Ник проследовал за шефом мимо закрытых дверей по длинному коридору, в конце которого была комната, где их уже ждал начальник Лаборатории спецэкипировки. Он кивнул Нику с серьезной миной. Конечно, особые устройства, поставляемые лабораторией, много раз уже помогали Нику в экстремальных ситуациях, но он никогда не мог удержаться, чтобы не поддразнить коллег, особенно Стюарта: уж слишком они были непреклонны и чертовски серьезны.
  — У нас действительно мало что есть для тебя, старина, — начал Стюарт. — Мы не знаем, с чем ты столкнешься. Это не тот случай, когда надо подготовить для тебя эффектный выход из игры.
  — Сойдемся на склянке с противомоскитной жидкостью, — весело сказал Ник, — или на средстве от паразитной гнили на случай, если я вдруг решу остаться в джунглях.
  Хоук бросил на него суровый взгляд, и Ник осекся. Стюарт протянул Нику красивый белый сафари-жакет.
  — Специального назначения, — с гордостью произнес он, — водонепроницаемый, к тому же почти невесомый. В левом его кармане несколько предметов, похожих на хлопушки. Это очень сильные вещества. Если их взорвать в воздухе, насекомые получат сильнейшее раздражение и предпочтут тотчас же убраться подальше. С правой стороны лежит пакет для оказания первой помощи. Это в основном противоядия и иголки для инъекций. Ну и, конечно, у нас есть для тебя первоклассные ружья и веревки… и, боюсь, на этом все.
  — Давай перейдем быстрее к действительно важному, Стюарт, жестко бросил Хоук, — я думаю, Ник уже знаком с системой возвращения Фултона?
  Ник кивнул. Первоначально система Фултона использовалась ВВС для спасения приземлившихся в джунглях или в лесистой местности людей. В основном она практиковалась во Вьетнаме. Затем ее приспособили для подъема сброшенных тюков и оборудования. У приземлившегося пилота или уже был, или же ему дополнительно сбрасывался особый шар с длинными шнурами, наполняемый гелием. Шар поднимал его вверх, где его подбирал самолет-спасатель НС-130. Самолет НС-130 имел особый, похожий на ножницы нос, состоящий из двух стрел, которые расходились, когда надо было зацепить шнуры, прикрепленные к объекту. Как только шнуры зацеплялись, стрелы соединялись и, вращаясь, наматывали объект. Стюарт протянул Нику небольшой квадратный пластиковый пакет с петлей на конце.
  — Здесь самонадувной гелиевый шар со шнурами, — объяснил он, — а также маленький транзисторный передатчик. Он настроен на необходимую частоту, так что ты сможешь передать нам сообщение тотчас же, как найдешь электронный мозг.
  Хоук вмешался, говоря быстро, жестко, подчеркивая каждую деталь спецснаряжения, включая и систему Фултона. Ник улыбнулся. «Неплохо», — подумал он. Если на финише придется действительно так туго, то в конце концов он сможет спасти хотя бы электронный мозг. Ему самому в этом случае система пользы уже не принесет, и тогда — Ник это осознавал — он не сможет вернуться никогда. Он так и останется там, высоко ценимым, признанным, но — увы — навсегда вне игры.
  Как только Ник уложил ружья в ручные кейсы, Хоук закончил небольшой инструктаж.
  — Собери все необходимое, — сказал он, — самолет ВВС доставит тебя на небольшой аэродром близ Макапы. Оттуда ты доберешься на джипе до Серра-ду-Навиу. А дальше — сам. Удачи тебе, Номер 3.
  — Спасибо, сэр, — ответил было Ник и тут же решил воспользоваться искренней теплотой этой минуты. — Дочь старого вождя остается в плане?
  — Свяжись с отцом Остином, как запланировано, — взгляд Хоука тут же стал ледяным. Когда он становится таким, с ним бесполезно спорить — Ник знал это. И отступил вновь.
  — Будет сделано, сэр, — сказал он, уже направляясь к лифту.
  II
  Было уже позднее утро, когда Ник добрался до Серра-ду-Навиу, а солнце еще не прожгло плотный туман, тяжелой белой пеленой накрывший джунгли сверху. Сам городишко, по которому Ник медленно шел, напоминал насыщенный влагой оазис, вырубленный в джунглях, последний аванпост на дороге в никуда: это был не столько городишко, но более всего вызов, брошенный тропикам. Главная улица была широкой и немощеной, по обеим сторонам ее громоздилась целая коллекция деревянных строений различной степени обветшалости. Свиньи, гуси, полуголые амазонские индейцы и орды голых ребятишек образовали беспорядочно движущуюся вдоль улицы массу. Ник рассматривал все строения, пытаясь найти среди них гостиницу. К его удивлению, на ней была вывеска. И тут же он увидел, что является далеко не единственным гостем, прибывшим в Серра-ду-Навиу. В глубине облезлого, линялого холла стояла группа — Ник быстро сосчитал — из шести человек. Плотные, квадратные мужчины, стриженые «под ежик», в белых рубашках и широких брюках — все они несли печать матушки-России. Ник снова пересчитал их и улыбнулся про себя. Обычный экспедиционный корпус. Они завязнут в первом же болоте со всеми своими продовольственными припасами, подумал он.
  Портье за стойкой оказался пожилым мужчиной с усталыми глазами, со следами когда-то прямой горделивой выправки.
  Экс-колонизатор, резюмировал про себя Ник, доживающий здесь остаток жизни в вечном страхе столкнуться лицом к лицу с новым, чуждым ему миром.
  — Много работы? — спросил Ник, регистрируясь.
  — Точно так, — ответил клерк. — Группа минералогов. Кажется, русские. И еще группа китайских геологов, прибывшая ночью накануне. Удивительно.
  — Минералоги и геологи? — Ник уже не мог сдержать широкой улыбки. — Что бы это могло означать?
  — А Вы, сэр? — осмелился, наконец, старик.
  — Я? Я только заберу посылку отсюда, — ответил Ник и заметил, что сбитый с толку старик неодобрительно смотрит ему вслед.
  …Он медленно шел по улице, стараясь отыскать здание католической миссии и вдруг почувствовал, что за ним следят. Звериное чутье, составляющее одно целое со всеми остальными его чувствами, заставило сразу насторожиться. Он обернулся, пытаясь определить источник этой тревоги, и увидел мужчину, стоящего на ступеньках деревянной хижины, а точнее, жалкой лачуги. В ответ на пронзительный взгляд мужчины Ник окинул его холодным взглядом. Это был крупный сильный мужчина, его руки напоминали низкорослые деревья, лицо от постоянного потребления джина навсегда приобрело красный оттенок, а маленькие глазки были холодны и пронзительны. Они удивительно сочетались с неподвижным жестким ртом. Ник заметил едва различимую вывеску на лачуге позади мужчины:
  ШКУРЫ — ПРОВОДНИК — ТОРГОВЛЯ
  Х. КОЛБЕН
  Жадный взгляд мужчины означал более чем любопытство по отношению к пришельцу. Нику доводилось встречаться с таким типом людей: в основном это были дезертиры, беглецы, скрывающиеся от всего мира, люди, живущие только там, где никто не задает вопросов и не ждет ответов.
  Ник продолжал идти, всеми чувствами ощущая присутствие опасности, необъяснимой, непонятной и безотчетной, но — несомненной. Вновь в нем заговорил этот инстинкт, эта способность увидеть опасность до того, как она проявит себя, чутье, выручавшее его не раз в прошлом. Он остановился перед индианкой, толстой и приземистой; ее висячие груди подрагивали всякий раз, как она усаживалась за уличный лоток для фруктов. Полуобернувшись, он снова быстро посмотрел на мужчину по имени Колбен и увидел, что к нему уже присоединился другой, черноволосый, темнокожий, с огромным носом. Этот второй тоже наблюдал за Ником, в то время как Колбен что-то тихо говорил ему. Ник отвернулся и пошел дальше — живой предмет обсуждения — вдоль длинной низкой стены, окружающей здания миссии. В конце оштукатуренной стены оказалась крошечная калитка под аркой; Ник толкнул ее и очутился в маленьком прохладном саду.
  Перед ним за выложенной гравием аллеей возвышалось главное здание миссии, затем дорожка круто сворачивала и исчезала позади дома, где был разбит небольшой цветник. Помимо этого большого дома здесь находилось еще и деревянное строение поменьше, на площадке перед которым играли ребятишки. Два одетых в белые рясы священника стояли среди детей, наблюдая за ними, а седоволосая женщина сверялась с именами по списку. Очевидно, при миссии была также и школа, в которой работали миссионеры.
  По гравиевой аллейке Ник подошел к дверям главного здания. Внутри его оказался большой прохладный вестибюль, конец которого занимала старинная тяжелая деревянная кафедра. На кафедре сидела, взгромоздившись на нее сверху, девушка и лениво просматривала журнал. Она подняла глаза, приветствуя вошедшего, и Ник остолбенел, как при виде чего-то неожиданно прекрасного. Его поразили ее глаза: глубокие, темные озерца, ласковые и зовущие. Кожа девушки нежного рыжевато-коричневого цвета имела слегка розовый оттенок, придававший ей особую теплоту и трепетность. На ней было короткое платье-блузон нежно-розового цвета, и Ник окинул быстрым взглядом ее ноги, длинные, с тонко очерченными икрами. Она соскользнула с кафедры, и он смог теперь разглядеть ее всю, стройную, с узкой талией, высокой грудью, упруго натягивающей розовое платье. Волосы девушки, струящиеся блестящим черным потоком, были закручены на затылке и открывали длинную грациозную шейку. Чертовски хороша, заключил Ник. Здесь, в Серра-ду-Навиу, она казалась бриллиантом в луже грязи.
  — Могу ли я Вам чем-нибудь помочь? — произнесла она живым и звонким голосом с милой отрывистой интонацией английской школьницы. «Возможно, она одна из учительниц в миссионерской школе», — подумал Ник и ощутил горячее желание стать снова учеником.
  — Мне надо увидеть отца Остина, — сказал он. Глубокие жидкие озерца тепло засветились.
  — Могу ли я спросить, кто вы? — вежливо откликнулась она.
  — Ник Картер, — ответил он, и ему показалось, что ее взгляд стал жестче.
  — Первая дверь вниз по коридору, — ответила она своим чудным голоском.
  Ник пошел в указанном направлении и, дойдя до открытой двери, оглянулся: она как ни в чем не бывало сидела на своем месте и продолжала лениво листать журнал.
  — Войдите, мистер Картер, — позвал чей-то голос, и Ник вошел в маленькую комнатку, чуть больше кельи. Но его натренированный взгляд сразу отметил книжный шкаф, небольшой рабочий столик, стул и книги, в беспорядке разбросанные повсюду, даже поверх койки, стоящей у стены. Его приветствовал священник в белой рясе.
  — Никакого чуда, мистер Картер, — произнес он. — Просто здесь хорошо слышны все голоса в вестибюле. Я ждал вас. Ваши соперники уже прибыли и с минуты на минуту отправятся в джунгли.
  — Знаю, я их видел, — ответил Ник. — Во всяком случае я видел русскую команду. Слишком много и их самих, и багажа. Я же хочу идти налегке — один.
  — И ваш проводник, — сказал отец Остин. — Она будет вашим главным преимуществом над соперниками, но даже с ней это рискованное дело. Вы можете не выбраться, еще меньше шансов у вас найти электронное устройство.
  — Я вижу, мой шеф уже был на связи с вами, — проворчал Ник. Вот и доверяй старой лисе. Хоук всегда исходил из убеждения, что Ник сможет очаровать и заворожить даже кобру, и не оставил ему ни малейшего шанса.
  — Да, — продолжал отец Остин. — Он изложил мне ваши взгляды и попросил напомнить вам инструкции.
  — В таком случае у меня нет возможности отделаться от нее, уныло произнес Ник. — Но если она убежит от меня, когда мы двинемся в джунгли, то я за нее не отвечаю. Я полагаю, с ней можно общаться? Хотя бы на птичьем английском?
  — Она не убежит, — ответил священник. — Она согласилась на это только из чувства долга перед своим отцом и соплеменниками. Но мне кажется странным, что вы сомневаетесь в ее знании английского, ведь вы уже общались с ней.
  Священник тонко, многозначительно улыбнулся, а в его глазах заплясал смешок. Ник почувствовал, что у него отваливается челюсть.
  — Вы смеетесь надо мной, — сказал он.
  — Вовсе нет, — ответил отец Остин, — поднимаясь и направляясь к двери. — Тарита, — позвал он, — зайди сюда, пожалуйста.
  Вошла девушка, красиво выгибая длинные ноги, скользя гибко, как ивовый прутик. У Ника вырвался глубокий вздох, когда отец Остин представил ее.
  — Знакомьтесь, это Тарита, — произнес священник. Ник глянул в ее бездонные карие глаза, в которых теперь плескался огонь. Она улыбнулась, но в ее безупречном выговоре сквозил лед:
  — Глубоко сожалею, что так разочаровала вас, мистер Картер.
  Ник нахмурился:
  — Я не уверен, что понимаю вас.
  — Я имею ввиду, что не обладаю дыркой в губе, комками грязи, очаровательным птичьим английским.
  — Теперь понял, — Ник поморщился.
  — Возможно, с птичьим английским у меня что-нибудь получится, — ласково сказала она. — Ты, большой малый, джунгли долга-долга уходить. Уже лучше, мистер Картер?
  — Думаю, я действительно большой глупый малый, — усмехнулся Ник. Огонь в бездонных глазах выплеснулся, и она разразилась смехом, который, казалось, осветил всю комнату.
  — Приношу свои извинения, — сказал Ник. — По правде говоря, вы совершенно не соответствуете тому образу, который мне нарисовали.
  — Ник прав, — вмешался отец Остин. — Было бы нечестно не накачать его сполна. Но, конечно же, Тарита вряд ли является обыкновенной рядовой дочерью вождя племени. Возможно, она и не была бы таковой никогда. Видите ли, после своего выздоровления она показала такие способности и ум, что мы отправили ее учиться в Швейцарию, где она получила образование и воспитание. Сюда же она возвращается только чтобы провести каникулы со своими соплеменниками.
  Слушая священника, Ник все время ощущал на себе пристальный взгляд девушки. Он посмотрел на нее. Их взгляды встретились, и он прочел удовлетворение в ее глазах.
  — Продукт двух миров, — сказал он. — Тарита. Прекрасное имя.
  — Спасибо, — она таинственно улыбнулась. — Это только одно из моих имен. Добрые сестры из школы Сент-Мишель в Лозанне дали мне сразу по прибытии христианское имя Тереза. Теперь меня нигде, кроме Амазонки, не называют по имени Тарита. Но я люблю их оба.
  — Я буду называть вас Таритой, — сказал Ник. — По крайней мере, здесь это имя более уместно.
  — Вы, конечно, останетесь с нами ужинать и спать, — произнес отец Остин. — Здесь вы сможете без помех поговорить с Таритой и обсудить ваши дальнейшие действия.
  — Я не хочу причинять вам беспокойства, — пояснил Ник. — Кроме того, я уже снял комнату в отеле.
  — Этой хибаре? — фыркнул отец Остин. — Выпишитесь из нее. У нас много комнат. — Он коротко вздохнул и пояснил:
  — Комнаты, как видите, небольшие, но превосходно оснащенные; кроме того, у нас вы найдете одно значительное преимущество, — он указал на длинный сифон с сельтерской водой. — Такая бутылка стоит и каждой комнате. В этой сумасшедшей жаре может взбодрить только вода с газом. К тому же она безопасна, в ней нет примесей, загрязняющих всю здешнюю воду. И, конечно же, ее всегда можно с чем-нибудь смешать.
  — Вы убедили меня, отец, — ответил Ник. — Я вернусь в отель и соберу вещи — их не так много.
  Тарита кивнула ему в ответ, и он вышел на пышущую зноем улицу. Несколько часов пребывания в здешнем климате уже научили Ника ходить медленно. Он прошел мимо деревянной хижины, рядом с которой по-прежнему стоял давний здоровяк. Черноволосый обладатель огромного носа сидел на ступеньках, разговаривая с двумя мелкими низкорослыми мужчинами. Судя по их оголенным по пояс фигурам и отрезанным снизу грубым штанам и остриженным кружком волосам, это были индейцы. Они обменялись взглядами, когда Ник проходил мимо.
  В холле было тихо, большой вентилятор лениво вращался, почти не разгоняя горячий воздух. Ник заметил, что один из русских подсел к столу, на котором были расставлены шахматы. Ник медленно подошел к нему. Это была не та ситуация, которая требует особой секретности. Фактически, небольшая доза психологического противостояния может даже помочь.
  — Здравствуйте, — по-русски произнес Ник. — Я — Картер, Ник Картер.
  Глаза русского широко раскрылись, он был удивлен и сбит с толку откровенностью Ника. Наконец он кивнул и улыбнулся:
  — Яснович, — ответил он. — Полковник Яснович.
  Русский сидел со стороны черных фигур. Ник сел со стороны белых.
  — Великая игра шахматы, — изрек он, выдвигая пешку короля на две клетки вперед. Русский тоже двинул пешку короля на две клетки.
  — Как я догадываюсь, минералогическая экспедиция? — произнес Ник. — Надеетесь найти редкий самоцвет? — Он двинул коня на королевского слона.
  — Да, — проворчал русский, выдвигая ферзя на две клетки.
  — А возможно, и нет, — сказал Ник, съев королевскую пешку конем. Русский предпринял ответную акцию, взяв королевскую пешку Ника пешкой ферзя.
  — Это мы еще посмотрим, не так ли? — парировал он. Нику пришлось выставить пешку коня на помощь своему слону.
  — Еще встретимся, — бросил он и поднялся. Когда несколькими минутами позднее он покидал отель, то заметил, что к полковнику Ясновичу присоединился его напарник, и они с головой ушли в игру. Ник торопливо пересек холл, неся в руках дорожную сумку и зачехленные ружья, но в дверях столкнулся с двумя входящими китайцами. Китайцы и виду не подали, что заметили его, но обменялись быстрыми взглядами.
  Молодой священник уже поджидал Ника в миссии и проводил его в маленькую чистую комнатку с окном во всю стену, выходящим в сад. Из окна была видна и другая стена главного здания миссии. Ник поставил зачехленные ружья в угол комнаты. Лаборатория спецэкипировки снабдила его пистолетом «Магнум-375», изготовленным по заказу фирмой «Гриффин и Хоу», и винтовкой «Ремингтон-721» с оптическим прицелом «Уивер К-4». Оба были превосходными образцами стрелкового оружия, и Ник даже пожалел, что он не на охоте.
  Он повесил свой сафари-жилет на крючок. Система Фултона была прикреплена к ремню рядом с 9-миллиметровым «Люгером», любовно прозванным «Вильгельминой». «Хьюго», тонкий стилет в ножнах, был пристегнут к правому предплечью. Ник помылся, сменил рубашку на светлый полотняный жакет.
  Перед ужином им подали два очень сухих и холодных мартини, приготовленных отцом Остином. Сам он появился к ужину в официальном белом костюме с римским воротничком. Ник порадовался про себя, что решил надеть жакет.
  — Раньше, до своего приезда в эти края, я никак не мог понять, почему жители колоний именно так одеваются к трапезе. Сейчас я знаю, — произнес отец Остин.
  — Знак принадлежности к цивилизации, — подхватил Ник.
  — Да, и немного более того, — продолжал священник. — Это своего рода вызов тропикам, их давящему зною, всем этим насекомым, джунглям, общей атмосфере лености и апатии. Это как бы ответный удар цивилизованного человека, признак его непоколебимости.
  Их разговор был прерван появлением Тариты, которая в своем ярко-желтом шелковом платье с бледно-голубой накидкой типа сари показалась Нику переливающимся золотым солнечным лучиком. Черные струящиеся волосы, собранные на затылке, длинная грациозная шейка придавали ей почти неземное очарование. Нежные холмики, (легка вздымающиеся под шелком платья, напомнили Нику, что это не видение, — они и глубокие влажно-карие глаза, в которых был виден отблеск скрытой страсти. Во время ужина, сидя за одним концом длинного обеденного стола, рассчитанного на гораздо большее количество людей, Ник упомянул о мужчине, увиденном им у порога хижины.
  — Колбен, — сказал отец Остин, и Ник заметил гримасу отвращения на лице Тариты. — Жестокий человек, на редкость неприятный характер. Он живет тем, что на досуге ловит животных и снимает с них шкуры, иногда нанимается проводником в экспедиции. Это безжалостный и бессовестный человек. Я видел, как он обманывает индейцев, выменивая у них ценные шкуры на безделушки. Ходят слухи, что раз по случаю он сбыл какие-то сомнительные продукты одному индейскому племени, и они все отравились. А почему вы спрашиваете о нем?
  — Он слишком пристально наблюдал за мной, — ответил Ник.
  — Скорее всего, он знает, для чего вы здесь, — произнес отец Остин, и брови Ника поползли вверх от удивления.
  — Кроме нашей миссии, единственным человеком в Серра-ду-Навиу, имеющим высокочастотный приемник, является именно Колбен. Более года назад в джунглях заболел и умер один молодой инженер. Колбену же каким-то образом удалось вернуться со всем его снаряжением.
  — В таком случае, он мог слышать информацию об аварии самолета-испытателя, — Ник начал размышлять вслух. — Это значит, что в игру вступают четыре стороны: русские, китайцы, Колбен и мы.
  Ник быстро оценил эту новую расстановку сил. Конечно, все они были одинаково опасны, но Ник понял, что самым опасным из них будет Колбен. Они не остановятся перед физическим уничтожением Ника, но и здесь самым коварным и изощренным будет Колбен. Если ему удастся найти электронный мозг, то — без сомнения — он затребует умопомрачительную сумму или продаст его с молотка тому, кто больше всех заплатит.
  Искомый предмет имел для каждого из них разное значение. Для Ника, для Америки он был жизненно важен. Для русских и китайцев это была просто неожиданная возможность, которой они отчаянно хотели воспользоваться. Для Колбена же это был последний шанс, последняя попытка вырваться из этого ада. Он не остановится ни перед чем.
  Ник смотрел на Тариту и думал, что она, возможно, сама не осознает, в какое дело ввязалась.
  Ужин завершился рюмкой превосходного коньяка. Ник и Тарита остались, чтобы обсудить план отправки. Было решено, что они не будут жить в джунглях, а возьмут туда только самое необходимое. Тарита оказалась приятной собеседницей, утонченной, остроумной, информированной. Изучая ее, Ник сомневался, сумеет ли она теперь вступить в схватку с джунглями. Не зашла ли она уже слишком далеко в другой, чуждый для нее мир?
  Возможно, ввиду разных причин его первоначальная неприязнь и оправдается, кто знает? Что ж, скоро все станет на свои места.
  Когда она в конце концов пожелала ему спокойной ночи, то ее бездонные карие глаза улыбнулись ему так интимно, словно она с самого начала знала, о чем он думает. Он смотрел, как она идет по коридору, нежная и округлая сзади, с горделиво возвышающейся головкой. Ник прошел в свою комнату, разделся до трусов и налил стакан сельтерской. Звук булькающей струи из сифона охлаждал сам по себе, и он нашел, что газированная вода действительно утоляет жажду. Он поставил сифон на столик за койкой и подошел к окну.
  Наискосок от его комнаты за чернотой дворика светилось другое окно. Он мог видеть только часть комнаты и на стене тень фигурки, снимающей платье. Свет выключили, а вместе с ним исчезла и тень; Ник отошел от окна. Зной был таким тяжелым и давящим, что, казалось, тело кричит о своем облегчении. Он лег на койку и попытался уснуть, но сон ускользал от него в этой липкой обессиливающей атмосфере.
  Он предпринял еще одну попытку уснуть, теперь уже с помощью йоги: мысленно расслабил мускулы и погрузил тело в полутранс. Он лежал тихо в темноте, чувствуя, как его тело полностью расслабляется, когда вдруг услышал едва различимый звук шагов по гравию.
  Один миг — и Ник превратился в дикую кошку: молниеносно вспрыгнул на низкий подоконник, пригнулся, как перед прыжком, глаза его сузились, вглядываясь в темноту. Он успел только мельком увидеть, как чья-то темная фигура скользнула в комнату Тариты. Ник перескочил через подоконник, быстро преодолел пространство, легкой тенью мелькнув в темноте. Неожиданно силуэт мужчины вновь вырос в окне; тот ловко спрыгнул вниз, и Ник очутился с ним нос к носу. Он рванулся, чтобы схватить чернеющую перед ним фигуру, но мужчина увернулся. Его рука взметнулась, выдернув какой-то предмет, и Ник скорее почувствовал, чем увидел лезвие ножа. Он резко присел, перехватил руку с ножом, когда она уже опускалась на его голову, и с силой ее согнул.
  Мужчина упал, и Ник услышал, как он глухо ударился о гравий на дорожке. Он довольно улыбнулся при мысли, что острые маленькие камушки с силой впились в лицо противника. Тот перекувырнулся и вскочил на ноги, но Ник теперь уже был готов к отражению очередного удара ножа. Вместо этого человек побежал к низкой стене, окружающей миссию, и перепрыгнул через нее.
  Все происшедшее заняло не более нескольких секунд, еще секунду Ник колебался, догонять ли ему незваного гостя или же проведать Тариту. Мужчина быстро ушел из комнаты девушки — слишком быстро. Ник отказался от идеи преследования, мягко запрыгнул на подоконник комнаты Тариты и очутился в темной тишине, ступая бесшумно голыми ногами. Он молча постоял, тяжело дыша, пока его глаза не привыкли к темноте.
  Тарита лежала на постели лицом вниз, ее длинная узкая спина была оголена, ниже пояса она была прикрыта легкой простыней. Ник тщательно осмотрел комнату, недоумевая, почему ночной визитер покинул ее так быстро. В комнате не было ничего необычного, поэтому, обшарив ее глазами, Ник снова остановился на спящей девушке.
  …Он не сразу увидел его длинный уродливый силуэт, скрючившийся на спине Тариты, две изогнутые отвратительные клешни, многоярусный хвост, загнутый дугой вверх над телом — безошибочный облик скорпиона. Ясно, что ядовитое насекомое было подкинуто. Пока оно лежало неподвижно, но в любую секунду могло пошевелиться: тогда задвигается и девушка, сделает какой-то, пусть даже самый незначительный, легкий поворот, — и этого будет достаточно, чтобы смертоносное жало вонзилось ей в спину. Яд, почти во всех случаях смертельный, подействует даже быстрее, чем обычно, дойдя по спинному мозгу до головы. И ее смерть будет расценена как еще одна нелепая случайность.
  Мысли Ника торопливо заскакали. Попытка разбудить девушку будет смертельной для нее. Она пошевелится — а именно этого скорпиону и достаточно. Если он попытается схватить насекомое, то рискует сам быть укушенным в руку, или разбуженный скорпион все же успеет уколоть Тариту. Ник знал, что насекомое атакует при малейшем признаке опасности, повинуясь первому же сигналу своих чувствительных усиков. В отчаянии Ник оглядел комнату: каждый миг приближал девушку к смерти. Внезапно он увидел, как скорпион поднимает передние лапы. Сейчас он двинется с места. Ник неистово искал хоть какое-то оружие, хоть что-нибудь подходящее под рукой! Возможно, ему удастся смахнуть маленького убийцу платьем девушки? Он отбросил эту мысль почти сразу, зная, что ядовитое жало ударит прежде, чем он сможет приблизить руку достаточно близко.
  Вдруг его глаза остановились на длинном сифоне с газированной водой, стоящем на прикроватном столике. Рука медленно, осторожно протянулась и коснулась бутыли. Это был шанс! — единственный! Струя газированной воды ударит достаточно сильно с близкого расстояния. Только насколько точно?
  Ник коротко помолился, и его сильная рука крепко обхватила рычаг сифона. Он присел, оказавшись вровень с кроватью и спиной спящей девушки. У него будет только одна попытка — Ник осознавал это. Струя воды должна ударить в скорпиона, смыть его одним точным сильным импульсом. Конечно, когда в спину ударит холодна водяная струя, Тарита тут же вскочит; поэтому насекомое необходимо смыть за одно-единственное мгновение перед ее пробуждением.
  Ник почувствовал, что его тело стало липким от пота. Он приблизил носик сифона, насколько это было возможным, удерживая тяжелую бутыль в неподвижном состоянии. Тарита пошевелилась. Ник увидел, что хвост скорпиона тотчас же загнулся вперед для удара. Он нажал на рычаг.
  Как из миниатюрного огнетушителя, струя заряженной воды ударила в насекомое, поразив его как мишень. Скорпион кувыркнулся в воздухе, а девушка вскрикнула и перевернулась на постели. Ник успел мельком заметить круглую упругую грудь. Он быстро обогнул кровать, обшаривая глазами пол, и обнаружил насекомое у противоположной стены, слегка ошарашенное, с поднятым жалом, и с силой опустил дно сифона на ядовитого убийцу.
  Когда он поднял глаза, оказалось, что Тарита выскользнула из накидки, которая за ужином была на ней. Она стояла на коленях на кровати, похожая на развертку из «Плейбоя». Только безотчетный страх в глазах вносил диссонанс в эту картину. Ник быстро объяснил, что произошло, и девушка упала на постель, испустив глубокий вздох. Ник подошел к окну, уронив при этом какой-то небольшой пузырек, и поднял его.
  — Ваш нежданный гость прибыл в нем, — мрачно прокомментировал он, посмотрев на Тариту. Простыня опутала ее ноги, шелковая накидка закрывала ее всю, длинная шея опиралась о стену — она сидела как если бы позировала для портрета. Только глубокое прерывистое дыхание выдавало смятение за внешним спокойствием. Она посмотрела расширенными глазами на Ника. В почти кромешной темноте он почувствовал ее пристальный взгляд.
  — Ты спас мне жизнь, — сказала она просто и искренне. — Теперь у меня два неоплаченных долга.
  — Хочешь отступить? — спросил спокойно Ник. — Я пойму тебя. Все будет гораздо серьезнее, чем я думал. Ты не предназначена для такого.
  Девушка встала с постели перед ним, полностью закутанная в накидку. Только теперь ему пришло в голову, что он стоит перед ней к одних трусах. Ник почувствовал на груди прикосновение ее руки, гладкой и теплой.
  — Только необыкновенный мужчина мог спасти мне сегодня жизнь, — тихо произнесла девушка, — необыкновенно находчивый и необыкновенно одаренный. Я покажу тебе свою находчивость и одаренность. Мы первыми найдем это твое электронное устройство. Вот мой ответ на твое предложение.
  Ник не смог удержать улыбки. Он перекинул длинную ногу через подоконник наружу и спрыгнул с него. Когда он большими шагами пересекал двор, то чувствовал, каким взглядом она провожает его высокую крепкую фигуру.
  Очутившись в своей комнате, Ник понял, что не сможет быстро заснуть. Его голову будоражили мысли о человеке, подсунувшем скорпиона в комнату Тариты. Очевидно, по городку уже распространились слухи, что она собирается помогать американцу.
  Он натянул брюки, выскользнул в пустой вестибюль миссии, а из него — в ночь.
  Главная улица городка была темна и тиха, если не считать жужжания полчищ различных насекомых и лая бездомных собак, роющихся в кучах мусора вдоль улицы. Вдруг впереди Ник увидел полоску света, с трудом пробивающуюся сквозь завешенное окно. Подойдя поближе, он понял, что находится у хижины Колбена, и свет проникает через разбитую оконную ставню. Внутри лачуги Ник увидел такую сцену.
  На табурете посреди комнатки сидел черноволосый мужчина с огромным носом; перед ним стояла полуголая индианка и прикладывала мокрую тряпку к его лицу, с той стороны, по которой из десятка царапин сочились капельки крови. Колбен стоял здесь же, рядом с двумя низкорослыми стриженными мужчинами и наблюдал. При виде этих ран Ник почувствовал, как внутри него закипает ярость. Без сомнения, такие раны могли быть только от гравия.
  Одним прыжком Ник очутился на ступеньках лачуги, сильным ударом ноги вышиб дверь, сорвав ее с ржавых петель. Колбен и другие удивленно повернулись. Человек с разбитым лицом подскочил на своем табурете.
  …В этот удар Ник вложил всю силу своих мускулов и злость; мужчина попытался уклониться, и ему это почти удалось. Если бы по нему пришлась вся сила удара, ему наверняка раздробило бы челюсть. Как бы то ни было, удар сбил его с ног, опрокинул назад и впечатал в дальнюю стену с такой силой, что маленькая хижина вся затряслась, а одна доска с громким треском разлетелась на куски.
  Ник встал в стойку, приготовившись к отражению ответной атаки со стороны Колбена и двоих других. Но здоровяк и не пошевелился, только переводя взгляд с неподвижного тела длинноносого на Ника и обратно. Наконец, его губы медленно раздвинулись в злобной ядовитой улыбке;
  — Не сейчас, американец, — как-нибудь в другой раз, уже скоро.
  — Я буду ждать, — съязвил Ник.
  Он повернулся и вышел… Когда он засыпал, то чувствовал себя намного лучше.
  III
  Только Ник закончил проверку своего «Магнума-375», как в комнату, ступая неслышно, как лесная кошка, вошла Тарита, босоногая, гладко причесанная, изящная, в оранжево-зеленом саронге. Ее округлая крепкая грудь крест-накрест была обтянута тканью, оставлявшей живот открытым. Черные волосы девушки были непривычно туго стянуты узлом на затылке, и Ник едва узнал ее. В ней чувствовалось не просто желание поразить его своим видом, но и нечто другое, какое-то более глубокое потаенное стремление.
  Ник ошарашенно смотрел, почти потеряв дар речи от такой красоты, знакомой и незнакомой одновременно.
  — Я так шокирую? — спросила девушка, увидев его изумление.
  — Извини, — Ник натянуто улыбнулся. — Не думал, что у меня все написано на лице. Но ты действительно продукт двух миров.
  — Да, — ответила Тарита; ее глаза вдруг посерьезнели. — И я стану более дикой, как только войду в джунгли. Я предупреждаю тебя. Это всегда происходит со мной, когда я возвращаюсь, как сейчас, домой. Я не знаю, что это; просто это со мной происходит и все. Конечно, жить в двух мирах забавно, но и по-своему тяжело. Чувствуешь себя как бы разделенной на две половинки — два разных человека в одном теле. Подозреваю, что так оно и есть: мое «Я» — это действительно два разных человека.
  — И оба они чертовски красивы, — честно признался Ник.
  Бездонные глаза сверкнули.
  — Я отлучался, чтобы разведать обстановку, — продолжат он. — Русские уже ушли со всем своим снаряжением и всего на трех каноэ, взятых, как я подозреваю, напрокат. Скорее всего они запланировали забраться как можно дальше по воде.
  — Пусть себе, — Тарита засмеялась. — Сезон дождей закончился что-то около недели назад. Все реки, даже мельчайшие протоки, настолько быстры и вздуты, что после дня плавания им понадобится еще два дня, чтобы прийти в себя.
  — Я слышал, что китайцы ждут наступления ночи для отправки, продолжил Ник. Тарита снова рассмеялась:
  — Они думают, что ночь — более подходящее время, нежели дневная жара. Но они только зря теряют день. Джунгли настолько густы, что солнце в них не может стать серьезной проблемой, а ночь ненамного прохладней. Но я видела, как уходил Колбен со своим человеком и двумя местными индейцами — всего их четверо.
  — Тогда нам тоже надо трогаться, — произнес Ник. — Я готов.
  На нем был сафари-жилет на голое тело со всем спец снаряжением, прикрепленным к поясу. Тарита указала на ружья.
  — И их тоже возьмешь?
  — Они специально предназначены для такого рода экспедиций, пояснил Ник. — Если мы будем жить в джунглях, у нас должно быть оружие для охоты и, если понадобится, для защиты.
  — А также для того, чтобы все на много миль вокруг догадались по их звуку, где мы находимся, — подхватила Тарита, и в ее голосе прозвучали упрек и скрытое превосходство. Она вышла из комнаты и вернулась с двумя охотничьими луками, один из которых протянула Нику. Он сразу увидел, что это большие луки с прямыми концами и 65-футовой натяжкой.
  — Это оружие не только эффективное, но и бесшумное, — произнесла девушка. — Если, конечно, владеешь им.
  — Я могу стрелять, — сказал Ник. — Однако я стрелял только из спортивных луков.
  — Они слишком чувствительны для охоты, — ответила Тарита. Малейшая ошибка — и промах. Эти же луки намного устойчивее.
  Девушка вышла во дворик, выдернула из колчана, лежащего на земле, стрелу со стальным наконечником и протянула ее Нику, одновременно указав на ствол чахлого баньяна с нарисованной красной меткой.
  — Мы с отцом Остином любим пострелять здесь, — пояснила девушка.
  Ник вложил стрелу в тетиву, поднял лук и выстрелил — стрела вонзилась в верхний конец крошечной красной черточки. Он остался доволен выстрелом: в этом деле была необходима постоянная практика, а ее-то как раз у него и не было вот уже много лет.
  Тарита подняла свой лук, и Ник поразился силе ее прекрасных тонких рук, когда она без видимого усилия оттянула тетиву назад. Ее стрела попала прямо в центр метки.
  — Ненавижу хвастливых проводников, — Ник одобрительно улыбнулся, В ответ девушка засветилась одной из своих ослепительных улыбок.
  — О’кей, все ясно, — сказал он. — Оставляю свои ружья на попечение отца Остина.
  Тарита весело кивнула:
  — К тому же луки намного легче.
  Ник повесил лук на плечо, взял колчан и вышел. В случае необходимости у него под рукой всегда есть «Вильгельмина». А 9-миллиметровый «Люгер» может проделать отличную дыру в любом предмете, успокоительно сказал он себе. Тарита прикрепила короткий мачете к его поясному ремню, объяснив, что во влажном лесу нет необходимости в длинных лезвиях.
  Отец Остин уже поджидал их за калиткой, чтобы проститься и пожелать удачи.
  — Благословляю вас, дети мои, — произнес он, осенив их крестом. — Я буду молиться за ваше благополучное возвращение.
  Ник в ответ помахал ему и поспешил за девушкой, заметно ускорившей шаг, через городишко, затем по узкой тропинке мимо маленького пруда и, наконец, вдоль опушки джунглей. Тарита двигалась как кошка, в плавном чувственном ритме, выводя его этим из душевного равновесия. Ник был рад появлению высоких деревьев, которые отвлекли его внимание.
  …Не успели они вступить в джунгли, как Ник тотчас почувствовал себя поглощенным ими, словно гигантская переплетенная дверь захлопнулась за спиной, полностью отрезав от остального мира. Их встретил первобытный мир — мир, возвращающий назад, к истокам времени, когда человек был всего лишь незваным гостем на прекрасной цветущей земле. По мере того, как они углублялись все дальше и дальше, Ник отчетливее испытывал устрашающее чувство, что ничего другого в мире уже не существует. Он вернулся к реальности, лишь нащупав под сафари-жилетом свою «Вильгельмину».
  Самым же неожиданным образом поразило его удивительное ощущение нереальности, отсутствие материальности этого странного мира. Он ожидал услышать какофонию звуков, а вместо этого — безбрежное молчание, изредка нарушаемое только резким криком макао или тукана. Иногда тишину разрывала трескотня обезьян, но все же большую часть времени они шли сквозь молчаливый сумеречный мир. Но вскоре Ник почувствовал, что вокруг них кипит жизнь — затаившаяся, наблюдающая жизнь — миллионы пар глаз, следящих за их продвижением. Нику пришлось потратить время, чтобы вникнуть в замысловатые формы природного камуфляжа, и ближе к полудню он уже мог отличать огромных углокрылых кузнечиков от листьев, на которых они сидели; их конечности с полфута длиной с окрашенными и красный цвет шипами — от подобных им колючек; зеленых древесных мушек — от листьев, в пышной зелени которых они устроили себе гнезда.
  Они изрядно углубились в джунгли, прокладывая себе путь среди переплетающихся, карабкающихся, свисающих и извивающихся деревьев, тянущихся к небу в вечной борьбе за животворный лучик солнца. Лианы, ползучие древесные стебли которых по толщине напоминали торс взрослого человека, свисали вниз живыми канатами. Корни пандануса переплетались с корнями душительницы фиги и баньяна. Колючий капок со своими толстыми торчащими отростками, острые шипы, защищающие ствол амазонской пальмы, контрастировали с плоской блестящей гладкой корой ареки. Нику встречались фиалки размером с небольшую яблоню, молочаи, цветущие на высоте ста футов от земли, великолепные бледно-лиловые огромные орхидеи, украшающие верхние ветви деревьев.
  Огромные цветы с плотно прилегающими лепестками, живые четырехквартовые хранилища для отстоявшейся воды, служили превосходными природными резервуарами. Они укоренялись на ветках деревьев. Все было огромных размеров, большее, чем обычно, и казалось, что именно это и есть жизнь, и она существует только здесь, перед глазами. Эта жизнь была окутана в тяжелый сладкий аромат бесчисленных цветов и в зной, влажный, давящий зной, делающий непосильной ношей даже легкий лук. Таков был этот странный призрачный мир, эта переплетенная нить жизни, эта страна, где каждую минуту ощущалось дыхание смерти рядом с ликованием жизни.
  После полудня Ник заметил, что Тарита начала часто оглядываться, бросая на него озабоченные взгляды. Наконец она остановилась и уселась на широкий крепкий корень гигантского баньянового дерева.
  — Ты в превосходной форме, Ник Картер, — с восхищением произнесла она. — Я не думала, что ты сможешь продержаться со мной в таком месте столь длительное время.
  — То же самое могу сказать и о тебе, — ответил Ник, скользнув глазами по ее длинным ногам, глубоко дышащей узкой голой талии Она оперлась своей гибкой шеей о корень; ее карие глаза были печальны.
  — Нет, со мной дело обстоит иначе, — сказала Тарита. — Эти джунгли — частица меня самой, моей души. Я знаю, во всех учебниках Сен-Мишеля сказано, что такого не бывает. Все ученые: Мендель, Дарвин и им подобные — они поведали людям, что может передаваться по наследству, почему и когда. Я все это хорошо изучила. И все же я утверждаю, что они не знают очень многого. Быть рожденным в джунглях — это значит быть частью этих джунглей.
  Ник улыбнулся, взглянув на девушку сверху. У него не было аргументов в пользу ее слов, кроме этой естественности, с которой она вписывалась в окружающий мир. И все же она была не более естественной, чем ранее, когда обедала и вела приятную светскую беседу. Неожиданно она вскочила:
  — Посиди здесь и отдохни немного. Сейчас поужинаем. Я скоро вернусь.
  Ник проводил глазами ее тонкую фигуру, исчезнувшую в зарослях стеблей бамбука. А через несколько минут она появилась вновь, неся в руках связки бананов, персики и нечто похожее на плоды манго. Из маленького холодного родничка, почти скрытого с глаз, они начерпали питьевой воды. Ник наблюдал за Таритой, как она ложится на землю, чтобы напиться из него: ее грудь — два нежных холмика — поднялась и наполовину выскользнула из выреза платья.
  — По-настоящему мы поужинаем с наступлением темноты, перед сном, — просто сказала девушка, поднимаясь на ноги. Ник приблизился к ней сзади почти вплотную, и они двинулись дальше, прокладывая путь в зеленом лабиринте.
  По неуловимым природным часам, по точности не уступающим созданным человеком, стало вдруг ясно, что солнце уже заходит. Внезапно угнетающее молчание джунглей раскололось. Сначала стая пестро раскрашенных попугаев вспорхнула с деревьев и устремилась вниз, хрипло крича и яростно хлопая крыльями. За ними последовали длиннохвостые попугаи, и их более пронзительный визгливый крик присоединился к хриплому облигато. Затем вдруг разом заверещали обезьяны, и вскоре Ник отчаялся установить всех участников этого гвалта, окружившего со всех сторон: обезьяны-ревуны в блестящем отливающем металлом и всеми оттенками меди одеянии, черноголовые капуцины, мертвенно-бледный уакарис, беличьи обезьяны и бесчисленные орды других. Все они устремились вниз с деревьев, раскачиваясь, перелетая и прыгая с ветки на ветку. Несколько позже в этот скрипучий визжащий хор влились голоса углокрылых кузнечиков, лягушек, жаб и гигантских насекомых: все это слилось в своеобразной гармонии. Тарита предостерегающе подняла руку, прислушиваясь с улыбкой на лице. В ее карих глазах было разлито блаженство, как у людей, слушающих любимую песню. Ник подошел поближе и взглянул на нее.
  — А ты действительно становишься более дикой, не так ли? — улыбаясь, спросил он.
  — Я предупреждала тебя, — ответила девушка. — Это только начало… Скоро стемнеет окончательно. Надо расчистить место для костра, а затем найти на ужин какую-нибудь дичь.
  Вдруг оба услышали другой звук, совершенно не вписывающийся в голоса джунглей, — крик человека, отчаянный предсмертный крик боли. Не сговариваясь, они побежали вперед, на этот крик, различая уже и хруст кустарника, и шорох листьев.
  …Ник первым увидел маленькую беспомощную фигурку, почти полностью обвитую огромными кольцами темно-коричневой анаконды, змеи-удава, живущей в дебрях Южной Америки. Гигантская змея — двадцать футов сжимающихся мышц — тремя кольцами обвилась вокруг человека. Это был очень маленький индеец, и каждое такое змеиное кольцо было толще обеих его рук.
  Швырнув лук на землю, Ник устремился вперед, ловко увертываясь от выпадов змеи, продолжающей все так же сворачиваться вокруг своей беспомощной жертвы. Человечек в отчаянии вцепился обеими руками в верхнее кольцо, тщетно пытаясь выкарабкаться, но его пальцы лишь соскальзывали с гладкой змеиной кожи. На ноге человека, насколько можно было разглядеть, зияла кровавая рана — след мощных челюстей. Ник знал, что вопреки распространенному мнению, анаконды не сразу душат свои жертвы, а сначала хватают их широко разведенными челюстями, а уж затем обвиваются вокруг.
  Ник бросился к голове анаконды, сознавая, что единственный шанс человека на спасение зависит от его способности отвлечь змею от намерения удушить жертву. Вдруг близко от себя Ник увидел огромные зубы — змея сделала молниеносный выпад. Он услышал предостерегающий крик Тариты, уголком глаза успев заметить, что она опустила лук, не уверенная в точности попадания стрелы. Анаконда вновь подалась назад, и пульсирующая и вибрирующая мускулатура ее колец возобновила свое зловещее движение. Ник рванулся было вперед, и снова змея набросилась на него с широко раскрытой пастью, но Ник оказался вне досягаемости ее челюстей. Несколько раз он заставлял анаконду атаковать, и это задерживало дальнейшее сужение ее колец. В один момент, когда Ник бросился на змею, ответный выпад ее полоснул по его плечу; он едва успел увернуться.
  Ник не решился применить короткий мачете: одного удара ножа явно не будет достаточно для такого монстра, а малейшее промедление приведет к тому, что первая же молниеносная атака анаконды завершится ее победой.
  Ник предпринял еще один бросок, вовлекая своего огромного противника в контратаку. Но на этот раз, когда змея подалась назад. Ник прыгнул и перехватил ее в самом узком месте ниже головы. Но даже там он с трудом смог сомкнуть обе руки вокруг нее. Ник почувствовал, как отрывается и летит вперед: змея резко взвилась в воздух. Он повис, крепче стиснув руками тело змеи, и напрягая все мускулы. Анаконда, окончательно впав в ярость, ослабила кольца вокруг маленького индейца, полностью перенеся свой вес и всю злость на новоявленного врага: извиваясь и встряхиваясь, она оторвала его от земли, затем швырнула оземь. Огромная змея повторила свой прием несколько раз, подмяв под себя человека и пытаясь обвиться вокруг его ног.
  Ник почувствовал, как цепенеют его пальцы, одеревенев от боли, и руки сводит судорогой, но не ослабил хватки. Пойти на это означало дать тотчас же захватить себя этой зияющей свистящей пасти. Он поймал быстрые взгляды Тариты, с мачете в руках обходящей противников вокруг поля боя в надежде нанести точный удар по массе извивающихся и закручивающихся колец. Внезапно Ник понял, что одно из этих толстых колец начинает обвиваться вокруг ноги, и собрав всю свою силу, о которой даже не подозревал, он вдавил колени в землю и, навалившись всей тяжестью тела, пригнул голову змеи книзу.
  Кольца продолжали закручиваться вокруг него спиралью с ошеломляющей скоростью; Ник чувствовал, что пульсирующее тело начало сжиматься. Собрав остатки сил, он вновь надавил на голову змеи. Тарита теперь оказалась позади него, и когда змея метнулась, распластав в воздухе свое закрученное в спираль тело, рубанула мачете по голове анаконды. Силы Ника иссякли окончательно, но и огромные кольца вокруг него постепенно стали разваливаться. Мачете в последний раз опустился на плотные неподатливые мышцы шеи, и отрубленная голова отвалилась.
  Ник остался лежать, ловя воздух ртом; мускулы рук и плеч так свело, что, казалось, они никогда не расправятся. Но постепенно жизнь начала возвращаться к нему, и натянутые до предела, напряженные сухожилия расслабились.
  Вернулась Тарита с одним из живых водохранилищ в руках и опорожнила его полностью над сведенной судорогой спиной и плечами. Затем, пока Ник приходил в себя рядом с еще подрагивающей анакондой, она принесла охапку больших листьев индейцу, и тот быстро обернул их вокруг своей пораненной ноги.
  — Они являются прекрасной повязкой, — пояснила девушка. — Рана остается чистой и не нагревается благодаря ее сочной мякоти.
  Ник медленно поднялся на ноги и шатаясь подошел к маленькому человечку в набедренной повязке. Он приложил руку к тихо вздымающейся груди и начал ощупывать, осторожно надавливая пальцами.
  — Ничего не сломано, — подтвердил, наконец, Ник.
  — Ты — хороший малый, — неожиданно произнес индеец. — Я буду делать много-много счастья тебе. Ты, малый, увидишь.
  Тарита обратилась к нему на языке местных индейцев, и человечек с готовностью разговорился с ней, обматывая гибкими побегами листья, наложенные на рану.
  — Он из племени гуаика, — пояснила Тарита Нику. — Они не пигмеи, но близки к ним. Он сказал, что выучил английский, работая проводником у инженеров, судя по тому, что у них были какие-то приборы. Я рассказала ему, что ты ищешь кое-что, и он захотел нам помочь. Он благодарит тебя за спасение.
  — Мы возьмем его с собой? — спросил Ник. — Я думаю, он нам пригодится.
  — Да, — Тарита рассмеялась. — Кроме того, он пойдет с нами в любом случае, независимо от того, что ты ему скажешь. Ты спас ему жизнь. И его долг теперь попытаться помочь тебе.
  Джунгли стали почти черными — Ник и Тарита неожиданно заметили, что настала ночь.
  — Возвращайся назад и сделай костер там, где мы остановились, обратилась Тарита к Нику. — Индеец пойдет с тобой. Кстати, его зовут Атуту. Я вернусь через несколько минут.
  — Подожди, — окликнул Ник. — Куда ты идешь сейчас?
  Но Тарита не обернулась и скрылась в чаще с луком в руках. Ник знал, что она прекрасно его слышит; его глаза сузились. Конечно, Тарита очень скоро показала свою ценность как помощник, но ее эмансипированность проявилась в том, что она стала просто игнорировать его. Он сделал для себя заметку на будущее, пообещав еще припомнить ей тот случай, и пошел обратно на то место, которое они выбрали для костра. Счастливый Атуту шел за ним, передвигаясь на своих разодранных перевязанных ногах, как будто с ним ничего не произошло.
  Вскоре Ник услышал хруст кустарника и автоматически схватился за свою «Вильгельмину», но появилась Тарита с большой лесной птицей в руке. Она кинула тушку маленькому индейцу, который тотчас же сгреб ее и начал ловко разделывать, срывая кожу и перья и разрубая на большие куски белое мясо. Тарита встала около Ника:
  — Когда-нибудь, когда у нас будет больше времени, я сама ощиплю и приготовлю такую птицу специально для тебя. Она очень вкусная — лучше, чем цыпленок.
  Из маленьких длинных кусков дерева Атуту соорудил импровизированные вертела и поворачивал мясо над огнем. Когда оно окончательно прожарилось, он протянул первый кусок своему спасителю. Ник вгрызся в него и обнаружил, что Тарита права. Мясо было вкусное, и напоминало одновременно и утку, и цыпленка. На десерт они выпили нектар из нежного фрукта, выжатый в большие листья в форме чаши.
  Костер уже догорел, и Ник потянулся, ощущая последствия своего сражения с гигантской анакондой. Он закрыл глаза, но вдруг ощутил прикосновение к своим плечам нежных пальчиков, скользнувших вниз по спине, растирая, массируя, осторожно надавливая на его уставшие мышцы.
  Когда девушка закончила массаж, он пробормотал слова благодарности и мгновенно провалился в глубокий сон. Ночью он пробуждался дважды от лесных звуков и всякий раз видел спящую Тариту на расстоянии вытянутой руки, свернувшуюся, как щенок. Он еле различил, маленький комочек с противоположной стороны от костра: это был индеец. Ник вновь провалился в сон с мыслью, что все вокруг них в темноте ночных джунглей — это вечная драма жизни и смерти, охотника и его жертвы, разыгрывающаяся на тысячи миль вокруг.
  IV
  Ника разбудил одинокий луч солнца, каким-то образом умудрившийся пробиться сквозь плотную пелену тумана, лианы и густые кроны деревьев. Джунгли снова погрузились в свою почти жуткую тишину. Ник рывком сел и сразу встретился взглядом с маленьким индейцем, сидящим на корточках. Лицо человечка растянулось в широкой улыбке, когда Ник потянулся и приветственно махнул ему рукой. Тариты нигде не было видно. Атуту махнул в сторону джунглей:
  — Вода делай добрый малый чистый.
  Ник встал, хлопнул его по узенькому плечику, дав знать, что понял его. Очевидно, где-то поблизости протекал лесной ручей. Ник оставил свой сафари-жакет около Атуту и углубился в джунгли в указанном направлении. Ему хотелось спросить о Тарите, но он передумал, решив, что она или у ручья, или собирает фрукты. Частокол из гигантского бамбука высотой почти шесть футов сомкнулся за ним легко всколыхнувшейся стеной.
  Он замедлил шаг, увидев фигуру с персиками в руках, появившуюся из-за высоких тонких стеблей. Ник почувствовал, что непроизвольно втягивает в себя воздух и чуть не поперхнулся. Виной тому были не ее волосы, распущенные и рассыпавшиеся по плечам блестящими черными струйками, а ее груди — обнаженные и налитые, свободные от стесняющего их одеяния. Она молча стояла перед ним в одном саронге, подняв голову и глядя ему в глаза: прямая, гордая, неподвижная. Ник не мог отвести взгляда от нежных розовато-коричневых сосков, лишь на полтона отличающихся по цвету от ее кожи. Ее обнаженные плечи оказались намного шире, чем он думал. Весь вид девушки показался Нику естественным, правильным и уместным. И конце концов она действительно была дитя джунглей. Тем не менее, и взглянув на Тариту, Ник сразу почувствовал, что это не вся правда: в ее мелких жестах, плавных движениях, томной грации ее головки проявлялось нечто большее, что составляло с ней одно целое и страшно волновало.
  Девушка стала так близко от Ника, что ее соски почти задевали его голую грудь. Он почувствовал, как задрожали пальцы рук и напряглись мышцы от неудержимого желания поднять ладони и погладить эти два теплых бугорка.
  — Я предупреждала тебя, — спокойно произнесла девушка.
  — Я и не жалуюсь, — ответил он.
  — В Лозанне, Лондоне или Нью-Йорке я сочла бы себя оскорбленной, представ перед тобой в таком виде, — продолжала Тарита. — А здесь мне необходимо поступить именно так. Если на мне много одежды, я чувствую себя не в своей тарелке, как будто скрываю правду о себе самой. Я ведь говорила, что во мне два человека.
  — И я подтвердил, что они оба красивы, — подхватил Ник. — Их красота превзошла все мои ожидания.
  Она повернулась и, тихо ступая, пошла вместе с ним обратно к ручью. Ник снял брюки, вымылся в прохладной воде, и влага мгновенно испарилась с его тела в этом знойном воздухе. Как только он надел брюки, девушка снова подошла к нему.
  — Ты тоже красив, — нежно проговорила она. — Тебя не смущает это слово? Не должно, во всяком случае на твое тело приятно смотреть: оно такое сильное, гладкое, великолепное.
  По дороге к месту ночлега, где оставался маленький индеец, она взяла Ника за руку чуть ниже локтя.
  — Ты заснул так быстро прошлой ночью, — сказала Тарита. — Я хотела тебе сказать, что ты совершил неимоверно мужественный поступок, спасая, жизнь Атуту. Я слышала, что ты международный агент экстра-класса, то есть человек, всегда достигающий поставленной цели, не останавливающийся даже перед убийством во имя служения родине. Но я думаю, что ты больше спасаешь, чем убиваешь, Ник Картер. Возможно, эти две вещи несравнимы, но мне кажется, это правда.
  Ник громко рассмеялся. Он подумал про себя о еще большем несоответствии — этой величественно красивой туземке с безупречной лаконичной интонацией швейцарской пансионерки, полуобнаженной богине, употребляющей слова типа «несравнимы».
  Атуту радостно приветствовал их на маленькой полянке, и они сели завтракать собранными Таритой фруктами.
  — Как ты думаешь, где сейчас твои противники? — спросила девушка.
  — Если ты сказала правду о вздутых, переполненных реках, то русские для нас не представляют опасности. В этих джунглях даже полдня кажутся дюжиной. Но их шестеро человек, и они могут продвигаться в заданном темпе. Они у китайцев «на хвосте».
  Китайцы же, видимо, идут ускоренным шагом, осознав свою ошибку на старте и один потерянный день. Что же касается Колбена, то я не знаю.
  — Он недалеко ушел вперед, — подхватила Тарита. — Возможно даже, что он немного заплутал. Но те два индейца, которые с ним, не дадут ему заблудиться основательно.
  Пока Ник собирался, Атуту о чем-то говорил с девушкой.
  — Он хочет нести оба наших лука, — перевела она. Ник улыбнулся, кивнул Атуту, который со светящимися от счастья глазами уже прилаживал оба лука у себя за плечом, спеша вдогонку за ними.
  Ник шел вплотную за Таритой размеренным шагом и, несмотря на все усилия, не мог оторвать взгляда от ее величественной, невероятно красивой фигуры. Когда девушка поворачивалась, перелезала через дерево или перепрыгивала, ее грудь удивительно грациозно поворачивала розовые бутоны сосков из стороны в сторону, то провисая, то выравниваясь, становясь то упругой и твердой, то вдруг мягкой и округлой.
  Дожди повалили огромное дерево, и его скользкий ствол и спутанные ветви образовали почти непреодолимое препятствие на их пути. Перебираясь через него, Тарита поскользнулась и полетела назад. Ник едва успел поймать ее обеими руками за талию, одна грудь девушки, гладкая и шелковая, как крыло бабочки, прижалась к нему.
  Ее бездонные глаза, темные и непроницаемые, глянули на Ника, и оба застыли в неподвижности — неожиданная живописная картинка среди ветвей поваленного дерева.
  Это короткое мгновение показалось вечностью, затем девушка отпрянула, повернув голову в сторону. Но она не убрала ладонь, а скользнула ею вниз по его руке до кончиков пальцев, а затем бессильно уронила, как бы с неохотой прерывая их прикосновение. А может, все это просто игра воображения, подумал Ник: эти проклятые джунгли с жутким раскаленным воздухом оказывают странное действие на мужчин…
  А Тарита уже шла дальше, перебравшись через макушку поваленного дерева, и он поспешил за ней вдогонку.
  Они уже прошли довольно длинный путь, когда Тарита внезапно остановилась, нахмурившись, и начала изучать почву. Налево уходила узкая гладкая полоска земли, похожая на лесную тропу. Подошел Атуту, присел на корточки и тоже стал шарить глазами по земле.
  Тарита указала на небольшое пятно в зарослях, и, проследив за направлением ее руки, Ник действительно увидел охапку слегка примятых листьев. Атуту нашел еще одно пятно, где слой листвы был примят и вдавлен в землю чуть глубже.
  — Здесь спали люди, — произнесла Тарита, — трое или четверо, трудно сказать, сколько. Но не меньше двоих.
  — Колбен? — Ник был озадачен.
  — Возможно, — ответила девушка. — Его индейцы скорее всего спали, свернувшись на камнях где-нибудь поблизости. Такую тропинку обычно прокладывают к реке местные индейцы и, возможно, мы скоро выйдем к ней. Если нам удастся пересечь эту реку, мы выиграем время. Но неужели мы идем по следам Колбена…
  Она не закончила, но Ник знал, что девушка имела в виду.
  — Что ж, надо принять это к сведению, — решил Ник. — Теперь надо держать ухо востро — вот и все. Мы будем продвигаться очень осторожно, на всякий случай я пойду первым.
  Прелестная грудь поднялась и опустилась, когда девушка пожала и плечами. Ник двинулся, за ним след в след шла Тарита и замыкал маленький отряд Атуту. Несмотря на то, что тропинка была уже плеч Ника, он все равно радовался ее гладкой и ровной поверхности. Никто не спотыкался о случайные камни, не поскальзывался на островках мха, не путался в корнях деревьев. Если бы не осторожный шаг Ника, идти по ней было бы одно удовольствие.
  Раз Колбен действительно так близко, как думал Ник, один из его индейцев мог заметить их костер прошлой ночью, а это уже было опасно.
  Ник остановился так внезапно, что Тарита налетела на него сзади: чьи-то тяжелые тела ломали кустарник слева. Ник замер, а появившийся в ту же секунду позади него Атуту быстро сунул лук «ему в руки. Кустарник раздвинулся, и из него вперед выкатились два толстых темно-коричневых тапира. Они тоже замерли, глядя маленькими поросячьими глазками на трех пришельцев, осмелившихся вторгнуться в их родные джунгли.
  — Стреляй! — крикнула Тарита, и в ее руках в тот же миг оказался второй лук. — Мы будем обеспечены мясом на много дней!
  Тапиры, у которых почти полностью отсутствуют зрение и обоняние, на мгновение встали как вкопанные, затем рванулись в разные стороны. Один из них скакнул на тропинку и опрометью кинулся по ней — Тарита понеслась вдогонку.
  — Стой! — завопил Ник. — Не беги за ним!
  Тарита бросила на него раздраженный взгляд, обернувшись на бегу, и натянула тетиву. Ник кинулся за ней.
  — Проклятье! — прорывал он. — Остановись!
  Но коротконогий тапир, бегущий вприпрыжку и накренясь, уже набрал хорошую скорость. Теперь Тарита бежала на пределе своих возможностей, стараясь подобраться к нему как можно ближе и поразить его стрелой, готовой вылететь из натянутой тетивы.
  …Нику показалось, что земля взорвалась, взметнув вверх фонтан листьев. Он увидел, как Тарита упала на спину, ее тело изогнулось и скрючилось от боли, а сверху на него посыпались земля и листья. Толстое тело тапира тоже взлетело вверх; пронзительный визг животного внезапно оборвался, когда здоровенная ветка с треском обломилась об его спину.
  Ник глазами проследил дугу, которую тело животного с огромной скоростью описало, прежде чем напоследок удариться о дерево. Теперь тапир висел головой вниз, с вытянутой вперед одной ногой, а вокруг его лодыжки была крепко затянута петля. Длинный тонкий отводок образующий пружинный капкан, все еще раскачивался, надежно удерживая в воздухе свою добычу. Скользнув по нему взглядом, Ник сразу понял, что произошло. Кем-то на тропинке был установлен пружинный капкан — мощный двойной узел, один отводок которого был протянут поперек тропы, а к нему была прикреплена петля, прикрытая листьями. Малейшее давление на отводок отпускает пружину такого капкана, петля мгновенно захлестывается вокруг ноги жертвы и подбрасывает ее вверх с небывалой силой.
  Ник рухнул на колени около дрожащего тела Тариты, все еще лежащей на земле. Она привстала, опершись на его руку, затем с трудом поднялась, покачиваясь, на ноги. Ник угадал ход мыслей, отразившихся в ее глазах. Тапир привел в действие этот злонамеренный капкан, в который рано или поздно кто-нибудь бы попался. Опять смерть коснулась ее своей костлявой рукой, и только случайность спасла ее.
  — Колбен? — высказал догадку Ник. Она вяло кивнула. Подошел Атуту и встал рядом, молча глядя на раскачивающуюся тушу тапира.
  — А может, все же охотники-индейцы? — спросил Ник.
  — Они действительно ставят такие капканы, но только в зарослях, ответила Тарита. — Они никогда бы не поставили такой капкан на тропинке.
  Ник жестко сжал губы. Он был более чем уверен в этом и спросил только ради того, чтобы подтвердить свою догадку. Уже дважды этот безжалостный негодяй с колючим взглядом был реально близок к тому, чтобы убить девушку. Ник сжимал и разжимал кулаки. После обнаружения электронного мозга надо позаботиться о том, чтобы открыть счет и сполна по нему расплатиться, решил про себя Ник.
  Атуту жестом показал, что следует сбросить тапира.
  — Оставь его, — сказала Тарита, вставая на ноги при поддержке Ника, — мы найдем что-нибудь другое. У меня кусок в горло не пойдет, я сразу буду вспоминать о близости смерти.
  Ник с пониманием кивнул, протянул Атуту луки и снова двинулся вперед, молча исследуя каждый дюйм земли. Он уже знал, что в отличие от лесов умеренного пояса, которые редеют на подступах к опушке или поляне, джунгли обрываются всегда неожиданно и резко. Поэтому Ник не удивился, когда вдруг увидел перед собой коричневатые воды довольно широкой реки, оба берега которой являли собой узкие полоски суши. Тарита из-за его плеча тоже разглядывала открывшуюся реку.
  — Если пересечь ее в этом месте, мы укоротим себе дорогу на несколько миль, — сказала она. — Примерно в четырех милях отсюда вверх по реке должна быть переправа по камням. Мы как раз смогли бы срезать это расстояние.
  — Что же нас тогда останавливает? — спросил Ник. Тарита молча указала на индейца, присевшего на корточки у самой кромки, всматриваясь в воду. Атуту неопределенно пожал плечами, поднялся и коричневой тенью исчез в джунглях. Через мгновение он появился снова, держа в руках хвостатого маленького зверька, похожего на суслика.
  — Тукотуко, — пояснила Тарита, — один из грызунов, живущих вдоль рек.
  Атуту убил его, и тоненькая красная струйка сбежала по его груди. Маленький индеец сунул грызуна в воду, и Ник, глядя на подхваченную рекой тушку, осознал, что под застывшей, казалось, поверхностью воды кроется очень сильное течение.
  Пока он смотрел, вода вокруг зверька забурлила, ожив кишащими в ее глубине извивающимися скользкими телами, хватающими и теребящими грызуна. Почти так же неожиданно бурлящая вода успокоилась, и на поверхности мелькнул маленький белый скелет дочиста обглоданного животного, тут же ушедший ко дну. Прошло всего лишь 25–30 секунд. Ник уже понял, что произошло, и его губы выдавили лишь одно слово — «пиранья».
  — Теперь не надо беспокоиться о переправе, — произнесла Тарита.
  Ник осмотрел противоположный берег, поросший деревьями почти до самой воды, и положил ладонь на веревку, прикрепленную к поясу.
  — Если бы мне удалось переплыть реку с веревкой, мы смогли бы привязать ее к деревьям по обеим сторонам и по ней перебраться над водой.
  — Ты видел, что с тобой случится, если ты сунешься в воду, — раздраженно воскликнула Тарита.
  — Колбен — он наверняка переберется через реку по переправе? — спросил Ник.
  — Несомненно, — ответила она.
  — Неужели ты думаешь, что Колбен оставит переправу в целости после себя! — воскликнул Ник.
  Девушка ничего не ответила, но Ник знал, что попал в точку. Если камни можно убрать, то Колбен, конечно, сделает это.
  — Мы переберемся здесь, — твердо произнес он.
  — Это невозможно, — воспротивилась Тарита, вновь бросив на него раздраженный взгляд. — Надо идти назад. Вниз по реке, примерно в пяти милях отсюда, будет другое подходящее место.
  — Это займет у нас целый день! — вскинулся Ник. — Ни за что в жизни! Видишь ли, я кое-что знаю о пираньях. Если бросить им освежеванную тушу, то все пираньи вокруг нападут на нее и не оставят до тех пор, пока не обглодают до конца. Я буду в безопасности все то время, пока они пожирают тушу.
  Он повернулся к Атуту и более жестами, чем словами, попросил его сходить и освободить тушу из пружинной петли. Когда индеец скрылся из виду, Ник повернулся к Тарите, которая стояла, сложив руки, отчего ее грудь поднялась еще выше, а соски розовели над скрещенными руками. Всем своим видом девушка являла упрямство. «Спокойно, юноша», — скомандовал Ник себе и, обратившись к ней, сказал:
  — Я смогу это сделать. Пока пираньи будут заняты тапиром, я с одним концом веревки переплыву реку и закреплю ее на том берегу. Ты будешь держать другой конец и натянешь его здесь на дерево.
  — Невозможно, — резко оборвала девушка, посмотрев на него заносчиво и раздраженно. — Они покончат с тапиром раньше, чем ты поплывешь до середины. Ты никогда не достигнешь другого берега. Мы больше времени потеряем, ожидая Атуту с тушей тапира.
  Ник промолчал, глядя на противоположный берег, и увидел проплывающую мимо ветку: это укрепило его в догадке о быстром течении посередине реки, обманчиво спокойной. Он прикинул ширину реки относительно скорости течения и попытался вычислить, как долго пираньи будут раздирать тапира. Эту цепочку из столь разных понятий очень трудно было тщательно рассчитать. Тут в голову Ника пришла мысль о Колбене, который в дополнение к уже имеющемуся преимуществу получит еще один день форы.
  — Я сделаю это, — мрачно произнес он, и эта фраза прозвучала самоувереннее, чем было на самом деле. Вдруг он почувствовал взгляд Тариты: ее глаза зажглись глубоким яростным огнем. Появился Атуту, волоча за собой тяжелую тушу; доплетшись до них, он в изнеможении бросил ее на землю.
  — Хороший парень, — обратился Ник к маленькому индейцу, ты сильный малый.
  Едва переводя дыхание, туземец заулыбался. Ник протянул ему один конец веревки. Атуту кивнул в ответ: он понял его намерение.
  — Я возьму другой конец, — отрезала Тарита, спускаясь вслед за Ником к воде.
  — Эта работенка для меня, — ответил Ник. — Я переплыву реку.
  Девушка встала перед ним, загородив дорогу, и быстрым кошачьим движением выхватила конец веревки у него из рук. Остановившись, чтобы подоткнуть повыше саронг, сделав из него тем самым что-то вроде плотных трусиков, она припустилась к реке. Она снова игнорировала его. Глаза Ника сузились: он вспомнил ее снисходительный тон, которым она говорила о ружьях, ее демонстративный уход в джунгли, несмотря на его зов, раздраженный взгляд, обращенный на него, когда он попытался отговорить ее от преследования тапира. А теперь она снова отвергала его, выказывая свою эмансипированность, делая это слишком презрительно и надменно. Было время, когда он не обратил бы внимания на такой пустяк. Сейчас же все изменилось. Он не побежал за Таритой. Вместо этого он схватил веревку, сильным рывком дернув ее так, что конец вылетел из рук девушки.
  Он стоял, небрежно сворачивая веревку и наблюдая, как она бежит обратно с разъяренным, искаженным от злости лицом, побелевшими губами.
  — Отдай мне веревку, — потребовала она, обдавая его пылающим взглядом.
  — Черта с два, — ответил Ник, ласково улыбаясь ей в лицо.
  — Значит, ты настаиваешь на своем, — заключила девушка. — Я дала слово сопровождать тебя. Поэтому поплыву я.
  — Ты останешься здесь, — отчеканил Ник холодно. — И я не нуждаюсь в твоих услугах. Ты поступаешь так, чтобы просто настоять на своем, ведь я не слушаюсь твоих советов. Ты — не проводник, а просто самодовольная, капризная европейская школярка.
  Ник смотрел прямо в ее горящие от бешенства глаза.
  — А ты — просто полный идиот, — парировала она. — Я сказала, что ты не сможешь этого сделать, и теперь ты из кожи лезешь, готов на самоубийство, лишь бы доказать, что я не права, только потому что задето твое мужское «я».
  — Мое мужское «я» вовсе не задето, золотко, — произнес Ник. — Но ты точно сваляешь дурака, если не выбросишь свою идею и головы.
  Краем глаза он увидел Атуту, наблюдающего за ними широко раскрытыми глазами: он не мог понять слов, но тем не менее, видимо, догадывался о том, что происходит. Тарита снова выхватила конец веревки, повернулась к Нику спиной и быстрыми шагами пошла к реке, крикнув что-то Атуту. Тот сразу поспешил к тапиру, затем заколебался, остановился и глянул на Ника, который, нагнав, прижал девушку к самому краю воды.
  — Хорошо, ты продукт двух миров, — произнес он. — И ты вобрала в себя порочное упрямство их обоих.
  Он схватил ее, рывком притянул к себе, чтобы удар не причинил вреда этим прелестным белым зубкам. Удар пришелся по ее подбородку и она мгновенно сжалась. Нику удалось поймать девушку, когда она уже согнулась, готовая упасть, и бережно положил ее на землю. Глаза Атуту выразили одобрение, Ник подошел к нему, и они вместе стащили тяжелую тушу к реке, бросили ее в воду, отталкивая как можно дальше от берега.
  Ник снял свой сафари-жилет и брюки, положил «Люгер» поверх одежды и встал у воды, наблюдая, как течение подхватывает тяжелую тушу и, медленно переворачивая, несет вниз по реке. Ник обвязал конец веревки вокруг пояса, а Атуту встал позади него, чтобы травить веревку. Пока они смотрели на реку, вода вокруг тапира внезапно закипела и забурлила: пираньи начали «пристреливаться» к туше.
  Ник с разбегу нырнул как можно дальше от берега в реку, не погружаясь глубоко, и сразу стал сильно грести, разрезая телом, как ножом, теплую воду. Он бросил взгляд назад на тушу, которая неистово сотрясалась от вгрызающихся в нее тысяч терзающих челюстей. Неожиданно оказалось, что берег уже далеко. По мере того, как он отплывал все дальше и дальше, его затягивало сильное глубинное течение, стаскивающее вниз по реке к осатаневшим пираньям. Нику это придало новые силы в борьбе с течением, крадущим у него драгоценное время и усилия, столь необходимые для осуществления туманного.
  Ник услышал пронзительный крик Атуту.
  — Большой парень, иди! — вопил человечек. — Большой парень, иди!
  Ник понял, что означает этот крик, и снова оглянулся на тапира. Пираньи безумствовали: набрасываясь и разрывая тушу, они вертели и переворачивали ее в воде, стараясь достать верхнюю мясистую часть. Теперь от большой части животного оставался только свежеобглоданный белый скелет. Пираньи быстро заканчивали свое пиршество. Скоро у них по случаю может быть и десерт. Ник почувствовал, как мышцы ноги начинает сводить судорога, и вытянулся, пытаясь избежать ее; иначе — неминуемая смерть. Будь это соревнования по плаванию, то рекорд был бы ему обеспечен.
  Три четверти пути остались уже позади, и течение заметно ослабло. Ощущение было такое, словно якорь, привязанный к его ногам, неожиданно исчез, и это освобождение придало ему новые силы. Ник понял, что этот импульс ему очень пригодится, когда, оглянувшись в очередной раз, увидел только воду и идущий ко дну обглоданный начисто остов животного. А тысячи зубастых тварей уже шныряли в воде неподалеку, привлеченные каким-то посторонним существом в их родных водах.
  Он не мог видеть, но инстинктивно почувствовал движение воды у себя за спиной, неожиданное бурление и неистовство, вызванное полчищами рвущихся вперед, спешащих пираний. Вдруг ноги Ника коснулись дна, и он побежал, спотыкаясь, к берегу. Острый, почти безболезненный щипок пришелся по икре ноги, и Ник прыгнул вперед, поджав под себя ноги и выкатываясь в таком положении на берег.
  Позади него осталась вода, потемневшая от черных скользких теней.
  …Ник лежал на берегу, тяжело дыша, и чувствовал, как сочится кровь из ноги. Смерть подобралась к нему близко — так близко, что только удача, а не его расчеты, спасла его. Когда дыхание восстановилось, он откинулся назад и вытащил из воды веревку. На противоположном берегу Атуту уже обвязал свой конец веревки вокруг толстого дерева и теперь стоял, радостно приплясывая у воды. К нему присоединилась Тарита и, найдя на том берегу Ника, смотрела, как тот медленно поднимается на ноги. Ник затянул веревку вокруг ствола] добротным двойным узлом и махнул Атуту, дав знак перебираться.
  Очевидно, Тарита попросила индейца идти первым, тот обхватил веревку обеими руками, поднял ноги и тоже перекинул их и начал толчками продвигаться вперед. На нем были сафари-жакет, оба лука через плечо и брюки Ника в зубах. На середине реки веревка опасно провисла, почти коснувшись поверхности воды, но все же удержалась. Когда Атуту благополучно спрыгнул перед Ником на берег, Номер 3 радостно сжал его узенькое плечико. Тарита уже карабкалась по веревке. Когда она очутилась перед Ником, он увидел темную ярость в ее глазах.
  — Ну что, угадала, — широко ухмыльнулся он ей. — Я сделал это. Или ты ничего не видела?
  Она налетела на него с кулаками, пытаясь выместить все свое бешенство, вложив его в удар. Ник легко уклонился, поймав ее за запястье. Она дрожала от злости, и ему захотелось успокоить ее, прижав к себе и погладив ладонями ее прелестные холмики. Если бы не присутствие Атуту, он непременно так бы и поступил. Но вместо этого он крепко держал ее за запястье.
  — Спокойно, успокойся, — сказал Ник девушке, ухмыльнувшись про себя, когда вспомнил, что в ней два человека. И действительно, ярости в ней хватало на двоих.
  — Тебя взбесило, что я доказал тебе твою неправоту… Черта женщины, присущая ей в любом мире.
  — Не пытайся повторить свой подвиг, — процедила Тарита сквозь стиснутые зубы.
  — А ты не заставляй меня, — парировал Ник, разжимая ей запястье.
  Она стояла, растирая руку, и смотрела на него.
  — Мы пойдем дальше? — холодно спросила девушка, усилием воли пытаясь подавить свой гнев, обратив его в лед.
  — Без сомнения, — улыбнулся Ник, чуть не добавив: «Теперь, когда ясно, кто главный». Но решил благоразумно не делать этого. Во-первых, это будет звучать как новое оскорбление. Во-вторых, он не был до конца уверен, что эта информация будет полностью принята к сведению.
  Тарита шла возбужденной подпрыгивающей походкой, несмотря на то, что они вступили в сильно заросший, опутанный лианами участок джунглей, прорубая себе каждый шаг с помощью мачете. Они остановились, когда дневной свет стал уходить и джунгли снова ожили какофонией звуков.
  Появился Атуту с убитой маленькой косулей, которую незамедлительно разделал и поджарил на импровизированном вертеле. Мясо оказалось очень вкусным.
  Подчистив остатки и забросив их в заросли для ночных падальщиков, Ник лег и задумался о людях-хищниках, также бродящих по лесу. Переправа через реку, вероятно, вывела их в лидеры, поставив впереди Колбена. Это было важно. Он знал, что китайцы будут со свойственной им настойчивостью и самопожертвованием нагонять, да и русские, возможно, каким-то образом проложат себе дорогу. Так как они все стремились к одному, относительно маленькому участку, преимущество должен был получить тот, кто достигнет его первым, у него и будут самые большие шансы выиграть приз.
  Он отдавал себе отчет, что по мере приближения к цели пути будут сходиться все ближе друг к другу и попытки Колбена устранить соперников станут все более настойчивыми и многочисленными. Вероятно, Колбен считал, что главную опасность для него представляет Ник, возможно, из-за помощи Тариты. Ник был уверен, что Колбен предпримет еще не одну попытку, чувствуя, что если ему удастся брать Ника, он легко разделается и с другими участниками этой гонки. Ник задумчиво улыбался себе. Он не мог отказать себе в удовольствии сконцентрировать все внимание на Колбене, представляя именно таким все дальнейшее развитие событий. И это было опасно. И русские, и китайцы также без колебаний уберут соперников, и недооценивать их было бы серьезной ошибкой.
  Ник лежал вытянувшись, лениво размышляя, когда вдруг рядом с ним мелькнула тень. Это была девушка, неулыбающаяся, серьезная, которая опустилась на колени возле него.
  — Сегодня на реке ты совершил невозможное, — произнесла она. — Но ты сделал это. Однако тебе следовало бы послушаться меня. Тебе просто везет. Не пытайся никогда повторить подобное. Пожалуйста, послушай меня.
  — Не волнуйся, золотко, — ответил Ник. — Я не исполняю дважды одно и то же «на бис».
  Он сознавал, что она права. Очень это смахивало на самоубийство. Но девушка, конечно, не могла знать, сколько таких самоубийственных поступков совершил он в своей жизни.
  — Я… извини меня, я так разозлилась на тебя, — тихо произнесла девушка. — Я… я не хочу увидеть тебя убитым.
  …Костер уже потух, и вокруг них сгустилась темнота. Даже глаза Ника, зоркие, как у сокола, не могли проникнуть в чернильную черноту ночи: единственное, что он видел, — это смутные очертания ее фигуры. Она казалась прекрасным бестелесым существом, говорящим из темноты. Черт бы побрал это место, выругался Ник про себя, представив себе луну и купающуюся в ее нежном сиянии прекрасную грудь.
  Он услышал, как Тарита укладывается с ним рядом и откинулся назад, уставясь в темноту.
  …Ник скривился в усмешке, вспомнив, как часто проклинал, он лунный свет, когда ему необходимо было пересечь незамеченным какую-либо открытую местность. Он представил себе ее тело, лежащее рядом на расстоянии вытянутой руки, ее полную округлую грудь со слегка торчащими кверху сосками, манящую, томящуюся в ожидании.
  Он свернул свое воображение, пока оно не завело его слишком далеко.
  V
  Земля затряслась, и от этого грохота и тряски Ник проснулся и сел, вытянувшись в струнку. Вновь настал рассвет — серый, едва различимый среди деревьев свет раннего утра, но земля продолжала трястись. Ник увидел Атуту, вскарабкавшегося до середины ствола колючего капока. Тарита тоже проснулась и села, в ее глазах, когда Атуту обратился к ней, появился страх.
  — Нам надо бежать, — сказала она. — Отсюда начинается крутой подъем, горный кряж, ведущий к возвышенности. Нам надо на него взобраться.
  — Подожди минутку. Объясни, от кого или чего мы должны бежать? — спросил Ник.
  — Пекари, — ответила Тарита. — Дикие вепри, как их называют в Европе и Америке, только пекари еще хуже. А эти — белогубые пекари — худшие из худших.
  Ник покопался в своей превосходной памяти, хранящей самые различные сведения, и попытался вспомнить об этих животных все, что знал: что это ближайшие родственники техасского полосатого кабана и европейского вепря, обладают свирепым нравом, жесткой толстой шкурой и длинными, искривленными как турецкий ятаган клыками, способными вспороть противника, как банку консервов. Их хватка — он слышал — была сильнее, чем у больших лесных кошек. Судя по ужасу, исказившему лица Атуту и Тариты, они полнее чем Ник осознавали размеры грозящей опасности.
  — Они передвигаются стадом. Это же стадо — огромных размеров, — сказала девушка. — Они уже окружили нас. Обычно они вытягиваются и бегут друг за другом. В таком огромном стаде с ними невозможно сражаться. Видимо, они каким-то образом общаются между собой, так как действуют очень дружно и согласованно.
  Последние два слова Тарита договаривала уже на бегу, и Ник бросился за ней вдогонку. Вокруг стоял сплошной треск кустарника: эти толстые квадратные тела продирались с дробным топотом, храпением и хрюканьем сквозь растительность. Гул от этого грохота начал эхом раскатываться по джунглям.
  Нику доводилось слышать топот бегущего стада баранов, но тот не имел ничего общего с этим зловещим громом. В этом была какая-то мучительная угнетающая зловещесть. Топот бегущего овечьего стада как бы предупреждал: не стой на дороге, и ты будешь в безопасности. Этот же гул, казалось, говорил, что пути к спасению отрезаны, как и нет средств избежать смерти. Теперь уже стало видно, как колышется кустарник, как раскачиваются длинные стебли бамбука. Тарита неслась через кусты на пределе своих возможностей. Атуту следовал за ними по пятам.
  — Они вытопчут здесь все, — крикнула девушка, переводя дыхание. — Они выдернут с корнем и съедят все растения, фрукты, орехи, всех змей, грызунов, насекомых — всех, кто попадется на их пути. Саму почву они взрыхлят, вырвав из нее все съедобное.
  Неожиданно девушка встала как вкопанная, и Ник увидел темно-серые с седоватыми подпалинами силуэты, два из которых злобно высунули рыла из кустарника с одной стороны, а третий — с другой. Затем к ним присоединились другие, и теперь они образовали свирепый хрюкающий строй по обеим сторонам узкой тропинки.
  — Горный хребет как раз впереди нас, — шепнула Тарита, пытаясь сдержать бурное дыхание.
  Внезапно в воздухе повисла какая-те гнетущая зловещая атмосфера сгущающегося ужаса. Ник понял, что этим тварям нет числа. Все вокруг закишело ими: деревья, кусты, высокая трава. Один ближайший к ним кабан фыркнул, заскреб копытом землю и склонил голову. Другой, с маленькими горящими глазками, высунул голову и издал скребущий гортанный звук.
  — До него еще надо добежать, — сказал Ник. — Воспользуйтесь мачете. И не пытайтесь вступать с ними в схватку, просто в случае необходимости рубите с силой.
  И прежде чем он продолжил, маленькая коричневая фигурка вылетела вперед и помчалась, подпрыгивая, сквозь выстроившуюся шеренгу. Пока пекари опомнились и пришли в себя, индеец как огонь проскочил мимо них. Через минуту он уже карабкался по крутом склону, цепляясь за лианы и переплетающиеся лозы.
  — Вперед, — скомандовал Ник девушке. — Беги рядом!
  Он сильно оттолкнулся и в два прыжка достиг первых кабанов. Один из них угрожающе наклонил голову, рыкнул и прыгнул. Не останавливаясь, Ник обрушил на него страшной силы удар мачете и почувствовал, как острое лезвие разрубило толстую пятнистую шкуру животного. Кровь брызнула из головы пекаря, он было зарычал, но тут же пронзительно завизжал от боли.
  В следующий момент другой дикий вепрь атаковал Ника справа, и снова Ник полоснул острым лезвием. Этого оказалось достаточно чтобы животное остановилось, замотало окровавленной головой и на мгновение отпрянуло. Еще три свирепых кабана выскочили на дорогу преградив путь Нику, и ему пришлось остановиться. Стоящий впереди зверь злобно оскалился, показав длинные желтые клыки. Все трое одновременно клацали устрашающе челюстями, издавая рявкающий звук — предупреждение перед атакой. Два окровавленных пекари приближались сзади — Ник увидел их, кинув быстрый взгляд через плечо.
  — Приготовься, — бросил он Тарите. — Нам придется прорубать через них.
  Больше он не успел ничего сказать, так как увидел, что первый кабан из трио, преградившего им дорогу, рухнул на землю. Только когда он завалился вперед мордой, Ник увидел стрелу, торчащую из шеи животного. Тут же второй зверь закрутился от боли волчком: в его боку тоже торчала стрела. Стрелы одна за другой полетели в пекари: это был Атуту, пучком посылающий их из своего убежища на дереве.
  Пекари отступили. Ник схватил Тариту за руку, и они начали сумасшедший марафон, зная, что у них в запасе только несколько мгновений, прежде чем дикие вепри придут в себя и лавиной перейдут в наступление. Но град стрел оказался достаточным для подавления животных, и Ник с Таритой выиграли несколько секунд, чтобы добраться до крутого склона. Ник полез по лианам и корням вверх, цепляясь за них одной рукой, другой же рукой он поддерживал Тариту, помогая ей забираться, в спешке поскальзываясь и съезжая вниз, и все же умудряясь удержаться на почти вертикальном склоне. Атуту карабкался впереди них, но по мере приближения к вершине узкого кряжа иногда спускался, чтобы протянуть им на помощь руку. Внизу оставались джунгли, наполненные злобным хрюканьем и фырканьем.
  Дойдя до вершины подъема, они повалились навзничь, едва переводя дух, и замерли в неподвижности. Отлежавшись, Ник встал и глянул вниз на темные силуэты, разрушающие и вырывающие все на своем пути через джунгли с громким и свирепым фырканьем, хрюканьем и топотом, сливающимся в один громоподобный звук.
  Когда он вернулся, Тарита сидела. Ее грудь была перепачкана грязью и пылью вперемежку с кусочками мокрых листьев и травы. Но все так же великолепна, отметил Ник про себя. Позади нее вздымался горный кряж, уходящий сквозь покрывающую его растительность куда-то вверх, и только в этот миг Ник осознал, что они достигли самого нижнего выступа высокогорья.
  — Сколько мы здесь пробудем? — спросил он.
  — По крайней мере, полдня, — ответила Тарита.
  Ник тяжело вздохнул:
  — Мы потеряем все то время, что выиграли, переправившись через реку.
  Тарита мрачно посмотрела на него и беспомощно пожала плечами:
  — Они станут еще свирепее, когда перекопают всю эту местность. Нам надо оставаться здесь, пока они не двинутся дальше. Возможно, нам придется ждать целый день. Только время покажет, сколько.
  Атуту сидел на корточках на краю выступа и вглядывался в джунгли, расстилающиеся внизу.
  — Я смотреть видеть, добрый малый, — проговорил он, тем самым питаясь дать понять Нику, что он будет продолжать наблюдение до тех пор, пока пекари не уйдут. Ник потрепал маленького человечка за плечо. Он уже давно для себя сделал вывод, что в этом крошечном индейце намного больше мужества и отваги, чем в трех мужчинах обычного роста, вместе взятых.
  Ник лег на спину и вытянулся на выступе, мечтая заткнуть эти глотки внизу, издающие свирепые разрушительные звуки. Он поискал глазами Тариту, и увидел, что та движется по едва заметной тропинке, ведущей вверх в густой лес, покрывающий кряж. Она остановилась, глянула на него глубоким пылающим взглядом и затем исчезла в листве. Ник продолжал тихо и неподвижно лежать, пытаясь отгадать смысл ее темного непонятного взгляда.
  Прошло пятнадцать минут, но девушка все не возвращалась, и Ник встал и двинулся в густые заросли, за которыми она исчезла. Там оказалась крутая, узкая, затененная со всех сторон листьями петляющая тропинка, с каждым шагом становящаяся все круче. Ник быстро покрылся липким холодным потом, и шел чертыхаясь про себя по этому поводу.
  Джунгли прятали то, что внезапно открылось перед Ником: целую гряду плоских камней, ступенчато поднимающихся вверх, и водопад, мягко низвергающийся по ним каскадом. Проследив глазами весь путь этой холодной освежающей воды, падающей по этой природной лестнице, Ник вдруг увидел Тариту, сидящую на широком плоском камне под струящейся водой.
  Она обернулась на звук его шагов, и прежде чем он заметил смятый саронг на земле, встала, гордо раскрывшись во всем великолепии своей обнаженной красоты. Ее глаза впились в него пылающим взглядом, значение которого теперь нельзя было спутать. Она была ослепительно красива: ее тело блестело и переливалось. Ник медленно приближался к ней, наслаждаясь видом ее гладкого плоского живота с мягким округлым бугорком внизу, ее бедрами, широкими и, абсолютно женственными. У девушки были потрясающие ноги, слегка сужающиеся книзу, длинные и округлые — все в радужных капельках воды.
  Ник остановился перед ней, глядя снизу вверх на ее фигуру, молчаливо возвышающуюся на скале в ореоле радужных брызг. Не отрывая глаз, он снял сафари-жилет, отстегнул кобуру вместе со стилетом с руки, скинув, отшвырнул брюки. Груди Тариты поднялись в глубоком длинном вздохе, и она протянула ему одну руку. Ник принял ее, вскочил на скалу рядом с девушкой и очутился под влажной интимной сенью водопада.
  Нежные струи воды сыпались возбуждающими прикосновениями, освежая одновременно, и Ник стоял, завороженно гладя на ручейки воды, сбегающие по груди девушки, потеряв неожиданно для себя дар речи. Он положил свою ладонь ниже ее груди и ощутил гладкую нежную кожу, отшлифованную струями водопада. Ее губы раскрылись, и в их глубине мелькнул кончик языка, манящий, зовущий, ищущий.
  Ник поцеловал их, не в силах устоять перед этим признаком любви; он уже понял, что ни один из них не сможет оторваться от другого, не дойдя до конца.
  Тарита вскрикнула — короткое чувственное выражение удовольствия — и прижалась к его груди, одной ногой обвив его бедра. Ник почувствовал, как она медленно выскальзывает из его рук и опускается на колени, прижавшись лицом к его телу, обвив его руками. Губы девушки тоже скользнули вниз — по его груди, ниже, по мышцам живота… и все ниже и ниже, лаская, покусывая его охваченное трепетными волнами желания тело.
  — Сюда, — торопливо выдохнула она, скользя все дальше вниз, лаская руками его спину, твердые ягодицы, мышцы бедер. Девушка легла на спину у его ног прямо на скале, и брызги воды стали попадать на ее тело, ее грудь, жаждущую прикосновений и ласк. Он упал на колени возле нее и прижался губами к ее губам, почувствовав, как ее рот широко раскрылся, призывно отвечая языком на его настойчивую ласку — гибкий ласкающий танец двух людей, томимых одним и тем же желанием. Ник начал нежно гладить пальцами ее высокую грудь, большим пальцем очерчивая кружочки вокруг плоских сосков до тех пор, пока они не отвердели, разбухнув, в жгучем ожидании. Тогда он наклонил голову и начал целовать грудь девушки, в то время как она стиснула его со стоном, вырвавшимся, казалось, из самых недр ее тела. Ее ноги поднялись в каком-то исступленном экстазе…
  …А вода все сыпалась и сыпалась на них, и маленькие капельки попадали с ее груди ему на губы.
  Ник начал ласкать ее гладкий влажный живот, продвигаясь все дальше вниз, и девушка развела бедра, пропуская его голову. Он снова пошел вверх, навстречу ее изголодавшимся губам, но она вырвала голову и упала на него, повалив навзничь на прохладную влагу камня, и начала губами изучать его тело, то прижимаясь к нему грудью, то поворачиваясь лицом к ногам и вскрикивая от наслаждения. Когда она снова скользнула вверх по его телу, он протянул руку и взял ее грудь, и Тарита упала навзничь с ним рядом, подняв и разведя ноги, выгибаясь всем телом назад.
  — Боже мой, — простонала она, обхватив его и пытаясь втащить на себя. — Пожалуйста… сейчас, о, сейчас же.
  Он лег на нее, медленно взял ее руку, и она повела его за собой, почти крича в экстазе. Ник уже едва сдерживался у двери в храм, а она стонала, вся охваченная восторгом и предвкушением.
  …А вода все так же сыпалась на них сверху.
  Каждое его прикосновение заставляло ее тело теперь содрогаться, и он продвигался очень медленно, дразня и мучая ее, постепенно сливаясь с ее телом. Девушка судорожно глотнула воздух. Ее длинные точеные ноги сомкнулись вокруг его тела, и она начала ритмично двигаться, сопровождая каждый толчок то криком восторга, то стоном. Он почувствовал ее силу. Он понял ее мощь. Он почувствовал ее жажду.
  …А вода продолжала падать сверху на их тела.
  Ник уже находился в недоступном для всего окружающего мире — мире, замкнувшемся на себе самом, где ничего не имело уже значения, кроме этого прелестного существа под ним и вкуса ее губ, ощущения ее ароматного тела и конечной цели их любовной страсти.
  Она закричала, призывая его, умоляя, любя, изгибая дугой свои великолепные широкие бедра; все ее тело было охвачено сладостной чувственной дрожью.
  Теперь настал черед Ника звать, выкрикивая ее имя. Наконец, с неистовством восторга, Тарита достигла цели первозданного наслаждения. Она упала навзничь, Ник упал на нее в сладостном изнеможении, зарывшись лицом в нежные округлости грудей.
  …Где-то прокричал макао, его пронзительный крик донесся откуда-то с деревьев, затем снова наступила тишина. Лишь журчание воды, льющейся на их тела…
  Ник откинулся, растянувшись на камне, и почувствовал нежные, ласкающие пальцы Тариты у себя на теле. Ее прикосновения были красноречивее слов: они как бы говорили ему, как много удовольствия доставляет ей дарить наслаждение другому. Он тихо лежал, наслаждаясь ласками этого ослепительного создания; его пальцы медленно скользили по гладкой влажной спине девушки. Водопад стучал по его коже, и он снова почувствовал, что его охватывает желание любить ее, как будто они даже не дотрагивались друг до друга. Он нашел ее, но она увернулась и вскочила на ноги, увлекая его за собой.
  — Теперь сюда, — произнесла Тарита, спрыгивая со скалы в мягкую траву, и пошла вперед, не выпуская руки Ника из своей.
  Она нашла небольшую полянку среди деревьев и ничком упала в ковер из пушистых, похожих на клевер листьев, потянув Ника. Здесь, среди густых листьев и мягкого мшистого покрова, было темно и прохладно. Тарита вновь потянулась к нему: ее трепещущее тело почти мгновенно высохло от вновь вспыхнувшей страсти. Он обхватил ее руками, вдавив в траву, и они вновь слились в любовном порыве, прерываемом стонами и шепотом.
  — Да, да, мой дорогой… да, — бормотала она ему на ухо, а ее волшебные руки погружали его в мир неизведанного до сих пор блаженства. Его жажда оказалась под стать ее, и Ник вдруг обнаружил, что тоже может кричать в экстазе на первобытных путях наслаждения.
  …Джунгли откликнулись эхом, повторив полукрик-полустон блаженства, и Ник упал набок, уткнувшись губами в грудь девушки.
  Сладкая истома растаяла: девушка поднялась на ноги — обнаженная лесная нимфа, выбежавшая из своего уединенного убежища — ускользающий миг первозданной незапятнанной красоты.
  Ник последовал вслед за ее точеной фигуркой, которая прыгнула под струи низвергающейся воды с высоко поднятыми руками и развернутыми ладонями.
  Ее груди вновь стали упругими и зазывающими, и он обнял ее, ступив следом за ней под водяные струи. Они прижались друг к другу обнаженными телами и стояли под прохладными, освежающими каплями. Наконец она отстранилась, взяла его руку и присела на близлежащий камень у края водопада. Теперь на них попадали только легкие брызги воды. Когда Ник сел рядом с ней на валун, опершись спиной, Тарита скользнула к нему в руки, просунув его ладони себе под грудь, и прислонилась головкой к его плечу.
  — Я никогда не думала, что может быть так чудесно, Ник, — нежно произнесла она. — Никогда и ни с кем у меня такое не повторится.
  Ник был склонен согласиться с ней, хотя и из других соображений: она любила с такой первобытной силой, естественной страстью, полностью выкладываясь в чистом и неприкрытом желании. A сейчас она сидела в его объятьях, нежась под восхищенным взглядом. Но, несмотря на все это, девушка не была простым порождением джунглей, она была мягкой, мудрой, искушенной — единственным в своем роде сочетанием. Да, согласился он про себя, такое действительно ни с кем не повторится, потому что таких, как она, несущих в себе это странное и редкое соединение страстей, больше нет.
  — Тебе понравились мои джунгли, Ник? — спросила она. — Я хотела показать тебе, как они могут быть прекрасны.
  — Тебе это удалось, — ответил Ник. — Твои джунгли красивы, но и смертоносны. Таков твой мир.
  — Не так красив и не так смертелен, — возразила она с ноткой грусти в голосе. И он вновь в душе согласился с ней.
  — Если уж говорить об ужасах, то меня удивляет одно. То, что мы еще ни разу не встретили ягуара, — подхватил Ник.
  — Эльтигро, — воскликнула она, употребив южно-американское название этой огромной пятнистой кошки. — У индейцев есть одна старая и мудрая поговорка о тигре. Они говорят, что с ягуаром встречаешься тогда, когда он сам этого захочет, и об этой встрече всегда потом сожалеют.
  Ник засмеялся вместе с ней, неохотно наблюдая, как она выбирается из его объятий. Ловко обернув саронг вокруг своей талии, Тарита подождала, пока он облачится в свою одежду. Казалось, время для них остановилось, но вдруг оказалось, что уже давно не утро. Они спустились вниз по крутой тропинке к тому месту, где все еще сидел на корточках в ожидании Атуту. На вопрос Тариты индеец ответил, что стадо пекари только что начало уходить, двигаясь, однако в одном направлении с ними. Тарита кусала губу.
  — Надо идти обратно и двигаться вдоль берега реки, — сказал она. — Это недалеко отсюда, потому что река делает петлю, и мы легко до нее доберемся.
  — Мы потеряли больше половины дня, — прикинул Ник злостью в голосе. — Черт побери, у нас был реальный шанс подобраться вплотную к Колбену.
  Он успокоил себя мыслью, что они, возможно, не так далеко отстали от Колбена.
  Когда маленький отряд спустился с хребта и тронулся в обратный путь, перед их взором открылся участок джунглей, опустошенный стадом диких вепрей, и Ник понял, насколько тщательно те поработали над местностью. Земля была перепахана, как будто по ней прошлись отряды бульдозеров, а в воздухе висел запах смерти и разрушения. Ник даже порадовался, что им не придется идти вслед за стадом, а предстоит вернуться назад, срезав путь.
  Шагая вслед за грациозно движущейся Таритой, он мыслено унесся в воспоминаниях к утренним часам, проведенным вместе с ней и понял одну вещь: прежде чем они покинут эти богом проклятые джунгли, он должен еще раз остаться с ней наедине. Судя по коротким быстрым взглядам ее влажных карих глаз, девушка хотела его так же страстно, и, вероятно, также горела желанием взять все от этого мира, чтобы эти джунгли понесли как на крыльях, возвращая в мир первозданных чувств.
  Ник знал, что по возвращении в тот, другой мир, она тоже изменится. Конечно, она будет любить его, но эта любовь тоже станет другой. Ник начал размышлять, как было бы весело и приятно изучит эту разницу.
  Река открылась перед ними так же внезапно, как и все в этих джунглях. Одну минуту они стояли под прикрытием плотной листвы, потом вышли на берег. Тарита вела их вверх по реке вдоль берега, обходя стороной склоняющиеся до самой воды деревья, и возвращаясь назад, когда невозможно было пройти по берегу. Они уже прошли довольно большое расстояние, когда девушка внезапно остановилась у излучины, подняв палец к губам. Ник присел рядом с ней и осторожно оглядел излучину: три каноэ, наполовину вытащенные на берег, слегка покачивались на воде.
  — Русские, — прошептал Ник, увидев мужчину, вытаскивающего из каноэ какие-то тюки, очевидно, спальники и провиант. Вдоль берег у места их швартовки, были разбросаны небольшие углубления в камнях, похожие на пещеры.
  — Похоже, это дело рук человека, — шепотом сказал Ник, указывая на них. Тарита пожала плечами:
  — Вполне возможно. Индейцы населяли эти джунгли более тысячи лет назад.
  — Мы можем обойти их стороной, — добавила она, кивнув в строну русских.
  Они тронулись было в путь, когда Ник заметил, как один из русских перекинул тяжелый узел со спальниками из каноэ в высокую траву, растущую под деревом. В то же мгновение воздух ожил злобным устрашающим жужжанием полчищ насекомых, вылетевших из ствола дерева.
  — Осы! — вскрикнула Тарита, впившись пальцами в руку Ника. — Гигантские дорожные осы.
  — Посмотри на их размеры! — почти задохнулся Ник, глядя, как они вылетают из дупла. Размах крыльев их достигал 4–6 дюймов, и осы больше напоминали миниатюрные реактивные истребители, нежели насекомых. В одно мгновение осы яростно обрушились на русских: их кроваво-красные крылья и сине-черные брюшки замелькали в воздухе, превратившись в злобные орудия мести. Ярость роя обычных ос — зрелище устрашающее; эти же гигантские осы с острыми ядовитыми жалами в полдюйма длиной — настоящие убийцы.
  Шестеро русских пытались бежать, но сделать это было невозможно. Они пытались сражаться, но огромные насекомые повели себя, как и положено осам: они напали со всех сторон. Ник увидел, как глава группы, Яснович, отчаянно замолотил руками, отмахиваясь от атакующих чудовищ, но в конце концов упал на землю, катаясь и извиваясь от боли, а полчища ос накидывались на него снова и снова.
  Туземцы, пояснила Тарита, содрогнувшись всем телом, прозвали огромных ос «паучьими ястребами», отчасти потому что они охотятся на ядовитых тарантулов, а отчасти из-за их размеров. Нику доводилось видеть, что может сотворить атакующий рой с человеком: вместо лица — неузнаваемое месиво, всякое прикосновение к распухшему телу приносит нестерпимую боль, а иногда и смерть. Здесь же смерть была неизбежна. Яд от укусов даже 2–3 насекомых составит смертельную дозу. Русские вскрикивали, все еще стараясь спрятаться в похожих на пещеры углублениях, но осы были неумолимы. Один из русских с головой, раздувшейся в бесформенный шар, побежал к реке, но рой не отставал от него, продолжая жалить до тех пор, пока тот не нырнул.
  Обратно он уже не появился.
  — Проклятье! — выругался Ник, вскакивая на ноги. — Кажется, я становлюсь сентиментальным.
  Он побежал вперед, несмотря на умоляющий возглас Тариты, и на бегу доставая из кармана два похожих на хлопушки баллончика, положенных Стюартом. Ник выдернул запалы, зашвырнул баллончики в гущу пикирующих ос и припал к земле, готовый бежать, если эти чертовы штуки не сработают. Осы взвились было со свистом и шипением; но вдруг начали кружить, налетая друг на друга в беспорядочном зигзагообразном полете. Через десять секунд они уже разлетались во всех направлениях, забыв в бездумной спешке и про атаку, и про свое гнездо, и про четкий строй полета, которым отличаются осы. «Будь я проклят», — произнес Ник, глядя, как они исчезают, рассеиваясь в джунглях.
  Русские продолжали неподвижно лежать, тихо постанывая. Ник побежал к ним; Атуту и Тарита присоединились. Он уже успел вскрыть пакет для неотложной помощи и протянул Тарите шприцы для подкожных инъекций и ампулу со змеиным противоядием.
  — Ты знаешь, как с ними обращаться? — спросил он, держа ампулу и шприц.
  Тарита кивнула.
  — Тогда коли. Дорога каждая минута.
  Ник уже был около Ясновича, которого с трудом можно было узнать: глаза заплыли и опухли, а лицо, руки и грудь были покрыт все еще вздувающимися волдырями. Невозможно было отыскать на его теле хоть одну вену, но Ник нащупал в конце концов пульс на запястье. Он действовал быстро, ловко, переходя от одного к другому. Тарита чувствовала себя менее уверенно и оказала помощь лишь одному, второму ее подопечному помог Ник, закончивший инъекцию вместо нее. Русские перестали стонать и лежали, тяжело дыша. С помощью Атуту Ник перетащил их с солнца в маленькие углубления, похожие на пещеры.
  На месте трагедии осталось несколько убитых ос, и Ник подобрал одну из них, чтобы рассмотреть прозрачные красные крылышки, частично прикрывающие смертоносное жало. Даже мертвая она пугала. Он с отвращением бросил ее в реку и, обернувшись, увидел рядом собой Тариту.
  — Ты не становишься сентиментальным, — сказала она, глядя на Ника, и тот в ответ ухмыльнулся, вспомнив свои слова, брошенные перед тем как бежать на помощь русским. Конечно, Тарита права он знал это. Ему много раз приходилось быть свидетелем смерти людей: иногда он наблюдал ее с горечью, иногда испытывая удовольствие. Иногда враги попадали в его сети, иногда сами попадали в свою же яму. Но всегда смерть была результатом борьбы одного человека с другим.
  Когда в эту борьбу вмешивалась природа, она всегда казалась просто продолжением этой жестокости человека к человеку. Но в данном случае, глядя на этих неумолимо атакующих гигантских насекомых, казалось, что само человечество окружено страшным противником. Ник ощутил долг человека прийти на помощь человеку и почти рассмеялся про себя, подумав, что когда-нибудь человечество сможет объединить одно: необходимость всех людей противостоять сообща какому-то ужасному бедствию. Ник очнулся от этих мыслей, увидел изучающий взгляд девушки и улыбнулся ей, погладив по полосам:
  — Никогда не любил насекомых. А в этих проклятых богом джунглях их слишком много.
  Он поднялся и пошел обратно к каменным убежищам, чтобы еще раз взглянуть на русских. Все они дышали, но с большим трудом.
  Ник знал, что использованные противоядия были самыми современными и сильными, естественные антитоксины в них были подкреплены научными знаниями людей. Подействуют ли они — он это скоро узнает. Конечно, срываться в такое время и оставлять русских было невозможно. Единственное, что беспокоило новоявленного доброго самаритянина — большое количество преследующих одну и ту же цель. Ник пошел обратно к Тарите и обнаружил, что она уже распотрошила багаж русских и нашла несколько банок консервов из цыплят и тунца. Атуту зачарованно наблюдал, как она достает консервооткрывалку и готовит нехитрую еду из этих продуктов. Но его лицо расплылось в счастливой улыбке, когда он попробовал приготовленное.
  — Еще один приобщенный к цивилизации, — сказал Ник, обращаясь к Тарите, и увидел на ее губах мелькнувшую лукавую улыбку.
  Ночь уже опускала свое черное бархатное покрывало, и они решили остаться на берегу реки со своими беспомощными подопечными. Прежде чем темнота сгустилась, Ник пошел проведать людей еще раз. Его обнадежило то, что они живы и дышат, хотя и с трудом — но все же ровнее. Однако отеки на их головах и конечностях мало изменились, и, возвращаясь обратно к Тарите, Ник не был уверен, сумеют ли они выкарабкаться.
  Когда стало совсем темно, он улегся и почувствовал мягкое нежное тело у своего бока. Тогда он поднял руку, и Тарита скользнула под нее, заснув почти мгновенно, тихо дыша вровень с его плечом и опершись холмиками грудей в его грудную клетку.
  …Она лежала в этой же позе, когда он проснулся утром, разбуженный ярким светом солнца, на открытом берегу реки.
  Атуту уже сидел на корточках поблизости и тыкал пальцем в каменные пещеры. Ник поспешил туда. Полковник Яснович полусидел, опершись на локоть, его лицо все еще напоминало фантастическую маску, но глаза уже немного открывались и он мог видеть. Другие еще спали, а один возился, пытаясь устроиться. Ник увидел, что отеки на их вздутых лицах и руках немного опали и теперь уже не сомневался, что они будут жить. Тогда он заговорил, обращаясь к Ясновичу, быстро перечисляя, что было сделано. Человек с трудом сел, скривившись от боли, но Ник увидел благодарность в его глазах.
  — Спасибо, Картер, — пробормотал он сквозь распухшие губы. — Спасибо за всех нас.
  — Насколько я могу судить о подобного рода вещах, отеки сейчас быстро пойдут на спад, — сказал Ник. — Организм быстро рассосет остатки. Все будет в порядке.
  Он оставил русских и вернулся к Тарите.
  — Я зашел слишком далеко с этой братской помощью, — тихо сказал он девушке. — Мы идем, как я понимаю, на север вдоль по реке, верно?
  Она кивнула.
  — Не быстрее ли будет, если мы воспользуемся каноэ? Или реки все еще переполнены?
  — Нет, отсюда уже хорошо добираться на каноэ, — ответила девушка.
  — Тогда надо выкинуть все оттуда и взять первую лодку. А две другие продырявить, — сказал Ник.
  Быстро и ловко они выгрузили все снаряжение и провиант на берег. Пока Атуту дырявил два оставшихся каноэ, Ник нашел ружья русских и приказал Атуту залезть на высокое дерево и повесить их на самый верхний сук.
  — Я не хочу, чтобы они остались без средств защиты, — пояснил Ник. — Но им понадобится минут пятнадцать, чтобы достать их, а мы за это время уйдем далеко. Они уже усаживались в каноэ, когда на тропке, ведущей к пещерам, появился Яснович; шел он немного пошатываясь. Он позвал слабым голосом; слова глухо прорывались сквозь его обезображенные губы:
  — Картер, что ты делаешь?
  Ник улыбнулся. Глаза русского без сомнения увидели и продырявленные каноэ, и ружья, висящие высоко на деревьях.
  — Остановись, Картер, — звал Яснович.
  — Все как в игре, — отозвался Ник, столкнув каноэ в воду. — Думай об этом, как если бы ты потерял обоих коней, полковник.
  Он жестом указал на каменные пещеры:
  — Но у тебя все еще есть ладьи.
  Тарита, не будучи шахматисткой и поэтому не понимая ничего, нахмурилась.
  — Полковник поймет, — улыбнулся ей Ник. — Невозможно выиграть все шахматные партии подряд.
  VI
  Ник и Атуту гребли. Тарита взяла длинную гибкую лозу, заострила ее с одного конца и насадила на нее толстого земляного червя. Ник догадался, что это вроде ловли на блесну по-амазонски, и тем не менее Тарита ухитрилась вытащить прекрасную большую рыбину с оранжевой спинкой, амазонский вид речной форели, как пояснила девушка.
  Они быстро продвигались вперед, лавируя между попадавшимися на пути полузатонувшими бревнами. Ник был ошарашен в первый раз, когда одно из таких бревен вдруг раскрыло огромную пасть, показав два ряда блестящих зубов. Только тут он понял, что вся река кишит аллигаторами, лениво отдыхающими в воде с высунутыми мордами; а их торчащие кверху глазные бугры делали их еще больше похожими на шишковатые бревна. Ник почувствовал облегчение, когда миновал их.
  Когда начало смеркаться, они пристали к берегу, и Атуту развел костер неподалеку от берега. Ник показал ему, как пользоваться маленькой бензиновой зажигалкой, которая все еще безотказно работала. На всякий случай у Ника был в запасе полный пакет спичек в специальной водонепроницаемой упаковке. Пока Атуту готовил рыбу, Ник изучал окрестности в сопровождении Тариты.
  Отойдя на какую-нибудь сотню ярдов, они наткнулись на смятый блестящий целлофановый пакет, кончик которого выглядывал из-под куста. Ник присел и вытащил его, обнаружив там еще один такой же. На передней части были китайские иероглифы, и Ник открыл его, чтобы попытаться узнать содержимое. Он принюхался.
  — Пакеты из-под риса, — заключил он. — Что ж, теперь мы знаем, что этой же дорогой прошли китайцы.
  Он поднялся, помрачнев, и не в силах сдержать злость, сказал:
  — Удивительно, как им удалось забраться так быстро в такую даль без знания джунглей и без проводника… Я-то думал, что они либо остались далеко позади, либо безнадежно потерялись где-то.
  — Может быть, они напали на след Колбена, — предположила Тарита. Ник посмотрел на нее, просчитал в уме все «за» и «против». Это предположение имело смысл, но более вероятным было другое.
  — Проклятье! — воскликнул он громко.
  — Что такое, Ник? — встревожилась девушка.
  — Им удалось больше, чем напасть на след, — произнес он. — Они не стали дожидаться ночи в Серра-ду-Навиу. Мы только предположили это, а надо было установить все наверняка. Они же подождали нашего отправления и пошли следом, держась к нам поближе. Без сомнения, они подобрались и к русским, и к Колбену, и висели у нас «на хвосте», выбирая, за кем идти, когда наши пути пересекались. А сейчас они поняли, что дальше могут передвигаться сами. Мы очень близки к полному провалу.
  — Да, — ответила Тарита. — Участок, отмеченный тобой как вероятное место падения, лежит как раз впереди, через земли канахари.
  — По-моему, канахари — это индейское племя?
  — Охотники за головами, — подтвердила Тарита и рассмеялась. — Во всяком случае были таковыми. В последнее время они стали более миролюбивы и перестали заниматься охотой на людей.
  — А у тебя есть гарантии, что это так?
  — Я знаю об этом только понаслышке, от племен, которые теперь могут жить спокойно и мирно. Но, конечно, я уверена, что канахари в любой момент могут восстать.
  Они вернулись к Атуту, разделывавшему форель с помощью мачете столь ловко, что ему мог позавидовать метрдотель самого высококлассного ресторана. Мысли Ника все еще были заняты на ходкой. Русские теперь не представляли опасности, а китайцы были где-то впереди. Участок — место падения — относительно маленький, находился как раз выше, и «падальщики» начали стягиваться к этому месту. Раньше он надеялся прийти туда первым, найти бесценное устройство и отбыть с ним, не подвергая больше риску ни Тариту, ни маленького индейца. Возможно и удастся еще осуществить свой план, подумал Ник.
  К тому времени, когда они покончили с рыбой и маленький костер догорел, чернильная темень уже опустилась на них, но Ник еще мог разглядеть на противоположной стороне их пристанища свернувшуюся клубком Тариту и индейца, прикорнувшего рядом с ней.
  Он вытянулся, все еще обуреваемый злостью на себя за то, что недооценил хитрости китайцев. Тело Ника жаждало сна и отдыха он быстро погрузился в глубокий сон, уже привычный к ночным звукам.
  Дневной свет еще не просочился сквозь деревья и в воздухе была разлита чернота, когда он сквозь сон услышал, как его зовут ми имени.
  — Американец, — произнес кто-то. — Ты… как там тебя, Картер, кажется?
  Ник мгновенно сел, но голос быстро заговорил вновь откуда-то из темноты:
  — Оставайся на месте. Мое ружье приставлено к голове твоей девки.
  Ник узнал голос Колбена.
  — Он говорит правду, Ник. Дуло действительно у моей голову. — Это уже был голос Тариты.
  — Не двигайся, — угрожающе предупредил голос из темноты. — Через десять минут рассветет. Тогда ты выкинешь ваши мачете, себя и своего лилипута со всем вашим оружием на середину. Одно неверное движение — и она умрет.
  Ник застыл в молчании. В кромешной темноте, постепенно рассеивающейся, он вытащил «Люгер» из кобуры, тихонько положил его на землю позади себя, отведя руку за спину, и медленно подтолкнул его к траве. Когда свет, наконец, просочился и дошел до земли, Ник уже сидел прямо и неподвижно, глядя, как все вокруг обретает очертания, материализуясь, как на сцене, освещенной светом рампы. Колбен стоял позади Тариты, и ствол его ружья был действительно направлен к голове девушки. Его большеносый помощник держал на мушке Атуту, а двое местных индейцев стояли как молчаливые неподвижные статуи неподалеку. По приказанию Колбена Ник и Атуту швырнули свои мачете на середину. Здоровяк уже вытащил у Тариты ее мачете. В то время, как Ник беспомощно наблюдал за этой сценой, вперед выступили индейцы и разломали их луки.
  — Твое оружие, Картер, — потребовал Колбен.
  Ник показал пустую кобуру:
  — Я потерял его где-то по дороге.
  Колбен сказал что-то индейцам, и один из них мгновенно обыскал Ника. Колбен, вполне удовлетворенный безоружным состоянием противника, оставил Тариту под присмотром двух индейцев и вышел вперед, чтобы взглянуть на водонепроницаемый пакет с системой Фултона и крошечный передатчик. Грубо вскрыв его, он уставился внутрь, но увидел лишь сердечник с тонким проводом на обмотке. Убедившись в том, что это не оружие, Колбен вернулся на место.
  — Не сомневаюсь, что это какое-то особое устройство, которое должно быть использовано при обнаружении электронного мозга, — прокомментировал он довольно тоном. — А если ты не найдешь его, то эта штука останется тебе в утешение.
  Он рассмеялся, запрокинув голову в коротком приступе отрывистого и грубого смеха. Ник смерил расстояние до этого грузного здоровяка с руками, похожими на мощные низкорослые деревья. Одним ударом кулака его не возьмешь, а все остальное означало неминуемую смерть для Тариты и Атуту. Ник решил пока ничего не предпринимать. Колбен повернулся, приказал индейцам присмотреть за Атуту, а большеносому держать на прицеле Ника, и тот с готовностью ткнул ему в ребра револьвер тридцать восьмого калибра с вздернутым дулом.
  Колбен подошел к Тарите, схватил ее за обе груди и засмеялся. Вдруг его смех обратился в дикий вопль: Тарита вонзила зубы в его руку и вцепилась ногтями в лицо, исполосовав его глубоким бороздами. Здоровяк рванулся и тыльной стороной ладони обрушил на девушку хорошо отработанный боковой удар. Этот удар пришелся по голове Тариты, и Ник увидел, что она упала на колено. Он непроизвольно рванулся, но тотчас же почувствовал, как уперся в ребра револьвер; в следующий момент раздался звук еще одного удара. На этот раз Колбен бил со всего размаха, вложив в него и вес свое грузного тела, и силу мышц. Тарита растянулась, упав на спину, ее грудь высоко подпрыгнула, когда она ударилась о влажную землю. Колбен с ревом прыгнул на нее, но девушка сжалась в комок, пытая подняться на ноги. Вдруг Колбен издал вопль и отвалился на бок с искаженным от боли лицом, держась за пах.
  Один из индейцев рванулся к Тарите, преградил дорогу и заломил ей руки за спину.
  Колбен сидел, не в силах вымолвить слова от боли, затем, все еще тяжело дыша, поднялся на ноги. Индеец продолжал держать руки девушки, а здоровяк медленно двинулся к ней, и все так же, держась одной рукой за пах, другой ударил ее по лицу.
  — Я мог бы убить вас прямо сейчас, — произнес он, бросая колючий взгляд, горящий ненавистью на Ника и Атуту. — Теперь вместо меня это сделают джунгли.
  Он подал знак индейцам, и они тычками погнали Ника через джунгли. По дороге большеносый все так же продолжал упирать свой револьвер ему в позвоночник. Один из индейцев крепко держал руки Тариты за спиной; другой конвоировал Атуту. Шествие замыкал Колбен с ружьем в руке, пристально следя за всеми идущими впереди.
  Наконец они вышли на открытое пространство, посередине, которого было небольшое круглое озерцо. При их появлении из вод выскочил тукотуко и исчез в зарослях.
  Колбен приказал Атуту лечь лицом вниз на землю, толкнул к нему Тариту, оставив Ника стоять под неусыпным надзором большеносого. Он сказал что-то индейцам, и те скрылись в джунглях, ловко орудуя своими мачете. Через некоторое время они появились вновь с тремя колами, обстругивая их на ходу. С помощью плоского камня они с трудом, но тщательно и глубоко, вогнали все три кола в землю. Следуя указаниям Колбена, индейцы расположили колья примерно на расстоянии 25 футов друг от друга и в пятнадцати футах от края воды. Ник наблюдал все это с возрастающим недоумением.
  Колбен жестом отдал приказ большеносому, и тот ткнул Ника, подталкивая к колу. С помощью прочных как шпагат лоз он крепко связал ему руки в запястьях, заведя их за спину, затем продел сквозь них сплетенные жгутом длинные лозы и тщательно привязал веревку к колу, и таким образом Ник оказался на двадцатифутовой привязи. Ему оставили свободными ноги. Ник, нахмурившись, смотрел, как то же самое делают и с Таритой, и с Атуту; и вскоре все трое оказались на длинных привязях, концами прикрепленных к кольям.
  Колбен подошел к Тарите и погладил ее груди; она стояла, уставившись куда-то поверх его головы неподвижным взглядом, ее лицо было бесстрастно. Колбен разразился грубым жестоким хохотом.
  — Будь у меня время… будь у меня время, я бы не слез с тебя до тех пор, пока ты сама не запросила бы пощады. Но когда я вернусь обратно, у меня будет столько денег и времени, что я смогу купить любую из таких как ты.
  Он проверил путы на ее запястьях, отступил назад и, размахнувшись, ударил ее. Удар был так силен, что девушка отлетела и осталась лежать на земле, едва слышно вскрикнув от боли.
  Затем Колбен подошел к Нику с искаженным в злобном бешенстве лицом.
  — Надеюсь, она будет первой, американец, — произнес он, — я хочу, чтобы тебе довелось увидеть, как она умрет.
  С этими словами он отошел от Ника, скомандовал своей шайке и они быстро растворились в зарослях. Ник стоял не двигаясь, прислушиваясь к хрусту кустарника под уходящими. Поднялась Тарита; ее глаза были широко раскрыты, по щекам текли слезы. Она дошла до конца своей веревки, Ник двинулся к ней навстречу. Их разделяли какие-то шесть футов.
  — Честно говоря, мне все это кажется ерундой, — сказал Ник. — Через некоторое время я освобожусь от этой чертовой веревки.
  — У тебя не будет времени, — ответила Тарита, и голос ее показался Нику каким-то бесцветным и покорным. — Колбен точно знал, что делал. Поэтому он и выбрал эту поляну с озерцом. Скоро мы увидим ягуара, Ник… и пожалеем об этом.
  Конечно! Ник выругался про себя. Это озерцо и есть то место, куда эти огромные кошки ходят на водопой. Теперь он все понял! Хотя нет, пока не все.
  — Тогда какого черта он не привязал нас к дереву? — спросил со злостью Ник. — Что означает весь этот балаган с привязью? Я что-то не понимаю.
  — Он действовал по давней поговорке индейцев. В ней говорится, что никто не в силах устоять перед искушением убежать, встретившись лицом к лицу с ягуаром, и тогда ягуар прыгает и сбивает тебя с ног. Видишь ли, ему всегда хочется поиграть со своей жертвой, повалив ее. Он как бы забавляется с тобой, прежде чем убить. Если бы мы были крепко привязаны к дереву и стояли неподвижно, то, возможно, он прошел бы мимо.
  — Но тогда, согласно этой же старой поговорке, мы сможем избежать смерти. — Ник размышлял. Его глаза сузились: «Что, если мы переплюнем Колбена и поговорку? Вдруг нам удастся простоять неподвижно?»
  В глазах Тариты он увидел только сочувствие и грусть:
  — Ты никогда не видел, как ягуар подходит. Ни у кого не хватит мужества смотреть на него и стоять без движения, разве только у мертвого или очень крепко связанного. Колбен это знает. Он сделал так, чтобы мы сами приблизили свою смерть.
  Чистая работа. Ник ругнулся. Девушка покорно поплелась обратно, волоча за собой привязь. Ник попробовал освободить запястье, дергая веревку и упираясь в землю ногами, напрягая мышцы рук и плеч. Но переплетенные лозы не поддавались. Он попытался пнуть несколько раз глубоко загнанный в землю кол, но с каждым разом земля на поверхности проваливалась, уплотняясь вокруг шеста. Ник попытался ослабить путы на запястьях, напрягая руки до тех пор, пока на них не выступили капельки крови. Он сразу прекратил это занятие, зная, что запах крови может привлечь непрошеных гостей.
  Ник был уверен, что будь у него время, он так или иначе ухитрился бы освободиться. А для того, чтобы остаться в живых, им надо было тем временем подготовиться к встрече с ягуаром. Он посмотрел на Тариту и индейца. Оба стояли понурые и подавленные, возможно потому, что знали лучше него, что с ними неминуемо должно было случиться. Но чем черт не шутит? Надо попытаться в любом случае.
  Ник решил попробовать применить первое правило йоги, заученное много лет назад, о полном отрешении от окружающего и подавлении физических чувств с помощью полного расслабления.
  Естественно, он не собирался готовить йогов из двоих своих спутников за считанные часы, но все же решил попробовать подготовить их к неминуемому испытанию.
  — Тарита, слушай меня, — решительно скомандовал он девушке. Она обернулась и посмотрела на него широко открытыми глазами. — Мы должны попытаться, поняла? Я что-нибудь придумаю позднее, чтобы освободиться. А для этого нам надо приготовиться к приходу ягуара. И я думаю, что смогу помочь вам обоим. Нам надо научиться стоять в полной неподвижности. Скорее всего ягуар придет после полудня. Если мы сможем простоять таким образом три часа, то мы спасены! Это наш единственный шанс, Тарита. Ты попытайся сделать это… для меня.
  Тарита пожала плечами; взгляд все еще выражал подавленность и растерянность, но она кивнула в знак согласия. Она поговорила с Атуту, объяснив ему, что хочет Ник, и маленький индеец согласился тоже.
  — Вы оба должны повторять все за мной, — сказал Ник, подойдя к колу и опустившись на землю. Не закрывая глаз, он начал медленно говорить Тарите, которая в свою очередь переводила его слова Атуту.
  — То, что я скажу, не погрузит тебя в сон. Ты будешь продолжать бодрствовать, но внутренне успокоишься, полностью расслабившись душой и телом. Дыши глубже… медленнее… повтори еще раз. Тебе никуда не надо идти… Ты не собираешься двигаться… дыши глубоко… расслабься… пусть твое тело отдыхает.
  Ник продолжал медленно и настойчиво повторять, наблюдая, как постепенно оба — и Тарита, и Атуту — начинают расслабляться, как их позы становятся менее напряженными. Вскоре он перестал говорить и оставил их в полудремотном состоянии. Теперь Ник сконцентрировался на себе и, полузакрыв глаза, смотрел, как потихонечку оживает поляна с озером.
  Вначале появились два молодых оленя и маленькая коричнево- красная косуля, которые долго не решались вступить на поляну и стояли, готовые в любую минуту бежать. Они попили с жадностью и быстро удалились. Затем появился, неуклюже переставляя ноги, тапир и погрузил свою длинную морду в воду. Затем на поляну вышла серая капибара, самый большой грызун в мире, весящий до 2 тысяч фунтов и доходящий до четырех футов в ширину. По проторенным тропинкам к водопою потянулись кролики, маленькие лесные зверьки и броненосцы. Тарита и Атуту все еще ни на что не реагировали — Ник это отметил про себя, и очень обрадовался: он начал надеяться по-настоящему. Но уже в следующее мгновение надежда улетучилась, уступив; место дурному предчувствию при появлении звука — зловещего полушипения-полурычания, бросающего в дрожь.
  Ник увидел, что руки девушки мгновенно напряглись, в округлившихся глазах появился страх. «Черт побери, расслабься». — заклинал Ник про себя, беззвучно чертыхаясь. Как будто по законам телепатии она перевела взгляд на Ника: он мысленно посылал ей слова поддержки и ободрения, как бы глазами приказывая ее телу расслабиться и взять себя в руки.
  Рычание раздалось позади Ника снова, но теперь уже более близко и громко. Не оборачиваясь он увидел огромную пятнистою лесную кошку — почти четыреста фунтов силы, мышц, скорости и неукротимой ярости, — которая легко и грациозно прошла мимо.
  Ягуар во всем мире считается убийцей, не имеющим себе равных. В отличие от большинства других лесных кошек, ягуар выслеживает человека, находя в этом для себя какую-то радость.
  Золотистый силуэт остановился на краю пруда, вытянув передние лапы с огромными когтями, один удар которых мог выпустить кишки из человека. Ягуар поднял морду и начал принюхиваться, уже уловив странный и незнакомый запах человека. Затем он с жадностью напился и, отступив назад, начал разглядывать людей.
  Темные глаза огромной кошки скользнули по лицу Ника, но тот сидел неподвижно, зная, что запах человеческого тела уже щекочет ноздри ягуара.
  Тарита оказалась к нему ближе всех. Ник с ужасом видел, что ягуар медленно двинулся по направлению к девушке. Глаза Тариты округлились от ужаса, но она не двигалась. Немного не доходя до нее, ягуар было отвлекся, увидев какого-то маленького зверька, протрещавшего в кустах. Когда он вновь повернулся и уставил холодные зрачки на Тариту, ее плечи подались вперед и вся она, казалось, внутренне сжалась.
  Ягуар остановился, выгнув передние лапы и припал к земле, подкрадываясь, не отводя от девушки немигающего взгляда. Бога ради; стой смирно! Ник взывал про себя, подавляя желание крикнуть. Но было поздно. Передвигаясь с лапы на лапу, все так же глядя на свою жертву у кола, ягуар медленно подбирался, теперь уже оскалив огромные клыки. Шаг за шагом, он подкрадывался ближе и ближе.
  Вдруг Тарита вскрикнула и вскочила на ноги, так внезапно, что Ник вздрогнул. Она заметалась на привязи, то падая, то снова вскакивая на ноги. Ягуар в первую секунду тоже, видимо, оторопи и присел, отпрянув, но тут же прыгнул с громким рыком. Тарита уже почти добежала до конца своей привязи, и ягуар промахнулся в прыжке, попав в середину между двумя шестами. Когда золотая тень промелькнула мимо, Ник бросился вперед, сильно ударив ягуара плечом по заду. Сбитый с прыжка ягуар завертелся, злобно рыча, и увидел второго противника.
  Ник был на ногах и наблюдал, как, достигнув границ привязи, Тарита начала бегать по большому кругу как сумасшедшая, спотыкаясь, падая и вскакивая. Ягуар секунду колебался. Как большая кошка, вначале он сел, мгновенно вычислил траекторию ее движения, затем огромными прыжками кинулся за ней вдогонку. Все мышцы Ника напряглись до предела: ягуар прыгнул — одним длинным прыжком — чтобы сбить жертву.
  В воздухе сухо треснул выстрел, и огромное кошачье тело кувыркнулось. Второй выстрел, раздавшийся сразу же вслед за первым, поразил ягуара в голову. Золотистое тело рухнуло, не долетев до Тариты шести дюймов. Обрадовавшийся было Ник увидел, что Тарита потеряла сознание и упала возле неподвижного ягуара; в следующее мгновение из-за деревьев с ружьем в руке появился Яснович, за которым вышли все остальные члены его группы. Русский полковник подошел и осмотрел убитого ягуара.
  — Жаль, что у нас нет возможности взять его с собой, — заметил он. — Красивый экземпляр. Получился бы великолепный ковер.
  Он повернулся к Нику. Тот глубоко вздохнул.
  — Спасибо, полковник, — произнес Ник. — Спасибо тебе за всех нас.
  Двое русских помогли Тарите прийти в себя и подняться на ноги. Яснович весь сиял от удовольствия и радости.
  — Мы двигались вдоль реки и вдруг наткнулись на каноэ, — объяснил он свое появление. — После этого найти вас труда не составило. Мы быстро обнаружили ваш лагерь и брошенные мачете. Кто вас связал, китайцы?
  Брови полковника Ясновича поползли вверх от удивления, когда Ник рассказал все, что случилось с ними.
  — Я думал, что в этом деле участвуют только китайцы, вы и мы, — задумчиво произнес он, переваривая эту новую для него информацию. — Это значит, нам надо трогаться и немедленно.
  Он скомандовал своим принести длинные веревки и связал всех троих спинами друг к другу. Ник заметил, что у некоторых русских до сих пор лица сохраняли некоторую одутловатость. Полковник крепко обмотал всех троих гибкими лозами, оставив свободными запястья, а сами руки привязав к бокам.
  — Я уверен, что вам придется потрудиться, чтобы освободиться, — произнес Яснович. — Возможно, на это уйдет час, а может и все три. За это время мы уйдем далеко вперед, а без мачете, которыми вы прорубаете себе дорогу в джунглях, вы отстанете еще больше.
  Он вытащил «Люгер» и положил его на землю в двадцати футах от них.
  — «Вильгельмина»! — воскликнул Ник.
  — Мы нашли его в вашем лагере, когда изучали стоянку, — ответил полковник. — У меня тоже есть чувство сострадания, и я не хочу оставлять вас полностью безоружными. Вы подберете его, когда освободитесь.
  Русский прощально махнул Нику рукой:
  — Мы отдали тебе наш долг. И вместе с тем я объявляю тебе шах.
  Ник поморщился. Да, это был шах. Русские исчезли в джунглях, и он сразу начал освобождать руки. Русские крепко привязали их друг к другу, но они могли шевелить телами и тихонько двигаться. Ник предпринял целый ряд коллективных наклонов, прежде чем путы ослабли. Но прошло еще более двух часов до того момента, когда он смог выдернуть, освободив, одну руку. Остальное все было довольно легко, и через несколько минут все трое уже стояли, растирая руки и те места, куда веревки особенно глубоко врезались.
  Ник поднял «Вильгельмину», сунул ее в кобуру. Русские настолько точно рассчитали, сколько времени займет у них собственное освобождение, что это вызвало у Ника сильное раздражение. Близилась ночь. Времени у них оставалось только на то, чтобы вернуться по своим следам от озера к тому месту, где Колбен устроил на них засаду. Они расположились на ночлег прямо в джунглях на крошечной лужайке меж трех раскидистых деревьев. Время от времени Ник ощущал прижимающееся тело Тариты, ее руки, охватившие его, и гладкую грудь, наполовину зарывшуюся в него.
  — Извини, что я подвела тебя там, у озера, — сказала девушка тихим сокрушенным голосом. — Я пыталась стоять смирно, но когда он направился ко мне… я просто не смогла.
  Она снова задрожала всем телом, вспомнив тот момент, и Ник крепко сжал ее, пытаясь удержать судорожно бьющееся тело девушки.
  — Я понимаю тебя, — успокоил он Тариту. — Больше не думай об этом. Забудь все.
  Конечно, он знал, что всю свою жизнь она будет помнить об этих часах, проведенных на грани жизни и смерти. Как можно забыть о единственной секунде, спасшей от рвущей на части смерти?
  Как можно забыть ее взгляд, холодный и безжалостный? Конечно, если видеть смерть так часто, как он, можно привыкнуть не обращать на нее внимания, загнав страх куда-то в самые отдаленные уголки сознания. Но забыть о ней навсегда невозможно.
  Ник тронул ее тело, погладил ее теплую гладкую грудь и почувствовал, как заволновались его чресла. Он обрадовался, услышав звук ее мерного дыхания. Она уснула.
  VII
  Ник проснулся злой: мало того, что эти чертовы джунгли сами по себе делали все для того, чтобы расстроить все его планы, так теперь еще и Колбен, и русские, и китайцы были впереди, а он плелся в хвосте. Ник же не терпел этого никогда, ни при каких обстоятельствах. Между Ником и местом падения вожделенного устройства оставалась последняя полоса совершенно непроходимых джунглей, а у них не было мачете, один только «Люгер» и семь пуль к нему. Был, конечно, и маленький стилет «Хьюго», применимый против самых слабых зверей и людей, но в борьбе с существами, обитающими в джунглях, он становился не более чем зубочисткой. Но, как обычно, чем больше было случайностей, тем больше возрастала решимость Ника их преодолеть, чем больше возникало препятствий перед ним, тем яростнее становилась его злость.
  — Я вырвусь вперед, — сказал он Тарите. — Ты должна находиться непосредственно позади меня и показывать мне направление.
  Девушка посмотрела на него, и в ее бездонных глазах мелькнуло удивление: это был новый для нее тон, суровый и непреклонный. Ник тронулся в путь, чуть подпрыгивая на ходу, раздвигая переплетающиеся лозы, разрывая могучими плечами спутанные узлы ветвей, хватая их, ломая и дергая. Вскоре его руки покраснели от крови из-за тысяч шиловидных стеблей и утыканных колючками вьюнков. Однако он продолжал идти впереди Тариты и Атуту, которые отнюдь не испытывали неудобств, следуя за ним — как будто они шли с мачете и руках. Когда, наконец, Ник остановился, то не смог разогнуть сведенных от напряжения судорогой рук. Девушка поспешила к нему с каким-то белым клейким веществом, которое она соскребла с листьев растения. Оно было прохладным и успокаивающе подействовало на его израненные руки. Атуту присел рядом с Ником, глядя на него с восхищением и удивлением.
  — Ты один такой, великий друг, — произнес он, тряся головой: Ник в буквальном смысле слова, зубами прогрызал им путь в джунглях.
  — Теперь мы ступили на территорию племени канахари, — сказала Тарита.
  — Ты боишься, — жестко бросил Ник.
  — Я всегда боюсь возле канахари, — ответила она. — Их так легко превратить во врагов.
  — Тогда какого черта мы затягиваем наш переход? — Ник вскочил на ноги.
  — А твои руки! — воскликнула девушка. — Тебе следовало бы дать им отдохнуть еще немного.
  — Только после того, как достигнем цели, за которой пришли сюда, — жестко ответил он и большими шагами двинулся вперед.
  Но все же Ник обрадовался, когда перепутанные лозы поредели, уступив место низко свисающим моткам лиан, под которые им теперь приходилось подныривать. Природное обезболивающее средство, которым Тарита намазала его ладони, все так же успокаивало его растерзанную кровоточащую плоть. Продолжая лихорадочно идти, он первым выскочил на маленькую ложбинку — место чьей-то стоянки.
  Ник споткнулся обо что-то мягкое на земле, и ему пришлось перепрыгнуть через этот предмет, чтобы не упасть. И только тогда он разглядел, что это было.
  Ник попытался остановить Тариту, но она была слишком близко от него, и тотчас подошла сзади, глядя себе под ноги. Тело, о которое Ник споткнулся, было не единственным: по маленькой лощине было раскидано еще три. В том месте, где должна была быть голова, зияло свежее, с зазубренными краями, все еще сочащееся отверстие, из которого на траву продолжала изливаться кровь. Если бы не кровь, то тела можно было бы принять за обыкновенные безголовые манекены, украшающие отделы универмагов. Тарита, зажмурившаяся при виде этой сцены, многозначительно посмотрела на Ника.
  — О, боже мой, — произнесла она, схватив его за руку. — Китайцы?
  Ник кивнул, заметив китайские иероглифы на пустом походном ящике около ближайшего тела. Атуту исследовал тела с невозмутимым любопытством, как если бы изучал мастерство охотников за головами. Из состояния трупов Ник сделал вывод, что убийство произошло не так давно. Он повел Тариту, увлекая ее дальше из лощины в джунгли. Наконец они остановились, и девушка опустилась на полусгнившее бревно.
  — Видимо, что-то спровоцировало их, — сказала она. — Что-то их ужасно разозлило. Это настоящая военная акция с их стороны.
  Она глянула на Ника, заметив жесткую складку у его рта.
  — Что ты думаешь об этом?
  — Я думаю, что количество участников сократилось на одну треть, — бесстрастно ответил Ник. Глаза Тариты выразили неодобрение его черствости. По мере того, как она ближе узнавала этого сильного яростного человека, она начинала сомневаться в правильности поговорки насчет ягуара, решив, что в таком состоянии, как сейчас, он мог опровергнуть ее: встретиться с ягуаром лицом к лицу и не бежать.
  — Пойдем, — скомандовал Ник, не удостоив ответом ее вопрос.
  — Подожди, — произнесла Тарита, и что-то в ее голосе заставило его обернуться. Глаза девушки смотрели куда-то поверх его плеча.
  — Я думаю, что количество участников гонки скоро сократится наполовину, — тихо произнесла она. Ник крутанулся на месте и увидел высокую коричневую фигуру, стоящую между двумя деревьям: копье в руке, плоские высокие скулы разукрашены красной краской, белые полосы нарисованы на длинном гибком теле. На туземце была набедренная повязка и небольшой головной убор из перьев попугая. И кустах послышался какой-то треск, и, повернув голову влево, Ник увидел еще две такие же разукрашенные фигуры, появившиеся из джунглей. К поясу одного из них была привязана голова китайца с остекленевшими глазами и открытым ртом. Голова была еще свежей, необработанной и мокрой.
  Один из стоящих между деревьями поднял копье. Ник остановил руку, потянувшуюся было к «Люгеру». Эти примитивные люди без сомнения никогда не видели оружия. И даже если они схватят его, то вряд ли догадаются отнять у него «Люгер». Если же он воспользуется им сейчас, он, конечно, уложит нескольких, но они возьмут своей численностью. Ник был уверен, что их вокруг значительно больше. Как бы в подтверждение его мыслей в густой листве возникли еще две фигуры. Ник решил спасти свою «Вильгельмину». Если его поймают, то сможет воспользоваться ею позже. Однако, стоять и ждать, пока его поймают, он тоже не собирался. Услышав свист копья позади себя, Ник отклонился влево.
  Девушка и индеец были, как он и предполагал, уже схвачены. Но если бы ему удалось бежать, он бы, конечно, вернулся за ними. Ник метнулся стрелой вправо, но увидел прямо перед собой возникшую фигуру. Еще двое быстро вышли из зарослей, и один из них бросился к нему, ухватив за лодыжку. В это время другие индейцы уже продирались сквозь кусты. Ник был более чем прав: все заросли были буквально наводнены дикарями.
  Ник освободил лодыжку, но индеец снова бросился на него с удивительной скоростью. В схватку вступили еще двое. Они были не очень крупные, но обладали какой-то кошачьей силой. Ник достал одного в глотку приемом каратэ, и тот упал, с бульканьем ловя воздух ртом. На втором он продемонстрировал преимущества китайской защиты, и человек с воем упал на бок. Но тут же на Ника навалилась еще дюжина туземцев.
  Нику удалось вскочить на ноги, он уклонился от удара копья, уложив охотника апперкотом, отбросившим его на головы двух соплеменников. На Ника прыгнул еще один; Ник отступил в сторону и отослал атакующего на острые шипы амазонской пальмы. Человек вскрикнул от боли. В следующую секунду на него накинулись сзади и уложили на спину. Но Ник сбросил нападающего сокрушительным ударом справа в челюсть. А на него уже наваливались другие туземцы, и им, наконец, удалось свалить Ника. Он почувствовал, что сверху на него наваливается все больше и больше тел. Он бил, сражался и пинался, но они как мухи наседали на него, и внезапно что-то острое ткнулось ему в горло. Ник затих, посмотрел вверх и увидел высокого человека, разрисованного белыми полосами, держащего копье у его горла. На острие копья дрожала маленькая капелька крови. Ника подняли, заломили ему руки за спину и повели, удерживая со всех сторон.
  Его доставили туда, где уже стояли Тарита и Атуту. Копьями подталкивая каждого захваченного, охотники за головами пошли по узкой тропинке. Ник с удовлетворением заметил, то шестеро из дикарей прихрамывают и еле ползут, помогая друг другу, в конце колонны.
  — Я частично понимаю их диалект, — сказала Тарита. — Атуту знает его лучше. Их спровоцировали на убийство, как мы и предполагали. Китайцы ворвались в их деревню, убив несколько мужчин, женщин и детей. Но что хуже всего, так это то, что они сокрушили тотемы самых главных богов и подожгли священную хижину их колдуна. Ник нахмурился:
  — Какого черта эти китайцы так поступили?
  — Я не знаю, — ответила Тарита. — Но канахари уверены, что это были китайцы. Они говорят об узких глазах, восточных лицах и желтой коже.
  — Я не понимаю ничего, — хмуро пробормотал Ник, поравнявшись с Таритой и Атуту.
  — Единственное, что мне приходит в голову, это что они съели какой-нибудь лесной корень, наводящий безумие, — ответила девушка.
  — Это не так трудно. В джунглях много разных растительных средств.
  Ник мысленно прокручивал ситуацию. Вероятность, конечно, была. Большинство современных галлюциногенных средств готовится на растительной основе. Пример тому — так называемый мексиканский табак. Если китайцы по неосторожности съели что-нибудь подобное, у них должны были возникнуть самые дикие фантазии. Да, вероятность существовала, но что-то мешало принять ему эту версию до конца. Китайцы должны были быть предельно осторожными — это их отличительная черта. Кроме того, у них было достаточно риса и сухих концентратов; продукты остались рядом с их обезглавленными телами. У них не было необходимости выкапывать корни. Ник отвлекся от своих размышлений, увидев, что тропинка расширяется.
  — Тогда канахари знают о ружьях? — спросил он девушку.
  — Нет, — ответила она, — это их первая встреча со «звуками, подобными грому», как они назвали выстрелы. Сначала они испугались. А возможно, боятся до сих пор.
  — Удивительно, что наши головы до сих пор целы, — сказал Ник, — Я, правда, не жалуюсь.
  — Это ненадолго, — ответила Тарита. — Атуту сказал мне, что они собираются принести нас в жертву на церемонии. Богов надо ублажить. Только человеческие жертвы и особая церемония помогут им в этом. А насчет меня у них другие планы.
  — Что ты хочешь этим сказать? — спросил Ник.
  — Шестеро юношей прошли инициацию охотников, — ответила она. — Сегодня вечером в награду каждый из них получит меня.
  Тропинка пошла слегка вверх и еще больше расширилась. Сквозь деревья Ник различил примитивные деревенские хижины, крытые листьями. Копье все еще кололо ему спину, но настал момент действовать. Он тихо заговорил с Таритой:
  — Я попробую сбежать, но вернусь за вами. Не сомневайтесь и положитесь на меня.
  Ник нащупал «Люгер», незаметно достал его из кобуры и стал не торопясь заводить руку за спину, так что через несколько секунд оружие оказалось направленным назад. Ник нажал на курок, и владелец копья кувыркнулся назад. Другие бросились на землю, толкнув туда же Тариту и Атуту. Ник рванул в джунгли, сделав еще один выстрел не целясь, по шести преследующим его фигурам. Он бежал, продираясь сквозь кустарник, понимая, что они вот-вот догонят его.
  К тому времени он отбежал уже примерно на сотню ярдов от деревни и решил применить другой прием. Ник запрыгнул на одну из лиан. Быстро отталкиваясь ногами от бетелевой пальмы, он с ловкостью воздушного гимнаста на трапеции перепрыгнул с лианы на ветви другого дерева, затем на третье. Тарзан, ни больше, ни меньше, усмехнулся про себя Ник. Он взобрался насколько мог высоко на самые верхние ветви фигового дерева, крона которого была закрыта гирляндами густых листьев, переплетающихся с лианами.
  Он спрятался среди листьев, припав к толстым веткам и распластав большое тело поверх толстой изогнутой лианы. Из своего укрытия он не мог видеть землю, но был уверен, что охотники за головами не заметят его. Ник тихо выжидал, слушая доносящиеся снизу звуки шагов своих преследователей, прочесывающих джунгли во всех направлениях. Они искали очень тщательно: Ник слышал, как они возвращаются вновь и вновь.
  Наконец, через несколько часов, показавшихся ему вечностью, внизу все стихло, кроме обычных лесных звуков. Однако, для большей уверенности Ник остался неподвижным. Охотники тоже знали законы тишины; у них было достаточно терпения, чтобы переиграть его. Ноги начали затекать, руки, вцепившиеся в непрочную кривую ветку, тоже заболели. Однако Ник не шевелился, уверенный в том, что если внизу тоже выжидают, то будут высматривать каждое движение в кустах или на дереве, привлекающее внимание.
  И когда ярко-зеленая лоза на соседней ветке вдруг задвигалась, скользнув по направлению к его руке, Ник лишь широко открыл глаза, продолжая цепляться за ветку дерева. По маленьким отверстиям в голове между ноздрями и глазами он сразу же опознал в змее представительницу семейства гадюк, смертельно ядовитую рябую гадюку. Ник замер, положив голову на руку и стараясь подавить желание шевельнуться, когда змея поползла по его голове, чуть не сведя с ума своей медлительностью. Он почувствовал ее у себя на спине и, зная повадки змей, молился, чтобы она вдруг не вздумала свернуться.
  Ник вздохнул с облегчением, когда она сползла с его ноги на ветку, продолжая медленно скользить вниз по дереву. Тогда Ник поблагодарил бога за то, что смог сохранить неподвижность. Это его и спасло.
  Темнота уже начинала окутывать джунгли, и Ник вновь услышал внизу звуки людских шагов, продирающихся сквозь кусты, и редкие обрывки фраз. Оказывается, все это время они находились здесь, молчаливо выжидая, а теперь, с наступлением темноты, возвращались в деревню. Ник подождал, пока сумерки не сгустились окончательно, и спустился из своего убежища. Он знал, где находится, и запомнил дорогу к деревне.
  Тихо пробираясь между деревьями, он, наконец, достиг опушки и застыл, вглядываясь в открывшееся перед ним пространство с разбросанными на нем хижинами. На поляну проникал слабый свет луны, позволяя кое-что различить в темноте. Глаза Ника остановились на длинной низкой хижине, большей, чем другие, у входа в которую сидела группа женщин, монотонно распевая песню и обмахиваясь пальмовыми листами. «Хижина для брачных церемоний», — определил про себя Ник. Видимо, молодые самцы еще не получили обещанную награду.
  Ник стал тихо пробираться по периметру джунглей, чтобы подобраться к этой крытой листьями хижине сзади. Внезапно он наткнулся на какой-то мягкий резиновый сверток. Дотронувшись до незнакомого предмета, Ник инстинктивно отдернул руку, но потом, вглядевшись, вытащил один из лежащих там свертков, чуть не задохнувшись от нахлынувших эмоций.
  — Будь я проклят! — воскликнул он, поднимая свою находку. Затем Ник быстро вытащил все остальные — четыре резиновые маски, которые обычно можно купить в магазине игрушек или по почтовому заказу. Засунув руку внутрь одной и растянув ее, Ник понял, что это была маска индейца. Рассматривать все оставшиеся теперь не было надобности: он уже знал, что они одинаковые, как догадывался, что произошло. Снова Колбен! Ник с ненавистью выплюнул это имя. Когда Колбен узнал о близости китайцев, он и его люди надели маски и напали на деревню канахари.
  Он сразу должен был догадаться об этом. Если бы даже китайцы и впали в неистовство, им все равно не пришло бы в голову напасть на идолов или поджечь священную хижину колдуна. Только Колбен мог знать о том, что приведет в ярость охотников за головами и заставит их отомстить. Ник размышлял об этих масках: скорее всего Колбен купил их несколько лет назад, одному богу известно, как, и мгновенно оценил их возможное значение для себя, увидев прибывших и Серра-ду-Навиу китайцев. Ник швырнул маски обратно в кусты. Все нашло свое объяснение, и теперь ему стало легче: он всегда чувствовал раздражение, когда что-то оставалось для него неясным.
  Прокравшись таким образом до дальнего конца деревни, Ник увидел высоких, вырезанных из дерева идолов, которых он не мог разглядеть раньше из-за длинной хижины. А теперь Ник разглядел жалкую маленькую фигурку, привязанную к основанию одного из тотемов. Теперь он находился позади длинной хижины, и быстро бросившись на живот, пополз как змея, дюйм за дюймом через открытое пространство к хижине. У туземцев не было обычая выставлять караул, Ник знал это, но они могли оставить часового. Поэтому, подобравшись с тылу к крытому листьями строению, Ник прислушался. Изнутри не доносилось ни звука, возможно, кроме Тариты там никого не было. Выждав еще немного, он начал осторожно обрывать толстые свисающие листья, из которых была сплетена стена хижины. Наконец, когда в отверстие уже можно было просунуть тело, он залез внутрь по пояс и увидел Тариту, сидящую на бамбуковой циновке. Ник дал знак ей молчать, и только он успел запрыгнуть в хижину, как услышал снаружи голоса, обращающиеся к поющим женщинам. Ник толкнул Тариту обратно на бамбуковую циновку, сам же быстро отпрыгнул и занял место у входа в хижину. Только он успел это сделать, как у входа раздался шорох, и в проеме возникла высокая фигура молодого самца, который при виде прелестного создания на циновке, оскалил рот в предвкушении удовольствия. Но оскал тут же исчез, когда Ник опустил рукоятку «Люгера» на его затылок.
  — Не сегодня, Жозефина, — пробормотал он, опуская индейца на пол. — Кричи, — шепнул Ник Тарите.
  Мгновение она глядела на него непонимающе, затем бросилась обратно на циновку и завизжала. Она добросовестно стонала, кричала и визжала, бросаясь на пол и молотя по нему ногами. Наконец, по знаку Ника, девушка затихла. Ник оттащил первого туземца в самый темный угол хижины, и снова занял место сбоку от входа. Через секунду вошел второй. Он сделал два шага к девушке, но Ник с силой опустил на него оружие.
  — Она не для тебя, юноша, — буркнул Ник.
  Тарита снова начала стонать, на сей раз не так громко и не так пронзительно визжа. Она могла бы произвести переворот в школе, актерского мастерства, решил про себя Ник. Когда она кончила стонать, сразу же появился третий, чуть не застав его врасплох. Ник треснул его по голове, наставительно сказав:
  — Вожделение до добра не доводит.
  Один за другим к трио лежащих в углу индейцев присоединились еще трое. Ник знаком приказал девушке выползти через дыру в задней стене хижины. Прежде чем последовать за ней, он бросил последний взгляд на уложенные штабелем бесчувственные тела молодых индейцев.
  «Как-нибудь в другой раз… С другой девушкой», — сочувственно промурлыкал он, заметив, однако, что никто его не слушает.
  Они быстро доползли до опушки джунглей.
  — Мне надо вернуться назад, за Атуту, — сказал Ник. — Ты жди здесь. Если со мной что-нибудь случится — убегай, как можно дальше, и никогда больше не ходи проводником в джунгли.
  Он пошел было обратно, но руки девушки обвились вокруг его головы, а губы прижались к его губам.
  — Я сделаю это, — прошептала она. — Но я никогда больше не встречу такого, как ты.
  Они расстались, и Ник побежал, пригибаясь к земле, мимо длинной хижины, обогнул ее и другую, крытую листьями, ветхую хибару. Он притаился за ее углом, услышав движение, и увидел туземца, выползшего из хижины, чтобы подышать свежим воздухом.
  Ник потянулся к стилету, тронув длинное тонкое лезвие. Интересно, услышал ли его индеец. Однако, оказалось, что туземец вглядывается в маленькую привязанную к идолу фигурку. Удовлетворенный тем, что пленник на месте, он повернулся и заполз обратно. Все произошло очень быстро и в пугающей близости от Ника. Еще секунда — и его бы засекли.
  Теперь он быстро пересек открытое пространство, хотя его могли увидеть еще из четырех-пяти хижин, стоящих возле идолов. Разрезав стилетом путы, он освободил маленького индейца. Удача им сопутствовала, и они благополучно добрались до края леса, где их ожидала Тарита.
  — Мы не сможем убежать, — сказал Ник. — Они могут обнаружить исчезновение любого из вас через две минуты и броситься в погоню. И мне не надо говорить вам, что в этом случае с нами будет.
  — Нет, — сказала девушка. — Они нас поймают.
  — Нам надо выиграть время в самом начале. А для этого надо отвлечь их чем-нибудь, — он сжал плечо Атуту.
  — Придумал! — воскликнул Ник, выуживая из кармана маленькую зажигалку. — Мы устроим пожар. Ты и Атуту воспользуетесь моей зажигалкой, а я — спичками. Зажгите несколько факелов, швырните их в хижины, так, чтобы огонь пошел в сторону идолов. Я сделаю то же самое на дальнем краю деревни.
  Ник указал на верхушку высокого дерева, чернеющую на фоне темно-синего неба.
  — Бегите от этого дерева, — произнес он. — По пути мы встретимся, если будем ориентироваться по нему и если нас никто не остановит.
  Он проследил, пока девушка и Атуту не исчезли, затем побежал, пригибаясь, по самому краю густых зарослей. Когда он уже на другом конце деревни поджигал бамбуковые палки, то увидел языки пламени и брошенный к основанию деревянного идола горящий факел. Ник швырнул два бамбуковых факела в крышу ближайшей хижины, выждал момент, пока зеленые листья не затлели, затем повернулся и побежал.
  Он был уже в джунглях, ориентируясь на высокую верхушку дерева, когда услышал возбужденные громкие крики и звуки тревоги, несшиеся из деревни. Ник продолжал бежать, натыкаясь в темноте, как слепой, на деревья и толстые лианы, выставив руки перед лицом, но все же бежал. Наконец он остановился, и его чуткие уши уловили звуки других тел, ломающих на бегу кустарник. Так прокладывать себе дорогу могли только Тарита и Атуту. Он крикнул, и облегченно вздохнул, услышав ответ. Кое-как им удалось найти друг друга в чернильной темноте джунглей, затем они побежали вместе.
  …Они бежали до тех пор, пока сквозь деревья вниз не начал просачиваться рассвет. Только тогда измученные и задыхающиеся путники рухнули на землю. Легкие жгло; девушка была на грани обморока. Атуту, вероятно, был даже выносливее Ника, но Тарита давно истощила все свои запасы сил. Обессилевшая девушка тут же заснула, а Ник уселся у дерева.
  — Я наблюдать, сильный малый, — произнес Атуту, и Ник кивнул, позволив индейцу встать на страже. Через два часа Ник проснулся и велел Атуту лечь спать, а сам принял его вахту. Когда индеец проснулся, они разбудили девушку.
  — Привет, красавица, — улыбнулся Ник. — Знаешь, где мы находимся?
  Тарита села, тряхнув густой гривой волос, и мысленно попыталась проследить весь их путь за последние дни.
  — Как раз то самое место, — наконец произнесла она. — Это тот самый участок, куда упал электронный мозг.
  VIII
  Ник вытащил небольшую сложенную карту и вместе они выяснили, что находятся в правом нижнем углу квадрата. Ник прикинул, что другие, Колбен и русские, не так далеко от них. Тарита склонилась над картой вместе с ним, и ее грудь, все такая же прекрасная и волнующая, низко опустилась. Что касается Ника, то он был даже благодарен постоянно возникающим перед ним новым проблемам, которые их отвлекали. Каждый раз, когда он взглядывал на девушку, он вспоминал нежные струи водопада и желание вспыхивало в нем снова.
  — Мы пойдем прямо к центру, — произнес Ник. — Это на тот случай, если эта чертова штука упала прямо в середину. Затем мы срежем нижний правый угол до верхнего правого и пойдем наискосок по букве «Х». Если я правильно все рассчитал, мы охватим таким образом довольно большую часть этой территории.
  — Да, — согласилась девушка, подняв кверху глаза и откинув голову, как бы принюхиваясь. Она сказала что-то Атуту — тот немедленно ей ответил.
  — А сейчас нам надо соорудить навес, — сказала Тарита. — Что-нибудь вроде домика на сваях.
  — Что?! — воскликнул Ник. — Чепуха! За все это врем нам еще ни разу не понадобилось ничего подобного. Я не собираюсь тратить время на строительство дома, в то время как Колбен и другие будут разыскивать электронный мозг, а, может, даже найдут его.
  — Колбен не будет искать, — сказала она. — Он тоже будет занят постройкой убежища. Русские, может, и не будут, но позже пожалеют об этом.
  — Но почему? — взорвался Ник. — Какого черта нам понадобится мог навес?
  — Собирается дождь, очень сильный ливень, — ответила Тарита. — Я его чувствую. Атуту тоже со мной согласен. Я знаю признаки такого ливня: это тяжелая давящая атмосфера, свернувшиеся листья, слишком сильный запах цветов. Чтобы дойти до центра, нам, я думаю, понадобится еще шесть часов. Нельзя тратить зря время.
  — Как бы не так, — запротестовал Ник. — Во-первых, сейчас не сезон дождей. Во-вторых, что еще плохого может сделать нам этот дождь, кроме как промочить до нитки?
  — Что ж, довольно верно, — ответила Тарита. — Сейчас не сезон дождей, но даже во время сухого сезона влажные тропики иногда подвергаются сильным ливням, особенно бушующим во внутренних районах, таких, как наш. Единственное, что мой народ знает, — это то, что дожди нужны, чтобы омыть джунгли. Иногда они верят, что дожди идут от богов в наказание, поэтому они не забывают, что живут во влажных лесах никогда. В вашем мире я узнала, что дожди притягиваются самыми высокими из деревьев, так что в этом смысле влажные леса сами на себя навлекают дожди. Но исхожу из знаний обоих миров и вижу, насколько ливни длительны и опустошительны. Каждое насекомое, каждый гад, каждая змея выбирается на поверхность. Индейские племена прячутся в полые деревья и хижины и сидят в них до тех пор, пока земля не впитает дождь и не приспособится к человеку снова. Без укрытия сила дождя и полчища вымываемых им насекомых могут свести человека с ума.
  Их разговор был прерван появлением Атуту с длинными бамбуковыми шестами. Что до Ника, то ему этот давящий зной просто казался немного другим, но оба — и маленький индеец, и Тарита — не могли ошибаться, и этого ему было достаточно. Следуя указаниям Тариты, он помог ей соорудить пол из связанных бамбуковых жердей, скрепленных для верности еще и наискось, а затем подвесить его на нижние ветки двух толстых баньяновых деревьев. Они продели несколько тонких лиан через концы перекрещенных бамбуковых жердей, чтобы придать им дополнительную крепость и удержать в подвешенном состоянии. Атуту тем временем сооружал крышу из широко расставленных бамбуковых палок, на которые настилал широкие листья. На листья он положил другие бамбуковые палки и связал с нижними жердями. Сверху индеец положил еще листьев, соорудив нечто вроде сверхпрочного потолка.
  Они уже почти заканчивали, и Ник, посмотрев на часы, понял, что прошло немало времени. Он отступил назад, осматривая укрытие, поднятое на шесть футов от земли и открытое с четырех сторон: только крыша, пол — и ничего больше. Ему вспомнились укрытия на деревьях, которые он сооружал, будучи еще мальчиком: он взобрался на дерево и ступил на пол укрытия, удивляясь его устойчивости и прочности. Тарита бросила ему какой-то плод, и он положил его в угол. Она сходила, принесла еще несколько фруктов и побросала их ему.
  — Это поможет нам скоротать время, пока дождь не перестанет, — сказала она.
  — Сколько, ты думаешь, все это протянется? — спросил Ник.
  — Я не знаю, — девушка пожала плечами. — В любом случае от четырех часов до четырех дней.
  — И это все ради четырех часов! — взорвался Ник. Тарита усмехнулась:
  — За эти четыре часа земля в джунглях полностью потеряет свой теперешний облик. Ты увидишь.
  Он хотел еще что-то сказать, но хлынул дождь, неожиданный и неистовый, как будто кто-то повернул гигантский водопроводный кран. Ник спрыгнул и помог Тарите взобраться в укрытие. Атуту спустился с одной из веток дерева. Ливень падал прямо, с нарастающей силой, и звук его струй, стучащих по толстой лесной растительности, внушал благоговейный ужас, как будто усердно трудились миллионы крошечных бойлерных. Тарита легла на пол укрытия и протянула руку, коснувшись Ника. Он вытянулся возле нее.
  — Сейчас надо только ждать, — сказала она. — Джунгли учат терпению всякого.
  Ник взглянул на нее, и прочел глубинный подтекст ее слов в темных, нежных, глубоких озерцах. Ее грудь, казалось, была способна выражать чувства и желания своим языком.
  — Это скоро произойдет вновь, — пробормотала девушка, надавив пальцами на его ладонь.
  — Что произойдет, — терпение лопнет? — спросил Ник, не в силах не задать этот вопрос.
  — Нет, — ответила Тарита, подняв брови и серьезно, глубоко заглянув в его глаза: — Я имею в виду другое.
  Она снова откинулась, а Ник, заинтригованный ее фразой, начал размышлять. Он понял, то переспросить нельзя. Она сама разъяснит ему, когда сочтет нужным.
  Он тихо лежал и слушал шум дождя, падающего непрерывно, ни на минуту не ослабевая. Час шел за часом, а бесконечный, безжалостный ливень не прекращался. Спустились сумерки, настала ночь, а ливень все продолжался, не меняя ритма, без перерыва, без молнии или порыва ветра, стуча дико и неумолимо.
  Настало утро, а ливень все не прекращался, и его безжалостный стук помог Нику понять, как люди сходят с ума. Он не взрывался, как грозовой ливень, не выл и шумел, как норд-ост, не посылал и взвихряющиеся ветра, как тропический циклон. Он просто лил с неба, непрерывно и неумолимо.
  Ник стоял на краю своего убежища, когда вдруг наступила тишина, которую, казалось, после того как ливень перестал, можно было просто услышать.
  — Кончился, — сказала Тарита, поднимаясь вслед за Ником. Она еще что-то хотела сказать, когда тишину прорезал дикий вопль, бросающий в дрожь предсмертный крик. Кусты раздвинулись, и из них, падая и спотыкаясь, появился один из русских, все еще пытаясь бежать по разжиженной земле. Он дико кричал, бросался на деревья, спотыкался и колотил руками по стволу баньяна. Когда он выбрался из зарослей, Тарита судорожно сжала руку Ника. Проследив ее остановившийся взгляд, он увидел коралловую змею, пестро разукрашенную красными, желтыми и черными кольцами. Очевидно, когда русский продирался сквозь кусты, он чуть не наступил на нее, и змея молниеносно ужалила его. Человек снова вскрикнул, схватился за ногу и повалился вперед на землю. Через мгновение он лежал, подрагивая, все еще пытаясь ползти по жиже.
  — Коралловая змея. Одного укуса бывает достаточно, а этот человек получил три — и надежды спасти его нет.
  Ник посмотрел вниз на человека, все еще пытающегося конвульсивно ползти по грязи.
  — Посмотри на землю, — сказала Тарита, и Ник перевел взгляд. Дождь перестал, и теперь повсюду, куда ни кинь взгляд, в грязи копошились странные извивающиеся существа — земляные черви размером со змею, многоножки, тысяченожки и огромные личинки, всевозможные виды змей и другие ползущие, извивающиеся и склизкие существа, никогда ранее не виданные и не вызывающие желания увидеть снова. Вдруг земля зашевелилась, и Ник увидел, что по земле живым ковром шествуют полчища огромных черных муравьев, поглощая все на своем пути.
  — Это самые большие в мире муравьи, — сказала Тарита. — Они живут только в Южной Америке. Индейцы называют их «муравьиной лихорадкой» или же «четырьмя укусами». Говорят, что четыре укуса этих муравьев приводят к смерти.
  Пока Ник смотрел, движущийся ковер взобрался на извивающееся в агонии тело человека. Ник выдернул «Люгер». В нем еще было шесть пуль. Он использовал одну, чтобы прекратить эти страдания.
  — Когда все это кончится? — спросил он.
  — На удивление быстро, — был ответ. — Эта влажная земля впитывает самые сильные осадки очень быстро и высыхает до своего обычного состояния почти мгновенно.
  Они дождались, пока это не случилось, и подземная живность не убралась восвояси; затем Ник и Атуту похоронили русского. Мириады подземных существ исчезли с глаз, земля снова вернулась в свое прежнее состояние, и Ник решил выступить, чтобы тщательно обследовать местность. Они образовали настоящий военный строй с Ником в центре и Таритой с Атуту чуть сзади и по бокам.
  Они двигались медленно, так медленно, что заболели спины и заломило поясницы. Ник возблагодарил бога за то, что большая поверхность влажных джунглей имеет мало растительности. Они искали до темноты, поспали и продолжали поиски уже утром. К полудню следующего дня они, наконец, достигли того места, которое, по их мнению, было внешней границей участка падения. Ник развернулся и пошел назад, образовав угол по букве «X», как он мысленно себе представил. Снова эти трудоемкие, медленные, изнурительные поиски. Вскоре это стало распорядком их дня: поиск внаклонку, всматривание, которые ничего не принесли. Дважды им приходилось нырять в густые заросли при звуке чьих-то шагов, и Ник гадал, кто бы это мог быть: русские или Колбен. Время, казалось, потеряло всякий смысл, а поиск все продолжался. Дважды они возвращались в джунгли и искали в них, умудряясь каким-то образом избежать тысячи смертей, подкарауливающих на каждом шагу. Наконец, они достигли нижнего угла квадрата и встали, глядя друг на друга. Они прочесали всю местность, тщательно, усердно, но — тщетно! Никаких следов электронного мозга.
  Все бессилие и вся злость выплеснулись в Нике тысячей вопросов. Они облазили все джунгли, эту топь, этот приют для сатаны, придуманный для всех темных сил. Может, они просто не заметили его? Это не так уж и невозможно. Он стукнул кулаком по ладони; его челюсти сжались. Устройство в пластиковой упаковке, белое и яркое, все еще привязанное к парашюту, нетрудно было заметить среди бесконечного океана зелено-коричневой лесной растительности. Однако, возможно, устройство упало в грязь и испачкалось наполовину в мягкой болотистой почве.
  — Надо снова тщательно все просмотреть, — решительно произнес Ник. — Но сначала, Атуту, залезь на самое высокое дерево и посмотри, не видно ли поблизости признаков наших друзей. Если они уже нашли его, я не буду тратить время на поиски.
  Атуту полез наверх, а Тарита подошла к Нику, и он почувствовал легкое прикосновение ее груди к руке.
  — Сегодня, — сказала она, — мы пойдем в темноте вместе, ты и я.
  Он понял ее слова и улыбнулся:
  — На страсть у тебя не хватит сил. Ты, конечно, хочешь, чтобы это меня отвлекло и я почувствовал бы себя лучше. Конечно, может это и помогло бы, но ты недостаточно хорошо меняя знаешь. Я нахожусь здесь с заданием, и я его выполню, независимо от того, сколько от меня потребуется жестокости и твердости для его выполнения. Так было всегда, и то, что я сплю с тобой, не изменит ничего. Вся загвоздка в том, что я не уверен, существует ли мое задание до сих пор.
  Он хотел продолжить, но Атуту, молниеносно спустившийся с дерева, обратился к нему:
  — Большие парни здесь стоят, — подняв два пальца, обозначающих два лагеря или две группы преследователей.
  — Хорошо, тогда пройдемся в обратную сторону по каждому проклятому дюйму снова, — сказал Ник. — Не думаю, чтобы эта работенка удалась им лучше, чем нам — это должно нас утешить.
  Тарита взяла его за руку и развернув к себе, взглянула глубокими серьезными глазами, повторив те же слова, что и в предыдущую ночь:
  — Скоро это должно случиться.
  — По каким-то причинам, о которых ты умолчала? — спросил он.
  Она кивнула, и Нику показалось, что в ее бездонных темных озерцах блеснул страх. Он двинулся большими шагами, Тарита последовала за ним. И вновь начался поиск, медленное исследование каждого фута. Так прошло несколько дней, и бессильная ярость Ника только возросла. Наконец, они достигли противоположного края квадрата. Ник был в бешенстве. Он решил вернуться к своему навесу и стряхнуть с себя ту навязчивую идею, в которую превратился их поиск. По пути к навесу они снова исследовали каждый фут земли, это вошло уже в привычку, теперь они не делали и шагу без поиска.
  Маленький навес все еще был цел и невредим. Они подошли к нему уже в сумерках, быстро съели испеченную птицу и попытались уснуть. Ник не спал, перебирая, что же они могли упустить и как наверстать упущенное. Он услышал, как навес слегка пошатнулся и, подняв глаза, увидел темный силуэт Тариты, спускающейся из укрытия. Ник немного подождал, затем последовал за ней. Девушка стояла неподалеку, прислонясь к толстому стволу вербены.
  — Что это значит? — тихо спросил он, дотронувшись до ее плеча. — Почему ты пошла сюда?
  — Чтобы ты пошел за мной следом, — призналась она.
  — Для чего тебе это понадобилось, маленькая лиса? — начал было Ник, но она не дала договорить, зажав ладонью его рот.
  — Мы не можем больше ждать, — ответила она. — Я хочу тебя еще.
  Он все еще держал ее плечи, чувствуя, как она дрожит, обнимая его за талию, крепко прижимая к нему грудь.
  — Что случилось, Тарита? — спросил Ник. — Поему ты вся дрожишь?
  — Я боюсь, — прошептала девушка. — На меня вдруг напал страх… какое-то ужасное предчувствие, что одному из нас не суждено вернуться отсюда.
  Она еще теснее сжала его:
  — Я должна отдаться тебе еще раз, пока этого не произошло.
  — Ничего не случится, Тарита, — успокаивал ее Ник. — Почему ты думаешь о таких вещах?
  — Я это чувствую, — продолжала она. — Не могу объяснить тебе почему. Просто это чувство существует во мне.
  В чернильной темноте он почувствовал, как она подалась назад и легла на листья, укрывающие землю. Он опустился к ней, нашел ее губы, вновь ощутил горячий поток любви, передающийся с кончика ее языка, как тогда, под струями водопада. Он ласкал ее грудь, чувствуя, как она все больше наливается и твердеет от каждого его прикосновения, затем легко скользнул рукой вниз по ее телу. Девушка оказалась уже обнаженной, успев развязать саронг, и легонько подалась бедрами ему навстречу. Никогда еще он не занимался любовью в такой кромешной темноте; и когда она нашла его своим телом и начала гладить и ласкать, то он почувствовал, что их любовь происходит в каком-то совершенно ином измерении, в высшей степени обострив все чувства, оставив только прикосновение, ощущение удовольствия. Мрак обострил их физическое удовольствие друг от друга, отрезав их от всего мира, и Ник начал бурно отвечать на каждое прикосновение Тариты.
  Позднее он часто размышлял над этим и решил, что ему не хватало тогда ее красоты и того визуального возбуждения, столь для нею необходимого; но когда пальцы девушки начали нежно ласкать его, он ощутил восторг окружающей их темноты и ответил ему. Только прикосновение двух существ: кожа, дотрагивания, ласки, руки, возбуждающие и успокаивающие, и — темнота. Он подмял ее тело под себя — и только влажный теплый восторженный экстаз, дрожащий трепетный огонь, сгущение удовольствия.
  Тело Тариты выворачивалось, корчилось и извивалось под ним, она отвечала ему отчаянно и страстно. Она достигла пика, издав длинный стон, и застыла, взлетев в нереальном мире чистого экстаза, затем упала снова на листья,
  — Спасибо тебе, мой дорогой. Это должно было случиться, еще хотя бы раз.
  — Перестань говорить на эту тему, — голос Ника был суров. — Раз мы так далеко с тобой зашли, нам ничего уже не помешает.
  Она держала его в объятиях и молчала, и это молчание означало, что Тариту продолжают одолевать дурные предчувствия. Ник взял ее руку и повел обратно к навесу. Она свернулась под его рукой и уснула.
  IX
  Полковник Яснович с тремя оставшимися в живых товарищами сидели полукругом и вытирали пот с лица и шеи.
  — Нет, — произнес полковник. — Нам еще рано собираться домой. Мы знаем, что этот американец и еще другой, Колбен, тоже пока ищут. Они еще не нашли его.
  — Но полковник, — запротестовали было другие. — Вы же сами сказали, что эта штуковина, возможно, и не здесь. Сколько еще нам оставаться в этой жуткой вонючей дыре?
  — Совсем немного, — ответил полковник Яснович. — Я сказал, что, возможно, информация, поступившая от пилота, была неверна. Если так, то американец тоже не найдет это устройство. Когда уйдет он и другие, тогда уйдем и мы.
  Члены его группы, ворча, вытащили свои сухие пайки. С полковником было бесполезно спорить, когда он «зацикливался» на чем-нибудь, они это уже знали.
  Не так далеко от лагеря русских, где-то в двух часах ходу по непроходимым джунглям, сидели, отдыхая под грубым навесом, еще четверо участников этой гонки. Двое индейцев сидели неподвижно. Третий, большеносый, смотрел на Колбена.
  — Я уверен, что он не здесь, — произнес он. — И не может быть здесь. Где-то в чем-то произошла ошибка.
  — Не уверен в этом, — буркнул Колбен. Он мысленно вернулся в тот день, когда, сидя у пруда и наблюдая за жуком-титаном и лягушкой, он решил дождаться прибытия американца, и тот приехал. А сейчас снова придется ждать. Им нужно прекратить поиск и ждать, следя за американцем. Если он найдет устройство, они узнают об этом и нападут неожиданно, устранив соперника раз и навсегда, как тот жук лягушку. Колбен подозвал одного из индейцев и коротко проинструктировал его. Существо в набедренной повязке молча выслушало и тихо растворилось в зарослях.
  В то время как русские и Колбен строили планы, Ник праздно играл одним из нежных плодов, катая его по полу своего укрытия, и вдруг услышал вопрос Тариты, который никто не решался произнести вслух:
  — Что, если информация пилота была неверной? Возможно, он полностью ошибся в определении своего местоположения?
  — Тогда, я думаю, стоит поблагодарить тебя за увлекательное путешествие, — ответил Ник. — Но мне кажется, эта чертова штуковина где-то здесь. Я это чувствую, хотя и не могу объяснить, и мне кажется, что она где-то у нас под самым носом.
  Но только где? Ник вытянулся на полу, прокручивая мысленно все, что было сделано ими, каждый предпринятый шаг, все аспекты их поиска. Пока он так лежал с открытыми глазами и взбудораженным умом, вдруг успел краем глаза уловить справа какое-то движение. Ник перевел взгляд и увидел тонкую мохнатую лапу, протянувшуюся с крыши их укрытия. За ней появилась озорная маленькая мордочка. Одним молниеносным движением обезьянка схватила персик и тут же вскарабкалась на дерево. Ник рассмеялся и привстал, всматриваясь в дерево: маленький черноголовый капуцин легко прыгал с ветки на ветку с добычей в руках. И пока Ник смотрел на удирающую маленькую бестию, в голове возникла неожиданная догадка.
  — Проклятье! Вот в чем дело! — вскрикнул он, и Тарита и индеец вздрогнули от удивления и повернулись к нему.
  — Мы не там искали! — возбужденно заговорил Ник. — Мы осмотрели всю землю, а что, если одно из этих любопытных существ подобрало устройство и затащило его куда-то на деревья?
  Тарита объяснила сказанное Атуту, и маленький человечек вскочил на ноги, согласно закивав головой, и выразил желание немедленно начать действовать.
  — Пошли, — скомандовал Ник. — Только на этот раз надо смотреть не вниз, а вверх.
  Поиск был такой же тщательный, трудный и изнурительный, шея быстро затекла от постоянно запрокинутой вверх головы; к тому же охватившее их волнение и возбуждение добавило больше напряжения. Они пошли по той же Х-образной дороге. Все утро ушло на поиски; вдруг Ник остановился и указал вверх на ветви высокого фигового дерева: оттуда свисали свернутые стропы парашюта, почти незаметные среди лоз и лиан. Атуту уже карабкался по стволу финиковой пальмы, росшей вплотную к высокому фиговому дереву. Маленькое тело почти исчезло у самой макушки фиги; затем висящие стропы задвигались — это индеец начал вытягивать их.
  Атуту спустился с трудом, держа маленький квадратный сверток, упакованный в пластиковый пакет. Все были слишком возбуждены, и не заметили похожую на тень фигуру, скользнувшую от них прочь.
  Ник потрогал маленький транзисторный передатчик у себя на поясе и устройство, приводящее в действие систему Фултона, но решил не применять: электронный мозг благополучно находился теперь в их руках. Ник улыбнулся Тарите:
  — Как нам теперь возвращаться домой?
  — Думаю, лучше идти окружным путем в обход племени канахари, — ответила Тарита. — Я уверена, что они все еще преследуют и ищут нас. Удивительно, что они еще не добрались до нас и здесь.
  — Мне кажется, большинство племен привязаны только к своей и территории, — возразил Ник.
  — Обычно это так и есть, — ответила девушка. — Но мы привели их в необычайную ярость. Сначала нападение Колбена и его людей в масках, затем пожар, который мы устроили в деревне. Но хуже всего то, что мы лишили их священных жертв, необходимых для ублажения их божеств.
  — Как бы то ни было, а мы теперь персоны нон-грата, — проворчал Ник. — Поэтому пойдем в обход длинной дорогой.
  Они проворно двинулись в путь, теперь, когда в руках был электронный мозг, джунгли казались не такими уж мрачными, жара не такой утомительной.
  Эйфория длилась недолго — до того момента, пока две краснокожие обнаженные фигуры не прыгнули из кустов с двух сторон на Ника и не сбили его с ног. Квадратный сверток откатился в сторону; Ник рванулся к нему, но один из индейцев ткнул ему в руку своим начете. Ник умудрился успеть отдернуть пальцы, и острие скользнуло мимо.
  Другой индеец бросился ему на спину, рывком заламывая голову назад. Ник сильно выгнулся, рванулся и индеец отлетел в сторону. Сокрушительный удар, который первый индеец направил ему в лицо, прошел в миллиметре от его головы: Ник едва успел отвернуть ее. Нападение было таким неожиданным, что полностью застало Ника врасплох и без защиты. Обычный мужчина был бы сразу сломлен, он же почувствовал, как быстро концентрируются внутри злость, сила и опыт. Он обхватил одного из индейцев, сделал «подсечку» и повалил его назад.
  Вместо того, чтобы избавиться от первого противника, все еще висящего на нем и пытающегося вытащить нож. Ник прыгнул всем телом на его живот. Индеец закричал от боли и непроизвольно поднял ноги. Ник знал, что остановил его на несколько секунд; он перекувырнулся быстро на спину, одновременно отбив прыжок другого противника жестким ударом в грудную клетку. Эта попытка индейца, отбитая с такой силой, провалилась, и тот пролетел в сторону.
  Но противники Ника были настойчивы, гибки и сильны. Не успел Ник отбить нападение одного, как второй уже снова прыгнул на него, на этот раз с мачете в руках. И вновь Нику удалось избежать удара мачете, вонзившегося в землю в сантиметре от его головы. Он схватил было индейца за запястье, но тот действовал очень быстро: он бросился на Ника, зажав мачете обеими руками, как меч палача, Ник едва успел выставить левую руку и схватиться за середину лезвия. Он почувствовал, как острие вошло в его ладонь; и сразу же по ней заструилась теплая кровь.
  Индеец навалился на него всем телом, все еще удерживая мачете обеими руками. Ник понял, что через мгновение, когда лезвие войдет глубже в его ладонь, боль заставит его уменьшить сопротивление, и тогда — лезвие вонзится ему в горло. Правой рукой он нащупал кобуру, вытащил «Люгер» и упер его в живот индейцу. Он надавил курок; противник, задыхаясь, поднял голову в беззвучном крике и отвалился в сторону. Освободившись от одного индейца, Ник тотчас же за ним увидел второго, который со всего маху готовился вонзить в него свои нож. Ник дважды выстрелил; индеец пошатнулся, выронив мачете из рук, и повалился, как мешок, на землю.
  Казалось, прошла вечность; на самом деле все произошло очень быстро. Когда Ник приподнялся на локте, он увидел стоящих рядом Тариту и Атуту с одной стороны и Колбена с поднятым ружьем; он понял, что уже умер в их глазах. Это чувство было ему уже знакомо, как знакома и та безнадежность, когда палец противника почти спускает курок.
  — Тебя трудно убить, Картер, — сказал Колбен. — Но на этот раз я убью тебя.
  В следующее мгновение Ник увидел чиркнувшую вспышку в нескольких футах от своего лица и услышал звук выстрела. Щуплое тело Атуту содрогнулось и упало на землю, как подбитая птица. Ник выстрелил. Колбену удалось увернуться. В пистолете Ника осталась последняя пуля; он выстрелил снова. Выстрел поразил бы Колбена в грудь насмерть, если бы он не поднял в этот момент ружье. Пуля попала в патронник, раздробив его в щепы, и ружье выскочило из рук Колбена.
  Тарита стояла рядом с неподвижным телом Атуту; и пока Ник поднимался на ноги, он ощутил яростный гнев, придавший ему силы. В два прыжка он одолел несколько футов, отделявших его от противника, и обрушил на Колбена мощнейший удар правой, но тот увернулся и отступил. Ник последовал за ним, согнувшись в стойке и раскаиваясь. Тяжелые мускулистые руки Колбена согнулись, обороняясь, и Ник сделал ложный выпад слева, из чего понял, что Колбен, хотя и обладает силой, не обладает быстротой реакции. Он снова ударил, на этот раз по-настоящему, и шея Колбена, похожая на бычью, хрустнула, подавшись назад. Колбен пока еще не нападал, не ударив ни разу.
  Ник смотрел на отступающего противника, который пятился к широкому толстому стволу баньяна. Баньян с бесчисленным множеством свисающих ветвей был больше похож на группу деревьев, чем на одно. Ник про себя улыбнулся. Он был теперь в форме; и когда Колбен, пятясь, углубился дальше дерева, Ник последовал за ним, слегка раскачивая тело из стороны в сторону и припадая на колено. Бросок большеносого прошел где-то над его головой, к тому же в этот момент Ник пригнулся.
  Человек упал на землю, и Ник увидел в его руке охотничий нож с коротким лезвием. Он быстро пнул ногой его руку, и нож вылетел из рук большеносого. И прежде чем противник вновь поднялся на ноги, Ник ребром ладони ударил его сзади по шее, одновременно нанеся другой рукой жесткий удар поддых. Человек откинулся и головой упал на переплетенные корни баньяна. Ник услышал, как раздробились скулы большеносого, затем шея хрустнула у основания. Он так и остался лежать там, безжизненно повиснув на корнях огромного дерева.
  — Я пока еще умею считать, — усмехнулся Ник, глядя на Колбена; тот подобрал охотничий нож и двинулся ему навстречу.
  — Ты живуч, как кошка, — прорычал Колбен.
  Нажав на кнопку, Ник выбросил лезвие стилета, ощутив узкое, как карандаш, острие у себя в ладони. Уголком глаза он заметил Тариту, все еще склоненную над скорченным на земле телом, и его обуяла всепоглощающая ненависть. «Хьюго» был, конечно, в первую очередь метательным оружием или же мог быть использован для быстрого удара с близкого расстояния. Он не был предназначен для поединка «на ножах», приемами которого Колбен, видимо, хорошо владел. Он сделал ложный выпад, затем резко ударил в живот, и Ник едва успел отпрыгнуть назад.
  Колбен снова сделал обманное движение, на этот раз сбоку, и Ник почувствовал, как острие ножа задело его руку. Колбен умело пользовался тяжелым лезвием охотничьего ножа как для нападения, так и для обороны. Хотя стилет Ника и был изготовлен из прекрасной стали, все же он опасался прямых ударов ножа противника. Теперь уже Ник отступал по мере того, как приближался Колбен, делая выпады и сверху, и снизу, и с боков. Ник искал момента, чтобы метнуть стилет, но Колбен был стишком близко: для сильного броска надо было хорошо размахнуться с некоторого расстояния от врага. Но все время отступать было тоже рискованно: спутанные гибкие лозы могли стать последней ловушкой для него в любой момент. К тому же он уходил с открытого пространства.
  Колбен сделал выпад справа. Ник увернулся. Тогда Колбен зашел с левой стороны. Ник снова увернулся. Тогда, взревев от злости, Колбен прыгнул вперед, нацелив свой нож в низ живота ненавистного врага; Ник отпрыгнул и упал назад; одна его штанина все же оказалась вспоротой. Но бросок был слишком силен, и Колбен едва смог удержаться на ногах, балансируя на носках, и на мгновение открылся перед своим врагом. Размахнувшись почти от земли, Ник, не вставая, метнул стилет, быстро и сильно. Тонкое лезвие вонзилось в мощную шею Колбена, проткнув ему горло и застряв в гортани.
  Пока Ник поднимался, Колбен уже выдернул лезвие из горла, и теперь пытался остановить фонтан крови, бьющий из раны. Он шагнул к Нику, поднял нож, сделал еще один шаг, ловя ртом воздух, и, рухнул ничком, содрогаясь в конвульсиях; а кровь все продолжала хлестать, быстро окрашивая траву в красный цвет. Ник поднял стилет, вытер его и вложил обратно в ножны; затем вернулся к Тарите и Атуту… Он сразу понял, что маленький человечек уже не жилец. Атуту слабо улыбнулся Нику, когда тот сжал рукой его плечо.
  — Атуту такой великий друг, — с искренностью, идущей от самого сердца, сказал Ник. — Атуту такой чертовски великий друг.
  Улыбка застыла на лице Атуту: он умер. Ник посмотрел на Тариту. Ее страхи оправдывались, — не совсем так, как она предсказывала, но оправдывались. И это был еще не конец.
  — Я похороню его позже, — произнес Ник, отстегивая пластиковый пакет с пояса. — Выстрелы навели на нас русских, — добавил он. — Не сомневаюсь, что они слышали звуки выстрелов, и у них хватит сообразительности сложить два и два. Они уже торопятся сюда.
  Он выдернул из упаковки маленькое передающее устройство и встряхнул его. Не меняя настройки, Ник сразу заговорил, повторяя позывные самолета: «НС-130-НС-130. Вызываю из дельты Амапы».
  В приемном устройстве нужды не было, самолет НС-130 был где-то неподалеку, кружа над районом в различных направлениях в ожидании условленного сигнала. Ник вспомнил, как Хоук инструктировал его по этой части. Прозорливый оказался шеф; Ник был бесконечно благодарен ему за предусмотрительность. Хорошая получилась из них эстафетная команда — Хоук все тщательно замышлял, а Ник импровизировал на месте.
  — Позиция, НС-130 — позиция НС-130, — вызывал он, — место падения, координаты те же, плюс-минус несколько сот ярдов. Буду следить за вашим прибытием до пуска устройства.
  Ник спрятал передатчик и подошел к маленькому телу Атуту.
  — Не надо его хоронить, — сказала Тарита. — Его племя не погребает своих умерших. Только прикрой его листьями, и положи несколько орхидей. Джунгли сами похоронят его.
  Они вдвоем надежно упрятали тело, укрыв его листьями. После того Ник присел на корточки и вытащил передатчик снова. Он передал ту же информацию, повторяя ее через каждые пятнадцать минут, на случай, если известие не было по какой-то причине принято сразу.
  — Еще вопрос, кто подоспеет сюда первым, — мрачно проговорил Ник, — русские или НС-130. Честно говоря, я начинаю беспокоиться. Русские слишком близко.
  Он взял электронный мозг и понес его к большому цветущему растению, огромные листья которого свисали до земли как занавес. Подойдя, Ник быстро сунул под него мозг и систему Фултона.
  — Это должно отвлечь их на некоторое время, — жестко заметил он.
  Неожиданно его чуткие, как у оленя уши уловили звук — низкий рокочущий гул самолета. Ник побежал снова к растению, вытащил электронный мозг и рванул самонадувную гелиевую тубу, прикрепленную к шару. Шар моментально раздулся, расправив длинные шнуры, свисающие с его нижней части. Ник привязал электронный мозг двум шнурам, скрепив все узлами, как в свое время его учил Стюарт.
  Теперь рокот низко летящего самолета был хорошо слышен, и Ник стоял, вглядываясь в небо и прикидывая размер относительно небольшого пространства, открывающегося среди верхушек деревьев. Он крепко удерживал шар; затем с легким хлопком выпустил его. Звук хлопка эхом отозвался в треске ломающихся кустов, и на поляну тяжело выкатились, отдуваясь, полковник Яснович и его команда. Полковник замер, взглянув на шар, быстро поднимающийся в небо с электронным мозгом. И тут же все увидели, как скользнул вниз самолет; его длинный сдвоенный, как у ножниц, нос раскрылся, захватив шнуры, свисающие с шара, и быстро захлопнулся. В следующее мгновение самолет начал наматывать свою бесценную добычу, парившую в небе.
  — Это называется системой Фултона, — вежливо пояснил Ник. — Или ее называют также «помощник».
  Русский пожал плечами и тряхнул головой. Он вздохнул; его глаза встретились с глазами Ника, и тот прочел в них вынужденное признание.
  — Да, — подтвердил он. — Это, действительно, помощник.
  Он присел на бревно и взглянул на Ника:
  — Иногда, Картер, нам полезно играть в шахматы вместе.
  — С удовольствием, к вашим услугам, — ответил Ник.
  Он улыбнулся, взглянув на Тариту, но его улыбка быстр погасла. Ее глаза расширились от страха и смотрели куда-то за него.
  — Мы влипли, — прошептала она.
  Ник повернулся, за ним обернулись Яснович и остальные русские. Все участники оказались в центре, окруженные со всех сторон раскрашенными и вооруженными копьями воинами канахари. Тихо, но быстро воины встали с обеих сторон каждого, легонько вдавив наконечники копий.
  Тарита до этого наложила широкие прохладные листья папоротника на глубокий порез в ладони Ника — след лезвия мачете. Пока он стоял, решил сорвать листья, но увидел, что рука еще не зажила. Вот бы пришлось поломать шефу и его команде головы над тем, как выпутаться из этой ситуации. Но рана на руке являлась серьезной помехой. Он едва мог сжать руку в кулак: любое движение ладони было очень болезненным, а удар кулаком причинил бы невыносимую боль. И потом, заключил он про себя бесстрастно, как обычно, — «Потерявши голову, по волосам не плачут».
  Его размышления прервал русский.
  — Что все это значит? — спросил Яснович. — Кто эти дикари?
  — Индейцы канахари, — ответил Ник, но это название ни о чем не говорило полковнику. — Охотники за головами, — пояснил он, усмехнувшись. Глаза полковника расширились.
  — К тому же они очень злы на нас, — добавил Ник.
  — Но не на нас же, — не выдержал русский. — Мы им ничего не сделали.
  Коротко Ник рассказал Ясновичу о Колбене и его нападении и о том, каким образом им удалось освободиться.
  — Но это же нечестно, — возмутился русский. — Мы же в этом не участвовали!
  — Не думаю, чтобы они особо различали нас, — вежливо ответил Ник. — Но, похоже, что тот индеец их вождь. Подойди и скажи ему об этом.
  — Объясни ему ты, Картер, — сказал русский. — Скажи, что он должен освободить нас. Это абсолютно нечестно.
  — Они настоящие марксисты, полковник, — ответил Ник. — Мы все равны перед ними.
  Русский нахмурился, а Ник оглянулся вокруг. Затевать потасовку было бессмысленно: это означало быстрый конец всем. Индейцев было бессчетное количество; их же была горстка, да еще в невыгодной позиции. Вождь приказал поставить Ника на середину и пальцем чиркнул поперек его горла — жест яснее некуда. Ник совсем не к месту вспомнил Хоука, его наставления.
  «Используйте воображение, — говаривал он не раз. — Используйте воображение нарду со всем остальным, чем мы вас обеспечиваем. Импровизируйте!» Ник взглянул на Тариту и на вождя.
  — Скажи ему, — произнес он, — что я хочу поговорить с ним.
  Тарита исполнила его просьбу, и глаза индейца блеснули, не изменив своего выражения, что означало его согласие.
  — Он понимает тебя? — спросил девушку Ник.
  — Да, — ответила она. — Диалект канахари очень прост.
  Ник набрал побольше воздуха. Теперь все будет зависеть от заинтересованности вождя и от того, что он замыслил. Но попытаться все же следовало, хотя бы по той простой причине, что это был единственный шанс.
  Ник повернулся лицом к самому высокому из охотников, и пристально и прямо глянул в его глаза. Он заговорил; Тарита переводила его слова индейцу.
  — Скажи вождю, что он ошибается. Боги не хотят нас в жертву. Он разгневает богов еще больше этим.
  Тарита перевела, затем выслушала ответ вождя канахари.
  — Он говорит, ты лжешь. Ты ничего не знаешь.
  — Скажи ему, — продолжил Ник, — что это он ничего не знает, а я могу говорить с богами.
  По мере того, как Тарита переводила, глаза индейца на мгновение расширились от удивления, смешанного со страхом. Неужели этот незнакомец действительно может говорить с богами? Ник почувствовал его колебания и быстро решил использовать возникшее преимущество.
  — Скажи ему, я попрошу богов подать какой-нибудь знак прямо здесь, перед ними.
  Вдруг возбужденно заговорил Яснович:
  — Этот дурацкий разговор нам не поможет. Ты только приближаешь нашу смерть.
  — Считай, что ты уже мертв, приятель, — ответил Ник. — Но возможно, мне удастся тебя вытащить.
  — Я предпочитаю сражение, — сказал русский.
  Ник поглядел вокруг.
  — Будь моим гостем, — мягко ответил он.
  Яснович вздохнул и сдался.
  — Продолжай, Картер, — сказал он. — Я надеюсь, ты знаешь что делаешь.
  — Вождь говорит, — произнесла Тарита, — ты должен показать ему, как умеешь разговаривать с богами.
  Ник повернулся к Тарите и привлек ее к себе. Из кармана он незаметно вытащил третий похожий на хлопушку пакет со средством от насекомых. Взяв ее руки в свои, он вложил его прямо в ладони девушке.
  — Выдернешь запал и подбросишь его в воздух, — объяснил он. — Они не будут смотреть на тебя, так как основное представление разыграю я. Но сначала скажи его величеству, что мы все должны встать кружком на колени.
  Тарита перевела, и Ник начал действо, опустившись на колени и воздев ладони в мольбе. Все канахари последовали за ним. Судя по выражению глаз вождя, он был все еще весьма скептически настроен.
  — Сделайте вид, что вы молитесь, — приказал Ник русским. — Это нечто новенькое для вас.
  Яснович стрельнул в него мрачным взглядом, но опустился на колени. Ник выждал момент, пока Тарита не отодвинулась назад.
  — Переведи, — обратился он к девушке. — О, могущественные боги канахари, подайте знак великому вождю. Пошлите ему знак, чтобы но убедился в том, что вам не нужны наши головы.
  Ник обернулся к Тарите, пока она переводила, глазами подсказывая: «Не сейчас».
  Когда она кончила переводить, Ник пригнул голову к земле и другие последовали его примеру. Он немного подождал, затем поднял голову и посмотрел, как бы ожидая, вверх. Вождь самодовольно ухмыльнулся.
  — Подайте знак, о могучие боги, — воззвал Ник снова. — Знак, который бы уверил великого вождя, что вам не нужны наши головы.
  На этот раз, прежде чем пригнуть голову к земле, он едва заметно кивнул Тарите. Прикасаясь лбом к земле, он услышал характерный свист хлопушки, взвившейся в воздух. Ник поднял голову и увидел охотников, в благоговейном трепете и страхе глядящих, как легкое беловатое облако разливается в воздухе. Русским, которые уже поняли, что произошло, удалось все же сохранить благоговейный страх на лицах. Канахари о чем-то возбужденно переговаривались между собой, бросая пораженные взгляды на Ника. Наконец, вождь поднял руку, указал в сторону джунглей и вымолвил только одно слово: «Идите!»
  Они сейчас же тронулись вперед, держась все вместе, и так и прошли весь путь через джунгли.
  В Серра-ду-Навиу полковник Яснович прощально помахал рукой Нику и Тарите.
  — Мне кажется, мы все еще перед тобой а долгу, Картер, — произнес он. — Я надеюсь, мы еще встретимся, и я верну его тебе.
  — Спасибо, — по-русски ответил Ник. — Прощайте.
  Когда русские ушли, Ник глянул с улыбкой на Тариту.
  — Другой мир уже берет свое, — бросил Ник.
  — Думаю, да, — ответила она и в ее голосе он уловил грусть.
  — Тебе жаль? — нежно спросил он.
  — Да, но не потому, что я не люблю цивилизацию, — задумчиво сказала она. — Всегда немного грустно, когда позади оставляешь частицу самое себя.
  — Ты вернешься обратно в Лозанну после отъезда из городка?
  Она кивнула, и Ник продолжил:
  — Еще там, в джунглях, я обещал встретиться с тобой хотя бы на один день в другом мире. Мне необходимо отдохнуть, хотя бы несколько дней. Я думаю, что рабовладелец, на которого я работаю, пойдет мне навстречу. Мы можем встретиться с тобой у меня в Нью-Йорке, а затем самолетом перелететь в Лозанну.
  Тарита взглянула на него и улыбнулась.
  — Почему бы нет? — произнесла она. — Увидимся в Нью-Йорке.
  
  Прилетев в Нью-Йорк, Ник сразу же позвонил Хоуку, чтобы попросить несколько дней отдыха, прежде чем явиться с докладом.
  — Хорошо сработал, Номер 3, — сухой, бесстрастный голос Хоука протрещал в телефонной трубке. — Все было не так уж сложно, не правда ли?
  — Нет, вовсе не сложно — просто слегка смертельно, — ответил Ник. — Сделайте мне одолжение. Скажите им, чтобы впредь были осторожнее и знали, где ронять вещи.
  — А как тебе дочь вождя? — спросил Хоук. — Держу пари, тебе чертовски хотелось бы взять ее с собой.
  Общаясь с шефом на протяжении уже многих лет и научившись понимать скрытые намеки в его словах, Ник неожиданно осознал, что старик ничегошеньки не знает об истории с Таритой.
  — Она была красива, — ответил Ник голосом, окрашенным воспоминаниями.
  — Неужели? — бесцветно прозвучал голос в трубке.
  — Действительно, — продолжал Ник, — вы можете с полным основанием сказать, что я почти потерял из-за нее голову.
  — Ты? — хмыкнул Хоук. — В это чертовски трудно поверить, Номер 3. Я думал, ты совершенно невосприимчив в этом плане.
  — Это еще раз доказывает, что ничего нельзя предсказать, — подтрунивающе засмеялся Ник.
  — Зная тебя, Номер 3, можно предсказать, то эти несколько дней ты проведешь, конечно, в женских объятьях, — продолжал Хоук. — Завтра вечером будет идти хороший фильм в центральном зале Уолдорфа. Завтра я прикажу доставить тебе два билета на него. Поможет скоротать вечер.
  — Грандиозно, — сказал Ник. — Буду их ждать.
  На следующий день Ник проснулся поздно и повалялся, наслаждаясь комфортом широкой двухспальной кровати и чистого красивого белья. Его разбудил посыльный от Хоука, доставивший обещанные билеты. Положив запечатанный пакет на столик в прихожей, Ник сел завтракать, быстро пробежав глазами газетные столбики, затем побрился. Наконец он оделся. Только он успел навести на себя последний лоск, как зазвонил телефон.
  — Хэлло, Ник! — произнес приглушенно прелестный женский голос. — Это я, Тереза.
  Он чуть не переспросил: «Кто?», но вовремя сдержался.
  — Я внизу, — сказала она. — Я только хотела убедиться, что ты дома, прежде чем подняться.
  — Я дома и жду тебя, любимая, — ответил он.
  Ник открыл дверь, услышав звук остановившегося лифта, и из него вышла она, в платье кремового цвета с оранжевым шарфиком на шее и чемоданом в руках. Черные волосы девушки были закручены и уложены на затылке. Длинные ноги в тонких нейлоновых чулках казались еще прекраснее и длиннее, а полная грудь крепко натягивала лиф платья. Девушка являла собой образец утонченной красоты.
  — Я еще не была в отеле, — произнесла она.
  — Ты сейчас там, где надо, — ответил он, беря чемодан у нее из рук. Ее взгляд, ярко вспыхнувший было, все же был слегка высокомерен.
  — Мы позже поговорим об этом, — сказала она, обходя вокруг Ника, грациозная и вызывающая.
  — Как тебе нравится другая я? — девушка хитро улыбнулась, заранее уверенная в ответе.
  Конечно, это не напоминало превращение кокона в бабочку, просто в ней была изначально заложена способность быть красивой в двух обличьях.
  Ник вытащил вино, они выпили и разговорились. Она позвонила по его телефону своей подруге, и Ник заметил, что девушка назвала себя Терезой. С его стороны требовалось большое усилие, чтобы произнести это имя. Они вышли пообедать, и Ник машинально сунул конверт с двумя билетами в карман жилета. Во время обеда девушка была мягкой, остроумной и очаровательной. Она спросила Ника о работе, и когда тот рассказал о приглашении босса на специальный просмотр, перевела разговор на Хоука. Ник рассказал ей о всевозможных запомнившихся ему пустяках, относящихся к его профессии, особо смакуя анекдоты о Хоуке.
  — Он очаровательный мужчина, что бы ни говорили про него.
  Девушка засмеялась, и Ник вдруг вынужден был признать, что большинство женщин, встречавших Хоука, действительно находили его очаровательным и интересным.
  После обеда они пошли в Уолдорф. Ник протянул конверт билетеру у входа в центральный зал. Они нашли два пустых кресла и сели. Через несколько минут свет погас, а на сцене осветился большой экран и появилась надпись:
  «НАЦИОНАЛЬНОЕ ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО»
  ПРЕДСТАВЛЯЕТ ДОКУМЕНТАЛЬНЫЙ ФИЛЬМ
  «ИССЛЕДОВАНИЕ ДЕЛЬТЫ АМАЗОНКИ».
  Ник взглянул на девушку; та тоже повернула к нему голову.
  — Этот старый сукин сын… — проворчал Ник, и оба взорвались от смеха. Вокруг на них зашикали. Ник взял Тариту за руку.
  — Пойдем отсюда, — произнес он, давясь от смеха. Выйдя улицу, они перевели дух.
  — Теперь я просто уверена, что он очаровательный мужчина, — сказала она.
  — Я хочу выпить, пойдем.
  Они бродили по городу, не торопясь, заходя во все попадающиеся на пути знакомые забегаловки. Наконец спустился вечер и они вернулись домой к Нику.
  — Ты, надеюсь, не собираешься возвращаться в отель, а? — спросил он.
  — Все зависит… — ответила она, и вновь взгляд ее глубоких карих глаз стал бездонным и непонятным.
  — Понял, — ответил Ник, поджав губы. — Наверное, это означает что в зависимости от моего поведения Тереза остается или уходит.
  — Совершенно верно, — ответила она. — Где у тебя ванная?
  Он показал ей, куда идти, а сам тем временем выключил верхний свет, оставив только два ночника. Ник решил было развлечься в ее отсутствие порцией великолепного коньяка, но дверь ванной распахнулась, и в проеме возникла девушка с обвязанными полотенцем наподобие саронга, бедрами. Ник чуть не выронил стакан.
  — Если ты сейчас же не займешься Терезой, она уйдет в отель, — объявила девушка. Ник встретил бегущую к нему фигурку, стоя посередине комнаты. Полотенце свалилось, и они упали на толстый ворсистый ковер, и Ник понял, что существуют вещи, которые остаются неизменными для всех миров.
  Борьба за трон
  В библиотечной комнате знаменитого сыщика Ника Картера собрались пять человек. Они сидели за большим круглым столом, стоявшим по середине комнаты, и о чем-то совещались.
  Кроме самого Ника Картера и его старшего помощника Дика присутствовали: бывший главнокомандующий армией государства Коразон и вместе с ним начальник тайной полиции короля, генерал Моралес Калабрия, его сын, полковник Евлогий Калабрия и принцесса Нердиния, сестра молодого короля.
  Предметом обмена мнений присутствующих служило положение дел короля в его не слишком обширных владениях.
  Старый генерал рассказал сыщикам историю заговора, вследствие которого молодой монарх, судя по всем признакам, сделался безвольной жертвой и орудием в руках некоего генерала Фернандо.
  Дон Моралес закончил свои объяснения следующими словами:
  — Вот все из области фактов, о чем я могу сообщить вам, мистер Картер. Все то, что случилось, произошло в глубокой тайне. Заговорщики, с генералом Фернандо во главе, отлично сумели держаться в стороне от активных выступлений. Они настолько коварны и хитры, что я, старый, простодушный солдат, никогда не сумел бы разоблачить их козни! Вам, вероятно, известно, что я служил еще при деде и отце ныне здравствующего короля. Дон Жуан II в моем лице привык видеть отечески преданного друга и всегда оказывал мне неограниченное доверие. Но вдруг произошла перемена. Совершенно неожиданно мне был запрещен доступ к королю, а когда я просил дать возможность личного объяснения с ним, король приказал сказать, что вызовет меня к себе, когда найдет нужным. Далее он издал приказ, и я был уволен с должности главнокомандующего: а также и со всех почетных должностей, которыми он раньше наградил меня. Я был даже уволен без права ношения мундира. Мне осталось только подстеречь короля в дворцовом саду, где я хотел потребовать объяснения. Но он при встрече бросил мне холодный взгляд, отвернулся и, позвав стражу, приказал меня задержать. Меня отправили в тюрьму, откуда, однако, мне удалось бежать. Находясь в столь отчаянном положении, я вспомнил о вас, мистер Картер, так как вы уже однажды оказали огромную услугу моему отечеству. Когда я прибыл сюда, мне к крайнему моему прискорбию, пришлось узнать, что заговор принял ужасающие размеры. Ее королевское высочество принцесса Нердиния, а равно и мой сын, тоже попали в опалу и были вынуждены бежать за границу. Все эти происшествия покрыты мраком тайны и я положительно не знаю, как мне быть дальше. Еще одно: когда я в последний раз видел короля, он страшно изменился; он настолько был неузнаваем, что мне даже показалось, будто я вижу не его. Черты лица были как будто те же, что и прежде, голос и тембр его, казалось, не изменились, равно как и выражение глаз и все же во всем его облике было нечто, совершенно мне незнакомое. Я положительно не понимаю, что могло произойти! Что могло побудить короля, так часто оказывавшего мне знаки внимания и привязанности, сотни раз доказывавшего мне свою благосклонность, — ввергнуть меня в немилость? Большой должен был произойти переворот в его душе, если он сразу отвернулся от сестры, которую до этого нежно любил. Он вдруг захотел заставить ее выйти замуж за коварного и злого принца Понтсведро, желая таким образом создать для нее участь, в сравнении с которой смерть была бы слаще! Тогда в саду я видел перед собой короля Жуана II, и все-таки какое-то неизъяснимое чувство подсказывало мне, что это не мой король! А теперь, мистер Картер, я прошу вас именем его величества, именем того короля, который раньше благоволил ко мне, именем ее высочества принцессы, оказавшей нам честь присутствовать на нашем совещании, именем моего отечества и моих соотечественников, отправиться вместе с нами в Коразон с тем, чтобы открыть тайну, которая лежит на всей этой истории, тайну, которая изо дня в день приносит стране все новые и новые несчастья! Годами я стар, но дух мой бодр! Я люблю своего короля и членов королевского дома и останусь верен им до гробовой доски. Но в данном случае действуют коварные, темные силы, и я считаю своим долгом принять все зависящие от меня меры, чтобы спасти мое отечество! Я окажу вам содействие по мере моих сил, а если они ослабеют, то на мое место встанет мой сын, которому вы можете, безусловно, довериться! Итак, мистер Картер, я надеюсь, что обратился к вам не напрасно, и вы вступите в борьбу с темными силами, завладевшими государством!
  Старик умолк.
  Принцесса протянула Нику Картеру руку и произнесла:
  — Я присоединяюсь к просьбе генерала не в качестве принцессы, а в качестве сестры человека, находящегося в опасности. Поедемте с нами в Коразон.
  — Да, принцесса, я поеду с вами, — заявил Ник Картер, крепко пожимая ее руку.
  Глаза принцессы радостно заблестели. Она встала и обратилась к генералу и его сыну со словами:
  — Друзья мои! Я должна отдать вам еще один приказ, который беспрекословно должен быть исполнен, и, я надеюсь, смело могу рассчитывать на вашу преданность и верность!
  Генерал и его сын молча наклонили головы в знак согласия, а принцесса продолжала:
  — Начиная с этой минуты всякая разница в положении между нами исчезает! Теперь я для вас только Нердиния, а все титулы и формальности должны отпасть! Все мои права, поскольку они касаются вашего подчинения моим распоряжениям, я передаю мистеру Нику Картеру. Начиная с сегодняшнего дня, только он один имеет право распоряжаться и приказывать! Никто не в праве противоречить ему или не исполнять его приказаний!
  Генерал встал и произнес почти торжественно:
  — Признаю вас своим непосредственным начальником, мистер Картер, и обещаю вам безусловное повиновение и преданность.
  — А вы, Евлогий? — обратилась Нердиния к полковнику.
  Полковник встал и повторил слова, произнесенные его отцом.
  — А теперь, мистер Картер, мы ожидаем ваших приказаний, — проговорила Нердиния.
  — Исполнение моего первого приказа не представит никаких затруднений, — ответил Ник Картер, улыбаясь, — я прошу вас перейти в столовую, где нас давно уже ждет обед. Завтра мы отправимся в путь. Вот и все приказы на сегодня.
  После обеда все снова собрались в библиотечной комнате.
  Принцесса, вошедшая первая вместе с Диком, обратилась к Нику Картеру со словами:
  — До отъезда я должна еще покончить с некоторыми делами. К сожалению, пароход уходит очень рано и завтра у меня уже не будет времени. Сумею ли я использовать вечерние часы для покупок?
  — Я опасаюсь, что все магазины уже закрыты, — отозвался Ник Картер.
  — О нет. Я уже беседовала по этому поводу с мистером Диком и он уверяет, что именно те магазины, которые нужны мне, еще открыты. Он вместе с тем был любезен предложить свои услуги проводить меня.
  — Если вас проводит Дик, то вы будете находиться под надежной охраной, — улыбаясь, заметил Ник Картер, — но все же я рекомендовал бы отправиться немедленно, иначе вы опоздаете.
  — Благодарю. Евлогий тоже отправится вместе с нами, так что вам представится удобный случай наедине переговорить обо всем с генералом.
  Таким образом Ник Картер и генерал Калабрия остались одни.
  Они перешли в рабочий кабинет Ника Картера и закурили сигары.
  Усевшись поудобнее, Ник Картер начал:
  — Я должен задать вам еще целый ряд вопросов, генерал, и прошу отвечать мне на них возможно обстоятельнее.
  — Спрашивайте, я буду отвечать возможно точнее.
  — Во-первых: не подлежит ли сомнению тот факт, что в саду вы видели именно короля, а не кого-либо другого?
  — В этом не может быть сомнения. Наружность короля не допускает двух мнений. Кроме того, на расстоянии нескольких десятков шагов за ним следовала обычная свита адъютантов и придворных чинов.
  — Он говорил с вами голосом Жуана II?
  — Несомненно.
  — Не казалось ли вам, что с вами беседует самозванец?
  — Нет, иначе я немедленно заявил бы об этом при самом начале свидания.
  — Стало быть, вы полагаете, что король попал под чье-нибудь влияние, лишающее его свободной воли и обратившее его в послушное орудие другого лица?
  — Только этим я и могу объяснить себе его странное поведение.
  — Не допускаете ли вы мысли о гипнотическом внушении?
  — Вряд ли это возможно, — ответил генерал.
  — Я и сам не допускаю этой мысли, — заметил сыщик, — но тогда остается только предположить, что тот, с кем вы говорили — подставное лицо, а ведь, вы сами отрицаете это.
  — Если поразмыслить над этим вопросом, то вы, пожалуй, правы.
  — Быть может, вы обманулись вследствие необыкновенного наружного сходства? — продолжал Ник Картер.
  — Я допускаю, что так можно ошибиться, но в данном случае это немыслимо.
  — Положим, мы еще не перечислили все возможные предположения. Есть еще и другое объяснение.
  — А именно? — заинтересовался генерал.
  — Да просто то, что король так сильно настроен против вас и всех остальных лиц, впавших в немилость, что он нарочно держал себя именно так.
  — О нет, нет! — возразил генерал, — это не в его характере!
  — Но что же в таком случае остается? Не можете ли вы указать мне какие-нибудь другие данные?
  — Нет. Я могу только повторить, что все это представляет собой неразрешимую загадку.
  — Будьте добры, перескажите мне подробно содержание вашей последней беседы с королем в саду, — попросил Ник Картер.
  — Я ничего не имею прибавить к тому, что я уже сказал, — ответил генерал, — да, ведь он и сказал то мне всего несколько слов, не глядя на меня, как бы стыдясь и сознавая, что поступает по отношению ко мне страшно несправедливо.
  — Будьте добры, повторите мне все подробности.
  — Я уже говорил вам, как подло со мной поступили, — беззвучным голосом ответил генерал, — я был лишен всех моих чинов и должен был переносить насмешки и издевательства от людей, которые раньше беспрекословно мне повиновались. Затем я обратился с письмом к королеве, прося у нее аудиенции, но и там получил отказ.
  — До сих пор вы ничего еще не говорили о королеве! — воскликнул Ник Картер, — между тем, о ней мне тоже желательно иметь наиподробнейшие сведения!
  — В течение многих лет, — продолжал генерал, — у меня находился ключ от дворцового сада, доступ в который, таким образом, мне всегда был открыт. При помощи этого ключа я прошел в сад, между двумя и тремя часами дня, зная, что король в это время совершает прогулку. Я незаметно проскользнул до той скамьи, на которую обыкновенно садился король и стал ждать его прихода. На этот раз он явился почти на целый час позже обыкновенного. Когда он был на расстоянии трех шагов от меня, я выступил вперед и упал перед ним на колени.
  — Позвольте! Сначала скажите, как вел себя король, когда увидел вас?
  — Он, по-видимому, очень испугался, — ответил генерал, — как будто опасаясь, что я собираюсь совершить на него покушение, он быстро отступил назад и крикнул своей свите несколько слов, которых я, однако, не разобрал, так как слишком сильно волновался. А я дрожащим голосом проговорил: «Чем провинился я, ваше величество, чем навлек на себя немилость своего государя?» Он махнул рукою и приказал мне уйти. Но я не повиновался, а стал просить и умолять. Наконец, он хлопнул в ладоши и подозвал телохранителей. На меня набросились четыре гвардейца и…
  — Виноват, — прервал его Ник Картер, — знаете ли вы этих гвардейцев в лицо? По крайней мере, одного или двух, если не всех четырех?
  — Нет! То были понтеведринцы! Гвардия из понтеведринцев представляла собой нововведение, против которого я восставал. Но, несмотря на это, она окончательно сменила прежнюю гвардию, состоявшую из уроженцев родной страны.
  — Продолжайте! Что было дальше?
  — Меня подхватили и подняли на ноги! С громадным трудом я сдержался, чтобы не выйти из себя в присутствии особы короля, а когда меня уводили, я слышал, как король крикнул гвардейцам: «Проводите его к генералу Фернандо и передайте ему, чтобы он раз и навсегда избавил меня от необходимости встречаться с этим человеком!» Затем он громко расхохотался, так же как и тогда, когда меня схватили гвардейцы. Меня бросили в тюрьму, где я и просидел четыре дня в одиночном заключении, не видя никого кроме служителей, которые не отвечали на мои вопросы, а только осыпали меня насмешками и издевательствами. Все это произошло как раз в то время, когда при дворе шли приготовления к свадьбе принцессы Нердинии с принцем Понтсведро. Благодаря содействию преданного мне солдата моего прежнего полка мне удалось бежать. Он напоил стражников допьяна, взял у них ключи и вывел меня из тюрьмы. Кроме того он достал мне одежду и раздобыл у моих друзей крупную сумму денег, без которых бегство было бы немыслимо. Когда мы с ним расставались, он сказал мне: «Да хранит вас Господь! Вы теперь сумеете принять меры за границей, там найдете вы помощь и содействие! Король сам не свой, Бог знает, что с ним случилось! Все окутано мраком тайны! В войсках началось брожение, но солдаты вам преданы и будут скидать вашего возвращения! Пока же мы должны уступать первенство понтеведринцам, тем более, что их теперь втрое больше нас!» Я хотел еще расспросить его, но не мог рисковать оставаться. Мое бегство могло быть обнаружено и тогда пришлось бы пострадать и моему освободителю. Пришлось бежать, не имея подробных сведений о положении дел. Начиная с того момента, я возложил все мои надежды на вас, мистер Картер. Я не мог остаться в родной стране, так как там меня могли схватить клевреты короля. Довериться я тоже никому не мог, так как в настоящее время, как это ни печально, нельзя доверять никому, рискуешь натолкнуться на сообщника заговорщиков. Мне удалось бежать за границу! Вот и все, что я могу сообщить вам, в настоящее время я так же мало знаю о положении дел в моем отечестве, как и вы. Впрочем, должен добавить, что мне донесли, будто мой младший сын произвел покушение на жизнь принца Понтсведро и при этом был убит!
  — Вот как, — заметил Ник Картер, — а теперь расскажите мне что-нибудь о молодой королеве.
  — Она моя государыня, мистер Картер, — с достоинством ответил старый генерал, — этим все сказано.
  — Говорите откровенно, не стесняясь. Вы можете быть уверены, что все это останется между нами.
  — Она урожденная Экеверия. Это вы, конечно, знаете?
  — Знаю. Сколько ей лет?
  — Только восемнадцать.
  — Когда она вышла замуж за Жуана?
  — Полгода тому назад. Она была помолвлена с королем с самого детства. Она красавица в полном смысле слова, но очень горда и вспыльчива. Я видел ее всего два раза и потому знаю о ней очень мало, но я слышал, что она способна на бессердечную жестокость. Вы поймете, почему я рассказываю вам об этом, иначе я никогда не позволил бы себе так отзываться о своей государыне!
  — Конечно! Но мне необходимы возможно подробные сведения! Любит ли она короля?
  — Этот вопрос я часто задавал себе, — ответил генерал, — то мне казалось, что она его любит, то я сомневался в этом. Верно лишь то, что король на нее молится.
  Ник Картер задумался. Потом сказал:
  — Я убежден, что на успех можно будет рассчитывать лишь после того, как я сам прибуду на место и собственными глазами все увижу.
  — Вполне с вами согласен, — отозвался генерал.
  — Я должен получить доступ к придворным кругам, иначе не сумею вступить в контакт с заговорщиками, если вообще о заговоре может быть речь. Они, несомненно, приняли всевозможные меры предосторожности. Но об этом мы поговорим впоследствии. Теперь перейдем к другому вопросу: дело в том, что…
  Вдруг Ник Картер умолк, прислушиваясь, и внезапно вскочив с места:
  — Я слышал, как кто-то позвал меня! — воскликнул он и подбежал к двери, которая в этот момент открылась снаружи.
  На пороге появился Иосиф, камердинер Ника Картера, и произнес:
  — На улице кто-то зовет вас, мистер Картер.
  Ник Картер уже не слушал его и помчался вниз по лестнице к парадной двери.
  Когда он рванул дверь, к его ногам грохнулось какое-то тело, которое как будто было прислонено к дверям.
  Ник Картер сразу узнал Евлогия, сына генерала, который вышел из дома вместе с принцессой и Диком.
  В боку у него зияла глубокая рана, из которой струилась кровь. В этой ране торчал кинжал, Евлогий судорожно сжимал его рукоятку, как бы не желая выпускать кинжала из раны.
  Ник Картер попытался отстранить его руку, но полковник слабо шепнул ему:
  — Наклонитесь ко мне. Оставьте кинжал до поры до времени. Если вынуть его, то я истеку кровью, а я должен выиграть время, чтобы рассказать вам то, что было.
  Ник Картер наклонился к самым губам полковника, который с трудом проговорил:
  — На нас было совершено нападение, когда мы переходили через узкую улицу, название которой я не знаю. С трех сторон нас вдруг окружили кареты, но мы ничего дурного не подозревали, так как это часто бывает на перекрестках. Но неожиданно дверцы этих карет распахнулись, из них выскочили несколько мужчин и набросились на нас. Мы не были подготовлены к такому нападению и потому в первый момент совершенно растерялись, не зная, что и думать. Мистер Дик начал отбиваться и своими мощными кулаками сшиб с ног двух негодяев, но в тот же момент кто-то сзади накинул ему петлю на шею, его повалили на землю и швырнули в одну из карет. Принцессе набросили платок на голову и тоже посадили в другую карету. Меня сразили ударом кинжала, я лишился чувств, хотя успел расслышать, как кареты уехали. Затем я кое-как добрался сюда, чтобы…
  Тут полковник глубоко вздохнул и лишился чувств.
  * * *
  Иосиф сейчас же побежал в соседний дом за доктором, а Ник Картер бережно поднял раненого и перенес его в гостиную.
  Спустя несколько минут явился доктор.
  Рану полковника тщательно перевязали и затем уложили его в постель, приставив к нему опытную сиделку.
  Прежде чем уйти, доктор отправился в библиотечную комнату, чтобы сообщить генералу, с трепетом ожидавшему результата врачебного осмотра, что жизни его сына не грозит опасность.
  — Рана вашего сына не опасна для жизни, — заявил он, — если только за ним будет хороший уход. Но я не скрываю от вас, что может пройти несколько недель, прежде чем полковник встанет с постели.
  Поручив раненого полковника заботам врача, Ник Картер поспешил уйти.
  Надо было прежде всего освободить принцессу и Дика и выяснить мотивы совершенного на них нападения.
  Опытным глазом Ник Картер нашел кровавые следы, ведущие от двери его дома до места происшествия.
  Его нисколько не удивило, что нападение было совершено уже на следующем перекрестке.
  Шляпа Дика еще лежала на мостовой. Недалеко от панели валялся ридикюль принцессы, разорванная перчатка и трость Дика.
  Видно было, что борьба длилась недолго, но велась с крайним ожесточением.
  Больше ничего нельзя было установить. Не было никаких следов, указывающих в каком направлении уехали кареты.
  К сожалению, на этой уединенной улице не было никого, кто мог бы дать те или иные показания, или, по крайней мере, сказать, куда направились кареты.
  Ник Картер уже собирался вернуться, как вдруг из темной подворотни ближайшего дома вынырнула какая-то фигура и, осторожно оглядываясь по сторонам, начала приближаться к нему.
  — Эй, друг! — послышался голос незнакомца, — вы, кажется, что-то ищете? Может быть, я сумею вам помочь? Пожалуй, я могу на этом и заработать?
  — Отчего бы и нет? — отозвался Ник Картер, — но сначала подойдите поближе, чтобы я мог видеть, с кем я имею честь говорить.
  Когда незнакомец вышел на свет ближайшего уличного фонаря, Ник Картер в изумлении воскликнул:
  — Алло! Никак это ты, Джонни Гросс, если не ошибаюсь?
  Незнакомец вскрикнул от испуга и хотел броситься бежать. Но Ник Картер успел схватить его за плечо и задержать:
  — Куда торопишься? — проговорил он, — не бойся. Я не буду задавать тебе неприятных вопросов, хотя и имею на то полное основание. Ведь ты меня знаешь, Джонни?
  — Как не знать, — простонал тот, — вы, Ник Картер.
  — Верно! А теперь говори! Расскажи возможно подробней, что тут произошло?
  — А не попаду я за это к черту на кулички, если…
  — Нет! Даю тебе мое слово! Но только говори всю правду!
  — Извольте! Дело обстояло так: было еще слишком рано, чтобы предпринять что-нибудь, но я все-таки уже вышел на работу. Иду я, значит, по улице и вдруг вижу двух шикарных франтов с изящной дамой. В тот же момент они уже были окружены тремя каретами, из которых выскочили какие-то подозрительные субъекты. Не успел я оглянуться, как они уже уволокли одного из франтов и дамочку в карете, а второго ударили кинжалом в бок. Дамочка орала как помешанная, но ее никто не услышал. Они тут же уехали, остался только тот, которого закололи. Я уж думал, что он помер, но он кое-как поднялся и потащился прочь отсюда.
  — Да, да, он явился в мой дом, — заметил Ник Картер.
  — Вот как? Тем лучше. Ну, а теперь, мистер Картер, могу сообщить вам еще кое-что более интересное, но это уж за особую плату.
  — Ты ведь знаешь меня, — ответил Ник Картер, — если у тебя действительно есть интересная новость, то я не поскуплюсь.
  — Ладно. Дело в том, что я одного из кучеров знаю.
  — Это великолепно!
  — Конечно! Он такой же мошенник, как и я, но недостаточно ловок для того, чтобы сделать карьеру карманника. Он только при случае… — понимаете…
  — Понимаю. Кто он такой?
  — Четырехглазый Петр! Я его хорошо узнал на козлах.
  — Это хорошо! Знаешь ли ты, где его можно застать?
  — Знаю. Мы можем найти его еще сегодня ночью, если только он не удерет из-за этой истории.
  — Отлично, Джонни! Мы с тобой отправимся на поиски. Вот еще что: ведь ты, наверно, что-нибудь украл в этом доме?
  — Ни одного гроша! Я только успел забраться, как на улице поднялся шум и я выскочил обратно. Вот почему я ничего и не сделал.
  — Верю тебе. Далеко ли отсюда до того места, где можно найти четырехглазого Петра?
  — Да, конец изрядный. Это будет недалеко от реки, вблизи вокзала Южной дороги. Теперь не стоит идти туда, так как, если Петр трусит, то он нескоро вернется к себе домой.
  — Ты пожалуй, прав.
  — Кроме того, у меня мало охоты провожать вас туда.
  — Почему?
  — Вам то безразлично, будут ли там знать, что я вас привел или не будут, но мне это далеко не безразлично! На меня немедленно наложили бы ножами клеймо предателя!
  — Не бойся, Джонни, я устрою так, что тебе никаких неприятностей не будет, — с улыбкой ответил Ник Картер, — теперь ты пойдешь со мной на мою квартиру, я хочу там наскоро переодеться.
  Спустя несколько минут Ник Картер вернулся к себе.
  Пока «почтенный» Джонни ждал его в передней, сыщик с привычным мастерством изменил свою наружность; Джонни Гросс, увидев, как с лестницы спускается какой-то старик, не узнал в нем Ника Картера.
  Когда сыщик заговорил, старый вор развел руками и сказал:
  — Теперь я понимаю, почему наши молодцы так страшно боятся вас.
  — Пойдем, Джонни, — произнес Ник Картер, отворяя дверь на улицу, — теперь проводи меня скорее к тому месту, о котором ты говорил.
  — Сказать ли товарищам, что вы жертва, которую я заманил? — предложил Джонни, — впрочем, нет. Они и без того мне не доверяют, а этим делом я вообще не занимаюсь. Значит, ничего из этого не выйдет.
  — Ты просто скажи им правду, кто я такой, — спокойно заявил Ник Картер.
  Джонни Гросс всплеснул руками от изумления.
  — Как? Сказать всей шайке, кто вы такой? Да ведь это верная смерть для вас!
  Ник Картер громко расхохотался.
  — У меня свой особый план, — ответил он, — и потому я надел двойной наряд.
  — С какой целью?
  — Очень просто. Ты проводишь меня туда и скажешь им, что привел с собой человека, который выдает себя за Ника Картера. Тебе, конечно, никто не поверит, что я на самом деле Ник Картер. А затем я сниму стариковский грим и окажусь прелестным франтом. А там я сыграю им такую штуку, что они не будут сомневаться в моей принадлежности к их компании.
  — А все-таки, по-моему, это опасно, — заметил Джонни, — впрочем, может быть, и сойдет. Попробовать, во всяком случае, можно.
  — Понятно. Как только мы войдем и ты увидишь, что Петр там, ты дай мне знак, чтобы я знал, который из них он и есть.
  — Хорошо. А потом что?
  — А остальное предоставь мне. Ты не причем дальше. Ты встретил меня и привел сюда, вот и все. Полагаю, Петр обосновался в каком-нибудь притоне воров?
  — Да, в трактире.
  — Всех ли впускают туда?
  — В передние комнаты, да. Зато задние комнаты отведены только для постоянных гостей.
  — Там-то мы его и застанем?
  — Именно там.
  — Значит, ты введи меня в одну из передних комнат, брось меня, а сам пройди в задние и расскажи товарищам, что поймал поразительного чудака, который выдает себя за Ника Картера. Этого будет достаточно, чтобы они явились в переднюю комнату потолковать со мной, а там уж только от моей собственной ловкости будет зависеть, попаду я в задние комнаты или нет. Но самое главное в том, чтобы ты сразу указал мне на Петра, если только он будет находиться там.
  — Слушаю, мистер Картер, будет исполнено.
  * * *
  — Вот мы и пришли, — шепнул Джонни своему спутнику.
  Они оба вошли в один из тех трактиров, которых так много на Южной улице.
  Помещение ничем не отличалось от обычного типа подобных притонов. В первой комнате стоял длинный буфет поперек всего помещения, так что в задние комнаты заглянуть не было возможности.
  Джонни отвел трактирщика в сторону и шепнул ему многозначительно:
  — Как тебе кажется, милейший, кого я привел с собой?
  — Глупый вопрос! Это какой-нибудь наивный провинциал, которого ты хочешь накрыть на картах.
  — Он говорит, что он Ник Картер!
  — Вот так штука!
  Гости все поголовно обернулись на трактирщика, который не имел обыкновения выражать громко свое изумление. Но они поразились еще больше, когда трактирщик вдруг разразился громким хохотом.
  — Вот так штука! — заливался он, — это он сам тебе говорил?
  — Конечно.
  — Когда и где?
  — Только что, на реке у переправы.
  — Позови-ка его сюда, надо посмотреть, что это за чудак такой.
  Джонни, смешно кланяясь, подошел к сыщику:
  — Я хочу вас познакомить с хозяином. Вот Мадден, а это Ник Картер, великий…
  — Ври побольше! Говори, кто ты такой?
  — Видишь ли, — вполголоса произнес Ник Картер, прищуривая один глаз, — иногда я называю себя Картером, вот как представил меня он. Я полагал, что скорее всего попаду к вам, если выдам себя за Картера, и что присутствующие коллеги по ремеслу тогда скорее всего примут меня в свою среду.
  — Недурная мысль, — заметил Мадден.
  — Дурных мыслей у меня вообще не бывает. Дело вот в чем: если бы вы мне поверили и на самом деле приняли бы за сыщика, то задержали бы меня, пока я удостоверил бы свою личность. В противном же случае всякий заинтересовался бы узнать, с какой целью я выдаю себя за сыщика. А я этим хочу воспользоваться, чтобы исчезнуть на некоторое время. Надо тебе сказать, между нами, я вынужден скрываться.
  — Понимаю. Знаешь ли ты кого-нибудь из тех, что бывают здесь?
  — К сожалению никого. Разве только одного Финерти, но он уже умер и теперь жарится в аду на вертеле.
  — По всей вероятности. Что ж, иди за мной. Расскажи моим гостям в чем дело, но предупреждаю: если дело нечисто, то ты сегодня же присоединишься к этому самому Финерти. Отсюда до реки, сам знаешь, недалеко.
  — Пустяки, — отозвался Ник Картер, пожимая плечами.
  Чтобы пройти в задние комнаты, надо было обойти всю буфетную стойку.
  Когда Ник Картер открыл дверь, на него пахнуло удушливыми испарениями пива, плохих сигар и дрянной сивухи.
  В комнате сидели человек двенадцать. Некоторые из них играли в карты, в заднем углу стояли трое, о чем-то перешептываясь, а остальные вели общую беседу.
  Все обернулись, когда в комнату вошел хозяин трактира с Джонни и Ником Картером, и беседа моментально прекратилась.
  Мадден вышел на середину комнаты, благодаря чему Джонни нашел возможность шепнуть сыщику:
  — Вон там в углу сидит Петр с двумя товарищами. Он как раз смотрит сюда. Может быть, с ним сидят два других кучера.
  Ник Картер и глазом не моргнул.
  В этот момент почтенный хозяин заговорил:
  — Господа! Я привел вам почетного гостя, именно великого сыщика Ника Картера.
  Все присутствовавшие повскакивали со своих мест как ужаленные, и моментально выхватили револьверы так что положение Ника Картера было не из приятных.
  Но сыщик ни на секунду не потерял спокойствия. Он встал рядом с хозяином трактира, поглаживая свою седую бороду и оглядываясь по сторонам.
  — Он весьма удачно загримировался, каналья, — продолжал хозяин и расхохотался.
  Захохотали и все остальные, сообразив, что все это была шутка. Револьверы исчезли и их владельцы снова расселись по своим местам.
  — К чему эта чепуха? — спросил Четырехглазый Петр.
  Прежде чем хозяин успел ответить, Ник Картер воскликнул:
  — Оставь! Я им сам объясню это!
  Он отступил на шаг и спокойно заговорил:
  — Я среди вас чужой: ни я вас, ни вы меня не знаете. Полиция меня преследует и я должен на время исчезнуть. Когда я искал безопасное пристанище, я встретился с Джонни. Шутки ради я ему сказал, что я переодетый Ник Картер. Он понял, что я одного с ним поля ягода, и привел меня сюда к хозяину, а хозяин представил меня вам.
  — Много болтаешь! — заметил Петр, — скорее кончай или молчи!
  — Чем ты занимаешься? — спросил кто-то другой.
  — Карманный ревизор и притом довольно дельный, — ответил Ник Картер.
  — Мало ли, что ты скажешь! — крикнул Петр, — покажи нам свое искусство, потом мы тебе поверим!
  — С удовольствием, — согласился мнимый карманник, — я позволю себе дать вам маленькое представление.
  Он начал какую-то пляску, напевая при этом французскую шансонетку.
  Присутствующим это понравилось. Их недоверчивые лица прояснились и, в конце концов, всеми овладело веселье.
  Вдруг танцующий Картер схватил одного из зрителей за талию и начал с ним кружиться. В заключение он повернул его несколько раз так быстро, что тот еле удержался на ногах, а затем отшвырнул его к другим.
  Моментально он схватил другого, проделал с ним то же самое, и так до конца со всеми остальными.
  Остались еще только те трое, что сидели особняком в углу.
  — Когда протанцую со всеми, я угощу всех! — крикнул Ник Картер.
  Все столпились у стола. Петр и товарищи его должны были встать; их подтолкнули к Нику Картеру и тот, схватил сразу всех троих, понесся с ними по комнате.
  Вдруг послышалось резкое щелканье — звук, отлично знакомый всем присутствовавшим. Смех и крики сразу прекратились, послышались брань и проклятия. Все схватились за карманы.
  К крайнему их изумлению револьверы и ножи исчезли.
  Карманный ревизор отлично сделал свое дело.
  Прежде чем растерявшиеся преступники успели опомниться, Ник Картер связал вместе трех последних плясунов, приставил их к стене и, сбросив свой длинный сюртук, вышел вперед, держа в каждой руке по револьверу.
  — Назад! — крикнул он. — Я говорил вам, что я ловкий карманник и теперь дал вам доказательство! Все ваши револьверы и ножи находятся в карманах моего сюртука, который я только что сбросил! Револьверы Маддена и Джонни я вытащил еще раньше, чем явился сюда, а у вас стащил оружие во время пляски! Не даром я тешил вас! А теперь слушайте, что я вам скажу: я явился сюда исключительно для того, чтобы получить кое-какие справки от этих трех господ, которые в настоящее время находятся в тесном единении! Они в моей власти и первый, кто осмелится подойти ко мне, будет убит!
  — Брось дурить! — воскликнул один из преступников, — потешил и ладно! Ты заходишь слишком далеко!
  — Мне теперь не до шуток! — оборвал его сыщик. — Я вам сказал, что я Ник Картер и теперь вы, быть может, мне уже поверили, что это так и есть!
  — Вы пожалуй, правы, мистер Картер! — отозвался один из преступников, долговязый, худощавый детина, носивший кличку «Колибри», — другой не сумел бы выкинуть такую штуку!
  — Благодарю за комплимент, — ответил Ник Картер. — Дело вот в чем: Четырехглазый Петр и два его товарища сегодня вечером проезжали недалеко от моего дома. Вдруг их пассажиры выскочили из карет и набросились на молодую даму, с которой шли мой помощник Дик и еще один господин. Последний в схватке был ранен кинжалом.
  — Это нас не касается! — запротестовал Четырехглазый Петр.
  Мадден сделал ему знак рукою и он умолк.
  — Раненый остался на мостовой, — продолжал Ник Картер, — но к счастью, жизнь его теперь уже вне опасности. Моего помощника Дика и молодую женщину куда-то увезли. У меня очень мало времени и потому я хочу как можно поскорее покончить с этим делом. Я готов не выдавать вас, если Четырехглазый Петр и его товарищи откровенно будут отвечать на все мои вопросы, не уклоняясь от истины. В противном случае, вы все отправитесь в тюрьму. О каждом из вас мне известно столько, что я могу обеспечить вам казенную квартиру на несколько лет!
  — Они будут отвечать, мистер Картер! — воскликнул Мадден, — об этом позабочусь я сам!
  Хозяин трактира подошел к трем связанным преступникам.
  — Послушай, Петр, ведь верно, что ты принимал участие в том деле, о котором говорит мистер Картер?
  — Пусть так! — злобно огрызнулся Петр.
  — Послушай, что я тебе скажу. Во всем мире нет никого, кому бы мы могли так слепо верить, как Нику Картеру. Он делает нам предложение, в искренности которого я не сомневаюсь. Он отпустит вас на все четыре стороны и никого не тронет, если вы скажете ему то, что ему нужно. Ведь так, мистер Картер?
  — Совершенно верно, — подтвердил сыщик.
  — Так вот, Петр, — продолжал Мадден, — ты меня знаешь: раз я что-нибудь говорю, то на это можно положиться.
  — Верно, верно! — крикнули несколько человек.
  — Я придумал вот что: вы, мистер Картер, отдадите револьверы и ножи и этим докажете искренность ваших намерений, а я поручусь вам за то, что вы от Петра узнаете все, что вам требуется, когда вы снимете с него и с его друзей наручники! Согласны, господа?
  Присутствующие выразили согласие.
  — Теперь, мистер Картер, за вами слово, — обратился Мадден к сыщику.
  Сыщик поднял свой сюртук и бросил его преступникам со словами:
  — Здесь найдете ваше оружие. Я не знаю, кому что принадлежит.
  Преступники немедленно схватили сюртук и в несколько секунд разобрали ножи и револьверы. Тем временем Ник Картер снял наручники с Петра и его товарищей.
  — Ну, а теперь, Петр, сдержи свое слово! — воскликнул Мадден.
  — Постойте! — произнес Ник Картер, протягивая хозяину банковый билет в пятьдесят долларов, — вот тебе деньги на угощение. Я с Петром и его товарищами сяду туда в угол, там мы с ними и споемся.
  — Как угодно, мистер Картер, — отозвался Мадден, — будьте, как дома.
  Четырехглазый Петр и два его товарища нехотя последовали за Ником Картером к тому столу, где они сидели уже раньше.
  Сыщик начал их убеждать, так что они в конце концов растаяли и Петр заговорил:
  — Я знаю только следующее, мистер Картер: вам, вероятно, известно, что я иногда выезжаю ночью, так как это приносит сравнительно большие выгоды. Так вот, проезжая вчера вечером по 58-й улице, я был остановлен каким-то господином, который обратился ко мне с вопросом, хочу ли я заработать сто долларов.
  — Бросьте все эти ненужные подробности, — прервал его Ник Картер, — рассказывайте только самую сущность! Прежде всего я хочу знать, угрожает ли той молодой даме какая-нибудь опасность?
  — Ровно никакой! Она в полной безопасности! Был отдан ясный приказ: ни под каким видом не причинять ей вреда!
  — А как обстоит дело с моим помощником Диком?
  — Вот за его жизнь я теперь не дам уже ломаного гроша, — ответил Петр, пожимая плечами.
  — Почему?
  — Когда он будет находиться в открытом море…
  — Что такое?
  — Ну да, в открытом море. Когда к нам в кареты усадили даму и вашего помощника, нам приказали ехать на пристань. Там вся компания перешла на корабль. Беседовали они на испанском языке, который я довольно хорошо понимаю, так как сидел в свое время в испанской тюрьме.
  — Ближе к делу, — торопил Ник Картер. — Что вы слышали?
  — Вот об этом я и начал говорить, — флегматично продолжал Петр, — говорили они, что на наружном рейде стоит какой-то пароход, собственная яхта какого-то короля, все время находящаяся под парами и готовая к отплытию. Молодая дама, как будто какая-то принцесса, которая бежала из дома.
  — Вот как? Ну, а дальше что?
  — Да вот почти и все. Убитый, говорят, какой-то полковник или что-то в этом роде. Они воображали, что убили его. Мне все это дело сильно не нравилось: я не люблю такие истории. Потом они говорили, что пойманный вместе с дамой мужчина, стало быть, ваш помощник, будет брошен в воду с куском железа на шее, как только они выйдут в открытое море.
  — Это все, что вы можете мне рассказать? — спросил Ник Картер.
  — Все. Больше ничего не знаю.
  — Пленники были целы и невредимы, когда их доставили на яхту?
  — Кажется, да. Зато двое из нападавших сильно пострадали от кулаков вашего помощника. Чертовски тяжелая рука у него. Если бы ему не накинули петлю сзади, то он, чего доброго, разделался бы со всей компанией.
  — Не расслышали ли вы каких-нибудь имен людей, которые привели в исполнение это покушение?
  — Нет. Впрочем, позвольте, я припоминаю что-то: когда они заговорили о том, что ваш помощник будет брошен за борт, то один из них сказал, что так как, мол, дело окончилось весьма удачно, то было бы лучше выдать принцессу и пленника генералу.
  — Стало быть, есть основание надеяться, что моему помощнику повезло.
  — Надеяться-то можно, — ответил Петр, пожимая плечами, — но, по-моему, надежда эта очень и очень слабая.
  Ник Картер узнал все, что ему нужно было.
  Он встал и ушел.
  * * *
  На пристани днем и ночью дежурят таможенные чиновники.
  Ник Картер прямо из трактира отправился на пристань и там заговорил с одним из них, назвав свое имя. Тот охотно ответил на все его вопросы, причем выяснилось, что Петр сказал правду.
  Яхта прибыла рано утром того же дня; на берег сошел один из офицеров, чтобы закончить все формальности; вместе с тем он заявил кому следует, что яхта останется на рейде только одни сутки.
  Сыщику пока не удалось узнать ничего больше и ему оставалось только вернуться домой.
  Он приехал около трех часов утра.
  Старый генерал не ложился в кровать, а, оставаясь у постели своего сына, уснул в кресле.
  Когда Ник Картер вошел в комнату, генерал сразу проснулся. Сыщик приветствовал его и шепотом, чтобы не беспокоить больного, рассказал все, что ему удалось узнать.
  — Нам остается только одно, — закончил он, — не отступать от нашего первоначального плана и выехать завтра утром в Коразон.
  — Совершенно верно, — согласился генерал.
  — Есть основание полагать, — продолжал сыщик, — что мы прибудем туда раньше яхты короля, которая делает не больше двенадцати узлов в час. Мы приедем в Паланку, а оттуда отправимся дальше по железной дороге, тогда мы будем в Коразоне днем раньше. Ваш сын пока должен остаться здесь.
  — К сожалению. Но я знаю, что он в хороших руках, — согласился старый генерал.
  * * *
  С первым уходящим в Паланку пароходом Ник Картер, его помощник Патси и старый генерал выехали туда.
  Следуя совету сыщика, генерал переоделся и загримировался так, что никто на родине не мог бы узнать его.
  В пути ничего особенного не произошло.
  На границе путники, против ожидания, не встретили никаких особых затруднений. У них даже не потребовали паспортов. Благодаря этому они прибыли в главный город Уарапу раньше, чем ожидали.
  Поезд прибыл туда рано вечером.
  На улицах царило необычайное оживление. На всех углах и перекрестках герольды возвещали о том, что в гавань прибыла королевская яхта и что ее королевское высочество принцесса Нердиния вернулась на родину.
  Ник Картер с генералом взяли карету и поехали медленно, чтобы разобрать слова, выкрикиваемые глашатаем.
  Столь странный способ оповещения немало поразил их и генерал сказал, покачивая головой.
  — Не знаю, чем и объяснить это.
  — Больше всего меня поражает, — заметил Ник Картер, — что народ как будто ликует. Ведь принцесса бежала и ее вернули силой, а, тем не менее, встречают с такой радостью. Вот этого я совершенно не понимаю.
  — Да, придется вооружиться терпением, а завтра…
  — Завтра? Нет, я должен выяснить это сегодня же, — решительно заявил сыщик, — не забывайте, что мой помощник находится в опасности. Я должен знать что с ним и где он?
  Карета остановилась перед подъездом гостиницы.
  — Погодите одну минуточку, — шепнул генерал Нику Картеру, — вон идет пехотный капитан, которому я безусловно доверяю. Он скажет мне, в чем дело, если я назову себя.
  Но генерал едва проговорил это, как вдруг толпа расступилась.
  Отряд пехоты, с офицером во главе, занял улицу.
  — Приветствую вас в Коразоне, генерал Калабрия! — произнес офицер, — хотя вы почему-то сочли нужным переодеться и загримироваться! Приветствую также ваших спутников, американского сыщика и его помощника! Будьте любезны, господа, занять места в карете! Вам уже отведены помещения!
  — Хотите ли вы сказать этим, что мы арестованы? — спросил генерал, отступая на шаг.
  — Совершенно верно! Вы арестованы в качестве изменников. Ваш арест будет длится недолго, так как завтра утром на рассвете вы все будете расстреляны!
  * * *
  С первого момента своего прибытия Нику Картеру было не по себе. Его пресловутое шестое чувство предвещало что-то недоброе.
  Опасения его подтверждались странным настроением народа и еще более странными вестями о возвращении принцессы.
  Он не понимал, каким образом заговорщики узнали о том, что генерал Калабрия обратился к нему в Нью-Йорк за содействием.
  Очевидно, известие о том, что Ник Картер со своим помощником и генералом выехали в Уарапу, могло быть передано в Коразон по подводному кабелю. А раз это было так, то заговорщикам оставалось только спокойно ждать их прибытия и своевременно встретить их.
  Обвинение его в заговоре против короля грозило самыми тяжкими последствиями. То обстоятельство, что он гражданин другого государства, не могло его спасти, так как он был схвачен в самом Коразоне. В лучшем случае, можно было ожидать обмена дипломатическими нотами, но после расстрела это не могло ему помочь.
  Ник Картер теперь понял, в чем было дело.
  Заговорщики, конечно, сразу узнали, что принцесса Нердиния бежала в Нью-Йорк. Само собою разумеется, за нею вслед были посланы шпионы, которые ее не беспокоили, пока все приготовления к похищению ее не были закончены.
  Похищение это не могло предотвратить даже прибытие в Нью-Йорк генерала Калабрия; напротив, оно только ускорило развязку.
  Затем заговорщики отправили в Нью-Йорк королевскую яхту, силой завладели принцессой и установили надзор за теми лицами, которые встали на ее защиту.
  О каждом шаге генерала, Нердинии и сыщиков было известно в Уарапе, равно как и о их намерении выехать в Коразон. Это могло быть только на руку заговорщикам.
  * * *
  Один офицер сел в карету вместе с арестованными, а другой ехал рядом с каретой верхом на коне.
  Когда карета тронулась в путь, Ник Картер шепнул своему помощнику:
  — Они знают, кто мы такие и для чего прибыли сюда; они посадят нас в тюрьму с тем, чтобы завтра расстрелять. Когда железные двери закроются за нами, то не будет больше надежды на спасение.
  — Так кажется и мне, — сухо ответил Патси. — Мы опять попали в хорошую переделку. Но что же делать?
  — Ты видишь офицера, который едет рядом с каретой?
  — Вижу.
  — Конь у него неплохой. У тебя есть нож?
  — Есть.
  — Открой его, возьми в руку и будь наготове. Когда я дам тебе сигнал, ты перереж ему подпругу и сбрось офицера с седла, а сам садись на коня и удирай.
  Патси помолчал немного, а потом ответил:
  — Дело не легкое, но это единственный выход.
  — Обо мне не беспокойся, — продолжал Ник Картер, — думай только о том, как бы спастись самому.
  Карета проезжала по запруженной толпой улице и с трудом подвигалась вперед.
  Патси не пришлось исполнить приказания Ника Картера.
  Когда капитан как-то случайно посмотрел в сторону, Ник Картер внезапно мощной рукой схватил его и вышвырнул на мостовую в дверцу открытой кареты. Затем он схватил сидевшего тут же пехотинца и швырнул его на старого генерала, которому крикнул, чтоб он задержал его во что бы то ни стало.
  В следующую секунду он быстрым движением сбросил кучера с козел и вырвал у него из рук вожжи и кнут.
  Он несколько раз ударил лошадей, так что они понеслись, как бешенные.
  Несколько человек из толпы бросились к лошадям но Ник Картер не смутился.
  Он выпустил вожжи и кнут, и вдруг оказался вооруженным двумя револьверами.
  Он моментально выпустил из каждого револьвера по шесть пуль, так что казалось, будто он дал только один выстрел.
  Двое мужчин, бросившихся к лошадям, свалились замертво, третий громко крикнул, размахивая простреленными руками, а четвертый, убитый наповал, упал под копыта лошадей, которые бешено понеслись вперед, перепуганные выстрелами.
  Все это произошло в течение лишь нескольких секунд, так что толпа даже не успела сообразить, в чем собственно дело.
  Но карета не успела отъехать и двадцати шагов, как пехотинцы, конвоировавшие се, пустили в ход ружья.
  В воздухе начали свистеть пули, но к счастью, ни одна из них не попала в Ника Картера.
  Зато пули угодили в лошадей, которые взвились на дыбы и снова понеслись. Они завернули в какой-то тупик и с такой страшной силой ударились об стену, что Ник Картер, описав большую дугу, полетел через нее и упал на другой стороне на землю.
  Он очутился на мягкой траве, у ног какой-то изящно одетой дамы.
  Хотя он и был ошеломлен силою падения, но все-таки сразу спохватился.
  В первый момент сидевшая на скамье дама совершенно растерялась от испуга и, по-видимому, хотела крикнуть или броситься в бегство.
  Но Ник Картер успел ее удержать за руку и спокойно проговорил:
  — Не кричите! Вопрос идет о моей жизни и смерти! Вы слышите вой возбужденной толпы на улице? Толпа эта преследует меня! Я не знаю, с кем имею честь говорить, но… кто бы вы ни были, вы должны мне помочь бежать! Я полагаю, что нахожусь в дворцовом саду, может быть, вы фрейлина королевы, а может быть, даже сама королева! Для меня это в данную минуту неважно! Не смейте звать на помощь, это вам обойдется слишком дорого! Проводите меня куда-нибудь, где я буду в безопасности.
  Дама встала и по дорожкам парка направилась к какому-то длинному зданию. Там она остановилась перед верандой, из которой была дверь внутрь здания и дала Нику Картеру знак следовать за ней.
  В следующую минуту сыщик очутился в большой комнате.
  Дама в изнеможении опустилась на кресло.
  — Не говорите ничего, госпожа, — шепнул Ник Картер, — не бойтесь, если вы не выдадите меня, вам не будет угрожать опасность.
  Так как в парке повсюду горели электрические лампочки, то Нику Картеру сразу было трудно разобраться в темной комнате.
  Прежде всего он запер окна и дверь, затем снова подошел к незнакомке и спросил:
  — Понимаете ли вы все то, что я говорю?
  — Отлично понимаю, — ответила она с таким спокойствием, что Ник Картер невольно изумился, — но ведь вы приказали мне ничего не говорить и я в данную минуту вынуждена вам повиноваться!
  — Позвольте узнать, с кем имею честь говорить?
  — Довольно пока и того, что я ваша пленница!
  — Пусть будет так, — равнодушно ответил Ник Картер, — ведь мы с вами находимся в одном из флигелей замка? Вероятно, в апартаментах королевы?
  — Совершенно верно.
  — Вы, вероятно, фрейлина ее величества?
  — Предположите хотя бы это.
  — Эта комната отведена вам лично?
  — Да, и вместе с тем это единственная комната, где я бываю одна.
  — Прекрасно. Стало быть, пока я в безопасности, так как сюда, вероятно, никто не заглянет?
  — Вы правы, — подтвердила незнакомка, — но позвольте вас спросить, долго ли вы намерены держать меня в плену?
  — Могу вам только сказать, что я должен остаться здесь до тех пор, пока мне представится возможность уйти, не рискуя моей жизнью.
  — Не беспокойтесь, я вас не выдам! Даю вам слово, что не буду звать на помощь. Но вместе с тем обращаю ваше внимание на то, что вы находитесь в частном кабинете ее величества! А я — королева Коразона!
  * * *
  Ник Картер вовсе не был так сильно поражен, как можно было ожидать. Он и без того подозревал, что говорит с королевой, судя по ее гордой осанке.
  Он помолчал немного, а потом проговорил:
  — Следует поражаться случайности, благодаря которой я был брошен вам прямо под ноги.
  — Вы были брошены через стену? А мне казалось, что вы перескочили через нее, — изумилась королева.
  — Нет, я попал в сад не по своей воле, — ответил Ник Картер, — но прежде чем мы будем продолжать беседу, ваше величество, я хотел бы поточнее узнать, где я нахожусь?
  Королева усмехнулась.
  — Ведь я вам говорила, что это единственная комната, где меня никто не беспокоит, — ответила она, — никто не имеет права входить сюда без моего зова, даже сам король!
  — Это очень приятно для меня. Стало быть, в данную минуту я превзошел даже самого короля, — спокойно заметил Ник Картер, — но вы, кажется, и не подозреваете, кто я такой?
  — Откуда я могла бы знать вас? Ведь вы экспромптом явились передо мной!
  — Поразительнее всего то, — заметил Ник Картер, — что я остался жив! В меня было пущено достаточно много пуль!
  — Значит, выстрелы были направлены в вас?
  — Да.
  — Значит, вы…
  — Продолжайте. И так, кто я такой?
  — Я знаю только то, что вы чужестранец, судя по произношению — американец.
  — Совершенно верно.
  — Сегодня днем во дворце ходили слухи о каком-то сыщике из Нью-Йорка, который якобы сопровождает генерала Калабрия и у которого генерал и принцесса Нердиния скрывались. Этот сыщик якобы задумал вмешаться в дела здешнего двора, даже захватить самого короля! Да, теперь я даже припоминаю его имя, — его зовут Ником Картером.
  — Позвольте же мне, ваше величество, представиться: я этот самый Ник Картер и есть, — заявил сыщик. — Разрешите спросить: известно ли вам о том, что я был арестован сейчас же по прибытии сюда?
  — Известно, — спокойно ответила королева, — даже уже был отдан приказ расстрелять вас завтра на рассвете.
  — Очень любезный прием, — заметил Ник Картер, пожимая плечами.
  — Однако, вы от него ушли до поры до времени, — улыбнулась она.
  — Слава Богу!
  — Значит, все то, что о вас говорили, соответствует истине?
  — Конечно.
  — Почему являетесь вы сюда и вмешиваетесь в дела, которые вас не касаются?
  — Я явился сюда по приглашению принцессы Нердинии.
  — И генерала Калабрия, не так ли?
  — У него с принцессой в настоящее время общие интересы.
  Королева помолчала немного, а потом переменила разговор, заговорив к изумлению Ника Картера, на английском языке:
  — А знаете ли вы, мистер Картер, какая участь вас ожидает, если узнают о том, что вы находитесь в этой комнате?
  — Приблизительно могу себе представить.
  — Несмотря на то, что вы вошли в частный кабинет королевы, сами того не сознавая, вам ничто не поможет, и вы…
  Она внезапно оборвала фразу и прислушалась, а затем сделала сыщику знак молчать.
  Глаза Ника Картера тем временем успели привыкнуть в темноте и он хорошо видел свою собеседницу.
  На веранде вдруг послышался шум шагов. По-видимому, к двери приближались несколько мужчин.
  Королева быстро встала с дивана и, подойдя к Нику Картеру, взяла его за руку и отвела в альков, где стояла огромная кровать под высоким, бархатным балдахином.
  — Спрячьтесь здесь, — шепнула она, — торопитесь. Здесь никто не станет вас искать.
  Ник Картер повиновался и поспешил зарыться в подушки и одеяла.
  Шаги приблизились к самой веранде, и раздался стук в стеклянную дверь.
  Но королева не растерялась. Она схватила тяжелую медвежью шкуру, лежавшую перед диваном, и накинула ее на сыщика.
  Стук повторился.
  — Кто смеет меня тревожить? — сердито отозвалась королева, — что случилось?
  — Ваше величество, капитан дворцовой стражи по приказу свыше просит дать ему возможность убедиться в вашем благополучном состоянии и в том, что сюда никто посторонний не проникал.
  — Сейчас, — ответила она, — погодите. — Королева зажгла электрический свет, который залил всю комнату, а потом открыла дверь, удостоверившись предварительно, что сыщика совершенно не видно.
  На пороге показался поручик дворцовой стражи с пятью нижними чинами. Он отрапортовал:
  — Поручик Селла, исполняющий должность капитана дворцовой стражи, просит ваше величество простить за беспокойство! От моих солдат бежал тяжкий преступник и бесследно скрылся. Он, по-видимому, скрылся в дворцовом парке, быть может, проник даже в самый дворец, и я боялся…
  — Вы, офицер гвардии, боялись? — насмешливо заметила королева.
  — Простите, ваше величество, я опасался, что беглец проник сюда к вашему величеству и, быть может, даже угрожает вашей особе. Разрешите спросить, не видели ли вы этого человека или не слыхали ли о нем?
  — Неужели я, если бы это было так, осталась бы спокойно здесь в темной комнате? — спросила она. — Впрочем, поручик, вы, очевидно, не знаете приказа, согласно которому вы обязаны доложить о своем приходе через фрейлину, а не врываться ко мне без спроса!
  Она хорошо заметила, что поручик зоркими глазами оглядывал всю комнату и вдруг устремил взгляд на постель. Она, как бы нечаянно, загородила ему дорогу, но он отошел в сторону и спокойно стал смотреть дальше.
  «Неужели же он догадывается?» — подумала она и громко прибавила: — Вы свободны, поручик!
  — Ваше величество разрешите расставить стражу в парке? — спросил поручик, отвешивая низкий поклон.
  Она нетерпеливо пожала плечами и ответила:
  — Делайте, что хотите, но теперь оставьте меня в покое!
  Поручик снова поклонился и ушел вместе со своими спутниками.
  Как только королева услышала шаги поручика в парке, она быстро затянула занавесы на дверях и на окнах, так что снаружи нельзя было заглянуть в комнату.
  Затем обернулась, взглянула на кровать и тотчас же улыбнулась. Целое море мыслей отразилось в этой улыбке тут были видны презрение и веселость, ужас и насмешка…
  Теперь она поняла, почему поручик так пристально смотрел на кровать.
  Медвежья шкура немного отодвинулась в бок, и из под нее видна была одна нога Ника Картера, что, конечно, не ускользнуло от внимания поручика.
  Королева остановилась в нерешительности. Она не могла предугадать, что предпримет поручик: станет ли он действовать на собственный страх и риск, или предпочтет предварительно доложить начальству. Насколько она знала поручика Селла, она полагала, что он не возьмет ответственность на себя.
  Прежде всего она теперь погасила свет, затем сняла шкуру с кровати и шепнула Нику Картеру:
  — Встаньте! Я очутилась в страшной опасности, больше, чем вы сами! Поручик нашел вас, он знает, что вы спрятаны здесь! Он вернется через несколько минут и, быть может, даже подслушивает у дверей! Что делать? Я была полна надежды, а теперь смертельно боюсь! Мне со всех сторон угрожает страшная опасность! Ради Бога, что теперь делать?
  — Вы говорите о поручике дворцовой стражи? — спокойно спросил Ник Картер.
  — Вы знаете его? Да, именно его я боюсь! Он — дьявол в образе человека! Он… вы слышите?
  В ужасе она отступила на несколько шагов, так как на веранде снова раздались шаги.
  * * *
  Ник Картер сообразил, что тут можно помочь только решительными мерами.
  Королева, ранее столь отважная и самонадеянная, казалось, совершенно растерялась.
  Он взял ее за руку и шепнул:
  — Делайте то, что я вам скажу и все обойдется благополучно! Откройте окно и спросите поручика, зачем он вернулся. Пригласите его сюда в комнату, конечно, если он один, даже если он явился с другими, то и тогда пригласите их: пусть войдут! А сами в таком случае прячьтесь за кровать и оставайтесь там, пока все не закончится. Теперь надо действовать! Вот… опять стучат!
  По-видимому, его слова ободрили королеву.
  Она подошла к окну рядом с дверями и, отдернув занавес, выглянула наружу.
  За дверью стоял поручик Селла. Он сейчас же попытался заглянуть в комнату.
  — Зачем вы вернулись? — резко спросила королева, — что вам здесь еще нужно?
  Поручик взял под козырек и сухо ответил:
  — Покорнейше прошу ваше величество зажечь свет! Я пришел за своим пленником, так как знаю, что он находится в этой комнате!
  — Ваш пленник? — переспросила королева, как бы в крайнем изумлении.
  — Так точно, ваше величество!
  — Вы с ума сошли, поручик! — воскликнула королева, — я открою дверь и предоставлю вам обыскать комнату, но помните, что за последствия вы несете ответственность сами!
  Она засветила электричество и распахнула дверь на веранду.
  Поручик остановился у порога.
  — Я прошу вас выслушать меня, ваше величество, — заговорил он, — и вы поймете, что я не могу поступать иначе! Я должен во что бы то ни стало задержать того человека, который находится здесь в комнате, и, полагаю, для вашего величества будет удобнее не препятствовать мне в этом!
  — Войдите в комнату, — ответила королева.
  Поручик переступил порог и в следующий же момент очутился перед лицом Ника Картера.
  — Ага, вот и вы! — воскликнул он с насмешливой улыбкой, — ну вот, и попались! Не забывайте, почтеннейший, что вблизи дворца стоит отряд из двадцати гвардейцев, которые явятся сюда по первому моему зову!
  Ник Картер смерил поручика взглядом и презрительно улыбнулся.
  — Смейтесь, сколько хотите, — продолжал тот, — я поражаюсь вашей веселости! Ведь вы хорошо знаете, что вам осталось жить всего несколько часов! Не забывайте о присутствии ее величества; если мне придется призвать людей и арестовать вас здесь в комнате, то поднимется ужаснейший скандал! Неужели вы добиваетесь того, чтобы завтра весь город узнал о вашем пребывании в частном кабинете королевы?
  Он помолчал, но так как Ник Картер ничего не отвечал, то снова заговорил тем же насмешливым тоном:
  — Не могу, впрочем, не высказать моего изумления по поводу вашего бегства! Вы совершили подвиг, перескочив через стену! Вы, конечно, случайно застали королеву в парке, но уж во всяком случае не случайно проникли в ее частный кабинет, чтобы скрыться!
  Теперь Ник Картер ответил:
  — Я буду просить вас дать мне объяснение по поводу этих слов, иначе я буду вынужден наказать вас достойным образом за вашу наглость!
  Поручик насмешливо расхохотался.
  — Я не обязан давать вам отчет в моих словах! — отозвался он, — а теперь я арестую вас!
  Он протянул руку, чтобы схватить Ника Картера за грудь.
  В тот же момент сыщик сильным движением обхватил шею поручика так, что он не мог произнести ни одного звука. Все его попытки вырваться из железных рук сыщика, окончились неудачей.
  Ник Картер заставил его сесть на стул и немного разжал пальцы, чтобы дать несчастному воину возможность дышать. Вместе с тем он шепнул ему на ухо:
  — Вот так-то, любезнейший! Чья жизнь теперь в опасности, моя или ваша? Я дам вам подышать немного для того, чтобы вы могли отвечать на мои вопросы! Если вы крикнете или дадите вашим людям какой-нибудь знак, то я вас моментально придушу! Поняли?
  Поручик глубоко вздохнул, но затем насмешливо проговорил:
  — Вы не посмеете задушить меня!
  Вместо ответа Ник Картер снова сжал руки и нажал средним пальцем на затылок поручика с такой силой, что тот застонал.
  — Отвечайте, — шепнул он, — и не забывайте, чем я вам угрожаю. Я не трачу пустых слов. Правда ли, что ваши гвардейцы оцепили эту половину дворца?
  — Правда! Вы сами очень скоро убедитесь в этом!
  — Знают ли гвардейцы о том, что вы снова отправились к королеве?
  — Конечно, знают!
  — В таком случае им придется долго ждать вашего возвращения! — злобно отозвался Ник Картер.
  И он опять сжал руки. Послышалось глухое хрипение, слабый стон; поручик еще раз попытался вырваться, потом скорчился, вздрогнул и без движения свалился на руки Нику Картеру.
  — Теперь можно подумать, как быть дальше, — тихо произнес Ник Картер.
  Королева, взглянув на безжизненное тело поручика, дрожащим голосом спросила:
  — Неужели вы его убили?
  — Нет, я только отнял у него возможность кричать и звать на помощь.
  С этими словами он опустил тело поручика на пол и послушал пульс. Затем он снял с балдахина шнурки, которыми поддерживались тяжелые портьеры над кроватью, и связал ими своего пленника по рукам и ногам.
  Ник Картер успел это сделать как раз во время, так как поручик уже начал приходит в себя. Он открыл рот и слабо застонал.
  Как только он раскрыл губы, Ник Картер вложил ему в рот платок.
  Королева в крайнем изумлении смотрела на сыщика. Теперь она подошла к нему и спросила с растерянным видом:
  — Ради Бога, скажите, что же теперь будет дальше?
  — У меня появилась мысль, — ответил Ник Картер, — снять с этого господина форму и надеть ее на себя, чтобы вывести вас из дворца.
  При этих словах он быстро взглянул на королеву, чтобы видеть впечатление, произведенное его словами.
  Она стояла прямо под люстрой, озарявшей ее светом бесчисленных лампочек. Высоко подняв голову, она смотрела на Ника Картера величественно и вместе с тем доверчиво. С головы до пят она была королева, хотя ей было всего каких-нибудь восемнадцать лет.
  Улыбка внезапно исчезла с ее лица. Она нахмурила брови, и глаза ее засверкали. Презрительно махнув рукой, она воскликнула:
  — Из дворца короля? Какого короля? В Коразоне нет короля! Он — кукла, игрушка в руках коварных предателей, составивших заговор против королевского дома! Он пленник, лишенный воли, он глупец, который…
  — Вот в чем дело! — воскликнул Ник Картер, — это сильно меняет мои взгляды! Видите ли, ваше величество, когда меня перебросили через стену и я упал к вашим ногам, я был твердо уверен в том, что вы именно и состоите главой всего заговора!
  — Я? Боже праведный! — застонала она. — Неужели вы не знаете, кто я теперь такая? Я — не больше, не меньше, как несчастная узница в этом дворце!
  — Успокойтесь, — Ник Картер пытался утешить королеву, — не будем теперь говорить об этом. Лучше скажите, как бы уйти отсюда поскорее? Где лучше пройти: через сад или через дворец?
  — Можно пройти и там и тут, если только нам не помешают! Я говорила вам, что я здесь только пленница! Об этом, конечно, не говорят официально, но на самом деле это так!
  Она указала рукой по направлению к другому флигелю дворца.
  — Мы могли бы пройти туда, — проговорила она, при этом стараясь овладеть своим волнением, — но там все выходы заперты и охраняются стражей, не говоря уже о том, что все мои фрейлины, вся моя прислуга — только шпионы, которые обязаны следить за каждым моим шагом!
  Она в отчаянии всплеснула руками и зарыдала.
  — Вы отважны и сильны, вы не знаете страха, — проговорила она дрожащим голосом, — уведите меня прочь из этого ада! Помогите мне бежать, уведите меня к моему отцу, чтобы я могла рассказать ему о мучениях, которые я должна была перенести здесь! Я пришла сюда счастливым, веселым ребенком и сделалась королевой! С этого момента меня предали, окружили заговорщиками и шпионами, мне на каждом шагу угрожает лишение свободы и даже жизни! Я совершенно одинока, никто не может мне помочь, мне некому довериться! Сжальтесь надо мной, забудьте, что я королева, и примите участье в несчастной, слабой женщине!
  * * *
  В глубоком волнении Ник Картер смотрел на молодую королеву. Он предложил ей руку и усадил в кресло.
  — Я окажу вам содействие, можете быть в этом уверены! — воскликнул он, — но прошу вас об одном: доверьтесь мне и подчиняйтесь всем моим распоряжениям.
  — Я готова сделать это! — отозвалась она сквозь слезы, — помогите мне только уйти отсюда, дайте мне возможность бежать! Еще я хочу сказать вам, что…
  — Это вы скажете мне впоследствии, — прервал ее Ник Картер, — теперь время слишком дорого! Надо действовать немедленно! Вы сказали, что через дворец бежать совершенно невозможно?
  — Совершенно!
  — Стало быть, приходится идти через парк. Есть ли там где-нибудь ворота на улицу?
  — Есть ворота, через которые прежде можно было выйти, но с тех пор, как я нахожусь здесь, они тщательно запираются.
  Ник Картер подошел к связанному поручику и взглянул на него.
  Поручик открыл глаза и с ненавистью смотрел на королеву и на сыщика.
  Ник Картер взял платок и завязал им поручику глаза. Затем он обратился к королеве со словами:
  — Я сначала хотел нарядиться в его форму, но раздумал. У меня есть другой план, о котором я, однако, не могу говорить в присутствии этого господина, внимательно следящего за нашими словами. Вообще, я прошу вас, ваше величество, не говорить больше ни слова, пока мы не выйдем из этой комнаты.
  Королева кивнула головой и подошла к стене, на которой тяжелая бархатная портьера закрывала потайную дверь, ведущую в следующую комнату. Оттуда можно было выйти в широкий коридор, который вел к остальным апартаментам дворца.
  Королева сделала сыщику знак следовать за ней, приложив палец к губам.
  Она осторожно открыла дверь, взяла Ник Картера за руку и, погасив электрический свет, вышла из комнаты. Связанный поручик остался один в темноте.
  Перейдя через порог, Ник Картер вынул отмычку и запер потайную дверь, ключ от которой остался внутри. Затем он запер и другую дверь, так что всякий должен был предположить, что в комнате никого нет.
  Следуя за королевой, Ник Картер вышел в коридор, освещенный электрическими лампочками. Они быстро прошли его, не говоря ни слова.
  Так дошли они до второго коридора, пересекавшего первый.
  — Куда теперь идти? — спросил Ник Картер и остановился.
  — Я и сама не знаю, — ответила она. — За все время, пока я нахожусь здесь, я редко выходила из отведенной мне половины, да и то лишь в сопровождении людей, преданных заговорщикам, а они ни на минуту не спускали с меня глаз.
  — Тише, — шепнул Ник Картер и быстрым движением потянул за собой королеву в углубление первой попавшейся ниши.
  В высоком, сводчатом коридоре ясно слышны были шаги двух или трех человек.
  Когда мимо королевы и сыщика проходило трое мужчин, они даже затаили дыхание.
  Но их не заметили. Когда опасность миновала, королева шепнула:
  — Это король!
  Ник Картер ответил не сразу. Когда шаги затихли, он с королевой прокрался дальше по коридору до следующего темного угла. Там сыщик остановился и спросил:
  — Кто проходил мимо нас?
  — Король, — ответила она, — первый министр и понтеведринский посланник.
  — Уверены ли вы в том, что мимо нас, действительно, прошел король?
  — Конечно!
  — Вы это точно знаете? — настойчиво продолжал спрашивать Ник Картер.
  — Да, наверно!
  — Это, действительно, тот самый человек, за которого вы вышли замуж?
  Она в недоумении покачала головой и, взглянув на Ника Картера, спросила:
  — Вы в этом сомневаетесь? На каком основании?
  — Тот человек, на которого вы указали, как на короля, не король Коразона!
  — Как так? Вы думаете, что это был не мой супруг? — испуганно проговорила она, — вы ошибаетесь, мистер Картер, вы заблуждаетесь!
  — Я знаю наверно, что это был не король! — заявил Ник Картер. — Я хорошо знаю его величество, знал его еще наследником и потому повторяю, что мимо нас прошел не король! Правда, этот самозванец очень похож на короля, но не так сильно, чтобы его нельзя было уличить! Я хотел бы знать вот что: венчались ли вы с этим человеком или с самим королем? Дело в том, что вас, быть может, самым ужасным образом обманули!
  — Ради Бога! — вскрикнула королева и в ужасе отступила назад, — неужели…
  Ник Картер, глядя на нее, не нашел в себе мужества открыть ей всю ужасающую истину.
  — Отвечайте на мой вопрос, — проговорил он наконец.
  — Боже мой! Я не знаю, положительно не знаю, что и думать, — дрожащим голосом произнесла она и слезы начали ее душить, — ради Бога, спасите меня, уведите меня отсюда, верните мне свободу!
  Но тут она зашаталась и упала сыщику на руки в глубоком обмороке.
  Вдруг Ник Картер опять услышал шум шагов.
  Недолго думая, он открыл ближайшую дверь, которая, к счастью, оказалась не запертой.
  Он очутился в полнейшем мраке, но в данную минуту ему этого только и нужно было.
  Закрыв за собой дверь, Ник Картер со своей драгоценной ношей вошел в комнату. Там он вынул свой карманный фонарь и осмотрел помещение.
  Комната была сравнительно мала размерами. Мебели в ней практически не было.
  Ключ торчал в замке изнутри. Ник Картер повернул его и таким образом на некоторое время был застрахован от нежелательных сюрпризов.
  Затем он бережно опустил королеву в кресло.
  Спустя несколько секунд она пришла в себя и изумленными глазами взглянула на Ника Картера.
  — Эта ночь богата приключениями, — проговорил он сулыбкой, — считаете ли вы себя достаточно храброй, ваше величество, чтобы остаться здесь одной без меня в течение некоторого времени?
  Она кивнула головой и робко спросила:
  — Неужели вы меня бросите на произвол судьбы?
  — Я не оставлю вас, ваше величество, — ответил Ник Картер. — Будьте уверены, что я буду защищать вас до последней капли крови!
  Он подошел ко второй двери, соединявшей первое помещение со смежной комнатой.
  Но королева остановила его, прежде чем он успел открыть дверь.
  — Кажется, я теперь сообразила, где мы находимся, — шепнула она, — эта дверь ведет в комнату для аудиенций.
  — А что находится там? — спросил Ник Картер, указывая на третью дверь, в задней стене.
  — Не знаю, — ответила она, пожимая плечами, — но должна вас предупредить, что король со своими спутниками, по всей вероятности, отправился именно в комнату для аудиенций, и мы, следовательно, отделены от них лишь тонкой стеной. Мы должны бежать отсюда, как можно скорее, иначе нас найдут. А тогда будет призвана стража и нас арестуют. Я и думать боюсь о том, что из этого может произойти.
  — Успокойтесь, — сказал Ник Картер, — во всяком случае я посмотрю, куда ведет эта третья дверь. Подождите несколько секунд, я сейчас же вернусь. А пока не унывайте — все обойдется благополучно.
  Ник Картер подошел к двери и попробовал нажать ручку. Но она не поддавалась. Когда он осветил замочную скважину светом своего фонаря, то увидел, что ключа нет.
  По-видимому, упавший в замочную скважину луч света привлек внимание лица, находившегося в другой комнате. Чей-то голос крикнул:
  — Кто там?
  Так как ответа не последовало, то окрик повторился.
  Но Ник Картер и теперь не отозвался.
  Королева встала и, вся дрожа от ужаса и страха, подошла к сыщику.
  Вдруг кто-то постучал в ту дверь, в которую они вошли.
  — Час от часу не легче, — пробормотал Ник Картер, хмуря брови, — точно весь дворец встал на ноги. Неужели же все сговорилось против нас?
  Он неслышно подкрался к двери, чтобы послушать, в чем дело.
  Он ясно слышал дыхание какого-то мужчины, который, очевидно, прижал ухо к замочной скважине. Так как в комнате все было тихо, человек этот, судя по удалявшимся шагам, ушел.
  — Теперь или никогда, — шепнул Ник Картер.
  Он повернул ключ в замке, открыл дверь в коридор, вышел вместе с королевой, а потом снова запер ее за собой.
  Взяв королеву за руку, он быстро пошел до первого угла. Там они завернули в другой, узкий коридорчик, по которому прошли до самого конца.
  Но тут Ник Картер, к своему ужасу, заметил, что коридор закрыт сплошной стеной. Лишь сбоку находилась большая, обитая железом дверь.
  Сыщик уже хотел вернуться назад, как вдруг, эта дверь с треском распахнулась и из нее вышел высокий, широкоплечий мужчина со связкой ключей в руках.
  Он крайне изумился при виде королевы и сыщика.
  Не успел он раскрыть рта, как Ник Картер с быстротой молнии бросился на него и схватил за глотку.
  Связка ключей с шумом упала на пол.
  Неизвестный только захрипел и от страшного удара по голове, нанесенного железным кулаком Ника Картера, свалился, точно пораженный молнией.
  * * *
  Ник Картер сразу сообразил, что незнакомец был не кто иной, как старший тюремный надзиратель.
  Сыщик знал, что тюрьма находилась в непосредственном соединении с дворцом, а по форме неизвестного и связке ключей легко можно было догадаться, какую он занимает должность.
  Ник Картер поднял его и, сделав знак королеве, вошел в дверь.
  За дверью они очутились в помещении, имевшем не более десяти футов в квадрате. По-видимому, это была комната тюремного надзирателя.
  У одной стены стоял диван, на который Ник Картер и положил надзирателя, связав ему предварительно ноги и руки.
  Тем временем королева села на стул.
  Вдруг надзиратель открыл глаза. Он увидел наклонившегося над ним сыщика и, по-видимому, не изумился. Но увидев королеву, он был озадачен.
  — Ведь это королева, — шепнул он в крайнем недоумении.
  — Она и есть, — спокойно отозвался Ник Картер, — что же тут особенного?
  — Кто вы такой? — спросил надзиратель, вопросительно глядя на сыщика. — Я вас совершенно не знаю!
  Не отвечая на вопрос, Ник Картер вынул кинжал из-за пояса надзирателя и, приставив его к груди связанного, спокойно произнес:
  — Вы видите, что находитесь в моей власти! Самое разумное, что вы можете сделать — это повиноваться мне и отвечать на все мои вопросы. Говорите же: мы в данную минуту находимся между дворцом и тюрьмой и у вас ключ от выхода?
  Надзиратель молчал, но когда Ник Картер слегка нажал кинжал, он заговорил:
  — Теперь узнаю вас! Вы тот самый человек, который у подъезда гостиницы бежал от стражи! Берегитесь! Вы прострелили руку моему брату, который хотел остановить лошадей!
  — Я сделал это при самообороне! Скажите, впрочем, что случилось с тем молодым человеком, который бежал вместе со мной?
  — Он сидит здесь в одной из камер!
  Надзиратель кивнул головой в сторону двери, которая вела в тюрьму.
  — Что ж, — отозвался Ник Картер, — он просидит там недолго! А что с генералом Калабрия?
  — В него попала пуля! Но уберите же кинжал! — проговорил надзиратель, — я и без того понимаю, что нахожусь в вашей власти!
  — Посмотрим! Итак, что было с генералом?
  — Я уже сказал, что в него попала пуля.
  — Он убит?
  — Нет, но тяжело ранен. Его отправили в госпиталь.
  — Будет ли там за ним хороший уход?
  — Уход? Да, священник находится при нем и уже причастил его. А народ на улице рвет и мечет! Вчера толпа его чуть не разорвала в клочья, а сегодня она повесила бы на первом фонарном столбе того, кто его ранил!
  — Вот как? Стало быть народ образумился теперь?
  — Как так образумился? — со злой насмешкой спросил надзиратель, — лучше скажите, что он совсем с ума сошел! Это будет ближе к истине! По всему городу выстроены баррикады и войска со штыками наперевес загоняют толпу в дома. Повсюду идет борьба, хоть в сущности никто не знает, зачем и почему! Народ почуял запах крови и требует крови!
  Надзиратель умолк. Глаза его засверкали мрачным огнем. Он попытался приподняться, но сейчас же упал назад. Глядя на королеву, он воскликнул:
  — Вы виновны во всем, ваше величество! Вас хотят убить! Вы довели народ до отчаяния! Вы призвали ко двору чужестранцев, которые погубили нашего короля и нашу страну! Вы — злой рок Коразона, одна только вы!
  Несчастная королева пришла в полное отчаяние, выслушивая столь ужасные обвинения. Но Ник Картер поспешил утешить ее:
  — Успокойтесь, — сказал он, — все эти недоразумения, все эти искажения истины не замедлят выяснится.
  Затем он опять обратился к надзирателю с вопросом:
  — Где ваш король?
  — Мой король? — насмешливо воскликнул надзиратель, — у нас нет больше короля, а если и есть, то одному Богу известно, где он теперь находится! Здесь его нет, во дворце его тоже нет! С тех пор, как эта женщина прибыла к нам, его больше не видно! Его место занимает какой-то чужестранец, какой-то мошенник, человек, который никогда не был нашим королем! Да, заговор был коварен! А мы, дураки, ничего не замечали! Зачем мы не послушали генерала Калабрия? Напрасно мы восстали против него, лучшего друга народа, человека, в лице которого наш король видел второго отца! Убейте меня если хотите, но дайте договорить! Вот эта женщина виновна во всем несчастии, постигшем нашу страну! Она повергла генерала Калабрия в опалу, она виновна в его смерти, она заставила бежать принцессу, которую народ носил на руках и которая теперь вернулась!
  — Принцесса? — воскликнул Ник Картер, — Нердиния? Где она находится теперь?
  — Этого вы еще не знаете? Странно, — ответил он изумленным тоном, — но скорее вы меня можете четвертовать, чем я выдам ее!
  — А что сталось с тем мужчиной, который прибыл вместе с ней? — спросил Ник Картер, вспоминая о Дике.
  — С американцем? Я слышал, что с ним уже все счеты покончены!
  Вдруг надзиратель умолк.
  Королева встала, подойдя к стене, вынула кинжал из ножен, висевших на стене, подошла к надзирателю и, не говоря ни слова, перерезала веревки, которыми он был связан. Затем она передала кинжал надзирателю, который совершенно растерялся от изумления.
  — Выслушайте меня, — проговорила она спокойно, глядя в его налитые кровью глаза, пока он вертел кинжал в руках, как бы не зная, что с ним делать, — все, что вы рассказали обо мне, не что иное, как сплошная ложь! Я не виновна в том, в чем вы меня обвинили! Я знаю вас, так как я слышала о вас от поручика Селла!
  — Селла! — встрепенулся надзиратель, но королева дала ему знак молчать.
  — Мне говорили о вас, — продолжала она, — как о «злом Виго»! Повторяю, все то, что вы говорили обо мне, — сплошная ложь! Я заявляю вам об этом и разрешаю оповестить весь народ о моем заявлении, для того, чтобы он лучше узнал меня и не воображал, что я его враг! Я несчастная, обманутая женщина, обманутая гнусным негодяем! Слушайте меня, Виго! Когда меня познакомили с королем, моим женихом, я видела его в первый раз в жизни. Через три дня состоялась свадьба! До этого я всегда неотлучно находилась при дворе моего отца! Откуда же мне было знать, что передо мной стоит самозванец! Откуда же мне было знать, что он не ваш король, а подставное лицо и что шайка гнусных заговорщиков ввела в заблуждение моего отца и меня? Я не верю, чтобы ваш король ушел из дворца! Теперь я знаю, я узнала об этом не далее, как полчаса тому назад, — что король Жуан II вовсе не мой супруг, что я вовсе не королева Коразона! Понимаете ли вы теперь, что меня обманули самым отвратительным образом, больше чем вас и ваших соотечественников? Понимаете ли вы теперь, какие ужасные злодеяния были совершены заговорщиками? На место законного короля был водворен, по всей вероятности, какой-то понтеведринский проходимец, очень на него похожий! Вся свита этого самозванца есть шайка заговорщиков. Даже мой отец не догадался, в чем дело. Вернувшись ко двору, лишь немногие заметили перемену в поведении короля. Одним из этих немногих были вы, Виго, и вы взвалили всю вину на меня, хотя я была обманута не хуже вас; я выносила ужасные душевные пытки, так как здесь я была лишь пленницей. А почему меня держали взаперти? Потому что боялись, что я узнаю об этом мошенничестве!
  Королева сильно волновалась. Теперь она указала на Ника Картера.
  — Вот этому человеку, — продолжала она, — обязана я выяснением всего дела! Когда мы давеча проходили по коридору, мимо нас прошел тот, который выдает себя за короля! Мой спутник сразу разъяснил мне весь обман и у меня точно пелена спала с глаз! Я поняла, почему со мной обходились как с пленницей! А теперь, Виго, вы имеете в руках кинжал! Если вы не верите мне, то убейте меня! Лучше умереть, чем еще переносить подозрение, будто я принимала участие в этом гнусном заговоре!
  Пока королева говорила, надзиратель сидел на диване, посматривая на Ника Картера.
  Теперь он встал и с такой силой швырнул кинжал об пол, что тот разлетелся на куски. Затем он опустился на колени перед королевой и прикоснулся губами к краю ее одежды.
  — Я прошу Бога, чтобы вы простили меня, ваше величество! — в сильном волнении прошептал он.
  — Оставьте это! — ответила она, — я не ваша королева и никогда ею не была! Я обманутая женщина, а не королева!
  — Быть может, оно и так, — пробормотал Виго, — у меня голова идет кругом от всего того, что я узнал! Смею вас уверить, что во дворце произошли ужасные вещи. Со дня свадьбы короля я подозревал его, но не посмел открыто заговорить об этом! Сегодня я в первый раз не выдержал!
  Он вскочил на ноги и воскликнул:
  — Но где же сам король? Что стало с ним? Неужели заговорщики убили его?
  — Кажется, я сумею проводить вас к нему, — вмешался теперь Ник Картер. — Когда я вместе с ее величеством проходил по комнатам, то мне показалось, что в одной из них находится в плену человек и я имею основание предполагать, что этот человек и есть король!
  Надзиратель сжал кулаки и злобно воскликнул:
  — Проводите меня к нему! Клянусь всеми святыми, что я сведу кровавый счет с теми, кто дерзнул предать короля! Мы должны освободить его немедленно!
  Виго хотел открыть дверь и выбежать. По всей вероятности, он в своем возбуждении помчался бы во дворец и стал бы убивать тех, кого он подозревал в участии в заговоре.
  Но Ник Картер давно уже успел поднять ключи. Теперь он загородил надзирателю дорогу и произнес тоном, не терпящим возражений:
  — Успокойтесь, Виго! Это мы всегда еще успеем, а теперь у нас есть более важные дела!
  — Да, вы правы, — согласился надзиратель, — я всегда слишком горячился! Но теперь говорите, что мне надо делать, а я буду повиноваться вам беспрекословно! Я охотно подчинюсь такому человеку, как вы! Во всей нашей стране нет мужчины, который мог бы свалить меня с ног одним ударом кулака! Я — самый сильный человек во всем Коразоне и ежегодно получал первые призы в состязаниях. Вот почему меня боятся и ценят. Приказывайте: для моего короля я сделаю все, что в моих силах, пока я жив!
  — Вы честный человек, Виго, позвольте пожать вам руку! Но теперь скажите, где находится принцесса Нердиния?
  — Была в тюрьме; сначала ее заключили в тюрьму, но теперь она уже находится на свободе. В конце тюремного двора стоит маленький домик, в котором я живу с женой; там принцесса и находится!
  — Здорова ли она?
  — Конечно.
  — А тот, кто приехал с ней сюда? — спросил сыщик как-то неуверенно, — неужели правда то, что вы мне говорили о нем?
  — Неверно, но я не стану утверждать, да я и сам этому не верю. Принцесса расскажет вам все.
  — Пойдем теперь к ней. Быть может, там же скроется до поры до времени и королева?
  — Конечно.
  — Теперь скажите мне еще, что стало с тем молодым человеком, который бежал вместе со мной, когда я погнал лошадей?
  — Он заключен в одну из тюремных камер. Если хотите, я сейчас же провожу вас к нему.
  Ник Картер отдал надзирателю ключи и последний проводил королеву и сыщика по длинному коридору через все тюремное здание, пока они не дошли до выхода во двор.
  Было уже около одиннадцати часов вечера.
  — Богатая событиями ночь, — заметил Виго, направляясь к своему домику, — улицы еще полны вооруженными людьми. Поднялось восстание против заговорщиков. Офицеры, оставшиеся верными генералу Калабрия, я и два моих брата соединились вместе. Когда вы встретили меня в коридоре дворца, я собирался пробраться в верхние апартаменты, чтобы узнать, где находятся некие лица. Затем я хотел вернуться сюда и сообщить моим друзьям все, что я узнаю, чтобы проводить их туда после этого.
  — Кто такие те лица, которых вы искали? — спросил Ник Картер.
  — Король, иначе говоря, тот, кто выдает себя за короля, первый министр и понтеведринский посланник.
  — Я могу вас проводить к ним, так как мне известно где они находятся, — заметил Ник Картер.
  — Вон в том доме нас ожидает принцесса Нердиния, — продолжал Виго, — мы намеревались заставить короля отречься от престола и провозгласить Нердинию регентшей! Сам господь ниспослал нам вас, чтобы предотвратить ужасную кровавую бойню!
  — Что вы хотите этим сказать? — испуганно спросила королева.
  — Видите ли, между приверженцами короля и самозванцем завязалась бы кровопролитная борьба, а теперь уже нам не для чего прибегать к оружию, так как надо только задержать самозванца и возвести Жуана II снова на престол.
  Тем временем они прибыли к маленькому домику.
  Виго открыл дверь и впустил Ника Картера и королеву.
  Они очутились в комнате, в которой собралась часть тех офицеров, которые остались верны генералу Калабрия даже во время его отсутствия.
  Все вскочили со своих мест и хотели громко приветствовать Виго.
  Но в комнате моментально воцарилось гробовое молчание, когда на пороге появилась королева.
  Ник Картер поднял правую руку и заговорил звучным голосом:
  — Выслушайте меня спокойно, господа! Всем вам давно уже известно, что государь Понтсведро давно завидует независимости Коразона! Все вы знаете, что он не раз пытался поработить вашу прекрасную страну! Женитьба короля на принцессе Мерседес дала заговорщикам возможность добиться своей цели. Вы меня сейчас поймете, если я скажу вам лишь несколько слов по этому поводу! Все вы, несомненно, слышали о графе Тено из Понтсведро, очень похожем на вашего короля. Когда король уехал в Миланезию за своей молодой невестой, генерал Фернандо, глава заговора, составил всю военную и гражданскую свиту по своему собственному усмотрению. Среди свиты не было ни одного человека, который не сочувствовал бы заговорщикам. Благодаря этому, появилась возможность арестовать короли во время пути или даже еще накануне отъезда и водворить на его место графа. Таким образом, принцесса была повенчана не с королем, а с графом, только таким путем и удалось ввести в заблуждение всю страну! Кто же мог заподозрить обман при наличности такой многочисленной свиты? Самозванец вернулся с обманутой им невестой в эту страну. Все вы знаете, какие перемены произошли со времени воцарения самозванца. Монарх сделался неузнаваем. Никто не находил объяснения этой перемене в короле и, в конце концов, вы все обвинили во всем королеву!
  — Она виновна во всем! Она одна! — послышалось со всех сторон.
  — И все-таки вы все заблуждаетесь, господа! — решительно заявил Ник Картер. — Подумайте сами и вы убедитесь, что королева сама была обманута! С первого дня прибытия ее держали взаперти во дворце, а если ей и разрешалось отлучаться, то лишь в сопровождении заговорщиков, следивших за каждым ее шагом! Вспомните события последнего времени! Вспомните изгнание генерала Калабрия, его заключение в тюрьму, вспомните, что на глазах у всех на улице в него стреляли! Все это убедит вас, господа, в том, что та, которую вы привыкли считать вашей королевой, ни в чем не повинна. Поэтому, я предлагаю вам, господа…
  В этот момент открылась дверь и в комнату вошла принцесса Нердиния.
  — Я, господа, предлагаю вам, — в сильном волнении воскликнула она, — следовать моему примеру!
  Она подошла к королеве опустилась перед ней на колени и хотела поцеловать у нее руку. За ней поспешили сделать это и все офицеры.
  — Нет! Нет! — воскликнула королева Мерседес, — я не ваша королева, да никогда и не была ею! Без вины я сделалась обманщицей, выйдя замуж за того, кто называл себя королем! Я сознаю вполне, какую беду я, сама того не зная, навела на вашу страну! Нет, господа, не предо мной вы преклоняйтесь, а опуститесь на колени перед принцессой Нердинией!
  — А теперь, господа, — продолжал Ник Картер, когда волнение немного улеглось, — вы, конечно, желаете знать, кто я такой. Принцесса Нердиния знает меня и даст вам все необходимые объяснения. Но нам времени терять нельзя! Самозваный король вместе со своими главными деятелями, первым министром и посланником Понтсведро, находится в настоящее время во дворце в комнате для аудиенций!
  — Вперед! В комнату для аудиенций! — кричали офицеры и уже хотели выйти, но Ник Картер остановил их.
  — Я знаю далее, — продолжал он, — где находится ваш король! Я имею основание надеяться, что он еще жив! Кроме того я сам уже взял в плен одного офицера, бегству которого мы должны воспрепятствовать, чтобы он не мог предупредить заговорщиков. Я говорю о поручике Селла! Я предлагаю, господа, чтобы несколько человек из вашей среды отправились на улицу, смешались с толпой и распространили среди народа весть об истинном положении дел.
  Вдруг Ник Картер умолк и прислушался. Кто-то позвонил у тюремных ворот.
  Виго вышел, но уже спустя несколько секунд вернулся с улыбающимся лицом.
  — Отряд солдат доставил в тюрьму некоего господина, — произнес он, — которого я сейчас и привел сюда.
  Он отошел в сторону и к великой радости Ника Картера в комнату вошел Дик.
  — Стало быть, ты остался цел и невредим! — воскликнул Ник Картер. — Слава Богу, что ты теперь здесь и находишься в безопасности. Все остальное ты мне расскажешь потом! А теперь, Виго, нельзя ли привести сюда также того другого молодого человека, который сидел со мной в карете!
  — Он уже здесь, — ответил Виго улыбаясь, — я послал за ним, когда мы вошли сюда.
  Он открыл боковую дверь и на пороге ее появился Патси.
  — Ну вот, мы опять все вместе! — радостно проговорил молодой сыщик. — Я так и знал, что меня и черт не возьмет!
  — Своих обоих помощников я беру с собой, — заявил Ник Картер. — И приглашаю пять-шесть господ офицеров последовать за нами во дворец. Прочие господа офицеры знают, что надо предпринять.
  Пока Виго советовался с офицерами, Ник Картер поговорил с Нердинией и королевой.
  — Со мной обходились во время заточения хотя и сурово, но не грубо, — сообщила Нердиния, — и, в конце концов, отправили в тюрьму, где я и должна была бы остаться до конца моей жизни, так как самозванец опасался, что я обращусь за содействием к соседней державе, если останусь на свободе! Я рада слышать, что Евлогий Калабрия быстро поправляется! Вам, господа, и вашей энергии мы обязаны тем, что через несколько дней в нашей стране снова водворится спокойствие!
  Тут подошел Виго и обратился к Нику Картеру:
  — Мы готовы отправиться во дворец!
  * * *
  Восемь человек отправилось во дворец, куда их проводил Виго, хорошо знавший все ходы и выходы. Во главе шли Ник Картер с Диком и Патси, пять офицеров шли позади.
  Весь дворец точно вымер. В коридорах не было никого.
  Ник Картер со своими спутниками вошли в ту комнату, в которой сыщик скрывался с королевой; оттуда он выслал в коридор Дика и четырех офицеров, поручив им зорко следить за дверями, в особенности за дверью комнаты для аудиенций.
  — Кто бы ни пожелал войти в эту комнату, должен быть задержан! — приказал Ник Картер. — Я с Виго и Патси войду сюда! Мы, прежде всего, освободим короля, который должен находится здесь рядом в маленькой комнате, а затем мы войдем в комнату для аудиенций!
  Дик с четырьмя офицерами вышел в коридор, а Ник Картер со своими двумя спутниками остались в комнате.
  Он включил электрический фонарь и осмотрел всю комнату. Все было в том же положении, как и раньше.
  Затем он подошел к двери смежной комнаты и постучал.
  Ответа не последовало; лишь когда он постучал еще раз, послышался грозный окрик:
  — Чего тебе нужно здесь?
  — Отпирай! — приказал Ник Картер.
  Незнакомец за дверью помедлил немного, но затем отодвинул тяжелый засов.
  Едва только образовалась в двери маленькая щель, как Ник Картер и Виго изо всей силы набросились на дверь, так что она распахнулась и незнакомец отлетел назад в комнату, как резиновый шар. Он ударился об противоположную стену и упал на пол.
  Виго набросился на него, а Ник Картер опять включил фонарь.
  Незнакомец хотел было крикнуть, но Виго схватил его и стукнул несколько раз головой об пол, не рассчитав своей исполинской силы, так что чуть не разбил ему череп.
  При свете фонаря Ник Картер увидел у стены возле кровати сильно исхудавшего мужчину, прикованного целой сетью цепей к стене, кровати и полу, так что пленник совершенно не мог двигаться.
  — Кто вы такой? — спросил несчастный, — прошу вас подойти, вы видите, я лишен возможности двигаться! Если я не ошибаюсь, вы… неужели… да, да, вы мистер Ник Картер из Нью-Йорка! Вероятно, вас вызвала принцесса Нердиния или генерал Калабрия!
  — Совершенно верно, ваше величество! — ответил Ник Картер, — позвольте мне, прежде всего, освободить вас от оков!
  Он вынул отмычку и спустя несколько минут снял с короля оковы, в которых он томился целых пять месяцев.
  Виго пришел в неописуемую радость. Он опустился на колени и начал целовать исхудалые руки короля.
  Король в коротких словах рассказал, что с ним произошло.
  — Графу Тено было мало лишить меня короны, — закончил он свое повествование, — он похитил у меня и невесту, а когда я томился здесь, он приходил ко мне, чтобы смеяться и издеваться надо мной! Вон тот человек, с которым расправился Виго, был моим тюремщиком. Он не уйдет от должной кары! А что предполагаете вы предпринять теперь, мистер Картер?
  — Я попрошу ваше величество следовать за мной! — ответил Ник Картер.
  Король Жуан II, опираясь на Виго, прошел через маленькую комнату к двери комнаты для аудиенций, у которой стоял на страже Дик.
  — Это один из моих помощников, — шепнул Ник Картер королю, который приветливо подал Дику руку.
  — Заговорщики там в комнате, — тихо сказал Дик, — я слышал их голоса.
  Ник Картер неслышно отпер замок при помощи своей отмычки, а потом сразу распахнул дверь.
  Когда он появился на пороге, из-за стола в испуге вскочили трое мужчин.
  За спиной Ника Картера следовал, рядом с Виго, король Жуан II.
  Самозванец отшатнулся в ужасе, но тотчас же овладел собой.
  — Что это значит? — крикнул он.
  Первый министр сообразил, в чем дело, выхватил шпагу и бросился на Ника Картера, чтобы заколоть его, а затем и короля.
  Но сыщик зорко следил за каждым движением заговорщиков.
  Когда министр подскочил к нему, он уклонился в сторону, моментально схватил правую руку своего противника у кисти и вывернул ее.
  Шпага упала на пол, а Ник Картер ударил министра кулаком в висок так, что тот лишился чувств и свалился на пол.
  Затем Ник Картер хотел схватить графа, прежде чем тот успеет выхватить кинжал. Но самозванец ловко отскочил назад и очутился рядом с посланником, который тоже обнажил шпагу.
  Граф вырвал у него шпагу из рук и бросился на сыщика.
  Но Ник Картер понял его намерение и моментально подхватил шпагу лежавшего на полу министра.
  Виго хладнокровно вынул револьвер и прицелился в посланника. Но Ник Картер крикнул ему:
  — Не стреляйте, Виго! Удержите его только, пока я разделаюсь с графом!
  Самозванец насмешливо улыбнулся. Надо было отдать ему должное: он не был труслив, да и кроме того умел отлично фехтовать.
  — Я не знаю, кто вы такой! — крикнул он, — быть может, вы и есть тот пресловутый американский сыщик? Но кто бы вы ни были, я расправлюсь с вами довольно быстро!
  У Ника Картера не было никакой охоты долго фехтовать с графом.
  Прежде чем тот успел опомниться, он вихрем набросился на него. Граф начал отступать, понимая, что может спастись только какой-нибудь отчаянной мерой.
  Он обхватил свою шпагу вблизи самого острия, как кинжал и попытался нанести своему противнику удар снизу.
  Но он не рассчитал ловкости Ника Картера.
  Вместо того, чтобы проколоть сыщика, граф сам напоролся на его шпагу, и упал навзничь, не издав ни звука.
  — Слишком хорошая смерть для такого негодяя! — произнес Ник Картер, — я только хотел обезоружить его и передать во власть вашего величества, но он сам виновен в том, что пал от моей руки.
  * * *
  Спустя несколько часов зазвонили колокола по всему городу, созывая народ ко дворцу.
  Большой тронный зал, вмещавший до пяти тысяч человек, был переполнен. Трон был окружен сановниками, генералами, членами прежнего министерства и даже генерал Калабрия, несмотря на явный риск для своего здоровья, присутствовал на торжестве. Ему были возвращены все чины, отнятые самозванцем.
  Когда появился король, раздались громкие приветственные крики.
  Жуан II вошел на престол и обратился к собранию с краткой речью, в которой обрисовал события последних месяцев и минувшей ночи.
  — За мной остается еще весьма приятная обязанность, — закончил он, указывая на принцессу Мерседес, стоявшую у подножия трона, — представляю вам вашу будущую королеву! Я хочу загладить причиненную ей обиду! Мы помолвлены с ней с самого детства, но тот, кто похитил у меня корону, похитил и мою невесту! Он мертв теперь, а король ваш жив, а с ним жива принцесса Мерседес, будущая королева Коразона!
  Раздались громкие, несмолкаемые приветственные крики.
  Когда восстановилась тишина, король заговорил снова.
  — За океаном, в далеком Нью-Йорке, в тяжком недуге лежит человек, проливший за меня свою кровь. Моя сестра принцесса Нердиния просила меня дать мое согласие на вступление ее в брак с этим человеком, и я согласился. Евлогий Калабрия, сын моего уважаемого друга, вполне заслужил это! К сожалению, — продолжал Жуан II, — я не имею возможности высказать перед лицом всех вас мою благодарность тому, кто прибыл сюда и поставил свою жизнь на карту, чтобы освободить меня и уличить заговорщиков. Он отказался от награды, чествования и удовольствовался только моей благодарностью! Теперь он уже находится в открытом море на обратном пути в Нью-Йорк.
  В собственной западне
  В одно прекрасное утро Ник Картер совершенно неожиданно встретил своего друга инспектора Мак-Глуски, начальника Нью-йоркской уголовной полиции у подъезда гостиницы Мортона, находящейся на одной из громаднейших и красивейших площадей города, на «Унион-сквер».
  Знаменитый сыщик как раз собирался в главное полицейское управление, а инспектор намеревался навестить своего друга на его частной квартире.
  — Вот это называется удачей, — заявил инспектор, — я как раз собирался к тебе.
  — Неужели? — смеясь, ответил Ник Картер. — А я шел к тебе.
  — Ну вот и прекрасно, — заметил инспектор Мак-Глуски, — куда же мы пойдем, в управление или к тебе домой?
  — Ни то, ни другое, Жорж, мы лучше найдем здесь, в вестибюле гостиницы Мортона, укромный уголок и там за сигарой поболтаем вволю.
  — Ты всегда умеешь сочетать приятное с полезным, Ник, — со смехом проворчал инспектор и, взяв своего приятеля под руку, вошел с ним в огромный вестибюль гостиницы.
  Скоро оба приятеля удобно уселись в отдаленном углу вестибюля, закурили сигары и тогда инспектор заговорил:
  — Полагаю, Ник, ты помнишь еще свою маленькую приятельницу Занони, а?
  — Ты говоришь несообразности, Жорж, — со смехом прервал его сыщик, — как будто можно забыть Занони и приключения, в которых она фигурировала.
  — Ну, а поинтересовался ли ты узнать ее дальнейшую судьбу после того, как ее отправили в Даннемору в качестве сумасшедшей?
  — Как тебе сказать: и да, и нет, — ответил сыщик, — ты знаешь, конечно, что красавица Занони вздумала сыграть роль привидения в этом учреждении, надеясь напугать находящихся там сумасшедших и вызвать между ними бунт. Разумеется, она действовала заодно с находившимся в том же доме своим учителем доктором Кварцем; дьявольский план их удался, если бы мне не представилась возможность вмешаться в это дело. И теперь прекрасная Занони находится под строжайшим надзором.
  — Да, я знаю об этом происшествии, — сказал инспектор, — но скажи, пожалуйста, Ник, после этого случая ты уже больше не интересовался Занони? Дело в том, что мне хотелось бы знать, сходятся ли наши сведения о ней.
  Ник Картер усиленно затянулся сигарой и с любопытством посмотрел на своего друга.
  — Не хитри, Жорж, ведь я знаю тебя хорошо. Говори, что случилось? — спросил он, вытягиваясь в кресле.
  — Это ты сейчас узнаешь, Ник, но сначала ответь на мой вопрос, — уклончиво заметил инспектор.
  — Ну, у меня за это время было столько дел, что я при всем желании не мог интересоваться Занони, — откровенно сознался сыщик. — Во время бунта Занони была тяжело ранена. Она открыла какие-то подземные ходы под зданием тюрьмы, мой помощник Дик преследовал ее и ранил во время борьбы. Затем ее положили в тюремную больницу, там она на час пришла в сознание, а потом опять впала в глубокий обморок. Насколько мне известно, Занони так и осталась до сих пор в этом бессознательном состоянии, напоминающем каталепсию. Бунт произошел в ноябре.
  — Совершенно верно, — сказал инспектор, — с того времени много воды утекло, так как сегодня у нас уже первое мая. Согласись, Ник, ведь это необыкновенное явление, когда женщина в течение полугода находится в таком состоянии.
  — Я не совсем согласен с тобой, — задумчиво возразил сыщик, — такое состояние каталепсии наблюдается чаще, чем мы думаем. Я говорил об этом со специалистами, которые видят в этом только крайнюю степень истеричности. Следовательно, я не вижу ничего особенного в болезненном состоянии Занони. Возможно, что нанесенный ей удар парализовал какую-нибудь функцию ее мозга и природе требуется много времени, чтобы восстановить прежнее состояние, если только вообще это будет возможно. Я, впрочем, припоминаю, что слышал, — неуверенно прибавил он, — что Занони пробуждается почти ежедневно на короткое время, принимает пищу, даже умывается, не нуждаясь в посторонней помощи. И затем уже через несколько минут, а иногда через четверть часа она снова впадает в летаргический сон. Да, теперь я хорошо припоминаю: доктор Слокум, знаменитый врач по нервным болезням, заинтересовался этим случаем и добился того, что больную перевели из тюремной больницы в Даннеморе, где, конечно, уход за ней был плохой, в здешнюю клинику для нервнобольных, где он лично лечит ее. Больше я ничего не знаю.
  — Да больше нечего и знать, — с улыбкой сказал инспектор, — разве только то, что Занони за все шесть месяцев не говорила ни одного слова ни с санитарами, ни с лечившими ее врачами и вообще вела себя так, что даже опытный доктор Слокум не находит ключа к этой загадке. Ее состояние не поддается никакому лечению и если здесь нет притворства, то факт каталепсии установлен, а в каталептическом состоянии тело молодой женщины со сведенными мускулами походит на кусок стали. Только с помощью электричества можно разбудить Занони на короткое время, и тогда мускулы ее расслабляются, становятся мягкими и сознание на мгновение восстанавливается.
  — Я и сам сначала предполагал, что мы имеем дело с симуляцией, так как от этой Занони можно ожидать всего, — заметил Ник Картер, — но теперь я этого больше не допускаю, так как самые опытные врачи Нью-Йорка осматривали больную и пришли к единогласному заключению, что в данном случае речь идет о не наблюдавшейся до сих пор разновидности комы, как врачи называют каталепсию.
  — Так-то оно так, ну а теперь очередь за сюрпризом, — смущенно заявил инспектор — представь себе, Ник, эта каталептическая особа исчезла, исчезла из-под хорошего надзора в больнице, точно в воду канула!
  Ник Картер был так изумлен этим известием, что не находил слов и вытаращил глаза на своего приятеля.
  — Ты говоришь о Занони? — наконец произнес он с трудом.
  — Разумеется, — печально подтвердил инспектор Мак-Глуски, — могу только повторить, что она исчезла, точно испарилась в воздухе. Надо тебе знать, что ночью у се постели дежурила одна из наиболее опытных и достойных доверия сестер милосердия, причем она клянется, что ни секунды не дремала. Она утверждает, что и не думала спать, и что не выпускала из поля зрения вверенную ее заботам больную.
  — Значит, теперь мы опять можем ожидать разного рода сюрпризов, — сухо заметил сыщик, — если бы я не знал, что ты не шутишь такими вещами, то я сказал бы, что ты большой шутник. Но шутки в сторону, — продолжал он, в волнении схватив друга за руку и испытующе глядя ему в глаза, — ты утверждаешь, что Занони, хоть и парализованная и ослабленная вследствие полугодовой болезни настолько, что не могла и пальцем шевельнуть, теперь исчезла не только с кровати, но и из здания больницы?
  — Именно, исчезла бесследно и никто не знает, куда она девалась, — самым серьезным образом заявил инспектор Мак-Глуски, — ты знаешь, клиника доктора Слокума представляет собой собственность города и служащие состоят на городской службе; мы имеем дело с людьми, принявшими служебную присягу и дорожащими своим местом. Да к тому же и попасть на службу в клинику нелегко; там принимаются исключительно мужчины и женщины с безупречной и испытанной репутацией.
  — Знаю, все это знаю, — нетерпеливо прервал его Ник Картер, — но я знаю также, что кто-нибудь да должен же быть замешан в это дело, так как без этого не могла исчезнуть больная, охраняемая днем и ночью. Вообще, я хотел бы знать, ты уже произвел необходимое расследование? — прибавил он с еле заметной усмешкой.
  — Само собой разумеется, — ответил инспектор, не глядя на своего друга, — я работал как чернорабочий круглые сутки и испробовал все средства, чтобы при содействии моих наиболее способных агентов найти разгадку этого таинственного, прямо-таки невероятного происшествия. И только когда я убедился, что ни я, ни мои подчиненные не добьются успеха, я…
  — Ты решил обратиться ко мне, — смеясь, прервал его Ник Картер, — благодарю за твое доверие, которое делает мне честь.
  Инспектор Мак-Глуски недоверчиво покосился на своего друга, а когда взгляды их встретились, они оба, точно сговорившись, разразились искренним смехом.
  — Друг мой, я всегда тебе говорил, что ты слишком умалял достоинства этой Занони, — заметил сыщик, ставший опять серьезным, — мы не должны забывать, что она в течение нескольких лет жила в Индии и присмотрелась ко всякого рода фокусам факиров. Разумеется, во всех этих фокусах нет ничего сверхъестественного, но достигаемые ими результаты кажутся колдовством. Давай-ка мы с тобой подробно рассмотрим этот случай, так как я полагаю, что весь служебный штат уже допрошен тобой и что ты принял все меры к тому, чтобы найти какие-нибудь следы.
  — Могу только повторить, что я и мои служащие копались в этом деле, как кроты, — со вздохом признался инспектор Мак-Глуски, — и дело, насколько мне удалось его расследовать, состоит в следующем. Занони находилась в одиночной камере. Так как она арестантка, то, конечно, был установлен строжайший надзор за этой камерой. Окна были снабжены тяжелыми железными решетками, да и дверь была из железа. Медсестра, повторяю, наиболее опытная и испытанная служащая во всей клинике, согласно инструкции заперла дверь изнутри, положила ключ в карман и, несмотря на каталептическое состояние больной, наложила на нее еще на ночь оковы.
  — Словом, — прервал его сыщик, слушавший с напряженным вниманием, — было сделано все, что только может придумать человек, чтобы удержать птичку в клетке.
  — Совершенно верно.
  — Идем дальше, — сказал Ник Картер, — ты основательно допросил эту женщину?
  — И не раз, а несколько раз. Случайно я ее знаю уже несколько лет и могу поручиться за то, что она вполне заслуживает доверия.
  — Ну-с, и что же тебе сообщила эта медсестра?
  — Да почти ничего, — должен был сознаться инспектор, — она сидела у постели, на которой лежала Занони, и не сводила глаз с пленницы. После полуночи Занони открыла глаза и посмотрела на нее. Долго ли она смотрела, медсестра не знает, но, по ее мнению, в течение приблизительно одной минуты. Она говорит, что тогда она встала, чтобы наклониться над больной, попытаться заговорить с ней и получить какой-нибудь ответ. К ее неописуемому изумлению она увидела в этот момент, что больной в кровати уже не было. Ее испуг еще больше усилился, когда она заметила, что обе цепочки, которые были наложены на руки и на ноги арестантки, оказались разъединенными. Кроме того она ощутила удушливый запах гвоздики, и к своему удивлению увидела большой букет свежих гвоздик, который лежал на подушке, как раз на том месте, где за минуту до этого покоилась голова больной.
  — А что было с дверью? — спросил сыщик.
  — Дверь была заперта, а ключ лежал в кармане медсестры. Мало того, внутренний засов, задвинутый ею в начале дежурства, был в том же положении, без всякого изменения.
  — Таким образом, нет никакой возможности предположить, что Занони и лицо, ее освободившее, могли войти или выйти через дверь камеры, — заметил Ник Картер.
  — Разумеется, — подтвердил инспектор Мак-Глуски, — я и говорю, что медсестра видела Занони своими глазами в постели. С того момента, как та открыла глаза, до ее таинственного исчезновения, по мнению ее, прошло не более одной минуты.
  Незаметная улыбка скользнула по губам сыщика, он медленно кивнул головой.
  — Хорошо, об этом поговорим потом, — тихо произнес он, — а пока займемся остальными твоими расследованиями, Жорж. Кто из служащих в ту роковую ночь находился еще в клинике?
  — Обычный штат, — ответил инспектор, — я хочу сказать, что в каждой общей спальне, где были больные, и в каждой отдельной камере находилось по одной медсестре.
  — И эти лица в тот час не слышали никакого шума? — спросил сыщик. — Никто ничего не заметил?
  — Решительно ничего, — уверял инспектор, — но все они в 12 часов 47 минут сбежались на крик ужаса, раздавшийся в коридоре. Там они увидели миссис Фильдс, охранницу Занони, вне себя от ужаса и страха перед дверью камеры Занони. Сильно волнуясь, но все же связано и толково она описала прибежавшим служащим приключившееся с ней происшествие. Пришел также дежурный врач и немедленно распорядился тщательно обыскать всю клинику.
  — Понятно, — проворчал сыщик, закуривая вторую сигару, — и какие результаты дал этот обыск?
  — Решительно никаких, — ответил инспектор Мак-Глуски, пожимая плечами.
  — Разве в коридорах не было сторожей? — спросил Ник Картер.
  — В коридорах нет, но зато внизу в приемном зале, — заявил инспектор Мак-Глуски, — ты знаешь, клиника для нервнобольных не слишком вместительна и находится в двухэтажном доме. Все входы, как с улицы, так и со двора, идут в приемный зал, а в этом зале днем и ночью находится привратник, на которого возложена обязанность держать на замке все двери.
  — Другими словами, в роковой час этот привратник находился в приемном зале?
  — Конечно, — подтвердил инспектор, — он начал свое дежурство в десять часов вечера и должен был оставаться там до шести утра.
  — Полагаю, что в клинике имеется три привратника, и каждый из них дежурит по восемь часов в сутки?
  — Ты угадал, — заметил инспектор.
  — Прежде чем продолжать, позволь мне задать тебе вопрос, — быстро прервал его сыщик, — что за человек этот привратник?
  — Его зовут Флинн, он человек уже пожилой и пользуется одинаковой репутацией с миссис Фильдс, как один из заслуживающих доверия служащих, знающих вполне свое дело.
  — Отлично. Продолжай, Жорж, что показал этот привратник на допросе? Не заметил ли он чего-нибудь необычного во время своего дежурства?
  — Решительно ничего, тем более, что из клиники после десяти часов вечера даже служащие не могут отлучаться без письменного разрешения директора. Во время его дежурства, с десяти вечера до четверти первого, никто его не потревожил.
  — И в это время он, вероятно, немного заснул, — с улыбкой заметил сыщик.
  — Ты ошибаешься, Ник. Привратник клянется всеми святыми, что не дремал ни одной секунды. Да и доктор Слокум аттестует его как очень бдительного сторожа. Кроме того в здании клиники повсюду расставлены контрольные часы, осмотр которых показал, что привратник аккуратно совершал свои обходы — до четверти первого.
  — Ты что-то очень напираешь на это время, и мне кажется, что это неспроста, — заметил Ник Картер.
  — Конечно, — согласился инспектор, — согласно показанию Флинна он как раз возвратился с обхода, обслужив контрольные часы, в приемный зал, как вдруг со стороны улицы кто-то тихо постучал в ворота.
  — Ага!
  — Слушай дальше: привратник, конечно, открыл ворота, чтобы посмотреть, кто в столь неурочное время желает войти. Перед ним стоял хорошо одетый мужчина лет тридцати. В руках у него был букет гвоздик.
  — Вот теперь дело становится интересным, — проворчал Ник Картер, — по-видимому, это тот самый букет, который потом был найден медсестрой на подушке Занони.
  — Конечно. Но послушай сначала дальнейшие показания привратника. Он впустил запоздалого посетителя в приемный зал, запер за собой дверь и спросил, что ему угодно. Тот самым любезным образом заявил, что возвращается с вечеринки, где ему преподнесли букет гвоздик, и ему пришла мысль сделать удовольствие какой-нибудь больной, а так как он проходил мимо клиники, то и решил постучать в дверь, чтобы передать букет. Должен заметить, что такие преподношения случаются частенько, хотя, конечно, не в первом часу ночи.
  — Позволь, — прервал его сыщик, — неизвестный благотворитель, если можно так выразиться, явился в 12 часов 15 минут, а в 12 часов 47 минут, то есть полчаса спустя, миссис Фильдс обнаружила, что ее больная исчезла из постели, в которой до этого времени лежала. И к тому же она увидела еще и букет гвоздик на подушке, то мы вынуждены сделать вывод о несомненной связи между появлением незнакомого посетителя и исчезновением Занони.
  — Согласен, хотя привратник утверждает, что незнакомец находился в передней в продолжение не более одной минуты.
  — Хорошо, оставим этот вопрос пока открытым, — проворчал Ник Картер с недовольным видом, — что же еще показал привратник?
  — Незнакомец очень извинялся, что явился в неурочный час, но при этом заметил, что он с намерением постучал в ворота, а не позвонил, чтобы не нарушать покоя больных. В заключение он предложил привратнику сигару.
  — Ага, — заметил сыщик, — Флинн взял эту сигару?
  — Он сначала отказывался, но незнакомец так любезно настаивал и уже открыл свой портсигар, что тот должен был согласиться, чтобы не показаться невежливым.
  — Что было дальше?
  — Да почти ничего, если верить уверениям привратника, а не верить им нет основания, — медленно произнес Мак-Глуски, — он говорит, что после этого опять отпер дверь и выпустил незнакомца из клиники.
  — А что стало с букетом гвоздик?
  — Вот тут-то и начинается загадка, — признался инспектор Мак-Глуски, — Флинн утверждает, что поставил букет в сосуд со свежей водой, чтобы передать его при смене новому дежурному для передачи дальше. Затем он утверждает, что в течение следующего получаса сделал обход, о чем сделал отметку на контрольных часах в разных коридорах. Это, однако, не соответствует истине, так как контрольные часы были отмечены на самом деле только уже в начале второго часа ночи.
  — Каким же образом Флинн, достойный доверия и серьезный служащий, объясняет это противоречие?
  — Он и сам не знает, что сказать по этому поводу.
  — Странно, — проворчал Ник Картер, — привратник утверждает, что между 12 часами 15 минутами и 12 часами 47 минутами, когда миссис дала о себе знать, он не заметил ничего необыкновенного?
  — Ничего решительно.
  — А осмотрел ли ты сигару, которую незнакомец преподнес привратнику?
  — Нет. Флинн не мог показать мне эту сигару по той простой причине, что ее у него не оказалось. Он говорил об этой сигаре уже дежурному врачу, но найти ее не удалось, и это обстоятельство усиливает таинственность происшествия.
  — Гм… — проворчал сыщик, уставясь глазами на ковер, — мы знаем, таким образом, что Занони непонятным образом исчезла из постели, хотя пролежала около полугода в каталепсии. Разум говорит, что даже вполне здоровый человек, пролежав полгода в постели, физически так ослабевает, что не может встать без посторонней помощи. Заслуживающая полного доверия медсестра видела, как Занони у нее на глазах исчезла, испарилась, так сказать, в воздухе. Вместо Занони на подушке лежал букет гвоздик, который был поставлен в приемном зале в сосуд со свежей водой.
  — Извини, что я тебя прерываю, Ник, — заметил Мак-Глуски, — тут есть опять непонятный факт: в приемном зале так же, как и в небольшой комнатке привратника, нигде не оказалось этого сосуда. Далее букет гвоздик был совершенно сух, а потому нельзя думать, что он стоял в воде.
  — Так я и думал, — отозвался Ник Картер, — но прежде чем ты будешь продолжать, я хочу тебе кое-что сообщить, Жорж. Ты помнишь, что я шел к тебе, когда мы так неожиданно встретились у подъезда гостиницы Мортона?
  — Конечно, помню, — ответил инспектор, с любопытством глядя на своего друга.
  — Помнишь ли ты то, что я однажды рассказывал тебе о талантливом ученике доктора Кварца, о молодом враче по имени доктор Кристаль?
  — Очень хорошо помню.
  — Он попал на скамью подсудимых вместе с доктором Кварцем и Занони по обвинению в таинственных убийствах в большой гостинице в Канзас-Сити.
  — Помню и даже припоминаю все обстоятельства дела. Но все же должен сознаться, что подробности этого происшествия отчасти выскочили у меня из головы.
  — Ничего, — заметил сыщик, — достаточно вспомнить, что сперва был осужден доктор Кварц, и что очередь была за доктором Кристалем. Но последний сумел заручиться содействием искусных защитников, которым постоянно удавалось затянуть разбор дела, так что заседание суда присяжных по делу доктора Кристаля до сего дня еще не состоялось.
  — Понимаю, — отозвался инспектор Мак-Глуски, — но что же дальше?
  — Сегодня утром я получил письмо от моего старого приятеля, начальника полиции Гайнса из Канзас-Сити и собирался к тебе, чтобы сообщить содержание его. Впрочем, Гайнс сообщает, что писал и тебе, и ты, собственно говоря, должен был бы уже получить это письмо.
  — До сего времени не получал еще. Письмо, быть может, ждет меня в бюро.
  — Так как содержание писем по существу одинаково, то я скажу тебе теперь же, в чем дело, — продолжал Ник Картер, — Гайнс справлялся о докторе Кристале, который бежал из тюрьмы вместе со стражником и скрылся бесследно из Канзас-Сити. Затем он просит, по возможности, выследить беглеца, высказывая предположение, что доктор Кристаль скрывается в Нью-Йорке и попытается помочь своим друзьям, доктору Кварцу и Занони. Как тебе это нравится? И не кажется ли тебе, что описываемый привратником незнакомец с букетом гвоздик не кто иной, как доктор Кристаль своей собственной персоной?
  — Как тебе сказать, Ник. Я теперь даже уверен, что неизвестный с букетом и беглый арестант одно и тоже лицо, — с тяжелым вздохом сознался инспектор.
  — Следовательно, ты полагаешь, что в клинике был доктор Кристаль?
  Инспектор сердито рассмеялся.
  — Черт возьми, почему же этот болван, начальник полиции, не сообщил нам всего по телефону? — воскликнул он.
  — Какая была бы от этого польза, — спокойно возразил Ник Картер, с улыбкой глядя на своего друга, — вряд ли мы поступили бы иначе, чем теперь.
  — Пожалуй, ты прав.
  — Наверно прав, так как решительно никто не допустил бы и мысли, что лежавшая неподвижно в течение полугода Занони так внезапно исчезнет!
  — Пусть будет по-твоему, а теперь скажи, пожалуйста, Ник, как ты представляешь себе всю эту историю? Неужели ты на самом деле думаешь, что Флинн и миссис Фильдс были подкуплены и допустили доктора Кристаля в камеру Занони, позволив ему беспрепятственно вынести ее из клиники?
  — Ничего подобного, — возразил сыщик, — во-первых, таких испытанных служащих сразу не подкупишь, тем более при таких обстоятельствах. Они всегда должны считаться с вероятностью навлечь на себя беду на всю жизнь. А затем мы ведь имеем дело с лицами, честными и заслуживающими доверия. Нет, задумываться над этим — значило бы зря растрачивать дорогое время. Я тебе вот что скажу, Жорж, — прибавил он убедительным тоном, — привратник и медсестра были обмануты!
  — Очень красиво сказано, понятно, они были обмануты, — с раздражением произнес инспектор, — но каким образом?
  Ник Картер с улыбкой посмотрел на своего друга.
  — Видишь ли, Жорж, дело гораздо проще, чем ты думаешь, — спокойно сказал он, — в данном случае пущен в ход старый и испытанный прием: гипнотическое внушение. А нам хорошо известно, что Занони именно в этом очень сильна.
  — Как хочешь, а я ни за что не пойму, каким образом эта шайка умудрилась оказать гипнотическое влияние на привратника и на медсестру, — сердито проворчал начальник полиции, — если твоя теория верна, то надо предположить, что Занони и доктор Кристаль в одно и то же время проделали в разных местах клиники свои сеансы гипнотического внушения.
  — Я в этом и не сомневаюсь, — все также спокойно заметил сыщик.
  — Отлично! Не объяснишь ли ты мне в таком случае, каким образом доктор Кристаль имел возможность общаться с Занони, а Занони с ним? — волнуясь, спросил инспектор.
  — Милейший друг мой, на это могу тебе ответить только то, что наш брат, сыщик, так же, как и врачи, может руководствоваться только предположениями, — ответил Ник Картер, усаживаясь поудобнее на диван. — Врачи называют это диагнозом, у сыщиков это именуется прирожденным чутьем. Если диагноз оказывается правильным, то больной выздоравливает, если наше чутье правильно, то мы устанавливаем мотивы преступных действий и способ выполнения их, а если нам везет, то мы на основании наших выводов, иногда, накрываем злодея. Способ возможности общения между Занони и доктором Кристалем вызывает целый ряд предположений; но он мне кажется не настолько важным, чтобы стоило из-за него ломать голову. Достаточно того факта, что доктор Кристаль был впущен привратником в клинику не менее как за полчаса до момента обнаружения бегства Занони.
  — Совершенно верно, — проворчал инспектор, — другими словами, ты хочешь сказать, Ник, что доктор Кристаль прежде всего загипнотизировал привратника.
  — Именно, — согласился сыщик, — нам с тобой хорошо известно, какую силу имеет гипноз. Им можно искусственным путем усыпить большинство людей, причем они, проснувшись, не будут иметь ни малейшего понятия о том, что они в течение известного промежутка времени находились в состоянии бессознательного отсутствия воли. Я, вероятно, не ошибусь, если предположу, что вынутый доктором Кристалем портсигар испускал настолько сильный одурманивающий запах, что ничего не подозревающий привратник стал особенно восприимчивым для примененного к нему гипноза.
  — Повторяю тебе, Ник, привратник производит впечатление вполне честного и достойного доверия человека, — качая головой, возразил инспектор, — он клялся всем святым, что и минуты не беседовал с незнакомцем и сейчас же выпустил его из дверей, которые затем и запер за ним.
  — Показание миссис Фильдс почти тождественно с показанием привратника, — с улыбкой заметил Ник Картер, — мне их лично и расспрашивать не нужно, чтобы прийти к выводу, что они оба говорят чистейшую правду. И все-таки оба говорят неправду, выражаясь чисто отвлеченно, то есть они лгут бессознательно. Это-то и есть особенность гипноза, что загипнотизированному лицу можно внушить, что угодно.
  — Я понимаю, — сказал инспектор, — что доктор Кристаль мог загипнотизировать привратника. На самом деле привратник, быть может, стоял на одном месте в течение часа точно статуя, пока доктор Кристаль с Занони вышли из клиники, и он пришел в себя лишь после того, как запер дверь за ушедшими.
  — Мало того, когда привратник очнулся и к нему вернулось сознание, он помнил только то, что какой-то незнакомец постучал в дверь, передал ему букет гвоздик и сигару и ушел не позже, чем через минуту, как было ему внушено доктором Кристалем, — добавил сыщик с многозначительной улыбкой.
  — Хорошо, пусть будет по-твоему, Ник. Но это еще не объясняет нам, каким образом доктор Кристаль общался с Занони. Остается только еще допустить, что Занони в присутствии загипнотизированной медсестры накинула на себя принесенное ей доктором Кристалем платье и под руку с ним вышла из клиники.
  — Вот именно так я и представляю себе весь ход дела, — признался Ник Картер, — и меня ничуть не удивило бы, если бы наша парочка села в стоявший вблизи экипаж и уехала.
  — Вот что, — воскликнул инспектор, — ты наводишь меня на странный случай, имевший место в ту ночь!
  — В чем дело? — поинтересовался сыщик.
  — Наши розыски привели к установлению следующего факта, что в роковую ночь, в десятом часу, на углу Третьей авеню и 18-й улицы стояла закрытая карета. Мы разыскали ее, и кучер показал, что какой-то незнакомец, наружность которого он хорошо помнит, заговорил с ним.
  — Я уверен, — насмешливо заметил Ник Картер, — что этот незнакомец был похож на доктора Кристаля, как две капли воды.
  — Совершенно верно, — подтвердил инспектор Мак-Глуски, — незнакомец заявил кучеру, что в клинике задерживают незаконным образом и против ее воли его сестру, и что ее собираются объявить сумасшедшей, хотя она вполне здорова. Ты знаешь, наши нью-йоркские кучера не слишком щепетильны, тем более, если им хорошо заплатить, а в данном случае так оно и было. Так вот, кучер прождал около часа, затем незнакомец подошел к нему со стороны Второй авеню, ведя под руку закутанную в длинный плащ женщину с густой вуалью на лице, которую он и усадил в экипаж. Затем он сел сам и приказал кучеру ехать в Бронкс, по указанному им заранее адресу.
  — Черт возьми! История становится все интереснее, — сказал Ник Картер, откладывая сигару в сторону, — ты, разумеется, немедленно отправился по этому адресу и узнал…
  — Почти ничего не узнал, — продолжал инспектор Мак-Глуски, — то были недавно только открытые в том пригороде меблированные комнаты, содержащиеся супружеской четой с вполне безупречной репутацией. За три дня до интересующего нас происшествия к этой супружеской чете явился изящно одетый господин и нанял пустовавший первый этаж, из двух меблированных комнат. Он заявил, что его зовут мистер Армстронг, и что через несколько дней к нему приедет его молодая жена. За квартиру он уплатил за месяц вперед. На третью ночь, когда хозяева и прочие жильцы давно уже спали, подъехала карета; из нее вышел новый жилец, помог выйти даме под густой вуалью и вместе с ней вошел в свою квартиру, а карета уехала.
  — Что же стало потом с этом интересной четой, — смеясь, спросил сыщик, — наверно, содержатели новооткрытых меблированных комнат уже потеряли своих жильцов?
  — Ты угадал, мудрый Ник, — должен был признаться инспектор, — путем расследований установлено, что эта таинственная чета пробыла в квартире всего лишь несколько часов, а с рассветом скрылась навсегда. В комнатах были найдены два совершенно новых чемодана без всяких наклеек. Их содержимое не представляло никакой ценности, и состояло из кое-какой одежды, больше ничего там не оказалось.
  — Больше чем нужно, чтобы убедить меня в том, что речь идет о наших преступниках, а также и в том, что доктор Кристаль привел в исполнение давно уже подготовленный им план побега.
  — Возможно, — сухо отозвался инспектор, — а теперь мы подходим к вопросу, каким образом опять поймать наших беглецов?
  — Ищите и обретете, так сказано в святом писании, — ответил сыщик, вставая со своего места, — мне кажется, Жорж, ты желаешь, чтобы я занялся этим делом?
  — От всей души, Ник, ты окажешь мне громадную услугу, если…
  — И так далее, — прервал его Ник Картер со смехом, — ты легко можешь себе представить, что наши желания сходятся. Не будем же терять времени.
  Они вышли в подъезд, сыщик подозвал коляску и оба приятеля поехали в клинику.
  * * *
  Следующее утро началось для сыщика неожиданностью.
  Ник Картер еще сидел за завтраком, когда ему доложили о приходе тюремщика Даннеморской тюрьмы, в которой был заключен в свое время доктор Кварц, как опасный сумасшедший. Сыщик, конечно, сейчас же принял посетителя.
  — Рад вас видеть, милейший Прейс, — воскликнул Ник Картер при виде коренастого служителя, характерное лицо которого, напоминавшее бульдожье, производило бы отталкивающее впечатление, если бы не добродушные маленькие глаза, — какой ветер занес вас ко мне в столь ранний час?
  — Я хотел вам только доложить, — ответил Прейс с удрученным видом, — что доктор Кварц переменил место жительства.
  — Что вы хотите этим сказать? — спросил изумленный сыщик, приглашая своего гостя присесть.
  — Чтобы долго не разговаривать, мистер Картер, скажу, что доктор Кварц удрал.
  — Вы шутите, — воскликнул сыщик, невольно вскакивая с места, — не может быть, чтобы вы говорили серьезно? Неужели доктор Кварц…
  — Удрал! Улетучился! Исчез! Испарился! Назовите, как хотите, мистер Картер — прервал его тюремщик, — так или иначе он теперь на свободе!
  — Боже праведный, да как же это могло случиться? — вскрикнул сыщик, ударив кулаком по столу. — Как же это могло случиться?
  — Хоть переверните меня — ничего не знаю.
  — Вы говорили — испарился? — спросил Ник Картер, — что вы хотели этим сказать?
  — Именно то, что я сказал, так и испарился, у меня на глазах!
  — Где это произошло? В самой тюрьме?
  — Нет, в то время, когда доктор Кварц был вне тюрьмы.
  — Вне тюрьмы? Послушайте, вы говорите какими-то загадками! Как же объяснить все это? — воскликнул сыщик, начиная терять терпение.
  — Дело вот в чем: раз в неделю заключенных выводят на прогулку. Это делается для того, чтобы хоть немного разнообразить жизнь несчастных, — начал Прейс, — мы никогда не подозревали, что это связано с каким-нибудь риском, да это и первый случай, когда удрал заключенный.
  — Вы так думаете? — качая головой сказал сыщик. — А я думаю иное, такая прогулка вне тюремных стен прямо-таки подталкивает арестантов на бегство.
  — Нет, мистер Картер, уж очень зорко за ними следят. Их выводят маленькими партиями, за каждой из которых надзирают не менее четырех вооруженных стражников. Словом, это первый случай бегства арестованного во время прогулки.
  — У каждой вещи должно быть свое начало, — проворчал сыщик.
  — Верно, мистер Картер! В данном случае начало именуется доктором Кварцем.
  — Как раз самый опасный арестант Даннеморы!
  — Да, с нашей точки зрения. В последнее время он вел себя образцово, настолько безупречно, что ему были предоставлены некоторые льготы, в том числе и еженедельная прогулка.
  — Громадная неосторожность, особенно после всего ранее происшедшего.
  — Возможно, мистер Картер. Но с того времени прошло шесть месяцев, а он не только вел себя отлично, но даже, по-видимому, примирился со своей ужасной судьбой. Впрочем, в течение последних двух месяцев он каждую неделю выходил на прогулку.
  — Ничего теперь не поделаешь, — ворчал Ник Картер, — я полагаю, вас послал ко мне начальник тюрьмы?
  — Да, он говорит…
  — Это мне безразлично, что он говорит, теперь никакими фразами не вернешь арестанта. Лучше сообщите мне, когда именно доктор Кварц умудрился бежать.
  — Вчера после полудня.
  — Какие были с ним стражники? Были ли вы в их числе?
  — Мне очень неприятно, что я должен на это ответить утвердительно — печально ответил Прейс.
  — Так вот, опишите мне все происшествие как можно точнее.
  — Мы уже возвращались домой и я считаю нужным заметить, что был чрезвычайно ясный день. Мы были приблизительно на расстоянии еще одной мили от тюрьмы и присели, чтобы немного отдохнуть и насладиться прелестным видом, как вдруг я увидел какого-то господина, шедшего по направлению от тюрьмы прямо к нам. Невольно из осторожности я сделал ему навстречу несколько шагов, тогда он заговорил со мной.
  — Постойте, — прервал его Ник Картер, — опишите мне этого человека.
  — Это был представительный, хорошо одетый господин симпатичной наружности лет около тридцати пяти. Он был гладко выбрит и походил на пастора. Так оно и оказалось потом во время разговора с ним.
  — Гм… — проворчал Ник Картер, — а дальше что?
  — Он медленно подошел. У него были курчавые, темные волосы. На нем был длинный черный пасторский сюртук. Мне как-то особенно бросилось в глаза то, что его лицо ничего решительно не выражало.
  — Кажется, я уже знаю, кто это такой, — заметил Ник Картер, — это был не кто иной, как доктор Кристаль, ученик и сообщник доктора Кварца.
  — Боже мой! Знай я это раньше, — застонал Прейс.
  — Дальше, дальше, времени у нас не так много, — торопил Ник Картер, — так вы заговорили с мнимым пастором. Что же это была за беседа?
  — Он с участием расспрашивал меня об арестантах и говорил, что они представляют печальное зрелище, а я ему ответил, что, пожалуй, так оно и есть, но что наш брат в силу долголетней привычки уже успел приглядеться к этому. Тогда он как-то особенно ласково заговорил обо мне самом и спрашивал, давно ли я состою тюремщиком, женат ли я, сколько у меня детей, ну и прочую тому подобную ерунду. Потом он замолчал и печальными глазами посмотрел на арестантов.
  — Сколько арестантов было с вами вчера на прогулке? — спросил сыщик.
  — Десять человек.
  — Были ли они в кандалах? Если так, то собственно говоря, четырех стражников вполне достаточно.
  — Я тоже так думаю, — печально согласился Прейс, — ну вот, незнакомец вдруг кротким голосом спросил меня, не находится ли среди арестантов какой-нибудь выдающийся преступник? Я ему сказал, что мы в Даннеморе вообще имеем дело с малоприятными преступниками, но что присутствовавшие десять человек ведут себя хорошо и спокойно, иначе им не разрешили бы прогулки. — На это он ответил назидательным тоном, что он де пастырь Христов, и он давно уже желал поближе ознакомиться с бытом тюрьмы для того, чтобы воздействовать лично на несчастных и заблудших. «А это, говорит, все спокойные и безвредные арестанты?» Ну, я и попал впросак и сказал, что это народ неопасный. «Нельзя ли, говорит, познакомить меня с кем-либо из арестантов и дать мне таким образом возможность сказать ему несколько ласковых слов?» Я невольно всмотрелся в него повнимательнее, но он имел такой невзрачный и не внушающий подозрения вид, что я не побоялся исполнить его просьбу. Едва успел я согласиться, как он воскликнул: «Как я рад, что мы стоим несколько поодаль от остальных арестантов, и тот, с которым я буду говорить, не должен будет стесняться своих товарищей, когда я постараюсь сердечным убеждением проникнуть в его сердце». Это мне, говоря правду, понравилось, и я его спросил, с которым из арестантов он хотел бы побеседовать. «Мне это безразлично, ответил он, тем более вы говорите, что ни один из них не опасен. Мне кажется, что вон тот арестант на вид много интеллигентнее остальных, тот вон громадный мужчина. Позвольте мне поговорить с ним несколько минут?» Когда я увидел, что он указывает на доктора Кварца, я уже пожалел, что согласился. Но с другой стороны я, по глупости своей, не хотел обижать пастора и подозвал Кварца. Он быстро подошел, по-видимому, обрадовавшись, что позвали именно его. Я в нескольких словах сообщил ему, что пастор желает с ним побеседовать, и выразил надежду, что он будет вести себя прилично и вежливо. Кварц вдруг посмотрел на меня с нескрываемой досадой, точно ему было неприятно беседовать с незнакомым ему человеком. Потом он внезапно обернулся к незнакомцу и сказал ему тем резким тоном, который я слышал всегда от него: «Я не придаю цены людям вашего призвания. Если бы я делал это раньше, я не находился бы здесь. Если вы хотите досаждать мне благочестивыми изречениями, то незачем вам тратить время и труд. Но так как смотритель уже позвал меня, то я вас выслушаю, но предупреждаю, что вы будете напрасно стараться». Пастор, видимо, ужаснулся от таких слов, и стал разъяснять арестанту грех ожесточения. Кварц отвечал краткими замечаниями, заставившими меня улыбаться, так как он, как вы знаете, человек очень остроумный. Тогда пастор вдруг начал говорить проповедь, точно на кафедре в церкви. Видите, мистер Картер, меня обыкновенно такие сладкие речи мало интересуют и я, откровенно говоря, начал скучать. И вот вдруг произошло что-то невероятное.
  — А именно? — спросил сыщик.
  — Я хочу сказать, что Кварц вдруг исчез у меня на глазах.
  — Что? Что вы сказали? — воскликнул Ник Картер в изумлении, в упор глядя на тюремщика, — вы утверждаете, что доктор Кварц, да вероятно и тот другой, на виду у всех прочих арестантов и их сторожей, среди бела дня, сделались невидимыми?
  — Я могу рассказывать только о том, что на самом деле произошло, мистер Картер, — с тяжелым вздохом ответил Прейс, — Кварц исчез и вместе с ним и тот другой человек. Ни я, и никто из стражников и прочих арестантов не видели, куда они делись. Я согласен, что это кажется невероятным, но если вы выслушаете меня до конца, то я изложу вам все, как оно было на самом деле.
  Прейс наклонился к сыщику и указал на одно место своей головы.
  — Если вы потрудитесь пощупать вон эту шишку на моей голове, мистер Картер, то вы увидите то, что у меня осталось на память от всего этого происшествия — только, вот, эта опухоль. Правда, еще не выяснено, каким же образом никто из других ничего не увидел, а ведь они стояли от меня на расстоянии не более восьмидесяти шагов. Так или иначе, ни стражники, ни арестанты не знают, что именно происходило в течение ближайших пяти минут.
  — Пяти минут, — воскликнул сыщик и в удивлении всплеснул руками, — неужели это длилось так долго?
  — Не меньше, мистер Картер. Прошло не менее пяти минут, пока исчез туман, точнее говоря, по истечении этого промежутка времени мои товарищи увидели, что я лежу на земле и что доктор Кварц вместе с мнимым пастором исчезли.
  Ник Картер ничего не ответил. Он встал и прошелся несколько раз взад и вперед по комнате. Наконец он остановился прямо перед тюремщиком и, глядя на него с серьезным выражением, сказал:
  — Расскажите мне как можно подробнее и точнее, что вы видели. Я считаю вас честным человеком и знаю, что вы скажете мне всю правду.
  — Я очень рад, мистер Картер, что вы питаете ко мне доверие, — ответил тюремщик со вздохом облегчения, — но я вам уже сказал почти все. Я стоял рядом с мнимым пастором, был очень рассеян и страшно скучал. Для точности скажу, что мы втроем стояли треугольником. Напротив пастора стоял Кварц, а я стоял между ними в стороне. За спиной Кварца, шагах в восьмидесяти, стояли остальные арестанты под надзором трех стражников. — Под монотонную проповедь пастора я начал смотреть уже не только на него, но и на Кварца и на группу других арестантов. На пастора же я обращал мало внимания, кажется, даже повернулся к нему спиной. Вдруг мне показалось будто группа арестантов и стражников куда-то исчезает, словно поднявшийся из-под земли туман мешает мне смотреть. Тогда я в изумлении и внезапном беспокойстве хотел подойти к Кварцу, который стоял от меня в двух шагах, чтобы схватить его за руку, как вдруг мне почудилось, что на меня падает небо, а земля уходит из-под ног. Вот и все, мистер Картер, больше я ничего не помню. Вероятно, почтенный пастор нанес мне страшный удар по голове, вследствие чего я и свалился на землю. Иначе я не могу себе объяснить этого, да и откуда у меня на голове взялась бы шишка, так как я уже почти месяц не ссорился с женой. По рассказам моих товарищей я лежал в беспамятстве минут пятнадцать, а когда пришел в себя, то стражники и арестанты рассказали мне одну и ту же историю, которая, надо полагать, соответствует истине.
  — Надо полагать, — сухо заметил сыщик, — и какая же это история?
  — Видите, мистер Картер, все остальные заметили тот же туман. Им всем показалось, что между ими и мной выросло какое-то облако тумана, которое, подгоняемое ветром, направлялось на них и закрыло меня. Словом, мистер Картер, никто из них не мог разглядеть меня. При таких обстоятельствах трем остальным стражникам оставалось только действовать согласно предписанию, хотя они сильно беспокоились и охотно стали бы искать меня.
  — Но что же сделали эти три стражники, следуя предписанию? — спросил Ник Картер.
  — Они выстроили арестантов в круг, а сами стали с ружьями наперевес, чтобы предотвратить всякую попытку к бегству. Причина возникновения тумана им, конечно, была непонятна, но они думали, что туман заставит меня сейчас же возвратиться к ним со своим арестантом.
  — Этого вы, конечно, не могли сделать, так как тем временем вас успели повалить на землю.
  — Ну вот, стражники и прождали минуты три, а потом пустились в путь вместе с арестантами. Сейчас же после этого туман рассеялся и исчез также быстро, как появился. Вот тогда мои товарищи и увидели меня распростертым на земле, обнаружив вместе с тем бесследное исчезновение доктора Кварца и мнимого пастора.
  — Так-с, — проговорил сыщик, — пока ваши товарищи дошли до вас, прошло минут пять, а затем прошло еще драгоценных десять минут, пока вы кое-как пришли в себя. Не пытался ли кто-нибудь из ваших товарищей разыскать исчезнувших?
  — Нет, мистер Картер, — заявил Прейс, — это было невозможно. Не забывайте, что мы несли ответственность за сохранность остальных арестантов, а те были довольно взволнованы, так что нельзя было и думать о том, чтобы оставить их без надзора.
  — Другими словами, служебный долг повелевал вам возвратиться как можно скорее с остальными арестантами в тюрьму и заявить там о случившемся, — сказал сыщик.
  — Совершенно верно, мистер Картер.
  — Вот что, Прейс, вы, кажется, говорили, что арестанты были в кандалах?
  — Были. На каждом из них была короткая ножная цепь, концы которой были прикреплены к лодыжкам, так что они могли делать лишь короткие шаги. Руки же были совершенно свободны.
  — Доктор Кварц тоже был закован таким образом?
  — Разумеется.
  — Все арестанты были одеты в обыкновенные полосатые халаты?
  — Конечно.
  — Не удалось ли вам узнать, не стояла ли вблизи места происшествия какая-нибудь карета?
  — Да, да, — торопливо подтвердил тюремщик, — это я обнаружил сегодня утром. Я нашел ясные следы колес. Место было затоптано копытами, а это служит верным признаком того, что там довольно долго стояла пара лошадей. Далее я понял, что лошади, безусловно молодые и нетерпеливые, тянули карету вперед и назад, вследствие чего и образовались ложбинки от колес.
  — Отлично. Не узнали ли вы по этим следам, что это была за карета? — с улыбкой спросил сыщик.
  — Конечно, узнал! Следы передних колес были уже, чем следы задних. А поэтому это была карета с парой лошадей, на козлах которой сидел по крайней мере один человек. В данном случае на козлах сидело двое, из них один жевал табак, а другой курил трубку.
  — Право, Прейс, вы должны были бы сделаться сыщиком, — одобрительно сказал Ник Картер, — каким же образом вы дошли до этих выводов?
  — Видите ли, два человека на козлах оставили после себя ясные следы: один из них, по крайней мере, два раза выколачивал и опять набивал трубку, а отсюда можно заключить, что карета ожидала не менее часа. Должен еще заметить, что местность там лесистая и карста стояла за маленькой рощей на проселочной дороге, а потому ее и нельзя было видеть со стороны шоссе. А так как по этой дороге редко кто проезжает, то и следы хорошо сохранились. Я, впрочем, поручил кое-кому наблюдать за этим местом для того, чтобы следы не были затоптаны, — это на случай, если бы вы пожелали осмотреть их.
  — С удовольствием заявляю, что в вашем лице я приветствую товарища по призванию, добрейший Прейс, — одобрительно улыбаясь, ответил сыщик, — все это вы отлично сделали. Но нам прежде всего придется установить, каким образом ваш арестант умудрился бежать.
  — Совершенно верно, мистер Картер, — ответил тюремщик с таким тяжелым вздохом, что Ник Картер невольно громко рассмеялся.
  — Послушайте, Прейс, скажите, пожалуйста, откуда этот мнимый пастор мог знать, по какой дороге вы будете идти с вашими арестантами?
  Это нетрудно было узнать, мистер Картер, так как мы уже несколько лет ходим по одной и той же дороге. Шоссе в тех местах очень немноголюдно, и арестанты таким образом избавлены от любопытных взоров прохожих.
  — Ага, понимаю. Конечно, прогулка совершалась всегда в одно и то же время?
  — Минута в минуту, мистер Картер. Вы знаете, жизнь в тюрьме размерена по минутам и исключения не допускаются.
  — Таким образом, мнимый пастор легко мог узнать, в какой именно день поведут гулять доктора Кварца.
  — Конечно, мистер Картер, — заявил тюремщик, — обитатели галереи, на которой расположена камера доктора, ходят на прогулку каждый понедельник после обеда, конечно, только при благоприятной погоде, а потому в числе гуляющих на этот раз был и Кварц.
  — Это еще больше укрепляет меня в моих предположениях, — заметил сыщик в раздумьи, как бы говоря сам с собой.
  — Мне кажется, мистер Картер, вы уже составили себе мнение о том, каким образом этот проклятый доктор устроил свое бегство? — в изумлении воскликнул Прейс.
  Ник Картер при виде удивленного лица своего собеседника невольно улыбнулся. Затем он сказал:
  — Прежде всего, милейший Прейс, вы должны помнить, что мы имеем дело с людьми, которые знакомы с фокусами индийских факиров по меньшей мере так же хорошо, как вы с вашими тюремными правилами. Я, впрочем, припоминаю, Прейс, у меня есть для вас интересная новость — три дня тому назад Занони бежала из здешней клиники для нервнобольных.
  — Этого только не хватало, — воскликнул тюремщик, всплеснув руками, — тогда эта негодная баба вчера, наверно, была замешана в этом деле, поверьте мне, мистер Картер!
  — Само собой разумеется, — согласился сыщик, — а теперь не прерывайте меня, а лучше слушайте то, что я вам объясню. — В далекой Индии есть факиры, которые утверждают, что они могут сделаться невидимыми. Обыкновенно они проделывают свои фокусы в закрытых зданиях, хотя показывают и под открытым небом изумительную ловкость, способную поразить и убедить каждого. Весь фокус состоит в том, что они рассыпают по воздуху известный порошок, называемый Зиндбар-Скутти. В тот момент, когда этот странный порошок соединяется с воздухом, образуется густой туман, непроницаемый для человеческого глаза. С каждой секундой туман сгущается и в течение минуты образует густое облако и остается в таком состоянии в течение нескольких минут, а потом мало-помалу рассеивается. Я знаю этот фокус и часто присутствовал при его исполнении, мог бы даже сам проделать его, если бы только знал, где достать этот порошок.
  С этими словами Ник Картер, положив руки в карман, подошел к окну и, наморщив лоб, смотрел на улицу, как делал всегда, когда его занимала какая-нибудь трудная задача.
  Спустя довольно продолжительное время он снова обратился к тюремщику.
  — Послушайте, Прейс, я думаю, лучше всего будет, если я поеду с вами и подробно осмотрю всю местность по соседству с Даннеморой — это скорее и вернее всего приведет к цели, так как по всей вероятности оттуда мне удастся легче всего напасть на след этой преступной троицы.
  — Так и мне кажется, мистер Картер.
  Сыщик, мало обращая внимания на тюремщика, вполголоса стал бормотать:
  — Наука, видимо, идет вперед, и наши преступники теперь испаряются в воздухе. Средство довольно верное, чтобы избавиться от нашего присутствия. Скажите, Прейс, дорогами по соседству с тюрьмой мало кто пользуется?
  — Реже всего после полудня, — ответил тюремщик, — но все-таки и в утренние часы появляется на шоссе довольно много народу.
  — Вы не заметили кареты еще до того, как к вам подошел этого доктор Кристаль?
  — Нет. Во-первых, я не мог видеть ее за рощей, о которой говорил, а, во-вторых, там находится какая-то старая заброшенная, полуразвалившаяся кузница. Вот за ней-то и стояла карета. Это впрочем единственное здание во всей окрестности.
  — Скажите, пожалуйста, точнее, на каком расстоянии находится следующее строение? — заинтересовался сыщик.
  — На расстоянии приблизительно ружейного выстрела находится ветхий и заброшенный овин, который когда-то принадлежал какой-то большой ферме.
  — Никто не проживает в этом овине?
  — Нет, там живет довольно странный старик, что-то вроде отшельника, по крайней мере, так говорит народ, я его часто видел и даже говорил с ним. Он страстный коллекционер камней, сланцев и тому подобной ерунды. Я слышал, что весь его овин заполнен этой ненужной дрянью.
  Сыщик проворчал что-то непонятное.
  — Я знаю о нем только то, — продолжал Прейс, — что он каждое утро отправляется с пустым мешком и приносит вечером полный мешок, так что чуть не валится под его тяжестью.
  — Так-так, — коротко засмеялся сыщик, — будем надеяться, что этот старый коллекционер тем временем нашел драгоценные камни, ну хотя бы кварц или кристалл. А как его зовут?
  — Он именует себя Лорбертом Мальгаром. Он последний отпрыск семьи, пользовавшейся в свое время в этой местности большим уважением, но затем разорившейся. Он утверждает, что получил в наследство землю, на которой стоит овин, причем ежегодно уплачивает все повинности.
  — А у него есть деньги?
  — Они у него появляется только тогда, когда он платит подати. Окрестным торговцам он редко дает заработать и лишь изредка покупает несколько яиц, полфунта масла, кофе и тому подобное.
  — Сколько ему лет?
  — Видите ли, говорят, что ему уже под восемьдесят, а по-моему, он много моложе.
  — Меня ничуть не удивит, если этот Мальгар в конце концов окажется довольно интересным субъектом. Давно ли вы его знаете, Прейс? — спросил сыщик.
  — Да так лет восемь.
  — И он за все время не изменился?
  — Нет, он все такой же.
  — Не знаете ли вы, куда он направляется за поисками камней?
  — Он ходит по всем окрестностям. Больше всего он блуждает по горам. Куда он ходит, это никому не известно.
  — Он нарочно скрывает это?
  — Я уже говорил, мистер Картер, он очень странный господин, — засмеялся Прейс, — он уверяет людей, что находил уже сапфиры и другие драгоценные камни.
  — Он никому не показывает своей коллекции?
  — Показывает, но только за деньги!
  — Вот как? — удивленно сказал сыщик. — Сколько же он берет?
  — Да недешево. Я из любопытства как-то пошел туда, чтобы посмотреть его богатства. Он взял с меня четверть доллара, а я за такие деньги мог бы получить гораздо большее удовольствие.
  — Значит, игра не стоила свеч? — пошутил сыщик.
  — Чистейший обман, мистер Картер. У него есть камни, каких немало на всякой дороге. Может быть, вам известно, что в горах близ Даннеморы имеются горные породы с содержанием серебра?
  — Считаете ли вы этого старика порядочным человеком? — после некоторого раздумья, спросил Ник Картер, как бы под влиянием новой мысли.
  — Мне он кажется просто полусумасшедшим чудаком, который, подобно ребенку, собирает в одно место не имеющие ценности блестящие безделушки, к которым он искренне привязан, — уверенно заявил тюремщик.
  Ник Картер подошел к письменному столу, взял бумагу и карандаш и положил то и другое на стол перед своим посетителем.
  — Попытайтесь, Прейс, изобразить географическую карту. Набросайте мне маленький план тюремного здания и его окрестностей, дорог и указанных вами строений, как, например, кузницы и овина, в котором живет Мальгар, конечно с указанием места, где стояла карета и где исчез Кварц. Сумеете ли вы это сделать?
  — Постараюсь, мистер Картер, хотя предупреждаю, красивого ничего не выйдет из этого.
  — Да и не надо, чтобы было красиво, — смеясь, возразил сыщик, — а я тем временем схожу в мой рабочий кабинет, позвоню по телефону.
  Войдя в свой кабинет, Ник Картер вызвал центральное управление общественной безопасности Соединенных Штатов.
  — Я Ник Картер, — начал он, произнеся условленное слово, по которому правительственный чиновник у другого аппарата узнал, что его вызывает действительно знаменитый сыщик.
  — Чем могу служить, мистер Картер?
  — Я хотел бы поговорить с полковником Моррисом. Он в управлении?
  — Да, даже в этой комнате.
  — Мистер Моррис, вас просит к телефону мистер Картер.
  — Алло, Картер, как поживаете? — раздался густой бас полковника.
  — Скажите, пожалуйста, полковник, вы помните ту маленькую историю с фальшивомонетчиками? Вы тогда жаловались мне на затруднения, которые были у вас в этом деле. Вы говорили, что речь шла всегда о мелких суммах, но тем не менее вы были сильно озабочены этим происшествием, так как податные чиновники тоже жаловались на частое поступление мелкой фальшивой монеты.
  — Совершенно верно, — ответил полковник, — мы все еще топчемся на одном месте. А вы, может быть, узнали что-нибудь, Картер? Ведь вы говорите об истории близ Даннеморы?
  — Именно! Кажется, наш общий друг, сыщик «Случай», дал мне ценное указание, которое вам пригодится.
  — Буду очень рад, Картер! Видите ли, суммы в общем небольшие, но все-таки это фальшивые деньги и находятся они в обращении в окрестностях Даннеморы.
  — Там, говорят, где-то проживает старик-оригинал по имени Лорберт Мальгар, он вам известен?
  — Как же! Я уже неоднократно следил за ним.
  — Но вы ничего не открыли?
  — Ничего. Это полусумасшедший чудак, вот и все.
  — Возможно, что я и ошибаюсь. Но я собираюсь заняться этим Мальгаром по другому делу, и, быть может, я нападу на следы, могущие представить интерес и для вас. Если это случится, то я, конечно, не замедлю известить вас.
  — Я совершенно не разделяю ваших надежд, Картер, — разочарованно произнес полковник, — мне кажется, вы напрасно будете тратить время на этого старого дурака.
  — Ничего, полковник! Не знаете ли вы каких-нибудь подробностей об этом Мальгаре?
  — Ничего особенного. Повторяю, это полусумасшедший чудак. Ему совершенно безразлично, беседует ли с ним президент Соединенных Штатов или какой-нибудь бродяга. Он не боится и не уважает никого и ведет себя обыкновенно довольно невежливо.
  — А я все-таки займусь этим древним старцем и если узнаю что-нибудь, то немедленно сообщу вам. Будьте здоровы.
  Ник Картер повесил трубку и возвратился в гостиную.
  Тюремщик Прейс тем временем закончил карту, причем оказалось, что она вышла лучше, чем сыщик ожидал.
  — Видите ли, Прейс, мне жаль, что я напрасно затруднил вас, — заявил Картер, складывая карту и опуская ее в карман, — я раздумал и пришел к убеждению, что все-таки будет лучше, если мы вместе посетим окрестности Даннеморы. Вашу карту я на всякий случай возьму с собой, так как по дороге нам, быть может, придется расстаться, и тогда она мне пригодится. Но вот что, можете ли вы отлучиться со службы сегодня и завтра?
  — Меня отстранили от должности на целых тридцать дней, — ответил тюремщик, печально усмехаясь.
  Сыщик тоже засмеялся и сочувственно похлопал своего посетителя по плечу.
  — Правда, мой милый друг, — весело воскликнул он, — это горькая пилюля! Но что делать? Говоря откровенно, я понимаю ваше начальство, и на его месте я поступил бы еще строже. Подумайте только, вам доверили опаснейшего преступника, а вы оказались не на высоте! Да, да, я понимаю, — успокоительно прибавил он, когда Прейс с обиженным видом собирался что-то возразить ему, — в данном случае имеется тысяча смягчающих обстоятельств, но доктору Кварцу удалось отвести вам глаза, вот в чем ваша ошибка! Ну что ж, мы примем все меры к тому, чтобы исправить ее! А теперь пойдем закусим.
  Великий сыщик повел своего посетителя в столовую на другом этаже дома и там познакомил его со своими помощниками.
  — Вот, господа, привожу к вам почтенного Прейса из тюрьмы Даннеморы. Он, так сказать, наполовину наш товарищ по профессии.
  — Это великолепно, мистер Прейс, что вы, наконец, заявились в Нью-Йорк проведать нашего начальника, — весело сказал Патси, пожимая руку тюремщику, — вы приехали, вероятно, для того, чтобы немного повеселиться в Нью-Йорке?
  — Не совсем так, — улыбаясь, ответил Прейс, — у меня были важные известия для мистера Картера, но я, конечно, не обижусь, если сегодня вечером вы покажете мне достопримечательности Нью-Йорка.
  — С большим удовольствием, — ответил юноша, — как раз сегодня я свободен от занятий. Мы и воспользуемся этим вечером, чтобы повеселиться на славу!
  Двоюродный брат великого сыщика Дик Картер с улыбкой погрозил своему молодому товарищу.
  — Послушай, Патси, ты, кажется, собираешься совершить сегодня вечером с мистером Прейсом обход всех увеселительных заведений.
  — Это не так страшно, — возразил Патси, — да к тому же по всему видно, что наш гость из Даннеморы не прочь выпить.
  — Могу показать себя с этой стороны, — заявил тюремщик. — Но вам нечего опасаться, я, как ни в чем не бывало, всегда найду дорогу домой.
  * * *
  Недаром Нику Картеру показалось подозрительным, что старик Мальгар проживал в старом овине и вел такой странный образ жизни. То обстоятельство, что бегство доктора Кварца было совершено в безлюдной местности при помощи кареты и лошадей, навело опытного знатока людей на мысль, что незнакомый с местными условиями доктор Кристаль при своих приготовлениях должен был воспользоваться помощью кого-либо из местных жителей.
  В мыслях сыщика вставал образ Лорберта Мальгара. Он был бедный, сбившийся с правильного пути человек, и при этих условиях являлся подходящим субъектом.
  Предположения сыщика опирались еще и на то, что по имевшимся у него сведениям в окрестностях Даннеморы в течение уже нескольких лет появлялись в обращении мелкие фальшивые монеты. Описание, данное Прейсом о нелюдимом отшельнике, навели сыщика на мысль, что фальшивомонетчиком был не кто иной, как Мальгар.
  С обычным умением Ник Картер составил отдельные данные, и ему уже теперь было ясно, что ключ к разгадке этой новой тайны следует искать в полуразрушенном овине, а еще больше в личности странного отшельника.
  С наступлением раннего утра Ник Картер в сопровождении тюремщика Прейса появились по соседству с ветхим полуразвалившимся овином, в котором проживал Лорберт Мальгар; они намеревались застать его дома, прежде чем он, следуя своей давнишней привычке, отправится в обычный обход.
  Известно, что Ник Картер мастерски умел переодеваться. На этот раз он превзошел самого себя; он был одет пожилым, близоруким ученым, глядевшим через круглые стекла очков на все вокруг с детской беспомощностью; возле губ его обрисовывалась мягкая складка, свойственная ученым, которые создают себе целый мир в тиши своего рабочего кабинета и изучают земной шар, не выходя из границ своего собственного жилища. Морщинистое лицо было обрамлено длинными, тонкими прядями волос, а весь костюм говорил о том, что «господин профессор» был несколько неряшливым и более заботился об удобстве, чем о модном покрое своего платья.
  Прейс был наряжен приблизительно в том же роде, хотя его кругленький живот не свидетельствовал о большой учености; но Картер, смеясь, уверял, что именно толщина эта и доказывает ученость, так как всякому ясно, что такой большой ум не мог поместиться в маленьком черепе, а потому отчасти переселился, ввиду удобства, в живот.
  У обоих профессоров за плечами было по кожаному мешку, в котором хранились своеобразной формы молоточки геологов.
  Недалеко от овина Мальгара была расположена опустевшая каменоломня, почти у того самого места, где за два дня до этого стояла парная карета. Ник Картер сейчас же принялся с весьма компетентным видом за выстукивание скалы, осматривал отпадавшие куски горной породы и, покачивая головой, откидывал их в сторону, затем снова начинал постукивать молоточком.
  Прейс проделывал то же самое. Оба работали в поте лица, как вдруг увидели странную фигуру Мальгара, который с мешком за спиной вышел из своего овина, весьма тщательно заперев за собой дверь.
  Разумеется, оба профессора не обратили ни малейшего внимания на старика, приближавшегося к ним. Казалось, они не видят и не слышат его, и совершенно не замечали, с каким любопытством старик стал следить за их работой.
  Старик сначала замедлил шаги и нерешительно остановился, но потом неуверенными шагами пошел дальше.
  — Проехало, — тихо проворчал Прейс.
  — Ничего подобного, — также тихо отозвался Ник Картер, — рыба клюнула, не пройдет и пяти минут, как он вернется и потребует у нас отчета.
  Так и вышло. Едва старый чудак скрылся из виду, как минуту спустя он снова показался на поляне. Ник Картер заметил это благодаря рефлексу стекол своих очков.
  Мальгар возвращался ускоренными шагами. Он прямо направился к погруженным в свою работу ученым и с хриплым резким криком накинулся на них:
  — Какого черта вы тут делаете? И кто вам, мошенникам, позволил портить мою землю?
  Ник Картер поднялся с обиженным видом ребенка, у которого отнимают интересную игрушку.
  — Простите, ради Бога, добрейший господин, — произнес он тем дрожащим голосом, который только свойствен кабинетным ученым, — я так был погружен в свою работу, да и вы так накричали на меня, что я, к сожалению не понял вас.
  — Разуйте уши, — со злобным взглядом возразил старик, — здешняя земля принадлежит мне, и худо вам будет, если вы не уберетесь немедленно восвояси.
  — Одну минуту, сударь, — произнес «господин профессор» с ужасно серьезным лицом, поправляя очки, — прежде чем вы будете продолжать, я хотел бы обратить ваше внимание на то, что ваши изысканные выражения равносильны оскорблению в связи с угрозой действием и телесным повреждением. Далее я должен обратить ваше внимание на то, что по мнению наших известнейших правоведов…
  — Старый болван, уберетесь вы отсюда, или я должен сначала переломать вам ребра? — заревел старик, понявший из преподнесенной ему ученой чепухи так же мало, как, вероятно, и сам профессор, который еще на школьной скамье был не особенно силен в законоведении.
  — Но позвольте, добрейший господин, не говоря уже о том, что вы снова произнесли несколько оскорбительных слов, вы высказываете еще удивительное незнание общего земельного и дорожного права. Еще Беовульф, великий правовед англосаксов, взгляды которого на право отражаются в нашем законодательстве, ясно и определенно говорил, что земельная собственность, граничащая с общественными дорогами, но не носящая видимых признаков частной собственности, как-то: надписей, забора, плетня и, по-видимому, не служащая для удовлетворения необходимых нужд, проявления прав и…
  — Это какой-то сумасшедший, — пробормотал старик, несколько оправившись от изумления, — каменоломня принадлежит мне, и если вы этому не верите и не уберетесь отсюда, то я пущу вам в голову частицу моей земельной собственности, чтобы проверить ваши затхлые мозги!
  Но «господина профессора», видимо, нельзя было вывести из терпения.
  — Милейший друг, — мягко ответил он, — ваш запрет мешает мне сделать крупное открытие, но делать нечего, мой коллега и я преклоняемся перед непреодолимым препятствием и больше не тронем этой скалы.
  С этими словами он положил молоток свой в мешок и, по-видимому, весьма обиженный, собирался уходить, как вдруг старик становил его:
  — Погодите-ка, что вы там болтаете о каком-то открытии? — спросил он.
  — Милостивый государь, ваши выражения отнюдь не соответствуют духу времени, — произнес профессор, бросив на старика уничтожающий взгляд через сверкающие стекла очков, — но для того, чтобы вы знали, какой непростительный грех совершаете вследствие вашего невежества по отношению к науке, я вам скажу, что мы собирались найти один из тех редких оттисков окаменелых северных золотистых жил.
  Ник Картер произнес это с такой хладнокровной самоуверенностью, что почтенный Прейс вынужден был отвернуться и высморкаться в свой красный клетчатый платок, чтобы не расхохотаться. Старик же выслушал поток ученой и напыщенной белиберды с широко открытым ртом, качая головой, точно маятником.
  — Вы должны знать, сударь, — заключил Ник Картер свои пестрящие иностранными словами пояснения, — мы не обратили бы дуплицитет случаев в противоречивую контрадикцию, а просто разобрали бы чистые осадки, анализировали бы смешанные отложения путем спектра, и, наконец, в этой, по-видимому, бессодержательной горной породе нашли бы жилу редкую по содержимости золота…
  — Что такое? — воскликнул Мальгар, — в этой скале есть золото?
  — Чистое, блестящее золото в двадцать два карата, — авторитетно заявил Ник Картер, — я полагаю даже, что здесь имеется одна из тех редких амальгам, где благодетельная мать-природа служит сама себе тиглем и что тонкий состав, необходимый для выделки драгоценности, имеется здесь в готовом виде, и если я не ошибаюсь, то в золотой жиле есть известный процент чистого серебра, и таким образом не потребовалось бы никакого пережигания, а золото могло бы быть пущено в ход непосредственно после его изъятия из этой жилы.
  Как того и желал Ник Картер, старик, по-видимому, «обалдел» от потока ученых фраз, он потоптался на одном месте и наконец проговорил:
  — Если так, то можете работать дальше. Но вы должны обещать мне, что подождете меня до вечера, чтобы сказать мне, что вы нашли. Если вы найдете что-нибудь, то это, конечно, будет принадлежать мне, так как я собственник этой земли, — жадно прибавил он.
  — Само собой разумеется, за кого же вы меня принимаете? — ответил Ник Картер с неподражаемым достоинством. — Для меня золото не имеет ценности, и я удовлетворяюсь уже одним сознанием, что сделаю, быть может, феноменальное открытие, которое и не снилось самым мудрым ученым специалистам. Впрочем, будьте спокойны, мы не двинемся с места, даже если бы нам пришлось стучать молотками до завтрашнего утра.
  — Не беспокойтесь, до заката солнца я вернусь, — проворчал старик.
  — Вы вероятно, живете здесь по соседству?
  — Это вас не касается. Когда я вернусь, тогда и покажу вам мое жилище.
  — Отлично, друг мой, — быстро ответил профессор, — я буду рад познакомиться с вашим гостеприимным домом!
  — Какой там дом, — огрызнулся старик, уходя, — это просто старый овин, в котором прежде стояли коровы.
  С этими словами он ушел, время от времени оборачиваясь, чтобы убедиться, прилежно ли работают оба профессора.
  Они работали даже тогда, когда старик совсем уже скрылся из виду. Ник Картер без устали проработал еще в течение часа, затем, отложив молоток в сторону, с улыбкой произнес:
  — А теперь мы можем начать нашу настоящую работу.
  * * *
  — Этот старик, по-видимому, хитрый мошенник, — заметил Ник Картер, дойдя вместе с Прейсом до одного места за старым овином, где благодаря густой листве нескольких деревьев их было не видно со стороны шоссе, — он переодет и на самом деле гораздо моложе, чем хочет казаться.
  — Очевидно, он не боится, что мы в его отсутствие попытаемся проникнуть в его жилище, — заметил Прейс.
  — Поэтому мы должны быть вдвойне осторожны, — задумчиво сказал Ник Картер. — Мы во всяком случае должны туда проникнуть, но, конечно, не обычным путем, так как он, несомненно, устроил что-нибудь такое, что дает ему возможность установить, был ли кто-нибудь в овине во время его отсутствия или нет.
  — Мне тоже так кажется. Вероятно, это западня или самострелы какие-нибудь, — проворчал рассудительный Прейс.
  — В этом я не сомневаюсь, как и в том, что он вернется раньше назначенного времени. Он нам не доверяет и вернется раньше, чем сказал.
  — Но каким же образом нам проникнуть в овин?
  — Дайте подумать, тогда я вам скажу.
  — Будем ли мы дожидаться его возвращения? — спросил Прейс.
  — Конечно. Мне важно не возбуждать его подозрений.
  Овин представлял собой в настоящее время развалину. Одна половина его совершенно развалилась и состояла из кучи камней, гнилых балок, разбитых кирпичей и тому подобного мусора. Другая же половина сохранилась довольно хорошо. Двойные ворота на вид были еще довольно крепки и прочны, а рядом с ними в стене находилось маленькое, затянутое паутиной, окошко. Единственный признак, указывавший на то, что овин был обитаем, заключался в ржавой трубе, выходившей наружу через отверстие в стене рядом с окошком.
  — Оказывается, мы можем проникнуть в это логовище только из-под земли, — после некоторого раздумья произнес сыщик, — хватит ли у вас мужества и терпения на то, чтобы выкопать яму и затем проползти на животе в овин?
  — Я пойду за вами в огонь и воду, мистер Картер!
  — Ладно, тогда скорей за работу.
  Сыщик направился к заднему концу овина и нашел там лопату с отломанной ручкой.
  — Именно то, что нам нужно! — воскликнул он, — придется сделать новую ручку, а потом копать и, мало того, уничтожать следы нашей земляной работы.
  Они вернулись к передней стороне овина и вскоре нашли место, откуда удобнее всего было начать трудную работу, тем более, что это место было окружено кустарником, скрывавшим их от соглядатаев.
  Затем они немедленно принялись за работу, Ник Картер с двумя молотками, а тюремщик с исправленной лопатой.
  В течение часа они выкопали под стеной отверстие, достаточное для того, чтобы проползти одному человеку.
  — Мы должны соблюдать особенную осторожность, — напомнил еще раз сыщик, — иначе, если земля обвалится, то нас обоих засыплет в яме.
  Сыщик влез в яму и начал копать по направлению вверх к полу овина. Прошел еще час, и сыщик мог уже нащупать над собой деревянный пол.
  — Вот мы и находимся прямо под жилищем старика, и если в нем есть тайны, то они находятся теперь прямо над нашими головами, — пробормотал сыщик. — А теперь начинается самая трудная часть нашей работы!
  Ник Картер, конечно, как всегда, имел при себе карманный электрический фонарь и те маленькие, искусно сделанные инструменты собственного изобретения, которые давали ему возможность открывать всевозможные замки.
  Прошел еще час, пока удалось наконец расшатать одну из половиц. Наконец, и это удалось, образовавшееся отверстие было достаточно велико для того, чтобы пропустить человека.
  — Готово, — шепнул сыщик сидевшему еще в яме Прейсу, — ползите осторожно, я буду придерживать конец половицы так, чтобы вы могли пролезть. Впрочем, милейший Прейс, если вы вздумаете совсем превратиться в сыщика, то вам придется расстаться с вашим животиком.
  — Легко сказать, да трудно сделать, — задыхаясь, ответил красный как рак от напряжения тюремщик.
  Через две минуты они оба очутились в овине, устроенном внутри довольно мило. И вместе с тем они убедились в том, что поступили очень хорошо, не входя обычным путем.
  У окна, покрытого паутиной, было приделано два заряженных ружья, и малейшего движения оконной рамы было бы достаточно для того, чтобы разрядить их и всадить две пули тому, кто отважился бы влезть через окно. Наверху у дверей была прикреплена тяжелая железная гиря таким образом, что должна была упасть на голову каждому входящему в овин и незнакомому с механизмом двери.
  Кроме того, в овине имелась еще и другая ловушка, настолько умно устроенная, что даже Ник Картер разглядывал ее с нескрываемым удивлением.
  — Это еще что такое? — спросил изумленный Прейс, указывая на веревку, спадавшую с верхнего угла крыши на пол, проходившую затем по полу и разветвлявшуюся на несколько мелких веревок наподобие звезды, прикрепленных ко всем предметам в овине.
  Оба сыщика все еще не сделали ни одного шага в овин, и когда Прейс хотел было уже шагнуть, Ник Картер схватил его за руку и удержал.
  — Осторожно, Прейс, — шепнул он ему, — не трогайтесь с места. Я не в первый раз вижу такую западню и на наше счастье знаю ее секрет.
  Он на цыпочках прошел по овину, остерегаясь при этом задеть как-нибудь мебель. Дойдя до угла, где висела толстая веревка, он нашел скрытый часовой механизм. На нем был маленький рычаг, который сыщик и выключил, а затем вернулся к своему спутнику.
  — Теперь мы спокойно можем передвигаться, — шепнул сыщик тюремщику, будьте осторожны и не притрагивайтесь ни к чему без моего позволения.
  — Да что тут собственно делается? — спросил Прейс, которому, по-видимому, было сильно не по себе.
  — Мой милый, вы так давно служите по тюремной части, что должны были бы знать эти штуки, хотя бы по имени, несмотря на то, что устройство ловушки может быть вам и незнакомо, — с улыбкой ответил сыщик, — пойдите в тот угол, где висит веревка и посмотрите на то место, где она касается пола, а потом скажите мне, что вы увидите.
  Прейс последовал совету и едва смог подавить крик испуга.
  — Боже мой, — простонал он, — да ведь это виселица. Вот и петля на веревке!
  — Вы угадали, — с торжеством подтвердил Ник Картер, — такая ловушка на юго-западе известна под названием «петля-палач». Насколько я помню, эта дьявольская штука изобретена неким техасцем, по имени Грэс.
  — Ну и что же представляет из себя эта западня?
  — Видите ли, она ловит и вешает, иногда за шею, но чаще всего за ноги, всякого, кто по неосторожности коснется мебели.
  — Каким образом?
  — Очень просто: с каждым предметом в овине соединена тонкая проволочная петля, и будьте уверены, здесь нет ни одного предмета, который не был бы охраняем от постороннего прикосновения. Поэтому будьте осторожны, мы не должны коснуться ни одной петли, передвигаясь с места на место. Проволочная петля связана с часовым механизмом, который я только что выключил, и малейшее соприкосновение приводит в движение тяжелую гирю, а та уже затем и исполняет роль палача.
  — Здорово придумано, — с удивлением проговорил тюремщик, — и таким образом действительно возможно поймать человека?
  — Понятно, так как механизм работает с быстротой молнии, и только в редких случаях он не действует.
  Ник Картер на цыпочках прошел по всему овину, освещая своим электрическим фонарем каждый уголок. Время от времени он указывал то на одно, то на другое место, а Прейс только кивал головой в знак того, что понял указания великого сыщика.
  — Вы, вероятно, заметили, — сказал Ник, вернувшись к своему спутнику, — что веревка никогда не бывает обмотана вокруг или позади той или другой вещи, для того, чтобы она не могла запутаться и чтобы не было ослаблено ее смертоносное действие; затем вы видели, что с «петлей-палачом» соединены только три предмета.
  — Да, вы мне указывали на них, — ответил тюремщик.
  — Именно. Я имел в виду вон ту маленькую кассу, затем шкаф, в котором, вероятно, хранятся собранные стариком драгоценности, и тот ящик в углу, похожий на гроб. Поэтому нам только и надо заняться этими тремя предметами. Шкаф нас меньше всего интересует, тем более, что нам известно его содержимое.
  — А как же с кассой?
  — Видите ли, я могу себе представить, что именно в ней находится, она, вероятно, набита фальшивыми монетами. Может быть, я и ошибаюсь, но это для нас неинтересно.
  — А ящик там в углу? — спросил Прейс, бросив на него робкий взгляд. — Он достаточно велик, чтобы вместить даже труп.
  — Вряд ли мы там найдем труп, но — почем знать? — пожимая плечами, сказал Ник Картер, — во всяком случае мы прежде всего обратимся именно к этому ящику. Однако, подойдите сначала к отверстиям в двери, Прейс, и скажите мне, что вы увидите.
  — Я вижу совершенно безлюдное шоссе, — спустя короткое время ответил Прейс.
  Но Ник Картер этим не удовлетворился, он предвидел, что вскрытие ящика займет довольно много времени и потому счел за лучшее лично убедиться в том, что кругом все спокойно.
  Но и он не заметил нигде ни души, осмотрев через отверстие шоссе с обеих сторон.
  — Что ж, мы, кажется, пока в безопасности, — заметил он, подошел к ящику и опустился около него на колени.
  Затем он начал осторожно вынимать винты и класть их один за другим возле себя на пол, чтобы иметь их под рукой. Когда винты были вынуты и оставалось только приподнять крышку ящика, он передал тюремщику фонарь, приказав ему светить, так как дело хотя и происходило днем, но внутри овина царил полумрак.
  Затем Ник Картер поднял крышку. Едва он успел сделать это, как он и его спутник в ужасе и изумлении отпрянули назад — они увидели, что в гробообразном ящике лежит труп.
  По-видимому, это был тот самый старик, с которым они утром разговаривали у каменоломни.
  — Силы небесные! Да ведь это старик Мальгар, — пролепетал Прейс, несколько оправившись от первого испуга.
  — Да, и мне так кажется, — отозвался Ник Картер, быстро опустив крышку.
  — Но что же это все…
  Прейс умолк, не докончив своей фразы, так как в этот момент они услышали шаги, а затем легкий стук в дверь.
  Одним прыжком Ник Картер очутился около двери и посмотрел в отверстие.
  Прямо в двух шагах от двери стоял доктор Кристаль.
  Быть может, в первый раз в своей жизни знаменитый сыщик не сразу сообразил, что ему надо делать.
  Он был убежден в том, что доктор Кристаль не имел понятия о его присутствии в овине. На этом основании Ник Картер думал, что ему удастся осторожно открыть дверь, наброситься на доктора Кристаля и схватить его.
  Но это значило бы выдать себя с головой, чего вовсе не хотел сыщик. Он помнил, что преследует гораздо более ценную добычу, а именно доктора Кварца и Занони.
  Конечно, надо было схватить и доктора Кристаля, но, выбирая между поимкой того или другого, он почти не интересовался учеником доктора Кварца хотя ученик этот тоже был весьма хитер и опасен.
  Находка трупа настоящего хозяина овина служила достаточным доказательством того, что недавно у каменоломни он говорил с доктором Кварцем. Конечно, доктор Кварц был до неузнаваемости удачно переодет в платье Лорберта Мальгара, которого он предварительно самым хладнокровным образом убил; сделал же он это для того, чтобы под маской отшельника скрыться от погони. Сыщик был страшно расстроен и взволнован, что доктору Кварцу удалось его провести.
  Правда, провести его в данном случае, было нетрудно. Ник Картер был всецело занят удачным исполнением роли старого профессора, да и кто мог бы допустить мысль, что Кварц тем временем успел совершить новое преступление и теперь снова может наводить ужас на окрестности.
  Ник Картер потратил лишь две-три секунды на все эти размышления. Он обратился к своему спутнику и прошептал:
  — Стойте на месте, но приготовьтесь к борьбе.
  — Слушаюсь, — ответил тюремщик тоже шепотом.
  — Мы попали в западню! Я попробую пролезть через яму и попытаюсь схватить его там, вне овина. Хотя он за это время, вероятно, уже успел скрыться!
  — Кто это? Неужели Кварц?
  — Нет, это доктор Кристаль! Подойдите к отверстию и сторожите. Если придет Кварц, то улизните в нашу яму, поставьте половицу на место, а потом ждите моего возвращения.
  — А что делать с ящиком? Вы не привинтили крышку?
  — Это можно сделать и после моего возвращение.
  С этими словами Ник Картер исчез в яме и попытался пролезть через нее как можно скорее.
  «Если Кварц провел меня, — мелькнула у него мысль, — то и я с ним сыграю штуку. А это для меня большое утешение. Не понимаю, впрочем, как я не узнал его по глазам. Должно быть, он умудрился изменить их выражение!»
  Хотя сыщик и старался пробраться через выкопанную яму как можно быстрее, все же на это потребовалось около пяти минут.
  Его предположение оправдалось, он не нашел уже и следа доктора Кристаля. Не добившись ничего, он тем же путем прополз обратно во внутрь овина к ожидавшему его там тюремщику.
  — В каком направлении ушел Кристаль? — спросил он Прейса, облегченно вздохнувшего при возвращении сыщика.
  — Черт его знает! Когда я подошел к отверстию, его уже не было!
  — Я убежден, — заметил Ник, — что он скрылся где-нибудь поблизости, и ожидает возвращения своего товарища. Надеюсь, что тогда и Занони явится в сопровождении этого доктора Кварца.
  — А что тогда будет?
  — Очень просто, мы набросимся на них и свяжем, вот и все.
  — Они очень опасные противники, — нерешительно ответил тюремщик.
  — Если вы трусите, Прейс, то я вам предоставляю право уйти, когда вам будет угодно, — спокойно сказал сыщик.
  — Право же, мистер Картер, вы напрасно меня обижаете, я ведь думал только о вас, а не о себе, — возразил Прейс, насупив брови.
  Сыщик протянул ему руку.
  — Ну ладно, Прейс, — проговорил он — я вовсе не хотел вас обидеть, ведь я знаю вас, как отважного и решительного человека, которого не так-то легко запугать.
  — Вот увидите, мистер Картер, я за себя постою.
  Сыщик постоял несколько минут в глубоком раздумьи, не двигаясь с места. Потом жестокая улыбка пробежала по его лицу и он обратился к Прейсу, указывая на ящик:
  — Помогите мне, Прейс, я хочу сделать моему приятелю Кварцу маленький сюрприз. Но сначала надо убедиться, на самом ли деле Мальгар мертв. Он так мало похож на мертвеца, что я не совсем уверен в его кончине.
  Они быстро сняли крышку с ящика, и отставили ее в сторону. Затем они вынули старика из ящика и положили его на пол. Теперь они убедились, что перед ними действительно лежал труп.
  Шея старика был пронзена длинным узким кинжалом, смертельная рана была настолько мала по размерам, что из нее почти не вытекло ни капли крови.
  — Бедный старичок, — пробормотал Ник Картер, — хотел бы я знать, действительно ли он был так дурен, как про него говорили.
  — В этом я не сомневаюсь, — задумчиво сказал Прейс, — мне думается, что он был большой мошенник.
  — Давайте разузнаем это, прежде чем приступить к приготовлению сюрприза, — решил Ник Картер.
  — Каким образом? — спросил удивленный Прейс.
  — Это вы сейчас увидите, милейший друг, — ответил сыщик с той же злобной улыбкой, — сейчас мы установим, действительно ли этот седовласый старик был при жизни преступником или нет?
  — Хотел бы я знать, как вы это устроите, мистер Картер?
  — Тут нет ничего особенного, — смеясь, ответил сыщик, — мы просто откроем кассу и шкаф, и будем знать, в чем дело.
  — Но касса-то ведь закрыта!
  — Это ничего не значит, — ответил Ник Картер, опустившись перед кассой на колени, — этот замок старый, и мы его скоро отомкнем.
  Он взял маленькую, изящного вида отмычку, вставил ее в замочную скважину, и к изумлению тюремщика стал как-то странно вертеть, передвигая отмычку то сюда, то туда, наконец вынул ее, и сделал из ее пружин сложную бородку.
  — Так, теперь все в порядке, — с довольной улыбкой произнес сыщик.
  — Мистер Картер, из вас вышел бы великий специалист по взлому касс! — вырвалось у Прейса, который не мог прийти в себя от изумления.
  — Благодарю за комплимент, Прейс, но мое настоящее занятие, по моему мнению, приносит человечеству больше пользы, — сухо отозвался Ник Картер и с этими словами открыл дверцу кассы.
  Предположения сыщика оказались правильными, так как содержимое кассы состояло из узких полотняных мешочков, наполненных искусно подделанной мелкой монетой. Тут были преимущественно монеты в пятьдесят и двадцать пять центов, но в некоторых мешочках были и маленькие десятицентовые монеты.
  — Старик был мелким фальшивомонетчиком, в кассе нет ни одного доллара, — определил Ник Картер после беглого осмотра «наличности».
  — Это верно, мистер Картер, — заметил тюремщик, — никто никогда не видел у старика Мальгара серебряного доллара.
  — Вот мы и узнали то, что нам нужно было — сказал сыщик, запирая кассу, — а чтобы закончить все расследования, осмотрим еще и тот шкаф, хотя я думаю, что в нем хранится только знаменитая коллекция камней.
  Так оно и было, и оба спутника не стали тратить время на осмотр этой коллекции. Сыщик больше заинтересовался лежащим в нижнем ящике шкафа деревянным ларцом.
  Ник Картер быстро открыл его и нашел в нем очень богатый набор инструментов для изготовления фальшивых монет.
  — Этого вполне достаточно, — заявил сыщик с многозначительной улыбкой, — теперь мы знаем, кто занимался этим делом, а так как он избежал земной кары, то нам нечего церемониться с его трупом.
  — Что вы собираетесь сделать, мистер Картер? — спросил тюремщик, с удивлением заметивший, что сыщик начал возиться с трупом.
  — Видите ли, милейший Прейс, мы теперь испробуем практически действие «петли-палача».
  — На этом трупе?
  — Именно! Вот посмотрите, становитесь здесь в стороне, чтобы веревка не могла вас задеть. Я заведу часовой механизм, и тогда вы увидите, какая получится чистая работа.
  Прейс торопливо удалился на почтительное расстояние, а Ник Картер включил рычаг часового механизма.
  Сыщик предварительно посадил труп старика на стул вблизи кассы так, что голова была немного наклонена вперед.
  — Осторожно, — шепнул он, — дотрагиваясь к прикрепленной к кассе проволочной петле.
  В тот же момент ветхий овин содрогнулся до основания вследствие падения тяжелой гири, которая, по-видимому, была до этого спрятана на стене под крышей и теперь упала на землю.
  Вместе с тем послышалось жужжание, как от вибрации проволоки. Две табуретки, которые, по-видимому, стояли в поле действия этих проволок, упали как бы опрокинутые человеческой рукой, а стул, на который был посажен труп, внезапно отлетел в тот угол, где стоял Прейс.
  Одновременно с этим ловко приспособленная петля обмотала труп и сорвала его со стула. Затем петля затянулась на шее трупа, и последний взлетел до самого потолка.
  Труп взвился с такой силой, что шейные позвонки наверняка были сломаны, и в конце концов повис между потолком и полом.
  — Ну вот, — хладнокровно заметил Ник Картер, — вы видите собственными глазами, какой участи мы были бы подвержены, если не соблюдали бы осторожность.
  — Господи, Боже мой, — простонал тюремщик, побледневший от ужаса, — какие же есть на свете бесчеловечные изверги!
  — Да, это бесчеловечно, согласен, — мрачно произнес Ник Картер, — но все это ничто в сравнении с прочими подвигами доктора Кварца и его ученицы Занони. Однако, я надеюсь, что теперь их час настал! — Нам теперь здесь больше делать нечего, и потому мы выйдем из овина. Мы опять превратимся в профессоров и будем ждать доктора Кварца, а тогда нам останется только пойти за ним к овину и схватить его.
  * * *
  Сыщик со своим спутником пролез через вырытое ими отверстие на шоссе.
  Выйдя на свежий воздух, они почистили свои костюмы и, насколько было возможно, восстановили свой грим. Покончив с этим, сыщик зорко осмотрелся по сторонам, чтобы убедиться, все ли кругом спокойно.
  Нигде не было видно ни души.
  — Я никого не вижу, — заявил он, — тем не менее лучше соблюдать всевозможную осторожность. Я полагаю, Прейс, вы хорошо знакомы с здешними окрестностями?
  — Конечно, — уверенно ответил тюремщик, — я здесь родился и вырос.
  — Тем лучше, тогда вы ведите меня.
  — Куда вести вас, мистер Картер? — спросил Прейс.
  — Видите ли, мы сделаем большой круг и обойдем шоссе, а после этого вернемся по прежнему пути к нашей каменоломне.
  — Ага, понимаю.
  — Конечно, мы должны сохранить выдержку и когда дойдем до шоссе, мы пойдем важной поступью, останавливаясь то здесь, то там, поднимая с земли камни и разглядывая их с видом научного интереса, — смеясь, сказал сыщик.
  — Отлично, мистер Картер, — засмеялся в свою очередь тюремщик, — я постараюсь превзойти вас в проявлении научного интереса.
  — Так идем, Прейс. Вы будете вести меня, выбирайте такие тропинки, чтобы нас не увидели. Полагаю, что крюк в полмили будет достаточен.
  — А что будет с вырытой нами ямой?
  — Не беспокойтесь, она так хорошо прикрыта кустарником, что вряд ли может быть найдена. А когда мы вместе с нашим приятелем Кварцем вернемся к овину, то вряд ли он успеет высказать нам свое одобрение по поводу нашей трудной работы, — сказал сыщик со злобной улыбкой.
  — Я вас поведу к тому самому месту, откуда доктор умудрился бежать, это недалеко отсюда.
  — Тогда мы большим кругом обойдем это место, и коснемся его на обратном пути, — решил Ник Картер, — это будет лучше всего, тем более, что я хотел бы увидеть это место.
  — Хорошо, так я и сделаю.
  — Отлично! Теперь вы, вероятно, знаете, каким образом Кварц устроил побег?
  — Как так? — спросил тюремщик, очевидно, не понявший скрытый смысл вопроса сыщика.
  — Я хочу сказать, теперь вы поняли себе, каким образом доктор Кварц мог так бесследно исчезнуть, или нет еще?
  — Откровенно говоря, в этом отношении я все еще ничего не понимаю.
  — Но ведь это весьма просто: доктор Кристаль укокошил старика Мальгара и приготовил своему учителю прекрасный уголок в овине… черт возьми, вот так идея! — прервал он себя внезапно.
  — Что случилось, мистер Картер?
  — Прейс, теперь я понимаю, как я мог не узнать Кварца, когда мы болтали с мнимым отшельником. Это был вовсе не Кварц, а Кристаль, который нарядился Мальгаром!
  — Неужели вы так думаете?
  — Да, конечно! Неужели вы еще не понимаете, как одно обстоятельство связано с другим? — нетерпеливо спросил Ник Картер.
  — Нет, — сознался тюремщик, оставивший надежду понять сокровенный смысл заявления сыщика.
  — Послушайте, Прейс, ведь все дело ужасно просто. Старик в ящике умер не раньше, чем часов шесть тому назад, это вы, вероятно, заметили?
  — Возможно, мистер Картер, но ведь я не врач и в мертвецах мало понимаю.
  — Тем не менее вы, вероятно, согласитесь с тем, что если бы старик был мертв уже более продолжительное время, то труп успел бы уже закоченеть, и нам не удалось бы посадить его на стул.
  — Но я все-таки еще не понимаю…
  — Кристаль шатался здесь, пока не подкупил старика и не привлек его в качестве сообщника. Они сошлись на том, что доктор Кварц после бегства скроется здесь в овине. Вот почему последний и был защищен от попыток насильственного вторжения.
  — Да, вряд ли кто догадался бы искать Кварца именно тут в овине, — заметил тюремщик.
  — Вот видите, и доктор Кварц имел бы достаточно времени, чтобы не спеша подготовить свое дальнейшее бегство во внутрь страны или за границу.
  — Но зачем же они убили старика? — спросил тюремщик, и по выражению его лица видно было, что он все еще не вполне понимает связь всей комбинации.
  — Видите ли, Прейс, одна из любезных привычек доктора Кварца состоит в том, что он подобным способом выражает свою признательность лицам, которым он обязан содействием. У этого негодяя на совести столько убийств, что десяток больше или меньше для него не играет роли. Он немедленно устраняет более мелких своих пособников, но и самые близкие помощники его подвержены рано или поздно той же участи, так как в сердце этого изверга нет ни капли жалости.
  — Бедняга Мальгар! Мошенником, правда, он был, а все-таки страшно подумать, что его зарезали, как курицу, — проворчал тюремщик.
  — Возможно, что у доктора Кварца на это были еще и другие причины. Быть может, он еще не имеет возможности продолжать свое бегство и ему показалось более безопасным гулять по окрестностям под личиной старого отшельника. Он и не подумал спросить на это разрешения у старика, а просто-напросто отправил его на тот свет. Доктору Кварцу не впервые даже по менее важным причинам уничтожать целые семьи!
  — Но где же он находится в настоящее время? Вы ведь сказали, что не он, а доктор Кристаль нарядился Лорбертом Малъгаром?
  — Совершенно верно. Возможно, что доктор Кварц все-таки чувствовал себя не совсем в безопасности в этом овине, а потому и разыскал другое убежище. Легко допустить, что в таком случае Кристаль воспользовался маской, дающей ему возможность свободно общаться со своими сообщниками, не возбуждая ничьего подозрения.
  — Но ведь у дверей овина вы видели его в обычном костюме? — недоумевал тюремщик.
  — Правда, но и тут я догадываюсь, в чем дело. Застав нас сегодня утром у каменоломни, он сразу же заподозрил нас, и вполне основательно, так как доктор Кристаль человек слишком образованный, и на него моя вздорная болтовня должна была произвести обратное действие, чем на Мальгара, так как настоящий Лорберт Мальгар едва ли мог претендовать на какой-либо образовательный ценз. Вот моя болтовня и усилила подозрения Кристаля. Он, однако, не подал виду, а ушел с намерением вернуться к вечеру. На самом же деле он принял свой обыкновенный вид и возвратился, чтобы проследить за нами, не возбуждая подозрений. Не найдя нас у каменоломни, он подошел к воротам овина и постучал, чтобы убедиться, не находимся ли мы внутри. Затем быстро скрылся, но я убежден, что он появится у каменоломни еще задолго до захода солнца.
  — Понимаю, — проворчал Прейс, — я полагаю, он вернется один, и тогда мы будем иметь дело только с ним одним, а не со всеми тремя.
  — Да, этого опасаюсь и я, — ответил сыщик, наморщив лоб, — вероятно Кристаль предостерег своего учителя и Занони, и те поторопились скрыться куда-нибудь подальше.
  — Ничего, мистер Картер, — возразил тюремщик со злобным смехом, — мы заставим говорить этого доктора Кристаля.
  — Нет, друг мой, вы ошибаетесь, — ответил Ник Картер, — Кристаль скорее даст разрезать себя на куски, чем выдаст Кварца или Занони. Впрочем, поживем, увидим. Я убежден, что он предложит нам пойти с ним к овину, конечно только для того, чтобы познакомить нас поближе с «петлей-палачом». В этом отношении он следует примеру своего учителя: он не доверяет нам и это для него достаточно, чтобы попытаться уничтожить нас.
  — Ну что ж, мистер Картер, он опоздает, так как «петля-палач» уже занята, — насмешливо буркнул Прейс.
  Ник Картер рассмеялся, а затем они оба погрузились в тщательное изучение каменоломни.
  За два часа до захода солнца Ник Картер, надевший свои очки таким образом, что они отражали все, что было за его спиной, спокойно сказал своему спутнику, работавшему рядом с ним:
  — Не оглядывайтесь, Прейс, у опушки леса только что показался наш приятель.
  Он продолжал стучать молотком по камням без перерыва, да и тюремщик работал в поте лица, как будто на самом деле собирался открыть золотоносную жилу.
  Ник Картер обернулся только тогда, когда шаги приближавшегося человека раздались в непосредственной близости.
  — А, милостивый государь, — сказал он, потирая руки, — вы вернулись на несколько часов раньше, чем предполагали?
  — Я обещал вернуться, и черт меня возьми, если я не сдержал своего слова, — проворчал мнимый Мальгар своим характерным, грубым голосом.
  — Совершенно верно, только вы оказались слишком аккуратны.
  — Ну, как обстоит дело с обещанным открытием? — спросил старик.
  — К крайнему своему прискорбию должен сообщить вам, милостивый государь, что я ужасно ошибся в своих предположениях, — со вздохом сознался Ник Картер.
  — Значит, вы меня надули?
  — Отнюдь нет! Если кто и обманул, то только обманчивый вид этих скал.
  — Значит, с золотом ничего не выйдет?
  Ник Картер должен был сознаться, что Кристаль превосходно играл свою роль, выражение разочарования на его лице было настолько неподдельно, что провело бы всякого другого.
  — Нет, милостивый государь, — поторопился уверить его сыщик, — то, что я сказал, я с некоторыми ограничениями утверждаю и теперь.
  — Ерунда, не болтайте такой витиеватой чепухи, если хотите, чтобы я понимал вас, — грубо прервал его мнимый Мальгар, — скажите мне лучше, что мне думать о всей этой истории?
  — Я настаиваю на том, что если не сама каменоломня, то во всяком случае окрестности ее содержат золото, — продолжал Ник Картер тоном убежденного ученого.
  — Значит, вы успели уже обнюхать всю окрестность?
  — Отнюдь нет, я не позволил бы себе этого, не имея на то вашего разрешения. Я только прошел немного дальше и осмотрел некоторые другие участки, строение почвы их утвердило меня в моем первоначальном предположении.
  — Следовательно, вы провели в каменоломне не целый день? — спросил мнимый Мальгар.
  — Конечно, нет, через час после вашего ухода мы убедились, что наши старания будут здесь без всякого результата. Мы пошли в другое место и возвратились только для того, чтобы сдержать данное вам слово.
  — Давно ли вы вернулись сюда?
  — Около часу, — поторопился ответить сыщик.
  — Неужели ваш приятель немой, что не говорит ни слова, а стоит, как олух? — спросил мнимый отшельник, указывая на Прейса.
  — Он мой ученик, и редко принимает участие в моих научных разговорах.
  — Значит, вы остаетесь при своем мнении, что здесь в скалах есть золото?
  — Этого я утверждать не стану, — с ударением ответил Ник Картер, — но что в этой местности содержится много серебра, за это я готов поручиться всем моим научным авторитетом, причем мы имеем дело во всяком случае с серебром, готовым для чеканки.
  — Гм! Не пройдете ли вы ко мне в мой овин, чтобы там рассказать мне все это подробнее? Судя по моему виду, вы подумаете, что мое жилище не очень-то привлекательно, вы ошибаетесь — в нем можно жить довольно удобно.
  — Мне доставит громадное удовольствие последовать вашему приглашению, — с улыбкой отозвался сыщик, низко кланяясь.
  — Тогда пойдемте. Ведь вас не шокирует то, что я живу в овине? — проворчал старик.
  — Отнюдь нет, ни капли!
  Когда они дошли до ворот овина, старик приказал своим спутникам подождать немного. Сам же он быстро пошел за угол, и Ник Картер ясно заметил, как он там отодвинул какую-то бочку и дернул за прикрепленную поблизости ее веревку. Раздался тяжелый, глухой удар внутри овина, и сыщик понял, что тяжелая гиря над дверями упала на пол.
  — Я привязал на цепь мою большую собаку, — врал старик, возвратившись к Картеру и Прейсу, — другие собаки находятся в самом овине у окна.
  — Хорошо, — коротко заметил Ник Картер.
  — Должен предупредить вас, — предостерег старик, — что мои собаки хорошо дрессированы и не трогают посетителей, если они приходят для того, чтобы осмотреть мою коллекцию камней. А потому, как только вы войдете в овин, сейчас же направьтесь к шкафу на левой стороне и вытяните ящик. Тогда мои собаки вас не тронут, иначе я ни за что не ручаюсь, так как они очень злы.
  С этими словами старик открыл дверь и указал на место, где, как хорошо знали оба его спутника, находился соединенный проволоками с «петлей-палачом» шкаф. Они хорошо поняли, что коварный замысел мнимого Мальгара клонился к тому, чтобы немедленно предать их смерти.
  Ник Картер, конечно, не боялся петли, а уже заранее радовался сюрпризу, предстоящему доктору Кристалю.
  Открыв ворота, доктор Кристаль вошел первым во внутрь овина, где почти ничего не было видно за темнотой.
  Но не успел преступник сделать и нескольких шагов, как в ужасе остановился и со сдавленным криком уставился на призрачную фигуру, неподвижно висевшую в воздухе между крышей и полом.
  Но доктор Кристаль не успел опомниться от своего испуга, так как Ник Картер одним прыжком набросился на него и свалил страшным ударом по голове.
  Пойманный преступник, однако, еще не сдавался. Очевидно, он узнал своего противника. С быстротой молнии он вскочил и попытался обхватить тело сыщика обеими руками, чтобы повалить на пол.
  Ник Картер почувствовал, что имеет дело с сильным противником и что доктор Кристаль по силе и ловкости был почти равен своему преступному учителю. Но долго он, однако, не мог противостоять силе страшного врага.
  На его голову посыпался удар за ударом и он со стоном упал на пол без чувств.
  Ник Картер моментально набросился на него и, удерживая его на полу, крикнул тюремщику:
  — Свяжите его, Прейс! Теперь он попался! Но действуйте осторожно и осмотрительно, наложите ему двойные оковы на ноги, он противник опасный. Когда вы закончите, то притащите его сюда, а я тем временем высвобожу старика из петли, и положу его обратно в ящик.
  Когда доктор Кристаль немного пришел в себя, он увидел, что сидит прямо под петлей на стуле, и что сама петля надета ему на шею.
  Перед ним с часами в руках стоял Ник Картер с неумолимым выражением на лице.
  Как сыщик, так и Прейс, за это время успели снять свой грим и предстали перед окончательно уничтоженным преступником в своем обычном виде.
  — Если вы умеете молиться, то кончайте ваши счеты с жизнью, через пять минут вы будете болтаться в воздухе, Кристаль, — резко произнес сыщик.
  — Вы не имеете права вешать меня, — простонал преступник.
  — Ладно! Сначала я вас повешу, а потом докажу свое право на это!
  — Я протестую — это подлое убийство. Я не думал, что Ник Картер сделался убийцей, — опять простонал доктор Кристаль.
  — Это только доказывает, что вы не знали Ника Картера, — гласил насмешливый ответ.
  — Вы не посмеете совершить подобное преступление!
  — Это вы увидите по истечении четырех минут. Вы уже раз избежали палача, и теперь я хочу предупредить повторение того случая. У меня есть тайный приказ казнить вас!
  — Этого быть не может — это чепуха, — лепетал Кристаль, — ни один суд в мире не мог выдать такой приказ.
  — Через три минуты вы убедитесь в том, что я приведу этот приказ в исполнение, — серьезно заметил сыщик.
  — Вы хотите убить меня, не спросив даже, не могу ли я дать вам важные сведения? — вскричал доктор Кристаль, на лице которого теперь изобразился неподдельный ужас.
  — Для чего мне расспрашивать вас? — пренебрежительно возразил Ник Картер.
  — Если вы меня не повесите, я сообщу вам, где вы можете найти доктора Кварца.
  — Только доктора Кварца? — с тем же пренебрежением отозвался сыщик.
  — И Занони! Она вместе с доктором Кварцем, — пробормотал запуганный преступник.
  — Я верю вам! Но мне кажется, что я найду их обоих и без вашего благосклонного участия.
  — Сомневаюсь!
  — Ну что же, расскажите мне, каким образом вы увели Занони из клиники? — спросил Ник Картер.
  Отрывочными фразами доктор Кристаль, видевший уже смерть перед глазами, пролепетал нечто вроде исповеди, из которой ясно было видно, что знаменитый сыщик был совершенно прав во всех своих предположениях. Похищение произошло именно так, как он предполагал.
  — Понимаю, — прервал его Ник Картер, — а при бегстве доктора Кварца вы пустили в ход Синдбар-Скутти?
  — Да! Но откуда вам известен этот порошок? — удивленно спросил Кристаль.
  — Это мое дело. Теперь молитесь, ваш срок прошел, а вы еще не покаялись, доктор Кристаль!
  — Вы хотите убить меня, убить! — завопил преступник. — Ведь я сознался вам во всем и сказал чистейшую правду!
  — Как будто вы вообще умеете говорить правду, — с мрачной решимостью прервал его Ник Картер. — Прейс, подтяните его вверх, — обратился он к тюремщику.
  Тот сейчас же исполнил приказание Картера. Но он действовал осторожно, так что преступник был избавлен от рокового прыжка, который сломал бы ему шейные позвонки. Петля затянулась и подняла его только со стула.
  — Умоляю вас! Пощадите! — едва успел крикнуть позеленевший от страха Кристаль, — клянусь, я скажу… Кварц и Занони…
  По знаку сыщика Прейс снова опустил тело бешено барахтавшегося доктора Кристаля на стул. Вместе с тем и петля поддалась настолько, что он получил возможность дышать.
  — Что ж, подождем еще три минуты, — сказал Ник Картер с непоколебимой решимостью, — кто убил старика Мальгара?
  — Занони, — хрипло сорвалось с посиневших губ сидевшего в смертельном страхе доктора. — Она подкралась к Мальгару сзади, в то время, как Кварц и я разговаривали с ним, и вонзила ему кинжал в шею.
  — Это на нее похоже, — спокойно заметил Ник Картер, — но говорите правду, для чего нужна была парная карета?
  — Мы заказали ее только для того, чтобы запутать сыщиков. Доктор Кварц с Занони лишь под покровом ночи осмелились выйти из овина.
  — Где они теперь находятся?
  — Не знаю, — слабо шепнул Кристаль.
  — Еще одно слово лжи, и ты снова повиснешь! — грозно воскликнул сыщик.
  — Нет! Нет! Только не вешайте! — кричал преступник в смертельном страхе, — я не должен умереть! Я сказал правду… я не знаю, где теперь находятся доктор Кварц и Занони. В моем боковом кармане есть письмо, которое я получил только сегодня по почте.
  Не отвечая ни слова, Ник Картер вынул письмо из бокового кармана пленника.
  — Это оно и есть, — прохрипел доктор Кристаль.
  Сыщик спокойно разорвал конверт и вынул лист, исписанный знакомым ему характерным почерком доктора Кварца. Письмо гласило:
  «Я составил план ближайшего будущего. Картер уничтожил меня, и я теперь слишком слаб, чтобы возобновить борьбу с ним. Посети меня в следующую среду в том единственном месте, где я теперь могу найти безопасность, именно в тюрьме. Тебе известно долговое отделение на Лудло-стрит в Нью-Йорке. Еще сегодня наш общий друг на основании иска прикажет арестовать меня, конечно под чужим именем, и я буду заключен в тюрьме на Лудло-стрит.
  Там даже Ник Картер меня искать не станет. Но там у меня будет то, что мне теперь нужно больше всего: именно спокойствие. Деньги у меня есть, так что недостатка мне ни в чем не будет, так как за деньги в этой веселой тюрьме можно пить шампанское и курить дорогие сигары. Ожидаю тебя в будущую среду, тогда мы спокойно обсудим наши планы на будущее. Что касается Занони, то она нашла тоже верное убежище, где никто ее не найдет, и о котором я тебе расскажу в ту среду. Приходи ровно в три часа. Позаботься о том, чтобы тебя не узнали. Прежде всего прикажи нашим людям следить за каждым шагом Картера, чтобы этот дьявол не расстроил наш план.
  Твой К.»
  На губах сыщика заиграла злобная улыбка.
  — Ладно, друг мой Кристаль, — сказал он с усмешкой. Это письмо не подложно, а потому я вам верю. Должен отдать дань уважения доктору Кварцу: в тюрьме на Лудло-стрит действительно даже я не стал бы его искать.
  — А теперь я позабочусь о том, чтобы завтра его упрятали в другое место, да в такое, где не угощают шампанским и сигарами. Что касается вас, доктор Кристаль, то я поручу моему приятелю Прейсу отвести вас в тюрьму, а затем передам полиции в Нью-Йорке, которая позаботится о доставке вас в Канзас-Сити. Таким образом, дело Кварца раз и навсегда будет закончено, а что касается красавицы-Занони — что ж, мы разыщем ее, так как она не может жить без Кварца, и конечно, постарается освободить его. Но на этот раз я сам буду следить за ней, и недалек тот час, когда прекрасный демон Занони искупит свое последнее убийство несчастного Мальгара на электрическом стуле.
  Голубая смерть
  Глава первая
  Распарывая в зловещей тишине мрак ночи, ослепительные всполохи озаряли на севере мглистое небо, предвещая шторм чудовищной силы. Казалось, что на этой глухой уголок вселенной вот-вот обрушится буря, пришедшая из космоса. Неземные вспышки неонового света будили в подсознании людей на баркасе воспоминания о давно минувшей эре, вселяя в смутную тревогу: таких причуд северного сияния в это время года никому из них наблюдать еще не доводилось.
  Стоявший на носу старого шлюпа американец плотного телосложения с яростью глядел на разбушевавшееся море. Еще двадцать минут тому назад туман над ним был настолько густ, что можно было резать его ножом и подавать на десерт вместо пудинга. Синоптики обещали в эту ночь густой туман над Северной Европой и Южной Скандинавией. Вот уже вторые сутки баркас шел к месту своего назначения, оставаясь незамеченным береговой охраной, вдоль небольших островов в проливе небосвода засверкали звезды, а на северной — эти предательские всполохи, ввергающие человека в атавистический ужас. Вдали черной полосой обозначился берег Муско, вид которого окончательно утвердил американца во мнении, что синоптикам верить нельзя, несмотря на всю их дорогостоящую техническую оснащенность.
  Вцепившись одной рукой в штаг, хмурый здоровяк скрипел зубами и морщил от досады лоб, лихорадочно прикидывая возможные нежелательные последствия этого сюрприза природы. Наконец он решил, что следует продолжать миссию, несмотря на скверные шутки погоды. Именно в этот момент и раздался, перекрывая вой ветра и скрип мачты, хриплый голос шведа, стоящего у штурвала:
  — Сдается мне, что мы у цели, мистер! — крикнул он, коверкая английские слова на скандинавский лад.
  — Еще пять милей, Ларс! — покачал головой американец. — Как и договаривались. Иначе нам не добраться до берега.
  — Туман рассеялся, ближе я подойти не смогу, — сердито проговорил старик. — В запретной зоне сперва стреляют, а уже потом разговаривают, если еще есть с кем…
  Морщинистое обветренное лицо моряка, свидетельствующее о многих испытаниях, выпавших на его долю, выражало непоколебимое упрямство человека, уверенного в своей правоте.
  — Хорошо, будь по-твоему, старина, — махнул рукой пассажир. — Постарайся только держаться прежнего курса еще хотя бы несколько минут: нам нужно проверить снаряжение.
  С этими словами американец кивнул своему напарнику, и они спустились по трапу в трюм, чтобы подготовиться к завершающему, подводному, этапу своего опасного путешествия. Все их снаряжение, конечно же, было в полном порядке, но руководитель группы, умудренный богатым опытом погружения в непредсказуемую водную стихию, счел необходимым еще раз убедиться в этом, словно куплено оно было по случаю в порту у сомнительного торговца.
  Даже при тусклом свете единственной лампочки в каюте, одного взгляда на лицо этого человека было достаточно, чтобы понять, что принадлежит оно решительному, смелому и умному мужчине, не лишенному, однако, судя по лукавым искоркам в его глазах, лукавства и чувства юмора. Не случайно в секретной службе США его считали одним из выдающихся рыцарей плаща и кинжала.
  — Но как мы преодолеем защитную сеть, — озабоченно спросил его напарник, видя, что шеф доволен результатами осмотра.
  — Просто-напросто поднырнем под нее, Чет, — снисходительно улыбнулся Ник. — Ведь тебе приходилось опускаться и на большую глубину, не так ли? К тому же, у нас просто нет выбора, старина Ларс, кажется, изрядно струхнул. Но я не осуждаю его за это, без тумана судно становится отличной мишенью. Ну, нам пора.
  Надев гидрокостюмы и баллоны с воздухом, они поднялись на палубу, мокрую от соленых брызг.
  — Желаю удачи! — помахал им рукой старый шкипер.
  — И тебе тоже, дружище! — крикнул ему Ник, с тревогой поглядывая на пенистые волны. — Мой тебе совет: вернешься благополучно в порт, не напивайся на радостях до чертиков и постарайся не ухлопать все доллары на одну красотку.
  — Я слишком стар для этого, — ухмыльнулся моряк.
  — Глядя на тебя, этого не скажешь, — окинув взглядом крепкую фигуру морского волка, заметил с улыбкой Ник. — Да, и вот еще что: если не хочешь закончить жизнь за решеткой, воздержись пока от продажи противорадарного устройства.
  — Мне доводилось бывать в тюрьме, — отозвался швед. — Но я предпочел бы вновь очутиться там, нежели нырять с вами в этом дьявольском заливе в ледяную воду. А если вас поймают, то посадят на атомную бомбу и забросят на луну. Ха-ха-ха!
  Довольный своей шуткой, шкипер продолжал еще долго хохотать, даже когда его пассажиры исчезли под водой. Порывистый ветер наполнил парус шлюпа и стремительно увлек его прочь во мрак ночи.
  Головы бесстрашных пловцов однако вскоре вновь показались между гребней волн: им нужно еще было пристегнуться к мощным электрическим скутерам. Молодой напарник Ника взглянул на небо и упавшим голосом заметил:
  — Что-то не нравится мне это чертово северное сияние сегодня! Недоброе знамение… Да и задание у нас не простое.
  Ник ничего не ответил ему: жутковатые всполохи действительно не сулили ничего хорошего, но сейчас лучше было не обращать на них внимания. Он подал напарнику знак погружаться и молча ушел в глубину моря, чтобы завершить это затянувшееся путешествие к запретному острову.
  Скалистый островок Муско, на который им нужно было пробраться, на первый взгляд ничем не выделялся среди других островов, полуостровов и рифов у южного побережья Швеции. Мало кто пока знал, что здесь за короткий срок был построен целый город — с гостиницами, театрами, фабриками, офисами, гаражами и даже с военными базами. Замечательной особенность этого города было то, что воздвигнут он был под землей, а следовательно, надежно защищен толщей гранита от ракет и бомб.
  В то время, как другие страны вкладывали миллионы долларов и рублей в разработку атомного и ядерного оружия, Швеция начала создавать на побережье подземные убежища, где население смогло бы укрыться от ужасов будущей войны. Первый городок построенный при соблюдении строжайшей секретности, стал своеобразной опытной лабораторией, в которой решались как психологические, так и чисто технические проблемы, связанные с выживанием в грядущей атомной битве супердержав за мировое господство.
  Однако коварное предательство полковника Веннерстрома, высокопоставленного шведского офицера, переметнувшегося к русским, спутало шведам все их планы. Изменник выдал Москве секретнейшие сведения об оборонных сооружениях Муско, и шведам пришлось перестраивать всю систему защиты острова. В ходе этих колоссальных работ ученые и военные впервые осознали, что их подземное убежище имеет ахиллесову пяту.
  Для предотвращения внезапного вторжения противника на остров на подземной авиабазе в постоянной боевой готовности находились реактивные истребители-перехватчики. Самые совершенные радары круглосуточно прощупывали окружающее воздушное и водное пространство. Поросшие соснами склоны скалистого берега в любой момент могли разомкнуться и выпустить из доков сторожевые катера и эскадренные миноносцы, способные надежно преградить путь любому судну, дерзнувшему попытаться проникнуть в запретную зону.
  Ник Картер, бесшумно приближавшийся в толще черных вод к острову, прекрасно понимал, что пробраться на него незамеченным практически невозможно, участь безумцев, решившихся на это, была предрешена. Но тем не менее он согласился участвовать в этот опасном эксперименте — ради безопасности целой нации и, возможно, всего человечества. Лишь несколько человек знало об этом его задании, для выполнения которого суперагенту предоставили все необходимое снаряжение и право самому выбрать себе помощника.
  Обсуждая предстоящую миссию со своим шефом — жилистым немолодым человеком по фамилии Хоук, уже многие годы возглавляющим одно из подразделений секретной службы США, Ник Картер заметил, что люди пока еще не создавали такого сооружения, в которое не смог бы при желании проникнуть посторонний человек.
  — Я в этом убедился на собственном опыте, — добавил при этом он.
  Хоук окинул его задумчивым взглядом, пожевал губами и, затушив в пепельнице сигару, невозмутимым тоном произнес:
  — Неплохо было бы еще и выбраться оттуда живым наружу. Если у шведов возникли какие-то сложности с их безопасность, то пусть они сами и решают свои проблемы. А я не хочу из-за них терять своего лучшего агента.
  — А как насчет безопасности центра управления ПВО США? — столь же спокойно поинтересовался Ник Картер.
  — Что ж, вопрос интересный, — раскуривая новую сигарету, сказал Хоук. — Над этим действительно стоит подумать.
  Им обоим было прекрасно известно, что центр управления ПВО США размещается в горном массиве в штате Колорадо, сильно напоминающем скалистый островок Муско, и если окажется, что злоумышленники могут проникнуть в бастион шведов, то нет гарантий, что они не применят свой опыт для проникновения на аналогичный объект в США.
  Видимо, эта мысль заставила Хоука изменить свою точку зрения, потому что он в конце концов санкционировал операцию.
  В напарники Ник выбрал Чета — опытного агента с дипломом инженера и обширными познаниями в спелеологии и подводной навигации. В процессе подготовки к секретной миссии им вскоре стало ясно, что военный атташе Швеции, предложивший Вашингтону осуществить ее, руководствовался не только чисто гипотетическими опасениями. Появились серьезные основания полагать, что одна из азиатских держав, граничащих с Россией, проявляет повышенный интерес к научным исследованиям, ведущимся в секретной лаборатории на острове Муско. Некоторые факты даже указывали на то, что в защитной системе шведов уже имеется брешь…
  Вот почему двое секретных агентов специальной службы безопасности США разными маршрутами добрались до небольшого рыбацкого поселка в Швеции, сговорились с проверенным шкипером о том, что под покровом тумана он ночью доставит их на своем баркасе в запретную зону, и теперь приближались под водой к противолодочной сети. Рискуя быть замеченным патрульным самолетом или катером, Ник время от времени включал мощный электрический фонарь. Наконец его луч выхватил из темноты нити, напоминающие путину невиданного морского паука.
  Конечно, можно было просто перерезать сеть, что упростило бы задачу, но тогда на пульте дежурного в подземном бункере тотчас замигала бы сигнальная лампа, а на карте обозначилось бы их местонахождение. То же самое произошло бы, попытайся они перебраться через верхнюю кромку сети. Зная это, Ник заранее изучил все аналогичные охранные системы и нашел-таки способ проникнуть в подземный город, оставаясь при этом незамеченным. Теперь настало время поделиться этим открытием с напарником, и он подавал ему условный знак подниматься на поверхность.
  — Ну, как самочувствие, Чет? — спросил Ник.
  — Не Багамы, конечно, но все же легче, чем на тренировках в школе выживания, — ответил тот. Все специальные агенты время от времени проходили там обязательный подготовительный курс перед очередным заданием, чтобы быть в форме.
  — О'кей, — сказал Картер, — нырять нам придется на большую глубину, и сделать это будет нелегко, но ведь бывали ситуации и посложнее, как ты сам заметил. — Он взглянул на светящийся циферблат своих часов. — Торопиться не следует, но и терять попусту время тоже не годится. Действуй осмотрительно и спокойно, и спустя двадцать минут мы с тобой постучимся в дверь к шведам с черного хода.
  Они вновь начали погружаться на глубину в полнейшей темноте, время от времени сверяясь с приборами, и с каждым атомом вода становилась все холоднее и холоднее. Нижний край сети тянулся на глубине двухсот футов…
  Но что это? Золотой стилет? Рука, Ника потянулась к изящной рукоятке, выполненной древним умельцем словно бы специально для него, храбрейшего из храбрейших. Только откуда вдруг взялись знакомые лица на такой глубине? Как очутились здесь все эти короли, полководцы и кардиналы со страниц исторических романов? Уж не хотят ли они овладеть стилетом, предназначенным исключительно Нику Картеру? Ник схватил свою находку и стал с восхищением рассматривать ее, чувствуя необыкновенное возбуждение и восторг. Яркая вспышка внезапно ослепила его, он зажмурился на мгновение, а когда вновь открыл глаза, то увидел, что его окружают женщины неописуемой красоты. Они делали ему призывные знаки, выражая радость от встречи с ним и желание немедленно одарить его своими ласками. Их гибкие тела, источающие негу и страсть, манили к себе, красавицы что-то шептали, навевая воспоминания о душных карибских ночах и веселье в европейских столицах с соблазнительными феями всех цветов и оттенков кожи. Ник ощущал необыкновенное блаженство. Его неудержимо, влекло на поверхность, где волшебный стилет непременно тотчас же проявит всю свою таинственную силу…
  Ник услышал чей-то язвительный смех, и внутренний голос явственно сказал ему, что быстрее всплытие повлечет за собой неминуемую гибель. Ник сообразил, что еще не полностью утратил способность трезво оценивать происходящее, подсознание подсказывало ему, что у него проявляются симптомы азотного наркоза: подобное случалось с ним и раньше во время погружения на значительную глубину. Изменения в составе крови оказывали воздействие на мозг, вызывая галлюцинации. Ник тревожно оглянулся на своего напарника и невольно вздрогнул от того, что увидел: ему предстало смертельно бледное лицо безумца, на котором уже лежала печать смерти.
  Чет находился в глубочайшем трансе, вызванном азотным наркозом. Он сорвал с лица маску, и изо рта у него всплывали пузырьки воздуха. Его скутер выделывал замысловатые фигуры в темноте, то поднимаясь, то вновь опускаясь, вокруг Картера. Но стоило лишь Нику протянуть руку с фонарем и осветить лицо Чета, как глаза его вдруг обрели озорной блеск, рот искривился в насмешливой ухмылке, и не успел Ник поднести к нему загубник акваланга, как парень ловко увернулся и на большой скорости умчался прочь во мглу. Нику ничего не оставалось, как проводить его прощальным печальным взглядом.
  По спине оставшегося в живых американца пробежал нервный холодок. С его молодым напарником случилось то, что часто случается с малоопытными ныряльщиками на большой глубине: он не устоял перед желанием сорвать с себя маску. Возможно, с хмурой ухмылкой отметил Ник, он предчувствовал свою смерть перед погружением…
  Картер встряхнул головой, прогоняя ненужные сейчас догадки. Агентов секретной службы учат оставлять погибших товарищей там, где их застигла смерть, и продолжать свою миссию. Ник взглянул на часы: во второй раз за эту ночь ему нужно было решать, следовать ли намеченному плану или вернуться назад. И времени на раздумья у него не было. Через несколько минут в заливе даже чертям стало бы жарко: специальный агент заранее позаботился об этом.
  Глава вторая
  Затаившись в пещере у подножья скалы, Ник терпеливо ждал нужного момента, стараясь не думать о том, что воздух в баллоне на исходе. В темноте тысячи невидимых глаз следили, чтобы никакой посторонний объект не вторгся в запретную зону. Но вот на черное дно холодного Балтийского моря упал луч света. Ник улыбнулся: его расчет оказался верным, настала пора действовать. Он выбрался из укрытия и поплыл на свет.
  Вода вокруг него бешено забурлила: это промчался прямо у него над головой сторожевой эсминец. Так и должно было случиться, по плану: оставленное Ником специальное электронное устройство начало посылать отвлекающие сигналы.
  Едва Ник проскользнул в открывшийся в подводном ограждении проход, как гидравлический механизм вновь натянул гигантскую сеть. Встревоженные появившимся на экране радара странным изображением, шведы не теряли времени даром. Ник улыбнулся, вспомнив о Ларсе: опытный шкипер наверняка уже далеко от опасного района, где в поисках нарушителя бороздит сейчас свинцовые волны залива сторожевой корабль. Электронное устройство не даст покоя его командиру еще несколько часов, вынуждая его метаться вдоль острова в погоне за призраком. Ник всплыл на поверхность и огляделся.
  На первый взгляд подземная бухта ничем не отличалась от порта обычной военно-морской базы. У причалов стояло несколько патрульных катеров, над стапелями возвышались погрузочные краны, от ангаров уходили в темноту рельсы подъездных путей, куда-то спешили матросы в голубых флотских костюмах, вспыхивали огоньки сигарет. И лишь арочные железобетонные конструкции свода огромной пещеры свидетельствовали об уникальности этого сооружения в чреве каменистого острова, наводя изумленного созерцателя на мысль, что он очутился в двадцать первом веке.
  Ник встряхнул головой. Это задание совершенно не походило ни на одно из всех, которые ему доводилось выполнять за многие годы службы в разведке, и он был рад, что близок к завершению этой необычной миссии. По мосткам над его головой прогрохотали тяжелые шаги, и сердитый грубый голос произнес по-шведски:
  — Мне наплевать на тревогу, — выговаривал матросу мичман. — Пусть даже это будет конец света, но я не допущу, чтобы у шведского военного корабля концы болтались в воде! За такие дела в старые времена спускали три шкуры! Немедленно поднимите линь!
  О смысле соленых словечек, которыми унтер-офицер сопровождал гневную тираду, Нику оставалось лишь догадываться: в программу ускоренного курса шведского языка, который он штудировал в джорджтаунском университете, они не входили. Что ж, подумал Картер, человечество может добраться до звезд и зарыться глубоко под землю в случае необходимости, но мичманы останутся мичманами, а сержанты — сержантами.
  Удостоверившись, что причал над ним пуст, он вскарабкался на одну из опорных балок и стянул с себя резиновый гидрокостюм, после чего обвязал им снаряжение и утопил его. Потом он переоделся в форму шведского матроса, проверил еще раз водонепроницаемую сумку на ремне под курткой с хитроумными специальными приспособлениями, свое оружие — пистолет «люггер» калибра 7 мм, стилет и баллон с нервно-паралитическим газом, и выбрался из-под мостков.
  Оказавшись на причале, он первым делом огляделся по сторонам, надеясь найти забытую кем-нибудь швабру. Со времен Цезаря никто не обращает внимания на солдата со шваброй в руках. Однако в данный момент фортуна отвернулась от Картера: швабры поблизости не оказалось, зато неизвестно откуда появившийся вдруг офицер окликнул этим жаргонным словечком самого Ника:
  — Эй, швабра! Я к тебе обращаюсь, матрос! Оправить блузу и прекратить слоняться без дела!
  Ник с ухмылкой отдал честь и, одернув предательски задравшуюся сзади блузу, быстрой походкой удалился в направлении огромной гранитной стены дока. Никто не обращал на него внимания. Младший офицер в дежурке пакгауза невозмутимо попивал кофе, перелистывая страницы иллюстрированного журнала. Перейдя через подъездные пути, Ник уверенно подошел к металлической лестнице, поднялся по ней и по мосткам для ремонта электропроводки прошел до другой лестницы, укрепленной прямо на стене пещеры. Взобравшись по ней на небольшую площадку, предназначенную для установки и ремонта осветительных приборов под сводом пещеры, он взглянул вниз: гидравлические створки ворот дока в этот момент плавно разошлись, пропуская возвращающийся эсминец. С высоты корабль походил на игрушечную пластмассовую модель, а матросы — на крошечных гномиков.
  Над головой Ника заработал огромный кондиционер — часть общей вентиляционной системы, соединенной трубопроводом, обеспечивающей очистку воздуха в гигантском подземном городе с его доками, депо и множеством боевой и вспомогательной техники. За исключением несчастного случая возле заградительной подводной сети, в результате некоторого Ник лишился помощника, пока все складывалось удачно. Но теперь, задрав голову, супершпион увидел, что главная трудность у него еще впереди.
  Она заключалась в том, что вентиляционное отверстие располагалось немного высоковато. Вдвоем с напарником они без особых усилий решили бы эту проблему. Теперь же ухватиться за край или скобу кондиционера он мог, лишь встав на перила мостков и прыгнув с них над гаванью. Ник посмотрел вниз: удар о воду при падении с такой высоты означал верную смерть. Его труп вряд ли бы смогли после этого опознать, даже если бы и удалось собрать его из мелких кусочков, пока их не сожрали рыбы.
  Ник прикрепил к кистям рук миниатюрные электромагниты, — с их помощью он мог передвигаться по стальному трубопроводу, как муха по потолку. Нужно было лишь не сбиться с ритма и не оторвать обе руки от металлической поверхности одновременно.
  Стараясь не смотреть вниз, туда, где суетились крохотные матросики, Ник залез, опираясь кончиками пальцев о стену, на перила и перевел дух. Перед прыжком следовало сохранять абсолютное хладнокровие. Малейшая оплошность — и он сорвется с высоты двухсот футов на бетон или воду. Стой он прочно обеими ногами на полу, а не на скользкой трубе, он без труда допрыгнул бы до вентиляционного отверстия. Внутренний голос убеждал его: «Брось эту дурацкую затею, Картер! Ведь ясно же, что в одиночку тебе с этим делом не справиться!» Ладони его вспотели, а сердце учащенно забилось, когда он, глубоко вздохнув, еще раз взглянул на отверстие трубопровода: оно не стало ближе ни на дюйм.
  — Нет! — сказал он своему внутреннему голосу и прыгнул.
  На мгновение все его сильное тело пронизал смертельный ужас. Но магниты уже намертво прилипли к трубопроводу, он подтянулся на руках и забрался внутрь. Теперь можно было отключить магниты и выкурить сигарету. Впереди у него был нелегкий марш-бросок по вентиляционному лабиринту через весь подземный город. Чет — специалист по узким темным пещерам — ему сейчас очень бы пригодился.
  
  Ужин закончился, и гости разошлись. Все — кроме одного. Сидя на веранде своего дома на побережье Муско, Астрид Лундгрен нервно вертела пальцами серебряный бокал, явно не испытывая восторга от того, что гость задерживается. Однако молодой человек, удобно устроившийся напротив нее в шезлонге, с невозмутимым видом любовался северным сиянием, словно бы наблюдал его впервые.
  — О чем ты думаешь, Астрид? — наконец нарушил тягостное молчание он. — Снова о работе? Ты не женщина, а машина. Знаешь, как тебя прозвали коллеги? Они прозвали тебя…
  — Меня это совершенно не интересует, — перебила его хозяйка дома, окинув гостя скучающим взглядом. Да, он высок ростом, этот блондин, и красив, как Адонис, не говоря уже о том, что когда-то входил в команду лыжников, представлявшую Швецию на Олимпийских играх, что в значительной мере способствовало его успешной карьере в шведской службе безопасности, шеф которой, вице-адмирал Ларсон, почему-то благоволили к нему. Если бы не друзья, настаивающие на том, чтобы Астрид уделяла больше времени отдыху и общению с людьми, она не дала бы этому молодому атлету повода думать, что интересуется им.
  — Так вот, тебя прозвали Шведским Айсбергом, — все-таки закончил фразу упрямый красавец. Астрид слышала от мужчин и не такое, но не могла позволить себе беспокоиться по этому поводу: как руководителю отдела технического обеспечения всего подземного комплекса, ей хватало и других проблем. Мужчин же очень раздражало, что столь привлекательная женщина, как Астрид, предпочитает работу супружеской жизни, и Кнут не был в этом исключением. Особенно же бесило его то, что Астрид весьма преуспела на научном поприще.
  Никак не отреагировав на очередную колкость Кнута, она лишь пожала плечами и вытянула стройные ноги, откинув голову и скривив в саркастической усмешке полные губки. Нежная молочно-белая кожа ее лица с высокими скулами эффектно контрастировала с зелеными глазами.
  Кнут подошел к ней и, плюхнувшись в стоящий рядом шезлонг, провел рукой по ее щекам и шее, косясь на вырез ее платья.
  — Ты ледяная богиня, — низким голосом проговорил он, — ты сводишь меня с ума. Я потерял сон!
  Астрид оставалась холодной, словно айсберг.
  — Ты подобна звезде — прекрасной и недоступной в своем сиянии…
  «Неужели он настолько глуп, что полагает, что я растаю от его слов?» — с раздражением подумала она.
  — Но ты не обычная звезда, тебя совершенно не волнуют мужчины. Видимо, тебе больше по душе ласки женщин…
  — Если ты думаешь, что я пересплю с тобой, чтобы доказать, что я не лесбиянка, то ты заблуждаешься, — спокойно заметила Астрид.
  — И тем не менее, ты сделаешь это, — хрипло сказал он. Астрид пожалела, что во-время не убрала со столика виски.
  — Я разожгу в твоем сердце огонь! — пророкотал он, целуя ее шею и обнимая одной рукой ее плечи, а другой — бедра. Астрид попыталась освободиться из его объятий, но Кнут был слишком силен.
  Она уже почти решила отдаться ему, подумав, что сама распалила его, но потом ей в голову пришла мысль, что раз уступив его домогательствам, она уже никогда от него не отделается. Астрид резко оттолкнула Кнута и вскочила с шезлонга, оставив в его руках верхнюю часть своего вечернего наряда.
  — Мне срочно нужно ехать в лабораторию, — выдохнула она.
  — Только не сегодня, моя милая, — прорычал он, не отрывая налившихся кровью глаз от ее обнаженного бюста.
  Астрид метнулась к двери, но он догнал ее и, сорвав с нее юбку, навалился на нее всей своей тушей. Однако ей снова удалось вырваться. Она выскочила из дома и с истерическим смехом побежала к деревьям позади него.
  За спиной раздавался топот его ботинок. Он схватил ее за руку, Астрид обернулась и, босой ногой ударив его по голени, свободной рукой нанесла сильнейший удар по подбородку. Белокурый великан пошатнулся, она схватила его за запястье и ловким приемом швырнула через бедро на землю. Он тяжело шмякнулся ничком, уткнувшись лицом в сосновые иголки. Астрид заломила ему назад руки и ногой придавила его еще сильнее к земле.
  — Веди себя прилично! — наставительно сказала она.
  — Сучка! — прохрипел он.
  — Ты обещаешь, что будешь хорошим мальчиком, если я отпущу тебя? — спросила она.
  — Я тебя прикончу! — пообещал он ей.
  — Послушай, Кнут, — решила изменить тактику она, — ты превосходный мужчина, красивый и сильный. Но сейчас наша страна на грани катастрофы, тебе ведь это известно. И если нашим физикам не удастся найти способ, как предотвратить ее, китайцы с помощью своего мощного лазерного оружия проникнут сквозь гранит Муско, разрезав его лучом, словно ножом масло. Вот почему меня пока волнует только проблема нашей защиты. Потерпи, пока минует кризис.
  Пыл Кнута слегка остыл: сосновые иглы пришлись ему не по вкусу. Она позволила ему наконец подняться с земли, и он поспешно удалился, пробормотав нечто невразумительное на прощание, что Астрид восприняла как извинения.
  Вернувшись в спальню, она переоделась и, вновь выйдя из дома, села в свою маленькую английскую спортивную машину. Мощный мотор сердито взревел, нарушив тишину темного леса, и автомобиль помчался в направлении лаборатории. До прихода коллег оставалось еще много времени, и Астрид надеялась плодотворно поработать в одиночестве. Китайский лазер не давал ей покоя, ученые этой великой азиатской страны были близки к завершению работ над его созданием. И наверняка китайские агенты пытались проникнуть в секретную шведскую лабораторию. Если бы не вице-адмирал Ларсон и его ребята, им это давно бы уже удалось. Но благодаря бдительной службе безопасности, в святая святых острова не могла проскользнуть незамеченной ни макрель, ни морская чайка.
  — Привет, красотка! — улыбнулся ей знакомый охранник у входа в здание лаборатории. — Где наш пропуск?
  Предъявив пропуск, Астрид спустилась на лифте в лабораторию. Шагая по длинному коридору она уже думала только о работе. Астрид почти нащупала способ нейтрализации нового китайского оружия, проведя ряд удачных опытов на основе теоретических исследований в области силового поля. Беда заключалась в том, что люди, занимающиеся вместе с ней этой проблемой, внезапно умирали.
  Возникло подозрение, что их убивали какие-то неизвестные лучи, возникающие в ходе научных экспериментов. Уже раздавались настоятельные требования прекратить опасные исследования до тех пор, пока не будет найдена надежная защита ученых от смертельного обучения. А времени оставалось все меньше и меньше…
  В этот ранний час в лаборатории дежурил ее заместитель. Налив из термоса в чашки кофе, Астрид направилась с ними к его комнате. Но в дверях она уронила чашки, ошпарив себе колени, и зажала ладонями рот, чтобы не закричать: Кнудсон лежал на полу, не подавая признаков жизни. Кожа его обрела ярко-голубой, как у китайского фарфора, оттенок, особенно отчетливый на лысеющей голове на фоне его редких седых волос. Неуместный смех так и рвался наружу. Прислонившись спиной к двери, Астрид глубоко вздохнула: еще один смертельный удар загадочных лучей!
  Но не опасно ли прикасаться к покойнику? А вдруг эти лучи поразят и ее? Взглянув на часы, она все же решила действовать: вскоре должны были появиться первые сотрудники, работающие в первую смену. Смерть еще одного коллеги вызвала бы настоящую панику, а допустить этого было нельзя.
  Окинув комнату оценивающим взглядом, Астрид надела защитный костюм на свинцовой подкладке, специальный шлем и приблизилась к мертвецу. Не без труда ей наконец удалось поставить его на ноги и, обняв, словно партнера в танце, оттащить в свой кабинет и затолкать там в стенной шкаф.
  Спустя несколько минут, переодевшись, она уже любезно приветствовала первого лаборанта и отдавала ему спокойным деловым тоном необходимые распоряжения.
  Разработка защиты от китайского лазерного оружия продолжалась.
  Глава третья
  Ник вот уже второй час пробирался по трубопроводу, надев специальные очки и включив инфракрасный фонарь. Однако ничего интересного на его пути не встречалось, нужно было лишь следить за тем, чтобы случайно не угодить в отверстие вентилятора или в воздухоочистительную ванну с химическим раствором.
  Ник намеревался дойти до ядерного реактора, обеспечивающего электроэнергией почти весь остров, сделать несколько снимков и явиться с ними к руководителю службы безопасности подземного города, доказав тем самым возможность проникновения на секретный объект. На этом его миссия заканчивалась. Правда, Хоук говорил еще что-то о каких-то загадочных синих мертвецах, но Ник посчитал это шуткой.
  Иногда он останавливался, чтобы свериться с компасом и сделать запись об изменении курса. Во время одной из таких остановок он и наткнулся на упаковку от фотопленки. Подобрав коробочку, он внимательно изучил ее в инфракрасном свете и обнаружил, что такая пленка используется исключительно профессиональными фотографами в лабораториях. Но кому из обслуживающих вентиляционную систему работников придет в голову захватить с собой в трубопровод фотоаппарат?
  Напрашивался вывод: Ник Картер — не единственный незванный гость в подземном городе, кто-то еще путешествовал по его вентиляционным трубам. Это вынуждало Ника пересмотреть свой план. Намечалась новая игра, по другим правилам. В течение следующих сорока пяти минут он тщательно изучал весь прилегающий к месту находки район.
  Мысленно-представив себе всю разветвленную вентиляционную систему, он сообразил, что находится в безлюдной части комплекса Муско. Когда-то здесь хотели пробурить шахты для подъемников истребителей-перехватчиков. Но после утечки секретных сведений к русским, от этой затеи отказались, а самолеты стали базироваться в другом месте. Ник сделал вывод, что шпиону здесь делать нечего.
  Неожиданно он шестым чувством ощутил рядом постороннее присутствие. Ник замер и услышал звук шагов. Рабочий? Вряд ли. В руке Ника, словно по волшебству, появился стилет.
  Неизвестный был уже совсем рядом, за поворотом, и Картер на цыпочках начал подкрадываться к нему навстречу, уверенный, что столкнется с китайцем. Ник сильнее сжал рукоятку стилета: нет, убивать его он сразу не станет, сперва задаст несколько вопросов.
  Шаги и тяжелое дыхание слышались все отчетливее. Ник бесшумно обогнул угол и включил инфракрасный фонарь. Трубопровод был пуст. Человек исчез, его поглотил трубопровод.
  — Что за чертовщина? — пробормотал Картер. Уж не почудилось ли все это ему? В следующую секунду он заметил дверь, а двери, как известно, предназначаются для того, чтобы их открывали. Он тихонько толкнул ее и посветил себе инфракрасным фонарем.
  Перед ним предстал выложенный в граните тоннель, ведущий во мрак острова. Ник догадался, что это был отброшенный проход на площадку для самолетов. По нему-то и ушел от него неизвестный. Ник последовал за ним.
  Но едва он сделал первые шаги, как понял, что допустил непростительный промах, понадеявшись, что если у его неизвестного противника и есть напарник, то и он выдаст себя неосторожным поведением. Ник настолько увлекся охотой за невидимкой, что перестал оглядываться назад, и эта оплошность едва не стоила ему жизни.
  Слепящий луч фонарика и удивленный возглас второго незнакомца, внезапно появившийся из-за угла, заставили Картера врасплох. Впрочем, уставившийся на него в изумлении мужчина тоже не ожидал подобной встречи в подземном лабиринте. Стрелять Ник не мог: на звук выстрела прибежали бы дружки этого субъекта, наверняка знающие все ходы и выходы подземелья, как свои пять пальцев.
  Сжав в руке стилет, Ник прыгнул прямо на свет. Противники сцепились и покатились по тоннелю. Левое плечо Картера пронзила острая боль: незнакомец ударил его ножом. Разъяренный, Картер сломал ему руку и вонзил в него свой стилет.
  — Гросс Готт… — по-немецки прохрипел незнакомец и испустил дух. Супершпион тяжело поднялся на ноги и осмотрел в инфракрасных лучах труп. Не обнаружив ничего, что могло бы пролить свет на эту неожиданную встречу, Ник решил оставить немца там, где тот лежал, и продолжить исследование тоннеля.
  Недостроенный тоннель, проложенный в каменной породе, не имел вентиляционных штолен. Стены покрылись грязной слизью, а воздух был тяжелым и сырым. Пройдя несколько сотен ярдов, Ник очутился на краю тоннеля, выходившего на другую, перпендикулярную ему, шахту.
  Внизу, на расстоянии ста футов от Ника, по освещенной факелами площадке деловито сновали какие-то люди. Вдоль стен штольни было расставлено снаряжение и техническое оборудование, кто-то спал, подложив под голову рюкзак и забравшись в спальный мешок, кто-то работал за чертежной доской. Обитатели подземного лагеря явно не опасались, что их здесь обнаружат. Что ж, подумал Картер, он доложит об этих подозрительный спелеологах вице-адмиралу Ларсону, и пусть тот сам разбирается с немцами. А ему самое время уносить отсюда ноги, пока кто-то из пещерных жителей не наткнулся на труп товарища в начале тоннеля, решил Ник.
  И как ни трудно было ему подавить профессиональное желание остаться и еще понаблюдать за этими странными немцами, без ведома шведов устроившими у них под носом свой лагерь, супершпион № 3 отправился в обратный путь Но было слишком поздно, его худшие опасения оправдались: в лицо ему вдруг ударил сноп света. Спрятаться в тоннеле было некуда, и Ник упал на его гранитный пол. Просвистев у него над головой, пуля ударилась в стену и с визгом отскочила от нее. Ник побежал назад, к выходу из тоннеля к перпендикулярной шахте. Опыт смертельных схваток, обретенный им в темных переулках многих городов мира, от Аргентины до Замбези, подсказывал ему, что оставаться в тоннеле нельзя. За спиной у себя он слышал тяжелое дыхание и топот ног.
  Обернувшись, Ник выстрелил в фонарь в руках преследователя из своего «люггера», и свет погас. Со дна шахты донеслись резкие гортанные команды по-немецки. Его преследователь дважды выстрелил наугад в Ника, и он ничком упал возле самого края тоннеля.
  Всполошившиеся обитатели загадочного табора забегали по площадке, вспыхнули фонари и прожектора, ослепляя Ника и мешая ему вести прицельный огонь. Их лучи метались по стенам пещеры, словно псы, почуявшие горного льва. Со всех сторон загремели выстрелы, и над головой Картера засвистели пули. Решив, что здесь становится жарковато, Ник метнулся к металлической, лестнице, ведущей на дно шахты. Подставляя им во время спуска по ней спину, он подвергал себя смертельному риску, но иного выхода у него не было. Патроны у него вскоре должны были кончиться, а надеяться на то, что стрельба в этом глухом подземелье привлечет внимание службы безопасности городка, не приходилось. Оставалось рассчитывать на удачу и собственные силы.
  Рискуя сорваться со скользкой лестницы и сломать себе шею, под градом пуль, Ник стремительно спускался вниз, надеясь коснуться ногами твердой поверхности до того, как подоспеют немцы. На высоте примерно пятнадцати футов от гранитного пола он разжал руки и полетел вниз. От сильного удара при приземлении он на мгновение потерял сознание, но быстро пришел в себя и покатился по дну пещеры, стреляя по приближающимся фигурам. Осознав, что имеют дело с матерым волком, который может вырваться из западни, немцы запаниковали. Воспользовавшись неразберихой в их рядах, Ник прицельным выстрелами уложил двоих неосторожных стрелков и, укрывшись за большим камнем, хрипло закричал по-немецки:
  — Ахтунг! Сдавайтесь, или я перестреляю вас всех! Бросайте оружие, шнель!
  Оружие никто не бросил, но в пещере воцарилась тишина.
  Ник еще раз повторил свой призыв противнику сдаться. Никто не выстрелили ему в ответ, однако и не вышел из укрытия с белым платком в руке. Ник слегка растерялся: может быть, у немцев кончились патроны или они ждут подкрепления? А что, если они готовят ему ловушку? Затянувшаяся тишина в пещере начинала действовать супершпиону на нервы.
  — Что за чертовщина! — негромко произнес себе под нос он и решительно вышел из-за камня. Ни выстрелов, ни криков. Ничего! Казалось, что пещера опустела. Оглядевшись по сторонам, Ник увидел неподалеку чье-то неподвижное тело. Подойдя к нему, он застыл от изумления: человек с маузером в вытянутой руке был мертв! Ник перевернул труп и взглянул на бледное лицо: слегка вытаращенные открытые глаза смотрели на него застывшим взором, мышцы шеи свело предсмертной судорогой. Рядом, в нескольких шагах, лежало еще одно бездыханное тело. Ник заметался по площадке, обнаруживая все новые и новые трупы. Все немцы были мертвы! Супершпион почувствовал себя обманутым.
  Итак, он остался в пещере один в компании мертвых немецких шпионов, которые предпочли допросам смерть! Вся эта жутковатая сцена смахивала на заключительный акт греческой трагедии. Казалось, что остекленелые взоры самоубийц с укором говорили ему: «Вот видишь, как все просто! И никаких допросов, никакого суда. Прощай, дружище, желаем тебе удачи!»
  — Проклятье! — выругался Картер, но в следующий миг рядом кто-то слабо застонал, как раненный котенок. Метнувшись на звук, Ник обнаружил лежащего в углу пещеры белокурого юношу в мундире вермахта времен Второй мировой войны, но без знаков отличия.
  Его длинные ресницы дрогнули, и он снова издал тихий стон. Похоже, парень сильно ушибся, сорвавшись с крепежной балки во время перестрелки и ударившись головой, после чего потерял сознание и не успел проглотить пилюлю с ядом. Он был, к тому же, ранен в грудь, из уголка его рта по подбородку струилась кровь. Бедняка был обречен. Расстегнув воротник его кителя, Ник похлопал его по щекам. Немец застонал громче и открыл глаза. С ужасом посмотрев на американца, юноша неожиданно встал на четвереньки и проворно пополз прочь. Ник схватил его за ногу и резким болевым приемом перевернул на спину.
  Немец широко раскрыл рот и быстрым движением руки что-то сунул в него. В его голубых глазах промелькнули самодовольные искорки. Кулак американца поразил его в солнечное сплетение с силой удара копыта мула. Самоубийца согнулся пополам, и бесцветная ампула вылетела у него изо рта. Ник раздавил ее каблуком.
  — Яволь! — удовлетворенно воскликнул он и поднес к лицу немца стилет. — Итак, теперь решать, когда тебе умереть, буду я!
  — Найн! — выдохнул юноша. — Я все равно ничего не скажу!
  Ник не был садистом, но он умел развязывать упрямцам языки, если обстоятельства того требовали. Спустя двадцать минут немца уже невозможно было заставить замолчать. Он говорил и говорил обо всем, быстро и порой бессвязно: о своей семье, об учебе, о друзьях и знакомых. Но Ника интересовало другое.
  — Что это за форма надета на тебе? — спросил он.
  — Мир принадлежит лишь немногим избранным… Тем, кто способен им править… — тяжело дыша, ответил юношу. — Геринг, Гитлер и все их последыши — жалкие недоумки, граф фон Штади — вот настоящий фюрер! — он умолк, и Ник решил, что это последние слова фанатика. Но вдруг тот открыл глаза и, кривя пухлые губы в жутковатой усмешке, прошептал: — Тевтонские Рыцари совсем из другого теста… Китайские коммунисты, наши союзники по борьбе, помогут нам поставить Америку на колени…
  — Но что ты делал здесь, в Швеции? — спросил Ник.
  — Разумеется, деньги, глупый янки, — ухмыльнулся юноша. — Ведь я специалист по спектроскопии. Неплохая шутка, не правда ли?
  С этими словами немец испустил дух, и Ник подумал, что теперь можно спокойно выбираться из штольни. Тот чудак, который помешал ему раньше выбраться из тоннеля, должно быть уже покупает билет в стокгольмском аэропорту на рейс до Берлина.
  Нику стало немного жаль этого беднягу, ввязавшегося в чужие игры и поплатившегося за это жизнью. Вряд ли стоило принимать его предсмертные слова всерьез, скорее, это был бред: что делать в заброшенной штольне лабораторному ученому? И все же, внутренний голос подсказывал Нику, что за сегодняшним происшествием кроется страшная тайна, ключ к разгадке которой — у графа фон Штади. Пора было поближе познакомиться с ним.
  Глава четвертая
  Гулкое эхо зловеще вторило шагам Ника, направляющегося в мертвецкую в сопровождении лысого лупоглазого субъекта по мрачному холодному коридору.
  Морг выглядел именно так, как ему и положено выглядеть: порывшись в памяти, Ник так и не нашел, с чем сравнить это своеобразное учреждение. Пожалуй, сам он предпочел бы пропасть без вести при выполнении боевого задания или погибнуть в катастрофе и сгореть, чем лежать с биркой на ноге в камере холодильника.
  — Так вы хотите взглянуть на пятьсот третий номер из секции «Б», мистер? — уточнил морговский служащий, вертя в руках пропуск Картера.
  — Именно так, — угрюмо подтвердил Ник. — У меня разрешение от вице-адмирала Ларсона.
  — А мне наплевать, кто вам дал разрешение, — болезненно поморщился человек. — Хоть сам Святой Петр или царица Савская! Все равно я не намерен приближаться к этому голубому покойнику, мне не так уж и много платят, мистер, чтобы я рисковал жизнью.
  — Сам я вряд ли смогу отыскать этого беднягу в вашем хозяйстве, — раздраженно пробурчал Ник. — Мне нужен некто по фамилии Кнудсон, его доставили сегодня утром!
  — Да знаю я, знаю! — усмехнулся неприятный субъект в белом халате. — Его притащили ребята из службы охраны. Этот ваш Нудсон вел рискованные исследования, и вот чем это кончилось…
  — Ладно, скажите прямо: пятидесяти крон за риск вам хватит? — спросил Ник.
  — Нет, мистер, и не пытайтесь даже уговорить меня! — замахал руками упрямый санитар. — Либо отправляйтесь гуда без меня, либо закончим этот разговор. Решайте!
  — Хорошо, — согласился Ник. — Где эта секция «Б»?
  — Прямо по коридору до конца, там поверните налево п войдете в третью дверь слева. Желаю приятной встречи!
  — Весьма признателен, — кивнул Ник и пошел по узкому проходу, что-то мурлыкая себе под нос.
  — И не вздумайте приближаться ко мне, мистер, когда вернетесь оттуда, — крикнул ему вдогонку смотритель. — Если сами останетесь живы…
  Перепутать мертвого Кнудсона с другим трупом было невозможно: взглянув на голубое тело, Ник поежился и простил трусливого работника морга. «Причина смерти не установлена», — гласило заключение патологоанатома, только Ник сильно сомневался, что тот притрагивался к телу, ведь ему было известно, что ученый погиб от загадочного излучения. В физике Ник разбирался слабо, но был докой по части других способов отправить человека на тот свет.
  Перевернув труп, он нащупал на затылке уплотнение и удовлетворенно присвистнул: покойничка, возможно, и облучили потом какими-то лучами, но сперва его хорошенько треснули дубинкой по голове. Поэтому-то и крови было мало, подумал Ник. Вот вам и вся физика, ухмыльнулся он.
  Очень довольный тем, что внес свой вклад в раскрытие мистического преступления, Ник закурил сигарету и попытался восстановить в памяти телефонный разговор со своим шефом Хоуком, состоявшийся незадолго перед этой командировкой.
  Звучал он приблизительно следующим образом:
  Хоук (бархатным голосом): — Уж не решил ли ты, что тебе предстоит легкая прогулка на водных лыжах, Ник?
  Картер (невозмутимо): — Признаться, такая мысль приходила мне в голову, сэр. Ведь как вы сами сказали, заботиться об охране своего секретного объекта — дело самих шведов. Моя задача — проникнуть на него, не так ли?
  Хоук (после томительной паузы): — Я хочу знать, Что задумали китайцы. Как по-твоему, они могут интересоваться шведским оборонным объектом?
  Картер (хладнокровно): — По-твоему, от коммунистов всего можно ожидать, сэр. Тем более — от китайских.
  Хоук (наставительно): — Отнесись к этой миссии со всей серьезностью, Ник! Китайцев интересует не то, что творится в шведском подземном городе, а наши аналогичные сооружения. Шведы вот-вот разработают защиту от китайского лазера, и я хочу, чтобы им никто не мешал. Ты меня понял?
  Картер (четко): — Так точно, сэр! Задание понятно, сэр!
  Хоук (с усмешкой в голосе): — И чтобы никаких блондинок и выпивок, Ник! Действуй! Буду ждать от тебя сообщений.
  Ник встряхнул головой и отвернулся от голубоватого трупа: созерцание необычного покойника не способствовало поднятию настроения и выработке плана дальнейших действий.
  Но едва он шагнул к двери, как свет погас и комната погрузилась в темноту. Нащупав ручку тяжелой двери, Ник толкнул ее, но она не поддавалась. Ник навалился плечом — безрезультатно. Кто-то запер дверь снаружи на ключ, и теперь открыть ее можно было разве что выстрелом из противотанкового ружья.
  Ник отошел в угол и присел на корточки, ожидая внезапного нападения с любой стороны. Время шло, но никто на него не набрасывался, и оттого тишина как бы сгущалась, становясь все тяжелее. Мозг Ника напряженно сопоставлял факты. Кто еще знал, что он придет в мертвецкую? Пожалуй, что половина персонала их службы охраны, включая машинисток, если допустить, что шведы мало чем отличаются от американцев по части сплетен. В тусклом свете, пробивающемся сквозь отверстие для кабеля холодильного шкафа, Ник увидел на столе голого человека, — он переворачивался на бок.
  Сжав в руке стилет, Ник в три бесшумных прыжка добрался до него и схватил за горло, приставив к нему острие кинжала. Человек, однако даже не пошевелился: он был мертв. Слегка успокоившись, Ник сообразил, что мышца трупа могла сократиться под воздействием каких-то внутренних процессов или же из-за изменения температуры воздуха в помещении. Нервно дернув головой, Картер взглянул на светящиеся часы: рабочий день закончился, так что до утра в морг уже никто не придет. А дышать с каждой минутой становилось все труднее. Он лег на прохладный пол, но от этого стало не на много легче. Вскоре глаза его стали сами закрываться, цементный пол казался мягким, как подушка, но Ник не мог позволить себе уснуть, потому что знал, что в такой духоте он может и не проснуться, не говоря уже о том, что кто-то хочет этому посодействовать. Сдаваться без боя Картер не привык. Собрав остатки сил, он вскочил на ноги и огляделся по сторонам. Взгляд его упал на отверстие в стене, почти под самым потолком. А почему бы и не воспользоваться им, подумал Ник, все-таки, через него поступает воздух. Спихнув со стола мертвеца, доставившего ему несколько неприятных мгновений, он пробормотал извинения за столь неучтивое с ним обращение и подтянул стол к стене. Затем он поставил его на ребро и вскарабкался, опираясь ладонями о стену, на верхний край: теперь стало можно дышать, вытянувшись в полный рост и припав ртом к отверстию в стене.
  Свежий воздух взбодрил Ника, и он закричал страшным голосом:
  — Эй, вы, шведские тупицы! Выпустите меня отсюда немедленно, скоты!
  Но на его отчаянный вопль откликнулось лишь насмешливое эхо.
  Напрасно он вопил и ругался, никто не спешил ему на помощь. Прошло несколько часов, он уже едва стоял на ногах, почти не чувствуя их, когда внезапно дверь скрипнула и стала открываться. Ник вздрогнул, потерял равновесие и имеете со столом грохнулся на пол.
  — Кто здесь? — услышал он испуганный визгливый возглас и, устремившись на него на ватных ногах, схватил кого-то за горло.
  — Нет! Не надо! Умоляю, только не это! — сдавленно хрипел незнакомец, но Ник продолжал душить его, извергая потоки проклятий в адрес нерадивых служащих морга, оставляющих покойницкие без должного присмотра.
  — Отпустите меня, сэр! — стонал человек, едва живой от страха и нехватки кислорода. — Я не виноват… Я только что заступил на дежурство… Я не знаю, кто вас здесь запер! Мне сказали, что мой коллега вчера приболел и ушел пораньше… Вы можете сами это проверить.
  Ник отпустил его и отступил на шаг назад: круглое лицо нового дежурного по моргу не было похоже на худую физиономию того типа, который вечером впустил Ника в покойницкую и запер там.
  Несчастный санитар отчаянно моргал покрасневшими глазками, все еще не избавившись от ощущения, что на него напал оживший мертвец:
  Ник взял его за локоть и усадил на стул.
  — Значит, это не твоих рук дело? — грозно спросил он.
  — Нет, сэр! — заверил его работник морга. — Клянусь вам, я не мог этого сделать! Я обожаю американцев и сам неплохо говорю по-английски! Послушайте, сэр, вам нужно успокоиться. Пойдемте со мной, я вам дам лекарство.
  — Вы сами успокойтесь, — пробурчал Ник. — Со мной все в порядке. Но не смейте отсюда отлучаться ни на минуту, будьте у телефона. Мне, возможно, придется задать вам несколько вопросов. Но сперва я встречусь с начальником службы охраны. Проводите меня к аппарату, мне срочно нужно позвонить.
  — Если желаете, я могу дать вам номер своего домашнего телефона, — вздохнув наконец с облегчением, предложил услужливый санитар. — Я живу на Васегатен в доме номер тридцать семь, это совсем рядом, мы с женой…
  — Хорошо, хорошо, если потребуется, я вас разыщу, — заверил его Ник. — А сейчас не будем терять время, мне нужно поскорее связаться с вице-адмиралом Ларсоном…
  Позвонив по внутреннему телефону начальнику службы безопасности Муско, Картер сообщил ему, что его сотрудники, к сожалению, не слишком ревностно выполняют свои служебные обязанности. Вице-адмирал Ларсон пригласил Картера в свой кабинет для беседы.
  Седоволосый пожилой швед с усами и бакенбардами смерил гостя холодным взглядом проницательных голубых глаз, пожевал сигару и указал ему на низкое кожаное кресло напротив себя.
  — Мне доложили, мистер Картер, что этой ночью в морге вообще никто не дежурил, — выслушав Ника, сказал он и добавил в свой бокал с виски кубики льда.
  — В таком случае, — протягивая руку к бутылке, сказал Картер, — нам придется разыскивать двух ваших сотрудников, того, который меня запер, и того, который выпустил меня из мертвецкой.
  — Боюсь, что это будет нелегко сделать, — поморщился Ларсон. — Час назад служащего морга со множественными ушибами и ранами доставили в госпиталь, и бедняга скончался, не приходя в сознание… Между прочим, я разговаривал по телефону с вашим боссом, мистером Хоуком, — добавил он, сделав хороший глоток. — И он высказал пожелание, чтобы вы продолжили свою секретную миссию у нас. Вам будет предоставлена полная свобода действий, но предварительно мы в общих чертах составим план. Надеюсь, что вы понимаете, что меня беспокоят не только эти загадочные убийства, которые были совершены на острове за последнее время. Похоже, что тех, кто методично устраняет наших лучших ученых, не устраивают наши успехи в разработке новой системы защиты от лазера. Как считает ваш шеф, у противника имеются намерения нейтрализовать также центр управления противовоздушной обороной всей Северной Америки в Колорадо. Что вы об этом думаете!
  — Я не исключаю такую возможность, — согласился с ним Картер.
  — Мы тоже так считаем и будем приветствовать сотрудничество с нашими уважаемыми американскими коллегами, — сказал Ларсон, кладя ноги на полированный стол.
  Носком ботинка он пододвинул бутылку с виски поближе к американскому коллеге.
  — Наполните свой бокал, мой друг, и я поведаю вам, что нам известно о так называемых «тевтонских рыцарях». Мы без труда нашли этого графа фон Штади, он сейчас в Копенгагене. Живет в роскоши, которой позавидовал бы любой магараджа… Вот что я предлагаю: вы будете работать имеете с одной дамой, весьма привлекательной и неординарной шведкой. К тому же, она ученая…
  В течение последующих нескольких часов Ларсон и Ник обсуждали план дальнейших совместных действий. Говорил больше вице-адмирал, американец же внимательно слушал его и лишь изредка задавал вопросы. Идея шведа пришлась ему по вкусу.
  
  Ник вылез из новенького «мерседеса» с откидным верхом, на котором подкатил к симпатичному домику на холме, и не спеша направился по дорожке к его крыльцу. Сейчас он был уже не суперагентом специальной службы, подчиняющимся только самому Хоуку, а Николасом фон Рунштадтом, бывшим военным летчиком, а ныне — «солдатом удачи», питающим слабость к дамам и выпивке. Облик его совершенно изменился: его прическа, осанка, манеры и одежда, приведенные в соответствие с его новой ролью, делали его неузнаваемым. Пожалуй, и сам Хоук вряд ли бы сразу узнал своего лучшего сотрудника.
  Поднявшись по ступенькам крыльца, он нажал на кнопку дверного звонка и услышал, как по дому раздались мелодичные трели. Он подождал немного и позвонил еще раз, поскольку дверь ему никто не открывал. Ник нажал на кнопку в третий раз, потом — в четвертый, но безрезультатно. Американец забеспокоился.
  Насколько ему было известно, хозяйка дома — Астрид Лундгрен — являлась опасным препятствием для всех, заинтересованных в уничтожении шведских подземных оборонных сооружений. А неонацисты, именующие себя «тевтонскими рыцарями», имели хорошо отлаженную и мобильную организацию. Подергав за ручку дверь, Ник решил не тратить время на взлом замка, а просто обошел дом и, обнаружив раскрытое окно, проворно проник через него в комнату.
  В доме царила тревожная тишина. Ник быстро осмотрел все помещения первого этажа, поднялся на второй, но никого не нашел. Спустившись вниз, он заметил, что дверь черного хода приоткрыта. Толкнув ее, Ник вышел на открытую террасу.
  Высокая блондинка с фигурой кинозвезды, стоя к нему спиной, обтиралась полотенцем, видимо, только что выйдя из сауны, куда вела другая дверь с террасы. Ник невольно замер, любуясь ее длинными стройными ногами и струящимися по плечам белокурыми волосами. Ник кашлянул, но женщина, словно бы не замечая его, спокойно протянула руку к туалетной полочке и лишь потом, продолжая обтираться полотенцем, обернулась.
  Раздалось два револьверных выстрела, и пули впились в деревянную обшивку у Ника над головой.
  — Это чтобы вы знали, что я умею обращаться с оружием, — невозмутимо произнесла женщина, обматываясь полотенцем, но продолжая держать незваного гостя на мушке.
  — Я ищу доктора Лундгрен, милашка, — сказал Ник, по достоинству оценив ее фигуру в новом ракурсе. — Может быть ты скажешь мне, где ее можно найти!
  — Доктор Лундгрен — это я, — ответила женщина. — Могу я узнать, с кем имею честь разговаривать? — с подозрением глядя на него изумрудными глазами, спросила она.
  Ник растерянно заморгал: как-то не верилось, что эта женщина не только прочла все научные книги, которые он видел в ее библиотеке, но и написала несколько книг сама.
  — Николас фон Рунштадт, — изящно поклонился он.
  — Вы, насколько я понимаю, американец? — усмехнулась Астрид. — И прислал вас наш общий знакомый Ларсон?
  — Вы угадали.
  — Что ж, хочу вас сразу же предупредить: не питайте никаких иллюзий на мой счет, коллега. О нас, шведках, болтают разное, но ко мне это не относится. Так что между нами возможны лишь чисто деловые отношения.
  — В таком случае, — сказал Ник, — и я сразу же перейду к делу. Наш самолет вылетает из Стокгольма через два часа.
  — Как? — искренне изумилась Астрид. — Разве мы вылетаем не завтра? С этими опытами я совершенно утратила чувство времени. Какой сегодня день?
  С этими словами рассеянная шведская ученая дама отправилась наверх одеваться и укладывать чемодан, а Ник уселся в кресло в ее домашней библиотеке, уныло обводя взглядом стоящие на полках тома трудов Эйнштейна, Ферми и Оппенгеймера.
  Глава пятая
  Реактивный самолет, взлетающий с частного аэродрома в Баварии, быстро набрал нужную высоту и взял курс на север, на Копенгаген.
  Спустя двадцать минут после взлета, Большой Человек решил лично сесть за его штурвал. Пилот Ганс молчал, пытаясь угадать настроение босса, прежде чем рискнуть начать разговор. В конце концов он пришел к заключению, что для человека, потерявшего за один только вечер пять миллионов долларов, граф фон Штади пребывал в довольно сносном расположении духа.
  В прошлом — пилот германского военно-воздушного флота, грубоватый здоровяк и большой любитель пива, Ганс пользовался у фон Штади некоторыми привилегиями не столько как его личный пилот, сколько как своего рода придворный шут, что давало ему возможность быть с боссом весьма откровенным.
  — Полагаю, что через два часа мы будем в Дании, — заметил с довольной ухмылкой фон Штади. — Так что к ужину я буду в отеле.
  — Осмелюсь заметить, шеф, — поправил его осторожно Ганс, — что следует сделать поправку на сильный встречный ветер. Так что нам потребуется несколько больше времени.
  — Да, конечно, — каменея лицом, кивнул граф. — Я ошибся, это очень глупо с моей стороны — забыть о лобовом ветре с севера.
  Ганс прикусил язык: босс терпеть не мог, когда ему указывали на его промахи. На худом утомленном лице графа обозначились глубокие складки, он даже скрипнул зубами, как показалось Гансу. Да, блестящий ум, но ни к черту не годные нервы, подумал пилот. Этот гениальный человек в ближайшие пять лет либо будет править миром, либо умрет от перенапряжения. Недаром ведь его портрет трижды красовался на обложке журнала «Дер Шпигель»! Он мог несколько раз пересечь по воздуху Германию, чтобы встретиться в один и тот же день с различными финансовыми и промышленными магнатами, выступить с речью и подписать соглашение. Принадлежащие ему фармацевтические фабрики, стоящие многие миллионы долларов, сыграли не последнюю роль в расцвете экономики Германии, — об этом говорил сам бывший канцлер Эрхардт. Фон Штади был на короткой ноге со всеми крупнейшими рурскими промышленниками, входил в состав правления пяти главных банков, но при этом продолжал заниматься и хирургической практикой. Об этой стороне его многогранной деятельности Ганс был осведомлен лучше, чем того хотелось бы графу. К счастью, он об этом не догадывался, как, впрочем, и о многом другом.
  Тишину кабины нарушило потрескивание радиоприемника.
  — Сообщение из нашей службы наблюдения, шеф, — сказал Ганс.
  — Очень хорошо, — кивнул босс. — Давайте послушаем.
  Копенгаген докладывал, что фон Рунштадт и Лундгрен взяты под постоянное наблюдение. Они благополучно добрались до столицы Дании, где за ними увязались, как и предполагалось, агенты шведской службы безопасности. Однако во второй половине для фон Рундштадту удалось перехитрить их и уйти от «хвоста», что дает основание предположить, что сегодня вечером он, как и было условлено, доставит графу интересующую его женщину.
  — Что ж, я доволен, — сказал фон Штади.
  — Блестящая идея, шеф, пообещать награду за эту даму, — угодливым тоном заметил Ганс. — А я уже было решил, что мы зря ухлопали пять миллионов, когда поступило известие о провале тайной операции в Швеции.
  — Вы никогда не задавались вопросом, Ганс, — вкрадчиво произнес фон Штади, — отчего это вы так и остались пилотом самолета после тридцати лет службы? Нет? Позвольте в таком случае мне высказать свои соображения по этому поводу. Во-первых, хочу отметить, что эти мелкие уголовники, от которых недалеко ушел и этот фон Рунштадт, несмотря на все его блестящее военное прошлое, ввязались в глупую и опасную затею. Нельзя было так рисковать. Во-вторых, должен вам сказать, что наши союзники, которыми в настоящее время являются китайцы, предпочли бы получить от нас интересующие их сведения о Муско без лишней шумихи, чтобы иметь возможность преподнести Соединенным Штатам сюрприз. И наконец, будь вы повнимательнее, вы бы знали, что еще три дня назад я отдал приказ отменить эту операцию в Швеции, но эти дураки по собственной глупости засиделись в пещере. Впрочем, я лично бы перестрелял их, даже если бы они и уцелели. А теперь сделайте милость — возьмите управление самолетом на себя. Мне нужно кое-что обсудить с нашим другом Линь Тяо. И вот еще что, Ганс: зарубите у себя на носу, что господство над Северной Америкой стоит гораздо дороже, чем какие-то жалкие пять миллионов долларов. Вам все ясно?
  — Так точно, шеф, — нервно жуя огрызок сигары, прохрипел пилот. — Мне следовало и самому догадаться. Но ведь вы всегда все просчитываете на много ходов вперед. Разве могу я за вами угнаться?
  Едва граф покинул кабину самолета, как в маленьких глазках Ганса появилось совершенно новое выражение: напряженной работы мысли и душевной боли. Он знал, что граф солгал, утверждая, что распорядился свернуть шведскую операцию. Его просто-напросто застали врасплох со спущенными штанами, и он пытался вывернуться. Раньше он никогда не лгал Гансу, и несвойственное ему бахвальство лишь подтверждало худшие опасения опытного летчика: шеф явно утрачивает над собой контроль. Ганс отлично знал, что за этим последует срыв, так что предстоит выдержать небольшой Армагеддон1. Глаза Ганса лукаво блеснули: он знал, как извлечь для себя пользу из ошибок потерявшего самообладание шефа.
  Под крылом самолета возникли знакомые очертания Ютландского полуострова. Слегка подправив курс, Ганс стал снижаться над Копенгагеном.
  * * *
  Прошло не менее получаса с начала спектакля в Датском королевском театре, когда в полутемную ложу, где в одиночестве наслаждался великолепным зрелищем Ник, пошел наконец граф фон Штади со своей свитой. Как и полагается истинному аристократу, фон Рунштадт даже не обернулся в его сторону, сохраняя невозмутимое спокойствие. И лишь когда в антракте вспыхнул свет, Ник соблаговолил взглянуть на своих запоздавших соседей по ноже.
  Он без особого труда определил, кто из них и есть фон Штади. Его спутники выглядели именно так, как и должны им глядеть все прилипалы и прихлебатели, увивающиеся за влиятельным человеком: их угодливые физиономии выражали разную степень напыщенной значимости и плохо скрываемого плутовства. Признаться, фон Штади поразил Ника, он ожидал увидеть типичного закоренелого нациста, с непременной круглой головой на бычьей шее, этакого чванливого толстого пруссака.
  Вместо этого он видел элегантного мужчину в строгом вечернем костюме, похожего одновременно и на командира подразделения морских пехотинцев, и на святого с одной из картин Эль Греко. Ник понял, что несмотря на свою худобу, граф обладает недюжинной физической силой, о чем свидетельствовал здоровый цвет кожи его лица и блеск живых, слегка запалых глаз.
  Граф закончил обмен любезностями с сидящей рядом с ним дамой и обернулся к Нику.
  — Добрый вечер, господин фон Рунштадт! — сказал он. — Я чрезвычайно рад, что вы смогли воспользоваться моим предложением. Но я послал вам два билета, а вы здесь один!
  В его хорошо поставленном голосе Ник уловил насмешливые нотки.
  — Я оставил свою даму дома, — сухо ответил Ник. — Мне подумалось, что ей лучше не слышать, как мы будем торговаться из-за нее.
  — Я никогда не торгуюсь, мой друг, — усмехнулся граф. — Вас проинформировали уже о сумме вознаграждения, так что либо соглашайтесь, либо прекратим этот разговор. Тем не менее жаль, что доктора Лундгрен нет здесь сегодня с нами, потому что я не люблю покупать кота в мешке, если так можно выразиться.
  — Кота в мешке? — хмыкнул Ник. — Я знаю, как для вас важно заполучить ее! Так что не скупитесь!
  — В самом деле? Весьма любопытно! — вскинул брови граф.
  — Да, — с важным видом продолжал Ник. — Мне прекрасно известно, что она стоит гораздо больше, чем какие-то пятьсот тысяч западногерманских марок, которые вы предлагаете за нее.
  — И сколько же, по-вашему, я готов вам за нее дать? — вкрадчиво спросил фон Штади, но Ник был не настолько глуп, чтобы не уловить в его голосе угрозы.
  — Я не жадный человек, граф! — с чрезмерной искренностью во взгляде, воскликнул Ник. — Деньги меня не интересуют. Когда шведы обнаружат, что она исчезла, они спустят на меня всех своих гончих псов. Полагаю, что к охоте на меня присоединятся и спецслужбы других стран-членов НАТО, включая и Западную Германию. Я буду человеком без будущего, граф. Истинному немецкому патриоту и без того сейчас нелегко…
  — Вы правы, — вздохнул фон Штади, всем своим видом приглашая собеседника развивать свою интересную мысль.
  — Я хочу получить работу в вашей организации, — выдохнул Ник, решив брать быка за рога. — Такой человек, как я, вам нужен, фон Штади. У меня большой боевой опыт.
  — Но ведь я же говорил вам, что защита вам будет обеспечена, — затряс головой граф. — Мои люди устроят все так, будто бы ее у вас похитили. А вскоре после этого ее найдут мертвой. Но вам уже не смогут поставить это в вину.
  — И все же я хочу получить работу, — упрямо стоял на своем Ник. — Не будет работы, не будет и шведки.
  Граф задумчиво опустил глаза, погрузившись в размышления. Тем временем Ник с любопытством разглядывал
  Сидящую рядом с ним женщину. Она была слишком молода, чтобы быть любовницей графа: ему уже давно перевалило за сорок, а ей вряд ли еще исполнилось и двадцать лет. У нее было порочное лицо, нежная белая кожа и темные полосы, как у ирландок, которых знавал Ник. Ник подмигнул ей и широко улыбнулся, получив многообещающую улыбку в ответ. Решив незамедлительно развивать успех, Ник извлек из кармана пиджака серебряную флягу и галантно предложил даме сделать первый глоток. Оторопев от столь стремительного напора, та растерянно заморгала своими темно-синими глазами.
  — Благодарю вас, — наконец сказала она. — То есть, данке шен.
  Будь я проклят, подумал Ник, если она не американка!
  Фон Штади осуждающе посмотрел на девушку, когда та вернула флягу Нику, и едва ли не с негодованием отверг его предложение тоже слегка взбодриться. Ник пожал плечами и с удовольствием сделал изрядный глоток.
  — Очень помогает преодолевать превратности судьбы, — заметил он, пряча флягу в карман.
  — Я обдумал ваше предложение и принял решение, — с важным видом промолвил граф, пропустив шутку мимо ушей. — Человека с вашим опытом, безусловно, можно будет использовать в нашей организации. Но даже я не могу нарушить порядок приема в нее. Я представлю вашу кандидатуру совету, но вам все равно предстоит пройти тщательную проверку, как и при приеме на службу в любую военную организацию. Хочу сразу же предупредить вас: некоторые испытания могут показаться вам не совсем обычными.
  — Понимаю, — кивнул Картер, отлично осознавая, что нельзя верить ни одному слову опасного противника.
  Фон Штади тем временем достал из кармана конверт и вручил его Нику.
  — Инструкции по проведению нашей операции написаны быстро исчезающими с листа бумаги чернилами, — сказал он. — Так что прочтите их сейчас же, и если возникнут вопросы, то задайте их. Никаких ошибок завтра вечером было не должно!
  Трижды пробежав текст, Ник вернул листок графу со словами:
  — Вопросов нет.
  Удовлетворенно кивнув, фон Штади передал ему еще один конверт. Ник пересчитал причитающиеся ему иудины деньги и тоже кивнул головой.
  — И вот еще что, — сказал фон Штади. — Мне думается, нам не следует немедленно исчезать из города, чтобы не возбудить подозрение у власти. Ведь никаких улик против нас у полиции все равно не будет.
  Ник согласился с этим доводом. Дождавшись, когда свита графа покинула ложу, он вышел из театра через служебный выход, дабы не вызвать у следивших за ним людей фон Штади сомнений в том, что он соблюдает конспирацию. Шагая по булыжной мостовой мимо кирпичных домиков Копенгагена, Ник с тревогой думал, что допусти он завтра ошибку, этот злодей с горячим взором и мокрыми чувственными губами заставит Астрид заговорить. Озабоченный этими мрачными мыслями, он добрался наконец до гостиницы, где застал богиню мирно спящей. Верный их договору, ее защитник разделся и с тяжелым вздохом улегся на другую кровать.
  
  В опустевшем приморском парке оркестр играл на берегу медленный вальс.
  — Подходите ближе, дамы и господа! — зазывал публику карлик. — Полюбуйтесь на звезды! Редчайшее зрелище — Фрэнк Синатра, Ив Монтан, Луис Армстронг! Все они готовы выступить перед вами за чисто символическую плату!
  Звезды, разумеется, были не настоящими: карлик приглашал зрителей на представление своего кукольного театра. Но шел мелкий дождь, и желающих мокнуть под ним в этот поздний час не наблюдалось, быть может, еще и потому, что балаган располагался в довольно глухом углу. Только одна парочка — высокий мужчина и женщина в плаще — издали наблюдала за происходящим, прячась от карлика между деревьев, с листьев которых капали им на головы тяжелые капли.
  Ник посмотрел на часы: было ровно восемь, так что все могло случиться в любую минуту. Он встал поближе к Астрид, что было не только гораздо романтичнее, но и надежнее: люди фон Штади вряд ли рискнули бы теперь. Стрелять по нему. В этот вечер перед Ником стояла одна задача: выжить.
  Капля дождя упала Астрид на кончик носа, и Ник поцеловал его, незаметно для наблюдающих за ними коснувшись ее тела и проверив миниатюрный высокочастотный радиопередатчик, которым на всякий случай снабдила Астрид шведская служба безопасности.
  — Как настроение? — спросил он. — Бодрое?
  — Прекрасное! — улыбнулась она. — Мне совершенно не страшно.
  — Естественно, — в тон ей произнес Ник. — Ведь ты же знаешь, что люди вице-адмирала готовы в любой момент прийти тебе на помощь.
  — Откровенно говоря, я рассчитываю больше на твою защиту, — низким голосом сказала Астрид, прижимаясь плотнее к Картеру.
  — Подходите же поближе, не стесняйтесь, — продолжал и зазывать публику карлик. — И вы увидите целое созвездие блистательных, талантов и мировых знаменитостей… — его голос напоминал хриплый собачий лай.
  — Я вижу подлинного ценителя истинных дарований! — заметив влюбленную парочку, обрадованно закричал карлик. — Идите же скорее сюда! Вы получите настоящее наслаждение!
  Карлик направил луч прожектора прямо на Ника, ослепив его. Астрид вся окаменела от испуга. Окутанный туманом парк вдруг расхохотался, словно безумец. Ник подумал, что хотя шведские агенты и оцепили парк, лучше нее же попытаться унести ноги.
  Грохнул выстрел, и карлик стал хохотать еще громче. Обняв Астрид за плечи, Ник вместе с ней упал ничком на землю и наугад огрызнулся из своего «люггера». Кто-то застонал, однако кольцо вокруг них быстро сужалось.
  — Нужно быстренько сматываться отсюда, — сказал Ник Астрид.
  — А разве я против? — прошептала она, не поднимая головы, ему прямо в ухо.
  Одной рукой увлекая девушку за собой, а в другой сжимая пистолет, Ник, отстреливаясь, устремился к деревьям. На скользкой дорожке аллеи появился человек с винтовкой в руках, но Ник успел сразить его метким выстрелом, едва лишь тот прицелился. Астрид вскрикнула.
  — Таковы суровые правила игры, — пробормотал Ник. — Либо мы его, либо он нас. Постарайся впредь не кричать, чтобы не облегчать задачу врагу.
  — Мне эта игра совершенно не по вкусу, — сказала Астрид.
  — Как сказал один шутник, — усмехнулся Ник, — других развлечений, к сожалению, в нашем городе нет.
  На их удачу, лодочная станция на маленьком озере в этот ненастный вечер оказалась пуста. Скользя по мокрому причалу, Ник и Астрид добежали до ближайшей лодки и забрались в нее, подгоняемые криками погони. Изо всех сил работая веслами, Ник погнал лодку подальше от берега, надеясь скрыться от преследователей в тумане.
  Глава шестая
  Наконец они очутились под непроницаемой завесой дождя и тумана. Темнота сгущалась, огоньки парка совсем потускнели. Ник и Астрид сидели молча, напряженно вслушиваясь в гнетущую тишину озера, нарушаемую лишь плеском волн о борта их лодки. Похоже было, что их преследователи смирились со своей неудачей.
  Внезапно послышался скрип уключин другой лодки, приближающейся к середине озера.
  — Что бы ни случилось, сохраняй спокойствие, — прошептал Ник, пожимая локоть Астрид.
  — Хорошо, — убирая прядь волос с его лба, сказала она. — Мне не нужно повторять дважды. Они ищут нас?
  — Да, — сказал Ник. — Они вон там, слева. Ложись на дно.
  Девушка послушно последовала его совету, а Ник, вытащив из уключины одно весло, начал тихо грести, направляя лодку на более темное место, туда, где над водой нависли деревья. Скрип уключин приближающейся лодки становился все громче. Ник быстро стянул с себя одежду.
  — Это немцы? — прошептала Астрид.
  — Думаю, это они, — сказал Ник. — А может быть, что и полицейские: ведь я уложил кого-то на аллее. Сейчас все выясню.
  С этими словами он соскользнул в воду и нырнул. Вынырнув у борта приближающейся лодки, он услышал, как один из немцев говорит другому:
  — Ахтунг! Вон там, Вальтер, впереди! Только не попади и женщину, она очень ценный товар!
  Стоящий на носу человек с карабином опустился на колено, прицеливаясь, и пробормотал:
  — Проклятый туман! Я ничего не вижу!
  Ник ухватился за борт лодки и качнул ее.
  — Не раскачивай лодку, приятель! — злобно прошипел стрелок. — Сиди спокойно и не ерзай, чурбан силезский!
  Изловчившись, Ник дернул карабин за ствол, и немец полетел в воду, не успев даже вскрикнуть. Его приятель оказался проворнее, он успел ударить Ника веслом по плечу, содрав на голове кожу возле уха. Ник ушел под воду, едва не захлебнувшись, однако вцепился-таки в весло и начал подтягиваться, перебирая руками. Упрямый немец не желая выпускать его, тем самым помогал Нику забраться в лодку.
  Наконец он сообразил, что допустил промах, но было поздно: Ник сдавил ему руками горло и потащил за собой. Они оба погрузились в воду, немец отчаянно сопротивлялся, но Ник все сильнее сжимал пальцы. Второй немец пришел и себя и поспешил ему на помощь. Ник на мгновение отпустил горло силезца и ребром ладони ударил стрелка по переносице. Не издав ни звука, тот камнем пошел ко дну.
  Так и не сумев вынырнуть на поверхность и вдохнуть воздуха, его силезский дружок перестал сопротивляться. Ник подержал его еще немного под водой и разжал руки. Второй солдат армии фон Штади последовал на дно озера следом за первым.
  Неплохое начало, подумал Ник, но ведь этим дело не кончится, остальные поджидают нас на берегу. Он подплыл к своей лодке и, подтянувшись, перевалился через борт.
  — Я слышала выстрел, — сдавленно прошептала Астрид, — и подумала, что…
  — Меньше думай, голова не будет болеть, — тихо рассмеялся Ник, налегая на весла. Казалось, за каждым кустом прячется агент графа с ружьем. Ник первым выскочил на берег, протянул руку девушке, и они побежали по скользкой тропинке к парку.
  Где-то за густыми кустами и деревьями послышался злобный хохот карлика. Ник подумал, что ему почудилось: так глубоко засел у него в голове этот отвратительный зловещий смех. Может быть, коварный маленький убийца умышленно заливался диким хохотом, парализуя волю своей жертвы.
  Астрид судорожно раскрыла от испуга рот, но тотчас же зажала его ладонью, вспомнив наставление Ника. В ее вытаращенных глазах сквозил животный страх, а рука, которую она протянула Нику, была холодной, как у мертвеца.
  Рискуя нарваться на пулю скрючившегося в засаде уродца, беглецы вскарабкались по склону и застыли на месте, напряженно всматриваясь и вслушиваясь в темноту. Выстрела не последовало, но отвратительный смех, словно леший, звучал то позади них, то впереди.
  Внезапно наступила гробовая тишина.
  Ник замер, ожидая подвоха, и его чуткий слух уловил лязг металла за секунду до нового взрыва бешеного хохота, следом за которым из клочьев тумана загрохотал, выплевывая свинец и пламя, ручной пулемет. Ник повалил Астрид в грязь, прикрыв ее своим телом, и очередь прошла у них над головами. Стрельба прекратилась, и по кустам запрыгал узкий луч света. Ник выстрелил по фонарику из «люггера», луч исчез, но воздух снова потряс отвратительный хохот. Карлик был где-то совсем близко.
  Астрид затряслась, словно в приступе лихорадки.
  — Больше не могу слышать этот смех! — прошептала она, тяжело дыша. — Он пугает меня сильнее, чем пулемет. Сделай же что-нибудь!
  — Оставайся здесь, — сказал Ник, — а я проведу разведку. Может быть, мне удастся отбить у этого шутника охоту смеяться.
  Низко пригибаясь, он пересек аллею и, спрятавшись за деревом, наугад выстрелил по кустам. Карлик огрызнулся очередью из пулемета, грозя красным языком пламени из ствола, словно мурена, защищающая свою нору. Сверху на голову Ника посыпались мокрые ветки, листья и кусочки коры. Он перебежал к другому дереву, сменил обойму и снова открыл огонь. Карлик был, возможно, безумен, однако не лишен смекалки, он понимал, что на пересеченной местности ему не победить в смертельной дуэли с опасным противником. Звук коротких очередей его пулемета начал отдаляться: маленький хитрец быстро отступал, выманивая Ника из зарослей на открытое пространство.
  Разгадав его замысел, Ник решил, что на некоторое время мерзкий лилипут угомонился, и вернулся к Астрид.
  — Кажется, ты им и в самом деле очень нужна, — задыхаясь от бега, воскликнул он. — Фон Штади повезло с погодой: если бы не туман, ты давно бы уже была дома в Швеции, а люди вице-адмирала пришли бы к нам на помощь. Но не волнуйся, мы и сами выберемся из этой западни, устроенной нам графом.
  — Похоже, он готов дорого заплатить, чтобы меня убрали у него с пути, — усмехнулась Астрид. — Для свободного мира моя гибель обернулась бы настоящей катастрофой.
  Ник спрятал пистолет в карман пиджака, и они направились к аттракционам, рассчитывая выбраться оттуда на улицу, где их должны были встретить агенты шведской службы безопасности. Но пока еще вся ответственность за жизнь Астрид лежала на Нике, и он понимал это: крупных побед без риска не одерживают, а рисковать он привык.
  Дождь распугал публику в этот вечер, и одинокий мужчина плотного телосложения, сидящий за столиком летнего кафе, не мог не привлечь их внимания. Заметив Ника и Астрид, он что-то сказал в портативную рацию и встал из-за стола. По его недоброму лицу и черному кожаному плащу не трудно было догадаться, что это один из Тевтонских Рыцарей.
  Беглецы ускорили шаг, но неожиданно впереди появилась целая группа коротко подстриженных мужчин в одинаковых плащах. До выхода на улицу оставалось еще несколько сотен шагов. Ник с тревогой подумал, что им могут и не дать сделать их: фон Штади вполне мог снабдить своих сподручных пистолетами с глушителем.
  Оборачиваясь на бегу на своих преследователей, Ник и Астрид побежали назад, но им наперерез бросилось еще трое молодцов из команды графа. Но тут Ник увидел, что из калитки ограды аттракциона под названием «Воздушный полет» выходят люди. Долго не раздумывая, он потащил девушку за собой к билетеру, нащупывая другой рукой в кармане датские деньги.
  На их беду, старичок, продающий билеты, оказался словоохотливым:
  — Сиденья в самолете влажные, господа! — счел необходимым предупредить их он. — Может быть, вам лучше прийти к нам со своей очаровательной дамой в другой раз, сэр? Мы скоро закрываемся…
  — Моя невеста давно мечтала о таком полете! — перебил его Ник. — Дайте нам сразу же несколько билетов, чтобы она осталась довольна. — И он сунул старичку пачку смятых банкнот, даже не сосчитав их.
  Зажав билетную ленту в руке, Ник отчаянно замахал ей контролеру, уже закрывающему калитку. Тот пропустил их на посадочную платформу, и они плюхнулись на свободные места между подростками и подвыпившими норвежскими моряками. Зазвучала веселенькая мелодия, и гондола на длинной металлической стреле взмыла в ночное небо над Копенгагеном. Взглянув вниз, Ник удовлетворенно хмыкнул: потерявшие их типы в черных плащах сбились в одну кучку посередине центральной аллеи, вертя головами.
  Однако когда самолетик опустился вниз, на платформе уже стояло двое громил.
  — Гутен таг, герр фон Рунштадт, — пробасил один из них. — Немного полетаем вместе, яволь? А потом я угощу вас шнапсом! Не возражаете? Ха-ха-ха!
  Ник любезно улыбнулся, скользнув взглядом по его оттопыренному карману, и привстал, словно бы намереваясь пропустить немцев мимо себя. Громила сделал шаг, и Ник ударил его кулаком в нос. Кровь брызнула из него, словно из перезрелого помидора, и потекла по подбородку. Верзила покачнулся, самолетик тронулся с места, однако второй немец успел втолкнуть своего приятеля в последнюю кабинку и в последний момент прыгнуть в нее сам. Скрипучий механизм снова поднял гондолу над верхушками деревьев, и Ник услышал, как разъяренный толстяк вопит:
  — Я пристрелю эту свинью немедленно!
  — Не пори чушь, Карл! — увещевал его благоразумный напарник. — Граф не простит нам этого! Не хватало еще угодить в датскую полицию и упустить девчонку. У тебя еще будет возможность свести с ним счеты. Пошевели наконец своими мозгами. Или твоя тупая баварская башка пригодна лишь в качестве боксерской груши?
  — Нет! Я сейчас же прикончу его, а заодно и тебя, если станешь мне мешать! — рычал баварец. — Это вопрос чести!
  — Мы опускаемся, — сдерживал его приятель. — Им от нас не уйти!
  И действительно, на платформе стояло еще трое суровых мужчин в черных кожаных плащах. За своей спиной Ник услышал какую-то возню и обернулся: немцы в последней кабинке боролись, рискуя свалиться с высоты вниз. Ник вскочил и ударил кулаком баварца по затылку. Тот пошатнулся, выронив пистолет, и вывалился из гондолы на платформу. Толпа охнула и закричала.
  — Это не слишком разумно с вашей стороны, герр фон Рунштадт, — сказал второй немец. — Попытаетесь бежать — я пристрелю вас. Так что спокойно выходите из кабины и медленно идите к выходу.
  — Непременно так и сделаю, — сказал Ник и спрыгнул на платформу. Падая, он больно ушибся, но это не помешало ему вскочить на ноги и выстрелить из «люггера» по черным плащам. Двое верзил упало замертво, третий спрятался за будку механика. Публика с воплями стала разбегаться во все стороны, механик выключил мотор, как только требовала инструкция, и гондола зависла в воздухе в нескольких футах от платформы.
  — Прыгай, Астрид! — крикнул Ник девушке, заметив, что рука немца тянется к ее плащу. Астрид прыгнула прямо в объятия Ника, и они вместе упали на настил. Ник выстрелил в заднюю стенку кабины немца, помог девушке подняться, и они побежали к выходу.
  Издалека доносились звуки полицейской сирены. Выбравшись через служебный вход с площадки аттракциона, они по узким дорожкам добрались до летнего театра варьете и, миновав пустые ряды откидных кресел, очутились на дощатой сцене за кулисами.
  Внезапно вспыхнул один из прожекторов. Ник выстрелил в него, и вокруг вновь воцарилась темнота. Жуткий хохот карлика прозвучал в ней особенно омерзительно, и Астрид застонала, вцепившись в руку Ника и падая на помост. Ник тихо выругался и, присев возле потерявшей сознание девушки на корточки, стал хлопать ее по щекам, приводя в чувства.
  Наконец она очнулась и села, откинув с лица волосы.
  — Прости, но я сама этого не ожидала, — сказала она.
  — Тихо! — прижал он ей палец к губам. — Жди меня здесь.
  Поднявшись по лестнице к мосткам осветительной системы, Ник стал осторожно пробираться мимо свисающих с потолка тросов и канатов. Но не прошел он и десяти шагов, как послышался сдавленный вздох и сцена залилась ярким светом, словно бы из-за кулис должна была выпорхнуть вся труппа кордебалета. Ник застыл на месте, ожидая пулю, но смех карлика привел его в чувства за миг до того, как в воздухе мелькнул нож. Упав на мостки, Ник сумел метнуть в коварного уродца свой стилет.
  Тонкое лезвие пронзило плечо карлика под ключицей, и он полетел вниз. Однако глухого стука падающего тела не последовало: с ловкостью обезьяны карлик ухватился за канат и стал подниматься по нему к пожарной лестнице, ведущей на крышу. Ник метнулся следом за ним, но опытный акробат уже растворился в темноте. Вскоре его смех затих во мраке ночи где-то на крыше. Ник решил не дожидаться, пока яркое освещение привлечет внимание полиции, и быстро спустился на сцену. Сейчас нужно было спасать девушку, а не мстить дерзкому карлику, он еще получит сполна за все свое коварство, но позже, подумал Ник.
  Выйдя через служебный вход из летнего театра, они вскоре очутились в узком переулке, который вывел их на оживленную улицу Вестерборгаде. По мокрому асфальту шелестели автомобильные шины и тихонько цокали лошадиные подковы, вторя мерному поскрипыванию рессор экипажей. Астрид послала радиосигнал агентам шведской секретной службы, и Ник на всякий случай огляделся по сторонам. К счастью, черных плащей поблизости не оказалось.
  Наконец к ним подкатила крытая брезентом повозка, запряженная ломовой лошадью, и из-под навеса появились знакомые седые усы вице-адмирала Ларсона.
  — Вы заставили меня поволноваться, мистер Картер, — с упреком сказал он. — Как чувствует себя наша госпожа Кюри?
  — Мы с ней немного покатались на лодке по озеру, — туманно пояснил Ник, — и теперь ей стало значительно лучше. Так что распишитесь, как говорится, в получении, сэр!
  Ларсон уступил место девушке, и повозка вновь тронулась с места. Возница флегматично попыхивал трубкой, словно вез партию ящиков с пивом, а не важную ученую из секретной лаборатории, которую уже ожидал специальный самолет шведских ВВС на военном аэродроме.
  Не обращая внимания на мелкий дождь, Ник достал пачку сигарет и впервые за несколько минувших часов с наслаждением закурил. Вице-адмирал угрюмо наблюдал за ним, засунув руки в карманы пальто.
  — Здесь в любую минуту могут объявится костоломы фон Штади, — спохватился наконец Ник. — Надо уходить отсюда. Но где мы могли бы спокойно поговорить? Я плохо знаю город. У графа наверняка повсюду своя агентура, не хотелось бы, чтобы нас заметили или же подслушали наш разговор.
  — Я знаю одно надежное местечко, — сказал Ларсон и повел Ника переулками к каналу.
  В подвалах и полуподвалах домов, глядевших окнами на набережную, обосновались многочисленные джаз-клубы и бары с музыкальными автоматами. В этот ненастный вечер они были переполнены посетителями, в основном — молодыми людьми, готовыми танцевать и веселиться до рассвета.
  Сделав пару глотков своего любимого пива «Карлсберг», Ник глубокомысленно изрек:
  — Что же, можно сказать, что все вышло весьма удачно. Мы с графом слегка прощупали друг друга. И хорошо, что ваши люди не ввязались в эту игру: фон Штади теперь уверен, что я вольный стрелок, работающий в одиночку или, на худой конец, с несколькими помощниками.
  — Но у меня прибавилось седых волос, когда я увидел машины датской полиции возле парка, — сказал Ларсон.
  — Седина вам к лицу, адмирал, — ухмыльнулся Ник. — Завтра я хочу нанести графу визит вежливости. Но мне потребуется ваша поддержка. Граф сильный противник, и пока еще я не изучил все его связи и возможности в этой стране.
  Примерно с полчаса они обсуждали план дальнейших совместных действий, после чего покинули бар и разошлись в разные стороны. Подняв воротник пиджака, Ник медленно побрел по безлюдной набережной канала в свою гостиницу, скользя рассеянным взглядом по свинцовой поверхности воды и размышляя о том, что допусти он завтра малейшую ошибку, и его труп окажется на илистом дне этого грязного водоема. И даже мысль о светлых идеях и безопасности Америки, ради которых он погибнет в расцвете сил, мало утешала его в этот поздний час.
  Глава седьмая
  Серая лента шоссе пролегла между голыми полями и невысокими лесистыми холмами. Плотные низкие тучи, зависшие над соломенными крышами крестьянских домов, и хмурое небо лишь подчеркивали убогость этого унылого пейзажа, навевающего тоску.
  Но сидящий в стареньком «ягуаре» напротив придорожной таверны человек не впадал в уныние, а терпеливо ждал. Наконец на шоссе появилось темное пятнышко. Оно быстро росло, приближаясь, и обрело очертания мотоцикла. Одетый в черный кожаный костюм мотоциклиста, припавший, словно жокей, к рулю «БМВ», выжимая из мощного мотора все возможное.
  — Опаздываешь, Бутс! — усмехнувшись, пробормотал человек, сидящий в «ягуаре», и натянул на голову вязаную шапочку с прорезью для глаз, став похожим на жреца древних ацтеков в маске. Затем он вырулил на дорогу и погнался за лихим мотоциклистом.
  Ровный участок шоссе заканчивался, а стрелка на спидометре мотоцикла дрожала на отметке 120 миль в час. Мотоциклист, пока еще и не подозревающий, что его кто-то преследует, неохотно сбросил скорость и выпрямился в седле, понимая, что даже куча навоза на его пути таит сейчас для него смертельную опасность, не говоря уже о повозке с сеном. Обветренные губы мотоциклиста искривились в усмешке: с божьей помощью Рикки скоро закончит в этой стране масла, сыра и яиц свои дела, и можно будет проститься с ней навсегда.
  Когда-то она, Бутс Делани, гоняла на мотоцикле с лихими парнями в кожаных куртках по городкам Южной Калифорнии и Невады, ввергая в ужас местное население и вынуждая дрожащих от страха обывателей вызывать наряды полиции и территориальной армии, чтобы утихомирить их банду. А сейчас она нервничала из-за кучки коровьего дерьма на дороге. И все это благодаря Рикки!
  Вспомнив о своем любовнике, Бутс даже вздрогнула от сладострастной дрожи, пробежавшей по ее телу. Ей доводилось иметь дело со многими парнями, далеко не безупречного поведения, но из всех ее знакомых преступных типов Рикки, или граф Ульрих фон Штади, был самым крутым и удачливым. Избегая конфликтов с законом и властями, он умудрялся проворачивать крупные аферы, имея в своем распоряжении послушную ему армию головорезов, готовых на все ради денег.
  Рев и дождь мощного мотоцикла обостряли нахлынувшие на девицу приятные воспоминания о ее любовнике и его мускулистом теле. Занятая этими острыми ощущениями, она не придала значения спортивному автомобилю, уже довольно долго следовавшему за ней на большой скорости: гораздо больше сейчас ее волновала предстоящая встреча с Рикки в особой комнате его замка. Граф фон Штади постоянно тренировался, укрепляя тело и дух, и потому был могуч и крепок, как утес. Прикасаясь к его железным мускулам, Бутс всегда млела от удовольствия, предчувствуя упоительные насаждения в его крепких объятиях. Она даже не обращала внимания на других мужчин, но вот в последнее время граф перестал баловать ее плотскими забавами, объясняя это тем, что они ослабляют мужскую волю. Рикки боготворил дисциплину и аскетизм и стремился выковать из себя подлинного лидера. Неутоленной же телесной страсти своей подружки граф нашел довольно своеобразное применение: заставлял ее стегать его хлыстом и прижигать ему тело раскаленным железом. Стены их спальни теперь украшали орудия пыток. Столь странная склонность Рикки пугала Бутс, но она старалась не показывать вида, что предпочла бы ограничиться старыми добрыми шлепками и щипками.
  Эти специфические ночные тренировки доставляли графу большое удовольствие, из чего напрашивался логический вывод о том, что Бутс обретала над своим любовником определенную власть. И все же ее жизненный опыт подсказывал ей, что все эти странные забавы в один прекрасный момент могут обернуться для нее серьезными неприятностями…
  «Ягуар» наконец догнал Бутс и начал прижимать ее мотоцикл к обочине. Водитель, похожий в своей дурацкой маске на инопланетянина, подавал ей знаки остановиться.
  — Черта с два, приятель! — крикнула ему Бутс и, сделав выразительный знак рукой, до отказа крутанула ручку газа. Мотоцикл рванулся вперед, словно норовистый конь, и стрелка спидометра быстро поползла по шкале. Домишки фермеров вскоре слились с деревьями и полями в одно расплывчатое пятно. Содрогнувшись в три погибели над рулем, Бутс лихорадочно прикидывала, что все это могло бы означать.
  Рикки основательно завяз в опасных делах, и как и у любого крупного дельца, у него имелось множество завистников и соперников. Все знали, что Бутс его любовница, так что через нее враги графа вполне могли попытаться оказать на него нажим. Бутс знала, что фон Штади не любит допускать ошибки, и прекрасно понимала, что во всех неприятностях он обвинит ее самое.
  Она взглянула в зеркало заднего вида: спортивный автомобиль не отставал, видимо, за рулем сидел опытный водитель. Бутс частенько каталась по этому шоссе и неплохо изучила окружающую местность. Впереди на холме справа от дороги показались крыши домов, в десятке метров от которых пролегала через лес проселочная дорога к пруду, по которой крестьяне гоняли на водопой скотину. Бутс решила использовать старый трюк мотоциклистов и резко свернула с асфальта на разбитый проселок, надеясь, что «ягуар» проскочит мимо. Однако уже в следующую секунду она поняла, что совершила серьезный просчет: колеса ее «БМВ» забуксовали в морской глине.
  Обернувшись назад, она к своему ужасу увидела, что ей не удалось обмануть человека в маске: с легкостью свернув следом за ней, он быстро догонял ее. Бутс посмотрел вперед и обмерла: поперек дороги лежали здоровенные сосновые бревна. Путь к бегству на мотоцикле был отрезан. Бутс просила его и попыталась скрыться в лесу.
  Мотор «ягуара» смолк, хлопнула дверца, и мужчина в маске устремился за ней в погоню бегом. Тяжелые ботинки Бутс увязали в грязи, она впервые в жизни с тоской подумала, что с радостью сейчас позвала бы на помощь полицейских. Вот только есть ли они вообще в этой проклятой стране?
  Спустившись по склону холма на вспаханное поле, она побежала к стогам сена, окруженным сонными коровами. Тяжелые шаги ее преследователя слышались все ближе и ближе. Притворившись, что она споткнулась, Бутс нагнулась и выхватила из-за левого голенища длинный нож.
  — Ну, подходи поближе и попробуй получить, что тебе причитается! — обернувшись, закричала она, размахивая ножом на уровне его живота. — Не бойся, жеребец, что сумеешь взять — все твое!
  С быстротой гремучей змеи незнакомец поднырнул под ее руку и, схватив за запястье, сильно надавил на болевую точку. Нож выпал из ее руки, и в следующий момент человек в маске ловко прижал к лицу Бутс тряпку, пропитанную хлороформом. Все поплыло у нее перед глазами, и она погрузилась в черноту.
  …Очнулась Бутс на широкой кровати в незнакомой комнате. Окна были затянуты плотными шторами, возле огромного, в половину стены, камина сидел спиной к ней, помешивая кочергой угли, широкоплечий мужчина. По его спортивной фигуре и кошачьим движениям Бутс догадалась, что это и есть ее похититель. Недолго думая, она вскочила и метнулась к двери. Та оказалась запертой. Обернувшись, дрожащая от ярости Бутс увидела, что ненавистный ей мужчина насмешливо улыбается. С диким воплем она накинулась на него, готовая разорвать обидчика на кусочки своими зубками и ноготками, помня о том, что ее любовник не простит ей, что она позволила взять себя в заложницы, и скорее бросит ее на произвол судьбы, чем поспешит ей на выручку или заплатит за нее выкуп. Бутс бывала в разных переделках и умела постоять за себя. Но на этот раз ей явно не везло, противник оказался не из робких.
  Без видимых усилий незнакомец поднял ее в воздух и отшвырнул на кровать, спружинившую под ней, словно батуд под акробатом.
  Подождав, пока у нее иссякнет поток ругательств и проклятий в его адрес, сероглазый здоровяк с иронической улыбкой сообщил Бутс, что вскоре должен объявиться и сам граф.
  — Твой любовник сколотил неплохую банду, — добавил он с легким британским акцентом, свойственным образованным немцам, учившим английский до 1939 года. — Мне пришлось изрядно побегать от его парней, пока я окольными путями вез тебя сюда. Зато теперь мы наконец можем спокойно насладиться уютным теплом этого очага.
  — Я тебя знаю, — сказала Бутс. — Ты тот самый немецкий солдат удачи, с которым Рикки разговаривал в театре. Фон Рунштадт, если мне не изменяет память.
  Мужчина кивнул и вновь принялся шевелить кочергой угли в камине. Бутс поудобнее устроилась на кровати.
  — Рикки убьет тебя, малыш, — наконец изрекла она бесстрастным тоном.
  Ник Картер рассмеялся.
  — Он уже пытался это сделать. Но еще хуже, что он хотел обмануть меня. Теперь я кое-что похитил у него, так что мы с ним квиты.
  — Не забывай, малыш, что фон Штади не любит, когда у него что-то крадут, а тем более — его любимую кошечку. Ты просто не представляешь, какие у него возможности, — фыркнула Бутс, одновременно и задетая, и заинтригованная той легкостью, с которой этот нахал развенчал ее кумира.
  — Любопытно, — покачал головой Ник. — Я и не предполагал, что кошечки занимают в жизни графа столь на ясное место. По-моему, у него хватает и других забот, поважнее.
  Легкий румянец, выступивший на щечках девицы, подтвердил справедливость его слов. Бутс сердито насупилась и с вызовом спросила:
  — Ты что-нибудь слышал о Тевтонских Рыцарях?
  — Открою тебе свои карты, крошка, — ухмыльнулся еще шире Ник. — Я не случайно взял тебя в заложницы. Дело в том, что граф лишил меня верного куша, так что теперь я вынужден поставить его перед выбором: либо он платит за тебя выкуп, либо никогда тебя больше не увидит. Ответ он даст утром, а пока мы могли бы немного с тобой развлечься.
  — Завтра утром ты будешь мертвецом, — уверенно предрекла она.
  — Все мы когда-нибудь умрем, милашка, — заметил философски Ник. — Но пока этого еще не случилось, не стоит терять времени даром. Сними-ка свои кожаные доспехи, малышка, я хочу убедиться, что ты не припрятала еще один ножичек.
  — Советую не шутить так со мной, мистер! — дрожащим от злости голосом прохрипел Бутс. — Когда Рикки доберется до тебя, от моего слова многое будет зависеть, имей это в и иду.
  — Не заставляй меня повторять дважды, Бутс, — закуривая сигарету, сказал Ник. — Раздевайся!
  — Попробуй сам раздеть меня, если сможешь, — уставившись в потолок, заявила нахальная девица, вытянувшись на кровати. — Только помни, что Рикки может отправить тебя в свою больницу, где он проводит очень забавные эксперименты на таких, как ты здоровенных жеребцах.
  Ник неохотно встал и приблизился к ней. Неожиданно девица извернулась на кровати, словно дикая кошка, и резко вскочила. В ее судорожно сжатом кулачке блеснуло лезвие ножа. Ребром ладони Ник ударил ей по запястью, и нож упал на пол. Рука Бутс плетью повисла вдоль туловища, но она уже лезла левой рукой в один из своих бесчисленных карманов на молнии. Ник схватил ее за отвороты кожаной куртки и, приподняв на полом, начал трясти до тех пор, пока у нее не пропало желание извлекать из карманов опасные предметы. После этого он бросил ее на кровать и, зажав одной рукой ей нос и рот, чтобы не брыкалась, стащил с нее другой рукой куртку и ботинки. Оставив девицу в трусиках и лифчике на кровати, Ник пересел на кушетку и принялся осматривать ее одежду. Бутс с ненавистью наблюдала за ним.
  Во внутреннем кармане он обнаружил кастет, а в потайном карманчике ботинок была спрятана опасная бритва.
  — Где-то здесь должна быть спрятана ручная граната, — глубокомысленно заметил Ник, ощупывая куртку. — Но поскольку я ее не обнаружил, остается лишь предположить, что ты спрятала ее в более надежное место. Что ж, можешь оставить ее при себе.
  Ник бросил ей рубашку.
  — Я не стану надевать твою рубашку, — фыркнула Бутс.
  — Ладно, тогда надевай свою любимую куртку, — сжалился над ней он.
  Надев куртку, Бутс уселась на кровати, прислонившись к спинке, и закурила сигарету. Ник сходил на кухню и принес бутерброды, фрукты и пиво. Немного поломавшись для приличия, девица с жадностью набросилась на еду, запивая ее холодным датским пивом. Ник тоже не отставал от нее, поглощая бутерброды с аппетитом человека, честно заработавшего свой хлеб.
  — А что ты намерен сделать со мной, если граф не согласится удовлетворить твои требования? — поинтересовалась Бутс.
  — Я отправлю тебя на стажировку в какую-нибудь частную школу для девочек в Штатах, — сердито огрызнулся Ник.
  Ник взглянул на часы: его начинали раздражать эти бесконечные угрозы и восхваления несравненного графа фон Штади. Нужно было подумать об отдыхе: ему предстоял тяжелый день. Постелив себе на кушетке, он потушил свет.
  — Герр фон Рунштадт, — услышал он голос Бутс, звучащий необычно тихо и нежно. — Возможно, я немного погорячилась. Простите меня… — Она спрыгнула с кровати и босиком подошла к его кушетке. В отблеске пламени камина она казалась маленькой и хрупкой. Волосы рассыпались по ее плечам. Ник заметил, что она успела снять трусики и лифчик, и теперь ее юное тело прикрывала лишь кожаная куртка. Ника обдало жаром, по телу пробежала дрожь.
  — Почему мы непременно должны оставаться врагами, — протягивая к нему руку, с улыбкой сказала она.
  Ник вскинул брови, не зная, что ответить на этот вопрос. И в этот момент девица метнулась к камину и с победным криком схватила кочергу. Ник мысленно чертыхнулся, проклиная себя за обидную оплошность, и едва успел вскочить на ноги и увернуться от нацеленного ему в пах раскаленного железа.
  — Не нравится, мистер? — ухмыльнулась девица, блеснув острыми зубками. — Посмотрим, на что ты способен, когда у меня в руках эта штука. Можешь взять нож, если хочешь, чтобы мы были на равных.
  — Очень любезно с твоей стороны, крошка, — пробормотал Ник, забегая за стол.
  — Еще не вспотел? — поинтересовалась Бутс, орудуя кочергой, словно шпагой.
  — Не рассчитывай на это, милашка, — уклоняясь от кочерги, отозвался Ник. — Не обижайся, если я не буду столь же любезен, как ты, но не пройдет и минуты, как я отберу у тебя твою игрушку. Советую тебе самой положить ее на место.
  — Если через пять минут я не выйду отсюда, я засуну ее тебе сам знаешь куда, — парировала девица.
  Ник вышел из-за стола, двухсотфунтовый атлет, гибкий и ловкий, как пантера, и встал перед ней, слегка покачиваясь из стороны в сторону на пружинистых ногах. Девица слегка растерялась при виде этой горы мускулов.
  — Отдай мне кочергу, — вкрадчивым голосом поправил ее Ник. — Я не шучу, крошка. Отдай по-хорошему.
  Глаза Бутс как-то странно заблестели, и она вдруг захихикала, медленно отступая назад. Ник почувствовал азарт охотника, загнавшего зверя в угол. Бутс явно нервничал, зная по опыту, как стремительно атакует Ник, и пятилась за кушетку. Кочерга описывала в воздухе огненные круги. Внезапно Ник понял, что это своеобразный барьер, который ему нужно преодолеть, чтобы окончательно сломить сопротивление готовой сдаться девице. Если он обезоружит ее, она забудет о своем прежнем кумире и отдастся победителю. Но если ей удастся ранить его или разбить ему голову, граф фон Штади сохранит свою власть над ней.
  Ник ухмыльнулся. К его удивлению, она тоже улыбнулась ему в ответ своей широкой ирландской улыбкой.
  — Ну, смелее! — грудным голосом произнесла она, и Ник уловил в его тоне не только приглашение женщины, но и вызов самки. Легким движением руки она распахнула куртку, обнажив живот и грудь. Ее нежное, словно свежие сливки, тело манило его, но и раскаленная кочерга в ее руке вынуждала с собой считаться.
  Внезапно Ник метнулся, низко пригнувшись, под занесенную над его головой кочергу и, ловко увернувшись от нее, выбил это опасное орудие из руки Бутс. Она попыталась освободиться и поднять его с пола, однако Ник словно припечатал ее к кровати. Бутс еще мгновение отчаянно сопротивлялась, потом вдруг стала смеяться густым грудным смехом и вцепилась ногтями в его спину, прижимая к себе.
  Руки Ника обхватили ее обнаженное юное тело, с дикой страстью извивающееся под ним, скользнули вдоль бедер и по упругой маленькой груди. Ноги Бутс раздвинулись, уступая напору его стальной мужской плоти, и она издала долгий сладострастный стон, ощутив ее.
  Она отдавалась ему необузданно и яростно, поражая своей выносливостью и ненасытностью, безустанно предлагая ему себя в разных позициях, умоляя его продолжать эту гонку еще и еще, пока их обоих не обжог наконец последний шквал этой безумной бури и они, содрогнувшись в конвульсии упоения моментом, не разжали объятия.
  Потом они молча лежали рядом в темноте, поглаживая друг друга и чувствуя, как желание вновь наполняет их.
  И не в силах противиться природному зову, они снова отдались наслаждению свободного полета, но на этот раз уже изящнее и изощреннее выполняя его головокружительные кульбиты. Затяжное падение в пучину страсти настолько расслабило Бутс, что она разразилась потоком воспоминаний — о своей сумасшедшей юности на задворках Калифорнии, где она связалась с бандой оголтелых выродков, о бешеных гонках на мотоциклах, о том, как она познакомилась с графом и как у них завязался роман. Ник слушал ее бессвязную болтовню не перебивая, ишь иногда вставляя невинный вопрос или шутливое замечание.
  И только уже засыпая, она вдруг произнесла сонным голосом:
  — А все-таки я расквитаюсь с тобой за то, что ты выставил меня дурочкой. Бутс Делани привыкла возвращать долги. Хотя, может быть, я не стану с этим торопиться…
  Ник только рассмеялся в темноте ей в ответ.
  Глава восьмая
  Яркие факелы отбрасывали мерцающие отблески на массивные стены старинного замка. Толпа молодых людей с мужественными лицами, заполнившая вымощенную булыжником площадь, ревела тысячью глоток, горланящих песни и выкрикивающих непристойности. Подставив мокрое от соленого пота лицо прохладному ветру с канала, Ник усмехнулся: Бутс заблуждалась, пророчествуя ему мучительную смерть от рук фон Штади. Граф поступил иначе — он согласился на требования похитителя своей любовницы и дал ему работу, вернее сказать, возможность получить ее. И хотя Ник сам настоял на этом, сейчас он уже сомневался, что поступил правильно: у Тевтонских Рыцарей была весьма своеобразная традиция боевого крещения новичков.
  Восторженный рев публики нарушил ход его мыслей. На ринг вышел его соперник, прославленный мастер кулачного боя по имени Генрих. Секунданты Ника, двое улыбчивых немецких атлетов, принялись массировать ему плечи.
  — Смелее, герр фон Рунштадт, — говорил ему один из них, — вам нужно продержаться только один раунд.
  Ник посмотрел на соперника: это был человек-гора, бывший чемпион Европы среди профессиональных борцов, лишенный своего титула после того, как он убил одного соперника и покалечил несколько других. Великан с угольными глазами и черными пышными усами прыгал по рингу, обмениваясь шутками с восторженными зрителями, не сомневавшимися в исходе предстоящего поединка.
  — Разрешите мне поздравить вас с замечательными результатами во всех состязаниях, — раздался за спиной у Ника голос графа фон Штади. В присутствии своих офицеров и Бутс, державшейся надменно и неприступно в своем свободном платье, граф старался казаться образцом галантности. — Может быть, подобные соревнования в ловкости и силе и покажутся вам детским чудачеством, но разве не прав был герцог Уэллингтон, утверждавший, что сражение при Ватерлоо было выиграно на спортивных площадках Итона? Вы продемонстрировали великолепный пример нашей славной молодежи. Впрочем, от боевого офицера я иного, признаться, и не ожидал.
  — Данке, — сдержанно поблагодарил его за комплимент Ник. Его не тянуло обмениваться любезностями после изнурительных состязаний, в которых он участвовал с раннего утра. Он бегал, прыгал, стрелял и выполнял множество других заданий, подтверждая свою готовность стать офицером элитного подразделения ордена. Теперь ему предстояло последнее испытание — схватка с чемпионом по единоборству, после которого он превратится в Тевтонского Рыцаря.
  — Мой вам совет, — потрепал его по плечу граф. — Не оказывайте нашему Генриху слишком упорного сопротивления, он может прийти в ярость. Его последний соперник продержался целых шесть раундов, но к сожалению, бедняга не смог потом быть полезным нашему движению: Генрих сломал ему хребет. Поэтому рекомендую сдаться во втором раунде. Лично я выдержал три, но как мне сейчас кажется, это было не очень-то разумно с моей стороны.
  Окружающие графа офицеры подобострастно рассмеялись, и Ник догадался, что это была шутка. Но в ней содержался и прозрачный намек: фон Штади не хотел, чтобы Ник побил его личный рекорд на глазах у его последователей. Прозвучал гонг, и секунданты вытолкнули Ника на середину ринга. Судьи не было, по той простой причине, что не было и никаких правил.
  Ощущая свинцовую тяжесть в усталых ногах, Ник начал медленно кружить вокруг ухмыляющегося великана. Тот наступал на него, согнувшись и низко опустив руки. Ник ударил гиганта в массивный подбородок, но он лишь поморщился и, обхватив соперника за талию, двинул ему коленам в пах. Публика недовольно зароптала, требуя достаточно продолжительного зрелища. Увернувшись от смертельного удара, Ник с размаху расплющил кулаком изуродованный шрамами нос Генриха. Гигант недовольно хрюкнул, широко раскрыв рот, и тотчас же получил удар ребром ладони по горлу. Другой бы после этого упал, однако Генрих лишь раздраженно прочистил глотку и сплюнул кровь.
  Ник отскочил от неуязвимого борца и провел серию ударов ногами. Однако Генрих продолжал тянуться своими ручищами к нахальному противнику, и пока Ник прикидывал, какой ему лучше применить прием к этой груде мяса, немец ловко схватил его своими щупальцами и выбросил через канат прямо на раздувшиеся от пива животы зрителей.
  Кто-то плеснул Нику в лицо из пивной кружки, сильные руки подхватили его и вновь вытолкали на ринг.
  — Смотрите-ка, наш вундеркинд вернулся! — прорычал Генрих. — Он желает продолжать бой!
  — Именно так, жирная свинья! — подтвердил Ник, облизывая кровь с верхней губы. — Я уложу тебя, как кабана, и попрошу кадетов сбрить твои усы: они мне совершенно не нравятся.
  Грязно выругавшись, Генрих выбросил в лицо Ника свой громадный кулак. Ник подставил плечо, но не устоял на ногах и упал. Немец подпрыгнул и всей массой обрушился ему на спину, едва не сломав позвоночник: видимо, это был его коронный завершающий прием. Очнулся Ник оттого что великан принялся остервенело колотить его головой о помост. Секунданты кричали ему из угла, что осталось продержаться одну минуту, но Нику не верилось, что этот кошмар длится всего только две минуты. В помрачившемся сознании мелькнула мысль, что если он умрет во время схватки, все усилия, затраченные ради проникновения в организацию неонацистов, окажутся напрасными. Собрав всю волю в кулак, он глубоко вздохнул и с чудовищной силой ударил Генриха коленом в лицо. Не давая ему опомниться, он вскочил и прямым ударом превратил в кровавое месиво многострадальный нос великана. Хватая ртом воздух, тот рухнул навзничь, стукнувшись о помост затылком. Ник схватил его за уши и двинул коленом по подбородку. Захлебываясь кровью, Генрих замотал головой и с нечеловеческим ревом пошел в решающую атаку. Публика замерла: такого стремительного поворота схватки она не ожидала. Силы Ника иссякли, он понимал, что сейчас наступит развязка. Резко ударив Генриха ногой по голени, так, что тот присел от боли, он зажал его голову рукой и с разбегу приложил лбом об угловую штангу. Потрясенный гигант потерял сознание и растянулся на ринге, раскинув руки и ноги.
  Зрители повскакивали со своих мест и ринулись поздравлять победителя. Довольные исходом поединка секунданты заботливо обтирали его полотенцем, весело похлопывая по взмыленной спине. Кто-то протягивал чемпиону кружку пива, крича, что его непременно следует выдвинуть на выборах кандидатом на пост канцлера Германии. Сам же герой, вцепившись трясущимися от перенапряжения руками в канат, высматривал в толпе свиту графа. Вот он заметил Бутс, позабыв о правилах приличия, она кричала и прыгала от восторга вместе со всеми. Но хмурое лицо самого графа не предвещало Нику ничего хорошего, а глаза, полные злобной зависти, готовы были испепелить его, как заклятого врага.
  Вдруг фон Штади сорвался с места и, выбежав на середину помоста, громко потребовал тишины, размахивая руками. Заметив, что несколько молодых кадетов окружили поверженного гиганта и пытаются сбрить ему усы, граф пинками разогнал их и, перекрывая голосом рев толпы, яростно завопил:
  — Молчать, ничтожные скоты! Тихо, свинское отродье! Вы уподобились страду баранов, блеющих при виде пастуха с кнутом! Чему вы радуетесь, ослы? Что вас так развеселило! Нужно уважать заслуженных бойцов, а не потешаться над ними! Вы не цвет германской молодежи, а глупые щенки! Да разве способны вы расквитаться с нашими врагами за все унижения нации?
  Толпа притихла, пристыженная своим фюрером, рокочущий голос которого гремел по всему старинному студенческому городку. Повиснув на канатах, Ник молча наблюдал, как врачи выносят на носилках с помоста их бывшего кумира. Фон Штади продолжал бесноваться, обещая ужесточить режим и ежедневную муштру своим рыцарям. Наконец он утомился, покинул ринг и сел в свой «мерседес», который помчал его домой.
  С отъездом графа ликование толпы вспыхнуло с удвоенной силой. Победителя турнира на руках понесли к главным воротам, триумфальное факельное шествие выплеснулось на набережную. Кованные сапоги загрохотали по брусчатке мостовой, отблески факелов заплясали по темной поверхности воды, и Нику почудилось, что он перенесся в Германию 1937 года. Горланя песни, поклонники донесли его до таверны «Дойчланд убер аллес» и устроили там в его честь настоящий пир. Раскрасневшиеся и потные, они подходили к нему и называли его «товарищем», обнимая своими волосатыми ручищами. Ник терпеливо сносил весь этот глупый балаган и старался не напиваться, сосредоточившись на пышногрудых официантках в крестьянских блузках с глубоким вырезом. Неожиданно в толпе мелькнула знакомая физиономия. Да, сомнений быть не могло, это был тот самый лупоглазый человечек с короткой стрижкой, который запер его в Швеции в морге, вынудив провести ночь в компании голубого трупа ученого из секретной лаборатории. Только теперь этот тип разносил пиво для юнцов, пирующих за длинными столами. Ник живо вскочил на ноги.
  — Прошу извинить меня, товарищи! — проревел он, изображая пьяного. — Но мне срочно нужно вернуть часть доброго баварского пива доброй баварской земле, чтобы освободить место для новой порции! — Высвободившись из объятий захмелевших немцев, он направился к маленькому официанту. Увидев его, тот испуганно заморгал глазками и от волнения уронил поднос с кружками на колени громадному кадету. Ник прибавил шагу, и пучеглазый бросился к выходу. Догнать его Нику удалось лишь возле горбатого каменного моста. Схватив беглеца за шиворот, он треснул его о парапет.
  — Нет! Нет! — залепетал тот. — Это недоразумение!
  — Несомненно, — кивнул Ник. — Сейчас ты мне все и объяснишь.
  — Это произошло совершенно случайно, клянусь вам!
  — Совершенно случайно я остался жив, хочешь ты наверное сказать, — поправил его Ник, пытливо вглядываясь в полные ужаса глаза плюгавого субъекта. Если он сообщил графу, что Ник вращался в высоких правительственных кругах Швеции, тогда нужно поставить крест на всей операции по внедрению в Тевтонские Рыцари. Последняя возможность выяснить, кто пытается нарушить деятельность шведского подземного городка и взломать американскую систему ПВО будет потеряна. В руке Ника появился стилет.
  — Я не запирал дверь! — На высокой ноте заверещал официант. — Я тогда перепугался не меньше, чем сейчас, когда вдруг столкнулся с вами в темноте.
  Ник приставил острие стилета к горлу дрожащего от страха человечка.
  — А кто же прикончил настоящего работника морга?
  — Этого я не знаю!
  — Неправильный ответ, — вздохнул Ник. — Он может стоить тебе жизни. — Он зажал рукой официанту рот. Печальные застывшие глаза его расширились и часто заморгали, и человечек вцепился Нику в рукав. Ник убрал на секунду свою лапу у него со рта.
  — Готов поспорить, что ты что-то вспомнил, — прорычал он.
  — Хорошо, я скажу, я все скажу, — тоскливым голосков произнес тщедушный мужчина. — Его убил один из сподручников фон Штади, лейтенант Мюллер.
  — Зачем? — спросил Ник.
  — Можете меня зарезать, но я не знаю, — пожал плечами маленький человек, распрямляя плечи.
  — А какого черта ты сам там очутился? — схватил его за порот Ник. — Может, хотел застраховать жизнь несчастного санитара, прежде чем твои дружки пришьют его?
  — Послушайте, меня зовут Густав Ланг, — тяжело вздохнув, сказал вдруг совершенно спокойным тоном официант. — Я репортер журнала «Дер Шпигель», у меня специальное редакционное задание. Мне поручено сделать серию репортажей о неонацистах в современной Германии, вот почему я уже несколько месяцев наблюдаю за графом фон Штади. Если у вас есть соответствующие связи, можете это проверить в редакции. Но учтите: просто так там вам ничего не скажут.
  Ник понимающе кивнул: проверить слова журналиста для него не представляло особого труда.
  — Так что же все-таки случилось с работником морга? — повторил он свой вопрос.
  — Узнав о том, что фон Штади что-то затевает в Швеции, я решил тоже отправиться туда, — сказал репортер. — Проследив за Мюллером и его людьми и поговорив кое с кем из своих шведских коллег, я выяснил, что в этой истории фигурируют какие-то таинственные лучи, мешающие успешной разработке системы защиты от лазерного оружия. А когда мне стало известно, что при загадочных обстоятельствах погиб один из ведущих ученых, работающих в этой области, я сообразил, что мне пора самому побывать в этой лаборатории. Когда я проник в морг, тот работник был уже мертв. Я переоделся в его одежду, чтобы получше осмотреться. Вам мой поступок может показаться циничным и жестоким, но я слишком хорошо изучил повадки фон Штади. Знаете, у него очень длинные руки, он имеет своих людей повсюду. И вот я неожиданно наталкиваюсь там на вас… Мне ничего не оставалось, как унести оттуда ноги.
  Ник задумался. Тишину нарушал лишь мерный плеск волн в канале. Наконец он закурил сигарету и предложил закурить репортеру.
  — Нам нужно будет встретиться в ближайшие дни и потолковать поподробнее, — сказал он. — Но сейчас у меня нет времени. Мне нужно вернуться в пивную. Однако ответьте мне на один лишь вопрос, Густав. Почему фон Штади проявляет такой интерес к оборонным объектам в Швеции? Ведь эта страна во время войны была нейтральной.
  — Я кое-что слышал в таверне, так что позволю себе сделать кое-какие предположения, — ответил репортер. — Дело, по-моему, заключается в следующем. Как только фон Штади придет к власти, НАТО тотчас же вывезет из Германии все свое ядерное оружие. В случае же, если графу удастся помешать шведам создать защиту от китайского лазерного оружия, китайцы в награду предоставят ему небольшое количество атомных бомбочек и боеголовок и примитивные средства доставки. Но ему будет этого вполне достаточно, чтобы властвовать над всей Европой. А судя по тому, как один за другим голубеют и погибают ведущие шведские исследователи, он доберется и до Америки. Вы любите шницель по-венски?
  — Нет, — сказал Ник. — И как скоро это может произойти?
  — Как только у него будет повод, — пожал плечами репортер. — Например, если правительство в очередной раз столкнется со значительными трудностями. Благодаря своему отцу, граф имеет обширные связи в промышленных и военных кругах. Они верят ему, но сомневаюсь, чтобы ему поверили Штаты и Франция. Без китайской атомной бомбы ему ничего не удастся добиться.
  — Мне кажется, что подобный материал представляет интерес не только для журнала, — заметил Ник. — Даже такого солидного, как «Дер Шпигель».
  — Хорошо, если мне удастся опубликовать хотя бы одну десятую того, что я узнал, тихо произнес журналист. — А пока Европа может оказаться в руках безумца, а США — в руках китайцев. А мой главный редактор — на скамье подсудимых.
  Ник усмехнулся, подумав о том, что нет никакой надобности сообщать обо всем услышанном в Вашингтон. Все равно Хоук послал бы выяснить обстановку на месте именно его, Ника Картера. А он уже здесь. Но, к сожалению, без единой идеи, с чего лучше начать.
  Глава девятая
  Укрывшись по грудь одеялом, Ник курил, задумчиво глядя в окно. Днем из него открывался довольно приятный вид на газоны и клумбы во дворе замка, но сейчас оно освещалось лишь тусклым светом луны, холодной и враждебной. Если дела обернутся не так, как рассчитывал Ник, ему не удастся убежать отсюда. Замок графа охраняли злобные псы-убийцы, а до ближайшего шоссе было не менее двух часов, если идти пешком. За это время его поймают те же самые веселые ребята, с которыми он пировал всего несколько часов назад. К тому же, окружающий замок лес напичкан ловушками, стреляющими ампулами со смертельным ядом, и угодить в одну из них ночью можно было, не сделав и двух шагов.
  Однако поразмыслив, Ник решил все же попытаться проинформировать Вашингтон о намерении графа фон Штади совершить государственный переворот, а в качестве курьера привлечь того же репортера, ведь он волен путешествовать по своему усмотрению, а лишние деньги ему наверняка не помешают.
  Из-под двери потянуло гнилостным сырым воздухом, и Ник натянул на голую грудь одеяло. Кто мог разгуливать по замку в такой час? Уж не призрак ли самого Германа Геринга пожаловал в гости к графу?
  Ник нащупал рукоятку стилета и спустил ноги с постели на холодный каменный пол. Шаги приближались по коридору к его комнате. Здесь можно было ожидать любого сюрприза — от гранаты под дверь и автоматной очереди до струи ядовитого газа в замочную скважину. Обитая железом дверь заскрипела, потянуло сквозняком, и на дорожке лунного света возникла чья-то фигура. Подкравшись сзади к незваному ночному гостю, Ник сдавил ему рукой горло и приставил к сонной артерии под ухом стилет.
  — Боже мой, Никки! — сдавленно вскрикнула Бутс, пытаясь высвободиться из тисков его сильных рук. — Ты вообще когда-нибудь спишь?
  — В зависимости от обстоятельств, — уклонился от прямого ответа Ник, отпуская девицу. — Какого дьявола тебе здесь нужно?
  — Я пришла поздравить победителя! — воскликнула она. — По-моему, ты заслужил особую награду.
  Ник почесал стилетом затылок, недоверчиво поглядывая на улыбающуюся блудницу.
  — А если граф проснется и обнаружит, что тебя нет рядом с ним в постели? — спросил он. — А может, он сам и подослал тебя потихоньку придушить меня спящим? Ведь он не может смириться с тем, что я побил его рекорд.
  — Ах, замолчи сейчас же! — воскликнула Бутс. — Ты ведь знаешь, зачем я пришла.
  Она расстегнула молнию на спине, и шелковое платье упало на пол к ее ногам. Быстрым движением Бутс расстегнула лифчик и сняла трусики. В жутковатом свете луны ее бледное лицо и большие глаза походили на маску ведьмы. Обнаженная, она сделала шаг вперед и прижалась к нему. Ее стройные руки сомкнулись на его спине, а горячие влажные губы примкнули к его губам. Ник поднял ее на руки и понес было к кровати, но она вывернулась и потянула его за собой на твердые холодные плиты.
  — Здесь, на камнях, я буду острее чувствовать тебя, — прошептала она, с безжалостной яростью содрогаясь всем хрупким телом между его горячей мужской плотью и старым каменным полом. Когда же она наконец вытянулась в полном изнеможении, жадно хватая сырой воздух широко открытым ртом, Ник поднял ее и, положив на кровать, лег рядом. Он слышит, как она тихо всхлипывает и стонет.
  — Я боготворю его, — глухо пробормотала она, — он такой красивый и мужественный. Но он презирает меня! За что? Скажи мне, за что? — повернулась она к нему заплаканным лицом. — А сегодня ночью он превзошел сам себя: заставил меня прижигать его горячим утюгом, а сам уставился в стену и улыбался своей жуткой улыбкой. Боже, ну почему я такая несчастная?
  Ник молча предложил ей сигарету.
  — Он говорит, что теперь непременно должен вновь пройти все испытания для вступающих в его организацию, якобы подтвердить свое право быть ее лидером. Но кто же еще им может стать? Ведь ты же не поведешь Тевтонских Рыцарей с факелами по улицам в пивную? Я, признаться, такого себе просто не могу представить.
  — Я тоже, — усмехнулся Ник. — Я не гожусь на роль пастуха для стада свиней, признающих лишь силу и кнут. Одно я знаю наверняка: будь я фюрером Тевтонских Рыцарей, я придумал бы кое-что поумнее, чем убийство и похищение каких-то шведских ученых.
  — Ты шутишь? — рассмеялась Бутс. — Да эта шведская организация не стоит и выеденного яйца по сравнению со всем грандиозным замыслом Рикки! Если он осуществится, граф станет властелином не только Европы, но и Америки. Вот что я тебе скажу, парень: не забывай, что Рикки врач, и один из лучших специалистов в своей области. Он большой ученый. Это он сам придумал эту голубую смерть, о которой теперь пишут все шведские газеты.
  Ник замер, пораженный услышанным, словно молнией.
  — Может, твой милый Рикки и семи пядей во лбу, — усмехнулся он. — Но как ему удается заставить вдруг посинеть и отдать Богу душу ребят, которые находятся от него на расстоянии нескольких тысяч милей? Не болтай ерунду, лучше выпьем коньяку, у меня припрятана одна фляга в моем чемодане.
  После доброго глотка старого коньяка язык девицы окончательно развязался, и Нику оставалось только слушать и пополнять ее бокал.
  — Знаешь, мой здоровячок, все эти шведские ученые крысы голубеют вовсе не от космических лучей, — с трудом выговаривая слова, говорила Бутс, похотливо поглядывая на Ника. — Все это Рикки сделал в своей лаборатории. А теперь он так усовершенствовал штамм, что ни один эксперт не догадается о том, что это какой-то неизвестный вирус или нечто в этом роде…
  — Я немного разбираюсь в вирусах, — отбирая у нес бокал, сказал Ник. — Если он придумал действительно что-то оригинальное, мы могли бы неплохо на этом заработать. У меня есть знакомые, которые могли бы предложить Рикки за его открытие кучу денег.
  Бутс схватила его за руку и потянула на себя, странновато хихикая при этом.
  — Дорогой мой, у Рикки достаточно своих денег. И хватит болтать об этих противных бактериях, займемся лучше любовью. Когда я выпью, меня всегда охватывает жуткая страсть… Крошечный вирус у меня внутри, — гнусаво запела она, и тотчас же тишину коридора разорвал другой, хорошо знакомый Нику жуткий смех. Он вскочил с кровати, зажав стилет в руке, и бросился к двери. Но хохот карлика уже доносился с дальнего конца темного коридора.
  — Это Локи, карлик, — идиотским смехом расхохоталась Бутс. — Не пытайся его догнать, он знает замок, как свои пять пальцев. Иди же ко мне, мой гигант, и помоги мне скоротать эту ночь.
  Ник обернулся: Бутс лежала, призывно раскинув ноги, и что-то напевая бессвязно под нос.
  — Локи ловок и умен, но Бутси не поможет он, Бутси нужен чемпион… — пробормотала она и тотчас же уснула.
  На рассвете Ник разбудил ее и отправил, сонную и недовольную, досыпать в ее комнату.
  Закрыв за ней дверь, он подошел к окну и стал любоваться восходом солнца. До Вашингтона отсюда было далеко, и следовало признать, что существует вероятность, что ему уже не выбраться из замка. Даже при самом удачном стечение обстоятельств, проведать Густава в таверне удастся только поздно вечером. Хоук обязательно должен быть проинформирован о том, что происходит в старинном замке в горах Баварии, чтобы во всеоружии противостоять фон Штади и обеспечить безопасность штаба противовоздушной обороны США перед лицом новой китайской угрозы.
  И словно подтверждая серьезность ситуации, с первыми же лучами солнца тишину сонных горных вершин нарушил резкий звук горна: это выступал на учения отряд отлично вооруженных солдат армии фон Штади, регулярно проводившей маневры в лесистой долине. Это лишний раз говорило о нешуточной угрозе, нависшей над нынешнем правительством Западной Германии.
  Но мог ли фон Штади свергнуть его в одиночку? Безусловно, ему не обойтись без помощи влиятельных кругов, однако и собственных сил у него вполне достаточно. Смогли же резко изменить ход истории такие гиганты мысли, как Лютер, Гитлер, Кастро, Маркс, Мохаммед…
  Что ж, Нику оставалось лишь уповать на то, что маленький официант с армейской стрижкой по имени Густав работает сегодня вечером в таверне «Дойчланд убер аллес».
  
  Едва первые лучи солнца коснулись стен студенческого городка, как из дверей домов начали появляться заспанные горожане. Протирая глаза и позевывая, они садились на свои велосипеды, чтобы отправиться по кривым улочкам на работу. И вряд ли кому-то из этих работяг было дело до одинокой молчаливой фигуры, неприметно застывшей возле и двери маленького кафе.
  Наконец дверь распахнулась, и на улицу вышел официант Ланг. Он наклонился, чтобы снять замок со своего велосипеда, пока еще не замечая наблюдающего за ним незнакомца.
  Звериные глаза, следившие за ним, были холодны, как арктические моря, и бесстрастны, как у голодного волка. Странное диковатое существо в обличии человека вдруг сорвалось с места и в несколько прыжков одолело разделявшее его и жертву расстояние. Официант поднял голову, увидел жуткое создание, нависшее над ним, и с истошным воплем бросился прочь. Он бежал очертя голову, словно перепуганная до смерти мышь, по пустынной улочке, слыша за спиной тяжелый топот ног и жуткий смех, больше похожий на голодное рычание. Бедняга издал последний крик о помощи, и в следующую секунду огромная ручища схватила его за плечо, а другая вцепилась мертвой хваткой ему в голову.
  К счастью, никому из спешивших в этот ранний час рабочих не довелось быть свидетелем того, как громадный сутулый человек догнал другого, маленького, человечка, убегавшего от него, спасая свою жизнь, одним ударом сломал ему хребет и затем одним движением могучей ручищи, похожей на звериную лапу, оторвал бедняге голову.
  Голова Густава Ланга откатилась в чей-то аккуратный цветник, а великан-убийца взвалил обезглавленное тело на плечо и направился с ним назад к крыльцу дома, возле которого стоял велосипед официанта. Войдя в дверь, он бросил труп на пол прихожей и не спеша пошел вниз по улице, даже не потрудившись вытереть кровь со своего лица и рук.
  
  Руки Ника держал, выкрутив их за спину, великан, обладавший нечеловеческой силой. По сравнению с ним Генрих был просто малышом.
  Граф фон Штади встретил Ника едва заметной улыбкой.
  — Оказывается, вы не такой уж и непобедимый, герр фон Рунштадт, — не без злорадства произнес он. — Отпусти его, Эйнар!
  Эйнар разжал свои стальные лапы и пихнул Ника в спину с такой силой, что он растянулся на полу перед графом.
  — Хотелось бы узнать, что вы делали возле моей лаборатории, герр фон Рунштадт, — спросил его тот.
  — Я просто заблудился, — ответил Ник, вставая на ноги. — А ваша обезьяна вдруг набросилась на меня.
  — Эйнар вовсе не обезьяна, — рассмеялся граф. — Он настоящий викинг, и ему приблизительно тысяча лет.
  Ник обернулся и изумленно уставился на только что державшего его человека. Громадного роста суровый мужчина молча взирал на него своими звериными глазами. Он был действительно не молод, но обладал завидным здоровьем пожилого рыбака лет примерно пятидесяти шести, не более. Ник недоверчиво посмотрел на графа.
  — Я вижу, герр фон Рунштадт, вы мне не верите, — ухмыльнулся тот. — Так вот, перед вами самый настоящий викинг. Его обнаружила замерзшим во льду Арктики незадолго до войны германская полярная экспедиция. Когда и 1943 году отец отослал меня в Аргентину, мне удалось захватить с собой и замороженного Эйнара. В своей лаборатории я оживил его, применив собственную технологию. Взгляните на него! Разве это не живое свидетельство того, что я сравнялся с самим Богом? Однако я хотел поговорить с вами совсем о другом, так что оставим пока антропологию. По ряду причин я не могу сказать вам, почему мне так нужна та шведская ученая дама, но она действительно крайне нужна мне. И при всем моем уважении к вашим достоинствам, я должен признаться, что намерен использовать вас исключительно для того, чтобы получить Астрид Лундгрен. Что вы на это скажете?
  — Что ж, ничего не имею против, — улыбнулся Ник. — Я готов сейчас же отправиться за ней в Стокгольм. Правда, за небольшую дополнительную плату.
  — Вы не так меня поняли, герр фон Рунштадт, — усмехнулся граф. — Вам не нужно будет никуда уезжать, вы останетесь здесь, в замке. Вы, помнится, говорили мне, что Астрид влюблена в вас и полностью вам доверяет. Если это действительно так, тогда достаточно будет послать ей письмо. Ведь она знает ваш почерк, не правда ли?
  Ник кивнул, стараясь не выказывать своего разочарования.
  — Но согласитесь, граф, довольно наивно полагать, что нам удастся заставить Астрид раскрыть вам секреты своих научных исследований. Она может лишь слегка изменить формулу, и вы не сможете уличить ее в обмане даже за год. Поймите, ее уравнения — высочайшее достижение математической науки, и разобраться в них не так-то просто, — заметил он.
  — А знаете что, герр фон Рунштадт, — смерив его задумчивым взглядом, сказал фон Штади, — чтобы не терять зря время, я вам сейчас кое-что покажу.
  Он нажал кнопку на пульте, и одна из частей обшивки стены отошла в сторону, обнаруживая ряд телевизоров. Засветились экраны, и взору Ника предстали жуткие сцены, напоминающие какой-то сумасшедший дом семнадцатого века, возможно, сам Бедлам. Какие-то убогие существа неподвижно сидели в немыслимых позах на полу в совершенно пустой комнате, не произнося ни слова.
  — Вы думаете, что это больные, страдающие кататонической шизофренией, герр фон Рунштадт? — спросил граф. — Вовсе нет. И вы сейчас в этом убедитесь.
  Он отдал какие-то распоряжения по телефону, и на экране появились вошедшие в палату с больными санитары в белых халатах. Они прикрепили к голове одного из пациентов электроды.
  И тотчас же все остальные застывшие без движения существа пришли в смятение, в их пустых темных глазах вспыхнул безумный огонь. Кто-то принялся ползать у ног санитаров на коленях, умоляюще протягивая к ним руки, женщины стали принимать вульгарные позы, пытаясь, видимо, соблазнить мужчин в больничных халатах. Один из них что-то резко сказал больным, и они в страхе отшатнулись от него и сбились в угол. Некоторые даже начали делать отчаянные попытки вскарабкаться по голой стене.
  — Вы сейчас наблюдали только внешние проявления реакции моих подопытных морских свинок на угрозу применения к ним электрических импульсов. Возможно, вам известно, герр фон Рунштадт, что определенные участки головного мозга человека как бы контролируют в его организме боль и удовольствие. Стимулируя их электричеством, можно доставить ему. как невыносимое страдание, так и необыкновенную радость, — прокомментировал эту сцену граф.
  — К сожалению, подобное неземное блаженство имеет для человека, испытавшего его, и весьма печальные последствия. Три секунды такого удовольствия — и человек превращается в растение. Этот метод я применяю и к моему Эйнару, чередуя удовольствие с болью. Но поскольку он дорог мне, я ограничиваюсь процедурой продолжительностью в одну секунду, не более.
  — Кто эти люди? — спросил Ник.
  Граф улыбнулся:
  — Это провинившиеся члены нашего сообщества: некоторые из них пытались предать нас, другие допустили ошибку и нанесли тем самым ордену вред. Теперь они несут наказание.
  — И таким способом вы надеетесь заполучить от доктора Лундгрен формулу защиты от лазерного оружия?
  — Вы угадали.
  — А если после вашего воздействия на ее мозг она и вообще утратит память и способность мыслить?
  — Вас это не должно волновать, — рассмеялся граф. — Во всяком случае, пока вы будете соблюдать правила игры, вам ничего опасаться. Но для вашего сведения скажу, что потеря памяти не возможна. После моего воздействия она будет лишь рада вспомнить все, в мельчайших подробностях, смею вас заверить.
  Граф взглянул на свои часы.
  — Прошу меня извинить, — сказал он, — но меня ждут срочные дела. Потрудитесь чиркнуть несколько строк дорогой мисс Лундгрен и принести мне записку. Я вынужден отправиться в город для встречи с властями: утром был убит некий Густав Ланг, официант кафе, и я должен заверить полицию, что наша организация не имеет к этому никакого отношения.
  Граф фон Штади встал.
  — До свидания, герр фон Рунштадт, — сказал по-немецки он. — Желаю вам приятно провести время.
  Глава десятая
  Выйдя из кабинета графа, Ник направился к конюшне. Итак, Густав Ланг был мертв. С его гибелью исчезла единственная возможность передать в центр важную информацию. Более того, не пройдет и двух суток, как легенда, по которой он работает будет раскрыта, если она уже не раскрыта этим вездесущим карликом Локи, следующим за ним по пятам. Что же случится, когда Астрид получит от него письмо? Ларсон, конечно же, не разрешит ей отправиться в Германию, фон Штади придет в бешенство, сообразив, что ему пытались всучить кота в мешке, и Ника Картера убьют без лишних разговоров, как несчастного репортера.
  В конюшне терпко пахло сеном, лошадиной мочой и навозом.
  — Вы новенький? — поинтересовался конюх.
  — Да, — коротко ответил Ник.
  — Не советую сворачивать с дорожек в лес: угодите в ловушку и загубите дорогую лошадь
  — Когда мне понадобится совет конюха, я сам попрошу его, — садясь на лошадь, совсем как пруссак ответил Ник.
  Кобыла попалась резвая и норовила рвануть с места в галоп, но Ник сдерживал ее, пока не достиг леса.
  Всему в этом бренном мире наступает свой черед. Сейчас для Ника Картера настало время бежать из замка. Ник обладал способностью быстро принимать важные решения. Он не пошел в свою комнату за вещами, решив использовать фактор неожиданности. Эта счастливая мысль пришла ему в голову еще в кабинете фон Штади. Либо он доберется до Швеции, либо угодит в лапы убийц, служащих графу.
  Оказавшись наконец в лесу, кобыла слегка занервничала: непривычные звуки пугали ее.
  — Успокойся, малышка, — погладил ее по холке Ник. — Неприятностей тебе все равно не избежать, но зачем же волноваться раньше времени. Так что будь умницей и слушайся меня.
  Мимо промчался кролик, и кобыла, споткнувшись с перепугу, едва не сбросила его. Ник расхохотался:
  — Боже, да ведь ты не понимаешь по-английски! Что ж, поговорим на понятном для тебя языке! — Он перешел на немецкий, продолжая уговаривать кобылу не нервничать, пока они еще не сошли с тропинки, лихорадочно обдумывая план дальнейших действий. На вершине холма он остановил лошадь и оглянулся на замок, мысленно подводя итоги проделанной работе. Он не зря побывал в лаборатории и успел кое-что прихватить оттуда, прежде чем Эйнар схватил его. Сам Ник Картер ровным счетом ничего не смыслил в вирусах и бактериях, но надеялся, что пробирка с жидкостью голубого цвета, которую он сунул в карман, поможет ученым разобраться, что за новое смертоносное оружие готовит миру граф фон Штади. Во всяком случае, миф о неизвестных науке голубых лучах будет развеян, и Астрид сможет спокойно продолжать работу над защитой от лазера.
  Ник слегка натянул правый повод, направляя лошадь к кромке леса, за которой пролегало шоссе. Не подозревавшая о ловушках со смертельными ампулами кобыла резво понесла его через заросли, радуясь возможности поскакать вволю. Вскоре Ник увидел впереди металлическую сетку ограды. Предупредительные надписи на щитах, установленных вдоль нее через каждые двадцать пять футов, гласили: «Внимание! Частные владения! Нарушитель будет застрелен без предупреждения!» Оставалось преодолеть каких-то пятьдесят ярдов. Неожиданно прямо из-под копыт кобылы выскочил заяц. Лошадь встала на дыбы, испуганно заржав, и понесла. Ник уже не мог удержать ее, вытаращив глаза и прижав уши, она мчалась прямо на металлическую сетку. Тридцать ярдов до изгороди, двадцать ярдов, и он услышал хлопок сработавшей ловушки.
  Кобыла заржала от боли и понеслась вперед еще быстрее. Ник предусмотрительно высвободил ноги из стремян и плотнее прижался к ее спине, сделав еще несколько скачков, лошадь повалилась на бок, но Ник успел спрыгнуть с нее и увернуться от ударов ее копыт. Вскоре несчастное животное затихло: цианистый калий сделал свое дело.
  Добежав до ограды, Ник перелез через нее, накинув на колючую проволоку, протянутую по верхней кромке, пиджак, и спрятался за кустом, решив дождаться попутного грузовика. До университетского городка было шестьдесят километров, а в бумажнике у Ника осталось только тридцать немецких марок.
  Но ему повезло: половину пути он проделал на мусоровозе, а потом его подобрали два подвыпивших фермера, ехавшие в город на стареньком грузовичке. Всю дорогу они по очереди прикладывались к бутылке с коньяком и ругали правительство. Спустя час впереди показались огни городка, но тут фермеры в один голос заявили, что намерены остановиться и перекусить.
  — Пошли с нами. А потом мы тебя довезем до Франкфурта, — уговаривали они понравившегося им веселого пассажира.
  Ник отчаянно затряс головой: появляться в таверне «Дойчланд убер аллес» ему почему-то не хотелось.
  — У меня от расстройства желудка помогает только шнапс! — похлопывая его по плечу, чуть ли не вытаскивали его из кабины крестьяне. — Пошли выпьем и хорошенько закусим!
  Но Ник проявил упрямство, и фермеры оставили его в покое. Проводив из взглядом, Ник забился в темный угол и нащупал в кармане пистолет. Он прождал своих новых приятелей не менее часа, и за это время мимо грузовика несколько раз пробегали взволнованные молодые парни с раскрасневшимися лицами.
  — Останавливайте всех незнакомцев! — кричали они друг другу. — Допрашивайте всех подозрительных!
  Ник догадался, что «рыцари» устроили настоящую облаву в связи с убийством официанта из кафе. Наблюдая за ними из кабины, он курил одну сигарету за другой. Особую тревогу у него вызвали не ошалевшие от игры в погоню юнцы, а суровые офицеры из охраны замка графа фон Штади с револьверами в кобурах на поясе. Наконец показались знакомые фигуры фермеров: судя по их походке, они изрядно накачались пивом.
  Увидев, что Ник все еще дожидается их, один из фермеров воскликнул:
  — Послушай, Герман, что нам делать с этим парнем? Отвезем его во Франкфурт?
  — Я думаю, что ты прав, Карл! — согласился с ним другой.
  Не без труда забравшись в кабину, они принялись перемывать косточки фон Штади, ругая его за то, что тот бросил своих людей на розыски убийцы, вместо того чтобы искать изменников, продавших честных немцев русским и американцам.
  — Ну ничего, Герман, — изрек глубокомысленно сидевший за рулем Карл. — Граф еще доберется и до них. Он знает, как проучить этих проклятых янки!
  Впереди на шоссе кто-то размахивал руками, приказывая водителю остановиться. Карл выругался, резко затормозив, и высунулся из окна. К нему подошел высокий блондин и военном мундире и строго сказал:
  — У нас приказ проверять все грузовики, направляющиеся в сторону Франкфурта.
  — Интересно, где ты был, сосунок, когда мы проверяли русские танки на пути к Сталинграду? — дыхнул перегаром ему в лицо краснорожий водитель.
  — Я капитан армии Тевтонских Рыцарей! — вспыхнул оскорбленный юноша. — И я не позволю…
  — А ну, покажем этому молокососу и всем его дружкам, на что еще способна старая добрая гвардия! — нетрезвым голосом предложил Ник. — Пусть знают, как мы дрались под Сталинградом!
  — Отличная мысль! — подхватил Герман. — Пусть знают, как останавливать честных налогоплательщиков! Один за всех и все за одного! Вперед!
  Капитан спрыгнул с подножки и крикнул своим приятелям:
  — Здесь только трое пьяных фермеров! Пропустите их, пусть катятся своей дорогой.
  — Победа! — радостно воскликнул Герман.
  — Без единого выстрела! — подхватил Карл.
  — По этому случаю нужно сделать еще по глотку коньяка! — заметил Ник.
  — Пей сперва ты, — сказал великодушно Карл. — Когда мы пьем, то пьем все вместе.
  Грузовичок взревел и тронулся мимо поджавших хвост «рыцарей» дальше по шоссе, унося Ника, сидящего между двумя подгулявшими крестьянами, прочь от опасного места. Ник ликовал, предвкушая благополучное завершение путешествия на поезде «Франкфурт — Копенгаген».
  До вокзала оставалось всего несколько километров, когда фермеры вновь решили сделать остановку и подкрепиться и небольшом придорожном ресторанчике. Как ни сопротивлялся Ник, на этот раз они затащили его в зал с собой, даже пообещав заплатить за такого славного парня.
  Все шло хорошо, пока Ник не оторвался от тарелки с сосисками и капустой и не взглянул случайно на человека за соседним столиком, уткнувшегося в газету. Половину первой страницы занимало лицо Ника, а другую половину — фотография обезглавленного трупа Густава Ланга. Нику не требовалось ознакомиться с содержанием статьи, чтобы догадаться, что фон Штади обвинил в убийстве его.
  — Как мне добраться до гостиницы «Империал»? — спросил он у Карла, заметив, что тот оглядывается вокруг, видимо, надеясь найти забытую кем-то на столике газету. — У меня во Франкфурте живет друг, но я не бывал здесь еще с войны.
  Герман задумчиво поднял глаза от кофе, но Карл уже заметил фотографию.
  — Взгляни-ка туда, Герман! — завопил он. — Наш попутчик, оказывается, и есть тот самый убийца, которого разыскивали ребята фон Штади! Ловко же он одурачил нас!
  — Извините, ребята, но мне пора! — пробормотал Ник, вскакивая из-за столика.
  — Этот монстр оторвал голову несчастному официанту! — закричал на весь зал Карл и бросился на Ника. Правый кулак опытного разведчика угодил ему точно в ямку на подбородке, и фермер рухнул всей своей тушей на пол. Герман в этот момент повис на спине Ника и стал звать на помощь хозяина ресторанчика и полицию. Волоча на себе тяжелого немца, Ник устремился к выходу.
  — Не давайте уйти этому зверю! — вопил Герман. — Помогите же ради Бога!
  — Осторожно! — крикнул кто-то из посетителей. — Он вооружен и крайне опасен!
  На пути Ника выросла фигура шеф-повара: он держал в руке огромный разделочный нож. Схватив стул, Ник бросился прямо на него, выставив ножки стула вперед. Повар не выдержал удара и выронил нож, упав навзничь. Перепрыгнув через него, Ник проскочил в дверной проем и выбежал наружу, уже без Германа на спине: стукнувшись головой о притолоку, тот рухнул рядом с шеф-поваром.
  Ник огляделся по сторонам: позади ресторана начиналось вспаханное поле, за которым чернел лес. Не раздумывая ни секунды, Ник побежал к нему, щурясь от бьющего ему в глаза западно-германского солнца.
  Глава одиннадцатая
  Вертолеты стрекотали у него над головой целый день, едва не задевая верхушки деревьев. Со стороны поля доносился лай собак. Граф фон Штади не жалел средств, чтобы убийца Густава Ланга был пойман. Ник едва держался на ногах от усталости, глаза его слипались, но он упрямо продолжал брести на север. Выйдя к железной дороге, он проехал несколько километров в товарном вагоне. Потом часа три отлеживался в каком-то болоте, потом прятался в угольном бункере. Он уже знал, сколько осталось у него за спиной километров, когда учуял внизу, у подножья холма, большую воду. Спустившись вниз по склону, Ник увидел реку с медленно скользящими по ее глянцевой поверхности баржами, доки и грузовые причалы, вдоль которых тянулись пакгаузы.
  Возле портовых товарных складов всегда крутится множество бродяг и разных темных личностей, среди которых легко было затеряться. Здесь Ник Картер мог спокойно выспаться в каком-нибудь закоулке, не опасаясь, что его сон кто-то нарушит среди ночи.
  Но пока супершпион отдыхал, восстанавливая силы после трудного дня, его преследователь — граф фон Штади укреплял тело и дух несколько иным способом. Обнаженный до пояса, он стоял посередине комнаты с белыми стенами на гранитном полу, шумно дыша и вздрагивая при каждом новом ударе, который наносила по его окровавленной спине плеткой Бутс. Грудь его блестела от пота.
  Наконец девушка выронила плетку, и граф с торжествующим видом обернулся к ней.
  — Я вновь победил! — воскликнул он. — Все мои ошибки смыты кровью. Теперь я вновь могу повелевать своими людьми! Самоусовершенствование — прекрасная штука! — Он снисходительно потрепал Бутс по щеке. — Я знал, что ты не выдержишь и сдашься первой, малышка. Отныне я всегда буду твоим господином!
  — Рикки, мне кажется, что ты не совсем понимаешь… — попыталась было возразить ему Бутс, но граф не дал ей договорить. Он молча поднял с пола плетку и протянул ей:
  — Бей!
  Девушка уныло опустила глаза.
  — Тогда молчи и повинуйся! — сказал фон Штади и, заглянув в листок с перечнем неотложных дел, стал диктовать во встроенный в стену микрофон:
  — Все внимание по прежнему уделять поискам фон Рунштадта, — властным голосом говорил он. — Оповестить всех Тевтонских Рыцарей, всех сотрудником моих предприятий, включая фармацевтические фабрики, о необходимости приложить все силы для поимки этого убийцы, представляющего для нашей организации чрезвычайную опасность. Привлечь к розыску полицию и армию, используя для этого наших людей в высших политических кругах. За голову беглеца я заплачу пятьсот тысяч немецких марок. Его тело меня не интересует. Что же касается прочих дел, то сообщите следующим компаниям мой ответ: промышленной группе «Крупп» — да, «Фолсваген» — нет, и «Люфтганза» — может быть. Все остальное пока подождет.
  Он отключил микрофон и начал застегивать пуговицы на сорочке и завязывать галстук, наблюдая в зеркало за Бутс.
  — Кстати, крошка, — сказал он, — я забыл сказать тебе одну вещь. Тебе придется вылететь в Травенмунде: мне думается, что наш хитроумный друг попытается пересечь границу именно там. Ты слышишь меня?
  Бутс тупо смотрела на кровавые пятна, выступающие на шелке рубашки.
  — Я не могу, — наконец тихо сказала она.
  — У меня нет времени повторять дважды, — взглянув на часы, сказал граф. — Ты выдала мой секрет этому мерзавцу, ты и доставишь мне его голову. Готовься вылететь через сорок пять минут. Все необходимое тебе будет предоставлено. Можешь действовать по собственному усмотрению, но не забывай о главном: ты должна вернуться сюда с его головой. Успеха тебе, моя крошка!
  С этими словами граф надел пиджак и вышел из комнаты, насвистывая фугу Баха.
  Товарный поезд был набит углем. Нику почему-то везло на вагоны с углем в последнее время. Сперва он добрался до устья реки на груженой углем барже, а теперь трясся в направлении датской границы на набитом углем поезде.
  Лязг колес и крики стрелочников, отдающих распоряжения, подсказывали Нику, что состав перемещается на паром. Затем все надолго затихло, и Ник ощутил, как огромное морское судно качается на волнах. Он осторожно выглянул из-под брезента, прикидывая свои шансы. Сколько дней он уже в бегах? Два? Три? Прекратилась ли за ним охота? Наконец он решил не ломать себе голову, а подняться в ресторан и поесть. Выбравшись из вагона, он стал пробираться к лестнице.
  В этот послеполуденный час будничного дня большой зал был почти пуст. Пройдя к угловому столику, Ник демонстративно положил на скатерть деньги и выразительно посмотрел на официанта. Тот с невозмутимым видом налил ему в фужер холодной воды и, предложив изучить меню, важно удалился. Ник жадно осушил бокал и сразу же почувствовал себя значительно лучше. Затем он пробежал меню, остановил свой выбор на бифштексе и, сделав официанту знак подойти, продиктовал ему заказ. Пока кельнер выполнял его, Ник обдумал ситуацию и принял решение: плотно пообедав, вернуться в товарный вагон и проспать там до Копенгагена. В Дании его не разыскивает полиция, поэтому нужно лишь будет постараться избежать встречи с агентами фон Штади, что не составит особого труда. Затем — короткий перелет в Стокгольм, и снова за дела.
  Из задумчивости Ника вывело необычное оживление в зале. Он поднял голову и увидел, что взволнованные пассажиры что-то оживленно обсуждают, повскакав с мест и столпившись возле окон. Кое-кто делал снимки. Ник взглянул на свинцовую поверхность воды, подернутую туманом, недоуменно пожал плечами и принялся за бифштекс. Однако тревожный рев сирены не дал ему закончить обед.
  Дверь в ресторан распахнулась, и в зал ворвалось несколько членов экипажа. Ник снова посмотрел в окно и на этот раз понял, чем вызвано всеобщее смятение.
  На высоте двадцати футов над палубой завис дирижабль, с которого по канатам спускались вооруженные люди. Командовала ими, как с первого же взгляда догадался по ее стройной фигуре в кожаном костюме, Бутс Делани: с маской на лице и с автоматом в руках, она резким голосом отдавала приказы.
  Несколько человек в масках вбежало в ресторан. Ник опустил голову и принялся резать недоеденный кусок мяса. Люди в масках промчались по залу и выбежали в другую дверь. Едва она закрылась за ними, как Ник раскашлялся и поспешно направился к туалету. Замысле его был прост: выиграть время.
  Внезапно стекло в двери салона разлетелось на тысячи осколков и воздух над головой Ника прошила автоматная очередь.
  — Замри на месте и не двигайся, мой дорогой! — услышал он голос Бутс. — И положи ручки на затылок, живо!
  Ник обернулся и с улыбкой воскликнул:
  — Ты просто неотразима, Бутс, когда сердишься!
  — Давай двигай, шнель! — даже не улыбнувшись, приказала она. — У нас мало времени.
  Ник не стал препираться и послушно вышел на палубу. Под дулами автоматов его подняли в кабину дирижабля, где затолкали в другой угол и отобрали пистолет и кинжал. Спустя тридцать секунд дирижабль начал набирать высоту. Взглянув в иллюминатор, Ник заметил патрульный катер, на большой скорости приближающийся к парому со стороны датского берега. К сожалению, он опоздал ровно на пять минут.
  Бутс сняла с лица маску и закурила сигарету.
  — Что случилось, малышка? — подмигнув ей, поинтересовался Ник. — Чем я обязан тебе за эту неожиданную встречу? Ты соскучилась по мне?
  — Не пытайся заморочить мне голову, — ухмыльнулась Бутс. — С тобой жаждет побеседовать Рикки. К тому же, тебя разыскивает за убийство полиция.
  — Ты знаешь, что настоящий убийца — Эйнар, — заметил Ник.
  — Заткнись! — огрызнулась Бутс. — Нам всем, кажется, сейчас будет не до шуток.
  Ник взглянул в иллюминатор и увидел приближающиеся к дирижаблю реактивные военные самолеты. Четыре перехватчика прошли настолько близко, что он сумел разглядеть опознавательные знаки НАТО на крыльях. Звено взмыло верх и удалилось, превратившись в четыре точки. Затем одна из машин отделилась от остальных и стала стремительно пикировать на аэростат. Бутс с досадой швырнула Нику парашют.
  — Иногда мне кажется, что ты заколдован, — воскликнула она.
  — Мы над Восточной Германией! — радостно закричал пилот. — Здесь они не отважатся сбить нас! Глядите, они уходят!
  — Благодарю за заботу, малышка, — сказал Ник, решив, что пока у него не отняли парашют, самое время пустить в ход припрятанную газовую бомбочку. Ее смертоносный газ действовал почти моментально, но Ник мог задержать дыхание на четыре минуты, благодаря специальной тренировке, а дольше оставаться в кабине он и не собирался. Сделав глубокий вдох, он открыл клапан бомбы и бросил ее под ноги немцу, все еще державшему на коленях его стилет и «люггер». Тот судорожно схватился за горло, не понимая, что происходит, Ник оттолкнул в угол Бутс, забрал свое оружие и, быстро надев парашют, выпрыгнул из люка.
  Холодный ветер свистел у него в ушах, земля стремительно приближалась, однако он не спешил дергать за кольцо вытяжного троса: умело управляя своим телом в свободном полете, Ник старался как можно дольше оставаться в воздушном потоке, уносящем его к границе. Опускаться в Восточной Германии ему почему-то не хотелось. Но вот наконец внизу показалась полоса вспаханной земли и ряды колючей проволоки со сторожевыми вышками, раздались сухие выстрелы. Ник дернул за кольцо и ощутил рывок, парашют раскрылся и плавно пронес его над границей. Приземлившись в кустарнике, Ник скинул стропы и побежал к лесочку. Там он перевел дух и взглянул назад: на восточную сторону границы медленно опускался нейлоновый купол. Это наверняка была Бутс. А дирижабль тем временем поднимался все выше и выше в голубое небо, унося в последний полет команду мертвецов. Что ж, подумал Ник, каждому свое.
  Глава двенадцатая
  Добравшись до Стокгольма — чистого и спокойного города на островах, где принимают карточки «Американ экспресс» и «Дайнерс клаб» и можно зарегистрироваться в отеле под собственным именем, Ник принял в номере гостиницы «Бернадотта» душ и позвонив шефу службы безопасности Муско, условился с ним о встрече.
  Спустя час он уже въезжал на взятом напрокат автомобиле в тоннель, ведущий на остров, ощущая атавистический страх перед враждебным подземельем. Утешала его лишь мысль, что для панической боязни закрытых помещений он староват, а точно таких же тоннелей, подземных парковочных площадок, лифтов, офисов с зашторенными окнами и полутемными коридорами в Муско не больше, чем в Нью-Йорке.
  Дежурный офицер сказал, что его ожидают, и проводил к специальному лифту, который поднял посетителя прямо в приемную вице-адмирала Ларсона. Задача перед Ником стояла не из легких: ему предстояло убедить его отправить Астрид Лундгрен в логово фон Штади, чтобы она получила доказательства того, что никаких голубых лучей не существует.
  Ник прошел по ковровой дорожке мимо секретарши, толкнул дверь в кабинет ее босса и тотчас же в ужасе отступил назад. На ковре лежал с открытыми застывшими глазами мертвый начальник службы безопасности, с ярко-голубым лицом.
  — Эй, мисс! — позвал Картер секретаршу. — Срочно вызовите сюда врача и полицию! — Выхватив «люггер», он бросился по коридору, заглядывая в каждый кабинет.
  Между тем к приемной шефа сбегались его сотрудники. Не обнаружив никого постороннего, Ник вернулся к столу секретарши вице-адмирала. Та тихо плакала, обхватив голову ладонями.
  — Срочно вызовите сюда доктора Астрид Лундгрен, — прошипел Ник, тряся ее за плечи. — Дорога каждая минута.
  Продолжая плакать, секретарша молча кивнула ему головой и подняла трубку телефона. Ник закурил сигарету и попытался оценить ситуацию. У него не было сомнений, что тщательная судебно-медицинская экспертиза покажет, что вице-адмирала отправили или задушили, прежде чем он стал ярко-голубым, как и убитые ученые, работавшие над защитой от лазера. Однако доказать это Ник в данный момент не мог, никто не поверил бы ему, кроме, возможно, Астрид Лундгрен.
  — В лаборатории ее нет, — сказала секретарша.
  — Позвоните домой, — подсказал раздраженно Ник.
  — Домашний телефон занят, — спустя несколько секунд сообщила секретарша. — Будете ждать?
  — Нет, — сказал Картер, — я сам поеду к ней. Если вам удастся все-таки до нее дозвониться, предупредите ее, что к ней выехал Ник Картер. Пусть до моего прихода никому не открывает дверь.
  Охваченный тревожным предчувствием, он спустился на лифте в гараж, продолжая анализировать случившееся. Противник нарушил одно из важнейших неписанных правил шпионажа: не трогать шефа противной стороны. Следовательно, фон Штади утратил самообладание и был на грани срыва. Как бы ни были популярны Тевтонские Рыцари в Германии, подобного неуважения к общепринятым нормам другие державы не потерпят и добьются роспуска этой организации, и если потребуется — то даже силой. Но что, если фон Штади готов был бросить вызов НАТО и русским? Если китайские ракеты с ядерными боеголовками уже доставлены для него в Албанию? Тогда не избежать серьезного осложнения международной обстановки, чреватой кризисом… Мрачные картины грядущего апокалипсиса, возникающие в голове Ника, заставили его надавить на педаль акселератора. Отчаянно взвизгнув покрышками на вираже, автомобиль вылетел с асфальта на булыжник подъездной дорожки, и вскоре на вершине холма возник дом Астрид Лундгрен. При взгляде на него у Ника перехватило дух: половина коттеджа представляла собой груду дымящих руин. Выхватив пистолет, Картер устремился ко входной двери.
  Хозяйка дома вышла из кухни с бокалом в руках, бледная как смерть.
  — Ник? — изумленно воскликнула она. — Как ты здесь очутился?
  — Убит вице-адмирал Ларсон, — беря ее под локоть, выдохнул Ник. — Я нашел его мертвым и синим в его служебном кабинете.
  Бокал выпал из руки девушки, она в страхе отпрянула от гостя, принесшего страшное известие.
  — Кнут! — крикнула она. — Ларсона убили!
  — Кнут? — встревоженно переспросил Ник. — Разве он здесь?
  — Я к вашим услугам, сэр! — услышал он голос Кнута и тотчас же упал на ковер, на долю секунды опередив выстрел. Перекатываясь по полу, он укрылся за диваном, мысленно проклиная современную шведскую мебель, совершенно непригодную для защиты от пуль.
  — Кнут! Ник! Что происходит? — закричала Астрид. — Я совершенно уже ничего не понимаю! Прекратите пальбу в моем доме. Он уже и так почти сгорел.
  В гостиной прогремело еще два выстрела, Ник выстрелил в ответ, и Кнут скрылся в соседней комнате, откуда выскочил вон из полуразрушенного дома.
  — Ты заблуждаешься, Ник! — воскликнула Астрид. — Все это дело рук того ужасного карлика, смех которого мы слышали в Копенгагене. Незадолго до взрывая снова слышала его, а уже потом сюда примчался Кнут. Он хотел помочь мне. По-моему, он слишком глуп, чтобы стать предателем.
  — Он слишком глуп, чтобы смекнуть, что его могут подставить, — возразил ей Ник. — Но у него хватило ума, чтобы убить Ларсона и попытаться похитить тебя.
  — Это какой-то бесконечный кошмар! Все вокруг превращаются в монстров. Слава богу, что он убрался отсюда восвояси.
  — Нет, он где-то поблизости. Он не может оставить нас в живых. Здесь есть черный ход?
  — Нет, но он мог вскарабкаться по дереву с другой стороны дома и влезть в окно спальни, — с тревогой в голосе сказала Астрид.
  Ник ни слова не говоря сорвался вдруг с места, пересек в несколько шагов комнату, подпрыгнул и, ухватившись руками за край балкона второго этажа, подтянулся и перемахнул через балюстраду. Едва он прижался спиной к стене, как дверь спальни распахнулась и на балкон вышел Кнут.
  — Вот и настал твой конец, специальный агент Картер! — с победной улыбкой на загорелом лице воскликнул он, высматривая Ника в гостиной.
  Улыбка так и не успела погаснуть, когда Ник всадил пулю в затылок блондина и малиновое месиво его мозгов разлетелось по стене. Перевалившись через перила, Кнут мешком рухнул на пол гостиной.
  — Ты уверен, что он изменник? — воскликнула Астрид, в ужасе пятясь от распростертого на ковре тела. — Я не могу в это поверить…
  — А кто же еще запер меня в морге? — спросил Ник. — Кроме вице-адмирала Ларсона и тебя, только он знал, что я пойду туда.
  — Что же нам теперь делать? — спросила Астрид.
  — Прежде всего, нам следует побыстрее убраться отсюда, — ответил Ник. — Соседи уже наверняка вызвали полицию. В любом случае, нам пока лучше скрыться. Помимо всего прочего, мне необходимо срочно связаться с Вашингтоном: в Европе пахнет войной.
  Глава тринадцатая
  Монотонный гул двигателей старенького военного самолета, дрожавшего всем корпусом, и пламя, вырывавшееся из сопла во мрак ночи, навевали на уставившегося в иллюминатор Ника Картера сон. Сидевшая рядом с ним в кресле Астрид дремала или притворялась спящей, скорее всего проклиная тот день, когда она согласилась сотрудничать с американской специальной службой. Ее пышные формы сейчас плотно облегал резиновый костюм, типа того, в котором ныряют в холодную воду водолазы. Такой же костюм был и на Картере.
  Когда Ник сообщил Астрид, что ей предстоит совершить ночной прыжок с парашютом во владения человека, намеренного убить ее, она лишь сильно побледнела, но не сказала ни слова. Поэтому он не мог сейчас упрекнуть ее в неразговорчивости.
  Для него самого ночной прыжок с самолета был делом привычным. Как говорят по схожему случаю французы, чем больше пытаешься внести в него разнообразие, тем сильнее разочарование банальным финалом. Напряженное ожидание, томление предчувствием того, что случится потом, на земле, зависть к пилоту самолета, возвращающемуся на базу — все это уже не раз испытывал в своей жизни бывалый агент, еще в молодости в составе разведывательной группы выполнявшей ответственные задания в различных городах Германии.
  Нику вспомнился его разговор перед вылетом с Хоуком, щуплым пожилым человеком, являющимся глазами и ушами Америки, а порой, когда возникает крайняя необходимость, и ее карающей рукой, сжимающей кинжал.
  — Поймите меня правильно, шеф, — приводил ему свои доводы Ник, — но мне не хотелось бы снова прихватить с собой из его лаборатории пузырек с чернилами вместо пробирки с вирусом. Я не разбираюсь в бактериях, но уверен, что так называемая голубая смерть — детище графа, и я должен это доказать. Вот почему мне необходима Астрид.
  Хоук ответил не сразу: слишком велик был риск задуманного Ником.
  — А вы уверены, что фон Штади может прийти к власти в Германии? — наконец спросил он. — По данным ЦРУ, его армия не так уж и велика.
  — У него обширные связи среди военных, — ответил Ник. — И если он умело воспользуется ими, то не встретит серьезного сопротивления, смею вас заверить. И первое, что он сделает, став во главе нового правительства, это заключит военный договор с китайцами.
  — И как же, по-вашему, он намерен осуществить этот переворот?
  — Мне представляется, что сперва он создаст какие-то искусственные помехи нормальному функционированию правительства в Бонне, потом поднимет мятеж в Западном Берлине, где недовольное население поддержит его. Мы будем вынуждены вывезти свое атомное оружие, и тогда новоявленный фюрер обратиться за помощью к Китаю, выставив в качестве козыря свои успехи в области подрыва научно-исследовательских работ шведов по нейтрализации китайского лазера. Может быть, он даже предъявит в подтверждение своих слов мертвую блондинку.
  — По-моему, у вас слишком богатое воображение, Картер, — усмехнулся Хоук. — Но крупица здравого смысла в ваших рассуждениях есть, так что продолжайте развивать их, мне хотелось бы услышать ваш вывод.
  — Хорошо, — вздохнул Ник. — Так вот, мне кажется, что даже если китайцы и не поверят ему, они все равно дадут ему эти ракеты, поскольку заинтересованы в союзнике, который будет держать Европу в страхе. И когда столь одиозный милитарист, как фон Штади, заполучит в добавок к власти ядерное оружие, другие европейские страны вряд ли станут ждать, пока он нажмет на пусковую кнопку. Можете себе легко представить, какая начнется славная заварушка.
  — Мне думается, мы могли бы послать в Западный Берлин пару дивизий, — задумчиво сказал Хоук. — Впрочем, наши «друзья» в восточном секторе тоже не будут сидеть сложа руки. Нет, это не годится. Вот что, Картер: продолжайте действовать и добудьте доказательства участия фон Штади в убийствах граждан других европейских государств. Это позволит западногерманскому правительству арестовать графа, пока он еще не пришел к власти. Между прочим, фотоснимки, сделанные с разведывательного самолета, говорят о том, что китайцы уже разместили в Албании мощные ракеты. Теперь мне ясно, что предназначаются они вероятнее всего для фон Штади. Имей в виду, сынок, если этот сукин сын доберется до тебя, он сможет использовать это как доказательство американского вмешательства в дела Германий.
  — Я ловок и увертлив, как хитрый лис, шеф, — с ухмылкой успокоил его Ник. — Меня не так-то легко удержать.
  — Все это юношеская самонадеянность, — вздохнул Хоук. — Хорошо, я благословляю тебя на эту операцию. Но помни: эта девушка — залог нашего успеха в области противовоздушной обороны. Без нее китайцы могут обойти нас. Так что лучше не начинай ничего такого, что не сможет потом закончить правительство США.
  Голос пилота вернул Ника к действительности.
  — Мы приближаемся к району высадки, — объявил по селектору он. — В вашем распоряжении еще пять минут.
  Ник встал и еще раз проверил снаряжение и рации. Самолет стремительно снижался над сосновыми лесами Баварии. Через несколько минут Ник уже опускался на парашюте во владения самого опасного преступника в Европе со времен Гитлера. На некотором отдалении от него равнодушные звезды высвечивали еще один купол.
  
  К полудню следующего дня Ник и Астрид достигли окрестностей замка. Удобно устроившись в укромном уголке под сенью баварских сосен, Ник с помощью специального портативного оборудования прослушивал разговоры в цитадели графа фон Штади, где он предусмотрительно оставил радиозакладки.
  Попыхивая сигаретой, Ник наслаждался уютным покоем теплого весеннего дня и чистым воздухом, насыщенным ароматом хвойных деревьев, борясь с желанием снять наушники и присоединиться к Астрид, купающейся в небольшом омуте у водопада. Однако приближалось время выхода радиста графа в эфир, и чувство долга взяло верх над соблазном. В наушниках наконец послышался торопливый голос немецкого радиста, и Ник стал сосредоточенно слушать его обращение ко всем участникам заговора в Германии. Спустя полчаса он снял наушники и отложил их в сторону: теперь он знал все, что ему было нужно, окончание сообщения будет записано на пленку магнитофона и среди прочих доказательств предъявлено суду. Главное же, что уяснил для себя Ник, сводилось к тому, что в секретную лабораторию графа необходимо было проникнуть уже этой ночью. Следовательно, на подготовку к операции времени оставалось в обрез, а риск угодить в одну из ловушек возрастал.
  В самый кульминационный момент напряженной работы его мысли со стороны водопада появилась Астрид, — ее пышущее здоровьем тело было обернуто длинным махровым полотенцем, но от этого оно не стало менее соблазнительным.
  — Мисс Лундгрен, — с улыбкой заметил Ник, когда Астрид подошла к нему. — Вам известно, что без очков вы неотразимы?
  — Я рада, что вы так считаете, мистер Картер, — рассыпчато рассмеялась она. — Угостите меня сигаретой.
  Закуривая, девушка слегка наклонилась, и полотенце соскользнуло с ее пышной упругой груди, обнажив нежно-розовые соски. Ник поймал себя на мысли, что самое время обежать пару раз вокруг замка или окунуться в холодном омуте.
  — Фон Штади готов действовать, — потерев лоб, озабоченно сказал он. — Так что мы должны провести нашу операцию уже этой ночью. Они намерены устроить какую-то провокацию против правительства США и через три дня устранить канцлера. Одновременно будут распущены слухи о восстании в армии и военно-воздушных силах, и под шумок фон Штади захватит власть, чтобы навести в стране порядок. Поэтому мы должны немедленно получить доказательства его участия в убийстве людей. Надеюсь, задача ясна?
  — Для этого-то мы и здесь, — усмехнулась Астрид. — Я знала, что отправляюсь не на прогулку по Альпам за счет шведского правительства. — Какой чудный выдался денек, — оглядываясь на пронизанные солнечным светом сосны, заметила она. — Приятно умереть в такой день!
  Полотенце упало еще ниже, обнажив ее гладкий упругий живот. Ее зеленые глаза смотрели на Ника с открытым вызовом:
  — Не будь ты такой славной девочкой, — глубокомысленно произнес он, — я решил бы, что ты пытаешься соблазнить меня.
  Она улыбнулась и, наклонившись, поцеловала его в губы.
  — Вам не откажешь в наблюдательности, агент Картер, — воскликнула она, окончательно сбрасывая с себя полотенце. При виде ее великолепного белого тела, с впечатляющими формами, но без единой унции лишнего жира, у Ника перехватило дух. Она откинулась на спину, согнув одно колено, готовая отдаться ему.
  — Должна признаться, что сперва я приняла тебя за одного из этих безмозглых самоуверенных нахалов, относящих себя к золотой молодежи, — рассмеялась она. — К сожалению, я обнаружила, что заблуждалась лишь сегодня, когда мне, возможно, предстоит умереть.
  — Но ты не умрешь, — сказал Ник. — Я это тебе обещаю.
  Он обнял ее, и она прошептала, расстегивая на нем рубашку:
  — Докажи мне это! Пока не наступила ночь, я хочу, чтобы мы наверстали упущенное, чтобы мне было что вспомнить в последние мгновения перед смертью.
  — Не говори так, — стягивая с себя одежду, успокаивал ее Ник, — у нас все получится наилучшим образом. — И хотя голос его и звучал уверенно, мысль о возможном неблагоприятном исходе задуманного не оставляла его ни на минуту. И это двойственное ощущение радости и трагического одновременно угасающего весеннего дня, подарившего им обоим эти минуты блаженства, придавало особую остроту происходящего, побуждая их ласкать друг друга с необыкновенной нежностью и предупредительностью. Когда она негромко вскрикнула и тихонько застонала, сладострастно зажмурившись и закинув голову, сосредоточенное лицо Ника смягчилось улыбкой, и он глубоко вздохнул, подумав о том, что если бы всем солдатам предоставляли возможность вот так же насладиться любовью в теплый чудесный день перед боем, то войны никогда бы не прекращались. Ибо ничто так не опьяняет, как упоение сексом, и не заставляет забыть об опасности.
  — Еще, Ник, еще, — стонала сквозь стиснутые зубы Астрид, — умоляю тебя, не останавливайся! Я все так остро чувствую… Пожалуйста, Ник…
  И снова два великолепных тела слились под горными соснами в экстазе последнего путешествия в ревностно охраняемую богами страну умопомрачительного удовольствия, даруемого смертным наравне с муками родов и пронзительным ужасом смерти. Они перенеслись в иной, загадочный мир, доступный лишь им двоим в эти мгновения любви, но никогда не раскрывающий все свои тайны.
  Наконец Ник откинулся на спину, и оба они долго молча созерцали чистую красоту этого горного края под ясным небом, давая улечься страсти. Слова им сейчас были не нужны, они и без них прекрасно понимали друг друга. Постепенно тени становились все длиннее, а воздух холоднее, но им было тепло под старым армейским одеялом и совершенно не хотелось вылезать из-под него, снова и снова они изливали свои чувства на языке движения их тел, потому что нужно было еще о многом успеть сказать до наступления темноты.
  Но вот ночь наконец наступила, и над верхушками сосен появился серп луны. Они молча оделись и проверили свое снаряжение и оружие.
  — Ты не носишь ампулу с ядом на всякий случай? — тихо спросила она.
  — Нет, — усмехнулся он. — Я не думаю, что самоубийство — лучший выход. А ты?
  — Я тоже, дорогой, — рассмеялась она.
  Ник поцеловал Астрид, и они стали спускаться в сумрачную долину.
  Глава четырнадцатая
  Стрелки на светящемся циферблате часов Ника показывали десять минут первого ночи, когда в тусклом лунном свете перед ними возникли очертания замка, словно сошедшего с картины Дали. Проникнув по разработанному заранее маршруту в его внутренние пределы, лазутчики разделились: Астрид отправилась в одиночку в лабораторию, а Ник остался ждать ее снаружи, напряженно всматриваясь и вслушиваясь в предательскую темноту. Время тянулось мучительно медленно, Ник с трудом боролся с желанием пойти и проверить, все ли с Астрид в порядке, но твердо усвоенные им законы разведки удерживали его от этого опрометчивого поступка.
  Наконец острый слух Ника уловил звук осторожных шагов по траве. Посмотрев в прибор ночного видения, он улыбнулся: крадущейся поступью опытного вора-домушника, к нему приближалась Астрид. Спустя минуту она уже стояла рядом с ним за приземистым зданием электростанции.
  — Все в порядке? — спросил Ник.
  Она кивнула, расплывшись в радостной улыбке, словно ей только что вручили государственную премию.
  — Я почти уверена, что именно это голубое вещество использовалось при убийстве наших ученых, — прошептала она, показывая ему две пробирки с образцами. — К тому же мне удалось взглянуть на копии документов, касающихся китайских планов применения лазерного оружия. Они продвинулись вовсе не так далеко, как я предполагала, в своих исследованиях. А через два месяца я закончу работу над противолазерной защитой.
  — Чудесно, — воскликнул по-немецки от избытка радости Ник. — А теперь давай уносить отсюда ноги: не дай бог, патруль обнаружит уснувших собак.
  На всякий случай забрав у Астрид одну из пробирок, Ник взял ее за руку и увлек за собой прочь от лаборатории, на ходу размышляя о том, что из них вышла бы замечательная парочка преступников, выбери они другую дорогу в жизни. Пока все шло четко по его тщательно выверенному плану.
  Астрид тихонько похлопала его по спине, и он застыл на месте, вглядываясь в темноту. На дорожке показалась спина одного из громадных сторожевых псов графа. Палец Ника лег на спусковой крючок пистолета, стреляющего усыпляющим пульками: убивать животных было нельзя, чтобы не оставить следов своего визита. К счастью, собака не почуяла их и пробежала мимо. Переведя дух, Ник и Астрид проложили свое осторожное отступление с вражеской территории. На этот раз им предстояло оседлать на его завершающем этапе не лошадей, а два легких мотоцикла, спрятанных в надежном месте в лесу.
  Внезапно Астрид дважды похлопала его по спине. Ник замер: этот условный сигнал означал, что где-то рядом затаился человек. Он включил прибор ночного видения и припал к окулярам. В нескольких шагах от них застыл Эйнар — викинг, оживленный графом фон Штади спустя тысячу лет после того, как он оказался заживо замурован в глыбе льда. Звериное лицо Эйнара не оставляло сомнений в том, что он учуял их своим острым, как у собаки, чутьем, и готовится к схватке. Викинг медленно шагнул им навстречу. Стрелять по нему было нельзя, на звук выстрела сбежался бы весь замок.
  — Он нас заметил, прошептал Ник. — Нет смысла обоим попадаться им в лапы. Я задержу его, а ты беги. Маршрут тебе известен.
  — Нет, Ник, — решительно сказала Астрид, побелев как мел. — Я не допущу, чтобы тебя схватили.
  — Мы здесь не в крокет играем, милая леди, — прорычал Ник. — Немедленно уноси отсюда ноги и не останавливайся, пока не окажешься за границей! Это приказ. До встречи в Стокгольме, дорогая, — добавил он со своей обычной улыбкой.
  Ник выбежал из темноты на залитый лунным светом газон и негромко окликнул гиганта:
  — Эй, старина! Я здесь!
  Описывая вокруг Эйнара круги, он постепенно увел его подальше от Астрид. Викинг сорвался с места и бросился за ним в погоню. Оба они побежали по газону, но вскоре Эйнар стал отставать. Рука его скользнула к ремню, и с жутким боевым воплем он размахнулся и метнул в Ника короткий боевой топор. Дикое эхо разнесло этот устрашающий рык древнего скандинава по всему замку. Ник едва успел увернуться от широкого блестящего лезвия и метнуться в тень, как стали зажигаться огни и надрывно залаяли собаки. Ник решил пока не выдавать себя стрельбой из автомата, а затаиться в кустарнике и переждать, пока не уляжется всеобщее волнение.
  Тон собачьего лая резко изменился, свора взяла след и устремилась в погоню, но только не за ним, а за Астрид. Послышались хриплые гортанные голоса, отдающие команды. Нику оставалось лишь молить бога, чтобы она не сбилась с пути и не угодила в одну из смертельных ловушек. Он не предполагал, что самого его в эту ночь ожидает худшая участь.
  Луч мощного прожектора, установленного на подкатившем джипе, выхватил из темноты удручающую картину: два здоровенный пса кидались на присевшую от страха Астрид, а двое мужчин в сапогах отгоняли их прикладами винтовки.
  Ник тихо выругался. Задача его теперь была абсолютна ясна. Им удалось схватить Астрид, но пока еще им не известно, что где-то рядом он. Его видел только Эйнар, но он не мог говорить. В такой ситуации профессиональный шпион с его опытом имел неплохие шансы оторваться от преследователей и уйти за границу. К этому же обязывали его и служебные инструкции.
  Ник снова выругался: плевать на инструкции, все жизненные ситуации им все равно не предусмотреть. До того, как Астрид побывала в лаборатории, она еще являлась обычным агентом, обладающим определенной технической квалификацией. Но теперь, после того, как она собственными глазами видела секретные документы, касающиеся намерений китайцев разрушить систему ПВО Швеции и США, Астрид стала слишком важной персоной, чтобы пожертвовать ей.
  В бессильном отчаянии Ник смотрел, как патруль возвращается в замок вместе с девушкой. Он мог бы внезапно напасть на ее конвой и уничтожить его, но случайно убить при этом и самое пленницу. Значит, этот вариант ее освобождения отпадал.
  Бесшумно, как ночной хищник, Ник прокрался мимо охраны поближе к замку. Действовать нужно было стремительно, пока еще обитатели замка не остыли после стихийной погони. На руку Нику было и то, что большинство офицеров фон Штади отправилось подготавливать задуманный им правительственный переворот.
  Однако сам граф все еще находился в своей цитадели, и вряд ли стоило уповать на то, что увидев Астрид, он не догадается, что Ник где-то поблизости.
  Спустя четверть часа Картер достиг главных ворот.
  За мостом через ров возле сторожевых будок стояли двое часовых с автоматами. Чуть поодаль находился джип со спаренным крупнокалиберным пулеметом и стрелками. Внутренний голос говорил Нику, что здесь прорываться бессмысленно. Но Ник в очередной раз поступил иначе.
  Выскочив из своего укрытия, он рванулся по мосту прямо на часовых. При виде бегущего к ним безумца те сперва остолбенели, но потом все же взяли автоматы на изготовку. Но и секундного их замешательства Нику хватило, чтобы двумя выстрелами с бедра уложить обоих на брусчатку.
  Встревоженный выстрелами, один из солдат в джипе бросился к пулемету и выпустил длинную очередь. Ник упал Ничком на булыжники моста, и трассирующие пули просвистели у него над головой, высекая снопы искр из парапета. Ник бросил гранату. Описав в воздухе дугу, она взорвалась точно в джипе, разнеся всех сидящих в нем на кусочки по мостовой.
  После этого наступила полная тишина. Стряхнув мгновенное оцепенение и отбросив сомнения, Ник вскочил на ноги и побежал к двери, ведущей в главную башню: именно там он рассчитывал застать фон Штади и Астрид.
  
  Огромный баронский зал, где обычно пировали офицеры ордена Тевтонских рыцарей, сейчас был пуст. Вернее сказать, почти пуст: за длинным столом развалился, положив на него ноги, граф фон Штади. Напротив, на другом конце стола, примостился карлик Локи.
  Посередине стола лежала без сознания обнаженная до пояса Астрид, закрепленные у нее на голове и груди провода были подсоединены к пульту управления, стоящему на столе перед графом.
  Заслышав приближающиеся шаги Ника, фон Штади повел головой, но не сдвинулся с места. Ник прислонился спиной к стене и навел на него автомат.
  Карлик гнусно рассмеялся.
  — Опусти автомат, суперагент Картер, — с ухмылкой произнес граф. — Ты проиграл.
  — Черта с два, — прорычал в ответ Ник.
  Граф налил в бокал шампанского и сделал глоток.
  — Выиграл я, герр Картер, — повторил граф. — В любую секунду я могу воздействовать на центры удовольствия и боли в мозгу мисс Лундгрен. Что бы вам больше хотелось лицезреть — ее необыкновенную радость или невыносимую муку?
  Лишь теперь Ник заметил, что он был совершенно пьян.
  — А я в любую секунду могу воздействовать очередью из своего автомата на ваши мозги, граф фон Штади, — с улыбкой заметил Ник, чувствуя, как по спине у него пробежал холодок.
  — Да полно вам, герр Картер, — криво усмехнулся граф. — Мы ведь оба понимаем, что США боятся китайской атомной угрозы гораздо больше, чем возрождения милитаризма в Германии. Так что пока мисс Лундгрен жива, вы никого не убьете.
  Граф что-то громко крикнул на староскандинавском наречии, и словно из-под земли перед Ником выросла громадная фигура Эйнара. Он с такой силой вырвал у него из рук автомат, что едва не сломал их, и по срывал у него с пояса гранаты, словно яблоки.
  Карлик захлопал в ладоши и расхохотался.
  — Ты одобряешь поступок Эйнара, Локи, — удовлетворенно отметил граф. — И ты аплодируешь моему триумфу.
  Карлик спрыгнул с кресла и колесом прошелся по залу, стремясь еще более угодить графу. Тот наблюдал за его акробатическими трюками рассеянным взором и с вялой улыбкой на лице. Но улыбка погасла, едва карлик, утомившись от акробатики, вдруг запрыгнул на стол рядом с Астрид и, наклонившись над ней, принялся бесстыдно гладить ее соблазнительное тело обеими руками.
  Ник рванулся было вперед, но граф предостерегающе погрозил ему пальцем, многозначительно кивая на пульт.
  — Спокойствие, герр Картер! — с тонкой улыбкой произнес он. — Ваши рыцарские чувства достойны всяческой похвалы. Признаться, мне жаль, что вы не член нашего ордена. И все это из-за ваших декадентских взглядов!
  Карлик снова припал к обнаженному бюсту Астрид, и Ник, не сдержавшись, схватил его за шиворот и отшвырнул в дальний угол зала. Карлик заверещал пронзительным женским голосом, и граф фон Штади расхохотался.
  — Довольно, герр Картер! — успокоившись, сказал он. — Еще один ваш шаг, и я разрушу этот великолепный мозг. За три секунды эта красавица превратится в безмозглую дурочку, готовую удовлетворить любую мою прихоть по первому же знаку и трепещущую от страха, едва лишь я нахмурю брови.
  Граф опустил ноги со стола на пол и встал, пошатываясь.
  — Впрочем, уже поздно, — сказал он. — Долг зовет. Я решу, как мне поступить с вами обоими, когда вернусь. А пока за вами присмотрит Эйнар. До свидания, герр Картер. Пошли, Локи!
  Ник сделал вид, что поверил этой уловке. Подойдя к двери в конце зала, граф обернулся и добавил, держа палец на кнопке в стене:
  — Возможно, вас несколько удивляет, отчего я праздную свой триумф в одиночестве. Так вот, через три дня я стану хозяином всей Германии, а очень скоро — и всей Европы. И кто знает, может статься, что в один прекрасный день я приберу к рукам и Америку… Один же я сегодня потому, что вы совратили мисс Делани. Так что я у вас как бы в долгу, и не пройдет и десяти минут, как мы с вами будем квиты, герр Картер. Замок влетит на воздух, а общественность будет оповещена, что взрыв в штаб-квартире нашей патриотической организации — дело рук американских диверсантов. Будьте уверены: я приду к власти на гребне самой большой волны антиамериканских настроений со времени последней мировой войны. И не пытайтесь убежать, герр Картер, ухмыльнулся он, уже открывая дверь. — Эйнар не допустит этого. Так что счастливо оставаться. Ауф видерзейн!
  Внезапно в зале погас свет, и Ник услышал лязг замка тяжелой железной двери. Не раздумывая ни секунды, он первым делом подбежал к столу и сорвал с Астрид электроды.
  Итак, в их распоряжении оставалось менее десяти минут. Дверь можно было попытаться взорвать гранатами. Ник встал на четвереньки и принялся шарить руками по полу, пытаясь нащупать их. Внезапно он услышал рядом с собой чье-то тяжелое дыхание, и в следующий момент огромная лапа сжала его запястье. Викинг, должно быть, видел в темноте, как кошка.
  Свободной рукой Ник ударил ребром ладони по его физиономии с такой силой, что голова обычного человека наверняка раскололась бы надвое, словно сухое полено от удара топора. Но викинг лишь по-звериному зарычал, и Ник поспешил выхватить свой кинжал.
  Снаружи донесся приглушенный рокот мотора и характерный звук ротора геликоптера, взлетающего над замком. Значит, взрыв может произойти в любую минуту, подумал Ник, достаточно графу послать радиосигнал, и все оставшиеся в здании будут заживо похоронены под его развалинами.
  Он изо всех сил двинул коленом викингу в пах. Тот дико вскрикнул и железными ручищами схватил Ника за горло. Красная пелена заволокла ему глаза, и уже почти теряя сознание, Ник из последних сил воткнул стилет великану в горло. Эйнар захрипел, отшатнувшись, но все же успел ударить кулаком Ника по голове. Оба одновременно рухнули на каменный пол…
  Очнувшись, Ник обнаружил, что лежит в луже крови. Рядом, раскинув руки, лежал бездыханный викинг, его безобразное лицо было искажено странной ухмылкой, а из головы торчал его боевой топорик. Видимо, впервые столкнувшись с человеком, способным дать ему отпор, Эйнар инстинктивно предпочел покончить с собой и сохранить свою честь, чем быть побежденным простым смертным или же продолжать влачить рабское существование. Фон Штади так и не удалось окончательно разрушить его мозг и подчинить его своей воле. В критическую секунду древний воин моментально сделал свой выбор…
  Одной гранаты оказалось достаточно, чтобы подорвать дверь. Взвалив Астрид на плечо, Ник выбежал по тоннелю во двор. На его удачу, двигатель джипа удалось завести с первой же попытки.
  Беглецы были уже в десяти милях от замка, когда жителей долины разбудил грохот такой необычайной силы, что они наверняка спросонок решили, что над Баварией разразилась еще не виданная в этих местах весенняя гроза.
  Глава пятнадцатая
  Ночь была не по-весеннему холодной: пятнадцать градусов ниже нуля при северо-восточном порывистом ветре в двадцать узлов. В кабине мощного вездехода, медленно, словно наощупь, пробиравшегося сквозь непроглядный мрак ночи, сидело двое мужчин. Один из них, в расстегнутой парке, давно нестриженый и небритый, сосредоточенно следил за компасом: под скользкой ледяной коркой снега, хрустящей под четырьмя парами колес вездехода, могли таиться глубокие расселины, падение в которые означало неизбежную мучительную смерть.
  Где-то к востоку от них затаился в своем последнем бастионе граф фон Штади, отгороженный от всего мира холодным Гренландским морем. Летом туда ходили корабли и можно было завести продукты и оборудование, что позволяло движению Тевтонских Рыцарей поддерживать свое существование, пусть и жалкое, как у старого викинга Эйнара, но все же не утратившее пока признаков жизни, чтобы подобно смертоносной бактерии, вновь обрести былую активность при более благоприятных условиях.
  — Послушай, Ник, — толкнул сурового водителя локтем в бок сидевший с ним рядом круглолицый и высокоскулый эскимос по имени Джо Шу. — Нам важно будет до последнего момента держать пулеметы в кабине. С восходом солнца температура воздуха повысится, но не очень, если застудим пулеметы, придется действовать охотничьими ножами. Ты меня понял? — И откинувшись на сидение, он облокотился на коробку с пластиковой взрывчаткой и спокойно отправил в рот ложкой очередную порцию консервированной тушенки из банки.
  Ник Картер кивнул: он знал, что Джо Шу не станет зря болтать языком, к его советам стоило прислушаться. Здесь, во льдах Гренландии, совершенно незнакомых ему, его жизнь целиком зависела от мудрости сидящего с ним в кабине человека. На подготовку и тренировку перед операцией в непривычных условиях времени у Ника не было, о гренландской берлоге ему стало известно всего лишь три дня назад из перехваченной радиограммы одного из радистов графа.
  — Мне кажется, мы приближаемся к морю, — заметил Ник. — По моим расчетам, во всяком случае, должна быть так.
  — Очень может быть, — пожал плечами Джо Шу. — Мне доводилось бывать в этих краях всего лишь дважды, да и то в молодости. Скоро увидим, не так ли, Ник? — Он улыбнулся, и его черные глаза заблестели: — Завтра утром будет густой туман, запомни мои слова!
  Ник взглянул сквозь подернутое морозным узором окно на безоблачное небо и покачал головой:
  — Я в этом не уверен, хотя тебе, конечно, виднее.
  — Нет, точно будет туман, — уверенно повторил эскимос. — Хорошо, что мы подойдем к лагерю с подветренной стороны.
  Ник почувствовал, как заколотилось его сердце: опытный воин, он отлично понимал, насколько это важно — подобраться на рассвете к лагерю немцев незамеченными, это решило бы добрую половину их проблем.
  Мощный вездеход неуклонно преодолевал бескрайнее темное пространство, приближая охотников все ближе к затаившемуся в логове зверю.
  Туман бесшумно окутал землю, как и предсказывал эскимос, незадолго до рассвета, так что им удалось укрыться за мореной, прикрывающей лагерь графа у подножья огромного глетчера Рейнхарта на Мысе Отчаяния. Сквозь клочья тумана, постепенно рассеивающегося под лучами солнца, видны были вырубленные во льду и укрепленные деревянными конструкциями помещения штаб-квартиры графа фон Штади, на некотором отдалении от которых располагались казармы, различные службы, будки генераторов и взлетно-посадочная полоса на стальной основе. Все это Ник намеревался взорвать.
  — Послушай, Ник, — кутаясь в теплую куртку и затягиваясь сигаретой, сказал Джо Шу. — Лед — коварная штука, непредсказуемая. Еще неизвестно, как поведет себя ледник, когда здесь все начнет взлетать на воздух. Таких больших взрывов мне устраивать еще не приходилось.
  Ник рассеянно кивнул, не вдумываясь в смысл его слов. Его мало волновало, что произойдет после того, как они начнут бой и выведут радиоаппаратуру фон Штади из строя, лишив его возможности связаться с участниками заговора в Германии.
  — Пора начинать, Ник? — спросил Джо Шу. — Нельзя допустить, чтобы эти птички упорхнули.
  — Что это с тобой, старина? — с любопытством взглянул на эскимоса Картер. — Я думал, что для тебя это дельце — не более, чем оригинальный способ скоротать время до начала сезона охоты на тюленей.
  — К дьяволу этих тюленей! — хмыкнул Джо Шу. — Я датчанин и хорошо помню войну. Немцы убили моего отца. Так что я готов отомстить им за это.
  Ник кивнул и посмотрел на часы.
  — Подождем еще немного, Джо, — сказал он.
  Стоявший на взлетной полосе двухместный самолет внезапно ожил: летчик начал прогревать двигатели. Группа людей в парках вышла из дверей центрального строения и направилась к самолету. Ник поднес к глазам бинокль, рассматривая странную делегацию. Джо Шу приготовил свой автомат к бою.
  — Пора, Ник? — нетерпеливо спросил он.
  — Подождем, пока уберутся эти эскимосы, — сказал Ник. — Не станем же мы убивать граждан Дании, даже если они и ведут какие-то дела с этой гнидой.
  — Но это не эскимосы, дружище, — ухмыльнулся Джо Шу.
  Значит, это китайцы, догадался наконец Ник. О чем бы ни сговаривался фон Штади в день переворота, это не сулило ничего хорошего Америке и странам, входящим в НАТО.
  — Целься хорошенько, Джозеф, — сказал Ник. — И стреляй наверняка.
  В следующее мгновение тишину арктического утра разорвал грохот автоматов. Китайцы в растерянности заметались по взлетной полосе, некоторые попадали на снег, другие бросались назад к офису штаб-квартиры фон Штади, вырубленной в толще ледника.
  — Разделаемся с гостями и возьмемся за хозяев, — поливая бегущую к самолету группу свинцом, комментировал эскимос. — Я не потерплю в своей родной Гренландии никаких китайских коммунистов. И кочаноголовых немцев тоже. Получите, вшивые моржи, вот вам всем!
  Автомат в его руках злобно подрагивал, сплевывая шипящие латунные гильзы в снег. Ник с тревогой смотрел в сторону баранов. Что случилось с этими проклятыми взрывателями? Неужели от мороза не сработали часовые устройства? Несколько человек уже выскочило из казармы, но Джо уложил их на снег, едва они успели сделать пару шагов. Внезапно строения содрогнулись и тотчас же взорвались на тысячу обломков.
  — С подкреплением покончено, — удовлетворенно отметил Ник. — Вперед!
  Эскимос уже взваливал на плечи огнемет.
  — За что я люблю американцев, — с улыбкой произнес он, — так это за их хорошую оснащенность.
  Они побежали ко входу в ледовый дворец фон Штади, невольно вздрагивая и приседая при очередном взрыве, сотрясающем землю у них под ногами. У дверей их встретил спорадический ружейный огонь. Дважды выстрелив в ответ из гранатомета, Ник и Джо вломились в вестибюль и, перешагнув через трупы, осторожно двинулись по длинному коридору вглубь глетчера.
  Откуда-то издалека донесся знакомый хохот карлика Локи.
  — Вперед, Джо, — яростно скомандовал Ник. — Держи огнемет наготове.
  Внезапно раздался громкий грохот, не похожий на взрыв, и Джо Шу озабоченно обернулся на Ника:
  — Это лед, старина! Кажется, скоро весь этот ледник рухнет в море. Нам лучше поторопиться.
  — Возвращайся к вездеходу, Джо, — сказал Ник. — Я и один разберусь с графом.
  — Нет, так не пойдет! — хитро прищурился круглолицый эскимос. — Я останусь с тобой до конца, иначе не видать мне благодарности от американского правительства.
  — Хорошо, — согласился Ник. — Тогда за дело!
  Он вновь почувствовал себя так, словно бы очутился в мир научной фантастики. Казалось, лабиринту тоннелей не будет конца. Насмешливый хохот проклятого карлика уводил их все дальше и дальше в толщу сине-зеленого льда, и за каждым углом их поджидала смерть. И всякий раз, когда лед начинал ходить у них под ногами, у них начинало сосать под ложечкой. Охранники графа отступали, огрызаясь время от времени огнем из карабинов и пистолетов, но пламя огнемета тотчас же отбивало у них охоту долго сопротивляться. Один за другим «тевтонские рыцари» падали на тающий лед и превращались в ледышки.
  Графа они обнаружили за ящиками с мороженой рыбой. Когда двое его телохранителей превратились в живые факелы, он выбрался из укрытия с поднятыми руками и промычал:
  — Пощадите! Я сдаюсь!
  — Не двигайся с места, пока я не обыщу тебя! — приказал ему Ник.
  Сейчас граф совершенно не был похож на властелина мира. Щетина на его щеках и подбородке подернулась инеем, а в глазах затаились страх и отчаяние побежденного.
  Внезапно где-то над их головами вновь раздался смех карлика.
  — Картер! — взмолился граф. — Умоляю, дайте мне еще хотя бы-полсуток, и я озолочу вас! Прошу вас, ради Бога, пожалуйста! Мы же ведь оба солдаты…
  Он едва не разжалобил Ника, но в этот момент карлик вновь расхохотался. Ник обернулся и увидел, что Локи скрючился на горизонтальной балке под потолком на высоте двадцати футов. Карлик хихикал и бросил внизу ручную гранату. Та подскочила и откатилась в угол комнаты, Картер упал лицом вниз на ледяной пол, прикрыв голову руками, и в следующий миг вопль карлика слился с грохотом взорвавшейся гранаты.
  Граф первым опомнился после взрыва и с яростью безумца вцепился двумя руками Нику в глотку. Ник резко ударил его лбом в переносицу и почувствовал, что по его собственному лицу хлынула кровь.
  — Ну что же вы, граф! — поддразнивал оглушенного фон Штади Ник. — Покажите мне, что вы способны драться, как волк! Сражайтесь за свою жизнь!
  Граф выбросил кулак вперед, Ник поднырнул под удар, схватил руку графа и через голову швырнул его в угол комнаты. Тяжело шмякнувшись об лед, тот потряс головой и уставился на Ника потухшим взглядом.
  — Вот дорога на Берлин, — указывая на тоннель, произнес со зловещей усмешкой Ник. — Что же вы расселись здесь, граф фон Штади? Самое время поторопиться.
  Граф вытащил из-под парки длинный нож и медленно поднялся на ноги.
  В руке Ника блеснуло голубоватое лезвие стилета. Граф побледнел, глаза его налились кровью, и он набросился на Ника. Противники сцепились, словно две кошки, и граф с перерезанным горлом рухнул на пол. Ник тщательно обтер о мех его куртки стилет и брезгливо отпихнул ногой в угол.
  — Неплохая работа, — услышал он голос Джо Шу.
  Ник даже вздрогнул от неожиданности: он совершенно забыл и об эскимосе и о карлике. Но он вздохнул еще раз, когда, обернувшись, увидел у ног улыбающегося Джо обезглавленное тело отвратительного уродца. Голова же Локи лежала на полу в нескольких шагах от его тельца, уставившись маленькими глазками в ледяной потолок.
  — Не подумай, что эскимосы кровожадные дикари, — пожал плечами Джо. — Он падал прямо на меня, и я пустил в ход свой охотничий нож. Американский огнемет — штука полезная, но нож надежней, когда дело принимает серьезный оборот.
  — Проклятье! — воскликнул в сердцах Ник. — Ты лишил меня удовольствия!
  Он молча уставился на бездыханные тела карлика и супермена, по странному стечению обстоятельств закончивших жизнь одинаковым образом. Ник не пожелал бы себе такой смерти.
  — Не расстраивайся, Ник! — потянул его за рукав эскимос. — Они получили то, что заслужили.
  — Я думаю не об этом, — сказал Картер. — Я жалею, что не допросил графа и не заставил его назвать имена его сообщников: этим я мог бы спасти многие жизни и предотвратить беду в Берлине сегодня ночью. Сам граф ничем не рисковал, в случае провала путча он просто засел бы надолго в этой своей ледяной норе.
  — Не сказал бы, что у тебя был выбор, — заметил Джо, вскидывая брови. — Все это конечно очень интересно, Ник, но сдается мне, что нам пора сматываться отсюда, пока не поздно.
  Ник не стал спорить: ледяной пол пещеры уже ходил под ногами ходуном, словно днище утлого суденышка на огромных волнах разгневанного океана. Бросив последний взгляд на примерзшие к полу тела, он побежал следом за эскимосом к выходу из пещеры.
  Глава шестнадцатая
  В баре гостиницы «Бернадотта» Ника поймал за пуговицу пиджака старый американский репортер.
  — Мы не встречались раньше, приятель? — пытливо всматриваясь в его лицо, поинтересовался он.
  — Нет, вы меня с кем-то должно быть спутали, — вежливо ответил Ник, обеспокоенно оглядываясь по сторонам. На его беду, у журналиста оказалась хорошая память.
  — Ну конечно, конечно же, — пробормотал он. — Ваша фамилия Картер, и вы, настолько я помню, из ЦРУ или чего-то в этом роде.
  Ник молча насупил брови, решив не обсуждать этот вопрос: в конце концов, пусть думает что ему угодно.
  — Вы ведь работаете у Хоука, не так ли? — не унимался репортер. — Я много о вас слышал.
  — Я всего лишь технический эксперт, — с невинной улыбкой солгал Картер. — Выполняю кое-какую незначительную работу.
  — Да будет вам, — хлопнул его по плечу журналист. — Шила в мешке не утаить! В американских войсках в Германии отменены все отпуска. Две эскадрильи бомбардировщиков «Б-52» переброшены в Исландию, а в Англию из Калифорнии прилетел целый авиаполк. Трое высокопоставленных немецких офицеров отстранены от своих обязанностей в одну ночь, на автострадах повсюду военный патруль, а контрольный пограничный пункт «Чарли» закрыт на неопределенное время…
  — Мне кажется, что вам следовало быть в Берлине, а не здесь, — заметил Ник.
  — Однако бывалые люди почему-то полагают, что ответы на эти загадочные события следует искать не в Германии, а в Швеции, — возразил репортер. — Но лично у меня такое ощущение, что в последний момент кто-то сыграл в этой игре отбой. Хотели устроить второй Пирл-Харбор, но потом отозвали пикирующие бомбардировщики. — Он вопросительно взглянул на собеседника.
  — Почему мне знать? — пожал плечами Ник. — Я сам только что вернулся из Гренландии.
  — Ах, вот оно что, — протянул журналист, теряя к нему интерес.
  Ник извинился и поднялся в свой номер. Там его ждал установленный шведскими специалистами видеотелефон. В точно назначенное время экран вспыхнул и перед Ником возникло хорошо знакомое худое лицо Хоука.
  — Вы прочли мой доклад? — спросил Ник.
  — Читал всю ночь и не мог оторваться. Впору снимать по нему фильм. Кое-что мне хотелось бы уточнить, — сказал Хоук.
  — Слушаю вас, шеф.
  — Было ведь довольно рискованно отпускать фон Штади в Гренландию и потом в одиночку охотиться там за ним, не так ли? Ведь в случае твоей неудачи, он мог бы руководить путчем и оттуда, а когда его люди взяли бы Берлин, прилететь самолетом. И в результате мы имели бы снова Великую Германию, но уже с китайскими ракетами, нацеленными на Париж и Лондон. Ты вел опасную игру, Никки!
  — Безусловно, можно было бы послать на Мыс Отчаяния наши бомбардировщики, — задумчиво ответил Ник. — Но только к тому времени путч в Берлине мог бы уже начаться.
  Хоук неопределенно хмыкнул в ответ, помолчал и спросил:
  — Помнишь тех парней, на которых ты случайно наткнулся в заброшенной шахте в Муско? Так вот, ФБР арестовало группу китайских специалистов, собиравших образцы горных пород в том самом горном массиве в Колорадо, где находится центр управления ПВО. Похоже, что узкоглазые коммунисты добились значительных успехов в разработке своего лазера, но мне думается, что скоро они оставят эту затею, потому что у нас почти готова защита.
  Они обсудили еще кое-какие профессиональные вопросы, после чего Хоук выразил Нику благодарность, в своей обычной скупой манере, и исчез с экрана.
  Ник опустился в кресло и задумался. Перед его мысленным взором вновь возникли здоровые молодые лица немецких парней, горланящих песни на улочках старинного университетского городка, опьяненных ласкающими слух небылицами фон Штади о славе и долге, которые гораздо приятнее и легче для понимания, чем требующие умственного напряжения хитросплетения реальной жизни. В конце концов Ник пришел к выводу, что ему очень повезло. Ведь редко удается точно определить источник зла и уничтожить его. Чаще зло порождает новое зло, и так продолжается до бесконечности. Погруженный в эти размышления, он даже забыл, о стоящем перед ним на столике бокале с шотландским виски.
  Внезапно раздался стук в дверь. Ник отпер ее, держа пистолет наготове, но стоявшая в коридоре личность незапоминающейся наружности оказалась обыкновенным посыльным.
  — Вам посылка, мистер Картер, — сообщил он.
  Окинув его пытливым взглядом. Ник взял у него небольшую коробку, завернутую в плотную коричневую бумагу и весьма небрежно обвязанную веревкой. Осторожно ступая, он внес посылку в комнату, поставил ее на диван, зашел в ванную комнату и включил воду. После этого он вернулся в комнату и изучил посылку более тщательно. Его имя и адрес были написаны абсолютно правильно размашистым женским почерком. В левом верхнем углу имелась пометка: «От секретной службы США. Срочно. Открыть немедленно по получении и дать ответ».
  Ник улыбнулся, прочитав это, и вышел в ванную, чтобы посмеяться уже от души, а заодно и аккуратно опустить посылку в воду. После этого он вернулся в комнату, поднял свой бокал и торжественно произнес:
  — Благодарю тебя, Бутс, где бы ты сейчас не была. Так я не смеялся уже целый месяц. Да поможет тебе Бог!
  Он осушил бокал и вызвал по телефону минеров. Но едва он положил трубку, как раздался звонок.
  Низкий женский голос серьезным тоном поинтересовался, закончил ли он все свои бесконечные встречи и доклады.
  — Вот уже двадцать минут, как я нахожусь в отпуске, — ответил Ник.
  — И я тоже, — сказала Астрид. — То есть, у меня тоже отпуск. Мне дали целых три недели, ты можешь себе такое представить? У меня уже давно не было столько свободного времени в моем распоряжении, милый, и я совершенно не представляю, чем заняться. Мне так одиноко! Даже рабочие меня покинули. Знаешь, сегодня утром они закончили ремонт в моей спальне.
  — Никуда не уходи, — рассмеялся Ник. — Я скоро приеду.
  — Я так и думала, что ты скажешь именно это, — радостно хихикнула Астрид. — Поэтому-то я и велела им сперва отремонтировать мою спальню, а через три недели вернуться и закончить ремонт остальной части дома.
  Грабительница больших дорог
  Глава I
  Горничная-самозванка
  Пассажирский поезд, шедший из Нью-Йорка, только что остановился у перрона маленькой станции Бильтман. Около вокзала стояло четыре деревенских экипажа, на козлах которых понуро сидели кучера. Кроме них, на сколько хватал глаз, не было видно ни одной живой души.
  В окно одного из вагонов первого класса выглянуло миловидное женское личико… Глаза пассажирки пытливо осматривали окрестность, а в маленькой головке созревал план бегства. Гладковыбритый широкоплечий господин, севший в вагон вместе с ней в Нью-Йорке, вышел в отделение для курящих и, таким образом, не мог наблюдать за действиями соседки по вагону.
  Быстро решившись, пассажирка выскочила на платформу станции, названия которой она даже не знала, несмотря на то, что была хорошо знакома с той частью Америки, в которой находилась в настоящее время, то есть с западом штата Коннектикут. Но так как она садилась в поезд без определенной цели, то ей было все равно, где выйти.
  Не ускоряя шага, чтобы не обратить на себя внимания, странная пассажирка обратилась к ближайшему кучеру.
  — Я хотела бы… — начала она.
  — Очень жаль, мисс, — последовал ответ, — что я не могу исполнить вашего желания. Я и трое моих товарищей ждем горничных из замка. Они должны приехать скорым поездом. Я, например, повезу горничную миссис Кеннан.
  — Ну, значит, вам больше нечего и ждать, — с обворожительной улыбкой произнесла пассажирка, — я и есть эта горничная.
  — Вы — горничная? — изумленно проговорил кучер, молодой двадцатидвухлетний парень, с восторгом смотря на стоявшую около экипажа красавицу.
  — Я, кажется, вам уже сказала об этом, — нетерпеливо заявила «горничная».
  — Черт возьми! — галантно осклабился деревенский Адонис. — Что за прелестный цыпленочек! Вы кто же будете — Мари или Фанни?
  — Фанни, — коротко объявил «цыпленочек».
  С этими словами она вскочила в экипаж и удобно уселась на кожаное сиденье.
  Кучер щелкнул бичом, и экипаж покатился.
  Пассажирка лениво обернулась в сторону станции и увидела, что отошедший тем временем поезд, уже почти скрылся за поворотом. Ни на платформе станции, ни на дороге не было видно ни одного человека. Не было и того гладковыбритого мужчины, которого пассажирка, как она теперь вспомнила, часто встречала в Нью-Йорке.
  Вздох облегчения вырвался из ее груди, а коралловую нижнюю губку закусили ослепительно белые зубы.
  — А! Теперь я знаю, кто это был, — вполголоса произнесла она. — Это был Дик, двоюродный брат и главный помощник Ника Картера! Да! Да! Несмотря на грим, я теперь его узнала. Но я, однако, ловко ускользнула у него между пальцев!
  Довольная усмешка мелькнула на ее губах.
  Во время дороги «горничная» часто оборачивалась назад и зорко всматривалась вдаль, в придорожные кусты и деревья… Но всюду, куда только хватал глаз, не было видно ни одного человека.
  Прежде чем самозваная горничная составила себе план, как ей действовать дальше, экипаж повернул на широкую, усыпанную гравием аллею и остановился у подъезда замка.
  — Интересно знать, куда я попала? — мелькнуло в голове авантюристки в то время как глаза ее перебегали с предмета на предмет. Все вокруг говорило о роскоши и избалованных вкусах владельцев замка.
  Едва она успела выскочить из экипажа, как перед ней оказался лысый, одетый в черный фрак, камердинер с часами в правой руке. «Горничная» оглянулась по сторонам, как бы заранее высматривая лазейку на случай бегства, затем решила выжидать событий и пошла навстречу камердинеру.
  — Не ожидал, что вы прибудете так скоро, мисс, — обратился к ней старик. — Вы можете сейчас же следовать за мною.
  И повернувшись к ней спиной, он торжественно направился внутрь дома.
  На одно мгновение в голове ее мелькнула мысль о бегстве, но затем она отбросила эту мысль как не идущую к обстоятельствам, и последовала за камердинером, тем более, что экипажа у подъезда уже не было, а работавшие в парке садовники очень скоро догнали бы ее.
  — Миссис Кеннан уже несколько раз о вас осведомлялась, — говорил по дороге камердинер. — Ага! Вот уж и автомобиль готов. (Снаружи, действительно, слышался шум мотора.) — У вас есть еще время и вы можете одеть вашу госпожу. Она со своим супругом и с моими хозяевами, мистером и миссис Грегам, отправляется сегодня на бал к мистеру Брейтону.
  «Вот так штука!» — пронеслось в мыслях «горничной». — «Если эта Кеннан знает свою прислугу, то я попалась!»
  — Пожалуйте, теперь направо, — предупредительно заявил старик-камердинер. — Мои господа предоставили именно этот флигель в пользование своих гостей, мистера и миссис Кеннан.
  С этими словами, он открыл массивную дубовую дверь, ведшую в широкий коридор, по обеим сторонам которого были расположены комнаты. Приостановившись на минуту, камердинер взял двумя пальцами новую «горничную» за подбородок и повернул ее лицо к свету.
  — Однако, Фанни, вы прехорошенький чертенок! — плотоядно ухмыльнулся он.
  «Горничная» резким движением отклонилась в сторону и гордо закинула голову назад. Но это продолжалось одно мгновение… Потом она сообразила, что гораздо выгоднее для нее — позволить некоторую фамильярность с собою старому ловеласу, но, зато, выпытать от него кое-какие сведения, которые впоследствии могут ей очень и очень пригодиться.
  — Здесь, кажется, принято ласкать горничных? — с кошачьей улыбкой повернула она лицо к камердинеру. — Боюсь, что это будет мне сильно не по душе!
  Камердинер вместо ответа слегка подтолкнул ее вперед и самозванка оказалась в громадной комнате, уставленной роскошной мебелью. Она не успела еще оглядеться в ней как следует, как из-за портьеры послышался густой, сочный женский голос.
  — Подойдите сюда, милая! Вы пришли, как раз вовремя, чтобы помочь мне одеться. Ах! Это большое неудобство — не иметь при себе собственной горничной! Ну, да делать нечего — на даче уже не до того! Ну, идите же скорее сюда!
  «Однако, чем я рискую? — ободряла себя тем временем «Фанни». — Ведь, в конце-то концов, самое большее, что со мной могут сделать — это вышвырнуть меня вон!»
  Приняв это решение, она смело вошла за портьеру, уже заранее готовясь услышать возглас удивления.
  Ничего подобного не произошло. Миссис Кеннан, величественная дама в белом атласном бальном платье, казалось, даже не обратила внимания на ее внешность. Хозяйка была почти готова: волосы уже причесаны парикмахером, туфли и платье одеты; только несколько пуговок на спине не были застегнуты.
  — Вы, вероятно, горничная миссис Грегам? — спросила дама, увидев совершенно незнакомое лицо. — Значит, Фанни все еще нет! Да, — с легким вздохом прибавила миссис Кеннан, — аккуратность не принадлежит к числу ее добродетелей.
  — Да, madame, — бойко заявила «горничная», — я служу у миссис Грегам.
  Авантюристка готова была назваться чьей угодно горничной, чтобы только выйти из того положения, в которое попала, благодаря преследованию ее Ником Картером.
  — Ты, кажется, расторопная девушка. Фанни, например, постоянно путается с теми крючками, которые ты так ловко сейчас застегнула. Ты довольна местом у миссис Грегам?
  — Я не сказала бы этого, madame, — почтительно поклонилась авантюристка.
  И она говорила правду: положением своим она совсем не была довольна, так как каждую минуту боялась, что обман будет открыт.
  — Так, так, — растерянно произнесла миссис Кеннан. — А я думала, что у Грегам хорошо служить. Так что ты не прочь переменить место?
  — О, я была бы очень рада улучшить свое положение, — последовал вполне искренний ответ.
  — Тогда зайди ко мне завтра утром, конечно, после завтрака и мы поговорим. Должна тебе сказать откровенно, что ты нравишься мне гораздо больше Фанни!
  В это время портьера раздвинулась. Авантюристка невольно вздрогнула: каждую минуту могла приехать настоящая Фанни, и тогда обман вышел бы наружу. Страх, однако, быстро сменился полнейшим спокойствием, когда она услышала голос миссис Кеннан:
  — А! Это ты, Жорж! Ты можешь остаться! — обратилась дама к самозванке, видя, что та хочет удалиться. — Входи, входи! Я совсем уже одета, Жорж!
  И Жорж вошел. Это был типичный «человек-мопс», кругленький, маленький и снабженный одышкой. На нем был безукоризненно сшитый, дорогой фрак, а в руках он нес маленький черный ящичек.
  — Ну вот, я и приехал, — заговорил он с остановками, как все астматики. — Но зато Самсон и гнал же автомобиль! Это была какая-то бешеная скачка! С этими драгоценностями, которые так дороги, что их нужно держать в банке, чистая мука! Эге! — прервал он сам себя, взглянув на «горничную», — это кто же у нас?
  — Это горничная миссис Грегам, — равнодушно заявила дама.
  — Черт возьми! Красивая рожица, — пробормотал Жорж, еще раз взглянув на девушку, стоявшую в стороне и скромно опустившую глаза.
  Тем временем, миссис Кеннан вынула из своего письменного стола золотой ключик и отперла шкатулочку. Она так была поглощена своим занятием, что совершенно не замечала горящих взглядов мужа, устремленных на хорошенькую «горничную». Та, в свою очередь, не отрываясь, следила за действиями дамы. Авантюристка едва сдержала возглас восторга, когда миссис Кеннан вынула из ящичка великолепную жемчужную цепь, которую начала примерять при свете электрической лампочки.
  Одна эта цепь стоила несколько десятков тысяч долларов! А в шкатулке были, как это хорошо видела самозванка, и другие драгоценности.
  — Тебе не трудно будет, Жорж, после бала отвезти шкатулку снова в банк? — обратилась миссис Кеннан к мужу, кладя жемчужную цепь на место. — Я надену украшения уже у Брейтонов. Пока подержи ящичек у себя. Видишь ли, я не хочу затруднять Грегамов и просить их прятать шкатулку в сейф.
  — Ты готов? Да? — продолжала она. — Что, этот ужасный мотор, в котором каждую минуту что-нибудь портится, в порядке? Самсон не забыл налить бензин, как в прошлый раз? Тогда пойдемте! Ничего, если мы приедем немножко раньше — мне все равно необходимо отдохнуть перед обедом: эта езда на моторе всегда очень вредно сказывается на моих нервах! Подай мне накидку, — обратилась миссис Кеннан уже к «горничной». — Да не эту, а вон ту!
  Авантюристка сняла с вешалки подбитую мехом накидку и ловко набросила ее на плечи дамы. Миссис Кеннан подобрала шлейф платья и вышла из комнаты, не удостоив девушку ни одним взглядом.
  Не так поступил ее муж. Он, выходя из будуара жены, послал «горничной» довольно неуклюжий воздушный поцелуй и скорчил влюбленную физиономию, причем стал неподражаемо похож на старую обезьяну.
  Оставшись одна, авантюристка некоторое время стояла, как вкопанная. Ее глаза горели, как глаза тигра, грудь высоко поднималась, зубы крепко закусили нижнюю губу, а руки были сжаты в кулаки, так что хрустели пальцы.
  Что это? Судьба посылает ей богатую наживу! Решиться или нет? Найдет ли она в себе достаточно мужества, сообразительности и энергии, чтобы довести до благополучного конца представляющееся ей заманчивое предприятие?
  Глава II
  Женщина-бандит
  Миссис Кеннан, по обычаю всех светских женщин, оставила все помещения отпертыми, а вещи разбросанными. Пудреницы, флаконы для духов, коробки для мыла, зеркальца, несессеры. Все это дорогое, из массивного серебра, с золотыми монограммами. Все эти вещи стоили не одну тысячу долларов!
  В другое время авантюристка не задумалась бы собрать все эти bijuox, набить ими карманы и бесследно скрыться. Но теперь, когда она видела шкатулку с драгоценностями, она мысленно назвала разбросанные вещи «дрянью». У нее в мыслях было другое: она решила завладеть шкатулкой. В успехе она была почти уверена.
  «Твердое решение — половина дела», — говорит народная мудрость.
  Где-то недалеко скрипнула дверь. Авантюристка сообразила, что это идет горничная Фанни, прибывшая, очевидно, со скорым поездом и поняла, что ей необходимо бежать. На одном из стульев лежал резиновый плащ, так называемый макинтош, вероятно, самого мистера Кеннана. Самозваная горничная перекинула его на руку и вышла в ту самую дверь, в какую незадолго до того ее втолкнул камердинер.
  К счастью для нее, в коридоре никого не было.
  Быстро спустившись по лестнице, она осмотрелась и увидела полуотворенную дверь, ведущую во двор. Теперь она могла быть спокойна: никто не нашел бы ничего подозрительного в том, что горничная идет по двору, с господским плащом на руке.
  Только тут она вспомнила, что забыла в будуаре свою шляпу и пожалела о том, что не вырвала подкладку, на которой была напечатана фирма магазина: эта ошибка могла в будущем очень серьезно отразиться на ней. Но возвращаться назад было уже поздно.
  — Ну, что сделано, то сделано, — пробормотала смелая авантюристка. — После окончания дела я сумею основательно замести следы!
  Начинало уже смеркаться, и лежащие за домом холмы уже были покрыты тенью. Только далеко на западе заходящее солнце ярко золотило пробегавшие облака.
  Дойдя до конюшен, самозванка огляделась по сторонам и убедилась в том, что ее никто не видел. Со стороны переднего фасада дома послышалось пыхтение мотора. Это вслед за Кеннанами уезжали Грегамы. До сих пор судьба берегла авантюристку! Садовники были заняты работой и, вряд ли, кто-нибудь из них зайдет во двор.
  Очутившись в конюшне, самозваная горничная прошлась вдоль ясель, опытным взглядом оценивая достоинства каждой лошади. Недаром она провела свое детство и юность в Кентукки, стране, которая по справедливости считается поставщицей лучших лошадей не только для Америки, но и почти для всего земного шара.
  Авантюристка остановила свой выбор на великолепной вороной лошади, с тонкими ногами и длинной шеей. Увидев незнакомого человека, благородное животное заложило уши назад и скосило в сторону глаза. Но самозванка, очевидно, хорошо знала дело: в мгновение ока лошадь была взнуздана и оседлана, а затем выведена через заднюю дверь из конюшни.
  Очутившись за решеткой, окружавшей двор, авантюристка зорко осмотрелась: кругом никого не было видно.
  — Счастье, видимо покровительствует мне, — довольно усмехнулась она, закутываясь в плащ. — Хорошо, что этот Кеннан так неприлично толст: это дает мне возможность сесть в седло по мужски и закрыть, кроме того, свое платье полами макинтоша.
  Легким прыжком вскочила она в седло, передернула поводья, и лошадь помчалась, как стрела, пущенная опытной рукой из лука.
  Роскошные волосы авантюристки от быстрой езды скоро выбились из-под капюшона плаща и растрепались по ветру. Время от времени наездница оглядывалась назад, каждую минуту ожидая погони, но ничего, похожего на это не было. Лошадь легкая, как ветер. Все, казалось, благоприятствовало замыслу, как вдруг на дороге встретилось препятствие в виде высокого забора. У ворот стоял какой-то старик, раскуривавший трубку.
  Забор был около пяти футов высотой, но авантюристка решила перепрыгнуть его, доверяя силе лошади, если бы сторож задумал остановить ее. Но старику это и в голову не пришло и вот по какой причине.
  Маленькая фигурка авантюристки, ее разгоревшееся от быстрой езды личико и пышные волосы, развевавшиеся по ветру, сделали ее очень похожей на младшую, четырнадцатилетнюю дочь Грегамов, очень любившую быструю езду и совершавшую поездки именно на той самой лошади, которую выбрала для выполнения своего замысла и самозваная горничная.
  Поэтому сторож широко растворил ворота, снял шляпу и вежливо поклонился мнимой барышне. А авантюристка, довольная таким счастливым оборотом дела, все мчалась и мчалась. Места эти она знала очень хорошо, знала, что до замка Брейтонов по прямой линии верст десять, а по сильно извивающейся дороге около двадцати, знала, что дорогу эту можно сократить до восьми, если ехать по тропинке, знала, наконец, и то, что тропинка эта не годилась для шестидесятисильного автомобиля.
  Но зная некоторые преимущества своего положения, она не забывала и его минусы; так, например, она понимала, что автомобиль Грегамов ехал следом за мотором Кеннанов и что ей необходимо закончить все «дело» прежде, чем автомобили поравняются.
  Отломив на ходу гибкую ветвь, она сильно ударила ею лошадь. Благородное животное, не привыкшее к хлысту, взвилось на дыбы, но затем перешло в бешеный карьер. Прошло еще четверть часа в бешеной скачке, и тропинка повернула на дорогу. Теперь авантюристка мчалась прямо навстречу автомобилю.
  Оторвав кусок от своей черной юбки, всадница сделала себе из него некоторое подобие маски и закрыла ею лицо.
  Едущие впереди мистер и миссис Кеннан первые увидели мчавшуюся им навстречу наездницу.
  — Что это такое? — произнесла миссис Кеннан, приблизив к глазам черепаховый лорнет. — Кто-то едет нам навстречу, а мужчина это или женщина — не разобрать.
  — Ну, если это мужчина, — пробасил Жорж, — то он обладает довольно длинной шевелюрой. Это, по всей вероятности, Буффало-Билль, — пошутил он.
  — Брось свои глупые шутки, — отозвалась жена толстяка. — Я готова держать пари, что это младшая дочь Грегамов. Во-первых, это ее фигура, а, во-вторых, только она одна проделывает всевозможные экстравагантности!
  — Весьма возможно, — слегка зевнул Жорж. — Я люблю эту девочку — в ней видна порода! Но поручиться за то, что это она, не могу: лица совершенно не видно.
  — Господи! Да у нее совсем нет лица!
  — Или если и есть, то оно черно, как лицо негра, — подтвердил мистер Кеннан, сильно обеспокоенный.
  Проговорив это, он слегка дотронулся указательным пальцем до плеча Самсона. Шофер понял этот знак и убавил ход, чтобы окончательно остановить машину. К тому же и его любопытство было сильно возбуждено. Вид наездницы в длинном плаще, с маской на лице и с волосами, спускающимися до конца стремян, был более чем оригинален.
  Было самое время остановить автомобиль, чтобы избежать столкновения с быстро мчавшейся лошадью.
  У самого мотора авантюристка остановила лошадь. В руке ее появился отделанный перламутром, изящный револьвер, дуло которого она направила на пассажиров экипажа.
  — Руки вверх! — звонко проговорила она.
  Несмотря на мелодичность, голос звенел очень решительной нотой. Все повиновались.
  — Мистер Кеннан! — продолжила всадница, — не вздумайте доставать ваш револьвер, потому что тогда вам самим придется испытать на себе силу моего оружия, а стреляю я довольно прилично! Мне нужен ваш бумажник, а не револьвер — прошу твердо это запомнить! Затем предупреждаю миссис Кеннан, что если она еще раз крикнет, я вынуждена буду прибегнуть к крайним мерам… Итак, начинаю с шофера. Самсон! Давайте ваш бумажник.
  Самсон, великолепно знавший, что его богатый хозяин вернет ему потерю, нашел возможным даже пошутить:
  — Грабительница на большой дороге — это новость! Очевидно, что дело женского равноправия идет вперед очень быстрыми шагами! — произнес он.
  Затем, вынув тоненькую пачку банковских билетов, добавил:
  — Я обыкновенно не вожу с собой менее миллиона, но сегодня, к несчастью, захватил несколько меньше!
  Он бросил сверток всаднице, которая ловко подхватила его на лету и опустила в карман плаща.
  — Великолепно! — похвалила она. — Теперь вы, мистер Кеннан! Благодарю вас! — продолжала грабительница, подхватывая объемистый бумажник толстяка.
  — Наконец, — с напускным спокойствием добавила она, — я требую безделицу: тот черный ящичек, который стоит на коленях у миссис Кеннан.
  Несколько секунд Кеннан смотрела на разбойницу широко раскрытыми глазами и вдруг издала резкий, тревожный крик. В ту же минуту раздался выстрел. Пуля пролетела в миллиметре от головы дамы и впилась в обитую сафьяном спинку сиденья.
  Кеннан вскрикнула снова, упала на пол экипажа и спрятала голову под сиденьем шофера.
  — Это предупреждение, — холодно заявила авантюристка. — Следующая пуля будет пущена в голову или сердце! Ну-с, мистер Кеннан, — я жду шкатулки!
  Толстяк наклонился, поднял упавшую на пол мотора шкатулку и дрожащими руками передал грабительнице, которая для этого поставила лошадь бок о бок с автомобилем.
  — Очень вам благодарна! Теперь все… Или нет! — спохватилась она. — Шофер! Поверните машину так, чтобы она стала поперек дороги. Я отъезжаю… Готово… Раз, два, три!
  — Интересно посмотреть, что она нас заставит делать еще? — проворчал Самсон, поворачивая руль так, что автомобиль описал дугу и стал поперек дороги.
  Авантюристке пора было торопиться: издалека доносилось уже пыхтение автомобиля Грегамов и басистые звуки сигнального рожка…
  Раздалось два револьверных выстрела… За каждым из них следовал разрыв шины задних колес автомобиля…
  На этот раз вскрикнули мистер и миссис Кеннан, уверенные в том, что выстрелы предназначались им.
  Грабительница достигла своей цели: автомобиль был испорчен и совершенно не мог двигаться, дорога была загорожена, а машина Грегамов должна была остановиться волей-неволей, так как объезда не было: с одной стороны дороги тянулся глубокий ров, с другой — только что вспаханные поля, езда по которым была совершенно невозможна…
  — До свидания, джентльмены! — насмешливо крикнула авантюристка, поворачивая лошадь. Минуты через три она скрылась из вида, и тут на повороте дороги показался автомобиль Грегамов…
  Глава III
  Бегство
  Девушка поехала в восточном направлении, зная, что дорога эта приведет ее в город Перривиль, находившийся в 10 минутах ходьбы от станции. Благодаря своей остроумной тактике, она сделала немедленное преследование невозможным, а в том, что ее будут преследовать, она нисколько не сомневалась. Но не ранее, чем через час, а через час она будет уже далеко!
  Грабительница поправила, как могла, прическу, подобрав свои чудные косы и скрепив их несколькими шпильками, и сбросила маску.
  Остановившись в поле, не доезжая до города, авантюристка соскочила с седла на землю, сняла плащ, так великолепно скрывавший ее фигуру, и переложила все награбленные вещи в карманы своего платья. Затем она завязала в служившую ей маской материю шкатулку с драгоценностями. Плащ она перебросила через седло, повернула лошадь и слегка ударила ее ветвью. Получив свободу, лошадь сделала несколько скачков, остановилась и с наслаждением принялась щипать траву, росшую по краям дороги…
  Смело войдя в город, авантюристка медленно пошла по улице, заглядывая во дворы домов, как бы что-то ища… Наконец она нашла, что ей было нужно! Во дворе одного дома, на туго натянутой веревке сушилось белье и между всем прочим кружевная черная шаль. Шмыгнув в ворота, грабительница огляделась, быстро сорвала с веревки шаль и так же неслышно, как вошла, удалилась. Пройдя несколько домов, она приостановилась, покрыла голову шалью и уже быстрее продолжала путь…
  Теперь она могла быть спокойна: в маленьком городке, каким был Перривиль, никто не обратит внимания на девушку, вышедшую за покупками и потому надевшую на голову не шляпу, а шаль. Но шляпа все же была необходима для отъезда: появление ее в шали на станции железной дороги могло вызвать подозрение.
  Дойдя до единственной площади города, грабительница вынула из кармана небольшое зеркало и осмотрела себя в него. Все было в порядке: платье нисколько не пострадало от быстрой езды, а наскоро сделанная прическа даже шла ей. Выбрав один из магазинов, авантюристка вошла в него, заранее решив быть немой, как рыба, на все расспросы, несомненно любопытной, как все провинциалки, хозяйки.
  Владелица магазина сидела в небольшой комнатке, находившейся рядом с магазином и кормила своего любимца — кота. Услышав скрип дверного блока, она вскочила и бросилась к прилавку…
  — Скажите, как можно ошибиться, — начала она. — Я была уверена, что это мисс Куннингем — у нее точно такая шаль, как на вас. Чем могу служить?
  Авантюристка спросила шляпу и долго рылась, прежде чем нашла более или менее подходящую среди груды каких-то блинов, с прицепленными к ним громадными ярко-зелеными бантами и пучками помятых искусственных цветов. Заплатив за покупку, грабительница удалилась, а хозяйка магазина весь вечер ломала себе голову над решением вопроса, кем могла быть покупательница, так равнодушно заплатившая за шляпу 10 долларов, как будто бы это была покупка пачки шпилек?
  Зайдя за первый попавшийся забор, авантюристка сбросила шаль и надела шляпу. Затем она вошла в магазин обуви, где купила баночку крема, несколько шнурков для ботинок и выпросила картонку из-под сапог. Очутившись снова на улице, она тщательно уложила шкатулку в коробку и завязала ее шнурком, так что получилась видимость будто девушка несет купленную ею обувь. Теперь она смело могла идти на станцию. Но поезда? Когда идут поезда? Этого она не знала, а между тем это был очень важный вопрос, потому что если автомобиль Грегамов явится на станцию раньше — все ее «труды» окажутся напрасными!
  Следы нужно было замести как можно тщательнее, а для этого, прежде всего, не следовало покупать билета, так как в руках преследователей оказалась бы лишняя путеводная нить. Садиться без билета — значит, попасть в историю, а для авантюристки главное было в том, чтобы на некоторое время не привлекать к себе внимания.
  Дойдя до станции, она заглянула в окошко… Начальник станции, он же и кассир, рыжеволосый молодой человек, лет двадцати двух, стоял перед осколком зеркала, прибитым к стене, и с упоением занимался накручиванием жиденьких усиков, осенявших толстую верхнюю губу…
  «Я, похоже, произведу впечатление на этого деревенского Дон-Жуана!» — усмехнулась грабительница, в голове которой уже сложился план действий.
  Войдя в помещение станции, она, по-видимому, не обратила ни малейшего внимания на ее начальника, а, подойдя к висевшему на стене «расписанию поездов», начала изучать его. Оказалось, что минут через пять должно было пройти два скорых поезда: один в Нью-Йорк, другой из него. Поезд в Нью-Йорк шел раньше. Нащупав в кармане всегда имевшийся при ней флакон с хлороформом, она убедилась в том, что он полон и приступила к выполнению намеченного плана.
  — Ах! — томно заговорила она, бросая обворожительный взгляд на чиновника. — Я ничего не понимаю в этих расписаниях! Не поможете ли вы мне разобраться?
  Он, конечно, помог. Выскочив из угла, в который забился было при появлении красавицы, юноша с жаром объяснил ей все, что она просила. Само собой понятно, что авантюристка расспрашивала о тех поездах, которые ей были не нужны. Решив ехать на восток, она требовала подробностей о поездах, шедших на запад.
  Все чары кокетства были пущены в ход с целью воспламенить юношу. Это оказалось очень легким делом. Поместившись против красавицы, у двери, влюбленный в свои усы начальник станции, не спускал глаз с прелестного лица своей собеседницы.
  Она пожаловалась на духоту и он кинулся отворять окна. Когда он повернулся спиной к авантюристке, она быстро откупорила флакон и зажала горлышко пальцем, готовясь к последнему действию.
  Когда начальник станции, кончив свое дело, вернулся к красавице-пассажирке, она держала у носа какой-то флакончик и, казалось, с наслаждением нюхала…
  — Что это? Вам нехорошо? — обеспокоился юнец. — Это, вероятно, нюхательная соль?
  — Н-н-е-е-т, — кокетливо улыбнулась красавица. — Это нечто гораздо лучшее.
  Тут произошло нечто совершенно неожиданное: красавица схватила левой рукой шею чиновника, а правой плотно прижала к его носу флакончик… Затем она закинула ему голову назад и заставила, таким образом, невольно вдохнуть в себя ядовитый запах хлороформа… Через минуту юный начальник станции уже лежал распростертым на полу, без сознания.
  Вдали послышался свисток паровоза… Надо было торопиться!
  Авантюристка, прижимая носовой платок к носу и ко рту, чтобы не дышать хлороформом, подбежала к кассе, вынула из ящика билет до Нью-Йорка, проштемпелевала его и вышла на перрон…
  Дрогнув всем своим составом, поезд остановился… Отсутствие начальника станции, очень частое на американских железных дорогах, никого не удивило… Кондуктор выскочил из «служебного отделения» и прокричал:
  — Поезд до Нью-Йорка! Пассажиры есть?
  Через минуту поезд двинулся дальше… Авантюристка сидела в купе 1-го класса, в полной безопасности… Затем она вышла из вагона и когда снова вернулась в него, на губах ее мелькала довольная усмешка: драгоценности хранились в карманах ее платья, а шкатулка покоилась на дне небольшой речки, через которую проехал поезд.
  — Итак, я выиграла игру! — самодовольно улыбнулась грабительница. — Следы заметены! Через час я буду в моем милом Нью-Йорке, и пусть меня поищут там Ники и Дики Картеры, да, пожалуй, и все полицейские ищейки!
  Глава IV
  Кеннан у Ника Картера
  Прошло 8 дней… Ник Картер сидел в своем рабочем кабинете, за письменным столом, а перед ним стоял его лакей Иосиф, ожидая ответа относительно только что переданной визитной карточки.
  — Итак, Иосиф, — говорил Картер, — это толстый, низенького роста мужчина? На нем кричащего цвета жилет? Так? Бриллианты в кольце и галстучной булавке настоящие?
  Иосиф кивнул головой в знак согласия…
  — Ты не помнишь: был у нас когда-нибудь этот господин?
  — Нет, мистер Картер, не был никогда.
  — Гмм… Это, наверное, какой-нибудь частный сыщик, намеревающийся выудить у меня нужные ему сведения.
  — Позволю себе заметить, — произнес Иосиф, — что господин не похож на сыщика. Для этого лицо его слишком интеллигентно. Я не хочу этим сказать — глупо. Нет, напротив: лукавство и хитрость ярко отражаются на нем.
  — Браво, Иосиф! — засмеялся Ник. — Лет через сто ты будешь светилом сыскного дела! Ну, позови сюда этого Кеннана!
  Слуга вышел, но через минуту вошел снова и громко доложил:
  — Мистер Жорж Кеннан!
  Картер сразу узнал в нем дельца, несколько лет тому назад совершившего под другой фамилией не совсем чистые операции и, благодаря этому, обогатившегося очень быстро. Хотя столкновений с судом у Кеннана не было, но лица, подобные ему, стояли у Ника Картера записанными на «черном листе»… Сыщик всегда говорил, что такие дельцы стоят на границе дозволенного и недозволенного. Стоило не удаться какой-нибудь операции и господа, подобные Кеннану, не побрезгуют и незаконными путями.
  — М-р Кеннан? — приподнялся Картер.
  — К вашим услугам, — неуклюже раскланялся толстяк.
  С этими словами он подошел к сыщику и протянул ему руку, которую Картер, однако, не пожал, а просто сделал жест правой рукой, приглашая гостя садиться. Кеннан даже не заметил этого рассчитанного игнорирования и спокойно опустился в мягкое кресло. Теперь он был ярко освещен солнцем и Картеру было очень легко наблюдать за его лицом.
  Кеннан, идя к Картеру, был уверен, что встретит в нем заурядный тип частного сыщика: беспокойно ласкового, услужливого, приторно любезного. Но поведение Картера невольно импонировало даже и ему и он начал очень смущенным тоном:
  — Меня послал к вам мистер Малорей. Он сказал, что советует мне обратиться именно к вам. Вы знаете мистера Малорея?
  — Знаю, — спокойно произнес Картер. — И даже считаю его одним из лучших своих друзей. Итак, вас послал ко мне Джемс?
  Кеннан поиграл перстнями на руках, чтобы блеск бриллиантов бросился в глаза сыщику, и продолжал:
  — Я до сих пор думал, что для раскрытия моего дела достаточно простого заявления полиции.
  — Рекомендую вам так и поступить, — послышался спокойный ответ.
  — Нет уж! Я обращаюсь к вам! Полиция в этом деле только оскандалилась!
  — Возможно, — лаконично произнес сыщик.
  Этот лаконизм ответов коробил Кеннана: ему было немного не по себе.
  — Скажите мне, дорогой Картер… — начал толстяк.
  — Мистер Картер, — поправил его сыщик.
  — А… да… Э… — замялся Кеннан. — Итак, дорогой мистер Картер, — вы позволите выкурить у вас сигару?
  С этими словами он вынул из кармана массивный золотой портсигар.
  — Сделайте одолжение! Прошу выкурить одну из моих, — любезно отозвался Картер, подвигая гостю сигарный ящик.
  — Не откажусь, не откажусь, — потянулся Кеннан к великолепным сигарам, любимой марке сыщика. — Не откажусь, тем более, что мои сигары я получил в подарок от человека, о котором до сих пор не знаю: друг он мне или враг.
  — Итак, какое у вас дело? — перебил его Картер.
  — О, со мною приключилась такая история, что я шлю проклятия небу каждый раз, как вспоминаю о ней!
  — Охотно вам верю, мистер Кеннан, — сухо отозвался Ник Картер. — Но… поторопитесь с вашим рассказом, так как времени у меня в распоряжении немного.
  — О, мой рассказ будет не долог: у моей жены украдены все бриллианты и драгоценности!
  — Обыкновенное явление, — отозвался Картер.
  — Да, это для вас! — загорячился толстяк. — А я потерял 50 тысяч долларов! Да и то только потому, что это было куплено по случаю у одной разорившейся графини! Знаете, когда тебя умоляют купить — нет духу отказать, ведь жалко человека. Ну, я и купил!
  — За четверть стоимости, — брезгливо произнес сыщик. — Недурной гешефт! Все расчет и один только расчет!
  — О, я всегда великолепно рассчитываю! — похвалил себя толстяк, совершенно не понявший тона, которым с ним говорили. — Итак, драгоценности моей жены исчезли, а наша тупоголовая полиция, провозившись с делом целую неделю, объявила мне, что украденного не вернуть и что не стоит и пытаться раскрыть это дело! Ну, скажите, разве это не возмутительно?!
  — Значит, драгоценности украдены? — рассеянно вставил Ник, закуривая сигару.
  — Это я уже говорил вам! — недовольным тоном произнес Кеннан. — Но как украдены? Самым наглым образом! Нас ограбили на большой дороге, чуть ли не на виду города! Ну, потерю денег я еще переживу как-нибудь! Слава тебе, Господи, не разорюсь я от потери пятидесяти тысяч долларов! Но ведь это еще не все! Во-первых, жена моя от нервного потрясения захворала и лежит теперь больная; во-вторых, мы из-за этой истории поссорились с Грегамами (знаете их, мистер Картер? Это великолепное семейство!), а у меня с самим Грегамом наклевывалось дельце, на котором я бы заработал не менее ста тысяч долларов. И это вы называете обыкновенным явлением? Это насилие, наглость и больше ничего!
  — Может быть. Однако, рассказывайте дальше?
  — Сейчас, сейчас! Ведь, за этим я и пришел к вам, мистер Картер! Видите ли, мы нарочно не сообщали ничего о деле, чтобы не напугать, кого не нужно. Но нападение на таком людном месте, как дорога в Перривиль…
  — Как? Перривиль? Перривиль в Коннектикуте? — живо переспросил Картер, внезапно крайне заинтересовавшийся делом.
  — Ну, конечно! Вы, вероятно, слышали что-нибудь об этом деле? Хуже всех досталось бедному начальнику станции. Никто не хочет верить, что он сделался жертвой негодяйки, а все говорят, что он всю штуку с хлороформом устроил сам, чтобы заинтересовать собою общественное мнение. А я уверен, что он прав! — стукнул Кеннан кулаком по столу. — Авантюристка применила хлороформ, чтобы без помехи взять билет на один из двух, проходивших в этот час, поездов. Так, между прочим, объяснили это дело и агенты главного полицейского управления!
  — Расскажите мне лучше, как было дело, — прервал Картер поток слов своего посетителя.
  — Ага! Вы уж извините, что я несколько уклонился от темы, — произнес Кеннан, уже свободно, и не спрашивая, закурил сигару из поставленного сыщиком ящика. — Я и моя жена находились в гостях, в имении Грегамов. Имение это находится недалеко от станции Бильтман. Это было в субботу, ровно неделю тому назад, мы получили приглашение на бал от мистера Брейтона. Великолепный человек, надо вам сказать. Его оценивают миллионов на десять! Правда, толкуют что-то о торговле рабами, ну да, это все пустяки. Ну-с, итак, Грегамы и я с женой отправились. Я с женой ехал на автомобиле, Грегам тоже, выехав минут через пятнадцать после нас. Наш автомобиль… Ах! Мистер Картер! Это чудо техники, наш автомобиль! Это великолепный, 60-ти сильный мерседес! Я с женой сидел в глубине экипажа, а шофером был мой Самсон. Ах! Что за человек этот Самсон! Днем с огнем не найдешь такого! Это, знаете ли…
  — Нельзя ли рассказать покороче? — перебил Кеннана сыщик, взглянув на часы.
  — С удовольствием! Я, видите ли, не мастер рассказывать и постоянно перескакиваю с одного предмета на другой. Ну-с, итак, мы едем. Проехали половину дороги, как вдруг из темноты — а уже начало смеркаться — вынырнула какая-то женская фигура. Фигура сидела верхом на лошади, по-мужски, на лице ее была черная маска, а платье было скрыто под плащом — моим собственным макинтошем, мистер Картер. К слову сказать, великолепный у меня макинтош! Ну, короче говоря, эта госпожа ограбила нас, по всем правилам искусства, и наконец, держа револьвер наготове, потребовала от меня выдачи ящичка, в котором лежали драгоценности жены и который я только что перед этим взял из Нью-йоркского банка.
  — Но ведь вас было двое сильных мужчин против одной женщины! — презрительно проговорил Картер. — Как это вы допустили, чтобы вас дочиста ограбили?
  — Вам хорошо говорить, мистер Картер, — обидчиво отозвался толстяк, — а эта девочка, к слову сказать, восхитительный чертенок, великолепно владела револьвером. Когда жена издала крик, то она выстрелила, причем пуля пролетела на расстоянии миллиметра от головы! Затем грабительница велела Самсону поставить автомобиль поперек дороги. Ему оставалось только повиноваться. А когда он исполнил требование, то она двумя меткими выстрелами прострелила задние шины, и наш экипаж не мог двинуться с места ни на один дюйм!
  — Каким же образом грабительница оказалась одетой в ваш макинтош? — задал вопрос Ник.
  — Да! Это тоже целая история! — произнес Кеннан, почесывая за ухом. — Ну-с, все это оттого, что я начал вам рассказ с середины, да и вы меня еще торопите. Благодаря своей остроумной стрельбе по шинам негодяйка имела полную возможность удрать. Пока мы натягивали новые шины, пока доехали до города, оттуда до станции — времени прошло немало. Последние два поезда, шедшие один на восток, а другой на запад, давным-давно уже были в конечных пунктах. В помещении станции, словно выброшенный на берег кашалот, лежал отравленный хлороформом начальник, а в каморке воняло, словно в десяти аптеках, вместе взятых! Ну-с, вернулись мы к Грегамам… Тут началась новая история! Жены наши, что называется, вцепились друг другу в волосы, и Мари кричала хозяйке, чтобы та вернула ей похищенные вещи. Надо вам сказать, что у Грегамов есть 14-тилетняя дочь, сорвиголова, из-за которой застрелился уже один юноша и которая очень любит всякие экстравагантности. Вот жена и думала, что вся эта история — глупая шутка этой девочки! Миссис Грегам, конечно, вознегодовала — и началась баталия. Я не могу быть в претензии на жену за такое предположение, потому что негодяйка была именно на той лошади, на которой обыкновенно ездила эта девица. Той, конечно, не трудно было доказать свое alibi, и в итоге пришлось извиниться! Ну, вы ведь знаете: можно всяко извиниться! Одним словом, жена это сделала в такой оскорбительной форме, что нам пришлось уехать от Грегамов и мое дело с Биллем не состоялось!
  — А вы не знаете, — внутренне смеясь, спросил сыщик, — кто была эта грабительница? Может быть, она похожа вот на эту?
  С этими словами Картер вынул из лежавшего на столе альбома фотографию и показал ее толстяку.
  От изумления Кеннан выронил сигару и развел руками…
  — Ну, уж, признаюсь! — оторопело произнес он. — Это, однако, черт знает, что такое! Ну, да, конечно, это она, как вылитая! Она, она! Скажите, мистер Картер, разве это не прелестный чертенок, и… разве не следует ее повесить за ее наглость?
  Глава V
  Ник Картер отказывается от расследования дела
  — Значит, — усмехнулся Картер, захлопывая альбом, в который небрежно бросил карточку, — это и есть ограбившая вас девушка?
  — Безусловно, она! Даю голову на отсечение, что это она! Такие лица не забываются!
  — Я нахожу в вашем рассказе маленькое противоречие, мистер Кеннан. Вы мне говорили, что грабительница была в маске и в то же время легко узнаете ее по карточке. Кроме того, вы упоминали о том, что на ней был ваш плащ?
  — Да, да! Сейчас! Видите ли, все это оттого, что я начал рассказ с середины. Когда я приехал домой, я нашел в женином будуаре вот эту самую красивую мушку, — ткнул Кеннан по направлению альбома пальцем. — На мой вопрос, кто это, жена ответила, что это горничная миссис Грегам, пришедшая помочь ей одеться. Надо вам сказать, что мы ожидали приезда нашей горничной Фанни, но та запоздала. Вот эта прелестная негодяйка и сказала поджидавшему Фанни кучеру, что он ее-то и должен доставить в замок. Так-то и случилось, что она попала к нам. Ну, а Мари, как я уже сказал, приняла ее за горничную Грегамов. Понятно, что она видела ящичек с драгоценностями. Когда мы с женою вышли, она схватила мой плащ, затем оседлала лошадь и пустилась нагонять нас. Но, должен сказать, что местность она знала превосходно, потому что поехала по тропинке, сокращавшей дорогу почти наполовину. Это, вероятно, не первый ее подвиг мистер Картер? Я говорю так потому, что нахожу ее карточку в вашем альбоме преступников.
  — Ошибаетесь, мистер Кеннан! Я, напротив, уверен, что она новичок в этом деле, да и полиции о ней, наверное, ничего не известно. Фотография была снята моим помощником, сидевшим недалеко от нее.
  — Вот счастье-то! — обрадовался Кеннан. — Значит, вы знаете ее местопребывание?
  — К сожалению — ничего подобного. Знаю только, что меня она крайне интересует, но этот интерес не имеет ничего общего с вашим делом. Это очень опасный экземпляр!
  — Вполне с этим согласен, — пробормотал толстяк.
  — Так вот, о ней я знаю столько же, сколько и вы! Должен вам сказать, что, по моему мнению, эта барышня с похищенными у вашей жены драгоценностями, наверное, очень далеко от Нью-Йорка. Трудно также изловить и ее сообщников, если таковые были.
  — Нет, нет! — замахал руками Кеннан. — Ручаюсь вам головой, что все было выполнено ею одной. Но, как бы то ни было, вы, вероятно, скоро получите возможность схватить негодяйку. Вы ведь, конечно, беретесь за мое дело?
  — Очень жаль, мистер Кеннан, — произнес он, — но я категорически отказываюсь от этого дела. Оно, по моему мнению, настолько запутано, что я не хочу и пытаться раскрыть его!
  На лице Кеннана ясно проступило разочарование…
  — Но, послушайте, дорогой мистер Картер, — заговорил он, тоже вставая и закладывая руки в карманы, — как же это так? Неужели вы отказываете мне? Я должен вам сказать, что за деньгами я не постою! Наконец, ведь и мистер Малорей почти ручался мне в том, что вы…
  — Еще раз: очень сожалею, что обманул ожидания ваши и Малорея, — перебил его сыщик, — но взяться за это дело не могу — оно слишком трудно!
  — Но ведь вы знаете негодяйку! У вас есть даже ее фотография!
  — Если желаете, я могу подарить вам ее, — сухо произнес сыщик.
  Он подошел к столу, вынул оттуда карточку и протянул ее мистеру Кеннану.
  — Но я готов заплатить вам десять тысяч долларов! Такие гонорары вы получаете ведь не каждый день.
  — Я не возьмусь за дело и за миллион! — резко дал ответ Картер.
  — Черт знает, что такое! — вспылил Кеннан. — Человек заставляет меня надрывать легкие длиннейшим рассказом, выспрашивает, допытывается, а как только доходит до дела — отказывается! Это безобразие!
  — Я вас очень попрошу быть повежливее, — спокойно произнес Ник Картер. — Я вашего дела не беру и принудить меня взяться за расследование не может никто!
  Сыщик нажал кнопку электрического звонка и сказал вошедшему лакею:
  — Иосиф, этот господин хочет уйти. Проводите его до двери.
  Кеннан с удовольствием излил бы свое недовольство в грубых, вульгарных выражениях, но один взгляд на спокойное, но серьезное лицо Картера показал ему, что такой образ действий не остался бы безнаказанным. Поэтому он ограничился тем, что вышел из комнаты, даже не поклонившись хозяину.
  * * *
  На другой день после неудачного визита мистера Кеннана к знаменитому нью-йоркскому сыщику в газете «New-York-Herald» появилась следующая, коротенькая по обычаю американцев, заметка:
  «Картер. Вчера скончался внезапно, от разрыва сердца, Николай Картер, пятидесяти лет от роду. Перевозка тела покойного в фамильный склеп, в Ричмонд, имеет быть во вторник, в 12 ч. дня. Согласно воле покойного, просят не присылать венков».
  Глава VI
  Новые лица
  Через философию всех времен и народов красной нитью проходит учение о том, что человек существо далеко не свободное, что еще до рождения ему предопределена судьба, которой он не может ни избегнуть, ни изменить. Все то, что мы принимаем обыкновенно за «случайности», есть по этому учению не что иное, как события, заранее предназначенные нам судьбой. Яснее всего учение о предопределении выражается в исламе, где очень глубоко разработана философская тема о фатализме, т. е. о бесцельности борьбы с судьбой.
  Вероятно, подобные мысли мелькали в голове Ника Картера после ухода от него тщеславного толстяка Кеннана. Сыщик не счел нужным говорить своему посетителю о том, что лицо, ограбившее его и его жену, стоит в тесной связи с целым рядом событий, уже давно занимавших все его мысли.
  Для того, чтобы сделать читателю понятным все те события, которые разыгрались после отказа Картера от расследования дела, нам придется вернуться несколько назад и рассказать о том, что именно так сильно занимало великого сыщика.
  * * *
  Была дождливая холодная апрельская ночь. По одной из глухих улиц западной части Нью-Йорка медленно шли два пешехода. Один из них был старик, с большой белой, как снег, бородой и глубоко сидящими, серьезными глазами, почти мрачно глядевшими из-под нависших густых бровей. Он шел молча, изредка только отвечая на вопросы спутника, или наоборот, задавая ему односложные вопросы.
  Другой пешеход — молодой, очень элегантно одетый мужчина, был, очевидно, сильно взволнован.
  — Могу только сказать одно, — говорил он с дрожью в голосе, — скоро я останусь как рак на мели! Положение мое, прямо-таки, отчаянное! Должен сознаться, как это мне ни больно, что я всецело завишу от моего деда. Если он умрет, не оставив завещания, или не упомянув в нем обо мне, то я, право, даже не знаю, что со мной будет. По окончании гимназии я не готовился ни к чему и так и остался ни на что не годным тунеядцем! Рос я трутнем, совершенно не умеющим работать! Оставь меня дед — и мне остается либо купить себе веревку, либо идти просить милостыню. А что тогда будет с моей матерью и сестрами — об этом и подумать страшно! Я умею только тратить деньги; приобретать их я совершенно неспособен. Отец и дед радовались за меня, когда я тратил огромные суммы. Оба они состарились, накопляя свои миллионы и так как сами уже не могут пользоваться благами жизни, то радуются тому, что их потомки получают на накопленные ими, стариками, деньги все удобства. Раньше мой дед был очень бережлив, почти скуп, но и только по отношению к самому себе. Мать и сестер он всегда снабжал, чем только можно. Обо мне нечего и говорить: лучшего удовольствия я не мог доставить ему, как рассказывая о том, сколько денег я проиграл или сколько бутылок вина могу я выпить за один вечер. Тогда он хлопал в ладоши и радовался, как маленький ребенок!
  — Он, вероятно, ненормален? — спросил серьезный старик.
  — Был ли он ненормален раньше, не знаю, — грустно проговорил молодой человек, но что теперь у него «не все дома» — факт несомненный! Но, знаете ли, сажать в сумасшедший дом человека, на средства которого жил все время, духу не хватает! Брать его под опеку — не имеет смысла. Ведь он еще не так стар — ему всего 68-й год, он еще бодр и силен. А если бы вы поговорили с ним о финансовых или торговых делах, вы бы изумились! И как горячится он иногда из-за двух-трех долларов! Словом, он гораздо разумнее своего внука, — со вздохом докончил молодой человек.
  — Почему же вы теперь уверились в его ненормальности?
  — Потому что у него явилась странная idee fixe. Он, видите ли, убежден в том, что профессор Аддисон — светило, сделавшее открытие мировой важности. Я, правда, многого не понимаю из этих разговоров, но все-таки уловил, что речь идет о теософии, спиритизме, гипнозе, раздвоении личности, переселении душ и телепатии. Я лично абсолютно не верю в то, что один человек может заставить другого видеть то, что случилось или случится с каким-нибудь третьим лицом, зачастую, за тысячи верст. Аддисон называет этот, будто бы возможный фокус, «раздвоением личности» и указывает на своего медиума — девушку, такую же обманщицу и негодяйку, как и он сам, как на феномен, обладающий этой способностью. «Раздвоение личности» — ведь придумает же такое название! В своих рекламах этот негодяй говорит, что если бы он жил лет за триста до нашего времени, то его сожгли бы на костре, как колдуна. По-моему, его и теперь следует повесить на первом попавшемся фонарном столбе, чтобы он не выуживал денег из карманов доверчивых дураков!
  — Вероятно, Аддисон хочет выманить известную сумму денег у вашего деда? — осведомился старик.
  — Он, правда, не говорит об этом, — последовал ответ, — но я уверен, что это ему удастся. Этот, с позволения сказать, профессор нарисовал такую заманчивую картину, что возбудил алчность в старике. Видите ли, на свой капитал дедушка получает 6, 7 и даже 8 процентов, но этого ему мало! Аддисон же уверил старика, что он открыл способ, посредством которого можно чуть ли не за неделю удвоить состояние. Конечно, это не более, как шантаж. Я далеко не умен, но мои мозги все же работают настолько, чтобы видеть, что этот Аддисон не более, как плут первого разряда.
  — В чем состоит способ Аддисона? — спросил старик.
  — Ах! Тут все дело, видите ли, в этом самом раздвоении личности! Мерзавец убедил дедушку, что с помощью своего медиума он может заранее предугадывать повышение и понижение курса. Вы себе можете представить, как ухватился за это дед? И вот он хочет все свое состояние пустить на эту игру. А его состояние заключает в себе больше миллионов, чем у меня пальцев на руках.
  Лично мне безразлично — потеряет ли дед капитал или нет! Я уже достаточно пожил жизнью тунеядца и завидую людям, умеющим приобретать и зарабатывать. Но меня охватывает ужас, когда я представлю себе сестер! Что ожидает их? Все их образование не годно для того, чтобы заработать себе щепоть соли к хлебу! Они умеют только хорошо одеваться и есть! Горе тем, кто женится на них! Если у них нет состояния, или если дедушка не снабдит внучек «приличным» приданым — жизнь таких несчастных будет адом. Насколько они не знают жизни, показывает следующий факт. Несколько дней тому назад я увидел счет. За 2 блузки и такое же количество шляпок для одной из сестер следовало уплатить ни много, ни мало, как 850 долларов! Я отозвал сестру в сторону и заявил ей, что если дедушка умрет, не написав завещания, то нам придется чуть ли не голодать и уж, во всяком случае, забыть и думать о такой безумной расточительности. Вы знаете, что мне на это ответила сестра? «Ах, боже мой! — возразила она, — если у меня не будет денег, то будет большой кредит!» Вот вам плоды полученного ею, да и всеми нами, воспитания и образования.
  Я повторяю: меня охватывает ужас при мысли о матери и сестрах. И я так рад, так счастлив, что, когда в клубе я подошел к вам, вы согласились выслушать меня и помочь мне, если можно.
  — Все это так, — задумчиво произнес старик. — Но буду ли я в состоянии помочь вам, это большой вопрос. Во всяком случае, сделаю все, что могу.
  — В таком случае, я, значит, все же в большой выгоде. Счастье уже и то, что нам удалось получить два билета на спиритический сеанс этого Аддисона. Конечно, сеансы эти совершаются под видом самых безобидных собраний в частном доме… Но и они приносят мерзавцу громадный доход, так как каждый билет стоит ровно двадцать долларов. Многие говорят так: «Э! если все эти усыпления и ясновидения и обман, то все же одна возможность полюбоваться медиумом стоит двадцати долларов». Девчонку эту в Нью-Йорке уже прозвали «прелестный жучок». Она изящна, как лилия, глаза ее — как горное озеро… Где он подцепил ее, я не знаю, но абсолютно не верю в то, что вся та чушь, которую она городит будто бы во сне, есть откровение свыше. Это не более, как перепев того, что заранее напоет ей негодяй!
  — Н-н-ет. Я бы этого не сказал, — задумчиво произнес старик. — Есть действительно в природе некоторых людей нечто необъяснимое, до чего пока еще наука додуматься не может.
  — Может быть это и так, но только не в данном случае. Я стою на своем: Аддисон плут, затеявший все свои сеансы исключительно для того, чтобы ловить на удочку простаков, вроде моего дедушки.
  — А вот мы и у цели, — докончил он, останавливаясь. — По всей вероятности, входных билетов будет достаточно, чтобы попасть на спиритический сеанс мистера Аддисона.
  Глава VII
  Спиритический сеанс
  Оба пешехода стояли у подъезда четырехэтажного дома старинной архитектуры. Ни в одном из окон не видно было света, и только вестибюль был слабо освещен.
  Поднявшись по небольшой наружной лестнице, Роберт Брент (так звали молодого человека) нажал кнопку электрического звонка. Дверь слегка приотворилась и из-за нее выглянуло чье-то совершенно черное лицо. Но отворивший дверь не был негром, так как черты его лица не напоминали собой эту расу. Вернее всего, это был араб или марокканец.
  Когда он открыл рот, чтобы задать вопрос «что вам угодно?», старику, пришедшему вместе с Брентом, бросился в глаза недостаток многих передних зубов, тогда как негры обладают великолепными зубами, сохраняющимися у них до глубокой старости. Было очевидно, что за дверью стоит белый, тщательнейшим образом выкрасивший себе лицо, шею и руки.
  Брент вынул входные билеты и передал их в отверстие двери. Ложный негр тщательно проверил их и сравнил со списком, лежавшим около дверей, на стуле. Только после этого он отстегнул дверную цепочку.
  Вновь пришедшие сняли свои шляпы и пальто и поднялись по лестнице на второй этаж дома. При этом было заметно, что молодому, как говорят, было несколько «не по себе», тогда как старик держал себя совершенно свободно.
  Наверху вошедших встретил другой слуга, который и провел их в зал. Зал этот имел очень мрачный, неприветливый вид. На окнах были опущены тяжелые, не пропускающие света шторы, а газовые рожки, висевшие по стенам, были настолько привернуты, что места отыскивать приходилось чуть ли не ощупью.
  Сам зал был сделан путем разборки стен нескольких комнат.
  В момент прибытия Брента и старика в зале было человек пятьдесят.
  Через полчаса, однако, все места в зале были заняты и, несмотря на то, что никто не разговаривал, по комнате носился тот шум, который бывает всегда там, где сойдется много народа; нечто среднее между шорохом и стуком.
  Внезапно на эстраде, устроенной в одном конце зала, появился одетый во все черное мужчина. Сидевшие в зале сразу затихли. Свет в зале совершенно потух, а на эстраде зато вспыхнул яркий электрический прожектор, лучи которого посредством рефлектора невидимая рука направила на Аддисона.
  Вид «профессора» был оригинален: его бледное, до прозрачности, белое лицо обрамлялось черными вьющимися волосами. Усов не было, а острая, a la Henri IV, бородка придавала профессору какое-то мефистофельское выражение. Покрой его черной одежды напоминал собой тогу средневековых алхимиков, недоставало только остроконечной шапки и цепи на груди, да из-под балахона вместо туфель виднелись лакированные ботинки.
  Поклонившись публике, Аддисон заговорил.
  Его манера и само содержание речи сильно напоминали ярмарочные завывания бродячих цирковых артистов… Он утверждал, что обладает властью читать в умах и сердцах молодых людей и что, при помощи своего медиума, может узнать, что было и что будет, хотя бы дело шло об отдаленной местности…
  — Особенно для последнего опыта, блестяще мной выполняемого, мне и нужен медиум, — распространялся «профессор». — Гипнотическая сила, выходящая из меня, делает для медиума возможным видеть все, что я захочу, что невозможно увидеть, при каких бы то ни было иных условиях! Достать хорошего медиума необычайно трудно. Но благодаря моим, недосягаемым для других гипнотизеров, знаниям и опытности, мне удалось достать великолепного медиума, который очень быстро реагирует на флюиды, истекающие из моих пальцев. Это молодая дама — мисс Нора Бригтон. Сейчас вы познакомитесь с ней, а затем увидите нечто невероятное, сверхъестественное, нечто такое, что могу вам дать только я, сильнейший гипнотизер нашего времени!
  Закончив свою хвастливую речь, Аддисон хлопнул в ладоши, и на эстраде появилась девушка лет девятнадцати, одетая во все белое…
  Она медленно направилась вперед… Походка ее была плавной и бесшумной: она как бы скользила. Проходя мимо «профессора», она слегка кивнула ему головкой, а публике сделала поклон, нисколько не уступающий тем, которые полагаются по придворному этикету… Дойдя до переднего края эстрады, она грациозно опустилась в кресло и кокетливым жестом подобрала шлейф своего платья…
  Затем начались манипуляции Аддисона. Он не употреблял обыкновенно применяемых гипнотизерами движений; он просто-напросто коснулся пальцами век медиума и вперил в девушку сосредоточившийся на одной мысли взгляд…
  — Ты спишь? — наконец спросил он.
  — Не совсем, — шепотом дала ответ гипнотизируемая.
  При царившей в зрительном зале тишине этот шепот долетел до самых последних рядов.
  — Не сопротивляйся одолевающей тебя потребности сна, — предупредил «профессор», — иначе мне крайне трудно вызывать твое пробуждение.
  Девушка в ответ на это лишь улыбнулась… Но улыбка была полусонная: видно было, что медиум не совсем ясно отдает себе отчет в том, что совершается и говорится вокруг нее… Наконец, глаза ее закрылись…
  — Ты спишь? — громко спросил Аддисон.
  Ответа не последовало… Спящая не сделала даже никакого движения. Только равномерно поднимающаяся грудь свидетельствовала о том, что жизнь не покинула прекрасное тело девушки… «Профессор» взял правую руку загипнотизированной и снова произнес:
  — Скажи, ты теперь спишь?
  — Да. Я сплю, — тихо произнесла спящая.
  — Открой глаза! — произнес Аддисон.
  Девушка повиновалась… Теперь глаза ее ничего не выражали — это были прекрасные по форме, но совершенно не одухотворенные глаза сомнамбулы.
  — Что ты видишь? — прозвучал вопрос.
  — Я вижу… океан, — монотонным, убийственно действующим на нервы голосом начала Бригтон.
  — Он покоен или на нем буря?
  — На нем буря… Страшная, небывалая буря! Я вижу водяной смерч. С самого дна океана поднимает ураган воду и она пенящимися каскадами падает на корабль.
  — Ты, значит, находишься на борту судна?
  — Да. Я на бриге. Он идет от тропиков.
  — Почему ты это знаешь? — спросил «профессор».
  — Я вижу на подводной его части массу мелких раковин, приросших к килю… Наш бриг выдержал уже несколько бурь, потому что его такелаж и мачты починены ровно настолько, чтобы доплыть до хорошего дока… Но сегодняшняя буря — самая ужасная из всех, которые перенес наш бриг.
  — Рассказывай все, что ты видишь.
  — Я вижу человека, сидящего на сломанном бугшприте… Этот бугшприт похож на руку тонущего, то появляющуюся над водой, то исчезающую в бездне… Человек этот что-то чинит… Работать он может только тогда, когда бугшприт появляется из воды. Это не простой матрос, а офицер, взявшийся за работу, от которой все отказались, ввиду ее опасности…
  Вот корабль приподнят громадной волной к небесам, вот он сброшен в пучину… И вдруг, — на наш бриг несется водяная гора!.. Острый гребень ее, находящийся на уровне мачтовых верхушек, покрыт пеной, ее ребра отливают зловещим зеленовато-черным цветом. Всей своей массой обрушивается она на судно, как бы желая раздавить его своей тяжестью… Сидящий на бугшприте теряет равновесие и падает в море…
  — Но — что это? Сброшенный за борт снова вынесен волной на поверхность моря!
  При этих словах загипнотизированная поднялась со своего места и медленным движением протянула свою руку к публике… Зал замер… Сердца бились сильнее обыкновенного… Невольная дрожь пробегала по спине каждого зрителя… Слишком необычно было то, что происходило теперь на эстраде…
  Широкоплечий мужчина в зеленом, цвета bleumarin, костюме, был особенно сильно увлечен рассказом ясновидящей… Он приподнялся на своем кресле, широко раскрыл глаза, приоткрыл рот и застыл в этой позе. По лицу его катились слезы…
  — Да, да! Море возвращает свою добычу, — продолжала ясновидящая. — Вот… он все ближе и ближе… Вот волна промчала его вдоль всего судна! Не за что ухватиться, удержаться… Несчастный проносится мимо!..
  — Ага! — в каком-то экстазе закончила девушка. — На пути трепещется на воде сорванный бурей парус, с обрывками канатов… Несчастный из последних сил гребет туда, в этот маленький пруд, образованный взгорбившейся холстиной!.. Вот он уже на нем! Теперь спасение близко! С корабля ему бросают канат. Он обвязывает его вокруг пояса… Матросы тащат его наверх… Большая волна поднимает его на уровень с обер-деком… Последнее усилие — и он на корабле! Полумертвый, обессиленный, окровавленный, но он спасен!
  Произнеся эти слова, Бригтон в изнеможении упала в кресло и снова закрыла глаза…
  — Но это невозможно, наконец! — взволнованно произнес мужчина в костюме цвета bleumarin. — Это точная передача того, что случилось со мною во время последней навигации!
  Аддисон обернулся к залу…
  — Я покорнейше прошу публику не говорить громко и тем самым не мешать сеансу, — проговорил он. — Это затрудняет мне мою работу, нарушая общение между мной и медиумом. Говоривший, вероятно, моряк?
  — Да! Я второй штурман брига «Клементина»! Нет еще полных десяти часов, как мы стали здесь на якорь. Мы прибыли с Явы… Прошу извинить, если я помешал вашему опыту, — закончил штурман, утирая лоб красным платком…
  — Конечно, если это так, то ваш возглас вполне извинителен, — любезно поклонился «профессор». — Однако, мы отвлеклись, нам предстоит еще один опыт. Сейчас ясновидящая заглянула в прошедшее одного из присутствующих; теперь она сделает то же самое с будущим. Оговариваюсь, опыт может не удаться, но я, во всяком случае, попытаюсь.
  С этими словами Аддисон подошел к мисс Бригтон и снова взял ее правую руку, бессильно лежавшую у нее на коленях…
  Глава VIII
  «Раздвоение личности»
  На вопрос «профессора», спит ли она, ясновидящая произнесла усталым голосом:
  — Ах! Я так устала, так устала!
  — Ну еще немного, Нора, — ободрил профессор. — Открой глаза и начинай. Я приказываю тебе заглянуть теперь в будущее одного из нас… Ну? Что ты видишь?
  Некоторое время ясновидящая молчала… Затем она встала, провела несколько раз рукой по лбу, как бы отгоняя какие-то мысли и начала медленно, словно взвешивая каждое слово:
  — Я вижу… старика… старого, седого мужчину… Он немного хромает, а потому ходит с палкой с золотым набалдашником… Он носит либо очки, либо пенсне, это я вижу по красным полосам на носу… Но теперь ни очков, ни пенсне у него нет — их у него отобрали, так как он слаб в ногах, может упасть и порезаться… Ему не дают носить при себе и острых вещей, все по той же причине…
  — Как это «не дают» — разве можно ему запретить? — задал вопрос профессор.
  — Таков порядок в доме, — послышался ответ ясновидящей.
  — Каков порядок, Нора? Говори!
  — О, там, где живет старик, железная дисциплина! Несчастный старик в сумасшедшем доме! Это так ужасно — быть в сумасшедшем доме!
  — Разве этот джентльмен помешанный?
  — Нет, — проговорила Нора тихо. — Он так же нормален, как вы, я и все присутствующие, но он скоро сойдет с ума, если останется в доме умалишенных, куда его отправили против его желания.
  Последние слова ясновидящая почти прокричала… В задних рядах произошло какое-то движение: молодой человек привстал, как бы готовясь что-то сказать, но его снова усадил на место сидевший радом с ним старик, по виду лет 60 — 70-ти.
  — Ты мне можешь сказать, кто так жестоко обошелся с этим стариком? — каким-то каркающим голосом спросил Аддисон медиума.
  — Это молодой человек, глава заговора, направленного против старика! Он это сделал потому, что за это ему обещана крупная сумма денег! А старик еще осыпал его благодеяниями! Бедный старик! Он пригрел змею у себя на груди… Я вижу и этого молодого человека: ему года 22–23, он блондин с чудными голубыми глазами! Его открытое лицо так симпатично, что никому не придет в голову предполагать в его обладателе черную душу!
  В зале раздался крик негодования, сорвавшийся с губ Роберта Брента.
  Быстрым движением, напоминающим скачок хищника, Аддисон повернулся в сторону зала.
  — Я прошу соблюдать полнейшую тишину, — сдержанно заявил он. — Всякий шум мешает успеху сеанса… Довольно о внешности молодого человека, — обратился он снова к Норе. — Я вовсе не хочу устраивать здесь семейного скандала! Но в целях предупреждения старика, скажи какие шаги сделаны молодым человеком в этом направлении? Ведь все, что ты говоришь, дело будущего. Итак, что предпринял молодой человек для того, чтобы упрятать своего благодетеля в сумасшедший дом?
  — Всего я не вижу, — с трудом переводя дыхание, дала ответ Нора, — но я вижу, он говорил и говорит об этом со многими людьми… Я слышу слова «пансионат», «дом умалишенных»…
  В зале снова послышался шум, но Аддисон уже не обратил на него внимания…
  — Дальше, дальше! — торопил он.
  — Молодой человек, — мерным тоном докладывала ясновидящая, — пользуется услугами одного человека… Я вижу и его. Плотный, коренастый, с проницательными глазами и таким же умом. Этот человек — гроза всех преступников! Ради высокого вознаграждения он стал на сторону юноши…
  — Что же, этот сообщник — сыщик?
  — Да! И он об этом сильно хлопочет. Помимо помещения старика в сумасшедший дом, он хлопочет и о том, чтобы совершенно разлучить его с преданными старику друзьями!
  — А этого сыщика ты видишь или нет?
  — Вижу! — твердо произнесла ясновидящая. — Но теперь у него не бритое лицо, а обросшее белой, длинной бородой. Лоб, щеки и подбородок изрыты морщинами, Все это есть, но ничего этого нет.
  — Как же это: есть и нет? — по-видимому удивился престидижитатор.
  — Он переодет и загримирован, — был ответ.
  — Где он, здесь?
  — Пятый ряд, третий стул, правый проход, — скороговоркой произнесла Нора. — С ним и тот, кто хотел лишить свободы своего деда.
  — Имя переодетого! — резко прокаркал Аддисон.
  — Трудно прочесть. Буквы стоят вверх ногами. Ага. Читаю… Его имя… Ни-ко-лай… Кар-тер!
  — Дайте свет! — топнул ногой профессор.
  Зал моментально был освещен. Все вытянули шеи, заглядывая в задние ряды, на которые указывала ясновидящая.
  — Джонсон! — обратился Аддисон к геркулесу-негру, стоявшему у двери. — Подойди к джентльмену с приклеенной бородой и в парике и попроси его немедленно покинуть зал! Он проник сюда под вымышленной фамилией, обманным путем получив входной билет!
  — Будет выполнено! — проговорил негр, направляясь к пятому ряду.
  Роберт Брент вскочил со своего места.
  — Негодяй! — загремел он на весь зал. — Я сумею прекратить твои гнусные проделки!
  Он, наверное, кинулся бы на Аддисона, если бы его спутник силой не удержал его.
  В это время поднялся со своего места еще один зритель: лысый старик, опиравшийся на палку с золотым набалдашником. Он оперся левой рукой о спинку кресла, а правую, с угрозой протянул по направлению к своему внуку:
  — Прочь с глаз моих, негодяй! — старчески злобно взвизгнул он. — Ты хотел запереть своего старого дедушку в дом умалишенных?! Этого я тебе никогда не прощу!
  Скандал готов был разгореться. Ник Картер (спутник Брента был не кто иной, как знаменитый нью-йоркский сыщик) схватил его за руку и насильно вывел из зала. Спустившись по лестнице вниз, они надели свои пальто и шляпы и даже не взглянув на негра, провожавшего их, вышли на улицу.
  * * *
  Картер привел дрожавшего от негодования Роберта к себе на квартиру.
  — Не стоит волноваться, мистер Брент, — начал он, сидя в комнате, где он обыкновенно гримировался, и тщательно смывая краску. — Вот вы выходите из себя. Что же мне-то прикажете делать? Ведь мне нанесен еще более тяжелый удар, чем вам! Я так тщательно, так искусно загримировался — и меня узнали! Сознайтесь: вы бы ведь не узнали меня под гримом?
  — Ни за что, мистер Картер! — с живостью подтвердил Брент. — В этом парике, с бородой, горбом и бесчисленными морщинами вы были неузнаваемы! Ну, кто угодно, только не Ник Картер! Ведь вы изменили даже выражение ваших глаз! Я уверен, что вас не узнали бы даже ваши помощники!
  — Так оно и было, мистер Брент, — улыбнулся Картер. — Я увидел на улице, едучи уже к вам, моего помощника Дика. Желая проверить, насколько мне удался грим, я вышел из автомобиля, прошелся раза два перед самым носом своего двоюродного брата, как бы нечаянно наступил ему на ногу и извинился. И вот, Дик не узнал меня, а Аддисон раскрыл мое инкогнито сразу.
  — Но ведь не верите же вы в раздвоение личности, телепатию и тому подобную чепуху? — с беспокойством спросил Брент.
  — Как вам сказать? — пожал сыщик плечами. — Не… знаю. Может быть, в негодяе и действительно есть запас магнетизма. Но если только медиум не спит, а все ее фокусы — притворство, то она губит свой талант, потому что в таком случае она гений сценического искусства!
  — Я никогда бы не поверил, чтобы вы, Ник Картер…
  — Подождите же! Дайте мне досказать до конца! Во всем этом «раздвоении личности» нет смысла или его очень мало. Но я готов допустить, что она действительно спала. Тогда она, значит, говорила то, что ей внушал Аддисон. Я иду даже дальше и говорю: она действительно видела те сцены, о которых говорила с эстрады! Все это достигается внушением!
  — Ну, а история с бригом? Ведь не подлежит ни малейшему сомнению, что рассказ правдив с начала до конца!
  — С начала до конца — это сплошной обман! — твердо проговорил Картер. — Весьма просто объясняется вся эта эффектная сцена! Аддисон имеет агентов: один из них подслушал рассказ моряка еще сегодня утром и передал его профессору. Тогда он постарался, чтобы штурман «Клементины» получил входной билет на его сеанс и феерия была готова. Второй номер был предназначен для нас с вами, мистер Брент! Я уверен даже, что входные билеты нам с вами были ловко всучены самим Аддисоном. Затем ему уже нетрудно было через того же негра узнать, где мы сидим. Этот гипнотизер — достойный соперник и мы с ним будем биться не на жизнь, а на смерть. Во что бы то ни стало уговорите вашего дедушку не отдавать Аддисону денег — это будет для старика равносильно гибели! Повторяю: «профессор белой и черной магии» опасный преступник. В негре, впускавшем нас, я узнал одного из опасных грабителей, бежавшего из тюрьмы в Труа. Я сегодня же или завтра обыщу дом Аддисона и тогда мы прольем свет на все это дело!
  — А что из себя представляет, по вашему мнению, эта Нора? — задал вопрос Брент.
  — Ну, она тоже стоит на покатой плоскости, хотя, может быть, для нее исправление еще возможно! Впрочем, все это не то! Я хотел бы знать: какими путями узнал Аддисон, что старик, бывший с вами — я?!
  Глава IX
  Изумительное решение
  Верный своему слову, Картер на другой же день обыскал весь дом Аддисона. Вместе с «профессором» были схвачены и его слуги, из которых двое оказались опасными преступниками, бежавшими из тюрьмы… Нора Бригтон предпочла куда-то скрыться.
  Однако «профессор белой и черной магии» недолго сидел в тюрьме. Благодаря связям, влиянию и деньгам, ему удалось заручиться покровительством одного из коронных судей и он был через три дня выпущен по неимению достаточных оснований к обвинению. Единственной карой Аддисону были выговор и предупреждение: впредь не устраивать, где бы то ни было, никаких спиритических сеансов.
  В семье старика Брента долго еще не налаживалось дело спасения его капитала. Только после долгих усилий удалось Нику Картеру и друзьям старика убедить его не вверять своих денег Аддисону и не подозревать своего внука в жестоком желании — упрятать своего благодетеля в дом умалишенных.
  Дела Ника Картера вдруг пошли страшно плохо: ни одно дело ему не удавалось. Казалось, кто-то невидимо читает все его мысли, проникает во все его намерения и расстраивает все его планы. Как ни наблюдал сыщик сам за «профессором», как ни выслеживали его Дик и Патси — все было напрасно. Не отыскивалось ни одного факта, ни одного намека на что-либо такое, основываясь на чем, можно бы было привлечь его к суду. А торжествующий Аддисон, знавший об этих напрасных усилиях, только улыбался при встрече с Картером и насмешливо раскланивался с ним на улице.
  К этому-то времени и относилось неудачное выслеживание Диком помощницы Аддисона, Норы Бригтон, когда авантюристке удалось бежать из вагона и совершить ограбление Кеннанов.
  Все эти неудачи так повлияли на Ника Картера, что он решил придумать нечто совершенно особенное для борьбы с Аддисоном. Поэтому, когда за его помощью к сыщику обратился Жорж Кеннан, он категорически отказался, будучи уверен, что в случае его согласия это станет так или иначе известно «профессору» и все труды снова пропадут даром. Но в душе Картер решил употребить все свое искусство на то, чтобы передать в руки правосудия ловкого преступника.
  «Я должен придумать что-нибудь небывалое! — рассуждал, ходя взад и вперед по кабинету, Картер. — Я имею дело с необыкновенным негодяем, а потому и средства борьбы с ним нужно выбирать необыкновенные. Еще посмотрим, кто останется победителем! «Хорошо смеется тот, кто смеется последним», — говорит французская пословица. Вы бросили мне перчатку, мистер Аддисон — я ее поднимаю! Вызов принят!»
  События последнего времени и осведомленность Аддисона относительно всего, предпринимаемого против «профессора», убедили Ника Картера в том, что даже в его собственном доме есть пособники негодяя, а потому он решил изложить Дику свой план в другом, более безопасном месте. С этой целью на другой день после посещения Кеннана он с утра ушел вместе с Диком в Центральный парк, изобилующий совершенно уединенными уголками.
  Выбрав один из них, сыщик зорко осмотрел окрестности, вплотную подошел к Дику и произнес совершенно спокойным тоном:
  — Завтра меня уже не будет в живых, Дик, и на тебя я возлагаю обязанность похоронить меня не позднее полудня среды в нашем фамильном склепе, в Ричмонде.
  — Господи, — ужаснулся Дик, — что ты задумал? Неужели ты говоришь это серьезно?
  — Вполне серьезно, дорогой Дик. Я прошу только точнейшим образом выполнить мои распоряжения. Итак, завтра утром я, по всей вероятности, буду уже покойником. Наш домашний врач констатирует разрыв сердца. Тебе известно, что последние годы у меня «пошаливает» сердце, и поэтому, что же удивительного в том, что человек такого слабого сложения, как я, погибнет от этого недуга? А, как ты полагаешь?
  При таких словах Картер весело подмигнул своему кузену…
  — А! Теперь я начинаю понимать, в чем дело! — радостно воскликнул Дик, у которого сразу стало легко на душе, — только, Ник… ты играешь опасную игру! И зачем ты так напугал меня вначале? — с упреком закончил он.
  — А я, видишь ли, хотел посмотреть, обрадует ли тебя моя смерть. Ведь ты получишь в наследство мое дело и все мое состояние.
  — Как тебе не совестно, Ник! Вот это уже гнусность! — полушутя, полусерьезно произнес Дик.
  — Однако, шутки в сторону! — серьезно заговорил Ник. — Еще раз обращаю твое внимание на то, что мои распоряжения должны быть выполнены пунктуально, так как иначе все труды пропадут даром! Помни: моя смерть, погребение и все связанное с этим, должны быть в глазах всех наидействительнейшими фактами, а для этого необходимо не упустить ни одной мелочи, как бы ничтожна она ни казалась!
  — Вот тут и пойми, — покачал головою Дик. — Слушай, Ник, ты просто пугаешь меня всем этим!
  — Этого-то я и добиваюсь, — усмехнулся Картер, — то есть, пугать тебя мне нет смысла, а я хочу ужаснуть некоторых моих, с позволения сказать, друзей. Вот они порадуются-то! Как ты думаешь? Но… дело все в том, что Ник Картер должен умереть, должен бесследно исчезнуть с лица земли.
  Проговорив это, Картер понизил голос до шепота и, наклонившись к уху Дика, продолжал давать распоряжения. Время от времени Дик кивал головой в знак согласия. Иногда он также таинственно спрашивал о чем-то сыщика. Беседа продолжалась около часа.
  Решено было посвятить в тайну домашнего доктора и владельца бюро похоронных процессий, личного друга Ника Картера.
  — Бальзамировать тебя, однако, мы не будем, — серьезно произнес Дик.
  — Ну, это можно пока оставить, — в тон ему возразил Картер, — тем более, что я слышал однажды, будто бальзамирование отзывается несколько вредно на живом человеке.
  — А что, если вместо тебя в гроб положить восковую куклу? — предложил Дик.
  Картер отрицательно покачал головой.
  — Этим мы наших врагов не обманем. Шутка эта слишком избитая для того, чтобы на нее поймать Аддисона, против которого и веду я войну. Нет, дорогой мой Дик! Необходимо устроить так, что когда Аддисон, так или иначе, проберется на похороны, он найдет настоящего, самого настоящего Ника Картера, лежащим в гробу!
  — Но, повторяю, Ник, — это адски рискованная игра!
  — И все-таки, иначе ничего не поделаешь, — твердо произнес Ник, — я должен лежать в гробу и я же должен быть похоронен заживо! Я даже настаиваю на следующем: перед тем как опустить гроб в землю, необходимо еще раз открыть крышку гроба, чтобы все видели, что я по-прежнему лежу на подушках.
  Дик с сомнением покачал головой.
  — Это вещь невозможная, Ник! — решительно заявил он. — Даже ты не сумеешь так симулировать смерть, чтобы подлога не узнал врач, которого, несомненно, подошлют враги. А погребение! Ник, повторяю: такая симуляция невозможна!
  — И все-таки, она возможна! — весело проговорил Картер. — Возможна потому, что это будет… это будет… не симуляция!
  Дик досадливо махнул рукой и отвернулся…
  Ник Картер подошел к своему главному помощнику и снова начал шептать ему что-то на ухо. По мере того, как сыщик говорил, лицо Дика все прояснялось и прояснялось.
  — Ну, что же? По рукам? — усмехнулся Ник. — Необходимо одно — точнейшее соблюдение моих распоряжений!
  — Будь спокоен, все будет исполнено!
  — А что, если мы сейчас приступим к делу? — предложил Картер после небольшого размышления. — Все необходимое при мне.
  — Как хочешь, — лаконично дал ответ Дик.
  Затем оба вышли из парка и направились на Бродвей, главную артерию Нью-Йорка.
  Глава X
  «Смерть» Ника Картера
  Войдя в один из лучших ресторанов, сыщики заняли столик и спросили себе по стакану грога. Осмотревшись кругом и убедившись в том, что никто за ними не следит, Ник Картер вынул из кармана небольшой пузырек и вылил его содержимое в свой стакан. Во все время этой операции сыщик с самым беззаботным видом вел с Диком ничего не значащий разговор, так что со стороны можно было подумать, что за столиком сидят люди, не замышляющие ничего серьезного.
  Медленно поднес Ник стакан ко рту, выпил большими глотками грог и взглянул на часы.
  — Через пять минут наступит действие, — произнес он. — Итак, Дик ты все помнишь и все исполнишь.
  Молодой сыщик молча кивнул головой. Он боялся за своего двоюродного брата и учителя, к которому был привязан всеми фибрами своей души, на сердце у него было тяжело.
  Надев шляпы и захватив свои трости, сыщики двинулись дальше. Идя по улице, Ник продолжал громко разговаривать о последних скачках, как вдруг остановился и схватился за сердце. Вот он побледнел, зашатался, болезненная судорога передернула его лицо и он, как подкошенный, упал на тротуар. Дик быстро наклонился над ним, отнес его в сторону и расстегнул пиджак и жилет.
  Около тела Картера собралась толпа народа. Один из зевак опустился на колени перед «трупом» и приложил ухо к его груди.
  — Я врач, — объяснил он Дику свое поведение. — Это, несомненно, ваш близкий родственник?
  — Да. Это мой двоюродный брат, — печально вздохнул Дик.
  Опытной рукой врач расстегнул рубашку лежавшего Ника Картера, приложил ухо к груди и внимательно начал выслушивать, затем он освидетельствовал пульс и, поднимаясь с колен, серьезно произнес, пожимая плечами:
  — Человеческая помощь здесь бессильна. Ваш двоюродный брат умер от разрыва сердца. Видите пульс уже остановился, а глаза начинают стекленеть.
  При этом голос говорившего так ясно выдавал сдерживаемую радость и глаза так блестели, что Дик сразу понял, что перед ним один из шпионов Аддисона.
  Молодой сыщик великолепно сыграл пришедшего в отчаяние человека. Видя его, как бы невольно навертывающиеся на глаза слезы, слыша те тяжелые вздохи, которые вылетали из его груди, никто бы не сказал, что перед ним талантливый драматический артист — и не больше…
  Одетый в голубой с иголочки мундир, полисмен протиснулся сквозь толпу.
  — Назад! Идите, господа, по своим делам! Разойдитесь! — покрикивал он своим грубоватым голосом. — Что здесь такое? — обратился он уже к Дику. Что за человек лежит здесь? Он болен или пьян?
  — Ни то, ни другое, — печально вздохнул Дик, — он умер!
  В это время взгляд полисмена упал на лицо лежавшего на тротуаре.
  — Боже мой! Да это мистер Картер! — тоном искреннего сожаления воскликнул полисмен. — А вы, вероятно, мистер Дик Картер? — вежливо обратился он к Дику.
  — Да, это я.
  — Прикажете позвать карету скорой помощи и отвезти мистер Картера в приемный покой? — участливо произнес полисмен.
  — Нет, благодарю вас! Мне нужен закрытый экипаж, чтобы перевезти тело моего кузена на квартиру.
  — Будет исполнено! — приложил полисмен руку к козырьку шлема.
  Тело Картера было перенесено в ближайший дом и положено на носилки. Затем, когда приехала фура, покойника осторожно вынесли на улицу, вместе с носилками поставили в верхнее отделение фуры, в нижнем поместился Дик, и фура медленно двинулась к квартире сыщика. Когда экипаж остановился у подъезда, Дик выскочил, захлопнул дверцу и быстро взбежал наверх. Там он посвятил в подробности Иду Картер, двоюродную сестру Ника Картера, Патси и Иосифа, предупредив их, чтобы они не показывали и вида, что знают о разыгрываемой комедии.
  * * *
  Тело Ника Картера лежало в гробу и никому из приходивших проститься с «покойником» на приходило и в голову, что через 48 часов «мертвец» встанет из гроба, не ощущая никаких последствий своей «смерти». Средство, принятое Ником, состояло из сока какого-то индийского растения. Само средство доставил «покойнику» один из его друзей, живший неподалеку от Нью-Йорка доктор, много лет проведший в Индии и сумевший выпытать несколько секретов от факиров.
  Когда Картера перенесли из фуры на кровать, в квартиру был позван домашний врач, доктор Полинг, уже посвященный в суть дела. Осмотрев Ника, доктор задумчиво покачал головой.
  — Никогда бы не подумал, — медленно произнес он, — что передо мной живой человек! Эти признаки смерти — поразительны! Да! Индусы во многом опередили нас! Однако, что я должен теперь сделать?
  — Видите ли, — начал Дик, — собственно говоря, от вас надо бы получить свидетельство о смерти, но я решил поступить иначе. Знаете, это набросит впоследствии известную тень на ваше реноме врача. Судите сами: за знания врача не говорит тот факт, что он подписал свидетельство о смерти того человека, который потом будет свободно разгуливать по городу. Пусть это свидетельство напишет другой! Я уверен, что к вам явится некий врач! Он будет просить у вас разрешения освидетельствовать тело! Пожалуйста, допустите его до осмотра! Это очень важно для нас!
  Доктор Полинг согласился и скоро ушел домой.
  Согласно распоряжению Ника Картера была отправлена шифрованная телеграмма тому самому врачу, от которого исходило и индийское средство. В телеграмме, после подробной передачи всего случившегося, была просьба — приехать в Нью-Йорк. Доктор Менлов, живший в Рочестере, тотчас же согласился и уже на другое утро дал знать, что он остановился в гостинице «Вальдорф-Астория». Дик немедленно приехал туда и встретил статного, сильного старика с ослепительно белой бородой и проницательным взглядом умных светло-карих глаз.
  — Я знал, что моему другу может понадобиться препарат, — заговорил он, пожимая Дику руку. — Поэтому я и не был поражен, получив вашу телеграмму. Ну, расскажите мне, как произошло усыпление.
  Дик передал все, чему был сам свидетель.
  Через полчаса Менлов уже стоял у постели Ника и тщательнейшим образом исследовал тело своего друга. Кончив осмотр, он довольно улыбнулся.
  — Все обстоит именно так, как и следовало ожидать, — объяснил он. — Я был уверен, что здоровый организм Ника легко перенесет этот эксперимент. Ваш брат по пробуждении не испытает даже легкой головной боли.
  В это время в коридоре раздался звонок и через минуту в комнату вошел доктор Полинг, в сопровождении незнакомца, назвавшегося доктором Адамсом.
  — Мистер Адамс, специалист по сердечным болезням, — представил Полинг своего спутника. — Он просил меня разрешить ему осмотр тела мистера Картера.
  Перезнакомившись, врачи приступили к осмотру… Впрочем, осмотр производил один Адамс и производил очень тщательно. Наконец, он чуть ли не радостно объявил, что мистер Картер скончался от разрыва сердца и вызвался написать свидетельство о смерти… Когда оно было готово, три врача покинули дом, оживленно беседуя о различных случаях из практики… Видно было со стороны, что в разговорах участвуют три больших знатока своего дела…
  Затем Дик отправился к знакомому гробовщику и заказал ему специальный гроб, со многими, незаметными для глаз отверстиями для притока воздуха и с особенным механизмом, который давал возможность Нику по пробуждении открыть гроб простым нажимом спрятанной под изголовьем кнопки…
  Когда гроб привезли на квартиру — он оказался коротким, так что пришлось делать другой… Это было не более, не менее, как военная хитрость, изобретенная все предусмотревшим Ником Картером… Оказавшийся коротким гроб был самого обыкновенного устройства и не заключал в себе никаких механизмов… Его оставили на некоторое время в квартире Картера и Дик имел удовольствие наблюдать, как некоторые из посетителей интересовались гробом настолько, что постукивали его пальцами и ощупывали его обивку…
  Второй гроб был уже тот самый, в который должно было быть положено тело «умершего»…
  Перевозка тела в Ричмонд было обставлено так скромно, что вызвало удивление со стороны всех знакомых сыщика… В ответ на расспросы домашние пожимали плечами и ссылались на волю «покойного»…
  На кладбище присутствовать при опускании гроба в могилу, явилось, между другими, три туриста, приехавших на автомобиле…
  Дик многозначительно переглянулся с доктором Менловом… Для них было понятно, что под видом туристов скрываются шпионы Аддисона…
  Перед тем как опустить гроб, крышку его открыли еще раз, так что все видели покоящееся на белом атласе тело «покойника»… Теперь сомнений в том, что похоронен именно Ник Картер, ни у кого не могло быть…
  В самый день похорон Патси исчез из Нью-Йорка… Вернулся он через два дня, веселый, сияющий…
  — Ну что? — спросил его Дик, разбиравший почту…
  — Все в полном порядке, — с живостью отозвался Патси, — начальник «восстал из мертвых», вышел с кладбища под видом могильщика и отправился, как и было условлено, в Рочестер.
  Глава XI
  Доктор Менлов
  Через неделю после описанных событий на имя Дика пришла телеграмма, в которой Менлов просил его и Патси приехать в «Вальдорф-Асторию». Конечно, оба сыщика немедленно отправились в отель. Доктор встретил их очень любезно и пригласил к завтраку…
  Дик и Патси горели нетерпением узнать что-нибудь о Нике Картере, но Менлов молчал… Понимая, что старик имел на это причины, сыщики не допытывались, а ожидали, когда доктор сам начнет разговор…
  Завтракали наверху в комнате, занимаемой доктором… Когда лакей унес посуду, оставив на столе только бутылку «Генри Клай», доктор Менлов подвинулся ближе к Дику и сказал совершенно другим голосом:
  — Сделай одолжение, Дик, — запри эту дверь, чтобы сюда никто не вошел.
  Дик и Патси в буквальном смысле слова остолбенели… Они смотрели на говорившего во все глаза, не веря тому, что происходит перед ними. Наконец Дик нашел в себе силы спросить:
  — Ник! Это ты или твой дух?
  — Я, я, мой дорогой Дик! — весело рассмеялся Картер. — Всю эту комедию я разыграл для того, чтобы убедиться в совершенстве моего грима! Но, помните: я теперь для вас, «впредь до изменения», как пишут в официальных бумагах, — доктор Менлов. Нет ничего удивительного в том, что вы меня не узнали, дети, — продолжал Ник. — Меня до сих пор не узнают его слуги, поселившиеся здесь же в отеле. Видите ли, как мы устроили дело: в день моего «воскресения из мертвых», доктор Менлов, переодетый старой дамой, уехал на запад, а я остался в Рочестере, под видом доктора. Если бы мне пришлось остаться в Рочестере, где у Менлова сотни знакомых, я был бы в большом затруднении, но по предварительному уговору доктор сообщил заранее, что он уезжает надолго в Нью-Йорк и, таким образом, я очутился здесь. Розыски мои идут пока удачно. Один из моих друзей записал номер автомобиля, на котором приезжали на кладбище «туристы» и, благодаря этому я мог открыть, что это были сам Аддисон, его помощник и Нора Бригтон, медиум «профессора». Ограбление Кеннанов она произвела одна, даже без ведома своего «шефа». Благодаря тому, что я могу быть спокойным, не чувствуя преследования и выслеживания, я узнал и еще новость: между Аддисоном и Норой произошел разрыв. Он потребовал доли из награбленного у Кеннанов, на что негодяйка ответила категорическим отказом. Они разъехались. Благодаря тому, что Аддисон непричастен к краже, у меня ускользнул и последний предлог для его ареста. Но это не беда; думая, что я мертв, он, несомненно, начнет свою преступную деятельность — и попадется! Старик Брент, кажется образумился: по крайней мере, он ни одного цента на дела Аддисона не дает.
  — А как обстоит дело с медиумом? — осведомился Дик.
  — А! Это дело совершенно самостоятельное. После разрыва с Аддисоном грабительница уехала от него и живет отдельно. Так как ты, Дик, несколько потерпел от нее и неоднократно был ею обманут, то я думаю, что именно тебе следует отправится к ней с визитом. Арестовав ее, приступи к обыску. Драгоценности еще не проданы, потому что она хочет оставить их для себя, конечно, предварительно изменив вид украшений. Итак, Нора Бригтон — твоя добыча, Дик.
  — Ты дивный человек, Ник! — восторженно воскликнул молодой сыщик. — Знаешь, мне несколько раз уже снилось, что я арестовываю негодяйку и отнимаю у нее похищенные драгоценности!
  — Ну вот, твой сон и сбывается, — рассмеялся Картер.
  — А где же теперь Нора? — спросил Дик.
  — Да! Это не так легко было установить, — улыбнулся Ник. — Если бы я попросил тебя выяснить это, тебе потребовалось бы немало времени. Итак, слушай: живет она в Нью-Рошеле, в одном из лучших пансионов, под видом француженки (впрочем она, насколько я понимаю, и на самом деле француженка) Ины Коррет. В настоящее время она тратит те деньги, которые были в бумажнике мистера Кеннана. Сделай все умненько, Дик, — пошутил Картер. — Не следует делать огласки. До Нью-Рошеля поезжай в автомобиле: это займет не более четырех часов.
  — Великолепно! — радостно вскричал Дик. — Завтра утром я арестую барышню! Это для меня такое удовольствие, такое удовольствие, что ты и представить себе не можешь!
  Глава XII
  Арест грабительницы
  На другой день утром автомобиль привез Дика Картера в Нью-Рошель. Остановившись в лучшей гостинице города, молодой сыщик разузнал, где живет богатая иностранка Ина Коррет и, приказав шоферу ждать его за углом фешенебельного пансиона, вошел в подъезд большой красивой виллы.
  — Черт возьми! Удобно устроилась, — пробормотал он. — Я и сам не отказался бы от житья в таком отеле.
  На звонок сыщика вышла кокетливая горничная и заявила, что мисс Коррет дома и, увидев, что посетитель одет очень элегантно, впустила его в гостиную. Здесь Дик вручил ей визитную карточку, конечно, с вымышленной фамилией. Горничная удалилась и, вернувшись через несколько минут, пригласила его следовать за собой. Дойдя до двери красного дерева, горничная указала на нее и скрылась.
  Дик слегка постучал в дверь пальцем.
  — Entrez! — послышалось за дверью.
  «Ну, если бы ты знала кто я — ты бы так легко не впустила меня», — подумал сыщик.
  Войдя в комнату он увидел Ину Коррет, прежнюю Нору Бригтон. Она стояла у стола, слегка опершись на него рукой и удивленно посматривала на входящего мужчину.
  — Вы желали видеть меня? — обратилась к нему грабительница. — Простите, где мы познакомились? Я не припомню вашей фа… Дик Картер! — внезапно перебила она себя истерическим криком.
  Она положила правую руку на сердце, как бы желая сдержать его сильное биение, а левой рукой быстро расстегнула ворот платья. Ей стало душно.
  — К вашим услугам, — насмешливо поклонился Дик. — Вы, конечно, понимаете, что вам ничего не остается, как последовать за мною?
  В голове авантюристки мелькнул смелый план: она решила либо разжалобить либо увлечь кокетничанием сыщика. Быстро прижала она батистовый платок к своим красивым глазам и истерически разрыдалась.
  — Боже! — простонала она, падая на диван. — Всему, всему конец! — И это именно в то время, когда я решила покончить с прежней жизнью, когда я мечтала стать порядочной женщиной. Пощадите меня! — упала она на колени перед Диком. — Я вам отдам похищенные драгоценности, но только не арестовывайте меня, не сажайте в тюрьму!
  Дик невольно смутился. Слишком искренние ноты звучали в мольбе авантюристки, слишком болезненным надрывом отзывались обильно струившиеся по щекам грабительницы слезы и… слишком хороша была она сама, с ее лихорадочно блестевшими глазами, судорожно сжатыми губками и всей гибкой, очаровательной фигуркой. А она, словно угадывая, что происходит в душе сыщика, уже вынула из-за корсажа какой-то пакет.
  — Вот, возьмите! — молила она. — Это бумага Германского Банка в Нью-Йорке. Из нее вы увидите, что драгоценности хранятся там, в безопасном ящике.
  Дик напряг всю свою силу воли, чтобы не поддаться искушению. И ему удалось справиться с минутной слабостью. Рассказ о бумаге из банка даже возбудил его сомнение. Чем был он гарантирован от того, что в банке находились ничего не стоящие побрякушки, тогда как настоящие драгоценности были спрятаны в другом месте. Он, наконец, не имел права выпускать преступницу — данная ему Ником инструкция гласила совершенно иначе.
  — Нет! — твердо произнес он. — Ни в какие сделки вступать с вами я не могу! Вы должны немедленно последовать за мной! От вас зависит, чтобы ваш арест остался неизвестным для ваших соседей.
  Авантюристка поняла, что ее выпад не удался, и закусила губу.
  — Нечего делать, — произнесла она. — Придется повиноваться. Но, надеюсь, вы позволите мне переодеться?
  В эту примитивную ловушку не мог попасться сыщик, подобный Дику.
  — Никаких переодеваний, мисс, я допустить не могу, — слегка поклонился он.
  Авантюристка бросила на Дика злобный взгляд, но ничего уже не сказала. Молча надела она пальто и шляпу, молча подала руку сыщику, молча ехала всю дорогу. В 5 часов дня за ней уже захлопнулась дверь тюремной камеры.
  Дик был прав: по справке в банк оказались положенными ничего не стоящие браслеты и кольца с фальшивыми бриллиантами, тогда как сокровища миссис Кеннан были найдены в каминной трубе комнаты, где произошел арест авантюристки.
  Удивлению Кеннанов не было границ, когда они в одно прекрасное утро получили по почте ящичек с драгоценностями и бумажник, из содержимого которого оказалось истраченным очень немного.
  А Нику Картеру еще очень долгое время пришлось скрываться под именем доктора Менлова. Противник, которого преследовал знаменитый сыщик, казалось, был неуловим. Не уступая своему преследователю в энергии, знании и уме, Аддисон проскальзывал между пальцев, исчезал именно тогда, когда его гибель казалась неминуемой и несколько раз ставил Картера в очень опасные ситуации, из которых сыщик выходил только потому, что не знал что такое страх и не терял присутствия духа даже в самые критические моменты.
  Двойное убийство
  Утром 21 октября 19.. года, на рассвете, по аристократической Медисон-авеню, спешил полисмен.
  Погруженный в раздумье, он некоторое время шел наклонив голову, пока внезапно не остановился. Дверь одного из лучших домов элегантной улицы стояла распахнутой настежь. Было еще слишком рано, чтобы дверь могла раскрыть прислуга, выметающая лестницу. Кроме того, около дома не было видно ни одного человека и неудивительно поэтому, что полисмен остановился в недоумении. Он хотел убедиться, что открыла дверь, действительно, прислуга; кругом было все, по-прежнему, тихо.
  Дом, о котором идет речь, стоял, как уже сказано, на лучшей улице Нью-Йорка, недалеко от Медисон-Сквера и по своему виду выделялся даже из роскошных домов этой улицы. Полисмен частенько во время ночных дежурств грезил о том, как хорошо живется, должно быть, обитателям этого палаццо.
  Он был чрезвычайно поражен, увидев подъезд открытым, так как не мог припомнить, чтобы видел это раньше; напротив, дом стоял закрытым днем и ночью и казался необитаемым. Никто никогда не входил в этот дом и никто не выходил из него. Полисмен припомнил и то, что окна здания постоянно были завешаны тяжелыми занавесами. Только иногда случалось видеть на лестнице, ведущей к подъезду, мясника, булочника или зеленщика, но и с ними прислуга рассчитывалась, не впуская, даже в прихожую.
  Если бы не эти торговцы, то можно было подумать, что дом давным-давно покинут жильцами.
  Любопытство полисмена было напряжено. Он хотел посмотреть, не появится ли кто-нибудь закрыть дверь: сама собой она открыться не могла, значит, в доме были люди. Подозрение, что в доме не все благополучно, не пришло даже в голову полисмену.
  Но, когда в течение четверти часа на пороге подъезда никто не появился, полисменом овладело беспокойство; он почувствовал, что что-то не ладно и захотел узнать в чем дело.
  Быстро решившись, он вошел в подъезд и очутился в громадном сводчатом вестибюле.
  Казалось, все было в порядке. Однако, могильная тишина, царившая в доме, невольно наводила на мысль о какой-то катастрофе и от этой мысли полисмен не мог освободиться, несмотря ни на какие доводы рассудка.
  — Эй, есть тут кто-нибудь? — громко закричал он.
  Ответа не последовало. Минута проходила за минутой. Полисмен несколько раз повторил свой оклик и затем, полный страшных подозрений, выскочил снова за дверь на улицу и нажал кнопку электрического звонка.
  Раздался оглушительный звонок, похожий на дребезжанье большого колокола, звук, способный разбудить самого завзятого сонливца, но в страшном доме этот гул не произвел никакого впечатления.
  Тогда полисмен решил осмотреть дом, насколько это было возможно.
  Перед тем, как снова подняться по лестнице, бравый полисмен обдумывал, что ему делать: попросить ли подкрепления, отправившись для этого в ближайшее полицейское управление, или осмотреть вначале самому и затем уже, если это окажется нужным, обратиться к помощи других.
  Последнее казалось ему более правильным; он направился в вестибюль и поднялся по лестнице на первый этаж.
  Прямо перед ним была портьера, широкими складками падавшая с потолка на пол. Полисмен отдернул портьеру и увидел за нею дверь.
  Несмотря на то, что отважный полицейский далеко не обладал способностями сыщика, но и ему бросились в глаза стоявшие посреди комнаты три стула, причем взаимное положение их было таково, каким оно бывает, когда сидящие на стульях люди ведут между собой оживленный разговор.
  Не менее бившим в глаза, являлось и то обстоятельство, что, несмотря на ясное утро, в комнате горело электричество. Над тремя стульями свешивалась роскошная люстра, а над письменным столом, стоявшим в стороне, протягивало свою бронзовую лапу изящное бра.
  На столе лежала недокуренная сигара, валялась бумага, вставочки и карандаши.
  Кресло, стоявшее перед столом, было отодвинуто в сторону.
  Полисмен сообразил, что сидевший в кресле, очевидно, быстро вскочил и ногою отбросил его в сторону.
  Блюститель порядка не решился идти дальше; он перешагнул через порог и остановился, окидывая глазами все углы комнаты. Снова прокричал он несколько раз и снова не получил никакого ответа.
  Тогда он направился через комнату в противоположную дверь. Она вела в громадное помещение, занимавшее всю ширину фасада. Одного взгляда было достаточно, чтобы определить, что это библиотека.
  Все стены громадной комнаты были заставлены шкафами, битком набитыми книгами. Обстановку дополняло несколько стульев, кресло-качалка и письменный стол, заваленный целым ворохом газет и брошюр.
  Ближе к двери с потолка спускалась электрическая лампочка на шнуре, а кресло-качалка было подвинуто таким образом, чтобы свет лампочки падал на книгу, которую мог держать человек, сидевший в нем. Лампочка еще горела, а на сиденье кресла валялась книга, корешком кверху. Очевидно, кто-то читал ее, затем был прерван в своем занятии, но намеревался скоро возобновить его. Все это полисмен тотчас же заметил.
  Он не имел ни малейшего намерения сделаться сыщиком, раскрывать преступления и т. д. Единственное, что побудило его начать осмотр дома, было желание узнать причину, по которой дверь подъезда стояла распахнутой.
  Но гробовая тишина обеспокоила его. Как в только что оставленной комнате, так и в библиотеке полисмен крикнул несколько раз во всю мощь своих легких, но на его зов, по-прежнему, никто не отозвался. Что он должен был делать? Продолжать ли осмотр первого этажа, или подняться выше?
  После короткого раздумья, полисмен решил подняться на второй этаж.
  Сам не отдавая себе отчета, бравый полицейский заинтересовался и потому, поднявшись до следующей площадки, очень внимательно осмотрел каждую из трех дверей, представившихся его глазам.
  Одна из них, как это было видно по толстым матовым стеклам, вела в ванную комнату. Широкий светлый коридор кончался четвертой дверью, за которой находилась, по соображению полисмена, комната, равная по величине библиотеке.
  Он постучал в каждую из дверей в отдельности и ни откуда не получил ответа. Тогда полисмен попробовал открыть их, но они оказались запертыми изнутри.
  — Что же теперь делать? — пробормотал полисмен. — Взломать одну из них? Но, ведь, на это я, собственно говоря, не имею никакого права. Попробую постучать еще в эту дверь, рядом с ванной.
  Быстрыми шагами подошел он к маленькой дверке, очень похожей на двери запасных выходов в театрах. Как ни тряс он ручку, как ни колотил кулаком по лакированной доске, все было напрасно.
  Полисмен в раздумье покачал головой.
  — Прошу покорно, — развел он руками, — дело, как оказывается, не совсем просто. Во всяком случае, для полицейского, всего два года находящегося на службе, оно немножко трудновато. Я с удовольствием бы сделал все, что нужно, но не знаю, что, именно, нужно сделать. Ну, попытаюсь еще проникнуть в ванную комнату и, если мне это не удастся, я звоню по телефону, который видел в библиотеке, и вызываю полицейское управление. Пусть они там решают как и что, а с меня довольно.
  Он постучал пальцем в дверь, а затем нажал ручку.
  Наконец-то. Дверь оказалась открытой и полисмен вошел в комнату.
  В следующий же момент он пронзительно вскрикнул и отшатнулся.
  Роскошно устроенная ванная комната походила на бойню. На стенах, потолке, на полу виднелась кровь; ею были пропитаны подушки кушетки, покрыта chaise longue, портьеры на дверях… сама вода в ванне оказалась темно-красного цвета, так что полисмен с трудом различил на дне мраморного бассейна труп человека.
  Полицейский был близок к обмороку. Зрелище, представившееся его глазам, было слишком отвратительно. Он вскрикнул еще раз, выскочил из комнаты, словно преследуемый фуриями, промчался по коридору, кубарем скатился с лестницы и не прекратил своего стремительного бега даже, когда очутился на улице.
  * * *
  Пробежав две или три улицы, запыхавшийся полисмен почти упал в объятия какого-то молодого человека.
  — Легче!.. — вскричал тот, удерживая полисмена, — что вы, с виселицы сорвались! Прете прямо на живого человека!..
  — Уф, — тяжело вздохнул тот, бессмысленно глядя на говорившего…
  — Мак-Гинти!.. — узнал, наконец, юноша полисмена. — Что с вами такое стряслось? — спросил он.
  Полисмен теперь пришел в себя.
  — Ах, это вы, мистер Патси… — слабо улыбнулся он.
  Действительно, это был вечно веселый помощник знаменитого сыщика Ника Картера.
  — Собственной персоной, — отозвался Патси.
  — Сам Бог послал вас мне навстречу!..
  — Откуда вы неслись, ничего не видя, ничего не понимая, друг мой?..
  — Ах, мистер Патси, если бы вы видели то, что я… не знаю, чтобы с вами случилось… — отозвался Мак-Гинти.
  — Да что такое?..
  — Там, на Медисон-авеню, в роскошном доме, совершено страшное преступление. У меня волосы встали дыбом, когда я вошел туда… Кровь, кровь, всюду кровь, целое море крови!..
  — Кто же убит?.. — спросил Патси.
  — Мужчина… Он лежит в ванне, изуродованный… Я, конечно, ни до чего не дотронулся… Может быть, там есть и еще убитые — не знаю…
  — Ну, у страха глаза велики… — усмехнулся Патси. — Чем же я могу быть вам полезен?..
  — Я прямо не могу дальше идти. Сделайте одолжение, позвоните в полицейское управление. Я сейчас займу пост у подъезда и буду ждать прибытия следователя. Вы исполните мою просьбу?
  — Конечно, но не забудьте, что до прибытия властей вы не должны никого впускать в дом. Как вы думаете, сменивший вас полисмен близко от этого дома?
  — О нет, — успокоил Мак-Гинти. — Будьте уверенны, я никого не впущу.
  Из ближайшего магазина Патси позвонил, но не в полицейское управление, а на квартиру своего начальника, которому в немногих словах объяснил происшедшее.
  Как раз ко времени получения телефонного известия, у Ника Картера сидел его друг и приятель, полицейский инспектор Мак-Глусски, зашедший к сыщику по какому-то делу.
  — Возвращайся к Мак-Гинти, Патси, — приказал Ник, — и жди нас. Мы сейчас придем. Нам необходимо только сообщить о случае в округ, к которому принадлежит Медисон-авеню.
  — Опять новое зверство!.. — обратился Ник Картер к своему другу. — Патси сообщает, что лицо трупа совершенно изуродовано…
  Полицейский инспектор пожал плечами.
  — Преступник, вероятно, воображал, что обезобразив свою жертву, скрыл концы в воду… — сказал он.
  — О Джордж, — улыбнулся сыщик, — ты, совершенно неожиданно для самого себя, скаламбурил довольно удачно…
  — Ошибаешься, голубчик, мне теперь не до каламбуров. Дело слишком серьезно… — возразил Мак-Глусски, идя к телефону.
  — И все-таки я прав… Изуродованный труп, действительно лежит в воде, на дне бассейна…
  — Черт знает что такое!.. — возмутился полицейский инспектор. — Господа преступники стараются перещеголять друг друга в измышлениях всевозможных мерзостей… Вот проклятая порода.
  — Не брани их, — усмехнулся Ник. — Не будь подобных субъектов, мы с тобой должны бы были положить зубы на полку, а теперь… Ты, кажется, собирался говорить по телефону?.. Поторапливайся.
  — Сейчас, сейчас… — отозвался Мак-Глусски.
  — Надеюсь, мы выйдем вместе? — спросил сыщик.
  — Разумеется…
  — Ну, пока ты будешь говорить, я успею переодеться и отдам кое-какие приказания… Да, вот что, — остановился Ник у двери, — пожалуйста, не посвящай пока управление во все детали дела, в свое время мы сами сделаем это…
  — Будь спокоен, — ответил Мак-Глусски, беря трубку.
  Вслед за этим, полицейский инспектор отдал приказание, чтобы к дому, в котором было открыто убийство, откомандировали человек шесть полисменов. Они должны были следить за тем, чтобы до прихода властей никто не входил в дом и не покидал его.
  Шесть полисменов прибыли к месту назначения в одно время с Мак-Глусски и Ником Картером.
  * * *
  Таким образом в паллацо, из которого, незадолго до того, выскочил Мак-Гинти, первыми появились два лучших криминалиста Америки.
  — Джордж, — обратился сыщик к своему другу, — отдай приказ, чтобы никто не входил в здание, пока мы не закончим нашего расследования. Между прочим, ты знаешь, кто жил в этом доме?
  — Вот уж нет, — развел руками Мак-Глусски. — Эта часть города является самой фешенебельной во всем Нью-Йорке и не имеет к нам, полицейским, никакого отношения. Однако, постой. Да, да, теперь припоминаю; здесь жила Адель Корацони. Я когда-то прочел ее имя и адрес в ежемесячной ведомости и тотчас же забыл.
  Приняв рапорт от Мак-Гинти, инспектор, вслед за своим другом, вошел в дом. Оправившийся от испуга полисмен очень толково рассказал, каким образом открыл преступление, так что его похвалил даже взыскательный Ник Картер. Последнее заставило Мак-Гинти покраснеть от удовольствия.
  Бегло осмотрев комнаты первого этажа, друзья направились в ванную. Описание Мак-Гинти оказалось не преувеличенным. Вся комната оказалась настолько окровавленной, что можно было подумать, будто преступники специально заботились, чтобы произвести более отвратительное впечатление.
  Остановившись на пороге, Картер некоторое время оглядывал комнату, а затем бросил многозначительный взгляд на Мак-Глусски.
  Ответный взгляд инспектора показал сыщику, что его друг составил себе мнение, одинаковое с мнением самого Картера.
  Затем Ник быстро подошел к ванне, опустил руку в окровавленную воду и приподнял голову трупа. Если он надеялся увидеть лицо покойника, то жестоко ошибся.
  Голова несчастного представляла сплошную рану: нос, уши, глаза, подбородок, все было превращено в какой-то бесформенный окровавленный ком.
  Картер снова опустил труп и подошел к Мак-Глусски.
  — Н-да, — произнес он задумчиво, — определить личность убитого будет очень нелегко. Я твердо убежден, что в альбоме преступников красуется физиономия, находящегося в ванне человека, но отыскать его теперь, после того, как на лице нельзя разобрать ни одной черточки, представляется делом нелегким.
  Теперь сыщик заметил, что вся мебель в ванной была буквально пропитана кровью. На небольшом туалетном столике лежал тонкий батистовый носовой платок художественной работы с кружевами, еще сырой от нее.
  Лужи крови на стенах и мраморных плитах пола, уже подсохли и в некоторых местах поэтому легко можно было отличить отпечаток женской ноги.
  Еще раз обменявшись взглядом с Мак-Глусски, Картер вышел из комнаты и тщательно запер за собой дверь.
  — Мы видели пока довольно, — проговорил сыщик. — Как ты думаешь, какую дверь взламывать?
  — Думаю ближайшую, — ответил инспектор. — Ее тебе открыть нетрудно?
  — Пустяки, — улыбнулся Картер.
  Он вынул из кармана свою специальную отмычку и, так как изнутри, в замочной скважине не торчало ключа, открыл дверь через 2–3 минуты.
  Комната, в которую вошли сыщики, была пуста и нигде не виднелось второго трупа, найти который предполагал Ник.
  Помещение, роскошно меблированное, судя по большому столу, буфету и резным дубовым стульям, было столовой.
  В комнате не была сдвинута с места ни одна вещь, так что вопрос об убийстве с целью грабежа отпадал сам собою.
  — Здесь, кажется, все в порядке, — обратился Картер к инспектору. — Потом мы сюда еще вернемся.
  — Конечно, — последовал ответ. — Я склонен думать, что в передних комнатах мы скорее натолкнемся на что-нибудь интересное.
  — Что же именно ты предполагаешь увидеть?
  — Адель Корацони или, вернее говоря, то, что было ею, — заметил Мак-Глусски.
  Сыщик кивнул головой в знак согласия, после чего оба вошли в смежную комнату. Очевидно и в ней кто-то жил, но обитатель этой комнаты был как бы отделен от остальных жильцов квартиры.
  Если такое предположение было правильно, то узенькая дверь, находившаяся в переднем углу, могла вести только в спальню.
  В комнате, где находились теперь криминалисты, царил, если не образцовый порядок, то, во всяком случае, не было и разгрома. Она выглядела как помещение, в котором долго, безвыходно сидел человек.
  Перед одним из окон помещалось кресло-качалка, около которого валялась небрежно брошенная на пол вчерашняя газета. У другого окна находился мягкий стул, а на столике, придвинутом к самому стулу, стоял ящик с египетскими сигаретками, серебряная спичечница и пепельница, до краев наполненная окурками.
  Между стулом и окном, опять-таки на полу, валялся последний номер иллюстрированного журнала и книга.
  Из всего этого следовало, что обитатель комнаты не отличался любовью к порядку, не знал, как убить время и бездельничал. Все это вошедшие в комнату, запечатлели в своей памяти и поспешили к спальне, в которой ожидали встретить нечто не совсем обыкновенное.
  Картер открыл дверь и остановился на пороге.
  В комнате горело электричество и ярко освещало мельчайшие детали обстановки. Рядом с Картером остановился и Мак-Глусски, и некоторое время мужчин можно было принять за каменные изваяния.
  Наконец Мак-Глусски повернулся к своему другу.
  — Можно, подумать, что она спит, — произнес он.
  При этом он указал на один угол комнаты, где в высоком кресле покоилась фигура очаровательно красивой женщины.
  Лицо, окруженное волной черных волос, получило уже тот восковой оттенок, который наблюдается у людей, через несколько часов после смерти.
  — Это Адель Корацони, — прошептал Картер. — Она мертва. Однако, пока еще не двигайся с места; необходимо запомнить мельчайшие детали. Молодая женщина одета в платье, обличавшее, что она или намеревалась остаться дома, или, если и думала принять, то только хорошо знакомого человека. Последнее предположение кажется мне более подходящим, так как прическа сделана очень тщательно, а цвет и покрой платья рассчитан, чтобы оттенить редкую красоту.
  Ни по положению фигуры, ни по чертам лица покойницы, нельзя было заключить, что она умерла насильственной смертью.
  В комнате не оказалось ни малейшего следа пребывания постороннего человека, а сама хозяйка как будто присела отдохнуть и неожиданно перешла в вечность.
  На ее коленях лежала открытая книга, руки покоились на одной из страниц, как это бывает с человеком, который желает возобновить прерванное чтение.
  Посторонний наблюдатель был бы сильно поражен той общностью, которую проявили оба криминалиста во время исследования. Это происходило оттого, что метод их был совершенно одинаков и им не нужно было прибегать к длинным разговорам, чтобы понять друг друга.
  Простояв около четверти часа на пороге, они вошли в саму комнату и приступили к делу. Уверенность, с которой они проходили мимо одного предмета, не обращая на него внимания и подробно осматривая другой, была поистине удивительна. Казалось, каждый из них знал уже все обстоятельства дела, и кратчайшим путем, безошибочно шел к цели.
  Картер, прежде всего, подошел к трупу убитой. Он ясно видел, что в том положении, в каком она находилась, с нею не могли покончить.
  Для Картера было ясно, что несчастную женщину посадили на место уже после смерти и он заключил это, что для убийцы представляло большой интерес произвести впечатление, будто смерть наступила мгновенно. Может быть, он желал даже симулировать самоубийство.
  Наклонившись над трупом, Картер увидел небольшую баночку, какие в аптеках употребляются для отпуска пилюль, зажатую в точенной руке покойницы. Баночка оказалась пуста и только на дне можно было, хотя и с большим трудом, заметить зеленоватый налет.
  На шее несчастной виднелось маленькое пятнышко, такого же зеленовато-бурого цвета. Хотя пятно было не более булавочной головки, острые глаза сыщика все же заметили его и, вместе с тем и несколько таких же пятнышек на платке убитой.
  Не подлежало сомнению, что пятнышки эти являлись следами той самой жидкости, которая заключалась в баночке.
  Правая рука Корацони покоилась на ручке кресла, ноги, обутые в маленькие, вышитые шелками, туфельки, непринужденно упирались в бархатную подушку, а голова откинута на бок, как бывает во время сна.
  — Так, — протянул сыщик, — кто бы ни был убийца, должен признаться, он великий мастер своего дела. Как ты думаешь, Джордж?
  Полицейский инспектор ничего не ответил. Он пожал плечами и отошел в сторону, словно совершенно не интересуясь расследованиями своего друга.
  На губах сыщика промелькнула легкая улыбка, затем он схватил руку, в которой была зажата баночка. Пощупав и правую руку, лежавшую на ручке кресла, он привел их в прежнее положение и несколько раз провел по белоснежному лбу красавицы, причем убедился, что кожа уже потеряла свою эластичность.
  Вынув из кармана увеличительное стекло, с которым никогда не расставался, Картер осмотрел пузырек, пятна и руки Корацони, стараясь при этом не только не изменить положение трупа, но даже складки платья.
  Пока Ник осматривал труп, инспектор исследовал другую часть комнаты.
  Картер снова отошел к порогу двери, но шел при этом задом и на цыпочках. Опустившись на колени, он впился взглядом в роскошный персидский ковер, лежавший на полу. Затем, не поднимаясь, пополз вокруг комнаты, пока не дошел до того места, где обои несколько выгорели, благодаря падавшим на них лучам солнца.
  Все время Картер не выпускал лупы из рук, разглядывая каждый сантиметр ковра, как бы желая найти чьи-то следы. У трупа стоял теперь уже инспектор.
  Обойдя на коленях кругом всю комнату, Ник, чтобы не мешать своему другу, вышел в смежную комнату, которую точно также подверг самому тщательному осмотру. Он то склонялся над ковром, то поднимал взор к потолку, то подходил к камину.
  Перейдя к подоконнику того окна, у которого валялась на полу книга и журнал, сыщик увидел, что на подоконнике кто-то сидел. Этот «кто-то» был несомненно тот, который провел с Корацони ее последние часы.
  Когда инспектор покинул спальню, Картер был уже в комнатах первого этажа.
  И здесь, как и наверху, Ник осмотрел решительно все. Оставалось удивляться тому адскому терпению, которое проявлял при этом сыщик: он либо ползал на коленях, либо полз лежа на животе, ходил, исключительно на цыпочках, а увеличительного стекла не выпускал из рук ни на минуту.
  Посторонний зритель, несомненно, покачал бы головою, наблюдая манипуляции Картера.
  На пороге библиотеки Ник столкнулся с инспектором. Оба взглянули друг на друга, улыбнулись, но не сказали ни слова.
  Покончив с библиотекой, Картер «обревизовал», как он выражался, все четыре этажа дома, не забыв заглянуть даже на чердак.
  Время от времени сыщик сталкивался с Мак-Глусски и каждый раз друзья ограничивались многозначительной улыбкой, не произнося ни звука.
  Наконец осмотр дома был окончен; Картер и Мак-Глусски встретились снова в библиотеке.
  — Готов, Ник? — осведомился инспектор.
  — Да. А ты?
  — Тоже готов.
  — Как ты думаешь, можно позвать коронера? Телефонировать ему?
  — Думаю, что можно. Телефонируй, — с загадочной улыбкой согласился Мак-Глусски.
  Несмотря на то, что телефон стоял тут же, на столе, Картер не тронулся с места.
  — Я думаю послать Патси, — многозначительно проговорил он.
  Мак-Глусски кивнул головой в знак согласия.
  Дело в том, что как тот, так и другой прекрасно видели, что телефон испорчен, но не хотели объявлять этого, желая испытать друг друга. Лукавая усмешка, мелькавшая у каждого из них на губах, выдала тайну.
  Сыщик отошел в угол комнаты, нагнулся и поднял с пола какой-то предмет.
  — Видел ты эту штучку? — спросил он, показывая выломанную из телефона пластинку слуховой трубки.
  — Нет, — ответил Мак-Глусски, — зато я нашел другое.
  С этими словами, он поднял с другого конца комнаты исковерканную диафрагму.
  — Вот, что нашел я, — заявил он, — но не говорил об этом, желая испытать тебя.
  — Так, так, — кивнул головою Ник. — Я тоже хотел провести тебя, но, кажется, эти попытки — напрасный труд… Да?
  — Вполне согласен с тобой. Скажи мне только, чего хотел достичь этот субъект, ломая телефон?
  — Не знаю, по крайней мере, пока, — последовал ответ.
  — Я тоже не знаю, — развел руками инспектор. — Кажется, работа предстоит нелегкая и, кажется, что из нее ничего не выйдет.
  — Без достаточно веской причины, вряд ли бы стали ломать аппарат, — высказал свои соображения сыщик.
  — Это так, Ник. Но, согласись сам — от этого нам немногим легче.
  — Пока, да, но я уверен, что мы раскроем тайну.
  — «С надеждой, правда, жить светлей»… — продекламировал Мак-Глусски.
  — «Но веры нет в душе моей»… — докончил Картер. — Это известно мне уже давно.
  — «Мне сладость веры не дана»… — не унимался инспектор.
  — «Надежда? Призрачна она»… — воодушевлялся сыщик. — Так-то так, дружище, но ты забыл окончание стихотворения:
  «Без веры жить нам тяжело:
  Сильней гнетет и давит зло
  И лишь надежда, дар богов.
  Освобождает от оков!»…
  — Однако, довольно. К делу. Я сейчас посылаю Патси.
  — Ты побудешь здесь, до прихода коронера? — осведомился Мак-Глусски. — Я с удовольствием остался бы, но не могу: должен отправляться в управление. Впрочем, все, что нужно, мы осмотрели.
  — Да, и все-таки неизвестно, что может выясниться при осмотре трупов.
  — Весьма возможно, — согласился Джордж. — Знаешь что, Ник: после посещения дома коронером, приходи ко мне; мы подробно поговорим о добытых нами результатах.
  — Непременно приду.
  — Тогда, до свидания, — откланялся Мак-Глусски. — Жду тебя. Приходи скорее.
  Однако сыщику пришлось увидеть своего друга не так скоро, как он ожидал: обстоятельства сложились иначе.
  Мак-Глусски был буквально завален работой, а коронер, вместе с Картером, нашли столько интересных и нужных мелочей, что следователь пришел в восторг от предстоящего ему торжества, в наступлении которого он не сомневался, зная, что бок о бок с ним работает сам знаменитый Ник Картер.
  Было уже около шести часов вечера, когда трупы убитых вынесли из дома на Медисон-авеню, а само здание поручили охране нескольких полисменов.
  Только в девять часов сыщик вместе с коронером, появились в кабинете инспектора полиции и заняли места около письменного стола…
  — Я думаю, сэр, — обратился Мак-Глусски к следователю, — что мой друг рассказал вам, что мы еще до вас осмотрели место преступления… Мы не известили вас тотчас же и…
  — Я понимаю, — кивнул головою коронер.
  — Мы с Ником, — продолжал инспектор, — более или менее опытны в таких делах, а потому и полагали, что своим осмотром поможем вам напасть на след преступников. Само собою понятно, что ни у одного из нас не было ни малейшего намерения отнимать у вас славы открытия следов или, тем более, ронять ваш престиж. Нет, мы просто хотели прийти вам на помощь.
  — Полноте, полноте, — замахал руками коронер. — Я прекрасно знаю все и от всей души благодарен вам за помощь.
  — Дальше, — пояснил Мак-Глусски, — Ник сказал вам, вероятно, и о том, что мы ничего не изменили ни в обстановке комнаты, ни в положении трупов.
  — Это и без того было видно, — послышался ответ.
  — Прекрасно, — хлопнул инспектор ладонью по кипе бумаг, лежавших на столе. — Вообразите себе, что вы пригласили нас для допроса в качестве свидетелей и проверяйте каждое наше показание возможно тщательнее, чтобы безошибочно взвесить его значение. Когда затем дело дойдет до суда, вам достаточно будет подробно передать все существенное из нашей сегодняшней беседы, чтобы дать верную картину происшедшего в домена Мэдисон-авеню.
  — Вы согласны? — спросил сыщик, подождав, некоторое время ответа коронера.
  — Я считаю себя вашим крупным должником, господа, — серьезно проговорил следователь. — С помощью таких двух знатоков дела, как вы, мистер Картер и ваш друг, мистер Мак-Глусски, я, конечно, сумею проникнуть в тайну трагедии.
  — Ну, это еще неизвестно, — недоверчиво покачал головою Мак-Глусски. — Я, например, про себя могу сказать: «ничего в волнах не видно»…
  — Пожалуй, я присоединяюсь к тебе, — заметил Ник.
  — Без сомнения, вы уже переговорили друг с другом о деле и составили себе некоторую картину, — догадался коронер.
  — Наоборот. Мы не перемолвились ни единым словом.
  — Как?! — изумился следователь. — Но, ведь, это так естественно: товарищи по профессии всегда обмениваются мнениями на самом месте исследования. Это, наконец, выгоднее.
  — Я с этим не согласен! — энергично тряхнул головою сыщик. — У каждого свои методы и важно, чтобы каждый составил себе мнение независимо от другого. Я ничего не знаю о результатах, добытых Джорджем, а он о моих… О его взглядах на дело мне известно столько же, сколько и вам.
  — Это, однако, интересно, — протянул коронер.
  — Мы часто работаем вместе и всегда поступаем так. Смею вас уверить, что таким образом мы добивались наилучших результатов. Да, по-моему, иначе работать и невозможно.
  — Это почему?! — воскликнул следователь.
  — Очень просто, — спокойно произнес Ник. — При выяснении тех или иных обстоятельств дела, каждый старается доказать справедливость своей точки зрения… Получается возможность сравнивать, исключать, добавлять, исправлять и т. д. В результате — истина или, по крайней мере, очень близкое приближение к ней… Я думаю, ты, Джордж, готов и на этот раз вести беседу таким же образом?
  — Не совсем, — послышался ответ. — На этот раз очень хорошо было, если бы наш друг-коронер взял на себя труд допрашивать нас, как допрашивают обыкновенно свидетелей…
  — Согласен, — заявил Картер.
  — А вы? — обратился Мак-Глусски к коронеру.
  — Весьма охотно.
  — Значит, я должен вначале поведать вам все, что имеется у меня в управлении по этому делу. Сейчас я изложу вам сведения из «анналов».
  — Что?! Из «анналов?» — переспросил следователь. — Это что еще за пережиток?
  — Нет, это не римские анналы, — засмеялся Мак-Глусски. — Анналами я называю особые списки, которые ведутся у меня в управлении о каждом лице, о котором можно предполагать, что оно, так или иначе, но столкнется с полицией: в качестве ли преступника, или его жертвы — это для нас все равно. О таком лице собираются всевозможные справки и полученные таким путем сведения заносятся в особый «личный список»… Совокупность этих листков я и прозвал анналами.
  — Ага, — проговорил коронер. — И эти анналы…
  — Вот они, — открыл инспектор шкаф, все полки которого были заставлены книгами, из которых каждая была гораздо толще, чем гроссбух любого банка. — Здесь все книги по алфавиту… Листки со сведениями налепляются на чистые страницы и для каждого, занесенного в книгу лица, отводится несколько таких страниц, чтобы иметь возможность пополнять сведения.
  — Значит, — поморщился следователь, — мои «анналы» наверное у вас есть, так как я очень часто имею дело с полицией?
  — Само собою разумеется, — засмеялся Мак-Глусски, — и, уверяю вас, вы очень удивились бы, узнав, что нам известно очень многое из вашей жизни, неизвестное даже вашим лучшим друзьям. Однако, это все между прочим. Нас интересует в настоящее время Адель Корацони.
  — А у вас есть ее «личный листок?»
  — О, да. У нее занято даже три страницы. Слушайте.
  Проговорив эти слова, инспектор взял одну из книг, некоторое время перелистывал ее и, наконец, заложив пальцем одно место, как-то странно взглянул на Картера…
  — Вы готовы слушать? — спросил он.
  — Да, да. Пожалуйста. Я весь внимание.
  — «Адель Корацони»… — начал чтение Мак-Глусски, — «родилась в 1881 году, в Испании, в Мадриде… Дочь тореадора, известного под именем Эль Кузилло аль Корацони. Этот Кузилло убит быком во время представления в Севилье. Дочери было в то время восемь лет… К числу наиболее любимых публикой фокусов Карацони принадлежал следующий: после того, как с арены удалялись пикадоры и бандерильосы, он появлялся в качестве матадора и прима-эспады с дочерью на руках. Малютку он сажал на левую руку, в которой держал и красное сукно, которым раздражал животное… Бесстрашие девочки, происходившее, может быть, и оттого, что она не понимала всей силы грозившей ей опасности, всегда приводило публику в неистовый восторг. Этот безумный фокус и был причиной гибели матадора, так как он, промахнувшись, заслонил собой свою дочь и был подброшен разъяренным животным. После смерти Корацони, девочку принял к себе один из его друзей, по профессии также матадор… Когда выступление матадора с девочкой на арене цирка было запрещено, принявший сироту совершенно перестал ею интересоваться и девочка на некоторое время бесследно исчезла. Только через семнадцать лет она вновь появилась на горизонте, но уже в качестве жены какого-то парижского актера. Красавица-жена служила приманкой для простаков, которых обирал ее муж и надо полагать, что ее деятельность в этом направлении была очень плодотворна, так как актер, известный под фамилией Аттила ле-Февр, очевидно, вымышленной, быстро разбогател и переселился в дивный замок, где и жил, окруженный роскошью… В октябре 1899 года ле-Февр был найден в постели мертвым, с кинжалом в груди. Вдову актера арестовали, но ей удалось блестящим образом доказать свое alibi и она была отпущена. Полиция, все-таки, убеждена, что она, по меньшей мере, сообщница убийцы, а потому и прислала в Нью-Йорк выдержки из судебных актов. Два года назад она появилась здесь и с тех пор безвыездно живет в купленном ею лучшем доме из всех, помещающихся на Медисон-Авеню».
  — Значит, она была очень богата? — вставил коронер.
  — Да. По наследству ей досталось все состояние мужа, около… — Мак-Глусски заглянул в книгу и добавил, — около шести миллионов франков, то есть около миллиона долларов.
  С этими словами полицейский инспектор захлопнул книгу и продолжал, уже от себя:
  — Затем в моих анналах идут мелкие, не могущие нас интересовать сведения… Здесь мы найдем маршруты поездок, знакомства и т. д. За все время своего пребывания в Нью-Йорке, она ничего не сделала такого, что могло набросить на нее тень. Она жила, как все богатые женщины, могущие свободно распоряжаться собой.
  — У нее не было любовников или, так называемых «интимных» друзей?
  — По-видимому, нет, — пожал плечами Мак-Глусски. — Ни интимных, ни даже простых друзей у нее не было.
  — Но, ведь, была же у нее хотя бы прислуга? — осведомился следователь.
  — Да, была. Всего две женщины — горничная и кухарка, — пояснил Мак-Глусски.
  — Где же они теперь?
  — Под одной крышей с нами, — засмеялся инспектор. — Получив известие об убийстве, я, конечно, поторопился арестовать их. Это, к тому же, было очень нетрудно.
  На лице Ника Картера играла загадочная усмешка.
  — Я так и знал, Джордж, — проговорил он.
  — Вы уже допрашивали их? — спросил коронер.
  — Конечно.
  — Что же они говорят?
  — Ничего, — покачал головою Мак-Глусски. — Мне кажется, что они, правда, ничего не знают об убийстве. Я им верю; по крайней мере одной из них, хотя не имею причин сомневаться в словах другой. Я, конечно, еще раз допрошу их, так как не успел этого сделать как следует, но допрошу уже после нашего совещания.
  — Почему? — изумился следователь. — Не лучше ли допросить их сейчас? Если их прижать как следует в угол, то мы, пожалуй, получим важные сведения.
  — Я склонен думать то же самое, — заявил инспектор, — но все же считаю, что время еще не пришло. То, что они скажут, может сбить нас и навести на ложный след. Я убежден, что они не знают о преступлении.
  — О мисс Корацони вам ничего неизвестно, кроме того, что вы прочли из анналов?
  — Ничего. Я прочел все существенное.
  — Ее жизнь в Нью-Йорке, — спросил следователь, — была, значит, безупречна?
  — Вполне, — последовал ответ.
  — В ее характере не было ничего странного?
  — По крайней мере, я ничего не знаю.
  — Мне говорил мистер Картер, — произнес коронер, — что убийство совершено не в самой спальне, а в смежной с ней комнате, и труп уже потом был посажен в кресло. Какого вы мнения по поводу этих соображений?
  — Вполне с ними согласен.
  — Относительно того, каким способом было совершено убийство, мистер Картер ничего не говорил мне. Он, вообще, держался в стороне, словно дело его совсем и не интересует. В пальцах левой руки покойницы я нашел баночку, очевидно из-под яда, но в ней осталось слишком мало для того, чтобы можно было, хотя бы по запаху, определить, с каким именно ядом имеем мы дело. Вскрытие трупа назначено на завтра, но я думаю, что и оно ничего нам не даст. Ваше мнение, инспектор?
  Мак-Глусски бросил на Картера многозначительный взгляд.
  — Мне кажется, — проговорил он, — что по этому поводу лучше всего обратиться к моему другу. Хотя я уверен, что у меня с ним одинаковый взгляд и на это, но интересно выслушать именно его мнение. Позвольте мне, однако, раньше предложить вам один вопрос.
  — Пожалуйста.
  — Скажите, — серьезным тоном начал Мак-Глусски, — вы заметили знаки насилия на теле покойной?
  — И да, и нет, — нерешительно произнес коронер.
  — То есть? — вопросительно вскинул на него глаза инспектор полиции.
  — Я заметил на левой стороне шеи маленькое пятно синеватого цвета. Это мог быть след от удара или толчка, но совершенно также это мог быть и знак, с самого рождения имевшийся у Корацони.
  — Это пятно заметил и я, — кивнул головой Мак-Глусски, — но в то время оно было гораздо меньше. Завтра оно будет еще больше, послезавтра… Однако, к этому мы еще вернемся. Я умолчу о том, что думаю по поводу этого пятна, но заявляю что, по-моему мнению, при жизни Адели этого пятна не было.
  — Гм, — задумчиво произнес следователь.
  Картер во время этого разговора сидел молча, устремив взор в потолок, как бы читая что-то, понятное ему одному.
  — А вы видели это пятно, мистер Картер? — обратился к сыщику коронер.
  — Да, — кивнул он головой, — заметил. Вполне присоединяюсь к мнению Джорджа, что пятно появилось только вчера.
  — Та-а-ак, — протянул следователь. — Скажите, покончила Адель Корацони сама с собой, проглотив яд, находившийся в найденной при ней баночке, или нет?
  — Нет! — резко проговорил Ник.
  — Но тогда каким же образом…
  — О, — с легкой усмешкой произнес Картер, — Адель Корацони погибла, действительно, от яда, но не сама приняла его.
  — Как же ввели яд в организм, по вашему?
  — Я думаю, — медленно заговорил сыщик, — что в баночке заключался сильный яд, введенный в организм именно там, где находится синеватое пятно.
  — Черт знает, что такое! — выругался коронер. — Вы это серьезно, мистер Картер?
  — Очень серьезно.
  — Да, — сознался чиновник. — С этой стороны я еще не рассматривал происшествия. А вы что скажете на это, мистер Мак-Глусски?
  — Вполне присоединяюсь к мнению Ника, — получился ответ.
  — Что вы думаете по поводу связи между обоими убийствами? — проговорил коронер, снова обращаясь к Нику.
  — Ничего, — холодно произнес сыщик.
  Мак-Глусски с недоумением взглянул на своего друга, но воздержался от замечания.
  — Так… так… — растерянно забормотал коронер. — Поставим вопрос иначе. Кто был, по вашему мнению, убит раньше: мужчина или женщина?
  — Адель Корацони убита часа за два до убийства мужчины, плавающего в ванне, — по-прежнему спокойно дал ответ Картер.
  — И оба они были убиты одним и тем же лицом?
  — Нет. Я думаю, как раз обратное.
  — Почему? — осведомился коронер.
  — Потому, что убитый в ванной, по-моему, не кто иной, как убийца Адели.
  Следователь тихо свистнул. Даже Мак-Глусски недоверчиво взглянул на своего друга.
  — Мы коснулись, — проговорил он, — одного пункта, в котором я…
  Ник Картер сделал рукою знак к молчанию.
  — Слушай, Джордж, — улыбаясь, заговорил он, — нечего скрывать, что ты провел вчера в этом доме несколько часов, сидел в комнате и даже оставил там окурок сигары. Неужели ты думаешь, что я не узнал по сигаре, кто именно курил ее?
  — Моя сигара?!
  — Именно твоя, — кивнул головою Ник. — Неужели ты полагаешь, что я, видящий тебя так часто, не знаю твоей привычки мять в зубах сигару? Пришли мне сигару с юга Африки или с северного полюса, я и тогда узнаю, если она побывала у тебя во рту.
  Мак-Глусски громко расхохотался, а коронер разинул рот от удивления.
  — Вы и есть убийца! — воскликнул он, обращаясь к инспектору полиции.
  — Почем знать, — усмехнулся Картер.
  — И все-таки я несколько иного мнения об убийствах, — заговорил Мак-Глусски. — Именно потому, что я, действительно, был в доме. Согласен, что Адель Корацони убита несколько раньше, но в то же время убежден, что убитый, лежащий в ванне, не убийца женщины.
  — А я открыл нечто, что, вероятно, ускользнуло от вашего внимания, — торжественно произнес коронер.
  — Например? — с легкой насмешкой спросил Ник.
  — Если вы внимательно производили осмотр ванной, то, вероятно, припомните, что на полу были следы.
  — Были, — кивнул головой Картер.
  — Ну-с, — хвастливо продолжал следователь, — а на подошвах туфель Адели Корацони была кровь. Я заметил даже, что кто-то пытался удалить следы, но это не удалось. Теперь объясните мне, пожалуйста, каким образом могла она ходить по ванной комнате, если как вы говорите, была убита тем самым человеком, труп которого лежит в ванне? Ведь, насколько мне известно, мертвые ходить не могут.
  — Вот с этим я вполне согласен, — иронически проговорил Картер.
  — А на подошвах Адели кровь, — настойчиво повторил коронер.
  — Но больше ее нет нигде во всем доме; ни на одном из ковров, — веско заметил Ник.
  — Что вы хотите этим сказать?
  — Только то, — спокойно пояснил сыщик, — что если бы Адель ступила в кровавую лужу и затем направилась в свою комнату, то отпечатки окровавленных подошв вели бы из ванной вплоть до ее спальни.
  — Это бесспорно так, но я думаю…
  — Что мы нашли бы эти следы, если бы тщательнее произвели осмотр? — спросил Картер. — Вы это хотите сказать?
  — Да, приблизительно.
  — Вы впрягаете лошадей не с того конца, — засмеялся сыщик.
  — Вы думаете? — обиделся следователь. — Скажите, как объясняете себе это обстоятельство вы?
  — Хорошо, я вам объясню, — начал Ник. — Дело обстоит так: обезображение лица убитого, все страшные раны, которые мы видим на его теле, все это сделано позднее, уже после смерти. Кровь на полу, на стенах, на потолке, на мебели, словом, всюду разбрызгана тоже позднее, специально для того, чтобы спутать следствие. Запишите в вашу памятную книжку, господин коронер, что мужчина убит совершено таким же способом, как Адель Корацони. Убийство совершено посредством подкожного впрыскивания морфия.
  — Если бы ты не упомянул раньше о том, что убийство совершено другим лицом, — насмешливо произнес Мак-Глусски, — можно было бы подумать, что ты подозреваешь самоубийство.
  — Это было бы довольно близко к истине, — спокойно возразил Картер, — потому что еще несколько минут назад я был такого мнения. Я тебе даже скажу, почему я изменил его.
  — Значит, он сам искалечил себе так лицо? Подумай только, что ты говоришь, Ник.
  — Этого я не говорю, а только утверждаю, что тот, кто убил Адель Корацони, не мог устроить бойню в ванной. Убийца Адели был художник своего дела и убил Адель из-за денег. Тот же, кто буквально исполосовал мужчину, найденного в ванне, действовал из чувства мести, так как это был… один из поклонников Адели.
  — Не поясните ли нам подробнее вашу мысль, мистер Картер, — обратился к сыщику коронер. — Вы знаете, как я ценю ваше мнение.
  — Я должен обратить ваше внимание на некоторые моменты, поведшие, по моему мнению, к двойному убийству. Я позволю себе рассказать вам маленький роман, правда, сочиненный мною, но все главы которого основаны на строгом соответствии с тем, что я видел в доме на Медисон-авеню. Я не хочу этим сказать, что моя теория непогрешима. Нет. Впрочем, раньше я хочу спросить Джорджа, что ему известно об обстоятельствах, предшествовавших убийству?
  — Охотно поведаю об этом, Ник, — комически важно проговорил Мак-Глусски.
  — Еще одно: мы не отступим от намеченного плана и будем отстаивать каждый свою теорию, чтобы, таким образом, не пропустить чего-нибудь существенно важного. Ведь, возможно, Джордж, что ты объяснишь себе что-нибудь не совсем беспристрастно, благодаря знакомству с убитой, точно так же, как я, может быть, не понял того или иного, благодаря моему полному незнакомству с ней.
  — Начинай, Ник, — поторопил инспектор полиции.
  — Хорошо. Итак, прежде всего, я открыл, что ты, дорогой Джордж, вчера днем был в доме Адели Корацони и вел беседу в большой комнате. Беседующих было трое: ты, Адель и мужчина, найденный убитым в ванне.
  — А я думаю, — вставил Мак-Глусски, — что третий и есть убийца как того, так и другой.
  — Охотно верю, — наклонился в его сторону сыщик, — что ты подумал это. Весьма возможно, что это подумал бы и я, если бы был, как ты, знаком с царившими между интересующими нас людьми отношениями. В данном случае, знание этих отношений не только не облегчило тебе работы, но, наоборот, затруднило ее. Ты находишься под влиянием слышанного тобою вчера, как, вероятно, находился бы и я, если бы присутствовал при вашем разговоре. Вероятно, ты признаешь, что я прав?
  — Ну, ну, — отмахнулся инспектор. — Продолжай, я перебивать не буду.
  — Очень приятно, Джордж. Иду дальше. Мне кажется, я не ошибаюсь, предполагая, что вчера ты был в доме Корацони в первый раз.
  — И в этом ты прав, — согласился Мак-Глусски.
  — Это я вывел из следующего: если бы ты был в доме несколько раз, то сказал бы мне об этом тотчас после того, как Патси телефонировал мне о случившемся. Но ты, когда я спросил чей это дом, уже решил умолчать о том, чтобы сыграть со мною маленькую шутку. Я вначале и не подозревал ничего, но окурок сигары открыл мне глаза. Ты сидел у Корацони, между прочим и в кресле, у письменного стола. Я, конечно, задался вопросом: для чего ты скрыл от меня свой визит к Адели? Ответ был очень нетруден. Кто-то позвал тебя в этот дом — вот, что я решил. Но кто же это мог быть? Только сама Адель. Зачем она позовет начальника полиции? Не забудь, что Адель родилась в Испании, а воспитывалась во Франции. Я знаю, что французы, при малейшем намеке на опасность, обращаются к помощи высших властей, тогда как у нас, в таком случае, ограничатся заявлением в ближайшее отделение. Как бы то ни было, но я заключил, что жизни Адели, по ее мнению, угрожает опасность, и вот она и обратилась к тебе. Моему Джорджу, думал я, рассказали историю, которую он и считает ключом к разгадке тайны. О своем пребывании в доме Корацони ты, вероятно, хотел мне поведать уже по окончании наших розысков. Логикой моей я был вполне доволен. Я не только не добивался твоей откровенности, но решил просить тебя не говорить мне ничего, если бы, даже, ты и начал мне рассказывать сам. Когда мы посетили ванную, чтобы убедиться, что Мак-Гинти не преувеличил, говоря об ее ужасном виде, меня поразило отсутствие интереса, который при этом проявил ты. Когда же я составил себе мою теорию, это равнодушие сделалось для меня понятным: ты знал, что в доме есть еще человек и что мы найдем еще один труп! Мало того, тебе казалось, что ты знаешь и то, кто является убийцей! Теперь мне было уже по-детски легко заключить, что из вчерашнего разговора ты познакомился с личностью того, кто угрожал жизни Адели Корацони и был уверен, что в ванне лежит убийца хозяйки и ни кто другой. Чтобы убедиться в правоте моего мнения, я начал с другого конца и предположил диаметрально противоположное. Я сказал, что если ты составил себе одну теорию, то я должен составить другую и тогда справедливость теории того или другого должна резко обрисоваться. Если бы ты сообщил мне свое мнение заранее, то, вероятно, я примкнул бы к нему и тогда мы оба начали бы исходить из одного и того же пункта, вместо того, чтобы основываться исключительно на фактах. Вначале я предположил, что встреченный тобой у Адели Корацони человек — ее поклонник, но теперь узнаю от тебя, что она, со времени своего приезда в Нью-Йорк, вела себя безукоризненно! Затем, я решил, что это был ее родственник, но в твоих анналах нет ни звука о них. Все-таки, разве не могло у нее быть, например, брата? Ясно, впрочем, одно: когда ты пришел к ней вчера, у нее был какой-то мужчина! Он, очевидно, пользовался большим доверием, так как присутствовал при вашем разговоре. Знаю, тебе его присутствие было не очень приятно, ты бы с большим удовольствием повел беседу между четырех глаз, но раз он был у Адели Корацони, значит, имел на это право, и ты, молча, признал это. Далее. Если бы это был ее муж, об этом было бы сказано в твоих анналах, а они не говорят о нем. Корацони здесь вела примерный образ жизни. Вообще, только ее поведение в Париже, при жизни этого актера, было подозрительно и я, пожалуй, склонен думать, что она не без греха в деле скоропостижной смерти мужа. Однако, продолжаю. Этот третий, присутствовавший при вашем разговоре, был молодой человек, еще не достигший тридцати лет. Вряд ли, он мог быть посвящен во все детали жизни Адели, если бы не был ее родственником — ну, скажем, братом. За брата, вероятно, принял вчера его и ты! Поэтому-то ты и решил, что человек в ванне именно он и ни кто другой. Убийцей Корацони ты считаешь описанного тебе человека. Ты не можешь себе представить, чтобы брат, тот самый брат, который, в твоем присутствии, так нежно относился к сестре, чтобы этот самый брат, повторяю я, был убийцей собственной сестры. Вероятно, тебя уверили, что как брат, так и сестра находятся в страшной опасности, причем того третьего, которого они назвали тебе, как возможного убийцу, разрисовали красками, довольно мрачного колорита. Разумеется, они не упустили из виду сказать тебе, что этот «дьявол в человеческом образе», как две капли воды, похож на брата миссис Корацони.
  — Ник! — изумленно вытаращил глаза Мак-Глусски. — Ты восьмое чудо света! Я не понимаю, как можно настолько живо нарисовать картину нашего разговора. Я поражен, до чего сходятся все мельчайшие детали!
  — Не преувеличивай, Джордж, — засмеялся Картер. — Ничего удивительного в этом нет. Я просто великолепно знаю тебя и могу поставить себя на твое место, точно также, как ты себя на мое. Если бы ты, с самого начала, не был убежден, что твоя теория основана на непреложной истине, а допустил бы возможность ошибки, то ты, я уверен, пришел бы к тем же выводам, к которым пришел я. Представим себе твое положение, Джордж: против тебя сидит прекрасная, очаровательная женщина. Ты приходишь к ней, по ее зову и она принимает тебя, в присутствии брата. По ее поведению ты видишь, что она обожает брата. Конечно, ты даешь себя одурачить и начинаешь питать к нему доверие. Под влиянием ее красоты, ты всецело заполняешься симпатией к этой Адели и усыпляешь присущую тебе осторожность и недоверчивость.
  — Ты прав и в этом, — вздохнул инспектор полиции.
  — Хорошо. Предположим теперь, что мертвец в ванной — брат Адели, а убийца — тот изверг, которого тебе так живо описали.
  — Все так, — заметил Мак-Глусски, — но кто же тогда, по-своему, убийца? До сих пор, ты молчал об этом.
  — Я считаю, — спокойно начал Картер, — что вся история, рассказанная тебе — следствие заговора, составленного братом Корацони с целью ограбления и убийства сестры. Он подстроил все таким образом, чтобы подозрение в преступлении пало на другое лицо. За убийцу каждый принял бы того мистического злодея, которого так подробно описала тебе сама Адель. Брат Корацони, несомненно, принимал бы деятельное участие в розысках и не задумался бы, посредством клятвопреступничества, взвести на эшафот ни в чем неповинного человека, если бы на кого-нибудь пало подозрение. Однако, замысел его не удался. В самый острый момент трагедии, кто-то вошел в комнату, нашел труп убитой и принудил негодяя сознаться в преступлении. Собственно говоря, для нас безразлично, как именно произошло то, что произошло. Для меня ясно, как Божий день, одно: брат напал на третье лицо, между ними была борьба, окончившаяся смертью брата. Орудием этого убийства был шприц, который, вероятно, лежал где-нибудь поблизости от места борьбы и мог быть пущен в дело. Несомненно, что брат сам воспользовался бы инструментом, если бы его не предупредил тот третий. Он увидел шприц, понял его назначение и, вне себя от негодования, вонзил в негодяя, который и умер через несколько секунд. Расскажу вам теперь, почему я так уверен в справедливости моих слов. Не забудь, — продолжал Картер, после короткого молчания, обращаясь к Джорджу, — что я не знаю ничего из твоей беседы с Аделью и ее братом, а говорю исключительно на основании наблюдений. Ты, конечно, видел, что я очень широко пользовался увеличительным стеклом, несмотря на то, что знаю, как пренебрежительно относятся к этому оптическому инструменту сыщики. Должен сказать, что с таким взглядом я совершенно не согласен: благодаря лупе, можно увидеть многое такое, что ускользает от невооруженного, хотя бы и очень острого, глаза. По счастью, ковры, покрывавшие полы комнат, принадлежат к числу так называемых «пуховых», которые гораздо рельефнее обрисовывают следы, чем какие бы то ни было другие… Если смотреть на такой ковер сверху вниз, то ничего нельзя заметить… Если же отойти немного в сторону, и посмотреть вдоль ворса, то сейчас же обнаружатся места, на которых находилась какая-нибудь тяжесть. Если, теперь, эти места исследовать с помощью увеличительного стекла, то можно найти очень много интересного. Я тщательно исследовал все ковры в доме и они рассказали мне массу интересных вещей. Конечно, было бы глупостью утверждать, что простой оттиск ноги на ковре — важное указание, но, с другой стороны, совокупность всевозможных следов, есть основание, на котором можно построить некоторые выводы… Так, например, очень резкие следы, каблуков и носков, перепутавшиеся друг с другом, красноречиво говорят о борьбе двух людей между собой. Имей в виду, что следы человека, спокойно идущего по ковру, и того же человека, но тянущего за собой другого — очень различны. Если же он, при этом, приподнимает тело и бережно опускает его в кресло, стоящее в другой комнате, то и это обстоятельство отпечатается на ворсе ковра. Попробуй сам проделать на таком ковре несколько различных движений и ты увидишь, как рельефно отразит их «пуховый» ковер. Затем… На ковре я заметил резкие отпечатки колен, причем, как мне удалось выяснить, кто-то стоял долго на коленях, несколько раз меняя положение. Вот, в деле открытия всех этих следов и сослужило мне большую службу увеличительное стекло… Я, например, знаю, что внизу произошла короткая, но ожесточенная борьба… Она началась у задней стены противоположной той, у которой стоит письменный стол… У самой портьеры, у выходной двери, один человек внезапно приостановился… Я знаю, чье тело лежало перед дверью: мужчины или женщины. Знаю и то, что тело это втащили наверх, через всю комнату… Отпечатки каблуков тащившего, вместе с оттисками тела, очень ясно можно усмотреть на коврах, покрывающих коридор и лестницу, ведущую наверх. Из этого я заключаю, что внизу был убит человек, по твоему, неизвестный, по-моему — брат Адели. Затем труп был брошен в ванну, где и лежал больше часа… Убийца в это время лихорадочно шагал взад и вперед. Теперь расскажу тебе, почему я уверен, что убит брат, а не неизвестный мужчина… Я выяснил, что около кресла, в котором мы нашли тело Корацони, на ковре, очень долго, около получаса, стоял на коленях человек. Только очень долгое стояние могло оставить такие глубокие отпечатки, с которыми встретился я… Кроме того, на продолжительность указывает и отмеченная мною раньше перемена ног… Вокруг кресла рассеяны отпечатки каблуков того же самого человека. Эти отпечатки происходят от того, что он ходил около кресла, приводя труп в то положение, в котором мы нашли его… Я заметил, что кто-то любовно сжимал руки убитой… Так как пальцы Адели украшены кольцами, то следы этих рукопожатий уловить совсем не трудно… Теперь ты, наверное, спросишь, почему тело было перетащено в спальню? Именно потому, отвечу я, что тот, кто тащил его, страстно любил Корацони. Он не мог согласиться, чтобы она осталась на полу у окна, где была убита, хотел и после смерти поместить ее возможно удобнее… В своих выводах я иду еще дальше… Согласись сам, что брат не стал бы нежно пожимать и поглаживать руки сестры, да еще, стоя на коленях. Брат не стал бы терять драгоценного времени, чтобы придать телу положение спящей, не забывая при этом, всеми возможными средствами, оттенять красоту покойницы. Более того: брат не стал бы покидать дом через главный подъезд, да еще оставлять дверь открытой настежь, так что каждому предоставлялась возможность забраться в дом.
  Картер сделал небольшую паузу. Мак-Глусски и коронер слушали его, затаив дыхание.
  — Вы, может быть, спросите, — снова начал Ник, — что побудило убийцу так ужасно изуродовать лежащего в ванне человека? Если мои предположения верны, то убийца раньше и не думал об этом — это произошло позднее… Двигателем, в данном случае, была месть — ненасытная месть! Убийца брата не знал, что Адель мертва и думал, что она лежит в обмороке… Он опустился перед нею на колени и, вероятно, долго говорил ей о своей любви и о том, что не хотел убить ее брата… Вся история произошла, по-моему, следующим образом: заслышав шаги, брат спрятался за портьеру и, когда вошедший миновал его, бросился сзади, намереваясь уничтожить непрошенного свидетеля. Шприц он, вероятно, держал в руке, чтобы убить своего противника тем же способом, как и сестру, но вошедший схватил негодяя за руку и этим спас себя… Во время борьбы, острие шприца вонзилось в тело преступника, и, таким образом, убийца сестры был наказан Провидением… Неизвестный, который и не думал убивать своего врага, испугался и отправился сообщить обо всем любимой им Адели Корацони. Увидев ее на полу, он, как я уже сказал, подумал, что она в обмороке и, опустившись на колени, сознался ей в невольном убийстве! Только очень нескоро сообразил он, что перед ним труп, и что убийцей мог быть брат Адели и не кто другой. Таким образом, для него делалась ясным и причина нападения на него самого. Первым движением неизвестного было — кинуться к убитому негодяю и дать волю негодованию… Но тут взгляд его упал на лежавшее на ковре тело любимой женщины и желание отдать ей последний долг победило остальные мысли… Вот, тогда-то он и поднял ее и отнес в кресло, в которое и усадил так, как ему казалось наилучшим… Затем, он опустился перед нею на колени и долго гладил ее руки, называя самыми нежными именами… Только, когда наступило свойственное трупам одеревенение членов, несчастный сообразил, что случилось. Им овладело бешенство, он обезумел… Как разъяренный тигр, кинулся он в ванную и, увидев лицо ненавистного убийцы, положительно обезумел… Он схватил нож и принялся кромсать лицо своего врага… Насытив ярость, он швырнул тело в ванну… Весьма возможно, что, при этом, у него мелькнула дикая мысль об утоплении трупа! Немного придя в себя, несчастный заметил, что он весь в крови… Он схватил первое попавшееся ему на глаза и вытер руки… Это и был тот платок, который мы видели на туалетном столике! Затем он вымыл лицо и руки под краном, находящимся в ванне и думал, что дело кончено, почему и направился к выходу. Но тут вспомнил, что весь его костюм обрызган кровью! Он понимал, что в таком виде, в каком находился он в данный момент, выйти на улицу невозможно: первый попавшийся полисмен задержал бы его. Тогда он отыскал в одном из шкафов одежду изуродованного им негодяя и натянул его костюм, поверх своего… Теперь он мог выйти, да и время было уже не раннее, но ему захотелось еще раз взглянуть на горячо любимую женщину и попросить у нее прощения… Не знаю, Джордж, заметил ли ты, что под стулом около которого упала убитая Адель, стояли раньше туфли? Нет? Ну, так мне поведал об этом ковер… Когда неизвестный тащил Корацони наверх, в кресло, он нечаянно сбросил с ног ее туфли, и, войдя, уже перед тем снова в спальню, заметил, что ноги Адели не обуты… Тогда он решил исправить и эту оплошность… Он вначале спустился вниз и взял туфли из-под стула, замеченные им раньше, а затем уже вернулся в ванную, чтобы поискать в стоявшем в углу шкафу туфли помоднее… При этом, он уронил в кровавую лужу туфли «из-под стула», которые держал в руках… Отсюда-то и происходят кровавые пятна на подошвах туфель, надетых на убитую. Не найдя ничего подходящего, неизвестный вернулся в спальню и обул ноги Адели.
  — Все-таки, Ник, ты кое что забыл, — заметил Мак-Глусски. — Ты ни слова не сказал о баночке и раскрытой книге.
  — Я еще не кончил, дорогой мой. Баночка находилась в кармане пиджака брата Корацони и была наполнена, приблизительно, до половины.
  — Содержимое ее, — вступил в разговор инспектор, — вылито в вазу, стоящую на камине.
  — Ваза уже опечатана господином коронером. Я знаю состав находящегося в баночке яда. Это яд небольшой, зеленого цвета, змеи, водящейся по берегам Ориноко и Амазонки. Укус этой гадины приводит к смерти через 1/2 минуты. Испанцы называют эту змею: «La muetra de la alma…» Баночку нашел убийца брата Адели в его кармане и вставил в руку несчастной, чтобы симулировать самоубийство. Впрочем, нельзя с точностью утверждать, какие мысли могут прийти в голову такому человеку, как тот, о котором идет речь.
  — Что вы хотите этим сказать? — осведомился коронер.
  — Он говорит этим, — кивнул Мак-Глусски в сторону Картера, — что Антонио де ла Вуэльта (имя убийцы брата Адели) помешался при виде трупа своей возлюбленной.
  — Да, — кивнул головою Ник.
  — И он, этот Антонио, — закончил инспектор, — своим поведением скоро выдаст себя.
  — Согласен. При этом, еще одно, Джордж. Иду на пари, что под костюмом убитого Корацони он продолжает носить свой окровавленный пиджак.
  — Гм… — задумчиво произнес Мак-Глусски и нервно заходил по комнате.
  — Теперь, кажется, моя очередь рассказывать?
  — Да, Джордж. Не забывай, что может оказаться правой именно твоя теория.
  — Этого не может быть, — послышался ответ. — Ты слишком точно обосновал свои выводы.
  — Ну, ну. Рассказывай.
  — Меня, — начал инспектор полиции, — позвали вчера к телефону около одиннадцати часов утра. Голос был женский — очень нежный, мягкий. Женщина назвалась Аделью Корацони и рассказала, что против нее готовится преступление, что жизнь ее в опасности и что она будет очень благодарна, если я соглашусь принять ее в управлении. Я ответил, что считаю лучше явиться самому к ней. При этом, должен сознаться, во мне говорило желание познакомиться с таинственным домом на Медисон-авеню. Около двух часов дня я отправился туда и застал Адель Корацони в обществе ее брата, которого она называла Рафаэлем. Между ними было, действительно, сходство, но, в то же время, их лица были яркой противоположностью одно другому. Адель была, в буквальном смысле слова, красавицей, а Рафаэль — типичным преступником. Таких глаз, как у него, я еще ни у кого не видел. Но, так как, повторяю, сходство было, то я и не сомневался, что передо мной, действительно, брат и сестра. Адель объяснила мне, что брат ее приехал только накануне в Нью-Йорк. С ним вместе, будто бы приехал и некий Антонио де ла Вуэльта. Этот последний, по словам Адели, вероятно и был убийцей ее мужа в Париже и до сих пор добивается ее взаимности, несмотря на ее категорические отказы. Его лицо и фигура очень похожи на Рафаэля, он красив и очень элегантен. По возрасту, он несколькими годами моложе Рафаэля. Затем, мне рассказали, что Антонио де ла Вуэльта очень симпатичный человек, но что у него бывают припадки, во время которых он делается опасным, как разъяренный тигр. Все это сообщила мне Адель Корацони. Затем брат ее привел несколько примеров, в которых сказывалось именно это ужасное беснование Антонио. Оказалось, что Антонио с самого дня отъезда Адели из Парижа состоял с нею в переписке и, наконец, сообщил, что едет в Нью-Йорк. Он назвал даже судно, на котором прибудет в Америку и добавил, что не позволит обращаться с собой, как с первым встречным, причем угрожал «расправиться по-своему» с Аделью, если она его не примет. Мне предъявили письмо, которое и теперь находится у меня: в письме стояло именно то, о чем мне говорили… Получив такое письмо, Адель телеграфировала брату и он приехал на том же судне, с которым прибыл и Антонио, чтобы, в случае надобности, защитить сестру. Между прочим, Рафаэль передал мне, что Антонио очень опытен в смешении растительных ядов и усиленно этим занимается. Долгое время он прожил среди южно-американских индейцев, у которых и научился этому искусству. Рафаэль упомянул даже о каком-то отдаленном родстве Антонио с Лукрецией Борджиа, которая, как известно, очень любила отравлять своих родственников. В конце концов, я даже перестал обращать внимание на болтовню этого Рафаэля, слишком уж часто приходилось мне выслушивать подобные тирады. Я спросил, каким образом могу защитить их и что именно, по их мнению, может предпринять против Адели Антонио? На эти вопросы они не дали мне сколько-нибудь положительного ответа. Я заявил, что до тех пор, пока де ла Вуэльта ничем не проявил своих преступных замыслов, я ничего не могу предпринять против него и что только тогда, когда ими будет подана на него жалоба, я могу активно выступить. Рафаэль, однако, настаивал, что за Антонио необходимо учредить тайное наблюдение и обещал хорошо заплатить за это. Тогда я им указал на тебя и дал твой адрес.
  — Рафаэль у меня не был, — вставил Ник.
  — Мой визит, — продолжал инспектор полиции, — длился около часа. Говоря откровенно, разговор с обоими Корацони не особенно сильно повлиял на меня: я не видел ничего серьезного во всем деле и решил, что опасения их сильно преувеличены. Мне просто показалось, что все заявление не что иное, как истерия. С другой стороны, красота Адели произвела на меня очень сильное впечатление. Она была так грациозна, так изящна, так любовно относилась к брату, который, на мой взгляд, совсем не стоил этого. Когда сегодня утром тебя вызвал к телефону Патси и я узнал, в чем дело — я был страшно поражен! Я скрыл от тебя, что был в доме исключительно для того, чтобы испытать: узнаешь ли ты сам о моем пребывании. Кроме того, мне хотелось и самому составить известный взгляд на дело. Наконец, зная твой метод, я не хотел сбивать тебя с толку предварительными пояснениями, будучи уверен, что ты сумеешь выяснить обстоятельства и без моей помощи. Твой рассказ показал мне, что я был вполне прав. Когда ты спросил у меня, кто живет в доме, я нарочно сделал вид, будто припоминаю фамилию — я не желал давать тебе даже намека на то, что был в этом здании. Внезапно я вспомнил, что оставил окурок сигары в нижней комнате, и мне стало крайне интересно ожидать результата твоих розысков: узнаешь ты о моем пребывании в доме Корацони, или нет? Ты очень часто говорил, что по самому обыкновенному окурку сигары весьма легко узнать курившего. Угадывать особенности по оттискам зубов на сигаре — твоя специальность и поэтому мое любопытство было сильно напряжено. Увидев в пепельнице мой окурок, ты взглянул на меня. В другое время, я, пожалуй и не заметил бы этого взгляда, но сегодня я слишком ревниво наблюдал за тобой, чтобы пропустить его. Итак, я понял, что мое недавнее присутствие в комнате тебе известно. Сигара эта, надобно тебе сказать, была мне предложена самой Аделью и, между нами говоря, оказалась не особенно хороша! Поэтому я, сделав несколько затяжек, отложил ее в сторону и не особенно стремился закурить еще разок. Однако, иду дальше. Я, с самого момента входа в дом, ожидал увидеть труп Адели. Рапорт Мак-Гинти приготовил меня к тому, что мы увидим в ванной и, должен сознаться, я был уверен, что передо мной труп не Антонио де ла Вуэльта. Письмо этого Антонио, лежавшее в моем боковом кармане, давало мне для этого достаточные основания. Антонио, судя по письму, в подлинности которого я теперь сильно сомневаюсь, грозил убить не только Адель, но и ее брата. Поэтому, я заранее был подготовлен к тому, что злодей убил и сестру и брата и что в ванне лежит труп последнего. Несмотря ни на что, я упрекал себя, что не придал сразу серьезного значения заявлению Корацони. Меня смутила быстрота перехода от угрозы к делу. Я ограничился беглым осмотром, потому что прекрасно знал, что от твоего острого взгляда, Ник, не укроется ни одна мелочь, имеющая отношение к делу. Еще вчера, во время моего пребывания в доме, я осведомился о количестве прислуги и узнал, что Адель держала всего двух женщин для услуг: горничную и кухарку. Прибытие брата заставило Адель несколько изменить свои привычки и она решила отказать служанкам. Вчера вечером она и исполнила это под тем предлогом, что они ей не подходят. Теперь я понимаю, что здесь сказывалось влияние брата, который хотел удалить из дома всех, кто мог бы впоследствии, явиться свидетелем его преступления. Он же позаботился и о том, чтобы Адель не успела нанять других служанок. Когда я осматривал их комнату, то нашел в ней беспорядок, ясно говоривший, что они ушли рано утром, не успев прибрать помещение, а это в свою очередь, показало мне, что они были недовольны чем-то. Вспомнив слова Адели об отказе, я понял, что она исполнила свое намерение. Я, конечно, тотчас же позаботился, чтобы получить их в «свои руки», так сказать. Это оказалось нетрудным и незадолго до вашего прихода они прибыли ко мне в управление.
  — Вы не допрашивали их? — вступил в разговор коронер.
  — Нет, — покачал головою Мак-Глусски. — Я спросил их только об именах, возрасте и т. п. Подробный допрос я решил произвести в вашем присутствии. Сейчас я их позову сюда, а пока еще нечто. Я, значит, под влиянием разговора и основываясь на письме, полагал, что обе жертвы пали от руки одного и того же человека. Теперь, Ник, благодаря твоим выводам, я считаю свою теорию неправильной. Вполне присоединяюсь к тебе и заявляю, что убийца человека, лежащего в ванне, ненормальный субъект, который попадется в руки полиции очень скоро.
  — Скажи Джордж, — произнес Картер, медленно отчеканивая каждое слово, — согласен ли ты с тем, что убийство брата Адели совершено было при условиях необходимой самообороны и что искажение лица произведено позднее, под влиянием болезненного припадка? Иными словами, согласен ли ты с тем, что убийцей, в мерзком значении этого слова, был один брат? Что касается меня, я убежден, что убийство Адели — дело его рук.
  — Ну, конечно, — согласился Мак-Глусски. — Однако, приступим к допросу девушек. Может быть, мы и узнаем что-нибудь важное.
  — Одну минуту, они американки или иностранки?
  — Одна из них — молодая француженка, воспитанная однако, здесь; другая, уже пожилая особа, носит ирландскую фамилию, но родилась и выросла здесь же.
  — Кто будет вести допрос? Ты, господин следователь или я?
  — Если господин коронер ничего не имеет против, я предоставил бы это тебе, Ник.
  — И мне это было бы очень приятно, — проговорил коронер. — Я видел, как талантливо комбинируете вы мельчайшие признаки и в восторге от ваших способностей, друг Картер.
  — «У каждого своя манера»… вести розыски, — засмеялся сыщик.
  — Совершенно верно, у каждого своя способность, — заметил Мак-Глусски. — Что касается нашего друга следователя, то он виртуоз в деле взвешивания фактов.
  С этими словами, он нажал кнопку звонка и велел ввести служанок.
  * * *
  — Садитесь, пожалуйста, — вежливо обратился к вошедшим женщинам Ник Картер. — Вам нечего бояться, так как вам не грозит ни малейшая опасность. Я задам вам несколько вопросов, на которые попрошу ответить. Отвечайте, хорошенько обдумав и не обе сразу — это все, что от вас требуется. Вас никто не считает арестованными и вы будете отпущены на свободу, конечно, если скажете правду — одну правду! Итак, — обратился он к младшей, — как вас зовут?
  — Мари Дюбуа, — послышался робкий ответ.
  — А вас? — перешел сыщик к другой женщине.
  — Кора Фланиган, сэр.
  — Итак, Мари, отвечайте сперва вы, — решил Ник. — Долго ли вы служили у Адели Корацони?
  — Три месяца, сэр.
  — А вы, Кора?
  — Мы обе наняты были из одной конторы в одно и то же время, сэр.
  — Прекрасно. Отношения между вами и хозяйкой были хорошие?
  — Да, — кивнула головою Фланиган. — Мы очень ее любили. Она была к нам так добра.
  — Почему же вы оставили место?
  — Из-за ее брата! — возбужденно произнесла француженка. — Это — ехидна, это — змея!
  — Ого. Однако, — шутливо покачал головою Ник. — Расскажите, что такое с этим братом? Что он вам сделал? Из-за чего это он?
  — Ну, этого я и рассказать не умею, — развела Дюбуа руками. — Не прошло еще и часа после его появления в доме, как он начал ругаться, Бог знает, как — и все по-испански. Он, вероятно, думал, что мы не поймем, но он жестоко ошибся: моя мать была испанка.
  — Не горячитесь, Мари, — напомнил Картер. — Вы, значит, думаете, что он виновен в том, что вам отказали?
  — Думаю? Нет, сэр, я знаю это наверное. Я слышала, что он говорил о нас своей сестре.
  — Что же именно он говорил? — осведомился сыщик.
  — Да слов-то было немного. Он говорил хозяйке, что один человек решил убить и его и ее и что, поэтому нужно быть очень осторожными. Затем, он рекомендовал отказать нам и взять людей, в преданности которых можно было бы быть уверенным. «Кто их знает», шипел он, «может быть они обе подкуплены нашим врагом». Он упомянул и о том, что из Европы он привез двух служанок, которых оставил на корабле и которые явятся по первому требованию. Так и убедил хозяйку, — энергично закончила француженка. — И знаете что, сэр? — начала она, после минутной паузы. — Ведь, все это вздор и вранье! Очень это было похоже на то, что у него что-то на уме и мы ему, как бельмо на глазу. Ну, коротко говоря, нам отказали. Еще хорошо, что хозяйка дала каждой из нас месячное жалованье, чтобы таким образом хотя бы несколько вознаградить за потерю места.
  — Тот вопрос, который я задам вам сейчас, для меня очень важен, — предупредил Ник. — Обдумайте хорошенько, прежде чем ответить. Скажите, в котором часу покинули вы дом?
  — Видите ли, — замялась Дюбуа, — может быть, с нашей стороны это было нехорошо, но мы так боялись этого брата, что решили уйти сегодня утром, тотчас после восхода солнца. Однако, мы не выдержали и даже не справив работы, ушли вчера в десять часов вечера.
  — Значит, вы не спали в вашей комнате?
  — Нет. Мы только взбили кровати, чтобы сделать вид, что провели ночь дома. Видите ли, сэр: хозяйка сказала, что мы ей не нужны и мы знали, что нас уже не потребуют на весь вечер, поэтому и воспользовались этим: сделали вид, будто ушли только утром, тогда как нас уже полсуток не было в доме.
  — Но почему же, — задал вопрос сыщик, — вы ушли только в десять часов вечера. Ведь, вы могли удалиться и раньше.
  — Мы и хотели поступить так, но это оказалось невозможным, — вступила в разговор Нора.
  — Почему?
  — Да, вот почему, сэр. Мы уже были одеты, даже шляпы были на головах, как вдруг этот брат позвал меня.
  — Что же ему нужно было от вас?
  — Я сняла шляпу, — невозмутимо спокойно продолжала ирландка, — и спустилась вниз. Рафаэль сказал мне, что около половины десятого он ждет гостя и я должна впустить его, когда он позвонит.
  — Ну и…
  — Подождите, сэр, я еще не кончила…
  — Дальше, дальше, — торопил Ник.
  — Затем, Рафаэль сказал мне, что гость спросит его и я должна сказать, что он ушел, но через час вернется. «Попросите его в гостиную», добавил он. Я еще спросила, нужно ли докладывать хозяйке, но он резко заметил, что я должна делать только то, что мне приказано. Я поднялась наверх, но в нашу, комнату не вошла, опасаясь, что там не услышу звонка… Я видела как Рафаэль вошел в комнату хозяйки, побыл там несколько минут и вернулся в гостиную. Из нее он, однако, не вышел, иначе я бы его увидела.
  — Ну, а затем?.. — напряженно спросил Картер.
  — Немного спустя, раздался звонок и я пошла к подъезду. У двери стоял красивый молодой человек и спрашивал мистера Корацони. Я сказала, что он ушел, но скоро вернется, хотя сама не видела его выходящим из дому; я вошла в гостиную, чтобы зажечь электричество и посмотреть, нет ли в комнате господина.
  — Рафаэль был там?
  — Да, — кивнула головою Фланиган. — Но он не знал, что я его видела — он стоял за портьерой.
  — Что же сделали вы?
  — Я пригласила джентльмена в гостиную, но сделала ему знак, что Рафаэль за портьерой.
  — Понял вас джентльмен?
  — Да. Он молча кивнул головой.
  — Ну, а затем, — допытывался сыщик, — слышали вы какой-нибудь шум или разговор?
  — Слышала. Неизвестный спросил: «Зачем ты, дружище, прячешься от меня?»
  — Ну, ну?..
  — Да больше ничего. Я побежала наверх и мы вместе с Мари выбежали из дому.
  — Но, ведь, вы должны были пройти мимо двери гостиной?
  — Конечно, сэр.
  — И вы ничего не слушали?
  — Ничего.
  — А вы тоже ничего? — повернулся Ник к Дюбуа.
  — Нет! — энергично потрясла головой француженка. — Мы честные девушки, сэр, и нам было стыдно, что мы тайком, ночью бежим из дому. Нам было не до того, чтобы прислушиваться.
  — Как вы думаете, Нора, хозяйка хотела бы поговорить с этим гостем?
  — Нет. Ни в коем случае, — твердо дала ответ Фланиган.
  — Почему вы так думаете?
  — Потому что она сама сказала, что хочет остаться у себя в комнате. Я еще помогала ей одеться в капот с кружевными рукавами. Я надела ей туфли, принесла спички, сигареты и книгу и была очень довольна этим, зная, что теперь мы не понадобимся.
  — На какой стул села миссис Корацони?
  — Который стоял у окна, — последовал ответ.
  Сыщик молча переглянулся с Мак-Глусски и коронером.
  — Вы говорите, что надели барыне туфли, — продолжал Ник, — это были туфли на гагачьем пуху?
  — Они самые.
  — И с тех пор вы не видели вашей барыни?
  — Нет, сэр.
  — Вы попрощались с ней, уходя?
  — Нет, — покачала головой ирландка. — Я не хотела выдавать того, что мы уходим уже вечером.
  — Разве не вы должны были утром приготовить завтрак, Нора?
  — Нет, сэр; мне было сказано, что это не нужно.
  — Мне кажется, Ник, — полушутя, полусерьезно вставил инспектор полиции, — что тот неоткупоренный пузырек хлороформа, который я видел на окне в комнате Рафаэля, был приготовлен недаром. Он должен был сыграть некую роль по отношению к служанкам.
  — Без сомнения, — согласился Ник. — Негодяй хотел одурманить девушек.
  — Что же случилось, сэр? — с беспокойством, осведомилась Нора. — Хозяйка… Что с ней?
  — Нечто очень серьезное, Нора. Может быть, вы предполагаете?
  — Нет, — покачала Фланиган головой. — Уж не убита ли она? От этого братца я всего ожидаю.
  — Почему же именно брат? — насторожился сыщик. — Почему не этот гость?
  — О, нет! — убежденно произнесла ирландка. — Этот не обидит и мухи. Вот Рафаэль…
  — Что же?
  — Да он пробыл всего один день, а мы уже боялись его, как огня.
  — Отчего?
  — Очень уж он отвратителен, — созналась Нора. — Эти холодные, злые, жестокие глаза. Когда он открывал рот, то показывал свои зубы, как хищный зверь. Кроме того, он никогда не смеялся, а людей, которые не умеют смеяться, сэр, я избегаю. Это нехорошие люди, сэр!
  — Вполне с вами согласен. Еще что вы заметили?
  — Он шнырял по всему дому, словно вынюхивал что-то и совал всюду свой нос. Главным образом, он вертелся перед несгораемым шкафом и я несколько раз видела, что он стоял на коленях и возился с замком.
  — Так, так, — кивнул Картер. — Для чего он это делал, по-вашему?
  — Не мудрено догадаться, — бойко вставила Дюбуа. — Он хотел взломать шкаф. В нем были деньги и драгоценности хозяйки.
  — Но, ведь шкаф был заперт?
  — Постоянно, — последовал ответ.
  — Он и теперь еще заперт, — проворчал Картер. — Негодяй был убит прежде, чем успел привести свое гнусное намерение в исполнение.
  — Он убит? — с ужасом спросила Нора.
  — Да.
  — Кем?
  — Гостем, которого вы впустили.
  — И поделом, — твердо произнесла Дюбуа.
  — Да, поделом, — серьезно подтвердила Фланиган. — Я убеждена, что не с добра спрятался он за портьеру. Поэтому я и дала знак гостю.
  — Почему вы предполагаете, что он подкарауливал гостя, что это была не шутка?
  — Не могу вам сказать, — просто ответила ирландка… И сама не знаю. Просто, мне так показалось. Я почувствовала что-то неладное — вот, и все.
  — Полюбуйся, Джордж, — обратился Картер к своему другу, — насколько чутко сердце женщины. Она ничего не знала, не комбинировала, не наблюдала — она, просто-напросто, почувствовала, что негодяй замышлял недоброе против гостя. Удивительно создано женское сердце.
  — Боже, как поэтично, — усмехнулся Картер.
  — Я думаю, их можно отпустить? — перешел Мак-Глусски с поэзии на прозу.
  — Конечно. Ведь, мы же знаем, где их найти. Благодарю вас, Нора. И вас также, Мари. Вы можете идти домой.
  — А что с нашей госпожой, сэр?
  — Это вы узнаете из утренних газет. Спокойной ночи.
  По звонку Мак-Глусски в комнату вошел полисмен и увел девушек.
  — Ну, мистер Мак-Глусски, — шутливо и торжественно обратился сыщик к своему другу. — Теперь настала очередь докончить свое повествование. Я знаю, например, что вы осведомлены насчет того, на каком корабле приехали сюда Антонио и Рафаэль, знаю, что вы собрали сведения и об их отношениях друг к другу. Наконец, я нисколько не удивлюсь, если вы приготовите нам какой-нибудь особенный сюрприз. «Неправда ли, Горацио?»
  — Я уже давно ожидал от тебя такого вопроса, — весело произнес он. — Собственно говоря, мне не следовало собирать сведений на корабле, я знал, что это сделаешь ты.
  — Но ты, все-таки, собрал их. Итак, что же ты узнал?
  — Прежде всего то, что оба действительно приехали на одном пароходе.
  — И они относились хорошо один к другому?
  — О, да. Мне сказали, что все считали их за родных братьев.
  — Этого и следовало ожидать, — кивнул головой Ник. — Ты помнишь, что войдя в гостиную, Антонио спросил: «Зачем ты прячешься от меня, дружище?»
  — Кроме того, — продолжал Мак-Глусски, — Рафаэль всем представлял де ла Вуэльту как своего будущего шурина.
  — Да?! — вскрикнул Картер.
  — Да!
  — Ты установил надзор за Антонио после визита к Адели?
  — Конечно. Только, к сожалению, не особенно строгий.
  — Значит, за Антонио следили?
  — Следили, — кивнул Мак-Глусски.
  — Что же ты говорил, будто решил не устанавливать надзора?
  — А, просто хотелось посмотреть, поверишь ли ты этому, Ник.
  — И тебе чуть-чуть не удалось провести меня, — засмеялся Картер. — Но я слишком хорошо знаю тебя и твою тщательность, чтобы поверить этому.
  — Как ты думаешь, — таинственно подмигнул глазом инспектор, — не допросить ли нам еще одно лицо, которое сидит внизу, в одной из камер?
  — А почему бы и нет, — совершенно спокойно отозвался сыщик. — Когда же ты арестовал его?
  — Да, приблизительно, через час после того, как сегодня вышел из дома, в котором были совершены убийства.
  — А это, действительно он, Антонио де ла Вуэльта?
  — И ты еще спрашиваешь? — с укором спросил инспектор полиции.
  — Пока, я не имею веских доказательств, я не верю, даже самому себе.
  — Покорнейше благодарю за любезность, — засмеялся Джордж. — Иными словами, это значит: «Как же после этого я могу верить тебе?!» Но, успокойся, Фома неверующий, это самый настоящий Антонио де ла Вуэльта.
  — Он действительно помешанный?
  — К сожалению, да, — вздохнул инспектор. — Он беснуется так, как мне редко приходилось видеть.
  — Но почему же тогда ты вначале не соглашался с моими выводами? Или ты и в данном случае хотел мне по-приятельски надеть дурацкий колпак?
  — Нет, — откровенно сознался Мак-Глусски. — В моих действиях я руководствовался афоризмом Вовенарга: «противоречия сглаживаются противоречиями».
  — На нем еще было окровавленное платье?
  — Было, — лаконично ответил инспектор.
  — При каких условиях его схватили?
  — Как тебе теперь известно, — начал Мак-Глусски, — за Антонио наблюдали. Я, впрочем, приказал только докладывать мне, куда он пойдет и что будет делать. Поэтому мой агент спокойно дал ему войти в дом и выйти оттуда, тем более, что в промежуток между приходом и уходом ничего подозрительного не наблюдалось. Затем…
  — А этот агент, — перебил Ник своего друга, — видел уходившую прислугу?
  — Конечно, но они его нисколько не интересовали. Надо тебе сказать, что наблюдение за Антонио я поручил одному из лучших агентов.
  — Когда Антонио вышел из дому?
  — Около трех часов утра.
  — Твой агент заметил, что испанец оставил подъезд открытым?
  — Нет. Ему было поручено наблюдать исключительно за Антонио, не обращая больше внимания ни на что.
  — Как вел себя де ла Вуэльта на улице?
  — Вначале он шел спокойно… Затем начал размахивать руками, но вскоре успокоился. Потом внезапно побежал, как могут бежать только помешанные. Этого бега мой агент никогда не забудет: он и теперь еще не пришел в себя. Таким образом, они мчались до Йокера, откуда агент телефонировал мне о сумасшествии Антонио. Я приказал арестовать его и доставить сюда. Надо тебе сказать, что его костюм выглядел еще ужаснее, чем ванная комната.
  — Могу себе представить. Ну-ка, Джордж, вели его привести сюда.
  — Не лучше ли будет, если мы спустимся к нему? — заметил Мак-Глусски. — Я ведь вынужден был поместить его в изоляционную камеру.
  * * *
  Спустившись по лестнице и пройдя несколько коридоров, все трое остановились перед решеткой, заменявшей в изоляционной камере дверь.
  Антонио сидел, забившись в угол и налитыми кровью глазами посматривал на стоявших перед ним людей. Платье несчастного было изодрано в клочки. Наконец, к нему, казалось, вернулось сознание: он подполз к решетке и надтреснувшим голосом заговорил:
  — Дайте мне высказаться, пока сознание еще не покинуло меня. Я хорошо говорю по-английски? Вы меня понимаете? Я — испанец, Антонио де ла Вуэльта и до безумия любил Чеквиту Корацони, как мы звали ее еще с детства… Когда она вышла замуж за другого, я сошел с ума и с тех пор страдаю припадками помешательства. Меня поместили в больницу для умалишенных близ Парижа. Мое здоровье там поправилось настолько, что врачи решили выпустить меня… В это время меня навестил Рафаэль Корацони и воспоминания, нахлынув на меня, снова помутили мой разум. Я, однако, силою воли, взял себя в руки и сумел, таким образом, обмануть даже бдительность психиатров. Наконец, меня выпустили. Рафаэль предложил мне ехать с ним в Америку, причем сказал, что его сестра согласна выйти за меня замуж. Мы поехали на одном корабле и когда прибыли в Нью-Йорк, Рафаэль сказал, что должен подготовить сестру к моему визиту. Действительно, вскоре я получил от него письмо с приглашением. Я не знаю на какой именно день он пригласил меня — помню только час — половина десятого вечера. Кажется, это было вчера… Однако, я должен торопиться: безумие снова охватывает меня. Я пришел в назначенное время… Меня впустила девушка и сказала, что нужно подождать… Затем… затем… да… Рафаэль, спрятавшись за портьерой, поджидал меня, схватил за шею и начал душить… В руках у него был шприц с ядом… Во время борьбы, игла вонзилась ему в шею и он умер. Я побежал, чтобы отыскать Чеквиту и все объяснить ей… Труп Рафаэля я затащил в ванную комнату… Однако, Чеквита была мертва…
  Больной провел рукою по лбу…
  — Больше… Больше я ничего не помню… я… он… он!!!
  Де ла Вуэльта, как разъяренный тигр, отскочил от решетки и закричал:
  — Я разорву его! Разорву в клочки! Я… попадись он только! Разорву! Разорву!
  По коридору пронесся дикий, нечеловеческий хохот: припадок возобновился.
  Молча, поднялись наверх коронер, Мак-Глусски и сыщик.
  Следователь первый нарушил тягостное молчание:
  — Я ухожу, друзья, — тихо произнес он. — Мне необходимо приступить к вскрытию трупов. Да, много ужасного видел я за свою многолетнюю практику, но картины, которую мы наблюдали только что внизу, я никогда не забуду.
  Он крепко пожал друзьям руки и вышел…
  * * *
  Нам остается досказать немногое.
  Вскрытие трупа Адели показало, что яд, которым был наполнен шприц, был, действительно ядом змеи «la muerta de la alma»… Пятно на шее приняло размер доллара…
  Несчастную испанку похоронили на кладбище Санкт-Тринити… Рядом с ней нашел вечный покой и ее преступный брат.
  Антонио де ла Вуэльта вскоре впал в беспросветное помешательство: он перестал принимать пищу и питье и умер от истощения… Согласно его просьбе, высказанной в один из светлых промежутков, его похоронили рядом с Корацони.
  * * *
  Со времени описанного происшествия прошло немало лет. Над могилами действующих лиц кровавой трагедии выросла уже трава, но Картер и теперь еще не может без содрогания вспомнить о том, как, благодаря одному негодяю погибли три молодые жизни.
  Доктор Кварц — преступный ученый
  В частном кабинете начальника полиции города Канзас-Сити, у стола за оживленным разговором сидели сам начальник полиции и Ник Картер, знаменитый сыщик.
  — Мистер Картер, — говорил начальник полиции, который при этом предложил своему посетителю сигару и закурил такую же и сам, — мэр города уполномочил меня заручиться вашим содействием в этой запутанной истории с находкой пяти трупов в товарном вагоне. Я надеюсь, вы исполните мою просьбу и примете на себя это поручение?
  — Охотно, — ответил сыщик, равнодушно выпуская искусные кольца дыма из своей сигары, — я тем скорее возьмусь за это дело, что оно меня очень интересует и я сам желал бы заняться его расследованием.
  — Вот это приятно слышать. Впрочем, весьма пониманию, мистер Картер, что это дело возбуждает ваш интерес. До сих пор в Канзас-Сити ничего подобного не бывало. Из Филадельфии прибывает сюда ничем не отличающийся и адресованный некоему Ц. Р. Авке товарный вагон. Никто за грузом не явился, и оказывается, что отправитель и получатель совершенно неизвестны, даже сам вагон оказывается бесхозным, так как он не принадлежал ни одной железнодорожной компании. Когда вскоре после этого вагон, тщательно запечатанный, вместе со своим неизвестным грузом продавался с торгов, его приобрел мистер Еремия Стон, владелец здешнего музея редкостей, за 10 000 долларов. Этот Стон знает вас давно; он содействовал вам при уличении очень опасного преступника, некоего доктора Кварца, казненного несколько лет тому назад, и ему сейчас же бросилось в глаза, что если прочитать имя получателя вагона с конца, то получалась фамилия Кварца. Этот Стон и вызвал вас сюда, и вы после этого в его присутствии ночью открыли вагон. К вашему изумлению, вы установили, что внутри вагон был обставлен как изящная спальная комната, в которой находилось пять мертвецов. Из них двое мужчин и две женщины сидели у стола, как бы за карточной игрой, а пятая — молодая девушка выдающейся красоты — лежала недалеко от них на постели.
  — Все это так, — перебил его сыщик, — мне удалось в ту ночь задержать пять молодцов, которым было поручено взорвать на воздух музей. Я выпытал у них, что один здешний врач, именующий себя доктором Кварцом, стоит в соприкосновении с этим происшествием, и что он, по всей вероятности, даже обставил вагон и оборудовал его. Вот из-за этого доктора Кварца меня это дело сильно интересует. Вы уже сказали, что несколько лет тому назад мне приходилось довольно долго заниматься этим доктором Кварцом, и вы можете себе представить мое изумление, когда я узнал, что нынешний доктор Кварц представляет собой двойника своего однофамильца, казненного уже несколько лет тому назад.
  — А, может быть, это сын того первого Кварца?
  — Нет, для этого нынешний доктор Кварц недостаточно молод, — возразил сыщик.
  — Пожалуй, это младший брат…
  Сыщик задумчиво кивнул головой. — Об этом думал и я, но…
  — Вы не допускаете этой возможности, мистер Картер?
  — Откровенно говоря, не допускаю, а между тем есть некоторые основания полагать, что это именно младший брат и есть. Но я не допускаю мысли, чтобы два брата могли быть так похожи друг на друга. Прежнему доктору Кварцу, если бы он еще жил, было бы лет пятьдесят. А, судя по наружному виду, нынешнему доктору Кварцу еще нет и сорока.
  — Да, странная история, — согласился начальник полиции, — я не могу понять возможности такого сходства.
  — Видите ли, я уже говорил вам, — сказал Ник Картер, пожимая плечами, — меня наружное сходство еще не так удивляет.
  — Это любопытно, мистер Картер, не расскажете ли вы мне биографию прежнего доктора Кварца.
  Знаменитый сыщик рассмеялся.
  — Это равносильно тому, как если бы вы потребовали, чтобы я прочитал вам большой энциклопедический словарь от первой до последней буквы. История жизни этого несравненного преступника слишком богата. Прежде всего он был самым красивым мужчиной, которого я когда-либо видел, и вместе с тем, самым отъявленным негодяем. Он соединял в себе любезность аристократа с жестокостью тигра. При этом он был выдающийся ученый; он говорил чуть ли не на всех языках, знал всякую науку и, казалось, усвоил себе всю область человеческого познания и способностей. Он был умелый хирург и врач, и вместе с тем остроумный аналитик. Откуда он все это взял, я никогда не мог узнать. Он представлял собою неразгаданную тайну, по крайней мере с того момента, когда мне пришлось иметь с ним дело, и до самой смерти он так и остался неразрешенной загадкой. Он презирал всех людей, он смеялся над всеми тюремными запорами, смеялся и надо мною — а это, кажется, было его единственной ошибкой, что он не оценил моих сил, так как именно я и подставил ему ту ножку, через которую он споткнулся.
  — Кажется, вы в искусстве подставлять ножки достигли невероятной ловкости, мистер Картер, — со смехом перебил его начальник полиции.
  — Видите ли, — рассмеялся и Ник Картер, — я полагал, по крайней мере до сих пор, что мне и в данном случае удалось обезвредить первого в мире преступника, но я откровенно сознаюсь, что события последнего времени поколебали во мне это убеждение.
  — Как вас понять, мистер Картер?
  — Очень просто, ведь вдруг обнаруживается новый экземпляр доктора Кварца, там, где я этого меньше всего ожидал.
  — Но что общего имеет наше дело с преступной карьерой прежнего доктора Кварца? — в сомнении спросил начальник полиции.
  Ник Картер как-то нерешительно приподнял плечи и задумался.
  — Как бы вам это объяснить, — проговорил наконец Ник, — если бы я был суеверен, и если бы мой разум не препятствовал бы мне даже думать об этом серьезно, то я был бы склонен верить, что прежний доктор Кварц воскрес из мертвых к новой жизни, хотя я лично присутствовал при его кончине и на его погребении. Словом, нынешний доктор Кварц и его предшественник должны быть одно и то же лицо, другой возможности нет — и все же эта единственная возможность настолько бессмысленна и недопустима для каждого разумного человека, что мне остается только пожать плечами и вспомнить великого британца, сказавшего, что есть много вещей между небом и землей, которые и не снятся нашим мудрецам! Я повторяю, мой рассудок заставля