Арлюк-Шапиро Владимир: другие произведения.

Запахи детства

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:

  
  
  Несмотря на свои 74 года Лев Иосифович Фраерман совершенно не чувствовал себя стариком. Ему удивительно и не комфортно было, когда женщины средних лет уступали ему место в автобусе или когда чужие дети называли его дедушкой. Единственным признаком преклонного возраста, которого он не стеснялся, было погружение в детские воспоминания. Он видел себя, как бы, со стороны и в мозгу возникали трехмерные картины далекого прошлого. Лев Иосифович путешествовал в виртуальном пространстве своего сознания, мысленно передвигая изображения в пространстве и во времени. Соответствовали эти изображения действительности? Таким вопросом Лев Иосифович не задавался. Он так видел. И видения вызывали у него реальные ощущения.
  Весна. Праздник Пасхи. Из кухонного окна видна Пименовская церковь. Женщины в белых платочках несут в церковь святить куличи. Лев Иосифович слышит перезвон колоколов. Он всегда с опаской проходил по церковному двору, а внутри храма ему так и не пришлось побывать. Справа от церкви у деревянных покосившихся сараюшек по недавно пробившейся свежей траве важно прогуливаются куры, бегает дворняжка с закрученным в кольцом хвостом. Пейзаж напоминает Льву Иосифовичу картину Паленова "Московский дворик".
  
  На кухонном столе угощение от соседей - большие ломти кулича и два крашенных яйца.
  Сад ЦДКА. На лавочке мама читает Леве сказки Андерсена. С площадки доносятся звуки духового оркестра. Запах сирени.
  Лето. Пятиэтажный дом с двумя обшарпанными подъездами в глубине большого квадратного двора. С трех сторон двор ограничивают три пятиэтажных дома, напротив дом, выходящий парадным фасадом на улицу, слева длинный дом, подъезды которого выходят на соседний двор. Окна комнаты, в которой живет Лева, выходят во двор, и с 4-го этажа хорошо виден весь двор. В центре двора возвышается клумба. Цветы на клумбе. Их сажает дворник дядя Миша. Маленький домик, прилепившийся к забору, ограничивающему двор с правой стороны. Дядя Миша вместе с дворничихой тетей Марусей и дочкой Тоней живет в нем. Лева из окна видит, как по небольшому огороженному сеткой участку домика разгуливают куры. Тополиный пух летит в открытое окно.
  Из подъезда выходит женщина, одной рукой она прижимает к себе таз с бельем, а в другой у нее длинная палка. Она привязывает с одной стороны к забору, а с другой к дереву бельевую веревку, развешивает белье и подпирает веревку палкой. На соседних веревках полощутся на ветру простыни, кальсоны, рубахи. Люди лавируют между простынями.
  Крик: "Лови вора!". Какого-то человека сбивают с ног, обвязывают веревкой и катят по земле к арке ворот. Лева в ужасе отходит от окна.
  Мама и Лева выходят на улицу. В руках у мамы бидон. Но не для молока, а для керосина.
  
  Идут по Каляевской до конца улицы, заворачивают направо, проходят мимо булочной-пекарни на первом этаже углового здания, (Лев Иосифович ощущает запах свеже-испеченного хлеба) и у водяной колонки, переходят на другую сторону к магазину "Мясо-рыба", который прозвали в народе "у крантика" из-за близости к колонке. Одно время Лев Иосифович в память о тех днях хранил дома тяжелую металлическую рукоятку от такой колонки.
  Идут дальше по Селезневке. За низким чугунным забором высится каланча пожарной станции. В конце улицы просматривается верхняя башня театра Красной армии. Деревянные одноэтажные домики среди зелени деревьев и, наконец ,небольшая каменная будка, - керосиновая лавка. Заходят внутрь. Лев Иосифович чувствует запах керосина. Мама ставит бидон на низкий металлический прилавок. Пожилой продавец в синем халате и черном берете зачерпывает кружкой с длиной ручкой откуда-то снизу керосин и выливает его в бидон. Мама рассчитывается с продавцом. Тот улыбается и что-то говорит маме, она отвечает, но слов Лева разобрать не может. На улице Лева спрашивает маму, что ей сказал продавец и что она ему ответила. "Продавец пожелал нам удачи, а я его поблагодарила". "А почему же я ничего не понял". "Потому что ты еще маленький. Вырастешь, поймешь". До сих пор идиш не понимаю - с сожалением подумал Лев Иосифович.
  В углу комнаты рядом с металлической буржуйкой покрытый клеенкой небольшой столик. На нем керосинка. Сквозь закопчённое стекло видны язычки пламени. Мама варит грибной суп с перловкой. Лев Иосифович чувствует, как ноздри щекочет аромат разваривающихся белых грибов.
  
   В комнате с левой стороны от окон старинный буфет. В нижней части буфета мама прячет самые вкусные вещи: банку с патокой и коробку с американскими подсоленными галетами. Эти галеты прислал мамин дядя из Одессы. В детстве патока казалась Льву Иосифовичу самым большим лакомством. Во рту возникает ощущение чего-то очень сладкого и вязкого.
   Справа книжный шкаф. Посередине комнаты круглый обеденный стол. Мама и Лева обедают. По запаху Лев Иосифович догадался, что на второе у них жареная картошка.
  Осень. Лева и мама на остановке "Подвески" около продуктового магазина "У крантика" садятся на трамвай номер 27. Лев Иосифович извлек из глубины памяти давно забытое название "Подвески", но засомневался и решил проверить себя. Покопавшись в интернете, он нашел что: когда-то Каляевская улица называлась улица Подвески, по находящейся здесь церкви святителя Николая Чудотворца, "что под весками" ("под вязками"). До появления станции метро "Новослободская" в 1952 году, как остановка троллейбуса в конце Каляевской, так и остановка трамвая в начале Сущевской называлась "Подвески". Трамвай идет довольно долго по старым московским улицам с невысокими большей частью деревянными домами и, наконец, подъезжает к Тимирязевскому лесопарку. Длинная просека в лесу. Желтые опавшие листья шуршат под ногами. Лев Иосифович слышит это шуршание и вдыхает пряный воздух осеннего леса, прелой листвы.
  Зима. Снег на ветках деревьев. Двор в сугробах. Клумба в центре двора превратилась в снежную гору. С нее можно скатываться на санках или по ледяной колее на ногах. Распоряжается на горке Бордяй, младший брат отсидевшего срок Вовонти. Бордяй не дает Леве скатываться по льду. "У вас, у евреев, калоши на валенках в пупырышках, они лед портят" - объясняет он Леве.
  Мама и Лева идут на дровяной склад. Идут проходными дворами. Проход начинается из арки большого серого здания на противоположной стороне Каляевской улицы и через несколько дворов-колодцев выходит на улицу рядом с Миусской площадью. Лева везет по утоптанному снегу пустые санки. Обратно санки, нагруженные дровами, повезет мама.
  В первые годы после войны в каждой комнате стояла своя печка-буржуйка, отапливаемая дровами. Дровами топилась и большая плита в кухне, на которой готовили еду. Лев Иосифович не помнил, чтобы между соседями были какие-то разборки по поводу очередности разжигания плиты или использования места для приготовления пищи. Кухня представляла собой небольшую комнату с двумя окнами. Зимой они заклеивались, оставлялась не заклеенной одна форточка. Окна выходили на задний двор, зимой он не чистился от снега, и только чернела протоптанная к помойке дорожка. По краям комнаты стояли три стола, над столами полки с кастрюлями и сковородками, около каждого стола помойное ведро. В углу раковина с краном. Под этим краном мыли посуду, умывались, чистили зубы. Еще один кран был в ванной комнате, но к нему доступа не было, ванная комната использовалась как склад ненужных вещей. В кухне готовили, мылись, а ели в комнатах.
  В кухне натоплено, дверь в коридор закрыта, чтобы тепло не уходило. Мама с Левой моются в корыте. Над Левиной головой свисает белье, что сушится на протянутых в кухне веревках. Мама поливает Леву водой из ковшика. Воду она набирает из ведра, стоящего на табуретке рядом с корытом. Лев Иосифович чувствует запах разгоряченного маминого тела и давно забытый запах хозяйственного мыла.
  Четверть века спустя. Лев Иосифович по-прежнему живет в той же комнате, в той же коммунальной квартире с женой и сыном, но уже без мамы. Вместо печной плиты теперь газовая. В ванной комнате горячая вода благодаря газовой колонке. Ушли в прошлое те времена, когда соседи угощали друг друга пирогами. Зато стали возникать споры по поводу того, чья очередь мыться в ванной, или кому занять четвертую конфорку на плите.
  Тот же двор. Нет больше домика, где жил дворник. Дворники исчезли, как исчезла куда-то и дворовая шпана. Клумба в центре двора. Она кажется чуть меньше, чем в прежние времена, да и снегу на ней не так много. Близко к полуночи. Только что ушли последние гости. Праздновали защиту кандидатской. Чуть задержался Шеф. Он никак не мог закончить свой рассказ о грандиозных планах возглавляемой им лаборатории. Наконец, ушел и он. Вдруг Лева слышит громкий смех и крики, доносящиеся со двора. Он выглядывает в форточку и видит посередине клумбы "Запорожец" шефа. Хорошо погуляли ребята! Не поленились воздвигнуть памятник эпохе.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Боталова "Императорская академия 2. Путь хаоса"(Любовное фэнтези) А.Рябиченко "Капитан "Ночной насмешницы""(Боевое фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) Л.Огненная "Академия Шепота 2"(Любовное фэнтези) О.Иконникова "Принцесса на одну ночь"(Любовное фэнтези) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала! или Жена для тирана"(Любовное фэнтези) А.Светлый "Сфера: эпоха империй"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"