Армандио Диппет: другие произведения.

1000 и один бред, прешидший куче народу за один лунный день

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:

  31 июня! Лунный день. Давайте посмотрим в старое зеркало старого волшебника Марлаграма. Не забудьте поговорку "Каждый сходит с ума по своему"
  
  Суббота - святой день. Его не может потревожить звонок будильника, а уж нервный голос секретарши, кричащий в трубку о каких-то там клиентах, штрафах и отчислениях - сочтется за полное святотатство. Суббота начнется не раньше двенадцати часов, с того, как чья-то рука потянется к тумбочке за таблеткой аспирина. Помятая, заспанная и небритая физиономия вынырнет из недр постели и взглянет на будильник. При этом натруженные за неделю извилины будут устало отвечать на нескончаемые вопросы "Где?", "Когда" и " С кем?". Когда все нужные исчисления будут произведены, что-то человекоподобное поплетется в направлении ванной, и оттуда долго будут доносится звуки, подмечающие последствия вчерашнего вечера.
  Сегодня же суббота 30 июня - день явно лунный, и, несомненно, необычный, так как наш "человек разумный", гордо носящий данное определение, но не всегда ему соответствующий, очнулся в довольно странном окружении. Во первых - голова была на удивление ясна, чего не происходило с ним довольно долгое время. Во вторых - будильник показывал семь ноль-ноль. В третьих физиономия, отражающаяся в створке зеркального шкафа, была немного небритой, но не несла на себе последствий бурной ночи. В четвертых - рука не нащупала возле себя никаких признаков потусторонней жизни. А, в пятых, что было страннее всего, долгий осмотр помещения, выявил то, что homo sapiens, в данный момент, находится в своей собственной постели, причем, дальнейшие исследования показали, что постель находится именно там, где она должна находится - в собственной квартире. Об этом говорили несколько вещей: знакомый кактус на окне, покрывшийся синими цветочками - единственное растение, не считая соленых огурцов находящиеся в этой квартире, и пастельное белье в синий цветочек, которое было сшито милой бабулей на день рождение родного, любимого внука.
  Все это до глубины души потрясло главного специалиста по компьютерам, чья работа более сводилась к взлому сайтов конкурентов их рекламной организации. Спать уже не хотелось, а в голову лезли дурацкие мысли, противоположные тем, которые пришли в голову художнику Сэму Пэнти на кануне 31 июня. "Да, Алекс... До чего ты докатился! Тебе не стыдно? Черт, какой может быть стыд у человека, который проиграл его примерно десять лет назад в приморском кабачке!" Дальнейшие умственные напряжения сводились к соображениям на тему: "Не успел ли я продать свою душу?". На душе, если она там еще присутствовала, было на удивление легко, что наводило на мысль о ее отсутствии.
  Немного повалявшись в пастели, Алекс, усиленным рывком скатился с кровати и по привычке поплелся в направлении ванной комнаты. При ближайшем рассмотрении человек, наблюдающий за собственным отражением, оказался еще вполне молодым человеком, 23 - 25 лет. Типичный представитель рода программистов, с растрепанными золотисто-каштановыми волосами, большими карими глазами с тяжелыми веками, придающими глазам особый шарм, и извечными темными кругами - последствиями проведенных наедине с компом ночей. Нет, это был далеко не Нео из "Матрицы"... Именно поэтому, его разбудило нечто другое, намного большее и таинственное, нежели Морфиус по Аське. Сам он об этом, естественно, не догадывался.
  В кои века, сидя на кухне с чашкой чая Алекс, любовался видом из окна пятьдесят шестого этажа современного небоскреба. Где-то внизу протарахтел трамвай по старинной булыжной мостовой, немногочисленные машины заскользили по набережной в направлении центра. Приятно ощущать себя на вершине мира, именно поэтому специалист по компьютерам выбрал себе квартиру на самой вершине. Сейчас он вспомнил то самое, давно забытое чувство полета, которое он так любил, будучи маленьким мальчиком, мечтая покорять космос. На смену старым мечтам пришла новая страсть - компьютер. Он загорелся, как мотылек, и стал тем кем стал. Потом его закрутила такая заманчивая взрослая жизнь, и уже через год, после окончания университета он преуспел на службе у одной знаменитой рекламной компании. Жизнь явно не хотела меняться, редко подсказывая о том, что в скором времени изменить что-либо будет очень поздно. Это самое поздно стало неумолимо приближаться, год промелькнул перед глазами с реактивной скоростью, пошел второй, не менее быстрый и суматошный. Время играло с ним, подстраивая под себя. Алекс же не хотел или не умел приручить его, поддаваясь течению и не зная, что где-то за тысячи миль от сюда кто-то перевернул песочные часы в ту секунду, когда Алекс проснулся сегодняшним утром.
  На столе перед молодым человеком лежала записка с одним лишь словом, обведенным тушью:
  Поверь
  
  
  "Откуда так дует? Неужели я забыла закрыть окно?" - рука нащупала выключатель. Мягкий голубой свет залил комнату, придавая предметам ясные очертания. Сколько же времени? Будильник лежал на полу, стекло лопнуло, а стрелки остановились, показывая шесть часов утра; потянувшись к выключателю, рука нечаянно смахнула часы с тумбочки.
  Откуда-то ужасно дуло, но окно было закрыто, занавеси крепко задернуты. Где-то у соседей работало радио, и слышался заливистый смех Маши Бачениной. Водопроводные трубы гудели по обыкновению, наверное, она не одна встала в такую рань.
  Спустив обе ноги с кровати, девушка надела теплые розовые тапочки, подаренные бабушкой на Рождество. Сладко зевнув и накинув на плечи шаль, пошла, искать источник холода. Мимоходом заглянув в зеркало, и слегка ужаснувшись своей страшной физиономии она прошла в коридор.
  Ее квартира представляла подряд архитектурного дебилизма двадцатого века, когда для того чтобы пройти в ванную, нужно пройти через зал и кухню, потом, попасть, в коридор из которого дверь вела в ванную комнату. Девушка проделала чуть меньше всего этого пути, так как ей нужно было попасть в коридор; она подозревала, что вчера не закрыла дверь на замок, и сейчас она раскрыта на распашку. Все так и было. Дверь была раскрыта, и с лестничной площадки тянуло холодом. Странно, но у нее не возникло даже мысли о том, что к ней могли зайти воры. Да, конечно, кому будет интересно грабить студентку первого курса, которая работает в книжном магазине на пол ставки.
  В магазин она попала по чистой случайности. Как-то забежала за очередным ужастиком в книжный на углу. Магазинчик находился на пресечении одного из больших проспектов и маленького переулка, который петлял через весь город под одним и тем же названием, что для нашей местности довольно необычно. Он занимал часть старой конфетной фабрики, пустовавшей уже много лет, и состоял из множества маленьких комнаток, которые хозяин решил отвести под разные жанры книг. Наверх вела винтовая лестница оставшаяся от прежнего интерьера, она то и была главной достопримечательностью магазина. Кованные ее части переплетались замысловатыми цветами, составляя сказочную картину ступенек и перил начала девятнадцатого века. Обстановка была под стать лестнице: дерево и кованые канделябры с настоящими свечами, зажигавшимися каждый вечер и конечно же книги. Там было все: пыльные фолианты научной литературы, маленькие томики однодневки женских романов, собрания фэнтази книг и непревзойденные книги ужасов, начиная от Кинга и заканчивая нашими писателями.
  Попала Стелла туда в один удачный момент, который выпадает очень редко. В момент ее прихода увольняли одну из прежних продавщиц, на ее счастье старая продавщица заведовала отделом ужасов, который девушка прочла от корки до корки и имела приличное представление о каждом из авторов. Раздосадованный хозяин как-то странно посмотрел на Стеллу, потом вдруг припомнил, что она одна из частых посетительниц и предложил ей поработать у него.
  Коллектив состоял из пяти девушек примерно одного возраста. Стеллу сразу же приняли, как родную и она стала работать. Неплохое начинание для шестнадцатилетней девушке, которая приехала из совершенно другой страны.
  Закрыв дверь на все засовы и цепочки, на всякий случай, она пошла, пить кофе.
   У нее была идея фикс пить кофе по утрам. Не чай, не какао, а кофе. Естественно, со сливками и тремя ложками сахара, как привыкла с детства. Ее подруга всегда говорила, что на таком рационе Стелла растолстеет как бегемот, и она - подруга не собирается приводить Стеллу в порядок. В принципе, она бы и не попросила. Конечно, Стелла была далека от идеала 90-60-90, но, по крайней мере, она не похожа на стандартных вешалок у которых ноги как палки и видно каждое ребро. С ее ростом 164, она чувствовала себя довольно сносно, веся 50 килограмм.
  Кофеварка - ее гордость уже закипала, когда Стелла увидела на столе записку написанную от руки готическим шрифтом. Там было только одно слово.
  Поверь
  
  В Глостонбери не слышен больше звон.
  Уж много лет разрушен древний храм,
  Лишь в темноте раздался тяжкий стон
  Деревьев сумрачных укутанных в туман.
  
  История случилась в старые лихие времена,
  Когда служили людям магия и волшебство,
  Когда Великая Британия при короле цвела,
  И в мире юном процветали радость и добро.
  
  Примерно, около шести или семи веков назад
  Благословен на подвиги счастливою звездой,
  Так древние легенды и истоки людям говорят,
  Родился миру, Артур - истинный король.
  
  Вдали от Камелота - царственной столицы
  В глуши лесов Ирландии история росла,
  Сейчас в Британии о ней узнали единицы,
  Те, сердце чье по детски верит в чудеса.
  
  ...Во мраке просыпаясь, звуки шлю
  Тому, кого не знаю и люблю,
  Кого люблю, за то, что не познаю.
  Ты слышишь?...Мы живём на сквозняке.
   Рука во тьме спешит к другой руке,
  И между нами нить горит сквозная.
  Ты чувствуешь?...Душа летит к душе.
  Как близко Ты, но мгла настороже.
  Закрытых окон нет, глаза закрыты.
   Во мраке просыпаясь звуки шлю
  Тому,кого не знаю и люблю,
  И верю, и ищу, как знак забытый
  Вот уже целый год я наблюдаю за тем, как мои друзья по одному уходят от меня. Нет, они, конечно же, живы, просто их нет со мной рядом. Раньше нас было семеро, трое девушек и четверо парней. Мы познакомились в двенадцатилетнем возрасте, и на протяжении почти шести лет постоянно были вместе. Вместе делили славу и позор, богатство и бедность, взлеты и падения, но когда-нибудь все заканчивается... Боюсь, что это время настало чуть больше года назад.
  Спустя много лет, я вспоминаю нашу встречу, и все что казалось тогда невозможно глупым, сейчас кажется веселым и прекрасным. Конечно, когда мы дети, мы стараемся выглядеть старше и солиднее, а, когда вырастаем, совершаем детские глупости... Такой странный закон.
  Семь лет назад я поехала отдыхать в Шапки вместе со своей милой бабушкой, которая на протяжении многих лет следила за моим здоровьем и регулярно вывозила то в Кисловодск, то в Серные Минеральные Воды, чтобы внучка наконец-то стала похожа на человека. Все это мне ужасно не нравилось, так как от такого отдыха я покрывалась огромным количеством веснушек, которые до сих пор премило красуются на моем носу и плечах. Именно в то лето я купила себе огромные очки на пол лица, пять банок крема от загара, перекрасила басмой волосы в интенсивно черный цвет. К середине лета я была черноволосой, бледной и веснушчатой девчонкой с курносым носом и непонятного цвета глазами. Постоянно ходила в брюках, одевала водолазки и носила отвратительные очки, что безумно мне нравилось и делало меня похожей на смесь старика Хотыбыча в своей шляпе - канапе и агента 007. Бабушка, слава богу, привыкла к моим причудам и не особенно меня доставала на этой почве, зато в округе было полным полно шастающей детворы, которая доставала меня своими издевательствами. Я была очень гордой и правильной, в связи с чем частенько была морды личности всяким уродам, да и мне доставалось изрядно, так что очки на пол лица защищали не только от веснушек, но и от расспросов по поводу фингалов.
  Тогда к нам приехали брат с сестрой - очень милые московские ребята. У нас срочно нашлись общие интересы (битье морд окрестной детворы) У девочки был превосходный голос, братец умел играть на гитаре, а я так, слегка им подвывала в такт, да и что я тогда могла сыграть им на моей долбаной скрипке. Вскоре в нашей компании появились двое ребят из Питера, которые пришлись мне по духу тем, что доставляли всем окружающим, естественно, взрослым, множество проблем. Так вот появилась наша жуткая шайка, нагоняющая страх на окрестности.
  Вернулись в Питер мы все вместе, кто-то из нас вернулся домой, кто-то переехал. Этой же осенью мы поступили в один класс. Там же мы встретили остаток нашей банды, в виде девчонки и пацана, которые великолепно вписались в наш коллектив.
  Прошло много лет, кои мы провели в творческих поисках. Как-то даже пытались создать свою рок группу, правда, на наше счастье (теперь я так думаю), родители быстренько об этом вызнали и сильно понаддали по нашей творческой натуре. Самый запоминающийся момент в нашей дружбе случился по окончанию мной музыкалки. Дело было на масленицу, и мы под торжественные крики "Ура!" спалили мою скрипку и выкинули пепел в Ниву. Сейчас мне ужасно стыдно об этом вспоминать, тогда все было проще...
  Вместе поступили в универ, правда, на разные факультеты. Только Лара согласилась разделить мою участь и пошла вместе со мной, остальные разбрелись кто куда. Нам все так же было хорошо ... временно. Потом они стали уходить.
  Со временем до меня дошло, что во всем виновата я... Было уже поздно сознаваться в этом другим. Нас осталось трое - я и те брат с сестрой Лариса и Саша. Как говорится: "последние из Могикан"...
  И почему же вспоминаешь такое, когда напьешься? А теперь мне снятся: снег, скрипка и отблески костра, пляшущие по нашим лицам...
  Я встретила ее в кафешке Николсона в Эдинбурге. Ныне очень знаменитое место, в связи с тем, что Джоан Роулинг писала там, когда-то, Гарри Поттера. Она сидела в уголке, рассматривая узоры на своей чашечке кофе. Я присела напротив, решила присмотрется...
  Довольно давно, я наблюдала за ней, смотрела, как она каждый день прогуливается по Принцесс стрит, просто так, без особого дела. Как то раз я услышала, как она разговаривает на русском по сотовому. Помню отрывочные фразы, кажется говорила с братом. Так как делать мне было не чего, я решила последить за ней.
  Вот и сейчас она сидела в кафе,худенькая, с большими темно-карими глазами миндалевидной формы и вьющимися темно-русыми волосами до плечь. Тонкий маленький нос с чуть заметной римской горбинкой, и губы средней формы. У нее было кукольное личико, как будто бы из фарфора и темные круги под глазами казались обведенными черной краской.Одета девушка была довольно легко для марта месяца, и самое удивительное - у нее не было зонтика, повседневная вещь для всех в Эдинбурге. Девушка показалась мне рано повзрослевшим подростком, самое большее я могла дать ей 16 лет. Она достала из сумочки тоненькую книжечку в мягкой обложке, я подумала, что это обычный женский роман. Затем она достала блокнотик с надписью, которая мне врезалась в память "All I have is my soul". Трогательная сценка: нетронутая чашечка кофе, блокнот из серого бархата, овальные очки в раскрытом футляре,тонкие пальцы выводят буквы перьевой ручкой (она писала левой рукой), а праваю рука следит за строкой в книге.
  Я поднялась и направлась к ее столику. Когда моя тень закрыла ей свет, она подняла глаза. Я улыбнулась и поздаровалась с ней по русски. Девушка улыбнулась одними губами и предложила мне присесть. Некоторое время мы сидели молча, она первая нарушила молчание:
  - Вы уже давно в Эдинбурге?
  Я не сразу среагировала на вопрос, засмотревшись на ее книгу, надпись гласила "Le petit prince".
  Я хорошо помнила эту книгу с детства. Помню как плакала, когда читала прощальную сценку."У тебя будут звезды, которые умеют смеяться." - и я смеялась глядя на звезды, тысячи раз, смеялась в этом пансионе, куда меня упихнула родная мать. И вспоминала одного человека, который был так похож на маленького принца, только для него я была маленькой принцессой. Так я и поверила в сказку, и верю в нее по сей день.
  А эта девушка, такая далекая от других людей. Замкнутая в своем мире. И ей ничего не принадлежало, только душа была все еще ее. Ее звали Долорес, а в детстве ее называли Лолитой. Может быть, это и повлияло на ее жизнь...
  Завести дневник было лучшим выходом для меня. То, что таится в уголках моего сердца: мечты, тайны, философские размышления, будет выплескиваться на электронную бумагу электронным пером.
  Не то чтобы моя жизнь была особенно необычной и привлекательной, но я не могу назвать ее скучной. Чего-чего, а вот скучать мне не дадут.
  Три месяца назад я попала в круговорот интересных событий, которые все еще продолжаются, и в данный момент находятся на пике активности.
  Не знаю, как назвать сие явление, карой или судьбой, но я замешалась во всю эту историю против своей воли.
  Ровно три месяца назад на пороге одного из питерских клубов появился красавчик-парень. В то время я была еще зеленой и сопливой, и многочисленные приятельницы рассказывали мне об этом замечательном молодом человеке...
   Тогда, как, в прочем, и сейчас, я была погружена с головой в учебу, пыталась построить карьеру и начать свой взлет к известности. Все эти мимолетные романчики, школьные поцелуйчики в щечку, регулярные пробежки по магазинам и марафонские дистанции до фитнес клубов отошли на последний план. Я была единственной законченной феминисткой на нашем курсе, что мне совершенно не мешало.
  Всю жизнь считала себя ужасной уродиной, хотя, как оказалось в последствии, таковой не являлась. На этой почве у меня в голове возникло множество комплексов и предрассудков, что и подтолкнуло меня к выбору профессии "архивной крысы" или "книжного червя". Что, естественно, и подразумевает под собой История. Моя нелюбовь к общению с людьми, почему-то не отталкивало многочисленных приятельниц, которые не переставали делать попытки по выводу меня на свет Божий, точнее в свет звезд, луны и люминесцентных ламп, рекламной иллюминации и огней больших клубов.
  Как бы я не хотела, но вскоре, прославилась очередным скандалом с очередной профессоршей. Меня стали узнавать по черно-серой одежде и неизменным сумкам и рюкзакам Daniel-Ray.
  Так вот, влезла во все это я три месяца назад 19 января...
  Он появился на пороге клуба... Тогда я и не думала, что он станет рутиной, из которой я не выйду сухой.
  Красивый, даже слишком красивый для обычного парня, излучающий сексуальность на радиус километра вокруг себя. Великолепная фигура, безукоризненный стиль одежды, умный, галантный, романтичный, прекрасный собеседник, обходительный, влюбляющий в себя представителей всех возрастов и полов...
  Бархатный голос и глаза...
  Карие, но очень глубокие и притягивающие, сразу вспоминается старая британская сказка про ирландские глаза.
  Назовем мою сказку так же.
  Ирландские глаза
  Главные действующие герои:
  Александр - рутина или обладатель ирландских глаз
  Лили - я или главный помощник во всех женских и не очень вопросах.
  Марго - жертва Љ1. Роскошная блондинка, судя по всему, со вставной челюстью и грудью четвертого размера, ногами от ушей и свистом ветра в голове.
  Лиза - жертва Љ2. Жгучая брюнетка мелким бесом, со смехом разрывающим барабанные перепонки, задницей heaute J Lo, и татуировкой ниже талии.
  Клавдия - жертва Љ3. Миловидная девочка с милыми веснушками на носу, рыжими волосами, карие зелеными глазами огромных размеров, врожденным историко-поэтическим талантом, пристрастиями к Бальмонту.
  Влад - жертва Љ4. Обладатель нетрадиционной ориентации.
  Массовка - представители "Золотой молодежи"
  Вы когда-нибудь смотрели на звезды? Я знаю, все люди поднимали головы к небесам... Зачем они это делали? От неизбежности или от счастья, когда свет звезд, особенно ярок и прекрасен.
  А Вы смотрели на звезды в детстве? Или Ваше детство прошло без оглядки на такие мелочи? Увы, мой друг, Вы не были ребенком. А я была...
  Зеленый холм, ведущий вниз к реке, скамеечка на вершине и куст душистой сирени, склоняющей ветви к Вам в лицо: мой маленький мир, мир моего детства.
  Как прекрасно было смотреть на весенние звезды, сквозь прикрытие сиреневых цветов - маленький кусочек земли, за который надо держаться, чтобы не упасть в бездонную черноту звездного неба. Они так манили, кружили голову своей недосягаемостью, вглядывались в душу своими ясными глазами, а потом снились всю ночь...
  Сейчас вы мне светите сквозь оконное стекло, такие тусклые в свете уличных фонарей и еще более далекие, чем прежде.
  Каждый раз от заката до рассвета человек проживает жизнь, особенную, неповторимую при свете дня. Для меня момент ухода солнца - ритуал, повторяющийся неизменно изо дня в день, потому что так надо. Закат, напоенный алыми красками, для меня прекраснее голубого неба, я знаю, что в такие моменты живут по настоящему, живут и жизнь великолепна. Свет, неизбежно накладывает на человека рамки, запирает в клетку собственного тела, а сумерки разрывают оковы. Я живу от заката до рассвета, мне легче жить так, легче думать... Пусть, все они думают, что это неправильно, в моем мире нет правил, есть только моя душа, которая следит за моими мыслями и поступками. Я всегда буду любить алые цвета заката, потому что знаю, завтра придет, и оно будет лучше, чем вчера. Тем не менее, я никогда не полюблю ночь, мое сердце отдано сумеркам, и только там оно счастливо. Всего пару часов, несколько сотен минут каждый день длится моя жизнь, настоящая и только моя. Я никогда не разделю ее с другими, они не способны понять и увидеть настоящую красоту, они глупы... А я хочу быть таким, даже если они считают меня глупой. Я хочу быть дерзким, веселым и бессердечным существом! Я хочу быть ребенком! Мне так мало жилось в образе ребенка, я стал взрослым слишком рано, но у таких, как я сердце и душа ребенка. Ведь только мы можем видеть в облаках лошадей, загадывать желание на падающую звезду, верить в чудеса и знать: у каждой сказки хороший конец, только его забыли дописать. Мы всегда будем стараться не наступать на полоски между квадратами тротуара и отсчитывать тринадцатую ступеньку на лестнице. Только мы любим душой, а не сердцем, только мы никогда не прощаем, прощая душой. Все равно, мы будем учиться на своих ошибках, даже если знаем, о совершенных другими промахах, просто мы верим только себе, себе и всему миру, всему, что улыбается и протягивает руку. Поэтому мы глубоко несчастны, но каждый взлет и каждое падение для нас чудо Господне, ведь мы все еще живы назло многим. И у каждого из нас свой мир, своя мечта, ведь мы знаем о существовании места, где мечты становятся реальностью. Вера умрет вместе с нами, а так, как наши души бессмертны, она не умрет никогда!"
  Он мило улыбнулся, заправив прядку волос за ухо.
  "Наверное, вы считаете меня полным идиотом... Это ваше право, но согласитесь, вы должны были привыкнуть к этому. Смею заметить, что тип людей, который вы ищите, часто страдает психическим расстройством. Скорее всего, вам и нужны такие"
  "Только прошу вас не драматизируйте мою жизнь! Она вполне хороша, потому что полна неожиданностей, а это лучше, чем скука"
  "Вы спрашиваете, кем бы я хотел быть...хм, я хотел бы быть Мцыри. Жизнь коротка, зато, я смогу признать, что любил... Того, кого я люблю, не существует в природе, она придумана мною, как идеал, идол, божество. Зато, мне не надо делить ее с другими. Она - моя Галатея. Быть может, когда-нибудь, она будет сидеть напротив меня, так же как и вы и задавать мне дурацкие вопросы "
  "Пожалуйста не говорите, что я не счастлив! Я счастлив, пока у меня есть я.
  Каким он был? Он был похож на глоток свежего воздуха, после душного смрада сырого подземелья. Меня вернули к жизни, вернули на белую полосу, но я, ведь, чувствую, что-то недоброе. Бедная глупышка, тебя ведь так просто обмануть. Ты сама постоянно обманываешь себя. Живешь иллюзией мечты, как бабочка-капустница - один день, только один день... Страшно ждать нового... А, вдруг, это был сон? Завтра я проснусь у себя дома, одна среди собранных чемоданов, разбросанной одежды, с ненавистью ко всему миру, как я и просыпалась каждый день.
  В детстве мне часто снились сказочные сны, после которых я весь день летала в облаках, сейчас то же ощущение, только осязаемое. Я все еще чувствую его, чувствую запах его одеколона, чувствую прикосновения легкие, как лепестки роз, чувствую его приближение, как приближение грозы, которой боишься и которой ждешь после жаркого летнего дня.
  После завтра понедельник и мне придется посмотреть в глаза многим людям. Лиза, прости меня, ты сама когда-то говорила, о том, что пути Господне неисповедимы. Откуда я могла знать, что все так затянется; узелки переплелись, зернышки были перемолоны в одну муку, Черный мельник перемолол наши судьбы в одну, видно, только, одно зерно оказалось гнилым и от этого испортились наши судьбы. Теперь мы уже не узнаем, кто был виноват. Очевидное станет невероятным...
  Мне уже все равно... Боль тупая, как не наточенный нож.
  
  Стена дождя разрезает мою жизнь на две половины. Одна - уже давно запуталась во всех кругах ада, другая - все еще вглядывается в меня из-за туч тоненьким лучиком солнечного света. Остается надежда. Остается любовь и преданность, остается то, ради чего мне готовы простить все грехи.
  Ради тебя, меня причислят к лику святых, ведь ты - мой ангел, ты пришел простить мою грешную душу, ты пришел спасти меня от костров преисподни. А я готов забыть свою прежнюю жизнь, если ты сможешь вытащить меня, из этой бездны. Я хочу еще хоть раз увидеть солнце, море, услышать шум летнего дождя и шорох осыпающихся листьев.
  Мой ангел, ты соткан из мечты, но ты не можешь понять мою душу, потому что ты сам никогда не мечтал. Ты был порабощен несоизмеримой свободой, которая тянула твои крылья в небо, но ты не смотрел на землю. Ты не боялся упасть.
  Когда-то много лет назад, я тоже взлетал слишком высоко, не представляя, что можно упасть намного ниже того места, откуда ты поднялся ввысь
  Сон не придет в это измученное тело. Мир не придет в эту одинокую душу. Есть вещи, которые будут жить вне тебя. Но я хочу, чтобы ты знала, я нуждаюсь в тебе прямо сейчас. Я буду украдкой целовать ее сон двигающейся тенью. Потому что я всегда буду скучать по ней, куда бы она ни пошла. Я всегда буду нуждаться в ней больше, чем она во мне. Мне нужен кто-то кто будет всегда в моей душе, но иногда так трудно его найти. И я сделаю все, чтобы она была здесь сегодня ночью. И я скажу все, чтобы она чувствовала себя хорошо. И я буду везде, чтобы она была здесь сегодня ночью. Потому что я хочу, чтобы ты была со мной. Она придет ко мне как ангел вне времени. И я буду играть святого, стоя перед ней на коленях. Есть несколько вещей без которых я могу жить, но я хочу чтобы ты знала, я надеюсь, что ты разделишь мою страсть к тебе.
  
  Зато, на острове зеленых пастбищ и лугов,
  Любой турист, прохожий, маг иль чародей,
  В историю мою, поверить с радостью готов,
  Он видит волшебство в глазах его людей.
  
  Давным-давно в лесах там жили три сестры
  Богини юные, хранительницы сладких снов,
  Наш мир с тех пор, не разу не увидит красоты,
  Настолько светлой, как сама любовь.
  
  Старшая из них прекрасная красавица-сестра,
  Дарила сны всем старым людям на земле,
  Она зимою лютой строго управлять могла,
  И сделала ее природа в точности под стать себе.
  
  Серебряные прядки в длинных светлых волосах
  Сверкают в солнечных лучах, как иней на стекле
  И колкие снежинки в серых, словно лед глазах,
  Не тают от тепла и света, даже по весне.
  
  А средняя сестра, как ясный летний, теплый день,
  С глазами темными, как небо на закате всех времен,
  А в рыже-красных волосах играет солнца тень,
  И каждый теплый луч был в эту красоту влюблен.
  
  Она дарила радостные сны всем женщинам на свете,
  Чтоб те смогли уснуть от тягостных забот и дел.
  Она учила реки течь быстрей и крепче веять ветер,
  Чтоб он сильнее мельницы крутить сумел.
  
  А младшая...была она божественно мила и весела,
  Играть всегда любила с малыми детьми,
  Поэтому и насылать ведения ночные им могла,
  Чтоб поскорее малышам по больше подрасти.
  
  Ее глаза, как изумрудные ирландские луга,
  Тонули в зелени, как в море из травы и мхов,
  Пружинки-кудри, словно перышко из ворона крыла,
  А кожа отливала позолотой всех цветов.
  
  Цветы Зла
  Как жаль, что в нашем прогрессивном веке осталось слишком мало места для старины, мистики и романтики. Тем не менее, в некоторых уголках нашей планеты до сих пор живы древние языческие легенды и пророчества. Старые боги на новых улицах. Старые мифы в новом понимании. Новое зло в местах, где до сих пор не забыто старое. Сад, где цветут Цветы Зла, открыт для всех желающих, от заката до рассвета. Что может быть интереснее!
  Проснулась я от наглого телефонного звонка. Остатки странного сна растерялись по дороге к этому чуду техники, которое часто будоражит вашу жизнь. Он все еще звонил, а я все еще надеялась на то, что он заткнется. Телефон выиграл. Мой голос тихо прохрипел "Чего надо?", и из трубки послышались ругательства, что еще можно ожидать от лучшей подруги... "Я думала, ты уже померла! Нельзя же так людей пугать! Я тебе звонила уже три раза!" - на что я ответила короткое "Угу"
  - Какое "угу"? - заорали в ответ. - Дверь открой!
  Последняя фраза донеслась из-за двери. Я щелкнула засовом, и дверь яростно распахнули с другой стороны.
  Маська, чудо природы во всех отношениях, стояла на пороге с сотовом в руке, которым она яростно размахивала у меня перед носом.
  Маська или Мария - моя единственная и лучшая подруга со странным, немного причудливым характером и такой же внешностью. Розово-черными волосами, дыбом торчащими во все стороны и темными глазами размером со светофор, смуглой кожей и пирсингом в носу, губе, пупке и еще черт знает где. Как бы сказала моя бабушка "представитель среднестатистической молодежи с мозгами набекрень". Хотя, мозги были у нее на месте, даже очень. Она является представителем среднестатистического вундеркинда без очков. Внешность, в ее случае, обманчива, правда, ее манера поведения, разговорная речь и увлечение тяжелым роком, производит обратное впечатление.
  - Ну, наконец-то! - выдохнула она. - Сколько можно спать? У тебя часы остановились?
  Я тут же вспомнила свой сон и разбитые часы. А, может, это был не сон? Лунатизмом никогда не страдала, да и к разряду помешанных не отношусь.
  - Пойдем проверим? - предложила я, направляясь в сторону спальни. Маська, проводив меня странным взглядом, осталась в коридоре снимать свои каблуки.
   В спальне царил все тот же бардак. По началу, часы были не найдены, после чего, я решила заглянуть туда, где чаще всего прячутся потерянные вещи - под кровать.
  Будильник преспокойно валялся в самом пыльном и дальнем углу. Я прислушалась, обычно тиканье было слышно в другой комнате, теперь же они молчали.
  Выудив их из-под кровати так, чтобы самой при этом, остаться, относительно, не запыленной, я взглянула в его наглую моську. Стрелки, как ни в чем не бывало, шли туда куда нужно, но не тикали. Стекло лопнуло и потрескалось. Они показывали без пятнадцати одиннадцать.
  - С добрым утром, Стеллочка! - послышалось веселое приветствие. Маська смотрела на меня сверху вниз с неприкрытым любопытством.
  - Чего ты их обняла как родных? Пошли пить кофе, я сливки купила. - Она задорно улыбнулась и покрутила пальцем у виска.
  Мне вдруг очень захотелось сказать, что кофе я уже пила, но потом вспомнила, что это был сон, тем более, мне так и не удалось его выпить.
  На кухне уже во всю хозяйничали. Я тихонько присела на уголок стула и уставилась на стол, пытаясь вспомнить, в каком месте лежала записка в моем сне.
  Я очнулась, когда перед моим носом поставили чашку дымящегося кофе и тарелку с пирожными.
  - Ну, рассказывай! - подтолкнула тарелку ко мне поближе Маська.
  Ее наглое личико, освещенное издевательской улыбкой, оказалось напротив меня.
  - Чего тебе надо? - удивленно спросила я.
  - Понятно чего, рассказывай, что тебе приснилось! - подмигнула подруга.
  Я фыркнула в чашку и принялась расписывать свои похождения.
  Маська с любопытством слушала историю, почти не высказываясь по этому поводу. Только под конец назвала меня чокнутой и постучала по лбу.
  - Я знала, что ты такое скажешь! - обиделась я. - Ты сама попросила рассказать. Учти это.
  - Да, нет! Я просто удивлена тому обстоятельству, что из ванны не выпрыгнул Фреди Крюгер или еще какая-нибудь нечисть, - улыбнулась она, - С твоими пристрастиями к ужасам и прочей мути, это почти неправдоподобно.
  Я даже не обиделась на эту тираду; были за мной такие грешки.
  - А что, если это знак? - пришло мне в голову.
  - К чему? К тому, что с этого дня жизнь изменится и ты должна будишь поверить? - усмехнулась Маська.
  Я пожала плечами.
  - Надеюсь, тебе не надо будет по голливудски спасать мир, я бы тебе такое не доверила, - она подмигнула мне своим большим карим глазом.
  
  Мифы народов мира, издательство "Советская энциклопедия" 1982г
  Эльфы
  (нем. elbe, англ. elf, elves, шведск. elf, elvar), в низшей мифологии германских народов духи. Представление об эльфах восходят к германо-скандинавским альвам, подобно им эльфы иногда делятся на светлых и темных. Светлые эльфы в средневековой демонологии - духи воздуха, атмосферы, красивые маленькие человечки ( ростом с дюйм - ср. андерсовскую Дюймовочку), в шапочках из цветков. Могут обитать в деревьях, которые в таком случае нельзя рубить. Любят водить хороводы при лунном свете; их музыка зачаровывает слушателей, заставляет танцевать даже неживую природу; музыкант не может прервать мелодию эльфов, пока ему не сломают скрипку. Занятия светлых эльфов - прядение и ткачество, их нитки летающая паутина.
  В ряде поверий эльфы имеют своих королей, ведут войны и т.п. Темные эльфы похожи на гномов - подземные кузнецы, хранящие в горах сокровища. Иногда в средневековой демонологии эльфами называли всех низших духов природных стихий: саламандр (духов огня), сильфов (духов воздуха), ундин (духов воды), гномов (духов земли).
  Феи
  В низшей мифологии народов Западной Европы сверхъестественные существа, волшебницы, обитающие в лесах, источниках и т.п. Как правило, имеют вид красивых женщин, иногда с крыльями, способны к оборотничеству. Проводят время в веселье и танцах.
  МОЛИТВА ЯЗЫЧНИКА
  
  Влей мне в мертвую грудь исступленье;
  Не гаси этот пламень в груди,
  Страсть, сердец ненасытных томленье!
  Diva! supplicem ехаudi!
  
  О повсюду витающий дух,
  Пламень, в недрах души затаенный!
  К медным гимнам души исступленной
  Преклони свой божественный слух!
  
  В этом сердце, что чуждо измены,
  Будь царицей единственной, Страсть -
  Плоть и бархат под маской сирены;
  Как к вину, дай мне жадно припасть
  К тайной влаге густых сновидений,
  Жаждать трепета гибких видений!
  Мы знаем порядок, идущий по миру,
  Мы приняли жизнь такой, как должна
  Лететь она рядом с тобою. И мимо
  Она не пройдет ни за что, никогда.
  
  Не бойся и не страшись своего пути.
  Мы вольны как птицы и выбор имеем:
  Цвести или сохнуть, стоять, иль идти.
  Есть дверь, но не видно, что будет за нею.
  
  Давай приоткроем хоть створку одну,
  Посмотрим сквозь скважину времени.
  Не хочешь зайти? Стоишь? Я пойду
  Сквозь век без отчаянья и бремени.
  
  Насколько круты повороты моей судьбы? Быть может, поворотов совсем нет, а есть лишь сплошная прямая дорога, широкая, темная и пустынная? Что ждет меня впереди: смерть за ближайшим поворотом или долгая как зимняя ночь жизнь? Что бы я выбрала? Пулю в висок через два прекрасных года или смерть в одиночестве и маразме, когда тело постарело, а душа живет прошлым? Как поступить? Назначить ли дату собственной смерти в скором времени, прожив некоторое время без страха и оглядки на будущее, а потом точно также закончить ее? Дождаться ли своего срока, поддавшись течению времени?
  Сколько вопросов и не одного ответа... Разве, я спрашиваю слишком много? Мне не нужен смысл жизни, я боюсь одного - ее окончания. Окончания внезапного и бесповоротного, еще сильнее я боюсь умереть старой и одинокой. Хотя, нет, одиночество страшит меня меньше всего, я боюсь неминуемой старости. Я боюсь собственной зависти, с которой я буду смотреть на юных, молодых и красивых людей. Не хочу терять молодость. Молодость тела, молодость души и духа. Почему подобные вопросы начинают мучить людей в самом расцвете духовных и физических сил? Острое напоминание о себе оставляет смерть и старость. Они на каждом шагу, они бросают на тебя взгляды полного сожаления, сожаления о том, что ты еще не скоро попадешь в их черные лапки.
  Надо действовать пока не поздно, но как? Ясно одно, что всеми известными нами способами можно отдалить старость, но не предотвратить ее. Жизнь - это игра, из которой ты не выйдешь живым. Я не хочу выходить из нее!
  Как давно человечество мучает это вопрос. Логично, все вопросы подразумевают под собой ответы. Человечество научилось их задавать, не зная исходного предложения. Как все глупо!
  Надо ли познавать жизнь? И правильно ли мы это делаем? Как искать ответы? С помощью старых заплесневелых книг, за пыльными обложками которых, таится тайна физического и духовного бессмертия? Искать советов у вечных, неведомых и неосязаемых сил? Ждать пока бессмертие выберет тебя и попадет к тебе в руки, как попало когда-то в руки Николаса Флэмэла, в виде книги, на поиски которой была потрачена большая часть жизни, и на расшифровку которой уйдет столько же времени?
  Первый раз за неделю включила телевизор. Что же я там могла увидеть кроме обсуждения войны в Ираке! И на ум пришла одна из новых серий Симпсонов, маленький отрывок: Буш младший - маленький мальчик сидит на полу и играет в куклы. К нему подходит Буш Старший и со словами: "Вот основные методы нашей политики", пинает кукол. В следующем кадре показывают войну, и чья-то рука бьет солдатов сверху. Раздается голос Буша Младшего с теми же словами: "Вот основные методы нашей политики"
  Последние двести - триста лет человечество боролось за демократию, свободу слова и тому подобные вещи. Чего же мы дождались сейчас? Разве можно назвать республикой государство, в котором есть один диктатор, который решает все вопросы за народ. Кто такой господин Буш? Господь Бог, который волен, распоряжаться чужими судьбами.
  Четыре мужчины решили поиграть в войну. Поле игры - целая планета. И страдают от их капризов дети и женщины, которые не имеют права голоса. Солдаты гибнут на поле боя за чужие идеи и семейные традиции. Разве таким мы представляли мир в двадцать первом веке?
  День сменится на ночь, а лето на осень,
  И холод, как птица забьется в стекло.
  Мне нравится осени тихая поступь,
  Когда она листья бросает в окно.
  
  Растает, как дымка пред ранней зарею,
  Все что мы когда-то сберечь обещали.
  Ты помнишь зов чаек и шепот прибоя,
  Когда нам разлуку закаты вещали?
  
  Сбылось предсказанье, а мы ведь смеялись
  Над глупостью нашей поверящей в это.
  Тогда лишь надежда и вера вселялись
  В сердца наши. Ныне там стужа и ветер.
  
  
  Появляется такой момент между 20 и 25 годами, когда хочется забросить все старое в темный чулан и начать жить заново. Хочется исправить ошибки прошлого, дабы будущее казалось не хмурой непроглядной далью, а чем-то твердым, плотным и, самое главное, надежным. Если бы у меня была такая возможность, я бы бросила все и уехала куда-нибудь далеко-далеко, на худой конец, я бы просто влюбилась по уши. Жаль, мне противопоказано и то и другое, так как у меня есть маленькое препятствие и этому, препятствию скоро исполнится пять лет. Скоро исполнится пять лет с того момента, как я приняла на себя тяжкое материнское бремя. Поздно я начала понимать, что ребенок - не кукла...
  Теперь же, это маленькое чудовище заставляет меня жить дальше. Оно заставляет меня просыпаться в 8 утра, идти с ним на прогулку, готовить завтраки, обеды и ужины. Оно заставляет меня не забывать о жизни, потому что его всегда очень много и оно всегда появляется в самых неожиданных местах. Оно заставляет рассказывать ей сказки перед сном, и чтобы каждый раз сказка была новой и придуманной мной. На следующее утро меня садят за компьютер и заставляют записывать все, что я сочинила вчера вечером. Оно заставило сделать ремонт в нашем доме, оно заставило меня покрасить стены в разных комнатах в разные цвета. Причем я расписывала ее детскую картинками из разных сказок. Ей очень понравились Хроники Нарнии, и я потратила неделю, для того, чтобы нарисовать сказочный замок Каир-Паравель на пол стены, потом к нему присоединились единорог, которого я вырисовывала почти месяц, штук двадцать маленьких фей, включая потолок. Когда мы, наконец, закончили ее комнату, она заявила, что моя комната слишком темна, и мы долго и упорно шили зеленые бархатные балдахины на кровать и рисовали на стенах непонятного вида лес. Потом оно заставило делать для него куклы...
  Теперь сказки перешли на ширму кукольного театра. Думаю, после такого привередливого зрителя, все театры мира подерутся, принимая меня на работу. Теперь я начинаю хотеть на работу. На настоящую работу, где я буду вкалывать, и на меня будет орать начальник. Лишь бы не видеть этих надутых губок бантиком, полных слез глаз, и надменного лица. Порой мне становится страшно, когда она, скрестив руки, уходит в другую комнату и часами сидит уставясь в окно, как кукла. Иногда, она совсем перестает слушать меня. Очень хочется отлупить ее, но рука не поднимается, кричать я тоже не могу. Она пугает меня своей детской непосредственностью, но еще больше она пугает меня тем, что с каждым днем, она все больше начинает походить на меня.
  Внешне она очень похожа на меня, только глаза не синие, а голубые, даже не знаю, в кого она такая уродилась, у ее отца глаза зеленые.
  Вчера я спросила, не хочет ли она пойти в этом году в школу. Оно сказало фразу, которая меня поразила больше всего. Она усмехнулась и сказала: "Я тебе надоела? Тех кто надоедает отдают в детский дом?". О школе мы больше не говорим.
  Каждую ночь она выпархивала из окна своей квартиры, как птичка из клетки. Она вылетала в темную, как чернильное пятно пустоту спящего города. Сначала, ведьма взлетала в небо, туда, где под куполом, царил покой и тишина. Лишь звезды заглядывали ей в глаза, ища в них свое отражение. Они были полны серебряного сияния, которое проникало сквозь бездну океана, достигая дна. Если есть дно у бездны, бездны ее глаз.
   Звезды улыбались ей, и тянули бесчисленные лучики к ее телу, охватывая тонкий стан множеством тонких сербристых нитей. Духи вселенной слетались к ней на поклон, и она нагая и прекрасная, стояла в окружении сияния, как фея, как забытая кельтская богиня.
  Затем она падающей звездой мчалась вниз, разбиваясь об скалы на многочисленные осколки. Потом она долго сидела в гавани Дан-Лерэ и смотрела, как корабли качаются на легких волнах. Этим же утром ее можно было встретить в церкви Св. Андрея.
  Привет, мой милый дневничек! Наконец-то ты обрел довольно осязаемую электронно-физическую форму. Все мои мечты, в скором времени, постигает подобная участь. Правда, некоторые из них объявляют о себе слишком рано. Не стоит загадывать на слишком далекое будущее...
  Давай знакомиться? Молчание - знак согласия. Мне, лично, очень приятно! Будем надеяться, и тебе я понравлюсь. Торжественно обещаю не рвать листы, не ставить кляксы и не рисовать на твоих полях глупые рожицы своих соседей, думаю, не стоит тебя пугать такими ошибками природы...
  Хорошо, раз уж мы решили познакомиться, правильно было бы представиться. Как истинный джентльмен, ты уже назвал свое имя. Оно тебе очень подходит, мой милый! Теперь моя очередь. Я расскажу тебе маленькую историю. Обещаю, она будет действительно маленькой. Твои милые ушки даже не успеют устать.
  В одном большом каменном городе разведенных мостов, у одних родителей (которые следовали примеру этих самых мостов) родилась маленькая девочка. Родилась она холодным ноябрьским днем, вернее вечером. На улице моросил мерзопакостный дождик, (он был особой визитной карточкой этого северного города), листья в парке давно уже облетели, и поэтому картина из окна представляла лишь голые усталые деревья, на фоне которых Исаакиевские собор смотрелся мрачным и угрюмым бастионом. И вообще город жил хмуро и вяло, так как все его жители основательно проплесневели и просырели под непроглядными завесами туч, дождя и тумана. Ребенок, родившийся в этот крайне неприглядный день, обещал стать таким же мрачным и сырым. Но судьба, как всегда плетущая свою жизненную паутину, готовила множество сюрпризов новоявленной жительнице Града Петрова.
  Первые перипетии возникли при выборе имени. Мама девочки, чужая столичная красавица со столичными замашками и вкусами, до смерти любившая Булгакова и Мастера с Маргаритою, решила назвать дочь в честь знаменитой ведьмы и не менее знаменитой королевы. Отец девочки, закоренелый и просоленный всеми морями и океанами мира "морской волк", решил назвать ребенка морским именем - Марина. Но так как, он утонул через неделю после рождения дочери, девочка получила имя Маргариты.
  Так и прошло лет шесть ее жизни, правда, имя никак ни клеилось к ребенку, и, смотря не в зеленые, а в синие глаза ребенка, язык не поворачивался окликнуть его по имени. Через шесть лет, когда Маргарита научилась читать и полезла за фотографией отца на секретер, она прочла по слогам надпись: "Моей милой Мариночке на память от вечно любящего отца" . С тех пор ребенок упорно начал присваивать себе другое имя. Теперь, девочку, благодаря ее настырному, характеру стали звать Мариной. А ей по ночам продолжал слышаться удаленный шепот морского прибоя в серебристых струях ноябрьского дождя.
  Ребенку нравились долгие осенние дни. Сухие и теплые, она мечтала о том, что однажды она уедет туда, где осень действительно яркая и солнечная, где в ноябре небо не разрезают потоки воды и где нет этого ужасного запаха несчастных, гниющих в лужах листьев, где можно набрать целый кленовый букет, и он будет сухо шелестеть у тебя в руке. Я мечтала увидеть ноябрь другого цвета, я хотела, чтобы он был не скользким и грязным, а сладким, как янтарный мед.
  Сегодня какой-то особенный день... Я почувствовала это утром сквозь створки открытого окна, запах весны летал по комнате, как молодой ветерок, рожденный на вершинах высоких гор, у подножия которых я родилась. Грохот трамваев и шум на стройке по соседству, синие гиацинты в литровой банке на подоконнике и сиреневые тюли развивающиеся как крылья. Такие ощущения бывают в первый день летних каникул, когда ты просыпаешься рано утром и понимаешь, что впереди у тебя три месяца веселья, а потом ты пойдешь в пятый класс...
  За этот год я первый раз не поехала в университет, я пошла пешком. Я шла по старым улицам и бульварам, и все старое казалось новым, даже пожилые люди казались полными жизни и сил. Толпа, спешащая по своим делам с хмурыми и сосредоточенными лицами, несчастные школьники с тяжеленными портфелями и я с детской улыбкой на губах и блеском в глазах. Даже глупые веснушки на носу придавали мне како-то особенный шарм, который я решила дополнить, два часа назад перекрасясь в рыжий цвет.
  Обратно я возвращалась с батончиком шоколада в руках и томиком стихотворений Бальмонта "Будем как солнце". Я и чувствовала себя, как солнце. Порой мне даже казалось, что я вся сияю, и хотелось затянуть что-то вроде: "Мы веселые медузы зы-зы-зы-зы, мы похожи на арбузы..."
  В плеере пела Эния, а я мечтала о том, как я через два месяца уеду в Дублин НАСОВСЕМ J
  "Прощай немытая Россия!"
  И жизнь, казалось, налаживается, несмотря на то, что денег хватит только на ближайших два месяца и на билет в одну сторону. Зато я чувствовала себя свободной и счастливой. И старая жизнь, где единственным утешением была моя фантазия, которая спасала от чужого взрослого мира, исчезала за горизонтом новых времен.
  Ладно, пойду готовится к сеансу ужасотерапии в виде любимого Дракулы 76-го года.
  Истер Джойс проживала в Сохо возле Иксент Гарден, рядом со старым консервным заводом, и кучей новомодных ночных клубов. Работала Истер официанткой в одном из тех же клубов, пользовавшемся популярностью у богемы Лондона. Ей нравилась такая жизнь не больше, чем нравится грешная земля небесному ангелу, но, так же как и крылатый серафим, она спускалась из подоблачных высот в самую гущу человеческих страстей.
  Иксент Гарден был не лучшим местом на земле: бандитский район с узкими, грязными улочками, и домами похожими на консервные банки. Это был мир наркотиков, татуировок и разврата. Многие светские люди приезжали сюда, чтобы насладится всеми привилегиями этого места, такими легко доступными и не наказуемыми. Двадцатый век изжил себя, оставив после кучу мусора. Иксент Гарден - большая мусорка, куда выбрасывались человеческие жизни одна за другой.
  Как же оказалась в таком страшном месте честная пуританка Истер Джойс, знает только Бог. Просто, одним весенним утром, Истер решила отправится на поиски приключений. Единственно, что обрела девушка в путешествии, было полное отвращение ко всему миру и жгучую ненависть к жизни.
  А когда-то давным давно, наверное, это было в другой жизни, она была молода, невинна и, может быть, даже счастлива. Ее жизнь была размеренна и рассчитана. Только невероятная жажда приключений заставила девушку ступить на протоптанную дорожку. Ее ждала Англия. Ее ждал новый двадцать первый век, где нет места ее старому миру. Бунт рос в душе со страшной силой, страх уступил место любопытству. И было наплевать на проповеди и молитвы, искушение заняло свое место в душе. Бедняжка Истер пропала совсем.
  Время подстроило ее под себя, сделав мозоли на сердце непробиваемой броней. Теперь та прежняя милая девчушка таилась в самом далеком уголке ее души, куда разум почти никогда не забредал. Сказочные берега Ирландии расстаяли в тумане, как волшебный остров Авалон. Обратная дорога была отрезана, да и как она могла вернутся обратно? Истер Джойс переменилась далеко не в лучшую сторону. Восемь лет на чужбине наложили свой отпечаток. Возвращаться уже не хотелось
  Старая, грустная сказка с неизбежно плохим концом. Такая страшная и темная в начале жизни и такая светлая и прекрасная спустя много лет. Сколько веры и надежды на счастливый финал...
  Старая кельтская сказка, прекрасные ирландские глаза, волшебные китайские розы, старая ведьма, похожая на старуху Изергиль, слова на чужом языке, смысл, которых непонятен до конца, солнце заходящие за Флетч стрит, скамейка в парке, без названия, и такая милая родина U2, леприконов, трех ведьм-сестер, Изольды, Саманты Мамбы, West Life, Габриэль Бирн, Duran Duran.
  А в вазочке уже три чайные розы, пусть сказка не продолжается, зато, продолжается жизнь...
  Старая ирландская сказка, которая испоганила мне жизнь.
  Есть на белом свете ангелы, которые бродят по земле в поисках заблудших душ...
  У них ясные, светлые лица и... глаза, в которых тонет само Время. Веками ищут они чистые, незамутненные сердца, ступившие на стезю мрака. Пред их очами проносятся столетия, как один день, их сердца видят тысячи грешных душ, которых надо спасти... и они спасают. Время для них ничего не значит, так же как людские судьбы. Их работа вести душу к свету, а уж, какими путями душа доберется до него, им не ведомо. Такова их работа, такова их доля.
  Ангелы с холодными сердцами, сердцами неземными и нечеловеческими, отрешенными до земной суеты и земных чувств, на то они и ангелы, чтобы наблюдать со стороны.
  
  Все началось семь лет назад тихим, печальным и неизменно романтическим осенним вечером. Было около семи часов, в это время сумерки уже почти полностью укрыли Дублин тяжелым и тусклым дымчатым покрывалом. Слегка выщербленный диск луны плыл в серых облаках, создавая атмосферу известной ирландской сказки про фей и леприконов. Казалось, вот-вот из-за соседнего фонаря выплывет тусклый силуэт баньши, а за ней пробежит косолапый и мохнатый огр. Сидя с ногами на низком подоконнике и имея превосходный вид из окна, можно было часами следить за улицей. В промозглом воздухе носился приторный запах гниющих листьев. Осень пришла сразу, не предупредив людей свой ирландской вежливостью. Да, осень была совсем чужая, ведь она пришла из-за моря, от туда, где нет яркого осеннего неба, где нет теплого осеннего солнца и мягкой шершавой листвы, которая хрустит под ногами, когда ты выходишь в сад.
  Мама ушла к соседке попить чайку с пирогами, отец, как истинный джентльмен, отмечал вечер пятницы с друзьями в пабе за углом, сестра как всегда где-то шаталась с очередным дружком, совсем позабыв свою маленькую сестренку. Большой и мрачный дом навевал холод и грусть. Из темной топки камина на маленькую Серри, уменьшительно от Истер, смотрели темные глазки буравчики нежданно заглянувшего приведения.
  В каждом углу пряталась маленькая и не очень уютная тень. Серри сидела с ногами на подоконнике завернувшись в уютный шотландский плед, попивая горячий чай из большой зеленой кружки. Глаза пробегали вдоль парка Св. Патрика, то и дело, натыкаясь на медленно бредущих под зонтиками пожилых парочек, хотя она ждала лишь своих родных, которые должны были вот-вот вернутся.
  - Твои сказки облегчают жизнь всем кроме тебя.
  - Каждый из нас делает то, что лучше у него получается. Я рассказываю сказки. И я рад, что моя жизнь делает людей хоть на капельку добрее и счастливее.
  - Все получают деньги за свою работу, почему же ты отдаешь бесплатно свой труд?
  - Сказки не продаются. Сказки за деньги - это, лишь, обман.
  - Что же ты получаешь, за свои сказки?
  - Я получаю улыбки, улыбки сердец, а их не купишь за деньги.
  - А тебе не жаль?
  - Сказочники не жалеют своих сказок. Сказка, как цветок, если его держать в темноте, он завянет. Я хочу, чтобы мои сказки жили.
  - Неужели сказки всегда несут добро?
  - Порой, сказка может стать оружием в чужих руках. Каждый сказочник в ответе за свое творение. Не все люди понимают их смысл. И это страшно.
  - Ты когда-нибудь умрешь, а что станет с теми, кто каждый вечер слушает твои росказни, они забудут добро?
  - Люди не живут вечно, но живет память о них. Я бессмертен, пока мои сказки будут передаваться людьми. Я не боюсь забвения. Пока на свете есть добро, больше людей будут тянуться к нему. А сказки это и есть добро.
  -
  
  Я сплю или брежу? А, может быть, все вместе? Померила температуру, выпила анальгина и сердечных капель, напоследок, померила давление. Странно, но физически я здорова. Моральное же мое состояние оставляет желать лучшего. Крыша едет, не спеша тихо шифером шурша...
  Удивительно, но я совсем не расстроилась, мой пофигизм достиг пика своей активности. Тем более, меня обуяла мстительная радость, и я разразилась смехом злодея из мало бюджетного фильма прямо в трубку.
  А все дело в том, что моя "любимая" мать позвонила. Не услышав умопомрачительной новости, я уже начала подозревать о происшествии морового масштаба, раз уж она раскошелилась на междугородний звонок. Я специально записала весь диалог, дабы переслать его моему папе в подарок.
  - Привет, солнышко!
  - У меня слуховые галлюцинации, или это ты?
  - Ну... я надеюсь, что все еще я... А кого ты ожидала услышать?
  - Не знаю... может, Королеву Викторию, но не тебя! На сто процентов!
  - Я не помешала?
  - Какая тебе разница, ты, ведь, все равно не перезвонишь, если помешала - это не в твоем стиле.
  - У тебя парень?
  - Матка Босха, какой может быть парень с такой наследственностью!
  - Ха-ха, как всегда шутишь, не надоело?
  - Мне надоест это только в гробу, но ты меня там не увидишь!
  - Конечно, мать не должна хоронить своего ребенка!
  - Нет, я не про то, ты просто, не придешь на мои похороны.
  - Почему? Неужели, я настолько стерва?
  - И это тоже... Но ты не придешь на мои похороны, потому что, я пойду умирать в пустыню Гоби, а там мое тело растерзают шакалы...
  - В пустыне Гоби водятся шакалы?
  - Не знаю, но кто-нибудь растерзает, не такая уж я и ядовитая...
  - И кости съедят с одеждой?
  - Они будут голодные, а туда я пойду голой...
  - Ух, ты! Какая изобретательность! А почему Гоби?
  - Первая на ум пришла.
  - Сахара больше.
  - Ты позвонила, чтобы учить меня географии?
  - Это не мой конек!
  - Тогда, из-за чего так раскошеливаешься?
  - Разве, я не могу соскучиться?
  - Нет, это было бы феноменом.
  - Да... ты меня с детства ненавидишь...
  - Если я тебя ненавижу, значит, ты это заслужила.
  - Перечисли первые пять причин.
  - Ха, как будто ты их не знаешь?
  - Хочу услышать из твоих уст...
  - Хорошо! Љ1 - мое имя...
  - Имя вполне соответствует тебе...
  - Љ2 - отец...
  - Ну, "эт ты зря. Ты же знаешь, какой он ба...
  - Љ3 - отчим...
  - Хороший чело...
  - Љ4 - католическое вероисповедание.
  - Какая разница?
  - Љ5 - ты всегда мне говорила, что я родилась из-за вашей глупости.
  - А что я должна была тебе говорить, что ты плод нашей любви?
  - Могла бы соврать, когда мне было пять лет...
  - Ты было вполне взрослым и понимающим ребенком...
  - Тебе нельзя быть матерью, это убийственно для ребенка!
  - Ну, насколько я знаю, ты все еще жива.
  - За счет того, что моим воспитанием с пяти лет занимались бабушка и тетки.
  - Так, значит мне нельзя быть матерью, а я как раз на счет этого...
  - Хочешь росить прощения?
  - Нет. Просто, решила тебя известить о прибавлении в нашем семействе.
  - Хочешь сказать, в твоем?
  - Нет, в нашем.
  - Замуж собралась? Передавай мои соболезнования этому несчастному человеку.
  - И это тоже... Я скоро стану матерью...
  - Ты намекаешь на то что ты не моя мать... Подожди, как это?
  - У меня будет ребенок.
  - Тебе 38 лет, какой ребенок - ты старуха!
  - Не такая уж и старуха ;)
  - А я тут причем?
  - Ты же все-таки сестра.
  - И что из этого?
  - Тебе надо знать...
  - Теперь знаю. Всего нехорошего! Не убей ребенка! *дьявольский смех*
  Надо было мне спросить на каком она месяце. Я - дура!
  Странное событие! Не ждала такого от нее. Она добьет этого ребенка. Бедненький!
  Я не хотела бы становиться матерью, только из-за того, что наверняка окажусь похожей на нее.
  Утром проснулась на веранде в том же жутко жестком кресле-качалке. До сих пор болят все места, к тому же, комары проклятущие покусали все руки и почему-то спину. Ух, кровопивцы несчастные! Я всегда была уверена, что эти твари будут жить на земле, даже после ядерного взрыва, и помрут исключительно от голода.
  Как я боюсь всей этой дряни комариков, гусениц, бабочек, а, особенно, пауков. Если не ошибаюсь, у меня Арахнофобия. И совсем не боюсь змей, лягушек и мышей.
  После обеда заехала домой, боюсь, как бы кота моего не угробили. Как зашла, он кинулся ко мне и стал тереться об ноги и такими глазками на меня посмотрел, что пришлось забирать его с собой. Надеюсь, он собак не боится. Пока ехала в набитой электричке он мне все руки обкорябал, надо было купить ему корзину для перевозки. Завтра пойду делать ему прививки и паспорт, не оставлять же его на съедение этим извергам.
  Мой ирландский паспорт будет готов через две недели. Сыграла моя фамилия, хоть в чем-то мне помог отчим, Латвия входит в Евросоюз. Мой родной папочка прознает об этом, откажется от меня. Эх, все не слава Богу. Надеюсь, поймет, что так надо для дела. Теперь по паспорту я Клаудия Райн, по-моему, неплохо. В европейском звучании мое имя не такое уж и уродливое, на душе стало легче.
  Завтра сдавать идеологию древних египтян. Пять лет назад задумывалась, какая у них может быть идеология... Эх, где мои шестнадцать лет! В четверг сдаю арабский. Хорошо, что я довольно долго прожила в Азии, так что мой язык приспособлен к жутким грубым словам с буквой "ы" в начале слова, похожими на неприличные скороговорки. Арабский немного мягче, похож на турецкий.
  Голова болит, кости ломит, а мне зубрить увесистые тетрадки с конспектами. Догадалась же я лекции на диктофон записывать!
  Я благодарна тебе за то, что твой смех на протяжении многих лет звучал в холодных стенах нашего дома. Я благодарна тебе за весну, которая жила в моем сердце при виде твоих веселых глаз. Я благодарна тебе за тепло твоей души, рядом с которой ледяная корочка на моем сердце таяла. Я благодарна тебе за твою бескорыстность, за то, как ты отдавал свою молодость этому темному месту. Я благодарна тебе за яркое солнце в окнах библиотеки, когда ты заходил. Я благодарна тебе за свою жизнь, которая кончается только сейчас и не минутой раньше...
  Я все еще жду тебя. Жду, когда ты войдешь в дом, и как каждая вещь в нем потянется к тебе, озаряя все вокруг себя золотым свечением. Жду твоей улыбки, твоего легкого, как бабочка поцелуя...
  Солнце уходит на запад, призывая мою душу за собой. Оконный проем кажется картинной рамкой, за которой по извилистым вечерним улочкам ты идешь ко мне на последнюю встречу. Только не опоздай, я обязательно тебя дождусь, и каждая минута покажется мне вечностью, неимоверной мукой и болью...
   - Что будет, если когда-нибудь в нашем мире люди станут дикими, как
  звери, а выглядеть будут как люди, и невозможно будет разобрать, кто есть
  кто?
  
  Уф, сегодня у мня в квартире пошел дождик... Поганенький такой, смесь воды, известки и штукатурки. Пятно грязно-желтое, похожее на здоровенную кляксу расплылось на половину кухни и часть холла. Сначало вспомнился небезысвестный писатель Латунский, который, вроде бы не живет надо мной, и неменее небезызвестная Маргарита Николаевна, которая вот-вот должна была начать бить окна. Посидела я под зонтиком на сундуке, подождала, потом пошла наверх к соседям, которых естественно не оказалось дома. Хорошо, что из ЖЕКА, или как там называется это место, прибежали спасать памятник соловецкой старины. Теперь красят потолки, приятно ничего не делать, когда другие работают.
  Из чего состоят наши мечты? Из легкой предрассветной дымки над горизонтом, из сладких сноведений, из шума первого трамвая по утру...
  Чем они пахнут? Может быть, весенне-питерским воздухом, когда аромат сирени смешивается с ароматом цветущих лип, чашкой шоколада...с молоком...
  Можно ли их потрогать? Какие они на ощчупь? Бархат и теплый песок...
  Я хочу увидеть их. Хочу потрогать иллюзию - то чего нет. Но раз наше сознание чувствует, значит это существует.
  Осколки зеркал превращаются в кристальные льдинки
  Сижу на терассе в кресле качалке, смотрю на звезды, которых почти не видно,пью кофе и курю... Ненавижу себя за это!
  Моя первая сигарета за восемь месяцев. Спрашивается: "На кой тебе это надо?" Не знаю... Странно себя чувствую, как в несвоей тарелке. Это длиться пару недель. Раньше было немного легче, таперь у меня начинается нервный тик, особенно по ночам... Кукушка на кухне орет, как оглашенная через каждые пять минут. Со мной, явно, не все в порядке... На нервной почве я начинаю есть...есть в больших количествах шоколадные конфеты. Потолстела на два кило за две недели. Вот сдам сессию и буду есть одни овощи и фрукты. На соленых огурцах я могу прожить месяца два... Без шоколада, в теперешнем состоянии, могу пожить, отсилы, два дня... Без кофе не больше двух часов. Надо приводить себя в норму.
  Когда постарею, надеюсь, до этого дело не дойдет, буду писать мемуары "Три месяца, которые испоганили мне жизнь". Долбанная жизнь, как на качелях, то толкает вверх, то вниз... Скоро дойду до самого дна ... ха, у меня свои пределы, дальше падать некуда... Хочу покоя!
  В такое
  время вздыхаешь, грустишь и сам не знаешь, что с тобой творится. Просто
  места себе не находишь - хандришь, задумываешься о чем-то, и больше всего
  хочется уйти, чтобы никто тебя не видел, забраться на холм, куда-нибудь на
  опушку леса, сидеть там и смотреть вдаль на Миссисипи, которая катит свои
  воды далеко-далеко, на много миль, где леса окутаны словно дымкой и так
  все вокруг торжественно, что кажется, будто все, кого ты любишь, умерли, и
  самому тебе тоже хочется умереть и уйти из этого мира.
  Вы, конечно, знаете, что это такое? Это весенняя лихорадка. Вот как это
  называется. И если уж вы подхватили ее, вам хочется - вы даже сами не
  знаете, чего именно, - но так хочется, что просто сердце щемит. Если
  разобраться, то, пожалуй, больше всего вам хочется уехать, уехать от одних
  и тех же знакомых вам мест, которые вы видите каждый день и которые уже
  осточертели вам; уехать, чтобы увидеть что-нибудь новенькое. Вот что вам
  хочется - уехать и стать путешественником, вас тянет в далекие страны, где
  все так таинственно, удивительно и романтично. Ну а если вы не можете
  сделать это, то вы согласны и на меньшее: уехать туда, куда возможно, - и
  на том спасибо.
  Только сегодня вспомнила, что у меня на носу экзамены...
  Я даже не успела заметить, как пролетел этот год - последний год моей учебы, хотя, говорят, что люди учатся всю жизнь...Надеюсь, эта учеба не будет такой же нудной и утомительной.
  Я так мечтала побыстрее закончить школу, потом универ, скоро стану мечтать об выходе на пенсию.
  Что меня ждет впереди? Другая страна, два года работы не по моему профилю, нудное учение различных вариантов звука "к" и "р", смена дождей на туманы, смена туманов на бесщадно полящее солнце и песок...много песка.
  Начинается новая жизнь, уже тринадцатая по счету. 13 - несчастливое число, только не для меня...я надеюсь.
  Чувствую себя маленьким ребенком, который жаждет открытий и всегда ищет преключений на мягкое место...
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com О.Иванова "Королевская Академия. Элитная семерка"(Любовное фэнтези) Е.Рэеллин "Команда"(Киберпанк) С.Бессараб "Не в добрый час: Книга Беглецов"(Антиутопия) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) О.Британчук "Да здравствует экология!"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) В.Каг "Отбор для принца, или Будни золотой рыбки"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"