Sheila & Kerrigan - перевела Аршанская Вера: другие произведения.

"Беглецы" (Fugitives) - книга 1 - часть 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Всем! Всем! Всем! Всем, кто смотрел "Сансет Бич"! Всем любителям Бена и Мэг! Всем, кто любит Сару и Кейси,Габи и Рикардо, Каммингсов, Ричардсов и Антонио Торреса! То, что вы никогда не увидите на экране - "Новые приключения Бена и Мэг"! Любовные и шпионские истории! Детектив и эротика! Все это в романе - продолжении сериала "Сансет Бич", написанном Sheila & Kerrigan - , а переведенном мной, Аршанской Верой. Оригинал романа на англ. языке находится по адресу: http://sunsetbeachlibrary.com/fugitives/index.htmlНа публикацию есть разрешение авторов.

   "БЕГЛЕЦЫ"
  
  
  Авторы - Sheila & Kerrigan
  
  Переводчик - Вера Аршанская
  
  
   "Первое приключение Бена и Мэг"
  
  
  Книга Первая
  
  Глава 1
  
  
   "День свадьбы"
  
  
  В Сансет Бич стоял замечательный день. Солнце светило очень ярко, синел океан, а ветер был спокойнее, чем в предыдущие месяцы. На горизонте не было ни единого облачка, которое могло бы угрожать такому прекрасному дню. Чайки кричали очень мирно и успокаивающе, и это было в полной гармонии с таким днем. Это был совершенный день для свадьбы. Большая часть жителей этого крошечного приморского городка разоделась и шла на свадьбу Бена Эванса и Мэг Каммингс.
  В последний раз, когда они пытались вступить в этот святой институт брака, на них обрушился целый ад. Бывшая теща Бена, Кармен, появилась в церкви и, направив оружие на гостей, попыталась остановить свадьбу. Она не преуспела, но на церемонии появилась предполагаемо умершая жена Бена, Мария, и это разрушило все. Свадьба внезапно остановилась. Наступил хаос, и он доставил Бену и Мэг много проблем. Но не на этот раз. На этот раз свадьба прошла без помех. Невеста проплакала большую часть церемонии, а потом к ней присоединился и жених. Счастье окружало их подобно теплому одеялу и обволакивало плотным коконом. Мэг решила быть в том же самом платье, что и на их первой свадьбе, а Бен был в том же костюме. Они изменили только место проведения и результат в их второй попытке брака.
  Пляж был превосходным местом для обмена клятвами и, казалось, будто и погода и судьба предоставили им руку помощи на этот раз. Сара, Ванесса и Габи были подружками невесты в своих великолепных платьях, которые они носили и на первой свадьбе Мэг и Бена. Кейси и Майкл выделялись франтоватыми и изящными фигурами в хорошо сшитых костюмах. Бен был великолепен в своем свадебном костюме, который лишь дополнял его красоту. Все выглядели по-настоящему красивыми. Грегори Ричардс, друг Бена и его деловой партнер, по неизвестным причинам отсутствовал на празднестве. Говорили, что его отсутствие было связано с критическими обстоятельствами в его семье, но с Грегори это могло быть и правдой и неправдой. Мария, бывшая жена Бена, несмотря на то, что была явно несчастной от этого союза, не стала устраивать скандалов. Она просидела всю церемонию в каменном молчании.
  Над местом церемонии, на пляже, был натянут тент. Все собрались там и наслаждались восхитительной пищей и самым лучшим шампанским. Мэг и Бен танцевали, влюбленно глядя в глаза друг другу до тех пор, пока не наступило время разрезать свадебный торт и принимать напутствия от гостей. После того как был сделан миллион фотографий, были выпиты ковши шампанского, разрезан торт, сказаны тосты жениху и невесте, пришло время новобрачным уходить.
  Гости выстроились в линию, создав тем самым путь для новобрачных, который вел к их дому, и стали их поздравлять. Когда Бен с Мэг шли по их свадебному пути, Бен на мгновение остановился и повернулся к друзьям.
  "Я хочу поблагодарить всех вас за то, что вы пришли сегодня разделить нашу радость. Я никогда еще не был так счастлив, как сейчас. Мэг - моя жизнь, а вы все теперь часть нашей жизни. Мы не просто поженились, мы соединили также и наших друзей и семьи. Я никогда не был частью такой большой семьи. У меня была семейная жизнь - я думаю, что вы все знаете об этом - но я могу вам честно сказать, что это было совершенно не похоже на то, чтобы быть частью семьи моей замечательной Мэг, которую она так великодушно согласилась разделить со мной сегодня. Мы хотим, чтобы вы знали, что мы всегда будем рады видеть вас в нашем доме, и мы оба", - он улыбнулся своей невесте, - "благодарим вас от всего сердца за всю вашу любовь и доброту". Мэг сжала его руку и посмотрела на своего мужа со слезами на глазах. Она знала, как трудно было Бену показывать его эмоции на людях, но также она знала, что он прочувствовал каждое слово, которое произнес.
  
  Мария смотрела в песок, пока Бен говорил. Они не хотела ни видеть, ни слышать ничего из его слов и задавалась вопросом, почему она все же решила придти. Глубоко в своем сердце она знала, что пришла, потому что не хотела слышать за своей спиной перешептывание, что она еще не смирилась с фактом, что Бен любит Мэг, а не ее. Она пришла, чтобы сохранить лицо. Это была для нее жестокая реальность, которая подтверждала, то, что она потеряла Бена. Но после их возвращения из медового месяца она должна будет жить с ними в одном городе. Сильный голос Бена заставил ее поднять глаза. Он улыбался Мэг и превозносил все ее достоинства, которые были смешны по сравнению с его обещаниями на их романтической свадьбе и заверениями в его бессмертной любви к ней. Она не могла понять, как он может все это говорить Мэг и его друзьям в ее присутствии. Предполагалось, что Бен ее будет любить всегда. Он стоял в церкви и перед Богом и людьми сказал, что будет. Однако здесь он уверял в своей любви другую женщину, а она стояла и беспомощно смотрела на это. Она думала, что сделала его счастливым, но оказалось, что это не так.
  В то время Бен и ее брат Рикардо были почти братьями. За эти 5 лет, которые прошли с тех пор, как она познакомилась с Беном и вышла за него замуж, ее брат потерял друга, а она потеряла мужа в пользу другой женщины. Она отказывалась винить в этом себя, хотя многие говорили, что это ее вина. Она сделала несколько ошибок, но если бы не появилась Мэг, они с Беном справились бы с проблемами. Но она появилась, а они не справились. Бен продолжал говорить, и в его голосе прорывался восторг каждый раз, когда он называл Мэг по имени. Мария почувствовала, что она уже побыла здесь достаточно долго, чтобы сохранить лицо, и что пора уходить. Время, когда она и Бен были связаны друг с другом, прошло. Он выбрал Мэг в родственные души на всю свою оставшуюся часть жизни, и обратного пути не было.
  Покачав головой, она повернулась и ушла. Она клялась про себя не соприкасаться с молодоженами, как бы тяжело это ни было. Быть на расстоянии от Бена было тяжело, но у нее не было выбора. У нее была мысль уехать, но она немедленно наложила на нее вето, потому что не хотела снова оставлять свою семью. Мария шла по пляжу, вспоминая свою жизнь с Беном. Воспоминания заполнили все ее мысли. Ее улыбка могла бы осветить целую комнату, а прикосновение могло зажечь в ее теле пожар. Все, что дал ей Бен, больше ей не принадлежало. Она оборвала себя, желая никогда больше об этом не думать, и к ней пришло холодное чувство, как будто кто-то прошелся по ее сердцу и заполнил его могильной пустотой.
  "И как это Мэг удается получить такую опьяняющую улыбку на лице Бена и это восхищение в его голосе всякий раз, когда он произносит ее имя, хотела бы я знать?" - Она этого не понимала. Однажды, когда-то очень давно, она думала, что она может так сделать, но ничего похожего на это! Это было давно, и то время казалось теперь таким далеким. Она потеряла так много, и было ужасно понять, что это никогда больше не повторится. Она никогда больше не почувствует его объятий, поцелуя его губ, не увидит этого взгляда в его глазах, когда он произносит ее имя, он никогда не поцелует ее и не подойдет к ней, если она плачет. Она пнула туфлей песок, понимая, что Бен никогда больше не возьмет ее за руку, и они не пойдут гулять по пляжу при луне. Все хорошее ушло. У нее больше никогда не будет такой возможности. Никогда. "До свидания, Бен", - сказала она, оглядываясь на толпу. Даже с этого расстояния она могла видеть улыбающееся лицо Бена. "Я люблю тебя", - прошептала она, а потом резко повернулась и пошла прочь.
  
  Мэг прощалась со всеми, а Бен потянул в дом. "Я думаю, это нам намек, что пора уходить", - засмеялся Кейси. Толпа стала расходиться, поскольку счастливая пара вошла в дом и закрыла за собой дверь.
  "Вы только посмотрите на этот беспорядок!" - воскликнула Джоан. "Кто же останется и поможет это убрать?" - спросила она. Хэнк, Майкл и Кейси попытались скрыться, но Сара схватила своего отца и Кейси за руки и привела к Джоан. "Я нашла двух добровольцев", - засмеялась она, а Габи в это время уже вела обратно Майкла. "У меня только один вопрос", - сказал Хэнк. " Как я должен смести весь этот песок?" Все засмеялись над его комментарием и начали утомительную работу по уборке.
  
  В доме Мэг села в кресло, а Бен проверял, хорошо ли заперты все двери и хорошо ли занавешены на ночь портьеры.
  "Бен, ты можешь поверить, что это случилось?" - спросила она.
  "Что ты имеешь в виду? Что мы поженились?"
  "Да, то что мы поженились", - подтвердила она, - "но самое в этом удивительное, что нам ничего не помешало". Мэг засмеялась. "Я задерживала дыхание, боясь, что что-то случится. И", - она посмотрела на него, - "я видела, что ты тоже скрещивал пальцы!".
  "Да, наверное, скрещивал", - засмеялся он, соглашаясь. Он потянулся и взял ее фату, которая лежала на диване. "Мэг, пожалуйста, надень это для меня". Он озорно посмотрел на нее. "Ты такая красивая в ней", - продолжил он превозносить ее красоту. "Мне хочется посмотреть на тебя в ней еще раз". Он посмотрел на нее очень невинным взглядом, который, однако, говорил ей, что для него самой большой радостью будет не увидеть ее еще раз в фате, а что самой восхитительной для него задачей будет снять ее снова.
  Мэг забрала у него фату. Она подхватила его игру, но ему об этом не сказала. Она пошла к зеркалу и надела фату. Мэг подумала о том, что можно бы закрепить ее штырьками, но потом отказалась от этой идеи. Какая разница? Для Бена будет только труднее снимать ее. Она улыбнулась своему отражению, готовая играть в маленькую игру Бена. Мэг повернулась к нему. "Ну как?" - спросила она.
  "Замечательно", - Бен взял ее за руки, притянул к себе, наклонился и стал целовать, медленно и глубоко. "Я люблю тебя, Мэг. Я никого так не любил, как люблю сейчас тебя. Я никогда не смогу выразить, как сильно я тебя люблю".
  "Мистер Эванс, а я никогда не устану слушать, как ты это говоришь. Я тоже тебя люблю". Наградой для нее был глубокий и страстный поцелуй. Когда он выпустил ее, Мэг потянулась, чтобы снять фату.
  "Нет, подожди", - Бен поймал ее руку и остановил. "Позволь мне". Он взял фату за края и осторожно снял, не задевая волосы. Он запустил пальцы в ее волосы у лба и стал мягко массажировать ее голову. Потом он поцеловал ее в губы и стал покрывать поцелуями ее лицо, а потом шею, а затем снова вернулся к губам. Они страстно целовались, но потом остановились и посмотрели друг другу в глаза.
  "Бен...", - начала Мэг, но палец Бена призвал ее к тишине. Он схватил ее на руки, но тут обнаружилась одна трудность, заключавшаяся в том, что на ней все еще было свадебное платье. Мэг засмеялась над его дилеммой, которая не оставила ему выбора,. Он мог либо поставить ее на пол, либо они оба свалились бы на пол в куче белых кружев и тафты.
  "Я на секунду забыл, что ты еще в этом платье", - робко признался он.
  Мэг улыбнулась и поцеловала его в щеку. "Я не очень надолго в нем, м-р Эванс! Разве что ты сможешь вычислить способ пронести меня и 20 ярдов тафты по этой лестнице", - поддразнила она его.
  Бен засмеялся, "У меня есть идея получше", - он подмигнул ей и, притянув к себе, стал расстегивать у нее на спине молнию платья. Мэг стала целовать оголенную кожу на его шее, пока он старался понять, как вытащить ее из платья. Он проделал огромную работу по открыванию всех кнопочек и застежек и целовал каждый дюйм открывающейся кожи. Он подтянул к себе Мэг вместе с платьем, но ему пришлось перестать целовать ее руки, потому что их нужно было вытащить из рукавов. Платье упало на пол, и казалось, что это произошло по его повелению. Мэг вышла из него. Бен поднял платье и, положив его на ближайший диван, вернулся к ней. Мэг потянулась к нему и начала развязывать на нем галстук. Она сняла с его широких плеч пиджак и повесила на стул сзади них. Бен развернул ее и, обняв, начал целовать сзади в шею. Ей очень нравилось, когда он так делал. Его губы всегда посылали через нее волны жидкого огня. Она повернулась, и их губы встретились. Ее руки расстегнули его рубашку, потом стащили ее с его плечей, не волнуясь, что она свалилась на пол неаккуратной кучей. Ее губы спустились по его шее к груди, а затем к его соскам, которые она стала мягко дразнить языком. Она улыбнулась, когда у него перехватило дыхание. А потом почувствовала руки Бена на своей спине, которые очень медленно снимали лямки с ее комбинации. Она остановила его, только когда ее комбинация упала ей на талию и ноги. Бен обнял ее, и они пошли к лестнице. В спальне Мэг украдкой стала целовать его в шею и плечо, пока он не положил ее на постель.
  Бен положил ее на спину и спустил ее ноги, чтобы снять с нее туфли. Он поцеловал ее ногу и кинул одну туфлю через плечо. Она приземлилась где-то в углу, но никого из них это не волновало. Затем он принялся за вторую, и она, тоже последовав за предыдущей, приземлилась в огромном комнатном растении. Он встал, снял себя ремень и бросил его на пол. Мэг с любовью смотрела на него. Она поднялась к нему, чтобы поцеловать, а он сел на постель и наклонился к ней, страстно отвечая ей. Страсти в его груди было достаточно, чтобы заставить каждый мускул в ее теле дрожать от желания. Во время их сумасшедшего поцелуя Бен снял с нее бюстгальтер, оставив ее только в трусиках. Он сел обратно и стал наслаждаться ее красотой, пока Мэг расстегивала его слаксы. Он встал и спихнул брюки. Они упали к его ногам, и он вышел из них. Мэг открыто восхитилась тем, как красив ее обнаженный муж. "Какой он замечательный и красивый мужчина!" - подумала она. "И почему я такая удачливая?" - произнесла она, не сознавая, что говорит вслух.
  "Это я удачливый, миссис Эванс", - ответил Бен, снимая с нее трусики. Она помогла ему, приподняв немного бедра. Он снова поцеловал ее и стал двигаться от шеи к ее грудям, мягко массажируя рукой одну, а вторую дразня языком. Дрожь удовольствия прошла по всему ее телу и только усилилась, когда он взял ее грудь в рот и стал интенсивно сосать. Она положила руки ему на голову, по одной с каждой стороны, и запустила пальцы в его волосы, а он двигался от одной груди к другой, сосал, облизывал и покусывал ее до сумасшествия. Его правая рука переместилась на ее бок и дошла до бедра. Перевернувшись на спину, он посадил ее на себя сверху. Мэг наклонилась, перемещая свою грудь обратно внутрь его рта, и громко вздохнула, когда его горячий рот зажал ее ноющую грудь. Она почувствовала его вставший пенис на своей ноге, и ее возбуждение совершило внезапный гигантский скачок к удовлетворению потребности. Она поцеловала его в грудь и, перемещая губы вверх и вниз, облизала всю поверхность. Ее груди стали твердыми и терлись о его тело, когда она спускалась вниз. Она вытащила его ногу, показывая, что он должен передвинуть ее. Бен передвинул, и его прерывистое дыхание превратилось в отчаянный стон, когда она взяла в руку его твердый как железо пенис и стала ласкать его.
  "Кто твой папочка, кто твой папочка!" - застонал он. "О Боже, Мэг! Ты сведешь меня с ума". Она зубами защемила его пульсирующую мужественность. "Ты мой папочка, ты мой Биг Бен!" - прошептала она, смазывая его необузданную мужественность влажным и страстным поцелуем.
  Мэг взяла в рот его пенис и начала глубокие движения вверх и вниз, а Бен застонал от удовольствия. Его ноги двигались в том же ритме. Когда он почувствовал, что больше не может, то приподнялся, притянул ее к себе и заглянул ей в глаза. А потом положил ее на спину и начать целовать ее живот. Она приподнялась в страстном удовольствии. Он спустился вниз и стал целовать ее бедра, лаская и облизывая их до тех пор, пока не услышал, как она простонала его имя. Она приподнялась и взяла его голову в свои руки, чтобы соединить их губы. Она целовала его страстно, добираясь до самого низа его губы и трогая ее зубами. Он застонал, приподнимая ее бедра, и придвинул ее к себе. Мэг схватила его за плечи и села на него верхом.
  Когда он вошел в нее, она вздохнула, чувствуя себя доверху наполненной - он нашел путь к ее сердцу. Она так и не смогла привыкнуть к этому чувству, которое появлялось всякий раз, когда он был полностью внутри нее. В таком состоянии она могла бы править миром и наслаждаться каждой секундой жизни. Ей хотелось остаться здесь навсегда, и кроме этого больше ей ничего не было нужно в этой жизни. Они мгновение сидели, глядя друг другу в глаза, а когда она дошла до предела, то начала медленно качаться взад и вперед. Бен приподнялся и, притянув ее голову, поцеловал. Потом он взял ее груди в рот и стал помогать ее движениям. Она увеличила темп, и Бен застонал. Она остановилась, поцеловала его в подбородок и обняла. Потом она легла ему на грудь, чувствуя, как будто с ее груди упал камень.
   "Твоя очередь", - слабо прошептала она. Они упали обратно на кровать, и сверху оказался Бен.
  Он двигался легко, в спокойном ритме, наблюдая за изменениями выражения ее лица, пока она приближалась к ее пику. Ему нравилось смотреть на это, зная, что он, и только он, может довести ее до этого немыслимого удовольствия. Когда они занимались любовью, он чувствовал себя ростом 10 футов (3, 5 метра - прим. переводчика), потому что ее живой отклик на его нежность был так приятен и открыт. Он смотрел в ее темнеющие глаза, а она держала его, как будто пыталась поглотить его душу. Он устал сдерживать почти невыносимое удовольствие, заполняющее каждую клеточку его тела, и улыбнулся, когда у нее перехватило дыхание, потому что знал, что его любовь, его жена, его любовница пытается сдержать крик, насчет чего он всегда дразнил ее. Никто бы не поверил ему, если бы он сказал, что его красивая, тонкая, изящная Мэг может так кричать. Мир никогда не узнает об этом, потому что он точно знает, что никому об этом не расскажет. Она была его женой и его миром, поэтому он хранил это удивительное чувство исключительно для себя. Ему нравилось то, что его прикосновения делали это с ней, а она всегда старалась сдерживаться, чтобы он не мог дразнить ее тем, что она может разбудить соседей. Но вскоре темп стал более быстрым, она следовала каждому его движению, а ее стоны становились все громче и громче с каждым толчком. Как бы сильно ему ни хотелось перестать сдерживаться и посмотреть на ее падение с края вселенной в приятное никуда, он знал, что этого не произойдет. Чистое удовольствие исходило из каждой поры его тела, овладевая им, и он не мог ничего сделать, кроме как идти туда, куда любовница звала его своим приятным телом. Пот капал с его лба на ее гладкое тело, но она не замечала. Она тоже была покрытой тонкой пленкой пота. Они одновременно достигли кульминационного момента их любви.
  Бен упал рядом с ней, но тут же притянул ее снова и стал целовать. "Боже мой, Бен. Это было восхитительно". Она устало улыбнулась ему.
  "Да, это было восхитительно, но заниматься с тобой любовью всегда восхитительно", - ответил тот. Мэг ткнула пальцем его в грудь и уютно устроилась в его руках. "А что это была за острота насчет того, кто мой папочка? Ты должен это прекратить!" - нежно отругала она его. "Ты знаешь, что я скажу все, что ты захочешь".
  Бен улыбнулся, придвигая ее поближе и зарываясь лицом в ее приятно пахнущие волосы. "Это, моя любовь, плата тебе за то, что ты смеешься над моим акцентом при каждом удобном случае. Это очень по-американски, не так ли?"
  "Ох, Бен", - хихикнула Мэг на его груди, притворяясь возмущенной, но он сильно обнял ее и довольно улыбнулся ее в волосы.
  "Полежи здесь еще, и мы можем выяснить и кто твой дядя тоже", - прошептал он ей на ухо. Мэг фыркнула, но осталась в его руках. Она устала. Они оба были уставшие, но удовлетворенные, и поэтому они оба быстро заснули.
  
  Мэг решила принять душ, пока он спал. В душе она мысленно окинула взглядом прошедший день. В 4 часа дня она стала миссис Бен Эванс. Она подняла руку и стала изучать свое свадебное кольцо, подставив спину под струю воды. Она улыбнулась своим мыслям и подставила голову под воду, чтобы вымыть волосы. Мэг вышла из душа, надела халат и вернулась в спальню. Бен все еще мирно спал. Он так красиво лежал там, как будто его ничто в этом мире не волновало. "Я сделала это", -подумала она про себя, чувствуя большую гордость за ее достижение. Она села на постель и не смогла удержаться от того, чтобы пробежать пальцами по его красивой щеке. Она осмотрела спальню и подумала, что ей все еще не верится, что им, наконец, ничто не мешает быть вместе. Мария подписала бумаги о разводе без всяких колебаний. Мэг знала, что это было тяжело для нее. Бен был таким замечательном мужчиной, и Мэг знала, как тяжело было для Марии отдать его.
  "Мэг, сколько времени?" - сонно спросил Бен и, поймав ее ласкающие пальцы, стал целовать их кончики.
  "Уже поздно", - ответила она, гладя пальцами его губы. "Я разбудила тебя?"
  "Нет, я должен вставать. Ты уже была в душе?"
  "Да. Я хотела дать тебе поспать. У тебя был беспокойный день".
  "У меня был замечательный день", - поправил он ее, покусывая ее палец и улыбаясь ее возбужденному дыханию. "Я хотел сам разбудить тебя, чтобы пойти в душ вместе с тобой". Бен покусал ее пальцы и поднялся с постели. "Это было бы волшебно", - бросил он через плечо, направляясь в душ.
  Мэг пошла к шкафу и выбрала для него черную шелковую пижаму. Ей нравилось, когда он надевал ее. Озорно улыбнувшись, она торопливо отбросила свою ночную рубашку и надела верхнюю часть от его пижамы. Положив брюки у себя в ногах, она откинула одеяло и забралась в постель. Она устала больше, чем думала. Поэтому, подавив зевок, она взбила подушку и легла. Улыбаясь себе, она потянулась и коснулась пальцами свежих простыней, на которые скоро должен был лечь ее муж. Счастье заполняло ее, так как она знала, что как только он выйдет из душа, она получит не только рубашку от его пижамы, но и его объятия и его любовь. И с удовлетворенной улыбкой на лице, она начала медленно засыпать.
  
  Мэг проснулась и увидела, что покрыта одеялом, а Бена нет. Она посмотрела на часы, стоящие у кровати, и поняла, что уже 9:15 утра. "О черт! Вы только посмотрите на это", - высказалась она. Она подошла к шкафу, надела халат и пошла вниз искать Бена. Подходя к дверям, ведущим на балкон, она увидела, что на улице стоит прекрасный день. Она открыла двери и вышла наружу. Она прошла до самого конца балкона, чтобы посмотреть, не видно ли оттуда Бена. С расстояния она увидела, как он бежит обратно. Он увидел ее почти сразу и помахал рукой, направляясь ей навстречу.
  "Доброе утро, соня", - заметил он.
  "Не могу поверить, что ты позволил мне спать так долго", - сделала ему выговор Мэг.
  "Ты выглядела такой спокойной и счастливой, что я не мог даже подумать о том, чтобы побеспокоить тебя. Я решил пойти за круассанами и кофе, но когда вернулся, ты еще спала. Так что я решил сделать небольшой забег. Ты скучала по мне?" - спросил он, наклоняясь, чтобы поцеловать ее.
  "Я всегда скучаю, когда тебя нет рядом. Круассаны? Я такая голодная! Давай их сюда, и мы съедим их прямо здесь, на балконе". Они превосходно позавтракали в свой первый день брака.
  
  
  Глава 2
  
   "Семейные узы"
  
  
  Зазвонил дверной звонок, и Бен сбежал вниз по лестнице, чтобы открыть дверь. "Уже иду!" - крикнул он, когда звонок снова зазвонил. Он открыл дверь и обнаружил на пороге Джоан и Хэнка с подарком в руках.
  "Привет, Бен. Я надеюсь, что ты не против того, что мы пришли так рано. Просто, поскольку сегодня ровно полгода со дня вашей свадьбы, нам хотелось зайти и отдать вам это", - Джоан дала ему подарок в обертке.
  "Прошу, пожалуйста, зайдите к нам", - сказал Бен, отступая, чтобы дать им войти.
  "Спасибо. А Мэг здесь?" - спросил Хэнк.
  "Нет. Она недавно ушла на работу. У нее встреча с Грегори сегодня утром. Пожалуйста, садитесь", - он показал на стулья. "Вам что-нибудь принести?"
  "Я бы хотела кофе, если ты не против. А ты, Хэнк?" - повернулась Джоан к нему.
  "Да, думаю, мне тоже кофе", - ответил Хэнк, и они с Джоан сели на кушетку. Бен налил им и себе кофе и сел на стул, стоявший ближе всего к камину. У них с Хэнком были разногласия в прошлом, но со свадьбы их отношения улучшились. Несмотря на трудные отношения, Хэнк был ему отцом, которого он хотел иметь, но не имел. Он скучал без отца.
  Хэнк посмотрел на своего нового зятя и понял, что Бен - самый лучший из всех, кого он мог бы желать для своей маленькой Мэг. Она была так счастлива последние полгода. Это было все, чего он хотел для своей дочери, и Бен был большой частью этого. Довольная улыбка на ее лице сказала ему все, что ему нужно было знать о его новом зяте. Бен не только сделал Мэг очень счастливой, он еще дал им с Джоан финансовый совет, который дал результат больший, чем он мог представить в самых безумных мечтах. Впервые за много лет у них с Джоан была спокойная жизнь. Их ресторан "Ударная Волна" процветал, и они даже открыли маленький бутик по продаже сувениров на пляже. Тишина в комнате была очень красноречивой, и Хэнк теребил ручку своей чашки. Было понятно, что независимо от того, насколько много они были рядом с Беном, для него еще было трудно вести с ними открытый разговор. Если они начинали его, Бен присоединялся, но всегда был сдержанным и никогда не начинал разговор сам. Как будто он боялся, что его отвергнут. Хэнк задавался вопросом о его детстве, наблюдая за Беном из-под бровей. Он знал, что брат Бена, Дерек, весьма способствовал появлению печали в его глазах. Он причинил ему много боли, прежде чем умереть. Но по некоторым причинам Хэнк чувствовал, что было много больше в отношении его молчаливо-задумчивого зятя. Что-то разъедало его изнутри. Однажды он спросил об этом Мэг, но она ответила, что, когда Бен будет готов, то сам расскажет об этом. Она не считала удобным говорить с ним об этом. Его дочь любила этого человека и хотела ждать, пока он не будет готов к разговору о своем прошлом. С глубоким вздохом он понял, что тоже любит его и, как и Мэг, готов ждать. Он будет рядом, когда Бен решит открыться. Это самое меньшее, что он мог сделать для человека, который сделал его дочь настолько счастливой.
  Джоан, наконец, разбила тишину и спросила, как идут дела у них с Мэг.
  "Замечательно. Мы никогда не были более счастливы", - ответил Бен.
  "Я знаю, что Мэг выглядит ужасно счастливой. Как и ты. Хэнк и я, мы очень рады, что ты теперь часть нашей семьи. Правда, Хэнк?" - обратилась она к мужу.
  "Да, конечно", - кивнул Хэнк. Он посмотрел на Бена. Внешне тот не выглядел смущенным, но Хэнк мог бы поклясться, что Бен чувствует себя не в своей тарелке, поэтому он взял Джоан за руку и сказал: "Я думаю, что мы лучше пойдем. Ресторан не может работать сам по себе, Джоанни".
  Бен встал, провожая гостей до двери. "Я рад, что вы зашли, и спасибо за подарок. Я открою его позже, когда Мэг будет здесь. Хэнк, Джоан", - он заколебался, как будто ему было трудно подобрать слова, - "спасибо за то, что позволяете мне чувствовать себя одним из ваших детей. Вы даже не можете себе представить, как я ценю это. Я на самом деле благодарен вам обоим".
  "Мы тоже очень хотим, чтобы ты был нашим сыном, Бен". Джоан похлопала его по руке. "Мы оба будем рядом с тобой в любое время, когда будем тебе нужны. Теперь мы твоя семья, и ты можешь обращаться к нам с чем угодно", - заверила она его. "Я говорю серьезно. Ты - наш сын, и мы все для тебя сделаем". Джоан улыбнулась и нежно потрепала его по щеке. И сделала то, что она чувствовала, нужно было сделать. Она обняла его. Ей наградой была его сокрушительная улыбка, а затем они с Хэнком попрощались и ушли. Бен постоял в дверном проеме, помахал им и подумал о том, что они сказали. Он был восхищен их великодушием. Они никогда его ни о чем не спрашивали и так много давали ему, не ожидая ничего взамен, говоря при этом, что он - их семья. "Семья",- улыбнулся он про себя, - "мне нравится, как это звучит". Это было такое успокаивающее слово. Его мысли прервал зазвонивший телефон, и он побежал взять трубку. "Привет". "Привет, мистер Эванс. Твоя таинственная обожательница хотела бы знать, заинтересованы ли вы в ланче среди всего прочего?" - услышал он сексуальный и жизнерадостный голос, сопровождаемый хихиканьем.
  "Мэг", - Бен не смог сдержать улыбку. "Я только что думал о тебе. Приходили твои родители и принесли нам подарок на полгода свадьбы". Его улыбка стала еще шире, потому что ему на самом деле нравилось, как это все звучало, а смешки Мэг оказались заразительными.
  "Подарок? И что в нем?" - спросила она взволнованно.
  И улыбка стала еще шире, потому что Мэг становилась похожей на ребенка в Рождество, когда приходило время получать подарки-сюрпризы от людей, которые ее любили. "Я не знаю", - застраховался он. "Я еще не открывал его. Хочу подождать, пока ты не вернешься домой - тогда мы сможем открыть его вместе. А пока, давай, поговорим на другую тему: Счастливой Годовщины, миссис Эванс. Я люблю тебя".
  "Я тоже тебя люблю, Бен", - ответила она, точно, как он и ожидал. Его никогда не переставало это волновать. Он никогда не уставал слушать, как она говорит, что любит его.
  "А почему бы тебе не принести подарок с собой? Мы могли бы открыть его за ланчем", - предложила она. "Ты ведь принимаешь мое приглашение, не так ли?"
  "Конечно. Ты могла бы пригласить меня прямо в ад, и если бы я знал, что увижу там всего лишь твое улыбающееся лицо, я бы охотно туда пришел", - честно ответил он. " Сейчас я должен бежать в интернет-кафе и разобраться с ведомостями. Я должен быть там", - он посмотрел на часы, - "в районе часа. А потом мы увидимся".
  "Хорошо, Бен. Будь осторожен". У Мэг все смешалось перед глазами, когда она повесила трубку. Шесть месяцев, поздравила она себя. Ей было трудно поверить, что прошло так много времени. Казалось, только вчера они обменялись клятвами. Она еще слышала его голос, говорящий слова любви - она никогда не уставала слышать их. Она сделала изящный поворот, возвращаясь к своему столу, и столкнулась с Тимом Труманом, который входил в комнату.
  "Тим, ты напугал меня!"
  "Извини", - лицемерно извинился он. " У Грегори и его клиентов ланч, и он хочет знать, не присоединишься ли ты к ним. Но, как я услышал, у тебя уже есть другие планы".
  Прошло долгих 2 года, но даже сейчас Тим не мог выбросить Мэг из головы. Она была так красива сегодня. Она излучала счастье, но мысль о том, кто вызывал эту улыбку на ее лице и делал ее такой счастливой, вызывала в нем отвращение. Ему было тяжело видеть ее с Беном, особенно зная, что это он, Бен, сделал ее такой счастливой и довольной. Было слишком противно даже думать об этом. Не заметив, что держит ее обеими руками, он однако был поражен, когда она вывернулась и стала тереть руки там, где он держал ее, как будто ей были неприятны его прикосновения. "Мэг все еще сердита на меня за эти попытки разлучить ее с Беном", -заключил он. - "Она не простила меня за то, что я использовал ее сестру Сару. Почему она не понимает, что я делал это только, чтобы выиграть ее любовь? Сара была так же виновата, как и я, но ее Мэг простила. А почему меня нет? Почему она не может быть со мной так же нежна и добра?"
  "На самом деле у нас с Беном ланч", - Мэг продолжала растирать руки. "Сегодня полгода с нашей свадьбы, и мы собираемся начать праздновать пораньше. Поблагодари Грегори, но скажи, что у меня уже есть планы", - высокомерно ответила ему Мэг, а потом вернулась за свой стол. Тим стоял и смотрел на нее, а Мэг начала листать бумаги, явно игнорируя его присутствие.
  "Тебе еще что-то нужно здесь, Тим?" - она перестала листать бумаги и посмотрела на него с ясным презрением в глазах.
  "Нет, я думаю, это все. Поговорим позже", - он вышел из комнаты, закрыв за собой дверь. Он прислонился к двери, а его сознание затопляли видения о ней. У него болело за нее сердце. Ее красота, подобная красоте Лорели, все время манила его. Почему она не может любить его так, как он любит ее? Это несправедливо. Несправедливо и то, что она хранила все свои улыбки и всю свою нежную любовь для этого чертового англичанина. Она буквально светилась. Особенно, когда была с ним или говорила о нем. Это чертовски несправедливо. Мэг должна принадлежать ему. А она была с ним так холодна. Это чертовски больно, но он пытается быть вежливым с Беном на работе или вне ее, когда он видит их вместе. Мэг сердилась на него и раньше, но всегда прощала. Но не на этот раз. Она еще сердится на него, хотя прошло так много времени. Это вина Бена, решил он. Мэг бы простила его, но не делает этого из-за Бена. Он был уверен, что она сделает все, что Бен ей скажет. Этот чертов иностранец управляет ею, как кукольник своей марионеткой. И сердито фыркнув, Тим пошел прочь. Он должен сказать Грегори, что Мэг не присоединится к нему. У нее ланч с Беном. "Бен", - сердито сказал он. "Боже, как же я ненавижу его".
  
  Бен приехал в "Ричардс Медиа Центр" с двумя белыми розами, которые он просунул в открытую дверь впереди себя. А потом он с улыбкой вошел. "Ваш поклонник на месте, миссис Эванс. Извини, я немного опоздал, но сегодня ужасные пробки".
  "Все в порядке", - ответила Мэг, забирая у него розы. Она понюхала их и поцеловала его. Бен отдал ей подарок, который принесли ее родители. Она захихикала, разворачивая его.
  "Интересно, что это может быть?" - сказала она, открывая коробку и вытаскивая рамку со стеклом размером 5 на 7 с их свадебной фотографией и стихами, написанными золотыми буквами : "Счастье и Любовь не находят, но создают. Бен и Мэг Эванс. Дата их свадьбы под их именами. С Любовью, Мама и Папа". "Ой, Бен! Посмотри! Разве это не замечательно?!"
  "Да, конечно, Мэг. И так глубоко". Бен взял подарок и положил его на стол Мэг. Потом он притянул ее к себе и снова поцеловал. "Я сегодня скучал по тебе. Как твоя встреча?"
  "Скучная! Я готова к ланчу", - Мэг схватила свою сумочку и потянула Бена за руку к двери.
  "Бог мой! Ты действительно голодная. Ты нагуляла себе хороший аппетит за это утро. Это из-за работы, которую ты делаешь, или из-за тренировки, которая у тебя была перед тем, как ты ушла сюда?" - засмеялся Бен и, поймав ее, обнял за талию.
  Секретарша Мэг, Джина, смотрела на них и, качая головой, улыбалась проделкам мистера и миссис Эванс. Она никогда не видела Мэг более счастливой.
  "Джина, мы потом вернемся. Если кто-нибудь будет звонить, скажите, что я ушла на ланч. Если позвонит мой муж", - она ехидно улыбнулась Бену, - "скажите, что я ушла с самым замечательным человеком в мире", - сказала она и посмотрела на Бена с улыбкой до ушей. Он отплатил ей снисходительным взглядом и игривым шлепком пониже спины.
  "Хорошо, миссис Эванс", - ответила Джина. "Но вы уверены, что хотите, чтобы я рассказала ему о ..." - она подняла бровь, указывая на Бена, - "нем".
  "Конечно, хочу", - засмеялась Мэг и повернулась, чтобы уйти. "Это научит его не считать меня само собой разумеющейся".
  Джина смотрела, как они уходят, рука об руку. Замечательный - это не точное слово для Бена, подумала она. Есть очень немного слов в английском языке, которые смогли бы описать его. Мэг - счастливица. Она обвернула его вокруг своего мизинца. И он, кажется, не жалуется. Стоит ей сделать знак, и он отправится за ней хоть на край света, думала она, наблюдая, как они спускаются вниз из холла. "А еще у него потрясающая задница".
  Бен открыл дверь, чтобы выйти, и увидел на пороге Тима, который собирался войти. Тим хотел проигнорировать Бена, но зная, что это может разозлить Мэг, пропустил его. "Тим". "Бен, Мэг", - сказал Тим и пропустил Мэг вперед. Бен придержал дверь для Тима и вышел на улицу. Они с Мэг пошли рука об руку. Тим смотрел, как Бен заботливо сажает ее в машину, будто она была драгоценным хрупким свертком, и наклонялся, чтобы поцеловать ее. Это не было дружеским чмоканьем в щечку, и ему было противно смотреть, как Бен касается Мэг своими грязными лапами. Когда Бен сел в машину и уехал, Тим снова подумал о том, как же сильно он ненавидит этого человека.
  
  Глава 3
  
   "Сара"
  
  
  Мэг отвезла Бена в аэропорт и вернулась домой. Войдя, она бросила свои ключи на столик, стоящий недалеко от двери. Она ненавидела, когда дела "Либерти Корпорейшен" заставляли его покидать ее. Он уехал всего на 2 дня, но эти 2 дня были слишком долгими, когда речь шла о ней. Пристально посмотрев на свое отражение в зеркале, стоящем на столе, она вдруг ощутила внезапное желание не оставаться одной и решила пойти к родителям и сестре Саре. В ресторане с утра обычно не было очень много работы, так что у них должно было быть достаточно времени, чтобы поговорить с ней.
  Она скучала по разговорам с Сарой. Их отношения еще недавно были несколько натянутыми, но Мэг чувствовала, что все уже возвращается в накатанную колею. Она была так сердита на сестру за ее попытки вмешаться в ее отношения с Беном. Она не могла поверить, что Сара на самом деле думала, что она влюблена в Кейси. Это безумие. Для нее не существовало никакого другого мужчины, кроме Бена. "Почему, черт возьми, Сара думает, что я хотела получить Кейси?" - спросила себя Мэг. "Он мой лучший друг. Это все, что есть, и это все, что когда-либо будет". Тим, сказала она про себя. Да, жалкий предатель Тим использовал ее дружбу с Кейси и сыграл на склонности Сары к интригам. Он заставил ее поверить, что Мэг хочет забрать у нее Кейси. Боже, как Тим временами может быть таким сумасшедшим? Она любит Бена и только Бена. И Тим знает это. Почему он не может это признать и смириться. Она уже имела достаточно проблем от вмешательства Тима. Он оставался на расстоянии с ее свадьбы и был, по крайней мере, вежлив с Беном, когда они сталкивались на улице. Может быть, только может быть, он, наконец, признал факт, что она всегда будет принадлежать Бену. Она схватила свои ключи и направилась к своей машине.
  Мэг увидела машину Сары, еще въезжая на стоянку ресторана. Она была рада этому, поскольку ей очень хотелось с ней сегодня поговорить. Сара заворачивала столовое серебро в салфетки, когда Мэг подошла к ней.
  "Мэг, так приятно видеть тебя", - Сара обняла свою старшую сестру. "Садись, и я принесу тебе чего-нибудь выпить".
  "Мне лучше кофе", - сказала Мэг и сдержала зевок. "Я рано встала сегодня. Мне хотелось увидеться с Беном до его отъезда в аэропорт. У него дела в Неваде, но он вернется домой через пару дней", - сказала она. "И я уже по нему скучаю", - состроила она недовольную гримасу.
  Сара поставила перед Мэг чашку кофе и села рядом. "Как у вас идут дела?" - спросила она.
  "Замечательно", - улыбнулась Мэг. "Сара, я и не представляла, что я могу быть так счастлива. Это заслуга Бена. А как у вас с Кейси?" - спросила она, чувствуя свою вину за то, что происходило раньше.
  "Могу сказать", - Сара улыбнулась, -" что мы с Кейси в полном порядке. Я схожу из-за него с ума. Он просто восхитительный", - со страстью заверила она сестру.
  "Это замечательно, Сара. Кейси особенный. Вам обоим нужно почаще с нами видится. Бену нравится компания Кейси, а мне твоя еще больше. А как бизнес?"
  "Мы все время заняты. Между рестораном и магазином сувениров у меня остается не слишком много времени. Но я всегда смогу найти время для тебя. Я скучаю по нашим разговорам, Мэг. И я обещаю, что буду приходить чаще, клянусь честью скаута".
  Мэг шутливо нахмурилась. "Ты никогда не была скаутом, Сара Каммингс, и ты знаешь об этом", - поддразнила она ее. Сара подмигнула ей. "Я хотела быть. Это считается?" "Нет". Мэг встала и нежно обняла сестру. Как же хорошо жить, подумала она и закрыла глаза, смакуя этот момент. Прошло много времени с тех пор, как она обнимала свою маленькую сестричку. Через плечо Сары Мэг увидела Марию, сидящую в одиночестве за столиком и читающую книгу. Она выглядела одинокой.
  "Бедная Мария. Она выглядит такой одинокой. Сара, ты не против, если я пойду и поговорю с ней несколько минут?" - спросила Мэг.
  "Валяй. В любом случае, мне нужно вытереть несколько столов. Мы попозже поговорим".
  Мария увидела приближающуюся Мэг, и положив на стол книгу, которую читала, поприветствовала ее.
  "Привет".
  "Мария, как дела? Я надеюсь, что ты не против, что я подошла. Я увидела, что ты здесь сидишь, и подумала, что могу подойти и поздороваться. Я обещаю, что не займу много твоего времени". Мэг вспомнила, как они были близки, пока не узнали, что она - бывшая жена Бена. Они нечасто встречались и задолго до свадьбы. Она не скучала по бывшей жене Бена, но скучала по своей подруге Дане, милой душе, которая никогда реально не существовала.
  "Пожалуйста, садись, Мэг". Мария показала ей на стул рядом с собой. "Я просто читала книгу. Все нормально. Как ты? А как Бен?" Марии все еще было больно думать о том, что она потеряла Бена. Она подумала, что, может быть, не нужно было спрашивать о Бене, но она должна была знать. Внутри нее был некий зуд о том, чтобы знать, что делает Бен. Она видела их в супермаркете на прошлой неделе и спряталась от них. Видеть их вместе, смеющимися и держащимися за руки, было выше ее сил.
  "У Бена все прекрасно", - ответила Мэг. "Он уехал на деловую встречу на несколько дней. У меня все прекрасно, да и работы много, но я скучаю по Бену. Это хорошая книга?" - заторопилась Мэг.
  Мария контролировала выражение своего лица. Она могла делать это до того, как услышала последние слова Мэг, но после них она осветила Мэг улыбкой и сказала: "Это книга стихов. Бен купил ее мне очень давно. Я нашла ее на днях, когда копалась в имуществе мамы. Мне всегда нравилось ее читать".
  "Ты была полностью поглощена ею, так что она, наверное, на самом деле хорошая", - ответила Мэг и потянулась к книге. "Ты не против, если я посмотрю?" - спросила она.
  "Давай". Мария ждала реакции Мэг, а та взяла книгу и начала ее листать. Она не хотела этого, но обратила внимание на свадебные кольца Мэг. Она пыталась не думать о том, что они должны были быть на ее пальце. Это была незначительная мысль, но она не могла от нее избавиться, пока смотрела, как Мэг листает книгу. На лице Мэг ничего не отразилось, когда она прочитала надпись, которую написал Бен на титульном листе.
  "Моей любимой Марии. Я буду любить тебя всегда. Бен". Мэг прочитала надпись, закрыла книгу и положила ее на стол. Мария была удивлена, что Мэг никак не прокомментировала то, что прочитала. "У нее красивая обложка", - сказала она Марии, явно игнорируя любые упоминания о прошлом Марии с Беном. "Ладно. Я думаю, что мне нужно идти. Мне нужно переделать еще кучу дел. Было приятно с тобой поговорить, Мария", - Мэг встала, собираясь уйти.
  "Мэг, я... я бы хотела придти и, если ты не против, на время занять студию, чтобы порисовать в ней. Я обещаю, что не встану тебе поперек дороги и буду приходить только, когда там не будет Бена. Я так сильно скучаю по рисованию. Эта комната вдохновляет меня. Как ты думаешь, это не станет проблемой?" - спросила Мария.
  Вопрос привел Мэг в смятение. Это была самая странная просьба, которую когда бы то ни было выказывала Мария. Бен дал ей достаточно денег при разводе, чтобы построить собственную художественную студию. Или несколько. Почему она хочет придти и использовать таковую в их доме? Она не знала, что ответить, но сказала: "Я спрошу Бена. Не думаю, что будут проблемы. Ты знаешь, мы преобразовали студию в спальню, так что я не знаю, сможешь ли ты использовать ее. Но я спрошу Бена и скажу тебе, когда мы примем решение, ладно?"
  "Спасибо, Мэг". Мэг снова ее удивила. "Я действительно ценю это". Мария не могла поверить, что она попросила об этом Мэг, но было уже слишком поздно поворачивать назад. Она надеялась, что Бен одобрит эту идею. Этот дом так много значил для нее, и она действительно хотела вернуться в студию для вдохновения. Она знала, что они превратили ее в спальню, но она могла бы сказать в оправдание, что там очень хорошее освещение. Если бы она вернулась туда, то, может быть, она бы снова сблизилась с Беном. Она так сильно по нему скучала. Она обещала себе, что будет держаться на расстоянии от него, но на практике оказалось, что сдержать это обещание слишком тяжело. Она смотрела, как Мэг уходит из ресторана. Взяв книгу со стола, она открыла надпись, написанную Беном на внутренней стороне обложки, и пробежала по ней пальцами. "Я тоже буду любить тебя всегда, Бен", - прошептала она. "Я знаю, что ты снова полюбишь меня. Я просто знаю это".
  Сара стояла в ошеломленном молчании. Мария не слышала, как она подошла к столику, чтобы налить ей еще кофе. Итак, Мария все еще хотела Бена. Она должна сказать об этом Мэг. Нет, сказала она себе. Посмотри, что произошло в последний раз, когда ты вмешивалась в отношения Бена и Мэг. Бен был ее братом, и она не хотела потерять то уважение, которым она пользовалась в его глазах. Он доверяет мне, сказала она себе, а я доверяю ему. Он сам разберется с этим, когда узнает обо всем. Я не буду вмешиваться и снова подвергать опасности их отношения. Нет, я никогда больше этого не сделаю. Она нацепила на лицо фальшивую улыбку и вошла в поле зрения Марии.
  "Еще кофе?" - спросила она. Ее фальшивая улыбка противоречила критическому уровню наклона кувшина с кофе над головой Марии. По ее мнению, и Мария, и Тим были негодяями. Мария отпускала отвратительные замечания за спиной Мэг, когда Мэг пыталась быть милой с ней, а Тим просто ловил удобный момент. Кейси забыл бы о том, что она сделала, если бы Тим не напоминал ему об этом каждую секунду. И если Мария не перестанет продолжать в том же духе, а Тим не уберется и не оставит их Кейси в покое, она им обоим устроит веселую жизнь.
  Мария повернулась к Саре с широкой улыбкой и, сказав: "Да, спасибо", - подставила свою кружку, чтобы Сара смогла наполнить ее. Сара усмехнулась и прикусила губу, чтобы сдержать ответную реплику, которая была уже готова сорваться с ее губ. "Когда-нибудь я убью ее и Тима и избавлю нас всех от невзгод", - пообещала она себе.
  По дороге домой Мэг вдруг вспомнила, что Бен оставил для нее поручение, и сделав крюк, заехала в "Бездну". Несмотря на все свои усилия, она не могла перестать думать о просьбе Марии. Почему бы ей просто не сказать "нет" и не покончить с этим? Почему Мария показала ей эту книгу, зная о надписи, которую сделал внутри Бен? Она сделала это с какой-то целью? "Прекрати это, Мэг", - рассердилась она на себя.- "Не начинай снова эти сомнения. Мария осталась в стороне и звонила теперь только по делу. Но развод с Беном оставил ей достаточно средств, чтобы построить свою собственную художественную студию. А сейчас она хочет вернуться обратно в наш дом", - прошептал ей на ухо дьявол. - "Зачем?"
  "Перестань, Мэг", - вслух сказала она себе и решила подождать до возвращения Бена, чтобы поговорить об этом с ним. "Всего два дня, и он будет дома. Я так сильно скучаю по нему. Интересно, это естественно - любить и нуждаться в ком-то так сильно?" - спросила она себя. "Да черт с этим", - подумала она. - "Я люблю Бена и хочу быть рядом с ним каждую минуту. Меня не волнует, естественно это, или нет. Мне хорошо. Это дает мне замечательное ощущение любви, и это все, что имеет значение".
  Мэг затормозила, въехала на стоянку около "Бездны" и выключила двигатель. Она откинулась на сидение и на секунду закрыла глаза. Она почувствовала, как ее переполняет удовольствие от мыслей о Бене. Чья-то рука погладила ее колено. Это удивило, но не испугало ее, поскольку она немедленно узнала руку Бена. "Что ты здесь делаешь? И как ты сюда попал?" - изумилась она. "Я посадила тебя на самолет до Невады меньше часа назад. Как ты смог вернуться так быстро?" - забросала она его вопросами.
  Бен усмехнулся и переместил свою руку вверх по ее колену. "Я могу быть где угодно, если ты хочешь меня", - поддразнил он ее и наклонился, чтобы поцеловать в губы. "И я могу быть где угодно, если ты хочешь, чтобы я там был", - продолжил он свое путешествие по ее ноге вверх, с каждым словом делая шаг пальцами по ее бедру. "Ты хочешь меня здесь", - он наклонился и снова поцеловал ее, - "и я хочу быть", - он сделал еще один шаг, - "здесь". У нее остановилось дыхание, когда его пальцы прикоснулись к ней через трусики. "Но...", - заколебался он и пристально посмотрел ей в глаза - "обычно я хочу быть...", - его хищные пальцы легко проникли внутрь ее трусиков, - "здесь", - он коснулся самой ее сердцевины, а Мэг почти выпрыгнула с сидения.
  "Бен", - она позвала его по имени, тяжело дыша.
  "Шшш", - он прижал свой указательный палец к ее губам. "Ты хочешь меня", - он немного передвинул пальцы, и Мэг ощутила почти оргазм.
  "Я знал, что ты нуждаешься во мне больше, чем жители Невады, и вот я здесь", - он наклонился к ней и поцеловал кожу на ее шее, обнажая ее выше грудей. Его пальцы продолжали чувственно передвигаться внутри нее, посылая резкие вибрирующие толчки через ее позвоночник. Его жаркое дыхание так близко от ее грудей вызывало в них боль от его прикосновений. Его жаркое дыхание и пальцы уверили ее, что он понимает, чего она хочет: чтобы он поторопился и потом сдерживался.
  "Бен", - простонала она его имя, пока его пальцы были заняты тем, что обнажали ее груди и возбуждали ее затвердевшие соски до почти невыносимого наслаждения. Она повернулась на сидении, пытаясь увернутся от его рук и в то же самое время стараясь приблизиться. "Бен...", - простонала она. Он улыбнулся ей и наклонил голову. Она была уверена, что закричала, когда его влажный рот накрыл ее сосок и начал сосать в ритме его пальцев, хозяйничающих у нее внутри. Она закричала или только хотела. Она не могла быть уверена, потому что, как ей показалось, она покинула свое тело.
  Стук вывел ее из равновесия. Ее глаза мгновенно открылись, и она увидела Роджера, который через закрытое окно звал ее по имени.
  "Мэг, с тобой все в порядке?" - спросил он. "Может, что-то не так? У тебя были закрыты глаза, и ты казалась расстроенной. Ты не больна?" - спросил он с неподдельным волнением в голосе.
  Мэг опустила окно и торопливо заверила его, что все в порядке, чувствуя вину за то, что заставила его волноваться. "Я устала и просто на минуту решила дать отдых глазам", - сказала она, краснея. "Я, должно быть, заснула". Она надеялась, что Роджер не видел замешательства на ее лице. Она была не слишком хорошим лгуном, но все же надеялась, что на этот раз он поверил ей.
  "Ты в порядке?" - снова спросил Роджер. "Ты - вся красная".
  Мэг опустила глаза, подумав, что он бы тоже покраснел, если бы знал, о чем она думала. Но вслух она сказала: "Я в полном порядке. У меня тут есть кое-что", - она потянулась, нашла на пассажирском сидении сумку и передала ее ему через открытое окно. "Бен хотел, чтобы я отдала это тебе". Роджер взял мешок и посмотрел на нее тревожным взглядом.
  "Со мной все в порядке", - заверила она его. "Я просто устала. Я рано встала сегодня утром, потому что хотела отвезти Бена в аэропорт". Роджер, казалось, принял это.
  "Ладно, Мэг", - сказал он, отходя от машины. "Был рад увидеть тебя и спасибо за то, что принесла это", - он показал на сумку. "Веди машину осторожнее", - предупредил он ее, поворачиваясь и направляясь к двери "Бездны". Мэг дождалась, чтобы дверь закрылась за ним, и завела машину.
  "Черт тебя возьми, Бен Эванс", - сказала, она выруливая со стоянки и притормаживая из-за встречного движения. "Только ты мог сделать это со мной", - сделала она выговор своему отсутствующему мужу. "Только ты мог заставить меня испытать оргазм на общественной стоянке среди бела дня!" - отругала она его. "Я отплачу тебе за это", - пообещала она и проскользнула в поток уличного движения.
  
  Глава 4
  
  "Ревнующая душа"
  
  
  Тим смотрел, как Мэг спускается по лестнице в "Бездне". Она сегодня просто сияет, подумал он. Она в последнее время всегда сияет. И снова из-за этого чертового англичанина. Ему не надо было даже задумываться об этом. Он знал это, как свое собственное имя. И когда Мэг начала пробираться сквозь толпу, здороваясь с посетителями, он решил "как бы случайно" столкнуться с ней.
  "Извини, Мэг. Я не видел тебя", - солгал он.
  "Все нормально", - ответила она, мельком посмотрев на него, и торопливо продолжила свой путь через толпу к офису Бена. Тим смотрел, как она идет и улыбается всем, кто приветствует ее. На ней было темно-бордовое платье с маленькими цветочками на воротнике. Оно сидело на ней так хорошо, как если бы было создано именно для нее. Черт, точно для нее. Этот иностранец, за которого она вышла, никогда не позволит ничему, что не совершенно, касаться ее тела. Он такой эгоистичный в отношении нее. Чертовски эгоистичный. Почти так, как будто владел каждой ее мыслью. И это просто несправедливо. Даже после того, как она закрыла за собой дверь, он все равно еще мог видеть ее сквозь жалюзи. Вскоре она вышла, спустилась вниз и пошла к тому месту, где он сидел. "Наконец-то она решила поговорить со мной", - подумал Тим. Но она проигнорировала его, остановилась рядом и начала разговор с барменом.
  "Роджер".
  "Привет, Мэг. Что я могу для тебя сделать?" - спросил тот.
  "Ничего. Я просто хотела тебе сказать, что пришла за бумагами для Бена. Если человек из "Ликер Хаус" позвонит снова, скажи ему, что Бен перезвонит ему, как только вернется в город. Похоже, сегодня у нас толпа", - Мэг огляделась и потом посмотрела на Тима. Ее улыбка все еще была на месте.
  "Каждый вечер на этой неделе - просто сумасшедший дом. Я уверен, что босс будет доволен выручкой", - сказал Роджер, улыбаясь.
  "Точно", - и она повернулась к Тиму. "Ты пришел один?"
  "Если говорить правду, Мэг, то я подумал, что смогу попросить тебя потанцевать со мной", - ответил он, надеясь, что она скажет "да".
  "Нет, я не могу. Мне нужно домой. Бен собирался мне позвонить, и я не хочу пропустить этот звонок. В любом случае спасибо, Тим". Она повернулась и, не дожидаясь без дальнейших комментариев, вышла из клуба. Тим смотрел, как ее бедра мягко покачиваются при каждом шаге. Ее движения были чистой поэзией. Гнев заполнил его грудь. Из-за Бена она не может даже потанцевать с ним. Она могла бы сделать, по крайней мере, хоть это. Но нет, она должна ехать домой и ждать звонка этого ублюдка.
  Сердце Тима учащенно забилось. Она могла бы сказать "да", и Бен бы никогда об этом не узнал. Она отказалась, потому что должна была ехать домой, чтобы ждать его звонка. Она патетична, и это Бен сделал ее такой. Мэг, которую он знал, никогда бы не позволила так себя использовать. Бен на расстоянии многих миль, а она не хочет быть далеко даже от телефона, по которому он должен звонить. Его тошнит даже от мысли, что она ложится в постель с этим чертовым иностранцем, который сначала что-то шепчет ей на ухо, потом ласкает ее прекрасное тело и, наконец, занимается с ней любовью. Сама мысль о том, что она засыпает в его руках с удовлетворенной улыбкой, заставила его покраснеть от гнева. "Она должна быть со мной", - подумал он. "Только со мной".
  Из толпы послышались слова приветствий Сары и Кейси, которые в этот момент входили в клуб. "Кстати, о дьяволе", - подумал про себя Тим и вдруг улыбнулся. Возможно, этот вечер все же окажется для него удачным. Несмотря ни на что.
  Кейси пожал руки нескольким знакомым, а потом выдвинул стул для Сары. "Я скоро вернусь", - сказал он и, поцеловав ее в ухо, пошел в бар поговорить с другом, которого там увидел. Тим решил, что сейчас самое время нанести Саре небольшой визит, пока эта гора мускулов болтает в баре со своим приятелем.
  "Сара", - прошептал он ей на ухо и выдвинул себе стул. "Ты сегодня выглядишь очень мило с этим пляжным мальчиком. Такой хороший загар", - саркастически усмехнулся он. "Вы похожи на Барби и Кена на каникулах. Все, что тебе нужно - так это машину с откидным верхом", - засмеялся он.
  Сара сердито потерла шею. Даже его дыхание рядом с ней заставляло ее съеживаться. "Уходи, Тим", - сказала она и повернулась к нему спиной. "Для твоей информации, тупица, все в Калифорнии ездят на машинах с откидным верхом", - огрызнулась она. Он действительно действовал ей на нервы после того, что он сделал с ней и Мэг. Она решила, что не позволит этому пьяному бездельнику снова причинить Мэг боль и тем более разрушить ее отношения с Кейси. "Нет", - поклялась она, устрашившись при мысли о жизни без Кейси. - "Я бы уничтожила его тогда голыми руками".
  "Мэг была здесь недавно и даже не стала со мной танцевать", - ворвался ей в мысли объект ее презрения. "Ты можешь в это поверить?" - надулся он, как будто его нелепая просьба могла что-то для кого-то значить.
  Сара повернулась и недоверчиво посмотрела на него: "Тим, я сказала тебе - уходи", - огрызнулась она. "Мэг не хочет с тобой танцевать. Она не хочет с тобой даже видеться, а тем более позволять тебе приближаться на расстояние, позволяющее танцевать. Почему ты продолжаешь надоедать ей такими просьбами? Ты же знаешь, что она не хочет иметь с тобой никаких дел, жалкий кретин! И в любом случае, УБИРАЙСЯ!"
  "Но Сара, я и не собирался с тобой разговаривать", - усмехнулся Тим, чем только увеличил ее презрение. "Я никуда не уйду, пока ты не извинишься за то, что разрушила мою жизнь", - сказал он, приближая свое лицо к ее.
  Сара заскрежетала зубами. Это было все, что она могла сделать, чтобы удержаться и не дать по его лицемерной физиономии.
  "Тим, я что, должна еще раз повторить тебе убираться от меня ко всем чертям..."
  Кейси вернулся к столику. "Сара, Тим снова тебе надоедает?"
  "Да ну, Кейси", - подстегнул его Тим. "Все, что я сделал, так это просто пытался поговорить с этой маленькой леди. Я не хотел ее расстраивать. Честно, я не хотел", - лицемерно извинился он. " Я знаю ее так давно и просто пытался быть с ней дружелюбным. Я не знаю, почему она так расстроена, если, конечно, она ничего не скрывает", - улыбнулся он, вставая из-за столика. Его миссия была выполнена.
  "Сара, с тобой все в порядке?" - Кейси сел на стул рядом с ней. Ему было больно, когда Сара расстраивалась. Ей было очень плохо, когда она позволила Тиму уговорить ее вмешаться в дела Бена и Мэг, и он не хотел, чтобы Тим продолжал ей об этом напоминать. "Что он тебе сказал?" Кейси погладил ее волосы, ненавидя Тима за то, что он причинил ей боль. Он любил ее и не хотел видеть ее боль, а Тим хорошо поработал над этим. "Может быть", - решил он, поглаживая пальцем ее шею, - "пришло время немного поговорить с Тимом, как мужчина с мужчиной. Я не позволю ему больше надоедать Саре. Если ей плохо, то плохо и мне , а я прекрасно вижу, что причина наших проблем - это Тим".
  "Со мной все в порядке", - заверила его Сара, поймав его палец и поцеловав его. "Тим - это просто Тим. Паразит, как обычно. Я действительно ненавижу этого парня. Действительно", - сказала она, нахмурившись. "Кто-то должен поставить его на место". "Не волнуйся об этом, Сара", - Кейси наклонился к ней и быстро поцеловал ее в щеку. "Он больше тебя не побеспокоит".
  
  Глава 5
  
  "Скучающий по Мэг"
  
  
  Бену было скучно, и он постукивал ручкой по столу, рассеянно слушая того, кто еще не был партнером их корпорации. "Кончится ли это когда-нибудь", - подумал он про себя. Со вчерашнего дня они провели на встрече 14 часов. Он подумал о Мэг и о том, как долго они были вместе. Сейчас они были врозь только день, но этот день казался ему вечностью. Ее голос звучал так одиноко, когда он говорил с ней по телефону прошлым вечером.
  Ему тоже было одиноко, и его прекрасная Мэг нисколько ему в этом не помогла. Ее бы удивил ад, появившийся внутри него, когда она сделала ему то шаловливое предложение по телефону. Он налил себе выпить во время разговора с ней и старался справиться с растерянностью от ее предложения. Оно не было простым и банальным. Было оно настоящим и страстным, чем и привело его либидо в движение. Он чуть не задохнулся от такого. Он так сильно скучал по ней. Повесив трубку, он принял холодный душ и пошел спать. Соблазнительные видения о его прекрасной Мэг манили его к запретному плоду и продолжались очень долго. Из-за них он принял еще один очень холодный душ в 3 часа ночи. В пять утра она все еще звала его, так что он оставил всякие попытки заснуть и сдался желанию, что привело его к очень разочаровывающему результату. Ее улыбка и очарование сделали все так легко, но в то же время ему было так одиноко без нее. Нужно будет подумать над тем, как отплатить ей, как только он вернется домой.
  Бен увидел, что его ручка покатилась через стол, и заметил руку, которая взяла ее. Он узнал кольцо на ней, оно принадлежало его прекрасной жене. Что Мэг делает здесь, подумал он. Он протянул к ней руку, дотянулся до ее улыбающегося лица, и у него чуть не остановилось сердце. Она делает это снова. Она собирается довести его до полного безумия. Это женщина доведет его до смерти, но, Боже, он умрет счастливым. Он моргнул, чтобы убедиться, что глаза его не обманывают и она действительно без одежды. Она была полностью обнажена, хотя на ней были ее свадебные кольца, ожерелье, которое он подарил ей на день рождения, и пара красных туфель на высоких каблуках. Он потряс головой, думая, что теряет рассудок. Его Мэг не могла быть в этом зале для заседаний полностью обнаженная и с сияющей улыбкой на лице. Он закрыл глаза и снова открыл их. Она все еще была там и улыбалась ему. Она наклонилась и поцеловала его в губы. Он вдохнул ее чистый запах. Он потянулся к ней, но она убрала его руку и, сев ему на колени, обняла за шею. Он чувствовал ее теплое дыхание на шее, когда она начала трудиться над пуговицами его рубашки. Боже, она убивает его.
   "Мэг", - пробормотал он. "Мэг, что ты делаешь". Она только улыбалась и продолжала расстегивать его пуговицы. Бен посмотрел на ее трепещущие груди. Желание прикоснуться к ней было сильнее его желания сделать следующий вдох. Он потянулся, чтобы коснуться ее, но она снова оттолкнула его руку. Она взяла его лицо в свои руки и поцеловала его в губы. Чувствовать ее мягкие губы было еще тяжелее, если это вообще было возможно. Она улыбнулась, глядя ему в глаза, и положила его голову на свои трепещущие груди. Она все еще не говорила ни слова. Потом она немного поерзала на его коленях и потерлась о его твердый, как железо, пенис - это чувство было подобно раю. Он глубоко задышал, и она снова улыбнулась ему. Она не сказала ни единого слова с того момента, когда она вошла в комнату. Она подмигнула ему и дотянулась до его ремня. Она расстегнула его и молнию на его брюках. У него перехватило дыхание, и он начал медленно выдыхать, пока она забиралась внутрь и закрывала своей маленькой рукой его мужественность. Бен перестал дышать. Ему это было не нужно. Он сейчас в любом случае умрет. Эта женщина уничтожает его - это верно так же, как то, что он дышит. Он просто знал, что сейчас умрет.
  "Мистер Эванс?" - голос будущего партнера резко вернул его к реальности. "О чем вы думаете, сэр?"
  Его обнаженная Мэг исчезла подобно клубу дыма и оставила его с твердым, как камень, пенисом. Удивленный, Бен огляделся вокруг, как будто только что проснулся от долгой дремоты. Он посмотрел на лица сидевших за столом и взирающих на него с надеждой. Он сопротивлялся желанию спросить, почему они так смотрят на него, как будто ждут, что он передаст им божественные указания. Он хотел ответить, но не сделал этого, поскольку думал не о том и совершенно не знал, о чем они говорили.
  Всем было очевидно, что он не понимает, о чем идет разговор. "Я думаю", - он остановился. "Я думаю, что мне нужно вернуться домой к моей жене. На самом деле я думаю именно об этом", - хотел сказать он. Но вслух произнес: "Я думаю, что вы должны записать все, что вас интересует, чтобы все вопросы были задокументированы. Мы тщательно изучим каждый из них. Также я думаю, что если на повестке дня больше ничего нет, я поеду домой. Я уверен, что всем остальным тоже нужен отдых. Иначе мы ни до чего не дойдем. Я возьму все бумаги, которые лежат передо мной, и сегодня же передам в комиссию. Я обещаю вам быстрый ответ, независимо от того, будет он в вашу пользу или нет".
  "Звучит хорошо". Будущий партнер начал собирать бумаги, собираясь уйти. Даже слепой бы увидел, что мыслей Бена Эванса не было на этой встрече. Было понятно, что в его мыслях женщина и, если верить слухам, это должна быть его новая жена. По слухам, она была между Мадонной и Лолитой.
  Никто не пожелал противоречить Бену, так что встреча была отложена. Бен остался доволен. Он уже потянулся к телефону, чтобы позвонить Мэг, но потом решил сделать ей сюрприз. "Да, я поеду домой и с романтическим ужином буду ждать свою жену". Он встал со стула, в мыслях прорабатывая свой план.
  "Мистер Эванс, подождите!" - Бен повернулся и увидел кандидата в партнеры, несущего большую коробку. "Не забудьте это". Он опустил коробку, пожал ему руку и ушел. Бен заглянул внутрь. Там были жалобы и протоколы встречи. "Мне кажется, что нужно закинуть все это в офис, прежде чем отправляться домой", - пробормотал он, обращаясь к себе. Сюрприз для Мэг немного подождет. А потом, он может сделать для нее сюрприз в офисе. Это бы вытащило ее из ее ограниченного мирка. Она точно знала, что он чувствовал после ее маленьких шаловливых предложений, которые она прошептала ему по телефону прошлым вечером. Она ошарашила его и знает об этом. А он знает, что она очень довольна результатом. Черт, он тоже. Его жена очень, очень изобретательна, но он знает, как переплюнуть ее. Надо только вернуться домой. Она так умна, что он получит огромное удовольствие, когда будет учить ее всему, что он знает о том, как заниматься любовью. Он улыбнулся, поднимая коробку и удостоверяясь, что она полна доверху, как и он своим сюрпризом. Он вышел за дверь и направился в аэропорт. Он не хотел пропустить свой самолет и задержать свое прибытие домой даже на одну минуту.
  
  Глава 6
  
  "Дела как обычно"
  
  
  Стол Мэг был завален рабочими бумагами, и груда бумаг, казалось, жила своей собственной жизнью, вырастая с каждой минутой. Бен должен был вернуться домой завтра, и она хотела провести этот день с ним. Нужно было сделать так много и для этого оставалось очень мало времени, но она твердо решила переделать все дела независимо ни от чего. Она так сильно скучала по нему. Спать одной в такой большой постели было невесело, но это долго не продлится. Она улыбнулась своим мыслям и с жаром набросилась на выросшую кучу бумаг. К концу дня она уменьшилась, но все равно оставалась огромной. "Я закончу работу", - решила она. - "Не уйду, пока не доделаю все полностью". Она всегда делала все очень тщательно.
  Послышался стук в дверь. Мэг подняла голову и увидела Джину.
   "Я ухожу, миссис Эванс, если я вам больше ничем не могу помочь".
  "Нет, я думаю, что все под контролем. Джина, ты не доставишь мне удовольствие?" - спросила ее Мэг.
  "Конечно. Все, что угодно".
  "Так же сильно, как я люблю называться миссис Эванс, я предпочла бы, если бы ты называла меня Мэг, хорошо?" - улыбнулась она.
  "Конечно, Мэг. Когда ваш муж предполагает вернуться?" - спросила Джина.
  "Завтра! Но я все равно не могу дождаться. Я здесь закончу и пойду домой. Я оставлю на твоем столе, если что-нибудь будет нужно дополнительно. Я собираюсь провести весь завтрашний день с Беном", - она улыбнулась, очень довольная своими планами. "Он об этом не знает". И по-прежнему улыбаясь, Мэг погрузилась в мысли о восхитительном сюрпризе, который она припасла для Бена. Она заберет его в аэропорту и привезет его прямо к хижине, которую он подарил ей на прошлый День Святого Валентина. У них было много романтических побегов туда, и пришло время еще для одного. Она подумала о телефонном звонке, который был прошлой ночью, и ее улыбка стала еще шире. Он будет готов, подумала она. Однако она знала, что он отплатит ей за ее невинные замечания. Она не могла дождаться. Она даже купила новое неглиже для такого случая. Это была действительно большая трата денег, поскольку Бен не позволил бы ей долго носить его, даже если бы заметил, что оно новое. Это напомнило Мэг о том, что магазин должен был доставить ее покупку, но она все еще не получила ее.
  "Джина, подожди", - позвала она.
  Та остановилась в конце холла.
  "Да, миссис... Я имею в виду, Мэг?"
  "Мне не приносили сегодня пакет из "Бутика Леди Ли"?
  "Нет, я ничего не видела. Может быть, вы хотите, чтобы я позвонила им до своего ухода? Я могу сбегать и забрать его для вас, если есть проблемы".
  Джине действительно нравилась ее начальница, и она хотела сделать что-нибудь для нее. Раньше она работала на жену Грегори Ричардса, и Мэг была ангелом по сравнению с Энни.
  "Ты сделаешь это для меня? Я была бы тебе очень благодарна. Сообщи мне, когда все выяснишь". Мэг должна была иметь это неглиже. Без него ее сюрприз был бы все равно хорош, но оно было таким сексуальным, что она обязательно должна его получить. Она довела свой телефонный разговор с Беном до высшей точки, и ей нужны были все возможные боеприпасы.
  Через несколько минут Джина вернулась с информацией, что неглиже все еще в бутике и что она заберет его. Мэг поблагодарила ее и вернулась к работе.
  Джина возвращалась с пакетом и столкнулась с Тимом Труманом. "От этого парня у меня начинают бегать мурашки", - подумала она. Он был слишком слащавым и всегда задавал щекотливые вопросы о личной жизни Мэг. Эти вопросы никак его ни касались, и если бы м-р Эванс о них узнал, то Тим получил бы по зубам. Однажды она расскажет Мэг об этих грязных вопросах и предположениях, которые он делал в отношении нее. Некоторые из них были слишком личные, а она никогда не совала нос в чьи бы то ни было личные дела.
  "Джина, почему ты здесь так поздно?" - спросил он.
  "Я забрала один пакет для Мэг и просто должна отнести его ей".
  Она попыталась проскользнуть мимо него, но он загородил ей дорогу рукой.
  ""Бутик Леди Ли"? Бен, должно быть, на пути домой, верно?"
  "Да, он возвращается завтра. А теперь, извините меня - мне нужно отдать это миссис Эванс". Она нырнула под его рукой и пошла к офису Мэг.
  "Пронырливый слизняк", - прошептала она про себя.
  "Итак, Бен возвращается завтра", - подумал Тим и пошел к своей машине. - "И Мэг купила новое секс снаряжение, чтобы соблазнять его. Как замечательно!" Мысли о том, что Бен и Мэг вместе, приводили его в бешенство! Он выехал на магистраль и купил упаковку из 6-ти банок пива. Он открыл одну и сел в машину. Сделав глоток, он подумал о том, как однажды они с Мэг были счастливы и что он сделал все, что было в его силах, чтобы вернуть ее себе. Но без успеха! Бен, Бен, Бен! От этого парня его просто тошнит! Энни хотела его, Мария хотела его, а Мэг получила его! Что они находят в нем? "Бен совсем не так красив, как я", - подумал Тим. "Не может быть, чтобы его деньги так сильно интересовали и Марию и Мэг". Его акцент заставлял Тима ёжиться, но женщины приходили от него в восторг. "Не может быть, чтобы Мэг считала его таким привлекательным. Я этого просто не понимаю", - подумал он, допивая одну банку пива и открывая следующую.
  Мэг подняла голову от бумаг и с удивлением обнаружила, что на улице уже темно. Она посмотрела на свои часы. 20:25. Бен должен был скоро позвонить, и ей нужно было пошевеливаться, если она хотела попасть домой вовремя и не пропустить его звонок. Кроме того, Бен разозлится, если выяснит, что она работает так поздно.
  
  Глава 7
  
  "Сюрпризы"
  
  
  Стюардесса пробудила Бена от его восхитительного сна. Он был не слишком счастлив, когда его видения о Мэг снова внезапно исчезли. "Это уже становится смешным", - подумал он. Вино, которое он потягивал из ложбинки между ее грудями, также исчезло. Он чмокнул губами в поисках упомянутого вкуса.
  "Мистер Эванс, мы скоро приземлимся", - стюардесса потрясла его за руку. Он ей нравился, и она ненавидела его будить. Он улыбался и, кажется, ему снился очень приятный сон. Ей стало интересно, кто или что заставило его так улыбаться. Она посмотрела на его левую руку и увидела свадебное кольцо. Почему, спросила она себя, почему все хорошие парни уже женаты. Она вздохнула и сказала: "Пожалуйста, пристегните ваши привязные ремни".
  "Спасибо", - рассеянно ответил он и стал застегивать ремень. "Скоро я буду дома, Мэг", - подумал он про себя. -"Скоро мы будем вместе. И ты сможешь сделать все твои озорные мечты явью", - улыбнулся он себе, чрезвычайно довольный тем, как все происходит, и представляя удивление на лице Мэг, когда он вернется раньше, чем ожидалось. Когда самолет приземлился, Бен быстро вышел из него и пошел взять напрокат машину. Мэг подбросила его в аэропорт, так что у него не было транспорта, чтобы добраться домой. Она настояла на том, чтобы везти его туда, потому что хотела провести с ним каждую минуту до его отлета. В транспортном агентстве очередь казалась просто бесконечной. Аэропорт казался более переполненным, чем обычно. Он рассеянно подумал о том, почему. Через 20 минут он подошел к стойке администратора агентства и узнал, что последняя машина уже нанята. Здесь можно было еще 2 часа прождать, чтобы получить машину от другого агентства. Он разозлился, но не сдался. Вытащив свой сотовый, он позвонил Кейси.
  "Кейси, это Бен. Я в аэропорту, и мне нужно на чем-то приехать домой. У них все машины наняты, а моя у дома с того времени, как Мэг отвозила меня на ней в аэропорт. Ты не сможешь мне помочь? Мэг не знает, что я уже здесь, и я хочу удивить ее".
  "Конечно, я приеду", - пообещал Кейси. "Я говорил с Мэг несколько минут назад, и она еще на работе. Ищет потерянные концы. Я могу отвезти тебя прямо туда, если хочешь". Кейси понадеялся, что Мэг не против того, что он сказал Бену, что она поздно работает. Она упоминала, что Бену не нравится, когда она так делает. Но, решил он, было много лучше ему рассказать, что она в офисе, чем привезти его в пустой дом и заставить волноваться о том, где она.
  "Это было бы здорово, потому у меня есть бумаги, которые я должен закинуть в комиссию. Спасибо, Кейси. Ты спас мою жизнь!" Он был очень благодарен своему другу. "Я встречу тебя у входа 57", - сказал он, а потом попрощался и закрыл сотовый телефон. "Хорошо, что Мэг на работе", -подумал он. "Офис ближе, чем дом, и мы скорее встретимся". Он пошел к входу, где он должен был встретиться с Кейси. Тот был его шафером на свадьбе и носил это звание ежедневно. Бен мог всегда рассчитывать на Кейси, когда он или Мэг нуждались в нем. Кейси был замечательным парнем, и он гордился тем, что называет его другом. Ожидая Кейси на улице, он заметил, что поднялся ветер. На большом расстоянии прогремел гром, предупреждая, что приближается гроза. "Здорово", - подумал он. "Надеюсь, что Кейси доберется сюда раньше, чем она начнется".
  
  Глава 8
  
  "Опасная одержимость"
  
  
  Мэг закрыла последнюю папку, из тех, что лежали у нее на столе. Наконец-то! Она посмотрела на часы. Сейчас 22:05, а Бен звонит ей каждый вечер точно в 22:30. Ей лучше поторопиться, если она не хочет опоздать к его звонку. Она положила все бумаги, которые нужно было изучать дополнительно, на стол Джины. Ей показалось, что она слышит какой-то звук, и она подозрительно огляделась. Предполагалось, что не считая охранника, она была единственным человеком в здании. "Эй, кто здесь?" - крикнула она, задаваясь вопросом, может ли это быть охранник. Мэг спустилась в холл к входной двери, но та была по-прежнему крепко заперта. Она открыла ее, и выглянув, поняла, что ветер на самом деле очень сильный и похоже, что шторм сильно приблизился. "Мне надо выбираться отсюда, пока не начался шторм", - сказала она себе, возвращаясь к себе в офис.
  Мэг уже собиралась уходить, когда услышала, как хлопнула дверь за ее спиной. Пораженная, она обернулась и увидела Тима. "Тим, что черт возьми, ты здесь делаешь в такой час?" - спросила она, схватившись за грудь и пытаясь справиться со страхом. Казалось, что Тим с трудом держится на ногах, а лицо его было красным. Подойдя поближе, она поняла, что от него разит спиртным, и сморщила нос от отвращения. "Только не это снова", -подумала она. "Я думала, что ты оставил это в прошлом, Тим".
  "Я здесь, чтобы спасти тебя от шторма, Мэг. Бена же нет в городе" -, невнятно произнес он. "Верно? Кто-то должен позаботиться о тебе - вот я и пришел", - сказал он и широко развел руки.
  "Очень смешно, Тим". Она подошла к столу и начала с него все убирать. "У меня нет времени. Мне нужно домой".
  "Тебе всегда нужно домой", - ответил он саркастически. "Домой к Бену. К дорогому Бену. Я сейчас тебя отвезу. Прямо в руки Бену. Ты разве не слышала, как я сказал, что пришел сюда, чтобы позаботиться о тебе?" - пьяно спросил он.
  "Ты пьян", - напомнила ему Мэг, что было совершенно излишне. "А я позабочусь о себе сама", - огрызнулась она, и взяв свою сумочку, попыталась обойти его. Он поднял руку, чтобы остановить ее, и Мэг посмотрела на нее, как на нечто противное. С отвращением посмотрев на Тима, она попыталась проскользнуть под его рукой. Тим схватил ее руку и не дал пройти. Мэг никогда не видела его таким, и он начинал ее пугать. "Тим, пожалуйста! Мне больно! Отпусти меня!". Пытаясь вырваться из его сильной хватки, она ощутила запах пива, который шел от его дыхания. Он был тошнотворным. Она знала, что должна была уйти от него. Она видела его в похожем состоянии раньше, в Канзасе, и ей совершенно не нравилось то, что она видела теперь. Он снял с ее плеча сумочку и вытащил из нее ключи. "Тим! Отдай!"
  "Нет, Мэг. Мы с тобой должны поговорить", - невнятно сказал он. "Ты игнорировала меня достаточно долго, и я устал от этого". Он сунул ключи себе в карман. "Я хочу знать, что это?" - спросил он и, взяв с ее стола пакет, зло потряс его.
  "Не твое дело!" Она схватила пакет и бросила на пол. Ей удалось вырвать свою руку из его хватки, когда он попытался подхватить пакет. Она побежала к двери и попыталась сбежать, но обнаружила, что дверь заперта.
  "Куда это ты собралась?" - Тим подошел к ней сзади. "Я же сказал, что нам надо поговорить!" - закричал он, хватая ее за руку и толкая к стулу. Мэг была в ужасе. Тим силой посадил ее на стул.
  "Я люблю тебя, Мэг! Я никогда не переставал тебя любить! А все, что я слышу, это - Бен! "Мой дорогой Бен!" Боже, как я его ненавижу! Он должен был быть с Марией, а ты со мной! Ты - моя!" - закричал он и, вскочив, зашагал по комнате. Мэг от испуга не могла издать ни звука. Она сидела, съежившись на стуле, и хотела знать, как ей выбраться из этого. Нога Тима наступила на коробку из бутика, которая упала на пол, пока они боролись. "Что это такое?" - спросил он и, подняв коробку с пола, сильным рывком открыл ее. Он вытащил из коробки белое кружевное белье и начал рассматривать его. "Ладно, посмотрим, что же мы здесь имеем!" - сказал он восхищенно. "Я уверен, что это будет подарком для Бена", - пьяно усмехнулся он. "Очень плохо, что он никогда не увидит тебя в нем".
  "Тим, положи это на место!" - закричала Мэг, надеясь, что ее слова дойдут до его пьяного мозга. "Что с тобой происходит?" Она встала со стула, молясь, что сможет найти причину, достаточную для него. Она осторожно подошла к нему и взяла белье из его руки. "Почему ты так себя ведешь? Ты всегда знал, что я люблю Бена!" Она начала плакать. Она не знала, было ли это от страха или от оскорблений, которые он наговорил ей. "Тим, у тебя был твой шанс. Ты упустил его. Я тебя не люблю. Я люблю Бена. Конец истории. Ты не можешь ничего сделать, чтобы изменить это, так что смирись. Сколько раз я должна это тебе повторять! А теперь, отдай, пожалуйста, мои ключи, чтобы я могла поехать домой".
  Тим посмотрел на нее и, протянув руку, коснулся ее лица. Мэг отдернулась, как будто его прикосновение было отвратительным. Он обезумел от этого. Она без страха позволяет Бену касаться ее, подумал Тим. Он был в этом уверен. Его прикосновения были лучше, чем прикосновения Бена, и она должна радоваться, чувствуя его руки на себе. Ее реакция разозлила его. "Ты уйдешь, когда я разрешу. Не раньше!" - крикнул он ей.
  
  Глава 9
  
  "Затишье перед бурей"
  
  
  Бен увидел, как машина Кейси подъезжает к ограждению, и издал вздох облегчения. Он успел до шторма. Теперь появилась надежда, что он привезет Мэг домой раньше, чем начнется самое худшее. Кейси посигналил, чтобы привлечь внимание Бена, и помахал ему. Бен помахал в ответ и, подняв коробку и чемодан, пошел к машине.
  "Извини, что опоздал, Бен", - извинился Кейси, выглянув в окошко, пока Бен подходил к машине. "Но пробки - просто ужас. Может, хоть шторм что-нибудь сделает с ними", - сказал он, вылезая. Он взял у Бена коробку и сунул ее в багажник. "Мы попытаемся проехать к "Медиа Центру" другим путем. Автострада - это бампер к бамперу".
  "Нет проблем. Я рад, что есть, кому меня подвезти. Я действительно ценю, что ты это делаешь. Мне нужно закинуть в офис эту коробку. Если Мэг еще там, я поеду домой вместе с ней". Он надеялся, что она еще там, а не решила ехать домой и ждать его вечернего звонка. Было уже поздно, и если ее нет в офисе, ему придется снова просить Кейси отвезти его домой. Он будет дома сегодня вечером, даже если ему придется пройти весь путь пешком.
  "Мэг действительно получит сюрприз, когда увидит тебя", - заметил Кейси. "Я точно знаю, что она по тебе скучает. О чем бы она не говорила, ты не сходил с ее языка. Ты - счастливчик, друг мой, что у тебя такая любящая жена".
  "Она не может скучать по мне больше, чем я скучаю по ней", - Бен виновато посмотрел на Кейси, подумав о своей эротической фантазии на встрече. Боже, как же он рад, что люди не могут читать его мысли. Его бы арестовали за то, что он задумал проделать со своей женой. Он виновато улыбнулся. "Ты прав, друг мой Кейси. Я счастливчик". Он сел в машину, и выглянув в окно, посмотрел на черное небо. "Похоже, приближается большой шторм".
  "Да. Я думаю, ты прав", - ответил Кейси и улыбнулся другу. Он отъехал от ограждения и вошел в поток мчащихся машин.
  Бен смотрел на полосу света, пересекавшую потемневшее небо, пока они ехали по дороге вдоль океана к "Медиа Центру". Волны с каждым валом становились все выше и выше. Было похоже, что у них будут проблемы, если шторм будет таким сильным, как обещают предвестники. Но даже это не сломит его. Он был уверен, что будет в безопасности в объятиях Мэг, когда начнется шторм. Единственное, о чем он волновался, так это как спастись от ее сексуальных атак на свой разум. Эта мысль вызвала у него улыбку. И от прилива нежных чувств он даже услышал, как Мэг зовет его. Он покрутил головой. Ему показалось, что он слышал, как она зовет его. Это очень удивило его, и он потряс головой, чтобы привести в порядок свои мысли. Он посмотрел на Кейси, который крутил настройку радио. "Я совершенно сошел с ума", - подумал он, - "но я был уверен, что слышу, как она зовет меня по имени". Он откинул голову на спинку сидения. Еще несколько минут, и они будут вместе. И тогда, возможно, она прекратит свои безжалостные атаки на его уже совершенно перегруженный разум.
  
  Глава 10
  
  "Нападение"
  
  
  Мэг медленно села обратно на стул, пытаясь придумать что-то правильное, что можно сказать Тиму, чтобы он оставил ее в покое. Она была очень напугана.
  "Тим, пожалуйста, сядь. Мы может об этом поговорить. Я думаю, что ты имеешь право сейчас злиться..."
  "Злиться! Черт! Я больше чем разозлен! Я потерял единственную женщину, которая что-либо когда-либо значила для меня! Она ушла к какому-то британскому ублюдку! А он ходит по этому городу, как будто весь мир что-то ему должен! А я не должен, черт подери! Я ничего ему не должен!"
  Действия и настроение Тима становились все хуже и хуже. Мэг никогда не слышала, чтобы он так ругался. Он поднял белье с пола и посмотрел на него, а потом на Мэг. Ее затрясло от страха. Она с силой вцепилась в стул, решив не показывать ему, как она напугана.
  "Надень это!" - он кинул ей белье. "У меня нет намерения позволить старине Бену увидеть тебя в этом раньше меня".
  "Нет!" - ледяным тоном ответила ему Мэг. "Тим, ты зол, и пиво замутило твой разум. Отдай мне ключи, и мы разойдемся по домам. Я обещаю, что не скажу Бену о том, что ты сделал. Позволь мне уйти".
  Она не хотела ни о чем его просить, но сейчас она начала впадать в отчаяние. Ей нужно выбраться отсюда.
  "Тебе станет много лучше, если ты поспишь, а потом мы...". Тим снова прервал ее: - "Я уже сказал, что ты сможешь уйти, когда я скажу тебе и не минутой раньше! НАДЕНЬ ЭТО ЧЕРТОВО БЕЛЬЕ!" - закричал он на нее.
  Мэг села в ошеломленном недоверии. Что же ей делать? Она была по-настоящему испугана. Что он сделает, если она откажется надевать белье? Боже, как же ей нужен сейчас Бен! Она испугалась еще больше при мысли о том, что он может сделать, если она откажется. Она стояла, пытаясь придти к решению. Ноги ее дрожали, а руки жутко тряслись. Она снова попыталась найти, чем урезонить Тима. В прошлом ей это всегда удавалось, но на этот раз он казался очень сильным и враждебным.
  "Тим, успокойся", - взмолилась она. "Я не собираюсь надевать это белье . Я пойду и принесу тебе кофе. Тогда мы сможем посидеть и поговорить..."
   Она закричала от боли, когда Тим со всей силы ударил ее по лицу. Острота боли причинила ей страдание и одновременно удивила. Она поднесла руку ко рту и почувствовала кровь. Она посмотрела на руку и увидела на пальцах кровь. Кровь идет из губы, рассеянно подумала она. Его пьяные, несфокусированные глаза свирепо смотрели на нее.
  "В последний раз говорю, надень это, Мэг. Я хочу, чтобы ты надела это прямо сейчас! Я не хочу причинять тебе боль, но я сделаю это, если ты не сделаешь, как я сказал".
  Из ее глаз градом покатились слезы, и она взяла у него белье. "Ладно", - уступила она. "Я надену".
  Она отвернулась от него и пошла. Он поймал ее руку и сильно сжал. "Куда ты идешь, черт возьми?" - закричал он, придвигаясь к ее лицу.
  Мэг потерла ноющую щеку и тихо сказала: "Я вернусь. Я иду в ванную".
  Казалось, это успокоило его на какой-то момент, и он позволил ей уйти. Она вошла в ванную, закрыла за собой дверь и прислонилась к ней, прерывисто рыдая. Это не может с ней произойти. Что Бен подумает о ней, если она позволит Тиму изнасиловать себя. Она не может позволить этого. Это все разрушит. Она должна найти способ выбраться отсюда. Что же ей делать? Она так одинока и испугана. Боже, как же ей нужен Бен! Он нужен ей больше, чем когда-либо. Расстегивая платье, она осмотрелась вокруг в поисках выхода. Почему в ее личной ванной нет окна, подумала она. Здесь нет ничего, что можно было бы использовать, как оружие, но если бы она смогла добраться до телефона, она смогла бы использовать аппарат, чтобы вырубить Тима. Что с ним происходит? Сара говорила ей, что он странно себя ведет, но она и представить себе не могла, что он может устроить такое. Она выскользнула из одежды и надела белье, закрепляя полоски на плечах дрожащими пальцами. Тим забарабанил в дверь.
  "Я жду!" - заорал он.
  Сквозь рыдания, она ответила ему лучшее, что смогла.
  "Я сейчас выйду, Тим".
  Она посмотрела на свое лицо в зеркало и заметила небольшой ушиб, сформировавшийся около ее рта.
  "Как он мог сделать это со мной?" - подумала она. - "Как я смогу объяснить все Бену и заставить его понять"? - Она решила, что самое лучшее, что она может сделать, это выбраться отсюда и пытаться защищаться всеми доступными средствами. Она не хотела причинять боль Тиму, но она сделает это, прежде чем она позволит себя изнасиловать. Он может в конце выиграть, но она не сдастся без боя. Это было обещанием, которое она себе дала, и она предполагала сдержать его, даже если ей придется убить Тима. Но была надежда, что Тим скоро отключится, и тогда весь этот кошмар закончится. Когда она вернулась в офис, Тим сидел на ее стуле. Она посмотрела на телефон, стоящий рядом с ним.
  "Мило", - с вожделением сказал он. "Очень, очень мило. Дай мне посмотреть, насколько хорошо это выглядит со спины".
  Она неохотно повернулась, как он приказал ей.
  "Распусти свои волосы. Мне они нравятся, так что не убирай их обратно", - приказал он.
  Она дотянулась и сняла с волос ленту, позволив им рассыпаться по ее плечам. Тим казался усталым. Если она сможет протянуть время достаточно долго, он либо заснет, либо она сможет добраться до телефона.
  Мэг выглядела в этом белье очень сексуально. Оно облегало ее тело, как перчатка.
  "Белый - определенно твой цвет, Мэг. Подойди сюда и дай мне посмотреть на тебя поближе", - приказал он ей снова.
  Она подчинилась, не имея выбора. Она чувствовала себя грязной и испуганной. "Если бы только Бен был здесь", - подумала она, - "мне нужен Бен".
  "Мэг, я хочу тебя. Я хочу, чтобы ты занялась со мной любовью", - потребовал Тим.
  "Что?! Нет, Тим, этого не будет! Все и так уже достаточно затянулось".
  Мэг казалась теперь более сердитой, чем испуганной. Она повернулась, чтобы вернуться в ванную, но Тим схватил ее сзади.
  "Отпусти меня! Тим!"
  Тим обхватил ее и начал целовать, а она стала бороться, чтобы вырваться. Она ударила его коленом в пах. Это ослабило его хватку. Но только на мгновение. Она попыталась сбежать, но он схватил ее за ноги и потянул вниз. И прежде чем она поняла, что происходит, он уже сидел на ней сверху и, держа ее руки над головой, влажно целовал ее шею. Плача теперь уже всерьез, она стала его умолять.
  "Тим, пожалуйста, не делай этого. Ты же не хочешь причинять мне боль!"
  Он продолжил целовать ее шею и стал массажировать ее обнаженную грудь свободной рукой. Она, казалось, забыла о слезах и ощутила в себе силу двоих мужчин. Он причинял ей боль. Он сильно сжал ее соски, и она заплакала от боли. Она боролась с ним, но у нее было мало сил. Извиваясь, она попыталась вылезти, но без успеха. Он дотянулся и разорвал лямку на ее правом плече, обнажив обе ее груди для своего похотливого взгляда. Он не мог дождаться получить в свой рот эту награду. Он наклонился и начал покусывать ее соски, сжимая их так сильно, что у нее потекли слезы. Мэг закрыла глаза, не в силах поверить в злодеяние, которое сейчас происходило.
  
  Кейси подъехал к стоянке и увидел, что машина Мэг еще там.
  "Здорово! Она все еще здесь", - улыбнулся Бен, ничего не зная о кошмаре, который она в этот момент испытывала в руках Тима. Он ощутил внезапное желание немедленно увидеть ее. Он не знал, почему. Он просто знал, что должен увидеть ее и прикоснуться к ней, чтобы знать, что все в порядке.
  Заревел ветер. Гром и молния были слишком близко, чтобы можно было быть оставаться спокойным. Бен вышел из машины, а Кейси открыл багажник и вытащил из него "дипломат" Бена и коробку. Бен открыл багажник машины Мэг, и Кейси поставил их туда. Бен поблагодарил Кейси за то, что тот подвез его, и пошел в здание, чтобы отнести бумаги в офис. Он не мог дождаться сделать Мэг сюрприз и исполнить свое отчаянное желание заключить ее в свои объятия.
  
  А в офисе Мэг продолжался кошмар.
  Тим пытался сорвать с тела Мэг белье, а она все еще боролась с ним изо всех сил.
  "Мэг, давай!" - потребовал Тим, хватая ее за волосы и удерживая таким образом ее избитое тело. Она боролась с ним, как дикая кошка. Он снова ударил ее и приказал замолкнуть, но она продолжала бороться.
  "Тим, уйди от меня!" - закричала Мэг. Он прижал руку к ее рту, чтобы заставить замолчать. Она, наконец, снова получила возможность ударить его коленом в промежность, но когда ей это удалось, он еще больше разозлился и, схватив за волосы, отпихнул ее.
   "ПОЖАЛУЙСТА, ОСТАВЬ МЕНЯ!" - она толкнула его в плечо.
  "ПОМОГИТЕ! КТО-НИБУДЬ ПОМОГИТЕ МНЕ! ПОЖАЛУЙСТА! БЕН! ПОМОГИ МНЕ!" - снова закричала она. Тим ударил ее снова, и на этот раз она чуть не потеряла сознание.
  
  Бен услышал ее крик, когда спускался в холл, и сразу же узнал голос Мэг. У него упало сердце, и он замер на месте. А потом уронил коробку и бросился вниз, выкрикивая ее имя.
  "Мэг? Где ты? Ответь мне, Мэг!" - он крутанул ручку двери и влетел коридор. Оказавшись рядом с офисом, он позвал: - "Мэг, ты здесь? Мэг! Где ты, моя любовь?"
  Мэг начала приходить в себя. Тим все еще сидел на ней верхом. Он успел снять белье только наполовину. Она знала, что скоро он снимет все полностью и исполнит свое замаскированное желание изнасиловать ее. Она услышала из коридора какой-то звук. Бен? Она вдруг поняла, что это Бен. Бен может спасти ее. Он не позволит Тиму сделать это с ней. "Бен, Бен, помоги мне!" - закричала она. Было очевидно, что Тим так пьян, что не понимает, что Бен здесь. "Я принимаю желаемое за действительное", - подумала она, но ухватилась за любую надежду. Одной только мысли о том, что Бен рядом, было для нее достаточно, чтобы у нее появились новые силы. "Кто-нибудь, помогите мне! Пожалуйста!" - закричала она.
  Бен выбил дверь и увидел Тима, который сидел верхом на Мэг. Его сердце заполнили ярость и гнев! Первой его мыслью было: "Я убью этого подонка!". Он стащил Тима с Мэг и швырнул его через всю комнату. Тот ударился о стену и сполз по ней, потеряв сознание. Бен надеялся, что убил его, но решил, что разберется с этим позже. Сейчас все его внимание было обращено на Мэг, которая пыталась натянуть порванную одежду. Он тихо позвал ее по имени. Она посмотрела на него со слезами на глазах и протянула к нему руки. Ее лицо было в ушибах, и Бен подхватил ее на руки, прижав к себе. Она неудержимо рыдала. Он посмотрел на ее лицо, покрытое ушибами, и мягко вытирая слезы, катившиеся по ее щеке, попытался ее утешить.
  "Все хорошо, Мэг", - сказал он, гладя ее волосы. - "Он больше не причинит тебе боли. Ты в безопасности. Шшш, не плачь. Все хорошо". Он прижал своим подбородком ее голову и молча молился, что успел вовремя, чтобы спасти ее от самой зверской части этого нападения. Боже, он желал бы, чтобы ничего этого не произошло, но благодарил Бога за то, что, по крайней мере, Тим не изнасиловал ее. Ушибы постепенно пройдут, но она никогда не забудет подлой власти врага, однажды назвавшего себя ее другом.
  "Мэг, Боже мой. Как ты?" - спросил Бен. Он пытался контролировать свой гнев, когда как следует рассмотрел ее разбитое лицо.
  "Я не знаю", - рыдала она. "Он был пьян и пришел сюда... Я купила это для тебя... подарок... он... он... он заставил меня надеть это... а потом пытался изнасиловать меня. Бен", - она прижалась к его рубашке. "Я пыталась бороться с ним... я... я... пыталась делать все...", - бессвязно заговорила она. Она считала, что должна убедить его, что это не ее вина. "Я не могла вырваться... он забрал мои ключи... запер дверь.. я не могла выйти..." - пыталась говорить она сквозь слезы, сильно прижимаясь к Бену.
  Бен тихо поцеловал ее в лоб. "Шшш, все кончилось. Я здесь, и я никуда не уйду. Ты можешь идти?" - спросил он, помогая ей встать. "Да", - тихо ответила она.
  Бен помог ей добраться до ванной, поднял с пола ее одежду и отдал ей. "Оденься, а потом я позвоню Рикардо. Мы должны удостовериться, что его посадят в тюрьму и он присоединится к другим таким же мерзавцам. Он проведет там остаток своей никчемной жизни, если я его раньше не убью". Ему было трудно скрывать свой гнев от Мэг. Он помог ей застегнуть блузку под подбородком. Казалось, она не хочет, чтобы ее кожа была где-нибудь обнажена. Он дотянулся до полотенца, намочил его и начал мягко вытирать ее израненное лицо.
  "Закончи это", - мягко попросил он. "Мне нужно позвонить в полицию".
  "Не оставляй меня", - попросила она, отчаянно сжимая его руку.
  "Я никуда не уйду", - заверил ее Бен. "Я просто подойду к твоему столу, чтобы позвонить. Я буду прямо около двери".
  Тим все еще лежал на полу, когда Бен вернулся в комнату. Он подошел к столу Мэг и набрал номер полиции. Он повернулся спиной к Тиму, а тот поднялся и прыгнул ему на спину, обхватив руками за шею. Бен уронил телефон. Он попытался разорвать захват Тима на своей шее, от которого ему стало тяжело дышать. Он ударил Тима о стену, и тот ослабил хватку. Бен хватал ртом воздух, когда Тим снова набросился на него.
  "Я убью тебя, ублюдок!" - пьяно закричал Тим и с дикой силой бросился на Бена. Но на этот раз Бен был подготовлен. Он ударил Тима по левой щеке кулаком, а потом нанес удар в живот. Тим упал на колени. Сознание Бена заполонил гнев, и он пнул его в живот. Тим упал на пол.
  "Ты хотел меня, сукин сын! Хорошо, ты меня получил! Посмотрим, что ты сможешь сделать сейчас, когда ты напал не на беспомощную женщину! Давай! Вставай! Дай мне причину сломать твою идиотскую шею!"
  Ослепленный яростью, он схватил Тима за воротник и прижал к стене. "Как ты посмел пытаться изнасиловать Мэг! Как ты посмел к ней прикоснуться! Никто, ты слышишь меня? Никто не смеет причинять боль моей жене! Я убью тебя, ты, трусливый, жалкий ублюдок!" Он сжал шею Тима и начал его душить, когда из ванной вышла Мэг.
  "Бен! Бен, НЕТ!" - закричала она, подбегая к нему. "Бен, пожалуйста, отпусти его! Ты его убьешь!" - просила она, но глубоко внутри она хотела, чтобы Тим умер за то, что сделал с ней. Бен посмотрел на нее, и в его глазах все еще была ярость.
  "Пожалуйста, Бен", - попросила она. - "Отпусти его!"
  Тим был синим и издавал придушенные звуки. Он был близок к потере сознания, когда Бен, наконец, отпустил его, и упал на пол, ловя ртом воздух. Бен подошел к окну и запустил пальцы в волосы, пытаясь успокоиться. Мэг посмотрела на страдающего Тима, но не испытала к нему никакой жалости. Она повернулась и подошла к тому месту, где он лежал около стены. Она присела перед ним на корточки и посмотрела прямо в его несфокусированные глаза. "Я должна была позволить ему убить тебя".
  В комнату влетела полиция с оружием наизготовку.
  "Что здесь происходит?" - спросил один из полицейских.
  "Этот человек пытался убить меня!" - простонал Тим, указывая на Бена.
  "Ты ублюдок!" - Бен снова пошел на него, но молодой полицейский вернул его обратно. "Он пытался изнасиловать мою жену!" Мэг подошла к Бену и, обняв его, снова зарыдала. Когда полицейский отпустил Бена , тот крепко обнял ее,
  "Кто вас вызвал?" - спросил он офицера, стоящего рядом с ним.
  "Мы получили звонок, но никто ничего не сказал, и мы проследили его. Диспетчер услышала суматоху на заднем плане и поняла, что что-то не так. Она предала нам сообщение по радио, и мы приехали. Можно узнать, что с ней произошло?"
  Офицер Смит был хорошим парнем, и он помнил Бена по "Бездне". Он всегда считал Бена хорошим и тихим парнем.
  "Мистер Эванс, правильно?" - обратился он к Бену.
  "Да, я - Бен Эванс", ответил тот, все еще крепко обнимая рыдающую Мэг.
  "Расскажите мне, что произошло, а потом мы возьмем у всех показания", - сказал молодой полицейский и, вытащив свой блокнот, начал записывать страшные детали.
  Офицер Смит посмотрел на лицо Мэг, а потом на Тима и в удивлении покачал головой.
  "Похоже, что кто-то пойдет сегодня в тюрьму, ребята", - сказал он вслух. А про себя обратился к Тиму: "Ты удачливый ублюдок. Если бы мы сюда не приехали, Бен Эванс убил бы тебя, и это было бы по заслугам".
  Тим снова попытался вмешаться, но офицер Смит повернулся к нему. Единственное, чего он не мог терпеть, так это мужчин, нападающих на женщин. Он слишком часто видел их на своей работе, и каждый раз его тошнило от них. "На твоем месте", - посоветовал он Тиму ледяным тоном, - "я бы молчал, пока не разрешат говорить. Если ты не заткнешься, мы вместе с моим напарником выйдем за дверь и позволим мистеру Эвансу совершить свое собственное правосудие. Так что сядь и заткнись", - предупредил он Тима. Тим послушно сел на стул позади него.
  В это время у всех уже взяли показания, и из них следовало, что Тим будет обвинен в попытке изнасилования. На него надели наручники и вывели к полицейской машине. Офицер Смит снова посмотрел на лицо Мэг. Вся ее левая щека стала темно-синей, губа распухла и кровоточила. Глаз подавал все признаки того, что утром он будет черным. "Плохо, что повешение - это противозаконно", - подумал он, - "качаться на высоком дереве, вот чего заслуживает Тим Труман".
  Бен и Мэг поехали в полицейский участок, чтобы выдвинуть обвинения. Мэг настаивала, что ей не нужен медицинский осмотр, несмотря на протесты офицера Смита и Бена. Бен очень волновался за нее, но она, казалось, хорошо держалась. Офицер Смит почувствовал, что будет лучше, если они, не дожидаясь утра, поедут в полицейский участок, несмотря на то, что миссис Эванс явно трясет. "Это будет недолго, мэм. Я обещаю"
  
  Глава 11
  
  "Эмоции"
  
  
  Когда Мэг и Бен пришли в полицию, на Мэг нахлынули воспоминания о том, как она была здесь раньше с Энни и потом после убийств на острове, который Бен подарил ей. Это место вызывало в ней дрожь. Бен волновался из-за ушибов на ее лице, но она не видела причин ехать в больницу. Ее раны были поверхностны, и Тим не изнасиловал ее. Ее привела в ужас сама мысль об этом, и она молча молилась, что Бен успел вовремя. Только одного того, что он был рядом и обнимал ее, было достаточно, чтобы излечить все ее раны. Она чувствовала себя в безопасности, когда он был рядом с ней. Это был Бен. Он был рядом всегда, когда она больше всего в нем нуждалась. Он спас ее от своего брата-близнеца Дерека. "Мой герой", - подумала она, - "всегда спасает во мне женщину. Спасибо тебе, моя любовь", - тихо прошептала она, а потом внезапно остановилась и повернулась к нему.
  "Бен, я только сейчас вспомнила".
  "О чем?" - спросил он, гладя ее лицо и осторожно прикасаясь к щеке с ушибом.
  "Ты должен был приехать не раньше, чем завтра. Что ты делал в офисе сегодня вечером? Как ты узнал, что я была там и что ты мне нужен?"
  "Меня забрал в аэропорту Кейси. Я хотел сделать тебе сюрприз".
  Бен откинул волосы с ее лица. "Сюрприз", - подумал он, осторожно гладя ее щеку. Одна только мысль о том, что чуть не произошло с ней, вызывала в нем слепой гнев. Тим заплатит за это, пообещал он себе, осторожно прикасаясь к синеватому ушибу у нее под глазом. "Завтра это будет настоящий отек", - подумал он, -" я заставлю Тима заплатить за это, даже если мне придется извлекать из его никчемного тела каждую унцию голыми руками".
  Бен обнял ее и осторожно повел в офис Рикардо, не отпуская от себя даже на секунду. Рикардо удивился, когда увидел их, но немедленно оценил ситуацию, когда увидел раны на лице Мэг. Он посмотрел на одного, потом на другого и рассеянно подумал о том, что если человек, который сделал это с Мэг, еще жив, то он должен будет рассказать свою версию этой истории. Он знал Бена и знал, что если что-нибудь случится с Мэг, то Бен заставит преступника заплатить. И дорого заплатить.
  "Боже мой, Мэг! Что с тобой произошло?" - спросил он, поднимаясь со стула. Он подошел и поприветствовал их.
   "Это длинная история, Рикардо", - ответила она. "Офицер Смит сказал, что мы должны сюда придти и выдвинуть против Тима обвинения. О-он... он напал на меня".
  Мэг заплакала и спрятала лицо на груди Бена. Его сердце разрывалось от ее рыданий. Он погладил ее по спине и тихо, успокаивающе, заговорил с ней.
  Рикардо посмотрел на Бена через голову Мэг.
  "Ей не нужен врач?" - тихо спросил он.
  Он и раньше видел дела об изнасилованиях. Это были отвратительные, злобные преступления против беззащитных женщин, его тошнило от такого. У них с Беном были не самые лучшие отношения, но его сердце разрывалось от жалости к этому человеку, обнимающему свою рыдающую и избитую жену и мягко поглаживающему ее волосы. Это должно было быть очень тяжело и для него и для нее. "Черт!" - выругался он и про себя понадеялся, что Бен убьет этого подонка. Это спасло бы его от необходимости делать это самому. Он не хотел бы иметь отношение к этому делу. Не из-за презрения к своему бывшему шурину, а из-за того, что он не был уверен, что сможет удержаться и не убьет этого ублюдка сам.
  "Рикардо, мы не можем покончить с этим побыстрее?" - спросил Бен. -"Ей не нужен врач. Тим только напал на нее. Он ее не изнасиловал. Не то, чтобы он не пытался, просто я появился там раньше, чем он успел это сделать. Я хочу как можно скорее отвезти ее домой", - закончил он. Он ненавидел даже думать о том, что чуть не случилось с Мэг, и он хотел увезти ее отсюда. И чем скорее, тем лучше. Она не должна здесь находиться.
  "Конечно. Бен. Ты говоришь, это с ней сделал Тим Труман?"
  Бен подавил в себе ярость, которая снова угрожала выйти наружу. "Да, я сказал, что это сделал с ней Тим, и я хочу, чтобы его засунули в тюрьму до конца жизни! Я убью его, если увижу на свободе! Я это сделаю, Рикардо! Я убью его!" Мэг прижала пальцы к его губам, чтобы он замолчал. Она знала, что ему так же плохо, как и ей. Тим не избил его тело, но он избил и осквернил кое-что в Бене намного глубже.
  "Все хорошо, Бен. Со мной все в порядке", - заверила его Мэг. "На самом деле в порядке. Это просто шок от всего этого, Рикардо". Она развернулась в руках Бена. "Мы дали показания полиции. Этого достаточно? Мы можем просто подписать бумаги и идти домой?"
  Мэг хотела вместе с Беном выбраться оттуда. Она хотела, чтобы ванная очистила ее тело. И хотела быть в его объятиях - ведь там она чувствовала себя в безопасности. Она не была уверена, что что-нибудь когда-нибудь сможет очистить ее оскверненную душу. Но по крайней мере, она надеялась и молилась, что теперь она сможет почувствовать себя в безопасности. А сейчас ей казалось, что все безопасные места захватаны и заражены Тимом. Ее душа была поругана и осквернена. Ей было тяжело сознавать уродливость реальности того, что чуть с ней не произошло. Ее тело было разбитым и грязным, и ей нужно будет много времени, чтобы смыть все это. А еще она волновалась оттого, что Бен видел Тима и не смог контролировать свой гнев. Она не была уверена, что сможет его остановить. Не потому, что думала, что это не в ее силах, а потому что не хотела. Она хотела, чтобы Тим умер. Она хотела больше никогда не вспоминать его гадкие прикосновения.
  "Конечно, Мэг. Ты можешь подписать приказ на его задержание. Я обещаю, что сделаю все, что смогу, чтобы он стал гостем тюрьмы Сансет Бич на очень долгое время". Рикардо всегда нравилась Мэг, даже несмотря на то, что его сестре причинял боль тот факт, что они с Беном вместе. Но Мария должна справиться с этим, и он признавал, что они оба были с ней честны. Бен был более чем щедр при разводе. У Марии не должно было быть никаких финансовых проблем, если она будет вести свои дела благоразумно, и он знал, что ее разбитое сердце заживет. "Подпиши здесь, Мэг, и ты можешь идти домой", - он положил на стол бланк и показал, где она должна подписать. Он хотел сказать, что ему жаль, но знал, что это будет несоразмерно. При злодейских действиях такой величины ничто не будет достаточно, поэтому он благоразумно промолчал.
  Мэг подписала бумаги, поблагодарила Рикардо, а потом, повернувшись к Бену, тихо сказала: - "Пожалуйста, забери меня домой. Я хочу вернуться домой".
  Бену и Рикардо было очевидно, что она напугана и ищет место, чтобы спрятаться и зализать свои раны. Бен кивнул Рикардо и обнял Мэг, положив ее голову себе на плечо. А затем они вышли из полицейского участка. Он мог бы нести ее на руках, но знал, что она будет возражать. Она почувствовала облегчение, что они не столкнулись с Тимом на выходе. Все, что он должен был получить в эту ночь - это полный и безоговорочный провал.
  Бен открыл дверь и прошел в дом, ведя за собой Мэг. Он закрыл и запер дверь, инстинктивно зная, что звук запирающихся замков заставит Мэг почувствовать себя в большей безопасности. Он ненавидел это. Мэг не должна была запираться в их доме, чтобы чувствовать себя в безопасности. Этот мир должен был приносить ей удовольствие, а из-за Тима она была избита, ее трясло, и она пряталась в своем собственном доме.
  "Хочешь чего-нибудь выпить?" - спросил он. Ушибы на ее лице стали более темными. Он выругался про себя. Завтра он отведет ее к врачу, несмотря на все ее протесты. Ушибы должны были быть болезненными, а она уже достаточно настрадалась.
  "Может быть, немного вина. Я хочу посидеть и немного расслабиться, прежде чем мы поднимемся в спальню", - ответила она, садясь на диван.
  Бен налил бокал вина и передал его ей. "Побудь минуту одна", - попросил он. - "Я должен кое-что сделать наверху".
  Она посмотрела на него большими, испуганными глазами. "Недалеко и ненадолго. Со мной все будет в порядке". Она дрожала, но улыбнулась после своих храбрых слов.
  "Я вернусь через минуту", - заверил ее он и, наклонившись, поцеловал ее в нос. "Только одна минута. Я обещаю".
  "Недолго", - сказала она его уходящей спине, пока он взбегал по лестнице. Он вошел в ванную и сделал для Мэг горячую ванну, добавив в нее пену. Потом он подошел к шкафу и вытащил оттуда для нее ночную рубашку. Он положил ее на постель, а потом вернулся в ванную и проверил воду. Он не хотел уходить от нее слишком надолго, поскольку не хотел, чтобы она снова испугалась. Но он подумал, что горячая ванна должна помочь. Он выключил воду и ему показалось, что он слышит телефонный звонок. Он подбежал чтобы взять трубку, поскольку Мэг никто не должен был сегодня беспокоить. Уже скоро утро, и он должен будет сообщить Хэнку и Джоан плохие вести. Он ужаснулся при мысли, что должен будет рассказать родителям, что Тим сделал с Мэг. Это причинит им ужасную боль. Но сейчас главное для него - это Мэг. Он нужен ей. Он должен быть сильным ради нее.
   Он поднял трубку и понял, что Мэг уже ответила на звонок и разговаривает с Грегори Ричардсом. Известия об инциденте уже дошли до него, и он звонил, чтобы удостовериться, что с Мэг все в порядке. Бен знал, что не должен слушать, но все равно делал это. Он должен был знать все, что волновало Мэг. Его защищающая броня была вдавлена этим подлым случаем, но будь он проклят, если позволит чему-нибудь еще произойти с Мэг. Разговор Мэг и Грегори ему понравился. Тот был очень нежен с ней и очень о ней волновался. Бен улыбнулся в первый раз после того, что случилось. "Моя жена справится со всем", - подумал он и осторожно положил трубку на рычажки. Когда он спустился вниз, то сказал Мэг, что слышал ее разговор с Грегори.
  Мэг слабо улыбнулась. "Он действительно очень волновался, и я рада, что он позвонил. Я почувствовала себя намного лучше", - сказала она.
  "Это хорошо". Бен положил руки ей на плечи. "Но ты почувствуешь себя еще лучше после хорошей горячей ванны". Он кивнул головой в сторону лестницы. "Я сделал тебе такую наверху, любовь моя".
  "Звучит замечательно". Она встала, поставила бокал на стол и пошла наверх. Бен пошел за ней, говоря себе, что он просто посмотрит, не нужна ли ей помощь. На самом деле же он пошел потому, что не хотел выпускать ее из вида без необходимости.
  Мэг обернулась к нему. "Бен", - мягко сказала она. "Ты не должен оставаться со мной. Я в порядке, правда. Все, что мне нужно - это горячая ванна".
  Бен вошел за ней в спальню и сел на постель. "Ладно. Я буду прямо здесь", - он похлопал по кровати. "Если я буду тебе нужен, просто крикни". Он лег на спину и заложил руки за голову. Он не хотел ее торопить, но не мог оставаться внизу, пока она будет одна наверху. Это было бы слишком далеко от нее. "Возьми", - он протянул ей ночную рубашку, которую выбрал для нее.
  "Спасибо". Мэг поцеловала его в щеку, взяла ночную рубашку и вошла в ванную. Она начала раздеваться и повернулась, чтобы посмотреть на себя в зеркало, в которое можно было увидеть себя в полный рост и которое висело на стене ванной. Ее ужаснуло то, что она увидела. На ее руках, груди и лице были ушибы. Она коснулась ушиба на груди и вздрогнула при воспоминании о гадких укусах Тима. Воспоминания о том, что чуть не произошло с ней по вине Тима, снова нахлынули на нее. Она заплакала, спрашивая себя: "Почему ты сделал это со мной, Тим? Почему?"
  Бен стоял с другой стороны двери, как бы охраняя ее от любой возможной опасности. Он услышал ее плач, и желание подойти к ней было почти нестерпимым, но он знал, что ей нужно побыть одной, чтобы справиться с тем, что произошло. Ему хотелось обнять ее и сказать, что все будет хорошо. Но он не мог этого сделать. Это было бы худшее, что он мог сделать. Он мог бы помочь ее лицу и ее страхам, но он не мог спрятать ее от них. Из-за закрытой двери снова послышались рыдания, и это убивало его. Он молча съехал спиной по двери на пол и уткнулся головой в колени. Он не мог сдержать слезы, которые покатились по его щекам. Мэг было больно, и он не мог избавить ее от этой боли. Он не мог даже обнять ее и прогнать монстров.
  "Я уничтожу этого ублюдка!" - сказал он себе, стирая с лица слезы тыльной стороной ладони. "Я убью его, даже если это будет последним, что я сделаю в этой жизни", - поклялся он.
  Через полчаса Мэг вышла из ванной. Бен ждал ее в постели. Он откинул для нее одеяло. Она на мгновение заколебалась, прежде чем залезть под него. Он не стал ее трогать. Он хотел видеть, что она хочет этого. Она повернулась и положила голову ему на грудь.
  "Обними меня, Бен", - попросила она. "Обними меня и заставь этот кошмар уйти". Его руки обвились вокруг нее. Не слишком сильно, чтобы не напугать. Он погладил ее волосы, прижав ее голову подбородком. Она чувствует то же самое, подумал он. Она здесь у себя дома.
  "Я чувствую себя в такой безопасности, когда я в твоих руках", - прошептала она так тихо, что он едва смог расслышать. Бен подумал о том, как близко Тим подошел к тому, чтобы разрушить ее безопасность, и с трудом поборол в себе гнев. Он поцеловал ее голову. "Я люблю тебя, Мэг. И я всегда буду твоим островком безопасности", - пообещал он. "В моих руках ничто и никто не сможет отнять это у нас. Я никому и никогда больше не позволю причинить тебе боль".
  Мэг улыбнулась. Когда она оказалась в его объятиях, ей стало намного лучше. "Я тоже тебя люблю, Бен", - сказала она, погружаясь в беспокойный сон.
  
  В 2 часа ночи Бен проснулся оттого, что Мэг беспокойно металась во сне. Он положил свою руку на ее, и она сразу же успокоилась и крепко заснула. Он надеялся, что она будет так спать и дальше. Он встал и пошел в ванную. Но когда он выходил ванной, чтобы вернуться в постель, Мэг издала жуткий, леденящий душу крик, проникший ему в самую душу. Он прыгнул на кровать и постарался мягко разбудить ее.
  "Мэг, проснись", - тихо позвал он ее, мягко похлопывая по плечу. "Тебе снится кошмар. Проснись, моя любовь. Это просто плохой сон".
  Мэг проснулась и, рыдая, позвала его по имени. Она бросилась к нему на шею, и обняла, чуть не задушив до смерти. Бен едва мог дышать, но если это даст ей чувство безопасности, он будет рад задыхаться. Но он должен остановить ее плач, иначе его сердце разорвется.
  "Шшш", - он погладил ее волосы. "Все хорошо. Я здесь, и ты в безопасности. Все хорошо. Тебе никто не причинит вреда. Я этого не допущу", - пообещал он.
  Казалось, это ее не успокаивало. Она продолжала крепко обнимать его, как будто боялась, что он вдруг исчезнет. Бен продолжал говорить с ней тихо и успокаивающе, а потом встал с кровати с Мэг на руках. Он пересел на стул рядом с кроватью и посадил ее себе на колени. Она устроилась на его груди, как ребенок. Он дотянулся до одеяла, лежащего на кровати, и закрыл им ее ноги. Потом он прижал подбородком ее голову и пообещал обнимать ее до тех пор, пока она снова не почувствует себя в безопасности.
  Часом позже Мэг глубоко заснула в его руках. Она казалась такой спокойной, что он не захотел ее тревожить. Ему было неудобно сидеть на стуле, но она так спокойно лежала у него на колене и так хорошо спала. Он с удовольствием переносил этот дискомфорт. Он мягко погладил ее израненную щеку и тихо поцеловал ее губы. Она улыбнулась во сне, как будто узнала его прикосновения, и это наполнило теплом его сердце. Вот и хорошо. Он будет держать ее в объятиях всю ночь, если нужно. Похоже, что ему придется так сделать, потому что она снова заснула. Он назначил себя ее стражем и решил охранять ее ото всех монстров. Он откинулся на спинку стула и подтянул Мэг в более удобное положение. Через минуту он тоже погрузился в тревожный сон.
  
  Глава 12
  
  "Утро после"
  
  
  Когда Бен проснулся следующим утром, Мэг все еще спала у него на коленях. У него онемели все мускулы, но это стоило того, чтобы увидеть, что она спокойно проспала остаток ночи. Он встал и осторожно переложил ее на постель. Она перевернулась и, прижавшись к его подушке, сделала глубокий вдох, как будто вдыхая его запах. Затем она улыбнулась во сне и снова глубоко заснула. Бен улыбнулся и закрыл ее по плечи одеялом. Он сам спал мало, поскольку его мысли крутились вокруг дел, которые он должен был сегодня сделать, а сон с Мэг на коленях сделал его отдых не слишком легким. Но Мэг отдохнула, и это все, что имело значение. Он потер свой небритый подбородок, думая о направлении своих дальнейших действий. Его день обещал быть очень напряженным.
  Взяв телефон и на цыпочках пробравшись в ванную, так чтобы не разбудить Мэг, он сделал свой первый в этот день звонок. Он позвонил Джоан и Хэнку. Он набрал номер из памяти телефона, не представляя, что сказать. Он просто знал, что что-то сказать он должен. Снял трубку Хэнк.
  "Алло".
  Бен внезапно потерял дар речи, совершенно не зная, что сказать.
  "Алло", - сердито сказал Хэнк. "Кем бы вы ни были, сейчас еще слишком рано, чтобы играть в игры. Если вам нечего сказать, повесьте трубку и не беспокойте нас снова. У меня есть более интересные дела, чем играть с вами в игры на заре. Алло!" - снова закричал он в телефон.
  Бен услышал на заднем плане голос Джоан, который спрашивал, кто звонит.
  В конце концов он обрел голос. "П-папа", - запинаясь, произнес он.
  "Бен", - сказал Хэнк после секундного молчания. Его вдруг парализовал страх от этого запинающегося, смущенного Бена. Что-то было не так. Случилось что-то ужасное. Должно было случиться, рассудил он. Только большая беда могла сделать его обычно ясно выражающегося зятя таким неуверенным. "Бен, сынок, это ты? С тобой все в порядке? А с Мэг? Где ты?" - атаковал он Бена своими тревожными вопросами.
  "Папа, я в порядке", - ответил Бен. "Мэг сейчас тоже, но прошлой ночью кое-что произошло, о чем вы должны знать". Вдруг Бен понял, КАК он назвал Хэнка и Джоан. Они пытались с самого начала просить его называть их мама и папа, но ему это было неудобно. Так или иначе, этим утром это было правильным. Он чувствовал себя маленьким ребенком, который нуждается в своих родителях.
  "Что случилось, сынок?" - мягко спросил Хэнк. "Что случилось с тобой и Мэгги? Вам нужно, чтобы мы пришли? Давай, сынок, поговори со мной. Скажи мне, что не так".
  Бен услышал на заднем плане голос Джоан, который спрашивал, что случилось.
  "Это Тим", - сказал Бен.
   "Что сделал Тим на этот раз?" - Хэнк растерялся от волнения в голосе Бена. Он знал, что Тим был паразитом, но его глупые и ребяческие выходки были в основном безобидны. Этому мальчишке нужно жить своей жизнью и перестать быть таким ослом, подумал он про себя. К несчастью, на этот раз он был не прав. Ни Тим, ни его выходки безобидными не были.
  Бен прочистил горло, поскольку слова снова грозили застрять у него в горле. "Папа, я приехал домой прошлым вечером, а Мэг все еще была в офисе. Я поехал туда ее искать. Когда я добрался то, я обнаружил..." - он запнулся, снова прочистил горло и продолжил. "Я обнаружил..." - снова запнулся он, повторившись, и решил, что самым лучшим будет все сказать, как есть. Это будет шоком для Джоан и Хэнка и это ранит их, какими бы словами он не сказал. Ничто не могло смягчить эту историю, и он выпалил ее на одном дыхании. " Когда я пришел в офис, я обнаружил, что Тим напал на Мэг. Он пытался ее изнасиловать".
  Хэнк испустил такой рев, который был бы достоин разозленного быка. "Что Тим пытался сделать?" - заорал он. "Бен, ты пьян? Скажи мне, что ты не сказал то, что я услышал".
  "Прости, папа", - сказал Бен. "Но это правда. Тим пытался изнасиловать Мэг. Он сейчас в тюрьме и..."
  "Я убью его", - взорвался Хэнк. "Я убью этого жалкого ублюдка голыми руками". Он много раз раньше делал скидку на поведение Тима, но не на этот раз. На этот раз Тим зашел слишком далеко, и он задушит этого кретина.
  "Нет, папа", - попытался Бен успокоить его. - "Ты не убьешь его. Он в тюрьме и проведет там остаток своей никчемной жизни. Я это могу точно сказать".
  "Как Мэгги?" - более спокойно, но не на йоту более мирно, спросил Хэнк. "С ней все в порядке? Бен, как она? Где она?"
  Бен снова вспомнил жестокость нападения Тима. "Он избил ее. Она вся в ушибах. Ее лицо все распухло". Ему даже не нужно было закрывать глаза, чтобы вспомнить вид ее разбитого лица. Оно всегда будет свежим в его памяти. "Она еще спит, и я не хочу ее будить. У нее была очень тяжелая ночь".
  Хэнк продолжал изрыгать гнев, пока Джоан не забрала у него телефон.
  "Бен, как ты?" - спросила она. - "Мы с Хэнком скоро будем".
  "Мам, я в порядке, и Мэг тоже. Она вся изранена, но это заживет. Меня волнует не ее тело. Ее душа получила много больше, чем избиение. Я не знаю, сможет ли она оставить это в прошлом. Я позволил ей упасть, мам..." - Бен запнулся, даже не пытаясь сдержать слезы, покатившиеся по его щекам. "Меня не было рядом с ней, и этот подонок причинил ей боль". Бен закрыл глаза, пытаясь сдержаться, но ему очень хотелось выплакать свой гнев, как маленькому ребенку и, получив мамин поцелуй, успокоиться.
  "О, Бен", - Джоан сразу поняла, что он пытается сдержаться, и постаралась его утешить. "Все хорошо, Бен. Пожалуйста, не кори себя так. Ты - ее муж, а не страж".
  "Но..." - возразил он.
  "Никаких но", - твердо сказала Джоан. "Ты можешь только любить ее, а не спасать от жестокости этого мира. Ты сделал все, что мог, и это все, что от тебя требовалось. Мэг сильная. Она оставит все в прошлом. Мы с Хэнком скоро придем", - заверила она его, но в ее словах было больше бравады, чем реальных чувств. Он плачет, она знала это. Она слышала это в его голосе. Ей тоже хотелось плакать, но она сделает это позже. Она отчаянно желала как можно скорее увидеть своих детей. "Я поплачу завтра", - сказала она себе. -"Как только буду уверена, что с ними все в порядке".
  "Нет", - сказал ей Бен, хотя ребенок в нем плакал: "пожалуйста, приди и уйми мою боль". "Подождите немного. Мэг еще спит. У нее была плохая ночь, и я не хочу ее пока будить. Ей нужен сон".
  "Хорошо, сынок", - сказала Джоан. "Мы придем, когда она проснется. Все будет хорошо, Бен", - снова заверила она его. - "Все уляжется. Мы будем рядом, чтобы помочь тебе пройти через это. Мы оба любим тебя, и мы все сделаем как надо".
  "Спасибо, мам", - ответил Бен, пораженный тем, как эта женщина отложила все свои страхи, чтобы утешить своих детей. - "Вы нам нужны".
  "И мы все сделаем, как надо", - снова сказала Джоан, и ее слова прозвучали очень убежденно.
  "Я должен идти", - сказал Бен. Он услышал на заднем плане крики Хэнка. "Посмотрим, сможешь ли ты успокоить папу. Мы не хотим, чтобы он последовал за Тимом и ввязался в проблемы. Я позабочусь о Мэг, пока вы не придете".
  "Я его успокою", - ответила Джоан. "Мы придем, как только Мэг проснется". Она попрощалась и повесила трубку. Потом она повернулась к все еще разозленному Хэнку и тоже начала выкрикивать свои собственные оскорбления в адрес Тима. А потом заплакала и бросилась в объятия Хэнка.
  Бен вернул телефон в спальню. Мэг все еще спокойно спала. Он взял свой халат и на цыпочках вышел из комнаты.
  Внизу он позвонил своему адвокату, чтобы выяснить, может ли он что-нибудь сделать, чтобы удостовериться, что Тим останется за решеткой на максимальный срок. Адвокат заверил его, что он позвонит в офис окружного прокурора и удостоверится, что залог установят много больший, чем тот, который мог бы представить Тим. Бену осталось только этим себя и успокаивать. Это был компромисс, но он хотел помочь Мэг. Сделать что-нибудь для нее.
  Он пошел на кухню и приготовил для нее завтрак. Он принес его ей наверх и остановился около постели. Ушибы на ее лице выглядели сейчас намного хуже. Ему на глаза навернулись слезы, когда он подумал о боли, которую она должна была чувствовать. Мэг перевернулась и открыла глаза, почувствовав его присутствие. Она улыбнулась ему и вздрогнула.
  "Я сделал тебе завтрак", - сказал он, отказываясь подтверждать ее ушибы. "Сегодня на улице прекрасная погода". Он подошел к окну и открыл занавески. А потом открыл балконную дверь, чтобы впустить в комнату звуки океана. Чтобы она не увидела его слез, он стер их с лица.
  "Пахнет замечательно, а я такая голодная!" - воскликнула Мэг и пододвинула к себе поднос. "Яйца, бекон, тосты! Вы удивляете меня, мистер Эванс! Я и не знала, что вы умеете готовить!" - поддразнила она его.
  "Ну, я должен кое-что знать о готовке", - улыбнулся он. - "Так уж случилось, что я владелец двух ресторанов!"
  "А ты не собираешься ко мне присоединиться?" - спросила его Мэг.
  "Я попью с тобой кофе. Я съел немного печенья, пока готовил тебе завтрак, так что я не голодный".
  "Ты должен это прекратить", - упрекнула его Мэг. "Сколько раз я тебе говорила, что это плохо для твоего здоровья?"
  "Я знаю". - Бен коснулся ее подбородка. - "Извини. Я не мог удержаться. Это шоколадное печенье звало меня и просило спасти его из коробки", - поддразнил он ее, стараясь игнорировать ушибы на ее лице. Кожа вокруг глаза была интенсивного фиолетового оттенка, как и выпуклый ушиб на ее щеке. На ее лице и шее, там, где не было фиолетового, были темно-красные следы. Бен заволновался о том, что с ней будет, когда она их увидит. Мэг перехватила его взгляд.
  "Все нормально, Бен. Я знаю, что они выглядят сегодня хуже. Я видела их, когда ходила в ванную". Она взяла его лицо в свои руки. "Я сказала тебе, что со мной все будет в порядке. Так и будет. Я обещаю. Мне просто нужно, чтобы ты был рядом и любил меня, и тогда со мной все будет в порядке. Единственная вещь, с которой я бы не справилась - если бы потеряла тебя. Это", - показала она на свое лицо, - "никоим образом с таким не сравнится. Поверь мне, Бен".
  Бен наклонился и поцеловал ее пораненную щеку. "Ты такая сильная, Мэг. Я так тобой горжусь. Ты больше никогда не будешь волноваться из-за того, что меня нет рядом. Я никуда больше не уеду".
  "Я люблю тебя". Она посмотрела ему в глаза.
  Он протянул руку и мягко коснулся ее лица. "Я тоже люблю тебя", - ответил он. - "Только Бог знает, как сильно".
  И Мэг улыбнулась, даже не вздрогнув от прикосновения к ее ушибам.
  
  
  Глава 13
  
  "С глаз долой..."
  
  
  Тим сидел в тюремной камере и думал о том, что он сделал. Пять недель казались вечностью в этом жалком месте. Он по-прежнему хотел Мэг и планировал получить ее, как только выйдет из этого воняющей гнильем камеры. Он помнил, какие чувства она у него вызывала, как она пахла и как красиво выглядела в ее белом кружевном белье. Почему они сделали залог таким высоким, спросил он себя. Он не причинял боль Мэг. Он не хотел этого. Он никогда не хотел причинять ей боль. Он даже не понимал, почему он все еще в тюрьме. Он не причинял Мэг боли. Он просто хотел ее любить, и если бы она тоже любила его, ничего бы не произошло. Никто не желал ему помогать. Он даже скрутил свою гордость и позвонил своим отвратительным родителям. Они же сказали ему только то, что он совершенно никчемен, и повесили трубку. Он позвонил снова, думая, что их разъединили случайно, но на этот раз никто не взял трубку. Даже Джоан и Хэнк не отвечали на его звонки. И Сара отказывалась с ним разговаривать. "К черту их всех", - подумал он.
  "Тим Труман! К тебе посетитель!" - закричал охранник.
  "Кто же это может быть?" - подумал он. Пока что все обращались с ним, как будто у него была смертельная болезнь. "Интересно, кто же это так внезапно решил, что он чего-то стоит. Может, сегодня мой счастливый день", -подумал он. Пришел охранник и открыл его камеру. Он провел Тима через холл в комнату с телефоном и стеклянной перегородкой, отделяющей его от посетителя. Охранник сел на стул и сказал, что у него есть 10 минут на разговор по телефону. Дверь открылась, и в комнату кто-то вошел. Мэг! Он не мог в это поверить! Она, наконец, разобралась со своими чувствами, и поняв, что любит его, пришла с ним увидеться. Сердце у него бешено забилось. Мэг села на стул и поднесла к уху телефонную трубку. Она была спокойна и красива, и он страстно желал поговорить с ней.
   "Мэг! Я так рад, что ты пришла ко мне", - сказал он, дрожа от возбуждения. Она сидела и смотрела на него так, как будто он был тараканом на стене изящного дома. На ее нижней губе был небольшой рубец, а на лице несколько еле заметных следов от ушибов.
  "Это я сделал с тобой? Мне так жаль, Мэг. Мне на самом деле жаль", - извинился он. "Я был пьян в тот вечер и совершенно не соображал. Ты ведь знаешь, что я никогда не хотел намеренно причинять тебе боль, правда?"
  "Заткнись, Тим", - резко ответила ему Мэг. "Я пришла тебе сказать, что я надеюсь, что ты сгниешь в аду за то, что сделал со мной. Я хотела посмотреть тебе в лицо и сказать, как сильно я тебя ненавижу. Ты пытался разрушить мои отношения с Беном. Ты пытался, гадкий ублюдок, но у тебя ничего не получилось. Ты только сблизил нас с Беном. Однажды я отплачу тебе за эти попытки разрушить мою жизнь, но не прямо сейчас", - она улыбнулась ему своей холодной улыбкой, но глаза ее не улыбались. "Я могу только поблагодарить тебя. Теперь я знаю, как сильно на самом деле Бен любит меня". Она швырнула трубку на телефон и поднялась, собираясь уйти.
  "Я люблю тебя, Мэг. Я всегда буду тебя любить! Я никогда не хотел причинять тебе боль. Почему ты не сказала им об этом, чтобы они выпустили меня отсюда!" Мэг задержалась на пути к двери.
  "Бен однажды сделает тебе больно, и кто тогда будет тебя утешать и подбирать осколки твоего разбитого сердца, как думаешь?" - закричал он ее удаляющейся спине.
  Мэг уже собиралась повернуть ручку двери, но остановилась и медленно повернулась к Тиму. Она посмотрела на его жалкую фигуру за стеклом и холодно улыбнулась. "Меня не нужно будет утешать", - надменно сказала она. "Мое сердце всегда будет целым. Оно ведь принадлежит Бену. Он единственный мужчина, которого я когда-либо любила. Бен!" - она произнесла его имя, как будто оно было знамением. Затем Мэг повернулась и ушла, оставив Тима ошеломленным и с разбитым сердцем.
  Мэг закрыла за собой дверь. Она дрожала, но чувствовала себя намного лучше. Встреча с Тимом была посоветована ее врачом, и она последовала этому совету. Доктор Мэйджерс - просто молодец! Он очень сильно ей помог в эти последние недели, и ее жизнь стала возвращаться в нормальное русло. Походка Мэг была радостной и упругой, пока она шла по стоянке к своей машине и садилась в нее. Она открыла верх и позволила ветру ворваться в салон. Она была свободна. Наконец-то она была свободна и наслаждалась этим. Отпустив тормоза, она выехала со стоянки. Она твердо решила все оставить в прошлом.
  
  Тим чувствовал себя больным и потерянным, когда охранник привел его обратно в камеру.
  "Труман, вернись", - вдруг приказал он. Тим вернулся. "За тебя выплачен залог. Ты свободен. Клерк даст тебе все документы".
  Удивленный Тим вышел из камеры и улыбнулся в первый раз за эти недели. "И кого же я должен благодарить за это?" - спросил он охранника.
  "Этот человек захотел остаться неизвестным", - ответил тот.
  "Мэг", - сказал он вслух. - "Это, должно быть, Мэг".
  Охранник засмеялся. - "Ты имеешь в виду ту красавицу, которая была тут недавно?"
  "Да", - сказал Тим, надменно задрав подбородок. - "А что до этого тебе?"
  "Да ничего", - ответил охранник. - "Но если ты так уверен, что это она заплатила залог, то тебе лучше подумать еще. Я видел ее, и единственная причина, по которой она могла бы заплатить за тебя залог, так это, чтобы иметь возможность тебя кастрировать. Я бы на твоем месте очистил ее от подозрений в этом деле", - посоветовал он. - "Она сумасшедшая, раз решила сюда придти. Вероятно, у нее есть ржавый нож, чтобы исполнить данную операцию",- засмеялся он над свой собственной шуткой. Тима это разозлило.
  "Она, может быть, немного зла на меня, но это не значит, что она не могла заплатить за меня залог", - сказал он. - "Мэг любит меня. Она всегда любила меня и всегда будет любить. Ее муж купается в деньгах. Она может себе позволить вытащить меня отсюда", - засмеялся он от справедливости своего утверждения. Мэг могла использовать деньги Бена, чтобы заплатить за него залог.
  Охранник заржал. - "Сынок, ты заблуждаешься. Это была миссис Бен Эванс. Она не платила за тебя залог. Я не знаю, кто это сделал, но точно могу сказать, что не она. Эта женщина ненавидит тебя. Если хотя бы половина из того, что я слышал о ее муже, является правдой, ты сильно разочаруешься. Очень сильно. Если ты будешь крутиться около этой женщины, он разорвет тебя на части голыми руками и спасет Штат Калифорнии от волнений и расходов на суд для тебя".
  "Вы не знаете, о чем говорите". Тим последовал за ним через пустой холл. "Мэг любит меня. Я знаю это".
  Охранник посмотрел на него и покачал головой. "Да, а я луна, которая сделана из зеленого сыра", - засмеялся он. "Мэг Эванс не платила за тебя залог. Это было бы чересчур, поскольку ее муж использовал все, что мог, чтобы запереть тебя здесь".
   Тим был оскорблен. Вот почему залог был таким высоким. Это вина Бена. Он должен был знать это. Этот чертов иностранец оказывает на него давление. Он взял со стола свои вещи. Офицер швырнул конверт через стол, как будто его содержимое было неприятным. И сказал ему проверить, все ли на месте. В его голосе звучало открытое презрение к Тиму. И в этом Тим тоже винил Бена. Тот, наверное, обежал весь город, очерняя его имя. Особенно он расписывал все Джоан и Хэнку, но он отплатит Бену, поскольку теперь он на свободе.
  Он сунул все вещи обратно в конверт и повернулся, чтобы уйти. Полицейский остановил его. "Еще одно, м-р Труман", - он произнес его имя так, словно это было оскорбление. "Детектив Торрес имеет для вас ограничивающий приказ. Вы не должны приближаться к м-ру и миссис Эванс ближе, чем на 200 футов. Также вы не должны иметь контактов ни с кем из членов семьи Каммингс. Ни в какое время".
  "Что!?" - ошеломленно спросил Тим. - "Почему Рикардо сделал это? Он знает меня. Он знает, что Каммингсы - почти моя семья. Он знает, как сильно я люблю Мэг".
  Офицер наклонился через стол и презрительно усмехнулся ему в лицо. "Очевидно, детектив Торрес думает, что вашей семье будет без вас лучше. Держитесь подальше от Каммингсов и Эвансов".
  Тим повернулся, чтобы уйти. Все это вина Бена, заключил он. Из-за Бена он не может объяснить Джоан и Хэнку, что на самом деле произошло в ту ночь. Он был просто уверен, что Бен заполнил их головы ложью. И здесь, и там о нем ложь. Он отплатит Бену за это. Он получит Мэг и свою семью назад. С этой мыслью Тим вышел, громко хлопнув дверью.
  
  Глава 14
  
  "Похождения мертвеца"
  
  
  Новости том, что Тим на свободе, распространялись со скоростью отвратительных сплетен. Ошеломленная Мэг позвонила Саре, чтобы рассказать ей эту мрачную новость.
  "Кто мог сделать это для него? Кто в здравом уме мог сделать такое?" - спросила она сестру. Сара не знала.
   Мэг была в ужасе. "Бен", - подумала она. Она сразу подумала о нем. "Я должна найти его, раньше чем он все узнает, я должна предупредить его, чтобы он смог подготовиться. Она боялась и за Бена и за себя. Она спустилась вниз и пошла к входной двери, чувствуя отчаянную потребность как можно скорее найти Бена. Когда она положила руку на ручку двери, то рука у нее сильно задрожала. Так сильно, что она не смогла открыть дверь. Она до смерти боялась открыть дверь и увидеть то, что снаружи. Она не может уйти из дома без защиты. Она должна быть способной защитить себя и Бена, если будет нужно. Тут она вспомнила, что у Бена есть пистолет. Возможно, она должна взять его, чтобы защитить их обоих. Она пошла в гостиную и открыла ящик стола. Пистолет лежал на том же самом месте, где Бен и оставил его после того ужасного случая с Эдди Коннорсом и Дереком. Она задрожала от отвращения, когда взяла пистолет в руки. Наверно, она должна положить его обратно. Было так странно чувствовать его в своей руке. Она посмотрела на дверь и на пистолет, пытаясь понять, что ее больше пугает. Дверь победила. Она сунула пистолет к себе в сумочку и вышла из дома.
  
  Хэнк не хотел, но подслушал разговор Сары с Мэг. "Я правильно расслышал? Ты сказала, что Тима выпустили из тюрьмы?" - спросил он.
  "Да, папа. Это правда, и я очень боюсь за Мэг". - Сара заплакала. - "Мэг была так расстроена, когда я говорила с ней. И как обычно, она больше волновалась за Бена, чем за себя".
  "А как Бен? Где он? Мэг не может оставаться там одна. Не сейчас, когда этот подонок на свободе!" - Хэнк развязал фартук и, бросив его на стол, промчался мимо Сары на поиски своей старшей дочери.
  "Папа! Подожди!" - закричала Сара, но он уже ушел. Сара так боялась за всех них, что попросила официантку подменить ее, и пошла на поиски своего отца.
  
  Бен был наверху в своем офисе в "Бездне", когда услышал суматоху внизу. Он подошел к окну и в шоке отпрянул назад. Он с недоверием посмотрел на причину суеты. Тим Труман! На свободе! Здесь, в его клубе. Это, должно быть, мираж. "Этого не может быть", - подумал он. - "Этого просто не может быть". Он поспешил к двери и спустился вниз. Тим сидел в баре, требовал от бармена выпивки и оскорблял того, когда он отказывался его обслуживать. Бен схватил Тим за плечо, развернул и свалил на пол мощным хуком справа.
  "Как, черт возьми, ты сумел выбраться из тюрьмы, и что ты здесь делаешь?!" - разъяренно заорал он. Роджер, главный бармен "Бездны", обошел стойку бара и схватил Бена за руку, крикнув через плечо официантке позвонить Мэг.
  "Не надо, Бен", - сказал ему Роджер. Он знал о том, что произошло с Мэг по вине этого подонка, и он знал о взрывном характере своего босса. Он должен был придержать Бена, чтобы не дать ему избавиться от этого мусора, а потом появится Мэг и успокоит его. Когда Бен был в таком состоянии, только Мэг могла заставить его услышать голос разума. Он мог только надеяться, что сможет не дать Бену убить Тима до прихода Мэг.
  Бен попытался стряхнуть хватку Роджера и снова подобраться к Тиму. Он остался глух к просьбам Роджера успокоиться. - "Убирайся отсюда, или я убью тебя! Я сделаю это, Тим! Убирайся!"
  Тим засмеялся, поднимаясь на ноги. "Вспыльчивый старина Бен", - язвительно сказал он. - "Ты имеешь в виду, что хочешь убить меня сейчас, а не несколько раньше?" - пьяно спросил он. По глазам Тима было понятно, что от алкоголя он находится в прошлом. "У тебя был шанс, старина, и ты упустил его". Он махнул пальцем в сторону Бена. "Потом ты использовал всю свою власть и деньги, чтобы бросить меня в тюрьму. Но у меня есть друзья. Мои друзья пожалели меня и заплатили залог". Он выразительно ударил себя в грудь. "Эй!" - он заколебался и усмехнулся, словно ему в голову вдруг пришла блестящая идея. " А может быть, это была Мэг?" Он поднял бровь и ухмыльнулся, наслаждаясь рассерженным выражением на лице Бена. "Она приходила ко мне сегодня, ты знаешь. Сказала мне, что сожалеет о том, что произошло. Да". Он как бы говорил сам с собой, прогуливаясь по залу. "Она даже сказала мне, что еще имеет страсть ко мне. Она сказала, что была очень возбуждена и взволнована, когда вспоминала, как я смотрел на нее в этом сексуальном белье, которое она купила для тебя. Мэг выглядит очень сексуально в нем, и мы оба это знаем".
  Роджер выпустил Бена. Этот ублюдок должен умереть, и он не мог придумать лучшего человека, который вытряс бы душу из этого ничтожества. Он знал Мэг и знал, что вся грязь, которую вылил Тим, является ложью. Будет то, что нужно, если Бен убьет его. По крайней мере, это было бы быстро. Роджер чувствовал, что хочет сам его убить, но Бен заслужил эту честь. "Если у Бена кончатся силы раньше, чем он покончит с Тимом, пообещал себе Роджер, я сам закончу эту работу". Но зная характер Бена, он не сомневался, что дни и часы Тима Трумана сочтены. Он стоял сзади и, не испытывая никакого сожаления, смотрел, как Бен бьет Тима, пока работники клуба не оттащили его. Он решил, что даже пальцем не шевельнет, чтобы помочь этому лживому кретину.
  "Ты - покойник, Труман! Ты слышишь меня? Я тебя убью!" - орал Бен. А Тим только смеялся, поскольку Бена оттаскивали двое. Они не знали всей истории, но поставили своей задачей оттащить этого человека, который, казалось, был одержим идеей убить Тима. С другой стороны, Тим сам был одержим этой идеей, насмехаясь над этим разозленным человеком, который выбивал из него внутренности. Кто-то должен был спасти его от его же собственной пьяной глупости.
  Бен схватил стул и швырнул его в бар, разбив при этом несколько бутылок ликера. Он громко протопал вверх по лестнице и вошел в свой офис, звучно хлопнув дверью о противоположную стену. Найдя свои ключи, он молча спустился вниз и вышел на улицу. Он должен был найти Мэг.
  Роджер позвонил в дом Бена, чтобы рассказать Мэг о том, что произошло и что Тим на свободе. К телефону никто не подошел. Он действительно волновался о Бене. Он долгое время работал на него и не видел его таким разозленным много лет. Он знал, что со времени несчастного случая с его первой женой так плохо Бену еще не приходилось. Он должен был защитить его от него самого, поэтому он позвонил Рикардо в участок. Как раз когда кто-то взял трубку, вошла Мария и стала пробираться через беспорядок. Ему пришлось повесить трубку. "Черт", - выругался про себя он. "Только этого мне не хватало".
  "Что здесь произошло? С Беном все в порядке?" - спросила Мария.
  "Да, Бен в порядке, но он был очень зол, когда уходил. Приходил Тим Труман, и Бен пришел в ярость", - ответил Роджер.
  "Тим?" - Мария нахмурилась в замешательстве. - "Что Тим делал здесь? Я думала, что он в тюрьме. Когда его выпустили?" - спросила она.
  "Сегодня, я полагаю". Роджер совершенно не хотел ее расспросов. Это ее не касалось. Возможно, однажды она поймет, что Бен больше ей не принадлежит. Сейчас он видел, что она этого еще не поняла. Эти большие коровьи глаза, которыми она смотрела на Бена за спиной Мэг, начинали действовать ему на нервы. "Он приходил, чтобы просто утереть нос Бену, но этот номер у него не прошел". Он показал на беспорядок. Бен не будет рад его лицезреть. Роджер поймал проходящего мимо подсобного рабочего и сказал ему взять швабру и все убрать. Посетители, которые были в клубе, после этого выяснения отношений ушли, так что он решил закрыть клуб на остаток ночи. Он хотел, чтобы и Мария ушла. Ему нужно было делать свою работу.
  "Я пойду поищу Бена", - сказала ему Мария. "Если Мэг позвонит или придет, скажи ей, что я его ищу. Не представляю, что он сделает, если найдет Тима". И Мария помчалась на улицу.
  Роджер покачал головой, глядя на ее удаляющуюся спину. Поймет ли эта женщина что-нибудь хоть когда-нибудь? Признает ли она тот факт, что Бен принадлежит Мэг и что он никогда не вернется к ней? Это было грязное дело. Он знал обеих миссис Эванс. И он много больше предпочитал новую старой. Кое в чем Мария была достаточно хороша, но в ней было нечто, что просто не вписывалось в эту головоломку. Роджер не мог точно сказать что именно, но что-то было. И он давно оставил попытки понять, что именно. Мэг и Бен позволяли ей быть где-то на периферии, и если ее присутствие не мешало им, он тоже позволял ей это. Однажды он поговорит о ней с Беном. Он расскажет ему, что он знает о той ночи, когда она исчезла почти 6 лет назад. Об этой ночи много говорили со времени удивительного возвращения Марии, но он не говорил ни единой душе о том, что видел в ту ночь. Он не видел, кому его рассказ мог оказаться полезным. Бен достаточно страдал, и он не хотел добавлять к этому что-то еще. Роджер повернулся к телефону, чтобы позвонить Рикардо.
  
  Бен влетел в полицейский участок. "Рикардо! Рикардо!" - заорал он, направляясь к его офису.
  "Бен, в чем дело? Что-то не так?" - спросил Рикардо.
  "Все не так! Кто выпустил из тюрьмы этого слизняка Тима Трумана?" - закричал тот.
  "Что ты имеешь в виду, когда говоришь, что Тима выпустили из тюрьмы? Когда это произошло?"
  "Он пришел в "Бездну" и стал этим хвастаться. Он сказал, что Мэг приходила к нему и что она заплатила за него залог! А теперь я хочу знать, что у нас за законы, если мы выпускаем на свободу преступников! Кто заплатил этот залог?!" Он сильно оскорблен, заметил про себя Рикардо.
  "Подожди здесь", - сказал Рикардо. "А я пойду и попробую что-нибудь узнать. Бен, ты должен успокоиться", - предостерег он его. - "Такой гнев не приведет ни к чему хорошему. Особенно, если тебя в таком состоянии увидит Мэг. Постарайся сдерживать себя. Пожалуйста". И Рикардо вышел за дверь. Бен пошел за ним к столу в холле и стал нетерпеливо смотреть, как он листает бумаги, чтобы посмотреть, кто заплатил залог за Тима. Но имени там не было.
  "Это был аноним. И нет никакого способа выяснить, кто это был". Рикардо дотянулся до телефона и набрал номер. "Джефферсон, это Рикардо Торрес. У Тима Трумана были сегодня посетители? Конечно, я подожду". Через пару минут он сказал. "Она была? Когда? Понял, спасибо". Он повернулся к Бену. "Да, Мэг приходила сегодня к Тиму перед тем, как его выпустили. Я не знаю, зачем. Я не думаю, что это она заплатила за него залог, но я предлагаю тебе поехать домой и поговорить с ней. Только, пожалуйста, успокойся, прежде чем сделаешь это".
  Бен был изумлен. Мэг приходила к Тиму? Зачем она сделала это? Он знал, что Тим солгал ему, когда говорил о том, что Мэг предположительно говорила ему. Он доверяет ей, но неужели она заплатила за него залог? Нет, она никогда не сделала бы этого. Ему нечего даже думать об этом.
  "Бен, ты в порядке?" - спросил Рикардо, пока Бен стоял, глубоко задумавшись.
  "Со мной все в порядке, Рикардо, но я не знаю, что я сделаю, если снова сегодня столкнусь с Тимом. Я на самом деле не знаю". Бен повернулся и вышел из полицейского участка.
  
  Глава 15
  
  "Правосудие свершилось!"
  
  
  Тим посмотрел в зеркало на ушиб на своем лице и улыбнулся своему отражению. Сегодня вечером он по-настоящему достал Бена. О, как же ему нравилось смотреть на лицо Бена, рассказывая, что его драгоценная Мэг приходила к нему в тюрьму. А добавочное удовольствие ему доставил его собственный рассказ о том, как Мэг было хорошо с ним. Эта история была слишком хороша, чтобы быть правдой. В хорошеньком же настроении был Бен! Тим потрогал свою гудящую челюсть. Он хотел бы быть попроворнее. От одного удара Бена он словно побывал в аду. Тим сел на кровать и скинул ботинки. Распрямившись, он заметил на полу записку. Он протянул руку и поднял ее. Записка гласила: " Твой залог оплачен мной. Буду у тебя позже, чтобы сообщить, что я хочу получить взамен". Подписи не было.
  Он швырнул записку на прикроватный столик и лег на постель. Кто, черт побери, послал это и что они хотят взамен? Как они вошли в его комнату? Наверное, ее положил клерк этого мотеля, решил он. Это не так важно. Он на свободе, а Бен - в ярости. Как эта записка попала в его комнату, не имеет особого значения. Все равно взамен ему дать нечего. Они забрали даже его машину, пока он был в тюрьме. У него даже нет никаких колес. Но сегодня он чувствовал, что удача на его стороне, и он знал, что она ему не изменит. Тим закрыл глаза, собираясь отдохнуть. Но через пару минут раздался стук в дверь. Он встал и открыл ее. И очень удивился, увидев своего посетителя.
  "Вот это сюрприз", - сказал он своему гостю. "Не просто сюрприз, а приятный сюрприз", - добавил он. "Пожалуйста, входите". Он отошел в сторону и пригласил гостя войти. "Мне даже во сне не могло присниться, что вы заплатите за меня залог. Откуда у вас, интересно, такие деньги?" - саркастически спросил он. "Но это не важно", - решил он не ссориться со своим благотворителем. Деньги ему еще могут понадобиться. "Я действительно это ценю, и если вам что-то нужно от меня, не важно что, любое ваше желание будет приказом для меня". Он сделал соответствующий жест и поклонился своему гостю. Но когда он выпрямился, улыбка мгновенно сошла с его лица. Он стоял лицом к лицу с дулом очень противного с виду пистолета.
  "Одну минуту!" - воскликнул он. "Что вы собираетесь делать с этой штукой? Вы же не хотите использовать ее против меня? Уберите ее!" - Он изображал храбрость, но на самом деле был далек от нее. "Я же сказал вам, что сделаю все, чего бы вы не попросили. В этой штуке нет нужды. Пожалуйста, не сходите с ума!" Но было уже слишком поздно.
  Ответом его гостя была только холодная улыбка и спущенный курок. Пуля ударила Тима в правую сторону груди, недалеко от середины. Он в недоверии потрогал рану и упал на пол. Он лежал, слабея от мучительной боли, и видел ноги подошедшего к нему человека.
  "Ты хочешь знать, что я хочу от тебя, Тим?" - Шепот наклонившегося гостя был очень спокоен, а Тим продолжал стонать от боли. "Я хочу, чтобы ты был мертв", - сказал голос без тени эмоций. Противник Тима не чувствовал сожаления. Он просто направил пистолет ему в пах и выстрелил снова. Тим закричал от жгучей боли. "Я умираю", - это было последней мыслью Тима. Посетитель направил пистолет ему в голову и снова спустил курок, попав точно между глаз. У Тима не осталось времени даже закрыть глаза. Он лежал, а его глаза остались широко раскрытыми и совершенно бессмысленными. Противник Тима положил пистолет рядом с его телом, потом подошел к прикроватному столику и забрал записку. Бросив последний взгляд на тело, он перешагнул через труп и, не оглядываясь, вышел за дверь. Дело было сделано.
  
  А через несколько минут к мотелю прибыл Бен. Он подъехал к двери, практически переехав защитную полосу. Он получил огромную вмятину на своей дорогой машине, но это его не волновало. Он должен был найти этого идиота Тима и выяснить, что на самом деле ему сказала Мэг. Выпрыгнув из машины, даже не дождавшись ее полной остановки, Бен дошел до полуоткрытой двери и толкнул ее, рассеяно подумав, почему это Тим оставил свою дверь открытой. Вид, открывшийся перед ним, был не слишком приятен. Тим был мертв. Даже не прикасаясь к телу, он понял это. У него посередине лба было отверстие от пули, а в груди еще одно. При дальнейшем осмотре он увидел еще одно в паху.
  "Боже мой", - произнес он, подходя к телу. Кто бы ни сделал это с Тимом, он сделал это максимально болезненным способом. Точное местоположение пуль указывало на то, что тот, кто стрелял, хотел, чтобы Тим испытал страдание, прежде чем умереть. Кровь была повсюду. Бен заметил пистолет, лежащий рядом с телом. Не подумав, он поднял его и обратил внимание, что пистолет выглядит очень знакомым. Смутно он услышал на улице скрип тормозов и прежде чем он понял, что происходит, в комнату ворвалась полиция.
  "Брось пистолет. На колени. Руки за голову", - приказал полицейский.
  Бен стоял в недоверии. Он даже не заметил, что все еще держит в руках оружие. "Это они со мной говорят?" - подумал он.
  "Брось пистолет, или мы будем стрелять!" - снова закричал полицейский.
  Бен посмотрел вниз и увидел в своей руке пистолет. Он уронил его на пол без дальнейших инструкций. Полицейские ввалились в комнату. Они схватили Бена и прижали его к полу, выкручивая ему руки и надевая на них наручники. Один из них поставил колено прямо ему на лицо, услышав, как другой сказал: "Этот мертв. Звони коронеру".
  "Подождите! Вы все неправильно поняли! Я не стрелял в него!" - безуспешно пытался объяснить Бен, а полицейский тем временем зачитал ему права и предложил рассказывать все это своему адвокату. Они подняли Бена с пола, вытащили на улицу и втолкнули на заднее сидение "краузера".
  "Этого не может происходить", - подумал он. А когда картинка с пистолетом встала у него перед глазами, его позвоночник внезапно пронзил холодный озноб. Он узнал этот пистолет. Он принадлежал ему. Вот почему он выглядел так знакомо. "Мэг", - подумал он. "Могла ли Мэг сделать это? Могла ли она заплатить за Тима залог и вытащить из тюрьмы, чтобы иметь возможность его убить?"
  Нет, только не Мэг. Он отогнал эту мысль. Не него нежная Мэг. Она никогда бы не сделала ничего жестокого. Она не могла. Не могла? Но кто еще имел доступ к пистолету, думал он, сидя в полицейской машине. Его дом имел охранную сигнализацию высокого качества и, как он знал, ограбления не было. Кто мог заполучить его пистолет и убить из него Тима? Мэг, подумал он. Все вернулось обратно к Мэг, которая имела и доступ к оружию, и возможность, и мотив. Сердцем он чувствовал, что она не могла сделать ничего ужасного, но он также знал, что ее в этом обвинят. Он не может позволить, чтобы это произошло. Он обещал защищать ее от всякого вреда и опасности. Он не может позволить им задавать ей вопросы о смерти Тима. Он знал, что она не убивала его, но также знал, что у нее была хорошая причина и что полиция ее заподозрит. Он защитит ее, даже если ему самому придется признаться в убийстве Тима. Он будет молчать. Он не даст полиции причину задавать Мэг вопросы. Она не сможет этого сейчас пережить. Но он должен с ней поговорить. Обязательно нужно сказать ей, чтобы она молчала. Он не позволит им обвинить ее в убийстве Тима. Но он должен ее увидеть. Он не будет говорить ни с кем, пока не поговорит с Мэг.
  
  Мэг медленно спустилась по лестнице в "Бездну". Там она заметила Роджера и рабочего, убирающего осколки разбитого стекла. Бен, подумала она. Бен выяснил, что Тима выпустили из тюрьмы, и он все это натворил. Он наделал весь это беспорядок. "Где Бен?" - в панике почти крикнула она Роджеру.
  Тот посмотрел на нее. "Я не знаю, Мэг. Он давно ушел отсюда. Я думаю, что ты знаешь о том, что Тима выпустили на свободу".
  "Да", - тихо ответила она. "Но где Бен? Пожалуйста, Роджер! Скажи, у тебя есть какие-нибудь идеи о том, куда он мог пойти?"
  Роджер оглядел все вокруг и кивнул головой. "Я тоже очень волнуюсь за него, Мэг. Он был в ярости, когда уходил. Я не видел его таким много лет. Тим наговорил ему ужасных вещей о тебе, а он не дослушал до конца и вылетел отсюда, как ошпаренный. Я не представляю, куда он мог пойти. Что-то не так? Мэг?" - спросил он, заметив отсутствующее выражение ее лица. Мэг не похожа на себя, подумал он. Что-то было не так.
  "Что Тим ему наговорил?" - спросила она. "Пожалуйста, скажи мне, Роджер!"
  "Ладно. Тим сказал, что ты заплатила за него залог и что ты приходила к нему в тюрьму, чтобы сказать, что простила его за то, что он напал на тебя. Еще он сказал, что тебе понравилось то, что произошло в ту ночь".
  "О Боже! Нет!" - произнесла Мэг, испугавшись самой мысли об этом. "Не могу поверить, что он сказал такое Бену. Это должно было подвести Бена к самому краю".
  "Да, так и было", - подтвердил Роджер. "Бен был в неистовстве".
  Мэг беспомощно огляделась по сторонам, не зная, что предпринять. "Я должна найти его, Роджер! Ты не знаешь, куда он ушел?"
  "Нет. Он просто побежал вверх по лестнице".
  Мэг повернулась, чтобы уйти, и уже пошла к лестнице, как вдруг Роджер вспомнил, что должен кое-что ей передать.
  "Мэг, здесь была Мария. Она просила тебе передать, что тоже ушла искать Бена".
  Мэг повернулась и пошла наверх, никак не отреагировав на его слова.
  
  Глава 16
  
  "Арестован!"
  
  
  Полицейский провел Бена вниз, крепко держа за руку. Бен не понимал, зачем. Он никуда не собирается бежать. Кроме того, его руки скованы наручниками за спиной. Интересно, что бы они с ним сделали, если бы решили, что он задумал побег? Когда они дошли до приемной, один из офицеров снял с него наручники, чтобы сфотографировать его и снять отпечатки пальцев. Он мог бы сказать им, что это лишнее. Его отпечатки подшили к делу, они были взяты со всех возможных мест. Через несколько минут его провели в комнату для допросов и сказали сесть за стол. Полицейские оставили его там ждать детектива, который должен был придти, чтобы задать свои вопросы.
  Бен оглядел комнату. Она была ему знакома. Он бывал здесь и раньше, и не всегда с дружественной стороны стола. Он провел в этой комнате много времени, когда Рикардо расспрашивал его о недавних тогда убийствах на острове, который он подарил Мэг на прошлое Рождество. Убийства были спланированы и совершены его братом-близнецом Дереком. Тюрьма, подумал он с некоторым юмором. И в ней он тоже был. И не один раз. Прошлым летом Дерек поменялся с ним местами, а Тим обвинил его в том, что он столкнул его с лесов на стройке. Это Дерек столкнул Тима, а не он, но Тим не знал о близнеце, поэтому и продолжал говорить: "Это был Бен", и ему поверили. Тим, подумал Бен, потирая лоб. Он чувствовал подступающее начало убийственной головной боли.
  Теперь Тим был на самом деле мертв, но Бен не был его убийцей. Он был достаточно зол на Тима, чтобы убить, но кто-то его опередил. Тайна была не в том, кто хотел убить его, а в том, кто не хотел. Частью головоломки было и то, что этот "кто-то" убил Тима оружием Бена. А кроме того, почему так жестоко? Был только один человек, на которого он мог подумать. Этот человек имел и мотив, и доступ к оружию. Мэг. Нет, покачал головой Бен. Он так не думал. Мэг не убивала Тима. Она не могла сделать ничего настолько жестокого.
  Бен вспомнил их последний сеанс у психотерапевта. Как Мэг стала на нем такой эмоциональной и резкой, когда врач настоял, чтобы она выразила свои настоящие чувства о нападении. Для нее было очень тяжело показать это, а для него еще тяжелее видеть, но казалось, что ей стало много лучше, когда все закончилось. Они не занимались любовью со дня нападения, но она, наконец, спокойно проспала всю ночь. Она даже начала снова сворачиваться в клубочек в его руках. Лежать на нем сверху теперь стало ее любимым местом. Она крутилась, пока не находила его, потом вздыхала и спокойно засыпала. Ему было не слишком удобно спать в таком положении всю ночь, но он был не против быть ее защищающим одеялом. Это больше чем что-либо говорило ему, что она начала справляться с шоком. С другой стороны, он провел много ночей, считая овец, чтобы как-то удержаться оттого, чтобы не перевернуть его очаровательную Мэг. Он просыпался весь в поту и дрожи. Его сны не имели ничего общего с кошмарами, но он хотел женщину, которая спала на нем сверху. "Моя прекрасная и храбрая жена", - с гордостью подумал он. Одно время он мягко передвигал ее на ее сторону постели, но она снова начинала ворочаться до тех пор, пока не возвращалась на свое любимое место. После пары ночей спихивания Мэг на ее сторону он сдался и просто покрывался потом оставшуюся часть ночи. Ее отдых был более важен, чем его. Когда же она просыпалась, красивая и отдохнувшая, он принимал очень долгий и очень холодный душ. Он не хотел верить, что Мэг убила Тима, но если она решила, что это единственный способ для нее справиться с нападением, то он защитит ее своей собственной жизнью. Он обещал ей, что сделает это, и он не позволит ей на этот раз упасть.
  
  Джоан вошла в кухню и обнаружила, что Хэнк моет в раковине окровавленные руки. На его лице и рубашке также были пятна крови.
  "Хэнк, что с тобой случилось?" - спросила она обеспокоенно.
  "Я ходил искать Мэг. Когда я вернулся в дом, то захватил мешок с мусором по пути сюда, на кухню. Там было какое-то стекло, и я немного порезался", - ответил он неопределенно. "Ничего страшного", - постарался он не придавать этому значения. "Ты вообще не можешь видеть ничьи порезы".
  "Дай мне посмотреть", - Джоан подошла к нему и попыталась взять за руку.
  "Нет", - Хэнк отдернулся. "Ничего особенного. Просто небольшой порез", - резко сказал он.
  Джоан подозрительно посмотрела на него. "Мне не кажется, что он такой уж небольшой", - ответила она. "Судя по количеству крови на твоей одежде и лице, он просто не может быть маленьким, так что дай мне посмотреть". И она снова потянулась к его руке.
  "Нет", - сказал Хэнк уже более мягко. "Ничего страшного, Джоанни. Я знаю, что кровь уже остановилась". Он выглядел так, как будто ему в голову пришла какая-то идея. "Принеси мне бинт из аптечки в ванной. И какой-нибудь антисептик".
  "Ладно", - озадаченно посмотрела на него Джоан. Похоже, что он пытался что-то скрыть от нее. Хэнк вел себя очень странно. Она решила отнестись к этому с юмором, поскольку знала, как он ненавидит вид крови. "Ты уверен, что тебе не нужен врач, чтобы наложить швы?" - спросила она.
  "Нет, я в порядке, Джоанни. Просто принеси мне бинт, и я буду как новенький".
  "Почему ты искал Мэг, и как ты ухитрился весь перемазаться в крови?" - спросила она, вытирая влажным полотенцем кровь с его лица.
  "А Сара не сказала тебе? Тима выпустили из тюрьмы. Какой-то сукин сын заплатил за него залог. Я пошел искать Мэг, но не нашел ее. Я не позволю этому подонку снова причинить боль Мэг", - ответил он, сунув липкую от крови руку под струю воды.
  Джоан взяла его за руку. "Хэнк, тебя шатает?" - воскликнула она. "Ты уверен, что с тобой все хорошо? И ты мне не ответил. Откуда вся эта кровь?"
  "Я просто разозлен", - заверил он ее. "Нет, я в ярости! Что это за система, которая выпускает насильников из тюрьмы?" - закричал он, снова избегая ее вопроса. Он резко выключил воду и с бешеной скоростью вылетел из кухни.
  "Я сам найду бинт", - бросил он через плечо изумленной Джоан. От нее не укрылось, что он так и не ответил на ее вопрос о крови на его лице и одежде.
  
  Рикардо изумился, когда ему все рассказали. Бен Эванс арестован за убийство. Он рассеянно постучал ручкой по столу, как бы подтверждая для себя, что он знал, что такое однажды произойдет. Он знал это с того момента, когда увидел израненное лицо Мэг в ту ночь. Он знал о слепой ярости Бена и знал, что она будет расти, пока Бен не заставит Тима заплатить за причиненную Мэг боль. Никакая быстрая смерть не удовлетворила бы демона внутри Бена. Только одно не вписывалось в это преступление. Его жестокость. Было не похоже, что Бен мог так жестоко поступить. Он никогда не считал Бена настолько жестоким и расчетливым. Избить Тима до смерти голыми руками - может быть, но мастерски застрелить его? Это совсем не похоже на Бена. Расположение пуль показывало, что убийца хотел, чтобы Тим максимально страдал перед смертью. Но прошло несколько недель с попытки изнасилования Мэг, и гнев Бена должен был сильно вырасти. Изнасилование или его попытка в отношении любимой могли довести этого человека до ужасной мести.
  Последний раз он видел Бена в ночь нападения. Сначала тот был в ярости, но когда уходил, он уже значительно успокоился. Это произошло благодаря Мэг. Но пистолет был вещью, которая поставила печать с именем Бена на этом жестоком преступлении. Это было равносильно признанию вины. Он посмотрел судебный отчет. Единственные отпечатки на пистолете принадлежали Бену. Детективы включили в отчет многочисленные свидетельства людей, которые слышали, как Бен угрожал Тиму. Некоторые угрозы были так подробно описаны, что их было жутко даже читать. Да он и сам слышал, как Бен угрожал Тиму в ночь, когда они с Мэг подписывали постановление на арест. Окружной прокурор просто вцепится в это дело, подумал он. Его сестра, Мария, разозлится, поскольку все еще любит Бена и верит ему, хотя он и женат на другой женщине. Это не будет одним из его любимых дел. "Но у меня нет выбора,- устало подумал он, - я должен поговорить с Беном. У меня незавидное задание обвинить его в преднамеренном убийстве Тима Трумана. Это тянет на убийство первой степени, убийство, за которое полагается смертная казнь в штате Калифорния. Огромное состояние Бена не сможет выкупить его из всего этого. Бесполезно дольше откладывать",- решил он. "Я должен спуститься в холл и сделать работу, за которую мне платят налогоплательщики Сансет Бич".
  
  Мэг искала Бена везде. Она много раз звонила ему на сотовый и в "Бездну". Нигде никто не брал трубку. "Где же он может быть?" - спросила она себя. Она села в машину, и поехав по направлению к интернет-кафе, внезапно увидела Кейси. "Ты не видел Бена?" - спросила она, опустив стекло.
  "Нет, не видел. Мэг, что-то не так?" - Он заметил смущенное выражение ее лица. "Ты бледна, как призрак". Кейси заволновался. Мэг было тяжело в последнее время, и ей не нужны лишние огорчения. Он даже видел на ее лице настоящую улыбку в последние пару дней. Если бы он сам смог найти кого-то, кто бы сделал его таким же счастливым, каким Мэг сделала Бена. Он встречался с ее сестрой Сарой, и страсти в их отношениях начинали разгораться. Сара ему очень нравилась, но ее что-то сдерживало. Он не знал, что именно, но это было нечто, что она ему не рассказывала. Ему хотелось, чтобы она это сделала. Он был готов отдать ей все свое сердце, чтобы их отношения продвинулись. Она была искренним и замечательным человеком, и он любил ее. Она призналась ему в своем сотрудничестве с Тимом, и он простил ее. Ей потребовалось много храбрости, чтобы рискнуть потерять все из-за своих ошибок. "Моя милая Сара", - подумал он. Он действительно влюбился в нее. Только вообрази, улыбнулся он про себя. Они с Беном могли бы быть не просто друзьями, но и братьями. И в этом было бы немного гордости. Или много.
  Мэг сидела в своей машине и смотрела прямо перед собой, думая о том, где ей дальше искать Бена. Она уже обыскала все, что могло придти ей в голову, и у нее не осталось выбора. Она не знала, куда еще поехать. "Спасибо, Кейси", - сказала она, и подняв стекло, завела машину.
  Она завернула за угол и ударила по тормозам, потому что кошка перебежала улицу прямо перед ее машиной. Она испугалась так сильно, что сердце чуть не выпрыгнуло у нее из груди. Она поблагодарила Бога, что смогла вовремя остановиться, а кошка перебежала улицу и пошла в направлении нежилого дома. От желания найти Бена у Мэг заболел живот. Где же он может быть? Она отпустила тормоз и поехала дальше. Она должна искать его, пока не найдет. Она не остановится, пока не найдет Бена и не привезет его домой.
  
  Рикардо вошел в комнату для допросов. Бен ходил по ней, как тигр по клетке.
  " Садись, Бен", - сказал Рикардо. "Я должен задать тебе несколько вопросов". Он вытащил из кармана карточку и начал снова зачитывать Бену его права. Потом он посмотрел на него и спросил: "Тебе нужен адвокат? Я могу позвонить Грегори, если хочешь".
  Бен мельком посмотрел на него, но промолчал и продолжил ходить по комнате.
  "Ты хочешь, чтобы я позвонил Мэг?" - спросил Рикардо, думая, что она сможет успокоить Бена. Кажется, только она на это и способна. В данной ситуации у него была сложная задача, и он не мог никого привлечь на помощь.
  "Нет!" - закричал Бен. "Я не хочу ни с кем говорить! Я должен подумать". Он потер ноющую бровь.
  "Бен, ты уверен, что не хочешь, чтобы приехал Грегори? Я должен тебя допросить. Это моя работа, и я должен ее сделать". Рикардо удивился и расстроился, узнав, что Бен не хочет, чтобы он позвонил Мэг. Реакция Бена на этот простой вопрос озадачила его больше, чем улики этого дела.
  Бен перестал ходить по комнате и уставился в потолок. "Мне не нужен адвокат. Я не хочу, чтобы ты звонил Мэг. Я не хочу, чтобы ты звонил кому бы то ни было. Я просто хочу ... я хочу...". Он был вымотан и у него ужасно болела голова. Он вытянул из-под стола стул и сел на него, вызывающе положив перед собой руки.
  "Бен, это ты убил Тима? Это ты пришел в его номер в мотеле и убил его?" - спросил Рикардо.
  Бен посмотрел ему в глаза. "Я ничего не скажу". Он опустил голову. Он все еще видел окровавленное тело Тима, лежащее на полу. Лицо Тима было просто кровавым месивом. Мэг никак не могла этого сделать. Нет, не могла.
  "Бен", - сказал Рикардо. "У меня есть судебный отчет. Отпечатки пальцев на пистолете принадлежат тебе, и сам пистолет зарегистрирован на тебя. Ты ничего не хочешь сказать?" Он должен был перестать задавать Бену вопросы. Он был так же расстроен, как и Бен, но знал, что Бен крепкий орешек, и не был уверен, что он вообще расколется. Этот человек имеет телосложение быка. Но он твердо решил получить кое-какие ответы. Он оценивающе посмотрел на Бена. Тот был уставшим. Это было видно по его лицу. Если его достаточно долго бомбардировать вопросами, то может быть, он ответит хоть на один. Почему же Бен отказывается говорить? Он не говорил ни с полицейскими, которые привели его, ни с двумя детективами, которые допрашивали его весь день. Он не сказал ни слова. Почему? Почему он не попросил о встрече с Мэг? Он делал только то, что ему говорили детективы. Бен то смотрел в стол и игнорировал его, то вставал и начинал ходить по комнате.
  Дверь открылась, и полицейский в форме провел в комнату Грегори Ричардса. "Не говори ничего, Бен", - посоветовал Грегори, и похлопав по плечу Бена, сел за стол напротив Рикардо.
  "Какие обвинения?" - спросил он.
  "Убийство первой степени".
  "Ладно, регистрируй его. Тогда я смогу вытащить его отсюда", - потребовал Грегори. "Бен и так был здесь слишком долго. Почему ты не позвонил мне с самого начала?" - спросил он, повернувшись к Бену, но адресовал свой вопрос Рикардо.
  "Спросите своего клиента", - ответил тот. "Спросите его, почему он не просил ни о свидании с адвокатом, ни со своей женой", - добавил он. Бен поднял голову при упоминании Мэг, но промолчал.
  Дверь снова открылась, и вошла окружной прокурор. "Бен Эванс никуда не пойдет сегодня. Он останется здесь до завтрашнего утра, до слушания о его залоге".
  Хэйлли Кросс еще имела зуб на Бена, поскольку у нее уже была возможность бросить его с тюрьму в прошлом году, но тогда вмешались его друзья и одурачили ее, выяснив, что у Бена был брат-близнец. Статья Бетт стоила Хэйлли победы на выборах, когда она баллотировалась в мэры и проиграла. Она пообещала себе, что однажды она отплатит м-ру Эвансу за разрушение ее политических надежд. Она холодно улыбнулась. Этот день настал, и она намеревалась удостовериться, что все хорошо приспособлено для ее мести. Бен Эванс кое-что ей должен, и его никуда не отпустят. Ни сегодня, ни завтра, ни когда-либо вообще. Единственное, куда он сможет отправиться, так это в камеру смертников, подумала она, а Бен сидел в каменном молчании. Она не допустит в этом деле никакого залога, заявив, что с Беном есть риск побега. У него есть для этого и намерения и средства. Она намеревается проследить, чтобы у него не было такой возможности.
  Пока Грегори и Хэйлли спорили о тонкостях законов, Рикардо вышел из комнаты. Он подошел к своему столу и взял телефон.
  Сотовый Мэг наконец зазвонил. "НАКОНЕЦ-ТО!" - подумала она. "Бен, это ты?" - нервно спросила она.
  "Мэг, это Рикардо. Я думаю, что тебе лучше приехать в полицейский участок. Ты нужна Бену". Он не знал, что еще ей сказать, и знал, что Бен не одобрит его звонок. Но Мэг должна знать. Он надеялся, что она не развалится на части от этого и ее не придется собирать по кусочкам по всему участку. Он ненавидел это делать, но иногда жизнь начинает с тобой играть, дав тебе плохие карты, и тебе приходится ими играть.
  Он повесил трубку и вернулся в комнату для допросов, решив, что они могут и его тоже запереть на ночь вместе с Беном. Ибо он не собирается ничего из Бена вытягивать.
  Грегори и Хэйлли все еще продолжали спорить, а Бен сидел, уставившись в пространство, и рассеянно барабанил пальцами по столу. Рикардо подошел к нему и взял за руку. "Пойдем", - сказал он. Он не собирался говорить ему о своем звонке Мэг и все еще был озадачен реакцией Бена на предложение позвонить ей.
  Бен не сопротивлялся. Напротив, было впечатление, что он почувствовал облегчение и поэтому тут же встал. Рикардо отвел его в камеру и закрыл за ним дверь. "Прежде чем уйти, я могу задать тебе один вопрос? Я могу что-нибудь для тебя сделать?"
  Бен посмотрел на него долгим взглядом. "Вытащи меня из этого кошмара", - сказал он. "Ты можешь вытащить меня из него, Рикардо".
  
  Глава 17
  
  "Невиновный человек"
  
  
  "Мы прерываем программу, чтобы сообщить вам последние сногсшибательные новости. Арестован миллионер Бен Эванс, и ему предъявлены обвинения в убийстве давнего друга его семьи Тима Трумана..."
  Сообщения об убийстве Тима и аресте Бена попали во все СМИ страны. Тиму было уделено не очень много внимания, но арест Бена был крупной сенсацией. Когда Мэг приехала в полицейский участок, тот был полон репортеров с диктофонами и фотокамерами. Она сумела незаметно проскользнуть мимо них, пройдя через служебную дверь, о которой ей рассказала ее подруга Габи. Она направилась прямо к офису Рикардо. "Я должна увидеть Бена", - это было единственным, о чем она могла думать. Одна только мысль о Бене, запертом в тюремной камере, пугала ее до смерти. Ни она, ни он не смогли бы с этим смириться. Она толкнула вращающиеся двери и незамеченной вошла в дежурную комнату. Оставив позади стойку администратора, Мэг пошла на поиски Рикардо. Ее сердце сильно забилось, когда она подошла к его кабинету. "Рикардо! Рикардо!" - закричала она и стала колотить в дверь. На шум, который она производила, из задней комнаты вышел полицейский в форме.
  "Чем я могу вам помочь, мэм?" - спросил он.
  Она сразу же узнала его. Он был тем полицейским, который помог ей в ночь, когда на нее напал Тим. Он тогда очень хорошо к ней отнесся. "Офицер Смит, правильно?"
   "Да, мэм. Ох", - по его лицу внезапно прошло узнавание. "Я помню вас. Миссис Бен Эванс, верно?" - Он был высоким, тяжеловесным и уверенным в себе черным мужчиной. Он, несомненно, был хорошим человеком, но его грубоватая внешность резко констатировала с этим. Мэг знала, как хорошо он к ней относился и как он о ней заботился. Он был с ней очень добр, да и к Бену очень внимателен. А к Тиму он не был сильно расположен. Его неприкрытая ненависть к тому была написана у него на лице и слышалась в его голосе.
  "Мой муж арестован, а мне нужно его увидеть. Вы поможете мне?" - попросила она. "Пожалуйста, скажите мне, как его найти? Пожалуйста! Я нужна ему", - умоляюще сказала она. Она посмотрела туда, откуда он пришел, в надежде хоть мельком увидеть Бена. Она должна его найти. Она должна его увидеть. Она просто должна это сделать.
   Офицер Смит заметил страх на лице Мэг и услышал, как дрожит ее голос. Она была в отчаянии. Он открыл дверь кабинета Рикардо и жестом показал ей войти. Мэг вошла. "Я посмотрю, что смогу сделать. Пожалуйста, садитесь". Он указал ей на ближайший стул. "Я сейчас вернусь", - сказал он. "Не волнуйтесь, миссис Эванс. Я выясню все, что смогу, о вашем муже". Он чувствовал потребность уверить ее в этом.
   Сидя на жестком стуле в офисе Рикардо, Мэг подумала о том, когда они с Беном были здесь в последний раз, и передернулась. Это нечестно, простонала она про себя. У них только-только все начинало налаживаться. Только не это снова. Тим. Она почувствовала гнев. Все это вина Тима. Даже мертвый, он тянет свои грязные руки из могилы и все еще пытается встать между ней и Беном. Она посмотрела на стол Рикардо и увидела там папку с именем Бена. Желание узнать, что в ней, было непреодолимо. Взяв ее, она прочитала содержимое и посмотрела на фотографии тела Тима. Какими бы ужасными они ни были, они ее не расстроили. Увидев полицейские снимки Бена, она любовно погладила холодную глянцевую поверхность, пытаясь почувствовать его лицо.
  "Этого не может случиться", - подумала она. Это не может случиться с нами. Этого не должно быть в нашей сказке". - Она положила фотографии и взяла судебный отчет. В нем говорилось, что на пистолете обнаружены отпечатки пальцев Бена, и что этот пистолет и есть орудие убийства. Также там говорилось, что пистолет зарегистрирован на Бена. Мэг нахмурилась. Это не могло быть правдой. Тима не могли убить из пистолета Бена. Она помнила, как вытащила его из ящика стола и положила в свою сумочку, поэтому так и не могло быть. Ее мысли понеслись с бешеной скоростью. "О Боже!" - подумала она. - "Что же там произошло? Отчет не мог быть прав относительно оружия". - Услышав приближающиеся голоса, Мэг торопливо закрыла папку и положила ее обратно на стол Рикардо.
  "Мэг, я рад, что ты здесь. У тебя были проблемы с репортерами?" - Рикардо был рад видеть Мэг. Бен в конце концов попросил о встрече с ней, и он почувствовал облегчение от звонка, который он сделал ей . "С тех пор, как началась вся эта история, здесь настоящий сумасшедший дом".
   "Я вошла через служебную дверь, о которой мне рассказывала Габи. Слава Богу, я пропустила этот цирк. Я хочу увидеть Бена! Я должна его увидеть!" - Мэг была в отчаянии и была готова умолять, если понадобится. Одна только мысль о том, что Бен находится в камере, была для нее невыносима. Почему это все происходит с ней и Беном? Кажется, что каждый раз, когда они с Беном становятся счастливы, кто-то приходит и все разрушает. Сначала Тим, потом Мария, и теперь снова Тим! Этот вероломный предатель не может вести себя как следует даже мертвый.
  "Конечно, ты можешь увидеться с ним, Мэг", - заверил ее Рикардо. "Он спрашивал о тебе. Подожди одну минуту, я возьму ключи". Он подошел к столу и вытащил ключи из среднего ящика. Когда он повернулся, то в комнату вошла Окружной Прокурор (ОП).
  "Одну минуту, детектив Торрес. У Бена Эванса не будет никаких посетителей", - презрительно усмехнулась она. "Он не сотрудничает с полицией, поэтому я поместила его в одиночку без права на посетителей". Она наслаждалась. Этот мерзавец будет ее местью, подумала она, и если это будет зависеть от нее, Бен будет гнить в тюрьме. Ее тошнило от богачей. Она всегда и за все боролась. Для Бена Эванса жизнь была слишком легка. Она намеревалась посмотреть, как этот тезис перестанет быть правдой. В ее мыслях он был виновен. Она уже повязала его по рукам и ногам, предъявила обвинение и приговорила к смерти. Она холодно улыбнулась. Это может сделать ей карьеру. Все будут говорить о том, как здорово она поставила на колени Бена Эванса и добилась его смерти, если у нее получится. Она тяжело боролась за свою карьеру, и все шло хорошо, пока не появился Бен Эванс и все не разрушил. Из-за него вся ее карьера развеялась как дым. Пришло время отплатить ему и его наглым друзьям. Это дело будет началом ее новой карьеры. Она уже слышит звяканье кассовых аппаратов и предложения "тепленьких местечек", а также привилегий. Она знала Бетт Катазаловски, журналистку, которая писала истории о том, как она пыталась засадить Бена в тюрьму по ложному обвинению, и в придачу была другом последнего. Прежде чем это дело будет закончено, она найдет способ заставить заплатить ее и эту отвратительную юную репортершу Ванессу Харт. Она разрушит жизни их обеих. Боже, она бы все отдала, чтобы увидеть их лица, когда они обо всем узнают! Это будет бесценно, и она готова заплатить за это зрелище.
  "ЧТО! Как это я не могу увидеться с Беном!" - Мэг была почти в истерике. "Рикардо, пожалуйста! Я должна его увидеть!" - Мэг умоляюще схватила его за рубашку. О чем думает эта женщина! Что ей сделал Бен, что она так его ненавидит? "Рикардо, пожалуйста!" - снова попросила она.
  "Хэйлли, зачем вы, черт побери, запихали Бена в одиночку? Он не угроза ни себе, ни кому другому. Он только пользуется своими правами свободного гражданина этой страны, когда отказывается говорить с нами. Когда Грегори Ричардс узнает об этом, он..."
  "И что он сделает?" - прервала его ОП. " Я представляю обвинение в этом деле и имею приказ судьи о помещении его в одиночку до утреннего слушания. Никаких посетителей, и точка!" - Она повернулась и ушла, пока никто не заметил на ее лице удовлетворенную улыбку.
  Мэг не могла больше стоять. У нее закружилась голова, и ее затошнило. Она пошатнулась и чуть не упала на пол, но Рикардо подхватил ее. "Я должна увидеть Бена", - обратилась она к Рикардо. "Я должна его увидеть. Пожалуйста, Рикардо. Позволь мне увидеть Бена. Пожалуйста", - попросила она. "Разве я прошу слишком много?"
  "Мэг, сюда. Сядь сюда. Кто-нибудь, принесите стакан воды", - крикнул Рикардо, помогая ей сесть на стул. "Мэг, у меня связаны руки. Я позвоню Грегори, и мы посмотрим, что он сможет сделать. Мне жаль. Я ничего не могу поделать".
  Мэг прерывисто зарыдала. Рикардо было жаль ее, и он попытался ее успокоить. "Я не эксперт, Мэг, но я не думаю, что она может запретить тебе видеть Бена. Как только я что-нибудь узнаю, я устрою вам встречу. Я обещаю". Мэг зарыдала еще сильнее, и это разрывало его сердце.
  "Что здесь происходит?" - произнес чей-то голос. "Что с Мэг?" - спросила Габи, подбегая к ней. "Что ты ей сказал?" - она обвиняюще посмотрела на Рикардо.
  "Я ей ничего не говорил", - защитился Рикардо. "Это был не я". Габи была его невестой и лучшей подругой Мэг. Она устроит ему настоящий ад, если Мэг будет продолжать так рыдать.
  "Что ты с ней сделал?" - отказалась принять его объяснение Габи.
  "Я ничего не сделал. Честно. Это был не я. Это была Хэйлли", - быстро продолжил он. "Она посадила Бена в одиночную камеру и не дает Мэг увидеться с ним".
  "Сделай что-нибудь!" - Габи обняла Мэг, которая продолжала рыдать. "Сейчас же сделай что-нибудь!"
  Рикардо посмотрел на них обеих. Габи явно сердилась на него, а Мэг выглядела такой ранимой. Он был явно не в выигрышной ситуации. У него было 2 пути. Либо он обойдет правила и позволит Мэг увидеться с Беном, рискуя при этом потерять работу, либо он откажется это делать и потеряет друга и женщину, которую любит. Они обе убьют его, если он быстро что-нибудь не придумает. "Ладно", - уступил он. "Идем со мной, Мэг. Я нарушу правила и проведу тебя к Бену, но ты перестанешь плакать и будешь молчать. Согласна?"
  "В самом деле, Рикардо?" - мгновенно успокоилась Мэг. "Ты сделаешь это?" Она посмотрела на него своими синими большими глазами, которые все еще были полны слез. Рикардо посмотрел на офицера Смита, который притворился, что ничего не слышал. Это было хорошо, поскольку подразумевало, что тот одобряет его. Рикардо оставил его на страже и повел Мэг по длинному коридору к одиночным камерам. Обычно в них держали только заключенных, которые были опасны для себя или других. К счастью, этим вечером Бен был там один. "Опасен", - усмехнулся Рикардо. Хэйлли совсем сошла с ума! Он не хотел, чтобы Мэг видела Бена здесь, но у него не было выбора. Они оба нуждались друг в друге. Наименьшее, что он мог сделать, так это нарушить пару правил, чтобы помочь им.
  
  Бен сидел на кровати, обхватив голову руками. Он был голодным и уставшим и даже не мог отдохнуть. У него адски болела голова, но он не просил даже аспирин. Он не понимал, почему его перевели в другую камеру. В комнату для допросов пришел охранник и приказал следовать за ним. Он решил, что за него заплатили залог, но быстро выяснил, что это не так. Эта камера была много меньше предыдущей, и ее стены были обиты войлоком. Они что, здесь держат сумасшедших, подумал он. Или они думают, что он может совершить самоубийство? Они чертовски неправы. Он не собирается умирать и оставлять Мэг в одиночестве. Он нужен ей, и пока она дышит, он будет ее защищать. Они действительно думают, что он что-то может с собой сделать? Он поднял голову, услышав, как открывается входная дверь и кто-то идет в его направлении. Он поднялся посмотреть, кто это. "Мэг?"
  "Бен", - почти закричала она и подбежала к нему. Она протянула руки сквозь решетку, чтобы прикоснуться к нему. Она взяла в руки его лицо. Он ужасно выглядит, подумала она. Он устал, и у него болит голова. Его глаза покраснели. Она не знала, было ли это от недостатка сна или от головной боли. Он наклонился к ней и неловко поцеловал ее через решетку. "Бен, я люблю тебя! Я так о тебе волновалась! С тобой все в порядке? Конечно, НЕТ! Ты ел? Ты выглядишь таким усталым. Они кормили тебя?" - быстро заговорила она и прикоснулась к нему, проверяя не ранен ли он.
  Бен приложил палец к ее губам, призывая к молчанию. Он был счастлив ее видеть, и его успокаивала ее возбужденная болтовня. "Я в порядке, Мэг. А как ты?" Она была самой красивой женщиной в мире. Но он мог сказать, что она устала и измучена. И ему нужно было обнять ее, чтобы увериться, что с ней все в порядке. "Рикардо", - сказал он, не отводя глаза от ее лица. "Отопри дверь. Пожалуйста. Я никуда не сбегу, но мне нужно хотя бы на мгновение обнять Мэг. Пожалуйста!"
  Рикардо отрицательно покачал головой и отошел, чтобы дать им побыть наедине. Если у кого-нибудь и будут от этого проблемы, так это у него, а он и так нарушил много правил. Он дает им возможность поговорить, но и только.
  "Бен, что произошло? Почему они арестовали тебя за убийство Тима? Это ведь был не твой пистолет", - прошептала она.
  Бен оглянулся, чтобы убедиться, что их не подслушивают. "Мэг, это был мой пистолет. Тот, что я держал в ящике стола. Помнишь?"
  "Нет, Бен. Этот пистолет был в моей сумочке. Я взяла его из ящика, а прежде чем прийти сюда, я спрятала его под сидением моей машины. Когда я услышала, что Тим на свободе, я испугалась. Они совершили ошибку. Ужасную ошибку".
  "Нет, Мэг. Это был мой пистолет. Меня нашли стоящим над телом Тима, с пистолетом в руке. Поэтому я здесь. Они думают, что я убил его. У них есть доказательства. Ты уверена, что пистолет был дома?" - он был озадачен.
  "Бен, я клянусь, он там был. А сейчас он в моей машине. Мне взять его и отдать Рикардо?"
  "Нет", - он снова огляделся, продолжая говорить шепотом. "Мэг, я думал, что это могла сделать ты. Понимаешь? Я подумал об этом, когда нашел пистолет и понял, что он мой. Я подумал, что ты была так рассержена тем, что Тима выпустили из тюрьмы, что могла его убить. Кроме тебя, никто не знал о моем пистолете". Он с любовью посмотрел на нее. "Прости, мне так жаль. Ты простишь меня?"
  "Бен, я была зла на Тима и я бы могла его убить, если бы его выпустили пять недель назад. Даже неделю назад, я думаю, что я еще могла его убить, но после нашего последнего сеанса у психотерапевта я почувствовала себя намного лучше. Тим меня больше не пугал. Я взяла пистолет, чтобы защитить себя, если будет нужно. Это я должна извиняться. Я знаю, что была не в себе в последнее время и заставила тебя поволноваться. Я была так зла на всю эту ситуацию и только теперь поняла, что это происходило". Она старалась быть сильной, но видеть Бена через прутья решетка было слишком для нее. Слезы снова потекли у нее из глаз. "Я люблю тебя, Бен, и я сделаю все, чтобы вытащить тебя отсюда. Я обещаю!"
  К ним подошел Рикардо. "Мэг, мы должны идти. Бену нужно отдохнуть, а у меня и так будет достаточно проблем. Тебе нужно быть на слушании о залоге в 9 утра. Бен, постарайся отдохнуть". Он взял Мэг за руку, чтобы вывести ее наружу, но она вырвалась и, подбежав к Бену, на прощанье поцеловала его.
  "Я люблю тебя, и со мной все будет в порядке", - заверил он ее. "Увидимся утром, хорошо?" - он не хотел отпускать ее, но знал, что Рикардо прав. Они держались за руки, пока было возможно. "Я очень тебя люблю", - сказала Мэг, пока Рикардо уводил ее. "Я люблю тебя, Бен!"
  Бен испытал огромное облегчение оттого, что Мэг не была ответственна за смерть Тима. Он лег на постель и понял, что его голова перестала болеть. Знание того, что его милая Мэг не стреляла в этого ублюдка, было единственным лекарством, которое ему было нужно. Он не хотел верить, что она сделала это, но доказательства говорили об обратном. Теперь нужно доказать, что и он этого не делал. Каким образом это мог быть другой пистолет? Могла ли полиция сделать ошибку? Нет, даже он был уверен, что это его пистолет. Но как другой пистолет мог попасть в ящик его стола? Его туда положили. Кто-то должен был его туда положить. Так должно было быть. Но кто еще знал о пистолете? И как они могли узнать, что он ссорился с Тимом? Вопросы заполонили его мысли, и он в конце концов заснул беспокойным сном.
  
  Глава 18
  
  "Месть Хэйлли"
  
  
  Мэг пришла в участок пораньше в надежде увидеть Бена перед слушанием. Она принесла ему смену одежды. Ее родители провели эту ночь в их доме, поскольку не хотели оставлять ее одну. Она ценила их заботу, но спать в одиночестве в их постели, пока Бен проводит бессонную ночь в тюремной камере, было не слишком легко. Она металась и ворочалась, не смыкая глаз, всю ночь. Родители должны были присоединиться к ней перед слушанием в здании суда. Она была им очень благодарна за то, что они не задавали ей вопросы, на которые она не могла ответить. Но несмотря на их волнение, Мэг заметила, что они оба как-то странно себя ведут, а особенно отец. Ей хотелось верить, что это из-за того, что ее папа и Бен сильно сблизились за последнее время и отец просто волнуется о нем.
  Бен, он не уходил из ее мыслей. Грегори побелел, когда она рассказала ему о том, что ОП сделала с ним. Все, о чем она могла думать, когда шла спать, так это о том, что Бен лежит в холодной камере на маленькой кровати, на которой с трудом помещается карлик, а не то что человек размера Бена. Он не мог нормально спать в такой тесноте. А кроме того, у него болела голова. Она могла только надеяться, что он отбросит свою гордость и попросит кого-нибудь принести ему лекарство. Но зная Бена, она скорее предполагала, что он будет молча страдать и никому ни слова не скажет. Она свернула на парковку, и припарковавшись, вышла из машины. Быстрыми шагами подойдя к зданию, она увидела Марию с Рикардо, которые стояли недалеко от входа и разговаривали. Она заметила, что сейчас здесь не так много людей, как прошлым вечером. Она прошептала короткую молитву. Этим утром ей не хотелось иметь с прессой никаких дел. А тем более не раньше, чем она увидит Бена.
  "Рикардо", - сказала она, подойдя к ним. "Я принесла Бену костюм, чтобы он переоделся для слушания. Я могу его ему отнести? Привет, Мария", - поздоровалась она.
  "Мэг! Я просто не могу поверить, что это происходит с Беном! Ты в порядке?" - спросила та с искренним волнением на лице. "Они не позволяют мне увидеться с ним, а я знаю, что он не виновен в этом преступлении! Бен никогда бы не причинил никому зла!" - сказала она, переведя взгляд на Рикардо.
  "Я в порядке, Мария", - ответила Мэг. "Спасибо за твою заботу, но я действительно в порядке". Она сосредоточила свое внимание на Рикардо. "Я могу отнести Бену одежду?" - Мэг знала, что Мария все еще любит Бена, но она не имела никакого желания вникать в это сейчас. Ее главной заботой было вытащить Бена из тюрьмы, и как можно скорее.
  "Мэг, я сам отнесу все это Бену. Ты же знаешь, что тебе не разрешается видеться с ним. Прошлым вечером было другое дело. Я уже был там. Сейчас нет никакой возможности для тебя увидеться с ним. Извини", - искренне извинился он. "Хэйлли нас обоих засадит в тюрьму".
  Слова Рикардо ударили Мэг словно ножом в сердце. Это было тяжело, но никоим образом не уменьшало ее желания увидеть Бена.
  Мария не могла поверить тому, что услышала. Она умоляла своего брата позволить ей увидеть Бена, и он отказал ей. Однако он сделал исключение для Мэг. Она не могла в это поверить. Она была его сестрой, и она любила Бена. Почему он не позволил ей его увидеть? Она разозлилась на брата, но справилась со своими эмоциями и обернулась к Мэг. "Мэг, ты не против, если я приду в суд на слушание? Я обещаю не устраивать сцен. Я хочу быть там ради Бена. И ради тебя, конечно", - добавила она, торопливо изобразив на лице лучезарную улыбку. Мэг не было никакой нужды знать, что Бен единственный, ради кого она хочет там быть. Она любит его. Всегда любила и всегда будет любить. Он - ее судьба. Ее мама прочитала это в картах, а она верила всему, что говорила ей ее дорогая мамочка.
  "Нет, Мария. Я не против", - ответила Мэг. Она не могла отвергать это ее право, даже если бы и хотела. Она чувствовала свою вину перед Марией с самого развода. Она знала, как сильно та любила Бена. Ей было тяжело его потерять, и она не очень хорошо это скрывала. Но теперь Бен принадлежит ей. У Марии не было никакой возможности встать между ними. Она должна быть щедра. Кроме того, Бен был бы рад видеть Марию. Ему нужна вся возможная поддержка, а Мэг достанет ее отовсюду, откуда сможет. Она продала бы душу дьяволу, не думая ни секунды, если бы думала, что этим сможет вытащить Бена из этого хаоса.
  "Спасибо, Мэг", - Мария коснулась ее руки и пошла по направлению к своей машине. "Скажи Бену, что я думаю о нем", - крикнула она, обернувшись. "Я всегда думаю о нем", - прошептала она про себя.
  Мэг смотрела на нее, пока она садилась в машину. Эта смешная маленькая дорогая куча металла, вне сомнения, куплена в счет щедрой суммы, которую Бен дал ей при разводе, подумала она. И сейчас же она упрекнула себя за такую мелочность. Мария не хотела причинять им никакого вреда. Она просто трогательно любила мужчину, который не имел к ней ответных чувств. Она незаметно проникла в их жизни, как соль в пищу, но никогда не делала никаких движений, чтобы потребовать себе Бена. Для нее было достаточным просто быть рядом. Мэг пожала плечами. Она считала, что Мария не должна ей завидовать, но та, так или иначе, обижалась.
   Рикардо провел Мэг в какую-то комнату и стал наливать ей кофе, когда вошел один из полицейских. Рикардо назвал его по имени, и офицер подошел к нему. "Отнеси эти вещи Бену Эвансу, дай ему принять душ и скажи быть готовым к встрече с судьей", - приказал он.
  "Сэр, вообще-то сделать это будет трудновато", - сказал полицейский, обернувшись. "Его там больше нет".
  У Мэг чуть не остановилось сердце, и она встала. "Что!" - закричала она. "Как это его там нет?" - потребовала она ответа. "Что вы с ним сделали?" -закричала она на заволновавшегося молодого полицейского.
  Рикардо поднял руку, призывая ее к молчанию. "Что вы имеете ввиду? Где он, черт возьми?" - спросил он. "Он был на месте прошлым вечером, когда я уходил".
  "Все, что я знаю, так это только то, что рано утром приходила Хэйлли Кросс и перевела его. Она была очень рассержена тем, что у него были посетители прошлым вечером. Она обвинила в этом вас и сказала, что поскольку вы в дружеских отношениях с ним и нарушаете из-за этого правила, она должна так сделать. Она использовала это в качестве оправдания за то, что перевела его на нижний этаж. Мне жаль. У нас не было выбора, и мы были обязаны ей подчиниться. Она закатила настоящую истерику, когда я сказал, что нужно рассказать его адвокату, что слушание перенесено на 8 вместо 9", - осторожно добавил он, словно боясь ответа Рикардо.
  Рикардо посмотрел на часы. 7.52. Слушание о залоге Бена начнется меньше, чем через 10 минут. Почему никто не сказал ему о переносе, когда он пришел сюда утром? Разозленный, он схватил Мэг за руку, и они понеслись через весь участок к его служебной машине. "Я включу сирену и мы постараемся туда добраться. Мне очень жаль, Мэг, что так случилось", - извинился он, посмотрев на ее бледное лицо.
  
  Бена в наручниках ввели в зал заседаний два вооруженных охранника. Он проснулся от тревожного сна и чуть не свалился на пол, когда охранник позвал его по имени и сказал, что нужно идти. И его заперли в другой камере. Происходило нечто странное. Он не понимал, что именно, но что-то происходило. Хорошо было бы принять душ и побриться, но ему этого не позволили. Он потер небритый подбородок. Уже одно это было неприятным. Ему казалось, что он выглядит как бездомный, отчаявшийся придурок. Он оглядел зал, пытаясь найти Мэг. В нем было пусто. Это странно, подумал он. Не было даже Грегори, и у Бена появилось нехорошее предчувствие. Что-то не так. Происходило что-то, чего он не понимал.
  Охранник подвел его к его месту, и Бен сел. Он оглядывался каждый раз, когда открывалась дверь, надеясь, что войдет Мэг. "Где же Грегори?" - подумал он. ОП вошла в комнату и села на свое место. На него она даже не посмотрела. Последний раз, когда он видел ее, был, когда он сбежал от маньячки Дайаны Вуд, которая держала его заложником в морге и считала его героем из романтической новеллы. Он вспомнил, как ОП хотела посадить в тюрьму и сделала это своей целью. Он посмотрел в ее холодные глаза, когда она мельком взглянула на него. Она что-то задумала, подумал он. Он уже видел раньше этот взгляд. Эта женщина была обвинителем не против убийцы, она была обвинителем против Бена Эванса. Слава Богу, что тогда друзья помогли ему спастись. В этот момент он почувствовал чью-то руку у себя на плече. "Мэг", -быстро повернулся он, тихо назвав ее по имени.
  "Нет, Бен. Это я", - сказала Мария. "Я здесь ради тебя, англичанин. Я просто хотела тебе сказать, что не верю, что ты убил Тима". Он выглядит таким усталым, подумала он. Ей захотелось обнять его и успокоить. Мама была права, когда сказала, что слушание Бена перенесено. Она была рада, что Мэг не знает об этом и что она здесь с ним, когда ему так нужен кто-нибудь. Она здесь, и Бен вспомнит об этом, когда все закончится. Бен был удивлен и рад ее видеть, но не понимал, почему здесь есть Мария, но нет Мэг. Где она? Почему она не пришла? Конечно же, ей должны были сказать, что слушание перенесено.
  Дверь снова открылась, и его голова опять дернулась в поисках Мэг. Это была Кармен. "Какого черта она здесь делает? "- подумал он. Пришла позлорадствовать? Он проигнорировал ее и повернулся к Марии. "Спасибо, Мария. Я ценю, что ты пришла. Ты не видела Мэг?" - спросил он и посмотрел на нее такими горящими глазами, что Марии захотелось закричать. "Я здесь, же Бен", - подумала она. - "И только я одна буду всегда рядом с тобой. А не она. Неужели ты этого не видишь? "- подумала она про себя.
  "Нет, я не видела ее", - вслух солгала она.
  В зал заседаний вошел, глядя на часы, Грегори. Он подошел к столу, за которым сидел Бен, и положил свой "дипломат" на него. Он положил руку на плечо Бена. "Бен, ты в порядке?"
  "Если честно, то нет", - ответил Бен. "Меня обвиняют в преступлении, которого я не совершал. Меня дергают с места на место. Мне не позволили ни принять душ, ни побриться, зато все это время я провел в этих чертовых наручниках. Но это не самое плохое. С этим я справлюсь. Но они не позволяют мне увидеть Мэг. Я даже не знаю, где она. Почему ее здесь нет? Нет, Грегори. Я не в порядке, и довольно давно", - саркастически сказал он.
  Грегори подошел к Хэйлли. "К счастью для меня, мне передали, что нужно прийти сюда раньше намеченного срока. И не благодаря вам. Что бы произошло, если бы я не успел? Вы послали бы моего клиента в газовую камеру без судебного процесса? Нет, не отвечайте". - Грегори поднял руку. "Я сообщу об этом судье. Леди", - не удержался он от упрека, - "очевидно, у вас короткая память, или же вы желаете смерти. Вы смешали с грязью не того человека. Я не собираюсь вам угрожать за моего клиента, но вы можете быть уверены, что это пари будет для вас борьбой не на жизнь, а на смерть. Когда все закончится, Бен вам все припомнит и разрушит вашу жизнь", - прорычал он. - "А если он этого не сделает, то сделаю я".
  "Это не моя вина, что суд перенес время", - возразила Хэйлли. "Меня проинформировал курьер, так же как и вас, м-р Ричардс. Вашему клиенту предъявлены обвинения в отвратительном преступлении 1-ой степени. И у него не будет привилегий, нравится вам это или нет", - самодовольно ответила она.
  Грегори захотелось дать ей пощечину. У этой женщины было все расписано, и она использовала Бена, как стартовый заряд. Он считал, что именно пощечина ей и нужна с тех пор, как Бен столкнул с рельсов ее карьеру. Она считала, что это и есть ее проблема, но она была совершенно слепа. Она была противной ведьмой, и ему хотелось сказать ей сесть обратно на свою метлу, на которой она прилетела, и оставить Бена в покое. Но он не сделал этого. Он поднял в воздух указательный палец и посмотрел ей прямо в глаза, предупреждая о надвигающейся опасности. "Бен не забудет вам этого", - сказал он. "И его друзья тоже". Он повернулся и, подойдя к их столу, сел в кресло рядом с Беном.
  Вошел помощник шерифа и призвал суд к порядку. Через несколько секунд вошел судья и занял свое место.
  Бен еще раз оглядел комнату в поисках Мэг. Грегори наклонился к нему и прошептал: "Она придет, не волнуйся. Я вытащу тебя отсюда, ты даже оглянуться не успеешь. И не важно, какой ценой". Бен ощутил лучик надежды. Но полиция не искала другого подозреваемого, поскольку они считали, что уже нашли виновного.
  Судья попросил адвокатов коротко изложить их аргументы, доказательства и цену залога. У него было на этот день плотное расписание, и он хотел все побыстрее закончить. Грегори встал первым и попросил отпустить Бена. Он сказал, что хотя дело против него серьезно, он уважаемый член общества и был им много лет.
  ОП на это ответила, что Бен не тот прилежный бойскаут, каким его показал Грегори. Она приобщила к делу несколько отвратительных фотографий убийства и привела в пример дело Энни Ричардс, когда его допрашивали на предмет укрывания преступницы. Также она привела факт, что он уже сбегал из тюрьмы, когда его самого подозревали в убийствах. Она не упомянула, что он был ложно обвинен. Потом она потребовала, чтобы от дела был отстранен детектив Рикардо Торрес. Он в слишком близких отношениях с обвиняемым, сказала она. И эту же причину она привела, обосновывая свое решение перевести Бена в другое здание. На этих основаниях она попросила судью отказать в залоге. С Беном Эвансом это был риск. Также она попросила судью конфисковать его паспорт.
  Грегори побелел. Он знал, что у этой женщины есть конкретные планы, но он не представлял, что она зайдет так далеко. Он попросил установить залог, но она не стала это обсуждать. Казалось, что все это будет длиться вечно, а Мэг все не было. Наконец, дверь открылась, и вошли Рикардо и Мэг. Бен увидел ее и почувствовал облегчение. Он послал ей отчаянную улыбку через весь зал. Она улыбнулась ему в ответ и села.
  Мария сидела в кресле прямо за спиной Бена. Она не поворачивалась и не знала, что пришла Мэг. Но не Бен. Он почувствовал бы присутствие Мэг, даже если бы был слеп.
  "В залоге отказано..."
  Это были единственные слова, которые услышала Мэг, прежде чем спрыгнуть со своего места и броситься к Бену. Она была в истерике и выкрикивала его имя.
  "Мэг", - позвал Бен и попытался встать, но охранник немедленно посадил его на место. Рикардо схватил Мэг, пытаясь успокоить ее, а судья постучал своим молотком и призвал всех к порядку.
  Грегори рассеяно подумал, что это достаточно глупо, когда имеешь дело с женщиной в истерике, которая кричит так, что кровь стынет в жилах.
  Мария попыталась посадить на место Мэг, но та сбросила ее руки. Она была в отчаянии и не позволяла никому встать у нее на пути, когда старалась добраться до Бена. Наконец Рикардо удалось схватить ее в охапку, и он потащил ее, кричащую и пинающуюся, из зала суда.
  В холле он поставил ее на ноги и попробовал с ней поговорить. "Мэг, ты должна остановиться", - сказал он. "Еще не все потеряно".
  Мэг его не слышала. Не хотела слышать. Она пыталась пройти обратно в зал заседаний, к Бену. И она не собиралась позволить Рикардо ее остановить. Он загородил ей дорогу. Она попыталась обойти его. Она продолжала звать Бена и боролась за него всеми силами. В конце концов он схватил ее за руки и прижал их к ее животу, чтобы она не причинила вреда ни себе, ни ему. От этого ее крики стали еще громче. Толпа уже окружила их плотным кольцом, когда вошли Хэнк и Джоан.
  "Что здесь происходит?" - спросила Джоан, приближаясь к Мэг.
  "Что с ней произошло?" - потребовал ответа Хэнк. "Почему ты так ее держишь? Что ты хочешь с ней сделать? Отпусти ее", - потребовал он.
  "Простите, Хэнк", - извинился Рикардо. "Это для ее же собственного блага", - он был выведен из равновесия этими попытками усмирить все еще брыкающуюся Мэг. Он и не подозревал, что в такой миниатюрной женщине так много силы и энергии.
  "Что ты имеешь в виду, когда говоришь, что это для ее собственного блага?" - зарычал Хэнк. "Отпусти мою дочь". Он разорвал хватку Рикардо и попытался обнять ее. Но у него не вышло. В одну минуту она освободилась, метнулась мимо Рикардо и попыталась пройти обратно в зал заседаний. Рикардо снова поймал ее.
  "Отдай ее мне", - приказал Хэнк. "Что ты с ней делаешь?" Рикардо согласился. Он был более чем благодарен, что может передать брыкающуюся Мэг в руки Хэнка. Он когда-то боролся с подозреваемым весом в 200 фунтов, но даже он не представлял собой такую проблему, как Мэг. Он был уставшим, раздраженным и взмокшим. Позволить Хэнку самому с ней бороться - это было просто даром с небес, решил он.
  "Хэнк, судья отказал в залоге, и у Мэг началась истерика. Судья приказал ей сесть, а она начала выкрикивать имя Бена. Я должен был вытащить ее оттуда, пока они не посадили ее за неуважение к суду".
  "Что?" - изумилась Джоан. "Как они могли отказать в залоге? Бен хороший человек. И он никого не убивал".
  "Я в этом не уверен", - Рикардо пришлось повысить голос, чтобы перекричать Мэг.
  "Успокойся, милая", - попросила Джоан, убирая волосы с лица Мэг, пока Хэнк держал ее. "Я уверена, что Грегори все уладит. Они не могут держать Бена в тюрьме".
  Увлеченные своими попытками успокоить Мэг, они не заметили появление высокого светловолосого мужчины, который до этого стоял в холле, стараясь не привлекать ничье внимание, а теперь шел по направлению к ним.
  "М-р и миссис Каммингс", - обратился он ко всем, кроме пинающейся Мэг. Это было бы бесполезно в любом случае, поскольку она по-прежнему звала Бена. Вместо того, чтобы утихнуть, ее крики стали только громче. Хэнк рассеянно задавался вопросом, сколько еще ему придется преодолевать ее сопротивление. Он был уже таким же взмокшим, как и Рикардо, и был близок к тому, чтобы успокоить Мэг, не больше, чем тот. "Интересно, сколько времени потребуется, чтобы она выдохлась", - удивленно подумал мужчина. Она такая сильная и такая маленькая.
  "Простите", - извинилась Джоан. "Как видите, у нас здесь непростая ситуация".
  "Я вижу", - спокойно ответил мужчина. Все озадаченно посмотрели на него. Мэг снова выкрикнула имя Бена. Мужчина тронул ее за руку. "Я все знаю, миссис Эванс. Мне жаль, что так случилось".
  "Я хочу Бена", - крикнула ему Мэг. "Я должна добраться до Бена. Я должна вытащить его оттуда", - сказала она, не обращаясь ни к кому конкретно.
  Мужчина убрал свою руку. "Я знаю", - ответил он. "Но не надо так волноваться".
  "Я должна вытащить его оттуда", - повторила Мэг и выдала новый крик, который почти оглушил окружающих.
  Красивый мужчина улыбнулся. "Вы сделаете это", - загадочно сказал он, и повернувшись, пошел прочь. Все озадаченно смотрели ему в след.
  Мэг оглядела гостиную со спокойствием, которое было далеко от ее чувств. Все ее друзья и семья были тут, и она успокоилась до определенной степени. Истерики уже не было. По крайней мере внешне. Внутри она все еще кричала. Она любила их и ценила их поддержку, но желала, чтобы они все поехали по домам и оставили ее в покое, чтобы она смогла подумать. Она не хотела ранить ничьи чувства, но ей нужно было побыть в одиночестве и подумать.
  "Я иду спать", - объявила она. А потом резко встала и пошла к лестнице.
  "Мэг, дорогая, с тобой все хорошо?" - спросила Джоан.
  "Хочешь, я пойду с тобой", - Сара подошла к лестнице и посмотрела на нее. "Я побуду с тобой, и мы поговорим".
  Мэг посмотрела на мать и сестру. "Я в порядке. Мне просто нужно отдохнуть. Мне станет лучше, если я смогу поспать".
  "Иди наверх, милая", - сказала Джоан. "Я принесу тебе стакан горячего молока, это поможет тебе заснуть". Мысленно Мэг побилась об заклад в противоположном, но поблагодарила ее и пошла наверх.
  Мэг внезапно пробудилась от тревожного сна. Она не знала, сколько времени, но у нее было чувство, что в комнате с ней кто-то есть. "Бен", - осторожно позвала она. "Это ты, Бен?" Она села на постели и оглядела темную комнату. Внезапно кто-то схватил ее и толкнул обратно на подушку. Она открыла рот, чтобы закричать, но чья-то рука в перчатке не дала ей этого сделать. Она начала храбро бороться со своим противником.
  "Миссис Эванс", - услышала она хрипловатый шепот. "Перестаньте бороться со мной. Я здесь, чтобы вам помочь".
  Мэг не расслышала его. Она была слишком напугана и продолжала бороться.
  "Остановитесь, миссис Эванс", - приказал голос. "Я не хочу причинять вам боль. Если вы остановитесь, то мне не придется этого делать. Остановитесь", - потребовал он.
  Мэг вцепилась в обтянутую перчаткой руку, но его слова наконец дошли до нее. Она перестала бороться и со страхом посмотрела на него. В темноте она не видела его лица.
  "Я не собираюсь причинять вам боль", - сказал ее противник. "Только, пожалуйста, не кричите. Если вы обещаете, что не будете, я уберу руку. Вы обещаете?" - спросил он.
  Мэг кивнула. Что-то знакомое было в этой фигуре, одетой во все черное, но она не знала, что.
  "Бен...", - начала она.
  "Нет", - сказала фигура. "Я не Бен, но я пришел, чтобы отвезти вас к нему".
  
  Глава 19
  
  "А для чего же тогда друзья..."
  
  
  Александр Стюарт Холлистер, Эш для друзей( Alexander Stuart Hollister - ASH (Эш)), остановил машину и посмотрел на Мэг. Господи, да она просто прекрасна, подумал он. Неудивительно, что Бен просто сражен ею. Его поверхностное расследование в отношении новой миссис Эванс рассказало ему, что она теплый и сострадательный человек, любимый всеми. После встречи с ней он заключил, что это было большое преуменьшение. И этой женщине, о которой он читал в своих бумагах, казалось, нравилась такая постановка вопроса. Дотянувшись до заднего сидения, он вытащил шарф и повернулся к Мэг.
  "Простите", - извинился он, - "но я должен завязать вам глаза. Пожалуйста, не бойтесь". Он не хотел пугать ее еще больше. "Извините", - снова тихо извинился он. "Это ради вашей же собственной безопасности". Он не хотел ее пугать. Если она будет напугана из-за каких-нибудь его действий, когда он привезет ее к Бену, его давний друг убьет его, даже не потребовав от него объяснений.
  Мэг бросила взгляд на этого таинственного мужчину. Его светлые волосы как будто вспыхивали при лунном свете, а его зеленые глаза излучали свет даже в ночном полумраке. Он очень красив, подумала она про себя и нахмурилась в темноте. Женщины всего мира должны падать у его ног. Его сильная челюсть и мягкое обхождение сказали ей, что он также очень чуткий человек, но для нее его достоинства на этом кончались. Она могла оценить красивого мужчину, но и только. Для нее существовал только один человек. Его имя было Бен. По причинам, которые она не могла даже назвать, она чувствовала себя в безопасности с этим незнакомцем. Так или иначе, но он внушал ей безоговорочное доверие. Она не знала почему, но это было так. Он не причинит ей никакого вреда. Он, должно быть, друг Бена, улыбнулась она про себя. После того ужасного случая с Тимом она доверяла не многим мужчинам и уж, конечно, не доверяла незнакомцам. Мэг снова бросила взгляд на человека, сидящего рядом с ней, и он снова показался ей знакомым. Она не очень хорошо видела его лицо из-за темноты, но чувство узнавания все время было в ней. Видела ли она его раньше? Где? Сможет ли она вспомнить, встречала она его раньше, или нет?
  "Ладно", - тихо дала она разрешение. Она сделает все, что угодно, если ее при этом привезут к Бену.
  Не зная о ее мыслях, Эш был поражен ее полным доверием к совершенно незнакомому ей человеку, который только сказал, что отвезет ее к Бену. Он мог быть маньяком-убийцей. Но он знал, что произнес магическое слово, вызвавшее ее доверие. Весь дух борьбы вышел из нее, как только он произнес "Бен". Боже, подумал он. Это должно быть поистине неземное чувство, раз оно смогло внушить такую преданность другому человеку. Он снова улыбнулся, заверяя ее в безопасности, и завязал ей шарфом глаза. Он был очень осторожен, стараясь не завязать узел слишком сильно, но в то же время достаточно аккуратен, чтобы она не смогла ничего увидеть. Ее волосы были очень мягкими и приятно пахли. Он воспротивился своему желанию потрогать их, чтобы удостовериться в их реальности. Он завязал последний узел, а потом завел машину и поехал.
  
  Казалось, они проехали уже много миль. Мэг не была в этом уверена, поскольку ничего не видела из-за повязки на глазах. Она была в полной темноте и не слышала даже звуков дорожного движения. Ее мир был тихим и темным. Она хотела задать ему несколько вопросов, но он был таким скрытным, а она до смерти боялась, что ее мечта увидеть Бена растает, как дым, если она засомневается в своей фортуне. Мэг откинула голову на спинку сидения и стала ждать, говоря себе, что скоро она увидит Бена.
  Прошло много времени, прежде чем машина наконец остановилась. Ее таинственный незнакомец открыл дверь и вышел из машины, хлопнув при этом дверью. Она ждала, жадно ловя звуки, исходившие от него. Она ничего не смогла услышать, пока звук открывания дверцы машины с ее стороны не ошеломил ее.
  "Идите осторожно", - сказал голос, помогая ей выйти. Это был другой голос, и она вдруг снова испугалась, несмотря на всю свою решительность. Обладатель нового голоса был так же нежен, как и тот таинственный незнакомец, который завязывал ей глаза. Тревоги оставили ее. Новый "голос" взял ее за руку и повел, показывая, куда ей сделать каждый шаг, чтобы не упасть. Земля у нее под ногами была неровной, идти было трудно, и она несколько раз спотыкалась. Чья-то сильная рука поддерживала ее и вела дальше.
  Следующим, что она услышала, был звук работающего мотора и тихий плеск волн о берег. "Мы недалеко от океана", - подумала она. Новый незнакомый голос на ухо прошептал ей не пугаться. Она снова занервничала, когда пара сильных рук подняла ее и куда-то поставила. Услышав новые звуки, она поняла, что ее посадили в небольшую лодку. Обладатель сильных рук не произнес ни одного слова, но мягко посадил ее на жесткое сидение и положил ее руки на борта лодки. Она села на место, держась за лодку обеими руками. Ее глаза были по-прежнему завязаны. Она непроизвольно дернулась, когда кто-то сел рядом с ней.
  "С вами все в порядке?" - спросили ее. Она узнала этот голос. Это был ее первый таинственный незнакомец, и ей было приятно услышать знакомый голос. "Он не оставил меня", - подумала она и почувствовала себя увереннее.
  "Все хорошо", - ответила Мэг.
  "Теперь уже недолго", - тихо пообещал тот. "Я уверен, что вы считаете повязку на глазах ненужной, но по причинам, которые я не имею права называть, она нужна". Он посмотрел на нее, еще раз осознав, какой Бен счастливчик. Не многие из женщин, которых он знал, вслепую последовали бы за кем-то, кого они не знали, просто ради шанса увидеть лицо любимого человека. Она не знала ни во что влезает, ни даже увидит ли она человека, которого любит, но соглашалась на любую возможность, ради шанса увидеть его. Он улыбнулся про себя. Снова увидеть Бена и услышать, как он говорит о свой молодой жене, было подобно тому, как если бы он отыскал источник вечной молодости, и он собирался приложить все усилия к тому, чтобы дать этой любви надежду на счастье.
  Бен был его другом, и он отдал бы жизнь, чтобы защитить его. Его давний приятель, наверное, нашел путь в рай, раз ему доверили этот маленький дар, сидящий рядом с ним. Он снова посмотрел на нее. Какой же путь она согласна была пройти ради любви к его другу Бену. Бен тоже любит ее. Он знал это. Он обязан Бену своей жизнью, и он защитит его. Он посмотрел на Мэг - поскольку Бен любит ее, эта защита распространяется и на нее тоже.
  "Ты удачливый дьявол", - подумал он, обращаясь к отсутствующему Бену. А потом с обескураженным выражением лица упрекнул себя. "Ну, я дожил. Я сижу тут и адски завидую своему лучшему другу, поскольку он нашел такую экстраординарную женщину, которая полюбила его. Как только все закончится, я найду себе свою собственную", - пообещал он себе.
  Мотор заглушили. Таинственный незнакомец сказал Мэг встать. Она встала и пошатнулась. Ее незнакомец поднял ее на руки и перенес ее наверх. А потом мягко поставил ее на ноги. Она стояла там, прислушиваясь к звукам воды и шепчущим голосам, неспособная разобрать ни слова. Потом она услышала приближающиеся шаги. Она почувствовала чье-то прикосновение к своей руке, а потом как кто-то развязывает ее повязку. Она молча стояла, пока повязку не сняли. Она помигала, чтобы привыкнуть к свету, потом повернулась и посмотрела на ее таинственного проводника, впервые увидев его при свете. Она чуть не задохнулась от шока.
  "Вы", - прошептала она, сразу же узнав в нем человека из холла в суде, который сказал те загадочные слова.
  "Да, я", - улыбнулся он ей ослепительной улыбкой, открыв при этом ряд замечательных крепких белых зубов, которые должны были стоить ему целого состояния. "Сюда", - мотнул он головой, показывая, что она должна идти за ним.
  Мэг быстро огляделась, пока они шли в указанном им направлении, и поняла, что они на какой-то роскошной лодке. Скорее всего, это была яхта, и она казалась просто огромной. Незнакомец провел ее вниз и привел к какой-то комнате. Все голоса, которые она слышала раньше, внезапно исчезли, как будто стали не нужны. Сердце Мэг сильно билось, но она не боялась, а только хотела добраться до Бена.
  Таинственный мужчина открыл дверь и провел Мэг внутрь, поддерживая за руку, пока она переступала через порог, и предупреждая ее быть осторожнее. Он провел ее через коридор к другой комнате. Там он мягко отодвинул Мэг в сторону и постучал в дверь.
  "Войдите", - сказал чей-то голос.
  Сердце Мэг чуть не выпрыгнуло у нее из груди, и от радости она чуть не сбила с ног незнакомца. БЕН! Это БЕН! С другой стороны двери слышался голос Бена. Она позвала его по имени. Дверь открылась, и на пороге возник Бен. Мэг бросилась к нему.
  Он поймал ее в воздухе и крепко обнял, а она обхватила руками его за шею и обняла, чуть не задушив. Он стоял с закрытыми глазами, прижимая ее к себе и повторяя ее имя.
  Они стояли так долго, а потом он освободил свою шею из ее рук и отстранил ту из них, которая старалась потрогать его везде, где могла достать. Он улыбнулся, глядя ей в глаза, и наклонился для поцелуя. Они целовались до тех пор, пока их не прервало осторожное "гхмм". Мэг дотронулась до его лица. Она не хотела его отпускать даже на секунду. За это время он переоделся в белую рубашку и черные джинсы, но все еще выглядел уставшим.
  "Бен! Мой БЕН!", - заплакала она, сильно обнимая его.
  "Мэг, Слава Богу, ты наконец здесь", - сказал Бен, покрывая ее лицо поцелуями.
  
  Таинственный незнакомец понял, что это безнадежно. Мэг не обращала на него внимания с тех пор, как он привел ее. Он мог прочищать горло сколько хотел, но это не привело бы этих двоих в чувство. Пятясь, он тихо вышел за дверь, осторожно закрыв ее за собой, и оставил их наедине. Он не скоро получит от них известия. Он улыбнулся про себя и прошел обратно через длинный коридор.
  Увидеть их вместе делало сказку, которую он слышал о них, реальностью. Он вернется позже, когда эти двое немного успокоятся. Он не хотел даже думать о том, до чего они скоро дойдут, и не хотел стоять там, подобно извращенцу, пока они этим занимаются.
  Это не его стиль. Нужно найти что-то, чем занять время на эти несколько часов, решил он, поднимаясь по лестнице.
  
  Мэг все еще держала лицо Бена в своих руках, а Бен обнимал ее тело. Они стояли, глядя друг другу в глаза и страстно целуясь. И хотя он выглядел усталым от недостатка сна, он никогда еще не был таким красивым для Мэг.
  "Сядь сюда, Мэг". Он подвел ее к кровати и посадил. Он не смог удержаться и коснулся ее лица. "У меня был ужасный день", - сказал он, садясь рядом. "Но одно то, что я вижу тебя, все перекрывает. Ты так прекрасна", - он поцеловал ее в губы. "Я так сильно по тебе скучал. Я чуть не сошел с ума в разлуке с тобой", - сказал он, убирая с ее лица волосы. Она любила его прикосновения, она нуждалась в них, она хотела в них потеряться, но она помнила о том, почему они здесь.
  "Бен, что мы теперь будем делать?" - она поймала его руку. "Как мы вытащим тебя из всего этого?"
  Она положила голову ему на грудь, а он притянул ее к себе, прижав ее голову подбородком, и мягко погладил ее волосы.
  "Я не виновен, и будь я проклят, если проведу еще хоть один день в тюрьме". Она подняла голову и пристально посмотрела ему в глаза.
  "Я буду тебе помогать, Бен. Не волнуйся, вместе мы тебя вытащим. Мы найдем способ". Мысли Мэг понеслись с бешеной скоростью, пытаясь придумать какой-нибудь план.
  Бен прижал палец к ее губам. "Мэг, Мэг", - сказал он и улыбнулся. "Мы поговорим об этом потом. А сейчас я хочу обнимать тебя и получить уверенность, что ты на самом деле со мной".
  Мэг улыбнулась, глядя ему в глаза. "Я действительно рядом", - прошептала она и наклонилась, чтобы подкрепить свои слова поцелуем.
  
  Глава 20
  
  "Снова в любящих руках"
  
  
  Мэг держала в своих руках лицо Бена и с любовью смотрела ему в глаза. "Я люблю тебя", - сказала она. "Я так сильно тебя люблю".
  "Я тоже тебя люблю", - ответил он. "Бог знает, как сильно". Мэг легко поцеловала его в губы, а потом положила руку на верхнюю пуговицу его рубашки. Он поймал ее руку и посмотрел ей в глаза. "Мэг", - начал он, желая ее больше всего на свете. Они не занимались любовью с самого нападения, и он знал, как тяжело ей было пережить это. Как бы сильно он не хотел ее, он не собирался позволить ей заниматься этим в ущерб себе. Она так много уже отдала. Он слишком часто обнимал ее, когда кошмары не давали ей спать. Она не пройдет через это снова, даже ради него. Он не позволит.
  "Мэг", - сказал он снова, когда она дотянулась до второй пуговицы. Мэг проигнорировала его и потянулась к третьей. "Остановись". Он поймал ее руку, прежде чем она смогла расстегнуть еще одну. "Ты не должна этого делать".
  "А я делаю", - коротко ответила она и вернулась к попытке расстегнуть еще одну пуговицу.
  Так же сильно, как он хотел ее, он хотел с ней об этом поговорить. Ее кошмары все еще были свежи в его памяти. "Мэг, Мэг, пожалуйста", - он снова поймал ее руку. За себя он мог постоять, а за нее в этом смысле нет. Если он позволит ей отдалиться, он потеряет все, о чем мечтал. Он не считал это хорошей идеей для нее, пока они не поговорят.
  "Бен, Бен", - передразнила она его, сражаясь с его рукой, пытающейся остановить ее от расстегивания пуговиц. Осталось всего три. Если она сможет заставить его замолчать, то без проблем расстегнет и их.
  "Нет". Бен поймал ее руку и встал с кровати. Он не хотел быть с ней так резок, но она была похожа на обиженную маленькую девочку. "Прости", - извинился он. "Я знаю, что ты хочешь сделать, но мы не будем этим заниматься. Ты не готова к этому".
  "Я...", - начала Мэг, но Бен снова прервал ее.
  "Нет". Бен поднял руку, показывая, что это его окончательное решение. "Мы не может это сделать. Как бы я ни хотел, мы не можем. Я не сделаю это с тобой".
  "Но Бен..." - снова начала Мэг, но ее снова прервали.
  "Нет, не сейчас". Ему нужно было найти что-то, что отвлекло бы ее от ее занятия, поэтому он подошел к комоду, открыл ящик и вытащил из него белую мужскую рубашку. Он вернулся к кровати и отдал рубашку ей. "Уже поздно. Давай немного поспим. Мы поговорим об этом завтра, и я все тебе расскажу. А сейчас я просто хочу обнять тебя".
  Мэг посмотрела на Бена, подняв бровь. Что с ним такое, подумала она про себя. Она хотела заниматься с ним любовью, а он отказывался. Он никогда раньше так не делал. Ее чувства были ранены. Это из-за убийства, решила она, вспомнив, что он сказал, когда она пыталась расстегивать его рубашку. И тут ее вдруг осенило. Он думает, что она все еще боится его. Поэтому он не хочет заниматься с ней любовью. Он считает, что она его боится. Она открыла рот, чтобы уверить его, что она хочет заниматься этим с ним, но тут ей в голову пришла некая идея.
  "Ладно", - кротко согласилась она и взяла у него из рук рубашку. "Мне нужно принять ванну. После этой морской прогулки я чувствую себя какой-то влажной". У Бена перехватило дыхание при мысли о ней, обнаженной, принимающей ванну, но он тут же отбросил свои желания ради ее блага.
  "Конечно", - сказал он. "Ванная - здесь, справа".
  "Немного успокойся", - Мэг подумала о его трудном положении. - "Что ж, м-р Эванс, держись. Миссис Эванс собирается раскачать твой спокойный маленький мир". Она промолчала, но пошла в том направлении, куда он показал. В ванной она оставила дверь открытой, включила душ и начала регулировать температуру воды. Наладив воду, она осторожно выглянула, чтобы посмотреть, где Бен. Он сидел на стуле около входной двери и выглядел очень печальным. "Выше нос, парень. Твой корабль уже приплыл", - прошептала Мэг. Она торопливо сбросила свою одежду и огляделась в поисках шампуня, мыла и полотенец. Но ничего из них не взяла. Это не входило в ее план. Постояв под душем, пока ее кожа не стала влажной и гладкой, она высунула голову из двери ванной. Он должен услышать, как течет вода, подумала она про себя.
  "Бен", - невинно позвала она. "Ты не можешь подойти и показать мне, где мыло?" Не получив ответа, она позвала его снова, на этот раз погромче. "Бен.." - начала она в третий раз, когда он внезапно появился в дверном проеме. Она чуть наклонилась, чтобы удостовериться, что для него открывается хороший вид ее обнаженного тела.
  Бен выглядел так, как будто ему дали пощечину, но спокойно ответил ей: "В чем дело, Мэг?" Много более спокойно, чем он чувствовал себя на самом деле.
  "Не мог бы ты найти мне мыло?" - спросила она, невинно хлопая глазами.
  "Конечно". Бен нашел мыло в раковине и передал ей. Мэг взяла его, и мило поблагодарив, стала намыливать грудь. Он посмотрел на ее влажные груди и постарался сдержаться, чтобы не протянуть руку и не потрогать ее дерзкую грудь, выглядывающую на него из-под мыла.
  "Ммм. Как оно хорошо пахнет". Мэг закрыла глаза и провела своей намыленной рукой по груди. "Это так приятно".
  Бен выдохнул и спросил: "Это все?" - а потом он повернулся и торопливо вышел из ванной. Мэг открыла глаза и улыбнулась. "Один - ноль в мою пользу, м-р Эванс". Сунув голову под душ, она намочила свои волосы. Промыв глаза, она активизировала план Љ2. Схватив мыло и убедившись, что ее тело хорошо намылено, она снова высунула голову в дверь. "Бен, Бен", - позвала она и усмехнулась, ожидая ответа. Он подошел к двери, но на этот раз не вошел.
  "В чем дело?" - спросил он с безопасного расстояния.
  "Правильно, м-р Эванс", -сказало что-то внутри нее. - "Там и стой". Она немного повернулась, чтобы ему было видно все ее намыленное тело. Бен поперхнулся, а Мэг улыбнулась. "Ты не мог бы передать мне шампунь?" - невинно спросила она.
  "Конечно". Бен рванулся, схватил шампунь, сунул ей в руку, и одним движением развернувшись, вылетел за дверь.
  Мэг снова улыбнулась. "Два - ноль в мою пользу, м-р Эванс". Пришло время применить мое главное оружие. Она встала под теплый душ и смыла мыло с волос и тела. Полотенца были в пределах ее досягаемости, но в ее план входило заманить Бена в ванную в третий раз. Мэг выключила воду и вышла из душа. Схватив все полотенца одним махом, она огляделась в поисках подходящего для них места. Заметив под раковиной шкафчик, она торопливо запихала в него все полотенца и закрыла дверцу. Она привела в действие план Љ3. Улыбнувшись про себя, она устояла против соблазна крикнуть "Бен! О, БЕН!". Вместо этого она просто сказала "Бен..."
  Он немедленно открыл дверь. "В чем дело, Мэг?" Он казался расстроенным. Ладно, подумала она. Это должно сработать. "Я не могу найти полотенца", - сказала она, мило улыбнувшись. "Ты не знаешь, где они?"
  "Там много полотенец..." - показал Бен на стойку для полотенец. Она была пуста.
  Он нахмурился и посмотрел на Мэг. "Здесь были чистые полотенца", - сказал он озадаченно, и у него сперло дыхание, когда он увидел ее стоящей там. Она была полностью обнаженной, и с нее капала вода.
  "Да, но теперь их здесь нет", - информировала его Мэг, мило улыбаясь.
  "А... а..." - начал Бен.
  Мэг прервала его. "Не мог бы ты помочь мне найти их?" - попросила она.
  "Л-ладно", - запнулся Бен, входя в комнату. Он отвел глаза от ее обнаженного тела и наклонился, чтобы поискать под раковиной пропавшие полотенца. Как только он сделал это, Мэг подняла бровь и активизировала еще одну часть своего плана. Она подняла ногу и поставила ее на закрытый крышкой унитаз. Ее позиция была достаточно открытой, чтобы Бен мог видеть все.
  "Как ты думаешь, мне нужно побрить их?" - потерла она свои вполне гладкие ноги.
  Бен поднял голову от своих поисков и придушенно выругался, а потом помолился. Очевидно, Бог не слышал его, или был занят чем-то еще, потому, что он не мог больше сопротивляться своему желанию прикоснуться к ней. Он проклинал себя за это, но он должен был так сделать.
  Мэг посмотрела вниз, зная, что он видит. Ее храбрость немного пошатнулась, но она не сдала позиции. Она видела, как Бен борется сам с собой, но сдержалась. "Давай, Бен. У меня уже истощилась фантазия", - про себя поощряла его Мэг. После длинной паузы он выругался и потянулся к ней.
  "Боже, ты так красива", - положил он руку на ее бедро и медленно прошелся по нему пальцами, как бы измеряя и смакуя каждый дюйм. "Так красива", - сказал он. Как только он достиг ее шелковистого холмика, она поймала его руку и поднесла к губам.
  "Ты нужен мне". Она посмотрела на него, и прежде чем он смог сказать хоть слово, страстно поцеловала. Он ответил на поцелуй, перетянул ее к себе на пол, и прижав к себе ее тело, пробежал пальцами по ее обнаженному позвоночнику.
  "Мэг, ты мне так сильно нужна ", - сказал он, прижавшись к ее шее и не обращая внимания на ее влажные волосы, которые щекотали его.
  "Возьми меня", - сказала она и, поднявшись, дала ему руку, чтобы помочь встать. Бен поднялся, не отрывая от нее глаз.
  "Мэг..." - начал он, но она прижала руку к его губам. "Все хорошо. Со мной все в порядке. Я тоже тебя хочу".
  Мэг дотянулась до тех пуговиц, которые не успела расстегнуть раньше. "Ничего не говори", - сказала она. "Ты нужен мне. Мне нужно любить тебя. Пожалуйста". Она подняла взгляд и посмотрела в его потемневшие глаза. "Просто обними меня и позволь мне тебя любить", - мягко произнесла она. Как только с пуговицами было покончено, она стянула рубашку с его плеч и начала работать с его ремнем и молнией на брюках. Бен стоял в изумленном молчании. Она стянула вниз его брюки и нижнее белье и подняла ногу, показывая, что он должен выйти из них. Он молча сделал это. Тогда она наклонилась и стала целовать его ногу, пройдя дюйм за дюймом до его бедра. Дойдя до его пениса, она подняла его и стала лизать, как леденец, при этом наблюдая, как он становится все больше. Ее тело отвечало на эту напряженную страсть. Боль в ее промежности стала пульсирующей, когда она взяла пенис в рот и стала сосать.
  "Достаточно". Бен поймал ее голову и забрал у нее пульсирующий орган. Мэг была опустошена. Она решила, что он хочет, чтобы она остановилась, и в ее глазах появилась боль.
  "Нет, моя любовь". Он помог ей встать и тихо поцеловал ее в губы. "Я хочу тебя. Я хочу войти в тебя и остаться там навсегда. Мне больше ничего не нужно. Я хочу тебя. И прямо сейчас", - сказал он. Потом взял ее за руку, отвел ее в каюту и положил на постель. Еще никогда в жизни он не хотел ее с такой страстью.
  Мэг посмотрела на него с такой же сильной страстью и протянула руку к его лицу. Бен наклонился к ней и легко поцеловал. Потом его поцелуй стал более глубоким, а Мэг запустила руки в его волосы. Он покрыл поцелуями весь путь до ее груди, и ее глубокий стон вызвал в нем сладострастную дрожь. Она застонала, когда его влажный рот покрыл ее ноющую грудь. Он подразнил языком ее сосок, и она снова застонала. Бен улыбнулся и продолжил свой чувственный вояж. Когда он достиг верха ее бедер, то мягко попросил ее раздвинуть ноги. Что она и сделала. Он скользнул мягкими движениями пальцев в ее расселину, а его палец прошел при этом в горячий проход до самой ее сердцевины. Он сунул палец еще глубже. Страстное удовольствие пульсировало в огромном возбуждении, распространяясь за пределы его умелых действий. Мэг со стоном назвала его по имени.
  Бен улыбнулся и сделал еще один толчок в ее горячий вход. Это заставило ее подпрыгнуть и снова застонать. Она застонала и тогда, когда он вытащил палец, но он быстро заменил это на его дразнящий язык. У нее перехватило дыхание в трепещущем потоке удовольствия, сочащемся сверху от его прикосновения. "Еще", - произнесла она, подставляя себя его услужливому языку.
  "О Боже". Жар страсти проходил через нее волнами, и это было замечательное чувство. Она закричала, когда подошел кульминационный момент, не желая, чтобы он кончался. "Поцелуй меня", - произнесла она, а Бен приподнял ее тело и вошел в нее своими жадными руками. Он лег у нее между ногами и начал в нее входить.
  "Хорошо", - прошептал он, целуя ее в губы. "Пожалуйста", - простонала она, все еще сотрясаясь от своей кульминации. Бен начал входить в нее и застонал, почувствовав, как ее шелковистая плоть раскрывается, чтобы принять его. Он чувствовал непреодолимую потребность овладеть ею. "Извини. Я больше не могу ждать", - прошептал он, начиная равномерный ритм. "Я должен получить тебя". Он ускорил свои толчки.
  "Я хочу еще", - тяжело дыша сказала она, когда он замедлил толчки. "Я хочу тебя еще. Позволь мне иметь тебя всего".
  "Я люблю тебя", - сказал он, проникая еще глубже. "Я не хочу причинять тебе боль".
  Она сжала его пониже спины и потянула. Бен впал в истому. "Скажи мне, что ты - мой". Это был очень тихий шепот, но очень собственнический. Он остро был нужен ей для монопольного владения.
  "Я - твой. Ты имеешь мое тело и душу, каждый мой вздох и каждое прикосновение". Его страстный ответ подвел ее к краю невыразимого счастья. Ее одобрение подняло температуру Бена на следующий уровень, и он почувствовал себя так, как будто у его ног - целый мир. Она была для него всем. Он не мог этого отрицать. Удовольствие пронзило его сердце так, что оно почти перестало биться, и он закричал, а мир вокруг него испарился.
  
  Бен заснул. Мэг не хотела его тревожить. Он выглядел таким спокойным. Она лежала рядом с ним, гладя его лицо, и была очень счастлива, что они снова вместе. Она наклонилась и поцеловала его в щеку. А потом встала с постели и подошла к иллюминатору. Снаружи все еще было темно. Она оглянулась на Бена. Он мирно спал, и она решила подняться на палубу, чтобы подышать свежим воздухом. Мэг быстро оделась и вышла из каюты. На палубе она прислонилась к перилам и стала наслаждаться ветром, раздувающим ее волосы. Она задалась вопросом, куда же они плывут, но сразу же выкинула его из головы. Бен расскажет ей, когда проснется.
  У нее было столько вопросов, которые она отчаянно хотела задать Бену. Например, о таинственном мужчине, который привез ее к нему. Но она подумала, что самым лучшим будет позволить ему рассказать ей все в свое время. Она закрыла глаза и прислонилась к стене, благодаря небеса за то, что она воссоединилась со своей любовью.
  Оглядывая яхту, она вспомнила о последнем фильме, который они с Беном смотрели. О "Титанике". Это была замечательная история любви, и она даже поймала момент, в котором она видела слезы на глазах Бена при некоторых сценах.
  Оглядевшись, чтобы удостовериться, что никто за ней не наблюдает, она залезла на перила и протянула руки так, как это делала персонаж этого фильма Роуз. "Эй, это же здорово! "- подумала она, но внезапно кто-то схватил ее за запястье и стащил с перил.
  "Боже мой, Мэг! Ты думаешь, что ты делаешь?" - сказал Бен взволнованным, почти сердитым голосом.
  "Бен!" - она прижала руку к груди. "Ты напугал меня до полусмерти". Она приложила руку к своему сердцу, чтобы удостовериться, что оно еще бьется.
  "Напугал тебя? А как насчет меня? Ты же могла упасть! Никогда больше так не делай", - отругал он ее. "В любом случае, зачем ты туда поднялась? Это же опасно. Ты могла погибнуть". Бен был на нее немного сердит. Они только что воссоединились, и он находит ее стоящей на перилах и вглядывающейся в океан. И нет никого, кто мог бы ее поймать, если бы она упала. Это до смерти его напугало.
  "Бен", - она услышала страх в его голосе. "Я думала о том времени, когда мы ходили смотреть "Титаник". Помнишь? Я была так счастлива, что я на судне и просто хотела понять, что чувствовала Роуз, когда стояла на перилах "Титаника", а ветер раздувал ее волосы. На самом деле я не была в опасности. Я не высовывалась достаточно далеко, чтобы упасть. Я никогда бы не допустила такой возможности. Не теперь, когда я получила тебя обратно", - сказала она, нежно беря его лицо в свои руки.
  "Я люблю тебя, и мне жаль, что я тебя напугала". Она приподнялась для поцелуя. Бен посмотрел ей в лицо при лунном свете. "Титаник"? Если я помню правильно, тот корабль ударился об айсберг и пошел ко дну, как камень", - пошутил он. Он заулыбался, а Мэг пихнула его. "Это совсем не смешно, Бен", - упрекнула она его, а в это время к ним тихо подошел Эш.
  "Что ж", - сказал он, заметив обоих влюбленных. "Я вижу, что вы оба наконец-то вышли на воздух". Он заразительно улыбнулся и передал Бену сумку.
  "Вы оба должны переодеться и немного поспать. Если будет нужно что-то еще, просто дайте мне знать".
  Бен поблагодарил его, и они с Эшем обменялись взглядами, что заставило Мэг снова задаться вопросом, какие же между ними отношения. Они пожали друг другу руки, и Эш отступил в темноту, откуда он и появился, вновь оставив их одних. От внимания Мэг не укрылось, что Бен ни разу не называл его по имени. Она знала, что для вопросов время еще не подошло. Но, пообещала она себе, она их задаст. Это был первый человек из прошлого Бена, с которым она познакомилась, и было похоже, что между ними особенная дружба. Она собирается побольше узнать о ней, как только ей представится такая возможность. Она задрожала, поскольку влажный ночной воздух стал холоднее.
  "Куда мы плывем, Бен?" - спросила она.
  "Если честно, то я не знаю", - ответил Бен, притягивая ее к себе и обнимая. "И пока мы вместе - это меня не волнует. Мэг, ты дрожишь", - сказал он, растирая ее руки.
  "Здесь становится холодно. Может, вернемся обратно в каюту? Кроме того, тебе действительно нужен отдых". Мэг волновалась о нем.
  "Да, я немного устал", - признал Бен, но его взгляд говорил другое. "Пойдем внутрь", - сказал он и повел ее вниз в спальню.
  Бен лег на постель, а Мэг стала рыться в сумке с одеждой, которую оставил для них этот таинственный человек. "Что ж, похоже, что у твоего друга прекрасный вкус в выборе женской одежды", - поддразнила она Бена, вытаскивая очень сексуальную ночную рубашку.
  "Мило", - сказал Бен, перекатываясь на другую сторону кровати, чтобы освободить для нее место. "Иди сюда и присоединяйся ко мне", - сказал он и похлопал по матрацу рядом с собой. "Знаешь, нет никакой нужды ее надевать. Она только помешает - ведь мне придется ее снимать с тебя", - застенчиво улыбнулся он.
  "Правда? Ну, так я тебе кое-что расскажу об этом", - она развернулась и направилась в ванную. "Иди спать. Ты ведь устал, помнишь? Я хочу принять душ. Я не все мыло смыла в последний раз", - солгала она. Она вошла в ванную и закрыла за собой дверь. Когда она подумала об удивленном выражении, которое было на его лице, то зажала рот рукой, чтобы скрыть смешок. Она включила воду и сняла одежду. Потом она встала под душ и позволила воде побежать по ее спине и намочить ее волосы. Она потянулась за шампунем, но вместо него нашла... Бена, который стоял под душем около нее и улыбался.
  Бен налил немного шампуня на ладонь и стал втирать его в волосы Мэг. Ей это понравилось. Она повернулась к нему спиной, чтобы ему легче было ее намыливать. Он же стал целовал ее шею, мягко наклоняя ее голову вперед, чтобы смыть пену. Она повернулась к нему лицом и откинула голову назад, позволяя струе убрать ей волосы с лица. Бен нашел губку, намылил ее и стал водить ею по телу Мэг. Мэг решила, что сейчас умрет от тех ощущений, которые Бен вызывал в ней своей губкой. Его прикосновения издавали тихий шорох. Каждый мускул ее тела задрожал от желания, когда он начал медленно намыливать все ее тело. Она снова повернулась к нему спиной, чтобы сполоснуть мыло, и Бен прошептал ей на ухо: "Я люблю тебя, Мэг". Он накрыл своей большой рукой ее груди и начал их нежно массажировать, одновременно целуя ее шею и плечи. Он зажал пальцами ее соски и стал манипулировать ими до тех пор, пока они не стали твердыми как камень. Мэг не могла это больше выносить. Она повернулась к нему лицом, положила руки ему на грудь и начала его целовать. Бен ошеломленно поднял голову, потом наклонился и взял ее сосок в рот. Он сосал его то тех пор, пока Мэг не начала неконтролируемо стонать. Он переходил от одного соска к другому, пока Мэг не схватила его голову и не стала его страстно целовать.
  "Возьми меня", - прошептала она ему на ухо. Потом она подняла ногу и положила ее на его бедро. Он немного изменил положение, чтобы приспособиться к их разнице в росте, и вошел в нее одним плавным толчком. Лучше этого не могло быть ничто; он вздохнул и повернул ее спиной к стене. Используя стену в качестве опоры, он стал входить и выходить в нее в ровном ритме. Он поцеловал ее недолгим поцелуем, а вода брызгами летела в стороны от его спины. Мэг застонала, почти закричала от удовольствия, когда он ускорил темп. Она сильно сжимала его шею, хотя вода делала ее захват немного рискованным. Они оба достигли сексуального пика. Мэг закричала от страсти, а Бен громко застонал. Мэг еще раз его поцеловала, а Бен устало прислонился к стене.
  "Бен, я так сильно по тебе скучала. Я люблю тебя". Он поцеловал ее в шею, но вдруг они оба закричали и отскочили друг от друга, когда вода внезапно стала холодной. Бен протянул руку и выключил воду.
  "У нас проблемы из-за того, что в водогрее кончилась горячая вода", -поддразнил ее Бен, а Мэг вышла из душа, взяла со стойки полотенце и захихикала.
  "Брр... если говорить о твоем холодном душе", - услышала она за своей спиной и пошла в спальню, оставив Бена в ванной. Она легла на постель, вспоминая, как это было замечательно - снова заниматься с ним любовью. Он делал для нее то, что не мог никто другой, и она так скучала по этому. Она вспоминала, как они занимались любовью до всей этой истории, и как это становилось замечательней с каждым разом. Этим темпом они будут идти, пока им не будет по 40 лет. Их страстные игры распространяются не только на спальню. Она улыбнулась при мысли о том, как она дразнила его по телефону, а он понесся домой, чтобы заняться с ней любовью. Все эти воспоминания делали ее желания еще больше.
  Бен вышел из ванной, бормоча себе под нос, что не может найти полотенце. "Мэг, ты не видела полотенца?" - спросил он. Он вошел в комнату и увидел Мэг, лежащую на кровати и завернутую в полотенца.
  "О, это как раз то, что ты ищешь", - поддразнила она его, показывая на полотенца. Она засмеялась и передвинулась на кровати. Он снял не одно полотенце, он снял их все и нашел ее обнаженной под всей этой грудой. "Вы стали идолопоклонницей полотенец, миссис Эванс", - поддразнил он ее.
  Мэг взяла одно из полотенец, набросила его ему на шею и подтянула Бена к себе для поцелуя. Она поднялась и встала на колени, давая ему побольше места на кровати. Бен лег на кровать на спину и невинно посмотрел на нее сверху вниз. Мэг наклонилась и стала целовать его шею, облизывая при этом его ухо. Потом она передвинулась вниз по его телу и стала блуждать по его стройным бедрам. Он потянулся к ее груди, когда она совершала свой набег, но она оттолкнула его руку. "Ни-ни. Руки прочь", - она погрозила ему пальцем. Бен убрал руки. Мэг продолжила свои поцелуи, передвигаясь от его груди ко рту по его соскам и дразня их языком. Бен застонал, когда она оставила в покое его соски и продолжила свое турне к его эрекции. Она подула на его пенис, потом стала его облизывать. Она сжимала и сосала его яички до тех пор, пока он мог сдерживаться. Он было поднялся, но Мэг сразу же толкнула его обратно.
  "Мистер Эванс, вы хотите, чтобы я остановилась?" - строго спросила она. Бен покорно вернулся на прежнюю позицию, ожидая ее дальнейших действий. А когда дождался, то чуть не свалился с кровати. Мэг взяла его пенис в рот и начала сосать, немного сжимая зубами и двигая головой вниз и вверх. Бен застонал от удовольствия, называя ее богиней. Она остановилась, забралась на кровать, взяла его руку и приказала : "Возьми меня сейчас, Бен".
  Бен поднялся на колени и вошел в нее. Чувство полноты внутри нее было невероятным. Мэг придушила стон одеялом. Когда он начал двигаться, она положила себе на грудь подушку, обхватила ее руками и стала стонать в нее. Бен входил и выходил, каждый раз наклоняясь вперед, чтобы поцеловать ее в шею. Она уткнулась лицом в подушку и закричала от желания, а он вел ее от одного оргазма до другого. Сейчас он все контролировал, и каждый толчок его тела доказывал это ей! Следующее ощущение было подобно взрыву яхты. Они вместе достигли пика и упали на кровать в полном изнеможении.
  Все еще часто дыша, Бен скатился с Мэг, подтянул ее, податливую и пресыщенную, к себе и, обняв, поцеловал в шею. Этот раз был самым лучшим. Он не знал, почему он удивляется. У них всегда было так. Каждый раз, когда они занимались любовью - это было лучше, чем прежде. И они оба глубоко заснули.
  
  Глава 21
  
  "Беглецы"
  
  
  Мать Мэг постучала в дверь спальни своей дочери и тихо позвала ее по имени. - "Мэг, дорогая, ты уже проснулась?" Поскольку ответа не последовало, она постучала снова. Когда ее поприветствовала продолжительная тишина, она повернула дверную ручку и открыла дверь. Она волновалась за Мэг. Она была уверена, что Мэг была в полном порядке, когда отправилась спать прошлой ночью. И поскольку они не видели и не слышали ничего из ее комнаты, они с Хэнком предположили, что она спокойно проспала всю ночь. По крайней мере настолько спокойно, насколько она могла в ситуации, когда ее мужа обвинили в убийстве и посадили в тюрьму.
  "Мэг, дорогая". Джоан подошла к куче одеял на раскуроченной кровати, намереваясь разбудить дочь. Она потрогала Мэг, чтобы разбудить ее, думая про себя о том, как странно, что Мэг так закопалась в одеяла. "Проснись, милая", - она похлопала по одеялам. Не получив ответа, она медленно стянула их. Медленно, потому что не хотела верить тому, что под одеялами есть только одна подушка. "Мэг! Мэг!" - позвала она, направляясь к открытой двери ванной. - "Дорогая, где ты?" Не найдя Мэг и в ванной, она вдруг заметила открытую балконную дверь и выбежала на балкон. Мэг не было и там. Джоан выбежала из комнаты и закричала, зовя Хэнка.
  "Что случилось, Джоанни?" - Хэнк поймал ее внизу лестницы. "Мэгги в порядке? Что не так, Джоанни? Скажи мне".
  В дверь позвонили, и из кухни вышла Сара. Она крикнула: "Я открою" - и открыла дверь. На пороге стояли 2 полицейских.
  "Я могу вам помочь?" - осторожно и озадаченно спросила Сара.
  "Да, мэм", - сказал молодой офицер. "Мы хотели бы поговорить с Мэган Эванс".
  Сара немедленно встала на оборону. "Сейчас 7 часов утра. Слишком рано, чтобы кого бы то ни было тревожить. Вы не знаете, что люди еще спят? Зачем вам моя сестра? Ей нечего вам сказать", - холодно проинформировала она их и попыталась закрыть дверь.
  Старший офицер положил руку на дверь. "Я боюсь, что у вас нет выбора, мэм. Мы должны поговорить с миссис Эванс".
  "Сара, кто это?" - Джоан и Хэнк подошли к двери и увидели полицейских.
  "Я могу вам чем-то помочь?" - спросил их Хэнк.
  "Мы хотели бы поговорить с миссис Эванс". - Они были настойчивы.
  "Боюсь, что это невозможно", - сказал Хэнк.
  "Мы не уйдем, пока не поговорим с ней", - сказал офицер Джонс.
  "Она... ммм", - начала Джоан, но остановилась, посмотрев на Хэнка.
  "Ее здесь нет", - информировал полицейских Хэнк.
  "Скажите тогда, где мы можем ее найти". - Офицер Джонс спросил это таким тоном, который ясно показывал, что они не уйдут, пока не поговорят с Мэг.
  "Она ушла и не сказала куда", - солгал Хэнк.
  "Когда она вернется?"
  "Она не сказала. Я скажу ей, когда она вернется, что вы ее искали и что она должна вам позвонить", - холодно сказал Хэнк и с усилием закрыл дверь перед полицейскими.
  "Хэнк!" - воскликнула Джоан.
  "Что происходит?" - спросила Сара родителей, очень озадаченная их действиями.
  "Мы потом тебе расскажем", - ответил Хэнк. "Но мы не будем говорить с полицией и не расскажем им о Мэг".
  "Но Хэнк", - запротестовала Джоан. "Может быть, они смогут нам помочь".
  "Нет", - сказал Хэнк. "Я не знаю, где Мэг, но я не буду просить их о помощи. Я сам буду ее искать".
  
  Рикардо вместе с Габи вошел в полицейский участок. Габи убеждала его успокоиться. Его все еще распирало от гнева из-за отклоненного залога за Бена. Он не мог поверить, что у Хэйлли Кросс, Окружного Прокурора (ОП), такие железные нервы. По его мнению, она опустилась на новый уровень. Габи сжала его руку, надеясь, что он сможет получить контроль над своим взрывным характером. Они вошли в его офис, и он немедленно набросился на полицейского, который сидел на его стуле, положив ноги на его стол. Полицейский быстро пробормотал извинения и вылетел из комнаты. Он слышал о темпераменте детектива Торреса и не хотел увидеть его этим утром в действии.
  "Рикардо, ты ничего сейчас не можешь сделать", - спокойно сказала Габи и положила свою руку на его.
  "Габи, все это заставляет меня стыдиться того, что я полицейский. Мне даже не позволяют больше расследовать это дело. Черт, они даже позволили себе не соблюсти приличия и не сказали мне, что Бена перевели в другой участок. Эта женщина думает, что я слишком близок к этому делу!" - заорал он, сопровождая крик диким жестом. "Ты видела Бена?" - спросил он. "Я никогда не видел его в таком состоянии. Мария была расстроена и плакала. А Мэг? Боже, Мэг!" Он все еще слышал, как она звала Бена из коридора. "Я не мог стоять и слушать ее! Извини, Габи. Я не могу забыть ее крики и не могу выбросить Бена из головы!"
  "Все хорошо", - попыталась она заверить его, но их прервал стук в дверь. Офицер Смит осторожно просунул голову в дверь. "Рикардо?" - произнес он.
  "Да, в чем дело?" Рикардо был не в настроении. Офицер Смит был хорошим полицейским и еще лучшим человеком. Рикардо не мог срывать на нем свое плохое настроение. Это была не его вина. Антонио, его брат, вошел следом за ним.
  "Я думаю, что тебе лучше посмотреть на сообщение, которое мы получили". Он передал Рикардо бумагу.
  Тот вслух прочитал. "БЕГЛЕЦ ОТ ПРАВОСУДИЯ. Прошлой ночью Бен Эванс таинственно сбежал из тюрьмы 17-го округа . Он считается опасным уголовным преступником. Будет сделано все, что возможно, чтобы поймать его. Предположительно, подозреваемый вооружен. При задержании быть очень осторожными. Фотография прилагается". Он взял моментальную фотографию и посмотрел на нее. " Этого преступника нужно задерживать с предосторожностями. Он вооружен и считается очень опасным".
  Глаза Габи стали размером с блюдца. Рикардо почувствовал озноб, а Антонио положил руку ему на плечо.
  "Конечно, они не имеют этого в виду", - удрученно сказал он.
  "Я думаю, что имеют". Антонио похлопал брата по плечу. "Но Бен все уже уладил, и, так или иначе, сбежал от них. Я был у него прошлой ночью и он, казалось, держался нормально", - заверил он Рикардо.
  "Я должна позвонить Мэг", - сказала Габи и пошла к столу с телефоном.
  "В этом нет необходимости", - резко сказала ОП, входя в комнату. "Я уже послала пару полицейских к ней домой, чтобы привезти ее для допроса. Держу пари, что это она помогла Бену в побеге и это делает ее его сообщником. Если она сегодня не появится, я буду просить судью выдать ордер и на ее арест тоже". Она повернулась к Антонио. "Вы - первый, Отец Антонио. Я должна задать вам несколько вопросов о вашем посещении Бена Эванса прошлой ночью".
  "Вы этого требуете?" - Рикардо был мертвенно бледен. "Вы сказали судье, что не хотите держать Бена под моей защитой, потому что я слишком близок к этому делу, не так ли? Затем вы постарались лишить его жены, адвоката и друзей, обманув суд и передвинув слушание дела о залоге на возмутительно ранний час утра. Но вам и этого мало. Теперь вы стараетесь обвинить его жену в помощи и подстрекательстве к побегу. Когда вы успокоитесь?" - резко спросил он. "Вы думаете, что можете приходить сюда и использовать мой участок для ваших грязных игр? Вы ошибаетесь. Вы очень ошибаетесь. И если вы хотите допрашивать друзей Бена, то идите и делайте это где-нибудь в другом месте!" - закричал он, швырнул ей бумаги и в бешенстве вылетел из комнаты.
  Хэйлли посмотрела на его удаляющуюся спину и парировала. "Именно поэтому я и не хочу, чтобы он участвовал в этом деле. Он не держит себя в руках, а мы не можем себе этого позволить". Габи испугалась. Удар, который прошел над ее головой, довел ее почти до предела.
  Антонио воспользовался тирадой Рикардо и выскользнул за дверь. Он не хотел разговаривать с ОП. Он повернул за угол почти бегом, надеясь получить убежище в церкви. То, что он узнал прошлой ночью, говорить ей он не хотел. Он вообще никому не хотел говорить об этом. Рассеянно он задался вопросом, как долго он сможет прятаться в церкви и избегать допроса.
  
  Джоан была вне себя, и то, что Хэнк ходил из угла в угол, не помогало ей успокоиться. "Боже мой, Хэнк. С ней что-то случилось". Она заплакала.
  "Нет". Хэнк был непреклонен и пытался ее успокоить, но совершенно без успеха. Внезапно в дверном проеме появился какой-то странный мужчина. Хэнк немедленно встал в защиту. "Кто вы?" - требовательно спросил он, закрывая собой Джоан.
  "Что вы здесь делаете? Убирайтесь или я позвоню в полицию".
  Мужчина улыбнулся сокрушительной улыбкой, как будто он и не вторгался в дом к незнакомым людям. "Мистер и миссис Каммингс". Это было все, что он сказал.
  Хэнк сразу же решил, что он - полицейский и закричал ему убираться. Он ничего не скажет ему ни о Бене, ни о Мэг. "Неужели вам не стыдно?" - спросил он.
  Позиция Хэнка не отпугнула улыбающегося мужчину. "Вы неверно поняли. Я не полицейский, мистер Каммингс", - терпеливо сказал тот. "Я не из них. И я пришел к вам из-за Мэг", - сказал он, зная, что это поможет ему получить их внимание.
  "Что вы сделали с моей Мэгги?" - сердито спросил Хэнк.
  "Я вас знаю", - внезапно сказала Джоан из-за спины Хэнка. "Вы вчера были в суде. Что вы здесь делаете? Вы - репортер?"
  "Нет. Но я знаю, где Мэг".
  "Где она?" - подошел к нему Хэнк. "Что вы с ней сделали? Если вы причинили ей хоть какой-нибудь вред..."
  Незнакомец поднял руку. "Расслабьтесь, м-р Каммингс. С Мэг все в порядке".
  "Где она?" - спросила Джоан. "Почему она не с вами? Мэг никогда бы не оставила Бена в таком положении. Что вы сделали с ней?"
  "Она с... ух". Мужчина прервал себя на полуслове.
  "Она с Беном?" - взволнованно спросила Сара.
  "Я не могу вам этого сказать", - ответил таинственный мужчина.
  "Тогда, что же вы можете нам сказать?" - спросил Хэнк.
  "Я могу сказать, что и с Беном, и с Мэг все хорошо".
  "Полиция была здесь и искала ее", - сказал Хэнк. "Бен сбежал, и они считают, что она помогла ему".
  "Нет, она этого не делала", - заверил его незнакомец.
  "Откуда вы знаете?" - подозрительно спросил Хэнк. "Вы знаете, кто это сделал?"
  "Я знаю, но не могу сказать. Бен и Мэг не хотят, чтобы вы волновались. Я пришел сказать вам это. Пожалуйста, никому не говорите, что я здесь был", - попросил он. А потом повернулся и ушел так же внезапно, как и пришел. Джоан, Хэнк и Сара стояли и смотрели ему вслед.
  
  Глава 22
  
  "Ключ к прошлому"
  
  
  Бен поднялся на палубу, неся кофе для Мэг, а она в это время смотрела, как волны от яхты убегают вдаль. "Вот. Выпей это", - сказал он, передавая ей горячую чашку. Она была одета в розовый свитер и джинсы, которые она нашла в сумке с одеждой, что Эш оставил для них. Ее волосы были забраны лентой.
  "О, это именно то, что нужно", - ответила она и, взяв у него чашку, отпила из нее.
  "Ммм. Как хорошо!" Она наклонилась и поцеловала его. Он ей улыбнулся и посмотрел на воду за бортом. Он бы хотел остаться на борту этой яхты навсегда и забыть обо всех их проблемах. Но он знал, что этого не произойдет. Действительность была монстром, с которым они должны будут встать лицом к лицу. Он взял Мэг за руку. "Иди сюда и сядь", - сказал он. "Нам нужно поговорить о том, что мы будем делать дальше". Он смотрел на нее с любовью, но в его взгляде Мэг обнаружила волнение.
  "Бен, в чем дело? Ты выглядишь озабоченным".
  "Мэг, ты должна поехать домой", - резко сказал он. "Ты не можешь оставаться со мной. Ты понимаешь?" - Он не хотел причинять ей боль, но он знал, что делает это, и ему это не доставляло никакого удовольствия. Он не мог найти правильные слова, чтобы сказать ей все и не ранить. Независимо от того, насколько нежным будет его объяснение, он все равно причинит ей боль. И самым лучшим способом было сказать ей все и сказать быстро, иначе он не сможет сказать это вообще. Он не смел даже прикасаться к ней из страха, что его решимость от этого пропадет. Он посмотрел на несчастное выражение ее лица. Она храбрилась, но он знал, что она сдерживает боль. Она - экстраординарная женщина, подумал он.
  "Бен, я не оставлю тебя", - решительно сказала она. "Я поеду куда угодно, если я буду с тобой. Пожалуйста, Бен!" - попросила она. "Не заставляй меня уходить. Я хочу тебе помочь. Я так сильно тебя люблю, и я не могу быть вдали от тебя. Пожалуйста, пожалуйста, не заставляй меня ехать домой. Я без тебя умру. Я этого не вынесу!" - просила она, зная в глубине души, каким будет его ответ, еще до того, как он произнес его.
  Сердце Бена разрывалось. Мэг не нужно было просить его об этом. Только не его. Отодвинув ее чашку на безопасное расстояние, он вытянул ее из кресла, обнял и посадил к себе на колени. По ее щеке скатилась слеза. "Пожалуйста, не плачь, любимая". Он погладил ее волосы. "Посмотри на меня". Он нежно поднял ее голову и посмотрел ей в глаза.
  "Мэг, моя любовь", - он стер слезу большим пальцем, - "не надо, малышка". Он положил ее голову себе на плечо, обнял ее и стал укачивать, как маленького ребенка. "Не надо", - попросил он. - "Пожалуйста, не плачь. Я люблю тебя, и я хочу быть с тобой больше всего на свете. Но я не хочу даже думать о том, что тебе могут причинить боль. Это бы убило меня. Не плачь. Я не могу видеть, как ты плачешь".
  Вместо того, чтобы успокоить ее, это только усилило ее плач. Бен продолжал укачивать ее и просил не плакать. В конце концов ее рыдания утихли, и она только вздрагивала от всхлипов. Бен перестал ее укачивать и посмотрел на женщину в своих руках, которую он любил больше жизни.
  "Я люблю тебя". Он коротко поцеловал ее в губы. "Но меня обвиняют в убийстве. И они не сдадутся, пока не поймают меня. Я - беглец от правосудия, и они, вероятно, убьют меня на месте. Я не хочу, чтобы ты видела это, если такое произойдет".
  "Нет", - запротестовала Мэг, вцепившись в его рубашку и сильно обняв. "Не говори так. Они не причинят тебе вреда. Ты ничего не сделал. Они должны тебе поверить. Ты не убивал Тима. Я знаю это".
  "Ты не представляешь, сколько радости мне дает то, что ты веришь мне". Он пробежал пальцами по ее носу к губам и остановил ее, когда она хотела прервать его. "Это - факты, моя любовь. Я бы хотел изменить их, но не могу. Пока нет. И до тех пор, пока не смогу, ты должна быть с своей семьей".
  "Ты - моя семья", - возразила она. "И я не оставлю тебя". Она вцепилась в его рубашку, как будто это могло удержать его с ней.
  "Мэг", - он накрыл своей рукой ее руку, которая держала его рубашку. "Я не могу позволить тебе это. Нет", - продолжил он, не обращая внимания на ее протест. "Ты не можешь ехать со мной. Я не могу позволить и тебе тоже стать беглецом. Ты должна поехать домой. Там ты будешь в безопасности, и я смогу не волноваться, когда буду искать человека, который убил Тима". Он знал, что ситуация была опасной, но для него это не было новостью. Так уже было. Он мог позаботиться о себе, но не тогда, когда он должен будет волноваться за безопасность своего разума.
  "Бен", - не перестала просить она . - "Я смогу сама о себе позаботиться. Пожалуйста. Я обещаю, что не буду тебе мешать, если ты позволишь мне остаться. Я смогу помочь! Пожалуйста..."
  "Нет, Мэг", - сказал он более резко, чем хотел. - "Ты, кажется, не понимаешь, что я пытаюсь сказать. Я могу иметь дело со всей этой ситуацией, но не могу даже подумать, что тебе могут причинить боль. Нет". - Он постучал ей по носу. - "Ты должна поехать домой. Эш... " - он остановил себя прежде, чем произнес имя Эша, и почти сдался, когда увидел, что в ее глазах снова появились слезы. Но он должен был быть сильным ради них обоих. "Кто-нибудь отвезет тебя домой, и это конец. Ты не можешь ехать со мной".
  Эш! Так вот как зовут этого незнакомца, подумала Мэг. Бен все время следил за собой, чтобы не произнести это имя в ее присутствии. Очевидно, он все еще не знал, что она помнит каждое слово, которое он когда-либо ей говорил. Она вздохнула и загнала слезы в глубину. "Ладно, Бен". Она невинно посмотрела на него. "Если ты не позволяешь мне ехать с тобой... Я пойду по твоим следам и снова тебя найду. Я не позволю тебе одному пройти через все это. Я найду этого Эша, даже если мне придется вырыть его из могилы". И она решительно схватила его лицо и поцеловала в губы.
  "Время, Бен", - их прервал голос с отчетливым южным акцентом. Мэг посмотрела на этого человека снизу вверх, а Бен только сказал: "Да". Мэг снова повернулась к любимому. "Еще одна тайна из твоего прошлого", -подумала она, но промолчала. Бен встал и поставил ее на ноги.
  "Ты не хочешь рассказать мне о нем, Бен?" - спросила Мэг и взяла его за руку. "Не отвечай! Я знаю. Ты не можешь об этом говорить".
  Бен посмотрел на нее и стал нервно крутить свое обручальное кольцо. Ей было больно, и она была сердита. Он не хотел этого, поэтому он потянулся к ней и страстно поцеловал ее в губы. Мэг не хотела сопротивляться и не стала этого делать. Когда они отстранились друг от друга, то Бен тяжело дышал, но сопротивлялся желанию поцеловать ее снова. Он должен был кое-что дать ей прежде, чем она уедет домой. Он отступил на шаг и взял ее за руку. Потом он сунул руку в карман, поднял ее руку к своему рту и поцеловал каждый пальчик, глядя ей в глаза. А затем дотянулся до ее блузки, расстегнул верхнюю пуговицу и положил внутрь ее бюстгальтера нечто из своего кармана. Он осторожно убрал руку и сказал: "Пусть это хранит тебя в безопасности".
  "Что?" - Мэг потянулась к своей блузке. Бен поймал ее руку.- "Нет. Не вытаскивай, пока ты не доберешься до дома".
  "Но..." - начала она, а Бен снова ее прервал.
  "Нет", - сказал он, застегивая ее пуговицу. "Я хочу, чтобы ты сохранила это для меня", - сказал он, глядя ей в глаза. Он не сказал ей, что он планировал подарить ей это на их первую годовщину свадьбы. И он чувствовал, что должен отдать ей это прямо сейчас.
  Он поцеловал ее руку и повторил свою клятву. "Пусть это хранит тебя в безопасности до моего возвращения". Сразу после этих слов яхта остановилась, резко толкнув Бена на Мэг. "Ты в порядке?" - спросил он, оглядывая палубу.
  "В полном. А что случилось?"
  "Не знаю, но для айсберга здесь слишком тепло", - попытался он утешить ее. Он взял Мэг за руку, и они вместе пошли к машинному отделению.
  Эш поднимался на борт с маленькой лодки. Бен подошел к нему и дал руку. "У нас проблемы. Большие проблемы". Эш сказал эти слова вместо приветствия и посмотрел сначала на Бена, а потом на Мэг.
  "В чем дело? Не скрывай от меня ничего, Эш". Бен снова назвал его по имени, но сейчас Мэг подумала, что он сделал это намеренно.
  "Ну, давай. Говори". Мысли Бена закрутились. Что теперь, подумал он. Что еще могло пойти не так? Это должно быть нечто плохое, если Эш так расстроен.
  "Бен, нам нужно поговорить наедине". Он взял Бена за руку и отвел в сторону. Но Бен остановился.
  "Нет, Эш. Что бы ты мне ни сказал, Мэг может это услышать". - Он повернулся к ней. "Ты права, Мэг. Здесь больше не должно быть секретов". Мэг улыбнулась, показывая ему, что она ценит его жест.
  "Пойдемте внутрь". Эш открыл дверь. Бен отступил на шаг, пропуская Мэг вперед. Когда Бен присоединился к ней, она уже сидела на диване. Эш подошел к бару и налил всем выпить.
  "Мы ждем", - сказал Бен, забирая у него бокалы и передавая один из них Мэг.
  "Сначала, я думаю, нужна церемония представления", - сказал Эш и протянул Мэг руку. "Александр Стюарт Холлистер, Эш - для друзей".
  "Рада наконец-то с вами познакомиться". Мэг пожала ему руку и улыбнулась, а он засветился одной из своих тысячеваттных улыбок.
  Бен заревновал. Он знал, что Эш не был ему угрозой, но не мог ничего с собой поделать. Он не хотел, чтобы его жена так улыбалась кому-нибудь, кроме него самого.
  "Достаточно, Эш. А теперь расскажи мне, что ты выяснил", - потребовал Бен с ясной ревностью в голосе. Мэг и Эш посмотрели на него. Эш усмехнулся и покачал головой.
  "Черт, мое могущество раздавлено", - усмехнулся он. - "Ты крепко запал, не так ли, приятель?" - поддразнил он.
  "Проехали, Эш". Бена не развлекала его неспособность контролировать свою ревность. Ему не это было нужно. Эш не был угрозой, но Бен по-прежнему не хотел, чтобы он улыбался Мэг. Пусть практикуется в своем обаянии на какой-нибудь другой женщине. "Расскажи мне, что ты выяснил".
  Усмешка Эша мгновенно исчезла, и он заговорил. "Я поехал к тебе домой, чтобы рассказать родителям Мэг, что с ней все в порядке. Дом кишел полицейскими". Мэг испугалась, но потом решила, что с ее семьей должно быть все хорошо.
  Эш продолжил. "Это плохо". Он посмотрел на Мэг. Бену это не понравится, но он должен был сказать. "Полиция знает, что Мэг исчезла. Они думают, что она помогла тебе бежать, и ищут ее тоже". Бен выругался, а Эш заторопился, зная, что дальше будет самое плохое, и желал быть на безопасной дистанции от Бена, когда он расскажет остальные новости.
  "Мы не можем отвезти ее назад", - сказал он. "Ее арестуют на месте. Даже если они не смогут доказать, что она помогала тебе, они запрут ее в тюрьму, чтобы заманить тебя. Она должна остаться с тобой, пока я не найду для нее безопасное место". Эш непроизвольно сделал шаг назад и быстро добавил: "Я все устрою, а пока вы можете оставаться на яхте, сколько захотите". Он вышел за дверь и закрыл ее за собой, решив, что Мэг сможет успокоить Бена, а у него самого не было на то никакого желания. Он был рад, что она остается с Беном. Он знал, что только она могла усмирить его характер.
  Бен встал и заходил по комнате. Мэг смотрела на него, замечая, что он снова играет с обручальным кольцом. Он сердит, подумала она, но промолчала. Она медленно встала с дивана, подошла к нему сзади и обняла его. Он на мгновение отстранился, а потом повернулся, притянул ее к себе и крепко обнял. Она чувствовала, как бьется его сердце, и знала, что он волнуется. "Все будет хорошо", - тихо сказала она. "Не волнуйся обо мне. У нас все будет хорошо". Бен прижал подбородком ее голову и закрыл глаза. Он был зол на ситуацию и на себя за то, что испытывает радость от возможности подержать ее в объятиях еще немного. "Я скоро вернусь", - сказал он и вышел из комнаты.
  "Наконец-то одни", - пошутил Эш, садясь и протягивая бокал Мэг. Она справилась с его улыбкой, но все равно ему симпатизировала. Он был очаровательным дьяволом с убийственной улыбкой.
  "У тебя есть вопросы?" - спросил Эш. "Ты хочешь о чем-то спросить?" Он пытался выбросить из головы разговор, который был у них с Беном раньше.
  "Нет, Бен сам мне все расскажет".
  "Ты уверена?" - спросил он.
  Мэг задумалась и потом сказала. "Да, у меня есть вопрос. А ты уверен, что хочешь его услышать?"
  "Конечно, уверен".
  Она посмотрела прямо в его зеленые глаза. "Я не могу поехать домой, и Бен боится, что со мной что-то случится. Но", - она посмотрела на свои руки, а потом опять на него. - "Ты обещаешь мне, что не позволишь с Беном ничему случиться, независимо от того, что произойдет со мной?"
  "О, Боже", - подумал Эш. - "Мэг", - начал он. - "Я не могу..."
  "Нет", - сказала она. "Ты сказал, что я могу попросить все, что угодно. Я прошу именно это. Обещай мне, что позаботишься о Бене".
  "Мэг, пожа..."
  "Обещай". Она требовательно посмотрела на него, рассеянно трогая то место на груди, куда Бен положил свой подарок.
  Эш посмотрел на нее. "Ладно". Неужели это его ответ? Он закрыл глаза, зная, что его душа попадет в ад. Он заключил сделку с Ангелом и не сможет выполнить его условия.
  
  Глава 23
  
  "Обещание ангелу"
  
  
  Мэг взяла чемодан, который Эш предусмотрительно собрал для нее, и поднялась наверх к Бену. Там была почти непроглядная тьма. Единственный свет шел от крошечного висящего фонарика позади Бена. Она на секунду остановилась, потому что он был на палубе с Эшем и у них, по-видимому, был горячий спор.
  "Бен, послушай меня и не будь таким твердолобым. Я нужен тебе. Как ты думаешь выжить вместе с Мэг без меня? Все знают, что ты..."
  "Они никогда не подумают, что мы все еще в Сансет Бич", - прервал его Бен. "Они будут думать, что мы уже давно по ту сторону океана. Я более склонен предполагать, что они ищут нас в Венеции или Англии. Они никогда не подумают, что я могу быть таким дураком и вернусь в Сансет Бич. У нас с Мэг все будет в порядке. Ты сделал достаточно. Более чем достаточно. И твоя помощь закончится здесь". Бен понял, что Мэг рядом, взял у нее чемодан и передал его другому мужчине. "Мы должны вернуться, Эш. Другого пути нет".
  Мэг не встала ни на чью сторону в этом споре, но ее действия показали, на чьей же она стороне. "Спасибо за все, Эш". Она подошла к нему. "Ты был настоящим ангелом-хранителем", - сказала она. Потом она встала на цыпочки и поцеловала его в щеку. "Бен и я очень ценим все, что ты для нас сделал. Мы никогда этого не забудем. И однажды мы найдем способ отплатить тебе".
  Даже такой упрямец как Эш понял, что здесь все против него и эта маленькая леди встала на сторону этого большого идиота, за которым была замужем. У нее не было никаких сомнений.
  Эш кратко обнял ее в ответ, не желая навлекать на себя гнев Бена больше, чем это было необходимо. "Позаботься о себе и ", - он посмотрел на Бена, - "об этом идиоте, за которого ты вышла замуж. Это была замечательная встреча, и мы еще увидимся". Он взял ее за плечи и посмотрел в лицо. "Но не при таких обстоятельствах, я надеюсь. Мы с тобой посидим и поговорим. Я расскажу тебе все об этом зеленом юнце, за которого ты вышла замуж, до того как встретила меня", - нежно сказал он, наградив ее одной из своих разрушительных улыбок.
  Он взял ее руку и положил ее на руку Бена. "Если на ней будет хоть царапина, когда я снова ее увижу, ты лично будешь держать ответ". Он пожал руку Бену, зная, что пока Бен дышит, он не сможет ни в чем его обвинить. С ее прекрасной головки не упадет ни один волос. Даже ветер их не растреплет, поскольку Бен прикажет ему не делать этого. Мэг не знает, о чем они спорили и что Бен имел в виду. Он молчал с того момента, как получил известия, что Мэг теперь тоже беглянка. Эш отпустил ее руку, и она начала спускаться вниз по трапу. Внезапно она поскользнулась и упала прямо в чьи-то руки.
  "Ух, мисси. Осторожнее. Все в порядке?" - спросил с тяжелой южной протяжностью обладатель рук.
  Бен услышал ее крик и немедленно бросился в ее сторону, зовя ее по имени. "Я в порядке", - крикнула она в ответ и, посмотрев вверх, увидела пару самых зеленых глаз, которые она когда-либо видела. Глаза смотрели с сильного и красивого лица, и при более пристальном изучении было видно, что в них мерцают искорки. Она инстинктивно поняла, что именно эти сильные руки помогли ей прошлой ночью. Он поставил ее на ноги, взял за руку и помог ей сесть в лодке.
  "С ней все в порядке", - крикнул он Бену. - "Мы тронемся, как только ваш муж спустится". Он тепло улыбнулся ей и передвинулся к двигателю. Мэг поблагодарила его и стала смотреть вверх на Бена и Эша, которые прощались. Она никогда не видела, чтобы Бен имел хорошую и легкую дружбу с кем-нибудь, кроме Кейси. Его отношения с Эшем заинтриговали ее. Что-то было в том, как Бен легко общался с Эшем. Мэг отчаянно хотелось узнать больше.
  "Мисси, может быть, вы захотите надеть это? Сейчас темно. Удача не на нашей стороне, и если вы упадете за борт, мы хотим иметь возможность найти вас". Мэг оглянулась на обладателя голоса с глубоким южным акцентом. "Это" оказалось спасательным жилетом, который он изучал так, как будто это было новое для него изобретение.
  "Эта вещь", - он поднял ярко-оранжевый спасательный жилет, - "должна значительно облегчить поиски", - поддразнил он ее.
  Мэг взяла жилет и поблагодарила его, но не могла сдержать смешок насчет его объяснения, зачем она должна надеть его. Он, наверное, с юга. Если его не выдает акцент, то объяснение точно. Так просто и легко выйти из такой жуткой ситуации.
  Бен спустился в лодку по трапу. "Мэг, ты уверена, что с тобой все в порядке? Ты не ранена?" Он визуально проверил ее на предмет ранений, а потом сел рядом и обнял.
  "Бен, я в порядке", - заверила она его, уютно устраиваясь у него в объятиях.
  "Ладно, сэр. Если вы готовы, мы можем отчаливать", - сказал мужчина, и Бен кивнул в знак согласия. Он завел мотор одним быстрым рывком шнура, и они поплыли, а путь им показывали всего несколько огоньков. Добраться до берега оказалось делом нескольких минут. Мужчина подвел лодку к причалу, вылез на него и, приняв веревку, подтянул к себе лодку. Бен помог ему привязать ее.
  "Пойдем, Мэг", - сказал Бен, помогая ей подняться наверх. Мужчина с южным шармом дал Бену бейсболку, повел их к машине, открыл заднюю дверь, подождал, пока они залезут в нее, и закрыл за ними дверь. Мэг поняла, что она в первый раз видит Бена в таком головном уборе. Она захихикала! Он выглядел таким восхитительным в этой бейсболке.
  Бен заметил ее ухмылку и сразу понял, от чего она. "Даже не думай об этом", - поддразнил он ее, точно прочитав ее мысли. - "Я больше никогда не надену ее".
  "Ладно", - скромно согласилась Мэг, но ее мозг заработал на полной скорости. У нее были планы на эту кепку в не слишком отдаленном будущем.
  "Мы скоро будем на месте", - объявил М-р Южное Очарование. "Вы и миссус должны постараться немного отдохнуть", - сказал он, посмотрев на Бена в зеркало заднего вида. Бен посмотрел на часы. 4:30 утра. Крепко обняв Мэг, он прислонил ее голову к своему плечу. Он чувствовал себя виноватым за то, что он так рад, что она с ним в такой опасной ситуации.
  "Как тебя зовут?" - спросил Бен, поймав в зеркале взгляд водителя.
  "Ну, я был рожден в Джексон Миссисипи под именем Клэйтон Миллсапс, но вы можете звать Бубба", - ответил тот. "Большая часть людей называет меня так, во всяком случае".
  "Как давно ты знаешь Эша?" Бен завел этот пустой разговор, надеясь, что время пройдет быстрее и отвлечет его мысли от ерзающего свертка, который заснул у него на руках. Она, может, и спала, но ее рука нет. Можно было подумать, что она (рука) считает, что имеет право обосноваться на его обнаженной груди и нежно гладить ее, приводя его чувства в смятение. Он несколько раз передвигал ее в безопасное место, но она сразу же начинала снова крутиться, пока не возвращалась туда, куда хотела. И этим единственным местом всегда оказывалась его обнаженная грудь.
  "Ну, я просто скажу, что знаю его давно", - ответил Бубба, заметив, что Мэг спокойно спит на плече Бена. Он притворился, что не обратил внимания на его сражение с ее рукой. Он был слишком деликатным, чтобы это комментировать, поэтому он притворился, что этого нет вовсе. Эта рука была проблемой Бена, а его мама всегда говорила ему никогда не вставать между мужчиной и его женщиной. Особенно, когда эта женщина тебя не хочет.
  "Мы скоро приедем", - сказал он Бену, решив, что может быть, небольшой разговор поможет ему справиться с этой блудной рукой. Будучи джентльменом, он решил ему помочь.
  "Мы с Эшем давно знакомы. Он помог мне выбраться из большой беды, скажу я вам. Я сделаю для этого парня что угодно, если вы понимаете, что я имею в виду".
  "Я понимаю". Бен посмотрел в окно, а Мэг снова заерзала на его руке, а ее рука еще глубже залезла ему под рубашку. Он тихо выругался и подвинул ее так, чтобы ее голова легла ему на колени. Он посмотрел на нее и снял с головы кепку. И сразу же понял, что это было большой ошибкой. Ее жаркое дыхание приходилось как раз на те места, которые в этот момент не нуждались в возбуждении. Он попал в Ад и пробормотал: "О Боже!"
  Бубба заметил движения Бена и придушил смех, который грозил из него вырваться. Бедный Бен, подумал он. Самое время стать религиозным. Он удержался от комментариев и сфокусировал глаза на дороге.
  Мэг снова зашебуршилась и убрала голову с колен Бена. Он никогда не был более благодарен ни за что в своей жизни. Еще бы несколько минут, и он бы просто взорвался. "О, Мэг", - подумал он, поглаживая ее шелковистые волосы. "Что мне с тобой делать? Как мне позаботиться о тебе?" Он уже жалел, что попросил Эша привезти ее к нему. Он не представлял, что полиция прибудет так скоро. Он должен был увидеть ее. Но он думал, что увидит ее и увезет обратно домой, раньше, чем полиция узнает, что она исчезала. Еще одной ошибкой было то, что он решил, что имеет право втянуть ее в самую середину этой опасной ситуации, которую он создал. Он никогда не простит себе, если подвергнет ее опасности. Но слепое желание заставило его пойти на риск. "О Боже, Антонио! Что я попросил тебя сделать!"
  Бубба завел машину в какую-то лесистую местность и припарковался. "Проснись, Мэг. Мы приехали", - прошептал ей на ухо Бен. Она села, потирая глаза, а Бен открыл дверцу машины. Единственный вывод, который он мог сделать об этом домике в темноте, так это то, что он стоит очень уединенно и обособленно. Со всех сторон он был окружен лесом.
  "Вот ключи от дома и машины". Внезапно появившийся Бубба немного напугал его и передал ему ключи. Бен взял ключи и сжал руку Мэг. "Я ухожу. Было приятно познакомиться с вами обоими". Он приподнял свою бейсболку. "Будьте острожны, мэм". Он вывел из-за дерева мотоцикл, сел на него, и кивнув им, с ревом унесся в темноту.
  "Хороший парень", - прокомментировал Бен. "Но какой странный акцент", - сказал он и потащил Мэг за руку к домику. А та захихикала.
  Бен открыл дверь в домик и, дотянувшись до выключателя, включил свет. А потом впустил внутрь Мэг. Внутри домик выглядел намного лучше, чем снаружи. Мэг нашла ванную и сказала Бену, что хочет пойти освежиться.
  Чуть позже Бен вошел в дом, неся охапку дров на случай, если утром станет холодно. Погода была непредсказуема. Он проверил одеяла, с удовольствием отметив, что они хорошего качества. Также он нашел запасные одеяла в одном из шкафов и забрал их в спальню. Там было радио и телевизор с 19-тидюймовым экраном. Он остановился посередине комнаты. На кушетке у окна спала прекрасная молодая женщина, накрытая одеялом.
  Бен улыбнулся, подошел и легонько потряс ее. "Мэг, проснись", - тихо сказал он. "Надо доставить тебя в постель". Она сонно улыбнулась ему, зевнула и немедленно снова заснула. Покачав головой, он завернул ее в одеяло и отнес в одеяле в постель.
  "Я люблю тебя", - сонно сказала она и опять уснула.
  Бен стоял перед вопросом: раздевать ее или нет. Он снял с нее блузку и ее грудь в кружевном лифчике вознесла его чувства к небесам. Она все еще была в джинсах и выглядела очень красиво. Он все еще не мог успокоиться от того, как он охранял в машине ее сон. Он по-прежнему хотел ее. Его бушующие гормоны все уже решили за него. С ней все будет в порядке, решил он. Но ему нужно сперва взять под контроль свое либидо. И лифчик ни капли не помогал ему в этом. Если он сейчас разденет ее, то у него будут большие проблемы. Он накрыл ее стеганым одеялом и пошел в ванную.
  Он посмотрел на свое отражение в зеркале и попытался выбросить из головы свои бушующие потребности. Он потер отросшую на щеках щетину и подумал, что надо отрастить бороду. А когда Мэг проснется, быть может, она позаботиться обо всем остальном на его теле.
  
  Глава 24
  
  "Маленькие проблемы в Раю"
  
  
  Мэг проснулась от звука грома. Вспышки молнии сверкали сквозь закрытые занавески, и выл ветер. Она повернулась, чтобы посмотреть на Бена, спящего около нее. Он отрастил бороду, и она все еще не могла привыкнуть к ней. Она перекатилась на кровати и посмотрела на его часы, лежащие на ночном столике. 8:30 утра. Прошло 6 дней с тех пор, как они приехали в этот домик. Мэг решила дать Бену поспать. Она приняла душ, оделась и вышла из комнаты, тихо прикрыв за собой дверь. Она пошла на кухню и стала открывать все шкафы подряд, пока не нашла кофе. Затем она открыла холодильник и подумала о завтраке, но решила все же подождать Бена. Она не хотела завтракать одна. Она была одна слишком много в последнее время.
  Мэг посмотрела в окно на темные раздувшиеся облака. Она чуть не подпрыгнула, когда от внезапного порыва ветра хлопнули ставни. В последнее время даже тихий шум играл у нее на нервах. Она ненавидела грозы и надеялась, что Бен скоро проснется. Когда кофе сварился, она налила себе чашку и, сев на диван, дотянулась до пульта дистанционного управления телевизором. Она приглушила звук, чтобы не разбудить Бена, и стала переключать каналы. Кончилась реклама стирального порошка и началась мыльная опера "Дни нашей жизни". Мыльная опера, подумала она. Ее жизнь уже была плохой мыльной оперой, и ей не хотелось на такое смотреть. Она продолжила переключать каналы, пока не наткнулась на новостной отчет о побеге Бена.
  "Сегодня полиция Сансет Бич сделала новую попытку найти сбежавшего миллионера Бена Эванса. М-р Эванс был арестован по обвинению в убийстве друга семьи и бывшего жениха миссис Эванс - Тима Трумана". Мэг поежилась, когда на экране появилось улыбающееся лицо Тима. "Полиция также ищет миссис Эванс, бывшую Мэг Каммингс. Они считают, что она помогала в побеге своему мужу". Ее собственное фото, появившееся на экране, снова заставило ее поежиться. Они могли бы и получше выбрать фото, подумала она. "Репортер 6-го канала новостей поймала ее родителей, которым есть что сказать".
  Мэг увидела, как камера приблизилась к ее родителям, стоящим около их дома. Ее отец грубовато говорил: "Моя дочь ничего не сделала. Мой зять невиновен, и мы намериваемся это доказать".
  "М-р Каммингс", - прервала его репортер. "Сколько бы вы ни верили, что ваш зять невиновен, против него все доказательства. На орудии убийства его отпечатки пальцев, да и сам пистолет зарегистрирован на него. Полиция нашла его стоящим над телом с пистолетом в руке".
  Хэнк выглядел усталым и сердитым. "Мне нечего сказать, кроме того, что я хочу, чтобы Бен и Мэг знали, что мы любим их, надеемся, что они в безопасности. Что мы надеемся, что все это скоро кончится для всех нас и что тогда они смогут вернуться домой".
  "Будь осторожна, милая". - Джоан выглядела еще более усталой, чем Хэнк. - "Мы любим тебя".
  По щеке Мэг покатилась слеза. Она так отчаянно хотела позвонить родителям и сказать им, что она в безопасности и у нее все хорошо, но Бен сказал ей, что телефоны, вероятно, прослушиваются. Репортер продолжала перечислять все то плохое, что Бен, предположительно, сделал в прошлом. Она подробно остановилась на том, как его обвиняли в укрывательстве беглянки, на его побеге из тюрьмы в предыдущий раз и на отказе в залоге. Также м-р Эванс подозревался в причастности к таинственному исчезновению его первой жены. Они не упомянули, что таинственно умершая первая жена оказалась живой и Бен не имел никакого отношения к ее исчезновению. Мэг побледнела и выругалась. Репортерша что-то сказала и снова повернулась к экрану. На экране появилась Мария. "Почему они у нее-то берут интервью?" - подумала Мэг.
  "Я не знаю, что произошло", - мило улыбаясь, сказала Мария. "Бен самый лучший и самый человечный из всех, кого я знаю. Он никому бы не причинил зла".
   "Конечно, Мария", - фыркнула Мэг. "Скажи им, что он не причинял зла и тебе тоже. Они просто вырежут это, потому что такое не вписывается в их персонаж".
  "Не обвинялся ли Тим Труман в попытке изнасилования миссис Эванс?" - спросила репортерша.
  Мария нахмурилась. Она выглядела такой хрупкой, что казалось, что она может разбиться от легкого щелчка. "Да, это так, но это не значит, что его убил Бен. Я не верю в это. Я отказываюсь в это верить. Это ошибка правосудия. Они преследуют Бена, как какого-то преступника. Он хороший человек, и он сбежал, хотя в тюрьме он был бы в безопасности". Она вытерла несуществующую слезу и продолжила. "Боюсь, что в этом я должна винить Мэг. Она сделала это только потому, что хотела увезти его в безопасное место". Она фыркнула, и Мэг решила, что как только она окажется рядом с ней, то с радостью даст ей пощечину.
  "Бен". - Мария смотрела прямо в камеру. Ее глаза были огромные и просящие. На этот раз она сумела выжать из себя слезу, которая скатилась по ее щеке в соответствующий момент, чтобы придать правдоподобность ее патетической просьбе. - "Пожалуйста, вернись домой. Я помогу тебе справиться с этим. Я знаю, что это не твоя вина".
  "И ты ясно даешь понять, что вина моя", - раздраженно сказала Мэг экрану.
  Камера повернулась к Кармен. "Был еще один человек, который имел доступ к оружию", - информировала она репортершу, которая ни о чем ее не спрашивала. "Кто-то другой убил Тима. Это был не Бен. Если бы Бен был женат на моей Марии", - она мягко потрепала Марию по волосам, - "для которой он и был предназначен, ничего бы не произошло", - резко сказала она. Ее позиция была ясна.
  "Мама! Пожалуйста!" - Мария притворилась возмущенной и закрыла матери рот рукой.
  "Ты знаешь, что я говорю правду, Мария", - Кармен продолжила трепать Марию по волосам и смотрела прямо в камеру.
  "Если вы не считаете, что м-р Эванс убил Тима Трумана, то кто, по-вашему, это сделал?" - спросила репортерша.
  Мэг видела, что у Кармен просто слюнки потекли при этом вопросе. "Скажи, что это сделал Джимми Хоффа, Кармен", - почти закричала Мэг в экран. - "Это было бы на уровне этих ваших знаменитых предсказаний". Почему они расспрашивают эту сумасшедшую? Мэг не могла найти ответа на этот вопрос.
  Кармен была очень обрадована этим вопросом. "Это Мэг", - информировала она с ликованием репортершу. "Да, убийца - это Мэг". Мэг непроизвольно открыла рот. У нее не было слов.
  "Почему вы решили, что это была миссис Эванс, а не м-р Эванс?" - спросила репортерша. "У вас есть какие-то доказательства?"
  "Я прочитала это в картах". Кармен, казалось, была очень горда этим открытием.
  "Вы слышали это?" Репортерша отвернулась от Кармен, явно удивленная и скептически настроенная к доказательству Кармен. "Поскольку тут задействована полиция, поиски другого преступника бессмысленны. Они убеждены, что убийца - это Бен Эванс, и Окружной Прокурор Хэйлли Кросс в своем заявлении этим утром сообщила, что они неустанно будут искать мистера и миссис Эванс. А является ли правдой это потрясающее открытие, сделанное миссис Торрес, бывшей тещей беглеца м-ра Эванса - это будет следующий вопрос, на который мы должны ждать ответа. Когда м-ра и миссис Эванс найдут, и они предстанут перед судом, мы вспомним об этом. А пока наш репортер будет следить за этой историей и сообщать вам все новости. С вами был Боб..."
  Мэг не могла поверить своим ушам! Она знала, что Кармен зла на нее, но пойти на телевидение и обвинить ее в убийстве - это возмутительно. Она, должно быть, выжила из ума! А Мария! Она тоже фактически обвинила ее.
  "Мэг". Бен вошел в комнату, застегивая ремень. "Я слышал кое-что из того, что говорила репортер новостей. Ты в порядке?" Он сел на диван около нее. "Я знаю, что тяжело смотреть на твоих родителей таким образом, но..."
  "Было тяжело видеть их, но эта женщина..." Она показала пультом на экран, как будто могла заставить Кармен появиться там. "Ты слышал, что она сказала! Она просто рассказала всей Америке, что это я убила Тима. Она сказала это!" Мэг встала с дивана, а Бен остался сидеть.
  "Мэг, не слушай речи этой ненормальной", - утешил он ее. "В любом случае никто ей не поверил".
  Мэг посмотрела на него. Она знала, что у них было большое расхождение во мнениях о Кармен и Марии, но ничего не могла поделать. Она была переполнена эмоциями, и это пренебрежение злило ее. Она была оскорблена словами Марии и Кармен, а Бен защищал их.
  " Тогда я предполагаю, что они не поверили и Марии тоже", - сказала Мэг саркастически. "Она не обвиняла меня в том, что я нажала на курок, но все равно считает, что это моя вина".
  "Мария", - повторил он ее имя. "А что она сказала?" Бен мог по тону Мэг сказать, что ему это не понравится.
  "Она сказала, что я помогла тебе сбежать из тюрьмы туда, где ты будешь в безопасности до тех пор, пока все не кончится. Ты можешь в это поверить?" Мэг до этого момента не понимала, что она больше зла на Марию за ее слова о том, что это она вовлекла Бена в проблемы, чем на Кармен за ее обвинения в совершении убийства. Если бы она могла бы сделать это, она бы влезла в телевизор и с удовольствием задушила бы их обеих.
  "Мэг, иди сюда и давай завтракать". Бен принес коробку хлебцев и две чашки и остановился, раздумывая, как придумать приемлемое объяснения для слов Марии. "Мария просто была расстроена. Я уверен, что она не хотела ничего плохого", - попытался он объяснить.
  "Что!" Мэг была ошеломлена. "Конечно, ты не защищаешь ее, Бен! Пожалуйста, скажи, что я не права и ты не защищаешь ее!" Она подняла руку, не давая ему возможности ответить. "Если это так - пожалуйста, не отвечай". И она прошлась по комнате. "Все, что я хочу - это быть с тобой, а твоя бывшая жена и ее сумасшедшая мать выступают по национальному телевидению и обвиняют меня в убийстве Тима. А ты..." - Она остановилась и зло посмотрела на него. "Ты хочешь есть эти хлебцы и говоришь мне, что они не хотели причинить зла". Мэг была зла и выплеснула свои расстроенные чувства на Бена. "Сам ешь свои чертовы хлебцы! Я потеряла аппетит!" Она вылетела на улицу и захлопнула за собой дверь. Она не понимала, насколько ветрено на улице, и у нее перехватило дыхание.
  "Мэг! Подожди минуту", - крикнул Бен. Он вышел за ней наружу и взял ее за руку.
  Мэг отдернула руку. "Мне жаль, если ты чувствуешь, что я защищаю Марию и Кармен", - извинился он. "Все, что я пытаюсь сказать, так это только то, что я не думаю, что они на самом деле хотели зла. Мария не злая. Она не причинила бы вреда никому из нас. Ты знаешь это, Мэг. Она была нашим другом, пока мы не выяснили, что она моя бывшая жена".
  "Ничего я не знаю", - огрызнулась Мэг. Она выдернула руку и пошла по тропинке в лес. Она должна уйти, или она треснет Бена по голове, если он скажет еще хоть слово в защиту Марии или Кармен.
  "Мэг, подожди. Вернись в дом. Сейчас пойдет дождь. Мне жаль, если я ранил твои чувства. Я не хотел. Мария сейчас слишком расстроена, а ее мать всегда подает ей эти сумасшедшие идеи. Я уверен, что все это работа Кармен". Он попытался поднять ее голову за подбородок, но она отказывалась смотреть ему в глаза. "Давай вернемся, и ты скажешь мне, что на самом деле не так. Я думаю, что есть что-то большее, чем оскорбления Кармен и Марии. Расскажи мне об этом, хорошо?" Он положил ей руку на плечо и осторожно повел по направлению к домику.
  В домике они сели за стол. Мэг поставила ноги на стул и обхватила руками колени, борясь со слезами, поблескивающими в ее глазах. "Извини, Бен. Я знаю, что ты не защищаешь Марию и Кармен, но они разозлили меня. Я тоскую по дому. Я скучаю по моей семье и по нашему дому. Я так хочу быть с тобой, но мои эмоции перехлестывают через край. Я боюсь, Бен. Иногда я слышу какие-то звуки, и мне кажется, что это приехала полиция. Что они приехали за тобой и что они заберут тебя у меня. Я в ужасе. Каждый раз, когда ты уходишь, я до смерти боюсь, что ты не вернешься. Я знаю, что обещала тебе, что я смогу справиться, но в последнее время я не знаю, как. В одну минуту я думаю, что я со всем справлюсь, а в следующую хочу плакать. Мне очень жаль, но только кажется, что я не пройду проверку на свои эмоции".
  Бен сидел и слушал ее. Он и раньше видел ее настроение, но до этого момента он не считал, что об этом нужно поговорить. Он знал, что она скучает по семье, но он не мог позволить ей поехать домой. Если их поймают, то ее сразу арестуют, а он не мог позволить ей провести в тюрьме даже одну ночь.
  "Мэг". Он подтянул ее стул поближе и обнял ее. "Я знаю, что это тяжело для тебя. Я бы хотел изменить это, но не могу. Пожалуйста, не плачь. Я помогу тебе. Я обещаю. Эй". Он поцеловал ее в макушку. "Сегодня я поеду в город и я возьму тебя с собой, хорошо?". На самом деле он не хотел ее брать, но он должен был ей помочь. Он ездил в город, используя свои длинные волосы и бороду в качестве маскировки, и собирал информацию. Пока он оставался не узнанным. Он сердцем чувствовал, что взять с собой Мэг будет ошибкой, но он не мог оставить ее здесь одну и такую расстроенную.
  "Бен, я на самом деле могу поехать с тобой?" Она была так счастлива от его предложения. "Я обещаю, что не буду высовываться. Помнишь, как мы работали вместе, когда помогали Энни?"
  "Тогда ты сказал мне, что я была хорошим детективом. Я могу надеть парик и меня никто не узнает. Я могу притвориться, что ищу работу, и буду задавать вопросы..."
  "Мэг! Это то, что надо! Ты - гений!" Мэг ошеломленно посмотрела на него, а Бен вскочил.
  "Я?" - озадаченно спросила она.
  "Я говорил с одним из охранников 17-го округа. Им нужен кто-то для ночной уборки. Мы могли бы получить эту работу, и это даст мне шанс получить доступ к полицейским отчетам". Мысли Бена работали на всю катушку. "Если мы будем осторожны, они никогда не узнают, что мы были там. Они ни за что не догадаются там нас искать".
  "Бен! Спасибо!" Мэг обняла его за шею, при этом чуть не опрокинув, и поцеловала.
  Потом она отстранилась и нахмурилась. "Есть одна вещь". Она потерла его лицо.
  "Все, что угодно", - пообещал он, счастливый, что снова видит ее улыбку.
  "Бороду нужно сбрить!" Они оба засмеялись и столкнулись лбами.
  
  
  92
  
  
  93
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Куст "Поварёшка"(Боевик) Э.Холгер "Чудовище в академии, или Суженый из пророчества"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) О.Обская "Невыносимая невеста, или Лучшая студентка ректора"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 4"(Уся (Wuxia)) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) А.Климова "Операция М.У.Т.А.Н.Т."(Боевик) О.Грон "Попала — не пропала, или Мой похититель из будущего"(Научная фантастика) А.Платонов "Грассдольм. Стая"(ЛитРПГ) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"