Светлицкий Артем: другие произведения.

Заявка на смертный приговор

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:

  1.
  Оставалась последняя встреча на сегодня. Николай припарковал машину возле бизнеса центра и медленно выбрался в прохладный вечер. Чтобы выглядеть презентабельным, надел шерстяной пиджак. Фалды немного помяты. Поправил галстук. Взял сумку. Вздохнул. Контракт был небольшой. Но не в его привычке упускать даже копеечный.
  Он уже был сегодня в этом бизнес центре, но так как встреча назначена была на восемь пришлось возвращаться через весь город.
  На проходной охранник его узнал. Пропустил без удостоверения. Многие служащие здания возвращались в это время домой - сотрудники бесчисленных контор.
  Подъехал лифт, выпустил толпу офисных сотрудников, птичью стаю молодых, симпатичных девушек. Николай зашел в лифт, нажал на кнопку, в след за ним заскочила молодая блондинка. Едва успела. Лифт медленно потянул их вверх. Девушка не нажала на кнопку. Ей на тот же этаж? Николай покосился на свежую задницу, обтянутую серой юбкой и в тот же момент понял, что она обернулась к нему.
  - Как дела? - произнес лениво мужчина совсем не смущаясь.
  Девушка нисколько наиграно опешила, словно пытаясь что-то сказать пухлыми кубками, затем улыбнулась неожиданно приветливо. Уголки ее улыбки загнулись скобочками вверх.
  - Хорошо. А у тебя как? Давно тебя не видела. Ты... ты здесь работаешь? Или... - пролился приятный юношеский голос, который показался знаком. Марьяна?
  - Марьяна? - напрягся Николай.
  - Ну да! А кто еще-то?! - радостно засмеялась девушка.
  - Почему ты... - Николай осекся будто что-то внутри его укололо. - Просто ты так молодо выглядишь.
  - Ну. Знаешь, делал бы ты своевременные подтяжки и пластику, тоже бы выглядел не на сорок пять... Шучу. Ты просто офигительно выглядишь. Настоящий Джеймс Бонд. Мужественно. Такой в костюме, при галстуке. Тебе очень идёт, - звенел ее голос.
  - Спасибо, - все еще не мог поверить мужчина своим глазам. - А от тебя просто глаз не оторвать. Здорово, что так сохранилась.
  - Ой, спасибо... Ты даже не представляешь насколько хорошо сохранилась, - добавила Марьяна и засмеялась восемнадцатилетнем смехам. - У меня кстати тут фирма своя по флористики. Если будет минутка, заходи.
  Она передала ему визитку. Бумага украшена цветами. Правда название фирмы и имя директора на еле читаемом шрифте.
  Лифт выпустил двоих. Одна пошла налево. Другой направо. Мужчина обернулся, оценивая ее молодой не по года зад, плотно обтянуты юбкой.
  - Не подглядывай, - бросила Марьяна из-за спины точно поймав затылком на себе его взгляд. Николай улыбнулся. Его хмурость куда-то улетучилась.
  После скорых переговоров, которые окончились не жирным, но вполне внушительным контрактом, он набрал номер жены. Сказал, что сегодня задержится допоздна. Придется пить с клиентом, и он не хочет потом такой возвращаться домой. Жена на той стороне провода - молодая, и подозревает его всегда во всем, - в очередной раз обвинила его во вранье, разругалась и бросила трубку. Обычная реакция, все как обычно.
  Николай пыхтел, торопился снять кольцо с пальца на ходу. Интересно, Марьяна его заметила? Неважно, он шагал в сторону ее офиса.
  У Марьяны уже кипел кофейник. Печенья на столе в вазе, везде цветы.
  Они пили кофе и вспоминали молодые годы. Как так вышло, что они любили друг друга до безумия, а потом расстались на четверть века. Всякое ведь бывает.
  - Ты помнишь, что тогда произошло? - спросила она и уголки ее губ загнулись в прелестную улыбку, которой невозможно не очароваться.
  - А разве ты сама не помнишь, - Николай не мог себя заставить не смотреть на полуобнаженную грудь в белоснежной блузке с короткими рукавами. Она выглядела так молодо.
  - Я была в больница. А когда вышла, ты так и не объявился.
  - У меня были проблемы. Меня полиция разыскивала. Разве я тогда тебе не все рассказал?
  - Я не помню. Столько лет прошло... Я девушка ветреная, пообещаю и забуду... Помню, что ты пришел и сказал, что все твои друзья погибли.
  - Да, - задумался мужчина. - Короче, иногда нужно сменить окружение, чтобы самому измениться. Ну или чтобы свалить от розыска полиции.
  - И как, получилось? В смысле, ты изменился?
  - А ты не видишь? Ну, если хочешь подробности, то... - сделал паузу Николай.
  - Хочу. А еще знаешь, что я хочу, - неожиданно приблизилась она и зашептала. - Кушать.
  - Так. Поехали, ну это, поужинаем... Тут есть один неплохой ресторанчик.
  - Поехали. Только ко мне. У меня куча еды дома. Ее надо уничтожить. Я на тебя рассчитываю.
  В ее жестах и словах угадывается желание секса. Это он понимал. Ему это нравилось.
  Они незамедлительно отправились из бизнес-центра. Она поехала на своей машине, он следом за ней.
  У Марьяны - Ситроен, маленькая малолитражка, но она выжимала из него всю дурь. Неужели так хочет Колю.
  Наконец они у нее в квартиры, и она впивается в него губами едва они пересекают порог.
  Нарочно не включают свет. Они целуются на ходу, сбрасывают одежду. Но Марьяна не дает ему сразу овладеть ей. Она просит его сходить в душ. Всегда она была чистоплотной.
  Выдала ему полотенце, указала дверь в ванную комнату. На ее тело можно любоваться часами. Сложно поверить, что она почти ровесница Николая. Или освещение такое здесь: слабый мыльный свет от настенных светильников.
  Душ действует безотказно, освежает его. Он заметил, что в душевой кабинке две мочалки. А на раковине целых три зубных щеток. Можно легко предположить, что она живет не одна. Возможно, есть муж и даже ребенок. Ну конечно, много еды она сказала.
  Коля внимательно рассматривал свое бледное пузо в душе. Да, лет двадцать назад его тело было притягательнее, что не говори. Свет слишком яркий, удваивается зеркалом. От него в глазах колит все сильнее и сильнее. У Николая немеет правая рука. Инсульт? - вслух произносит он. И сразу почему-то начинает поправлять трусы. Пол быстро приближается к голове. Звук удара головы о кафель. Но такой, что ни кафель, ни голова никакое отношение к нему не имеют.
  
  2.
  Все оставшиеся две недели, которые Марьяна пролежала в больнице она непрестанно ждала Колю. Но того уже давно не было в городе. Это знала Колина мать. Он сообщил ей через СМС, правда, не сказал куда поедет, да и на звонки не отвечал. Наверно, сменил номер.
  Его искали, как свидетеля по делу его приятелей, но как-то медленно, то ли не было прямых доказательств причастности парня к делу, то и искали не так старательно, наверное.
  Однажды, Марьяна спросила свою мать про Евгения Александровича, ее приятеля, та даже опешила от вопроса. У них с ним все находилось на этапе неопределенности. Ей казалось, что он потерял к ней с некоторых пор интерес. Но когда дочь спросила, где он живет, женщина стала своим женским чувственным умом подозревать, и складывать один плюс один. Конечно, адрес его она ей не выдала, но Марьяна, еще будучи в больнице через мамину знакомую во Вконтакте, все-таки выведала где живет тот мужчина.
  В последние дни ее заточения в больнице ей разрешали совершать коротки прогулки. Она не замедлила воспользоваться этим и пришла по добытому адресу с намерением разузнать про Колю, и, возможно, решить его проблему любой ценой. Честно говоря, что на самом деле творилось в ее голове не знал никто.
  Это был ее уже второй визит. В первый раз дома никто не оказался, кроме орущего за дверью кота. Кот закатывал истерику и было похоже, что хозяин или хозяева рано или поздно вернутся.
  Во второй приезд ей повезло. На звонок дверь открыл сам Евгений Александрович с приветливым лицом. Такого лица на нем не было, когда они сталкивались изредка у них дома. Он назвал ее по имени и попросил войти.
  По квартире с порога разливался какой-то приятный аромат похожий на мед и розу и еще что-то неуловимое. Это невероятно умиротворяло. Рыжий кот сразу же начал тереться об ее обувь. Хозяин не стал спрашивать о цели ее визита, но без церемоний попросил покормить питомца, а сам ушел в комнату что-то писать за столом, видимо что-то безотлагательное. Марьяна немного опешила, от такого обращения, но беспрекословно подчинялась.
  Рыжий кот побежал вперед нее на кухню. Девушка последовала за ним. Возле пустой миски рыжий остановился и замяукал. "Ну и где твой корм?" - вслух спросила она. Кот соскочил с места и запрыгнул на шкаф, стал царапать дверцу. Это удивило девушку. Действительно, там оказался сухой корм. Она с любопытством уставилось на хрустевшего сухой едой рыжего кота. "Слушай, а ты умный", - сделала комплимент гостья будто кот понимал ее.
  Когда Марьяна ставила корм обратно в шкаф, то заметила, что задняя стенка шкафе неплотно прилегает. Девушка толкнула панель и неожиданно за ней оказалось дополнительное пространство. Изнутри это маленькое тайное помещения или скорее кладовка освещалась кажется свечой. Тайник на кухне?
  - Марьяна, иди сюда, пожалуйста! - раздался голос из другой комнаты. Девушка встрепенулась, закрыла дверцу и решительно пошла на зов. Кот потрусил за ней.
  Евгений Александрович все еще что-то писал. Окна были зашторены грубым, толстым полотном, через который не проникал свет. Стены заставлены стеллажами с книгами. На какое-то время они погрузились в молчание.
  - Кот у вас очень умный, - заметила девушка. - Как будто понимает, что ему говоришь.
  - Он понимает не всех. Но таких как ты он понимает, - отозвался Евгений Александрович, не отводя руку от рукописей. - На счет ума я был поспорил.
  - Каких таких? - с подозрением переспросила Марьяна.
  Хозяин помедлил, но оторвался от бумажек и взглянул на гостью.
  - Давай выпьем, вот что. Мы ведь с тобой никогда толком не разговаривали, когда виделись, - Евгений Александрович достал из стола бутылку из зеленого стекла и пару миниатюрных стаканчиков толи для кофе, толи для коньяка из блестящего металла на вроде серебра.
  - Я не пью, - отказалась девушка, когда малинового цвета жидкость полилась в стаканы.
  - Ну естественно. Но это не алкоголь... и не наркотик, просто травяной чай. Очень полезный для здоровья, кстати.
  Марьяна поднесла стакан с напитком к носу. Пахло и правда какими-то соцветиями и душистыми, сладкими травами. Девушка сделала небольшой глоток и поглядела на хозяина. Тот отхлебнул половину содержимого за пару коротких глотков, отложил стакан и размяк в кресле. Девушка сделала крошечный глоток и почувствовала приятное тепло, которое мгновенно заполнило желудок. Чай словно делал воздух вокруг чище, голова становилось яснее. Беспокойство уходило. Марьяна привыкала несколько секунд к новым ощущениями. Потом услышала рядом голос хозяина и каждое слово, казалось, как живое, каждая буква была осязаема.
  - В следующие десять-пятнадцать минут мы с тобой, молодая девушка, побеседуем, - начал методичным голосом Евгений Александрович. - Наша беседа будет состоять из вопросов и ответов. Первым буду задавать вопрос я. После этого будешь задавать вопрос ты. Мой вопрос будет повторяться раз за разом. Мои ответы будут тебя удивлять. Но это естественно.
  Марьяна сделала еще глоток из стакана и качнула головой.
  - Хочу тебя попросить стать моей ученицей, что скажешь? - неожиданно резко и как будто повысив голос спросил мужчина.
  - Ученицей? Что вы имеете ввиду? - опешила гостья.
  - Многое что. Ну, например, то что ты будешь учиться у меня разговаривать с такими животными как вон тот кот. Ты согласна стать моей ученицей?
  - Как дрессировщица что ли?.. А почему я?
  - У тебя есть способность вроде говорить с животными и еще смелость. Вроде как идти ради любимого человека на крайности. И глупость как у всех людей. Но над последним мы поработаем.
  - Откуда вы знаете за чем я к вам пришла? - неизвестно откуда взялся в ее голосе металл.
  - У тебя все на лице написано. Так ты станешь моей ученице?
  - Нет... А вы знаете, где Коля?
  - Да. Он уехал из города, в сторону Новосибирска.
  - Это я знаю без вас.
  - Хорошо. Давай я тебе помогу. На самом деле ты хотела спросить правда ли то, что он тебе рассказал, и я оказался тем фантастическим колдуном, который проклял его, и его дружков или довел их до гроба. Ведь так?
  - Это правда? - Марьяна смотрела в упор без тени страха на лице прямо в глаза этому незнакомому человеку.
  - Нет... Так ты станешь моей ученице?
  - Я же сказала, что нет! - девушка остановилась. Похоже, даже сама она не ожидала от себя, что станет так резка с Евгением Александровичем. - Скажите, что произошло на самом деле и почему Коля уехал, я чувствую вы в этом замешаны...
  
  3.
  Через расцветающие круги перед глазами он видел голую грудь Марьяны, слышал ее смех. Губы шептали: "Так просто ты от меня не уйдешь, засранец". Его тело онемело. С трудом мог он шевелить пальцами на ногах. Лежал Николай на кровати в той же квартире, было мало света, но горели ночники на стенах, создавали интимное затемнение. Марьяна находилось голая рядом и давала из чайной ложки какой-то горький на вкус настой ему.
  - Что такое? - еле шевелил губами мужчина.
  - Инсульт. Двигаться надо больше, дорогой. А то видишь какое пузо отрастил, - пошлепал Марьяна мужчину по голому пузу. Раздались звонкие, смешные шлепки.
  - Надо врача, - прохрипел одним горлом он.
  - Не беспокойся. Скоро оклемаешься. Что я зря тебя отпаивала. Не беспокойся, завтра вернешься как новенький к своим детям, жене, работе, тупой бездушной жизни.
  И правда, с каждой секундой ему становилось лучше, он мог все больше шевелить пальцами рук, плечами, головой. Точнее не шевелить, а ерзать и ворочаться на кровати. Женщина перешла в дальний угол комнаты и там разбиралась с каким-то устройством.
  - Откуда ты знала...
  - Про жену, детей? Кольцо заметила в лифте.
  - Ты тоже замужем?
  - Нет... С чего это ты вдруг взял?
  - Мочалки и зубные щётки в ванной.
  - А, это... Так это даже не моя квартира.
  - А чья?
  - Я их не знаю.
  - Что такое, - произнес мужчина и завертел головой. Он шевелился, но мешали веревки, которые связали его ноги и руки. Марьяна не обращала на его оклики внимание. - Что это, Марьяна? Слышишь, Марьяна, давай, перестань. Это не смешно. В конце концов. Я что тебе малолетний пацан?
  - Коль, ты не знаешь, как эта дебильная ГоПро включается?.. - она продолжила игнорировать его. - Одолжила у подруги... Вот так что ли?
  Она наконец разобралась с устройством, поставила небольшую камеру на штатив и взяла с шкафчика рядом с собой миску из белой керамики. Женщина была абсолютно нагой, лишь на шее болталось два или три кулона, или амулета. Лицо ее светилось безмятежностью, доброжелательностью и спокойствием. Марьяна улыбнулась связанному пленнику. Мышцы Николая натягивали веревки.
  - Маруся, ну развяжи. Ну что ты делаешь? Что за игры... - немного нервно пытался отшутиться мужчина.
  Марьяна забралась с ногами на кровать и встала прямо над головой пленника. Затем зачерпнув горсть похожей на зеленную муку из чашки, она твердой рукой нанесла на стену уверенную одну линию, другую. Что-то начало вырисовываться. Гениталии Марьяны мешали Николаю рассмотреть настенный рисунок. Мужчина не преставал требовать его освободить, а также объяснить, что она там делает.
  - Я изгоняю злых духов, чтобы они нас не потревожили, я изображаю древнейший знак - язык земли, - произносила она шутливо, и состроила гримасу внизу лежащему Николаю.
  Спустя некоторое врем она спустилась с кровати и отставила в сторону миску с цветной мукой. Коля повернул голову на стену, кажется он вспомнил этот рисунок, он видел его на тех отвратительных фотографиях, которые они нашли в той самой чертовой квартире. Мужчина затих, кровь отхлынула от его лица.
  - Ты меня убьешь? - тихо едва дыша произнес он и комок гвоздей застрял в его горле.
  Марьяна повернулось с любопытством к нему, сделала несколько шагов по направлению к его лицу. Она вела себя дико, она принюхивалась к воздуху в комнате и не без удовольствия что-то улавливала.
  - Да, Николай. Убью, самым жестоким образом, и свершу древней ритуал черной магии! - произнесла она дурашливо-зловеще округлив глаза.
  
  4.
  - Он пришел домой. В полусознательном состоянии... - задумчиво произнес Евгений Александрович, отхлебнул из чашки. - В доме никого не было. Родители на работе. Сестра в школе. Отключился за долго до моего появления. Потерял сознание, после того, как сильно ударился головой в ванной. Пролежал на спине час. Захлебнулся рвотными массами. Правда, я его оттуда увез. Мне нужна была помощь в одном деле. А тут он кстати, то есть его труп. Мне давно нужен толковый помощник на постоянную основу, а не просто временные ходячие трупы.
  Марьяна преображалась. Спина выпрямилась, она сидела ровно, лицо стало румяным, голубые глаза сияли спокойствием. Евгений Александрович методично отвечал ей, иногда останавливался, чтобы уловить реакцию гостьи.
  - Ну, с Игорем, ты уже поняла, - будто припомнил он ей. - Обычная белая горячка... Александр, другой, он наглотался тех таблеток, которые Игорь достал в ту ночь. Хорошо, что действии таблеток закончилось. А то бы он и мать собственную убил. Странно, что сам Игорь их редко принимал. Таблетки. Предпочитал травиться алкоголем... Кстати, Николай, человек в меру пьющий, и у него все в порядке с житейской рассудительностью. Просуществует он долго с твоей помощью.
  - Сколько? - сглатывала слезы девушка.
  - Ты пойми, - сделал хозяин ей жест успокоиться, - некоторые существа настолько духовно ядовиты, что их убийство несет смерть всем окружающим. Моя мать была одна из таких.
  - Значит вы сами во всем виноваты, - слезы проступила через ее глаза и мгновенно исчезли. - Именно вы. Зачем не остановили, если могли предотвратить... Чтобы получить меня?.. Чтобы Колю подставить и ребят... Смерть вашей матери на ваших руках, это не его вина...
  - Он был палачом. Но никто ему не отдавал приказа убивать, не заставлял их совершать этой ночью преступление. Они знали, что делали, поэтому получили все и с полна, - сильно потер руку об руку Евгений Александрович.
  - Если все так, как вы сказали. И это возмездие действует так. То рано или поздно оно доберется и до вас. Ждите, Евгений Александрович, - это она произнесла сухо, отрывисто, злобно.
  - Ты не очень приятный собеседник, Марьяна, - заметил резко мужчина. - Может быть я даже ошибся в тебе. Кто знает. Я плохо читаю будущее... К счастью, время нашей с бой встречи подходит к концу...
  
  5.
  - На самом деле ты уже мертв, Коля, - улыбнулась скобочками губ Марьяна, опустилась возле Николая и принюхалась как животное к нему. - У тебя есть жена, дети, работа. Но ты давным-давно не существуешь. Ты разве не чувствуешь, как твоя жизнь пуста? Будто тебе постоянно чего-то не хватает, а? Может быть... души? Но не волнуйся. Миллиарды людей так существуют и ничего.
  - Чего ты делаешь, чего ты нюхаешь меня постоянно? - пытался отползти от нее вверх по кровати мужчина.
  - Пытаюсь узнать готов ты или еще нет. Скоро будет в самый раз, - прыснула веселостью женщина.
  - Ты ебанутая что ли? - зарычал Коля и в очередной раз попытался освободится от веревок, но они только туже стягивали руки, ноги и гениталии.
  - Значит я тебе больше не нравлюсь? - надула как ребенок губы Марьяна и спрыгнула с кровати. - Я между нами, кстати, ради того, чтобы ты продолжал свое обывательское существование натерпелась... Пришлось прислуживать этому Евгению Александровичу, великому писарю всея Руси. Он искал служанку, ученицу и замену своей матушки, которую вы прибили. Помнишь? Но оказалось ему не только ученица была нужна, но и любовница. Я залетела от него в первый год, во второй год, третий, четвертый... У меня было семь детей. Этот гад остановился меня беременеть только после того, как скопытился. Кстати порадуйся он сдох раньше тебя. Ты рад? Я, кстати, очень рада. Он был еще той свиньей. Жил в таком дерьме. Меня заставлял жить то в кладовках, то в подвалах, то под лестницей. Мне кажется, он поступал со мной ровно также, как его мать поступала в свое время с ним... Хорошо, что никто из них не выжил. Я про своих детей.
  - Ну, я же не знал... Я-то тут при чем, Маруся? - кряхтел Николай. - В то время такое варилось. Все, Игорь, Саня, Большой Саня, все почти в один день ушли. Ты чуть не умерла на моих глазах, я не знал, что делать. Думаешь, я струсил, поэтому убежал. Да, я просто тебя не хотел во все это впутывать, я же не знал, что ты с ним свяжешься. А он обещал мне, что тебя не тронет...
  Коля услышал хруст и чавкающие хлопки. Неприятный звук будто ломается сустав. Он пригляделся к спине женщины. Угол спины, кажется, стал больше, а голова толи медленно уменьшалась, толи сплющивалась. Хрустело отчетливо и рывками. Марьяна прохаживалась по комнате и тяжело дышала. Ей не хватало воздуха. Она сделалась больна, задыхалась? У нее стало что-то с лицом.
  Женщина приблизилась к Николая и резко схватила его за веревки на ногах будто он ничего для нее не весил. Она держала его над полом одной рукой. Через ужас происходившего, сквозь полумрак, он наконец рассмотрел ее лицо. Нижнее челюсть раздулась в ширь и ушла вниз стало похоже на ведро без дна. Глаза ушли внутрь головы. Это было точно не Марьяна, не женщина, не человек. Кожа точно обуглившаяся, сухая, в бороздках. Тело тоже стало совсем иным. Оно трансформировалось, сделалось исковерканным, неправильным.
  Мужчина ощутил, как оно хватает его руки связывает их с веревками на гениталиях и ногах. Таким образом, он превращается в каракатицу.
  Ему стало трудно сдерживать боль, он вскрикнул несколько раз отрывисто. Совсем неестественный крик. Будто не от боли, а потому что так надо, для порядка. Затем существо, чем-то прохладным прошлась по его спине, голове. По ощущениям это была какая-то слизь или гель. Коля не переставал просить ее прекратить, но его вдруг резко потянуло в сон, как от какого-то наркоза. Последнее, что он видел - много маленьких металлических трубок перед собой. Он как будто уже представлял примерно, как это существо станет их к нему применять. Или мужчина наконец вспомнил, узнал и эти трубочки, и этот странный рисунок позади него на стене. Николай проваливается в сон.
  
  5.
  Игорь шикнул всем троим внизу, ему показалось, что ветви кустов треснули, во дворе было темно. Это необычно, когда, к примеру, Коля шел из Университета или с работы в этих дворах горели все фонари или окна освещали почти весь двор. Но сегодня здесь было так мрачно.
  Игорь забрался на козырек парадного подъезда, зацепился за водосток и по решётки парапета влез на балкон третьего этажа. Он был очень гибок как акробат и тонок как глист, а черный джинсы и спортивна куртка делали его практически незаметным на фоне кирпичной стены ветхого дома.
   - Чего там? - через пару секунд выглянули из-за столба лысина Николая, мощные скулы, и широкая спина в спортивке. Игорь махнул рукой. Остальные двое стояли по обе стороны от входа. Мелкий Саня и Большой Саня.
  - Заходим? - протрубил Большой Саня, самый крупный из них. При этом его губы почти не шевелились, когда он иногда говорил, да и все лицо было как будто его пчелы покусали.
  - Мелкий ты на стреме, - скомандовал Николай и двинул свое пружинистое, мускулистое тело размашистой походкой к двери.
  - Почему опять я? - шепотом возмутился невысокий, азиатского вида Александр с веселым шарообразным лбом. У него были почти детские руки с тонкими короткими пальцами, которые он растопыривал, например, в знак возмущения.
  - Ну давай я постою, - глянул исподлобья на него Большой Саня.
  - Ладно уж идите. Я прикрою, - нарочито снисходительно прошипел Мелкий.
  - Лишь бы повыебываться, - Большой зашел в подъезд вслед за широкой спиной Николая.
  Игорь в это самое время матерился вполголоса, продираясь через заваленный разной старой рухлядью балкон. Сам балкон был застеклен деревянными, еле державшимися на петлях, трухлявыми окнами, однако дверь и окна, которые отделяли его от нужной ему квартиры были современными, пластиковыми, и наглухо закрыты.
  Парень достал монтировку из рюкзака и ловко подклинил балконную дверь. Резко дернул, как за рычаг. Дверь не поддавалась лишь слегка сдвинулась. Тогда Игорь налег не нее всем своим куриным весом, пору раз качнул монтировкой и влетел внутрь квартиры.
  Монтировка зазвенела по полу, ускакала под диван. Игорь сматерился. Достал фонарь осветил вокруг себя, чтобы найти инструмент. Заглянул под диван - ее там не было. Там только пыль и мусор. Еще минуты три он ползал по полу, шарил фонариком. Когда стало все бесполезно, парень вышел в корридо тихо открыв входную дверь в квартиру. Двое его подельников без слов вошли внутрь, Николай и Большой Саня.
  - Ты чего так долго? - посветил своим фонариком на Игоря, поинтересовался Коля.
  - Да монтировку не могу найти, блин, - объяснил Игорь, закрывая ладонью глаза. - В той комнате где-то обронил?
  - А это не она, - ткнул лучом фонарика Саня на тумбу в коридоре, где лежала монтировка.
  - Это не моя, - уставился на нее Игорь. - Моя в той комнате упала.
  - А чья? - взглянул на него Большой Саня. Игорь взял ломик в руки повертел.
  - Вы чего прикалываетесь, - полушёпотом возмутился Игорь. - Как она здесь оказалась, я же ее...
  - Тихо вы, - скомандовал Николай. - Идем дальше. Фонари в окна не палим.
  - Нет, ну вы объясните, как она тут оказалась, - не унимался Игорь.
  Коля быстро проверил все комнаты, позакрывал везде шторы, чтобы снаружи не было видно света от их фонарей. Квартира была трехкомнатной не считая кухни, брежневка. Комната с балконом и кухня выходили во двор, остальные две на небольшую городскую улицу: спальная, и что-то вроде библиотека или кабинета. Никого дома не было.
  - Ну что? Есть чего? - поинтересовался Коля. Он только что быстро обошел все жилище, чтобы убедиться в отсутствии хозяина, посторонних, зашторил окна и вернулся к своим подельникам, которые тщательно обшаривали каждый шкаф в комнате с балконом.
  - Я говорю, вам пацаны, здесь как-то стремно, - послышался голос Игоря.
  - Меньше таблеток надо жрать, чтобы не измену не садиться, - прокомментировал Большой.
  - Да пошел ты, - обиделся Игорь. - Я же говорю не было там монтировки.
  - Колян, а ты уверен, что фраер этот при бабле? - посмотрел Саня на товарища. - Чего-то хата-то у него обсосанная... Хотя трешка. В центре.
  - Да. И ездит он на Прадике, - продолжил цепочку заключений Николай. - Я же говорил, мутный он какой-то. Пару раз видел его у Марьяны дома. Одновременно и с мамкой ее встречается и к дочери подкатывает. Айфон матери ее подарил. Значит деньги у него есть.
  - Даже техника мусор, - копошился на полках Саня. - Походу он этот... который рухлядь всякую собирает.
  - Колян, - спросил Игорь. - А ты уверен, что в доме никого?
  - Никого. А что? - спросил в ответ парень.
  - Вы не слышите? Вот сейчас?
  Трое прислушались. Никаких звуков. Только во дворе. Далеко. Саня посвятил в дверь, которая вела в коридор.
  - Чего-то ты дерганый сегодня, Игореха, какой-то? - прощупывал лучом фонаря темноту Большой Саня.
  - Нет. Нет. Погоди, я тоже что-то слышал, - вставил Николай и посветил в ту же сторону.
  - Вон. Вы видели?! - почти выкрикнул Игорь.
  Сперва они услышали звук, как будто открылась и закрылась дверь, потом такой точно что-то огромное волокли по полу и затем нечто несколько раз проскользнула в виде тени в коридоре. Ребята насторожились, замерли. Николай жестом попросил дать ему монтировку и вооруженный подошел к дверному проему, заглянул в коридор. Казалось, еще секунда и неизвестная сила нападет на него и утащит.
  - Это кот, - обернулся в дверном проеме к своим приятелям, озвучил шепотом Николай. Рыжий кот катался по полу в коридоре и игрался со своим хвостом, даже не обращая особого внимания на посетителей.
  - Зараза, - выдохнул Игорь.
  - Ты же любишь кошек, - издевательски заметил Большой.
  Через минуту они обыскивали соседнюю комнату. Это была спальня. Николай занялся огромным шкафом, Игорь вскрывал комод, Саня, обшаривал кровать и остальное. Из шкафа летела струями одежда, не только мужские вещи, но и женские.
  - А он точно живет один? - спросил, Игорь. Его лом выворачивал с корнем очередной замок деревянного старомодного комода. Каждый ящик был запер на отдельный замок, но внутри находилось либо постельное, нижнее белье, либо хлам вроде проводов, всяких нерабочих приборов, непонятных вещей. Ничего ценного.
  - С ним я ни разу никого не видел, пока пас его неделю, - отозвался Коля. - Марьяна тоже говорила, вроде как один он. Или жена у него давно умерла. Как-то так. Так что...
  - Пацаны, зацените матрас, просто зефир, - подрыгивал на кровати Большой Саня. - Реально, он каким-то сеном или травой набит. Зацените как хрустит.
  - Лучше помоги мне, - кряхтел Игорь пытаясь выдвинуть ящик. - Не поддается...
  - А ты его точно открыл?
  Замок был взломан со всем механизмом, но ящик не выдвигался. Вдвоем они уперлись в пол и потянули. Ящик пусть с трудом, но все-таки вышел. Внутри находился обычный белый песок. Игорь пошарил в нем руками и тут же с брезгливостью отскочил.
  - Блин, что это? Дерьмо? - он вытер руки об кровать. - Он что срет с собственный комод?
  - Похоже, - ели сдерживал смех Саня. - Или это для кота?
  - Что я по-твоему человечье дерьмо от кошачьего не отличу.
  - Ей, пацаны, - позвал их Николай. - Похоже что-то нашел.
  На самом дне платяного шкафе под коробками, Николай неожиданно обнаружил фальш-доску, которая открывала скрытое пространство. Ломиком они поддели и открыли тайник. Он сразу обнадежил ребят. Даже Игорь забыл, что только что вляпался в экскременты. Под доской оказался фотоаппарат, вроде древнего, времён советского союза, старые пленки Коника, цветные и черно-белые, монохромные и цветные фотографии, несколько тонких металлических трубочек, предназначенных, наверное, для проявки фотографии или еще зачем-нибудь, лампочки, батарейки и опять ничего ценного. Большой Саня взял фотографии и сел на диван.
  - Ладно, если ничего не найдем, то хотя бы хату разнесем нахер, - немного разочарованно произнес Николай. - Пусть понервничает, старый извращенец.
  - Да, надо было просто его тачку сжечь, - предложил Игорь.
  - Надо было. Но я-то думал, мы хоть что-нибудь найдем.
  - Хера, пацаны, это реальные фотки? - необычно встревоженным голосом произнес Саня. - Да что это за хрень! Он что вообще больной?
   Большой Саня рассматривал на кровати фотографии и едва мог отвести от них взгляд. Двое других подошли к нему, присоединилось. Теперь они в полной тишине, втроем рассматривали фотографии. И все трое не могли оторвать взглядов от них.
  - Да нет, - после продолжительной паузы произнес Николай. - Наверняка подделка. Да я такие видел кучу в интернете.
  Голос парня немного дрожал.
  - Да вы посмотрите, вы посмотрите, это же здесь было, - тыкал пальцем в фотографии Большой Саня. - Эта вон та комната. Вон тот диван и стол.
  - Это ведь не может быть на самом деле. Наверное, грим, - начинал паниковать Игорь.
  Каждая фотография сделана в разное время, в непохожих помещениях, с разными людьми, часть из них черно-белые снимки, но у всех была похожая композиция... Нагая женщина верхом или рядом со связанным голым мужчиной. Эта женщина в гриме, иначе нельзя объяснить ее крысиноподобный, деформированный череп, и раздутое точно горбатое тело, костлявые суставы. Волосы, что должны были быть на голове почти спускались к шее, к спине. В руке у голой женщины находился с широким лезвием нож или шпага иногда пика. На заднем фоне, за женщиной на стене или на настенных коврах размещались непонятные символы. Какие-то надписи или рисунки похожие на цветы, звезды, закорючки, но всегда одни и те же. Мужчины, которые лежали обычно в ногах у женщины или являлись некоторым живым их стулом, были без сознания или скорее всего мертвы. И еще, одна из тех цветных фотографий сделана в той, соседней комнате.
  
  6.
  - Стремные они какие-то, - произнес после паузы Большой Саня.
  - Парни, надо сваливать от сюда... Здесь что-то не так. Помните про монтировку, - высказал, наверное, общую мысли Игорь.
  - Вы что, из-за каких-то фоток поддельных засали? - посмотрел на приятелей Николай, вырвал у Сани кипу фотографий, с ненавистью запульнул их в стену. - Вы что дети малые?.. Валите тогда...
  Игорь с Большим не тронулись с места, старались делать вид, что эти слова их не задевают.
  - Я же вас сразу предупредил, что с этим мужиком что-то не так, - почти кричал из-под шепота Коля. - Как его впервые увидел в доме у Марьяны, сразу понял. Не хочу, чтобы этот отморозок, не знаю кто он извращенец, который срет в ящики, приближался к дому моей девушки. Возьму фотки и буду шантажировать его. А вы можете катиться отсюда к черту. Идите домой. Чтобы я еще хоть раз вас взял с собой...
  Николай пошел собирать рассыпанные по полу фотографии, поминая товарищей последними словами. Оба посланных к черту стояли сейчас за его спиной и переминали ноги.
  - Да, я вообще молчал, - откликнулся Большой Саня. - Это вон Игорь включил заднюю.
  - Чего я-то, - возмутился Игорь. - Мне вообще все-равно. Хотите могу квартиру подпалить. Так даже лучше.
  - Мне тоже не по себе здесь, пацаны, - поднялся Николай. - Но вы сами видите, этот мужик с придурью и определенно любит тайники. Поэтому может и должен, где-то держать что-то ценное... Значит обыскиваем каждый сантиметр в квартире, каждую досточку. А потом сваливаем... Думаю, этих фоток достаточно, чтобы отбить у него желание ходить в дом к моей девушке. Вы со мной или как?
  - Все равно стремные они какие-то, - тихо произнес Большой.
  Все трое вышли в коридор. Саня с тоской посветил через первую комнату до балкона - нужно было пройти всего каких-то десять шагов, и ты на улице, но похоже парень уже пересилил страх и отвращение перед местом.
  Мимо быстро прошмыгнул рыжий кот, опять всех перепугав. Коля едва не уронил монтировку из рук, однако состроил непроницаемое лицо.
  Коридор упирался в ванную и туалет. Направо располагалась кухня, налево - третья комната.
  Парни разделились - Коля с Саня пошли обыскивать туалет и ванную, располагавшиеся по соседству с друг другом, а Игорь пошел сразу в третью комнату, она показалась ему многообещающей.
  Ни в сортире, ни в ванной ничего похожего на тайник не оказалась, хотя ребята обыскивали каждый закуток, каждую плитку простукивали, под ванной рыскали, в сливной бачок заглядывали.
  Закончив искать здесь, они перешли в кухне. Тут тоже не было ничего примечательного, все весьма обычно.
  Маленькая кухня вмещала газовую плитку в жирных пятнах, шумный холодильник, стол в углу на ободранных ножках, накрытый липкой клеенкой, кучу шкафов с посудой, которая так и норовила греметь пока ребята обыскивали полки.
  Случайно Большой Саня выхватил светом фонарика знакомого рыжего кота - в этот раз парень уже не испугался, да и кот похоже привык к ночным гостям. Рыжий вприпрыжку устремился к углу, где на полу лежала его кормушка с двумя мисками, в первой находилась вода, а вторая была пустой.
  Парень захотел покормить животное, но на кухне не оказалось ничего для кота. Даже в холодильнике хранились только грибы, овощи, какая-то сушенная зелень, банки с вареньем и прочая ерунда, не пригонная для корма животных. Кот, помяукав, понял, что ему ничего не достанется от ребят, стал вылизывать себя.
  - Что-то с этой кухней не так, - Николай ничего не нашел, весь перепачкался мукой, пальцы в каком-то клеи. И теперь он рыскал фонарём по углам, не желая осознавать, что и здесь они ничего ценного не нашли.
  - Да тут со всей квартирой что-то не так, - хмыкнул Большой и сомкнул плотнее занавесы на окнах.
  - Да нет. Я не про это... Ладной, погнали, может хоть Игореха чего-нибудь нарыл там.
  Саня еще раз очертил комнату светом, но ничего странного не обнаружил. Кот сидел возле миски, облизывал лапу и, когда увидел, что парень на него смотрит, требовательно закричал.
  В соседней комнате Игоря они не обнаружили - оба разом насторожились, бегло рыска фонариками по стенам, мебели и шепотом подзывали друга. Тот не отвечал.
  Эта комната походила на кабинет, исходя из обилия стеллажей с пыльными книгами, огромным посменным столом перед окном. Шторы здесь, как и в спальни были толстыми и не пропускали свет.
  Николай вернулся в коридор пытаясь найти друга, а Большой быстро прошелся по комнате, неизвестно что, пытаясь обнаружить, и вдруг наткнулся на Игоря. Товарищ лежал под столом без сознания на боку, его рюкзак валялся рядом раскрытый - будто в нем кто-то копался. Коля быстро прибежал на зов Большого Сани, вместе они попробовали потормошить товарища, вернуть в сознание.
  - Пульс есть, - авторитетно заявил Николая, приложив два пальца к горлу лежавшему. -Нашатырь есть?
  - А я откуда знаю? - ответил Большой.
  - Ну так поищи! Принеси хотя бы воды! - приказал Коля.
  Саня помчался за водой на кухню. Руки его тряслись. Быстро набрав белой эмалированной кружкой холодной воды из-под крана, парень понес ее в обратную в комнату стараясь не расплескать, но когда пересекал порог кухни, он будто в задумчивости остановился. Грудь его вздымалась часто, издавала громкое дыхание от волнения, но еще парень слышал хруст за спиной будто грызли сухари или мышь прогрызала деревянную дощечку. Большой повернулся, помогая фонарем себе разглядеть что там. Кот с аппетитом ел корм из своей миски.
  У Сани поползли брови верх и слегка приподнялись волосы на макушке - миска была полна сухого кошачьего корма. Парень едва не уронил кружку попятился назад в комнату, озираясь, как будто чувствовал спиной - вот-вот на него что-то набросится.
  Когда он подал Коле кружку руки его плясали так, что половина содержимого вылилось на пол. Он быстро, заикаясь объяснил произошедшее с ним.
  - Ты же сам видел, когда мы были на кухне, что миска была пустая! - срывался на крик Большой.
  - Не ори, дебил! Не помню я. Что значит пуская? Ты кого-нибудь видел? - Николай набрал в рот воды из стакана и, надув щеки, спрыснул лицо лежащему без сознания. Теперь Игорь застонал и быстро начал приходить в себя, потом сел на пол и рукой пощупал затылок.
  - Че со мной? - пробормотал он.
  - Игореха, что произошло? Как ты отключился? Помнишь? - взволновано выпалил Николай.
  - Бошка болит. Не помню, - он задумался. - Я зашел сюда. Потом стал вот там... где книги, а потом... что-то случилось.
  По лицу было видно, парень пытался припомнить несколько прошедших минут. Он слабо качнулся, посмотрел на товарищей и покачал головой.
  - Сваливать надо пацаны, - зашептал Саня. - Кто-то подсыпал корма в кошачью миску. Вырубил Игорька.
  - Чего? - не понял Игорь.
  - Ладно. Хорош. Здесь какая-то херня творится. Согласен, - заключил нервным голосом Николай. - Валим отсюда.
  И тут все трое шарахнулись в сторону, у Сани вырвался непроизвольный визг - что-то загремело с другой стороны письменного стола.
  На несколько секунд юные грабители застыли будто парализованные с помертвевшими масками на лице. Когда рассудок вернулся и страх потихоньку сошел, выяснилось, что это телефон Игоря завибрировал под столом. Звонил Малой Саня, тот, который на улице стоял и ждал их.
  - Вы там скоро? - слышался голос Сани из трубки - Вообще-то здесь холодно. Да и чего-то немного страшновато. Слышал несколько минут назад ментовскую машину. Оказалось, что просто мимо проезжала. Но я чуть в штаны не наложил.
  - Мы, короче, скоро будем, - ответил Игорь.
  - Нашли чего-нибудь?
  - Нет. Тут, короче, фигня какая-то, потом все объясним, понял? Давай, короче.
  - Понял, - ответил Малой. - Только вы там ни очень-то на кухне палите свет фонариками, а то вас за километр заметно с улицы.
  - Ладно. Понял. Давай, - ответил Игорь и хотел дать отбой, но Саня вдруг быстро перехватил трубку.
  - Алло, - зашептал в трубку Саня. - Алло, Малой? Это Саня.
  - Да, - ответил голос парня.
  - А ты сейчас... - голос парня будто упал на дно его желудка, споткнулся. - Ты сейчас, прямо сейчас нас видишь... снизу, с улицы?
  - Ну да. В окне на кухне. Это же вы там фонарям шарахаете по потолку?
  Саня опустил трубку и взглянул на друзей, потом перевел взгляд на кухню. Трое поняли друг друга бес слов. Николай стиснул крепче монтировку в руке. И все поднялись, медленно зашагали в сторону выхода. В квартире стояла гробовая тишина.
  - Погодите... Вспомнил, - Игоря будто осенила мысли, он неожиданно развернулся, подскочил к столу. Открыл ящик, извлек из нее какую-то деревянную коробку, положил ее на стол и открыл, чтобы товарищи видели.
  Резная старинная коробка была похожа на кукую-то древность, ценную уже саму по себе. Но то, что было внутри выглядело в сто раз дороже. И даже невооруженным глазом эти украшения: кулоны, серьги, кольца, медальоны и т.п. не выглядели поддельными. Они были настоящими, очень, наверное, дорогими.
  - Вот, - произнес Игорь. - А потом я отключился... Нашел ее и отключился.
  - Может не стоит ее брать? - предостерег Саня. Оба его друга испытывающее посмотрели на Саню, будто он должен был еще что-то сказать или обосновать свое заявление.
  - Берем и идем, - вынес решение Николай, сунул шкатулку в свой рюкзак и вышел в коридор. Товарищи последовали за ним. Им нужно было пройти всего дюжину шагов, чтобы покинуть квартиру. Коридор был так же пуст, даже кота не было слышно. Лучи их фонарей дергались, светили во все стороны.
  - Игорь, включи свет, - попросил Саша.
  - Ты долбанулся, чтобы нас увидели? - ответил Игорь.
  - Да хотя бы в коридоре.
  Неожиданно что-то лопнуло и сверкнуло наверху. Николай сматерился.
  - Саня! - зашипел Коля, и бросил луч фонаря на товарища.
  - Да, это не я, это лампочка лопнула, - стал оправдываться Саня и тут что-то появилось за его спиной. Парень заорал на всю квартиру так сильно, будто кто-то разрывал его изнутри.
  Что-то или кто-то повалил его на пол и стал тащить за угол в сторону кухни. Двое его друзей стояли уже почти у выхода несколько секунд парализованные. Потом вышли из оцепенения, оба метнулись к другу крича и матерясь.
  Александр пытался вырваться из захвата неизвестного существа, крутился по полу стучал пятками. Ноги его летали прямо перед лицом его товарищей, поэтому те не могли приблизится. Наконец, Игорь схватил друга за штанину и с огромной силой, резко рванул на себя. Послышался звук рвущийся одежды, Александр выскользнул из толстовки и завалился на бок прямо на Игоря. Буквально за секунду Николай успел разглядеть морду напавшего на них чудища - заостренная голова, с маленькими свинячьими глазами, утопленными в череп, с сожженной кожей. Оно было небольшого роста, тело кажется человеческое, но больше разобрать было не возможно, оно слишком резко перемещалось.
  Коля сделал непроизвольный шаг на встречу существу, со всей силы опустив монтировку на летевшую на него голову. Что-то когтистое вцепилось в его олимпийку. Тогда не разбирая, он два раза резко и третий раз со всей силы нанес удары по голове напавшему на него, и только тогда оно ослабило хватку. Парень отскочил и еще раз пять ударил по обмякшему черепу.
  С отвращением он обошёл тело и присоединился к двух товарищам, которые забились в самый конец коридора, освещая монстра фонариком.
  Это была женщина, очень старая женщина, голая, но это был точно человек, уродец с руками и ногами, лицо вытянуто, будто у обезьяны. Кожа пепельного цвета, морщинистая, не разглаженная. Редкие, седые волосы на лысой голове начинались от затылка и заканчивались на спине. Никому не хотелось подходить ближе. Кажется, это был уже труп. Дыхания вроде не было, но кто ее знает.
  Когда они покидали квартиру, трое едва не сломали себе ноги на лестнице. Малой Саня смотрел на товарищей и ничего не мог понять.
  Через минуту они шли из темного двора в сторону загородной зоны и курили, сигарету за сигаретой, не курил только Малой, который ждал их все это время и пытался теперь выпытать, что же произошло в квартире. Трое молчали, как по сговору.
  Возле автобусного комплекса в круглосуточном магазине они купили три бутылки самой дешевой водки. Одну сразу выпили, потом закурили. И только тогда они рассказали Малому Сани, что с ними произошло.
  Сперва тот не поверил, думал его разыгрывают и не хотят делится барышом. Но постепенно шутка растворялась в бледных лицах товарищей, особенно Николая, которого трясло все еще, как от озноба.
  Бутылка закончилась через минуты десять. Ребятами шли в сторону дачи Игоря. Оружие, монтировку, украшения было решено спрятать в лесу возле дачного домика, где товарищи часто шумно отдыхали в отсутствие родителей Игоря.
  Было уже глубоко за полночь. Ребята добрались до садового домика. Первое напряжение сошло со всех, особенно с тех троих, которые были в квартире. Игорь предложил немного выпить, и все согласились. Это было сейчас необходимо.
  
  7.
  Малой Саня ставил банки с соленьями на стол, которые доставал с погреба Большой Саня. Игорь расставлял посуду на стол, наливал водку. Николай уже несколько раз перекладывал свой рюкзак, в которым были украденные украшения и окровавленное орудие с одной части комнаты в другую.
  - Игореха, - обратился он осторожно к товарищу, - я там у тебя в тамбуре, если что цацки наши спрятал временно. Мало ли что.
  - Понял. Давай выпьем, - Игорь поднял две рюмки себе и товарищу.
  - Парни нас-то подождите, - откликнулся Мелкий Саня.
  Вскоре все трое стали хорошо пьянеть. Игорь достал из кармана бумажный сверток с дюжиной белых таблеток и обещал всем отвал башки. Все приняли кроме Николая. Больше всех съел их Большой, но пьянее он не казался.
  Теперь всем им это ситуация в той квартире виделась не такой жуткой и даже веселой. Большой предположил, что они убили древнего вампира или вампиршу. Малый Саня подхватил, окрестив всех охотниками на чудовищ. Игорь хохотал, потом долго кричал, что всем теперь конец. Но всем почему-то от его слов было смешно. Николай начинал клевать носом, в отличии от его друзей, которые наоборот выглядели бодрее, но вместе с тем несли все большую чушь, и сильнее горланили.
  Коля стукнулся головой об стол и пришел в себя, хмель все еще не отпускала его. Друзья по-прежнему выпивали за столом, только теперь не так сильно горланили, что-то обсуждали. Парень прислушался и уловил незнакомый колос рядом с собой.
  - Я раньше тоже много пил пока мне операцию на желудок не сделали, - говорил незнакомый мужской голос, - теперь, если выпью спиртное, в желудке словно ножом режут.
  - Херово, - посочувствовал Игорь и налил себе пиво. Откуда оно появилось?
  - А сами вы откуда? - спрашивал Мелкий Саня заплетающимся языком.
  - Я то? Ну мы с мамой из Смоленска. Я там раньше работал в одном НИИ, - раздался в ответ все тот же голос.
  Николаю стало интересно, он с трудом сфокусировал зрение на мужчине и мгновенно узнал его. Его даже немного протрезвило. Это был Евгений Александрович, самый ухажер матери его подруги, хозяин той квартиры. Только почему он сейчас сидит здесь, парень не знал. Но это ощущалось точно, как не добрый знак.
  - А сейчас чем занимаетесь? - продолжал светскую беседу Малой Саня с алкогольным акцентом.
  - После переезда я занимался, чем-то вроде написания научных статей, для других ученых. Но в последнее время, если честно ничем. Ничего не хочет...
  Незваный гость вдруг обратил свое внимание на Николая, который украдкой косился на него круглыми глазами. Парень не знал, как себя вести дальше. Кроме него никто в доме не знал кто этот человек. Гость продолжил, как ни в чем не было:
  - У вас было рябят такой, что в один момент все вокруг перестает быть интересным? - задумчиво спросил мужчина.
  - Это кто? - шепотом спросил Коля у сидящего рядом с ним Игоря.
  - Сосед наш, - также шепотом ответил Игорь.
  - Ты знаешь, как его зовут?
  - Женя, кажется. Он моего дядьку знал, - отозвался Игорь.
  - Это тот самый чью хату мы сегодня ломанули.
  - Да иди ты, - недоверчиво произнес Игорь. - Думаешь, он знает?
  - Не знаю.
  - Да у меня бывает такое временами, - вставил неожиданно Большой Саня.
  - Вот и у меня, - заметил мужчина. - И довольно часто... Тогда... Ну что таить, мне иногда хочется уйти из жизни. Конечно, на это у меня смелости не хватит. Но ведь никто не запрещал фантазировать. Такой знаете суицидальный онанизм... Вот я лежу на диване и представляю, как уйти из этого мира. Но ведь все эти банальные штуки вроде бросится под поезд, надышаться газом, скинуться с крыши дома, повесится, порезать вены в ванной - слишком банальны и скучны. Нужно что-то ух!
  - Самоубийство - это тупо, - осудил Малой.
  - Да это глупо, но никогда не устаревает, как классика. А я в одной книги нашел некое сообщество суицидников. Вроде знаменитого Клубы самоубийц. Читали такое? Не читали? Ну что ж, в этой книги ровным счетом про такой же клуб. Только как умереть и от чьей руки умереть решал сам участник клуба. А смысл клуба был такой, кто выживал последним тот получал признание, славу и приличное состояние от его владельца.
  - Так смысл был чтобы выжить? - удивился Большой.
  - Именно. Выбрать себе такого палача, убийцу, который навряд ли вас прикончит, или ему будет затруднительным это сделать. Это давало человеку надежду, а вместе с ним смысл.
  - Это легко, я бы просто выбрал кого-нибудь кто уже давно покойник, - уверенно откликнулся Игорь.
  - А я бы выбрал кого-нибудь хилого, безрукого и безного или ребенка, - отозвался Большой Саня
  - Но он вырастит и тогда сможет тебя замочить, - заметил ему Игорь.
  - Это как же? А если это будет мой родной племенник. Что он ни с того ни с сего вырастит и решит меня убить?
  - А как это они... ну, - пытался сформулировать свой вопрос Малой Саня.
  - Как все происходило? Ну очень просто, - махнул рукой гость. - После того, как палач назначался, происходила воплощение, то есть убийца становился ...
  После этих слов воздух зажужжал. Не известно откуда их стол стал атаковать рой мух. Они напали так стремительно и резко, что все бросились отгонять их, всем чем попадалось под руку. Гость посоветовал положить возле окна что-нибудь сладкое, вроде разведенного в воде сахара. Потом все сели за стол, который теперь был просто завален тушками мертвых насекомых.
  - Говорят мух привлекает колдовство на крови.
  - А вы откуда знаете? - недоверчиво поинтересовался Игорь.
  - Когда я работал в НИИ, мне приходилось общаться с такими ученными, которые, - тут он засмеялся и поглядел по сторонам от себя. - Которые, вы не поверите, верили взаправду во всякие колдовские дела... Как жаль, что ваш друг сбежал... Однако, таких ученых очень много.
  - Колян? - Игорь бросил рассеянные взгляды по комнате. - В сортир, наверное, вышел.
  - Ну, а вы Александр, - обратился гость неожиданно к Малому Сани. - Кого бы предпочли в качестве своего палача?
  - А я, - почти с гордость просифонил Александр. - Никого. Потому что мне вот эти ваши признания, деньги, известность не нужны. А если бы меня заставили я бы просто бы отказался. Я своей жизнью абсолютно доволен, и я не из тех, кто будет задумываться, как себя жизни лишить.
  - Вот это вы напрасно, Александр, все об этом хоть раз задумываются, - тихо произнес Евгений Александрович. - А я если честно выбрал бы какую-нибудь знаменитость, например, президента страны. А что? Кажется, это самый видный палач.
  
  8.
  Бежал он так стремительно, что когда падал и поднимался, то совсем не чувствовал боли. Иногда он оглядывался в сторону дачных домиков. Но было облачно, темнота пожирала пространство со всех сторон. Фонарные столбы не освещали ему путь. Николай передвигался по памяти, ноги несли его. На спине прыгал рюкзак.
  Когда дачная зона осталась позади, и дорога стала асфальтовая, он побежал по ней, а не по обочине так было безопаснее. Машин практически не ездило ночью. Парень не останавливался на передышку, хотя задыхался сильно. Правда перед самым домом он заметил полицейский патруль, замедлился и укрылся за деревом. В рюкзаке у него все еще лежала окровавленная монтировка. Нужно было давно от нее избавится. Почему он этого еще не сделал?
  Чтобы не будить мать парень как обычно тихо вошел в квартиру, разделся в коридоре и проскользнул в свою комнату. Рюкзак с награбленным и орудием убийства он зашвырнул под кровать. В одежде опустился на постель, закрылся с головой одеялом и в считанные секунды отключился...
  Сперва, он слышал знакомые звуки: кран и воду в нем, топот тапочек, ключи, пальто - мама собиралась на работу. Через несколько минут она в одежде заглянула к ему в дверь:
  - Сына, просыпайся. На работу пора. Ты слышишь? Тебя где носило всю ночь? Во сколько ты пришел?.. Ладно, мне некогда. Сама опаздываю.
  - Иди уже, - Николай подал признаки жизни и заворочался. Она еще раз предупредила о работе и ушла, хлопнув дверью. Квартира успокоилась, застыла. Парень лежал и размышлял или вспоминал произошедшее прошлой ночью. Как сон, далекое воспоминание.
  Зазвонил будильник на телефоне возвещавший, что пора на работу. Парень потянулся к нему, поглядел и увидев несколько пропущенных вызовов от друзей, тяжело вздохнул. Видно, звонить сейчас ему не хотелось. Коля спустил ноги на пол. Только сейчас он заметил кровь на штанах и куртке - отвратительные черные засохшие пятна. Одежду он снял немедленно, долго думал куда бы ее деть, потом полез под кровать за рюкзаком. Рюкзака под кроватью не было.
  - Он у меня, - раздался голос. От неожиданности парня подбросила над полом и кинуло на кровать. Все это врем он думал, что один в комнате. Как он здесь очутился? Разве что материализовался из воздуха. Сердце парня колотилось с невероятной частотой, казалось, ему стало трудно дышать. На стуле в противоположной части комнаты сидел мужчина.
  - Кто вы? - испуганно промямлил Коля, бросая растерянный взгляд на свой рюкзак в руке мужчины. Через мгновение он узнал его. Это был презентабельный в сером костюме мужчина лет сорока с бесцветной кожей на бритом лице с острыми краями. Светлые жабьи глаза смотрели на парня. Тот самый хозяин квартиры. Евгений Александрович.
  - Зовут меня, Евгений Александрович, - представился мужчина. - Но ты меня и так знаешь, Николай.
  Николай завертел головой. В ответ гость тихо захихикал и осторожно засунул руку в рюкзак.
  - Это была ужасная тварь. Исчадья ада. Людоедка. Истеричка. Самодурка, - вынимал мужчина окровавленную монтировку из рюкзака. - Когда мне было как тебе сейчас. Она заставила меня делать ужасные вещи... Старая сука. Я ненавидел ее всем сердцем.
  Коля не двигался с места. Его губы то открывались, то закрывались, словно пытались произнести слова, но ничего не получалось.
  - Всю мою юность и детство бесконечные издевательства, унижения. Я думал, я умру, не дожив до зрелости, - признался гость и понюхал кончик железного инструмента в его руке. - Только потом с возрастом, спустя много лет я понял, что она меня всю жизнь любила. Любила по-своему конечно.
  Его язык скользнул по спекшейся крови на монтировке.
  - Ведь как может мать не любить свое дитя? Пусть даже приемное. Но признаюсь временами она меня выбешивала. Хотелось задушить ее или заколотить до смерти... Я не любил ее. Да. Мне стало легче после ее смерти. Мне стало действительно легче, когда я увидел, что вы с ней сделали... Фу. Вот сейчас сказал тебе это и прям как камень с души... Но... не все так просто, как ты сам понимаешь. Во-первых, вы проникли в мой дом. Во-вторых, украли мои вещи. И в-третьих, убили ведьму.... Я бы закрыл глаза и на первое и на второе, но последнее... Сложно будет тебе объяснить сейчас, что произошло... Не я так кто-нибудь другой. Поэтому я подумал, уж лучше я.
  Николай напрягал мышцы, но ни двигался с места, будто его связывали невидимые ленты. Сквозь губы прорывалось мычание, чем сильнее он старался мычать, тем крепче сжимались губы.
  - Я хочу тебе кое-что рассказать про твое будущее, - при этом незнакомец встал и исчез ненадолго в коридоре, гремя и рыская там по шкафам как у себя дома. Пока он отсутствовал в комнате, парень невероятными усилием сдвинулся с места и стал подползать к краю. Его тело словно одеревенело неестественным способом. Взгляд метнулся к телефону, мобильник лежал на полу в шаге от Николая. Ногой он нащупал на полу устройство - у него почти получилось. В этот момент Евгений Александрович вошел в комнату с ножовкой по дереву в руке. Ее Коля помнил. Недавно он делал полку в туалет из доски, которую принес Малой Саня. Опилки пахли хвойными лесом и смолой.
  - Да про твое будущее, - будто вспоминал мужчина. -Тебя ожидает плата. Уже скоро... Это такое проклятье... Я вспомнил слова из Писания - "я спросил у Властелина достоин ли грешивший смерти, а он ответил - всякий грешный достоин, и всякий из грехов строит мост через реку жизни по своей собственной воли". Конечно же, в действительности это не так. Но вот я о чем сегодня подумал. Никакой ненависти у меня к вам ребята нет. И поэтому каждый из вас выберет сам свой мост... Николай Васильевич, я дают тебе выбор руки своего палача... Сам реши будет ли это женщина или мужчина, ребенок или старик... Животное или человек...
  Евгений Александрович, положил пилу на стул.
  - Я до машины и обратно, через пять минут буду. Ладно? - предупредил он парня и взял Колин рюкзак в руки. - А это, если не возражаешь, заберу.
  Через несколько секунд послышался хлопок дверью - он вышел. Пот выступил на лбу парня, телом он добрался до края кровати и подвинул ногой к себе телефон. У него почти получилось разлепить сведённые неестественной судорогой губы. Рот немного приоткрылся. Парень замычал. Получилось.
  Немедля юноша сгреб с пола телефон двумя руками и попробовал набрать номер Игоря. Ответа не было. Потом номер Матери - никаких гудков. Пот вместе со слезами скатывался по лицу от напряжения. Шевелиться было адски трудно или больно. Наконец гудок на номере Большого Сани. Тот кричит в телефон, но не слышит Николая:
  - Он у меня дома. Вызови милицию. Быстрее. Мне... - выдавил из себя парень. Большой Саня его не слышал. Орал "Алло" в трубку. Что же это такое? Надо звонить в полицию. Но может он не помнит номер?
  Снова гудки. Малой Саня тоже на связи. Но трубку не берет. Коля напряженно ждал. Слушал. Странный звук. Будто что-то слабо гудит прерывисто в коридоре. Парень скинул себя с кровати. Ноги не слушались практически. Он полз как гусеница к двери.
  
  9.
  В коридоре лицом в пол лежал посиневший, застывший труп Малого. Николай отшатнулся, подавил вопль. Конечности в том числе голова были развернуты в неестественном положении. Кожа на запястьях лилового цвета собрана была в спираль, как будто белье, которое только что выжали. И каждый палец на руке повернут был в разные стороны.
  Преодолев тошноту, закрыв глаза, подвывая под нос, Николай устремился к двери, в которую входил Евгений Александрович, как будто только и ждал, когда парень доберется до нее. Приветливо он улыбнулся юноши, поставил перед ним две белые цистерны.
  - Вот, - указал мужчина на изуродованное тело Колиного товарища. - Прихожу я сегодня к Александру Семеновичу ровно с тем же предложением что и к тебе, а он отказывается... Нет, говорит, не буду выбирать... Мне палач не нужен. Уперся. Какая говорит разница, и так и так умру. Дурачок...
  Евгений Александрович снова тихо захихикал и прошел на кухню, которая находилась на другой стороне коридора. Там он смахнул ладонью крошки с табуретки, присел, молча поманил Колю пальцем. Парень послушно пополз по полу на кухню, но не так медленно, как раньше, а намного резвее. При этом он визжал то ли от злости, то ли от страха, но выходило звук похожий на шипение паровоза.
  - Так, Николай Васильевич, уверен вы еще не думали о смерти в свои девятнадцать лет, - произнес медленно мужчина и жестом указал парню встать.
  Сила, которая сковывала все его движения будто испарилась? Коля легко поднялся. Изумление не сходила с его лица. Ладонью он потер лоб, точно пытаясь избавится он дурного наваждения.
  - Кстати, не будешь так любезен принести пилу, она в комнате слева от входа, - продолжал Геннадий, покручивая между собой пальцами посыпая невидимой солью пол.
  Коля кивну, качнулся на месте, разворачивая плечо к коридору. Сперва Николай шел медленно, покачиваясь, вновь увидел тело друга с развернутыми конечностями, прямо перед входной дверью. В мгновение он бросился к выходу. Перепрыгнул труп схватился за ручку крутанул замок, еще раз. Его заклинило. Парень не сдавался. Неожиданно кто-то крепко схватил его сзади и отбросил через себя в другой конец коридора. От сильного удара головой об пол в глазах его потемнело, уши залил гулкий звон, через который доносился голос гостя. Он говорил с ним или сам с собой возможно. Фокус реальности начинал возвращаться, парень цеплялся за стену коридора приподнимался одновременно, удерживая равновесие. Теперь были слышны слова мужчины, который продолжал сидеть на табурете.
  - И самое главное, трудись аккуратно, не запачкай стены. В этой квартире живут приличные люди, - он обращался к кому-то за спиной Николая. Парень оглянулся и едва не потерял сознание от увиденного, от ужаса он пополз назад, но быстро уперся в табуретку на которой сидел гость. - Реагенты не жалей, в этот раз я развел менее концентрированно, бери обе канистры. Удачи, Александр Семенович... Теперь с вами, Николай...
  Перед ним стояло изуродованное тело его приятеля. Тело напоминало ребус или извращенный опыт врача-садиста. Малой стоял спиной к ним, а голова была развернута в обратную сторону. Вместо красных белков на него смотрели два кровью налитых глазных яблока. От одного взгляда на это дух вылетал вон. В одной руке Саня держал пилу, которую недавно лежала в комнате Николая, в другой руке его были обе канистры. Тело получило указание от Евгений Александровича и захромало в ванную. Прикрыло за собой дверь.
  - Не пытайся больше сбежать. Это бесполезно, - продолжил тем временем мужчина, помогая парню подняться. - Но ты скоро получишь возможность покинуть эту квартиру. Все зависит от тебя. Будь внимательным.
  - Что это за..., - начал Коля, но губы вновь предательски занемели.
  - Думаю, ты не дурак и сам уже догадался, что происходит. И понял, чем это закончится.
  - Са...ня, - с усилием выдавил из себя Николай.
  - Александр, лишил себя выбора. На мой взгляд глупо. Но это тоже выбор.
  До них донеслись равномерный храп пилы из ванной. Звук отвратительный, будто рвут толстый картон.
  - Глупые люди неведение называют даром. Никто на земле не знает, как, когда и отчего умрет. Тебе же дается знание и возможность выбрать своего палача. Это своего рода не проклятье, а дар. Для примера я тебе назову одного человека, принявшего это проклятье, и прожившего до самой старости. И умер он от старости. Это реальная история.... Ну и что ты выбираешь? Примешь смерть сейчас или примешь проклятье?
  Николай молчал, из глаз текли слезы, взгляд смотрел в одну точку. Взгляд дикий ничего не понимающий.
  Евгений Александрович поднялся с табуретки набрал полный стакан из-под крана и поставил рядом с парнем на стол. Задержался перед юношей:
  - Пока стакан этот полон воды, ты успеешь подумать о своем выборе, но лишь последняя капля испариться, ты последуешь вслед за своим товарищем... Советую хорошенько подумать... Выбирай своего палача. Предоставить его мне и будь проклят до конца своих дней.
  После этих слов гость вышел из кухни, исчез в соседней комнате. Коля остался один. Из ванной все еще раздавался звук рвущегося в клочья картона. Парень заставил свою голову повернуться в сторону ванны. В просвете между косяком и дверью виднелось то самое тело. Оно сидело на краю ванной, головы на нем уже не было. Левой рукой оно пилило себе ногу чуть выше колена, правой придерживалось за стенку, чтобы не упасть. Неожиданно вспомнил, что Малой при жизни был левша. Николай сдержал рыдание и отвел взгляд в сторону.
  Стакан стоял на столе полный. Интересно сколько нужно времени, чтобы вода сама по себе испарилась? Коля опустился на табурет и уперся лицом в колени, ладонями закрыл уши. Сложно представить, что он сейчас чувствовал. В голове, наверное, проносилась сотня мыслей.
  Прошло очень много времени, потому что сидеть стало неудобно. Он выпрямился, поерзал на табурете, встал и сел. Ничего не происходило. Стакан по-прежнему был полон. И ужасные звуки из ванны все еще доносились, но к ним кажется он уже привык. Он закрыл глаза, из-под век скатились слезы.
  Ему представилась вся его короткая жизнь. Воспоминая всплывали из темного небытия и растворялись. Портреты, их голоса слышались особенно ярко. Мать, отец, которого он не помнил, бабушка в деревни, к которой он ездил каждое лето, его друзья. Маруся. Его любимая. Особенная. Как же сильно он ее обожал. Ради нее он и полез в ту проклятую квартиру. Обещал свозить ее в Тайланд. Какая она ласкова и нежная. У них еще не было близости. Только короткие поцелуи в подъезде, обжимания дома.
  Однажды произошло ужасное, однажды он ударил ее. Он был не в себе, у него был плохой период, его чуть тогда не подшили к делу. Что было потом - она простила его. Когда-то Коля признался, что сделает для этой девушки все. Марьяна звала его. Голос был у него в ушах. Ее рука будто из тумана брала его и вела.
  Номер отеля? Кажется, будто это несбывшееся воспоминание. Она в одном нижнем белье. Они падают на кровать и страсть сумасшедшая, горячая овладевает обоими. Позже он сидит на кровати, ковыряется в пупке, она ушла принять душ. Чистоплотная. Ее запах здесь. Маруся возвращается в белом халате, полотенце на голове. Она пьет свое любимое сладкое какао, которое только что заварила. Протягивает Николаю. Тот принимает кружку делает глоток и не может остановится, напиток возвращает ему силы. Мираж исчезает.
  - Интересный выбор, Николай. Думал до последнего, что ты выберешь мать.
  Евгений Александрович стоял прямо перед ним, напротив. Николай посмотрел на кружку - абсолютно пустая. Гость едва заметно кривил губы.
  - Хорошо... На этом наше знакомство подходит к концу... Рекомендации. Не пытайтесь обращаться к ведунам, знахарям - они не снимут проклятья. И главное, держись как можно дальше от той девушки, если конечно хочешь подольше пожить... Прощай, - гость поправил волосы и мигнув по приятельски парню, направился в сторону выхода, послышался щелчок дверного замка. Из коридора донеслось:
  - И последний мой тебе совет. Если хочешь выжить не живи прежней жизнью, избегай людей и особенно Марьяну. Или как там ее называешь, Маруся?
  Дверь хлопнула.
  
  10.
  Коля не смел пошевелиться, не верил в то что гость наконец исчез, что он вообще был. До сознания начало доходить - ужасный человек ушел, его больше нет.
  Ванна. Звуки прекратились. Коля заглянул в прореху приоткрытой двери. Вроде никого. Парень толкнул дверь в ванную комнату и к неожиданности никого там не обнаружил. Ни тела, ни следа крови. Хотя пила лежала на дне ванны. Но что-то явно здесь было не так. Во-первых, пилу покрывала белая пыльца или мел, как и всю ванную, во-вторых, канистры обе валялись пустые на полу. Николай поднял одну из них и поморщил нос. Запах на удивление был приятным - медовый, травяной и металлический.
  Нечто-то подозрительное мелькнуло под ногами, прямо на том месте, где лежали канистры. Чтобы разглядеть парень присел на корточки. Похоже на маленький камушек. Пальцами он подобрал его с кафеля и тут же отбросил. Это точно был мелкий осколок кости с каплей запекшейся крови.
  Откуда-то донеся звонок его телефона. Юноша выскочил из ванной и кинулся на звук. Все это время телефон лежал возле конфорки на кухни, а он его не видел. Звонил Игорь. Значит еще не все друзья мертвы.
  - Чего трубу не берешь? - послышался голос друга, такой обычный, простой, будто ничего в Колиной жизни вовсе не случилось, будто жизнь простоя и обычная, как коробка жвачек. - Эй, чего молчишь?
  - Я, - начал было Николай, но поперхнулся накатившим к горлу комом.
  - Не понял? Ты куда вчера свалил? Я думал, ты скрытничать хочешь, хапнуть цацки и ломануть из города. А? Малому тоже не могу дозвониться? Он не у тебя?... Алло? Чего случилось, ты смеешься, что ли?!
  Коля действительно не смог сдержаться. Истерический плачь будто непроизвольно вырывался из груди, горло перекрыло спазмом.
  - Да что случилось?
  - Ма-ло...Ма-ло... Малого больше нет, - только и сумел выбросить из себя парень.
  - В смысле? Он что умер? - обыденно произнес Игорь, будто Малой умирал каждую неделю. - Ты где? Погоди я сейчас приеду.
  - Нет! - заорал неожиданно Николай. - Тебе нужно бежать. Где ты сейчас? Где ты находишься!?
  - Где-где на даче... В смысле бежать? Чего случилось?
  - Этот упырь! Хозяин квартиры, которую мы вчера обчистили. Он колдун! Он грохнул Малого! Мне конец! Надо рвать когти, ты понял!?
  - Ты охренел? За идиота меня держишь? Если хотите всю добычу себе заграбастать, не надо прикидываться мне тут умалишенным.
  - Да ты идиот! Он уже выехал за тобой! Он найдет тебя. Ты чего не вдупляешь?!
  - Это ты не вдупляешь, дружище. Я вас все равно найду, из любой норы достану. Понял меня? Где, спрашиваю, ты сейчас?!
  - Я дома у себя. Игореха, послушай... Алло...
  В трубке разделись гудки. Николай прильнул губами к телефону, выглянул в око. Во дворе автомобиля Евгения Александровича не было. Парень быстро набрал сообщение-предупреждение для Большого Сани.
  Его губы продолжали сосать кончик телефона, он раскачивался на табурете. Ему хотелось покинуть эту чертову квартиру. Он встал, чтобы подслушать звуки на лестничной клетке. Тишина резала уши. Пришлось включить телек. Телеку все нипочем. Телек не понимает ужаса происходящего.
  Стук в дверь опять вывел парня из гипнотического равновесия телевизора. Не звонили в звонок, а стучали. Каля побледнел. Подошел к глазку. Отпрянул от него. Замер в нерешительности. Стук продолжился. Коля отошел на шаг от двери. Руки его дрожали. Неожиданно ручка повернулась, и дверь начала открываться. Из-за двери выглянула девушка со светлыми волосами и ресницами. Марьяна.
  - Коля, ты чего? - посмотрела она на серое лицо парня с низу вверх.
  - Ты как дверь открыла? - сдерживал дрожь в голосе парень.
  - Так я смотрю, у вас не заперто, - в недоумении показала девушка на дверь. - А ты что такой беспокойный?
  - Ничего. Ты можешь уйти сейчас, - попросил Николай.
  - Почему? - теперь и ей передалось его волнение.
  - Зачем ты пришла? - еда слышно произнес Николай и вжался в стену. - Ты же знаешь, что я на работе.
  - Так ты же мне сам сообщение прислал, чтобы я пришла, - оправдывалась девушка, голос ее вибрировал печально.
  - Я тебе не писал.
  - Кто тогда написал? Почему ты не открывал? Что случилось, Коля? - она сделала к нему шаг, но он отшатнулся от нее.
  - Лучше уходи, - повторил парень. Девушка прикусила губу, светлые глаза мгновенно помутнели.
  - Да что я сделала? - собиралась захныкала девушка. Коля не двигался с места. Она никак не выглядела его убийцей, но за последнее время он видел такое, что пора было забыть про доверие к своим ушам и глазам. Марьяна стояла перед порогом и плакала тихо, как ребенок, которого наказали.
  - Прости, - промямлил Коля. - Я потом тебе все объясню. Можешь сейчас просто уйти отсюда.
  Почти сразу девушка побежала вниз по ступеням. Парень слушал ее шаги неровные запинающиеся. И плачь, точнее тихое хныканье.
  - Поругались что ли? - послышался голос соседки, которая как всегда не вовремя выходила из своей двери.
  Николай захлопнул дверь. Ударил по ней кулаком с силой. Сложил в воздухе многоэтажный мат. Вытер выступившие слезы. Это был трусливый, но продуманный поступок. Не зря же колдун предупредил остерегаться с этих пор Марьяну...
  Парень догнал девушку на перекрестке. На улице было много людей. Шли на работу, на учебу, по делам. Ее белую водолазку и темную юбку он сразу узнал. И ровную спину. Коля гнался за ней, выкрикивал ее имя. Марьяна обернулась. Лицо красное, глаза как в тумане.
  - Что тебе? - встретило его зареванной лицо девушки, совсем не злое, а доброе, по крайне мере так всегда казалось. Парень немного замешкал, подбирал слова. Стал городить какую-то ерунду о якобы розыске его опасными людьми, и что им на время нужно избегать друг друга. Девушка слушала, не переставала утирать слезы.
  - Коля, у тебя другая? - вставила она тихо, когда парень закончил.
  - Да нет, что ты. Я же тебе только что объяснил... - начал успокаивать ее Николай.
  - Правда? - с наивной надеждой в голосе произнесла девушка и сделала шаг ему на встречу. Коля непроизвольно отпрянул, и пожалел об этом. Лицо девушки снова расплылось в недоумении, а затем растерянной обиде. Она пошатнулась, а потом рванула от него как от монстра.
  - Маруся! Марьяна!
  - Отвяжись от меня! Ублюдок! Будь счаст... - не успела договорить девушка. От удара об капот автомобиля, который в этот момент скрежетал тормозами, она отлетала вперед и стукнулась затылком. Николай бросился к ней. Девушка лежала без сознания. Губы еще шевелились, зрачки подергивались. На асфальте вокруг головы собирался кровавый ореол...
  ...
   Спустя два часа Коля сидел на стуле в травматологическом корпусе. Весь дух будто откачали из него. Парень сам позвонил домой Марьи и сообщил ее матери. Доктор вышел раньше, чем та приехали. Девушку готовили к операции, собирались перевезти в другое отделение. Юноша просто кивал. Мать Марьяны привез Евгений Александрович. Оба взрослых будто его не замечали. А у Евгения Александровича был и вовсе такой вид, как если бы они не были знакомы никогда.
  Приехала полиция. Допрашивали, составляли протокол. Сказали завтра явится с по адресу.
  Марьяне сделали операцию и перевезли в палату. Вышел врач разрешил навестить ее. Первой побежала заплаканная мать.
  Николай немного успокоился после сообщения врачей о невредимости его девушки, хотя сидеть в одном холе с Евгением Александровичем было как-то странновато.
  Пока мать Марьяны была в палате. Парень косился на Евгения Александровича, тот в свою очередь что-то записывал в ежедневнике или толстой тетради. Он писал без остановки, словно боялся упустить какую-то незаконченную мысль
  - Это вы сделали? - первым отозвался Николай. Присутствие других людей его не смутило.
  Евгений Александрович остановился, округлил глаза на юношу:
  - Нет.
  - Я могу рассказать в полиции. Я могу сказать, что сделал. Я сознаюсь во всем, все на себя возьму.
  - Ты же понимаешь, что этим вы не избежите наказания, а только приблизите его, - сухо ответил Евгений Александрович.
  - Отстаньте от нас, пожалуйста.
  - Что тебе надо от меня, Коля? - по-деловому бросил тот.
  - Я прошу не трогайте моих друзей и Марьяну, - преодолевая судорогу в горле произнес юноша. - Они не причем. Во-первых, они пошли со мной по моей вине, во-вторых, это я убил... вашу мать... А Марьяна вообще не причем.
  Перьевая ручка продолжала какое-то время скрести шершавую бумагу, затем остановилась. Евгений Александрович вздохнул и устало взглянул на юношу.
  - Ну, уж ничего уже не поделаешь. Такие, Николай в нашем сообществе порядки, - промолвил мужчина. - Тем более ты должен понимать. Если не я так кто-нибудь другой вас бы наказал. Ты уж поверь желающие уже есть. Ты со своими дружками всего лишь прокляты. В моем мире проклятье - это как..., - он задумался, пытался подобрать ассоциацию. - Как аллергия. Смертельна, но жить с ней можно. Понимаешь?
  - Значит нам всего лишь надо держаться подальше от тех, кого мы выбрали...
  - Да, от тех, кого вы выбрали себе в палачи. И на твоем бы мести я бы поблагодарил меня, что сделал подобное для вас головорезов... А теперь сгинь. И больше сюда не приходи. Понял?
  - Понял, - промямлил парень. - А Марьяна?
  - Поправится. Если будут осложнения я достану волшебную палочку и помогу, - толи пошутил, толи всерьез ответил мужчина.
  - Спасибо, - зачем-то ответил Николай.
  Евгений Александрович поднял от удивления на него глаза:
  - Ты меня удивляешь, Николай... Встал на путь исправления? Молодец. Я уверен, у тебя будет будущее, если станешь в том же духе действовать.
  На это Коля ничего не ответил, отвернул глаза и пошел по коридору больницы. Втягивая голову в плечи. Было что-то успокаивающее в словах этого ужасного человека.
  
  11.
  - Это ты не вдупляешь, дружище. Я вас все равно найду, из любой норы достану. Понял меня? Где, спрашиваю, ты сейчас?! - заорал в трубку Игорь и силой нажал на сенсорный экран. Живот его выворачивало наизнанку, голова казалось сейчас разорвется на дробинки.
  Игорь ходил по дому, временами отхлебывал рассол, представляя кружку холодного пива. Курева тоже не было, но ему вроде и не хотелось. Он бродил, как заведенный, разгоняя кровь по жилам. Нужно ему было добраться домой, может там нашлась бы мелочь на джин или водку в заначках у отца. Не нужно было мешать вчера таблетки с алкоголем.
  Оба Сани ушли совсем рано домой. Игорь остался и думал, что ему станет легче, если он поспит подольше. Но этот звонок от Николая разбудил его и вывел из себя. Он долго перезванивал и в конце концов дозвонился.
  Игоря трясло. Он засунул ноги в кроссовки - старался не наклонять голову. Куртки своей не нашел. Обошел два раза дом. А в куртке же ключи от дома, от квартиры. Порыскал то там, то тут - может где в кустах обронил. Поворчал. Пошел к дощатому сортиру за домом. Дверь не была закрыта, но он был занят посторонним. Игорь извинился и захлопнул дверцу.
  - Эй... мужик, - постучался парень об дерево. - А ты сортир не перепутал? Это наш сортир.
  - Привет, Игорек, это дядя Женя... Погоди, малеха, - раздалось из-за двери туалета. - На, держи! Ты тут забыл.
  Из-за двери высунулась рука с курткой Игоря.
  - А... Спасибо, - пробубнил Игорь, надевая куртку, и проверяя наличие ключей. - А ты чего там делаешь?
  - Сижу, - лаконично отозвался дядя.
  - А.., - задумался Игорь. - Так ты же умер?
  - Ну и что, - подтвердил дядя.
  - Тебя же сожгли, - сыпал фактами Игорь.
  - Молодцы какие, - отозвался из-за деревянной перегородки покойный родственник.
  - Так ты воскрес что ли?
  - А тебе какая разница? Ты что диссертацию пишешь?
  - Нет, но это... - Игорь замешкал, оттягивая свои штаны. - Ты там скоро еще? А то, у меня припекает...
  - Ну потерпи еще часок.
  Послышался топот по деревянной доске. Дверь будки распахнулась. И едва воскресший дядя вышел, Игорь залетел во внутрь. Мужик крепко сложенный, рыжеволосый, с кожей в крапинку облокотился на края сортира и закурил.
   - Так ты, дядя Жень, оттуда? - донеся голос Игоря. - Из загробного царства?
  Ответа не последовало, только дымок пролетал в просвете между дверью и козырьком туалета. Через пару минут Игорь вышел и не нашел дядю Женю. Парень обвел глазами окрест, позвал его, но быстро понял, что бесполезно.
  Юноша вернулся в дом. В доме почему-то появился приторно-церковный запах парафина. Игорь вошел в комнату и увидел накрытый стол. Там были те же закуски что и вчера, но появилась бутылка водки. Дядя Женя сидел на табуретки возле окна и курил в форточку. Парень пощупал себя за лоб и стал медленно обходить дядю, вокруг стараясь не шевелить воздух.
  - Чего? Может пощупаешь еще, вдруг я надувной? - выпустил дядя Женя невероятно огромный клуб дыма, который даже в прямоугольник форточки не поместился. - Ну, присаживайтесь. Попробуем опохмелить молодой организм.
  Дядя присел за стол, чекнул вместе две рюмки, разлил тягучую водку. Игорь смотрел, как жидкость заполняет рюмки и сглатывал слюну. Секунды он размышлял, затем осторожно подсел, зажал рюмку, попытался понюхать, но его чуть не вывернуло наизнанку.
  - Дурной что ли? - залепил легкий подзатыльник дядя своему племяннику. - Ты еще рот прополощи и в глаза закапай. Это же не лекарство, а отрава - пей.
  - А откуда водка? - пытался отдышаться и подавить чувство тошноты Игорь.
  - Ты верующий? - ответил дядя Женя.
  - Да, - неуверенный в своем ответе подтвердил парень.
  - Чего тогда спрашиваешь откуда? Просто пей.
  Игорь посмотрел на водку взглядом олимпийского прыгуна с шестом. Задержал дыхание и вбросил содержимое в себя. Замер прислушался на пару секунд, что скажет желудок. Желудок одобрил, тогда он щипнул квашенной капусты, с наслаждением зажевал, как теленок. Налил себе вторую рюмку.
  - А ты чего не пьешь? - Игорь посмотрел на полную рюмку дяди.
  - Завязал. У нас там после смерти первое, что отучаешься от вредных привычек.
  - Ну и как получается?
  - Пить завязал. А вот курить до сих пор курю. Правда, уже совсем без удовольствия. Там ведь где нет тела, нет и удовольствия.
  - Так ты проездом или по делу? - проглотил Игорь вторую и туго выдохнул через сжатые губы.
  - По делу? - прищурился дядя. - Ты знаешь, что тебя Колян с дружками-то кинул на бабки?
  - Знаю. Твари они. А чего делать? - положил оба локтя на стол парень, придвигаясь к дяде Жене, силы возвращались к нему.
  - Есть один план... опасный... Батька твой еще охотиться?
  ...
  Еще посидели и выпили. Поговорили о загробной жизни. О жизни Игоря. Игорь рассказал про их налет на квартиру и про то жуткое существо, которое на них набросилось. Дядя заверил, что это был сам черт или домовой. Юноша повеселел и говорил с охотой после пяти рюмок. Потом вместе закурили и вышли во двор. Вдвоем здесь они решили ехать к Николаю и крепко с ним поговорить, но сперва нужно было заехать домой к Игорю. Для чего дядя не сказал, но парень догадывался. Они шли по щебенчатой, узкой дороге с прокатанной колесами колеёй.
  - Ты машину водишь? - спросил родственник.
  - Вожу, - отозвался Игорь и почувствовал, как ему что-то влепили в ладонь. - Что это?
  - Тачка.
  В руке Игоря оказался брелок с ключами. Знак Тайоты красовался на четном матовом пластике. Дядя прошел еще десять шагов вперед и кивнул в сторону Короллы, которая стояла в тени напротив дачного участка их соседа.
  - Спер что ли? - удивился юноша.
  - Тебе не похуй? Это божественное вмешательство.
  - Тогда похуй, - бросил юноша и полез в машину.
  - Пристегнись, - сказал Игорь дяде в машине. Мотор нежно заурчал.
  - Вот, - поднял палец вверх родственник и его рыжие веснушки просияли. - А трезвым бы был даже не вспомнил... Потому что пьяным человек водит намного аккуратнее. Согласен?
  - Ну я же не хочу, чтобы меня первый же мент остановил.
  - Видишь, - торжествующе одобрил дядя. - Пьяный водит намного аккуратнее, потому что гашеный и боится попасться, в отличии от трезвого, который наперед уверен, что во всем прав. Пьяный водитель внимателен к своему состоянию, потому что знает, что реакция у него намного хуже. Будь моя воля водители ездили бы только в пьяном виде.
  Скоро они выворачивали за угол дома, где жил Игорь. Дядя Женя сказал, что нужно забрать одну вещь. Парень знал, что это за вещь, но вида не подавал, прикидывался. Решено было Игорю сидеть в машине и слушать музыку.
  Покойного долго не было, Игорь часто оглядывался на парадную своего подъезда. Ему наверняка стало интересно, как дядя незаметно прошмыгнет мимо отца, напугает ли его или станет невидимым, или что там призраки умеют. Еще он временами вжимался в кресло, чтобы его не узнали в машине соседи.
  Неожиданно знакомый силуэт молкнул между деревьями во дворе. Игорь от радости даже высунулся из окна и свистнул, окликнул товарища, посигналил несколько раз. Тот заметил и подошел к машине.
  - Ты чего тут делаешь? - спросил Игорь, радостно приветствуя Малого Саню. - А эта мразь, Колян, сказал, что ты ласты склеил, прикинь.
  - Да, я тут, шел домой, - замямлил Малой. - Мне очень нужно домой, и ты как раз. Хорошо, что это ты. Мама послала за хлебом, а к ужину нужно вернуться... Тебе надо было мне сказать, очень важное...
  - Да чего ты несешь, - посмеялся Игорь, он все еще был в хорошем расположении духа.
  - Это важно, послушай, выслушай, Игорь. Нужно тебе сказать, - разглядывал свои опушенные к низу руки парень. - Не езжай к Николаю. Не езжай. Не ходи к нему. Он отсох. Умер. Его черви живого едят. Но мертвых черви не трогают. А ему нельзя с живыми общаться. Нельзя.
  - Чего ты за бред несешь? Садись, довезу.
  - Нет, нет. Мне нельзя с тобой, нужно идти. Мама сказала, мне нужно домой, - заторопился Саня и стал пятиться, дирижируя руками словно крестясь. Игорь рванул к нему, готовый силой затолкать в машину, но только открыл дверь обнаружил, что товарища и след простыл. Парень обвел вокруг взглядом и вернулся в машину, где его ждал дядя. От неожиданности Игорь подскочил. Дядя довольно хмыкнул и указал на длинный сверток из байкового одеяла на заднем сидении.
  - Ствол? - спросил парень.
  - Нет, - зевнул дядя Женя, - Это наш выход из затруднительной ситуации.
  - А я тут Саню Малого видел. Домой он шел.
  - Спросил про драгоценности?
  - Не успел, он словно сквозь землю провалился.
  - Я же тебе говорил, что врет твой друг Коля все и про деньги, и про проклятье.
  - Не друг он мне никакой.
  
  12
  На вид Большому Сани было паршиво. С лица сошла вся кровь. Он вернулся утром домой. С порога его встретил приятный запах жаренных котлет - мама готовила на кухне. Ему не хотелось есть. Его тошнило. Пришлось соврал матери, что пары в Университете отменили и пойти спать в свою комнату. Но едва уснул, как раздался телефонный звонок от Николая. Правда, ничего слышно не было. Перезванивать Большой Саня тоже не стал. Закинул в себя пару таблеток обезболивающего и лег спать снова. Сон был дурным. Его крутило на дьявольском колесе, в мясорубке, по спирали.
  Сперва что-то выло, постанывало за стеной долго, нудно, потом резко, как ужаленное закричало с таким требовательным воплем, что Александр подскочил на кровати и едва соображая вышел из комнаты.
  Мать ходила по квартире, трясла ну руках Данила, шестимесячного племянника Александра. Оказывается, пока тот спал приезжала невестка и привезла на "пару часиков Данила". Александру обычно нравилось возиться с племянником, но в его состоянии было не до того. Парень с отвращение поглядел на источник раздражающего шума.
  Мать сказала, что ей надо стряпать пирожки и передала с рук на руки шестимесячного младенца сыну. На груди своего юного дяди Данил тут же замолк.
  Пока бабушка пекла пирожки, Данил сидел со своим дядей на диване в гостиной и смотрел мультфильмы. Ребенок что-то лепетал на своем, пускал пузыри ртом, делал комические попытки почесать себе ухо. Александр время от времени поглядывал на племянника с улыбкой, умилялся его беспомощности.
  - Слышь, Данил. Как думаешь, ты мог бы пришить меня, - обратился парень, как если бы Данил его понимал. - Может ты, когда вырастишь так и сделаешь?
  - Ля, - пролепетал младенец и пустил пузыри из слюны.
  Парня развлек такой ответ.
  - Что мелкий, хочешь меня завалить?
  - Лоа, - повторил младенец.
  - Попробуй только, реки переломаю, - пошутил дядя. - Да я шучу. Я сам за тебя кого угодно убью. Понял, племяш?
  Данил пыхтел и пытался перевернуться, от этого он едва не свалился с дивана. Александр время подхватил его в последнюю секунду и посадил того себе на живот.
  - Ты только не убейся раньше времени, - улыбнулся дядя.
  - Ля, - пролепетал Данила и впился деснами в шею дяди. От неожиданности тот закричал, но его горло тут же сдавили неожиданно сильные руки младенца, которые кажется собирались вырвать кадык у парня. С трудом Александр вырвался и откинул младенца на пол.
  С глухим стуком Данил грохнулся головой об пол, истерично заревел. В мгновенье ворвалась мать, кинулась к плачущему на полу ребенку. На расспросы, что случилось Александр показал синий засос и царапины на шее. Мать покрыла сына такими ругательствами, что тот притих, а потом строго запретила подходить к ребенку, ушла с Данилой на кухню.
  Через несколько минуту крик младенца стих. Парень продолжал сидеть на диване с перепуганным лицом. Может ему показалось, что его хотели убить, ведь у малышей режутся зубы, и порой они хуже щенков. Но его руки так сдавили его шею, как будто знали, как действовать.
  Большой Саня бесцельно щелкал пультом каналы, когда увидел боковым зрением Данила. Тот стоял в дверном проеме, хотя даже ползать толком не умел. Стоял ровно на кривых ногах, пузо выпирало вперед и тяжело смотрел на дядю - осмыслено, не как ребенок. Александр потер глаза, волосы его как будто наэлектризовались.
  - Чего за херня? - промямлил тихо парень.
  - Я убью тебя, козел, - четко проговорил младенец медленно тонки детским голосом.
  Александр судорожно бросил в того пульт от телевизора, но пульт попал в дверь и развалился на части.
  - Что, кусок говна, не выходит, - ухмыльнулся младенец. - Может мамочку свою позовёшь? Давай, козел, зови!
  - Слышишь, ты, мелкий, только подойди ко мне, я тебя самого угроблю, - голос Большого Сани дрожал. - Я тебе все косточки переломаю!
  Данил пристально посмотрел на дядю, потом сорвался и побежал в сторону. Комната опустела. Остался только темный дверной проем. Ни звука матери на кухни, ни движения.
  - Мам, - неожиданно протяжно завопил Саня и схватил в руки стеклянную вазу, - первое что попалось ему под руку.
  Александр встал с дивана, с трудом пошел к выходу тяжелыми ногами, но дверь резко захлопнулась перед ним.
  - Мам! - снова заорал Саня.
  Дверь заклинило, она не открывалась. Тогда он стал плечом вышибать ее. Слышно стало, как хрустнуло дерево. Дверь распахнулась. Прорвавшись в прихожую, он включил свет и отскочил. Перед ним стоял Данил с ножницами в руке. Эти ножницы лежали в чехле вместе с маминой швейной машинкой. Держал Данил их достаточно осознанно, крепко в крошечной руке и загораживал проход из квартиры.
  - Куда намылился, сученок? - младенец сделал пору ложных движений будто собирался метнуть ножницы в дядю. Александр в свою очередь старался отклониться и отступил назад, с воплями помчался на кухню, но матери там не было. Более того самой кухни не оказалось. Вместо нее была совсем другая комната не из его квартиры.
  - Помогите! Кто-нибудь! Мама! - запаниковал парень.
  - Маминкин петушочек. Кричи громче! Зови мамочку! Ори! - раздался издевательский голос Данила. Он шел прямиком в сторону своего дяди, сжимая рукоятку ножниц все крепче и крепче.
  - Только попробуй, тварь, - метнул вазу в младенца Александр, промахнулся, схватился за стул, так как ничего подходящего под руку не подвернулось. - Я проломлю тебе череп.
  Когда племянник подошел достаточно близко, дядя резко метнул в него стул, но тот на удивление молниеносно нырнул под летящий предмет, кувыркнулся на полу и вонзил ножницы в ногу Александра. Тот схватился за ножницы в ноге, но тут же в его руку впились десны младенца. Свободно рукой парень постарался отбиться и тут же получил второй удар ножницами в ногу, от чего упал. Данил воспользовался случаем, вцепился в шею дяди мертвой хваткой сторожевого пса, словно пытаясь деснами перегрызть артерию.
  Хоть Александр колотил по спине и голове младенца со всей мочи, но хватка не ослабевала, зато сопротивления парня подходили к концу. Его правая рука несколько раз схватила воздух, потом нащупала окровавленные ножницы, который все еще торчали из бедра парня, рванул на себя и с размаху опустил их на младенца. Данил зарычал по-звериному и стал сжимать горло еще сильнее. Из последних сил парень всадил ножницы в тело ребенка, пробивая того насквозь, пока не почувствовал, что сможет его с себя стряхнуть.
  Откинув племянника в сторону, задыхаясь Александр откатился к стене, при этом продолжал сжимать в трясущихся руках ножницы. Кровь стекала с боков, но младенец продолжал ползти в сторону перепуганного парня. У Большого Сани тоже все руки были в крови, ножницы выскальзывали, кровь хлестала из ран на ногах.
  - Как ты посмел! Мразь! - закричал младенец на него. - Да что ты за животное!? Лучше бы ты сдох и не родился! Зачем?! Чтоб ты сход! Будь ты проклят!
  Данил замер, остановился и неожиданно улыбнулся. Александр почувствовал адскую боль в голове.
  - Господи боже мой! Как же ты посмел! Почему! За что?! Господи! Убей меня лучше! Будьте вы все прокляты! Пусть это будет неправда! Да что ты за животное?! - послышался голос его матери. Александр обернулся - рядом с ним стояла его мать и била его сковородкой, сковородка была еще в масле, голова его дергалась от ударов, волосы стали влажными от липкой крови. На полу перед телевизором, по которому шли мультфильмы лежал задушенный младенец, с глазами куклы. Александр нависал над ним, как гора и с тупым выражением смотрел в него, а из головы парня текла кровь, из раны, которую его мать оставила ему, пока избивала сковородкой. Била женщина его долго, и очень сильно, пока силы ее не иссякли.
  
  13
  Пациентка смотрела на этого парня у двери в палату. На шее у Марьяны был бандаж, который не давал ей повернуть голову в сторону. Она ждала его сутра и он пришел. Коля выглядел уставшим, серые разводы вокруг глаз, взгляд рыскающий по полу.
  Мать Марьяны дежурила возле дочери и с неохотой пропустила молодого человека. Ей казалось, что это из-за нее дочь попала под машину. И в чем-то, конечно, она была права. Но девушка была чрезвычайно счастлива, внутри ее души разыгрывался праздник.
  Николай сел рядом с кроватью, молча гладил слабую, похудевшую за сутки руку. Они смотрели друг на друга, как два животных без слов. Их взаимное молчание становилось наполненным. У Николая проблеснули слезы и потекло из глаз без смущения. Его плечи дрогнули.
  - Ты чего, милый, - ласковым, но слабым голосом погладила его Марьяна.
  - Они все мертвы, - полушепотом отозвался Николай.
  - Кто мертвы?
  - Игорь... Саня Мелкий, Саня Большой, - с усилием сдерживал рыдание парень. Девушка с непонимающим взглядом глядела на своего парня. Из-под бинтов проглядывали светлые волосы. Не все срезали перед операцией. Хорошо, лицо не пострадало. Небольшой синяк пол левым глазом.
  Николай немного успокоился и рассказал про свои дела. Как они с приятелями пробрались ночью в квартиру к другу ее матери. Как нашли старые фотографии и украли драгоценности. Не рассказал разве что про убийство странного существа, которое оказалось матерью Евгения Александровича. Наконец, он собрался и рассказал про визит Евгения Александровича к нему прямо перед приходом Марьяны тем вечером. Про проклятье он тоже передал. И про то, как узнал сегодня утром о гибели своих товарищей по новостям в телевизоре.
  - Знаю, что звучит как бред, но просто обещай, что будешь держаться подальше от этого человека. Мне не важно, как все сложится. Не знаю, сколько мне осталось, - говорил молодой человек, стараясь не глядеть в голубые точно мятные глаза Марьяны.
  - Ты должен пойти в милиция, я думаю, - сказала Марьяна.
  - Он сказал, что, если я обращусь в полицию, он будет все отрицать, - разозлился Николай. - Мне что, про проклятье рассказать? Они скажут, что я псих.
  - Но вы ведь залезли в чужую квартиру. Совершили кражу.
  - Ты мне не веришь? - оборвал ее юноша.
  - Верю, - испугалась Марьяна.
  - Не веришь, - повторил Коля и замолк. Марьяна наполнила светлые глаза мутными слезами и вздохнула.
  - Верю, но... - шепнула она, ее горло пересохла, она сделала глоток. - Ты раньше не был таким. Ты изменился. Я знаю у тебя что-то произошло. Я чувствую. Ты говоришь правду. Я тебе верю... Но... Ты думаешь, Коля, я бы смогла тебя убить?
  - Не знаю, - бросил на нее взгляд парень. - Может это произойдет само-собой. Не по твоей воле...
  - Как?
  - Не знаю. Может однажды ты сойдешь с ума, слетишь с катушек, начнешь кромсать меня ножом...
  Марьяна тихо заплакала. Николай остановился и с тревогой поглядел на нее. Она отвернула взгляд к белесому окну, в котором не было ничего кроме света. Кончик носа ее покраснел. Девушка успокаивалась, но справится с собой, со своими чувствами ей было трудно. Возможно, ей просто было больно после операции.
  - Медсестру позвать? - спросил парень. Марьяна слабо покачал головой.
  - Когда я там лежала, - с трудом произнесла она. - Мне казалась я вижу себя. Я была там. Знаешь, как будто летала над землей. И видела себя и тебя. Это было так реально... Значит, это мог быть на самом деле.
  - Ты могла погибнуть, - Коля шмыгнул носом. - Марьяна, прости меня, я люблю тебя.
  - Я тоже люблю тебя, - улыбнулась девушка и уголки ее губ загнулись, это нравилось Николая всегда. - Но что важно. Как и когда мы умрем или то, что я люблю тебя?
  Коля не ответил. Этот вопрос не был вопросом, это было сообщением весьма неожиданным для молодого человека.
  - Я тебя никогда не оставлю, - решительно бросил Николай и прильнул губами к щеке девушки.
  - Будешь жить со своей убийцей? - уголки губ ее снова ловко загнулись скобочкой.
  - Только обещай, что больше никогда не заговоришь с этой мразью.
  - Никогда.
  Они снова поцеловались и долго дышали в лицо друг другу, не обращая на остальных пациентов внимание. И оба проливали из глаз слезы. Сейчас бы этих людей не одно проклятие, не одна магия не могла бы разлепить.
  Покидал больницу Николай счастливый, умиротворенный. Возможно, ему даже показалось, что это бред с проклятьем ему просто приснился.
  Марьяна сказала ему сходить в церковь. Коля обещал сходить. Только парень не так часто ходил в церковь. Но все же после больницы зашел в соседний храм с голубыми куполами. Поставил свечку перед какой-то большой иконой с неизвестным ему персонажем и вышел.
  Настроение еще больше улучшилось. Он прошел мимо храма и в киоске купил газету с еженедельными городскими объявлениями, заглянул в раздел услуги, чтобы найти какую-нибудь целительницу.
  
  14
  Без промедления они двинули к Игорю на хату, но того дома не оказалось, даже его родительницы не было. Они подождали пол часа и поехали к Большому Сани.
  Ни один из товарищей не брал трубку, словно по сговору, это злило Игоря. Довольно агрессивно под его управлением Тойота шла по городу, пугая других водителей. Даже нарушая правила, он не сбавлял ход.
  Во дворе у Большого было все разрыто, поэтому им пришлось, как сказал дядя Женя пришвартоваться на улице неподалеку. Оружие не брали, пошли так.
  - А хорошая сегодня погодка, да? - заметил покойник.
  - Ты чего синоптик что ли, - отозвался племянник.
  - И где твой Санька живет?
  - Вон тот подъезд, - Игорь перевел взгляд на окно на пятом этаже, где находилась комната товарища. Оно открылось и в нем появился Саня. Их взгляды встретились. Это длилось или мгновение, или несколько минут. В этот промежуток Игорь будто узнал нечто отвратительное, ненужное никому. Саня закрыл глаза, чтобы оторваться от взгляда товарища и слетел с окна на асфальт. Он замер, точнее то, что секунду назад было им. Игорь остановился, разглядывая окровавленную голову друга. Потом его неожиданно вырвало.
  - Ешки-вошки, - поразился дядя. - Никогда не видел, как так делают... Раз и с окна... Мажу тонну ен на то, что это и есть тот самый Санек.
  Игорь качнул опущенной к коленям головой. На верхних этажах раздался оглушительный женский визг, визг словно отрезают живую плот от чьего-то тела. Кто-то закричал "скорую". Вокруг повыскакивали зеваки, заохали, как по волшебству, будто только и ждали, сидели в своих норах, пока кто-нибудь разобьет башку об асфальт, чтобы выскочить и запричитать.
  Находится здесь обоим было неприятно, они поехали к парку аттракционов, сегодня здесь было тихо. Слушали сирену скорой и полиции, курили, запивали дым водкой. Игорь рассказывал, как дружил с Александром с детства хоть они все время ссорились, но он дорожил им. Потом парень растирал по лицу слезы и сопли.
  Рыжий огромный мужчина рассказывал, как один их сержант повесился от жены, которая его опозорила с молодым лейтенантом, а на само деле просто решила проучить мужа за его вечную пьянку.
  Вечер высасывал постепенно свет отовсюду. Дядя Игоря решительно заверил, что в загробной жизни нет ничего плохого, и здесь ты или там - в этом нет никакой разницы, "пряники там одни, здесь - другие". Племянник постепенно успокоился, опять развеселился и решил ехать к Малому Саньку, теске покойному Александра.
  ...
  Динамики раздирал русский реп, когда они подкатили к дому Мелкого.
  В его окнах горел свет, наверное, все уже были дома. Вышли оба, поднялись на второй этаж, позвонили. Открыла сестра, Анька, она знала Игоря и при встречах немного строила глазки. Ей было четырнадцать с небольшим и Мелкий Санек всячески смешно пытался уберечь сестренку от своих буйных друзей и не только.
  Девушка поздоровалась с Игорем, дядю его скорее всего не видела.
  - Здоровище, - расплылся в жирной улыбке Игорь. - Санек дома?
  - Нет, - блеснула темными глазками Анна, и поправила короткую челку на лбу.
  - А где он? Ну, выходи, поговорим.
  - Не могу. У меня уроки.
  - Да на пять минут... Выходи, - шепотом уговаривал Игорь, будто они находились в сговоре.
  - Ну, сейчас, - зарумянились слегка девушка и исчезла за дверью.
  - Фруктовая кошечка, - оценивающе подтвердил дядя Женя.
  - Я ее еще мелкую знал, - вспомнил не без удовольствия Игорь.
  Через минуту девушка выскочила в красной курточке. Поднялись на этаж выше, между этажей, открыли окно, закурили. Игорь удивился, что это недоросль курит, ни разу не видел.
  Оказалась, что Малой Саня уже два дня не появляется дома. Где его черти носят, никто не знал, хотя он и раньше зависал с друзьями по трое суток. Однажды они, вчетвером, разжившись деньгами, гуляли в Москве до последней нитки четыре дня.
  Девушке явно льстило общение с таким парнем, как Игорь, но она боялось гнева родителей. Она даже взяла духи, чтобы обрызгать себя после курения, а заодно обрызгала и Игоря.
  На их громкий смех открылась дверь, услышали голос отца - жесткий, луженный. Скоро он поднялся, увидел двоих их вместе, отчитал дочь за курение, а Игорю сказал, чтобы больше не появлялся и близко ни рядом с дочерью, ни рядом с его сыном, намекая на то, что они плохо на друг друга влияют. Все это было сказано через мат, поэтому звучало очень оскорбительно.
  - Вы чего, Семен Андреевич, это я курил, Анька просто стояла рядом, - оправдывался Игорь, слыша в ответ очередную порцию нецензурных оскорблений.
  - Чего вы сразу материтесь, я-то нормально разговариваю, как воспитанный человек, не умеете что ли, - продолжил Игорь препираться.
  Семен Андреевич забросил свою дочь в дом и вернулся к Игорю.
  - Слышишь, ты, воспитанный, я тебе сейчас морду твою протокольную размажу по этой стене, раз и навсегда воспитаю, - отец Анни был низкорослый с круглым животом, с проплешиной, но достаточно широкоплечий водила, всю свою жизнь резкий на ругань.
  - Вообще-то я пришел ему сказать, что Санек Шибара погиб сегодня, поняли, - бросил Игорь и в глаза его появилась плотная пелена.
  - Ты пьяный что ли? - взял его за футболку крепким кулаком Семен Андреевич и вся его одежка натянулась от напряжения.
  - Вы глухой? Я говорю, человек погиб! Саня Шибара, - вцепился в кулак мужчины парень, но сразу понял, что даже палец его при всем старании не разожмёт.
  - Да мне насрать на твоего Саню, помер и бог с ним, но если с мои сыном что-то произойдет, я тебя и твоих дружков поганых... - здесь он заругался крепко и тряхнул Игоря за грудки. Игорь со всей силы попытался ударить ему по руке, чтобы освободиться, но получилось, что попал ему по лицу. Мужчина незамедлительно, со злостью свесил парню оплеуху и поволок за горло к выходу из подъезда. Кувырком Игорь покатился, под дробь угроз таких, что "если он посмеет еще хоть раз сюда сунуться".
  Парень, пошатываясь, поднимался, отряхивал одежу, матерился, злобно угрожал уничтожить обидчика.
  - Ничего, Игореха, это был первый раунд. Не теряй духа. Подтянись, - ободрял дядя Женя.
  - А ты где был, гад, когда меня по лестницы волокли?! - обиделся племянник.
  - Игореша, да если бы я мог ему хлебальник сломать, думаешь, стоял бы в стороне.
  Действительно, слава о его дяде состояла из мордобоев, драк, поножовщин, где он всегда выходил сухим. Погиб он правда тоже в пьяной драке, точнее от потери крови, но своего обидчика в тот вечер он отделал хорошо, тот даже на похороны его пришел.
  Находясь в призрачном теле, дядя Женя, очевидно, не имел перспектив помогать таким образом своему племяннику.
  - Ну что успокоился? - взглянул рыжий здоровяк на раскрасневшегося от злобы парня.
  - Ну типа того, - сплюнул кровавую слюну на землю Игорь.
  На этот раз он не стучал в дверь, он в нее барабанил со всей силы. Открыл еще более разъяренный Аннин отец, открыл, замер и стал отходить, пятиться к стенке поднимая руки над головой - в лицо ему глядела двустволка. Коля вошел в теплую квартиру и быстро закрыл за собой дверь, провернул засов, он сотни раз эту дверь закрывал.
  - Ты что придумал, Игорь? - сглотнул язык Семен Андреевич, - тут женщины, давай выйдем.
  - Что, имя вдруг мое вспомнили? - усмехнулся парень. - Шагай шкура старая, а то здесь тебя похороню.
  Бледный отец семейства вкатился в комнату, где его жена сидела полулежа на диване перед телевизором. Анни не было, наверняка, она делала уроки в соседней комнате, но прибежала тут же, как только услышала вопль матери. Игорь пригрозил прибить всех, если они не замолчат.
  Трое заложников сели на диван перед парнем, который смотрел на них с безразличием, как на посторонних или предметы, целясь преимущественно в отца семейства. Эта безэмоциональность пугала сильнее, чем оружие в его руках.
  - Чего ты хочешь? Денег? - прыгающим то вверх, то вниз голосом пролепетал отец семейства. - Если хочешь, Игорь, избей меня, я обидел тебя, извини, не должен был я так, и друга твоего обидел, царство ему небесное, только женщин, не тронь, пожалуйста. Ну, что они тебе сделали...
  - Что ты ведешь себя, как сыкло последнее, гордости, что ли у тебя совсем нет? - вздохнул парень, остановив его речь. - Говорю же мне Саня нужен, он у меня кое-что взял, скоро придёт, я его сегодня видел, он сейчас придет, мы с ним поболтаем, перетрем, а потом я уйду.
  Посидели молча. Жена тихо плакала, дочь ее утешала. Отец семейства вроде подбирал в голове слова, но никак не мог решить, как именно начать диалог с парнем.
  - Слышь, жалко мне их, племяш, - подсел к Игорю дядя Женя, - Может баб отпустим?
  - Да брось ты, дядь, - ответил Игорь.
  - Спроси, может водка есть у людей, а то сидим, как некрещеные на друг друга смотрим.
  - Слышь, тетя Галь, не бойся, - обратился он к жене Семена Андреевича, тете Гали, как он иногда ее звал, Галине Михайловне. - Отец, выпить есть что?
  - Есть. Принести? - мгновенно отозвался мужчина.
  - Нет, - предупредил дядя Женя, - пусть баба сходит.
  - Точно. Пусть тетя Галя сходит.
  - Какая я тебе тетя, мерзавец, - отозвалась женщина, но муж ее быстро урезонил, и она ушла на кухню предупрежденная, что если она что-то не то наделает, то пожалеют все. Через несколько секунд она вынесла водку и рюмку из кухни, села обратно к мужу и дочери.
  - А чего одну? - удивился дядя Игоря.
  Через секунду Галина Михайловна была снова послана на кухню за закуской и остальными рюмками. Отец семейства начал интересоваться, что должен его сын Игорю, и где они в последний раз виделись, и откуда ружье достал, сыпал он вопросам так, что парень едва отвечать успевал.
  - Слышь, Игореха, чего-то не то, долго не идет, - шепнул ему дядя Женя так, словно кроме его племянника кто-то еще способен его услышать.
  Парень медленно встал и сделал в сторону отца семейства угрожающий жест молчать, а сам тихо и как можно быстро рванул на кухню. Там, дрожащими руками, мать, Галина Михайловна что-то набирала на телефоне, не заметила сразу вошедшего.
  Игорь резко ударил ее прикладом по голове. Женщина охнула и заревела. Сзади послышались нарастающие храпы, это Семен Андреевич уже штурмовал кухню. Игорь развернулся в один момент, стрельнул дробью без прицеливания. Заряд вошел в нижнюю часть бедра. Подстреленный упал к его ногам.
  Парень еще несколько раз предупредил женщину, чтобы она не вопила, и бросил ее на пол к лежащему мужу, быстро побежал в прихожую, и не случайно. Анна уже почти отперла дверь. Парень схватил девушку за шею, она взвизгнула, сердце ее билась, даже через спину можно было ощутить эти бешенные удары.
  Повезло, что дробь пошла стороной едва задев бедро, часть застряла в плоти. Мать с дочерью перевязали раненого, а потом по приказу их держателя сели на прежний диван. Всем было налито по рюмке и опять по приказу всеми было выпито, даже Анной, которая почти не морщилась, возможно, еще находилась в шоке. Выпили еще по три рюмки.
  Тем временем наступала ночь, а их сын так и не приходил домой.
  Семен Андреевич пришел в себя после четвертой или пятой рюмки, прикинул, что Игорю надо быстро по-тихому сваливать, потому что соседи могли вызвать милицию. Но Игорь сказал, что будет сидеть, если потребуется, до утра, пока Саня не вернется.
  Чтобы просто не сидеть в тишине, они включили телевизор. Смотреть было нечего кроме популярного музыкального канала. Все стали пялится в телевизор, будто ничего не произошло.
  Через какое-то время в дверь постучались, сказали из-за двери, что это участковый, Игорь приказал всем ни звука не издавать. Спустя время участковый ушел. Стало тихо, только музыка играла из телевизора.
  Игорь, напившись водки, приказал Анни встать и начал с ней танцевать. Наверное, теперь ему хотелось только женского тепла. Они медленно танцевали медленный танец, хотя что-то ритмичное и резкое разносилось с динамика телевизора.
  - Зачем ты так с нами? - тихо произнесла, совсем по-детски Анна.
  - Как? - будто не понимая, о чем речь отвечал парень.
  - Пришел с ружьем. В папу стрелял, - тихонько всхлипывала она.
  - Так не убил же, ранил, - поправил ремень от оружия на плече Игорь. - Если бы психом каким-нибудь был, то убил. Я же стреляю очень хорошо... А ты испугалась?
  - Да, - побулькала сквозь реву девушка и вытерла нос рукавом. - Я хочу, чтобы ты ушел.
  - Ладно. Уйду.
  - Правда?
  - Да. Только Саню дождусь... Да перестань уже реветь, ну.
  - Не могу... Мне страшно.
  - Так и должно быть, - просто заключил Игорь. - А тебе нравиться танцевать?
  Анна на секунду задумалась, шмыгнула носом.
  - Да.
  - Ты же веришь, что я никого не трону? Ты же меня знаешь? - парень мельком увидел сквозь окна четыре строем промелькнувших силуэта и что-то внутри сжалось, как от грусти или тоски. - Я думал, когда ты повзрослеешь будем с тобой банки и магазины грабить, как настоящие бандиты, а ты вон плакса, оказывается.
  Девушка исподлобья посмотрела на него. Игорь даже улыбнулся, и тогда, и она ответила ему слабой улыбкой.
  - Хочешь отпущу тебя, если пообещаешь не звонить в милицию.
  - Хочу, - пролепетала девушка.
  - Тогда поцелуй меня... Только по-настоящему, как в фильмах.
  - Если родителей тоже отпустишь, - сосредоточилась вдруг Анна.
  - Маму отпущу, а отца нет, он со мной будет Саню ждать.
  - Хорошо... Только ты пообещал, - проговорила быстро девушка и прильнула к его губам очень сильно, словно хотела оставить ему синяк. Игорь немного придержал ее подбородок, ответил на ее поцелуй, и они слили губы сперва нерешительно, затем страстно. Она обняла его за голову. Родители разинули рты, глядя на такое.
  - Игореха, полундра, заземляй их, - услышал парень прямо над ухом голос дяди, резко оттолкнул Анну в сторону от себя, успел раз стрельнуть в черный силуэт в дверном проеме. И сразу упал сраженный ответным выстрелом в грудь. Две коротких автоматных очереди. Он на полу, сознание угасает. Слышит визг Анни. Она вся в крови, в его крови и родители рядом с ней.
  
  15
  Сегодня с утра он узнал по новостям, о смерти Игоря и Большого Сани. Это случилось пока он спал дома. По квартире сквозила какой-то неизбежностью, но он собрался и поехал к Марьяне в больницу. А потом позвонила мать, и сказала, что его ищут в полиции. Конечно, ему нужно было сразу об этом подумать, с утра. Его рано или поздно вызовут в органы. Ему нужно было прийти на допрос. Мать плакала в трубку. Что ему говорить на допросе? Правду? Полуправду?
  Мистическую знахарку он стал искать по объявлениям, так как знакомых у него и его матери подобных не было. Ну, у матери была какая-то знакомая, гадала на картах Торо, но ему нужна была настоящая, матерая целительница.
  Выбирать пришлось наобум. Одно из объявлений выделялось жирным шрифтом. Позвонил нерешительно. Ответил приятный взрослый женский голос. Здравствуйте. Приходите. Он собрался.
  Пришел по адресу. Ничем ни примечательная квартира в многоэтажном новом доме. Дверь, как дверь. Через домофон его поприветствовал тот же голос. Впустил в подъезд. Этаж седьмой. Счастливое число. Пышная на перед женщина с порога пригласила его войти и надеть тапочки. Коля повиновался.
  Как оказалась, колдунья-Маша - это вовсе не та широкогрудая, всеобъемлющая женщина с доброй улыбкой воспитательницы детского сада по имени Роня. Такое имя было парню не известно. Он с любопытством разглядывал обстановку шикарной квартиры или приемной гадалки.
  Роня отвела парня на кухню и без спросу дала чай с вареньем, стала пытать, что стряслось у него, почему такой бледный. Он все вкратце пересказал как на духу. Атмосфера располагала. Широкогрудая понимающе качала головой и успокаивала, что Маша все исправит, что он правильно обратился сюда.
  Через некоторое время Роня отвела парня к Маше. Это была короткая, но запоминающаяся аудиенция. Он вошел один в просторную комнату. В ней царил полумрак, со свечами и запахом таинственности. В кресле напротив огромного плазменного телевизора сидела не менее широкая, грудастая, чем Роня и вдобавок высокая, ну очень высокая Маша и смотрела с интересом на Колю.
  Она предложила ему присесть на соседнее кресло. Даже не поприветствовав, колдунья спросила о цели его появления. Пришлось пересказывать тоже самое, что и пять минут назад. Колдунья не шевелилась, глядела ему прямо в глаза с легким напряжением на лице, потом резко остановила рассказ парня и взяла его руку.
  - На тебе тяжелое проклятье... - произнесла она шероховатым глубоким голосом. - Ты не просто украл... Ты еще убил.
  - Я не убивал. На меня напали. Я отбивался, - стал оправдываться Николай.
  - Твои друзья умерли недавно, - никак не отреагировала на его реплику Маша.
  - Кто это сделал?
  - Они сами... Один задохнулся. Второго застрелили. Третий... прыгнул вниз.
  Коля нервно потер обветренную губу, трясущейся ладонью.
  - А я... я тоже умру?
  - Ты... - задумчиво рассматривала линии на ладони парня женщина. - Умрешь? Тебя уже черви едят. Живые не общаются с мертвыми. Тебя не должно быть. Уже давно. Ты мертв. Тебя не должно быть на этом свете. Кто ты? Ты откуда пришел?... Выметайся. Быстро.
  Маша вдруг поднялась с кресла и стала руками отгонять Колю, как докучную ворону с забора.
  - Чтобы духу твоего больше здесь не было! Роня, выпроводи! И чтобы больше это мертвая душа не появлялась на моем пороге! Чтобы близко не подходил к дому...
  Теперь Маша неистово кричала и на Колю, и на свою помощницу Роню точно провинившуюся за то, что испортила ей вечер. Юноше едва дали надеть кроссовки и куртку, вытолкали на лестницу.
  Он стоял на автобусной остановки и пропускал последние вечерние автобусы. Через некоторое время он вдруг очнулся и понял, что ноги привели его к собственному дому. Ему нужны были паспорт, сумка, вещи и деньги все что есть в доме, чтобы ехать на вокзал. Нужно было только скрыться с радаров на короткое время из города из области. Бежать означало признать свою вину. Но кто мог знать, что на самом деле произошло. И кто поверит ему, даже если он кому-нибудь расскажет.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Лоев "Игра на Земле. Книга 2."(Научная фантастика) А.Минаева "Академия запретной магии-2. Пробуждение хранителя"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) А.Респов "Небытие Демиург"(Боевое фэнтези) А.Джейн "Подарок ангела"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Д.Лебэл "Имплант"(Научная фантастика) Ф.Вудворт, "Эльф под ёлкой"(Любовное фэнтези)
Хиты на ProdaMan.ru Поймать ведьму. Каплуненко Наталия��ЛЮБОВЬ ПО ОШИБКЕ ()(завершено). Любовь ВакинаВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиПроклятье княжества Райохан, или Чужая невеста. ИрунаШторм моей любви. Елена РейнМалышка. Варвара ФедченкоОфсайд. Часть 2. Алекс ДСлепой Страж (книга 3). Нидейла НэльтеКоролева теней. Сезон первый: Двойная звезда. Арнаутова ДанаТитул не помеха. Сезон 2. Возвращение домой. Olie-
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"