Артёмов Вова: другие произведения.

Перекрёсток

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Пробная часть неоконченной книги.

   Начало всегда даётся с трудом. Это самый сложный момент во всём процессе написания рассказа. Даже имея в голове общую картину всего повествования, трудно придумать что-то оригинальное для старта. Как в жизни. Первый шаг самый непростой. Ориентир есть, точки пути проставлены на карте, но подняться и идти с насиженной стоянки с затухающими углями костра сложнее всего. Уйти от огня, пусть и догорающего, но всё ещё тёплого, в промозглую мглу неизвестности - почти подвиг.
   Итак.
   Вначале было слово.
  
   * * *
   Сейчас в Перекрёстке стоит штиль. Полное безветрие. То нечастое спокойствие, которого приходится, порой, ждать вечность. Бетонные коробки пятиэтажек расцвечены замысловатыми узорами из светящихся окошек. Снег хрустит под ногами, снег окутывает деревья, козырьки построек, лавки. Снег неспешно падает вниз, искрясь перед глазами, снег скрывает небо, сменив собой или вездесущую пыль или липкий туман. Реже густые, клочковатые облака, из которых мелкой кисеёй сыплет нудный дождик. В Перекрёстке не бывает хорошей погоды и высокого неба. Здесь всегда непогода и ночь. Именно потому мне здесь нравится.
   Здесь не заблудиться - потому что здесь негде блуждать. Несколько пятиэтажек, небольшой скверик в центре, десятки частных домиков, хаотично разбросанных по окраинам, рощицы, поле с речкой в одной стороне и морской пляж с крохотным пирсом с противоположной. Прямая железнодорожная ветка с будкой ожиданий, словно гигантским ножом рассекает эту идиллию пополам. Вдоль неё дорога. И ещё поодаль - переплетение заводских сооружений.
   Здесь нет Призраков. Этих немых теней. Этих непредсказуемых вредителей. И здесь нет Волхвов - их хозяев. Этих властителей с непонятными устремлениями.
   Только Скользящие. Санитары и алхимики Безбрежности. Рабы и господа Безбрежности. Победители и побеждённые Безбрежностью. Живущие здесь и сейчас.
   Иду не спеша, наслаждаясь тишиной. Снежинки порхают вокруг, переливаясь разноцветьем. Иду к пятаку, к центральной площадке меж домов. К светящейся табличке на двух столбиках.
   Вокруг ни души - умиротворяет. Лишь неподалёку одинокая фигура застывшая словно обелиск. Кипенно-белая короткая шевелюра, строгий вороной костюм, и нелепые малиновые кеды. Как всегда, в своей ипостаси.
   -- Здравствуй, Сан - говорю, подходя к Доске объявлений. - Как твои дела?..
   Фигура в кедах вздрагивает, недоверчиво оглядывая меня. Молчит. Молчу и я. Ситуация нелепая, хоть и объяснимая. Но торопиться не стоит.
   -- Не волнуйся старик, всё в порядке. Ты дома, ты вернулся. - не спеша подхожу ближе. - Это я - Кон. Ты в Перекрёстке...
   Обычно подобных утверждений хватает, чтобы Скользящий пришёл в себя. Имя Перекрёстка действует успокаивающе. Видимо в том его сила. Сила необходимая для того чтоб рассеять очарование Безбрежности.
   Оцепеневший Сан вскидывает голову и исступленно пялится в рой снежинок под небом.
   -- Здравствуй Кон, если ты и впрямь Кон, которого я знал. Или знаю, или буду знать... Ведь на глоссарии не было Лема?
   -- Лем игнорировал глоссарий. - подтверждаю я. Становится стыдно... Это уже притча во языцех. -- Глупо спрашивать про Лема. Так ты не поймёшь реальности...
   -- Здравствуй Кон! - он опускает глаза, и в них появляется блеск. - Привет Перекрёсток!!! Как я скучал по тебе!!! - от его крика закладывает уши. - Я и впрямь успел забыть о нем. Ты даже не представляешь, чего я видел. - Его тон становиться заговорщицким. - Надо отметить это! Напьёмся?! Я прожил миллионы жизней!!!
   -- Извини, не сейчас... Нужно забрать заказ.
   Он уже взял себя в руки, он спокоен и деловит.
   -- Ты всегда в работе... Это лучше чем детишек нянчить! - он оборачивается к Доске объявлений, становясь ко мне боком. - В Белой мгле давно пользуются подобными вещами. Держи - оценишь...
   В его руках показывается предмет - подобие прямоугольной металлической пластинки.
   -- И на кой он? - не понимаю я. - Чё это за хреновина?
   -- Во Мгле оценишь. Удачи! - взмахивая рукой, уходит он.
   Странная вещица. И место, откуда она взялась не лучше. Белая мгла самый страшный кошмар - просто проникнуть туда уже достижение, а вернуться после прогулки по нему - подобно воскрешению.
   Сан с его эксцентричными вопросами крепкий орешек - так быстро приходит в себя, даже вспомнив какое-то неотложное дело. Это очень непросто - гулять в Белой мгле и оставаться в своём уме. Видимо их друг к другу тянет.
   Табличка объявлений призывно светиться, приглашая рассмотреть содержимое. Стоит узнать, про что там сказано - и уже не отвертеться от очередного путешествия. Можно плюнуть на всё и пойти развлекаться с Саном и девчонками, но ведь не удержаться. Меня тянет в омут неизвестности не меньше чем Сана во Мглу.
   Рассматриваю изображение лишь короткий миг, и в сознание врываются картины то ли заброшенного завода, то ли опустевшей циклопической стройки. Запустение, отчаяние, тьма и страх. Рыжая дымка пыльного неба, пряча светило, раскрашивает неестественными красками окружение. Блуждающие тени, среди которых одинокая фигура в явной растерянности бродит, в этом хаотическом загромождении. По его пятам плетутся несколько Призраков.
   С неимоверным усилием выныриваю из этого морока - всё необходимое я узнал. Нет смысла упиваться чужим кошмаром - это удовольствие мне ещё с лихвой представиться.
   Извини Сан с вечными гуриями Дин и Тан. Сегодня нам не по пути. Сегодня мне предстоит неприятное, хоть и благое дело. Нужно вывести заблудшего Волхва из этого странного места.
   Автобусная остановка располагается сразу за железной дорогой, по которой постоянно носятся поезда самой причудливой формы и расцветки. Вот сейчас тянется бесконечный эшелон с военной техникой. В последнее время их стало слишком много - всевозможные танки, бронемашины, инженерные монстры. Эхо далёкой войны.
   Небольшой автобус уже готовится отъезжать, как в последний миг я проскакиваю в закрывающиеся двери. Машина натужно взвывает и не торопясь плетётся по заснеженной дороге. В салоне лишь я, да водитель. Тоже, в общем, то неудивительно.
   Стоит последним постройкам посёлка скрыться за поворотами, по которым мечется мой одинокий извозчик, как погода на улице налаживается. Сперва перестаёт сыпать снег, следом расчищается от тяжёлых туч небо, обнажая багровый закат. В его насыщенном свете мир приобретает сюрреалистичные краски и глубину. А подъехав к городу, я обнаруживаю, что вокруг не осталось ни единого следа от сугробов. За окном осенний вечер.
   На окраине города за кварталами с нищенскими бараками вперемежку с конюшнями и скотными дворами высятся громады промзоны. Всевозможные переплетения труб, стальных ферм, металлических мостков меж разнокалиберных построек, столбы и мачты - над всем этим хаосом клубиться плотный туман, который скрывает слишком высокие громады. Пейзаж не умиротворяющий. Я бы предпочёл дом лабиринт. Найти требуемого клиента в подобном бардаке непосильная задача, но вывести его отсюда - подвиг...
   С подобными нелёгкими мыслями я пробираюсь сквозь дворы сплошь утыканные покосившимися дощатыми оградами, домишками и сараями меж которых словно в лабиринте петляют тропинки. Этот квартал мне знаком - пару раз я проходил мимо, а вот махины заводов я вижу впервые, это что-то новое, но вовсе не удивительное. Безбрежность меняется с каждой секундой. Кварталы и всевозможные строения исчезают и появляются в новых местах постоянно. Лишь внутреннее чутьё Скользящего позволяет безошибочно отыскивать необходимое место.
   Вот утоптанная тропка ныряет за очередную лачугу и скрывается в небольшой рощице. Кусты неожиданно расступаются, открыв вид на урбанистическую картину. Высоченный заводской забор плотным кольцом опоясывает мегалитический квартал. За ним высятся угрожающего вида здания утопающие, словно в молоке в густом тумане. Вблизи ощущения от этого нагромождения ещё более гнетущие - какая-то скорбная тоска и безнадёга разливается из центра по окраинам.
   Именно поэтому я так не терплю Волхвов. Каковы бы они не были - приятные или отвратительные - их энергия пропитывает окружающее пространство, затапливая всё вокруг. Они меняют пространство, сами того не осознавая. Манипулируют Призраками, словно марионетками. Играют друг с другом, порой по очень странным правилам, а порой и вовсе без них. И втягивают в свои игры Скользящих, заставляя нас расхлёбывать чужие проблемы.
   А возможно я просто завидую... Завидую потому что не могу создать вселенную, не быть её частью, придумать для неё свои законы и повелевать внутри своего пусть и ограниченного мирка, но всё же своего. Поживать преспокойно в своём мире...
   Или стать Призраком, блуждать как тень повсюду, не понимая, что вокруг происходит. Ведь счастье в неведении, истина не делает тебя счастливым.
   Нет, это не зависть. Свою силу я не променяю ни на какое неведение, ни на иллюзию власти. Ни один Призрак не поймёт истинного чуда Безбрежности, и ни один Волхв не заглянет во все многообразие миров, сколь прекрасны или чудовищны они не были бы.
  
   * * *
   Задребезжал телефонный звонок.
   -- Здоров Сашок.
   На противоположном конце провода послышалось пыхтение и невнятное бормотание телевизора.
   -- Привет Костик. - наконец то снизошёл до ответа мой собеседник. - Тексты готовы?
   -- А ты что пыхтишь в трубку. Жену под телек ублажаешь?
   -- Поумничай ещё! Картошку чищу, тебе вот, хаму, звоню... А про телевизор как узнал?
   -- У меня тот же канал включен. Там, какую-то муру про ментов крутят. - я откинулся в кресле, поняв что трёпа с моим работодателем не избежать. Так и вижу его с трубкой под правым ухом, прижатой к плечу, с картошиной в руке.
   --Бездельничаешь, значит? В зомбоящик таращишься, вместо работы? - мне показалось, или в его голосе просквозил упрёк? Скорее показалось. Шурик знает, что я всегда держу включённым сей агрегат - отшибает чувство одиночества и настраивает на рабочий лад.
   -- Какие тексты интересуют?
   -- Про зону отчуждения.
   Пришлось свернуть все окна программ, чтобы добраться до интересующих Сашку документов. На экране появился небольшой рассказик про Чернобыль. Очередная жвачка для мозгов, чтиво для пассажиров электричек и автобусов.
   -- Вроде готово. - ответил я, чертыхнувшись про себя. Эту белиберду нужно было отправить ещё неделю назад. Там дел то на несколько дней, а я, увлёкшись своим делом, начисто забыл о договоре. - Извини Шур. Совсем забыл! Из головы начисто вылетело.
   -- Бросай уже, а я сегодня тебе отправлю скелетик одного проекта, за него неплохо можно получить. И работёнка аховая. В твоём стиле - разруха, стрелялки и прочая хрень.
   -- Постапокалиптика, Саша, постапокалиптика. - поправил я своего шефа. Иногда его цинизм и убеждённое пренебрежение к ремеслу, сопричастным к которому он был, меня откровенно бесило, но чаще я с пониманием относился к этим его качествам. Крути, не крути - а занятие, которым мы занимаемся, иначе как мастурбацией не назовёшь. Односложные сюжеты, имена, ситуации... Ничего общего с полноценным творчеством, никакой глубины. Сплошная словесная эквилибристика.
   -- Как там твой обещанный грандиозный проект поживает? - явно с улыбкой спросил он.
   -- Поживает! И будет поживать ещё лучше, если ты перестанешь меня отвлекать по пустякам! - огрызнулся я. То, что проект начал поживать, лишь полтора часа назад, вместо недели назад, я счёл мудрым умолчать.
   -- По пустякам? - поперхнулся он. - Тебе деньги нужны!? Я могу этот пустяк себе оставить.
   -- Ладно, давай. Мне работать нужно. А с тебя обещанный "скелетик" причитается. Посмотрим, как можно реанимировать этот трупик.
   В трубке раздались короткие гудки.
   "Блин, Саша! Что же ты со мной делаешь? Мне уже мерещится эта чертовщина... Все эти сталкеры, мутанты, и прочая фигня." - подумалось мне при мысли о новой серии "стрелялок, разрухи и прочей хрени".
   Пора брать отпуск! Съездить к родителям. Я их давно не видел. Безмятежно валяться на берегу речки, жарить шашлык... Лето же... А то я уже забыл что такое элементарная улица, не то что родная Кудьма, с её бескрайними лугами и стремительной, ледяной речушкой.
   Быстрый, словно вылазка партизана, поход в ближайший магазин, раз в неделю. И всё - прочая коммуникация с миром осуществляется через комп и телефон. Даже телевизор не использую по назначению. Для большинства нормальных людей это медиаустройство является поставщиком информации. Для меня - говорливым заменителем обычных людей, который всегда можно перестать слушать и смотреть. С обычными людьми так не поступишь... Спрятался от всего мира в тесной квартирке, как рак отшельник в своей раковине и носа не показываю. Даже курить перестал выходить на балкон - кухня и туалет куда проще и ближе...
   Кстати, насчёт покурить! Чайку заварить пока курю, и к машине, дальше ваять своё чудо. В этом творении почти весь сюжет - мой. Лишь основные персонажи отдиктованые. Шурик замолвил за меня словечко в редакции. Теперь мне позволено пространство для манёвра. Теперь я почти самостоятельный писатель.
   Мечты сбываются! Только всегда как то нелепо и через задницу. Получаешь желаемое, пройдя лабиринтом дебильных обстоятельств.
   Хватит соплей и сюсюканий.
   За работу.
  
   * * *
   Массивный бетонный забор со всех сторон непроницаем. Видимо хозяин не любит гостей. Не впервой. Не такие крепости брали.
   Грубо крушить немую преграду - слишком много шума. Я всё ещё надеюсь на скрытность. Просто перелезть эту каменную глыбу - тоже не получится. Поверхность слишком ровная и гладкая, не уцепиться. Что нибудь использовать как подпору - отличная мысль. Но по периметру всего комплекса голый пустырь - грязный песок под ногами и больше ничего...
   В голову приходит сумасбродная идея - проходя мимо деревянных сараюшек, я видел несколько длинных, и вполне прочных на вид верёвок. Там они для сушки белья. Если сплести несколько штук - может получиться неплохой канат.
   Перекинув получившийся канат через монолитную стену, спокойно перелезаю преграду. И получаю первое неприятное известие. По всей территории вдруг раздаётся оглушительный трубный рёв - мощная сирена возвестила хозяев о моём прибытии. Незамеченным войти не получилось. Новость досадная, но надеюсь последняя из подобных.
   Хотя вряд ли - стоило мне вглядеться в объявление на доске, как возникло неприятное ощущение. А своим ощущениям я доверять привык. И они меня выручали. Вообще самым неприятным видом заданий для меня остаются подобные путешествия за заблудившимися. Скользящий никогда не знает, что ждёт его впереди, из-за какого угла возникнет сюрприз, и каким он будет. Всегда приходится полагаться на смекалку, и использовать подручные средства. К заданию не подготовишься как к приёму пищи или прогулке в Перекрёстке. Тем они и завлекают, в том величайшее очарование Безбрежности. Очарование столь сильное, что забываешь о себе, о Перекрёстке, о знакомых. В буквальном смысле. Так уходят Скользящие - в полное забытье...
   К громовому рёву сирены примешивается ещё один. И он ещё более тревожный и неприятный. Гавкающий и рявкающий. Так может звучать лишь свора злобных псов, спешащая по следу жертвы. Впереди возвышается стальная конструкция - вертикальная цистерна, словно паутиной опутанная мостками и фермами. В стороны от неё горизонтально разбегаются несколько толстых труб.
   Не задумываясь, бегу к этому гротескному сооружению, на ходу коря себя за то, что не досмотрел внимательнее объявление. Очень неприятно вглядываться в эти мрачные видения, особенно когда знаешь, что придется прочувствовать на собственной шкуре всю атмосферу этих мест. Вот тут и совершаешь глупую и досадную ошибку - идёшь в пасть к демону, не представляя куда идти, и как он выглядит.
   Собачий лай слышится уже вблизи, но мне хватает времени вскарабкаться на ближайший мосток. Оглядевшись, начинаю представлять весь масштаб стоящей передо мной задачи. Махины корпусов в переплетении стальных конструкций разбегаются за горизонт. А с наружи всё выглядело гораздо скромнее.
   По левую руку громоздится высокий цех, с рядом окошек под крышей. По правую - низкорослое прямоугольное здание. Торчащая из центра крыши, толстенная доменная труба, испражняет из себя густой, сизый дым. Впереди - взгляд упирается в длинный ряд, таких же цистерн, на одной из которых стою я.
   Короткая перебежка до следующей. Ещё одна. Оглядываюсь вокруг - ничего отдалённо узнаваемого. Собаки - громадные, под стать окружающему месту, носятся по земле, отрезав путь вниз. Приходится скакать по фермам, трубам и перекладинам со здания на здание. Несколько раз мне удаётся проникнуть внутрь каких-то помещений. Всюду высится незнакомое оборудование, внутри, как и снаружи такой же лабиринт из всевозможных конструкций. Я сбиваюсь со счёта времени - гонка по этой сумасшедшей местности вытягивает из меня остатки сил. Ещё один бокс с нагромождением всякого оборудования. Трубы, переход от цеха к цеху. Короткая перебежка до двухэтажки с конторкой-скворечником. Длинная рампа-перрон с вагонами, уставленная множеством деревянных ящиков... Деревянный забор. Настолько хлипкий, что проламываюсь сквозь него беспрепятственно...
   Незаметно как - псы исчезают. Это случается так неожиданно, что когда я это замечаю - вместо них за мной по пятам уже блуждают несколько Призраков.
   Зато я узнаю одно из мест - многоярусную постройку с лабиринтом этажей и лестничных пролётов. Весь первый этаж покрыт густым слоем песка, из пола торчит множество одинаковых бетонных столбиков. Здесь я впервые видел в объявлении искомого блуждающего Волхва.
   В переплетении лестничных маршей я сталкиваюсь с очередным Призраком. Удар кастетом и он ненадолго отключается. Мне хватает времени лишь на то чтоб рвануть выше.
   Здесь. Уже рядом. Знакомые очертания, всё знакомо... Вот в углу свален какой то мусор, вот в стене большая трещина. Тут торчит из пола толстый прут арматуры. А вот за соседним углом, в маленькой каптёрке спрятался знакомый персонаж. Голова поникшая, руки опущены - он уже на грани. Он блуждает уйму времени и уже почти превратился в тень. Не отличает где морок, а где реальность.
   -- Вставай. - коротко командую я. На сантименты нет времени. - Скоро вся шайка, что охотится за нами, соберётся здесь.
   Он вяло поднимает голову и тупо смотрит сквозь меня. Интересно, видит ли он меня? Или настолько заблудился, что потерял остатки сознания?
   Хватаю его за руку, пытаясь поднять с пола, где он развалился. Впрочем, сопротивляться он тоже не собирается. Послушно поднимается и нехотя плетётся за мной.
   -- Нет, нет дружок! Надо шевелиться быстрее! - отчаянно прошу я. Что бы придумать, чтоб привести его в чувство? Такой гонки, какая нам предстоит сейчас, он явно не выдержит. Я едва не заблудился - чего говорить о нём...
   -- Как ты попал сюда? Ты помнишь? Как тебя зовут? Где твой дом? - спрашиваю его, зная, что ответы на эти вопросы не получу. Просто нужно растормошить клиента, чтобы он хоть чуть-чуть пришёл в себя.
   Он молчит, но ходу прибавляет. За спиной слышится шум погони. Лай собак и шевеление Призраков. Совсем скоро нашу несчастную процессию настигнут преследователи.
   -- Надевай мою куртку!!! - ору я на бегу своему клиенту.
   -- Зачем? - слышу в ответ первое невнятное слово от него.
   Радует! Очень радует его ответ. Смысл может и не самый информативный, но пользы от него больше чем смысла. Волхв начинает оклёмываться.
   Я кидаю ему на ходу свою курточку.
   -- Давай свою! - видя как он поймал мою тряпку, ору Волхву. - быстро давай свою!!!
   Переодеваясь на ходу бегу по песку первого этажа здания, огибая бетонные сваи. Где-то впереди, в стене, должна быть ржавая дверь в соседнее здание, а оттуда выход на улицу. Рядышком, метрах в пяти - лесенки из стальных прутьев.
   Вдруг на стене, вдоль которой мы мчимся, я вижу изображение женского лица. Рисунок молодой девушки, с грубоватыми чертами. Именно рисунок, а не фотография, и это решает всё. Сворачиваю к картинке, и уже понимаю, что мне делать. Как и то, что успех предприятия гарантирован.
   На месте где только что красовалось знакомое лицо, уже зияет дверной проём. Медлить нельзя!
   -- Куда мы бежим? - слышится голос моего спутника за спиной. - и какого хрена я в этом рванье?
   -- Глядите ка! Очухался! - бросаю я, понимая, что сейчас творится в мыслях у этого бедолаги. - Ничего не трогай из этого мира! Что бы ни случилось! Доверься мне! Ломись за мной, и не отставай!
   -- Чё за хрень на мне? И почему ты спёр мою куртку?!
   Это уже не просто вопрос - это почти рёв разозлённого хозяина уворованной вещи!
   -- Сперва догони! - подзуживаю я, и опрометью бросаюсь в образовавшийся проём.
   Снаружи здания пыльная буря. Песок, гонимый мощными порывами ветра, попадает в глаза, просачивается сквозь одежду, скрепит на зубах. Видимость нулевая... В нескольких метрах передо мной, в песчаной опромети, брезжит полотно старой узкоколейки. Над рельсами вьются листовки с нарисованным лицом. Кидаюсь вдоль железки - прямо по курсу должен быть старый козловой кран, по которому можно перелезть через нагромождения контейнеров, что параллельным, узкоколейке, курсом расставлены неприступным бастионом за горизонт.
   Мой клиент не отстаёт - злобно пыхтит сквозь пыль и песок в воздухе. Теперь у меня ещё на одного преследователя прибавилось! Как всегда - хочешь мира, готовься к войне! Желаешь добра - получаешь пинок в колени... Да и Бог с ним. Это не на долго. Теперь он единственный кто желает моей жертвы - остальные оказались заперты внутри здания. Оставшиеся за стеной не разглядели бы карандашный рисунок с угловатыми чертами лица.
   Ещё бы... Эта картинка предназначалась только мне, на крайний случай. Она теперь моя единственная путеводная ниточка, моя звезда. Только я знаю, как она выглядит и что для меня значит.
   А мне медлить нельзя - ещё немного и мой клиент придёт в себя и станет с исступлением задавать вопросы. Ещё чуть-чуть и преследователи найдут лазейки, чтобы возобновить погоню. Вперёд на кран! На эту проржавевшую бандуру под облаками. Хоть я и боюсь высоты, до дрожи в ступнях боюсь её, окаянную...
   Бешеный марш до стальной громады, сумасшедшее карабканье по стальным пруткам с облезлой краской. Суматошные мельтешения двух муравьишек на подступах к небосводу.
   А ветер крепчает, крепчает с такой силой, что эту силу не объяснить никакой взбунтовавшейся стихией. Сам хозяин мечется и негодует. Сам местный Волхв силится остановить карабкающуюся по стальным балкам, ускользающую из его лап беглую добычу.
   Возможно, где-нибудь и когда-нибудь мне придётся или уже приходилось встречаться с ним и выступать в подобной роли только с абсолютно противоположной стороны. Не удивляюсь... Потому я и Скользящий. Такова моя участь.
   Мы уже перебираемся по горизонтальной части крана - узкому балкончику из металлических стержней, растянувшемуся вдоль центрального двутавра колченогого козла-переростка, водруженного на стальные полосы рельс. Ползём по мере сил - на карачках, сбивая ладони и джинсы, из страха высоты, метр за метром. Ползу вперёд с упорством бежавшего висельника к заветной, пусть и мнимой, свободе. А мой дружок начинает отставать - очень неожиданно и резко. На глазах целлофановая пелена непонимания, глуповатое выражение и отсутствие интереса к происходящему.
   -- Дурак, идиот! - кляну себя почём зря.
   Но слезами горю не поможешь. Нужно что-то решать, причём быстро. Погоня у нас на хвосте. Неудобной оказалась дорога для моего подопечного. Сам же предупреждал, чтоб он ничего не касался в этом мире. Стоило ему притронуться к ржавым перекладинам крана, как его сознание начало по капле утекать из него, превращая в безвольную куклу. Одной курткой не отделаешься, Да и мне нужно оставить для себя хоть что нибудь.
   Думай! Думай!.. Думай...
   Есть ещё кастет. А мне останется дубинка на бедре и цепь-кистень, подвязанный вместо пояса... Но в кастете слишком много силы!.. Лишний боевик-камикадзе мне не нужен, являющийся клиентом, которого я должен вывести!
   -- Нам нужно выходить отсюда! Ты это понимаешь? - к убеждениям опускаюсь я. - За нами погоня! Нас поймают и раздавят как клопов!
   Его взгляд не оставляет мне шансов - он почти невменяем. Глупая игрушка-болваньчик, которая способна, разве что головой трясти на потеху хозяину... Конечно, очень сложно оказаться в чужом мире, ещё и служить марионеткой! Это вам не аляповатые миры с драконами и замками, где оба Волхва находятся обоюдно.
   Здесь чётко расставленные силки, да ещё и не одним мастером.
   -- Что же ты натворил, если ради твоего удержания такую вселенную отгрохали? - совершенно искренне спрашиваю я. - Ладно, бери кастет! Хрен с тобой. - попробую удержать, он всё равно на грани. Лишняя агрессия не помешает. Зато точно доберётся до конца.
   -- Валим отсюда!!! - преображается он, выхватив из рук железяку. Разом перемахивает через меня и опрометью бросается по мостку в сторону от гончих. Вся его былая боязнь пропадает разом! Зато мой разум начинает туманиться. Возникает какая то неуверенность, вызванная дезориентацией и головокружением.
   -- Мне бы твой запал - бормочу я, и пытаюсь последовать за этим дурачком. - Подожди меня, герой! - ору ему в след. Но куда уж там - он уже на другой стороне крана, и норовит почём зря сигануть прямо сверху.
   - Где же ты Лана, ты мне так нужна...
   Насилу догоняю его на спуске с этой махины. Если бы не случай и впрямь бы разбился в дребезги. А так рванул вниз, да арматура помешала - парень беспомощно повис на крючке из неё, и беспомощно барахтается.
   -- Умерь пыл!!! - ору на этого отморозка. - Умерь пыл!
   Нещадно бью ему по харе - обычно это приводит в чувство - и пытаюсь дальше словесно достучаться до него. Времени остаётся совсем мизер.
   -- Идём гуськом. Я впереди. Никакого геройства. Следуем только той тропой, что я выбрал. Со всеми разбираюсь я. - чеканю я на одном дыхании. - Всё ясно?
   -- Даже если на тебя?..
   -- Тебе всё ясно? - скрипя зубами, обрываю его я.
   Утвердительный кивок. Меня вполне устраивает. Стягиваю его с нелепой спасительной виселицы, и вместе спускаемся вниз.
   -- Тут в ста шагах на права есть труба. Путь наружу лежит через её нутро. - проверяя удобство крепления дубинки на бедре, говорю я. Волхв уже успокоился и ведёт себя смирно. Деловито оглядывается по сторонам, щурясь от пронизывающего ветра.
   А я ищу подтверждение своих слов в виде незамысловатого рисунка.
   Вот в ту сторону, что я указал, пронёсся разукрашенный листок, на котором я, мельком успел рассмотреть знакомые очертания. Может морок? Вот ещё один - мелькнул более чётко. Третий не заставил себя ждать. Лицо чётко и ясно... Туда, к старой домне из красного кирпича.
   -- Бежим!!! - ору я, срываясь с места.
   Десять шагов, двадцать, пятьдесят... Почти рядом. Клиент мчится под стать мне - его пятки мелькают так же как мои, вздымая снопы пыли. Молодец, послушный субчик. И даже кастетом воспользовался мудро.
   Остаётся лишь с десяток метров, как из маленькой пристройки возникает пара Призраков - они прут на таран в лоб, уверенные в своём превосходстве. Рывком срываю с пояса блестящую цепь, на конце которой приделан увесистый шарик, хлещу наотмашь ближайшего ко мне. Бью не очень удачно - металлический грузик попадает не в грудь, а по бёдрам. Но этого вполне хватает незадачливому агрессору. Призрак падает как подкошенный, и не пытается подняться, корчась от боли в песке. Второй более проворен - увидев в действии оружие, поразившее его товарища, отходит на безопасное расстояние и очень неожиданно поднимает руки и начинает говорить.
   -- Мы хотим поговорить. Только поговорить! Твой клиент не тот за кого себя выдаёт!
   Тупиковая ситуация - дверь перекрыта этой отчаянной тенью, ударить я не могу, и пройти тоже, оставив за собой врага.
   -- Прочь. - очень спокойно говорю я. Говорю и медленно делаю шаг навстречу, раскручивая смертоносное орудие. Призрак делает шаг назад. Хорошо. Маленький выигрыш...
   -- Мне нет дела до разговоров. - с такой же холодностью в голосе продолжаю. Ещё шаг...
   -- Это просил передать Асан! - говорит он, а сам продолжает отступать.
   -- Прочь. И передай Асану что ему может понадобиться такая же помощь. И не в моих силах будет воспротивиться его зову. - молвлю я с уверенностью, а сам не верю своей удаче. Призрак всё отходит, не проявляя агрессии. - И не преследовать меня... Иначе будет так - же, как с твоим другом. Или хуже... - придаю немножко загадочности словам.
   И смотрю уже не на Призрака, а на портретик, притороченный к захудалой дверке за ним.
   Дорога. Верная дорога из этого странного места.
   Осталось выбраться отсюда. Не верю что всё так просто закончится... Слишком уж я недоверчивый.
   Тем временем позади слышится шорох.
   -- Интриган! - реву я, в бессильной ярости. Тот, что впереди делает скачёк вперёд, неимоверный даже для Призрака. А те, что позади рывком направляются на нас.
   И тут происходит то, чего я жду меньше всего. Мой клиент, неожиданно срывает с себя куртку жестом заправского стриптизёра и швыряет её в сторону первого попавшегося Призрака, бросается под ноги второму и обрушивает его с ног. Делает он это не грациозным приёмом, а валясь всем телом - сшибая остатки одежды и кожу на плечах, локтях и коленях о твёрдый грунт.
   Наблюдать за этим экстравагантным членовредительством я намереваюсь не долго. Спасает реакция. Кистень летит точно в цель, попадая в грудь нападающего, я срываю дубинку с бедра и прыгаю меж оставшимися двумя.
   Ещё на лету успеваю ударить ею по шее первого. А цепружа уже крутится в правой ладони, в жажде новых жертв. И она их получает. Тот, что барахтается в моей тужурке - не в счёт. Курточка сама по себе неплохое оружие - нечто вроде сети. А вот металлический кистень находит себе мишень - крайний валится с ног, что баранчик на бойне. Ещё секунду наблюдаю, как мой подопечный мутузит поваленного врага кастетом, потом оттягиваю его в сторону.
   -- Их так не убить. - тяжело дыша говорю я. - Да и незачем. Ты же знаешь. Лучше пойдём дальше.
   Дверь с налепленным рисунком, открывается, хоть с трудом и натужным скрипом. За ней уже надоевшее переплетение труб и стальных ферм, но вдоль одной из стен высится грубый марш на крышу. Пара перебежек и мы наверху. Заклиниваем дверку, из которой сейчас поднялись и присаживаемся отдышаться - время позволяет. От реальной погони это бесполезно - все входы и выходы во власти местного Волхва, и этот жест скорее символический, но напряжение снимает.
   -- Ты как моим оружием воспользовался? Оно же только для меня! И как узнал!? - слишком много вопросов задаю я. - Классно ты их там...
   -- Я вспомнил какое могущество мне дала твоя куртка, когда я её одел. - поигрывая кастетом, отвечает он. Клиент уже почти спокоен и расслаблен. - Но, правда, вспомнил об этом когда кастет получил... Так вы работаете? На вас всё может быть оружием?
   -- Сколько не поливай кактус другой водой - он розой не станет. - отвечаю ему в своём любимом репертуаре. Поговорки удивительно ёмки. - Всё равно Скользящим не станешь...
   -- А я и не хочу! - признаётся он. - Вы же всё равно рабы!
   Его слова как пощёчина - не больно, но унизительно.
   -- Вы ведь тоже подчиняетесь!
   -- Да!.. Подчиняемся... - сплёвывая под ноги, говорю я. - Зо́ву таких вот нахалов как ты! И Призраков...
   -- Я не хотел Вас обидеть! - извиняется он, поднимая руки в жесте уничижения. - Мы все рабы, только по-разному. Просто, я только - что раскрыл один из ваших секретов. Господин, Я не хочу вас оскорблять,.. Вы ведь спасли мою шкуру!
   -- Думаешь, сказал мне "господин" и искупил свою вину? Обижаешь! - с расстановкой проговариваю каждое слово. - И надо заметить, что ещё не спас. Будешь хамить - отправлю назад. Вставай! Не фиг рассиживаться!
   Я уже почти знаю путь отсюда, но всё равно жду верного знака. Я слишком суеверен. Стоит отвести взгляд и посмотреть вновь на трубу - вижу знакомую мордашку у первых чугунных перекладин, ведущих к облакам по трубе.
   -- Полезли, дружок. Нам наверх. - произношу я. - Сегодня все пути ведут через вершину мира!..
   -- Снова туда?! - откровенно нехотя молвит он. - Хватит, я налазился!!!
   Подхожу к первому шесту, вогнанному в чрево красно-каменного исполина и берусь - аналог лестницы. За дверью, вдруг, начинают раздаваться звонкие удары. Я уже успел подняться на несколько ступенек, не без ущерба для своего психического здоровья... Что ни говори - высота это не мой конёк!...
   Вдруг мой подопечный, ринувшись к трубе, начинает, остервенело карабкаться за мной. Внизу уже слышится не звон, а надсадный скрежет деформирующегося металла. Так вот что заставило "напарничка" рвануть за мной!
   Внизу - лай собак, шорох Призраков, и собственной персоной - местный мастер, Волхв. Зрелище не очень приятное - маленький пацан. Лет тринадцать. Культурная стрижка, грубая фуфайка, кроссовки на босу ногу и штаны, на размер меньше.
   Ну да ладно, Бог с ним... Я на таких клоунов насмотрелся - любого вырвет. А этот ещё ничего - пацан... Пусть и жалостливый. Они, похоже, не собираются лезть на "вершину мира". Меня это не расстраивает.
   Ползком добираемся до первой площадки, кольцом огибающей трубу, потом до второй и начинает сказываться усталость. Причём не у моего клиента... Сквозь силу доползаю до третьей - и понимаю - дальше нет сил... Виной ли тому - нестерпимый ветер, наша самоуверенность, или просто неправильный выбор маршрута. Про последнее молчу - изображения с Ланой, с этой мифической девушкой, раз за разом выглядят всё убедительнее. Значит второе... Силы на исходе. А мой случайный компаньон лезет вверх с завидной энергией заведённой игрушки. Я отлёживаюсь на третьей площадке, а этот чудик орёт мне с почти пятой.
   -- Ну что ты там застрял! Давай живее! Нас скоро поймают! - то ли от страху обосрал все штаны, отчего готов лезть хоть чёрту в пасть, либо и впрямь кураж поймал. Спасает только пыльная буря, из-за которой до меня доносятся лишь обрывки фраз. Это радует! Снизу нас уже не видят.
   Ладно.
   Нужно и, правда, валить дальше...
   Раз ступенька, два ступенька, три... Не!.. этак я до морковкиного заговенья не долезу. Нужно считать хотя бы по три! А лучше по пять.
   А может по десять?
   Не-е-ет!
   По пять - край!..
   Пять, десять, пятнадцать... Э-э-эх! Староват я становлюсь для таких подвигов... Но дело и впрямь движется. Не так как хотелось бы, но всё же! Гребу сквозь силу, гребу, и тут - БАХ! Что-то мощное и липкое отрывается от моих плеч, и мне становится ползти очень легко!
   Так я и думал! Испытывать такую тяжесть - я просто не могу! Страх, ненависть, любовь, влечение, радость, жалость... Да много чего! Но не удивление и тяжесть!
   Подобные фокусы не обошлись без этого мальчонки! Недаром лично Волхв ринулся нам наперерез, как только понял, что жертва ускользает из его лап. Там он появился неспроста! Зуб даю!
   Но какая власть! Под стать Скользящему!
   -- Эй, напарник? Ты как?
   Пропустив мимо ушей его шпильку, я позволил клиенту вскарабкать себя на последний, древесный круговой балкончик.
   О-о-о! Отсюда открывается потрясающий взгляд на окрестности!!! Безумный!!! Умопомрачительный!!! И дело, не в том, что видать засранный токсичными отходами местный район. Даже не район, а огромную часть города. Кроме этой выгребной ямы становится видать Безмерный мир. Мир - огромный, без плохих и хороших. Без игрушек и марионеточников. И без прочих подобных идиотов...
   -- Поэкзальтировал? -добродушно спрашивает клиент.
   Докарабкавшись до венца трубы, обнаруживаю внутри такую же лесенку. Видимо при постройке закладывали длинные прутки, так что они торчат изнутри наружу.
   -- Можешь не беспокоиться насчёт прочности... - спускаясь, говорю я. - сделано на совесть - выдержит слона.
   Спуск даётся проще. То ли потому что ближе к дому, то ли потому что просто вниз... Может, помогает кромешная тьма царящая внутри. Возможно и то и другое.
   Погони не слышно. Скорее всего, местный Волхв решает, что добыча ускользнула. Его трюк со мной не удаётся, так что дальнейшие попытки он бросает. Хотя хрен их знает - этих чертоплётов с их подковёрной вознёй... Наше дело за малым. Не искать во всём этом смысл. А разгребать дерьмо за другими.
   Ветер из трубы дует не сильный, но тёплый и постоянный. Так что к концу спуска я покрываюсь липкой испариной до пят. К тому же внутри не предусмотрены деревянные площадки-палати на которых можно вольготно разлечься и отдохнуть. Спасает лишь сильное эхо, что гулким привидением блуждает внутри - каждый звук отражается многократно... Погоня нам не страшна! Не в этих условиях. Карандашные листовки с завидной регулярностью проносятся мимо меня, куда-то вниз, потому вопрос о неверности своего пути я отбросил бесповоротно. Ошибка исключена.
   Лишь растёт в груди тревога за выход из этого сумасшедшего лабиринта - всё слишком просто складывается. И этот подоспевший Волхв, и без меры сознательные Призраки, и всё стечение обстоятельств - не в мою пользу! А уж если говорить языком профессиональным - не в нашу. Клоун, что плетётся рядом со мной - полноправный участник событий. Даже слишком полноправный, когда вспомнишь о его фокусах с моими вещами. С оружием, о котором он даже помыслить не мог...
   -- В этой глуши услышишь, как булавка падает. - словно читая мои мысли произносит сверху мой клиент. И будто в подтверждение своих слов, с его обуви мне на голову осыпается пыльная крошка.
   -- Да. Незамеченными к нам не подкрадёшься. - вторю ему я. Упорно ползу вниз с клокочущим чувством марионетки, которую профессионально дёргают за нитки, в нужный момент. Злоба кипит - что ведьмин чан с едким варевом.
   Быть частью игры Волхвов - моя привычка. Любой Скользящий является подобной марионеткой. Но, чтоб так - нахально!? И с подобной силой?
   Доберусь в Перекрёсток - всех на уши поставлю!
   Правда осталось туда доползти - на карачках-ли, пластом, внесут ли меня?.. Но если доберусь - Перекрёсток будет знать!!!
   -- Низ близко. - констатирует мой подопечный. Не я! Гнев подкатывает, и это гнев, не навеянный со стороны, а мой. Внутренний. Растущий из глубин существа. Такого не один Волхв не навеет...
   -- Близко. - отвечаю резковато.
   -- Здесь эхо совсем близкое. - словно в оправдание заявляет он. - Кинь иголку - сразу услышишь, как приземлится.
   -- У тебя все мысли про иголки?.. Садист... - смачно сплёвываю я. Но и впрямь замечаю, что дно бездны рядом.
   -- Ты зря так резко, Скользящий. - вдруг на строгий лад переходит он. - Не кипятись... Всему своё время, и позвал я тебя неспроста...
   Минута молчания , потраченная на спуск вниз, но не до дна.
   -- Нужно выбраться из этого странного места. - кряхтит он из последних сил. - Внизу, кажись, пусто...
   -- Точно.. Нет никого!.. - гляжу вниз, пытаясь рассмотреть пролетающие вниз листовки. Рисованные лица мелькают с завидным постоянством. Выход рядом.
   Их уносит вправо, в какую то, неведомую трубу. Я искренне не знаю что это за отверстие, но мой подопечный рьяно прётся вперёд. Что ж, я успел привыкнуть к роли ведо́мого в этой странной партии.
   -- Не спеши, дорогой! Ещё успеешь залечь в сосновый ящик! - отстранив его, прорываюсь вперёд. -ещё тут нам жмуриков не хватает!
   Перед нами открывается широкая, низкая камера, из красного кирпича, из какого сделана высоченная труба, на которую мы сейчас взобрались. Под потолком, невесть откуда, болтается одинокая лампочка, тускло освещая окружающее. Не сговариваясь, идём вперёд. По логике - иного выхода нет. Все опасности нас могут подстерегать лишь там... Впереди...
   Свет лампочки потихоньку сходит на нет, мы движемся вперёд. Помещение незаметно превращается в длинный узкий лаз. Душно. Звуки меркнут в этом узилище. Сейчас нас не спасёт никакое эхо. Густой, спёртый воздух, две стены по краям и никаких ориентиров больше.
   Время тянется подобно клею - медленно и тягуче. Определить сколько мы здесь бродим нет никакой возможности... Лишь бесконечное движение вперёд, шорох шагов и непроглядная тьма. Даже мысли слипаются в этой густой черноте - разговаривать никто из нас не решается. Все слова глохнут внутри, ещё не вырвавшись на свободу.
   И бесконечная тревога, волнами накатывающая, словно гигантский прибой. Чувства обострены, как остры разделочные ножи у мясников. И всё предвещает грядущую беду.
   Шорк, шорк, шорк, шорк... Это наши шаги по слежавшейся пыли.. Иных звуков не слышно... Пока! Нервы начинают сдавать у обоих, но у клиента чуть раньше.
   -- Сволочь! Да сколько переться нам по этой дыре?! - его понять можно. Он впервые в подобной заварушке... Хотя и я, пусть и не новичок, удивлён не меньше. Слишком много слагаемых для простенького уровненьица! Даже легендарный Лем здесь бы штаны обговнял...
   Появляется едва ощутимый свежий воздух. Лишь лёгкое дуновение... На душе отлегает, но в то же время тревога возрастает неимоверно - вот оно, самое подходящее место для засады! Путники расслаблены в предвещении скорого освобождения, уставшие и уверенные в своём успехе!.. И вдруг - БОМ!!! Не ждали?!
   Воздух становится свежее с каждым шагом, и вскоре на горизонте маячит прямоугольное светлое окошко. Слишком яркое для глаз, так привыкшим к сковавшей всё тьме.
   Предупреждать клиента об излишней прыткости в конце пути не приходится - видимо сам понимает о грозящих последствиях. Умный перец, схватывает на лету! Осторожно выхожу из нашего опостылевшего убежища, предусмотрительно оставив этого живчика в глубине тоннеля.
   Впереди простор, усыпанный грязной пылью, вдали лесополоса из каких-то деревьев наподобие акации. За ними архаичные постройки города. Позади - внушительная стена из бетона. По бокам простор, насколько хватает глаз. Тишь да гладь! Идиллия в чистом виде...
   -- Рвём когти! - кричу я своему подопечному. Двух раз повторять не приходится, он выскакивает из полуподвала и опрометью бросается по пятам за мной.
   И сразу происходит два события - на покинутой территории взрывается сирена. Такой громкости, что закладывает уши. И в небе над нами, выкручивая изящную бочку, возникает самолёт. Грациозная винтокрылая машина, в мгновение ока поливает нас из своих орудий свинцовыми осами. Спорадически взмётываются пылевые барханчики вокруг нас, но мы упорно гонимся к лесополосе. Штурмовик закладывает очередной вираж, после неудачной попытки, и заново начинает молотить в нас из пулемётов.
   -- Поймай середину! - пытаюсь я перекричать грохот канонады. - Быстрей тебя он маневрировать не сможет.
   Умалчиваю про то что скорость воздушной машины в сотни раз больше, и возникни у небесного асса желание нас шлёпнуть - он просто поправит курс... Но клиент заученно повторяет мои наставления и мы мчимся гуськом.
   Остаётся пара десятков шагов до деревьев. Десяток,.. Совсем крохи!..
   А огонь по нам ведётся с прежним остервенением. Если не с большим. Очередной вираж, и уже безобидные акациевые насаждения разлетаются в щепки. Пробиваемся не по вытоптанной тропинке, а по густой поросли, где заскорузлые ветви норовят вырвать глаза и растерзать одежду. Ломимся напрямик - что есть мочи, закрывая лица руками, игнорируя хлёсткие удары древесных лап и спотыкаясь о переплетение крепких стволов.
   Бежим в никуда. Что нас ждёт впереди ни я, ни Волхв не знаем. Безбрежность для всех одинаково неизвестна. Наверно, тем и манит... Только я Скользящий - способный путешествовать по ней, а он - Волхв, способный творить отдельные её участки. И оба - счастливые рабы своей удачи.
   Проливной ливень встречает нас за густой порослью. Даже не проливной дождь - стена, река воды, валящая сверху. Видимость - нулевая. Вытяни руку вперёд - пальцев не различишь.
   Конечно, это спасает. Винтокрылый монстр теряет нас в мгновение ока. К тому же для него переход на соседнее пространство - возможность не более чем для льва преодоление клетки.
   Мы почти спасены. Вырвались из цепких лап мальчишки.
   Но почти - означает, то, что мы не знаем куда попали. Что нас ждёт впереди - шарада посерьёзней загадок богини Иштар. Бредём на ощупь. Под ногами раскисшая почва - грязь из пропитанной пыли. Изредка попадаются камни. Этакие бетонные насаждения. Тонем в грязном месиве. Ноги скользят и проваливаются в пощиколотку в липком грунте.
   -- Я надеюсь, ты знаешь, куда меня ведёшь, Скользящий? - недовольно спрашивает мой подопечный.
   -- Уж лучше поверь, что к выходу! - отвечаю грубовато.
   -- Ты не знаешь... Я не удивлён! - очень спокойно парирует он мой выпад. - Кстати, у тебя имя, хоть, есть? Как тебя звать?
   -- Для тебя я - Скользящий! Усвой это, и не надоедай больше глупыми вопросами.
   -- Что, профессиональная этика? Запрещено знать спасителя в лицо? - не унимается он.
   -- Сказано. Не надоедай глупостями! - продолжаю я.
   Любому другому клиенту я, почти наверняка, сказал бы своё имя. Но не этому. Слишком много проблем связано с этим субчиком. Конечно, в Перекрёстке меня достать не смогут, у любого Волхва силёнок не хватит, а между Скользящими там жесткий нейтралитет. Мы можем воевать и драться в любой части Безбрежности, но Перекрёсток наш дом. В нём любые междоусобицы - строгое вето. Это правило... Одно из немногих.
   А ливень всё хлещет! Наотмашь. Бесконечно и надоедливо. Ботинки облипли тяжёлым грузом склизкой почвы, и перебирать ногами, становиться всё сложней. Если бы вдруг по нам стал работать давешний штурмовик - чёрта с два нам бы удалось уцелеть. Увязли б в грязи как две статуи и позировали на радость агрессора.
   Насилу перебирая ногами, вдруг натыкаемся на стену из грубого бетона. И сразу в небе раздаётся рык винта самолёта. Замкнутое пространство. Все пути ведут обратно. И как только мне удалось забраться сюда? В подобные передряги мне приходилось попадать лишь раз.
   -- Чёрт! - ору я. - Ходу! Обратно!
   -- Скользящий, мать твою! - возмущается клиент.
   Его понять можно. Из огня - да в полымя! Я не ожидал такого фокуса. Что взять с него...
   -- Валим обратно и ищем ход откуда пришёл я! - на бегу командую я.
   Удивительно, какую прыть можно развить при должном усердии! И проливной дождь не помеха, и вездесущая грязь, прирастающая к ботинкам, и мечущийся на бреющем штурмовик, ищущий двух беглецов. Всё нипочём! Ломимся по старым следам, изрядно побитыми крупными каплями ливня. Уже мерещится зелёная поросль сквозь сплошную воду, когда по нам начинает сыпать пули архаичный Ил-2. Работает наугад - завеса дождя мешает бить прицельно.
   А мы уже в лесополосе. В спасительной посадке акации.
   -- Напролом! Из деревьев не высовываться! - на ходу командую я.
   -- Не дурак! Понимаю. - вторит мне клиент.
   И впрямь - сообразительный перец! Прёмся напрямик через насаждения - тропки нет, приходится пробиваться сквозь густую поросль. Совсем рядом хлещет ливень. Слева мешанина из грязи, справа - хруст пыли под ногами и на зубах. Приходится плутать. То по сухому песку, то по раскисшей грязи. Шершавые стволы деревцев крепким частоколом торчат из земли.
   Плотные кроны мешают винтокрылому рабочему видеть нас. Лишь изредка покачивается зелень, когда в очередной раз кто-нибудь задевает пресловутый ствол.
   Спорадически грохочут выстрелы - именно в те моменты, когда мы не осторожны. Взметаются щепки, крошится листва, взлетает почва под ногами. Но штурмовик бессилен. Даже он понимает это. Носится над головами, ища прорехи в посадке.
   Вдруг невдалеке слышится лай собак и ощущается шорох Призраков.
   -- Плохо, очень плохо! - констатирую я. - Ходу!!!
   Но подопечному командовать нет нужды - парень сверкает пятками похлеще меня. Бежим на равных, он едва не обгоняет меня. На всякий случай срываю с пояса цеп - шорох Призраков всё ближе. Улучшив момент, отбираю у клиента кастет и швыряю ему дубинку. Раз такой сообразительный - пусть поработает. От кастета ему проку мало, а дубец - оружие сильное.
   За спиной уже не шорох - мелькание меж ветвей гончих... Не оторваться! В своих владениях они юрче. Но и у меня ещё припасены сюрпризы. Достаю из кармана пригоршню свинцовых шариков - дробины миллиметров пять... Это мой трюк на последок - когда истрачены последние ресурсы. Швыряю горсть за спину и там где мы бежали мгновение назад, начинает расти огромная стена. Даже не стена - стенища! Самолёт чудом избегает столкновения. Царапает брюхом разрастающееся препятствие и взметается в небеса. Что творится с Призраками и псами, я могу лишь гадать - всё скрывает здоровенный забор.
   Вдруг ливень заканчивается. Прекращает сыпать крупные капли столь неожиданно, что я поначалу не замечаю. Его не становится вдруг, будто отсекают гигантским тесаком.
   Всё заканчивается в мгновение ока - штурмовик устремляется в сторону, вновь появившиеся гончие останавливаются и покорно бредут восвояси, дождище перестаёт окроплять всё вокруг...
   А по левую руку, сквозь посадки, мелькает лабиринт нищих домишек, бараков и заборчиков.
   -- Правей! - командую на ходу. - Выход рядом!
   Вдруг среди акаций возникают силуэты Призраков и пара псов. Здоровенных таких, волкодавов. Совершенно определённо загораживают нам выход из этого зачарованного места.
   Куртка, насквозь сырая, тяжеленная, уже давно в руках клиента. В правой руке - дубец. Парень настроен решительно... Кистень в моих руках крутится слишком угрожающе. Держись подальше!
   -- Вон! - говорю я. Гроза в моих руках - прямое подтверждение слов. Этой пищи им ещё не приходилось отведать. Крендель, что выхватил сего продукта, наверняка до сих пор корчится у домны... Конкретно этот цеп - очень серьёзное оружие. Далеко не всякому огнестрелу я доверю свою жизнь. А этой игрушке - запросто!
   -- Этот парень проблема. - спокойно произносит один из Призраков. - Отдай его нам. Сэкономишь на жизни! Ты даже не представляешь, сколько он натворил, и какие с ним связаны неприятности...
   -- Вон - повторяю я.
   -- Профессиональная этика?.. - вторит ему другой - За неё не волнуйся. Будет тебе счастье. Отдай его нам.
   Сколько я переслушал подобных уговоров - не перечесть! Каждый второй Волхв пытается меня разжалобить, поняв, что проиграл партию. Но чтобы Призрак принялся меня увещевать - такого на моей памяти не было. Для них это нонсенс! Убить, блуждать по Безбрежности. Но не осмысленно общаться!
   Делаю шаг навстречу, раскручивая шар на цепи. Сейчас промедление равно смертному приговору. Пока мы здесь мило беседуем - за спиной могут появиться давешние преследователи. Клиент не отстаёт - под стать мне напирает на агрессоров. Делаю рывок вперёд, ожидая ответной реакции. Кистень мчит вперёд, направленный моей рукой.
   Но цели не находит - преследователи спешно ретируются, уводя волкодавов. Клиент, до того, азартно постукивающий дубинкой по ноге, рвётся вместе со мной. Спешно продираемся из зарослей к деревянным постройкам, и только после этого спокойно вздыхаем.
   Дичь ушла, вырвалась из, расставленных на неё силков.
   -- Куда дальше? - спрашивает клиент, возвращая мои вещи. Куртка мокрая насквозь, тяжёлая и скользкая. Дубинка такая же скользкая от влаги.
   -- Куда ты не знаю. Я в Перекрёсток. Залечивать душевные травмы! - отвечаю я. - Дальше нам не по пути. Сейчас я сажаю тебя на транспорт, и моя работа выполнена!
   -- Ошибаешься, Скользящий! - усмехается он. - Ещё как по пути. Мне придётся сказать тебе несколько слов. Хочешь ты того, или нет...
   -- Кистень работает на всех... - придаю загадочности своим словам. - Даже на клиентов.
   -- У тебя вещь из Белой мглы. Телефон называется. - прямо заявляет он. - Когда возникнут вопросы - наберёшь вот этот номер.
   Он протягивает мне клочок бумаги, на котором написаны размашистым почерком одиннадцать цифр. 89993064215. И почти сразу на дороге появляется жёлтобокое такси. За его рулём такой же Скользящий, только не боевик как мы с Саном, а извозчик.
   -- Мир не так прост, каким представляется - бросает он. - Задумайся над тем от кого ты получаешь задания.
   -- Такие как ты, Волхвы, зовут нас.
   -- Задумайся - повторяет он. - Мы тоже пешки.
   -- Я знаю. Мы все пешки - отвечаю я.
   -- Но не в той игре, в которую нам бы хотелось играть. - говорит он, а сам уже смотрит в другую сторону. - Мне пора. Скоро увидимся. В Белой мгле... До встречи.
   И спешно садится в машину.
   Странный малый. И задание странное.
   -- Ты Сана знаешь? - кричу ему в след, уже понимая, что ответа не дождусь. Клиент скрылся за деревянными постройками. - Откуда про телефон узнал? - ору я в воздух.
   Вопросы без ответов. Ненавижу!
   Понуро плетусь к автобусу - пожалуй, любимейшему виду транспорта. В этих коробках я всегда один, извозчик вежлив, прикладывать усилия к движению не приходится - везут тебя, а не ты... Никогда не пойму моду на личные авто. Сейчас Перекрёсток нашпигован новомодными автомобилями. Стоило одному клоуну прогуляться в Белой мгле - получите. Всем захотелось разъезжать в собственной технике. Мгла славится техническими новинками. Вот и телефон - подарок зазеркалья. Как им пользоваться - ума не приложу!
  
   Время расслабухи - приключения подобные давешним высасывают силы. К тому же вопросов у меня сейчас больше чем ответов. Явление не частое. Загадочный типчик поставил меня в тупик парой фраз.
   За ответами я направляюсь в "Добрый вечер". Самое известное злачное место Перекрёстка. Я точно знаю - Сан будет кутить там до завтра. У него тоже выдался заказик. Это при мне он попытался выглядеть бодрячком. Но что творится в его нутре - не передать. Мне хватило нескольких прогулок в Белую мглу, и я прочувствовал весь драйв. А он ошивается там постоянно.
   У входа людно. Народ постоянно курсирует наружу и внутрь. Много курящих. Много знакомых лиц. Все предаются безмятежным развлечениям - флиртуют, курят шаф, выпивают, балагурят и просто общаются.
   Всё незатейливо и душевно.
   -- Эй, Лек. Ты Сана не видел? - обращаюсь я к первому встречному знакомому.
   -- А как же! Он сегодня банкует. Всем прожужжал уши про своё возвращение, и на радостях решил угощать - хихикает мой собеседник. - А Тан по этому случаю решила сплясать джайв прямо на столе. Если бы не Дин, её бы вышвырнули вон.
   Дальше обсуждать похождения моих коллег нет смысла - наверняка весь ресторан насмотрелся на этот цирк, и мусолит эти события до сих пор. Направляюсь в дымный полумрак помещения. Пахнет дорогими сигаретами, шафом и коктейлями.
   Прохожу через коридор, отделанный стилизованными панелями под грубый кирпич. Перед тяжёлой ширмой внутрь зала дежурит здоровенный детина.
   -- Здравствуй, Нико. Впустишь меня?
   -- Если обещаешь не плясать на столах. - с лёгкой усмешкой отвечает он, отдёргивая дорогущую портьеру. - Сану передай, что Мару достали его сегодняшние выходки. Скоро он со своими подружками вылетит на улицу, и неделю сюда показывать носа не сможет.
   -- Обязательно напомню ему об этом. Обещаю! - отвечаю я.
   Внутри атмосфера ещё более густая. За каждым столиком колготится крохотная компания. У всех в руках разномастные коктейли - от ядрёно фиолетовых, до угольно чёрных. Ищу компанию своего товарища среди всеобщего веселья. За стойкой хозяйничает Мара - собственной персоной. Не удивительно. Она любит свою работу - не блуждание по Безбрежности, а общение со Скользящими. Добродушная и очень отзывчивая девушка, волокущая со своими родителями на своих плечах это заведение. Неблагодарный труд...
   -- Здравствуй Мара! Как всегда, прекрасно выглядишь! - здороваюсь я с хозяйкой.
   -- Привет Кон! - вторит она с вежливой улыбкой. - Тебе как всегда? Водка и вода?
   -- Спасибо, но чуть позже. Где столуется Сан?
   При упоминании имени этого раздолбая, на её лице появляется недовольная гримаска.
   -- Скажи этому нахалу, чтобы он поумерил свой пыл. - протирая фужер, говорит она. - В синем зале его найдёшь. И напомни про вычет за испорченный стол.
   Не торопясь иду в синюю зону. Красный зал в аляповатых бабочках, стрекозах, и блестящей мишуре. Звучит романтическая музыка. Словно бесконечный Новый год. Над каждым столиком мерцает приглушенный светильник, подобно несчастному висельнику, болтающийся на декорированном проводе. На некоторых столиках стоят ажурные лампы-торшеры, ещё менее ярко горящие. Стены покрыты бордовыми и темно-алыми балдахинами. Атмосфера интима и юношеской романтики. Красный зал всегда полон - в нём ищут любовных утех те, кому наскучила жизнь одиночек.
   Другое дело синий зал. Бесконечное веселье, танцы и стриптиз. Целый угол занят огромной зеркальной витриной, в которой мерцают всевозможные изображения. В синем зале почти не встретишь шаф - этот лёгкий дурманящий дымок. Здесь пьют корф - сильнодействующий стимулятор. Пьют с водкой, ромом, виски...
   Этот зал для полнейших отморозков. Таких, как Сан.
   Отодвигаю тяжелую бардовую завесу, разделяющую помещения и сразу нахожу искомый персонаж.
   -- Надо поговорить. - с ходу беру быка за рога. - Тан, потанцуйте пока в сторонке.
   Подобное обращение к этому миловидному созданию сродни пощёчине. Тан - боевик, едва ли не серьёзней меня. Но мои нервы на пределе, сюда я пришёл не за развлечениями.
   -- Остынь голубчик! - парирует она мой выпад. - Ты пришёл в гости, а в гостях себя так не ведут...
   -- Тан! Нам нужно серьёзно потолковать! - продолжаю я.
   -- Дин, Тан. Повеселитесь пока с ребятами - вдруг встаёт на мою сторону Сан. - Нужно, значит нужно. Я в ваши дела тоже не лезу... К тому же ты должна мне за поломанный стол!
   Девчонки уходят, и мы остаёмся наедине. Он, развалившись на кожаном диване, опоясавшем столик, я напряжённо сидящим как истукан. С чего начать - не знаю. Мысли вертятся как шарики в лотерейном барабане.
   -- Ну, валяй! С чем пришёл и девчонок оскорбил? - потягивая какой-то крепкий напиток, говорит он.
   -- Откуда ты узнал про моего клиента? А главное - как?
   -- Ты сейчас серьёзно, или шутишь? - спрашивает Сан. - Ты же знаешь порядки.
   -- Тогда объясни - как он узнал про подаренный тобой телефон из Мглы? - выкладываю я.
   -- Никак! - он вдруг тоже напрягается. Ситуация враз приобретает оттенок идиотизма. - Никак он узнать не мог! А я его не знаю! И, может, не узнаю никогда! Тебе известны правила! Объявления на доске для каждого индивидуальные!
   -- Но он знал про этот прибор! И знал его назначение, как и о его происхождение. - мой пыл куда-то уходит. Я уже не так агрессивен, как пару минут назад. Конечно, Сан прав. Правила придуманы не нами, и не нам их и нарушать...
   -- Что он сказал тебе ещё? - спрашивает он. Напиток уже покоится на столике, моему товарищу не до веселья.
   -- Сказал что нам предстоит встретится в Белой мгле... - расстроено говорю я. - Что все мы играем в игру, правил в которой нет.
   -- Правила есть везде, Кон! - тихо молвит он. - Если мы их не знаем, то это наша беда. Но правила есть везде и всегда. К тому же, ты поверил Волхву! Ты ведь знаешь, какие они интриганы. Вечно что-то плетут. Ввязывая нас в свои игры.
   -- Сан, он не игрался со мной - в тон ему отвечаю я. - Он знал о таких вещах, которые ему не доступны. К тому же этот субчик легко раскусил штуку с нашими методами. Знаешь, как он ловко орудовал моими кастетом и курткой. Курткой - в особенности!
   -- Наши методы - уже давно не секрет. Почти каждый Волхв знаком с нашей работой. Прошли те времена, когда всё что мы вытворяем, было покрыто завесой таинственности... - мой товарищ вольготно отхлёбывает из бокала новое горячительное.
   -- Нет, Сан! - упорно продолжаю я. - когда я его нашёл, он уже плыл, словно труп по речке. Ни хрена не соображал. Плёлся за мной, как поплёлся бы за каждым, кто его поманит. Хоть за Призраком...
   -- Что тебе от меня, то надо?! - разводит руками он. - Скажи! Злишься на меня за непонятки в своём задании, ревнуешь к Тан, с которой у вас через пень колоду?! Злишься, что тебе выпало это приключение? Что?!
   Треснуть бы ему сейчас в харю, расплескав его пижонское пойло...
   -- Как он мог узнать про всё? - чеканю слова. - И чего не знаю я, чего должен знать?
   -- Остынь старина! - спокойно произносит он. - Выпей, расслабься... С девчонками покуражься!..
   Разворачиваюсь от этого клоуна, и, печатая шаг, возвращаюсь к стойке в красном зале. Мара невозмутимо продолжает натирать бокалы, лишь искоса поглядывая на мою кислую рожу.
   -- Надумал? - с лукавой улыбкой спрашивает она, вырывая меня из немого оцепенения.
   -- Да. - встрепенулся я. - Двойной хаасс и закруточку шафа.
   Я редко выпиваю этот фиолетовый коктейль, предпочитая ему водку. Слишком он мягкий и расслабляющий. Не часто курю шаф по той же причине. Но сейчас мне требуется как раз именно это. Забыться в нежном исступлении, разморить одеревеневший мозг после сегодняшней круговерти.
   Мара с ловкостью заправского фокусника готовит заказ и через мгновение бокал с самокруткой уже на стойке. Залпом отпиваю половину и прикуриваю под внимательным взором бармена. В голове начинает медленно растекаться приятная истома. Ещё несколько затяжек - настроение меняется на приятное благодушие.
   -- Трудный день? - просто спрашивает Мара.
   -- До ужаса! - в тон ей отвечаю я. - Ладно жив остался...
   Допив остатки хаасса, прошу повторения. На стойке появляется требуемое, и я, уже с расстановкой, начинаю потягивать фиолетовую жидкость.
   -- Почему ты подумала, что мне сегодня хорошенько досталось?
   -- Я слишком хорошо знаю ваш весёлый квартет. - смеясь отвечает она. - После удачной вылазки ты пьешь водку с корфом, запивая водой. Сан хлещет ром, а Дин и Тан текилью. Вы самая приметная в Перекрёстке бригада. Серьёзнее вас сложно найти.
   Вот так!.. Сегодня все всё лучше меня знают!.. Один я как дурачок - ничего не понимаю. Сплошные вопросы и ни единого ответа...
   -- Так что не стесняйся, рассказывай! Мне ты можешь доверять. Что случилось?
   Это чистая правда - Маре можно доверять. Причём не просто доверять, а ожидать помощи. Супротив нам боевикам, эта хрупкая девчушка не болтается по Безбрежности, а рулит в самом Перекрёстке. Лишь изредка выбираясь за периметр, она работает с информацией и товарами. Она знает здесь всех, может раздобыть любую вещь, и располагает исключительными сведениями. Она живет этим - узнавая от окружающих эксклюзивные новости, связывает ниточки воедино, и подсказывает нужные сведения. Конечно, у неё есть своя сеть и за пределами Перекрёстка, которой она успешно пользуется.
   Отхлебнув ещё, я говорю.
   -- Тот Волхв, которого я сегодня выводил, оказался на редкость странным субъектом. Мало того что для него состряпали целую вселенную, каких я даже не припомню. Огромный город! К тому же он знал, как пользоваться моим оружием. Так же, он знал, что Сан подарил мне...
   -- Телефон. - с хитрой ухмылкой перебивает она.
   -- Откуда ты знаешь?! - ошалело спрашиваю я.
   -- Это моя работа. - невинно отвечает она. - Ты забыл?
   -- Тогда зачем всё это спрашиваешь, раз знаешь? - уязвлёно бурчу я, отхлёбывая коктейль.
   -- Хочу лично узнать про всё. - она серьёзно глядит мне в глаза. - К тому же, я знаю лишь про телефон. Сан растрепал.
   -- Мы там,.. в замкнутое пространство попали. Насилу ноги унесли... Этот клиент, после выхода сказал мне, что мы обязательно встретимся во Мгле. И главное - он знал, что Сан мне подарил эту штуку!
   -- Покажи!
   Я нехотя вытаскиваю из кармана металлический прямоугольник и подаю его Маре. Она вертит его в ладонях, будто взвешивая, потом он вдруг загорается ровным светом. Одна из его сторон нарисовала причудливый узор на своей поверхности.
   -- Умничка, Кон! - улыбаясь, воркует она. - Теперь пойди, потусуйся со своей компанией, а я кое-что узнаю.
   С этими словами она достаёт бутылку хаасса, и протягивает мне.
   -- Завтра зайдешь за своей игрушкой.
   Я покорно беру фиолетовый флакон и направляюсь к синему залу.
   Отодвинув тяжёлую портьеру, наблюдаю весёлую картину. Дин и Тан, топлесс отплясывают на подиуме возле зеркального витража, тряся голыми титьками. Причём одна из них, отвоевав у стриптизёрши шест, пытается исполнить какую-то замысловатую фигуру. Другая-же, весело крутит над головой своим топом. Остальные присутствующие в зале радостно улюлюкают и хлопают в ладоши. Сан - взобравшись на стол, разухабисто кривляется и корчит рожи окружающим.
   Мартышки - ни дать, ни взять!
   Спокойно подхожу к нему и говорю.
   -- Угомони девчонок. Сейчас сюда подойдёт Мара с Нико.
   Секунду спустя взгляд Сана меняется с безумного на вменяемый. Он спрыгивает со столика и подходит к сцене. Ещё через пару мгновений девчата, натягивая на свои прелести одежду, поспешно ретируются со звёздного места. Публике это явно не по нраву - слышатся недовольные выкрики из разных углов зала.
   -- Что, правда, идут? - взволнованно спрашивает раскрасневшаяся Тан.
   -- Когда я уходил от стойки, именно это она и собиралась сделать. - честно вру я. - С вас собираются вычесть за поломанную мебель.
   -- Знаю!.. - отмахивается от меня Сан. - Ничего, рассчитаюсь. Лучше давайте выпьем!
   Какими бы клоунами они ни были, но перед своими выкрутасами предусмотрительно составили со стола всю выпивку и закуску на диван. Когда всё было выставлено обратно, мы наполняем свои бокалы, и каждый произносит тост.
   -- За Скользящих!
   -- За живых и ушедших!
   -- За Перекрёсток!
   -- За нас!
   Это был наш тайный обычай. Нас четверых. Как бы мы не ссорились, или обижались друг на друга. Где бы ни были. Сколь весело ни проводили время. В какие передряги бы ни попадали. Эти слова становились тостом. Эти фразы превращались в условный пароль. Эти слова были актом примирения.
   Нас связывает крепкая старинная дружба. Мы вместе работаем. А Сан и Дин к тому же пара. Мы с Тан несколько раз пытались, что то организовать, но почему-то всё заканчивалось разбегом. Секс для нас лишь спорт - никто, никому не обязан. У неё периодические интрижки,.. у меня. Но все наши новоиспечённые любовники сами собой отшиваются. Возможно, не могут влиться в наш весёлый квартет...
   Мои мысли перебивает Сан.
   -- А ты чего сегодня эту фигню пьёшь? Брось её, выпей настоящий мужской напиток! - ткнув пальцем на водку, говорит он.
   -- День суровый выдался. - сквозь туман в голове отвечаю я, а потом осоловело, добавляю. - Даже Мара лучше тебя знает все наши привычки...
   -- Брось! Она же бармен, ей положено всё знать про нас!.. - морщится Сан. - А что за задание такое, после которого тебя вдруг хаасс потянуло?
   -- Не спрашивай, сейчас я не в силах вспоминать. Давайте лучше отпразднуем моё возвращение!
   Девчонки, до того мило беседующие меж собой сразу оживились.
   Повторяется тост. Потом ещё один. Шутки, веселье, непринуждённое общение. И наконец, я чувствую, что мне пора домой. Сознание начинает проваливаться в глубокий омут. Я прощаюсь с ребятами и выхожу на улицу.
   Снаружи кружит метель, выдувающая хмельной угар из головы. Почти протрезвев, закуриваю закрутку и направляюсь домой.
  
   * * *
   Оторвавшись от компьютера, я взглянул на часы. Половина второго ночи. Самое время заварить чай. Таков мой обычный график.
   Включив телек, я подсаживаюсь к машине и начинаю свою работу. Нудную и далеко не самую простую. За долгое время пребывания в кресле спина затекает, глаза пухнут от монитора, голова идет кругом от гонки мыслей. Это только наивные халявщики думают, что это легко и прибыльно - сиди себе дома, плюй в потолок, жди озарения, да получай денежки.
   Включив электрочайник и приготовив всё для заварки, я решил смастерить себе бутерброд. Меня ждало разочарование, когда дверца белого кухонного монстра под названием холодильник открыла его чрево. Внутри лишь забытое Богом яйцо, да кусок засохшего хлеба. Предстояло совершить гражданский подвиг, именуемый походом в магазин.
   В моём квартале было два таких круглосуточных заведения. Первый находился в противоположном от моего подъезда торце дома - этакий микромаркет, второй - намного больших размеров - в нескольких дворах. То был крупный магазин, в котором можно купить всё, от хлеба с маслом, до носков с туалетной бумагой. Недолго думая, я решил проявить максимум героизма и отправиться в дальнее путешествие.
   Выйдя из душной квартиры, я размяк на улице от приятной прохлады ночи, и плёлся нога за ногу эти несколько дворов. Магазин встретил меня ярким светом, после ночной темноты, напряжёнными взглядами кассиров, и свежими запахами продуктов. По залу лениво прогуливалось несколько покупателей, которые также напряжённо поглядывали на меня, стоило пройти мимо них. Да! Печальное зрелище я собой представлял - мятая одежда, бледная кожа, как у советской курицы, синюшные круги под глазами. Полубомж, полуопойка... Выползышь из подворотни... Лавируя между прилавков, я быстро насобирал нужные товары в сетку и направился к кассе. Продавец окатила меня ледяным, как душ, взглядом и начала пробивать купленное. Она несколько растерялась, не обнаружив спиртного среди моих покупок, после чего назвала цену. Я протянул ей карточку. И на её лице тут же отразилось искреннее смущение.
   -- Вы разве не принимаете такие? - с невинным взглядом я забил последний гвоздь в её надменность. После этих слов мне были дарованы пакеты и скромная попытка помочь уложить в них покупки.
   Настроение сразу поднялось. Вот из подобных мимолётных мгновений и состоит человеческое счастье. Невысказанная фраза, отведённый взгляд, туго стиснутые губы... Порой хватает этих мелочей, для того чтоб человек, доведённый до края, переступил его. Кроткая, тёплая улыбка, несколько слов, весёлый взгляд могут изменить ход жизни.
   Дома продолжал бубнить телевизор, горел свет на кухне и дребезжал холодильник. Разложив продукты, я принялся колдовать над чаем.
   Пусть я пью не крутые "Ганпаудеры" или "жёлтые Драконы", а простую "Беседу", но сам процесс заварки должен быть основательным и неизменным. Все элементы это таинства подобны волшебным заклинаниям. Я не эстет или гурман, в моей жизни нет места подобным вещам. Но чай это, то немногое, что осталось в моём мире и я не могу лишать себя этой радости, халтурным к нему отношением.
   Пока готовился древний напиток, я соорудил себе бутерброд, развёл кофе и перекусил. После чего налил себе бодрящий напиток и подсел к компьютеру. Телек продолжал свою монотонную тираду, надиктовывая очередные сводки криминальных новостей. Кто-то кого-то убил, кто-то кого-то ограбил... "...прошлой ночью совершил побег из здания следственного изолятора Нижнего Новгорода особо опасный преступник, задержанный семь месяцев назад по подозрению в террористической деятельности...". Почему нас так привлекает разнообразный негатив? Убийства, голод, насилие, войны, цунами, извержения вулканов, теракты, авиакатастрофы, засухи, наводнения, пожары... Этой грустной тематике в блоках новостных программ отведено больше половины времени, чуть меньше - дрянной политике. И лишь малая толика остаётся чему-то позитивному.
   Гоня прочь ненужную информацию, я попытался сосредоточиться на работе, но в голову лезла всякая чепуха. Мне совершенно не удавалось сконцентрироваться, не помогал даже вечный помощник - чай. Хотя время было самое, что ни есть рабочее. Когда все нормальные люди спят - я работаю в полную силу. Сон отступает, идеи сыплются как из рога изобилия, ничто не отвлекает.
   Сейчас же я не мог выдавить из себя даже пары строк. Всё отвлекало - бессменный человекозаменитель телевизор, вибрирующий в кухне белый великан холодильник... Даже ночной городской гул за окном мешал. Мысли, словно стёклышки в калейдоскопе, разлетались в разные стороны, натыкались друг на друга, образуя причудливые картины. Они проносились мимо, словно вагоны бешено мчащегося поезда. Мельтешили вспышками сюжетов, среди которых с завидным постоянством возникал один и тот же. Всё чаще и чаще в сознании всплывала картина с видом на двор с детской площадкой стандартной городской застройки. Единственным отличием был густой непроглядный туман, сквозь который едва проглядывалась противоположная панельная многоэтажка. Лишь угадывался контур нижних этажей, верхние же были полностью скрыты плотной пеленой. Несколько горящих окон буквально изливали свет в эту млечистую массу, образуя собой витиеватый рисунок на фасаде.
   Я стоял у подъезда соседнего дома, разглядывая, сей мистический пейзаж. На углу торчал фонарный столб, который мутным пятном сиял над головой, рассеивая густое молоко тумана вокруг себя на пару десятков метров. Напротив придомовой дороги виднелась детская площадка с всякими горками, качелями, каруселями и лесенками. Чуть поодаль угадывался силуэт, стилизованный под замок-аттракцион.
   Вдруг всё моё нутро завибрировало от нарастающей тревоги - чувство нависшей угрозы заставило меня сорваться с места и бежать прочь. Но стоило мне сделать шаг, и я тут - же ощутил, как мои жизненные соки утекают вовне. Белёсый туман, сгустившись вокруг меня, с жадностью впитывал их в себя.
   И я сразу понял, для чего оказался здесь - мне нужно помочь выбраться из этого заколдованного места такой же жертве, как и я! Лишь вместе мы сумеем вырваться вон отсюда.
   Но каждый шаг давался труднее, чем предыдущий. Создавалось впечатление, будто я продираюсь сквозь густой кисель. Свернув от подъезда влево, я пробежал метров тридцать и оказался на углу дома, перпендикулярно которому шла дорога вдоль всех дворов. Теперь вправо... На плечи навалился невыносимый груз, дышать стало трудно. Сознание мутилось, заставляя путаться мысли. Требовались невыносимые усилия, что бы удержать в уме свою цель.
   Первый двор - не здесь. Дальше. Чутьё подсказывало мне лучше любого навигатора куда бежать! Я словно пёс выслеживал нужную мне дорогу. Но с каждым шагом я терял силы, и лишь благодаря упрямству пёр дальше. Липкий монстр-туман спелёнывал меня, словно питон, всасывая в себя остатки моей жизни.
   Следующий двор - мимо! Нужно двигаться! Двигаться, чтоб не стать пищей для этого чудовища. Над головой периодически проплывали мутные пятна света, в которых угадывались очертания фонарных столбов. В этих желтоватых островках липкие лапы хищника ослабляли хватку, лишь для того чтоб с новой силой сжать меня за пределами их свечения.
   Третий двор - тоже не тот... Ещё один. И ещё... Право, лево... Силы утекали, время перестало существовать, растянувшись в бесконечное мучительное мгновение, а я всё плутал средь бетонных коробок. Вдруг я оказался во дворике между стеной панельной многоэтажки и одноподъездной свечкой из красного кирпича. Ее цвет скорее угадывался, так-как белёсая мгла мешала разглядеть всё подробно. Мне сюда. К этой свечке...
   На подгибающихся ногах, из последних сил я добрёл до заветной цели. У парадной стояли две скамейки, на одной из которой понуро сидел человек - большой, лысый мужик в рабочем комбинезоне. Дрожащим голосом я обратился к нему.
   -- Пошли!.. Нам нужно уходить...
   Он не спеша поднял взгляд на меня. Его глаза были усталыми, но в них искрилось какое-то озорство.
   -- Подождём немного. - спокойно ответил он.
   Глядя на его спокойствие, я вдруг подумал, что помощь нужна не ему, а мне. Я уже задыхался от навалившей тяжести и сковавшего грудь тумана, а этому дядьке хоть бы хны!
   -- Если сейчас не уйдём, нам крышка!.. - на последнем издыхании взмолился я.
   Вдруг изнутри подъезда послышался топот ног. За дверью всё ближе и ближе раздавались шаги. Я поднялся со скамьи, готовясь к самому худшему. В следующую минуту дверь распахнулась, и я столкнулся лицом к лицу с настоящим кошмаром!
   Я смотрел на самого себя! Меня парализовал ужас. В глазах моей копии читались такие же чувства, какие испытывал я. Причём назвать его двойником я не мог - выглядел он несколько иначе. Ниже ростом, но шире в плечах, взъерошенная шевелюра, иные черты лица... Но я знал что это я сам! Собственной персоной, смотрю на себя. Я это чувствовал своим нутром. За тот краткий миг, что длилось наваждение, я успел осознать эти тонкости. И ещё я успел услышать слова человека в рабочем комбинезоне.
   -- Всё-таки возможно, стоя на краю, переступить черту и не упасть...
   Смысл фразы от меня ускользнул, потому что в следующее мгновение морок рассеялся, и я оказался у себя дома, в кресле, уткнувшись лицом в стол. Остатки сонной одури ещё несли ужас пережитого кошмара, и я по инерции дёрнулся в кресле. Да так, что рухнул на пол, как бычок на бойне.
   Разглядывая потолок, из позиции лёжа, я попытался вспомнить что либо подобное в своей жизни, но не смог. Эффект полного присутствия меня ошеломил. Каждая деталь этой прогулки в своё подсознание была столь реалистична, и последовательность событий столь же невероятно стройна, что мне сразу пришли на ум разнообразные духовные практики под названием "осознанное сновидение".
   Разница лишь в том, что для остальных людей подобные вещи являются результатом многолетних усилий. Мне же, как идиоту, всё это свалилось как ком снега на голову.
   Я глянул на время. Без четверти три... Новая загадка!.. Из магазина я пришёл в половине третьего. Я запомнил время, потому что первым делом, с порога посмотрел на комп, на котором в качестве скринсейвера выставлены часы. Ещё минут десять ковырялся на кухне. Придя в комнату, успел отхлебнуть чая. Итого... На сон оставалось не больше пяти минут! В том же мире я провёл намного больше времени...
   Я посмотрел на чашку с чаем, стоящую на столе. Она была ещё очень горячей, над поверхностью до сих пор клубились язычки пара.
   Спать совершенно расхотелось. В растрёпанных чувствах я отправился на кухню и сконструировал себе двухэтажный бутерброд, для того чтобы опошлить им саму идею чайного напитка. Работая челюстями с энтузиазмом мясорубки, я усиленно думал о постигшем меня событии. Вдруг раздался звонок мобильного, от которого я чуть не выронил несчастный бутер с остатками чая.
   Сашка, как пить дать - он! Только этот клоун может позвонить среди ночи, зная, что я не сплю. Потому что сам такой же. Интересно, если бы он позвонил мне в то время пока я "спал", услышал бы я телефон? Или продолжал бы блуждать в поисках неведомого человека?
   -- Не спишь? - весело спросил Сашок.
   -- Пока не знаю... - растерянно произнёс я.
   -- Ты уж определись! - задорно продолжил он. - Ты, вроде, по ночам работаешь? Или я не вовремя?
   -- Да нет, всё нормально. Просто задумался.
   -- Тогда лови обещанный скелетик. И заодно, проверь карточку. Тебе должны денежки упасть. Ну, за ту хрень, про Зону.
   -- Спасибо, Шур.
   -- Кстати, как у тебя на сольном поприще? Накатал чего?
   -- Накатал! - уже гораздо бодрее отозвался я. - Что-то вроде раздельчика.
   -- Прекрасно! - довольно воскликнул он. - Мы как раз договорились с одним журналом о серийной публикации. В каждом из номеров по страничке. Того, что ты накропал, хватит на выпуск?
   -- Может даже на большее...
   -- Тогда кидай мне, а там разберёмся!
   В трубке раздались короткие гудки. Терпеть не могу эту Сашину привычку! Начальник, блин! Ему хорошо - нахватал редактуры, и сидит довольный, как устрица в рыболовной сети.
   Я же остался наедине с недоеденным бутербродом, остывающим чаем и неприятным осадком на душе. Всё произошедшее выбило меня из колеи настолько, что работать расхотелось, сон не шёл, но и заняться было не чем. Компьютер известил о пришедшей почте, но читать письмо не было желания. Наскоро отправив встречное письмо Шурику, я откинулся в кресле и стал придумывать себе занятие.
   Снова затрещал мобильный. В трубке послышался знакомый голос.
   -- Для одной страницы многовато... Может урезать часть?
   -- Нет! - отрезал я.
   Ещё чего!!! Моя первая настоящая работа - и сразу кастрированная!
   -- Там всё взаимосвязано наперёд! Ты сперва прочитай, а потом предлагай! Отрезальщик! - вспылил я. - Лучше подумай, как её разделить.
   -- Ну не ори! - усмехнулся Сашка. - Попробуем пробить больше места в журнале. Может, позволят?.. А у тебя по плану ещё много текста?
   -- Как минимум, раз в шесть больше того, что я отослал.
   -- Ладно. Прочитаю - отзвонюсь.
   Снова в телефоне знакомые гудки.
   -- Сволочь ты всё-таки, Саша! - подсаживаясь к клавиатуре, сказал я.
   После столь интенсивного поджопника, мысли заработали с новой силой.
  
   * * *
   Пробуждение редко когда бывает лёгким и позитивным. А уж пробуждение после безбашенной попойки - просто мука. Насилу подняв своё бренное туловище с кровати, отправляюсь прямиком в "Добрый вечер". Продолжения банкета мне не хочется, а вот покушать - очень. Но главное - мной движет любопытство, связанное с давешним телефоном. Мне не терпится узнать всё, что разведала Мара.
   На улице сумрачно и льёт мелкий дождик, плавя сугробы, которые намела давеча метель. Под ногами ручейки воды пробивают себе русла сквозь раскисший снег.
   Пройдя в красный зал, сажусь за ближайший к стойке столик, и с каменной рожей жду, когда Мара обратит на меня внимание. Сейчас это очень просто. Заведение только открылось, народу всего пара человек, так что долго мне сидеть не придётся.
   -- Привет Кон. - улыбаясь здоровается она. - Что нибудь закажешь?
   -- Здравствуй Мара! - очень официально приветствую её я. - Кушать хочу. Мне бы вашей фирменной картошечки, попрожаренее. Мясо с сыром и яйцом, овощной салатик и заварник с чаем.
   -- Ожидайте! - лукаво ухмыляясь, молвит она и удаляется на кухню.
   Хитрюга! Знает, зачем я в действительности пришёл. Картошечка... Ха! Как бы ни фиг! Она по глазам видит, что мне нужно. Вопрос в другом - кто первый не выдержит и начнёт разговор. Ведь и по её глазам понятно - она нашла нечто ценное, и ей не терпится этим поделиться. Хотя картошечку Мара, и впрямь, готовит исключительно вкусно!
   Спустя некоторое время из кухни выходит Мара, неся в руках поднос, источающий богатый аромат своих фирменных блюд. Поставив его на стол, она садится напротив меня и, облокотив голову на ладонь, пристально смотрит на мою трапезу. С невозмутимым видом я начинаю есть.
   -- Очень вкусно! - искренне говорю я, уплетая за обе щеки картошку. - Спасибо тебе огромное! Кстати, Сан ещё дрыхнет, так, что к нему не прорваться. Про испорченную мебель я ему напомню, как проснётся!
   Девушка, решив играть до победной, поддерживает праздный разговор.
   -- Не беспокойся. - отмахивается она. - Всё нормально.
   -- Что эти мартышки вчера натворили?! - совершенно честно интересуюсь я. Так как я ушёл раньше завершения гулянки, то многих вещей мог не знать. А зная своих друзей, я мог предполагать только худшее.
   -- В том то и дело, что ничего плохого! - улыбается Мара. - Наоборот, здорово выручили! Передай Сану спасибо от меня. И с них я ничего не буду вычитать. Я ему вчера говорила, но судя по его состоянию, он может не помнить...
   От удивления я на миг замираю в полном непонимании.
   -- Когда ты ушёл, сидевшая за соседним с вами столиком компания распоясавшихся кретинов начала докапываться до меня. - словно нехотя говорит она. - Твоя Тан очень популярно разъяснила им правила поведения. Двоих пришлось уносить. Девчонка динамит! Ей потом долго весь зал тосты произносил.
   У меня похолодело в груди. Глоссария не избежать!
   -- Эти дебилы подадут жалобу... - упавшим голосом произношу я. Есть сразу расхотелось.
   -- Пусть попробуют! - возмущается она. - Весь синий зал видел, как они себя вели. Пусть радуются, что я пока молчу! Вякнут на твою Танни, будут иметь дело со мной. А моё слово далеко не самое последнее в Перекрёстке.
   У меня отлегло от сердца. Сразу захотелось есть.
   Мара пристально глядит на меня, пока я уминаю пищу за обе щеки, как старшая сестра на младшего, наивного брата. Дежурные разговоры иссякли, остаётся главный, тот, ради которого я здесь. Она ждет, когда я задам вопрос. И я сдаюсь. Ведь формально, она сделала первый шаг, составив мне компанию за столом. В её задачи не входит развлекать клиентов праздными беседами.
   -- Как дела с телефоном? - вкрадчиво спрашиваю я.
   -- А я, грешным делом, и впрямь подумала, что ты только покушать заглянул! - не удержавшись от шпильки в мой адрес, улыбается она.
   -- Первым делом! Я никогда не откажусь от твоей кухни! - в тон ей отвечаю я.
   -- Ладно, к делу. - вмиг становится серьёзной Мара. - Имя того Волхва, которого ты выволок вчера, мне выяснить не удалось. Тёмная лошадка. Но вот про его делишки кое-что сказать могу. Известно, что он один из немногих Волхвов, кто способен выходить в Белую мглу. Не удивляет?
   Я мгновенно настораживаюсь и пытаюсь сложить два плюс два. Хоть мозги и трещат на всю катушку, но четыре никак не выходит. Вместо этого получается какая-то херня...
   -- Если он способен гулять по Мгле, то, какого лешего он завис в том лабиринте? - мой закономерный вопрос. - Это же не Волхв получается, а обычный Скользящий!
   -- Нет, Кон. Этот субчик именно Волхв! - пристально глядя мне в глаза, молвит она. Потом отводит взгляд, и задумчиво барабанит пальцами по столу.
   -- Не тяни! Я уже понял, что тебе есть чего рассказать. Мне ты можешь доверять! - отпивая чай из кружки, говорю я.
   -- Я тебе доверяю,.. но боюсь после таких вестей, ты можешь наломать дров...
   -- Ты когда нибудь слышала, что бы я совершал тупорылые поступки? - откинувшись на спинку стула, спросил я. - Я же проводник, а не оборотень или пирокин.
   -- Тогда не обижайся. Ты знаешь, как ушёл Лем?
   -- Не справился с заданием. А причём тут он?
   -- Притом! Он второй, кто отправился вытаскивать твоего клиента.
   -- А я что, третий? - новость и впрямь ставит меня в тупик.
   -- Пятый... Ты пятый, дружок. - она внимательно глядит на меня.
   Конечно, это повод возгордиться собой любимым, если легендарный Лем завалил то задание, которое выполнил я. Но что-то мне не до гордости.
   -- К тому же, Лем ушёл не там. - продолжает Мара. - Он умудрился выскочить оттуда, пусть и, не выведя Волхва. Сразу после этой заварушки он пришёл сюда, напился и начал рассказывать то же, что и ты, за исключением истории про телефон. Потом с пьяных глаз он нырнул во Мглу, и больше не возвращался.
   -- Понятно... - грустно говорю я. Лем был нашим хорошим другом, пусть и не тусовался в нашей компашке постоянно. - Легенда должна уйти незаметно и загадочно...
   -- Не вини его! - строго произносит она. - Он хоть и одиночка, но к вашему квартету очень привязался. Он не хотел, что бы вы туда совались. А знаешь почему?
   Её слова меня настораживают, но я не нахожу что ответить.
   -- Он сказал, что тот лабиринт в котором ты погулял держится усилиями не одного Асана, но и этого клиента.
   -- Значит, моё чутьё меня не подвело!
   -- Ты о чём? Тоже знал что он...
   Я не даю ей договорить.
   -- Просто когда я его вёл, то подумал - такие силы, которые нам противостоят, не могут поддерживаться одним Волхвом. Должен быть ещё хотя бы один! Но, то, что это тот, кого я веду... это новость! Может Лем ошибался?.. - хотя в последнее я верю меньше всего. Он не умел ошибаться.
   Мара пропускает мои глупые слова мимо ушей и продолжает.
   -- Ему единственному из четырёх удалось вырваться оттуда. Помнишь Рена? Роана, Виса? Они все там остались.
   Двоих я знал относительно хорошо, частенько пировали в синем зале за соседними столиками. А вот Роана я знал лишь мельком. Но все они были опытными проводниками... и сгинули в этой чёртовой дыре.
   -- А теперь слушай внимательно, и главное отнесись к моим словам серьёзно! - её взгляд становиться очень жёстким. - Таких как твой клиент называют Адептами. Их всего несколько, по крайней мере, в этой части мира. Никто не знает про них ничего определённого. Но периодически сталкиваются с их могуществом почти все Скользящие. Эти ребята умеют не просто строить вселенные, но и путешествовать в чужие,.. так же они могут контролировать всех, кто попадётся им на пути. Они вобрали в себя всё самое лучшее от Волхвов и Скользящих!
   -- Тогда я не пойму, зачем ему нужно было устраивать весь этот цирк?! - переливая остатки чая из заварника в кружку, спрашиваю я.
   -- Это ты у него спроси! - разводит руками Мара. - Он тебе номер телефона оставил, не я.
   -- Что за номер?
   -- Всё забываю, что ты не любитель игрушек из Мглы. - вздыхает она. - Сан подарил тебе телефон. Это средство связи.
   -- А зачем для связи какие-то железные пластинки? Просто позвать нельзя? - удивлённо спрашиваю я.
   -- В Белой мгле так не умеют. Ты вообще там часто бываешь? - удивляется девушка.
   -- Был несколько раз. - смущённо отвечаю я. - Мне там не нравится. С этими вопросами лучше к Сану. Его оттуда за уши не вытянешь.
   -- В общем, там только одна техника, вроде машин, на которых сейчас и здесь любят покататься, компьютеры разные. Много всего. Так вот, что бы связаться по телефону с кем-то, нужно чтоб у обоих была такая штука. Набираешь номер, вроде того, который тебе дал Адепт, и разговариваешь.
   -- Что, прямо как мы с тобой сейчас?
   -- Да, но только на расстоянии. - смеясь над моей неосведомлённостью, говорит она.
   -- Как всё это сложно, а главное бессмысленно... Позвать гораздо легче и быстрей. - задумчиво бормочу я.
   Пытаясь привести мысли в порядок и разложить по полочкам свалившуюся на меня информацию за эти два дня, я понимаю, что получил целый ворох вопросов и ни одного толкового ответа. Сплошные загадки!.. А главное, в душе растёт обида за себя - так жестоко обмануться! Переть через лабиринт того, кто является его частью. Обида горькая и неизгладимая.
   И вдруг я ловлю себя на мысли - может мне просто завидно. Завидую тому, кто, раздвинув границы возможностей, стал намного могущественнее?.. Но это могущество погубило моего товарища, одного из лучших Скользящих!
   Нет, не такой ценой!
   -- Спасибо, Мара. - отрываясь от самосозерцания, говорю я. - Сколько с меня?
   -- Не забивай голову. - отмахивается она. - Сегодня за счёт заведения. Мне было больше пользы от твоей истории, и всего что связано с ней. У меня к тебе будет только одна просьба. - смущённо произносит она после долгой паузы. - Мне нужно кое-что забрать у одного Волхва. Большая серебристая шкатулка. Имя Волхва - Сот. Возьмёшься?
   -- Для тебя всё что угодно. К тому же Сан вчера проштрафился, пусть поработает!
   Попрощавшись, выхожу на улицу. За то время пока я был в ресторанчике, погода снова изменилась. Сумрак сменился тьмой, ветер усилился, а вместо моросящей кисеи дождя сыплет мелкая снежная крупка. Слякоть под ногами подмёрзла, покрывшись скорлупой льда. Постояв под козырьком у входа, я прикуриваю сигарету и направляюсь к Сану.
  
   * * *
   За окном вовсю сияло утреннее солнце. В квартире становилось душно. Работать совершенно не хотелось - пальцы зачерствели от постоянного напряжения в скрюченном состоянии, спина онемела, глаза слезились от сияния монитора. Насилу выбравшись из кресла, я упал на диван и почти сразу провалился в сон.
   Зазвеневший телефон вырвал меня в реальность. И сразу боль вонзилась в голову с силой финки. Прошло всего четверть часа, как я уснул...
   -- Алло. - сонным голосом сказал я в трубку.
   -- Костян! Ты что, спишь что ли? - бодро спросил Сашка. Ни намёка на усталость.
   -- Сплю. А ты полон сил и энергии. Поставил себе клизму с крепким кофе? - подколол его я. - В отличие от некоторых, я работаю в ночную смену, ещё и часть дня зацепляю. Что звонишь?
   -- Узнать как твоё здоровье! - совершенно честно соврал он.
   -- Не тяни кота за яйца! Выкладывай.
   -- Нужно чтоб ты ко мне приехал.
   -- Только не сейчас. - отрезал я. - Ты на часы смотрел? Половина восьмого утра! Смерти моей хочешь?
   -- Смотри, можешь к девяти...
   -- Давай часам к двум. Я хоть посплю немного.
   -- Замётано. - легко согласился Шурик.
   Спустя мгновение до меня дошло, что он чего-то не договаривает. Обычно все вопросы мы решаем по телефону.
   -- Стоп! А в чём, собственно дело? Что за острая необходимость в моём появлении?
   -- Приедешь - узнаешь.
   В телефоне закапали короткие гудки. После его слов, в сознании промелькнули подозрительные мысли. Но спать хотелось настолько, что предоставив этим мыслям идти куда подальше, я завалился дрыхнуть.
  
   Шурка жил в нагорной части города, в старом доме на Ильинской, построенном наверно ещё при царе. Так что мне с Заречки пришлось добираться до него на двух автобусах. Без пробок, как сейчас в середине дня, это занимало около сорока минут. В часы пик дорога могла растянуться с утра и до бесконечности. Особенно в старом городе. Саша, зная мою непунктуальность, позвонил заранее, и уже в час дня я трясся в раскалённой маршрутке, среди потных тел.
   -- Заходи. - с порога сказал он.
   -- Жены нет дома?
   -- На работе. Большинство нормальных людей вынуждены ездить на своё рабочее место. Это ты расслабился.
   В последнее время Шурик обосновался совсем уж по буржуйски - дорогой ремонт в стиле хай-тек, широченная плазма в зале, чуть поскромнее в огромной кухне, кожаная мебель, на полу вместо ламината натуральный паркет. Конечно, в том была не столько его заслуга, сколько его жены. Как ни как, а хорошо оплачиваемый адвокат наверняка зарабатывает, посолидней редактора издательства.
   -- Пойдём в кухню. Чайник подоспел, заодно и поговорим.
   Споро заварив прямо в кружки, какую-то неведомую травяную смесь, Сашок как граф развалился на необъятном угловом диване, опоясавшем половину стола. По помещению разлился терпкий аромат напитка.
   -- Есть дело! - с ходу сказал он. - Согласишься - респект тебе и уважуха, нет - ничего страшного, никаких к тебе претензий.
   -- Много текста. Ты сейчас не роман пишешь, а разговариваешь с реальным человеком. По существу!.. И поподробнее.
   Он глянул на меня как на врага народа, видимо за то, что я не позволил ему проявить свои литературные способности. Помолчав немного и, отхлебнув глоток из чашки, он продолжил.
   -- Помнишь, ты написал книжку и выложил её в сеть? Чтобы все желающие могли её читать.
   Вопрос застал меня врасплох. Прежде всего потому что я выкладывал в интернет не один свой высер... В юношеские годы я успел накропать несколько вещей, которые казались мне удачными и заслуживающими внимания. Но, то были дела давно минувших дней, о коих я успел забыть.
   -- Знаешь,.. к редакции это не имеет никакого отношения. - чуть помедлив, произнёс я. - Так что претензии не по адресу.
   -- Расслабься! - отмахнулся Шурик. - Как раз наоборот, не претензии, а деловое предложение.
   Теперь я совершенно опешил, не понимая, к чему клонит мой товарищ. Он продолжал сидеть на диване и размеренно попивать чай, по-хозяйски закинув ноги на журнальный столик. В мою сторону он даже не смотрел, словно разговаривал с невидимым собеседником перед носом.
   -- Хорошая работа должна хорошо оплачиваться. - продолжил он. - Теперь ты понимаешь, почему тебе доверили самостоятельный проект? Тебя проверяют, сумеешь ли снова создать что-то ценное. А то знаешь, как бывает - одно удалось, а на последующие вещи пороху не хватило.
   -- Теперь, Саша, я ни черта не понимаю!.. Ты уж не обижайся. Можно с самого начала, и поподробнее? - поудобней располагаясь на диване, сказал я. - Про какую книжку именно ты говоришь, и что тебе от меня нужно. Недомолвки и загадки хороши для шпионских сюжетов, но мы не в застенках КГБ, и уж тем более мы не резиденты иностранных разведок при исполнении.
   -- А разве ты не помнишь свои "Крылья Нэнона"? - искренне удивляясь, Саша впервые взглянул на меня. - Удачная, знаешь ли, вещь...
   -- Я выбросил в сеть не один километр барахла. Неужели ты думаешь, что я за всем услежу? Да и нужно ли мне всё это?.. - теперь настала моя очередь вальяжно развалясь попивать ароматный напиток, не обращая внимания на хозяина дома. - Денег мне это не приносит, значит, интерес автоматически угасает.
   -- Другими словами, тебе было бы плевать, если бы кто нибудь левый взялся печатать твои работы и этот кто-то получал за тебя деньги?
   -- Я так не говорил! - помедлив, ответил я. - Во-первых, все они проименованы, что исключает их использование в корыстных целях. Во-вторых, я бы об этом узнал,.. рано или поздно. Что отсылает нас к пункту первому. И в-третьих - кому это, в жопу, нужно? Я ж не Пушкин или Достоевский!..
   -- То есть, от денег ты не отказываешься? - задал вопрос в лоб Шура.
   -- Ты здесь поблизости много идиотов видишь? - обернулся к нему я. - А ты что, предлагаешь монеты на халяву?
   -- Не на халяву. - разглядывая на просвет стеклянный бокал с чаем ответил Сашка. - За твой труд. За "Крылья Нэнона".
   -- Шутить изволите?
   -- А что, жаль? - метнул он на меня острый взгляд.
   -- Просто я до сих пор не въеду, чего ты добиваешься.
   -- Права. Права на эксклюзивное издание твоего детища.
   -- Пожалуйста... - немного растерянно сказал я. Суть всего произошедшего до меня ещё не дошла, и я с глуповатым выражением лица смог задать лишь банальный вопрос. - Тебе что, и впрямь понравился этот бред?
   -- Честно? - смущённо спросил Шурка.
   -- Как на духу! Я ж никогда не воспринимал всерьёз эти свои потуги. Пографоманил, и будет. Скинул во всемирное болото, с глаз долой. Авось кому приглянётся. - предчувствуя скорую похвалу и признание от своего коллеги затараторил я.
   Несколько скованно поглядывая в мою сторону, словно взвешивая говорить, или нет, Шура нервно крутил в руках бокал с чаем. Потом поставил его на столик, достал сигареты и закурил. Затянувшись и выпустив облако дыма, он явно нехотя, ответил.
   -- По правде говоря... Мне... В общем мне не понравилось! - выпалил он, будто пытаясь поскорей отделаться от своих слов. И тут же виновато глянул на меня. - Но это совсем не важно! Важно то, что это нравиться другим! Очень много народу оценило твой труд! Поверь, очень многим пришлись по вкусу твои слова.
   Странно, но я воспринял слова Сашки совершенно спокойно, без эмоций. Хотя едва почувствовав интерес в его голосе, очень оживился, надеясь на похвалу. И он, видимо, ожидал моей бурной реакции на высказанное мнение, раз так сконфузился и стал, оправдываясь лепетать. Скорей всего, я уже давно забросил под кровать те несколько книжек, среди которых были пресловутые "Крылья Нэнона", совершенно определённо поместив их в разряд юношеских неудачных попыток воздвигнуть себе литературный памятник среди столпов словесного творчества. Потому и не расстроился.
   А ведь некогда я очень гордился собой. Гордился тем, что, как мне казалось, смог создать нечто серьёзное и оригинальное. Даже отправил образцы в пару издательств, откуда потом очень долго ждал ответа. Конечно ответов я не получил, что не мешало мне продолжать тешить себя мыслью о сопричастности к писательской братии. И причиной тому была именно та книжка, о которой говорил сегодня Сашок. Я даже припомнил её сюжет. Этакая философско-фантастическая утопия про окружающую нас реальность. Каким наивом это выглядит сейчас, по прошествии доброй половины жизни...
   Подростковые переживания переломного возраста, круто замешанные на грибах, марихуане и Кастанеде, выплеснулись в аляповато-трагичную, запутанную картину мира, которая нашла отражение как в кривом зеркале, на страницах сего творения. Очень искреннюю, красочную,.. но оттого не менее наивную.
   Да,.. пожалуй, тогда я писал от чистого сердца, не кривя душой и ничего не выдумывая. Просто отражал вещи такими, какими их видел,.. или хотел видеть. Ведь всё тогда имело иную ценность и подлинность. Душа нараспашку, жизнь до краёв, любовь до гроба... И вот от этой искренности, запечатлённой в строках "Крыльев", сводило зубы. Потому что и сам тогда я был открытой книгой, которую мог прочесть любой желающий.
   Если Саша и ожидал от меня реакции на свои слова, то она была скорее смесью смущения и меланхолии, а вовсе не обидой.
   -- А что конкретно не по нраву пришлось? - небрежно спросил я.
   -- Ты, это,.. ты только не обижайся! - промямлил Шурик.
   -- Ты знаешь, что с обиженными делают? - улыбнулся я. - Валяй уже, говори!
   Сашок глянул на меня краем глаз, будто ожидая подвоха, смачно затянулся дорогущей сигаретой и задумчиво сказал.
   -- Мрачно там у тебя всё. Философия непонятная. К тому же, всё это больше похоже на какое-то сектантство.
   -- И ты что, реально поверил во всю эту чушь? - удивился я.
   -- Поверил, не поверил! - поморщился Саша. - Не в том суть. Главное что ты так умудрился засрать всем мозг - аж жуть!
   -- Да кому всем-то? Сотне другой идиотов-неудачников?
   -- Друг мой неосведомлённый. - усмехнулся Шурик. - Только за последние полтора года твою работу прочитало больше миллиона человек.
   Я поперхнулся чаем. Новость меня сразила наповал. После долгой паузы, потребовавшейся мне чтоб собрать воедино разбегающиеся мысли, я задал единственный вопрос, который вертелся на языке.
   -- Тогда почему её не взялись публиковать, когда я просил?
   -- Сколько лет прошло с тех пор?
   -- Лет пятнадцать. - растерянно произнёс я.
   Сашок неторопливо, словно барин, затушил окурок, отхлебнул чая и многозначительно уставился на меня.
   -- Ты же понимаешь. Наша работа - это лотерея. Понравятся или нет твои слова читателю, заранее не узнаешь. Можно лишь определить рамки текущей моды. Образ того мышления, которое нынче актуально. В те времена, когда ты пытался влезть в ряды писак, были актуальны другие произведения. Попроще, что ли.
   Конечно, Сашкины слова содержали зерно истины. Нынешняя волна литературы разительно отличалась от поколения девяностых, всё более обрастая витиеватыми сюжетами и сумасбродными идеями, больше похожими на горячечный бред обожравшегося глюками наркомана, чем на адекватные мысли. Моё творение как раз подходило под данную категорию. Другими словами, сейчас оно оказалось как нельзя кстати. Спустя столько лет...
   Я даже начал испытывать трепетное воодушевление, при мысли о солидном вознаграждении.
   -- Не гони! - отмахнулся я. - Сейчас хавают всё, в непомерных количествах. Лишь бы мозг засрать.
   -- Костя, не пори чушь! Поменьше цинизма... и всё у тебя будет нормально.
   -- Чья бы корова мычала, Александр батькович. - сквозь смех ответил я.
   -- Ладно. Мы от темы отвлеклись. - вмиг посерьёзнел Саша. - Уже сейчас на твоих гладкописуях можно неплохо подзаработать. Издать бумажный вариант, ограничить доступ к файлам с текстом в интернете. А лучше сделать доступ платный, заблокировав все прочие.
   -- Честно говоря, я даже не помню, куда его выкладывал. - задумчиво сказал я.
   -- При таком интересе к этому продукту, будь уверен, что он болтается по всей сети, вплоть до последних задворок всемирной помойки.
   -- По-моему ты преувеличиваешь. - сомневаясь, произнёс я. - Слишком много чести для меня.
   -- Не в том проблема, Костик. - с нажимом на слово "проблема" сказал Шура. - Прежде чем получать барыши, тебе необходимо отвоевать право на них.
   Я сразу перестал испытывать воодушевление. И выражение "необходимо отвоевать" явилось тому причиной. Чего-чего, а бодаться с кем-то ради горстки страниц маловразумительного текста мне совершенно не хотелось. Сашка, заметив перемену моего настроения, подлил масла в огонь.
   -- Питерское издательство бессовестно спёрло твою работу, подписав её именем неведомого Васи Пупкина, штампует её как горячие пирожки и торгует в разнос как пуговицами с лотка в базарный день.
   -- Слушай. - уныло сказал я. - Тебе обязательно вышибать почву у меня из под ног, всякий раз, когда я её почувствую?
   -- Хорош сопли на кулак наматывать! - возмутился Шурик. - Если хочешь получить деньги, тебе сейчас нужно серьёзно потрудиться.
   -- Один я ничего не сделаю.
   -- Никто не говорит, что ты попрёшь на амбразуру с голым задом. В этом деле заинтересован не только ты. По пустякам я бы не стал вытаскивать тебя из твоей берлоги. - самодовольно заявил Саша.
   -- И что мы будем делать?
   -- Это единственный вопрос, из всех заданных тобой сегодня который можно назвать разумным. Главное - ты согласен с моим предложением?
   -- Если хуже от этого не будет, то согласен. - без особой надежды ответил я.
   -- Ефли от эфово хузе не будет... - передразнивая меня, промямлил Шурка. - Поменяй штаны и расправь спину Костик! Прямо сейчас ты должен сделать свои яйца стальными, а не кисло размазывать кашу по тарелке. Послезавтра решается твоя судьба, и только от тебя зависит твоё место в этом сумасшедшем мире. С какой точки ты будешь взирать на окружающую тебя действительность?! С высоты успешного представителя лучшей половины человечества или с низины грязной лужи хныкающего дерьма. Сожми булки Константин Валерьевич, и веди свою колесницу судьбы вперёд, распахивая кости поверженных тобой врагов!
   Я удивлённо взглянул на Сашку - свою тираду он произнёс, смотря куда-то вдаль, с мечтательным видом и одухотворённой улыбкой. Таким я видел его очень,.. очень давно. Только во времена нашей школьной бытности, когда каждый из нас грезил о будущем, основываясь на идеализированных представлениях о жизни.
   Но те времена давно прошли, как прошло наивное соплежуйство, сменившись таким же безграничным цинизмом, как и границы нашей родины. Каждый заполнил свою нишу в этом обществе, повзрослел и сбросил с глаз навязанный воспитанием наив восприятия. Поменялись только роли. Шурик превратился из пухлого, закомплексованного ботана в успешного хлюста, трахающего каждую юбку, появившуюся в поле его досягаемости. Я же напротив - вырос в унылое говно из весёлого и беспечного разгильдяя, днями и ночами прячась в убогой квартирке от окружающего человечества.
   -- Собирай манатки, отсыпайся, и к семи вечера будь как штык на вокзале. До Курского долетим за четыре часа, а там по обстановке. - потом после некоторого раздумья добавил. - Заскочи по дороге в "Дирижабль" и купи книжку с названием "Крылья вечности". Так,.. для общего развития...
   Вот как получилось, что я оказался в Питере. Со всеми вытекающими обстоятельствами.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"