Темной Александр Валерьевич: другие произведения.

Рассказ "Баба-жаба"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс Наследница на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Устроившись в фирму "Швейка", Семен не предполагал, что работа бухгалтера - самая опасная не только для здоровья, но и для жизни. В обычном офисе вместе с людьми могут работать самые настоящие оборотни, страшнейший из которых - Жаба. Оборотней трудно распознать, но ещё труднее победить, в чем Семен убедился на собственном печальном опыте.

  Так уж получилось, что, окончив Педагогический университет с красным дипломом, Семен не смог найти работу по специальности. И дело было не в его лени или нежелании работать в школе. Он любил детей, с детства мечтал быть учителем, как его мама и бабушка, но...
  Как много в нашей жизни этих "но", которые могут повернуть в другую сторону колесо жизни!
  Семен работал учителем русского языка и литературы, параллельно встречаясь с Лерой Кругловой. Он любил её, а она обожала бары и дискотеки. Семен понимал, что рано или поздно их отношениям придёт конец. В какой-то момент ему надоело приходить на работу невыспавшимся и опухшим "после вчерашнего". Он хотел сказать Лере об этом, но в один прекрасный, если можно так сказать, день директор школы, Владимир Ильич, которого дети за глаза называли Ленин, зашёл в учительскую как раз в тот момент, когда Семен похмелялся бутылкой пива. После короткого, но неприятного разговора с Лениным, Семен понял, что его карьера учителя закончилась.
  А потом пошло-поехало: Семен работал слесарем, грузчиком, экспедитором, охранником. Куда же деваться, когда ты молод, твоя подруга любит развлекаться, а тебе нужны деньги? Именно тогда Семен понял, что без связей и без опыта работы ни в одну приличную организацию его не возьмут. Ни того, ни другого у него не было. Был только красный диплом, но в школах, в которые приходил Семен, ему в трудоустройстве отказывали. А ведь он уволился по собственному желанию. Семен сделал всё возможное, чтобы его не увольняли по "горбатой" статье: он на последние деньги купил бутылку коньяка, вручил её Ленину.
  А на работу, где требовалось наличие высшего образования, где за восьмичасовое просиживание в офисе платили неплохие деньги, Семена всё равно не брали, и ему оставалось только гадать, откуда они знают про его "прокол"?
   Как гром среди ясного неба грянул кризис 2008-го года, и Семен понял, что найти нормальную работу ему уже не светит. Именно в это время Лера Круглова, печально вздохнув, сказала, что им нужно расстаться. К её удивлению, Семен охотно согласился. Ведь именно тогда он записался на курсы бухгалтеров. Он работал охранником на автостоянке и параллельно ходил на курсы. Ему нужны были деньги, свободное время и силы. Понятное дело, что Лера в его планы не входила.
   Другие охранники над ним смеялись. Они говорили, что Семен выбирает какие-то немужские направления - учитель, бухгалтер. Если так и дальше пойдёт, то ему придётся сменить ориентацию и начать их ублажать. Семен не обращал на эти выпады в свой адрес внимание. Он искренне верил, что если не получилось быть учителем, то обязательно получится быть бухгалтером.
  Кто сказал, что бухгалтер - не мужская работа? С Семеном на курсы бухгалтеров ходили в основном мужчины. Правда, это были те мужчины, которые остались в кризис без работы и поняли, что пора что-то в жизни менять. И нужно начать с профессии.
  Закончив курсы, Семен разместил объявление в интернете и стал ждать. Конечно, он не ждал шквала звонков, но был очень удивлен, когда через пять минут после того, как он поместил на своей страничке объявление и нажал кнопку "Enter", ему позвонили на сотовый и твёрдый, но приятный мужской голос предложил ему подойти на собеседование.
  Название организации показалось Семену смешным - фирма "Швейка". Но в тот момент ему было наплевать на то, как будет называться организация. Главным для него было найти работу.
  На сборы ушло минут пять. Десять минут Семен добирался на троллейбусе до двенадцатиэтажного административного здания, в котором располагался офис фирмы "Швейка". Позже Семен выяснил, что эта организация занимается пошивом и продажей женской одежды - платьев, блузок, сарафанов и нижнего белья.
  Офис располагался на первом этаже здания. Проскочив мимо симпатичной секретарши, представившись на ходу, Семен оказался в большом кабинете, в самом конце которого сидел директор - мужчина средних лет, в дорогом костюме, с красным пятном на белой рубашке. Глядя на это пятно, Семен подумал, что это кетчуп. Наверное, директор ел на обед гамбургер.
  - ...Наше предприятие является крупнейшим производителем женской одежды в регионе... - будто откуда-то издалека вливался в уши Семена бархатистый голос директора. Этот голос успокаивал и погружал в полусонное состояние. - Мы даже в кризисное время набираем персонал, в то время как другие увольняют. Мы поставляем... Семен, вы меня слышите?
  - А? Что? - Семен посмотрел в карие, волчьи глаза директора, с трудом подавив зевок. - Да, слышу. Так на чём вы остановились?
  - ...И в какой-то момент нам понадобился молодой, прогрессивно мыслящий бухгалтер. Я прочитал ваше резюме. По-моему, вы нам подходите! Когда ты готов приступить к работе?
  Семен вынырнул из вяло-сонного состояния. Сердце учащенно забилось, на душе стало тепло. Даже резкий переход на "ты" его не смутил. Сияя довольной улыбкой, он ответил:
  - Да хоть сейчас!
  - Вот и отлично! Тогда я провожу тебя на твоё рабочее место, познакомлю с коллективом. Вопросы есть?
  - Да! - Семен кашлянул, поправил очки. - Как вас зовут, и сколько я буду получать?
  - Ох, какой я рассеянный, - директор хлопнул себя по лбу так сильно, что остался красный след от золотого перстня. - Меня зовут Рогов Геннадий Ефимович. А получать ты будешь десять тысяч на испытательный срок, а потом - двадцатка плюс премия. Согласен?
  - А сколько длится испытательный срок?
  - Месяц! - Геннадий Ефимович достал из внутреннего кармана пиджака визитную карточку, протянул Семену.
  - Я согласен, - Семен закивал головой. - По-моему, неплохо для кризиса.
  - Конечно, неплохо. Только хочу тебя предупредить, что ты будешь сидеть в одном кабинете с нашим главбухом, с Ольгой Валерьевной...
  - Это нормально, я же бухгалтер...
  Геннадий Ефимович повернул к Семену экран монитора и показал фотографию полной женщины с чёрными волосами, чёрными губами и сильно очерченными тушью глазами.
  - Вот она... Ольга Валерьевна. Поверь мне, она страшная женщина. Она уже пятерых твоих предшественников сожрала. Так что будь с ней осторожен, хорошо?
  - Какой у неё тяжёлый взгляд, - пробормотал Семен.
  - И не только взгляд, - Геннадий Ефимович улыбнулся, хотя глаза его оставались серьёзными. - Я сам её побаиваюсь...
  Директор подмигнул Семену и засмеялся раскатистым смехом. Семен тоже рассмеялся, но только для того, чтобы показать Геннадию Ефимовичу, что оценил его юмор. На самом деле Семен думал над тем, как ему понимать слова директора? Если это шутка - то не очень удачная. Семен не понимал, зачем руководителю организации в первый же день настраивать нового сотрудника против главбуха? Поэтому смех у него получился фальшивый. Но Геннадий Ефимович, похоже, этого не заметил. Или сделал вид, что не заметил?
  - Я буду осторожен и не дам ей себя... - Семен замолчал, подбирая нужное слово. - ...подвести под увольнение! А зачем вы мне...
  - Не знаю почему, но ты мне нравишься! - директор поднялся из-за стола. Он на две головы выше Семена. Когда Семен смотрел на него снизу вверх, он увидел, как ноздри Геннадия Ефимовича расширяются, будто он принюхивается к чему-то. - А теперь я покажу тебе твоё рабочее место и познакомлю с коллективом.
  - Хорошо...
  Когда они вышли в тёмный прохладный коридор, Семен подышал на свою ладонь, понюхал её. Дыхание было свежим. Но всё равно, на всякий случай, Семен достал из кармана мятную жвачку и быстро засунул её в рот. Не зря же говорят, что свежесть дыхания способствует взаимопониманию?
  Геннадий Ефимович пошёл по длинному коридору. Семен, как собачка, бежал за ним, внимая каждому его слову.
  - Вот здесь у нас сидят менеджеры, - директор без стука, по-хозяйски вошёл в небольшой кабинет, в котором человек десять - мужчины и женщины, вцепившись в телефонные трубки, что-то громко говорили невидимым собеседникам и стучали по клавиатурам. В кабинете стоял невообразимый шум. Когда Геннадий Ефимович вошёл в кабинет, все замолчали. Слышалась только музыка, льющаяся из динамиков китайской магнитолы, стоящей на подоконнике. - Здравствуйте, труженики!
  - Здравствуйте, Геннадий Ефимович! - хором ответили менеджеры.
  - Это наш новый сотрудник, Семен Белкин, - директор указал рукой на Семена. - Наш новый бухгалтер...
  Менеджеры ничего не ответили. Только одна молоденькая девчушка кивнула головой и тихо произнесла:
  - Очень приятно!
  - Семен Белкин! - Семен улыбнулся натянутой улыбкой и скользнул взглядом по лицам менеджеров. Его удивило не то, что лица менеджеров были усталыми и обреченными, будто они работают здесь только за еду и домой не уходят. Семена испугало то, что в этих измученных лицах он увидел жалость и сочувствие.
  - Пошли дальше, - директор немного постоял, вглядываясь в измученные лица "тружеников" и вышел из кабинета. Семен проследовал за ним.
  Директор шёл быстро. Семену приходилось бежать, чтобы не отстать от него. На бегу он соображал, почему он встретил на себе столько сочувствующих взглядов, будто он - агнец, ведомый на заклание. Внутренний голос шепнул ему, что нужно забрать заявление о приёме на работу, пока не поздно, но Семен заглушал этот голос, понимая, что ему нужна эта работа. Хотя бы потому, что ему было стыдно работать на автостоянке охранником, имея на руках красный диплом Педагогического университета. Семен предполагал, что менеджеры смотрят на него с жалостью потому, что главный бухгалтер "сожрала" пятерых бухгалтеров. Ну, бывает такое. Люди не сошлись характерами, повздорили. Главный бухгалтер - второй человек после директора в любой организации. Это ведь и ежу понятно, что с ней лучше не спорить. И Семен с ней спорить не будет. Он будет делать всё - крутиться волчком, прыгать на задних лапках с высунутым языком, делать ей массаж ступней... Нет, массаж он этой толстухе делать не будет, но сделает всё возможное, чтобы его не уволили. Ему нужна эта работа и он, Семен Белкин, получит её и выберется из той ямы, в которой отказался, в которую сам себя загнал. Судя по евроремонту в кабинетах и дорогой мебели, организация не из бедных, а это значит, что и платить много будут. Нет, нельзя отказываться от такой работы только из-за того, что главбух - толстая стервозная баба, которую даже директор боится. Ведь Семен ничего не боится. Он в одиночку задержал двоих наркоманов, забросавших ночью автостоянку пустыми бутылками и разбивших лобовое стекло джипа "Гранд-Чероки". Он, Семен, дрался с пьяными слесарями и с буйными охранниками. Работая экспедитором, Семен уложил троих здоровых грабителей, когда вёз два миллиона рублей из Магнитогорска. Он отбивался от них, держа в одной руке мешок с деньгами, а в другой - монтировку. Водитель МАЗа при этом лежал на мокром асфальте и хныкал, держась руками за разбитое лицо... Любые неприятности с главбухом по сравнению с теми переделками, в которые попадал Семен, казались какими-то мелкими и несерьезными. А уж справиться с главбухом он и подавно сможет. Они ещё не знают, кого на работу приняли. Он им всем ещё покажет!
  Так думал Семен, разглядывая стены длинного коридора, глядя на симпатичных женщин, работающих в офисах, которых удавалось увидеть через приоткрытые двери.
  - А вот здесь столовая, - Геннадий Ефимович слегка подтолкнул Семена в спину. Семен зашёл в большое помещение, заставленное пластиковыми столами, пахнущее пищей. За одним из столов сидел высокий мужчина с бородой и с волосатыми, как у обезьяны, руками. Внешне он был немного похож на Геннадия Ефимовича. Семен бы не удивился, если бы узнал, что они - братья. Семен приближался к этому неандертальцу в итальянском костюме, чувствуя, как директор подталкивает его, и смотрел, как неандерталец с аппетитом поглощает что-то похожее на пельмени. Подойдя ближе, Семен увидел на тарелке неандертальца... человеческое ухо. На ухе была золотая серьга. Это было женское ухо. У Семена пересохло во рту, и ноги стали подкашиваться, когда он увидел это ухо. Волосатый мужчина насадил ухо на вилку, отправил в рот. Пожевав немного, он сморщился, достал изо рта золотую сережку, рассмотрел её и убрал в карман пиджака.
  - А-а-а... - вырвалось из груди Семена. Семен даже в фильмах ужасов не видел ничего подобного. Первое, что пришло ему в голову - убежать оттуда. Но только он развернулся, тяжелые руки Геннадия Ефимовича легли ему на плечи и сжали.
  - Что с тобой, Семен?
  - Я... У меня голова закружилась. Можно, я выйду?
  - Да у тебя очки запотели... Кстати, это Николай Иванович Волков, начальник производственного участка в Арамиле.
  Неандерталец поднялся из-за стола, протянул похожую на совковую лопату ладонь.
  - Оч-чень приятно, - Семен с опаской протянул руку. Николай Иванович сразу вцепился в неё, больно сжал и начал трясти, будто намереваясь оторвать её.
  - Волков Николай Иванович...
  - Семен... Семен Белкин.
  - Рад, что вы познакомились, - с улыбкой сказал Геннадий Ефимович, глядя то на Семена, то на Волкова. - Семён - наш новый бухгалтер... Коля, ты зайди ко мне после обеда, хорошо?
  - Хорошо! - ответил Волков. Его губы растянулись в улыбке, обнажив коронки из белого металла на неестественно больших зубах.
  Вырвав руку из цепкой ручищи Волкова, Семен выскочил из столовой и побежал по коридору. Он бежал, пока взгляд его упёрся в букву "М" на белой двери. Пулей заскочив в туалет, Семён упал на колени перед унитазом. Только когда его желудок избавился от завтрака, в голове стало проясняться.
  - Мне всё это показалось, я перенервничал, - успокаивал себя Семен, стоя перед умывальником и умывая лицо холодной водой . - Не мог человек в присутствии других людей, в общественном месте есть человеческое ухо. Не мог. Мне показалось, очки запотели... - Семен достал из кармана пиджака носовой платок и стал протирать очки. - Чёртовы очки! Давно пора перейти на контактные линзы...
  Нацепив на нос очки, Семен посмотрел на своё отражение в зеркале. За его спиной стояли... Геннадий Ефимович и Николай Иванович. С лица Волкова не сходила хищная улыбка.
  А! - Семен подпрыгнул от неожиданности, схватившись за сердце. Он не слышал, чтобы дверь туалета открывалась, не слышал звука шагов. Они появились в туалете, будто из ниоткуда.
  - Что с тобой? - засмеявшись, спросил директор. - Ты точно здоров?
  Улыбка сошла с лица Волкова. На его лице появилась маска озабоченности и сочувствия.
  - Да, - ответил Семен, взяв себя в руки.
  - Я понял, что с тобой, - Геннадий Ефимович почесал подбородок. - Я зря сказал тебе про Ольгу Валерьевну. Хотел просто помочь тебе, а получилось, что испугал...
  - Да успокойся ты, - Волков хохотнул, положил Семену руку на плечо. - Она не такая уж страшная! - Я бы в жизни не подумал, что бывший учитель русского языка и литературы может быть таким впечатлительным! - Геннадий Ефимович покачал головой. - Ты же учил этих мелких варваров, этих чудовищ... Поверь мне, в наших глазах ты - герой, великомученик. Тебе при жизни памятник поставить можно... Гипсовую статую на худой конец...
  Геннадий Ефимович и Волков хором рассмеялись. Их беззаботный смех помог Семену окончательно прийти в себя.
  "Что происходит? Я пришёл устраиваться на работу. Запотели очки, мне почудилась какая-то хрень, я повёл себя неадекватно. А они вполне нормальные ребята. С юмором дружат... Скорее всего, меня и здесь отфутболят...".
  - Простите, - пробормотал Семен. - Я...
  - ...Перегрелся! - подвёл итог Геннадий Ефимович. - Ладно, это со всяким бывает. Пошли, покажу тебе бухгалтерию...
  Кабинет с табличкой "Бухгалтерия" находился рядом с кабинетом директора. Семену было непонятно, почему директор сначала потащил его в столовую.
  - Мне нужно было увидеть Николая, - пояснил Геннадий Ефимович, будто прочитав мысли Семена. - А если честно, меня всегда тошнило от запаха пельменей. Я тебя понимаю. Я тоже поначалу блевал, а потом привык. И ты привыкнешь...
  - Надеюсь, - Семен опустил взгляд в пол, стараясь не смотреть в глаза директору. Ему стало стыдно. Он чувствовал, как краска стыда заливает его уши, щёки.
  - А вот и наша бухгалтерия! - Геннадий Ефимович распахнул дверь. В нос Семену ударила смесь запаха пота и пищи. Запах был даже сильнее, чем в столовой. - Проходи!
  Семен вошёл в тесный кабинет три на четыре метра, плотно заставленный книжными шкафами, стеллажами с документацией. На небольшой тумбе у входа стояли ксерокс и чайник. У окна стояли два стола, за одним из которых сидело существо, которое женщиной можно было назвать с большой натяжкой.
  "Титан реслинга", - подумал Семен, глядя на расплывшуюся за столом особу, в которой массы было никак не меньше двухсот килограммов.
  - А... - только и смог сказать Семен, пораженный размерами женщины.
  - А это - Ольга Валерьевна, наш главнейший бухгалтер, - лицо Геннадия Ефимовича приняло подобострастное выражение. - ...А это - Семен Белкин, наш новый бухгалтер.
  - Ну-ну... - буркнула Ольга Валерьевна, окидывая Семена оценивающим взглядом. Её голос отдаленно напомнил Семену свиное хрюканье. - Студент?
  - Нет, - Семен замотал головой из стороны в сторону, щёки его покрылись румянцем смущения.
  - Отлично! - главбух перевела взгляд на монитор компьютера. Большое кресло с массивными подлокотниками жалобно скрипнуло.
  - Ну, я пошёл? - пятясь задом, как рак, Рогов покинул кабинет, аккуратно прикрыв дверь.
  - Садись, что встал? - не глядя на Семена, Ольга Валерьевна махнула рукой. При этом все жировые складки на её руках заколыхались. Волнение прошло по всему телу. Последним заколыхался тройной подбородок. - Работа несложная... Будешь заносить в 1С счета-фактуры, выписывать накладные, балансовые отчёты будешь делать. Первичку всю вести будешь. Потом мы на тебя функции кадровика повесим - личные карты сотрудников и всё такое...
  Так началась работа Семена в "Швейке". Работать бухгалтером было легче, чем учить детей и гораздо приятнее, чем охранять стоянку. Семен быстро втянулся в работу и старался добросовестно выполнять свои обязанности, ему всё нравилось, кроме того, что он сидит в одном кабинете с Ольгой Валерьевной, и их столы тесно придвинуты друг к другу. Можно сказать, что он с девяти часов утра до семи вечера сидел лицом к лицу с главбухом.
  А Ольга Валерьевна была непростым человеком. Никто не знал, где она живёт. Она просто появлялась перед дверями здания, будто из ниоткуда. Мужа у неё не было. Менеджеры шутили в курилке, что она съела мужа и всех своих родственников. Она всегда ходила в одном и том же чёрном плаще, на который, по прикидкам Семена, ушло немыслимое количество болоньевой ткани. Платье у неё тоже было чёрным. Губы и ногти она тоже красила в чёрный цвет. Хотя говорят, что чёрное стройнит, но на Ольгу Валерьевну, по мнению Семена, это не распространялось. В руке у неё всегда была кожаная сумка, тоже чёрная.
  Каждое утро Ольга Валерьевна боком протискивалась в кабинет, снимала свой плащ, потом медленно опускалась в своё рабочее кресло, которое начинало протяжно скрипеть. От этого скрипа у Семена всегда сводило скулы. Потом главбух открывала свою сумку и начинала извлекать из неё пищу. Начинала она, как правило, с бутербродов - с икрой, с колбасой, с сыром. После бутербродов в ход шли яблоки и бананы. Ближе к полудню в ход шла тяжелая артиллерия - жареные куры. В час дня главбух обычно звонила Рыкову, говорила, что она на обеде и шла есть в столовую. Приходя с обеда, Ольга Валерьевна минут сорок сидела с полузакрытыми глазами, переваривая пищу, а потом опять доставала из сумки бутерброды, булочки и разнообразные пирожные. Глядя на сумку Ольги Валерьевны, Семен всегда удивлялся, как в ней может помещаться столько еды? Может, это непростая сумка, а нечто подобное шляпе фокусника, из которой можно достать голубей, кролика и кучу всякой всячины? Самым удивительным было то, что, даже поглощая пищу, Ольга Валерьевна не отрывалась от работы. Она могла колотить толстыми пальцами по клавиатуре и одновременно обгладывать куриное бедро, говорить по телефону, есть халву и пить кофе.
  Когда Ольга Валерьевна вразвалочку входила в курилку или в столовую, все разговоры, как правило, прекращались, люди норовили быстро улизнуть, лишь бы не находиться с ней в одном помещении.
  Семен знал, что всё дело в размерах и в характере Ольги Валерьевны. Всё взаимосвязано - она стерва потому, что толстая. Она комплексует по поводу своей внешности, но ничего поделать с этим не может, иначе давно бы села на диету и стала заниматься шейпингом. А вся её полнота из-за того, что Ольга Валерьевна много ест. А как не есть, если нет мужчины? Если верить рассказам менеджеров, у неё никого нет и, скорее всего, уже не будет. Вот она и налегает на пищу, чтобы хоть чем-то заполнить вакуум в душе.
  Проанализировав всю ту обрывочную информацию о главбухе, которую удалось получить от работников "Швейки" Семен пришёл к выводу, что знает, как найти подход к этой странной и немного пугающей женщине с необъятными формами и с тяжёлым взглядом, которая дышит, как паровоз и постоянно потеет. Её потом пропах весь кабинет. Глядя на Ольгу Валерьевну, Семен понял, почему она одевается во всё черное. На чёрной одежде пятна пота не так заметны.
  Тем не менее, чтобы втереться к главбуху в доверие, Семен стал приходить по утрам с тортиком, с кексом или с коробкой конфет. Угощал всем этим Ольгу Валерьевну, говорил ей комплименты, расспрашивал, как она провела вечер, пытался быть милым, обаятельным и внимательным. Только всё это было зря, пустая трата времени, денег и сил, потому, что главбух съедала за считанные секунды всё, чем Семен её угощал, запивала всё это большой кружкой кофе, громко рыгала и вместо благодарности говорила, тыкая пальцем в монитор компьютера Семена:
  - Много болтаешь, мальчик! Какая тебе разница, какие фильмы я смотрю по вечерам? Работай...
  Но всё равно Семен верил, что найдёт к ней подход. Он всегда вспоминал слова Геннадия Ефимовича: " ...Она уже пятерых твоих предшественников сожрала. Так что будь с ней осторожен, хорошо?", а потому с максимальной осторожностью, потихоньку пытался пробить бреши в обороне главбуха. Не для того, чтобы стать её другом, а для того, чтобы не уволили. Ведь работа ему нравилась, и он знал, что в другое место его могут не взять.
  Вскоре игра в хорошего мальчика Семену надоела. Он и сам не предполагал, что это может произойти так быстро. Ему стал противен запах пота, стоящий в кабинете. Пот Ольги Валерьевны имел очень резкий, неприятный запах. Про духи и туалетную воду она, судя по всему, не знала. А может, у неё была аллергия на парфюмерию? Когда Семен однажды попытался приоткрыть окно, главбух встала из-за стола и закричала так громко, что у Семена уши заложило:
  - Закрой сейчас же! Я ненавижу сквозняки!
  Семен захлопнул окно. Извинившись, он опустился на свой стул, чувствуя, как наэлектризовались волосы и сердце бьётся так часто, словно хочет выпрыгнуть из груди. После этого проветривание в кабинете он не устраивал, хотя неприятный осадок в душе остался.
  В бухгалтерии было бы вообще нечем дышать, если бы директор, менеджеры и прочие "труженики" "Швейки" периодически не заходили в кабинет. В эти мгновения свежий, прохладный воздух из коридора немного разбавлял ту затхлую вонь, которая стояла в кабинете, и работать становилось легче.
  О любви главбуха к пище в курилке слагались легенды. Не проходило и дня, чтобы кто-нибудь из менеджеров не рассказывал, что видел, как главбух ест колбасу, как она неэротично тряся подбородками, ест бананы, как запихивает в себя бутерброды, сделанные из длинных батонов. Глядя на то, как Ольга Валерьевна достает из сумки длинный бутерброд, как широко открывает рот и слегка запрокидывает голову, прежде чем съесть его, Семен думал, что ей нужно начать выступать в цирке. Ведь она вполне может составить конкуренцию шпагоглотателям. Только её номер будет называться "бутербродоглотатель". Поначалу Семен шутил и смеялся вместе со всеми, но позже ему стало до тошноты противно смотреть на то, как она ест. Его стал бесить запах пищи. Его раздражало, как главбух широко открывает рот, прежде чем запихнуть в него кусок торта, как она закрывает глаза, когда проглатывает пищу, будто проталкивая её глазными яблоками. В телепередаче про животных Семен видел, как подобным образом поступают лягушки. Только перед ним каждый день сидела не лягушка, а жаба, гигантская баба-жаба со стервозным характером и ужасным запахом. Одни только груди, вечно лежащие на крышке стола, чего стоили. Огромные и бесформенные, похожие на бурдюки, заполненные водой... Когда Семен смотрел на них, ему хотелось взять шило и бить по ним, дырявя и выпуская наружу воду, или что там в них... Но он не делал этого, хотя всегда хотелось. А ещё он хотел бы использовать эти безобразные мешки, заполненные жиром, как боксерские груши и колотить по ним кулаками, пока они не сдуются, а потом завязать узлом на спине главбуха.
  До чего же ему надоели куски мяса и хлебобулочных изделий, летящие на его стол и ему в лицо, когда Ольга Валерьевна пыталась говорить по телефону с набитым едой ртом. А её чавканье просто сводило с ума. Когда она портила воздух, у Семена начинались приступы удушья и слезились глаза. Однажды, не выдержав, он подошёл к директору и прямо сказал:
  - Геннадий Ефимович, я устал от того, что Ольга Валерьевна целыми днями ест. Ладно ест, так она пердит и чавкает... Может, вы пересадите меня в соседний кабинет, к менеджерам? Я даже согласен работать в вашей приёмной, если стол там поставить...
  Директор молчал, пристально вглядываясь в лицо Семена, а потом захохотал.
  - Может, ты в моём кабинете хочешь поработать?
  - Нет, я... - Семен почувствовал, что краснеет. - Может, мой стол от её стола отодвинуть, или пластиковую перегородку поставить? Я так больше не могу...
  Геннадий Ефимович давился от смеха, а потом хлопнул Семена по плечу, лицо его вдруг стало серьезным, вены на лбу вздулись.
  - Знаешь, Сёма, сейчас в стране кризис. Ты, конечно, неплохой бухгалтер, как специалист ты меня устраиваешь, но...что-то менять ради тебя одного я не буду! Кто ты такой? Тебе работать надоело? Хочешь пополнить армию безработных?
  - Нет, - тихо ответил Семен, глядя в пол.
  - Тогда иди и работай. И помни, что незаменимых людей нет.
  - Хорошо, я понял, - низко склонив голову, Семен побрел к бухгалтерии, спиной чувствуя насмешливый взгляд Рогова.
  Когда он вошёл в кабинет и плюхнулся на стул, Ольга Валерьевна посмотрела на него с торжествующей улыбкой, будто обо всём знала. Семен улыбнулся ей в ответ, а про себя подумал: "Чтоб ты лопнула, сука жирная! Жаба!". Улыбка сползла с лица главбуха. Она словно прочитала мысли Семена, что ему показалось странным.
  Как-то Семен засиделся в офисе дольше обычного. Ему нужно было сделать квартальный отчёт. Закончив, Семен потянулся, чувствуя, как поскрипывают позвонки, снял с вешалки пальто и вышел из кабинета.
  Когда Семен проходил через проходную, вечно угрюмый охранник посмотрел на него, как на врага народа, но ничего не сказал. Выйдя на крыльцо, Семен стоял и курил, выпуская изо рта струи табачного дыма, наслаждаясь вечерней прохладой. На небе светился жёлтый диск луны. Деревья гнулись на ветру, слегка поскрипывая, будто жалуясь кому-то на свою судьбу. Глянув на кабинет Рогова, Семен увидел, что окно директорского кабинета распахнуто настежь, а жалюзи трепещутся по ветру, как разрезанный на куски парус.
  "Надо сказать этому спящему красавцу, охраннику, чтобы закрыл окно", - подумал Семен, затушив сигарету. Он развернулся и замер, приоткрыв рот. Прямо в дверях сидел огромный чёрный пес. Он смотрел на Семена и рычал. Семен посмотрел на большие клыки пса, с которых на холодный бетон капали хлопья слюны, на его светящиеся неестественно красным светом глаза, и внутри Семена всё похолодело от ужаса. Этот пёс был очень похож на чёрного волка, которого Семен не так давно видел в зоопарке, куда водил пятилетнего племянника. А вдруг это и есть тот волк? Вдруг он сбежал из клетки?
  - Пёсик, я несъедобный, - тихо проговорил Семен и стал осторожно пятиться назад. Пёс рявкнул и дёрнулся, Семен побежал. Он шлёпал по лужам, боясь оглянуться назад. Его абсолютно не беспокоило то, что он заляпает грязью свой новый немецкий костюм. Открытое окно в кабинете Рогова сразу вылетело из головы, как что-то незначительное. Семен бежал, движимый первобытным страхом и инстинктом самосохранения, слыша за спиной цоканье когтей пса по асфальту и его рычание. Цоканье приближалось. Вот Семен почувствовал горячее дыхание собаки на лодыжке правой ноги. Сейчас пёс вцепится своими клыками ему в ногу. И тут Семен увидел двух милиционеров, выходящих из-за угла. Семен ещё никогда так не радовался при виде милиции.
  - Помогите! Тут бешеная собака! Он гонится... - Семен обернулся. Пса нигде не было.
  - Так что с вами случилось, молодой человек? - светя в лицо Семену фонариком, спросил один из милиционеров.
  - Собака... большая собака!
  - А документики у вас есть? - с какой-то странной улыбкой на лице спросил второй милиционер - высокий, широкоплечий, с пунцовыми пятнами румянца на лице.
  - Какие документы? За мной только что гналась собака...
  - Так есть документы? - продолжать гнуть свою линию высокий милиционер.
  - Есть, - Семен вздохнул, достал из внутреннего кармана пальто паспорт, протянул милиционерам.
  - Семен Викторович, вы сегодня спиртное не употребляли? - перелистывая страницы паспорта, спросил низкорослый милиционер, с кавказскими чертами лица.
  - Нет! - Семен не понял, почему они это спрашивают, зачем им его паспорт. Он только что чуть не подвергся нападению животного, может даже бешеного, а они...
  - Наркотики не употребляете? - спросил широкоплечий верзила в форме.
  - Нет, - Семен опустил голову. Только сейчас до него дошло, что он зря обратился за помощью к милиционерам.
  Рация низкорослого милиционера зашипела. Из многообразия шипящих и свистящих звуков, несущихся из рации, Семен выхватил только:
  - ... ограбление на Радищева...
  Милиционеры отдали Семену паспорт и быстрым шагом направились в сторону перекрестка улиц Вайнера и Радищева.
  Семен облегченно вздохнул, засовывая паспорт в карман. В какой-то момент он подумал, что стражи порядка, вместо того, чтобы защитить его от собаки, проводят его в ближайшее отделение милиции, где незабываемое времяпровождение ему было бы обеспечено.
  Семен поспешил к троллейбусной остановке. Он постоянно оглядывался по сторонам, но большого чёрного пса с горящими глазами он не видел. Один раз из подворотни выскочила лохматая дворняга. Семен с криком отшатнулся от неё, испугав дворнягу и идущую навстречу пожилую женщину. Дворняга с визгом перебежала через дорогу, поджав хвост. Женщина ускорила шаг, постоянно оглядываясь на Семена, что-то бормоча себе под ноги и укоризненно качая головой.
  Подъехал троллейбус. Семен запрыгнул в него, даже не дав выйти пассажирам. Когда показывал проездной кондуктору, увидел, что руки сильно дрожат.
  - Спокойно, спокойно, Сеня, - успокаивал себя Семен, засунув руки в карманы пальто, глядя в окна. Он не мог избавиться от чувства, что тот большой пёс где-то рядом. Вполне возможно, что он бежит за троллейбусом. Ещё Семена не покидало чувство, что за ним кто-то следит. Но, оглядев пассажиров, - студентов, мужчин, женщин и двух дам пенсионного возраста - Семен понял, что никто в его сторону не смотрит. Молоденькие студенточки о чём-то перешептывались между собой, прыщавый парень слушал музыку в телефоне и строчил кому-то сообщения. Остальные просто стояли, сидели, дремали. И никому не было дела до Семена. Но ощущение, что кто-то за ним следит, Семена не покидало.
  Выйдя из троллейбуса, Семен осмотрелся и побежал. Оглядываясь по сторонам, он не видел пса, и уже начал думать, что ему всё это показалось, но, вбегая во двор, Семен увидел чёрную псину, сидящую под фонарем на детской площадке, напротив подъезда, в котором жил Семен. От неожиданности Семен замер. Их разделяло не больше десяти метров. Семен смотрел на пса, залитого жёлтым искусственным светом. Пёс, склонив голову на бок, рассматривал Семена. Только сейчас, внимательно рассмотрев пса, Семен понял, что это был никакой не пёс, а самый настоящий волк. Когда их глаза встретились, волк зарычал и бросился на Семена. В этот момент открылась дверь подъезда. Из подъездного полумрака вывалился Вадим, вечно пьяный сосед со второго этажа. Он и сейчас был навеселе, а в руке его была бутылка пива.
  Со скоростью пули Семен заскочил в подъезд, оттолкнув ничего не понимающего Вадима, захлопнув дверь перед оскаленной мордой волка. Семен немного постоял у двери, прислушиваясь. Сначала слышалось бессвязное бормотанье Вадима, потом наступила тишина. Поднявшись к себе в квартиру, Семен взял газовый баллончик, бейсбольную биту и спустился вниз. Ему было интересно, там ли ещё волк? И если он там, не напал ли он на Вадима. Если случилось худшее, Семен готов был дать отпор волку - брызнуть ему газом в морду и побить бейсбольной битой. Но, когда Семен вышел из подъезда, он не увидел ни волка, ни Вадима. Только метрах в пяти от подъезда была небольшая тёмная лужица. Семен подумал, что наверняка это машинное масло, ведь на том месте всегда ставит свою машину Илона с пятого этажа. А у Илоны вечно что-то случается - то она в аварию попадёт, то с её машины колёса наркоманы снимут, то стекло лобовое разобьют, то зимой она просит Семена поменять ей аккумулятор. Лужа масла в том месте, где Илона ставит свою машину - обычное дело. Илона ведь блондинка, да ещё незамужняя. Так думал Семен, поднимаясь в свою квартиру, скидывая с себя одежду и ложась спать. Завтра предстоял новый день - новая битва. Битва с Жабой.
  Следующий день мало чем отличался от вереницы предыдущих. Только волка Семен больше не видел и допоздна предпочитал на работе не сидеть. Хотя с газовым баллончиком он после встречи с волком не расставался. С директором про открытое окно в кабинете он не говорил по той простой причине, что был так загружен работой. Ему просто некогда было отвлекаться на подобные мелочи.
   Семен продолжал работать, как ни в чем не бывало. Помня слова директора про армию безработных, он больше не ходил к нему жаловаться. Просто он решил бороться с Жабой, как он про себя называл главбуха, другими методами. Чтобы не слышать её чавканья, Семен включал MP-3 плеер в мобильном телефоне и слушал музыку через гарнитуру. Чтобы избавиться от неприятных запахов, он принёс из дома аэрозольный освежитель воздуха. Он распылял под столом запах роз, как только чувствовал, что дышать становится нечем. Брызнув под стол аэрозолем, он тут же выходил на крыльцо, чтобы покурить и подышать свежим воздухом. В курилке он больше не появлялся, чтобы не пересекаться там с Жабой. Так продолжалось месяца три, пока директор не запретил Семену слушать на работе музыку и пользоваться освежителем воздуха.
  - Ты что, убить её хочешь? - кричал Рогов на Семена, потрясая рукой с зажатым в ней баллончиком освежителя воздуха. - У Ольги Валерьевны астма...
  - А я думаю, куда мой освежитель делся? - Семен выхватил из руки директора баллончик. - Спасибо! А я думал, что потерял его... Я для дома освежитель купил!
  После того случая работать Семену стало ещё тяжелее, чем в первые дни работы в "Швейке". Жаба ела с утроенной силой, будто отсутствие освежителя воздуха и наушников в ушах Семена разбудило в ней аппетит. В какой-то момент Семен подумал, что ещё немного - и он сойдёт с ума. Дошло до того, что он уже не мог смотреть на пищу. Даже дома ему стало казаться, что стоит ему войти в кухню, он увидит там Ольгу Валерьевну, опустошающую холодильник, запихивающую в рот всё, что попадёт под руку. Вид любой пищи вызывал у Семена отвращение, в памяти всплывал картины: главбух широко открывает рот и заталкивает в него длинный бутерброд. Жаба набивает рот конфетами и запивает большой порцией кофе; Жаба обгладывает жареную курицу, тыльной стороной ладони вытирает бесформенный рот, громко рыгает, портит воздух и улыбается самодовольной улыбкой.
  Семен осунулся, сильно похудел. Бреясь в ванной по утрам, он стал видеть не Семена-красавца, а очкарика - узника Освенцима. Он уже ненавидел Жабу и готов был вернуться на автостоянку, лишь бы положить всему этому конец.
   А конца не было видно. Каждый рабочий день был Днём Сурка - всегда одно и то же. Он работает, стиснув зубы, она ест.
  - Может, вы будете есть в столовой, как все нормальные люди? - спросил как-то Семен, когда уже сил не было сдерживаться, и к горлу подкатывали рвотные массы.
  - Что?! - Жаба поперхнулась кешью. Выпучив глаза, она стала кашлять. Несколько кусочков орехов, перемешанных со слюной, попали Семену на очки.
  - Вот видите, в столовой кушать безопаснее, - Семен улыбнулся, протирая очки. Это была торжествующая улыбка. Наконец-то Бог, или другие какие-то силы услышали его мольбы, и Жаба подавилась.
  - Да как ты смеешь ... - Жаба попыталась встать. Подлокотники не дали ей выбраться из кресла. После двух неудачных попыток выбраться из кресла, она встала вместе с ним, возвышаясь над Семеном, как гора, закрывая собой солнечный свет, бьющий из окна. Со стороны казалось, что кресло намертво приклеилось к огромным ягодицам Жабы. В тот момент она была похожа на какую-то фантастическую улитку, с креслом вместо раковины. Ситуация показалась Семену комичной, но улыбка сползла с его лица, когда он встретился взглядом с выпученными, мечущими молнии злости, глазами главбуха. - Ты об этом пожалеешь! - прошипела Ольга Валерьевна, присаживаясь за стол и хватая трубку телефона.
  - Ольга Валерьевна, я не хотел вас обидеть. Просто я тут почитал медицинскую литературу...
  Но главбух не обратила на его слова внимание. Потыкав по кнопкам телефона толстым пальцем, она заорала в трубку:
  - Рогов! Ты прикинь, что этот цыплёнок мне тут сказал... Ему, видишь ли, не нравится, что я иногда позволяю себе перекусить во время работы. Дел так много, что мне некогда выйти... А этот щегол курит через каждые пять минут, да ещё позволяет себе возмущаться...
  - Я не возмущаюсь я просто... - пытался возразить Семен.
  - ...Совсем обнаглел! - Жаба кинула трубку, посмотрела на Семена.
  "Жирная свинья!", - подумал Семен, глядя на жировые складки на руках Ольги Валерьевны.
  - Ты об этом пожалеешь! - повторила Ольга Валерьевна.
  Зазвонил телефон на столе у Семена.
  - Ты что себе позволяешь? - послышался возмущенный голос Геннадия Ефимовича. - Тебе работать у нас надоело, да?
  - Нет, Ольга Валерьевна не так поняла меня, - Семен поднял глаза на главбуха. Её круглое лицо с большими щеками расплылось в ехидной улыбке. - Я...Да мне вообще пофиг, где она ест. Врачи говорят, что вредно есть во время работы. Может быть язва желудка...
  - Это у тебя будет язва желудка... и прямой кишки! - Рогов повесил трубку.
  - И сегодня тебе предстоит небольшая работёнка. - Жаба продолжала улыбаться. - Не уйдёшь с работы, пока не доделаешь балансовый отчёт и вот... я написала на бумажке, что тебе нужно сделать... - Жаба протянула клочок бумаги, на котором мелким, корявым почерком был записан список из десяти пунктов.
  - Твою мать, - сорвалось с губ Семена. Он хотел сегодня вечером посидеть в баре с выпускницами Педагогического университета, с которыми учился в одной группе. Видать, его планам не суждено было случиться.
  - И следи за своим языком! - черты лица главбуха сделались жёсткими. - Ты на работе находишься, а не на тусовке....
  - Да... - Семен перевел взгляд на монитор, стал быстро стучать пальцами по клавиатуре. Он делал всё возможное, лишь бы больше не встречаться взглядом с Жабой и не разговаривать с ней. Пусть думает, что он погружен в работу.
  Посидев за компьютером часа два, съев десяток заварных пирожных, сделав пару звонков по телефону, Жаба, пыхтя и морщась, вылезла из кресла, сняла с вешалки свой чёрный плащ с капюшоном и вышла из кабинета.
  - Пошла ты на хрен, - сказал Семен, когда дверь за Жабой закрылась. Он надеялся, что Жаба не слышала его слова.
  Погрузившись в работу, он не заметил, как пролетело время. Он стучал по клавиатуре, как заведенный. Иногда из соседнего кабинета - кабинета директора - доносился шум. Из любопытства Семен подходил к стене, прикладывал ухо к розетке. Слышалась какая-то возня, рычание, стоны...
  "Интересно, чем он там занимается? - думал Семен, возвращаясь к работе. - Опять, наверное, с проститутками отрывается....". Семен знал, что Рогов часто приводит к себе в кабинет женщин лёгкого поведения по вечерам, и ему уже приходилось слышать звуки возни, раздающиеся из кабинета босса. Стены были тонкими. Но вдруг в кабинете директора стало тихо. Семен отшатнулся от стены.
  Открылась дверь. В кабинет вошла уборщица, Софья Михайловна. Как всегда, не поздоровавшись, она принялась мыть пол. Семен привык к тому, что Софья Михайловна всегда немногословна. В те редкие мгновения, когда она что-то говорила: "Убери стул... Выйди из-за стола", Семен удивлялся, до чего у неё грубый, совсем не женский голос. Иногда он думал, что хорошо, что уборщица молчит. Только сейчас он заметил, что руки и шея Софьи Михайловны покрыты длинными густыми волосами, похожими на шерсть. Это его удивило. Да, были у него подружки с волосатыми ногами и кустистой порослью под мышками, но уборщица, похоже, их всех переплюнула.
  - Надо ей подарить эпилятор на восьмое марта, - вполголоса сказал Семен, когда уборщица вышла из кабинета. Он улыбнулся, шутка показалась ему смешной.
  Небольшая передышка прибавила сил. Семен стал работать быстрее, всё ещё надеясь успеть повидаться с бывшими сокурсницами. Интересно, кто из них работает учителями?
   Закончив работу, Семен посмотрел в окно. Было темно. Из-за чёрных облаков не было видно звёзд, только луна периодически проглядывала из-за тёмной дымки, словно подмигивая Семену.
  - А девки сейчас пьянствуют в кабаке, - пробормотал Семен, глядя на настенные часы. - Половина десятого... Ну и работа! Никакой личной жизни...
  Рука Семена потянулась к телефону. Он хотел позвонить Тане Воробьевой и сказать ей, что сейчас подъедет в бар, но передумал, вспомнив, что завтра опять идти на работу. Жаба может пожаловаться боссу, что от Семена пахнет перегаром. Тогда Рогов точно его уволит. И потом, сегодня он чувствовал себя уставшим, как собака. А устают ли собаки? Семен так не думал.
  Выключив компьютер, он снял с вешалки пальто и вышел в коридор. Из приёмной директора слышалось рычание и стук. Дверь была приоткрыта, рядом стояли ведро с водой и швабра, оставленные Софьей Михайловной.
  "Да что же там происходит? - заинтригованный, Семен встал рядом с дверью. Через небольшой зазор он увидел чьи-то ноги на полу, задние лапы и хвост чёрной собаки. - Он там что, с собакой играет?".
  Повеяло холодом, дверь открылась шире. То, что Семен увидел, повергло его в шок, кровь застыла в жилах. В приемной директора на полу лежало окровавленное тело. Это был мужчина в брюках и некогда белой рубашке. Рубашка была разорвана и пропиталась кровью. Ноги были босыми, носки и ботинки лежали рядом, на полу. Вместо лица - кровавая масса, под телом растекалась большая тёмно-красная лужа. Ещё Семен увидел двух больших чёрных волков с красными глазами. Один из волков вырывал куски мяса из ноги трупа, второй, широко расставив жилистые передние лапы, вгрызался в живот жертве. Левая рука распростертого на полу человека была вытянута к двери, будто он просил о помощи. На руке были часы "Роллекс". Семен узнал эти часы. Такие часы носил только один человек, работающий в "Швейке" - менеджер Станислав. Стас был единственным, с кем Семену удалось завязать приятельские отношения. Он знал много смешных, но приличных анекдотов, всегда любил посмеяться над Жабой и постоянно смотрел на часы, будто куда-то опаздывал. И сейчас он лежал на полу, в луже собственной крови. Каждый раз, когда волки откусывали куски мяса, его рука хлопала по полу.
  Чувствуя, как тошнота подкатывает к горлу, Семен прикрыл рот рукой. В этот момент волки оторвались от трапезы и синхронно посмотрели на него. На пару секунд всё замерло. Семен слышал только стук своего сердца и шумное дыхание волков. Потом волки бросились на него. Семен захлопнул дверь и припёр спиной - это единственное, что он успел сделать. С той стороны на дверь сыпался град ударов, ручка замка ходила ходуном вверх-вниз. Слышалось громкое рычание, царапанье по двери и цоканье когтей по полу. Семен изо всех сил упёрся ногами, чувствуя, как по телу течет пот.
  - Помогите! - кричал Семен, надеясь, что охранник с проходной его услышит и придёт на помощь, но охранник явно не спешил. - Кто-нибудь, спасите! Здесь волки!
   Удары по двери были сильными, и пару раз волкам почти удавалось открыть её, но Семен бросил на пол пальто и нажал на дверь ещё сильнее, собрав в кулак весь остаток своих сил. Внезапно стало тихо, наскоки на дверь прекратились. Этой паузы Семену вполне хватило, чтобы отскочить от двери, схватить швабру. Когда Семен со шваброй в руках подбегал к двери, ручка замка опустилась, дверь стала приоткрываться и показалась острая волчья морда с оскаленными клыками.
  - Нет! - Семен принялся бить ручкой швабры по волчьей морде и нажал плечом на дверь. Волк убрал морду. Семен захлопнул дверь, засунул швабру между дверным косяком и ручкой. Из-за двери послышалось раздраженное скуление, а потом кто-то из волков гавкнул. Семену послышалось в этом лае:
  - Ты - труп! Ты - труп! Труп...
  Волки опять стали наскакивать на дверь, но она уже не открывалась. Швабра надежно её держала.
  Семен подхватил с пола пальто. Он бежал по коридору к проходной, к спасительному выходу и кричал на ходу:
  - Помогите! Там волки! Помогите...
  Подбегая к застекленному "аквариуму" - застекленной кабинке охраны, он увидел охранника. Тот сидел на своём рабочем месте, перед мониторами, на которых мелькали многочисленные тёмные коридоры и парадное крыльцо здания, стоянка для автомобилей директоров и начальников. Голова охранника покоилась на сложенных руках. Глядя на него, Семен решил, что "секьюрити" просто спит.
  "Так вот, почему он меня не слышал. Он...".
  Семен потряс охранника за плечо.
  - Эй! Эй!
  Охранник никак не реагировал. Тогда Семен ухватился за чёрную ткань формы и, как следует, встряхнул его. Охранник стал заваливаться на бок, а потом с глухим стуком упал на пол. Его горло было порезано чем-то острым под самым подбородком. Форма на животе была разрезана на ленточки. Из вспоротого живота вывалились кровавые кишки, похожие на сосиски. Только сейчас Семен заметил, что весь ленолиум в кабинке был залит начавшей подсыхать кровью.
  - Что же здесь творится? - Семен зажал рот ладонями и какое-то время стоял, не шевелясь. Глаза его были широко открыты от ужаса. Из состояния оцепенения его вывел удар по двери, из приёмной директора "Швейки". - Точно! - переступив через тело охранника, Семен оказался в "аквариуме". Сначала он старался не наступать в кровь, но, увидев, что его ботинки и брюки заляпаны красными пятнами, понял, что терять ему нечего и смело наступил ногой в кровавую лужу. Открыв стоящий за столом охранника прямоугольный шкафчик, он нашёл ключ, подписанный "Швей. прием." вернулся с ним к двери приемной. За дверью было подозрительно тихо. Семен вставил ключ в замочную скважину, провернул, потом быстро направился к выходу, оставив ключ от приёмной в замке.
  Выскочив на крыльцо, он посмотрел на окна директорских апартаментов. В кабинете Рогова и в приемной горел свет, окно директорского кабинета было настежь распахнуто. На снегу под окнами отчетливо виднелись большие волчьи следы.
  Вытащив из кармана пальто газовый баллончик, зажав его в руке, Семен побежал в сторону дома. Но далеко ему убежать не удалось. Когда он огибал угол соседнего здания, он увидел большую тёмную тень, внезапно преградившую дорогу.
  - Куда-то торопишься? - послышался до боли знакомый голос.
  Семен встал, как вкопанный, открыв рот от удивления. Перед ним стояла Ольга Валерьевна. На ней был всё тот же чёрный плащ, который был расстегнут, несмотря на то, что было прохладно. Под плащом ничего не было. Семен увидел бесформенные, отвисшие до глубокого пупа, груди; большой, отвисший живот почти полностью закрывал чёрный волосатый треугольник. Толстые ноги главбуха, покрытые безобразными складками, были похожи на колонны.
  - Ольга Валерьевна, вы почему...
  - Тебе не нравится, как я ем на работе, да? Сейчас я покажу тебе, как я ем в свободное от работы время! - Сказав это, главбух скинула с себя плащ. Он упал в снег, к её заплывшим жиром босым ступням. Семен непроизвольно вскрикнул. Такого ему ещё видеть не приходилось. - Ты увидишь это в первый и в последний раз в жизни.
  Глаза Ольги Валерьевны стали увеличиваться в размерах, меняя цвет на ярко-красный. Лицо расширялось, расползаясь во всех направлениях. Живот увеличился в размерах, хлюпающим звуком упав на заснеженный асфальт. Тумбы - ноги стали удлиняться и согнулись в суставах. Руки тоже вытянулись, складки на ногах и на руках куда-то пропали, пальцы удлинились раз в десять. Между ними появились перепонки. Висящие груди вдруг втянулись.
  - Ольга Валерьевна, что с вами? - закричал Семен.
   В следующее мгновение главбух позеленела. Светлыми остались только широкая грудь и вздутый живот. Потом Ольга Валерьевна стала покрываться наростами, из которых стала выливаться слизь, от которой на морозе шёл пар. Слизь равномерно заливала всё тело и стекала на снег, оставляя жёлто-зеленые пятна, хорошо заметные в свете уличных фонарей.
  - Ольга Валерьевна! - ещё раз крикнул Семен, но главбух ему ничего не ответила, превратившись в огромную жабу, которая издала утробный звук, похожий на отрыжку. Семен стал пятиться, направив на жабу газовый баллончик. - Предупреждаю, не подходи ко мне.
  Жаба приоткрыла свой большой рот, из которого со скоростью пули выскользнул жёлтый, влажный язык, который, как питон, обвился вокруг ног Семена. Потеряв равновесие, Семен упал и закричал. Очки слетели с его лица и с тихим звоном разбились. Баллончик выпал из руки и улетел в сугроб. Давление колец языка на ногах Семена усилилось, и он почувствовал, как язык тянет его в широко распахнутую пасть жабы. Семен даже успел заметить, что внутри пасть была розовой, по краям окаймленной мелкими, но острыми как бритва зубами.
  - Нет, нет! - кричал Семен, царапая руками промёрзлый асфальт с островками снега, безуспешно пытаясь хоть за что-то зацепиться. - Помогите!
  Но ухватиться было не за что, на помощь никто не спешил, а разинутая пасть, источающая запах гнили, приближалась с неумолимой быстротой. И тут в ладонь Семена впилось что-то острое, из раны на снег брызнула кровь. Посмотрев на руку, Семен увидел осколок собственных очков. Вытащив его из руки, он изогнулся всем телом, ухватился здоровой рукой за липкий, тёплый язык жабы, почувствовав, как тот сокращается под рукой, принялся резать его осколком стекла. Из языка сначала брызнула тёмно-зеленая вонючая жидкость, потом фонтаном в лицо Семену хлестнула красная кровь. Язык разжался и быстро спрятался в пасти жабы. Жаба замычала, по телу её прошла мелкая дрожь. Эта дрожь передалась земле, Семен почувствовал её ступнями ног. От мычания жабы у него заложило уши.
  Зрачки больших, размером с футбольные мячи, глаз жабы расширились, она подпрыгнула метров на пять в воздух. Семен стал инстинктивно пятиться, поскользнулся и упал на спину. Увидев, как гигантская жаба летит на него, он откатился в сторону и тут в руку ему попал газовый баллончик. У Семена сложилось впечатление, что какие-то неведомые силы вложили баллончик ему в ладонь. Большая перепончатая лапа опустилась в снег там, где только что была голова Семена. Мысленно поблагодарив Бога и ангела-хранителя, Семен вскочил на ноги и выпустил струю газа в глаза жабе. Замычав громче прежнего, жаба стала отползать, отворачиваясь, облизывая сочащимся кровью языком глаза. Но Семен был непреклонен. Он брызгал в жабу газом, пока не почувствовал жжение в своих глазах. Только тогда он понял, что пришло время уходить, чтобы спасти свою жизнь. Он развернулся и побежал домой. Он нёсся по безлюдным улицам, холодный воздух обжигал лёгкие, глаза слезились от ветра. Он бежал, не встретив по пути ни одного прохожего, ни одного милиционера. Семен знал, что рассчитывать нужно только на себя, никто не поможет. Общественный транспорт уже не ходил, по дорогам проезжали редкие машины, но они не останавливались, и только водители бросали на бегущего молодого человека удивленные взгляды.
  Добежав до дома, Семен облегченно вздохнул. На одном дыхании поднявшись на четвертый этаж, он буквально влетел в свои "однокомнатные пенаты", включил свет в коридоре, закрыл дверь на все замки, долго стоял под дверью, затаив дыхание и глядя в дверной глазок. И тут Семен почувствовал, что в прихожей он не один. Он услышал чье-то тяжелое дыхание, в нос ударил запах гнили. По телу сразу побежали мурашки, волосы на голове встали дыбом. Нащупав в кармане газовый баллончик, Семен обернулся. В следующее мгновение он увидел напротив своего лица два красных глаза и раскрытую розовую пасть, полную острых зубов. Из пасти выскользнул окровавленный язык и железной хваткой обхватил шею Семена.
  На следующий день в кабинете Рогова сидела молоденькая блондинка в короткой юбке. Белый свитер обтягивал её пышную грудь. Она жевала жвачку и накручивала на палец локон волос.
  - Это наш главбух, Ольга Валерьевна... - тяжело дыша, впившись глазами в грудь девушки, говорил Геннадий Ефимович. - Только прошу вас, Ксения, не ссорьтесь с ней. Она - страшный человек, уже шестерых ваших предшественников сожрала. Я и сам её немного побаиваюсь...
  - Фигня, - ответила Ксения, надув большой пузырь из жвачки и громко лопнув его. - И не таких видали. А чего вы мне рассказываете про неё, а? Напугать хотите?
  - Да нет, - улыбнувшись, ответил Рогов. - Просто вы мне нравитесь...
  Блондинка улыбнулась. Она даже не заметила, как раздувались ноздри Геннадия Ефимовича, когда он смотрел на неё. А ведь ему нравилось мясо молодых девушек - мягкое и с минимумом жира.
  - Пойдёмте, я покажу вам ваше рабочее место, - Рогов поднялся из-за стола.
  - Ну, покажите, - Ксения улыбнулась, продемонстрировав директору "Швейки" ровный ряд ослепительно-белых зубов.
  В этот раз Рогов не повел нового работника в столовую. Он сразу распахнул дверь бухгалтерии, отойдя в сторонку, давая Ксюше пройти, чтобы оценить её фигуру.
  - А это - наш самый главный бухгалтер! - Рогов хохотнул. Когда он посмотрел на главбуха, лицо его стало серьезным. - Ольга Валерьевна, а почему у вас глаза сегодня красные?
  - Фто-то не фпалофь! - морщась, ответила Ольга Валерьевна.
  - А что вы так странно говорите? - брови Рогова вопросительно поползли вверх.
  - Яфык прикуфила...
  
  13 января 2011 - 26 января 2011гг.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) В.Свободина "Темный лорд и светлая искусница"(Любовное фэнтези) А.Емельянов "Мир Карика 10. Один за всех"(ЛитРПГ) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"