Темной Александр Валерьевич: другие произведения.

Мишутка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс Наследница на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Хозяйка магазина, в котором работал Рома, стала проявлять к нему чисто женский интерес, что Роме не понравилось, и он решил уволиться. Возвращаясь домой тем же вечером он увидел в подъезде плюшевого белого медведя, которого назвал Мишуткой, как называл в детстве свою любимую игрушку. Постепенно Роман понял, что Мишутка, обитающий в подъезде, живой. Он ест всё подряд. Он съел подругу Романа, изменившую ему с соседом с шестого этажа, не побрезговал Мишка и сыном соседа. Также он съел соседскую собаку. Несмотря ни на что, между Ромой и Мишуткой сложились приятельские отношения, о чём догадывались все жители подъезда.

  
   Александр Темной
  
   Мишутка
  
  Я шёл домой с работы уставший и злой. Наверное, даже собаки такими злыми не бывают. И почему люди говорят: 'Злой, как собака'? Нужно говорить: 'Злой, как продавец мебели'! Тогда это будет правильно.
  И какого чёрта я устроился продавцом в этот магазин? 'Диваны от Регины'... Более дурацкого названия и придумать нельзя. Раньше магазин назывался 'Пик мебелизма'. По-моему, звучит более красиво, по-мужски и с юмором, хотя я могу ошибаться. Когда-то хозяином магазина был Михаил Николаевич Пикалов. Это он принимал меня на работу, когда я пришёл из армии. Я не всегда был продавцом. Сначала он взял меня простым охранником с функциями экспедитора и сборщика. Увы, такое в наше время бывает.
  Мне было трудно сидеть в углу и смотреть на посетителей, и я начал рассказывать им про мебель, всё, что знаю, когда другие продавцы были заняты. Хотя меня никто никогда об этом не просил, но чем-то мне нужно было занять себя, чтобы скучно не было, да?
  Михаил Николаевич как-то зашёл в магазин после шести вечера, когда был наплыв покупателей и увидел, как я с умным видом зачёсываю молоденькой девушке про диваны, показываю, как они легко разбираются, и пригласил меня в свой кабинет. Я думал, что он меня уволит, но он предложил мне работать продавцом, а Надьку - подружку моей Машки - он уволил. Кстати, это она мне посоветовала устроиться на работу в магазин. Сам бы не допёр, да и знакомых, кроме Надьки, у меня в магазинах не было.
  Понятное дело, я согласился работать продавцом. К тому же, общаться с людьми мне всегда нравилось. А если уж за это деньги платят...
  А Михаил Николаевич был настоящим мужиком и директором он был отличным. Хотя, с его внешностью нужно было в боевиках сниматься, а не заниматься бизнесом. Он был двухметровым широкоплечим амбалом с волевым лицом. Очень любил женщин и выпивку. Я даже не знаю, что он любил больше, но вот выпивка его сгубила. В прошлом год, перед первомайскими праздниками, он как следует накатил со своим замом Васей, и они поехали на природу. Конечно, до природы они так и не доехали. Я, конечно, не знаю, как там всё было, но в газетах читал, что джип Николаевича где-то на загородном шоссе вылетел на встречную полосу и протаранил фуру. Разумеется, Михаил Николаевич и Вася погибли на месте. В новостях потом дня два показывали искореженную машину Пикалова и спасателей, извлекающих из груды обломков куски мяса. Страшное зрелище!
  После смерти супруга и его компаньона весь бизнес подгребла под себя его жена, стареющая еврейка Регина Абрамовна. Глядя на неё, я понимаю, почему Николаевич ей изменял с молоденькими продавщицами и с проститутками. Я бы и сам такой изменял: полная, рыхлая, с вечно недовольным лицом, в очках, похожих на бинокль. Она мне всегда напоминала Нину Васильевну, которая учила меня математике с шестого по девятый классы. Это из-за неё я так математику ненавижу. И одевается Регина также безвкусно: как та математичка, всегда ходит в каких-то парашютообразных юбках, деревенских кофточках, может и цветастый платок на плечи накинуть... Тьфу!
  Переименование магазина в 'Диваны от Регины' - полбеды, с этим можно смириться. Но Регина уволила всех симпатичных продавщиц, заменив их прыщавыми толстухами. Она уволила даже тех, с кем её муж не спал. Но меня она почему-то оставила, хотя оклад понизила на тысячу рублей. Но я не унывал. Когда я ещё найду работу в пяти минутах ходьбы от дома? Да никогда!
  Списав всё происходящее на стервозность Регины, я продолжал работать. Тогда мне было безразлично, как называется магазин, страшные в нём продавчихи или красавицы... А от тысячи рублей мне не тепло и не холодно.
  Всё шло хорошо, может даже лучше, чем при Михаиле Николаевиче, но я стал замечать на себе пристальное внимание Регины. Когда я общался с клиентами, она всегда стояла где-то в сторонке и с улыбкой смотрела на меня. Глаза её, увеличенные толстыми линзами очков до невероятных размеров, как-то нездорово блестели. Иногда она проходила мимо меня и я чувствовал, как её руки 'случайно' касаются моих ягодиц. Мне было от этого как-то не по себе. Да, я понял бы, если бы это делали страшилки-продавчихи. Они-то хоть молодые, но эта старая фурия...
  А сегодня в обед она отправила 'погулять' продавщиц, закрыла дверь на ключ, повесила на двери табличку 'учёт', чего Михаил Николаевич никогда не делал, и стала приставать ко мне. Намотав на свою пухлую руку мой галстук, она толкнула меня на двуспальную кровать, а потом прыгнула на меня сверху. И слава Богу, что кровать сломалась. Это дало мне возможность вскочить на ноги и выбежать из магазина.
  Сначала я хотел уйти домой и больше никогда в этот магазин не возвращаться, но потом я подумал, что нужно сначала найти другую работу, а уж потом уходить. Так и не дойдя до дома, я развернулся и вернулся в магазин. Регина смотрела на меня, как на врага народа. После того, как я починил кровать, взгляд её потеплел. Чтобы хоть как-то сгладить положение, я написал от руки записку, отнёс в кабинет Регины и положил ей на стол. В записке я написал:
   'Регина Абрамовна! Я понимаю, как Вам тяжело без Михаила Николаевича. Я был бы рад вам чем-нибудь помочь, но, к сожалению, не могу, ибо сердце моё занято. Я уже третий год живу с одной девушкой, на которой хочу в ближайшее время жениться. Я так её люблю, что на других дам я даже смотреть не могу! С другими женщинами у меня просто ничего не получится.
  С уважением Роман Кадочников'.
  По-моему, неплохо получилось. Просто, понятно и интеллигентно. В общем, отшил я её. Хоть я и раньше отшивал девчонок, но никогда не чувствовал такого облегчения. Будто камень с души свалился. Мне было хорошо. Главное - я сам собой гордился. Я даже своей подруге Машке так красиво не смог бы написать, да и зачем?
  Вечером, когда я собрался домой, Регина подошла ко мне и, скрестив руки под своими отвисшими грудями, сказала:
  - Прочитала я твоё письмецо, и вот, что я тебе скажу: увольняйся по собственному желанию. Мне не нужны продавцы-мужчины, у которых на меня не стоит...
  Стоящая рядом продавец Наташа прыснула в кулачок и выскочила за дверь. Краска стыда залила моё лицо. Я почувствовал, как горят щёки и уши. Сжав кулаки, я подумал, что с удовольствием дарил бы кулаком по этой заплывшей жиром роже. Я бы хотел посмотреть, как она удивится и испугается, когда мой кулак врежется в рыхлый подбородок, как слетят очки и упадут на пол. А я бы растоптал их каблуком ботинка. Потом я бы рассмеялся ей в лицо...
  Но я не стал этого делать. Меньше всего мне хотелось бы портить себе жизнь из-за какой-то старой дуры. Вместо этого я улыбнулся и сказал:
  - С удовольствием! Заявление сегодня написать?
  - Нет, - отрезала Регина. - Напишешь завтра. Отработаешь две недели, а потом вали на все четыре стороны... Инвалид ты наш!
  Покраснев ещё больше, я кивнул головой и вышел из магазина. Разумеется, по дороге домой я называл Регину самыми плохими словами, какие только есть в русском языке, представлял, как я задушу её, как она съест отравленный торт или начиненную ядом пиццу, как она попадёт в аварию на своём розовом 'Порше'. Злость, обида, ненависть - далеко не полный набор чувств, переполнявших меня. Всё это поднялось откуда-то снизу и встало поперёк горла, готовое в любую секунду взорвать меня изнутри.
  - Сука! - шептал я всю дорогу. - Чтоб ты сдохла!
  Идущие мне навстречу женщины, шарахались от меня, как черти от ладана. Видать, они чувствовали полыхающую внутри меня ярость. Трудно передать словами, как мне было больно и обидно. Так меня никто и никогда не унижал. А ведь я хотел всё сделать как можно лучше, чтобы ей не было больно... Какой же я дурак! Нужно было написать заявление на увольнение и обойтись без всяких идиотских записок.
  Чтобы хоть как-то развеяться, я зашёл в кафе 'Бриз' и выпил двести грамм водки. Спокойная музыка, холодная водка и салат 'Зимний' сделали своё дело: мне стало гораздо легче.
  Когда я подходил к своему дому, меня ожидал ещё один неприятный сюрприз: напротив моего подъезда стоял чёрный 'Мерседес'. Проходя мимо него, я увидел свою Машу на переднем пассажирском сидении. На месте водителя сидел парень в чёрной кожаной куртке и что-то говорил Маше. Я знаю этого парня. Он живёт двумя этажами выше. Ни с кем не общается, со мной никогда не здоровается. Всем своим видом он старается показать, что он - король, а все остальные - так, мелюзга, чернь. Но что общего может быть у него и моей Маши? Я присмотрелся и увидел, что его рука покоилась на колене Маши, потом поползла вверх и зарылась под юбку.
  - С-с-сука, - вырвалось у меня.
   Маша улыбалась, кивала головой, а потом они стали целоваться в засос!
  Меня сначала в жар бросило, а потом стал бить озноб. Сжав кулаки, я хотел открыть дверь машины, избить сначала её, потом - его, но, увидев тётю Полину, - вечно хромающий источник сплетен - которая курила на балконе, я решил пока не привлекать её внимание, а просто зайти в подъезд, сделать вид, что ничего не заметил. Как-никак, меня тётя Полина хорошо знает, а Машка ко мне переехала недавно. Придёт домой, я ей устрою...
  Я даже понял, почему они это делали так нагло, не конспирируясь. Маша думала, что я уже дома, а окна моей квартиры выходят на другую сторону. Вот ведь сука, а!
  Вваливаясь в подъезд, я увидел под лестницей белого плюшевого медведя. Он сидел у батареи отопления и смотрел на меня своими чёрными пластмассовыми глазками. Такой же медведь был у меня в детстве. Я называл его Мишуткой. Его мне подарил дедушка на день рождения. С плюшевым медведем я играл, боролся, общался. Иногда мне казалось, что он живой и меня понимает. Если повернуть Мишутку на бок или начать качать его, из его большого белого живота раздавался звук 'Э-э-э-э!'. Иногда утробный голос Мишутки я слышал из коробки с игрушками, которую я называл Мишуткиным домиком. Хотя у меня были друзья и подружки, но никто из них не мог сравниться с плюшевым медведем. Его я считал своим единственным и лучшим другом, ему я рассказывал все свои секреты. Даже спать с ним иногда ложился. Разумеется, когда мама спросила:
  - Рома, хочешь братика или сестричку?
  Я ответил:
  - Нет, у меня есть Мишутка.
  Время шло, я взрослел. На смену Мишутке пришли более взрослые игрушки, но игрушечный белый медведь неизменно сидел на комоде, глядя на меня своими чёрными глазками, будто говоря:
  - Давай поиграем, Ромка!
  Конечно, играть с плюшевым медведем мне уже не хотелось, но я не упускал возможности потрепать его по уху и сказать ему что-нибудь доброе, как старому другу.
  - Сидишь... А я уже в школу пошёл в первый класс.
  Ещё через какое-то время я мс улыбкой говорил Мишутке:
  - Сегодня я на свидание с Алёнкой иду, а ты всё пылью покрываешься.
  Не знаю почему, но я был уверен, что медведь меня слышит. Он живой! Моя младшая сестра Вера никогда с ним не играла, и я был уверен, что она боится его, потому, что знает то же, что и я - он живой.
  Мишутка перестал быть живым, когда наш доберман Ричи оторвал мишке лапы и голову, надругался над его плюшевым телом и разбросал по квартире опилки. Именно тогда, когда я нёс на помойку то, что осталось от друга детства, я понял, что никакой он не живой. Искусственный мех, опилки и ни грамма жизни. Всё это я придумал, нафантазировал.
  Но, когда я посмотрел на сидящего на грязном полу подъезда плющевого медведя, во мне снова что-то проснулось. Это 'что-то' было родом из давно забытого детства. Я снова ощутил себя маленьким мальчиком, разбившим в кровь коленки. Подняв с пола медведя, я смотрел в его глаза, а потом ... прижал к себе, как в детстве. Медведь был тяжелее, чем обычная мягкая игрушка. У меня создалось впечатление, что под грязно-белым мехом что-то есть. Что-то упругое и тёплое, но не опилки.
  - Мишутка, ты даже не представляешь, как мне плохо...
  На глаза мои стали наворачиваться слёзы. Боже мой, я забыл, когда плакал в последний раз. Медведь глухо проворчал и... обнял меня за плечи. Выкатившиеся из глаз скупые слезинки сразу высохли. Я отстранил от себя плюшевого мишку, внимательно посмотрел на него. Это была обычная игрушка, как две капли воды похожая на моего Мишутку, но что-то в этом медведе мне показалось странным. И даже не то, что он весил больше самой большой мягкой игрушки моей племянницы. Что-то было в его глазах. Это были не пластмассовые пуговки, а вполне живые глаза, смотрящие на меня в упор, поблескивающие злыми огоньками в полумраке подъезда. От медведя почему-то пахло сырым мясом. Мордочка и грудка мишки были покрыты пятнами крови. Эта кровь осталась и на моём пальто.
  - Блин... - Я посадил медведя туда, где он сидел. Только сейчас я заметил на полу крысиный хвост и лапку. Маленькую крысиную лапку. Должно быть, кто-то поставил под лестницей крысоловку. Но почему так трудно убрать остатки 'улова'? И нашлись ведь 'добрые люди', которые крысиной кровью медведя выпачкали. - Ха-ха-ха! Как смешно! А мне сейчас пальто стирать... Свиньи!
  Никто не откликнулся из полумрака подъезда, но я был уверен, что обмазать медведя кровью мог только один человек - Денис, сын Петьки с третьего этажа. Этот сорванец может всё. От пацана, способного нагадить по-крупному под дверь и нажать на кнопку звонка, от того, кто может обмазать дверные ручки собачьими экскрементами, можно ожидать любой пакости. Я ещё удивился, как он не выкрутил все лампочки в подъезде? Наверное, после того, как его поймали и пообещали вкрутить лампочку в задний проход, у него пропал интерес к электричеству. Зато его дружки разрисовали все стены маркерами, на дверях некоторых соседей оскорбительные надписи написали. Сволочи!
  Войдя в квартиру, я отнёс пальто в ванную и уселся на пуфик в прихожей. Ждать долго не пришлось. Через минуту Маша открыла дверь своим ключом. Когда она увидела меня, на её щеках заиграл румянец, глаза забегали.
  - Что ты тут сидишь? - спросила она меня.
  - Тебя жду... - ответил я, глядя ей в глаза.
  - Ну, вот я и... пришла! - Маша попыталась улыбнуться, но получилась мученическая гримаса.
  - А теперь собирай своё шмотьё и вали туда, откуда пришла, - с трудом сдерживаясь, сказал я, скрестив руки на груди. Мои ладони сжимались, меня слегка потрясывало. Хотелось встать и ударить её. Но я знал, что завтра буду жалеть об этом. Я ведь человек незлой. Мне будет стыдно, что не смог держать себя в руках, дал волю эмоциям. Лучше всё сделать спокойно, чтобы потом не было угрызений совести. - Я всё видел. Уходи! Финита ля комедия.
  - Что-о-о? - Её брови поползли вверх, лицо вытянулось. - Да как ты... Да он меня просто подвёз. Я не виновата, что у тебя не машины. Замдиректора сделал доброе...
  - Пошевеливайся! Мне ещё пальто стирать.
  - Ну, Кадочников! Ну, ты и козёл...
  - А ты - шлюха, - тихо сказал я и прошёл на кухню. Там я пил чай, ел тосты и слышал, как она ходит по квартире, открывает и закрывает шкафы, плачет. Ошибаетесь, если думаете, что на моём лице играла победная улыбка. Нет. Я сам готов был расплакаться, но держался. Я ведь мужчина. Подумать только, а я ведь хотел на ней жениться! Когда она переехала ко мне от своих родителей, я был на седьмом небе от счастья. Жаль, что счастье длилось так недолго.
  - Ключи я оставлю себе. Мы... я ещё за кое-какими вещами приеду.
  - Валяй, - ответил я. - Только моё ничего не трогай.
  - Да пошёл ты...
  Хлопнула входная дверь. Одна моя рука потянулась к бутылке коньяка, вторая - к телефону. Мне нужно было увидеться с Витькой и отметить свою свободу. Ещё мне было жизненно необходимо кому-то поплакаться в жилетку. Витёк идеально подходил для роли психоаналитика, собутыльник из него тоже отличный.
  
  Весь следующий день моя голова раскалывалась от боли. Утром я хотел побриться, но не смог этого сделать, так как руки не поднимались. И потом, я подумал, что раз работаю последние дни, пусть Регина терпит мешки под глазами, распухшее лицо и щетину. Убивать запах перегара у меня тоже не было желания.
  Зато на душе было хорошо. Накануне Витька охотно выслушал мой рассказ про Регину и про Машку, почесал подбородок и сказал:
  - А пошли ты всё... Не грузись! Будет у тебя и нормальная женщина, и хорошая работа. У тебя всё будет хорошо. Впереди тебя ожидают перемены... Только не пугайся их. Они к лучшему.
  Сомневаться в словах Виктора у меня не было. Он всегда был прав. И дело было не в его аналитическом складе ума. Его прабабка была ведьмой. Витя верит в то, что часть её экстрасенсорных способностей передалась ему. Поэтому у него обостренное чутьё ,и он может видеть будущее. Не всегда, но может. Я, конечно, не верю ему на все сто процентов, но все его пьяные предсказания - предсказывать он может только в состоянии подпития - сбывались. Как он говорил, так и происходило. Сначала меня это удивляло, иногда пугало, а потом я привык к этому. Смущали только его слова про перемены. Я понимаю, раз мы разбежимся с Машей, без перемен не обойтись. Многое поменяется. Не нужно будет тратить свои деньги на обновление её гардероба и косметику, слушать рассказы про её тупых подружках, которые спят с богатыми 'папиками'. Незачем больше мириться с её глупостью, отвечать на телефонные звонки её подружек. Пусть катится на все четыре стороны! Работу я тоже сменю с огромнейшим удовольствием. Пойду работать куда угодно и кем угодно, лишь бы подальше от этой старой еврейки, страдающей буйством матки.
  Непонятно только, чего мне бояться в переменах? Как бы всё не повернулось, я буду только рад что-то поменять. Всё, что произойдет дальше, меня уже не испугает.
  Так думал я, когда писал заявление об увольнении. Глянув на Регину, я улыбнулся. Она отвернулась. Похоже, она и вправду запала на меня. Клюшка старая!
   Весь день я работал на 'автомате', ловя на себе косые взгляды Регины, Наташи и Юли. Когда в магазин заходили покупатели, я думал о том, что неплохо бы от них скорее избавиться, присесть на диван в дальнем углу магазина и поспать. Глаза просто слипались, делая меня похожим на страшного китайца. Но клиенты донимали меня весь день, а поспать мне так и не удалось.
  Вечером, входя в подъезд, я услышал шум и увидел, как Денис посадил Умку на батарею и лупил его кулаками, как боксерскую грушу. Умка при этом издавал звуки, похожие на стоны. Когда медведь упал на пол, Дениска стал пинать его ногами. Мне стало жалко мишку. Он лежал на боку и смотрел на меня печальными глазами, будто прося о помощи.
  - Что ты делаешь, придурок? - Я схватил сорванца за ухо и оттащил от медведя.
  - Пустите меня, дядя Рома! - взвыл Дениска. - Вам что, жалко? Он ведь не ваш... Он ничейный!
  - Причём тут это? - Я посмотрел Денису в глаза. - Как ты думаешь, зачем его тут посадили?
  - Не знаю...
  - А затем, чтобы он хоть как-то скрашивал всю эту срань, убогость. Он украшает подъезд, а такие, как ты...
  - Простите, я так больше не буду!
  - Да кто тебе поверит?
   - Все равно это не ваш медведь! - Денис вскинул голову и посмотрел мне в глаза. - Он ничей. Я могу с ним делать...
  - Нет! - отрезал я. - Мой. И я хочу, чтобы он сидел здесь, и чтобы никто его не трогал!
  Сам не зная, зачем, я поднял медведя, отметив, что он стал ещё тяжелее, как ребенка прижал к себе и стал подниматься по ступенькам. Обернувшись, я поймал на себе удивленный взгляд Дениски.
  - Извините...
  - Ни за что!
  
  Придя домой, я сделал с медведем то же самое, что вчера сделала с пальто. Я смочил губку пятновыводителем и тёр его, пока не убрались все пятна с мордочки, с живота и с груди. Лапы у него тоже были грязные, но их я стёр обычным мылом. Потом я посадил Мишутку - а по-другому про себя я и не мог его называть - под батарею, чтобы он высох. Глянув на него, я на мгновение увидел улыбку на плюшевой мордочке.
  - Да ну... - Я потряс головой и протер глаза. Передо мной сидела обычная игрушка. Никакой улыбки. - Покажется же ерунда всякая...
   В тот вечер ко мне опять зашёл Витька. Мы снимали стресс коньяком, пока его жена Марина всё не испортила. Она раза три позвонила мне на домашний телефон и пять раз звонила Витьке на мобильный. Когда коньяк закончился, и мы решили сходить в магазин за добавкой, раздался звонок в дверь. На пороге стояла Марина. Её глаза метали молнии злости.
  - Быстро домой! - с истеричными нотками в голосе сказала она Витьке.
  - Уже иду, - плечи его поникли, он тяжело вздохнул. - Если есть праздник, его обязательно кто-нибудь испортит...
  - Быстрее! - Мариша сложила руки на груди, сдвинула брови, что не предвещало ничего хорошего.
  - Уже иду! - Витёк с трудом справился со шнурками на ботинках, потом повернулся ко мне. - А от медведя ты избавься.
  - Почему? - не понял я.
  - Есть в нём что-то... Я не знаю, что, но он опасен. На нём кровь!
  - Да смыл я с него кровь, - ответил я, не удивившись словам друга. - Отнесу в подъезд, когда обсохнет!
  Захлопнув дверь за Витей, я вдруг почувствовал себя не так хорошо, как пять минут назад. Голова моя кружилась, ноги подкашивались. Пока я шёл до дивана, мне казалось, что стены и мебель толкают меня, стулья сами кидаются мне под ноги, а пол притягивает к себе, как магнит. Не справившись с внезапно увеличившейся гравитацией, я рухнул на пол, так и не дойдя до дивана.
  'Ну и развезло меня!' - пронеслось в моей голове. Потом глаза сами по себе закрылись, и я отключился.
  Среди ночи я открыл глаза. В комнате горел свет. Я посмотрел на настенные часы. Было полвторого. Надо мной кто-то склонился, заслонив меня от яркого света, который резал глаза и вызывал резкую боль в голове.
  - Витёк! Ты же ушёл...
  - Я не Витёк, - послышался нечеловеческий голос. Этот голос был похож на утробное рычание.
  - Что? - я приподнялся на локтях. Первое, о чём я подумал - в квартире воры. Нужно спасать своё добро и... спасаться самому. - Да как ты...
  Меня повело в сторону, руки подогнулись, моя тяжелая голова упала на ковёр.
  - Я тот, кого ты называешь Мишуткой...
  - Что!? - Я опять приподнялся. Прямо перед своим лицом я увидел толстые кривые лапы. Взгляд мой поднимался выше, и я увидел большой плюшевый живот, голову с торчащими в разные стороны ушками. - Не может быть... Это сон!
  - Думай, как хочешь! - сказал Мишутка. Его рот оказался неестественно большим и полным острых треугольных, как у акулы, зубов. Розовая полость рта и никаких опилок. Это даже был не рот, а пасть, делающая голову медведя похожей на большой арбуз, из которого вырезали большой кусок. Я разглядел красноватый язык в разрезе арбуза. Глядя на красный пластмассовый язычок, болтающийся под приплюснутым носом, я захотел оторвать его как что-то лишнее. Но медведю он, похоже, не мешал. - Есть что пожрать?
  - Там, на кухне, - я хотел указать рукой, но она безвольно упала на ковёр. - В холодильнике.
  - Благодарю! - Мишутка вышел из комнаты и затопал на кухню.
  - Что за чертовщина? - Кряхтя и раскачиваясь, я поставил на ножки лежащий на полу стул, опёрся на него и стал подниматься на ноги. Первые шаги я сделал, опираясь на стул, потом пошёл сам, держась за стены. Чувствуя себя инвалидом, я маленькими шашками шёл к кухне, слыша, как открывается холодильник, выдвигаются полки морозильной камеры. Слышались звуки рвущихся пакетов, хруст, чавканье. Когда мне наконец-то удалось дойти до кухни, Мишутка выскочил мне навстречу и чуть не сшиб с ног.
  - Спасибо! Провожать не надо. Ложись спать... друг! Тебе завтра на работу.
  Не зная, что на это ответить, я смотрел на то, как плюшевый медведь с раздувшимся, как у беременной женщины, животом подходит к входной двери, в прыжке открывает замок, потом опускает дверную ручку вниз и выскальзывает в темноту подъезда.
  С трудом дойдя до двери, я закрыл её на замок, долго стоял, припав к глазку. Поняв, что ничего не вижу, кроме черноты и рискую уснуть стоя, я направился в гостиную и упал на диван. Я заснул мгновенно, как только голова соприкоснулась с мягким покрывалом. Сны мне не снились.
  
  Утром я проснулся от противного дребезжания будильника в мобильном телефоне. Не знаю почему, но раньше мелодия будильника мне нравилась, а сейчас стала раздражать.
  'Нужно сменить мелодию!', - подумал я.
   Голова не болела, во рту не было неприятного привкуса 'кошачьих экскрементов'. Умывшись, я вдруг вспомнил свой сон.
  - Слишком правдоподобный для сна, - пробормотал я, направляясь в гостиную.
  Я был на все сто процентов уверен, что плюшевый медведь сидит там же, где я пего оставил, но его там не было. Волосы на моей макушке зашевелились, на лбу выступила испарина. Проглотив комок слюны, я побежал на кухню. Там меня ждал ещё один 'сюрприз' - пустой холодильник, картонная коробка из-под молока, плавающая в белой луже на полу, обгрызенные пельмени - островки посередине молочной лужи.
  - Неплохо мы вчера погуляли! - сам с собой говорил я. - Будет, что вспомнить...
  На верхней полке холодильника я нашёл обкусанный кусок масла, в хлебнице был искромсанный батон. Из всего этого я сделал бутерброд и наспех позавтракал.
  - Ничего себе... Нас, по ходу дела, на хавчик вчера пробило. Это сколько же мы выжрали? Значит, немало, раз за Витькой приходила Маринка.
  
  Пробегая мимо сидящего под лестницей медведя, я кинул на него мимолетный взгляд. Грудь и морда медведя опять были заляпаны кровью, будто я его не чистил, между широко расставленных в стороны лап лежал растерзанный труп кошки с выеденным животом и обсосанной головой. Вместо глаз у кошки были тёмные дыры, будто их кто-то удалил хирургическим путём.
  'Он их высосал! - пришла мне в голову пугающая мысль. - Так это был не сон. Он живой! Я не возвращал его сюда. Он сам ушёл'.
  Словно уловив ход моих мыслей, Мишутка повернул голову в мою сторону, улыбнулся акульей улыбкой и подмигнул.
  Вскрикнув, я пулей выскочил из подъезда. Закуривая, я увидел белый листок на доске объявлений: 'Потерялась кошечка. Белая с чёрными ушками. Кличка - Ванда. Нашедшему просьба обратиться в 167-ю квартиру. Вознаграждение гарантируем.
  - Не будет никакого вознаграждения, - пробормотал я, затягиваясь. - Мишутка позавтракал вашей Вандой.
  
  - Что с тобой случилось? - с улыбкой спросила меня Наташа. - На тебе лица нет. Небось, топил вчера тоску в пиве, да? Не хочется увольняться, да?
  - Не пивом, а коньяком, - ответил я. - А об увольнении я давно мечтал. Надоело работать в этом гадюжнике.
  - Фу! - Наташа надула пухлые губы и отошла от меня, а я поспешил к вошедшему в дверь очкарику.
  Тот явно что-то искал. Но на потенциального покупателя почему-то похож не был.
  - Вам помочь? - спросил я, натянув на лицо маску дружелюбия. - У нас есть мебель, диваны, кровати...
  - А мне нужна Регина... Иосифовна.
  - Абрамовна! - поправил я его. - Я сейчас позову её.
  Позже выяснилось, что этот очкарик пришёл устраиваться к нам на работу. Раньше он работал в 'Комоде ' - магазине наших конкурентов на соседней улице. Из обрывков его разговора с Региной я понял, что уволился он из-за того, что ему постоянно задерживали зарплату.
  - Проходите в торговый зал, - закудахтала Регина. - Я сейчас закрою кабинет и приду. Вы пока осваивайтесь...
  - Аркадий! - тонким голоском пропищал очкарик.
  - Да... Аркадий, - широкое лицо Регины расплылось в улыбке.
  Весь день Регина прыгала перед Аркадием, улыбаясь и кудахча. Рассказывая ему про мебель, она норовила прижаться к нему необъятной грудью, один раз я заметил, как она прикоснулась пухлой ладошкой к его ягодицам. При этом она бросала на меня злобные взгляды. Я же делал вид, что не обращаю на неё внимание. В конце рабочего дня Регина сказала Аркадию, что он ей подходит, и будет получать... в полтора раза больше меня. Эту новость я воспринял стоически, а у Наташи от удивления отвисла челюсть.
  - Я тоже буду получать... столько же? - не выдержав, спросила Наташа.
  - Нет, - ответила Регина. - Аркадий будет старшим продавцом. Ты же обычный продавец. У тебя опыта меньше, чем у него.
  На глаза Наташи навернулись слёзы, и она отвернулась к окну.
  - Теперь ты понимаешь, почему я увольняюсь? - вполголоса спросил я.
  Наташа ничего мне не ответила, скрывшись в подсобке.
  
  Подходя к дому вечером, я увидел Лизу с седьмого этажа. С поводком в руках она носилась по двору и кричала:
  - Петри! Петри!
  Так звали её питбуля. Добрый, умный пёс, хотя и страшный на вид.
   - Как ты упустила его? - спросил я у Лизы.
  - Не знаю, - хлюпнув носом, ответила она. - Мы с Катькой разговаривали, а он пропал...
  - Может, его забрали живодёры? - попытался пошутить я.
  Но Лиза не поняла, что это была шутка. По её красивому личику потекли слёзы, она достала из кармана короткой курточки мобильный телефон и стала кому-то звонить.
  Войдя в подъезд, я услышал рычание, шум. Я думал, что Мишутка напал на Петри, но было всё наоборот: Петри громко лаял на медведя, пытаясь укусить его, но подойти боялся. Шерсть на его загривке стояла дыбом. Мишутка сидел на своём месте и смотрел на пса своими чёрными живыми глазами. Когда плюш на большой голове разошёлся, и рот медведя стал приоткрываться, я схватил Петри за ошейник и выволок его на улицу. Петри оглядывался, рвался назад и громко лаял.
  - Тише ты, дурачок, - говорил ему я. - Это для твоего же блага...
  - Как ты нашёл его? - обрадовано спросила Лиза, подойдя к нам. - А я уже думала, что потеряла тебя... Петри! Красавчик мой!
  Петри лаял, прыгал на Лизу, норовя лизнуть её в лицо.
  - Он был в подъезде, - сказал я. - Играл с медведем.
  - Спасибо, Рома! - Лиза улыбнулась. Слёзы на её лице высохли. - Я даже не знаю, как тебя отблагодарить...
  - С тебя чашка кофе, - я улыбнулся. - И ужин при свечах.
  - Идёт!
  Лизу я знаю давно. Когда-то мы учились с ней в одном классе, потом дружили. Постепенно наша дружба переросла в более глубокие отношения, но перед моим уходом в армию Лиза порвала со мной и вышла замуж за какого-то 'нового русского', которого убили на 'разборках'. Когда я пришёл из армии, Лиза уже была вдовой, унаследовавшей от мужа четырёхкомнатную квартиру, дорогую машину и миллионы долларов.
  Несмотря ни на что, мы с Лизой остались друзьями. Я давно простил её за то, что она ушла от меня к своему 'пузатику'. Если выбирать между большой любовью и большими деньгами, я бы тоже выбрал второе. И глядя на неё, я думал, что неплохо бы вспомнить молодость. К тому же, с Машкой я порвал, а у неё никого не было. Во всяком случае, в гости к ней приходили только подруги.
  Мы сидели в её просторной кухне, пили сладкий ликёр. Потом мы переместились в гостиную, обставленную дорогой мебелью, и стали целоваться, сидя на мягком диване. А потом... Потом проклятый Петри стал лаять и прыгать на дверь. От его лая у меня разболелась голова. Никакие 'фу', 'нельзя', 'заткнись' на него не действовали. Он скрёбся под дверью, требуя, чтобы его выпустили в подъезд. Поняв, что в таких условиях заниматься любовью невозможно, я предложил Лизе спуститься ко мне, в моё уютное двухкомнатное гнёздышко.
  - А как я Петри одного оставлю? - спросила Лиза. - Ему ведь будет скучно...
  'Ну и дура!' - подумал я, а вслух сказал:
  - Всё равно я пойду домой... Приму душ, расстелю свою большую кровать. Ты приходи, когда Петри уснёт, хорошо!
  - Хорошо, - Лиза согласно кивнула головой.
  Но ни в тот, ни в следующий вечер она ко мне не пришла. Зато я видел, как к ней приезжала сиськастая блондинка на чёрном 'Глендвагене'.
  Следующим утром я увидел объявление в новостях по телевизору: 'Разыскивается Денис Давыдов, 11 лет. Рост 110-140 сантиметров худощавого телосложения. Волосы русые... Который ушёл из дома и не вернулся. Всем, кто знает о его местонахождении, просьба позвонить по телефону...'. В конце ролика показали фотографию Дениса с третьего этажа.
  - Что же ты в этот раз учудил, сорванец? - Я стал звонить Пете, но ни сотовый, ни домашний телефоны не отвечали.
  Вечером, возвращаясь с работы, я увидел Петьку вблизи гаражного массива. Сначала я не узнал его. За несколько дней он похудел, ссутулился, под глазами были темные круги. Наверное, этот бедняга ночами глаз не мог сомкнуть.
  - Нашёл Дениса? - спросил я.
  - Нет! - всхлипнув, ответил он, глядя куда-то в сторону. Глаза его были влажными и красными, что делало Петра немного похожим на вампира. - Хочу поискать в гаражах. Может, он здесь? Нужно поискать, а то милиция...
  - Знаю, - ответил я. - Поищем вместе?
  - Давай, - Пётр вздохнул. - Тогда ты прочешешь территорию справа, а я - слева. Если что - звони на сотовый.
  - Хорошо...
  Я на два раза прочесал свою территорию, но не нашёл ничего, кроме ржавого торцевого ключа и молотка.
  'В хозяйстве сгодится', - думал я, разглядывая свои находки. В этот момент раздался звонок мобильного телефона.
  - Я у запасных ворот, - послышался изменившийся до неузнаваемости голос Пети. - Подойди ко мне, кое-что покажу.
  Выйдя из-за гаражей, я увидел Петьку. Он стоял, показывая на ворота. Проследив глазами за его дрожащим пальцем, я увидел тело Петри, нанизанное на отогнутый штырь. Точнее, это был обглоданный собачий скелет. Шерсть осталась только на голове. Ворота и земля под ними были залиты запекшейся кровью.
  - Ох! - вырвалось у меня.
  - Кажется, я знаю, кто это сделал! - Петр со злость пнул висящий на цепи большой амбарный замок. Металлический лязг разлетелся по гаражному массиву. Где-то вдалеке с карканьем взлетела ворона. Голова Петри качнулась, будто в знак согласия. Я увидел предсмертный оскал на его морде, и мне стало страшно. Сразу появилось ощущение, что за нами кто-то следит. Этот 'кто-то' прятался за гаражами.
  - Я знаю, что ты здесь! - надрывно закричал Петр. - Если ты что-то сделал с Денисом, тебе пиз...
  Приоткрылась створка одного из гаражей. Оттуда высунулось испуганное лицо мужчины в вязаной шапочке. Покрутив пальцем у виска, мужчина скрылся в гараже и закрыл ворота изнутри.
  - Я знаю, кто это мог сделать, - повторил Пётр. - Я его вычислил. Он у меня за всё ответит! Падла...
  Я молчал, глядя на него, на текущие по небритым щекам слёзы. Я тоже догадывался, кто съел Петри, нисколько не сомневался, что это мог быть Мишутка. Не исключено, что он и до Дениса добрался. Но кто мне поверит, если я поделюсь своими соображениями? И как на это отреагирует медведь? Я бы не хотел оказаться на месте Петри. Поэтому лучше молчать и делать вид, что я ничего не знаю. Тогда проживу долго и счастливо, если не попаду в меню своего плюшевого друга.
  На подходе к дому я увидел Лизу. Она вышла из кустов за детской площадкой и направилась к нам с Петей.
  - Ну что, Петя, нашёлся Денис?
  - А... - Пётр безнадежно махнул рукой и вошёл в подъезд.
  - Нет, - ответил я за него.
  - А Петри моего вы нигде не видели? - Лиза с надеждой посмотрела на меня. Я хотел ей соврать, но так устал за день, что не смог.
  - Покупай себе новую собаку!
  - Что?
  - Умер твой Петри. Мы нашли его в гаражах. Тебе лучше туда не ходить...
  Лиза, словно не расслышав моих последних слов, побежала к гаражам.
  Мишутка сидел на своём месте. Он немного увеличился в размерах, Его живот был похож на тугой барабан. Казалось, что ещё чуть-чуть, и он лопнет.
  - Ты и Дениса съел? - спросил я, проходя мимо него. Мишутка ничего не ответил. Он даже не шелохнулся, хотя его глаза смотрели на меня, и я знал, что он слышит каждое моё слово. - Не притворяйся игрушкой. Уж я-то...
  С шумом открылись двери лифта. Из лифта вышел тот самый сосед сверху, с которым я застукал Машу. Бросив на меня быстрый взгляд, он улыбнулся уголками рта и выскочил на улицу, как всегда, не поздоровавшись со мной. Провожая его взглядом, я понял, что абсолютно не сержусь на него, хотя в тот вечер мог бы задушить голыми руками. Кто для меня Маша? Так, подруга. Таких у меня было много и будет ещё больше. Да, досадно, что она ушла от меня, но без неё я не тоскую. Только сейчас я понял, что не любил её, а жил с ней по привычке. Пусть Маша теперь ему портит нервы. Несмотря на увольнение с работы и появление в моей жизни нового друга, этого плюшевого убийцы, мне было хорошо. Боялся ли я Мишутку? Нет! Раз он не съел меня, то уже не съест. Хочется в это верить.
  
  В пятницу вечером я решил не идти домой, а зайти в гости к Витьке. Благо Марина была не против. Мы выпили немного водки, потом я рассказал Вите про плюшевого медведя. Если бы он мне не поверил, я бы превратил это в шутку, но реакция Виктора меня удивила:
  - А я же тебе говорил, что на нём кровь?
  - Да, но я...
  - ... Не поверил, знаю. Но теперь-то ты мне веришь? Эта игрушка... В ней сидит злой дух. Ты крещёный?
  - Нет, - я замотал из стороны в сторону головой. - А что?
  - Был бы ты крещеный, я бы со стопроцентной уверенностью сказал, что он не причинит тебе зла. А так...
  - Но он разговаривал со мной... И мог бы убить, если бы захотел. Я видел его зубы. При желании он может откусить голову!
  Виктор почесал щетину на подбородке, провёл рукой по коротким волосам, вздохнул.
  - Ой, не знаю... Единственное, что могу сказать: видел я недавно один сон про тебя. Сначала думал, что это просто кошмар, потому, что не может быть такого в жизни. В моем сне ты был чем-то испуган. За твоей спиной стояло нечто большое и серое... Так это был вещий сон!
  - Может, белое? Он белый.
  - Какая разница, Рома? Ты был испуган до усёру, но жив... Значит, с тобой всё будет хорошо. Только я бы на твоём месте покрестился. Эта тварь не от Бога. Верующего она не должна тронуть. Прими христианство... А если мишка твой будет охреневать - зови священника. У меня есть один знакомый...
  - Ладно, учту! - нехотя ответил я. Если честно, мне не хотелось прогонять из подъезда Мишутку. Во-первых, он напоминал мне моего плюшевого друга детства, во-вторых, мне он ничего плохого не сделал, и в-третьих, это же так необычно. Кто ещё может похвастать, что плюшевый медведь говорил с ним и опустошил его холодильник? Да никто. Да, он убил Петри, не исключено, что съел сына Петьки, но ведь нужно ему что-то есть, раз он живой? - А за совет спасибо! Ладно, давай ещё по одной, а то как-то... дискомфортно на душе и в голове кавардак...
  - Давай! - Виктор кивнул головой и наполнил рюмки.
  
  Было уже темно, когда я, пошатываясь, зашёл в родной двор. Было подозрительно тихо. Даже молодёжь не шумела, хотя обычно они собираются толпами у подъездов или на стоянке. Машин у подъездов тоже не было, только напротив нашего подъезда стоял чёрный 'Мерседес'. Проходя мимо него, я увидел того самого парня на водительском сидении и светлую голову Маши, ныряющую под приборную панель и выныривающую из-под неё. Голова парня была откинута назад. Даже через стекло я увидел, что его глаза прикрыты.
  - Твари бесстыжие, - пробормотал я, проходя мимо. - Нашли, где прелюбодействовать. Квартиры у него нет...
  И тут я заметил тёмный силуэт на заднем сидении. Присмотревшись, я узнал Мишутку. Протянув лапы, он схватил нового Машиного друга за голову, резко дёрнул её. Послышался приглушенный крик Маши. Парень обмяк, уткнувшись головой в руль. Мишутка перегнулся через сидение и схватил Машу за волосы.
  - Нет! - крикнул я, подскочив к машине. - Не трогай её!
  Я попытался открыть дверцу автомобиля, но все двери были заблокированы изнутри. Я дергал за ручки, стучал по стеклам, глядя, как огромные челюсти медведя смыкаются на шее Маши. Брызнула кровь, заляпав стекло с моей стороны, машина заходила ходуном. Через несколько секунд все стёкла были красными от крови и мне не было видно, что происходит внутри. Крик Маши резко оборвался.
  - Твою мать! - Я хлопнул ладонью по стеклу, понимая, что ничем им уже помочь не могу, а вот себе - запросто. В свете фонарных столбов на стеклах были отчетливо видны отпечатки моих рук. Стерев их носовым платком, я побежал к подъезду. Я боялся, что Мишутка может напасть на меня. Вдруг он не насытился или звереет от вида крови? Лучше отсидеться дома. Не зря же говорят, что утро вечера мудренее.
  Утром я проснулся от звонка в дверь. Посмотрев в дверной глазок, я никого не увидел, решил, что балуются дети, но внутреннее чутьё подсказало мне, что нужно открыть дверь, что я и сделал. На коврике под дверью лежала окровавленная связка ключей. Эта были те самые ключи, которыми открывала дверь Маша, когда мы жили вместе. Вспомнив про неё и про увиденный мной реальный ночной кошмар, я решил спуститься вниз 'типа покурить' и посмотреть, что к чему. Мишутки под лестницей не было, из-за двери слышались голоса. Открыв дверь и выйдя на крыльцо, я увидел толпу старушек, окружившую двух крепких парней в милицейской форме. 'Мерседес' всё так же стоял напротив подъезда, задняя пассажирская дверь была открыта. Только сейчас я заметил наполовину съеденное, окровавленное человеческое тело. По длинным светлым волосам и по разодранному кроваво-зеленому плащу я понял, что это была Маша. Она была похожа на жертву нападения акул. Огромные кровавые укусы были на её шее и на спине. Отчетливо просматривались белые кости, торчащие из красного мяса. От машины до тела тянулась тёмно-красная полоса. Скорее всего, Мишутка по каким-то причинам не успел Машу съесть сразу, и она каким-то образом выбралась из машины и пыталась спастись в подъезде. Но она умерла раньше, чем доползла до подъезда.
  - Вы не слышали ночью шум? - спрашивал у старушек милиционер.
  - Ой, нет... - громким визгливым голосом говорила толстая бабка. - Я ж глухая на одно ухо...
  - Нет... было тихо, - вторили остальные. - Никто не кричал...
  - А вы не знаете, в какой квартире жила эта... женщина?
  - Ой, нет, - заголосили хором бабки. - Своих-то мы знаем. Наверное, она в гости к кому-то пришла...
  Затушив сигарету и проходя мимо толпы, я бросил как бы случайно:
  - Да к парню она приходила с шестого этажа. И машина это его...
  - Точно! - подхватила визгливая бабка. - Это машина Толика. И девка в таком плаще от него пару раз выходила. Сейчас трудно понять, кто это, но я думаю, что это та... Она самая...
  Проходя мимо машины, я заглянул через приоткрытую дверцу в салон автомобиля. Там всё было в крови, на кожаных сиденьях валялись обрывки одежды и куски мяса. Но больше всего меня поразил небольшой шарик, лежащий в луже крови прямо под дверью автомобиля. Присмотревшись, я понял, что это был глаз с круглым зеленым зрачком, испещренный кроваво-красными прожилками. Я вспомнил, что у Толика были зеленые глаза. А сейчас его глаз в упор смотрел на меня из кровавой лужи...
  Мне вдруг стало дурно. К горлу подкатила тошнота. Я побежал, не в силах больше оставаться там. Мне хотелось убежать куда угодно, лишь бы больше не видеть всего этого.
  Пришёл в себя я только на Витькиной кухне.
  - Значит, будем тебя выводить из стресса! - уверенным голосом сказал Витёк, наливая мне стакан водки. - Это ещё фигня. Ты не видел, что чехи с нашими солдатами в девяносто пятом делали...
  
  Пришёл домой я только в воскресенье днём. В голове стоял плотный туман, из которого выныривали редкие воспоминания: мы пьём водку с Витей, Марина кричит на моего друга, потом мы едем на вокзал, садимся в электричку, доезжаем до Витькиной дачи, пьём, шутим, приезжают на дорогих иномарках Витькины друзья и подруги. Опять пьём, паримся в бане. Потом случился провал в памяти. Я не мог вспомнить ничего, кроме серого салона джипа и Витькиного сослуживца Саню, который всю дорогу до города рассказывал мне армейские анекдоты и сам же над ними смеялся.
  Подходя к дому, я не увидел ни 'Мерседеса', ни толпы старушек, ни милиционеров, что меня порадовало. Сильно подросший и потолстевший Мишутка сидел на своём месте, свесив голову. Со стороны казалось, что он спит, но я-то знал, что медведь не спит. Судя по двигающимся ушам, сейчас он прислушивался к звукам подъезда. Не исключено, что он продумывал план дальнейших действий, прикидывал, кого бы съесть.
  'Главное, чтобы не меня!', - подумал я, проскочив мимо него.
  Как только я вошёл в квартиру, мне в нос ударил запах затхлости, перегара и нестиранных носков. Окинув взглядом свои хоромы, в которых всё выглядело так, будто здесь погуляли студенты, причем, не самые лучшие, я пришёл к выводу, что неплохо бы прибраться и начал делать уборку. Чтобы не было скучно, я включил радио. После нескольких попсовых песен начался выпуск новостей. Сначала ведущая новостей говорила о визите президента России в Екатеринбург, потом рассказала про новый спектакль в театре драмы. А потом она сказала то, что я никак не ожидал услышать. Я даже прибавил звук:
  - ... Недавно в подвале дома двадцать один на улице Мира был найден труп пропавшего мальчика, Дениса Дёмина. А двумя днями позже, во дворе того же дома нашли два истерзанных тела... По сообщениям пресс-центра ГУВД, в Кировском районе орудует маньяк-людоед. Он убивает своих жертв и ест их. В последнее время пропажи людей на территории Кировского района стали отнюдь не редкими. Сначала пропадали домашние животные, а сейчас - люди. Ведётся следствие. Всех, кто что-то знает о маньяке, просьба позвонить по телефону ... за вознаграждение.
  - Да ты становишься знаменитым! - сказал я, приглушив звук радиоприёмника. Не знаю почему, но я был уверен, что Мишутка меня слышит. - О тебе уже по радио говорят.
  Тут же где-то в моей голове эхом отозвался голос медведя:
  - Я не виноват, что мне жрать всегда хочется!
  Почти сразу же заиграла песня Доктора Албана 'Воrn in Africa'.
  
  Через два часа, спускаясь по лестнице с двумя увесистыми мешками мусора в руках, я не увидел Мишутку, что показалось мне странным.
  'Куда он мог уйти с таким брюхом? - удивился я. - Ему сейчас нужно неделю сидеть под лестницей и пищу переваривать!'
  Подумать только, я уже начинаю думать, как натуралист. Этакий мишутковед. Мне кажется, что я уже знаю о нём почти всё, или почти всё. Поэтому ничему не удивляюсь. Но далее произошло то, к чему я был не готов.
  Подходя к мусорке, я увидел две глубокие борозды на земле, будто тащили что-то большое и тяжелое. Обойдя бетонный заборчик, огораживающий мусорные баки, я увидел Петьку и... Мишутку. Петя прислонил большого плюшевого медведя к мусорному баку, потом ухватил его за лапы, чуть ниже отвисшего живота и, кряхтя, закинул в набитый мусором бак. Медведь лежал поверх мусора, разбросав в стороны лапы. Его голова была повернута на бок. На меня смотрели пластмассовые глаза, из маленького рта торчал красный пластмассовый язычок, словно медведь дразнился. В тот момент он был простой плюшевой игрушкой. Правда, чертовски большой.
  - Ну и тяжесть, - пробормотал Пётр, вытирая лоб.
  - Помоги мне, друг! - отчетливо прозвучал в моей голове голос Мишутки. - Чёртово солнце...
  Мне вдруг стало жалко его, несмотря на то, что он был убийца. Но я считал его своим другом. К тому же, он помог мне отомстить Маше. Да, месть была страшной, но... он помог мне! Ни у кого нет таких друзей, а у меня есть. Нет, надо его спаси.
  - Чем он тебе помешал в подъезде? - спросил я, закинув мешки с мусором в другой бак и изобразив на лице удивление. - Он ведь украшал подъезд...
  - Кончай строить из себя дурака! - Петька посмотрел на меня, в его красных припухших глазах сверкнули молнии злости. - Ты прекрасно знаешь, что он - не игрушка. Это он сожрал собаку Лизы, моего Дениску и всех других, кого разыскивает милиция...
  Когда Петя произнес имя сына, на его ресницах повисли капли слёз. Он резко отвернулся от меня. Скорее всего, Пётр не хотел, чтобы я видел, как он плачет.
  - Да брось ты... - я хотел положить ему руку на плечо, чтобы успокоить, но Пётр отшатнулся.
  -... А ты думал, что никто ничего не знает? - Петя шмыгнул носом. - Да все в курсе. Все видели, как он ходит ночью по подъезду, подслушивает и принюхивается, стоя под дверями. Как ты думаешь, почему после девяти вечера никто не выходит на улицу, а? Где эти тинэйджеры, на которых всегда Петрович орал с балкона и грозился перестрелять, как собак?
  - Может, это он? - я все ещё пытался изображать наивного дурочка. - Подстрелил кого-нибудь...
  - Нет! Весь двор видел, как он слопал двух малолетних наркоманов и обглодал пьяницу, заснувшего на скамейке. Ты не видел это?
  - Нет, - я покачал головой. - Мои окна выходят на другую сторону...
  - И ты не слышал, как они орали? Как визжал тот пьянчуга, когда проснулся и увидел, что у него нет ног, а над ним склонился твой дружок...
  - Да никакой он мне не дружок!
  - Ну да! - Голос Петьки дрожал, глаза бегали. - Он отнял у меня самое дорогое - моего Дениску. Мы вчера его похоронили. Даша больше не сможет иметь детей...
  По лицу Пети ручьями потекли слёзы, и он отвернулся. Решив воспользоваться ситуацией, я подскочил к баку и стал стаскивать его с бака. В этот момент ко мне подскочил Петька и ударил кулаком в челюсть. От удара меня отбросило назад, и я упал спиной на грязный асфальт.
  - Ты что?! - закричал я, поднимаясь на ноги. - С ума сошёл? Да как ты смеешь? Это мой медведь! Мой! Никакой он не живой. Я унесу его домой, и никто его не увидит... Дай мне его унести!
  Я опять метнулся к мусорному баку, ухватился за лапы Мишутки и стал тянуть его на себя. В этот момент я почувствовал острую боль в боку. По коже потекло что-то тёплое.
  - Ты слов не понимаешь? Так я сейчас тебе по-другому объясню...
  Я обернулся и посмотрел на Петра. В его руке был зажат нож. Солнечный свет отражался от лезвия ножа и отбрасывал жёлтые блики на баки. Лицо Пети было спокойным, но в глазах застыли решительность и боль. Это были глаза волка, загнанного охотниками.
  - Да ты - псих! - Я прижал руку к боку, чувствуя, как рубашка под курткой пропитывается кровью и прилипает к телу. - Ты за это ответишь...
  Через секунду я пожалел, что это сказал, но было поздно. Нож со свистом прорезал воздух. Я инстинктивно отшатнулся. Это спасло меня, иначе я бы остался без глаза. Остро заточенное лезвие разрезало кожу над бровью. Липкая кровь стала заливать левый глаз.
  - Отвечу... - шмыгнув носом, пробормотал Пётр, поворачиваясь к Мишутке. - Но сначала я разделаюсь с твоим другом.
  Петькина рука описала в воздухе полукруг, и нож вонзился в живот Мишутке. Я ожидал услышать крик медведя, увидеть кровь, но послышался только треск разрезаемого плюша.
  - Вот тебе! - зло приговаривал Петя, по рукоятку вонзая нож в медведя.
   Я стоял рядом, зажимая рукой рану на голове, и смотрел, как он убивает моего друга. Я с ужасом понимал, что ничем не могу помочь своему Мишутке. От этого мне было стыдно и обидно. В разные стороны летели куски плюша и синтепуха. Превратив Мишутку в бесформенную кучу, Петька остановился. Отдышавшись, он улыбнулся, потом достал из кармана куртки пластиковую бутылочку, наполненную тёмной жидкостью, стал поливать ею останки медведя. В воздухе запахло бензином.
  - Гори-гори ясно, чтобы не погасло! - словно в полусне, произнёс Петя. Достав из кармана зажигалку, он чиркнул колёсиком, потом ещё. Пламени не было. - Что за чертовщина?
  Пётр потряс зажигалку, потёр её руками, потом стал остервенело крутить пальцем колёсико. Но не было даже искр. Руки его дрожали, пол носом висела большая капля.
  Мимо проходил забулдыга в грязном бушлате, попыхивая сигаретой.
  - Ну-ка, поди сюда! - Петя схватил перепуганного, ничего не понимающего мужика за рукав бушлата, выхватил у него изо рта окурок и бросил в бак. Пламя мгновенно охватило то, что осталось от Мишутки и взметнулось на два метра вверх. В моей голове зазвучал надрывный крик.
  - Прощай, Мишутка, - прошептал я, глядя, как языки пламени быстро пожирают то, что осталось от плюшевого мишки.
  Какое-то время мы стояли и смотрели на огонь, протянув к нему руки, чувствуя его тепло ладонями и лицами, слыша потрескивание. Снопы искр кружились в воздухе, как светлячки. Бомжеватый мужичок крякнул и засеменил куда-то по своим делам, а Петя вдруг пристально посмотрел на меня и сказал:
  - Кто-то должен был это остановить и прекратить весь этот ужас. И этим человеком оказался я. То, что произошло, останется тайной нашего дома, нашего двора. Эта история навсегда останется легендой... Страшной сказкой!
  - Почему ...сказкой?
  - Да потому, что никто не поверит! - Пётр вздохнул. - Менты всё списали на маньяка. Говорят, что уже поймали какого-то психа, который во всём признался. Когда я им сказал про медведя, они долго смеялись, представляешь? Ну, ладно. Пошли ко мне. Дашка тебе раны обработает. Она же врач как-никак, хоть и ветеринар...
  
  Даша продезинфицировала мои раны и наложила повязки. Я боялся, что придётся накладывать швы, но к счастью оказалось, что порезы были не глубокими. Так что будем считать, что я отделался лёгким испугом. Но неприятный осадок в душе всё равно остался. Мне было как-то не по себе от того, что на моих глазах разделались с тем, кого я считал другом. Да я и сам пострадал от руки того, с кем жил в одном подъезде не один год, с кем отмечал праздники и иногда делился своими тайнами. Но его тоже понять можно, а как мне дальше жить? Может, продать квартиру и переехать в другой конец города?
  
  После смерти Мишутки у меня началась депрессия. Даже спиртное не выводило меня из этого угнетающе-мрачного состояния. Работать у Регины оставалось считанные дни, а новую работу я так и не нашёл. Даже беседы с Витькой не помогали. Он успокаивал меня, как мог, угощал дорогими спиртными напитками, но легче мне становилось ненадолго. Как только я оказывался дома, на меня опять наваливалась тоска. И я понимал, что должно что-то произойти, что выведет меня из этого состояния. И это произошло в субботу.
  Я сидел в кресле перед телевизором, потягивая пиво, когда в дверь позвонили. Подойдя к двери, я посмотрел в глазок и увидел бледное лицо Петьки.
  - Какого хрена припёрся? - бормотал я, открывая дверь. - Что дома не сидит...
  Я осекся на полуслове. У двери стоял ...Мишутка. На уровне дверного глазка он держал голову Петра. Из рваной раны в том месте, глее должна быть шея, капала кровь.
  - Что встал, как вкопанный? Дай пройти!
  Ошарашенный, я посторонился в сторону и вжался в стенку. Ноги подкосились, и я съехал на пол, глядя то на змейку пятен крови, капающих на пол из головы Пети, то на выросшего и пополневшего Мишутку. Сейчас он был почти с меня ростом и по моим прикидкам весить должен был не меньше ста килограммов.
  Продолжая заливать пол кровью, он прошёл на кухню. С трудом поднявшись на ноги, я проследовал за ним. Мишутка открыл на всю мощь водопроводный кран и припал к нему своим большим ртом, громко булькая, периодически отрываясь от него и произнося: 'А... хорошо, блин!'.
  - Ты... живой! А я-то думал, что Петя тебя...
  - Что? - Медведь оторвался от крана, посмотрел на меня в упор своими живыми чёрными глазами. - Да не родился ещё тот, кому это под силу. Этот уже семнадцатый или восемнадцатый. - Но как... - я проглотил комок в горле. - Как такое возможно?
  А меня нельзя убить, ты понимаешь? Только солнце делает меня слабым и беззащитным, чем этот ... - Мишутка приподнял голову Петра и покачал ею, - ... и воспользовался. А что у тебя с лицом? Испугался?
  - Да, - честно признался я. Только сейчас я понял, что чувствует человек, у которого от страха трясутся поджилки.
  - А ты не боись. Я видел, и слышал, как ты защищал меня. Ты - молодец. Я уважаю тебя. Ты много думал, почему я тебя не съел, да?
  - Ага, - проглотив комок в горле, я кивнул головой, держась рукой за холодильник, чтобы не упасть. Ноги всё ещё были ватными и непослушными.
  - Да потому, что ты - единственный из людей, кто проявил ко мне сострадание. Остальные все норовили меня пнуть, ударить, оторвать нос, язык или уши. Один малолетний придурок пытался даже глаза мне выжечь зажигалкой. И где они все, как ты думаешь?
  - Не знаю!
  - А вот здесь! - Медведь похлопал себя по большому животу. - Я их всех съел! Многие думают, что я - игрушка, но это не так. Я - охотник. Я сижу и жду, когда жертва сама подойдёт ко мне, а потом... С твоим соседом промашка получилась. Когда он схватил меня за лапы и стал вытаскивать из подъезда, я уже открыл рот и хотел вцепиться ему в ляжку, но тут открылась дверь квартиры на первом этаже, оттуда выскочили дети, какая-то бабка. Ну, я уж решил играть роль мягкой игрушки до конца. А когда он вытащил меня на солнце, я понял, что сейчас будет что-то... Ну, дальше ты знаешь. Восстановился я только ночью. Луна помогла, спасибо ей. Там же, на помойке, я подкрепился бездомной собакой, парой голубей и пришёл в подъезд. Видел бы ты лицо этого...
  - Пети, - подсказал я.
  - Да, Пети. Но могу тебя заверить, умер он быстро и не мучился. Правда, обоссался перед смертью. Мясо у него солёное... Так пить после него хочется! А тебе понравилась шутка с головой?
  - Оригинально, - машинально, не задумываясь, ответил я.
  - Я так и думал. Когда я был жив, я тоже любил пошутить. Один раз так пошутил, что до сих пор вспоминать тошно. Представляешь, перед новым годом решил разыграть соседку, старуху сварливую. Звоню ей в дверь. Она открыла, а я как выстрелил в неё из хлопушки! 'С новым годом, Мария Афанасьевна! С новым счастьем!' - кричу я. А она схватилась за сердце и брякнулась на пол. Лежит мёртвая у себя в прихожей, и я стою, как истукан. И не знаю, что делать, а в руке хлопушка...
   - Так ты был человеком? - Я присел на табуретку, другую придвинул к Мишутке, жестом предложил ему сесть. Он неуклюже, по-детски уселся и продолжил:
  - Ну, да! Я прожил долгую и счастливую жизнь. У меня была жена, трое детей, две внучки, три внука ... . Когда я умирал от старости в возрасте восьмидесяти двух лет, все они дежурили у моей кровати. Пятилетняя правнучка Соня даже принесла мне игрушку - белого мишку, которого она поставила на тумбочку, рядом с моей кроватью. Мои потомки говорили:
  - Не умирай, деда Вася, останься.
  А я уже слышал голоса, которые звали меня. Это были голоса моих папы, мамы, братьев и сестёр. Они звали меня, а я уже не мог даже слово сказать, только хрипел. Я даже знал, когда умру. Когда я умирал, мой взгляд упёрся в плюшевого медведя. Я не знаю, что произошло дальше. Я увидел яркую вспышку, подумал, что не хочу умирать, а потом вдруг оказался на тумбочке. Я сидел и смотрел со стороны на своё мёртвое тело. Утром в комнату вошла внучка Оля, закричала, потом вошли все остальные. Они смотрели на меня и плакали, жена во всё горло голосила. Я пытался сказать, что я здесь, я жив, но откуда-то изнутри шёл этот противный звук 'э-э-э-э', похожий на отрыжку. Старший внук Коля легко подхватил меня под мышку и отнёс в детскую комнату. Он посадил меня напротив зеркала. И тут-то я понял, что я моя душа вошла в игрушку. Сначала я был в ужасе от этого открытия, но ночью я попробовал пошевелиться, и у меня получилось! Я подумал, что Бог даровал мне вечную жизнь. Днём я сидел на полу у кучи игрушек, ночью, когда все спят, гулял по квартире. Иногда выходил на улицу.
  - Чтобы погулять?
  - Нет! - Мишутка ухмыльнулся, продемонстрировав острые зубы. - Чтобы пожрать! Голод был такой сильный, что хоть на стену лезь! Начал я с голубей, потом - собаки и кошки. Человечинку я распробовал, когда сожрал пьяницу, заснувшего в подъезде. Так продолжалось долго, пока однажды я не решил сказать своей вдовушке, что я жив. Она умерла от сердечного приступа, а меня отнесли на помойку. Было ли это случайностью? Не думаю. Скорее всего, они догадывались, что это я мешаю им спать по ночам. А так как в советские времена люди были уверены, что ничего сверхъестественного нет, то от меня просто избавились. Это было самым простым способом отделаться от 'страшной игрушки' и от 'проблем со сном'. Вот так я и начал кочевать по подъездам, по городам... Как только мой секрет раскрывают, я ухожу в другое место.
  - Ты и здесь 'засветился'! Будешь уходить?
  - Да, - Мишутка печально вздохнул. - Надо. Только вот не знаю, куда? Может, ты отправишь меня посылкой куда-нибудь?
  - Ты слишком большой. Такую посылку могут не принять.
  - Но я похудею и стану меньше! - Медведь заёрзал на табуретке. - Мне нужно всего месяц не есть и не пить... Ты обмотаешь меня скотчем или свяжешь верёвками...
  - И где ты будешь всё это время находиться? В моей квартире?
  - А ты догадливый! - Мишутка улыбнулся. - В подъезде и на улице сейчас небезопасно.
  - Нет, не пойдёт, - я поскрёб затылок, пытаясь что-нибудь придумать, и тут меня осенило. - А что, если я тебя подарю магазину?
  - Как... магазину? - не понял Мишутка.
  - А вот так! Завтра Регины в магазине не будет, мы с Витькой с утра привезем тебя, посадим на диван где-нибудь в углу, куда не попадает солнце, и ты останешься там. Пищи там много. Там продавчихи толстые. Да и Регина далеко не худышка. Тебе они понравятся! Только делай всё аккуратно, ладно?
  - И ты уверен, что всё получится?
  - Абсолютно! - Я кивнул головой. - Эта старая еврейка обожает халявные подарки. Ты знаешь, сколько такая большая мягкая игрушка может стоить?
  - Не знаю, - Мишутка пожал плечами.
  - Дорого! Тебе только нужно избавиться от головы, потом приходи ко мне, и я почищу твой мех...
  - Не утруждай себя! - Мишутка приоткрыл рот. Из него высунулся длинный красный язык, который скользнул по груди, потом по вздутому животу, убирая пятна крови. - А от головы я избавлюсь... В моём животе всё переваривается. Только потом нужно отдыхать и копить силы.
  - Вот и прекрасно! Сиди под лестницей, а завтра утром...
  - Замётано! - держа голову Петра за волосы, Умка вышел из моей квартиры, прикрыв за собой дверь.
  Тщательно вымыв пол, я стал звонить Витьке.
  
  На следующее утро к крыльцу подъехал микроавтобус 'Мазда'. Вместе с Витькой мы вынесли из подъезда замотанного в простыни, обмякшего на солнце Мишутку и отвезли в магазин 'Диваны от Регины'. К счастью для меня, Регины в магазине не было. Работали только две продавщицы - Вика и Лена, которые были так заняты 'обработкой' покупателей, что на наш приезд не обратили внимание. Усадив Мишутку на угловой диван, я положил на его большой живот красивую открытку, на которой витиеватым почерком написал: 'Дорогая Регина Абрамовна! Увольняясь из Вашего замечательного магазина, я не мог уйти, не отблагодарив Вас за всё то хорошее, что Вы сделали для меня. Примите в подарок от меня эту замечательную игрушку. Пусть она притягивает к себе клиентов и будет памятью обо мне. Всего Вам наилучшего!'.
  Я оказался чертовски прав насчёт клиентов, будто в воду глядел. Тут же к Мишутке подошла девочка, стала дёргать его за лапы. К ней подошла женщина лет сорока.
  - Смотри, Катя, какой мишка большой!
  - Бабушка, я такого же хочу! - капризным голосом закричала Катя.
  Мужчина и две женщины, которым Вика рассказывала про модульные системы, отошли от неё и тоже устремились к Мишутке. Всем было интересно посмотреть, что за чудная игрушка появилась в магазине. А мы с Витькой сели в его 'Мазду' и быстро уехали.
  На следующий день я получил расчет у Регины. Она была со мной мягче, чем обычно, но за подарок так и не поблагодарила.
  Через две недели, проходя мимо магазина Регины, я не увидел большой таблички ''Диваны от Регины'. Витрина и двери магазина были заколочены досками.
   'Значит, мой план мести удался, и я сполна расплатился с Региной за всё хорошее, за все унижения и приставания!' - с чувством удовлетворения подумал я.
  Было ли мне тогда стыдно? Испытывал ли я угрызения совести? Считал ли себя подлецом и пособником убийцы? Конечно, нет! Я сделал то, что сделал бы любой, окажись он на моём месте. Медведя нельзя убить, но от него нужно было избавляться, иначе он бы съел всех моих соседей, а потом и меня. Я избавился от плюшевого людоеда, спас своих соседей и отомстил Регине. Да, мне было жалко тех, кого Мишутка мог съесть в магазине, но другого выхода из той ситуации просто не было. Иногда нужно чем-то пожертвовать, чтобы выиграть битву. Жаль, не помню, кто из великих это сказал.
  
  А время неумолимо бежало вперёд. Я женился, заочно окончил институт, продал квартиру на улице Мира. Мишутка сначала снился мне в кошмарных снах, а потом стал стираться из памяти. Мне уже начинало казаться, что я его выдумал, но...
  Тридцатого декабря, за день до Нового года я повёл Алину, дочь моей жены от первого брака, в ледовый городок. Там было всё чудесно: дома и башенки изо льда, ледяные скульптуры, огромная новогодняя ёлка, сверкающая тысячей огней, детские аттракционы. Алина веселилась до упаду. Её щёки были красными, а глаза блестели от радости.
  - Дядя Рома, пойдём туда, - она схватила меня за руку и потащила к ёлке.
  Там, у самого основания ели, дети плясали под музыку и водили хороводы. В самом центре этой яркой, веселящейся толпы я увидел... Мишутку. Он возвышался над детьми, танцуя под оглушающую музыку, льющуюся из больших колонок, расставленных по периметру ледового городка. Сейчас он был ростом больше двух метров, а его большой, отвисший живот, как большой пузырь колыхался в такт его движениям. Глядя на его пляску, я подумал, что он танцует танец смерти. Заметив меня, Мишутка махнул мне лапой, на долю секунды я увидел его огромные острые зубы. Со стороны он был похож на баскетболиста в идеально сшитом ростовом костюме, но я-то знал, что нет никакого костюма. Есть Мишутка, и он опасен.
  Дети танцевали и хлопали в ладоши. Чуть в сторонке родители фотографировали их и снимали на камеры. Мишутка смотрел на полненькую щекастую девочку, аппетитно жующую сахарную вату. На грудь медведя капали слюни, затвердевая на холоде.
   Алина рванулась было к нему, но я дёрнул её за руку и стал уводить к выходу.
  - Дядя Рома! Мы уже домой? Но здесь же так весело!
  - Скоро здесь будет по-настоящему весело! - ответил я ей, крепко сжав её ладонь. - Уходим отсюда!
  Мы прорывались сквозь толпу. Я тащил за руку Алину, боясь оглянуться, но спиной чувствуя взгляд медведя. Мне казалось, что его глаза могли прожечь дыру между моих внезапно взмокших от пота лопаток. Я ничуть не сомневался в тот момент, что большой плюшевый медведь улыбается своей хищной улыбкой, глядя на наше бегство. А я бежал, спасая не столько себя, сколько приёмную дочь. А что мне ещё оставалось? Да, можно было отобрать у аниматоров микрофон, прокричать об опасности или предупредить дежуривших в ледовом городке милиционеров... Но кто мне бы поверил? А вы бы поверили?
  
   6 апреля 2011г.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) Д.Деев "Я – другой 5"(ЛитРПГ) А.Емельянов "Мир Карика 11. Тайна Кота"(ЛитРПГ) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-2. Легион"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) Л.Малюдка "Монк"(Уся (Wuxia)) Э.Милярець "Сугдея"(Боевое фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) К.Водинов "Хроники Апокалипсиса"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"